/ / Language: Русский / Genre:sf_space,sf_epic, / Series: Звездный Путь: Энтерпрайз

Душа Сурака

Дж. Диллард


Дж. М. Диллард

Душа Сурака

Перевод: Данита.

И спасибо Лейле Маллари, приславшей мне оригинал!

Глава 1

Запись в капитанском журнале.

Нанося на карту ранее неисследованный район космоса, мы обнаружили населённую разумными существами планету, с которой был выслан радиобуй. Сигнал его был сильно искажён нашим универсальным переводчиком. В настоящее время офицер связи энсин Хоши Сато занимается расшифровкой.

Сидя в командном кресле на мостике "Энтерпрайза", капитан Джонатан Арчер разглядывал на главном экране крупную, крупнее Земли планету класса Миншара, лениво вращающуюся вокруг своей оси, с зелёными участками суши на голубом фоне океана – скорее большими островами, нежели континентами.

Арчер был рад полученному сигналу и полагал, что команда радуется ничуть не меньше; нанесение на карту бесконечного множества безжизненных планет утомило всех своей монотонностью, и перспектива встречи с неизвестной ранее цивилизацией обещала приятное разнообразие. Капитан надеялся, что сигнал с обнаруженной планеты, которую они обозначили на карте Каппа Кси 2, является приветствием.

Если уж начистоту, ему просто хотелось отвлечься. Сегодня была та самая дата, которую Арчер каждый год неотвратимо вспоминал, отмечал про себя, а затем весь остаток дня старался забыть, чтобы горечь не мешала ему работать.

В это утро он, едва проснувшись – прежде даже, чем покормить своего с упрёком глядящего на него бигля, Портоса, – прошлёпал босиком к маленькому шкафчику, снял с верхней полки фотографию и целую минуту смотрел на неё. На фотографии были двое. Зефрам Кохрейн – высокий, худой, угловатый, с широкой улыбкой на загорелом, изборождённом глубокими морщинами лице и седой шевелюрой – обнимал длинной костлявой рукой за плечи другого человека – такого же высокого, но моложе, темноволосого и с такой же широкой, открытой улыбкой.

– Я здесь, папа, – сказал Арчер. – Я вправду здесь. – От этих слов он ощутил комок в горле и гордость в душе; и ещё сожаление, что его отец не дожил увидеть, как корабль, созданию которого он посвятил всю свою жизнь, отправился в свой первый полёт.

Ибо сегодня была годовщина смерти Генри Арчера, и его сын, Джонатан Арчер, посвятил свою жизнь выполнению миссии "Энтерпрайза" – исследованию неведомого.

И теперь, сидя в командном кресле на мостике "Энтерпрайза", Арчер исследовал неведомое – и надеялся установить контакт с ранее неизвестной цивилизацией.

Но когда он обернулся, чтобы вопросительно взглянуть на Хоши (на которую уже были устремлены взгляды энсина Тревиса Мейвезера от штурвала, лейтенанта Малкольма Рида от тактической установки и субкоммандера Т'Пол от научной станции), надежда его значительно пошатнулась. По мере того, как Хоши, устремив взгляд тёмных глаз куда-то вдаль, раз за разом прослушивала сообщение, губы её сжимались всё сильнее, а между бровями залегла глубокая морщина.

– Есть что-нибудь? – наконец, спросил Арчер.

– Мне понадобится время для более детального перевода. – Хоши покачала головой и добавила. – Это нехороший сигнал.

– Что значит "нехороший сигнал"?

– Я совершенно уверена, что это сигнал бедствия. У них какая-то эпидемия. Более подробно пока сказать не могу. – Она вздохнула. – Судя по артикуляции звуков, это гуманоиды; по крайней мере, их губы, языки и зубы сходны с нашими.

Поразмыслив не дольше секунды, Арчер обернулся к Т'Пол, подтянутой и гибкой в своей строгой, сидящей на ней, как влитая, вулканской форме и с коротко остриженными пепельного цвета волосами.

– Состав атмосферы?

Одним движением вулканка повернулась к своей станции, бросила взгляд на приборы и снова обернулась к капитану.

– Атмосфера пригодна для дыхания. – Вопреки важности сообщаемых ею сведений голос и лицо её ни на миг не утратили своего бесстрастия. – Однако приборы показывают, что живых существ осталось очень мало.

Арчер мгновенно принял решение. Как бы мало живых ни оставалось там, внизу, "Энтерпрайз" был здесь, способный оказать помощь – и, следовательно, обязанный оказать её. Возможно, целая раса находится на грани гибели. И капитан нажал кнопку интеркома.

– Арчер вызывает медотсек.

– Флокс слушает.

Не отрывая взгляда от взволнованной Хоши, Арчер сказал:

– Доктор, планета терпит бедствие; необходима срочная медицинская помощь. Население предположительно гуманоиды. Возьмите всё необходимое и отправляйтесь в отсек шаттлов. Конец связи.

Он встал.

– Хоши, нам может понадобиться переводчик. Т'Пол, Рид… – Он указал подбородком на дверь, и все четверо направились к выходу. – Мейвезер, остаётесь за старшего.

Полёт на Каппа Кси 2 был недолог и приятен; Арчер втайне радовался тому, как держится Хоши. Энсин решительно настроилась находить удовольствие в подобных экспедициях и теперь с интересом разглядывала на маленьком экране изумрудно-зелёные острова на бирюзовой глади моря. Соотношение воды и суши здесь было иным, нежели на Земле.

– Как красиво, – тихонько сказал Арчер, направляя шаттл к одному из наиболее крупных островов, избранный местом высадки.

– Красиво, – откликнулась Хоши, а Флокс что-то восхищённо пробормотал. – Жаль, что у них тут случилась какая-то беда. Это прекрасное место для отдыха.

– Настоящий тропический рай, – добавил Рид.

Арчер улыбнулся, вспоминая, как бывал на Гавайях.

– Только не ждите, что вас тут будут встречать с венками цветов, лейтенант.

– Эта планета действительно напоминает Землю, – спокойно произнесла со своего места Т'Пол. При этих её словах капитану пришло в голову, что зелёно-голубая планета могла казаться заманчивой для землян, но глаз вулканца, пожалуй, больше порадовала бы красноватая пустыня.

Всё же от спуска на побережье острова у него захватило дух; вода ближе к берегу была ярко-зелёной и такой прозрачной, что даже с высоты можно было видеть, как плавают на глубине яркого цвета существа. Ослепительно-белый песок напомнил Арчеру флоридский пляж, где он как-то побывал; а длинноногие птицы то и дело подбегали к самой линии воды, выхватывали что-то из мокрого песка и тут же отбегали прочь прежде, чем набежит новая волна. Жаль, что Трип этого не видит. Трип Такер, главный инженер "Энтерпрайза" и лучший друг капитана, много лет занимался подводным плаванием у коралловых рифов Флориды.

Арчер мягко посадил шаттл в намеченном месте – на бетонированном поле, ближайшем, судя по показаниям приборов, к тому месту, где было сосредоточено самое большинство количество оставшихся в живых. Поначалу он решил, что это обыкновенный аэродром, и здешние люди знают лишь внутрипланетные полёты; но первый же взгляд, брошенный вокруг, заставил капитана изменить своё мнение. Возможно, эта цивилизация ещё не установила межпланетных контактов, но наверняка уже вышла в космос. В ангаре неподалёку находилось множество шаттлов; Арчер с жадным любопытством взглянул на них, от души надеясь, что у него будет время ознакомиться с ними. Капитан нажал кнопку, открывающую люк, и следом за остальными выбрался из шаттла.

Первое, что заметил Арчер, выбравшись наружу, было солнце: солнце, ослепительно сияющее на безоблачном, по земному голубом небе; отражающееся от белоснежного песка, от океанской глади, от спиралевидных зданий, отливающих бледно-зелёным, бирюзовым и розовым перламутром. Высокие деревья, с чьих крупных сине-зелёных листьев стекала вода, шелестели под лёгким дуновением бриза.

– Настоящий рай, – вздохнул Арчер. По настоянию доктора Флокса группа высадки перед вылетом облачилась в скафандры. Будь капитан один, он рискнул бы, полагаясь на последующие меры дезинфекции на корабле, снять скафандр – просто чтобы ощутить кожей ветерок и солнце. Ему очень хотелось вдохнуть полной грудью свежий морской воздух. Кроме того, скафандры и шлемы придавали им странный вид в глазах всех рас, не привычных к инопланетным контактам. Но капитан привык прислушиваться к мнению Флокса и там, где дело касалось других членов экипажа, принимал все меры предосторожности. Рид настоял, чтобы они захватили фазеры. Эпидемия тут или нет – невозможно предугадать, с чем они могут столкнуться.

– Красота, – выдохнул Рид.

– Наружная температура двадцать пять градусов Цельсия, – сообщила Т'Пол, не отрывая взгляда от сканера. – Признаки жизни… – Она указала в направлении зданий. – В этом направлении, капитан. Очень мало и очень слабо.

– Пошли, – сказал Арчер, разом забыв о кораблях и окружающих красотах. Он стремительно зашагал впереди всех, замедлив шаг, лишь когда позади раздался возглас Хоши:

– Капитан!

Арчер обернулся и, проследив за взглядами остальных, заметил, что из люка одного из серебристых кораблей высунута рука. Не человеческая рука – с шестью пальцами, цвета позеленевшей бронзы.

Арчер подбежал первым, на миг опередив Флокса. В открытый люк небольшого, размером с шаттл корабля выпал спиной на поверхность космодрома гуманоид. Ноги его оставались в шаттле. Видимо, болезнь настигла его, когда он пытался взлететь – возможно, убежать от того, что поразило его сородичей. Тёмно-бронзовая кожа, безбровое лицо, ни единого волоска на голове, треугольный нос с косыми ноздрями. Потускневшие тёмные, почти круглые глаза безжизненно смотрели в небо. Лицо его ничего не выражало; безгубый рот чуть приоткрылся, обнажая бледно-розовые дёсны. Перепонки между пальцами рук наводили на мысль, что предки этих людей вышли из океана, покрывавшего большую часть поверхности планеты. Одежду туземца составлял плащ из мягкой полупрозрачной белой ткани с длинными широкими рукавами, напомнившими Арчеру об ангелах, которых он делал в детстве.

Что бы ни убило этого человека, подумал Арчер, он не боялся, даже если и обратился в бегство. Казалось, он просто осел на землю, не имея больше сил держаться прямо.

Склонившись над лежащим, Флокс быстро просканировал его, затем поднял глаза на капитана и тихо, печально произнёс.

– К сожалению, мёртв. Умер совсем недавно.

Арчер молча кивнул.

Флокс несколько секунд изучал показания трикодера, затем осторожно коснулся мёртвого гуманоида, обследовал глаза, нос, рот, тело.

– Никаких следов инфекции. – Доктор сосредоточенно сдвинул брови. – Я вообще не могу определить причину смерти. Моё первое предположение – что такие показатели нормальны для него… но для большей уверенности неплохо бы найти здорового представителя этой расы – для сравнения.

Вытащив фазер, Рид нырнул внутрь корабля и спустя несколько секунд появился снова с выражением благоговения на лице.

– Больше никого, сэр, – объявил он. – Но они летают в космос, это точно. Уверен, коммандер Такер был бы рад разобрать один из этих кораблей – мы могли бы узнать кое-что для себя новое.

– Потом, лейтенант, – коротко ответил Арчер.

– Капитан, – произнесла Т'Пол. Шагнув к ней, Арчер взглянул поверх её плеча на сканер. – Шансы обнаружить живого представителя этой расы значительно уменьшились. С того момента, когда мы покинули "Энтерпрайз", многие из здешних обитателей умерли. Сейчас живых на этом острове остаётся только одиннадцать, и сигналы сделались намного слабее.

– Пошли, – снова сказал Арчер, бросив последний взгляд на мертвеца. Ему не хотелось оставлять его просто так, не почтив как-нибудь его память. Но, обернувшись к неведомому городу, капитан понял, что необходимо торопиться – иначе им придётся сооружать обелиск погибшей цивилизации.

Когда, торопливо направляясь к указанному Т'Пол зданию, они вышли на заметённую песком улицу, глазам их предстали картины одна страшнее другой. Прохожие, упавшие там, где их настигла смерть, в разных стадиях разложения под жаркими лучами солнца. Флаеры, с одним, с двумя пассажирами, рухнувшие с высоты и превратившиеся в груды обломков, среди которых можно было различить тела в белых плащах. Разбившиеся об землю, запутавшиеся в кустах и шелестящих кронах деревьев, валяющиеся среди ярких цветов на клумбах… Проходя мимо тела, которое клевала какая-то птица, Хоши на миг закрыла глаза, но продолжала двигаться дальше. И снова Арчеру показалось, что жертвы легко, без малейшего сопротивления сдавались неожиданной смерти, настигшей их среди занятий повседневными делами.

Теперь он был уже рад неуклюжему скафандру с его автономной атмосферой: запах разложения должен был быть ужасным. Капитан подумал об эпидемиях на Земле и о том, какой ужас должны были испытывать те, кто оставался в живых. Во время эпидемий чумы в средневековой Европе умирало так много народу, что оставшиеся в живых просто не успевали всех похоронить; и так же было во время эпидемий, поразивших человечество после Третьей мировой войны. И теперь то же самое произошло здесь, с этими людьми, жившими в своём тропическом раю.

Арчер подумал, что порой смерть приходит слишком быстро. Ему здорово повезло: он дожил до возможности делать в своей жизни то, что хотел делать. Да, и отец прожил достаточно долго, только вот исполнения своей мечты так и не дождался… Усилием воли Арчер заставил себя прекратить думать об этом. По крайней мере, его отец успел создать нечто действительно значительное. Но эти люди – смерть настигла их среди обычных дел, без всякого предупреждения. Удалось ли им достичь своей цели?

Он шёл молча, заставив себя думать лишь о тех, кто ещё жив и нуждается в их помощи. Остальные также не произносили ни слова, лишь Хоши сказала:

– Надеюсь только, что там остался кто-то, с кем я смогу попробовать поговорить.

Никто не ответил ей – даже Флокс. Кругом было тихо, не считая шелеста листьев и птичьих криков. Вскоре группа высадки добралась до цели своего пути – устремляющегося спиралью ввысь здания с отливающими перламутром стенами и широкими окнами в сторону моря.

– Совсем как морская раковина, – тихо, из уважения к умершим произнёс Рид, задрав голову. На его узкое, с несколько ястребиными чертами лицо – такое чисто британское, сказал себе Арчер – упали лучи солнца.

Картина, представшая им внутри, представляла собой ужасный контраст красоте здания. Войдя внутрь и очутившись в просторном, залитом солнечном светом зале с широким, во всю стену, выходящим на море окном, они увидели не меньше семидесяти бронзовокожих мертвецов. Смерть настигла их сидящими, скрестив ноги, на покрытом чем-то мягком полу. Некоторые упали лицом вниз, некоторые привалились к стенам. И у всех были такие же спокойные, безмятежные лица, как у того, кого они видели первым.

Хоши не сумела подавить восклицание ужаса; даже в глазах Т'Пол что-то мелькнуло и тут же исчезло. Вулканка быстро провела сканирование.

– Живые там, – тихо сказала она, указывая на отливающий блеском коридор.

Флокс внимательно оглядывал зал, ничего не упуская.

– Ужасно, – сказал он. – Мирные люди, которые могли построить такой прекрасный город… а теперь большинство из них мертвы.

Арчер положил ему на плечо руку.

– Пойдёмте, доктор. Надо найти тех, кто ещё жив.

Качая головой, Флокс последовал за капитаном.

– О таком читаешь в учебниках истории, но никогда не представляешь, что сам столкнёшься с этим.

Рид шёл молча, держа наготове фазер. Т'Пол двигалась впереди всех.

Они миновали несколько комнат, уставленных странного вида кроватями из переливающегося, похожего на желатин вещества. На всех кроватях по одному, по двое лежали умершие; после одной-двух таких комнат Арчер перестал заглядывать.

Спустя минуту вулканка произнесла с ноткой, подозрительно напоминающей волнение:

– Живые, капитан. В этой комнате.

Они вошли; Арчер тотчас отодвинулся в сторону, давая Флоксу возможность сразу же подойти к пациенту. Хоши следовала по пятам за доктором на случай, если ему понадобится помощь переводчика. Тело туземки – ибо, судя по более тонким чертам и меньшим габаритам, это была женщина – было частично погружено в сине-зелёную желатиновую субстанцию, повисшую над полом.

Флокс провел трикодером, обменялся понимающим взглядом с Т'Пол.

– Что? – резко обратился Арчер к ним обоим.

После короткой паузы отозвался Флокс.

– Только что умерла.

– Ещё один живой, – немедленно произнесла Т'Пол. – Дальше по коридору, приблизительно в ста семидесяти метрах отсюда.

Арчер бросился чуть ли не бегом; Т'Пол обогнала его и держалась впереди; Рид, Хоши и Флокс следовали по пятам. Миновав две двери, вулканка вошла в третью комнату – судя по множеству приборов, медицинскую лабораторию. Несколько кроватей стояли – вернее, висели – пустые; но на ближайшей к двери лежал пациент – наполовину закрытый телом другого туземца, видимо, стоявшего над больным, когда смерть настигла его.

Кровать переливалась, светилась и слабо пульсировала; помогая Риду поднять тело упавшего, Арчер ощутил исходившее от неё тепло.

И на этой кровати лежала женщина.

– Бедняга, – вздохнул Рид. – Наверно, умер, пытаясь помочь ей.

Когда Трип с Арчером осторожно опустили тело на пол, Флокс склонился над ним, провёл над грудью сканером.

– Мёртв. – Доктор поспешно направился к полулежащей на кровати женщине и торжествующе доложил. – Жива! – Он быстро провёл сканером вдоль тела. – Но слабеет с каждой секундой. – Электролитные показатели отличаются от показателей умерших. – Он достал из рюкзака гипоспрей. Когда доктор сделал инъекцию, сине-зелёное ложе мигнуло, засветилось сильнее, и в нём возникли светящиеся линии.

– Питающая кровать, – пробормотал Флокс. – Вероятно, чтобы поддержать ослабевший организм. Не иначе как для стабилизации электролитного обмена… – Он снова взялся за сканер.

Арчеру тем временем бросилось в глаза выражение лица умершего: из всех, кого он успел увидеть, лишь его лицо не было безмятежным. Напротив, черты его были искажены… землянин, пожалуй, назвал бы выражением ярости и – может, я подгоняю всё под привычные для меня понятия? – узнавания, точно в последний миг он понял, от чего умирает, и это привело его в бешенство.

– Есть кто-нибудь ещё? – тихо спросил Арчер у Т'Пол, занятой своим сканером.

– В этом здании – больше никого. Но приблизительно в пятистах сорока метрах к северо-востоку есть ещё один сигнал. Довольно сильный.

– А остальные?

– Других сигналов нет, капитан. Уже нет. На этом острове – больше никого.

Вы же сказали, что их одиннадцать, едва не сказал Арчер, но сообразил, что сомневаться в точности показаний сканера не приходится. Пока они добирались сюда, девять из этих одиннадцати умерли.

– Оставайтесь с ней, – сказал капитан Флоксу, тщетно пытавшемуся привести женщину в чувство. – Рид, Хоши, вы с нами. Надо найти последнего, кто ещё жив, и принести его сюда. Хоши, возможно, нам всё-таки понадобится переводчик.

– Какая интересная у них тут аппаратура, – пробормотал Флокс, не отрывая взгляда от пациентки, но Хоши согласно кивнула.

– Да, сэр.

Хотя они находились в центре города, Т'Пол привела их в строение, напоминавшее конюшню или коровник, где четвероногие животные, похожие на перекормленных ламантинов с ногами, лежали мёртвые в своих стойлах. На платформах над головой стояли контейнеры, в которых, видимо, хранился корм.

Животные были некрасивыми, но милыми, и то обстоятельство, что стойла были вычищены и устланы чем-то мягким, больно кольнуло Арчера. Тяжело видеть смерть разумного существа, сознающего, что оно смертно; но как-то особенно больно видеть смерть создания, не обладающего разумом, всецело зависимого от хозяев. Арчер невольно подумал о своём бигле, Портосе.

Взглянув на Хоши, капитан тотчас отвёл глаза. Рид не дрогнул, но брови его сошлись, а рот искривился от жалости.

– Все умерли совсем недавно, – бесстрастно сообщила Т'Пол, пройдя между стойлами и лишь скользнув по животным взглядом.

Заставив себя выбросить посторонние мысли из головы, Арчер последовал за вулканкой.

– Значит, эпидемия – или что бы это ни было – захватила и животных.

– За исключение мелкой фауны, – отвечала Т'Пол – и вдруг резко остановилась и подняла руку, призывая к молчанию.

Шедшие следом за ней Арчер и Рид также остановились; Хоши, замыкавшая шествие, налетела на них.

Женщины услышали шум первыми – Т'Пол благодаря острому слуху вулканки, Хоши – благодаря профессиональному слуху лингвиста. Обе разом вскинули головы, устремив взгляды на одну из платформ.

Затем Хоши осторожно произнесла несколько слов на языке туземцев голосом, несколько более высоким, чем обычно – для правильности произношения или же от страха, Арчер не мог бы сказать, как не мог бы сказать, что именно означали её слова. Это могло быть приветствие или же предложение помощи.

Дальнейшее произошло так быстро, что Арчер не успел ничего толком сообразить.

Из-за одного из контейнеров выглянуло лицо цвета бронзы, с круглыми, блестящими, живыми глазами. Мужчина, судя по крупному сложению; низкий потолок заставлял его пригибаться. Он подобрался к краю платформы и глянул на людей внизу.

Он буквально обжёг их взглядом, но Арчер даже не заметил этого, исполненный радости при мысли: Живой! Он жив и может говорить!

И действительно, открыв безгубый рот, туземец издал звук – нечленораздельный звук, зародившийся в груди как рычание и превратившийся в пронзительный вопль.

…И, ринувшись вниз, вытянул шестипалую, перепончатую руку, пытаясь схватить Хоши за горло.

Энсин вскрикнула, когда туземец налетел на неё, сбив её с ног, и тяжело грохнулась об землю – так тяжело, что Арчер услышал, как, несмотря на защищающий её шлем, она ударилась головой.

Больной или нет, туземец извлёк из складок одежды небольшой предмет – кухонный нож, должно быть, подумал Арчер – и поднял его, явно намереваясь перерезать кислородный шланг, идущий к шлему Хоши.

Арчер не мог знать, может ли нож перерезать прочный материал, из которого сделан шланг, и способен ли вообще туземец причинить Хоши серьёзный вред. Он реагировал чисто инстинктивно – сорвал с пояса фазер, положил обтянутый перчаткой палец на пуск, прицелился и собрался стрелять.

Но кто-то другой опередил его, выстрелив с безукоризненной точностью за миг до того, как туземец успел резануть по шлангу.

Нападающий покачнулся, застыл на миг и тяжело завалился на бок. Перепуганная Хоши с трудом поднялась на четвереньки.

Арчер и Рид очутились возле неё одновременно. Она села, скривилась и хотела потереть сзади голову, но наткнулась рукой на шлем.

– Со мной всё в порядке, – неловко сказала она капитану. – Я пыталась сказать ему, что мы пришли помочь, но он… он как будто был не в себе. – Она подняла глаза на склонившегося над нею Рида. – Спасибо, что вовремя остановили его.

– Это не я стрелял, – с некоторой неловкостью признался Рид и даже покраснел. – Я не успел.

Трое землян разом взглянули на неподвижно лежащего туземца, затем на Т'Пол, склонившейся над ним со сканером. Фазер её уже снова висел на поясе, и вид у неё был по обыкновению бесстрастный. Всё же какая-то странная нотка прозвучала в её голосе, когда, подняв глаза на Арчера, она доложила.

– Он мёртв, капитан. В его ослабленном состоянии мой выстрел, рассчитанный на оглушение, стал для него смертельным.

Глава 2

На обратном пути в шаттле царило молчание.

Спасательная экспедиция потерпела полные провал: женщина скончалась, несмотря на все отчаянные усилия Флокса; тщетно Арчер, Т'Пол, Хоши и Рид пытались обнаружить ещё кого-нибудь, кто остался жив – они лишь сумели найти недавно умершего туземца. Вскоре сканер Т'Пол уже не засекал никаких живых существ, кроме птиц и насекомых. Стоя под горячим солнцем Каппа Кси 2, Арчер вынужден был признать поражение. Погибла целая цивилизация, и никакие их усилия не смогли помешать этому.

Мне жаль, папа, мелькнуло в уме у Арчера. Мы сделали всё, что могли.

Флокс просил, чтобы ему позволили взять на борт тела умершей женщины и обнаруженного рядом с ней мужчины. Зная, что доктор поместит их в строгий карантин, Арчер неохотно дал своё согласие. Группа высадки подождала, пока на планету не были транспортированы специальные контейнеры, и Флокс со всеми мерами предосторожности поместил тела внутрь. По прибытии на "Энтерпрайз" герметично закрытые контейнеры пройдут санобработку – точно так же, как и люди. Кроме того, Флокс захватил для сравнения пробы крови и тканей, взятые у других умерших.

Что с того, даже если Флоксу и его помощникам удастся выяснить, что же погубило обитателей этой планеты, подумал Арчер и тотчас заставил себя выбросить эти мысли из головы. Лицо его сделалось таким же хмурым, как у доктора и Хоши.

Поддаться чувству вины ничуть не лучше, чем начать жалеть себя. Ты ничем не мог им помочь, так что перестань думать об этом. Но выяснить, что вызвало эту трагедию – это может помочь другим, включая твой экипаж.

– Это не ваша вина, что так случилось, – произнесла сзади Хоши. Он обернулся было – но тут же понял, что она обращается не к нему, а к Т'Пол.

– Не понимаю, – ровным голосом ответила вулканка, не отрывая взгляда от показаний автопилота. Из всей группы высадки лишь от неё одной не веяло унынием.

– Тот человек, который умер. Когда вы защищали меня.

– О, – произнесла Т'Пол спокойно, как всегда. – Вы имеете в виду мой выстрел в того туземца и его последующую смерть.

Арчер вынужден был признаться себе, что его удивил тот факт, что первой отреагировала, Т'Пол, а не Рид, открыв огонь. Конечно, то что она пацифистка, ещё не значит, что она не умеет стрелять, причём метко. Слушая разговор женщин, Рид отвёл глаза и уставился в иллюминатор; Арчер подумал, что лейтенанту, наверно, до сих пор неловко, что кто-то оказался быстрее его.

– Да, – серьёзно отвечала Хоши. – Я хочу, чтобы вы знали: вашей вины тут нет. Вы, возможно, спасли мне жизнь, и вы не могли знать, что рассчитанный на парализацию заряд убьёт его. Вам не в чём себя винить.

На миг Арчер почувствовал себя последним эгоистом. Если он был так подавлен оттого, что оказался не способен помочь – что должна была чувствовать миролюбивая вулканка, ставшая невольной причиной смерти одного из последних представителей цивилизации?

В глазах Т'Пол что-то мелькнуло; глядя в иллюминатор, как приближается "Энтерпрайз", она ответила.

– Я всё же не понимаю вашей потребности считать или не считать кого-то виновным. То, что случилось – случилось. Причина – и ответная реакция. Увидев, что на вас напали, я предприняла соответствующее действие. Я не могу, как вы выразились, "винить себя" за это.

Уголки рта Хоши поползли вниз, и скрестив руки на груди, она коротко ответила:

– Вот и хорошо. Я просто не хотела, чтобы вы чувствовали себя виноватой.

– Чувствовать себя виноватой – эмоция, присущая землянам, – отвечала Т'Пол с подозрительно напоминающей гордость ноткой в голосе.

Как хорошо, должно быть, жить, никогда в себе не сомневаясь, подумал Арчер. А я ещё беспокоился, что она чувствует из-за того смерти того туземца…

– Вот и хорошо, – повторила Хоши и весь остаток пути не проронила больше ни слова.

На борту "Энтерпрайза", в дезинфекционном отсеке Малкольму Риду показалось, что сбываются его самые сокровенные мечты.

Т'Пол, стройная, длинноногая, в одном белье протянула ему сосуд с блестящим антисептическим гелем.

– Лейтенант, будьте любезны, – негромко попросила она.

Рид мог только надеяться, что не пялится на неё во все глаза. Он всегда старался держаться официально со всеми женщинами на борту "Энтерпрайза", ибо был прежде всего офицером, а уж потом мужчиной, и неодобрительно относился к любым намёкам на отношения, выходящие за рамки служебных.

Но Т'Пол – в этом Рид даже себе признавался с неохотой – привлекала его. Об этом не знала ни одна живая душа, кроме Трипа Такера, которому Рид однажды излил душу под действием чрезмерной дозы алкоголя.

Вулканки вообще казались ему привлекательными – возможно, из-за экзотичной формы ушей; а вероятнее, потому, что были непознаваемы, недосягаемы, неприступны, запретны…

Но Т'Пол он, можно сказать, знал. Она была именно такой, какой надлежит быть женщине: красивой, умной, учтивой, исполненной чувства собственного достоинства. Если уж на то пошло, честно сказал себе Рид, она именно такова, каким бы хотелось быть мне. За исключением того, что она женщина.

И теперь она стояла перед ним, ожидая, чтобы он намазал ей спину гелем – после чего она сделает то же самое для него.

Рядом Флокс заканчивал намазывать спину капитану, а Хоши, уже намазанная гелем с ног до головы, сидела и терпеливо выжидала положенное время.

Рид коротко кивнул и, сохраняя серьёзный, чуть насупленный вид, принял из рук Т'Пол сосуд с гелем. Флокс и капитан негромко переговаривались, Хоши внимательно слушала, и получилось так, что Рид и Т'Пол словно предоставлены самим себе.

Две вещи не давали Риду покоя. Первое – что Т'Пол успела выстрелить раньше него; в конце концов, ведь это он был офицером службы безопасности. Ему нелегко было смириться с тем, что сколько бы лет он ни упражнялся с фазером, у любого вулканца реакция всегда лучше. Всё же он понимал, что должен сносить это обстоятельство с достоинством; предубеждений между вулканцами и землянами и без того хватало, и Рид считал своим долгом бороться с такими предубеждениями, когда они возникали у него самого.

Таким образом, следовало по возможности сохранять дружелюбные отношения с Т'Пол – ради дальнейшего вулкано-земного сотрудничества, совершенно серьёзно сказал он себе.

Второе, что беспокоило Рида – как реагирует Т'Пол на то, что невольно убила того гуманоида. Сказанное Хоши в шаттле и последующее более чем обычно сдержанное поведение Т'Пол вызвало у Рида беспокойство, что вулканка, возможно, и правда чувствует себя виновной.

Поэтому, когда Т'Пол повернулась к нему спиной Рид, начиная наносить гель на её плечо, заметил:

– А знаете, Хоши права.

– В каком отношении? – безразлично поинтересовалась Т'Пол.

– Насчёт того гуманоида – вы просто не могли ничего поделать. Так или иначе, он всё равно бы умер.

Т'Пол ничего не ответила. Рид намазал гелем другое плечо и стал сверху вниз мазать спину. У Т'Пол оказалось на удивление мускулистое тело, хотя этого и нельзя было сказать с виду. Мышцы её были твёрже, чем у мужчин-землян, и в то же время такая нежная кожа…

Рид заставил себя не думать об этом. Т'Пол не отвечала, и он почувствовал возрастающую неловкость.

– Я хочу сказать… вы не должны считать себя ответственной за гибель всей расы…. Только потому, что он был последним… Мы, скорее всего, всё равно не смогли бы ничего у него узнать, даже если бы Хоши и удалось с ним поговорить…

Сообразив, что только растравляет рану, Рид умолк, и принялся втирать гель с удвоенной энергией.

– Лейтенант, – произнесла Т'Пол.

Рид продолжал своё дело с таким усердием, что даже слегка запыхался.

– Я не говорю, что вы, возможно, чувствуете себя виновной, я лишь хочу, чтобы вы знали, что на вы не несёте ответственность.

Лейтенант, – повторила Т'Пол, и Рид внезапно осознал, что натирает ей спину чересчур сильно. – Я не думаю, что этот гель следует втирать в кожу.

Рид залился краской до корней волос; не говоря больше ни слова, он вручил Т'Пол сосуд с гелем, пока она намазывалась, отвёл глаза и, усевшись на ближайшую скамью, погрузился в молчание.

Т'Пол зачерпнула гель и обратилась к нему.

– Лейтенант. Повернитесь.

Сначала он не понял, но тут до него дошло, что она намеревается оказать ему ответную услугу. Повернувшись спиной, Рид ответил, надеясь, что голос его звучит достаточно безразлично.

– Да, конечно.

Закончив намазывать ему спину, Т'Пол выпрямилась.

– Лейтенант… я ценю вашу заботу.

– Правда? – удивлённо обернулся к ней Рид.

Т'Пол деликатно кашлянула.

– И всё-таки она неуместна и направлена не по адресу. Вы делаете то, что ваши психологи назвали бы "чтением мыслей" – то есть, подобно Хоши, приписываете мне свои мысли и эмоциональную реакцию.

– О.

– Я была бы вам весьма признательна, если бы на будущее вы воздерживались от подобных аналогий.

– Я постараюсь… воздерживаться, – сказал Рид.

Вечером, усевшись со скрещенными ногами на полу своей маленькой, по-спартански обставленной каюты, Т'Пол зажгла свечу, как всегда перед тем, как приступить к медитации.

Вечер только наступил, но она решила начать медитацию раньше обычного, чтобы привести в порядок мысли. Капитан Арчер отклонил её просьбу разрешить поработать ночью в медицинской лаборатории вместе с доктором Флоксом. Спешить больше нет необходимости, мрачно сказал капитан; он предпочитает, чтобы они занялись проблемой утром, на свежую голову. Т'Пол сможет заняться исследованиями позднее, когда Флоксу понадобится отдохнуть. Капитан даже приказал Хоши – которой предстояло расшифровать изрядное количество аудио- и видеозаписей, доставленных с планеты, и которой не терпелось взяться за дело – сперва хорошенько выспаться.

С того момента, когда она застрелила туземца, Т'Пол не покидало странное беспокойство. В какой-то миг, когда они, намазавшись гелем, сидели в дезинфекционном отсеке, она почти решилась заговорить об этом с капитаном; в то же время она совершенно не представляла себе, что ему скажет.

Она понимала лишь, что ей не следовало стрелять; её реакция стала ошибкой, повлёкшей за собой преждевременную смерть разумного существа. В контексте всепланетной катастрофы эта одна-единственная преждевременная смерть приобретала тревожное значение. Тайна смерти сородичей этого гуманоида могла теперь навсегда остаться неразгаданной.

Выпрямившись, Т'Пол глубоко вдохнула, закрыла глаза и заставила себя отвлечься от всех мыслей.

На миг, не больше, наступила тьма и тишина.

А затем перед её мысленным взором возник мертвец, лежащий у её ног. Почему, прежде чем выстрелить, она не подумала о возможных последствиях? Несомненно, она действовала чисто импульсивно, а не руководствуясь логикой. Возможно ли, чтобы постоянное пребывание среди землян так сильно повлияло на неё?

Т'Пол отбросила эту мысль, едва она возникла. Она говорила Хоши, что винить себя нелогично; точно так же нелогично сваливать вину на других, и она не станет перекладывать на землян ответственность за собственные действия.

Т'Пол вновь заставила себя изгнать все мысли.

И опять перед глазами возник убитый туземец. Она вспомнила, что говорил наставник, учивший её медитации. Если какой-то образ преследует тебя, сосредоточься на нём. Только тогда ты сможешь медитировать.

Сомкнув губы, Т'Пол сделала глубокий выдох, затем вдох, и когда образ вновь возник перед её глазами, стала мысленным взором разглядывать его.

А затем она уже не была взрослой женщиной, сидевшей в каюте космического корабля, который вращался вокруг неизвестной планеты – она была маленькой девочкой, стоящей на коленях на красном горячем песке в вулканском саду.

Перед ней лежало вырванное с корнем растение кал'та; его тёмно-фиолетовые, обведенные по краям голубым листья были объедены. Крепкое и раскидистое, оно росло в саду много лет, посаженное задолго до рождения Т'Пол, и отец любил его.

А теперь оно уничтожено. И с огорчением (но в свои пять лет уже приученная не допускать внешнего проявления своих чувств) разглядывая нанесённые ему повреждения, маленькая Т'Пол услышала, как в доме мать говорит отцу.

– Ч'кария, не иначе. Я куплю ловушку и попрошу у твоего отца отросток от его кал'та.

Ч'кария, землеройное млекопитающее; оно питается корнями растений и из них же добывает себе влагу. Т'Пол никогда его не видела; и теперь, при словах матери, у неё возникла мысль: она сама, сейчас же смастерит ловушку из материалов, которые найдутся в доме, и поймает зверька, чтобы понаблюдать за ним. Это принесёт двойную пользу: во-первых, обрадует её родителей; а во-вторых, расширит её познания в вулканской зоологии.

Т'Пол немедленно смастерила простенькую ловушку, представлявшую собой прозрачную коробку, одна сторона которой была сделана так, чтобы скользнуть вниз, когда зверёк войдёт туда. В качестве приманки она решила использовать кусочек корня кал'та.

План её дал ожидаемый результат: когда зашло солнце, она обнаружила в ловушке хрупкого зверька с длинным бледным тельцем, покрытым редкими волосками – такого маленького, что он мог бы уместиться в её ладонях. Крошечные глазки были закрыты, не в силах вынести даже слабого сумеречного света.

Не сказав родителям ни слова, она украдкой унесла ловушку к себе. Ночью она много часов наблюдала за зверьком, который, видя, что непосредственная опасность ему не угрожает, принялся жадно поедать корень. Через некоторое время он сделался вялым, перестал двигаться и, казалось, заснул; довольная, что значительно расширила свои знания, Т'Пол тоже уснула.

Проснувшись утром, она обнаружила, что зверёк лежит неподвижно. На постукивания по коробке он никак не реагировал. Встревоженная, она немедленно понесла его родителям, сидевшим в саду на каменной скамье для медитации. Заслышав более чем обычно торопливые шаги дочери, оба разом открыли глаза и устремили безмятежные взгляды на неё и ловушку с маленьким зверьком в её руках.

Мать спокойно ждала, пока дочь заговорит. У матери Т'Пол были угольно-чёрные волосы и тёмные глаза, характерные для большинства вулканцев. Т'Пол втайне считала эти черты более красивыми и немного завидовала матери; сама она унаследовала более светлые глаза, волосы и кожу отца.

– Я поймала ч'кария, – сказала Т'Пол, борясь с собой, чтобы не выдать волнения. – Я наблюдала за ним ночью и сегодня утром собиралась выпустить его. Но с ним что-то случилось.

Отец взял у неё ловушку, открыл и, просунув руку, потрогал зверька. После секундного осмотра он подтвердил опасения дочери.

– Он мёртв.

Т'Пол склонила голову, охваченная горем и стыдом. Будь она младше и не так дисциплинирована, она бы расплакалась. Она совершила самое ужасное преступление для вулканца: убила без всякой необходимости.

– Полагаю, он умер от голода. – Светлые глаза отца смотрели с упрёком. – Ч'кария постоянно нуждаются в пище из-за своего высокого метаболизма. Ты положила ему достаточно корней?

Несчастная, Т'Пол покачала головой.

– Мы вулканцы, – мягко сказала мать. – Мы самые высокоразвитые существа на этой планете и пока что наиболее высокоразвитые из всех рас, с которыми мы встретились в космосе. Физически мы сильнее большинства из них; при таком сочетании, мы обладаем весьма значительным потенциалом причинить вред.

– Таким образом, на нас лежит тяжёлая ответственность контролировать свои импульсы.

– Ты сама видишь, как легко неумышленно причинить вред, даже убить. Вот для чего мы изучаем учение Сурака – чтобы сдержать естественный импульс применить силу. Мы медитируем, мы тренируем свой ум, мы прилагаем все усилия, чтобы обуздать этот импульс.

– Тебе надлежит научиться быть очень осторожной во всех своих действиях, чтобы не причинить вреда живому существу. Разум ничего не стоит, если не опирается на сострадание.

– Я никогда не забуду, к чему привела моя неосторожность, – сказала маленькая Т'Пол, подняв подбородок и встретившись, наконец, глазами с взглядом матери. – Обещаю вам, я никогда больше не причиню смерти никакому живому существу.

И тогда заговорил отец.

– Возможно, – сказал он, – тебе в жизни придётся узнать, что сдержать такое обещание непросто.

А затем всплыло другое воспоминание – Склар, один из наиболее почитаемых вулканских наставников, пришедший в их город прочитать ученикам лекцию. В этот раз он согласился, впервые за свою двухсотлетнюю практику, читать лекцию не только старшеклассникам, но и учащимся средней ступени. Т'Пол, которой исполнилось десять, и которая недавно перешла к средней ступени, была несказанно рада столь редкостной удаче.

И вот она сидит в огромном лекционном зале довольно далеко от лектора, который не использует никаких усилителей звука, полагаясь исключительно на свой сильный, звучный голос. Не напрягая слуха, отчётливо слышит она каждое слово и зачарована каждым словом, величественным и безмятежным обликом старца и тем, как блестят в солнечном свете убелённые сединой волосы. Перед ней был тот, кто постиг Колинар – учение полного отречения от эмоций; тот, кто целиком посвятил свою жизнь стремлению к миру.

Начал он со слов о Сураке – почитаемом миротворце, чьё учение прекратило опустошительные войны, превратило проникнутую насилием цивилизацию в культуру, основанную на сострадании, цельности, логике.

– В своих ранних обращениях Сурак провозглашал столь благородный принцип, как полный отказ от насилия. Он не носил никакого оружия, ему нечем было защищаться – и всё же с помощью одних лишь слов одержал верх над самыми могущественными военными правителями Вулкана.

– Мы – наследники Сурака. Но мы ни в коем случае не должны позволить себе сделаться самодовольными или надменными, считая себя единственными во вселенной последователями этого великого учения. Кто может назвать ещё какую-нибудь цивилизацию, кроме нашей, где кто-то один стал проповедовать мир?

В аудитории наступила тишина. Не дождавшись ответа, Склар произнёс одно-единственное слово:

– Земля.

Будь слушатели землянами, по залу прокатился бы вздох изумления. Т'Пол чуть подалась вперёд, ожидая объяснения столь неожиданному ответу.

– Его имя было Мохандас К. Ганди, он жил в двадцатом веке на планете Земля в стране, называвшейся в то время Индия. Он был индус и верил в принцип ахимса, санскритское название доктрины полного отказа от насилия по отношению к любому живому существу. Исповедуя ахимса, Ганди-джи, как его называли, убедил индийцев прекратить внутренние распри и объединиться против общего врага – Великобритании, захватившей их страну и поставившей над ними правительство, которое обращалось с индусами, как с низшими существами.

– Его стратегия увенчалась успехом: путём ненасильственного протеста, без убийств, без войны, его соотечественники вынудили Великобританию оставить страну. Ганди-джи одержал великую победу.

– Позднее, однако, он был убит одним из своих соотечественников, которому претила мысль о единстве. Его учение не смогло изменить Землю; призрак насилия до сих пор продолжает преследовать землян. После смерти Ганди-джи на Земле было множество войн, и сама Индия была разделена на части – не без дальнейшего кровопролития.

Склар умолк; считай Т'Пол его способным на эмоции, она бы сказала, что в глазах его мелькнуло лукавство.

– Вот вопрос, который я хочу задать вам сегодня – не в ожидании ответа, но надеясь пробудить мысль. Этот вопрос остаётся спорным даже среди нас в общине последователей Колинар. – Он снова умолк на миг. – Должен ли был Ганди-джи защищаться от насилия? Должен ли он был иметь при себе оружие, чтобы защищать себя – не только ради самосохранения, но и для защиты мирного движения, которое возглавлял? Или же он был прав, позволив себя убить?

Никто не ответил, но по рядам слушателей прокатилось движение. Т'Пол и остальные с беспокойством переглянулись. Наконец, один из слушателей, подросток, поднялся с места.

– С вашего разрешения, Склар.

Старый лектор кивнул.

– Сурак не носил никакого оружия, но сумел убедить современников последовать его учению. Более того, он нередко рисковал, идя к известным своей жестокостью правителям.

– Вулканцы обладают весьма значительной способностью к самодисциплине, – отвечал Склар, – что, возможно, и обусловило более лёгкое распространение учения Сурака без того, чтобы вулканцы вернулись к насилию. Кроме того, Сурак в течение долгих лет испытал на себе много методов, прежде чем начать проповедовать своё учение – методы подавления склонности к насилию, которые мы используем и сейчас. – Сделав подростку знак садиться, он обратился к слушателям. – Наше правительство использует для предотвращения насилия защитные устройства… приспособления, которые можно назвать оружием. Наши космические корабли оснащены оружием, чтобы защитить себя в случае столкновения с представителями воинственных рас. И существует вероятность, что такое оружие случайно может быть использовано не только с целью самозащиты. Можем ли мы иметь его?

Т'Пол поднялась с места.

– С вашего разрешения, Склар.

Опять кивок.

– У нас есть право защищаться от рас, которые захотели бы нас уничтожить.

– Итак, теоретически, – произнёс Склар, – если некие воинственные инопланетяне станут угрожать нашей планете, нашей цивилизации, наше право будет защищать себя.

– Это будет наше полное право, – уверенно отвечала Т'Пол.

– Даже если это будет означать уничтожение расы захватчиков, – заключил Склар. И хотя он произнёс это с утвердительной интонацией, в словах его слышался и вопрос, вызов. Где проходит грань, когда дело касается насилия? Насколько мы должны следовать учению мира, если от этого зависит окружающий мир?

Т'Пол постояла ещё несколько секунд, тщетно пытаясь найти ответ, затем села. Остаток лекции она выслушала молча.

Когда же, открыв глаза, Т'Пол увидела перед собой пламя свечи, она опять была взрослой, и мысли её обрели долгожданный покой. Она сделала глубокий вдох и стала готовиться к ритуалу медитации, мысленно повторяя при этом стих из учения Сурака.

Каждое наше дыхание есть мир и покой. Каждая наша мысль есть мир и покой. Наше тело есть мир и покой. Наш дух, наша сущность есть мир и покой.

И позволяя себе погрузиться в пустоту, которая и была медитацией, Т'Пол ощутила в душе мир и покой. Она приняла решение. Она знает, как поступить.

Но тут всплыло ещё одно воспоминание, гораздо болезненнее предыдущих – воспоминание семнадцатилетней давности: она бежит в душных джунглях Ризы, преследуя Меноса и его сообщника, Джоссена. Оба были вулканцы, подвергнутые пластической операции, чтобы проникнуть в банду контрабандистов с планеты Агарон, и оба предпочли отринуть всё, что связывало их с Вулканом, и примкнуть к той самой банде, которую должны были обезвредить.

И именно Т'Пол вулканское правительство поручило вернуть их на Вулкан.

Воспоминание, не дающее покоя: Джоссен, упавший на землю, схватившийся за оружие…

Чисто инстинктивно Т'Пол выстрелила…

И в следующий миг Джоссен был мёртв.

Она была тогда очень молода, и случившееся потрясло её. Совершенно опустошённая, она искала помощи в Убежище на П'Джем, где прошла древний вулканский ритуал фуллара – ритуал полного стирания мучительных воспоминаний и сопутствующих эмоций.

Но это не помогло; воспоминание вернулось.

Вернулось в полную силу, как и память об обещании, данном ею много лет назад: никогда больше она не причинит смерти живому существу, даже случайно. И теперь она нарушила это обещание.

В капитанской столовой Хоши тоскливо смотрела на свою тарелку с овощами и соевым творогом. Еда её оставалась нетронутой, хотя Арчер уже доедал свою порцию, а Трип успел полностью очистить тарелку. Что до Малкольма, до англичанин съел примерно половину своих спагетти и теперь сосредоточенно складывал оставшиеся аккуратными кучками.

Капитан настоял, чтобы Малкольм и Хоши обедали с ним; его беспокоила реакция группы высадки – особенно Хоши – на печальный сценарий, разыгравшийся на планете. Всё время, пока они находились в дезинфекционном отсеке, Хоши сидела, обхватив руками плечи, сжав губы и не произнося ни единого слова, хотя Арчер несколько раз осторожно пытался втянуть её в разговор. Т'Пол была по обыкновению невозмутимой, Рид по обыкновению беспокойным, а Флоксу не терпелось поскорее очутиться в лаборатории. Арчер не сомневался, что они сумеют справиться с трагедией. Что до Хоши, то тут он не был так уверен. Хорошо если бы Флокс поговорил с ней – Флокс умел утешать людей; но доктор сейчас занят вскрытиями. Арчер подумал, что капитану не помешает какой-нибудь курс по психологии, чтобы иметь возможность помочь своему экипажу. Неплохая идея; надо будет внести такое предложение.

И, разумеется, будучи предельно честным с самим собой, Арчер не мог не признать, что насмотревшись столько смертей – в годовщину смерти своего отца – он и сам не чувствовал аппетита. Если бы речь шла только о нём, он скорее предпочёл бы побыть один, размышляя, что сделал бы отец на его месте. Уж он наверняка придумал бы какой-то способ спасти тех людей…

Брось. Он был всего лишь человек. И ты всего лишь человек, нравится тебе это или нет.

Чтобы разрядить обстановку, Арчер пригласил и Трипа. Пусть всё выглядит так, словно капитан не беспокоится за Малкольма и Хоши, а просто хочет обсудить случившееся. Трип ещё ничего не знает о том, что произошло на планете; его присутствие позволит Хоши и Малкольму говорить о том, что они видели; а капитан знал, каким сочувственным слушателем может быть Трип.

– Это было чертовски тяжело, – говорил Арчер Трипу, только что управившемуся с хорошей порцией чили с луком, куда он вылил добрую половину бутылки острого соуса. У Арчера самого всё горело внутри, когда он смотрел, как Трип уписывает эту адскую смесь – без единой паузы и без единой слезинки в глазах. Коммандер даже ни разу не отпил из своего стакана с холодным чаем, пока полностью не опустошил тарелку. Теперь, покончив с едой, он неторопливо попивал чай и внимательно слушал капитана.

Отрезая кусок от синтезированной, не слишком аппетитного вида курицы, Арчер продолжал.

– Каждый раз, когда Т'Пол удавалось обнаружить кого-то живого, к тому времени, как мы добирались туда, было слишком поздно. – Он перестал резать мясо, вздохнул и украдкой бросил взгляд на Хоши, надеясь, что та воспользуется возможностью высказать то, что чувствует. Когда же она не произнесла ни слова, он продолжал. – Мы пришли вроде как в больницу, где все эти люди сидели в приёмном покое, сгрудившись, как стадо. Так они и умерли там, сидя, все с такими спокойными лицами, будто просто заснули.

– Ужас, – вздохнул Рид, укладывая фрикадельку на вершину идеально правильной формы кучки спагетти. – Как в страшной сказке. Что бы это ни было, это произошло так быстро, что они просто не успели оказать никакого сопротивления. Как невидимая волна или бактериологическое оружие, вроде того, что было на Земле в двадцать первом веке – так быстро, что они были живы, вдыхая воздух, и мертвы к тому времени, когда выдохнули его. – Он замолчал на секунду, нанизал фрикадельку на вилку. – Поневоле задумаешься. Только представить, что все мы, вся наша цивилизация может погибнуть от чего-то настолько крошечного, чего даже наши микросканеры не в силах обнаружить… Вселенная чертовски негостеприимное место.

– Извините, капитан, – впервые за весь обед заговорила Хоши и отодвинула тарелку. – Мне что-то не хочется есть. – Арчер чувствовал, что она вот-вот встанет и, извинившись, уйдёт, но тут заговорил Трип.

– Вполне вас понимаю, – сказал он. – Если бы мне довелось увидеть то, что видели вы, я тоже потерял бы аппетит. Страшно видеть… столько смертей сразу. – Он предостерегающе глянул на Рида. – Не слушайте, что тут наговорил лейтенант. Такое случается далеко не каждый день.

Арчер отложил нож.

– Целый мир, – тихо сказал он.

– У меня есть теория, – сказал Трип. – Вулканцы в чём-то правы…

Арчер взглянул на него с подчёркнутой заботливостью и сказал, пытаясь внести в разговор шутливую нотку:

– Вызовите врача. У коммандера жар.

Трип шикнул на него и продолжал:

– Нет, я серьёзно. Они правы в том смысле, что технический прогресс захватил нас, землян, слишком быстро. От жизни в маленьких селениях, где каждый знал каждого, к жизни в мегаполисах мы перешли за каких-нибудь несколько веков – гораздо быстрее, чем наша шкура, в эмоциональном смысле, успела загрубеть. Подумайте над этим: эмоционально мы приспособлены жить маленькими общинами, где всеобщие трагедии случаются чрезвычайно редко. Смерть кого-то одного мы способны перенести, если у нас есть возможность оплакать его и при поддержке общины. Но за короткое время наши средства связи усовершенствовались настолько, что мы знаем теперь не только то, что происходит в нашем селении, но и на соседней планете, и на соседней с ней… Мы не приспособлены выдерживать все плохие известия.

– В этом есть определённый смысл, – кивнул Арчер, надеясь таким образом поддержать разговор.

Хмуро глядя в свой стакан с водой, Хоши щёлкнула по нему.

– Есть. Но что случилось, случилось. Все они погибли… мы оказались бессильны. – Поняв глаза на мужчин, она произнесла почти вызывающе. – Не знаю, как вы, джентльмены, а я отправилась в этот рейс ради возможности что-то сделать. Я хотела помочь.

– Бывает, что помочь невозможно, что ни делай, – сказал Трип. – По крайней мере, они жили хорошо и создали высокоразвитую культуру. Судя по тому, что рассказали капитан и Малкольм, они умерли спокойно.

– Кроме одного, – покачала головой Хоши.

– Бр-р, – вздрогнул Рид. – Что правда, то правда. Его смерть лёгкой не была.

– В одной из палат той больницы, – обернулся к Трипу Арчер, – мы обнаружили женщину – когда мы её нашли, она была ещё жива. У её кровати стоял мужчина – может, это был её лечащий врач – и он умер и упал прямо на неё. Когда мы его подняли, мы увидели его лицо.

– Это было ужасно, коммандер, – сказала Хоши, наконец-то выпуская наружу боль, которую до сих пор держала в себе. – У него лицо было искажено, как будто он был вне себя от ярости…

При воспоминании об этом Арчер помрачнел; но тут его осенило, чем утешить Хоши.

– Да, зрелище было ужасное. Вот почему я рад, что у нас есть вы, Хоши. Все их записи, включая те, что мы нашли в больнице – с вашей помощью мы разгадаем эту тайну.

– Но им-то это уже не поможет, сэр, – с горечью возразила Хоши. – Об этом я и говорю.

– Возможно, – отвечал Арчер. – Но их записи могут помочь другим и не допустить, чтобы это повторилось. Вы поможете сохранить их наследие.

Хоши подняла голову и с благодарностью взглянула на капитана.

– Спасибо, капитан. И не беспокойтесь обо мне. Как только я опять примусь за работу, со мной всё будет в порядке. И потом, вам тоже было тяжело видеть это.

Арчер почувствовал, как губы его чуть дрогнули в невесёлой улыбке.

Не сводя глаз с капитана, Рид подался вперёд в надежде также услышать от него что-нибудь утешительное; всё с той же улыбкой Арчер слегка пожал плечами. Но тут открылась дверь, и улыбка пропала с его лица.

В дверях стояла Т'Пол.

– Входите, – пригласил Арчер, радуясь, что её появление нарушило неловкость.

Но вулканка медлила.

– Мне хотелось поговорить с вами наедине, сэр. Видимо, я пришла не вовремя. Не могли бы вы назначить мне время?

– В этом нет необходимости. – Поднявшись из-за стола, Арчер кивнул сотрапезникам. – Прошу прощения.

– Я не хочу вам мешать, – настаивала Т'Пол, но Арчер уже выходил, и ей ничего не оставалось, как последовать за ним. Очутившись в кают-компании, где никого не было, Арчер обернулся к ней лицом.

– Чем могу вам помочь, субкоммандер?

– Сэр, – ровным голосом произнесла она. Безупречные черты её оставались невозмутимы, как всегда; но Арчер чувствовал, что что-то беспокоит её. – Я приняла решение, касающееся моей роли в гибели последнего, кто оставался в живых на той планете.

Капитан вновь подумал о происшедшем с точки зрения вулканца. Хотя Т'Пол никак не проявляла своих чувств, случившееся оставило в её душе глубокий след. Арчер до некоторой степени сумел помочь Хоши справиться с эмоциональной травмой, но он и понятия не имел, как можно утешить вулканку – не говоря уже о том, что вулканцы, по идее, не нуждаются в утешении. Он только знал, о чём она сейчас думает: как давным-давно вынуждена была, защищая свою жизнь, убить вулканского контрабандиста. Она сильно переживала тогда… Арчер надеялся, что теперь ей будет не так тяжело.

– Т'Пол, – серьёзно сказал он, – как сказала Хоши, в том, что тот человек погиб, вашей вины нет. Я сам уже хотел стрелять в него; вы меня опередили, только и всего. Невозможно было предвидеть, что он может…

– Я убила его, капитан, – перебила она.

– Даже если так – вы не могли знать, что может случиться. Вам просто ничего другого не оставалось, иначе он убил бы Хоши. Говорю же, я сам хотел стрелять.

– Но вы – землянин. А я вулканка.

Арчер сделал вид, что не уловил скрытого в её словах смысла.

– Это я заметил.

– Как вулканка, я обязана всячески избегать совершать насилие. У меня было несколько альтернативных возможностей спасти Хоши, не применяя оружия; полагайся я на свой разум, а не на инстинкт, я поняла бы, что даже парализующий заряд может быть опасен для того туземца.

– Какие альтернативные возможности? – откровенно изумился Арчер. – Это произошло так быстро…

Не отвечая ему, она продолжала:

– Я много размышляла над случившимся. Единственная для меня возможность придерживаться вулканской этики – вернуться к учению Сурака. По этой причине я не могу больше допускать насилия ни в какой форме; по этой причине я должна сообщить вам, что в дальнейшем не буду носить и применять никакого оружия.

– Субкоммандер. – Арчер честно старался представить себя на её месте. – Это был несчастный случай. Вы не могли предотвратить его.

– Я могла и должна была. Мой самоконтроль ослаб.

Арчер опустил голову, тщательно обдумывая то, что собирался сказать и сдерживая внезапно нахлынувшее раздражение. Он понимал, что она не приписывает ослабление самоконтроля окружению землян, но всё же…

Но всё же в душе Арчера жила давняя обида, ощущаемая сегодня сильнее, чем когда-либо: Генри Арчер умер, так и не увидев запуска "Энтерпрайза" – из-за того, что вулканцы заставили землян отложить запуск, утверждая, что те "эмоционально не готовы" к встрече с другими формами жизни. Ты давно покончил с этим, напомнил себе Арчер. Т'Пол давно доказала, что добровольно находится на борту "Энтерпрайза"; давно доказала уважение к своим сослуживцам.

– Т'Пол, вы стали частью этого экипажа. Там, на планете, вы, весьма вероятно, спасли Хоши от смерти. Что, если вам придётся защищать этот корабль? Допустим, однажды я спущусь на планету, поручив командование вам, и "Энтерпрайз" в это время атакуют – что тогда? Вы хотите сказать, что не примете мер защиты? Не станете защищать себя и мою команду?

– Да, – ровным голосом ответила она.

Арчер от удивления приоткрыл рот. Он не верил своим ушам. Не подставит же она "Энтерпрайз" под удар?

– То есть если я прикажу вам использовать оружие, вы не выполните приказ?

– Не выполню, сэр, – произнесла Т'Пол почтительно, но твёрдо.

– Это… Это… – От ярости слова застряли у Арчера в горле. Усилием воли он подавил гнев, но отбросил всякое сочувствие.

– Довольно, субкоммандер. Мы поговорим об этом позднее, когда оба как следует всё обдумаем.

Она открыла рот, собираясь заговорить: но он знал, что она скажет. Я уже всё обдумала, капитан. Я приняла решение. Прежде, чем она успела сказать хотя бы слово, он развернулся и ушёл назад в капитанскую столовую.

Хоши и Такер вели неторопливый разговор, к которому Рид прислушивался с живейшим интересом, но при появлении капитана разом умолкли. Тёмные глаза Хоши расширились. Садясь на своё место, Арчер сообразил, что вся его ярость написана у него на лице. Хоши тотчас поднялась.

– Спасибо, что дали нам поговорить о том, что случилось на планете, сэр. Теперь извините меня, я пойду к себе.

Рид кашлянул.

– Да, да. Я тоже пойду, сэр. С вашего разрешения.

Арчер молча кивнул.

– Пока, – сказала Хоши Трипу, неуверенно глянула на капитана и заспешила к выходу. Рид последовал за ней.

Когда дверь закрылась за ними, Трип пристально посмотрел на капитана.

– Та-ак. Ну и что она такого сказала, что ты так взбеленился?

Арчер даже не стал спрашивать, кого имеет в виду Трип под словом "она".

– Чёрт подери, Трип, она только что заявила мне в лицо, что не станет выполнять мой приказ.

– Спокойней, капитан. Не может быть, чтобы Т'Пол просто так подошла к тебе и заявила…

Арчер обессилено выдохнул.

– Она оглушила из фазера того туземца, что набросился на Хоши, а через несколько секунд он умер.

– Т'Пол выстрелила первой?

Арчер кивнул.

– Ну и ну. Рида это должно было здорово задеть. Вулканка его опередила.

– И эта вулканка теперь обвиняет себя в убийстве туземца, – продолжал Арчер, не обращая внимания на насмешливый тон Трипа.

– Но она же не могла знать, что он умрёт. Если её фазер был установлен на оглушение…

– Он был установлен на оглушение. Но это ещё не всё. Тот туземец был последним, кто оставался в живых. Последний представитель расы… возможно, наш последний шанс выяснить, что же их всех убило.

– Теперь понимаю, – мягко сказал Трип. – И…?

– Теперь она считает, что нарушила вулканский моральный кодекс, запрещающий убийство… Думаю, это мы, земляне, плохо повлияли на неё. Она считает, что для того, чтобы очиститься, должна вернуться к канонической версии учения Сурака. Никакого насилия даже в целях самозащиты. Я спросил её напрямик, применит ли она оружие, если корабль будет атакован, и она сказала нет. – Арчер взглянул на друга. – Представляешь, Трип? Я спросил её, станет ли она защищать сослуживца или корабль, если я прикажу, и она ответила нет. Это самое настоящее неподчинение приказу.

– Да, – невозмутимо сказал Трип. Он немного помолчал, затем спросил. – А вы кого-нибудь убивали, капитан?

Ошеломлённый, Арчер молча смотрел на друга. Он никогда ни одной живой душе не рассказывал о том, что Т'Пол убила Джоссена, ибо Т'Пол поведала ему об этом под строжайшим секретом.

– Я так и думал, – сказал Трип. – Представь себе, что она должна чувствовать. Воспитанная в обществе, превыше всего ставящем отказ от насилия – оторвалась от этого общества, среагировала инстинктивно и убила. Да ещё последний представитель расы… с этим нелегко справиться.

– Но даже вулканцы разрешают убить ради самозащиты. Запретить это был бы абсурдно. У каждого есть право защищаться от того, кто хочет причинить ему вред, верно? Даже Сурак…

– Стоп, – сказал Трип. – Вот тут – стоп. Раннее учение Сурака подразумевало абсолютный отказ от насилия; очень по-гандийски, или как у ранних христиан – "подставь другую щеку". Если тебя убьют, другие займут твоё место и подымут голос в защиту мира. Но никогда ни на кого не поднимай руку.

– Что, правда? – заинтересовался Арчер.

– Вулканцы ни за что не признаются, но они постоянно препираются по поводу правильности интерпретации учения Сурака в этом пункте.

– И откуда у тебя такая секретная информация о вулканцах? – поддразнил Арчер.

– Не скажу, – отвечал Трип. – Не хочу светить источники. – Он помолчал и заговорил уже совершенно серьёзно. – Послушай, не торопись натягивать вожжи. Она, скорее всего, просто-напросто чувствует себя виноватой, даже если не хочет признавать этого. Дай ей время, и всё будет в порядке.

– Я дам ей время, – сказал Арчер. – Пока её настроения не представляют угрозы для безопасности моих людей и моего корабля. – Он едва не сказал "корабля моего отца" и лишь в последний момент спохватился.

Глава 3

"О-а-ни", – в который раз повторила Хоши, зачарованно глядя на экран просмотрового аппарата в маленькой лаборатории рядом с медотсеком. На экране застыло изображение туземца – того самого, из записи с предупреждением на высланном с планеты радиобуе.

"О-а-ни", – снова повторила Хоши, подражая звукам из динамика. После двух часов напряжённой работы, прослушав несколько записей – по нескольку раз каждую – ей удалось установить, что это сообщение предназначалось для всех кораблей, которые могли бы оказаться поблизости от поражённой планеты. И оани – так произносилось это слово – было название расы; планету же свою они называли Оан.

Но точное воспроизведение звука "а" давалось ей нелегко; оно требовало сочетания гортанного звука со щелчком языка, для чего приходилось сильно напрягать горловые мускулы. Минуту назад она упражнялась так усердно, что из соседней лаборатории вышел один из помощников доктора Флокса, думая, что у неё рвота. Она попыталась объяснить ему, чем занимается, но удалился он с весьма недоверчивым видом.

Как же всё-таки чудесно быть лингвистом. Правда, ей требовалось всего лишь ввести фонему в компьютер, но Хоши всегда доставляло удовольствие, когда удавалось самой освоить правильное произношение.

"О-а-ни".

Покончив с этим, Хоши ввела в компьютер приблизительный перевод и записала на плёнку, чтобы его могли прослушать остальные.

"Мы – оани. Предупреждение всем: нас поразило неизвестное заболевание. Соблюдайте осторожность. Если можете нам помочь, свяжитесь с нами, и мы передадим все данные".

Это был лишь приблизительный перевод. Хоши ничего не знала об их цивилизации, кроме того, что видела на поверхности планеты; и потому не могла сказать, содержит ли предупреждение некий подтекст или невысказанные предположения. Но интуитивно она чувствовала, что предупреждение было именно таким прямолинейным, каким прозвучало, и действительно было продиктовано тревогой за безопасность любых инопланетян, чьи корабли могли оказаться поблизости от Оана.

Но сумели ли они узнать, что их убивает?

Вынув из компьютера диск с предупреждением, Хоши поставила одну из записей, обнаруженную в больнице, в той самой лаборатории, где доктор Флокс тщетно боролся за жизнь умирающей женщины. Хоши понимала, что обязана изучить и перевести эту запись – но ей очень не хотелось снова увидеть того, кто умер с выражением такой ярости, такой злобы на лице.

Но едва его изображение появилось на экране, Хоши почувствовала, что не в силах оторвать от него глаз. Все её опасения были забыты. Перед ней был живой человек, с живым, встревоженным лицом. Его круглые, лишённые ресниц глаза были такими лучистыми, что казались красивыми даже по земным меркам. Первая произнесённая им фраза была короткой – слишком короткой, что Хоши могла что-нибудь уловить; она прослушивала её снова и снова, пока в контексте услышанного раньше фраза не обрела смысл.

Урока – таково было его имя; а затем он, возможно, назвал дату и точное время. Хоши перемотала запись вперёд и прослушала её конец – да, всё верно; имя и дата/время. Последние отличались от записанных в начале именно настолько, насколько было возможно. Как раз то, что требуется доктору Флоксу и капитану Арчеру – медицинские записи; и Хоши зачарованно вслушивалась в низкий голос Урока – куда более низкий, чем тот, на который способен был голосовой аппарат землянина. Судя по напряжённому тону, эти записи были сделаны того, когда заболевание уже стало массовым.

Хоши прослушала запись на нормальной скорости, внимательно вслушиваясь в каждое слово. Она начала улавливать отдельные слова – медицинский, заболевание – они повторялись достаточно часто, чтобы у неё не осталось сомнений в правильности их перевода. Сколько раз ни приходилось ей начинать осваивать чужой язык, её всегда удивляло, как легко и быстро её мозг складывает части лингвистической головоломки. В детстве она воспринимала свой дар как нечто, само собой разумеющееся; она считала, что каждый умеет читать задом наперёд и вверх ногами, и составляла собственные секретные алфавиты, чтобы посылать зашифрованные сообщения друзьям в школе. Её пытались завербовать в разведслужбу Звёздного Флота, но политика и шпионаж не интересовали Хоши. Языки должны служить тому, чтобы открывать новые цивилизации, приобретать новых друзей.

Она слушала, как Урока наговаривает запись – как вдруг он поднял голову при появлении кого-то ещё.

Хоши тотчас узнала вошедшую – то была та самая женщина, которую они застали живой. Она произнесла его имя; конечно, интонация была непривычна, но Хоши различила в её голосе несомненную нежность, увидела, как засветились глаза Урока, когда он увидел её.

"Кано", – сказал он и заговорил тихо, с мягким упрёком в голосе. Хоши не понимала значения каждого слова, но смысл был ясен: ты не должна была приходить сюда, это опасно.

Хоши ощутила комок в горле; чувствуя, что вот-вот заплачет, она усиленно заморгала, заставляя себя оставаться лишь исследователем. Сейчас не время расчувствоваться.

Она быстро позволила Арчеру уговорить себя завербоваться на "Энтерпрайз" – её увлекла возможность встретить представителей других цивилизаций и изучить их язык. Но ей и в голову не приходило, что она может столкнуться с такими ужасными обстоятельствами, что её дар послужит столь печальной цели, и маленькая радость от изучения нового языка будет начисто поглощена болью от сознания гибели целой цивилизации. Она с трудом заставила себя сосредоточиться, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не заплакать.

Именно в этот момент открылась дверь, и появился капитан Арчер. Выглядел он измученным, но при виде Хоши губы его тронула слабая улыбка.

– Нашли что-нибудь, Хоши?

– Капитан. – Взяв себя в руки, она поднялась. – Пока не слишком много, но могу дать вам лучший перевод сообщения с радиобуя.

Она поставила запись перевода, и капитан внимательно выслушал её.

– Отличная работа. Что-нибудь ещё?

Хоши кивнула.

– Нам повезло. Те записи, что мы нашли в больнице – вы были правы. Это именно медицинские записи. Я как раз начала работать с ними, но начало – всегда самое трудное. Как только я чуть освоюсь с их языком, дело пойдёт намного быстрее. Пока из этих записей я понимаю только, что они не знали, отчего умирают.

Арчер хмуро кивнул.

– Сэр, – спросила Хоши, – а доктор Флокс что-нибудь обнаружил?

– Пока ничего, – сказал Арчер. – Я как раз к нему и иду. Если у него есть что-то новое, я скажу вам.

– Спасибо, – улыбнулась Хоши.

Выходя, Арчер на миг задержался, чтобы бросить взгляд на изображение двух инопланетян на экране; на лице его мелькнуло узнавание, затем оно омрачилось – и тотчас сделалось бесстрастным. Хоши взглянула на капитана с некоторым удивлением. За долгие месяцы, проведённые в тесном кругу сослуживцев, она приучилась безошибочно угадывать их настроение, а капитан выглядел чем-то омрачённым ещё до того, как они спустились на Оан.

– К сожалению, мне почти нечего сообщить вам, капитан, – заговорил Флокс прежде, чем Арчер успел переступить порог. Доктор стоял спиной к Арчеру возле диагностической кровати, на которой лежало тело женщины, укрытое непроницаемой плёнкой. Видимо, Флокс узнал капитана по шагам, или же просто решил, что больше сейчас сюда зайти некому. – Я всю ночь бился над изучением их клеточной структуры и физиологии, и кроме слабого различия в составе электролита, которое заметил ещё на планете, не обнаружил ничего, что могло бы послужить причиной смерти. Ни микробов, ни паразитов, ни признаков отравления или радиоактивного заражения. И никаких признаков воздействия знакомых нам видов оружия… – Флокс обернулся к капитану. Напряжение и недостаток сна начали сказываться на нём. Обычно румяное лицо приобрело болезненный желтоватый оттенок; в складках под глазами залегли глубокие тени. – Откровенно говоря, капитан, я просто не знаю, какие ещё анализы можно сделать. Кроме как снова спуститься на планету, я не…

– Они называли себя оани, – перебил Арчер. Он произнёс это без всякой видимой связи с услышанным, но капитану просто больше нечего было сказать в ответ на неутешительное сообщение Флокса. Не то, чтобы Арчер опасался, что таинственная болезнь может поразить его людей – этого он не опасался – но оани заслуживали того, чтобы причина их гибели была установлена. Будет слишком трагично, если окажется, что целая раса погибла, не оставив после себя того наследия, о котором капитан говорил Хоши.

– Оани, – задумчиво повторил Флокс и поглядел на укрытое плёнкой тело. – Жаль, что нам не пришлось повстречаться с ними при других обстоятельствах.

Арчер открыл было рот, собираясь сказать что-нибудь в знак согласия, но в последний момент передумал и спросил.

– А что насчёт того мужчины, который набросился на Хоши? И того, с искажённым лицом? Не могли безумие и ярость быть вызваны тем же, что убило их?

– Мне бы хотелось, чтобы я мог что-то сказать с уверенностью, капитан, – вздохнул Флокс, – но пока что у меня куда больше вопросов, чем ответов. Могу лишь предположить, что приступ ярости того бедняги был, скорее, связан с помешательством, вызванным органическими изменениями мозговой ткани. Что же до джентльмена с сердитым лицом, то тут я не обнаружил никаких признаков помешательства; он оставался совершенно здоровым по всем параметрам, пока не умер.

Едва доктор умолк, как из динамика раздался голос Т'Пол.

– Т'Пол вызывает медотсек.

Шагнув к интеркому, доктор нажал на кнопку.

– Флокс слушает.

– Доктор, вы не слышите ничего необычного?

– Простите?

– Необычного, – ровным голосом повторила Т'Пол. – По вашему ответу я понимаю, что не слышите. Я ищу капитана. Вы не видели его?

Обернувшись к Арчеру, Флокс сделал приглашающий жест. Капитан шагнул к интеркому.

– Говорит Арчер.

– Капитан… – показалось ли это Арчеру, или в голосе Вулканки действительно слышались нотки предвкушения? – Не могли бы вы сейчас зайти на мостик? И не может ли энсин Сато сопровождать вас?

Капитан сперва нахмурился, но предложение захватить с собой Хоши заинтересовало его.

– Что-нибудь случилось?

– Контакт с неизвестной формой жизни, сэр.

– Сейчас будем, – сказал Арчер, прежде чем Т'Пол успела договорить последнее слово. Выключив коммуникатор, капитан повернулся на пятках и стремительно вышел из медотсека, провожаемый задумчивым взглядом Флокса.

При появлении Арчера и Хоши Т'Пол тотчас поднялась с капитанского кресла, но на своё место возвращаться не стала. Как Рид за тактической установкой, так и Мейвезер за штурвалом наблюдали происходящее с нескрываемым интересом – и с немалым беспокойством, сказал себе Арчер.

– Капитан, – произнесла вулканка, затем перевела взгляд на Хоши. – Энсин Сато. Вы не слышите ничего необычного?

Лицо Хоши приняло сосредоточенное выражение, взгляд устремился куда-то вдаль.

– Возможно, – чуть нахмурившись, сказала она. – Вам не кажется, что один из субварповых двигателей немного перегружен?

Губы Т'Пол сжались в одну тонкую линию; вулканка явно ожидала не такого ответа. Арчер же почувствовал, что с него довольно загадок.

– Выкладывайте, субкоммандер. Что именно вы слышите?

– Вулканский язык, – ответила она.

Капитан пристально взглянул на неё.

– Точнее, – добавила она, – я слышу женский голос, говорящий по-вулкански. Он называет себя аморфным существом, целиком состоящим из энергочастиц и в то же время обладающим сознанием.

Пока она говорила, перед глазами у Арчера возник безумный оани, набрасывающийся на Хоши. Капитан похолодел. Он и экзолингвист обменялись тревожными взглядами. Неужели Т'Пол теряет рассудок? Возможно ли, чтобы неизвестное заболевание проникло на борт "Энтерпрайза"?

Спокойно, одёрнул себя Арчер. Насколько нам известно, все те люди, кроме двоих, умерли лёгкой смертью, будто заснули.

Тем не менее, он сказал:

– Субкоммандер, вполне возможно, что вы слышите голос неизвестного существа, который, по какой-то причине, никто из нас не слышит. Но я думаю, будет благоразумно, – с ударением на последнем слове продолжал капитан, – направить вас в медотсек для медосмотра.

Брови у Т'Пол чуть приподнялись в знак протеста.

– Уверяю вас, капитан, я чувствую себя совершенно нормально. Чтобы проверить правоту моих слов, достаточно просканировать ту область пространства, в которой это существо, по его утверждению, находится.

– Ну так просканируйте, – сказал Арчер.

Чуть поколебавшись, Т'Пол сказала:

– Судя по координатам, существо находится вне радиуса действия наших сканеров. Нам придётся покинуть орбиту.

Воображение Арчера нарисовало жуткую картину: "Энтерпрайз" – корабль-призрак, бесцельно летящий сквозь пространство, члены экипажа мёртвые на своих постах… Кто знает, кого ещё они могут заразить этой неизвестной болезнью? А если вулканцы станут их искать и найдут… Оборвав себя, он заявил:

– Я не рискну покинуть орбиту, пока у меня не будет стопроцентной уверенности, что мы не несём инфекции. Отправляйтесь в медотсек, субкоммандер. Это приказ.

Протест мелькнул в её глазах, но она лишь кивнула и спокойно произнесла:

– Хорошо, капитан. – И вышла, провожаемая взглядами Арчера, Рида и Хоши.

– Возвращайтесь к своей работе, – сказал Арчер экзолингвисту. – Результаты могут нам понадобиться скорее, чем вы думаете.

– Началось, – пробормотал Мейвезер – не слишком тихо. Услышав это, Арчер в раздражении обернулся к нему.

– Энсин!

Мейвезер застыл.

– Да, сэр.

– Сделайте мне одолжение, избавьте нас от сценических эффектов. Драматизма нам и так хватает.

– Да, сэр.

Спустя час, показавшийся ему вечностью, сидя в капитанском кресле, Арчер слушал по интеркому доклад Флокса.

– Обследование показало, что она совершенно здорова, капитан, – говорил доктор. – Насколько я могу судить, она полностью в здравом уме и твёрдой памяти. Никаких признаков умственного расстройства. Полагаю, её слова о состоящем из энергочастиц существе заслуживают внимания. Я отпускаю её назад на мостик.

– Слава Богу, – выдохнул Арчер. Он физически чувствовал, как спадает царившее на мостике весь этот час напряжёние; у Мейвезера заметно опустились плечи, а Рид облегчённо вздохнул. – Значит, нет никаких признаков заболевания.

– Верно. – Денобуланин на миг умолк. – Разумеется, это ещё не значит, что то, от чего умерли оани, не заразило её.

– Минутку, доктор. Вы же только что сказали, что она совершенно здорова.

– Судя по результатам обследования, – отвечал Флокс. – Но вспомните: у тех людей на планете тоже не было никаких признаков заболевания.

– Выходит, любой из нас может быть заражен. – Арчер заметил, что плечи у Мейвезера приподнялись на четверть дюйма.

– Боюсь, что это возможно. Хотя пока что нет никаких признаков, что это случилось.

Арчер вздохнул.

– Иными словами, мы ничего не можем знать, пока первый из нас не заболеет. Знаете, я бы предпочёл более чёрно-белую картину.

– Чёрно-белую…? О, цветистая – или, вернее сказать, монохроматическая? – метафора. Что ж, капитан, вы уж простите, но в настоящий момент я могу дать вам только серую картину.

– Не извиняйтесь. – Арчер покачал головой, хотя Флокс и не мог его видеть. – Вы работали тяжелее нас всех, пытаясь найти разгадку. Мы все в долгу перед вами.

– Благодарю вас, сэр.

В этот момент открылись двери лифта, и появилась Т'Пол.

– Продолжайте работать, доктор, – сказал Арчер. – Конец связи. – Т'Пол направилась на своё место, но Арчер окликнул её. – Итак, субкоммандер, вы по-прежнему слышите голос этого… существа?

Т'Пол обернулась к нему.

– Да, сэр. Однако доктор Флокс подтвердил, что я не страдаю галлюцинациями.

– Я не об этом. Я хочу знать, можете ли вы общаться с ним. Объяснить ему, почему мы не можем покинуть орбиту, чтобы направиться на встречу с ним.

– Я попытаюсь, капитан. – Она чуть склонила голову на бок, закрыла глаза. Лицо её приняло сосредоточенное выражение; меж бровей появилась морщинка. – Существу уже известно это; оно наблюдает за нашим кораблём и знает, что вы сказали.

Арчер отнюдь не был уверен, что услышанное ему по душе, но промолчал. Т'Пол продолжала:

– Оно говорит, что побывало вблизи этой планеты и было заражено, но оказалось невосприимчивым к заболеванию, поскольку, в отличие от нас, не является формой жизни, основанной на карбонатных соединениях. Однако оно обладает обширными медицинскими знаниями и предлагает свою помощь в выяснении причины гибели оани.

– Что ж, – сказал Арчер, – помощь нам будет весьма кстати. Может оно общаться непосредственно с доктором Флоксом?

Т'Пол вновь закрыла глаза. На этот раз она нахмурилась и почти тотчас же открыла их.

– Нет, капитан. Оно говорит, что может общаться лишь со мной.

– Это странно, – заметил Арчер. – Если оно общается с вами на вулканском, а вы просто "думаете" свои ответы, оно должно обладать телепатией. Почему же тогда оно не может говорить с Флоксом на денобуланском?

– Возможно, оно посылает сигналы на частоте, которую может слышать только Т'Пол, – подал голос с места рулевого Тревис Мейвезер. – Вулканский своего рода международный язык для многих рас, вышедших в космос.

Арчера это не убедило; однако предложением помощи от существа, испытавшего на себе заболевание, которое погубило оани, пренебрегать не приходилось. Он открыл рот, собираясь ответить Т'Пол, но вулканка заговорила первой.

– Оно также утверждает, что, подобно нам, путешествует с целью космических исследований. Оно хочет знать, заинтересованы ли мы в обмене информацией о наших культурах. – У Т'Пол был на редкость оживлённый вид, глаза блестели. В ней заговорил исследователь. Мысленно капитан услышал голос Трипа Такера: "Влюблённая вулканка…" – Оно просит разрешения приблизиться к нам, чтобы осуществить такой обмен.

Арчер больше не стал терять времени.

– Скажите ему, пусть приблизится.

Т'Пол кивнула. На этот раз взгляд её затуманился лишь на миг, затем она склонилась к своему экрану. Спустя несколько секунд она выпрямилась и доложила.

– К нам приближается неизвестная энергетическая конфигурация. Расстояние двадцать пять тысяч километров, координаты семь-ноль-пять-ноль.

Оно двигалось с варп-скоростью. Чтобы удостовериться, Арчер встал за спиной у Т'Пол, пытаясь разглядеть изображение на экране. Заметив это, Т'Пол без малейшей обиды шагнула в сторону, освобождая ему место.

– Сэр, – звенящим от волнения голосом вмешался Малкольм Рид. – Вы уверены, что не следует активировать наружную оболочку?

– Это ничего не даст, – обернулась к нему Т'Пол. – К тому же это существо не питает враждебных намерений.

- Говорит, что не питает, – поправил Рид. – И вы не можете знать наверняка, что активирование оболочки ничего не даст.

– Пока нет, лейтенант, – сказал Арчер. – если это существо собирается нас атаковать, зачем бы оно стало спрашивать у нас какого бы то ни было разрешения? – Он замолчал и снова склонился над экраном Т'Пол. К чувству облегчения, что с субкоммандером всё в порядке, примешивалось теперь острое любопытство. – Вы только взгляните на это! – На экране не было никакого изображения, лишь цифровые данные множества безвредных излучений вперемешку с электромагнитными пульсациями, собравшимися в плотную, напоминающую облако формацию.

– Разумное существо, – зачарованно откликнулась Т'Пол. – И при этом совершенно аморфное.

– Дайте изображение, – приказал Арчер Мейвезеру.

Увиденное заставило Арчера подняться. Он ожидал чего угодно, но только не этого: энергетические потоки переливались, играя, словно лучи солнца на бирюзовой поверхности воды. Арчеру вспомнились острова и моря лежащей внизу планеты.

Энергия, обладающая разумом. Что меня, собственно, так удивляет? подумал Арчер. Физики всегда утверждали, что мы есть не что иное, как застывший свет.

Вслух он произнёс, обращаясь к экрану:

– Экипаж корабля "Энтерпрайз" приветствует вас. Мы с благодарностью принимаем вашу помощь в выяснении причины гибели обитателей планеты… – он замаялся, припоминая, как Хоши называла планету, – …Оан.

– Существо приветствует нас, капитан, – тотчас произнесла Т'Пол. Она стояла сзади и тоже, не отрываясь, глядела на экран. – Оно просит разрешения подняться на борт, чтобы работать с доктором Флоксом. Я буду помогать им в качестве переводчицы.

– А зачем ему подниматься на борт? – спросил Арчер. – Похоже, оно прекрасно может общаться с нами на расстоянии.

– Оно "слышит" нас, но не может видеть наших диагностических приборов и знать результаты проведённых доктором Флоксом анализов. Не может оно также и осмотреть образцы тканей.

– Но оно же громадное, – сказал Арчер, не отрывая глаз от экрана. – Взгляните сами. Сколько сотен километров у него диаметр?

– Оно говорит, что способно сконденсироваться до размеров гуманоида, – откликнулась после паузы Т'Пол, – чтобы иметь возможность работать с нами. Это нелегко и займёт время. Но, сконденсировавшись, оно может пребывать в такой форме неограниченно долго.

Капитан колебался. У него не было никакой причины отказать этому существу в просьбе подняться на борт, особенно если оно действительно было заражено и оказалось невосприимчивым. Но нарушить карантин…

И в то же время он понимал, что им выпала редчайшая возможность: не только в отношении установления контакта с принципиально иной формой разумной жизни, обладающей огромным запасом знаний, но и в отношении выяснения причины трагедии, постигшей Оан.

А именно для этого "Энтерпрайз" и находится здесь.

– Ладно, – сказал он, наконец. – Скажите, что мы ждём его.

Глава 4

Арчер едва успел договорить, как игра красок на экране прекратилась, уступив место зелёно-голубому шару Оан на фоне черноты космического пространства и более отдалённому светилу, которое люди обозначили как Каппа Кси. Арчер невольно моргнул от неожиданности.

Когда же он снова открыл глаза, сине-зелёное энергетическое поле появилось вновь – на этот раз в виде столба, более плотного, более яркого, высотой и толщиной с человека. И как раз перед креслом рулевого, в котором сидел Тревис Мейвезер.

Мейвезер, родившийся на космическом корабле и навидавшийся на своём веку необычных вещей, откровенно вытаращился на пришельца, вытянув шею. Затем глянул через плечо, чтобы увидеть реакцию остальных. Глаза у него округлились так же, как и у Арчера.

– Вы когда-нибудь слышали о чём-то подобном? – тихо спросил Арчер.

– Нет, сэр, – выдохнул Мейвезер и, отвернувшись, снова уставился на пришельца.

Что до Рида, то он отступил на шаг от своей станции. Круглые от изумления глаза смотрели с недоверием; правая рука невольно потянулась к несуществующему фазеру.

Взяв себя в руки, капитан шагнул к полупрозрачному пульсирующему энергетическому полю. У него на языке вертелось: "Как вы это сделали?" – но дипломат заговорил в нём прежде специалиста, озабоченного усовершенствованием транспортатора.

– Добро пожаловать на борт "Энтерпрайза". Я капитан Джонатан Арчер. – О рукопожатии не приходилось и думать; пришелец хоть и был ростом с человека, но этим сходство с людьми и ограничивалось. Никаких конечностей у него не было.

Шагнув от своей станции, Т'Пол стала рядом с капитаном.

– У него нет имени, но оно называет себя странником и просит так к нему обращаться.

– Хорошо… Странник. Я хотел бы проводить вас в медотсек, чтобы вы могли поговорить с доктором Флоксом, нашим начальником медицинской службы.

Т'Пол издала слабый звук, который Арчер счёл деликатным покашливанием.

– Капитан… Странник просит, чтобы я постоянно присутствовала при них в качестве переводчицы.

– Э… да. Конечно же.

– И оно также говорит, – добавила вулканка, – что ему "не терпится" встретиться с доктором Флоксом, поскольку у него есть важная информация.

У Арчера сразу полегчало на душе. Хотя существо и было лишено всякого выражения, оно внезапно показалось добрым и мудрым; его сине-зелёный цвет – тёплым и лучистым, как улыбка.

– Пойдёмте.

– Поразительно, – произнёс доктор Флокс. Он стоял возле кровати, на которой лежало покрытое плёнкой тело оани, и свет пришельца подал на его лицо. Глаза денобуланина возбуждённо блестели при виде необычного существа. У Т'Пол он спросил. – Спросите у него, могу ли я его коснуться? Обследовать?

– Странник уже согласился на обмен знаниями, – отвечала вулканка.

– Доктор, – вмешался Арчер, – сейчас перед нами более неотложная задача. Странник сказал, что может помочь вам выяснить, что убило оани. – У капитана самого вертелись на языке сотни вопросов. Откуда появился пришелец? Есть ли другие, подобные ему? Существо говорит о себе в среднем роде – как же оно размножается? Но взглянув на бронзовое тело на кровати, Арчер отложил это на более подходящее время.

– Действительно, – согласилась Т'Пол, а затем с едва уловимой улыбкой добавила. – Кроме того, Странник предостерегает вас оттого, чтобы вы касались его. Он полагает, что его энергетические потоки могут причинить вам нечто подобное электрошоку.

Флокс не испустил вздоха разочарования, но у Арчера создалось сильное впечатление, что доктор подавил его.

– Что ж, – сказал денобуланин, – в таком случае, приступим.

Арчер помедлил ровно настолько, чтобы успеть увидеть, как Флокс указал переливающемуся световому столбу на тело оани на кровати; увидеть с изумлением, как существо ещё уменьшилось и медленно стало просачиваться внутрь мёртвого тела, и как тело начинает светиться переливчатым голубоватым сиянием.

Капитан заставил себя выйти. Теперь он мог лишь вернуться на мостик и ждать.

Тем временем в маленькой лаборатории рядом с медотсеком Хоши впервые за много часов оторвала взгляд от просмотрового аппарата, выпрямилась и потёрла пальцем точку между бровей, пытаясь унять начинающуюся головную боль.

Случай с Т'Пол беспокоил её. Её некогда было справиться о вулканке; снова и снова Хоши думала, что надо бы связаться с медотсеком и узнать о состоянии Т'Пол, но вместо этого всякий раз с удвоенным усердием продолжала переводить. Если Т'Пол больна, надо работать быстрее; и если даже Т'Пол не больна, всё равно она, Хоши, должна работать быстрее; кто знает, когда болезнь может свалить кого-нибудь из них?

Мысль об этом заставила её перестать тереть лоб и снова склониться над обзорным аппаратом, чувствуя, как свет экрана падает на лицо.

По крайней мере, она продвинулась достаточно, чтобы ей больше не приходилось останавливаться через каждые несколько слов. Теперь Хоши прослушивала медицинские записи Урока, глядя на бронзовокожего оани с глазами более лучистыми и блестящими, чем человеческие. В высоком, широкоплечем, мускулистом инопланетянине ключом била жизненная сила; но голос его, звучный баритон, был исполнен тревоги.

– Это не в воздухе, не в почве и не в море, – говорил он. – Значит, оно в нас самих. Может ли это быть микроб, слишком маленький, чтобы его могли уловить наши фильтры? – задумчиво спросил он таким естественным тоном, что Хоши показалось, будто он обращается к ней. – И если это в самом деле микроб, кто я такой, чтобы взять на себя право искусственно оборвать его жизнь? Кто я такой, чтобы отнять жизнь у другого живого существа, каким бы маленьким оно ни было?

– Но ведь вы умираете, – сказала Хоши по-английски маленькому экрану. – Вы считаете, что имеете право позволить столь примитивной форме жизни уничтожить себя?

– Наше уважение к жизни запрещает нам убивать, – продолжал Урока, словно отвечая ей. – Но разве я могу допустить нашу гибель? Все живые существа должны идти на компромисс и жить в мире – но как найти компромисс с видом, который может жить, лишь убивая нас? С какого момента наше право на жизнь начинает превышать право другого?

Поднявшись, Урока прошёл через комнату к мерцающей зелёной питательной кровати с лежащей на ней умирающей оани – той самой, которую доктор Флокс тщетно пытался спасти.

– Я должен спасти её, – просто сказал Урока и осторожно взял её безжизненную руку в свою.

Хоши отключила аппарат, пытаясь справиться с нахлынувшими чувствами. Время от времени она переводила услышанное и записывала для компьютера доктора Флокса – в сжатом виде, исключительно то, что имело значение для медика. Всё личное – в том числе истории Урока и его больной супруги, Кано – она опускала. Теперь было самое время устроить себе перерыв и отнести результаты работы в медотсек.

Хоши вздохнула, вынула из компьютера диск и вышла из лаборатории, в который раз говоря себе, что ей давно бы следовало стать более толстокожей. Слушая записи Урока, она не переставала думать о его судьбе, и это начинало сказываться на ней. Она должна оставаться сторонней наблюдательницей, если хочет, чтобы от неё был толк. То, что Урока обладал яркой индивидуальностью и нежно относился к своей жене, сейчас ничем не может им помочь. Хоши начинала думать о нём как о друге – а это уже было опасно.

Он прожил хорошую жизнь, и жил достойно, напомнила она себе. Он знал, что такое настоящая любовь, и всей душой стремился к миру.

Всё же на душе у неё было тяжело, и она ничего не могла с этим поделать. Вселенная стала беднее оттого, что в ней больше не было таких добрых, отзывчивых существ. Как чудесно было бы встретиться с ними, пока они были живы.

И всё-таки, в который раз мысленно спросила она себя, всё-таки что могло вызвать у этого доброго человека такую дикую предсмертную ярость?

Занятая такими мыслями, Хоши и не заметила, как очутилась в медотсеке; и то, что она увидела, пройдя через кабинет доктора Флокса туда, где стояли кровати, заставило её остановиться, как вкопанная.

Стоя по обе стороны кровати, Т'Пол и доктор наблюдали, как что-то движется внутри тела Кано, словно там шевелилось какое-то живое существо. Не в силах двинуться с места, Хоши с ужасом смотрела, как волнообразно поднимается и опускается позвоночник оани, как сквозь кожу и тонкую ткань одежды пробивается зелёно-голубое свечение. Свечение поднималось всё выше, пока не дошло до шеи; безгубый рот открылся и из него вырвался странный свет. Затем мёртвое лицо засветилось, и к ужасу Хоши, открылись тёмные блестящие глаза.

– Нет! – невольно вскрикнула Хоши и тотчас прикусила губу. Что бы тут не происходило, это было кощунство; Урока ни за что не допустил бы этого. И всё же Флокс наблюдал за происходящим с увлечением и надеждой, а Т'Пол – с невозмутимым спокойствием.

Услышав возглас Хоши, Т'Пол тотчас шагнула к ней.

– Что это? – спросила Хоши уже спокойнее. Она уже устыдилась своего порыва; несомненно, что бы ни делали доктор и Т'Пол, они делали это для того, чтобы определить, отчего умерли оани. И всё же, зная, как дорога была Урока Кано, Хоши невольно хотелось защитить её – пусть даже от неё осталось лишь мёртвое тело.

– Это Странник, – как ни в чём ни бывало, объяснила Т'Пол, кивнув на тело оани. – Энергетическое поле, которое вошло со мной в контакт. Возможно, оно способно обнаружить причину массовой гибели оани. Оно проникло в тело для исследования и установления диагноза. Я здесь, чтобы служить ему переводчицей.

– О. Хорошо. Я рада, что с вами всё в порядке, – с неловкостью произнесла Хоши. У неё не было ни малейшего желания приближаться к странному существу внутри тела Кано, поэтому она вручила диск вулканке. – Передайте это, пожалуйста, доктору Флоксу. Тут перевод медицинских записей оани.

Т'Пол вопросительно глянула на неё, точно собиралась спросить, почему Хоши не передаст диск доктору сама – но землянка не дала ей возможности заговорить. Она торопливо отвернулась и вышла из медотсека, не оглянувшись.

Возможно, происходящее должно было заинтере5совать её: в конце концов, речь шла о необычном существе, разительно не похожем ни на одно, встреченное людьми до сих пор; но Хоши не желала иметь этому никакого отношения. Было что-то кощунственное, бездушное в том, как существо двигалось внутри тела Кано; что-то, что наполнило Хоши предчувствием – смутным, необъяснимым… и недобрым.

На мостике капитан Арчер наконец услышал долгожданный вызов.

– Капитан, говорит Флокс из медотсека.

– Докладывайте, доктор. – Арчер в буквальном смысле сидел на краешке кресла; вахта выдалась спокойная, без всяких происшествий, и нечем было отвлечь себя, кроме зрелища зелёно-голубой планеты на экране.

– Странник объяснил мне, что убило оани.

– Отлично!

– Я так не сказал бы, капитан, – с сомнением откликнулся Флокс.

– Объясните.

– Видимо, солнечный ветер вызвал изменения в стратосфере, что позволило редкому виду всегда присутствовавшей в ней радиации убить их.

– Что за радиация?

– Странник не объяснил деталей, капитан. У него нет названия для этой радиации, хотя он способен прекрасно определять различные её виды. У него нет названия для этого вида, поскольку названия нет у нас – ни мы, ни вулканцы ещё не обнаружили этого вида, так что он не может объяснить этого Т'Пол. Он только объяснил, что это очень редкая форма. И… – Флокс многозначительно замолчал.

– Говорите, доктор, – потребовал Арчер, чувствуя, что ничего хорошего он не услышит.

– И она смертельна для землян, денобулан, вулканцев… фактически, для большинства гуманоидов при достаточно длительном облучении.

Арчер беззвучно выдохнул, словно его ударили в грудь. Из опасения распространить инфекцию он приказал, чтобы корабль оставался на орбите вокруг Оана. А теперь…

– Насколько длительном, доктор?

Флокс ответил не сразу, и Арчер повторил с яростью – яростью на самого себя.

- Насколько длительном, доктор?

– Я как раз попросил Т'Пол спросить у Странника. Похоже, Странник не знает. Это его первая встреча с гуманоидами.

– Ладно, спросите его, чем он может помочь нам предотвратить эту лучевую болезнь.

Снова пауза, затем Флокс откликнулся.

– Странник говорит, что он ничем не может нам помочь. Если кто-то из нас получил достаточно большую дозу, признаки заболевания скоро появятся.

– Ничем не может помочь? Да ну же, доктор. Этот Странник прекрасно знаком с радиацией – и даже мы, земляне, научились лечить некоторые виды лучевой болезни. Не может быть, чтобы ему нечего было сказать нам об этом виде радиации.

– Боюсь, что может, капитан. Он говорит, что прекрасно разбирается в радиации, но не понимает реакции на неё организма гуманоидов. Он видит всё в совершенно иной перспективе…

– Что ж, если он хочет "осуществить культурный обмен", ему придётся узнать о новых перспективах, – сказал Арчер. – Конец связи. – Он ткнул пальцем в кнопку на панели связи и уставился на экран, где зелёно-голубой шар по-прежнему неторопливо вращался вокруг своей оси. – Энсин Мейвезер, покидаем орбиту.

На лице молодого энсина отражалась та же озабоченность, что и у капитана.

– Курс, сэр?

– Куда хотите. – Арчер ударил кулаком по кнопке интеркома. – Коммандер Такер.

– Да, сэр, – откликнулся Трип из инженерного отсека. Обычно он отвечал гораздо более небрежным тоном, или произносил слово "сэр" с оттенком насмешки, но в этот раз он понял по тону Арчера, что сейчас не до шуток.

– Мне нужен варп 4, Трип. Мы должны убираться отсюда, как можно скорее.

– Понял, капитан, работаем, – без промедления откликнулся Трип. – Я скажу вам, когда будем готовы.

Арчер щёлкнул другим выключателем, переключаясь на канал связи по всему кораблю.

– Всем приготовиться к варпу. – Пауза, затем он неохотно продолжил. – Мы покидаем орбиту Оана, ибо, вероятно, подверглись воздействию редкой формы радиации. Как только мы узнаем о ней больше, доктор Флокс сообщит вам, какие шаги следует предпринять. Конец связи.

Капитан напрягся, чувствуя, как вибрирует пол под ногами по мере нарастания мощность двигателей. И пока планета Оан на экране удалялась, сменяясь несущимися навстречу звёздами, Арчера всё сильнее охватывало неприятное чувство, что "Энтерпрайз" бежит от чего-то, уже сомкнувшего на нём свою хватку.

Освещение в медотсеке было приглушено – на борту "Энтерпрайза" наступила "ночь". Т'Пол смотрела, как измученный Флокс говорит по интеркому. Между нею и доктором в полудюйме от пола неподвижно застыл странник.

– Теперь, когда мы несколько удалились от планеты, – говорил в интерком Флокс, – если я вам больше не нужен, я пойду к себе. Должен признать, я чувствую себя на редкость уставшим. Подозреваю, что нарушение моего годичного цикла гибернации повлияло на меня сильнее, чем я предполагал.

– Разумеется, доктор, – отвечал голос Арчера. – Вы заслужили отдых.

В самом деле, подумала Т'Пол. Флокс провёл в медотсеке два дежурства подряд, а это было достаточно тяжело для большинства гуманоидов. Очевидно, Флокс принадлежал к этому большинству: под глубоко посаженными глазами доктора залегли тени, и кожа на лице приобрела более бледный, чем обычно, оттенок.

– Энсин Катлер обещала, что сообщит мне, если случится что-нибудь необычное… – продолжил Флокс, но Арчер перебил его.

– Вы сделали всё, что могли. Вы отлично знаете, что если вы понадобитесь, вас позовут. А сейчас, доктор, отправляйтесь спать.

– С удовольствием, капитан. – Обернувшись к Т'Пол и Страннику, денобуланин коротко кивнул обоим – очень по-земному, отметила про себя вулканка. Ей самой понадобились годы, чтобы выучиться различать тонкости невербального языка землян, но Флокс овладел им в совершенстве. – Спокойно ночи, субкоммандер… Странник.

– Спокойной ночи, доктор, – отвечала Т'Пол согласно принятому на корабле земному обычаю. Обладая по-вулкански наблюдательным и логичным умом, Флокс был подвержен эмоциям не меньше землян. Голос у него был не менее мрачный, чем у капитана. Т'Пол полагала, что причиной такого плохо скрытого отчаяния стало опасение, что команда получила смертельную дозу редкого вида радиации.

Отчаяния Т'Пол понять не могла. Некоторые эмоции были понятны, но тревога всегда ставила её в тупик. Либо они все умрут, либо нет; и поскольку поделать всё равно ничего нельзя, она считала глупым тратить на размышления об этом эмоциональную и ментальную энергию. Если время ограничено, не лучше ли уделить больше этого самого времени вещам конструктивным? И всё же, глядя вслед доктору Флоксу, она отметила, что плечи у него поникли; эмоциональная реакция тревоги повлияла даже на его осанку.

Проводив взглядом доктора, она обернулась к застывшему рядом Страннику. В приглушённом ночном освещении его зелёно-голубое сияние было ещё ярче, давая дополнительный свет. Выглядело это довольно красиво и напомнило Т'Пол свечение некоторых морских существ Земли.

– Странник, – произнесла она, сознавая, что говорит вслух с существом, способным читать её мысли, и всё же считая обращение к нему вслух совершенно естественным, – хотите осмотреть наш корабль и ознакомиться с некоторыми из наших баз данных?

Да…

Она шагнула к интеркому.

– Т'Пол вызывает мостик.

– Арчер слушает. Вам повезло, что вы застали меня, субкоммандер. Я как раз сменяюсь с вахты.

– Сэр, с вашего разрешения я хотела бы показать Страннику корабль.

– Ладно. – В голосе Арчера звучали усталость и раздражение, которые капитан даже не пытался скрыть. – Если только обещаете отложить осмотр капитанской каюты до другого раза.

– Учтено. Конец связи.

Экскурсия по кораблю началась, разумеется, с медотсека, где Т'Пол, показала Страннику коллекцию экзотических растений и животных, используемых для диагностики. Странник смотрел и слушал молча; вулканка не могла бы сказать, занимают его её объяснения или же нагоняют на него скуку. Затем они перешли в лабораторию, где Хоши продолжала трудиться над переводом, хотя её рабочий день давно закончился.

– Здесь мы анализируем медицинские записи, обнаруженные на Оане, – объяснила Т'Пол.

Вы что-нибудь выяснили?

– Пока нет. Видимо, они совершенно не подозревали, что причиной смерти является некий вид радиации. Разумеется, энсин Сато ещё не успела просмотреть все записи.

Экскурсия также включала осмотр кают-компании наряду с пищевыми репликаторами; заинтересованная, Т'Пол спросила Странника, является ли он энергетически самоподдерживающимся.

Нет, отозвался Странник после долгой паузы. Подобно вам, мы добиваем себе питание из более примитивных форм энергии.

– Похоже, вы немало знаете о гуманоидах.

Мы встречали в космосе много гуманоидных рас.

Поколебавшись, Т'Пол всё же решилась задать вопрос, занимавший её в течение всего разговора.

– Если вы обладаете определёнными знаниями о гуманоидах, почему бы вам не использовать свой более высокоразвитый, чем у нас, интеллект для изучения нашей морфологии и физиологии? Признаю, вам было бы намного легче найти способ лечить лучевую болезнь, чем нам.

Вы исходите из предположения, что такое лечение существует.К сожалению, это не так. По крайней мере, мне ничего не известно о методе, который позволил бы полностью регенерировать организм гуманоида, если только вы не желаете прибегнуть к клонированию совершенно нового тела. Но оригинал это не спасёт.

– Клонирование в данном случае бессмысленно, – сказала Т'Пол. – Я сожалею, что ничего нельзя сделать.

Странник ничего не ответил.

У входа в инженерный отсек Странник остановился.

Я не могу войти туда – это нарушит моё энергетическое поле.

– Тогда не хотите ли ознакомиться с нашей базой данных? Она содержит обширную информацию о Земле и культуре землян.

А информация о вас там есть?

– Да. И я могу ответить на любые ваши вопросы.

Вы не такая, как остальные на этом корабле.

– За исключением доктора Флокса, экипаж корабля – земляне. Доктор – денобуланин. Я вулканка.

Почему вы среди них? У вас более совершенный ум, более точное мышление. Остальные не обладают ментальной дисциплиной.

Как хорошо, что капитан Арчер этого не слышит, отметила про себя Т'Пол. Капитану очень не понравилось бы мнение Странника о землянах.

– Дисциплина ума и контроль над эмоциями ценятся на моей родной планете, Вулкане. Мы практикуем такой контроль, ибо изначально были необузданной, чрезвычайно склонной к насилию расой.

Что заставило вашу расу измениться столь коренным образом?

Т'Пол вспомнила седого учителя Склара и тот далёкий день, когда он задал ей вопрос, на который она не знала ответа.

– На нас глубоко повлияло учение одного из наших философов по имени Сурак. Он проповедовал отказ от насилия по отношению ко всем живым существам. По этой причине я, в отличие от некоторых землян, не ем мяса животных. Более того, недавно я приняла решение отказаться от ношения оружия для защиты себя от склонных к насилию существ.

Странник увеличился и сделался чуть бледнее; энергетические потоки заструились быстрее; Т'Пол подумала, не может ли это быть проявлением эмоций.

Превосходно! Возможно, именно поэтому мы сочли возможным общаться с вами. Наша культура очень похожа на вашу: более всего мы ценим мир и потребляем лишь энергию неразумных источников. Мы считаем насилие чертой, присущей лишь низшим существам. Поток слов внезапно прервался – Странник на несколько секунд прервал общение. Затем он спросил. Можем мы использовать базу данных корабля для изучения вулканской культуры?

– В определённой мере, – отвечала Т'Пол. – Это земной корабль, а не вулканский; здесь нет обширной информации о вулканской культуре.

Будь Странник землянином, Т'Пол решила бы, что он разочарован услышанным. Цвета его чуть потускнели, и он ответил.

Хорошо. В таком случае, мы воспользуемся той информацией о вашей культуре, которая имеется на этом корабле. Пауза. Однако же вы не ответили на мой первоначальный вопрос: почему вы предпочитаете находиться среди низших существ?

Т'Пол снова подумала, что хорошо, что с ними нет Арчера. Она дала Страннику единственный ответ, который, как она чувствовала, он поймёт.

– Я, как и вы, желаю изучать их.

В то время, когда Т'Пол оставляла Странника перед компьютерным терминалом, Арчер сидел у себя на кровати, вытянув ноги, а на коленях у него лежал Портос. Вернувшись к себе в каюту, капитан застал пса чем-то обеспокоенным. Не притронувшись к еде, Портос потребовал внимания и ласки, и теперь лёжал на животе у Арчера брюхом кверху, лопоухий, похожий на летучую мышь. Его давно следовало бы выкупать. Обычно капитан – да и остальные – в таких случаях жаловались на неприятный запах; но сегодня "аромат" псины казался Арчеру чуть ли не уютным. Он напоминал о Земле, о доме.

Если находящиеся на корабле получили слишком большую дозу облучения, то маленький бигль будет первым, кто… – но думать об этом Арчер себе не позволял.

– Ну, в чём дело, дружище? – пробормотал Арчер, почёсывая Портосу брюхо. Портос в ответ дёрнул задней лапой, ткнув Арчера в живот, и разинул пасть, обнажив острые зубы. – В чём дело?

– Он видит, что ты расстроен, только и всего, – сказал Трип Такер, который удобно расположился на стуле рядом с кроватью и потягивал бурбон.

– Сейчас – пожалуй, – сказал Арчер. – Но он уже был как на иголках, когда я вошёл. А этот пёс во многом смахивает на меня. И если он воротит морду от обеда – это неспроста.

– Ну, ты и сам никогда не был членом общества чистых тарелок. Уверен, что не хочешь выпить? – Трип протянул свой стакан.

– Нет. – Арчер подался вперёд, намереваясь почесать Портосу возле передних лап; бигль задрал их в предвкушении. Капитан не стал говорить своему инженеру, что хочет сохранить ясную голову на случай, если кто-то на корабле заболеет. Но Трип, как обычно, прочёл его мысли.

– Ты отлично понимаешь, что если кто-то заболеет, ни ты, ни я ровным счётом ничего не сможем поделать, кэп.

– Спасибо за поддержку, – горько усмехнулся Арчер.

Трип пожал плечами.

– Ты, я, любой из нас – что мы можем сделать? – сказал он без малейшего сочувствия. – Те люди не сумели спасти себя; а сдаётся мне, медицина у них была не самая худшая во вселенной.

– Да, но как насчёт того знатока радиации, что заглянул к нам на огонёк? По идее, Странник должен знать, чем тут помочь. Можно подумать, будто он – оно – знает что-то и не говорит.

– По крайней мере, он нас предупредил, – возразил Трип. – Если уж на то пошло, он, может, спас этим нас всех. Не скажи он нам…

– Ты прав, – согласился Арчер. – Я просто хотел бы…

– Ты просто хотел бы быть идеальным капитаном. Таким, который способен не только защитить свой экипаж от любой опасности, но и воскресить людей на той планете.

– Именно, – подтвердил Арчер с гримасой, даже отдалённо не напоминающей улыбку.

Трип понимающе кивнул.

– А я хотел бы, чтобы я мог сказать тебе: всё будет в порядке; только это мы узнаем не скоро.

Арчер вздохнул, и уже открыл было рот, чтобы ответить: "Ты не мог бы сказать мне что-нибудь менее очевидное?" – но тут послышался сигнал от двери. Капитан слегка нахмурился.

– Кто это ещё на ногах так поздно?

Трип взглянул на него, и оба одновременно произнесли:

– Т'Пол.

– Войдите, – сказал Арчер.

Дверь скользнула в сторону. К удивлению капитана появился Флокс; обычно румяное, подвижное лицо его было вялым и бледным. Секунду он стоял на пороге, затем пошатнулся и упал на колени.

Арчер вскочил с кровати, начисто позабыв о собаке, лежавшей у него на коленях; Портос едва успел откатиться в сторону. В следующий миг капитан и Трип были рядом с Флоксом.

– Капитан. – Флокс произнёс это чуть слышно, но отчаяние сделало его шёпот похожим на крик. Тут денобуланин вздрогнул всем телом и закатил глаза. – Капитан…

Он повалился вперёд, и Арчер едва успел подхватить его.

Глава 5

Запись в капитанском журнале.

Заболел доктор Флокс – видимо, той же самой болезнью, которая поразила обитателей Оана. "Энтерпрайз" оказался под угрозой возможной эпидемии, лишённый помощи от своего начальника медицинской службы.

В неярком ночном освещении медотсека Арчер и энсин Катлер стояли по обе стороны кровати, глядя на лежащего без сознания доктора Флокса. Лицо денобуланина было болезненно-жёлтым, щёки ввалились. Арчер взглянул на показания приборов на диагностической панели над изголовьем, тщетно пытаясь понять, что они означают.

Тут же стояли Т'Пол и Странник – не то, чтобы от них мог быть какой-то толк, мрачно подумал Арчер. Всё же он вызвал их в медотсек – на всякий случай.

– Вы уверены, что это то же заболевание, которое поразило Оани? – спросил Арчер у Катлер.

Ответом ему был вздох. Энсин Катлер была молодая женщина, с широким разрезом глаз и тёмно-золотистыми волосами. Она всё ещё не слишком уверенно чувствовала себя на корабле и уж точно не была врачом. Ей не доставало знаний и опыта; но когда корабль готовили к запуску, Арчеру в голову не пришло, что команде в шестьдесят человек может понадобиться более одного врача; не пришло это в голову и ни одному из тех больших начальников, что отбирали экипаж.

Теперь капитан мог лишь удивляться, как могли они допустить такое упущение.

Катлер изо всех сил пыталась сохранять сугубо ледовой вид, но Арчер знал, что ей сейчас особенно тяжело: ведь по роду своей работы она была связана с Флоксом теснее, чем кто-либо другой. В карих глазах промелькнула тревога и тотчас исчезла, когда Катлер подняла взгляд на Арчера.

– Похоже на то, сэр – судя хотя бы по тому, что нет никаких симптомов, кроме постепенного ослабления жизнедеятельности.

– Что вы можете сделать? – спросил Арчер.

На мгновение она отвела взгляд; она не хочет лишать его надежды ответом "ничего", понял Арчер. Но Катлер тотчас распрямила плечи и взглянула ему в лицо.

– Мы можем поддерживать деятельность жизненно важных органов, сэр. Пока не нарушена работа мозга…

То есть искусственное поддержание жизнедеятельности организма.

– Вы применяли обычные методы лечения лучевой болезни для денобулан?

– Нет, сэр. – Лицо Катлер немного прояснилось. – Я попытаюсь.

Арчер кивнул, прекрасно сознавая, что это, скорее всего, окажется бесполезным; но хотя бы даст какую-то надежду хоть на некоторое время.

– Обследование и противорадиационные прививки всем членам экипажа. Это может помочь – и уж во всяком случае, не повредит.

– Да, сэр.

– У вас будет много работы, – продолжал Арчер. – Я отряжу несколько человек вам в помощь.

– Благодарю вас. – Пауза. – Начнём с вас, сэр.

Арчер отмахнулся, кивнул на дверь.

– Сейчас у меня нет времени, энсин. Думаю, важно, чтобы остальные на корабле…

– Сэр. – Катлер вытянулась во весь рост и твёрдо продолжала. – В данную минуту я являюсь исполняющей обязанности начальника медицинской службы. И в качестве таковой обязана указать вам, что у членов группы высадки больший риск заболеть лучевой болезнью. Стены корабля дают нам определённую защиту, сэр – но вы были на поверхности планеты.

– Она совершенно права, – вмешалась Т'Пол: Арчер метнул на неё недовольный взгляд. Она подняла брови с выражением лёгкого удивления и продолжала. – Мы долее других находились под действием радиации, капитан. Следовательно, предполагая, что мы находились под её воздействием достаточно долго, мы заболеем раньше остальных. – Она на миг умолкла. – Денобулане более землян подвержены лучевой болезни. Неудивительно потому, то доктор Флокс заболел первым.

– Ладно. – Арчер указал Т'Пол на энсина Катлер и диагностическое оборудование. В таком случае я приказываю вам пройти обследование первой.

– Вулканцы обладают большей устойчивостью к лучевой болезни, чем земляне, – парировала Т'Пол.

Катлер согласно кивнула.

– Не спорьте, капитан. Это займёт всего минуту.

Взяв медицинский сканер, она провела вдоль тела Арчера, отошла в другой угол и стала готовить гипоспрей.

Капитан со вздохом закатал рукав, но при этом обернулся к Т'Пол.

– Вы следующая. А пока вы ждёте, свяжитесь с Хоши и Ридом и скажите им, чтобы шли сюда – одна нога здесь, другая там.

К счастью, Т'Пол не стала спрашивать, что означает эта метафора, а прямо направилась к интеркому.

И чувствуя холодный металл гипоспрея, который Катлер прижала к его руке, Арчер подумал: не то, чтобы это сильно помогло, но всё же…

Хоши снился сон на языке оани.

Сны на других языках снились ей нередко, и в этот раз, как всегда в таких снах, она говорила бегло и понимала легко.

Она находилась в приёмном покое больницы – там, где группа высадки обнаружила десятки оани, которые умерли, пока сидели, терпеливо ожидая чего-то. Но во сне в зале не было никого, кроме неё, Урока и Кано.

Они все трое сидели, скрестив ноги, в отсвечивающем перламутром зале на покрытом чем-то мягком полу. Урока и Кано приветливо улыбались ей, а она что-то говорила им, поглядывая время от времени на противоположную стену – совершенно прозрачную, сквозь которую был виден блестящий под солнцем берег и сине-зелёный океан с его медленно перекатывающимися волнами.

Вам незачем больше о нас беспокоиться, произнёс Урока своим глубоким, звучным баритоном. С нами больше ничего не может случиться. Теперь мы счастливы.

Подавшись вперёд, Кано взяла его за руку – двенадцать пальцев переплелись – и кивнула.

Да, мы счастливы, но мы очень беспокоимся за вас.

Голос у неё был мягким, но ниже, чем ожидала Хоши.

За меня? Хоши удивлённо тряхнула головой. Но ведь я жива.

Видите? Спросил вдруг Урока и кивнул на прозрачную стену.

Хоши проследила за его взглядом. Блестящий белый песчаный берег исчез; начался прилив; вода плескалась у стеклянной стены здания, и глубины там было примерно по щиколотку.

Она будет прибывать, безмятежно произнесла Кано, пока нас не затопит.

Слова эти наполнили Хоши невыразимым ужасом. Некоторое время она следила, как медленно поднимается вода, затем перевела взгляд на Кано – маленькую и хрупкую рядом со своим высоким, могучим мужем.

Что это значит? Требовательно спросила Хоши.

Но Кано молчала, и Урока лишь кивнул снова на стеклянную стену.

А вода всё поднималась, и волны становились сильнее. Снова и снова ударяли они о стену, и скоро Хоши уже не могла видеть ничего, кроме воды… затем стекло лопнуло, вода хлынула в зал. Течение захватило её и оани; Хоши почувствовала, что задыхается. Она закричала, но не услышала ни звука…

Кроме сигнала интеркома рядом с койкой. Она разом села на кровати, оглядываясь вокруг, пытаясь отделить явь от сна. Наткнувшись взглядом на мигающий сигнал, она нажала кнопку интеркома и произнесла, стараясь не хватать ртом воздух.

– Сато слушает.

– Энсин. – Бесстрастный, размеренный голос Т'Пол разом вернул Хоши к реальности. – Немедленно явитесь в медотсек. Конец связи.

Включив свет, Хоши стала натягивать форму. Перед глазами её всё ещё стояли поднимающиеся волны.

Стоя в медотсеке и остро чувствуя, как за его спиной энсин Катлер хлопочет над доктором Флоксом, Арчер прекрасно сознавал, какое у него, должно быть, сейчас лицо. И когда в медотсек вошёл Малкольм Рид, а за ним, с интервалом в несколько секунд, Хоши, капитан заговорил не сразу, наблюдая за их реакцией.

Рид бросил один-единственный взгляд на Флокса, и лицо его сделалось каменным; он выпрямился и застыл по стойке смирно. Хоши даже не стала скрывать волнения.

Секунду-другую никто не произносил ни слова; тут всё ясно и без слов, подумал Арчер, но всё же сказал то, что его люди уже поняли.

– Доктор Флокс в состоянии комы. У него те же симптомы, что и у оани: замедление пульса и дыхания, постепенное угасание деятельности внутренних органов. – Он вдруг почувствовал, что не может говорить, и вынужден был прокашляться. – Я приказал провести стандартную профилактику для всего экипажа. Прежде всего для группы высадки: мы были на поверхности планеты и больше других подверглись воздействию радиации.

Пока он говорил, Катлер отошла от Флокса и направилась к ним с гипоспреями в руках.

На миг Риду явно стало не по себе; но он тотчас взял себя в руки и обернулся к Хоши.

– Дамам без очереди.

– Дамам без очереди? – Хоши недоумённо взглянула на него. – Это что, английская поговорка?

– Точно не знаю, – отвечал Рид. – Так говорила моя бабушка, когда хотела, чтобы её пропустили без очереди. – Он сделал приглашающий жест. Пожав плечами, Хоши закатала рукав.

Через несколько секунд с инъекциями было покончено.

– Да, кстати, – сказал Арчер, – я приказал всем членам экипажа явиться сюда для получения прививок. Катлер справиться с этим гораздо быстрей, если кто-нибудь согласиться помочь ей.

Он сказал это не столько потому, что Катлер действительно нуждалась в помощниках, сколько потому, что хотел, чтобы Хоши и Рид находились в медотсеке – на случай, если кто-нибудь из них заболеет.

Но только чем это им поможет? Чем это помогло доктору Флоксу?

– С вашего разрешения, капитан, – сказала Хоши. – Я заканчиваю прослушивание медицинских записей оани, осталось совсем немного. Я хотела бы закончить это сейчас. – Она не стала говорить очевидного – что ей не хочется возвращаться к себе; и что если она не закончит свою работу сейчас, она может её уже никогда не закончить. – Просто… Я не могу объяснить этого, сэр. Даже если они так и не узнали, от чего умирают, у меня такое чувство, что мы сумеем кое-что узнать, если просмотрим все их записи. Считайте это интуицией.

– Идите, энсин. Я верю в интуицию. – Арчер кивнул, и она вышла.

– С вашего позволения, сэр, – официально произнёс Рид. – Я хотел бы закончить одно личное дело. Это займёт всего минуту…

– Вы свободны на столько времени, сколько вам понадобиться, – мягко сказал Арчер.

– …после чего вернусь сюда помогать энсину Катлер.

– Идите.

Проводив Рида взглядом, капитан ещё какой-то миг смотрел на закрывшиеся двери, затем вздохнул, шагнул к интеркому и нажал кнопку связи по всему кораблю.

Сигнал от входной двери застал Трипа Такера сидящим на койке и протирающим глаза. Ему снилось коралловые рифы; во сне он плавал среди них много часов, как вдруг внезапно заметил, что на нём нет акваланга – и в этот миг голос капитана по общему каналу связи разбудил его.

– Войдите, – простонал он и прокашлялся, прогоняя сонливость из голоса.

Двери открылись, и на пороге появился Малкольм Рид, одетый по всей форме и аккуратно причёсанный.

– Малкольм, – сказал Трип, – что это ты такой отглаженный?

Рид взглянул на него с недоумением; начальник службы безопасности выглядел озабоченным и откликнулся без тени юмора.

– Отглаженный?

– Ну да, отглаженный. Как антоним помя… – Трип оборвал себя на полуслове и присмотрелся к Риду повнимательнее. – Как это ты умудрился так быстро вскочить и привести себя в божеский вид?

– А, это. – Рид шагнул в каюту, позволяя двери закрыться. – Я… Я уже давно встал. Именно об этом я и хочу поговорить с вами, коммандер.

– А это не может немного подождать? Капитан как раз приказал всем явиться в медотсек… – Трип с усилием поднялся на ноги и, стащив с вешалки форму, стал натягивать её.

– Да, знаю. Я как раз оттуда. – Рид помолчал секунду и вдруг заговорил торопливо, не переводя дыхания. – Помнишь, когда мы были закрыты в гондоле шаттлов и думали, что "Энтерпрайз" погиб, и мы тоже погибнем, и ты услышал, как я записываю завещание…

– О, ради Бога, – сказал Трип. – Об этом ты пришёл говорить? А ты не думаешь, что это несколько преждевременно? – Он запрыгал на одной ноге, надевая ботинок. – Иногда, лейтенант, вы… ударяетесь в мелодраматизм.

– Ни в какой мелодраматизм я не ударяюсь, – ровным, спокойным голосом сказал Рид. – Те, кто высаживался на планету, получили большую дозу облучения, чем те, кто оставался на корабле. – Я хочу, чтобы ты знал…

Трип прекратил подпрыгивать на босой ноге.

– Ты уверен?

– Да. И я хочу говорить с тобой о своём завещании.

– А почему ты просто не наговоришь запись, а мне расскажешь потом? – Трип надел второй ботинок и выпрямился.

– Потому что тогда я могу не успеть.

– Малкольм… – простонал Трип своим опять-он-за-своё тоном.

– Доктор Флокс в состоянии комы, – сказал Малкольм. – Я сделаю запись потом, если смогу, но сначала я хотел поговорить с тобой.

– А, чёрт, – поразился Трип. – Я понятия не имел… А они уверены, что это…

– Радиация, да. – Пауза. – Я хочу, чтобы ты получил всё.

– Что??

– Ты слышал, что я сказал. Ты получаешь всё.

– Но как же все твои подружки? – Щедрость Малкольма смутила Трипа. – Все эти женщины? А твои родители? Твоя сестра? Послушай, мне сейчас надо идти в медотсек. Давай поговорим потом.

– У меня может не быть потом, – сказал Малкольм, но Такер уже выходил из каюты.

– Послушай, – сказал Трип, когда Рид нагнал его в коридоре, уже заполненном заспанными членами экипажа, спешившими к турболифту. – Не стоит тебе менять завещания. Оставь, как есть. В конце концов, я тоже был под действием этой радиации. – Он старался говорить так, словно речь шла о чём-то обычном. – Так что вполне возможно, не стоит труда менять завещание.

– У меня кое-что есть на Кайманах, – не слушая его, продолжал Малкольм. – И неплохая земля в Аргентине. И квартира в Найтсбридже…

Трип почувствовал, как начинает дёргаться челюстная мышца. Он чувствовал себя усталым, и хотя известие о докторе Флокса расстроило его, не мог серьёзно воспринимать разговоров о смерти. Они найдут выход, как находили его любых опасностей, в которые им случалось попадать – с того самого дня, как был запущен "Энтерпрайз". Неисправимый оптимист, Трип просто не мог представить, чтобы их команда полегла от болезни, которая сразила оани.

– Оставьте, лейтенант, – отрезал он. – Сейчас есть вещи поважнее, чем думать о вашей недвижимости.

Он вошёл в лифт, уже набитый заспанными людьми. Шагнув следом, Рид произнёс – слишком тихо, чтобы его могли услышать остальные, и всё же достаточно громко, чтобы смутить Трипа:

– Я говорю совершенно серьёзно, коммандер Такер. Я не из тех, кто легко заводит друзей, но вас я считаю…

– Оставьте, – повторил Трип, вложив в это слово больше раздражения, чем на самом деле чувствовал. Сейчас, в присутствии других, было не время говорить об их дружбе – и кроме того, он по-прежнему считал, что Малкольм всё преувеличивает. Глядя прямо перед собой на двери лифта, он продолжал. – Это приказ, лейтенант.

Рид умолк на середине фразы. Больше он не произносил ни слова – причина, достаточная, чтобы Трип взглянул на него украдкой. Лейтенант стоял с каменным лицом.

Чёрт подери, подумал Трип. Ему совершенно не хотелось обижать чувства Малкольма – но он был совершенно не в настроении предаваться мыслям о смерти. Если положение действительно критическое, то небольшая доля ярости для них всех будет лучше, чем смирение или страх.

Остаток пути прошёл в молчании.

Сидя в лаборатории, куда она вернулась сразу же после инъекции, Хоши изо всех сил старалась не обращать внимания на постоянные шаги в коридоре – шаги тех, кто торопливо направлялся в медотсек или возвращался оттуда. Нелегко было заставить себя не думать о докторе Флоксе, лежащем без сознания в медотсеке. Картина эта вновь и вновь вставала у неё перед глазами, смешиваясь с другой: мёртвое тело Кано, временно оживлённое изнутри зелёно-голубым энергетическим существом. Но в конце концов, Хоши сумела заставить себя сосредоточиться на изображении на экране, где Урока как раз делал очередную запись.

Теперь оани явно был возбуждён, широко раскрытые глаза смотрели с надеждой. Хоши внимательно вслушивалась; теперь она понимала всё, и ей уже не требовалось прослушивать запись по второму разу.

На нашей планете появился пришелец, принесший нам надежду. Он прилетел один с планеты (Хоши записала фонетическую транскрипцию названия планеты, звучавшего как Шикеда) и утверждает, что его сородичам известно об этой болезни. Сейчас с ним беседуют наши врачи, и есть надежда, что скоро мы узнаем причину постигшего нас несчастья.

Хоши не упускала ни слова, с нетерпением ожидая следующей записи. Неужели в этом секторе есть ещё раса, знакомая с этой лучевой болезнью? Возможно, их знания, полученные оани слишком поздно, помогут команде "Энтерпрайза"?

Изображение на экране изменилось – и у Хоши сжалось сердце. Возбуждение и надежда Урока сменились отчаянием – широкие плечи оани поникли, словно под непосильной ношей.

Для тех, кто придут сюда после нас, сказал он, понизив звучный голос почти до шёпота, – предупреждение. Пришелец с Шикеды утверждает, что причина нашего заболевания – микроорганизм, не похожий ни на один из тех, что нам известны. Его сородичи болели этой болезнью и умирали.

– Микроб! – Хоши невольно вскочила, не отрывая глаз от экрана. – Нет, нет, это неправда! Ничего удивительного…

Она не договорила, глядя, как Урока печально склонил голову, а затем продолжал прямо в экран.

Это живое существо, как и мы; пришелец говорит, что оно способно эволюционировать. Он предлагает нам лечение, но чтобы выжить, нам придётся уничтожить эти микроорганизмы, а мы не станем этого делать. Пауза. Мы должны покориться судьбе. Мы жили в мире, в мире и умрём.

– Нет! – Хоши не сознавала ни того, что кричит, ни того, что спорит человеком, который несколько дней как мёртв. – Нет, это несправедливо! Как вы можете допустить такое? Как вы можете просто сдаться?

Изображение сменилось, на экране появилась последняя запись, но Хоши больше не могла выдержать. Остановив запись, она шагнула к интеркому.

– Сато вызывает капитана Арчера.

Из капитанской каюты не последовало никакого ответа. Хоши вызвала мостик.

– Арчер слушает.

– Капитан, прежде чем оани умерли, у них побывал кто-то с планеты Шикеда и сказал им, что они умирают от микроорганизма – слишком маленького, чтобы его могли обнаружить их приборы. Убийство любого живого существа, даже такого ничтожно малого, противоречило принципам оани – и они позволили этому микроорганизму погубить себя. Но тот странник знал метод лечения!

Она слышала, как капитан медленно выдохнул. Последовала пауза, и наконец Арчер произнёс.

– Я буду ждать вас в медотсеке. Думаю, нам следует потолковать со Странником.

В это время Трип стоял в медотсеке между энсином Катлер и Малкольмом Ридом спиной к прилавку, на котором лежали ампулы. По другую сторону от Катлер стоял офицер техперсонала, который до поступления на службу в Звёздный Флот был медбратом.

Трип отлично умел делать инъекции; у него были крепкие нервы и твёрдая рука; поэтому, получив прививку, он вызвался помочь Катлер. Ей одной понадобилось бы несколько часов, чтобы сделать инъекции всем шестидесяти членам экипажа; и поскольку время было дорого, Трип решил, что должен помочь ей. Делать инъекции для него не составляло труда.

Глядя на Малкольма Рида, никто не мог бы сказать то же самое; хотя начальник службы безопасности сдерживался изо всех сил, делая очередную инъекцию, он невольно скрипел зубами и весь передёргивался. Трипу было от души жаль его пациентов – да и себя самого, поскольку всякий раз при виде такой чувствительности он с трудом сдерживал улыбку.

Но по крайней мере Рид чем-то занят. За четверть часа они вчетвером пропустили половину экипажа. Капитан должен быть доволен – при условии, разумеется, что считает, что от этих инъекций будет толк. Сам Трип в этом сильно сомневался, но полагал, что лишних предосторожностей в таких случаях не бывает.

Делая очередную инъекцию, Рид не сдержал стона; на этот раз Трип просто не мог удержаться. В тот момент, когда очередной член экипажа шагнул к нему, коммандер чуть заметно усмехнулся одним уголком рта, а другим тихо бросил Риду:

– Тс-с. Не надо пугать пациентов. А то, если кто увидит, какие рожи ты корчишь…

– Помогите, – сказал Рид.

Он произнёс это чётко и ясно, со своим британским акцентом, без всякого выражения; Трип не услышал в его голосе страха. У него мелькнула было мысль, что Рид вздумал его разыграть; но она тут же исчезла, когда стоявший перед Ридом энсин закричал:

– Эй! Осторожнее!

Боковым зрением Трип увидел, как Рид сделал неверный шаг назад, к прилавку. Коммандер обернулся.

– Малкольм?

Широко раскрытые глаза Рида смотрели поверх голов стоящих перед ним людей. Под пробивающейся на щеках и подбородке щетиной проступила смертельная бледность.

Не глядя на Такера, Рид стал сползать спиной по прилавку на пол.

Чисто инстинктивно Трип выпустил из рук приготовленный гипоспрей – тот со стуком покатился по металлическому полу – обернулся и подхватил друга, прежде чем он окончательно осел на пол. Катлер, также обернувшись, коротко вскрикнула; стоявшие перед ними в очереди поспешно расступились в разные стороны, освобождая место.

– Ты в порядке, дружище. – Собственные слова показались Такеру глупыми. Рид был далеко не в порядке; глаза его закатились, рот шевелился, но из него вылетали лишь слабые, нечленораздельные звуки. Трип склонился, вслушиваясь.

- …что я сказал… не забудь…

– Не беспокойся, Малкольм, – сказал Трип. – Я не забуду.

Глаза Рида закрылись, он выдохнул и обмяк на руках Трипа.

Катлер со сканером была уже рядом.

– Это просто обморок, – сказала она. – С ним всё в порядке.

- Что? – Такеру внезапно стало стыдно за то, что он подумал, будто его друг умирает.

– Обморок, – пожала плечами Катлер. – Не с ним первым. Бывают люди, которым вообще не по себе в медпунктах, а если им ещё и приходится делать инъекции…

– О-оо. – У Рида затрепетали веки. Он зашевелился. – Что случилось? У меня началась лучевая болезнь?

Трип без лишней нежности поставил друга на ноги; Рид чуть покачнулся. Катлер принесла гипоспрей и сделала инъекцию.

– Сейчас будет легче, – сказала она. – Это должно помочь.

– Что случилось? – снова спросил Рид.

– Ты упал в обморок, – сухо сказал Трип. – Почему ты не сказал, что тебе нехорошо в медпунктах?

Рид фыркнул; от инъекции ему явно стало лучше – настолько, чтобы он мог обидеться.

– Ничего мне не по себе. Я просто внезапно почувствовал слабость.

Картер слегка улыбнулась.

– Ладно, лейтенант, на всякий случай приказываю вам отправиться к себе и отдохнуть.

– Хорошо, – холодно сказал Рид. Одёрнув форму, он направился к выходу, но обернулся. – Разумеется, если вам понадобиться помощь…

– Ты будешь последним, кого мы позовём, – насмешливо ответил Трип. Он проводил друга взглядом и с неодобрительной насмешкой покачал головой.

У себя в каюте Рид улёгся на койку с внезапным чувством блаженной усталости. Ему хотелось заснуть и спать долго-долго…

Он вытянулся на койке, начисто позабыв о чувстве неловкости из-за своего обморока в медотсеке. Конечно же, он не настолько чувствителен… и то, что он мог вот так потерять сознание, смущало его… Но сейчас ему не хотелось об этом думать. Он слишком устал.

Уснул он мгновенно. Во сне бирюзовые волны океана Оани перекатывались над ним, мерно покачивая его, и он вдохнул полной грудью прохладную океанскую воду…

И понял, что тонет. Страшная слабость охватила его; он отчаянно пытался сбросить её, барахтался, как утопающий…

Рид открыл глаза. Из последних сил он встал и, привалившись к стене, дрожащей рукой нашарил кнопку интеркома.

– Медотсек. Катлер слушает.

– Помогите, – прошептал Рид, сполз по стене на пол и потерял сознание.

Глава 6

В маленькой лаборатории рядом с медотсеком, где хранились доставленные с Оана и прошедшие дезинфекцию предметы, Арчер слушал, как Хоши рассказывает Т'Пол – сопровождаемой, по обыкновению, радужным Странником – что она узнала из записей одного из умерших врачей оани.

Арчер был зол – зол из-за того, как всё складывается; зол на Т'Пол за то, что она показала Страннику корабль – хотя он сам дал ей разрешение на это; и больше всего зол на Странника. Он не был уверен, что гнев его справедлив – по крайней мере, отчасти гнев его был вызван тем, что Флокс болен и, по-видимому, умирает (Арчер ещё не справился у Катлер, каково состояние доктора), и что та же судьба, с большой долей вероятности, ожидает весь экипаж. И то, что я за ночь глаз не сомкнул, тут совершенно ни при чём…

Но у злости капитана на Странника имелась вполне конкретная причина: Странник ни словом не упомянул о пришельце с планеты Шикеда.

Т'Пол невозмутимо выслушала Хоши, бросила быстрый взгляд на стоящее рядом переливающееся существо и сказала.

– То, что Странник побывал вблизи планеты Оан – правда. Но он говорит, что тот пришелец был неправ в своих утверждениях, что уничтожило оани. Странник утверждает, что это радиация.

– А что, если он ошибается? – с горячностью возразила Хоши, на миг опередив Арчера, собиравшегося спросить то же самое.

По крайней мере, не я одни психую.

– Вот именно. – Скрестив руки на груди, Арчер выжидающе уставился на энергетический столб, словно ожидая прямого ответа. – Как может быть Странник в этом уверен?

Глаза Т'Пол открылись чуть шире, губы приоткрылись; когда же она заговорила, голос её показался Арчеру ещё ровнее обычного.

– Капитан. Странник – необычайно разумная, высокоразвитая форма жизни. Я сомневаюсь, что он может ошибаться.

– В отличие от несовершенных гуманоидов с физическим телом? – Капитан позволил себя вложить в эти слова долю обуревавшего его гнева. – Странник может быть сколько угодно высокоразвитым и насколько угодно разумнее и совершеннее нас, но это ещё не значит, что он неспособен ошибаться. Разумеется, я немедленно принесу свои извинения, если Странник покажет нам, откуда он знает, что причиной заболевания являются не микроорганизмы.

Т'Пол взглянула на сине-зелёный столб энергии и после короткого молчания произнесла.

– Здесь та же трудность, что и с радиацией. Наши приборы слишком примитивны. Странник мог бы показать нам излучение, будь мы более совершенны…

– Знаете что, – яростно обернулся к ней Арчер, – вам бы стоило попытаться что-нибудь сделать, кроме как объяснять, почему нам всем придётся умереть. Вы что, не хотите жить, субкоммандер?

– Разумеется, хочу. – Невозмутимость её доводила Арчера до белого каления. – Как и большинство гуманоидов, я обладаю инстинктом самосохранения. – Пауза. – Но я приучена не позволять эмоциям препятствовать мне принять неизбежное.

Ответ резанул, но Арчер заставил себя говорить спокойно.

– Что ж, подойдём к вопросу более логично. Какие конкретно у вас есть доказательства, что Странник прав насчёт радиации?

Опять Т'Пол повернула и чуть приподняла голову, глядя на своего аморфного спутника; отсвет упал на её лицо, отчего зеленоватый оттенок кожи проступил сильнее.

– Доказательств нет, – просто сказала она.

– И чем он может доказать, что тот пришелец с Шикеды ошибался, когда утверждал, что оани погибли от микроорганизма, слишком маленького, чтобы они могли его обнаружить?

– И этому нет никаких доказательств. – Т'Пол чуть нахмурилась. – Однако если подсчитать точную степень вероятности того, что он прав…

Арчер остановил её, подняв палец.

– Точность не имеет значения. Речь о жизни и смерти, не забывайте. Я готов использовать любой шанс, каким бы ничтожным он ни был. Спросите у Странника, где тот пришелец с Шикеды. Мы должны найти его. А если мы не сможем его найти, надо найти его планету. Что, если он прав? Что, если его цивилизация более высокоразвита, чем цивилизация Странника, и они могут обнаружить микроорганизм, о существовании которого Странник даже не подозревает?

Т'Пол снова обернулась, безмолвно обращаясь к Страннику; не отрывая взгляда от переливающихся энергетических потоков, она сказала:

– Странник не обижен.

Да уж надеюсь, подумал Арчер, но вслух этого не сказал. Вулканка продолжала:

– Странник согласен попытаться найти шикеданина. Он говорит, что шикеданин и его корабль сейчас находятся на большем расстоянии от "Энтерпрайза", чем его планета. Может, вы предпочитаете отправить на его планету, раз она ближе?

Арчер подумал об образцах тканей оани в медотсеке.

– Разумеется. Чем скорее мы будем там, тем лучше. Я хочу, чтобы корабль взял туда курс с максимальной варп-скоростью.

– Хорошо, – сказала Т'Пол. – Странник передаст курс на пост энсина Мейвезера, как только установит местонахождение шикеданского корабля.

– Благодарю вас, – сказал Арчер Страннику – без малейшей благодарности. Затем капитан стремительно вышел из лаборатории – отдать соответствующее приказание Мейвезеру и справиться о состоянии доктора Флокса.

Приказав рулевому взять курс на планету Шикеда, Арчер немедленно направился в медотсек. Он вошёл туда в тот момент, когда Трип, сделав инъекцию последнему из членов экипажа, откладывал гипоспрей. Позади энсин Катлер склонялась над диагностической кроватью – над Флоксом, должно быть, подумал капитан. Он подошёл к Трипу, ожидая, что инженер немедленно спросит, почему корабль вошёл в варп. Но Трип, казалось, даже не заметил этого, хотя в любое другое время опрометью бросился бы на свой пост, чтобы обихаживать свои драгоценные двигатели. Он лишь молча обратил на капитана слегка затуманенный взгляд.

– Трип, – мягко произнёс Арчер, взяв друга за руку чуть повыше локтя. – Ты в порядке?

Выглядел Трип вполне нормально – он даже не казался уставшим, хотя был поднят с постели среди ночи, а затем вызвался помочь Катлер с противорадиационными прививками. Верный, надёжный старина Трип – всегда готовый ко всему, всегда последним уходящий отдыхать. Но взгляд у Трипа был затравленный.

– Малкольм, – сказал он, и ещё не успев взглянуть на энсина Катлер, Арчер почувствовал, что в животе у него похолодело.

Теперь заняты были две диагностические кровати. На одной лежал Флокс, чьи глаза и щёки ввалились даже сильнее, чем прежде; а на другой Рид, бледный и неподвижный. Арчеру не надо было смотреть на показания приборов над изголовьями кроватей, чтобы понять, что происходит с этими двумя; жизнь медленно уходила из них.

Капитан подвёл Трипа за руку к Катлер и её пациентам. Энсин как раз склонилась над Ридом, делая ему инъекцию. Один из индикаторов на диагностической панели чуть заметно двинулся вверх; остальные оставались неподвижны. Покончив с инъекцией, Катлер обернулась к капитану.

– Ничего не помогает. – В голосе её звучала та же бессильная ярость, которую чувствовал капитан, разговаривая со Странником.

– Как Флокс? – тихо спросил Арчер, и напрягся, догадываясь, каким будет ответ.

Она покачала головой.

– Ему всё хуже, и я ничего не могу сделать.

– Сколько ещё времени? – спросил Арчер после долгого молчания.

– Один день – при таком ухудшении. С Ридом – пока не могу сказать.

Арчер коротко кивнул.

– У нас появилась надежда. Хоши узнала из записей, что у оани побывал пришелец с другой планеты. Этот пришелец знал способ лечения, но оани отказались из принципиальных соображений. Сейчас Странник помогает нам разыскать этого инопланетянина. – Арчер старался представить всё лучше, чем оно обстояло на самом деле; Катлер больше других необходима была надежда, чтобы продолжать работать.

– Это хорошо, – отозвалась Катлер без особой надежды в голосе. – И сколько это может занять времени?

– Я узнаю и сообщу вам, – пообещал Арчер. – Трип, нам надо заглянуть в инженерную. Я хочу, чтобы ты выжал из этих двигателей всё, что можно.

Трип не разочаровал капитана; Странник сказал, что при такой скорости они смогут достичь планеты Шикеда за двадцать часов. В данный момент Странник устроился в одной из лабораторий поблизости от медотсека, перед компьютером, предоставленным в его полное распоряжение. Убедившись, что корабль стабильно держит варп четыре с половиной, Арчер затащил Трипа в свою каюту и усадил всё в то же кресло со стаканом бурбона.

– Вернулись к тому, с чего начали вечер? – со вздохом спросил Трип.

– Не совсем, – сумрачно сказал Арчер. Он опять сидел на кровати, вытянув ноги. Портос беспокойно бегал из угла в угол и нервно поскуливал.

– Знаю, знаю, дружище, – сказал псу Арчер. – Тебе хочется, чтобы я лёг и уснул, и тогда ты будешь знать, что всё в порядке. Только всё не в порядке. Иди сюда. – Он хлопнул себя по бедру. Портос немедленно запрыгнул на кровать, улёгся, положив подбородок Арчеру на ногу, и стал беспокойно смотреть в лицо хозяину.

– Я чувствую себя полнейшим подлецом. – Впервые с того момента, как они покинули медотсек, Трип говорил своим обычным тоном.

– С чего бы это тебе чувствовать себя подлецом? Катлер сказала, что ты вовремя подхватил Малкольма и не дал ему упасть.

– Да, но он пытался… – Голос Трипа подозрительно дрогнул. Инженер оборвал себя на полуслове, прокашлялся и, откинув голову, отхлебнул хороший глоток из стакана. Затем он глубоко вздохнул, и до Арчера долетел запах алкоголя, заставив его чуть заметно передёрнуться. – Чёрт подери, он сказал мне, что изменяет своё завещание и оставляет всё мне. А когда в медотсеке он потерял сознание, я стал над ним подшучивать…

Арчер решил, что лучше всего разрядит атмосферу толстокожий юмор.

– Да? А ты спрашивал у него, что будет с фамильными драгоценностями, когда ты тоже отдашь концы?

Шутка сработала; губы Трипа искривились в слабом подобии улыбки.

– Все циники рассуждают одинаково. Именно это я ему и сказал, капитан. Но он упёрся на своём. – Трип фыркнул – наполовину насмешливо, наполовину с болью. – Для обычного трудяги из Звёздного Флота он довольно небедный. Похоже, у него какая-то недвижимость на Кайманах, большой земельный участок в Аргентине, квартира в фешенебельном районе Лондона…

– И всё, что тебе нужно сделать, коммандер – остаться живым, – заключил Арчер. – Кто знает? Веди себя хорошо, и я, возможно, отпишу тебе свою квартирку на Гавайях. Ты можешь выйти из этой передряги состоятельным человеком. Да ещё и с Портосом в придачу. – Он погладил собаку по голове.

– Оставь свою квартирку себе, – сказал Трип. – А за Портоса мне придётся не на шутку сражаться с Хоши. Дело того стоит. Думаю, мне не помешает кто-нибудь, кто скрасит моё одиночество.

– Для этого-то я и оставляю тебе квартирку на Гавайях, – сказал Арчер, и оба невесело рассмеялись. Смех быстро умолк; Арчер взял с полки над кроватью фотографию, на которой его отец был снят с Зефрамом Кохрейном, и стал смотреть на неё.

– Кто это? – спросил Трип.

– Мой отец. – Прежде чем ответить, Арчер секунду молча смотрел на снимок. Внезапно он отчётливо понял, что хотя та жизнь, которую он для себя выбрал, время от времени заставляла его почувствовать себя одиноким, он всё же был постоянно, неизменно счастлив: счастлив каждое утро, просыпаясь с мыслью, где и зачем находится; счастлив каждый вечер, с этой же мыслью отходя ко сну. Уже это делало мысль о собственной смерти не столь ужасной, хотя он никогда не мог примириться возможностью потери даже кого-то одного из своего экипажа. – А знаешь, я и вправду своего добился. Я получил от жизни всё, чего хотел: корабль; отличную, преданную команду; возможности, о которых даже не мечтал…

– Квартирку на Гавайях, – лукаво вставил Трип. – Не надо подводить итогов, капитан.

Арчер вздохнул и осторожно выпрямился, стараясь не разбудить задремавшего Портоса.

– Трип, ты знаешь, что я вынужден. Дела плохи.

Лицо Трипа разом утратило всякую весёлость; уголки его рта поползли вниз. Отставив всё ещё наполовину полный стакан, он мрачно ответил:

– Знаю.

– Мы даже не можем быть уверены, что шикедане смогут нам помочь. К тому же, пока мы туда доберёмся… двадцать часов – это очень долго. – Капитан не стал добавлять, и не один человек может умереть за это время. Когда вместо ответа Трип лишь отвёл взгляд, Арчер продолжал. – Нам нужно кое о чём поговорить – как капитану и коммандеру.

Такер выпрямился.

– Слушаю, капитан.

– Предположим, я выбываю из строя. В этом случае командование кораблём автоматически переходит к Т'Пол. Я хочу быть уверенным, что этот корабль доберётся до шикедан. Я оставлю аудиозапись с приказом на этот счёт, и если она не подчинится, ты должен будешь взять командование на себя и выполнить этот приказ. Мы должны убедиться, что это не вирус.

Отстранить от командования Т'Пол было равносильно мятежу, но Трип выслушал Арчера, не дрогнув.

– Понял, капитан.

– Второе. Если это всё же вирус, я хочу быть уверен, что он не распространится.

– Понял. Я установлю строжайший карантин, пока мы не сможем быть уверены, вирус это, или нет.

– Хорошо. – Арчер погладил Портоса по голове; пёс приоткрыл один глаз и глянул на хозяина, недовольный тем, что его разбудили. – Третье. Если мы всё же потеряем много людей…

Он не договорил, но Трип понял.

– Вы не хотите, чтобы вулканцы использовали это как повод прекратить экспедицию.

Опасения капитана были вполне оправданы: хотя Т'Пол теперь полностью поддерживала право землян исследовать космос без того, чтобы старший брат вулканец следил за каждым их шагом, о её непосредственном начальнике, после Совале, никак нельзя было сказать того же самого. Совал первым заявит, что любое бедствие, постигшее "Энтерпрайз", доказывает, что корабль надлежит немедленно отозвать на Землю.

Арчер мрачно кивнул, глядя на фотографию и мысленно обещая отцу: никогда.

– Я не допущу этого, сэр, – пообещал Такер. Он не стал уточнять, добавляя если смогу – упущение, которое Арчер заметил, и за которое был ему благодарен. – Обещаю вам.

– Отлично. – Арчер взял Портоса на руки и поднялся. – Теперь посмотрим, удастся ли нам всхрапнуть несколько часов перед следующей вахтой.

Трип поднялся, разминая затёкшие ноги.

– Видит Бог, мне не помешает немного поспать.

– Мне тоже. До завтра.

Уже от дверей Трип обернулся и бросил на капитана взгляд, яснее слов говоривший: я считаю это обещанием.

– До завтра, капитан.

Измученная, с покрасневшими глазами Хоши по-прежнему работала в маленькой лаборатории рядом с медотсеком, которую теперь делила – что её очень стесняло – со Странником. Т'Пол надо было заступать на вахту, и она ушла на мостик, оставив Странника просматривать базу данных "Энтерпрайза" – предположительно для того, чтобы больше узнать о культуре вулканцев и землян.

– Хэлло, – приветствовала Хоши полупрозрачный, переливающийся сине-зелёный столб, когда тот появился в лаборатории. Присутствие энергетического существа нервировало Хоши; возможно, виной тому было чисто человеческое предубеждение: казалось неестественным, что разумное существо может быть бестелесным. Или может, из-за того, что делом её жизни было общение с другими видами – а теперь перед ней был представитель вида, с которым она не могла общаться.

А больше всего какая-то её частица не могла простить Страннику кощунства, учинённого над телом Кано.

В то же время ей казалось грубым совершенно игнорировать его присутствие в лаборатории, сознаёт он это или нет, потому она сказала:

– Я как раз заканчиваю работу над записями оани.

Возможно, существо отозвалось на её слова: цвета его потемнели, прозрачность почти исчезла – как океан перед бурей, подумала Хоши и поспешно отвернулась, пока Странник не заметил её невольного испуга. В памяти всплыл страшный сон, виденный прошлой ночью – о Кано и Урока, спокойно смотрящих, как волны бьются в прозрачную стену здания.

Она будет прибывать, пока нас не затопит.

При воспоминании об этом Хоши вздрогнула. Новость, что Малкольм Рид, который, стоя рядом с ней в медотсеке, выглядел совершенно нормально, заболел, отнюдь не укрепила её нервы. Это разбивало ей сердце даже сильнее, чем необходимость просмотреть последнюю запись Урока. Малкольм всегда нравился ей – гораздо больше, чем она позволяла себе выказать. Было что-то трогательное в его сугубо военной выправке, и в том, как старательно он делал вид, что прожжённый дамский угодник, хотя никого и не мог этим обмануть.

Теперь из всей группы высадки на ногах оставались лишь она, капитан и Т'Пол. Т'Пол наверняка будет последней, кого свалит болезнь – и да смилуется Бог над тем вирусом или той радиоактивной частицей, что попытаются забраться под шкуру вулканца. Это навело Хоши на мысль, отчего это она так устала – оттого, что не спала всю ночь, или тому есть друга, более зловещая причина.

Собравшись, наконец, с силами, Хоши заставила себя склониться к экрану. С точки зрения обнаружения причины заболевания просмотр последней записи, казалось, не был особенно важен; прав либо Странник, утверждающий, что виной всему радиация, либо шикеданин, утверждавший, что это вирус. Но как лингвисту, каждая запись давала Хоши дополнительные знания о (ныне, к сожалению, мёртвом) языке оани; а как учёный, не прослушав эту запись, Хоши не могла быть на сто процентов уверена, что она не содержит ценной медицинской информации.

А как человек, она чувствовала себя обязанной выслушать печальную историю Урока до самого конца.

Сделав глубокий вдох, Хоши нажала на кнопку, и застывшая фигура Урока на экране пришла в движение. Как обычно, начал он с того, что назвал себя, сообщил дату и время, упомянув при этом о связанных с ними значительными историческими событиями. Эта последняя дата была днём рождения одного из весьма почитаемых учёных оани, жившего много веков назад и разработавшего способ очищения атмосферы, загрязнённой промышленными отходами.

Странно было видеть Урока всё ещё сильным и здоровым, хотя и измученным и печальным.

Все умерли или умирают, произнёс он. Некогда звучный голос был едва слышен. Кано тоже осталось недолго, и я молю, чтобы моя смерть не заставила себя ждать.

Здесь совсем тихо. Не слышно ничьего голоса, кроме моего. Да и он скоро смолкнет; я умру, чтобы другое существо, слишком маленькое, чтобы я смог его увидеть, могло жить. И всё же его воздействие на моё тело станет причиной моей смерти.

Если в этом какой-нибудь смысл? Я не вижу его. Одна лишь тьма…

Он умолк, и Хоши нажатием кнопки остановила запись. В глазах её стояли слёзы. Ей хотелось взять себя в руки – почему-то было неловко, что Странник может увидеть, как она плачет из-за смерти чужого человека, инопланетянина. Но она тут же разозлилась на себя. Да какое ей дело, кто что подумает? Почему она не должна оплакивать смерть этого человека, такого доброго, и гибель его цивилизации?

Хоши оглянулась; к её облегчению, Странник исчез, видимо, завершив изучение компьютеров "Энтерпрайза".

Она снова нажала кнопку, чтобы дослушать запись. Но Урока лишь молча, печально глядел на экран, затем повернул голову, глядя на что-то – кого-то – не попавшее в камеру. Выражение его лица не изменилось, но во взгляде было узнавание.

Мне жаль, что ваша помощь оказалась напрасной, сказал он.

Он произнёс это не тем спокойным, размеренным тоном, которым обращался к Кано или наговаривал запись, а так, как обращался к самому себе. Кто-то как раз вошёл в комнату, но почему-то Урока не заговорил с ним.

А затем появилось почти незаметное на бронзовом лице, но ясно видное на белоснежной тунике зелёно-голубой свечение; подвижное, переливающееся, словно сильное океанское течение. Оно подступало всё ближе, пока в бирюзовом свете Урока не стал задыхаться, словно какая-то неведомая сила выжимала у него из лёгких весь воздух.

Ты, прошипел он с такой ненавистью, таким бешенством и горечью, что Хоши невольно отпрянула. Он поднялся со стула, шатаясь от внезапной слабости. Хоши слышала его неверные шаги, когда, собрав последние силы, он подошёл к кровати своей жены…

Затем – ничего, кроме сине-зелёных отсветов на бледных стенах.

Кипя от ярости, Хоши нажала кнопку ближайшего интеркома, а затем обернулась. Слова обвинения уже были готовы сорваться с её губ…

Странника, разумеется, по-прежнему не было.

Но на его месте за компьютерной консолью стояла в белом плаще, словно в саване, Кано, мёртвая жена Урока. Широко открытые помутневшие глаза глядели в пустоту, руки протянулись к клавиатуре, и пальцы нажимали на клавиши со скоростью и грациозностью пианиста-виртуоза.

О Господи, этого не может быть, хотелось сказать Хоши, но ужас сковал ей язык.

Каким-то чудом руки и ноги всё ещё повиновались ей, и она сделала шаг к невозможному. Кано оторвала пальцы от клавиатуры и замерла, чуть склонив голову, чувствуя её приближение.

А затем оани враз рухнула на пол, всякая жизнь покинула её тело. Вокруг неё разметался по полу белый плащ.

А на её месте за консолью стоял Странник – столб из сине-зелёных энергетических потоков.

Хоши отпрянула. Но слабость – всепоглощающая, непреодолимая слабость, граничащая с болью и заставляющая желать конца, смерти – охватила её столь стремительно, что она смогла лишь прошептать одно единственное слово, прежде чем свет померк перед её глазами, сменившись сине-зелёным сиянием.

– Ты…

Глава 7

– ТЫ…

Это слово вырвало Арчера из глубокого забытья. Несколько секунд, не соображая, где находится, он тупо смотрел на интерком, откуда раздался голос.

Капитан моргнул. Рядом, свернувшись клубком, мерно посапывал Портос, нарушив строгое правило, что спать он должен на своей подстилке.

Арчер приподнялся на локте и прокашлялся; брошенный на хронометр взгляд подтвердил, что проспал он меньше двух часов – неудивительно, что в голове у него сплошной туман. Он попытался разогнать его, мысленно повторить разбудившее его слово и разобраться, кто мог его произнести.

– Арчер слушает, – прокаркал он и вновь прочистил горло. Когда он снова заговорил, голос уже больше походил на его собственный. – Хоши?

Ни звука в ответ, но канал связи по-прежнему открыт.

– Хоши, ответьте.

Тишина. Со всё возрастающим чувством тревоги Арчер сел на кровати, затем встал.

– Энсин Сато, отвечайте.

Больше ждать он не стал. Отключив канал, он включил другой – канал связи с медотсеком.

– Катлер слушает. – Судя по голосу, она была измучена ещё больше, чем Арчер.

– Энсин, немедленно пошлите кого-нибудь в лабораторию Хоши Сато. Она пыталась связаться со мной, но теперь не отзывается. Это меня тревожит.

– Я сейчас же пошлю кого-нибудь, сэр. – Пауза. – У нас тут проблема, капитан. Необычная проблема.

– Необычная?

– Пропал труп оани, сэр.

- ЧТО?

– Совершенно непонятно, капитан. Мы не могли переложить его куда-нибудь в другое место – медотсек для этого слишком мал. Тело находилось в стазис-контейнере, когда заболел лейтенант Рид, сэр, а теперь оно… исчезло.

– Энсин, мы не можем допускать риска распространения инфекции. Это непростительно.

– Да, сэр.

Он почти слышал, как в лицо Катлер бросилась кровь.

– Ладно, найдите кого-нибудь, кто займётся этим. Тело необходимо найти. Но прежде всего, пошлите кого-нибудь к энсину Сато.

– Да, сэр.

Арчер прервал связь и инстинктивно направился было к двери – и замер на месте. Исчезновение трупа не обеспокоило его: энсин Катлер измучена, растеряна, подавлена свалившимся на неё грузом проблем – она, несомненно, переставила контейнер с телом в другое место, а потом забыла об этом. Арчер намеревался пойти в медотсек и лично узнать, что с Хоши, а потом отправиться на мостик, потому что всё равно через час должен был заступать на дежурство. Но тут в измученном, всё ещё пребывающем между сном и бодрствованием мозгу появилась внезапная мысль, пригвоздившая Арчера к месту.

- Ты…

Это слово было обращено к кому-то другому, не к Арчеру. Хоши открыла канал связи, но что-то – кто-то – помешало ей обратиться к капитану. И голос у неё был… не такой, как всегда. Арчер стал припоминать, как именно прозвучало это слово. Яростно. Обвиняющее.

Только один человек – одно существо, поправил себя Арчер – находилось вместе с ней в лаборатории.

Странник.

Внезапная, чисто инстинктивная догадка осенила его, и он похолодел от страха – не личного страха; страха оттого, что он сам, добровольно впустил на корабль того, кто убил всех оани, не оставив и следа, а теперь убивал его, Арчера, людей.

Он снова вернулся к интеркому и нажал на кнопку – теперь уже совершенно проснувшийся, и думать забывший об усталости. Казалось, прошла вечность, прежде чем Катлер отозвалась – всё тем же измученным голосом.

– Катлер – быстро заговорил Арчер, – как только вы найдёте Хоши, немедленно сообщите мне, что с ней; и сообщите, находится ли Странник всё ещё с ней в лаборатории. Если ваш помощник не вернётся сразу же, сообщите мне – немедленно. Я не хочу, чтобы ещё кто-то оставался наедине со Странником.

Наступила пауза, пока ошеломлённая Катлер переваривала услышанное. Когда же она заговорила, голос её звучал уже яснее.

– Минутку, капитан. Помощник как раз вернулся – да, вы правы, он принёс Хоши. Она без сознания…

– Спросите у него, находится ли ещё в лаборатории Странник.

Новая пауза. Арчер слышал, как Катлер повторяет помощнику его вопрос – и слышал отрицательный ответ помощника прежде, чем Катлер передала его.

– Я слышал, энсин. Я хочу, чтобы никто больше не приближался к этой лаборатории. Оставайтесь в медотсеке до получения моих дальнейших указаний. Конец связи. – Он нажал другую кнопку. – Арчер вызывает мостик.

– Т'Пол слушает.

– Субкоммандер, мне необходимо поговорить с вами – наедине, так, чтобы Странник нас не слышал. Есть способ это устроить?

Войдя в инженерный отсек, Арчер обнаружил, что Трип уже на дежурстве – на час раньше, как и сам капитан. Т'Пол ждала, скрестив на груди руки – собранная и подтянутая, как всегда; точно не провела без сна две ночи подряд. У Трипа вид был измученный, но заинтригованный – особенно когда он увидел, как решительно настроен капитан.

– Странник не хочет заходить в инженерный отсек, – объяснила Т'Пол, едва Арчер показался в дверях. – Очевидно, близость к варп-двигателям опасна для его энергетических потоков.

От услышанного гудение двигателей и вибрация под ногами, всегда придававшие Арчеру уверенности, показались ему особенно уютными.

– У нас проблема с нашим новым другом, – сказал он.

Т'Пол вопросительно наклонила голову.

– Полагаю, причина всех этих таинственных смертей – Странник, – продолжал капитан. – Хоши пыталась связаться со мной из лаборатории. Договорить она не смогла, сказала только: "Ты…", – Арчер произнёс слово с той же обвинительной интонацией.

Трип с шумом втянул воздух; изумление тут же сменилось яростью.

– Ах, су… – Глаза его сузились. – Неудивительно, что он наплёл нам тут с три короба про какое-то излучение, которого наши приборы не улавливают.

– Он зачем-то нас убивает, – произнёс Арчер с яростной уверенностью. – Как убил оани.

– Какие у вас доказательства, капитан? – с холодным недоверием спросила Т'Пол. – Несомненно, вы не можете считать таковым попытку Хоши связаться с вами.

– Как ещё вы это объясните? – спросил Арчер резко, хотя и признавал в глубине души справедливость её слов. У него и вправду не было никаких доказательств – лишь непоколебимая уверенность.

– Странник пацифист, капитан, – с ничуть не меньшей уверенностью произнесла Т'Пол. – Он объяснил мне, что не верит в насилие.

– А почём вы знаете, что он в ложь не верит? – зло спросил Трип, за что был удостоен ровного, холодного взгляда.

– Его убеждения сходны с убеждениями вулканцев, – не сдавалась Т'Пол. – Он – высокоразвитое существо, и был бы возмущён вашими обвинениями. Зачем ему убивать гуманоидов?

На этот вопрос у Арчера не нашлось ответа; но Трип, инженер до мозга костей, тотчас отозвался:

– Он состоит из энергии, так?

Т'Пол коротко кивнула.

– И как же он восстанавливает эту энергию? Из каких источников её берёт, субкоммандер? Питается он чем?

Рот Арчера сам собой скривился от отвращения.

– Он не говорил мне об этом, – признала Т'Пол, – но он, как и я, убеждён в недопустимости насилия по отношению к любым формам жизни. Он особо подчеркнул, что считает недопустимым убийство разумных существ. – Пауза. – Если он лгал, то почему он не уничтожил нас, когда проник на борт?

– Может, он был сыт, – сказал Арчер – не совсем шутя.

– Или забавляется, – добавил Трип. – Как кошка с мышью. Аппетит нагуливает. – Внезапно новая мысль встревожила его; он быстро глянул на Арчера. – Он что, изучает нашу базу данных! Он же тогда узнает, где Земля и Вулкан, и другие населённые планеты...

– Мы должны его остановить, – сказал Арчер. – Во что бы то ни стало.

Как он и ожидал, Т'Пол немедленно запротестовала:

– Сэр, как вы можете так рассуждать, не имея никаких доказательств, что Странник действительно представляет для нас опасность? И даже если так оно и есть, как вы можете так быстро принять решение уничтожить столь уникальную форму жизни, не рассмотрев других возможностей?

– Если Странник так добр к гуманоидам, – парировал Арчер, – то спросите его, почему он сразу же не сообщил нам, что Хоши заболела? Мне пришлось посылать человека из медотсека в её лабораторию, чтобы её найти. Она была без сознания.

– Возможно… – начала Т'Пол – и замолчала. – Странник мог сообщить об этом если не тем, кто находился в медотсеке, то мне, – признала она. – Я не могу объяснить, почему он этого не сделал. Возможно, это недоразумение на почве несходства культур. Возможно, Странник неправильно оценил случившееся и подумал, что она мертва или же спит; или что бесполезно звать нас, поскольку мы всё равно ничем не сможем ей помочь.

Капитан шумно выдохнул воздух.

– Послушайте, я знаю, что это всего лишь догадка. Но не беспочвенная. Мы должны знать, виновен ли Странник в смерти всех этих оани, и как мы можем защититься от него.

– Ну, мы знаем, что он не войдёт в инженерный отсек, – сказал Трип. – Так что здесь может разместиться довольно много народу. Но не думаю, чтобы тут хватило места на шестьдесят человек – разве что набьются, как сельди в бочку.

– Ему вредны варп-двигатели, – сказал Арчер. – Надо узнать, почему; тогда ты сможешь смастерить что-нибудь такое, что защитит всех – может, даже заставит его убраться с корабля.

Трип издал мрачный смешок.

– Запросто. Сварганю ещё один мини-варп-двигатель из запчастей, которых у меня навалом.

– Если понадобится, сваргань, – без тени шутки сказал Арчер и шагнул к ближайшему интеркому. – Арчер вызывает медотсек.

– Катлер слушает. – Голос у неё был вконец обессиленный.

Вы что, вообще никогда не спите, энсин? едва не спросил он, но на это не было времени. Вместо этого он сказал:

– Я хочу, чтобы все ваши пациенты были перенесены в инженерный отсек. Перенесите сюда кровати, системы поддержания жизнедеятельности – всё необходимое… но я хочу, чтобы они и вы некоторое время оставались здесь.

– Простите, сэр?

– Потом объясню. Это надо сделать срочно. Возьмите столько помощников, сколько вам понадобится. Конец связи. – Он обернулся к Трипу и Т'Пол.

– Не слишком ли вы торопите события, капитан? – спросила вулканка. – Мы даже не знаем, действительно ли Странник опасен.

– Именно это мы с вами сейчас и попытаемся выяснить, – сказал Арчер. – Вы мне понадобитесь в качестве переводчицы. Но прежде заглянем в оружейную.

Трип глянул на капитана.

– Вы вправду надеетесь, что ручной фазер остановит эту тварь, если она взбесится?

– Ты можешь придумать что-нибудь получше? – пожал плечами Арчер.

Не дрогнув ни единым мускулом и не меняя обычного невозмутимого тона, Т'Пол умудрилась выразить своё пренебрежение.

– Коммандер Такер прав, сэр. Если Странник и впрямь опасен, ручные фазеры, скорее всего, ничем нам не помогут. И вам нет никакой необходимости присутствовать при разговоре с ним, если вы считаете это опасным. Я вполне могу спросить его обо всём, что вы хотите знать. Я совершенно уверена, что он не причинит мне вреда.

Арчер вовсе не был в этом уверен, но согласился с предложением Т'Пол, потому что хотел тем временем заняться другими делами.

– Отлично, субкоммандер. Хотя прошу отметить, что я беспокоюсь за вашу безопасность и приказываю вам взять оружие.

– И я вынуждена отказаться выполнить этот приказ, капитан.

Арчер не мог по-настоящему сердиться на Т'Пол; как и Трип, он сильно сомневался, что ручной фазер спасёт вулканку, если Странник вздумает напасть на неё. Капитан мог лишь надеяться, что после того, как Странник лично общался с Т'Пол, он не захочет причинять ей вреда.

Т'Пол обнаружила Странника всё в той же лаборатории, где работала Хоши. Энергосущество маячило перед компьютером – не нуждаясь ни в экране, ни в терминале, оно впитывало информацию непосредственно из компьютера.

Войдя, Т'Пол приблизилась к Страннику и некоторое время стояла рядом – не произнося ни слова, не думая, ибо не хотела невольно передать что-либо из своего недавнего разговора с капитаном. Если Странник невиновен, совершенно незачем оскорблять его; если он виновен, не стоит давать ему знать о готовящихся мерах для защиты команды, тем более о подготовке ответного удара.

С минуту Странник продолжал работать с компьютером, ничем не показывая, что заметил присутствие вулканки. Т'Пол терпеливо ждала; затем её взгляд упал на опустевшее место Хоши, и она заметила нечто странное: легкое, похожее на след горелого пятнышко на терминале ввода данных. Она подошла поближе, провела по пятнышку пальцем, поднесла палец к глазам.

Пепел.

Она нажала на кнопку, чтобы вынуть диск. Когда же диск не появился, она заглянула в драйв и обнаружила чёрный слой пепла. Диск сгорел.

Т'Пол обернулась к энергосуществу – голубому, переливающемуся, безмолвному.

– Странник, вы знаете, что случилось с медицинскими данными оани?

Странник не ответил. Будь Т'Пол способной удивляться, она бы удивилась; самый очевидный вывод, к которому она могла прийти, учитывая невероятное, полнейшее уничтожение медицинских данных оани – что Хоши обнаружила какую-то информацию, допустить обнаружения которой Странник ни в коем случае не хотел.

А за этим выводом неизбежно следовал другой, ещё менее приятный: что Странник действительно был виновен в гибели оани и в странной болезни, поразившей троих из команды "Энтерпрайза".

Т'Пол не было страшно за себя; она ощущала лишь жгучий интерес, желание узнать правду прежде, чем умрёт. Если Странник предпочтёт убить её, самый факт её смерти послужит капитану подтверждением правильности его подозрений, поэтому она не станет ни о чём жалеть. Т'Пол вновь обратилась к Страннику.

– Хоши потеряла сознание здесь, в этой лаборатории. Вы не сообщили мне, что с ней что-то случилось. Есть ли какая-то причина, по которой вы этого не сделали?

Опять молчание.

– Любопытно, – продолжала Т'Пол, – что записи, которые мы доставили с Оана, теперь уничтожены. Это вы их уничтожили?

Вновь не получив ответа, она продолжала.

– У меня возникла теория, что вы питаетесь энергетическим полем, создаваемым телами гуманоидов. Это так?

Наконец, Странник заговорил.

Разумными гуманоидами я не питаюсь.

– Если вы не питаетесь разумными гуманоидами, – заинтересованно спросила Т'Пол, – то чем же вы тогда питаетесь?

Пауза, а затем Странник повторил:

Разумными гуманоидами я не питаюсь.

Неприятная догадка зародилась в мозгу Т'Пол – точь-в-точь как много лет назад, когда она поняла, что невольно убила ч'кария.

– Все живые гуманоиды, кроме клонов, искусственно созданных с медицинскими целями, разумны.

Это неверно. Например, те гуманоиды, среди которых вы предпочитаете находиться, разумными не являются.

– Ваше утверждение абсурдно. Вам стоит лишь установить ментальный контакт с ними, чтобы убедиться в наличии у них разума. Сам факт, что я могу общаться с ними, и что они могли построить этот корабль, служит достаточным доказательством из разумности.

Они не обладают разумом.

– На чём основан ваш вывод?

Я не могу общаться с ними. Их мозг недостаточно чувствителен к моим попыткам установить контакт. Следовательно, они не разумны. Вы, однако же, принадлежите к числу разумных гуманоидов. Ваш ум достаточно развит и достаточно чувствителен для невербальных контактов.

– И на основании этого вы считаете себя вправе убивать их, чтобы поддерживать свою жизнедеятельность?

Согласно информации, полученной мною из ваших компьютеров, ваша раса поедает растения. Считаете ли вы себя убийцами этих растений?

– Вы не можете приравнивать людей к растениям, – холодно возразила Т'Пол. – Растения не обладают той формой сознания, которую мы называем самосознанием. – Она помолчала секунду. – Говоря эволюционными терминами, между вулканцами и землянами очень немного различий.

Я не могу установить с землянами контакт.

– Несмотря на это, факт остаётся фактом: они обладают разумом. И они испытывают страдания, оттого что вы питаетесь их энергетическим полем. Они оплакивают смерти других людей. Полагаю, с оани вы также не могли установить контакта.

Странник не ответил.

– Значит, вы уничтожили целую цивилизацию миролюбивых разумных существ, – сказала Т'Пол. – Вы едва ли можете называть себя пацифистом.

Ваши принципы примитивны, ибо вы сами предпочитаете быть примитивной. Ваше сходство с землянами делают вас слепой к различиям между вами.

– Я вынуждена сказать вам, что ваши принципы делают вас слепым к причиняемому вами непоправимому вреду.

Мне не о чём с вами говорить. И внезапно, без единого движения Странник исчез – просто бесследно исчез.

Глядя на опустевшее место, где он только что стоял, Т'Пол вынуждена была признать, что её надежды не оправдались. Она надеялась, раз уж Странник утверждает, что не верит в насилие, с помощью логики убедить его найти другой источник пищи. Но как может она убедить его, что земляне – и денобулане, если уж на то пошло – обладают самосознанием, если Странник неспособен почувствовать наличия у них разума?

И как теперь, когда истина выплыла наружу, может она помешать Страннику уничтожить экипаж "Энтерпрайза"?

В инженерном отсеке энсин Катлер со своими помощниками на скорую руку соорудили импровизированную больничную палату. Трое больных – Флокс, Рид и Хоши – были уложены на трёх переносных койках. Но на корабле имелась лишь одна передвижная система поддержания жизнедеятельности; и с профессиональным бесстрастием, достойным начальника медицинской службы, Катлер решила подключить к ней Флокса, как самого тяжёлого из пациентов.

Каким-то чудом Хоши и Рид продолжали дышать самостоятельно – Катлер не могла с уверенностью сказать, не ухудшится ли их состояние без оборудования, имеющегося только в медотсеке.

Катлер сама с ног валилась от усталости, но исчезновение тела оани не выходило у неё из головы. Найти его так и не удалось. Арчер невольно задумался, не было ли это делом рук Странника.

– Пока всё, – сказал Арчер, когда пациенты были устроены на койках. – Можете быть свободны, энсин.

Такер отвёл её в дальний угол инженерного отсека, где она улеглась на пол, положив руку под голову, и мгновенно уснула. Арчер позавидовал ей. Сам он о сне мог только мечтать.

Подойдя к ближайшей компанели, капитан нажал на кнопку корабельного вещания.

- Говорит капитан…

Оглушительный треск помех не дал ему договорить. Скривившись, он поднёс было руки к ушам, но затем отключил связь и вновь включил её.

- Говорит…

Опять треск – на этот раз такой громкий, что Арчеру всё же пришлось заткнуть уши.

– А чёрт! – он оторвал одну руку от уха ровно настолько, чтобы нажать выключатель.

Этого хватило, чтобы привлечь внимание Трипа, сидевшего на корточках и поглощённого сканированием варп-двигателя с помощью сенсора, заново откалиброванного для точнейшего определение энергетических флуктуаций.

– Что там такое? – недовольно оглянулся инженер.

Арчер подозревал, что там такое, но не стал отвечать. Вместо этого он предпринял ещё одну попытку, выбрав на этот раз канал связи с мостиком.

– Арчер вызывает мостик.

Опять оглушительный треск. Капитан переключился на канал связи с медотсеком, но лишь вновь скривился от треска статических разрядов. Признав своё поражение, он нажал выключатель. Корабельная система связи вышла из строя.

– Совпадение? – мрачно поинтересовался Трип.

– Слишком уж вовремя для совпадения. Похоже, Т'Пол уже побеседовала с нашим приятелем. – Арчер не добавил "будем надеяться, что она вернётся благополучно" – он был совершенно уверен в обратном; и мысль о том, что Странник, обманувший Т'Пол, возможно, уже убил её или причинил ей серьёзный вред, вызвала у него дикую ярость.

– Капитан.

Обернувшись на голос, Арчер увидел, как один из тех, кто вызвался помогать Катлер – лейтенант из научного отдела – торопливо машет рукой, подзывая его.

Рядом на переносной койке Хоши Сато, моргая, недоумённо оглядывалась вокруг.

В следующий миг Арчер уже был возле неё, не в силах скрыть охватившей его радости.

– Хоши! Как вы себя чувствуете?

– Паршиво, – с трудом произнесла Хоши. – У меня что, бред, или мы действительно в инженерной?

– Нет, это не бред, – улыбнулся Арчер.

Хоши помолчала, припоминая, а затем лицо её исказилось страхом.

– О Боже – Странник! Капитан…

– Мы знаем, – успокаивающе сказал Арчер. – Это Странник убил оани. Похоже, он пытался убить и вас. Потому-то мы и в инженерной: очевидно, какие-то из энергетических флуктуаций, испускаемых варп-двигателями, для Странника губительны. Мы надеемся, что это послужит нам защитой. Учитывая то, что мы сейчас с вами разговариваем, я бы сказал, что это небезосновательное предположение.

– Нет, вы не понимаете! – Хоши была так возбуждена, что схватила капитана за руку. – Кано – та оани, тело которой мы взяли с собой с планеты. Странник использовал её тело – сделал так, чтобы оно двигалось. Я думаю, ему нужен был гуманоид, чтобы управлять компьютером.

Арчер почувствовал, что бледнеет.

– О Боже. А энсин Катлер говорила, что её тело исчезло из медотсека.

– Капитан, – с тем же лихорадочным возбуждением произнесла Хоши, – Странник использует его.

Капитан на миг закрыл глаза и покачал головой. Молчание длилось довольно долго. Наконец, Арчер сказал:

– Ладно, по крайней мере, теперь мы знаем, с чем имеем дело. И найдём способ с ним справиться.

Заслышав звук открывающихся дверей, оба разом оглянулись. Появилась совершенно невредимая Т'Пол, и несмотря на только что уяснённый ужас положения, Арчер не сдержал невольной улыбки.

– Т'Пол! Слава Богу, с вами всё в порядке!

Двери сомкнулись за вулканкой; остановившись, она окинула капитана подчёркнуто невозмутимым взглядом.

– Никакого божественного вмешательства, капитан. Причина в том, что Странник считает меня "разумной", и потому не желает причинять мне вред.

Она произнесла это совершенно бесстрастно; всё же Арчер уловил в этом якобы цитировании нотку юмора.

Трип, однако же, счёл себя оскорблённым. Оторвавшись от работы, он, всё ещё сидя на корточках, оглянулся на Т'Пол.

– То есть нас этот Странник таковыми не считает?

– Именно так, – невозмутимо отозвалась та. – Поскольку Странник не может установить контакт с землянами – или с оани – он считает себя в праве питаться от электрических импульсов ваших тел.

– Да он, никак, друг посла Совала, – саркастически произнёс Трип. – Я угадал? – и главный инженер вновь склонился над сканером.

– Оскорбляйте моего начальника сколько угодно, – отвечала Т'Пол. – Возможно, вас утешит, что Странник считает нас, вулканцев, "примитивными", находящимися на низшей ступени разумности. Потому он оставил мои объяснения без внимания.

– Я думаю, это он убил оани, – слабым голосом вмешалась Хоши. – Он нарочно уверил другого инопланетянина, шикеданина, что оани умирают от микроорганизма.

Заметив, что Хоши в сознании, Т'Пол чуть приподняла брови.

– Энсин Сато, – произнесла она. – Полагаю, Странник напал на вас из-за того, что вы узнали что-то… нежелательное для него.

Хоши кивнула.

– Так жаль. Оани были настолько миролюбивы, что не стали бы уничтожать даже вирус. Они без всяких вопросов приняли на веру то, что Странник сказал им, и умерли, не пытаясь выяснить, что их убивало. – Она покачала головой. – Можете представить себе такое… люди, готовые умереть, только чтобы не убить вирус? Допустить гибель своей цивилизации?

Т'Пол молча размышляла над услышанным.

– И даже хуже… Странник использует тело женщины-оани, которое мы взяли с собой на корабль. Она – оно – её тело появилось в лаборатории прежде, чем я потеряла сознание, и вводило команды в главный компьютер.

Т'Пол некоторое время молчала, затем неожиданно спросила напрямик:

– Энсин, а вы уверены, что это не была галлюцинация?

– Конечно же, уверена! – нахмурилась Хоши.

– Ладно, – вмешался Арчер. – Не хочу обрывать вас, Хоши. История оани – печальная история, и я собираюсь сделать всё, чтобы она не повторилась. Дело обстоит следующим образом: поскольку Страннику не по нутру инженерная, я хочу собрать здесь как можно больше людей прежде, чем он опять решит поесть. Проблема в том, что связь не действует. Я не могу ни с кем связаться. Думаю, это Странник сообразил, в чём дело, и блокирует связь.

– Мне уже лучше, – заявила Хоши, чему никто не поверил. Она с трудом села. – Я могу посмотреть, нельзя ли как-то наладить связь…

– Ложитесь. – Арчер произнёс это так повелительно, что Хоши немедленно подчинилась. – Т'Пол, если Странник действительно не тронет вас, я хочу, чтобы вы предупредили остальных. – Он помолчал. – Честно говоря, я вот чего боюсь: раз Странник знает, что мы знаем, что это он убивает, ничто не может помешать ему напасть на всех разом.

– Я не была бы так уверена в этом, – сказала Т'Пол. – Ведь ничто не мешало ему напасть на всех разом, как только он появился у нас на борту, так чтобы мы даже не поняли, что происходит. Однако лейтенант Рид, доктор Флокс и энсин Сато – все заболели в разное время.

– Но ведь и в медицинских записях указано, что оани не умерли всё сразу, – вставила Хоши. – Может, Странник не способен нападать на нескольких разом.

В нескольких ярдах от них Трип наконец выпрямился и, оторвавшись от сканера, взглянул на капитана.

– Я же говорил: может, он тогда наелся до отвала. Возможно, он может съесть лишь столько-то за одну кормёжку.

– Думаю, ты прав, – сказал Арчер. – И ещё я думаю, что нам с Т'Пол надо идти: кто-то должен предупредить остальных и сказать им, чтобы шли сюда – чем скорее, тем лучше.

– Всем здесь не поместиться, капитан, – предупредил Такер.

– Знаю, – кивнул Арчер. – Но так можно защитить половину – может, и больше. – Он обернулся к вулканке. – Идёмте.

Глава 8

Ровно за пятнадцать минут до начала вахты энсин Тревис Мейвезер шагнул из турболифта на мостик… и обнаружил неприятный сюрприз.

Мейвезер всегда приходил на мостик на четверть часа раньше, и ни разу не случилось, чтобы капитан Арчер уже не сидел в командном кресле, а субкоммандер Т'Пол не стояла поблизости за своим пультом.

Сегодня капитанское кресло было незанято, и за научной станцией также никого не было. Более того, на мостике вообще наличествовал лишь минимум персонала: энсин Катерина Боровская за штурвалом и энсин Ахмед аль Саид за пультом связи. Никто не стоял за тактической установкой, заменяя заболевшего лейтенанта Рида.

– Мейвезер! – воскликнула Боровская, произнося в почти – но не совсем – на русский манер. Выражение тревоги уступило место облегчению – она явно обрадовалась, увидев знакомое лицо. Катерина Боровская олицетворяла собою то, что Мейвезер считал истинно русским типом: каштановые волосы, светло-карие глаза и бледно-розоватая кожа, при которой легко краснеют. Вот и сейчас Катерина залилась румянцем при виде Мейвезера, считавшегося среди менее опытных членов экипажа этаким старым космическим волком.

– Где капитан? – спросил Мейвезер, кивая на пустое кресло.

– Его должна была заменить лейтенант Меир, – отозвался аль Саид. Энсин аль Саид был постарше Мейвезера и Боровской, лет тридцати с лишком, приветливый и немного застенчивый смуглый атлет. Он был по уши влюблён в Боровскую – что полагал сокровенной тайной, и о чём знали все на корабле, включая саму Катерину. – Но она так и не появилась.

– Ахмед пытался связаться с ней, – вставила Катерина, привычно беря инициативу в свои руки. – Канал открыт, но она не ответила. Он попробовал связаться с медотсеком – та же история. Никто не ответил. Тогда он попробовал канал в каюту капитана…

– Могу догадаться, – сказал Мейвезер.

– Ничего, – кивнула Боровская. – А теперь вообще треск на всех каналах. – Она помолчала и продолжала, не пытаясь скрыть разочарования. – Мы надеялись узнать у вас, всё ли в порядке с капитаном. Мы уже слышали о Хоши…

– Хоши? – вскинулся Мейвезер.

– Она заболела, – огорчённо сказала Боровская. – Извините, я не сообразила. Конечно, вы не могли знать… – Хоши и Боровская были дружны между собой; Хоши всегда поддразнивала Катерину, в совершенстве имитируя её русский акцент. Боровская при этом заливалась смехом и с силой хлопала Хоши по спине, отчего экзолингвист заходилась в притворном кашле. Мейвезер пару раз составил им партию в покер и знал, что не стоит блефовать, когда кто-то из них сидит за карточным столом.

Тревису уже было известно о болезни Рида – он получил инъекцию одним из последних; но вот теперь Хоши… Неожиданно пустой мостик показался ему зловещим, и он понял, почему Боровская и Саид так жаждут услышать хоть что-то о капитане. Не имея возможности связаться с кем-либо из остальных, нетрудно было вообразить самое худшее.

Мейвезер уже начинал воображать самое худшее.

– Идите, – велел он обоим. – Я заступаю на вахту. Кто-нибудь ещё обязательно придёт.

– Я останусь здесь. – Аль Саид произнёс эти слова обычным мягким, вежливым голосом, но в них слышалась железная твёрдость. – Пока не получу приказа от капитана.

– Я вполне могу приказать вам уйти, – сказал Мейвезер. – Вам нет смысла понапрасну напрягать свою иммунную систему. А раз связь всё равно не работает…

– Если связь не работает, я должен сделать всё возможное, чтобы она заработала, – хмуро сказал аль Саид. – Хотя я никогда не сталкивался ни с чем подобным на тренажёрах.

– Гремлины, – буркнул Мейвезер. – Добро пожаловать в космос.

– И потом, вы не можете мне приказывать. Мы равны по званию.

– Но я дольше служу здесь. – Мейвезер подумал, что мог бы настаивать на своей принадлежности к старшей команде, но сейчас это казалось бессмысленным, особенно при том, что связь действительно необходимо наладить.

– Боюсь, – прежним мягким тоном отвечал аль Саид, – это не имеет значения.

– Как хотите, – пожав плечами, Мейвезер подошёл к креслу рулевого и сделал знак Боровской уступить ему место за штурвалом. – Идите, энсин. Ваша вахта уж точно закончилась.

– Тогда я буду за тактической установкой. – Боровская поднялась. – По крайней мере, пока мы не узнаем, что происходит.

Мейвезер уже открыл было рот, чтобы возразить, но передумал. Он понимал. Во время ночной вахты на мостике всегда было меньше народу, но теперь, утром, мостик казался безлюдным и тихим до жути. Чего-то не хватало; они все чувствовали это, и Мейвезер понял, что будь он на месте Боровской, никто и ничто не заставило бы его уйти. Молча кивнув, он уселся в кресло… и тут же снова вскочил, оглушённый треском статических разрядов.

– Какого чёрта…

– Извините, – неловко произнёс Саид. – Всё время приходится уменьшать звук, когда я пробую разные каналы. Треск становится всё громче. – Он вздохнул. – Не пойму, что с оборудованием. Вот если бы Хоши…

Он не договорил, и Малкольм Рид запретил себе мысленно заканчивать фразу. Вместо этого Тревис сосредоточился на показаниях приборов. Двигатели мерно гудели, неся корабль сквозь пространство на головокружительной скорости варп 4. Курс семь-ноль-четыре-ноль должен привести их на планету Шикеда, где они смогут установить, вызвана ли болезнь, поразившая экипаж, радиацией или вирусом.

Что, разумеется, привело Мейвезер к мысли, что, возможно, он должен был заболеть вместо Хоши – хотя это казалось бессмысленным. Скорее уж он должен был заболеть вместо капитана; почему капитан, самый нужный человек на корабле, больше других подвергается опасности? Или вместо Рида. Или доктора Флокса – конечно же, им необходим доктор: в конце концов, речь идёт о массовом заболевании. Но всё равно: как ужасно несправедливо…

Станции Саида опять взорвалась оглушительным треском.

- Какого чёрта, - снова вырвалось у Мейвезера; но на этот раз восклицание не было вызвано шумом. Он привстал было, ударился о приборную панель, снова плюхнулся в кресло и остался сидеть, непонимающе уставившись на показания приборов.

На его глазах показания курса начали меняться: от семь-ноль-четыре-ноль к шесть-девять-пять-два, пять-семь-пять-ноль, четыре-восемь-пять-девять…

Мейвезер лихорадочно принялся нажимать кнопки. Никакого эффекта. Курс продолжал меняться. Пытаясь переключиться на ручное управление, он забегал пальцами по кнопкам ещё быстрее.

Рядом появилась Боровская и смотрела на показания приборов, не веря своим глазам.

-Что это?

– Мы меняем курс, – выдохнул Мейвезер. – Мы поворачиваемся вокруг своей оси. – Он двинул несколько тумблеров, переключился с ручного управления на компьютер, затем опять на ручное. Ничего не помогало. – Штурвал не слушается.

– Не может быть! – Стоя рядом, Боровская смотрела, как Мейвезер применяет все возможные меры, которым их только учили в Академии, и не могла придумать, что можно сделать. Курс тем временем продолжал меняться: три-два-семь-четыре, два-девять-девять-восемь…

Аль Саид оставил тщетные попытки наладить связь и, подойдя к ним, тоже стал следить за приборами.

– Но это невозможно! – воскликнула Боровская. – Как это может быть?

– Никак, – сказал Мейвезер. – Разве что кто-то изменил курс корабля, сумев отключить штурвальное управление – только зачем кому-то на "Энтерпрайзе" это делать?

Тут послышался звук открывающихся дверей; три энсина разом обернулись.

– Капитан Арчер! – одновременно воскликнули все трое. Мейвезер расплылся в улыбке. – Сэр, мы уж думали, что-то…

– Объяснения потом, – прервал Арчер. – Мы в опасности. Это всё Странник. Единственное безопасное место на корабле – инженерный отсек. Отправляйтесь туда немедленно. – Видя, что они колеблются, капитан добавил. – Это приказ!

– Сэр. – Не вставая, Мейвезер указал на пульт. – Я бы ушёл, но корабль перестал слушаться штурвала. Мы отклонились от курса почти на… – он бросил взгляд на приборы. – Сто восемьдесят градусов, сэр.

Не теряя времени, Арчер буквально бросился к консоли и взглянул на приборы как раз в тот момент, когда курс достиг ноль-ноль-ноль-ноль и больше не менялся.

– К Земле, – чуть слышно сказал Мейвезер. – Мы летим к Земле.

– Странник. – Арчер произнёс это с непонятной энсину злобой. – Оставьте это, энсин. Отправляйтесь все трое в инженерный отсек и не покидайте его, пока я не разрешу. Живо!

Ничего не оставалось, как повиноваться. Мейвезер вышел, взглянув напоследок на экран, по которому с головокружительной быстротой проносились звёзды.

– Лейтенант Меир? – позвал Арчер.

Капитан переходил от каюты к каюте, направляя их обитателей в инженерный отсек. Т'Пол взяла на себя персонал научного и кухонного отделов. Один из офицеров согласился заскочить по дороге в каюту капитана и прихватить Портоса. Пока что всё шло даже быстрее, чем Арчер рассчитывал – хотя сознание, что Странник теперь управляет кораблём, приводило капитана в ярость.

Мы не оани, твёрдо сказал себе Арчер. Мы не те гуманоиды, с которыми Странник имел дело до сих пор – мы будем бороться за свою жизнь, и мы отстоим её.

Свободные от вахты офицеры, находившиеся в своих каютах, откликались на входной сигнал тотчас же, даже те, что обычно в это время спали – из-за Странника каждый был начеку. Но Меир не откликнулась – а упомянутый Мейвезером факт, что она не явилась на вахту, заставил Арчера без малейших колебаний отключить дверной замок.

Опасения капитана оправдались. Лейтенант Меир лежала на койке, сложив на груди руки. Светлые волосы, обычно стянутые в узел, теперь разметались, придавая ей сходство со спящей принцессой из сказки. Арчер тотчас шагнул к ней, склонился, чтобы взять её на руки. Только бы донести её в инженерную. Там Странник не сможет причинить ей вреда. Может, она даже придёт в себя, как Хоши…

Он обхватил её одной рукой за плечи, а другую подсунул под колени, стал поднимать, затем остановился и присмотрелся повнимательнее. Голова ей скатилась набок; черты лица застыли. С виду она была просто без сознания, но какой-то первобытный инстинкт подсказал Арчеру, что что-то не так. Он приложил два пальца к её шее, туда, где находится сонная артерия.

Её кожа была в этом месте чуть – самую малость – прохладной.

Никакого пульса. Арчер отнял пальцы, снова приложил, к другой точке, и ещё к одной, и ещё…

Сердце лейтенанта Меир не билось.

Арчер опустил её на койку и на миг – лишь на миг – позволил себе опуститься на пол. Он скрипнул зубами, из горла вырвался звук, похожий на рычание.

– Мерзавец! Подонок!

Он вспомнил про мёртвого оани в больнице – оани с лицом, искажённым яростью.

Как это могло случиться? До сих пор никто из заболевших на корабле не умирал. Он вспомнил слова Трипа. Может, он тогда наелся до отвала.

Потом он подумал о пришедшей в сознание Хоши, и тут до него дошло: Странник ведь больше не может тянуть энергию ни из неё, ни из Рида, ни из Флокса.

– Скотина, – прошептал он, рывком поднялся и выбежал из каюты. Надо было предупредить остальных, сказать, чтобы немедленно шли в инженерную. Но прежде чем уйти, он мысленно дал Меир слово, что вернётся.

– Состояние стабилизировалось, коммандер. Похоже, он приходит…

Приглушённый женский голос показался знакомым. Малкольм Рид открыл глаза. Чувствовал он себя, как много лет назад, когда мальчишкой стянул из домашнего бара своих родителей бутылку джина, а потом впервые испытал похмелье.

Прямо над ним склонилось лицо коммандера Трипа Такера.

– Так и есть, – простонал Рид и приложил руку ко лбу. – Я умер и угодил в ад.

– Как же, размечтался, – отозвался Трип со своим тягучим южным акцентом, при звуках которого Риду представились гласные, скользящие по гладкой, покрытой толстым слоем масла наклонной поверхности. Такер широко улыбался, явно донельзя чем-то довольный. Всё ещё чувствующий слабость Рид не сразу сообразил, что Такер доволен тем, что видит его. – Боюсь, тебе придётся ещё некоторое время пребывать в нашем обществе. А твоя земля в Аргентине по-прежнему во владении твоей семьи.

– Я был… – Рид сел на кровати и энергично потёр лоб, словно пытаясь подхлестнуть память. – Я был в медотсеке. Делал инъекции. Я что, потерял сознание?

Рядом с Такером стояла улыбающаяся Хоши с Портосом на руках.

– Именно. Точно так же, как и доктор Флокс – кстати, его состояние улучшается, он скоро придёт в себя. И точно так же, как я. Но теперь с вами всё в порядке.

Рид наконец-то нашёл в себе силы улыбнуться в ответ.

– Значит, это… не была лучевая болезнь? Инфекция – и теперь вы нашли лечение?

– Ни то, ни другое, – отвечал Такер. Он и Хоши обменялись понимающими, мрачными взглядами. – Странник.

Рид отшатнулся.

– Так я и знал!

– Было бы лучше, если бы ты поделился своими знаниями несколько раньше, – заметил Трип. Он хотел добавить ещё что-то, но тут Рид стал замечать окружающее.

– О Боже, – перебил он. – Как я попал в инженерную? – Он огляделся вокруг. Флокс действительно лежал на соседней койке в нескольких футах от него, всё ещё без сознания, подключённый к переносной системе жизнеобеспечения, которая была прислонена к ближайшей переборке. Что ещё удивительнее, вокруг находились, кто стоя, кто сидя, несколько офицеров из различных подразделений. Они негромко переговаривались. Вид у них был беспокойный, словно они не знали, куда себя деть. Двери то и дело закрывались и открывались по мере того, как входили всё новые люди.

– Похоже, Страннику не нравится инженерная, – сообщила Хоши.

Трип кивнул.

– Как раз об этом я и хочу с тобой поговорить. Пока что единственная наша защита – сидеть здесь… Необходимо выяснить, что именно мешает Страннику войти сюда, и усилить это что-то, нацелить…

– И разнести эту тварь в клочья, – договорил Рид. – Он потёр лоб. Головная боль не проходила. – С твоего разрешения, я первый доброволец. – Он осторожно спустил ноги на пол.

– Не так рьяно. – Трип поддержал Рида за локоть, когда тот встал. Рид поморщился; металлический пол оказался неожиданно холодным.

– Никто не захватил мои ботинки?

Медсестра, склонившаяся над Флоксом, обернулась.

– Боюсь, они остались в медотсеке, лейтенант.

Рид недовольно нахмурился. В этот момент Т'Пол шагнула сзади и встала рядом – так бесшумно и быстро, что он невольно отшатнулся и едва не потерял равновесие.

– Прошу прощения, лейтенант, – произнесла вулканка обычным бесцветным тоном. – Я не хотела напугать вас. – Она обратилась к Трипу. – Коммандер Такер, как вы сами можете судить по количеству собравшихся, очень скоро мы очутимся перед выбором. Я передала персоналу порученных мне отделов приказ собраться в инженерном отсеке и полагаю, что капитан уже тоже всех известил.

– Я понимаю, что вы имеете в виду, – сказал Трип. С тех пор, что Рид пришёл в себя, народу в инженерной заметно прибавилось, и двери то и дело открывались, впуская входящих. Очень скоро в инженерной даже стоять будет негде.

– Когда отсек не сможет больше вмещать людей, нам придётся вызвать добровольцев, готовых оставаться снаружи. Разумеется, я могу находиться снаружи без риска для себя. Однако же, ключевой персонал – вы, мистер Рид, капитан, доктор Флокс – должен оставаться здесь.

Она устремила взгляд на бигля на руках Хоши.

– О нет, вы не… сэр, – сказала Хоши. – Я лучше сама выйду, чем выпущу Портоса.

– Хорошо быть собакой в наш гуманный век, – вздохнул Рид.

– Могу точно сказать, что случится, если вы обратитесь к экипажу, – заявил Трип вулканке. – Обратитесь к добровольцам – и каждый вызовется.

Т'Пол умудрилась выразить скептицизм, лишь чуть заметно подняв брови.

– Будем тянуть жребий, – сказал Трип.

– Но это же значит положиться на случай, – заметила Т'Пол.

– Именно, субкоммандер. – Глянув на двери, Трип чуть нахмурился. – Или можем подождать капитана – пусть сам решает. Странно, что его так долго нет.

Как раз тогда, когда Трип удивился долгому отсутствию капитана, Арчер обнаружил последнего из тех, кого хотел предупредить, молодого энсина, без сознания на полу его каюты. Быстрый осмотр показал замедление пульса и дыхания. Страннику снова захотелось есть – и мысль об этом, в сочетании с яростью, вызванной смертью лейтенанта Меир, заставила капитана забыть об усталости. С неожиданной для самого себя лёгкостью он опустился на одно колено, взвалил энсина себе на спину и выпрямился.

– Этого ты не получишь, – сказал Арчер, обращаясь к врагу, которого здесь уже не было.

Он шагнул из каюты. Залитый искусственным дневным светом коридор выглядел ободряюще пустым; команда всерьёз восприняла указание своего капитана. Арчер мог только надеяться, что все они благополучно добрались до инженерного отсека, и что Т'Пол тоже удалось предупредить всех.

Он подумал, не потому ли потерял сознание несчастный энсин, что кто-то ещё в инженерной – Рид или Флокс – пришёл в себя, и Страннику пришлось искать новый источник пищи.

Арчер задыхался под тяжестью бесчувственного энсина. Опасаясь, что Странник нападёт в любой момент, капитан хотел бегом броситься к турболифту, но оказалось, что он может двигаться лишь медленной трусцой. После того, как он доставит энсина в инженерную, Арчер собирался вернуться за телом Меир – если только его присутствие в инженерной не понадобиться для чего-то важного, чего-то такого, что сможет уничтожить Странника. Ему казалось несправедливым оставить её вот так в каюте; он хотел, чтобы её тело было помещено с контейнер в медотсеке; чтобы его потом можно было доставить родным или же похоронить в космосе.

Он был уже у самого турболифта. Ещё немного…

Но когда капитан вплотную приблизился к дверям турболифта, их цвет из белого стал сине-зелёным, воздух перед ними сгустился и замерцал, перекатываясь, как морские волны…

– Странник, – произнёс Арчер со жгучей ненавистью. – Убирайся!

Разумеется, его слова не возымели никакого действия; продолжая мерцать и переливаться, существо всё увеличивалось, пока не загородило собою весь коридор. Путь вперёд был отрезан.

Но захлестнувшая Арчера ярость не позволила отступить. Опустившись на одно колено, он осторожно положил энсина на пол.

Пришло время выяснить, правду ли говорил Странник, утверждая, что касаться его опасно для людей. В конце концов, никто до сих пор не пытался к нему прикоснуться, чтобы проверить правдивость его слов. Сам Странник, атакуя новую жертву, избегал непосредственного контакта с ней. Едва появившись на корабле, он немедленно заявил, что касаться его нельзя.

Может, дело в том, что ему требуется строго ограниченное количество энергии? Что будет, если энергии окажется слишком много?

Арчер выпрямился, глубоко вдохнул и бросился на Странника.

Едва он очутился внутри энергетического поля, корабль словно растворился, и всё вокруг стало ослепительно яркого сине-зелёного цвета. Каждый волосок на теле Арчера поднялся вертикально; кожа на руках, ногах и спине покрылась пупырышками. А затем его ослепило – не тьмой, а светом, белым сиянием, взорвавшимся в его мозгу. Он чувствовал, что стремительный поток увлекает его – поток электричества и воды; этот поток нёс и кружил, кружил его – всё быстрее и быстрее, пока чувство окружающего не покинуло его, и он закричал…

Оглушительный удар грома. Арчера отшвырнуло, и он упал навзничь, ударившись головой об пол с такой силой, что боль была мгновенной яркой, горячей вспышкой.

Затем наступила тьма.

Глава 9

Чарльз "Трип" Такер был не из тех, с кем трудно ладить. Он отличался добродушием, не изменявшим ему даже в минуты напряжения и усталости; но при нынешнем положении дел его добродушие подверглось серьёзному испытанию. Народу в инженерную набилось, как сельдей в бочке; от большого скопления тел сделалось душно, и по лицу Трипа градом катился пот. С десяток человек сидели за закрытой дверью в коридоре, в ожидании своей очереди на пребывание в укрытии. Т'Пол, со своей целеустремлённостью (и явным равнодушием к взглядам землян на необходимое жизненное пространство), умудрилась втиснуть в инженерную больше народа, чем Трип считал возможным. Отдавая ей должное, Такер, тем не менее, остро жаждал вытянуться во весь рост. Ему необходимо было спокойно подумать, в то время как окружающая обстановка отнюдь не способствовала ясности мысли.

Стремясь разогнать напряжение и хоть как-то скрасить томительное ожидание, окружающие болтали без умолку. Обрывки разговоров долетали и с верхней палубы, где люди едва ли не висели на поручнях. Трип привык к тишине, к ровному гудению своих двигателей; и такое скопление народа на столь маленьком пространстве выводило его из себя. Доктор Флокс, уже в сознании и на ногах, беспрерывно рассуждал о природе Странника и его воздействии на денобулан и землян с энтузиазмом, действовавшим Трипу на нервы.

Стоя – сидеть не было места – за ближайшей компьютерной консолью, Мейвезер обернулся к стоявшей рядом Т'Пол. Оба они находились буквально на расстоянии вытянутой руки от Трипа и Рида, так что Трип просто не мог не прислушаться к их разговору.

– Корабль просто не реагирует, субкоммандер. Мы продолжаем держать курс на Землю, что бы я ни перепробовал.

– У меня то же самое, – откликнулась Хоши от ближайшей компанели. – Все частоты связи забиты.

В отсутствие Арчера обязанности капитана легли на плечи Т'Пол; ей докладывали о состоянии корабля; и она же следила, чтобы находящиеся в инженерной регулярно сменяли тех, кто оставался в коридоре.

– Продолжайте, – приказала Т'Пол обоим.

Малкольм Рид хмуро глянул на сканер у себя в руке, затем перевёл взгляд на Такера.

– Энергетические флуктуации и тончайшая пыль – вот что такое этот Странник. Ума не приложу, почему он должен бояться инженерной. Блокировка у двигателей достаточная, чтобы радиация от них не повредила нам – как же она может повредить тому, кто целиком состоит из радиации… – Он прищёлкнул языком.

– Прекрати говорить то, что и так ясно, – оборвал Трип с такой резкостью, что Рид отстранился и в некотором удивлении приподнял брови.

– Я тут не виноват, коммандер.

– Знаю, – прорычал Трип. – Но должно быть что-то такое, что наши приборы не в состоянии уловить.

Услышавшая их разговор Т'Пол – ещё бы не услышать, с её-то ушами, подумал Трип – обернулась.

– Уверяю вас, я совершенно точно помню все показания наших сканеров в тот момент, когда мы впервые столкнулись со Странником.

Разумеется, до этой информации – и до самих компьютеров – было теперь не добраться, поскольку Странник достаточно освоился с кораблём, чтобы совершенно отрезать им доступ к управлению и компьютером и оставить их без связи. Счастье ещё, что он не любит варпа, а деваться было бы совсем некуда.

Т'Пол совершенно точно привела по памяти показания сенсоров о составе Странника: различные виды излучения, в большинстве своём безвредные; а также многочисленные энергетические флуктуации, по большей части электромагнитные импульсы.

– Не сомневаюсь, что вы правы, субкоммандер, – сказал Трип. – Но у меня есть предложение.

Т'Пол выжидающе склонила голову.

– Мы пытаемся сконструировать некое устройство, способное нарушить физическую сущность Странника. Я спрашиваю: зачем изобретать велосипед? Почему бы не взять банальный фазер, поставить на смертельный заряд и пальнуть по нему в упор? – Трип не предложил поставить фазер на оглушение, ибо такой заряд был рассчитан на то, чтобы вызвать потерю сознания у гуманоидов. На существо, целиком состоящее из энергии, он, скорее всего, не окажет никакого воздействия.

– Нет, – тоном окончательного решения Т'Пол.

– Почему? – настойчиво спросил Трип.

– Заряд фазера разрушает живые клетки. Не вижу, как он может воздействовать на излучение.

– Он может нарушить ритм электромагнитных импульсов. Даже если это не убьёт Странника, то может повредить ему настолько, что он хотя бы ослабеет. Во всяком случае, попробовать стоит.

– Нет, коммандер. Надеюсь, я выразилась достаточно ясно: ваша с лейтенантом Ридом задача – сконструировать устройство, способное защитить нас от Странника, а не убить его.

– Послушайте, вам не придётся ничего делать. Грязную работу я беру на себя. Мы оба знаем, что никакой заряд из фазера его, скорее всего, не убьёт. Кроме того – капитан что-то долго не возвращается. Мы оба знаем, что слишком долго. Кто-то должен идти искать его.

– Длительное отсутствие капитана – вопрос отдельный, – заявила Т'Пол. – И поскольку Странник не станет причинять мне вреда, логично будет, если искать капитана пойду я. И я уверена, что существует более мирное решение проблемы, чем попытка убить Странника из фазера. – Пауза. – Продолжайте работу, вы и лейтенант Рид. Я иду искать капитана.

И не тратя больше слов, она вышла из отсека. Трип и Рид проводили её взглядами.

– Храбрая женщина, – произнёс Рид с восхищением.

– А, – пренебрежительно отозвался Трип, – просто этот монстр питает к ней слабость, потому что она, видите ли, "разумнее" нас. Так что её он не тронет. – Трип мог только надеяться, что вид у него при этом такой же уверенный, как голос. Он раздражённо глянул на сканер в руках Рида. – Ну, что теперь будем выискивать? Двигатели не дают никакой хоть сколько-нибудь заметной радиации, ни вибрации, ни…

– Прошу прощения, – оживлённо вмешался Флокс – слишком оживлённо, подумал Трип, для сложившейся ситуации, которую денобуланин склонен был рассматривать скорее как увлекательное приключение, нежели как смертельную опасность. – Я тут прикидывал, чем питается этот Странник…

– Я слышал.

– И у меня есть гипотеза: электричество.

– Электричество? – От неожиданности Трип даже моргнул. Электричество казалось таким примитивным… к тому же то незначительное электричество, которое давали его двигатели, не испугало бы и мышь, не говоря уже о том, чтобы представлять опасность для столь сильного существа, как Странник.

– Видите ли, все живые существа – то есть, большинство живых существ, в особенности гуманоиды – генерируют электромагнитное поле. Очень слабое, конечно… едва уловимое. Но я вспомнил показания приборов при осмотре умерших оани… у всех было незначительное нарушение электролита. Причин тому могло быть много… но это не могло не повлиять на их электрические цепи, если можно так выразиться.

– Электрические цепи, – повторил Трип. Услышанное было для него неожиданностью; всё его знание зоологии ограничивалось программой первого кода колледжа. Анатомию он и вовсе обошёл стороной, ибо основной дисциплиной избрал инженерное дело. Слова Флокса показались ему нелепыми.

– Взять хоть сердцебиение, – продолжал Флокс. – Его ритм регулируется химическими процессами в организме, дающими электрический эффект. В своё время земляне даже использовали электричество, чтобы запустить остановившееся сердце или регулировать аритмический пульс.

– Правда? – живо заинтересовался Рид. – Но люди ведь не дают достаточно электричества…

– Что верно, то верно, – подтвердил Флокс. – Человеческое электрическое поле очень слабое; чтобы уловить его, наши сенсоры должны быть отрегулированы на максимальную чувствительность. Но оно существует, это поле. И так как Странник, насколько я уловил из вашего с коммандером Такером разговора, частично состоит из электромагнитных импульсов, у меня невольно возникла мысль, нет ли здесь связи.

– Выходит, Странник подзаряжается от электромагнитного поля, генерируемого человеческим организмом… – задумчиво произнёс Трип.

– Это всего лишь предположение, – сказал Флокс. – Я могу и ошибаться.

Не отвечая, Трип потянулся за сканером Рида.

– Дай-ка. – Он поколдовал над кнопками, засёк показания. – Верно. Сканер показывает электромагнитное поле, очень слабое.

– Может, это от нас, – предположил Рид. – Или от всех людей вокруг.

– Подожди. – Трип стал отходить, пока не остановился рядом с двигателями.

– Есть что-нибудь? – нетерпеливо спросил Рид.

– Возможно. – Трип чуть повысил голос на последнем слоге. – Ну-ка, проведём маленький опыт. – Он протолкался сквозь толпу к дверям, глубоко вдохнул и шагнул наружу.

За дверьми вдоль коридора люди сидели на полу, прислонившись к стенам. При виде Трипа головы разом повернулись.

– Что, нас сменяют? – спросил один из сидящих.

– Нет, – ответил Трип, не отрывая взгляда от сканера. – Так, маленький эксперимент. Чем дальше он отходил от инженерной, тем слабее становилось электромагнитное поле – и тем шире его улыбка.

Он повернулся на пятках и с улыбкой вернулся в инженерную.

Флокс и Рид ждали его с выражением тревоги и надежды.

– Думаю, мы на что-то напали, – сказал Трип.

Капитан.

Капитан Арчер, вы меня слышите?

Первое, что ощутил Арчер, очнувшись, было что-то холодное и твёрдое под щекой. Металлический пол. Он лежал лицом вниз в коридоре. Голова и всё тело болели нестерпимо – будто кто-то долго колотил им об стену. При мысли об этом он вспомнил своё столкновение со Странником и подумал, что его и вправду вполне могли врезать о переборку.

Он попытался перекатиться на бок – и невольно вскрикнул от пронзительной боли в левом плече. Похоже, вывих.

– Капитан. – Ровный по обыкновению, успокаивающий голос Т'Пол донёсся до Арчера сквозь боль и растерянность. Лёжа на боку, боясь шевельнуться, чтобы не потревожить плечо, он искоса глянул на склонившуюся над ним вулканку. Невозмутимое выражение её лица ободрило его. – Позвольте, я помогу вам подняться. У вас, видимо, вывихнуто плечо.

– Позволяю, – с усилием произнёс Арчер. – Сам я сейчас и шагу сделать неспособен. – Не двигаясь, он смотрел, как Т'Пол наклонилась ближе – настолько близко, что он ощутил тепло её тела, непривычно сильное для землянина, и слабый запах, напоминающий о хвое и апельсинах. Тонкие, неожиданно сильные руки обхватили его и быстро, но бережно подняли и поставили на ноги. Даже так боль была нестерпимой; капитан не смог сдержать вскрика.

Убедившись, что Арчер в силах стоять сам, Т'Пол отпустила его, шагнула назад и окинула внимательным взглядом.

– Капитан, полагаю, у вас может быть черепная гематома.

– Что? – переспросил Арчер, еле ворочая языком.

– Думаю, общеупотребительный термин – сотрясение мозга.

– Охотно верю. – Арчер взглянул на себя. Ладони немилосердно жгло, и быстрый взгляд показал, что кожа на них действительно сильно покраснела. Даже лицо, спину и руки саднило, словно и они были обожжены.

– У меня вышло небольшая стычка со Странником. – Он осторожно провёл ладонью по волосам и обнаружил, что они стоят дыбом, как от статического электричества. – Я в буквальном смысле прикоснулся к нему. Чувство было такое, как будто меня ударило молнией.

– Странник по-прежнему здесь, сэр. Выйдя из лифта, я обнаружила его рядом с вами…. И по всем признакам, он не намерен пропустить нас к лифту.

Проследив за её взглядом, Арчер обнаружил Странника на прежнем месте – заполнившим коридор от стены до стены и преграждающим путь к лифту. Но всё же существо неуловимо изменилось: оно потемнело, приобрело сапфировый цвет; энергетические потоки переливались быстрее, чем прежде; форма его заметно утратила правильность.

– Значит, тебе это тоже пришлось не по вкусу, да? – обратился к нему Арчер. Впрочем, мысль эта явилась для капитана довольно слабым утешением; Арчер почти ожидал, что для Странника это окажется смертельным, и таким образом, удастся спасти энсину жизнь.

– Он действительно стал выглядеть иначе, – подтвердила Т'Пол.

Позади них энсин всё ещё лежал без сознания там, где его уложил капитан. С рукой, повисшей, как плеть, Арчер медленно двинулся к нему. Т'Пол также заторопилась к энсину, склонилась над ним и коснулась шеи, нащупывая пульс.

– Пульс замедленный, но ровный, – сообщила она.

Арчер вздохнул с облегчением, а затем перевёл взгляд на безмолвную угрозу, застывшую между ними и лифтом.

Т'Пол угадала его мысли. Выпрямившись, она сказала:

– Снова броситься на него будет неразумно, сэр – это лишь приведёт к новым травмам. Возможно, мне удастся договориться с ним.

– Что, ж, попробуйте. – Арчер даже не стал скрывать скептицизма.

Приблизившись к энергетическому столбу, Т'Пол громко заговорила.

– Странник. Прошу вас, отойдите и дайте нам с капитаном возможность доставить пострадавшего энсина в инженерный отсек.

Энергетический столб чуть потемнел; после короткой паузы Т'Пол обернулась к капитану.

– Странник отказывается, сэр. Он говорит, что имеет право бороться за своё существование.

– То есть добывать себе из нас пропитание, вы хотите сказать. – Арчер криво улыбнулся. – Чует, что может остаться без обеда теперь, когда все перешли в инженерную.

– Я не думаю, что он намеренно станет причинять мне вред, капитан, – немного поколебавшись, произнесла Т'Пол. – Я могла бы попробовать пробраться к лифту, неся вас обоих…

В этот миг Странник явно "сказал" её что-то, ибо, оборвав себя на середине фразы, она обернулась к нему, словно прислушиваясь. После короткой паузы она сухо сообщила капитану.

– Видимо, Странник действительно не причинит мне вреда – но он не станет удерживать меня от того, чтобы я причинила вред себе и землянам – вам – если я попытаюсь приблизиться к нему. Он предупреждает, что не двинется с места и не пропустит нас к лифту.

– Что ж, попытаемся обойти его. Если до лифта не добраться, поищем другой путь.

Кивнув, Т'Пол подняла энсина и направилась вслед за капитаном к входу в ближайший аварийный тоннель – но Странник, мгновенно переместившись, очутился перед ними, вновь преградив им путь.

– Ладно, – сказал Арчер. – Может, все пути в инженерную и вправду отрезаны. Но кто сказал, что мы не можем пойти куда-нибудь ещё? – С этими словами он двинулся в противоположном направлении, дёргаясь от боли, пронзавшей при каждом шаге плечо и руку. Капитан направлялся к аварийному тоннелю, из которого открывался один-единственный выход: на уровень F, где находились торпедный отсек и оружейная.

– Что вы задумали, капитан? – недоумённо спросила Т'Пол.

Арчер знал, что ответ повлечёт возражения, выслушивать которые у него не было ни малейшего желания. Поэтому он лишь сказал уклончиво:

– Просто считайте это приказом, субкоммандер.

Не сказав больше ни слова, Т'Пол последовала за капитаном. Она скользнула в тоннель первой, легко перекинув энсина через плечо, и так же легко стала спускаться.

Для Арчера спуск оказался тяжёлым и опасным. Имея возможность действовать лишь одной рукой, он чувствовал себя кадетом на полосе препятствий. Всякий раз, отпуская поручень и тотчас хватаясь за другой, он на миг оставался без всякой опоры. Левая рука висела, как плеть, острые токи боли шли от позвоночника сквозь плечо до самых кончиков пальцев, заставляя его судорожно втягивать воздух сквозь стиснутые зубы.

Каким-то образом он умудрился благополучно завершить спуск и очутился в оружейной, где Т'Пол, даже не запыхавшаяся, уже ждала его. Арчер тотчас направился к стойке с фазерными винтовками и взял одну здоровой рукой.

Т'Пол молча смотрела на него.

– Не беспокойтесь, я не требую, чтобы вы тоже взяли оружие, – сказал Арчер. Неуклюже, действуя одной рукой, он отрегулировал мощность, а затем поднял винтовку, чтобы проверить, может ли целиться. Не слишком удобно, но сойдёт.

– Капитан, – серьёзно заговорила Т'Пол, – Странник не похож ни на одну из форм жизни, обнаруженных нами до сих пор. Его уничтожение будет равносильно преступлению, совершённому им против оани – геноциду.

– Вы предпочитаете, чтобы он уничтожил всех на корабле – а потом и на Земле?

– Нет. Однако, я уверена, что существует третий путь.

– Послушайте, я хочу его убить ничуть не больше, чем вы. Сильно сомневаюсь, что выстрел из такой винтовки убьёт его – я только надеюсь, что он лишит его возможности передвигаться. Но если это всё-таки окажется для него смертельным – что ж, я готов рискнуть. – Он двинулся из оружейной к турболифту, и Т'Пол, по-прежнему неся энсина, последовала за ним.

Как Арчер и предполагал, Странник ждал их перед турболифтом F-палубы.

Вид его пробудил у Арчера чувства, не имеющие ничего общего с гуманизмом. Он поднял винтовку, положил приклад на плечо.

– Что ж, Странник, я пришёлся тебе не по вкусу. Посмотрим, как тебе понравится вот это.

Острый луч пронзил воздух… и, как и опасался Арчер, прошёл сквозь энергетический сгусток без малейшего эффекта – точно так же, как прошёл бы сквозь любое радиационное или электромагнитное поле.

Луч ударил в переборку за спиной Странника, расплавил обшивку и обнажил скрытые под ней провода.

Посыпались искры. Послышался треск.

Вырвавшийся из повреждённого осветительного провода бело-голубой луч задел сгусток энергии. Странник дёрнулся, выпятился в одном направлении, точно гигантская амёба и окрасился в ярко-синий цвет – столь яркий, что Арчер инстинктивно зажмурился.

– Капитан, – сказала Т'Пол, – полагаю, мы можем попытаться пройти к лифту.

Они вошли в лифт, а за их спинами продолжал судорожно пульсировать Странник.

– Коммандер! – голос Хоши перекрыл шум голосов в заполненной людьми инженерной. – Есть канал!

Трип поднял голову от устройства, над которым работал вместе с Ридом. Устройство это было на удивление простым – таким простым и устаревшим, что они с превеликим трудом отыскали необходимые детали. То был маленький электрогенератор.

Слова Хоши вселили в Трипа надежду; он здорово тревожился за капитана, а теперь ещё и за Т'Пол. Слишком долго их не было, и не приходилось сомневаться, что им пришлось столкнуться со Странником… Но услышав, что у них есть связь, Трип улыбнулся. Инстинкт подсказал ему, что Джонатан Арчер жив, и что он задаёт Страннику жару.

– Немедленно свяжитесь с командованием, – радостно приказал он, выпрямляясь. – Доложите им обстановку.

– Есть, сэр.

Для Арчера, раздираемого мучением и надеждой, путь до D-палубы длился бесконечно долго – следствие, несомненно, стреляющей боли в плече и руке и желания поскорее очутиться в безопасном укрытии инженерной. Рядом, держа энсина, который был на несколько дюймов выше её самой, стояла Т'Пол – легко и прямо, словно на руках у неё был всего лишь младенец.

Наконец, турболифт остановился, и двери открылись на D-палубу, к огромному облегчению Арчера; он почти ожидал, что Странник придёт в себя и остановит их прежде, чем лифт достигнет цели. Но теперь от инженерной их отделял лишь коридор. Арчер торопливо шагнул из лифта, прижимая к боку вывихнутую руку и стиснув зубы; Т'Пол не отставала ни на шаг.

Но не прошли они и трети коридора, как Арчер остановился, как вкопанный, завидев зрелище, которое его затуманенное болью сознание поначалу отказалось воспринимать.

Из бокового коридора появилась лейтенант Меир в помятой форме, с разметавшимися в беспорядке светлыми волосами. Завидев их, она обернулась.

Арчер утратил дар речи. В первый миг его охватила радость: он ошибся, лейтенант Меир не умерла, она просто была без сознания и вот теперь пришла в себя…

Но радость тут же угасла. Что-то глубоко неестественное было в движениях женщины; что-то марионеточное…

Т'Пол заговорила, прикрывая, как и надлежит субкоммандеру, замешательство капитана.

– Лейтенант, – тоном приказа произнесла она, – сейчас же идите в инженерную.

Широко раскрытые глаза Меир были устремлены на Арчера и Т'Пол, но, казалось, не видели их. Рука её потянулась к поясу.

На поясе был фазер.

Схватив Т'Пол за плечо здоровой рукой, Арчер толкнул её с её ношей вниз за миг до того, как Меир выстрелила, и тотчас бросился на пол сам; всплеск адреналина заглушил боль до пределов терпимого.

– Меир умерла, – выдохнул он лежащей рядом вулканке. – Хоши права – ей не показалось. Странник каким-то образом заставляет тела умерших двигаться.

Луч фазера прошёл над головами лежащих, ударил в переборку. Запахло горелым.

– Это нападение нелогично. – Т'Пол лежала на животе, прижав ладони к полу. Всегда безупречно уложенные волосы растрепались, тёмная прядь спадала на лоб. Вулканка обратила лицо к капитану. – Её фазер настроен на смертельный заряд.

За миг до того, как Меир снова неуклюже прицелилась, Арчер увидел, что вулканка права. Это казалось бессмысленным: если целью Странника было не позволить Арчеру добраться с бесчувственным энсином до инженерного отсека, чтобы использовать их в пищу, почему просто не оглушить их?

Меир снова выстрелила. Арчер перекатился на бок. Ослеплённый яркой вспышкой, он успел увидеть боковым зрением, как, оставив энсина лежать на полу, поднялась Т'Пол. Вулканка кинулась на Меир и ударом в живот сбила её с ног. Лейтенант упала на спину. Рука её со стуком ударилась о металлический пол; фазер выпал и откатился в сторону.

Т'Пол кинулась за оружием. Но Меир недолго оставалась на полу; какая-то сила вздёрнула её на ноги, и лейтенант двинулась на вулканку.

Тем временем Арчер, прижимая к телу вывихнутую руку, с трудом поднялся и тоже кинулся за выпавшим оружием.

Т'Пол первой дотянулась до фазера. Она схватила его и обернулась, одновременно переключив мощность со смертельной на парализующую.

– Это без разницы! – закричал Арчер. – Она и так мёртвая!

Но он опоздал. В тот миг, который понадобился Т'Пол, чтобы обернуться и переключить мощность, Меир кинулась на неё.

Т'Пол выстрелила, и землянку отбросило назад.

Разве труп можно парализовать? Подумал Арчер. Разве можно убить труп?

Ответ не заставил себя долго ждать. Меир снова поднялась – рывком, как марионетка, которую дёрнули за верёвочку – и снова двинулась на Т'Пол. Но Арчер был уже возле них. Здоровой рукой он изо всей силы ударил Меир, надеясь, что она потеряет равновесие, и что это даст Т'Пол время подняться. Ударить офицера противоречило всем инстинктам капитана; тем не менее, он сумел нанести удар достаточной силы, чтобы Меир сделала неверный шаг в сторону.

Т'Пол молниеносно вскочила, сжимая в руке фазер.

– На смертельный заряд! – приказал Арчер.

Т'Пол колебалась.

И в этот миг нерешительности Меир с сокрушительной – нечеловеческой – силой ударила Арчера по спине. Капитан рухнул на колени, лишь усилием воли заставив себя не упасть плашмя.

– Стреляйте! – завопил он.

Т'Пол выстрелила.

Вновь землянка сделала несколько неверных шагов назад… но тотчас же снова кинулась на Т'Пол и схватила её за запястье, в то же время ударив её спиной о стену с такой силой, что фазер вылетел у неё из рук. Оглушённая, вулканка осела на пол.

– Нет, - произнёс Арчер в бешенстве на самого себя, на свои травмы, не позволяющие драться. Теперь Странник убьёт их и завладеет кораблём – но даже если поражение неизбежно, он не может позволить себе принять его. Капитан заставил себя подняться и глубоко втянул воздух, намереваясь снова кинуться на Меир…

Но Меир, очевидно удовлетворённая достигнутым, подобрала фазер и стала удаляться по коридору.

– Какого… – пробормотал Арчер, задыхаясь и прижимая к телу многострадальную руку. Он поспешно заковылял к Т'Пол, уже сидевшей с несколько оторопелым видом, опираясь спиной о переборку. – Вы в порядке?

– Я… не получила никаких серьёзных травм. – Она взглянула на капитана. – Несомненно, моё состояние гораздо лучше вашего.

– Благодарю за ценное наблюдение, – сухо сказал Арчер.

Вулканка поднялась, явно озадаченная внезапным исчезновением Меир.

– Если Странник боится, что мы сообщим остальным о его неспособности переносить удары электрическим током… почему же он не убил нас?

– Вероятно, он питает слабость к вулканцам. – отозвался Арчер. – А вот почему он меня не убил, я понятья не имею. – Капитан помолчал. – Он что-то задумал. Вопрос, что?

Глава 10

В инженерном отсеке Флокс осмотрел капитана, сидевшего – за неимением других мест – у компьютерной консоли.

– Т'Пол права в отношении обеих травм, – жизнерадостно объявил доктор. – У вас действительно плечевой вывих – используя общепринятое выражение – и действительно сотрясение мозга. И с тем, и с другим вам крупно повезло. Сотрясение очень лёгкое – и это большая удача, учитывая, что я не имею никакой возможности вылечить его, пока у нас нет доступа в медотсек.

– А с плечом-то в чём везенье? – простонал Арчер. – Теперь, когда над ним, Т'Пол и всё ещё находящимся без сознания энсином больше не нависала непосредственная опасность, боль в плече сделалась невыносимой.

Портос, опять сидевший на руках у Хоши, вытянулся мордой к хозяину и стал вылизывать ему лицо, щедро обдавая тёплым дыханием. Не Бог весть какое лекарство, но на другое пока рассчитывать не приходилось.

– Спасибо, Портос, – с улыбкой, похожей на гримасу, сказал Арчер. – Не сейчас, приятель.

– Везенье в том, – сказал Флокс, отвечая на вопрос Арчера, – что у денобулан и землян весьма сходное строение скелета. Проблему вашего плеча я могу решить с помощью простейшей физической манипуляции… – Склонившись на Арчером, доктор положил одну руку ему на левую лопатку, вторую – на грудь и сделал короткое, резкое движение.

Арчер завопил от боли.

Портос оскалил зубы, зарычал и чуть не вырвался из рук у Хоши, пытаясь кинуться на доктора. Хоши едва успела ухватить бигля за задние лапы и снова водворила к себе на руки прежде, чем он успел вцепиться в руку Флоксу.

– Сожалею, Портос, – сказал Флокс собаке. – Но смею сказать, теперь твоему хозяину намного лучше.

Выпрямившись, Арчер пошевелил многострадальным плечом – сперва осторожно, потом смелее; поднял и опустил руку.

– Действительно. – Он с удивлением взглянул снизу вверх на Флокса. – Почти не болит. Благодарю вас, доктор. Ещё одна причина радоваться, что вы снова с нами.

Лучезарно улыбаясь, денобуланин отступил на шаг.

– Порой самый простой способ лечения – самый действенный. Жаль, что пока не могу ничем помочь вам с этой головной болью. И с лёгкими ожогами.

– Сейчас не до этого, – сказал Арчер. Хоши больше не могла удерживать Портоса; Арчер взял у неё бигля и позволил ему ткнуться носом себе в грудь.

Теперь, когда капитану была успешно оказана первая помощь. Трип Такер шагнул вперёд и обратился к нему.

– Капитан, Хоши удалось послать сигнал о помощи, но сейчас все каналы опять забиты. Теперь, по крайней мере, известно, что с нами случилось, и может, кто-то даже придёт на помощь. Мы так поняли, что вам каким-то образом удалось на время вырубить эту…

– Этого энергетического монстра, – договорил Арчер. – Трип, ты даже не поверишь, насколько это было просто. Оказывается, тут нужно всего лишь…

– Электричество, – перебил Трип. – Обыкновенное электричество. Мы с Малкольмом сейчас конструируем прибор, который генерирует электрическое поле. Если это поле и не укокошит Странника, то хотя бы вырубит его.

Арчер уставился на Трипа. Он не знал, радоваться услышанному или досадовать, что инженер сам нашёл решение и лишил его возможности выступить со своим открытием героем дня.

– Вообще-то идея не наша, – прочитав его чувства, оговорился Трип. – Это доктор Флокс предположил, что Странник питается электромагнитным полем, которое генерирует человеческий организм. Вот почему этот монстр не переносит инженерной. Я не догадался сразу, что варп-двигатели генерируют электромагнитное поле – хоть и слабое, но посильнее того, чем у нашего организма.

– Отличная работа, – кивнул Арчер. – Именно это и вырубило Странника – возможно, как раз тогда Хоши и получила чистый канал связи. Осталось лишь проделать то же самое и снова вырубить его – только уже на неопределённое время, пока не придумаем, как с ним быть. Как скоро будет готов ваш прибор?

– Совсем скоро. Через полчаса самое большее. Мы только хотим обеспечить достаточно точный прицел, чтобы самим не попасть под электрический удар. Кстати, об электричестве… – Трип устремил взгляд на голову капитана; Арчер коснулся ладонью волос и обнаружил, что они до сих пор стоят дыбом. Он пригладил их, как мог. – Похоже, вам довелось на собственном опыте проверить нашу теорию.

– Скажем так: у меня случилась небольшая стычка. – Арчер умолк на секунду, затем бодро добавил. – Возвращайтесь к своей работе, коммандер. Прибор должен быть готов как можно скорее.

Стоя поблизости, Т'Пол слушала, о чём говорят капитан и коммандер Такер. Судя по их разговору, они не знали точно, насколько опасным для Странника окажется сконструированное Трипом устройство: лишит ли оно его возможности передвигаться, причинит ли ему тяжёлые увечья или же и убьёт.

Стоя в тесноте заполненного людьми инженерного отсека, Т'Пол позволила своему сознанию войти в бодрствующе-медитативное состояние, из которого в случае необходимости могла мгновенно выйти. Её мгновенная нерешительность, когда Арчер приказал ей поставить фазер на смертельный заряд и стрелять в Странника беспокоила её ничуть не меньше, чем допущенное ею промедление, когда на Хоши напал оани. И то, и другое было необъяснимо – а значит, объяснение следовало непременно найти.

Если бы смертельный заряд уничтожил Странника, экипаж "Энтерпрайза" – да и бесчисленные расы гуманоидов, которые могут повстречаться Страннику в будущем – были бы избавлены от смертельной угрозы. Возможно ли, чтобы своим отказом действовать против Странника она способствовала убийству?

В сознании вновь всплыл образ маленькой девочки, горюющей над мёртвой ч'кария… Даже тогда она понимала, что крошечный пушистый зверёк по уровню своего развития не идёт ни в какое сравнение с ней; что его жизнь лишь смутная тень её жизни по знанию и восприятию. И всё же у неё не было никакого права лишать живое существо даже такой жизни.

В то же время она сознавала, что питается, убивая растения, которые вулканцы, да и все прочие гуманоиды считают лишёнными разума. Тем не менее, растения способны чувствовать. Они размножаются. Они живые. Что же ответить, если другое, предположительно более совершенное существо, назовёт её убийцей – из-за того, что её природа вынуждает её питаться ими?

Но они никогда не проявляли никаких признаков сознания.В этом заключается различие.

Как может она убедить Странника, что гуманоиды обладают сознанием, если он не способен воспринимать его?

Она подумала об оани, о созданной ими прекрасной цивилизации, об их любви к миру – любви настолько сильной, что они не хотели убивать даже вирус. Разумеется, пацифизм вулканцев не заходил так далеко; микроорганизмы считались так же лишёнными сознания, как и растения. В памяти всплыла картина: десятки мёртвых оани, которые встретили смерть, терпеливо сидя в холле медицинского центра… Что, если та же судьба постигнет её мир, Вулкан? Великая культура, оказывающая теперь существенное влияние на освоенную область Галактики, будет утрачена безвозвратно.

Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы Странник и впредь убивал людей. Вопрос в том, в каких именно пределах следует применять силу, чтобы остановить его.

Если единственным способом остановить Странника будет уничтожение этого уникального существа – может ли она, Т'Пол, оправдать такую меру?

Вопрос требовал срочного ответа: очень скоро прибор Трипа будет готов, и кто-то должен будет использовать его против Странника. И поскольку Странник был связан этическим запретом, не позволявшим ему причинять ей вред, выбор, скорее всего, падёт на неё. Если она откажется, то, весьма вероятно, обречёт одного из своих товарищей на смерть; если же согласится, то обречёт на смерть существо, не желающее ей никакого зла.

После того, как ей пришлось убить ставшего контрабандистом вулканца Джоссена, она поклялась себе, что никогда больше не причинит смерти другому человеку. И решение надо принять безотлагательно, ибо скоро её позовёт капитан.

Как хорошо просто находиться в безопасности инженерного отсека… Сидя с Портосом на коленях, Арчер наблюдал за Такером и Ридом, обсуждавшими, как именно должен включаться конструируемый ими электроприбор. Теперь, когда плечо больше не болело, головная боль и усталость ощущались особенно сильно; но даже это не могло помешать капитану радоваться, что все они до сих пор живы… кроме лейтенанта Меир. Арчер по-прежнему не понимал, почему она – вернее, Странник в её теле – ушла и позволила им с Т'Пол добраться до инженерной.

Но сейчас он слишком измучен, чтобы размышлять об этом. Достаточно того, что Трип и Рид знают, что надо делать, а он может некоторое время просто сидеть и гладить своего пса.

– Нет, так не пойдёт, – говорил Трип Такер. В глазах его застыло сосредоточенное выражение, которое отец Арчера называл "свет горит, а в доме ни души". Малкольм Рид внимательно слушал, кивая. Оба они знали, что делать, и делали это – чётко и слаженно. Глядя на них, Арчер мысленно улыбался.

Внезапно свет мигнул. Трип машинально глянул вверх.

– Какого…

Свет мигнул опять, а затем погас окончательно. Даже огоньки на консоли бездействующего компьютера, возле которого сидел Арчер, вспыхнули и потускнели.

Присутствующие беспокойно зашумели. Взяв Портоса на руки, Арчер со вздохом поднялся.

– Без паники. Прошу всех соблюдать тишину, чтобы я мог давать указания. – Усталость придала его голосу спокойствие; всё же он почувствовал нарастающий в душе ужас. Теперь ему стало ясно, почему Странник вдруг оставил их с Т'Пол в покое и почему счёл более важным использовать человеческие руки и пальцы, чтобы вмешаться в работу компьютера. – Лучше не двигаться без крайней необходимости. Если Странник отключил систему жизнеобеспечения, чем меньше мы будем двигаться и разговаривать, тем лучше. – Он подумал, что, пожалуй, следовало бы выпустить из инженерного отсека собаку – тогда останется больше кислорода для экипажа; но, двигаясь, он лишь увеличит расход кислорода; а Портосу его требовалось намного меньше, чем людям.

Он не стал признаваться себе, что просто не может заставить себя сделать это.

Его послушались. В отсеке тотчас воцарилась тишина. Слышалось лишь негромкое гудение варп-двигателей.

– Трип, – позвал Арчер. – Можешь дать аварийное освещение? Я хочу, чтобы ты закончил свой прибор, если возможно.

– Да, сэр. – Трип умолк. Арчеру казалось, что он слышит, как напряжённо работает мозг инженера, пытающегося сориентироваться в темноте и определить, где находятся фонарики. Потом до слуха капитана донёсся шорох – это Трип осторожно пробрался сквозь толпу к шкафу, открыл и закрыл его. В следующий миг вспыхнул резкий свет, и вокруг заплясали причудливые, жутковатые тени.

В угрюмом молчании Трип и Рид продолжали работу.

Минуты текли, и атмосфера в отсеке становилась всё более холодной и затхлой. Без системы жизнеобеспечение температура в отсеке очень скоро опустится ниже нуля, и тела людей быстро поглотят весь кислород.

– Нам придётся покинуть отсек, – неохотно объявил Арчер своей команде. – Трип, Рид, оставайтесь тут, пока есть возможность. Постарайтесь закончить прибор. Остальные следуйте за мной. Мы должны держаться вместе.

Арчер шагнул за двери инженерной – и наткнулся взглядом на сидящих в темноте людей. В коридоре оказалось точно так же холодно и душно.

– Подождите здесь, – сказал им Арчер. – Будем уходить.

– Снаружи система жизнеобеспечения тоже не работает, – сообщил он Трипу, вернувшись в инженерную. – Если вы останетесь здесь, есть риск, что потом не сможете добраться до нас – не хватит кислорода. Вам придётся идти с нами.

Трип скорчил недовольную мину. Арчер понимал, что недовольство это вызвано не его приказом, а тем, что Страннику удалось вынудить их прервать работу.

Капитан передал Портоса – который вёл себя всё это время на удивление тихо, словно понимал, что хозяину и без того трудно – Хоши, взял у Трипа фонарь и повёл людей к единственному источнику света в дальнем коридоре. Коридор этот вёл в кормовую часть, где находился отсек шаттлов.

Странник оставлял им один-единственный путь – путь, в конце которого их поджидала смерть. Арчер прекрасно сознавал это, но сейчас другого выбора не было.

В пусковом отсеке было светло, свежий воздух был приятной комнатной температуры. Люди разбрелись вокруг пусковой гондолы. Хоши стала поближе к Арчеру, чтобы Портос вёл себя спокойно, а Трип и Рид уселись на пол рядом с ними. В руках у Трипа был электроприбор; инженер и Рид склонились над ним, негромко переговариваясь. Они вскрыли фазер и заменили его начинку электрической батареей, к которой подсоединили провода. Усталый, но заинтересованный, Арчер уселся рядом с ними.

Хоши последовала его примеру, и Портос тут же устремился к хозяину… не удержавшись, впрочем, от соблазна принюхаться к предмету, к которому Трип и Рид проявляли столь явный интерес.

– Осторожнее, приятель, – предостерёг Трип. – Тебе не понравится, если тебя шарахнет.

Портос чихнул в ответ; затем, потеряв к прибору всякий интерес, устроился на коленях у Арчера.

– Сильный заряд у этой штуки?

– Для человека – нет, – ответил Рид.

– Не скажи. – Трип прищёлкнул языком. – Достаточно, чтобы устроить тебе завивку. – Рид машинально пригладил короткие прямые волосы. – Человека он не убьёт, – продолжал инженер, обращаясь к Арчеру, – но тряхнуть может здорово. Мы рассчитали, что если Странник способен выдержать единовременно лишь слабый электромагнитный заряд, то от этого он зашипит, как масло на сковородке. – С помощью маленьких плоскогубцев он принялся подсоединять проводок к пусковой кнопке.

– Осторожнее, – сказал Рид, не спуская с него глаз. – Смотри, чтобы тебя самого не тряхнуло.

Трип вздёрнул губу.

– Это не так-то легко – учитывая, что у плоскогубцев есть изоляция. Видишь ли, я кое-что знаю об электричестве. У нас во Флориде бывали довольно сильные грозы. Так что я знал, когда надо выйти из воды.

– Что, правда? – Рид попытался представить что-нибудь подобное. – И было когда-нибудь, чтобы человека ударило молнией?

– Во Флориде? Ещё как. Года не проходит, чтобы кого-нибудь – туристов, по большей части – не ударило насмерть. По крайней мере, пока врачи их не откачают. – Подсоединив проводок, Трип отложил плоскогубцы и поставил на место крышку, закрыв всё, кроме пусковой кнопки. – Теперь надо его только испробовать.

– Надеюсь, вы простите меня, если я не изъявлю желания быть добровольцем, – сказал Арчер. – Я уже получил свою порцию шока на сегодня.

– О, эта штука всего лишь генерирует электричество, – сказал Трип. – Я выстрелю в стену – просто чтобы удостовериться, что заряд пойдёт туда, куда я его направлю. – Он осторожно прошёл между людьми, большинство которых уселись на полу. Остановившись в нескольких шагах от переборки, инженер направил на неё прибор и нажал пуск.

Из фазера вырвался бело-жёлтый луч и ударил в стену. Послышался громкий треск. Затем луч погас.

Одновременно с этим Трип вскрикнул и выронил фазер.

Рид поднялся и насмешливо кивнул, глядя, как Такер потирает правую руку.

– Изоляция, да?

– Я сказал, что у плоскогубцев есть изоляция, – сердито ответил инженер. – Для пусковой кнопки тоже можно сделать изоляцию. Надо только…

Он замолчал на полуслове, когда воздух замерцал, и появился Странник. При виде его по отсеку пробежал шёпот.

Перед глазами Арчера вновь возникла картина: мёртвые оани, сидящие в вестибюле медицинского центра… При виде Странника капитана охватила ярость, заставившая его забыть об усталости. Он думает, что может пригнать нас сюда, как скот на бойню,и забивать по одному.

Опустив Портоса на пол, капитан поднялся.

– Что, есть захотелось? Ну, давай. Возьми меня. – И он двинулся к Страннику.

Хоши схватила его за руку.

– Капитан! Нет!

Твёрдой рукой Арчер оттолкнул её.

– Назад, капитан! – закричал Трип. Пригнувшись, инженер схватил оброненный электропистолет и выстрелил в Странника.

Эффект – и для Странника, и для Трипа – последовал незамедлительно. Ослепительный луч ударил в энергосущество, отчего в центре его вспыхнули жёлтые искры, тут же ставшие зелёными. Странник дёрнулся вверх в ослепительном сиянии ярко-голубого и изумрудного – прочь от людей и Трипа, который снова вскрикнул, выронил фазер и стал дуть на руку.

Странник взлетел под потолок, какое-то мгновение извивался там, а затем исчез. Арчер подбежал к Трипу.

– Ты в порядке?

– В полнейшем, – отвечал Трип, глядя под потолок, где только что был Странник. – Просто немного обожгло руку. Пустяки. Зато Странник хорошо подумает, прежде чем опять сюда заявиться.

Появившийся рядом Малкольм Рид поднял обронённый электропистолет.

– В следующий раз, коммандер, возьмите манжету от своего рукава… – Он натянул рукав так, чтобы ткань манжеты оказалась между его пальцем и кнопкой. – Видите? Очень просто. Это обеспечит изоляцию. Совершенно незачем получать удар током.

Трип взглянул на него с кислой миной.

– Правда? Что ж, я посмотрю, как быстро ты сообразишь насчёт изоляции, когда эта тварь появится в следующий раз.

Конец фразы был почти заглушен возбуждённым криком Хоши.

– Капитан! Мне удалось поймать открытый канал. Сообщение от Звёздного Флота. К нам направлен вулканский корабль.

Арчер ощутил прилив надежды.

– Приблизительное время прибытия?

– Они не сказали, сэр.

– Передайте им, что сообщение получено, энсин.

– Да, сэр.

Арчер улыбнулся Трипу и Риду.

– Что ж, благодаря вам обоим, нам остаётся лишь продержаться до прихода наших.

К сожалению, на деле всё оказалось далеко не так просто.

Т'Пол сидела, скрестив ноги, прямая и неподвижная, с закрытыми глазами. Она позволила себе войти в первую стадию медитации, когда ум остаётся в состоянии бодрствования и воспринимает окружающее чётко и ясно.

Согласно хронометрам "Энтерпрайза", настроенным на земные сутки, на корабле опять наступил вечер. Почти все в отсеке спали – кто привалившись к стене, а кто и просто улёгся на полу. В отсеке было тихо. Даже капитан Арчер, сидевший поблизости рядом с коммандером Такером и лейтенантом Ридом, уснул, привалившись к переборке, уронив подбородок на грудь. На коленях у него посапывал Портос, изредка дёргаясь во сне.

Развитие событий избавило Т'Пол от необходимости принимать трудное решение: должна ли она содействовать уничтожению Странника. Она не могла судить, насколько серьёзно пострадало энергосущество от электрического пистолета коммандера Такера, но вполне допускала, что Странник придёт в себя и вернётся.

Прибытие вулканского корабля тоже не решит проблему. Без сомнения, они смогут генерировать электромагнитный импульс достаточной силы, чтобы уничтожить Странника – но Т'Пол не считала это выходом, и сомневалась, что вулканцы согласятся на это.

Странно, но память упорно возвращала её к давнему инциденту с Джоссеном и к прослушанной когда-то лекции адепта Колинара Склара о самозащите и мире. Т'Пол не верила ни в интуицию, ни в подсознание; вулканцы были приучены держать всё в сознании, не позволяя ничему быть скрытым. Интуиция же была термином землян, чей недостаточно дисциплинированный ум не позволял им понять, что их "озарения" есть не что иное, как результат логического мышления.

По крайней мере, Т'Пол всегда так думала. И всё же перед глазами вновь и вновь вставал образ, виденный в старых, двухсотлетней давности земных видеороликах: невысокий худощавый человек в очках, одетый в простой белый плащ. Ганди-джи – так называли его почитатели. Пожилой, тщедушный смуглый человек улыбался толпе, забрасывающей его цветами и называвшей его бапу – отец.

Не так ли древние вулканцы, привыкшие давать волю своим чувствам, приветствовали Сурака?

Где-то там, в проповедях Ганди, был ключ к решению проблемы Странника. Т'Пол интуитивно чувствовала это, хотя разум её восставал против такого восприятия.

Будь это так, я смогла бы найти логическое объяснение, почему я этому верю. Пока же мне это не удалось. Следовательно, ход моих мыслей неправилен.

Всё же образ Ганди неотступно стоял у неё перед глазами.

Размышления её были прерваны шипением открывающихся дверей. Она тотчас открыла глаза.

В дверях стояло мёртвое тело лейтенанта Меир – в неестественной позе, с завалившейся на бок головой… и с фазерной винтовкой в руках. Меир стала поворачиваться, пока не очутилась лицом к капитану и коммандеру Такеру. Тут она подняла винтовку и прицелилась в электрический пистолет в руке у дремлющего инженера.

Острый глаз Т'Пол разглядел, что винтовка настроена на убойную мощность.

– Коммандер! – Бросившись к Такеру, вулканка успела толкнуть его в бок. Проснувшийся инженер инстинктивно вскочил и поднял руку с пистолетом.

Меир выстрелила.

Уклоняясь от смертоносного луча, Трип метнулся в сторону и открыл ответный огонь.

Электрический луч попал Меир прямо в грудь. Тело её вспыхнуло ослепительным бело-голубым сиянием. Конвульсивно дёрнувшись, она уронила винтовку и упала; из её тела, словно душа, покидающая умершего, появился Странник. Он снова судорожно замерцал и исчез.

В тот же миг из фазерной винтовки вырвался луч и ударил Трипу в руку. Инженер с криком рухнул на колени и завалился на бок. Электрический пистолет испарился в ослепительной вспышке, оставив после себя лишь запах горелого металла.

Проснувшиеся капитан и лейтенант Рид кинулись к другу. С другой стороны подбежал доктор Флокс. Остальные также проснулись, и в отсеке сразу стало шумно.

– Трип, ты в порядке? Скорее, доктор, ради Бога…

– Боже, коммандер…

– Это Меир! Она мертва!

Стоны Такера ещё усилили общую суматоху. Т'Пол отступила, давая доктору возможность осмотреть инженера, но всё же стояла достаточно близко, чтобы разглядеть рану: указательный, средний и безымянный пальцы инженера срезало до первого сустава, как ножом. Удар током, полученный, когда он выстрелил из пистолета, заставил его выронить оружие – и Странник прицелился точно, чтобы уничтожить лишь оружие, а не потенциальную пищу.

С искажённым от волнения и ярости лицом Арчер склонился над коммандером.

– Вы можете ему помочь? – спросил он Флокса.

Доктор отозвался не менее взволнованно и не слишком обнадёживающе.

– У него шок. Ему срочно необходимо обезболивающее и антисептика для этих ожогов. Если бы можно было перенести его в медотсек, или хотя бы достать лекарство…

Он ещё не договорил, когда Арчер направился к дверям отсека; они отворились в тёмное, душное пространство коридора. Вернувшись к Флоксу, капитан сообщил доктору, глядя на продолжавшего стонать Такера:

– Мы в ловушке. Странник позаботился, чтобы мы отсюда не ушли.

– Чёрт… будь он проклят… – выругался коммандер сквозь зубы. – Он уничтожил прибор…

Т'Пол пожалела, что не может научить коммандера Такера искусству подавлять боль. Её самой понадобились годы, чтобы овладеть этим умением; обучить ему инженера за несколько минут нечего было и думать.

– Шаттл, – неожиданно сказал Флокс. – Там должен быть медицинский комплект для первой помощи.

Арчер поглядел на склонившегося рядом с ним Рида. Вид у лейтенанта был не лучше, чем у Такера.

– Как по-вашему, лейтенант, найдутся в шаттле детали, чтобы из них можно было изготовить ещё один электропистолет?

– Я могу поискать, сэр, – ответил Рид не слишком уверенно.

– Так поищите, – приказал Арчер и обратился к Хоши и Т'Пол. – А мы пока поищем в шаттле воду и пайки. Странник не единственный, кто проголодался.

К счастью, в шаттле нашлись необходимые Трипу медикаменты, а энсин Сато воспользовалась беспомощностью Странника, чтобы снова выйти на связь со Звёздным Флотом. Вулканский корабль "Сатар", направлявшийся к ним на помощь, сообщил, что прибудет через восемь с половиной часов; Сато в ответном послании сообщила о природе Странника и его непереносимости к электричеству.

Все подкрепились найдёнными пайками, и вновь наступило томительное ожидание.

T'пол могла лишь предполагать, как скоро Странник придёт в себя; но в одном она не сомневалась: электрическая энергия, полученная Странником из сконструированного коммандером Такером оружия, была не та, что требовалась энергосуществу для поддержания жизнедеятельности. К этому времени Странник должен проголодаться – сильно проголодаться, если то, какими темпами и в каких количествах он поглощал свою пищу до сих пор, о чём-то говорит. Как только он придёт в себя, то сразу же вернётся – и уже не будет просто ждать.

Она подумала о множестве мёртвых оани, сидящих со скрещенными ногами в вестибюле медицинского центра. Может, их тоже пригнал туда Странник; может, сидя там, они терпеливо ждали смерти, не желая причинить вреда тому, кто, как они полагали, хотел им помочь.

И вновь перед глазами возник образ Ганди. Заинтригованная игрой собственного ума, Т'Пол поднялась и направилась к Малкольму Риду. Сидя у стены, лейтенант возился с деталями и проводами, вынутыми из шаттла. Судя по выражению его лица, результаты были не слишком обнадёживающими. Опустившись рядом на корточки, Т'Пол заговорила – тихо, чтобы не разбудить спящих поблизости.

– Лейтенант.

От неожиданности Рид вздрогнул.

– Субкоммандер, – сказал он, не скрывая удивления. – Я могу вам чем-нибудь помочь?

– Надеюсь, я вам не помешала?

Рид с отвращением взглянул на детали, с которыми возился.

– Невозможно помешать тому, что всё равно не получается. То, что может заставить эту штуку работать, находится в инженерной. Но попробуй я добраться туда – скорее всего, задохнусь по дороге. А не попробую – Странник так или иначе нас всех убьёт. – Он поднял голову и, сообразив, что Т'Пол всё ещё ожидает ответа, сказал. – Нет, нет, вы не помешали. Вы что-то хотели спросить?

При мысли о том, что она собирается сделать, Т'Пол почувствовала неловкость, но деваться было некуда. Единственным способом получить ответ на интересующий её вопрос было то, что земляне называли "завести разговор". Понимала она и то, что причина, побудившая её к этому, была подозрительно сродни интуиции.

– Лейтенант, – повторила она. – Вы родом из Великобритании. Вероятно, вам известно о таком общественном лидере двадцатого века – Ганди.

– Да, – отвечал Рид. – Это был великий человек. – Пауза. – Убеждённый пацифист, вроде вашего Сурака. Он исповедовал принцип сатьяграха – пассивного сопротивления в борьбе с несправедливостью. Что вы хотите узнать о нём?

Т'Пол ответила не сразу. До этого мига она не представляла, что именно собирается спросить, но теперь нужные слова нашлись сами собой.

– Я знаю, что он использовал ненасильственную форму протеста, чтобы вынудить британцев дать Индии независимость.

– Верно, – кивнул Рид. – Этой частью истории своего народа мне гордиться не приходится. К счастью, мой народ со временем осознал несправедливость колониализма.

– Я хотела бы знать, каким образом, не прибегая к насильственному сопротивлению, Ганди и его последователи вынудили колонизаторов покинуть Индию. Почему британцы в конце концов отступили?

Рид нахмурился.

– Поначалу колонизаторы – британцы – думали, что достаточно открыть по толпе огонь, чтобы разогнать её. Но индийцы не разбегались и не отступали. Более того: как только кто-нибудь из них падал, на его или её место тут же вставал другой. Они просто шли и шли… так что британцы оказались перед выбором: либо отступить, либо устроить бойню.

Перед глазами Т'Пол возникла картина: индийцы в белых одеждах плечом к плечу идут на британских солдат – так много индийцев, что всех убить невозможно… Затем индийцы превратились в оани, сидящих со скрещенными ногами на полу. Но эти оани не были мертвы; их тёмные, лучистые глаза были открыты, и они держались за руки.

Вот он, выход – ещё проще, чем электричество.

Её не хотелось быть невежливой с лейтенантом Ридом, но медлить было нельзя. Позднее, когда будет время, она принесёт извинения. Теперь же Т'Пол поднялась, не извинившись, повернулась к нему спиной и направилась к капитану, который дремал, сидя у стены.

– Капитан, – настойчиво произнесла она.

Ослабевший от голода Странник вновь появился в дальнем углу отсека, у дверей шлюзовой камеры. Искристый, сине-зелёный, он стал медленно надвигаться на людей – точно море, надвигающееся на берег во время прилива.

Перед ним была команда "Энтерпрайза".

Люди сидели на полу двумя большими полукругами, скрестив ноги; каждый держал за руки двух других, сидящих слева и справа. В центре одного полукруга раненый коммандер Трип покоился на коленях своих товарищей. Одной из них была Т'Пол; когда Странник подступил совсем близко, она заговорила.

– Ты не можешь забрать кого-то одного из нас. Тебе придётся убить всех сразу – или никого.

В ответ Странник приблизился, пока край его не оказался в каком-то дюйме от последнего сидящих в первом полукруге – лейтенанта Рида, вызвавшегося быть крайним. Рид поднял голову и вызывающе взглянул на Странника.

– Мы разумны, – произнёс он. – Как Т'Пол. Как ты. Мы не мясо, чтобы нас можно было есть. И оани тоже были разумными.

Мгновение Странник колебался – было ли это вызвано словами Рида, Т'Пол не могла сказать – а затем медленно двинулся к лейтенанту. Край энергетического существа вытянулся, словно ложноножка амёбы, и охватил Рида. Лейтенант вздрогнул, зажмурился и, стиснув зубы, крепче сжал руку сидевшего рядом. Тело его засветилось фосфоресцирующим сине-зелёным светом…

Глава 11

А затем свет стремительно побежал по живой цепочке, постепенно угасая, и достигнув женщины на другом конце полукруга, угас окончательно.

Т'Пол, на чьих коленях покоилась голова коммандера Такера, сидела в середине полукруга. Когда свет дошёл до вулканки, она почувствовала слабый удар статического электричества и едва ощутимое головокружение, которое тотчас прошло.

Затем прозрачный сгусток синего света вырвался из солнечного сплетения Рида. Лейтенант охнул, открыл глаза и в изумлении уставился на то, что осталось от энергетического существа.

Сидевший рядом с Т'Пол Арчер, на коленях у которого лежал Такер, громко заговорил:

– Мы никогда не хотели тебе ничего плохого, но ты пытался уничтожить нас – и Т'Пол, хотя говорил, что ей ты никогда не причинишь вреда. – Капитан повернулся к вулканке и тихо спросил. – Он отвечает?

– Нет, капитан, – покачала головой Т'Пол. Она не была уверена, что Странник может ответить; но хотела бы она знать, о чём он сейчас думает.

Арчер стоял перед открытым люком гондолы в казавшемся теперь непривычно тихом отсеке шаттлов. При виде вошедшей Хоши губы капитана тронула лёгкая улыбка.

Вулканский корабль отбыл несколько часов назад, унося в специально оборудованном отсеке вконец ослабевшего Странника. Вулканский инженер заверил земного капитана, что они найдут способ обеспечить Страннику необходимую энергию из механического источника и не выпустят его, пока не приучат добывать себе питание из этого источника, а не из гуманоидов.

Арчер отнюдь не был уверен, что этот день когда-нибудь настанет – или что будет справедливо, если он настанет. Но он был благодарен вулканцам, избавившим его от Странника; и к тому же слишком рад, что его кораблю, его людям, его планете больше не угрожает опасность, чтобы спорить. Жизнь на корабле возвращалась в нормальное русло. Трип Такер всё ещё оставался в медотсеке, пока его сожжённые пальцы не будут полностью регенерированы; сам же Арчер благодаря стараниям доктора Флокса избавился от головной боли и вызвавшей её сотрясения.

Более всего капитана радовала победа над Странником. И не только потому, что они спаслись от неминуемой гибели и отомстили за гибель оани. То, как все они стали единым целым – так просто и в то же время так значимо – оставило в душе капитана глубокий след.

К тому же идея взяться за руки и образовать живую цепочку принадлежала – кто бы мог подумать! – Т'Пол, для которой, как и для всякого вулканца, любой физический контакт с землянами был почти болезненным. Потом она объяснила, что её вдохновила философия пассивного сопротивления земного лидера Ганди. То, что она решилась прикоснуться к землянам – признав к тому же, что руководствовалась интуицией и примером землянина, да ещё сказав о своём уважении к нему…

А ещё говорят, чудес не бывает, подумал Арчер.

И даже её отказ носить оружие Арчер теперь воспринимал по-другому. Всё фазеры в мире, равно как и самодельные устройства, оказались бессильны против Странника. Не оружие спасло их, а единение. Разумеется, это не значило, что Арчер сам готов был заделаться пацифистом; доведись ему столкнуться с оравой клингонов – и он первым схватился бы за фазер. Но весь его гнев на Т'Пол за её отказ носить оружие бесследно улетучился.

Если бы только оани могли знать…

По крайней мере, шикедане теперь знают правду. Как и тот таинственный путешественник, который повстречался со Странником и был убеждён им, что оани умирают от вируса. Вулканцы связались с шикеданами и позаботились, чтобы все они – включая путешественника, вернувшегося, вопреки уверениям Странника, на родную планету – узнали правду.

Подойдя к Арчеру, Хоши показала ему табличку. Она была изготовлена из блестящего сланца, доставленного с планеты Оан, вокруг которой "Энтерпрайз" теперь снова вращался по орбите.

– Красиво, – сказал Арчер. Камню оставили неправильную форму, но поверхность его отполировали до блеска. На ней были выгравированы несколько строк на незнакомом языке. Ниже шёл текст на английском.

В память народа оани

Уничтоженного существом, называющим себя Странник.

Да живёт любовь этого народа к миру в сердцах других.

– Сверху то же самое, только на языке оани, – печально улыбнулась Хоши. Она помолчала. – Я полностью скопировала их исторические записи в наш компьютер. Но думаю, надо бы оставить диск с записями и возле обелиска.

– Вы отлично поработали, лейтенант, – тепло произнёс Арчер.

Пока они разговаривали, в отсеке появились лейтенант Рид и Т'Пол. Рид вошёл первым и посторонился у дверей, пропуская вулканку. Ни от его взгляда, ни от взгляда Арчера не ускользнуло, что на поясе у субкоммандера висит фазер.

Арчер знаком предложил Хоши и Риду войти в шаттл, а затем подчёркнуто устремил взгляд на пояс вулканки.

– Что это? – негромко спросил он, указывая подбородком на фазер. Капитан произнёс это добродушно, но с интересом; в конце концов, ему не хотелось после всего, что произошло, ставить её в неловкое положение.

Её ответный взгляд был совершенно спокоен; всё же капитану показалось, что под маской невозмутимости кроется добродушная усмешка.

– Это фазер, сэр.

– Это я вижу, субкоммандер. Просто…

– Я пересмотрела свои взгляды на самозащиту, сэр, – перестав делать вид, что она не понимает, в чём дело, сказала Т'Пол. – Я по-прежнему убеждена, что применения силы следует избегать любой ценой, но всё же есть ситуации, когда оно необходимо.

– Не будет ли слишком бесцеремонным, если я спрошу, что вызвало такую перемену? Сдаётся мне, вы показали прекрасный пример, чего можно добиться ненасильственным сопротивлением.

Т'Пол ответила не сразу.

– Оани, капитан. Энсин Сато сказала, что они не желали убивать даже вирусы. Это навело меня на мысль, что правильная идея может стать ошибочной – если следовать ей, не зная меры. – Она отвела глаза – но больше, чем на миг, и продолжала с едва уловимой неохотой. – Это не стоило гибели их цивилизации. И так же не стоит позволять Страннику уничтожить земную цивилизацию – или любую другую. Это просто случайность – что его удалось так одолеть.

Арчер кивнул.

– Я хочу, чтобы вы знали, Т'Пол: каково бы ни было ваше решение, я уважаю его.

– Благодарю вас, сэр.

– Идёмте. – Арчер кивнул на открытый люк. – Поставим оани памятник, которого они заслуживают. Думаю, вы одобрите обелиск, который придумала Хоши.

Т'Пол вошла в шаттл. Арчер последовал за ней. Люк закрылся.

Открылись двери шлюза, и, отделившись от корабля, шаттл снова взял курс на зелёно-голубую планету.