/ / Language: Русский / Genre:psy_sex_and_family

Брак без крика и ссор

Дженни Ранкел

Вступая в брак, каждый человек полагает, что проживет с супругом всю жизнь словно в медовом месяце. Однако проходит время, и все семьи сталкиваются с бытовыми проблемами, которые приводят к конфликтам и ссорам. Эти семейные перебранки постепенно разрушают романтику отношений, не решая при этом ваших проблем. Автор этой книги предлагает революционную методику «БезКрика», способную превратить любой семейный скандал в средство укрепления, а не разрушения брака. Советы Ранкела помогут вам правильно распределить домашние обязанности, наладить отношения со всеми членами семьи вашего партнера и достичь гармонии в интимной жизни. Изучив эту методику, вы сможете сделать свою семейную жизнь крепче и ярче, чем когда-либо прежде!

Хэл Эдвард Ранкел, Дженни Ранкел

Брак без крика и ссор

© Малышева О. Т., художественное оформление, 2013

© Грудницкая Е., перевод на русский язык, 2013

© Оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2013

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Посвящается Джону Каплану

Ты значишь для меня больше, чем просто бизнес-партнер и дорогой друг; ты мой брат, который во многом наполняет мою жизнь смыслом и поддерживает в выполнении миссии БезКрика.

Концепция БезКрика: познание искусства совместных отношений, основанных на терпении и спокойствии; умение контролировать свои эмоциональные реакции вне зависимости от поведения окружающих людей; умение сосредотачиваться на собственной личности и заботиться о себе ради всеобщего блага.

Введение. Погодите — эта книга о браке может быть не для вас

Раньше я считала, что брак ограничивает меня, уменьшает мои возможности; что приходится быть малозначимой, когда живешь с кем-то. Тогда как на самом деле следует быть кем-то больше, чем ты есть.

Кэндис Берген

Почему вы принялись за чтение этой книги?

Причин может быть множество. Возможно, вы помолвлены или недавно вступили в брак и теперь взялись за чтение книг о семье. Или у вас прекрасный брак, и вы бы хотели, чтобы таким он и оставался. Может быть, вам понравилась моя первая книга «Воспитание без крика и ссор», и вы надеетесь применить те же принципы в браке. Или, возможно, — и это наиболее веская причина для чтения — вы действительно страдаете. Вам кажется, что нынешний брак является худшим из возможных или, по крайней мере, худшим из ваших браков. И это заставляет вас отчаянно искать рекомендации по его улучшению.

Но что бы ни побудило вас к чтению, у меня есть просьба: подождите. Эта книга может быть не для вас. Потому что она не совсем обычна.

Наверное, это первая книга о браке, в которой говорится, что то, чему вас учили, — не только неверно, но, в сущности, вредно. И это определенно первая книга, говорящая: лучшее из всего, что вы можете сделать для своего брака, — стать более эгоцентричными, научиться обращать меньше внимания на своего супруга и больше на себя… для блага вас обоих.

Понимаю, что это в лучшем случае звучит смело, в худшем — крайне эгоистично. Ваша боль и желание улучшить положение наверняка звучат сильнее, чем любые мои слова. Вы можете подумать, что я просто не могу понять того, через что приходится проходить день за днем, чтобы ваш брак не развалился.

И вы будете правы.

Я незнаком с вами лично и никогда не смогу в полной мере понять, насколько ужасно ваше положение. И никто не сможет. Однако мой убедительный совет вам остается прежним — погодите.

Погодите лишаться своего семейного положения прямо сейчас, каким бы оно ни было. Если вы счастливо или несчастливо женаты/замужем… или только начали задаваться вопросом на эту тему. Если вы пока не в браке и находитесь в поиске… или уже не в браке и снова ищете партнера. Если вы в процессе развода и находитесь на пути в суд. Остановитесь, что бы вы ни делали, подождите! Я настолько верю в то, что мое видение брачных отношений способно изменить вашу жизнь, что смею просить прекратить любые действия. По крайней мере, до тех пор, пока вы меня не выслушаете.

Я приглашаю вас избавиться от разрушительных заблуждений о браке — и затем рассмотреть некоторые фундаментальные истины. Такие, как:

• Если вы себя не контролируете, то не можете полноценно участвовать во взаимоотношениях, поскольку главными барьерами на этом пути являются не плотный график или несовпадающие интересы с супругом. Главный барьер для построения взаимоотношений — это ваш «крик», ваша собственная эмоциональная реактивность. Таким образом, умение сделать паузу и мыслить ясно является первоочередной задачей и шагом к истинной близости. И…

• Дело не в том, что вы представляете собой вообще, а в том, какова ваша сущность, поскольку упор на общие интересы и совместимость — это основание для поверхностной дружбы, тогда как опора на целостность личности среди постоянных изменений является фундаментом для построения глубоких, длительных супружеских отношений. И…

• Единственный навык, который вам необходимо освоить при общении, — это подлинная самопрезентация (ПСП), поскольку смысл взаимоотношений не в том, чтобы использовать какие-то искусственно активные техники выслушивания друг друга. Их смысл в том, чтобы словом и делом наиболее точно представить самого себя (ваши мысли, предпочтения, взгляды, намерения) — так, чтобы ваш партнер, по крайней мере, имел шанс узнать, что вы собой представляете. И…

• Лучше «гладить против шерсти», чем не гладить вообще, поскольку встретиться лицом к лицу во время конфликта — лучший путь к истинной близости. Исключите холодное избегание, особенно если желаете добиться действительно откровенных отношений (и потрясающего секса).

• Если хотите теплых семейных отношений, вы должны пройти сквозь огонь (а также воду и медные трубы), потому что любой паре в каждой культуре на протяжении всей истории человечества приходится ломать немало копий в обсуждениях обязательств друг перед другом. И те партнеры, которые способны сохранять спокойствие и пройти сквозь подобные обсуждения, сохранив лицо, имеют лучшие шансы на создание действительно теплых, близких отношений. И…

• Близость всегда начинается с «я». Потому что брать на себя риск и отважно добиваться своего партнера, будучи самим собой, со своими глубокими чувствами и желаниями — иначе говоря, представляя собственное «Я», — это единственный путь к близким, открытым отношениям и к духовной близости.

Должен сказать, что эти «истины» могут бросать вызов тем понятиям о браке, которыми вы дорожите. Если так, то эта книга может быть не для вас.

Кроме того, вы можете вовсе не искать новых «истин», касающихся супружеских отношений; можете честно находиться в поиске новейших и эффективных методов управления супругом, «воспитания мужа», улучшения коммуникации друг с другом и так далее. Если так, наверное, вам стоит поискать другую книгу.

Я считаю, что человек действует правильно, когда имеет ясное видение ситуации, представляет истинное положение вещей и оценивает альтернативы. Какой выбор сделаете вы — зависит лишь от вас; этот выбор никогда не смогут определять другие люди, даже так называемые эксперты вроде меня. Однако я действительно считаю, что все, что вы ищете и в чем реально нуждаетесь, чтобы радикально изменить брак, превратив его во взаимоотношения вашей мечты, может быть найдено на этих страницах. Вы узнаете о людях, которые приняли смелое решение покончить с вредоносными формами поведения и создать новые — путем Достижения Спокойствия, Зрелости и Близости в отношениях. Как вы можете догадаться, имена и детали были изменены из соображений конфиденциальности, но все истории реальны. И вы сможете узнать в них себя.

Я не стану говорить, что именно вам следует делать. За исключением следующего:

Держитесь.

Держитесь за свою веру, даже слабую; не сомневайтесь: вы не сошли с ума и вы не одиноки. Ваши семейные отношения сложны, очень сложны — как и у большинства состоящих в браке людей.

Держитесь за надежду, что вы способны изменить свой брак — и всю свою жизнь. Выход на луг спокойствия и радости может быть ближе, чем вам кажется.

Прежде всего держитесь за целостность своего внутреннего «Я», наиболее принципиальную часть самих себя — то, что вы собой представляете.

Ваше внутреннее ядро — это та часть личности, которая информирует о ваших глубоко укоренившихся принципах и самых заветных мечтах. Это часть вас, несущая величайший потенциал для глубоких, подтверждающих любовь и способных изменить жизнь решений. Я написал эту книгу, обращаясь непосредственно к ядру вашей личности, поскольку ваше внутреннее «Я» знает, что жизнь и брак — дело непростое. Как и то, что не бывает ни жизненного роста, ни развития семейных отношений без ясного видения ситуации.

Ваше собственное «Я» знает, чего вы хотите больше всего. И тот факт, что вы читаете эту книгу, свидетельствует о вашей заветной мечте: жить в прекрасной семье, где царят мир и теплота; о зрелых, близких взаимоотношениях.

Чтобы создать такие отношения, вам, вероятнее всего, придется серьезно переучиваться.

И снова — держитесь. Если уж вы решились открыть эту книгу, будьте готовы к езде по ухабистой дороге — и эта поездка может перевернуть ваши прежние представления о браке. Итак, вы готовы начать двигаться вперед, к близким и теплым отношениям, о которых всегда мечтали?

Тогда — держитесь.

Дулут, Джорджия, Август 2010 г.

Хэл Эдвард Ранкел, лицензированный семейный психолог

Вступительное слово о структуре книги и авторстве

Как вы наверняка заметили, на обложке книги присутствует не только мое имя. Дженни, моя жена, указана в качестве ассистента этого проекта. По правде говоря, она одновременно соответствует и не соответствует этому определению. Она больше чем соавтор — в действительности она сотворец метода БезКрика и сопрактик его принципов на работе и в нашем доме; она директор по контенту в Институте ScreamFree и в нашей некоммерческой организации.

В то же время Дженни не совсем соавтор, поскольку не разделяет со мной ответственности за содержание книги. Я один отвечаю за все, здесь написанное. Поэтому вы не увидите здесь местоимения мы; мы не собирались продвигать себя как идеальную пару, поучая вас, каким должен быть идеальный брак. То, что мы придумали, намного более полезно, и по этой причине имя моей жены присутствует в книге, над которой Дженни работала в качестве практического редактора. И вот почему.

1. В то время как мой опыт в качестве лицензированного семейного психолога делает мои доводы в определенной степени убедительными, это не всегда позволяет мне увидеть некоторые вещи с обывательской, а не с терапевтической точки зрения. Наряду с тем, что я всегда заинтересован в отзывах моих коллег, профессиональных семейных психологов, моя книга написана не для экспертов.

Я хочу взять лучшее из своего терапевтического опыта и перевести его в рабочий практикум для супружеских пар. Дженни, в свою очередь, хорошо осведомлена в этом вопросе, и у нее весьма острое чутье на то, как мои слова могут быть встречены неспециалистами.

2. Кроме того, Дженни — женщина и жена. То, что она привносит в книгу, высказывая свои личные соображения, помогает смягчить некоторые мои суждения. Да, я усердно работал над тем, чтобы по возможности избавиться от такого влияния, но я знаю, что без весьма полезной (и порой болезненной) коррекции Дженни книга была бы другой.

Часть 1. Достижение Спокойствия, Зрелости и Близости в отношениях

Если я выхожу замуж, то хочу быть очень замужем.

Одри Хепберн

Почти все хотят жениться или выйти замуж. Маленькие девочки мечтают о пышных свадьбах, да и мальчики грезят о девочках своих мечтаний чаще, чем готовы в этом признаться. Позже молодые женщины не расстаются со своими мечтами о замужестве, активно посещая свадебные торжества и смакуя каждую романтическую комедию. Молодые люди, несмотря на притворные страхи перед обязательствами, по-прежнему продолжают искать девушек своей мечты, с которыми могли бы создать крепкую семью. И, да, они смотрят те же самые романтические комедии.

Все верно. Большинство парней смотрят ромкомы (романтические комедии. — Примеч. пер.) еще и потому, что каждая имеет закономерный финал — герои женятся. Этого хотят сами персонажи, их поощряют друзья, а зрителям до смерти хочется увидеть, как это случится. Романтические фильмы не выполняют своего предназначения, если герои в них не женятся.

Даже нынешняя полемика по поводу однополых браков подтверждает данный факт: в «нетрадиционных» отношениях партнеры отчаянно желают признания их официального статуса, приносимых друг другу клятв верности, брачной традиции.

Да, почти все хотят жениться или выйти замуж. Однако мало кто из нас действительно хочет быть женатым или быть замужем.

Состоять в браке, по-настоящему быть замужней женщиной или женатым мужчиной — это гораздо больше, чем показано в кино. На самом деле ни добрачные консультации, ни наблюдение потрясающих отношений между собственными родителями не способно адекватно подготовить нас к браку.

Для того чтобы состоять в браке, требуется развитие высокого уровня личностной зрелости; той зрелости, которую отличает высокая степень уязвимости, способность прощать и бесконечное терпение. И все это на первом же году брака! (И, конечно, во все последующие.)

Годы идут, и брак начинает напоминать уже не ромком, а ситком (комедия положений. — Прим. пер.). «Брак подобен бесконечному несмешному эпизоду из сериала „Все любят Рэймонда“», — говорит герой фильма «Немножко беременна». В одной из моих любимых сцен в ситкоме есть такой момент. Зевающий, потягивающийся Джон Гудман, телевизионный муж Розанны, выходит через парадную дверь с требованием новообретенной свободы: «Эээ… знаешь, жена и дети — это мило, и все такое… но я должен уйти».

В нынешних обстоятельствах вы уже наверняка не считаете эту сцену забавной — возможно, вы состоите в браке с тем, кто ведет себя подобным образом. И это может травмировать вас и заставить кричать. Или вы можете быть одним из тех, кто просто готов сбежать (другая форма «крика»). Все нормально: просто вы становитесь честны сами с собой, со своими чувствами и жизненным опытом. И тут приходится признать, что у нас немало общего друг с другом. Когда мы становимся супругами, начинаем осознавать следующее:

• ух ты, да ведь я и мой супруг — на самом деле разные люди;

• все оказалось сложнее, чем я думал/думала;

• независимо от того, насколько я стараюсь, конфликт неизбежен;

• если я хочу перемен, наверное, начать придется мне.

Это осознание не рождает проблему. Как вы узнаете из первой главы, спокойная концентрация на себе и своих истинных чувствах — первый шаг к созданию отношений, которых вы желаете.

Проблемы начинаются тогда, когда те, кто осознал эти истины, воспринимают их с некоторой долей замешательства и обиды. Мы признаем эти истины, но не хотим принимать их, поскольку, черт подери, совсем не рассчитывали, что все обстоит именно так! Мы должны хорошо подходить друг другу! Нам следует ладить! Мы должны иметь одну и ту же точку зрения на проблемы и одинаковым способом справляться с ними! Верно?

Вот здесь-то и начинается Брак БезКрика. Это информация, которая дает нам право свободно чувствовать себя обиженными и запутавшимися. Нам следует чувствовать себя таким образом — из-за многочисленных брачных советов и экспертных наставлений, которые вводят в заблуждение. Люди сегодня разводятся гораздо чаще, чем когда-либо прежде, — в том числе потому, что супруги пытаются подогнать свой брак под некий эталон, что на деле только все ухудшает.

«Брак без крика и ссор» — одна из первых книг о браке, которая развенчивает все эти заблуждения. Она дает возможность свободно и в полной мере осознать контрпродуктивные модели поведения, которые заводят брак в тупик, и противостоять им. Я надеюсь помочь вам. Давайте начнем с уникального принципа из метода БезКрика:

Если вы хотите теплых отношений с супругом, нужно научиться остывать.

В данной книге «сохранение спокойствия» не сводится к простым техникам управления гневом или к искусственным правилам поведения (борьба по правилам). Нет, метод БезКрика способен на нечто более серьезное.

Здесь «сохранение спокойствия» означает обнаружение вашего внутреннего «Я» и следование ему. Надо набраться храбрости, чтобы открыто добиваться исполнения своих истинных желаний — даже во время серьезных конфликтов. Это означает готовность спокойно принимать трения брачных обязательств — и становиться более близкими друг другу.

Вступать в конфликты, сохраняя при этом личную целостность, непросто, но это и не должно быть легко. Развитие брака, построенного на страсти, обязательствах и глубокой взаимной привязанности означает посвящение себя новому способу отношений. Это требует сохранения спокойствия во время конфликтов с супругом, которые прежде могли провоцировать вас на какую-либо форму «крика». Вести себя БезКрика — значит придерживаться своих заветных желаний и решаться быть уязвимыми… без знания ответной реакции супруга. Следует научиться смотреть на старые модели поведения (паттерны) в браке через новые линзы, воспринимать их в качестве возможности для личного роста и изменения взаимоотношений. Это путь не для слабых духом, но награда стоит борьбы.

Революционный подход метода БезКрика

В моей первой книге «Воспитание без крика и ссор» я показал, насколько полезно уметь оставаться спокойными и в то же время быть «на связи», когда мы ведем детей во взрослую жизнь. Меньше сосредотачиваясь на поведении детей и больше — на своем, мы прекращаем брать на себя ответственность за наших детей — и начинаем исполнять свои обязательства перед ними. Тот же подход используется и в этой книге. Здесь я прошу вас сосредоточиться на себе, успокоить себя, чтобы научиться принимать естественные для брака конфликты — и через них расти и становиться ближе друг другу.

В части первой книги вы узнаете о новом подходе к одной из основных брачных проблем.

Этот подход настолько необычен, что можно не сразу понять, о чем идет речь. Это может показаться настолько бессмысленным, что вы испытаете искушение немедленно отвергнуть его. Я говорю «бессмысленным», поскольку этот подход настолько отличается от всех остальных, что вы можете подумать, что он абсолютно не эффективен. Я говорю «бессмысленным», потому что он настолько прост, что может показаться, что он не способен что-либо изменить.

Да, я считаю этот подход и эффективным, и способным вершить преобразования. Я наблюдаю, как он работает у пар с многочисленными проблемами и разного рода паттернами. Когда один партнер решает использовать этот подход, с какими бы трудностями это ни было сопряжено, у истории появляется новое будущее, проблемы находят решения — и модели поведения меняются навсегда.

Истина такова: вы не обязаны всегда говорить только правильные вещи в подходящие моменты, чтобы иметь хороший брак. Вы не должны знать своего супруга от и до, не обязаны приносить в жертву свою жизнь, чтобы соответствовать его/ее потребностям.

Как вы увидите, все, что вам нужно делать для того, чтобы построить крепкий брак и наслаждаться близкими отношениями, — это Достигнуть Спокойствия, Зрелости и Близости.

И я знаю, каким образом вы сможете сделать это. Готовы? Тогда начнем.

1. Если вы себя не контролируете, то не можете быть «на связи»

Когда люди пребывают в стрессе, они не любят думать, но это то время, когда требуется поразмыслить.

Билл Клинтон

Благодаря социальной сети «Фейсбук» я нахожусь «на связи» с друзьями с четырех континентов. Я повторно познакомился с приятелем из колледжа, и мы вспомнили о том случае, когда вылили на нашего соседа по комнате пюре из растворимых картофельных хлопьев, в то время как тот принимал душ… Недавно я подружился в Сети с южнокорейскими фанатами «Магнолии», моего любимого фильма. Я даже могу присоединиться к растущему движению Осведомленных Бейсбольных Фанатов Против Назначенного Хиттера. Я — часть движения!

Несомненно, «Фейсбук» и другие социальные сети достаточно хорошо меня знают. То же справедливо и для моего оператора мобильной связи. Все эти компании знают, чего я хочу. Они называют это одним именем.

Связь.

Мы, люди, жаждем этой штуки, называемой связью. Мы стремимся к ней столь страстно, что готовы потратить любое количество времени или денег. Мы подключаемся к Интернету, чтобы восстановить связь с нашими школьными друзьями. Остаемся на связи через беспроводную сеть, чтобы иметь возможность общаться со своим кругом знакомых.

Люди в современном обществе находятся на связи разными способами, и возможностей для этого стало гораздо больше. Отчего же, несмотря на это, нам хочется еще и еще?

Взять, к примеру, путешествия. На этой неделе я ездил из Атланты, где живу, в Колорадо, чтобы работать с семьями военнослужащих. Сто лет назад эта поездка заняла бы неделю или около того, мне пришлось бы добираться на поезде и в повозке. После того как я наконец-то прибыл на место, мне потребовалась бы еще неделя, чтобы моей семье доставили открытку с сообщением, что я добрался благополучно. Контраст с нынешним положением вещей очевиден. Как только самолет приземляется, мы вытаскиваем свои смартфоны, чтобы дать знать тем, кого любим, что благополучно добрались до места назначения. Однако это не звучит успокаивающе: обилие возможностей для связи не делает нас свободнее. Это похоже не на истинную связь, а на тревожную привычку.

Так в чем же проблема? Или, что более важно, каково решение?

Первая проблема заключается в том, что все эти способы поверхностного псевдообщения посредством современных технологий не имеют ничего общего с исполнением наших заветных желаний. Смотрите: провайдеры все более совершенствуются, давая нам иллюзию истинной, близкой связи, увеличения человеческих возможностей, мнимый способ избавиться от тревог. Но то, что в действительности называет связью цифровая эра, на самом деле просто знакомство. Да, мы знакомы друг с другом как никогда прежде. Но хотим чего-то более глубокого, личного. Чего-то особенного.

И мы можем это иметь.

Ответ — это… брак?

Однажды и, казалось бы, навсегда люди были объединены в пары, когда был изобретен вид связи, названный браком. На каждом континенте, в каждой культуре на протяжении всей истории человечества люди создавали семьи, вместе шагая в худшее или лучшее будущее. Начиная с самых ранних эпох люди стремились соединиться — и жертвовали многим ради шанса быть для кого-то особенными. Пещерные люди выцарапывали рисунки на эту тему, на каждом языке об этом написаны стихи. Люди всегда жаждали испытать с кем-то особенную, близкую связь. И мы по-прежнему этого хотим; желаем выбрать кого-то, и чтобы этот кто-то выбрал и нас. Мы хотим делиться своими тайнами с кем-то особенным — и ждем от него или от нее такого же доверия. Мы страстно желаем иметь особую связь с единственным, исключительным человеком, чтобы создать с ним семью.

Связь.

Я знаю, о чем вы могли подумать. О том, что не каждый жаждет подобной связи. К примеру, вы сомневаетесь, что ваш супруг все еще хочет быть рядом с вами. Или вы не уверены, что хотите взаимоотношений со своим супругом. Вы можете задаваться вопросом: а были ли вообще в нынешнем браке истинные близкие отношения или будут ли когда-нибудь. Я хочу, чтобы вы знали: я слышу вас. На протяжении всей книги буду стараться говорить, обращаясь непосредственно к вашей боли и проблемам. Но знайте и еще одно. Если у вас есть эти проблемы, если они беспокоят, можете быть уверены: вы все еще хотите этих отношений. И я полагаю, что ваш супруг тоже хочет. Все мы хотим.

Откуда мы это знаем?

Прежде всего взглянем на последние исследования, которые совпадают с моим клиническим опытом в качестве брачного и семейного психолога.

Подавляющее большинство мужчин и женщин сообщают об одинаково сильном желании близкой, эмоциональной связи. Именно так: мужчины заявляют о сильной эмоциональной связи как о своем главном желании.

Вам может быть трудно в это поверить, может казаться, что каждый мужчина мечтает о девице легкого поведения и девственнице в одном лице, однако доказательства очевидны. Все эти мужчины повторно женятся даже после ужасных разводов, несмотря на то что второй и третий браки распадаются в 60–70 % случаев. Исследования говорят: женатые мужчины счастливее, достигают большего финансового успеха и дольше живут.

И женщины по-прежнему заявляют, что близкие, эмоциональные отношения являются их главным желанием. Несмотря на все феминистские достижения, просвещенные женщины не оставили поисков близких отношений.

Вторым доказательством того, что все мы жаждем отношений, являются телевизионные программы. Производители и рекламодатели точно знают, чего мы желаем: сильной романтической связи. Подумайте об этом. Зачем покупать какой-то особенный дезодорант? Зачем принимать синюю таблетку, отваживаясь на четырехчасовую эрекцию?

Связь.

Мы хотим, чтобы наши тела были готовы к ней, нам нравится об этом фантазировать, наблюдая за другими людьми, — и мы готовы рискнуть жизнью и… ээ… конечностью, чтобы получить шанс на обретение этой связи.

Как раз в этом и заключается смысл брака. Он является ответом на вопрос: «Что мне делать с этим беспрестанным, ненасытным желанием обрести истинную взаимную связь?»

Ну, конечно, вы вступите в брак. И затем будете жить вместе — долго и счастливо.

Верно?

Все же я писал эту книгу о браке для тех, кто уже является «связанным». Я предполагал, что многие читатели уже замужем, или женаты, или же в скором времени намерены вступить в брак.

Вот и вы, один из тех, кто уже связан и все еще сражается, читаете эту книгу о браке. И вы осознанно размышляете о своих нынешних отношениях и о том, как найти обнадеживающую, полезную информацию, которая могла бы вас порадовать и многое изменить.

Но если и вы и я уже состоим в браке, почему мы ищем помощи? Семья, история и культура сказали, что брак — это окончательный ответ на наше страстное стремление. Значит, что-то не так? Что-то не так именно с нашими браками — или с браком вообще?

Получается, есть что-то еще, что мешает наслаждаться тем, чего мы желаем больше всего на свете?

Да, есть. И об этом написана эта книга.

Ответ заключается в следующем: все мы слишком часто кричим.

Мы кричим на своих супругов или внутренне кричим на себя. Мы кричим, потому что таким образом реагируем на тревогу в отношениях и беспокоящие нас моменты. Мы кричим в браке, потому что не знаем, как еще справиться с тем, что мы разные по своей сути. Мы хотим близости, и поэтому женимся или выходим замуж. Затем мы хотим стать ближе своему супругу. Однако ирония в том, что, когда мы тревожимся по поводу того, что отдалились от супруга, мы кричим, а крик не делает нас ближе. Он может еще сильнее отдалить нас друг от друга. Обратное тоже верно.

Требование личного пространства в ответ на чрезмерное стремление партнера к близости также не работает в браке. На самом деле обычно наблюдается обратный эффект: усиление тревожной близости, фактически напоминающей удушение.

Я слышу, о чем думают некоторые. «Но я ведь не кричу на своего супруга». И я раньше думал так. Но то, что я подразумеваю под «криком», не просто вопли с повышением голоса. «Крик» — это термин, который я использую для описания величайшего врага, с которым мы сталкиваемся в браке, — эмоциональной реактивности. Это объемное клиническое понятие для описания процесса, который позволяет нашим тревожным эмоциям заслонять ясное мышление. Стать эмоционально реактивным — значит позволить страхам или тревогам определять выбор нашего поведения. И всякий раз, когда мы идем на поводу у своего беспокойства, это приводит к тому результату, которого мы старательнее всего пытались избежать.

Я знаком с этим не только на клиническом уровне — и сам познал эту истину на личном опыте. Позвольте мне перенести вас на семнадцать лет назад, в то время, когда Билл Клинтон стал новым президентом, «Секретные материалы» были телевизионным феноменом, а я чуть не развелся… через три дня после свадьбы.

Проблемы в раю

Тогда, в 1993 году, мне понадобилось три дня, чтобы осознать, что я на самом деле женат. Знаю, звучит нелепо, но это правда. Тогда мы с Дженни, моей прекрасной женой, сидели в ресторане на Гавайях и наслаждались потрясающим ужином с лобстерами. Еда была великолепная, само место и Дженни — восхитительны, погода отличная. Но как только я осознал, что женат, все на свете перестало иметь значение. Все, что тогда было для меня значимо, в тот момент летело к черту.

Однако давайте разберемся. Прежде всего следует знать, что Дженни и я были относительно молоды на момент бракосочетания. Мне был двадцать один год, а ей двадцать. Мы были первыми среди наших друзей, решившими пожениться, что было высшим счастьем для такой самовлюбленной персоны, как я. Мне нравилось обращенное на меня внимание, нравилось ждать этого знаменательного дня и готовиться к нему. Я с головой нырнул в свадебные приготовления: от выбора меню для банкета и поиска жилья до деталей проведения медового месяца.

Таким образом, за всеми этими ожиданиями и подготовкой я просто не мог перестать думать, мечтать и планировать, как мы будем вместе навсегда. Все, чего я хотел, это быть вместе, все время.

Дженни, однако, воспринимала все по-другому. Заметьте, она не испытывала особого страха (она ведь в конце концов решила выйти за меня замуж!!!), но определенно беспокоилась о таких вещах, как финансы, о том, что мы, студенты колледжа, создаем новую семью и теперь будем жить вместе. И еще о том, действительно ли ее муж относится ко всему этому достаточно серьезно.

Она была уверена в том, что любит меня, но не в том, сможет ли она стать хорошей женой, способной любить меня… вечно.

Ей было необходимо немного жизненного пространства. Она нуждалась в том, чтобы побыть некоторое время одной и серьезно спросить себя: «Готова ли я вообще стать партнером на всю жизнь?»

Ну, конечно же, она не была готова. Как прозорливо заметил доктор Дэвид Шнарх в «Страстном браке», никто не готов к супружеству до брака, поскольку ничто не способно подготовить нас к браку, кроме него самого. Но, по крайней мере, Дженни задавалась правильными вопросами. Мои же мысли касались лишь самого события, я был сосредоточен только на нашем официальном статусе, нашем единении. Таким образом, я не оставил места для реальных, важных вопросов: гожусь ли я для того, чтобы стать хорошим мужем, или способен ли я на самом деле быть в браке с одной женщиной до конца своих дней? А ведь это могло стать неплохой пищей для размышлений, успокоить мою настоящую тревогу и избежать неприятной ситуации, которую я был готов создать.

Ускоренная перемотка к медовому месяцу. Мы наконец-то были вместе, и я был необычайно счастлив. Три дня. Итак, мы сидели, наслаждаясь отличным лобстером, и вдруг меня словно что-то толкнуло: накатило чувство такого панического страха, какого никогда не доводилось испытывать. И момент для всего этого был самый неподходящий. Совершенно неожиданно, как гром среди ясного неба, я потерялся. Я говорю вам это совершенно серьезно. Я. Сошел. С ума.

Я смотрел перед собой через стол и видел Дженни — действительно видел — как будто впервые. Она больше не была просто моей подругой, она была женой, моей единственной, навсегда, пока смерть не разлучит нас. Мой пульс зашкалил, я покрылся холодным потом, и все вокруг расплылось. Дженни будто отдалялась от меня все дальше и дальше, как дверь в сцене из «Полтергейста». Вопросы вихрем проносились в голове.

Смогу ли я на самом деле остаться с этой чудесной, прекрасной женщиной до конца своей жизни? О чем я думал? Мне ведь только двадцать один! О боже, я что, действительно… женился??? Все те вопросы, которые мне следовало задавать себе задолго до церемонии, теперь вдруг заполонили мой разум. И тогда я резко встал, повернулся к своей прелестной молодой жене и задал ей худший вопрос, который только может быть задан во время медового месяца…

«ЧТО Я НАДЕЛАЛ?»

Дженни уставилась на меня, держа надкушенный лобстер, ее нагрудник-салфетка развевался на ветру. Она наклонила голову и недоверчиво подняла брови. Она пыталась осознать то, что услышала. Потом из моих пальцев выпала вилка, лязгнув по тарелке, что привлекло к нам внимание окружающих. Мне было все равно; я просто хотел уйти. И, как пели Flock of Seagulls в восьмидесятых: «Я бежал, бежал далеко прочь». Я оставил мою молодую жену с недоеденным лобстером, неоплаченным счетом — и с весьма неопределенным будущим.

Три дня. Добро пожаловать в брак.

Понятно, это еще не конец истории. На одной из улиц Гонолулу я остановился перевести дыхание. Я пытался справиться с паникой, начав разговор сам с собой. «Все в порядке, Хэл, тебе просто нужно немного личного пространства. Тебе требуется немного времени побыть в одиночестве. Все будет в порядке». Конечно, в этот день я не получил ни времени, ни возможности побыть одному. Дженни отправилась догонять своего новоиспеченного мужа, и в конечном счете ей это удалось. Задыхаясь от бега, в панике, со сбившимися мыслями, она кричала, чтобы привлечь мое внимание. Я обернулся и тоже начал кричать в ответ.

«Я не знаю, смогу ли справиться с этим! — признался я. — Я не знаю, смогу ли я справиться с тем, чтобы быть вместе всегда, вечно! Мне кажется, я схожу с ума!» И я был готов сойти с ума прямо здесь, на Оаху. «В смысле, черт, я просто пытаюсь сейчас уйти, а ты зачем-то стоишь здесь, рядом со мной!»

И тут вдруг я обнаружил, что во время моего поспешного бегства и грандиозной речи на мне все еще был надет нелепый полиэтиленовый нагрудник из ресторана.

То, что я был в нагруднике, было совершенно уместно, поскольку я определенно вел себя как ребенок. Я поступил так, как столь многие из нас поступают в своих отношениях: позволил себе быть незрелым, эмоционально реактивным. Ведь эмоциональная реактивность — это наш первый враг, когда дело доходит до создания серьезных отношений.

Позвольте повторить это еще раз.

Эмоциональная реактивность — наш злейший враг, когда дело доходит до создания серьезных отношений.

Эмоциональная реактивность, которую я назвал криком, не просто ухудшает существующее положение вещей; она приводит к тем самым результатам, которых мы надеемся избежать. Взять этот инцидент с нагрудником. Чего я пытался достичь, пребывая в панике? Я пытался дать себе личное пространство, которого, по правде говоря, требуют все отношения — даже у пар во время медового месяца. Однако, поскольку моя тревожность была тесно связана со свадьбой, я активно перескочил к другой противоположности, стоило почувствовать себя слегка загнанным в ловушку. Так что я взбесился и убежал. Но обрел ли я таким образом то личное пространство, в котором так отчаянно нуждался? Конечно, нет! Да и как это было возможно? Как и следовало ожидать, столь незрелый поступок, как бегство, мог привести лишь к обратному результату. Вот почему Дженни побежала за мной: моя чрезмерная реактивность практически заставила ее сделать это.

Такова сила эмоциональной реактивности, такова сила крика. Это приводит лишь к усилению реактивности супруга, что создает тот самый эффект, которого мы старательно пытаемся избежать.

Сила крика

Правда в том, что в браке все мы «кричим», поскольку каждый из нас становится тревожно реактивным. И эта реактивность может принимать агрессивные формы, такие как истерики, неконтролируемые всплески ярости, и даже приводить к побоям. Она также может проявляться пассивно-агрессивным поведением, например закрытостью и отдалением от партнера.

Способы проявления реактивности разные, но все обладают одинаковой разрушительной силой. На самом деле существует много способов кричать[1].

Ваш муж критикует вас на людях, и вы тут же еще более яростно набрасываетесь на него. Или, возможно, замыкаетесь в себе и отчуждаетесь от него на всю следующую неделю.

Ваша жена жалуется, что вы недостаточно помогаете по дому, и вы начинаете обороняться. Разражаетесь оскорбительной тирадой, сообщая, как много вам приходится работать, чтобы заплатить за этот дом. Или, может, вы поступаете наоборот. Например, слабо соглашаетесь, говоря что-нибудь вроде «да, дорогая», и даете обещание, которое не собираетесь сдерживать.

Все эти эмоциональные реакции разного рода срабатывают рефлекторно и кажутся естественными в такие моменты. Однако подобные реакции не дают шанса создать такие отношения, которые вам действительно нужны. Вот поэтому я так много говорю о них. Я отношу все эти реакции к «крику», поскольку (1) крик в буквальном смысле является наиболее распространенной формой эмоциональной реактивности; и (2) «Брак-Без-Эмоциональной-Реактивности» в качестве названия книги не очень-то легко выговорить.

Позволяя тревожности вмешиваться в отношения, мы препятствуем любому продуктивному взаимодействию. Наверное, вы слышали, как кто-нибудь говорил: «Я был так зол, что ничего не видел». Что ж, к этому утверждению есть определенные физиологические предпосылки. В своей книге «Человеческие навыки» доктор Роберт Болтон отмечает, что эмоциональное возбуждение фактически делает нас другими людьми, не такими, какие мы бываем в моменты спокойствия.

Когда мы сердимся или испытываем страх, увеличивается выброс адреналина в кровь, и наши силы возрастают примерно на двадцать процентов.

Кровоснабжение той части мозга, которая отвечает за решение проблем, существенно ухудшается, поскольку под воздействием стресса значительное количество крови приливает к конечностям. Этот процесс позволяет человеку быстро реагировать на конфликтную ситуацию, борясь с ней или пытаясь ее избежать. Но в то же время это препятствует способности рационально решать проблемы.

Всякий раз, когда мы впадаем в тревожность по поводу брака («Все всегда будет так?»; «Ей еще есть до меня дело?»; «Он лжет?»), нашему мозгу становится труднее мыслить ясно. А когда наш мозг прекращает работать, мы… начинаем кричать.

К примеру, вы придираетесь к супруге, что она не возвращается домой вовремя. И чем больше вы ворчите, тем чаще она приходит поздно и в плохом настроении. Так ваша эмоциональная реактивность делает худший исход наиболее вероятным, поскольку никто не хочет мчаться домой к вечно ноющему супругу.

То же справедливо и для сценария «Он лжет?». Предположим, ваш муж упоминает в разговоре новую коллегу, с которой они прекрасно ладят. Благодаря навыкам обоих они составляют отличную команду, являясь партнерами в большом проекте. Это требует, чтобы они проводили в близком контакте довольно много времени — и вы начинаете беспокоиться. Согласно принципам БезКрика вы спокойно адресуете ваши опасения непосредственно своему супругу, как только начинаете чувствовать озабоченность ситуацией. (Эта книга поможет вам узнать, как именно это сделать.)

Сравните это с тем, что велит делать ваша тревожность. Вы открыто набрасываетесь на супруга, обвиняя его во лжи и/или в том, что он больше не любит вас. Или ваша тревожность проявляется пассивноагрессивно: вы начинаете держаться с ним отчужденно, надеясь ранить его так же, как он ранит вас. Или, что бывает довольно часто, начинаете нелестно говорить о той женщине, обзывая ее или даже угрожая ей.

Какой логический вывод? Конечно, вы становитесь менее привлекательной для мужа, он злится на вас — и готов проводить больше времени на работе, с новой коллегой. Своей реактивностью вы показываете себя мужу с худшей стороны — и ему не хочется быть ближе к вам, разве что из жалости или обязательств, наполненных обидой. Теперь, по иронии судьбы, он хочет быть ближе к ней. Ваш крик привел именно к тем последствиям, которых вы боялись.

В этом — невероятная сила эмоциональной реактивности, страшная сила крика. И именно поэтому успокоить себя — самое важное, что вы можете предпринять, чтобы добиться положительных изменений в браке.

Навык оставаться спокойными, когда все внутри вас заставляет кричать, — это лучший шаг, который вы можете сделать для радикальной перемены в отношениях. Когда вы остаетесь спокойными, это всегда означает конец реактивной модели поведения, негативного паттерна; это — начало чего-то позитивного. Всегда. Вот почему эта книга называется «Брак без крика и ссор». И именно поэтому Достижение Спокойствия является первым этапом революционной формулы, с которой вы встретитесь в главе 3.

Однако дело не только в достижении спокойствия. Смысл в том, чтобы оставаться спокойными, не переставая в то же время быть на связи.

Некоторые из нас могут легко остаться спокойными, просто сбегая от сложившейся ситуации, уклоняясь от любого конфликта, который грозит возникнуть. Однако это не значит «не кричать»; подобное бегство — всего лишь другая форма крика. Оставаться спокойным и в то же время восприимчивым означает, что вы не кричите внутренне — и говорите «да» спокойному достижению желанной откровенности и близости. И, что важнее всего, оставаться спокойным и быть на связи — это значит прекратить сосредотачиваться на супруге и начать концентрироваться на себе.

Это не ты, это я

Самая замечательная вещь, которую вы можете сделать для своего брака, — это научиться сосредотачиваться на себе. Да, я утверждаю, что нужно стать более эго центричными. Каждый крепкий брак — это эгоцентричный брак, потому что он складывается из двух эго. Каждый крепкий брак — это связь между двумя самодостаточными, эгоцентричными людьми. Эти две сильные личности активно работают над самосовершенствованием во благо партнера. Эти двое не боятся ни отдаления, ни близости и работают над тем, чтобы найти оптимальный баланс для обоих. Каждый из этих двоих уделяет больше внимания своему поведению, нежели поведению супруга, которое — к счастью! — не поддается контролю.

Только при таком подходе человек может испытать то, чего все мы жаждем: истинную близость с другой, отдельной, таинственной душой — той, что призвана разделить с нами жизнь.

Я понимаю, что вам может быть незнакома подобная модель брака. Возможно, вся ваша жизнь была наполнена учениями о самопожертвовании, компромиссе, соответствии потребностям другого человека и постоянным поискам совместимости. В главе 2 мы будем целенаправленно развенчивать эти заблуждения.

Подобные брачные рекомендации включают в себя советы больше сосредотачиваться не на себе, а на супруге, по сути, дезинформируя, вводя в заблуждение и нанося фактический вред браку.

То, что я предлагаю, — это новая модель брака. Однако я, конечно, не первый, кто говорит об этом: существует вековой опыт брачных отношений, который является отчетливым выражением этой модели. Почти во всех религиозных и философских традициях делается упор на самопознание и самоконтроль. Греки учили нас, что прежде всего следует познать себя. В Библии говорится, что самоконтроль ценнее обладания сокровищем и что наследие божие состоит в том, что каждый ответственен за собственный выбор. Исламская традиция проповедует, что «джихад», самое важное сражение, идет внутри самого человека. Иисус Христос учил нас вынимать бревно из собственного глаза, вместо того чтобы беспокоиться о соринке в глазу у другого — это указание на то, что человек больше должен сосредоточиться на своем поведении, нежели на поведении других. Христианство также учит, что один из плодов Святого Духа, который позволяет узнать человека, ведомого Господом, — это самоконтроль.

Большинство из нас по крайней мере слышало об этих идеях, но мы редко придерживаемся их в собственных отношениях. Обычно мы думаем о них как о божественных доктринах, больше годных для исполнения кем-то в принципе, но не как о работающих на практике методах. И это очень жаль.

Однако применение этой модели в отношениях с другими людьми, безусловно, возможно. И все это начинается с одного изменения. Как я сказал вначале, прежде всего следует научиться сосредотачиваться на себе. Понятно, что это не означает «мне нет дела ни до кого, кроме себя».

Такой эгоцентричный подход — совсем не то, о чем мы говорим. Быть эгоистом — это не значит концентрироваться на себе, это вынуждение других сосредотачиваться на вас. Всякий раз, когда нам нужно, чтобы окружающие думали, чувствовали или действовали определенным образом, чтобы удовлетворить наши потребности, мы сосредотачиваемся на других для нашей собственной выгоды — и это верх эгоизма. Быть эгоистичным — это не значит сосредоточиться на себе; на самом деле это концентрация на других, имеющая целью заставить их сосредотачиваться на вас. То же самое происходит, когда вы заставляете других чувствовать или вести себя определенным образом — чтобы вы чувствовали себя лучше. Вы можете не видеть себя в подобном свете, но в этом-то и проблема. Часто мы вообще не видим себя со стороны. Поэтому вот маленький тест.

1. Вы когда-нибудь сердились на супруга, не отвечавшего вашим эмоциональным потребностям? Вспомним жену, которая постоянно жалуется подругам на недостаток романтики у мужа, но никогда открыто не обращается с этим вопросом к нему самому. Вспомним мужа, который оправдывает свой роман на стороне, потому что она по крайней мере ценит его. Все это мысли, сосредоточенные на других.

2. Вы когда-нибудь пытались «сделать» супруга счастливым просто потому, что это упрощает вам жизнь? Вспомним жену, которая снисходительно принимает привычку супруга посещать стриптизклуб, потому что это освобождает ее от беспокойства по поводу собственной сексуальной жизни. Вспомним мужа с его «да, дорогая» на каждую просьбу жены, лишь бы та отвязалась. Все это также относится к мыслям, сосредоточенным на других.

Почему же неправильно сосредотачивать внимание на других? Потому что в этом случае мы неизбежно пытаемся ими управлять, улучшать или контролировать. Мы ничего не можем с этим поделать — это в нашей природе. Если не верите, я хочу, чтобы вы попробовали кое-что сделать.

Возьмите самую большую фотографию или картинку, какую только сможете найти, и согните ее таким образом, чтобы изображение заметно искривилось. А теперь посмотрим, как долго вы сможете глядеть на картинку без желания ее разгладить. Давайте узнаем, сможете ли вы продержаться в течение десяти минут.

Это желание исправить картинку вовсе не означает, что вы страдаете расстройством психики; это значит лишь то, что вы человек. И слава богу. Где бы мы были без этого желания улучшить то, что видим? Возможно, все еще жили в пещерах с кривыми наскальными рисунками.

Однако проблема в том, что это врожденное желание переносится в отношения, особенно в брачные. И кто когда-либо достигал успеха в изменении своего супруга или попытке его контролировать?

Насколько естественно желание одного человека изменить другого или даже исправить его, настолько человеческой природе свойственно сопротивляться попыткам быть измененной.

Именно поэтому, когда вы заставляете супруга правильно питаться, чтобы сбросить вес, вы вряд ли достигнете успеха. Вот почему вы негодуете и сопротивляетесь усилиям вашего супруга сделать то же самое с вами — и не желаете слушать советов, которых не просили.

Любое изменение, на которое вы вынуждаете супруга, касается ли это того, чтобы вы больше говорили о ваших отношениях или чтобы он проводил больше времени с детьми перед сном, не является самым желанным для вас изменением. Вы ведь не хотите менять мужа, вы желаете, чтобы он захотел измениться. Вы хотите, чтобы это было его решением. Желаете, чтобы он захотел изменить свои привычки убирать в доме. Вы мечтаете, чтобы она захотела говорить вам больше комплиментов. Для вас желанно, чтобы он захотел вести себя как взрослый каждый раз, когда приезжает мама. Тогда вы будете уважать его как равного себе, независимого партнера, принимающего решение действовать иначе по собственной воле — а не просто потому, что вы его об этом просите.

И, верите вы или нет, в сосредоточении на себе, в «эгоцентричности», заключается реальная сила.

Вот смотрите: когда вы Видите, когда активно сосредоточены на себе, то более сознательно оцениваете поведение свое, а не супруга. Вы больше сосредоточены на осознании и выражении своих настоящих чувств и желаний, вместо того чтобы вынуждать своего супруга делать это. И, что особенно важно, вы больше озабочены тем, чтобы оставаться спокойными и восприимчивыми к словам другого человека. Вы можете быть уверены, по крайней мере, в том, что своей реактивностью не способствуете поддержанию тех моделей поведения, которых хотелось бы избежать.

Когда сосредоточение на себе и достижение спокойствия являются приоритетными, вы учитесь нажимать собственную кнопку «пауза». Таким образом, вы можете выбирать, каким будет ваш следующий шаг, исходя из главных принципов и желаний, а не просто бездумно реагировать. А знаете, что самое интересное? Когда вы делаете паузу, это дает партнеру возможность сделать то же самое. Выдерживая небольшую паузу, спокойный и сосредоточенный супруг способен превратить ваш брак в глубокую пожизненную связь. Я абсолютно в это верю, вот почему пишу эту книгу.

Наиболее могущественная сила, которую вы можете применить, — это обычное спокойствие.

Оставаясь спокойными и восприимчивыми, вы получаете власть прекратить любой спор, изменить неэффективные модели поведения и преобразовать любые отношения в такие, о которых давно мечтали.

Оставаясь спокойными и восприимчивыми, вы являете собой образец спокойствия для супруга и всей семьи.

Я хочу, чтобы вы стали такими. К примеру, жена словесно нападает на вас, обвиняя во множестве прегрешений — отчасти справедливо, но в большинстве своем — нет.

Выдержав осторожную паузу, спокойно отвечаете: «Солнышко, спасибо, что говоришь мне об этом; веришь или нет, но я действительно хочу знать, что ты чувствуешь. Пожалуйста, расскажи мне, что ты чувствуешь по этому поводу». Супруга онемеет, не понимая, что ей делать дальше. Или, скажем, вы ловите супруга на лжи по поводу расходов по кредитке. С абсолютным спокойствием вы привлекаете его внимание и восклицаете: «Я уверена, ты просто ошибся. Я лишь хочу убедиться, что мне не нужно звонить в банк». Он втайне радуется данному вами шансу сохранить лицо и соглашается с вашими словами. «Думаю, я ошибся, когда мы в прошлый раз говорили об этом. Прости, я сожалею».

Или вот еще пример. Вы выбиваетесь из сил, чтобы организовать особенный вечер только для вас с женой. Вы приглашаете няню для детей, делаете заказ и все такое. Вы здорово выкладываетесь, надеясь на особый, интимный вечер. Однако ваша жена по какой-либо причине просто срывает его. Она волнуется из-за детей, постоянно смотрит на часы и не может дождаться, чтобы отправиться спать, едва вы возвращаетесь домой. В то время как все в вас кричит от гнева или вы желаете замкнуться в себе от обиды, вы остаетесь спокойны, принимая решение просто лечь спать. На следующий день вы сообщаете ей, что ее поступок причинил вам боль, что вы надеялись провести с ней особенный вечер. Вы не просите от нее объяснений, просто говорите ей, как себя чувствуете. И затем спокойно покидаете комнату. Сейчас она вынуждена остаться со своими мыслями и чувствами, размышляя о своем поступке и о том, чего же ей хочется больше всего. Теперь вы достойны самоуважения и чувствуете себя сильным духом. Возможно, это даже лучше, чем секс, на который вы рассчитывали ночью…

«Давайте Будем Осторожны Прямо Сейчас»

Вы можете скептически оценивать вышеизложенные сценарии.

«Да-да, все верно, Хэл. Но прежде всего я и представить не могу, что говорю все эти вещи. Во-вторых, даже если бы я это сделала/сделал, даже сохраняя спокойствие, как ты говоришь, мой супруг не ответит мне ничем подобным, как в твоих примерах. Ничего не выйдет».

Или, возможно, вы говорите себе, что пытались делать так, но это никогда не работало.

Возможно, вы правы. Я не знаю ни вас, ни вашего супруга, ни вашей истории. Однако я прошу вас сейчас просто держаться. Продолжать чтение. Я попытаюсь сделать все возможное, чтобы дать четкие, эффективные рекомендации, которые можно применить на практике. И я намерен рассказать вам понятные, вдохновляющие истории о том, как все это выглядит на деле и как это сработало у реальных пар.

И, в продолжение сказанного, хотелось бы завершить эту главу такой историей.

В своих блестящих размышлениях о браке в книге «Законный брак» Элизабет Гилберт дает правдивый и выразительный пример успешного применения принципа спокойствия и, вследствие этого, глубоких взаимоотношений. По мере пересказа ее истории, включающей несколько выдержек, ищите критические моменты выбора — такие, в которые легко включается тревожная реактивность и быстро разрушается. Также взгляните на то, как отважный выбор достичь спокойствия посреди тотального хаоса спас и укрепил близкие отношения[2].

Давайте прежде всего определимся, что к чему. По целому ряду детальных причин, которые вам следует уловить для полного понимания книги (и я настоятельно рекомендую сделать это), Гилберт и ее жених обнаружили себя загнанными в ловушку дьявольской неопределенности. Желая остаться вместе и жить в Америке, Гилберт и Фелипе, как звали ее жениха, должны были пережить год ожидания и бюрократических проволочек. Фелипе был депортирован из Соединенных Штатов, и для того, чтобы вернуться в страну, ему нужно было жениться на Гилберт, гражданке Америки. Таким образом, они должны были ждать, когда в его родной Бразилии подготовят все бумаги. Затем ждать собеседования в консульстве США по поводу получения визы в Австралии, где сейчас жил Фелипе. В общем, они должны были ждать и ждать.

А пока они путешествовали. И затем путешествовали еще немного. Гилберт и Фелипе решили поехать в наиболее недорогое и в то же время интересное место — в Южную Азию. Итак, эта кочевая пара отправилась во влажный климат Вьетнама, Камбоджи, Лаоса и Малайзии, в путешествие привыкания друг к другу… и надежды.

Обстоятельства, в которых эти двое пытались начать жить вместе, были довольно мучительными. Было жарко. И влажно. Они устали. Все это походило на бесконечную неопределенность, они не знали, когда смогут легально жить вместе в Америке. И смогут ли вообще когда-нибудь. Помимо этого каждый из них пытался справиться со своим самым большим страхом — страхом снова связать себя браком. Оба пережили весьма грязные и болезненные разводы и не хотели снова повторить этот опыт. Тем не менее они действительно мечтали быть вместе, на самом деле жаждали глубоких отношений, которые продлились бы до конца жизни.

Так что они оба решили, каждый сам по себе, выстоять. Естественно, это привело к тому, что они лучше узнали друг друга. А это, даже в самых замечательных обстоятельствах, приводит к трениям. На двенадцатом часу поездки через джунгли в автобусе без кондиционера это может привести к войне.

Чтобы скоротать время и как-то выйти из затруднительного положения, Гилберт продолжала намечать для обоих мини-экскурсии с осмотром достопримечательностей. Это успешно помогало некоторое время, но затем потеряло эффект.

Как и многие решения, к которым мы приходим, эти экскурсии начали вызывать больше проблем по сравнению с теми, которые они призваны были решать. Таким оказался случай с двенадцатичасовой экскурсией в горы Лаоса. После четырех часов сражения с тошнотой, потом и клаустрофобией Фелипе начал проигрывать им. Что касается Гилберт, ей было в новинку видеть его проигрывающим. Вот как она описала это:

«Даже в лучших обстоятельствах у Фелипе порой проявляется дурная привычка повышать голос на людей, которые, по его мнению, неправильно себя ведут или каким-то образом мешают ему жить. Это случается редко, но я бы предпочла, чтобы этого вообще никогда не происходило. Путешествуя с Фелипе по миру, мне доводилось видеть, как он на разных языках выражал свое недовольство неловкими стюардессами, неумелыми таксистами, недобросовестными торговцами, безразличными официантами и родителями неуправляемых детей. Иногда это сопровождалось размахиванием рук и повышением голоса. Я осуждаю это».

Что оказалось новым в этой автобусной поездке — это реакция самой Гилберт во время ссоры. Она поразилась собственной неустойчивости и крику. Они оба оказались вовлеченными в полноценную ссору. Фелипе чувствовал себя больным и уставшим от тревожных попыток Гилберт сделать «все возможное» для улучшения ситуации. С другой стороны, Гилберт чувствовала себя больной и уставшей от больного и утомленного Фелипе. «Я просто стараюсь сделать все возможное, чтобы все было хорошо, ясно? Если у тебя есть лучшие идеи или планы, пожалуйста, будь добр, предложи что-нибудь!»

Жара, пот, усталость, ожидание, беспокойство. И прежде всего неизвестность. Все это накрыло их обоих. И после взаимных вспышек ярости наступила, как описала Гилберт, «жаркая тишина».

Они разошлись по углам, и каждый мысленно прокручивал свои аргументы. Это решающие моменты для отношений. Вспомните подобные напряженные мгновения, через которые вы прошли в собственных отношениях. Вспомните болезненный испуг, когда земля словно уходит из-под ног, когда вы задаетесь вопросом: переживете ли вы и ваши отношения этот момент?

Это был как раз один из таких моментов. И Фелипе сделал нечто замечательное — ничего выдающегося, заметьте, но замечательное. Он, очевидно, хотел, чтобы эти отношения сложились. После успокаивающей паузы, с большой сдержанностью и стремлением все исправить, Фелипе нежно коснулся руки своей невесты. Потом он заговорил. Мягко, но уверенно: «Давай будем осторожны прямо сейчас».

Это все, что он сказал. На самом деле это все, что нужно было сказать. Потому что Гилберт сразу поняла, что делал ее жених. Она в точности знала, что он имел в виду.

Пару лет назад они уже были в подобной ситуации, приведшей к такому же спору. Но как только события начали принимать неприятный оборот и пара стала сомневаться в выживаемости отношений, Фелипе выждал паузу и сказал: «Давай будем осторожнее».

«В чем?» — спросила его тогда Гилберт.

«Давай будем осторожнее в том, что мы скажем друг другу в следующие несколько часов, — объяснил Фелипе. — Бывает момент, когда люди устают — и тогда случаются ссоры. Давай просто очень осторожно подбирать слова…»

Начиная с того случая, Гилберт и Фелипе периодически использовали эту успокаивающую фразу, чтобы остановить реактивный паттерн и прийти к чему-то более адекватному.

«Давай будем осторожнее прямо сейчас».

В самом деле, осторожнее. Теперь снова перенесемся в тот автобус в Лаосе. Поскольку такое уже случалось прежде, успокаивающая фраза Фелипе и на этот раз смогла прекратить развитие негативного реактивного паттерна — и создала возможность для перехода к чему-то новому.

Гилберт больше не хотела ссориться, потому что это слишком трудно — ссориться с человеком, который отказывается быть реактивным. Спокойствие Фелипе стало успокаивающим.

То, что произошло потом, стало кардинальным событием в отношениях между Фелипе и Гилберт. Фелипе обнял свою подругу, и Гилберт начала успокаиваться у него на груди. Вновь пораженная внезапным спокойствием своего якобы горячего латинского жениха, Гилберт сама взяла паузу. И затем она увидела своего жениха в совершенно ином, замечательном свете. Гилберт ощутила в нем независимую личность; начала понимать, что ее усилия сделать Фелипе счастливым были лишь способами унять собственное беспокойство. Ее последующая реактивность способствовала развитию как раз того исхода, которого она надеялась избежать — а именно, его несчастья. Увидев Фелипе по-новому, Гилберт смогла осознать, как сама способствовала негативному паттерну. И она знала, что с этим делать.

Делаем личным

Вот что проясняет эта история. Изменение не должно начинаться со столь радикального поступка. И оно не начинается с того, чтобы изменить чье-либо поведение. Все начинается с момента, когда один партнер остается спокойным, приглашая второго следовать его примеру.

И это тот самый момент, когда требуется ваше участие. Это ваша обязанность — сделать для своего брака нечто, отличное от прежних поступков. Надо порвать с нынешними реактивными паттернами, найдя у себя кнопку «пауза» — и приглашая супруга сделать то же самое.

Сейчас все зависит от вас. Почему? По двум причинам. Первая: вы — человек, читающий эту книгу, поэтому я обращаюсь к вами. И тот факт, что вы читаете эту книгу именно сейчас, говорит о том, что вы хотите улучшить свой брак.

По крайней мере, вы заинтересованы в создании глубоких, длящихся всю жизнь отношений.

Второе — только вы сами ответственны за свое поведение, выбор, отношения, настроение и так далее. Вы не можете утверждать, что любой ваш крик — это вина супруга. «Если бы мой супруг начал ценить меня, больше делать по дому, меньше тратить, мне не надо было бы кричать, расстраиваться, отгораживаться, отказывать в сексе, проводить больше времени на работе и т. д.». Все эти «если бы» слабы по сути, поскольку они вручают пульт управления нашей жизнью кому-то другому. И тогда мы жалуемся, что этот кто-то нажимает на кнопки, управляя нами! Мы делаем это различными способами на протяжении всей жизни, особенно в браке.

Но мы не обязаны это делать. Теперь уже — нет.

Когда мы начинаем сосредотачиваться на себе, когда видим и чувствуем саморазрушительную силу такой эмоциональной реактивности, то начинаем видеть и чувствовать все по-другому. Признаем, что каждый из нас приложил руку к получению результатов, которых мы надеялись избежать. Каждый из нас играл свою роль в поддержке негативных паттернов, на которые мы жалуемся. Мы также осознаем, что без спокойного партнера, сохраняющего ясность ума и способного остановить этот разрушительный цикл, нет никакой возможности сделать это. Подобно племенам и странам, постоянно находящимся в состоянии войны, супружеские пары могут продолжать кричать как угодно долго.

Эти истины болезненны, но их необходимо принять.

Хорошая новость заключается в том, что вы являетесь могущественным и креативным творцом собственной жизни.

Даже если учитесь на своих ошибках, осознавая, каким образом спонтанные эмоциональные реакции создают мощные негативные паттерны.

Хорошие новости состоят также в том, что в вашей власти отказаться от запуска этих паттернов и создать вместо них новые, позитивные взаимодействия. Полезно узнать и о силе крика, поскольку это знание означает следующее: все, что вам нужно делать, — это оставаться спокойным. Возможно, придется противостоять собственной тревожной ревности, оценивать свои подозрения с нейтральной третьей стороны. И спокойно выражать супругу свою озабоченность по поводу его новой коллеги… не вынуждая его защищаться.

Возможно, это означает, что стоит отложить в сторону свои обиды по поводу того, что жена недостаточно вас ценит, и вместо этого честно поведать обо всем, что вы цените в ней… не вынуждая ее отвечать взаимностью каким-либо способом.

Может быть, следует выдержать паузу во время следующего накала страстей, подойти к супругу и предложить: «Давай будем осторожнее прямо сейчас».

Истина такова: независимо от того, что вы делаете с этим новым знанием, независимо от того, с чего предпочитаете начать, все следующие шаги будут иметь огромное влияние на ваши взаимоотношения. Ибо теперь ваши поступки берут начало из источника спокойствия и ясного мышления. Думайте о том, чего вы хотите больше всего, и о том, как добиться исполнения этого желания. Только это даст вам шанс остановить любой паттерн реактивного крика. Лишь это позволит вам и супругу обрести то, чего вы так жаждете.

Связь.

2. Дело не в том, что вы представляете собой вообще, а в том, какова ваша сущность

Думаю, есть определенный смысл в том, чтобы называть некоторые пары «счастливо неподходящими» друг другу. Рут нравится говорить: «Если двое во всем согласны друг с другом, один из них не нужен».

Билли Грэхем

Если все думают одинаково, значит, кто-то не думает вообще.

Генерал Джордж С. Паттон

Шел Сильверстейн — один из замечательных детских писателей прошлого столетия. Две моих любимых его работы, кажется, не попадают ни под один литературный жанр, но являются настоящими бестселлерами. Написанные кратко, несколькими росчерками пера, они едва ли могут вообще считаться книгами. Но я настоятельно рекомендую их прочитать.

В первой книге — «Недостающая Часть» — мы встречаемся с незаконченным кругом. Он рыскает по миру в поисках куска пирога, который соответствовал бы его недостающему фрагменту.

Мы видим, как он пробует разные варианты: квадрат, прямоугольник, маленький треугольник, большой треугольник. Ничего не подходит. И даже когда он находит кусок пирога, который, кажется, идеально соответствует, они не могут долго ладить друг с другом и идут каждый своим путем. Книга заканчивается печально: наш Пакмэн прыгает по дорожке, напевая песенку: «О, я ищу свою недостающую часть…»

В продолжении истории под названием «Недостающая Часть встречает Большого О» Недостающая Часть сама является главным героем. Маленький треугольный кусочек пирога одиноко сидит на дороге, желая встретить подобный Пакмэну круг, которому бы эта часть подошла. Она встречает нескольких, но, кажется, ни к кому из них она не подходит по размеру. И вот однажды наша героиня, Недостающая Часть, встречает Пакмэна, которому подходит идеально. Они оба взволнованы — и прыгают друг в друга, формируя их новое, завершенное целое. Жизнь хороша… некоторое время.

Затем случается нечто неожиданное: Недостающая Часть начинает расти. И расти. И в результате вырастает из того пространства в партнере, которому прежде отлично соответствовала. Некогда идеальная совместимость остается в прошлом. Не зная, как быть, и думая, что они больше не способны оставаться вместе, Большой О и Недостающая Часть разделяются и уходят друг от друга, возобновляя поиск новой идеальной совместимости.

К счастью, это не конец истории: в финале нам дается новое понимание самих отношений. Я оставляю вам прочтение финала книги, чтобы вы сами сделали вывод. А сейчас стоит вынести из этого определенную мудрость.

Смотрите, в наши головы пытаются впихнуть немало лжи о том, какими полагается быть отношениям; особенно это касается наиболее важных — брачных. Наиболее фундаментальное и самое коварное из этих заблуждений утверждает, что каждый из нас — это неполная «часть», ищущая свою половинку. Согласно этому заблуждению, каждый из нас был послан на поиски своего единственного идеального партнера — и с тех пор мы пытаемся «совместиться» друг с другом.

Мы сдерживаем свой личностный рост и развитие наших брачных отношений, лишь бы сохранять мифическую идеальную совместимость друг с другом. Книги Сильверстейна не только указывают, что мы заблуждаемся, когда пытаемся идеально подстроить себя под другого человека; его книги указывают на ошибочность наших попыток привести брак в соответствие с некоей идеальной моделью. Мы изводим себя попытками втиснуть свои уникальные, замечательно несовершенные союзы в идиллическую модель единства — без правильного понимания значения этого слова. Неудивительно, что мы расстраиваемся, читая статьи с брачными советами, или посещая посвященные браку семинары, или заглядывая на сайты знакомств, которые обещают создание гармоничных союзов с идеальной совместимостью. А ведь все это — не что иное, как пережитки ошибочной модели брака: той, при которой невозможно создание ярких, способных к развитию отношений, которых мы жаждем.

Заблуждение о Связывающих Узах

Я абсолютно верю тому, что современные семейные отношения находятся в кризисе, но не потому, что люди не следуют советам о браке. Нет, у нынешних браков так много проблем как раз потому, что людей так долго вводили в заблуждение и навязывали им разрушительные советы. Нас пичкали афоризмами о родственных душах и поиске «единства»; уговаривали находить компромисс и стремиться к миру и согласию перед отходом ко сну. Учили, что все сводится к удовлетворению потребностей друг друга. И вся эта дезинформация так прочно укоренилась в нашей психике именно потому, что мы получали ее из огромного количества различных источников.

Прежде всего эти ложные истины передаются в семьях из поколения в поколение. Они учат нас, что «обретение кого-то» — это ключ к полноценной жизни, даже если мама разводится с папой, чтобы «найти себя». Телевизионные шоу и фильмы пичкают нас ложью, вынуждая верить, что чувство «необходимости или дополняемости» является признаком истинной любви; что единственно волнующая часть любых отношений — это первоначальное притяжение. И как только найдены мистер или мисс Подходящая Половинка — начинается долгая счастливая жизнь. Если на шоу присутствует женатая пара, то супруги всегда несчастливы, поскольку они, понятное дело, не подходят друг другу или отдалились за годы совместной жизни. Наконец, в храмах нас забрасывают запутанными посланиями о единстве и покорности. Мы слышали эти послания, призванные сделать нас счастливее, а наши отношения здоровее — но они не помогают. И даже вредят. Втискивание брака в идеальные рамки изматывает и раздражает нас, и мы задаемся вопросом, существует ли лучший способ оставаться женатыми. Каждую неделю я встречаю в своем офисе пары, которые собрались разводиться, потому что у них не осталось ничего «общего». Они больше не могут продолжать ладить друг с другом в прежних обстоятельствах — и не могут жертвовать собой, чтобы сохранить брак.

Я предлагаю вам способ оставаться женатыми, концентрируясь не на совместимости, а на личном выборе и внутренней целостности.

Моя книга покажет вам возможность состоять в браке, опираясь не на достижение согласия с супругом, а на видение в конфликтах шанса личностного роста. В книге показано, что глубокую, продолжительную связь формирует вовсе не то, что вы представляете собой вообще, а то, какова ваша внутренняя сущность. Ваш внутренний мир — целостность, страсть, обязательства, — вот то, что создает и обеспечивает поддержание этой связи.

С этой целью в данной главе будут рассматриваться три конкретных заблуждения, которые загоняют в тупик; заблуждения, которые заставляют держаться за труднодостижимую совместимость, согласие и общность. Затем мы развенчаем ложь, продвигая истины БезКрика. Однако прежде всего я должен сделать небольшое предупреждение. Некоторыми из этих заблуждений могут являться высказывания или философские изречения, которыми вы дорожили долгое время. Поэтому не удивляйтесь, если вдруг почувствуете некоторое смущение от тех вызовов, которые будут брошены вашему прежнему способу мышления. Готовы к мощной дозе правды? Тогда давайте разберемся с заблуждениями.

1. Супругам положено угождать эмоциональным потребностям друг друга

Знаю, что иду вразрез с самым популярным брачным советом, но прошу внимательно меня выслушать. Мое намерение состоит не в том, чтобы очернять дело чьей-либо жизни, но буду говорить то, во что верю. То, что считаю правдой. А правда в том, что вы и ваш супруг не нужны друг другу. В чем браки нуждаются больше всего, так это в супругах, которые друг другу не нужны.

Знаю, это звучит резко и вызывающе. Поэтому давайте снизим темп и просто поразмыслим логически. Если брак есть удовлетворение потребностей друг друга, тогда я определенно ответственен за мою супругу и ее благополучие; должен сделать все возможное, направить на это все свои усилия. Мне следует, устремив на жену пристальный взгляд, выяснять ее насущные потребности и усердно работать над их удовлетворением. Конечно, согласно этой модели, я также нуждаюсь в удовлетворении своих потребностей, поэтому она должна делать то же самое для меня: сосредоточить свою энергию на выяснении и удовлетворении моих потребностей.

Таким образом, нужно увидеть ясную картину потребностей друг друга. Мне необходимо знать, в чем больше всего нуждаются жены, а моей жене Дженни нужно быть в курсе важнейших потребностей мужей. Опять же, поскольку эта модель весьма популярна, существует множество экспертов по браку, готовых подсказать, в чем они заключаются. Давайте начнем с выяснения моих потребностей. Большинство экспертов утверждают, что, поскольку я мужчина, у меня есть одна величайшая потребность. Можете угадать? Конечно. Так как я мужчина, моя величайшая потребность — секс. Согласно данной модели, секс — это потребность. По той же логике потребностью является кислород. Потребность иметь кров. И одежду. Согласно этой модели, мужчины доказывают снова и снова, что они прежде всего ориентированы на секс. Это означает, что для всех мужчин, включая меня, секс не просто желание или страсть. Это — потребность. В том числе и моя.

Теперь что касается Дженни. Так как она женщина, у нее, согласно этой модели, другая величайшая потребность. Учитывая, что на протяжении всей истории женщины зависели от мужчин, которые заботились о них и защищали, становится ясно, что для всех женщин, включая мою жену, величайшей потребностью является чувство защищенности и безопасности. Логично, правда? Женщины должны чувствовать себя защищенными и обеспеченными кем-то, чтобы жить полной жизнью. Почему? Потому что это потребность.

Таким образом, продолжая нелогичность этой модели, вот что должно происходить: Дженни и мне следует усердно трудиться, чтобы удовлетворять насущные потребности друг друга для создания хороших отношений. Но вот где мы сталкиваемся с проблемой: кто-то из нас должен начать. Или Дженни должна «обеспечивать» меня сексом, или я должен предоставить ей чувство защищенности.

На протяжении истории в обществе традиционно складывалось так, что мужчина должен доказать свою ценность в качестве добытчика, и когда он это сделает, он и его женщина могут вступать в брак. Таким образом, мужчине нужно показать, что он способен обеспечить женщину необходимым товаром, и затем она позволит ему получить ее товар.

Однако в современном обществе, кажется, все наоборот. Сегодня женщинам нужно подбадривать мужчин, чтобы они чувствовали себя сильными и имели достаточную мотивацию для обеспечения защищенной и стабильной жизни обоих. Так или иначе, логический вывод тот же: муж получает секс, пока предоставляет супруге ощущение безопасности, а жена получает это ощущение, пока предоставляет мужу секс.

Хм. Кому-нибудь, кроме меня, еще кажется, что это напоминает проституцию?

Во внимание не принимается женское желание секса — это только все усложняет. Не будем даже говорить о желании. Для мужчин это выходит за рамки слабостей или желания. Это потребность, люди! Это необходимость, которая должна быть удовлетворена, чтобы мужчина функционировал как мужчина и добытчик[3].

Не имеет значения, что и мы сами, и наши дети давно выросли из этих укоренившихся стереотипов насчет мужчин, женщин, сексуальности и понятий, кто кого обеспечивает. Мы не можем воспринимать женщин как сильных, независимых личностей (такой, полагаю, вы пытаетесь вырастить свою дочь, так же как я — свою), пока в глубине души будем свято верить, что без мужчины женщина не может чувствовать себя защищенной. Мы также не сможем воспитать мужчин зрелыми, способными на самоконтроль, уважающими женщин как истинно равных себе (без сомнения, вы именно так пытаетесь воспитать своего сына, так же как я — своего), пока мы истинно верим в то, что все мужчины — сексуально озабоченные типы, всегда находящиеся во власти гормонов.

Идем дальше. Другие брачные руководства утверждают, что моя величайшая потребность как мужа — это уважение. Мне нужно, чтобы жена меня уважала, потому что без этого я не смогу жить полной жизнью. И очевидно, согласно этим книгам, если я не получаю уважения в достаточной степени, то не удовлетворяю величайшую потребность жены в любви. То есть если я не получаю свое, то не отдаю тебе твое! И неважно, что мое поведение не отличается уважительностью. Ты должна мне, потому что ты моя супруга! Прими это!

Какая складывается картинка? Если наша задача состоит в том, чтобы удовлетворять потребности друг друга, тогда мы автоматически настраиваемся на отношения баш на баш, которые держатся на взаимном сотрудничестве партнеров. При этом не принимается в расчет ни внутреннее «Я», ни то, что мое поведение основано на моих личных принципах, или то, верю ли я, что моя супруга достаточно усердно трудится над удовлетворением моих потребностей. Эта искаженная модель опирается лишь на то, что было сделано для меня в последнее время.

Однажды мы с моим хорошим другом и коллегой Джоном Аланом Тернером выступали на семинаре, посвященном семейным отношениям. После выступления мы посетили мастеркласс по работе жен и мужей над удовлетворением соответствующих потребностей в любви и уважении. Мы слушали выступления организаторов мастеркласса, которые излагали следующее. Согласно их опыту, мужчины, к которым не испытывают уважения (в чем они нуждаются), откажут женам в любви, которой те отчаянно «требуют». Авторитет мужчин подорван, они не чувствуют поддержки и вследствие пренебрежительного отношения к их неудовлетворенной потребности платят той же монетой. Конечно, женщины, которые не чувствуют себя любимыми, не могут быть принуждены уважать мужчин. И так по кругу. Единственный выход из этого безвыходного положения, как для мужей, так и для жен, согласно организаторам мастеркласса, — это начать удовлетворять потребности друг друга.

После выслушивания всего этого в течение довольно продолжительного времени мой друг Джон поворачивается ко мне и спрашивает: «А что, если я уже взрослый?»

Точно. Взрослые люди любят и уважают друг друга, исходя из своих принципов, а не ради взаимного обмена.

Взрослые служат другим независимо от того, получают ли они служение взамен. Модель удовлетворения потребностей не призывает людей к зрелости; она просто допускает и даже поощряет незрелость супругов.

Слишком концентрируясь на своих потребностях, мы в конце концов создаем двоих очень … нуждающихся … людей. Двух плаксивых, незрелых, нуждающихся друг в друге людей с постоянной установкой в мозгу: если я не получу свое, ты тоже не получишь — и так без конца.

Когда в последний раз вы уважали эмоционально нуждающегося человека? Да никогда. Попробуйте прямо сейчас представить перед собой наиболее эмоционально нуждающегося человека среди своих друзей. Вообразите, что он сейчас перед вами. Вид этого человека вас воодушевляет? Воспоминания о нем побуждают проводить с ним время? Конечно, нет; вас это раздражает. Утомляет. Так почему кому-то нужно продвигать модель брака, которая поощряет людей сосредотачиваться на их потребностях?

Правда в том, что супруги вовсе не нуждаются друг в друге, да и не должны. Предполагается, что супруги — взрослые люди, способные удовлетворять собственные эмоциональные потребности через множество различных занятий и взаимоотношений. Я не говорю, что мы, взрослые люди, не имеем эмоциональных потребностей. Имеем. Каждый из нас нуждается в безопасности, самоценности, чувстве общности и нужности. Я лишь говорю, что мы не можем сгрузить удовлетворение всех наших эмоциональных потребностей на одного человека. Особенно если этот человек возлагает на партнера те же ожидания и предъявляет такие же требования.

Модель отношений БезКрика основана на том, что каждая личность берет на себя полную ответственность за собственные эмоциональные потребности. При этом супруги могут свободно чего-то хотеть друг от друга. Например, вам не нужно, чтобы муж выполнял больше работы по дому, но вам хочется, чтобы он это делал. И вы можете попросить его об этом (см. главу 6).

Вы не нуждаетесь в том, чтобы жена занималась с вами сексом, вы хотите, чтобы она это делала (и вы желаете, чтобы она тоже этого хотела; см. главу 7 ).

Прежде всего вы не нуждаетесь в самоутверждении за счет супруга. Прочтите это еще раз. Ваше самоутверждение как человека, обретение ощущения, что вы занимаете подобающее место в жизни, — только ваше дело. Мы все постоянно ищем кого-то, кто бы дал нам возможность самоутвердиться, помог обрести ощущение целостности, ценности, сообщил, что мы полезны и достойны уважения. Мы ищем популярности среди своих сверстников. Жаждем одобрения родителей, даже когда давно стали взрослыми. Мы хотим чувствовать «гордость» за своих детей, как бы воплощая в них свои устремления, чтобы чувствовать себя успешными.

Особенно отвратительно искать самоутверждения за счет супруга. Мы ждем от них, чтобы они побуждали нас чувствовать себя особенными, ценными и необычайно важными. И сначала мы пробуем это на вкус. В то время как я пишу эти строки, я подслушиваю беседу между двумя подругами, обсуждающими свои браки. Говоря о периоде «медового месяца», одна из них призналась: «Я никогда не рассказывала, но действительно ожидала, что мой муж будет каждый вечер приносить мне цветы».

Естественно, когда мы ждем от супругов, чтобы они волшебным образом продолжали способствовать нашему самоутверждению, они будут ожидать от нас того же. Вот почему так легко впасть в паттернмодель полной эмоциональной зависимости друг от друга, особенно после того, как поблекнет новизна взаимного притяжения. Однако необходимость чувствовать себя нужным кому-то не является истинным самоутверждением; на самом деле это символ недостатка истинного самоутверждения.

В конечном счете, самоутверждение — это наша внутренняя работа; оно лишь тогда может быть истинным и продолжительным, когда идет изнутри.

Мне нравится метод Дэвида Шнарха, изложенный в его замечательной книге «Страстный брак». Он блестяще рассказывает о том, как нас всех можно разделить на два лагеря: тех, кто во взаимоотношениях ищет самоутверждения за счет супруга, и тех, кто достаточно взрослый, чтобы искать внутри себя. Он даже приводит два контрастирующих утверждения, чтобы подчеркнуть разницу.

Близость, основанная на самоутверждении за счет других, «звучит» так: «Я расскажу тебе о себе, но только если ты расскажешь мне о себе. Если ты этого не сделаешь, я тоже не расскажу. Но я этого хочу, поэтому ты должен/должна рассказать. Я сделаю это первым/первой, а потом ты обязан/обязана раскрыться — это по-честному. И если я делаю первый шаг, мне нужно, чтобы ты дал/дала мне чувство защищенности. Я должен/должна чувствовать, что могу доверять тебе!»

Близость, при которой не требуется самоутверждения за счет другого, выглядит совершенно иначе: «Я не ожидаю, что ты согласишься со мной; тебе не нужно делать вид, что я пуп земли, для того чтобы я чувствовал/чувствовала твою поддержку и мог/могла самоутвердиться. Но я хочу твоей любви ко мне — и ты не сможешь в действительности полюбить меня, пока не узнаешь. Я не хочу, чтобы ты отверг/отвергла меня — но я должен/должна допустить такую возможность, если я когда-нибудь буду чувствовать себя в безопасности рядом с тобой, если ты примешь меня. Пора показать тебе меня настоящего, стать тебе ближе и противостоять самой смерти. Однажды, когда нас не станет на этой земле, я хочу знать, что ты знала меня».

Помогать вам самоутверждаться — это работа не для вашего супруга. Он не должен побуждать вас чувствовать себя достаточно защищенными, сексуальными, уважаемыми или любимыми для того, чтобы вы делали то же для него. Это работа не для вашего супруга — заниматься удовлетворением этих «потребностей» больше, чем ему следует заботиться о вашем физическом теле. Обретение желанного самоутверждения находится в вашей власти. Истинное самоутверждение — не то, что вы ищете в другом человеке; это ваша сила духа позволяет вам служить другому… без необходимости, чтобы он служил вам в ответ.

И полное осознание этой истины освобождает вас и вашего супруга от обязанности соответствовать клятвам. В конце концов, вы давали множество обязательств, которые требуют немалой силы духа. «Я обязуюсь любить и лелеять тебя… в счастье и несчастье, богатстве и бедности, в болезни и здравии… пока смерть не разлучит нас».

Вы говорили: «Я обязуюсь», а не «Мы обязуемся». И не «как только ты пообещаешь, я пообещаю тоже». Вы сказали: «Я обязуюсь» с расчетом на дальнейшую жизнь. И это «я обязуюсь» заставляет вас пережить те времена, когда вы не испытываете желания сделать это, когда ваш супруг не разделяет вашего настроя, когда вы испытываете желание сбежать из-за того, что ваши потребности не встречают понимания. Настрой «я обязуюсь» — это то, что побуждает вас расти как супруга, стать ближе к своему партнеру без ожидания от него/нее ответного шага.

Хорошо. Сделайте глубокий вдох. Мы развенчали ложь, утверждающую, что суть брака состоит в том, чтобы удовлетворять эмоциональные потребности друг друга. Это большое заблуждение, которому нужно противостоять. Остальные будет проще понять, когда вы осознаете это. Готовы? Продолжаем читать.

2. Безопасность и Доверие — наиболее важные качества для создания близких отношений в браке

Теперь мои слова действительно звучат безумно, правда? Любые отношения строятся на доверии! Доверие и безопасность — эти качества должны быть наивысшим приоритетом в каждом браке! Нет, на самом деле они важны для водителя автобуса. Вы бы хотели, чтобы водитель автобуса был осторожен и безопасно довез вас до пункта назначения без всяких происшествий. Чаще всего вас интересует не вся поездка, а лишь один ее отрезок. В случае поездки на автобусе такая предсказуемость замечательна.

Для брака такие качества, как доверие и безопасность, часто переоценивают. Причем не только переоценивают, но и вводят в заблуждение тем, что придают им слишком большое значение.

А все потому, что брак по сути своей весьма отличается от поездки на автобусе.

Брак — это не просто поездка, которую вы совершаете с надеждой на то, чтобы добраться куда-то на определенном отрезке жизни. Брак — это приключение. Это путешествие, которое изменяет вас и делает лучше. Хотя доверие и безопасность, безусловно, хорошие качества, большинство людей слишком на них уповают. По сути, это лишает пару счастья в браке, приводя к довольству существующим положением вещей, а затем — к скуке. А скука — это убийца брака.

Пары, которые приходят ко мне и жалуются, что они отдалились друг от друга, обычно удивляются, услышав: «Нет, вы не отдалились… и в этом проблема». Их проблема в том, что они совсем не отдаляются. Все потому, что они являются жертвами собственных взглядов, видения «водителя автобуса» и «теплого одеяла». Супруги столь усердно работали над безопасными отношениями, что забыли, насколько волнующими бывают эти отношения. Они стали «комфортно оцепенелыми» и удивляются, почему через столько лет начали так сильно хотеть чего-то другого.

В своей замечательной книге «Спаривание в неволе» Эстер Перел связывает наши поиски безопасности с ослаблением страсти:

«В долговременных отношениях проявляется важная тенденция в пользу предсказуемости перед спонтанностью. Но эротизм процветает на непредсказуемости. Желание угасает с привычкой и повторением… без элемента неуверенности не существует страстного желания, ожидания или трепета».

Эта теория имеет научное подтверждение. В недавнем исследовании Мичиганского университета и Университета Стони Брук была обнаружена прямая связь между скукой в супружестве и снижением уровня удовлетворенности браком при долговременных отношениях. Ученые пришли к заключению, что причина этой связи лежит в нехватке близости.

Когда паре становится скучно или они чувствуют, что завязли в рутине, их уровень близости значительно уменьшается, что, в свою очередь, уменьшает общую удовлетворенность браком.

Что ж, если доверие и безопасность не стоят во главе угла для создания продолжительного, крепкого и восхитительного брака, что же главное? Самоуважение и самопрезентация с риском быть отвергнутыми являются необходимыми качествами, которые могут привести к зрелому, полнокровному браку.

Вы можете сказать: «Погоди минуту… ты говоришь, что ощущать себя небезопасно в браке, и есть ключ к счастью?» Ну, да — до некоторой степени. Позвольте мне объяснить. Мы все слышали о том, что доверие и безопасность являются целью и необходимыми составляющими преданных, близких отношений. Когда мы начинаем отношения, то говорим: «Мне нужно знать, что я могу доверять тебе. Что ты примешь меня и станешь уважать; мне нужно знать это прежде, чем я доверюсь тебе». Отчасти в этом есть резон: не стоит метать бисер перед свиньями.

Но есть одна проблема. Как много должен сделать ваш супруг, прежде чем докажет, что он не свинья? И что случится, если он завоюет ваше доверие, но однажды нарушит его? Через сколько еще обручей должен он прыгнуть? Это миф — думать, что доверие может быть завоевано. Оно никогда не зарабатывается. И никогда не может быть завоевано полностью. Тем не менее в какой-то момент стоит рискнуть и раскрыться перед ним или перед ней. Стоит противостоять своему чувству недоверия, чтобы открыться другому человеку.

Подумайте о том дне, когда вы впервые сказали «я люблю тебя» кому-то, так много значащему для вас. Разве вы тогда не рисковали? Еще как! Не было точного способа узнать, как он/она ответит — и это было так захватывающе! То же справедливо для всех пар, независимо от того, как долго они вместе. Всегда есть риск, когда вы раскрываете кому-то душу, когда мужественно представляете свою позицию, чувства, предпочтения.

Нет способа избежать риска — вы лишь отдалите момент, когда придется рискнуть (или избежите его, но вместе с тем лишитесь и самой близости).

Каждый шаг к супругу — это огромный риск с вашей стороны, независимо от того, какие чувства за ним стоят.

Никогда не знаешь, что ответит супруг — и в этом заключается волнующая прелесть отношений: в острых ощущениях. Риск побуждает отношения развиваться, а нас самих — расти как личности. Поддерживание мифа о «доверии и безопасности», когда вы ставите это во главу угла, является, по сути, незрелым способом отношений. Фактически вы говорите супругу: «Мне нужно знать, как ты отреагируешь, прежде чем я стану уязвимой для тебя». Как вы думаете, какова будет реакция супруга? Нетрудно догадаться: «Покажи мне свое, прежде чем я покажу тебе мое!»

Опять же, это создает отношения баш на баш. «Я сделаю маленький шаг к тебе, если ты сделаешь шажок в мою сторону. О, погоди, сделанный тобой шаг недостаточно большой. Я рассказываю тебе обо всей моей семье, что для меня совсем не просто, а ты не отвечаешь мне должным сочувствием и не раскрываешься в ответ. Сидишь тут, не зная, что сказать. Спрячусь-ка я в свою раковину, пока ты не начнешь откровенничать в ответ».

Мы все делаем это в той или иной форме. Мы ведем счет в наших отношениях с супругами, чтобы убедиться, что сделали друг для друга поровну. Чтобы удостовериться, что никто не собирается воспользоваться нами. Чтобы убедиться, что мы утаиваем достаточно, чтобы чувствовать себя… да, угадали — в безопасности.

Однако безопасность — это смерть для брака. Риск поддерживает брак живым. Дыхание жизни в нем поддерживают приключения и таинство, заключающееся в риске самораскрытия — без знания того, как отреагирует супруг. Хорошенько усвойте эти слова, потому что полностью их значение откроется в главе 3.

Хорошо. Две лжи повержены, одна на подходе. Все еще внимаете мне? Знаю, сражаться с этими заблуждениями непросто, также знаю, что эти новые истины заставят вас задуматься. Но я обещаю: ваш брак уже начал меняться просто потому, что вы начали по-новому думать о нем. Итак, заблуждение номер три.

3. Единство означает: никаких границ, никакого разделения, никакой индивидуальности

Наверное, любимая моя цитата о браке принадлежит раввину Эдвину Фридману: «Причина, по которой расстается большинство пар, заключается в их неспособности к расставанию». Игриво, остро и в точку. Наиболее успешные пары постоянно рассматривают себя в качестве двух отдельных личностей, непрерывно принимающих решение о том, чтобы быть вместе, совпадать по интересам и объединять свои жизни.

Однако раввин Фридман вполне понимал противоречие, говоря о здоровой раздельности в браке. Как раввин, он исходил из еврейской традиции, которая, возможно, больше, чем другие религии, продвигает идею «и будут двое одним». Мне тоже это близко, как бывшему церковному служителю. Поэтому я могу вам сказать, что ни мне, ни Фридману не было легко, когда мы бросили вызов идеям о единстве.

Позвольте сначала сказать, что я по-прежнему считаю, что единство — это идеальная модель брака. Но, как уже было сказано, я учу других и пытаюсь жить с четко определенным понятием о единстве, построенном не на абсолютном сходстве, а на балансе разности и близости. Это не то единство, что основывается на двух половинках, образующих одно целое; оно заключается в том, что две целостности следуют вместе по жизни для создания чего-то большего. И это делает их более сильными индивидуальностями.

Я буду говорить именно о такой модели единства, подкрепляя слова примерами. Расскажу, как именно это выглядит в реальных отношениях, предложу пошаговую формулу достижения такого уровня отношений.

Пока же поговорим о нелогичности этого заблуждения. Идея единства, подразумевающая полное единение и абсолютное сходство, является предметом любовной фантазии. Когда двое влюбляются и начинают фантазировать о совместной жизни, каждый начинает мечтать о чудесных моментах единения. Они мечтают о том, как будут все делать вместе: делить одно жилище, преследовать схожие жизненные цели и одновременно испытывать чувство любви, открывая подарки рождественским утром (а не в Сочельник!). Они фантазируют и втайне желают иметь схожие идеи касательно интерьера, одинаковые надежды на создание семьи и одинаково любить пляжный отдых. И, конечно, они ожидают разделять вкусы друг друга в еде, путешествиях и, разумеется, в сексе. Как выразился один из моих друзей по колледжу через год после женитьбы, «я действительно обнаружил, что мы оба были голодными в одно и то же время и одновременно хотели заниматься сексом». О, да…

Символом этой фантазии для многих пар (мы с Дженни — не исключение) служит проведение во время свадебной церемонии довольно странного обряда. Теперь, к счастью, он не столь популярен, но раньше это считалось модным. Он называется «зажигание свечи единства» и призван символизировать образование новой единицы из двух отдельных личностей. На подставке устанавливаются три свечи — две отдельные свечи по бокам и одна огромная, украшенная восковая свеча посередине. Две свечи по бокам символизируют пару в виде отдельных личностей. Украшенная большая свеча представляет собой новое единое целое. В начале церемонии две небольших свечи зажигают, а главная свеча остается ждать своего часа.

Как только пару официально объявляют мужем и женой, они вместе идут к канделябру. Каждый из них поднимает по горящей свече, молодожены складывают их вместе над фитилем большой свечи и поджигают этот новый символ их единения. До сего момента ритуал не вызывает у меня нареканий.

Если вы в здравом уме и привыкли слушать мудрых людей, проповедующих уравновешенное единство, которое я пытаюсь продвигать на протяжении всей книги, тогда вы, возможно, сделаете следующее. Вы и ваш супруг зажжете украшенную свечу, а затем оставите свечи, представляющие ваши индивидуальности, ярко гореть, возвратив их на прежние места.

Вот замечательная иллюстрация прекрасного, правильно функционирующего, сбалансированного брака. Две индивидуальности, идущие вместе по жизни, и все же остающиеся личностями, которые не принадлежат друг другу и не нуждаются один в другом.

Если же вы поступаете подобно Дженни и мне, то вы не находитесь в здравом уме. Вы «купились» на модель «единство означает тождество» и наивно проделываете странную вещь. После того как вы складываете вместе свои личные свечи и зажигаете ими одну большую и прекрасную свечу, являющую миру ваш новый статус в качестве Единого Создания, вы совершаете немыслимое. Вы тушите свечиличности, позволяя дыму от этих двух погребальных костров унестись вместе с ветром. Те двое людей умерли. Больше нет места для уникальности, личных предпочтений или личного развития. Нет никакой возможности изменяться, ничего не может происходить или переживаться отдельно от другого — нет ничего другого! Если вы походите на Дженни и меня, то хотите показать миру, что вы полны решимости жить в воображаемой стране одинаковости.

Понятно, что вскоре после свадьбы эти фантазии сталкиваются с реальной действительностью совместной жизни. Как вы прочли в главе 1, у меня это заняло три дня. Но несмотря на фиаско, когда мы въехали в наш первый дом как женатая пара, то гордо установили нашу свечу единства на каминной полке.

Однако вскоре после переезда, знойным техасским летом, мы отправились на выходных в поездку.

Не зная ничего о том, каким образом поддерживать дом в порядке, я даже не подумал установить термостат на восемьдесят градусов, чтобы предотвратить перегрев дома. Дженни требовала, чтобы я сделал это, но я просто его выключил, надеясь сэкономить на счетах за электричество. Она не хотела конфликта, так что все так и осталось. И мы уехали. И как вы думаете, что же мы обнаружили, вернувшись три дня спустя? Температура в доме взлетела, наверное, до 120 градусов, что погубило все наши растения. Ничего хорошего это не принесло и нашей волшебной свече единства. Бедняжка была в совершенном упадке, напоминая растаявшее месиво. Кажется, наш вновь обретенный «союз двоих в одном» не смог вынести накала нашей личной незрелости.

В качестве контраста, после проведенных вместе семнадцати лет, в доме у нас с Дженни на каминной полке теперь стоит совершенно другой символ нашего союза. Это деревянная статуя, которую мы нашли в Сибири, в России. Мы имели честь путешествовать по российским просторам в 2009 году, когда представляли философию лидерства и отношений БезКрика с участием русских специалистов от Санкт-Петербурга на западе до Якутска в Восточной Сибири. Это была особенная неделя, представляющая новые идеи брака стране и культуре, совершенно нам незнакомым.

В память об этом событии мы усердно искали какой-то особенный сувенир. И обнаружили прекрасную статую ручной работы. Если глядеть на нее издали, она напоминает странного высокого человека с кожаным поясом вокруг талии. Однако после близкого осмотра становится ясно, что этот человек на самом деле является двумя людьми, вырезанными из дерева и сложенными друг с другом таким образом, что кажется, будто это один. Кожаный пояс связывает их, соединяя вместе.

Однако прежде чем вы подумаете, что это единство основано на половинках людей, нуждающихся в дополнении друг к другу, знайте: когда вы поднимаете статую, то понимаете, что это две отдельные фигурки двух полноценных людей. И они прекрасно могут стоять отдельно… или вместе.

Дженни и я храним эту статую из двух фигурок на виду, поскольку она находится в таком контрасте с нашими прежними взглядами и ранними годами брака. Смотрите, даже после того, как наше «единство» растаяло, мы настолько были сплавлены вместе в псевдоединстве, что полагали, будто любая разобщенность, любое несогласие означает проблему. Мы предполагали быть единым целым, что означало, что мы должны делать все, как один. Нам полагалось любить и ненавидеть одни и те же вещи — и все делать вместе.

Однако при этом нет никакой возможности жить нормально. Несмотря на то, что мы пытались, это не могло бы продлиться долго. К счастью, мы прошли через этот жесткий переход от принудительного сходства к сбалансированному единству. Мы узнали, что Боно из U2 был прав: «Мы едины, но не одинаковы».

Единство означает две различные целостные личности, объединенные для создания одного целого, постоянно сохраняющие разобщенность, которая обеспечивает поддержание более глубокого единства.

Поверьте: вам не нужно, чтобы ваше единство означало тождество. Иначе вы станете устранять особое пространство между собой и супругом, которое делает объединение подлинным и осмысленным. Ваши жизни и предпочтения перекрывались бы обязательством или страхом перед конфликтами.

Унитаз для влюбленных

Иногда бывает полезно привести какой-то абсурдный пример, чтобы продемонстрировать, насколько нелепой может быть продвигаемая идея. К таким примерам относится унитаз для влюбленных. Несколько лет назад Saturday Night Live опубликовала фальшивое рекламное объявление туалета для совместного использования — для тех пар, которые действительно «едины».

«Вы даете друг другу клятвы…» — начинает рассказчик, показывая затем мечтательную пару. «Вы делите дом…» — продолжает рассказчик, показывая пару перед знаком агентства недвижимости «Продано». «Вы делите одну постель» — намек на постельную сцену.

Затем начинается нечто абсурдное. «Почему бы не разделять вместе и самые интимные моменты?» — спрашивает рассказчик, в то время как камера перемещается к паре, сидящей по диагонали на объединенном унитазе для двоих, где каждый партнер размещает любящую руку на общей кнопке смыва между ними.

Унитаз для влюбленных.

Абсурд? Безусловно. Сатира? Конечно. Однако невероятно точно подмечена немыслимая, но логичная степень заблуждения о тождестве-единстве.

Но заметьте: унитаз для влюбленных действительно существует, повсеместно разрушая браки и процесс естественных отправлений. Это реальное изделие, хотя и продается под другим именем. Он называется Унитаз-Для-Двоих, и вот его реальное описание.

Унитаз-Для-Двоих представлен как первый унитаз в мире, который может быть использован двумя людьми… в одно и то же время. Это позволяет парам стать ближе друг другу и уменьшить расход воды, поскольку все смывается за один раз. Унитаз-Для-Двоих состоит из двух расположенных рядом сидений с небольшой перегородкой между ними. Модернизированная версия включает семидюймовый LCD-телевизор и док-станцию для айпода.

Не правда ли, прекрасная модель единства! Но я все же предпочитаю модель, стоящую на нашей каминной полке.

Что теперь?

Итак, это была теоретическая глава. Мы начали с отрывка Шела Сильверстейна об одинокой Недостающей Части. Теперь вы можете сказать, что Сильверстейн проповедовал истины БезКрика, модель брака для двух сосредоточенных на себе личностей, еще несколько лет назад.

Его собственным неподражаемым способом он показал нам ошибочность веры в нашу незавершенность и потребность в другом человеке, для того чтобы сделать нас целостными. Точно так же не стоит втискивать брак в какие-то идеальные рамки совместимости, доверия и единства. Но эта глава не содержала практических советов, каким образом нужно начать относиться к своему браку прямо с сегодняшнего вечера.

Однако не беспокойтесь: во второй части книги вам будет предложено больше реальных историй и советов, чем сможете применить. Это касается наиболее распространенных конфликтных ситуаций, каждую неделю возникающих между вами и супругом. Затем все это объединится таким способом, что вы будете чувствовать себя вдохновленными и готовыми действовать. Я обещаю.

Однако сначала мы должны пройти главу 3. Должен предупредить, что она может оказаться самой жесткой из всего, что вы когда-либо читали о своем браке. Вы можете испытать искушение выбросить оставшуюся часть книги и всю эту философию БезКрика в окно. И вот почему: мы будем анализировать все способы, которыми вы создавали проблемы в браке. Нет, конечно, не все происходило по вашей вине. Каждая проблема является сложной системой из образцов поведения, создаваемых и поддерживаемых в равной степени обоими партнерами. Однако внутри этой системы паттернов есть выбор, который сделали именно вы. Изучив альтернативы выбора, вы предоставите себе наилучший шанс взрастить целостные, завершенные, эгоцентричные потребности в браке.

3. Если вы не являетесь частью решения, то по-прежнему являетесь частью проблемы

Лучшие годы вашей жизни — те, когда вы решаете, что во всех ваших проблемах повинны сами. Не обвиняете в них ни вашу мать, ни экологию, ни президента. Вы осознаете, что контролируете собственную судьбу.

Альберт Эллис

Итак, давайте разберем все то, что узнали. Мы установили, что прежде всего вступаем в брак потому, что жаждем связи. Мы хотим быть выбираемыми, добровольно и ежедневно, тем человеком, которого выбираем сами. И этот взаимный добровольный выбор создает связь, подобной которой не существует на земле. Это не принудительная, обязательная договоренность; это связь, которая позволяет каждому партнеру чувствовать себя более ценным и зрелым в супружеском союзе.

Мы пришли к осознанию того, чего желаем больше всего; исследовали, что стоит у нас на пути к этой цели: сила эмоциональной реактивности, «крика» во всех его проявлениях. Всякий раз, когда мы позволяем тревожности овладеть нами, мы фактически создаем ситуации, которых надеемся избежать. Наши тревожные усилия укрепить связь на самом деле препятствуют нам в этом.

Мы выяснили: чтобы прийти к глубокому, продолжительному браку, надо сместить фокус внимания. Мы не должны фиксироваться на супругах или на своих отношениях. Чтобы достигнуть роста, следует сконцентрироваться на том, что мы действительно способны контролировать, — на самих себе.

Это стало более понятным из главы 2, когда мы определились с различными заблуждениями, продолжающими подпитывать тревожность. Эти заблуждения дают нам ложные идеалы о совместимости, единстве и удовлетворении потребностей друг друга. Они призывают отчаянно преследовать эти идеалы — и кричать, когда не удается их достичь.

Однако, к счастью, такие заблуждения не являются истиной в последней инстанции. Последнее слово всегда за правдой. Теперь вы видите, что существует другая модель брака, которая не только эффективна, но преобразует саму идею о том, что «работает» в браке. Целью является не просто выживание; дело не только в том, чтобы избежать кризиса семи лет или середины жизни, или «синдрома пустого гнезда». Нет, реальная цель более привлекательна: превращение конфликтов, характерных для всех пар, в глубокую, продолжительную связь.

И как раз об этом пойдет речь во второй части книги. Здесь мы будем рассматривать несколько распространенных конфликтов, с которыми пары сталкиваются в повседневной жизни.

Это сугубо практическая часть, показывающая, каким образом принципы БезКрика могут сформировать ваш подход к конфликтам, связанными, например, с ведением домашнего хозяйства, или проблемами с родственниками, или с вопросами сексуальной связи (или разобщения). Вы узнаете, что значит придерживаться принципов БезКрика во всех этих областях. И по мере прочтения будете предпринимать действия, которые, я верю, навсегда изменят вашу жизнь и жизнь вашего супруга.

Я знаю, это так заманчиво — перейти сразу к практическим действиям, но вначале вам нужно пройти со мной третью главу. Почему? Потому что эта глава готовит вас к практической работе, учит, как сделать проблемы в отношениях продуктивными. Но это требует готовности принять некоторые жестокие истины об отношениях вообще и о вас — в частности.

Как начать следовать принципам брака БезКрика? На что это похоже в действительности? Это то, чему посвящена вся глава. Мы говорили о том, «что такое» брак БезКрика, а также о том, «почему» — почему вы хотите именно этого. Теперь мы наконец дошли до «как».

И, хотите верьте, хотите нет, «как» — это довольно просто. Заметьте, я не сказал легко, потому что это определенно нелегко. Если было бы легко достигать переворота в отношениях, вы не читали бы книги о браке. Нет, следовать этой формуле трудно; но сама по себе формула довольно проста. Я даже попытался сделать ее ритмичной и запоминающейся, шаблонной, если хотите.

Готовы принять эту формулу? Вот она.

Достигните Спокойствия, Зрелости и Близости. Повторите.

Это все. Все, что нужно, для того чтобы вступить в брак и состоять в браке. Это длительное преобразование, добровольное и повторяющееся: достигать спокойствия, зрелости и близости. Выполнение этих трех шагов, которые я намерен объяснять и иллюстрировать, даст любому, в том числе и вам, наилучший шанс изменить свой брак, преобразовав его в связь, которой вы жаждете. Нет, это не гарантирует, что партнер начнет отвечать теми способами, о которых вы мечтаете. Я не могу обещать, что, если вы последуете формуле, ваш супруг отплатит той же монетой. Что я могу обещать — это то, что следование формуле сделает вас более сильной личностью. А это как раз то изменение, в котором ваш брак нуждается больше всего.

Достигните Спокойствия, Зрелости и Близости. Повторите. Вдохните эти слова — и будьте готовы встречать их снова и снова на протяжении этой книги. Ибо я верю в изменяющую жизнь силу этой формулы. С ее помощью я веду своих клиентов, которые желают улучшить взаимоотношения. Эта формула разработана не с целью изменения вашего супруга. Она даже не призвана изменить ваши отношения.

Нет, настоящая цель и надежда этой формулы в том, что она меняет вас. Она дана вам в помощь, чтобы вы могли обнаружить и продемонстрировать свое истинное «Я» — вначале для себя самого, затем для партнера.

Я называю этот процесс Подлинной Самопрезентацией, или ПСП. Любой брак требует от каждого из партнеров подлинной и полной самопрезентации друг для друга. Это — представление ваших сокровенных желаний, того, чего вы больше всего хотите от жизни и от брака. И эта формула — самый простой способ, который мне удалось найти.

Формула Подлинной Самопрезентации

До конца этой главы я шаг за шагом проведу вас через ПСП формулу путем связывания повествования с историей собственного брака. По мере нашего продвижения буду использовать эту историю в качестве идеальной иллюстрации формулы в действии. Расскажу о том, как любой человек, столкнувшись с брачной «проблемой», может воспользоваться формулой для перемен к лучшему. Все, что вам нужно делать, — это следовать формуле.

Для начала ознакомимся с общей картиной. Примерно через шесть лет после инцидента с лобстером Дженни и я были по-прежнему (к счастью!) женаты и сумели дать жизнь двум детям. Я окончил аспирантуру, мы были вовлечены в деятельность местной церкви. Мы были весьма заняты, посещая воскресные церковные службы и утренние классы.

И как-то незаметно погрузились в рутину — и это сопровождалось почти таким же мощным всплеском эмоций. Каждым воскресным утром происходило одно и то же. Дженни рано вставала и одевалась. Затем приступала к напряженному процессу подъема детей и их сборов в церковь. Я же просыпался поздно, давал слабые обещания помочь накормить и одеть детей, бесцельно шатаясь по дому все утро. Так было каждое воскресенье. Как вы увидите далее, ситуация накалялась все больше и больше, все чаще приводя к тому, что мы оба взрывались и ссорились перед детьми, поздно прибегали на службу и кипятились всю дорогу. Эта проблема может показаться пустяковой по сравнению с тем, через что прошли вы, но я вас не дурачу. Этот пустяк совсем не был маленькой проблемой; на самом деле он являлся образцом поведения, который угрожал посеять серьезную смуту в нашем браке.

Успокойтесь

Теперь, когда мы определились с тем, что происходило, начнем следовать формуле. Первым шагом ПСП-формулы является Достижение Спокойствия; это — отправной пункт и суть подхода БезКрика. Поскольку эмоциональная реактивность является нашим главным врагом, есть смысл сначала научиться уменьшать градус этой реактивности. Согласно формуле ПСП, достижение спокойствия состоит из двух этапов.

Выдержите паузу. Первый шаг в достижении спокойствия — умение выдерживать паузу. Прежде чем вы скажете: «Если бы я мог это сделать, мне не нужна была бы эта книга!» — позвольте немного вам помочь. Все мы «кричим» в браке.

Все мы «теряем» взрослость тем или иным способом. Это противоположность Подлинной Самопрезентации: блокируя супруга своим пассивноагрессивным поведением или активно крича, мы позволяем тревожности взять над нами верх. Это не отражает наших истинных желаний, не является подлинной самопрезентацией; но позволяет страхам представлять нас в искаженном свете. И обычно приводит к тому исходу, которого мы больше всего хотели избежать.

Однако так же, как мы «теряем спокойствие», каждый из нас хотя бы раз смог его сохранить на пике тревожности. У каждого из нас, в том числе у вас, был момент абсолютного спокойствия и ясности ума. Подумайте об этом. Подумайте о том моменте, когда вам удалось сохранить спокойствие, когда все остальные были на взводе. Возможно, это был момент, когда ваш сын закатил истерику в продуктовом магазине и вы ответили ему спокойно и уверенно, сами не зная, как это получилось. Возможно, это произошло, когда муж обвинил вас в том, что вы взяли и куда-то переложили его ключи, и вы, спокойно перебрав в уме последние события, поняли, что вы этого не делали, и сообщаете мужу, что он ошибается. И даже могли дружески предложить ему свою помощь в поисках.

Каждый из нас хотя бы раз сохранял спокойствие и ясность ума в напряженных ситуациях. И ваша задача — вспомнить их настолько подробно, насколько возможно. Потому что они помогут научиться выдерживать паузу.

Как вы это делали? В каком настроении были? Использовали ли какой-нибудь прием типа счета до десяти или крутили резинку вокруг запястья, делая глубокие вдохи? Если делали, используйте этот прием снова. Чувствовали ли вы напряжение в теле?

Где? В области лба, между лопатками, в животе? Каким образом ваше тело в тот момент подало сигнал, что следует задействовать все успокаивающие мышцы для одной цели?

Все это — элементы, необходимые для выдерживания паузы. Тело вам подскажет, а память напомнит о ваших возможностях. Применение привычного приема поможет удлинить паузу и прояснить разум. При нарастании напряжения задача номер один — оставаться спокойными, не имеет значения, каким образом. Вы должны уметь нажать собственную кнопку «пауза».

Отправляйтесь на балкон[4]. Когда выдержите паузу, переходите к следующему шагу — Достижению Спокойствия. Вы идете на балкон. Смысл в том, чтобы мысленно убрать себя из ситуации, подняться над ней, стремясь обрести ясность мыслей. Цель в том, чтобы стать чуть более объективным. Мыслительный процесс в буквальном смысле перемещается в неокортекс — часть коры головного мозга, предназначенную для аналитической деятельности. То, что отличает нас от других млекопитающих, — это наша способность думать о себе во время совершения действия. К примеру, корова не может думать, какие у нее есть варианты. Мы, люди, можем — однако лишь в том случае, когда идем на балкон.

Мне нравится образ балкона, поскольку это предполагает возвышениенадссорой или взгляд-свысотыптичьегополета. Назовите это «работа головой» или «отступ назад» — как вам больше нравится. Пока вы способны вызывать в уме мысленную картинку, это будет работать, потому что смысл данного шага — в его визуальном представлении. Смысл в том, чтобы научиться смотреть на вещи новым взглядом, пытаясь видеть перспективу. К примеру, жена нудит, что вы оставляете после себя посуду в раковине, хотя вы обещали ей помыть тарелки, перед тем как ляжете спать. Наиболее реактивная часть вас хочет или огрызнуться, припоминая все случаи, когда жена сама вас подводила, или же опустить ресницы в стиле «да, дорогая», лишь бы она отвязалась и оставила вас по-тихому копить обиду.

Выдерживание паузы и уход на балкон позволяет вам сделать нечто другое — внимательно выслушать свою любимую жену, честно желая услышать ее. Вы ведь ее любите, поэтому не хотите быть для нее источником боли. В то же время вы не считаете, что уклонение от мытья посуды заслуживает такого всплеска ярости. С высоты балкона лучше видно вас обоих в этом диалоге. В чем тут проблема? Действительно ли это отдельный инцидент или проявление паттерна? Что еще может стоять за конфликтом, помимо грязной посуды? Это конкретное событие и его последствия — просто временный всплеск или миниатюрное отображение вашего брака? Как бы то ни было, какую роль сыграли в этом именно вы? И каков будет ответ, который наилучшим образом представляет ваше истинное «Я»?

Звучит как несбыточная мечта — иметь ясность мыслей посреди сражения? Поверьте, это вполне реально. Но нужно вырастить в себе способность выдерживать паузу и уходить на балкон. Возвращаясь к нашей воскресной утренней истории, вы заметите, что Дженни демонстрировала невероятную, пусть и недостаточно используемую, способность успокаивать себя. По мере чтения вы увидите, как она делает замечательные паузы, научившись прерывать себя на пике напряженного конфликта. Это прерывание, эта пауза позволила ей по-новому оценить ситуацию, увидеть ее проблему с моим участием как нечто большее, чем казалось поначалу. Она стала способна увидеть, что эти трения на самом деле были возможностью сосредоточиться на ней самой и ее собственном росте — для нашей общей выгоды.

Взросление

Рост или зрелость — следующее логичное движение в формуле революционного преобразования брака. Мы говорим о том, чтобы позволить естественной тревожности и конфликтам в браке привести вас к зрелости. Немногое в жизни побуждает нас к росту настолько активно, как брак. Ибо ничто другое не заставляет вас быть более уязвимыми, чем раскрытие и представление вашего истинного «Я» другому человеку. Особенно когда этот «другой» — тот, чье мнение и мысли о вас имеют огромное значение. Понятно, что нет возможности вовсе избежать конфликтов в браке, но они могут научить вас познанию себя. И это первый шаг на пути к Достижению Зрелости.

Определите свой паттерн. По мере того как вы научитесь выдерживать паузу и уводить себя на балкон, вы начнете иначе смотреть на вещи. Обнаружите разницу между отдельным инцидентом и проявлением постоянного паттерна. Я говорю паттерн, поскольку это наиболее полезный способ подумать о «проблемах» брака. На самом деле очень редко пары приходят ко мне, жалуясь на одноразовый эпизод; обычно они жалуются на непрерывно возникающие проблемы. Они сидят, глубоко вздыхают и говорят: «У нас проблема». Однако позвольте мне задать вам тот же вопрос, что я задаю своим клиентам: «Когда вы подходите к своему супругу и говорите „У нас проблема“, что вы действительно имеете в виду?»

Будьте честны. Вот что вы действительно имеете в виду: «У меня проблема… и эта проблема — ты».

Все мы делаем это, и вот почему. Нам нравится добираться до сути, изолировать причину проблемы, а также определять точный диагноз. Объедините эту склонность с той, что мы обсуждали в главе 1 — слишком пристальной концентрацией на других, — и увидите, почему столько пар нуждается в психотерапии. Мы выделяем любую имеющуюся проблему и проецируем вину на своего супруга, потому что это кажется логичным, внятным и безукоризненным. Но я должен сказать вам кое-что одновременно обидное и обнадеживающее. У вас нет проблемы — у вас есть паттерн.

Я слышу вас сейчас. «Конечно, существует паттерн. Мой супруг продолжает делать одно и то же снова и снова». Но это не то проявление паттерна, о котором я веду речь. Проблемы в браке, по большей части, связаны с последствиями паттернов, которые вы и ваш супруг создаете вместе, а не с недостатками характера одного из партнеров.

Дженни ясно дала мне понять, что «наша» проблема (еженедельные опоздания в церковь) в действительности является моей проблемой. Если бы я просто выполнял свою долю обязанностей, все было бы прекрасно. Я сильно не возражал, а соглашался и обещал исправиться на следующей неделе. Но, как ни старался, с каждой неделей было все труднее исправляться. Никто из нас не понял, что наблюдаемый нами паттерн (моя имитация лени каждую неделю) был лишь половиной проблемы.

Видите ли, дело не только в проблемах из-за самих паттернов, а в том, что у этих паттернов всегда есть партнеры. Паттерны — это танцы, которые мы постоянно исполняем. И есть несколько общих черт: они притягательны для исполнения, они нам знакомы и требуют участия двух человек для продолжения танца.

Нравится нам это или нет, но каждый способствует созданию такого брака, который имеет. То же касается и проблем, на которые мы жалуемся, и ожиданий, которые не оправдались. Несмотря на то что вы — самый несчастный в брачных отношениях, вы сами приложили руку к этому. Кипите от обиды и оскорблений? Да. Скучная сексуальная жизнь? Ага. Даже неравенство во всем, что касается дома? Угадали.

Агрессивно ли вы реагируете на нежелательное поведение супруга или пассивно позволяете происходить разным событиям — вы принимаете участие в каждом совершаемом шаге.

Всякий раз, когда я говорю это людям, они смотрят на меня одинаково: подняв бровь и наклонив голову. Их язык тела говорит мне: «Ты хочешь сказать, что это я виноват в том, что жена ужасно неуверенна в себе?» Или: «Ты говоришь, что я сама виновата в том, что муж всегда удаляется в гневе, когда мы говорим о деньгах?» Нет, вы не ответственны за поведение вашего супруга; над этим вы не властны. Но ответственность за вашу реакцию на поведение супруга лежит только на вас. И именно эта реактивность рождает и поддерживает проблему, на которую вы жалуетесь.

Иногда вы участвуете активно, например критикуя супруга сразу после его критики в вашу сторону. Иногда — пассивно, в виде простого согласия по типу «да, дорогая» в ответ на все, чего бы ни хотела жена. И то и другое — эмоциональные реакции, которые лишь поддерживают паттерн. И снова: реальная проблема не та, что на виду. Настоящая проблема не в том, что муж критикует вас при любой возможности, и не в том, что жена никогда не кажется довольной вашим домом. Нет, реальная проблема заключается в том, чего мы не видим, поскольку являемся соучастниками данной ситуации.

Но правда в том, что вы — личность, способная принимать решения даже в самых напряженных или раздражающе приземленных обстоятельствах.

А теперь назад, к истории…

В нашем паттерне воскресного утра мое поведение — или его недостаток — являлось лишь половиной уравнения. Дженни ведь тоже была там каждое воскресенье. Так что же она делала, чтобы как-то повлиять на исход дня? Чтобы разбудить меня, заставить меня действовать и присоединиться к ней в выполнении рутинных обязанностей, Дженни попробовала несколько различных тактик в весьма предсказуемом порядке. Это было ее реакцией на мое проблемное поведение. Теперь мы оба думаем об этом как о хорошо отрепетированных танцевальных движениях, которые знали наизусть. Во-первых, был маневр «ох, я не знала, что ты все еще спишь». Как правило, она начинала чрезмерно шуметь в ванной, а затем включала свет в туалете таким образом, чтобы он светил мне прямо в лицо. Я выполнял следующее па, переворачиваясь на другой бок.

Тогда она приступала к выполнению следующего шага. Это был громкий вздох, который как бы говорил: «Не могу поверить, что я должна делать все это, в то время как я точно знаю, что ты меня слышишь; ты просто слишком ленив, чтобы подняться с постели и помочь мне». Дженни мастерски выполняла этот вздох: она испускала его именно в тот момент, когда знала, что я должен его слышать. Это тот момент, когда я должен был начать свое запатентованное обещаюсделатьновсеещестоюв-двухшагах. Я делал один шаг вперед — действительно вставал с постели и направлялся в душ, — а затем следовали два шага назад: пролистывание спортивных изданий с возвращением в постель.

Наконец, Дженни переходила к великому финалу: неприкрытому нытью с вкраплениями сарказма. «Как насчет того чтобы немного помочь с детьми этим утром? Кажется, ты сейчас не очень занят». Обычно это заставляло меня поднять зад с кровати — но какой ценой!

Каждое воскресенье мы приходили в церковь поздно, злясь друг на друга. Хуже всего то, что, чем чаще мы исполняли этот танец, тем лучше это делали. Потому что эти танцы, эти паттерны, поддерживают сами себя.

В них примечательно не только то, что они проигрываются в противоречии с тем, как мы хотели бы действовать. Иногда они идут вразрез даже с тем, как мы обычно поступаем. Я, к примеру, определенно не был типично ленивым мужем. Ведь в другие дни недели, каждый день, я первым вставал с постели. Мог проснуться в пять часов утра, чтобы немного позаниматься перед уроками. Я трудился на двух работах с неполным графиком и честно справлялся со своей долей ночных кормлений и смены подгузников.

Правда также и то, что Дженни не была стереотипно ворчливой женой. Она вовсе не собиралась изводить меня или вести счет домашних обязанностей. В большинстве дней она лидировала в этом состязании. Но по какой-то причине танец каждого воскресного утра был одинаков: Ленивый Хэл и Ворчливая Дженни, ловко выполняющие одинаковые шаги, которые всегда утомляли и делали обиженными друг на друга. В то время ни один из нас не имел полного представления об этом процессе, но, как практикующий семейный терапевт, я знал, что происходит что-то не то.

В это самое время, в период моей учебы, я многое узнал о том, как работают отношения, и постоянно делился этой информацией с женой. Это было даже тогда, когда я начал формулировать принципы философии БезКрика — сила сосредоточения на самих себе, успокаивание себя, собственный рост для блага всех окружающих. Таким образом, я должен был знать лучше, да? Я должен был понять, что происходит, когда мы исполняем эти воскресные танцевальные па, прекратить жаловаться на ворчание Дженни и прийти к позитивным изменениям, верно? Верно. Но я этого не сделал.

В отличие от Дженни.

По иронии, оказалось, что в то время, как я начал говорить о своей новой философии, Дженни стала слышать, о чем шла речь. Благодаря долгим ночным беседам о функционировании семьи она постигла фундаментальную истину. Она принимала активное участие в создании всего этого беспорядка, и это должно было означать, что у нее есть потенциал что-нибудь сделать с этим. Если все эти теории, о которых я трещал направо и налево, были верны, тогда все, что она должна была сделать для изменения типичного воскресного танца, — это… Просто. Прекратить. Танцевать. И затем выполнить другое танцевальное движение.

Взросление. Продолжение…

Встаньте на весы. Теперь, прежде чем Дженни решилась бы на новое действие, новое движение в танце, она должна была открыть несколько вещей в себе. Во время выдерживания паузы ей нужно было прервать процесс своей непроизвольной реактивности. Это предоставляло возможность пойти на балкон и более объективно взглянуть на вещи. Оттуда она могла видеть проблему не как отражение недостатков Хэла, а как предсказуемый шаблон поведения двух участников. Это новое видение нас и себя потребовало главного вопроса: почему? Почему она оказалась пойманной этим паттерном? Почему продолжала играть свою роль, даже понимая, что на самом деле это лишь подливает масла в огонь и усугубляет ситуацию?

Все мы спрашиваем: почему? К счастью. Вопрос «почему» является почвой для всех идей и открытий. Но вот ключевой принцип. Когда мы задаем вопрос «почему» капризно, бесцельно, это никого не ведет вперед.

Чтобы совершить любое открытие и наслаждаться его законными плодами, мы должны продвигаться организованно и вдумчиво.

Вот почему я называю этот этап формулы умением «встать на весы». Это не карнавальная игра вроде «угадай вес»; это попытка исследовать себя критично, дотошно и проницательно. Чтобы наши брачные паттерны научили чему-то нас самих, чтобы сделать наши танцевальные движения отражением истинных «Я», мы должны взглянуть на себя настолько проницательным взором, насколько возможно.

Не всегда хочется делать это. Не так уж приятно вставать на весы и узнавать свой точный вес. Часто это болезненнее занятие, которое выдает правду не только о нас самих, но и о том, насколько далека эта правда от того, о чем мы привыкли думать. «Я полагала, что стала весить меньше, но на самом деле на прошлой неделе набрала вес». Мой собственный недавний опыт был связан с запечатлением на камеру моего замаха во время игры в гольф. Затем я играл бок о бок с профессиональным игроком. Я полагал, что у меня получалось весьма неплохо. На самом деле разница была просто уничижительной.

Эти болезненные занятия открывают нам болезненные истины, но, как бы то ни было, они остаются истинами.

Итак, необходимо задавать себе два конкретных вопроса для наиболее подробного выяснения наших ролей в паттернах, которые считаем проблемными. Эти вопросы встали и перед Дженни, когда она разбиралась в паттерне нашего воскресного утра.

Во-первых, почему именно этот паттерн имеет столь большое значение?

У Дженни не было особого повода так беспокоиться; тогда отчего же ее столь беспокоил этот конкретный паттерн? Что так раздражало в этом танце воскресного утра? В нашем браке были и другие серьезные проблемы, которые давали больше поводов для беспокойства. Почему же столько значения придавалось именно этому?

Это полезный вопрос. Полезный, потому что, надо признать, одни вещи беспокоят нас гораздо больше, чем другие. И некоторые ситуации, которые буквально выводят из себя, кажется, совсем не волнуют наших супругов. И наоборот. В этом случае легко перенести фокус внимания на супруга/супругу. «Как я могу заставить ее заботиться о наших финансах как следует?» Что, конечно же, означает: «Как мне следует». Однако мы сосредотачиваемся на других до того, как начинаем следовать формуле. Когда же достигаем спокойствия и зрелости, когда видим себя в качестве активных участников паттернов, на которые жалуемся, — тогда лишь задаемся более продуктивным вопросом: что в этом паттерне/проблеме меня так беспокоит? Почему он имеет такое значение, что я позволяю ему сводить меня с ума?

Ответ на этот вопрос не всегда прост. Это может иметь какое-то отношение к нерешенным проблемам детства. К примеру, Дженни, возможно, проецировала на мои действия некий шаблон «безответственного отца». Ответ может быть в чем-то невысказанном и, возможно, нереализованном. Дженни могла, например, испытывать глубинный страх одиночества, изоляции и поэтому воспринимала мои «ленивые воскресенья» как признак воплощения в жизнь своих самых сильных опасений. Словом, ответ может скрываться во многом.

Один из способов помочь себе ответить на этот вопрос заключается в том, чтобы повторно пройтись по заблуждениям о браке. Какую ложь я принимаю за правду? Ложь о совместимости? Заблуждение об идеальном единстве? Об удовлетворении потребностей друг друга?

Исследуя значение, которое мы приписываем определенному паттерну, очень часто обнаруживаем связь с одним из этих заблуждений. «Я так зол на этот конкретный паттерн, потому что так не должно быть!» «Нам полагается быть единым целым, мы должны быть заодно, нам положено заботиться об этом в равной степени!»

Это определенно было частью разочарования Дженни. В конце концов, проблема данного воскресного утра являлась паттерном, затрагивающим наших детей, наш брак и нашего бога! Что может быть важнее? Это серьезная проблема! При этом мы не можем позволить себе быть отдельными личностями. Или можем? К счастью, Дженни прошла до конца весь путь познания проблемы.

Это привело ее к наиболее важному и самому информативному из всех вопросов. Это вопрос, которым я стремлюсь руководствоваться во всем, что бы ни предпринимал. Он направляет всю мою работу с клиентами и все мои дела. И, что важнее всего, этот вопрос, надеюсь, направляет меня во всех взаимоотношениях, особенно когда дело касается брака.

Чего я хочу больше всего? Чего я на самом деле больше всего хочу? Какова моя конечная цель? Какой исход у меня в уме; исход, который наиболее верно отражает мои высочайшие надежды и сокровенные желания? Этот вопрос является лучшим из известных мне способов определиться с будущими поступками. Ключ к жизни — это ясное определение успеха и поражения. Это единственный путь оценить, как вы поступите и должны ли что-нибудь изменить. Вот самое четкое определение поражения, какое я когда-либо встречал.

Поражение — это отказ от того, чего мы хотим больше всего, ради того, что мы хотим прямо сейчас.

Нельзя не заметить справедливости и пользы этого определения. Например, я мечтаю иметь здоровое, подтянутое, худощавое тело. Но чего я хочу прямо сейчас, сидя за столом и набирая эти строки поздно ночью, — это два теплых, только что из тостера, поптарта с корицей и коричневым сахаром (полуфабрикат, сладкий пирожок. — Примеч. пер.). Но дело вот в чем: если я скажу «да» тому, чего хочу прямо сейчас: хрустящему, тягучему совершенству поптарта, я фактически скажу «нет» чему-то еще. А именно: здоровому, подтянутому, худощавому телу, которое дал мне бог, чтобы я мог использовать его для достижения моих высоких жизненных устремлений.

И так вы можете проводить параллели по всей жизни. К примеру, «да» отвлекающим проволочкам в конкретный момент — это фактическое «нет» возможности уложиться до крайнего срока сдачи проекта, что позже дало бы вам свободное время.

Или, говоря «да» тревожной потребности заставить детей любыми способами повиноваться вам, вы фактически говорите «нет» тому, чего больше всего хотите, — взаимно уважительным отношениям, побуждающим детей добровольно искать вашего участия.

Возвратимся к нашей истории. Говоря «да» потребности в помощи мужа и единении с ним, Дженни сказала «нет» тому, чего она хотела больше всего: мужу, который на самом деле хотел действовать ответственно, но без ворчания жены.

Заданный себе вопрос: «Чего я хочу больше всего?» — позволил Дженни достичь того, чего она действительно хотела. Она хотела пойти в церковь. Хотела, чтобы дети пошли в церковь. Она также стремилась, чтобы и я пошел в церковь — но не в результате ее просьб, умасливания или ворчания. Она желала, чтобы мне хотелось пойти в церковь, чтобы мне хотелось помочь ей с детьми. И она осознала одну фундаментальную истину: мы не можем заставить людей сделать что-либо. Мы только можем сообщить о нашем желании, пригласить их — и затем ждать от них ответа. Мы можем лишь Достигнуть Спокойствия, Зрелости и Близости. И это то, что сделала Дженни.

Достижение близости

Последняя часть формулы на первый взгляд приводит к наибольшим изменениям — потому что требует наиболее заметных действий. Эти действия явственно видны другим людям, поэтому кажется, что этот этап является основной составляющей всего преобразовательного процесса. Однако, по правде говоря, достижение близости — просто логический результат проведенной ранее работы. Близость достигается, когда вы выходите из паузы, спускаетесь с весов и делаете первое рискованное танцевальное па к новому типу поведения с партнером. Это первое внешнее проявление всей внутренней работы формулы. Это кульминация всего, что вы делали прежде, и поэтому нисколько не умаляет ваших заслуг по проведению предыдущей тяжелой работы. Достижение близости — действительно значимый шаг, однако лишь потому, что является завершающей стадией всех приложенных усилий. Достижение близости лежит в основе того, зачем мы вступаем в брак. Достижение близости — это надежда, которая удерживает нас в браке. Достижение близости — это движение, которое наиболее точно отражает наши самые подлинные, самые уязвимые притязания на обретение связи.

Раскройте свои карты. Это первый шаг к достижению близости — и довольно откровенный. Достаточно рискованный. Это движение, выполнения которого мы так часто избегаем в своих отношениях, особенно в браке, поскольку это требует существенной открытости и уязвимости. И все же мы должны сделать или сказать что-то, что столь неохотно делали или говорили из страха быть отвергнутыми, обруганными, из боязни выглядеть глупыми, почувствовать себя слабыми или просто не получить той реакции, на которую надеялись. Мы говорим о том, чтобы опустить ладонь и раскрыть свои карты.

Для тех, кто незнаком с покером, эта метафора может не значить ничего. Думаю, однако, что большинство из нас понимают ее значение. Раскрыть карты — значит собрать все мужество и признать: теперь ваша очередь показать, что у вас есть. В покере это всегда самый напряженный момент, поскольку может принести победу или поражение. Раскрыть свои карты в браке — значит осмелиться показать, кто вы есть, что думаете и чувствуете, чего больше всего хотите. Это самое выразительное, решительное движение Подлинной Самопрезентации.

Вы прошли через этапы этой формулы, чтобы выяснить кое-что о себе. Теперь пора определиться с тем, что следует показать и как это сделать перед человеком, который имеет наибольшее для вас значение. А вот это как раз то действие, выполнения которого большинство супругов избегают любой ценой. Осмелюсь сказать, что пассивное избегание этой невероятно рискованной самопрезентации является самым частым способом «крика» в браке. Затем мы агрессивно требуем, чтобы наш супруг изменился таким способом, который облегчил бы наше беспокойство. Чаще всего хотим, чтобы он взял на себя риск и раскрылся первым, в чем бы ни заключался этот шаг: первым сказать «я люблю тебя», первым извиниться после ссоры или первым инициировать секс. Но опыт и логика говорят, что такая стратегия может лишь завести в тупик. Могу предположить, что вы довольно часто оказываетесь в подобном положении, застряв в эмоциональной пробке вместе с супругом, когда никто не готов обнаружить свои истинные надежды и чувства.

К примеру, вы хотите сказать жене, что действительно цените все, что она делает для вас. Однако боитесь, что это позволит ей бить вас по голове всякий раз, когда вы делаете ее несчастной.

Или вы хотите сообщить мужу, как трудно вам его уважать, когда он кричит на сына. Но вы боитесь, что тогда он вообще перестанет выполнять свои родительские обязанности.

Вы хотите, чтобы ваши отношения развивались, и думаете отправиться на прием к семейному психотерапевту, но боитесь, что жена займет настолько стойкую оборонительную позицию, что затея окажется напрасной тратой времени.

Вы бы хотели наконец набраться храбрости и рассказать мужу о своих фантазиях насчет ролевых секс-игр, о чем вы думали годами, но опасаетесь, что он решит, будто все это глупо и утомительно, или просто поставит его в неудобное положение.

Все это как раз и создает помехи, при которых могут помочь подход БезКрика и ПСП-формула.

Достигнув достаточного уровня спокойствия для видения истинной перспективы, достаточной зрелости, чтобы взглянуть на себя и узнать о себе больше, вы начинаете по-другому относиться к риску раскрытия карт.

Прежде всего смысл не в том, чтобы раскрываться до такой степени, чтобы люди могли злоупотребить вашим доверием, и не в том, чтобы «метать бисер перед свиньями». Если вы подозреваете, что открытие супругу ваших истинных чувств и намерений, а также последующие ваши действия приведут к эмоциональному или физическому насилию, я настоятельно не рекомендую этого делать. По крайней мере не действуйте в одиночку. Проконсультируйтесь с профессионалом, и пусть ваша презентация осуществляется под его наблюдением.

Во-вторых, смысл не в том, чтобы раскрываться с целью заставить своего партнера сделать то же самое. Фактически дело вообще не в том, чтобы пытаться вызвать какой-то ответ вашего супруга. Дело вообще не в супруге. Не в привлечении его внимания, разжигании его страсти, вынуждении его подчиниться или вызвать в нем чувство вины. Смысл формулы в одной-единственной вещи: вам следует позволить другому человеку узнать вас.

Вы хотите добровольной связи с супругом и желаете, чтобы и он преследовал ту же цель. Вы осознаете, что не можете силой создать такую связь, понимая, что единственным логическим шагом является необходимость взять риск на себя — и позволить себя узнать.

«Вот что я есть в этой проблеме, и вот то, чего я хочу больше всего. Я раскрываюсь перед тобой, потому что мне нужно, чтобы ты изменился. Поступишь ли ты по-другому — выбор за тобой. Я знаю, что ты не можешь сделать осознанный выбор, не имея всей нужной информации, поэтому я рассказываю тебе о своих надеждах и намерениях настолько доступно, насколько могу. Я рассказываю тебе об этом не затем, чтобы ты изменился. Я говорю это потому, что люблю тебя, и потому, что хочу, чтобы ты меня знал».

Это не точная цитата Дженни, сказанная ею несколько лет назад, но это, безусловно, было посланием для меня. Возвращаясь к нашей истории, не было ничего особенного в том конкретном воскресном утре, когда она решила действовать. Однако когда Дженни предпочла раскрыть свои карты, это навсегда изменило и воскресенья, и некоторые из наших «танцев».

Дженни проснулась рано, как всегда, но на этот раз не прилагала никаких усилий, чтобы расшевелить меня. Она не старалась ходить вокруг меня на цыпочках, чтобы не мешать мне спать, но и не производила излишне громкого шума, чтобы пассивно-агрессивно сообщать мне, насколько я бесполезен. К тому времени, когда я действительно проснулся, играла легкая музыка, а Дженни кормила детей завтраком. Что-то изменилось в ее настроении — я мог поклясться, что она улыбалась и даже мурлыкала что-то себе под нос, когда поцеловала меня, желая доброго утра. Я встал, затем сел почитать газету, как обычно, с намерением затем проследовать в душ. Но когда я добрался до спортивной колонки, то заметил, что Дженни не делает попыток заставить меня поторопиться или помочь с детьми.

Фактически она вообще не обращала на меня внимания. И внезапно я понял, что не знаю, что делать.

Я не мог сосредоточиться на газете, поэтому решил пораньше пойти в душ. И именно тогда Дженни исполнила финальный аккорд, непосредственно обратившись ко мне. Однако это не походило на наш обычный диалог воскресным утром. По правде говоря, это было вообще не похоже на ее прежние обращения ко мне. В одном предложении она смогла ясно выразить истинные желания, взять ответственность за свой выбор — и достигнуть того, чего больше всего хотела от меня и от брака. Смогла достаточно успокоиться, чтобы выдержать паузу, обнаружить свое участие в паттерне и противостоять ему. Она достигла достаточной зрелости — была готова достичь близости, по-новому раскрыв свои карты.

(Те из вас, кто прочел мою первую книгу «Воспитание без крика и ссор», могут испытать эффект дежавю, читая эту часть рассказа. Описанная сцена удивительно похожа на рассказ об одинокой маме и дочке из той книги.) Итак, Дженни уважительно постучала в дверь ванной, затем медленно просунула голову и вкрадчиво сообщила (без следа сарказма или враждебности): «Милый, мы с детьми через десять минут уезжаем в церковь. Было бы здорово, если бы ты к нам присоединился». Затем она спокойно закрыла дверь, оставив меня обдумывать свои дальнейшие действия.

Поддержите своего супруга. Я знаю, вы одобряете действия Дженни. Ее поведение по отношению ко мне было очень спокойным, очень зрелым и в достаточной степени выражало ее внутреннее «Я». И она знала, чего хотела. Дженни поняла, что не могла силой повлиять на ситуацию. Ее единственным выбором было выяснить, что на самом деле имело наибольшее значение — и действовать в соответствии с этим. Прежде чем я расскажу, как закончилась эта история, нужно сделать акцент на следующем этапе ПСП-формулы.

В то время как достижение близости заключается в сосредоточенности на себе и открытии своего внутреннего «Я» перед супругом. Но смысл также и в том, чтобы приветствовать и поощрять партнера сделать то же.

Знаю, что это входит в некое противоречие с тем, что я говорил раньше: смысл не в том, чтобы провоцировать супруга отвечать определенным образом. Однако это не совсем одно и то же. Поддержка супруга в том, чтобы он усердно работал над общением — не столько словами или поступками, сколько вашим спокойным присутствием, — означает, что вы приветствуете и даже поощряете любой ответ. Даже если этим ответом будет реактивный крик (без оскорблений, конечно же). Даже если им будет молчание. Даже если замешательство, разочарование или высказывание обеспокоенности в ответ. Поддерживая супруга, вы снова сообщаете ему о том, чего хотите больше всего — добровольной связи, которая сделает вас обоих ценными, желанными и сильными личностями. Вот почему мне нравится метафора «раскройте свои карты», которую мы использовали ранее. В покере опускание ладони является сигналом для оппонента сделать то же самое.

Что вы действительно хотите от своего партнера — это чтобы он показал, что у него есть. Вы не хотите, чтобы он «вел осторожную игру», оставаясь в тени, скрывая свои истинные желания и чувства. Вы хотите, чтобы он раскрылся и представил себя, потому что хотите знать его. Поэтому вы и поженились. Не правда ли? Делить себя с кем-то, кто хочет делить себя с вами. Такова ирония: нам не терпится лучше узнать друг друга, пока у нас за плечами не вырастает многолетний опыт. А затем страхи, воспоминания о разочарованиях делают нас пугливыми. Мы или уклоняемся от конфликтов, или реактивно раскрываем себя агрессивными, атакующими способами, которые заставляют партнера избегать нас. Но не тогда, когда мы следуем формуле.

Когда мы проходим через эти трудные этапы, то начинаем понимать, что нашему супругу тоже может быть сложно провести это внутреннее расследование — и раскрыть себя. Поэтому своей откровенностью и искренним приглашением мы поощряем супруга поступить так же. И это в точности то, что сделала Дженни тем воскресным утром.

Поначалу я подумал, что она просто отточила искусство ворчания и назревает выставление ультиматума, предназначенного выманить меня за дверь. Да никогда в жизни жене не удастся этот трюк — так я думал. Если она действительно уедет, тогда я должен буду пойти в церковь пешком. Но Дженни бы никогда, никогда так не сделала… или?..

Таковы были мои первые мысли. Но затем что-то изменилось. Когда я начал принимать душ, то вспомнил выражение ее лица и тон голоса. И кое-что понял, и это меня потрясло. Она имела в виду именно то, о чем говорила. В ее основанном-на-фактах заявлении и искреннем приглашении звучало нечто, без сомнения, искреннее. Вместо привычного гнева и незрелой обиды, с чем я вполне мирился, теперь я чувствовал по отношению к жене нечто другое: уважение.

Что-то побуждало меня поторопиться. Я подгонял себя, одеваясь, поскольку осознал, что слова Дженни не были пустой угрозой — она действительно собиралась уехать без меня. Это вообще не было угрозой, это было приглашением.

И все же я довольно медленно принимал душ. Возможно, за своими раздумьями потерял счет времени. Наверное, паттерны были настолько сильны, что, даже несмотря на радикально новые танцевальные движения, я все еще был слишком привержен старым образцам поведения. Невзирая на это я быстро овладел собой и чувством времени. Я опасался, что десять минут уже прошли. Естественно, открыв дверь нашей спальни, нашел подтверждение своим подозрениям.

Моя суженая стояла у входной двери, буднично сопровождая наших малышей к автомобилю.

Повторите

Несколько лет назад Дженни и я были студентами Техасского университета и, таким образом, являлись твердолобыми лонгхорнами (прозвище техасцев. — Примеч. пер.). Это означает, что мы ненавидим Oklahoma Sooners (футбольная команда. — Примеч. пер.) и любим посмеяться над Texas A&M Aggies (футбольная команда. — Примеч. пер.). На самом деле есть старая шутка об Aggie: «Как продержать Aggie в душе целый день? Дать шампунь, на котором написано: вспеньте, сполосните, повторите».

Не очень смешная шутка, но она иллюстрирует потенциальную проблему нашей формулы. Самый последний ее этап — «повторить» — может утомить или запутать. Запутать, потому что может показаться, что разрешение проблемы никогда не наступит. Утомительным процесс выглядит по тем же причинам. Вы можете подумать: «Повторить? И как долго я буду продолжать это делать? Это большая и очень непростая работа. Это тяжелая, эмоциональная, рискованная работа, которая изматывает меня. И, кроме того, когда наступит очередь моего супруга? Почему я один должен повторять?»

Чтобы ответить на эти вопросы, вначале позвольте мне сказать, что они вполне понятны и оправданны. Этот тип работы над отношениями изнурителен. И может казаться нескончаемым. И ваш супруг тоже должен делать это. Все это так. Но вы уже знаете, что я намерен сказать дальше, верно? Конечно, это трудно — но этого следовало ожидать. Ведь смысл в том, чтобы вырасти в своих возможностях, стать более сильной и зрелой личностью — разве это может быть легко? Нет, ибо один из основополагающих законов Вселенной таков: ничего не вырастает без напряжения, борьбы и конфликта. Ничего. Ни дерево, ни мускул, ни народ — ничего. И, конечно же, это относится и к браку. И к личности. Последний этап формулы — повторение, потому что нет конца личной эмоциональной работе во благо вашего брака.

Так же, как мышцы атрофируются без напряжения, так и люди, и отношения слабеют без трудностей, борьбы и непрерывного конфликта.

Это — теоретический ответ. А вот практический.

Последний шаг — это повторение, поскольку всякий раз, когда вы решаете открыться супругу, а затем поощрить его сделать то же самое, вы входите в потенциальный конфликт.

Таким образом, повторение — это шаг, который мы делаем после того, как получаем ответ супруга. Что теперь? Наше следующее движение будет выглядеть принципиально иным — в зависимости от ситуации, нашей первоначальной откровенности и ответа супруга. А для того, чтобы сделать следующее движение, представляя, кто мы есть и чего хотим, нужно Повторить. Мы снова должны Достигнуть Спокойствия, Зрелости и Близости.

Скажем, к примеру, через двадцать лет вашего брака вы сообщаете своей жене, что всегда хотели проводить Рождество только со своими ближайшими родственниками. Вы знали, что это рискованно, поскольку в курсе, что ваша жена любит проводить праздники со своей семьей. Но, поскольку вы уже достигли достаточной зрелости, то хотите наиболее точно представить жене свое внутреннее «Я». Вы больше не хотите просто действовать по типу «да, дорогая»; желаете открыть перед ней свою истинную сущность. И вы это делаете. А затем очень спокойным, дружелюбным тоном приглашаете супругу сделать то же самое. И она делает.

Скажем, ваша жена реагирует оборонительно. Она чувствует себя атакованной идеей, что вы хотите изменить то, как в семье отмечают праздники, и ничего не хочет об этом слышать. Что теперь?

Повторите.

Успокойтесь, выдержав паузу, и отправляйтесь на балкон. Ее реакция причиняет вам боль? Требуется немного успокоиться, прежде чем вернуться к разговору? В то время пока вы наблюдаете за ситуацией сверху, оцените, насколько спокойно вы себя представили, не позволили ли своей сдерживаемой обиде окрасить ваши откровения.

Далее достигайте зрелости путем определения паттерна. Каким образом ваша привычка десятилетиями молча соглашаться с планами жены фактически способствует тому, что она сопротивляется иному положению вещей? Каково было ваше участие в этом и выражали ли вы свое желание чего-то другого? Встаньте на весы, спрашивая себя, что это для вас значит. Вы несправедливо переносите чувство собственного бессилия на жену? И чего вы хотите больше всего? Рождества дома — или более сбалансированных отношений, в которых оба партнера ощущают себя более сильными, когда дело касается выражения их желаний?

Станьте ближе, раскрыв свои карты. Извинитесь за участие в этом паттерне в течение долгих лет — и затем перейдите к чему-то непривычному для жены. Объясните свой процесс зрелости и позвольте ей узнать, что вы не хотели заставить ее чувствовать себя виноватой или ощущать себя неловко. Дайте понять, что просто хотели показать ей свое внутреннее «Я», особенно теперь, когда вы скоро столкнетесь с пустеющим семейным гнездом. Поддержите супругу, поощряя любую ее реакцию, даже интересуясь, не заставляет ли ее ваша вновь обретенная сила чувствовать себя неловко.

Повторите. Когда жена открывает вам свою озабоченность по поводу пустеющего семейного гнезда, вы спокойно слушаете. В то время как она выражает свое сильное желание сохранить семейные праздничные традиции в течение оставшихся лет, которые вы сможете провести вместе со всеми детьми, вы понимаете, что только что получили то, чего больше всего хотели.

На протяжении дальнейшего повествования мы увидим много примеров многочисленных видов ответа. А теперь давайте завершим историю воскресного утра.

И далее, к финалу рассказа…

Мы остановились на том, как Дженни решила ответить на мою слабую реакцию. Она сообщила мне о своих намерениях и пригласила присоединиться к остальным членам семьи. Когда десять минут истекли, она ушла. Видя, что я не готов, она успокаивала себя, чтобы устоять перед соблазном напомнить/ворчать/отнестись ко мне по-матерински. Затем она достигла зрелости — достаточной, чтобы действовать дальше.

В тот раз, наблюдая за тем, как они выходят из дома, я нацепил на себя какие-то брюки и рубашку, схватил пару ботинок и помчался во весь опор. Когда я достиг гаража, Дженни уже выезжала на дорогу. В расстегнутой рубашке и с ботинками в руке я бежал за ней по улице, размахивая руками, как идиот. К счастью, я привлек ее внимание, и она остановила автомобиль.

Мы жили всего в паре минут от здания церкви, но та поездка показалась вечностью. Дженни и я не обменялись ни словом, и дети тоже не собирались разговаривать. Забавно, что даже самые маленькие дети могут чувствовать, как что-то происходит между их родителями. Мы будто оказались без карты в незнакомой местности. Когда наконец приехали в церковь, Дженни и я обменялись несколькими невербальными сигналами, чтобы вытащить детей из машины и отвести их в классы. И после этого с развязанными руками отправились в наш класс. И тогда Дженни одним жестом и одним предложением полностью изменила наш привычный паттерн воскресного утра раз и навсегда. Протягивая мне руку, она тепло сказала: «Я правда рада, что ты к нам присоединился».

Я ждал ехидного замечания или высокопарной колкости. Но не последовало ничего, кроме этих серьезных слов. Конечно, Дженни была сердита или, по крайней мере, ощущала свое превосходство, верно? Но правда в том, что она не выказала никакого осуждения моим действиям в то утро. На самом деле она вообще не слишком много обо мне думала. И это было тем, что все изменило. Дженни устала от попыток меня мотивировать. Она устала изобретать новые тактики, чтобы разбудить меня и заставить помочь с детьми. То, что она решила сделать, — это сосредоточиться на себе самой и своем участии в паттерне. Как только она решила прекратить исполнение своей роли, она смогла сосредоточиться на себе и своих истинных желаниях.

Так был навсегда изменен паттерн нашего воскресного утра. Вам, может быть, трудно в это поверить, и вы полагаете, что я вернулся к своей лени в ближайшее воскресенье. Или вы предполагаете, что поступки Дженни были слишком незначительны, чтобы превратить меня в ответственного отца — в конце концов, ей все еще приходилось выполнять всю работу, верно? И, вероятнее всего, вам думается, что подобные поступки совсем не возымели бы действия в случае с вашим супругом или это могло бы вообще лишь все ухудшить.

Конечно же, это не единственный способ взглянуть на ситуацию. И на то, как Дженни решила смотреть на нее до того, как повела себя особым образом в то воскресное утро. Она полагала, что несла ответственность за изменение моего поведения. Но это убеждение являлось всего лишь частью ее негативного паттерна. Раньше она доводила себя (и меня) до сумасшествия, пытаясь мотивировать меня и манипулировать, чтобы я стал делать то, чего она хотела. Как только она сосредоточилась на себе в манере БезКрика, как только сфокусировалась лишь на своем участии в танце — все изменилось.

Когда она перестала сосредотачиваться на моем поведении, я был вынужден взглянуть на него сам. Впервые за весьма долгое время пришлось бросить долгий, пристальный взгляд на собственное участие в паттерне.

И, что бы вы ни думали, но после того, как я увидел собственное поведение в свете жестокой реальности, я изменил свою реакцию. Теперь я знал, что именно мне следовало заставить себя вести по-другому. Именно я вел себя как ребенок — и побуждал ее обходиться со мной таким образом.

Я также увидел в новом свете и Дженни. Это не была несчастная, плаксивая маленькая девочка, которую следовало успокаивать. И при этом она не была властной, ворчливой матерью, от которой я бы мог зависеть, ответственной за меня, в то время как я жаловался на ее попытки меня подавить. В то утро Дженни стала независимой личностью, самостоятельным человеком, который не нуждался во мне, да и не хотел нуждаться. Она была абсолютно взрослой женщиной, которая желала, чтобы я принимал участие в ее жизни. И она никогда не была более привлекательна для меня. Я хотел расти и принять на себя больше ответственности как раз потому, что она не нуждалась в том, чтобы я это делал.

В то утро Дженни сделала большие шаги в следовании принципам БезКрика, став эгоцентричной личностью. Личностью, которая знала себе цену. Столкнувшись с этим эгоцентризмом, я тоже сделал шаги к тому, чтобы стать сильнее. Это сила Достижения Спокойствия, Зрелости и Близости.

Хорошо, мы добрались до конца первой части. Мои поздравления! Это трудный материал, и вам, возможно, нужен перерыв. Что ж, сделайте его. Пометьте эту страницу — и вернитесь к ней через некоторое время. Затем, когда будете готовы, присоединяйтесь ко мне во второй части. Там мы возьмем эту формулу и воплотим ее в жизнь, рассматривая наиболее напряженные площадки для конфликтов, с которыми сталкивается любая пара.

Готовы? Переверните страницу.

Часть 2. Конфликты семейных обязательств

Как ты можешь по-настоящему знать себя, пока не побывал в битве?

Брэд Питт в роли Тайлера Дердена (к/ф «Бойцовский клуб»)

До сего времени мы говорили о концентрации на себе, противостоянии заблуждениям, которые тормозят вас, и следовании формуле Подлинной Самопрезентации. Это было важно для создания нового мировоззрения, основанного на принципах БезКрика, для подготовки вас к следующему шагу. Теперь пора взглянуть на эту теорию и формулу на практике. Начнем закаляться в огне брачных конфликтов: отбросим все слабое и ненужное, чтобы обнаружить подлинную сущность — ту вашу часть, которую нелегко ранить, сломать или обжечь.

Каждой паре в каждой культуре, на протяжении всей истории, в браке приходилось иметь дело с подобными «вспышками», конфликтами. Эти сполохи разногласий неизбежно возникают, сопровождая соединение двух жизней в одну семью. Ссоры вспыхивают при расширении семьи, касаются финансовых вопросов, ведения домашнего хозяйства, болезни и старения, секса. Почему они неизбежны? Потому что каждая сфера нуждается в диалоге и решениях. Почему их называют конфликтами? Потому что каждый из них требует диалога; приглашает к дебатам по поводу ролей, правил.

В действительности все это — атрибуты совместного проживания при серьезных отношениях. Ссоры вспыхивают по поводу того, каким образом организовать совместную жизнь, как управлять ею.

Я называю эти ссоры вспышками, потому что они возникают в сферах наибольшего трения. А где трение, там и огонь. Я также называю их вспышками, поскольку эти конфликты ведут к очищению, лучше всего закаляющему наш внутренний стержень. Эти конфликты побуждают оценить, чего мы истинно желаем и с чем готовы расстаться ради наших отношений.

Не существует пары, которая была бы способна пройти через эти конфликты бесстрастно, без дискомфорта и сомнений. И никто не остается прежним, миновав все это. Однако все мы должны пройти через них, если хотим вкладывать силы и душу в развитие глубокой и продолжительной связи, которой страстно желаем.

Проходят ли пары через возникающие конфликты или нет, нам всем приходится снова и снова (и снова!) принимать решения по поводу этих проблем на протяжении всех проводимых вместе лет. Однако то, каким образом пара относится к этим конфликтам, требует обсуждения между партнерами. Некоторые пары не могут справиться с накалом страстей в этих ссорах — и стараются обойти потенциально конфликтные разговоры. Подобное поведение гарантирует сохранение брака, в котором супруги отдалены друг от друга, а их отношения холодны или в лучшем случае поверхностны и не слишком теплы. Некоторые пары, напротив, бездумно бросаются в эти конфликты — и обнаруживают, что не могут контролировать свои эмоции. Они рискуют, что огонь гнева поглотит их обоих и сам брак. Паттерн, в который вовлечено большинство пар, является нездоровой комбинацией и того и другого — взрывных попыток сблизиться и усилий, направленных на то, чтобы потушить огонь.

И как раз здесь должны работать принципы БезКрика. Этот раздел даст вам инструменты и возможность проникнуть в суть метода, чтобы противостоять конфликтам, возникающим на протяжении совместной жизни. Путем Достижения Спокойствия, Зрелости и Близости вы сможете входить в эти конфликты со спокойной уверенностью, и это наверняка даст вам возможность сблизиться, а также будет способствовать вашему личностному росту и повышению удовлетворенности браком. Я серьезно считаю, что все это доступно для каждого, включая вас, если вы с готовностью примете два основополагающих принципа:

1. Чтобы закалиться в огне семейных ссор, необходимо научиться хранить спокойствие. Как вы уже знаете к этому моменту, смысл философии БезКрика заключается в том, чтобы вы могли сохранять спокойствие, оставаясь при этом «на связи» невзирая ни на что. Это означает, что вы закаляетесь, придерживаясь своей истинной сущности, даже будучи в центре конфликта. Это — выдерживание паузы между раздражителем и ответом. Это сущность принципов БезКрика — выдерживание паузы, достаточной для того, чтобы сделать правильный выбор. Без этой паузы — немного шансов достигнуть заветных желаний и действовать в соответствии со своими высочайшими принципами. Без этой паузы мы слишком подвержены воздействию тревожности момента и страху перед неизвестностью. Подход БезКрика делает нас готовыми принять конфликт и в то же время спокойно преследовать цель. Этот способ превращает каждый конфликт из разрушающего — в закаляющий.

2. Лучше гладить против шерсти, чем не гладить вообще. Я знаю, это звучит комично, но это — очень серьезный принцип, и я хочу, чтобы вы вняли ему. Лучше гладить против шерсти, чем не гладить вообще. Лучше быть активно вовлеченными в конструктивный конфликт, чем избежать его вовсе. Лучше позволить произойти небольшому трению, чем сохранять холодный комфорт. Я считаю, что конфликты полезны, поскольку являются естественным путем для роста. Подумайте об этом. Конфликт с гантелями наращивает мышцы. Конфликт между ионами создает электричество. Без конфликта есть только застой, атрофия и безжизненность. Наличие конфликта обеспечивает рост, искру и химию. Походит на то, что вы хотели бы испытать в браке?

Что ожидать от части второй…

В этом разделе мы уделим основное внимание четырем типам конфликтов; рассмотрим их таким способом, который побудит вас увидеть проблемы своего брака в совершенно новом свете. Вы поймете, каким образом эти проблемы дают возможность обновить и вдохнуть жизнь в брак — и в вас самих. Я проведу вас через четыре конфликта в областях, возникновение ссор в которых является обычным делом. Они обладают достаточной силой для того, чтобы формировать паттерны отношений. В частности, в следующих четырех частях я проведу вас через ссоры, касающиеся временной отчетности, расширения семьи, ведения домашнего хозяйства и, конечно же, сексуальных отношений.

Теперь — по главам. Во-первых, мы исследуем неизбежные конфликты, которые накаляют ситуацию, приводя к ссорам. Вы прочтете истории из жизни пар, вовлеченных в сражения, весьма напоминающие ваши собственные; вы увидите паттерны, которые помогут понять все это. Затем мы разберемся с частными, но все же довольно распространенными реакциями на эти сражения. Определившись с крайностями, сможем расчистить место для новых, сбалансированных и более эффективных реакций БезКрика. Так вы изучите принципы, которые применяются конкретно в каждом конфликте — и также могут быть применимы ко всем.

Затем, в конце каждой главы, вы найдете «Практикум». Здесь мы разберем реальные жизненные случаи, происходившие с реальными парами, с которыми я работал в рамках тренингов по брачным отношениям.

Разумеется, ни один из этих случаев не сможет в точности отразить вашу жизнь, но вы все равно узнаете в них себя.

Чего не могу вам обещать — так это того, что после прочтения о каждом из этих конфликтов вы немедленно найдете ответы на все вопросы. Нет, я намерен проявить к вам больше уважения; ваши проблемы в каждой из этих областей реальны, они возникли не без трудностей и не сразу — и просто взять и исчезнуть, разумеется, не могут. Но я уверен: все, что нужно, чтобы действительно взрастить в себе хорошего супруга, заключено в возникающих конфликтах. Брачный эксперт Дэвид Шнарх отлично выразился по этому поводу: «Смысл не в работе над вашим браком, а в том, чтобы позволить ему работать над вами». Когда вы научитесь исследовать возникающие конфликты и применять к себе нашу формулу, то увидите глубокие изменения.

Я верю, что вы хотите спокойной, глубокой, продолжительной связи. Вот почему вы взялись за эту книгу. Я также знаю, что вы самодостаточная личность, готовая подвергнуть сомнению свои убеждения и озвучить свои надежды. Вот почему вы все еще читаете эту книгу. И теперь я бросаю вам вызов: идите сквозь конфликты с той же готовностью, встретьте их с той же самодостаточностью — и вы обретете невероятную силу, исходящую из их закаливающей мощи. Как вы увидите, это лучший способ стремиться к той связи, которую вы ищете, и обрести ее.

4. Человек не располагает своим временем, особенно женатый человек [Конфликт с отчетом по времени]

Мне двадцать шесть, и вы знаете, что это значит… все мои друзья женятся один за другим. Я продолжаю получать одни и те же раздражающие приглашения: «Эй, приходи ко мне на свадьбу!» Что на самом деле означает: «Эй, мы больше не будем тусоваться. Купи мне подарок».

Мо Мэндел

Время — это школа, в которой мы учимся, время — это огонь, в котором мы горим.

Делмор Шварц

На днях я видел двух парней, одетых в одинаковые футболки. В черные футболки с белыми силуэтами жениха и невесты. К ноге жениха была привязана гиря с цепью. И, как будто бы картинка не говорила достаточно ясно сама за себя, под ней была большая подпись жирными белыми буквами: «Игра окончена».

Что же заставляет парней носить такие футболки? Они «связаны цепями» и полны решимости показать миру, насколько несчастны в своих браках? Более вероятно, что они не состоят в браке и, очевидно, не хотят.

Тот факт, что кто-то создал такую футболку, говорит о многом: об определенном восприятии брака в нашей культуре, о том, что вступление в брак действительно означает, что игра закончена. Больше никаких игр и забав. Твои решения насчет того, как проводить свободное время, на самом деле больше не твои. Они принадлежат твоему супругу, и ты должен привыкнуть к тому, что станешь узником в собственном доме.

Стереотипы говорят, что это исключительно мужская точка зрения. В конце концов, гиря и цепь надеты на ногу жениха, и я сомневаюсь, что мы когда-нибудь увидим версию подобной рубашки для женщин. Но правда в том, что, как только мы вступаем в брак, соображения о том, как мы проводим время, навсегда изменяются — и так должно быть.

Мы вступаем в брак, потому что хотим навсегда соединить наши жизни, что непременно означает, что объединяем и наше время. Это быстро приводит к различиям: один партнер хочет проводить больше времени вместе, а другой — порознь. И эти ожидания могут меняться от недели к неделе. Получается, что развитие паттерна выбора времени развивается — да, вы угадали — со временем. Один партнер работает над тем, чтобы увеличить проводимое вместе время, а второй усердно старается найти оправдания для того, чтобы проводить время порознь.

Прежде чем вы осознаете это, окажетесь посреди конфликта. В этой главе вы встретите две пары, которые охвачены пламенем этой ссоры по разным причинам. Из обоих случаев вы вынесете, что следовать принципам БезКрика в таком конфликте вовсе не легко. Но выполнимо. Все это основано на тщательной оценке двух, казалось бы, взаимоисключающих принципов.

Вы ответственны перед супругом за выбор всего проводимого вами времени

Первый принцип, который следует запомнить, гласит, что в браке вы ответственны перед супругом за выбор всего проводимого вами времени. Нет, это не обязательно означает, что следует ежедневно поминутно отчитываться, но это определенно значит, что ваш выбор по-новому влияет на другого человека. Как выразительно написала об этом Энни Диллард: «Как мы проводим наши дни, так мы проводим наши жизни». Это верно: то, что вы делаете двадцать четыре часа, определяет каждый аспект вашей жизни, включая брак. Это отражение ваших приоритетов, принципов и предпочтений. Как вы уже, наверное, знаете из своего опыта, все это может вызвать серьезные жаркие конфликты. И это хорошо.

Встречайте Трэйси и Марка. Они встретились на четвертом году учебы в колледже и на сегодняшний день женаты в течение одиннадцати лет. У Марка свой бизнес, и он очень усердно работает, чтобы хорошо обеспечивать Трэйси и двоих детей. Он отличный отец, тренер в «Детской Лиге» и помощник по дому. Трэйси занимается детьми, работает неполный рабочий день и весьма активно посещает церковь. У них относительно счастливый брак, но есть одна проблема, которая ее беспокоит. Или по-настоящему раздражает. А вообще-то сводит с ума. Слушайте ее признание:

«Я люблю Марка как сумасшедшая, это правда. Но он никогда не делал ничего вовремя за все одиннадцать лет, пока мы женаты. Он говорит, чтобы я ждала его к ужину к шести часам, а сам не выедет до шести сорока пяти. И с каждым годом все хуже. Я знаю, что, когда имеешь свой бизнес, порой всплывают неотложные дела. Но не каждый же вечер?! И почему он не может хотя бы поднять трубку и сказать мне об этом, чтобы я была готова? Это происходит, даже когда у нас какие-то мероприятия, например у детей в школе. Я приезжаю на час раньше, чтобы занять хорошие места для нас двоих, тратя время, которое могла бы посвятить работе над своим вебсайтом. А он влетает в последнюю минуту и ведет себя так, как будто нашел отличное место по какому-то волшебству. Даже спасибо не скажет! Должна сказать, что это меня бесит. Как правило, я закипаю или взрываюсь время от времени. Это помогает, но лишь на день или два. Просто не знаю, что делать».

После разговора с Трэйси становится ясно, что проблема со временем является, по большому счету, проблемой уважения. Марк допускает просчеты не со злого умысла, но, по мнению Трэйси, его поведение сообщает открытым текстом: «Мое время более ценно, чем твое». Имеется недостаток ответственности за опоздания с его стороны, и Трэйси чувствует себя бессильной в этой ситуации. Но это далеко от правды. Смотрите, пока Трэйси сосредоточена на недостатке ответственности Марка за его действия, она будет поддерживать свою обиду, а Марк, вероятнее всего, так и будет опаздывать. Но если Трэйси смогла бы сосредоточиться на собственной ответственности, то ситуация изменилась бы.

Итак, за что ответственна Трэйси? За ее выбор. В данном случае ее выбор привел к тому, на что она жалуется. Вместо того чтобы следовать своим планам невзирая на Марка — и таким образом подчеркнуть его ответственность, — Трэйси просто продолжает сдвигать время ужина и отхода детей ко сну, когда Марк опаздывает. И она продолжает рано появляться в зале, чтобы занять места, компенсируя его опоздания.

С чего бы Марку захотеть измениться при таком сценарии? Единственным мотивирующим решением, о котором она поначалу думала, было закатывание истерики. Но это всегда лишь подливало масла в огонь и делало Трэйси более, а не менее обиженной. И, кажется, заставляло его еще больше сопротивляться изменениям.

Таким образом, почему бы вместо обид на Марка не поразмышлять над собственным поведением и мотивами? Почему она так долго продолжала мириться с опозданиями Марка и его очевидным неуважением? Трэйси нуждалась в присутствии Марка, чтобы чувствовать себя в безопасности? Нужной? Ценной? Боялась остаться одной — в прямом и переносном смысле? Боялась того, что Марк в действительности не хотел быть с ней? Насколько она ценила (или не ценила) собственное время? Опасалась ли Трэйси, что если бы она представила Марку истинное «Я», рассказав о своей боли и гневе, он бы отнесся к ней еще более неуважительно — или совсем бы ее оставил?

Задавая себе эти вопросы, Трэйси смогла осознать непростую правду: «Поддаваясь своим страхам, я помогла сотворить весь этот кавардак». Принять эту правду было непросто, но в ее осознании был мощный потенциал. Понимание собственного участия в развитии ситуации дало Трэйси возможность сделать следующий шаг — рассказать Марку о ее роли в паттерне и о том, какие изменения она планирует. Заметьте, я сказал: «Ее роли». В конце концов, она не несет ответственности за его роль в паттерне, только за свою собственную.

Тем не менее Трэйси несет ответственность перед Марком. Ей следует оставаться на связи и вместе с тем быть спокойной во время беседы. Если она будет выходить из себя или ставить ультиматумы, это не принесет пользы ни ей, ни браку. Трэйси должна вести себя спокойно и зрело — и сделать смелый шаг, чтобы рассказать мужу, что в действительности стоит за ее обидой. Трэйси должна объяснить, что она чувствует себя ничего не значащей для него, когда он постоянно опаздывает. Затем она должна быть готова выслушать его точку зрения. В конце концов, ей придется вести себя по-другому независимо от того, будет Марк сотрудничать или нет.

И Трэйси действительно выполнила все вышеперечисленное. Как оказалось, Марк понятия не имел, что она чувствует себя так скверно. С его точки зрения, он просто пытался выжать еще несколько минут из рабочего времени, чтобы получить возможность полноценно расслабиться дома. Как только Трэйси попыталась донести до него информацию новым способом, без ворчания и обвинений, он смог увидеть, что эти дополнительные минуты вообще не являлись проблемой. Марк понял, что все дело было в том, что Трэйси считала себя неуважаемой и лишенной внимания. И легко изменил ситуацию: он сообщал время, когда жена могла ожидать его с работы, — но оставлял себе небольшой запас. В результате стал приезжать домой к назначенному часу — и даже раньше. Что касается школьных спектаклей, Трэйси по-прежнему приходит заранее. Как оказалось, хорошие места были для нее важнее, чем для Марка — и она с миром приняла этот выбор и с радостью занимала место для мужа. И угадайте, что еще? Он не забывает благодарить ее за это.

Вы и только вы всегда делаете выбор

Когда мы принимаем решение о том, как провести время, это отражает наши приоритеты. Вступлением в брак сообщаем, что готовы сделать наши отношения главным приоритетом. Таким образом, мы ответственны перед супругом за наш выбор.

Но это никоим образом не означает, что мы делаем выбор, будто мы — единое целое. Нет «мы» без двух «я». Никто, включая супруга, не может заставить вас сделать что-либо; как вы будете распоряжаться своим временем — только ваше дело. Это не означает, что о вашем выборе не нужно сообщать другим — мы поговорим об этом позже. Однако вы, как взрослый человек, обязаны:

1. Иметь собственный выбор относительно проведения времени. Когда этот выбор принадлежит вам, это влечет за собой больше, чем вы можете себе представить. Если вы принимаете на себя ответственность за свой выбор, то отвечаете и за его последствия. Это означает, что не существует «гири и цепи», нет босса и хозяйки, которые составляют ваше расписание. Если только вы не хотели жениться на своей матери…

2. Исследуйте мотивы своих желаний. Если вы намерены быть взрослым и распоряжаться своим временем, следует задуматься, почему вы хотите делать именно то, а не другое. Время действительно распределено между теми занятиями, которые цените больше всего? Какие занятия для вас важнее всего? Отражены ли они в списке дел? Когда вы задаете эти вопросы и честно отвечаете на них, это означает, что вы не можете сказать: «Хотел бы я быть там!» Да, вы могли бы, но не выбрали это. Не имеет значения, почему вас не было (работа, семья, предыдущее обязательство, финансы) — вы выбрали свой приоритет. И это — правда. Я всецело познал ее на горьком опыте, когда пропустил фортепьянный концерт дочери, потому что путешествовал с выездными семинарами. Когда я позже говорил с ней об этом, то произнес: «Солнышко, я бы так хотел быть там!» И она немедленно ответила: «Тогда почему тебя там не было? Ты всегда говоришь мне, что я сама отвечаю за свой выбор и никто не может заставить меня сделать что-либо. Если бы ты действительно больше всего хотел быть здесь, то был бы. Верно, папа?» Ей было всего двенадцать. Она оставила меня в безмолвии. И в весьма нелепом положении.

3. Сообщать о своем выборе себе и супругу со всей прямотой и честностью. Примерно так: «Нет, солнышко, сожалею, но я правда не хочу идти с тобой на яхт-шоу». Следует сделать именно это, вместо того чтобы идти, сохраняя мир и показывая супругу закатыванием глаз, что вы предпочли бы быть где-то еще. Итак, сделав этот выбор, вы отправляетесь на яхт-шоу с улыбкой на лице. Так или иначе, вы следуете принципам БезКрика, поскольку принимаете на себя ответственность за свой выбор.

Давайте взглянем на другую пару на пике конфликта и посмотрим, как данный принцип помог им. Майк и Элисон женаты менее года. Перед свадьбой Майк каждую пятницу играл в баскетбол с приятелями с четырех до семи — способ разгрузки после длинной недели. Однако начиная с медового месяца Майк не появился ни на одной игре. В конце концов, он ведь теперь женат, верно?

Когда я встретил Майка, он был заметно расстроен по поводу этой ситуации, но ему нелегко было сформулировать, почему. Он сказал мне: «Не то чтобы мне не нравилось проводить время с Элисон. Просто я как бы не имею права голоса в этом вопросе. Элисон супер-организованна, поэтому она сама составляет список дел. Ей нравится, чтобы мы проводили время вместе, делая то и это, и ей кажется, что мне не нужно зависать где-то со старыми друзьями. Я не думал, что придется все время проводить вместе. Наверное, я привыкну».

Ой-ой.

«Майк, вы с Элисон обсуждали, как вы оба будете проводить пятничные вечера?» Я уже знал ответ на этот вопрос, а вот он, похоже, не очень. Майк недоуменно посмотрел на меня и откинулся на спинку стула. Ему понадобилось некоторое время, чтобы вспомнить.

«Ну, когда ребята впервые предложили мне присоединиться к ним после нашей свадьбы, я спросил у Элисон, не против ли она. Оказалось, что она уже наметила ужин с ее родителями, поэтому я сказал друзьям, что не могу». Он сказал это, пожимая плечами, как будто я совершенно бестолковый, раз задал этот вопрос.

«Понятно. Значит, вы попросили у нее разрешения». Майк уставился на меня на мгновение, затем робко усмехнулся. Я продолжил: «Прямо как в детстве просили соску-пустышку?»

Майк думал, что, спрашивая разрешения, ведет себя внимательно и заботливо. Он думал, что в этот момент был хорошим мальчиком. Но проблема в том, что в браке неуместно присутствие мальчиков и девочек. В нем должны состоять мужчины и женщины. Спрашивая разрешения Элисон, он делал из нее распорядителя своего расписания, создавая образ родителя в отношениях. И это в точности отражает то, что написано под гирей и цепью на футболке: игра окончена. «Если я должен отчитываться за то, как провожу свое время, — кричит Марк своей реакцией, — значит, я также могу переложить всю ответственность на супругу. По крайней мере, могу обвинить ее в своем растущем негодовании».

И это тот способ, который выбирает большинство пар для улаживания конфликтов, отказываясь от ответственности за собственный выбор. Тогда они могут считать своих супругов, свой брак или просто сам институт брака ответственным за ограничение своей свободы и последующее несчастье. Однако внутреннее «Я» обязывает нас к чему-то большему. Оно призывает нас следовать принципам БезКрика, освободиться от незрелых реакций — для блага и нас самих, и наших супругов. Оно призывает Достигнуть Спокойствия, Зрелости и Близости.

Я спросил Майка, может ли он представить себе другое решение для улаживания данной ситуации. Он быстро ответил: «Ну, конечно. Я мог просто сказать: „Я собираюсь погонять мяч в пятницу. Не знаю, во сколько буду дома, поэтому не жди меня, ложись спать“. Это бы явно произвело впечатление». И он прав в своем сарказме. Можете представить, какое сообщение он бы послал этим Элисон: «Может, я и женат, но как мне проводить время — это только мое дело, и я не собираюсь отчитываться. Ну и что, что ты хочешь проводить со мной больше времени, чем я с тобой? Смирись».

Проблема, с которой столкнулся Майк, довольно распространенная. Он способен думать лишь о крайних способах ее решения, а именно: каким образом выделить время для себя. Майк чувствовал себя виноватым за то, что желал проводить время без жены, и он не знал, как уладить ситуацию, касающуюся разных предпочтений жены и его самого. Он был способен или сложить с себя ответственность, или просто получить то, что хочет, вообще не отчитываясь.

Но всегда есть третий путь. Путь правды.

Правда в том, что Майк ответственен за свой выбор. Он хотел снова проводить время с друзьями — не обязательно, чтобы сбежать от Элисон, а просто, чтобы сохранить живой и здоровой необходимую часть себя: жизнерадостного, полного духа соперничества парня, в которого она влюбилась. Выбор и его последствия должны принадлежать ему самому. Майк обвинил Элисон в том, что она лишила его друзей, тогда как первоначально это сделал он сам! Ему следовало честно и зрело выразить свои желания по поводу проведения своего времени.

Майк также должен был принять во внимание, перед кем и за что ему следует быть ответственным. Он хотел, чтобы этот брак сложился. Он любил Элисон и ценил ее предпочтения. Он должен был принять во внимание ее желание проводить время вместе, но ему не следовало позволять ее настойчивым предпочтениям доминировать над его собственными. Он также ответственен перед ней за способ, которым должен был сообщить ей о своих истинных чувствах. Это не могло быть легко. Никогда не бывает.

На следующей неделе я вновь увиделся с Майком, и он рассказал, что все стало намного лучше. Оказывается, приятели снова позвали его на игру. На этот раз он повел себя немного по-другому. Он подошел к Элисон и сказал: «Дорогая, я хотел сказать, что друзья пригласили меня в эту пятницу поиграть в баскетбол с четырех до семи. Хочу пойти и потому хотел бы узнать, не запланировала ли ты что-нибудь на тот вечер». Он был на пути к взрослой жизни и просил свою жену присоединиться к нему.

Распространенные ошибки

Чтобы закалиться в этом конфликте, вы должны одновременно следовать обеим истинам. Вы отвечаете за свой выбор — только вы, и никто другой. Вам также следует учитывать мнение супруга по поводу проводимого вами времени. Самая большая ошибка, которую вы можете допустить, — это принять решение больше доверять одной истине, исключая другую.

Держа это в памяти, рассмотрим некоторые распространенные ошибки и стратегии успеха, поскольку вы учитесь превращать этот часто возникающий в браке конфликт в глубокую, пожизненную связь.

Морализация ваших предпочтений. В великолепной книге «Брак. Где проходит граница?» доктора Генри Клауд и Джон Таунсенд обсуждают самые распространенные ошибки пар, исходящие из их предпочтений, когда требования одного супруга так или иначе ставятся выше другого. Они приводят пример, в котором муж хотел расслабиться в выходные за игрой с детьми и просмотром спортивных передач, тогда как его супруга желала работать по хозяйству. Жена возводила свою позицию на ступень выше, думая, что «работа» — это хорошо, а телевизор — плохо. Но так ли это? То, что она просто находит удовлетворение и расслабление в работе в саду, не означает, что ее любимое занятие лучше, чем его. Помните: предпочтения — это всего лишь предпочтения. Обычно у них нет изъянов, хотя зачастую мы бы хотели им их приписать; поэтому не стоит навешивать ярлыки.

Ведение счета. Клауд и Таунсенд также указывают, что тот способ, которым многие пары пытаются уравновесить время, проводимое за теми или иными занятиями, больше напоминает занятия бухгалтерией, чем любовь и тактичный обмен. Если вы отслеживаете в уме, что успевает сделать он, сравнивая с тем, что удается сделать вам, делайте это открыто. Обычно мы прячем эти чувства, вместо того чтобы проявлять их.

Не удается приспособиться к росту. В то время как вы закаляетесь в огне конфликта, помните: сталь тверда, но по-прежнему ковкая. Проходит время, приходит другая стадия вашей жизни, появляются новые обстоятельства и новые возможности — жизнь находится в постоянном, непрерывном изменении. Приоритеты по проведению времени требуют постоянного пересмотра и переоценки по мере роста и изменения каждого партнера. Признайте изменчивость вещей и продолжайте диалог, чтобы сохранять спокойствие и выйти более сильным из огня конфликта.

Стратегии успеха

В то время как будете работать над тем, чтобы избежать ошибок, запомните и используйте несколько полезных стратегий, которые помогут стремиться к зрелости во время конфликта.

Создавайте временной резерв. Это дополнительный небольшой запас времени, который вы даете себе, планируя что-либо. Многие из нас живут без учета возможности ошибки, и это часто создает нежелательные стрессовые ситуации. Оцените, сколько времени потребуется, чтобы что-то сделать или куда-то добраться, и добавьте к этой цифре дополнительно пятнадцать процентов. Таким образом, как правило, вы окажетесь на месте раньше — вместо ужасного опоздания.

Планируйте заранее. Свидания не происходят вдруг. Никаких отступлений. Возьмите на себя активную роль в их планировании и не перекладывайте на супруга заботу о вашем общем браке. С другой стороны, если у вас склонность к проектному менеджменту и вашему партнеру тоже нравится планировать, слегка притормозите с составлением плана на день, чтобы супруг не чувствовал себя обиженным.

Задайте себе несколько жестких вопросов. Единственный способ изменить привычную линию поведения — волевым усилием сосредоточиться на себе. Вот несколько основных вопросов, которые помогут начать делать это.

• Как вы поступаете, когда сталкиваетесь с конфликтами планирования между вами и супругом?

• Что вы делаете как пара, когда назревает конфликт по поводу проведения времени вместе и порознь?

• Существует единственная схема, по которой вы обычно принимаете решения? (Например, не кажется ли вам, что один из вас всегда жертвует своей позицией, чтобы избежать конфликта?)

• Вы автоматически следуете типичному паттерну капитуляции, потому что купились на ложь, что проводить время порознь — вредно для брака?

• Вы всегда позволяете одному и тому же человеку получать свое? Почему?

• Вы уступаете тому, кто кажется вам более убедительным в данный момент?

• Существует ли паттерн, связанный со временем, который особенно вас беспокоит?

• То, как вы поступаете, не только вносит напряженность в ситуацию с проведением времени, но и делает положение вещей еще хуже?

Практикум

Моя жена Дженни более десяти лет работала в школе учительницей английского языка. Она педагог в глубине души. Но она признает, что ненавидит контрольные работы. Она ненавидит их давать и терпеть не может оценивать. Контрольные подразумевают, что существует лишь один верный способ решения проблемы или единственное правильное решение. Но в жизни не применим этот принцип. На самом деле мы учимся не посредством тестов, когда можно дать правильные и неправильные ответы, а через эксперимент, через метод проб и ошибок. А где еще проводить эксперименты, как не в лаборатории?

Итак, на последующих страницах и в конце каждой из этих четырех «конфликтных» глав я буду с вами в разделах, которые мы назвали «Практикум». Здесь я намерен приводить реальные жизненные сценарии и попрошу вас представить себя на месте одного из конкретных супругов в описываемой ситуации. Затем вы поэкспериментируете, используя формулу Подлинной Самопрезентации.

Шаг за шагом следуя формуле, мы будем фактически оставлять место на странице, чтобы вы могли кратко записать свои первоначальные мысли по поводу того, как бы вы отреагировали на ситуацию. Далее, когда будете следить за развитием истории, усердно старайтесь найти те заблуждения, которые могут привести к ошибочным предположениям, помогая создавать заводящие в тупик паттерны. А затем будьте креативны! Используйте эти практические занятия как шанс жить, следуя философии БезКрика, без угрозы «все испортить» или «неправильно понять». В конце концов, брак — это не серия тестов, которые вы успешно выполните или провалите; это процесс, посредством которого вы растете как личность. Целенаправленно проходя через него, опираясь на целостность своей личности, вы становитесь более зрелым.

В конце раздела, где вы станете делать заметки, я обращу ваше внимание на некоторые детали, относящиеся к тому, как реальная пара применяла ПСП-формулу и научилась реагировать, исходя из приницпов БезКрика. Я прошу вас не рассматривать это как единственный способ справиться с ситуацией, и, пожалуйста, не будьте слишком критично настроены к себе, сравнивая свои мысли и их действия. Для многих людей такой способ восприятия конфликтов настолько новый, что бывает трудно начать. Вот почему я создал это практикум, поэтому выделил его таким образом. Моя самая искренняя надежда на то, что, объективно наблюдая за другой парой и мысленно помещая себя на их место, вы сможете осознать паттерны и творчески подойти к созданию новых альтернатив. Это «нарастит» мускулы у ваших принципов БезКрика и сделает их применение более возможным, чтобы вы могли Достигнуть Спокойствия, Зрелости и Близости в вашей собственной жизненной истории.

Готовы? Тогда начнем.

Исходные данные: Бекки встретила Трея во время учебы в школе медсестер. Он жил в квартире этажом выше, и они встречались в спортзале и в прачечной. Поначалу Трей побаивался Бекки. Она была привлекательной, спортивной, общительной и бесстрашной. Месяцами он вел с ней светские беседы, пока наконец не набрался смелости пригласить на свидание. Она ответила «да», и они сразу же понравились друг другу. Они встречались два чудесных года и наслаждались жизнью, наполненной встречами с друзьями, путешествиями и приключениями. После свадьбы Трей начал быстро продвигаться по службе в инженерной фирме. Вскоре у них родился первый из троих детей, и они решили, что Бекки должна стать домохозяйкой. За восемнадцать лет брака Трея несколько раз переводили в другие отделения, и всякий раз семья переезжала вместе с ним. Бекки вернулась на работу только три года назад, когда младший из детей пошел в школу. Тогда она снова стала трудиться полный рабочий день.

В это же время она снова начала играть в теннис — в последний раз играла еще в колледже. Бекки быстро вспомнила, за что она в те времена любила спорт, и вскоре играла в конкурентной лиге. Она сбросила несколько фунтов веса, завела новых друзей и выглядела счастливее, чем когда-либо. И Трей был приятно удивлен и взволнован. Поначалу.

Но постепенно новое хобби Бекки стало вызывать у него все меньше восторгов. Хотя он и желал поддержать ее вновь обретенную страсть к теннису, но не мог не чувствовать себя немного подавленным из-за всего этого. То, что начиналось с одного вечера в неделю, затем стало занимать все больше времени. Беки стала играть два, иногда три вечера в неделю, затем добавились продолжающиеся весь день матчи и турниры по выходным. Недавно она вступила во вторую лигу, чтобы играть в те «свободные недели», когда у нее не было матчей. «За бортом» оказались ее вечерние свидания с Треем и вечера в тихом семейном кругу.

Недовольство Трея по поводу увлеченности Бекки теннисом возрастало все больше. Он все сильнее негодовал, доказательством тому служили его постоянные вопросы насчет графика игр. Но Бекки не подозревала, насколько рассержен Трей, пока однажды вечером он не нагрубил ей, когда она стояла в дверях: «Серьезно? Третий раз на этой неделе? Во что бы то ни стало тебе нужно ударять по этому маленькому желтому шарику? Очевидно, это значит для тебя больше, чем побыть с семьей. Надеюсь, ты прекрасно проводишь время».

Обычно Трей никогда не повышал голос на Бекки и не говорил с ней с сарказмом, поэтому она была застигнута врасплох — и его тоном, и обвинением. Это действительно причинило ей боль. Ее поведение в данной ситуации могло стать критическим. Была вероятность наладить отношения или разрушить их. Что, как вы думаете, она сделала? Попробуйте надеть на себя найковские кроссовки Бекки — и попытайтесь применить формулу к ее ситуации.

УСПОКОЙТЕСЬ

Выдержите паузу.

Как бы могла Бекки создать для себя некое свободное пространство, дав себе время, чтобы спокойно обдумать и высказать свой ответ?

Отправляйтесь на балкон. Что помогло бы Бекки получить объективность в данном вопросе? Может быть, разговор с другом? Молитва? Что бы вы сделали на ее месте?

ДОСТИГНИТЕ ЗРЕЛОСТИ

Определите свой паттерн.

Каким образом Бекки могла поспособствовать взрыву негодования Трея?

Встаньте на весы. Почему теннис так много значит для Бекки? Как вы думаете, чего она все-таки хочет больше всего?

СТАНЬТЕ БЛИЖЕ

Раскройте свои карты.

Каким образом Бекки могла бы ответить на вспышку гнева Трея? Что ей следовало бы открыть ему о себе?

Поддержите супруга. Как Бекки может помочь Трею представить истинную себя?

ПОВТОРИТЕ

Независимо от ответа Трея, Бекки должна быть готова оставаться спокойной и провести соответствующие корректировки. Как вы думаете, что произошло потом?

Теперь, когда вы попробовали свои силы, применяя эту формулу, давайте посмотрим, что произошло на самом деле.

УСПОКОЙТЕСЬ

Выдержите паузу: Бекки была потрясена замечанием Трея. Она хотела тут же ответить ему колкостью. Ей хотелось завопить: «Как насчет всех тех конференций, на которые ты ходил, в то время как я нянчила дома малышей? Как насчет всех твоих игр в гольф, пока я проводила время дома с тремя детьми? Может быть, наступила моя очередь? Почему я тоже не могу немного развлечься?»

Вместо этого она выждала немного, просто сидя в машине и размышляя над тем, что сказал Трей. Пожалуй, ничего хорошего не вышло бы, если бы Бекки накричала на него в ответ, даже если бы она почувствовала себя лучше на короткий промежуток времени.

Отправляйтесь на балкон: «Ясное дело, он принимает все слишком близко к сердцу», — сказала себе Бекки. Но, дабы быть объективной, решила «пойти наверх» и бросить трезвый взгляд на свой график занятий теннисом. Смотрела в календарь и вычисляла. Сколько часов в неделю она уделяла спорту? Обычно посещала одну вечернюю двухчасовую тренировку и участвовала в одном трехчасовом матче на выходных. Таким образом, всего пять часов. «Ничего ужасно безрассудного», — подумала она про себя. Но решила взглянуть на все это пристальнее. Периодически две ее лиги накладывались друг на друга в течение нескольких недель. В это время она могла проводить на корте десять часов в неделю. Ого. Это больше, чем ей казалось. И, если задуматься, это ведь только время, проводимое на корте. То есть фактически она отсутствовала дома намного дольше, поскольку каждый раз требовалось тридцать минут, чтобы добраться до места и обратно. К тому же почти каждый уикэнд она оставалась после матча, чтобы подбодрить свою команду. Бекки вдруг осознала, что нередко тратит на теннис до шестнадцати часов в неделю.

ДОСТИГНИТЕ ЗРЕЛОСТИ

Определите ваш паттерн: шестнадцать часов в неделю — это было явно больше, чем ожидала обнаружить Бекки. И все же в некоторой степени она не была удивлена. Когда она честна, то обычно готова признать, что играет слишком много. Бекки сверлит чувство вины, когда она переходит линию между получением удовольствия от хобби и началом зависимости от него.

Когда Бекки испытывает вину, то начинает преуменьшать время, которое тратит на матч, и иногда даже приводит на него с собой детей, чтобы создать видимость «времени, проводимого с семьей». Она тратила чрезмерное количество времени и энергии, организуя свой график и пытаясь втиснуть в него теннис; иногда это становилось больше обременительным, нежели радостным занятием. Но до этого момента она всякий раз очень бурно реагировала, когда Трей указывал ей на это.

Каждый раз, когда Трей давил на нее по поводу тенниса и пытался контролировать ее график, она еще больше «защищала» время, уделяемое теннису. Когда она играла больше, он сильнее расстраивался и желал знать точно, как долго это будет продолжаться.

Встаньте не весы: теперь Бекки видела, что (а) она играла в теннис больше, чем ей казалось, и (б) она была склонна играть еще больше всякий раз, когда Трей высказывал огорчение по этому поводу. И здесь было что-то, помимо тенниса. Для Бекки настала пора все взвесить и задать себе жесткие вопросы.

Что значит для меня теннис? Почему он так важен для меня? Она никогда прежде не пыталась четко сформулировать это, но чувствовала себя… другой… на теннисном корте. Там она не была ничьей матерью, или сестрой, или женой, или медсестрой. Она была просто Бекки. Чувствовала себя свободной от забот и тревог. Ощущала себя легкой, изящной и вместе с тем сильной и способной на многое. Она чувствовала себя так же, как тогда, в колледже. И всякий раз, испытывая мимолетное чувство вины — когда решала сыграть дополнительный сет или поучаствовать в матче, — она чувствовала себя вправе остаться на корте.

В конце концов, она провела годы в поездках за Треем по стране и заботилась обо всех, кроме себя самой. Наконец настала ее очередь побаловать себя, побыть эгоистичной. По крайней мере, это настроение, казалось, преобладало и среди других участниц команды.

Теперь, когда Бекки позволила себе думать об этом, она чувствовала себя обиженной на Трея за все те годы, когда он тратил время на то, чтобы «развиваться», работая и играя — пока она сидела дома, меняя пеленки и вытирая носы. И вдруг она растерялась, ибо почувствовала радость за то, что у нее были те времена — пусть одинокие и трудные. Была ли она справедлива, обвиняя Трея за недостаток «своего времени» тогда? Разве не она решила стать домохозяйкой до тех пор, пока дети не пойдут в школу? Разве не она сама была той, кто пренебрегал заботиться о себе все те годы? Наверное, она была рассержена не только на Трея, но и на себя саму за то, что позволила тому времени пройти — и не приложила никаких усилий для того, чтобы остаться на связи с собой «прежней». Возможно, именно поэтому теннис казался таким важным для нее сейчас.

Таким образом, чего она хочет больше всего ? Разве Бекки действительно хотела оставить все свои заботы и играть в теннис семь дней в неделю? Конечно, нет. Сама мысль об этом смешна и нелепа. Она любит своих детей, мужа и работу. Чего больше всего она хотела — это быть счастливой, вернуть себе немного ушедшей молодости, не потеряв при этом себя и семью. Она мечтала снова чувствовать себя живой — на корте и вне его. Жаждала тех веселых и спонтанных отношений, которые когда-то были у них с Треем. Она осознала, что теннис стал для нее спасением, но она больше не хотела бежать. Ей хотелось гармонии.

СТАНЬТЕ БЛИЖЕ

Раскройте свои карты: Бекки вернулась в дом и подошла к Трею. Он едва взглянул на нее и сказал: «Я думал, ты на тренировке». Она села рядом с ним и сказала: «Я много думала о том, что ты сказал. Честно говоря, не ожидала, что так много играю в теннис. И не думала, что это так тебя беспокоит. По правде говоря, теннис сейчас не привлекает меня так же сильно, как раньше. Думаю, сейчас он служит для меня чем-то вроде отдушины, способом наверстать упущенное. Это позволяет чувствовать себя молодой. Я думаю, что сержусь потому, что я так долго ждала, чтобы сделать что-нибудь именно для себя. Я не знаю, злюсь ли я на тебя или на себя, но это то, что сейчас со мной происходит. Я не хочу совсем бросать теннис, но признаю, что действительно переборщила».

Поддержите вашего супруга: затем она сказала ему: «Я хочу выслушать тебя. Расскажи мне, что ты думаешь по этому поводу». Трей был удивлен высказываниями Бекки. Последние полчаса он чувствовал себя на взводе и был готов продолжать обличительные речи. Но ее поведение застало его врасплох. И хотя он был все еще зол, но не был уверен, что хочет продолжать гневаться. Он сказал, что ему нужно немного времени подумать о том, что она только что сказала.

Два дня Трей не возвращался к их беседе. Отношения были слегка натянутыми, но Бекки, казалось, испытывала облегчение, не чувствовала себя настолько негодующей, как раньше. Наконец Трей сказал: «Бек, я думал о том, что ты мне говорила. И я понял, откуда все пошло. Это не теннис меня расстраивает, а тот факт, что ты тратишь больше энергии, организуя график своих игр, чем обращаешь внимание на меня.

Теперь, когда дети пошли в школу, в нашей жизни началась новая глава. Я увидел, что мы идем в разных направлениях, и это испугало меня. Дети заняты своими делами, у меня запарки на работе, и еще ты с головой нырнула в теннис. Я слегка запаниковал. Я правда хочу, чтобы у тебя было какое-то увлечение, только твое. Думаю, это здорово… и ты изумительно выглядишь в этих коротеньких юбочках. Но я мечтаю проводить больше времени с тобой. Я хочу, чтобы главной была наша семья, а не теннис».

ПОВТОРИТЕ

Как только Бекки поняла, что Трей не собирался отговаривать ее от занятий теннисом, она перестала чувствовать столь сильную потребность искать утешения в этом занятии. Она решила играть ближе к дому, а также ограничила количество часов, которые тратила на спорт каждую неделю; она даже отказалась от внеочередного сезона. Теперь Бекки чувствует себя удивительно свободно — и начала получать больше удовольствия… на корте и вне его. Теперь, когда она знает, что они с мужем чувствуют на самом деле, ей хочется проводить больше времени с ним. Это странное для нее чувство, но после того как они преодолели тот напряженный момент, Бекки действительно почувствовала себя ближе к нему. И поняла, что теннисный корт — не единственное место, где можно выразить свое прежнее «Я». Так, впервые за многие годы, она взяла на себя инициативу — и организовала совместные выходные для двоих. Бекки не была уверена, как муж отреагирует, но одно она знала точно. Теперь была его очередь отбить мяч.

5. Чтобы приехать куда-то вместе, сначала нужно уехать самому по себе [Конфликт расширенной семьи]

Семейная пуповина бесконечно растягивается.

Раввин Эдвин Фридман

Я сказала свекрови, что мой дом — это ее дом, и она мне ответила: «Так убирайся к черту из моей собственности».

Джоан Риверс

Давайте внесем ясность, о чем не расскажет эта глава. Здесь не будет вестись речь об особенностях переезда для совместного проживания. А также о преимуществах или недостатках совместной жизни до брака. Нет, эта глава о чем-то гораздо более важном. Она посвящена тому, что означает быть взрослым, особенно когда речь идет об объединении в браке с другим взрослым человеком.

Выяснение того, что означает быть взрослым, совсем не легкая задача. Непросто дать определение понятию «взрослый». Подумайте об этом. Какой термин мы используем, чтобы описать супружескую измену?

«Адюльтер». Как если бы измена супругу являлась апогеем взрослого поведения. Что вы думаете насчет слова «подмешивать»? Возможно, оно означает «делать более зрелым, по-взрослому». Но нет, «подмешивать» — это добавлять какую-то примесь: например, смешивать производимое вино с дешевым виноградом низших сортов[5].

Это не единственные способы, которые добавляют путаницы в понятие о взрослости. Позвольте привести пример. В августе 2000 года я только что окончил интернатуру по семейной терапии. Дженни предложили отличную преподавательскую работу в частной школе пригорода Атланты — в христианском заведении Greater Atlanta. Мне также была предложена должность на неполный рабочий день. Мое обучение в Техасе закончилось в пятницу вечером, и мы должны были, как планировалось, приступить к преподавательской деятельности в Джорджии в ближайший понедельник. Можете себе представить, насколько суматошными были те выходные, в течение которых мы пытались упаковать вещи и проехать через полстраны с двумя маленькими детьми.

К счастью, мы были не одни. Мой отец и брат помогали грузить вещи и вести грузовик, а мама помогала все упаковывать и клеить бирки. Кроме того, наш новый начальник Билл Бертон, тогдашний директор школы, согласился привести добровольцев, чтобы помочь нам выгрузить вещи по прибытии. И точно: когда мы наконец подъехали к нашему новому дому воскресным вечером, он ждал нас на подъездной дороге вместе с группкой учителей, жаждущих помочь. Можете вообразить картинку: душным августовским вечером все обливались потом, проворно разгружая грузовик и помогая нам обустроиться перед следующим рабочим днем.

Мистер Бертон — большой, сильный — и просто потрясающий! Он не только привел небольшую команду людей, чтобы помочь, но и сам работал вместе с ними. Как-то мы заметили, что он несет тяжелую коробку, помеченную как видео для детей.

В ней было полно видеокассет для малышей: почти весь каталог Диснея, наряду с коллекциями «Барни» и «Телепузиков». После того как мистер Бертон отнес эти кассеты, прокомментировав, как много фильмов у нашей семьи, он возвратился в грузовик за другой коробкой.

Теперь вспомните, что моя мама наклеила на коробки бирки — и делала это в большой спешке. Поэтому я не обвиняю ее в том, что произошло. Дело в том, что у нас с Дженни также было немало кассет типа «Звездных войн» и «Индианы Джонса», наряду с другими нашими любимыми фильмами: «Ганди», «Списком Шиндлера» и «Спасением рядового Райана». Очевидно, для того, чтобы отделить эти видео от детских, мама положила их в другую коробку, с отдельной наклейкой.

Можете себе представить ужас на наших лицах, когда мы оба повернулись к грузовику и увидели, как наш новый работодатель, директор христианской школы, выносит из грузовика большую коробку с наклейкой «видео для взрослых». Мы застыли, не дыша, и молились про себя, чтобы он не увидел наклейки, украшающие каждую из четырех сторон коробки. Он не заметил — или, по крайней мере, повел себя как джентльмен, ничего не сказав.

Как демонстрирует эта история, в нашей культуре существует немало путаницы насчет того, что означает быть взрослым. В этой главе попытаемся внести некоторую ясность в сей беспорядок. В частности, рассмотрим, что означает стать самостоятельной личностью в отношениях с родителями и другими членами расширенной семьи. Этот момент весьма важен для того, чтобы вы затем были способны сформировать свою семью.

Здесь важно сделать одно отступление. В начале части второй, когда говорилось о конфликтах в браке, я сделал смелое заявление. Сказал, что каждой паре в каждой культуре приходилось иметь дело с этими конфликтами.

Конфликты возникают одинаковые, но то, каким образом пары справляются с ними, различается кардинально, предлагая совершенно разные исторические, социально-экономические и культурные установки.

Эти различия значимы и по сей день, особенно в отношении конфликта интересов расширенной семьи. Конечно, описываемое здесь мною понятие о необходимости оставить семью, в которой вы выросли, чтобы в полной мере соединиться с вашим супругом, может быть отнесено к моим собственным культурным предубеждениям. Я белый, протестант, техасец по происхождению и воспитанию, и хотя у меня нет акцента, я знаю, что могу относиться к данному вопросу предвзято.

Однако во многих других культурах люди привыкли справляться с конфликтом интересов расширенной семьи другими способами: от принятия жены в семью мужа после свадьбы — до тех, что предписывают совершенно противоположное. Американским идеалом, бесспорно, является вариант жить до брака независимо от родительской семьи. Однако позвольте снова сделать уточнение: в этой главе я не собираюсь говорить о том, каким именно образом принято жить в разных культурах. Я говорю о ключевом эмоциональном пути становления взрослой личности в браке. Давайте рассмотрим наиболее распространенные способы проявления этого конфликта в браке.

Скажем, ваша мать считает, что может приходить к вам в любое время, когда ей захочется. Вам не нравятся ее вторжения, но вас устраивает, что она присматривает вместо вас за детьми. И вы опасаетесь, что если обозначите проблему, то разрушите отношения с ней (не говоря уже о потере бесплатной няньки). Ваш муж просит вас что-нибудь сделать с этим, и вы чувствуете себя пойманной в ловушку, находясь между двух огней. Что вы предпримете?

Или, скажем, вы участвуете в семейном бизнесе в течение многих лет — и данное наследие дает возможность вести весьма комфортный образ жизни.

Но этот образ жизни имеет свою цену. Родители ожидают немалой преданности, особенно в том, что касается вашей доступности. Как вам, так и вашей половине не особо нравится данная ситуация, а ее родители настаивают, чтобы вы чаще навещали их, но вы оба боитесь кусать кормящую вас руку. Вы испытываете смешанные чувства: от благодарности до негодования, от преданности до гнева. Что вы намерены делать дальше?

Наконец, вот еще одна ситуация. У вас было ужасное детство, полное разочарований, и вы выжили лишь благодаря тому, что рано покинули дом — и теперь избегаете общения с семьей. Время от времени все же общаетесь с родителями, даже обмениваетесь по праздникам подарками и любезностями. Но стоит вам сделать один неприятный телефонный звонок, и вы возвращаетесь к тому, чтобы чувствовать себя униженным и оскорбленным, поэтому вновь ограждаете себя от этого. Однако все усложняется, когда у вас появляются дети. Расширенная семья хотела бы принимать участие в жизни ваших родственников, и даже супруг поощряет вас восстановить отношения. Что дальше?

Что общего между этими жизненными сценариями? Все они приносят немало стресса даже в самые крепкие браки. Но, к счастью, это не все. Они также могут дать громадные возможности для роста — даже в самых несчастных из браков. Все зависит от того, с какой стороны каждый партнер готов подойти к этой ситуации.

Согласно принципам БезКрика, этот подход включает два связанных друг с другом момента. Чтобы вырасти как личность посредством данного конфликта, вам следует: 1) расстаться с отцом и матерью и быть преданным супругу; 2) работать над развитием отношений с вашими родственниками по браку. В этой главе мы будем говорить об этих трудных задачах. Однако мужайтесь: вы обнаружите, что одна из них питается от другой.

Чтобы хранить верность, вам следует расстаться (заурядный брак)

Можете этого не замечать, но я вас заверяю: существует прямая связь между а) расставанием и ростом вашей независимости от родителей и б) более глубокой привязанностью между вами и супругом. Одно является предпосылкой другого. Эта идея расстаться с мамой и папой, для того чтобы повзрослеть для брака, идет из глубины веков. Почти три тысячи лет назад еврейские сказители поведали историю о наших истоках. Этот рассказ об Адаме и Еве — о Мужчине и Женщине — может научить универсальным истинам о нашей человеческой природе.

Согласно этой истории, Мужчина был создан из праха задолго до того, как появилась Женщина. Однако Бог увидел, что мужчина одинок, и потому погрузил его в сон, вынул ребро — и вуаля! — создал Женщину. После того как Мужчина проснулся и увидел своего нового товарища, то поразился творению Бога и воскликнул: «Наконец-то! Создание одной плоти и крови со мной!» После описания его радости рассказчик делает чудесное дополнение: «По этой причине каждый мужчина должен оставить свою мать и отца и быть единой плотью с женой своей».

По какой причине? Согласно этой истории, причина заключается в том, что мужчина и женщина были созданы для того, чтобы стать единым целым и чтобы эти отношения имели приоритет перед чувствами к родителям, когда придет время. Такова инструкция. Даже тысячи лет назад люди признавали мудрость, что оставление позади наших детских связей с мамой и папой, взросление вне их, является залогом успешного союза мужа и жены.

И это означает не только покинуть родительский дом в прямом смысле. Расстаться с матерью и отцом и расти вне отношений с ними — значит оставить позади как детские оправдания, так и средства к существованию родом из детства.

Что я имею в виду под «оправданиями»? Стать взрослым — значит вести усиленную работу над собой по преодолению неизбежных огорчений и обид по поводу того, чего не хватало в детстве. Включая то, что родители сделали или не сделали вам, и то, что они не сделали для вас. Это также включает все болезненные обиды родом с детской площадки, разбитые сердца и шрамы юности и, для некоторых из вас, даже ужасы жестокого обращения в детстве. Все эти испытания сформировали вас, и все они помогают объяснить, кто вы есть. Но ничто из пережитого не оправдывает вас. Если вы не уйдете от этих оправданий вашей незрелости, то не сможете стать таким взрослым, каким действительно хотите стать — и какого требует ваш брак.

Я знаю, это звучит резко и чересчур прямолинейно. Возможно, у вас был весьма травмирующий детский опыт и вы все еще стараетесь разобраться в этом. Я знаю. Я постоянно работаю с клиентами, которые идут по этому пути взросления. Это нелегко, но достижимо. И необходимо, если вы действительно хотите роста в своей жизни и отношениях.

Положиться на себя

Наверное, вы думаете: «Ладно, Хэл, я понял, что мы должны оставить позади оправдания, но ты уверен, что нам следует отказаться и от финансовой поддержки?» Знаю, это звучит странно: призывать отказаться от средств родителей и ресурсов расширенной семьи, но позвольте объяснить, что я имею в виду под термином «средства». Смотрите, мы все знаем о приспособительных механизмах взросления. Эти средства включают в себя попытки найти дружеское сочувствие или обратиться за советом к маме-папе-бабушке-сестре.

Эти средства также включают многие детские уловки, которые мы применяем, чтобы чувствовать себя лучше: бегство от проблем, месть обидчикам или употребление алкоголя и наркотиков. Если не оставим позади все эти эмоциональные «поддержки», которые иногда неплохо служат в юности, это приведет к проблемам, когда мы повзрослеем. Те приспособительные механизмы, которые работали, когда вы были ребенком, легко могут стать разрушительными у взрослого. Особенно в браке. Такие вещи, как капризно надуть губы. Или защитные реакции. Или бегство к родителям. Или когда вы бросаете свою работу и отправляетесь на поиски чего-то еще.

Я вспоминаю одну захватывающую беседу с лыжным инструктором несколько лет назад. Так как это был первый раз, когда дети встали на лыжи, и мы с Дженни не катались уже несколько лет, решили взять пару инструкторов в первый день на склоне. Как оказалось, мы наняли супружескую пару. В то время как муж обучал детей, его жена оставалась с нами. Она была выдающимся инструктором и грациозной лыжницей, несмотря на то что в то время она была на седьмом месяце беременности! Мы узнали, что у них уже была трехлетняя дочь, и из любопытства я задал ей вопрос о ее маленькой девочке, в то время как мы поднимались на гору на подъемнике.

«Значит, она уже катается на лыжах, раз оба родителя — лыжные инструкторы?»

«О да, конечно, она очень быстро учится», — сказала наш инструктор.

«Ух ты! И когда же вы начали ее учить?»

«О боже, нет, мы не учили ее! Каждый хороший лыжный инструктор знает, что нельзя пытаться научить собственных детей кататься на лыжах».

«Правда? Как же так?» — спросил я.

«Ну, кататься на лыжах непросто. Действительно непросто. В этом есть естественные сложности. И когда дети сталкиваются с этой естественной трудностью, а родители находятся где-нибудь в поле зрения, то ребенок, понятное дело, пойдет к ним, чтобы его поддержали». Здесь она сделала паузу и изрекла глубокую мудрость: «И они никогда не научатся рассчитывать на себя».

Я знал, что она специалист в лыжном спорте, но не ожидал, что она также эксперт по отношениям.

Самые большие ошибки в браке происходят оттого, что мы никак не можем научиться рассчитывать на себя. Вместо этого опираемся на поддержку родителей, звоня им после ссоры с супругом, или используем их в качестве образца для сравнения, чтобы оправдать недостатки мужа/жены. При этом мы не учимся полагаться на себя и свой брак. И это цепляние за оправдания или средства помощи родом из детства, поддержка расширенной семьи просто не дают нам стать взрослыми в полном смысле этого слова, не позволяют наслаждаться глубокой связью с супругом, которой мы жаждем.

Выезд и въезд

Нравится нам это или нет, мы узнаем об отношениях от своих родителей — и привносим этот опыт, идя под венец. То, что запечатлелось в мозгу, мы можем воспринимать как очевидные, естественные вещи, но это создает проблемы, если мы недооцениваем, насколько сильно эти установки могут влиять на нас. Выросли ли мы в прекрасной, любящей семье и хотим создать такую же или это была несчастная семья, о которой мы предпочли бы забыть — мы должны справляться со вспышками этих конфликтов снова и снова, иначе их пламя поглотит наши отношения. Вот почему попытка воссоздания отношений в родительской семье или бегство от прошлого препятствует вам в создании чего-то истинно уникального с вашим супругом.

В фильме 1999 года «История о нас» есть великолепная сцена, которая отлично иллюстрирует этот принцип. Брюс Уиллис и Мишель Пфайффер исполняют роли Бена и Кэти Джордан, которые женаты в течение пятнадцати замечательных (по большей части) лет. Но сейчас они находятся в серьезном кризисе и решают обсудить свои брачные проблемы со специалистом. Хороший доктор пытается объяснить паре, как необходимо быть осторожными в общении, ведь зачастую каждый супруг бессознательно привносит в конфликты установки из родительской семьи.

Бен и Кэти пропускают эти слова мимо ушей — до ближайшей сцены. Пара вместе в постели, они взволнованы и находятся на пике весьма романтического момента. Внезапно Кэти неправильно понимает невинное замечание, сделанное Беном. Камера медленно движется вслед за актрисой, и в то время как она начинает объяснять, почему обиделась, мы видим, что Кэти не одна со своей стороны кровати. Как и сказал доктор, ее родители лежали тут же, возле нее, комментируя происходящее. Затем Бен начинает защищаться — и то же самое происходит с ним: его родители сидят с его стороны кровати. Получается, что супружеская кровать вмещает уже шесть людей вместо двоих. Оба супруга слышат, что говорит партнер, через призму их родительских семей.

К добру или к худу, все мы вступаем в брак со своим уникальным взглядом на будущее, привитым в семье. Наши родительские семьи формируют убеждения касательно разных вопросов, начиная от гендерных ролей и трудовой этики до того, как распределять деньги и воспитывать детей. Большинство пар снова и снова оказываются в подобных конфликтах по поводу этих важных вопросов, без осознания того, насколько прежний опыт влияет на формирование их точек зрения. Этот конфликт расширенной семьи — очень сложный и запутанный. Он сопряжен с появлением новых членов семьи, распаковыванием тонн багажа (большинство из которого убрано подальше) — и созданием совершенно новой семейной единицы. А затем нам предстоит движение среди всех этих «волновых эффектов» выбора, который мы делаем как супружеская пара: как в нашей новой семье, так и в тех, в которых мы выросли.

Понятно, что все это невероятно сложно; этот продолжающийся всю жизнь процесс включает в себя разные способы перехода из детства во взрослое состояние. Хотя и не существует какого-то определенного способа, все же каждому человеку необходимо пройти некоторые важные эмоциональные этапы. Подобно известным стадиям страданий по Кюблер-Росс, это не означает, что они должны быть четкими линейными процессами, выполнение которых можно просто запланировать по своему желанию.

Да, это сложный эмоциональный опыт. Однако знание его этапов способно помочь нам научиться распознавать и даже активно участвовать в наших потребностях роста. Вот они.

1. Расставание с иллюзиями. В какой-то момент, чтобы быть способными выйти на взрослый уровень отношений с родителями, необходимо осознать горькую правду: ваши родители не были совершенством. Отнюдь нет. Для некоторых из вас это стало очевидным уже давно. Кому-то сложно это принять; инстинкт, стремящийся защитить родителей, все еще довольно силен — вне зависимости от их поведения. Однако следует понять, что осознание недостатков родителей позволит вам увидеть в них людей, а не идолов.

2. Понимание. Мы должны выбрать время и поразмышлять, как оценить все то, что наши родители сделали, чего не сделали и, что важнее всего, что они не смогут сделать для нас теперь. Дело не в том, чтобы обвинить их в наших собственных неудачах. Это шанс узнать, какой эффект на наше развитие оказало влияние родителей.

3. Самопротивостояние. Многие могут сделать первые два шага к взрослой жизни, но не заставляют себя стремиться к ней дальше. Однако следующий шаг требует наибольшего напряжения сил, и он самый важный. Вам следует обнаружить в себе обиду на родителей и понять, из-за чего вы все еще нуждаетесь в них. Связь с ними, основанная на обиде, — не та связь, которую вы хотите. Фактически это шаг назад.

4. Самопредставление. Я не призываю рыться в прошлом лишь для того, чтобы создать еще одну болезненную привычку. Я считаю, что следует копаться в нем лишь до тех пор, пока не найдете нечто полезное. Взрослые отношения с родителями и обращение к нынешним паттернам, которые вас не устраивают (и которые обычно вытекают из прошлых проблем с ними) — решающий момент. Для многих людей это может быть самым пугающим шагом — но он приведет к настоящим чудесам. Вы увидите, насколько изменится ваше самоуважение, а также уважение к вам супруга и вашей расширенной семьи.

5. Прощение. Это активный процесс, в течение которого вы позволяете родителям снять с себя ответственность за их промахи и признаете, что они сделали все, что могли. Прощая, вы стремитесь полностью примириться с ними, чтобы достигнуть новых, живых отношений взрослого человека со взрослыми. Когда примирение невозможно (в случае смерти или их нежелания общаться с вами), вы все равно можете простить их, отпустив свою обиду.

Соедините точки. (Сделайте отверженных родственными)

Если помните, существуют два момента для размышления, когда дело касается конфликта расширенной семьи. Первый состоит в том, что вы отказываетесь от детского поведения и строите взрослые взаимоотношения со своей расширенной семьей. Второй заключается в том, что вам нужно расти дальше — и наладить прямые взрослые отношения с родственниками вашего супруга. Как я упоминал ранее, эти два элемента замысловато связаны друг с другом.

Когда вы держитесь за свое детство, это не только создает сложности в вашей новой семье и в отношениях с супругом, но также затрудняет общение супруга с вашими родителями во взрослой манере, отдельно от вас. Ранее я утверждал, что эти два процесса находятся в важной взаимосвязи. Вот как это работает. Каждый шаг к взрослой жизни делает легче шаг следующий, причем не только для вас, но и для супруга.

Как только вы начнете расставаться с детскими привязанностями к маме, папе и ко всей расширенной семье, непременно станете утверждаться как самостоятельная личность.

В свою очередь, это облегчает непосредственное, а не только через вас, общение с ними вашего супруга. При этом он также достигает зрелости, что затем облегчает ему собственное вырастание из детских отношений с его семьей. Конечно, эти шаги сделать непросто, но если вы готовы провести вашего супруга через накал страстей этого конфликта, то ваши взрослые зрелые отношения станут намного крепче.

Как именно выглядят эти шаги? Мой хороший друг очень рано попал в конфликт расширенной семьи в своем браке. Приблизительно через три месяца после свадьбы Стивен и его молодая жена Лесли отправились в дом ее отца. По прибытии их немедленно проводили в гостиную, где показали недавно полученные и вставленные в рамки профессиональные свадебные фотографии. Мой друг поразился, насколько прекрасной выглядела на этих снимках его жена, особенно на большом портрете в свадебном платье. Прелестна она была и на фотографиях со своей семьей. Всего было примерно десять или пятнадцать прекрасных фотографий. И тут Стивен заметил нечто странное. У всех снимков была одна общая черта.

Ни на одном из них не было его.

Ни на одной из этих фотографий с тщательно продуманной, великолепной свадьбы не было ни единого признака того, что брак вообще имел место. Стивен рассказывает теперь эту историю без следа ущемленного самолюбия, но в тот момент, конечно, это было не так. Он был сокрушен. И расстроился еще больше, когда по дороге домой поговорил об этом с Лесли. Он задал простой вопрос: «Лес, ты не заметила ничего странного на наших свадебных фотографиях?» Она замолчала на мгновение. Когда заговорила, это было не то, что Стивен хотел услышать.

Он надеялся на что-нибудь вроде: «Да, заметила, и позволь мне сказать тебе кое-что: есть серьезное объяснение, почему мой отец так поступил!»

Вместо этого он увидел, как его жена пожала плечами и спросила: «Заметила что?»

Стивен был по меньшей мере разочарован ее ответом, но собрал всю волю, чтобы Успокоиться, Достигнуть Зрелости и Близости. Он видел перед собой несколько вариантов действий. Можно было бы выбрать гнев на отца жены за подобное пренебрежение. Он также мог бы рассердиться на жену за то, что она вообще не заметила оплошности. А мог не сердиться вообще. Просто, возможно, эти фотографии вообще не имели к нему никакого отношения.

Стивен мудро поразмыслил, почему он почувствовал себя расстроенным и чего желал бы больше всего. Он хотел быть уважаемым своими новыми родственниками и женой. Если бы он скулил по этому поводу и настаивал, чтобы жена уладила все со своими родителями, приблизило бы это его к цели — или отдалило бы еще сильнее?

Поэтому, как сказал Стивен: «Я определился. Я был женат на женщине, которую любил. Я был частью этой семьи, хотели они этого или нет. Я не мог заставить отца своей жены принять меня, но я мог сделать так, чтобы для него было трудно меня не принять». Вместо того чтобы вовлечь в конфликт Лесли или остаться с ее отцом в натянутых отношениях, Стивен решил сам добиться нового к себе отношения. Он прилагал искренние усилия, чтобы лучше узнать этого человека — вне своих отношений с Лесли. Стивен брал его с собой на спортивные мероприятия и соревнования по гольфу. Периодически звонил ему, просто чтобы привлечь его внимание. Он даже взял себе за правило спрашивать у него совета по некоторым деловым вопросам. Спустя несколько месяцев старик начал смягчаться. А через пару лет считал Стивена своим вторым сыном. Они обсудили тот инцидент с фотографиями — и говорили об этом откровенно и открыто.

На момент написания книги Стивен и Лесли отметили особую дату — десять лет в браке. И каждый год, на празднование годовщины свадьбы, они фотографируются вдвоем и отправляют снимок ее отцу. Это стало традиционной шуткой между ними тремя. Иногда Стивен отправляет ему фотографии одного себя. Это служит доказательством того, что даже при конфликтном начале отношений и глубоко укоренившихся проблемах можно вырастить крепкий, продолжительный, наполненный любовью брак — и хорошие отношения с вашей расширенной семьей. Но следует усвоить один важный урок: вы должны быть взрослым участником этих отношений. Не имеет значения, насколько по-детски и незрело ведет себя ваш супруг, его или ваша семья; вы должны быть выше склок — и стремиться к тому, чего больше всего желаете, исходя из своей внутренней целостности.

Несколько советов, основанных на подходе БезКрика

Проблема расставания и привязанности заслуживает не только отдельной книги, но и отдельного факультета. Я даю вам столько информации, что это может быть небезопасным. Памятуя об этом, хочу слегка нарушить собственное правило и дать несколько прямых советов.

Относитесь проще. Один из способов саботировать брачные отношения, когда дело доходит до конфликта расширенной семьи, состоит в том, чтобы принимать все слишком близко к сердцу и тут же начинать защищаться. Особенно это справедливо для замечаний, сделанных супругом или его родственниками о вас и/или ваших родителях. Когда дело касается наших родителей, мы можем сказать все, что хотим. Но когда кто-то не из вашей семьи начинает обсуждать их привычки и прихоти, мы выстраиваем оборону.

Почему так происходит? Почему мы испытываем потребность защитить нашу расширенную семью любой ценой? Мы считаем, что критика наших родителей говорит что-то о нас самих?

Если мы по-настоящему не расстались с мамой и папой, конечно, мы возмущаемся. Но если мы находим свое место, в котором чувствуем себя, как личности, довольно безопасно и уверенно, то можем с большей объективностью выслушивать разные вещи о себе и о родителях.

Я не призываю поддерживать оскорбление ваших родителей супругом. Но, вероятно, придет время, когда ваш муж или ваша жена заметят нечто в вашей семье, чего вы не в состоянии увидеть. Как вы поступите, когда на это будет обращено ваше внимание? Будучи чрезмерно чувствительным, начнете защищать воспитавшую вас семью — и это ничего вам не даст. Если же сможете стать чуть более толстокожими и слегка развить чувство юмора, то будете поражены, насколько свободно станете себя чувствовать, даже когда кто-то говорит неприятные вещи.

Поменяйте лексикон. Несколько лет назад, когда приближалось наше первое Рождество в Атланте, новые друзья задавали Дженни и мне весьма распространенный вопрос: «Ребята, так вы едете домой на праздники?» Они хотели знать, остаемся ли мы в Атланте или едем в Техас увидеться с нашей расширенной семьей. Вроде бы невинный вопрос. Но обратите внимание, каким образом он был задан: «домой» — это туда, где живут родители или расширенная семья; туда, куда вас позвали домой, как ребенка.

Но Дженни и я чувствовали, что, если бы мы имели в виду под «домом» какое-то другое место, а не то, где мы живем сейчас, это означало бы, что мы на самом деле так и не оставили позади свое детство. Если «семья» означает нечто другое, чем Хэл, Дженни, Ханна и Брэндон, это означает, что наши сердца находятся где-то в другом месте.

Поэтому мы отвечали друзьям: «Нет, мы семьей не уезжаем из дома, чтобы увидеться с родственниками в Техасе». Если вы думаете, что это всего лишь семантика, то вы упускаете главное. Дом — это не где-то там, куда мы стремимся, за многие мили и воспоминания; дом находится там, где мы живем вместе. Мы должны мыслить именно в этом русле, чтобы и мы, и дети стали полноценными самостоятельными личностями.

Пересмотрите понятия уважения и преданности. Всякий раз, когда я доношу до людей данную информацию, обычно на этом моменте притормаживаю. Идея «расставания» с мамой и папой, решение проблем с ними напрямую или наблюдение, как это делает супруг, для некоторых это просто оскорбительно. Я помню одного клиента, который не признавал других идей насчет своих родителей, кроме как признания их святыми. Он уподоблял мои вопросы об этом чему-то вроде «подрыва репутации». Конечно, для него легко было признавать ошибки семьи своей жены; они «явно нуждались в психиатрической помощи». Но его собственная семья? Никогда. Они были совершенством. И не имело значения, что и его жена, и я не испытывали трудностей в определении его собственных проблем, которые, как вы догадались, происходили из семьи его «святых» родителей.

Мой ответ на подобное сопротивление всегда одинаков: пересмотрите, что значит чтить и уважать своих родителей. Разве это проявление уважения, когда вы позволяете тихо зреть своим обидам или негодованию вашего супруга, оставляя шрамы на вашем браке? Или же более уважительно воспринимать своих родителей как способных ошибаться, но все же ответственных взрослых людей, которые могут расти и самостоятельно справляться с проблемами? Думаю, большинство людей, которые говорят, что слишком уважают своих родителей, чтобы перечить им, на самом деле слишком сильно боятся своих родителей, чтобы им противостоять. Проблема, которую я обычно наблюдаю, состоит в том, что люди позволяют данной ситуации разрастись до такой степени, что чувствуют невозможность ее изменить.

Я слышу вас. И не говорю, что это легко. На самом деле это может быть наиболее трудным эмоциональным переживанием, которое вы когда-либо испытывали. Но я не могу поощрять вас сознательно исследовать, что произойдет, если вы поставите свои принципы и свой брак выше преданности вашей расширенной семье. Принципы важнее людей. Верность принципам означает, что ваше поведение обусловлено чем-то большим, нежели мнениями других людей, прихотями и опасениями, в том числе вашими собственными. Верность принципам делает для вас возможным выход на новый уровень зрелости, который вдохновляет других присоединиться к вам, — даже ваших родителей, которые, как вы предполагаете, не смогли бы справиться с этим противостоянием.

Практикум

Вы можете подумать, что изложенные в этой главе идеи насчет расширенной семьи проще высказать, чем воплотить их в жизнь. И будете правы. Но дело вот в чем: все легче сказать, чем сделать. Выполнение этого «взрослого» материала — тяжелая работа. Здесь мало приятного, делать это болезненно и неловко. Но это жизненно необходимо для крепкого и счастливого брака. Дженни и я знаем, насколько это трудно — у нас был немалый опыт с нашими собственными семьями. С тех пор как наши родители развелись, у нас была… привилегия… создания взрослых отношений с четырьмя родителями вместо двух. И мы обнаружили удивительную вещь: следует отказаться от детских отношений с семьей, чтобы достичь взрослых отношений. Они характеризуются взаимоуважением, способностью отстаивать свое, хвалить, прощать и давать друг другу личное пространство. Тогда и только тогда вы будете в состоянии достигнуть того уровня близости с супругом, о котором мечтали.

На этом практическом занятии мы взглянем на Брента и Дженну — пару, которая боролась с такими проблемами. Внимательно прочтите их историю и подумайте, как вы могли бы помочь Бренту применить формулу в этом конфликте.

Исходные данные: Брент встретил Дженну на вечеринке в офисе вскоре после окончания колледжа и немедленно понял, что она создана для него. Его мать Бетти не была так в этом уверена. С момента, когда он привел Дженну домой, стало очевидно, что эти две сильные женщины не выносят друг друга.

Даже после четырех лет брака мама все еще не приняла его жену и не считала нужным скрывать этот факт. Дженна прилагала усилия, чтобы добиться ее расположения, но не достигла успеха. Это расстраивало Дженну, но что действительно ее возмущало — то, что Брент отказывался принять, что его мама совсем не идеальна. Он всегда оправдывал ее недовольное и властное поведение, говоря: «Она просто о нас заботится — вот и все. Дай ей передохнуть».

Около года назад ситуация стала еще напряженнее. У молодой пары появился первый ребенок, прелестный мальчик, названный Кристофером. Это был третий внук родителей Дженны, но первый у родителей Брента. И с тех пор как родился Кристофер, отношения между Дженной и Бетти ухудшились. Каждый раз, когда приходила Бетти, она буквально навязывала свое мнение о том, как обращаться с ребенком, отпуская ехидные замечания по поводу недостатка у Дженни материнского опыта. Это задевало Дженни, она ругалась с Бетти, а затем жаловалась Бренту. Прежде чем разобраться, он начинал защищать свою мать перед женой, и наоборот, и так продолжалось снова и снова. У Брента голова шла кругом. Две женщины, которых он любил больше всех на свете, не могли поладить друг с другом, несмотря на все его усилия сохранить мир. На самом деле, казалось, чем усерднее он старался примирить их друг с другом, тем глубже становилось отчуждение между ними. Долгое время он просто хотел сбежать. Обнаружил, что все дольше и дольше стал задерживаться в офисе, несмотря на то что обожал проводить время со своим новорожденным сыном.

Ну вот, теперь ваш черед провести Брента через формулу, чтобы увидеть, сможете ли вы помочь ему найти выход, прежде чем он бы окончательно сломался.

УСПОКОЙТЕСЬ

Выдержите паузу.

Каким образом Брент мог бы на какое-то время выйти из треугольника между матерью и женой, чтобы просто остановиться и подумать?

Отправляйтесь на балкон. Как Бренту более объективно взглянуть на ситуацию и какие возможные паттерны он мог бы обнаружить?

ДОСТИГНИТЕ ЗРЕЛОСТИ

Определите свой паттерн.

Что мог бы выяснить Брент о своем активном или пассивном участии в этих паттернах после выдерживания паузы и объективного взгляда на ситуацию?

Встаньте на весы. Почему снижение напряженности в отношениях между двумя главными женщинами в жизни Брента так важно для него? Чего он хочет больше всего?

СТАНЬТЕ БЛИЖЕ

Раскройте свои карты.

Как Бренту спокойно признаться в обретенном знании о своей роли во всем этом — и жене, и матери? Как бы он мог показать каждой из них, чего он хочет больше всего?

Поддержите своего супруга. Как бы мог Брент приветствовать ответную реакцию от Дженны и Бетти, четко объясняя им, что он стремится знать их истинную озабоченность и подлинные желания?

ПОВТОРИТЕ

Итак, как вы думаете, что произошло дальше? Каким образом Брент должен был повторить формулу с женой и матерью, выслушав их обеих?

Теперь, когда у вас был шанс сделать паузу и поразмышлять с точки зрения Брента, давайте сравним мнения о возможном применении ПСП-формулы.

УСПОКОЙТЕСЬ

Выдержите паузу. Вместо того чтобы позволять конфликту давить на себя, Брент решил периодически покидать свой дом ужасов. Он взял за обыкновение брать сына на короткую прогулку сразу после работы, чтобы очистить голову (и быть ближе к маленькому мужчине). Брент делал паузу прежде, чем его захватывали эмоции момента.

Отправляйтесь на балкон. Оттуда, сверху, без Дженны и Бетти, Брент начал разбираться в том, что действительно происходило. Он смог понять, что его стресс не был вызван женщинами и их конфликтом. Это было вызвано тем фактом, что он чувствовал себя ответственным за решение их проблем. Он застрял между ними в роли миротворца. Брент понимал: независимо от того, на чью сторону встанет, это принесет ему неприятности… а он больше всего ненавидел, когда кто-либо был на него сердит или разочарован в нем.

ДОСТИГНИТЕ ЗРЕЛОСТИ

Определите свой паттерн. Брент делал две вещи, которые удерживали его в том положении, которое он ненавидел. Во-первых, отказывался «расстаться и приблизиться». Он считал, что действовал из благих побуждений, когда защищал свою мать перед Дженной. По его мнению, он чтил мать, но когда Брент обратил долгий, пристальный взгляд на свой паттерн, то обнаружил, что он был больше озабочен получением одобрения матери, чем действительно был почтителен с ней.

Страх мешал ему покинуть родительский дом и создать собственную семью. Его страх получить неодобрение мамы вылился в реальное (и заслуженное!) неодобрение той, с которой он был связан клятвой до конца своих дней, — своей жены. Он не выполнил работу по сдвигу приоритета верности к Дженне и теперь каждый страдал из-за этого.

Во-вторых, Брент играл роль миротворца. Это была игра по перетягиванию каната между Дженной и Бетти, которая больше имела отношение к Бренту, чем к этим женщинами. Неудивительно, что он существенно истрепал себе нервы. Пытаясь добиться, чтобы все были счастливы, он пришел к тому, что счастлив не был никто. Налаживать отношения Дженни и Бетти было не его делом. Он должен был открыто поддержать жену, а затем уже наедине поощрить ее решить проблему с Бетти.

Встаньте на весы. Брент был готов исследовать свою часть проблемы и что-нибудь сделать с этим. Он начал с первого жесткого вопроса: «Что на самом деле стоит за моими поступками? Почему я позволяю себе быть между двух огней?» Теперь он осознал, что испытывал давление, пытаясь оказать уважение матери и в то же время стараясь угодить жене и поддержать ее. В данном случае эти два желания были несовместимы. Он боялся оказаться неблагодарным по отношению к матери, поддерживая жену, и боялся потерять любовь жены, встав на сторону матери.

Больше всего Брент хотел, чтобы все они — включая его самого — вели себя по-взрослому. Было отчетливо видно, что Бетти и Дженна ведут себя ребячески, но теперь, когда Брент пристально взглянул на себя самого, он заметил, что и сам вел себя незрело.

Он до сих пор не вышел из роли ребенка Бетти — и удивлялся, почему Дженна порой тоже вела себя с ним как с маленьким мальчиком. Теперь он знал, что для того, чтобы брак стал счастливым, ему нужно было поставить отношения с Дженной в приоритет по отношению к матери.

СТАНЬТЕ БЛИЖЕ

Раскройте свои карты. Первый шаг Брент сделал по направлению к своей жене. Он извинился перед ней за то, что предпочел ей ложное чувство собственной безопасности. Он ненавидел, когда кто-нибудь был на него сердит, и, по иронии судьбы, этот страх и привел к нынешней драме. Он подошел к Дженне и сказал: «Я не трудился над тем, чтобы вырасти, и прошу за это прощения. Моя семья сейчас — это вы с Кристофером, и я больше не хочу подвергать ее опасности. Я позволил разрастись конфликту из-за боязни стать плохим для матери. Я хотел бы знать, что ты думаешь обо всем этом».

Поддержите супруга. На этот раз, когда Дженна решила поведать мужу, что она думает о Бетти, он приветствовал ее сделать это. Дженна сказала, что, когда Бетти, по сути, отдаляла ее от Кристофера, а Брент ничего не предпринимал, она чувствовала себя так, будто он «предпочитал ей свою мать». Брент услышал боль жены и поощрял ее сказать больше. Он усиленно работал над тем, чтобы оставаться спокойным и быть способным на чувство юмора по поводу этой ситуации. В конце концов, раздражающие действия Бетти не отразились на нем. Он и Дженна даже пару раз посмеялись над склонностью Бетти в буквальном смысле выталкивать Дженни, когда та приходила навестить Кристофера, и решили из солидарности использовать кодовое слово «локти» всякий раз, когда видели, что она это делает. После беседы они уже были способны не расстраиваться, а посмеяться над ситуацией.

ПОВТОРИТЕ

У Бента все еще было много работы. Одно дело — сказать Дженни, что ее он ценит больше, и совсем другое — показать это на практике. Итак, он сел рядом с матерью и прямо сказал ей:

«Мама, я ценю твою помощь и мудрость, особенно когда это касается Кристофера. Понятно, что ты делала это прежде, и, я думаю, делала превосходно. Но я также понимаю, что единственный способ нам с Дженни сделаться такими же мудрыми и опытными родителями, как ты, — это позволить нам быть самостоятельными. Я думаю, что так ты сможешь лучше всего помочь нам».

Он не обращал ее внимания на все критические комментарии или грубые замечания, но сделал первый шаг к тому, чтобы увидеть себя взрослым в отношениях с матерью. И этот шаг положил начало другим беседам между ними в последующие годы.

В завершение скажу следующее: Брент и Дженна недавно сообщили мне, что вскоре после применения этой формулы они оба начали расслабляться вокруг «локтей». Интересно, что и мама в ответ на их расслабленное отношение немного успокоилась. По сей день Дженна и Брент посмеиваются над тем временем, и никто их них не чувствует себя обиженным и не испытывает потребности защищаться.

6. Здесь настоящий беспорядок! [Конфликт ведения домашнего хозяйства]

Работа по дому, если вы делаете ее неправильно, может убить вас.

Джон Скоу

Это физически невозможно — дарить французский поцелуй мужчине, который оставляет новый рулон туалетной бумаги сверху пустого картонного цилиндра. Он что, его не видит? ОН ЕГО НЕ ВИДИТ?

Рита Уилсон в роли Рэйчел в фильме «История о нас»

Люди, давайте смотреть правде в глаза: работа по дому дурно пахнет. Я бы сказал, воняет! Поскольку я — парень, да еще и младший ребенок в семье, мое пренебрежительное отношение к поддержанию порядка в доме вполне объяснимо. Мне полагается ненавидеть работу по дому, если она не имеет отношения ко двору или гаражу. Но мне и это не по душе.

Полагаю, что независимо от вашего пола вам также не нравится выполнять работу по дому. Это утомляет, раздражает, продолжается бесконечно — и кажется таким ничтожным в свете существенных жизненных проблем. Однако мелкие задачи по ведению домашнего хозяйства могут стать предметом большого раздора между супругами.

Из всех конфликтов, о которых мы ведем речь, конфликт ведения домашнего хозяйства может показаться наименее существенным. В конце концов, как может банальная уборка или посещение продуктового магазина сравниться с запутанными отношениями внутри расширенной семьи или с удовольствием от секса НеБезКрика? Не может. И поэтому требует вашего внимания.

Смотрите, часто небольшие проблемы, накапливающиеся со временем, могут причинить большой вред. Дейл Карнеги в своей ставшей классической книге «Как перестать волноваться и начать жить» рассказывает историю о четырехсотлетнем дереве. Это дерево четырнадцать раз поражала молния, но оно смогло выжить. Казалось, ничто не могло сокрушить стойкого гиганта. И поэтому горожане были шокированы и крайне огорчены, когда дерево вроде бы ни с того ни с сего вдруг стало чахнуть и погибло. Что же его сокрушило? Жуки. Армия крошечных жучков, каждый из которых был настолько мал, что его можно было бы раздавить двумя пальцами, долгие годы точила дерево изнутри — и однажды убила некогда сильного красавца.

Я считаю, нет другой области брака, более склонной к тому же виду разрушения, чем ведение домашнего хозяйства. Мелкие обиды, ощущение дисгармонии, двойные гендерные стандарты — все это может довести ваш брак до таких же «серьезных кризисов», как жестокое обращение или измены.

И нынче это более верно, чем когда-либо. Несмотря на семимильные шаги к равенству мужчин и женщин, все еще остается фактом, что замужние женщины выполняют гораздо больше домашних дел, чем их мужья. И это верно независимо от того, работает ли женщина вне дома. Это верно даже для тех женщин, которые работают дольше своих мужчин — и даже зарабатывают больше. Поэтому среди этих женщин растет волна негодования.

Таким образом, этот конфликт имеет достаточный потенциал, чтобы источить ваш брак изнутри. И я предполагаю, что этот процесс уже идет.

Попытки найти решение

Во-первых, предупреждение. Я не собираюсь говорить с вами о равном разделении обязанностей по дому или о графике выполнения домашней работы. Существует множество книг, которые могут помочь стать более умелыми и эффективными в готовке или уборке, если это то, что вы действительно ищете. Я же здесь для того, чтобы показать вам, каким образом конфликт ведения домашнего хозяйства может реально помочь вам увидеть себя и своего супруга в совершенно другом свете. И этот новый свет делает готовку, уборку и прочие домашние дела не столько рутинной обязанностью, сколько проявлением любви.

Кроме того, все эти соглашения, которые мы заключаем, впервые вступая в брак, все договоренности о том, что кто делает и когда… они просто не работают. И вы это знаете.

В пылу конфликта ведения домашнего хозяйства пара должна принимать решения. Эти решения важны — и могут влиять на обоих супругов и окружающих самым драматичным образом. К примеру, о доме нужно заботиться внутри и снаружи. Определенные задачи должны решаться для того, чтобы семейная жизнь текла гладко. Счета должны быть оплачены. Ванная — продезинфицирована. Семейный календарь планов обязан обновляться и иметь вменяемый вид.

И на фоне всех этих важных решений возникает трение между желаниями, склонностями, стандартами, прошлым опытом и ожиданиями двух отдельных личностей.

Одному партнеру по душе безупречно чистая кухня, а другому — когда в порядке чековая книжка. Один более способен к планированию, другой — к выполнению. Один вырос в доме, где не было ни пылинки, а другой — в усыпанном шерстью прибежище для животных. Ничто, кроме брака, не способно столкнуть вместе два прошлых опыта. Неудивительно, что это столкновение рождает искры![6] Там, где есть трение, всегда присутствует огонь.

Существует три главных метода, с помощью которых можно потушить это пламя.

1. Лучшее планирование

Одним из способов является молчаливое взаимное деловое соглашение. Один из партнеров берет на себя больше ответственности за одну конкретную область отношений, другой — за другую. И все оказывается справедливо уравновешенным.

Порой мы верим, что это рациональное, выполнимое решение. Иногда распределяем обязанности согласно нашим склонностям. «Ты берешь на себя финансы, потому что лучше управляешься с цифрами. Я возьму на себя стирку, поскольку знаю, как разделить вещи на темные и светлые». Или мы равномерно распределяем обязанности согласно графику. «Я готовлю по будним дням, а ты берешь на себя выходные. В те дни, когда тебе позже вставать на работу, я приготовлю завтрак для детей. А ты возьмешь на себя ужин и время отхода ко сну на следующий день».

Это все небольшие приемы, которыми мы пытаемся погасить пламя конфликта и выработать некоторые эффективные решения. И мы думаем, что нет причины, по которой бы это не работало. Однако, к сожалению, эти решения редко работают и не очень долго. И вы наверняка знаете это из личного опыта. Возможно, вы говорили себе: «Дела бы шли гладко, если бы она позволила мне самому разбираться в счетах». Или что-нибудь вроде этого: «Я так устала заботиться обо всем сама, тогда как он, кажется, всегда находит оправдание, чтобы увильнуть и не делать того, что должен».

Таким образом, несмотря на кажущуюся логику данных соглашений, они постоянно терпят неудачу. И вот почему:

А. Вы — не организация в офисе, а семья в доме. Вы не можете действовать, основываясь на тщательно подобранных навыках, согласно четко определенным организационным структурам. В компании всегда можно уволить и заменить любого сотрудника. В семье вы должны жить вместе как люди, связанные сильными эмоциями, обязательствами, которые требуется выполнять, и даже схожей биологией. Конечно, возможно удаление кого-то из семьи, это мало напоминает увольнение, больше — хирургическую операцию. Мы ведь не просто машины и механизмы, работающие вместе и стремящиеся к увеличению эффективности и продуктивности. Мы мужчины и женщины, которые живут вместе для того, чтобы согревать сердца и создать теплый дом, в котором нет места механическим рабочим отношениям.

В. Не существует таких понятий, как идеальное равенство или совершенное взаимовыгодное сотрудничество. Четкие рабочие договоренности работают лишь тогда, когда они воспринимаются как равные и взаимные. Это означает вот что: (1) обязанности и обязательства должны быть превосходно разделены, чтобы соответствовать ожиданиям обоих партнеров и (2) договоренность так же сильна, как и воспринимаемое взаимовыгодное сотрудничество. Если один человек чувствует, что им пренебрегают, за свое дело принимаются жуки негодования. «Это партнерство! Я делаю больше! Почему я, кажется, единственный человек, кому есть дело до этого бардака?» Некоторое время вы можете отражать нападки этих жучков, находя оправдывающие обстоятельства и соглашаясь на небольшие компромиссы. Но недолго.

С. Эти меры препятствуют взаимному вкладу в дело семьи и, в конечном счете, личностному росту. Когда роли и задачи определены изначально, они совместимы со склонностями, привычками и предпочтениями каждого из супругов. А что происходит, когда один партнер желает больше вникать в ту область, которая отличается от первоначально отведенной ему роли? Скажем, муж хочет больше знать и больше участвовать в составлении семейных планов. Поскольку он начинает задавать все больше вопросов своей суперорганизованной жене, она вынуждена обороняться: «Слушай, я же не спрашиваю тебя, как ты делаешь работу во дворе. Ты что, мне не доверяешь?» Или, скажем, неопытной в отношении финансов жене случается взять выписку по кредитной карте и обнаружить высокий баланс. Следует ли ей не обращать внимания на данный момент, потому что считается, что это не входит в ее компетенцию? Что, если она действительно хочет расти и играть более значительную роль в обеспечении собственного финансового будущего?

D. Такие меры не получается подстроить под изменяющиеся обстоятельства. Не кажутся ли вам знакомыми эти жизненные сценарии? Мужчина теряет работу и в течение полугода не может найти новую. Его жена по-прежнему работает полный день, но их оговоренные роли и задачи, кажется, не меняются. Конечно, он больше находится дома, но это лишь создает больше работы для нее, так как он теперь вносит еще больше беспорядка! Или, скажем, женщина решает стать домохозяйкой после рождения ребенка. Мужчина соглашается нести финансовое бремя семьи в течение нескольких лет. Однако, поскольку его часы и ее дни становятся длиннее, а ночи обоих укорачиваются из-за криков ребенка, у супругов появляются невысказанные ожидания насчет того, кому из них теперь полагается убирать, готовить и работать во дворе. Конечно, семья и друзья советуют им немного снизить планку требований в эти непростые времена, но всю эту работу, в конечном счете, необходимо выполнять, верно?

2. Тенденция безответственности / сверхответственности

Второй способ, с помощью которого супруги пытаются погасить пламя конфликта ведения домашнего хозяйства, невольно приводит к распространенной, но опасной тенденции. Один партнер начинает брать на себя слишком большую ответственность за поддержание порядка в доме, а другой «сотрудничает», выполняя мало работы. И чем больше делает сверхответственный партнер, тем меньше остается другому.

Если использовать терапевтические термины, это называется тенденцией сверхответственности/безответственности, и это явление удивительно распространено в браке. Это один из пяти способов, которым пары «кричат» друг на друга[7]. Обычно супругов переполняет горькая обида — и следуют сменяющие друг друга периоды взрывных ссор и холодной отстраненности. Иногда пары просто приспосабливаются к такому положению вещей: «Давай оставим все как есть, тогда нам не придется продолжать договариваться и спорить о том, кто что делает и кому что нравится». Это иллюстрирует высказывание женщины, посетившей один из семинаров, посвященных браку БезКрика:

«Хэл, я замужем двадцать четыре года и держу своего мужа как можно дальше от выполнения любой домашней работы.

Он испортил невероятное количество белья, смешивая цветные вещи при стирке, и разбил слишком много посуды, „помогая убрать“ после обеда. Он не имеет понятия, как включается пылесос, и потому его идея помочь с уборкой — это что-то страшное. Его участие в готовке ограничивается тем, что он может сделать тосты из булочек или открыть банку супа… Ну что я могу сказать? Я думаю, нынешнее положение вещей наиболее нам подходит и работает лучше».

И она совершенно не была рада, когда я рассказал ей о том, что, будучи ребенком, я намеренно разбил несколько тарелок и сжег несколько готовящихся блюд, чтобы продемонстрировать свою некомпетентность в выполнении домашних дел. Но мама не купилась на это, как моя клиентка, которая вела себя с мужем определенно по-матерински. И именно поэтому я спросил ее, действительно ли это решение таким образом избегать конфликта «работает лучше», как она выразилась. Оказалось, что в ее браке не было столь желаемой ею близости. Она царственно позволяла мужу придерживаться этого соглашения — и царственно позволяла себе все эти годы считать, «что это работает лучше». Еще больше ситуацию усугубляло то, что она начала осознавать, что отсутствовало в их отношениях все эти годы: связь.

Вот почему чрезмерный/недостаточный подход на самом деле не работает. Нашим поведением всегда движет тревога перед столкновением с потенциальной конфликтной ситуацией. И мы не выбираем это рационально — мы реактивно «кричим». И как мы узнали из этой книги, всякий раз, когда мы кричим, то приходим к таким исходам, которых надеялись избежать.

Как говорилось ранее, чем больше «ответственный» потакает бездельнику, тем менее вероятно, что «бездельник» когда-либо будет играть активную роль в семье. Таким образом, цикл замыкается. Но затем все становится еще хуже. Сверхответственный не только берет на себя решение ближайших задач, балансируя между чековой книжкой, стиркой и мытьем посуды; он принимает на себя ответственность за деятельность безответственного. Это приводит к постоянным воскресным сражениям перед посещением церкви, когда ворчащая жена пытается разбудить ленивого мужа, чтобы он хотя бы «помог» ей собрать детей…

3. Гендерные войны

Третий способ, используемый парами в попытке решить конфликт ведения домашнего хозяйства, — это простое невыполнение традиционных стереотипных ролей. Наверное, конфликт ведения домашнего хозяйства чаще остальных становится основой для войны полов. Таким образом, полагаю, это приглашение исследовать данные стереотипы.

Мужья в нашей культуре обычно изображаются как неловкие толстячки, которые пассивно шатаются по дому, подобно детям-переросткам. Такое представление настолько распространено, что вы, наверное, подумали прямо сейчас: «Как это — представление? Это довольно точное описание!» И несмотря на множество ответственных мужчин, бросающих вызов этому клейму, данный стереотип преобладает. Согласно этим представлениям, мужчины не убирают в доме. Они не убирают за собой. И очень часто даже сами не моются!

С другой стороны, представление о женщинах тоже складывается в стереотип, заслуживающий развенчания. Жены слишком часто изображаются как холодные, ворчливые страдалицы, несущие тяжкий груз домашних дел. Они ответственны за ведение всего домашнего хозяйства, всегда убирают за собой и за своими детьми. И, полные негодования, убирают за мужьями.

Эти стереотипы сильны, распространены и убедительны. Взгляните на этот отрывок, взятый с сайта, посвященного отношениям и рекламирующего «средство от бытовых ссор» между супругами. Как вы увидите, это отражает упомянутую тенденцию. Вот этот отрывок:

«Леди, это отличное решение — заставить вашего мужчину помогать по дому. Это просто. Ваш мужчина выбирает карточку и затем делает то, что на ней написано (очень легко и так весело!). Это может быть выполнение домашней обязанности или шанс сыграть в гольф, выйти из дома и НЕ ПЛАТИТЬ за это — или провести вечер с приятелями. Вот наиболее актуальные карты из этой колоды:

„На этой неделе ты постарался, так что планируй свидание на вечер. Не забудь пригласить приходящую няню!“

„Дорогой, когда ты принесешь сегодня в свою берлогу что-нибудь выпить… Не забудь отнести посуду обратно на кухню, когда закончишь… и используй подставку для стакана!“

„Вымой ванную… СЕЙЧАС ЖЕ!“»

Мне кажется это невероятно забавным. На заметку, леди, я не знаю такого мужчину, который в здравом уме приветствовал бы подобную тактику. (Если вы хотите, чтобы он действительно оставался мужчиной.) Но прежде чем категорично отвергнуть ее, давайте поразмышляем немного — и увидим, какие ошибочные утверждения вас просят принять. Вот то, во что объявление призывает верить:

1. Только женщины заботятся о домашних делах.

2. Мужчины не принимают участия в выполнении домашних обязанностей, они «помогают» женщинам поддерживать в порядке ее дом.

3. Женщины идут на уловки, заставляя мужчин выполнять домашние дела. Им помогает искусное ведение игры и манипуляции.

4. Мужчины должны получать разрешение, чтобы развлечься, и им в любом случае нужно говорить, что делать.

5. Женщины (в буквальном смысле) держат все карты в доме в своих руках.

Надеюсь, это не походит на ваш брак. Однако, хотя я ненавижу признаваться в этом, гендерные стереотипы существуют не просто так, имеют под собой основу. Обычно они содержат элементы истины, иначе бы не являлись стереотипами. И я могу гарантировать одну вещь: если вы позволяете себе рассматривать супруга через призму подобного стереотипа, вы обеспечиваете себе воплощение пророчества. Однако вы можете Успокоиться в достаточной степени, чтобы противостоять этим стереотипам, и Вырасти, чтобы увидеть стоящую за ними истинную тенденцию. И я искренне верю, что вы действительно Станете Ближе друг другу, пройдя через этот кавардак.

Давайте вместе послушаем одну беседу, свидетелем которой я стал буквально на этой неделе.

Никто не бывает всегда одним и тем же

На днях я сидел в моем любимом кафе возле мужчины и женщины, которые, как я понял, были женаты. Разодетая женщина опустила портфель и вытащила из него стопку аккуратно сложенных бумаг. Тем временем человек в толстовке и кроссовках опустился на стул напротив нее.

После заказа кофе они принялись болтать. Оказывается, эта пара находилась в процессе совместного строительства дома. Они ждали, что генеральный подрядчик присоединится к ним в кафе.

Когда прибыл подрядчик, жена выложила планы дома и прошлась по своему списку проблем. У подрядчика, в свою очередь, имелись собственные вопросы, на которые жена отвечала по возможности исчерпывающе. Я не слишком обращал внимание на то, о чем они говорили, но некоторое время спустя не смог не заметить интересный факт. Муж до сих пор даже не открыл рот. Он по-прежнему сидел ссутулившись, с тем же бессмысленным выражением на лице. Ни разу в течение этой встречи мужчина не высказал своего мнения. Он вообще не говорил! Принимались значимые решения относительно его дома, а он был абсолютно инертен.

Вот где сверхответственность/безответственность перемешивается с гендерными стереотипами. Согласно этой схеме, муж здесь — безответственная сторона. В нашем случае в кафе «отрешенный» муж не принимает большого участия в планировании строящегося дома, поскольку его «альфажена» держит все под контролем. Возможно, он испытывает немало невысказанных обид по этому поводу, но об этом никто не знает.

Однако жене, вероятно, кажется, что, если она не взвалит это бремя на свои плечи, ничего не будет сделано! Возможно, она испытывает негодование относительно необходимости все время принимать решения самостоятельно, потому что, согласно их сценарию, он просто пожимает плечами и говорит: «Как тебе нравится».

Такая ситуация бывает в семьях, где супруги верят, что именно так должны строиться отношения между мужчиной и женщиной.

Это как раз та область, в которой применяется формула БезКрика — и вот почему.

Когда мы Успокаиваемся, то видим стереотипы, кажущиеся реальными, но на самом деле таковыми не являющиеся.

Они — лишь эмоциональная реакция на конфликт ведения домашнего хозяйства. И в этом качестве они обречены на обратный эффект, приводя к результатам, которых мы надеялись избежать.

К примеру, вы когда-нибудь задавались вопросом, почему ваш «ленивый муж» недостаточно работает по дому? Ладно, вы просто скажете: он не может, он слишком ленив. Но он ведь ваш муж; когда вы выходили за него — чего ожидали? Или вопрос для мужчин: вы когда-нибудь задумывались, почему ваша «ворчливая жена» всегда жалуется и пытается заставить вас чаще убираться? Вероятно, вы скажете: она ворчливая жена и делает то, что ей положено.

Смотрите, бездумно принимаемые, эти гендерные стереотипы вырастают в истории наших жизней, сценарии которых уже написаны. В них ничего не меняется, потому что они основаны на истории, биологии, на нашем семейном наследии и собственном брачном опыте.

Без противостояния стереотипам — мы увековечиваем их. И они становятся шаблоном для наших браков. Но, поскольку мы Успокаиваемся и выдерживаем паузу, достаточную, чтобы отправиться на балкон, то можем заметить одну вещь. Делая первый шаг для противостояния стереотипам, вы осознаете: никто не бывает всегда одним и тем же. Позвольте сказать это еще раз. Никто не бывает… всегда… одним и тем же. Никто не может всегда быть ленивым или всегда трудолюбивым. Никто не опаздывает всегда, никто всегда не пунктуален.

Действительно ли ваш муж всегда разбивает тарелки или у него сгорает еда? Правда? Всегда? На самом ли деле ваша жена никогда не ценит ту работу, которую вы делаете по дому?

Правда? Никогда? Да, есть тенденции, которые указывают на утверждения о мужчинах и женщинах вообще. Да, существует множество примеров, которые вы можете привести в доказательство своей точки зрения о вашем супруге. Но всякий раз, когда мы используем обобщения (всегда, никогда, полностью, вообще), это признак того, что мы предпочитаем жаловаться на ложь, а не изменяться в соответствии с правдой.

Но если вы готовы вырасти посредством этого конфликта, значит, можно делать следующий шаг к тому, чтобы противостоять гендерным стереотипам. Итак, без определения понятия домашней собственности невозможно разделение домашних обязанностей.

Чей все-таки дом?

Давайте вернемся к паре, что сидела рядом со мной в кафе. Понятно, что я их не знаю. Но если принять во внимание то, что я увидел на тот момент, и учитывая мой уровень самомнения[8], я полагаю, что могу в точности прочесть их ситуацию. И она показательна для всех.

Настоящая причина того, что этот мужчина не вовлечен в строительство дома, состоит в том же, почему он вряд ли будет участвовать в ведении домашнего хозяйства. И по той же причине женщина, настолько доминирующая при строительстве дома, будет чувствовать себя ответственной за его содержание.

Что это за причина? Что за магический ключ, способный открыть тайну конфликта ведения домашнего хозяйства?

Это ее дом.

Нет, я не говорю о юридической стороне вопроса; это касается лишь эмоций и отношений. Это ее дом, и они косвенно договорились об этом, даже если бы оба это отрицали. Как и многих из нас, их учили, что большинство аспектов отношений в паре принадлежит женщинам.

Подумайте об этом. Что говорил этот или любой другой парень о дне своей свадьбы?

«Это ее день».

Джерри Сейнфелд отлично пошутил насчет этого, объяснив, почему женихи и друзья жениха настолько одинаково одеты. Если один из них по какой-то причине «выйдет из строя», другой просто займет его место. «В конце концов, жених просто мебель в этой феерии».

Так что наш парень из кафе, подобно многим мужьям, начал свой союз с женой, во всем ограничивая свое участие. Это произошло ровно в тот момент, когда им обоим сказали, что позволять жене иметь то, что она хочет, — единственный способ достижения мира и согласия. Не потому, что она альфажена, а просто потому, что она женщина. Она должна свить гнездо… или она нуждается чувствовать себя в безопасности среди того, что ее окружает, или что угодно. И если муж хочет иметь свой небольшой кусочек мира и гармонии, ему нужно лишь отвечать своей жене «да, дорогая» — на всем протяжении строительства дома и семьи. В конце концов, «если мамочка не счастлива, то никто не счастлив».

Таким образом, это ее кухня, которую нужно обустроить так, как подходит ей. И это ее гостиная, которую нужно организовать так, как нужно ей. И, понятно, это ее спальня, интерьер которой должна выбрать она, включая все пятьдесят шесть декоративных подушек сверху кровати (ибо ей придется спать с этим неряхой, и она, по крайней мере, должна чувствовать себя максимально удобно).

Все это признается за ее работу, поэтому она должна быть уверена, что все делается как надо. Вот почему каждый раз, когда жена позволяет вылиться своему негодованию, она заканчивает тем, что просит мужа помочь ей по дому. «Ты думаешь помогать мне сегодня на кухне?» Или: «Можешь ты наконец помочь мне, убрав свои носки и обувь?» Или, наконец: «Я не прошу многого, просто слегка помогать мне время от времени».

Строя так фразы, жена признает, что ведение домашнего хозяйства — это ее работа, и все, что делает муж, — просто помощь ей. Когда он делает что-либо по дому, это благородный жест с его стороны; когда она это делает, то просто выполняет свои обязанности.

А как насчет работы вне дома? Что насчет гаража? Разве это не считается традиционными владениями мужа? Ну, до некоторой степени. Но нам следует рассмотреть две тенденции, которые подрывают этот традиционный баланс разделения труда. (1) С урбанизацией населения происходит значительное уменьшение территории дворов и садов, тем самым уменьшается размер тех областей, которые традиционно находились в ведении мужчин и управлялись ими. (2) С увеличением времени работы и рабочих поездок мужья трудятся во дворе меньше, чем прежде. Эти тенденции привели к росту ощущения неравенства между полами и, следовательно, к возрастанию негодования женщин по всей стране.

Я не говорю, что всем действительно нравится подобное положение вещей. Как раз наоборот: большинство жен и мужей по горло сыты данной ситуацией. Но проблема в том, что они продолжают смотреть на другого человека как на проблему:

«Я не могу заставить его сделать что-нибудь».

«Она не ценит того, что я делаю для семьи».

«Он просто не заботится о доме столько, сколько я, и меня действительно утомляет, что только мне есть дело до всего этого».

«Она хочет, чтобы я ей помогал; но всякий раз, когда я участвую, она ругается, что я делаю не так, как она».

Когда вы решаете Успокоиться и Вырасти, то перестаете сосредотачиваться на супруге — и видите настоящего виновника ситуации. Настоящий виновник — это не гендерные различия и не чьи-то недостатки характера.

Я считаю, что истинный виновник, стоящий за любым неравным разделением домашних обязанностей, — это неравное разделение домашних владений.

Проще говоря, мы никуда не продвинемся, чтобы поровну разделить заботу о доме и уборку в нем, пока не бросим вызов стереотипным предположениям о том, чьим на самом деле является дом. Как только мы допускаем, что это — место жены, управление им всегда будет восприниматься как женская ответственность.

И поэтому мужчина всегда будет плестись в хвосте в вопросах, касающихся уборки дома и хозяйственных дел. Почему? Потому что такова особенность человеческой натуры: мы совсем не так заботимся о тех вещах, которые одалживаем или получаем в подарок, как о тех, коими владеем. Вспомните, как вы заботились о родительском автомобиле, на котором мама и папа позволяли вам ездить в старших классах? Каким грязным он был по сравнению с тем первым авто, которое купили на собственные деньги! Или подумайте вот о чем: вы бы предпочли иметь дом на улице, где жители владеют собственными домами, или там, где квартиры сдаются?

Так вот. Той женщине в кафе стоит пригласить своего мужа участвовать в процессе развития их семейной жизни, включая выбор интерьера дома. А ее мужу следует отчетливее заявлять о себе — и играть более активную роль в декорировании дома и ведении домашнего хозяйства. Но это не все, о чем я хотел бы сказать.

Что же мне делать?

Если вы все еще остаетесь со мной, читая эту главу, возможно, вы готовы к четким указаниям. Возможно, вы думаете: «Да, Хэл, это как раз то, что я ищу.

Ты рассказал мне способы и причины борьбы, касающиеся этого конфликта, но что мне делать теперь? Еду по-прежнему нужно готовить! И косить траву во дворе! Необходимо приостановить доставку почты на время нашего отпуска! Интерьер гостиной нуждается в обновлении! Носки не станут чистыми сами по себе! И поскольку лишь я замечаю все эти вещи, стало быть, только мне и придется о них заботиться!»

Спасибо за ваше долгое терпение и за высказывание озабоченности. Я вас слышу. И вы правы. Придется делать всю эту противную работу по дому, если вы действительно хотите получать удовольствие от того, что вас окружает. Таким образом, напрашивается вопрос: если все эти милые договоренности между супругами не работают и паттерны сверхответственности/безответственности также не работают, так же, как и гендерные стереотипы, — что же тогда эффективно? Что способно устранить вредные заблуждения, полностью изменить негативные образцы поведения и запустить новый паттерн разделяемой ответственности за ведение домашнего хозяйства?

Успокойтесь, Достигните Зрелости и Близости.

Как мужчины, так и женщины могут прекратить танцевать вокруг этого конфликта, просто следуя формуле на пике ссоры. Это действенный способ сломать гендерные и стереотипные циклы, наносящие ущерб вашему браку. Единственный способ обрести новое видение, распознать заблуждения и негативные модели поведения — а затем противостоять участию в паттернах, которые вас не устраивают.

Точные указания женам

Жены, вам совершенно необходимо прекратить вести себя как домохозяйки-мученицы, пассивно-агрессивно просящие мужа о помощи. Это ставит его в безвыходное положение. Если он говорит: «Нет, я не хочу» — по какой-либо причине, тогда он явное ничтожество. В конце концов, вы ведь не просите многого, и он просто неблагодарная свинья, верно? Однако если он для разнообразия отвечает «да» на вашу просьбу о помощи и идет готовить ужин, то все равно находится в безвыходной ситуации.

Почему? Да потому что вы обижены на то, что вам пришлось его просить! Вы бы хотели, чтобы он добровольно взялся за готовку, потому что заметил, что ужин не появляется из воздуха. Если он делает это просто потому, что вы его попросили, это лишь усугубляет проблему, которая заставляет вас испытывать негодование.

Итак, леди, если вы хотите, чтобы муж заботился о содержании дома в порядке наравне с вами, вы должны начать открыто говорить с ним о ваших ожиданиях. Это не требование босса подчиненному и не список заданий ребенку от мамы. Это выражение того, что вы хотите и чего ожидаете. И это возможно лишь после того, как вы осторожно пройдете через процесс Успокоения и Достижения Зрелости. Вы выдерживаете паузу. Достигаете достаточной зрелости, чтобы признать свое невольное участие в поддержании этих заблуждений. Теперь пора Стать Ближе, раскрыв свои карты и сообщив мужу, что бы вы хотели делать по хозяйству сами, а что предлагаете ему, а также рассказав, как его действия или бездействие затрагивают вас лично.

Каким образом можно это сделать? Позвольте рассказать вам короткую историю. В какой-то момент нашей семейной жизни Дженни начала регулярно говорить мне, что я не застилаю утром постель. У этой моей дурной привычки была своя причина, но тогда я о ней не знал. Просто, как я думал и говорил Дженни, я «забывал» это делать. Понятно, это не вполне устраивало жену, и она постоянно ворчала по этому поводу. До того дня, когда она предприняла нечто совершенно отличное от того, что делала раньше. В то утро, после того как мы пили кофе внизу, Дженни вернулась наверх в спальню и увидела, что я снова «забыл» застелить постель. Я узнал об этом, когда она опять спустилась вниз. Жена подошла ко мне и объявила ровным тоном:

«Милый, знаешь, мне нужно кое-что тебе сказать. Когда ты забываешь застелить утром постель, особенно когда встаешь последним, мне бывает намного труднее ложиться в нее с тобой вечером».

Мне вдруг стало намного интереснее разобраться в своих личных причинах, по которым я не застилал постель. Дженни не просила меня застелить постель… или что-то еще. Она просто и спокойно рассказала о своих чувствах и предпочтениях. Затем она ушла. Дженни не ждала моего ответа, потому что мой ответ не был тем, в чем она была заинтересована. Дженни хотела представить себя в истинном свете, желала, чтобы муж узнал кое-что о своей жене.

Точные указания мужьям

Теперь вот что я скажу вам, мужья: если вы хотите, чтобы ваша жена прекратила ворчать и не замучила вас этим до смерти, если вы хотите, чтобы она действительно ценила то, что вы делаете для дома, чтобы она меньше чувствовала себя домохозяйкой и больше — женой, вам нужно сделать одну вещь. Вы должны перестать вести себя как гость в доме своей жены. Вам нужно прекратить осчастливливать ее, соглашаясь с каждым ее выбором. Вы не должны идти на компромисс, позволяя ей класть на кровать ее пятьдесят шесть подушек, постоянно обиженно надеясь, что однажды вы наконец доберетесь до этой «пещеры», с которой она не желает расстаться.

Вам также не стоит предлагать «выручить» ее с готовкой, ожидая взрыва аплодисментов за ваш благородный поступок. Что вам нужно сделать, это Успокоиться — так чтобы начать видеть себя подцепленным на крючок заблуждений, основанных на различиях полов. Ведь именно они велят вам замалчивать свои предпочтения по поводу обустройства собственного дома. Вам нужно вырасти в достаточной степени, чтобы принять тот факт, что собственным участием в этой лжи вы взрастили растущее недовольство по отношению к своей жене и к себе, даже не подозревая об этом. Вы не обращались к этой обиде открыто, поэтому выражали свои эмоции, становясь ленивее, используя такие предлоги, как работа и деньги, в качестве оправдания и официального права на лень, а затем оставляли без благодарности жену за все то, что она постоянно делала.

Как вы могли бы теперь проявить зрелое отношение к собственному дому? Давайте вернемся к истории с убиранием кровати. После Подлинной Самопрезентации Дженни я был поражен вновь обретенным уважением к ней. Поначалу это было завистливое уважение. И я также был поражен вновь возникшим желанием застилать постель. Мне ведь нравилось, когда Дженни хотелось отправиться со мной в кровать…

Однако старые стереотипные паттерны трудно изменить в одночасье. На следующее утро я удостоверился, что застелил кровать. Я даже положил на нее все пятьдесят шесть декоративных подушек — таким способом, каким им полагалось. Я был так доволен собой! Но, очевидно, недостаточно, поскольку мне было нужно, чтобы Дженни это заметила. Я спустился по лестнице и пригласил ее в спальню. Когда мы пришли, я гордо продемонстрировал результат своих усилий. «Милая, посмотри, я застелил постель именно так, как тебе нравится».

Ее ответ не был таким, на который я надеялся.

«Ух ты, молодец, — сказала она. — Ну и что ты хочешь, медаль?»

Ай! Теперь ее ответ был грубым. Но все равно это было правильно. Нуждаясь в том, чтобы Дженни оценила мои усилия, я лишь укреплял тенденцию сверхответственный/безответственный, которую она пыталась изменить. Она представила мне себя как взрослую жену. Я же реагировал, как нуждающийся ребенок.

Однако после того как я себя успокоил, начал осознавать кое-что.

С высоты балкона я стал способен увидеть, что фактически я застилал ее кровать, не нашу. Я не хотел видеть на ней пятьдесят шесть подушек и, конечно же, не хотел класть их назад каждое утро. Затем я достиг достаточной зрелости, чтобы понять, что мое скрытое негодование по поводу этой ситуации было настоящей причиной, по которой я «забывал» застилать кровать. Это было моим агрессивно-пассивным способом сказать ей, что я чувствую себя гостем в ее спальне. Итак, что же теперь? Настала моя очередь представить себя.

«Милая, мне нужно что-то тебе сказать. Сначала я хочу извиниться за то, что не застилал кровать все это время. Независимо от причины, это было незрелое поведение, я признаю это. Но также я понял кое-что еще. Была причина, по которой я не застилал нашу кровать. Это происходило потому, что я воспринимал ее не как нашу, а как твою постель. Я знаю, ты спрашивала моего мнения о простынях и об одеяле, и обо всем прочем, и я сказал, что мне все равно, лишь бы ты была довольна. Но все-таки есть один момент, который имеет для меня значение. Мне не нравится, когда на кровати лежат все эти подушки. Нужна куча времени, чтобы убрать их вечером, и еще дольше приходится класть их по утрам. И когда я застилаю постель, то всегда спрашиваю себя, кладу ли я их в правильном порядке. Я пытаюсь сказать, что я не хочу, чтобы все эти подушки лежали у нас на кровати. Было бы замечательно, если бы их осталось поменьше — такое количество подушек, которое бы устроило нас обоих».

Я был спокоен, но говорил прямо. Я был восприимчив, но не нуждался в том, чтобы Дженни ответила мне определенно. Конечно, я бы хотел, чтобы она ответила: «Спасибо!» — и была согласна вести переговоры. Но я был готов продолжать как с таким ответом, так и без него. Фактически я приготовился застилать кровать так, как мне нравилось, кладя сверху лишь несколько подушек. Если она захотела бы докладывать остальные, пусть так. Однако мы закончили наши переговоры соглашением, и теперь на кровати уместное количество подушек — пятьдесят пять (шучу).

И я чувствую себя вполне уверенно в отношении привычки заправлять нашу кровать. И Дженни теперь всегда хочет забираться со мной в постель[9].

Точные указания всем супругам

Теперь у меня есть сообщение — как для мужей, так и для жен. Не волнуйтесь, я буду краток. Чтобы стать более сильной личностью и достичь близости в браке, нужно сделать один маленький шаг: просто говорите «спасибо». Сделайте своим приоритетом отмечать, признавать и ценить то, что ваш супруг делает для дома. Благодарите за мытье посуды. За разбор корреспонденции. За собранные во дворе листья. За чистые потолочные вентиляторы. За работу над ученой степенью с целью увеличения семейного дохода. За улаживание дел с банком. За укрытие растений от холода. За вкусный ужин и чистый дом. И, конечно, не забывайте вставлять на место новый рулон туалетной бумаги, когда заканчивается прежний.

Перестаньте сосредотачиваться на супруге, заставляя его признавать вас и ваши усилия. Вместо этого обратите внимание на собственный рост, чтобы стать более благодарной личностью. Так же как и в других конфликтах, тыканье пальцами, ведение счета или ожидание изменения от партнера лишь заведет в тупик. Реальный ключ к успеху состоит в сосредоточении на вашем участии в проблеме, выяснении о себе того, что вы, возможно, хотели бы узнать. Затем следует набраться храбрости — и поделиться своими открытиями с вашим партнером.

Поступая таким образом, вы создаете пространство для обретения понимания, и это важно для вас. А также условия для того, чтобы услышать сообщаемое вам, что важно для вашего супруга. И вы узнаете (возможно, впервые), что кавардак, в котором вы живете, и есть то самое место, которое вы оба можете назвать домом.

Практикум

Исходные данные: Генри и Лаура женаты в течение десяти лет, имеют двух маленьких детей. Их работа и дети делают их очень занятыми людьми, но они по-прежнему уделяют друг другу время, регулярно выбираясь куда-то вместе по вечерам. В целом они относительно счастливы. Однако есть одна проблема, которая постоянно угрожает отношениям, над установлением которых они так усердно работают. И эта проблема… в кухне. Происходит типичный обмен.

Эпизод из жизни: Лаура проходит мимо кухонной раковины, полной грязной посуды, и тяжело вздыхает. Опять Генри обещал вымыть посуду после ужина, и снова мужа нигде нет. Она даже положила для него сухие полотенца и мыло. Где он был на этот раз? Наверное, думается ей, на пробежке или наверху, смотрит спортивную программу. «Почему так происходит, что только он расслабляется после тяжелого дня, а я начинаю свою вторую смену?» — громко вопрошает Лаура. Она садится за стол и пытается полистать журнал перед тем, как нужно будет купать детей, но просто не может расслабиться, глядя на эту груду сковородок и кастрюль. Каждый раз, когда они попадают в поле ее зрения, она не может не думать обо всех прошлых случаях, когда происходило в точности то же самое. Она просила Генри приняться за дело десятки раз, и его ответ всегда был одинаков: «Я обещаю, что все уберу. Мне просто нужно кое-что сделать сначала».

Кипя, Лаура хлопает журналом об стол, хватает губку и набрасывается на раковину. Примерно на полпути отмывания жирного блюда из-под лазаньи возвращается после пробежки Генри. И немедленно начинает защищать свое решение потренироваться перед тем, как вымыть посуду.

«Эй, малыш, перестань. Я собирался заняться этим после пробежки». Он делает шаг к раковине, но Лаура не двигается с места. Она продолжает драить кастрюлю, бросая в его сторону: «Забудь. Ты уже опоздал. Наверное, помочь мне немного — это невозможно!»

Еще несколько минут они проводят за этой горячей перепалкой, пока Генри не сдается и не выходит из кухни. Лаура в одиночестве возвращается к посуде. Не так она представляла себе провести этот тихий прекрасный вечер…

Теперь ваш черед поставить себя на место Лауры и попрактиковаться в применении формулы Подлинной Самопрезентации. Как бы она могла уладить все по-другому? Так, чтобы представить себя Генри в истинном свете, не приходя к тому, чего она надеялась избежать?

УСПОКОЙТЕСЬ

Выдержите паузу.

Каким образом Лаура могла бы создать пространство для спокойного рассмотрения ситуации и своего отношения к ней?

Отправляйтесь на балкон. Какие вопросы во время этой паузы могла бы задать себе Лаура? Что помогло бы ей увидеть ситуацию более объективно?

ДОСТИГНИТЕ ЗРЕЛОСТИ

Определите свой паттерн.

Что делает Лаура для поддержания паттерна?

Встаньте на весы. Почему, как вы думаете, мытье посуды так много значит для Лауры? Какое значение чистая/грязная раковина может иметь для нее, кроме поддержания дома в чистоте? Что, как вы думаете, Лаура больше всего хочет в этой ситуации?

СТАНЬТЕ БЛИЖЕ

Каким образом Лаура могла бы в этой ситуации спокойно, но уверенно представить себя Генри, рассказав о своих надеждах, обидах, страхах и т. д.?

Поддержите супруга. Как Лаура могла бы поступить, чтобы поощрить Генри представить ей себя?

ПОВТОРИТЕ

Как вы думаете, что могло бы действительно произойти здесь? Как мог бы ответить или отреагировать Генри? Что могла бы сделать Лаура, если бы он просто развел руками и сказал: «Неважно!»

Что, если бы он отреагировал позитивно? Что они бы сделали дальше? Теперь, когда у вас был шанс помочь Лауре, прочтите, как она в действительности остановила выполнение старого паттерна и запустила нечто принципиально новое.

УСПОКОЙТЕСЬ

Выдержите паузу. Порой Лаура не могла вымолвить ни слова, когда начинала расстраиваться, но ее тело, конечно, выражало эмоции. Тот глубокий вздох, который она подсознательно испускала, был попыткой ее тела избавиться от нарастающего стресса и разочарования. Всякий раз, когда Лаура ловила себя на этом, она понимала намек, останавливалась — и выполняла несколько глубоких вдохов.

Отправляйтесь на балкон. С высоты балкона Лаура изымала себя из непосредственного стрессового момента и наблюдала ситуацию с чуть большей ясностью. Она могла допустить, что у Генри на самом деле были добрые намерения, но он не понимал, насколько его бездействие ее волновало. Также Лаура была способна увидеть некоторые привитые нашей культурой заблуждения. Как вы могли заметить, Лаура предполагала, что Генри не заботился о чистоте дома. Она хотела, чтобы Генри «помогал» ей убирать «ее» дом, а затем сердилась, потому что он не чувствовал себя в нем хозяином. Наконец, она предположила, что намеки, которые она делала Генри, или выразительные жесты были необходимы для того, чтобы «заставить» его участвовать.

ДОСТИГНИТЕ ЗРЕЛОСТИ

Определите свой паттерн. С высоты балкона Лаура также смогла намного лучше разглядеть, что на самом деле происходило каждый раз, когда они с Генри ссорились. Вместо того чтобы обвинять себя или Генри, она теперь видела, что они просто исполняли свои роли в паттерне. Генри вел себя пассивно и был склонен увиливать всякий раз, когда наступала его очередь взяться за дело. Он продолжал убеждать Лауру поверить ему, как случалось не раз, когда он не сдерживал своего слова. В ответ на это Лаура готовилась к тому, чтобы делать одно и то же каждый раз. Она готовилась к худшему и не могла ждать больше пяти минут после ужина, чтобы не начать греметь кастрюлями и сковородками, демонстрируя Генри свое раздражение. Короче говоря, она впадала в беспокойство, и это, конечно же, создавало тот самый исход, которого она надеялась избежать — Генри не принимал участия в работе по дому.

Встаньте на весы. Лаура поначалу не понимала, что существовала глубокая причина, почему она так расстраивалась, когда Генри уходил, оставляя ее наедине с грязной посудой. Встав на весы, она наконец встретилась с суровой действительностью. Не тарелки были во главе угла. Истинной проблемой было уважение, вернее, его нехватка. По ее мнению, действия Генри указывали на то, что он недооценивает то, что она делает по дому. Прямо сейчас Лаура требовала, чтобы Генри вымыл посуду. Однако больше всего ей хотелось знать, что она не одна участвует в создании того, что называют семьей. Она желала равного партнерства.

СТАНЬТЕ БЛИЖЕ

Раскройте свои карты. После самоанализа Лаура смогла усмирить свое беспокойство, вместо того чтобы вскакивать и делать за Генри его работу. Теперь она была способна поговорить с мужем о том, что обнаружила в себе. Поэтому она отправилась к Генри, чтобы обратить его внимание на тот факт, что она чувствует себя невидимой — и завидует наличию у него свободного времени. И Лаура сделала это — не обвиняя его ни в чем.

Поддержите супруга. Открытость Лауры и то, что она не стала обвинять Генри, привело к тому, что он признал ее точку зрения. И ей действительно было интересно выслушать его. Он был весьма удивлен тому, что жена чувствовала недостаток уважения. Генри объяснил, что вовсе не собирался ее обидеть, просто у него другие понятия о времени и том моменте, когда ему следует заниматься кухней. Лаура выслушала эту информацию и повторно прошла через этапы формулы. Теперь она смогла увидеть, что ей не хватало терпения, а ее поспешные действия на самом деле были проявлением неуважения к Генри! Тогда она перестала мыть посуду, когда Генри обещал сделать это. Таким образом, Лаура показала, что верит его слову, рассматривая как равноправного партнера.

ПОВТОРИТЕ

Когда Лаура выложила на стол свои карты и новая информация была обработана, она была готова вести себя по-другому: решила изменить свою роль в паттерне, доверяя слову Генри. Она сказала, что верит мужу, когда он говорит, что приберется на кухне. Чтобы дать ему возможность сделать это, решила вообще избегать приближаться к раковине после ужина.

7. Брак БезКрика ведет к сексу НеБезКрика [Конфликты в сексуальных отношениях]

Если ваш секс не пугает кошку, значит, вы делаете это неправильно.

Аноним

Нет такого понятия, как безопасный секс. И никогда не будет.

Норман Мейлер

Итак, господа (и, разумеется, некоторые дамы), я обращаюсь к вам. Знаю, что вы просмотрели название главы, увидели что-то вроде «крик во время секса» — и быстро перевернули страницу, чтобы узнать, что дальше. Черт возьми, я бы сделал то же самое! Нет ничего неправильного в том, чтобы интересоваться сексом: он притягателен для нас — физически и эмоционально. Мы всегда полагали, что данное утверждение справедливо прежде всего для мужчин. Но вопреки популярным стереотипам сильное желание сексуальной связи верно как для мужчин, так и для женщин.

Более того, я полагаю, что женщины нынче становятся более заинтересованными в сексе, чем мужчины — и более открытыми в этом вопросе. Взгляните вокруг себя. Советы в ежемесячном «Космо» насчет достижения множественного оргазма; неизменный успех эротических любовных романов; показ в прайм-тайм любовных сцен в «Отчаянных домохозяйках» — в массовой культуре повсеместно отражается возросшее женское желание физической связи. Секс составляет нашу сущность; порожденный на заре человечества, он присутствует в наших умах и сердцах, и ныне к нему стремятся больше, чем прежде.

Безусловно, это та область отношений, на которую стоит обратить пристальное внимание. И, да — это область, которой явно не следует быть БезКрика. Ей стоит быть наполненной криками и вскриками, стонами, возгласами — всем, что заставляет вашу лодку держаться на плаву… По правде говоря, название этой главы появилось потому, что я снова и снова слышал от людей одну и ту же шутку: «Хэл, все же есть одна сторона брака, где неплохо бы покричать, да?» Но я имею в виду очень серьезные вещи.

Наши тела и души созданы для того, чтобы соединяться в браке и сексе, ведущими нас к переживанию единения и наслаждения, которые обостряют чувства и игнорируют попытки оставаться бесстрастными.

Да, я ратую за то, чтобы как можно больше браков переживали секс НеБезКрика.

И все же многие пары воздерживаются от этого вида свободы и легкомыслия — и даже не представляют себе подобное. Вы можете отказаться от прочтения этой главы, потому, что слишком много сражались с супругом на этой почве, или потому, что боялись воскресить свои надежды на обретение чего-то невероятно прекрасного.

Я понимаю это — и с уважением отношусь к вашим былым переживаниям и нынешним паттернам; поэтому и пишу эти строки. Я хочу сообщить вам нечто важное — и обещаю, что секс НеБезКрика возможен, даже вероятен для тех, кто готов принять принципы БезКрика.

Как предполагает название главы, чем меньше мы «кричим» своим поведением в пылу конфликта, тем свободнее нам становится в буквальном смысле кричать на пике страсти. Чем меньше мы проявляем защитные реакции в выражении своей сексуальности, тем больше способны испытывать эротический экстаз сексуальной близости, которой так жаждем.

Большинство людей не понимают, что секс — это не только составляющая брака, но и его катализатор. Секс — это замечательная возможность расти как браку, так и личностям супругов, поскольку то, как мы ведем себя с партнером в сексуальных отношениях, отражает то, насколько мы ладим с собой. Исследование наших сексуальных паттернов в спальне (и в других комнатах!) открывает возможность увидеть, насколько полно мы владеем собственными желаниями для истинной связи с супругом. Проще говоря, вы не можете говорить о своем браке с полным знанием дела, если не бросите пристальный взгляд на то, что происходит в постели.

Секс способен создавать тепло, высекая искры жара и страсти. Но также он может породить травмирующую молнию, приводящую к ожогам и даже к смерти. Вот почему нет более важной области отношений, в которой следует сохранять спокойствие. Тех из вас, кто готов быть верным принципам БезКрика, ждет самый страстный и наполненный криками секс.

До конца этой главы я намерен учить вас одному принципу. Если последуете ему, сможете использовать огонь сексуальности, который свяжет вас с супругом намного глубже, чем возможно себе представить.

Великолепному сексу полагается быть неудобным

Мальчик встречает девочку. Девочка выходит замуж за мальчика. Создав семью, они остепеняются и живут вместе долго и счастливо. Или чему там нас принуждают верить эти сказки. Но правда, к сожалению, в другом. Пятьдесят процентов браков в США заканчиваются разводом; большинство из них не просуществовало и пяти лет. Причиной чаще всего бывают безопасность и предсказуемость, которых мы ищем, решая «остепениться». Да, именно то, в чем, по нашему мнению, мы нуждаемся в браке больше всего, является той самой причиной, которая приводит к неудовлетворенности. Почему? Сами понятия безопасности и стабильности, стремиться к которым велит наша тревожность, противоречат таинству и риску, коих жаждет наша сексуальность.

Вернемся к главе второй, в которой мы говорили о разоблачении некоторых заблуждений. Одно из наиболее пагубных — то, что касается вопроса доверия и безопасности. Большинство пар полагают, что доверие — это требование номер один, необходимое для нормальной сексуальной жизни. Один партнер ожидает от другого, чтобы тот заслужил его доверие прежде, чем он сам откроет свои уязвимые места. И второй партнер, конечно же, следует его примеру. Эта игра в «Трусливых цыплят» часто имеет место, и я не могу выступать против нее достаточно активно. Правда в том (особенно в спальне): самоуважение и самопредставление с риском отказа — главные компоненты секса НеБезКрика.

Раскрытие своего «Я» и представление ваших истинных желаний с риском быть одернутыми, отвергнутыми и даже высмеянными — это единственный способ дать другому возможность узнать вас по-настоящему. В этом и заключается истинная сила сексуальности.

В истории об Адаме и Еве дано понятие, описывающее сексуальную связь. Утверждается, что «Мужчина познал Женщину, и она забеременела…» Здесь слово «познал», вероятно, имело более широкое значение, чем простое узнавание или знакомство. Это, скорее всего, было познанием внутренней сущности. Три тысячи лет назад люди понимали, что близкое знание друг друга значительно отличается от простого знакомства. Знание, которое мы даем о себе и получаем о других во время секса, является более откровенным, чем любое другое знание. Мы узнаем об основных уровнях комфорта и уверенности друг друга, о желаниях и антипатиях, о страхах и секретах. Но единственный способ узнать все это сопряжен с риском быть осмеянным или отвергнутым.

Знание — это в некотором роде рискованное открытие; знакомство более безопасно. Знание — это открытие в себе и супруге новых сторон личности через непредсказуемость; непрерывный поиск, который никогда не будет полностью завершен.

В главе второй я цитировал известного эксперта по сексуальным отношениям Эстер Перел, объясняющую это явление в своей превосходной книге «Спаривание в неволе». Повторю эту цитату: «В долговременных отношениях существует мощная тенденция отдавать большее предпочтение предсказуемости, чем спонтанности. Однако эротизм процветает на непредсказуемости… Почему же тогда мы отвергаем это? Мы не хотим отказываться от чувства безопасности, потому что наши отношения зависят от этого… И все же без элемента неуверенности нет страстного стремления, нет никакого ожидания, никакого трепета».

Она абсолютно права. Как часто мы обнаруживаем себя застрявшими между безопасностью и сексуальностью, не знающими, в какую сторону свернуть. Дело в том, что для многих из нас «трепет», о котором ведется речь — когда земля уходит из-под ног, — возможен лишь на грани между надежностью и опасностью. И это походит на несбыточную мечту. Возможно, мы полагаем, что это доступно только красивым… или молодым… или одиноким… или богатым. Но не нам, скучным женатым людям… ограниченным рамками безопасности и стабильности.

И что же мы делаем? Мы заканчиваем ограниченностью. Мы ограничиваемся старыми сексуальными паттернами. Боимся раскачивать лодку, или кровать, потому что опасаемся, что если будем искать слишком многого, то получим еще меньше. Возможно, мы боимся, что будем чувствовать себя глупо или испытывать смущение, или супруг просто отвергнет нас. А может быть, мы боимся близости, истинной близости? Боимся познать супруга и быть познанным им? Поэтому так усердно трудимся над уменьшением тревоги в сексуальной жизни — и уютно устраиваемся в зоне комфорта. Скажем, никакого орального секса. И свет должен быть выключен. И никаких фантазий, если они выходят за рамки «детям до шестнадцати». И эта поза приемлема только в это время суток и только в этой комнате.

Мы встаем на скользкую дорожку, ведущую к сексуальной скуке; по ней мы когда-нибудь придем к решению не заниматься сексом вообще.

Звучит знакомо? Полагаю, да. Я работал с бесчисленным количеством пар, у которых не было секса месяцами, даже годами. Также консультировал много пар, которые занимались лишь безопасным, безжизненным сексом, оставляющим открытым вопрос об их совместном будущем. Но так не должно быть! Мы можем избавиться от заблуждений, которые рассказываем себе о сексе, которыми пользуемся, чтобы защитить себя от смелого заявления своих прав на то, что доступно каждому. Если вы готовы, то секс, о котором вы всегда мечтали, вполне доступен вам — в том браке, в котором вы состоите. Но должен предупредить вас: это довольно дорогое удовольствие. Это потребует всего, что вы имеете и чем дорожите. Это заставит смело добиваться своего — с риском обрести боль и дискомфорт. Потому что великолепному сексу полагается быть неудобным.

Звучит по меньшей мере странно, поэтому позвольте объяснить. Великолепный секс — тот, который пленяет и вводит в пугающее экстатическое удовольствие, позволяет обрести эмоциональную связь — не для тех, кто ищет безопасности и комфорта. Доктор Дэвид Шнарх говорит об этом в своей книге «Страстный брак» — лучшей, по моему мнению. Он говорит, что этот вид интимной близости… «не для слабонервных». И не потому, что «слабонервные» люди не способны справиться с этим видом сексуальной связи, а потому, что подобный опыт для них попросту недоступен.

Так же как увеличение мышечной массы недоступно для тех, кто не готов напрягаться, тягая «железо»; как опыт знакомства с новыми странами и культурами закрыт для тех, кто боится путешествовать. Переживание исключительного, великолепного, наполненного криками секса просто не может быть доступно для тех, кто не готов расстаться с потребностью в безопасности и комфорте. Но те, кто готов это сделать — научиться доставать из глубин внутреннего «Я» свои заветные желания для эротического самовыражения и страстной связи, смогут вернуться в Эдем.

Секс в быту

В главе пятой мы говорили об Адаме и Еве; теперь вновь возвращаемся к этой древней истории, поскольку она дает нам потрясающее представление о конфликте сексуальных отношений. И снова я прошу вас отложить свои религиозные предубеждения, поскольку в ней содержатся глубокие мысли относительно сексуальных отношений в браке.

Как гласит эта история, Мужчина и Женщина метафорически соответствуют любой женщине и любому мужчине. Это важно, поскольку имеется превосходное замечание, касающееся пребывающей в раю пары. Сразу после высказывания о том, что каждый человек должен оставить отца с матерью, чтобы стать единой плотью со своей женой, упоминается — как бы между прочим, — что мужчина и женщина были «нагими и не испытывающими стыда».

Нагие и не испытывающие стыда. Без одежд и без всякого стыда по этому поводу. Согласно древней истории, это — идеальная пара в идеальном состоянии. Нагие и не испытывающие стыда. Для большинства это настолько чуждое понятие, что они даже не могут себе этого представить. Но надо постараться. Поверьте, это непросто.

Итак, возвращаемся к наготе и бесстыдству в браке. Когда рассказываю этот материал перед аудиторией, мне нравится вовлекать публику в выполнение одного выразительного словесного упражнения. Одной части я предлагаю поработать над синонимами слова «нагой». После того как мы коллективно придумываем несколько примеров, я обращаюсь к другой части аудитории. Их прошу написать синонимы к слову «бесстыдный». Обычно, когда мы заканчиваем, список выглядит примерно так:

Вглядитесь в эти списки — и заметите, что они описывают, казалось бы, два противоположных состояния и эмоционального спектра человека. И все же брак лучше всего функционирует, когда мы можем объединить их вместе. Незащищенный, но уверенный. Уязвимый, но безопасный. Открытый — и не испытывающий по этому поводу беспокойства.

Я видел, как это было воплощено в зрелой женщине, которую недавно встретил на семинаре, посвященном принципам БезКрика. После обсуждения секса НеБезКрика она подошла ко мне и призналась, что недавно, после того как исполнилось пятьдесят, она обнаружила, что стала более эротичной и более уверенной в себе, чем когда-либо прежде. «Знаете, я просто устала избегать риска. Я узнаю, кто я есть и что мне нравится, — и намерена стремиться к этому». Отлично! Действуй, девочка!

Итак, мне любопытно. Что, как вы думаете, приведет вас к тому, чтобы достичь желаемого? Идеальное тело? Гарантия, что партнер не станет вас высмеивать или отвергать ваши заигрывания? Ни в коем случае.

Хотя все это звучит привлекательно, на самом деле ничто из вышеперечисленного не поможет получить то, чего вы хотите больше всего. Потому что больше всего вы хотите обрести внутреннюю уверенность, которая преодолевает старение тела, переступает через отказ; которая дает возможность приходить в трепет и опьяняет страстью. И, верите вы этому или нет, но это то, чего больше всего хочет и ваш супруг (даже если он/она еще об этом не знает).

Но вот вам хорошие новости. Для того чтобы стать с вашим супругом нагими и не испытывающими стыда, у вас уже есть все что нужно. И все это ждет только вас. Все. Что. Нужно. Быть нагими и не испытывающими стыда — это не какое-то условие, которое надо выполнить с помощью фитнеса или терапии, чтобы насладиться сексом НеБезКрика. Нет, состояние наготы без смущения достигается всегда, когда вы выполняете одну простую вещь: Подлинную Самопрезентацию. Достигая достаточного Спокойствия, чтобы исследовать свои страхи, достаточной Зрелости, чтобы овладеть страхами и истинными желаниями, вы начинаете достигать близости, раскрывая свою подлинную эротичную внутреннюю сущность. Это все, что требуется. Просто откройтесь своему партнеру — не ожидая никакого гарантированного ответа. Наберитесь мужества познать собственные желания, а затем станьте достаточно уверенными в себе, чтобы информировать о них партнера. И тогда вы обретете то, что ищете, — пройдете через конфликт нагими и не испытывающими стыда.

Просто? Не очень. На самом деле это может быть самым сложным из того, что вы когда-либо делали. Почему? Для большинства из нас сексуальные отношения являются наиболее уязвимым аспектом, и эта сторона человеческой сущности доставляет наибольший дискомфорт. И в этом такая ирония, поскольку ничто иное не позволяет обрести настолько глубокий физический, эмоциональный и даже душевный комфорт. Более того, необходимая для достижения этого комфорта и экстаза нагота также является ответственной за наибольшую боль или, что хуже, смущение. Обнаружение своих истинных желаний и заветных фантазий требует немалой храбрости. И еще больше мужества нужно, чтобы открыть эти мечты своему партнеру.

Он может отвергнуть ваше желание или даже испытать к нему отвращение. Ей может быть неинтересен ваш вновь обретенный эротизм, и она даже постыдит вас за него.

Это окончательный «Я-этап», и он непрост. Но как скучна жизнь, идущая по принципу: «Кто не рискует, тот не выигрывает!» И вот почему так важно начать с начала. Поскольку мы превращаем эти идеи в практические советы, давайте взглянем на ритуалы инициирования секса.

Попытки подстраховаться, прикрыть спину… и так далее

Недавно одна женщина сказала мне, что, кажется, самое частое выражение в ее браке — «Хочешь?» Независимо от того, обсуждаются планы на праздники или желания в постели, начало всегда одинаково: «Хочешь в этом году навестить моих родителей на Рождество?»; «Хочешь выключить телевизор и пойти наверх?» Спрашивать так абсолютно безопасно: ответственность за дальнейшее действие перекладывается на другого человека.

А другой отвечает: «Я не знаю. А ты хочешь?» Каждый партнер ожидает от другого, что сначала тот покажет свою смелость и рискованность. И колесики просто продолжают вращаться — до тех пор, пока такая пара не окажется у меня на приеме, жалуясь, что их брак никуда не годится.

Эта пара не одинока в своем паттерне. У всех приходящих пар я всегда выясняю один момент: их метод инициирования секса. Именно это показывает характер отношений в паре и склад личности каждого из супругов.

За время многолетней работы с множеством пар я выслушал немало историй. Вы бы удивились, узнав, как много пассивно-агрессивных способов, которыми мы пытаемся начать что-либо, в особенности занятия сексом, лишь бы ничем не рисковать.

«Хочешь?» — это лишь один способ. Другой — тоже, кажется, весьма популярный — пойти вечером наверх раньше обычного, надеясь, что партнер последует вашему примеру. По-прежнему применяется стратегия продолжительного объятия или поцелуя.

Свой любимый способ я называю «Разведка рукой». После того как потушен свет и оба партнера лежат под одеялом, один из них отправляет свою руку на другой край кровати с целью разведывательной миссии. Рука начинает невинно касаться безопасных частей тела обманчивым нежным жестом. В зависимости от неотложности сексуального желания и усталости инициатора «Разведка рукой» может быть произведена медленно или быстро, касаясь чувствительных областей. Здесь главенствуют чувства обнаружения, способные различить малейшие признаки согласия, или отдергивание, означающее отрицательный ответ. Если «Разведка рукой» улавливает положительный ответ, миссия продолжается. Если же посылаются сильные негативные сигналы, рука медленно, но уверенно возвращается обратно.

Как хорошо, что мы можем посмеяться над собой! Конечно, все эти слабые способы инициирования секса малоэффективны. Однако если вы все же их используете, значит, все еще желаете испытать эротическую эмоциональную связь.

И у вас есть сильное желание обрести уверенность в сексуальной жизни. Вы действительно хотите стать нагими и не испытывающими стыда. Что ж, вы на это способны. Однако невозможно получить трофеи нагого и бесстыдного секса, не рискуя явить свою наготу… без стыда.

Вообразите картину. Ужин почти окончен, и вы с супругом готовитесь все прибрать. Возможно, один из вас собирается купать детей и укладывать их спать или принимается за рутинные домашние дела. Посреди этого будничного хаоса вы вдруг останавливаетесь. Чем будет ознаменована эта ночь? Чем-то знакомым? Чем-то не доставляющим беспокойства? Вы отправляетесь на балкон и видите себя участником этого танца. Вы заканчиваете уборку на кухне, вместе укладываете детей спать — и валитесь на диван, просматривая DVD до последнего эпизода… какого угодно фильма. Возможно, супруг присоединится к вам, возможно, нет. И тогда, может быть, вы проведете несколько мгновений вместе, прежде чем рухнуть на кровать, надеясь немного отдохнуть и набраться сил, прежде чем все снова начнется завтра. С высоты балкона вы видите все происходящее, и это так… предсказуемо.

Возможно, некоторые из своих вечеров вы бы хотели провести именно так. Но не сегодняшний. Сегодня вы хотите чего-то другого: изучить себя и супруга в поисках эротической связи, о которой читали в журналах «Гламур» или Men’s Health. Действительно, почему бы не попробовать на вкус то, что делают молодые и красивые?

В конце концов, просто потому, что вы не в форме, это не значит, что ваше тело не готово к сексу[10].

Итак, вы решаете немного вырасти и определить свой паттерн, чтобы противостоять заблуждениям, которые обычно сдерживают вас, направляя в привычное русло. Голос заблуждения по поводу тела утихает. Вы справляетесь с ложью относительно необходимости безопасности и комфорта. Решаете встать на весы и задать себе самый важный вопрос: «Чего я хочу больше всего?» После того как вы спокойно разберетесь в себе, обнаружите, что больше всего вам хочется стать сильным, способным отпустить свою потребность в безопасности и обрести страсть. Вы жаждете связи с супругом, которая основана на свободе и уверенности, хотите страстного, трепетного танца.

Итак, вооруженные вновь обретенной спокойной зрелостью, решаете достичь желаемого: приблизиться к супругу и раскрыть свои карты. Возможно, вы начнете как-нибудь так:

«Солнышко, спасибо, что позаботился/позаботилась о том, чтобы [уложить детей спать, закончить уборку на кухне, обеспечить семью, работая столь усердно, — нужное подчеркнуть]. Мне бы хотелось сказать тебе кое-что. В последнее время все как-то суматошно, и я знаю: ничего из того, что могло бы случиться сегодня вечером, не сделает вдруг все идеальным».

На этом моменте вы подходите ближе, возможно, нежно берете лицо мужа/жены в свои ладони. Затем продолжаете…

«Но мне бы хотелось, чтобы ты знал/знала: я отчего-то думала/думал о тебе весь день. И я не хочу, чтобы сегодня все шло, как обычно, мне нужно, чтобы ты знал/знала: я хочу тебя. Я, правда, очень сильно тебя хочу».

И затем, не ожидая ответа, легко коснувшись рукой супруга, вы просто уходите, чтобы продолжить мыть посуду, укладывать спать детей — что угодно.

Прежде чем вы скажете: «Хэл, я никак не могу сделать это!» или «Хэл, ты просто не понимаешь, мой супруг и я совсем не такие», я хочу, чтобы вы подумали о двух вещах. Первая — как бы вы себя чувствовали, если бы ваш супруг поступил таким образом? Этот способ выражения желания сделал бы его менее привлекательным в ваших глазах? Едва ли. Второе: как бы вы чувствовали себя, поступая подобным образом? Более смелыми? Более уверенными? Думайте, думайте, размышляйте. Нагими и не испытывающими стыда? Конечно! И эти чувства можно испытать задолго до того, как супруг будет хотя бы иметь шанс ответить! Потому что дело не в супруге, оценивающем ваши усилия; дело в вас, в утверждении себя как зрелой, целостной, сексуальной личности, способной иметь глубочайшие желания — и добиваться их.

У некоторых есть другое возражение. «Хэл, это все равно не сработает с моим супругом» или «Хэл, супруг лишь посмеется надо мной». Я хочу, чтобы те из вас, кто думает подобным образом, поразмыслили над двумя моментами. Первый: как мы уже обсуждали выше, ответ супруга не является тем, что важнее всего. Дело в том, насколько открыто вы представляете себя вашему супругу независимо от ее/его ответа. Если бы он отверг вас, причинило бы это боль? Конечно. Это заставило бы испытать адскую боль. Если бы так произошло, вы бы дали вечный зарок не совершать таких смелых заигрываний? Конечно, да. Но стали бы вы ближе к тому, чего хотите больше всего? Конечно, нет. Что приблизило бы вас к этому в случае, если бы вас отвергли или унизили?

Это второй момент, о котором я прошу поразмыслить. Вернемся к формуле. Вспомните, что после того, как вы раскроете карты, следующим шагом становится поддержка супруга. Оставаясь спокойными и готовыми выслушать его ответ, вы создаете возможность для его подлинной самопрезентации. И всякий раз, когда получаете ответ, снова повторяйте этапы формулы. Если супруг отвергает вас — успокойтесь и спросите себя, можете ли сделать что-то по другому; затем снова раскройте свои карты.

«Спасибо, что позволяешь мне узнать о твоих чувствах. Я не ждал от тебя какого-то определенного ответа, просто хотел/хотела, чтобы ты знала/знал, как я себя чувствую. Я испытываю разочарование оттого, что ты не отвечаешь на мой призыв сегодня, но я по-прежнему люблю тебя. Может, есть что-то еще, что бы ты хотел/хотела сделать вместо того, что я предложила/предложил?»

Если супруг снова высмеивает вас, примите это как вариант его/ее ответной реакции.

«Наверное, ты чувствуешь себя неловко, когда я пытаюсь сблизиться с тобой таким образом; я знаю, что ты не хочешь просто задеть меня, когда смеешься надо мной. Я думаю, ты вовсе не собирался/собиралась нарочно ранить мои чувства. И я тоже не хотел/не хотела намеренно заставлять тебя чувствовать неловкость. Я просто хотел/хотела, чтобы ты знала/знал, как я себя тогда чувствовал/чувствовала».

Полагаю, подобный диалог может показаться несбыточной мечтой. Что ж, отчасти так и есть. Для того чтобы испытать эротическую эмоциональную связь, какую вы не испытывали никогда прежде, потребуется сделать несколько целенаправленных движений и реагировать так, как вы еще не пробовали. Бесполезно мечтать увидеть Европу, если боитесь путешествовать.

Чтобы испытать все, что доступно вам как женатому человеку, нужно до глубины души желать этой связи — и это желание должно перевешивать страх быть отвергнутым.

И это было моей единственной целью в данной главе[11]. Я хотел вдохновить вас, поощрить обрести страсть, увидеть свои глубочайшие желания, вытащив их на поверхность. Вы вступили в брак с биологическим, эмоциональным и духовным желанием крепкой связи. Со временем годы и дети, ипотеки и ссоры привели к вашему расставанию с этой страстью, но тот факт, что вы читаете эти строки, говорит о том, что это желание не умерло. Оно находится внутри вас, ожидая, когда вы Успокоитесь и достигнете достаточного уровня Зрелости, чтобы Стать Ближе своему партнеру.

И это то, к чему мы направляемся в части третьей. Но сначала посмотрим еще одну практическую часть.

Практикум

Всех нас, вступающих в конфликт в сексуальных отношениях, страшит перспектива читать или говорить о том, что нужно делать со всем этим.

Но вот хорошая новость. Это именно тот конфликт, та неопределенность, которая удерживает нас от растущего самодовольства. Без него мы становимся такими же авантюристами, как старая фланелевая ночная рубашка и чашка горячего чая. Сексу положено быть искрометным, рискованным и опасным. И я верю, что у вас с супругом может быть такой секс, даже если порой вы не можете выносить друг друга. Что, если бы вы подошли к своей жене или своему мужу сегодня вечером и просто сказали: «Милый/милая, я знаю, что мы часто ссоримся и что наши разногласия не решить в одночасье. Но сегодня я хочу, чтобы ты знал/знала: я хочу тебя. Всего/всю тебя»? Вам неудобно даже читать об этом? Хорошо. Вот одна из великих жизненных истин. Сексу положено быть неудобным.

Итак, встречайте Кейт. В те дни, когда Кейт училась в колледже, она была свободна духом как никто другой. Она не боялась ошибиться, была жизнерадостной и бесстрашной, шокирующей, безрассудной и абсолютно спонтанной. Она была непредсказуемой. Принадлежала к тому типу девушек, которые могли покинуть комнату для занятий в женском общежитии, жалуясь на головную боль, чтобы ворваться туда через несколько минут, завывая и размахивая пластмассовым мечом. Причем имея на себе из одежды только красный кожаный пояс.

Кейт была живой и непосредственной, любила заставать людей врасплох. И это было одним из ее замечательных качеств. У девушки был удивительный вкус к жизни, и ее было не запугать ничем. У нее была пара бойфрендов, но когда они захотели от нее обязательств, Кейт поняла, что к этому не готова. Она не хотела связывать себя ничем. Кроме того, она наблюдала родителей, прошедших через ужасный развод, и не желала такого для себя. После окончания колледжа встречалась с несколькими мужчинами, но это не были серьезные отношения. Пока она не встретила Дэна. Дэн был на несколько лет старше Кейт, и он был весьма основательным. Происходил из стабильной семьи, усердно трудился и недавно помог родителям отпраздновать пятидесятилетнюю годовщину их свадьбы. Он немедленно привлек внимание Кейт, поскольку отличался от ветреных юношей, с которыми она прежде встречалась. Казалось, он действительно знал, что собой представляет и чего хочет.

И очевидно, он хотел заполучить Кейт: целенаправленно добивался ее, они стали помолвлены и поженились в течение года. Это произошло более четырех лет назад. С тех пор они переехали в новый дом и сконцентрировались на своих карьерах. Недавно все друзья и семья Кейт стали настойчиво ей советовать заняться семьей. Все чаще кто-то из знакомых или родственников поднимает брови и спрашивает, планируют ли они «завести маленьких». И Кейт признается: «Ну, для этого нужно заняться сексом… а я не помню, когда мы делали это в последний раз».

Когда Кейт и Дэн подошли к празднованию пятилетней годовщины, минул год с того момента, когда они в последний раз занимались сексом. Это было не из-за недостатка желания с ее стороны. Она заявляла, что имела вполне здоровый сексуальный аппетит. Они просто-напросто приспособились, соблюдая чрезвычайно «удобную» договоренность.

Подобно большинству пар, Кейт и Дэн научились обходить любые острые углы. Они настолько верили заблуждениям насчет совместимости и доверия, что очень активно трудились над тем, чтобы избегать любого конфликта, вообще каких-либо трений. Это означало, что они научились скрывать «непредсказуемость и жажду жизни» Кейт. Это означало избегание любых неудобных тем для разговора, любого активного выражения предпочтений или мнений, и, конечно же, исключение любых рискованных откровений насчет сексуальности. Очевидно, это безопасное избегание конфликта привело к явной нехватке связи между супругами.

Объясняя мне ситуацию, Кейт сказала: «Я не знаю, что делать. Мы просто больше не понимаем друг друга. Как будто живем двумя совершенно разными жизнями. Но я никогда не могу быть собой в собственном доме! Мы никогда не делали ничего спонтанного, никогда не говорили ни о чем значимом. И даже не приближались к тому, чтобы заняться сексом. Если хотите знать, я думаю, что вообще неинтересна Дэну. В конце концов, я просто больше не пытаюсь добиться близости, по сути, вообще отказалась от этой идеи. На самом деле, я думаю, нам нужно расстаться».

Ладно, прежде чем я расскажу вам о том, какое смелое решение приняла Кейт и какие невероятные перемены впоследствии ожидали ее и Дэна, ваша очередь поставить себя на место Кейт. Пройдите вместе с ней через ПСП-формулу и подумайте, как бы вы могли разрешить этот тревожный конфликт сексуальной жизни.

УСПОКОЙТЕСЬ

Выдержите паузу.

Прежде чем бежать к адвокату по бракоразводным процессам, каким образом Кейт могла бы создать для себя немного личного пространства, чтобы серьезно исследовать проблему.

Отправляйтесь на балкон. Кейт действительно нуждается в ясном видении ситуации, особенно с такой шумихой вокруг сексуальных отношений. Какие существуют возможные способы объективно взглянуть на проблему и противостоять некоторым заблуждениям, заставляющим Кейт отказаться от так называемой «сексуальной несовместимости»?

ДОСТИГНИТЕ ЗРЕЛОСТИ

Определите свой паттерн.

Как вы думаете, каким образом Кейт может поддерживать паттерн сексуальной неактивности?

Встаньте на весы. В чем заключается для Кейт смысл этого недостатка связи между ней и супругом? Как избегание секса помогает Кейт и Дэну избежать конфликта? Что в данной ситуации Кейт хочет больше всего и каким образом это желание могло бы перевесить боязнь «раскачать лодку»?

СТАНЬТЕ БЛИЖЕ

Раскройте свои карты.

Что, как вы думаете, могла бы сделать/сделала бы Кейт, чтобы сказать «да» своей свободе духа и желанию связи?

Поддержите супруга. Каким образом Кейт могла бы поощрить Дэна, приветствуя его быть максимально открытым в своих страхах, меняющихся желаниях и надеждах на будущее?

ПОВТОРИТЕ

Как вы думаете, что произошло? Каким образом должна была бы Кейт, после ее откровенного признания повторно пройти через ПСП-формулу?

Теперь, когда у вас был шанс встать на место Кейт, давайте посмотрим, что произошло на самом деле.

УСПОКОЙТЕСЬ

Выдержите паузу. Когда Кейт осознала, что несчастна, это напугало ее. Она не хотела проходить через то, что пришлось пережить ее родителям, и все же не была готова продолжать приятельские отношения с Дэном. Поэтому Кейт нашла меня, чтобы я помог ей разобраться в этих проблемах. Она не пригласила Дэна — она поначалу не хотела, чтобы он был с нами. Ей просто хотелось получить помощь, выяснить, что делать.

Отправляйтесь на балкон. Иногда визит к специалисту является лучшей паузой. Прежде чем волноваться о том, какое значение имеет недостаток секса, я предложил, чтобы Кейт объективно взглянула на частоту и активность их сексуальных отношений вначале. Я хотел, чтобы она проанализировала, насколько их реальные занятия сексом совпадали с ее ранними ожиданиями. Кейт помнит, что, когда бы они с Дэном ни занимались сексом, это было просто физической разрядкой. Им всегда не хватало настоящей близости, потому что они не были до конца откровенны друг с другом. Все было так: глаза закрыты, губы сомкнуты, страсть ограничена.

ДОСТИГНИТЕ ЗРЕЛОСТИ

Определите свой паттерн. Эти беседы были захватывающими для Кейт. Она бы хотела вести разговоры такого рода с Дэном, но одна лишь мысль об этом заставляла съеживаться.

«Он просто не такой парень», — рассуждала она. Ему неловко вести глубокие, активные беседы; сказать по справедливости, вообще-то и ей самой тоже. Они оба с самого начала по умолчанию задали этот удобный, безопасный ритм.

Однажды я задал Кейт вопрос: «Вы все еще считаете себя человеком свободного духа?» Она рассмеялась. «Я над этим работаю. Но я не могу себе представить, как показать Дэну эту сторону моей натуры. Он подумает, что я веду себя глупо и по-детски». Кейт осознала, что ее роль в этом «удобном» паттерне состояла в избегании с Дэном любых сильных проявлений чувств, мнений и предпочтений из страха нарушить мир и спокойствие.

Затем Кейт осознала нечто значительное. В то время как ее совершенно не волновало, что думают о ее выходках все остальные люди, она приходила в ужас от того, что Дэн может не одобрить ее поведения. Поэтому прятала часть своей личности от самого близкого человека. Кейт говорила себе, что, если бы «только могла быть уверена», что Дэн не отвернется от нее из-за проявлений ее свободолюбия, она бы попыталась позволить себе большее. Но пока она ждала от него поощрительных знаков, пропасть между супругами становилась все шире и шире.

Встаньте на весы. Теперь перейдем к жестким вопросам. Какое значение она придавала подобному неодобрению? Почему она так боялась осуждения Дэна, в то время как ей не было дела до всех остальных? Она боялась повторения ошибок своих родителей. Не хотела оказаться одна, поэтому предпочитала страсти безопасность. Спонтанности — уверенность. По иронии, именно такой выбор привел ее прямиком к тому, чего она больше всего опасалась. Итак, в то время как спокойствие и стабильность являлось тем, чего она желала в тот момент, это не было тем, чего Кейт хотела больше всего. Она отчаянно хотела быть собой рядом с Дэном. Хотела быть глупой и безрассудной, эротичной и чувственной рядом с человеком, которого выбрала. И желала, чтобы он следовал тем же путем… и хотел этого.

СТАНЬТЕ БЛИЖЕ

Раскройте свои карты. Кейт чувствовала, что они с Дэном настолько далеки друг от друга, что сразу говорить об этих глубоких переживаниях просто не представляется возможным. Поэтому я предложил Кейт «показать себя» и ее истинные желания на этой неделе тремя маленькими жестами — пока ничего не говоря Дэну. Она скользнула рукой по его спине, когда готовила ужин. Она взяла напрокат кассету с фильмом, который ей хотелось посмотреть, но боялась, что ему будет неловко, и попросила Дэна посмотреть этот фильм вместе с ней. Устраиваясь рядом с ним на диване, села чуть ближе, чем обычно. Это были небольшие, но рискованные жесты.

Поощрите супруга. В то же время Кейт стала замечать, как начала крепнуть надежда сохранить брак, и она стала смотреть во все глаза и слушать, что же в действительности происходило с Дэном. Они так долго жили параллельными жизнями, что она забыла, что значит взглянуть на него как на отдельную личность. Кейт предполагала, что муж не интересовался ею, но правда в том, что он даже не знал, какая она на самом деле. Как она могла предугадать его возможный ответ? И она начала показывать мужу свою истинную сущность. И научилась лелеять любое незначительное движение, которое он делал в ее направлении. И он действительно начал это делать.

ПОВТОРИТЕ

Кейт выполнила все эти смелые шаги и продолжила работать со мной. Ничего не меняется в одночасье, но Дэн начал замечать небольшие изменения в поведении Кейт. Она больше улыбалась, и, казалось, настроение ее было лучше, чем обычно. Она выглядела более уверенной и, в известном смысле, очаровательной. Казалось, она пребывала в мире с собой.

Что-то определенно происходило, и Дэну стало любопытно, что именно. Кейт была достаточно осторожна и не давила на него, но потихоньку начала говорить с ним о более серьезных вещах. Она рассказала ему о родителях и своих воспоминаниях об их шумных ссорах. И о своем страхе прийти к тому же, что и они. И ее удивлению не было предела, когда однажды Дэн спросил, не будет ли она против, чтобы он пошел с ней на следующую консультацию со специалистом.

Следуем дальше: я бы и рад сказать вам, что Дэн и Кейт теперь резвятся на природе, наслаждаясь самым зажигательным сексом. Нет, но они начали «познавать» друг друга чаще, даже если все еще чувствуют, что это рискованно, пугающе и неудобно. У них случались проявления необыкновенной храбрости, когда то один, то второй инициировал секс или открыто отказывался от него, когда в какой-то момент дела шли неважно. И то и другое является мощными способами представить себя партнеру. Кейт даже рассказала мне, что недавно она пробежала по дому в одном поясе. «И как все прошло?» — спросил я ее. С робкой усмешкой она смущенно сообщила, что в тот вечер они не вели себя как соседи по комнате.

Часть 3. Достижение близости через интимные отношения и любовь

Мои друзья говорят мне, что у меня интимная проблема. Но на самом деле они меня не знают.

Гарри Шендлинг

Близость. Было такое название у фильма. Он вышел несколько лет назад и был шумно встречен критиками. В картине рассказывается история четырех людей, объединенных тем, что они называют любовью. На самом деле это история двух пар, чья незрелость привела их к отдалению друг от друга и, в конечном счете, к изменам. Это понятно из слогана фильма: «Если вы верите в любовь с первого взгляда, то никогда не перестанете искать».

Ни больше ни меньше…

Однако сюжетная линия обращается ко многим людям, поскольку подробно, правдиво и глубоко повествует о поиске, свойственном каждому из нас.

Близость. Мы хотим испытать близость.

Разве это не надежда на брак в первую очередь? Надежда на улучшение брака? Надежда стать ближе друг другу. Все мы желаем пережить волшебство близости.

На данном этапе мы можем лишь сказать, что это не означает. (1) Это не означает, что нужно становиться единым целым, сближаясь настолько, что не остается возможности для индивидуальности и различий. Подобная привязанность является подпитывающим «крик» усилием уменьшить тревожность, связанную с отдалением мужа и жены. (2) Стать ближе — не означает достигнуть согласия во всех семейных вопросах, «быть на одной волне» во всем, что касается проводимого времени, родственников, работы по дому и так далее. Как мы выяснили в части второй, согласие по всем этим вопросам не является конечной целью, и стремление к его достижению никогда не освободит вас от беспокойства.

Цель состоит в том, чтобы вырасти, проходя через пыл сражений — чтобы научиться правильно оценивать собственное положение, открыто выслушивать супруга и пытаться действовать в интересах обоих. Это не согласие, это взаимное самопредставление.

Что означает: стать ближе, испытать истинную связь? И, что более важно, какие шаги придется сделать?

Давайте вспомним, что мы узнали из предыдущего раздела. Истинный рост возможен лишь при вашей готовности пройти через конфликты в браке. Как упоминалось ранее, все браки сталкиваются с одними и теми же острыми ситуациями. Их стоит рассматривать в качестве инструментов, специально предназначенных для совершенствования личности. Они дают каждому из нас возможность узнать себя, встретиться лицом к лицу со страхами — и жить в ладу с собой полной жизнью.

Когда вы входите в конфликт, сохраняя спокойствие и оставаясь на связи, это фактически превращает вас в личность, способную к зрелой близости и любви.

Как только партнеры осознают, что благодаря этим конфликтам могут стать более сильными, восприимчивыми и заботливыми, они перестанут бороться с ними. И это прокладывает путь к истинной близости.

Вот о чем финальный раздел: о близости и любви. Я знаю, вы многое слышали об этих понятиях и, вероятно, немало читали о них. Я не беру на себя смелость утверждать, что вы прочтете здесь о чем-то совершенно новом. Но вы увидите связь между зрелостью вашей личности с близостью и любовью между вами и супругом.

С самого начала книги мы говорили о ценности становления личности в браке, необходимости подлинного «эгоцентризма». Это означает способность концентрироваться на себе, умение успокаиваться и противостоять заблуждениям о совместимости, которыми нас кормят. Это также включает в себя готовность спокойно участвовать в возникающих конфликтах. Теперь мы делаем шаг дальше, поощряя наше собственное «Я», которое стремится к взаимной близости и любви.

Но сначала — предупреждение. Доктор Дэвид Шнарх очень точно озаглавил одну из частей своей книги «Страстный брак»: «Близость — это не для слабонервных». Как вы сможете убедиться, достигнуть любви и истинной близости — это вновь и вновь открывать себя и поощрять супруга делать то же самое. Это приведет к некоторым осмыслениям, которые не всегда будут позитивны или приятны. Фактически они могут нести потенциальную опасность разрушения ваших отношений в их нынешнем состоянии.

Это нормально.

Более того — это хорошо. Если бы вы не хотели изменений в отношениях, не стали бы читать книгу о браке, особенно эту. Правда в том, что вы хотите большего, хотите разделить это большее с вашим супругом. Не желаете, чтобы сделанные открытия были фальшивыми, вы ждете правды.

Я верю, что после прочтения вы будете готовы сделать это в собственном браке.

Итак, все начинается с одной буквы.

8. Близость всегда начинается с «Я»

Я хочу тебя. Я не думал ни о чем, кроме: «Я хочу тебя».

Уилл Феррел в роли Гарольда Крика в фильме «Нарочно не придумаешь»

Я собираюсь просто положить это вон там. Если вам не нравится, просто уберите, но вот какая штука: я хочу быть на вас.

Уилл Феррел в роли Рона Бургунди в фильме «Телеведущий»

Как мы будем обсуждать в следующей главе, у любви существует много значений. Этим словом пользуются столь легкомысленно, что порой мы не знаем, что оно на самом деле означает для каждого человека. То же самое и с близостью. Для многих людей близость является просто эвфемизмом для слова «секс». Но правда заключается в нашем опыте. У каждого из нас бывали моменты половых контактов — и страшного отчуждения, спрятанного за закрытыми глазами. Иногда пары занимаются сексом как раз для того, чтобы избегать эмоционального контакта. Эти пары всегда задаются вопросом, чего не хватает. «У нас был такой классный секс! (Подразумевая, что оба испытали оргазм.) Почему же я не испытываю с ним чувства близости?» Не узнаете себя?

По сути, близость — это нечто большее, чем физический контакт. Как мы обсуждали в предыдущей главе, близость может включать соприкосновение тел, но лишь когда это является выражением чего-то большего.

На самом деле близость — это взаимное самопредставление. Подлинное Самопредставление в браке — вот о чем мы говорили и к чему призывали на протяжении всей книги. Я использую это понятие, стремясь объединить необходимые поступки и отношение друг к другу — для создания и поддержания близости в браке. Самопрезентация — это когда одна личность добровольно делится с другой своим внутренним миром, недостатками, мечтами. Когда один человек с готовностью делает шаг к другому, открывая ему свои надежды, желания, предпочтения, страхи — всего себя.

Люди становятся ближе друг другу всякий раз, когда самопрезентация становится взаимной.

Проповедник и писатель Билл Хайбелс говорит об этом так: «Чтобы отношения в браке процветали, они должны быть близкими. Требуется огромное мужество, чтобы сказать супругу: „Это я, и я не всегда горжусь собой — на самом деле, иногда это даже немного меня смущает, — но это то, чем я являюсь“».

Тем не менее взаимная близость не возникает одновременно. Несмотря на то, что большинство из нас однажды принесли публичные клятвы, никакие усилия по достижению истинной близости не начинаются с договора, согласно которому оба партнера одновременно раскрывают друг перед другом свое «сокровенное», как дети за гаражами. Истинная близость начинается с одного партнера, мужественно осознающего, что Близость всегда начинается с «я». Он мужественно делает шаг к другому, не будучи уверен в ответе.

Делаем «Я» шаг

В главе седьмой мы упоминали пассивные способы инициирования секса: от посылаемой с разведывательной миссией руки под одеялом до робкого приглашения: «Хочешь?» Мы поднаторели в искусстве просить многого, рискуя малым — и частенько попадаем в ловушку избегания риска. Это ведь так страшно: позволить заявить о своих истинных желаниях, особенно самому близкому человеку, ибо никто не ранит нас сильнее, чем близкие. Именно поэтому легче сделать незначительный шаг, чтобы заставить другого рискнуть первым.

Подумайте обо всех способах, которыми мы играем в эту рискованную игру, заставляя «оппонента» первым сделать откровенный жест. «Хочешь?» — это один способ; другой — это королевское «мы». «Мы собираемся твердо придерживаться запланированного бюджета в этом году?» Или: «У нас есть план, как мы будем чинить крышу?» Или: «Когда мы собираемся выбрать время, чтобы выйти куда-то вечером?» Под всеми этими фразами подразумевается следующее значение: «Ты можешь придерживаться бюджета?» Или: «У тебя есть план починки крыши?» «Когда ты собираешься организовать наш вечерний выход?» Все эти усилия направлены на то, чтобы поставить другого человека в уязвимое положение — без необходимости рисковать, делая это первым.

Но это совсем не то, что позволяет добиться опьяняющей связи и близости. Мы хотим истинной, добровольной, взаимной близости, свободно выбранной. А это всегда начинается с одного партнера, решающего рискнуть. С того, который храбро делает «Я» шаг.

Это может быть признание, что вы жаждете поцелуя, или протянутая рука — просьба о прощении и примирении. «Я» шаг бывает неспешным, эротичным избавлением от одежды — или медленным, но уверенным сообщением о том, что вы испытываете боль. Восклицание «ой!» — в арсенале самых интимных «Я»-шагов, связано ли оно с неосторожным замечанием или физической оплошностью во время секса, поскольку это — признание собственной уязвимости.

Стремление к истинной близости всегда начинается с эгоцентризма, когда один супруг начинает с себя. Это может быть похоже на сексуальное наступление. Может принять форму объявления о периоде, когда одному партнеру нужно побыть одному. Или может выражаться в заявлении желания поменять работу, или иметь определенное время ужина для всей семьи. Это всегда начинается со слов одного из партнеров: «я хочу», «мне нравится» или «я думаю». Близость всегда начинается с «я».

«Раздевание» с супругом

Вот пример, может быть, он вам знаком. Однажды утром, в День благодарения, жена Кэрол поднялась рано, принимаясь за процесс создания «бабушкиного соуса». Казалось, ее покойная бабушка была матерью всех рецептов соусов, и Кэрол являлась внучкой — хранительницей наследия. В этом сценарии была только одна проблема: Джим, муж Кэрол, терпеть не мог этот соус. В смысле, он его ненавидел. Вид, запах, вкус — все вызывало отвращение.

Но после двадцати лет брака Джим и подумать не мог, чтобы сказать об этом: ведь это был рецепт многоуважаемой бабушки! И он держал свое отвращение в секрете в течение всех этих лет.

Однако после активного периода семейной зрелости в том году и Джим, и Кэрол стали более взрослыми в отношении самопредставления в браке. У каждого из них был собственный способ сказать правду. «По крайней мере, я хочу, чтобы он узнал меня», — говорила Кэрол. И она сказала Джиму, что ей бы хотелось, чтобы он мог активнее стоять за себя, общаясь со своей матерью. Что ж, теперь была очередь Джима представить свое «Я». И это произошло в День благодарения.

В то утро он спустился к Кэрол, которая была поглощена приготовлением бабушкиного соуса. Она не выглядела счастливой, более того, казалась крайне недовольной. Но все же повернулась к Джиму и воскликнула: «Гляди, дорогой, я готовлю любимый всеми соус!» Чувствуя, что представилась возможность, набравшись храбрости, Джим решил открыть свои истинные чувства, представив себя.

«Знаешь, что, дорогая? Я хочу сказать тебе кое-что прямо сейчас, и это может задеть твои чувства. Но я просто должен это сказать. Я… мне… на самом деле, мне не нравится соус твоей бабушки».

Повисла неловкая пауза.

«Что?! — воскликнула Кэрол. — Я думала, тебе нравится этот соус!»

«Милая, прости, если обидел тебя, мне жаль, правда. Но я должен быть честен с тобой. Мне действительно не нравится этот соус. И никогда не нравился».

Вторая неловкая пауза, за которой последовали слезы. Столкнувшись с таким эмоциональным ответом, Джиму захотелось отречься от своего заявления, но он не мог — тогда бы он отказался от своего истинного «Я». Он хотел и нуждался в том, чтобы стоять на своем. И далее произошло нечто совершенно неожиданное.

Кэрол начала хихикать сквозь слезы.

«Боже мой! — воскликнула она. Не могу в это поверить, — продолжала она, начав смеяться. — Я ужасно себя чувствую, говоря это, но знаешь, что?»

«Что?» — спросил сбитый с толку муж.

«На самом деле я тоже ненавижу этот соус. И всегда терпеть его не могла. Ненавидела, когда была ребенком, переживала, что именно я должна перенять этот рецепт, и терпеть не могла готовить его целый день!» Кэрол сказала все это, кроша кукурузный хлеб на свой передник. И тогда они оба разразились смехом и обнялись, объединенные вновь открытой общностью. Этот эпизод может не быть особо показательным, однако этот вид нового откровения, самопрезентации и подлинной связи является субстратом для длительных близких отношений в браке.

Особенно когда это приводит к дальнейшей самопрезентации. И как раз это и произошло с Джимом и Кэрол позже той ночью. Устраиваясь в постели после долгого праздничного дня, супруги придвинулись друг к другу. И Джим, чувствуя себя сильнее после утреннего эпизода с соусом, начал ласкать ушко жены. Кэрол слегка отклонилась, но не настолько, чтобы остановить покусывания. Джим знал, что ей нравится игра с ушком, и полагал, что это сможет лучше всего поднять ей настроение. Затем Кэрол заговорила.

«Джим, милый», — произнесла она мягко.

«Мм?» — мурлыкнул тот, не отрываясь от своего занятия.

«Джим, — заявила Кэрол более твердо. Ее решимость крепла. — Я хочу, чтобы ты перестал».

«Что? Почему?» — спросил Джим.

«Потому что мне нужно сказать тебе кое-что».

Джим был озадачен. У жены был зловещий тон.

«Мне нужно сказать тебе… — продолжила Кэрол. — Мне нужно сказать тебе про то, что ты делаешь с моим ухом… эти покусывания… ну…»

«Ну — что?» — нервно спросил Джим.

«Ну, мне это правда не нравится. — Теперь Кэрол мужественно откровенничала. — На самом деле терпеть этого не могу».

Джим был изумлен, смущен и огорчен.

«Я думал, ты любишь, когда я так делаю. Ты никогда ничего не говорила раньше. И мне всегда казалось, ты отвечаешь…»

«Я не хотела ранить твои чувства», — перебила она его.

«И что, ты недавно поняла это?»

На этом моменте Кэрол выдержала паузу.

«Вообще-то нет, — смущенно призналась она. — Мне всегда это не нравилось».

«Кэрол, я делал это с твоим ухом с тех пор, как мы вместе, двадцать лет! И ты ненавидела это все годы?»

«Ну, не всегда прямо ненавидела. Раньше мне просто не нравилось».

«А теперь?» — спросил Джим.

«А теперь я на самом деле терпеть этого не могу. Мне так жаль. Я не хотела ранить твои чувства…»

Джим остановил ее.

«Я чувствую себя так глупо… Просто как идиот, я ведь думал, что это тебя заводит…»

«Ты заводишь меня, Джим. Всегда. Но не тем, что ты делаешь с моим ухом, я завожусь не из-за этого», — пояснила Кэрол. И после неловкой паузы поняла, что не могла позволить вот так закончить. Она решила сделать еще более рискованный «Я»-шаг. Вместо того чтобы отступить и позволить Джиму глупо себя чувствовать остаток ночи, или вместо того чтобы расслабиться и надеяться, что Джим перестанет жевать ее ухо и начнет делать что-то, что ей действительно нравится, Кэрол решила, что должна взять дело в свои руки.

«Джим, милый… — начала она тихим и нежным голосом. Она осторожно коснулась лица мужа и ладонями повернула его к себе. — Хочешь узнать, что мне действительно нравится и что я всегда хотела попробовать с тобой?»

На этом моменте настрой Джима стал меняться. Он навострил уши, и прочие части тела тоже не остались в бездействии. Позволю вашему воображению представить, что было дальше.

Никаких гарантий, кроме той, что гарантий не существует

Несомненно, это забавная история, и заканчивается она хорошо: взаимным обменом опытом. Но самое сложное то, что близость порой включает в себя риск откровенности без всякой гарантии, что (a) что-либо из этих откровенностей будет хорошо воспринято; и (б) на этот откровенный жест вам ответят взаимностью. Самопрезентация — рискованная штука.

Вместе с тем самопрезентация личности несет в себе самую глубокую надежду из всех возможных — надежду на достижение близости и истинной любви.

И вот наше самое страстное желание: достигнуть достаточной близости, чтобы быть не только познанными в полной мере, но и по-прежнему любимыми. Мне нравится ход мыслей в чудесной книге раввина Ирвина Кулы «Стремления». Обсуждая мощное стремление человека к близости, он указывает на то, что «когда мы скрываем некоторые стороны своей личности от тех, кого любим, это лишь гарантирует, что нас не любят целиком». Какое простое, но сильное понимание! Мы открываем себя любимым, потому что хотим быть им ближе, быть всецело познанными ими — и по-прежнему любимыми.

Однако самой страшной частью раскрытия себя является то, что нас могут просто отвергнуть. Супруг может не принять наших желаний или не ответить взаимностью. В худшем случае может использовать нашу откровенность, чтобы причинить боль. Поэтому мы боимся рисковать. Однако, как отмечает раввин, если мы не обнаружим наши скрытые стороны, это приведет к тому, что мы не будем всецело любимы. Кула продолжает, что он и его жена периодически намеренно откровенничают, чтобы обнаружить и понять особенности и огорчения друг друга. Это идеальный пример Подлинной Самопрезентации. Он говорит так:

«…это способ обнаружить наши огорчения и разочарования, так чтобы мы могли видеть их и с надеждой работать над ними. Мы спрашиваем друг у друга, произошло ли что-нибудь неловкого, смущающего, неприятного или пугающего в последние недели или месяцы, чем бы мы могли поделиться друг с другом. Конечно, первое, что приходит на ум, — лучше бы это скрыть. Но чаще всего после обсуждения, и даже порой напряженности, мы снова оказываемся на твердой земле, и наши отношения становятся более крепкими и яркими, чем были прежде. Близость означает признание друг другу: „Ладно, я жадный, похотливый, самонадеянный, ленивый; я не прочь пококетничать, бываю ревнивым, злым, занудным, неуверенным“». И все же мы чувствуем себя любимыми. Конечно, следует пытаться сохранить равновесие… Мы делимся друг с другом, что есть хорошего и прекрасного в каждом из нас. И порой это стимулирует; при этом мы также можем чувствовать себя сентиментальными и уязвимыми, а иногда испытываем чувство внезапной слабости, когда недостаточно слов.

Все мы мечтаем о человеке, с которым можем чувствовать себя слабым, уязвимым, но понятым и принятым.

Так разве это не надежда на тот вид близости, который привлекает нас в браке? Да, да и да.

Однако вам может показаться, что история этой четы идет вразрез с тем, что я говорил ранее: близость является взаимной, но не одновременной. Здесь же зрелая пара одновременно решается на взаимные откровения, верно? Не совсем. Один из них должен начать первым. Затем другой решает, ответить ли взаимной откровенностью. И так далее. На каждом этапе должен быть сознательный личный выбор для продолжения самопрезентации. В следующей главе мы намерены обсудить, что значит любить друг друга, так что держитесь. А пока давайте продолжим обсуждение инициирования самопредставления.

Если бы это не было страшно, сказанное не представляло бы никакой ценности. Если мы не даем супругам шанса отвергнуть нас, то лишаем возможности принять нас настоящих.

Путь героя

Психолог Мария Немет в своей книге «Энергия денег» использует модель, которая может быть полезна в нашем случае. Она утверждает, что каждый из нас имеет три слоя. Наружный представляет собой то, какими мы себе кажемся. То, что нам следовало бы делать и как мы обязаны поступать. Этот наносной внешний слой, в который мы верим, представляет нас в лучшем свете.

Вспомните, какими вы хотите быть на собеседовании или на первом свидании. Часто мы вкладываем массу энергии, чтобы поддерживать этот слой, являя его окружающему миру. Каждый из нас надевает этот «выходной костюм», руководствуясь надеждами, которые, как мы думаем, нам положено питать, теми мнениями и убеждениями, которые полагается иметь.

Причина, по которой мы так стараемся поддерживать внешний слой, кроется в том, что мы смертельно боимся, что кто-нибудь проникнет через него и обнаружит под ним следующий слой. Это основанный на страхе слой, как его называет доктор Немет; слой неуверенности, ощущения ничтожности и смертельного страха по поводу того, что на самом деле мы не знаем, что делаем, и что в действительности не имеем всего того, что пытаемся показать. Назовем этот слой «самозванцем», поскольку он представляет собой нашу внутреннюю сущность, обнаружения которой боимся. Нас страшит мысль, что другие люди узнают, что бо́льшая часть нашей жизни — обман. Она названа раввином Кула «жадной, похотливой, самонадеянной, ленивой, кокетливой, ревнивой, злой, занудной и неуверенной». И мы отчаянно надеемся, что ее никто не заметит. Доктор Немет утверждает: причина в том, что мы думаем — этот слой-самозванец представляет наше истинное «Я». Неудивительно, что мы предпочитаем не показывать его.

Однако правда не в этом. Как считает доктор Немет, существует третий, самый глубокий слой. Он находится настолько глубоко, что это даже не слой — это ядро. То, что доктор Немет называет нашей истинной сущностью. Он характеризуется тем, чем мы дорожим больше всего: нашими чаяниями. Здесь хранятся наши самые заветные желания: быть значимыми, принятыми и оцененными, здесь живут стремления к близости и любви. Это внутреннее «Я» умирает от желания открыться, по крайней мере, одному человеку. Это ядро, наша сущность, стремится быть обнаруженным и познанным, с тем чтобы вырасти и заключить в себя два других слоя.

Эту работу доктор Немет называет «путь героя», поскольку ее выполнение требует немалого мужества. Ведь необходимо с готовностью исследовать свои заветные желания, сильнейшие страхи и иллюзии — и поделиться этим с другим человеком.

К счастью, здесь как раз на помощь приходит брак. Ваш брак, какой он есть на данный момент, дает вам отличную возможность обнаружить, раскрыть и вырастить ваше внутреннее «Я» в целостную натуру. Эта книга рассказывает о том, каким образом брак способствует вашему вырастанию в сильнейшую личность. Что ж, вот где ваше внутреннее «Я» проявляется ярче всего. Все начинается с вас как с личности, желающей истинной связи с супругом, питающей надежды стать всецело познанной — и по-прежнему любимой и принятой.

Путь одного героя

Наиболее смелый из известных мне примеров рискованной самопрезентации я наблюдал у пары, которая приходила ко мне несколько лет назад. Их история служит иллюстрацией всего, о чем мы говорим.

Энди и Соня консультировались со мной несколько лет назад по проблеме домашнего насилия. Когда Энди напивался, то становился агрессивным. И это продолжалось годами. Двое их малолетних детей были в опасности, поэтому подключились социальные службы, в том числе работник из организации для женщин, подвергающихся насилию. Все это было ужасно.

Когда люди слышат о подобном, часто бывают убеждены: проблема в Энди. На первый взгляд это так. Энди был взрослым, ответственным за свои решения мужчиной, потому заслуживал осуждения за свои действия. Некоторые из них были попросту низкими и непростительными.

Хочу внести ясность: наше обсуждение никоим образом не преследует цели оправдать поведение Энди. Его эмоциональная реактивность, способ «крика» терроризировал тех, кого он любил больше всего на свете. Ничто не может оправдать это.

Итак, когда они впервые пришли ко мне, оба считали, что проблема в Энди. И сам он верил, что это полностью его вина. У Энди несколько дней назад случился очередной приступ гнева, и теперь он стыдил и обвинял себя, горячо извинялся и обещал, что больше никогда не причинит боли своей любимой. Даже добровольно вызвался пройти курс лечения.

К чести Сони, она использовала этот период, чтобы обратиться за лечением. Но, как почти каждый в ее ситуации, что, как вы думаете, она хотела от этого лечения? Конечно, помочь в исправлении Энди. Она любила его и хотела ему верить; Соня чувствовала, что нуждается в нем. Он был кормильцем семьи, отцом ее детей и, хотя она не вполне это понимала, ее… проектом. С первых дней их отношений она была «правильным» партнером, тем, кто все улаживал, и пока муж не выходил из себя, он был для нее идеальной, подходящей половинкой. Когда она сказала: «Я обязуюсь» — это было обещанием спасти мужа и навсегда изменить его.

Таким было ее участие в паттерне. Согласно этой роли, она должна была все исправлять, представляя собой невинную жертву. Она пассивноагрессивно пыталась спасти Энди, заставив его искупить свои грехи. Только она его понимала, лишь она могла защитить от него своих детей и только она, как его лучшая половинка, могла его «исправить». Такова была позиция Сони, когда пара пришла ко мне. Все дело в Энди. Она не делала ничего, лишь была ему превосходной женой. Она нуждалась во мне, чтобы я раз и навсегда помог его исправить.

Однако после нескольких наших занятий Соня начала сосредотачиваться на себе; стала критически относиться к некоторым своим поступкам. Она начала видеть свою роль в паттерне: усилия по исправлению Энди заставляли ее верить, что она способна изменить его поведение, чему он, понятно, сопротивлялся. Когда он поступал так, Соня слишком быстро прощала его из-за эмоциональной потребности в муже — и не обращала внимания на тревожные признаки того, что он вновь собирается бушевать. Недостаток ее веры в собственную индивидуальность и ценность привели к тому, что она предпочитала прятать синяки и отказываться от реальной помощи.

Я знаю, о чем вы думаете. Что ей просто следовало отыскать в себе немного самоуважения и навсегда оставить этого идиота. Но все не так просто. Особенно в таких обстоятельствах, в которых находилась эта женщина. Соня построила семью с этим мужчиной, и их жизни настолько переплелись, что попытка освободить себя и детей привела бы к существенным финансовым трудностям и продолжительному судебному процессу. Кроме того, она все еще хотела изменить свой брак; не желала просто выбросить десять с лишним лет совместной жизни и начать все заново. К тому же Энди действительно начал меняться. С тех пор, как стал работать со мной, начал выполнение 12-этапного реабилитационного плана, вновь стал посещать церковь и прошел индивидуальный курс терапии, ориентированный на его ужасные отношения с отцом.

У этой пары была явная надежда, поскольку каждый из них сосредоточился на себе. Они начали видеть свои проблемы, выраженные явными паттернами, и идентифицировать свои роли. И, что лучше всего, стали тренировать личностные возможности, успокаивать себя и противостоять ложным установкам, чтобы измениться для общего блага.

Однако паттерны сильны. Особенно такие реактивные и укоренившиеся, как у Энди и Сони. И однажды, когда оба были не в лучшей форме, Энди начал пить, а Соня — пытаться удержать его от этого. Никто не знает, кто начал первым, но можете вообразить, что случилось потом. Соня принялась жаловаться, что работа терапевтов оказалась бесполезной, а Энди начал сердиться.

Он стал повышать голос, а она начала утихать. Соня принялась отступать и съеживаться, а Энди — преследовать ее. Паттерн привел их в спальню. Понятно, что Соня теперь пыталась избежать этой ситуации. Энди хотел вызвать ее реакцию и, как обычно, поставить себя в выгодное положение. Они двигались по знакомому сценарию: Энди уже занес руку, а Соня повернулась к нему спиной, чтобы защитить себя.

А потом что-то произошло: то, что могло бы изменить их жизнь.

В момент, когда привычно следовал удар, Соня предприняла нечто совсем другое, чем обычно. Она храбро сделала «Я» шаг, достойный запечатления в истории. Она вдруг выпрямилась и повернулась к мужу. Затем сделала шаг к своему агрессору, посмотрела прямо ему в глаза, стоя под его поднятой рукой, и объявила ему вновь обретенную правду.

«Знаешь, что я поняла? — спросила она, сделав еще один шаг. — Я вдруг поняла, что ты мне больше не нужен».

«ЧТО?! — с болью и недоверием вскричал Энди. — Я тебе больше не…»

«Но я все еще хочу быть с тобой», — прервав его, Соня сделала еще шаг к мужу.

Ее слова были встречены молчанием. Оба просто стояли и смотрели друг на друга, ошеломленные происшедшим. Никто не знал, что делать дальше, потому что ни один из них прежде не сталкивался с этим видом близости. Затем Соня сделала следующий шаг.

«Я хочу настоящего тебя… Я хочу тебя, но не такого», — она указала на его сжатый кулак.

Глубоко потрясенный, Энди опустил руку и заплакал.

Соня стояла так несколько мгновений, заставляя себя оставаться на месте. Она мужественно сопротивлялась желанию успокоить Энди. Затем спокойно обошла его и покинула комнату. Паттерн был прерван в наиболее напряженном моменте, как только один партнер решился на самопредставление.

Вы можете задать резонный вопрос: какого дьявола она все еще была с этим парнем? Как уже было сказано раньше, Соня построила жизнь и семью с этим мужчиной. И мы не будем разбираться в этом. Она имела свои причины и несла полную ответственность за них. И как только самоуважение заставило ее прекратить нуждаться в муже, она открыла для себя, что по-прежнему желает быть с ним.

Понятно, я не был свидетелем этой сцены. Я услышал это от них на следующий день. Именно Энди был тем, кто рассказал бо́льшую часть истории. Я никогда не видел его настолько открытым, счастливым и откровенным. Он сообщил, что никогда не испытывал таких сильных эмоций, как в те несколько мгновений между словами жены о том, что он ей больше не нужен, и тем моментом, когда она сказала, что все равно хотела бы быть с ним. Сначала он испытал сильнейшую боль, затем глубокую печаль и, наконец, радость. Верите, он выглядел другим человеком.

И Соня, по сути, изменилась. Вновь обретенное самоуважение заставило светиться от гордости. Невероятно смелый поступок, когда она представила себя, остановил ужасный паттерн на подходе и привел обоих к новому витку отношений.

Урок для всех нас

А теперь прошу вашего внимания. Я не предлагаю это в качестве универсального плана действий для женщин, подвергающихся домашнему насилию.

Советовать такое с моей стороны было бы непрофессионально, бездумно и безответственно. Я лишь предлагаю взглянуть на смелый поступок Сони как на пример чудесной силы самопрезентации, как на пример для нас всех.

Всякий раз, когда я чувствую себя испуганным, когда хочу, но боюсь высказать супруге то, что думаю, — часто вспоминаю Соню. Если эта женщина смогла сделать такой смелый шаг к своему партнеру, полностью выражая свои желания перед лицом неизбежной физической расправы, тогда что останавливает меня сделать «Я» шаг к Дженни? Например, я просто хочу выразить свои опасения насчет финансов. Или желаю, чтобы она наконец после всех этих лет узнала, что я республиканец. Или я просто хочу ее. В любом случае все это начинается с «Я».

Итак, давайте теперь поговорим о вас. В чем выражается ваше самопредставление? С чего вы начнете, может быть, даже сегодня вечером или на выходных? Полагаю, вы это уже знаете. Есть, по крайней мере, одна вещь, о которой вы давно — возможно, в течение многих лет — хотели бы поведать своему партнеру. Прежде чем начнете нервничать по этому поводу, имейте в виду — это может быть нечто незначительное. Однажды я работал с одной клиенткой, которая наконец решилась набраться храбрости и предложить переключить радиостанцию в автомобиле, в то время когда муж был за рулем. Да, это незначительно, но она не представляла, каким образом сделать это. Они всегда следовали паттерну, согласно которому муж принимал решение по выбору музыки; даже не знала, каким образом выразить свое предпочтение. Однако сама идея сказать ему об этом принесла чувство огромного облегчения.

Чем бы вы хотели поделиться с супругом? Что вам не терпится сказать? О том, что, по вашему мнению, у него лишний вес (или он «дрябловат») — и вы хотели бы, чтобы он лучше ухаживал за собой? Давайте, сделайте это! Вы боитесь, что станете отдаляться друг от друга, когда дети начнут учиться в колледже?

Не ждите этого момента. Поговорите на этой неделе. Вы действительно хотите испытать глубокую сексуальную связь начиная с сегодняшнего вечера? Успокойтесь, Достигните Зрелости и Станьте Ближе. Затем Повторите.

Смысл в том, что все начинается с вас. Не потому, что именно вы всегда должны делать первый шаг.

Все начинается с вас, потому что вы и только вы знаете о своих чувствах. Будь сейчас на вашем месте ваш супруг, я бы сказал ему то же самое.

Смысл в том, что каждый из нас несет ответственность за самопредставление перед супругом, перед браком, перед самим собой. Всегда.

Это самопредставление является ответом на любую проблему в браке. Оно останавливает бесполезные споры, потому что сначала вы указываете на себя. С этого начинаются серьезные обсуждения, потому что они возможны, когда каждая сторона честна и поощряет другого поступать так же. Наконец, самопрезентация избавляет от злостной скуки в браке, потому что этот путь, наполненный риском раскрытия карт, никогда не заканчивается. В то время как вы продолжаете взрослеть, расти и меняться, то же самое происходит и с вашими желаниями, предпочтениями и мечтами. И не имеет значения, как долго вы живете с одним человеком; вы никогда не сможете полностью исключить риск, не будете знать наверняка, как именно ответит супруг на ваш «Я» шаг. Никогда. И это очень хорошие новости для тех, кто хотел бы сохранить таинственность, волнение и, конечно, близость для глубокой, пожизненной привязанности.

И это очень хорошие новости для тех, кто действительно желает любить и быть любимым в ответ. Это как раз то, к чему мы движемся дальше.

9. О принципах любви

То, что вы называете любовью, было придумано такими, как мы, чтобы продавать чулки.

Джон Хэмм в роли Дона Дрейпера в фильме «Безумцы»

Требуется секунда, чтобы потерять от кого-то голову, день — чтобы кто-то тебе понравился… но чтобы полюбить кого-то, нужна целая жизнь.

Неизвестный автор

Мы приближаемся к концу книги. Я знаю, временами это было нелегко, поэтому должен сказать: если вы все еще читаете, я благодарен вам.

Также верю, что если вы прошли со мной такой долгий путь, то готовы пройти еще немного. Как вы, несомненно, уже знаете, я верю, что ваш брак, и брак вообще создан для того, чтобы помочь вам вырасти в более целостную и духовно богатую личность.

В жизни существует немного событий, которые можно было бы приравнять к тому, с чем вы прямо сейчас сталкиваетесь в браке — он способен улучшать и испытывать вас, давать возможность для превращения в целостную личность. У вас на самом деле может быть семья вашей мечты, и вы можете стать таким человеком, которым всегда хотелось быть, — и, к счастью, то и другое взаимосвязано. Более того, процесс вашего роста и преобразование брака также позитивно связаны и с развитием вашего супруга, даже если он/она не читали эту книгу и, кажется, не собираются меняться.

Это связано с основными истинами.

1. Когда вы в спокойном расположении духа, ваше присутствие становится успокаивающим.

2. Когда концентрируетесь на себе, то способны освободить себя и супруга от опутывающих заблуждений, которые заставляют вас застревать в реактивных паттернах.

3. Когда вы узнаете (а вы узнаете!) о своем участии в проблеме, то можете изменить весь паттерн.

4. Естественное трение во время конфликта между вами и супругом — это верная возможность добавить необходимой теплоты в отношения.

5. Успокаиваясь, Достигая Роста и Близости, вы можете превратить любой конфликт в возможность для укрепления связи.

6. Близость, которую вы ищете, всегда лишь в одном «Я» шаге от вас.

Любовь на самом деле…

Эти основные истины я всячески старался донести и продемонстрировать на протяжении всей книги; надеюсь, вы пришли к тому, что они на самом деле могут все изменить. Даже могут привести вас к новому пониманию любви как таковой.

Как раз об этом повествует последняя глава.

Любовь, наверное, более всего употребляемое — и порой ошибочно — слово в английском языке. Впрочем, как и в любом другом. Оно поверхностно используется по всему свету; является предметом песен, темой большинства фильмов и, я полагаю, истинным желанием, живущим в каждом человеческом сердце. Любовь — одна из тех вещей, что мы любим больше всего на свете.

По крайней мере мы думаем, что это так. Правда в том, что слово «любовь» настолько часто и бездумно используется, что мы изо всех сил стараемся упоминать его в любом общеизвестном значении или понимании. Может быть, вы говорили кому-то на этой неделе: «Я люблю тебя». Возможно, своему супругу. Но что вы имели в виду, говоря это? Иногда мы подразумеваем под этим: «Я испытываю сильные романтические эмоции». В другой раз это может быть: «Мне действительно нужно, чтобы ты был/была в моей жизни прямо сейчас». Или: «Я рад/рада, что могу прямо сейчас рассчитывать на твою помощь».

Но является ли это настоящей любовью? Связано ли с любовью выражение сильных чувств, или благодарности, или нуждаемости в ком-то? И, если нет, что же тогда является любовью?

Думаю, есть другое определение. Открыты ли вы для резкого вызова вашим отношениям и поступкам? Все, что я прошу от вас, — это сохранять объективность. Готовы?

«Ей было всего лишь… семнадцать»

Возвращаясь в те времена, когда я учился в старших классах, вспоминаю, как впервые влюбился. Имею в виду, серьезно влюбился. Я был так страстно увлечен девушкой, что даже мог не пойти в свой класс, чтобы украдкой взглянуть на нее в другом конце школы. Она была всем, о чем мне хотелось думать и говорить, той, о ком я хотел видеть сны. Она очень, очень мне нравилась. И когда мы начали встречаться, я даже думал, что люблю ее.

Затем ее лучшая подруга растолковала мне, что к чему.

Я понял тогда, что путь к сердцу девушки, особенно в старших классах, лежит через ее друзей. Поэтому сдружился с лучшей подругой девушки, которая мне нравилась. И когда я признался ей, что люблю ту девушку (давайте назовем ее Дженни), ее лучшая подруга отозвалась очень резко.

«Правда? Ты любишь Дженни? И что заставляет тебя говорить это? Твои сильные чувства по отношению к ней?»

«Я знаю, что люблю ее, потому что никогда и ни к кому не испытывал таких сильных чувств», — возразил я.

«Ты действительно думаешь, что разница между „нравится“ и „люблю“ — всего лишь в силе чувств? — спросила она. — Хэл, тебе нравится Дженни, это правда, — сказала она затем. — И ты ей тоже иногда нравишься. Но любить кого-то — это совершенно другое дело».

«Ладно, допустим, — ответствовал я. — А в чем, по-твоему, разница между нравится и любишь?»

«Ну, симпатия неизбежно эгоистична», — резко начала она.

«Погоди минутку…»

Она не дала мне закончить:

«Хэл, когда тебе кто-то нравится, ты желаешь этого человека для себя, хочешь, чтобы ты тоже ему нравился — и никто больше».

Я немедленно запротестовал, когда она сказала слово «эгоистичный», но, когда выслушал ее, начал понимать. «Симпатия» к кому-то означает явное эгоистичное намерение, страстное желание всецело обладать этим человеком и надежду на то, что он чувствует то же самое.

«Ладно, допустим, — ответил я. — Симпатия более эгоистична, чем мы обычно думаем. Стало быть, любовь является чем-то противоположным? Любить кого-то не эгоистично?»

И вот тут школьная подруга навсегда изменила мои представления о любви.

«Когда действительно любишь кого-то, Хэл, как ты и говоришь, то желаешь для него всего самого лучшего…»

«Верно…» — согласился я.

«…даже если в жизни этого человека не будет тебя».

«Что?!»

Она повторила:

«Когда любишь кого-то, то желаешь самого лучшего для этого человека. Ты не хочешь ничего, кроме того, чтобы у него была счастливая жизнь — даже если в ней не будет тебя».

Теперь примите во внимание, эта беседа состоялась больше двадцати лет назад. Цитируя «Битлз», «ей было всего лишь семнадцать». Но тогда я был поражен сообщенной мне истиной и с тех пор бился над ее осознанием. Согласно этому определению любви, я не мог быть поглощен своими потребностями, поскольку я хотел лучшего для моей жены Дженни, независимо от того, буду ли я в ее жизни. Согласно этому пониманию любви, я не могу испытывать горечь или обиду, потому что не желал бы, чтобы жизнь Дженни была наполнена подобным негативом. Это определение любви взывало к такому уровню отдачи, заботы о другом человеке, который абсолютно подавлял мои чувства и минутные прихоти — как романтические, так и любые другие.

Итак, вы любите своего супруга?

Теперь, когда вы узнали о таком понятии любви, что вы об этом думаете? Согласны или нет? Почему да или почему нет? Кажется ли вам это определение слишком уж самоотверженным, особенно в русле темы данной книги, которая советует быть более эгоцентричными для создания крепкого брака? Поразмыслите над этим.

Пока вы бьетесь над этими вопросами, будьте готовы немного подумать еще над одним моментом.

Согласно определению любви, существует гораздо более важный вопрос, стоящий перед всеми нами, женатыми людьми. Может ли каждый из нас честно утверждать, что мы любим своих супругов? Вы его любите? Вы любите ее? Желаете ли вы всего самого лучшего для супруга, надеетесь ли на это, молитесь об этом? Я не имею в виду, что вы желаете наиболее легкой и удобной жизни или материальных ценностей. И я не подразумеваю под этим то, что сделает жизнь лучше для вас. Я имею в виду, лучшего для вашего супруга. Лучшего состояния здоровья и условий жизни, лучшей работы, лучшей семьи и друзей, лучших наставников.

И, конечно же, лучшего супруга.

Все правильно, я сказал именно это. И спрашиваю вас прямо, без обиняков: желаете ли вы для вашего супруга лучшего из возможных партнеров, надеетесь ли на это, молите ли об этом небеса? Супруга, который слушает со вниманием, говорит правду о любви, с готовностью отстаивает свое и с радостью заботится о вас? Желаете ли вы для своего супруга такого мужа или такую жену, каких мы описывали и какими призывали быть на протяжении всей книги? Того, кто с готовностью концентрируется на себе, успокаивает себя и достигает зрелости, проходя сквозь конфликты в браке? Того, кто не боится быть отвергнутым и, возможно, рискует самим браком ради достижения истинной близости?

Вы правда хотите лучшего супруга для своего мужа или своей жены?

Даже если это будете не вы?

Первое слово, сказанное вами в браке, было «Я». И, как мы узнали из последней главы, близость — истинное взаимное самораскрытие — всегда начинается с «Я». Вы сказали: «Я обязуюсь». Вы не говорите: «Мы обязуемся». И не произносите: «Когда ты обязуешься сделать, тогда и я сделаю». Вы говорите: «К лучшему или худшему, я обязуюсь… независимо от того, как поступишь ты».

По крайней мере, это слышат в ваших словах другие люди, включая супруга. Понятно, свадьба — сумасшедший день. И даже если вы потратили невероятное количество времени, создавая собственные особые клятвы, на самом деле вы не слишком ясно мыслили там, у алтаря. Верно? Кто же истинно клянется в том, о чем говорит на церемонии? Кто на самом деле собирается соответствовать этим обетам? Да и кто на это способен? Все эти возвышенные идеалы столь далеки от повседневных мелочей! Вы в самом деле способны посвящать себя супругу — даже в те моменты, когда явно не настроены на это? Даже когда он не слишком вам нравится? Во все эти моменты вы по-прежнему готовы следовать тому самому «обязуюсь»?

Ответьте мне, а лучше себе. Будьте честны с собой: вы обязуетесь обязываться? Обязуетесь выполнить обязательство, данное супругу, даже если испытываете страх, что он не способен сделать то же самое? Я не спрашиваю, готовы ли вы продолжать подвергаться насилию; не спрашиваю, способны ли закрыть глаза на негативный вклад супруга в ваш брак. Все это не представляет ваше истинное «Я» и никогда не будет всецело отвечать понятию «я обязуюсь». Нет, я не спрашиваю вас о готовности стать ковриком, о который вытирают ноги, ради выполнения данных обязательств. Это не было бы браком БезКрика, и подобный «коврик» не может быть хорошим супругом.

И вот куда логически приводит сочетание «я люблю» и «я обязуюсь». Вы говорите, что любите супруга, подразумевая, что желаете для него всего самого лучшего, даже без вашего участия. Если так, вы должны желать для вашего супруга, чтобы он/она имели самого лучшего мужа/жену. Вы сказали «я обязуюсь», что означает вашу искреннюю веру в то, что вы и есть лучший. Вы полагаете, что можете быть лучшим супругом для своего партнера. Позвольте мне произнести это утверждение еще раз. Комбинация из «я люблю» и «я обязуюсь» означает, что вы искренне верите, что можете быть лучшим супругом для вашего партнера. Делая оба этих заявления, вы полагаете, что а) хотите всего самого лучшего для партнера, включая лучшего супруга; б) верите, что являетесь им.

Напрашивается вопрос: вы знаете, что можете быть лучшим? Уверены, что способны выполнить обещание «я обязуюсь»? Если не верите, что вы и есть тот самый человек, тогда не сможете полностью сдержать обещание «я обязуюсь». Если не хотите, чтобы у вашего партнера был самый лучший супруг, тогда вы не можете утверждать «я люблю». Если вы желаете следовать обоим этим утверждениям, сохраняя целостность, значит, по-настоящему готовы к браку.

Когда вы заявляете: «Я люблю тебя», и говорите: «Я обязуюсь», это значит, что вы прощаетесь с тремя понятиями.

1. Понятия ложного смирения, такие как «мне так повезло, что она со мной» и «он святой человек, раз выносит меня все эти годы». Эти утверждения могут выглядеть как скромность или благодарность, но они вовсе не так полезны, как вы думаете. Просто это не очень-то честное мнение человека, который готов гордо объявить: «Я посвящаю себя ему/ей до конца своей жизни и обязуюсь стараться изо всех сил, чтобы стать для него/нее лучшим супругом».

2. Противоположное понятие заключается в том, что супругу несказанно повезло с вами. Даже шутки по поводу предполагаемого неравенства в вашем союзе («Ему повезло, что я его терплю» или «Она не представляет, как ей с ним повезло!») могут быть по-настоящему вредными. Ведь подобные утверждения, даже сказанные в шутку, отражают растущее негодование. Если вы действительно чувствуете дисбаланс стараний, преданности или искренности, Успокойтесь, Достигните Роста и Близости, непосредственно обращаясь к данной проблеме. Сегодня же вечером.

3. Идея, согласно которой супруг должен просто принять вас такими, какие вы есть, не призывая к достижению зрелости и дальнейшему росту как личности. Мой друг и коллега, психолог и автор книг Нил МакНерни, называет это «защита Попая» (Попай — персонаж комиксов и мультфильмов. — Примеч. пер.). Это понятие происходит из любимой песни Попая: «Я — ямс, что я ямс, и все, что я есть, — это ямс» (эта фраза из песни «I yam what I yam, and that’s all that I yam» на английском языке по звучанию похожа на «I am what I am, and that’s all that I am» — «Я есть то, что я есть, и это все, что я есть». — Примеч. пер.) Я довольно часто сталкиваюсь с подобной защитной реакцией у клиентов. Это звучит примерно так: «Слушайте, если бы она меня любила, прекратила бы пытаться меня изменить и просто приняла таким, какой я есть».

Позвольте мне вернуться к этому чуть позже, поскольку данный момент идеально подводит нас к кульминации этой главы. Конечно, я понимаю активные действия супруга, пытающегося изменить второго, и попытки партнера противостоять этим усилиям. Во многих отношениях эти активные действия являются несомненным паттерном, который я призываю не исполнять. Я прошу перестать концентрироваться на супруге и обратить пристальный взгляд на самих себя. Однако это относится как к тому супругу, который пытается манипулировать партнером, так и к тому, кто пытается противостоять этой манипуляции. Прекратите столь активно сосредотачиваться на супруге, который пытается вас изменить; начните концентрироваться на более продуктивном занятии: изменении себя.

Что интересно в этой защите Попая — когда она используется, то производит впечатление здорового принятия себя. «Я могу принять себя таким, какой я есть, — почему она не может?» В нашем обществе, пронизанном «истинами» популярной психологии, это может быть поверхностно принято за мудрость. Но если копнуть глубже, подобное отношение не только не благоразумно, но попросту вредно — как для вас, так и для вашего брака. И, уж конечно, не укладывается в наши понятия «я тебя люблю» и «я обязуюсь».

Задумайтесь об этом. Вы хотите, чтобы ваш супруг просто принял вас такими, какие вы есть? Правда, хотите? Даже если вы ленивы? Даже если позволяете своему телу стать слабым, толстым и больным? Даже если вы слишком много пьете, проводите чересчур много времени у телевизора или зачитываетесь любовными романами? И если небрежно относитесь к собственным детям, бездумно тратите деньги или жалуетесь на своего супруга подругам, вместо того чтобы прямо обратиться к нему самому? Итак, супругу полагается расслабиться, принять ваше поведение как неизменное и достойное уважения — и жить с этим вечно?

Если ваш ответ «нет», тогда Успокойтесь, Достигните Зрелости и Близости путем поиска обратной связи с вашим супругом. Отправляйтесь к нему и спросите, что вам стоит улучшить. Спросите прямо, что вы делаете не так. Что бы он хотел, чтобы вы делали больше или меньше? Вам необходима постоянная обратная связь.

Если же ваш ответ «да», если вы верите, что супругу следует всецело принять вас со всеми недостатками, то я хочу, чтобы вы внимательно меня выслушали. Ваша проблема заключается не в усилиях супруга изменить вас. Ваша проблема в том, что вы совсем не уважаете себя. Вы себе даже не нравитесь. Потому что любой, кто уважает себя, намерен активно работать над самосовершенствованием, редко расслабляясь и позволяя себе быть удовлетворенным результатом. Каждый, кто хотя бы нравится себе, намерен лелеять богом данное желание расти в мудрости, основываясь на своих способностях и навыках. Вместо этого вы просто утопаете в собственном бессилии, используя эмоциональные мышцы лишь для того, чтобы противостоять попыткам супруга изменить вас. И еще удивляетесь, почему даже то хорошее в жизни, что прежде приносило радость, уже не кажется вам таким замечательным. Это происходит потому, что вы «приняли» себя — и требуете от супруга сделать то же самое.

Но я уверен: вы не хотите, чтобы супруг просто вас принял. Вы хотите, чтобы он уважал вас. Чтобы он понял, что вы не ребенок, которому нужна мамочка, указывающая, как себя вести. Вы хотите, чтобы он воспринимал вас как взрослого человека. Что ж, есть лишь один способ получить это уважение.

Позвольте управлять любви. Призовите себя к собственному стандарту. Стандарту, который вы уже установили, сказав «я люблю тебя» и «я обязуюсь». Вы желаете для супруга прекрасной жизни, включая лучшего супруга; вы работаете над этим и верите, что являетесь им. Это и означает: любить супруга и себя.

Вы сможете справиться с правдой

И первым шагом в призыве к этому стандарту является тот шаг, который постоянно приходится делать всем нам, пока мы состоим в браке. Прежде всего следует быть честным с собой. Выполняю ли я свои обещания? Делаю ли все возможное, чтобы быть лучшим для своего супруга? Вы делаете?

Нет.

Мы никоим образом не ведем себя как лучшие супруги. Я знаю, так легко поддаться искушению и заметить, что супруг также не делает все возможное для вас, но дело сейчас не в этом. Иногда полезно осознать это, чтобы временно оправдать собственные недостатки, сравнивая их с недостатками супруга. Но дело не в нем, а в вас самих. В вашем поведении, отношении, ваших эмоциональных реакциях. Можете ли вы со всей уверенностью заявить, что являетесь лучшим партнером для своего супруга?

Конечно, нет.

И я не могу. И вы, и я весьма далеки от идеала. А, согласно вышеупомянутому пониманию любви, это означает, что мы не всегда любили своих супругов. Все мы не всегда выполняли обязательства перед ними. Каждый из нас грешен и далек от совершенства.

Я прошу вас потерпеть меня еще немного. Прошу вас отложить сейчас книгу, расценив эти идеи как слишком мрачные и лишенные позитива, идеи, не учитывающие вашу боль. Я знаю: вы страдаете от того, в чем супруг не оправдал ваших надежд, но думать об этом совсем не полезно. Сейчас следует сосредоточиться на себе.

Итак, если вы все еще со мной и готовы следовать дальше в поисках глубокой связи, которую ищете, нужно сделать следующий шаг. Каждый когда-то приходит к тому, что он не настолько любит или не настолько предан, как об этом говорит. Каждый из нас «грешен» в этом отношении перед своим супругом. И что же вы делаете, когда понимаете, что согрешили?

Конечно, извиняетесь.

Но — стоп: потерпите меня еще немного. Вы можете быть по горло сыты поведением супруга — и не собираться извиняться перед ним. Можете настолько рассердиться на меня, что захотите отвергнуть все, что узнали из этой книги! Я вас слышу, я понимаю. Ваша боль порой просто невыносима; ваши желания столь жестко попраны, что вы не хотите и думать о том, чтобы извиняться.

Но извиниться вы можете.

В комедии для людей среднего возраста «Простые сложности» есть замечательная сцена, которая демонстрирует мои слова. Поскольку персонаж Мерил Стрип заводит роман со своим бывшим мужем, которого играет Алек Болдуин, она начинает понимать многие вещи о себе и о распавшемся браке. В особенно трогательной сцене она совершенно по-новому открывается герою.

«Знаешь, я на самом деле поняла, что в распаде нашего брака была не только твоя вина».

Герой Болдуина потрясен ее осознанием и признанием: ведь это он изменил жене с женщиной намного моложе себя — и затем женился на ней. И спустя десять лет та женщина, которую он обманул, допускает, что она тоже принимала участие во всем этом?

С психотерапевтической точки зрения я ценю эту сцену за ее правдивость и нежность; разведенным людям нередко свойственно становиться более зрелыми, и они берут на себя ответственность за свое участие в деле распадения брака. Но я и досадую, глядя эту сцену: людям не свойственно приходить к осознанию этого факта до того, как они разведутся.

И это истины, о которых повествует эта глава. Они кладут к нашим ногам неприкрытую правду о высоких стандартах любви и брака. Они показывают, что эти два понятия должны следовать вместе, как «лошадь и повозка».

Если мы продолжаем ответственно говорить «я люблю тебя» и «я обязуюсь», нам следует сделать только одно. И мне и вам надо Успокоиться, Достигнуть Зрелости и Близости, смело принося извинения супругам, ища их прощения. Если вы готовы, я покажу вам как.

Четыре «С» прощения

В своей книге «Стремления» раввин Ирвин Кула дает модель внешнего и внутреннего поиска, получения и дарования прощения. Он именует свою модель Четырьмя «С» прощения.

1. Первое «С» — Сознавание. Большая часть информации, изложенной в этой книге, предназначена для того, чтобы помочь вам научиться осознавать вашу значимую роль в создании прошлых и нынешних паттернов в браке. Для некоторых осознание этих истин является чрезвычайно пугающим. А кому-то они принесли невероятное облегчение. Для этих счастливчиков осознание своей роли в паттерне стало действительно хорошей новостью, потому что, как только мы узнаем, каким образом создается и поддерживается проблема, становится ясно, как ее изменить. Поскольку все проблемы могут включать паттерны, а в них требуется участие по меньшей мере двух партнеров, нужно лишь изменить свою роль, чтобы изменить паттерн — и устранить проблему.

Вот о чем говорит первая «С», Сознавание. Истинное прощение начинается с ясного осознания нашего участия в проблемной ситуации, причем без извинения собственного поведения. Сложность заключается в том, что мы всегда желаем, чтобы и супруг в равной степени осознал свою роль. Однако к этому моменту вы уже знаете, куда вас приведет это желание — в то мрачное место, где вы будете ожидать кого-нибудь, кто сделает первый шаг по направлению к вам. Близость всегда начинается с «я». Как Инициирование. И Самодостаточность. Именно вам предстоит первыми осознать свою роль, независимо от действий супруга. Потому что ваша жизнь — лишь в ваших руках. Воззвание к зрелости и самодостаточности относится к вам, а не к супругу.

И это воззвание чудесным образом помогает определиться с предложенными здесь понятиями любви и обязательств. Признаете ли вы, согласно нашим определениям, что вы не являетесь лучшим супругом для того, кого, как говорите, вы любите? Я надеюсь, что это так. В этом случае для вас — слово освобождения.

2. Второе «С» — Сожаление. Второе «С» раввина Кулы начинается с внутренней оценки нашего отношения к собственному поведению. Мне всегда кажутся удивительными люди, проповедующие принцип «никаких сожалений». Известный американский государственный деятель Генри Киссинджер убеждал нас: «Примите себя абсолютно такими, какие вы есть — я имею в виду, абсолютно. Вы — это вы, и в этом и начало, и конец — никаких извинений, никаких сожалений». Как психотерапевт, я признаю ценность принятия себя, однако также вижу невероятную опасность в подобном отсутствии критичности по отношению к своим суждениям и поступкам. Слишком часто люди используют «принятие» себя как оправдание отсутствия личностного роста и нежелания самосовершенствоваться.

Кула четко обозначает различия между сожалением и чувством вины. По его словам, вина является изнуряющим, тревожным чувством, страданием. Часто это приводит к самобичеванию, что, в свою очередь, ведет к парализующему бездействию. С другой стороны, сожаление — это «продуктивное действие; оно вынуждает становиться лучше». «Когда мы сожалеем, — продолжает Кула, — становится возможным решиться на то, чтобы не повторять ту же ошибку, когда мы сталкиваемся с подобной ситуацией».

Это утверждение приводит нас к третьему «С».

3. Третье «С» — Смелость. Когда вы решаете, что хотите жениться или выйти замуж, вы проявляете готовность сделать все, чтобы проявить себя как лучший супруг для своего партнера. Эта готовность является отправной точкой — той, куда вы уже добрались, если все еще читаете эту книгу.

За этим следует решимость измениться; стремление сделать все так, как надо. Или, по крайней мере, сделать все, от вас зависящее. Труднее всего прийти к такой решимости, когда нет гарантии, что супруг тоже поступит подобным образом. Сложно сказать, сколько людей доходило до этого момента — и отступало. Несмотря на всю проделанную работу, пройдя через все принципы, изложенные в этой книге, они, казалось, наталкивались на препятствие, когда дело действительно доходило до извинений без скрытых мотивов.

Большинство из нас спотыкается о принесение извинений, потому что мы не вполне осознаем свои скрытые мотивы, особенно в браке. Возможно, в глубине души тайно лелеем уверенность, что, если мы извинимся, супруг сделает то же. Или, по крайней мере, будет благодарен. Верно?

Но из этого ничего не выйдет. Ведь смысл подхода Брака БезКрика заключается в том, что брак делает вас более сильной личностью, учит действовать независимо от супруга. Если вы считаете, что он должен за что-то извиниться, начинайте с «Я» — и просто заявите об этом. «Я считаю, что тебе следует извиниться передо мной за свое вчерашнее поведение». Но держите в памяти тот факт, что эта беседа никак не связана с вашим извинением! Желание извиниться должно быть столь же искренним, сколь желание крепкой связи. В этом не должно быть скрытых мотивов и надежды получить какой-то особый ответ. Вы испытываете искреннее сожаление по поводу собственного поведения, осознавая, насколько это противоречило вашим главным принципам и желаниям. Затем вы должны найти в себе смелость попросить прощение — и попытаться все исправить или улучшить. Без скрытых мотивов относительно вашего супруга.

Однако эта решимость извиниться должна следовать бок о бок с желанием вести себя иначе. Напрашивается вопрос: что именно вы готовы делать по-другому? Вы признали свои недостатки? Готовы попросить прощение за то, что были не лучшим супругом для своего партнера, какого бы вы для него/нее желали?

4. Четвертое «С» — Содействие Восстановлению. Вы действительно чувствуете себя готовыми извиниться без каких-либо скрытых мотивов? Если признаете свой вклад в развитие проблемы, сожалеете об этом и чувствуете решимость изменить ситуацию к лучшему — даже если супруг не намерен делать то же самое, — значит, вы готовы содействовать восстановлению отношений. По крайней мере, попытаться это сделать.

Интересное слово — «восстановление». Особенно когда оно касается восстановления гармонии в брачных отношениях. Извиняясь, исходя из своей самодостаточности, независимо от реакции супруга, мы делаем искреннюю попытку «воссоединить» нас двоих. Это может быть воспринято неправильно; так, как объяснял Аристофан в «Симпозиуме» Платона. Греческий драматург изложил историюмиф из прошлого в попытке объяснить страстное стремление людей к браку. Он рассказал, что первоначально было три пола: мужской, женский и объединенный из этих двоих, своего рода супер-пара. Существо этого пола представляло собой законченную комбинацию из двух людей: с двумя головами, четырьмя руками и четырьмя ногами. И это было настолько могущественное, совершенное существо, что сам Зевс почувствовал в нем угрозу и расколол его на две половинки. И с тех пор две половинки каждого из этих существ жаждут соединения. Так Аристофан пытался объяснить модель брака. Однако, учитывая то, о чем мы говорили, это не то, как я бы вижу значение слова «воссоединение». Я не поддерживаю шаги, которые вернули бы вам привязанность вашей уникальной и единственной «половинки». Мы вообще не говорим о какой-либо привязанности.

Мы думаем о связи, которая всегда является добровольным союзом между двумя независимыми личностями. Мы говорим об образовании пары из двух самодостаточных людей, принявших решение разделять друг с другом выражение своей внутренней сущности, служить и любить друг друга.

Если вы собираетесь извиняться, то делаете это не потому, что чувствуете неуверенность. Вы просите прощение, потому что вы, как самодостаточная личность, стремитесь к росту и зрелости, большей целостности и более отчетливой самопрезентации в отношениях. Особенно в браке. Вы извиняетесь не потому, что нуждаетесь в прощении супруга. Вы просто заявляете: «Я люблю тебя» и «Я обязуюсь». Вы действительно намерены соответствовать своему заявлению и обещанию — даже если ваш супруг не собирается прощать вас или оценить ваши усилия.

И это делает вас редкой личностью — человеком с сильным характером; и вы становитесь более привлекательным для супруга.

Даже если извиняетесь за то, что выполняли меньше домашних обязанностей, чем следовало, или, наоборот, старались делать больше, чтобы почувствовать себя значимее, подпитывая растущее негодование.

Даже если приносите извинения за то, что не в полной мере выражали свои сексуальные предпочтения, или за то, что вы позволили себе измену.

Независимо от того, за что конкретно вы извиняетесь, извинение само по себе делает вас лучше. А извинение без ожидания ответа от супруга, как ни парадоксально, делает более вероятным, что ему захочется сделать то же самое.

И знаете, что это означает? Что у вас есть превосходный шанс основать новый, позитивный паттерн. Вы в достаточной степени Успокоились и Достигли Зрелости, чтобы остановить проигрывание прежнего негативного паттерна. И теперь, придерживаясь собственных принципов и извиняясь за то, что были далеки от этих стандартов, вы фактически создали возможность и даже весьма высокую вероятность Достигнуть Близости.

Я видел подобную трансформацию много раз, и снова и снова испытывал ее на себе в собственном браке. Там, где были обвинения и навешивание ярлыков, теперь — выдерживание паузы и просьба о прощении. Где царили обиды, теперь — сосредоточенность и самосовершенствование.

Подобная трансформация возможна для вас, если вы готовы проявить мужество и поддержать делом свои заявления и обещания. Вы любите своего супруга? Скажите это. Вы считаете, что способны быть лучшим супругом для своего партнера, пока смерть не разлучит вас? Обязуйтесь это сделать.

Придерживайтесь этих принципов — и я обещаю: вы и ваш брак уже никогда не будете прежними.

Заключение. Повод для надежды

Во всем этом мало забавного. Но ты наблюдаешь за мной, и я все сделаю.

Джеки Робинсон

Я искренне надеюсь, что к этому моменту вы уже нашли в книге несколько практических советов, начинающих изменять ваш брак. Вы могли начать практиковать эти шаги, познавая успех (и поражения) на этом пути. Мои поздравления! Начало путешествия с принципами БезКрика — самое сложное; если выполнено хоть что-то из вышесказанного, вы — на пути к достижению спокойствия, зрелости и близости. Этим заключением я хотел бы отправить вам вдохновляющее послание надежды, чтобы вы продвигались дальше.

Возможно, вы были поражены данным подходом. Вы можете не верить всем принципам БезКрика, говоря, что даже спокойствие не сможет ничего изменить в вашем браке. Вы все еще можете находиться в поисках какого-то шага, который могли бы сделать прямо сегодня вечером; шага, который улучшил бы ваш брак. Что ж, это как раз то, что я собираюсь предложить вам в Заключении.

Одна из самых больших ошибок, которые мы совершаем в попытке внести изменения, заключается в том, что мы реактивно переходим к радикальным переменам — прямо здесь и сейчас. «Так, дети, с этого момента никакого телевизора в течение недели!» — объявляем мы. Или: «Мне надоело всегда инициировать секс — если это должно случиться, пусть она первой заводит об этом разговор».

Печальная правда в том, что у подобных мер нет ни малейшего шанса привнести реальные или долговременные изменения в ситуацию. Мыслить нужно широко, но начинать действовать с малого. На самом деле полезно мечтать, каким должен быть ваш брак. И радоваться даже маленьким изменениям, которые приводят к продолжительному улучшению.

Чтобы дать вам надежду на долговременные улучшения в браке, я собираюсь закончить эту книгу одной историей. Прежде всего эта история — не о браке. Она — о силе спокойствия, которая способна изменить к лучшему любые отношения. Я хочу, чтобы вы поняли одну вещь. Независимо от мощных паттернов, с которыми вы сталкиваетесь, независимо от испытываемого давления вы можете привнести долговременные изменения в свой брак. Все, что от вас требуется, — это готовность оставаться спокойными.

Сила спокойствия

В 1945 году мужчина по имени Бранч Рики решил, что он должен пригласить афроамериканцев в Высшую бейсбольную лигу. Как владелец «Бруклин Доджерс», Рики имел уникальную возможность осуществить задуманное, а праздничное настроение страны по поводу окончания Второй мировой войны делало это как нельзя более своевременным. Итак, Рики отправил своих помощников обойти негритянские лиги в поисках перспективного бейсболиста, который мог бы стать первым афроамериканцем, играющим в Высшей лиге.

Его инструкции были просты: найти молодого, способного к развитию человека, который смог бы преодолеть предубеждения относительно стиля и успеха игры. Ко всему этому Рики добавил еще один критерий: он настаивал, чтобы этот игрок в любых ситуациях сохранял трезвый ум. «Не приводите ко мне горячие головы», — предупредил он свою разведку. И с этими инструкциями помощники отправились на поиски.

И все они вернулись с одним и тем же выводом.

После долгих и утомительных поисков все единодушно согласились, что один игрок негритянской лиги подходил идеально, чтобы присоединиться к Высшей лиге. Он был энергичен, популярен среди болельщиков и весьма быстр. Он был стремителен. Динамичен при отбивании мяча, превосходен на поле — и выполнял любые приемы лучше всех игроков. Добавьте к этому его привлекательность и обаяние — словом, этот мальчик являлся идеальным кандидатом.

Однако существовало одно «но»: его можно было назвать горячей головой. Этот игрок мог в секунду кого-нибудь задеть; он яростно спорил с судьями. Он мог даже выбыть из игры, после чего подраться за стадионом.

Мистер Рики не был этому рад. Такое поведение игрока на поле и вне его было явно не тем, чего он хотел. Но он все равно согласился встретиться с юношей. Рики привез его в свой офис в Бруклине и рассказал о своих планах. Вот пересказ той судьбоносной встречи. «Я намерен в следующем году интегрировать игрока в Высшую лигу, — сказал Рики. — Все мои ребята уверены, что ты — идеальный кандидат, чтобы стать первым чернокожим среди лучших профессионалов бейсбола, — продолжил он. — Они говорят мне, что ты превосходный нападающий, отличный филдер (один из игроков обороняющейся команды в бейсболе. — Примеч. пер.) и самый быстрый игрок на поле. И твой энтузиазм заслуживает похвал. Все идеально. Но они рассказывают мне еще кое-что. Ты слишком горяч… принимаешь все очень близко к сердцу… споришь с каждым и даже вылетаешь из-за этого с игр».

Игрок ничего не ответил.

Тогда мистер Рики стал серьезным.

«Послушай, я собираюсь ввести новых игроков, с тобой или без тебя. Я бы предпочел, чтобы с тобой. И если ты хочешь стать первым чернокожим парнем, играющим в Высшей лиге, должен пообещать мне одну вещь. Обещай, что в течение трех лет, когда весь расистский ад обрушится на твою голову: от болельщиков, СМИ, даже от товарищей по команде, — ты никак не будешь на это реагировать».

«Что?!» — ошеломленно спросил бейсболист.

«Когда тебя будут обзывать, оскорблять, освистывать и даже угрожать жизни, ты не будешь никоим образом отвечать на все это: на поле и за его пределами. Ты должен мне это обещать. У нас нет армии. По большому счету, на нашей стороне нет вообще никого. Ни владельцев команд, ни судей; может, лишь несколько журналистов. И я боюсь, что и болельщики будут настроены враждебно. Мы окажемся в очень непростом положении. И сможем победить, только если убедим мир в том, что я делаю все это потому что ты — великий бейсболист и джентльмен».

«Мистер Рики, позвольте мне спросить прямо, — произнес игрок. — Вы хотите, чтобы я был настолько слаб, чтобы ничего не делать?»

«Нет, сэр, — ответил Бранч Рики. — Я хочу, чтобы ты был настолько силен, чтобы ничего не делать, — кроме ответа своей игрой на поле».

После продолжительного молчания последовал ответ:

«Мистер Рики, я с вами».

Джеки Робинсон согласился стать первым афроамериканцем, играющим на самом высшем уровне в профессиональном американском спорте. И бейсбол стал первым, и главным институтом по интеграции в Америке.

В течение первых сезонов предсказанный Рики ад получил даже худшее воплощение, чем он представлял. В каждом городе Робинсону угрожали смертью.

Самые изощренные оскорбления и расистские издевки обрушивались на него каждую игру. Он получал угрозы даже от членов собственной команды. Многие игроки грозились покинуть команду, только бы не играть с ним, а некоторые устраивали против него заговоры. Однако верный своему слову, Джеки Робинсон никогда не отвечал на все эти нападки. Он просто оставался невозмутимым и делал свое дело. Он представлял собой образец спокойного самообладания и, если хотите, образец устойчивого превосходства. И, как вы можете догадаться, в конце концов это произвело впечатление даже на самых черствых товарищей по команде. Его спокойствие стало успокаивающим, что позволило его успеху привести к общей победе.

Однако Джеки должен был общаться и с другими людьми. Все время. Один случай стоял особняком от остальных. «Доджерс» играл на выезде, и в какой-то момент тренер другой команды принялся открыто оскорблять Робинсона. Игроки «Доджерс» должны были отбивать мяч, и Джеки находился на поле, ожидая своей очереди. Болельщики по обыкновению принялись высмеивать Робинсона, и тогда тренер другой команды поднялся со скамьи и стал подначивать своих игроков и десятки тысяч болельщиков выкрикивать самые отвратительные расистские оскорбления. В конце концов остановились на одном, которым надеялись задеть Робинсона больше всего. Они снова называли его обезьяной. Одним из животных. И были полны решимости вынудить его вести себя как животное.

Если бы им удалось заставить Робинсона выйти из себя, они смогли бы оправдать свои убеждения насчет его натуры, независимо от их собственного поведения, столь мало похожего на человеческое. Этот тренер и его команда, весь этот город заставляли Джеки Робинсона остро отреагировать.

Но мистер Робинсон не сделал этого.

Все то время, пока продолжалось скандирование, он просто не прекращал разминаться, снова и снова тренируя взмах битой.

Он не кричал в ответ, не вставал столбом, озираясь по сторонам, и не гримасничал. И, что более важно, не сбежал в безопасное место, на свою скамью. Робинсон просто сосредоточился на своей разминке. И непрерывно успокаивал себя. Однако выкрики продолжались, и в конце концов стало так шумно, что судье пришлось на время остановить игру. Тренер другой команды был там, на поле, подстрекая тех, кто глумился, кричать еще громче! Мистер Робинсон продолжал успокаивать себя и разминался. И как раз в этот момент на сцене появился еще один актер. Пи Ви Рис, светлокожий шортстоп (игрок, располагающийся между второй и третьей базой. — Примеч. пер.) из команды Робинсона, поднялся со скамьи «Доджерсов» и вышел на поле. Будучи товарищем Робинсона, он также являлся объектом презрения.

Рис и сам, конечно, поначалу был против члена команды, пришедшего из негритянской лиги. До тех пор, пока не столкнулся с невозмутимым самообладанием Джеки Робинсона. Рис в конечном счете лучше узнал своего товарища по команде и, как позже признался, полюбил его. Между ним и Джеки начала укрепляться связь, которая вылилась в дружбу до конца жизни.

Так вот, в тот день в Филадельфии Пи Ви Рис проявил силу нереактивного спокойствия точно так же, как и его товарищ. Посреди бушующей ненависти толпы Рис поднялся со скамейки и присоединился к Джеки. Подобно Робинсону, он не обращался к толпе и даже не смотрел в ее сторону. Просто спокойно шел к своему новому другу. Когда Рис наконец приблизился к Джеки, расистские выкрики достигли апогея. И именно тогда Пи Ви сделал простой, спокойный жест, один из тех, что способны изменить мир. Добродушным и будничным жестом Рис протянул руку и положил ее на плечо Джеки. Белый обнял черного. И они оба стояли так.

И это все. Они просто стояли. Ни один из них не делал никаких движений, ни о чем никого не просил. Они просто стояли там, вместе, как товарищи по команде, объединенные своим спокойствием.

И вы можете угадать произведенный эффект. Разгневанная толпа начала успокаиваться. Что и говорить, это заняло какое-то время, но не так долго, как вы могли бы подумать. Вся толпа и домашняя команда (включая тренера) просто прекратили свои злые выкрики. Они увидели, что их яростные усилия не работают. Ни Джеки Робинсон, ни его новый спокойный товарищ не стали вести себя реактивно.

Вскоре судья возобновил матч — и Джеки Робинсон, как обычно, показал блестящую игру.

А теперь поговорим о вас

Эта история на самом деле не о Джеки Робинсоне и Пи Ви Рисе. Верите или нет, но она о вас. Их путь — не ваш путь, но он, без сомнений, может направлять вас. Он способен научить вас прежде всего тому, что есть повод для надежды. Надежды на то, что ситуация изменится, все может быть лучше, что вы станете лучше. Подобно Джеки Робинсону, вы способны в зародыше задушить старый способ реагирования. Даже в самой напряженной ситуации! И, подобно Пи Ви Рису, ваш супруг может в конце концов прийти и присоединиться к вам, даже если это означает унять свою гордость и противостоять страхам, прекращая сражения, которые велись годами.

И когда это случится, связь друг с другом будет настолько прочна, что вместе вы сможете свернуть горы. Ваш брак станет настолько крепким, что вы сами и все, кто вокруг вас, будут убеждены: вместе вы способны справиться с чем угодно.

Однако требуется, чтобы один супруг принял решение; чтобы он отложил в сторону обиды, опираясь на заветную надежду достигнуть личной зрелости и крепкой связи.

И этот супруг — вы. И эта зрелость и желание связи — ваши. Все, что вам следует сделать, — это выдержать паузу, с готовностью войти в конфликт и как можно полнее представить себя, свое внутреннее «Я». Это означает наконец поговорить с супругом о финансах и вашем страхе будущего. Может быть, это означает принятие на себя чуть больше обязанностей по домашнему хозяйству. Возможно, это значит открыть супругу свою заветную сексуальную фантазию. А может быть, следуя за Джеки Робинсоном, надо просто оставаться спокойным и сконцентрированным, независимо от того, что говорит партнер. Я уверен: вы сможете это сделать. С можете принять эти решения и инициировать изменения. Изменения на всю оставшуюся жизнь.

Все, что вам нужно сделать, — это Успокоиться, Достигнуть Зрелости и Близости.

Я верю, вы это сможете. Я верю, вы это сделаете.

Приложение А. Существует не единственный способ кричать

Наши сердца говорили громче, чем наш разум.

Риэль Хантер, любовница бывшего кандидата в президенты Джона Эдвардса, рассказывая об их романе

Если вы читаете эти слова, это означает одно из трех. Возможно, вы пришли сюда из главы первой, надеясь более подробно ознакомиться с представленными в ней понятиями. Быть может, вы перевернули страницы, прежде заглянув в оглавление, — чтобы выяснить, имеет ли крик какое-либо отношение