/ Language: Русский / Genre:love,

Все Только Хорошее Том 2

Даниэла Стилл


Стилл Даниэла

Все только хорошее (Том 2)

Даниэла СТИЛ

ВСЕ ТОЛЬКО ХОРОШЕЕ

ТОМ 2

Глава 21

Лиз так и не оставила свой класс до самого конца занятий. Ни Берни, ни врач не могли понять, как ей это удалось. Ей приходилось ежедневно принимать снотворное в начале вечера, и Джейн жаловалась на то, что мама теперь все время спит, но, в сущности, девочка сокрушалась о другом, хотя и не могла выразить этого словами. Ведь на самом деле она горевала о том, что мама умирает...

Последний день занятий в школе пришелся на девятое июня. Лиз надела одно из новых платьев, которые Руфь купила ей перед отъездом. Теперь они часто разговаривали друг с другом по телефону, и Руфь развлекала ее забавными рассказами о жителях Скарсдейла.

На этот раз Лиз сказала, что сама отвезет Джейн в школу, и девочка ответила ей радостным взглядом. Мама такая красивая и бодрая, у нее большие глаза, и выглядит она совсем как раньше, только похудела, а завтра они переберутся в Стинсон-Бич. Джейн с нетерпением ждала этого события. А сегодня после окончания уроков состоится праздник, все будут пить молоко и угощаться пирожными и печеньем, и бабушка Руфь помогла ей выбрать розовое платье и черные кожаные туфельки специально для этого случая. И Джейн вприпрыжку побежала к одноклассникам.

Войдя к себе в класс, Лиз тихонько притворила за собой дверь и повернулась лицом к своим ученикам. Все на месте, двадцать один человек, чистенькие сияющие личики, ясные глаза, солнечные улыбки. Лиз ни капли не сомневалась в том, что они любят ее. И с такой же уверенностью знала, что сама их любит. Но сейчас пришло время попрощаться с ними. Она не смогла бы просто взять и расстаться с ними, исчезнуть, ни о чем их не предупредив. Лиз повернулась к доске, нарисовала розовым мелком большущее сердце, и детишки захихикали.

- Поздравляю всех вас с Днем святого Валентина, праздником любящих сердец. - Она чувствовала себя счастливой, и лицо ее светилось от радости. Ей удалось довести до конца очень важное для нее дело. Тем самым она сделала подарок своим ученикам, себе самой и Джейн.

- Сегодня не День святого Валентина! - крикнул Билли Хитчкок. Сегодня Рождество! - Лиз рассмеялась: вечно он отпускает шуточки.

- Нет. У нас с вами сегодня День святого Валентина. И у меня появился удобный случай сказать вам, как сильно я вас люблю. - Лиз почувствовала комок в горле, но заставила себя справиться с ним. - Пожалуйста, постарайтесь ненадолго утихомириться. Я приготовила по "валентинке" для каждого из вас.., а потом мы устроим свой собственный праздник перед тем, как вы отправитесь на общешкольный! - Это сообщение заинтриговало ребят, и в классе воцарился небывалый для последнего дня занятий порядок. Лиз стала вызывать их по очереди к доске. Она вручила каждому по "валентинке", в которой говорилось об их успехах, достижениях и чертах характера, которые ей особенно понравились. Она сумела напомнить всем без исключения о каком-нибудь отлично выполненном поручении, даже если речь шла лишь о том, чтобы подмести школьный двор, и о тех случаях, когда им довелось повеселиться вместе. Она украсила каждую из открыток картинками, наклейками, сделав забавные надписи, которые особенно полюбились ребятам, а те, слегка ошеломленные, возвращались на свое место и тихо сидели, сжимая в руках "валентинку", словно бесценный дар. И впрямь бесценный: Лиз потратила не один месяц и почти все оставшиеся силы, чтобы смастерить их.

Затем она достала два подноса с кексами, выпеченными в форме сердечка, и еще один, с красиво разукрашенным печеньем. Она приготовила угощение для всех, но постаралась скрыть это от Джейн и сказала ей, что печет для школьного праздника. Она и вправду припасла кое-что для праздника, но это угощение - особенное, ведь оно предназначалось для учеников "ее" второго класса.

- И вот что мне хочется сказать вам напоследок: я очень вас люблю и всей душой горжусь вами, вы замечательно учились весь год.., и я совершенно уверена, что вы добьетесь таких же успехов, когда перейдете в третий класс и продолжите занятия, но уже вместе с миссис Райе.

- Миссис Фаин, а вы больше не будете нас учить? - донесся тоненький голосок с последней парты, и маленький черноволосый мальчик с темными глазами грустно поглядел на нее, сжимая в одной руке "валентинку", а в другой кекс. Он не решился съесть его, ведь кекс такой красивый.

- Нет, Чарли, не буду. Мне придется уехать на какое-то время. - На глазах у нее все же выступили слезы. - И я буду ужасно по вам скучать. Но когда-нибудь мы снова с вами встретимся. С каждым из вас. Не забывайте об этом... - Она глубоко вздохнула, уже не пытаясь скрыть своих слез. - И поцелуйте за меня при встрече мою дочку Джейн. - Сидевшая на первой парте девочка, Нэнси Фаррелл, громко всхлипнула, а затем подбежала к Лиз и обвила ее шею руками.

- Миссис Фаин, пожалуйста, останьтесь... Мы так вас любим...

- Нэнси, я бы с радостью. Честное слово, мне совсем не хочется.., но, похоже, придется... - Дети потянулись вереницей к ее столику, и Лиз обняла и расцеловала всех по очереди. - Я люблю вас. Всех до единого.

Тут прозвенел звонок. Лиз глубоко вдохнула воздух и посмотрела на детей. Кажется, пришло время отправляться на общешкольный праздник. Но они продолжали стоять, очень серьезно глядя на нее, а Билли Хитчкок спросил, будет ли она навещать их.

- Если удастся. Билли.

Он кивнул, и ребята выстроились в коридоре как никогда ровненько, держа в руках пакетики с угощением и "валентинки". Они все смотрели на Лиз, и она улыбнулась. Теперь она навеки стала частичкой каждого из них. Она застыла, глядя на ребят, и тут появилась Трейси, которая сразу же поняла, что происходит. Она заранее знала, что последний день занятий окажется очень трудным для Лиз.

- Как все прошло? - спросила она шепотом.

- Кажется, неплохо. - Лиз высморкалась и вытерла глаза, и Трейси ласково обняла ее.

- Ты им сказала?

- Не так чтобы прямо. Я сослалась на то, что уезжаю. Но, по-моему, можно считать, что сказала. Кое-кто из них понял, что я имею в виду.

- Ты сделала им прекрасный подарок вместо того, чтобы тихо исчезнуть из их жизни.

- Я ни за что не могла бы так с ними поступить. И ни с кем другим тоже. - Именно поэтому Лиз была глубоко благодарна Руфи за то, что та заехала к ней по дороге в аэропорт. Пришла пора прощаться со всеми, и Лиз ни за что не хотела упускать возможность сделать это. Ей трудно далось расставание с учителями, когда наступило время уходить из школы, и она повезла Джейн домой, чувствуя, что силы у нее совсем на исходе. Джейн вела себя так тихо, что Лиз испугалась: она подозревала, что дочка узнала о ее "Дне святого Валентина" и рассердилась на нее. Джейн все еще старалась не думать о том, что неминуемо произойдет вскоре.

- Мама? - Лиз остановила машину возле дома и повернулась к дочке. Ей еще ни разу в жизни не приходилось видеть столь мрачного детского личика.

- Да, солнышко?

- Тебе ведь так и не становится лучше?

- Ну, может быть, чуть-чуть. - Ей не хотелось говорить Джейн правду ради ее же блага, но обе понимали, что эти слова - обман.

- Неужели они не могут придумать что-нибудь особенное? - И впрямь, ведь случай из ряда вон выходящий:

Джейн восемь лет, и она вот-вот потеряет свою любимую маму. Так почему же никто не приходит ей на помощь?

- Я прилично себя чувствую. - Джейн кивнула, но по щекам ее потекли слезы, и Лиз проговорила хриплым шепотом:

- Мне очень больно расставаться с тобой. Но я всегда буду присматривать за тобой, за папой и за Алексом. Помни, я всегда буду рядом. - Джейн кинулась к ней в объятия, и они еще долго сидели в машине, а потом отправились в дом, держась за руки. Казалось, что Джейн стала чуть ли не больше своей мамы.

В тот же день к ним заглянула Трейси и позвала Джейн погулять в парке, пообещав угостить ее мороженым. Впервые за несколько месяцев Лиз увидела, что девочка уходит из дома с легким сердцем, и почувствовала, что они с дочкой стали ближе друг другу, чем когда-либо за время с начала ее болезни. Теперь все будет лучше. Не легче, но все-таки лучше.

Достав четыре листа бумаги, она написала каждому из родных письмо, пусть не длинное, но в нем ей удалось сказать дорогим ей людям о том, как сильно она их любит, и о том, как много они для нее значат и как ей горько расставаться с ними. Письмо для Берни, для Руфи, для Джейн и для Александра. Последнее далось ей труднее всех, потому что малыш никогда не сможет толком узнать, какая у него мама.

Она вложила эти письма в свою Библию, убрала ее на место, в ящик столика, и почувствовала, что у нее отлегло от души. Мысль о том, что она должна это сделать, не давала ей покоя долгое время. Вечером Берни вернулся домой, они собрали вещи для поездки в Стинсон-Бич и на следующее утро в приподнятом настроении пустились в путь.

Глава 22

Двумя неделями позже, первого июля, Лиз должна была поехать в город на очередной сеанс химиотерапии, но впервые отказалась это сделать. Накануне она сказала Берни, что ей не хочется в больницу. Поначалу он ударился в панику, а потом позвонил Йохансену и спросил, как теперь быть.

- Она говорит, что тут очень хорошо и ей не хочется сидеть в одиночестве. Вероятно, она потеряла надежду на выздоровление, как по-вашему? - Берни дождался, пока Лиз ушла с Джейн на прогулку. Они часто ходили к морю и сидели там, глядя на волны, а порой Джейн сама брала Александра на руки. Лиз уверяла, что во время прогулок ей не нужна помощь, она по-прежнему готовила на всех и всячески заботилась о малыше. А Берни всегда оставался поблизости, чтобы помочь ей, и Джейн очень нравилось ухаживать за братиком.

- Это вполне возможно, - согласился врач. - И вряд ли мне стоит объяснять вам, что, если вы и заставите ее явиться на сеанс химиотерапии, это ничего уже не изменит. Пожалуй, ей будет совсем не вредно пожить еще недельку на приволье. Давайте отложим сеанс дней на семь.

Попозже, днем, Берни рассказал Лиз о предложении врача, признавшись, что позвонил ему, и она отругала его, но при этом с лица ее не сходила улыбка.

- Знаешь, на старости лет ты вдруг сделался ужасным хитрюгой.

Она потянулась к мужу, чтобы поцеловать его, и ему вспомнились счастливые времена и тот день, когда он впервые отправился в Стинсон-Бич к ней в гости.

- Папа, помнишь, как ты подарил мне купальники? Я храню их до сих пор! - Джейн очень дорожила купальниками и ни за что не соглашалась с ними расстаться, хотя они давно уже стали ей малы. Ей вот-вот исполнится девять лет. Как тяжело потерять маму в таком возрасте! Александру уже год и два месяца, и в тот день, когда Лиз должна была отправиться на химиотерапию, он сделал первые в своей жизни шаги. Нетвердо ступая, он немножко прошел по песку, но тут с моря пахнуло ветерком, он покачнулся, взвизгнул и под общий хохот упал прямо на руки Лиз. Она торжествующе посмотрела на Берни:

- Вот видишь, как хорошо, что я сегодня не уехала! Но все же согласилась отправиться в больницу на следующей неделе, "может быть". Лиз постоянно донимали боли, но она справлялась с ними, принимая таблетки. Ей пока не хотелось переходить на уколы. Лиз боялась, что сильнодействующие лекарства уже не помогут ей в нужный момент, если она слишком рано начнет их принимать. И она, не таясь, сказала об этом Берни.

Вечером того дня, когда Александр начал ходить, Берни спросил Лиз, не хочет ли она навестить Билли и Марджори Роббинс. Он позвонил им, но оказалось, что их нет дома, и тогда Лиз набрала номер Трейси, просто чтобы поболтать. Они проговорили долго-долго и вволю насмеялись, а когда Лиз повесила трубку, на губах ее по-прежнему играла улыбка. Она любила Трейси.

В субботу вечером она приготовила им на обед любимое блюдо. Берни зажарил мясо на вертеле, а Лиз запекла в духовке картошку и спаржу под голландским соусом, а на сладкое заварила горячий молочный крем с орехами и фруктами. Александр ткнулся носом в крем и размазал его по всему лицу, чем страшно развеселил папу с мамой и сестру. Лиз специально остудила его порцию, чтобы он не обжегся, а Джейн напомнила Берни про банановый десерт, которым он угощал ее, когда она потерялась в магазине "Вольф". Казалось, наступил самый удачный момент для воспоминаний... Гавайи.., их общий медовый месяц.., свадьба.., первое лето, проведенное в Стинсон-Бич.., первое посещение открытия сезона в оперном театре.., первая поездка в Париж... Они с Лиз проговорили всю ночь напролет, делясь воспоминаниями, а на следующее утро боли у нее так усилились, что она не смогла подняться с постели, и Берни кинулся просить Йохансена, чтобы тот приехал и осмотрел ее. Как ни странно, врач согласился, и Берни почувствовал, что от души благодарен ему. Йохансен ввел Лиз морфин, и она заснула с улыбкой на лице, а днем опять проснулась. Трейси приехала, чтобы помочь Берни с детьми; она усадила Александра в рюкзак-кенгуру, который специально прихватила с собой, и отправилась с ним и с Джейн на пляж побегать.

Врач оставил ампулы с лекарством для Лиз, а Трейси умела делать уколы. Им очень повезло, что она оказалась рядом. Лиз не проснулась даже к обеду. Дети тихонько поели и легли спать, но в полночь Лиз вдруг окликнула Берни:

- Любимый!.. А где Джейн? - Берни отложил книгу и с удивлением отметил, что вид у Лиз весьма оживленный. Трудно поверить, что она проспала весь день, что ее мучает сильная боль. Она так прекрасно выглядела, что Берни вздохнул с облегчением. Ему даже показалось, что ее прежняя худоба куда-то подевалась, и на мгновение он подумал: а вдруг у нее все же началась ремиссия? Но началось нечто совсем иное, только Берни еще не успел этого понять.

- Джейн уже легла, милая. Ты не хочешь поесть? - Видя, как похорошела Лиз, он чуть было не побежал разогревать обед, который она проспала, но в ответ она с улыбкой покачала головой.

- Я хочу ее видеть.

- Сейчас?

Лиз кивнула, и по ее взгляду он почувствовал, насколько это срочно. Чувствуя себя немного глуповато, он накинул халат и на цыпочках пробрался мимо спавшей на диванчике Трейси. Она решила переночевать у них на случай, если Лиз понадобится сделать ночью укол, а утром помочь Берни с детьми.

Он поцеловал Джейн в макушку, затем в щеку, и она заворочалась во сне, а потом открыла глаза и посмотрела на него.

- Папа, привет, - пробормотала она сонным голосом и вдруг резко приподнялась и села. - С мамой все в порядке?

- Все хорошо. Но она соскучилась по тебе. Может, зайдешь поцеловать ее на ночь? - Джейн обрадовалась, что ее позвали по такому важному делу. Она тут же выскочила из постели и пошла следом за Берни к ним в спальню, где ее ждала мама. Казалось, у Лиз не осталось сна ни в одном глазу.

- Привет, детка, - проговорила она звучным чистым голосом. Джейн наклонилась, чтобы поцеловать маму, и заметила, какие ясные у нее глаза. Ей подумалось, что мама вдруг стала еще красивее, чем прежде, и вроде бы гораздо здоровей на вид.

- Привет, мамочка. Ты получше себя чувствуешь?

- Гораздо лучше. - Даже боль куда-то пропала, на мгновение она освободилась от всех мучений. - Мне просто захотелось сказать тебе, что я очень тебя люблю.

- А можно, я заберусь к тебе в постель? - спросила Джейн с надеждой. Лиз улыбнулась и откинула одеяло.

- Конечно. - И тут они обе заметили, как чудовищно исхудало ее тело, но лицо вроде бы немного округлилось. Хотя бы на этот час.

Какое-то время они лежали, болтая шепотом, а потом Джейн начала задремывать. Она приоткрыла напоследок глаза и улыбнулась маме, а Лиз поцеловала дочку и еще раз сказала, что очень ее любит. Джейн заснула, обнимая маму, а потом Берни на руках отнес ее обратно. Вернувшись, он обнаружил, что Лиз уже нет в постели, заглянул в ванную, но ее не оказалось и там, и тут он услышал, что из соседней с их спальней комнаты доносится ее голос, и увидел, что она стоит, склонившись над кроваткой Александра, поглаживая мягкие завитки его светлых волос. "Спокойной ночи, маленький красавец..." И вправду, какой красивый у них сын. Лиз поднялась на цыпочки и тихонько вернулась в спальню. Берни посмотрел на нее.

- Солнышко, может, тебе лучше поспать? А то утром у тебя совсем не будет сил.

Но вид у нее был такой веселый и такой живой, что он позволил ей примоститься у него под боком, и они принялись перешептываться. Он обнимал ее и ласкал ее грудь, слушая, как она вздыхает от удовольствия и говорит о том, как нежно его любит. Лиз как будто вдруг понадобилось прикоснуться к каждому из членов семьи - то ли в попытке оттолкнуть от себя смерть, то ли в преддверии встречи с ней. Она начала погружаться в сон, лишь когда солнце уже взошло. Они с Берни провели в разговорах всю ночь, и он заснул следом за ней, крепко обнимая ее и ощущая тепло ее тела. Лиз еще раз открыла глаза и увидела, какое счастливое и сонное у него лицо. Она тихонько улыбнулась, и глаза ее закрылись. А наутро, когда Берни проснулся, Лиз уже не стало. Она умерла во сне, лежа в его объятиях. И успела перед разлукой попрощаться с каждым из них. Он долго стоял, глядя на лежащую в постели жену. Трудно поверить, что она вовсе не спит. Сначала он попытался растормошить ее, взял за руку, притронулся к ее лицу.., и наконец понял. Громкое рыдание вырвалось у него из груди. Он запер дверь в спальню изнутри, чтобы никто не мог туда войти, и распахнул окна, выходившие на море, а потом вышел из дому, тихо прикрыв дверь, и побежал. Он долго-долго бегал по пляжу, и ему казалось, что Лиз рядом, и они все бегут.., и бегут.., и бегут...

Вернувшись в дом, он отправился на кухню и увидел, что Трейси кормит детей завтраком. Он взглянул на нее, и она принялась о чем-то рассказывать и вдруг запнулась, догадавшись, что случилось, и посмотрела на него, а он кивнул. А потом Берни перевел взгляд на Джейн, сел рядом с ней, обнял ее и произнес слова, страшней которых она не услышит никогда в жизни, ни от него, ни от кого-либо другого. Никогда.

- Малышка, мамы больше нет...

- Как это нет? А где она? Опять в больнице? - Она высвободилась у него из рук, чтобы посмотреть ему в лицо, и вдруг все поняла. Она ахнула и заплакала, уткнувшись лицом в его грудь. И это утро запомнится им до самой смерти.

Глава 23

После завтрака Трейси повезла детей домой, в город, а в полдень в дверь постучали представители бюро похоронных услуг "Халстед". Берни остался один в доме, дожидаясь их. Вначале он не решался открыть дверь спальни, но потом все же отправился туда, взял Лиз за руку и прилег рядом с ней. Больше никогда не остаться им наедине друг с другом, больше никогда не лежать рядом в постели, и он пытался убедить себя, что и сейчас нет смысла цепляться за нее. Лиз уже нет. Но глядя на нее, целуя ее пальцы, он подумал, что она все же здесь. Лиз стала частичкой его души и сердца, его жизни. И он знал, что это навсегда. Услышав, как к дому подъехала машина из похоронного бюро, он отпер дверь и вышел навстречу работникам "Халстеда". Не в силах смотреть на то, как будут выносить ее тело, покрытое простыней, он пригласил одного из представителей бюро в гостиную и отдал ему распоряжения насчет похорон. Берни предупредил его, что вернется в город лишь в конце дня: ему нужно собрать вещи и закрыть дом. Работник бюро сказал, что все понимает, и оставил Берни свою визитную карточку. Они приложат все старания, чтобы облегчить его положение. Облегчить? Он потерял любимую, жену, мать своих детей, какое тут может быть облегчение?

По просьбе Берни Трейси созвонилась с доктором Йохансеном, а сам он переговорил по телефону с владельцем дома, сказав, что с завтрашнего дня освобождает его. Берни решил, что больше никогда не поедет на взморье, ему было бы невыносимо больно находиться там. Внезапно возникла масса мелких забот, но все это казалось ему ненужным. Представитель похоронного бюро все выспрашивал, какой гроб ему больше нравится - сосновый, металлический или красного дерева, и какую взять подкладку - розовую, синюю или зеленую, но какая, к черту, разница? Лиз умерла.., всего три года.., и теперь он потерял ее. Берни казалось, что сердце его превратилось в камень. Он побросал вещи Джейн в один чемодан, сложил одежду Александра в другой, выдвинул ящик комода и наткнулся на парики Лиз. Резко опустившись на стул, он расплакался. Такое ощущение, будто он вечно будет лить слезы, не в силах остановиться. Он посмотрел на море и, вскинув голову к небу, закричал: "За что, бог мой? За что?" Кровать их опустела. Лиз больше нет. Прошлой ночью она поцеловала его и поблагодарила за жизнь, которую они делили друг с другом и с детьми, а потом ее не стало, он не сумел удержать ее, хотя всеми силами пытался.

Собрав вещи, он позвонил родителям. Было два часа дня, и к телефону подошла его мать. В Нью-Йорке стояла страшная жара, от которой не помогали даже кондиционеры. Они условились с друзьями о встрече, и, услышав звонок, Руфь подумала: наверное, их что-то задержало и они решили предупредить.

- Алло.

- Мама, привет. - Внезапно на Берни накатил приступ малодушия, и он побоялся, что у него не хватит духу сказать ей о случившемся.

- Что-нибудь стряслось, дорогой?

- Я... - Он помотал головой, потом закивал и опять заплакал. - Я.., хотел сообщить тебе... - Нет, он не сможет произнести этих слов. Как будто ему пять лет и весь мир вокруг него перевернулся... - Лиз... Ой, мама... Он всхлипывал, как маленький, и Руфь тоже заплакала, слушая его. - Она умерла.., этой ночью... - Берни не удалось больше ничего сказать. Лу стоял рядом с Руфью, встревоженно глядя на нее. Она махнула рукой.

- Мы сейчас же выедем к тебе. - Она посмотрела на часы, на мужа, на свое выходное платье, не переставая плакать, думая о женщине, которую так любил ее сын, о матери своих внуков. Ее не стало, просто уму непостижимо, и это жутко несправедливо. Ей не терпелось обнять Берни. - Мы вылетим первым самолетом. - Лу понял, что означают ее странные жесты, подошел к телефону и взял трубку у нее из рук.

- Сынок, мы очень тебя любим. Постараемся добраться до тебя как можно скорей.

- Хорошо.., хорошо.., я... - Он не знал, как себя вести, что при этом полагается говорить и делать.., ему хотелось разразиться криками и плачем, топая ногами, требуя, чтобы Лиз вернулась, но ведь этому не бывать. Никогда. - Я не могу...

Нет. Может. Он должен. Должен. У него двое детей, и он обязан о них заботиться. Он остался один. Кроме них, у него никого нет.

- Откуда ты звонишь, сынок? - Лу испытывал отчаянную тревогу за Берни.

- Из Стинсон-Бич. - Ему хотелось поскорей покинуть дом, в котором она умерла. Он торопливо огляделся по сторонам, радуясь тому, что чемоданы уже в машине. - Это произошло здесь.

- С тобой кто-нибудь есть?

- Нет.., я отправил детей домой с Трейси, а... Лиз недавно забрали отсюда. - Он ужаснулся собственным словам. Они прикрыли ее тело брезентом.., и голову, наверное, тоже, и лицо.., при мысли об этом на него накатила тошнота. - А теперь мне пора ехать в город. Надо все организовать.

- Мы постараемся добраться до тебя сегодня вечером.

- Мне хотелось бы побыть с ней в зале прощания. - Точно так же, как прежде, в больнице. Он не оставит ее до самых похорон.

- Хорошо. Мы приедем туда сразу, как сможем.

- Спасибо, папа.

Он говорил совсем как маленький мальчик, и от этого у Лу сжалось сердце. Повесив трубку, он повернулся лицом к Руфи. Она тихонько всхлипывала, и Лу обнял ее. И вдруг по щекам его тоже покатились слезы. Он плакал от горя за сына, которого постигла чудовищная трагедия. Лиз была замечательной женщиной, и они тоже очень ее любили.

Отменив обед с друзьями, они вылетели в Сан-Франциско девятичасовым рейсом и прибыли в полночь по местному времени. В Нью-Йорке было уже три часа ночи, но за время полета Руфь отдохнула и попросила, чтобы они сразу поехали по адресу, который дал им Берни.

Он сидел в зале прощания рядом с закрытым гробом, где покоилось тело его жены. Если бы он мог видеть ее на протяжении всего этого времени, он бы просто не выдержал, но и так ему тоже пришлось крайне тяжело. Помещение похоронного бюро давным-давно опустело, и Берни остался в полном одиночестве. Другие посетители ушли домой, но в час ночи приехали Руфь и Лу Фаин, и двое неулыбчивых мужчин в черных костюмах открыли им дверь. По дороге родители успели завезти чемоданы в гостиницу. Руфь надела строгий костюм, черную блузу и черные туфли, купленные в "Вольфе" много лет назад, а ее муж - темно-серый костюм с черным галстуком. Берни переоделся в костюм цвета сажи и белую рубашку с черным галстуком. Он как-то разом постарел, казалось, ему куда больше тридцати семи лет. Вечером он заглянул на пару часов домой, чтобы повидаться с детьми, а затем вернулся сюда. Он попросил мать отправиться к детям, чтобы, проснувшись утром, они сразу же увидели ее. А Лу сказал, что проведет ночь вместе с ним в бюро "Халстед".

Они перемолвились лишь парой слов, и поутру Берни поехал домой, а его отец в гостиницу, чтобы принять душ и переодеться. Руфь уже начала готовить завтрак для детей, а Трейси взялась сделать необходимые звонки. Она передала Берни, что Пол Берман прилетит в Сан-Франциско в одиннадцать утра, чтобы поспеть к полудню на похороны. Они решили похоронить Лиз в тот же день, по еврейскому обычаю.

Руфь приготовила белое платьице для Джейн, а Александр должен был остаться дома с приходящей няней, которую Лиз раньше иногда нанимала. Малыш не понимал, что происходит в доме, и ходил вразвалку вокруг стола на кухне, покрикивая: "Маммм.., маммм.., маммм..." Так он всегда называл Лиз, и это словечко опять повергло Берни в слезы. Руфь похлопала его по плечу и велела ему прилечь ненадолго, но Берни подсел к столу рядышком с Джейн.

- Привет, солнышко. Тебе очень плохо? - А кому сейчас хорошо? Но спросить все-таки нужно. Ему тоже плохо, и Джейн это понимает. Плохо им всем. Она пожала плечами, и ее маленькая ладошка прижалась к его руке. По крайней мере, никто больше не спрашивает, почему с Лиз и с ними приключилась такая беда. Взяла и приключилась. Им ничего не остается, как смириться. Лиз больше нет. Но она хотела, чтобы они научились жить без нее. Берни нисколько в этом не сомневался. Только как это сделать? Вот в чем вся штука.

Берни вспомнил, что у Лиз хранилась Библия, которую она иногда читала, и решил; пусть во время похорон прозвучит двадцать третий псалом. Зайдя в спальню, он взял Библию в руки и почувствовал, что она стала толще, чем прежде, и тут к его ногам, выскользнув, упали четыре письма. Он наклонился, подобрал их и увидел, что это за письма. Не пытаясь сдержать поток слез, он прочел свое, затем позвал Джейн и вслух прочитал ей прощальное послание мамы. Он отдал Руфи письмо, которое Лиз написала для нее. А то, что предназначалось Александру, он уберет и достанет его лишь через много лет. Берни решил, что будет его хранить до тех пор, пока Александр не подрастет как следует и сможет понять его смысл.

День нескончаемой боли, неизбывной нежности, незабываемый день памяти. Во время похорон Пол Берман все время стоял рядом с Берни, а тот крепко держал Джейн за руку. Отец Берни поддерживал Руфь, и все плакали, а к гробу все шли и шли друзья, соседи и сотрудники Лиз. Директор школы сказал, что все они будут тосковать по ней, а Берни растрогался, заметив, что в толпе очень много работников магазина "Вольф". Какое множество людей, любивших Лиз, будет теперь грустить о ней.., но их горе несравнимо с тем, что выпало на долю ее мужа и осиротевших детей. "Когда-нибудь мы снова встретимся", пообещала она каждому из них. С теми же словами она обратилась к своим ученикам в последний день занятий.., который назвала Днем святого Валентина... Она дала им обещание. Берни надеялся, что так оно и будет.., ему очень хотелось увидеться с ней снова.., очень.., но сначала ему придется вырастить двоих детей... И, слушая, как звучат строки двадцать третьего псалма, он стоял, сжимая руку Джейн в своей, отчаянно горюя о том, что Лиз не смогла остаться с ними, заливаясь слезами от тоски по ней. Но Элизабет О'Райли-Файн покинула их навсегда.

Глава 24

Лу пришлось улететь в Нью-Йорк, а Руфь задержалась в Сан-Франциско на три недели и уговорила Берни отпустить после этого детей к ней в гости хотя бы ненадолго. На дворе еще только конец июля, и заняться им нечем. Со временем Берни придется вернуться к работе, и Руфь считала, что это пойдет ему на пользу, хоть и держала свое мнение при себе. От дома в Стинсон-Бич они отказались, и, пока Берни будет на работе, детям ничего не останется, как сидеть дома с приходящей няней.

- И к тому же тебе необходимо наладить быт, Бернард. - Руфь замечательно ласково обходилась с ним, но Берни нередко срывался. Он досадовал на судьбу, которая так жестоко с ним обошлась, и ему хотелось выместить на ком-нибудь свое недовольство, а кроме матери, никто не подворачивался под руку.

- Черт возьми, о чем ты толкуешь?

Дети уже легли спать, а Руфь только что вызвала такси, чтобы вернуться к себе в гостиницу. Она по-прежнему ночевала в "Хантингтоне", зная, что и сыну, и ей самой необходимо каждый день хоть недолго побыть наедине с собой. По вечерам она укладывала детей в постель и отправлялась в гостиницу, чувствуя облегчение. Но сейчас он стоит и сверлит ее злобным взглядом. Он явно набивается на ссору, только Руфи не хотелось бы с ним ругаться.

- Ты не понимаешь, о чем я веду речь? По-моему, тебе не помешало бы переехать куда-нибудь в другое место. Сейчас вполне удачное время для того, чтобы переселиться в Нью-Йорк, а если с этим все же придется погодить, переберитесь хотя бы в другой дом. Здесь все напоминает вам о Лиз. Джейн каждый день подолгу простаивает у шкафа с маминой одеждой, вдыхая аромат ее духов. Стоит тебе сунуться в комод, и ты тут же натыкаешься то на сумочку, то на шляпку, то на парик. Нельзя же так себя терзать. Вам надо уехать отсюда.

- Никуда мы не поедем. - Руфи показалось, что сын вот-вот затопает на нее ногами, но она решила не сдаваться.

- Не глупи, Бернард. Ты только мучаешь детей. И себя самого.

- Что за чепуха. Это наш дом, и мы из него не уедем.

- Он не ваш, ты просто снимаешь его. Да и что в нем такого особенного? - В этом доме жила Лиз, благодаря этому он стал особенным, и Берни не находил в себе сил расстаться с ним. Пусть все вокруг говорят что угодно, пусть это кажется им ненормальным. Берни не хотелось убирать вещи Лиз или ее швейную машинку. Ее кастрюли и сковородки по-прежнему стояли на привычных местах. Несколькими днями раньше к ним заходила Трейси и призналась в разговоре с Руфью, что в свое время прошла через такое же испытание и смогла раздать вещи мужа лишь через два года после его смерти. Но Руфь все равно тревожилась. Это не на пользу никому из них. Она была совершенно права, но Берни ни в какую не хотел ее слушать. - Позволь мне хоть забрать детей в Нью-Йорк на несколько недель, пока у Джейн не начнутся занятия в школе.

- Я подумаю на эту тему. - И он действительно подумал и отпустил их. Они уехали в конце недели, так и не оправившись от шока, и после этого Берни стал задерживаться на работе до девяти, а то и до десяти часов вечера. Вернувшись домой, он подолгу сидел в кресле в гостиной, уставясь в пространство, и мысли его устремлялись к Лиз. Он откликался, наверно, только на десятый звонок телефона, когда мать звонила ему.

- Бернард, тебе нужно нанять женщину для присмотра за детьми. - Руфи хотелось, чтобы он заново наладил распорядок жизни, а Берни хотелось, чтобы она оставила его в покое. Будь у него склонность к выпивке, он сделался бы алкоголиком, но он ни разу даже не взялся за бутылку, а все сидел без дела в каком-то тупом оцепенении и ложился спать не раньше трех часов ночи. Постель, в которой больше не было Лиз, стала ему ненавистна. А утром, с трудом добравшись до "Вольфа", он уходил к себе в кабинет и так же бессмысленно сидел там. Берни находился в состоянии шока, и Трейси первой догадалась об этом, но никто почти ничем не мог ему помочь. Она велела ему звонить в любое время, когда захочется, но он ни разу этого не сделал. Трейси неизменно вызывала у него воспоминания о Лиз. Вот и теперь он опять стоял у шкафа, вдыхая запах ее духов, совсем как Джейн.

- Я буду сам ухаживать за детьми, - всякий раз говорил он матери, а она всякий раз отвечала, что это безумие.

- Ты собираешься уволиться с работы?

Она перешла на ироничный тон, чтобы хоть немного растормошить его. Нельзя, чтобы он вот так просиживал целыми днями в бездействии, это опасно. Впрочем, отец Берни полагал, что рано или поздно это пройдет. Он куда сильней беспокоился за Джейн: за три недели девочка похудела на пять фунтов, и ей каждую ночь снились кошмары. А оставшийся в Калифорнии Берни сбросил двенадцать фунтов. Только Александр чувствовал себя хорошо, но, если кто-то произносил при нем имя Лиз, на личике у него появлялось озадаченное выражение, как будто он пытался понять, куда она подевалась и когда вернется. Никто теперь не откликался на его зов: "Маммм.., маммм.., маммм..."

- Мама, мне нет нужды уходить с работы, чтобы ухаживать за детьми. Он глупо упорствовал, и это доставляло ему какое-то удовольствие.

- Правда? Ты собираешься брать Александра с собой в магазин?

Он упустил это из виду, приняв в расчет только Джейн.

- Я могу обратиться к женщине, которую нанимала Лиз, пока в школе шли занятия. Да и Трейси будет помогать.

- И каждый день по вечерам ты будешь готовить обед, застилать кровати и пылесосить дом? Не говори чепухи, Бернард. Тебе нужна женщина, и в этом нет ничего зазорного, придется кого-нибудь найти. Когда дети вернутся домой, я могу приехать и подобрать тебе подходящую няню, хочешь?

- Нет-нет. - Он опять заговорил раздраженным тоном. - Я сам справлюсь. - Он постоянно испытывал досаду. На всех вокруг, а порой даже на Лиз, из-за того, что она его покинула. Так нечестно. Она столько всего ему обещала. И столько всего делала для него и для всех. Она готовила еду, пекла и шила, она так нежно их любила и вела уроки в школе чуть ли не до самого конца. Разве прислуга или гувернантка сможет заменить им такую замечательную женщину? Сама идея казалась ему ужасной; но на следующий день он позвонил в агентство и объяснил, что ему требуется.

- Вы в разводе? - звонким голоском спросила его девушка. Семь комнат, домашних животных нет, двое детей, жены нет.

- Нет, не в разводе. Я - похититель, и мне нужно, чтобы кто-то присматривал за двумя детьми. О, черт. У детей... - Он чуть было не сказал "нет матери", но это было бы ужасно несправедливо по отношению к Лиз. Просто я живу один. У меня двое детей. Сыну год и четыре месяца, а дочке почти девять. Можно считать, что девять. Она ходит в школу.

- Естественно. С ночевкой или без?

- Без ночевки. Она слишком мала, чтобы учиться в интернате.

- Я не о девочке, а о прислуге.

- Ах так... Не знаю, я как-то об этом не подумал. А она могла бы приходить к восьми утра, а вечером после обеда возвращаться на ночь домой.

- У вас найдется, где ее поселить? - Берни призадумался. Если она не будет возражать, можно поместить ее на ночь в комнате Александра.

- Пожалуй, да.

- Постараемся кого-нибудь подобрать для вас. Но их старания не принесли ничего хорошего. Агентство прислало ряд претендентов на место, и, когда те показались в магазине "Вольф", Берни впал в тихое недоумение по поводу выбора кандидатур. Почти никому из них раньше никогда не доводилось ухаживать за детьми, зачастую выяснялось, что они нелегально проживают в стране или что им глубоко плевать на все и вся. Выглядели они весьма неряшливо, а некоторые даже не трудились проявить хотя бы любезность. В конце концов пришлось нанять очень непривлекательную норвежку. Оказалось, что у этой девушки шестеро братьев и сестер, она отличалась крепким сложением и сказала, что ей хочется пожить здесь годик-другой, а также заверила Берни, что умеет готовить. Он взял ее с собой в аэропорт, когда поехал встречать детей. Джейн отнеслась к ней без восторга, зато Александр с любопытством посмотрел на девушку, а потом заулыбался и захлопал в ладоши. Но пока Берни разыскивал их чемоданы и складывал коляску для сына, она бросила мальчика без присмотра, и он чуть было не ушел на улицу. Джейн вовремя хватилась и привела его обратно. Она сердито посмотрела на норвежку, а Берни отрывисто бросил:

- Приглядывайте за ним, Анна, уж будьте так добры.

- Хорошо, - ответила она, приветливо улыбаясь длинноволосому молодому блондину с рюкзаком за плечами, а Джейн шепотом спросила Берни:

- И где ты такую выискал?

- Неважно. По крайней мере, она будет готовить еду. - И тут он улыбнулся, глядя на дочку с высоты своего роста. По приезде Джейн тут же кинулась к нему в объятия, и затесавшийся между ними Александр завизжал от радости, а Берни по очереди подкинул их в воздух, сначала сына, а потом дочку.

- Ребята, я отчаянно скучал по вас. - Руфь предупредила его, что Джейн мучают кошмары. - Особенно по тебе, Джейн.

- Я тоже. - Она до сих пор ничуть не повеселела. Да и сам он по-прежнему грустит. - Бабушка все время меня баловала.

- Она очень тебя любит.

Оба улыбнулись, и Берни пошел искать носильщика, а уже через несколько минут все погрузились в машину и отправились в город. Джейн устроилась на переднем сиденье рядом с ним, а норвежка с Александром разместились на заднем. Ничто в ней не произвело на Джейн впечатления: ни джинсы с фиолетовой рубашкой, ни светлые волосы, длинные и косматые, ни ее участие в общем разговоре на пути из аэропорта. Она никак не попыталась расположить к себе детей, а если к ней обращались, отвечала односложно или просто хмыкала. Обед, приготовленный ею по возвращении домой, состоял из хлопьев, предназначенных для завтрака, и недожаренных гренок. Берни пришел в отчаяние и заказал по телефону пиццу, которую Анна принялась уписывать прежде, чем кто-либо другой успел взяться за свою порцию. Внезапно Джейн бросила на Анну возмущенный взгляд.

- Откуда у вас такая блузка? - Девочка смотрела на норвежку так, будто перед ней возникло привидение.

- Какая? Эта? - Анна покраснела. Она сменила фиолетовую блузку на зеленую, шелковую и очень изящную, а под мышками проступили темные пятна пота, которых прежде там не было. - Я нашла ее там, в шкафу. - Она махнула рукой в ту сторону, где находилась спальня Берни, и у Берни, как и у Джейн, глаза полезли на лоб. Она надела блузку Лиз.

- Не смейте больше никогда этого делать, - проговорил он, стиснув зубы. Девушка пожала плечами.

- А что от этого изменится? Все равно она больше не вернется. - Джейн вскочила из-за стола. Берни отправился следом за ней и попросил прощения.

- Мне очень жаль, солнышко. Когда я беседовал с ней перед тем, как взять на работу, она показалась мне довольно симпатичной. Вроде бы не грязнуля и молоденькая, и я решил, что вам будет с ней поинтересней, чем с какой-нибудь старой бабкой.

Джейн грустно улыбнулась в ответ. В их жизни появилось столько трудностей. А ведь это лишь первый вечер, проведенный дома. Впрочем, интуиция подсказала девочке, что жизнь никогда больше не покажется ей легкой.

- Может, подождем еще пару дней, чтобы хорошенько к ней присмотреться, а если она нам не понравится, выставим ее за дверь?

Джейн с облегчением кивнула, радуясь тому, что ее не будут заставлять ни с чем мириться. Каждому из них приходится несладко. Но уже через несколько дней Анна довела их до исступления. Она то и дело наряжалась в одежду, принадлежавшую Лиз, а порой брала и вещи Берни. Он замечал на ней свои любимые свитера из кашемира, а однажды она позаимствовала его носки. Сама она никогда не мылась, в доме появилась жуткая вонь. Приходя из школы, Джейн обнаруживала, что Александр бегает по всему дому в замусоленных штанишках и футболке, что подгузники у него мокрые, а ножки грязные, Анна же все беседует по телефону со своим приятелем или слушает рок-музыку. Еду, которую она готовила, в рот не возьмешь; в доме творился жуткий кавардак, и Джейн взяла на себя чуть ли не все заботы о малыше. Вернувшись из школы, она бралась его купать и одевала во все чистенькое еще до того, как Берни приходил домой. Она кормила брата, укладывала его спать, а если он плакал ночью, вставала к нему. Анна при этом даже не просыпалась. Белье на постелях никто не менял и не сдавал его в прачечную, гора детской грязной одежды все росла и росла. Анна постоянно приводила их в ярость, и они выгнали ее вон, не выдержав и десяти дней.

Берни объявил ей, что они в ней больше не нуждаются, в субботу вечером, когда увидел, как она сидит на полу в кухне и мелет языком по телефону, бросив Александра без присмотра в ванне, а на плите в большой грязной латке горит мясо. Джейн зашла в ванную, когда скользкий, как рыба, малыш пытался перелезть через край, и вовремя вытащила его, но ведь он мог бы утонуть, и при мысли об этом у всех, кроме Анны, волосы встали дыбом. Берни велел норвежке собрать вещи и скрыться с глаз, что она и сделала, даже не извинившись и прихватив с собой любимый свитер Берни из красного кашемира.

- Ладно, с этим все. - Он поставил латку с обуглившимся мясом в раковину и залил ее горячей водой. - Если я предложу вам пиццу на обед, это не вызовет у вас аппетита? - В последнее время им часто приходилось обедать пиццей, и они решили позвать к себе в гости Трейси.

Вскоре она приехала и помогла Джейн уложить малыша спать. Втроем они привели в порядок кухню. Казалось, снова наступили старые добрые времена, только рядом не было очень важного для них человека. И все очень остро это ощущали. К вящему их огорчению, Трейси объявила, что скоро переберется в Филадельфию. Это известие поразило Джейн как громом. С отъездом Трейси она как будто утратила свою вторую мать и спустя много недель после того, как они проводили Трейси до аэропорта, все еще ходила как в воду опущенная.

Очередная няня отнюдь не облегчила положения. Из предварительной беседы с ней Берни узнал, что она родом из Швейцарии и в свое время прошла курс обучения по уходу за маленькими детьми. Он решил было, что это идеальный вариант, но несколько позже пришел к выводу, что обучалась она скорее всего в немецкой армии. У нее полностью отсутствовали такие качества, как мягкость, доброта и уступчивость. В доме воцарилась безукоризненная чистота, но обеды стали весьма скудными. Она ввела жесткие правила, требуя полного их соблюдения, и Александру то и дело попадало от нее. Бедный малыш плакал чуть ли не целыми днями, а у Джейн замирало сердце, когда в школе кончались уроки и нужно было тащиться домой, где ее ждала встреча с няней. Нельзя ни попить молока, ни съесть печеньица; всякие лакомства запрещены, а разговаривать за столом разрешается только тогда, когда папа уже дома. Смотреть телевизор - грех, если ты слушаешь музыку, господь непременно покарает тебя за это. Берни начал думать, что эта женщина не совсем в своем уме. В субботу, через две недели после того, как она появилась у них в доме, случилось так, что Джейн не удержалась и рассмеялась в ответ на слова няни. Та подошла к девочке и влепила ей звонкую оплеуху. Джейн так изумилась, что поначалу даже не расплакалась, но Берни затрясся от ярости. Он вскочил на ноги и указал рукой на дверь: "Убирайтесь вон из этого дома, мисс Штраус. И немедленно". Он взял на руки Александра, ласково обнял Джейн за плечи, и час спустя они услышали, как входная дверь с громким стуком захлопнулась за швейцаркой.

После этого Берни впал в уныние. Такое впечатление, будто он перебрал все возможные кандидатуры, но никто не вызвал у него доверия. Он первым же делом нанял женщину, чтобы та приходила делать уборку в доме, но это не особенно его выручило. Основная проблема заключалась в присмотре за Джейн и Александром. Ему хотелось, чтобы кто-нибудь как следует заботился о них. Берни казалось, что вид у них стал какой-то жалкий и неряшливый, но он потерял почти всякую надежду найти хорошую помощницу. Каждый день после работы он вне себя от беспокойства мчался домой к детям. На какое-то время он нанял приходящую няню, но та уходила домой в пять часов. И Руфь оказалась права. Очень тяжело после целого дня работы заниматься детьми и хозяйством, носить белье в прачечную, покупать и готовить еду, гладить вещи и допоздна наводить порядок во дворе.

Но через шесть недель после начала занятий в школе судьба сжалилась над ними. Берни снова позвонили из агентства, и он в очередной раз выслушал знакомую небылицу. Они отыскали Мэри Поппинс, и она готова предложить свои услуги. По их словам, лучшей помощницы ему не сыскать.

- Миссис Пиппин - как раз то, что вам нужно, мистер Фаин. - Без малейшего воодушевления он записал это имя. - Ей шестьдесят лет, она уроженка Великобритании, проработала на последнем месте десять лет, ухаживая за двумя детьми, девочкой и мальчиком. И, - в голосе работницы агентства зазвучали торжествующие нотки, - у детей тоже не было матери.

- Вы полагаете, это повод для особой гордости? - Черт возьми, каким боком их это касается?

- Просто это значит, что подобная ситуация ей не внове.

- Прекрасно. А какие у нее недостатки?

- Никаких. - Угодить ему оказалось трудно, он отнесся с глубоким подозрением к каждому, кого ему успели предложить, и в агентстве уже не скрывали своего раздражения. Повесив трубку, женщина, с которой он разговаривал, сделала пометку: если миссис Пиппин его не устроит, впредь больше никого к нему не посылать.

Миссис Пиппин постучалась к ним в дверь в четверг, в шесть часов вечера. Берни только что вернулся с работы и едва успел снять пиджак и галстук. Александр сидел у него на руках, а Джейн взялась помочь с приготовлением обеда. Как и в предыдущие два дня, меню ограничивалось гамбургерами, картофельными чипсами, зеленым салатом и булочками. В последний раз Берни удалось съездить в магазин за продуктами только в выходные, и к тому же мясо то ли потерялось по дороге, то ли он вообще забыл его купить.

Отворив дверь, Берни увидел перед собой сухонькую невысокую женщину с коротко остриженными седыми волосами и ярко-синими глазами. Синее пальто, шляпка и удобные черные туфли, которые напоминали тапочки для гольфа. Сотрудница агентства говорила правду. Она и впрямь похожа на Мэри Поппинс. И в руках она держала туго свернутый черный зонтик.

- Мистер Фаин?

- Да.

- Меня прислали из агентства. Мое имя Мэри Пиппин. - Она говорила с шотландским акцентом, и Берни тихонько усмехнулся про себя. Не Мэри Поппинс. Зато Мэри Пиппин.

- Очень приятно. - Он улыбнулся, пропуская ее в дом, а затем жестом предложил ей присесть в кресло, стоявшее в гостиной. В этот момент Джейн вышла из кухни, держа в руках кусочек теста для гамбургеров. Ей захотелось посмотреть, кого им прислали на этот раз. Она заметила, что миссис Пиппин почти одного роста с ней самой, а та улыбнулась девочке и поинтересовалась, что она стряпает.

- Как замечательно, что ты ухаживаешь за папой и за братиком. Знаешь, я не большой мастер по части стряпни. - Стоило Берни увидеть улыбку на ее лице, как он сразу же проникся к ней расположением. И вдруг сообразил, что у нее за туфли. Это не тапочки для гольфа, а броганы. Она самая настоящая шотландка. Юбка из твида, белая накрахмаленная блузка, а когда она снимала шляпку, Берни заметил, как она вынула шпильку.

- Это Джейн, - сказал Берни, когда девочка ушла обратно на кухню. - Ей девять лет, вернее, почти девять. А Александру скоро исполнится полтора года. - Опустившись в кресло, Берни поставил малыша на ножки, и тот помчался во весь опор к сестре на кухню, а Берни с улыбкой сказал миссис Пиппин:

- Он целыми днями крутится, как волчок, и по многу раз просыпается ночью. И Джейн тоже. - Он понизил голос. - Ей снятся страшные сны. И мне необходима помощь. Мы остались одни. - Ему было невыносимо говорить об этом, но эта женщина сдержанно кивнула и посмотрела на него с участием. Мне нужна помощница, которая весь день ухаживала бы за Александром и встречала бы Джейн, когда она вернется из школы, которая занималась бы детьми и стала бы их другом... - Он впервые упомянул об этом, но ему показалось, что миссис Пиппин можно довериться. - Чтобы она кормила их и содержала в опрятности.., и могла бы купить им обувь для школы, если сам я замотаюсь...

- Мистер Фаин, - сказала она с мягкой улыбкой, - вам нужна няня. - Она прекрасно все поняла.

- Да, совершенно верно. - Ему вспомнилась неряха из Норвегии, и он взглянул на крахмальный воротничок миссис Пиппин. Берни решил ничего от нее не скрывать. - Мы успели изрядно намыкаться, и больше всего досталось детям. - Он бросил взгляд на дверь кухни. - Моя жена проболела целый год, а потом... - Вот и теперь он никак не смог произнести это слово. - Последние три месяца мы прожили без нее. Очень тяжелое испытание для детей. - Он не решился сказать "и для меня", но по глазам миссис Пиппин догадался, что она знает об этом, и вдруг ему захотелось вздохнуть, лечь на диван и предоставить ей заботиться обо всем. Что-то подсказывало ему, что эта женщина - идеальная помощница. - Работа не из легких, но непосильной ее тоже не назовешь. - Он рассказал ей о женщинах, которые побывали у них в доме, о тех, кого ему присылали из агентства, и объяснил, что требуется. Как ни странно, его запросы не показались ей чрезмерными.

- По-моему, условия отличные. Когда я могу приступить к работе? - Он смотрел в ее сияющее лицо, не смея поверить своим ушам.

- Прямо сейчас, если вы не против. Да, я забыл предупредить: вам придется ночевать в одной комнате с малышом. Вы не сочтете это за неудобство?

- Отнюдь. Так даже лучше.

- Возможно, в будущем мы переедем, но пока что я не пытаюсь строить никаких планов. - Он не стал вдаваться в подробности, и она кивнула. Собственно говоря... - Мысли вихрем закружились у него в голове, и он несколько растерялся. Ему хотелось честно обо всем ее предупредить. - Не исключено, что когда-нибудь я переберусь обратно в Нью-Йорк, но я еще не успел ничего решить на этот счет.

- Мистер Фаин, - сказала она с мягкой улыбкой, - я все понимаю. На сегодняшний день ни вам, ни детям неизвестно, как все пойдет дальше, и это совершенно естественно, ведь внезапно исчезло то, вокруг чего вращалась вся ваша жизнь. Вам необходимо время, чтобы оправиться от удара, и человек, который оказал бы вам поддержку. Я почту за честь, если вы поручите мне часть своих забот, и буду очень рада, если вы позволите мне ухаживать за вашими детьми. И если вы решите переселиться в другой дом, в другую квартиру, в Нью-Йорк или в Кению, это не имеет значения. Я вдова, детей у меня нет, и мой дом всегда находится там, где живет семья, в которой я работаю. Куда бы вы ни отправились, я поеду вместе с вами, если вы этого захотите. - Она сказала это с улыбкой, словно втолковывая что-то маленькому ребенку, и Берни едва удержался, чтобы не захихикать.

- Это замечательно, миссис Поппин.., то есть Пиппин. Прошу прощения.

- Не за что. - Она рассмеялась следом за ним, и они отправились на кухню. Несмотря на свой маленький рост, миссис Пиппин внушала к себе глубокое почтение, и она, на удивление, понравилась детям. Джейн пригласила ее отобедать вместе с ними, и когда миссис Пиппин приняла ее приглашение, девочка поставила печься еще один гамбургер. Александр просидел у нее на руках все время, пока не пришла пора его купать, и тогда миссис Пиппин и Берни занялись обсуждением финансовой стороны дела. Плата, которую она просила за свои услуги, оказалась не особенно высокой. И она - тот самый человек, который ему нужен.

Миссис Пиппин пообещала вернуться на следующий день, прихватив свои вещи. "Уж какие ни на есть", - добавила она извиняющимся тоном. Она покинула прежнее место работы в июне. Дети в той семье выросли и перестали нуждаться в ее услугах. Она устроила себе небольшой отдых, посетила Японию, а на обратном пути оказалась проездом в Сан-Франциско. На самом деле она намеревалась добраться до Бостона, но этот город показался ей очаровательным, и она решила справиться в агентстве насчет работы здесь. И вот по воле небес они нашли друг Друга.

Миссис Пиппин уехала к себе в гостиницу, и, пока Джейн укладывала малыша спать, Берни позвонил матери.

- Я отыскал ее. - Впервые за много месяцев он заговорил радостным тоном, а на лице его засветилась улыбка. Он ощутил небывалое облегчение, и это чувствовалось по его голосу.

- Отыскал? Кого? - Руфь уже успела задремать. Часы в Скарсдейле показывали одиннадцать вечера.

- Мэри Поппин.., точнее говоря, Мэри Пиппин.

- Берни, - она явно стряхнула с себя сон и строго спросила:

- Ты случайно не напился? - Руфь укоризненно взглянула на мужа, который лежал рядом в постели, погрузившись в чтение медицинских журналов, но тот не проявил ни малейшей тревоги. Берни вполне имеет право выпить. Всякий в его положении сделал бы то же самое.

- Нет. Я нашел няню. Она шотландка, совершенно сказочная женщина.

- А что она за человек? - с подозрением спросила Руфь, и Берни посвятил ее во все подробности. - Ну что же, возможно, она тебе подойдет. А ты проверил, какие у нее рекомендации?

- Я сделаю это завтра.

Но рекомендации лишь подтвердили, что миссис Пиппин говорила чистую правду. Семейство из Бостона не могло нахвалиться на свою любимую няню. Они сказали Берни, что ему выпала редчайшая удача, и посоветовали никогда с ней не расставаться. После того как она провела следующий день у них в доме, Берни и сам пришел к такому же решению. Она навела порядок в доме, собрала белье для отправки в прачечную, почитала Александру книжку, отыскала ему новенький чистый костюмчик. Вернувшись домой, Берни увидел, что его сын чисто умыт и аккуратно причесан, что обед готов, а Джейн улыбается, и на ней розовое платьице, а в волосах у нее розовые бантики. Он вдруг почувствовал комок в горле: ему вспомнилось, как он впервые повстречал ее, когда она потерялась в "Вольфе", и у нее были длинные косички с точно такими же бантиками, как те, что миссис Пиппин завязала ей сегодня.

Обед не отличался особой изысканностью, зато был вкусным и сытным, и миссис Пиппин красиво накрыла на стол, а после еды ушла с детьми к ним в комнату и заняла их играми. К восьми часам вечера она успела все убрать и вымыть, накрыть на стол к завтраку, почитать детям перед сном, и они легли спать умытые, причесанные, накормленные и обласканные. Берни зашел пожелать им спокойной ночи и поблагодарить миссис Пиппин, жалея лишь о том, что Лиз не может сейчас их видеть.

Глава 25

На следующий день после праздника Всех Святых, когда Берни вернулся с работы и сидел на диване, просматривая почту, миссис Пиппин, отряхнув испачканные мукой руки, вышла из кухни и передала ему записку.

- Вам кто-то недавно звонил, мистер Фаин, - сказала она, улыбаясь. Какое удовольствие видеть ее по возвращении домой, и дети ее очень полюбили. - Какой-то джентльмен. Надеюсь, я правильно записала его имя.

- Уверен, что правильно. Спасибо. - Он взял записку и заглянул в нее, а миссис Пиппин вновь занялась своими делами. Поначалу ему не удалось вспомнить, что это за имя. Он зашел в кухню, налил себе выпить и попытался расспросить няню поподробнее. Она готовила рыбу на обед и как раз обваливала ее в муке, Джейн помогала ей, а Александр что-то строил из маленьких разноцветных кубиков, сидя на полу. Примерно такую же картину он заставал дома, когда хозяйством занималась Лиз, и, глядя на них, почувствовал, как от тоски у него сжалось сердце. Он по-прежнему на каждом шагу ощущал ее отсутствие. - Миссис Пиппин, это его имя или фамилия?

- Он назвал себя Скотт. - Она еще не закончила готовить рыбу и говорила, не поднимая глаз на Берни. Абсолютно пустой для него звук. - А зовут его Чендлер.

Сердце у Берни екнуло: вернувшись в гостиную, он еще раз взглянул на записанный ею номер телефона. Он еще долго размышлял над этим, но за обедом ни словом не выдал себя. Судя по номеру, Чендлер снова в Сан-Франциско и опять будет требовать денег. Берни решил было не откликаться на звонок, но в десять часов вечера телефон зазвонил снова, и он снял трубку, заранее предчувствуя недоброе. Он не ошибся. До него донесся голос Чендлера Скотта.

- Приветствую вас. - В тоне его звучали прежние нотки фальшивой бравады, но это не произвело на Берни ни малейшего впечатления.

- Мне казалось, я все вполне внятно объяснил вам при прошлой встрече, - сказал Берни без тени любезности.

- Я просто оказался проездом в Сан-Франциско.

- Надеюсь, вы не задержитесь тут надолго. Чендлер расхохотался, как будто Берни отпустил крайне забавную шутку.

- Как там Лиз?

Берни решил не сообщать ему о случившемся. Это абсолютно его не касается.

- Прекрасно.

- А моя дочка?

- Она давно уже не ваша, а моя. - Но говорить этого не следовало. Скотт тут же заерепенился:

- Если я все правильно помню, дело обстоит иначе.

- Неужели? Видимо, у вас плохо с памятью, и вы забыли о полученной сумме в десять тысяч долларов. - Берни взял суровый тон, но Чендлер и глазом не моргнул.

- С памятью у меня все в порядке, просто мои вложения оказались не слишком удачными.

- Сочувствую вам. - Значит, ему опять понадобились деньги.

- Спасибо. Вот я и подумал, не побеседовать ли нам еще разок на эту тему, ну, насчет моей дочки. - Берни почувствовал, как ему свело скулы, и он вспомнил об обещании, которое дал Лиз. Ему хотелось раз и навсегда избавиться от этого типа, чтобы не возвращаться каждый год к одному и тому же разговору. Если считать точно, с тех пор, как они вручили ему деньги, прошло полтора года.

- Скотт, я предупреждал вас в прошлый раз, что больше не пойду вам навстречу.

- Может, и так, друг мой, может, и так. - Берни испытал неодолимое желание расквасить ему морду. - Впрочем, не исключен вариант, в котором нам придется повторить знакомую процедуру.

- Не думаю.

- Вы хотите сказать, что источник иссяк? Берни тошнило от его манеры выражаться. Нетрудно догадаться, кто он такой на самом деле. Мелкий мошенник.

- Я хочу сказать, что больше не намерен играть в эти игры. Все ясно, приятель?

- Тогда мне хотелось бы повидаться со своей дочкой. - Он хладнокровно выложил карты на стол, словно играя в покер.

- У нее нет желания встречаться с вами.

- Если я обращусь в суд, желание появится. Сколько ей уже лет? Семь? Восемь? - Он не помнил точно.

- А какое это имеет значение? - Девочке исполнилось девять лет, а он даже не подозревает об этом.

- А почему бы вам не спросить Лиз, какого она мнения на этот счет?

Столь явная попытка шантажа окончательно вывела Берни из терпения. Он решил объяснить, что Лиз никогда больше не попадется на его уловки.

- У нее нет мнения на этот счет, Скотт. Она умерла в июле. Последовало долгое молчание.

- Мне очень жаль. - Он словно на мгновение отрезвел.

- Надеюсь, на этом наш разговор закончен? - Берни вдруг обрадовался, что нашел силы сообщить ему об этом. Может, теперь этот негодяй оставит их в покое. Однако он явно его недооценил.

- Почему же? Ведь девочка жива, не так ли? А от чего умерла Лиз?

- От рака.

- Вот беда. Но как бы там ни было, ребенок все равно мой, и, как мне кажется, вам бы очень хотелось, чтобы я скрылся с глаз подальше. Готов оказать вам эту услугу за приемлемое вознаграждение.

- И через год явиться сюда снова? Нет уж, Скотт, с меня хватит. На это раз ничего у вас не выйдет.

- Очень жаль. Похоже, мне придется получить в суде разрешение видеться с ребенком.

Ни на секунду не забывая о данном Лиз обещании, Берни все же решил попробовать взять его на пушку.

- Валяйте, Скотт. Делайте, что хотите. Мне все равно.

- Дайте мне десять тысяч, и я исчезну. Я даже готов пойти на скидку. Восемь вас устроит? Берни затрясло от омерзения.

- Черта с два, - ответил он и бросил трубку. Он с удовольствием показал бы этому типу, где раки зимуют, но через три дня стараниями Чендлера самому Берни пришлось узнать почем фунт лиха.

Он получил письмо за подписью юрисконсульта с Маркет-стрит с уведомлением о том, что Чендлер Скотт, отец Джейн Скотт и бывший супруг Элизабет О'Райли-Скотт-Файн, просит разрешения на свидания с дочерью. Берни надлежало явиться в суд семнадцатого ноября, по счастью, без ребенка. Но когда он прочел письмо, сердце тревожно забилось у него в груди, и он тут же позвонил Биллу Гроссману в бюро.

- Что мне теперь делать? - в отчаянии спросил он. Гроссман сразу же откликнулся на его звонок. Он помнил об их предыдущем разговоре на ту же тему.

- Похоже, вам придется явиться в суд.

- У него есть какие-нибудь права на девочку?

- А вы ее не удочерили?

Когда он задал этот вопрос, у Берни упало сердце. На них лавиной сыпались всяческие перипетии: рождение ребенка, болезнь Лиз, последние девять месяцев, затем необходимость заново устроить жизнь...

- Нет.., не удочерил... Черт возьми, я собирался, но у нас не было причин спешить. Откупившись от него, я полагал, что он надолго оставит нас в покое.

- Вы давали ему деньги? - озабоченно спросил адвокат.

- Да. Полтора года назад я вручил ему десять тысяч долларов с условием, что он от нас отвяжется. - Точнее говоря, с тех пор прошел год и восемь месяцев. Берни точно запомнил день, ведь это произошло перед самым рождением малыша.

- А он может это доказать?

- Нет. Вы предупредили меня, что подобные действия противозаконны, и я это учел. - Гроссман сказал тогда, что они рассматриваются как нелегальная торговля детьми. По закону никто не может ни купить, ни продать ребенка, но по сути дела Чендлер Скотт продал Джейн Берни за десять тысяч долларов. - Я положил купюры в конверт и отдал ему.

- Ну что же. - Судя по тону Гроссмана, адвокат призадумался. Проблема вот в чем: стоит хоть раз дать им денег, и рано или поздно они вернутся, чтобы потребовать еще. Он явился опять за этим?

- Вот как все вышло. Он позвонил мне несколько дней назад и потребовал десять тысяч долларов, пообещав, что снова исчезнет из нашей жизни. Собственно говоря, он даже предложил мне скидку и был готов удовольствоваться восемью.

- Боже милостивый, - не выдержал Гроссман, - какой очаровательный человек.

- Я решил сказать ему, что моя жена умерла, полагая, что после этого он утратит всякий интерес к ребенку. Мне хотелось, чтобы он знал: ему предстоит иметь дело со мной, а я не намерен терпеть это наглое вымогательство.

Некоторое время Гроссман молчал, а затем проговорил:

- Я не знал о том, что ваша жена скончалась. Примите мои искренние соболезнования.

- Это случилось в июле. - Голос Берни звучал бесстрастно, но при этом он думал о Лиз и о том, как она взяла с него обещание любой ценой не подпускать Чендлера Скотта близко к Джейн. Может, все-таки следовало дать ему эти десять тысяч? Может, он свалял дурака, решив взять его на пушку?

- Ваша жена не оставила завещания касательно ребенка? - Они с Лиз обсуждали этот вопрос, но все ее достояние ограничивалось вещами, которые подарил ей Берни, и ей хотелось, чтобы они достались ему и детям.

- Нет. Фактически у нее не было никакого имущества.

- А как она распорядилась опекой над ребенком? Она поручила ее вам?

- Разумеется, - слегка оскорбленным тоном ответил Берни. Разве она могла поручить заботу о детях кому-то другому?

- Она оставила письменное распоряжение на этот счет?

- Нет.

Билл Гроссман тихонько вздохнул. Берни вот-вот столкнется с крайне серьезной проблемой.

- Теперь, после смерти вашей жены, все законные права переходят к нему. Ведь он - кровный отец девочки.

Берни похолодел.

- Вы случайно не шутите? - Его чуть не бросило в дрожь.

- Нет.

- Но ведь он мерзавец и к тому же преступник, за которым числятся судимости. По всей вероятности, он и сейчас только-только вышел из тюрьмы.

- Это ничего не меняет. Согласно калифорнийским законам кровный отец сохраняет за собой права на ребенка, каким бы он ни был. Даже люди, осужденные за убийство, вправе видеться со своими детьми.

- И что теперь будет?

- Скорее всего ему предоставят право посещать ребенка на время, которое пройдет до окончательного слушания дела. - Он не стал говорить Берни о том, что он может и полностью лишиться полномочий опекуна. - Он общался с девочкой прежде?

- Никогда. Ей даже неизвестно о том, что он жив. Моя жена говорила, что в последний раз он видел дочку, когда той было меньше годика. Билл, все его притязания ничем не обоснованы.

- Вам не стоит питать иллюзий на этот счет. Основания у него есть, ведь он - кровный отец ребенка... А сколько времени продлился этот брак?

- Почти нисколько. Они поженились за несколько дней до появления ребенка на свет, а после этого он, по-моему, куда-то исчез. Потом вернулся на пару месяцев - Джейн тогда не исполнилось еще и года - и вновь скрылся, на этот раз окончательно. Лиз развелась с ним, мотивируя свой запрос тем, что он их бросил, при этом не потребовалось ни уведомлять его, ни спрашивать его о согласии. Мне кажется, Лиз пребывала в полном неведении относительно того, где он находится, вплоть до прошлого года.

- Вы допустили большую ошибку, не удочерив девочку до его появления.

- По-моему, с его стороны нелепо что-либо требовать.

- И я того же мнения, но совершенно неизвестно, как на это посмотрит судья. Как вы полагаете, он вправду стремится к общению с девочкой?

- А как вы сами думаете, если учесть, что он отказался от встреч с ней за десять тысяч долларов и три дня назад готов был сделать то же самое за восемь? Он смотрит на нее как на источник наживы, и только. Когда мы с ним встречались и я отдавал ему деньги, он даже не спросил о ней. Ни разу. Это ни о чем вам не говорит?

- Говорит о том, что он - скользкий проныра, который решил поживиться за ваш счет. Не исключено, что до суда он еще раз позвонит вам.

И Гроссман не ошибся. За три дня до того, как они должны были явиться на предварительное слушание. Скотт снова обратился к Берни с предложением: пусть ему дадут денег, и он оставит их в покое. Но при этом он увеличил сумму до пятидесяти тысяч долларов.

- Вы с ума сошли?

- Я навел насчет тебя кое-какие справки, милый друг.

- Не смей меня так называть, ублюдок.

- Теперь я знаю, что ты - богатый еврей из Нью-Йорка, который вдобавок заведует большим дорогим магазином. Как знать, может, он вообще тебе принадлежит.

- Отнюдь.

- Да это и неважно. Хотите, выкладывайте пятьдесят тысяч, а не хотите - не надо.

- Я мог бы заплатить десять, но не более того. - Он согласился бы и на двадцать, но не хотел сразу говорить об этом. Но Скотт рассмеялся в ответ.

- Пятьдесят, и ни центом меньше. Речь идет о ребенке, а они торгуются, до чего же это гнусно.

- Вам не удастся заставить меня плясать под свою дудку, Скотт.

- Может, и удастся. Лиз больше нет, и суд во всем пойдет мне навстречу. Если я захочу, даже опеку передадут мне... И, пожалуй, исходя из этих соображений, вам придется заплатить мне уже не пятьдесят, а сто тысяч.

Когда Скотт повесил трубку, Берни почувствовал, что по спине у него побежали мурашки. Он кинулся звонить Гроссману.

- Он что, окончательно спятил? Неужели такое возможно?

- Этого нельзя исключать.

- О господи... - Берни пришел в ужас. Что, если суд отдаст Джейн Скотту? Ведь он обещал Лиз... К тому же Джейн давно уже ему как родная.

- С точки зрения закона, у вас нет никаких прав на девочку. Даже в том случае, если бы ваша жена оставила завещание, назначив вас опекуном над Джейн, за Скоттом все равно сохранились бы его полномочия. В данной ситуации вы можете выиграть дело, если мы сумеем доказать, что он никак не годится на роль опекуна, и если нам не попадется совершенно выживший из ума судья. Впрочем, окажись вы оба работниками банка, юристами или бизнесменами, победа осталась бы за ним. На самом деле он может только изрядно попортить вам нервы и травмировать девочку.

- Он готов пощадить ее, - с горечью сказал Берни, - на сей раз уже за сто тысяч долларов.

- У вас есть запись этого разговора?

- Разумеется, нет! Чем я, по-вашему, занимаюсь, чтобы записывать на пленку свои беседы по телефону? Я же не наркотиками торгую, а всего лишь заведую крупным магазином! - Он наконец вспылил. Какая-то возмутительная ситуация. - Так что же будет дальше?

- Если вы не расположены к тому, чтобы заплатить ему сто тысяч, а я не советую вам этого делать, ибо через неделю он потребует новых денег, мы с вами посетим заседание суда и докажем, что отец из него никудышный. Вероятно, ему разрешат посещать ее до окончательного слушания дела, но это не очень страшно.

- Для вас, наверное, не очень. Но Джейн ни разу в глаза его не видела. По сути дела, - мрачно сказал Берни, - она считает, что его и в живых-то нет. Много лет назад мать сказала ей, что он умер. А за последний год ей пришлось перенести немало потрясений. С тех пор как мать Джейн умерла, девочку преследуют кошмары.

- Если психиатр подтвердит этот факт, возможно, при окончательном слушании Скотту откажут в праве видеться с ней.

- А как быть с его просьбой встречаться с ней до тех пор?

- Суд удовлетворит ее в любом случае. Считается, что даже отпетый негодяй не может плохо повлиять на ребенка, если разрешение дается на ограниченный срок.

- И чем они это аргументируют?

- Аргументов никто не требует, суд автономен. Наличие заявления мистера Скотта дает судье право решать все вопросы за него и за вас.

И за Джейн. Теперь ее судьба будет зависеть от постановления суда, а он, Берни, не сумел этому помешать. Ему стало плохо, он представил себе, каким ударом оказалось бы это известие для Лиз. Она просто умерла бы от ужаса. И он не увидел в этой фразе ничего смешного. Немыслимая, жуткая ситуация.

Утро семнадцатого ноября выдалось пасмурное, хмурое, точь-в-точь под настроение Берни. Когда пришла пора отправляться в суд, Джейн уже уехала в школу, а миссис Пиппин, как обычно, занималась Александром. Берни никому ни словом не обмолвился о том, что происходит. Он еще надеялся, что все как-нибудь образуется. И стоя рядом с Гроссманом в зале размещавшегося в здании мэрии суда, он тихо молился о том, чтобы этот кошмар сам собой развеялся. И тут он заметил, что у противоположной стены стоит Чендлер Скотт, и одет он куда приличней, чем при их прошлой встрече, а на ногах у него ботинки, явно приобретенные в магазине Гуччи. Аккуратная стрижка на голове, и, если не знать заранее, что он за птица, можно принять его за вполне респектабельного человека.

Берни сказал Биллу, что Скотт уже на месте, и адвокат как бы случайно бросил взгляд в ту сторону, где находился Чендлер.

- Вид у него вполне достойный, - шепнул он Берни.

- Именно этого я и опасался.

Гроссман предполагал, что слушание навряд ли займет больше двадцати минут. В ходе выступлений тяжущихся сторон он постарался привлечь внимание суда к тому, что девочка даже незнакома с кровным отцом и недавно перенесла тяжелое потрясение в связи с кончиной матери, и указал на то, что в данных обстоятельствах было бы разумней повременить с посещениями вплоть до окончательного слушания дела. Он сообщил суду, что, по мнению ответчика, определенные нюансы возникшей ситуации окажутся особенно важны при окончательном решении вопроса.

- Нисколько в этом не сомневаюсь, - ответил судья, с улыбкой глядя на обоих отцов и их адвокатов. Он занимался разбирательством подобных дел чуть ли не каждый день, нимало не вдаваясь в эмоции. По счастью, ему никогда не доводилось сталкиваться с детьми, которым приходилось жить согласно вынесенному им вердикту. - Но было бы несправедливо лишить мистера Скотта права видеться с дочерью. - Он благодушно улыбнулся Скотту и с сочувствием посмотрел на Гроссмана. - Мистер Гроссман, я понимаю, что наше решение огорчит вашего клиента, и когда наступит время окончательного слушания, мы будем рады ознакомиться с ситуацией во всех подробностях, но пока что суд намерен позволить мистеру Скотту встречаться с дочерью раз в неделю. Берни показалось, что он вот-вот упадет в обморок. Он зашептал на ухо Гроссману:

- Скотт - уголовник, он не раз сидел в тюрьме.

- Я не могу сказать им об этом сейчас, - шепотом ответил ему Гроссман, и Берни захотелось плакать. Он пожалел о том, что не дал ему десять тысяч сразу же после первого их разговора. Или пятьдесят после второго. Но ста тысяч ему бы все равно никак не удалось найти. Такая сумма ему не по силам.

Гроссман обратился к судье с вопросом:

- Где будут происходить эти встречи?

- Предоставим выбор места мистеру Скотту. Ребенку... - Сверившись с данными, судья снова улыбнулся и с пониманием посмотрел и на истца, и на ответчика. - Давайте подумаем... Девочке уже больше девяти лет, почему бы ей не отправиться куда-нибудь на денек с отцом? Мистер Скотт мог бы заезжать за ней и привозить ее обратно. Я предлагаю отвести для встреч субботу, скажем, с девяти утра до семи вечера. Такое решение приемлемо для обеих сторон?

- Нет! - громким театральным шепотом ответил Берни, обращаясь к Гроссману.

Но тот сразу же зашептал ему в ответ:

- Сейчас ваши слова ничего уже не изменят. И если вы не станете с ним препираться, может быть, потом он отнесется к вам помягче и вам больше повезет.

А как же Джейн? Насколько повезло при этом ей? Когда они вышли из зала суда, Берни просто кипел от ярости.

- К чему вся эта грязная возня?

- Только не повышайте голоса, - тихонько сказал ему Гроссман, с непроницаемым выражением лица глядя на Чендлера Скотта и его адвоката, проходивших в этот момент мимо них. Скотт нанял одного из самых низкопробных юристов во всем городе, и Гроссман не сомневался, что в дальнейшем они попытаются возложить на Берни плату за издержки, но в тот момент не стал даже упоминать об этом и сообщил Берни о своих соображениях гораздо позже. Пока что забот хватает и без этого. - Вам придется подчиниться решению суда.

- Почему? Оно несправедливо. С какой стати я должен действовать во вред своей же дочке? - Он говорил со всей откровенностью, даже не задумываясь о своих словах. Но Билл Гроссман покачал головой.

- Она дочка Скотта, а не ваша, в этом-то все и дело.

- Все дело в том, что этому ублюдку ничего, кроме денег, не нужно. Но теперь он требует сумму, которой у меня нет.

- Вам в любом случае не удалось бы откупиться от него. Аппетиты у людей такого рода от раза к разу только разгораются. Лучше решить этот вопрос в суде. Слушание назначено на четырнадцатое декабря. В течение месяца вам придется мириться с его посещениями, а потом суд примет окончательное решение. Как вы полагаете, он долго станет донимать вас своим присутствием?

- С него станется. - Но Берни надеялся, что Скотта хватит ненадолго. А вдруг он похитит Джейн? - Эта мысль тревожила его с тех пор, как Скотт впервые позвонил ему. Какой-то параноидальный страх. Но Гроссман сразу же постарался убедить Берни, что для беспокойства нет оснований.

- Не говорите глупостей. Он жаден, но вполне в своем уме. Похитить ребенка во время разрешенной судом встречи может только сумасшедший.

- А если это все же случится? - Он настаивал на своем, желая досконально все выяснить, как будто пытался найти выход.

- Такое бывает только в кино.

- Будем надеяться, что вы не ошибаетесь на этот счет. - Берни поглядел на него, прищурив глаза. - Хочу предупредить вас заранее: если по его вине с девочкой случится что-нибудь подобное, я его убью.

Глава 26

Судья назначил день посещений на субботу, и времени у Берни оставалось совсем мало. В тот же день, когда состоялся суд, он позвал Джейн пообедать в ресторане и долго не мог решиться рассказать ей о случившемся. Он повел ее в "Хиппо", ей всегда нравилось там больше всего, но в тот вечер она вела себя до непривычности тихо, подозревая, что стряслось что-то неладное, хотя никак не могла догадаться, что именно. Может, пришла пора переезжать в Нью-Йорк, а может, их ждет еще какая-нибудь катастрофа. В конце концов она вопросительно посмотрела на Берни, и когда он, горестно глядя на нее, подался вперед, чтобы взять ее за руку, Джейн подумала, что вот-вот подтвердятся худшие из ее страхов.

- Детка, я должен кое-что тебе сказать. - У нее отчаянно забилось сердце, и ей захотелось убежать от него. При виде ее испуганного личика у Берни сжалось сердце. Неужели же ей никогда не удастся вернуться к прежней безмятежности? Впрочем, благодаря миссис Пиппин она понемногу начала приходить в себя; плакала она теперь гораздо реже, а порой ему случалось слышать, как она смеется. - Солнышко, не надо так тревожиться, это далеко не самое страшное в жизни.

Джейн смотрела на него расширенными от ужаса глазами.

- Я думала, ты скажешь... - Ей не хватило духу договорить до конца, и он спросил, по-прежнему держа ее за руку и не сводя с нее взгляда:

- Что скажу, солнышко?

- Что у тебя рак. - Она говорила таким тихим грустным голоском, что он чуть было не заплакал. Берни покачал головой. И для нее, и для него это самые ужасные слова на свете.

- Нет-нет, ничего подобного. Речь совсем о другом. Скажи.., ты помнишь, что до меня у мамы был другой муж? - Как-то странно говорить с ней об этом, но надо же объяснить ей все от начала и до конца.

- Да. Мама рассказывала, что была замужем за очень красивым актером, который умер, когда я была совсем маленькой.

- Ну да, примерно так. - Ему еще ни разу не доводилось слышать этой версии.

- Она сказала, что любила его от всей души. - Ни о чем не подозревая, Джейн подняла глаза на Берни, и он почувствовал, как внутри у него что-то перевернулось.

- Правда?

- Так она мне сказала.

- Хорошо. Она рассказывала мне обо всем немного иначе, но это неважно. - Внезапно он испугался: может, ему предстоит очернить в ее глазах человека, которого Лиз искренне любила? Что, если она на самом деле испытывала к нему глубокую любовь, но не решилась признаться в этом Берни? Но тут на память ему пришел тот день, когда Лиз потребовала, чтобы он торжественно пообещал ей кое-что. - Мама говорила, что тот человек, твой настоящий отец, куда-то пропал вскоре после твоего рождения, успев доставить ей массу огорчений. Кажется, он натворил тогда глупостей: не то обокрал кого-то, не то что-то в этом роде и в результате угодил в тюрьму.

Это известие ошарашило Джейн.

- Мой отец?

- М-м-м.., да... Ну, во всяком случае, на некоторое время он исчез и появился только, когда тебе исполнилось девять месяцев. Тебе был годик, когда он опять скрылся, и больше твоя мама его не видела. Вот и все.

- И тогда он умер? - Эта история привела Джейн в замешательство, но когда официант убрал тарелки, а девочка принялась в задумчивости за свой лимонад, Берни покачал головой:

- Нет, солнышко, он не умер, в том-то все и дело. Он просто пропал без следа, и через некоторое время твоя мама развелась с ним. А спустя еще несколько лет вы повстречались мне, и я на вас женился. - Он улыбнулся и легонько сжал ее руку в своей, и Джейн ответила ему улыбкой.

- Нам ужасно тогда повезло.., мама часто об этом говорила. - Она явно ничуть не сомневалась в правоте маминых слов как на этот, так и на любой другой счет. Она и при жизни Лиз прислушивалась к ее мнению, а после смерти мама стала для девочки драгоценным идеалом. Но ее ошеломил рассказ Берни о том, что отец ее до сих пор жив.

- На самом деле повезло мне. Как бы там ни было, мистер Чендлер Скотт куда-то пропал и объявился лишь пару недель назад.., он здесь, в Сан-Франциско...

- А почему он ни разу меня не навестил?

- Не знаю. - Берни решил выложить ей всю правду. - Примерно год назад он все же позвонил твоей маме, чтобы взять у нее денег. А когда она их ему дала, он опять уехал. Теперь он вернулся, но я считаю, что мы ничего ему не должны давать, поэтому я ему отказал. - Несколько упрощенная, но вполне правдивая версия. Он не упомянул о том, что Лиз возненавидела Скотта, что им пришлось от него откупаться, лишь бы не подпускать его близко к Джейн. Пусть девочка сама сделает выводы, когда встретится с ним. Хотя мысль о том, что он может ей понравиться, несколько тревожила Берни.

- А он не хотел повидаться со мной? - Ее воображение явно занимал тот самый красивый актер.

- Теперь хочет.

- А он не сможет прийти к нам пообедать? - Ей казалось, что все очень просто, и она удивилась, когда Берни в ответ покачал головой.

- Все обстоит несколько сложнее. Сегодня мы с ним встречались в суде.

- Зачем? - Похоже, это удивило ее еще сильней и вдобавок немного напугало. Слово "суд" показалось ей зловещим.

- Я обратился в суд, потому что, по-моему, он - нехороший человек, и мне хотелось бы защитить тебя от него. Об этом меня в свое время просила твоя мама. - Он дал Лиз слово и приложил все силы, чтобы сдержать его.

- Ты думаешь, он может как-нибудь меня обидеть? Берни не хотелось чересчур ее пугать, ведь через пару дней ей предстоит провести десять часов с Чендлером.

- Нет. Но, как мне кажется, он слишком много думает о деньгах. Да и по сути дела мы ничего о нем толком не знаем.

Она внимательно вгляделась в его лицо.

- А зачем мама сказала мне, будто он умер?

- Наверное, она решила, что так тебе будет проще. Иначе тебе пришлось бы без конца гадать, куда он подевался и почему он вас бросил. - Джейн кивнула, она нашла такой ответ разумным, но все же ей стало немного обидно.

- Я думала, мама всегда говорила мне правду.

- Уверен, что так и было за одним-единственным исключением. И при этом она считала, что так тебе будет лучше.

Джейн кивнула, стараясь понять.

- И что вам сказали, в суде? - в голосе ее прозвучало любопытство.

- Через месяц нам нужно будет явиться туда снова, но до тех пор он имеет право встречаться с тобой. По субботам, с девяти утра и до обеда.

- Но ведь мы с ним даже незнакомы! О чем же мы будем разговаривать целый день?

Заботившая ее проблема показалась Берни забавной, и он улыбнулся Джейн.

- Что-нибудь придумаете. - Если бы с остальными затруднениями можно было так же легко справиться.

- А если он мне не понравится? Наверное, он не очень-то славный человек, раз он так подводил маму.

- Мне и самому всегда так казалось. - Берни решил честно признаться кое в чем. - Мы с ним однажды виделись, и он не вызвал у меня симпатии.

- Вы с ним виделись? - Джейн вконец изумилась, а Берни кивнул в ответ. - Когда?

- Когда он позвонил, чтобы взять денег у мамы. Это случилось незадолго перед тем, как родился Александр, и мама попросила, чтобы я передал ему эти деньги.

- Она не захотела с ним встречаться? - И видя, как Берни качает головой, Джейн поняла, насколько это важно.

- Нет, не захотела.

- Может, она не так уж сильно его любила.

- Может быть. - Ему не хотелось подробно обсуждать этот вопрос.

- И он вправду сидел в тюрьме? - Берни кивнул, и Джейн совсем испугалась. - А если мне не захочется никуда с ним ходить в субботу?

Вот и настал трудный момент.

- Боюсь, детка, что тебе все равно придется.

- Почему? - Глаза ее вдруг наполнились слезами. - Я его вообще не знаю. А вдруг окажется, что он противный?

- Тебе придется как-то скоротать время. И так четыре раза, пока суд не состоится снова.

- Четыре? - По ее щекам потекли слезы.

- Каждую субботу. - Берни чувствовал себя так, словно он предал свою единственную дочку. Он возненавидел Чендлера Скотта, и его адвоката, и Гроссмана, и судью, и все суды на свете, потому что из-за них все так получилось. А Гроссман хуже всех, ведь это он велел ему вести себя тихо и не ерепениться. И теперь в субботу Чендлер Скотт явится к нему в дом и отберет у него дочку.

- Папочка, я не хочу, - плачущим голосом проговорила она.

- Ничего не поделаешь. - Он дал ей свой носовой платок, присел рядом с ней на диванчик и обнял девочку за плечи. Джейн прижалась к нему и заплакала еще громче. У нее сейчас такая тяжелая полоса в жизни, и вот опять новые трудности. Какая несправедливость. Черт бы побрал всех, кто тому виной.

- Попробуй взглянуть на это с другой стороны. Четыре разика, и все. А скоро День Благодарения, и бабушка с дедушкой приедут к нам из Нью-Йорка. У нас появится немало приятных хлопот.

Берни опять пришлось отложить поездку в Европу, и Берман не торопил его, зная, какими сложными оказались для него поиски няни. Он уже несколько месяцев не виделся с родителями, с того августовского дня, когда Руфь уехала, забрав детей с собой. Миссис Пиппин пообещала испечь индейку на День Благодарения. Хоть тут он не обманулся в своих ожиданиях: она и вправду оказалась подарком небес, и Берни не мог на нее нарадоваться. Однако трудно сказать заранее, понравится ли она его матери. Они примерно одного возраста, но так же не похожи друг на друга, как день и ночь. Руфь прекрасно ухожена, изысканно одета, несколько взбалмошна, а порой совершенно невыносима. Миссис Пиппин одевается очень аккуратно и незатейливо, в ней нет ни тени легкомыслия, она глубоко порядочный и ответственный человек, в ней масса тепла, она замечательно ладит с детьми и держится с достоинством подлинной британки. Когда они встретятся друг с другом, на это будет интересно посмотреть.

Он уплатил по счету в ресторане, и они с Джейн отправились к машине, а приехав домой, обнаружили, что миссис Пиппин еще не легла: она решила подождать Джейн, чтобы составить девочке компанию, пока та будет принимать ванну, а потом почитать ей перед сном. Едва ступив на порог, Джейн кинулась к няне - все они давно уже стали так ее называть - и, обхватив ее руками за шею, трагическим тоном сообщила: "Няня, у меня есть другой папа". Сочетание этих слов вызвало улыбку у Берни, а миссис Пиппин неразборчиво хмыкнула и повела Джейн купаться.

Глава 27

Как выразилась Джейн, "другой папа" появился у них в доме почти точно в назначенное время, в четверть десятого утра в субботу, за неделю до Дня Благодарения. Берни, Джейн, миссис Пиппин и Александр собрались в гостиной и сидели, поджидая его.

Время все шло и шло, часы на полке громко тикали, отсчитывая минуту за минутой, и в какой-то момент Берни вдруг понадеялся, что Чендлер Скотт так и не придет. Но им не повезло. В дверь позвонили, и Берни пошел открывать, а Джейн подпрыгнула на месте. Ей по-прежнему не хотелось отлучаться из дому вместе с Чендлером, и она отчаянно нервничала. Стоя рядом с няней и продолжая играть с братиком, девочка старалась прислушаться к голосу человека, который разговаривал с Берни на входе. Разглядеть его пока никак невозможно, зато слышно, как он говорит, громко и вроде бы дружелюбно, наверное, потому, что он работает актером или работал когда-то.

Затем она увидела, как Берни отошел в сторону, пропуская его в гостиную, а он взглянул на нее, потом на Александра, как будто не мог догадаться, кто из них его дочь, посмотрел на няню и наконец остановил взгляд на Джейн.

- Привет, я твой папа. - Странно слышать такие слова, да и положение какое-то неловкое. Он не протянул ей руки, не попытался подойти к ней поближе, и что-то в его взгляде насторожило Джейн. Глаза у него были такого же цвета, как и у нее, но он все время рыскал взглядом по сторонам, осматривая разные вещи в комнате и, судя по всему, "настоящий папа" (так Джейн окрестила Берни) интересовал его куда сильней, чем сама девочка. Он заметил большие золотые часы "Ролекс" на руке у Берни и опрятную женщину в синей форменной одежде и синих броганах, сидевшую с Александром на руках и наблюдавшую за ним, и ни одна из деталей домашней обстановки не укрылась от его внимания. Он не стал ни с кем обмениваться любезностями.

- Ты готова?

Джейн съежилась, и Берни выступил вперед:

- Может, посидите тут и побеседуете, чтобы немного познакомиться, а потом уже отправитесь куда-нибудь?

Это предложение пришлось Скотту не по вкусу. Он глянул на часы, затем раздраженно посмотрел на Берни.

- Боюсь, у нас нет на это времени.

Почему? Куда он собрался? Берни не понравилась его реакция, но он побоялся растревожить Джейн еще сильней и потому промолчал.

- Ну, пара минут ничего не изменит. Не хотите чашечку кофе? - Берни вовсе не хотелось проявлять такую предупредительность, но он заставил себя сделать это ради Джейн.

Скотт отказался от кофе, но Джейн все сидела на ручке кресла рядом с няней, внимательно глядя на него. Свитер с высоким воротом, синие джинсы, кожаный коричневый пиджак.., выглядит он привлекательно, но иначе, чем бы ей хотелось. Он весь какой-то скользкий, а она привыкла к мягкому, теплому Берни. И бороды у него нет, а без нее мужчины кажутся заурядными, решила она.

- Как зовут мальчика? - спросил он, без особого интереса взглянув на малыша, и няня ответила, что ребенка зовут Александр. Она успела хорошенько разглядеть Скотта и обратила внимание на его глаза. Все, что она заметила, не вызвало у нее одобрения, как и у Берни. Он так и стреляет глазами по сторонам и до сих пор не проявил ни малейшего интереса к Джейн.

- Очень жаль, что с Лиз так вышло, - сказал он, обращаясь к девочке, и та чуть не поперхнулась, услышав его слова. - Ты здорово на нее похожа.

- Спасибо, - вежливо ответила Джейн.

Скотт поднялся с места и снова посмотрел на часы.

- До встречи. - Он не протянул Джейн руки, не сказал ей, куда они отправятся. Он просто пошел к дверям, ожидая, что она поплетется за ним, как собака. Казалось, Джейн вот-вот расплачется, и Берни ободряюще улыбнулся ей и обнял на прощание, пока она стояла, теребя розовый свитерок, подобранный в цвет к платьицу. Она нарядилась, словно на праздник.

- Все будет хорошо, солнышко, - шепнул ей Берни, - уж потерпи несколько часиков.

- До свидания, папа. - Она прильнула к нему. - До свидания, няня.., до свидания, Алекс. - Она помахала им рукой, послала братику воздушный поцелуй и направилась к дверям. Берни вдруг показалось, что она стала маленькой, как раньше, и он вспомнил свою первую встречу с ней. В глубине его души что-то шевельнулось, и он едва удержался, чтобы не кинуться за ней и не остановить ее. Но вместо этого он продолжал следить за ними, стоя у окна. Чендлер Скотт сказал что-то Джейн и сел за руль старого обшарпанного автомобиля, а она осторожно забралась на сиденье рядом с ним. Когда дверца захлопнулась, на Берни накатило предчувствие недоброго, и он записал номер машины. Через минуту они скрылись из виду. Берни повернулся и заметил, что миссис Пиппин хмуро смотрит на него.

- В этом человеке есть что-то нехорошее, мистер Фаин. Он произвел на меня дурное впечатление.

- И на меня тоже, я полностью согласен с вами, но суд решил иначе, по крайней мере на ближайший месяц. Боже мой, только бы с ней ничего не случилось. Я убью этого подонка, если... - Он остановился посреди фразы, а няня удалилась на кухню и налила себе чашку чая. Уже скоро малыша нужно будет положить поспать, да и работы по хозяйству хоть отбавляй, и все же весь день ее, как и Берни, не оставляла тревога за Джейн. Он бесцельно слонялся по дому, хотя у него накопилась гора документов, которые нужно было оформить, да и проекты закупок для магазина ждали его одобрения, но он не мог ни на чем сосредоточиться. Он старался не уходить далеко от телефона на случай, если Джейн вдруг позвонит. В шесть часов он водворился в гостиной и, легонько притоптывая ногой, принялся ждать ее возвращения. До назначенного времени оставался еще час, ему не терпелось увидеть девочку.

Няня принесла к нему Александра, пока тот еще не лег спать, но даже сын не смог отвлечь Берни, и, покачав головой, она увела малыша в детскую. Она не решалась сказать, что человек, который забрал с собой Джейн, вызвал у нее самые неприятные опасения. У нее возникло тягостное предчувствие, ей казалось, что случилось нечто ужасное. Но она ни словом не обмолвилась об этом сидевшему в ожидании Берни.

Глава 28

Спустившись с крыльца, он коротко бросил ей: "Садись в машину", и Джейн чуть было не кинулась бегом обратно в дом. Ей не хотелось никуда с ним ехать, и она не могла понять, как мама смогла влюбиться в такого человека. Он показался ей отталкивающим. Глаза у него нехорошие, под ногтями грязь, а в манере разговаривать нечто пугающее. Открыв дверь машины, он сел за руль и велел ей забраться на переднее сиденье. Бросив последний взгляд на окошко, возле которого стоял Берни, Джейн сделала, как ей приказали.

Машина сразу же рванулась с места, и, пока Скотт выруливал, огибая повороты, Джейн пришлось держаться за ручку дверцы, чтобы не свалиться на пол. Они помчались на юг, по направлению к автомагистрали.

- Куда мы едем?

- В аэропорт, прихватим там друга. - Он все рассчитал заранее и не собирался ничего с ней обсуждать. Ее это вообще не касается.

Джейн хотела попросить его немного сбавить скорость, но не осмелилась и рта раскрыть, а сам он не перемолвился с ней ни словом. Скотт поставил машину на стоянку, взял небольшую сумку с заднего сиденья, схватил Джейн за руку и, даже не потрудившись запереть дверцу, потащил ее за собой к зданию аэровокзала.

- Куда мы идем? - Она не могла больше сдерживать слезы. Он совсем ей не понравился, и ей хотелось вернуться домой. Прямо сейчас. Не теряя ни минуты.

- Я же сказал тебе. В аэропорт.

- А куда улетает ваш друг?

- Мой друг - это ты. - Он повернулся и посмотрел на нее. - И мы полетим в Сан-Диего.

- На денек? - Джейн знала, что там есть зоопарк, но ведь папа говорил, что к семи они должны быть дома. А этот человек явно из тех, с которыми родители запрещают своим детям разговаривать на улице, но почему-то ей пришлось остаться с ним один на один, и рядом никого нет, и теперь они полетят в Сан-Диего.

- Ну да. К обеду вернемся.

- Может, мне позвонить папе и сказать ему об этом? Ее наивность рассмешила Скотта.

- Нет, золотко. Теперь я твой папа. И тебе не надо ему звонить. Когда мы доберемся до места, я сам ему позвоню. Да уж, позвоню, можешь не сомневаться.

Все в нем казалось очень страшным, и то, как он грубо схватил ее за руку и поволок за собой к переходу через дорогу у здания аэровокзала. Ей вдруг захотелось взять и сбежать от него, но он сжимал ее руку как в тисках, и Джейн догадалась, что он никуда ее не отпустит.

- А зачем нам лететь в Сан-Диего, мистер.., э-э-э.., папа? - Похоже, ему хочется, чтобы она так его называла, и, может быть, тогда он будет с ней поласковей?

- Чтобы навестить друзей.

- А-а. - Она удивилась тому, что он не выбрал для этого какой-нибудь другой день, а потом подумала, что любой нормальный человек на ее месте был бы только рад, ведь после этого ей будет о чем порассказать вечером. Но на подходе к посту контроля он опять крепко стиснул ей руку, на лице у него заиграли желваки, и он сквозь зубы велел ей пошевеливаться. И тут Джейн осенило. Надо сказать ему, что ей хочется в туалет: вдруг там окажется телефон и ей удастся позвонить Берни? Почему-то ей казалось важным сообщить ему о том, что "другой папа" собирается полететь с ней в Сан-Диего. Заметив дверь со знакомым ей значком, Джейн вырвалась у Скотта из рук, но он тут же догнал ее и преградил путь.

- Ничего не выйдет, милашка.

- Но мне нужно в туалет. - В глазах у нее стояли слезы. Он наверняка затеял что-то плохое, раз ни на секунду не отпускает ее от себя, даже в туалет сходить не дает.

- Сходишь в самолете.

- Мне кажется, надо все-таки позвонить папе и сказать ему, куда мы собрались.

Но в ответ на это он только рассмеялся.

- Не беспокойся. Я же сказал, что позвоню ему. Крепко зажав ее руку в своей, Скотт стоял, поглядывая по сторонам, и тут к ним подошла крашеная блондинка в темных очках, одетая в узкие джинсы, фиолетовую парку, бейсбольную шапочку и ковбойские сапоги. От нее веяло какой-то холодной жесткостью.

- Билеты купила? - без улыбки спросил ее Скотт, и она кивнула. Не сказав ни слова, она отдала их Скотту, и они зашагали куда-то нога в ногу, ведя за собой Джейн, которая никак не могла понять, что происходит.

- Это она и есть? - через некоторое время спросила женщина. Скотт молча кивнул в ответ, и Джейн похолодела от ужаса. Задержавшись у фотоавтомата и бросив в щель доллар, они сделали четыре снимка. На глазах у изумленной девочки Скотт вытащил из кармана паспорт и наклеил туда одну из фотографий. Если внимательно посмотреть на документ, нетрудно догадаться, что он фальшивый, но Скотт знал, что детские паспорта проверяют редко. У выхода на летное поле Джейн заартачилась и попыталась вырваться, но Чендлер Скотт так стиснул ей руку, что она чуть не закричала, и наконец объяснил ей, что к чему:

- Если ты еще хоть раз пикнешь или попытаешься сбежать от нас, твой братец и человек, которого ты называешь папой, в тот же день не позже пяти часов отправятся на тот свет. Тебе все ясно, золотко? - Он говорил вкрадчивым тоном, ехидно улыбаясь. Женщина вынула из пачки сигарету и огляделась по сторонам. Она явно сильно нервничала.

- Куда вы меня везете? - После такого заявления Джейн уже не решалась протестовать. Теперь жизнь Александра и Верни у нее в руках, и она ни за что на свете не допустит, чтобы с ними приключилась беда. Джейн подумала: "А вдруг они меня убьют?" Но ей тут же пришла в голову слегка утешительная мысль: тогда они с мамой снова встретятся. Она не испытывала на этот счет ни тени сомнений, и поэтому собственная смерть показалась ей не такой уж и страшной.

- Нас ждет небольшое путешествие.

- А когда мы сядем в самолет, вы разрешите мне сходить в туалет?

- Может быть. - Он уклонился от ответа, и, глядя на него, Джейн снова впала в недоумение: как только мама могла решить, что он красив? На самом деле он какой-то непутевый, даже испорченный и ничего привлекательного в нем нет.

- Но что бы ты ни делала, милашка, - пробурчал он сквозь стиснутые зубы, - смотри, без нас никуда ни шагу. Потому что, ненаглядная моя доченька, для нас ты не ребенок, а золотоносная жила.

Джейн так и не поняла, в чем дело, и не сомневалась, что они хотят ее убить. А Скотт принялся описывать своей подружке большой золотой "Ролекс", замеченный им на руке у Берни.

- Может быть, он подарит вам часы, если вы отвезете меня домой, - с надеждой сказала Джейн, но они только засмеялись, подталкивая ее ко входу в самолет. Стюардесса не заметила ничего подозрительного, а Джейн не посмела позвать кого-нибудь на помощь, помня о том, что грозит Александру и Берни. Ни Скотт, ни его подружка ничего не сказали ей в ответ на ее предложение. Когда самолет взлетел, они заказали себе по бокалу пива и попросили принести Джейн кока-колы, но девочка не притронулась к ней. Ей не хотелось ни есть, ни пить. Она тихонько сидела на своем месте и все гадала, зачем этот фальшивый паспорт, и куда ее везут, и доведется ли ей снова увидеть Александра, Берни и миссис Пиппин. Ей показалось, что надежды на это совсем мало.

Глава 29

Видя, что уже больше восьми часов вечера, Берни позвонил Гроссману. Начиная с семи, он все твердил себе, что, наверное, их что-то задержало. Может, на обратном пути у них села шина или с этим никудышным автомобилем случилось что-нибудь еще.., но как-никак до восьми они в любом случае должны были хотя бы позвонить. Внезапно Берни понял, что произошло нечто ужасное.

Оказалось, что Гроссман дома и обедает с гостями. Берни извинился за то, что отрывает его.

- Ничего страшного. Как у вас дела? - Адвокат надеялся, что встреча пройдет гладко. Всем будет только легче, если они найдут в себе силы смириться с тем, чего никак не избежать. Исходя из опыта, он полагал, что отделаться от Скотта будет трудно.

- Простите меня, Билл, но именно поэтому я и звоню. Они должны были вернуться больше часа назад, но их до сих пор нет. Я начал беспокоиться. Нет, я уже вне себя от беспокойства.

Гроссман подумал, что тревожиться рановато, да и Скотт не такой уж злодей, как кажется Берни.

- Возможно, у них лопнула шина.

- Он мог бы предупредить меня по телефону. К тому же скажите, когда вам в последний раз случилось проколоть шину?

- Когда мне было шестнадцать лет и я взял без спросу отцовский "Мерседес".

- Вот именно. У вас нет других предположений? И что нам теперь делать?

- Прежде всего успокойтесь. Не исключено, что он просто решил завоевать ее сердце. Скорей всего они появятся часов в девять и сообщат, что ходили в кино на два сеанса подряд, а также успели усидеть десять порций мороженого. - Он ничуть в этом не сомневался и страхи Берни казались ему напрасными. - Подождите немного и не волнуйтесь.

Берни взглянул на часы.

- Я дам ему еще час времени.

- А что потом? Отправитесь на поиски, прихватив обрез?

- В отличие от вас, Билл, я не нахожу эту ситуацию забавной. Он исчез вместе с моей дочерью, а не с чьей-нибудь еще.

- Извините меня, я все понимаю. Но ведь она и его дочь тоже. Надо быть полным психом, чтобы выкинуть какой-нибудь дикий номер, особенно на первый же раз. Человек он, конечно, малоприятный, но в уме ему не откажешь.

- Будем надеяться, что вы не ошиблись.

- Послушайте, давайте подождем до девяти, а там позвоните мне, и мы попробуем что-нибудь придумать.

Без пяти девять Берни набрал номер его телефона еще раз, решив не поддаваться ни на какие уговоры.

- Я обращусь в полицию.

- И что вы им скажете?

- Во-первых, у меня записан номер его машины. Во-вторых, я заявлю, что он похитил моего ребенка.

- Берни, послушайте меня внимательно. Понимаю, вы волнуетесь, но все же постарайтесь хорошенько все понять. Начнем с того, что по закону это не ваш ребенок, а его, и, если он действительно куда-то ее увез, в чем я сильно сомневаюсь, это рассматривается не как похищение, а как кража ребенка.

- И что это меняет? - в недоумении спросил Берни.

- Под кражей ребенка подразумевается его увоз одним из родителей, это не уголовное преступление, а небольшое правонарушение.

- В данном случае речь идет не о каком-то "увозе", а о похищении. Этот тип - самый настоящий преступник.

Господи, он и двух слов ей не сказал, когда явился за ней. Осмотрел обстановку в доме и молча пошел за дверь, ожидая, что она поплетется следом, а потом посадил ее в эту развалюху и увез, и одному богу известно, где они теперь. - При одной мысли об этом Берни чуть не впал в истерику. Ему казалось, что он нарушил обещание, данное Лиз. Он знал, что так оно и есть. Ведь она просила его оградить Джейн от посягательств Чендлера, а он сам передал ему девочку с рук на руки.

В десять часов Берни позвонил в полицию. К нему отнеслись с сочувствием, но особого беспокойства не проявили. Как и Гроссман, полицейские предположили, что немного попозже Скотт объявится. "Может, на радостях он хлебнул лишку", - сказали они. Но когда часы пробили одиннадцать и Берни уже готов был расплакаться, они все же согласились приехать и принять у него заявление. К этому времени Гроссман тоже начал тревожиться.

- По-прежнему никаких новостей? - Он позвонил, как раз когда полицейские были в доме.

- Никаких. Теперь вы понимаете, что я прав?

- О боже, надеюсь, что нет.

Берни только что описал полицейским, как выглядит и во что одета Джейн. Няня вышла в гостиную в халате и тапочках и осталась посидеть вместе с ними. Ее подтянутость и собранность успокаивающе подействовали на Берни, что оказалось весьма кстати, ведь получасом позже полицейские обнаружили, что машина, номер которой записал Берни, была украдена утром того же дня. Дело приняло серьезный оборот. По крайней мере так решил сам Берни. А в полиции к его заявлению отнеслись именно так, как предсказывал Гроссман. Это кража ребенка, и не более того, мелкое правонарушение, а не тяжкое преступление, и их абсолютно не тревожил тот факт, что за Скоттом числится длинный список судимостей. Их куда больше волновал угон машины, и они объявили на нее розыск, а вот искать пропавшую девочку никто пока не собирался.

Берни сообщил об этом Гроссману в полночь. Как только он опустил трубку на рычаг, раздался звонок. Чендлер наконец объявился.

- Привет, милый друг. - Берни затрясло, когда он услышал этот голос. Полицейские ушли, он остался совсем один. А его дочка в руках у Скотта.

- Черт возьми, куда вы подевались?

- У нас с Джейни все в полном порядке.

- Я спросил, куда вы запропастились.

- Решили ненадолго уехать из города. Девочка прекрасно себя чувствует, правда, золотко? - Он потрепал ее по подбородку, но совсем неласково. Джейн стояла рядом с ним в телефонной будке, поеживаясь от холода. На дворе ноябрь, а у нее только свитерок и ничего больше.

- В каком смысле "уехать из города"?

- Я хочу дать тебе время на сбор денежных средств, милый друг.

- Каких средств?

- Тебе придется вручить мне пятьсот тысяч долларов, и тогда малышка Джейни вернется домой. Так я говорю, золотко? - Он скользнул невидящим взглядом по девочке. - Собственно говоря, Джейни считает, что к этому можно добавить и те импозантные часы, которые я сегодня видел у вас на руке, и мне понравилась ее идея. Может, вы разоритесь еще и на часики для моей подружки?

- Какой подружки? - Берни отчаянно пытался сообразить, что к чему, но тщетно.

- Неважно. Давайте лучше договоримся насчет денег. Когда я смогу их получить?

- Вы что, серьезно? - Сердце у Берни стучало как молот.

- Вполне.

- Да никогда... Боже милосердный, вы понимаете, какая это сумма? Целое состояние. Мне никак не раздобыть столько денег. - Внезапно на глаза ему навернулись слезы. Он потерял не только Лиз, но и Джейн. И возможно, навсегда. Бог знает, где она теперь и что он там над ней вытворяет.

- Знаете, Фаин, вам лучше постараться и достать их, иначе вам больше не видать Джейни. Я готов подождать, мне не к спеху. Полагаю, вам хочется, чтобы она рано или поздно вернулась домой?

- Вы просто убогий подонок, - А вы - богатенький.

- Где я смогу найти вас?

- Я позвоню вам завтра. Не занимайте подолгу телефон и не суйтесь в полицию, иначе я убью ее. - Услышав эти слова, Джейн бросила на него взгляд, в котором сквозили страх и любопытство, но Скотт так увлекся разговором с Берни, что не заметил этого.

- Откуда мне знать, может, вы уже ее убили. - Подобная мысль казалась Берни невыносимой, он с трудом заставил себя произнести эти слова. Сердце его сжалось, как в тисках.

Чендлер Скотт ткнул трубку в лицо Джейн:

- На, поговори со своим стариком.

Она не скажет, где они находятся, у нее вполне хватит на это соображения, к тому же ей это толком неизвестно. Она видела, что они вооружены, и понимает, что шутки с ними плохи.

- Папочка, привет. - Стоило ей взять в руки трубку, как из глаз у нее тут же потекли слезы. - Я люблю тебя.., со мной все в порядке... пролепетала она еле слышным голоском.

- Солнышко, я сделаю так, чтобы ты вернулась домой.., чего бы это ни стоило... Даю тебе слово... - Но Скотт не дал ей ответить, а вырвал трубку у нее из рук и бросил на рычаг.

Дрожащими руками Берни набрал номер Гроссмана. Часы показывали полпервого ночи.

- Джейн у него.

- Понятно, что у него. А где они?

- Он этого не сказал. Зато потребовал с меня полмиллиона долларов, сказал Берни, тяжело дыша, как после долгого бега, после чего воцарилось молчание, показавшееся ему бесконечным.

- Так он похитил девочку? - Судя по голосу, Гроссман никак не мог поверить собственным ушам.

- Ну да, идиот вы несчастный, я же вам говорил! Извините. Но как же мне теперь быть? Ведь у меня нет таких денег. - Он знал всего одного человека, у которого могла бы найтись такая сумма, да и то не наверняка, и уж, конечно, не наличными, но можно будет у него спросить.

- Давайте, я позвоню в полицию.

- Я уже это сделал.

- Теперь они заговорят иначе.

Но увы, в полиции к этому сообщению отнеслись с таким же безразличием, как и к предыдущему. Ему сказали, что это глубоко частное дело. Полиция не намерена вмешиваться в склоку между двумя мужчинами, каждый из которых убежден, что ребенок по праву принадлежит ему, и никому другому. Скорей всего требование денег - просто шутка.

На протяжении всей ночи Мэри Пиппин ни на миг не оставляла Берни одного, она поила его чаем, а потом налила ему бренди. Чуть-чуть, как лекарство. Ведь лицо у него стало белым как полотно. А когда выдалась минутка между телефонными звонками, она подошла к Берни и, глядя ему прямо в глаза, сказала, словно пытаясь успокоить напуганного ребенка:

- Мы обязательно их найдем.

- Почему вы так думаете?

- Потому что вы - умный человек и правда на вашей стороне.

- Ах, няня, мне очень не хватает вашей уверенности. Миссис Пиппин потрепала его по плечу, и он стал звонить в Нью-Йорк Полу Берману. Разбуженный посреди ночи Берман сказал, что таких денег у него нет. Узнав о случившемся, он пришел в ужас, но при этом объяснил, что не держит и никогда не держал подобных сумм в виде наличности. У него есть акции, но он владеет ими наряду с женой, и для того, чтобы их продать, потребуется ее согласие. К тому же курс их недавно понизился, а значит, ему придется понести убыток. И даже если ему удастся выручить необходимую сумму, это займет немалое время. Берни понял, что это не выход.

- А ты звонил в полицию?

- Им глубоко плевать. У них это называется "кража ребенка", что по нашим законам рассматривается как мелкое правонарушение. Он - родной отец девочки и, значит, может творить с ней что угодно.

- Таких подонков нужно просто убивать.

- Так я и сделаю, если доберусь до него.

- Скажи, если понадобится моя помощь.

- Спасибо, Пол. - Берни повесил трубку и сразу же набрал номер Гроссмана. - Мне не удалось найти денег. Что теперь?

- У меня есть идея. Я вспомнил про детектива, с которым мне доводилось вместе работать.

- Можно позвонить ему прямо сейчас?

Билл Гроссман колебался лишь сотую долю секунды. Он оказался достойным человеком, хоть и слишком доверчивым.

- Я так и сделаю.

Через пять минут он уже сообщил Берни, что в течение получаса детектив подъедет к нему. И сам он тоже.

В три часа ночи гостиная в доме Берни заполнилась посетителями. Приехали Билл Гроссман, детектив - ничем не приметный кряжистый мужчина лет сорока - и сопровождавшая его женщина, чье появление озадачило Берни. Миссис Пиппин, по-прежнему одетая в халат и тапочки, предложила всем чаю или кофе, на выбор, и налила Берни еще немного бренди. Она сочла, что остальным пить не стоит, ведь им предстоит отправиться на поиски Джейн и делать это надо на трезвую голову.

Детектива звали Джек Винтере, а его спутницу, которая, как выяснилось, была его женой, - Герти. Оба они в свое время занимались сбором информации среди преступного мира, а проработав много лет на полицию Сан-Франциско, решили открыть собственное дело. Билл Гроссман поручился, что они не знают себе равных.

Берни поведал им все, что знал о прошлом Чендлера Скотта: о его браке с Лиз, о том, что он не раз попадал под арест и отбывал срок в тюрьме, и о его взаимоотношениях с Джейн, точнее говоря, о полном их отсутствии. Под конец он сообщил им номер краденой машины и замолчал, продолжая смотреть на них расширенными от ужаса глазами.

- Вы сможете ее найти?

- Пожалуй. - Самой выдающейся чертой в лице детектива были обвислые усы, и ничто в нем не говорило о большой сообразительности, но Берни отметил, что взгляд у него на редкость проницательный. Столь редкое сочетание качеств явно было присуще и его жене, незаметной, но очень неглупой женщине. - Полагаю, он отправился в Мексику или в другое подобное место.

- Почему вы так думаете?

- Это только догадка. Дайте мне пару часов, и я изложу вам наиболее вероятные варианты. У вас случайно не найдется фотографии этого типа?

Берни покачал головой. Насколько он знал, у Лиз не было ни одной, а если и были, он ни разу их не видел.

- Что мне сказать, когда он позвонит?

- Что вы заняты сбором необходимой суммы. Надо, чтобы он не терял надежды.., попросите его подождать.., и постарайтесь, чтобы он не догадался, как вы напуганы. Пусть он думает, что деньги у вас есть.

Берни озабоченно взглянул на детектива.

- К сожалению, я успел сказать, что у меня их нет.

- Ничего страшного. Он вряд ли вам поверил. Они пообещали, что до конца дня свяжутся с ним, и попросили проявить выдержку и терпение. Но он почувствовал, что непременно должен задать им один вопрос, пока они еще не ушли, как бы ни было страшно даже заговаривать об этом.

- Как вы думаете.., он не.., девочке не грозит беда? - Он не отважился произнести слово "смерть". Уже пять часов утра, и силы у него на исходе. Ответ взяла на себя Герти. Говорила она спокойно и негромко, и Берни вдруг заметил, какой у нее глубокий, умудренный взгляд. Несомненно, ей всякого довелось навидаться на своем веку.

- Будем надеяться на лучшее. Мы приложим все силы к тому, чтобы вовремя разыскать ее. Положитесь на нас.

Именно так он и поступил, и спустя двенадцать часов они встретились снова. Ожидание показалось Берни бесконечным. Он бродил из угла в угол, пил то чай, то кофе, то бренди, а в десять часов утра наконец свалился в постель, чувствуя, что совсем обессилел и вот-вот впадет в истерику. Няня ни разу даже не прилегла и весь день провела в заботах об Александре. Она как раз принялась кормить Берни обедом, когда раздался звонок в дверь, и на пороге показались детективы. Неведомым для Берни образом им удалось собрать огромное количество информации, и вряд ли им удалось как следует выспаться.

Они сумели раздобыть все фотографии Скотта, хранившиеся в полицейском архиве, и данные о его прошлых судимостях. Ему доводилось отбывать срок в тюрьмах семи штатов, как правило, за воровство, кражу со взломом, мошенничество и шулерство. Также он не раз попадал под арест за предъявление к оплате фальшивых чеков, но при этом обвинение зачастую снималось: то ли потому, что ему удавалось вовремя возместить ущерб, то ли по иной причине - это не имело значения, и они не стали вдаваться в подробности.

- Вот что показалось нам интересным: чем бы ни занимался этот человек, целью его устремлений всегда являются деньги. Не секс, не наркотики.., у него нет других страстей. Пожалуй, можно сказать, что деньги - его хобби.

Берни бросил на них мрачный взгляд.

- Я бы не решился определить сумму в полмиллиона долларов как предмет для хобби. Винтере кивнул:

- Да, на сей раз он вовсю разгулялся.

Офицер полиции, которому был поручен надзор над Скоттом, оказался давнишним знакомым Джека, и, хотя наступило воскресенье, им удалось застать его дома и сразу же переговорить с ним, что следовало рассматривать как большую удачу. Они узнали, где в последнее время жил Скотт, и выяснили, что на днях он решил переехать и вроде бы упоминал о предстоящей поездке в Мексику. Машину, которую он угнал, обнаружили в аэропорту. Там же они получили сведения о том, что три пассажира, летевшие одним и тем же рейсом в Сан-Диего, воспользовались крадеными билетами, но вовремя успели скрыться. Герти удалось в тот же день встретиться и переговорить со стюардессой, и та, похоже, припомнила, что видела в самолете похожую на Джейн девочку, хоть и не смогла ничего сказать наверняка.

- Я склонен думать, что они махнули в Мексику. И намерены держать там Джейн, пока вы не выложите деньги. Честно говоря, я вздохнул с облегчением, когда прочел досье на Скотта. Там ни разу не упоминалось о попытках прибегнуть к насилию. Это уже кое-что. Если нам повезет, она отделается одним испугом.

- Но как же мы его разыщем?

- Приступим к поискам сегодня же. Если вы не против, мы могли бы уже вечером отправиться в путь. Начнем с Сан-Диего, может, там мы нападем на дальнейший след. Скорей всего им придется угнать еще одну машину или нанять ее в агентстве проката, а потом где-нибудь бросить. Они действуют куда менее ловко, чем может показаться на первый взгляд. По-моему, он отдает себе отчет в том, что особая опасность ему не грозит. Никто не обвинит его в похищении, речь идет о краже ребенка, а в глазах представителей закона это пустяки.

Упоминание об этом всякий раз приводило Берни в бешенство, но он понимал, что Винтере говорит правду. И он был готов смириться с чем угодно, лишь бы вернуть Джейн.

- Я попросил бы вас немедленно приступить к делу. Муж и жена молча кивнули. Ожидая именно такой реакции, они заранее наметили план действий.

- Что мне говорить, когда Скотт позвонит? Он еще до сих пор никак не проявился.

- Скажите, что предпринимаете различные шаги, чтобы раздобыть деньги. Объясните, что для этого потребуется неделя, а то и две. А мы тем временем доберемся до места и примемся за поиски. Думаю, двух недель нам хватит и к концу этого срока нам удастся их обнаружить. - Такая оценка потребовала изрядной доли оптимизма. Но, помимо прочего, у них имелось подробное описание внешности подружки Скотта. За ней также числился ряд судимостей, она недавно досрочно освободилась из тюрьмы, после чего поселилась с ним в гостинице, из которой он выписался утром день назад.

- Вы на самом деле думаете, что справитесь за две недели?

- Будем стараться вовсю. - Эти слова не вызвали у Берни ни тени сомнения.

- Когда вы планируете вылететь?

- Сегодня часов в десять вечера. До тех пор нам еще нужно уладить кое-какие вопросы. - Они вели работу, выполняя поручения еще трех клиентов, но дело Берни оказалось наиболее срочным, и остальными пока могли заняться другие сотрудники их бюро. - Да, кстати... - Детектив назвал цену, и весьма немалую, но Берни не дрогнул, решив, что как-нибудь наскребет денег. Иного выхода просто нет.

- Отлично. Как мне переговорить с вами, если он вдруг позвонит?

Они оставили ему номер телефона, по которому он мог связаться с ними до их отлета из Сан-Франциско, и ушли. А через двадцать минут ему позвонил Чендлер.

- Как дела, милый друг?

- Прекрасно. Я принимаю все меры к тому, чтобы раздобыть денег.

- Хорошо, меня это радует. И когда, по-вашему, они окажутся у вас в руках?

Внезапно Берни осенило:

- Вероятно, не раньше, чем через неделю, а может, и через две. Для этого мне нужно будет наведаться в Нью-Йорк.

- Вот зараза, - судя по голосу, Скотт изрядно нализался. Берни услышал, как они с подружкой обсуждают его ответ. Наконец Скотт снова заговорил в трубку. Они решили поверить словам Берни. - Ладно. Две недели я подожду, но никак не больше. Позвоню вам ровно через четырнадцать дней, а если что-нибудь пойдет не так, я убью девчонку.

На этом телефон разъединился, он даже не дал Берни поговорить с Джейн. Пребывая в полном смятении, Берни все же набрал номер Винтерса.

- А зачем вы ему сказали, что поедете в Нью-Йорк? - недоумевая, спросил Винтере.

- Затем, что хочу полететь с вами в Мексику.

- А вы уверены, что стоит? - помолчав, спросил Винтере. - Эта затея не из легких. А вдруг он вас узнает, когда мы подберемся близко к нему?

- Мне хочется быть рядом на случай, если я понадоблюсь Джейн. Ведь, кроме меня, у нее никого нет. Вдобавок мне невыносимо сидеть сложа руки и ждать. - Берни не заметил, что все это время няня тихонько стояла в дверях, прислушиваясь к его словам, а потом незаметно ушла. Она одобрила его решение отправиться в Мексику и принять участие в поисках Джейн. - Ну как, вы возьмете меня с собой? Я все равно заплачу вам столько же.

- Этот вопрос меня не беспокоит. Я думал о вас. Может, будет лучше, если вы останетесь здесь и попытаетесь вернуться к нормальной жизни?

- Вчера в семь вечера нормальная жизнь для меня кончилась, и я не смогу к ней вернуться, пока вы не отыщете мою дочку.

- Мы заедем за вами через час. Не берите с собой много вещей.

- Тогда до встречи.

Берни повесил трубку и почувствовал, что у него немного отлегло от сердца. Он позвонил Гроссману, и тот пообещал, что утром известит судью о том, какая стряслась беда. Затем он позвонил Полу Берману в Нью-Йорк, а после своему заместителю из "Вольфа". И наконец, набрал номер матери.

- Мама, у меня дурные новости. - У него дрожал голос, ему очень не хотелось ее пугать. Но объяснить необходимо. Все планы на День Благодарения полетели к черту, и, возможно, этот кошмар затянется до Рождества и до Нового года, а то и до конца жизни...

У Руфи замерло сердце.

- Что-то случилось с малышом?

- Нет, с Джейн. - Он глубоко вздохнул и заговорил снова:

- Сейчас я не успею объяснить тебе все как следует. Но некоторое время тому назад тут появился бывший муж Лиз, законченный негодяй, который за последние десять лет большую часть времени провел в тюрьмах. Он попытался вытянуть из меня деньги путем шантажа, но я отказался ему заплатить. А теперь он похитил Джейн и требует в качестве выкупа полмиллиона долларов.

- Ох, господи, - еле слышно выдохнула Руфь. Она заговорила как человек, на которого только что обрушился чудовищный удар:

- Боже мой... Берни... - Его слова никак не укладывались у нее в мозгу. И кому только такое может взбрести на ум? Наверняка это опасный псих. - А ты не знаешь, с девочкой все в порядке?

- Мы надеемся, что да. Полицейские не захотели вмешиваться, поскольку он - родной отец ребенка, и это рассматривается как мелкая кража, а не как похищение. Их это совершенно не волнует.

- Ой, Берни... - Руфь заплакала.

- Мама, не надо, я этого не вынесу. Я позвонил, потому что сегодня вечером вылетаю в Мексику, чтобы попытаться отыскать ее. Я нанял в помощь двух детективов. Они предполагают, что Джейн находится где-то там. И мы не будем праздновать День Благодарения.

- Бог с ним, с Днем Благодарения. Лишь бы найти ее. Ох, господи... Впервые в жизни Руфи показалось, что у нее на самом деле вот-вот начнется сердечный приступ, а Лу, как назло, ушел на какое-то врачебное собрание, и она начисто забыла, куда именно.

- Я позвоню, если удастся. Детективы надеются разыскать ее не поздней чем через пару недель... - Берни полагал, что это прозвучит обнадеживающе, но Руфь пришла в ужас и принялась громко всхлипывать.

- Боже мой, Берни...

- Мама, мне пора идти. Я тебя целую. - Повесив трубку, он собрал вещи в маленькую сумку, надел рубашку, теплый лыжный свитер, синие джинсы, парку и прочные удобные ботинки. Он нагнулся за сумкой и тут заметил, что няня Пиппин стоит в дверях, держа Александра на руках. Он посвятил ее в свои планы, сказал, что отправляется в Мексику, и пообещал по возможности звонить ей. И попросил хорошенько присматривать за малышом. После того, что случилось с Джейн, он стал испытывать тревогу за всех. Но няня заверила его, что у них все будет хорошо.

- А вы поскорей привезите Джейн домой. - Ее слова прозвучали как приказ, и ее гортанный акцент вызвал у Берни улыбку. Он поцеловал сына. - И будьте осторожны, мистер Фаин. Вы нужны нам целым и невредимым.

Он молча обнял ее и, не оглядываясь, пошел к дверям. Сколько потерь выпало на его долю.., сначала Лиз, а теперь Джейн... Но Винтере уже подъехал к дому на стареньком "Универсале", за рулем которого сидел один из сотрудников его бюро, и, услышав звук гудка, Берни торопливо спустился по лестнице.

Глава 30

По пути в аэропорт Берни невольно задумался о том, какой странный характер приобрела его жизнь. А всего чуть больше года тому назад она была совсем обычной.

Любимая жена, новорожденный ребенок и дочка, которая и раньше жила с ней. Но внезапно Лиз не стало, Джейн похитили и за нее требуют выкуп, и он вот-вот полетит в Мексику вместе с парой незнакомых людей, которых нанял, чтобы разыскать ее. Он смотрел в окошко, постоянно думая о Джейн. Он боялся, как бы Скотту Чендлеру и его сообщникам не вздумалось поиздеваться над девочкой, и эти тревожные мысли не давали ему покоя на протяжении всей ночи. В аэропорту он поделился своими опасениями с Герти, но она сказала, что Скотта явно ничего, кроме денег, не интересует, и Берни постарался проникнуться такой же убежденностью.

Он позвонил Гроссману из аэропорта и пообещал держать его в курсе дел. А потом наступила долгая для него ночь. Они прилетели в Сан-Диего в одиннадцать тридцать и взяли напрокат машину с четырьмя ведущими колесами;

Винтере заранее условился с агентством, чтобы ее пригнали в аэропорт, и они сразу же отправились на ней в путь. Они решили обойтись без остановки в гостинице, чтобы не терять времени, и пересекли границу в Тихуане, на большой скорости миновали Росарито и Дескансо, а спустя час уже добрались до Энсенады. Винтерсу показалось, что Скотт скорей всего выберет именно такой маршрут. В Тихуане он заплатил пограничнику пятьдесят долларов, и тот припомнил, что видел интересующую их троицу.

Часы уже показывали час ночи, но бары еще нигде не закрылись, и они обошли все питейные заведения Энсенады, распределив их между собой и прихватив фотографию Скотта, чтобы, заказав кружку пива, извлечь ее и показать бармену. Герти удалось напасть на след. Бармену хорошо запомнилась милая девочка, которая явно побаивалась взрослых, бывших при ней. Подружка Скотта расспрашивала бармена о пароме, который курсирует между Кабо-Аро и Гуаймас.

Узнав об этом, Герти тут же вернулась к машине, и они отправились в дорогу, придерживаясь указанного барменом маршрута: сначала на юг через Сан-Висенте, Сан-Тельмо и Росарио, а затем на восток по направлению к Эль-Мармоль. Путь протяженностью в двести миль оказался непростым даже для машины с четырьмя ведущими колесами, и они потратили на него пять часов. В семь утра они заправились на бензоколонке в Эль-Мармоле, а в восемь остановились, чтобы поесть перед тем, как отправиться дальше вдоль восточного побережья Калифорнии. До Санта-Росалии оставалось еще двести миль. Они добрались туда к трем часам, чувствуя изрядную усталость, и обнаружили, что паром отправится в Гуаймас только через два часа. Зато паромщик, помогавший им загрузить машину, вспомнил, что видел Скотта, женщину и сидевшую между ними девочку.

- Как вам это нравится, Джек? - спросил Берни, стоя рядом с Винтерсом и глядя на скрывающиеся из виду берега Калифорнии. Герти только что отошла в сторону.

- Пока все идет хорошо, но неизвестно, что будет дальше. Не стоит рассчитывать на сплошное везение, хотя начали мы совсем неплохо.

- Может, нам выпадет удача, и мы скоро их найдем. - Берни очень хотелось в это верить, но Винтере знал, что такой вариант маловероятен.

Сотня миль от Санта-Росалии до Эмпальме и еще двести пятьдесят от Эмпальме до Эспириту-Санто, где, как показалось паромщику. Скотт сошел на берег. Но на причале в Эспириту-Санто они узнали, что он отправился в Масатлан, и им пришлось проделать путь еще в двести пятьдесят миль. А там всякий след пропал. Наступила среда, но им так и не удалось ничего прибавить к тем сведениям, которые имелись у них еще до отлета из Сан-Франциско. Они провели неделю в неустанных трудах и побывали чуть ли не в каждом баре, ресторане, отеле и магазине Масатлана и наконец выяснили, что следующим городом на пути Скотта стала Гуадалахара, находившаяся всего в трехстах двадцати четырех милях от Масатлана, но им пришлось потратить восемь дней и приложить немало сил, чтобы добыть эту информацию.

В Гуадалахаре им удалось узнать, что Скотт останавливался в маленькой захудалой гостинице под названием "Росальба", и почти ничего больше. Джек высказал предположение, что, вероятно, они отправились в глубь материка, скорей всего в какой-нибудь из захолустных городков на пути к Агуаскальентес. На поиски ушло еще два дня, наступила пятница, и срок, отпущенный Берни, подошел к концу. Через два дня Скотт должен позвонить, и к этому времени ему необходимо быть в Сан-Франциско.

- Как мы поступим теперь? - Они заранее уговорились, что Берни вылетит из Гуадалахары в Сан-Франциско, чтобы оказаться на месте, когда Скотт позвонит, если к тому времени они так и не сумеют найти Джейн, а Винтерсы останутся в Мексике и будут поддерживать с ним связь по телефону. Они ежедневно сообщали Гроссману о том, как продвигаются поиски, а Берни звонил домой, чтобы проведать няню и Александра. Он знал, что дома все обстоит благополучно, но очень скучал по сыну. Впрочем, к исходу недели он утратил всякую способность думать о чем-либо, кроме Джейн и державшего ее в заложницах негодяя.

- По-моему, завтра вам лучше бы вылететь домой, - сказал Винтере и призадумался. Они уже вернулись в гостиницу и сидели, попивая пиво. Пожалуй, вам стоит сказать, что вы раздобыли деньги. - Винтере прищурился, тщательно обдумывая новый план, но Берни встревожился.

- Пятьсот тысяч долларов? А как мне быть, когда наступит время вручить их ему? Объяснить, что я пошутил?

- Пусть он назначит место встречи. О дальнейшем мы подумаем потом. Но если он захочет встретиться с вами где-нибудь неподалеку отсюда, мы сможем сделать свои выводы. Скажите, что вам понадобится еще пара дней, чтобы добраться до места, а к тому моменту мы, бог даст, найдем его.

Винтере тщательно взвесил все возможности. Но и Берни сделал то же самое.

- А вдруг они уже вернулись в Штаты?

- Исключено, - с уверенностью заявил Винтере. - Если у него все в порядке с мозгами, он должен как огня бояться полиции. За то, что он сделал с девочкой, ему ничего не будет, а вот за угон машины, учитывая прошлые судимости, он непременно получит новый срок, и к тому же он нарушил условия досрочного освобождения.

- Поразительная ситуация. - Берни с горечью посмотрел на Винтерса. Он украл девочку, угрожал ей и, вероятно, причинил ребенку тяжелейшую психологическую травму, следы которой сохранятся на всю жизнь, а полицию волнует только кража старой машины. Что за чудесные у нас законы?! Черт возьми, начинаешь понимать коммунистов. Я был бы рад, если бы его вздернули за то, что он наделал.

- Это ему не грозит. - Винтере философски относился к жизни. Ему довелось повидать немало ситуаций вроде этой или еще страшней, в результате чего он решил никогда не заводить детей, и жена согласилась с ним. Они перестали держать в доме даже собак после того, как последнюю из них украл, отравил и подбросил к ним под дверь один из людей, попавших их стараниями в тюрьму.

На следующий день они не смогли разузнать ничего нового, и в субботу вечером Берни вылетел в Сан-Франциско. Самолет приземлился около девяти часов, и он срочно отправился домой, внезапно ощутив неодолимое желание как можно скорей увидеть сына. Ведь только он у него и остался. Лиз больше нет и Джейн тоже, и он уже не знает наверняка, доведется ли ему когда-нибудь снова услышать, как в стенах коридора отдается эхом ее звонкий голосок, и увидеть, как она бежит ему навстречу с криком:

"Привет, папочка!" При мысли об этом он почувствовал, что у него разрывается сердце, и, оставив сумки в няниной комнате, тихонько вышел в гостиную, сел в кресло и заплакал, закрыв лицо руками. Потеря за потерей это невыносимо, и то, что случилось с Джейн, можно было предотвратить. Ему казалось, что он подвел Лиз в том, что для нее было важней всего на свете.

- Мистер Фаин? - Заметив, какое у Берни выражение лица, няня оставила спавшего Александра в кроватке и отправилась к его отцу. Она тихонько вошла в темную гостиную... Как тяжело ему пришлось в последние четырнадцать дней.., они наверняка показались ему долгими, как четырнадцать месяцев... Такой достойный человек и так страшно мучается. Лишь вера в Бога поддерживала в ней надежду на то, что Джейн найдут и она вернется домой. Миссис Пиппин как могла попыталась убедить в этом Берни, но прошло немало времени, прежде чем он откликнулся на ее слова.

- Джейн непременно возвратится домой. Господь научит нас, как ее найти.

Но ему вдруг вспомнилась история похищения ребенка Линдбергов и трагедия, которая постигла его родителей.

- А если мы так их никогда и не отыщем? - по-детски жалобно спросил он, полагая, что все уже потеряно. Но миссис Пиппин не хотела верить в худшее. Она стояла в дверях в лучах падавшего на нее из коридора света, и Берни поднял голову и посмотрел на нее.

- Няня, я этого не переживу.

- Господь милостив, и беда минует вас. - Подойдя поближе к Берни, она ласково потрепала его по плечу и зажгла свет. А несколько минут спустя принесла ему сандвич и чашку горячего чая. - Ложитесь-ка сегодня пораньше спать. Завтра вам понадобится ясная голова, мистер Фаин. - Но к чему ему ясная голова? Чтобы притвориться, будто он раздобыл полмиллиона долларов, которых у него на самом деле нет? Страх не давал ему покоя, и в ту ночь он почти не спал, а все ворочался с боку на бок, терзаясь в мучительном раздумье.

Наутро к нему приехал Билл Гроссман. Берни долго рассказывал ему о местах, в которых они побывали, о сведениях, которые удалось добыть, и о том, как Гуадалахара оказалась мертвой точкой на их пути. Утром позвонил Винтере, но он не сообщил ничего нового. Вот только Герти пришла в голову одна идея.

- Она считает, что нужно поискать в Пуэрто-Вальярта. - Они и раньше обсуждали этот вариант, но сочли, что Скотт побоится, как бы его там не заметили, и скорей отправится в глубь страны. - Возможно, она права. Вдруг у него хватило наглости показаться там. Ведь ему нравится шикарная жизнь. Не исключено, что он присматривает себе яхту.

Хотя Берни и сомневался в этом, он согласился с Винтерсом, что попробовать стоит. Он весь день не выходил из дому на случай, если Скотт позвонит раньше срока.

Берни боялся пропустить его звонок. Гроссман просидел вместе с ним до вечера. Он уже рассказал о том, что работники суда выразили "крайнее огорчение" в связи с "неразумным поступком" мистера Скотта.

- Огорчение? - закричал в ответ Берни. - Огорчение? Да в своем ли они уме? Из-за их глупости моя дочка пропала бог знает куда, а они говорят об огорчении? Как трогательно с их стороны.

Гроссман понимал, что Берни вне себя от тревоги, и находил ее обоснованной. Он умолчал о заявлении сотрудницы социальной службы, которая предположила, что мистеру Скотту, видимо, не терпится наверстать упущенное время и он просто хочет поближе узнать свою дочку. Гроссман побоялся, что, узнав о ее словах, Берни разыщет ее в мэрии и придушит. Не то чтобы он всерьез считал это возможным, но мало ли что бывает. Берни находился на грани срыва. В пять часов зазвонил телефон, и Берни кинулся к нему, нимало не сомневаясь, что это Скотт. Он сделал глубокий вдох прежде, чем снять трубку.

- Да?

Но в трубке раздался голос Винтерса, а вовсе не Скотта.

- У нас есть для вас новости. Он еще не звонил? - Все это походило на игру "полицейские и воры", только у Берни украли смысл его жизни.., любимую дочку...

- Нет. Я все еще сижу и жду. А что у вас?

- Я не совсем уверен.., но, похоже, мы его нашли. Герти оказалась права. Он оставил след чуть ли не на каждом углу в Пуэрто-Вальярта.

- А Джейн при нем? - "Господи.., прошу тебя.., только бы они ее не убили". Ему вспомнилось множество историй с похищением, в результате которого родители навсегда потеряли своего ребенка. Ежегодно происходит не одна тысяча таких происшествий.., чудовищная статистика, чуть ли не целых сто тысяч...

- Точно не знаю. Он часто появлялся в заведении под названием "У Карлоса О'Брайана", как и все, кому случается оказаться в Вальярте. Это самый популярный бар в городе, и Скотт допустил ошибку, зачастив туда. Но никто не видел там ни женщины, ни ребенка. Наверное, они сидят в гостинице. Когда он позвонит, попробуйте разговорить его и выудить какие-нибудь сведения.., не проявляйте враждебности.

При мысли об этом у Берни вспотела рука, в которой он держал трубку.

- Постараюсь.

- И уговоритесь с ним о встрече. Скажите, что вы раздобыли деньги.

- Хорошо.

Берни повесил трубку и дрожащим от волнения голосом сообщил последние известия Гроссману. Не прошло и пяти минут, как телефон зазвонил снова. Сквозь помехи на линии междугородной связи до Берни донесся голос Скотта.

- Как дела, приятель? - Он говорил веселым и спокойным тоном, и Берни страшно захотелось добраться до него и придушить на месте.

- Отлично. У меня для вас хорошие новости. - Берни пришлось повысить голос, чтобы докричаться сквозь помехи, но он постарался говорить так, чтобы ответ прозвучал невозмутимо и ровно.

- Какие именно?

- Новости ценой в полмиллиона долларов. - Берни неплохо справился со своей ролью. - Как Джейн?

- Прекрасные новости. - Скотт явно обрадовался, но не так сильно, как того хотелось бы Берни.

- Я спрашиваю: как Джейн? - Он крепко стиснул трубку в руке. Гроссман сидел, не сводя с него глаз.

- С ней все в порядке. Но у меня для вас есть неприятное известие. - У Берни замерло сердце. - Цена увеличилась. Она такая очаровательная малышка, и я понял, что она стоит куда дороже.

- В самом деле?

- Да. Мне кажется, она стоит целого миллиона, разве я не прав?

- Мне не так-то просто его раздобыть. - Он написал сумму на листке бумаги и показал его Гроссману. Но это позволит им выиграть время. - Мне придется снова проделать такое же путешествие.

- А пятьсот тысяч у вас на руках?

- Да, - соврал он.

- Почему бы нам не разделить сумму на два взноса?

- Вы вернете мне Джейн после первого взноса? Скотт засмеялся:

- Навряд ли, милый друг.

Сукин сын. Никогда в жизни Верни не испытывал столь острой и столь обоснованной ненависти.

- Вы получите ее, когда вручите нам миллион.

- Тогда никаких первых взносов. Скотт изменил тон и заговорил жестче:

- Я дам вам неделю на поиски денег, Фаин. А если вы их не раздобудете... - Он оказался невероятно жадным выродком. Но теперь у них есть еще неделя на поиски Джейн. Если повезет, они найдут ее в Пуэрто-Вальярта.

- Я хочу поговорить с ней. - Голос Берни тоже посуровел.

- Ее здесь нет.

- А где она?

- В укромном месте. Не беспокойтесь.

- Скотт, постарайтесь со всей отчетливостью уяснить себе следующее: если хоть один волос упадет с ее головы, я убью вас. Понятно? И вы не получите ни цента, пока я не увижу, что она цела и невредима.

- С ней все хорошо. - Он хохотнул. - Черт возьми, она даже успела загореть.

- Где она?

- Неважно. Она вам обо всем расскажет, когда вернется домой. Я позвоню вам ровно через неделю, и будьте добры, Фаин, держите денежки наготове.

- Непременно. А вы не потеряйте Джейн.

- Договорились. - Он засмеялся. - Сделка на миллион долларов. - Вслед за этим он повесил трубку, а Берни, еле дыша, опустился в кресло. На лбу у него выступил пот. Он взглянул на Гроссмана и заметил, что того трясет.

- Славный парень. - Гроссману стало тошно.

- Да, не правда ли? - с горечью ответил Берни. Ему казалось, что он уже никогда не оправится после этой истории, даже если Джейн вернется домой.

Час спустя телефон зазвонил снова. Винтере не стал тратить время на лишние разговоры.

- Мы нашли его.

- Боже мой. Вы не шутите? Я только что с ним говорил. - У Берни задрожал голос и затряслись руки.

- Я хотел сказать, мы знаем, где он живет. Официантка из бара "У Карлоса О'Брайана" сказала, что он нанимает ее присматривать за Джейн. Мне пришлось дать ей тысячу долларов, чтобы она держала язык за зубами, но оно того стоит. По ее словам, с Джейн все в порядке. Девочка сказала официантке, что Скотт ей не отец, хотя "был им раньше", пока мама не развелась с ним. Он пригрозил Джейн, что убьет вас и ее братика, если она попытается сбежать или позвать на помощь. Очевидно, подружке Скотта надоело сидеть с ребенком, пока сам он развлекается, и они наняли эту официантку.

- Господи! Как у него язык повернулся сказать ей такое!

- Они нередко так поступают. Говорят детям, что их родители уже умерли или что они больше не хотят их видеть. А когда дети напуганы, они с легкостью верят самым диким небылицам.

- А почему официантка не обратилась в полицию?

- Как она сказала, ей не хотелось вмешиваться, а вдруг девочка все выдумала? А потом, он ведь платит ей. Просто мы заплатили больше. Не исключено, что она спит с ним, хотя, на мой взгляд, это маловероятно. - Она предложила Винтерсу переспать с ней за сотню долларов. Но он решил, что расходов и так хватает, а потом со смехом рассказал об этом Герти, которая решила, что эта история далеко не так забавна, как ему кажется. - Что негодяй сказал вам? - Винтере предполагал тем же вечером, сразу после разговора, перейти к решительным действиям, но боялся, что за Скоттом будет трудно уследить, не привлекая к себе внимания.

- Теперь он потребовал миллион. И дал мне неделю на поиски денег.

- Отлично. Значит, он намерен отдохнуть на досуге. Я хочу сегодня же вырвать девочку у него из лап. Вы не против? Официантка берется помочь, если я дам ей еще тысячу долларов. Судя по всему, вечером Джейн останется с ней. Самый подходящий момент. - Берни почувствовал, что внутри у него все перевернулось. "Господи, прошу тебя, спаси и сохрани ее". - Нам не удастся сразу же вылететь отсюда, но мы рванем в Масатлан и утром сядем на самолет. - Сыщик говорил с уверенностью профессионала, и не случайно. И все же Берни пожалел, что его не будет с ними. Он понимал, как испугается Джейн. Для нее Джек и его жена - просто двое незнакомых людей. Но без него они смогут действовать ловчее и быстрее. - Если все пойдет хорошо, завтра она будет дома.

- Держите меня в курсе событий.

- Скорей всего мы позвоним вам около полуночи.

Этот вечер показался Берни самым долгим в его жизни. В семь часов Гроссман отправился домой. Он попросил Берни звонить ему в любое время, если появятся новости. Берни совсем уже было собрался набрать номер телефона матери, но решил подождать, пока не поступят новые известия.

Ждать пришлось гораздо меньше, чем предполагал Винтере. Вскоре после десяти часов раздался звонок, и телефонистка спросила, согласен ли он оплатить разговор с абонентом из Валье-де-Бандерас в Халиско.

Он тут же ответил, что согласен. Няня Пиппин легла поспать, и он сидел один на кухне. Он только что очередной раз приготовил себе кофе.

- Джек?

- Девочка у нас. С ней все в порядке. Они с Герти в машине. Джейн вконец вымоталась и уснула. Мне очень жаль, но мы сильно ее напугали. Официантка открыла нам дверь, и мы тут же увезли Джейн. Официантка скажет Скотту, что ребенка забрали полицейские. Возможно, на некоторое время он исчезнет из поля вашего зрения. Но как бы там ни было, у нас заказаны билеты на девятичасовой рейс из Масатлана. Мы заночуем в "Холидей-Инн", когда доберемся до него. И теперь никто ее уже и пальцем не тронет.

Берни знал, что Винтерсы вооружены. По щекам у него потекли слезы, и ему удалось сказать человеку, который спас его дочку, всего два слова: "Спасибо вам". Повесив трубку, он закрыл лицо руками, склонился над кухонным столом и, громко всхлипывая, заплакал, чувствуя, что на смену ужасу и боли пришло облегчение. Джейн возвращается домой... Ах, если бы вместе с ней вернулась и Лиз...

Глава 31

Берни, няня Пиппин с Александром и Гроссман приехали в аэропорт к одиннадцати часам по местному времени. Самолет приземлился, и Джейн спустилась по трапу, держась за руку Герти. Берни кинулся ей навстречу, подхватил ее и прижал к груди, не скрывая слез. Даже няне изменило свойственное ей самообладание. Она поцеловала Джейн, и из ее синих глаз по щекам заструились слезы. Билл Гроссман тоже поцеловал девочку.

- Ох, детка.., мне ужасно жаль... - Берни с трудом давались слова, а Джейн то смеялась, то принималась плакать, обнимая братика, папу и няню.

- Они сказали, если я пикну или попытаюсь сбежать... - Она опять заплакала. Ей не удалось закончить фразу, но Берни уже знал обо всем от Винтерса. - Они говорили, что кто-то все время за вами следит.

- Это была ложь, солнышко. Как и все, что они тебе говорили.

- Он отвратительный человек. Не понимаю, зачем мама вышла за него замуж. И он вовсе не красив, он урод, и подружка у него ужасная... - Но Герти успела поговорить с Джейн наедине и сказала Берни, что они не причинили девочке никаких физических увечий. Их интересовали только деньги, и они наверняка разозлились донельзя, когда вернулись из бара в гостиницу.

Войдя в дом, Джейн огляделась по сторонам, и на лице ее появилось выражение блаженства, как будто она попала в рай. Прошло ровно шестнадцать дней с тех пор, как ее похитили, и жизнь для каждого из них стала адом. Чтобы найти ее, они потратили шестнадцать дней и сорок тысяч долларов. Родители Берни продали имевшиеся у них акции, чтобы помочь ему расплатиться с Винтерсами, но никто ни на секунду не пожалел об этом. Берни набрал номер телефона матери, чтобы Джейн смогла сама с ней поговорить, но бабушка Руфь только все всхлипывала в трубку и в конце концов передала ее Лу. Она почти не надеялась, что девочка останется в живых. Ей тоже припомнилось похищение ребенка Линдбергов. Когда это случилось, она была совсем молодой женщиной, и это событие произвело на нее незабываемое впечатление.

Большую часть дня Джейн провела, сидя на коленях у Берни. Он позвонил в полицию и сказал, что девочку нашли, что, впрочем, никого не удивило и не взволновало. Работников суда тоже поставили в известность. Они выразили радость по поводу того, что Джейн дома, и Берни пришел к выводу о том, что все, кроме Винтерса, ведут себя возмутительно. Он обратился к Винтерсу с просьбой предоставить в его распоряжение телохранителей, чтобы впредь ни Джейн, ни Александр не выходили на улицу без вооруженной охраны и чтобы в отсутствие Берни охранник оставался в доме. Потом он позвонил Полу Берману и сказал, что с завтрашнего дня выйдет на работу. Он брал отпуск всего на две недели, но это время показалось ему целой вечностью.

- С Джейн все в порядке? - Случившееся надолго повергло Бермана в ужас. Эти бедолаги переживают одну трагедию за другой. Сначала умерла Лиз, а теперь еще и это. Он всем сердцем сочувствовал Берни и уже начал подыскивать работника, который смог бы заменить его в Калифорнии. Берман наконец понял, что нельзя заставлять его продолжать работу в Сан-Франциско, слишком много испытаний выпало там на его долю. Но он знал, что на поиски человека, который смог бы занять место Берни, уйдет не один месяц, а может быть, и целый год. Но он по крайней мере начал этим заниматься.

- С Джейн все хорошо.

- Берни, мы все молились за нее.

- Спасибо, Пол. Он повесил трубку, чувствуя глубочайшую благодарность судьбе за то, что Джейн вернулась. Он вновь подумал о родителях, которые потеряли своих детей навсегда и прожили всю жизнь, гадая, погибли они или нет, храня фотографии пятилетних малышей, которым уже исполнилось двадцать, а то и тридцать лет, а те, в свою очередь, поверили лживым словам похитителей и полагали, что их родителей уже нет в живых. Берни пришел к убеждению, что кража ребенка такое же тяжкое преступление, как убийство.

Вечером, когда они сели обедать, раздался телефонный звонок. Няня приготовила бифштекс со спаржей под голландским соусом, - любимое блюдо Джейн. На сладкое она испекла огромный шоколадный торт, и, когда Берни встал из-за стола и направился к телефону, Александр смотрел на него, глотая слюнки. Весь день и весь вечер им звонили знакомые, желая выразить свою радость по поводу того, что этот кошмар закончился. Даже Трейси позвонила из Филадельфии. Она уже говорила раньше с няней и была в курсе всех событий.

- Алло, - сказал Берни, с улыбкой глядя на Джейн. Они целый день не могли отвести глаз друг от друга, а незадолго до обеда она задремала, сидя у него на коленях.

В трубке послышался треск, а затем знакомый голос. Берни с трудом поверил собственным ушам. Но все же догадался включить записывающее устройство, которое Гроссман привез ему днем раньше. Он успел записать и разговор, в котором шла речь о выкупе величиной в миллион долларов.

- Вам все же удалось заполучить свою девчонку, да? - недовольным тоном спросил Скотт. Берни молчал, глядя на движущуюся пленку. - Насколько мне известно, вам помогли полицейские. - Берни порадовался: официантка сказала Скотту именно то, что ее просили.

- Я даже не знаю, что вам и сказать.

- Надеюсь, к тому времени, когда состоится суд, дар речи вернется к вам. - Он наверняка шутит. Берни сомневался, чтобы Скотт решился снова обратиться в суд.

- Не думаю, чтобы он состоялся, Скотт, а если вы еще хоть раз попытаетесь ее похитить, сядете в тюрьму. Я мог бы и сейчас добиться вашего ареста.

- На каком основании? Кража ребенка - это не тяжкое преступление. Максимум, что мне угрожает, - провести ночь в тюрьме, да и то вряд ли.

- Суд вряд ли воспримет с восторгом известие о том, что вы похитили ребенка и требовали выкуп.

- Попробуй доказать это, приятель. У тебя нет никаких бумаг, подтверждающих твои слова, а если ты сдуру решил записать наши с тобой разговоры на пленку, имей в виду: суд не примет эти записи в качестве доказательства. - Этот негодяй знал, что делает. - Мы еще увидимся, Фаин. На свете есть масса способов, как выловить рыбку из пруда. - На этом Берни повесил трубку и выключил записывающее устройство.

После обеда он позвонил Гроссману, и Билл подтвердил слова Чендлера Скотта. Запись телефонного разговора не считается в суде доказательством.

- Тогда на кой черт вы подсунули мне эту штуку? - В этой истории закон оказался явно не на стороне Берни, и его служители с самого начала отнюдь ему не помогли.

- Хотя запись нельзя использовать как доказательство, работникам суда будет совсем не вредно прослушать ее, чтобы понять, с чем вы столкнулись.

Но когда Билл передал им пленку, она не произвела на них ни малейшего впечатления, и они заявили, что Скотт либо пошутил, либо решился на такой шаг, пребывая в крайнем отчаянии из-за того, что так давно не виделся с дочкой, и вдобавок узнал о том, что его бывшая жена умерла от рака.

- Они сумасшедшие или просто прикидываются? - Берни оторопело уставился на Гроссмана. - Этот парень - преступник, он похитил Джейн, потребовал выкуп величиной в миллион долларов, она провела шестнадцать дней в Мексике в качестве заложницы, а им кажется, что он "пошутил"? - Подобная реакция повергла Берни в оторопь. Полиция не проявила ни малейшего беспокойства по поводу похищения, а суд отнесся с полным безразличием к известию о том, что Скотт потребовал выкуп за девочку.

Но на следующей неделе выяснилось, что все куда страшней. Берни получил Повестку из суда. Скотт обратился туда с требованием передать ему опекунство.

- Передать ему опекунство? - Берни чуть не выдрал телефонный шнур из стены, когда Билл сообщил ему об этом. - То есть как это?

- Джейн его дочь. Он заявил суду, что увез ее лишь потому, что безумно ее любит и хочет, чтобы она, как ей и положено, жила с ним.

- Где? В тюрьме? Разве детям предоставляют помещение в Сан-Квентине? Вот самое подходящее для него место! - заорал Берни. Он сидел у себя в кабинете, а в это время Джейн и Александр совершали прогулку по парку в сопровождении няни Пиппин и чернокожего телохранителя ростом шесть футов пять дюймов и весом двести девяносто фунтов, который десять лет назад был полузащитником в команде "Краснокожие". Берни очень хотелось, чтобы Скотт когда-нибудь нарвался на него.

- Успокойтесь. Пока он только обратился с просьбой передать ему опекунство, но не получил его.

- Зачем? Зачем ему это понадобилось?

- Вы хотите знать, зачем? - Гроссману попалось такое жуткое дело, и он проникся почти такой же ненавистью к Скотту, как и Берни, но понимал, что это ничем им не поможет. Необходимо рассуждать здраво. - Он затеял это по следующей причине. Если суд, не дай бог, передаст ему опекунство или позволит ему видеться с девочкой, он сможет выторговать у вас деньги. Номер с похищением не удался, и он решил действовать под прикрытием закона. Он родной отец Джейн, и у него все права на нее, а у вас есть деньги, которые ему и нужны.

- Тогда лучше заплатить ему. К чему вся эта судебная возня и прочие игры? Если он хочет денег, надо предложить их ему прямо сейчас. - Берни казалось, что все крайне просто. Лучше не мучиться и сразу дать Скотту то, чего он добивается.

- Все не так просто. Предложив ему деньги, вы тем самым нарушите закон.

- Ну, понятно, - вспылил Берни. - Он вполне имеет право похитить ребенка и потребовать выкуп в миллион долларов, в этом как бы нет ничего страшного, а вот если я попытаюсь откупиться от этого мерзавца, я тем самым нарушу закон. Господи боже мой, - он стукнул кулаком по столу, смахнул с него телефон, и тот повис в воздухе, раскачиваясь на шнуре, поскольку Берни все еще держал в руке трубку, - куда катится эта страна?!

- Не волнуйтесь, Берни, - попытался успокоить его Гроссман. Но тщетно.

- То есть как это "не волнуйтесь"? Он требует опекунства над моей дочкой, а я должен сохранять спокойствие? Три недели назад он похитил ее, и я исколесил пол-Мексики, не зная, жива она или нет, а вы говорите, чтобы я не волновался? Или вы тоже сошли с ума? - Берни уже поднялся на ноги и теперь орал во все горло. Затем он швырнул трубку на рычаг, упал на стул и заплакал. И вообще все это происходит по вине Лиз. Если бы она не умерла, ничего подобного не случилось бы. Но при мысли об этом он только заплакал еще горше. Он так тосковал по Лиз, что каждый вдох давался ему с трудом, а оттого, что у него остались ее дети, жизнь казалась еще более невыносимой, Все теперь изменилось.., и дом.., и дети.., и еда.., и белье после стирки сложено иначе... Жизнь утратила знакомые очертания и никогда больше не станет прежней. Он сидел за столом и плакал. Впервые за все время он ощутил эту потерю с такой остротой. И впервые понял, что Лиз уже не вернется. Никогда.

Глава 32

Слушание назначили на двадцать первое декабря, отодвинув другие дела, потому что вопрос стоял об опекунстве. Дело об угоне машины явно замяли, в результате чего о нарушении условий досрочного освобождения не могло быть и речи. Владельцы машины забрали заявление, поскольку сами они, как удалось выяснить Винтерсу, занимались торговлей наркотиками, и Чендлер Скотт преспокойно вернулся в Штаты.

Он появился в зале суда, и Берни отметил, какой спокойный и респектабельный у него вид. Сам Берни надел синий костюм с белой рубашкой и отправился в суд вместе с Биллом Гроссманом. Дети остались дома с няней Пиппин и чернокожим телохранителем. Глядя на них утром, Берни тихонько ухмыльнулся: светлокожая няня крохотного роста, ее синие глаза, британская сдержанность и практичная обувь, а рядом с ней огромный, грозного вида негр с белоснежной улыбкой, видя которую сразу можно было понять, что он совсем не страшный. Он часто играл с Джейн в прыгалки, брал Александра на руки и подкидывал его в воздух, а однажды проделал то же самое и с няней под радостный смех детей и самой миссис Пиппин. Он появился в доме по весьма печальной причине, но его присутствие было приятно всем. Его звали Роберт Блейк, и Берни проникся к нему глубочайшей благодарностью.

Но оказавшись в зале суда, Берни уже не смог думать ни о чем, кроме Скотта и собственной ненависти к этому человеку. Слушание проводил тот же самый судья, замены быть не могло, поскольку разрешением семейных конфликтов занимался только он. Этому седовласому человеку с сонным взглядом и приветливой улыбкой казалось, что все на свете любят друг друга или могут полюбить, если чуть-чуть постараются.

Он пожурил Скотта за "слишком рьяную и преждевременную попытку провести побольше времени с дочкой". Берни чуть было не вскочил с места, и Гроссману пришлось силой удержать его. Затем судья обратился к Берни с призывом понять, как нестерпимо хочется отцу побыть вместе с родной дочкой. На этот раз Билл не успел заткнуть Берни рот.

- Ваша честь, это нестерпимое желание отсутствовало на протяжении девяти лет, а теперь вылилось в требование миллиона долларов за благополучное возвращение девочки домой, и при этом...

Судья благодушно улыбнулся Берни.

- Мистер Фаин, я уверен, что это была просто шутка. Пожалуйста, сядьте на место.

Пока шли прения сторон, Берни сидел, думая, что вот-вот заплачет. Накануне он звонил матери, чтобы рассказать ей обо всем, и она сказала, что судьи третируют его потому, что он еврей. Но Берни знал, что дело не в этом. Его третируют потому, что он не родной отец Джейн, хотя это не имеет ни малейшего значения. Все заслуги Чендлера Скотта сводились к тому, что он спал с матерью Джейн и та забеременела от него. Это оказалось его единственным вкладом в жизнь и благополучие Джейн, в то время как Берни стал для девочки всем на свете. Гроссман, не жалея сил, пытался втолковать это судье.

- Мой клиент глубоко убежден в том, что финансовое положение мистера Скотта и особенности его характера не позволяют ему на данный момент взять на себя заботу о ребенке. Возможно, через некоторое время, ваша честь... Берни снова было рванулся с места, но остановился, заметив обращенный к нему взгляд Билла. - Мистер Скотт неоднократно преступал закон и на протяжении нескольких лет не имел постоянной работы. Помимо этого, нам удалось выяснить, что в настоящий момент он проживает в низкопробной гостинице в Ист-Оук.

Скотт слегка заерзал на стуле.

- Это действительно так, мистер Скотт? - улыбаясь, спросил его судья, которому очень хотелось услышать, что на самом деле Скотт - прекрасный отец, и тот постарался угодить ему:

- Не совсем, ваша честь. Я жил на деньги, завещанные мне родственниками. - Он снова попытался скрыться за маской респектабельности, но Гроссман поспешил разрушить всяческие иллюзии.

- Вы можете доказать это, мистер Скотт? - спросил он.

- Разумеется... К сожалению, эти деньги уже кончились. Но с этой недели я начинаю работать в банке "Атлас".

- Это с его-то судимостями? - шепнул Берни Гроссману.

- Не волнуйтесь. Мы потребуем, чтобы он представил доказательства.

- А вчера я снял квартиру в городе. - Скотт бросил торжествующий взгляд на Гроссмана и Берни, а судья кивнул. - Разумеется, я далеко не так богат, как мистер Фаин, но, по-моему, для Джейн это не так уж и важно.

Судья снова закивал и поспешил выступить в поддержку Чендлера:

- В данном случае материальные блага отнюдь не самое главное. К тому же я совершенно уверен, что вы позволите мистеру Фаину регулярно навещать Джейн.

Берни похолодел от ужаса, подался в сторону Гроссмана и шепотом спросил:

- О чем он говорит? Что значит - мне позволят регулярно навещать Джейн? Он в своем уме?

Гроссман помедлил, а затем спросил судью, пришел ли он к решению. Тот попросил Билла подождать минутку и обратился с речью ко всем присутствующим:

- Ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что мистер Фаин любит свою приемную дочь, но главное для нас не это, ведь, если у ребенка нет матери, ему необходимо присутствие родного отца. К сожалению, миссис Фаин скончалась, и теперь Джейн надлежит жить не с кем-нибудь, а со своим отцом. Суд понимает, насколько тяжела разлука с девочкой для мистера Фаина, поэтому мы не будем считать этот вопрос решенным окончательно до тех пор, пока не увидим, как скажется на всех наше решение. - Судья благожелательно взглянул на Скотта, и Берни почувствовал, что его бьет дрожь. Он все-таки подвел ее. Он не сдержал обещания, данного Лиз. И теперь теряет Джейн. Он подумал, что это все равно, как если бы ему отрезали руку. Хотя последнее было бы даже лучше. Он с радостью согласился бы пожертвовать рукой или ногой, лишь бы сохранить Джейн, но никто не предложил ему такого выбора. Судья посмотрел на Скотта, на Берни, на обоих адвокатов и перешел к заключительной части:

- Таким образом, мы передаем опекунство Чендлеру Скотту с обязательной оговоркой: Бернард Фаин сохраняет за собой право регулярно посещать Джейн, скажем, раз в две недели. - У Берни от изумления открылся рот. - Мистеру Скотту надлежит явиться за девочкой к месту ее проживания через сорок восемь часов, то есть в полдень двадцать третьего декабря. Я полагаю, что неожиданная поездка в Мексику свидетельствует лишь о том, что мистеру Скотту не терпится зажить нормальной жизнью вместе с дочерью, и суд желает как можно скорее предоставить ему такую возможность.

Услышав удар судейского молоточка, Берни впервые в жизни оказался на грани обморока. Он побелел как полотно и сидел, опустив голову и уставясь в стол. Перед глазами все поплыло, и у него возникло такое ощущение, как будто Лиз только что умерла снова. Ему послышался ее голос и слова: "Поклянись мне, Берни.., поклянись, что никогда близко не подпустишь его к Джейн..."

- Вам плохо? - Поглядев на Берни, Гроссман испугался. Склонившись над ним, он подал знак секретарю суда, чтобы тот принес воды. Они сунули Берни помятый бумажный стаканчик с тепловатой водой, он отпил глоток и слегка пришел в себя. Не проронив ни слова, он поднялся на ноги и следом за Гроссманом вышел из зала суда.

- У меня остались какие-нибудь варианты? Я могу потребовать обжалования этого решения? - Берни пребывал в каком-то шоке.

- Вы можете добиться очередного слушания, но Джейн придется жить с ним до этого времени. - Желая как-то разрядить атмосферу, Гроссман говорил спокойным тоном, но это ничему не помогло. Во взгляде Берни светилась ярая ненависть. Ненависть к Скотту, к судье, к системе законов. Возможно, она распространялась и на Гроссмана, но он подумал, что Билла не в чем упрекнуть. Это не правосудие, а пародия на него, и они тут бессильны.

- А если я не отдам ему Джейн двадцать третьего числа? - негромко спросил его Берни, когда они вышли из зала суда.

- Рано или поздно вас посадят в тюрьму. Но тогда ему придется прийти за девочкой в сопровождении шерифа.

- Отлично. - Плотно сжав губы, Берни посмотрел на своего адвоката. - У меня к вам просьба: когда придет время, внесите за меня залог, чтобы я смог оттуда выйти. И еще: когда он появится, я постараюсь откупиться от него. Ему хочется продать мне ребенка? Прекрасно, пусть только назовет цену.

- Берни, это дело скорей уладится, если вы отдадите ему Джейн, а потом уже вступите с ним в переговоры. Суд может отнестись с предубеждением к вашей...

- К черту суд! - рявкнул Берни. - И вы можете провалиться туда же. Всем вам глубоко плевать на мою дочку. Вам бы только не испортить отношения друг с другом, только бы все шло тихо-мирно. Но речь идет не о какой-нибудь ерунде, а о жизни моего ребенка, и я знаю, что для нее хорошо, а что нет. В один прекрасный день этот сукин сын убьет девочку, и я ничего от вас не дождусь, кроме соболезнований по этому поводу. Я говорил вам, что он ее похитит, и вы решили, что я не в своем уме. Но я оказался прав. А теперь я хочу предупредить вас: я не отпущу Джейн к нему в четверг. И если вам это не по вкусу, можете отказаться от ведения дела, мне плевать.

Гроссман от всей души пожалел Берни. Ситуация создалась чудовищная.

- Я просто хотел объяснить вам, как на это посмотрит суд.

- В суде все поставлено с ног на голову, и никого не волнуют чувства людей. То, что вы называете "судом", представляет ожиревший старик, который получил эту должность потому, что так и не сумел пробиться в адвокаты, и теперь он занимается тем, что портит жизнь другим людям, чувствуя себя важной шишкой. Его ни капли не взволновало то, что Скотт похитил Джейн, и если бы тот изнасиловал девочку, ему тоже было бы наплевать.

- Я сомневаюсь в этом, Берни. - Гроссман счел своим долгом выступить в защиту системы, частью которой он являлся и в которую верил. Однако возмущение Берни нельзя было назвать неоправданным, и это сильно угнетало Гроссмана.

- Вы сомневаетесь, Билл? А я нет.

Позеленев от злости, Берни направился к лифту, и Гроссман пошел следом за ним. Они молча спустились на первый этаж и двинулись к выходу. Берни повернулся к Гроссману:

- Поймите, пожалуйста, одну-единственную вещь. В четверг, когда он явится, я не отдам ему Джейн. Мы с Блейком встанем в дверях, и я велю ему убираться ко всем чертям, предварительно назначив цену. Я больше не поддамся ни на какие уловки. И на этот раз, получив деньги, он даст расписку по всем статьям. Прошлые ошибки кое-чему меня научили. И если я окажусь в тюрьме, освободите меня под залог или наймите мне другого адвоката. Вам все понятно?

Гроссман кивнул, и Берни зашагал прочь, не сказав больше ни слова своему юристу.

Вечером он позвонил родителям, и Руфь заплакала прямо в телефон. Кажется, им уже больше года не доводилось говорить о чем-нибудь приятном. Все началось с переживаний в связи с болезнью Лиз, когда Берни вполголоса сообщал матери об очередных событиях, а теперь темой всех разговоров служил кошмар, которым обернулась жизнь с появлением Скотта. Берни сообщил матери о своих намерениях, и та принялась всхлипывать в трубку, думая о внучке, которую у нее могут навсегда отобрать, и о сыне, который может угодить в тюрьму.

Бабушка с дедушкой собирались приехать к ним в пятницу, но Берни решил, что с этим лучше подождать. Уж больно напряженная создалась ситуация, и все из-за Скотта. Но когда он положил трубку на рычаг, няня Пиппин принялась убеждать его в обратном:

- Мистер Фаин, пусть лучше бабушка приедет. Детям необходимо повидаться с ней, да и вам самому тоже. Эта встреча всех обрадует.

- А если меня к тому времени посадят в тюрьму? Миссис Пиппин усмехнулась и с философским спокойствием пожала плечами.

- Видимо, тогда мне придется самой разделить индейку на порции.

Берни очень нравился ее шотландский выговор и добродушное чувство юмора. Похоже, этой женщине по плечу любые испытания, будь то хоть потоп, хоть голод, хоть чума.

В тот же четверг, укладывая Джейн в постель, Берни понял, как сильно она боится, что ее снова отдадут Скотту. В свое время он попытался втолковать это сотруднице суда, но она ему не поверила, а ее разговор с самой Джейн занял не то пять, не то десять минут, и она пришла к выводу, что девочка просто "робеет" перед родным отцом. На самом деле он вызывал у нее жуткий страх, и кошмары, которые приснились ей в ту ночь, оказались чудовищней всех прежних. В четыре часа утра, услышав ее крики, Берни и миссис Пиппин примчались к ней в комнату, и в конце концов Берни перенес ее к себе в постель, прилег рядом, держа ее за руку, но даже теперь, во сне, лицо ее оставалось встревоженным. Похоже, лишь Александра никак не затронули печальные события, посыпавшиеся на них с момента его рождения. Мальчик рос веселым, улыбчивым и уже начал говорить. И пока Берни жил в постоянной тревоге, боясь потерять Джейн, только сын немного скрашивал ему существование. В четверг утром он еще раз позвонил Винтерсу:

- Он и впрямь снял квартиру и переехал туда несколько дней назад вместе со своей подругой. С работой в банке "Атлас" что-то непонятное. Они говорят, что у них какая-то новая программа, позволяющая бывшим преступникам начать честную жизнь, согласно которой они его и наняли. Не думаю, чтобы работа была очень престижной, да он еще и не приступил к ней. По-моему, банк затеял очередную рекламную кампанию, чтобы продемонстрировать свою либеральность. Мы продолжаем заниматься этим вопросом, и как только узнаем что-то новое, я вам позвоню.

Берни насторожило известие о том, что Скотт поселился в квартире вместе с подружкой. Он ничуть не сомневался, что при первом же удобном случае они исчезнут из города, прихватив с собой Джейн. Но Блейк проследит за тем, чтобы до этого не дошло. Боб с самого утра сидел в кухне, сняв пиджак, а в кобуре у него - увесистый пистолет тридцать восьмого калибра. Александр все время показывал на него пальчиком и повторял: "Пиф-паф! Пиф-паф!", а няня неодобрительно хмурилась. Но Берни сам попросил Боба надеть кобуру с пистолетом. Ему хотелось, чтобы Скотт обратил на него внимание, когда он заявится на порог, а они откажутся выдать ему Джейн. Берни вовсе не намеревался проявлять любезность или учтивость. Дело приняло серьезный оборот.

Как и в прошлый раз. Скотт не явился к назначенному времени. Джейн спряталась у себя в спальне, а няня сидела с ней, пытаясь хоть немного отвлечь девочку.

Наступил час дня, а потом и два, но Скотт по-прежнему никак не давал о себе знать. Билл Гроссман, который отчаянно переживал все это время, наконец не выдержал и позвонил, и Берни сказал ему, что пока ничего нового не произошло. В половине третьего Джейн на цыпочках вышла из спальни, но Берни с Бобом Блейком по-прежнему продолжали сидеть в ожидании в гостиной, слушая, как тикают часы. Няня увела Александра с собой в кухню и взялась печь кексы.

- Он так и не приходил, - недоуменным тоном сказал Берни, когда Гроссман позвонил ему снова. - Маловероятно, чтобы он обо всем забыл.

- Может, он напился. В конце концов. Рождество уже на подходе... Не исключено, что у них на работе устроили предпраздничный ленч.

В пять часов няня принялась готовить обед, а Берни предложил Бобу пойти домой, но тот отказался и решил, что подождет, пока что-нибудь не выяснится. Что, если Скотт появится через десять минут после его ухода? Берни не стал спорить и пошел налить себе и ему немного выпить, а Джейн включила телевизор, чтобы посмотреть мультики или какую-нибудь интересную передачу, но по всем каналам шла программа новостей. И тут она увидела Скотта.

Его фигура показалась на экране. Сначала оператор включил замедленную съемку, затем стоп-кадр. Скотт стоял в помещении банка "Атлас", держа под прицелом группу посетителей и сотрудников. Потом его показали в движении: этот высокий светловолосый пригожий человек улыбнулся и нажал на курок. Лампа, рядом с которой кто-то стоял, разбилась вдребезги, и Скотт расхохотался. Джейн пришла в такой ужас, что не смогла ни вскрикнуть, ни позвать Берни. Когда они с Бобом вернулись в гостиную, прихватив с собой бренди, она молча ткнула пальцем в телевизор. Берни взглянул на экран и замер. Чендлер Скотт решил ограбить банк "Атлас" среди бела дня.

- Сегодня утром около одиннадцати часов в отделение банка "Атлас", расположенного в Саттер-энд-Мейсон, ворвался вооруженный грабитель, личность которого удалось установить лишь позже. Его сопровождала сообщница, чье лицо скрывала маска из надетого на голову чулка. Они вручили кассирше записку с требованием выдать им пятьсот тысяч долларов. - "Похоже, это заветное для него число". - Кассирша ответила, что такой суммы у нее нет, и тогда грабитель велел ей отдать ему все деньги, имеющиеся у нее в наличии.

Диктор ровным голосом продолжал рассказ, а на экране появились кадры заснятой в банке пленки. Кассирше удалось нажать на аварийную кнопку, и через некоторое время полиция окружила здание банка, но Скотт и его сообщница захватили в качестве заложников всех, кто в нем находился. Хотя грабители устроили, как выразился комментатор, "развеселую пальбу", никто из заложников не пострадал. Скотт велел работникам банка "пошевеливаться", а не то он опоздает на свидание, назначенное на двенадцать часов. Но к часу дня стало ясно, что им придется либо сдаться на месте, либо попытаться выбраться на улицу, прихватив для прикрытия кого-то из заложников. В конце концов они решили прорваться через заслон, открыв огонь, но их обоих пристрелили прямо на тротуаре у входа в банк. Полиция установила, что высокого блондина звали Чендлер Энтони Скотт, или же Чарли Антонио Скиаво. Выяснилось, что в прошлом он имел ряд судимостей. Его сообщницей оказалась некая Энн Стюарт. Джейн смотрела на экран, раскрыв рот от изумления.

- Папа, это та самая женщина, которая была с нами в Мексике.., ее звали Энни.

Она замерла, не в силах оторвать взгляд от телевизора, когда показывали лужу крови на тротуаре, в которой лежали вниз лицом Скотт и его подружка; машину "Скорой помощи", которая потом увезла трупы; заложников, выходящих из банка, и все это время было слышно, как где-то вдалеке на улицах распевают рождественские гимны.

- Папочка, его убили. - Она повернулась к Берни, глядя на него широко раскрытыми глазами.

Чуть погодя он бросил взгляд на Роберта Блейка. Телевизионный репортаж ошарашил всех, и на мгновение в голову Берни закралась мысль: а может, это какой-нибудь другой человек по имени Чендлер Скотт? Но нет, просто все случилось так неожиданно.., а теперь все их мучения остались позади. Он потянулся к Джейн, обнял ее и подал Бобу знак, чтобы тот выключил телевизор.

- Солнышко, мне очень жаль, что тебе пришлось столько пережить.., но всему этому пришел конец.

- Он был ужасным человеком. - Джейн показалась ему совсем маленькой, и голос ее звучал тихо и грустно. Она не сводила глаз с лица Берни. - Хорошо, что мамочка ничего об этом не знает. Она бы очень рассердилась.

Ее слова вызвали у Берни улыбку.

- Да, очень. Но теперь все уже позади, малышка.., все все...

В это не так-то легко поверить, события развернулись крайне неожиданным образом, и теперь Скотт уже никогда больше не потревожит их покой. Никогда.

Немного погодя они позвонили бабушке с дедушкой и велели им вылетать как можно скорей. Берни обо всем рассказал прежде, чем передать трубку Джейн, но она поспешила сообщить все жуткие подробности.

- Бабушка, он лежал прямо на тротуаре, а вокруг натекла огромная лужа крови.., нет-нет, честно.., меня чуть не стошнило, ей-богу.

Но она заметно оживилась, и вид у нее стал как у самой обычной девочки. Берни известил о случившемся Гроссмана, а няня пригласила Боба Блейка пообедать с ними вместе, но ему не терпелось вернуться домой к жене. Они собирались сходить на рождественскую вечеринку. Берни, Джейн, няня и Александр сели за стол вчетвером. Внезапно Джейн вспомнилось, что еще до того, как умерла Лиз, они с дедушкой каждую пятницу зажигали по вечерам свечи. Ей захотелось сделать то же самое снова, ведь теперь для этого вдруг появилось время. У них целая жизнь впереди, и они всегда будут вместе.

- Папа, а можно, мы завтра зажжем свечки?

- Какие свечки? - спросил он, накладывая кусочки мяса ей на тарелку, и вдруг сообразил, что она имеет в виду. Ему стало неловко: он совсем позабыл об обычаях, которые его с детства приучали соблюдать. - Да, солнышко, конечно.

Он нагнулся и поцеловал Джейн. Няня заулыбалась, а Александр запустил пальцы в картофельное пюре. Как будто жизнь вернулась в обычное русло. И, возможно, в один прекрасный день это произойдет на самом деле.

Глава 33

Берни чуть ли не с содроганием думал о предстоящем посещении все того же зала суда, но событие, которое должно было там состояться, имело огромное значение для него и Джейн. И его родители прилетели специально затем, чтобы присутствовать при этом. Судья сказал Гроссману, что такие церемонии проводятся в зале. Речь шла об удочерении Джейн.

Они явились в мэрию, где их уже ждали заранее подготовленные документы. Судья, который впервые увидел Джейн, встретил ее приветливой улыбкой, а затем окинул взглядом всех родственников и членов семьи, явившихся вместе с ней. Среди них, конечно же, был Берни, его родители и няня в парадной синей форме с белым воротничком. Миссис Пиппин никогда не брала выходных и одевалась исключительно в безукоризненно чистые, тщательно наглаженные форменные платья, которые заказывала в Англии. Она нарядила Александра в синий бархатный костюмчик. Малыш весело лепетал и вскоре принялся снимать иудейские книги с нижних полок и складывать их стопкой на полу, чтобы затем, встав на них, добраться и до верхних. Берни отвел сына в сторону, а судья с серьезным видом приступил к церемонии.

- Насколько мне известно, - сказал он, обратив взгляд на Джейн, - вы желаете, чтобы вас удочерили, а мистер Файн изъявил желание удочерить вас.

- Он - мой отец, - спокойно ответила девочка, и судья слегка растерялся и еще раз сверился с бумагами. Берни жалел, что это дело нельзя было поручить другому судье: он так и не смог забыть тот страшный декабрьский день, когда суд передал опекунство Скотту. Но никто не стал упоминать об этом, и все шло гладко.

- Н-да.., сейчас, минутку. - Судья еще раз просмотрел документы об удочерении и передал их Берни на подпись. Гроссман и родители Берни расписались в качестве свидетелей.

- А можно, я тоже подпишу бумаги? - спросила Джейн, не желая оставаться в стороне. Судья заколебался. Никто еще не обращался к нему с подобной просьбой.

- Э-э-э... Джейн.., видите ли.., в этом нет необходимости... Но если вам хочется, пожалуй, вы тоже можете поставить свою подпись.

Джейн с улыбкой посмотрела на Берни, затем перевела взгляд на судью.

- Если можно, мне хотелось бы это сделать. Судья кивнул и передал ей одну из бумаг, и Джейн серьезно и старательно вывела на ней свое имя. Вслед за этим судья обратился ко всем присутствующим:

- В силу полномочий, переданных мне штатом Калифорния, я торжественно объявляю: согласно постановлению суда от двадцать восьмого января отныне и впредь Джейн Элизабет Фаин является законной дочерью Бернарда Фаина.

Послышался стук молоточка, судья поднялся на ноги и с улыбкой оглядел всех собравшихся. Берни пожал ему руку, несмотря на все горести, которые пришлось вынести по вине судьи. А потом Берни подхватил Джейн на руки, как делал, когда она была еще совсем маленькой, поцеловал ее и снова опустил на пол.

- Я люблю тебя, папочка, - прошептала она.

- Я тоже тебя люблю. - Он улыбнулся ей и подумал:

"Как жаль, что Лиз не видит нас сейчас". И пожалел, что не сделал этого раньше, ведь тем самым они могли бы избавить себя от множества страданий. Чендлеру Скотту было бы не к чему прицепиться. Впрочем, какой смысл укорять себя теперь. Все уже позади, и с этого момента для них начинается новая жизнь. Теперь они самые настоящие отец и дочка. Заливаясь слезами, Руфь принялась целовать внучку, а Лу пожал руку Берни.

- Поздравляю, сынок.

Все это чем-то походило на свадьбу, и затем все, кроме няни и Александра, отправились в ресторан "Трейдер Вике". Пока остальные занимались изучением меню, Берни тихонько улыбнулся Джейн и взял ее за руку. Не говоря ни слова, он надел ей на пальчик золотое кольцо, изящный желтый ободок с жемчужиной. Джейн изумленно посмотрела на колечко, а потом подняла глаза на Берни.

- Какое красивое, папочка. - Они как будто обручились. И теперь никто и никогда не сможет их разлучить.

- Кто у нас красивый, так это ты, солнышко, А еще ты очень-очень храбрая. - Им обоим припомнились дни, проведенные в Мексике, но теперь они навсегда останутся лишь в области воспоминаний. Они сидели, не сводя глаз друг с друга и думая о Лиз. На лице Берни играла улыбка: какое счастье знать, что Джейн Элизабет Фаин воистину твоя дочь.

Глава 34

Впервые за два года Берни вновь занялся импортом моделей и побывал в Париже, Риме и Милане. Тоска по Лиз вспыхнула в нем с новой силой. Он вспоминал о том, как они в первый раз вместе отправились в Европу и тот восторг, который вызвало у нее посещение музеев и магазинов, их завтраки у "Фуке", обеды у "Липпа" и "Максима". Теперь все изменилось. Впрочем, работа осталась прежней, и он тут же принялся наверстывать упущенное время. Ему показалось, что он ужасно отстал от жизни. После того как Берни ознакомился с проектами моделей готовой одежды и побеседовал со своими любимыми кутюрье, он изрядно оживился и сумел сразу же определить, что именно нужно отобрать для "Вольфа" на предстоящий год. На обратном пути он задержался в Нью-Йорке, встретился с Полом Берманом в "Золотом теленке", где они подробно и неторопливо обсудили деловые планы за обедом. Берману очень понравились все идеи Берни, и ему очень хотелось, чтобы его возвращение в Нью-Йорк произошло поскорей. Найти ему замену пока не удалось, но Берман рассчитывал справиться с этой задачей к концу года.

- Бернард, тебя устраивает такой срок?

- Да, пожалуй. - Он уже не испытывал такого нетерпения, как прежде. Недавно он продал свою старую квартиру. Все равно теперь ему не уместиться в ней с семьей. А человек, которому он долгое время сдавал ее, изъявил желание приобрести квартиру насовсем. - Прежде чем вернуться, мне нужно будет подобрать школу для Джейн, но времени на это предостаточно. - Всякая необходимость куда-либо спешить отпала. У него не было причин рваться в Нью-Йорк, а с переездом не будет сложностей, он просто возьмет с собой детей и няню.

- Как только мы кого-нибудь подыщем, я сразу же дам тебе знать.

Найти подходящего человека на такую должность совсем непросто. Берман было подобрал три кандидатуры, двух женщин и одного мужчину, но все они отличались некоторой ограниченностью взглядов. Им недоставало опыта и изысканного вкуса, которыми обладал Берни. А Берману не хотелось, чтобы их магазин в Сан-Франциско превратился в захудалый захолустный филиал фирмы, ведь стараниями Берни он приносил второй по величине доход, уступая лишь магазину в Нью-Йорке, что радовало не только Бермана, но и совет директоров.

Перед отъездом Берни забежал к родителям. Руфь предложила ему отправить детей на лето к ней.

- Ты не сможешь проводить с ними целые дни с утра до вечера, а в городе им будет нечем себя занять. - Руфь без всяких слов поняла, что они больше не поедут в Стинсон-Бич. Берни просто не вынес бы этого, но он не знал другого места, куда они могли бы переселиться на лето. С тех пор как он переехал в Калифорнию, они с Лиз всегда ездили в Стинсон-Бич, а теперь, когда ее не стало, Берни пребывал в растерянности по этому поводу.

- Мама, я поразмыслю над этим, когда вернусь домой.

- Может быть, Джейн захочет провести каникулы в лагере.

Конечно, ей уже больше девяти лет, но Берни не хотелось расставаться с ней. Столько испытаний выпало на их долю за последнее время. Лиз умерла всего девять месяцев назад. Он пришел в полное смятение, когда Руфь завела разговор о дочери миссис Розенталь, которая недавно развелась и живет в Лос-Анджелесе, явно надеясь, что это вызовет у Берни какой-то интерес.

- Может, ты навестишь ее на досуге?

Берни уставился на мать, как будто та предложила ему прогуляться по улице в нижнем белье. Вдобавок он рассердился. Она не имеет права вмешиваться в его жизнь и уж тем более навязывать ему женщин.

- С какой стати? , - Она очень милая девушка.

- Ну и что? - Берни пришел в ярость. На свете полным-полно милых девушек, но ни одна из них не идет ни в какое сравнение с Лиз, и у него не было ни малейшего желания знакомиться с ними.

- Берни... - Руфь набрала в легкие воздуха и ринулась в атаку. Она хотела поговорить с сыном на эту тему, еще когда была у него в гостях в Сан-Франциско. - Надо же тебе хоть где-то бывать.

- Я бываю в самых разнообразных местах.

- Я не об этом. Я имела в виду, с девушками. Берни чуть было не велел ей заткнуться. Она разбередила совсем еще свежие раны, и ему стало невыносимо больно.

- Мне тридцать девять лет, и девушки меня не интересуют.

- Золотко, ты же понимаешь, о чем я говорю. Она все никак не унималась, и Берни захотелось заткнуть уши. Платья Лиз по-прежнему висели в шкафу на своем месте, только аромат духов стал слабее. Время от времени он подходил к шкафу, чтобы вновь ощутить его и оживить в памяти дорогие его сердцу воспоминания, которые волной захлестывали его. Лежа ночью в постели, он нередко принимался плакать. "Ты еще совсем молод.

Настало время подумать о себе". Берни едва удержался, чтобы не крикнуть: "Нет! Сейчас самое время думать о ней. Иначе я потеряю ее навсегда". А он по-прежнему пытался удержать ее, и всегда будет это делать. Он никогда не уберет ее вещи из шкафа. У него есть дети и воспоминания. И ничего, кроме этого, ему не нужно. И Руфь прекрасно знает об этом.

- Мне не хочется разговаривать на эту тему.

- Тебе пора хотя бы подумать об этом. - Руфь говорила очень ласково и мягко, но Берни разозлило то, что она его жалеет и пытается что-то навязать ему.

- Черт возьми, я все-таки имею право сам решать, о чем мне думать! рявкнул он.

- Так что же мне сказать миссис Розенталь? Я пообещала, что ты позвонишь Эвелин, когда вернешься в Калифорнию.

- Скажи, что я не смог найти ее номер телефона.

- Ре выдумывай.., у бедняжки совсем нет никаких знакомых.

- Тогда зачем же она поселилась в Лос-Анджелесе?

- Она не знала, куда еще поехать.

- А чем ей не понравился Нью-Йорк?

- Она хотела сделать карьеру в Голливуде.., знаешь, она очень хороша собой и до замужества работала манекенщицей у Орбаха. Ты пойми...

- Мама! Хватит! - Он сорвался на крик и тут же пожалел, что так грубо обошелся с матерью. Но время для подобных разговоров еще не настало и, возможно, не настанет никогда. Ему не хочется встречаться с женщинами.

Нет. Никогда больше.

Берни вернулся в Сан-Франциско, и они устроили праздник по случаю дня рождения Александра, которому исполнилось два годика. Няня пригласила маленьких друзей мальчика, с которыми он познакомился в парке, и сама испекла торт, от которого Александр пришел в неописуемый восторг. Изрядную часть своей порции он размазал по рукам и по лицу, но кое-что попало и в рот. Берни сфотографировал радостно улыбающегося, перепачканного шоколадом малыша, отложил фотоаппарат в сторону и не на шутку загрустил, жалея о том, что Лиз не может видеть сына. Он погрузился в воспоминания о том дне, когда Лиз родила Александра. Берни довелось присутствовать при появлении на свет нового живого существа, а несколько позднее пришлось увидеть собственными глазами, как человек уходит из жизни. Как трудно понять все это до конца. Вечером он поцеловал Александра, пожелал ему спокойной ночи и ушел к себе в комнату, с необычайной остротой ощущая собственную неприкаянность. Не отдавая себе отчета в своих движениях, Берни подошел к шкафу и распахнул дверцы. Закрыв глаза, он вдохнул аромат духов Лиз, и ему показалось, будто огромная волна со всей силой обрушилась на него.

В следующие выходные, не зная, чем еще заняться, он повез детей покататься. Джейн сидела рядом с ним на переднем сиденье, а няня с Александром устроились на заднем и тихонько переговаривались друг с другом. Берни решил отправиться в какие-нибудь новые места. Раньше, когда им случалось выезжать на такую прогулку, они кружили вокруг Марина, ездили в Парадайз-Ков возле Тибурона, или бродили в окрестностях Бельведера, или же лакомились мороженым в Саусалито. Но на этот раз Берни взял курс на север, туда, где находились винодельческие края, прекрасные, плодородные, полные живой и яркой зелени. А няня принялась рассказывать о своем детстве, проведенном на ферме в Шотландии.

- Тамошние места чем-то похожи на здешние, - сказала она, увидев из окошка большую молочную ферму. По краям дороги росли деревья с пышной листвой. Всякий раз, когда им встречались лошади, коровы или овцы, Джейн улыбалась, а Александр взвизгивал и кричал "и-го-го" или "му-у-у", вызывая всеобщий радостный смех. Края, в которые они попали, сильно походили на землю обетованную.

- Здесь красиво, правда, папа? - Джейн интересовало мнение Берни чуть ли не по любому поводу. После тревог, перенесенных по вине Чендлера Скотта, они сблизились еще сильней, чем прежде. - Мне тут очень нравится. - Порой она казалась старше своих лет. Берни с улыбкой посмотрел на нее, и взгляды их встретились. Эти места пришлись по душе и ему тоже.

Винокурни выглядели весьма внушительно, а викторианские домики, попадавшиеся им по пути, обладали своеобразным обаянием. И тут Берни подумал: лето совсем уже на носу, так не провести ли его в этих краях? Они совсем не похожи на Стинсон-Бич, и всем здесь понравится. Улыбаясь, он повернулся к Джейн и спросил:

- Как ты думаешь, не стоит ли нам как-нибудь провести тут выходные и получше присмотреться к этим местам? - Прежде он во всем советовался с Лиз, а теперь всегда испрашивал согласия у Джейн.

Она приняла эту идею с восторгом, няня вторила ей с заднего сиденья, а Александр все кричал:

- Коровка! А вот еще и еще! Му-у-у! - Им как раз повстречалось целое стадо.

В следующие выходные они остановились в гостинице в Юнтвилле. Все получилось как нельзя более удачно. Погода выдалась теплая и ясная, не было даже тумана, который порой окутывал Стинсон. Вокруг зеленели сочные травы, огромные деревья вздымались к небу, а виноградники поразили их своей красотой. На следующий день они нашли в Оуквилле замечательный дом, выстроенный в викторианском стиле, расположенный неподалеку от двадцать девятого шоссе на узкой извилистой дороге. Владельцы недавно отремонтировали его перед отъездом во Францию и хотели бы сдать вместе с мебелью на несколько месяцев, пока они не решат, вернуться ли им в будущем в долину Напа или нет. Владелец пансиона, в котором они остановились, подсказал Берни адрес этого дома. Увидев его, Джейн захлопала в ладоши, а няня заявила, что, живя в таком доме, можно преспокойно завести корову.

- Папа, а цыпляток? И козочку? - Джейн пришла в бурный восторг, и Берни расхохотался.

- Погодите, ребята, нам нужна не ферма, как у старика Макдональда, а всего лишь дом на лето.

Их устраивало в нем все без исключения. Перед тем как отправиться в город, Берни созвонился с агентом, который занимался вопросами аренды, и сумма, которую он назвал, оказалась вполне приемлемой. Они смогут располагать домом с первого июня до Дня труда. Берни согласился на все условия, оформил договор об аренде, выписал чек, и они поехали в город, радуясь тому, что им будет где провести каникулы. Берни вовсе не хотелось отправлять детей к родителям, ведь он отчаянно скучал бы по ним. Он сможет ездить из долины Напа на работу и обратно, как прежде ездил из Стинсона. И дорога совсем ненамного длинней.

- Полагаю, поездка в лагерь отпадает окончательно, - сказал он Джейн и засмеялся.

- Отлично, - с довольным видом ответила она. - Мне совершенно туда не хотелось. Как ты думаешь, бабушка с дедушкой приедут к нам в гости? - Места в доме хватит, у каждого из них будет своя спальня, а вдобавок еще и комната для гостей.

- Я в этом абсолютно уверен.

Но Руфь встретила его идею в штыки. До моря слишком далеко, наверняка там будет жарко, на каждом шагу гремучие змеи, и дети куда лучше провели бы время с ней в Скарсдейле.

- Мама, им там очень понравилось. Адом и вправду замечательный.

- А как же ты будешь работать?

- Стану ездить туда и обратно. Вся дорога займет не больше часа.

- Лишние хлопоты. Только этого тебе и не хватало. Когда же ты наконец образумишься? - Ей очень хотелось еще раз сказать Берни, чтобы он позвонил Эвелин Розенталь, но она решила немного подождать. Бедняжке страшно одиноко в Лос-Анджелесе, и она подумывает о возвращении в Нью-Йорк, а из нее вышла бы неплохая жена для Берни. Конечно, не такая, как Лиз, но все же. И детей она любит. У нее их тоже двое, мальчик и девочка... Поразмыслив над этим, Руфь все же решила поговорить с Берни. - Знаешь, я сегодня звонила Линде Розенталь. Так вот: ее дочка все еще в Лос-Анджелесе.

Берни с трудом поверил своим ушам. Как она только может? А ведь в свое время уверяла, будто всей душой любит Лиз. Он рассвирепел:

- Я же говорил тебе: меня это не интересует! - Он говорил крайне резко: при любом упоминании о других женщинах у него начинало ныть сердце.

- Ну почему же? Она такая славная. И...

Берни перебил мать и заорал во все горло:

- Я сейчас повешу трубку!

Как трудно разговаривать с ним на эту тему. Руфь стало жалко сына.

- Прости. Я просто думала...

- И совершенно зря.

- Наверное, для этого еще не пришло время, - со вздохом сказала она, но Берни разозлился еще сильней:

- И никогда не придет, мама. Мне ни за что не найти такой, как Лиз. Внезапно на глаза ему навернулись слезы.

Руфь почувствовала в этот момент, что вот-вот заплачет.

- Нельзя же так к этому относиться, - мягко и грустно проговорила она, и по щекам ее потекли слезы. Она понимала, что он постоянно ощущает боль, и сознание этого было ей невыносимо.

- Нет, можно. Лиз была воплощением всех моих мечтаний, и второй такой мне не найти никогда. - Думая о ней, он перешел чуть ли не на шепот.

- Ты мог бы повстречать женщину, совершенно непохожую на нее, и полюбить ее, только совсем иначе.

Зная, насколько Берни чувствителен, она постаралась проявить как можно больше такта. Прошло целых десять месяцев, и она решила, что это достаточный срок, а он не согласен с ней.

- Ты бы хоть иногда выходил куда-нибудь проветриться. - Судя по словам миссис Пиппин, он проводил все свободное время дома с детьми, а это ему не полезно.

- Мама, мне не хочется. Мне куда веселей сидеть дома с детьми.

- Пройдет время, и они вырастут. Как вырос ты. - Оба улыбнулись. Но Руфь не осталась одна, у нее есть Лу, и на мгновение ей стало неловко.

- У меня есть еще целых шестнадцать лет. Пока что рановато беспокоиться об этом.

Руфь решила, что не стоит больше его донимать, и перевела разговор на дом, который Берни снял в долине Напа.

- Джейн очень хочется, чтобы ты приехала к нам летом в гости.

- Хорошо, хорошо.., приеду.

А когда Руфь и в самом деле приехала к ним, ей там очень понравилось. Живя в таком месте, можно не заботиться о прическе, ходить по траве, валяться в гамаке, подвешенном в тени раскидистых деревьев, часами глядя в небо. По краю участка протекал ручей с каменистыми берегами, по которому можно было бродить, шлепая босыми ногами по воде, как делал в детстве Берни, когда они жили в горах Кэтскилл. Долина Напа многим напоминала ему о тех далеких днях, и Руфь тоже припомнились те времена. Она увидела, как дети играют, бегая по траве; заметила, какое делается у Берни лицо, когда он смотрит на них, и ей стало немного спокойней за сына. Руфь согласилась с Берни: жизнь в Оуквилле - как раз то, что им нужно, и дети повеселели, и сам Берни тоже.

Потом она улетела в Лос-Анджелес, чтобы встретиться с Лу: в Голливуде в это время проходил медицинский конгресс. А оттуда они должны были отправиться с друзьями на Гавайи. Она напомнила Берни о том, что Эвелин Розенталь по-прежнему живет в Лос-Анджелесе и ей вполне можно позвонить. На этот раз он только рассмеялся. Женщины не вызывали у него интереса, но настроение у него стало получше, и он больше не кричал на мать.

- Ох, мама, ты опять за свое? Руфь улыбнулась:

- Ну ладно, ладно.

В аэропорту она крепко расцеловала сына и в последний раз внимательно посмотрела на него. Он все так же высок и привлекателен, только за этот год в волосах у него прибавилось седины, морщинки вокруг глаз стали глубже, и взгляд у него печальный. С тех пор как умерла Лиз, прошел почти год, а он до сих пор горюет по ней. Но по крайней мере он перестал злиться. Он больше не сердится на нее за то, что она его покинула. Просто ему страшно одиноко. Ведь он потерял не только любимую женщину и жену, но и своего лучшего друга.

- Береги себя, родной, - шепнула ему Руфь на прощание.

- Ты тоже, мама. - Он еще раз обнял ее. Пока Руфь поднималась по трапу, он все стоял и махал ей рукой. За последние два года они стали гораздо ближе друг другу, но какой ценой им это далось! Страшно подумать, сколько страданий выпало на их долю за это время. Возвращаясь вечером в долину Напа, он думал об этом.., о Лиз... До сих пор не верится, что ее нет.., как будто она куда-то уехала и должна вернуться. Слово "никогда" не укладывается в голове. И когда Берни подъехал к дому в Оуквилле и поставил машину в гараж, его мысли по-прежнему занимала Лиз. Няня еще не легла спать и ждала его. Был уже одиннадцатый час вечера, и в доме царили покой и тишина. Джейн уснула у себя в постели за чтением "Черного красавчика" Мистер Фаин, по-моему, Александр нездоров.

Берни нахмурился. Дети занимали главное место в его жизни.

- Что с ним? - Мальчику всего два годика, он совсем маленький, и у него нет мамы. Поэтому для Берни он всегда будет беззащитным малышом.

Няня призналась с виноватым видом:

- Боюсь, я напрасно разрешила ему так долго плескаться в воде. Когда я стала его укладывать, он жаловался на ушко. Я согрела масла и сделала компресс, но, похоже, он не помогает. Если к утру ему не станет лучше, придется отвезти его к доктору.

- Вы только не тревожьтесь, - с улыбкой сказал ей Берни. Миссис Пиппин отличалась редкой добросовестностью, и он благодарил небо за то, что она повстречалась им в нужную минуту. Воспоминания о садистке из Швейцарии и неряхе из Норвегии, которая все время таскала из шкафа вещи Лиз, до сих пор повергали его в дрожь. - Няня, у него все пройдет. Ложитесь спать.

- А вы не хотите попить на ночь теплого молока, чтобы вам лучше спалось? Он покачал головой:

- Я засну и так.

Но миссис Пиппин заметила, что на протяжении уже не одной недели он допоздна не ложится в постель и все бродит по дому, мучаясь бессонницей. Всего несколько дней назад исполнился год со дня смерти Лиз, и няня понимала, как ему тяжело. Зато Джейн перестали сниться кошмары. Впрочем, в ту ночь, уже под утро, послышались жалобные крики Александра. Берни едва успел прилечь, но тут же встал, надел халат и побежал в комнату к малышу. Няня уже взяла его на руки и попыталась укачать, но тщетно.

- У него болит ухо? - Она кивнула, продолжая баюкать ребенка. - Может, мне позвонить врачу? Няня покачала головой:

- Боюсь, вам придется отвезти его в больницу. Ему очень больно, он не сможет терпеть так долго. Ох, бедолажка. - Малыш прильнул к ней всем телом, и она поцеловала его в лобик, в щечку и в макушку, а Берни опустился на колени и посмотрел на сына, при взгляде на которого у него становилось теплей на сердце, но в то же самое время оно сжималось от тоски, ведь мальчик очень сильно походил на свою маму.

- Ну что, наш великан захворал? - Алекс кивнул и перестал плакать, но ненадолго. - Давай-ка, иди к папе.

Берни взял сына на руки. У Александра сильно поднялась температура, и легчайшее прикосновение к правой стороне головы вызывало невыносимую боль. Берни понял, что няня права. Придется отвезти его в больницу. Его лечащий врач сказал Берни имя доктора, к которому он сможет обратиться, если кто-то из детей заболеет. Берни отдал Александра няне и пошел одеваться. В ящике тумбочки он нашел карточку с номером телефона, под которым стояло - д-р М. Джонс. Он позвонил по этому номеру, и ему ответил диспетчер. Берни объяснил, в чем дело, и попросил соединить его с доктором Джонсом, но в ответ услышал, что доктора Джонса срочно вызвали в больницу.

- А нельзя ли нам подъехать туда? У моего сына очень сильные боли.

У Александра и раньше случались нелады с ушами, но укол пенициллина и заботливый уход, которым его окружали папа, сестра и няня, неизменно помогали.

- Сейчас узнаю. - Ждать не пришлось и минуты, и он услышал голос диспетчера:

- Да, приезжайте, пожалуйста.

Ему объяснили, как добраться до больницы, а затем он отправился за Александром и усадил его в машину. Няне пришлось остаться дома с Джейн. Она закутала малыша в одеяло и дала ему плюшевого мишку. Мальчик так жалобно плакал, что у няни сердце разрывалось на части.

- Мне очень не хочется отпускать вас одних, мистер Фаин. - Вечером и по ночам, когда няня уставала, ее шотландский акцент становился гораздо заметнее, и Берни это очень нравилось. - Но вы же понимаете, я не могу оставить Джейн. Вдруг она проснется и напугается? - Оба они знали, что Джейн стала намного пугливей после того, как Скотт похитил ее.

- Конечно, няня. Мы отлично справимся. И постараемся вернуться как можно скорей. - Часы показывали полпятого утра, и Берни хотелось побыстрей добраться до больницы, но на дорогу пришлось потратить двадцать минут, ведь путь от Оуквилла до города Напа далеко не самый близкий. Александр по-прежнему плакал, когда Берни принес его в бокс и осторожно усадил на столик. Мальчик зажмурился: освещение в боксе было невыносимо ярким, и тогда Берни присел на столик, взяв его на руки, чтобы укрыть от света. Дверь открылась, и в бокс вошла женщина, одетая в джинсы и свитер с высоким воротом. Берни заметил, что ростом она почти с него, что у нее очень приветливая улыбка, а волосы - иссиня-черные. "Как у индианки, - подумал он. - А глаза синие, как у Джейн.., и у Лиз..." Спохватившись, он объяснил, что ждет доктора Джонса. Он не знал, кто эта женщина, но решил, что скорей всего это медсестра из бокса.

- А я и есть доктор Джонс, - с улыбкой ответила Она. Голос у нее был мягкий и чуть хрипловатый. Он пожал ей руку и ощутил, какие у нее сильные прохладные пальцы. Несмотря на высокий рост и явный профессионализм, она излучала тепло и ласку. Что-то материнское и в то же время по-женски соблазнительное ощущалось в ее движениях. Она взяла у него Александра и стала осматривать больное ушко, при этом она все время что-то рассказывала мальчику, стараясь отвлечь его, а время от времени ободряюще поглядывала на Берни.

- К сожалению, одно ушко у него сильно воспалено, да и второе не совсем в порядке.

Она проверила ему нос и горло, ощупала животик, убедилась в том, что больше у него ничего не болит, а затем быстро и ловко ввела ему пенициллин. Александр заплакал, но вскоре притих, а доктор надула ему шарик и, предварительно спросив у Берни разрешения, дала ему леденец на палочке, который очень понравился мальчику, хотя чувствовал он себя не особенно хорошо. Сидя на руках у Берни, он задумчиво посмотрел на доктора. Улыбнувшись ему, она выписала рецепт с тем, чтобы Берни утром смог купить лекарство. Она велела на всякий случай давать ему антибиотики и принесла Берни две таблетки кодеина, сказав, что их нужно будет растолочь и дать ребенку, если боль до утра не пройдет.

- Впрочем, - добавила она, заметив, как у Алекса дрожит нижняя губа, почему бы не сделать это прямо сейчас? Зачем ему мучиться?

Она ненадолго вышла и вернулась, держа в руке ложечку с белым порошком. Берни заметил, как волосы подпрыгивают у нее на плечах. Александр проглотил лекарство так быстро, что даже не успел возмутиться. Все это показалось ему веселой игрой. Потом он вздохнул, поудобней устроился на коленях у отца и принялся сосать леденец. А когда Берни заполнил формуляр, Александр уже спал. Берни улыбнулся и с уважением посмотрел на доктора. Такой теплый взгляд бывает лишь у добрых людей, которые любят детей.

- Спасибо вам. - Берни погладил сына по голове и снова перевел взгляд на врача. - Вы так замечательно с ним обращались. - Берни считал, что это важно, ведь сам он души не чаял в своих детях.

- Меня вызвали сюда час назад к ребенку, у которого тоже заболело ухо. - Она улыбнулась ему, думая, как приятно, когда детей привозит отец, а не усталая издерганная мать, которой некому помочь. Хорошо, что на свете есть мужчины, которым небезразличны их дети и не в тягость связанные с ними хлопоты. Но она ничего не сказала Берни. Может, он разведен, и у него просто не было иного выхода. - Вы живете в Оуквилле?

Заполняя формуляр, он написал там адрес их летнего дома.

- Нет, вообще мы живем в Сан-Франциско. А сюда приехали на лето.

Она кивнула и улыбнулась, продолжая заполнять страховочный формуляр.

- Но родом вы из Нью-Йорка? Он улыбнулся в ответ.

- Как вы догадались?

- Я сама выросла на Восточном побережье, в Бостоне.

А по вашему выговору чувствуется, что вы из Нью-Йорка. Он тоже отметил, что у нее бостонский выговор.

- Вы давно здесь живете?

- Четыре года. Я приехала сюда, когда поступила в Стэнфордский медицинский колледж, и уже не вернулась обратно. С тех пор прошло четырнадцать лет.

Ей исполнилось тридцать шесть лет, у нее прекрасное образование, и держится она превосходно. Она добра и умна, а в ее глазах мелькают смешинки, значит, у нее есть чувство юмора. А доктор Джонс задумчиво смотрела на Берни. Ей тоже понравился его взгляд.

- Тут очень приятные места, я имею в виду, в долине Напа. Знаете, она отложила бумаги и взглянула на умиротворенное лицо спящего Алекса, было бы неплохо, если бы вы показали его мне через пару дней. У меня есть приемная в Сент-Элене, и ехать туда ближе, чем в больницу. - Она знала, что детям неприятна больничная обстановка, и принимала их в больнице только в таких вот крайних случаях.

- Как хорошо, что вы совсем рядом. Детям в любой момент может понадобиться доктор.

- А сколько же их у вас? - "Возможно, именно поэтому мальчика привезла не мать, - подумала она. - Может, у них десять детей, и ей пришлось остаться с ними". Мысль об этом почему-то развеселила ее. Среди ее пациентов была одна женщина, мать восьмерых детей, которых она нежно любила.

- Двое, - ответил Берни. - Александр и девятилетняя дочка Джейн.

Она улыбнулась. Какой славный человек. А когда он говорит о детях, у него светлеет лицо. А так вид у него немного грустный, как у сенбернара, подумала она и тут же одернула себя. Он и в самом деле очень симпатичный. Ей понравилась его манера держаться.., и борода... "Ну-ка, хватит", велела она самой себе. Она еще раз объяснила Берни, как и что делать, а затем он направился к выходу, неся Алекса на руках.

Собравшись уходить, врач со смехом сказала медсестре:

- Пожалуй, мне придется отказаться от ночных вызовов. Уж больно привлекательными начинают казаться папаши в такое время суток.

Медсестра тоже рассмеялась, прекрасно понимая, что это всего лишь шутка. Доктор Джонс очень серьезно относилась и к своим пациентам, и к их родителям. Попрощавшись с медсестрами, она вышла на улицу и направилась к своей машине. Она по-прежнему ездила на маленьком "Остине-Хили", который купила после окончания колледжа. Решив, что сегодня крыша ей ни к чему, она помчалась в Сент-Элен. По дороге обогнала путешествовавшего с более умеренной скоростью Берни и помахала ему рукой, а он помахал ей в ответ и успел заметить, как развеваются на ветру ее волосы. Что-то в ней очень ему понравилось, хотя он не понял, что именно. А когда Берни добрался до Оуквилла и свернул в проезд, ведущий к дому, над верхушками гор показалось солнце, и он почувствовал себя почти счастливым.

Глава 35

Спустя два дня Берни снова повез Александра к доктору Джонс. На этот раз они отправились в приемную, которая помещалась в светлом викторианском домике на краю города. Она работала там по очереди с другим врачом и жила в том же доме этажом выше. И снова ее манера обращаться с детьми произвела на Берни глубокое впечатление, и он заметил, что она все больше и больше нравится ему. Она надела белый накрахмаленный халат поверх свитера с джинсами, но вела себя с прежней непринужденностью и так же ловко и осторожно осмотрела мальчика, глядя на него с тем же теплом, и весело смеялась вместе со своим маленьким пациентом и его отцом.

- Ушки у него уже гораздо лучше. - Она улыбнулась Берни и сидевшему рядом с ней Александру. - Но купаться в бассейне тебе пока не стоит, дружок. - Она погладила Александра по голове, ероша ему волосы, и на мгновение Берни почудилось, будто его сын пришел не к врачу, а к маме, и что-то шевельнулось у него в душе, но он постарался тут же отмахнуться от этого ощущения.

- Мне нужно будет показать его вам еще раз? Она покачала головой, и он понял, что ему хотелось бы услышать в ответ "да". Берни даже разозлился на самого себя. Она очень славная и умная и замечательно обращается с ребенком, но в этом нет ничего особенного. А если Александра понадобится еще раз отвезти к ней на прием, няня вполне может справиться с такой задачей, и всем будет куда спокойнее. Он поймал себя на том, что не может отвести глаз от ее блестящих черных волос, и ему это не понравилось. А эти синие глаза все время напоминают ему о Лиз...

- Думаю, не стоит возить его лишний раз. Но мне нужны ваши данные для картотеки. Напомните мне, сколько ему лет? - Она приветливо улыбнулась Бернарду, и он постарался держаться как ни в чем не бывало, как будто он думал о чем-то совсем другом. Главное, не смотреть на эти глаза. Они такие синие.., совсем как у Лиз... Он собрался с силами и ответил на ее вопрос:

- Ему два года и два месяца.

- Общее состояние здоровья хорошее?

- Да.

- Все прививки сделаны вовремя?

- Да.

- Как зовут вашего лечащего врача?

Он назвал ей имя доктора. Разговор на такие темы вести куда легче. Можно даже не смотреть на нее, если не хочется.

- Как зовут остальных членов семьи? - Она писала, продолжая улыбаться, а потом подняла на него взгляд. - Ваше имя Бернард Фаин, не так ли?

Он понял, что она запомнила его имя с первого раза, и чуть было не заулыбался в ответ.

- Верно. И у Александра есть девятилетняя сестра по имени Джейн.

- Да, я помню.

Она выжидающе посмотрела на него:

- А еще?

- На этом все.

Они с Лиз были бы рады завести еще ребенка, а то и двоих, но не успели сделать этого прежде, чем у нее обнаружили рак.

- А как зовут вашу жену?

Лицо его помрачнело, и она тут же заподозрила, что он еще не оправился после крайне неприятного развода.

Но он покачал головой. Этот вопрос неожиданно причинил ему отчаянную боль, и он совершенно растерялся.

- Э-э-э.., она.., ее нет.

Врач удивилась. Он как-то странно выразился, и взгляд у него стал тоже странный.

- Где нет?

- Ее нет в живых. - Он произнес эти слова едва слышным голосом, и тогда доктор поняла, как ему тяжело, и от души пожалела его. Смерть близкого человека - это страшный удар, от которого крайне трудно оправиться.

- Простите меня, пожалуйста... - Она приумолкла и посмотрела на малыша. Ужасная трагедия для всей семьи, а особенно для девочки. Алекс еще совсем маленький и ничего не понял. А у его отца такой расстроенный вид. Мне не следовало спрашивать об этом.

- Ничего страшного. Вы же не знали.

- А как давно это случилось? - Наверное, не очень, ведь Александру всего два года. Она взглянула в лицо Берни и почувствовала, что сердце у нее заныло от боли за них всех, а на глаза навернулись слезы.

- В июле прошлого года.

Она поняла, что ему невыносимо говорить об этом, и перевела разговор на другую тему, продолжая заполнять карточку. На душе у нее стало тяжело, и когда они ушли, легче не стало. Бедный, он так расстроился, когда речь зашла о его жене. Мысли о нем преследовали ее весь день, а потом она неожиданно повстречала его на той же неделе в супермаркете. Александр, как обычно, сидел в корзинке, а Джейн стояла рядом с Берни. Она о чем-то торопливо говорила отцу, а малыш кричал во все горло: "Жвачка! Папа, жвачка!" - и размахивал руками. Доктор Джонс чуть было не столкнулась с ними, но вовремя остановилась и заулыбалась. Оказывается, они вовсе не такие грустные, как она предполагала. Честно говоря, вид у них вполне счастливый.

- Ну, здравствуйте, как поживает наш малыш? - Она посмотрела на Александра, а затем на Берни и поняла, что он рад этой встрече.

- Ему уже гораздо лучше. Наверное, антибиотики помогли.

- Он ведь еще продолжает их принимать? - Ей казалось, что курс еще не закончен, хотя вспомнить точно она не смогла.

- Да. Но он уже пришел в себя.

Улыбающийся Берни показался ей немного усталым, но отнюдь не унылым. Он пришел в магазин в шортах, и она заметила, какие красивые у него ноги, хотя изо всех сил старалась не разглядывать его чересчур пристально. Он очень привлекательный человек. Но и сам Берни успел хорошенько ее рассмотреть. Она опять в джинсах, а еще на ней синяя рубашка и красные сандалии, а чистые черные волосы так и сияют. На ней не было врачебного халата, и Джейн не догадалась, кто она такая. Когда Берни наконец представил их друг другу, Джейн осторожно протянула ей руку, словно опасаясь чего-то, и посмотрела на нее крайне подозрительно. Девочка решилась упомянуть о встретившейся им женщине, лишь когда они вернулись в машину.

- Кто это был?

- Доктор, к которому я недавно возил Алекса. - Берни старался говорить как ни в чем не бывало, но у него возникло такое ощущение, будто он снова стал маленьким и разговаривает не с дочкой, а с собственной матерью. Он даже рассмеялся такому разительному сходству ситуаций. Руфь задала бы ему точно такой же вопрос.

- А почему ты возил его именно к ней? - Он сразу догадался о том, что кроется за этими словами, но никак не мог взять в толк, чем врач так не понравилась девочке. Ему и в голову не пришло, что она ревнует.

- Перед отъездом я заглянул к доктору Воллаби, и он дал мне ее номер телефона на случай, если кто-то из вас внезапно заболеет, как и случилось с Алексом. И я очень рад, что мы попали к ней. Она тут же согласилась принять нас в больнице прямо посреди ночи. Собственно говоря, она выехала туда раньше нас по вызову другого больного, что явно свидетельствует в ее пользу. - Он чуть не добавил, что она закончила Стэнфордский колледж.

Джейн что-то пробурчала в ответ и больше ни о чем не стала спрашивать. Но спустя пару недель доктор повстречалась им снова, и Джейн полностью ее проигнорировала, даже не откликнувшись на ее приветствие. Когда они устроились в машине, Берни с упреком сказал дочке:

- Знаешь, ты очень некрасиво себя вела.

- Не понимаю, что в ней такого замечательного.

- Замечательно то, что она доктор, и тебе может понадобиться ее помощь. А кроме того, она не сделала тебе ничего плохого, и у тебя нет причин так грубо с ней обращаться.

К счастью, хоть Алекс обрадовался, увидев среди супермаркета своего доктора, и тут же закричал: "Привет!" Он успел запомнить ее, а врач принялась тормошить и забавлять его, а потом вытащила из кармана леденец. Она сказала, что ее зовут доктор Мег. Она предложила леденец и Джейн, но та отказалась. Доктор восприняла это как нечто само собой разумеющееся и оставила Джейн в покое.

- Просто не надо ей грубить, солнышко, вот и все. Джейн стала такой чувствительной. То ли это такой возраст, то ли она до сих пор с невероятной силой тоскует по Лиз. Няня Пиппин решила, что скорей всего сказывается и то, и другое, и Берни показалось, что она права. Няня служила им надежной опорой в жизни, и Берни проникся к ней глубочайшим уважением.

В следующий раз он встретился с Меган только в День труда, когда, поддавшись на уговоры, пришел на вечеринку. Он не бывал в гостях уже почти три года, с тех самых пор, как Лиз заболела. Но агент по операциям с недвижимостью, который оформлял ему бумаги на аренду дома, так долго зазывал его к себе на праздник, что Берни решил зайти хоть ненадолго, чтобы не обидеть его. Он почувствовал себя как ребенок, только что переехавший в незнакомый город и не успевший ни с кем свести дружбу. Едва он вышел из машины, как сразу понял, что слишком старательно разоделся. Гости пришли в джинсах и футболках или в шортах и майках, а он надел белые брюки и бледно-голубую рубашку. Такой наряд оказался бы уместен на Капри или в Беверли-Хиллз, но никак не в долине Напа, и, когда хозяин дома налил ему пива и спросил, куда он собирается пойти потом, Берни стало неловко.

Но он лишь рассмеялся и пожал плечами. "Наверное, просто на мне сказались долгие годы работы в магазине модной одежды". И тогда агент по операциям с недвижимостью отвел его в сторону и спросил, не хочет ли он продлить срок аренды. Владельцы дома решили пожить в Бордо подольше, и им очень бы хотелось, чтобы дом остался в прежних руках.

- Честно говоря, Фрэнк, я совсем не против. Его ответ обрадовал агента, и он предложил Берни продлевать контракт каждый месяц и заверил его, что осенью, когда листва на деревьях меняет цвет, долина становится еще прекрасней.

- Да и зимой тут неплохо. Вам будет приятно иметь возможность приезжать сюда в свободное время, да и плата не такая уж высокая. Коммерсант всегда остается коммерсантом, и Берни улыбнулся, думая про себя, как бы поскорей улизнуть с вечеринки.

- Мне кажется, условия вполне приемлемые.

- Фрэнку удалось продать вам винокурню? - послышался знакомый голос и звонкий смех, похожий на треньканье серебряных колокольчиков.

Берни обернулся и увидел блестящие черные волосы и синие глаза, повергавшие его в растерянность при каждой их встрече. Меган Джонс показалась ему очень хорошенькой. Он заметил, как сильно она загорела. На фоне темной кожи синие глаза выглядели еще ярче. Она пришла на вечеринку в белой крестьянской юбке, красной цыганской кофте и белых сандалиях. Внезапно он осознал, как она красива, и ему стало не по себе. Куда легче представлять ее себе в джинсах и белом халате. Она стояла совсем рядом, и взгляд его скользнул по смуглым гладким плечам, хотя он изо всех сил старался смотреть прямо ей в глаза. Но и это давалось ему с трудом, ведь эти глаза всякий раз напоминали ему о Лиз. И все же у Меган они другие. Смелее, старше и мудрей. Они с Лиз разные люди. В ее взгляде сквозит сочувствие к ближним, отчего она кажется старше своих лет, но, если врач склонен проявлять участие к больным, это прекрасно. Он попытался отвести взгляд от ее лица и с изумлением обнаружил, что ему это никак не удается.

- Мы с Фрэнком только что продлили арендный договор. - Он говорил спокойно и неторопливо, и Меган подметила, что улыбка появляется у него только на губах, а во взгляде читается все та же печаль, и сдержанность, и немая просьба к окружающим: не подходите слишком близко. Боль утраты слишком свежа, и он еще не в силах поделиться с кем-нибудь своим горем. Мег без труда догадалась об этом, пока стояла, глядя на него и думая о его детях.

- Значит, вы решили остаться здесь? - с интересом спросила она, попивая белое вино, изготовленное в долине Нала.

- Думаю, мы будем приезжать на выходные. Детям тут очень нравится, а Фрэнк говорит, что здешние места красивы осенью, как никогда.

- Это правда. По этой причине я и поселилась здесь. Это единственное место в Калифорнии, где бывает настоящая осень. Листва меняет цвет, совсем как в восточных штатах, и, когда все в долине становится красным и желтым, наступает дивная пора.

Он старался сосредоточить все свое внимание на ее словах, но видел лишь обнаженные плечи и синие глаза. Взгляд ее отличался невероятной глубиной, как будто ей хотелось сказать ему нечто куда более важное. Он почувствовал, что испытывает интерес к этой женщине. Уже давно, с первой их встречи.

- А почему вы не вернулись домой?

Она пожала плечами, и на прекрасной бронзовой коже заиграли блики. Берни нахмурился и потянулся за кружкой пива, пытаясь устоять перед силой, которая неотвратимо влекла его к Меган.

- Не знаю. Пожалуй, меня испугала мысль о том, что я всю жизнь проведу в атмосфере бостонской серьезности и респектабельности. - В глазах ее заиграли лукавые смешинки, и он услышал ее звонкий смех.

- Да, это свойственно жителям Бостона. Весьма и весьма, если говорить честно.

Меган очень понравилась его манера вести беседу, и она решила рискнуть и задать ему примерно такой же вопрос, несмотря на все, что ей было известно о нем.

- А почему вы живете в Сан-Франциско, а не в Нью-Йорке?

- По прихоти судьбы. Дирекция фирмы, в которой я работаю, решила открыть здесь новый магазин и послала меня сюда. - Он улыбнулся, вспомнив о том, как это произошло, а потом взгляд его затуманился, ведь он задержался здесь потому, что Лиз заболела и умерла. - А потом я так и застрял в Сан-Франциско. - Их взгляды встретились, и Меган поняла, что кроется за его словами.

- Значит, вы решили остаться тут насовсем? Он покачал головой и снова улыбнулся ей:

- Думаю, мы уедем отсюда довольно скоро. В течение будущего года я рассчитываю перебраться в Нью-Йорк. - Его ответ огорчил ее, и, сам того не желая, Берни обрадовался этому. И вдруг почувствовал, что совсем не зря пришел на вечеринку.

- А как отнесутся к переезду дети?

- Не знаю. - Берни посерьезнел. - Видимо, Джейн придется нелегко. Она живет здесь с самого детства, и ей придется привыкать к новой школе и заводить новых друзей.

- Она справится с этим. - Меган пристально посмотрела на Берни, жалея, что так мало знает о нем. Такие люди, как он, вызывают интерес, и хочется узнать, откуда они родом и каковы их планы. Крайне редко доводится встречать мужчин, в которых столько силы и тепла, которые очень твердо стоят на ногах, но никого не подпускают близко к себе. После разговора, состоявшегося у нее в приемной, она поняла, что тому причиной. Ей очень хотелось пробиться сквозь эту броню отчужденности, вызвать его на откровенность, но она не знала, как к нему подступиться.

- А как называется фирма, которая направила вас сюда?

- "Вольф", - скромно сказал он, как будто речь шла о небольшом магазинчике.

Меган широко раскрыла глаза и рассмеялась. Теперь понятно, почему он так одевается. У него врожденное чутье, свойственное тем, кто ежедневно имеет дело с высокой модой, и при этом крайне мужественный стиль, которому он следует подсознательно и который понравился Меган. Собственно говоря, ей понравилось в нем многое.

Она сказала с теплой улыбкой:

- Это замечательный магазин. Примерно раз в несколько месяцев я захожу туда хотя бы затем, чтобы покататься на эскалаторе и, роняя слюнки, посмотреть на все вокруг. Но когда живешь в долине Напа, подобная возможность возникает лишь изредка.

- Такая же мысль пришла мне в голову этим летом, - задумчиво сказал он и вдруг оживился, словно собираясь поделиться с ней тайными замыслами. Мне всегда хотелось открыть магазин в краях, похожих на эти. Простой и небольшой провинциальный магазинчик, в котором можно приобрести что угодно, будь то сапоги для верховой езды или вечернее платье, но чтобы это были очень красивые вещи самого лучшего качества. Людям, которые живут здесь, некогда ездить в город за сто миль отсюда ради того, чтобы купить привлекательный наряд, огромный универмаг оказался бы здесь как-то не к месту, а вот маленький уютный магазинчик - как раз то, что надо.., правда? - Говоря об этом, он весь загорелся, и его увлеченность передалась и Меган. Эта идея показалась ей замечательной. - Всего понемножку, - продолжал он, но только самое лучшее. Можно купить один из викторианских домиков и открыть в нем магазин. - Чем дольше он думал об этом, тем большее воодушевление вызывала у него подобная затея. Он рассмеялся. - Мечты, мечты. Видимо, стоит раз заделаться коммерсантом, и мысли о торговле будут преследовать тебя повсюду.

Слушая смех Берни, Меган улыбнулась. Ей понравилась оживленность, с которой он говорил на эту тему.

- Почему бы вам и впрямь не осуществить вашу идею? Здесь совсем нет магазинов, если не считать пары унылых универмагов, в которые и заходить-то не хочется. А деньги у здешних жителей имеются, ведь это винодельческий край, хотя особенно состоятельные люди появляются тут в основном летом.

Он прищурил глаза, а потом покачал головой. Этот план уже давно созрел у него в голове, но решиться на подобный шаг он так и не смог.

- Боюсь, мне не хватит на это времени. К тому же мы скоро уедем отсюда. Но помечтать приятно.

Он очень давно перестал мечтать о чем-либо или о ком-либо. Меган догадалась об этом. Ей понравилось разговаривать с ним, его идея показалась ей привлекательной. Более того, ей понравился он сам. Такой незаурядный человек. Порядочный, душевный, сильный. Он обладал мягкостью, присущей очень сильным людям, и эта черта пришлась по душе Меган.

Берни заметил, что у нее к поясу прикреплен маленький аппарат пейджер, оповещающий о вызовах, и перевел разговор на ее работу, решив, что магазины - не самая подходящая тема, хотя она и вызвала у нее куда более сильный интерес, чем он мог предположить.

- Я дежурю по ночам четыре раза в неделю и веду дневной прием шесть дней в неделю. Это не дает мне скучать, хотя порой я не высыпаюсь и начинаю зевать при пациентах. - Оба рассмеялись, но ее слова произвели глубокое впечатление на Берни. Она, несомненно, всей душой предана своей работе, если отводит ей столько времени и готова в любой момент выехать по вызову. А еще он заметил, что Меган ограничилась всего лишь одним бокалом вина. - В этих краях не хватает не только магазинов, но и врачей тоже. - Она улыбнулась. - В радиусе двадцати миль отсюда нет других педиатров, кроме меня и моего напарника. Конечно, территория не так уж и велика, но порой случается наплыв пациентов, как, например, в ту ночь, когда вы приехали в больницу. Ваш вызов с жалобой на уши оказался третьим по счету. У одного из детей я побывала дома, а второй покинул больницу незадолго до вашего появления. При такой жизни редко удается спокойно посидеть дома.

Но Берни понял, что она не жалеет об этом. Она говорила о работе с довольной улыбкой, и было совершенно ясно, что Меган очень любит свою профессию. Когда заходила речь о ее работе, она тут же оживлялась. И ему очень понравилось, как она обращалась с Александром.

- А почему вы выбрали именно медицину? - Он всегда с уважением относился к врачам, но сам не испытывал тяги к подобному поприщу. Берни понял еще в детстве, что не пойдет по отцовским стопам.

- Мой отец - врач, - объяснила она. - Он работает в области акушерства и гинекологии, которая не слишком меня привлекает. Вот педиатрия - дело совсем другое. Мой брат - психиатр. А мама хотела стать медсестрой во время войны, но ей удалось лишь попасть в число добровольных членов Красного Креста. Видимо, склонность к врачебной деятельности у нас в крови. Она досталась нам по наследству, - заявила она и засмеялась вместе с Берни. Она не стала упоминать, что все они закончили Гарвард. Меган училась в колледже Рэдклифф, затем в Стэнфордском медицинском колледже и заняла второе место среди получивших диплом, но ей казалось, что это не имеет никакого значения. Работа занимала почти все время, она лечила больные уши, делала уколы, вправляла вывихи, прописывала микстуры от кашля, и дети, которых она очень любила, могли в любой момент обратиться к ней за помощью.

- Мой отец тоже врач. - Берни обрадовался тому, что между ними есть нечто общее. - Отоларинголог. Но мне не захотелось следовать его примеру. Честно говоря, когда-то я предполагал, что стану преподавать литературу в одной из школ Новой Англии. - Теперь эта идея показалась ему нелепой. Эпоха увлечения русской литературой закончилась давным-давно, и, вспомнив о своих прежних замыслах, он засмеялся. - Порой мне думается, что фирма "Вольф" спасла меня от участи, которая оказалась бы страшнее смерти. Я намеревался поступить преподавателем в маленькую школу в каком-нибудь сонном городке, но, слава богу, получил отрицательный ответ на все свои запросы, а не то к нынешнему времени я бы уже спился. - Мысль об этом показалась им обоим невероятно забавной. - Или повесился. Я считаю, что продавать людям обувь, меховые пальто и французские булки куда веселей.

Такое описание работы в фирме "Вольф" вызвало смех у Меган.

- Значит, вот каким вам видится ваше амплуа.

- Примерно. - Они посмотрели в глаза друг другу, чувствуя, что между ними необъяснимым образом возникла душевная близость.

Они все так же весело болтали, обсуждая магазин, когда пейджер издал сигнал вызова. Меган извинилась и пошла искать телефон, а вернувшись, сообщила, что ей нужно ехать в больницу.

- Надеюсь, случай не очень тяжелый. - Берни явно встревожился, но Меган улыбнулась в ответ. Ей все это не в новинку, и, похоже, она с радостью откликается на вызовы.

- Всего лишь шишка на голове, но на всякий случай надо на нее взглянуть. - Как он и думал, Меган оказалась внимательным, заботливым врачом. - Было приятно снова повидаться с вами, Бернард. - Она протянула ему руку, и, пожимая ее, Берни почувствовал, какая она прохладная и сильная. При этом она подошла чуть ближе, и он впервые ощутил аромат ее духов. В нем было нечто женственное и сексуальное, как и в ней самой, и при этом никакой навязчивости.

- Когда окажетесь в Сан-Франциско, заходите ко мне в магазин. Я лично продам вам французскую булку, чтобы доказать, что мне известно, где они лежат.

Меган засмеялась.

- Думаю, вам все же стоит открыть и в долине Напа магазинчик, о котором вы мечтаете.

- Я был бы счастлив сделать это.

Впрочем, это всего лишь мечта. И срок его пребывания в Калифорнии подходит к концу. На прощание они еще раз посмотрели в глаза друг другу, и Меган неохотно рассталась с ним, поблагодарила хозяина дома за прием и уехала. Берни услышал, как взревел мотор "Остина-Хили", а затем увидел ее черные волосы, развевающиеся на ветру. Вскоре он отправился домой, думая о Меган, гадая, встретятся ли они опять, с удивлением осознавая, как сильно она ему понравилась и до чего она хороша в этой цыганской кофте, которая не закрывает плеч.

Глава 36

Месяцем позже в дождливую субботу Берни по поручению няни поехал за покупками в Сент-Элену. Не успел он войти в скобяную лавку, как тут же натолкнулся на Меган, одетую в длинный желтый непромокаемый плащ и красные резиновые сапоги. Она повязала ярко-красный шарф поверх черных волос. Руки у нее, как и у Берни, были заняты множеством пакетов. Вначале Меган удивилась этой неожиданной встрече, а потом приветливо улыбнулась. За время, которое они не виделись, она не раз вспоминала о Берни, а теперь явно обрадовалась ему.

- Привет, как поживаете? - Глаза ее горели синим огнем, словно сапфиры, и Берни отметил, что смотреть на нее весьма приятно.

- Неплохо.., как обычно.., куча дел... А вы?

- Я слишком много работаю, - сказала она с довольным видом. - А как ваши детишки? - Она задавала этот вопрос всем, кто встречался ей по пути, но было заметно, что она спрашивает не просто так.

- С ними все в порядке. - Он улыбнулся, с превеликим удовольствием почувствовав себя юнцом.

В тот день Берни надел джинсы, видавший виды английский плащ, а на голову нахлобучил старую шляпу из твида. Стоя рядом с Меган под дождем, он вдруг прищурился.

- Можно пригласить вас на чашку кофе или вы куда-нибудь спешите? - Он помнил про пейджер, который она носила с собой, и про шишку на голове, которую она помчалась осматривать в День труда посреди вечеринки.

- Нет, мой рабочий день как раз закончился, и я с удовольствием выпью кофе.

Она взмахнула рукой, указывая на дверь кофейни, расположенной чуть дальше на той же улице, и Берни торопливо пошел следом за ней, недоумевая, зачем он пригласил ее. Каждая встреча с Меган доставляла ему удовольствие, и он негодовал на самого себя, потому что его тянуло к ней, но ему казалось, что это нехорошо. Ему не следует заводить с ней дружбу. Ощущая неловкость, они сели за свободный стол. Меган заказала горячий шоколад, а Берни - капуччино. Откинувшись на спинку стула, он посмотрел на Меган, Поразительно, до чего она красива, хотя одета совсем неказисто. Меган была одной из тех женщин, которые на первый взгляд кажутся неинтересными, но потом постепенно начинаешь понимать, что это заблуждение: у них тонкие черты лица, необыкновенные глаза, удивительная кожа, и все это, вместе взятое, создает неповторимый облик, который, впрочем, лишен всякой броскости и завораживает глаз лишь по прошествии времени.

- Почему вы так на меня смотрите? - Ощутив на себе его пристальный взгляд, Меган решила, что у нее что-то не в порядке, но Берни улыбнулся и склонил голову набок.

- Удивляюсь тому, как прекрасно вы выглядите в этом плаще и резиновых сапогах. И вам очень идет красный шарф.

Меган зарделась румянцем, выслушав комплимент, а потом насмешливо ответила:

- Похоже, у вас испортилось зрение или вы перебрали спиртного. С самого детского сада я всегда была выше всех остальных сверстниц. Мой брат уверял, что мои ноги похожи на фонарные столбы, а зубы на клавиши фортепиано.

"А волосы на шелковые нити, а глаза на светлые сапфиры, а..." Усилием воли Берни заставил себя отвлечься от этого потока сравнений и попытался сказать вслух что-нибудь менее поэтичное:

- Мне кажется, братья всегда так говорят. Конечно, мне трудно судить, ведь я был единственным ребенком в семье, но, по-моему, они всегда ужасно дразнят сестер, считая это своим главным призванием в жизни.

Эти слова живо напомнили ей времена детства, и она расхохоталась.

- Моему брату это отлично удавалось. Но я души в нем не чаю. У него шестеро детей. - Она задумчиво улыбнулась.

А Берни рассмеялся. Еще одна католичка. Руфь пришла бы в восторг. Мысль об этом показалась ему забавной. Да, Меган, безусловно, не похожа на дочь миссис Розенталь, манекенщицу, работавшую у Орбаха. Зато она - врач. Это понравилось бы и его отцу, и матери. Если бы дело дошло до знакомства. И тут он напомнил себе о том, что они всего лишь завернули в дождливый день в кафе попить горячего шоколада и кофе.

- Ваш брат - католик? - Если они к тому же еще и ирландцы, тогда понятно, откуда у нее такие черные волосы. Но в ответ Меган покачала головой и засмеялась:

- Нет-нет, он принадлежит к англиканской церкви. Просто они любят детей. Его жена говорит, что хотела бы родить целую дюжину. - Судя по ее тону, Меган им завидует. И Берни тоже ощутил легкую зависть.

- Мне всегда казалось, что замечательно иметь большую семью, - сказал он, когда им принесли горячие напитки. Поверх шоколада плавала шапка взбитых сливок. Отпив глоток кофе, Берни почувствовал, что к нему добавлено кипяченое молоко и мускатный орех. Он исподтишка глянул на Меган, задавая себе вопросы: что же она за человек, где она успела побывать и есть ли у нее собственные дети? Он вдруг понял, что почти ничего не знает о ней. - Вы ведь не замужем, Меган? - Ему казалось, что нет, но теперь он решил выяснить это наверняка.

- Знаете, когда работаешь по восемнадцать часов в сутки и дежуришь по ночам, времени на семейную жизнь просто не остается. - На самом деле это была лишь отговорка, и Меган очень любила свою работу. Внезапно она решила честно сказать ему обо всем. С ней произошло то же, что когда-то случилось с Лиз: она встретила мужчину, с которым не нужны никакие увертки, которому можно довериться и выложить все начистоту. - Много лет назад мы обручились с одним человеком, тоже врачом по профессии. - Она улыбнулась Бернарду, и он пришел в полнейшее замешательство, увидев ее открытый и доверчивый взгляд. - Когда он закончил аспирантуру, его послали во Вьетнам. А когда я сама поступила в аспирантуру, он погиб.

- Какая ужасная потеря для вас. - Его слова шли прямо от сердца. Он знал лучше, чем кто-либо другой, какую боль ей довелось испытать. Но для нее эта трагедия уже осталась далеко в прошлом. Она до сих пор тосковала по Марку, но уже не так мучительно. С тех пор, как умерла Лиз, прошло немногим больше года, и Берни еще воспринимал свою потерю с болезненной остротой. Но ему показалось, что Меган понимает его лучше других людей, ведь теперь выяснилось, что они собратья по несчастью.

- Да, удар оказался не из легких. Мы обручились за четыре года до этого и хотели подождать с женитьбой, пока я не закончу аспирантуру. Мы познакомились в Гарвардском медицинском колледже, где я проходила подготовительный курс обучения. Во всяком случае, - она отвела глаза, а затем снова посмотрела ему в лицо, - мягко выражаясь, мне показалось, будто весь мир вокруг меня перевернулся. Я хотела уйти из аспирантуры, но родители отговорили меня. Я даже подумывала о том, чтобы бросить всякие занятия медициной или найти работу в исследовательской области. Какое-то время меня швыряло из стороны в сторону. Но учеба в аспирантуре помогла мне прийти в себя, а потом я приехала сюда. - Она мягко улыбнулась Берни, словно желая объяснить ему, что можно пережить любую потерю, даже самую болезненную. - С тех пор, как он умер, прошло десять лет. Даже не верится. Видимо, за все эти годы у меня так и не нашлось времени на других мужчин. Она покраснела и рассмеялась. - Конечно, порой у меня заводились поклонники. Но настоящей близости не возникло ни разу. Поразительно, правда? - Она вдруг удивилась тому, что все это случилось так давно. Кажется, только вчера они вместе уехали из Бостона. Меган поступила в Стэнфордский колледж, чтобы не расставаться с Марком, а потом провела все эти годы на Западе, потому что ей казалось, что там она как-то ближе к нему. А теперь ей уже не понять, как можно жить в Бостоне. - Иногда я жалею, что не вышла замуж и у меня нет детей. - Она отпила глоток шоколада, а Берни с восхищением посмотрел на нее. - Теперь уже, наверное, поздно, но, к счастью, у меня есть мои маленькие пациенты, которым очень нужна материнская забота и ласка. - Она говорила об этом с улыбкой, но Берни подумал, что такую замену трудно назвать полноценной.

- Это ведь не вполне то же самое, - мягко сказал он, глядя на Меган и удивляясь тому, что внезапно открыл в ней.

- Нет, конечно, но это утешает и поддерживает. А человек, который мог бы стать мне мужем, так и не встретился на моем пути. В большинстве своем мужчины не склонны связывать свою судьбу с женщинами, которые уделяют много внимания и сил своей работе. А растравлять себе душу из-за несбыточных желаний нет никакого смысла. Надо принимать жизнь такой, какая она есть, и радоваться ей.

Берни кивнул. Потеряв Лиз, он попытался привыкнуть к мысли об этом, хотя подобная задача оказалась на поверку крайне трудной. А теперь он встретил человека, с которым можно поделиться и который способен его понять.

- Когда я думаю о Лиз.., о моей жене.., мне тоже кажется, что такой, как она, мне уже больше не найти. - Он говорил так искренне, что его слова отозвались болью в сердце Меган.

- Другой такой, вероятно, нет на свете. Но вы могли бы повстречаться с женщиной, которая совсем на нее не похожа, если вы к этому готовы.

Берни покачал головой в ответ и почувствовал, что наконец-то обрел друга.

- Нет, не готов. - Меган оказалась первым человеком, которому он смог в этом признаться, и теперь у него стало легче на душе.

- То же самое было и со мной. Но со временем вы станете иначе смотреть на окружающих.

- Тогда почему же вы не вышли замуж во второй раз? - Его вопрос застал Меган врасплох, и она всерьез призадумалась.

- Видимо, у меня не возникло подобного желания. - Она говорила с полной откровенностью. - На мой взгляд, мы с Марком были идеальной парой. И я не встретила человека, который подходил бы мне во всех отношениях. Но, знаете, теперь мне кажется, что я заблуждалась. - До сих пор она не делилась этой мыслью ни с кем, а уж тем более с родными. - Я искала мужчину, который во всем походил бы на Марка. А ведь не исключено, что кто-нибудь совсем другой оказался бы таким же хорошим, а может, и куда лучшим мужем. Я решила, что мужчина моей мечты непременно должен быть педиатром, который хотел бы работать в провинции, как я сама. Но, возможно, я могла бы с успехом выйти замуж за юриста, за плотника или школьного учителя и к этому времени уже успела бы родить шестерых детей. - Она вопросительно взглянула на Берни. Его ответ прозвучал ласково и проникновенно:

- Знаете, Меган, еще не поздно так и сделать. Она улыбнулась и откинулась на спинку стула, чувствуя себя более непринужденно. От напряжения и скованности не осталось и следа, ей нравилось разговаривать с Берни.

- Я уже сильно привыкла к своей нынешней жизни. Я самая настоящая старая дева.

- И отчаянно гордитесь этим. - Берни рассмеялся, он не поверил ее словам. - Знаете, вы мне очень помогли. Родные начали меня подзуживать, мол, пора бы мне начать с кем-нибудь встречаться, а я совершенно не готов к этому. - Таким образом он попытался объяснить Меган, какое смятение творится в его душе, все эти смутные и не вполне понятные желания, от которых он старался отмахнуться, и образы, всплывавшие в памяти при взгляде на нее, и воспоминания, которые повергали его в еще большее замешательство.

- Берни, не позволяйте никому распоряжаться вашей жизнью. Если время для этого придет, вы сами сделаете все, что нужно. Вам необходимо понять, чего вы хотите, и когда это произойдет, вашим детям тоже станет легче. Как давно это случилось? - Она спросила его о том, сколько времени назад умерла Лиз, но на этот раз Берни нашел в себе силы ответить.

- С тех пор прошло чуть больше года.

- Подождите немножко.

Их взгляды встретились, и он спросил;

- А что потом? Что будет, если я так и не встречу второй такой женщины?

- Вы сможете полюбить другую. - Она подалась вперед и легонько прикоснулась к его руке. Берни подумал, что давно уже не встречал человека, столь богато наделенного душевной щедростью. - Вы имеете на это право.

- А вы? Ведь тогда выходит, будто у вас такого права нет?

- Вероятно, я просто им не воспользовалась.., скорей всего, мне не хватило храбрости, чтобы заново отыскать свое счастье.

Берни оценил мудрость этих слов. Затем они заговорили о другом: о Бостоне и Нью-Йорке, о доме, который он снял в долине Напа, о напарнике, с которым работала Меган. Берни поведал ей даже о няне Пиппин, а Меган рассказала пару забавных историй о своих приключениях. Они прекрасно провели время, и Берни слегка огорчился, когда Меган сказала, что ей пора идти. Она собиралась поехать в Калистогу на обед к другу, и Берни ощутил внезапный укол любопытства: что это за друг? Мужчина или женщина? Они просто дружат или у них роман? Стоя под дождем, он увидел, как она взмахнула на прощание рукой и повела машину прочь, и ему вспомнилось ее признание:

"Скорей всего, мне не хватило храбрости, чтобы заново отыскать свое счастье..." - и в мозгу его всплыл вопрос: сможет ли он когда-нибудь снова стать самим собой? Он завел двигатель и отправился домой, где его ждали дети и няня.

Глава 37

Когда по прошествии недели в кабинет Берни заглянула секретарша и сообщила, что его хочет повидать какая-то дама, голова его была занята совсем другими делами.

- Дама? - с удивлением спросил он, плохо представляя себе, кто бы это мог быть. - Что за дама?

- Не знаю.

Секретарша пришла в такое же недоумение, как и он сам. Женщины заходили к нему крайне редко, разве только представительницы прессы, сотрудницы Юниор-лиги, затевавшие время от времени показы мод, или работницы нью-йоркского филиала, присланные Полом Берманом. Но, в отличие от этой посетительницы, они заранее уговаривались о встрече. Как бы там ни было, секретарша отметила, что эта женщина весьма привлекательна и ее никак нельзя отнести ни к одной из вышеперечисленных категорий. Отличительные признаки сотрудниц Юниор-лиги - высветленные пряди волос, золотые серьги десятилетней давности и туфли, украшенные позолоченными цепочками, начисто отсутствовали. У нее явно не было акульей хватки, присущей покупателям из Нью-Йорка и представителям прессы. И она совсем не походила на безвкусно одетую матрону, затеявшую благотворительное мероприятие. Она сияла чистотой и здоровьем, и, хотя ее одежда не отличалась ни броскостью, ни сверхизысканностью, она выглядела вполне элегантно. Синий костюм, бежевая блуза из шелка, жемчужные сережки и синие туфли на высоком каблуке. И ноги у нее красивые, только вот ростом она высоковата. Пожалуй, совсем ненамного ниже Берни.

Он уставился на секретаршу, определенно не понимая, почему она ничего не может объяснить толком.

- Вы не спросили, кто она такая? - Секретарша обычно проявляла сообразительность, но, похоже, на этот раз растерялась.

- Она сказала, что пришла купить хлеба, мистер Фаин... Я попыталась втолковать ей, что она ошиблась отделом, что здесь находятся кабинеты работников администрации, но она принялась уверять меня, будто вы сами ей велели...

Внезапно Берни прыснул, вскочил с кресла и на глазах у изумленной секретарши сам пошел к дверям. Распахнув их, он увидел Меган Джонс, одетую так изящно, что никому не удалось бы распознать в ней детского врача из провинции. Ни джинсов, ни белого халата. Он посмотрела на него с озорной улыбкой, и он улыбнулся в ответ.

- Вы до смерти напугали мою секретаршу, - негромко сказал он. - Как вы здесь оказались?.. Ну да, конечно.., вы пришли за хлебом.

Секретарша деликатно скрылась за другой дверью, и Берни пригласил Меган к себе в кабинет. Войдя, она огляделась по сторонам. Обстановка подсказала ей, что Берни занимает высокую должность, и она преисполнилась уважением к нему. Опустившись в кожаное кресло, она повернулась к Берни, стоявшему возле письменного стола. Он очень обрадовался ее приходу.

- Что привело вас сюда, доктор? Помимо необходимости купить хлеба, разумеется.

- Приглашение старинной подружки по колледжу. Она бросила учебу, когда решила выйти замуж и завести детей. В свое время ее поступок показался мне неосмотрительным.., а теперь я думаю иначе. У нее только что родился пятый по счету малыш, и я пообещала навестить ее. К тому же мне пора пополнить свой гардероб. На праздники я полечу домой, а если я заявлюсь туда в том виде, в каком расхаживаю по Напе, мама придет в ужас. Порой мне приходится напоминать себе о том, что в Бостоне принято одеваться несколько иначе. Она застенчиво улыбнулась. - Мне надо хоть немного привести себя в порядок. Как правило, меня хватает дня на три, а потом я опять влезаю в джинсы. Но на этот раз я намерена постараться как следует. - Она взглянула на свой синий костюм, затем подняла глаза на Берни. - Сегодня я решила потренироваться. Как я выгляжу? - Он вдруг понял, что она не уверена в себе, и нашел трогательной такую робость в человеке, наделенном большими способностями.

- Все просто прекрасно. Вы очень элегантны и хороши собой.

- Если на мне нет джинсов, мне кажется, будто я голая.

- И белого халата.., почему-то для меня ваш образ неразрывно связан с белым халатом или непромокаемым плащом.

Меган улыбнулась. Ей тоже было легче представить себя именно в такой одежде. А Берни всякий раз вспоминается ей одетым в голубую рубашку с открытым воротом и белые брюки, как на вечеринке в День труда. Но этот деловой костюм тоже к лицу ему. У него такой солидный вид.., если бы она не знала, что он за человек, его облик показался бы ей чересчур внушительным.

- Хотите, устроим для вас ознакомительную экскурсию по магазину?

Меган заметила, сколько бумаг скопилось у него на столе, и догадалась, что он занят. Ей не хотелось отрывать его от дел, хотя поболтать с ним пару минут было очень приятно.

- Я вполне справлюсь сама. Просто забежала по пути к вам.

- Я очень рад. - Но ему не хотелось отпускать ее. - А когда у вас встреча с новорожденным и его мамой?

- Я обещала зайти к ним в четыре, если успею все купить к тому времени.

- Может, встретимся после этого и выпьем где-нибудь по рюмочке? - с надеждой спросил он. Иногда, общаясь с Меган, он чувствовал себя мальчишкой. Ему хотелось стать ее другом.., а вместе с тем он желал чего-то большего.., хотя нет... Он не мог понять, чего он ищет в ней, кроме дружбы. Но пока что рано беспокоиться на этот счет. Они друзья, и это в радость им обоим, и ничего иного она от него не ждет. Она с удовольствием приняла его приглашение.

- Давайте. Мне нужно вернуться в Напу только к одиннадцати часам, а до тех пор меня подменяет Патрик.

- А после одиннадцати вы выходите на дежурство? - Берни пришел в ужас. - Когда же вам удается поспать?

- Никогда. - Она весело улыбнулась. - Сегодня я просидела до пяти утра с пятимесячным малышом, который заболел крупом. К такому режиму тоже можно привыкнуть.

- Я бы так не смог, - простонал Берни. - Именно поэтому я работаю в "Вольфе", а не стал врачом, хотя об этом мечтала моя мать. Знаете, - он лукаво прищурился, - вы - предел мечтаний любой еврейской мамы. Будь вы моей сестрой, моя мать была бы бесконечно счастлива.

Меган рассмеялась.

- А вот моя мама умоляла меня не поступать в медицинский колледж. Ей хотелось, чтобы я стала медсестрой, или учительницей, или, на худой конец, секретаршей. Чтобы я повстречала на работе какого-нибудь славного человека и вышла бы за него замуж.

Берни ухмыльнулся:

- Я уверен, что теперь она отчаянно гордится вами, разве нет?

Меган скромно пожала плечами:

- Когда как. По крайней мере, стараниями брата у нее появились внуки, а не то она замучила бы меня своими жалобами. - Она бросила взгляд на часы и с улыбкой сказала Берни:

- Пожалуй, мне пора. Где мы с вами встретимся?

- В "Этуаль" в шесть часов. - Эти слова вырвались у него непроизвольно, и он тут же принялся мысленно укорять себя. С тех пор, как умерла Лиз, он не водил туда никого, кроме матери. А потом махнул на все рукой. "Этуаль" - замечательное место, где можно посидеть и выпить, а Меган не из тех женщин, которых можно приглашать в какие-нибудь второразрядные заведения. Он подметил в ней врожденную изысканность манер и вкуса. Он понимал, что Меган - необычная женщина, она очень умна, она - отличный врач и надежный друг.

- Тогда до встречи. - Задержавшись в дверях, она улыбнулась ему на прощание, и весь день после ее появления ему работалось как-то веселей.

В половине шестого он вышел из кабинета и не спеша купил французскую булку и флакон любимых духов Меган, а затем отправился в "Этуаль". Он вручил подарки Меган, когда они уже сидели за столиком друг против друга. Она изумилась.

- Господи, и все это мне? - И хотя она очень обрадовалась, Берни понял по ее взгляду, что она чем-то огорчена.

- Что-нибудь случилось? - спросил он чуть позже, попивая кир. Выяснилось, что им обоим по вкусу этот напиток; заодно Меган сообщила, что провела детство в Провансе и в совершенстве владеет французским языком, чем произвела на Берни глубокое впечатление.

- Не знаю... - со вздохом сказала она и выпрямила спину. Она всегда откровенно отвечала на его вопросы, и он спокойно выслушал ее признание. Когда я увидела новорожденного малыша, что-то случилось со мной. - Берни не торопился прерывать ее. - Я впервые ощутила невероятную тоску, о которой прежде слышала от других женщин. И призадумалась: а правильно ли я распорядилась своей жизнью? - Отпив глоток, она грустно посмотрела на Берни. - Какая ужасная судьба - вовсе не иметь детей, правда? Такая мысль никогда еще не приходила мне в голову, Наверное, я просто устала после бессонной ночи с больным ребенком.

- Думаю, дело не в усталости. Я твердо знаю: дети - это лучшее, что у меня есть. А вы очень умны и все понимаете. В отличие от большинства женщин вы отдаете себе отчет в том, чего вам недостает.

- И что же делать? Похитить чьего-нибудь ребенка или попытаться забеременеть от мясника из магазина в Напе? - Меган улыбалась, но можно было без труда заметить, что ей не по себе, и в ответной улыбке Берни промелькнула тень сочувствия.

- Полагаю, добровольцев найдется более чем достаточно. - Он ни за что не поверил бы в обратное. В зале стоял полумрак, но он заметил, что она слегка покраснела. Было слышно, как в отдалении негромко звучит рояль.

- Возможно, но мне бы не особенно хотелось растить ребенка одной. Я даже не вполне уверена, что хочу иметь детей. Но сегодня, - на лице у нее появилось задумчивое выражение, а в голосе послышались мечтательные нотки, - когда я взяла этого малыша на руки... Дети - великое чудо. - Она подняла глаза на Берни и пожала плечами. - Пожалуй, я впадаю в излишний лиризм. Мне и так неплохо живется.

Берни ответил, думая не только о ней, но и о самом себе:

- Но вы могли бы жить еще лучше.

- Возможно. - Ей расхотелось продолжать разговор на эту тему. Как и всякий раз, на нее нахлынули воспоминания о Марке, и ей стало тоскливо, несмотря на то, что со времени его гибели прошло много лет. - Зато мне не приходится возиться с пеленками. Я только размахиваю фонендоскопом направо и налево, и никто не запрещает мне любить чужих детей.

Такая жизнь показалась Берни одинокой. Он не допускал мысли о том, что смог бы обойтись без Джейн или без Александра, и решил сказать об этом Меган.

- Мне было тридцать семь лет, когда родился Александр, и я считаю это самым счастливым событием в своей жизни.

Меган растрогало его признание.

- А сколько лет было вашей жене?

- Почти двадцать девять. Но будь Лиз на десять лет старше, она все равно родила бы его. Она хотела завести еще несколько детей. - Как жаль, что этого не случилось. Как жаль, что она умерла. И как печально, что Марк погиб. Но это произошло, и никуда от этого не денешься. А Верни и Меган придется жить дальше.

- Во время приема мне часто доводится видеть не слишком молодых матерей. По-моему, они очень храбрые женщины. Мне нравится, что они все сделали вовремя, успели погулять, насладиться свободой, как следует поработать. Порой мне кажется, что и детям с ними лучше, чем с молодыми родителями.

- Ну так что же? - Он улыбнулся, поймав себя на том, что ведет себя как Руфь. - Заведите ребеночка. Она от души расхохоталась в ответ:

- Я передам своим родителям, что получила у вас авторитетный совет.

- Скажите им, что я вам разрешил.

- Непременно. - Они тепло посмотрели друг на друга, а затем Меган откинулась на спинку стула, прислушиваясь к звукам рояля.

- А что они за люди? - С самого начала он почувствовал, что Меган интересна ему и хочется узнать о ней как можно больше. Он успел выяснить, что она мучается, раздумывая, не завести ли ей ребенка, что она училась в Рэдклиффе и Стэнфорде, что ее жених погиб во Вьетнаме, что она родом из Бостона, а живет в долине Напа, но этим все его познания ограничивались. А кроме того, он понимал, что Меган замечательная женщина, которая нравится ему. Очень. Может быть, даже слишком сильно, но ему не хотелось признаваться в этом даже самому себе.

- Мои родители? - Вопрос Берни удивил ее. Он кивнул и услышал в ответ:

- Пожалуй, очень славные. Отец почти все время проводит на работе, а мама души в нем не чает. Мой брат считает их обоих сумасшедшими. По его словам, его не прельщает необходимость проводить чуть ли не каждую ночь в больнице, помогая женщинам при родах, и к тому же он хочет разбогатеть, а потому пошел в психиатры. Но, на мой взгляд, он серьезно относится к своему делу. - Она задумалась и с улыбкой добавила:

- Хотя его вряд ли можно назвать серьезным человеком. Кто у нас сумасшедший, так это мой брат. У него светлые волосы, он крохотного роста и как две капли воды похож на маму. - Берни нашел забавным такое описание.

- А вы похожи на отца?

- Ну да. - Но она явно не жалела об этом. - Брат называет меня великаншей. А я его карликом. В детстве мы без конца дрались из-за этого. Берни засмеялся, живо представив себе картину их отношений. - Мы выросли в Бикон-Хилле, в просторном доме, принадлежавшем моему деду, и некоторые из моих родственников по материнской линии принадлежат чуть ли не к сливкам общества. По-моему, они до сих пор не слишком одобрительно смотрят на моего отца, считая профессию врача недостаточно аристократическим занятием, но он мастер своего дела и очень любит его. В то время, когда я училась в медицинском колледже и приезжала на каникулы домой, мне не раз случалось присутствовать при том, как он принимал роды, и я видела собственными глазами множество детей и матерей, которые остались в живых только благодаря его умелым действиям. Это произвело на меня такое впечатление, что я чуть было не пошла на отделение акушерства и гинекологии. Впрочем, я рада, что стала педиатром.

- А почему вы не захотели остаться в Бостоне?

- Сказать вам всю правду? - Она вздохнула и мягко улыбнулась. - Все они слишком сильно давили на меня. Мне не хотелось идти по отцовским стопам, не хотелось работать в области гинекологии, и не улыбалась перспектива стать преданной женой по примеру матери и посвятить всю жизнь исключительно заботам о муже и детях. Я не вижу в этом ничего дурного, но мне необходимо нечто большее. Мне не удалось бы устоять перед умелым, ненавязчивым нажимом моих родственников, воспитанных в традициях пуританской епископальной церкви. Рано или поздно им захотелось бы, чтобы я нашла себе мужа среди таких же аристократов, как они сами, поселилась бы в точно таком же доме, как у них, и устраивала бы чаепития для друзей, которые ничем бы не отличались от их собственных. - Когда она только заговорила об этом, лицо у нее сделалось испуганное. - А мне все это чуждо, Берни. Мне необходима свобода, побольше пространства вокруг и возможность ходить в синих джинсах. Порой атмосфера Бостона кажется удушающей.

- Я отлично вас понимаю. Мне пришлось бы столкнуться с такими же трудностями, останься я в Скарсдейле. И неважно, кто ваши родители католики, евреи или пуритане, - в конце концов все сводится к одним и тем же результатам. Главное, каким им видится ваше будущее и насколько это совпадает с вашими желаниями. Я не оправдал их ожиданий. Иначе я был бы сейчас врачом-евреем, женатым на девушке из хорошей еврейской семьи, которая в этот самый момент сидела бы у маникюрши.

Меган рассмеялась, представив себе Берни в подобном амплуа.

- Моя лучшая подруга, с которой мы вместе учились в колледже, еврейка. Сейчас она работает психиатром в Лос-Анджелесе и зарабатывает кучу денег, но я точно знаю, что она никогда в жизни не уделяла внимания маникюру.

- Она - редчайшее исключение, можете мне поверить.

- А ваша жена была еврейка? - Меган слегка побаивалась спрашивать о ней, но Берни лишь покачал головой и, похоже, ничуть не расстроился при упоминании о Лиз.

- Нет. Ее звали Элизабет О'Райли. - Он хохотнул, вспомнив об одном из дней, оставшихся далеко в прошлом. - Когда я сообщил матери имя своей будущей жены, мне показалось, что ее вот-вот хватит удар.

Меган громко рассмеялась, и он поведал ей эту историю во всех подробностях.

- С моими родителями произошло то же самое, когда брат представил им свою жену. Она француженка, а по характеру такая же неуемная, как он сам. Моя мать предполагала, что все француженки занимаются тем, что позируют для порнографических открыток. - Они дружно расхохотались и принялись наперебой рассказывать друг другу о причудах своих родителей. Когда Берни случайно взглянул на часы, он заметил, что стрелки уже показывают восемь. Он не забыл о том, что Меган нужно вернуться в долину Напа к одиннадцати.

- Может, мы поедим прямо здесь? - Он предполагал или, во всяком случае, надеялся, что они пообедают вместе, и ему было все равно, где это делать, лишь бы не расставаться с Меган. - Хотя мы могли бы пойти в китайский ресторан, или вам по вкусу более экзотическая кухня?

Она растерянно посмотрела на него, прикидывая, сколько у нее осталось времени.

- Я выхожу на дежурство в одиннадцать. Значит, примерно в полдесятого мне нужно выехать из города. - Меган смущенно улыбнулась. - Вы не обидитесь, если я предложу вам съесть где-нибудь по гамбургеру? Это займет поменьше времени. Патрик нервничает, когда мне случается запоздать. Его жена на девятом месяце беременности, и он страшно боится, что у нее начнутся схватки как раз в тот момент, когда я где-нибудь задержусь. Поэтому мне нужно вернуться домой точно к назначенному часу. - А жаль. Она с удовольствием просидела бы где-нибудь допоздна за разговорами с Берни.

- Я ничего не имею против гамбургеров. Кстати, - он подал знак официанту, и тот тут же принес чек, а Берни достал бумажник, - неподалеку отсюда есть славное заведение, хотя его посещают самые разнообразные люди. - Там можно было встретить кого угодно - и портовых грузчиков, и светских дебютанток, но Берни нравилась царившая там атмосфера, и он не сомневался в том, что Меган тоже там понравится. И он не ошибся. Меган пришла в восторг, как только они переступили порог припортового бара под названием "Олив ойлз", расположенного прямо на пристани. Они заказали гамбургеры и яблочный пирог, а в половине десятого Меган с сожалением сказала, что ей пора отправляться в путь, поскольку она боится опоздать. Берни проводил ее до машины.

- Вы уверены, что доберетесь до дому без приключений? - Время было довольно позднее, и его беспокоило, что ей придется ехать в долину Напа одной, но Меган улыбнулась в ответ:

- Вообще я стараюсь не упоминать лишний раз о своем росте, но я и вправду уже совсем большая девочка. - Берни рассмеялся. Ей все-таки кажется, что она слишком высокая. - Время, проведенное с вами, доставило мне огромное удовольствие.

- Я хотел сказать то же самое. - Он говорил правду.

Ему давно уже не бывало так хорошо. Рядом с Меган он чувствовал себя непринужденно, он смог поделиться с ней своими самыми потаенными мыслями и выслушать в ответ ее признания.

- Когда вы снова появитесь в Напе? - с надеждой спросила она.

- Не очень скоро. На следующей неделе мне нужно вылететь в Европу, а няня не возит детей в Напу в мое отсутствие. Уж больно много получается возни со сборами и поисками потерявшихся вещей. Но не пройдет и трех недель, как я уже вернусь. Я сразу же вам позвоню. Может, сходим куда-нибудь днем поесть? - Он весело посмотрел на нее и вдруг вспомнил кое о чем:

- Когда вы собираетесь навестить родных?

- На Рождество.

- Мы тоже полетим к родителям в Нью-Йорк. Но мне вдруг пришло в голову, что в этом году мы могли бы отпраздновать День Благодарения в долине Напа. - Ему захотелось уехать на это время из города, чтобы не бередить душу воспоминаниями о том, чего уже не вернуть. - Ну ладно, я позвоню вам по возвращении из Нью-Йорка.

- Берегите себя и не перетруждайте работой, - сказала она, стоя возле машины, и Берни улыбнулся ее словам.

- Слушаюсь, доктор. Вы тоже, и постарайтесь не ездить слишком быстро.

Меган помахала ему рукой. Он посмотрел ей вслед, а потом взглянул на часы. Ровно тридцать пять минут десятого. А в четверть двенадцатого он позвонил ей из дому. Он попросил диспетчера связаться с ней по пейджеру, если это возможно. Меган откликнулась и сообщила, что только-только успела войти и переодеться.

- Мне просто хотелось узнать, благополучно ли вы доехали. Вы гоняете машину на такой скорости, даже смотреть страшно, - пожурил он Меган.

- А вы все время о чем-нибудь беспокоитесь.

- Это у меня наследственное. - Он рассмеялся: Меган угодила в точку. Он действительно всю жизнь о чем-нибудь беспокоился, но благодаря этому стал отличным работником. Он всегда и во всем пытался добиться совершенства, и это обеспечило ему успех в фирме "Вольф".

- Берни, сегодня в Напе очень красиво. Воздух прохладный, и так ясно, что видны все звезды. - Город окутала пелена тумана, но Берни одинаково нравилось и в долине Напа, и в Сан-Франциско, только ему хотелось оказаться сейчас рядом с Меган. Уж слишком быстро закончился этот вечер. - Кстати, где вам предстоит побывать в Европе? - Его образ жизни казался ей интересным и очень непохожим на ее собственный.

- В Париже, Лондоне, Милане и Риме. Я езжу туда дважды в год по делам фирмы. А на обратном пути мне нужно будет посетить ряд совещаний в Нью-Йорке.

- Все это очень увлекательно.

- Да, порой бывает именно так. - Когда он ездил вместе с Лиз и до знакомства с ней, эти путешествия доставляли ему огромное удовольствие. А в последнее время почти никакого. Как и во все остальное время, он остро ощущал свое одиночество.

- Берни, спасибо вам за сегодняшний вечер. Вы открыли мне замечательное место.

Он рассмеялся, вспомнив обед в припортовом баре.

- Оно сильно отличается от "Максима".

- Мне там очень понравилось. - Но тут зазвучал сигнал вызова, и им пришлось попрощаться.

Берни повесил трубку, но ему по-прежнему казалось, будто он слышит голос Мег. Чтобы стряхнуть с себя наваждение, он подошел к шкафу, где висели платья Лиз, еще сохранился аромат ее духов, и глубоко вдохнул воздух. Но он не ощутил обычного прилива воспоминаний и закрыл дверцы, чувствуя себя виноватым. В этот вечер его мысли занимала не Лиз, а Меган, и он затосковал по аромату совсем других духов.

Глава 38

Берни провел в Нью-Йорке больше времени, чем рассчитывал. Этот год оказался поворотным для мира модной одежды, предстояли большие перемены, и Берни боялся что-нибудь упустить из виду. Но когда он наконец вернулся в Сан-Франциско, ему показалось, что он все сделал так, как надо. И только перед тем, как выехать в долину Напа, он вдруг вспомнил, что купил в "Эрме" шарф для Меган. Он принялся искать его и вскоре нашел в уголке чемодана. Берни решил, что сам доставит подарок прямо на дом. Добравшись до Сент-Элены, он остановил машину возле викторианского домика, в котором она жила и работала. Напарник Меган сказал Берни, что ее нет на месте, и Берни попросил его передать ей коричневую коробочку, в которую он вложил короткую записку: "Прямо из Парижа для Меган. С наилучшими пожеланиями, Берни".

Вечером Меган позвонила ему, чтобы поблагодарить за подарок, который очень ей понравился, и, услышав ее слова, Берни обрадовался. Он выбрал сине-красно-золотистый шарф, потому что эти цвета напомнили ему о Мег, одетой в джинсы, желтый плащ и красные резиновые сапоги.

- Я только что вернулась домой и нашла его на письменном столе, куда его положил Патрик. Он очень красивый, Берни, просто чудо.

- Я рад, что он пришелся вам по вкусу. В марте мы открываем отдел, который будет торговать вещами фирмы "Эрме".

- Замечательно. Они мне очень нравятся.

- Как и всем на свете. Думаю, наш магазин многое от этого выиграет. Он рассказал ей о других сделках, которые заключил в Европе, чем произвел на нее большое впечатление.

- А мне за последние три недели удалось всего лишь поставить ряд диагнозов: три отита, семь простуд, один бронхит в начальной стадии и острый аппендицит, а помимо этого - миллион царапин, заноз, шишек на голове и один сломанный палец. - Она говорила об этом как о пустяке, но Берни с ней не согласился:

- По-моему, это гораздо важней того, чем занимался я. Жизнь человека никак не зависит от итальянских сумок и чемоданов или от новых моделей французской обуви. Ваша работа имеет глубочайший смысл и очень важна.

- Да, наверное. - Но настроение у нее было не из лучших. На прошлой неделе жена Патрика родила ребенка, девочку, и Меган опять затосковала. Но она не стала говорить об этом Берни, ведь они еще совсем мало знакомы, а к тому же, не дай бог, он решит, будто у нее завелся пунктик насчет чужих детей. - Вам не сообщили, когда вы сможете переехать обратно в Нью-Йорк?

- Нет еще. На этот раз некогда было даже завести речь об этом. Столько всяких событий внутри фирмы. Зато не скучно. Может, поедим где-нибудь завтра днем? - Он хотел предложить ей встретиться в кофейне в Сент-Элене.

- К сожалению, ничего не выйдет. Ужены Патрика совсем недавно родился ребенок, и мне приходится подменять его. Но я могла бы заехать к вам домой по дороге в больницу. Или Джейн сильно расстроится из-за этого?

- Не знаю, с чего бы ей вдруг расстраиваться. - Он не догадался о том, что сразу поняла Меган, или не вполне догадался.

- По-моему, ей не по вкусу, когда в дом приходят женщины. - Когда они приходят к ее отцу, подумала Меган, но умолчала об этом.

- Ей не о чем тревожиться.

У Меган сложилось впечатление, что Берни не понимает, что происходит. Девочка считает неприкосновенным то место, которое занимала в их жизни ее мать, и это естественно. И Меган считала, что не стоит попусту волновать ее.

- Мне не хотелось бы никому доставлять огорчений.

- Вы огорчите меня, если не зайдете к нам. Кроме того, вам пора познакомиться с няней Пип. В нашей семье лучше ее никого нет. В какое время вы могли бы заехать?

- Если можно, около девяти; или это слишком рано?

- Нет-нет. Тогда мы вместе позавтракаем.

- Ну что ж, до завтра. - При мысли о том, что он снова ее увидит, у него чуть сильней забилось сердце. Он попытался убедить себя, что причиной тому - огромный интерес, который она вызывает у него как личность. Усилием воли он отмахнулся от воспоминаний о блестящих черных волосах и о странных ощущениях, возникавших где-то под ложечкой, когда он думал о ней.

В то утро он накрыл стол для завтрака, рассчитывая и на Меган. Когда он положил лишнюю салфетку, Джейн удивленно посмотрела на него.

- А это для кого?

- Для доктора Джонс. - Он постарался говорить как ни в чем не бывало и притворился, будто увлечен чтением "Нью-Йорк тайме". Но глаза у няни были зоркие. И у Джейн тоже. Как у ястреба.

- Разве у нас кто-нибудь заболел? - продолжала упорствовать Джейн.

- Нет. Она просто решила заскочить к нам на чашку кофе.

- Зачем? А кто ее сюда позвал? Берни обернулся и посмотрел на нее.

- Солнышко, ну что ты так разволновалась? Она очень славная женщина. Пей-ка лучше свой сок.

- А у меня нету никакого сока. - Джейн как раз ела в это время клубнику. Берни растерянно улыбнулся.

- Все равно пей.

Джейн тоже улыбнулась, хотя сообщение Берни насторожило ее. Ей не хотелось, чтобы в их жизни появлялись какие-то новые люди. Им и так вполне хорошо. У нее есть папа, Алекс и няня Пип. Алекс первым назвал так миссис Пиппин, считая, что говорить "няня Пиппин" слишком долго, и все стали звать ее так же.

Вскоре приехала приветливо улыбающаяся Меган. Она принесла огромный букет желтых цветов. Берни познакомил их с няней Пип, и та, сияя, пожала руку Меган, которая явно понравилась ей с первого же взгляда.

- Доктор, как восхитительно. Мистер Фаин рассказывал, что вы проявили доброту и внимание к бедняжке Алексу, когда у него болело ушко. - Они с Меган весело принялись болтать о том о сем, и судя по тому, как заботливо миссис Пиппин угощала Меган, она произвела на няню весьма положительное впечатление. Няня накормила ее оладьями, яичницей с беконом и сосисками, то и дело подливала ей кофе, а потом поставила перед ней большую миску с клубникой. Но Джейн смотрела на Меган с неприкрытой ненавистью. Она разозлилась на нее за то, что Меган успела подружиться с Берни, а теперь еще явилась к ним в дом.

- Не понимаю, зачем папа попросил вас зайти, - громко сказала она, перебив Меган, которая в этот момент с улыбкой благодарила всех за чудесное угощение. - У нас никто не болен. - Берни опешил от такой грубости, а няня тут же зашикала на Джейн.

Но Меган, казалось, ничуть не задели эти слова, и она спокойно ответила:

- Я стараюсь время от времени навещать своих пациентов, даже если они здоровы. Иногда, - невозмутимо объясняла она, не обращая внимания на враждебные взгляды девочки, - человека гораздо легче вылечить, если ты его хоть немного знаешь.

- Но у нас есть свой доктор в Сан-Франциско.

- Джейн! - Берни рассердился и решил ее остановить. Он с извиняющимся видом обернулся к Меган, но в это время к ней подбежал Александр.

- Лучки, - сказал он, - Возьми меня на лучки. Его речь напоминала неуклюжий перевод с греческого на английский, но Меган отлично его поняла, тут же усадила к себе на колени и дала ему ягоду, которую он целиком запихал в рот. Меган склонила голову, улыбаясь малышу. А Берни вдруг заметил, что она надела шарф, который он завез ей накануне. Ему стало очень приятно, но в тот же самый момент шарф попался на глаза и Джейн. Накануне она заметила коробку у него на столе и спросила, что в ней. Берни объяснил, что это купленный в подарок шарф, и теперь Джейн мгновенно сообразила, что к чему. Она вспомнила, как он привозил раньше шарфы фирмы "Эрме" для Лиз. А в этот раз он прихватил сине-бело-золотой шарф для няни Пиппин, который прекрасно подходил к ее форменным платьям, синему пальто и ботинкам-броганам. А еще он купил ей шляпку, которая придавала ей полнейшее сходство с Мэри Поппинс.

- Откуда у вас такой шарф? - Джейн спросила об этом так, будто Меган его украла, и эта милая женщина на миг опешила, но тут же пришла в себя. Джейн чуть было не застала ее врасплох.

- Какой.., этот? Много лет назад мне подарил его один друг. Тогда я жила во Франции.

Интуиция помогла ей выбрать нужный ответ, и Берни проникся к ней благодарностью. Как будто они, не сговариваясь, затеяли нелегкое секретное дело и вдруг стали партнерами.

- Во Франции? - Джейн удивилась. Она полагала, что фирма "Эрме" не известна никому на свете, кроме Берни.

- Да. - Меган успокоилась, и слова ее звучали крайне убедительно. - Я целый год провела в Провансе. А ты уже ездила в Париж вместе с папой? спросила она как бы невзначай, и Берни с трудом удалось скрыть улыбку. Она хорошо умеет обращаться с детьми. Да что там хорошо, просто замечательно. Алекс с довольным видом приткнулся к ней, радостно бурча и похмыкивая. Он уже управился с клубникой, а потом отъел у нее кусочек яичницы и бекона.

- Нет, я пока не была в Париже. Зато я побывала в Нью-Йорке. - Джейн почувствовала себя важной персоной.

- Вот здорово. А что тебе там больше всего понравилось?

- Мюзик-холл Радио-сити. - Сама того не подозревая, Джейн увлеклась разговором. Но затем с подозрением взглянула на Меган, вспомнив о том, что эта женщина ей не нравится, после чего стала отвечать на ее вопросы крайне односложно, и это продолжалось до тех пор, пока Меган не собралась уходить.

Берни проводил ее до машины и по пути извинился:

- Мне ужасно неловко. Она никогда так безобразно себя не вела. Наверное, это своего рода ревность. - Он искренне переживал, но Меган покачала головой и улыбнулась. Он совсем не разбирается в вещах, которые близки и понятны ей самой. Болячки и проблемы детей.

- Перестаньте беспокоиться. Все абсолютно нормально. У нее нет никого, кроме вас с Алексом. Она защищала свое достояние. - Она говорила очень мягко, не желая причинить ему боль излишней откровенностью. Она понимала, что любая мелочь может нарушить его душевное равновесие. - Она отстаивает неприкосновенность памяти о матери. Ей невыносимо видеть женщину рядом с вами, даже если она не таит в себе угрозы. - Она улыбнулась. - Просто не водите домой пышных блондинок, а не то она постарается подсыпать им яду. Они оба рассмеялись, и Берни открыл дверцу машины.

- Я приму к сведению ваш совет. Мег, вы чудесно с ней справились.

- Не забывайте, это тоже входит в область моих профессиональных навыков. Вы умеете продавать хлеб. Я умею обращаться с детьми. Более или менее.

Он засмеялся и склонился над ней, собираясь поцеловать ее, и тут же отпрянул, с ужасом осознав, что ему захотелось сделать.

- Это я тоже учту на будущее. Надеюсь, мы скоро увидимся. - И тут он вспомнил, что собирался пригласить ее. До Дня Благодарения осталось всего две недели, а до тех пор они не появятся в Напе.

- Вы не сможете прийти к нам на обед в День Благодарения? - Он задумал позвать ее в гости, еще когда летел из Нью-Йорка в Сан-Франциско.

Она задумалась.

- А вам не кажется, что Джейн еще не готова к этому? Не стоит слишком торопить ее.

- И что же мне теперь делать? Сидеть в одиночестве дома до скончания дней? - спросил он тоном обиженного ребенка. - У меня тоже могут быть друзья, разве нет?

- Могут. Просто дайте ей перевести дух. Давайте я приду только к десерту. По-моему, это удачный компромисс.

- У вас есть еще какие-то планы? - Ему захотелось узнать, где она бывает и с кем видится. Такое впечатление, будто она все время занята. Как-то не верится, что работа отнимает у нее столько времени, хотя похоже, так оно и есть.

- Я обещала помочь Джессике, жене Патрика. К ним в гости приедут родственники, и ей не управиться со стряпней в одиночку. Все получается очень удачно: мы с ней приготовим обед, а потом я отправлюсь к вам.

- А у вас больше нет никаких планов на праздники?

Может, по дороге надо кому-нибудь завезти кислородную подушку? - Эта женщина всякий раз приводила его в изумление. Она почти все время заботится об окружающих, а о себе самой - крайне редко.

- По-моему, в этом нет ничего страшного. - Меган удивилась. Она никогда об этом не задумывалась. Ей казалось естественным все, что она делает, и эта черта ее характера казалась Берни особенно привлекательной.

- У меня создалось впечатление, будто вы печетесь обо всех вокруг, забывая о себе, - сказал Берни, обеспокоенно глядя на нее.

- Вероятно, это доставляет мне удовольствие. Мне самой почти ничего не нужно. - По крайней мере так было до сих пор. Но в последнее время она начала сомневаться. Ей стало казаться, что в ее жизни чего-то недостает. Она отчетливо поняла это, когда Александр попросился к ней на руки. И, как ни странно, когда Джейн принялась бросать на нее сердитые взгляды. Внезапно Меган почувствовала, как ей надоело общение с детьми, которое сводится к проверке рефлексов, осматриванию ушей и горла.

- Ну хорошо, увидимся в День Благодарения. Приходите хотя бы на десерт. - Но он все еще досадовал на то, что Меган не сможет провести с ними целый день. Он считал, что в этом виновата Джейн, и вернулся в дом, продолжая сердиться на нее. А когда Джейн стала нелестно отзываться о Меган, разозлился еще сильней.

- До чего же она уродлива, верно, папа? - Джейн с вызовом посмотрела на отца и увидела, как помрачнело у него лицо.

- Я не согласен с тобой, Джейн. По-моему, она очень привлекательная девушка. - Берни решил во что бы то ни стало стоять на своем.

- Девушка? Да ей на вид лет этак четыреста. Берни стиснул зубы и попытался говорить ровным тоном:

- За что ты так ее возненавидела?

- За то, что она тупица.

- Нет, - Берни покачал головой, - она вовсе не тупица. Она умница. Глупые люди не становятся врачами.

- Ну и пусть, все равно она мне не нравится. - На глазах у Джейн вдруг выступили слезы, а тарелка, которую она держала в руках, упала на пол и разбилась. Джейн помогала няне Пип мыть посуду.

Берни неторопливо подошел к дочке.

- Солнышко, мы ведь просто дружим с ней. Что же тут такого? - Меган оказалась права. Джейн боится, как бы в его жизни не появилась другая женщина. Теперь он и сам это понял. - Я очень тебя люблю.

- Тогда не приглашай ее сюда больше. - Джейн расплакалась. Александр смотрел на них с интересом и легкой тревогой, не понимая, о чем они спорят.

- Почему?

- Потому что она никому тут не нужна. - Джейн выбежала из кухни, и Берни услышал, как за ней с громким стуком захлопнулась дверь спальни. Он хотел было кинуться следом за дочкой, но няня Пип взглядом остановила его:

- Не стоит сейчас ее трогать, мистер Фаин. Она придет в себя. Ей нужно время, а потом она поймет, что вы не будете всю жизнь жить отшельником. Она мягко улыбнулась. - По крайней мере, я на это надеюсь. Одиночество не идет на пользу ни вам, ни Джейн. А доктор мне очень нравится. - Она опять заговорила с сильным шотландским акцентом.

- Мне тоже. - Берни обрадовался такой поддержке. - Она очень славный человек и добрый друг. Мне обидно, что Джейн взъелась на нее ни с того ни с сего.

- Она боится потерять вас. - То же самое сказала и Меган.

- Этого никогда не произойдет.

- Постарайтесь как можно чаще говорить ей об этом. А что до остального - она привыкнет. Не торопите события.., и все уладится.

Какие события? Кажется, он вообще ничего не затевал. Ни с Меган, ни с кем-либо другим.

Берни сказал очень серьезным тоном:

- Няня Пип, ничего особенного не происходит. Именно это я и пытался втолковать Джейн.

- Заранее никогда не известно. - Он почувствовал на себе открытый взгляд няни. - Возможно, ваша жизнь станет богаче, чем теперь, и вы имеете на это право. Вы ведете не самый здоровый образ жизни. - Миссис Пиппин знала о том, что он хранит целомудрие. От нее не укрылось и то, как они с Джейн порой подходят к шкафу, притворяясь, будто ищут что-то. Она считала, что пора убрать оттуда вещи Лиз, но понимала, что Берни еще не в состоянии этого сделать.

Глава 39

Меган сдержала обещание и в День Благодарения пришла к десерту, пообедав вместе с Патриком и Джессикой. Она испекла сладкий пирог и принесла его с собой. Няня похвалила пирог, но Джейн сказала, что уже наелась, а Берни попробовал кусочек и отметил, что тесто на редкость вкусное.

- Редчайший случай в моей практике, - призналась растроганная похвалами Меган. По случаю праздника она надела красное платье, купленное в "Вольфе" в тот самый день, когда они с Берни ходили в "Этуаль". - На свете не найти человека, который готовил бы хуже меня. Сварить яйцо для меня изрядная проблема, а приготовленный мною кофе отчаянно смахивает на яд. Мой брат запретил мне переступать порог его кухни.

- Он явно своеобразный человек.

- Но в данном случае он абсолютно прав. - Джейн невольно улыбнулась, а Александр подбежал к Меган и на этот раз забрался к ней на колени, даже не спрашивая ее согласия. Меган дала ему кусочек пирога, но малыш тут же его выплюнул. - Видите, Александр сразу во всем разобрался. Да? - Он закивал с серьезным видом, и все рассмеялись.

- А моя мама потрясающе готовила, правда, папа? - В голосе Джейн одновременно прозвучали вызов и тоска.

- Да, солнышко, именно так.

- Она очень часто что-нибудь пекла. - Ей вспомнились кексы в форме сердечка, которые Лиз принесла в школу в последний день занятий, и она чуть не плача грустно взглянула на Меган.

- Это замечательный талант, который вызывает у меня восхищение. Джейн кивнула.

- А еще она была красивая. - Взгляд ее стал совсем печальным, и Берни догадался, что она уже не пытается уязвить этими сравнениями Меган, а просто вспоминает вслух. У него защемило сердце, но он понимал, что Джейн необходимо выговориться. - Светловолосая, невысокая и довольно худенькая.

Меган улыбнулась. Значит, Берни привлекло в ней отнюдь не сходство с его покойной женой. Судя по всему, они с ней непохожи, как день и ночь, и это обрадовало Меган. Нередко, понеся утрату, люди пытаются найти чуть ли не двойника любимого или любимой, чем только усложняют положение. Солнце все время движется по небу, и невозможно укрыться в тени, стоя на одном месте. Меган ласково посмотрела на Джейн.

- Ты, наверное, не поверишь мне, но моя мама тоже маленького роста, светловолосая и худенькая. И мой брат такой же.

Джейн даже рассмеялась.

- Правда?

- Правда. Мама мне примерно вот посюда. - Меган показала рукой на плечо. - А я пошла в папу. - Что совсем неплохо, ведь они оба весьма привлекательны.

- А ваш брат такой же невысокий, как и мама? - Джейн вдруг увлеклась, и Берни улыбнулся. Все-таки можно надеяться, что когда-нибудь Джейн образумится.

- Да. Я называю его карликом.

- Наверное, он жутко на это обижается. - Джейн захихикала, и Меган ухмыльнулась:

- Да уж, конечно. Видимо, он стал психиатром, чтобы найти этому научное обоснование. - Все дружно рассмеялись, а няня налила Меган чаю, и женщины с пониманием посмотрели друг на друга. Вскоре няня повела Александра купаться, а Меган помогла Берни и Джейн убрать со стола. Они соскребли остатки еды с тарелок в мусорное ведро, убрали продукты в холодильник, загрузили посуду в моечную машину, и к тому времени, когда няня вернулась, все уже было готово. Она чуть было не сказала, мол, как приятно, когда в доме появляется женщина, но вовремя удержалась, сочтя такое высказывание недипломатичным, и просто поблагодарила всех за помощь.

Меган провела с ними еще около часа. Все расселись возле камина и принялись болтать о том о сем. Когда послышался сигнал вызова, Меган разрешила Джейн набрать вместо нее номер диспетчера и послушать, о чем они будут разговаривать. Чей-то ребенок подавился костью индейки. К счастью, ее удалось вытащить, но малыш сильно поцарапал горло. Как только Меган повесила трубку, снова зазвучал сигнал вызова. Девочка поранила руку кухонным ножом, и ей нужно наложить швы.

- Бр-р-р. - Джейн скорчила гримасу. - Просто ужас.

- Порой случаются очень неприятные вещи. Но, я думаю, с девочкой все будет в порядке. По крайней мере, пальцы на месте, а руку мы зашьем. - Она с улыбкой взглянула на Берни. - Боюсь, мне пора идти.

- Может, вы потом еще вернетесь? - с надеждой спросил Берни, но Меган сочла, что необходимо проявить деликатность по отношению к Джейн.

- Думаю, потом будет слишком поздно. Как правило, в таких случаях приходится задержаться дольше, чем рассчитываешь. Вы ведь не очень-то обрадуетесь, если я постучусь к вам часов в десять вечера. - Берни подумал, что вовсе в этом не уверен, и все огорчились из-за того, что Меган ушла так рано, даже Джейн, а особенно Александр. После купания он вернулся в гостиную и, обнаружив, что Меган уже нет, горько заплакал.

Это напомнило Берни о том, чего лишены его дети, и в мозгу его всплыл вопрос: что, если няня права и в будущем жизнь их изменится? Но представить себе такого он не мог, какие могут быть перемены? Разве что переезд из Сан-Франциско в Нью-Йорк, который теперь редко занимал его мысли. Он вполне свыкся с жизнью в Калифорнии.

Они улетели в Нью-Йорк на Рождество, так и не повидавшись за это время с Меган. На Берни обрушилась лавина дел, связанных с магазином, у детей появилась масса занятий в городе, и они ни разу не выбрались в долину Напа. В сопровождении миссис Пиппин Александр и Джейн посмотрели "Щелкунчика" и побывали на детском концерте в филармонии. И, конечно же, на елке в магазине "Вольф". Алекс с замиранием сердца ждал встречи с Санта-Клаусом. Джейн исполнилось почти десять лет, и она уже не верила в его существование, но пошла вместе с Алексом на елку, чтобы доставить ему удовольствие. Перед отъездом Берни позвонил Меган.

- Желаю вам отлично провести праздники, - выразительно сказал он. Меган столько трудится на протяжении всего года, она как никто заслужила право на отдых и развлечения.

- И вам того же. Передайте привет Джейн. - Меган послала ей теплую розовую шапочку и шарфик, чтобы девочка смогла надеть их в поездку, и игрушечного Санта-Клауса Алексу, но им еще не доставили посылку.

- Жаль, что мы не успеем повидаться с вами до праздников. - Он жалел об этом сильней, чем можно было предположить. В последние несколько недель он часто вспоминал о ней.

- Возможно, мы с вами встретимся в Нью-Йорке, - задумчиво ответила она.

- Я думал, вы отправитесь к родным в Бостон.

- Так оно и есть. Но мой сумасшедший брат и его жена собираются в Нью-Йорк и упорно зовут меня с собой. Один из наших аристократических родственников женится и устраивает пышную свадьбу в клубе Колони. Я не уверена, что мне по вкусу подобное мероприятие, но им хочется, чтобы я поехала с ними, и я обещала, что подумаю.

На самом деле она уже согласилась, надеясь, что заодно повидается в Нью-Йорке с Берни, но не решилась признаться ему в этом. Берни очень оживился и обрадовался.

- Вы позвоните мне, если надумаете ехать?

- Конечно. По приезде я выясню, что у нас в программе, а потом сразу же дам вам знать. - В надежде на удачное стечение обстоятельств Берни продиктовал ей номер телефона родителей в Скарсдейле.

В тот же вечер по возвращении домой он увидел огромную коробку с подарками, которые прислала Меган. В ней лежали шапочка с шарфиком для Джейн, Санта-Клаус для Алекса, свитер фирмы "Прингл" для няни, который очень ей понравился, и красивая книга в кожаном переплете для Берни. Он сразу же заметил, что книга старая, и догадался, что это раритет. Меган вложила записку, в которой сообщала, что книга принадлежала ее деду и помогла ей пережить трудные времена. Она выразила надежду, что эта книга станет источником утешения и для Берни, а еще пожелала им веселого Рождества и всяческого счастья в новом году. Читая записку, Берни загрустил по Меган. Ему стало обидно, что они не смогут провести праздники в одном и том же городе, и он посетовал на жизнь, которая порой бывает чересчур сложной. С приближением Рождества он стал острее воспринимать свое одиночество, все чаще вспоминая о Лиз и думая о годовщине их свадьбы. Во время полета он совсем притих, и няня решила, что это не к добру. Лицо его стало совсем печальным, и она догадалась, что он думает о Лиз и по-прежнему отчаянно тоскует о ней.

А мысли сидевшей в другом самолете Меган занимали Марк и Берни. Она попыталась сравнить этих столь непохожих друг на друга мужчин, которые вызывали у нее глубокое уважение. Но в эту минуту ей недоставало именно Берни, и вечером она позвонила ему просто затем, чтобы поговорить. Звонок раздался вскоре после того, как они добрались до дому, когда няня укладывала детей в постель, и Руфь переполошилась. Меган представилась как доктор Джонс, и Руфь продолжала стоять у телефона, пока Берни не замахал на нее руками и не прогнал ее. Она решила, что кто-то заболел, и Берни чуть ли не со смехом отобрал у нее трубку. Он понимал, что потом мать потребует у него объяснений, но ему хотелось сначала поговорить с Меган. Ему не терпелось услышать ее голос.

- Меган? - спросил он, сияя, как рождественская елка. - Как вы долетели?

- Неплохо. - Похоже, ей тоже очень хотелось услышать голос Берни, хотя звонить первой было неловко. Но она решила побороть свою застенчивость. Вновь оказавшись в Бостоне, Меган так сильно заскучала по Берни, что желание немедленно набрать его номер пересилило все сомнения. - Когда я возвращаюсь домой, я всякий раз чувствую себя очень странно. Родители словно забывают, что мы уже выросли, и начинают командовать нами, как в детстве. Но почему-то об этом забываешь до тех пор, пока снова их не увидишь.

Берни рассмеялся: это ощущение было ему прекрасно знакомо. И ему вспомнилось, как неловко они с Лиз чувствовали себя, ночуя в его бывшей комнате. Как будто им опять по четырнадцать лет и секс является чем-то запретным. Куда проще останавливаться в гостинице, но теперь он приехал с детьми, а им лучше пожить у бабушки с дедушкой, ведь они хотели вместе провести праздники. Рядом с ними он менее остро воспринимал свое одиночество и поэтому не стал заказывать номер в гостинице. Но Меган, безусловно, права.

- Я отлично понимаю, о чем вы говорите. Как будто время пошло вспять, и вдруг выяснилось, что они во всем были правы. И тебе опять четырнадцать лет, и на этот раз ты последуешь их мудрым советам.., но оказывается, что это не так. И через некоторое время все начинают на тебя злиться.

Меган расхохоталась. В Бостоне злиться уже начали. Примерно через час после того, как она переступила порог родного дома, ее отца вызвали принимать роды, а она отказалась поехать с ним, поскольку устала с дороги, и он ушел один, явно досадуя на нее. Ей пришлось выслушать нарекания матери по поводу того, что она взяла с собой не самые теплые сапоги и не так уложила чемодан. Немного погодя мать принялась ругать ее за беспорядок в комнате. После восемнадцати лет самостоятельной жизни это кажется утомительным, мягко говоря.

- Брат пообещал вызволить меня вечером. Он устраивает вечеринку у себя дома.

- В лучших традициях чопорного Бостона или там будет полнейшее безобразие?

- Если учесть, что они с женой за люди, нас ждет и то, и другое. Вероятно, он напьется до бесчувствия, а кто-нибудь из психоаналитиков школы Юнга, наклюкавшись пунша, от которого можно и ноги протянуть, примется раздеваться у всех на виду. Он любит устраивать такие гулянки.

- Смотрите, не попадитесь кому-нибудь в руки. - Берни никак не мог представить себе Меган в подобном окружении, и ему стало одиноко. Он вдруг почувствовал, как ему тоскливо без нее, но не решился заговорить об этом. Они всего лишь друзья, и такие признания совсем не к месту. Впрочем, их отношения подразумевают нечто большее, и многое еще впереди. - А вы прилетите в Нью-Йорк на свадьбу ваших родственников? - Он умолчал о том, что сильно надеется на это.

- Брат с женой полетят в любом случае. Не знаю, что скажут мои родители, ведь я вроде бы собиралась погостить у них. Но я заведу разговор на эту тему и посмотрю, что будет.

- Надеюсь, они все-таки отпустят вас. - Он заговорил как подросток, и они оба рассмеялись. Все тот же синдром вернувшегося детства.

- Теперь вы понимаете, на что я жалуюсь?

- Меган, прилетайте хоть на денек, было бы так приятно повидаться с вами.

Меган и самой хотелось встретиться с ним, и она не стала спорить. Уже не одну неделю подряд она постоянно думала о Берни, жалея о том, что им ни разу не удалось увидеться друг с другом до праздников, но у них обоих было множество дел и обязанностей. Возможно, встреча в Нью-Йорке - совсем неплохая идея.

- Я постараюсь, мне бы самой очень этого хотелось. - И тут ей в голову пришла еще более удачная мысль:

- А может быть, мы могли бы вместе пойти на свадьбу? - по-детски нерешительно спросила она. Чем дольше она об этом думала, тем больше ей нравилась эта идея. - Вы прихватили с собой смокинг?

- Нет, но я знаю отличный магазин, где они продаются. - Они дружно рассмеялись. - А вы уверены, что это удобно? Ведь я не знаком ни с женихом, ни с невестой. - Ему казалось, что свадьба в клубе Колони должна быть крайне внушительным мероприятием, и он несколько оробел, но в ответ услышал смех Меган:

- Все так отчаянно напьются, что никого вообще не заинтересует, чей вы знакомый. А мы могли бы вскоре сбежать оттуда и отправиться в какое-нибудь другое место.., например, в "Карлайл", послушать Бобби Шорта. - Услышав ее предложение, Берни не сразу нашелся с ответом. Когда он жил в Нью-Йорке, это было одним из его самых любимых развлечений, и он подружился с Бобби еще в те времена, став его поклонником на всю оставшуюся жизнь.

- Это было бы замечательно. - В голосе Берни появилась легкая хрипотца. Думая о Меган, он вновь чувствовал себя молодым человеком, для которого жизнь еще только начинается, а вовсе не закончилась трагедией чуть менее двух лет тому назад. - Постарайтесь выбраться сюда, Мег.

- Хорошо. - Им обоим не терпелось увидеть друг друга, это желание стало таким сильным, что Мег слегка испугалась, но решила не отказываться от своей затеи. До тех пор, пока они вернутся в Напу, пройдет слишком много времени. - Я приложу все силы. А вы отметьте в календаре двадцать шестое число. Я прилечу утром и остановлюсь в "Карлайле". Мой безумный братец всегда там останавливается.

- А я куплю смокинг на этой неделе. - Похоже, они славно проведут время. Хотя Берни немного побаивался идти на свадьбу. Через три дня, будь все иначе, они с Лиз смогли бы отпраздновать четвертую годовщину своей собственной. Но он решил, что не будет думать об этом. Нельзя же отмечать несуществующие праздники. Внезапно ему захотелось оказаться рядом с Меган, чтобы воспоминания перестали его тревожить, и в голосе его зазвучали странные нотки. Меган забеспокоилась. Ей показалось, будто они знакомы гораздо ближе, чем на самом деле. Им так легко общаться друг с другом, и они оба успели это заметить.

- С вами все в порядке? - негромко спросила она. Берни устало улыбнулся и кивнул:

- Все нормально. Просто порой мне являются призраки.., а в это время года такое случается особенно часто.

- Да, это тяжело. - Ей пришлось пережить то же самое, но теперь это осталось далеко позади, и к тому же она проводила рождественские праздники с каким-нибудь мужчиной, или дежурила в больнице, или же мчалась куда-нибудь к заболевшему ребенку. Все-таки ей приходилось легче, чем Берни. Хорошо, если родители сумеют поддержать его. Эти праздничные дни могут показаться тягостными и ему, и детям или, по крайней мере, Джейн. Как ваша дочка?

- Она рада, что мы здесь. Их с бабушкой водой не разольешь. У них уже появилась масса планов на ближайшие три недели, и няня останется с ними в Нью-Йорке, когда я уеду. Мне нужно успеть к тридцатому числу на собрание в Сан-Франциско, а занятия в школе начнутся только десятого, так что им предстоит провести тут две недели без меня, и все от этого в восторге.

Меган подумала, что Берни будет одиноко без детей.

- А вы не заедете в это время в Напу?

- Может быть.

Оба надолго замолчали, думая об одном и том же, стараясь отмахнуться от навязчивых мыслей.

Меган пообещала позвонить Берни в конце недели, чтобы сообщить о своих планах. Но вышло так, что он позвонил ей раньше этого. С тех пор, как он прилетел в Нью-Йорк, прошло два дня и наступил праздник Рождества. К телефону подошел отец Меган, и Берни отметил, какой звучный у него голос. Отец позвал Меган и попросил ее поторапливаться.

Послышались ее быстрые шаги, и по дыханию Меган Берни понял, что она запыхалась. Стоило ему услышать ее голос, как на лице его появилась улыбка.

- Желаю вам веселого Рождества, Мег.

Меган тоже улыбнулась, услышав, как Берни назвал ее. Только самая лучшая подружка называла ее так, когда они обе были совсем маленькими, и теперь у нее вдруг потеплело на душе.

- Я тоже желаю вам веселого Рождества. - Она обрадовалась его звонку, но в комнате, из которой она говорила, стоял шум, и кто-то несколько раз окликнул ее.

- Я выбрал неудачное время?

- Нет-нет. Но мы как раз уходим в церковь. Давайте я перезвоню вам попозже.

Так она и сделала и снова представилась его матери как доктор Джонс. Они с Берни завели долгую приятную беседу, а когда он повесил трубку, Руфь с любопытством поглядела на него. Дети играли у себя в комнате, рассматривая подарки вместе с няней Пип. Они получали большую часть подарков от бабушки с дедушкой на праздник Ханука, но Руфь не смогла полностью обойти вниманием Рождество, боясь разочаровать детей, поэтому теперь Санта-Клаус стал заглядывать и к ней в дом, что показалось Берни крайне забавным. Если бы ему в детстве захотелось отпраздновать Рождество, родители пришли бы в ужас. Но ради внуков они были готовы на все. С годами они стали намного терпимее. Но не вполне.

- Кто это звонил? - Руфь постаралась, чтобы вопрос прозвучал как можно более невинно, но ей это не удалось.

- Одна знакомая. - Эта игра была ему знакома с давних лет, но они уже долгое время не играли в нее, и Берни почувствовал, что вот-вот рассмеется.

- А я ее видела?

- По-моему, нет.

- А как ее зовут?

Обычно этот вопрос вызывал у него раздражение, но не на этот раз. Берни решил, что ему нечего скрывать, даже от матери.

- Меган Джонс.

Руфь посмотрела на Берни. С одной стороны, ее порадовало, что ему позвонила женщина, а с другой - досадно, что ее не зовут Рэчел Шварц.

- Опять одна из этих. - Но втайне Руфь приободрилась. Ее сын снова ожил. Что-то новое появилось в его взгляде, и в сердце матери затеплилась надежда. Когда Берни только-только прилетел, она упомянула об этом в разговоре с Лу, только Лу сказал, что он не заметил в нем никаких перемен. А Руфь заметила. И теперь убедилась в своей правоте. - Почему же ты никогда не знакомишься с еврейками? - Она заговорила жалобным тоном, и Берни улыбнулся в ответ.

- Наверное, потому, что я больше не хожу в синагогу. Она кивнула, и ей подумалось: уж не рассердился ли он на бога из-за смерти Лиз, но, к счастью, поняла, что не стоит спрашивать его об этом.

- А к какой церкви она принадлежит? - спросила она, помолчав немного. Берни ухмыльнулся.

- К англиканской. - Им обоим припомнилась сцена, которую она устроила в ресторане "Берег басков".

- Ой! - На этот раз она ограничилась коротеньким восклицанием, которое отнюдь не предвещало сердечного приступа. - К англиканской. У вас с ней все всерьез?

Берни тут же замотал головой, но Руфь усомнилась в его правдивости.

- Нет, мы просто друзья.

- Она часто тебе звонит.

- Да, целых два раза. - Руфь знала, что он и сам ей звонил, но промолчала об этом.

- Она симпатичная? А детей она любит? - Вопросы уже посыпались один за другим, и Берни решил кое-что рассказать ей о Меган, чтобы мать прониклась к ней должным почтением.

- Она - детский врач, раз уж тебе так хочется все знать. - Это был удачный ход с его стороны. Сто очков в пользу Меган Джонс! Он постарался сдержать улыбку, когда заметил, какое выражение появилось на лице у матери.

- Врач?.. Ну да, конечно... Доктор Джонс... Почему ты мне раньше не сказал?

- Ты не спрашивала. - Опять все те же слова и эта старая игра. Словно песня, которую они исполняли дуэтом многие годы. Теперь она уже звучит как колыбельная.

- Извини, как ее зовут? - Берни сообразил, что теперь Руфь заставит мужа хорошенько выяснить все об этой женщине.

- Меган Джонс. Она обучалась в Гарварде, а потом в Стэнфордском медицинском колледже и закончила аспирантуру при Калифорнийском университете. Можешь не заставлять папу наводить справки. Пусть он лучше побережет свои глаза.

- Не груби. - Руфь сделала вид, будто рассердилась, но на самом деле ей очень все понравилось. Конечно, было бы куда лучше, если бы она работала в магазине "Вольф", а Берни лечил бы больных, ну да ладно, нельзя же иметь все сразу. Она свыклась с этой мыслью за долгие годы. - А какая она из себя?

- У нее кривые зубы и куча бородавок. На этот раз Руфь рассмеялась. Потребовалось сорок лет для того, чтобы она научилась смеяться вместе с ним.

- А ты когда-нибудь представишь мне эту красотку с кривыми зубами, кучей бородавок и блестящим образованием?

- Представлю, если она не исчезнет из моего поля зрения.

- У вас это всерьез? - прищурив глаза, снова спросила Руфь, но Берни уклонился от разговора на эту тему. Ему понравилось играть с ней в старую игру, но время для серьезного обсуждения еще не настало. Они с Меган всего лишь друзья, и неважно, как часто они разговаривают друг с другом по телефону.

- Нет.

За прошедшие годы Руфь научилась многому. И теперь, заметив, какое у него выражение лица, сразу же оставила его в покое. И не сказала ни слова до тех пор, пока Меган опять не позвонила. Это случилось в тот же вечер. Она сообщила, что назавтра уже поселится в "Карлайле" и будет ждать там Берни, чтобы вместе с ним отправиться на свадьбу. Он уже успел обзавестись смокингом, который безукоризненно сидел на нем. Руфь испытала приятное потрясение, когда увидела сына на следующий день. И даже впала в легкую оторопь, заметив, что на улице его дожидается черный лимузин.

- Это ее машина? - тихонько спросила Руфь, широко раскрыв глаза от изумления. Что же она за врач такой? Лу не может себе позволить приобрести лимузин, а ведь он уже сорок лет практикует в Нью-Йорке, и приемная у него не где-нибудь, а на Парк-авеню. Конечно, им с мужем лимузин ни к чему, но...

Берни улыбнулся:

- Нет, мама, моя. Я взял ее напрокат.

- А-а. - Руфь немного сникла, но совсем чуть-чуть. Стоя за занавесками, она увидела, как сын сел в автомобиль и укатил прочь, и почувствовала, что очень гордится им. Потом она тихонько вздохнула, отошла от окна и заметила на себе взгляд няни Пиппин.

- Я.., мне просто.., хотелось убедиться, что с ним все в порядке... Сегодня так скользко. - Как будто кто-то потребовал у нее объяснений.

- Он очень хороший человек, миссис Фаин. - По тону няни Руфь догадалась, что она тоже гордится Берни, и ее слова тронули сердце матери.

Руфь Фаин огляделась по сторонам, проверяя, не может ли их кто-нибудь подслушать, а затем попыталась осторожно порасспросить няню Пип. За прошедший год они не успели подружиться, но миссис Пиппин вызывала у Руфь уважение, и она явно относилась к ней с симпатией. И Руфь ничуть не сомневалась в том, что няне известно обо всех событиях в жизни Берни.

- Что за человек эта доктор? - едва слышным голосом спросила она, и няня улыбнулась.

- Она - хорошая женщина. И очень умная.

- А она красива?

- Весьма привлекательна. - Из них с Берни получилась бы прекрасная пара, но няня сочла, что говорить об этом преждевременно. Она была бы очень рада, если бы отношения между Берни и Меган приняли серьезный оборот, они очень подходят друг другу, но пока надеяться на это еще рано. - Она славная женщина, миссис Фаин. Возможно, со временем их дружба перерастет в нечто большее.

Но она не сказала ничего более конкретного, и Руфь молча кивнула, пытаясь представить себе, как ее сын едет сейчас где-то в центре города во взятом напрокат лимузине. Каким славным он был в детстве.., да и вырос очень хорошим... Да, пожалуй, няня права. Она смахнула набежавшую слезу, выключила свет в гостиной и пошла ложиться спать, от души желая ему всяческой удачи.

Глава 40

На мостовых и тротуарах лежал снег, и поэтому поездка в центр города заняла более долгое время, чем обычно. Берни сидел, привалившись к спинке заднего сиденья и думая о Мег. Ему казалось, что с тех пор, как они виделись в Напе, прошла целая вечность. Он пребывал в приподнятом настроении, предвкушая новую встречу с ней, да еще в такой обстановке, праздничной и совсем непохожей на обыденную. Берни нравился ее размеренный незамысловатый образ жизни, ее преданность своему делу и увлеченность работой. Но он понял, что в жизни Меган есть многое другое: родственники из Бостона, "безумный" брат, о котором она говорила с такой любовью, аристократическая родня, в том числе те люди, чья свадьба состоится сегодня, которые казались ей забавными. А еще для него становились важными чувства, которые он испытывал к ней. Уважение, восхищение, все более и более теплая привязанность. И не только это. Он ощущал физическое влечение, и уже никак не мог этого отрицать, хоть и чувствовал себя виноватым. Оно есть и с каждым днем становится все сильней. Он вспомнил, до чего она привлекательна, а к этому времени Мэдисон-авеню, где посыпанный солью снег уже растаял, осталась позади, и они свернули на Семьдесят шестую улицу.

Машина остановилась, и Берни вошел в элегантно обставленный вестибюль "Карлайла". Он обратился к дежурному, одетому в визитку, с белой гвоздикой в петлице, и тот, справившись с книгой данных, торжественно сообщил ему:

- Доктор Джонс остановилась в четыреста двенадцатом номере.

Берни поднялся на лифте на четвертый этаж и, следуя указаниям дежурного, свернул направо. Нажав кнопку звонка, он почувствовал, что у него перехватило дыхание. Он весь горел от нетерпения. Но вот дверь наконец открылась, и он увидел Меган в синем вечернем платье из шелка, увидел ее блестящие черные волосы и синие глаза и замер на месте. Меган надела удивительной красоты колье с сапфирами и такие же серьги, принадлежавшие ее бабушке, но Берни поразили отнюдь не драгоценности, а ее лицо и глаза: он потянулся к Меган и обнял ее, и им обоим показалось, что они как бы вернулись домой. За очень короткое время они успели отчаянно соскучиться друг по другу. Однако не успели они обменяться и парой слов, как в комнату вошел ее брат. На ходу он насвистывал фривольную французскую песенку и выглядел точь-в-точь таким, как описывала его сестра. Сэмюэл Джонс походил на пригожего светловолосого жокея, родившегося в аристократическом семействе. Он унаследовал от матери изящество, изысканность манер и маленький рост. Непомерными оказались лишь громкость его голоса, любовь к двусмысленным шуточкам и, как уверял он сам, пристрастие к сексуальным забавам. Он пожал Берни руку, сказал, чтобы тот поостерегся есть блюда, приготовленные его сестрой, или танцевать с ней, и налил ему двойную порцию шотландского виски со льдом. Берни слегка перевел дух и попытался заговорить с Меган, но спустя минуту к ним присоединилась ее невестка. Ее зеленое шелковое платье развевалось на ходу, как и рыжие волосы, а украшавшие ее изумруды отличались огромными размерами. От веселого хохотка, французских словечек и частых восклицаний невестки Берни показалось, будто его подхватил и закружил какой-то вихрь, и только когда они с Меган оказались вдвоем в лимузине, который повез их в церковь, у них выдалась свободная минутка, чтобы спокойно посидеть и посмотреть друг на друга.

- Вы совершенно блестяще выглядите, Меган.

- И вы тоже.

Ему невероятно шел смокинг. И как все это не похоже на джинсы и непромокаемые плащи.

Берни решил поделиться с ней своими чувствами:

- Я скучал по вас. Приехав в Нью-Йорк, я вдруг совершенно растерялся. Мне все время хотелось снова очутиться в Напе, поговорить с вами, сходить куда-нибудь погулять.., или поесть гамбургеров в баре "Олив ойлз".

- Несмотря на все это великолепие? - чуть насмешливо спросила Меган, указывая на лимузин и их роскошные наряды.

- Кажется, незатейливая жизнь в долине Напа мне больше по душе. - Он улыбнулся, вспомнив о тамошних привычках. - Похоже, вы правильно поступили, уехав из Бостона. - Он даже начал жалеть о том, что ему придется вернуться в Нью-Йорк. Этот город уже не казался ему таким привлекательным, как прежде. Ему хотелось одного: вновь оказаться в Калифорнии, где погода куда приятнее, а люди вежливей, где можно встретить Мег, одетую в джинсы и белый накрахмаленный халат. Он ощущал своеобразную тоску по дому.

- Я всегда чувствую здесь то же самое.

Меган отлично его понимала. Ей предстояло провести в Нью-Йорке еще четыре дня, но уже не терпелось как можно скорей вернуться в долину Напа. Они с Патриком договорились: Патрик работает в рождественские праздники, а Мег - в новогодние, и дружно решили, что им необходим третий компаньон. Впрочем, до этого еще далеко. Машина остановилась возле церкви Сент-Джеймс на углу Мэдисон-авеню и Семьдесят первой улицы, и Берни взял Меган за руку. Она выглядела, как никогда, прекрасно, и он гордился тем, что у него такая спутница. Сочетание внутренней силы со спокойной изысканностью манер поразило его, и, стоя рядом с ней в церкви, он думал о том, как ему повезло. Потом он познакомился с ее родственниками и провел некоторое время за разговорами с Сэмтоэлом и его женой, с удивлением заметив, что они очень нравятся ему. Берни задумался о том, насколько несхожи Лиз и Меган, которая сильно привязана к своей семье и любит родных. А у бедняжки Лиз не было никого на свете, кроме Берни, Джейн и Александра.

Берни довелось потанцевать с невесткой Мег и, что показалось ему куда важней, с ней самой. Танцы продолжались до двух часов утра, а затем они нашли уютное местечко в баре "Бемельманз" при отеле "Карлайл" и просидели там до половины пятого утра, рассказывая друг другу о том о сем, делясь заветными желаниями, открывая в собеседнике все больше и больше нового. Берни вернулся в Скарсдейл лишь к шести часам утра.

А на следующий день они встретились снова. Берни не выспался после бурной ночи, ведь ему пришлось явиться к девяти утра в "Вольф" на совещание, но он чувствовал себя невероятно счастливым. Он заехал за Меган, она надела ярко-красное шерстяное пальто, и они отправились в "21". Там им повстречался брат Меган, который валял дурака, громко жалуясь на похмелье и делая вид, будто "клеит" свою собственную жену. Похлопывая ее по ягодицам, он заказал официанту ленч, а Берни не выдержал и расхохотался. Сэмюэл несносен, как проказливый мальчишка, но все же он совершенно очарователен. Спустя некоторое время они с женой ушли, и Берни остался вдвоем с Меган, не зная о том, что утром за завтраком, состоявшим из бифштекса и нескольких порций "Кровавой Мэри", Сэмюэл успел сообщить сестре, что ей крайне повезло с поклонником, он - потрясающий человек, как раз то, что ей нужно, у него есть вкус, ум, да и мужчина он хоть куда. Но Сэм забыл о самом главном. У Берни золотое сердце, и именно это больше всего привлекало в нем Меган. Сидя за ленчем в баре "21", они заговорили о долине Напа. Им обоим очень хотелось поскорей там оказаться.

- Берни, почему бы вам все же не открыть там магазин? - Ей очень понравилась его идея и то, как светились его глаза, когда он говорил об этом.

- Не получится, Мег. У меня просто не хватит времени.

- Хватит, если вы найдете для него хороших работников. А когда дело сдвинется с мертвой точки, вы сможете руководить всем, живя в Сан-Франциско или даже в Нью-Йорке.

Он покачал головой и улыбнулся. Меган не отличается осведомленностью по части таких предприятий и не отдает себе отчета, какое количество сил и времени они требуют.

- Из этого ничего не выйдет.

- А вы все равно попробуйте. Кто вам мешает? Общаясь с Меган, он всегда оживлялся и теперь почувствовал, как в душе его блеснула искорка надежды.

- Я подумаю.

Но мысли его занимали сейчас их совместные планы на новогоднюю ночь. Они решили провести ее вместе, даже если Меган придется дежурить. Берни пообещал ей приехать тридцатого декабря в Оуквилл, как только у него закончится рабочий день в магазине. Это помогло ему примириться с мыслью о том, что сегодня они расстанутся - ведь после ленча Меган предстояло вернуться за вещами в "Карлайл", а потом вылететь в Бостон. А Берни ждала встреча с Полом Берманом. Он провел еще два дня с родителями, дочкой и сыном и даже не заметил, как промчалось время и пришла пора отправляться в Сан-Франциско.

Он прилетел накануне того дня, когда должен был выехать в Оуквилл, и ему не терпелось услышать голос Меган. Берни знал, что она уже в Нале, но, когда он набрал номер ее телефона, выяснилось, что Мег в больнице, так как поступил срочный вызов от родителей ребенка с острым аппендицитом. Только оказавшись дома наедине с самим собой, Берни почувствовал, как в нем пусто, как одиноко и тоскливо у него на душе. Он уже плохо понимал, по кому именно он скучает - то ли по Лиз, то ли по Меган, - и у него возникло чувство смутной вины. В одиннадцать часов вечера, услышав звонок телефона, он ужасно обрадовался, а когда в трубке раздался голос Меган, чуть не заплакал, но сдержался.

- Берни, у вас все в порядке? - Она часто задавала ему этот вопрос, за что Берни был глубоко ей признателен.

- Сейчас уже да. - Он не стал ничего от нее скрывать. - В доме так пусто, когда в нем нет ни Джейн, ни Алекса... Ни Лиз.., ни вас... - Он отмахнулся от чувства вины и решил, что будет думать только о Меган.

Она рассказала ему о том, какие медицинские журналы лежат у нее на столе, он невольно вспомнил о своем отце и улыбнулся. А потом рассказал ей о предмете завтрашних совещаний, и Меган опять напомнила ему о магазине, который он мечтал открыть. Она сказала, что у нее есть подруга, из которой получился бы отличный управляющий и заместитель для Берни.

- Ее зовут Винтертерн. Она вам очень понравится. - Меган явно увлеклась этой идеей, и Берни был приятен ее энтузиазм. Такое впечатление, будто в голове у нее постоянно клубится рой новых задумок.

- Боже милостивый, ну и фамилия.

Меган рассмеялась:

- Да уж. Но она очень подходит Филиппе. Она рано поседела, у нее зеленые глаза, к тому же она обладает редкостным вкусом и чутьем. Я случайно встретила ее сегодня в Юнтвилле. Берни, она - само совершенство. В свое время она работала в Нью-Йорке в редакции журнала "Женские наряды" и в фирме "Бендель". Сейчас она свободна, и ей нет равных. Если вы не против, я вас познакомлю. - Меган очень хотелось, чтобы он открыл свой магазин. Она понимала, что это должно принести ему огромную радость.

- Хорошо. Я подумаю об этом. - Но в данный момент его занимали мысли о другом. В частности, о новогодней ночи.

Они договорились, что на следующий день пообедают дома у Берни. Меган сказала, что купит продукты, а потом они вместе приготовят еду. Если им повезет, до полуночи вызовов не будет. Берни очень хотелось поскорей увидеть Меган. Повесив трубку, он остановился посреди комнаты, глядя на шкаф, в котором висели платья Лиз, но даже не притронулся к дверце, не говоря уже о том, чтобы открыть ее.

Он потихоньку начал отдаляться от Лиз, он знал, что это необходимо, даже если при этом ему будет очень больно.

Глава 41

В шесть часов вечера Берни уже добрался до долины Напа. Он заехал к себе переодеться. Ему хотелось скинуть с себя одежду, в которой он ходил в городе. Он надел фланелевые брюки, мягкие и удобные, а к ним - клетчатую рубашку и толстый ирландский свитер, а потом сел в машину и отправился за Меган. Стоя у входа в ее приемную, он почувствовал, как сильно бьется у него от нетерпения сердце. Она открыла дверь, и Берни, повинуясь безотчетному порыву, обнял ее и крепко прижал к себе.

- Доктор Джонс, а вы не забыли, что вы еще на работе? - спросил ее напарник, с улыбкой глядя на них. Он заметил, что в последнее время Меган повеселела, и теперь понял почему. Он также догадался, что они с Берни виделись в Нью-Йорке, хотя Меган ни словом не обмолвилась об этом.

Все втроем они направились к выходу. Берни донес продукты до машины, а Меган рассказала ему, как прошел день. Берни решил чуть-чуть ее поддразнить и с укором сказал, что она маловато потрудилась, ведь у нее на приеме побывало всего сорок пациентов.

Вернувшись домой к Берни, они приготовили салат и бифштекс, но едва успели управиться с едой, как зазвучал сигнал вызова, и Меган с извиняющимся видом подняла глаза на Берни.

- Мне очень жаль. Я знала, что именно так и будет.

- Я тоже. Вы не забыли о том, что я - ваш друг? Все нормально. - Меган пошла к телефону, а Берни поставил на плиту кофе. Через минуту она вернулась, и Берни увидел, как она посерьезнела.

- Один из моих подростков напился и заперся в ванной. - Меган со вздохом опустилась на стул, а Берни протянул ей чашку кофе, которую Мег приняла с благодарной улыбкой.

- Может, родителям следовало скорее позвонить не вам, а пожарным?

- Они так и сделали. Мальчишка упал в обморок и стукнулся головой. Они хотят выяснить, нет ли у него сотрясения мозга. А кроме того, им кажется, что он сломал себе нос.

- О господи! - Берни улыбнулся. - Можно, я сегодня поработаю вашим шофером? - Ему не хотелось, чтобы Метан ездила одна в новогоднюю ночь; ее тронула эта его забота.

- Берни, это было бы чудесно.

- Допивайте кофе, а я быстренько сложу все в раковину.

Спустя несколько минут они выехали на "БМВ" в город Напа.

- Как тут тепло и мягко, - негромко и радостно сказала Меган. Всю дорогу они слушали приятную музыку, и, несмотря на то что ей пришлось работать, настроение у обоих оставалось праздничным. - А я часто радуюсь тому, что в моем "Остине" протекает крыша. В нем всегда холодно и сквозняк ужасный, но, если бы не это, я давно бы уже врезалась где-нибудь в дерево, задремав ночью по дороге из больницы. А когда зуб на зуб не попадает, в сон совсем не клонит.

У Берни кошки заскребли на сердце из-за того, что Меган так часто приходится мерзнуть и подвергаться опасности, но в то же время он порадовался, что хоть в эту ночь, когда на дорогах полным-полно пьяных, он сам сидит за рулем. Оба решили, что, когда Меган освободится, они поедут обратно и посидят за десертом и кофе. Она предупредила, что не станет пить шампанского, пока дежурство не закончится.

Как только они добрались до больницы, ее срочно вызвали в бокс по системе пейджерной связи, а Берни устроился в кресле и принялся листать журналы. Меган пообещала вернуться сразу, как освободится, и примерно через полчаса она подходила к Берни.

- Уже все?

Она кивнула и направилась вместе с ним к дверям, снимая на ходу белый халат, в котором выглядела весьма по-деловому.

- Обошлось легким испугом. Бедный парень отключился, но нос у него не сломан и сотрясения мозга тоже нет. Зато есть огромная шишка, и завтра утром ему будет очень плохо. Потихоньку от родителей он выпил целую пинту рома.

- Бр-р-р. Я проделал то же самое, когда учился в колледже, только еще смешал ром с текилой. Когда я потом проснулся, мне показалось, будто у меня в мозгу выросла опухоль.

Меган рассмеялась:

- У меня было такое же ощущение, когда я напилась "Маргариты". Кто-то из моих соучеников по Гарварду устроил вечеринку в мексиканском стиле, и я отчаянно наклюкалась, сама того не заметив. Я училась тогда на втором курсе, и этот случай мне потом вспоминали еще не один год. Чего я только не вытворяла, разве что не бегала голой по улицам и не лаяла по-собачьи. - Эти воспоминания вызвали у нее смех, и Берни посмеялся вместе с ней. - Когда мне на память приходят подобные истории из моей жизни, начинает казаться, будто мне никак не меньше ста лет. - Она доверчиво посмотрела на Берни и увидела, что взгляд его дышит теплом.

- Но вы никак не выглядите на сто лет, что уже приятно. - На вид ей можно было дать лет тридцать, хотя ей на шесть лет больше. А Берни на будущий год исполнится сорок, и он всякий раз думал об этом с глубоким изумлением. Непонятно, когда только успело пройти столько времени.

После полуторачасового отсутствия они вернулись к Берни, и он принялся разводить огонь в камине в гостиной, а Меган взялась варить кофе. Спустя несколько минут он пришел к ней на кухню и с улыбкой посмотрел на нее. Да, они празднуют Новый год довольно-таки необычным образом, но зато оба при этом счастливы. Меган уютно устроилась возле огня, закинув ногу на ногу, а Берни принес чашки с горячим кофе и перехватил ее радостный взгляд.

- Как хорошо, что вам удалось приехать сюда, Берни. Мне было необходимо увидеть вас.

Ее слова согрели душу, да ведь и он чувствовал то же самое.

- Мне тоже. Сидеть в одиночку дома в Сан-Франциско просто невыносимо, а так мы очень мило встретим Новый год. - Он выбирал слова с осторожностью, и Меган прекрасно его понимала. - Я решил пожить тут недельку до тех пор, пока дети не вернутся. Я вполне могу ездить отсюда на работу. - Когда он сообщил об этом, у Меган от радости засветилось лицо.

- Вот и чудесно. - Но тут вновь раздался сигнал вызова, и она сникла. Впрочем, оказалось, что у пятилетней девочки слегка подскочила температура и ехать никуда не надо. Меган дала ее родителям все обычные указания, пообещала утром осмотреть девочку и велела им позвонить снова, если температура сильно поднимется;

- И так каждую ночь? Как вы только ухитряетесь держаться на ногах? Однако Берни знал, что Меган очень любит свое дело. - Вы отдаете работе все свое время и силы.

- Почему бы нет, ведь мне больше не на что их тратить. - Она говорила об этом без грусти. Они уже не раз обсуждали этот вопрос, и он знал, что пациенты отчасти заменяют ей семью. Но, посмотрев в лицо Меган, Берни почувствовал, что с ним происходит нечто странное и он не в силах удержаться в пределах рамок, которые сам себе поставил. В один из тех моментов, когда они позволили себе по-дружески обняться, в Берни зародилось желание, не покидавшее его с тех пор. И теперь, нимало не задумываясь, он потянулся к Меган и положил руки ей на плечи. Их поцелуй был очень долгим, как будто Берни пытался вспомнить, как это делается, находя это занятие все более и более приятным. Оторвавшись друг от друга, они почувствовали, что у обоих перехватило дыхание.

- Берни?..

Меган не понимала толком, что с ними происходит и почему. Она была уверена лишь в том, что любит его.

- Мне следует извиниться? - Он пристально посмотрел ей в глаза, но не увидел в них ничего, кроме нежности, и, не дожидаясь ответа, снова поцеловал ее.

- За что же тут извиняться?

У нее закружилась голова, а он улыбнулся и поцеловал ее еще раз, крепко прижимая к себе. Он уже не мог остановиться, ведь влечение к ней возникло в нем давным-давно, когда он сам еще не осознавал этого, и теперь подспудное желание вырвалось наружу, сметая все преграды. Внезапно Берни отстранился от нее и поднялся на ноги. Он со смущением понял, что брюки уже ничего не скрывают...

- Прости меня, Мег. - Он тяжело вздохнул и подошел к окну, пытаясь хоть на мгновение вспомнить Лиз, но не смог, и отчаянно испугался. На лице у него появилось по-детски растерянное выражение. Меган тихонько подошла к нему, и он повернулся к ней.

- Ничего страшного, Берни.., никто не станет делать тебе больно, сказала она.

И тогда он снова обнял ее, и по щекам его потекли слезы, и некоторое время они стояли, прижавшись друг к другу, словно ища тепла и утешения. Когда он поднял на нее глаза, его ресницы еще оставались мокрыми, но он заговорил уверенным звучным голосом:

- Мег, я не знаю, какие еще чувства скрываются в моей душе, но в одном я уверен: я люблю тебя.

- Я тоже тебя люблю.., и мы с тобой друзья... Он не сомневался в том, что это правда. Его руки прикоснулись к ее груди, затем скользнули по упругому животу, за пояс джинсов, и желание вспыхнуло в нем с такой силой, что он едва не задохнулся. Он расстегнул "молнию" на ее джинсах и ласково провел рукой по ее коже. У Меган закрылись глаза, и она тихонько застонала. Он взял ее на руки и понес к дивану. Лежа на нем возле пылающего огня в камине, они принялись по-новому познавать друг друга. Он увидел, какая светлая и переливчатая у нее кожа, как будто на ней играют лунные блики, какие маленькие и крепкие у нее груди. Он притронулся к соскам и почувствовал, как они напряглись, а она осторожно расстегнула ему брюки и прикоснулась к нему, ощущая невероятный прилив желания. Он смел ненужную одежду на пол и прижался к ней. Она вскрикнула, а затем их крики слились воедино, и в них звучали тоска, и страсть, и радость, и наконец она приникла к нему, а ему показалось, будто вся его прежняя жизнь осталась позади, и он взмыл рядом с ней в небеса, а потом они вместе плавно опустились на землю.

Они долгое время лежали молча. Берни прикрыл глаза и нежно прикасался пальцами к ее коже, а Меган глядела на язычки пламени, думая о том, как велика ее любовь к нему.

- Спасибо, - донесся до нее тихий шепот Берни. Он понимал, сколь многое она дала ему и как отчаянно он в этом нуждался. Ее любовь, тепло и помощь стали необходимы ему. Он начал отдаляться от Лиз, испытывая при этом такую же боль, как в момент ее смерти, а может быть, и более сильную, потому что этот процесс мучителен и необратим.

- Не говори так.., я люблю тебя.

Он открыл глаза и, увидев ее лицо, поверил ее словам.

- А мне казалось, что я больше никому не смогу этого сказать. - Ему стало легко, как никогда прежде. Он ощущал покой, зная, что ничего плохого не случится, потому что она рядом.

- Я люблю тебя, - шепотом повторил он. Она улыбнулась и прижала его к себе, как усталого ребенка, и он заснул, лежа в ее объятиях.

Глава 42

Наутро, когда они проснулись, у них обоих затекли руки и ноги, а Меган замерзла. Они обменялись боязливыми взглядами и, увидев, что тревожиться не о чем, радостно улыбнулись. Наступил новый год. Берни принялся дразнить Меган по поводу того, каким образом она его встретила, чем вызвал у нее веселый смех.

Он отправился готовить кофе, и Меган, позаимствовав у него старый халат, вскоре тоже пришла на кухню. Ее густые, длинные черные волосы разметались по плечам, и она показалась ему еще красивей, чем прежде, когда он увидел, как она сидит на стуле, положив локти на кухонный стол и держа в руках чашку.

- Знаешь, ты восхитительный мужчина.

Ни один из любовников никогда не вызывал у нее такого восторга, как Берни. Но она понимала, что тут-то и кроется опасность. У нее немало шансов остаться потом одной и с разбитым сердцем. Этот человек еще не оправился после смерти жены, а через несколько месяцев он переедет в Нью-Йорк. Он сам предупредил ее об этом. А Меган обладала изрядным опытом и знала, что именно честные люди способны причинить другим сильную боль.

- О чем ты задумалась, красавица? У тебя очень серьезный вид.

- Я думала о том, как будет жалко, когда тебе придется перебраться в Нью-Йорк. - Она решила быть с ним откровенной. Это необходимо. За многие годы ей пришлось пережить немало разочарований, которые оставили неизгладимые шрамы.

- Самое забавное заключается в том, что мне уже не хочется туда возвращаться. На протяжении первых двух лет, проведенных здесь, я только об этом и мечтал. - Он пожал плечами и передал ей чашку с отчаянно горячим черным кофе. Мег призналась ему как-то, что любит именно такой. - А теперь жалею, что не смогу остаться здесь. Может, нам лучше пока не думать об этом?

- Думай не думай, легче не станет. - Она посмотрела на него, философски улыбаясь. - Но ради тебя я готова даже на это.

- Спасибо тебе за эти слова. - Он тоже мог бы многим поступиться ради нее. Он даже удивился, ощутив, насколько сильно он ее любит.

- Ты ужасно мне понравился еще в ту ночь, когда привез Алекса в больницу. Я даже призналась в этом медсестре.., но подумала, что ты женат. И по дороге домой прочитала самой себе нравоучительную лекцию на тему о том, что не стоит перевозбуждаться при виде папаш моих пациентов. - Он засмеялся, а Меган с улыбкой добавила:

- Правда, прочла. Честное слово.

- Ладно-ладно, не рассказывай. После сегодняшней ночи трудно поверить, что ты навеки справилась с возбуждением. - Меган покраснела, а он подошел к ней, чувствуя, как желание проснулось в нем с новой силой, и ему показалось, что оно не пройдет никогда. Внезапно они оказались в волшебной стране любви. Он не мог отвести от нее глаз и осторожно потянул за поясок халата, который она так старательно завязала лишь несколько минут назад, а когда халат соскользнул у нее с плеч и упал на пол, он повел ее к себе в спальню. Расположившись у него в постели, они долго с наслаждением занимались любовью, но в конце концов Мег отправилась в душ. Она сказала, что ей пора ехать в больницу, чтобы вместе с Патриком сделать обход пациентов.

- Я поеду с тобой.

Она тряхнула еще мокрыми волосами, обернулась и тепло посмотрела на него. Глаза Берни сияли от счастья.

- Ты действительно хочешь поехать вместе со мной? - Ей очень это понравилось. Как замечательно, когда он рядом и они все делают вместе. Но она понимала, что эта радость может обернуться горем. Ведь рано или поздно им придется расстаться.

- Я не в силах разлучиться с тобой, Мег. - Он говорил правду. Как будто, утратив однажды любимую женщину и наконец полюбив другую, он боялся расстаться с ней даже на час.

- Хорошо.

Все эти выходные они провели, не расставаясь друг с другом ни на минуту, они вместе ели, вместе спали, вместе выходили погулять или побегать, вместе смеялись и занимались любовью по три-четыре раза на дню. Берни словно изголодался по любви, по сексу, по теплу и никак не мог насытиться. В течение всей недели он старался приезжать в долину Напа пораньше, чтобы встретить Мег по окончании приема. Он всякий раз привозил с собой замечательные подарки и что-нибудь вкусное. Ему казалось, что вернулись первые дни их знакомства с Лиз, но на самом деле все было иначе. И он, и Меган знали, что эта идиллия не затянется надолго. В один прекрасный день ему придется вернуться в Нью-Йорк, и тогда все кончится. Впрочем, это произойдет далеко не сразу, им отпущено ровно столько времени, сколько потребуется Полу Берману, чтобы найти замену Берни.

В последнюю ночь перед тем, как должны были прилететь дети, он открыл бутылку шампанского "Луи Редерер", а Меган приготовила обед. В ту ночь по вызовам дежурил Патрик, и они смогли целиком посвятить ее любовным утехам, не выпуская друг друга из объятий до самого утра.

Берни взял выходной, чтобы побыть с Меган и днем, но самолет должен был прилететь в шесть часов, и в четыре ему пришлось отправиться в город.

- Мне очень не хочется уезжать. - Предыдущие десять дней они почти полностью провели бок о бок друг с другом, и мысль о предстоящей разлуке угнетала его. Их жизнь неминуемо изменится с появлением в доме детей, особенно Джейн. Она уже совсем большая и очень наблюдательна, ее не обманешь, а значит, они не смогут открыто ночевать под одной крышей, не оскорбив ее чувств и не нарушив правил, в неприкосновенность которых свято верили сами. Им придется куда-то уезжать, чтобы заняться любовью друг с другом, или же Берни надо будет ночевать у Меган, возвращаясь спозаранку домой, прежде чем дети проснутся утром. - Я буду ужасно скучать по тебе, Мег, - сказал он чуть не плача, и она поцеловала его.

- Я же никуда не денусь. Я остаюсь здесь и буду ждать тебя. - Берни растрогали ее слова. Но она знала, что благодаря ему заполнился уголок ее души, пустовавший долгие годы; знала, что любит его так сильно, что никогда не сможет выразить этого словами; знала, что при этом он должен чувствовать себя свободным. Она не имела права цепляться за него и дала себе слово никогда этого не делать. - Наступят выходные, любимый, и мы снова увидимся. - Но все уже будет иначе, и они оба понимали это. Берни пообещал позвонить ей вечером, когда дети уснут. Однако, стоя в аэропорту среди встречающих, он вдруг почувствовал, что лишился того, что было ему очень дорого, и ему захотелось помчаться обратно и убедиться в том, что Меган по-прежнему на месте. Но до конца понять, что с ним произошло, ему пришлось только тогда, когда он вместе с няней Пип и детьми вернулся домой и ему понадобилось открыть шкаф с вещами Лиз. Он искал коробку с фотографиями бабушки и дедушки, поскольку Джейн уверяла Берни, что фотографии должны быть у него, а ей захотелось собрать их в альбом и сделать старикам подарок. Берни открыл шкаф, и внезапно ему почудилось, будто Лиз стоит там, упрекая его за связь с Меган. Чувствуя себя предателем, он с шумом захлопнул дверцу, так и не отыскав фотографий, и пошел прочь из комнаты, едва дыша. Ему было невыносимо видеть вещи умершей жены.

- У меня их нет. - Борода отчасти скрывала бледность его лица. Что он наделал? Как он только мог? Неужели он забыл Лиз? Он согрешил. Он совершил тяжкий грех и не сомневался, что бог накажет его. Он предал Лиз.

- Да нет же, они у тебя, - продолжала настаивать Джейн. - И бабушка сказала то же самое.

- Нет! У меня их нету! - закричал он, войдя в кухню. - Она сама куда-то их задевала и забыла!

- Что случилось? - Джейн слегка опешила, хотя очень хорошо знала характер отца.

- Ничего.

- Да уж какое там ничего. Папа, тебе нездоровится? - Он повернулся лицом к дочке, и она заметила, что в глазах у него стоят слезы. Испугавшись, она кинулась к нему и обвила руками его шею.

- Прости меня, малышка. Просто я так скучал по тебе, что совсем уже выжил из ума. - Он плохо понимал, у кого просит прощения, у Джейн или у Лиз... Но когда дети улеглись спать, он все равно позвонил Меган. Желание видеть ее, слышать ее голос, быть рядом с ней пересилило все остальные чувства.

- У тебя все в порядке, милый? - Похоже, она догадалась, в чем дело: в его голосе промелькнули странные нотки. Она знала, что возвращение в тот дом, где они жили вместе с Лиз, окажется для него болезненным. Особенно теперь, если учесть, что он за человек. Его наверняка мучает совесть.

- Да, вполне. - Его ответ прозвучал неубедительно.

- Если это не так, тоже ничего страшного. - Она так быстро научилась понимать его. Берни вздохнул. С одной стороны, это хорошо, а с другой неловко. Его смущали собственная растерянность и угрызения совести, но он ничего не мог с собой поделать.

- Ты говоришь совсем как моя мама.

- Ой-ей-ей. - Меган улыбнулась, а Берни засмеялся. Но, в отличие от Руфи, она не стала ни о чем расспрашивать.

- Ну ладно. - Он решил честно рассказать обо всем, и в конце концов его признание только сблизило их еще тесней. - Я чувствую себя ужасно виноватым. Я открыл шкаф, и мне показалось, будто она стоит там... - Он не знал, как толком все объяснить, но Меган догадалась сама:

- Ты по-прежнему хранишь там ее вещи? Берни опять смутился.

- Да. Наверно, я...

- Это естественно. Берни, тебе нечего стесняться. Это твоя жизнь, и ты имеешь право сам решать, когда и что тебе делать. - Меган оказалась первым человеком, сказавшим ему такие слова, и от этого она стала ему еще дороже.

- Я люблю тебя. Ты подарила мне редчайшее счастье, и я надеюсь, что у тебя еще не идет голова кругом из-за меня.

- Идет. Но по совсем иной причине. - Она слегка покраснела. - И это очень приятно.

Берни улыбнулся. Он почувствовал, что впервые за очень долгое время ему невероятно повезло.

- Как бы нам побыть вместе на выходные?

Они договорились, что проведут у нее ночь с пятницы на субботу, а рано утром он отправится домой. Это прекрасно им удалось, и они проделали то же самое и в следующую ночь. Потом ему пришло в голову сказать Джейн, будто он едет в Лос-Анджелес по делам, и это позволило ему провести вне дома ночь со среды на четверг.

Он стал пользоваться этим предлогом каждую неделю, а однажды им удалось улучить даже пару дней. Правду знала только няня Пип. Он решил сообщить ей, где находится, на случай, если с кем-нибудь из детей что-нибудь приключится. Он не сказал ей, где ночует, а просто дал номер телефона и попросил звонить, только если возникнет экстренная ситуация, чувствуя себя при этом крайне неловко. Но няня даже глазом не моргнула и вроде бы приняла это как нечто само собой разумеющееся. Берни подозревал, что ей известно, где он ночует. Всякий раз, когда он уезжал, она с улыбкой выходила проводить его до машины и ласково трепала по плечу.

А по выходным они все вместе отправлялись в долину Напа. Меган бывала у них в гостях. Она показала Джейн, как смастерить гнездо для птенца, который свалился с росшего неподалеку от дома дерева, и помогла вылечить ему сломанную ножку. Она брала с собой Алекса, когда ездила по округе, и всякий раз, едва завидев ее, малыш начинал пищать от восторга. Даже Джейн постепенно смягчилась.

- Папа, почему она так тебе нравится? - спросила она однажды, складывая вместе с ним грязную посуду в раковину.

- Потому что она хорошая. Она умна, добра и с большим теплом относится к людям. Найти женщину, которая обладала бы всеми этими качествами, не так-то легко. - А он нашел. Да еще дважды. Все-таки ему везет в жизни. И он сможет наслаждаться счастьем до тех пор, пока не придет время перебраться в Нью-Йорк. Но в последнее время он все чаще думал, не отказаться ли ему от этой затеи.

- Ты ее любишь?

Он замер, затаив дыхание, не зная, как ей ответить. Ему не хотелось лгать дочке, и в то же время он боялся обидеть ее.

- Может быть.

Джейн изумленно посмотрела на него.

- Правда? Так же сильно, как ты любил маму? - Его ответ ошарашил Джейн, и она внезапно рассердилась.

- Нет. Для этого еще слишком рано. Я знаю ее совсем короткое время.

Джейн кивнула. Значит, все это всерьез. Но она уже не могла испытывать ненависть по отношению к Меган даже при всем своем желании. Меган замечательно обращалась с детьми, и те не могли не испытывать к ней симпатии. Настал апрель, и Берни пришла пора совершить поездку в Европу, и тогда Джейн спросила, нельзя ли ей провести выходные у Меган, пока его не будет. Это означало грандиозную победу, и Берни чуть не расплакался от радости, услышав ее слова.

- Ты вправду не против, если они побудут с тобой? - Он пообещал Джейн спросить у Меган разрешения. - Я могу отправить няню вместе с ними.

- Я буду счастлива. - Меган жила в крохотном домике, но решила, что прекрасно сможет поспать на диване, разместив няню у себя в спальне, а детей в кабинете. Им ужасно понравилось у нее. Каждую пятницу после окончания школьных занятий они выезжали в Сент-Элену. Берни вернулся как раз ко дню рождения Александра, которому исполнилось три года. Они все вместе отпраздновали это событие, а потом Берни вышел прогуляться с Меган.

- Что-нибудь случилось, пока ты был в Нью-Йорке? - встревоженно спросила она. - Ты какой-то не очень веселый.

- Кажется, Берман вот-вот подыщет мне замену. Он предложил это место женщине, которая работает в другом магазине. Они никак не сговорятся насчет оплаты, но, как правило, Берман одерживает верх в такого рода спорах. Что мне делать, Мег? - Он с тоской поглядел на нее, и Меган стало жаль его. - Я не хочу с тобой расставаться. - Во время поездки в Европу он скучал по ней куда сильней, чем можно было ожидать.

- Мы будем решать эту проблему, когда вплотную столкнемся с ней. - В ту ночь они так неистово предавались любовным ласкам, как будто назавтра им грозила вечная разлука.

Спустя две недели Берни специально приехал к ней из города, чтобы сообщить: у Бермана ничего не получилось. Той женщине чуть ли не в два раза повысили зарплату, и она осталась работать на прежнем месте. Оба почувствовали облегчение, но Берни понимал, что судьба не может и дальше так их выручать.

- Ура! Ура! - Он привез с собой шампанского, а вечером они отправились обедать в "Оберж дю солей" и прекрасно провели время. Он собирался выехать в город в восемь часов на следующее утро, но Меган сказала, что непременно должна ему сначала кое-что показать. Берни отправился следом за ее "Остином-Хили" на своей машине. Они остановились неподалеку от замечательного викторианского домика, расположенного за виноградниками чуть в стороне от шоссе.

- Какой красивый. Чей это дом? - Он бросил на него взгляд, каким смотрят на чужую жену, которая вызывает лишь восхищение, но не стремление заполучить ее в собственное владение. А Меган улыбнулась, как будто приготовила для него сюрприз.

- Он свободен. Этот дом принадлежал миссис Мозес, но она умерла, пока ты был в Европе, ей шел уже девяносто второй год. Адом в отличном состоянии.

- Ты хочешь купить его? - Меган явно потрудилась навести справки, и Берни стало любопытно.

- Нет, у меня есть идея получше.

- Какая? - Берни посмотрел на часы. Он торопился на совещание.

- Почему бы тебе прямо сейчас не открыть свой магазин? Я не хотела заговаривать об этом, пока не выяснится, надо тебе уезжать или нет. Но если ты проведешь здесь еще хоть пару месяцев, это можно рассматривать как крайне выгодное вложение денег. - Она говорила, волнуясь, как девчонка, и Берни растрогался. Но он знал, что этому не бывать, ведь совершенно неизвестно, как скоро ему придется покинуть Сан-Франциско.

- Ох, Мег.., это невозможно.

- Почему? Дай мне хотя бы познакомить вас с Филиппой.

- Детка... - Берни не хотелось разочаровывать Меган, но она не имела ни малейшего понятия, скольких трудов стоит открытие магазина. - Мне понадобится не только менеджер. Тут нужен архитектор, подрядчик... - Он запнулся.

- Зачем? Ты же сам прекрасно во всем разбираешься. А уж архитекторов в округе полным-полно. Ну же, Берни, хотя бы подумай на эту тему. - Она заметила, что Берни оживился, но лишь чуть-чуть, и она подосадовала на судьбу.

- Хорошо, подумаю, но сейчас мне пора. В субботу я буду здесь. - То есть через два дня. Им постоянно приходилось видеть друг друга лишь урывками.

- Можно, я приглашу Филиппу на ленч?

- Хорошо, пригласи. - Он рассмеялся, ущипнул ее за бок, сел в машину, махнул рукой на прощание и уехал. А Меган, улыбаясь, отправилась в больницу. Она все же надеялась, что он согласится. Меган знала, что Берни очень хочется открыть свой магазин, и ей казалось, что никаких препятствий тому нет. Она решила, что всеми силами будет помогать ему. Мечты таких замечательных людей должны сбываться. И возможно, если им выпадет удача, он останется в Калифорнии.

Глава 43

Фамилия Филиппы - Винтертерн - показалась Берни одной из самых забавных на свете, а ее лицо - одним из самых привлекательных. Эта симпатичная седовласая женщина имела колоссальный опыт работы: в свое время она заведовала магазином в Палм-Бич, затем сетью магазинов на Лонг-Айленде, она сотрудничала с журналами "Вог" и "Женские наряды", а также занималась моделированием детской одежды. Ни одно событие в мире моды и торговли за прошедшие тридцать лет не обошлось без ее участия, и вдобавок ко всему прочему она обучалась в колледже Парсонса.

Слушая их разговор, Меган не смогла не улыбнуться. Потом ей пришлось отлучиться: в приемную привезли восьмилетнего ребенка, который сломал руку. Когда она вернулась, Берни и Филиппа по-прежнему говорили, не смолкая. Когда ленч подошел к концу, глаза у Берни сияли от восторга. Филиппа прекрасно знала, что ей нужно, и затея Берни пришлась ей по душе. У нее самой не было капитала для такого проекта, но Берни не сомневался, что с этой стороной дела он справится, взяв ссуду в банке и, может быть, призаняв некоторую сумму у родителей.

И все же он сомневался, уместно ли браться за такое дело, ведь рано или поздно ему придется переехать в Нью-Йорк. Впрочем, после разговора с Филиппой ему уже никак не удавалось махнуть рукой на все эти идеи.

Несколько раз ему случалось проехать мимо дома, который нашла Меган. Его так и подмывало оформить покупку, но зачем ему приобретать недвижимость в Калифорнии? Разве чтобы вложить деньги...

Всякий раз, разговаривая с Полом по телефону, Берни впадал в рассеянность и отвечал невпопад. Внезапно его снова начали преследовать призраки прошлого. Он стал очень часто вспоминать о Лиз, и тогда в душе у него появлялось раздражение против Меган.

Берни провел все лето, работая в магазине в Сан-Франциско. Но мысли его постоянно витали где-то далеко. Он думал о долине Напа, о Меган, о доме, который ему хотелось купить, и о своем магазине, который хотелось открыть. Душа его разрывалась на части, он чувствовал себя виноватым, но Меган поняла, что с ним творится. Она держалась очень спокойно, старалась поддержать его и не спрашивала о планах на будущее, за что Берни был глубоко ей благодарен. Она вела себя просто замечательно, но и от этого ему становилось все более и более не по себе.

Они прожили семь месяцев, стараясь не принимать никаких решений, но ведь рано или поздно это придется сделать. И к тому же такая жизнь мучительна. Ему очень нравилось бывать с Меган, подолгу гулять с ней, вести разговоры по вечерам и заезжать к ней в больницу, когда она дежурила. Она отлично ладила с детьми. Александр души в ней не чаял, и миссис Пиппин полюбила ее, и даже Джейн. Она прекрасно подходила ему по всем статьям.., но его смущали воспоминания о Лиз. Он старался не сравнивать их друг с другом, ведь они совершенно разные, а когда Джейн заводила разговор на эту тему, Меган всякий раз ее останавливала.

- Твоя мама была особенным человеком, других таких больше нет, говорила она; с ее словами невозможно было не согласиться, и Джейн было приятно это слышать. Меган очень хорошо понимала и детей, и Берни. Ему разонравилось жить в городском доме, его угнетала тамошняя обстановка. Счастливые дни, проведенные в нем, как-то не приходили на память, его донимали воспоминания о том, как Лиз болела перед смертью, отчаянно цепляясь за жизнь, продолжая работать в школе и вести хозяйство и слабея с каждым днем. Мысли об этом сделались ему ненавистны. С тех пор, как ее не стало, прошло два года, и ему хотелось думать о другом. Но он не мог забыть о том времени, когда Лиз доживала последние месяцы и дни, отпущенные ей перед смертью.

В августе родители Берни приехали навестить его и внуков. Он вывез детей на лето в долину Напа, все шло, как и в прошлом году, и бабушка с дедушкой снова взяли Джейн с собой в поездку. А когда все они вернулись, Берни познакомил их с Меган. Они без труда догадались, кто она такая, зная о ней по рассказам сына. Руфь окинула ее внимательным, испытующим взглядом, и Меган произвела на нее благоприятное впечатление. Она сумела понравиться всем, даже матери Берни.

- Значит, вы врач, - в голосе матери послышался оттенок гордости. Она поцеловала Меган, и у той на глазах выступили слезы.

На следующий день Меган заехала за ними, когда освободилась от работы, и повезла показывать достопримечательные места. Отец Берни смог провести с ними лишь несколько дней, пока в Сан-Диего не начался медицинский конгресс. Руфь решила погостить подольше. Она по-прежнему сильно тревожилась за сына, чувствуя, что, несмотря на привязанность к Меган, он еще тоскует по Лиз. Сидя в ресторане "Сент-Джордж", Руфь завела разговор на эту тему. Она сочла, что с этой молодой женщиной, которая пришлась ей по душе, можно откровенно говорить обо всем.

- Он совсем не такой, как прежде, - пожаловалась она, думая, что, возможно, ее сын изменился навсегда. С какой-то стороны это даже к лучшему, он стал более зрелым и деликатным, но после смерти Лиз он утратил способность радоваться жизни.

- Ему потребуется еще некоторое время, миссис Фаин. Прошло уже два года, а он только-только начал приходить в себя. А сейчас он оказался перед необходимостью принять ряд решений, и ему трудно сделать выбор между Меган и воспоминаниями о Лиз, между Сан-Франциско и Нью-Йорком, между собственным магазином и фирмой "Вольф" и Полом Берманом, которым он многим был обязан. Он разрывался на части, и Меган понимала это.

- Уж больно он какой-то тихий. - Руфь обратилась к Меган как к давнишнему другу, и та улыбалась в ответ. Такая улыбка облегчает боль, когда у тебя сломан палец, или воспалено ухо, или непорядок с животом, и Руфь тоже стало полегче. Она убедилась, что рядом с этой женщиной ее сын сможет жить счастливо.

- У него сейчас трудное время. По-моему, он столкнулся с вопросом: не пора ли ему отрешиться. А это крайне нелегкий шаг.

- Отрешиться от чего? - в недоумении спросила Руфь.

- От памяти о жене, от иллюзорной веры в то, что она вернется. Примерно то же самое происходит и с Джейн. Отталкивая меня, она пытается сохранить надежду на то, что ее мама в один прекрасный день окажется рядом с ней.

- Это нездоровые иллюзии, - нахмурившись, сказала Руфь.

- Но вполне естественные. - Меган не стала рассказывать ей о том, что Берни мечтает открыть магазин в долине Напа, чтобы не расстраивать ее еще сильнее. - Мне кажется, Берни стоит на пороге принятия крайне сложных для него решений. Ему станет лучше, когда этот момент останется позади.

- Надеюсь. - Руфь не стала спрашивать, входит ли женитьба на Меган в число вопросов, которые предстоит решить ее сыну. Они поговорили за едой о том о сем, а когда Меган завезла ее домой и уехала, помахав на прощание рукой, у Руфь отлегло от сердца.

- Мне нравится эта женщина, - заявила она вечером Берни. - Она умна, добра и деликатна. - Немного помолчав, Руфь добавила:

- И она любит тебя. - Впервые за все время она побоялась, как бы ее слова не рассердили сына. Берни улыбнулся. - Она потрясающий человек.

Берни согласился с ней.

- А ты не хочешь ничего предпринять? Он долго не отвечал, а потом со вздохом посмотрел матери в глаза.

- Мама, у нее здесь своя практика, а фирма "Вольф" рано или поздно отзовет меня обратно в Нью-Йорк. - По его лицу нетрудно было понять, что он переживает, и Руфь стало больно за него.

- Бернард, жена важней, чем работа в фирме. - Она произнесла эти слова очень мягко, махнув рукой на собственные интересы, решив, что счастье сына превыше всего.

- Я уже думал об этом.

- И что?

Он опять вздохнул.

- Я стольким обязан Полу Берману. На секунду Руфь вышла из себя:

- Обязан, но не до такой степени, чтобы ради него отказаться от жизни, от собственного счастья и благополучия детей. И по-моему, ты принес столько прибыли этой фирме, что скорей он обязан тебе, а не наоборот.

- Мама, все далеко не так просто. - Вид у Берни был измученный, и у Руфь сжалось сердце.

- Возможно, ты слишком все усложняешь, дорогой. Попробуй подумать об этом.

- Попробую. - Он наконец улыбнулся и поцеловал мать в щеку, а потом прошептал:

- Спасибо.

Через три дня Руфь пришлось улететь к мужу в Сан-Диего, и Берни искренне опечалился ее отъезду. За прошедшие годы им удалось стать друзьями. Даже Меган поняла, что будет скучать по ней.

- Берни, у тебя замечательная мама.

Он улыбнулся женщине, которую полюбил так беззаветно. В ту ночь у них впервые за все это время появилась возможность побыть вдвоем, полежать рядом в постели, и Берни чувствовал себя счастливым.

- Она точно так же отозвалась о тебе, Мег.

- Она вызвала у меня глубочайшее уважение. И она очень любит тебя. Берни улыбнулся, радуясь тому, что они понравились друг другу. А Меган чувствовала себя на седьмом небе, потому что они снова оказались вместе. Общество Берни никогда не надоедало ей, они могли проводить друг с другом долгое время, разговаривая или занимаясь любовью. Порой они не смыкали глаз всю ночь напролет, лишь бы не расставаться ни на миг.

- У меня такое ощущение, как будто мы не виделись несколько недель подряд, - прошептал он, уткнувшись носом в плечо Меган. Он истосковался по теплу ее тела, ему хотелось все время прикасаться к ней, Чувствовать, что она рядом, обнимая и лаская ее.

Берни изумляла сила, с которой они испытывали влечение друг к другу. Они стали любовниками восемь месяцев назад, но по-прежнему занимались любовью с таким же пылом, как и в первые дни.

Внезапно зазвонил телефон, и Меган, все еще тяжело дыша, потянулась за ним, виновато улыбнувшись Берни. В ту ночь она дежурила по вызовам.

Берни не хотелось отпускать ее, он прижался к ней, лаская сосок ее груди.

- Милый, я не могу.

- Ну один-единственный раз.., если ты не ответишь, они позвонят Патрику.

- А вдруг они его не застанут? - Несмотря на всю свою любовь к Берни, Меган не могла махнуть рукой на обязанности. Она отстранилась от него, хоть и с неохотой, и сняла трубку после четвертого звонка, продолжая ощущать аромат его тела и тепло его руки на своем бедре. - Доктор Джонс слушает, сказала она обычным рабочим тоном и, как всегда, стала слушать. - Когда? Как давно? Сколько? Как часто? Поместите ее в отделение интенсивной терапии и позвоните Фортгэнгу. - Взгляд у Меган стал напряженным, она уже позабыла о любовных утехах и принялась натягивать джинсы. - И вызовите хорошего анестезиолога. Я выезжаю. - Повесив трубку, Меган повернулась к Берни. Придется сказать ему сразу, деликатничать некогда.

- Что случилось?

Боже мой. Ей никогда не приходилось сообщать таких ужасных новостей.

- Берни.., любимый... - Она заплакала, сетуя на себя за то, что не смогла удержаться от слез, и он понял: с кем-то из дорогих ему людей случилось нечто страшное. - Это Джейн, - сказала Меган, а внутри у Берни все сжалось. - Она каталась на велосипеде, и ее сбила машина.

Все это время она продолжала одеваться, а Берни застыл, глядя на нее. Меган протянула руки и прикоснулась к его лицу. Казалось, он не понял, о чем она говорит. Или понял, но не смог в это поверить. Бог не может быть таким жестоким, чтобы дважды в жизни нанести человеку подобный удар.

- Что произошло? Черт возьми, Меган, скажи, что с ней! - Он сорвался на крик, но Меган хотелось поскорей поехать в больницу к Джейн.

- Пока еще не знаю. Она ударилась головой, кроме того, они вызвали хирурга-ортопеда...

- Что у нее сломано?

Придется сказать ему прямо сейчас. Времени нет ни минуты.

- Нога, рука, сложный перелом тазобедренного сустава и не исключено, что задет позвоночник. Точно еще неизвестно.

- О боже мой! - Берни закрыл лицо руками, а Меган сунула ему джинсы и побежала за ботинками. Она обулась сама и помогла ему.

- Только не падай духом. Поедем к ней, скорее. Может, все не так уж и страшно. - Но даже ей, врачу, показалось, что хуже быть не может. Вполне вероятно, что Джейн никогда не сможет ходить. А если поврежден и мозг, последствия могут оказаться катастрофическими.

Берни схватил ее за руку.

- А может, страшнее некуда, верно? Что, если она умрет.., или останется калекой, или на всю жизнь потеряет рассудок?

- Нет. - Меган смахнула слезы с глаз и потащила его к выходу. - Нет, я ни за что в это не поверю.., давай скорей. - Она завела двигатель и, включив задний ход, почти мгновенно выбралась на шоссе. По дороге она попыталась разговорить его, но он сидел, уставясь прямо перед собой. Берни, не молчи.

- Знаешь, почему это случилось? - Ему казалось, будто внутри у него все выжжено, и Меган догадалась об этом по его лицу.

- Почему? - Надо же хоть как-то разговаривать. Меган гнала машину на скорости около ста миль в час, надеясь, что полиция не увяжется за ней. Медсестра сообщила ей, какое у Джейн давление. Девочка на грани гибели, и они уже включили реанимационную аппаратуру.

- Потому что мы спутались друг с другом. А бог решил меня наказать.

Меган почувствовала, как слезы обожгли ей глаза, и еще сильней нажала на педаль газа.

- Мы полюбили друг друга. И бог вовсе не хочет тебя наказать.

- Нет, хочет. Я предал Лиз.., и... - Он замолчал, его душили рыдания, но Меган продолжала всю дорогу говорить, обращаясь к нему, чтобы хоть как-то ему помочь.

Выезжая на стоянку, Меган предупредила его:

- Как только мы остановимся, я выскочу из машины. Поставь ее на место и отправляйся в здание. Клянусь тебе, если будут новости, я сразу сообщу тебе. - Остановив машину, Меган бросила взгляд на Берни. - Молись за нее, Берни, просто молись, и все. Я люблю тебя. - Затем она убежала, а через двадцать минут вышла к нему, уже переодетая в зеленый хирургический костюм с шапочкой и маской, в бумажных тапочках поверх кроссовок.

- Сейчас Джейн занимается ортопед, он должен определить, насколько сильно она пострадала. Из Сан-Франциско сюда уже вылетел вертолет с двумя специалистами по детской хирургии. - Меган сама их вызвала, и Берни тут же догадался, что означают ее слова.

- Мег, она не выживет? - Ему едва удалось выдавить из себя этот вопрос. Чуть раньше он позвонил няне, чтобы сообщить ей о случившемся, но при этом так плакал, что няня лишь с трудом поняла, что он говорит. Няня велела Берни взять себя в руки и сказала, что будет сидеть у телефона, ожидая его звонка. Ей не хотелось пугать Александра, и она решила, что не поедет с ним в больницу и вообще ничего ему не скажет. - Она не?.. - Берни продолжал настаивать, и Меган заметила, какой виноватый у него взгляд. Ей хотелось растолковать ему, что никакой вины за ним нет, что никто не пытался наказать его за измену Лиз, но придется погодить с этим. Сейчас не время и не место.

- Она выживет, а если удача нам улыбнется, она сможет ходить. Думай только об этом.

"А что, если нет?" Эта мысль постоянно крутилась у него в голове. Меган опять убежала, а он бессильно рухнул в кресло. Медсестра принесла ему воды, но он не стал ее пить. Глядя на этот стаканчик, он вспомнил, как Йохансен сообщил ему, что Лиз больна раком.

Через двадцать минут приземлились вертолеты, и мимо него пробежали хирурги. Для них все уже подготовили, а здешний ортопед и Меган выступили в роли ассистентов. На всякий случай с ними прислали еще и нейрохирурга, но травма головы оказалась не такой серьезной, как они опасались. Основной удар пришелся по тазобедренному суставу и низу позвоночника, и это тревожило их сильней всего. Переломы руки и ноги оказались несложными. И в каком-то смысле Джейн повезло. Окажись трещина в позвоночнике хотя бы на два миллиметра глубже, нижняя часть ее тела навсегда осталась бы парализованной.

Операция продолжалась четыре часа, и Берни чуть не забился в истерике, когда Меган наконец вышла к нему. Но по крайней мере ожидание закончилось, и он, всхлипывая, прижался к ее плечу.

- С ней все в порядке, милый, все в порядке. А на следующий день выяснилось, что Джейн снова сможет ходить. Для этого потребуется немало времени и правильное лечение, но она сможет играть, бегать и танцевать. Когда Берни сказали об этом, он заплакал, нисколько не стыдясь своих слез. Он стоял, глядя на спящую дочку, и все плакал и плакал. А когда Джейн проснулась, она тут же улыбнулась отцу, а потом посмотрела на Меган.

- Ну как ты, солнышко? - ласково спросила Меган.

- У меня все болит, - пожаловалась Джейн.

- Придется немного потерпеть. Но скоро ты поправишься и снова сможешь играть.

На лице Джейн появилась бледная улыбка. Она глядела на Меган с надеждой, словно взывая к ней о помощи. И тогда Берни, нисколько не стесняясь, взял за руку и дочку, и Меган.

Берни и Меган вместе позвонили его родителям. Те пришли в ужас. Но Меган посвятила Лу в детали дела, и он приободрился.

- Джейн повезло, - сказал он, испытывая изумление и огромное облегчение. Меган согласилась с ним. - Похоже, вы все сделали правильно.

- Благодарю вас, сэр. - Такая похвала была для нее очень ценной.

Затем они с Берни пошли поесть и, сидя за гамбургерами, обсудили перспективы на ближайшие месяцы. Джейн придется пролежать в больнице не меньше шести недель, а потом еще несколько месяцев передвигаться при помощи кресла на колесиках. В городском доме такая лестница, что няня даже не сможет вывезти ее на улицу и поднять обратно. Им придется остаться в Напе, и эта идея отнюдь не показалась Берни такой уж неприятной.

- Почему бы вам не пожить здесь? Тут не будет никаких проблем с лестницей. В школу она ходить не сможет, но почему бы не нанять ей учителя? - Меган вопросительно посмотрела на него, и он улыбнулся. Многое вдруг стало ему совершенно ясно и понятно, но тут он вдруг вспомнил, что сказал Меган, когда узнал о несчастье, приключившемся с Джейн.

- Меган, прости меня, пожалуйста. - Он с нежностью взглянул на нее, как будто только что увидел ее впервые. - Меня так мучило сознание вины, еще задолго до того.., но я был не прав и теперь понимаю это.

- Ничего страшного, - шепнула она в ответ. Она знала, что с ним происходило.

- Иногда мне становится стыдно за то, что я так сильно тебя люблю.., как будто я не имею на это права.., как будто я должен хранить ей верность... Но ее больше нет... а я люблю тебя.

- Я знаю об этом, и о том, что тебя мучает чувство вины. Но со временем это пройдет.

И как ни странно, Берни вдруг ощутил, что это уже прошло. То ли накануне, то ли днем раньше. Внезапно он перестал стыдиться своей любви к Меган. И неважно, как долго он хранил вещи Лиз в шкафу, неважно, как сильно он любил ее когда-то. Потому что Лиз ушла из его жизни.

Глава 44

Полиция провела расследование и даже взяла кровь женщины, сидевшей за рулем, на обследование. Но оказалось, что это действительно был несчастный случай, и женщина сказала, что никогда не оправится от потрясения. На самом деле происшествие случилось по вине Джейн, но это было слабым утешением для женщины, потому что девочка лежала в больнице после операции, и теперь ей предстояло провести не один месяц в кресле на колесиках и еще долго-долго лечиться.

- Почему мы не можем вернуться в Сан-Франциско? - Джейн досадовала на то, что не может ходить в школу и встречаться с друзьями. Они предполагали, что Александр начнет посещать детский сад, но теперь все их планы полетели вверх тормашками.

- Потому что тебе не одолеть лестницу, солнышко. И няне тоже не втащить кресло наверх. А здесь ты сможешь бывать на улице. И мы наймем тебе учителя.

Джейн ужасно огорчилась. Она сказала, что теперь для нее испорчено все лето. А Берни радовался тому, что этот случай не испортил ей всю жизнь.

- А бабушка Руфь приедет сюда?

- Обещала приехать, если ты захочешь. - Никто еще не успел ни о чем наверняка договориться.

Джейн тихо улыбнулась. Меган стала проводить с ней почти все свободное от работы время, они коротали его за долгими разговорами, которые тесно сблизили их друг с другом. Словно в тот момент, когда чувство вины перестало терзать Берни, у Джейн пропала всякая охота задираться. Некоторое время они прожили очень спокойно, но однажды Берни позвонил Пол Берман и ошарашил его своими известиями.

- Поздравляю тебя, Бернард. - За этими словами последовала зловещая пауза, и Берни затаил дыхание, ожидая, что сейчас ему сообщат нечто ужасное. - У меня есть для тебя новость. Точнее говоря, целых три. - Он немедленно перешел к сути дела:

- Через месяц я ухожу на пенсию, и члены совета решили назначить на это место тебя.

И мы только что подписали контракт с Джоан Мэдисон из "Сакса", которая заменит тебя в Сан-Франциско. Она прилетит туда через две недели. Ты сможешь подготовиться за такой срок к переезду? - У Берни замерло сердце. Две недели? Еще две недели, и ему придется распрощаться с Меган? Разве это возможно? Да и Джейн в таком состоянии, что переезд никак нельзя затевать раньше, чем через несколько месяцев. Но дело даже не в этом, а совсем в другом, и придется признаться в этом Берману. Сколько можно тянуть время?

- Пол! - Берни почувствовал, как у него сжалось сердце, и подумал, что его вот-вот хватит удар. Что значительно упростило бы положение. Но такая перспектива отнюдь его не привлекала, он оставил попытки найти легкое решение, осознав, чего хочет на самом деле. - Мне следовало сказать тебе об этом давным-давно, и знай я, что ты собираешься на пенсию, я бы так и сделал. Я не могу принять твое предложение.

- Не можешь? - Пол Берман пришел в ужас. - То есть как это? Ты потратил двадцать лет жизни, добиваясь именно этого.

- Да, знаю. Но с тех пор как умерла Лиз, многое изменилось. Я не могу покинуть Калифорнию. - "Не могу отказаться от Меган, от мечты, которая зародилась и окрепла благодаря ей".

Берман испугался:

- Тебе предложили работу в другой фирме? У "Неймана-Маркуса"? У "И. Маньина"? - Ему не верилось, что Берни мог переметнуться к другим нанимателям, но что, если они сделали ему предложение, перед которым невозможно устоять?

Однако Берни тут же успокоил его:

- Я не стал бы так подводить тебя. Пол. Тебе известно, как велика моя преданность фирме и тебе лично. Это решение связано с другими вопросами, которые поставила передо мной жизнь. Я хочу кое-что предпринять, но для этого я непременно должен остаться здесь.

- Боже милостивый, да что же это за предприятие? Ведь Нью-Йорк деловой центр страны.

- Пол, я хочу открыть собственное дело. - Почувствовав, что Берман онемел от изумления, Берни тихонько улыбнулся.

- Какое дело?

- Магазин. Маленький специализированный магазинчик в долине Напа. Говоря об этом, Берни наконец почувствовал, что он свободен, что напряжение, в котором он находился уже несколько месяцев, внезапно спало и оставило его насовсем. - Я не смогу конкурировать с вами, но надеюсь сделать нечто весьма своеобразное.

- Ты уже предпринял что-то?

- Нет. Сначала мне, нужно было решить вопрос взаимоотношений с фирмой "Вольф".

- Почему бы тебе не заняться и тем, и другим? - Берни понял, что Пол пришел в отчаяние. - Открой свой магазин и найми хорошего менеджера. Тогда ты сможешь вернуться в Нью-Йорк и занять пост в фирме "Вольф", ты по праву заслужил это.

- Пол, я много лет мечтал об этом, но теперь все изменилось. Я должен остаться здесь, и любое другое решение будет не правильным, я точно знаю.

- Твой отказ сильно обескуражит членов правления.

- Мне очень жаль, Пол. Я не хотел ни подводить тебя, ни ставить в неловкое положение. - Берни добавил с улыбкой:

- Похоже, тебе не удастся уйти на пенсию. Да и глупо так поступать в столь молодом возрасте.

- Судя по моему состоянию, особенно теперешнему, ты несколько заблуждаешься на этот счет.

- Прости меня. Пол. - Берни жалел о том, что все так получилось, но в то же самое время чувствовал себя счастливым. После разговора с Берманом он еще долго сидел у себя в кабинете, наслаждаясь покоем и тишиной. Он долгие годы работал на фирму "Вольф", но через две недели приедет человек, который заменит его, а он окажется совсем свободным и сможет открыть собственный магазин... Впрочем, сначала ему необходимо сделать кое-что другое. И когда настало время обеденного перерыва, он торопливо покинул кабинет и поехал домой.

Берни повернул ключ в замке и вошел внутрь. В доме стояла мертвая тишина, которая неизменно встречала его с тех пор, как умерла Лиз, причиняя ему невыносимую боль. Он все еще надеялся застать ее дома и увидеть ее веселое красивое лицо, когда она вдруг выйдет из кухни, поправляя пряди длинных светлых волос и вытирая руки о передник. Но нет, никого и ничего. И так уже два года. Все кончено, и прежние надежды никогда не сбудутся. Пришло время для новой жизни, новых мечтаний. Собравшись с силами, Берни затащил коробки сначала в прихожую, а потом в спальню. Он на минутку присел на кровать, но тут же встал. Необходимо сделать это, пока воспоминания не нахлынули на него, пока он не успел слишком глубоко вдохнуть аромат далекого прошлого.

Он не стал снимать платья с вешалок, а просто пачками доставал их из шкафа, как поступают кладовщики в магазинах, и укладывал их в коробки вместе со свитерами, сумками и обувью. Он оставил только два ее платья: свадебное и вечернее для выходов в оперу, решив, что Джейн захочет их сохранить. Час спустя в прихожей уже стояли шесть огромных коробок с вещами. Ему потребовалось еще полчаса, чтобы вынести их на улицу и загрузить в машину, а затем он в последний раз переступил порог дома. Его придется продать, потому что без Лиз он перестал что-либо значить для него. Дом потерял былое очарование, ведь основой его было присутствие Лиз...

Берни осторожно закрыл дверцы шкафа, в котором теперь висели лишь два платья, упакованные в полиэтиленовые чехлы из "Вольфа". Шкаф опустел. Ей больше не понадобятся никакие вещи. Она будет жить в уголке его сердца, и там он всегда сможет отыскать ее образ. Бросив последний взгляд на погруженный в тишину дом, Берни отправился к дверям и вышел на залитую солнечным светом улицу.

Магазин подержанной одежды, куда Лиз в свое время сдавала вещи, которые уже не могли пригодиться Джейн, находился неподалеку. Лиз считала, что нехорошо выбрасывать вещи, которые вполне еще могут послужить кому-нибудь другому. Женщина, стоявшая за прилавком, оказалась приветливой и разговорчивой. Она долго пыталась уговорить Берни принять деньги за столь "щедрый дар", но он отказался и, печально улыбнувшись ей, вышел на улицу, сел в машину и не спеша поехал обратно на работу.

Поднимаясь на эскалаторе на пятый этаж, он вдруг осознал, что его отношение к магазину "Вольф" изменилось. Ведь он принадлежит не ему, а другим людям. Полу Берману и членам правления из Нью-Йорка. Он знал, что ему будет нелегко насовсем уйти отсюда, и в то же время понимал, что готов сделать этот шаг.

Глава 45

В тот день Берни рано ушел с работы, потому что его ждало множество дел. Покончив с ними и ощутив прилив радостного волнения, он поехал по направлению к мосту Золотые Ворота. Он условился встретиться с сотрудницей агентства по торговле недвижимостью в шесть часов. Он все же опоздал на двадцать минут из-за дорожной пробки в Сан-Рафаэле, но работница агентства все еще сидела на месте, поджидая его. И дом, который Меган показала ему несколько месяцев тому назад, по-прежнему предлагался на продажу.

- Вы намерены поселиться в нем с семьей? - спросила его женщина, заполняя бланки предварительного контракта. Берни уже выписал ей чек на сумму, предназьачавшуюся в задаток, и теперь ему не терпелось приняться за дела, которые позволят внести все деньги полностью.

- Да нет. - Ему еще только предстояло получить разрешение на использование дома в коммерческих целях, поэтому он решил не вдаваться в объяснения прежде времени.

- Если над ним немного потрудиться, вы сможете с успехом сдавать его в аренду.

- Я такого же мнения, - с улыбкой ответил Берни. К семи часам они оформили все документы по заключению сделки. Берни нашел телефон-автомат и набрал номер Меган, надеясь, что дежурит она, а не Патрик.

Спустя минуту он услышал голос диспетчера и попросил связать его с доктором Джонс. Ему сообщили, что она выехала по вызову в больницу, но, если он сообщит свое имя, имя и возраст ребенка и объяснит, что случилось, они свяжутся с ней через пейджер. Берни сказал, что его зовут мистер Смит и его девятилетний сын Джордж сломал руку. "Мы не могли бы приехать к ней прямо в больницу? Мальчику очень больно". Берни было немного стыдно использовать такой предлог, но дело того стоило. Диспетчер пообещал предупредить доктора Джонс о его приезде. "Спасибо", - сказал он, стараясь скрыть свою радость, а затем отправился к машине и поехал в больницу к Меган. Неслышно переступив порог, он увидел, что она стоит спиной к нему около стола, и почувствовал, как по всему его телу разлилось блаженство. Он весь день ждал момента, когда сможет увидеть эти блестящие черные волосы, эту высокую изящную женщину. Он подкрался к ней и легонько шлепнул по бедру. Она вздрогнула, а потом заулыбалась, тщетно пытаясь сделать вид, будто недовольна им.

- Привет. Я как раз ждала пациента.

- Держу пари, мне известно, кого именно.

- Нет, не может быть. Это кто-то из новых. Я сама еще ни разу его не видела.

Берни потянулся к ней и шепнул ей на ухо:

- Мистера Смита?

- Да.., я.., как ты... - Внезапно Меган залилась румянцем. - Берни! Ты что, решил меня разыграть? - Меган пришла в изумление, но не рассердилась. Раньше он никогда так не поступал.

- Речь шла о мальчике по имени Джордж, который сломал руку?

- Берни! - Она погрозила ему пальцем, а он взял Мег за руку и повел в бокс, слушая ее увещевания. - Ну разве можно так делать? Помнишь, что случилось с мальчиком, который кричал: "Помогите! Волк!" - и попусту гонял людей?

- На сей раз дело не в волке, а в "Вольфе", но я там больше не работаю.

- Что? - Меган совсем оторопела и ошеломленно уставилась на него. Что?

- Я сегодня уволился, - радостно сообщил Берни и расплылся в улыбке. В этот момент он как нельзя более походил на выдуманного им самим мальчишку.

- Почему? Что-нибудь случилось?

- Да. - Он рассмеялся. - Пол Берман решил уйти на пенсию и предложил мне занять его должность.

- Ты не шутишь? Почему же ты отказался? Разве ты не стремился к этому всю свою жизнь?

- Вот-вот. Берман сказал мне то же самое. - Берни принялся искать что-то в кармане, с невероятным удовольствием взирая на удивленное лицо Меган.

- Но почему? Почему ты не... Берни посмотрел ей прямо в глаза.

- Я сказал ему, что хочу открыть свой собственный магазин. В долине Напа.

Казалось бы, способности удивляться есть предел, но слова Берни повергли Меган в еще большее изумление. А он стоял, глядя на нее и сияя от гордости.

- Берни Фаин, ты сошел с ума или все это всерьез?

- И то, и другое. Но это мы обсудим чуть позже. Сначала я должен кое-что тебе показать. - Он не стал рассказывать ей о том, что купил дом, в котором будет помещаться их магазин. Прежде всего она должна взглянуть на приобретение, которое он сделал после работы. Он долго и тщательно его выбирал. Берни вручил ей маленькую коробочку, упакованную в подарочную бумагу, и Меган посмотрела на нее с изрядным подозрением.

- Что в ней?

- Крохотный черный ядовитый паучок. Смотри, будь поосторожнее. - Он веселился, как мальчишка, а Меган дрожащими руками сняла обертку и обнаружила под ней черный бархатный футляр знаменитой международной фирмы ювелирных изделий.

- Берни, что это?

Он подошел к ней почти вплотную, ласково провел рукой по черным шелковистым волосам и сказал так тихо, что, кроме Меган, никому не удалось бы его расслышать:

- Это начало новой жизни, любовь моя. Щелкнув застежкой, он открыл футляр, и у Меган перехватило дыхание: она увидела красивое кольцо с изумрудом, обрамленным маленькими бриллиантовыми багетками. Берни пришлось по вкусу и кольцо, и камень, и он решил, что изумруд - как раз то, что нужно Меган. Ему не хотелось покупать ей такое же кольцо, какое было у Лиз. Ведь они начинают жизнь заново. И он готов к этому. Он увидел, как слезы медленно потекли по ее щекам. Она все еще плакала, когда он надел кольцо ей на палец и поцеловал ее.

- Я люблю тебя, Мег. Ты согласишься стать моей женой?

- Почему ты все это делаешь? Ты уволился с работы, просишь меня выйти за тебя замуж, ты собрался открыть свой магазин. Нельзя же в один день принять столько важных решений, это безумие.

- Я шел к этому не один месяц, ты же знаешь. Просто мне потребовалось немало времени, чтобы решиться, но теперь это уже произошло.

Она ответила ему радостным и слегка испуганным взглядом. Он прекрасный человек, и она не напрасно ждала его все это время, хотя ожидание далось ей нелегко.

- А как быть с Джейн?

- В каком смысле? - Берни оторопело взглянул на Меган.

- Тебе не кажется, что сначала надо с ней посоветоваться?

Берни слегка встревожился, но Меган стояла на своем.

- Ей придется пойти навстречу нашим пожеланиям.

- По-моему, нам не следует ставить ее перед свершившимся фактом. Десять минут ушло на споры, но затем Берни согласился зайти в палату к Джейн и обсудить все с ней, хоть и боялся, что она не готова к разговору на эту тему.

- Привет, - сказал он, войдя в палату, и растерянно улыбнулся. Джейн тут же заподозрила что-то неладное, особенно когда заметила мокрые от слез ресницы Меган.

- Что-нибудь случилось? - обеспокоенно спросила она, но Меган тут же замотала головой.

- Нет-нет. Нам просто нужен твой совет. - Она спрятала руку в карман белого халата, чтобы девочка не смогла сразу обратить внимание на кольцо.

- Насчет чего? - Ее слова заинтриговали Джейн, и к тому же она вдруг почувствовала себя очень важной персоной. И не зря, ведь ее мнение действительно имело огромное значение для них обоих.

Меган бросила взгляд на Берни. Тогда он подошел к кровати, на которой лежала Джейн, и взял ее за руку.

- Мы с Меган хотели бы пожениться, солнышко, и нам необходимо знать, что ты думаешь по этому поводу.

В палате надолго воцарилась напряженная тишина. Берни ждал, затаив дыхание. Джейн лежала, опираясь на подушки и глядя на них обоих. А потом вдруг расплылась в улыбке.

- И вы решили сначала посоветоваться со мной? - Они закивали, и улыбка на лице Джейн стала еще шире. Она пришла в восторг. "Ух ты, вот здорово". Даже мама в свое время не посоветовалась с ней, но Джейн не стала говорить об этом Берни.

- Ну, так что же ты скажешь?

- По-моему, все нормально... - Она с улыбкой посмотрела на Меган. - То есть нет, по-моему, это просто замечательно.

Меган и Берни тоже заулыбались, а Джейн даже захихикала.

- Папа, а ты подаришь ей колечко?

- Только что подарил. - Он потянулся к Меган, и та вынула руку из кармана. - Но она сказала, что не сможет мне ответить, пока ты не согласишься. - Судя по взгляду, который Джейн бросила на Меган, этот поступок должен был послужить залогом их вечной дружбы.

- А мы устроим пышную свадьбу? - спросила Джейн, и Меган рассмеялась.

- Мы еще не успели об этом подумать. Столько всего произошло за сегодняшний день.

- Что да, то да. - Берни сообщил Джейн, что уходит из фирмы "Вольф", а потом рассказал им обеим, что купил дом, в котором будет помещаться его собственный магазин. Это известие потрясло и Джейн, и Меган.

- Папа, ты вправду это сделаешь? Откроешь магазин, и мы переедем в долину Напа, и все такое прочее? - от радости Джейн захлопала в ладоши.

- Несомненно. - Он с улыбкой поглядел на свою дочку и невесту и сел на один из стульев, предназначенных для посетителей. - Я даже придумал для него название, пока ехал сюда.

Обе его дамы с любопытством смотрели на него.

- Я думал о вас обеих, об Александре и обо всем хорошем, что случилось с нами за последнее время.., о счастливых мгновениях нашей жизни. И тогда меня осенило. - Меган тихонько взяла его за руку, и он порадовался, вспомнив о кольце, когда почувствовал прикосновение изумруда к пальцам. Он улыбнулся ей и дочке. - Я назову его "Все только хорошее". Что вы на это скажете?

- Мне очень нравится. - Лицо Меган осветилось счастливой улыбкой, а Джейн заверещала от восторга. Она даже перестала жаловаться на то, как ей надоело лежать в больнице, ведь в их жизни происходит столько замечательного.

- Меган, а можно, я буду подружкой невесты? Ты разрешишь мне подержать твой букет или нести за тобой фату?

На глазах у Меган выступили слезы, и она с улыбкой кивнула в ответ, а Берни потянулся и поцеловал свою невесту.

- Меган Джонс, я люблю тебя.

- А я люблю всех вас, всех троих, - прошептала она, взглянув по очереди на Берни и на Джейн и думая об Александре. - И ты придумал отличное название для магазина... "Все только хорошее"... - Ведь эти слова как нельзя более точно определяли события, происшедшие в их жизни с тех пор, как они повстречали друг друга.