/ Language: Русский / Genre:detective,

Чума Насилия

Джадсон Филипс


Филипс Джадсон Пентикост (Пентекост Хью)

Чума насилия

Хью Пентикост

(Джадсон Пентикост Филипс)

Чума насилия

Роман

Перевод с английского П.В.Рубцова.

Атмосферой страха и ожидания неотвратимого конца проникнуты романы американского писателя Хью Пентикоста. Его любимый герой - художник Джерико берет на себя расследование загадочных преступлений. События романа "Снайпер", происходящие в богатой усадьбе, повергают персонажей в ужас таинственный снайпер каждый день стреляет по ним. В романе "Шестипалая" во время самодеятельного спектакля бесследно исчезает участвующая в нем натурщица. Джерико, ее знакомый, начинает поиски и сталкивается с противодействием всего городка. В романе "Чума насилия" Джерико останавливает волну террора, накатившую на городок после того, как банда хиппи взяла в заложники девушку.

Часть первая

Глава 1

Он приучил себя засыпать мгновенно, как только подворачивался подходящий случай, - нужно было просто закрыть глаза и расслабить мускулы. Двадцать лет назад у него не было времени выспаться как следует, спать приходилось урывками. Он научился просыпаться от малейшего шороха - хрустнет ли ветка, или послышится постороннее дыхание. В джунглях Кореи, где он командовал ротой морских пехотинцев, о нем говорили, что он чувствует приближение опасности, даже когда она подкрадывается бесшумно.

С тех пор прошло уже больше двадцати лет, и вот этой невероятной августовской ночью он проснулся при свете полной луны, укрытый простыней, наброшенной на голое тело, и ясно почувствовал, что на краю его постели кто-то сидит. Ни одним движением не выдав своего пробуждения, он заметил про себя, что чуткость его личной системы тревоги опасно притупилась.

Мускулы напряглись, он повернулся и сел в постели, будто проснулся только сию минуту. Настоящий гигант - при росте шесть футов четыре дюйма он весил добрых двести сорок фунтов. В лунном свете ярко-рыжая борода приобрела странный лиловый оттенок.

На краю постели сидела женщина, одетая в прозрачную ночную сорочку, едва доходящую до середины бедер. Взгляд ее был устремлен в открытое французское окно, за которым виднелись лужайка и озеро, серебряное при свете луны. На его внезапное пробуждение женщина не отреагировала. Курила и стряхивала пепел в подставленную чашечкой ладонь.

Сегодня вечером он уже видел ее, и она поразила его своей отрешенностью. За столом шла оживленная беседа, но сидевшая во главе стола хозяйка, казалось, ничего не слышала, словно пребывала на другой планете. Она курила сигареты одну за другой, а возле нее стояла бутылка скотча, который она пила безо льда и содовой. Она почти не двигалась, если не считать жеста правой руки, когда женщина подносила к губам то стакан, то сигарету. Такое же впечатление она производила и сейчас - недвижима, словно изваяние, лишь время от времени стряхивает пепел в ладонь. Казалось, ее мысли далеко отсюда, и ей нет дела до мужчины в постели.

Однако ведь зачем-то она пришла к нему в комнату в два часа ночи.

Он подумал, что ее нельзя назвать красивой, но она притягивала взгляд. Светлые волосы уложены в незамысловатую прическу - просто стянуты лентой на затылке, как у школьницы. Никаких украшений, только гладкое золотое обручальное кольцо, хотя она явно могла позволить себе все, что захотела бы. Стройное, крепкое тело с маленькой грудью покрывал золотистый загар - все тело, каждый его сантиметр. Мелкие предательские морщинки в уголках глаз и кожа на шее выдавали возраст женщины: ей, видимо, уже около сорока. Бледно-голубые глаза с расширенными зрачками казались затуманенными. Еще вчера, когда он увидел ее в первый раз, ему пришла в голову мысль о наркотиках. Она как раз закончила конную прогулку и спешивалась с лошади, верхом на которой выглядела как настоящий кентавр. Женщина тогда бросила на него отсутствующий взгляд и вроде бы вообще его не заметила.

Вместе с ней с прогулки вернулся мальчик лет двенадцати; он остался в седле. Лошади были подобраны по масти - золотистые, со светлыми гривами.

- Это Джон Джерико, - сказал ее муж, высокий, сурового вида мужчина в твидовом костюме с деланной белозубой улыбкой, которая наводила на мысль, что за ней он пытается скрыть лютую ненависть. - В какой комнате ты решила его поместить, Лиз?

Лиз Бауман продолжала смотреть сквозь него.

- В золотой спальне, - коротко ответила она и направилась в дом.

Мальчик теперь тоже спешился и взял обеих лошадей под уздцы. Он был похож на мать, но оказался разговорчивее:

- Меня зовут Томми Бауман, сэр, - сообщил он.

- Привет, - отозвался Джерико.

- Где этот чертов Нельсон? - поинтересовался муж.

- Я сам отведу лошадей, отец, - сказал мальчик.

- Если увидишь Нельсона, спроси, почему его нет там, где положено, произнес Алекс Бауман. - Багаж мистера Джерико вон в том красном "мерседесе". Скажи Нельсону, чтобы отнес его в золотую спальню.

- Там нечего нести, - вмешался Джерико, - у меня с собой только кое-какие мелочи, ведь я не собираюсь гостить у вас все лето.

- Не зарекайтесь, - сказал Бауман, - в золотой спальне вам будет отлично. Там стоит двуспальная кровать королевских размеров, так что ноги у вас свисать не будут.

Джерико подумал, что свалял дурака, приняв это приглашение. Нужно было настоять на том, чтобы остановиться в мотеле или какой-нибудь местной гостинице. Но Боб Уилсон настоял, чтобы он поселился здесь.

- Если тебе удастся произвести впечатление на Бауманов, полдела будет сделано. Они снизошли до приглашения, и отвергать его было бы неразумно. Не забывай, Джонни, что Лиз Бауман богаче самого Господа Бога. Компания подбирается занятная: актер Эрик Трейл, балерина Таня Жаркова и Мартин Ломекс.

- Кто такой Мартин Ломекс?

- Дорогой мой Джонни, Мартин Ломекс - величайший кинорежиссер наших дней.

- Он снимает одетых или голых?

- Не будь ханжой, Джонни.

- Я нарисовал такое количество голых женщин, сколько ты за всю свою жизнь не видел. Но меня возмущает, когда человеческое тело используют в качестве пробивного инструмента. Дешевка твой Ломекс.

- Смотри не ляпни ему такое. Его согласие означает для нас несколько тысяч из фельдмановского фонда.

- Не беспокойся, Роберт, я буду вести себя прилично, - ответил Джерико.

Добродушный толстяк Боб Уилсон пытался сделать карьеру, трудясь на ниве Фонда изящных искусств Новой Англии, где занимал должность исполнительного директора. Почти невозможно было угадать в нем сурового худощавого десантника, сражавшегося бок о бок с Джерико в Корее двадцать лет назад. Теперь Джерико хотел вернуть ему долг. Он не забыл ту ночь, когда имел все шансы отправиться к праотцам, если бы Боб не услышал, как хрустнула веточка. Этот эпизод и был той ниточкой, которая связала его с усадьбой Бауманов вопреки его собственному желанию.

Джерико сел в постели повыше, открыв мускулистые плечи и грудь. На столике возле кровати он нашарил пепельницу и протянул ее женщине. Казалось, она ее не заметила. Светлые глаза оставались устремленными в серебряную ночь.

- Что-нибудь случилось, миссис Бауман?

- Да, кое-что случилось, - произнесла она низким хрипловатым голосом. Мне захотелось заняться любовью с настоящим мужчиной.

- Наверное, это нетрудно устроить, - холодно ответил Джерико, по-моему, вы окружены вполне мужественными личностями.

Она продолжала смотреть в окно, не отрывая глаз от озера.

- Мой муж - изощренный садист, - сказала она, - он предпочитает забавляться с нимфетками вроде Лолиты. Эрик Трейл отчаянно старается доказать свою мужественность, однако преуспевает скорее в количестве, чем в качестве, а я не хочу стать еще одним его трофеем. Мартин Ломекс откровенный гомик, потому он и снимает все эти сексуальные картины.

- Чего ради?

- Чтобы показать, что его интересует то, что на самом деле его вовсе не интересует, - пояснила Лиз Бауман. Она по-прежнему не смотрела на Джона. - В последнее время я не встречала мужчин, кроме вас, которые способны заниматься любовью просто для удовольствия. Вам ничего не нужно доказывать.

- Вы угадали, - ответил Джерико. - Именно поэтому я, к сожалению, вынужден ответить отказом.

Она так и не повернулась к нему, но золотисто-коричневое тело под белой рубашкой слегка напряглось.

- Вы не находите меня привлекательной?

- Вы произнесли это как реплику из роли.

Она наконец обернулась. Светлые глаза на секунду встретились с его глазами, и он вздрогнул - такой страх он прочитал в них. Она снова отвела взгляд.

- Вы правы, я занимаюсь любовью просто для удовольствия, и именно поэтому я не хочу служить инструментом для разрешения чьих бы то ни было проблем. Какие проблемы у вас, миссис Бауман?

Сигарета уже догорела почти до ее ногтей, покрытых розовым лаком. Она встала, ее смуглые босые ноги утонули в пушистом ворсе ковра.

- Извините за беспокойство, - произнесла она.

- Никакого беспокойства. Мне бы очень хотелось оказать вам какую-нибудь разумную услугу.

- Мы живем в неразумном мире, - ответила она, - я слышала, как вы говорили об этом за ужином. Спокойной ночи, Джерико. Надеюсь, вам удастся снова заснуть.

Она ушла.

Заснуть ему не удалось.

Он безуспешно пытался убедить себя, что ничего не случилось. В конце концов он встал, накинул махровый халат и подошел к комоду, где лежали его трубка и клеенчатый кисет с табаком. Год назад он отказался от сигарет и превратился в заядлого любителя трубки. Он подошел к окну и взглянул на бледную лужайку. "Должно быть, нужна целая армия прислуги, чтобы содержать усадьбу в порядке", - подумал он.

Возможно, порядочный человек, тем более гость, не должен был оставить без внимания желание хозяйки дома. Если бы она хоть раз взглянула на него, если бы он увидел в ее глазах не ужас, а страсть, тогда, возможно, дело обернулось бы иначе. Ему не обязательно было чувствовать себя влюбленным, чтобы получить удовольствие от секса. Он не нуждался в том, чтобы самому себе доказывать свою мужскую состоятельность, и не был склонен играть роль психотерапевта, его не интересовал и секс в "сугубо медицинских целях", как говорил один пьянчужка о рюмке, которую выпивал перед сном.

Он поднес зажигалку к трубке и, нахмурившись, выпустил в лунный свет клубы дыма. Кажется, он чего-то не понял. Может, она нуждалась в помощи, и об этом говорил мелькнувший в ее глазах ужас. Возможно также, что она пыталась вознаградить его за что-нибудь авансом, используя единственный вид оплаты, способный, как ей казалось, его заинтересовать. Ему надо было задержать ее и выяснить, что происходит.

"К черту", - подумал он. Ни к чему озадачиваться проблемами Лиз Бауман, ее мужа или кого-то из ничтожеств, которых он видел за ужином. Он пообещал Бобу Уилсону помощь в его затее с проектом, проявил слабость, но выполнит свое обещание, а после этого ноги его здесь не будет, он уберется отсюда с такой скоростью, на какую только способен его красный "мерседес".

Проектом Боба Уилсона был Фонд изящных искусств - свободное от налогов предприятие, включающее театр, картинную галерею, художественную школу для детей, музыкальный фестиваль, балет и еще полдюжины разнообразных околоартистических организаций. Фонд существовал на гранты и пожертвования от частных лиц и других себе подобных фондов. Боб, будучи директором, оказался вовлеченным в гонку за увеличение капиталов фонда и мечтал приблизиться к сумме в пять миллионов долларов. Кульминацией гонки было общее собрание фонда, назначенное на завтра, вернее, уже на сегодня. Боб задался целью продемонстрировать сливкам общества представителей различных направлений в искусстве. Имя Эрика Трейла славилось в театральных кругах, Таня Жаркова была звездой балета. Мартин Ломекс считался Феллини американского кинематографа, Джерико представлял собой гигантскую, хотя и противоречивую фигуру в среде американских художников. Знаменитого дирижера маэстро Бемельманса в числе приглашенных не было. Эта команда звезд призвана была растопить сердца миллионеров и держателей фондов. К концу дня все они должны получить вежливые выражения благодарности, а Боб горел надеждой основать свой собственный фонд.

- Я не уверен, что следует субсидировать искусство, - говорил Джерико Бобу. - В этом случае поддержки добьется слишком много бездарностей.

- Сделай это ради меня, - просил его Боб.

Он был должником Боба, поэтому и оказался здесь.

Но какой был обед! Дворецкий в белой куртке разносил очень сухой мартини и изысканные канапе. Оглядевшись в гостиной, обставленной по последнему писку моды, Джерико поймал себя на том, что разглядывает стройную фигуру белокурой хозяйки дома. К мартини она была явно равнодушна. Перед ней стояло неизменное виски и лежали сигареты. Когда к ней обращались, она улыбалась, но не говорила в ответ ни слова. Казалось, она вспоминала о чем-то давно прошедшем или представляла себе нечто грядущее. Джерико подумал, что, если задаст ей вопрос, она не услышит его и потому не сумеет ответить. Проверить теорию практикой он не успел, поскольку его оттеснил в угол длинноволосый юноша в белом кителе, как у Джавахарлала Неру. Молодой человек имел приятное дополнение в виде девушки в мини-юбке, открывающей потрясающие ноги, с прямыми рыжими волосами, ниспадавшими ниже плеч.

- То, что вы делаете, Джерико, не имеет ничего общего с искусством.

- Оно вам непонятно?

- Напротив, вы прямо-таки выкрикиваете ваши идеи.

- Вы возражаете против ясности?

- Я возражаю против банальности.

Девушка выглядела чрезвычайно довольной. Ее мужчина поставил на место человека истеблишмента.

- Если бы я знал, чем занимаетесь вы, - приветливо ответил Джерико, - я мог бы тоже оскорбить вас. К сожалению, мне даже неизвестно ваше имя.

- Не имеет значения, - ответил юноша.

- Совершенно с вами согласен. Но если у вас нет имени, как вы сюда попали? Тут вечеринка для именитых гостей. Может быть, ваша фамилия Бауман?

- Боже сохрани, - ответил парень, - моему старику далеко до Баумана. Он просто существует за его счет, как лишайник на дереве. Его зовут Уайли Прентис, он известный адвокат. А мы с Джуди здесь только потому, что в других местах для нас может быть небезопасно из-за шума вокруг вашей затеи. По своей воле мы бы сюда не пришли.

- У вас принято оскорблять гостей?

Парень ухмыльнулся:

- Вы просто вывеска, Джерико, витрина. Но если вы готовы заплатить, я буду осторожнее.

- Деньги для вас так много значат?

- Только не те, что предназначены для вашего дурацкого фонда, - ответил парень. - Меня интересуют деньги для меня лично. И чтобы мой старикан не завернул кран, - он пожал плечами, - мы с Джуди сегодня будем паиньками.

- Кстати, кормежка обещает быть приемлемой, - ответил Джерико. - Не то что наша неудобоваримая беседа.

Парень хихикнул:

- Даже палки и камни не затупят мне зубы...

- О, я не имел в виду тебя, старик. У меня было ощущение, что речь пойдет об Искусстве с большой буквы, да хранит нас Бог.

- Аминь, - отозвалась девица.

Ее слова оказались пророческими. Инициативу в застольной беседе захватили Эрик Трейл и Мартин Ломекс, и это было совершенно непереносимо. Трейл был очарователен. Его лицо напоминало профиль Аполлона на ранних полотнах Джона Бэрримора. Он рассуждал о системе Станиславского, великолепно владея модуляциями своего хрипловатого музыкального голоса. Джерико вспомнилось изречение Спенсера Трейси: "Искусство актера заключается в заучивании ваших проклятых реплик". Режиссер Ломекс явно склонялся к тому, чтобы преуменьшить значение актера в целом и Трейла в частности.

Невероятно красивая балерина мисс Таня Жаркова наблюдала за сцепившимися мужчинами, изящно приподняв изогнутые дугой брови и слегка улыбаясь алыми губами. Мисс Жаркова явно не придерживалась естественного стиля в макияже. Джерико решил, что она стремится выглядеть интригующей. Интересно, говорит ли она по-английски. Ее сосед по столу, квадратный седовласый мужчина, одетый в летний костюм из розовой льняной ткани, не потрудился уяснить этот вопрос. Лицо его побагровело от многочисленных мартини, выпитых перед обедом. Мисс Жаркова слегка отодвинула стул подальше от него, чтобы избежать случайных прикосновений. В процессе насыщения Джерико догадался, что это и есть Уайли Прентис, отец его недавнего оппонента. Мистер Прентис-младший и его рыжеволосая Джуди сидели напротив, причем младший из Прентисов избегал встречаться взглядом с отцом.

Алекс Бауман, сидящий во главе стола, слева от Джерико, изложил свою позицию предельно ясно:

- Считаю необходимым вполне откровенно признаться, что я не такой уж поклонник искусства, Джерико. Я не люблю театр, не люблю кино, не считая новинок с обнаженной натурой. К балету и музыке я испытываю отвращение, а живописи не понимаю. Так что я предпочел бы вести беседы на какую-нибудь другую тему. - Он улыбнулся своей улыбкой, полной ненависти.

- Кроме секса и спорта ничего и не осталось, - ответил Джерико.

- Я не люблю говорить о сексе...

- Тогда только спорт.

- Знаю, что раньше вы служили в морской пехоте. Вам приходилось убивать человека ножом?

Джерико приветливо улыбнулся.

- Много раз, - ответил он, думая не столько о хозяине дома, сколько о Бобе Уилсоне, который заманил его сюда.

Боб сидел на противоположном конце стола, справа от Лиз Бауман. Он безуспешно пытался заинтересовать ее, но неизменно терпел поражение. Она по-прежнему курила свои бесчисленные сигареты, наливала виски из своей личной бутылки и улыбалась абстрактной улыбкой, не имеющей никакого отношения к произносимым ею словам. В ней соединились красота и безыскусность. Странное сочетание.

- Я хочу спросить вас, Джерико, - сказал Ломекс, - вот вы занимаетесь изобразительным искусством. Не кажется ли вам, что актеры с их фальшивыми эмоциями давно устарели? Разумно ли вообще считать их творцами?

- Мы живем в неразумном мире, - ответил Джерико, - а кроме того, можно ли называть творчеством фильмы о сексе?

- Хотелось бы надеяться, - ответил Ломекс.

Мисс Жаркова наконец обнаружила знание английского:

- Должно быть, проституция стала разновидностью искусства в тот день, когда Колумб совершил свое открытие.

- Зарабатывать деньги любовью, что, собственно и является сутью проституции, вообще довольно старомодная идея, - сообщила рыжая в мини и улыбнулась Алексу Бауману.

Мисс Жаркова, тонкая и гибкая, как пантера, поднялась с места и посмотрела на Джерико глазами, оттененными фиолетовым:

- Не могли бы вы увезти меня куда-нибудь и угостить гамбургером? Я нахожу, что атмосфера здесь просто тошнотворная.

Боб Уилсон вскочил и посылал Джерико умоляющие взгляды. Джерико с сожалением проводил глазами восхитительные ломти жареной говядины, лежащие на серебряном подносе, который как раз вносил дворецкий, и тоже поднялся.

- Не беспокойся, Боб. Как раз перед обедом юный мистер Прентис недвусмысленно дал мне понять, что мы с мисс Жарковой всего лишь играем роль витрины. Завтра, когда появятся покупатели, мы снова будем на месте. А пока что...

Он предложил балерине руку, и они вышли на террасу, залитую светом луны. Сквозь тонкую ткань льняного пиджака он чувствовал, что Жаркова вцепилась в него ногтями.

- Благодарю вас, - пробормотала она.

- И есть за что, мадам. Жареная говядина выглядела бесподобно.

Она отступила на шаг и повернулась к нему лицом. Ее движения были благородны и полны изящества. Минимализмом шестидесятых она пренебрегла и надела длинную юбку из серебристой ткани; блузка была настолько прозрачной, что при взгляде на нее перехватывало дыхание.

- Вам вовсе не обязательно куда-то меня везти, - сказала она. - Я просто хотела, чтобы вы помогли мне сбежать от этих уродов.

- Вы не из России, - с улыбкой определил Джерико.

- Бруклин-Хейтс, - ответила девушка.

- Это непременно должен быть гамбургер?

- И я не сексуальная маньячка, - не отвечая на этот вопрос, сказала Таня.

- Неподалеку отсюда я обнаружил одно местечко, где подают изумительных моллюсков.

- Обожаю моллюсков.

Он снова взял ее за руку и подвел к красному "мерседесу", который так и стоял возле главного входа. Она скользнула на сиденье рядом с ним и расслабилась. Когда они выехали на голубоватое под луной шоссе, он покосился на нее. Ветер трепал ее темные волосы, и, несмотря на тщательно наложенную косметику, она выглядела совсем девчонкой.

- Вас-то как угораздило? - поинтересовалась она.

- Я кое-чем обязан Бобу Уилсону.

- Видно, чем-то серьезным, - засмеялась она.

- Жизнью. Он спас меня в бою за Бункер-Хилл.

- Вы не выглядите таким уж старым.

- Это было в Корее. А вы как попали в логово Бауманов?

- По доброте сердечной.

- Должно быть, вы влюблены в кого-то, кого я не видел. Никто из тех, кто там был, не подходит на эту роль.

- С помощью лести вам это место не занять. - Она смотрела на залитые лунным светом холмы. - Сотни детей напоминают мне о моей собственной судьбе. Я говорю о детях, которые хотят научиться танцевать. Фонд Боба Уилсона может дать им такую возможность.

- Не уверен, что одобряю эти субсидии для тех, кто отобран по принципу талантливости.

- Могу представить, как вы к этому относитесь. Полотна, украшающие американские дома, написаны людьми, которые никогда не учились основам мастерства, художниками, не имеющими представления о технике живописи. Сейчас эпоха самоучек. Но балет... - Она снова отвернулась к холмам. - В танце не сфальшивишь, Джон Джерико. Тут уж вам без техники не обойтись. А кроме того, нужна серьезная физическая подготовка. Потому что, пока у вас не будет выучки, вы не сможете импровизировать. В вашей области Пикассо был новатором, он додумался до кубизма и еще бог знает до чего. Но сначала ему пришлось пройти школу.

- Превосходная речь!

- Если у вас не разработаны пальцы, вы не сможете играть на скрипке. Люди, которые стремятся изучить основы своего искусства, заслуживают поддержки. Я сама вхожу в пятерку первых балерин мира, - она улыбнулась, только потому, что прошла школу и хорошо владею техникой своего ремесла. Вы стали знаменитым художником по той же причине. Дети, которые хотят пойти по моим или по вашим стопам, вправе ждать помощи. Вот потому я и приняла предложение Боба Уилсона, я поняла, что действительно могу кому-то помочь, и пусть даже заодно моей помощью воспользуются сотни бездарей.

- Я пришел к заключению, что вы очень славная девушка, - сказал Джерико.

Моллюски оказались совершенно исключительными. Таня повязала на шею салфетку, чтобы не испачкаться растаявшим маслом. Насытившись, они заказали мятный ликер со льдом и капелькой бренди. Вечер оказался на удивление легким и свободным. Таня обладала редким качеством - она не вынуждала вас все время помнить, что перед вами звезда.

Когда они не спеша ехали обратно через владения Бауманов, Таня вздохнула. Она сидела, откинувшись на спинку сиденья и заложив руки за голову.

- В последний раз я так славно отдыхала, когда мне было лет двенадцать.

- Не вы одна, - отозвался Джерико.

- Тогда я дружила с одним мальчиком. Он был моим ровесником и брал меня на рыбалку возле Шипшед-Бхей. Он сам насаживал мне на крючок наживку. И никто не приставал к нам с россказнями про птичек и бабочек. - Она слегка улыбнулась, искоса взглянув на Джерико. - За последние десять лет вы единственный мужчина, который не хватает меня в охапку и не начинает срывать с меня одежду, едва мы остаемся наедине. Я много раз пыталась убедить себя, как здорово было бы обойтись без этого. И вот теперь так и случилось. - Она рассмеялась. - Что-то не так?

- Это всего лишь дисциплина и выучка, - ответил Джерико.

- То есть?

- Это ваши собственные слова. Проявить перед вами свое нетерпение означало бы обречь себя на неудачу.

Она потянулась и коснулась его загорелой руки кончиками пальцев:

- Спасибо вам за все.

Шины вновь зашуршали по голубовато-зеленого цвета асфальту. Скоро показался огромный серый дом, в котором еще светились окна.

- Что вы думаете о нашей хозяйке? - поинтересовался Джерико.

Легкая дрожь пробежала по ее изящному телу.

- Бог с ней. Она очень напугана.

- Чем?

- Не знаю, Джон. Но она просто больна от страха.

- Выглядит она вполне здоровой.

- Умирают не только от болезней. Я бы очень хотела никогда не встречать ее, потому что не смогу ее забыть, даже когда уеду отсюда.

На террасе Таня остановилась:

- Пойду сразу лягу, пока меня никто не видел.

Она поднялась на цыпочки и поцеловала его в щеку. На него повеяло ароматами "Тысячи и одной ночи".

- До завтра, - шепнула она и ушла.

Он проводил ее взглядом и через открытую французскую дверь увидел, как она буквально вспорхнула на следующий этаж по винтовой лестнице. Потом он почувствовал запах табачного дыма и обернулся. Из тени вышла высокая фигура, оказавшаяся актером Эриком Трейлом.

- Можете не считать меня вашим почитателем, Джерико.

- Это должно меня огорчить?

Трейл перевел глаза, слегка покрасневшие от выпивки, на лестничный пролет.

- Я имел ее в виду для себя. Конечно, трофеи достаются победителям. Может, в следующий раз мне повезет больше. Она действительно так хороша, как мне показалось?

Под рыжей бородой Джерико заиграли желваки.

- А вам не кажется, что ваше неумеренное любопытство достойно крепкой взбучки?

Джерико стоял в пятне лунного света у открытого окна своей спальни и хмуро курил трубку. Лиз Бауман пришла и ушла, а он прочитал ей нотации о сексе, вместо того чтобы вспомнить Танины слова: "Она просто умирает от страха". Джерико умел разбираться в людях, и это чутье редко его подводило. Теперь он не сомневался, что его просили о помощи, а он не услышал призыва. Он попытался убедить себя, что проблемы этой женщины начались не вчера и не завтра кончатся и что утром она будет нуждаться в его помощи не меньше, чем пять минут назад. Тогда он сможет оправдаться перед ней за то, что не расслышал слов, которые она не решилась произнести.

Он повернулся к бюро, чтобы выбить трубку, но оцепенел и застыл на месте, потому что услышал приглушенный, полный муки крик, донесшийся откуда-то из глубины дома. За всю свою жизнь Джерико не слышал ничего более жуткого, тем более что он сразу понял, что кричала женщина... Однажды в Конго он слышал, как кричал мужчина - миссионер, которого оскопили местные террористы. Потом он наткнулся в джунглях на его тело и был рад, что этот человек умер. Но там эти звуки не были неожиданными, они являлись частью антуража.

Он быстро вышел из комнаты в коридор, на ходу завязывая пояс халата. Если не считать лунных бликов, в коридоре было совершенно темно. В доме царила гулкая тишина, как в пустой церкви.

Он постоял, прислушиваясь, пока мышцы не заболели от напряжения и вынужденного бездействия. Вполне вероятно, что кто-нибудь тоже слышал крик, но никто не вышел из комнаты и не поинтересовался, что произошло. Джерико не знал, что лучше: не придавать этому значения или, наоборот, пройти, колотя во все двери подряд, пока кто-нибудь не откликнется. Сотни раз у него случались недоразумения с людьми, которые видели, что кто-то попал в беду, но не спешили на помощь, опасаясь оказаться замешанными в неприятную историю. Хорошо же, черт возьми, он сам разбудит их всех и добьется ответа на свои вопросы. Он шагнул к двери соседней комнаты, как вдруг услышал тихий насмешливый голос:

- А вот и вы.

Он обернулся и столкнулся лицом к лицу с Алексом Бауманом.

- Вы слышали? - поинтересовался Бауман.

- Господи, конечно, слышал.

- Похоже, вы оказались единственным, кто что-то слышал. Это, конечно, Лиз.

- Конечно?

- Бедняжка, когда ей случается слишком много выпить, она страдает от ночных кошмаров. Должно быть, вы до смерти перепугались. Наутро она сама ничего не помнит.

- Значит, с ней ничего не случилось?

- Разумеется, ничего, - заверил Бауман, улыбаясь своей приклеенной улыбкой. - В ее комнате тихо. Видно, она уже спит. Я просто подумал, что она могла испугать кого-нибудь из гостей.

- Вы не ошиблись.

- Вы уже спали?

- Что вас еще интересует?

Улыбка Баумана расползлась еще шире.

- Ладно, приношу свои извинения за беспокойство. Утром Лиз будет страшно неловко, когда я ей все расскажу.

- Тогда не рассказывайте, - посоветовал Джерико.

Джерико снова попытался заснуть - и снова безуспешно. Он сбросил халат, улегся в постель и, привалившись к изголовью, закурил трубку. Лежал и прислушивался, не раздастся ли крик. Кошмар ли был его причиной? "Мой муж изощренный садист", - вспомнились ему слова Лиз Бауман. А эта его гнусная ухмылка!

Луна ушла, и окно озарилось розовато-серым сумрачным светом. Давным-давно Джерико не случалось встречать рассвет, и, раз уснуть так и не удалось, он встал, надел фланелевые брюки, синюю водолазку и вельветовый пиджак. Рассовал по карманам табак и трубки и вышел из дома, подумав, что у него появляются старушечьи привычки. Он пошел по лужайке перед домом, ощущая мурашки на спине, будто кто-то наблюдал за ним из окна.

Перейдя лужайку, Джерико направился к роще, раскинувшейся у озера. Солнце вот-вот поднимется над восточным берегом и отразится в темной воде. Зрелище обещало быть впечатляющим.

Ему вспомнилось моряцкое присловье:

Солнце красно поутру - моряку не по нутру.

Если солнце красно вечером, моряку бояться нечего.

Во владениях Бауманов поддерживался безукоризненный порядок повсюду, поэтому и роща была ухожена так же тщательно, как лужайка и кусты возле дома. Здесь не было мертвых деревьев, под ногами не валялись сухие ветки. Присмотревшись, можно было различить на деревьях следы обрезки, тщательно замазанные и закрашенные садовником. На некоторых стволах виднелись тяжелые кольца для защиты старых деревьев от сильных ветров. Под ноги ковром стелились мелкие голубые и желтые цветочки, перемежающиеся толстыми подушками зеленого мха. Джерико решил, что здесь довольно красиво, если предпочитать природу в облагороженном виде.

Он поднялся на возвышенность, прислонился к сучковатой березе и повернулся к озеру. Он успел как раз вовремя. Кроваво-красный край солнечного диска пробился из-за дальних холмов, и на черной поверхности воды заиграли алые отблески.

Джерико потянулся за трубкой, но достать ее из кармана так и не успел. Раздался резкий хлопок мелкокалиберной винтовки, и пуля пробила березу в дюйме от его головы.

Давно позабытый инстинкт бросил его на землю. Он откатился к берегу и увидел, как дерево вздрогнуло от следующего выстрела...

Он скрючился за валуном и шепотом выругался:

- Бешеный ублюдок.

Потом затаился и прислушался. Сотни птиц, взбудоражившись, принялись летать над деревьями, оглашая рощу беспокойным криком. Теперь он мог услышать разве что слона. Осторожно высунулся и взглянул на березу. На серебристой коре зияли свежие отметины.

Ему в голову пришло два варианта объяснения происшедшего. Это мог быть какой-нибудь псих, который вышел поохотиться на птиц или белок, не заметил его и чуть не убил. Или это был человек, который охотился именно за ним, причем всего один дюйм отделял его от успешного завершения охоты. Джерико попытался убедить себя в абсурдности последнего варианта. Здесь, в поместье Бауманов, ни у кого не было оснований желать ему смерти. Никто из присутствующих, кроме, конечно, Боба Уилсона, не был знаком с ним настолько близко, чтобы вообще чего-нибудь ему желать. Нужно было просто подать голос, предупредить беспечного охотника о своем присутствии и спокойно вернуться в дом. Но что если это не случайность? Он снова вспомнил белозубую улыбку Алекса Баумана, за которой пряталась ненависть. Все это казалось бессмысленным. Но что если Бауман видел, как его жена выходила из спальни Джерико? Тогда и ночной крик получал объяснение. Он наказал свою жену. А теперь настала очередь Джерико платить по счетам.

Еще двадцать лет назад он выучился бесшумно передвигаться в таких зарослях, с которыми роща Бауманов не шла ни в какое сравнение. Тогда от этого искусства зависела его жизнь, хотя, кто знает, может быть, и сейчас, в это розовое утро, она зависела от него снова.

Джерико отполз на животе ярдов на тридцать к западу от березы, затем, дюйм за дюймом, стал продвигаться дальше. Он пригнулся к земле и прислушался, не раздаются ли шаги, приглушенные ковром из папоротников.

Ничего. Никого не видно. Птицы, потревоженные выстрелами, успокоились, и он не слышал ни звука. Тогда он нашарил рядом с собой плоский камень размером с блюдце и отбросил его подальше. Как только камень ударился о землю, раздались еще два выстрела один за другим.

У Джерико пересохло во рту.

Он поспешно вернулся обратно, потом отполз еще дальше. Теперь его скрывали каменная гряда и кустарник. Он сдерживал тяжелое дыхание, пытаясь хоть что-нибудь услышать. Громко гогоча, над озером пролетела стая гусей. Черти принесли этих проклятых птиц!

Сомнений не было, охотились на него. За свою жизнь Джерико не раз случалось играть в прятки с весьма опытными партнерами, причем ставкой в игре была жизнь. Видимо, и этот тип с винтовкой тоже был опытным игроком. Однако между теми играми и теперешней имелась существенная разница. Во-первых, в роще слишком мало мест, где можно спрятаться, она была не столь густой, как ему хотелось бы. А во-вторых, тогда, много лет назад, он и сам был всегда при оружии, так что добыча представляла не меньшую опасность, чем охотник. Правда, иногда от стрельбы приходилось воздерживаться, чтобы выстрелы не привлекли к нему целые толпы северокорейских солдат. В таких случаях Джерико приходилось полагаться на силу собственных рук и нож.

Сейчас у него не было ножа, но руки и опыт оставались.

Главное - добраться до дома, от которого его отделяло не больше пятисот ярдов. Если удастся попасть в дом и раздобыть хоть какое-то оружие, он сумеет оказать мистеру снайперу достойный прием. В библиотеке Бауманов он видел застекленную витрину, и его рот наполнился слюной, когда он вспомнил, что в ней находилось.

Солнце уже взошло и теперь висело над озером раскаленным шаром. Окна отражали сверкание утренних лучей, и казалось, что в доме пожар. Если идти не прячась, пятьсот ярдов можно преодолеть минуты за две. Но когда передвигаешься короткими перебежками, то и дело пригибаясь, на это уходит гораздо больше времени. Джерико взглянул на часы. Они показывали только четверть шестого. Озеро казалось безжизненным, если не считать стайки уток и редких всплесков рыбы на поверхности воды. Возле дома тоже никого не было видно.

Никого, чтобы можно было подать сигнал и попросить о помощи.

Если стрелок достаточно сообразителен, его больше не удастся провести уловками вроде трюка с брошенным камнем. Он будет выжидать до тех пор, пока не увидит перед собой цель и не будет уверен, что не промахнется. Так что им обоим стоило быть настороже.

Джерико продолжал свое нелегкое путешествие, продвигаясь дюйм за дюймом и фут за футом. В роще преобладали старые раскидистые деревья, они обеспечивали ему надежное укрытие. Но пробираться от одного дерева к другому было не так-то просто, поскольку между деревьями отсутствовала всякая растительность. Густая листва задерживала солнечный свет, и внизу царил сумрак. Джерико поблагодарил Бога за то, что тот надоумил его надеть вельветовый пиджак, мало заметный на фоне земли.

Он сжался еще сильнее и подкатился к самому берегу, чтобы заглянуть за каменистый кряж. Где-то там, за деревьями, стоит человек и обшаривает взглядом окрестности, пытаясь определить его местонахождение. Джерико приблизился к наиболее опасному отрезку пути. До ближайшего дерева оставалось ярдов двадцать совершенно открытой местности. Участок ярко освещало солнце. Дальше опять начинались деревья, и там можно было укрыться.

Джерико сознавал, что, пробираясь через шельф, превратится в прекрасную мишень для снайпера.

Он снова затаился и прислушался, не обнаружит ли себя охотник. Потом подобрался, готовясь преодолеть смертоносные двадцать ярдов. Он нырнул вперед и перекатился, стараясь не подниматься в полный рост. Острые камешки рвали одежду и царапали кожу. Кувыркаясь и ныряя, он почти уже достиг спасительного укрытия, как вдруг услышал за спиной щелчок винтовки и почувствовал жгучую боль на тыльной стороне правой ладони.

Он метнулся под сень деревьев, поднялся на ноги и прислонился спиной к гигантскому дубу. Потом взглянул на руку. Пуля только задела ее, оставив на коже царапину словно от кошачьих когтей. Он поднес руку к губам, слизнул кровь и обмотал ладонь носовым платком.

До дома оставалось ярдов двести. Он посмотрел туда и увидел человека, который только что вышел во двор. Это был Боб Уилсон. Джерико почувствовал, как к нему возвращаются силы. Он снова бросил взгляд на часы. На то, чтобы преодолеть первые двести ярдов, у него ушло больше часа. Он поднес ко рту руки и свистнул пронзительно и протяжно.

Человек на лужайке замер. Двадцать лет назад ему не раз приходилось слышать этот свист. Он обернулся и посмотрел туда, где, как знал Джерико, находились окна его спальни.

Джерико снова свистнул: короткий, длинный, короткий. Во время войны такой свист предупреждал, что поблизости снайпер. Уилсон, казалось, колебался. Он было двинулся к деревьям, потом развернулся и бросился в дом. Джерико быстро перебрался в более безопасное место под деревьями. Видимо, Боб решил удостовериться, нет ли Джерико в спальне. Через минуту он снова появился на пороге, но теперь у него в руках было ружье. "Молодец", подумал Джерико.

Он размотал руку и, подняв носовой платок, помахал им, как флагом, надеясь, что деревья, под которыми он притаился, скрывают его от снайпера. Должно быть, Уилсон заметил платок, потому что побежал к роще, держа ружье наготове.

Джерико свистнул еще раз, подав другой сигнал - "прикрой меня". Уилсон остановился и поднял ружье к плечу. Джерико снова помахал платком и бросился вперед, петляя от дерева к дереву. Уилсон открыл огонь, и Джерико услышал, как над его головой засвистели пули.

Наконец он вырвался на открытое пространство и устремился навстречу своему другу. Он обхватил бледного Уилсона и вместе с ним упал за вечнозеленый кустарник, обрамлявший лужайку.

- Что за чертовщина? - дрожащим голосом произнес Уилсон.

Джерико счистил с одежды грязь и налипшие листья и обернулся в сторону рощи.

- Кому-то я не понравился, - ответил он и показал Уилсону раненую руку. - Это напоследок. Он стрелял в меня раз шесть или семь.

- Невероятно, - сказал Уилсон. - Я как раз пил кофе, когда услышал выстрелы. Кроме прислуги, все в доме спали. Я удивился и вышел посмотреть, в чем дело.

- Слава богу, что ты оказался таким любопытным.

- А потом я услышал наши старые сигналы и сначала подумал, что ты решил поразвлечься. Но выстрелы были настоящими. Боже милосердный, что все это значит?

Джерико не сводил пристального взгляда с рощи, но ему не удалось уловить никакого движения между деревьями. Было кое-что, о чем ему не хотелось рассказывать Уилсону. История с ночным визитом Лиз Бауман Уилсона не касается.

- Ты слышал, как кто-то кричал ночью?

Уилсон покачал головой:

- Ты же знаешь, что я сплю как бревно, стоит мне только пропустить рюмочку. Видно, вчера я перестарался. А кто кричал?

- Бауман сказал, что его жену мучили кошмары. Я вышел в холл, когда услышал крики, а он уже стоял там и улыбался. Потом я не смог заснуть, решил одеться и выйти, чтобы полюбоваться рассветом. Тут кто-то и начал в меня палить. А где ты взял ружье, Роберт?

- В витрине для оружия в библиотеке.

- Пойдем посмотрим, на месте ли остальные. - Джерико снова обернулся к роще. - Уверен, что стреляли из двадцать второго калибра, значит, теперь мы слишком далеко, чтобы он мог нас достать. Пошли.

Они направились через лужайку и вошли в дом. Оказавшись в безопасности, Джерико с облегчением вздохнул. Библиотека находилась в дальнем от вестибюля конце дома. Джерико бросил взгляд на лестницу. Прикрывая его, Боб Уилсон выстрелил из своего ружья раз двенадцать в непосредственной близости от дома, но, казалось, стрельба никого не побеспокоила. "Должно быть, стрельба здесь обычное дело", - решил он.

- Ты уверен, что этот тип стрелял именно в тебя, Джонни? Я имею в виду, может быть, он ранил тебя случайно?

- В последний раз я путал фантазии с реальностью в двухлетнем возрасте, - ответил Джерико.

Дверца шкафа для оружия была открыта. Не хватало только одного ружья того, что взял Боб Уилсон.

В дверях библиотеки появился улыбающийся Алекс Бауман:

- Вы можете нарваться на неприятности, если будете стрелять уток в это время года, Уилсон.

- Вы даже не представляете, насколько вы правы, Бауман, - ответил Джерико, - потому что уткой на этот раз был я, и теперь мне хочется свернуть кому-нибудь шею.

Глава 2

В углу шкафа с оружием висел автомат. Это было современное оружие, такое же, какое применялось в ходе войны во Вьетнаме. Джерико снял его со стены и проверил, заряжен ли он.

- Я предпочел бы, чтобы вы его не брали, - сказал Бауман.

В одном конце шкафа лежали коробки с патронами. Джерико взял сколько надо и набил карманы своего вельветового пиджака. Не обращая внимания на Баумана, он вышел в холл. Уилсон и Бауман последовали за ним.

По лестнице спускался полусонный Бауман-младший.

- Что случилось? - спросил он. - Мне показалось, я слышал, как Нельсон стреляет белок в роще.

- Конечно! Так и было, - ответил Бауман-старший.

- Если этот ваш Нельсон способен принять меня за белку, то ему место в сумасшедшем доме, и я буду рад препроводить его туда лично. - Джерико покосился на мальчика. - Тебе лучше побыть дома, сынок. Снаружи может оказаться слишком жарко.

Он вышел на лужайку в сопровождении Боба Уилсона и Баумана. Солнце утратило утренний цвет, и теперь жарило вовсю. Джерико поднес руку ко рту и лизнул ее. Он чувствовал, что мальчик стоит у него за спиной на ступеньках террасы.

- Ваш приятель давно сбежал, когда увидел, какая против него выступила армия, - сказал Уилсон.

- Но следы-то остались, - возразил Джерико.

Солнечные лучи пробились сквозь листву и осветили цветы и мох. Птицы вели себя спокойно. Джерико без труда нашел березу и осмотрел пулевые отверстия в ее коре. Он показал, как именно стоял, когда в него начали стрелять, чтобы Бауман и Уилсон могли убедиться, что он ничего не выдумал.

Поскольку пули не обладают способностью поворачивать на лету, Джерико вычислил, откуда они были выпущены, и медленно двинулся туда, стараясь идти по прямой и время от времени укрываясь за деревьями. Пройдя ярдов тридцать, он остановился и опустился на колени. На примятой куртинке голубых цветочков лежали две стреляных гильзы. Он поднял их и подбросил на ладони.

- Он действительно хотел тебя убить, - сказал Боб Уилсон, - иначе бы он их здесь не оставил.

Джерико поднялся на ноги не сразу. Сощурив голубые глаза, он внимательно осмотрел землю и, по-прежнему стоя на коленях, обратился к Бобу:

- Ты прав, Боб. Теперь он уже далеко. Давай вернемся в дом, я умираю от голода.

- Я поговорю с Нельсоном, - вмешался Бауман. - Если он действительно ходил охотиться на белок, я с него шкуру спущу.

- Верю, что вы на это способны, - ответил Джерико.

На террасе возле столовой столпились, кажется, все обитатели дома, наблюдая, как из рощи возвращаются Джерико, Уилсон и Бауман. Очевидно, Томми Бауман рассказал о происшествии.

Таня быстрыми шагами вышла им навстречу. Остальные остались на террасе.

- Джон, вы не пострадали? - спросила она.

Ее рука осталась лежать на его рукаве. Он заметил, что ей хватило времени тщательно подкрасить глаза.

- Только зацепило. - Он показал ей руку.

- Какой безумец это сделал?

- Мы думаем, что это Нельсон решил поохотиться на белок, - сказал Бауман, подходя к ним.

Таня перевела взгляд на Джерико, как бы предлагая подтвердить эти слова.

- Может быть, ему захотелось проверить, быстро ли я бегаю, откликнулся Джерико. - Но в случайность я не верю. - Он обернулся к Бауману. - Если вы убеждены, что это был ваш приятель Нельсон, давайте разыщем его.

- Я позвоню ему из дома, - пообещал Бауман. - Он живет около конюшни.

- Лучше сходим туда, - возразил Джерико и коснулся ледяной Таниной руки. - Благодарю вас за внимание.

Он окинул взглядом террасу. Позади передней шеренги, в которую входили Трейл, Мартин Ломекс, оба Прентиса, отец и сын, и рыжеволосая Джуди, стояла Лиз Бауман. На ней были сапоги и брюки для верховой езды, белая блузка и куртка. Она курила сигарету и стряхивала пепел в ладонь. Казалось, ее отсутствующий взгляд устремлен поверх голов на рощу.

- Тем не менее всем не мешает позавтракать, - решил Бауман. - Мы с Джерико сами сходим к Нельсону.

Он сел в красный "мерседес" рядом с Джерико, и они покатили по обсаженной березами и елями тенистой дороге, которая вела к конюшням.

- Вы сказали, что не верите в случайность, - произнес Бауман, затягиваясь сигаретой.

- Я убежден, что это не было случайностью, - ответил Джерико. - Кому-то пришло в голову вышибить из меня мозги. К счастью, мне частенько приходилось играть в прятки в лесу, и я не новичок в этой игре.

- У меня такое впечатление, что раньше вы не были знакомы ни с кем, кроме Уилсона.

- Совершенно верно. Но Боб вышел из дома как раз в тот момент, когда снайпер стрелял в меня со спины. Так что это был не он.

- Какие у вас предположения?

Джерико искоса взглянул на своего хозяина:

- А у вас?

- Никаких. Потому я и уверен, что все разъяснится, когда мы поговорим с Нельсоном. Считаю, что виной всему его непростительная беспечность.

Они нашли Нельсона во дворе конюшни, он проверял подпругу на одной из рыжих лошадей. Нельсон оказался темноволосым мускулистым мужчиной лет тридцати с небольшим. Наблюдая за его движениями, исполненными грации, сродни изяществу животного, Джерико подумал, что такой избыток жизненных сил должен привлекать женщин. Лиз Бауман не нужно было далеко ходить, чтобы найти своего "настоящего мужчину".

- Миссис Бауман хочет, чтобы я привел лошадь к дому? - спросил Нельсон.

У него был низкий грубоватый голос, звучавший подчеркнуто услужливо. Джерико понимал, что Нельсон станет доказывать свою непричастность, как только узнает, в чем его обвиняют. Он взглянул на ноги Нельсона, обутые в начищенные до блеска сапоги для верховой езды. Они выглядели так, словно Нельсон только что надел их. К тому же передвигаться в такой обуви неслышно было невозможно.

Джерико остался сидеть за рулем, а Бауман вышел из машины. Фальшивая белозубая улыбка по-прежнему не сходила с его лица.

- Вы слышали, Нельсон, как кто-то недавно стрелял в роще?

- Стрелял?

- Стрелял и зацепил мистера Джерико, который прогуливался у озера. Вы ходили сегодня на белок?

- Сегодня у меня не было на это времени, мистер Бауман, - ответил Нельсон. - Мне нужно было вычистить лошадей, вымыть их с мылом и обтереть.

- Стреляли из винтовки двадцать второго калибра, - сказал Джерико и показал след от пули на своей руке.

Нельсон облизнул губы. Он сощурил темные глаза и бросил быстрый взгляд на Баумана, который продолжал улыбаться. Они обменялись взглядами.

- У кого есть двадцать второй калибр? - спросил Джерико. - Если мы узнаем, то сузим границы поисков. В доме таких винтовок нет.

- Множество местных детей шастает по лесу, - ответил Нельсон. - Они не признают никаких частных владений, никакие надписи вроде "Вход воспрещен" для них не указ, а забором мы не огорожены.

- А зачем бы местным детям понадобилось целиться в меня?

- Если бы вам удалось понять, чем руководствуются в своих поступках современные дети, вас можно было бы считать гением, - вмешался Бауман. - Это просто маленькие дикари.

- Стреляли несколько раз, - продолжал Джерико, обращаясь к Нельсону. Довольно странно, что вы ничего не слышали.

- Я был в сарае, и у меня работало радио, - ответил Нельсон, не сводя с него прищуренных глаз.

Несколько секунд Джерико молчал.

- Видимо, так все и было, - наконец сказал он.

Ему почудилось, что Бауман и Нельсон с облегчением вздохнули.

- Мне привести лошадь миссис Бауман к дому? - спросил Нельсон.

- Лучше подожди, там только что сели за стол. Она сама придет, когда освободится.

Нельсон похлопал золотистого коня по лоснящейся шее:

- Сожалею, что ничем не удалось вам помочь, мистер Джерико. Черт бы побрал этих сорванцов!

- Дети тому виной или белки, но каждый держит свою жизнь в собственных руках, - сухо отозвался Джерико.

Бауман сел в машину, и они пустились в обратный путь.

- Возможно, Нельсон прав, - сказал Бауман. - Это деревенские ребятишки. - Он покосился на Джерико. Тот не отрывал глаз от дороги. - Лиз ужасно расстроилась, когда я ей рассказал, что вас побеспокоили ее крики.

- Жаль, что вы все-таки решили ее смутить. - Джерико остановил машину и повернулся к Бауману. - Вам не удастся купить меня на уловку с детьми. Кто-то хладнокровно пытался меня убить, и я не успокоюсь, пока не выясню, кто именно.

- Все хорошо, что хорошо кончается, - ответил Бауман. - Слава богу, что вы отделались царапиной.

- Но в следующий раз я подставлю спину!

Он снова включил мотор, и остаток дороги они проделали в молчании. Заглушив мотор, Джерико положил в карман ключи, но остался сидеть на своем месте.

- Есть последняя возможность во всем разобраться, - сказал он Бауману.

- Я не понимаю, - ответил Бауман, не переставая улыбаться.

- Мне кажется, вы знаете, кто стрелял и зачем ему это понадобилось.

- Глупости! Я не стал бы скрывать от вас, старина, если бы мне это было известно.

Завтрак в семействе Бауманов был сервирован в стиле викторианской Англии. На сервировочном столике стояла жаровня, чтобы подогревать кушанья, резное блюдо с холодной ветчиной и рядом с ним острый как бритва нож. Стоял огромный, как в гостинице, тостер, в плетеных корзиночках лежали румяные английские булочки; кроме того, подали грейпфруты, разрезанные на половинки, салат из свежих фруктов в широкой и низкой салатнице, апельсиновый и томатный сок, коктейль из моллюсков с соусом "табаско", вустерширский острый соус и бутылку импортной водки. Словом, были предусмотрены все средства для борьбы с возможным похмельем. На одном из подогретых блюд лежали ломтики мяса, обжаренного в сметане, на другом - жареные почки, на третьем - яйца и сосиски. На электрических подогревателях стояли два громадных кофейника.

Перед Лиз Бауман, сидевшей во главе длинного стола, стоял стакан, в содержимом которого Джерико угадал "Кровавую Мэри". Она курила. Остальные, за исключением Боба Уилсона, наполнили свои тарелки и приступили к завтраку. Когда Джерико с Бауманом вошли в столовую, все замерли. Боб Уилсон поднялся им навстречу.

- Проверили? - спросил он у Джерико.

- Да, - ответил Джерико. - Ни черта он не видел и ни черта не слышал.

- Это был Нельсон? - поинтересовался Томми Бауман.

На его тарелке громоздилась гора сосисок, яиц и оладий. Рядом с прибором стоял высокий стакан молока.

- По-видимому, нет, - ответил Бауман. Он подошел к столу и взял бутылку с водкой. - Скорее всего, это был кто-то из деревенских сорванцов или приятели из вашей коммуны, Дэвид.

Его неживая улыбка нацелилась на младшего Прентиса.

Юный Прентис вскинул голову. До сих пор он сидел с отсутствующим видом и, казалось, ничего не слышал. Рыжая Джуди хихикнула.

- Сколько можно обвинять их во всем, что происходит в этом чертовом городишке? - воскликнул он, и его глаза воинственно сверкнули.

- Дэвид! Выбирай выражения! - вмешался Уайли Прентис, весь облик которого говорил о жесточайшем похмелье.

- Черт! - снова выругался Дэвид. Джуди снова захихикала.

- Что представляет собой эта ваша коммуна? - поинтересовался Джерико.

Он тоже подошел к столу и налил себе стакан апельсинового сока.

- Кучка хиппи, живущая в старом поместье Уолтура, - объяснил Боб Уилсон. - Практически неуправляемое племя. Секс, травка и прочее.

- Вы их не понимаете, старина, - возразил Дэвид.

- А что тут понимать? - вмешался Бауман. Он налил себе полную рюмку водки и выпил. - Просто банда длинноволосых извращенцев.

Дэвид вскочил так порывисто, что его стул опрокинулся.

- Кто бы говорил об извращенцах! - воскликнул он и выбежал из комнаты.

У старшего Прентиса задергались губы.

- Я должен извиниться за Дэвида, Лиз, - обратился он к хозяйке.

Бауман налил себе еще водки, потом обошел вокруг стола, поднял упавший стул и сел на место Дэвида рядом с рыжей девицей.

- Что такое с Дэвидом? - поинтересовался он, усиленно улыбаясь. - Как вы можете на него полагаться, киска?

Джуди наградила Баумана кокетливой улыбкой.

- В наше время ни на кого нельзя рассчитывать, старина, так недолго и проиграть, - ответила она.

Эрик Трейл, чей завтрак состоял лишь из чашки кофе с сигаретой, искоса взглянул на Джуди, и в его темных глазах мелькнули озабоченность и подозрение. Он проследил за тем, как рука Баумана как бы невзначай легла на оголенное бедро девушки, причем она вроде бы не заметила этого. Этот жест выглядел как привычная ласка между супругами, давно состоящими в браке. Трейл облизнул губы.

- Не так-то легко поверить в этот самый культ любви, который они исповедуют, - заметил он. - Все началось в Голливуде, когда с Шарон Тейт случилась эта история. А потом там были и другие ритуальные убийства. - Он пожал плечами. - Чертовски неприятно, когда на тебя ополчаются собственные дети.

- А у вас есть дети, как вы полагаете? - поинтересовался Мартин Ломекс, сардонически улыбаясь.

Трейл даже не обернулся.

- Я настоятельно и от всей души прошу вас, Ломекс, оставить меня в покое, - сказал он. - Мое первое побуждение при виде вас - разорвать вас на части, кусок за куском.

- Ну-ну! - рассмеялся Ломекс. - Вы же национальный герой Америки.

Джерико грохнул кулаком по столу с такой силой, что китайский фарфор и стекло зазвенели.

- Осмелюсь напомнить, что полчаса назад кто-то пытался меня убить. Его низкий голос дрожал от ярости. - Неужели мы так и будем продолжать беседы о погоде или о сексуальных отношениях молодого поколения? Или вы считаете, с меня довольно и того, что я вообще остался жив?

- Вероятно, вам стоит обратиться в полицию, - посоветовал Уайли Прентис. - В конце концов, это вряд ли может быть кто-то из нас.

- Вряд ли?

Прентис пожал покатыми плечами:

- Ну да, я не думаю, чтобы кто-нибудь из присутствующих...

- По всей видимости, именно так я и должен считать, - ответил Джерико.

- А почему нет? Ведь никто из нас даже не был с вами знаком до вчерашнего вечера, кроме Уилсона, разумеется.

- Это был не Уилсон, - сказал Джерико. - Это единственный человек, о котором я могу с уверенностью сказать, что в меня стрелял не он.

- Что за очаровательная религия - вера в дружбу, - отозвался Ломекс.

- Сегодня утром я ни во что не верю, - ответил Джерико. - Но так уж случилось, что я видел Боба в тот момент, когда снайпер вел по мне стрельбу, так что моя убежденность основывается на фактах, причем это единственный факт, который мне известен, кроме того, я знаю только, что снайпер пользовался двадцать вторым калибром. У кого есть такое оружие?

Томми Бауман обвел присутствующих взглядом, подняв глаза над грудой еды на тарелке.

- У меня, сэр, - ответил он.

Все взгляды обратились на мальчика.

- Где твое ружье, Томми? - спросил Джерико.

- В моей комнате, сэр. Вы хотите взглянуть на него?

- Да, я хочу на него взглянуть.

Мальчик поднялся со стула. Лиз Бауман встала одновременно с ним. Впервые за последние двадцать четыре часа она обнаружила, что все-таки слышит, о чем идет разговор за столом.

- Я пойду с ним, - заявила она.

Мальчик возглавил процессию, двинувшуюся по винтовой лестнице на второй этаж. За мальчиком следовала его мать, а Джерико замыкал шествие.

Опасность была неотъемлемой частью того образа жизни, который вел Джерико в течение долгих лет. Так было на передовой во время службы в Корее, когда он рисковал собой каждый день и каждую минуту. С тех пор он взял себе за правило протестовать против любого насилия. Именно этой идеей были пронизаны его картины, что было сделано, по мнению Дэвида Прентиса, чересчур прямолинейно. Именно эта идея и заставила его совершить крестовый поход по всему миру, побывать в тех уголках земли, где творилось зло, - в Конго, на Ближнем Востоке, во Вьетнаме, Нигерии. Он видел беспорядки в крупных городах, когда ненависть вырывается из районов гетто, как пар из кипящего котла. Находиться в этих местах было опасно, но никогда угроза не была адресована ему персонально. Там, в Корее, он был врагом. Пули, грозившие ему смертью, не предназначались лично ему, и на бомбах, что запросто могли разнести его в клочья, тоже никто не писал его имя.

То, что случилось утром в роще, имело совсем другой смысл. Мишенью выбрали именно его. Возможно, Джерико не так потрясло бы ощущение совершенного над ним насилия, если бы он знал за что. Он никогда не стыдился чувства страха и всегда говорил, что испытывать страх нормально, когда находишься в опасности. Некоторых людей страх парализует. У Джерико страх обострял все чувства и мобилизовывал тело и ум. Испытывая страх, Джерико чувствовал себя участником соревнования, причем мастером высокого класса. Когда напряжение достигало предела, он знал, что может положиться на свои чувства, свои инстинкты, на быстроту своей реакции, и они действительно редко подводили его. Поднимаясь по лестнице вслед за мальчиком и его матерью, он был совершенно уверен в том, что кто-то следил за ним, когда на рассвете он выходил из дома. Кто-то прокрался за ним следом, чтобы стереть с лица земли.

Комната Томми Баумана была типичной для любого мальчика. Тут находились книги, его собственный магнитофон, радио и переносной телевизор, письменный стол, загроможденный разной мелочью, и наполовину собранная дорогая модель самолета. Стены украшали школьные рисунки и пара репродукций известных картин - автопортрет Ван Гога и "Женщина" Ренуара, теплая и манящая.

Винтовка висела на стене на своем месте.

Мальчик указал на нее, и Джерико подошел поближе, но не притронулся к ней. Отполированная ложа блестела, а спусковой механизм покрывал толстый слой смазки. Винтовка хранилась в таком же превосходном состоянии, как и ружья в библиотеке.

- Ты хорошо следишь за ней, - сказал Джерико мальчику.

- Это первое, что я усвоил, когда ее получил. - ответил Томми. - Мой отец отлично разбирается в оружии.

- Можно мне снять ее оттуда?

- Конечно.

Лицо мальчика светилось горделивой радостью собственника.

Лиз Бауман отошла к окну и с обычным отсутствующим видом устремила свой взгляд вдаль.

- Мама познакомилась с отцом во время сафари в Африке. - сказал Томми. - Они и меня обещали взять с собой, когда я научусь стрелять из большого ружья.

Джерико снял со стены винтовку, переломил ствол и осмотрел его изнутри. Ствол был девственно чист.

- Ты чистишь ружье каждый день? - спросил Джерико, вешая винтовку на место.

- Да, сэр, каждое утро перед завтраком, такой у меня порядок.

- И сегодня?

- Да, сэр.

Казалось, мальчик не понял истинной подоплеки вопроса. По-видимому, ему было приятно похвастаться, что он сделал все как следует.

- Что тебя разбудило утром, Томми?

- Выстрелы, сэр, - ответил мальчик. - Мне показалось, что стреляют прямо у меня под окном. Я встал и подошел к окну, чтобы посмотреть. Там был мистер Уилсон, он стрелял в сторону рощи. Потом я услышал уток и решил, что в них-то он и стреляет.

- А потом?

- Ну, потом я подумал, что раз уж я проснулся, то нужно вставать. Тогда я почистил винтовку. Я всегда это делаю перед тем, как умыться и спуститься завтракать. У меня руки после этого всегда в масле. Потом я услышал громкие голоса внизу и решил умыться поскорее. Потом оделся и спустился как раз в тот момент, когда вы с отцом и мистером Уилсоном выходили из папиного кабинета.

- А до этого ты не выходил из своей комнаты? До того, как стал чистить винтовку?

- Нет, сэр.

- Когда ты в последний раз пользовался ею, Томми? Я имею в виду, когда ты из нее стрелял?

- Пару дней назад, сэр. Я стрелял по мишени, тренировался.

Джерико заставил себя улыбнуться.

- И как у тебя получилось?

- Хорошо, правда, сэр. Я выбил три мишени из пяти и набрал девяносто восемь очков.

- Я тоже неплохо стреляю, - сказал Джерико. - Как-нибудь мы могли бы устроить соревнование.

- Здорово! Это было бы потрясающе, сэр.

Джерико вынул из кармана трубку и начал ее набивать:

- Сегодня утром ты не заметил чего-нибудь необычного в своей винтовке?

- Необычного, сэр?

- Например, как будто из нее стреляли и повесили на место, не почистив.

Глаза у мальчика стали размером с блюдце.

- Вы думаете, кто-то мог взять мою винтовку, чтобы... чтобы стрелять в вас, сэр?

- В меня стреляли из такой же. - Джерико поднес к трубке зажигалку.

- Но, сэр, я знал бы, что из нее стреляли. Конечно, если бы ее почистили и принесли в комнату, когда я еще спал... ну, тогда я мог и не заметить.

- Если винтовка была на месте, когда ты слышал выстрелы мистера Уилсона, тогда снайпер стрелял не из нее. Потому что в тот момент он был еще в роще.

У мальчика вырвался вздох облегчения:

- Очень рад, что это так, сэр.

Лиз Бауман внезапно повернулась к ним:

- Вряд ли я поеду кататься сегодня, Томми. Так что если ты хочешь размять Рейнджера...

- Вот здорово! А можно?

- Можно ли... - автоматически повторила она за ним.

- Так можно, мам?

- Беги, - ответила она.

Мальчик вприпрыжку подбежал к двери, помахал Джерико и скрылся. Лиз Бауман прикурила сигарету и снова отвернулась к окну. Джерико склонился над письменным столом, посасывая трубку.

- Насчет того, что случилось ночью, - сказала Лиз, продолжая смотреть в окно. Она явно хотела, чтобы он что-нибудь сказал. Он предпочел промолчать. - Не знаю, что на меня нашло, - медленно, с трудом продолжала она. - Вообще-то я не имею обыкновения посещать спальни наших гостей среди ночи.

- Я этого и не думал.

- Должно быть, это было нелепым безрассудством, и теперь мне очень стыдно.

- Это мне следует стыдиться, - ответил Джерико. - Вы нуждались в помощи и подумали, что сможете таким образом купить ее. Мне не следовало вас отпускать, не выяснив, что случилось.

Сигарета выпала из ее пальцев на деревянный пол, но она не обратила на это никакого внимания. Джерико подошел и поднял сигарету, потом выбросил ее в окно на каменную террасу. Он взял женщину за плечи, развернул лицом к себе и снова увидел в ее глазах страх.

- Чего вы на самом деле от меня хотели, Лиз?

Она сделала движение, пытаясь освободиться, но он крепко держал ее.

- Я не подумала, - ответила она. - Вы ничего... ничего не можете для меня сделать. Мне показалось, что можете, всего на мгновение, но это потому, что я не подумала как следует.

- А ваш муж знает, что ночью вы приходили в мою комнату?

Ее глаза расширились и потемнели, и страх в них сменился ужасом.

- Нет! Нет!

- Но крик, который я слышал, не был следствием ночного кошмара.

- Алекс рассказал мне, что я...

- Кто-то кричал от боли. Это был не кошмар. Это муж расправился с вами?

- Нет!

- Значит, вы ушли из моей комнаты и сразу легли спать?

- Да.

- Я вам не верю. Вы были слишком взвинчены, чтобы уснуть, как только положите голову на подушку. А крик раздался сразу после того, как вы от меня ушли.

На глазах у Лиз показались слезы и покатились по щекам.

- Так что или муж издевался над вами или это был кто-нибудь другой.

Ей удалось справиться с волнением.

- Это был крик боли, - продолжал он.

Она отрицательно покачала головой:

- Порой боль доставляет наслаждение. Причем весьма сильное наслаждение.

- Значит, схватка между вами и мужем была любовной?

- Нет!

- Тогда кто же кричал?

На секунду ему показалось, что она готова довериться ему, но было уже поздно. Дверь отворилась, и в комнату вошел Алекс Бауман. В руке он держал стакан с водкой, в котором плавали кусочки льда. Он увидел, что большие ладони Джерико лежат на плечах Лиз, и его неизменная улыбка сделалась еще шире.

- Винтовка Томми уже подверглась осмотру, так что я ее возьму, - сказал он, но даже не взглянул на ружье. Его сузившиеся глаза не отрывались от измученного лица жены.

Джерико повел себя вызывающе. Он так и не снял руки с ее плеч. Мягко развернул женщину и подтолкнул к окну так, чтобы она не стояла лицом к Бауману.

- Вы хорошо обучили вашего сына обращению с оружием, - сказал Джерико.

- Но это была не его винтовка.

- Очевидно, нет. Ее ствол чист, как свисток.

- Для меня большое облегчение узнать об этом. У нас это единственное ружье двадцать второго калибра. Так что все прояснилось.

- Каким образом?

Бауман пожал плечами:

- Должно быть, это был кто-то посторонний, как мы и решили с самого начала. Деревенские дети или эти самые хиппи из общины.

- В доме гостит восемь человек, считая меня: мисс Жаркова, Боб Уилсон, оба Прентиса, девушка по имени Джуди, Трейл и Ломекс. Вы можете поручиться, что ни один из них не привез оружие с собой?

- Вы хотите, чтобы я обыскал багаж своих гостей? - поинтересовался Бауман.

- Я ни черта от вас не хочу, Бауман. Я просто пытаюсь понять, в чем дело. Кстати, не потрудитесь ли вы объяснить, что за крик я слышал сегодня ночью, только скажите правду.

Бауман взглянул на жену:

- Я уже говорил вам, что Лиз...

- Я вам не верю, - прервал его Джерико.

- Лиз отрицала, что это правда? - Бауман уставился на ее спину, и плечи Лиз опустились. - Ради всего святого, Лиз, прекрати рыдать.

- Как она могла отрицать, если вы сказали, что она спала, да к тому же много выпила перед этим?

Улыбка Баумана сделалась буквально лучезарной.

- Ну, раз вам уже все известно, то признаю, что она и в самом деле не спала и не была пьяна. Ведь как раз перед этим она вышла от вас, не так ли?

Джерико почувствовал, как на шее запульсировала вена:

- Стало быть, вы знаете об этом.

- Конечно, старина, я об этом знаю. Это я послал ее к вам. - Он отхлебнул из стакана. - Можете считать мой поступок одной из причуд нашего дома. Мне нравится, когда я могу предложить своим гостям только самое лучшее. Конечно, Лиз уже не та, что раньше, но, думаю, вы согласитесь, что и теперь ее можно назвать весьма лакомым кусочком.

Джерико шагнул вперед:

- Хотелось бы отблагодарить вас за такое великодушие.

Его правая рука, сжатая в кулак, взметнулась в воздух и врезалась в голову Баумана. Стакан отлетел в сторону, а Баумана отбросило назад и впечатало в стену. Он съехал на пол и замер, откинув голову под нелепым углом. Улыбка наконец сошла с его лица, а глаза закатились под лоб.

Джерико подошел к Лиз и взял ее за руку.

- Давайте уйдем отсюда, - сказал он, - так далеко, как вам захочется.

Она двигалась с трудом, тяжело опираясь на его руку.

- Вы ударили его, - прошептала она.

- Не мешало бы добавить, - ответил Джерико.

Глава 3

Они вышли в коридор, и Джерико закрыл за собой дверь комнаты. Лиз из последних сил боролась с подступающими рыданиями.

- Может быть, вас проводить в вашу комнату? Или она у вас с ним общая?

- Нужно послать кого-нибудь к нему, - ответила она.

- Он скоро придет в себя, - холодно ответил Джерико. - Наверное, в его интересах, чтобы об этом происшествии знало как можно меньше народу.

Она остановилась и посмотрела ему в лицо, сощурившись, как будто желая сдержать слезы.

- Вы не знаете его, - сказала она. - Он становится неуправляемым, когда злится. Он придет за вами, Джерико. И может даже попытаться вас убить.

- Ну, это не в первый раз.

- Вы думаете, в роще был Алекс?

- Может быть. Впрочем, я этого не знаю. Кроме того, мне неизвестна причина. Теперь я сам подсказал ему мотив. Но...

Лиз протянула свои загорелые руки к лацканам его пиджака.

- То, что он сказал - неправда, - произнесла она почти с яростью, - он не посылал меня к вам. Ему нравятся подобные сексуальные фантазии. Я пришла сама, клянусь вам.

- Зачем он так сказал?

- Он скорее умрет, чем признает, что что-то случилось без его ведома. Должно быть, он видел, как я выходила из вашей комнаты, и не мог допустить, чтобы вы подумали, будто он был не в курсе. Вот потому он и выдумал эту чудовищную историю.

Джерико почувствовал, что смертельно устал от всего этого.

- Черт с ним, - сказал он, - я собираюсь уехать отсюда, Лиз. Если хотите, я отвезу вас куда-нибудь - в какой-нибудь другой город, где живут ваши друзья, или в Нью-Йорк. Вам нельзя оставаться, иначе он сорвет злость на вас.

- Я не могу уехать. - Она медленно отвернулась.

- Почему?

- Из-за Томми. Алекс ни перед чем не остановится. Бог знает, что он может ему наговорить. Может сказать, что застал нас в постели и вы ударили его. Начнет рассуждать о своей бесценной чести. Выставит нас с вами последними мерзавцами. А я ни на минуту не могу допустить, чтобы Томми поверил в это. Уезжайте, Джерико. Лучше, чтобы вас здесь не было, когда разразится скандал.

- Я что, должен бежать?

- Это самое лучшее, что вы можете сделать, чтобы помочь мне.

Джерико сощурил глаза:

- Я намереваюсь известить полицию о своем утреннем приключении. Если мой приятель-стрелок все-таки попадется, я хочу, чтобы полиции были известны все факты, причем именно от меня, а не от кого-нибудь другого, кто, возможно, захочет что-нибудь утаить. Сейчас я ухожу, Лиз, но я еще вернусь. Если он посмеет вас обидеть, обещаю вам, что я заставлю его пожалеть, что он вообще появился на свет.

- Прошу вас, Джерико, идите, пока он не пришел в себя и не начался скандал.

Он легонько похлопал ее по плечу:

- Я еще вернусь.

Он не сомневался, что она смотрела ему вслед, пока он спускался по лестнице. Возможно, для того, чтобы сразу вернуться в комнату Томми и оказать помощь Алексу. В конце концов, он был ее мужем и отцом ее ребенка. Так что если кто-то и мог помешать ему впасть в неистовство, то это могла быть только она. Нельзя было допустить, чтобы Алекс потерял лицо в присутствии посторонних людей. Тогда он неминуемо обрушил бы на нее свою ярость.

Джерико остановился в дверях столовой. Остальные гости, казалось, ожидали его появления.

- Я собираюсь в город, чтобы побеседовать с полицией, - объявил он.

- С винтовкой Томми все в порядке? - спросил Прентис.

Джерико не ответил на его вопрос.

- У меня вышло недоразумение с Бауманом, - продолжал он. - Сейчас он в комнате Томми. Думаю, кто-нибудь должен к нему подняться. Я еще вернусь.

- Господи! - воскликнул Боб Уилсон и устремился к лестнице.

Джерико не сомневался, что его друга прежде всего волнует судьба фонда.

- Я вернусь, - повторил Джерико.

Он уже вышел на террасу и на полпути к "мерседесу" услышал за спиной голос Тани Жарковой.

- Можно мне с вами, Джонни?

- Вы рискуете пропустить самое интересное, - с улыбкой ответил он.

- Ну пожалуйста!

- Я не возражаю.

Выехав на дорогу, он искоса взглянул на нее. Платье простого покроя из белой блестящей ткани красиво облегало ее фигуру. Она нахмурила брови, как ребенок, который пытается сосредоточиться. На него она не смотрела.

- Вы повздорили из-за Лиз?

- Почему вы так решили?

Несколько секунд она молчала.

- Я знала, что так и будет.

- Правда?

Она по-прежнему не поворачивалась к нему.

- Вплоть до сегодняшнего утра я и не подозревала, что могу так безумно ревновать, Джонни.

- И к кому же вы ревнуете?

- К Лиз.

- Вы положили глаз на Баумана?

- На вас.

Он обернулся к ней, и машина вильнула на дороге.

- Я этого не заслуживаю.

- Обнаружить передо мной свое нетерпение означает проиграть, рассмеялась она. - Вы не поверите, Джонни, но когда я ложилась спать, меня переполняло нетерпение.

- Я был бы рад в это поверить.

- Тогда поверьте. Впрочем, не об этом речь.

- Конечно, об этом.

Она покачала головой:

- Когда мы расстались и я пошла спать, то думала о том, как чудесно прошел вечер и какой вы славный парень. Я уже говорила, как приятно проводить время с мужчиной, который не думает все время только о сексе. Кроме того, я обнаружила, что не могу уснуть. Вы не делали мне никаких предложений, и оказалось, что именно поэтому мне захотелось их получить. Очень захотелось. Я долго, до бесконечности боролась с собой. И в конце концов подумала, что было бы здорово просто взять и прийти к вам, не тратя времени на светские беседы и ухаживания. Мне захотелось просто прийти к вам, просто быть с вами и наслаждаться этим, потому что мы оба этого хотели. Не лгать, ничего не обещать друг другу. Но я не решалась, потому что боялась, что вы могли принять меня за одну из этих шлюх. Спустя какое-то время мне удалось убедить себя, что вам такое решение должно казаться единственно правильным для нас обоих. Мы оба к этому стремились с тех самых пор, как ездили тогда есть моллюсков. - Она снова рассмеялась, но с оттенком сарказма. - Так что Таня впервые в жизни решила сыграть роль агрессора. Я надела свою самую красивую ночную рубашку, открыла дверь и... увидела, как Лиз Бауман входит в вашу комнату, вся загорелая, в прозрачных одеждах. Я вернулась к себе и расплакалась от унижения.

Джерико не сводил с дороги спокойного, уверенного взгляда:

- Если вы не спали в это время, то должны были слышать, как вскоре раздался душераздирающий вопль.

- Я слышала.

- Как вы думаете, кто это кричал?

Она снова рассмеялась, и снова в ее смехе были слышны нотки горечи.

- Я решила, что это Лиз. Мне пришло в голову, что Бауман застиг ее, когда она шла обратно, и расправился с ней.

- А ваша комната далеко от спальни Бауманов?

- В другом конце коридора.

- Тогда вы не можете быть уверены, что это была Лиз.

- Если сложить два и два...

- Чаще всего получается пять.

- А кто еще это мог быть, Джонни? Других женщин в доме нет, если не считать рыжую шлюшку, что привез с собой Дэвид.

Они подъехали к городу, на окраине которого располагались владения Бауманов. Джерико вспомнил, что полицейские казармы он видел в другом конце города.

- Вы хорошо провели время? - Голос Тани прозвучал напряженно.

- У вас всегда была склонность к мазохизму?

- До вчерашнего вечера я вообще была другим человеком. Впрочем, уроки, которые мы получаем от жизни, всегда бывают болезненными. Наверное, я должна поблагодарить вас за то, что вы преподали мне такой урок.

- Только одной вещи вы не научились, и именно той, которой научиться стоило.

- Какой же?

- Доверять своим инстинктам.

- Как бы там ни было, - ответила она с горечью, - не думаю, что было бы очень приятно стать вторым вашим посетителем за ночь.

- Почему вы так со мной разговариваете?

Она поерзала, как будто ей было неудобно сидеть.

- Потому что сегодня с утра я вас ненавижу! Потому что мне захотелось наказать вас, рассказав вам о том, чего вы лишились. Потому что - помоги мне Господь! - я поняла, что схожу с ума от ревности, и мне захотелось услышать от вас, что никакого удовольствия вы не получили и что вы не могли обо мне забыть.

- Я действительно не получил никакого удовольствия, - ответил он без всякого выражения.

- Джонни!

- Лиз - наша хозяйка. Она просто подумала, что мне может понадобиться еще одно одеяло.

- Негодяй! Ночью можно было задохнуться!

- Она зашла, чтобы передать, что мне звонили.

- Хорошо! Я это заслужила. Наверное, вам уже хочется выставить меня из машины. Я поймаю такси, чтобы вернуться обратно.

Он подъехал к местному магазинчику, остановился и, потянувшись мимо Тани, открыл дверцу пассажирского сиденья. Она стояла возле машины и смотрела на него, высоко подняв темноволосую головку, чтобы скрыть неуверенность, - красивая и стройная...

- Вы думаете, я буду пересказывать кому-нибудь то, что вы мне сейчас рассказали?

- Возможно, вы поделитесь этим с Лиз и посмеетесь вместе - в следующий раз.

Он захлопнул дверцу:

- Вы не понимаете очевидного: если первого раза не было, неверно говорить о следующем.

Он включил передачу и уехал. Она стояла, напряженно выпрямившись, и смотрела, как удаляется красная машина.

Полицейская казарма представляла собой сооружение из блекло-красного кирпича, стоящее в самом конце главной улицы. Перед ним на лужайке росло несколько вечнозеленых кустов, высаженных без особого замысла. На верхушке высокого белого флагштока лениво трепыхался американский флаг. Справа на стоянке виднелись две черно-белые полицейские машины и еще две, ничем не примечательные, кроме маленькой надписи "Полиция штата", помещенной на лобовом стекле. Обе как раз отъезжали со стоянки, и для Джерико освободилось место, чтобы припарковаться.

Офицер, сидевший за столом напротив входной двери, окинул Джерико официальным взглядом, исполненным холодного безразличия.

- Я хотел бы поговорить с дежурным офицером, - сказал Джерико.

Выражение лица у человека за столом нисколько не изменилось, однако Джерико понял, что его рыжая борода возбудила в нем какие-то подозрения.

- По какому поводу? - поинтересовался полицейский.

- Я - гость Алекса Баумана. Меня зовут Джон Джерико.

- Вы здесь находитесь в связи с деятельностью фонда?

- Да.

Видимо, такой ответ вполне убедительно объяснил полицейскому наличие бороды. Имя Баумана тоже произвело необходимое впечатление.

- Лейтенант Фарроу - первая дверь направо по коридору.

Лейтенант Фарроу сидел за столом. Он как раз положил телефонную трубку, когда Джерико вошел в его кабинет. Очевидно, человек за столом успел его предупредить.

- Доброе утро, мистер Джерико, - поздоровался он. - Что с вами случилось?

Джерико сел в кресло. Фарроу оказался загорелым блондином со стрижкой "ежик". Глаза у него были такого редкого холодно-голубого цвета, какого Джерико почти никогда не приходилось видеть. Джерико подумал, что лейтенант напоминает профессионального атлета, гибкого и пружинистого.

Джерико вынул из кармана трубку и начал ее набивать.

- Я вхожу в состав группы людей, участвующих в благотворительном вечере фонда, который состоится сегодня, - объяснил он. - Остановился я в доме Алекса Баумана.

Фарроу мельком взглянул на лежавший перед ним лист бумаги.

- У меня имеются кое-какие сведения о вас, мистер Джерико. Вы художник. О вас говорят, что вы умеете находиться там, где происходят какие-то неприятности.

- Где вы это раздобыли?

Фарроу усмехнулся:

- Представьте себе, я видел рисунки, которые вы сделали во время беспорядков в Детройте. Выставка проходила в галерее фонда пару лет назад. Это было чертовски здорово.

- Благодарю вас.

- Потом еще в "Таймс" вышла о вас заметка, где говорилось, что вы служили в Корее. Это поразило меня, потому что я тоже служил там лет через десять после вас. А здесь у меня список всех больших шишек, которые будут сегодня на приеме. Некоторые из них - весьма сомнительные личности. Но охранять мы должны всех.

- По-вашему, я тоже сомнительная личность, лейтенант?

Фарроу расплылся в улыбке:

- Пожалуй. Я понимаю, что вы - один из тех, кто выступает против войны. К концу дня этот городок наводнят приезжие, мистер Джерико. А в наше время неприятности могут начаться при скоплении людей любого рода. Это как эпидемия. Так чем я могу вам помочь?

На мгновение Джерико был близок к тому, чтобы изменить свое решение. Его насторожило что-то в этом Фарроу с его ледяным взглядом; показалось, что он может вовлечь его в такие события, о которых потом придется пожалеть. Но момент был упущен.

- Кто-то покушался на меня сегодня на рассвете, - сказал Джерико.

Ни о предыдущем вечере, ни о странном ночном визите Лиз Бауман он не упомянул, начав свой рассказ с того момента, когда он вышел пройтись и неожиданно кто-то стал стрелять в него. Он описал, какие действия предпринял сам, и из чего заключил, что все это происшествие не было случайностью.

Фарроу выслушал его. На его челюстях напряглись желваки. Джерико заметил, что он может подолгу смотреть не моргая.

- Вы отлично сумели выпутаться, - заметил Фарроу. - Правда, если бы за вами шел я, вам не удалось бы уйти.

По его лицу снова скользнула усмешка.

- Этот тип тоже был близок к цели, - ответил Джерико и протянул руку, чтобы показать царапину от пули.

Фарроу присвистнул:

- Как же вам удалось увернуться? Ведь эта роща так вылизана, что там просто негде спрятаться.

- Благодаря тому человеку, из-за которого я вообще приехал сюда, - а именно Бобу Уилсону, моему другу. Вы знаете его?

- Конечно.

- Он был в моем отряде в Корее, где спас мне жизнь. Я его должник.

- Будь я проклят! Никогда бы не подумал, что Боб Уилсон служил в войсках. Я не встречал его имени в списке Легиона ветеранов. Я считал, что он вращается в артистических кругах.

- Он был лихим воякой. И сегодня утром он, похоже, снова спас меня от смерти.

Джерико рассказал о внезапном появлении Боба, о том, как он подал ему условный сигнал свистом, и о том, как Боб прикрывал его огнем, чтобы дать возможность добежать до дома.

- Так кто же это ненавидит вас до такой степени, что пытался вас убрать? - поинтересовался Фарроу.

Джерико пожал плечами и достал из кармана гильзы, которые и положил на стол перед Фарроу.

- Двадцать второй калибр. В доме только одно ружье этого калибра, и принадлежит оно сыну Баумана Томми. По всей видимости, стреляли не из него. Мальчик чистит свою винтовку каждое утро. Сегодня утром он тоже ее чистил и говорит, что не заметил никаких признаков того, что ее кто-то брал. Мальчик проснулся от выстрелов Боба Уилсона. Он говорит, что винтовка была на месте. Снайпер в это время находился в роще.

Фарроу взял гильзы и подкинул их на ладони. Потом проделал это еще раз.

- Таким образом, получается, что это не мог быть кто-то из тех, кто остановился в доме, - заключил он и искоса взглянул на лежавший перед ним листок. - А там остановились вы, актер Трейл, режиссер Ломекс и русская танцовщица.

- Русская танцовщица на самом деле из Бруклина, - пояснил Джерико.

- Что вы хотите этим сказать?

- Я хочу сказать, что она не русская, если вы собираетесь приплести сюда коммунистическую угрозу.

- А вы ладите с красными?

- Да боже сохрани, лейтенант.

- Я просто поинтересовался. Вы ведь много чего порассказали о войне во Вьетнаме.

- Я пришел к вам, чтобы заявить о попытке совершить преступление, а не для того, чтобы вести дискуссии о моих взглядах на войну во Вьетнаме. Кстати, вы кое-что упустили насчет гостей.

- Правда?

- Среди них есть еще адвокат Баумана, человек по имени Уайли Прентис.

- У Прентиса есть собственный дом здесь, в городе.

- Возможно, но сегодня он ночевал в доме Баумана. Кроме того, там находится его сын Дэвид и подружка Дэвида, которую зовут Джуди. Фамилии я не знаю.

Фарроу облизнул губы.

- Маленькая шлюшка.

Джерико внезапно захотелось убраться подальше из этого места. Он больше не желал иметь никаких дел с Фарроу. Но было уже поздно.

- Тут есть над чем подумать, - произнес Фарроу. - У нас есть кое-какие проблемы в этом городишке, мистер Джерико. Неподалеку отсюда обосновалась небольшая шайка хиппи, они живут на Северном склоне. И Дэйв Прентис с этой самой Джуди частенько проводят там время.

- Никогда бы не подумал, что Бауман-Ридж может показаться идеальным местом жительства для подобных людей.

- И вы снова удивитесь, узнав, что это местечко принадлежит одному сквалыге, Джейсону Уолтуру. Ему под девяносто, но ему нравятся молоденькие. Наверное, ему доставляет удовольствие смотреть, как вокруг него слоняются эти девчонки, - полуодетые, а может, и совсем раздетые.

- Он живет с детьми?

- Какое там. Он где-то в доме для престарелых.

- Так, значит, он не любуется голыми девицами, которые толпятся вокруг него?

- Только в мечтах. Он предоставил свои владения этим ненормальным, у которых на уме только секс и наркотики. Мы пытались найти какой-нибудь законный способ выставить их из города, но это дом и земля Уолтура. К тому же в соседнем городе живет его молодой адвокат, который приезжает повеселиться с ребятами каждый раз, как только мы подумаем, что нашли на них управу.

- И какие же неприятности они вам причиняют?

- Со стороны закона - пока никаких. Но они спускаются в город за покупками - босые, длинноволосые, увешанные бусами, грязные. Мы как-то взяли парочку девиц за неподобающий внешний вид, но нам не удалось привлечь их к ответственности. Возможно, ваша информация будет нам полезна, мистер Джерико.

- Каким образом?

- Слишком много шума поднялось из-за вашего фонда. Богатые люди не склонны распространяться о том, на что они тратят свои деньги. Кое-кто считает, что они должны жертвовать их на детей, негров и еще бог знает на что. Поэтому вполне вероятно, что в Бауман-Ридж начнутся неприятности.

- Не вижу никакой связи, - заметил Джерико.

- Если у них есть винтовка двадцать второго калибра, мы их зацапаем.

Джерико поднялся:

- Вы их просто ненавидите, правда, Фарроу?

- Вы чертовски правы, я их ненавижу, - ответил полицейский. - Возьмите любую газету или включите телевизор. Они пытаются захватить наши школы и колледжи, поджигают здания, издеваются над правосудием, плюют на полицию, называют нас оскорбительными прозвищами. А либеральные доброхоты обвиняют нас во всех грехах, дескать, не будьте слишком жесткими с сопляками, у нас не полицейское государство. Ладно, если только у них там найдется оружие двадцать второго калибра, мы избавимся от этого крысиного гнезда. - Фарроу схватился за телефон: - Эд? Четыре машины и семь человек. Поедем к Уолтуру. - Он положил трубку. - Не желаете поехать с нами и поразвлечься, Джерико? В конце концов, ведь убить-то они собирались именно вас.

- У вас нет никаких оснований, чтобы говорить об их причастности к этому происшествию. Десять против одного, что это был кто-то из дома Бауманов.

- Вы ошибаетесь, - ответил Фарроу.

Джерико вышел к своей машине. Он наблюдал, как из казармы выходили полицейские и рассаживались по машинам. На всех были шлемы. Фарроу сел за руль одной из машин без опознавательных знаков. Он проехал вперед и остановился рядом с Джерико.

- Это около трех миль от города. Хотите с нами?

- Я поеду следом, - ответил Джерико.

Он шепотом выругался. Ему и раньше приходилось видеть, как развиваются подобные события. Стоило сразу насторожиться, когда Алекс Бауман за завтраком начал обвинять во всем ребят из коммуны. Нападение на Джерико подлило масла в огонь местных распрей и предрассудков.

Он пришел к Фарроу в надежде на серьезное профессиональное расследование. Вместо этого его втянули в бессмысленную стычку между двумя противоборствующими сторонами, ни одна из которых, по-видимому, не имела никакого отношения к тому, что произошло на рассвете в роще.

Джерико поехал по главной улице города вслед за полицейскими машинами. Фарроу мчался во главе процессии, как летучая мышь, указывающая дорогу из преисподней. Скорость должна была продемонстрировать его власть и силу. Горе бездомной собаке или нагруженной сумками домашней хозяйке, которая оказалась бы на его пути. Его ждало угощение, которым были длинноволосые парни из усадьбы Уолтура.

Имение Уолтура на Северном склоне располагалось высоко над городом. Отсюда открывался вид на город, на озеро и на дом Баумана. Лет пятьдесят назад усадьба, наверное, была местной достопримечательностью. Теперь подъездная дорога заросла травой, а лужайки превратились в сенокосные луга. Дом, выстроенный в колониальном стиле, облез и выглядел полуразрушенным. Водосточные желоба проржавели, и вода текла прямо на доски. Краска шелушилась, а большая часть оконных рам была сломана. Дом имел нежилой вид. Полицейские машины с включенными сиренами въехали во двор, и Джерико заметил, как из дома выбежало человек десять молодых людей.

Они выглядели именно так, как Джерико и ожидал: с длинными волосами, в причудливых одеяниях, довольно неряшливые. Справа он увидел несколько обнаженных фигур, которые выбирались из старого бассейна и бежали к дому. Сквозь шум, производимый машинами, слышались крики испуга.

Из машин вываливались полицейские, на ляжке у каждого была кобура с оружием. На пороге дома появилась фигура с длинными волосами и густой бородой. Джерико догадался, что за всей этой растительностью скрывалось лицо юноши лет двадцати.

- Что вам нужно, Фарроу? - прокричал бородатый.

Фарроу проигнорировал вопрос. Он повернулся к своим людям.

- Выведите всех на улицу и обыщите дом сверху донизу, - приказал он.

- У вас есть ордер? - спросил бородатый.

- Я в нем не нуждаюсь, ублюдок, - отозвался Фарроу. - Вы все арестованы по подозрению в попытке совершения убийства и за хранение наркотиков.

- Для этого вам нужно предъявить ордер!

Двое полицейских схватили бородача и грубо оттащили его прочь. Остальные ворвались в дом. Бородатому удалось освободиться, и теперь он с дюжиной своих единомышленников ринулся в дом вслед за полицейскими. Отовсюду неслись крики. В доме закричала женщина, вслед за этим ее вытолкнули на порог, она споткнулась и упала. Из одежды на ней были только джинсы.

Джерико сидел в своей машине. Вдруг кто-то схватил его за руку и сжал словно тисками. Он обернулся и увидел мертвенно-белое лицо Дэвида Прентиса.

- Вы негодяй! - сказал Дэвид. - Это вы привели их сюда!

- Простите, Дэвид. Это произошло не по моей инициативе.

Молодой человек с размаху ударил Джерико в челюсть. Сидящий за рулем Джерико не мог прикрыться от удара, но ему удалось открыть дверцу и выбраться наружу. Во рту чувствовался вкус крови. Дэвид снова кинулся к нему. На этот раз Джерико не стал церемониться и крепко обхватил Дэвида, прижав ему руки к бокам. Дэвид понял, что столкнулся с силой, которую ему не одолеть.

- Теперь выслушайте меня! - заорал Джерико, пытаясь перекричать шум и вопли.

Он посмотрел молодому человеку в глаза и увидел в них слезы ярости.

- Вы поверили Бауману!

- Я не поверил ему, Дэвид. Я не знаю, какие отношения с полицией у ваших друзей, но Фарроу ухватился за возможность расправиться с ними, когда я рассказал ему об инциденте со стрельбой.

- Сволочь!

- Я слышал, что у ваших ребят есть адвокат, так позвоните ему.

- Здесь нет телефона.

- Тогда съездите.

Молодой человек обернулся: дорога была перегорожена полицейскими машинами, последним стоял "мерседес".

- Возьмите мою машину.

- Вы дадите мне свою машину?

- Почему бы и нет?

- А вдруг я не верну?

- Тогда я сверну вам шею, - доброжелательным тоном пояснил Джерико.

Дэвид бросил на него недоверчивый взгляд. Джерико отошел в сторону, оставив дверцу машины открытой. Молодой человек взглянул в сторону дома. В дверях стоял полицейский в сверкающем на солнце голубом шлеме и вышвыривал из дома юношей и девушек, нанося им удары дубинкой. Джерико заметил, что лицо у одной из девушек в крови.

- Господи! - воскликнул Дэвид. Он прыгнул в машину и через мгновение уже мчался по заросшей дороге вниз с горы. Его отъезда, по-видимому, никто не заметил.

Джерико медленно двинулся к дому. По крикам, доносившимся изнутри, было ясно, что ни о каком обыске не могло быть и речи. Возможно, потому, что члены коммуны не давали его провести; возможно, также и потому, что Фарроу решил дать выход своей ненависти, прикрывшись этим предлогом для обыкновенной физической расправы. Джерико ощутил, как его охватывает холодная ярость. Во всем этом не было никакого смысла. Как и в его утреннем приключении. Как и в ночном визите Лиз Бауман. Где же, бога ради, найти хоть каплю здравого смысла?

Молодые люди начали выбегать из дома. Джерико заметил, что в основном это были девушки. Некоторые смеялись. Многие истерически рыдали. Они столпились вокруг бородатого юноши, который первым попытался оказать полицейским сопротивление. Тоненькая струйка крови сбегала из угла его рта и исчезала в темной бороде. Он подал знак, чтобы все замолчали.

- Смерть ублюдкам! - закричал один из юношей. - Смерть им!

- Слушайте! Слушайте! - воззвал бородач. - План "А"! Вы слышите меня? План "А"!

Джерико подошел поближе, и один из молодых людей заметил его:

- Это он их привел! Вот этот тип привел их!

Молодые люди обернулись, и Джерико почувствовал, что еще никогда на него не смотрело с ненавистью столько глаз. Он медленно приблизился, как человек, который подходит к стае диких собак. Нельзя выдать свой страх, иначе тебя разорвут на куски.

- Меня зовут Джерико, - сообщил он, останавливаясь перед ними. - Я художник. Здесь, в Бауман-Ридж, я впервые. Я приехал сюда в связи с делами фонда.

- Джон Джерико, - произнес кто-то, и по толпе пронесся ропот.

- Я не приводил сюда полицию, - продолжал Джерико, - однако в известном смысле они здесь из-за меня.

- Свинья! - взвизгнула заплаканная девушка.

- Полегче, - вмешался бородач. - Так что вы хотели сказать, Джерико?

- Дэвид Прентис поехал за вашим адвокатом, я одолжил ему свою машину. Позвольте мне объяснить, что здесь понадобилось копам.

- Им понадобился повод, - ответила девушка.

- Они ищут винтовку двадцать второго калибра. Если у вас такой нет, то все в порядке. Дайте им в этом убедиться, и они уедут.

Послышался чей-то истерический хохот.

- Неужели вы сами позволили бы им вторгаться в ваши владения без сопротивления, Джерико? - поинтересовался бородатый. - Вы же знаете, что они не найдут оружие. Зато они найдут многое другое, на что не имеют никакого права, но очень на это рассчитывают. - Он глубоко вздохнул. - Мы живем здесь, никого не трогая, а они хотят без всякой причины разрушить нашу жизнь. Они ненавидят нас за наше единственное преступление, которое состоит только в том, что мы не хотим жить по их законам. Никакие адвокаты не смогут нам помочь, если мы не поможем себе сами.

За спиной послышалось громкое "да, да, да!", потом кто-то крикнул:

- Расскажите ему, в чем дело, Конрад!

Шум в доме усилился. Джерико обнаружил, что ему нравятся люди, которые столпились вокруг него. Они были еще совсем детьми, и в то же время детьми они не были. Конрад оказался несколько старше, чем Джерико подумал сначала, - лет под тридцать. У него были совершенно необыкновенные глаза огромные, черные, завораживающие.

Джерико признался себе, что в их возрасте был куда менее взрослым. Он увидел двух совсем молоденьких девушек, заметно беременных. Еще одна, стоявшая в стороне от остальных, держала на руках младенца. Нет, они вовсе не дети. Такая одежда нелепо выглядела бы на взрослом, но для них она была формой, символом их революции. Раньше их внешний вид его забавлял, теперь они не казались ему смешными. У шлемоносных полицейских их наружность вызывала негодование, она повергала их в ярость. Нет, они не были детьми, Джерико казалось, что это люди из другого мира. Они способны достойно ответить ненавистью на ненависть. С молодцами из боксерского клуба Фарроу их роднило одно - взрывчатая готовность к насилию.

- План "А"! - провозгласил Конрад.

Джерико повысил голос:

- Что бы там ни означал ваш план "А", не стоит терять голову. Пусть они проведут обыск и уйдут. Я буду свидетелем того, что здесь происходит, а ваш адвокат уже едет сюда. Почему бы вам...

- План "А"! - снова выкрикнул Конрад, и эти слова прозвучали как сигнал к бою.

Молодые люди бросились врассыпную, разлетелись, как рассерженные пчелы, грубо отшвырнув Джерико в сторону, и вскарабкались на четыре полицейские машины. Джерико увидел, как они открыли капоты машин и с мясом вырвали провода. Затем кто-то подал сигнал тревоги, и все разбежались. Босой юноша с длинными, спускающимися ниже плеч волосами забегал от машины к машине, доставая что-то из небольшой корзинки и засовывая в двигатели. Он подбегал уже к третьей, как вдруг первая взорвалась с таким грохотом, что Джерико невольно отпрянул, земля дрогнула у него под ногами, глаза ослепли от огненной вспышки. Он отвернулся, закрывая лицо руками, и в этот момент взорвалась вторая машина. За ними последовали третья и четвертая, и сквозь оглушительный грохот взрывов, сквозь рев пламени Джерико услышал крик, полный торжества. Он открыл глаза, наставив козырьком ладонь, и увидел, как члены коммуны разбегались в разные стороны и исчезали в лесу.

Из дома выскочил Фарроу. Глянул - и остолбенел. За его спиной показались остальные полицейские, толкающие перед собой нескольких членов сообщества хиппи.

Фарроу выхватил из кобуры пистолет. Крик ярости вырвался из его груди. Он начал беспорядочно стрелять вслед убегавшим в лес молодым людям. Джерико увидел, как один из юношей упал, потом снова вскочил и исчез из виду. Девушка, что стояла за спиной Джерико, набросилась на лейтенанта и вцепилась ему ногтями в лицо.

- Свинья! Убийца! - завизжала она.

Фарроу под ее натиском отступил на несколько шагов и взмахнул правой рукой, пытаясь защититься. Пистолет ударил девушку по голове, и Джерико, стоявший в метре от них, услышал звук, как будто лопнул надутый бумажный пакет. Девушка упала к ногам Фарроу, и он с размаху пнул ее ногой. Она не пошевелилась. Хиппи ринулись вперед, но полицейские оттеснили их от Фарроу. Один из юношей упал, и Джерико увидел, как полицейский наступил ему на горло своим тяжелым ботинком. Теперь у всех полицейских в руках было оружие.

- Если хоть один из этих ублюдков попытается бежать, стреляйте! скомандовал Фарроу.

Джерико подошел к лежащей на земле девушке, отворачиваясь от пламени и черного дыма. Он встал на колени, подсунул руку под ее тело и осторожно перевернул. Как будто со стороны до него доносился свистящий звук его собственного дыхания, вырывающегося сквозь стиснутые зубы. Он перевел глаза на белое, перекошенное лицо Фарроу.

- Одного убийства вам мало?

Фарроу поднес к лицу руку, потом отнял ее и посмотрел на ладонь. Рука была в крови, сочившейся из глубоких царапин, оставленных ногтями.

- Вы сами видели, как это случилось! - неуверенно ответил Фарроу неожиданно севшим голосом. - Вы свидетель. Все произошло на ваших глазах!

Джерико осторожно опустил девушку на землю, снял свой пиджак и прикрыл ее избитое лицо. Потом взглянул на пламя, пожиравшее машины, и на окружавшие его искаженные ненавистью лица.

- Господи, помоги мне, - прошептал он.

Это была молитва.

Часть вторая

Глава 1

Здесь не было никаких подручных средств, чтобы потушить пламя, охватившее машины, и, само собой, Фарроу и его люди не могли ни с кем связаться по радио. К счастью, легкий ветерок в это августовское утро дул в сторону, противоположную от дома, иначе пламя перекинулось бы и на него. Из тридцати или сорока человек, которые только что участвовали в побоище, возле дома остались только семеро полицейских, Фарроу, пятеро арестованных, Джерико и мертвая девушка. Демон насилия промчался над ними ураганом и оставил позади себя следы бессмысленного разрушения.

Фарроу подошел к Джерико, который остался стоять возле погибшей, как будто не желая оставлять ее без защиты.

- Они все подстроили, - удивленно произнес один из полицейских. - Как будто ждали, что мы приедем. Я слышал, как кто-то из них кричал: "План "А", план "А!" - только сначала не обратил внимания. Черт их возьми, они все подстроили!

- Наверное, они догадывались, что однажды вы найдете предлог, чтобы явиться сюда и разогнать их, - сказал Джерико.

Фарроу стер кровь и пот с лица, которое выглядело как после нападения дикого зверя. Он обернулся к своим ошеломленным спутникам.

- Кто-то из вас должен спуститься вниз по шоссе и отыскать телефон, распорядился он.

Один из полицейских, тот, который наступил юноше на горло, сделал шаг вперед.

- С моим некоторое время проблем не будет, - отчитался он, - может, вызвать пожарную машину?

- Лучше две. Если ветер переменится, то займется весь склон. И еще санитарную машину за трупом, Тони.

На тело, прикрытое пиджаком Джерико, Фарроу старался не смотреть.

В этот момент Джерико увидел Дэвида Прентиса и с ним молодого человека, одетого в строгий костюм. Они приближались, стараясь обойти пылающие машины.

- Возьмите мою машину, - обратился Джерико к полицейскому, которого звали Тони, - ключи у Прентиса.

Он проследил за тем, как полицейский подскочил к Дэвиду и побежал дальше. "Мерседеса" не было видно за пламенем.

- Чертов адвокат, - буркнул Фарроу.

Молодой человек, прибывший с Дэвидом, был высоким, угловатым, длинные волосы подстрижены и уложены в аккуратную прическу с длинными баками. Его потрясенные серые глаза прятались за очками в черепаховой оправе. Они с Дэвидом выглядели как люди, которые спустились в преисподнюю и обнаружили, что она гораздо страшнее, чем они могли себе представить. Юное лицо Дэвида было бледным и напряженным.

- Господи! - воскликнул он, подойдя поближе. - Господи! - И он уставился на прикрытое пиджаком тело. - Кто это? - спросил он, но ответа дожидаться не стал. Опустившись на колени, откинул пиджак. - Элли! О Господи, это же Элли!

- Что с ней случилось? - спросил адвокат.

- Ваши проклятые клиенты взорвали наши машины, - ответил Фарроу. - А эта девица набросилась на меня. Я ударил ее, пытаясь защититься, но плохо рассчитал силу удара.

- Вы убили ее! - прошептал Дэвид.

Он поднялся, двигаясь как в замедленной съемке.

- Это была самозащита, можете спросить Джерико.

Молодой адвокат огляделся по сторонам:

- Где все остальные?

- Сбежали в лес, - ответил Фарроу, - но мы доберемся до них. До каждого из этих чертовых ублюдков.

Дэвид Прентис, шатаясь, двинулся к Фарроу. Адвокат оттащил его в сторону.

- Не вздумай, Дэвид. - Он посмотрел на Джерико. - Вы видели, как это случилось?

Джерико медленно наклонил голову. Он чувствовал себя обессиленным, как после тяжелой физической работы. Что он видел? Ничего, кроме того, как люди Фарроу штурмовали дом, движимые бессмысленной ненавистью к коммуне. Ничего, кроме того, как Конрад со своими друзьями так же бессмысленно уничтожил полицейские машины. Еще он видел, как визжащая девушка по имени Элли вцепилась ногтями в лицо Фарроу. Он рассеянно подумал, что на месте Фарроу и сам мог бы ударить ее с целью самозащиты. Но ни одно из этих предположений не должно было стать реальностью. Фарроу следовало получить официальное разрешение на обыск и произвести его спокойно и тщательно. Своим насилием он спровоцировал ответное насилие со стороны хиппи. В ответ на взрывы раздалась стрельба. Если бы в руках Фарроу не было оружия, Элли осталась бы жива. Ствол его пистолета размозжил ей череп. Эта бессмысленная цепная реакция началась со снайпера, который не имел никакого отношения к происходящему. Как в детской песенке: "Не было гвоздя - подкова пропала, не было подковы лошадь захромала. Лошадь захромала - командир убит, конница разбита, армия бежит..."

Итак, что же он видел?

- Я видел, как развлекаются умалишенные, - с горечью произнес он.

Вдалеке послышалась сирена пожарной машины, приближавшейся к ним по нижней дороге. Значит, уехавший на "мерседесе" Джерико полицейский добрался до телефона. В городе не могли не слышать взрывов, да и вздымающийся к небу дым был наверняка виден. Джерико подумал, что сейчас сюда примчится полгорода. Ему захотелось поскорее убраться отсюда, пока узкая дорога не забита машинами. Он посмотрел на свой пиджак, прикрывавший лицо убитой, но не двинулся с места, потому что не мог заставить себя подойти и взять его.

Юный адвокат обхватил Дэвида за плечи и отвел его подальше от Фарроу.

- Вы видели, что они сделали с машинами? - спросил Фарроу у Джерико.

- Все произошло очень быстро, как будто было заранее подготовлено, ответил тот. - План "А"! Они выдернули распределительный механизм, видимо, на тот случай, если бы бомбы не сработали. Какой-то парень перебегал от машины к машине, что-то вынимал из корзинки и подбрасывал под открытые капоты. На каждую бомбу ему понадобилось не больше трех секунд, так что, вероятно, это были ручные гранаты.

- Вы сможете узнать этого парня? - спросил Фарроу.

- Они все кажутся мне на одно лицо.

Во рту у Джерико пересохло, он был совершенно уверен в том, что даже в многотысячной толпе узнал бы этого босоногого длинноволосого бомбометателя. Не знал он одного - чего ради приехал сюда. Он ни на шаг не приблизился к ответу на вопрос, кто пытался его убить. Он не мог сразу принять позицию одной из сторон в этом кровавом противоборстве, ему требовалось время на размышление. Еще вчера на этот вопрос он ответил бы, что стоит на стороне закона и порядка, в том числе и вынужденного применения силы для их поддержания. Революционно настроенная молодежь вызывала у него глубокую симпатию, в душе он разделял ее мечты и надежды, но не уставал повторять, что всякие перемены должны происходить в рамках закона. Строя газовые камеры для немцев, нельзя бороться с гитлеровцами, которые уничтожали евреев в газовых камерах. Когда закон, не рассуждая, применяет силу, когда мятежники, не рассуждая, отвечают на это силой, на сцену должна выйти сила, олицетворяющая здравый смысл и рассудок. Только кто или что?

- Мы предоставим вам такую возможность, - продолжал Фарроу. - Мы переловим этих ублюдков одного за другим и надолго посадим их под замок. Так что вы сможете принять участие в опознании.

- Сегодня утром я пришел к вам, - ответил Джерико, пытаясь перекричать рев пламени и вой сирен, - потому что кто-то пытался меня убить. Мне бы хотелось напомнить вам об этом, лейтенант. Этот человек вполне может предпринять вторую попытку даже во время нашего разговора.

Фарроу показал на старый, обветшалый дом:

- Там достаточно взрывчатки, чтобы разнести весь город. А уж наркотиков! Марихуана, гашиш и еще бог знает что. Мой вам совет, мистер Джерико, затаитесь до тех пор, пока все окончательно не прояснится.

- Вы нашли винтовку?

- Господи, старина, нам просто не удалось проверить весь дом. Но можете быть уверены, что идиот, который в вас стрелял, вышел именно отсюда. Откуда еще, по-вашему?

- Думаю, мне пора, - ответил Джерико.

- Не уезжайте из города. Вы мне понадобитесь для опознания того парня, который бросал гранаты.

- Вы же сами посоветовали мне затаиться.

Сирены завыли совсем рядом. Прибыли пожарные из добровольной дружины и с ними еще несколько полицейских. Воздух отравил распространившийся едкий запах химикалий, которые они распрыскивали, чтобы потушить огонь. Джерико отошел от Фарроу, но его остановил полицейский, который протянул ему пиджак. Джерико оглянулся на тело и увидел, что его прикрыли грязным брезентом. Потом он бросил взгляд на свой пиджак - подкладка была испачкана кровью. Он двинулся к своей машине, стараясь держаться подальше от огня и горластых пожарных. Кто-то взял его за плечо. Он обернулся и увидел Дэвида Прентиса и адвоката.

- Меня зовут Ивен Уильямс, - сказал похожий на сову молодой человек.

- Вы адвокат этих ребят?

- Да.

- Да поможет вам Бог.

- Вы, кажется, сказали, что я должен относиться к вам как к свидетелю противной стороны, мистер Джерико? - Уильямс говорил спокойно, без эмоций.

- Свидетеля чего, приятель? - спросил Джерико, чувствуя, как снова закипает от ярости. - Конечно, я буду свидетельствовать, Уильямс. Я видел, как копы ворвались сюда без ордера. И видел, что они без всяких оснований прибегли к рукоприкладству.

- Вы видели, как Фарроу убил Элли Поттер, - ответил Уильямс.

- Да, видел. Но то, что я видел, не слишком вам поможет. Это будет в такой же степени свидетельствовать в пользу Фарроу. Я видел, как вашими клиентами были уничтожены четыре полицейские машины, приятель. Я видел, как эта ваша Поттер набросилась на Фарроу и вцепилась ему в лицо. Я видел, как он отбивался от нее и проломил ей череп стволом пистолета, который держал в руке. Но скорее в аду наступит зима, чем я соглашусь, что это было намеренное убийство, а не просто инстинктивное желание защититься.

- Он отбивался от девушки весом не больше девяноста восьми фунтов?

- Он пытался спасти глаза от ее ногтей, - ответил Джерико. - Я бы сделал то же самое. Ах да, старина, я кое-что могу добавить и для ваших подзащитных. Да, у него в руке был пистолет. Да, он стрелял в парней, которые пытались спастись бегством. Да, именно поэтому ваша девяностовосьмифунтовая девушка набросилась на него. Она увидела, как подстрелили одного из ее приятелей.

- Кого? - спросил Дэвид замороженным голосом.

- Откуда я знаю, кто он такой?

- Что понадобилось здесь полиции? Это вы их привели? - продолжал Уильямс.

Джерико взглянул на Дэвида:

- Вы рассказали ему, что случилось утром?

Дэвид кивнул. Молодой человек был в шоке и, видимо, никак не мог поверить в реальность происходящего.

- Я обратился в полицию, потому что больше мне некуда было пойти с моей проблемой, - объяснил Джерико. - Я рассчитывал получить от них разумную профессиональную помощь. Вместо этого Фарроу вспыхнул как порох и, не считаясь с отсутствием веских оснований, решил, что в меня стрелял кто-то из этих ребят.

На щеке у молодого адвоката задергался нерв.

- Они вынашивали эту идею не один месяц. И полицейские, и простые горожане, как бедные, так и богатые, - все пытались найти какой-нибудь повод, чтобы избавиться от коммуны. Но при чем здесь вы? Дэвид сказал, что вы ни разу не бывали в Бауман-Ридж вплоть до вчерашнего вечера.

- Возможно, лично ко мне это не имеет никакого отношения. Я просто оказался одним из "тех, других". Я гощу в доме одной из самых богатых семей города, поэтому кто-то мог рассматривать меня как одного из "врагов". Такое вполне возможно. Возможно, что мишенью мог стать любой, кто вышел бы прогуляться сегодня утром. Я понимаю, что ваших клиентов может раздражать ажиотаж, вызванный предстоящим собранием фонда. Вероятно, они считают, что деньги должны пойти на борьбу за мир, на уничтожение гетто, коллективные фермы или что-нибудь в этом роде.

Двор начал заполняться людьми, прибывавшими из города. Пожарным наконец удалось одержать верх над огнем, и в дыму стали различимы остовы сгоревших машин. Перед домом Фарроу производил ревизию арестованных, согнанных к одной из вновь прибывших из города полицейских машин.

- Я могу понять ваш сарказм, мистер Джерико, - сказал Уильямс, огромные глаза которого смотрели на Джерико через стекла очков так, будто он пытался образумить непослушного ребенка. - У этих молодых людей такие же права, как и у всех остальных.

- И даже право на незаконное хранение взрывчатых веществ и наркотиков? И право уничтожать общественную собственность?

- Их спровоцировали, мистер Джерико. Закон существует для того, чтобы защищать людей, а здесь его применили для того, чтобы нарушить их права. Он взглянул на Дэвида. - Вы не присутствовали при взрывах, Дэвид. Вероятно, мистер Джерико может отвезти вас домой.

- Что вы собираетесь делать, Ивен?

- Останусь с арестованными.

- Я тоже хочу остаться, - возразил Дэвид.

- Вы сможете принести больше пользы, если останетесь на свободе. Тем более, что ваш отец все равно вызволил бы вас самое позднее через полчаса.

- Ну его к черту! - воскликнул Дэвид.

- Вы подбросите его к Бауманам, мистер Джерико?

- Постараюсь, - ответил Джерико.

Дорога, ведущая к дому, была забита машинами, которые стояли вдоль обочин, оставив узкий проезд для "скорой помощи", которая должна была приехать за телом Эллен Поттер. Джерико развернул свой "мерседес" и прикинул, что сможет добраться до главной дороги, если поедет за машиной "Скорой помощи" и полицейским фургоном, в который погрузили арестованных. Остановить его никто не пытался. Полицейский, которому поручили руководить движением, даже дружески помахал Дэвиду Прентису рукой в перчатке.

- Они не считают вас одним из хиппи, Дэвид? - спросил Джерико.

- Мой отец - большая шишка в городе. - Дэвид раздраженно поерзал на сиденье. - Он стал большой шишкой потому, что представляет интересы действительно серьезных людей.

- Таких, как Бауман?

- Таких, как Александр Бауман, известный мерзавец.

- А как насчет миссис Бауман?

- Она сумасшедшая, - ответил Дэвид, - раз не уходит от него. Она ведь даже богаче, чем он сам, но все равно не уходит.

- Ведь у них есть Томми.

- Разве она не может забрать его с собой? Может быть, она считает, что для Томми полезно присутствовать при невинных развлечениях великого Алекса?

- Что это за развлечения?

- А вы не заметили в доме ничего странного?

- И довольно много чего. Что вы имеете в виду?

- Вы заметили, что в доме нет собак? Разве не странно, что в такой большой усадьбе, где есть лошади и где ведут жизнь на природе, совсем нет собак?

- И что из этого следует?

- Я был еще ребенком, но помню, что раньше у них были собаки. И я просто заболевал, глядя, как Великий Алекс с ними обращается. Он бил их при малейшем проявлении непослушания, в основном цепью. Поэтому при виде его у них было одно желание - поскорее улизнуть. Тетя Лиз любит собак. Лет пять назад она приобрела красивого боксера. Она хотела выдрессировать его для себя, но вмешался Большой Господин. Этот боксер был собакой с характером, так что сломать его не удалось. Однажды мы все были дома. Раньше перед домом устраивали крокетную площадку, и мы с тетей Лиз там играли. Большой Господин сидел возле площадки с моим отцом, они выпивали и вели разговоры о своих важных делах. Тут появился этот самый боксер, его звали Чарли. Он увидел тетю Лиз и побежал к ней, чтобы поприветствовать. Пробегая мимо того места, где сидел Большой Господин, он задел столик и опрокинул стакан моего отца. Большой Господин подозвал собаку. Чарли нехотя подошел к нему. На нем был строгий ошейник. Мистер Большой Господин схватил его за поводок, который был на ошейнике, и стал хлестать его цепью, что оказалась у него под рукой. Он страшно избил собаку, но пес не сдался, хотя не мог шевельнуться из-за ошейника, который впивался ему в горло. Наконец мистер Большой Господин пришел в себя и отпустил Чарли. Тот отошел на несколько шагов, изо всех сил стараясь восстановить дыхание. А потом развернулся, посмотрел на мистера Большого Господина и бросился на него. Это было устрашающее зрелище. В воздухе промелькнуло золотистое тело, и Большой Господин упал - собака вцепилась ему в горло. Каким-то образом тете Лиз удалось успокоить Чарли, и мы помогли Большому Господину дойти до дома. Шея и горло у него были здорово разодраны. Через десять минут он появился с ружьем в руках. Тетя Лиз сильно плакала, потому что он застрелил Чарли. - Дэвид глубоко вздохнул. - С тех пор у Бауманов никогда больше не было собак. Сам я не видел, но мне рассказали, что Большой Господин вместе с Нельсоном перестреляли всех остальных, которые были в доме. А там были два отличных пойнтера, натасканных для охоты. Нет такого закона, чтобы защищать животных от их хозяев. Тот, кто перейдет дорогу Большому Господину, получит пулю в лоб.

- Неприятная история, - согласился Джерико.

Тем временем они выбрались на главную дорогу, и "мерседес" понесся к дому Бауманов. Дэвид повернулся к Джерико:

- Когда я узнал, что в вас стреляли, я подумал, не занесены ли вы в черный список Большого Господина.

Джерико ответил кривой ухмылкой:

- Теперь-то уж точно. Недавно я врезал ему пару раз. Наверное, по возвращении я обнаружу свои пожитки на лужайке перед домом.

- Берегитесь его, мистер Джерико. Он не оставит вас в покое, даже если ему придется посвятить этому всю оставшуюся жизнь. Он такой.

Над холмами висела голубоватая дымка, предвещая, что день будет по-летнему жарким. Джерико бросил взгляд на часы и удивился, обнаружив, что время приближается к часу. Торжества, посвященные собранию фонда, то есть то, ради чего он приехал, должны были начаться ровно в два.

- Что общего у вас с ребятами из коммуны, Дэвид?

- Почти ничего, - ответил Дэвид и поднял руки к лицу, которое было все таким же бледным. - Я люблю их, но у меня не хватает духу на соответствующие поступки.

- Какие, например?

- Я не могу жить, как они. На них ополчился целый мир, исповедующий культ смерти, их преследуют полчища злобных идиотов. Они же ненавидят войну, ненавидят, когда люди негуманны друг к другу, они считают, что люди не должны испытывать друг к другу ничего, кроме любви.

- Вы говорите о свободной любви?

- Вы не понимаете меня, - сказал Дэвид. - Знаете, вчера я притворялся. Я знаю, вы верите в то же, что и они, только вы живете по-другому. Вы ненавидите насилие, но ваша красная машина вам нравится.

- Ну и что?

- Вы не смогли бы купить себе машину за шесть тысяч, если бы не пошли на компромисс.

Джерико рассмеялся:

- Вы тоже идете на компромисс, парень. Я намекаю на пиджак за полторы сотни, в котором вы были вчера вечером.

Дэвид кивнул:

- Вот это я и имел в виду, когда говорил, что между мной и Конрадом с его ребятами нет почти ничего общего. Я пытаюсь внушить себе, что верю в то же самое, что и они. Но жить так, как они, я не могу. Мне нравится ваш "мерседес". Я люблю, когда на мне чистые белье и рубашка. И я не хочу ни с кем делить свою девушку, - с горечью закончил он.

Джерико взглянул на него:

- Джуди тоже одна из них?

- Она была с ними, когда я ее встретил.

Они приближались к усадьбе Бауманов. Навстречу им двигался поток машин - очевидно, весь город направлялся к старому дому Уолтура, чтобы посмотреть, что там стряслось.

- А что это за история с Уолтуром, Дэвид? Каким образом Конраду удалось завладеть правами на его землю?

- Старик Уолтур давно уже не живет здесь, - ответил Дэвид. - Думаю, ему уже далеко за девяносто, и уже лет двадцать, как его увезли в дом для престарелых. Но знаете, он совсем не дряхлый. Кое-кто в городе пытался объявить его недееспособным, но у старика оказались отличные адвокаты. У него был внук, может быть, даже правнук, который преподавал в Калифорнийском университете. Этот внук там выступал на стороне революционно настроенных студентов и погиб, пытаясь прекратить драку между студентами и полицией. Полицейские забили его насмерть. Конрад был его студентом. Когда это произошло, он отправился к старику, чтобы все ему рассказать. Видимо, из всей семьи внук был для старика единственным близким человеком; все остальные просто ждали, когда он умрет, чтобы пустить на ветер его деньги. А между стариком и внуком была настоящая любовь. Так что... - Дэвид пожал плечами. - Когда Конрад поговорил со стариком, тот отдал свой дом коммуне. Старик все законно оформил. Никто не имеет права выставить ребят с его земли. Даже Великому Алексу не удалось найти никакой лазейки. Конрад все равно не уйдет оттуда.

- Если только его не посадят лет на десять за взорванные машины, добавил Джерико.

Они свернули к металлическим воротам усадьбы и покатили по голубоватому шоссе, затененному дубами, березами и соснами. Шоссе перешло в красивый каменный мост, выгнувшийся аркой над прозрачным ручьем шириной около сотни футов. Джерико подумал, что в нем, наверное, разводят форель. Силуэт дома уже вырисовывался впереди. Полуденное солнце заливало его своими лучами, пробиваясь сквозь верхушки деревьев, так что окна горели огнем. Машин перед домом не было.

- Похоже, все уехали, - заметил Дэвид.

Джерико бросил взгляд на часы:

- Мы опоздали. Все, наверное, уже уехали на торжества. Вам нужно переодеться?

Дэвид кивнул.

- Будьте готовы минут через десять, - бросил Джерико ему вслед.

Джерико вышел из машины и вслед за Дэвидом вошел в парадную дверь. Вельветовый пиджак он нес, перебросив через руку. Ему не хотелось его надевать из-за пятен крови. В доме царила необычная тишина. Джерико заглянул в столовую и убедился, что там все убрано после завтрака. Скорее всего, кому-нибудь из слуг поручено передать ему сообщение.

- Встретимся внизу, - сказал он Дэвиду.

Молодой человек поднялся в свою комнату, а Джерико прошел через столовую и толкнул вращающуюся дверь, что вела в кухню. Кухня была огромной, как в гостинице, и вся сверкала белой эмалью и хромом. Всюду полный порядок, но ни души не видно.

Джерико снова вышел в холл и поднялся к себе. Он был почти уверен, что Бауман вынес его вещи из спальни, но все оказалось на месте.

Он разделся и вошел в душ. Его не покидало неприятное ощущение, что и сам он, и его одежда пропитались запахом дыма, крови и смерти. Он стоял под обжигающими струями и намыливался, потом выключил горячую воду, и на кожу обрушились ледяные иголочки. В заключение он яростно растерся большим турецким полотенцем.

Подойдя к комоду, чтобы взять чистые шорты, рубашку и носки, он обнаружил записку, прислоненную к его дорожной сумке, в которой лежали зубная щетка, расческа и прочие туалетные принадлежности. На сером бланке красовалась эмблема с надписью "Бауман-Холл". Он прочитал записку:

"Надеюсь, что у тебя и твоей подруги найдется время заглянуть в фонд. Напоминаю, что вы оба приехали сюда по случаю аукциона.

Боб.

P.S. Остерегайся Алекса Б. Особой любви он к тебе не питает. 12.25".

Боб Уилсон не расстался со своими армейскими привычками, указав в записке время, когда написал ее. Джерико подошел к ночному столику и взял свои часы, которые оставил там, направляясь в душ. Без трех минут час. Аукцион был назначен на два. Джерико стоял голый и мрачный. Утро испорчено. Они с Таней расстались около десяти. Странно, что через два с половиной часа она все еще не вернулась. За это время можно было раз пять преодолеть расстояние от города, даже если идти пешком.

Ему было трудно переключиться с кровавых событий в доме Уолтура на личные проблемы в Бауман-Холле. Таня, охваченная чувством стыда и унижения из-за событий прошлой ночи, могла вскочить в первый же поезд иди автобус и вернуться в Нью-Йорк. Если это так, то у него еще будет время и он сумеет ее убедить, что следует доверять своим чувствам.

Он надел широкие серые брюки, черную трикотажную водолазку и серый твидовый пиджак. Затем сунул в карман записку Боба Уилсона вместе с кисетом и трубкой и вышел из комнаты. Дом безмолвствовал.

- Дэвид! - позвал он. Никто не ответил, и он снова позвал. Потом нагнулся с лестницы и окликнул снова: - Дэвид!

Где-то лилась вода. Если Дэвид принимал душ, то мог и не слышать его. Больше он не услышал ни звука, не считая своего собственного сдерживаемого дыхания. Он спустился в холл и подергал дверь. Дальнюю комнату занимал кто-то из мужчин. На открытой дверце шкафа висел костюм со смокингом. Он заглянул в следующую дверь. Это оказались апартаменты Алекса и Лиз Бауман. Гостиная, гардеробная, спальня, в которой доминировала огромная круглая кровать, ванна черного мрамора, утопленная в полу на манер бассейна. И зеркала, зеркала были повсюду. Из них на Джерико смотрела добрая дюжина его отражений.

Он снова вышел в коридор и снова позвал Дэвида. Ответа не было. Тогда он попытался открыть следующую дверь, в самом конце коридора. Войдя внутрь, он сразу понял, что это комната Тани. Запах ее духов невозможно было спутать ни с каким другим. Маленький столик в гардеробной был заставлен баночками и пузырьками, косметикой, серебряными щетками для волос. Через открытую дверь стенного шкафа он заметил платье, которое было на ней накануне вечером, и еще полдюжины других вместе с коллекцией изящных туфель, а также два летних вечерних платья. Вряд ли она уехала в город и оставила здесь весь свой гардероб.

Он поспешно закрыл за собой дверь и снова позвал Дэвида, но так и не дождавшись ответа, спустился в вестибюль. Оттуда он вышел на террасу, рассудив, что Дэвид мог ждать его в машине, и застыл, глядя на нее и чувствуя, как шевелятся волосы у него на затылке. Оба колеса с той стороны, которую он мог видеть, были спущены. По положению машины он понял, что и остальные колеса постигла та же участь.

"P.S. Остерегайся Алекса Б. Особой любви он к тебе не питает".

Интуиция подсказала Джерико, что лучше вернуться в дом. Он стоял в прохладном вестибюле и прислушивался. Потом развернулся и быстрым шагом направился в кабинет Баумана. Ему нужно было оружие. Он был почти уверен, что встретит там Баумана, который поджидает его. Но в кабинете никого не оказалось.

Витрина тоже была пуста. Все оружие исчезло. У Джерико пересохло во рту. Он понял, что ему отведена роль дичи, на которую идет охота. Но в доме было еще одно ружье, и, если о нем не вспомнили, оно должно висеть на стене в спальне Томми Баумана.

Теперь он не шел, а крался, ступая неслышно, как на охоте. Сделав несколько шагов, останавливался, чтобы прислушаться. Взлетев по лестнице, покрытой ковровой дорожкой, на второй этаж, он остановился. За каждой закрытой дверью могла таиться опасность. Что, если дверь распахнется, и оттуда выскочит вооруженный маньяк, готовый уложить его на месте.

Он подошел к двери в спальню Томми, протянул руку, чтобы открыть ее, но замер. Человек, затеявший с ним эту игру, был явно ненормальным, но играл он с дьявольским мастерством. Как должен был поступить Джерико, обнаружив, что ружейная витрина в кабинете пуста? Он должен был вспомнить о винтовке в комнате Томми и прийти за ней. Отличная ловушка.

Внутри комнаты ему послышались какие-то звуки. Кто-то тихо мучительно стонал. В комнате кто-то был! Или это приманка?

Джерико медленно и осторожно повернул дверную ручку. Дверь подалась неслышно, но тот, кто был внутри, мог заметить, что она приоткрылась. Он собрался с духом и ввалился внутрь, перекатываясь по полу.

Первое, что он увидел, вскочив на ноги в дальнем конце комнаты, была винтовка, висевшая на своем месте, но он не бросился к ней. Он замер на месте, не в силах пошевелиться, застыл, как статуя, изваянная изо льда.

На кровати Томми, привязанный за руки и за ноги бельевой веревкой, лежал Алекс Бауман. Его рот был залеплен пластырем, одежда свалена в кучу на полу возле кровати.

Вся комната была в крови. Над изголовьем кровати Джерико прочитал нацарапанное кровью слово "свинья".

Джерико двигался как в тумане. Бауман был весь изрезан и исполосован каким-то острым орудием вроде ножа, так что на его теле не осталось ни одного живого места.

Глаз у него тоже не было!

Снова раздался ужасный жалобный стон, и по телу Баумана пробежала дрожь. Джерико бросился к нему, и тут кошмарное безглазое лицо повернулось к нему и из-под залеплявшей рот окровавленной ленты вырвался долгий вздох, оказавшийся последним.

- Господи, Бауман! - воскликнул Джерико и понял, что обращается к трупу.

Благодаря многолетнему опыту в подобных ситуациях Джерико действовал автоматически. Он не стал прикасаться к трупу, а вместо этого повернулся к стене, где висела винтовка. Он схватил ее и, обернувшись к кровати, заметил, что наступил в лужу крови у изголовья и оставил на ковре кровавые следы. Потом он вспомнил, что видел в спальне Баумана телефон, и быстро вышел из комнаты, убедившись, что винтовка заряжена.

Телефон стоял на ночном столике возле круглой кровати. Джерико схватил трубку. Телефон молчал.

Глава 2

Тишина действовала ему на нервы. Он сидел на краю огромной кровати, уставившись на мертвый телефонный аппарат, и прислушивался к ударам собственного сердца. Он еще раз взглянул на часы. Они показывали четверть второго. Пятьдесят минут назад Боб Уилсон был еще в доме и оставил ему записку. Совсем недавно дом был полон людей - хозяев, гостей и прислуги. За этот небольшой промежуток времени - прошло чуть меньше часа - все покинули дом, кроме Алекса Баумана. За эти пятьдесят минут на Алекса Баумана кто-то напал, подверг его жесточайшим пыткам и оставил умирать. Проделать все это бесшумно было невозможно. Жертва могла закричать. Да и одолеть его было не таким уж простым делом - слабаком Баумана не назовешь.

Как это могло случиться? Дом опустел не раньше чем в половине первого. А уже в час Бауман испустил последний вздох. Это наводило на мысль о том, что за домом следили и, как только Бауман остался один, его скрутили, заткнули рот, исполосовали ножом и ослепили, а потом привязали к кровати и бросили умирающим. Едва ли преступнику или преступникам хватило времени скрыться, когда на дороге показался "мерседес", в котором приехали Джерико и Дэвид.

Или они все-таки сбежали? Может быть, сейчас они прячутся где-нибудь в доме, ожидая, что станет делать Джерико? Не этим ли объясняется отсутствие Дэвида? Возможно, он столкнулся с ними и они его тоже убили? Зачем они вывели из строя "мерседес"? Что в первую очередь сделал бы Джерико, после того как обнаружил труп и выяснил, что телефон испорчен? Естественно, поехал бы в полицию. Тогда они получили бы какое-то время, чтобы убраться отсюда. Но теперь он мог выбраться из дома только пешком. Не означало ли это, что он будет следующим?

Джерико взвесил винтовку в руке, инстинктивно пытаясь к ней приноровиться. Он подумал, что патроны к ней Томми должен был хранить в своей комнате. Ни за что на свете ему не хотелось бы возвращаться туда - ни теперь, ни после.

Он поднялся на ноги и шагнул к двери, ведущей из апартаментов Бауманов. Подойдя к ней, остановился и прислушался. Как им удалось ничем себя не выдать, если они до сих пор находились в доме? Он поймал себя на мысли, что почему-то думает "они", как будто знает, что здесь побывала целая банда преступников. Видимо, сказалось впечатление от утреннего инцидента, которое потом усугубил погром в доме Уолтура. Возможно, на эти мысли наводила нацарапанная кровью надпись и вид распластанного на кровати мертвеца. Все это выглядело как продолжение жутких ритуальных убийств, несколько месяцев назад начавшихся в Голливуде. Теперь эпидемия распространилась. Джерико подумал, что мир построен на имитации: одни уличные беспорядки копируют другие, волнения в одном студенческом городке дублируются в дюжине других, взрывы в одном месте влекут за собой серию взрывов в других местах, похищения и убийства становятся дозволенным средством в политической игре. Алекс Бауман был частью этой безумной системы, которую "они" породили.

Джерико вышел в коридор.

Тишина.

Джерико тронул дверь напротив по коридору, держа винтовку наготове. Дверь открылась, и он сразу понял, что нашел наконец комнату Дэвида. Брюки и синий пиджак, в которые он был одет утром, валялись возле кровати. Тут же были грязные белые туфли. Парня явно застали за переодеванием. Полосатый пиджак из жатой ткани висел на дверце шкафа. Неизвестно, был ли у него еще один, который он мог надеть сейчас. Джерико взглянул на комод. Там лежал зажим для денег, в котором было несколько смятых бумажек, и связка ключей от машины. Молодой человек переоделся, сменил брюки и туфли, но не захватил с собой ни ключей, ни денег.

Следов насильственного вторжения Джерико не обнаружил. Все выглядело так, как будто Дэвид покинул комнату добровольно, хотя и второпях. Джерико подавил желание еще раз позвать его. Невозможно было предугадать, как "они" поступят в этом случае, поскольку их следующей целью был он сам. В первый раз он выступал в этой роли давным-давно - сегодня утром.

Джерико вернулся к спальне Томми и заставил себя войти. Ничего не изменилось. Еще в первый раз он заметил письменный стол, заваленный вещами мальчика. Он выдвинул один за другим два верхних ящика и во втором нашел то, что искал, - коробку с патронами для винтовки. Он засунул ее в карман и обернулся к кровати.

Первое потрясение и ужас, которые он испытал при виде Баумана, прошли. Ему приходилось сталкиваться с жестокостью лицом к лицу, путешествуя по самым разным уголкам земли, и сначала его неизменно охватывало отвращение, сменявшееся потом холодной яростью. Никакое преступление, совершенное Алексом Бауманом, не могло оправдать того, что с ним сделали. Джерико не испытывал к нему ни симпатии, ни уважения, но то, что случилось с Бауманом, было слишком дорогой ценой. Джерико подумал, что над сегодняшним днем как будто нависло проклятие: сначала выстрелы в роще, потом стрельба и взрывы, которые привели к тому, что разъяренная девушка погибла от руки разъяренного полицейского, а теперь еще и это. Насилие, как чума, расползлось по миру и проникло в кровь этих людей, которые не умели ценить человеческую жизнь. Нужно было остановить это поветрие.

Теперь он осмотрел комнату натренированным взглядом специалиста. Он обладал редким качеством, благодаря которому и стал художником: все, что когда-нибудь попадалось ему на глаза, запечатлевалось у него в памяти с фотографической четкостью, будь то пейзаж или лицо, комната, оживленный перекресток или джунгли. Мог ли он опознать парня, который взрывал полицейские машины в усадьбе Уолтура? Что он должен был ответить? Он сказал Фарроу, что для него они все на одно лицо. Но правда заключалась в том, что он узнал бы бомбометателя даже в толпе. Его лицо прочно осело в картотеке его памяти.

Теперь же она пополнилась мельчайшими деталями, замеченными им в комнате Томми. Он не запоминал их специально, следуя какой-то особой системе. Он помнил все, что видел, если ему самому не хотелось забыть. За исключением кошмарного вида распростертого на кровати Баумана, в комнате ничего не изменилось с тех пор, как он приходил сюда утром вместе с Томми и Лиз. Инстинкт подсказал ему, что Бауман сражался за свою жизнь не здесь. Борьба оставила бы в комнате следы - разбросанные вещи, опрокинутые стулья, сбившийся ковер, упавшие со стола вещи. Даже если бы убийцам пришло в голову навести в комнате порядок после схватки, они все равно не сумели бы разложить вещи по местам, поскольку не знали, что и где должно было лежать. Они могли придать комнате видимость порядка, но она все равно выглядела бы по-другому. Картина, увиденная им при первом посещении, наложилась на зрелище, что было у него перед глазами. Джерико отметил только четыре несовпадения: в первый раз на кровати не было трупа; на ковре отсутствовали кровавые следы, которые ему самому и принадлежали; со стены исчезла винтовка, которую он сам и снял оттуда; а на полу у кровати не лежала одежда. Джерико пришел к выводу, что на Баумана напали где-то в другом месте, потом приволокли сюда, привязали к кровати и зарезали. Нарушать порядок в комнате убийцам не пришлось.

Вскоре Джерико обнаружил пятое отличие - открытую дверцу платяного шкафа. Она была закрыта, когда Джерико заходил в комнату в первый раз. К вещам в шкафу не прикасались. Костюмы мальчика - пиджаки и брюки - висели в относительном порядке. На полу стояла обувь. Вешалка для галстуков, прикрепленная к дверце с внутренней стороны, была забита яркими молодежными галстуками. Вполне возможно, что Томми заходил к себе после того, как Джерико вышел отсюда, но до того, как произошло убийство. К тому же дверца могла открыться сама. Могло быть и так, что кто-то открывал шкаф, но не закрыл его как следует. То, что дверца оказалась открытой, могло и вовсе ничего не значить, однако эта деталь была надежно зафиксирована в памяти Джерико.

Дверь комнаты не запиралась. Джерико подумал, что люди, скрывающиеся в доме, все равно войдут сюда, если им понадобится. Зачем? Очевидно, что никаких улик они не оставили - ни оружия, ни клочка одежды, не считая вещей Баумана, валявшихся возле кровати. Джерико сознавал, что ему нужно выбираться из дома и идти за помощью; нужно разыскать Дэвида; нужно позаботиться о своей собственной безопасности, чтобы не угодить под пулю в этом сумасшедшем доме.

Он в последний раз оглядел комнату и вышел в коридор, потихоньку закрыв за собой дверь. В доме не было слышно ни звука. Он подошел к лестнице и, поколебавшись, быстро спустился в вестибюль. Его осенило, что где-нибудь в конюшне должна быть еще какая-нибудь машина или, на худой случай, грузовик. Нельсон наверняка тоже там, пребывает в блаженном неведении о том, что здесь творится. Он вышел на террасу, ощущая, как и утром, неприятную уверенность, что за ним наблюдают. Как старая бабка - так он определил свое ощущение утром.

Внезапно он замер, прислушиваясь к непонятному звуку, донесшемуся с лужайки, - этот звук оглушил его, как раскат грома. Потом по газону пробежали две золотистые лошади, наслаждаясь свободой и всхрапывая от удовольствия. Они прогалопировали мимо него и скрылись из виду, поднявшись на пригорок.

Если Нельсон и был в конюшне, то, без сомнения, не один.

Джерико повернул обратно в дом, но услышал другой звук. По дороге приближались машины, судя по звукам, их было не меньше трех. Джерико крепко сжал винтовку в руках, но с удивлением обнаружил, что это были машины Бауманов. Должно быть, возвращались участники аукциона. За рулем первой сидел Нельсон в шоферском картузе, рядом с ним Джерико увидел Лиз. Она смотрела вслед сбежавшим лошадям. На заднем сиденье разместилась прислуга. Во второй машине приехали Эрик Трейл, Мартин Ломекс и Уайли Прентис, за рулем был Боб Уилсон. Пассажирами третьей оказалась остальная прислуга и Томми, который привстал на заднем сиденье, чтобы рассмотреть лошадей.

Машины подкатили к парадному входу, и Нельсон, Лиз и Томми бросились за убегающими лошадьми. Джерико не успел остановить их.

К нему подошел Боб Уилсон с влажным от пота лицом и всклокоченными светлыми волосами.

- Террористическая акция, - сообщил он.

- О чем ты? - не понял Джерико.

- Угроза террористической акции, - повторил Уилсон. - Полиция распорядилась освободить всех арестованных хиппи, иначе обещали взорвать фонд. Нам не оставалось ничего другого, кроме как очистить помещение и предоставить возможность прислать полицейских экспертов для поиска взрывчатки. Господи! А как случилось, что лошади убежали?

Во дворе суетилась прислуга. Трейл, Ломекс и тяжело ступавший Уайли Прентис вышли на террасу.

- Простите меня, Уилсон, но мы с Ломексом предпочитаем вернуться в Нью-Йорк. Не могли бы вы распорядиться, чтобы нас отвезли обратно в той же машине?

- Наверное, могу, - ответил Уилсон. - Эти поганцы разрушили все, что я планировал месяцами.

- Извините, но я считаю, что сейчас никто никуда не поедет, - спокойно возразил Джерико.

- Да что с тобой, Джонни, черт побери? - раздраженно спросил Уилсон. Кстати, я должен поблагодарить тебя и Таню за то, что вы меня бросили. Не важно, что из-за этих типов ваше отсутствие уже не могло ничего испортить.

- Алекс Бауман убит, - сообщил Джерико.

Лица уставившихся на него мужчин различались только степенью отразившегося на них недоверия.

- Он в комнате Томми. Его привязали к кровати, раз десять ударили ножом, изуродовали и ослепили. Он мертв.

- Боже мой! - вскрикнул Уайли Прентис и нетвердыми шагами направился к французскому окну, которое вело в столовую, к бару.

- Держитесь, Прентис, - добавил Джерико, - это еще не все. Вы все знаете о том, что произошло сегодня в усадьбе Уолтура. Я был там. Ваш сын Дэвид тоже. Мы вернулись оттуда вместе с ним, - Джерико покосился на Уилсона, - не позже чем через полчаса после вашего отъезда, Боб. В вашей записке указано время - 12.25. Мы с Дэвидом разошлись по своим комнатам, чтобы переодеться и отправиться на аукцион. Так вот, больше я его не видел.

- Что вы имеете в виду? - спросил Прентис.

- Я несколько раз окликнул его, но он не отозвался. Тогда я отправился на поиски и вышел сюда, подумав, что он мог ждать меня в машине. - Джерико кивнул в сторону "мерседеса". - Здесь его не было, но я увидел, что кто-то спустил мне колеса. Тогда я решил, что мой утренний знакомый все-таки решил до меня добраться. Я вернулся в дом, чтобы взять ружье. Витрина в кабинете оказалась пустой. Я вспомнил, как утром осматривал винтовку Томми в его комнате, и поднялся за ней. И нашел там Алекса Баумана. Он умер в моем присутствии.

- А Дэвид? - спросил Уилсон.

Даже слой темного загара не мог скрыть того, как он побледнел.

- Я зашел в его комнату, хотя нашел ее не сразу. Все говорит за то, что он как раз переодевался. Его ключи и деньги остались на комоде, но сам он исчез.

- Вы позвонили в полицию? - спросил Прентис.

- Телефон не работает. Я думаю, провода перерезаны. Кому-то придется поехать в город за подмогой.

- Я поеду, - вызвался Уилсон.

- Тебе лучше остаться, Боб, - возразил Джерико. - Мне бы хотелось, чтобы на моей стороне был хотя бы один боеспособный мужчина. Что, если поехать вам? - обратился он к Прентису.

- Но как же Дэвид...

- Чем скорее мы дождемся помощи, тем быстрее сумеем его найти. Если на нас ополчилась целая банда кровожадных маньяков, то нам понадобится серьезная помощь.

- Подождите, Прентис, - вмешался Трейл. - Мы с Ломексом поедем с вами. На сборы нам понадобится не больше пары минут.

- Никто никуда не поедет, - не согласился Джерико. - Мы не знаем, когда был убит Бауман, случилось ли это до или после того, как вы уехали на аукцион.

- Ах вы, бешеный ублюдок! - завопил Ломекс. - Да какое вы имеете право...

- Такое, - отрезал Джерико. - Поезжайте, Прентис. - Он взял Боба Уилсона за плечо и отвел в сторону. - Кто-то должен поставить в известность слуг и запретить им подниматься на второй этаж.

- Я этим займусь, - кивнул Уилсон. - Господи, Джонни, а Лиз и Томми уже знают?

- Им тоже придется рассказать.

- Проклятые хиппи! У меня недаром было предчувствие в течение последних месяцев, что это кончится кровопролитием. К тому же из-за этого фонд лишился, по крайней мере, миллиона баксов.

- Ты не знаешь, где Таня?

Уилсон вытаращил глаза:

- Ведь она же была с тобой!

- Около десяти я высадил ее в городе.

Уилсон облизнул губы:

- Что происходит, Джонни?

- Хороший вопрос.

С винтовкой в руках Джерико направился через лужайку к гряде, за которой скрылись убежавшие лошади. Он слышал громкий голос Томми, который подзывал их.

- Сюда, Мальчик! Ко мне, Рейнджер!

Поднявшись на вершину гряды, Джерико увидел Лиз и Нельсона возле одной из лошадей, которую им удалось поймать. Вторая, очевидно, это был Рейнджер, стояла неподалеку и наблюдала за Томми, который подкрадывался к ней, сжимая что-то в руке. Через мгновение мальчик схватил лошадь за повод.

- Как они ухитрились сбежать, Нельсон? - спросила Лиз.

- Я сам хотел бы знать это, мадам, - оправдывался Нельсон. - Кони были в своих стойлах и никак не сумели бы открыть дверь. Наверное, их кто-то выпустил.

- Давайте отведем их и посмотрим, - с энтузиазмом предложил Томми.

Джерико подошел к ним:

- Вы справитесь с лошадьми, Нельсон? Мне нужно поговорить с Томми и миссис Бауман.

- Конечно, справлюсь, - ответил Нельсон. - Они уже достаточно нагулялись.

- Когда отведете их, приходите в дом.

Нельсон выглядел удивленным. Он искоса взглянул на Лиз:

- Если миссис Бауман распорядится.

Лиз упорно отводила от Джерико свои голубые с поволокой глаза.

- Что-нибудь случилось?

- Боюсь, что да.

- Зайдите ко мне, когда освободитесь, Нельсон. - И она отвернулась в сторону.

Томми с сожалением смотрел вслед Нельсону, уводящему лошадей. Когда он удалился на достаточное расстояние, чтобы не слышать их, она спросила, все так же глядя в сторону:

- У вас снова какое-нибудь недоразумение с Алексом?

- Вам нужно взять себя в руки. - Он подошел к мальчику и положил свою большую ладонь на его худенькое плечо. Томми поднял на него удивленные глаза - предыдущих слов он не слышал.

- Сегодняшний день полон каких-то невероятных событий, - начал Джерико, - сначала меня обстреляли в роще. Потом черт знает что творилось в усадьбе Уолтура. Погибла девушка, и одному Богу известно, сколько еще будет жертв, прежде чем все это кончится.

- В городе как будто все сошли с ума, - сказала Лиз. - К полиции присоединились члены "Комитета бдительности", и теперь они совместными усилиями ведут охоту на хиппи. Мы стоим здесь и разговариваем, но в любую минуту можем услышать взрыв, который будет означать, что имущество фонда уничтожено. До чего все это бессмысленно!

Ему никак не удавалось подойти к сути дела. На него она по-прежнему не смотрела. Тогда он опустился на колени и обнял Томми за плечи. Теперь их глаза были на одном уровне.

- Томми, тебе потребуется собрать все свое мужество. Я не буду ходить вокруг да около. Кто-то убил твоего отца.

Он ощутил, как тело мальчика съежилось и по нему пробежала дрожь, как от удара током. Глаза широко распахнулись, а губы раскрылись, обнажив белые зубы.

- Что вы сказали? - прошептала Лиз.

- Когда все уехали на аукцион, - Джерико по-прежнему обращался к мальчику, - твой отец остался в доме один, верно?

- Он... собирался приехать позже, - ответил Томми, пытаясь сдержать слезы.

- Сначала был завтрак в честь попечителей, - пояснила Лиз. - Они его не интересовали.

- Значит, он остался в доме один.

- Но... потом он собирался приехать, - повторил Томми.

- Кто-то помешал ему. Его убили, - сказал Джерико.

- Кто? Почему? - спросил мальчик.

- У меня пока нет ответов на эти вопросы, Томми. Я сам только что узнал об этом и еще не успел вызвать помощь, потому что телефон оказался испорчен.

- Где он? - спросил Томми и внезапно сделал попытку вырваться из сильных рук Джерико.

- Это еще одна неприятная для тебя новость. Он в твоей комнате, и тебе нельзя туда заходить, пока полиция все не осмотрит.

- Это моя? - Томми уставился на винтовку, которую Джерико положил на траву.

- Я одолжил ее на время.

- Это вы застрелили папу? - В голосе Томми послышались истерические нотки. Он попытался ударить Джерико головой. - Сначала вы избили его, а потом застрелили!

- Перестань, Томми!

- Мне надо было убить вас еще утром, - кричал мальчик, - убить, а не просто напугать! Нужно было вас убить! Я мог вас убить! А я просто хотел, чтобы вы уехали, из-за того что вы сделали с мамой! Нужно было вас убить!

- Томми! - раздался громкий, дрожащий голос Лиз.

- Папа рассказал мне, что вы сделали с мамой. Я хотел, чтобы вы уехали. Но нужно было вас убить! - И он забился в безудержных рыданиях.

Лиз опустилась перед ним на колени, и ее плечо коснулось плеча Джерико:

- Мистер Джерико не сделал мне ничего плохого, Томми. Я не знаю, что сказал тебе отец, но не случилось ничего такого, из-за чего стоило бы расстраиваться. Так что у тебя не было повода меня защищать.

Мальчик пытался увернуться от ее прикосновений:

- Я не пытался тебя защищать! Я все про тебя знаю, мама. Я все знаю!

Он упал на землю и, задыхаясь от рыданий, катался из стороны в сторону.

- Господи! - прошептала Лиз.

Глава 3

Солнце стояло прямо над сидящей в траве группой - рыдающий мальчик, белокурая женщина, явно в шоке, и Джерико. Вспышка мальчика оказалась неожиданной, и Джерико поймал себя на том, что сначала она вызвала в нем протест. Он попытался поставить себя на место двенадцатилетнего ребенка, чтобы понять его трагедию. Его собственные родители развелись, когда он и сам был примерно в таком же возрасте. Он с болью вспомнил, какая между ними шла борьба за его привязанность. Ему казалось, что он снова слышит их злые голоса, как это бывало обычно, когда они думали, что он уже спит. Ему вспомнилось, как в темноте к его щеке прижималась мокрая щека матери. Она отлично знала, что он не спит и, во всяком случае, слышит шум, которым сопровождались их скандалы. Она говорила, что его отец - настоящее животное, алкоголик, опасный необузданный человек. Ей хотелось подавить в себе неумирающую любовь к нему, но она упрекала его за те муки, которые перенесла во время родов. Ей казалось, что он чем-то обязан ей за эти муки. На следующий день отец, пытаясь выглядеть мудрым и сдержанным, вознамерился объяснить ему, что мать - холодная женщина; что эта ее черта - как болезнь, над которой она не властна. Нельзя плохо относиться к ней из-за этого, как нельзя ненавидеть человека за то, что он болен диабетом или раком. Но жить с ней невозможно, потому что она напоминает кусок льда, а не женщину. Потом он сказал, что давным-давно отступился бы, если бы не любовь к сыну, вынуждавшая его смириться.

Спустя долгие годы Джерико понял, какими обманщиками были они оба. Они использовали его как оружие друг против друга. Каждый пытался отлучить его от другого, чтобы причинить таким образом боль противной стороне.

Он опустил глаза на плачущего мальчика, и его пронзило глубокое сочувствие к нему. Он представил, как Лиз, практически лишенная нормальной жизни, к тому же злоупотребляющая спиртным, ежедневно давала сыну понять, что она жертва деспотизма и садистских наклонностей Алекса. Должно быть, она не уставала напоминать о разных проявлениях его жестокости, например, о том, как он застрелил собаку. Потом за мальчика брался Алекс, который учил сына разным мужским премудростям - обращению с оружием и тому, что нельзя плакать, когда больно. А на самом деле рассказывал ему сказки о супружеской неверности и предательстве. Поскольку теперь Алекса уже нельзя было переиграть, победа осталась на его стороне. Томми не сомневался в его правоте. И именно на Лиз он, вольно или невольно, возлагал ответственность за его смерть. Как он будет расти с такой раной в душе? Как будет проходить его возмужание, если в его сердце неосознанно поселится восхищение перед необузданной властью? Нужно было, по крайней мере, дать ему возможность узнать правду, прежде чем его душа безвозвратно покоробится.

Джерико взглянул на Лиз:

- Наверное, вам лучше уйти в дом.

На ее бледной щеке запульсировала жилка.

- Нет!

- Лучше, если он побудет с кем-то, кого сможет ненавидеть, не испытывая при этом чувства вины. Нам нужно обсудить кое-что, прежде чем он войдет в свою комнату.

Она не двинулась с места, глядя на сына. В ее глазах стояли слезы, но сейчас она казалась более живой и собранной, чем обычно. Наконец она повернулась и ушла.

Джерико переменил положение, теперь он сидел рядом с мальчиком, подтянув колени к подбородку так, что они скрылись под рыжей бородой. Томми всхлипывал все реже, и наконец Джерико заговорил:

- Так, значит, ты почистил винтовку уже после того, как вернулся из рощи?

Томми кивнул.

- Возьми ее в руки и посмотри как следует.

Мальчик потянулся за винтовкой, которая лежала в траве за его спиной. Джерико подумал, что совершил ошибку, что мальчик сейчас нажмет на спусковой крючок, и это будет конец.

- Посмотри на нее хорошенько, - спокойно повторил он. - Ты сам знаешь, как чистил ее, где смазывал, как она выглядела после того, как ты стрелял из нее и еще не успел почистить. Посмотри внимательно.

Томми взял винтовку в руки. На мгновение его опухшие, потемневшие от ненависти глаза задержались на Джерико, и палец привычным движением скользнул на спусковой крючок. Еще через мгновение во лбу Джерико могла появиться круглая красная дырка. Джерико потянулся к карману за трубкой и кисетом.

- В твоего отца не стреляли, Томми. Но все же осмотри как следует ружье. Ты увидишь, пользовались им после того, как ты его почистил, или нет.

После минутного колебания маленький палец отодвинулся от курка. Джерико принялся набивать трубку. Мальчик положил винтовку на траву. Безудержная ярость, владевшая им, истощилась. Теперь он выглядел подавленным и растерянным.

- Как это случилось? - спросил он. - Это не вы его убили?

- Нет, Томми.

- Вы ненавидели его! Вы избили его утром! Вы с мамой... - Его голос возвысился до крика и оборвался.

Джерико поднес зажигалку к трубке.

- Я не испытывал к нему симпатии, - ответил он, - это правда. Не потому, что между мной и твоей мамой было такое, что ты себе вообразил.

- Но я видел, как она выходила из вашей комнаты!

Джерико подумал, что, как видно, никто не спал сегодня в этом проклятом доме. Ни мальчик, ни его отец, ни Таня. Он нахмурился. Где же Таня?

- Твоя мама приходила ко мне, чтобы попросить о помощи.

- О какой помощи?

- Боюсь, тебе придется спросить об этом ее.

- Но отец сказал...

- Если твой отец сказал, что за этим кроется какая-то романтическая история, то он просто ошибся. - В этих словах была, по крайней мере, какая-то доля правды. Ничего не случилось. - Когда ты разговаривал с отцом, ночью или сегодня утром?

- Он сказал, что вы - просто одно из многих маминых увлечений. И еще он сказал, что больше не сможет этого терпеть.

- Он сказал это, чтобы объяснить, почему стрелял в меня в роще? догадался Джерико.

- Он только сказал, что ему нужно было... - Мальчик умолк, и его глаза широко раскрылись.

- Мне просто показалось, что это не мог быть ты, Томми. Я - старый специалист по ведению боевых действий в джунглях. Человек, преследовавший меня, обладал примерно таким же опытом. Так что это был не ты, парень. Утром ты сказал мне, что твой отец - охотник с большим стажем. Я подозревал его, но у меня не было уверенности, пока ты не сказал, что это был ты. Тебе просто хотелось помочь ему, ведь правда?

- Мама довела его до этого!

- Возможно.

- Это так ужасно - знать, что твоя мать...

- Ты ничего еще не знаешь. Когда вы все уехали в фонд?

- Вскоре после полудня.

- Вы уехали так же, как и возвращались, все вместе, на трех машинах?

- Да.

- И твой отец был еще жив?

У мальчика задрожали губы.

- Он стоял у парадной двери и помахал мне на прощанье.

- Ты не поехал с мамой в одной машине?

- Я не мог. Только не после того, что рассказал мне папа. Я знал, что она удивилась, обиделась, наверное, но я просто не мог.

- Раз уж ты узнал, что она интересуется другими мужчинами, разве тебе не хотелось присмотреть за ней в фонде?

- Она была хозяйкой на завтраке в честь попечителей. Вы хотите узнать, не заговаривал ли с ней кто-нибудь...

- Но тебе известно, где она находилась все это время?

- Да.

- Значит, она не могла вернуться и сделать что-нибудь с отцом?

- Наверное, нет.

- Только наверное? Ведь вы же вернулись все вместе после того, как стало известно о заложенной бомбе.

- Нет, до этого она точно не возвращалась сюда. Я все время следил за ней.

Джерико примял табак в трубке и раскурил ее.

- Мы уже столько времени разговариваем с тобой, Томми, а ты до сих пор не настоял, чтобы я рассказал тебе, как погиб твой отец.

- Вы сказали, что это произошло в моей комнате!

- Слушать об этом будет нелегко.

- Пожалуйста...

- Я нашел его в твоей спальне, Томми. - Джерико говорил спокойно и неторопливо. - С него сняли одежду и привязали к кровати веревкой за руки и за ноги, после чего несколько раз ударили ножом. Над изголовьем кровати кто-то написал слово "свинья", вымазав палец в крови. - Джерико замялся. Когда я вошел, он еще стонал, но так и умер, не сказав ни слова.

Это оказалось слишком сильным потрясением для мальчика. Он выглядел озадаченным и смотрел на Джерико с недоверием.

- Дэвид был со мной, когда я вернулся из усадьбы Уолтура, где произошли беспорядки. Ты знаешь, там убили девушку.

- Ее убили легавые, - задумчиво отозвался мальчик.

- Мы с Дэвидом зашли в дом, чтобы переодеться. Когда я принял душ и сменил одежду, то вышел за Дэвидом, но нигде не нашел его. Он исчез. Тогда я вышел к машине и обнаружил, что кто-то спустил все шины. Я вернулся в дом за оружием. Витрина в библиотеке оказалась пустой, и я поднялся в твою комнату, вспомнив о винтовке. Там я и нашел твоего отца.

- Наверное, для него это был настоящий ужас.

- Наверное.

- Наверное, это были хиппи. Дэвид ушел с ними. Джуди ведь тоже одна из них.

- Могло быть и так.

- Думаю, что да, сэр, - ответил Томми.

Когда Джерико с Томми подходили к дому, Уайли Прентис как раз выходил из машины.

Джерико подумал, что преждевременно поседевший адвокат с красным испитым лицом еще не так давно был вполне привлекательным мужчиной. Наверное, в лучшие времена он выглядел мужественным и энергичным. Теперь же из-за лишнего веса и нетрезвого вида в его наружности можно было разглядеть лишь остатки былого обаяния. Джерико ничего не знал о миссис Прентис, матери Дэвида.

- Я позвонил из первого же дома, который мне попался по пути, - сообщил Прентис. - Вся местная полиция брошена на поиски взрывчатки в фонде и сбежавших в горы хиппи.

Он нерешительно взглянул на Томми. Видимо, было еще что-то, о чем он не хотел говорить при мальчике.

Что делать с Томми - этот вопрос мучил Джерико больше всего. Невозможно было даже отослать его в комнату, чтобы он провел время за хорошей книжкой. В комнате лежал труп его отца. И отправить его к матери тоже было невозможно. В настоящий момент Лиз была его главным врагом.

- Наверное, с сегодняшнего дня мы можем считать Томми взрослым человеком, - решил он наконец.

Прентис вытащил носовой платок из нагрудного кармана и промокнул капли пота, выступившие у него на лбу. Он посмотрел на Томми, его налитые кровью глаза болезненно сощурились.

- Так уж случилось, - произнес он, как бы вспомнив о чем-то, потом глубоко вздохнул. - У них не хватает людей, там, в городе. Но так случилось, что на аукционе присутствовал окружной прокурор, поэтому он заглянул в полицейские казармы, чтобы выяснить, что происходит. Сейчас он едет сюда вместе с двумя вооруженными помощниками. Макс Шеннон. Человек с большим опытом. Двадцать пять лет назад он начал службу агентом ФБР, потом был адвокатом в департаменте юстиции. Когда вышел в отставку, то занялся частной практикой в Коннектикуте и заинтересовался политикой. Это настоящий джентльмен.

- Продолжайте, - поощрил его Джерико.

В карих глазах Прентиса промелькнула усмешка.

- Разве вам неизвестно, что я - напыщенное ничтожество? Я думал, вы уже знаете об этом от Дэвида. Я просто хотел сказать, что Макс - человек нашего круга, а не какой-нибудь полисмен с изжеванной сигарой. Он лучше, чем кто-либо другой, сумеет помочь Лиз и всем остальным.

- Если ему удастся справиться с этим делом.

- Я же не зря сказал, что он - человек с большим опытом. Видите ли, Джерико, вы должны понять, до какой степени я беспокоюсь о Дэвиде.

- Мы все беспокоимся, - ответил Джерико, он бросил взгляд на окна второго этажа, где находилась комната Томми. - Если бы вы видели, что там, наверху, то убедились бы, что против нас выступает не один, а целая армия психов. Понимаете, они в исступлении от того, что находятся на свободе, да к тому же с оружием в руках. Если им не удалось вынести свое оружие из усадьбы Уолтура, то теперь они обнаружили полный шкаф оружия и боеприпасов. Так что им ничего не стоит отрезать уши и вашему джентльмену, и его подручным, просто так, ради развлечения.

- Вы считаете, что эти анархисты еще могут сюда вернуться? - спросил Прентис, облизнув губы.

- К несчастью, я не умею думать так же, как они, - ответил Джерико. Когда людей охватывает жажда убийств и разрушения, их невозможно остановить доводами разума. Дэвиду известно, что они задумали, поэтому он так нужен нам.

- Тогда почему бы нам всем не уехать отсюда как можно скорее? - спросил Прентис.

Джерико перевел взгляд на петляющее шоссе:

- Вы думаете, они не смогут остановить нас, если захотят? Против вооруженной толпы у нас одна винтовка двадцать второго калибра. Они держат нас в ловушке, и выбраться из нее не так-то просто. Телефонные провода обрезаны, машина выведена из строя, а лошади сбежали.

Прентис вытаращил глаза:

- Но вы же сами послали меня за подмогой. Вы знали, что мне грозит опасность, и тем не менее заставили ехать!

Джерико кивнул:

- Вы - отец их приятеля Дэвида. Единственный человек, которого они пропустили бы. Благодаря Дэвиду.

Все присутствующие - гости, прислуга и Лиз, которая снова сомкнула створки своей раковины, - собрались в столовой. Кто-то включил огромную кофеварку.

Навстречу входившим в дом Джерико, Прентису и Томми по лестнице спускался Боб Уилсон. Казалось, его вот-вот вырвет.

- Невозможно, - прошептал он. - Лиз хотела подняться со мной, но я сказал, что сначала сам посмотрю, что там такое. Боже милостивый!

В столовой к ним подошел Мартин Ломекс:

- Не вижу никаких причин, чтобы мы все оставались здесь, дожидаясь, когда на нас набросится банда убийц! - Его голос сорвался и зазвучал фальцетом. - Когда все уезжали в фонд, Бауман махал нам на прощанье с крыльца. Вернулись мы тоже все вместе. Ни один из нас не мог быть причастен к тому, что здесь случилось. Никто из нас ничего не видел. Поэтому если полиция и сможет сюда добраться, нам нечего будет рассказать. Так зачем же сидеть здесь, превращая себя в мишень? Я, например, собираюсь уехать, причем немедленно!

- Дайте ему ключи от машины, - крикнул Джерико с порога столовой. - Но я обязан предупредить вас, Ломекс, что лес, возможно, кишит хиппи. Они вооружены, и одному Богу известно, что у них на уме. Если вас не пугает шанс быть распятым на каком-нибудь дереве, то поезжайте.

- Если мы останемся, то все рискуем попасть в такое положение, ответил Ломекс, кажется, готовый истерически разрыдаться.

- Здесь у нас есть вот это. - И Джерико продемонстрировал винтовку. - К тому же, если верить Прентису, к нам едут вооруженные люди шерифа. Так что наше положение вскоре изменится к лучшему. Но если вы хотите уехать, то поезжайте, Ломекс.

Актер Трейл утратил свой непринужденно-элегантный вид:

- Если мы все сядем в машины и попытаемся прорваться...

- А если они нас поджидают, вы готовы оказаться одним из тех, кого подстрелят?

Джерико глубоко вздохнул и продолжил, так и не дождавшись ответа:

- Помощь близка, это уже вопрос нескольких минут. Я предлагаю всем остаться здесь.

- Я не настаиваю, это просто совет. Полиция...

- Джонни прав, - вмешался Боб Уилсон. - Если мы попробуем сбежать, то сыграем им на руку, только и всего.

- А если останемся, то рискуем так никогда и не выйти из этой комнаты, - ответил Ломекс. - Слушайте!

Он замер. Откуда-то издалека послышался звук приближающейся машины.

Томми подбежал к французскому окну прежде, чем Джерико успел остановить его.

- Это мистер Шеннон и с ним двое вооруженных мужчин! - воскликнул он.

- Слава богу! - вздохнул с облегчением Прентис.

Макс Шеннон поразил их. Он был высоким, почти как Джерико, но толстым. Он напоминал бывшего футболиста, который утратил форму. Над мясистым лицом щетинился седой "ежик". А подбородки - их у него была целая коллекция. Он мог бы показаться настоящим олицетворением добродушного толстяка, если бы не глаза. Серые, холодные и проницательные. Двое, приехавшие с ним, были в штатском - в летних брюках и спортивных рубашках. Один из них держал в руках дробовик, на втором была полицейская портупея с кобурой; этот второй был худым и малорослым, поэтому кобура то и дело съезжала у него с бедра и ему приходилось все время возвращать ее на место. Оба помощника шерифа были явно напуганы, хотя держались с подчеркнутой бравадой.

- Какие новости, Уайли? - обратился Шеннон к Прентису, который вышел в вестибюль, чтобы поприветствовать своего приятеля.

Голос у Шеннона оказался хриплым из-за множества выкуренных сигарет и, видимо, не меньшего количества выпитого бурбона.

- Черт знает что здесь творится, Макс, - ответил Прентис. - Вы никого не видели в лесу по дороге сюда?

- Там никого не было, - ответил тощий помощник шерифа, поправляя портупею.

- Мы никого не видели, - подтвердил Шеннон, внося в его слова необходимое уточнение. - По телефону вы сказали, что...

- Он наверху, - объяснил Прентис.

На Шенноне был превосходный, аккуратно сшитый светло-серый костюм. Если не принимать в расчет его размеры, то выглядел он настоящим денди. Он взглянул на Лиз, сидевшую позади Прентиса. Казалось, она не заметила его приезда.

- Кто его обнаружил? - спросил Шеннон.

- Погодите! - прервал его Ломекс. - Меня не интересуют ваши чертовы полицейские вопросы! Нам нужно выбраться отсюда, мистер Как-вас-там, пока нас всех не поубивали.

- Похоже, что это дело рук коммуны, - сказал Прентис.

- Что навело вас на такую мысль?

- Наверное, вам стоит подняться наверх, чтобы прийти к собственному заключению, - предложил Боб Уилсон.

- Кто из вас Джерико? - спросил Шеннон и, когда Джерико выступил вперед, попросил: - Может, проводите нас?

- Будет гораздо лучше оставить ваших людей с оружием здесь, - возразил Ломекс.

- Хорошо, - ответил Шеннон. - Джордж и вы, Ред, ждите меня здесь.

Джерико медленно стал подниматься по ступеням. По дороге он дал прокурору краткий отчет о том, что произошло после того, как они с Дэвидом вернулись в дом. Подойдя к двери, ведущей в комнату, Джерико протянул руку, чтобы открыть ее.

- Подождите, - остановил его Шеннон.

- К сожалению, - ответил Джерико, - на дверной ручке нет никаких отпечатков, кроме моих собственных. Я прикасался к ней, когда еще не знал, что увижу внутри.

Шеннон пожал плечами:

- Тогда открывайте.

Джерико открыл дверь и отошел в сторону. Шеннон вошел в комнату. Джерико было слышно, как шумно, со свистом, он дышит.

- Когда я зашел в комнату в первый раз, он был еще жив. Но он умер до того, как я успел к нему подойти.

- Господи, да эти ребята - настоящие чудовища! - воскликнул Шеннон. - И почти весь день гуляют на свободе. - Своими большими руками он мял пачку сигарет. - К чему вы прикасались в комнате?

- Я взял со стены винтовку. За ней я и приходил. Внизу тоже была целая коллекция оружия, но все исчезло. Видимо, на винтовку здесь, на стене, они не обратили внимания или решили, что это игрушка.

- И больше вы ничего не трогали?

- Я открывал ящики стола, когда искал патроны.

Макс Шеннон уставился на труп холодным немигающим взглядом.

- А сын Уайли? - спросил он. - Вы не думаете, что это он испортил вам колеса и выпустил лошадей?

- Может быть. Случилось что-то такое, из-за чего ему пришлось уйти в страшной спешке. Он начал переодеваться, и тут что-то произошло, так что он не успел положить в карман свои ключи и деньги. Они так и остались в его комнате на комоде.

- Вы ничего не слышали?

- Некоторое время я был в душе. Тогда я еще не знал о Баумане. Поэтому мне было ни к чему прислушиваться или что-нибудь подозревать, кроме, пожалуй...

- Кроме чего?

- Вы верно заметили, что денек еще тот. Все началось на рассвете. Я выходил прогуляться в роще, и кто-то начал в меня стрелять.

- Стрелять?

- Да. - Сейчас Джерико не хотелось снова пересказывать эту историю. Возможно, это не имело отношения к делу. - Стреляли с близкого расстояния. В Корее я получил некоторый опыт общения со снайперами. Мне удалось вернуться в дом, отделавшись царапиной на руке. - Он показал Шеннону ранку. - Позже, так и не увидев в этом происшествии никакого смысла, я поехал в город, чтобы сообщить в полицию. Вот тогда-то и начался самый разгар. Лейтенанту Фарроу пришло в голову, причем без всяких оснований, что стреляли ребята из коммуны. Он поехал к ним и принялся громить их пристанище, не имея ни законных оснований, ни ордера. После этого начались взрывы, а потом погибла девушка.

- Вы были очевидцем того, как это случилось?

- Да. Я обещал Фарроу, что засвидетельствую, как это произошло. Он стрелял по тем, кто пытался скрыться в лесу. Девушка набросилась на него и попыталась выцарапать ему глаза. Он отбивался от нее и, защищаясь, случайно ударил ее стволом пистолета по голове.

- Тогда почему эти ребята переключились на него? - Шеннон кивнул в сторону кровати.

- У меня только предположения.

- Так поделитесь.

- Бауман со своими приятелями как мог пытался выжить коммуну с земли Уолтура и вообще из города. Он был врагом хиппи. Когда все барьеры рухнули и ребята разбежались, они были готовы сорвать злость на первом попавшемся. Только уступ горы отделяет землю Уолтура от этого дома. Кто-нибудь из хиппи мог оказаться в роще, когда убегал от полиции. Они могли вспомнить, что Бауман положил немало сил на то, чтобы расправиться с ними. Возможно, они увидели его. А разум им уже застлала кровавая пелена.

- Но в вас-то они стреляли еще до того, как полиция разгромила их резиденцию.

- Нет никаких доказательств, что это были они, - ответил Джерико.

- Вы рассуждаете не как любитель.

- Кто в моем возрасте и в наше время может позволить себе быть любителем?

В пронзительных серых глазах Шеннона появилось задумчивое выражение.

- Прежде чем мы сможем вынести тело, придется послать за экспертами, чтобы сделать фотографии, снять отпечатки и прочее. Я заметил, что вы не заперли дверь.

- Тут нет ключа.

- Придется поставить одного из помощников в коридоре. - На загорелых щеках Шеннона заиграли желваки. - Давайте уйдем отсюда. Бедняга. Если он был в сознании, когда они проделывали с ним все это...

Выйдя в коридор, Джерико заколебался:

- Вы знаете, что телефон не работает?

- Да.

- Как же вы собираетесь вызвать специалистов?

- Послать за ними.

- Можно не доехать.

Темные брови Шеннона поползли вверх.

- Вы считаете, что хиппи могут устроить засаду?

- Вполне.

- Но Уайли Прентису удалось выехать отсюда, позвонить нам и вернуться!

- Прентис - отец Дэвида, а Дэвид - один из них, - ответил Джерико.

- Значит, мы снова отправим Прентиса.

- Может быть, вам стоит еще раз осмотреть Баумана, прежде чем мы спустимся.

Шеннон обернулся.

- Еще раз? - Уголок его большого рта приподнялся в кривой усмешке. - Не стройте из себя всезнайку, Джерико.

Шеннон вселял во всех уверенность своим присутствием - огромный, знающий свое дело, внушающий доверие. Но чувствовалось, что среди собравшихся на первом этаже царила паника. От Мартина Ломекса она передалась прислуге, и теперь две служанки рыдали. Джерико отметил, что Нельсон так и не вернулся из конюшни.

Через минуту после того, как Шеннон вновь присоединился к ним, Ломекс кинулся к нему с новым предложением. Теперь среди них было трое вооруженных мужчин. Если они разместятся в трех машинах, почему бы им не предпринять попытку совершить побег, которая теперь достаточно безопасна? Если Шеннону необходимо допросить их, то почему он не может сделать это в городе? Например, в полицейских казармах, где им ничего не будет угрожать. Никто из них не был в доме, когда все случилось. Никто из них не мог ничего рассказать об этом. Но если Шеннону нужно задать им какие-то вопросы, почему не сделать это в безопасном месте?

Джерико, очевидно, удалось поколебать самоуверенность Шеннона. Идея прорываться на машинах через рощу его больше не привлекала. Вероятно, ему рассказали о том, как в мгновение ока были уничтожены полицейские машины в усадьбе Уолтура. Не особенно приятно было представлять себе, как бомба взрывается под колесами машины с беглецами. Ломекс, поддерживаемый Эриком Трейлом, продолжал настаивать на побеге.

- Вы проводите Реда наверх? - обратился Шеннон к Джерико. - Никого не пускайте туда, Ред, и сами не входите.

Помощник в сползающей портупее с безрадостным видом последовал за Джерико на второй этаж.

- Это точно, что его убили те ребята?

- Шеннон думает, что это они.

- А вы?

- Они потерпели поражение, и теперь их переполняет злоба.

- Вы обыскивали дом?

- Только этот этаж.

- Так, значит, кто-нибудь из них мог остаться, в подвале, например, да мало ли где! Знаете что, скажите Шеннону, что я не хочу оставаться здесь один.

- Скажу, - согласился Джерико.

Он спустился в вестибюль и возле двери, ведущей в столовую, привлек внимание Боба Уилсона и поманил его. Уилсон подошел к нему, и они отошли в сторонку, чтобы их разговор не достиг ушей Ломекса.

- Ты думаешь, оставаться здесь действительно опасно? - спросил его Уилсон.

- Посмотри на колеса моей машины. И лошадей кто-то выпустил. Наверное, этот человек ушел отсюда, пока я переодевался. Но о Баумане он позаботиться успел.

- А до того был этот твой приятель с ружьем.

- Это был Бауман.

- Как!

- Томми сказал мне. Он знал.

- Боже мой! А ты знаешь, какую историю Бауман рассказывал всем подряд, после того как ты уехал с Таней?

- Могу себе представить.

- Если бы я не знал тебя, то спросил бы себя...

- А теперь не спрашиваешь? - Джерико безрадостно улыбнулся.

- Господи, конечно нет, Джонни. Но когда у них кончится истерика, кто-нибудь может вспомнить об этом и рассказать Шеннону...

- Ты думаешь, я способен убить человека таким способом? Искромсав ножом и ослепив?

Уилсон покачал головой:

- Наверное, кто-то нашел отличный способ, чтобы отвести от себя подозрения. На этих ребят ополчился весь город. Желание выставить их отсюда настолько велико, что горожане готовы воспользоваться любым предлогом.

- Ты собираешься подкинуть эту идею Шеннону? - резко спросил Джерико.

- Не валяй дурака, Джонни. Я просто рассуждаю... - Он поднял обеспокоенный взгляд на своего друга. - Что произошло между тобой и Лиз?

- Мы поговорили. Она пришла ко мне в спальню посреди ночи, чтобы попросить защиты.

- Защиты от чего?

- Спроси ее сам. И кстати, Боб, я ведь ехал сюда не для того, чтобы устроить себе праздник секса. Таня доехала со мной до города, и около десяти я высадил ее на Мэйн-стрит. С тех пор я ее не видел. Все ее вещи остались в комнате. Я начинаю беспокоиться. Ты не знаешь, есть ли у нее в городе знакомые, кроме Бауманов?

- Уверен, что нет, - ответил Уилсон. - Она приехала, чтобы сделать мне любезность. Я знаю ее с тех пор, когда она еще не была знаменитостью, я тогда отвечал за связи с общественностью в городском балете. Я сам приглашал ее.

- Между нами произошла небольшая ссора. Она могла нанять машину или вскочить в автобус или поезд и вернуться в город, наплевав на вещи, которые здесь оставила. Теперь я надеюсь, что так она и поступила.

- Не могу себе представить, чтобы она сбежала с аукциона и даже не позвонила мне.

- Сегодня в этом кровожадном местечке могло произойти все, что угодно. Меня беспокоит одна вещь, Боб.

- Только одна?

- На твоей записке было проставлено время - 12.25. Но ведь на аукцион вы уехали раньше? Вам нужно было успеть на завтрак.

- Да, мы выехали около полудня. Я возвращался.

- Ты возвращался сюда?

- Да. Лиз забыла свою чековую книжку, на которую я возлагал большие надежды. - Он рассмеялся. - Послать за ней было некого, поэтому я вызвался сам. К тому же я надеялся застать вас с Таней. Предполагалось, что вы с ней будете открывать шоу. А времени оставалось немного.

- Ты видел Баумана?

- Господи, конечно нет. Мне незачем было заходить в комнату Томми.

- Тогда он мог быть еще жив. А в доме ты с ним не встречался?

- Нет.

- Когда мы с Дэвидом подъехали, перед домом не было ни одной машины. Естественно, вы не могли уехать и оставить его без машины.

- У него оставалась спортивная машина. "Корвет", по-моему. Так его не было перед домом?

- Нет, - Джерико вздохнул. - Ты понимаешь, что в это время, в двенадцать двадцать пять, в доме мог находиться убийца или даже несколько.

- Ничего себе!

- Видно, тебе везет больше, чем ты можешь предположить. - Джерико едва заметно улыбнулся. - Во всяком случае, Роберт, если ты начнешь указывать на меня пальцем, мне не останется ничего другого, как обратить палец на тебя. Кто, кроме Лиз, знает, что ты возвращался за чековой книжкой?

- Она могла кому-нибудь сказать. Сам я не говорил. Я спешил поскорее найти ее и вернуться.

- А "корвет" стоял перед домом?

Уилсон нахмурился:

- Честно говоря, не помню. Понимаешь, я не думал о Баумане. Поэтому мне было ни к чему смотреть, здесь ли его машина.

Шеннон вышел в холл, вытирая свое круглое лицо безукоризненно белым льняным платком.

- Они так кричат, что я даже сосредоточиться не могу, - сказал он.

Подошел к затянутой сеткой входной двери и некоторое время постоял, разглядывая лужайку перед домом. Потом вернулся и, сосредоточенно нахмурившись, спросил:

- Насколько рискованно, по-вашему, было бы послать одного из моих помощников за подкреплением?

- А согласятся ли они сами поехать? - поинтересовался Уилсон. - Мне показалось, что они до смерти напуганы.

- Предположим, что один из них согласится, - продолжал Шеннон - он явно предпочитал обращаться к Джерико. - Вы человек, привычный к опасности. У вас должно быть какое-то мнение.

- Возможно, - ответил Джерико, - что ваш человек сядет в машину и доедет без всяких осложнений. Теперь хиппи должны были уйти достаточно далеко отсюда. Вероятно, опасность уже миновала. Как вы заметили, Прентиса они пропустили.

- А как заметили вы, сын Прентиса - один из них.

- Но они знали, что он едет за подмогой.

- Знали. Но не остановили его. Это может означать...

- Это может означать, что они ушли. Они не дали мне уехать, выведя из строя мою машину, потому что тогда у них не было бы времени, чтобы скрыться.

- Выходит, теперь есть шанс, что опасность позади, - заключил Шеннон. Насколько мы рискуем?

Джерико посмотрел на Шеннона в упор:

- Вы не спросили, не вызовусь ли я добровольцем.

- Итак?

- Не думаю, что готов согласиться.

- Тогда кто?

- Сегодня утром я был в усадьбе Уолтура, Шеннон. И присутствовал при избиении, взрывах, убийствах. И видел, как Фарроу со своими людьми без разбору стрелял по убегающим людям. Эти ребята - революционеры. Вы читаете газеты? Они не отступают перед властями. На насилие они отвечают насилием. Взрывают, поджигают, убивают. Око за око.

- Настанет время, когда они получат хороший урок.

- Так пойдите и дайте им его. - С этими словами Джерико отвернулся.

- Вы не закончили вашу мысль.

Джерико устало повернулся к Шеннону:

- Стоит таким вещам начаться, как они превращаются в настоящую оргию насилия. Они действительно дали Прентису проехать туда и обратно. Я подумал было, это потому, что он - отец Дэвида. Но ведь могла быть совсем другая причина.

- Да?

- Кого мы можем вызвать на подмогу?

- Полицию. Особенно если учесть, что каждый дееспособный мужчина в это время занят где-нибудь в другом месте.

- Представьте, что вместо ваших помощников вы привезли бы с собой двух полицейских. Неизвестно, удалось бы вам тогда добраться до дома. Открыт сезон охоты на легавых, Шеннон. В кабинете было около двадцати пяти или даже тридцати ружей и достаточно боеприпасов, чтобы вооружить целую армию. Боюсь, что первый же полицейский в форме, который здесь появится, немедля превратится в покойника. Они дали Прентису проехать. Возможно, потому что он - отец Дэвида, а возможно, потому, что решили сделать его тем козлом, который приведет им на убой целое стадо. И теперь они могут не выпустить отсюда никого, кто решился бы предупредить полицию. Потому что рано или поздно она и так появится здесь, чтобы выяснить, что у нас происходит. Мы приманка, и у меня такое предчувствие, что нас хотят держать в западне.

Лицо Шеннона пошло пятнами.

- Это только предположение.

- Обоснованное предположение. За свою жизнь я не раз видел беснующиеся толпы. Они не думают о последствиях. Только о цели.

- Так что вы предлагаете?

- У нас нет достаточного количества людей и оружия, чтобы принять бой. Так что мы будем ждать и надеяться, что полиция не приедет.

- Не приедет?

- До темноты. Когда стемнеет, мы с Бобом сумеем выбраться отсюда, чтобы предупредить, что их здесь ждет.

- Вы с Уилсоном? - переспросил Шеннон.

- Мы вместе служили в Корее. И нам не раз приходилось проходить через вражеское расположение.

- Но стемнеет еще не скоро!

- Я знаю.

- Вы уверены, что им не надоест дожидаться полицейских и они не решат напасть на нас?

- Совсем не уверен.

- А мы так и будем сидеть здесь и ждать, когда нас перережет банда кровожадных парней?

Джерико саркастически усмехнулся:

- Может, если вы выйдете и помашете этим самым белым платком, они согласятся вступить с нами в переговоры.

- Вы еще шутите!

- Да, я шучу.

Шеннон глубоко, с присвистом, вздохнул:

- Вся эта игра в догадки - бессмысленное занятие. - Было ясно, что он оценил опасность и теперь пытался побороть охватившую его неуверенность. Миссис Бауман выяснит, нет ли в доме еще какого-нибудь оружия, кроме того, что было в шкафу. Не могли бы вы попросить ее прийти сюда, Уилсон? - спросил он и снова повернулся к Джерико. - Мы можем запереть все двери, забаррикадироваться в одной комнате, в которой нет французских окон. Например, в подвале.

- Если бы вы видели самодельные бомбы, которыми они взорвали машины, ответил Джерико, - вы бы поняли, что подобные меры нам ничего не дадут. Только одна такая бомба способна разворотить целое крыло дома, чтобы они смогли в него проникнуть.

Шеннон усмехнулся:

- Вы всегда такой оптимист? - Ему хотелось действовать. Только действие могло заглушить его тревогу. Он повернулся к Бобу Уилсону, который привел Лиз Бауман из столовой. - Миссис Бауман, я не знаю, какими словами выразить, как я потрясен и опечален тем, что ваш муж...

- Нам будет проще, если мы не будем тратить время на взаимные реверансы, - прервала она его ровным голосом, затем повернулась к Джерико. Мне показалось, вы с Томми...

- С Томми все будет в порядке.

- Мистер Джерико только что разъяснил мне, насколько опасно наше положение, миссис Бауман. Вы можете нам помочь. Вам известно, какие ружья пропали из коллекции вашего мужа? Нет ли в доме другого оружия, которым бандиты не сумели завладеть?

- У него в спальне был полицейский револьвер тридцать восьмого калибра. Но когда мы собирались в фонд, он взял его с собой.

Шеннон поднял брови:

- Он знал, что ему угрожает опасность?

Лицо Лиз осталось неподвижным, как маска. Она не ответила.

- Вы все равно узнаете об этом, не сейчас, так потом, - обратился Джерико к Шеннону. - Сегодня утром между мной и Бауманом произошла ссора. Я ударил его и сбил с ног. Как раз после этого я и поехал в город, чтобы встретиться с Фарроу. Могу предположить, что Бауман взял с собой оружие на случай, если я снова нападу на него.

- Он взял оружие по этой причине, миссис Бауман? - спросил Шеннон.

Лиз кивнула. Она подошла к двери, затянутой сеткой, и посмотрела на лужайку. Казалось, ее мысли сейчас далеко отсюда.

- Из-за чего произошла ссора? - снова спросил Шеннон.

- Ему показалось, что я заигрываю с миссис Бауман. Он предъявил претензии нам обоим. И я ударил его. - Джерико слегка усмехнулся. - После этого я больше с ним не встречался до того, как нашел его наверху в том виде, в каком он сейчас.

- Думаю, мы обсудим это позже, - решил Шеннон. - Сейчас нам нужно выработать линию обороны. - Он шагнул к Лиз. - Что представляет собой подвал дома, миссис Бауман?

Казалось, ей стоило труда заставить себя вернуться к реальности.

- Там находится прачечная, потом довольно большая кладовая и еще у Томми там комната для игр, где стоит стол для пинг-понга. Есть еще дартс.

- Как туда пройти?

- По лестнице из кухни, но, конечно, с улицы тоже есть вход. - Она произнесла это машинально, без всякого выражения, и вдруг с изумлением воскликнула: - Боже мой!

- Что такое, миссис Бауман?

Она протянула дрожащую руку в сторону лужайки. Трое мужчин поспешно посмотрели туда, куда она указывала. Джерико сразу понял, что заставило ее вскрикнуть. На краю лужайки, под деревьями, он увидел мужчину в полицейской форме, лежащего в траве. Как он мог заметить, человек делал попытки приподняться, но снова бессильно падал лицом вниз. Больше никакого движения видно не было.

- Он ранен, - догадался Шеннон.

Лиз бросилась, чтобы открыть сетчатую дверь, но Джерико схватил ее за руку и оттащил обратно.

- Мы не можем бросить его там, - сказала она.

Джерико протянул Уилсону винтовку:

- Прикрой меня.

- Погодите, - вмешался Шеннон. - Ред, Джордж! - крикнул он.

На крик явились оба несчастных помощника. Тот, что спустился со второго этажа, явно испытывал облегчение от того, что снова находится среди живых людей. Шеннон взглянул на него и протянул руку:

- Дай мне оружие.

Помощник без возражений повиновался. Шеннон указал на фигуру, лежащую на траве:

- Мистер Джерико выйдет, чтобы подобрать его. Мистер Уилсон, я и вы с Джорджем будем прикрывать его огнем. Как нам лучше встать, Джерико?

- Это не имеет значения, - ответил Джерико, - но если вы заметите какое-нибудь движение в лесу, стреляйте. Мне негде спрятаться - место совершенно открытое. Так что и туда и обратно придется бежать. Вы готовы?

- Идите, - сказал Шеннон.

Джерико вышел за сетчатую дверь. Он чувствовал себя голым. Набрав полную грудь воздуха и пригнув голову, он изо всех сил побежал к лежащему человеку. Любая из мощных крупнокалиберных винтовок Баумана могла проделать в нем дыру, достаточно большую, чтобы через нее проехал грузовик. Но никто не стрелял. Он добежал до полицейского и взвалил его себе на спину, поймав себя на том, что с трудом подавляет желание броситься бежать. Лицо полицейского представляло собой бесформенную массу. Он был зверски избит.

Джерико просунул руку ему под мышку и замер. Из нагрудного кармана полицейского высовывался кусочек белого шифона. Что-то подтолкнуло Джерико потянуть за его конец. Шарф был залит кровью, но ошибиться он не мог. В последний раз Джерико видел его на Тане - она прикрыла им шею от солнца, когда утром садилась к нему в машину.

Джерико поднял голову и посмотрел в сторону молчаливого леса. Ни на поезд, ни на автобус Таня не села и не уехала в Нью-Йорк. Она была где-то там, в лесу, причем тяжело раненная, судя по виду шарфа.

Издалека послышался голос Шеннона:

- Ради бога пошевеливайся, парень!

Часть третья

Глава 1

Она была всего лишь знакомой, с которой его связывали пара вместе выпитых коктейлей, порция моллюсков и полусерьезный флирт. Теперь, скрытая завесой деревьев, возможно, раненная, она, несомненно, нуждалась в его незамедлительной помощи. Джерико готов был отправиться за ней тотчас же. Он убеждал себя в том, что испытывал бы такие же чувства и в том случае, если бы речь шла о любом другом человеке. Но без оружия в руках он только подставил бы под удар и себя тоже.

Он опустил глаза на избитого полицейского. Тот был еще жив, но дышал хрипло и с трудом. Скорее всего, у него было немного шансов выкарабкаться, даже если бы удалось оказать ему необходимую помощь. Нельзя было лишать его этих немногих шансов.

Разглядывая раненого, Джерико заметил на нем портупею и увидел, что патронов в ней нет. Осторожно перевернув его, Джерико обнаружил, что кобура тоже пуста. Этого и следовало ожидать. Братья не упускали ни одного удобного случая, чтобы пополнить свой арсенал.

Для того чтобы перенести раненого в дом, Джерико предстояло преодолеть около сотни ярдов открытой местности. В коллекции оружия, которая пропала из дома, Джерико видел несколько дальнобойных винтовок, снабженных оптическим прицелом. С таким снаряжением даже неопытный новичок мог подстрелить его во время обратного пути. Конечно, можно было сразу же отправиться в лес на поиски Тани. Можно было бросить раненого здесь и, петляя, добежать до дома налегке, в относительной безопасности. Но выбора у него не было.

Он глубоко вздохнул, покрепче обхватил раненого, который по-прежнему не приходил в сознание, и взвалил его себе на плечо. Затем постепенно поднялся, согнув колени и пытаясь сбалансировать вес. Если ему предстояло погибнуть, то он предпочитал смотреть смерти в лицо. Отвратительно было поворачиваться к лесу спиной, но выбирать не приходилось.

Он пошел быстрым шагом, ощущая, как по спине струится холодный пот. Он даже не успеет понять, что произошло, если кто-нибудь выстрелит в него из крупнокалиберной винтовки.

Дом был все ближе. В окнах первого этажа стали различимы напряженные лица. И вот наконец он ступил на каменную террасу. Боб Уилсон отворил сетчатую дверь, и он оказался в доме. Он осторожно сгрузил раненого на толстый ковер, положив его на спину. И услышал, как Лиз вскрикнула от ужаса.

- Вы ничего не заметили в лесу? - спросил Шеннон.

- Ничего. - Джерико размял затекшие руки и плечи, потом вынул из кармана окровавленный шифоновый шарф. - Таня у них.

- Где ты это нашел? - воскликнул Боб Уилсон.

- В кармане у полицейского. Возможно, он видел ее, но, может быть, нашел шарф случайно.

Шеннон, осматривавший полицейского, распрямился:

- Он ничего нам не расскажет, если мы не сможем срочно раздобыть для него врача. - Он взглянул на шарф в руках Джерико. - Крови много.

- Не понимаю, - сказал Уилсон. - Если эти ребята задумали убивать полицейских, то почему они позволили нам спасти этого человека?

- Не знаю, - ответил Джерико, - но уверен, что Таня у них и ей грозит опасность. Я собираюсь идти за ней.

- Не валяй дурака! - воскликнул Уилсон.

- Если бы ты знал, что я ранен, но еще жив, неужели ты бросил бы меня умирать?

- Конечно нет.

- Я пойду на разведку. - Он подошел к помощнику Шеннона в сползающей портупее. - Вы не одолжите мне ваше снаряжение, старина?

Помощник расстегнул плотно набитый патронташ и протянул его Джерико.

- Револьвер? - обратился он к Шеннону.

- Я могу приказать вам остаться, - ответил тот.

- А я могу не подчиняться вашим приказам. Могу я взять револьвер?

Он уже застегнул на себе портупею с патронташем.

- Что, если воспользоваться задней дверью? - предложил Уилсон. - За этим выходом они могут наблюдать.

- Если бы они хотели меня подстрелить, то сто раз могли это проделать. Но на всякий случай прикрой меня, старик.

- Если хочешь, я могу пойти с тобой, - ответил Уилсон.

- Можешь попытаться потом, если у меня ничего не выйдет. - Джерико протянул руку к Шеннону. - Револьвер.

Шеннон неохотно отдал ему оружие. Джерико проверил обойму и взвесил револьвер на руке.

- Вы делаете глупость, но все-таки желаю вам удачи, - произнес Шеннон.

У двери путь Джерико преградила Лиз. Она коснулась его руки, и он почувствовал, что ее ладонь холодна как лед.

- Вы не обязаны так рисковать собой.

- Я придерживаюсь другого мнения. - И Джерико взглянул в ее испуганные голубые глаза. - Вы нужны мальчику, но вам придется приложить немало усилий, чтобы снова завоевать его. Теперь отец выглядит в его глазах невинной жертвой, в некотором роде героем.

- Он не поверит...

- Постарайтесь рассказать ему правду, какой бы она ни была. - Джерико шагнул мимо нее на террасу.

Над лесом поднималась голубоватая дымка. Было около трех часов - самое жаркое время жаркого летнего дня. Револьвер Джерико сжимал в правой руке. Он не был таким скорым на руку, чтобы стрелять прямо из кармана или из кобуры. Снова перед ним простиралось открытое пространство, которому, казалось, нет конца. Он помедлил, пытаясь составить маршрут. Слева от него рос вечнозеленый кустарник, впереди была живая изгородь из самшита. Он может добежать до "мерседеса", воспользоваться им как временным укрытием, оттуда перебраться к кустарнику, потом к живой изгороди - и в лес. Он глубоко вздохнул, еще раз обернулся на дверь, где за сеткой виднелось бледное лицо Лиз, улыбнулся ей и пошел.

Перебежав голубоватую подъездную дорожку, Джерико на мгновение скрючился за машиной. Из лесу не доносилось ни звука. Он поднялся на ноги и побежал, пригибаясь и петляя, по направлению к кустарникам. В лесу по-прежнему было тихо. Он добрался до живой изгороди и через мгновение оказался на опушке леса. Прислонившись к стволу огромного дуба, Джерико прислушался. Полная тишина, если не считать птиц, которые возились в верхних ветвях. Джерико заметил дрозда, кружившего над деревьями и сердито кричавшего на кого-то, кого Джерико не было видно. Он переложил оружие в левую руку и вытер о брюки взмокшую ладонь.

Стоя под деревом, он попытался обдумать свое положение. Если лес был действительно полон хорошо вооруженных хиппи, то у них есть масса возможностей убить его. Но постепенно у него начало зарождаться ощущение, что он делает именно то, чего они ожидают. Может быть, шифоновый шарф, засунутый в карман полицейского, служил своего рода приглашением? Возможно, они собирались захватить его в заложники, как некоего безмозглого сэра Галахада, который непременно ринется на спасение попавшей в беду прекрасной дамы. Если это так, то они рассчитали его реакцию со сверхъестественной точностью.

Он поднял голову и посмотрел на кружащего над ним рассерженного дрозда. То, что привлекло внимание птицы, находилось ярдах в тридцати от Джерико, за поросшим елями и соснами кряжем.

Утром было по-другому. Тогда у него был только один противник. Теперь же, в разгар дня, у него не было шансов спрятаться от целой армии. Что бы они ни задумали, он не мог избежать своей участи.

Джерико снова взглянул на сердитого дрозда, засунул револьвер в карман пиджака и направился прямо к тому месту, где начинался кряж, над которым кружила птица. Он ступал намеренно тяжело, стараясь производить как можно больше шума.

Поднявшись на пригорок, Джерико заметил внизу небольшую полянку. Разъяренный дрозд носился теперь прямо над его рыжей головой. Через мгновение Джерико стало ясно, что растревожило птицу. На дальнем конце поляны лежал мужчина. Впрочем, мужчина ли это? На лежащем была выцветшая одежда в серо-голубых тонах - сероватая рубашка и голубоватые джинсы. Из-за рыжеватых волос, доходящих до плеч, и юного возраста невозможно было определить его пол. Лицо человека было обращено в противоположную сторону, к тому же он был слишком далеко, чтобы Джерико мог разглядеть черты лица. Человек спал или был мертв.

Джерико медленно вышел на середину лужайки, от чего дрозд почувствовал себя оскорбленным до глубины души. Джерико взял правее и узнал лежащего. Это оказался Конрад, бородатый предводитель коммуны. Его лицо, обрамленное бородой, было пепельно-серым.

Джерико шагнул к нему и вдруг обнаружил, что его одиночество нарушено. Поляна заполнилась юношами и девушками - их было человек тридцать. Они выходили отовсюду, и кольцо вокруг него сжималось. Каждый держал в руках оружие. Из толпы вышла девушка и склонилась над Конрадом. Она приподняла его голову, положила ее себе на колени и тихо, по-матерински заворковала над ним.

Вслед за этим Джерико увидел Таню. По обеим сторонам от нее стояли два парня. Несмотря на перепачканное грязью и кровью белое платье, она была жива и невредима.

- Я говорила им, что вы не придете, Джерико, - спокойно и сдержанно сказала Таня.

- С вами все в порядке?

- Как видите.

К Джерико подошли две девушки в джинсах. Одна из них держала в руках винтовку из коллекции Баумана.

- С револьвером придется расстаться, - сказала вторая.

- Откуда вы знаете, что у меня есть револьвер?

- Мы видели, как ты положил его в карман.

Они следили за каждым его шагом. Они и сейчас не спускали с него напряженных и недоверчивых глаз. Джерико подумал о том, сколько пальцев дрожит в этот момент на спусковых крючках. Он медленно сунул руку в карман, достал револьвер и протянул его девушке рукояткой вперед.

- И патронташ тоже.

Он отстегнул патронташ и кобуру и тоже отдал ей. Казалось, круг вооруженных людей сомкнулся плотнее. Их лица были враждебными. Только Таня составляла исключение, но, в испачканной одежде, лишенная своей обычной безукоризненности, она казалась такой же юной, как окружавшие их хиппи. Джерико отметил, что девушек в толпе было больше, чем юношей. Однако они казались ему более взрывоопасными.

- Меня попросили объяснить вам, зачем вы здесь, - сказала Таня.

- Я сам знаю, зачем я здесь. Я пришел за вами.

- Из-за шарфа?

- Конечно. Я понял, что должен прийти.

- Я не ожидала, что это сработает. Не уверена, должна ли я чувствовать себя польщенной или вы поступили бы так даже из-за потерявшейся кошки.

- Ближе к делу! - раздался рассерженный девичий голос.

В толпе послышался одобрительный ропот.

- Дело в том, что Конрад тяжело ранен, - объяснила Таня, показав на человека, явно в бессознательном состоянии лежавшего на коленях склонившейся к нему девушки. - Конрад - предводитель их группы, Джонни. Он...

- Утром я познакомился с ним. Что с ним случилось?

- Тот полицейский ранил его в спину. Я думаю, у него внутреннее кровотечение. Если не привести к нему врача, он может умереть.

- Вы разбираетесь в медицине?

- Я работала добровольцем в больнице.

- Тогда почему они не отвезут его к врачу? В таком месте, как Бауман-Ридж, врачей должно быть достаточно.

Из шеренги вышла высокая блондинка, добрых пяти с лишним футов ростом, одетая в сползшие на бедра джинсы и свободную рубаху. В руках она сжимала автоматический пистолет. Глаза у нее были голубые, яркие и слегка сумасшедшие.

- Мы не можем отвезти его в город, - объявила она. - Люди, которые там живут, хотят, чтобы он умер. Им хотелось бы, чтобы мы все умерли.

- Ни один врач...

- Любого врача можно заставить.

- Это Джан, - сказала Таня, - она вторая после Конрада в команде.

- И как я вписываюсь в ваш сценарий? - поинтересовался Джерико.

- Ты пойдешь в город и приведешь врача, - ответила амазонка. - И захватишь все необходимое, чтобы оказать Конраду помощь, но так, чтобы по твоим следам не пришла целая армия полицейских.

- А если я не соглашусь вам помочь, мадам Президент?

- Не шутите так, Джонни! - неожиданно резко ответила Таня.

- Извините, но многое кажется мне несколько несообразным. Я должен пойти в город и привести сюда врача - так, чтобы об этом не узнала полиция или добровольцы из отрядов самообороны?

- Да, - ответила Джан.

- А почему вы думаете, что я сразу же не отправлюсь прямо в полицию? Вспомните, что я только что принес в дом раненого полицейского. Вспомните, я видел, что случилось с Алексом Бауманом. Так почему же вы думаете, что я не приведу сюда первого попавшегося полицейского?

Светловолосая амазонка обернулась к Тане:

- Из-за нее.

- Она останется заложницей?

Блондинка кивнула и ответила с устрашающей уверенностью:

- Конрад должен выжить.

- Как давно он в таком состоянии?

- Час.

- И вы только теперь собрались оказать ему помощь?

- Мы отправили в город Дэвида.

- Добрый старина Дэвид, - кивнул Джерико. - Значит, он сбежал от вас? У него есть такая манера.

- Его могли арестовать, - возразила Джан.

- Тогда он расскажет, где вы находитесь.

- Никогда!

- Моя дорогая, они ведь знают о вашем существовании. Рано или поздно они все равно придут.

Джан сняла пистолет с предохранителя:

- Пусть приходят. Но сначала ты пойдешь за врачом. Конечно, если тебе наплевать, что будет с Таней...

- Я думаю, вам следует кое-что знать, Джонни, - послышался Танин голос. Она снова поразила Джерико - в ее голосе совсем не было страха. - Они не убивали Алекса Баумана.

- Вы знаете, что с ним случилось?

- Дэвид рассказал нам, - ответила Таня.

Джерико перевел холодный взгляд на амазонку:

- Что именно рассказал вам Дэвид?

- Что вы вернулись вместе и собирались переодеться, чтобы ехать на аукцион. Дэвид сказал, что сын Баумана, Томми, пообещал одолжить ему галстук. Он уже переоделся и зашел в комнату мальчика за галстуком.

Джерико вспомнил приоткрытую дверцу шкафа, где висели галстуки. Наверное, все так и было.

- Он описал то, что увидел на кровати, - спокойно продолжала Джан, Баумана, привязанного за руки и за ноги, голого и растерзанного. Он подумал, что это сделали мы. Его первым побуждением было нам помочь. В конце концов, он такой же, как мы. Он решил дать нам время, чтобы мы успели скрыться, сбежал вниз, распорол ваши шины, обрезал телефонный провод и отправился в лес. Выйдя на нас, он рассказал, какие меры предпринял, чтобы лишить вас возможности немедленно вызвать подмогу. Только мы не имеем отношения к тому, что случилось с Бауманом. Мы не можем двинуться с места из-за Конрада.

- Мне знаком этот автомат, - заметил Джерико. - Не далее как сегодня утром я сам держал его в руках. Я вижу, что вы прихватили в доме и другое оружие.

- Да, мы заходили в дом, - согласилась Джан, - и взяли там оружие. Нам даже пришлось слегка поколотить Баумана, но мы его не убивали.

- Как сильно вы его поколотили?

- Мы наблюдали за домом и видели, как от него отъехали три битком набитых машины. Мы решили, что все уехали на аукцион. Таня предложила сходить и поискать какие-нибудь лекарства. Нам нужны были бинты и что-нибудь, чтобы обработать рану у Конрада, и, может быть, еще какие-нибудь болеутоляющие средства. Мы вошли в дом и внезапно обнаружили, что там остался Бауман. Нам пришлось вывести его из строя. Мы оглушили его, поколотили и привязали к стулу в кабинете, нашли на кухне кусок бельевой веревки. Пока одни искали лекарства в ванных на втором этаже, остальные забрали из кабинета оружие и боеприпасы. Перед домом стояла машина с ключами. Мы погрузили в нее оружие и поехали в лес. Остальные понесли лекарства. Баумана мы оставили в кабинете привязанным к стулу в полном сознании и предоставили ему возможность вопить сколько угодно после нашего отъезда. Он был жив, и серьезных ранений у него не было.

- А зачем вы принесли туда раненого полицейского с шарфом?

Губы Джан искривились.

- Это тот мерзавец, который ранил Конрада.

- Час назад?

- Он спустился с холма, со стороны усадьбы Уолтура, - продолжала Джан. - С ним никого не было. Наткнувшись на нас, он начал стрелять и ранил Конрада в спину. Мы бросились на него, но опоздали. Тогда мы оставили его подыхать, но потом подумали, что он еще может оказаться полезным. - Она перевела дух. - Так что у тебя есть выбор, Джерико. Или ты приводишь нам врача, но так, чтобы за тобой не проследила полиция, или молись за себя и Таню.

Это не было детской игрой в полицейских и гангстеров. В свое дело они верили с религиозным фанатизмом. Ставкой в их игре были жизнь и смерть, и слова амазонки не оставляли в этом никаких сомнений. Джерико ни на миг не усомнился в том, что у него именно такая альтернатива.

- Мне бы хотелось переговорить с Таней с глазу на глаз, прежде чем я дам ответ.

- Говори, но мы не можем тратить время, и разговоры с глазу на глаз у нас не приняты.

Джерико шагнул навстречу Тане, и оба парня, что стояли по обеим сторонам от нее, позволили ей приблизиться к нему. Она прикоснулась к его руке холодными пальцами и подняла на него свои темные глаза, в которых он не заметил ни малейшего страха.

Он заговорил, понизив голос, но десяток хиппи все же слышали его слова:

- Как вы здесь оказались?

- Сначала давайте вернемся к нашему разговору там, в городе. Между вами и Лиз Бауман действительно ничего не было?

- Ради всего святого, Таня, какое это имеет значение?

- Имеет.

- Ничего не было.

Она стиснула его руки в своих ладонях:

- Я хотела сразу уехать домой, в Нью-Йорк, мне не хотелось возвращаться к Бауманам. Но после полудня ни поезда, ни автобусы не ходили. Нанять машину мне не удалось. Я не могла даже взять такси до ближайшего города, чтобы там попытать удачи. Потом я увидела, как вы с начальником полиции направляетесь в усадьбу Уолтура. Я поняла, что мне необходимо поговорить с вами еще раз. Делать было нечего, и я пошла пешком назад к Бауманам. К полудню я уже миновала ворота и шла по шоссе. Тут меня внезапно окружили эти люди и увели в лес.

- Они хорошо обращались с вами?

- Да, - она грустно улыбнулась, - но я никогда в жизни так не пугалась. Когда меня привели сюда, я увидела раненого полицейского и Конрада. Они, видимо, не знали, что делать с Конрадом. У меня есть некоторый опыт в оказании первой помощи, и я предложила свои услуги. У него ужасная рана. Я попыталась остановить кровь своим шарфом. Потом кто-то из хиппи, наблюдавших за домом, сообщил, что все уехали, очевидно, направились на аукцион. Тогда я предложила пойти в дом за какими-нибудь лекарствами. Я думаю, что они сказали правду насчет Баумана, Джонни, потому что те, кто был в доме, именно так и рассказывали оставшимся.

- Они принесли что-нибудь для Конрада?

- Бинты, йод и пластырь. Я как сумела обработала рану. Но пуля осталась внутри.

- Зачем вы им понадобились?

- Они не решаются показаться в городе - ни группой, ни поодиночке. Горожане настроены так, что будут стрелять, увидев любого из них. Во мне они видят гарантию того, что кто-нибудь - вы, например, - сможет привести врача, не поставив на ноги весь город. - Она слегка отвернулась. - Ведь Конрад бог.

- Они попытались послать Дэвида?

- Они думали, что Дэвид - единственный из них, кто сможет пройти через кордоны полиции и отрядов содействия. Его отец - большой человек в городе, поэтому вряд ли там серьезно относятся к его общению с коммуной. К тому же у него есть знакомый врач - это семейный врач Прентисов.

- Он называл его имя?

- Доктор Годдард.

Джерико положил руку на плечо Тане:

- Хотите узнать, какие обстоятельства могут помешать мне вернуться сюда с врачом, но без полиции?

- Я считаю, что вы можете сделать практически все, что угодно, Джонни.

Он прикоснулся к ее щеке:

- Так и думайте, но помолитесь за меня на всякий случай. - Он взял Таню под руку и повернулся к амазонке Джан: - Вы беспрепятственно пропустили Прентиса, когда он ездил за помощью. Почему?

Глаза Джан сверкнули.

- Мы подумали, что он сможет привести сюда Фарроу. Мы получим Фарроу, чем бы нам это ни грозило.

Джерико слушал ледяной голос девушки и смотрел на окружавшие его напряженные лица. Фарроу начал все это. Он заплатит за все своей жизнью.

- Вы знаете, что, когда полиция закончит поиски взрывчатки в здании фонда, они придут сюда. В доме находится окружной прокурор, который ждет прибытия поддержки. Они придут в любом случае, независимо от моих действий. Это вполне вероятно. Что будет с Таней?

- Если они придут, то всех нас ждет смерть, - ответила Джан.

- Я приложу все силы, чтобы у вас был врач. Если моя попытка провалится, то я думаю, что Таня заслуживает снисхождения, ведь она помогала вам.

- Лучше, если твоя попытка будет удачной. Если Конрад умрет, каждая наша пуля найдет свою цель.

Глава 2

Группа хиппи, толпившихся на полянке, была невелика, но на самом деле их оказалось гораздо больше. Спорить или выпрашивать у амазонки уступки было бессмысленно. Джерико наклонился и поцеловал Таню в щеку.

- Я сделаю все, что возможно, дорогая. - Он повернулся к Джан. - Как мне выбраться отсюда, чтобы никто меня не подстрелил?

Она махнула рукой, приглашая его следовать за ней. Они пошли к гряде, где утром в него стрелял Бауман. Неожиданно он обнаружил, что вдоль дороги, ведущей к дому, стоит с десяток хиппи, вытянувшись шеренгой. Джан перебросилась несколькими словами с какой-то девушкой. Это была та самая беременная, которую Джерико видел в доме Уолтура.

- Дайте Джерико пройти, - сказала Джан.

Беременная двинулась вдоль гряды, останавливаясь возле каждого часового. Джерико ждал, стоя рядом с амазонкой.

- Ради всего святого, скажите мне, чего вы пытаетесь добиться таким образом?

- Врача для Конрада, - ответила она, не поворачивая к нему головы.

- Я имею в виду не это. Я говорю о вашей жестокости вообще. Это бессмысленно. Утром в меня стрелял какой-то парень. Потом оказалось, что это был Бауман, ему показалось, что я пытался приударить за его женой. Я отправился в полицию. Они там решили, неизвестно почему, что это вы во всем виноваты. И во что бы то ни стало решили ехать в вашу резиденцию. Результатом были взрывы. Результатом взрывов - погибшая девушка, раненый Конрад и полумертвый полицейский. А что еще будет! Весь город превратился в кровожадных маньяков. Так чего вы добиваетесь, в конце концов?

- Нас здесь человек сорок или пятьдесят, - ответила девушка, напряженно глядя на шоссе, - но если считать по всей стране, то нас тысячи и тысячи. Мы хотим объяснить людям, для чего нам дана жизнь. Мы не хотим войны. Мы не хотим отправиться на небо. Мы хотим мира, хотим жить так, как нам нравится, и создавать свой собственный мир. Мы не хотим быть пушечным мясом или пешками в играх Баумана и его мира богатеев. Мы не хотим, чтобы нас преследовали полицейские свиньи, которых нанимают для того, чтобы сделать мир безопасным для бауманов и адом для всех нас.

Ее слова звучали как проповедь. У Джерико сложилось впечатление, что она произносила их уже сотни раз. Это был прилежно выученный символ веры.

- Мы носим длинные волосы и странные одежды и живем не так, как люди истеблишмента. Ты спросишь: почему? Мы хотим привлечь к себе внимание! Мы хотим, чтобы нас услышали!

- Ваши люди имеют все шансы погибнуть, прежде чем кто-нибудь вас услышит.

Впервые за все время она посмотрела ему прямо в глаза:

- Если мы погибнем, наши голоса зазвучат громче, чем голоса живых.

- К такому исходу вы и готовитесь?

- Мы всегда были готовы к этому. Лучше подумай о том, как найти в городе врача. Ни наши жизни, ни Танина, ни твоя собственная - ничто нас не остановит, если такова цена за то, чтобы быть услышанными.

- Почему для вас настолько важен Конрад?

- Конрад - особенный. Лучше поверь в это, приятель, если ты задумал спасать свою шкуру, когда выберешься отсюда. Если ты не вернешься с врачом, то всю жизнь будешь видеть в кошмарных снах то, что останется от Тани.

Он посмотрел на нее и понял, что так и будет. По его спине пробежал холодок. Для этой странной девушки смерть была чем-то вроде рупора.

Беременная обошла посты и вернулась. Приказ передали по цепочке, и путь для Джерико был свободен.

Спустившись по противоположному склону, Джерико ощутил себя на свободе, как будто в лесу, кроме него, никого не было. За его спиной не раздавалось ни звука. Хиппи оказались дисциплинированными солдатами. Никого из них не было видно. Он вышел на шоссе и направился к дороге, ведущей в город.

Только сейчас он задумался, как выполнить возложенную на него миссию. Вряд ли будет легко уговорить врача принять участие в этой затее. Он не сомневался в том, что, обратившись в полицию, обречет Таню на мучительную смерть. Амазонка и ее войско - настоящие фанатики, им ничего не стоит привести приговор в исполнение. Найдя врача, он должен будет убедить его в том, что говорит правду, а не сочиняет мелодраматическую чепуху.

От ворот усадьбы Баумана до города было около двух миль по шоссе. Джерико понадеялся, что кто-нибудь сможет его подвезти, но по испуганным лицам за стеклами мчавшихся мимо машин понял, что атмосфера над Бауман-Ридж пропитана не только злобой, но и страхом. Неожиданно он догадался, что рыжая борода ставит его в один ряд с мятежными членами коммуны. Он оставил попытки поймать машину и ускорил шаг.

Добравшись до окраины, он оказался на заправочной станции. Служащий окинул его подозрительным взглядом:

- Где живет доктор Годдард? - спросил его Джерико.

- Его кабинет на Мэйн-стрит, напротив банка, - ответил служащий. - Не вас ли я видел утром в красном "мерседесе"?

- Возможно.

- А сейчас вы идете пешком. Что-нибудь случилось?

- Шина спустила.

- Если хотите, я могу отремонтировать.

- Спасибо, этим уже занимаются.

Город казался странно безжизненным. Машин на главной улице почти не было. Джерико подошел к банку и обнаружил, что банк закрыт и ставни на его окнах опущены, что для трех часов дня было необычно. Через дорогу он заметил крошечный белый домик с фасадом, имитирующим колониальный стиль. Рядом с парадной дверью красовалась табличка, в которой было указано, что арендаторами домика являются доктор Годдард, страховое агентство и две адвокатские конторы. На первом этаже, на двери приемной доктора Годдарда, Джерико прочитал, что сейчас как раз часы приема.

В комнате для посетителей ждал какой-то старик. Дверь в кабинет была закрыта, и оттуда доносились голоса.

- Вам не придется долго ждать, - обратился к нему старик, - сегодня большинство пациентов сидит по домам. А мне нужно только обновить рецепт. Пилюли от подагры.

- Город кажется безлюдным, - заметил Джерико.

- Повсюду слоняются эти ненормальные с бомбами и ружьями. Я и сам остался бы дома, если бы не пилюли. Без них я завтра не смогу ходить. У вас когда-нибудь была подагра?

- Нет.

- Вам повезло. Говорят, что женщинам тяжело рожать. Если бы у вас была подагра, вы бы поняли, на что это похоже. Такая же боль, только в ногах, конечно.

- Кто там у доктора?

- Парень поранился в лесу, когда гонялся за этими гомиками. Наступил в яму и вывихнул лодыжку.

Джерико подошел к двери, постучался и заглянул в кабинет. На смотровом столе сидел пациент, мужчина средних лет. Доктор, который оказался неожиданно молодым человеком с мужественным лицом, осматривал лодыжку. Джерико представлял себе врача Прентисов более зрелым, более соответствующим своему званию семейного доктора.

Над раздраженным загорелым лицом щетинились коротко стриженные светлые волосы.

- Вам придется подождать, - сказал он.

- У меня неотложный случай, - ответил Джерико.

- Подождите снаружи, пока я не закончу.

- Я друг Уайли Прентиса.

- Да будь вы другом хоть самого Господа Бога! Подождите за дверью.

Джерико почувствовал, как в нем закипает холодная ярость:

- Нет ли поблизости другого врача, к которому я мог бы обратиться?

- Если вы не будете тратить время на разговоры, я скоро закончу. Пожалуйста, выйдите.

Джерико вышел и закрыл за собой дверь. Старик захихикал:

- С Джо Годдардом не так-то просто сладить. Всего несколько месяцев прошло, как он вернулся из Вьетнама. Теперь он гоняет нас, как пленных вьетконговцев. Но врач он отличный. Только вам придется подождать, пока я не возьму свой рецепт. Когда ногу начинает дергать, без пилюль я чувствую себя, как будто меня поджаривают в аду. Такие же пилюли дают скаковым лошадям, когда они начинают хромать.

Джерико охватило предчувствие, что лучше не связываться с Годдардом, но на поиски другого врача времени не оставалось. Если полиция все-таки придет в усадьбу на выручку к Шеннону, то перестрелка так же неизбежна, как и то, что она затронет и Таню.

Спустя несколько минут, которые показались Джерико вечностью, пациент, прихрамывая, вышел из кабинета и закрыл за собой дверь.

- Стар ты для того, чтобы бегать по лесам за голыми девками, - сказал ему старик и злорадно захихикал. - Веди себя как подобает в твоем возрасте, Онслоу.

- Мы не остановимся, пока не переловим этих ублюдков всех до одного, ответил ему Онслоу.

Из кабинета вышел врач в белом халате:

- Ступайте домой и берегите ногу, Онслоу. - Он протянул старику листок бумаги. - Вот то, что вам нужно, мистер Тенни. Для начала примете четыре штуки, потом по одной каждые четыре часа. - Он повернулся к Джерико: - Что у вас за неотложный случай?

Джерико покосился на любопытного старика и хромающего Онслоу:

- Мне нужно поговорить с вами с глазу на глаз.

- Значит, не так уж это и срочно, если у вас есть время на разговоры.

Годдард развернулся и направился в кабинет. Джерико последовал за ним и закрыл дверь.

- Меня зовут Джон Джерико, я гость в доме Алекса Баумана, - объяснил он.

- Я слышал, что там у вас неприятности, - ответил Годдард.

- Большие неприятности. Бауман убит.

- Почему вы мне не позвонили?

- Телефонный провод перерезан.

- Так, и что же? Это хиппи его убили?

- Точно неизвестно.

- А кто же еще? - Годдард снял халат и надел льняной пиджак. Потом проверил содержимое своего саквояжа. - Я - сторонник порядка и законности. Это одна из причин, почему я выбрал свою профессию. Но Богом клянусь, если на вас напала бешеная собака, то вы не станете дожидаться, когда приедет собачий ящик, а убьете ее сами. Возможно, сегодня наш город преподаст хороший урок всей стране.

- Я хочу, чтобы вы выслушали меня настолько беспристрастно, насколько можете, - попросил Джерико.

Голубые глаза доктора сузились:

- Я вас слушаю.

- В лесу скрывается группа хиппи. Один из них тяжело ранен - у него пуля в спине.

- Не хотите ли вы сказать, что предлагаете мне...

- Я предлагаю вам выслушать. - Джерико повысил голос. - Среди них находится женщина. Она тоже гость Бауманов. Это балерина Таня Жаркова.

- Я видел ее фотографию в газете, - кивнул Годдард. - Красивая женщина. Что она делает у хиппи?

- Они захватили ее в заложницы. Если я не приведу им врача для раненого, они убьют ее.

- Тогда нужно захватить с собой нескольких солдат и идти за ней.

- Если я приведу с собой полицию, они все равно убьют ее. И полицейских они убьют тоже. Их там пятьдесят человек, они вооружены и наготове.

- Вы хотите сказать...

- Я хочу сказать, что, если вы не пойдете со мной, причем как можно скорее, они убьют Таню. Это настоящие фанатики.

- Где они ее держат?

- Я не могу вам сказать. Если вы не согласитесь идти со мной и расскажете полиции, где они находятся, они убьют Таню.

Годдард сунул руку в карман и вынул сигареты. Вспыхнула зажигалка, и его светлые голубые глаза сощурились.

- Вероятно, вы удивитесь, мистер Джерико, если я скажу, что не верю ни одному слову из того, что вы мне сейчас рассказали? Я ничего о вас не знаю, но мне известно, что в нашем мире полно мечтательных доброхотов, которые симпатизируют этим убийцам. Я думаю, что вы хотите, чтобы я оказал одному из них помощь, и поэтому выдумали всю эту чепуху о попавшей в беду дамочке. Ну, так меня на это не купишь. Если вы хотите помочь вашему приятелю хиппи, советую вам обратиться в полицию. Лечить раненого заключенного - совсем другое дело. Но сначала - в полицию.

- Разве вы как врач не чувствуете себя обязанным лечить раненого, кем бы он ни был?

- Не при теперешних обстоятельствах. Предположим, что вы говорите правду. Что будет с нами, когда вы приведете меня к этому раненому хиппи? Вы думаете, потом они нас отпустят? Извините. Несите вашего раненого сюда, и я приложу все свое умение, чтобы вылечить его, но сообщу в полицию об огнестрельном ранении.

- Вы не оставляете мне выбора, - сказал Джерико.

- Я и не собирался предоставлять вам какой-нибудь выбор, мистер Джерико.

Джерико громко вздохнул:

- У меня нет машины, доктор. Может быть, вы отвезете меня в полицию и я смогу договориться с ними? Может быть, они согласятся пойти со мной. Они не могут рисковать жизнью мисс Жарковой.

- Если только ей действительно угрожают, - ответил Годдард. - Хорошо, на это я согласен. Моя машина за домом.

У доктора была машина с откидным верхом. Верх был опущен, и, садясь в машину, они почувствовали, как раскалилась кожаная обивка. Доктор бросил саквояж на заднее сиденье. Настояв на своем, он стал приветливее.

- Мы месяцами пытались найти разумный повод, чтобы выставить этих ребят из Бауман-Ридж. Похоже, они сами нашли решение этой проблемы.

- Не стоит забывать, какой ценой, - отозвался Джерико.

Он бросил взгляд в зеркало заднего обзора. Дорога позади была пуста. Вспомнив, что до казарм было около мили, он вытащил из кармана трубку и сунул ее в рот.

- Можно вашу зажигалку, доктор?

- Конечно, - ответил Годдард и полез в карман.

Джерико вытянул левую ногу и нажал на тормоз, схватил левой рукой руль, а правый кулак с сокрушительной силой обрушил на подбородок доктора. Голова Годдарда запрокинулась, машина опасно завиляла по дороге и наконец остановилась у обочины. Доктор сполз на руль. Джерико открыл дверцу со своей стороны и перетащил доктора на пассажирское сиденье. Потом сел за руль, развернулся и помчался обратно в город. Когда доктор пришел в себя, они уже проехали центр города. Он повернул голову и затуманенным взглядом посмотрел на Джерико.

- Вы - сукин сын, - прошептал он и поднес руку к распухшим губам.

Джерико прибавил газу. Мимо заправочной станции на окраине города они пронеслись со скоростью около семидесяти миль в час.

- Простите, доктор, - сказал Джерико и бросил взгляд в зеркало. Оставалось молиться, чтобы у дорожной полиции оказалось достаточно дел помимо контроля за скоростью. - Ехать нам недалеко. Когда все кончится, я дам вам возможность меня поколотить, если вам от этого будет легче.

- Я могу и не дождаться, - пробормотал Годдард. - Имейте в виду, если вы попытаетесь что-нибудь сделать на такой скорости, то ни у одного из нас не будет шансов уцелеть.

Снова показались ворота усадьбы. Джерико притормозил, держа правую руку наготове, на случай, если Годдард вздумает пошевелиться. Из-под покрышек брызнул голубоватый гравий, и Джерико на полном ходу свернул к усадьбе. У мостика через ручей он съехал с дороги.

- Отсюда пойдем пешком.

- Не собираюсь никуда идти, - заявил Годдард.

- Перестаньте, доктор, не вынуждайте меня снова быть грубым.

Джерико вышел из машины, взял с заднего сиденья саквояж и обошел машину кругом. Годдард сидел, прижав пальцы к распухшим губам.

- Пойдемте, старина.

Годдард покорно согнулся и выставил ноги из машины. Только теперь Джерико наконец увидел это, но было уже поздно. У Годдарда был револьвер. Наверное, он лежал в отделении для перчаток. Доктор держал револьвер за ствол, обнажив в улыбке белые зубы. Он занес руку для удара и обрушил его на Джерико. Последним усилием Джерико попытался закрыться рукой, чтобы удар не пришелся ему прямо по лбу, но ему показалось, что в районе левого глаза голова взорвалась изнутри. После этого настала темнота.

Предзакатные лучи солнца били ему прямо в глаза. Джерико очнулся. Он повернул голову и едва сумел сдержать крик. Боль была нестерпимой. Во рту пересохло. Ему показалось, что его вот-вот вырвет.

Последнее, что он видел до того, как потерял сознание, было ухмыляющееся лицо доктора и занесенная рукоятка револьвера. Он недооценил Годдарда - молодого, сильного, прошедшего войну.

Не в силах сдержать стоны, Джерико поднялся на одно колено. Машина доктора, конечно, исчезла. Джерико с трудом встал на ноги и, шатаясь, как пьяный, направился к березе, от которой его отделяло несколько ярдов. Он прислонился к дереву и постоял так, пока мир вокруг него не перестал тошнотворно кружиться. Отойти от березы было невозможно, поскольку только благодаря ей он мог удержаться на ногах. Наконец, ему удалось взглянуть вверх, на гряду, где стояли часовые хиппи. Они могли видеть, что произошло. Они могли остановить Годдарда и отвести его к Конраду. Он понадеялся, что так и случилось. Во всяком случае, Джерико понимал, что ему нужно попытаться убедить амазонку дать ему время на вторую попытку.

Он попробовал оторваться от дерева. Голова кружилась меньше. Он ощупал себя и обнаружил под волосами шишку размером с куриное яйцо.

Джерико начал карабкаться на высокую насыпь, пытаясь подняться на вершину гряды. Каждые несколько шагов приходилось останавливаться, борясь с головокружением. Взобравшись наконец наверх, он попытался высмотреть кого-нибудь из дозорных. Но никого не увидел, да и его никто не окликнул. Тогда он спустился по противоположному склону и вышел на полянку.

В первое мгновение ему показалось, что из-за головокружения он сбился с дороги. Полянка опустела. Не было ни Конрада, ни Тани, ни амазонки с ее войском. Он уже собрался возобновить поиски, но остановился. В его фотографической памяти всплыла россыпь камней справа от лужайки и уродливо искривленная береза, под которой лежал Конрад.

Гнездо он нашел, но птичка улетела.

Глава 3

Джерико попытался собраться с мыслями. Куда они могли уйти и унести Конрада? Почему они исчезли? Если они видели его стычку с Годдардом, то могли остановить доктора, не дав ему сбежать. После этого они почему-то решили перенести раненого. Ему нужно было внимательнее рассмотреть следы на шоссе, чтобы выяснить, в какую сторону уехала машина Годдарда. Если он развернулся, чтобы ехать в город за полицией, на шоссе должны были остаться четкие следы колес. Видно, сознание еще не полностью вернулось к нему, раз он не сообразил такой простой вещи.

Одно было несомненно. Передвигаясь по земле, отряд не мог исчезнуть бесследно. Джерико обошел полянку по периметру и вскоре обнаружил предмет своих поисков - множество отпечатков ног, сломанные цветы и небольшие вмятины на мягкой земле. Отряд прошел здесь и отправился на юг от лужайки. Он двинулся в том же направлении и внизу перед собой увидел конюшни Баумана. Следы вели туда. Он прошел еще около двадцати ярдов и вдруг оказался в окружении целой толпы. Хиппи как будто выросли из земли, держа его на прицеле. К нему подошла беременная, держа оружие так, как будто родилась с ним в руках.

- Где врач? - спросила она.

- Разве вы не знаете? Ведь вы не могли не видеть, что случилось.

- Вы не привели врача?

- Я не довел его несколько ярдов. Если вы не остановили его, то он сбежал.

Ее лицо окаменело.

- По-моему тот, которого нам удалось найти, не слишком-то хорош.

- У вас есть врач?

- Его привел Дэвид. Лучше послушаем, что скажет Джан. Иди прямо к конюшне и ничего не пытайся сделать.

- Я думал, что уже сдал экзамен, - ответил Джерико.

В сопровождении беременной и еще нескольких человек, которые шли за ним по пятам, Джерико направился к конюшне. Из-за больной головы ему казалось, что все, что его окружает, болезненный бред. Дети с оружием в руках!

Подойдя к конюшне поближе, он заметил в окнах и дверном проеме силуэты вооруженных людей. Ему приказали войти. То, что он увидел, еще больше напоминало кошмар. Стоящие в стойлах золотистые лошади, насторожив уши, наблюдали за разворачивающимся перед ними странным спектаклем. Широкий стол перенесли в центр конюшни, и на нем лицом вниз лежал Конрад. С него сняли рубашку, и Джерико увидел зияющую рану. Кто-то протянул через конюшню длинный провод, заканчивающийся лампой без абажура. Таня держала лампу над раной, которую осматривал дряхлый старик, одетый в измятый костюм. На носу у него были очки в стальной оправе, то и дело съезжавшие на кончик острого носа. К тому же ему не мешало бы побриться. Губы старика непроизвольно подергивались. Амазонка с непроницаемым выражением лица стояла с ним рядом, сжимая в руках автоматический пистолет. Среди обступивших стол хиппи Джерико увидел Дэвида Прентиса.

Старик поднял на амазонку глаза и заговорил дрожащим писклявым голосом:

- Здесь я не смогу ему помочь.

- Придется, - ответила амазонка.

- Но мне темно, я ничего не вижу! - запротестовал старик; он перевел взгляд на свои бессильно дрожащие руки. - Я убью его, если попытаюсь вынуть пулю. Простите меня. У меня нет даже самого необходимого.

- Может, налить ему стаканчик? - раздался громкий голос Джерико.

Две дюжины пар глаз уставились на него.

- Ты никого не привел? - спросила амазонка, ее глаза горели, как раскаленные угли.

- Почти привел, - ответил Джерико, - я довел его до шоссе, почти до того места, где стояли ваши дозорные, когда я уходил. Я недооценил его, и он ударил меня рукояткой револьвера. Очевидно, ему удалось скрыться, и теперь он вернется с солдатами. По крайней мере, именно так он и собирался поступить. Я серьезно предлагаю дать этому человеку выпить. Разве вам не знакомы симптомы?

- Если вы выпьете, то справитесь, мистер Смоллвуд? - спросила Джан.

Старик вытаращил на нее глаза:

- Сказать вам правду?

- И побыстрее.

- Если я выпью, то, пожалуй, у меня хватит духу попытаться. Не уверен, что из этого что-то выйдет, но попробовать я, по крайней мере, решусь.

- Только где достать спиртное?

- На втором этаже живет конюх, - сказал Дэвид, - у него должно что-нибудь найтись.

- Пойди поищи, - распорядилась амазонка.

В голосе Тани по-прежнему почти не было слышно волнения:

- Вытащить пулю очень важно, Джан, но я боюсь, Конрада это не спасет. Он потерял столько крови, что ему нужно интенсивное лечение: переливание крови, лекарства, чтобы избежать инфекции.

- Ни в какую больницу мы его не повезем, - резко бросила Джан. - Этот человек сделает все, что нужно.

- Леди права, - вмешался доктор Смоллвуд, - у меня нет даже самого необходимого.

- А что вам нужно?

У старика задрожал голос.

- Ради бога, мисс Джан, разве вы не видите, что я слишком стар, чтобы справиться с такой задачей?

Дэвид поднялся по внутренней лестнице в квартиру на втором этаже. Вскоре он вернулся, держа в руках полбутылки бурбона и грязный стакан. Его лицо было белым как мел. Джерико подумал, что парень пережил день, полный таких ужасов, что никогда не сможет его забыть. Сначала убили эту девушку, Элли, потом он обнаружил окровавленного умирающего Баумана, теперь присутствовал при попытке в первобытных условиях извлечь пулю из спины Конрада, который тоже был на грани смерти. Дэвид протянул бутылку и стакан доктору Смоллвуду. Старик взял стакан, но его руки тряслись так сильно, что он, казалось, вот-вот выронит его. Амазонка подошла к нему и взяла у него стакан и бутылку. Плеснув в стакан щедрую порцию виски, она протянула его Смоллвуду. Старик вцепился в стакан обеими руками, но губы его так тряслись, что содержимое все равно проливалось на грязную рубаху.

Дэвид подошел поближе, и Джерико заметил, что молодой человек дрожит не меньше, чем руки старого доктора.

- Где вы его откопали, Дэвид? - поинтересовался Джерико.

- Я подумал, что иметь дело с ним безопаснее, чем с Годдардом, прошептал Дэвид. - Он был лучшим врачом в городе и принимал роды у моей матери, когда я родился. Боже мой, мистер Джерико!

Джерико взглянул на него и увидел, что глаза у молодого человека расширились и потемнели от ужаса.

- Нельсон!

- Что с ним?

- Он наверху в своей комнате, мистер Джерико. Мертвый. Выстрел в голову.

С Джерико что-то произошло. Им овладела дикая ярость. Он оставил Дэвида и ринулся к лестнице, ведущей на второй этаж.

- Остановись, Джерико! - приказала амазонка и сняла автомат с предохранителя.

Джерико обернулся, не дойдя шага до лестницы. Его глаза вспыхнули.

- Так вы хотите, чтобы вас услышали? Вы хотите, чтобы люди слушали вас? - В его голосе послышались громовые раскаты. - Ну, так я вас слушал и не увидел в ваших словах ничего, кроме вашего пристрастия к насилию. Дэвид сказал, что вы убили человека, который лежит там, наверху. Он был простым слугой, так что о нем не напишут в газетах. Но если вы выстрелите в спину мне, то уж об этом, мадам Президент, напишут обязательно. Поэтому стреляйте, если я ваш враг. Бросьте нести чепуху насчет борьбы за мир и делайте свое дело! Вы - обыкновенная шпана, а то, что вы делаете, гораздо хуже, чем то, что истеблишмент только замышлял. Я не смогу оказать вам сопротивления, потому что безоружен, к тому же на вашей стороне численный перевес. Но я предоставлю вам возможность убить достаточно народу, чтобы вас больше никто и никогда не стал слушать. Можете начать с меня! Можете убить Таню, хотя она старается помочь вам. Можете вручить скальпель этому старому пьяному дураку и позволить ему убить Конрада прямо на этом самом столе. А после того как большинство из вас погибнет от пуль полиции, оставшиеся в живых предстанут перед судом и смогут сколько угодно болтать и про мир, и про ненависть к насилию, и про новое общество, но только ни одна живая душа на свете не станет вас слушать. Так что можете стрелять в меня, мадам Президент. Я поднимусь и посмотрю, что вы там учинили.

Джерико развернулся и зашагал наверх. Он понимал, что рискует не дойти. За его спиной раздался громкий истерический хохот.

- Остановись! - крикнула амазонка, она обращалась не к Джерико, а к беременной, которая подняла свое ружье и прицелилась.

Джерико поднялся на верхнюю ступеньку. Дыхание со свистом вырывалось из груди. Он не оборачивался. Открыв дверь, Джерико вошел в комнату. Нельсон лежал на полу в луже крови. Пуля вошла в лоб и снесла часть черепа. Никаких следов борьбы Джерико не обнаружил. Характер раны говорил о том, что стреляли с близкого расстояния. Оружия в комнате не было.

Дверь за спиной Джерико отворилась, и в комнату вошла амазонка в сопровождении двух вооруженных девушек. На мгновение в комнате повисло молчание, потому что вошедшие уставились на Нельсона, не в силах оторвать глаз, будто зачарованные ужасным зрелищем.

- Ей-богу, Джерико, я даже не знала, что он здесь, - сказала Джан; казалось, увиденное ее потрясло. - Могу поклясться, что никто из нас в этом не виновен.

- Вам кажется, что это звучит достаточно убедительно и кто-нибудь вам поверит? - Джерико взглянул на девушку и понял, что этот вопрос был лишним. Интуиция, которой он привык доверять, подсказала ему, что она говорила правду. - Почему вы решили перенести Конрада в конюшню?

- Доктор Смоллвуд сказал, что на поляне он ничего не сможет сделать. Ему нужен был свет, вода, чтобы вымыть руки и простерилизовать инструменты. Дэвид предложил перенести Конрада в конюшню, и мы все перешли сюда.

- И вы доверили Конрада этому старому дураку?

- Он умирает, Джерико. У нас не было выбора. Мы не были уверены, что вы приведете кого-нибудь получше.

- Вы могли попытаться доставить его в больницу, в реанимацию, тогда у него появился бы шанс. Если вы позаботитесь о нем, если он для вас не только символ вашей революции, вы можете спасти ему жизнь. Что будет с ним потом вопрос правосудия. В конце концов, у него появится шанс быть услышанным.

В первый раз он увидел на ее лице сомнение.

- Если вы не виновны в том, что случилось, - продолжал Джерико, значит, кто-то приходил сюда до вас. Этот же человек был в доме Баумана после того, как вы ушли оттуда. Именно тогда ваши люди наблюдали за шоссе.

- До того как ранили Конрада, кто-то возвращался в дом, когда остальные уже уехали на аукцион. Тогда у нас не было причины остановить его.

- Его?

- Плотный парень, блондин. Скорее всего, сотрудник фонда.

Джерико плотно сжал губы. Боб Уилсон. Он сам сказал, что возвращался за чековой книжкой Лиз.

- Как долго он находился в доме?

- Недолго. Минут пять, может быть, десять.

Достаточно ли этого, чтобы обнаружить Баумана, перенести его наверх, сорвать с него одежду, изуродовать, потом задержаться, чтобы написать записку, да к тому же отмыться после кровавого занятия?

- Предположим, что вы сказали правду и в самом деле не убивали ни Баумана, ни Нельсона.

- Так и есть.

- Тогда кто-то воспользовался той атмосферой, которую вам удалось создать, для того чтобы удовлетворить свою кровожадность.

- Кто же?

- Я сам хотел бы это знать. - Он пощупал пульсирующую шишку на голове. - Остановить насилие можно только тогда, когда мы найдем ответ на этот вопрос. Потому что остановить его необходимо. Нужно остановить и вас, и полицию вместе с их обезумевшими добровольцами, если мы не хотим стать участниками бойни, которая потом войдет в историю.

- Это невозможно, - возразила амазонка. - Они не отстанут от нас, поэтому и нам придется воевать с ними до конца. Выбора нет.

- Их можно остановить, если рассказать им правду. Я могу взять это на себя. Вам придется ответить за уничтоженные полицейские машины, нелегальное хранение оружия и взрывчатых веществ и избиение того полицейского. Но и им можно предъявить обвинение за незаконное вторжение в поместье Уолтура, провокацию беспорядков и поощрение охоты на людей, которую ведут их добровольные помощники. Их можно остановить, но только тогда, когда они убедятся, что вы не виновны в смерти Баумана и этого человека, когда им станет о нем известно. Если вы сумеете обуздать ваше войско, я беру на себя обязанность остановить их.

- Если мы станем верить всем и каждому, то проиграем. Почему мы должны тебе доверять? Тебе нужно только одно - вызволить свою девушку. Мы отпустим тебя, а ты потом вернешься с оружием и приведешь сюда этих.

- Все, чего я добиваюсь, это прекратить бессмысленное истребление людей как с одной, так и с другой стороны.

- А если тебе не удастся их остановить?

- Хуже, чем сейчас, вам все равно не будет. Дайте мне попытаться, и если мне суждено потерпеть поражение, то ваше положение останется таким же, как сейчас.

- А Конрад?

- Здесь у вас ничего не выйдет. Отпустите Дэвида и доктора Смоллвуда, чтобы они отвезли его в больницу. Лучше всего, если они отвезут его немедленно. Иначе можете считать вашего Конрада покойником, Джан.

- Я не могу одна принять такое решение, - ответила амазонка, - мне нужно вынести этот вопрос на общее обсуждение.

- У нас не так много времени. Тот врач, который сбежал от меня, уже наверняка рассказал полиции, где вас искать. Скорее всего, они уже в пути. Если они решат атаковать вас, у нас уже не будет возможности их остановить. Тогда вы все окажетесь во власти абсолютного, неистового безумия, включая и тебя.

- Давайте послушаем, что скажут остальные. - И девушка направилась к дверям.

Джерико отметил, что впервые за все время они не держали его на прицеле. Значит, ему удалось добиться успеха, пусть и незначительного. Станут ли те, кто остался внизу, слушать его рассуждения?

Они спустились, их глазам открылась странная мизансцена - на столе посреди конюшни лежало распростертое тело; светлым пятном выделялась Таня в белом платье и с лампой в руках; свет лампы отражался в очках стоящего рядом с ней старого доктора с закатанными рукавами и стаканом виски в руке; вокруг них виднелись молодые лица, обрамленные длинными волосами; в свете лампы блестели бусы и стволы ружей. На переднем плане они увидели беременную с неизменной винтовкой в руках и сбившимися всклокоченными волосами настоящий символ революции. "Юная мадам Дефарж, - подумал о ней Джерико, - и такая же беспощадная".

Амазонка поднялась над толпой, не дойдя до конца лестницы.

- Дэвид сказал правду, - объявила она. - Он там, его убили выстрелом в голову. Джерико считает, что кто-то сделал нас прикрытием для своих кровожадных целей.

Послышался одобрительный ропот, напоминающий ворчание своры собак.

- Врач, которого Джерико пытался привести сюда, собирается пойти в полицию, чтобы рассказать, где мы находимся, и вскоре они могут быть здесь. Они знают о Баумане и собираются обвинить нас в убийстве, так что нам будет непросто остановить их. - Она перевела взгляд на Конрада. - Как бы доктор Смоллвуд ни старался помочь Конраду, мы все равно должны доставить его туда, где он сможет получить настоящее лечение. Если его можно перевозить, то мы должны сделать это немедленно, пока не появились солдаты.

- Куда ты собираешься его везти? - требовательно спросила беременная.

- В больницу. Возможно, Дэвиду и доктору Смоллвуду это удастся.

- Мы можем превратить этот дом в крепость! - предложила беременная.

- Это будет самоубийством, - спокойно возразил Джерико. - Фарроу со своими людьми достаточно бросить в окно несколько гранат со слезоточивым газом. Для большинства из вас занавес на этом опустится. Самое большее, что вы можете сделать, - рассыпаться по местности. А переносить Конрада с места на место вы не сможете.

- Джерико считает, что сумеет их остановить, если мы согласимся дать ему такую возможность, - объяснила амазонка.

- Нет! - воскликнула беременная. - Пусть они приходят! Дайте нам Фарроу!

Послышались крики одобрения.

- Еще недавно я согласилась бы с тобой, Линда, - ответила амазонка. - Я не говорила, что Конрад вряд ли выкарабкается, но я так думала. Что вы скажете, доктор Смоллвуд? Если мы отвезем его в больницу в ближайшее время?

- Это будет лучше всего, - ответил доктор, отхлебнув виски.

- Если Джерико удастся их остановить, мы сможем присутствовать в суде, когда они будут судить Конрада, как собирались. Если попытка Джерико провалится, нам хуже уже не будет, но Конрад останется жив и сможет рассказать всему миру, что стало с нами.

- И мы с Таней сможем, - добавил Джерико.

Беременная угрожающе повела винтовкой.

- Вам наплевать на то, что с нами будет! - выкрикнула она.

- Неправда, - возразил Джерико, - если бы вы не были так поглощены своей войной, то знали бы, что и я боролся за ваше дело. Правда, на свой манер, причем задолго до того, как вы появились на свет. Убийство, которое здесь произошло, отбросит вас лет на десять назад. Вас будут проклинать за смерть Баумана, это потрясет всю страну, и все поверят в вашу виновность. Из-за вас будут приняты новые законы, ужесточены наказания. Дайте мне возможность выяснить правду. Я хочу вас спасти, и прошу вас мне верить.

Из толпы послышался чей-то голос:

- Давайте перенесем Конрада.

Джерико взглянул на говорившего и узнал в нем юношу, бросавшего гранаты в полицейские машины.

- Что бы ни случилось потом, я за то, чтобы дать Конраду шанс.

- Снаружи стоит грузовик, - добавил кто-то, - мы можем погрузить его в кузов.

- Таню мы не отпустим! - пронзительно крикнула беременная; она была близка к истерике. - Пока она у нас, Джерико действительно будет стараться.

- Отпустите ее, и она станет вашим лучшим свидетелем, когда придет время, - ответил Джерико.

По лицу беременной потоком хлынули слезы:

- Вы позволяете ему болтать, вместо того чтобы бороться! Из-за него вы забыли о Фарроу и о том, что он сделал с Элли! Из-за него ты стала нерешительной, Джан. Он превратил вас в предателей! - Она вскинула винтовку на плечо.

Кто-то вскрикнул. Амазонка стояла неподвижно, как статуя. Беременная выстрелила, но юноша, взрывавший машины, толкнул ствол винтовки, и пули улетели в потолок. Обе лошади бросились в глубину своих денников. Юноша забрал винтовку у беременной. Он передал ее стоящей рядом с ним девушке и обнял всхлипывающую Линду.

- Успокойся, детка, - сказал он. Продолжая сжимать девушку в объятиях, он обернулся к Джерико, и его светлые глаза фанатично засверкали. - Мы отпускаем вас не потому, что верим вам, Джерико, и не потому, что вы нам нравитесь. Таня останется у нас, и мы размозжим ей голову о ближайшую скалу, если здесь появится полиция. Вы сами понимаете, что ваши шансы не растут, как снежный ком. Но вы сделаете все, что в ваших силах, потому что в наших руках останется Таня.

- Я могу даже не успеть добраться до дома, до того как все начнется. Неужели вы не задумаетесь ни на минуту и не вспомните, что она помогала вам?

- Нам никто не помогает, - с горечью произнес взрывник. - Пока не заставишь. Иначе какого черта, по-вашему, мы в таком положении?

- Тебе лучше идти, Джерико, - обратилась к нему амазонка. - Времени почти не осталось. Дэвид, вы с доктором Смоллвудом сможете отвезти Конрада в больницу?

- Конечно, - ответил Дэвид. - Лучше устроить его на каких-нибудь носилках, ребята. Там, в кладовой, хранятся попоны. Если взять несколько досок...

Казалось, что необходимость действовать ослабила напряжение. Трясущийся Смоллвуд пытался влезть в свой жатый пиджак. Таня помогала ему. Ее лицо было бледным, смотреть на Джерико она избегала.

- Если вы увидите, что я возвращаюсь один, то знайте, что я справился со своей задачей, - сказал Джерико бомбометателю. - Держите вашу воинственную мамочку подальше от моей спины, пока я не крикну вам, что и как.

Глаза юноши были горячими и злыми.

- Девушка, которую убил Фарроу, была сестрой Линды. Пусть это поможет вам понять, почему для вас будет лучше, если вы не станете требовать неприкосновенности для Фарроу. Этот мерзавец не должен уйти. Так что помните об этом, когда вы вернетесь после ваших переговоров, если только вы вернетесь, конечно. Он все равно не уйдет, придет ли он за нами сегодня, или завтра, или на следующей неделе. Не рассчитывайте на это. Кто-нибудь из нас останется в живых, чтобы добраться до него.

- Тебе пора, Джерико, иначе ты рискуешь вообще не успеть, - сказала ему амазонка.

Джерико сделал несколько шагов, отделявших его от Тани. Он положил руки ей на плечи и почувствовал, как она дрожит.

- Не обнадеживайте меня, Джонни, - прошептала она. - Я могу расплакаться, а они этого не одобрят.

- Я хотел бы пообещать вам, что все получится.

- Идите, Джонни, пока я не попросила вас не покидать меня.

Глава 4

Пробежка по тенистому шоссе, от конюшни до дома, была незабываемой. Джерико не оборачивался. Ему не хотелось снова увидеть, как на Танином лице отражается ее борьба со страхом. Он не оборачивался еще и потому, что кто-нибудь мог истолковать это как проявление нерешительности. Контроль амазонки над отрядом был тонким, как ниточка, и любая мелочь грозила привести к взрыву. Даже крошечное сомнение близкого к истерике человека могло запустить механизм.

Критическим фактором было время, и Джерико понимал, что шансов у него немного. Рано или поздно на помощь Шеннону прибудет полиция. Уайли Прентис сообщил об убийстве Баумана, и, как только они разберутся с взрывчаткой, заложенной в здание фонда и у них освободятся люди, Фарроу снова возьмется за свое. А при первом же взгляде на то, что осталось от Баумана, у него не останется никаких сомнений. Тогда никакие силы не смогут убедить его отказаться от выполнения миссии "найти и обезвредить". То, что расскажет ему Годдард, разрушит последнюю возможность заставить лейтенанта изменить свое решение. За отпущенное ему короткое время Джерико должен обнаружить истинный мотив убийства Баумана и Нельсона, причем подтвержденный фактами. Через несколько часов, не говоря уже о днях, будет слишком поздно.

Из того, что он видел и слышал, Джерико уяснил, что врагов у Баумана был легион. Он был человеком, враги у которого водились в изобилии. Лиз назвала его садистом. Дэвид, в этой истории с собакой, обрисовал его как человека жестокого и необузданного. Утренний эпизод в роще свидетельствовал о том, что Бауман был человеком, в гневе способным выйти за рамки закона. Если он имел на кого-нибудь зуб, то стал бы закручивать гайки до тех пор, пока боль не стала бы нестерпимой. Кто угодно мог быть человеком, у которого переполнилась чаша терпения. Хуже того, в городе могли жить десятки людей, о которых Джерико ничего не было известно и которые потому как бы не существовали для него, но это не мешало кому-нибудь из них оказаться тем, кто решил пойти до конца.

Что ему было известно об убийствах? Что предстояло выяснить? Знал ли кто-нибудь, что Бауман остался в доме один, когда все остальные уехали на торжества в фонде? Не могло ли случиться так, что этот человек оказался в доме случайно и воспользовался удобной ситуацией: Бауман связан и лишен возможности сопротивляться? Бесчинства хиппи подсказали ему, кого сделать козлом отпущения. Но у кого хватило бы сил и твердости духа, чтобы сначала оглушить Баумана, потом развязать его, перенести в комнату Томми, связать снова и отрезать от него, живого, по кусочку, пока он не умер? Видимо, этот человек был на грани безумия, им руководила такая ненависть, какую трудно себе вообразить. Что бы ни сделал ему Бауман, невозможно предположить, что это могло вызвать такую ярость.

Что связывало это убийство со смертью Нельсона? Нельсон мог знать, что кто-то из гостей возвращался из фонда в усадьбу, но молчал об этом. Однако его убили тогда, когда Бауман был давно уже мертв. Боб Уилсон не пытался держать свое возвращение в тайне. Он оставил записку. Тогда кто? Иначе при чем здесь Нельсон?

Одно только не вызывало сомнений: человек, совершивший в течение пары часов два таких жестоких убийства, легко не сдастся, когда его вычислят и загонят в угол. Как узнать его и устроить ему ловушку, если времени почти не осталось?

Дорожка свернула к дому, и его силуэт стал виден впереди. Перед домом стояли шесть машин. Три из них принадлежали Бауманам, на четвертой приехал Шеннон с помощниками, пятым был "мерседес" со спущенными колесами. Шестой машиной оказался кабриолет доктора Годдарда.

Не успел Джерико войти в дом, как ему навстречу на террасу выбежал Томми.

- Вы живы! - радостно воскликнул он.

- А ты как думал?

- Доктор Годдард сказал, что опасается, не убил ли он вас.

- С его стороны было большой любезностью, что он этого не сделал.

- Похоже, он просто с ума сходит, - сообщил Томми.

- Из-за чего?

- Он пытается привести в чувство раненого полицейского. Наверное, он попытается отвезти его в город, в больницу. Доктор считает, что у него поврежден череп. Вы нашли мисс Жаркову? Я имею в виду, когда вернулись без врача?

- Пока с ней все в порядке. Но дело плохо, Томми. Если приедет полиция и начнет прочесывать лес, для многих может оказаться слишком поздно.

Лицо мальчика напряглось.

- Как бы с ними ни поступили, они это заслужили, после того что сделали с отцом.

- Я не думаю, что это они его убили, Томми.

Мальчик широко открыл глаза.

- Томми, ты говорил, что не сводил глаз с матери, пока вы были в фонде. О причинах этого мы оба знаем. А что ты можешь сказать об остальных, обо всех, кто тоже был там? Боб Уилсон, мистер Трейл, мистер Ломекс, мистер Прентис? За ними ты не следил?

Томми покачал головой.

- А Нельсон? Прислуга?

- Все куда-то разошлись, сэр, - ответил Томми. - Мистер Уилсон, наверное, ушел в свой кабинет. Мистер Трейл с мистером Ломексом осматривали театр. Они потом вернулись на ленч, если, конечно, не считать, что никакого ленча не было из-за бомб. По-моему, я видел мистера Прентиса. Я помню, как он выходил из кухни, чтобы что-то передать маме. Нельсон, Фанни, Эмили и Мод помогали на кухне. Я помню, что на Нельсоне была белая куртка, а я знаю, что он всегда надевает ее, когда прислуживает в доме. Он говорит, что по его головному убору всегда можно узнать, чем он занят, - на нем или шоферская кепка, или поварской колпак, или бархатный берет, в котором он ездит верхом.

Дверной проем заполнила массивная фигура окружного прокурора. В руках у него был дробовик одного из помощников.

- Войдите в дом, оба! - крикнул он.

Джерико обнял Томми за плечи:

- Мне может очень понадобиться твоя помощь, - шепнул он.

- Какая, сэр?

- Ты и твоя мама, возможно, единственные люди, которые могут помочь мне выяснить правду.

Они подошли к Шеннону.

- Я вижу, доктор Годдард может за вас не волноваться, - заметил Шеннон. - Он не поверил вам, Джерико, и поэтому дал вам отпор.

- С ним я разберусь потом. Теперь же мне нужно, чтобы вы выслушали некоторые факты.

- Что с девушкой?

- Она останется у них, если вы мне не поверите. Давайте войдем в дом.

Раненого перенесли в гостиную и уложили на кушетку. Рядом с ним на скамеечке для ног сидел доктор Годдард. Он взглянул на Джерико и мрачно усмехнулся:

- Рад видеть вас на ногах. В основном потому, что собираюсь предъявить вам обвинение в нападении, похищении и еще в чем-нибудь, что сумеет придумать мой адвокат.

- Как он? - Джерико указал на полицейского.

- Умрет, если я не смогу отвезти его в больницу. А как ваш хиппи?

- Умрет, если они не отвезут его в больницу. Ваш подопечный ранил его в спину. Из него вытекло ведро крови.

- Если они принесут его сюда, я сделаю все, что смогу. Но я никому не позволю заставлять меня силой.

- За ним присматривают, - ответил Джерико, - кто-то привел к нему доктора Смоллвуда.

- Этого старого пьяного шарлатана!

- Но он, по крайней мере, не стал изображать из себя полисмена и постарался сделать все, что мог, для умирающего.

- Теперь выслушайте меня. Я...

- Это вы меня выслушайте, - ответил Джерико. - У меня нет времени слушать ваши рассуждения. - Он повернулся к Шеннону. - Я должен сообщить вам еще об одном убийстве. Нельсон, конюх Баумана, убит в своей квартире на втором этаже конюшни. Ему снесли полголовы выстрелом.

- Черт! Где же Фарроу?! - воскликнул Шеннон. - Эти людоеды перебьют полгорода, если их не переловить.

- И еще кое-что, - продолжил Джерико. - я убежден, что хиппи не убивали ни Баумана, ни Нельсона. Они признались, что избили вот этого, кто лежит на кушетке, но сделали это после того, как он подстрелил их парня номер один.

- Это они сказали вам, что не убивали тех двоих?

- Да.

- И вы им поверили?

- Да.

Шеннон расхохотался:

- Вас легко провести.

- Ему нужно выручить девушку, - вмешался Годдард. - Наверное, они там рассчитывают, что мы скажем: "До свидания, мы все вам прощаем".

- Может, кто-нибудь из вас наберется мужества, чтобы пойти в лес вместе со мной и лично выслушать, что они рассказывают?

- У меня никогда не было желания покончить с собой, - ответил Шеннон.

Джерико убедился в том, что в дверях столовой уже столпились все обитатели дома. Не хватало только трех служанок. Джерико машинально пересчитал присутствующих.

- Наши шансы избежать кровопролития невелики, - обратился к ним Джерико. - В лесу скрывается около пятидесяти хорошо вооруженных и кипящих ненавистью членов коммуны. Если мы не сможем остановить вооруженного и полного ненависти Фарроу, то можете рыть в Бауман-Ридж братскую могилу.

- А как вы собираетесь их останавливать? - поинтересовался Шеннон.

- Мы не должны допустить, чтобы Фарроу вошел в лес, пока не сможем дать ему ответ.

- Какой ответ?

- Кто убил Баумана и Нельсона.

- А вы знаете, кто из хиппи это сделал?

- Из них - никто.

- Помилуйте, - с отвращением протянул Годдард.

- Мы все хотим, чтобы Таня вернулась, - вмешался Ломекс, - но сказки нам в этом не помогут.

- Позвольте мне рассказать, как я себе все представляю, - снова заговорил Джерико. - Хиппи укрылись в лесу. Этот парень наткнулся на них и начал стрелять. Он ранил Конрада, который возглавляет коммуну, и они избили его. Потом они расставили дозорных вдоль кряжа. Таня возвращалась из города пешком, и они захватили ее. Но у Тани оказался некоторый опыт в уходе за больными, поэтому она попыталась оказать Конраду помощь. Примерно в это же время все, кроме Баумана, на трех машинах уехали в фонд. Хиппи видели это и решили, что дом пуст. Таня подсказала им, что в доме они смогут раздобыть лекарства для Конрада. Часть хиппи вошла в дом и в библиотеке столкнулась с Бауманом. Они оглушили его и привязали к стулу. Пока одни искали наверху лекарства, другие взяли из шкафа оружие и снаряжение, погрузили все в "корвет" Баумана, который стоял перед домом, и уехали в лес. Остальные, взяв лекарства, ушли, оставив Баумана привязанным к стулу и изрыгающим проклятия в их адрес.

- Это они вам рассказали? - поинтересовался Шеннон.

- Это они рассказывали остальным, когда вернулись в лес. Таня слышала их. Она уверена, что это не выдумка.

- И что же?

- Потом могло быть две вещи. Кто-то, кто ненавидел Баумана, по стечению обстоятельств мог в это время прийти сюда и обнаружить Баумана в том виде, в каком его оставили хиппи, то есть привязанным к стулу. Этот человек решил воспользоваться случаем, чтобы расправиться со своим врагом, свалив вину на коммуну. Это - первый вариант.

Шеннон нахмурился.

- Он вас не устраивает?

- Не совсем. Я думаю, что сюда из фонда возвращался кто-то из присутствующих, которому было известно, что Бауман остался один.

- Хорошо, Джонни, - прозвучал голос Боба Уилсона. - Это был я, ты знаешь об этом.

- Я знаю об этом, но тебя видели хиппи. Они сказали, что ты пробыл в доме не больше десяти минут. За такое время ты этого сделать не мог. Они видели, как ты вошел и вышел. Нам нужен кто-то другой.

- Почему вы считаете, что это кто-то из нас? - возмутился Уайли Прентис. В руках он держал пустой старинный бокал.

- Потому что Нельсона тоже убили. - ответил Джерико. - Он знал, кто уезжал из фонда, и потом, когда понял зачем, решил некоторое время держать это при себе. Может быть, решил воспользоваться этой возможностью для шантажа. Убийца добрался до него и заткнул ему рот. Это случилось уже после того, как все вернулись в усадьбу. Может быть, если бы у нас было время, мы смогли бы проверить, кто выходил из дома после возвращения из фонда.

- Никто, кроме тебя, - ответил Уилсон. - Ты выходил за раненым, потом за Таней. Мы же сидели, забаррикадировавшись в доме.

- Я тоже выходил, - вмешался Прентис, - когда ездил за помощью, звонил в полицию и вызывал Шеннона.

- Это могут подтвердить десятки свидетелей, - добавил Шеннон.

- Знаете, Уилсон прав. Вы - единственный, кто шатался по окрестностям и мог зайти в конюшню так, чтобы мы об этом не знали.

- Ясно, что я не мог, - возразил Джерико. - Потому что не был там. В это время я был занят тем, что пытался доставить в лес доктора Годдарда. Он оглядел окружавшие его напряженные, недоверчивые лица. - Один из вас так и уйдет отсюда безнаказанно. Приедет полиция, и нас отвезут в безопасное место. Ломекс, вы с Трейлом уедете и не появитесь здесь до следующего года. Так и было бы, если не считать того, что хиппи решили не выпускать нас отсюда, если появится полиция.

- Что они к нам привязались? - сказал Трейл. - Мы им ничего плохого не сделали.

- Если снова начнется кровопролитие, любой человек превратится в мишень, - ответил Джерико. - Все, что вы можете сделать для своего спасения и для спасения Тани, которая может надеяться только на вас, - это вспомнить что-нибудь, что может оказаться для нас важным. Кто уезжал из фонда до того, как стало известно о бомбе? Кто покидал этот дом после того, как все вернулись сюда, и кто мог зайти в конюшню? Кто говорил или делал что-то такое, что при сложившихся обстоятельствах могло показаться странным? Джерико вздохнул. - Судьба Тани волнует меня, она волнует нас всех, потому что она - одна из нас. Но если мы не найдем ответов, десятки людей будут обречены на бессмысленную гибель.

Воцарилось молчание.

- Где револьвер, который вы взяли у моего помощника? - спросил Шеннон.

- Его отобрали хиппи, - кивнул Джерико в сторону леса.

- Так что теперь у нас только дробовик, - заключил Шеннон.

- И винтовка Томми. Немного, чтобы отбиваться от пятидесяти хорошо вооруженных людей, если это то, о чем вы подумали. - Джерико обернулся к дверям. - Могу я поговорить с вами, Лиз?

Женщина повернула к нему лицо с отсутствующим, неопределенным выражением.

- Я не смогу ответить на ваши вопросы, Джерико.

- У меня есть и другие, - ответил Джерико. - Может быть, если мы оставим мужчин одних, им будет легче решить, как они должны поступить. Потому что если мы не предпримем чего-нибудь как можно скорее, то с нами что-то случится. И с Таней тоже. - Он взял Лиз за руку и повел в опустевшую столовую. Она шла неохотно, почти упираясь. Но стоило им закрыть за собой дверь столовой, как она тут же направилась к буфету, открыла дверцу и достала бутылку скотча.

- Выпьете? - спросила она как будто издалека. - Или кофе?

Он подошел к ней и перехватил ее руку, чтобы она не могла налить себе виски.

- Лиз, мне неизвестно, что вы чувствуете. Потрясение и отчаяние, конечно. Мы все это чувствуем. Вы потеряли мужа, переживаете за сына. Но что вы чувствуете в самой глубине души?

- Я так рада, Джерико! Так чертовски бессовестно рада! - прошептала она, как будто опасаясь, что кто-нибудь ее услышит. - Это достаточно прямой ответ на ваш вопрос?

- Вы ненавидели его?

- Я свободна, - ответила она, - свободна от его тирании. Много лет я любила его всем сердцем, пока не потеряла, но теперь я от этого свободна. Свободна от постыдной необходимости бросаться к вам только для того, чтобы отомстить ему. Вы спрашивали, кто кричал тогда, ночью. Это была Джуди, подружка Дэвида, которая открыла, что в боли есть наслаждение. А я, я пошла к вам, надеясь, что Алекс, узнав об этом, будет оскорблен. Что его гордыня наконец будет уязвлена.

- Так и оказалось?

- Вы подумали, что я приходила к вам за помощью. Мне действительно нужна была помощь. Ведь после завтрака вы Джуди не видели? Алекс отправил ее в Нью-Йорк, пока вы ездили в город. Она ждет его там в его личной квартире. Я знала, что он украл ее у Дэвида, и знала, в каком аду мне предстоит жить. Мне хотелось хоть как-то протестовать против этого. Он не хотел меня, Джерико, но не мог вынести, чтобы я досталась кому-нибудь другому. Для него была невыносима мысль, что кто-то может обладать тем, что принадлежит ему.

- Постарайтесь собраться с мыслями, Лиз. Понимаете, я знаю, что вы не убивали его. Сын подтвердит ваше алиби. Он наблюдал за вами, чтобы выяснить, какие именно посторонние мужчины вас интересуют.

- О Господи!

- Забудьте сейчас о хиппи. Я положительно ручаюсь за них. Если бы они вообще не существовали, а вы вернулись домой и обнаружили вашего мужа зверски убитым, на кого бы вы подумали?

Она в упор посмотрела на него:

- Знаете, он всю жизнь только и делал, что наживал себе врагов. Никто из тех, кто был связан с ним деловыми или любовными отношениями, или просто знакомые из общества не упустили бы шанса расквитаться с ним. Ненависть к нему была так сильна, что многие не остановились бы и перед убийством. Но вы имеете в виду присутствующих?

- Да.

- Знаете, кто ненавидел его больше, чем остальные? Нельсон! Звучит как насмешка, верно? В сейфе у Алекса лежит письмо с надписью: "Распечатать в случае моей насильственной смерти". Нельсон закончил колледж и был брокером на бирже. Потом связался с Алексом. Он попытался играть за его счет и в конце концов украл из фирмы солидную сумму. Алекс обнаружил это и помог ему покрыть недостачу, но потом превратил Нельсона в раба.

- Но его убил не Нельсон.

- Боб Уилсон ненавидел его. Алекс отбил у него девушку, которую Боб любил. Уайли Прентис сделал блестящую карьеру как юрист, став человеком Алекса. Ему хорошо платили, но сколько раз он был опозорен и осмеян, когда пытался покрыть неблаговидные делишки Алекса.

- А Трейл, Ломекс?

- Не знаю, Джерико. Но кто бы ни появился в этом доме, из всех он извлекал какую-то выгоду, все были средством для достижения какой-то цели. Я всегда спрашивала себя, как он их заставил. Вы тоже не хотели приезжать в Бауман-Холл.

- Но я приехал, хотя никогда не слышал об Алексе.

- И не провели здесь и одной ночи, как ощутили весь ужас этого дома. Господи, Джерико, да знаете ли вы, что это я во всем виновата? Я пришла ночью в вашу комнату, чтобы оскорбить Алекса, и это привело к тому, что он попытался вас убить, а это в свою очередь привело к тому, что вы поехали в полицию, а полиция - в коммуну... Дом, который построил Джек.

- Подумайте, Лиз. - Джерико взял ее за плечи и легонько тряхнул. Злоба, которая закончилась этой вспышкой, могла копиться годами, но что-то заставило ее прорваться именно сегодня. Не упоминал ли Алекс о какой-нибудь ссоре? Может быть, он одержал одну из своих мелких садистских побед над кем-нибудь, что и обернулось для него смертью?

Лиз взглянула на него:

- Знаете что, Джерико? Если бы я знала, кто убил Алекса, то подумала бы, прежде чем кому-нибудь сказать об этом.

- Таня может погибнуть, пока вы размышляете, - воскликнул Джерико, десятки горожан, полицейских и хиппи могут умереть, пока вы решаетесь.

Она медленно покачала головой:

- Я правда не знаю, Джерико. Когда вы сообщили мне об этом, у меня в голове промелькнуло имя: Дэвид. Дэвид Прентис. Он ведь сбежал с хиппи, а это убийство в их манере. К тому же Алекс отбил у него девушку. Но...

- Это не мог быть Дэвид. Мы оба были у Уолтура. И вернулись мы тоже вместе. Когда мы вошли в дом, Алекс был уже при смерти, правда, мы тогда об этом не знали. Дэвид подумал, что это сделали его друзья, поэтому и сбежал от меня.

Через французское окно Джерико увидел, как к дому приближается полицейская машина. Она двигалась не по шоссе, а со стороны конюшни.

- В усадьбу можно проехать мимо конюшни?

Лиз кивнула:

- Там служебный подъезд. Обычно им пользуются поставщики, но мы и сами часто так ездим.

Машина миновала конюшню, но остановить ее никто не попытался. Должно быть, хиппи уже рассеялись по лесу. Пассажиров машины они явно не видели. Последние прошли мимо окна столовой и направились к парадному входу. Одним из них был лейтенант Фарроу.

Спустя мгновение дверь отворилась и в столовую заглянул Боб Уилсон.

- Фарроу здесь, - сообщил он, - и требует вас обоих.

"Вот-вот начнется стрельба", - мелькнуло в голове у Джерико. Лиз направилась к буфету и налила себе виски. Джерико подошел к своему другу, стоявшему в дверях.

- Шеннон повел копов наверх, - продолжил Уилсон. - Ты действительно веришь, что это не хиппи?

- Уверен, что не они.

- Лиз смогла чем-нибудь помочь?

- Нет.

Уилсон бросил взгляд в сторону лестницы.

- Никто больше не должен умереть из-за этого, - тихо и зло прошептал он. - Чем я могу тебе помочь, Джонни? Ты уверен, что их угрозы насчет Тани серьезны?

- Око за око. - Из груди Джерико вырвался глубокий вздох. - Во всем этом есть что-то ненормальное, Боб. Если не удастся уговорить Фарроу подождать, пока мы не доберемся до истины, он отправится прямо в лес, после чего поймет, что ему не обойтись без подкрепления. Благодаря тому, что в его машине есть радио, через пятнадцать минут лес будет наводнен еще сотней парней. Как только хиппи увидят их в лесу, первым делом избавятся от Тани. Знаешь, что будет дальше?

- Что?

- Я сам пойду туда, найду того, кто это сделал, и тоже убью его. Чем я хуже них или Фарроу? Сегодня утром я назвал это чумой насилия. Это болезнь, причем заразная.

- А если тебе удастся его уговорить?

- Одному Богу известно, что тогда будет. Мне не за что уцепиться. Похоже, что Баумана ненавидел весь белый свет.

- Аминь.

- Но ведь кто-то его убил.

По лестнице спускались Фарроу, Макс Шеннон и доктор Годдард в сопровождении полицейского. Лейтенант выглядел потрясенным и злым. Он потрогал царапины на лице.

- Итак, мистер Джерико, все говорит за то, что денек у вас выдался не из легких. - Он повернулся к полицейскому. - Обратитесь по радио к населению и соберите всех имеющихся в наличии мужчин. Нам нужно как можно больше добровольцев. Позаботьтесь об оружии и боеприпасах.

- Есть.

- Подождите, - прервал их Джерико.

- Мистер Шеннон вкратце ознакомил меня с вашей теорией, - ответил Фарроу. - Так вот, я в нее не верю.

- Позвольте я сам вас кое с чем ознакомлю, прежде чем вы наводните эти места скорыми на расправу недоумками. Небольшая отсрочка ничего не изменит.

- Мы и так откладывали слишком долго, пока искали в фонде несуществующие бомбы.

- Вызовите кого-нибудь, у кого-нибудь есть опыт в расследовании убийств, - предложил Джерико. - В библиотеке на витрине с ружьями и в спальне Томми должны были остаться отпечатки пальцев. Поверьте, вы обнаружите такое, что будете очень удивлены.

- Город охвачен страхом, - ответил Фарроу. - Через пару часов стемнеет. Если мы не переловим этих типов, никто не будет чувствовать себя в безопасности. Надеюсь, вы скажете, где они находятся.

- Понятия не имею, - ответил Джерико.

- Вы были там и разговаривали с ними, теперь вы вернулись и пытаетесь выторговать им уступки.

- Они тоже не сидят на месте.

- И таскают с собой раненого?

- Этот раненый уже в городе, в больнице. Его отвез доктор Смоллвуд.

- Проверьте, - обратился Фарроу к полицейскому.

Полицейский бросился к выходу.

- Подождите минутку, - остановил его Джерико. - То, что я вам скажу, не теория, а факты. Их там около пятидесяти человек, вооруженных до зубов. Когда вы пойдете за ними, терять им будет нечего. Они попрятались - кто в кустах, кто под деревьями. Каждый рассчитывает сделать хотя бы один удачный выстрел, а некоторые надеются на большее. Скажите, вы готовы к потерям в количестве пятидесяти с лишним человек?

- Слушая вас, я начинаю думать, что стоит вызвать Национальную гвардию, - вмешался Шеннон. - Фарроу, может быть, мне следует связаться с губернатором?

- К тому же выходить из дома с вашей стороны было бы чистым безумием, Фарроу, - продолжал Джерико. - Утром вы убили девушку. Ах да, я подтверждаю, что это произошло в порядке самообороны. Но не думаю, что это облегчит вашу участь. У каждого из этих пятидесяти припасена для вас пуля.

У Фарроу задергалась щека. Он поднес к ней руку, затянутую в перчатку.

- За себя я не боюсь, - ответил он, но прозвучало это неубедительно.

- Если вы перестанете лелеять мечты о кровопролитном сражении и начнете расследование убийства, профессиональное и свободное от эмоций, вот тогда мы сможем спасти множество человеческих жизней, - заключил Джерико.

- Нужно послать кого-нибудь в конюшню, чтобы осмотреть тело Нельсона, поддержал его Шеннон.

- Не советую, - возразил Джерико. - Я сам могу вам сказать, что застрелили его в упор, следов борьбы в комнате нет. Поэтому я считаю, что это был кто-то, кого он знал.

- Это разрушает вашу версию, что это был кто-то из присутствующих, Джерико, - заметил Шеннон. - Вспомните, какое у нас было оружие. Револьвер вы взяли с собой в лес и говорите, что там его отобрали у вас хиппи. Дробовик я не выпускал из рук ни на минуту. Винтовка Томми у помощника, который охраняет комнату наверху. Так что ни у кого из нас не было оружия, чтобы убить Нельсона.

- Во-первых, утверждать этого мы не можем. Обыщите нас, обыщите комнаты, обшарьте весь дом.

- Вы сами говорили, что все оружие унесли хиппи.

- Мы не учли, что у Баумана был полицейский револьвер тридцать восьмого калибра.

- Хиппи могли взять и его.

- Они не упоминали об этом.

- Милые ребята! - саркастически бросил Фарроу.

- Я считаю, что револьвер взял убийца, - заявил Джерико, - и воспользовался им, чтобы застрелить Нельсона. Я думаю, что оружие и сейчас у него в таком месте, где в случае необходимости он сможет легко до него добраться.

- Положить конец этим вздорным измышлениям мы можем, только опровергнув их, - сказал Фарроу. - Кто желает подвергнуться обыску?

В ответ послышался одобрительный ропот.

- Отлично, становитесь в ряд. Свенсон, обыщите их.

Полицейский вернулся от дверей. Томми Бауман ухитрился оказаться в шеренге первым. Полицейский похлопал по его бокам поверх одежды и отпустил.

Стоявший ближе к концу Уайли Прентис буркнул, что хочет выпить, и направился в столовую.

- Подождите, пока вас не обыщут, Прентис, - обратился к нему Джерико.

- Да бросьте, Джерико! Мне просто нужно промочить горло.

Джерико быстро шагнул вперед и перегородил дверь столовой. Его голубые глаза холодно блеснули.

- Я кое-что начинаю понимать, Прентис. Я не видел, как вы возвращались, когда ездили за помощью и вызвали Шеннона. Я тогда поднялся на гряду, чтобы поговорить с Томми, а Нельсон как раз повел лошадей в конюшню. Когда мы с Томми шли сюда, вы выходили из машины. Я не видел, как вы подъехали, но ваша машина была припаркована в противоположном направлении по сравнению с другими. Тогда я не придал этому никакого значения. Теперь же мне ясно, что это означает. Вы возвращались по другой дороге.

- Именно, - ответил Прентис, - так короче.

- К тому же эта дорога проходит мимо конюшни. Вам нужно было заглянуть к Нельсону, потому что он знал, что вы уезжали из фонда и возвращались в усадьбу.

- Какой вздор! - воскликнул Прентис.

- Что между вами произошло? Он пытался шантажировать вас, и вы испугались, что это может продолжаться до самой вашей смерти? Поэтому вы убили его? - Джерико сделал шаг вперед. - Вы не будете возражать, если я проверю, нет ли у вас оружия?

- Буду, - ответил Прентис неожиданно усталым голосом.

Он сделал неуловимое движение и расстегнул пиджак. Теперь в его руке был револьвер, который он вынул из-за пояса. Прентис повел стволом перед потрясенными лицами окружавших его людей:

- Вам следует знать только одно: я рад, что этот подонок мертв. Давным-давно мне следовало с ним покончить.

Прентис развернулся и бросился в столовую.

Это произошло настолько быстро и неожиданно, что на мгновение все застыли на месте. Опомнившись, Джерико кинулся вдогонку. Когда он вбежал в столовую, Прентис уже стоял в проеме французского окна.

- Назад! - крикнул он Джерико и выстрелил.

Джерико упал на пол и перекатился за тяжелый обеденный стол. К счастью, выстрел не попал в цель, - очевидно, у Прентиса не было опыта в обращении с оружием.

Джерико поднялся на ноги. Из вестибюля доносился голос Фарроу, громко отдававшего приказы. Через окно Джерико увидел, как Прентис нырнул за живую изгородь и побежал в лес. Фарроу, а с ним и все остальные выскочили на террасу.

- Схватите его! - приказал полицейскому Фарроу.

- Не выходите! - крикнул ему Джерико и подбежал к Фарроу. - Если вы войдете в лес в форме, начнется бойня, а этого нельзя допустить. Разрешите мне привести его. Разрешите мне передать хиппи, что все кончилось.

- Ничего не кончилось, - возразил Фарроу.

- Вы можете начать сначала, но в рамках закона.

- Он прав, - согласился Шеннон. - Свяжитесь с хиппи, Джерико, если удастся. Скажите им, пусть возвращаются к Уолтуру и вызывают своего адвоката. Я заеду к нему.

Джерико повернулся, чтобы идти.

- Не переживайте из-за Прентиса, - добавил Шеннон. - Куда он денется, бедолага?

- Наверное, он рассчитывает найти в лесу Дэвида, - предположил Джерико. - Только его там нет. Дэвид помогал доктору Смоллвуду отвозить раненого в больницу.

Солнце клонилось к закату, его последние лучи освещали сумеречный лес. Джерико бегом преодолел открытое пространство и, не прячась, зашагал по лесу. Несколько раз он останавливался, надеясь услышать шаги Прентиса.

Он начал подниматься на кряж, когда в сотне ярдов слева от него раздался выстрел. Джерико побежал. Тане конец, если Прентис в кого-нибудь выстрелит.

Он взлетел на пригорок и посмотрел вниз, на поляну, на которой утром лежал раненый Конрад. На поляне лицом вниз лежал Прентис. Джерико показалось, что он корчится от боли. Джерико скатился вниз и подошел к лежащему. Револьвер тридцать восьмого калибра валялся в нескольких ярдах от Прентиса на подушке мха.

- Вы ранены? - спросил Джерико, опускаясь на колени около адвоката.

Прентис обернулся к нему. Его лицо скривилось от боли.

- Кто-то выстрелил у меня над головой. Я упал, - проговорил он, хватая ртом воздух. - Шесть недель назад я перенес третий инфаркт. Наверное, это четвертый. Я надеюсь, Джерико, что это он.

- Постарайтесь успокоиться. Вы искали Дэвида, но его нет в лесу. Он повез раненого в больницу. Лежите спокойно, я постараюсь привести кого-нибудь на помощь.

- Нет! - Руки Прентиса клещами впились в запястья Джерико. - На это нет времени. Я хотел объясниться с Дэвидом, хотел, чтобы он понял... Теперь вам придется передать ему то, что я скажу.

- Вы отнимаете у себя последнюю возможность.

- Какую возможность? Быть отданным под суд? Услышать, как меня станут поливать грязью? Выслушайте меня и передайте Дэвиду... и оставьте при себе ваши соболезнования, если они у вас возникнут. Ни один человек, кроме Дэвида, не должен знать о том, что я скажу.

- Вы не обязаны мне рассказывать.

- Это для Дэвида! - прошептал Прентис. - Его мать - моя жена - была на двадцать лет моложе меня. Я любил ее. Господи, как я ее любил! Но Алекс отнял ее у меня, он всегда поступал так с женщинами. Она просто заболела от стыда. А я... из-за своей жадности я притворялся, что ничего не знаю об этом, и я продолжал работать на Алекса. Марджори не смогла вынести этого и однажды вечером приняла смертельную дозу снотворного. Это расценили как несчастный случай, но на самом деле все было не так. Я - подлец, Джерико. Подлец и ничтожество. Я не порвал отношений с Алексом, благодаря ему я разбогател. А вчера вечером все повторилось. Только на этот раз он украл девушку у Дэвида. Будь он проклят! Я видел, что происходит, и понял, что не позволю ему сделать это.

Приступ боли заставил его замолчать.

- Лежите спокойно. Вы поехали в фонд вместе со всеми, а не на своей собственной машине. Потом вы решили вернуться, чтобы предостеречь Баумана, так?

Прентис кивнул:

- Я хотел только предостеречь его. Поэтому попросил ключи от одной из машин у Нельсона. Когда я вернулся в усадьбу, то обнаружил Алекса в кабинете привязанным к стулу. Он был в истерике от злости и выкрикивал что-то о коммуне. Я не знаю, сможете ли вы понять. Он был беспомощен, и вся ненависть, что накопилась во мне за эти годы, вдруг разлилась как желчь. Мне захотелось причинить ему боль, мучить его. Мне захотелось его убить. Он заорал на меня, и я ударил его что было силы. Потом на меня как будто что-то нашло. Я вспомнил, что у Томми есть охотничий нож. Бог знает почему, но, вместо того чтобы пойти и взять нож, я перенес наверх Алекса. Я не помню, как я это сделал. Я был вне себя, и это придало мне силы. Мне приходилось читать о хиппи и о серии убийств, прокатившихся по стране. Люди подумают, что это сделали хиппи, решил я и... - Прентис вздрогнул и на мгновение умолк. - Я сошел с ума от ненависти, я был в крови с ног до головы. Тогда я пошел в свою комнату и переоделся. Окровавленную одежду я отнес в подвал и сжег в печи. Потом вернулся в фонд. Я был уверен, что, когда Алекса обнаружат, все подумают, что это дело рук хиппи.

- Но вмешался Нельсон.

- Да. Когда я позвонил Шеннону и ехал обратно, я остановился возле конюшни, вы правильно догадались. Ему все было известно, он издевался надо мной и требовал непомерную сумму. У меня с собой был револьвер Алекса, и я застрелил его. Я... - Он не договорил.

Предсмертный крик вырвался из его искривившихся губ, и голова упала набок.

Джерико долго стоял на коленях. Наконец он поднялся и почувствовал, как ноет каждая косточка в его теле. Он поднял голову и на вершине гряды увидел бомбометателя, амазонку и еще полдюжины вооруженных хиппи и с ними Таню.

- Это он? - крикнул бомбометатель сверху.

Джерико утвердительно кивнул.

- Вас ничего не просили нам передать?

- Кое-что просили, - ответил Джерико. - Они не придут.

Они казались ему нереальными, как мираж. Потом он увидел, как они отпустили Таню, и она побежала к нему. Он тоже побежал ей навстречу.

Послесловие

Джадсон Пентикост Филипс, писавший также под псевдонимом Хью Пентикост, - автор множества романов и рассказов, нескольких пьес и эссе, признанный мастер триллера и детектива.

"Когда ты - автор более сотни детективных романов и рассказов, чаще всего тебя спрашивают: откуда берутся новые сюжеты? На самом же деле давно уже известно, что существует лишь 36 драматических ситуаций, из которых только половина заслуживает того, чтобы о них писать. Зато писать можно каждый раз по-новому, ведь люди - такие разные, а их на земном шаре четыре миллиарда... И главная игра - не в сюжете, а в людях..."

Так говорил Дж. Пентикост Филипс, писатель, более шестидесяти лет удивлявший читателей своими новыми произведениями. Писать он начал в конце 20-х годов, еще во времена учебы в Колумбийском университете.

В ранних детективах Хью Пентикоста следователи нарочито бледно прописаны и даже носят специфические "молчащие" имена вроде "Джон Смит", что аналогично русскому "Петр Иванович Сидоров". В дальнейшем из-под пера Пентикоста-Филипса начинают выходить более полнокровные, жизнерадостные, сильные герои - "напоминающие то северных викингов, то персонажей древнегреческих мифов...". Прибавляется и глубокое понимание жизни. Так, психологически очень тонко передана история перерождения прокурора, случайно узнавшего, что он послал на электрический стул невинного человека...

Во многих романах Пентикоста-Филипса нашел свое место и личный опыт писателя - увлечение коллекционированием марок ("Выделенное красным" / "Cancelled in Red"), скачками ("Лошадь номер 24" / "The 24th Horse") и, наконец, служба на военно-морской базе США в годы Второй мировой войны ("Служба закаляет" / "The Brass Chills").

Видимо, в годы войны у писателя рождается образ самого, пожалуй, популярного из его героев - сыщика Пьера Шамбрэна, который во время войны был во французском Сопротивлении, а потом волей судьбы оказался в Нью-Йорке и работал управляющим престижного отеля, где и начал, совершенно случайно, свое первое расследование...

Новые времена - новые нравы. В наше время герои Пентикоста-Филипса часто оказываются перед выбором - смириться перед всесильными преступными синдикатами или же самим пойти на нарушение закона... Все чаще появляются в романах Пентикоста мотивы вымогательства и захвата заложников, как в романе "В центре Нигде" ("In the Middle of Nowhere") или в опубликованной посмертно книге "Показательный террор" ("Pattern for Terror"). В романе "Не забудь меня застрелить" ("Remember to Kill Me") террористы захватывают в плен государственного деятеля, требуя отпустить политзаключенных в одной латиноамериканской стране; в романе "Время кошмаров" ("Nightmare Time") Пьеру Шамбрэну приходится вызволять из рук террористов-вымогателей бывшего армейского офицера, когда-то на войне спасшего ему жизнь...

Тонкая психологическая подоплека взаимоотношений детей и взрослых вскрывается в таких захватывающих детективах-триллерах, как "Одинокий мальчик" ("Lonely Boy"), "Ужин у провалившегося кандидата" ("The Lame Duck House Party") или "Вид убийства" ("A Kind of Murder").

Часто героям Хью Пентикоста приходится спасать попавших в беду заложников, вовсе не прибегая к переговорам с террористами. При этом они используют весьма оригинальные, остроумные методы.

Следует отметить, что иногда Хью Пентикост использовал в качестве материала для своих сюжетов реальные происшествия, особенно начиная с 50-х годов. Тогда он написал роман "Царство смерти" ("The Kingdom of Death"), посвященный преступлениям на нью-йоркских причалах, и роман "Джерико и немые свидетели" ("Jericho and Silent Witnesses"), который перекликался с историей Китти Дженовес из Бруклина, убитой на глазах 38 свидетелей, безразлично наблюдавших за преступлением...

А с другой стороны, однажды преступление было совершено как бы "по мотивам" романа Хью Пентикоста. В Калифорнии был захвачен автобус со школьниками, и в ФБР позвонил читатель Хью Пентикоста, который и сообщил им всю "точную механику" захвата автобуса с детьми, двигающегося по шоссе между двумя поселками. Когда благодаря некоторым сведениям, почерпнутым из романа писателя, дети были спасены, оказалось, что никто из похитителей не читал этого романа. Таким образом, литература помогла жизни...

Чтение произведений Джадсона Пентикоста Филипса доставляет не только удовольствие от смакования интриги и стиля, но и может оказаться исключительно полезным в наше неспокойное время...