Это вторая книга фантастического цикла «Страна Остановленного времени», продолжение повести «Рыцарь Катерино». В книге рассказывается о том, как Катя и Крис, прибыв в Столицу, вступают в смертельный поединок с восставшим из могилы Повелителем.
ru Алексей Васильев Fiction Book Designer 30.10.2006 www.dmsuslin.narod.ru FBD-3IDQRGE1-1KDN-TXJI-814M-NT8HTQROM6LE 1.0 Принц Белой башни Армада Москва 1998 5-7632-0657-6

Дмитрий Суслин

ПРИНЦ БЕЛОЙ БАШНИ

фантастическая повесть

Глава первая

НАЧАЛО НОВЫХ СОБЫТИЙ

Однажды мальчик Женя, он же принц Евгений, он же Повелитель и он же Принц Белой башни, сидел в своем тронном зале и ничего не делал. Ему было невыносимо скучно.

Прошло уже полгода, как он находился в этой стране, но Женя совершенно не помнил, что было до того, как он попал сюда. Ничего! Ему казалось, что он всегда был Повелителем этой земли. А других земель просто не существует. И поэтому ему было скучно. А что, если где-нибудь снова произойдет восстание против его владычества? Это было бы здорово! Но на это никто не решится после того, как он жестоко расправился с мятежниками.

– Может, поспать? – спросил он сам себя.

Но почему-то от этой мысли ему стало не по себе. Чувство, похожее на страх, быстро овладело мальчиком и заставило его вздрогнуть. Женя чуть не заплакал. Но затем взял себя в руки и сильно сжал губы. Это помогло. Слезы высохли, и мальчик вновь стал Повелителем. Спокойным и величественным.

Вдруг на окошко сели два голубя. Женя оживился. Это была большая редкость. Сюда, на такую высоту, мало кто осмеливался проникнуть. Он решил подслушать, что они говорят. Это было несложно. Голуби в Стране Остановленного времени говорят на том же языке, что и люди. Впрочем, Женя теперь все равно понимал язык всех зверей и птиц. Он прислушался к разговору голубей, и вот что он услышал:

– О мой возлюбленный король, – ласково проворковала голубка. – Кая я счастлива быть снова вместе с тобой!

– Воркулина, любовь моя! Я ведь тоже не чаял встретиться с тобой. Если бы ты только знала, в каком сильном отчаянии я был после твоего исчезновения! Мои подданные обыскали все небо нашей страны, но не могли найти тебя. В отчаянии птицы ломали себе крылья оттого, что не могут найти тебя. Что же с тобой произошло? Расскажи, где ты была!

– Ах, это было ужасно! Меня поймала в невидимые сети колдунья Руина.

– Не может быть!

– Увы, это так. Я слишком беспечно резвилась в воздухе после того, как ты сказал, что женишься на мне, и ничего не видела. Захотела пить и опустилась к лесному ручью. Ты же знаешь, что я всегда пью воду только из этого ручья. Наверно, колдунья выследила меня и расставила волшебные сети. Я оказалась в ее страшной пещере, где огромная и злая ворона по имени Эсмеральда все время хотела меня съесть.

– Что она хотела сделать с тобой? – дрожа от гнева и страха за любимую, спросил голубиный король.

– Ей нужна была моя невинная кровь.

– Какой ужас! Как она посмела?

– Я непременно бы погибла, если бы однажды ночью в ее пещеру не пришел мой спаситель. Это был совсем еще маленький мальчик. Ребенок!

– Ребенок?

– Это был не простой мальчик. Он оказался рыцарем. Да, да, настоящим рыцарем. Он убил Лесного дракона, который жил во владениях князя Аринако. Этот юный герой сразился с ним прямо в небе и победил его! Он без всякого страха пришел прямо в логово колдуньи и потребовал, чтобы та что-то рассказала. У колдуньи был волшебный котел, который мог показать что угодно, если в него налить свежей горячей крови. Руина уже коснулась ножом моей груди, но рыцарь предложил свою кровь взамен моей. Колдунья в изумлении разжала руку, в которой я находилась, и я, воспользовавшись этим, улетела.

– Как благороден этот рыцарь! – воскликнул король. – Я обязательно отблагодарю его, когда увижу. Скажи мне его имя.

– Его зовут граф Катерино. Он рыцарь.

– Рыцарь Катерино, – задумчиво проворковал голубь. – Я запомню это имя. А теперь полетели ко мне во дворец. Мы должны отпраздновать твое спасение.

Голуби вспорхнули с подоконника и полетели в голубое небо.

– Рыцарь Катерино, – задумчиво пробормотал Принц Белой башни. – Это интересно. Очень интересно и необычно. Что-то говорит мне, что я должен знать об этом рыцаре все. Уже не грозит ли он моему владычеству?

Женя подошел к окну, которое выходило как раз в ту сторону, где находилось княжество Аринако, и прочитал несколько заклинаний.

– Хочу видеть рыцаря Катерино!

Изображение в окне перестало быть расплывчатым. Облака исчезли, и мальчик, как в телевизоре, увидел Катю, которая подъезжала к маленькой игрушечной деревушке. Она была в плаще, с мечом и щитом, верхом на прекрасном белом скакуне. Женин рот сам собой открылся от удивления.

– Катька! – воскликнул он. – Но этого не может быть!

Женя все вспомнил. Что с ним было до этого, и как он стал Повелителем. Сначала он очень обрадовался. Теперь он может возвратиться домой! Потом в голове появились совсем другие мысли, от которых стало больно. Зачем она едет? Найти его! Зачем? Чтобы опять портить жизнь! А ведь еще поколотит. Обязательно поколотит. Его, Повелителя! Отшлепает и лишит власти!

Этого не будет! Надо что-то предпринять, чтобы Катя не добралась до него. Но тут мальчика отвлекли события, которые происходили с его сестрой. С удивлением и даже с восхищением наблюдал он, как Катя выпутывалась из сложной переделки с троллями.

Жене очень хотелось увидеть, что будет дальше, но он пошел в свою комнату, сам разделся, разулся и лег в постель. Глаза закрылись…

Утром, чуть свет, мальчик проснулся и побежал в тронный зал. Завтрак он приказал принести прямо сюда, затем выгнал всех слуг и охранников и в полном одиночестве стал смотреть, что делает Катя. Он увидел ее спящей в маленькой хижине и понял, что с ней что-то произошло этой ночью. Благодаря волшебному окну он узнал о бегстве от оборотней. Страшное кино. Женя вспотел от страха и волнения за сестру. Как ни странно, в самые опасные мгновения он почему-то очень хотел, чтобы произошло страшное. Самое страшное… Но все кончилось благополучно. Катю спас маленький волшебник. Детеныш троллей. Женя возмутился. Как посмел этот тролль вмешиваться в его, Повелителя, дело? Негодяй!

Он стал смотреть дальше.

Так проходил день за днем. Повелитель не пропускал ничего из того, что происходило с его сестрой.

– Обманщица! – каждый раз восклицал он. – Тебе просто везет! Сказочно везет! А это идиотка Руина! Она ни на что не способна! Эти хваленые ведьмы. Почему я не стер их в порошок? Ну ничего, голубушка! Скоро, я чувствую, ты доберешься до меня, вот тогда-то и начнется самое интересное. И почему это ты решила, что я хочу вернуться к родителям? Глупая. Я не вернусь к ним. И ты тоже не вернешься! Никогда!

А Катя все ближе и ближе подступала к Столице. Еще несколько дней, и она будет на месте. Надежда появилась у Принца Белой башни, когда путешественники оказались во дворце короля эльфов.

И снова разочарование. Какая досада!

Вот наступил день, когда Катя и ее друг Крис оказались перед воротами Столицы. Женя смотрел на них с высоты своего величия и кусал от досады губы.

– Ну что ж, – сказал он сам себе. – Поборемся, рыцарь Катерино. Посмотрим, будет ли дальше охранять тебя твоя удача. А позвать сюда первого министра Гаргулио! – приказал он.

Министр очень скоро предстал перед глазами Принца Белой башни. В окнах тронного зала ничего, кроме голубого неба и кудрявых облаков, не было. Повелитель сидел на троне и строго смотрел на Гаргулио. Толстяк, который, честно говоря, и забыл, что на свете существует кто-то, кто может приказывать ему, согнулся в подобострастном поклоне.

– Послушай, Гаргулио, – начал Принц Белой башни. – До меня дошли сведения, что сегодня в моем городе появится новый человек. Это не обычный человек, рыцарь. Он всего на четыре года старше меня, но уже совершил огромное количество подвигов. Он славный малый. Ты должен найти его и достойно принять. Но самое главное, о чем я хочу предупредить тебя, он станет утверждать, что он мой брат, и очень захочет встретиться со мною.

Глаза Гаргулио округлились от удивления.

– Не удивляйся этому, – продолжал мальчик. – Но и не потакай его желанию. Не пускай его ко мне. Я сам дам знак, когда захочу встретиться с ним. А теперь ступай.

Гаргулио пулей кинулся из зала выполнять приказание Повелителя. Спустившись же к подножию горы и вылезая из паланкина, он задумчиво почесал затылок:

– И где мне теперь искать этого рыцаря? Если он тоже ребенок, значит, надо дать приказ стражникам у городских ворот, чтобы они задерживали всех мальчиков, которые прибудут сегодня в Столицу.

Но Гаргулио ошибся. Вернее, он немного опоздал. Совсем чуть-чуть. Катя и Крис проехали через городские ворота за несколько минут до того, как туда пришел приказ первого министра. Стражники кинулись было за путешественниками, но те уже успели затеряться в шумной толпе нижних улиц. Город уже давно проснулся и веселился от души. Мир превратился в шумную ярмарку, и отыскать здесь двух всадников было уже так же трудно, как найти иголку в стоге сена.

Оказавшись в незнакомой для себя обстановке, Катя растерялась. То, что было простым и ясным раньше, теперь стало незнакомым и чужим. Как тут можно найти Женю? Как добраться до Белой башни, кто их туда пропустит, если даже здесь ходит столько стражников и все они подозрительно смотрят на Катю и ее спутника? К кому обратиться? Кого спросить? Никто не останавливается; все куда-то торопятся и проносятся мимо. Девочка была в недоумении. Крис был в не менее сложной ситуации. Он впервые в жизни видел столько людей. Из задиристого и храброго молодца лесного замка он сразу превратился в неказистого провинциального подростка, который первый раз оказался в городе. Открыв рот, он глазел по сторонам и не мог сказать ни слова. Кате даже стало неловко за него, когда она разок поймала на себе чей-то насмешливый взгляд.

– Кажется, Крис, нам пора действовать, – сказала она мальчику. – Но что мы должны делать, я ума не приложу.

– Может, перекусим где-нибудь? – предложил оруженосец. – А то я и не помню, когда мы последний раз ели.

– Наверно, ты прав. Поедим, а заодно и обсудим наши планы на будущее.

Ребята повернули лошадей в сторону ближайшего трактира. Толстый трактирщик встретил их с распростертыми объятиями.

– Добро пожаловать, благородный рыцарь, – приглашал он Катю. – Все, что у нас имеется, будет в полном твоем распоряжении.

– Что-то он мне не нравится, – прошептала Катя Крису на ухо, когда хозяин трактира на минуту вышел куда-то.

– Не волнуйся, – успокоил ее Крис. – Скорее всего тебя везде будут встречать подобным образом. По нашим поверьям, если в твой дом зайдет рыцарь, то и тебя, и твой дом обязательно ждет удача. Рыцари приносят счастье, Катерино!

Катя облегченно вздохнула, но все-таки продолжала смотреть на трактирщика с опаской. Крис взял ее щит, вышел на крыльцо и повесил его около двери.

– Все должны знать, что здесь остановился знаменитый рыцарь, – сказал, увидев удивленный взгляд девочки.

– А ты уверен, что мы должны всем говорить, кто мы такие?

– Конечно. Тогда нам обязательно помогут. Где советом, где делом.

– Ну как знаешь! – согласилась Катя.

А у дверей уже начал собираться народ. Людей заинтересовали подвиги прибывшего рыцаря. Первыми примчались дети, которые все всегда узнают раньше взрослых. Они столпились около щита рыцаря Катерино и стали громко обсуждать его подвиги. Взрослые тоже заинтересовались рыцарем. Очень давно не было их в городе. Кате даже стало неловко от того, что они привлекли к себе столько внимания. Ее друг, напротив, был счастлив.

– Несколько часов, и ты станешь знаменитой, – сказал он девочке. – Это и есть рыцарская слава. О, как я мечтаю о ней!

Кате совсем не хотелось быть в центре внимания, но она понимала, что мальчик прав. Им нужны знакомые в этом городе, которые помогли бы ей попасть в Белую башню. Слава может пригодиться в этом деле. Но как и с кем нужно знакомиться, Катя понятия не имела. Она вяло жевала жареное мясо и думала. Ничего не придумав, она все-таки решила поговорить с трактирщиком. Она потерла лоб, чтобы вспомнить, как надо разговаривать с подобными людьми, и позвала его:

– Можно вас на минуту?

– Я весь внимание! – Хозяин словно только и ждал, когда его позовут. – Мой трактир славится не только хорошей едой. Прежде всего посетители ценят у нас то, что в нем всегда можно узнать самые свежие новости города.

– Новости мне не нужны. Мне нужно узнать, каким образом я могу попасть в Белую башню?

– В Белую башню? – Трактирщик важно сложил руки на груди. – И по какой надобности, осмелюсь спросить вас, господа, вам нужно в Белую башню? Кого вы хотите найти в ней?

– Мне нужен Повелитель, – сказала Катя.

Трактирщик вытаращил глаза и долго смотрел на Катю и ее спутника. Наконец он заговорил:

– Двадцать лет, как я хозяин моего трактира под названием «У камелька», еще двадцать лет я работал в нем, помогая отцу с раннего детства. Но никогда, клянусь, никогда ко мне никто не обращался с подобной просьбой. Но, впрочем, стоит ли удивляться? С тех пор, как нашим Повелителем стал семилетний мальчуган, ровесник моему сыну, столько удивительного произошло, что я как само собой разумеющееся воспринял, когда в мой трактир пожаловал настоящий рыцарь, которому, наверно, не исполнилось и десяти лет.

– Мне давно уже одиннадцать! – обиделась Катя.

– Это не важно, вполне может быть, что я ошибся на пару лет. Но то, что ты настоящий рыцарь, у меня не вызывает сомнений. Итак, досточтимый рыцарь, я тебя слушаю, или не зовут меня Япиус!

После такой внушительной тирады Катя сразу не нашлась, что сказать. Ее выручил Крис.

– Ты прав, гостеприимный Япиус. В последнее время в нашей стране произошло столько событий, что голова идет кругом. Но поверь, что мы прошли столько дорог, опасных и удивительных, что кто-нибудь другой на нашем месте ни за что не вышел бы живым из тех передряг, в которых мы побывали.

– Прекрати хвастаться и болтать чушь! – прошипела Катя, она была уверена, что после такого хвастовства никто не будет с ними разговаривать.

Но она ошиблась. Трактирщик продолжал смотреть на Криса совершенно серьезно. А Крис продолжал:

– Где мы только не были и кого только не видали! Об этом можно рассказывать часами. Но, любезнейший хозяин, я думаю, не стоит этого делать, ведь достаточно посмотреть на щит моего господина, и все можно будет увидеть без труда самому. А вот что делать нам, скромным путешественникам? Мы совершенно ничего не знаем, что произошло в городе за последние месяцы. Поэтому скажи, кто может нам помочь?

– Кто может вам помочь? – хмыкнул Япиус. – Я знаю, кто может вам помочь, но очень сомневаюсь, что он захочет это сделать.

– Кто это? – спросила Катя. – И почему он не захочет нам помочь?

– Только один человек в нашем городе может входить в тронный зал Повелителя. Это первый министр.

– Гаргулио? – вскрикнула Катя.

– Я вижу, что твой рыцарь знает не так уже мало для путешественника, который первый раз оказался в нашем городе, – заметил трактирщик Крису.

– А почему Гаргулио не захочет помочь нам? – спросила Катя.

– Потому что после покушения на жизнь Принца Белой башни он никому не доверяет и не подпускает к нему даже самых важных людей страны. Почему вы думаете, что для вас он сделает исключение?

– Ему придется это сделать, – твердо сказала Катя.

Столько уверенности было в ее голосе, что Япиус в изумлении развел руками.

– А знаете, ребята, вы мне нравитесь! – воскликнул он. – Не знаю почему, но я почти верю в то, что вы говорите. Только вот ума не приложу, как вам помочь. У меня нет связей при дворе. И у моих друзей тоже. Мы простые люди и редко появляемся на Верхних улицах, а уж о том, чтобы прогуляться по парку короля эльфов и говорить не приходится. Но я знаю одного человека, который ходит в Белую башню. Клянусь драконом!

– Кто он такой? – разом спросили рыцарь и оруженосец.

– Феликс, старый охотник. Когда-то он был большим другом моего отца. Поставлял ему дичь. Мой старик никогда его не обманывал. Теперь я также дружу с ним, он славный малый.

– Но как он может нам помочь?

– Очень просто. Феликс – единственный человек в городе, который знает, где водится синий заяц и как его можно поймать. С тех пор, как Принц Белой башни стал Повелителем, старик поставляет ему этого зверя раз в две недели. Наш мальчик почему-то не может без него обойтись.

– Ничего не понимаю, – удивилась Катя. – Что за чертовщина? Зачем ему нужен синий заяц?

– Не знаю, но так положено. Все, кто правят нашей страной, едят мясо синего зайца. Принц Белой башни не исключение. Раз у королей и герцогов голубая кровь, то, значит, они должны есть мясо синего зайца. Чтобы кровь не портилась. А Феликс уже давно поставил придворным условие, что если они покупают у него синего зайца, то пусть покупают и все остальное. Те поломались, но пришлось согласиться… Раз Принц Евгений хочет синего зайца, он его получит.

– Что-то я не помню, чтобы мой брат увлекался мясом. Он его терпеть не может, – сказала Катя Крису. – Колбасу, ну там курицу его еще можно заставить есть, но вот мясо…

– Ты хочешь сказать, что Принц Белой башни твой брат? – спросил Япиус. Катя увидела, как мгновенно окаменело его только что живое и веселое лицо. Девочка поняла, что сболтнула лишнее. Она беспомощно смотрела на Криса и ждала от него помощи.

Крис напряженно думал, что бы ему такое соврать, но ничего не приходило в голову. А трактирщик смотрел внимательно и строго. Под его взглядом ребятам захотелось убраться из этого заведения как можно дальше. У них были такие растерянные и унылые физиономии, что Япиус, глядя на них, стал понемногу смягчаться.

– Ладно, можете не отвечать, – сказал он. – Это не в моих правилах вмешиваться в чужие дела. Но и вы меня поймите. У вас какие-то тайны, а я должен вам помогать. Зачем вам это нужно? Я тоже не знаю. А кругом ходят стражники и шпионы и слушают, кто о чем говорит. Так что давайте договоримся. Вы говорите мне, что вам нужно, и, если для меня это безопасно, я зову Феликса. В противном случае выпутывайтесь сами.

– А и действительно, какая тебе нужда помогать нам? – в свою очередь спросил Крис. – Уж больно ты любопытный.

Лицо трактирщика окаменело. Взгляд его стал холодным и равнодушным. Катя подумала, что он сейчас погонит их прочь из трактира, но этого не случилось. Япиус просто-напросто отошел от докучливых посетителей и занялся своими делами. Изредка он бросал на них косые взгляды, словно ждал, что те или передумают, или уйдут прочь.

– Что будем делать? – спросил Катю мальчик. – Можем ли мы довериться этому человеку?

– Я даже не знаю, – вздохнула Катя. – Не могу понять, что он за личность, то кажется порядочным и добрым человеком, то вдруг становится похож на разбойника, который что-то против тебя замышляет.

– Да, что-то в нем такое есть. Думаю, лучше ему ничего не говорить. Попробуем сами найти этого Феликса?

– Ну, раз мы знаем его имя, почему бы и нет.

– А вы думаете, что он станет с вами разговаривать? – спросил их Япиус. Дети повернули головы к нему и, увидев довольное и хитроватое выражение лица трактирщика, очень возмутились. Крис даже схватился за меч.

– Как ты смеешь подслушивать нас, негодяй!

– А вот и видно, что вы только что в нашем городе, – как ни в чем не бывало ответил Япиус. – Иначе бы знали, что теперь все у нас занимаются этим. Я тоже не вижу ничего для себя зазорного. Кто знает, может, спасешь себе этим жизнь? Так что не обижайтесь, друзья, но у вас ничего не выйдет, так как только я один во всем городе смогу договориться с Феликсом.

– Хорошо, – наконец сказала Катя. – Ты, наверно, понял, любезнейший хозяин, что мы хотим и воспользоваться твоим другом, но в то же время желаем оставить все при себе. Ты не должен ничего знать. Может, тогда мы попробуем договориться по-другому? Ты ничего не будешь знать. А мы заплатим за это. Сколько будет стоить твое незнание?

Трактирщик впервые посмотрел на юного рыцаря с уважением. Ему явно понравились его слова. Крис тоже смотрел на подружку с восхищением. Она нашла отличный выход из положения.

– У тебя много денег? – спросил Япиус. – Обычно рыцари – бедняки и попрошайки. Больше любят брать в долг, чем отдавать монету.

– Денег у меня действительно нет, – сказала Катя и, когда увидела, как лицо трактирщика снова каменеет, поспешила прибавить: – Они у меня будут очень скоро, а пока, я думаю, золотая пряжка от моего плаща вполне подойдет.

Япиус посмотрел на пряжку и задумчиво почесал затылок.

– Эти волшебные штучки… Впрочем, я согласен. Давайте пряжку!

Когда золото оказалось в его огромном кармане, трактирщик вытер руки о фартук и пошел в дом, чтобы переодеться. Через несколько минут он вышел в чистом и приличном камзоле, на котором даже были кружевные манжеты.

– Все в порядке, – сказал он. – Если вы закончили есть и пить, то мы можем отправляться к Феликсу.

В эту же секунду в дверь трактира вошли два стражника и один офицер гвардии. Они сразу направились к Япиусу. На лице трактирщика не отразилось никаких мыслей. Он спокойно смотрел на приближавшихся солдат и лишь успел сказать Кате:

– Кажется, вы больше не будете нуждаться в моих услугах. Какая жалость! А я уже успел положить вашу пряжку в свой сундучок.

Глава вторая

ВСТРЕЧА С ГАРГУЛИО

– Здорово, друг Япиус, – обратился офицер к трактирщику. – Я вижу, у тебя остановился рыцарь. Это его щит висит у твоей двери?

– И тебе желаю здоровья, Крокус, – ответил тот. – Ты угадал. Рыцарь действительно пообедал в моем трактире.

– И где же он?

– Ты не поверишь, но это необычный рыцарь… Ты таких не видел. Дело в том, что он ребенок. Тебя заинтересует десятилетний мальчишка?

– Охотно верю, – грубо оборвал Крокус. – И даже очень им интересуюсь. Десятилетний мальчишка! Он-то мне и нужен, клянусь ведьмами! А ну-ка отойди!

Он направился прямо к Кате и Крису. Потому что, кроме них, из детей в трактире никого не было.

– А ну-ка, цыплятки, признавайтесь, чей это щит висит на входной двери?

– А тебе не кажется, что если ты не сменишь свой наглый тон, то одним болваном на земле будет меньше? – спросил его в ответ Крис.

На Крокуса будто вылили ушат холодной воды.

– Ах ты, щенок! – завопил он. – Да как ты смеешь говорить так со мной? – И он стал вытаскивать шпагу.

В ту же секунду мальчик приставил к его горлу острие своего меча.

– Может, это научит тебя вежливо разговаривать?

Два других стражника тоже было схватились за шпаги, но их остановила Катя. Она поступила с ними так же, как Крис с Крокусом. А что ей оставалось делать? Зрелище было удивительное. Два мальчика обезоружили трех вооруженных мужчин и устроили им допрос. Толпа, собравшаяся у двери, так и ахнула, увидев это.

– Итак, – начал Крис, – что это вас так вдруг интересуют малолетние рыцари, господин офицер?

Крокус скорчил недовольную гримасу и заговорил, опасливо косясь на меч Криса:

– Только что нам дали приказ задержать рыцаря Катерино и доставить его к первому министру Гаргулио. Его основные приметы: десять или одиннадцать лет, мальчик, а не мужчина, голубые глаза, русые волосы средней длины, одежда странная, белые башмаки. Говорит, что ищет младшего брата. Обвиняется в… Вообще-то он ни в чем не обвиняется, но велено задержать. – Он всхлипнул. – Господин рыцарь, может быть, я отправлюсь искать этого рыцаря дальше? А вас я и не видел…

Услыхав эти слова, Катя вложила меч в ножны и велела то же самое сделать оруженосцу.

– Раз так, – сказала она, – то выполняй свой приказ!

Крокус чуть не свалился со стула, на который его перед эти посадили. Люди у двери тоже ахнули. Даже Крис был удивлен и недоуменно смотрел на Катю.

– Ну чего ты ждешь? – нетерпеливо спросила девочка.

Крокус боязливо поднялся и с опаской, боясь, что над ним насмехаются, покрутил усы.

– Эй, вы, – тихо пробормотал он. – Сдавайте оружие. Я вас арестовываю.

Катя покорно сняла с себя меч и отдала его Крокусу.

– А тебя я попрошу присмотреть за нашими лошадьми, – обратилась она к Япиусу. Затем добавила шепотом: – Если мне понадобится Феликс, я дам знать.

Крис тоже разоружился. Сделал он это с большой неохотой. Затем их повели по улице. Крокус с гордой ухмылкой шел впереди, неся Катин щит и оба меча, стражники с алебардами наперевес следовали сзади. За стражниками следовала толпа зевак и ребятишек. Всем хотелось знать, чем закончится эта история.

Ребята заметили, что стражники ведут их по улицам вверх, поэтому очень скоро люди, сопровождавшие их, стали расходиться. Остались лишь одни ребятишки, но и они разбежались через пару кварталов. Только что вокруг бушевало людское море, а теперь пустые и унылые улицы.

– Скоро мы будем на месте? – спросила Катя Крокуса.

– Мы уже пришли, – ответил тот и указал взглядом на стоявшую на месте карету. – Садитесь, и вас отвезут куда надо.

Не говоря ни слова, Катя и Крис залезли в экипаж. Кряхтя и проклиная всех рыцарей на свете, взгромоздился на сиденье Крокус. Стражники встали на запятки, и карета тронулась. Всю дорогу молчали. Крокус дулся за свое унижение, ребята не хотели бередить ему душевные раны.

Лошади остановились. Дверцы распахнулись, и Крокус выскочил наружу.

– Выходите! – раздалась его команда.

Катя и Крис послушно вышли. Они сразу увидели отряд гвардейцев, выстроившийся перед ними буквой "П". Солдаты держали оружие наперевес. Крис посмотрел на Катю, как бы говоря, что они здорово влипли в этот раз. Катя кивнула ему в ответ, мол, рано бить тревогу. Она внимательно огляделась вокруг. Здание, перед которым она находилась, совсем не было похоже на тюрьму. Это был скорее всего дворец с белыми колоннами. Наверное, он принадлежал важному лицу. Уж не Гаргулио ли? Как только Катя подумала, она увидела первого министра, который важно спускался к путешественникам по мраморной лестнице. Гвардейцы перед ним расступились, и Гаргулио с распростертыми объятиями подошел к Кате и Крису.

– Добро пожаловать в столицу! Мы рады приветствовать храброго рыцаря Катерино в нашем городе! – заговорил он, когда подошел совсем близко, сияя улыбкой. Он внимательно осмотрел детей и обратился к Крису: – Надеюсь, солдаты не были слишком грубы, граф Катерино?

Крокус покраснел, как спелый помидор. Катя улыбнулась и вышла вперед.

– Ты ошибся, Гаргулио, – сказала она. – Граф Катерино это я! А это мой оруженосец из славного рода Отважных Кристиан Тринадцатый. Можешь не говорить, кто ты такой, я это прекрасно знаю. Только вот не могу понять, откуда ты узнал про наше прибытие?

Каким-то чутьем Катя поняла, что ей следует поменьше церемониться с этим человеком. И она угадала. Глазки Гаргулио сначала забегали, затем в них появился испуг. Он стал глотать ртом воздух, затем наконец опомнился и попытался взять себя в руки.

– Это моя главная обязанность – знать все, – сказал он. – Труден хлеб первого министра. Но я не жалуюсь, а наоборот, горжусь, что выполняю такую ответственную задачу. Надеюсь, что делаю это достаточно хорошо, раз наш Повелитель доверяет мне столь важный пост. Вот и в этот раз он мне поручил встретить доблестного рыцаря Катерино и его оруженосца и препроводить их в свой дом.

– Так это не арест? – спросила Катя.

– Конечно нет!

– Тогда пусть нам вернут оружие, – строго сказала девочка. – Не подобает рыцарю держать свое оружие в чужих руках!

– Разумеется! – Гаргулио посмотрел на несчастного Крокуса так, что тот чуть было не вывалил на Криса все, что было у него в руках. – Это просто недоразумение, которое произошло из-за того, что кто-то неправильно понимает приказы.

Кате стало жалко Крокуса.

– Думаю, не стоит сердиться на Крокуса, – сказала она. – Военные очень часто понимают все буквально и поэтому вечно попадают в лужу.

Она очень часто слышала эти слова от папы. Тот всегда говорил это с язвительной насмешкой. Он почему-то терпеть не мог военных. Катя точь-в-точь скопировала отца, когда сказала эту фразу, и увидела, что это произвело впечатление на первого министра. – Так, значит, это дружеская встреча, да?

– Абсолютно верно! Торжественный обед на столе и ждет почетного гостя. Прошу в дом. – И Гаргулио указал на открытые двери своего дворца.

– А разве мы не поедем в Белую башню? – вырвалось у Кати.

– В Белую башню? Зачем это?

– Как зачем? Мне необходимо увидеть Повелителя. Разве он не приказывал отвести меня к нему?

– Был приказ встретить тебя. – Гаргулио выглядел задумчивым. – А вот насчет того, чтобы отвести тебя к его величеству, то таких распоряжений я не получал.

Катя растерялась.

– Как не получал? Этого не может быть! Скорее всего Повелитель просто забыл сказать об этом.

– Повелитель ничего не забывает. Он так же могуч, как и прежде. Если ты думаешь, что, раз он всего лишь мальчик, маленький мальчик, власть его над нашей страной ослабла, то глубоко ошибаешься. Он приказал тебя встретить, но про то, чтобы допустить тебя к нему, он ничего не говорил.

– А откуда он узнал про мое появление в вашем городе?

Гаргулио улыбнулся такой наивности рыцаря.

– Этого никто не знает, почему Повелитель знает все, что творится в его владениях и даже за их пределами. Он великий волшебник, наш Повелитель. Про себя он подумал: «Сейчас он скажет, что Принц Белой башни – его брат и потребует встречи с ним».

– Хорошо, – сказала Катя. – Это действительно дело волшебников – знать все. Но мне необходимо встретиться с Повелителем. Это крайне важно!

– Я все понимаю, но, может быть, мы все-таки пройдем в дом? – предложил первый министр. – А то мы слишком долго стоим на лестнице. Не думаю, что стражники и гвардейцы должны слышать, о чем мы говорим. Стол накрыт, вот за ним и побеседуем.

Кате совсем не хотелось есть. Они с Крисом только что вполне сносно поели, но спорить с Гаргулио она не стала и послушно пошла за ним. Крис поправил свою ношу и тоже поплелся вслед.

В отделанной белым мрамором столовой был накрыт огромный стол. Яства на нем стояли такие, что в другое время Катю не пришлось бы долго упрашивать, но сейчас ей было не до еды. Она поняла, что до Жени ей будет не так легко добраться. Он знает о ее присутствии и не пускает к себе. Ах, скверный мальчишка! Что же теперь делать? Пока вся надежда на этого хитрого и толстого Гаргулио. Но и с ним надо быть крайне осторожной.

А Гаргулио между тем недоумевал, почему же рыцарь не говорит, что он брат Повелителя. Почему? Он что-то затевает. Но что? Это надо выведать.

Крис тоже ничего не понимал, что делается вокруг. Почему Катя не может добраться до своего брата? Почему она не говорит, что ищет брата? Ведь если судить по словам Крокуса, Гаргулио прекрасно об этом знает.

Разговор не клеился. Гаргулио, очутившись за столом, вдруг занялся едой и словно забыл про Катю. Он ел так аппетитно и с таким удовольствием, что мог заразить кого угодно. Но ребята смотрели, как ест первый министр, и ждали. Наконец тот заметил, что его собеседники не притрагиваются к еде, и это очень удивило Гаргулио. Так удивило, что он даже перестал есть.

– Почему вы не едите? – спросил он.

– Что-то не хочется, – сердито ответила девочка.

– Может, тут подсыпан яд, – добавил Крис.

Первый министр подавился ананасом. «Проклятые дети! – подумал он. – Еще и издеваются». От их слов у него даже на минуту пропал аппетит.

– Хорошо, – сказал он, вытирая губы белоснежной салфеткой. – Что вы от меня хотите?

– Только отведи меня к Повелителю, и я обещаю, что сделаю все от меня зависящее, чтобы он наградил тебя потом по-королевски.

– Что же это у вас такое важное для его величества?

«Вот негодяй!» – подумала Катя и вслух добавила: – Ему грозит страшная, смертельная опасность.

– Повелителю? – Уши Гаргулио зашевелились от любопытства.

– Да!

– Тогда скажите мне. Я быстро доложу его величеству, и все будет в порядке. На то я и первый министр, чтобы оберегать Повелителя от какой бы то ни было опасности!

– Нет, – решительно ответила девочка. – Тебе я ничего говорить не буду. Только лично Повелителю, потому что я не хочу, чтобы ты, Гаргулио, опять рисковал его жизнью, как уже однажды было. Ты помнишь заговор военного министра? – Катя зло посмотрела на сжавшегося в кресле царедворца. – А если бы твои люди не успели? Если бы убийца все-таки оказался расторопнее стражников? Ты это здорово придумал! Но больше я тебе не позволю использовать моего брата для твоих гнусных целей.

– Так Повелитель твой брат? – с деланным изумлением воскликнул Гаргулио. – Почему же вы молчали, мальчики?

Ах, как он хотел в эту минуту велеть своим слугам схватить их обоих и выпороть хорошенько. По разговору с Принцем Белой башни он понял, что тот не больно-то рад появлению старшего брата, и даже, как показалось Гаргулио, полон неприязни к нему. Можно было бы не церемониться с ним. Можно, все можно. Даже снять эти страшные штаны и… А если это не поможет, то можно было бы применить и кое-что посерьезнее. Можно было бы, если бы… Если бы не рыцарский щит в руках его оруженосца. Это уже не игрушка. На нем столько изображений, что лучше не связываться. Плохо кончает тот, кто имеет дело с победителем драконов. Гаргулио был слишком труслив, а последние слова рыцаря и вовсе напугали его. Ведь о том, что он спас Повелителя от ножа убийцы, было известно только ему. Конечно, он рисковал. Но разве это важно? Он победил и стал первым человеком в государстве. Так славно все получилось! А теперь пришел этот мальчишка-рыцарь и все испортил. Повелитель вызвал его к себе и снова разговаривал с ним, как со слугой. Теперь у этого сопляка появился братец и тоже обращается с ним, как с собакой. Слеза скатилась на жирную щеку Гаргулио. Откуда он все знает? Может, тоже волшебник? Эти рыцари… От них можно ждать чего угодно. А какой свирепый взгляд у его оруженосца! Зачем он отдал им обратно оружие? Гаргулио стало страшно. Он покосился на слуг, что стояли у дверей и подавали блюда. От них не будет прока, если его захотят убить. Гаргулио задрожал.

Катя и Крис смотрели и ждали, что он скажет дальше. Ребята заметили его страх и очень удивились.

– Так ты отведешь нас к Повелителю? – спросили они оба.

– Нет, – ответил Гаргулио, утирая со лба пот. – Такого приказа от Повелителя я не получал.

– Что же будет, когда Повелитель узнает, что его первый министр отказался спасти его от смерти? – спросила Катя. Она уже начала приходить в отчаяние.

– Скажите мне, какая опасность угрожает его величеству, и я доведу это до его сведения. А так не могу. – Гаргулио попытался встать из-за стола, но тут к нему подошел Крис. Министр, сам не зная почему, плюхнулся обратно. – Пожалуй, мне надо идти.

– Куда? – спросил Крис.

– В замок Белой башни. Там меня ждут придворные.

– Вот и прекрасно! – Катя тоже встала из-за стола и подошла к Гаргулио с другой стороны. – Мы тоже поедем туда. Не так ли? Кристиан, дай мне мой меч.

Рыцарь и его оруженосец так решительно и грозно надели на себя вооружение, что толстяк, который был на голову ниже Криса и чуть выше Катерино, закашлялся. Он понял, что попал в ловушку, которую сам себе и устроил, отослав стражу подальше. Теперь ему не оставалось ничего другого, как идти к карете в сопровождении рыцаря Катерино и его оруженосца. Слуги провожали его недоуменными взглядами, но ни во что не вмешивались.

– Ну вот и прекрасно! – удовлетворенно произнесла Катя, когда они с мальчиком сели в карету по обе стороны от первого министра.

– Какой болван!!! – воскликнул Повелитель, который наблюдал всю эту сцену в свое волшебное окно. Он нервно походил по залу, шепча проклятия и угрозы в адрес Гаргулио, затем снова стал наблюдать, что вытворяет его сестра. – Значит, она скоро будет здесь! Ну, Катька, во дает! Я никак не ожидал, что она так быстро расправится с таким хитрецом, как Гаргулио.

– Приехали, – угрюмо пробормотал первый министр.

Катя выглянула в окошко экипажа и увидела, что у калитки, которая вела в замок, стоят гвардейцы.

– Выходи, – сказала она. – Но помни, что мой оруженосец все время будет щекотать тебя кинжалом. Одно неправильное движение, и нам придется искать главную дверь замка без тебя.

Если бы в эту минуту крестный отец сицилийской мафии видел, как ловко Катя запугала бедного чиновника, то он был бы горд за нее и назначил бы девочку крестной матерью. Современные дети смотрят столько фильмов, которые им совсем не стоит смотреть! И книги читают тоже…

Волосы на голове Гаргулио зашевелились от ужаса. Такого с ним никто и никогда не проделывал. На заплетающихся ногах он еле вышел из кареты и с трудом (Кате и Крису пришлось поддерживать его) приблизился к калитке.

Гвардейцы пропустили первого министра без предъявления пропуска и ничего не спросили о его спутниках. В парке, среди прохладных фонтанов и зелени, он пришел в себя и взмолился, чтобы над ним перестали махать ножом (хотя над ним никто не махал), иначе у него будет разрыв сердца.

«Так тебе и надо, жирная бочка! – мстительно подумала Катя. – Не будешь в следующий раз делать себе карьеру, рискуя жизнью моего брата!»

– Замолчи! – приказала она. Веди нас в Белую башню.

– Туда можно попасть только через замок.

– Тогда пошли в замок!

Гаргулио повиновался. По пути девочке совсем некогда было любоваться красотами парка короля эльфов, хотя тут было что посмотреть. Внезапно Катя увидела лебедей. Белых лебедей, точно таких, какие похитили Женю.

– Может, это те самые, которые украли моего брата? Смотри, Крис! – воскликнула она.

Услыхав про лебедей, Гаргулио снова так задрожал, что чуть не свалился в пруд, в котором плавали птицы. Крис заметил его состояние и дернул Катю за рукав.

– Он что-то знает! – кивнул он на министра. – А ну рассказывай, что ты знаешь!

– Я ничего не знаю! Я ничего не знаю! – завопил он. – Я только исполнял приказ!

– Какой приказ? Говори, иначе я… – Катя наполовину вытащила из ножен меч, и его лезвие зловеще блеснуло на солнце. Первый министр вскрикнул, как будто его уже убивают, и упал без чувств прямо на песчаную дорожку. Чтобы не привлекать к нему внимания гуляющих по парку придворных, ребята оттащили беднягу в заросли ивы у пруда с лебедями. Катя сбегала к воде, набрала в шапку пострадавшего воды, вернулась и без церемоний вылила ее на лицо первого министра. Толстяк застонал и открыл глаза.

– Я еще жив? – пробормотал он.

– Жив и прекрасно выглядишь, – проворчал Крис. – Такой маленький и такой тяжелый! Мы чуть не надорвались, пока тебя волокли.

– Рассказывай, что ты знаешь! – потребовала Катя.

– О-о-о! – застонал Гаргулио. Но ему ничего не оставалось делать, как поведать своим похитителям все, что он знал. – Это было еще при старом Повелителе. Он вызвал меня к себе, впервые за несколько лет, и потребовал, чтобы я пошел…

Дальше он рассказал то, что мы с вами уже знаем.

– Какой мерзавец был этот ваш старый Повелитель! – воскликнула девочка, когда Гаргулио закончил свой рассказ. – Надо же, решил похитить ребенка, чтобы сделать его своим наследником. Что у вас, своих детей мало? И почему обязательно моего брата?

– Мне больше ничего не известно, – недоуменно ответил первый министр. – Но Принц Белой башни был не совсем обычным ребенком. Это был настоящий принц. Старый Повелитель перед тем, как умереть, наделил его всем своим могуществом и научил колдовать.

– Колдовать? – закричала Катя. – Что за ерунда? Женя был самым нормальным мальчиком. Ничего в нем необыкновенного не было! Его, наверное, самого заколдовали в вашей дурацкой стране! А ну вставай, – приказала она первому министру. – И веди нас в Белую башню. Я должна увидеть моего брата немедленно!

И опять никто не заметил, что она сказала «должна» вместо «должен». Все были слишком взволнованны, чтобы обращать внимание на подобные мелочи. А может, это уже не имело значения.

Скорчив кислую мину, Гаргулио поднялся и заковылял к замку, который уже виднелся за высокими, похожими на свечки тополями. Катя и Крис за ним. С двух сторон, как прежде. Сейчас им не нужны были неожиданности.

Когда они подошли к главному входу в замок и четверо гвардейцев преградили им дорогу, Катя шепнула на ухо Гаргулио:

– Мы должны пройти. Помни про кинжал моего оруженосца.

Толстяку ничего не оставалось, как принять спокойный и беспечный вид (все-таки он был главным придворным, а значит, великим артистом) и предъявить пропуск.

– А это кто с тобой? – недовольно спросил офицер, возглавлявший караул.

– Это мои племянники, – пытаясь не выдать себя дрожащим голосом, произнес Гаргулио. – Я собираюсь показать им высший свет.

Офицер подозрительно оглядел ребят. Они явно не были похожи на детей, которые стремятся предстать перед обществом благородных господ. Они были взлохмаченные, помятые и даже, чего уж тут скрывать, грязные. Не оказалось ни минуты свободной, чтобы привести себя в порядок. Странные дети. Да еще и вооружены до зубов.

– Что-то я не припомню, чтобы у тебя были племянники, – сказал офицер. – И выглядят они не очень…

– Это мои племянники, – стал заверять его Гаргулио. – Они только вчера прибыли из провинции. Из самой дальней провинции.

– А почему у них с собой оружие?

– Я же сказал тебе, что они из провинции. Из тех мест, где даже маленькие дети не расстаются с оружием.

– Ладно, проходите. – Офицер махнул рукой. – Только пусть они разоружатся, когда войдут внутрь. Здесь не Черное княжество и не Колдовской лес.

– Что ты знаешь про Колдовской лес? – тихо пробормотал Крис.

– Что? – грозно спросил офицер охраны.

– Ничего, ничего! – Гаргулио буквально протолкнул своих «племянников» внутрь. – Ох уж эти провинциалы!

Офицер покрутил усы и посмотрел с неприязнью им вслед. Видимо, он не очень любил Гаргулио.

– Мы чуть не погибли! – сказал Гаргулио, когда они прошли в следующий после парадного зал. – Это был сам Альвансор Безупречный. Командир личной гвардии его величества. Он отвечает за его безопасность в замке. Никому не доверяет. Даже своему собственному отцу.

– И правильно делает! – одобрила Альвансора Безупречного Катя. – У вас действительно нельзя никому доверять! Я вот тебе нисколько не верю. Поменьше болтай и побольше шевели ногами.

Теперь мы немного обгоним друзей и поднимемся в самый верх Белой башни. Туда, где находится маленький Повелитель.

– Проклятье! – выругался Женя, когда увидел, как его сестра со своим другом и оруженосцем вошли в замок.

Дело в том, что волшебное окно показывало только то, что происходило за пределами замка Белой башни и самой Белой башни. А то, что было внутри, уже нельзя было увидеть. У волшебства тоже часто бывают различные недостатки и недоделки. Теперь мальчик больше не мог следить за действиями сестры. Он потерял свое главное преимущество в этой борьбе – владение информацией. Женя подошел к трону и взял со столика, который стоял рядом, колокольчик. На его звонок пришел гвардеец.

– Ко мне идут гости, – сказал ему мальчик. – Не задерживайте их и не мешайте. Но и не оказывайте им никакой помощи. Обо всех их действиях докладывайте мне каждые десять минут.

Гвардеец щелкнул каблуками и звякнул шпорами. Затем развернулся на сто восемьдесят градусов и вышел из тронного зала.

Глава третья

ВЕЛИКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ НАВЕРХ

Ребята и их пленник прошли еще два пустых зала, в которых никого, кроме сонных стражников, не было. Последний из них оказался ужасно мрачным. Он был больше похож на старинный заброшенный храм, только окна были вырублены в нем так глубоко в стенах и были такими узкими, что свет с улицы сюда совершенно не проникал. Темноту не рассеивали даже горящие на стенах факелы. Катя остановилась и спросила Гаргулио, что это за зал. Гаргулио сделал торжественную и скорбную мину и тихо, словно боясь, что его могут услышать, проговорил:

– Это усыпальница великого Повелителя. Не нашего, а того, который умер. В этом саркофаге он лежит с того дня, как был погребен с почестями и славой.

В центре зала действительно стоял огромный каменный куб, сделанный из двух половинок, положенных одна на другую. По углам саркофага тускло мерцали толстые и высокие свечи.

– Это могила Повелителя? – с волнением переспросила девочка.

– Да.

– Проклятый, – прошептала Катя, обращаясь к каменному гробу, ей стало жутко и страшно. – Натворил дел и умер. Так тебе и надо! Противный колдун и мерзкий старикашка! Видишь, я все равно пришла сюда и заберу своего брата обратно домой. Я обязательно это сделаю. А ты лежи тут. Это как раз твое место. Не имеет права управлять страной тот, кто похищает маленьких детей, как какая-нибудь цыганка. Идемте отсюда скорей!

– О великий Повелитель, – грустно произнес Гаргулио, прежде чем ребята снова потащили его за собой. – Зачем ты нас покинул?

Но его никто не слушал, Катя и Крис уже шли дальше, мимо ничего не замечающих гвардейцев. Видимо, на них плохо подействовал этот зал с усыпальницей, темнотой и спертым от дыма и чада факелом воздухом.

Наконец дети и Гаргулио оказались в главном зале замка. Здесь народу было не так мало. Даже наоборот, много. Целая толпа придворных встретила недоуменными взглядами пришедших. Когда важные дамы и господа узнали в одном из трех растрепанных существ первого министра, они в почтении склонились перед первым придворным Страны Остановленного времени.

– Куда нам идти? – шепотом спросила Катя Гаргулио.

– Вон за той большой медной дверью вход в Белую башню.

– Тогда идем туда.

И они с Крисом поволокли бедного первого министра к вожделенной двери. Шли через весь зал, и придворные расступались перед ними. Они пытались скрыть свое любопытство, но не могли. Так и прожигали взглядами Гаргулио и его спутников. Первый министр отвечал им любезной улыбкой. Так они и прошли к медной двери.

Катю охватило радостное возбуждение. Неужели они достигла того, чего так желала и ради чего испытала столько самых невероятных и опасных приключений? Нашла двух преданных и верных друзей. Одного из них потеряла. Друль погиб ради нее. Ради того, чтобы она нашла своего брата. И вот, кажется, она скоро увидит его. Так скоро, что даже дрожат коленки. Охваченная этим чувством, девочка ничего уже не замечала, что творилось вокруг. Голова закружилась. Катя чуть не упала. Нет, это не дело! Раскисать перед самым концом путешествия, когда она так близко к своей цели! Скоро она будет с Женей, помирится с ним, пусть даже придется просить прощения! Нет, она обязательно попросит прощения. Она виновата и признает это. Впервые в жизни. И они вместе придумают, как им вернуться обратно домой. В конце концов, ведь Женя Повелитель!

Катя встряхнула головой и прогнала прочь охватившее ее чувство слабости. Она была рыцарем Катерино, а не маленькой девочкой Катей, которая готова расплакаться и упасть в обморок, как этот слабак Гаргулио.

Крис со скрежетом открыл медную дверь. Они вошли в нее и оказались в Белой башне. Какая красота вокруг! Не то что в замке. Но Катю она не интересовала. Не осуждайте ее за это. Она ведь пришла не на экскурсию.

– Куда теперь? – спросила она.

– Лестница, ведущая наверх, перед вами. Идите по ней и доберетесь до Повелителя.

– Что значит «доберетесь»? – спросил Крис. – Ты хочешь сказать, что мы все доберемся. Ведь ты пойдешь с нами!

– Да зачем я вам теперь-то нужен? – возмутился Гаргулио.

– Ты прав, – ответил мальчик. – Ты нам не нужен. Но еще более ты не нужен здесь, внизу. Конечно, ты пойдешь с нами!

Гаргулио чуть не заплакал, но тем не менее покорно побрел за детьми.

– Послушай, Катерино, тебе не кажется, что нам придется идти слишком долго, чтобы добраться до самого верха? – Крис указал на лестницу, которая терялась в вышине так, что не видно было, где она кончается. Это была винтовая лестница, очень большая и широкая, с площадкой на каждом этаже.

– Как-нибудь поднимемся, – вздохнула Катя. – Скажи, Гаргулио, а тут нет какого-нибудь подъемного устройства, чего-нибудь вроде лифта?

– Я не знаю, что такое лифта, – ответил Гаргулио. – И никакого устройства здесь нет. Мы все ходим пешком. – Гаргулио обманул. Он решил не говорить про паланкин со сменными носильщиками. – «Пусть добираются как хотят», – подумал он.

Ребята и первый министр полезли наверх.

– Что ж, это не так трудно, – сказала Катя, когда они прошли четыре первых этажа. – Обыкновенная многоэтажка.

На десятом этаже все они уже пыхтели от усталости. Этажи в Белой башне были намного выше, чем в домах, которые имела в виду девочка. Они прошли еще два этажа.

– Все, я больше не могу! – объявил Гаргулио и упал в изнеможении на пол.

– И так ты каждый раз поднимаешься к Повелителю? – удивился Крис. – Мы не прошли даже трети. Что-то ты хитришь!

– Повелитель всегда вызывает меня заранее. На два дня раньше. Я беру с собой слуг, провизию, и на подъем у меня уходят два дня. Я отдыхаю через каждые пять этажей. Тут много комнат; есть где полежать и подкрепить силы.

– Нет! – Катю даже в дрожь бросило. – Мы не можем столько идти. Два дня! Я сегодня должен увидеть Повелителя. Нельзя терять ни минуты! Пошли, Крис, вставай, Гаргулио.

– Лучше убейте меня! – застонал толстяк. – Я не могу сделать и шага.

– Сможешь. – Крис недобро улыбнулся и погладил рукоятку меча.

Гаргулио вскочил, как мячик, и, чуть ли не рыдая, отправился за своими мучителями. Через два пролета он снова упал и еле-еле пропыхтел:

– Все! Больше не могу. Можете убить меня. – И он зажмурил глаза, ожидая смертельного удара.

Дети растерялись.

– Может, оставим его здесь? – предложила девочка. – У него все равно не хватит сил спуститься вниз. Даже если он спустится, то нас уже не догонят. Мы слишком высоко.

– Тогда я его свяжу, – сказал Крис. – Мало ли что?

– Это чудовищно! – заплакал Гаргулио. – Вы про меня забудете, и я умру с голоду или задохнусь в ваших путах. Пощадите меня, не связывайте! Куда я тут могу деться? Отдохну пару часов и стану потихоньку спускаться. К вечеру буду внизу. Вы с вашей молодостью и силой к этому времени уже будете у Повелителя.

– Он прав. – Катя нетерпеливо поправила упавшую на лоб челку. – Нечего с ним возиться.

И они, бросив Гаргулио, стали подниматься дальше. Первый министр долго слышал их шаги и разговоры, улыбаясь торжествующе и гордо. Когда детей не стало слышно, он побежал на этаж ниже. Через дверь в зале он попал на другую лестницу, намного более красивую и широкую. По ней они когда-то с маленьким Женей поднимались на паланкине. Гаргулио нашел шелковый шнурок и стал дергать его. Где-то высоко-высоко зазвенел колокольчик. Через несколько минут сюда прибежали слуги с паланкином.

– Вниз! – скомандовал толстый министр.

Он самодовольно потирал живот и блаженно вздыхал.

Придворные расступились перед ним, когда он, словно колобок, прокатился через бальный зал и побежал к выходу. Альвансор Безупречный был на том же месте, что и прежде. С усмешкой он выслушал бессвязный рассказ первого министра.

– Так, значит, это были не твои племянники? – спросил он, когда Гаргулио закончил.

– Я же сказал, что это были похитители! Они силой и коварством заставили меня провести их в Белую башню. Если бы я отказался сделать это, они бы убили меня. Этот проклятый рыцарь и его оруженосец!

– Ты совершил преступление, – холодно ответил Альвансор. – Не пытайся найти себе оправдание! По твоей милости нашему Повелителю теперь грозит опасность…

– Рыцарь не собирается убивать Повелителя, – чуть не плача возразил Гаргулио. – Он просто утверждает, что он его брат.

– Брат?

– Да. Сегодня утром то же самое сказал мне и сам Повелитель.

– Хватит разговоров! Нам надо скорее спешить к Повелителю. Где эти твои племянники?

– Они мне не племянники…

– Не важно!

– Я обманул их и послал пешком по черному подъему.

– Смотри-ка, – удивился Альвансор. – У тебя еще, оказывается, и мозги есть. Тогда мы успеем догнать их.

Он созвал десяток гвардейцев и побежал с ними туда, откуда прибыл Гаргулио. Смущенный и оскорбленный первый министр заковылял за ним. Он не хотел, чтобы такое важное дело, как задержание и арест опасных преступников, прошло без него.

А Альвансор шагал прямо к подъемнику, который предназначался для подачи наверх продуктов. Этим занимались очень сильные, специально набранные для такой задачи люди. Офицер велел собрать их всех вместе со всех трех смен. Набралось пятнадцать человек. Это были настоящие богатыри. Альвансор забрался на площадку подъемника, велел встать рядом трем гвардейцам и приказал всем остальным крутить колесо, которое приводило в движение весь механизм.

– Я тоже с вами! – Это прибежал Гаргулио.

– Отправляйся к ведьмам! – крикнул ему Альвансор.

Но первый министр не стал его слушать. Он вскарабкался на площадку и пропыхтел:

– Я еще первый министр государства, и ты обязан подчиняться мне!

– Что с тобой делать? Лишний груз. Ну да ладно. А ну, начинай крутить!

Богатыри и гвардейцы взялись за колесо, вздулись мускулы на их руках, и подъемник поехал наверх.

А наши герои были уже высоко. Две трети пути они уже преодолели. Сколько этажей пройдено? Неизвестно. Счет давно потерян. Невозможно подсчитать. Все они слились в единую ужасную утомительную дорогу наверх.

– Я больше не могу! – простонала Катя.

Она в изнеможении села на очередную ступеньку. Крис свалился рядом. Оба еле дышали от усталости. Ноги гудели.

– Да, надо немного отдохнуть, – сказал Крис.

– Когда кончится эта проклятая лестница? – Катя положила голову на плечо мальчика.

– Она никогда не кончится. Посмотри, Катерино, тут нет ни одного окна и ни одного светильника, тем не менее светло как днем. Волшебство Валии! – В глазах оруженосца светилось восхищение.

– Волшебство, волшебство! – Катя разъярилась. – Как мне надоело это ваше волшебство! Ваша страна! Все мне надоело! А эта лестница – самое худшее, что в ней есть.

– Не горячись, – посоветовал ей Крис. – Не трать понапрасну силы. Немного отдохнем и полезем дальше.

– Мы уже третий раз отдыхаем.

– Что поделать, мы не можем летать. А ты, рыцарь Катерино, начинаешь терять голову. В том деле, которым мы занимаемся, холодная голова и трезвый рассудок – главное.

– Крис, я просто хнычу, – стала оправдываться Катя. – Не забывай, я все-таки девочка.

– Ты самая смелая девочка на свете! Столько в тебе храбрости! Я тебе завидую. Я и то сколько раз трусил.

– Ты трусил? – удивилась Катя. – Вот уж чего бы я не сказала. Да ты ни разу не показал страха, даже в Парке вампиров.

– Вот именно, не показал. Думаешь, это легко? В душе я каждый раз умирал от страха. А вот ты действительно ничего не боялась. Лезла все время в самые опасные места. Неужели все это тебе дал убитый дракон?

– Не знаю, может быть. Но с тех пор, как я в вашей стране, мне все время кажется, что же, что со мной происходит, происходит во сне. Так быстро меняются обстоятельства, события. Как карусель. Я постоянно куда-то иду, бегу, скачу, от кого-то спасаюсь, кого-то догоняю. Правда, ведь это похоже на сон?

– Наверно. Может, и так.

– Очень похоже. А во сне никогда ничего не боишься и все делаешь, ни о чем не думая. Словно само по себе так получается.

Дети замолчали и некоторое время сидели, не разговаривая. Катя закрыла глаза. Ей смертельно захотелось спать.

– Крис, – прошептала она. – Ты не давай мне уснуть.

Последнее слово она сказала так тихо, что мальчик еле его расслышал. Он хотел спросить ее о чем-то, но увидел, что Катя уже спит. Надо ее разбудить. Но нет сил для движений. Ничего неохота говорить. Пусть поспит немного. Совсем немного, и он ее разбудит. Рыцари тоже имеют право на отдых. Крис почувствовал, что его глаза тоже начинают слипаться.

– Нет, это не дело, – пробормотал он. – Еще немного, и я тоже засну. – Катя! – Он легонько толкнул девочку в бок.

– А? – Она ошалело стала оглядываться вокруг.

– Надо идти дальше

– Я что, уснула?

– Всего на несколько секунд.

Ах, как трудно было вставать! Пожалуй, самое трудное. От сидения ноги затекли, и стало больно при движении.

– Ничего, это скоро пройдет. – Крис помог Кате подняться. Они снова поплелись вверх по ступеням. Это было ужасно. Пять этажей, шесть…

– На мне будто кто-то сидит, – поделился впечатлениями Крис.

Катя не отвечала. Не было сил. Она и так ползла еле-еле и давно отстала от Криса. Мальчик терпеливо ждал ее. Когда увидел, что она близко, протянул руку. Катя вцепилась в нее и чуть не стащила друга вниз. Она чуть не упала. Крис поддержал ее. Еще три этажа он тащил ее словно на буксире.

Затем они оба упали, споткнувшись о последнюю ступень. Упали, к счастью, не вниз, а на площадку.

– Вот и все! – произнесла Катя. Она захотела заплакать, но не смогла. Плакать хорошо, когда есть для этого силы, а когда их нет, лучше просто помолчать и отдохнуть.

Крис ничего не говорил. Он смотрел наверх. Смотрел и улыбался. Катя подумала, что он сошел с ума. Ей стало страшно. Но когда девочка с трудом перевернулась на спину и тоже посмотрела в ту сторону, куда и он, то увидела, что они почти пришли. Два этажа – и лестница кончится.

– Это мираж. Это нам кажется.

– Нет, – возразил Крис. – Это нам не кажется.

Неизвестно откуда появились силы.

– Я сделаю это! – сказала себе Катя и поднялась на уже не гнущиеся ноги.

Крису было труднее это сделать, потому что он еще тащил с собой Катин щит.

– Иногда можно и пожалеть, что ты рыцарь, а не простая девочка, – заметил он.

Катя его не слышала, она оставила Криса далеко позади себя. Лихорадочное возбуждение снова охватило ее. Словно и не было усталости. От мысли, что она скоро увидит Женю, за спиной словно выросли крылья. Крису даже пришлось крикнуть ей, чтобы она подождала его. Мало ли какие могут быть впереди неприятности.

К сожалению, он оказался прав. Когда Катя одолела последний пролет, самый трудный в ее жизни, она тут же бросилась к двери, ведущей в залы башни. Уже с порога она увидела, как навстречу ей идут Альвансор Безупречный, Гаргулио и трое гвардейцев.

– Нет! – отчаянно закричала Катя и кинулась обратно.

В страхе она налетела прямо на Криса. Мальчик чуть не упал.

– Что случилось? – спросил он и тут же все понял. Однако в отличие от своей подружки он не кинулся бежать, а выхватил меч и приготовился встретить опасность лицом к лицу. Откуда силы взялись? – А ну, подходи!

– Взять их, арестовать! – закричал Гаргулио.

Гвардейцы схватились за сабли и напали на мальчика. Однако они оказались намного менее опытными фехтовальщиками, потому что Крис с легкостью отбил их атаку. Альвансор с удивлением смотрел, как он расправился с его лучшими солдатами.

– Однако этот провинциал отлично дерется, – сказал он оторопевшему первому министру. – Это он рыцарь?

– Нет, рыцарь другой, тот, что поменьше ростом, – недовольно ответил Гаргулио. – И это твои хваленые гвардейцы? Они же не могут справиться с двумя сопляками.

В эту секунду Крис как раз отбил вторую атаку.

– Кто бы это говорил? – хмыкнул Альвансор. – Не тебя ли они заставили привести их в Белую башню? Однако как здорово он дерется!

Катя понемногу опомнилась от первого приступа страха. Она решила, что пора и ей прийти на помощь Крису. Девочка стала доставать меч, и в эту минуту распахнулась еще одна высокая красивая дверь, из нее вышли еще несколько вооруженных гвардейцев, и звонкий повелительный голос, от которого Катя вздрогнула, приказал:

– Немедленно прекратить! Я приказываю всем убрать оружие и оставаться на своих местах!

Глава четвертая

ВСТРЕЧА

Это был Женя. Собственной персоной. Он ступал царственной походкой, и все склонились перед ним в почтенном поклоне. Все, даже Крис. Приказ был выполнен немедленно.

Катя, открыв рот, воззрилась на брата. Таким она его никогда не видела. А Женя долго смотрел на нее и не говорил ни слова. На лице у него, в отличие от Кати, не было ни изумления, ни радости, ни злости. Лишь какая-то нехорошая усмешка. Среди всего великолепия Белой башни, среди прекрасных стен и картин, вымуштрованных гвардейцев, на зеркальном полу, в сказочной одежде, которая так ему шла, маленький мальчик действительно выглядел настоящим принцем. Принцем Белой башни. Наверно, со дня открытия великого сооружения, в нем не было такого красивого правителя.

Происходящее ошеломило Катю. Язык не слушался ее. Девочке хотелось броситься к брату, обнять его, потискать, но что-то сдерживало. Может быть, эта препротивная усмешка, которой у него не было даже тогда, когда они воевали самым жестоким образом?

Женя словно угадал ее мысли, и его усмешка стала еще более вызывающей.

– Браво! Браво, браво! – В полной тишине он звонко, так что отдалось эхом по всем залам, хлопнул в ладоши. Три раза. – Это великолепно, рыцарь Катерино! Такой сюрприз! И когда? Как раз тогда, когда я так смертельно скучаю. Это в твоем вкусе – свалиться на голову тогда, когда этого меньше всего ожидаешь. Но все же я рад тебя видеть, сестра!

Все вокруг, кроме Криса и Кати, изумленно переглянулись. Даже невозмутимый Альвансор.

– Женька! – по привычке ответила девочка и тут же поправилась: – Женя, здорово, братишка! Я все-таки добралась до тебя!

Ей вдруг на секунду показалось, что Женины губы задрожали. Нет, снова та же невозмутимость и спокойствие. Неужели это ее брат?

– Это верно, – сказал Женя. – Ты добралась до меня, даже умудрилась стать рыцарем. Но подожди немного, пожалуйста, мне надо кое с кем тут разобраться. – Он повернулся к первому министру. – Гаргулио, разве я тебе не говорил, чтобы ты без моего ведома не приводил в Белую башню рыцаря Катерино и его оруженосца?

Толстяк задрожал как осенний лист и повалился на колени.

– Я не виноват, – запричитал он. – Я ничего не мог с ними поделать, они…

– Достаточно! – перебил его строгий голос мальчика. – Такому болвану, как ты, не подобает занимать столь высокий пост. С сегодняшнего дня ты свободен от своих обязанностей. Можешь отправляться в провинцию, к своим племянникам. – Женя весело и звонко расхохотался. Его смех улетел вместе с эхом, как только он замолчал. – И не забудь, что паланкин теперь не для тебя. Спускайся пешком. Ты же заставил сделать это мою любимую сестру. Кстати, спускаться, я думаю, легче, чем подниматься.

Гаргулио зарыдал. Повелитель поморщился, словно почувствовал зубную боль.

– Сейчас он будет надоедать мне своими жалобами. Альвансор, потрудись, чтобы он не докучал мне.

Офицер дал знак своим гвардейцам, и те, схватив бывшего первого министра под руки, выволокли из зала.

– Вот и все! – глядя ему вслед, сказал мальчик. – Теперь можно продолжать без помех.

Катя смотрела на своего брата и не узнавала его. Ей казалось, что и Женя не узнает ее, хотя и называет по имени. Как мальчик Кай не узнавал свою названую сестру Герду, которая, пройдя через множество испытаний, все-таки нашла его. Женя казался ей каким-то взрослым дяденькой, умным и скучным. Он совсем не был похож на того ребенка, которого она так хорошо знала. И как он расправился с Гаргулио? Тот прежний Женя, которого она знала, не сделал бы этого. Он был добрый и милый мальчик. А этот… Словно его подменили. Вдруг Катю осенило. Женя просто воображает перед ней. Он притворяется таким, потому что до сих пор не может простить ей того ужасного поступка, который она совершила в зоопарке. От этой мысли ей сразу стало легче. Все! Пора мириться.

– Кончай валять дурака, Женя. Перестань на меня сердиться и не дуйся. Я очень перед тобой виновата. То, что я сделала тогда, ужасно, и ты совершенно прав, что обиделся на меня и даже убежал из дома. Я на тебя нисколько не сержусь. Наоборот, я многое поняла. Давай забудем все и вернемся домой.

И снова ей показалось, что у брата задрожали губы. Нет, не показалось. Губы у мальчика действительно задрожали. Он словно сейчас разревется, и в глазах у него что-то такое, как будто ему больно. Катя захотела снова броситься к брату, но лишь только сделала первый шаг, как тот снова стал прежним и недоступным. Девочка, сама не зная почему, отпрянула обратно.

– Что с тобой, Женя? – В голосе ее появились слезы. – Ну, почему ты такой? Что они с тобой тут сделали?

– Ничего плохого! – грубо ответил мальчик. – Наоборот, я стал самым главным человеком в этой стране. Видишь, все эти люди, – он кивнул на присутствующих, – покорны мне. Они слушаются каждого моего слова. Разве это не прекрасно?

– Но ведь дома нас ждут папа и мама. Неужели ты не хочешь к ним вернуться?

– Очень хо… – закричал Женя. Лицо его странно исказилось, и он тут же отвернулся. Когда он повернулся, глаза его были наполнены гневом. – Уходите отсюда все! Я приказываю! Альвансор! Покажи моей сестре ее комнату, ту, где я жил раньше.

Сказав эти слова, Женя выбежал из зала так быстро, что никто не успел что-либо понять.

Больше всех была потрясена Катя. Когда к ней подошел Альвансор, чтобы проводить до комнаты с игрушками, как ее стали называть, она оттолкнула его и громко разрыдалась. К ней тут же подбежал ее верный оруженосец Крис и обнял за плечи. Девочка беспомощно прижалась к нему, как бы ища защиты.

– Куда нам идти? – спросил Крис офицера.

– За мной, – буркнул тот и, поспешно отвернувшись, пошел по коридору.

– Пошли, Катя. – Мальчик повел плачущую девочку за Альвансором.

– Сюда. – Офицер открыл одну из дверей, и ребята оказались в комнате со множеством игрушек, которыми уже никто не играл. – Если вам что-нибудь понадобится, позвоните в этот звонок.

Крис мельком увидел толстый шелковый шнур, спрятанный в драпировке, согласно кивнул и повел Катю к кровати. Альвансор поспешил закрыть за собой дверь, облегченно вздохнув и утерев с лица пот.

– А я думаю, что рыцарь тот, который постарше, – сказал он сам себе и пошел проверять посты. Заодно он решил догнать Гаргулио, который, наверно, бредет где-то по лестнице вниз, и все-таки предоставить в его распоряжение паланкин. Ему стало немного жалко толстяка, хотя раньше он его терпеть не мог за чванливость и подхалимство. По дороге он встретил младшего офицера охраны и спросил его:

– Скажи, а Мари, девушка, что когда-то была горничной Принца Белой башни Евгения, все еще живет здесь?

– Да, – ответил тот, кому был задан этот вопрос. – Повелитель дал ей это право за то, что она помогла раскрыть заговор военного министра.

– Вот и хорошо. Найди ее и попроси зайти в комнату игрушек. Раз она возилась с мальчиком раньше, пусть теперь возится с его сестрой. Ну и чудеса у нас тут творятся в последнее время!

– Будет исполнено. – Офицер отдал честь. – Мари – девчонка что надо! Это позабавит ее, а то она умирает тут со скуки и тоскует по маленькому Повелителю.

– Что ты несешь, болван? – грозно цыкнул на него Альвансор. – Что значит маленький? Ты, приятель, выбирай выражения, а то быстро окажешься там, где сидят Алехандро Черный и военный министр Леонари.

Катя плакала долго. Очень долго. Крис никак не мог ее успокоить и был в отчаянии.

– Клянусь ведьмами, Катерино, ты разорвешь мое сердце, – не выдержал он наконец. – Ну сколько можно плакать?

Несчастная девочка-рыцарь посмотрела на него и заревела еще громче. Ее друг сам готов был заплакать, но тут он обратил внимание на фонтан, весело журчащий прямо посреди комнаты. Лицо мальчика просветлело, и он потащил Катю к фонтану. Тут он нагнул голову девочки прямо к воде и стал умывать ее, как маленького ребенка. Холодная вода подействовала моментально. Катя забулькала, зафыркала, пару раз икнула и стала понемногу успокаиваться. Крис облегченно вздохнул, отпустил ее и сам принялся умываться.

– Ну как? – спросил он Катю.

– Ужасно! Меня словно избили палками и бросили в колодец.

– А тебя что, когда-нибудь били палками и бросала в колодец?

Крис спросил это таким голосом, что девочка не выдержала и улыбнулась. Через силу, но улыбнулась.

– Я думала, что все закончилось, – сказала она. – А оказывается, все только начинается. Ты знаешь, Крис, Женю действительно заколдовали.

– Заколдовали? Ты уверена? – Крис был поражен. – Может, твой брат делает так, чтобы позлить тебя? Вы же с ним все время так воевали. Ты мне сама рассказывала.

– Я и сама так думала. Вначале. Даже чуть не разозлилась на него. Но теперь я вспоминаю все, что было, и понимаю, что тут что-то не так.

– Объясни.

– Попробую. – Катя совершенно успокоилась, и голос ее стал уверенным и сердитым. Она снова стала рыцарем Катерино, победителем Лесного дракона. – Понимаешь, Женя мальчик хороший, умный, его очень любят взрослые. Но у него тоже есть недостаток. Он у нас неряха. Не совсем, конечно. Слегка. Но я всегда его за это очень сильно дразнила, обзывала и обижала. Он даже сандалии никогда не застегивал. А сегодня мы его увидели совсем другим. У него костюм, ты видел, сколько на нем пуговиц? Какие-то шнурки, банты, пряжки! Он был идеально одет. Ни одного изъяна в одежде. А дома он даже трусики не всегда правильно надевал. Рубашка всегда торчала. Мама его только за это и ругала.

– Ну, может, его слуги одевают? – предположил Крис.

– Чепуха! Я его на праздники когда одевала, пылинки на нем не было. Мальчик с картинки. Первые пятнадцать минут. Потом снова рубашка торчит, шорты в пыли. Когда успел расстегнуть сандалии? Его нужно было оправлять каждые десять минут.

– Да, – протянул Крис. – Так, значит, ты предполагаешь, что это не он. Так?

– Нет, это он. Только заколдованный.

– И кто его заколдовал?

– Этот противный старикашка, их Повелитель, или лебеди.

– И что нам теперь делать?

– Надо его расколдовать, – уверенно сказала Катя. – Есть у вас тут какой-нибудь хороший волшебник?

– Да, у нас их немало. Только ведь чары Повелителя, если это сделал он, никто, кроме него самого, снять не может.

– Так ведь он же умер! Кто теперь самый могучий волшебник?

– Вспомнил! – воскликнул Крис. – Фея Вечной юности! Вот кто тебе нужен.

– Фея Вечной юности? А где она живет?

– Очень далеко. На западе, у могил трех рыцарей. Там она живет на горе, и ее охраняет Белый дракон.

– Тогда все ясно! – Кате действительно было все ясно. – Мы похищаем Женю из Столицы, везем его к фее Вечной юности и просим ее расколдовать его. Она очень хорошая волшебница?

– О да! Некоторые говорят даже, что она сильнее Повелителя.

– Тогда, – Катины глаза наполнились надеждой, – может, она поможет нам с братом вернуться домой?

– Конечно, поможет. – Крис не стал разубеждать ее в этом.

– Вот и прекрасно! Я чертовски устала после всего, что было. А ты?

– Я готов умереть!

– Тогда давай спать. Ой, а ведь тут только одна кровать!

– Ерунда. Даже если бы тут была еще одна кровать, мое место у двери той спальни, где спит рыцарь Катерино. – В подтверждение своих слов Крис пошел к двери и улегся прямо на полу у порога.

– Ты классный парень, – одобрила его Катя. – В этом вертепе можно ожидать чего угодно.

Когда они уже почти спали, дверь отворилась, и в нее вошла Мари. Она громко вскрикнула, потому что Крис тут же вскочил и взмахнул перед ее лицом мечом.

– Кто это? – сквозь сон спросила Катя.

– Какая-то девушка, – подозрительно оглядывая Мари, доложил Крис. – Тебе чего надо?

– Грубиян. – Мари возмущенно вздернула вверх тонкие брови. – Я вовсе не к тебе пришла, а к твоей госпоже, сестре нашего Повелителя. Так мне приказал Альвансор.

– Вежливые люди, прежде чем войти, стучат! – не остался в долгу Крис. Он поостыл и вложил меч обратно в ножны.

Мари смутилась и покраснела.

– Я стучала, – стала оправдываться она. – Только тут такие толстые двери, что не достучишься.

– Впусти ее, Крис, – велела Катя. – Это Мари. Та самая, что спасла Женю от военного министра.

Услышав эти слова, Мари прониклась суеверным почтением к сестре Повелителя, которая тоже все знает, и присела в реверансе. Затем подошла к кровати, в которой прямо в одежде (у нее не было сил раздеться) валялась Катя. Крис остался у дверей.

– Я должна прислуживать тебе, девочка Катерино. Так, кажется, тебя зовут? У принца Евгения я тоже была служанкой, так что знаю, что это такое.

– Ты была у моего брата служанкой? – поразилась девочка. – Что ж, это как раз в его духе. Он всегда всех готов превратить в своих слуг.

Конечно, все, что наговорила Катя про своего брата, не было полной правдой. Просто она многое преувеличивала, потому что очень разозлилась на Женю, а когда сердишься, всегда забываешь следить за тем, что говоришь.

– Послушай, Мари, – обратилась к девушке Катя. – А ведь я не Женя. Мне не нужна служанка.

– Как не нужна? – растерялась та.

– Конечно, не нужна! – вмешался в разговор Крис. – Граф Катерино – рыцарь. А рыцарям не нужны служанки. У них есть оруженосцы. Понятно? – Он гордо и насмешливо посмотрел на Мари, мол, ей тут совсем нечего делать, и добавил: – Даже если этот рыцарь девочка, а не мужчина.

– Ага! – не менее насмешливо ответила Мари. – Тогда почему ты, смелый и преданный оруженосец, не раздел свою госпожу, а уложил ее в постель прямо в одежде? Причем в грязной и мятой?

Крис так сконфузился, что Катя расхохоталась. Ей даже расхотелось спать.

– Знаешь, Мари, – сказала она, перестав смеяться. – Один мальчик, не Кристиан, сказал мне, что все рыцари спят в одежде. Я так неукоснительно выполняла это правило, что совершенно забыла, что можно спать по-другому.

– Но это же ужасно! – поразилась девушка.

– Я тоже так думаю, – согласилась Катя.

– Ну-ка давай раздевайся. И хоть ты и рыцарь, я помогу тебе, – сказала Мари и без лишних церемоний вытолкала Криса за дверь.

Скоро Катя, раздетая, нежилась под одеялами и ощущала ту разницу, которая бывает, когда ты спишь в джинсах и свитере или в одних трусиках. Она хотела поблагодарить Мари за заботу, но не успела, потому что в комнату вломился Крис. У мальчишки были широко открыты глаза. В них стоял испуг.

– Там в коридоре, – заикаясь, проговорил он, – какой-то дым. Зеленый дым. Может, пожар?

Тут Мари тоже всполошилась.

– Это не дым, а туман, – сказала она. – Он появляется здесь каждый вечер. Он совсем не густой, в нем все видно. Но по коридору лучше не ходить.

– Почему?

– Потому что, если надышишься этим туманом, сразу уснешь. Он какой-то сонный. Раньше такого не было, но как только принц Евгений стал Повелителем, этот туман стал появляться в Белой башне каждую ночь. Ну, хватит болтать, мне надо идти к себе, а то не успею и свалюсь где-нибудь в коридоре.

– Чертовщина какая-то! – Катя пожала плечами. – Зачем он нужен, этот туман?

– Альвансор говорит, что Старый Повелитель оставил туман для охраны своего наследника. Ни одно живое существо не сможет добраться до Принца Белой башни ночью.

– А куда деваются стражники?

– Гвардейцы? Они спят в караульной комнате. Им больше нечего делать в Белой башне. Все находятся в своих помещениях, и никто не может вылезти. Туман – лучший защитник. Если кого-нибудь из вас будет мучить бессонница, выйдите в коридор и немного постойте, когда вернетесь, сон придет очень быстро.

Сказав так, Мари с Катиной одеждой в руках выскочила из апартаментов рыцаря Катерино.

– А вот мне не нужен туман, – сказал Крис. – Он запер дверь на засов, потом нашел какую-то красивую шкуру и расстелил ее около Катиной кровати. Улегся и положил рядом с собой обнаженный меч. – Я умру, если что-нибудь помешает нам спать. Гаси свет, Катерино. Дерни вон за тот шнурок над твоей подушкой.

Катя дернула, и все свечи, которые горели в люстрах и канделябрах, погасли. Сразу возник полумрак. Пока происходили все сегодняшние события, давно наступил вечер. С шорохом закрылись шторы на высоких окнах, и стало так темно, что не увидишь и собственную руку.

– Зеленый туман, – перед тем как уснуть, пробормотала девочка. – Еще одна загадка. Наверно, она связана с Женей. Колдовство. Опять колдовство.

И она тоже уснула. Все в Белой башне погрузилось в сон. По коридорам, освещая пространство зеленоватым фосфорическим светом, стелился зеленый туман. У самого пола он был густым, как дым, а выше совсем прозрачным, так что все было прекрасно видно. Только некому было бродить по ночным коридорам и залам Белой башни.

Глава пятая

ВСЕ СТАНОВИТСЯ ТАКИМ ЗАГАДОЧНЫМ, ТАИНСТВЕННЫМ И НЕПОНЯТНЫМ, ЧТО РЫЦАРЬ КАТЕРИНО НАЧИНАЕТ РАССЛЕДОВАНИЕ

Настало утро. Затем наступил день. Катя и Крис не просыпались. В том нет ничего удивительного. С тех пор, как они выехали из замка матушки Элизы, они впервые получили возможность выспаться. К тому же они так устали после своего великого восхождения по Белой башне, а шторы в комнате такие плотные! Только одна вещь на свете способна разбудить наших друзей. Это голод. И он их разбудил. Катя и Крис проснулись почти одновременно. И оба сразу почувствовали, что зверски хотят есть.

– Оставайся на месте и отдыхай, – сказал Крис девочке. – Я сейчас добуду еды.

Он поднялся, сбегал к фонтану, скинул с себя рубашку и стал умываться. Для начала он сунул в воду всю голову. Катя даже поежилась, когда увидела это. Умывшись, мальчик оделся, рукой причесал мокрые волосы и вышел за дверь. Через три минуты он вернулся. За ним вошли три поваренка с подносами. Они прикатили к кровати стол на колесиках, быстро его накрыли, поклонились и убежали.

Ребята не спеша поели. Поели вдоволь.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Катю мальчик.

– Отлично! Ты знаешь, Крис, наверно, я уже и в самом деле становлюсь рыцарем. У меня ничего не болит. Я могу снова проделывать все те штуки, которые нам полагаются.

– Молодчина! А то я вчера за тебя немного испугался. Уж больно ты раскисла.

Катя обиделась и моментально надулась.

– Подумаешь! Просто вчера у меня немного сдали нервы. А что, я не имею права плакать?

– Наверно, имеешь, – вздохнул Крис. – Ты же у нас не простой рыцарь.

Катя прыснула. Оба они рассмеялись.

– Когда же принесут мою одежду? – Девочка поглядела на закрытую дверь. – Мне уже надоело тут валяться. Я хочу встать. Как только оденусь и умоюсь, пойду к брату. Может, он сегодня будет другим?

Но Женя не изменился. Он остался таким же, как и накануне. Как только Катя и Крис подошли к двери тронного зала, в котором, как они узнали, был мальчик, им преградили дорогу алебарды гвардейцев.

– Я рыцарь Катерино, – недоуменно произнесла девочка. – Почему вы не пускаете меня к Повелителю?

– Не велено! – хором ответили стражники.

– Кем не велено?

– Повелителем.

– Повелителем? – Катя почувствовала, как ею начинает овладевать бешенство. – Ты знаешь, Крис, я этого скоро не выдержу. Так и хочется разогнать этих тупых гвардейцев, выломать дверь, ворваться туда и надрать уши моему маленькому братцу. Мне кажется, что он и впрямь дурачит нас и издевается над нами.

– Скажи только, – пожал плечами оруженосец. – И эти два идиота разбегутся отсюда, как куры.

Гвардейцы слышали, как над ними издеваются два юных наглеца, но поделать ничего не могли. Они стояли на часах и не имели права двигаться с места без особого на то основания. Пока ребята только болтают. Вот когда они перейдут к делу, тогда…

Девочка-рыцарь и мальчик, который хочет стать рыцарем, не стали связываться с гвардейцами и благоразумно отошли в сторону. Совсем не потому, что испугались. Просто Катя рассудила, что раз Женя не хочет ее видеть, так не хочет, что даже ставит у своих дверей стражу, то и разговора у них нормального не получится. Зачем тогда зря терять время? Она подождет. А пока можно оглядеться вокруг и выяснить обстановку.

Ребята стали бродить по залам и коридорам в надежде узнать что-нибудь для себя полезное. Гвардейцы больше не останавливали их. Значит, ходить им можно где угодно, лишь бы там не было Повелителя.

– Смотри, вон та девушка, которая была у нас вчера вечером, – сказал Крис, когда они проходили около одной двери.

Дверь была немного приоткрыта, и Катя тут же заглянула в нее. Там действительно была Мари. Девочка зашла в комнату.

– Можно войти? – вежливо спросила она.

Мари сильно растерялась.

– Я даже не знаю, – сказала она. – Это спальная комната Повелителя. Понравится ли ему, если вдруг он узнает, что сюда заходили посторонние?

– Не волнуйся, – ответила Катя. – Я не посторонняя. Должна же я посмотреть, как живет мой брат. Послушай, ты, наверное, ошиблась. Неужели эта мрачная комната – спальня моего брата?

– Да, это так и есть.

– Ты видишь? – толкнула Катя в бок Криса. Мальчик кивнул.

– Я бы тут не стал спать ни за какие деньги, – сказал он.

Комната, в которой они находились, меньше всего на свете походила на место, где спит маленький мальчик. Да, признаться, и взрослый человек вряд ли согласится здесь спать. Помещение это больше походило на место, в котором отпевают покойников. Стены темного цвета, светильников очень мало, а шторы таких мрачных расцветок, что даже в этот солнечный и радостный день здесь хотелось молиться и плакать.

– Я же тебе говорила, что тут дело нечисто, – прошептала на ухо мальчику Катя. – Дома он никогда не засыпал, если не включена ночная лампа или меня нет в детской. А тут с ума можно сойти даже взрослому. Ребенок заколдован.

Крис мрачно кивнул.

– А скажи, Мари, принц давно спит в этом склепе? – спросила Катя.

– Тише ты, – прижала палец к губам девушка. Она даже вздрогнула от страха, услышав такую дерзость. – Ты хоть и сестра его величества, однако будь поосторожнее со словами. Повелитель может быть очень суровым.

– Это точно. – Катя вспомнила про Гаргулио.

– Раньше это была спальная комната старого Повелителя, – стала рассказывать Мари. – Но когда он умер и принц Евгений стал новым нашим Повелителем, он сразу перебрался сюда.

– А где он жил до этого?

– В той самой комнате, где сейчас живете вы.

– Понятно, – сказала Катя, хотя ей ничего понятно не было. – И все игрушки, которыми набита наша комната, раньше принадлежали ему, да?

– Да.

– И он играл с ними?

– Да. – Мари оживилась. – Он очень любил играть. Мы с ним во что только не играли. Очень любил игрушки. Мне иногда даже становится жалко, что он стал Повелителем. Ой! Только вы никому про мои слова не говорите, а то…

– Не расскажем, – перебила ее Катя. – А сейчас он совсем не играет?

– Совсем.

– Ни разу?

– Да. С того дня он даже и не был в комнате игрушек.

– Его заманили игрушками, – тихо сказал Крис девочке. – А потом заколдовали. Виданное ли дело? Такой малыш и не играет в игрушки!

– А что ты тут делаешь? – спросила Катя у Мари.

– Я тут убираю. Застелила постель. Теперь осталось подмести пол и стереть пыль.

– Ты же благородная девушка, тебе не пристало заниматься такими делами.

– Ничуть! Повелитель во сто крат благороднее самого благородного человека в нашей стране. Поэтому я могу быть для него лишь служанкой. Мне даже пришлось пройти конкурс.

– Вот как? – удивилась Катя. – Ну раз тебе не стыдно заниматься этим, то мне, простому графу и рыцарю, сам Бог велел. Давай мы тебе поможем.

Мари захотела было воспротивиться, но Катя ей не дала.

– Не волнуйся. Ты можешь мне доверять. Я ведь его родная сестра. Разве я могу сделать Повелителю что-нибудь плохое?

Рыцарь Катерино стал специальным веником сметать пыль с мебели. Это занятие позволило ему тщательно осмотреть всю комнату. Но ничего странного или подозрительного не было. Сколько Катя ни искала, она ничего не находила. Но это не обескуражило девочку. Они с Крисом запомнили все, что могло им пригодиться в будущем. Кровать с темно-коричневым балдахином стояла в центре. Она была очень высокая, такая, что на нее даже вели три деревянные ступеньки. Это место Катя просто сфотографировала в памяти. Там же она нашла множество различных уголков, в которых можно будет спрятаться в будущем, когда они с Крисом начнут операцию по похищению Жени.

Под самый конец на столике перед зеркалом Катя увидела ключ. Она сразу догадалась, что это ключ от спальни мальчика. Ею овладело жгучее желание стащить этот ключ. Однако она решила не спешить. Нужно сначала понаблюдать за ним.

Она сделала правильно, потому что ключ, оказалось, принадлежал Мари. Девушка, окончив уборку, заперла комнату, а ключ положила в карман.

– Это твой ключ? – спросила ее Катя.

– Да. Только у трех человек есть такой ключ.

– У кого же?

– У меня, у самого Повелителя и у Альвансора.

– Понятно. Он у тебя все время находится?

– Конечно, нет. Я такая рассеянная; обязательно его потеряю. Я его вешаю на крючок в моей комнате. Когда иду убирать, беру.

– Отлично, – обрадовалась девочка. – Ведь мы уже столько знакомы, а еще не были у тебя в гостях. Покажи нам, пожалуйста, где ты живешь.

– С удовольствием! – Мари очень обрадовалась. Она совсем не прочь была поближе познакомиться с рыцарем Катерино и его симпатичным оруженосцем. А где лучше всего это делать? Конечно, в уютной обстановке. А где здесь можно найти уютную обстановку? Только у нее. – Проходите ко мне без стеснения.

«Эта девушка просто находка, – с радостью опытного шпиона подумала Катя. – Она болтлива, много знает, и никто не воспринимает ее всерьез. А напрасно. Ведь именно она раскрыла заговор военного министра. Мы ее будем воспринимать очень серьезно. Пожалуй, она тут единственный человек, который может рассказать действительно что-нибудь полезное».

Она поделилась этими мыслями с Крисом. Оруженосец выслушал ее и согласно кивнул головой.

– Я тоже думаю, что она нам может пригодиться.

Катя решила продолжить разговор и потихоньку выпытать у Мари все, что она видела и слышала за последнее время. Начать она решила с заговора военного министра.

– Можно, я спрошу тебя о личном? – задала вопрос девочка, когда они оказались в милой и опрятной комнатке с двумя диванами и четырьмя креслами.

– Спрашивай. – Мари оживилась. Ей так давно ни с кем не приходилось говорить, а тем более о личном. – Я так люблю болтать о личных вещах. Ты хочешь, наверно, узнать, есть ли у меня кавалер?

Катя даже заморгала от неожиданности.

– Нет, – поспешила сказать она, потому что увидела, что Мари и в самом деле собирается начать рассказывать про своего жениха. – Я хочу спросить тебя об очень щепетильном деле. Ты готова?

– Да.

– Военный министр, который хотел убить моего брата, твой дядя?

Мари, конечно, не ожидала такого серьезного вопроса. Она растерялась, но все-таки кивнула утвердительно головой.

– Теперь я задам еще более щепетильный вопрос. Почему ты, узнав про ужасные замыслы своего дяди, рассказала все Гаргулио? Как ты могла предать своего родственника?

В глазах девушки к растерянности прибавились боль и отчаяние. Руки ее задрожали, из глаз брызнули слезы. Крис поспешил к столу, на котором стоял кувшин с водой. Он наполнил стакан и принес его Мари.

Катя увидела, что девушка сейчас заплачет, и в свою очередь взмолилась:

– Пойми, мне это крайне необходимо знать. На тебя что, воздействовали колдовством? Кто это делал, мой брат? Или кто-то другой?

– Нет, никто на меня не воздействовал. – Мари попила воды и немного успокоилась. Такие, немного несерьезные, девушки, как она, это делают быстро. – Я не хотела, чтобы принц был убит. Он такой хороший и ласковый. Иногда мне казалось, что он мой родной меньший брат. А мой дядя… Я никогда его не любила. Он меня тоже.

История запутывалась окончательно. Ничего уже нельзя было понять. Но она распутает этот клубок во что бы то ни стало. Она расследует все и узнает, почему Женя не хочет или не может вернуться домой. Поэтому она ловила в рассказе Мари каждое слово.

– Мой дядя, – продолжала рассказывать та, – мой самый близкий родственник, потому что ни отца, ни матери у меня нет. Только дядя, брат моего отца. После смерти моего отца, это случилось три года назад, он стал надеяться и на мою смерть, так как хотел получить оставшееся после моих родителей богатство в свои руки. Я знала это и все время боялась, что меня отравят или похитят люди, подкупленные и подосланные им. Все эти годы моя жизнь была похожа на кошмар. Знаете, как это ужасно, все время ожидать смерти?

– Знаем, – вздохнули ребята в ответ.

– Поэтому, когда был объявлен конкурс среди благородных девушек на должность служанки принца, который вот-вот должен был появиться, я сразу подала на него заявку. Это было трудно. Мой дядя всячески отговаривал меня, даже угрожал, но я его не послушалась и победила. Меня отвезли в Белую башню и поселили здесь. Я была в безопасности. Здесь до меня дядюшка ни за что не доберется. Потом появился принц Евгений, прелестный мальчик. Мы с ним очень быстро подружились. Как весело мы проводили с ним время! Он был полон самых интересных идей и знал столько игр! Весь город веселился. А потом он стал грустить по дому.

– Грустить по дому?! – не выдержала Катя. Она просто задрожала от того, что услышала. Как она хотела это услышать!

– Да, он стал говорить, что ему пора домой. Мне было очень жаль с ним расставаться. Никто не хотел, чтобы он улетал обратно, туда, откуда прилетел. Но старый Повелитель почему-то не отпускал его. Он уговаривал его остаться на год. Принц не хотел. Они даже не раз ругались из-за этого. Мальчик приходил весь в слезах и жаловался мне на Повелителя. Говорил, что его обманули и украли. Я утешала его, как могла. Но с каждым днем он становился все мрачнее и грустнее. Часто плакал, перестал играть с игрушками, никуда не ездил и не выходил.

Затем вдруг неожиданно умер Повелитель и оставил завещание, которое гласило, что его преемником является принц Евгений. Принц стал Повелителем и сразу изменился. Он стал таким, как сейчас.

Тут Катя не выдержала.

– Ага! – воскликнула она. – Я так и думала, что Женя изменился, когда умер этот старикашка. Скажи, это произошло сразу же на следующий день?

– Нет, это прошло незаметно. Поэтому разные негодяи сразу стали плести заговоры и устраивать перевороты и восстания. Никто не ожидал, что такой малыш, как Женя, как ты его называешь, сможет противостоять им. А Гаргулио никто не боялся.

– А когда умер Повелитель, мой брат был там?

– Да, именно при нем он и умер.

– Как при нем? – в один голос спросили Катя и Крис.

– Он, как всегда, находился в тронном зале и беседовал с Повелителем…

– Как всегда? – Катя недоумевала. – Он что, всегда разговаривал с Повелителем?

– Конечно. Раз в день Повелитель вызывал мальчика к себе и о чем-то с ним разговаривал.

– О чем?

– Этого никто не знает. Никто не имел права находиться в тронном зале в этот час. Даже стражники. Наверное, он учил своего наследника и будущего преемника колдовству. Так вот, в тот день Женя был с Повелителем. Вдруг он закричал и стал звать стражников. Когда на крик прибежали люди, то увидели, что Повелитель лежит на полу мертвый. Женя плакал. Я быстрее увела его. Но через час пришел Гаргулио и увел его не церемонии, посвященные похоронам. Больше я с ним ни разу не разговаривала. Он просто перестал меня замечать. Представляете, как мне было обидно. Я ведь полюбила маленького принца Евгения.

– Да, – хмыкнул Крис. – Печальная история.

Катя ничего не сказала. Она лишь судорожно всхлипнула и проглотила комок в горле.

– А потом он и вовсе уехал из Столицы подавлять мятеж Алехандро Черного. В Белой башне стало так скучно и одиноко, что я попросилась у Гаргулио домой. Он охотно меня отпустил. Дома меня встретил дядя. Он был почему-то очень вежлив и приветлив со мной. Он никогда со мной так не обращался. И все время расспрашивал меня про нового Повелителя. Я не знала, что он что-то затевает против него, поэтому мне и в голову не пришло что-либо скрывать от него. Я ему рассказала все, что знала. Но согласитесь, что знала я очень мало. Однажды ночью я услышала, как около нашего дома остановилась карета. Кто может приехать так поздно? Через некоторое время остановилась еще одна карета. Это меня заинтересовало. Когда же приехали еще две кареты и один всадник, я решила одеться и выйти посмотреть, кто это посещает наш дом. Освещая себе дорогу свечкой, я пошла к парадной лестнице. Там уже никого не было, даже слуг. Я пошла обратно. По дороге сквозняк задул мою свечу, и пришлось добираться на ощупь. Вдруг в той комнате, где раньше находился кабинет моего отца, я увидела приоткрытую дверь и полоску света. Я не могла перебороть своего любопытства и решила посмотреть, что там происходит. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила там множество незнакомых людей. Мой дядя что-то им говорил. До меня донеслись слова, по которым я догадалась, что речь идет о новом Повелителе, то есть о Принце Белой башни, моем друге. Волосы зашевелились на моей голове, когда я услышала о намерениях убить его! Я слышала весь их ужасный разговор. Сама не помню, как я все-таки убежала оттуда. Я недолго колебалась. Дядю я ненавидела, а после того, как узнала, что он хочет убить не только меня, но и мальчика, который ничего плохого не сделал, у меня ничего к нему не осталось. Поэтому я без угрызений совести рассказала все Гаргулио.

– Ты поступила очень благородно, – воскликнула Катя. – Я и мой брат будем помнить это всегда.

– Я знаю. Когда Повелитель узнал, что я помогла раскрыть этот заговор, он вернул меня в Белую башню. Только он все равно не стал прежним. Таким, каким был раньше.

Все трое замолчали. Катю и Мари охватило уныние. Крис тоже ничего не мог придумать.

– Может быть, если твой брат не хочет видеть тебя днем, мы попробуем ночью? – наконец предложил он.

Катины глаза заблестели. Она толкнула Криса плечом, чтобы он больше не говорил ни слова, а сама обратилась к Мари.

– Скажи, Мари, а у тебя найдется марля или бинт? В боях и сражениях мы с Кристианом получили столько ран и ссадин, что совсем не помешает перебинтовать их.

– Разве ты ранена? – спросил было Крис Катю, но по ее взгляду сразу понял: она задумала что-то такое, о чем вслух лучше не говорить.

– Конечно, у меня все есть, – ответила Мари и побежала к шкафчику.

– И вата?

– Тоже есть. Много вам? А может, послать вниз за доктором?

– К черту доктора! – с негодованием отвергла это предложение Катя. Ненавижу докторов. Мы, странствующие рыцари, всегда обходимся без докторов. Да и раны наши не такие опасные, чтобы бежать к врачам.

Уже в коридоре, когда Крис пристал к ней с вопросом о том, зачем ей все это нужно, девочка сказала, что собирается сделать маски.

– Какие маски? – не понял Крис.

– Когда ты сказал, что надо попробовать ночью встретиться с Женей, я поняла, что это хорошая мысль, но потом вспомнила про этот зеленый туман.

– Да, это колдовство, против которого мы бессильны, – вздохнул мальчик.

– Чушь! Этот туман – просто какой-нибудь тяжелый газ с усыпляющим эффектом. А раз это газ, то нам с тобой нужен противогаз. А где в вашей отсталой стране можно найти противогаз?

Крис пожал плечами. Он вообще не понимал, о чем идет речь.

– Нигде! – ответила на свой вопрос Катя. – Но со мной не пропадешь. Мы сами сделаем противогаз. Я думаю, что обычной марлевой повязки вполне хватит. Тот, кто дружит с чародеем Колей, знает все на свете! Сегодня ночью мы будем блуждать по этим коридорам, словно привидения. И никто не помешает. Смотри, что у меня есть.

И Катя с торжествующим видом показала приятелю ключ от комнаты Повелителя, который она все-таки стащила, когда выходила из комнаты Мари.

– Завтра утром мы положим его обратно. Если, конечно, нам что-нибудь не помешает.

Глава шестая

ПРИЗРАК БЕЛОЙ БАШНИ

В Стране Остановленного времени наступила ночь. Она наступила не сразу. Сначала потемнело небо. Солнце, сиявшее весь день, нырнуло за горизонт и оттуда посыпало свои последние лучи. Его сменила луна. Как апельсин она выкатилась из-за гряды облаков и воцарилась в небе. Как всегда в этой стране, она была полная и круглая, к тому же такая близкая и огромная, что на ней были видны даже лунные горы. Здесь, в Стране Остановленного времени, созданной по желанию великой волшебницы феи Вечной юности, она играет важную и ответственную роль. Ей суждено быть вечным помощником всех тех, кто наделен магической властью. Только в этой стране волшебники, колдуны и маги могут заниматься своими делами постоянно и непрерывно. Когда-то так оно и было, но законы, которые издал Повелитель, запрещают магам и волшебникам колдовать чаще, чем раз в неделю. Законы эти, однако, не распространяются на всю страну, а только на Столицу и ее окрестности. Вот почему в городе, где оказалась Катя Константинова и ее верный друг Кристиан Тринадцатый, не было ни одного волшебника, кроме Повелителя. Но я опять отвлекся. Конечно, хочется еще кое-что рассказать про луну, но, пожалуй, не стоит. Достаточно сказать, что ночь в стране, про которую я рассказываю, наступает не так, как везде. Вы прекрасно знаете, что у нас с вами ночь приходит с востока. Солнце садится на западе, а темнота догоняет его с востока и заполняет собой все небо. Здесь немного не так. Солнце действительно садится на востоке. Но темно после этого становится не сразу. Почему-то когда оно садится за горизонт, то горизонт начинает светиться везде, со всех сторон. В небе словно получается золотое море. Оно плещется, играет и искрится. Очень трудно понять, где же находится само солнце. Кажется, что оно везде. И вот это море начинает гаснуть. Медленно и неумолимо. Оно гаснет сначала у самой земли, у горизонта; когда гаснет совсем, остается только голубое небо. И оно тоже продолжает светиться. Очень красиво. Когда на его середину наплывает луна, то она словно начинает впитывать в себя весь этот свет, и тоже начиная с краев горизонта. Горизонт начинает темнеть первым и обязательно со всех сторон. Вот и кажется, что темнота наступает отовсюду. Она приближается к луне. И чем ближе темнота приближается к луне, тем ярче та становится. И вот наступает момент, когда на небе сияет лишь одна луна. Ну и, конечно, звезды. Их с собой приносит темнота, словно рассыпает монеты.

Вот как наступает ночь в Стране Остановленного времени. Вернее, я должен сразу же уточнить. Дело в том, что все выше описанное можно увидеть только в самом центре Страны Остановленного времени. А в самом центре стоит Столица. Поэтому Катя и Крис впервые увидели такое замечательное зрелище, которое жители Столицы могут наблюдать каждый вечер. Разумеется, будет лишним говорить, что оно им несказанно понравилось, ведь они наблюдает его с самой высокой точки в стране. Из окна последнего этажа Белой башни.

Когда стало совсем темно, стали гаснуть внизу огоньки. Это начал засыпать город. Сначала стали засыпать ленивые верхние улицы, за ними квартал за кварталом в направлении к городским стенам. Остались гореть только уличные фонари да факелы стражников, которые караулили стены.

– Пора! – сказала Катя, и они с Крисом погасили у себя все свечи и вышли из своей комнаты.

Никого. Ни одного живого существа. Только луна. Она заглядывала в окна Белой башни и освещала ее залы таинственным и пугающим светом. Зеленый туман, который, словно волшебная река, протекал по паркетным полам коридоров, давно уже прогнал всех здешних обитателей по своим комнатам. Тишина и покой, пустота и вечность властвовали здесь безраздельно.

Двумя тенями рыцарь Катерино и его оруженосец стали красться в этой темной веренице коридоров, не боясь губительного воздействия зеленого тумана. Катя была права: обыкновенной марлевой повязки оказалось вполне достаточно, чтобы не уснуть после того, как надышишься зеленым туманом. Повязки Катю научил делать, как вы, наверно, догадались, ее старший товарищ студент Коля. Девочка сделала их из двойного слоя марли, положила внутрь ваты и пропитала их водой перед тем, как выйти из своей комнаты. Когда повязки чуть просохли, ребята надели их на лица и вышли на охоту. Они напоминали врачей, которые оказались в зараженной холерной местности, и грабителей, которые ищут в ночи одиноких прохожих.

Они шли медленно и осторожно, стараясь не издать ни звука, мало ли что может показаться тем, кто находится в комнатах для стражи и прислуги, когда они услышат что-либо из коридора, в котором никого не может быть. Мало ли что. Еще устроят панику. Катя взяла с собой фонарик, но он не пригодился, потому что все и так было прекрасно видно. Но несмотря на то, что темноту разгонял своим тусклым светом зеленый туман, все равно было очень мрачно. То, что днем было понятным и простым, сейчас превратилось в неизвестное и опасное. Статуи, картины и зеркала таили в себе столько страшных вещей! Они были словно живые и взирали на детей с угрозой и предупреждением об опасности. Ребята почувствовали себя непрошеными гостями. А зеленый туман был настолько зловещ и так менялся, создавая непонятные фигуры, что хоть и отважны были наши герои, но почувствовали, как по их спинам забегали мурашки и мелко задрожали колени. Крис вдруг обнаружил в своей руке горячую и влажную ладонь девочки, встретил ее испуганный взгляд и ободряюще сжал Катину ладонь. Дальше они пошли, взявшись за руки.

Через некоторое время они вдруг поняли, что не могут найти нужную им комнату. Здесь было столько залов, комнат и коридоров, что они просто-напросто заблудились в темноте и теперь даже не помнили, в какую сторону надо идти, чтобы дойти хотя бы до своей комнаты.

– Скажи, – прошептала Катя, – ведь снаружи башня эта была совсем не такой широкой, как же здесь внутри умещается столько всего? Это что, опять волшебство?

– Конечно, – также тихо ответил ей Крис. – Ты разве забыла, что кроме Валии эту башню строил еще и король подземных гномов? Это он так все тут заколдовал. Снаружи можно подумать, что здесь на каждом этаже всего пять или шесть комнат, на самом же деле их по тридцать, а то и по пятьдесят.

– И Повелитель жил здесь всегда один? – ахнула девочка.

– Конечно.

– Ну и жадина!

– Молчи, разве можно так говорить про самого великого из всех волшебников!

– Все они самые великие, – хмыкнула Катя. – А потом похищают маленьких мальчиков и делают из них принцев. Но куда же нам все-таки идти?

– Я думаю, туда.

– Ну, пошли туда.

Но и там они ничего не нашли. Только опять уперлись в пустой зал. Уже хотели повернуть обратно, но Крис вдруг что-то увидел и остановился.

– Смотри-ка, да ведь мы в тронном зале!

И действительно, роскошное кресло не могло быть ничем иным, как троном. Катя решила повнимательнее изучить это место. Она осторожно закрыла двери, такие высокие, что в темноте даже не было видно их верха, и сняла с лица маску, потому что здесь не было зеленого тумана. Крис сделал то же самое.

Когда они оглянулись вокруг, то увидели новое чудо. Везде были окна. На всех четырех стенах. И все они смотрели наружу. Катя и Крис подошли к одному из них и замерли от удивления. Они увидели всю Страну Остановленного времени как на ладони. Мальчик даже увидел свой замок. Отсюда он казался маленьким игрушечным домиком.

– Может, я смогу увидеть моих братьев? – спросил он сам себя, напряженно всматриваясь в даль.

– Сейчас ночь, и ты их не найдешь, – ответила ему Катя. – Нам надо идти. Крис, может быть, в следующий раз мы поищем твоих братьев, а сейчас давай пойдем искать спальню Повелителя.

Крис вздохнул и поплелся за Катей.

Вдруг его взгляд поймал еще что-то. Он дернул Катю за руку и показал пальцем на висящую на стене картину:

– Может быть, тебе это будет интересно. Это портрет Повелителя.

Катя внимательно посмотрела на картину и увидела в роскошной массивной раме глубокого старца. Он сурово и грозно смотрел на девочку. Но Катя не отвела от него взгляда. Наоборот, она очень внимательно осмотрела Повелителя. Ей было интересно посмотреть на того, кто натворил таких бед, а сам взял и умер. Это лицо она запомнит навсегда.

– Ладно, пошли отсюда, – сказала девочка. – У нас с тобой слишком много дел, чтобы рассматривать разные там портреты.

Они покинули тронный зал и снова очутились в реке из зеленого тумана.

– В какую сторону нам идти? – спросила Катя.

– Пойдем наугад, – предложил Крис.

Внезапно ребята услыхали странный звук. Словно кто-то тихо вздохнул. Они замерли. Вслед за вздохом послышалось шипение.

– Что это? – Катя инстинктивно придвинулась поближе к другу.

– Не знаю. – Лицо мальчика было бледным, губы его дрожали. Или так казалось в темноте?

Шипение тем временем приближалось прямо к ним. Теперь стало ясно, что оно исходит из тумана. Словно по полу ползет гигантская змея. Дети повернули назад, но вместо дверей тронного зала обнаружили только голую стену. А шипение было все ближе и ближе. Ребята прижались к стене и ждали, что будет дальше. Из тумана прямо перед ними с хлопком выскочил столб ярко-зеленого дыма, принял очертания какого-то существа, похожего на осьминога, и растворился в воздухе.

– Фу! – облегченно вздохнула Катя. – Это всего-навсего газ. Наверно, слишком сгустился, поэтому и шипел. Но теперь он больше шипеть не будет.

Шипение и впрямь прекратилось. Ребята осторожно свернули в первый же попавшийся коридор.

– А куда же делся тронный зал? – Крис недоумевал. – Ты видела, как он исчез?

– Видела. Ну и что тут такого? Если башня внутри может растягиваться и казаться больше, чем она есть на самом деле, то нет ничего удивительного, что залы также могут быть то там, то здесь.

– Это верно. Сплошное колдовство. – Вдруг Крис опять замер и схватил Катю за руку. – Смотри, ты видишь?

– Что такое? – Катя завертела головой. Что ты опять увидел?

– Мне показалось, что там кто-то прошел.

– Глупости. Кто тут, кроме нас, может ходить?

– Не знаю. Может, мне показалось, но я видел какую-то фигуру в том коридоре.

– Тебе показалось. – Катя говорила так, чтобы успокоить себя. – Может, пойти туда и проверить?

– Что-то мне не очень хочется, – неуверенно пробормотал Крис.

– Тогда не пойдем, – с облегчением произнесла девочка. Ей тоже совсем не хотелось испытывать свою храбрость.

Они говорили очень тихо, так, что приходилось шептать в ухо друг другу, и смотрели в тот коридор, в котором Крис якобы увидел неизвестного. Они решили не ходить туда и заторопились в противоположную сторону. И снова услыхали за своей спиной тот самый вздох, который уже однажды слышали. Страх придал им силы, и ребята завернули в первый попавшийся коридор. То, что они увидели, сковало им ноги.

Из противоположного конца прямо на них медленно двигалась человеческая фигура. Катя никогда в жизни не встречала привидений или призраков, только читала про них в книгах и видела в кино, но она сразу поняла, что перед ней настоящий призрак. Призрак был прозрачным, ярко-голубого цвета и светился в темноте. Он светил ярче, чем зеленый туман. Настолько ярко, что сам туман рядом с ним был не зеленым, а синим. И этот призрак направлялся к ним. На секунду Катя почувствовала себя совсем маленькой девочкой. Может, лучше закричать и криком отпугнуть этот призрак? Как долго идет время! Нет, оно совсем не идет. Это ведь Страна Остановленного времени! Нет, она все-таки сейчас закричит. Катя набрала побольше воздуха, и в этот момент рот ей зажала ладонь Криса. Кате сразу стало легче, она вспомнила, что она не одна, и нисколько не сопротивлялась, когда мальчик поволок ее в какой-то закуток, которых здесь было великое множество.

– Молчи! – прошептал он ей в ухо. – Кажется, он нас не заметил. Может, он пройдет мимо, ты, главное, не шевелись и ничего не говори.

Катя испуганно закивала головой и покрепче прижалась к Крису. Она так боялась призрака, что ни за какие деньги не согласилась бы увидеть его еще раз. Поэтому она решила отвернуться и не видеть, как тот будет проходить мимо.

Но она опоздала, потому что, когда призрак стал хорошо виден в проеме, она уже не смогла отвернуться, а лишь судорожно вцепилась в куртку Криса.

Призрак шел очень медленно. Ноги его утопали в тумане, и поэтому казалось, что он не идет, а плывет по воздуху. Впрочем, призраки, наверное, так и ходят. Это был мужчина. Вернее, очень старый мужчина. Глубокий старец. Он шел с закрытыми глазами. Тощий и длинный нос его словно оттягивал его голову вперед. Наверное, ему было нелегко носить такой длинный нос. Но скорее всего он просто смотрел в пол. Вдруг он остановился и поднял голову.

Катино сердце, только что зайчиком прыгавшее в груди, вдруг стало наполняться гневом и злостью. Страх пропал неведомо куда.

Катя узнала призрака.

Это был Повелитель. Старый Повелитель. Тот, что похитил Катиного брата, а потом околдовал его. Нет, бояться его Катя не будет. Ни живого, ни мертвого. Хорошо, что она успела рассмотреть портрет в тронном зале. Как хорошо, что они туда случайно попали.

Призрак двинулся с места и побрел дальше.

– Ты его узнала? – прошептал Крис.

– Я бы его каким угодно узнала. Чего он тут бродит?

– Может, мается, что похитил твоего брата? Совесть заела. В рай не пускают.

– Давай выясним, откуда он появился, – предложила Катя. – Быстрее, а то он скроется где-нибудь. И не найдешь его.

Она вышла из закутка и стала тихо красться за призраком. Крис пошел за ней. Следить за призраком оказалось нетрудно. Он шел медленно, а когда останавливался и поднимал голову, то наши друзья тут же прятались или за статуей, или за вазой. Тут было полно мест, где можно спрятаться.

Так они дошли до лестницы, ведущей вниз. Призрак остановился, затем вдруг взлетел и повис над лестничным пролетом, который пропастью уходил вниз. Он расправил руками свой широкий плащ, раскрыл его, словно парашют, и полетел вниз.

Ребята подбежали к пролету и посмотрели вниз. Они увидели, как Повелитель или его дух, не важно кто, исчезает внизу.

– Мы его упустили, – в отчаянии произнесла Катя. – Что же теперь делать? Он же улетает!

– Надо бежать за ним.

– Да ты что! Мы всю ночь будем бежать, а его не догоним.

– Тогда давай воспользуемся подъемником для продовольствия. Альвансор с Гаргулио ведь догнали нас при его помощи.

Об этом Крис узнал от Мари во время дневного разговора. Катины глаза заблестели.

– Побежали туда!

– Только бы он был здесь, а не внизу, – вслух подумал Крис, когда они с девочкой мчались к шахте с подъемником.

Подъемник оказался на месте. Ребята запрыгнули на его площадку, крепко обнялись (так как знали, что он летит со скоростью стрелы), и Крис дернул за рычаг пуска. На секунду пол ушел из-под ног, а потом с силой прижал их к себе.

Это был великий полет в пропасть. Как Катя умудрилась не завизжать, она до сих пор не понимает. Падение продолжалось с минуту, за которую ребята о многом смогли передумать.

– Американские горки в сравнении с этим – сущая безделица! – решила поделиться впечатлениями Катя.

– Да, это было здорово! – подтвердил Крис.

Подъемник мягко опустился. Щелкнул механизм, и площадка замерла на месте.

– Ты подожди тут, а я пойду посмотрю, как там наш призрак. – Крис рвался продолжать преследование.

Он вылез из ниши подъемника и побежал к лестнице. Как только он задрал голову вверх, то сразу увидел приземляющегося прямо на него Повелителя. Мальчик едва успел отпрянуть обратно, как призрак произвел мягкую посадку на мраморный пол. Крис прижался к стене, и дух Повелителя прошел мимо него, едва не касаясь. Он подошел к высокой двери, которая вела из Белой башни в замок, прошел сквозь дверь и исчез из виду.

Крис кинулся к Кате.

– Быстрее! Он зачем-то пошел в замок.

Ребята побежали к двери и с трудом открыли ее. К счастью, тут не было зеленого тумана, не то бы они, давно снявшие свои марлевые повязки, тут же уснули.

В замке они снова увидели призрак. Ребята крались за ним мимо крепко спящих гвардейцев и глазам своим не верили. Призрак, который только что был ростом не менее двух метров, вдруг стал уменьшаться в размерах.

– Он тает! – Катя вытянула вперед руку. – Он сейчас исчезнет!

Затаив дыхание, они продолжали красться за ним. Им приходилось быть очень осторожными.

С каждым залом дух Повелителя становился все меньше и меньше. Вот он уже стал ростом с пятилетнего ребенка. К большому привидению они еще как-то успели привыкнуть, если, конечно, можно привыкнуть к такому созданию, но маленький призрак, оказывается, может быть еще более жутким.

– Кажется, я начинаю понимать, куда он идет, – сказала Катя, когда они вошли в очередной зал.

– А я нет.

– Он идет, идет… – Катя слышала, как ее голос начал дрожать все сильней и сильней. – Там, кажется, сейчас будет его гроб!

– Какой гроб? – не понял Крис. И вдруг до него тоже дошло. Дух Повелителя шел прямо к своей усыпальнице. Туда, где лежало тело Повелителя.

– Я туда не пойду, – тихо пробормотала девочка, но она ничего не могла с собой поделать и поэтому продолжала идти.

Крис не отставал от нее. Сказать, что им было страшно, значит ничего не сказать. Им было ужасно страшно! И все-таки Катя и Крис вошли в усыпальницу Повелителя вслед за его призраком и увидели огромный гроб. Тут у стен было несколько колонн. Ребята поспешили юркнуть за одну из них.

Три раза призрак обошел саркофаг, затем стал медленно залезать внутрь гроба через узкую щель между двумя плитами. Туда и листок бумаги не влезет, а он с легкостью и без помех вскоре исчез внутри.

Когда он исчез, саркофаг вздрогнул. По усыпальнице пронесся гул. Стены вдруг тоже вздрогнули, а пламя свечей, стоявших по углам саркофага, заметалось в бешеном танце.

Зажимая рты, чтобы не закричать, Катя и ее друг бросились вон. Они даже не заметили, как снова оказались в Белой башне у подъемника. Только здесь они смогли перевести дух.

– Посмотри на меня, пожалуйста, внимательно, – задыхаясь, обратилась к товарищу девочка. – Скажи, я не поседела?

– Нет, вроде у тебя те же волосы, что и прежде. Хотя в темноте ничего не разберешь. Вполне вероятно, утром мы увидим, что волосы у нас белые, как у древних стариков. Представляешь, в тринадцать лет я буду похож на моего Яна!

Катя не переставала дрожать.

– Я теперь не смогу спать, – подумала она вслух.

Крис уже успокоился и даже немного повеселел.

– Глупости, – сказал он. – Это было не страшнее стаи ведьм в Колдовском лесу, и уж намного безобидней, чем вампиры. Если бы с нами был Друль, мы бы давно что-нибудь придумали и были бы далеко отсюда.

Ребята вздохнули. Они вспомнили погибшего друга и загрустили.

– Интересно, сколько мы пробегали за этим привидением? Наверное, уже скоро утро? – поинтересовалась Катя.

Оказалось, что прошло совсем мало времени с того момента, когда они начали следить за духом. Ночь была в самом разгаре. За окнами была такая темень, что даже звезды и луна не могли рассеять мрак.

– Как же мы вернемся обратно, Крис? Неужели нам опять придется лезть наверх?

– Ну уж нет. Клянусь ведьмами, мы не будем этого делать. Сейчас переночуем в подъемнике, а утром нас поднимут наверх вместе с продуктами.

Так они и сделали. Улеглись на площадке подъемника и моментально уснули. Как будто и не встречались с призраком. Усталость сделала свое дело.

Катю разбудил Крис. О, как ей хотелось спать! Вы же помните, как она тяжела на подъем. Но Крис даже с некоторой грубостью растолкал ее и, взяв под мышки, несколько раз встряхнул.

– Что, уже утро? – сонно спросила Катя.

– Смотри туда! – прошептал Крис.

Сонными глазами Катя всмотрелась в темноту и не сразу разглядела призрак. Теперь он шел обратно. Туда, откуда пришел накануне.

– Скоро рассвет. Он возвращается. – Это сказал Крис.

Призрак дошел до лестничного пролета и полетел вверх. Ребята подождали немного и тоже бросились к лестничному пролету. Задрав головы, они смотрели, как в вышине медленно исчезает голубой призрак.

– Черт возьми! Еще одна загадка! – воскликнула Катя. – Как мне все это надоело. Пошли лучше спать. А то я очень плохо соображаю, когда всякие привидения мешают мне спать.

Глава седьмая

СТРАШНАЯ РАЗГАДКА, ПОСЛЕ КОТОРОЙ НАДО УНОСИТЬ НОГИ

Когда настало утро и послышался шум многочисленных шагов, ребята проснулись и поспешили спрятаться в шахте, по которой должен был подняться подъемник. Они дождались, когда силачи загрузили площадку продуктами и всякими прочими вещами, затем взялись за колесо, и подъемник поехал вверх. Крис и Катя осторожно, когда он приблизился к ним, ступили на площадку. Внизу никто ничего не заметил.

Ехать придется долго, – рассудил Крис.

– Вполне достаточно для того, чтобы обсудить наши с тобой дела. – Катю, как всегда, интересовали только ее проблемы. – Что ты обо всем этом думаешь?

– Ничего не понимаю. Этот призрак – какой-то вампир наоборот.

– Что значит «вампир наоборот»?

– Ну, настоящий вампир днем лежит в гробу, а ночью вылезает на охоту. А этот, которого мы видели, ночью лежит в гробу. Может, это он случайно сегодня ночью пошел к себе? Как ты думаешь?

– Не знаю. Но уверена, что он каким-то образом связан с моим братом. Он, наверно, ходит в Белую башню, чтобы колдовать над Женей.

– А ведь он сейчас где-то там, – задумчиво произнес Крис.

– Верно. – Катя схватила его за руку. – Значит, он сейчас там. Где же он скрывается? Может, в картине? Я где-то читала, что духи могут жить в картинах.

– Наверное. Точно, ведь в тронном зале висит портрет Повелителя. Почему бы ему, вернее его духу, не прятаться в своем портрете?

– Ты прав. Он живет в портрете и околдовывает Женьку, а на ночь отправляется отдыхать в свой гроб.

– Тогда надо его оттуда вытащить!

– Каким образом?

– Не знаю.

– В том-то и дело, что не знаешь. Это доказывает, что мы должны как можно скорее украсть ребенка и отвезти его подальше отсюда. Там на него не сможет действовать этот проклятый призрак. А мы сразу поедем к фее Вечной юности. Сделаем это сегодня ночью, если нам ничего не помешает.

Так они и решили. Когда подъемник стал приближаться к последнему этажу, ребята выскочили чуть раньше и до верха добрались уже по лестнице. Для начала Катя забежала в комнату Мари, для вида немного с ней поболтала, а сама незаметно положила ключ от спальни мальчика обратно, решив утащить его в другой раз.

Когда она пришла в комнату игрушек, где ее уже ждал Крис, за ней зашел гвардеец и объявил:

– Рыцаря Катерино желает видеть его величество Повелитель Страны Остановленного времени!

Услышав это, девочка вздрогнула. Она как-то совсем забыла, что ее могут куда-то вызвать. А теперь, когда она уже кое-что знала, это было небезопасно.

– Куда меня вызывает Повелитель? – спросила она стражника.

– В тронный зал.

– Хорошо, мы идем.

Она дала знак Крису, чтобы он следовал за ней, и они пошли на прием к тому, кого собирались похитить этой же ночью.

– Главное, никто не должен знать, что нам известно про призрак, – успела шепнуть товарищу Катя.

Женя уже ждал их.

– Ты задержалась, почему? – голосом, еле сдерживающим гнев, спросил он. – Я тебя вызываю уже второй раз.

– Второй раз? – Катя растерялась.

– Да, второй раз. Где ты была? Мне доложили, что тебя нет в твоей комнате.

Катя осторожно покосилась на портрет Повелителя. Ей показалось, что старик подозрительно смотрит прямо ей в глаза. Девочка поспешила отвести взгляд от портрета и ответила:

– Я была в галерее. Смотрела картины, посвященные истории Страны Остановленного времени.

Картинная галерея как раз находилась этажом ниже, поэтому Катя не боялась врать. Любой стражник, если его спросят, выходила ли она из картинной галереи, ответит утвердительно.

– Ты всегда была очень любопытной. – Женя с ногами уселся на трон и стал вертеть на пальце какую-то золотую булавку. – Ну и какая картина тебе понравилась больше всего?

– Та, которая изображает, как на тебя надевают корону Повелителя. – Катя не была уверена, что такая картина существует, но это ее мало волновало. Всегда можно сказать, что она ошиблась и все перепутала.

– Нет такой картины, – ответил мальчик. – Ты просто была у Мари, а перед этим была со своим другом в оружейном зале.

– Как? – удивилась старшая сестра. – Она решила не спорить про зал с оружием. Кажется, они там тоже проходили. – Разве еще такую картину не нарисовали? Какая жалось! Может, здесь нет хороших художников? Тогда поехали домой, там мы их обязательно найдем.

Она решила подразнить брата, но тот даже бровью не повел. И с равнодушным видом продолжал крутить булавку.

– Каким образом ты думаешь вернуться домой? – вдруг спросил он.

Катя обрадовалась было и уже хотела ответить, что надо обратиться к фее Вечной юности, но снова увидела портрет старика Повелителя и вовремя прикусила язык.

– Я думаю, что, раз Повелитель теперь может колдовать, тебе не составит труда вернуться домой.

– Забудь про дом. – Женя вздохнул. – Раз и навсегда. Отсюда невозможно вернуться.

– Как невозможно? – Катя была поражена.

– Невозможно, и все. Это не мелкое колдовство, которое вытворял твой друг Сладкоежка. Так, кажется, ты его называла?

– Откуда ты его знаешь? – удивилась Катя.

– Кстати, почему ты не называешь меня «ваше величество»? – спросил Женя.

Девочка закусила губу, но промолчала. Женя спрыгнул с трона и подбежал к ней.

– Я все про тебя знаю, – хитро улыбнулся он. – Скажи, как ты нашла меня?

– Я тебе потом расскажу.

– Вот так всегда! – возмутился младший брат. – Ты всю жизнь мне говоришь «потом»! Потом, потом, потом, после, как-нибудь в другой раз! Ты ведь и в зоопарк меня обещала повести, а утром сказала: «потом»! А? Ведь так?

Катя не могла не признать правоту его слов. Она виновато опустила голову и пробормотала:

– Хорошо, я расскажу. Ты помнишь Колю, моего вожатого из лагеря?

Женя, который никогда Колю не видел, но много про него слышал, кивнул.

– Так вот, когда ты улетел… – Катя поведала брату, как она прилетела в Страну Остановленного времени, победила дракона и стала рыцарем.

– Я никак не мог предположить, что за лебедями кто-то увяжется, – тихо промолвил мальчик, когда Катя заговорила о визите к Руине. – Дальше можешь не рассказывать, я все знаю.

– Откуда? Или ты и вправду можешь колдовать?

– Колдовать я еще не могу, но это даже не колдовство. Так, игрушки Старого Повелителя. Вот это окно. – Женя подвел Катю к самому широкому окну. – Оно волшебное, и если прочесть нужное заклинание, то оно покажет все, что когда-либо было и есть в нашей стране. Осторожно! Не трогай его руками. Тут очень тонкое стекло. Зря я тебе его показал.

– Так ты подглядывал за мной?

– Что значит подглядывал? Я смотрел. Смотрел на твои подвиги и восхищался, какая у меня отважная сестрица. Ты действительно очень смелая девочка. Скажи, ты все это делала, чтобы найти меня?

– Конечно!

– Значит, ты меня любишь?

– Да. – Катя чуть не плакала. Она видела насмешливое лицо Жени и не понимала, почему он не верит ей.

– Ерунда! – Женя и впрямь не верил. – Ты просто боишься родителей. Что ты им скажешь, когда они спросят: «А где твой брат?»

– Ладно, можешь говорить что угодно, – Катю захлестнула обида. – Пусть я такая плохая. Пусть я все это делала, чтобы меня не ругали мама с папой. Пусть! Тогда скажи мне, раз ты все видел, что со мной происходило, почему ты ни разу не помог мне? Почему? Я столько раз могла погибнуть! Мои друзья тоже столько раз рисковали жизнью, а Друль даже погиб, спасая меня и Криса! Он умер! – Катя не заметила, как перешла на крик, – так она рассердилась. – И ты, Повелитель этой земли, великий и могущественный, про которого все говорят, как про великого воина, ты не пришел мне на помощь.

Женя слушал, что она говорит, но его лицо оставалось спокойным и насмешливым. Кате захотелось его пристукнуть.

– Я объясню, почему я не спешил тебе на помощь, – ответил мальчик. – Я считал, что все, что с тобой происходит, – это справедливое возмездие за твой поступок в зоопарке. Не считай меня таким жестоким. К тому же мне стало любопытно. Ты всегда благополучно выбиралась из самых сложных переделок. В конце концов ты прекрасно добралась до меня сама. Если бы я стал тебе помогать, скольких бы приключений ты лишилась! К тому же тебя угораздило стать рыцарем. А по нашим законам, рыцарям никто не имеет права помогать во время их подвигов. Кроме, разумеется, выигранных троллей и оруженосцев.

– Я не хочу с тобой больше разговаривать. – Катя повернулась к брату спиной и пошла вон из зала. Крис последовал за ней.

– А в картинную галерею все-таки зайди! – крикнул ей вслед Женя. – Там нет картины, где мне надевают корону, зато есть чудесная золотая копия статуи, которая стоит на главной площади города. Она называется «Мальчик верхом на лебеде». А ты мне дала хорошую мысль о картине!

Однако сестра уже вышла и закрыла за собой дверь. Маленький Повелитель шмыгнул носом и пошел к волшебному окну. Он поинтересовался, что творится в его стране, потом стал осматривать город. Когда он дошел до главных городских ворот, глаза его широко раскрылись, а на лице засияла удовлетворенная улыбка.

Он увидел, как в ворота входит старуха, вся оборванная и покрытая грязью. Стражники, мимо которых она проходила, недовольно и брезгливо посторонились, словно боялись заразиться от нее. В самом деле, старуха была столь безобразна, что даже игравшие у ворот дети в ужасе и с криками разбежались, увидев нищенку. Со злобой в воспаленных глазах посмотрела старуха им вслед. Даже стражники не выдержали этого страшного взгляда, напоминавшего преисподнюю. Они и рады были бы не пустить ее в город, но закон разрешал входить в него всем без исключения. Изумленные стражники увидели, как из-под лохмотьев вылезла левая рука старухи, которую она все время прятала. Рука была отсечена почти у самого локтя. Мерзкий обрубок был кое-как обмотан тряпками. Руина! Женя сразу узнал колдунью, главного врага своей сестры. С удовольствием он отметил, что ненависть Руины к графу Катерино не уменьшилась, а наоборот, под воздействием магического яда гигантского скорпиона, во много раз увеличилась. Это было как раз то, что ему нужно.

– Мальчик верхом на лебеде! – со злостью крикнула Катя, когда оказалась в своей комнате. – Клянусь гоблином, когда мы вернемся, я опять его как следует отшлепаю! Будь он хоть трижды околдован.

– Это точно, – поддержал ее Крис. – Мне так хотелось надавать ему тумаков, что еле сдержал себя. Впрочем, когда мы похитим его, я обязательно надеру ему уши!

– Да ты что? – возмутилась Катя. – Я тебе не дам. Он же ребенок!

Крис засмеялся.

– Это я нарочно сказал. Чтобы немного охладить твой пыл. Нельзя горячиться перед важным делом. А ты сама знаешь, что мы будем делать сегодня ночью.

– Да, ты прав. Надо сделать новые марлевые повязки.

– Правильно. Только сделай их три.

– А третья для кого?

– Для твоего брата.

С трудом дождались они ночи. Так всегда бывает. Когда ждешь чего-то очень важного, то кажется, что оно никогда не наступит. Но ночь все-таки наступила, так же красиво, как и накануне. Но ребятам было не до красот. Катя торопливо готовила повязки и в который раз проверяла карман джинсов, в котором лежал ключ от комнаты, где спал Женя. Она опять утащила его у Мари. Вечером забежала к ней, чтобы помочь убрать в спальне Повелителя, а потом, еще раз разведав обстановку, похитила ключ.

Они не собирались больше возвращаться сюда. Крис почистил и приготовил оружие. Катин щит он оставил себе, а меч отдал хозяйке.

– Ты не забыла, как им пользоваться? – спросил он.

– Будем надеяться, что нам не придется драться, – ответила Катя. – Драки и перестрелки – серьезный брак в нашей опасной работе.

– Да, главное, это вовремя унести ноги. Как только мальчик будет в наших руках, мы спускаемся вниз. Подъемник я уже проверил, он на месте. Так что не должно быть никаких неожиданностей. Потом выбираемся из замка, бежим к трактирщику Япиусу, берем у него наших лошадей и покидаем Столицу. А дальше… Что будет дальше, говорить пока не стоит.

Ребята погасили свет, пожелали друг другу удачи, надели повязки и открыли дверь. Их встретил зеленый туман, такой же таинственный и плотный у пола и прозрачный повыше.

Друзья торопливо двигались по безлюдным коридорам и залам. В этот раз Катя очень быстро нашла нужную комнату. Несколько секунд Катя и Крис постояли около двери, напряженно вслушиваясь, что за ней происходит. Ничего не услышав, Катя осторожно, затаив дыхание, вставила ключ и медленно повернула его три раза. В замке что-то щелкнуло. Дети вздрогнули и отпрянули от двери. Но это просто сработал замок. Дверь медленно и тихо открылась. Катя тут же шмыгнула в образовавшуюся щель. Крис несколько раз оглянулся, чтобы проверить, нет ли за спиной какой опасности, и последовал за девочкой.

Они хотели снять повязки, но каково же было их удивление, когда ребята обнаружили здесь зеленый туман. Мрачная комната была освещена его тусклым светом, и теперь ее сходство со склепом было подчеркнуто еще больше, чем днем.

В центре на высокой кровати лежал мальчик. Это был Женя. Когда Катя увидела его, ей стало страшно. Он лежал на спине и был так бледен, что девочке на мгновение показалось, что ее брат мертв. С судорожно бьющимся от страха сердцем и вся дрожа, она кинулась к Жене и с облегчением вздохнула, когда до нее донеслось ровное дыхание мальчика.

– Мне показалось, что он умер, – сказала она Крису, когда тот тоже подошел к кровати.

Катя посмотрела на брата, и все в ней сжалось от жалости к нему. Ребенок словно лежал на операционном столе. С мальчиком творится что-то неладное. Но что? Старшая сестра силилась понять это, но не могла.

– Может, его разбудить? – спросил Крис.

– Как ты его разбудишь, когда тут этот туман? Придется нести его на руках. Не бойся, он легкий.

Вдруг что-то стукнуло. Катя и Крис в страхе отпрянули от кровати, но поняли, что это просто хлопнула дверь, которую они забыли за собой закрыть. Они снова приблизились к спящему, но вдруг остановились, почувствовав, что воздух стал вдруг упругим и не пускает их дальше, словно невидимая стена. Зеленый туман под ногами стал волноваться и ходить волнами. В некоторых местах он озарялся яркими вспышками и выпускал клубы и облака вверх.

– Мне страшно, что это? – жалобно вскрикнула Катя. Она хотела подойти к брату, но не могла. От этого ей стало невыносимо горько и жутко. Она подумала, что Жене грозит какая-то страшная опасность, а она не может ему помочь.

Крис бросился к девочке, схватил ее и стал оттаскивать куда-то в сторону.

– Это колдовство, Катя! – убеждал он ее. – Не вставай у него на пути. Наверное, тут где-то рядом дух Повелителя, он не пускает к нему. Давай спрячемся и подождем, что будет дальше. А вдруг сейчас сюда войдет призрак? Может, это он и есть.

Словно в подтверждение его слов они опять услыхали тот самый тяжелый вздох или стон, который слышали прошлой ночью. Только сейчас он был намного громче и ближе.

Катю парализовал страх. Она не могла двинуться с места, но Крис оттащил ее в какой-то угол, скрытый деревянной фигурой гигантской обезьяны с орехом в лапах. Вполне подходящее место, чтобы укрыться от призрака, если тот появится.

А комната, где они были, продолжала меняться. Зеленый туман теперь не лежал на месте, а ходил кругами, словно огромный водоворот. Он перестал безмолвствовать, и из его глубин доносились шипение и бульканье. Постепенно он стал менять цвет. Сначала пожелтел, потом побелел и стал наваливаться яркими желтыми, оранжевыми и красными пятнами. Катя вдруг вспомнила, что подобные она видела в пещере колдуньи Руины в ее волшебном котле. Она не отрываясь смотрела на своего брата. Хотела кинуться к нему и не могла. И проклинала себя за это. Слезы у девочки текли по лицу, но она не замечала их. Она должна быть рядом с Женей!

Но барьер был непреодолим. Он будто наступал на непрошеных гостей и становился все шире и шире, прижимая Катю и Криса в угол. Сейчас он их раздавит. Катя уже не могла дышать и только стонала. Крис пытался встать между ней и невидимой стеной и закрыть ее собой от опасности. Но и его страшная сила увлекла к стене, чтобы не лезли туда, куда не следует соваться простым смертным. Магия не терпит чужого вмешательства.

– Мы погибли, – еле произнесла Катя. – Прощай, Крис!

– Может, пронесет, – прохрипел в ответ мальчик. – Кажется, немного легче, и туман успокаивается.

Туман в самом деле стал принимать прежний вид. Раздался новый стон, и невидимая стена ослабила свой натиск и немного отступила.

– Этот призрак просто не подпускает нас к нему, – сделал предположение Кристиан. – Наверно, он сейчас сам придет сюда. Вот увидишь. Мы вовремя успели спрятаться. Только вот откуда он появится?

Он неотступно следил за дверью, будучи в полной уверенности, что призрак явится оттуда, и по-прежнему заслонял собой девочку и держал ее за руку. Она продолжала смотреть туда, где лежал ее младший брат. Крис посмотрел на нее, потом на него и снова уставился на дверь.

Когда он в следующий раз посмотрел на Катю, то увидел в ее глазах такой ужас, что невольно вздрогнул. Он проследил за ее взглядом и увидел такое, отчего у него на голове зашевелились волосы.

Женя светился. Ярким голубым светом. Лежал все так же не шевелясь и светился.

Крис ощутил дикую боль. Это Катя так впилась ногтями в его ладонь, что пошла кровь. В остекленевших глазах девочки больше нельзя было различить какие-либо эмоции. Такой взгляд, наверно, бывает у людей, которые сходят с ума, подумал мальчик.

Тут было от чего сойти с ума. Женя светился так ярко, что начало слепить глаза. Катя устремилась к нему, но Крис с великим усилием удержал ее. Она хотела закричать, но он зажал ей рот ладонью. Что-то подсказывало мальчику, что надо быть как можно дальше от того, что происходит на кровати.

Женя продолжал светиться, но уже не так равномерно, как раньше. Ноги его начали темнеть, но зато плечи и голова пылали так, что казалось, вот-вот под мальчиком вспыхнут простыни. И вдруг из его глаз начал струиться луч синего света, луч шел прямо из-под закрытых век. Сначала он был размером с детскую ладонь, затем увеличился и стал похож на небольшую вазу.

В своем укрытии ребята наблюдали все это, и их лица были освещены синим светом. Луч неожиданно превратился в дивной красоты цветок и на тонком стебле стал расти прямо из закрытых век спящего мальчика. Когда он стал достаточно большим, то отделился от ребенка. Тот сразу перестал светиться, лишь капельки света по инерции устремились за синим цветком. А цветок выплыл на середину комнаты и начал распускаться. Он распустился, и из его сердцевины вылетел голубой стержень, размером с карандаш. Цветок сразу же после этого рассыпался, и свет от него растворился в воздуха. А стержень стал расти, расти и достиг размера кресел. Он стал принимать очертания человеческой фигуры. Медленно, но неумолимо он превращался в человека. Томительное ожидание кончилось. Он превратился, превратился…

…в старого Повелителя.

В тот самый призрак, что бродил по Белой башне прошлой ночью. Продолжая расти, он побрел к двери. Глаза у старика были закрыты, а лицо его выражало такое усилие, словно он только что вытащил себя за волосы из болота.

Дух последний раз вздохнул и пропал за дверью, пройдя ее насквозь. За ним в щель межде дверью и полом с молниеносной скоростью вылетел зеленый туман.

– Ты видела? – воскликнул Крис. – Этот призрак, оказывается, жил в твоем брате! Вовсе не в портрете, а в живом человеке. Так, значит, все это время ты общалась не с братом, а с этим духом! Это ужасно! Это преступление, когда чья-то душа живет в чужом теле!

Он повернулся к Кате, чтобы выразить свое изумление, и увидел, что девочка лежит на полу и, обхватив руками колени, горько и беззвучно плачет. Он кинулся к Кате.

– Ненавижу! – сквозь рыдания произнесла девочка, когда рука Криса коснулась ее плеча. – Себя ненавижу за то, что из-за меня это все…

И она продолжала плакать.

– Не время плакать. – Крис сохранял присутствие духа. – Мы открыли тайну Повелителя. Ночью он спит в своем саркофаге, а днем переселяется в мальчика. Если мы увезем отсюда твоего брата, то ему негде будет жить, и старик вернется в свой гроб навсегда. А твой Женя освободится от него, только как можно дальше от Белой башни! Так что давай уносить отсюда ноги!

Глава восьмая

БЕГСТВО ИЗ ГОРОДА

Слова Криса отрезвили девочку, и она стремглав кинулась к Жене. В этот раз ей ничего не помешало, и через секунду она уже держала спящего мальчика в своих объятиях и целовало его в бледное и горячее лицо. Женя заворочался и застонал. Слезы брызнули ему на щеку, но мальчик так и не проснулся.

Крис уже успел сбегать и проверить, далеко ли ушел Повелитель. Когда он вернулся, то тут же нашел одежду маленького принца и кинул ее Кате.

– Одевай его, а я пока приготовлю для Повелителя подарок, – сказал он и подбежал к деревянной обезьяне.

Пока он снимал статую с постамента и волочил ее к кровати, Катя вытащила Женю из постели и принялась его одевать. Это оказалось не так-то легко, потому что с ребенка сначала надо было снять ночную рубашку, а потом надеть на него, спящего, массу старинных, совершенно незнакомых Кате вещей. Она волновалась и несколько раз путалась, потом отбросила в сторону тряпки, о назначении которых догадаться было невозможно, и обрядила мальчика в штаны, рубашку и куртку, больше похожую на мундир гвардейца, только бархатную и нарядную, туфли надела ему прямо на босу ногу, потому что чулки были таки длинные, что не было времени распутывать и надевать их.

Крис уложил обезьянку на кровать, в которой только что спал Повелитель, и подбежал к брату и сестре.

– Держи свой щит и дай принца мне, – с этими словами он взял Женю на руки. Малыш инстинктивно обнял его за шею.

Катя помогла нацепить ему марлевую повязку, надела сама, и дети покинули это мрачное место. Когда они проходили мимо лестницы в тронный зал, что находился выше всех остальных залов на этом этаже. Крис остановился.

– Я думаю, нам стоит зайти сюда.

– Зачем? – удивилась Катя.

Но Крис не ответил, только когда они оказались внутри, он подошел к волшебному окну и сказал Кате:

– Высади это проклятое стекло, а то у меня руки заняты.

Катя прекрасно поняла его. Как это ей самой не пришла в голову такая мысль? Она вынула меч – от ее удара осколки мелкого стекла брызнули во все стороны, огромное количество полетело с головокружительной высоты в бездну.

– Вот так тебе! – с ненавистью сказала Катя портрету Повелителя, и наши герои выскочили из тронного зала.

Еще раз пришлось испытать полет на подъемнике для продовольствия, но теперь это было уже не так страшно. Ребята оказались внизу. Сняли ставшие уже ненавистными повязки и с Женей на руках побежали на поиски выхода. Но когда они нашли наконец дверь, то вздох разочарования вырвался у обоих. Выход охраняли офицеры и гвардейцы. Ребята спрятались и, тяжело дыша, стали думать, что делать дальше.

– Если нас схватят, то тут же посадят в тюрьму за попытку похищения, – прошептал Крис, не выпуская из рук свою тяжелую ношу. – Тогда твоего братишку отправят обратно, и он снова станет…

Язык не поворачивался сказать, что будет, если им не удастся выбраться отсюда. Катя с надеждой и мольбой смотрела на товарища и ждала от него решительных действий. Сама она потеряла всякую способность мыслить и что-либо делать. Крис понял это и напряженно соображал.

– Может, неожиданно нападем на них и прорвемся? – думал он вслух. – Нет, это невозможно. Тут же от шума прибежит вся охрана из замка и из парка, и нас схватят. Значит, надо искать другой выход. Где-то я заметил окно. Вспомнил! Побежали!

Обнимая руками щит, который она не догадалась повесить на спину, Катя побежала за Крисом. Они оказались в узком коридорчике. С правой стороны от тускло светящего факела в самом деле было небольшое окошко. Крис не ошибся. Его наблюдательность оказала им великую услугу. Взрослый человек ни за что не пролез бы в это окно, но для детей оно было вполне подходящим, чтобы покинуть замок.

Крис взобрался на стену, открыл окно, поднял Женю, которого ему передала Катя, затем втащил и ее. Это было нелегко, но он справился. Снаружи было тихо. Крис спрыгнул на землю, раз перекувырнувшись, потому что было высоко, и встал на ноги.

– Кидай мальчика!

Катя бросила ему Женю. Крис благополучно его поймал, затем поймал и Катю.

Девочка плохо помнила, как они пробирались по парку, скрывались от гвардейцев, потом брели вдоль забора и искали лазейку, нашли ее и выбрались в город. Когда они прошли несколько темных и пустынных улиц, Женя в руках Криса начал шевелиться и вздыхать.

– Ты знаешь, он, кажется, просыпается.

Катя замерла на мгновение, затем взяла мальчика из рук Криса и присела с ним на землю. Женя и впрямь просыпался. Он открыл глаза, затем их закрыл. Девочка терпеливо ждала, что будет дальше. Ребенок, не открывая глаз, стал усиленно тереть их кулаками. Затем сильно потянулся и открыл глаза. Несколько секунд он удивленно смотрел на Катю, которая не отрывала от него глаз, затем стал осматриваться вокруг. В лице мальчика появился ужас, который затем сменился радостью.

– Катя, это ты? – растерянно произнес он.

– Да, маленький. Это я. Я с тобой. Я тебя забрала оттуда. Мы пойдем домой. – Катя не замечала, как текут по ее щекам слезы.

Губы Жени задрожали, лицо сморщилось. Он заплакал и крепко обхватил старшую сестру руками.

– Я думал, что ты не спасешь меня, у-у! – сквозь рев проговорил он. – Я был глупый! Я больше не буду. Это я виноват, прости меня! Я тебя люблю!

– Я тебя тоже люблю, братишка! Если хочешь, будем ходить в зоопарк каждый день!

Так, обнявшись, они долго плакали вдвоем и больше не говорили ни слова. Сестра и брат. Только сейчас они поняли, как нужны друг другу. Когда дети перестали плакать, то посмотрели на небо, усеянное звездами, и блаженно вздохнули, словно все опасности и приключения уже позади.

Однако Крис, который все это время терпеливо ждал, поспешил разочаровать их.

– Надо идти, – сказал он. – Мы еще не добрались до наших лошадей.

Катя вспомнила, что все только начинается, и поднялась с земли. Женя сразу взял сестру за руку, готовый идти с ней куда угодно. Мальчик выглядел счастливым. Весело шмыгал носом и утирал слезы с чумазого лица.

Втроем они пошли вниз по улице и, встретив случайного ночного прохожего, спросили у него, как добраться до трактира «У камелька», хозяином которого является господин Япиус. Прохожий подозрительно на них посмотрел, но дорогу все-таки указал. Не прошло и часа, как они были на месте.

Когда трактирщик открыл на стук дверь, он глаза вытаращил от удивления. В длинной ночной рубашке и колпаке с кисточкой он выглядел довольно забавно.

– Мы пришли за своими лошадьми, Япиус, – объяснил свой ночной визит Крис.

– Конечно, вы вправе забрать их когда угодно, – тихо согласился трактирщик. – Но почему так поздно?

Он завел их в дом и замер, когда в свете свечи, которую держал в руках, увидел Женю.

– Ваше величество! – изумленно пробормотал он. – Не верю своим глазам!

– Его величеству очень захотелось прогуляться со мной, – вмешалась Катя. Она наконец взяла себя в руки и снова стала прежней, активно действующей девочкой, которая не просто девочка, а рыцарь.

– Я понимаю. Понимаю. – Япиус засуетился. – Только сначала заплатите за лошадей. Я их кормил и тщательно ухаживал за ними. И потом, господин рыцарь, признаться, та штуковина, которую ты мне дал в прошлый раз, явно не желает находиться в моем доме.

– Что за штуковина? – удивилась девочка.

– Золотая пряжка от твоего плаща. Она той же ночью стала нагреваться и светиться, да так, что чуть не подожгла мой дом. Не выкупишь ли ты ее обратно?

– Но у меня нет денег! Ни копейки!

Япиус сконфузился.

– Неужели такие благородные ребята, как вы, заберете своих лошадей и пряжку, не заплатив? Это противоречит рыцарской чести. Но коли уж так, старина Япиус не станет на вашем пути из-за нескольких ничтожных монет.

Катя и Крис понуро слушали его слова. Но что они могли сделать? Вдруг девочка почувствовала, как ее дергают за руку. Она повернулась. Это был Женя.

– У меня есть, – сказал он.

Мальчик улыбнулся и обратился к Япиусу:

– Возьмите мои пуговицы от костюма. Они из чистого золота, да к тому же с моим портретом. Ты получишь за них кучу денег. Сколько тебе оторвать, чтобы уплатить долг?

Пораженный Япиус посмотрел на Женю, потом на пуговицы его куртки и тихо сказал:

– Думаю, за уход за лошадьми и за пряжку трех вполне будет достаточно.

Женя оторвал три пуговицы и протянул их трактирщику.

– На, и знай, что принц Евгений и его друзья всегда платят за себя.

Япиус склонился в глубоком поклоне перед маленьким принцем.

– Можно кое о чем тебя спросить, дорогой Япиус? – обратился к нему Крис. Когда тот кивнул, он продолжил: – Мы хотим отправиться с Повелителем в путешествие на несколько дней. Это его каприз. Понимаешь? У великих людей всегда бывают капризы. Мы хотим сделать это незаметно. Что ты нам посоветуешь?

– Я все понял. Вам надо выбраться из города чтобы об этом никто не узнал, так?

– Так. И как можно скорее. Пока не наступит рассвет.

– Очень хорошо. Тогда вам повезло. Видите ли, сегодня из города выпроваживают цыганский табор. Они что-то там натворили, кажется, что-то украли, и городской совет решил выпроводить их из города. Они должны покинуть город сегодня ночью. Как раз до рассвета. Первый министр уже поставил свою подпись под постановлением, и теперь они должны уйти.

– А кто теперь первый министр? – поинтересовалась Катя.

– Я назначил Альвансора, – ответил Женя и смутился.

– Если вы успеете, то вполне сможете договориться с цыганами, чтобы те выдали вас за своих, – закончил Япиус. – Так что торопитесь. Табор проехал здесь совсем недавно. Главные городские ворота в той стороне.

– Спасибо! – крикнули ему на прощанье Катя и Крис, посадили Женю на Мирко и помчались туда, куда им указывал трактирщик.

Они торопились изо всех сил, и вскоре последняя кибитка, скрипя и переваливаясь из стороны в сторону, показала им свои колеса.

– Дай мне две твои пуговицы, – обратился Крис к Катиному брату.

Женя без слов оторвал две пуговицы и протянул их Крису, потом обнял шею Мирко и нежно стал поглаживать его морду.

– Ты пока не приближайся к ним, но и не отставай, – Крис дал указание Кате. – Я пойду договорюсь с их главарем.

Он вскочил в седло и поскакал к головной повозке табора. Цыгане не обращали на него никакого внимания, и, когда мальчик спросил одного из них, где вожак, ему указали на очень высокого и крепкого мужчину с черной бородой и густыми роскошными усами.

– Что тебе надо, мальчик? – спросил цыган Криса.

– Хочу договориться с тобой об одном деле.

Когда Крис пропал в темноте, Катя тоже села на Мирко позади Жени.

– Здоровый у тебя конь, – поделился с ней впечатлениями младший брат.

Катя обняла Женю и покрепче прижала его к себе, словно боялась, что он опять может исчезнуть.

– Когда выйдем из города, я научу тебя на нем ездить, – пообещала она.

– Правда? – обрадовался Женя.

– Слово рыцаря Катерино, – поклялась Катя.

Женя повернулся к ней и посмотрел сестре в глаза:

– Мы ведь больше не будем драться? Никогда?

Катя улыбнулась ему, как никогда не улыбалась. Мальчик понял ее и больше ни о чем не спрашивал.

Вернулся Крис.

– Все в порядке, – сказал он. – С этим народом можно договориться. Привязываем лошадей к последней повозке, а сами садимся внутрь и не высовываемся, пока не будем в безопасности.

Так они и поступили. В кибитке, куда они забрались, было полно спящих ребятишек. Друзья залезли в самый дальний угол, завернулись в плащи и замерли в ожидании.

Через некоторое время табор остановился. Он подъехал к воротам. Стражники криками выражали недовольство, что их потревожили в столь поздний час. Цыгане вопили на своем языке и пытались уверить стражников, что не по своей воле покидают гостеприимный город. Наконец порядок восстановился. Пришел командир и стал читать бумагу, которую сунул ему цыганский вожак. Читал он медленно, потому что было темно и при свете факела, который держал низенький солдат, трудно было разобрать буквы.

Крис осторожно выглянул наружу и тут же нырнул обратно.

– Там Крокус, – шепнул он. – Если он нас узнает, нам конец!

Через мгновение в повозку заглянул Крокус. Он проверял, нет ли в повозке краденых вещей. Увидев кучу спящих детей, он пошел дальше. Крис и Катя облегченно вздохнули.

Наконец все формальности остались позади и табор с людскими криками и ржанием лошадей двинулся в ворота. Повозка за повозкой проезжали последний пост и выкатывались на дорогу. Кибитка с нашими друзьями проехала последней, и ребятам пришлось испытать несколько томительных минут, наполненных волнением и страхом. Но вот наконец и они облегченно вздохнули. Город остался за спиной. Час за часом он отдалялся и вскоре вообще пропал в ночном мраке.

Ребята вдыхали прохладный ночной воздух и смотрели на звездное небо. Полная луна заглядывала в кибитку и, казалось хитро подмигивала, словно поздравляла с удачно выполненным делом. Да, ночь и впрямь выдалась невероятно трудная. Сколько пережито, увидено и узнано!

Ночная, а вернее, уже предутренняя свежесть пьянила и тянула ко сну. Только теперь Катя и ее друг поняли, как они сильно устали. Женя уже давно спал здоровым детским сном, без всякого там колдовства. Глядя на него, стали клевать носами и старшие ребята. Сначала уснула Катя, за ней, как ни крепился, уронил голову и Крис.

А цыганский табор продолжал свой путь. Одна за другой ехали по дороге кибитки. Сонные возчики лениво подстегивали лошадей, и, как за любым обозом, поджав хвосты, брели собаки. Они с опаской обходили ту кибитку, за которой, переваливаясь на четырех лапах, бежал мохнатый мишка, вечный цыганский пленник. Длинная цепь не давала ему удрать.

Небо начало светлеть. Стало отстаивать свои права утро. Ночь не смогла оспорить справедливость его требований и пустилась в отступление. Катя, Женя и Крис спали и не видели, как за их спиной из тумана стала расти Белая башня. Они еще не успели отъехать так далеко, чтобы не видеть ее. Цыганский вожак, которого звали Распиро, обернулся назад и бросил прощальный взгляд на Столицу.

Еще ни разу с ним и его людьми так не поступали. Выгнать из города, даже не доказав по-настоящему их вины! Проклятые чиновники! Во всех городах они одинаковые. Пока даешь им деньги, разрешают жить и промышлять в их городах, но, как только ты не в силах больше оплачивать их постоянно растущие потребности, они тут же начинают тебя преследовать. Негодные люди! И почему его народ не может нигде найти себе пристанища? Почему боги так несправедливо обошлись с цыганами? Впрочем, у цыган нет богов. Только духи. Добрые, злые. Они и гонят этих людей с места на место, потому что не любят однообразия. Распиро иногда умеет с ними разговаривать и даже немного колдовать. Но прок от этого небольшой. Все, на что он способен, так это превратить внутренность куриного яйца в медную монету или что-нибудь в этом роде. Да и то все утверждают, что это никакое не колдовство, а просто фокусы.

Цыган в последний раз посмотрел на Белую башню и пожелал, чтобы она рухнула и раздавила своей тяжестью жадных и корыстных господ с верхних улиц. Вдруг его черные как уголь глаза застыли от удивления. Распиро увидел, как его желание стало исполняться. Правда, башня стала не рушиться, а гореть синим пламенем. Несколько мгновений она походила на бенгальский огонь. Во все стороны сыпались синие гигантские искры. Распиро чуть не ослеп и едва успел закрыть глаза. Когда он снова открыл их, все было по-прежнему. Башня стояла целая и невредимая. Ее верхушка, только что сияющая огнями, с обреченной вечностью пронзила небо тонким как игла шпилем. Вот только в синем небе, прямо над Белой башней, повисло черное облачко, такая великая редкость в этих краях, где почти не бывает гроз, а идут только веселые летние дожди.

– Неужели это я все натворил своим заклятьем? – сам себя спросил удивленный Распиро. Он ведь не знал, что это дух старого Повелителя нашел в постели не мальчика, а статую мерзкой обезьяны. Молнией пришлось ему вернуться в свой гроб и в свои мощи, иначе преступная душа его перестала бы существовать и распалась на атомы.

Глава девятая

МЕРТВЕЦ ОЖИВАЕТ

Рано утром Альвансор Безупречный проснулся с неприятным чувством. Какая-то тревога лежала у него на сердце. Он выглянул в окно и увидел то же, что в эту самую минуту видел цыган Распиро. Первому министру и командиру личной охраны Повелителя стало не по себе. Он страшно испугался. В первую очередь за маленького Повелителя и за всех тех, кто находился вместе с ним в Белой башне. Ему стало легче, когда он увидел, что Белая башня осталась такой же, как и прежде, но тревога не покинула Альвансора. Он велел слугам срочно приготовить ему коня.

Было очень рано. Город еще спал, только на нижних улицах стали появляться первые прохожие, это спешили торговцы, желавшие занять места на рынке поприбыльнее. Альвансор на большой скорости мчался наверх к замку и Белой башне.

Когда он добрался до парка, его встретили встревоженные гвардейцы.

– В замке происходит что-то странное, – сообщил один из них.

– Разберемся, – бросил на ходу Альвансор. – Поднимите всех людей по тревоге.

Тут же заиграла труба.

«Ту-ту, ту-ту, ту-ту-ту-ту-ту-ту!», – трубил трубач. Это был сигнал боевой тревоги.

Альвансор вбежал в замок.

– Наверх! – приказал он и, как в прошлый раз, потребовал поднять его на подъемнике. – Клянусь ведьмами, никогда еще не было такого, чтобы одна тревога шла за другою.

Когда он поднялся, то сразу узнал, почему у него было так тревожно на сердце. Ему сообщили, что Повелитель пропал.

– Когда вы обнаружили, что мальчик пропал? – строго спросил он.

– Как только, мы услышали страшный гром, то сразу выскочили из караульной. Зеленого тумана не было. Мы побежали сразу к Повелителю и увидели пустую кровать. Его величества нигде не было.

– Что значит пустую кровать? Вы хорошо искали? Дверь в спальню была открыта или заперта? – вопрос за вопросом задавал Альвансор.

– Открыта. Кровать была не пуста… – Гвардеец, сказавший это, замялся.

Альвансор заметил это, и его брови взлетели вверх.

– Что же ты молчишь? Говори!

– В кровати его величества лежала обезьяна.

– Какая обезьяна, что ты мелешь?

– Вернее, статуя обезьяны.

– Ах, статуя! Тогда все понятно. Вы все комнаты проверили?

– Да, все, кроме одной, той, где живет рыцарь Катерино.

– Какого черта лысого вы не проверили эту комнату?

– Она заперта.

– Взломать ее!

Альвансор сам пошел осмотреть спальню Повелителя. Ему попалась по дороге встревоженная и испуганная Мари. Первый министр захватил девушку с собой и по пути учинил ей допрос. Он узнал от нее все, что она делала и какие дела имела с девочкой-рыцарем и ее оруженосцем. Когда он уже был в спальне, ему сообщили, что в комнате никого нет.

– Я так и думал. Они его похитили. У девчонки на лице было написано, что она собирается похитить Принца Белой башни, – стал размышлять Альвансор. – Но тогда что это была за вспышка? Тут что-то не так.

Он внимательно осмотрел весь этаж Белой башни, затем еще четыре этажа ниже. Отдал приказ обыскать еще пять этажей и велел всем людям, которые служили в покоях Повелителя, спуститься вниз и оставаться дома, пока их господин не вернется.

Белая башня опустела.

Альвансор спустился вниз и начал расследование. Перво-наперво он велел узнать, кто этой ночью выходил из города, и когда узнал, что лишь цыганский табор, велел снарядить за ним погоню. Было уже далеко за полдень, и времени прошло немало.

– Цыгане воруют детей, – сказал он. – Кто знает, может, это они похитили нашего мальчугана? Но это маловероятно. И узнайте, где оставил этот рыцарь своего коня, и его оруженосец… Допросите того, у кого они останавливались.

Только к вечеру Альвансору привели перепуганного Япиуса. Тот рассказал все, что он знал. Когда Альвансор узнал, что Повелитель уехал якобы по своей воле, он немного успокоился и велел отпустить трактирщика.

– Так, значит, на прогулку? – вздохнул он. – Тогда наша задача облегчается.

Примчались гвардейцы, которые погнались за цыганами. Они сообщили, что у цыган действительно были трое детей, но они сели на своих коней и покинули табор на Великом перекрестке.

– В какую сторону они поехали?

– На запад, в сторону каньона Единорога, долины Каменных рыцарей и великих могил.

– О, проклятье! – не выдержал Альвансор. – Какого гоблина им там надо?

– У цыган было вот это.

На ладони Альвансора оказались две золотые пуговицы. Он повертел их и увидел на них изображение Принца Белой башни.

– Его величество волен делать все, что ему вздумается. Мы нагоним его. Если он и впрямь похищен, то мы отобьем его величество. Если же он гуляет, мы будем его охранять. Ах, эти дети! Сосунки чертовы! Готовьте отряд.

Через час Альвансор Безупречный во главе двухсотенного отряда солдат покинул Столицу. Он не знал, что в тот самый день, когда он искал Повелителя, в городе начали происходить новые события. Важные и зловещие.

Не знал он и того, что бывший министр Гаргулио тоже не сидел сложа руки, а начал действовать. Толстяк решил отомстить этому маленькому неблагодарному мальчишке: тот его унизил и оскорбил, а главное, лишил власти. А этого Гаргулио не хватало больше всего на свете.

С тех пор как его сняли с поста первого министра, Гаргулио сидел в своем дворце и тосковал. С болью и горечью смотрел он из своего окна на Белую башню и думал: неужели никогда он не будет управлять этим городом и этой страной? От такой мысли бывшему первому министру становилось так грустно, что даже не хотелось жить. Гаргулио потерял аппетит, чего с ним никогда не случалось, перестал спать и все думал и думал. Наконец он пришел к мысли, что он должен вернуть себе власть. А для этого он видел лишь один путь – свергнуть настоящего правителя и занять его место.

Но такой трусливый человек, каким был Гаргулио, не в состоянии был совершить такое грандиозное мероприятие, как дворцовый переворот, в одиночку. Значит, нужны помощники. После долгих раздумий опальный министр решил использовать для своей ничтожной цели старых врагов Повелителя: князя Алехандро Черного и военного министра Леонари. Они сидят в тюрьме. Гаргулио вытащит их оттуда, а за это потребует, чтобы они помогли ему занять трон.

Занятый своими проблемами, Гаргулио не знал о последних событиях в Белой башне. Он велел заложить себе карету и поехал к замку. Он думал о том, что же он скажет Альвансору, когда тот спросит его, зачем ему понадобилось в замок, и ничего толкового придумать не мог. Поэтому он не заметил, что все жители города с тревогой смотрели на небо.

Дело в том, что маленькое черное облачко, которое появилось на рассвете прямо над самым шпилем Белой башни, стало расти. Оно становилось все больше и больше, заволокло к полудню почти все небо над городом и все равно продолжало расти. Из-за него в городе стало так необычно темно и мрачно, что даже жители нижних улиц прекратили свое бесконечное веселье. Сердца горожан наполнились тревогой и нехорошими предчувствиями.

Гаргулио ничего этого не замечал. Правда, у калитки, ведущей в парк короля эльфов, он обратил внимание на то, что небо почернело и в нем не светит солнце. Это не понравилось Гаргулио, но когда он подошел к замку и не нашел в нем Альвансора, то страшно обрадовался и тут же забыл обо всем на свете, кроме своих черных и опасных замыслов.

Он с деланным равнодушием прошел в замок, прошел мимо толпы придворных, которые смотрели на него теперь без прежнего почтения, и достиг Черной башни.

Черной башней называлась угловая башня замка. Она совсем не была черного цвета, а называлась так потому, что в ней находилась тюрьма для государственных преступников. В Черной башне находились в отдельных темных без окон камерах Алехандро Черный, военный министр Леонари и еще около десятка их сообщников. Всех их охраняли тщательно и неуклонно. Тут была отдельная охрана. Стражники, служившие в ней, получали самое высокое жалование и дежурили, не выхода отсюда, по неделе. Поэтому они ничего еще не знали о снятии Гаргулио с поста первого министра и беспрепятственно его пропустили.

Толстяк, когда оказался в сыром и холодном каземате, вдруг страшно испугался. А вдруг у него ничего не выйдет? Не безумец ли он, если пытается победить самое могущественное лицо в королевстве? Если его ждет провал, то в лучшем случае он навеки поселится в одной из камер этой башни, таким образом получит вместо ожидаемого величия в Белой башне пожизненное гниение в Черной башне. В худшем случае ему просто отрубят голову на главной городской площади, там, где стоит серебряная статуя мальчика, сидящего верхом на лебеде.

С великим трудом Гаргулио пересилил себя и вошел в камеру, где сидел Алехандро Черный. Решающий шаг был сделан, отступать было некуда. Он велел стражникам удалиться и оставить его наедине с преступником.

Князь Алехандро мрачно посмотрел на Гаргулио из-под густых черных бровей и спросил:

– Что тебе здесь надо?

– Ты по-прежнему ненавидишь Повелителя? – сразу спросил его Гаргулио.

– Да. Можешь казнить меня за эти слова, но это так. Эта ненависть досталась мне от отца, а тому от его отца. Ничего мы не можем с этим поделать.

– Если я помогу тебе выйти отсюда, ты поможешь мне справиться с Повелителем?

– Что ты потребуешь за это?

– Пожизненный пост первого министра.

– А, так тебя вышвырнули вон? – усмехнулся мятежный князь. – Вот что значит служить какому-то мальчишке. Он поиграл с тобой, а когда ему наскучило, выбросил, как старую игрушку. Ладно, если не успел сломать. Что я с этого буду иметь?

Ты получишь независимость для твоего княжества и все земли в округе.

– Согласен.

– Тогда вот возьми, – сказал Гаргулио, протягивая князю ключ, который открывал замки как цепей, так и дверей. – Сегодня ночью я буду ждать всех вас в моем дворце. Все надо сделать быстро, пока не вернулся Альвансор. На наше счастье, он уехал зачем-то из города. С Леонари договоришься сам.

Алехандро согласно кивнул, и Гаргулио покинул его камеру.

– Ты все слышал? – спросил князь военного министра, который сидел в соседней камере и за многие месяцы сумел просверлить в стене небольшое отверстие. За это время долгое заключение и одиночество сделали двух преступников товарищами по несчастью.

– Да, – ответил Леонари. – Если нам это удастся, то будем править по очереди. Полгода ты, полгода я.

Так они и решили. Однако про себя каждый подумал, что когда придет к власти, то сразу убьет соперника. Сейчас же они действовали сообща, потому что каждый нуждался в другом. Алехандро нужен был военному министру, чтобы выйти из тюрьмы, а князь нуждался в Леонари потому, что тот знал город и у него в нем было полно знакомых, которые встанут на сторону мятежников.

Побег решили устроить этой же ночью.

А несколькими минутами раньше, чем Гаргулио вошел в Черную башню, в замке начали происходить невероятные вещи.

Придворных, которые гуляли по парадным залам, внезапно встревожил гвардеец, который нес службу в усыпальнице старого Повелителя. С округлившимися от ужаса и страха глазами он вбежал в бальный зал и закричал:

– Там, там в усыпальнице что-то странное происходит с саркофагом!

– Что такое? Что там происходит? – стали засыпать его вопросами придворные.

– Он, он дрожит!

– Кто?

Но гвардеец не стал отвечать, он развернулся и побежал обратно в успыпальницу. Снедаемые любопытством придворные побежали за ним. Когда они оказались в самой мрачной комнате замка, то увидели, что саркофаг действительно дрожит. Огромный каменный куб дрожит, словно стеклянный стакан на столе трактирщика, когда рядом проезжает тяжелая колымага, нагруженная доверху тяжелыми бочками с вином.

– Что это? – в страхе перешептывались присутствующие. – Может, это начинается землетрясение?

Одна из свечей с гулким стуком упала на пол и погасла. Это всех напугало. Одна нервная дамочка даже упала в обморок. Ее подняли и унесли подбежавшие пажи.

Саркофаг продолжал дрожать.

– Я не могу на это смотреть! – воскликнула еще одна красивая дама. Она закрыла веером лицо и тоже поспешила выйти. Некоторые, в основном женщины, последовали ее примеру. Остальных удерживало на месте любопытство.

Вдруг раздался грохот. Словно рядом грянул гром. Оглушенные и изумленные придворные увидели, как медленно стала подниматься верхняя половина саркофага. Сердца и души всех наполнились леденящим страхом. Все вокруг тряслось, словно и в самом деле случилось землетрясение. С потолка стала сыпаться штукатурка.

Люди в страхе закричали и стали выбегать вон из зала. В дверях возникла настоящая драка.

А верхняя половинка поднималась все выше и выше, словно по воле какой-то невидимой силы. Вот она поднялась на метр над нижней и с оглушительным треском раскололась надвое. Оба осколка отлетели далеко в стороны и чудом никого не убили. Внутри саркофага обнажился серебряный гроб с массивной крышкой.

Увидев его, придворные и стражники просто обезумели. Они стали драться за право выйти в узенькую дверь и этим лишь задерживали свое бегство.

Крышка стала подниматься. Из гроба вылезли две тощие костлявые руки и стали поднимать ее дальше. В гробу появился человек. Безумным взглядом он оглядел близких к сумасшествию подданных и, приподняв над головой крышку, встал во весь рост.

Это был Повелитель. Настоящий Повелитель.

Ему было очень тяжело. Он еле дышал. Ноги и руки его тряслись. Тем не менее он далеко отбросил серебряную крышку гроба и ступил на пол.

К этому времени в усыпальнице уже никого не было. Люди все-таки успели покинуть ее и теперь с криками и воплями неслись к выходу из замка.

Держась за грудь и шатаясь словно пьяный, Повелитель поплелся в сторону Белой башни. И первым, кто попался на его пути, был Гаргулио, только что вышедший из Черной башни.

Когда он увидел Повелителя, то без чувств свалился на каменный пол. Сначала он решил, что его карает небо в виде призрака Повелителя, затем подумал, что сошел с ума.

– Гаргулио! – хриплым голосом произнес Повелитель. – Ты-то мне и нужен, ничтожный жирный червяк. А ну, поднимайся!

Такая сила была в его голосе, что Гаргулио очнулся и в ужасе исполнил приказание. Преданными глазами смотрел он на Повелителя, хотя без содрогания на того смотреть было нельзя.

– Где Альвансор? – спросил старик.

– Его нет в городе, – пролепетал Гаргулио.

– Тогда ты снова мой первый министр. Ты помнишь это? – И Повелитель протянул толстяку хрустальный свисток. Гаргулио испуганно закивал головой. – Ты помнишь, что надо делать? Вижу, что помнишь. Тогда ступай прямо сейчас и делай то же, что уже один раз делал.

Сказав это, Повелитель направился к Белой башне. Гаргулио увидел, как он вошел в нее, расправил руками свой широкий плащ и – о чудо! – полетел наверх. Первый министр вскрикнул от неожиданности и страха и побежал к выходу. Не помня себя он добежал до статуи русалки и свистнул в свисток.

Выходя из замка, Гаргулио увидел, что на улице стоит полный мрак. И это в то время, когда в небе должен полыхать яркими красками закат. Когда должно быть светлее, чем днем. Нет. Вместо этого небо покрылось черными тучами. Никогда еще за время существования Столицы не было ничего подобного. Некоторые тучи были даже не черные, а темно-багровые и издавали слабое свечение, отчего при виде этой картины у любого мурашки начинали бегать по спине.

Но Гаргулио было на до этого. Страх перед Повелителем был сильней, чем перед природой. Стихия не так страшила, как взгляд желтых глаз ожившего мертвеца.

И опять все повторилось, как в самом начале этой истории. Только в этот раз вода в пруду, на котором появились лебеди, не была спокойной и прозрачной. Она волновалась, как море перед бурей. А лебеди, которые, рассекая волны, подплывали к человеку, были так суровы, словно они не птицы, а духи попранной справедливости. Грозно и осуждающе взмахнули они крыльями и полетели к волшебному окну Белой башни.

Когда они улетели, Гаргулио захотел вернуться домой. И в эту секунду его осенило. Ведь теперь он снова первый министр. Значит, власть снова вернулась к нему! Слезы счастья потекли по жирным щекам Гаргулио. Значит, теперь не надо строить заговоры! И тут он вспомнил, что заговор уже начал действовать. Надо его остановить. Толстяк побежал к Черной башне, чтобы предупредить стражу. Однако когда он вбежал в здание тюрьмы, то нашел в нем только обезоруженных, раздетых и связанных охранников. Узники исчезли.

– Проклятье! – воскликнул Гаргулио. – Они успели сбежать. Но все равно, пусть будет что будет. Я не стану им больше мешать. Если им удастся убить Повелителя, хоть старого, хоть нового, я все равно получу свое. Если же они проиграют, то я возьму сторону этого старикана и его глупого мальчишки. А теперь пора наводить порядок в замке и башне. Министр я или нет?

Гаргулио побежал к отряду охраны и приказал дежурному офицеру вернуть всех слуг и охранников на свои места.

– Старый Повелитель вернулся, потому что увидел, что без него все идет прахом, – объяснил ситуацию первый министр.

И тут с неба посыпались на землю молнии, загремел гром и хлынули потоки воды. Затрещали деревья, засвистел ветер.

Началась буря.

Когда Повелитель прилетел к себе в тронный зал и бросился к волшебному окну, чтобы посмотреть, где сейчас находится Женя, он увидел, что окно разбито. В гневе Повелитель выпустил в черное небо гигантскую молнию, какую ведьме Ареатануте никогда бы не создать, как бы она ни старалась. Вот поэтому и началась буря.

Старик громко застонал и с трудом побрел к трону. Усевшись на него, увидел, что рядом стоит его посох с орлом на набалдашнике, взял его и прижал к груди.

– О горе мне! – воскликнул Повелитель. – Из-за своей беспечности и самонадеянности я рискую жизнью. Как я мог так дать себя обмануть? Разве мог я предположить, что меня победит какая-то маленькая девочка? Меня, самого великого волшебника, какой когда-либо был на земле! Ни разу со мной такого не случалось! Почему это произошло? Но я не сдамся! Моя жизнь зависит от этого.

И тут в разбитое окно влетели лебеди. Они хлопали крыльями и шипели. Вожак подошел к Повелителю.

– Ты опять вызвал нас. Зачем? – спросил он.

– Летите и найдите мне мальчика, которого вы принесли из земли, лежащей за туманом безвременья! – приказал Повелитель.

– Ты знаешь, что мы не можем этого сделать, ведь прошло всего полгода, как мы исполнили твое повеление. Разве прошло сто лет?

– Знаю, что не прошло, но теперь речь идет о моей жизни, и мне плевать на все.

– Безумец, ведь ты погибнешь. Нельзя использовать силу пирамид так часто. Тебе потребуется сто лет, чтобы вновь обрести то могущество, которым ты владеешь.

– Я знаю это. Но если я потеряю мальчика, то погибну, как простой смертный. Не спорьте и исполняйте мое желание. После этого вы получите свободу навечно. Я помню уговор.

Лебедям не хотелось выполнять еще раз такое преступное приказание. Но они были во власти желаний Повелителя, поэтому полетели туда, где вовсю бушевала страшная буря.

Глава десятая

СНОВА В ПЛЕНУ

Первым проснулся Крис. Он увидел, как на него смотрят несколько пар любопытных черных глаз. Это были цыганята. Они не отрывали глаз от ребят, которые неизвестно откуда появились в их кибитке. Увидев, что Крис проснулся, цыганята горохом посыпались из повозки и с криками разбежались по табору.

Крис разбудил Катю и Женю. Брат и сестра сразу бросились друг к другу, чтобы удостовериться, что они опять вместе.

– С тобой все в порядке? – спросила Катя мальчика, внимательно его осматривая.

– Конечно. Ты дашь мне покататься на твоем коне?

Катя пообещала брату и стала приставать к нему с вопросами. Ей хотелось узнать все, что с ним происходило с того момента, как он отправился в путешествие на лебедях. Она, конечно, все знала, но все-таки хотела услышать обо всем из первых уст.

Женя не очень-то хотел пускаться в воспоминания, но Катя уговорила его, и мальчик стал рассказывать обо всем, что с ним было. Когда он дошел до смерти Повелителя, то сразу помрачнел. Вспоминать это было слишком страшно.

– Ты знаешь, как я хочу домой! – Женя обнял Катю и с нежностью младшего брата прижался к ней. – Мы вернемся домой или навсегда останемся здесь?

– Конечно, вернемся, – успокоила его девочка. – С таким другом, как Крис, мы обязательно будем дома.

Оруженосец, одиноко сидевший в углу повозки, оживился, и улыбка вновь вернулась на его лицо. Он вступил в разговор и тоже стал уверять Женю, что тот обязательно вернется домой.

В кибитку заглянул Распиро, цыганский вожак.

– Великий перекресток, – угрюмо сказал он. – Мы поворачиваем на юг. Вы с нами?

– Нет, – ответил Крис. – Нам надо на запад, к Каньону единорога.

– Тогда слезайте.

Ребята стали собирать пожитки и готовить лошадей к новому путешествию. Очень скоро они уже скакала по дороге на запад. Женя сидел на Мирко впереди сестры и с восхищением наблюдал, как все проносится мимо. Ехали быстро. Надо было быть как можно дальше от Столицы, где в своем каменном гробу лежит Повелитель.

А небо за их спиной стало темнеть. С той стороны, откуда они бежали, надвигались одна за другой мрачные тучи. Вскоре они затмили весь горизонт, что был на востоке.

– Что-то мне это не нравится, – поделился своими сомнениями Крис. – Может, сделаем привал?

– Ты что? Мы ведь совсем недавно в седлах. Я вовсе не устала. А ты? – спросила Катя братишку.

– Я тоже не устал.

– Неужели мы испугаемся какой-то грозы, Крис?

Крис покачал головой:

– Не грозы я боюсь.

– А чего?

– Там дальше река. Если мы не успеем через нее перебраться, то нам негде будет укрыться. Там берег совершенно голый.

– Откуда ты знаешь? Ты же там никогда не был.

– Я изучал карты.

– Тогда понятно. Но, может, если поторопимся, успеем?

– Мы и так едем слишком быстро. Можем загнать лошадей. Но вроде осталось совсем немного. Давай попробуем.

Путешественники хлестнули лошадей и помчались вперед. Прошло немного времени, и впереди показалась серая лента воды. Это была река. Катя торжествующе посмотрела на своего оруженосца. Она оказалась права. Когда всадники подъехали к берегу, они увидели старый паром.

– Вот видишь, и с переправой будет все в порядке, – обрадовалась девочка.

Крис ничего не сказал. Он с тревогой смотрел на небо. Черные тучи уже успели не только догнать их, но были уже и впереди. Стало темно, как осенним вечером. К сумраку прибавился и холодный ветер. Почувствовав холод, Катя достала из рюкзака безрукавку и надела ее. У Жени была достаточно теплая куртка, но все-таки Катя заставила его надеть ее рыцарский плащ и застегнула его золотой пряжкой, которую ей вернул трактирщик Япиус. Крис тоже надел свою теплую охотничью куртку.

Когда они вошли на паром, то ветер так усилился, что паромщик наотрез отказался совершать переправу.

– Посмотрите на воду! – сказал он. – Это не река, а океан!

Старик был прав. Вода в реке уже вздымалась волнами, какие бывают на море во время шторма.

– Подождите, пока кончится буря, тогда и переправляйтесь, предлагал старый паромщик. Но ребята опасались погони за собой и поэтому продолжали уговаривать старика, пока тот не согласился переправить их за три золотые пуговицы с мундира Принца Белой башни.

– Но только, чур, ваших коней буду переправлять отдельно. Вместе никак нельзя. Сил не хватит. А ты, самый старший, будешь помогать мне крутить колесо.

Ребята согласились. Привязали лошадей, а сами взошли на палубу парома. Увидев, что их покидают, животные тревожно заржали.

– Не волнуйся, Мирко, вас тоже переправят к нам! – крикнул лошадям Женя.

Старик и Крис взялись за колесо, и паром со скрипом отделился от берега. Стало совсем темно. Паром качался на волнах и вот-вот грозил порвать цепь, на которой держался. Катя прижала к себе младшего брата, и оба крепко вцепились в поручни.

– Ой! – вдруг вскрикнул Женя.

– Что случилось? – спросила его Катя.

– У меня упала пряжка от плаща, – пожаловался мальчик. Он нагнулся и поднял ее. – Я не могу прицепить ее обратно.

– Положи пока в карман. На берегу я все сделаю.

Женя подумал, в какой бы карман спрятать пряжку, чтобы она не потерялась, и выбрал карман на груди своей куртки, потому что на нем как раз осталась пуговица, в то время как на двух других карманах их уже не было. Мальчик оторвал их, когда расплачивался с трактирщиком, цыганами и паромщиком.

Паром медленно передвигался по широкой реке, и, когда он уже приблизился к середине, началась буря. С неба хлынул ливень, загремел гром, в воду с треском и шипением посыпались молнии. Волны достигали такого размера, что перекатывались через паром, словно тот был маленькой лодочкой. В несколько секунд все, кто находился на палубе парома, вымокли до нитки.

Катя подумала, что, наверно, она опять своим упрямством все испортила. Вместе того чтобы уйти от одной опасности, они попали в другую, не меньшую. Кто знает, удастся ли им достигнуть другого берега?

Старик паромщик и Крис с трудом крутили колесо, которое двигало тяжелое судно. Они пыхтели и вскрикивали от усердия. Цепь трещала и скрипела.

– Эй, ты! – крикнул старик Кате. – А ну-ка помоги нам, иначе мы все плохо кончим!

Девочка понимала, что он прав, и они с Женей, держась за руки и с трудом удерживая равновесие на качающейся плоскости, стали пробираться на помощь паромщику и Крису. Одна высокая волна накрыла их с головой и чуть было не смыла за борт. Дети громко закричали от страха. В последнюю секунду Катя успела ухватиться за какую-то железку, торчащую у самого края. К ней тут же подскочил Крис и помог подняться на ноги ей и Жене. Они были так напуганы, что не сразу взялись помогать крутить колесо. Крис вернулся на свое место, а Катя спросила Женю:

– Ты очень испугался, малыш?

Можно было и не спрашивать. От страха мальчик стучал зубами. Но все-таки он мужественно замотал головой.

– Нисколько. А как там наши лошади? Ведь мы оставили их одних. Они могут испугаться бури.

Храбрый мальчик так любил лошадей, что даже в эту минуту думал о них.

– С ними все будет нормально, – успокоила его девочка. – Это же наши лошади. Они и не такое видели. Давай лучше поможем Крису.

Но они опоздали. Как только они взялись за колесо, толстая цепь все-таки не выдержала и с грохотом и звоном порвалась, когда паром был уже совсем недалеко от берега. Паром дернулся, так что все попадали с ног, затем завертелся на месте и поплыл назад. В край его ударила молния. Паром загорелся, но огонь тут же был потушен проливным дождем.

Напуганные ребята стали подниматься. Паромщик увидел, какое горе с ним произошло, заплакал и стал проклинать тех, кто заставил его совершить роковой рейс.

Однако дети не обращали на него внимания. Было не до этого. Надо было думать, как не оказаться в воде. Паром мотался в волнах, словно щепка. Если бы он не был таким тяжелым, то давно бы уже перевернулся. Но и так он мчался на бешеных волнах прямо на середину реки. Не было никакой возможности управлять им. Ребята оказались во власти стихии. Что ожидало их впереди?

– Держитесь в середине! – услышала Катя крик Криса. – Там вас не смоет в воду!

Сестра и брат стали ползком пробираться на середину плота. Когда они достигли самого безопасного места, то сели и крепко обнялись. Катя боялась за братишку, но когда она поглядела на его лицо, то увидела, что глаза мальчика, хоть и были испуганы, тем не менее блестели от восторга.

– Это наше приключение! – сквозь грохот бури прокричал он ей в ухо. – У тебя их было много. Я тебе так завидовал, когда их видел.

– Это же не ты видел! – закричала ему Катя. – Это же Повелитель!

– Я тоже! Просто ничего не мог сделать, когда он был во мне. Я ведь не знал, что это не я. Я думал, что это я такой плохой, но теперь я не хочу быть таким снова! Я хочу быть с тобой. Это наше первое приключение, да? Ты рыцарь Катерино, а я кто? Можно, я тоже буду твоим оруженосцем?

Катя улыбнулась. Такого она от своего брата не ожидала. Да, в них обоих прямо-таки страсть к приключениям.

– Ты Принц Белой башни, – сказала она. – Зачем тебе еще кем-то быть?

– Я тоже хочу быть рыцарем!

– Ладно, давай считать, что ты тоже рыцарь, – предложила Катя. – Когда совершишь подвиг, мы всем об этом скажем, ладно?

– Хорошо!

Мальчик радостно обнял сестру. Вдруг он резко отпрянул назад. В глазах у него Катя увидела такой испуг, что испугалась сама. Она решила, что мальчик увидел за ее спиной что-то страшное, и обернулась, чтобы увидеть это.

Сердце ее застучало от предчувствия новой беды. В свете молний она увидела, как по небу летят белые лебеди. Летят прямо к ним.

– Они летят за мной! – закричал Женя и вцепился в Катю. – Не отдавай меня!

Катя от волнения не могла вымолвить ни слова. Они застряли у нее в горле. А лебеди приближались.

– Крис! – жалобно закричала девочка. – Спаси нас!

Мальчик услышал ее. Он был занят поисками какого-нибудь весла или шеста, любого средства, которое помогло бы ему управлять паромом. Сначала он не сообразил, почему его зовут на помощь, но когда посмотрел на небо и увидел лебедей, то сразу все понял. Смелый оруженосец вскочил на ноги и побежал к друзьям. Однако по пути он упал, споткнувшись о лежащего и плачущего паромщика. Ругаясь и проклиная все на свете, Крис поднялся на ноги, выхватил меч и стал пробираться дальше. Это было нелегко. Палуба под ногами ходила ходуном. Но он упрямо шел вперед, даже не сгибаясь под жестокими порывами ветра, каждую секунду грозившего сбросить мальчика в воду.

Когда до друзей оставалось лишь несколько шагов, лебеди с огромной скоростью пронеслись мимо, и Крис увидел, что перед ним больше никого нет. Лебеди унесли и Катю и мальчика. Растерянный, стоял Крис на терпящем бедствие пароме и смотрел в бушующее небо, по которому плавно улетали в сторону Столицы пять белых лебедей. На спинах двух из них можно было увидеть маленькие фигурки его друзей.

Впервые с того дня, как он покинул свой замок, Кристиан Тринадцатый пришел в такое отчаяние. Он сел, обхватив руками бесполезный теперь меч, и тихо заплакал. Сейчас он мог себе это позволить.

А Катя и Женя были уже далеко.

Брат и сестра ничего не успели понять. Какая-то могучая сила вдруг оторвала их друг от друга и разлучила в короткое мгновение. Они даже не успели крикнуть. Когда дети опомнились, то увидели, что сидят каждый верхом на лебеде, а земля, заливаемая потоками воды, и река, белая от бушующих в ней волн, остались далеко внизу. Впереди лишь темная непроглядная бездна, в которой ослепляющие сетки молний не разгоняют мрак, а делают его еще непроглядней.

Когда Катя увидела, что случилось с ней и с братом, она страшно разозлилась. Девочка до того рассвирепела, что чуть было не выхватила меч, чтобы отрубить негодной птице, на которой она сидела, голову. Она уже схватилась было за рукоятку, когда подумала, что это самый глупый поступок, который она сейчас может сделать. Ведь если она убьет лебедя, то они оба свалятся вниз. А Женя улетит дальше. Кто будет его спасать? В конце концов…

Самого страшного, чего она боялась, разлуки с Женей, не произошло. Она несмотря ни на что с ним. А это пока самое главное.

– Женя, держись! – крикнула она. – Я с тобой!

Мальчик повернулся к ней и кивнул. Что-то вроде жалкой улыбки появилось на его лице.

Этот полет Катя не забудет никогда в жизни. Лебеди летели, почти не махая крыльями, словно маленькие реактивные самолетики. Они ловко увертывались от многочисленных молний, которые то и дело пытались попасть в смелых птиц. Сколько раз сжимались детские сердца от страха, когда лебеди влетали в пространство между громовыми тучами и успевали пролетать в самую последнюю секунду, а за спинами в ярости гремел обманутый гром и злобно шипели молнии. В другое время этот полет показался бы ребятам фантастическим аттракционом в ультрасовременном луна-парке. Сейчас же их снедала мысль, что ждет их в конце этого путешествия.

Отчаяние овладело обоими, когда в одном из отблесков грозы они увидели впереди себя силуэт Белой башни. Все стало ясно. С помощью волшебства они вернулись обратно к Повелителю, им вновь предстоит борьба с великим и злым волшебником. Только вот победят ли они?

На плавном бреющем полете лебеди стали подниматься к вершине Белой башни. Буря прекратилась так же внезапно, как и началась. Небо стало освобождаться от туч. Оказывается, ночь уже кончилась. Скоро начнется утро. Волшебные птицы поднимались все выше и выше, и вскоре верхушка башни стала отливать золотом прямо на уровне их глаз. Покружив, лебеди влетели в одно из немногих окон последнего этажа. Мгновение, и они приземлились на гладкий зеркальный пол и сбросили с себя своих плененных седоков.

Ребята огляделись и с ужасом узнали стены тронного зала. Вот на стене висит портрет Повелителя. А вот и он сам сидит на троне. Страшный и грозный. Глаза старика горят недобрым огнем.

Они снова оказались в плену. Вернулись туда же, откуда с таким трудом сбежали.

Повелитель оглядел их и повернулся к лебедям:

– Зачем вы привезли девчонку? Я же приказал только мальчика!

Лебеди забили крыльями.

– Мы подумали, что ты захочешь наказать эту девочку за то, что она вмешалась в твои дела.

– Глупости. Мне нужен мальчик, а эту девочку я хотел бы видеть как можно дальше отсюда.

– Это твое дело, Повелитель, – важно ответил вожак. – Теперь ты не вправе распоряжаться нами. Мы свободны.

Птицы опять захлопали крыльями, затем прошли мимо стоявших понуро детей, стараясь не смотреть им в глаза, и вылетели в окно, которое раньше было волшебным, а теперь представляло собой лишь пустую раму с осколками стекла. Пленники остались наедине со своим похитителем.

Повелитель тяжело вздохнул и хлопнул в ладоши. Появились четыре гвардейца.

– Запереть их по разным комнатам! – приказал старик.

Ребят вывели из зала и за дверью, несмотря на их сопротивление и крики, разлучили. Не помогли ни слезы, ни уговоры. Стражники были взрослые, потому сильные и неумолимые.

– О, как я устал! – тихо сказал Повелитель, когда детские крики перестали быть слышны. – Сколько сил ушло у меня на исправление глупейших ошибок. Но теперь все позади, и мне надо набраться сил.

Он медленно, еле переставляя ноги, побрел в свою ужасную спальню. В изнеможении упал на кровать.

– Мне надо набраться сил, – повторил он и позвонил в колокольчик. Вошел слуга. – Пусть к вечеру мне доставят мясо синего зайца.

Слуга покорно поклонился и вышел. Повелитель закрыл глаза и впал в забытье. В окно, в щель между темными шторами заглянул солнечный луч. Наступило утро.

Глава одиннадцатая

СМЕРТЕЛЬНЫЙ ПОЕДИНОК

Когда Крис понял, что все потеряно, он захотел броситься в воду и тем самым смыть свой позор. Ведь он не уберег своего рыцаря от опасности. Потерял его и его брата. После такого он никогда не станет рыцарем. Но не это главное. Главное, конечно, то, что его друзья в беде, а он не может им ничем помочь.

И вдруг взгляд Криса просветлел. Он увидел, что паром гонит прямо к тому берегу, который они так неосторожно покинули. Буря и волны, только что бывшие врагами, оказали ему теперь неоценимую услугу.

Настроение его сразу поднялось. Радость и готовность действовать овладели Крисом. Паром стремительно приближался к берегу. Еще минута, и он гулко стукнулся о песчаный откос всего в десятке метров от родной пристани.

– Смотри. – Крис тронул за плечо паромщика. – Ничего страшного не случилось с твоим паромом. Тебе надо будет только починить цепь и плавай себе на здоровье!

Старик опять залился слезами. В этот раз от счастья. Крис прыгнул на берег и побежал к лошадям. С ними ничего плохого, к счастью, не случилось. Мальчик схватил за узду свою лошадь, а вот Мирко ему не удалось поймать. Конь не захотел его слушать. Он признавал только одного седока – рыцаря Катерино. Крис немного погонялся за ним, но безуспешно. Мирко зло косил на него лиловыми глазами и отбегал каждый раз, когда тот пытался приблизиться к нему. В конце концов Крис плюнул на него и помчался в обратный путь один. Он гнал во всю мочь, не обращая внимания ни на дождь, ни на ветер, и был до того разгорячен бешеной скачкой, что даже не заметил, как погода стала налаживаться. Только когда вышло солнце, он увидел, что на небе нет ни одной тучки, а сам он совершенно сухой. Встречный ветер высушил его одежду: так быстро он ехал.

Прошло еще немало времени, прежде чем и лошадь и всадник начали уставать. Но несмотря на усталость, Крис продолжал гнать вперед своего скакуна. Настал тот момент, когда лошадь не выдержала. Бока ее покрылись пеной, глаза покраснели, дыхание стало прерывистым и хриплым. Крис видел, что она долго не выдержит, но не прекращал подстегивать ее. В конце концов животное остановилось само.

– Но! – несмело скомандовал мальчик. – Вперед!

Но лошадь вместо того, чтобы идти вперед хотя бы шагом, стала опускаться на колени. Крис едва успел спрыгнуть с седла, как несчастное животное с обиженным и грустным вздохом повалилось на траву, растущую вдоль дороги. Небольшое деревце росло рядом. Мальчик пытался поднять ее, но ничего не вышло. Лошадь жалобно смотрела на него и не поднималась. Крис понял, что он ничего не сможет добиться от нее. Он с жалостью посмотрел на лошадь, которая была с ним с самого начала путешествия, и почувствовал, что его глаза вот-вот начнут наполняться слезами.

– Прости меня! – пробормотал Крис. Долго он не мог повернуться к верному животному спиной. Потом все-таки повернулся и побежал.

Бежал он долго. Когда повернулся в последний раз, то лошади и дерева, под которым она осталась, уже не было видно. Сказывались его каждодневные прогулки в родном лесу, когда он целыми днями гонялся за зайцами и оленями, лазил по деревьям и купался в реке. Но и его силы были на исходе. На горизонте уже появилась маленькая, словно иголочка, стрела Белой башни, а Крис уже еле шел, задыхаясь от быстрой ходьбы.

На его счастье, из деревни, мимо которой он проходил, выехала тяжелая длинная телега, груженная большущими бочками. Наверно, в этих бочках было вино. Два откормленных и лоснящихся от мускулов тяжеловоза мерина, громко стуча широкими копытами, тянули эту телегу в сторону Столицы. На месте возницы сидел фермер с веселым лицом. Когда повозка поравнялась с Крисом, фермер окликнул его:

– Куда это ты идешь в такую рань?

– Мне надо в город. – Не говоря больше ни слова, Крис запрыгнул в телегу. Фермер не стал возражать, потому что ему было нетрудно подвезти мальчика. К тому же фермеры редко спорят с теми, у кого на боку висит меч.

– Я везу вино в Столицу, – стал рассказывать крестьянин. – Мои виноградники дали в этом году отличный урожай, и вино получилось на славу. Я договорился сразу с тремя трактирами, что буду раз в месяц поставлять им мою продукцию. Это выгодно и им, и мне. Эти трактирщики народ такой, никогда не будут покупать вино, если оно плохого качества.

– А нет ли среди них Япиуса, любезный хозяин? – спросил Крис, когда услыхал, что речь идет о трактирщиках.

– Япиуса? – оживился фермер-винодел. – Хозяина трактира «У камелька»?

– Да его самого?

– Да, это мой самый выгодный покупатель! Очень уважаемый человек.

Фермер еще что-то стал говорить про Япиуса, но Крис его не слушал. Ему повезло. Он будет прямо там, где ему нужно. А сейчас лучше всего предаться сну. Неизвестно, какие испытания будут впереди. Надо набраться сил и хорошенько отдохнуть.

– Разбудишь меня, когда будем подъезжать к городским воротам, а стражникам скажешь, что я твой сын, – сказал Крис хозяину телеги. Сам он устроился поудобнее между бочками и провалился в сон, убаюкиваемый ровной дрожью, которую выстукивали о дорогу тяжеловозы.

Телега ехала с небольшой скоростью, и Крис успел очень хорошо выспаться. Когда перед тяжеловозами выросли городские ворота, фермер растолкал мальчика.

– Приехали, прячь свой меч, у крестьянских сыновей не бывает оружия. Да и не похож ты на фермера, – проговорил он, когда будил Криса. – Уж больно благородное у тебя лицо. Да посмотри на свои руки, они же никогда не держали мотыгу или лопату.

– Зато они хорошо владеют мечом, – буркнул Крис. – Может, мне сегодня придется это доказать.

Но фермера он послушался и спрятал меч под одной из бочек, накрыв его рогожей. Стражники у ворот не были такими же наблюдательными, как Крисов фермер, и пропустили повозку без особых препятствий.

В этот раз на улицах Столицы было совсем не так, как обычно. Даже нижние улицы не веселились. Горожане были встревожены. Они толпились маленькими группами и что-то тихо обсуждали. Торговцев и открытых лавок и магазинов было вдвое меньше обычного. Покупателей и вовсе не было видно. Город больше напоминал осажденную крепость, несмотря на то, что все ворота были открыты. Крис догадывался, что все это связано с похищением маленького Повелителя, а вот фермер удивленно таращился по сторонам и несколько раз восклицал:

– Что-то я не узнаю нынче Столицы! Может, умер кто?

Каково же было его удивление, когда он узнал, что никто не умер, а наоборот (с таинственным видом сообщил один высокий горожанин) воскрес.

– Старый Повелитель воскрес, – сказал он.

– Врешь! – присвистнул фермер. – Не может этого быть! Чего это понадобилось старику на этом свете?

Однако все полагали, что все это ложные слухи, чтобы скрыть от народа, что настоящий Повелитель, маленький Принц Белой башни, пропал. Или его похитили. В общем, город гудел словно потревоженный улей. Пока Крис и его спутники добрались до трактира «У камелька», они услыхали еще несколько новостей, из которых одна противоречила другой. И совершенно стало неясно, кто же теперь был первым министром. Гаргулио, который командовал в городе, или Альвансор Безупречный, которого в городе вовсе не было.

Когда Япиус опять увидел Криса, он стал похож на статую, наряженную в яркий наряд трактирщика. Он, словно механическая игрушка, заплатил фермеру за две самые большие бочки. Слуги Япиуса выгрузили бочки, и довольный фермер поехал к следующему покупателю.

Наконец Япиус обрел дар речи и заговорил:

– Ваша прогулка так быстро кончилась?

– Да. Я решил вернуться.

– Опять ко мне?

– Ты – единственный человек в городе, которого я знаю.

Япиус усмехнулся:

– Ты еще скажи, что успел привязаться ко мне.

– Мне не до шуток, Япиус, – вздохнул мальчик. – Мои друзья в беде, и я должен им помочь.

– А почему ты думаешь, что я смогу тебе помочь?

– Мне нужен Феликс. Охотник, который возит в Белую башню синего кролика.

– Синего зайца, – поправил Япиус. – Твой друг собирался заплатить за встречу с Феликсом.

– Мой друг сейчас в страшной беде, и только я могу спасти его. Но для этого мне нужен Феликс.

– Я отведу тебя к Феликсу сразу же, как только ты заплатишь деньги. – Япиус сказал это твердых голосом.

Крис побледнел. Губы его от гнева сжались, в глазах сверкнули молнии. Но это нисколько не обескуражило трактирщика.

– Ты знаешь, кем я хочу стать? – спросил Крис.

– Не знаю, и это меня нисколько не интересует.

– Я хотел стать рыцарем, – спокойно сказал Крис. – Но, видимо, мне не суждено им стать, потому что ты вынуждаешь меня стать разбойником.

– Разбойником? – удивился Япиус.

– Да. А как иначе ты назовешь человека, который сейчас вынет из-за пояса нож и прикажет другому человеку выполнять все его приказания? – И Крис в подтверждение своих слов положил руку на рукоятку кинжала.

Трактирщик сразу утратил строгость и неприступность. Но и достоинства он не потерял, просто осторожно спросил:

– А это не будет с твоей стороны безумным поступком? Ведь после этого ты потеряешь навеки свою рыцарскую честь.

– Да, я потеряю честь. Это все, что у меня есть. Но я потеряю ее за своих друзей. Они мне всего дороже. Так что я сделаю это.

– И каков будет твой первый приказ?

– Веди меня к Феликсу.

– А если я этого не сделаю?

– Я тебя убью. На месте.

– Хорошо, иди за мной, – сказал Япиус и пошел вниз по улице.

Крис последовал за ним, не отставая ни на шаг. Они шли долго. Во время пути Япиус не проронил ни слова. Он не показывал ни возмущения поступком мальчика, ни страха, что его жизнь находится в опасности. Лицо его хранило полное спокойствие и равнодушие, словно он совершает приятную прогулку на свежем воздухе.

– Вот мы и пришли, – сказал он как ни в чем не бывало, когда они оказались у маленького приземистого домика, спрятавшегося среди трехэтажных домов, и после недолгого раздумья громко постучал в низенькую дверь.

Некоторое время никто не открывал, и трактирщик смотрел на Криса с торжествующей улыбкой. Но потом дверь открылась, и из нее показался человек с невыспавшимся лицом.

– Кому я понадобился? – проворчал он.

– Один молодой человек очень хочет с тобой побеседовать, – ответил Япиус.

– А, это ты? – удивился Феликс, ибо это был он. – Проходи.

Япиус и Крис вошли в скромное жилище охотника. По стенам комнаты были развешаны охотничьи трофеи. Мебели почти не было. Только стол, два стула и кровать.

– Рассказывайте, по какому делу пришли, – обратился к гостям Феликс.

– Видишь ли, друг охотник, – начал Япиус, – этому малышу очень хочется попасть в Белую башню. Я думаю, ты сможешь помочь ему.

– Вот как? – Феликс не выказал никакого удивления. – И каким образом я могу помочь?

– Ты же поставляешь в Белую башню дичь. Почему бы тебе не спрятать в одной из корзин мальчика?

Феликс задумался. Крис ожидающе и с мольбой смотрел на него. Япиус тоже ждал, что скажет охотник.

– Кому это нужно? – наконец спросил тот.

– Мне, – ответил Япиус и, встретив удивленный взгляд мальчика, добавил: – Это очень серьезно. Я никогда ни о чем тебя не просил.

– А теперь просишь?

– Да, теперь прошу. Как моего друга и друга моего отца.

– Тебе повезло, – вздохнул Феликс. – Как раз сегодня пришел приказ из замка, чтобы я прислал синего зайца.

– Тебе повезло, – повторил слова охотника Япиус.

Мальчик удивленно посмотрел на трактирщика.

– Не смотри на меня так, дружище, – ответил на его взгляд Япиус. – Не надо думать, что меня могут интересовать только деньги. Могу и я совершать поступки, которые не стыдно вспомнить на старости лет.

– Спасибо тебе, Япиус. – Крис протянул ему руку. – Я никогда не забуду твоего поступка. Если бы ты меня проклял сейчас, я бы жил с этим проклятьем до конца жизни. А теперь я смогу стать рыцарем.

Япиус улыбнулся широкой доброй улыбкой и дружески похлопал мальчика по плечу.

– Ты обязательно станешь рыцарем, – сказал он. – Я бы сказал, что ты им уже стал, если пожертвовал ради друзей своей честью. Люди очень часто продают честь за деньги, за власть, за благополучие, но я никогда не слышал, чтобы ее отдавали ради друзей. Я возвращаю тебе твою честь и нисколько не сержусь на тебя. Желаю удаче тебе и верю, что ты поступаешь честно и благородно. У меня тоже растет сын, и я хочу, чтобы он стал похожим на тебя, когда вырастет. А теперь прощай, мне надо идти. Я не рыцарь, мне надо работать и кормить семью.

Япиус еще раз попросил Феликса помочь Крису и ушел. Крис посмотрел ему вслед и подумал, что все складывается не так уж и плохо. Он стал размышлять о словах трактирщика, но его прервал Феликс.

– А ну-ка принеси мне вон ту самую большую корзину и погрузи ее на тележку. Она стоит в сарае рядом с моим осликом. Запряжешь его в телегу, а потом я скажу, что надо делать дальше.

Крис послушно пошел выполнять его приказание. Отнес корзину, запряг ослика и вывел его во двор. Феликс подошел к нему, неся в руках еще две корзины.

– Полезай внутрь, – указал он на большую корзину.

Крис залез в нее, и охотник стал накладывать сверху свою охотничью добычу. Это не очень приятно, когда на тебя кладут убитых животных. Но деваться некуда, и Крис покорно терпел, когда его закрывали ободранными тушами. Феликс стегнул своего ослика, и они тронулись в путь. До замка было далеко. Феликс жил в противоположном от главных ворот районе, и его двухколесная тележка не скоро прибудет к замку. Поэтому самое время узнать, что в данную минуту делает Катя.

А девочка с тоской смотрела в открытое окно и думала, что если она не сможет выпутаться из этой истории и спасти братишку, то ей останется только прыгнуть вниз.

Бедная девочка! Она была в полном отчаянии, и теперь уже ни на что не надеялась. Как только ее разлучили с братом, она решила, что все кончено. Оружие у нее отняли в тронном зале и заперли здесь, словно маленькую девочку, а не прославленного рыцаря. Что теперь ей оставалось? Только плакать. Что она и делала все время. Правда, ненадолго заснула, но когда проснулась, то слезы навернулись на глаза. Она даже не хотела есть, когда ей принесли еду, но потом решила, что так у нее совсем не останется сил. А борьба еще не кончилась. Значит, понадобятся и силы. Девочка без аппетита поела и снова стала плакать и думать, что же ей делать дальше. В голове появились планы, но такие нереальные и фантастические, что применить их в жизни не было никакой возможности.

Так ничего и не придумав, Кая опять уселась у окна и смотрела вниз. Конечно, она прекрасно понимала, что на такую высоту даже птицы не залетают. Вот тут-то она ошиблась, потому что сразу увидела в небе несколько белых точек, которые кружили вдалеке как раз на уровне ее окна. Когда они раз подлетели поближе, Катя узнала белых голубей.

– Какие они счастливые, – с завистью пробормотала девочка, глядя на свободных и вольных птиц. – Если бы у меня были крылья, я бы…

Голуби сделали несколько кругов. Один раз совсем близко от Кати, и полетели дальше. Они уже начали скрываться вдали, как вдруг от стаи отделилась одна птица и полетела в Катину сторону. Она пролетела совсем близко от окна, и Кате показалось, что она внимательно посмотрела на нее. Птица пролетела еще раз, затем вдруг спустилась на подоконник и опять уставилась на Катю. Девочка очень удивилась такой смелости голубя, вернее голубки, но она удивилась еще больше, когда голубка обратилась к ней на человеческом языке. От удивления она чуть было не свалилась вниз, но вовремя успела схватиться за штору.

– Скажи, пожалуйста, – спросила девочку голубка, – твое имя Катерино?

– Да, – пролепетала Катя.

– Ах, какое счастье! – обрадовалась птица. – Значит, я наконец-то имею возможность отблагодарить моего спасителя!

– Какого спасителя?

– Тебя, смелый мальчик, тебя я хочу отблагодарить за то, что ты спас меня от смерти.

– Я тебя спас? – Катя удивилась. – Что-то я не могу понять, о чем идет речь.

– Как? – огорчилась подруга короля голубей. – Разве ты не помнишь ту ночь, когда ты побывал в пещере колдуньи Руины? Ведь ты тогда не дал меня убить, когда ей понадобилась моя кровь для ужасного волшебного котла!

– А, так это была ты? – обрадовалась девочка. Она вспомнила все, о чем говорила голубка. – А как тебя зовут?

– Воркулина. Теперь я не просто подруга короля голубей, как это было недавно. Теперь я его супруга. Несколько дней назад мы сыграли свадьбу. Ах, как на ней было весело! И все это благодаря тебе и твоей смелости, храбрый рыцарь.

– Я рада за тебя, – искренне сказала Катя.

– Жаль, что я не смогла пригласить тебя на нашу свадьбу, – заворковала Воркулина. – Но птицы сказали мне, что ты постоянно куда-то спешишь, и тебя просто нельзя было догнать, несмотря на быстрые крылья. К тому же мы, голуби, не можем летать в тех местах, по которым ты проезжал. Наши посланцы возвращались каждый раз ни с чем. Но почему ты плачешь? Не расстраивайся так. Утри слезы. Ты еще побываешь в моем королевстве.

Катя улыбнулась сквозь слезы. Как она завидовала беспечности Воркулины!

– Я не от этого плачу, – объяснила она. – Просто все мои подвиги и приключения оказались напрасны. Все пропало. Я не смогла спасти моего братика.

– Вот так раз, – расстроилась голубиная королева. – Что же случилось с маленьким Повелителем? Ведь ты его имеешь в виду?

– Да, это он мой брат, но с ним случилось страшное несчастье. Это долгая история.

– Расскажи мне свою историю. Может, я смогу тебе чем-нибудь помочь.

Катя посмотрела на красивую, но слабую и маленькую птицу. Разве сможет она что-либо сделать? Но что ей оставалось? Хотелось хоть с кем-то поделиться своими бедами. Пусть даже без надежды на помощь. И она рассказала голубке все, что произошло с ней за последние дни. А напоследок она раскрыла тайну, которая уже была известна многим, что она не мальчик, а девочка. Это поразило Воркулину больше всего остального.

– Бедная девочка! – воскликнула она. – Сколько тебе пришлось пережить и испытать! Но какой негодяй этот Повелитель! Он собирается совершить самое страшное преступление. Это самое черное колдовство, о каком я слыхала.

Воркулина уже долго разговаривала с Катей. Король голубей, видимо, забеспокоился и прилетел искать ее. Увидев, что она разговаривает с человеком, он очень удивился и испугался, как бы его любимой не причинили вреда. Голубь тревожно заворковал и стал укорять супругу в легкомысленности:

– Ты же чуть не погибла недавно! Почему опять подлетаешь так близко к людям?

– Не бойся за меня, о мой король, – стала успокаивать его голубка. – Ты недаром носишь имя Ослепительный. Я люблю тебя. А это человек, которому мы обязаны нашим счастьем. Спускайся сюда. Ведь это рыцарь Катерино. Только теперь он нуждается в нашей помощи.

Ослепительный спустился рядом с Воркулиной и стал раскланиваться перед девочкой, как самый галантный кавалер. Он долго благодарил ее за то, что она спасла Воркулину. Кате даже стало неловко.

– Ваше величество, – попросила она. – Не благодарите меня так долго, я самая простая девочка и не сделала ничего особенного.

– Простая девочка? – удивился Ослепительный. – Разве ты не рыцарь Катерино?

– Рыцарь, рыцарь, – уверила его Воркулина. – Только девочка.

– Катерино – это мое рыцарское прозвище, – объяснила королю девочка. – А дома меня зовут Катей. Катя Константинова.

– Расскажи моему мужу свою историю, – попросила королева. – Он очень умный, добрый и справедливый и обязательно что-нибудь придумает.

Кате пришлось еще раз рассказывать о своих несчастьях. Ослепительный слушал ее очень внимательно и ни разу не перебил. Когда рассказ был окончен, он подумал и сказал:

– Повелитель – великий чародей, и мы не вправе вмешиваться в его деяния. Это так. Но Повелитель вмешался в мои дела. А я король, – Ослепительный гордо надул грудку, – и это оскорбляет меня. Он не имел права обижать девочку, которой я обязан своим счастьем. Это у людей короли отличаются черной неблагодарностью и коварством. Мы, птицы, самые благородные существа на земле. Недаром у нас есть крылья. Поэтому, девочка Катя, мы поможем тебе. Сделаем все, что будет в наших силах.

Катя от души поблагодарила короля и королеву за те слова, которые они ей сказали, и они втроем стали думать, что же им делать.

– Сейчас очень неподходящее время, – сказал Ослепительный. – Несколько дней назад у нас завершилась неделя свадеб. Птицы поженились и разлетелись по всей стране, чтобы начать строить гнезда и выводить потомство. Очень трудно будет собрать моих подданных. Но я постараюсь и соберу сколько смогу. Сегодня вечером мы влетим в Белую башню, я видел как раз одно разбитое окно, и похитим вас с мальчиком. Лебеди больше не служат Повелителю, поэтому он нас не догонит. Скажи, твой брат не носит с собой рогатку?

– Нет, что вы! – вступилась за Женю девочка. – Он очень любит всех зверей и птиц. Ни разу никого не обидел. Даже котенка.

Так они и решили. После этого голуби, пожелав Кате не беспокоиться и ждать их, улетели. Девочка посмотрела им вслед и, когда они исчезли из виду, вздохнула:

– Интересно, а где сейчас Крис? Неужели он утонул в реке? Нет, этого не может быть. Не такой он человек, чтобы просто так погибнуть.

А Крис в это самое мгновение был уже в замке и прямым ходом продвигался к Белой башне. Два дюжих силача несли туда корзину, в которой он сидел. Феликс предупредил их, чтобы они осторожно несли ее, потому что синие зайцы не выносят тряски. Они от этого теряют нежность. Он проводил корзину тревожным взглядом и хотел даже помочь нести ее, но тут к нему подошел казначей замка и отозвал в свой кабинет, чтобы произвести оплату за доставленные продукты.

Силачи принесли корзину прямо к подъемнику и поставили ее рядом с другими ящиками и корзинами для отправки наверх, а сами ушли за следующей партией груза. Крис прислушался. Вроде бы снаружи никого не было. Но только он хотел вылезти из корзины и спрятаться в шахте подъемника, который уже знал как свои пять пальцев, как послышались чьи-то шаркающие шаги. Мальчик замер. И вовремя. Рядом кто-то остановился и произнес хриплым голосом:

– А ты уверен, что они собираются сделать это сегодня?

– Да. Как только стемнеет, они нападут на замок и ворвутся в башню. Всех, кто окажет им сопротивление, они будут убивать на месте.

Тревожно звякнули шпоры, и Крис догадался, что это разговаривают гвардейцы. Разговор заинтересовал его, и мальчик напряг слух, чтобы не пропустить ни слова.

– Не могу поверить, что такие злодеи, как Алехандро Черный и Леонари, снова на свободе и опять творят свои злодейства, – сказал первый гвардеец.

– Тем не менее это так. Вместе они втрое опаснее.

– А что им надо?

– Известно что. Хотят убить Повелителя.

– Это какого же? У нас ведь сейчас снова старый Повелитель, если люди не врут.

– Даже если старик действительно ожил, то это все равно ничего не меняет. Повелитель тот, кого короновали по закону. А короновали Принца Белой башни. Значит, Повелитель – этот малыш! Но я думаю, что на всякий случай мятежники убьют обоих: и старика и мальчика.

– Но ведь это ужасно! Неужели им никто не помешает? Армия, гвардия? Ведь не мы же вдвоем охраняем Повелителя?

– Конечно, ужасно. Но что делать? Армия встала на сторону министра. Он держит в руках половину офицеров, солдаты боготворят его за веселый нрав. Я думаю, что сейчас они захватывают город, а потом придут сюда. Гвардия их не остановит. Альвансор увел из города лучшие части и пропал неизвестно где. А этот недоумок Гаргулио сейчас только и занят тем, как угодить обоим Повелителям.

– А разве принц Евгений не пропал?

– Да нет. Сверху сообщили, что мальчуган снова там.

– В этом никто не разберется. Черт знает что творится! Что нам делать?

– Бежать, – уверенно и тихо ответил второй гвардеец. – Эти волшебники сами за себя смогут постоять, если что. Нечего нам из-за них рисковать своей шкурой. В замке уже не осталось ни одного придворного. Все попрятались, как крысы. Ждут, чем все кончится. Да и наших половины уже нет. Никто не хочет погибать из-за мальчишки.

– Да, ты прав. У меня свои дети есть. Кто будет их кормить, если меня убьют?

Крис слушал все это и кусал губы от злости. «Какие трусы! – проклинал он про себя гвардейцев. Он даже лиц их не мог видеть. – Предатели! Негодяи, только о своей одной шкуре заботятся!» Рука судорожно сжимала рукоятку меча. Мальчик еле сдерживал себя, чтобы не выскочить из корзины и не наброситься на тех, кто собрался совершать предательство. Но то, что он узнал, остановило его. Теперь Жене и Кате грозит еще одна смертельная опасность. Значит, он должен быть с ними и сделать все, чтобы спасти их или погибнуть вместе с ними. Крис остался на месте.

Гвардейцы больше не разговаривали. Они увидели служителей подъемника, которые шли сюда с новой поклажей, и поспешили скрыться. Силачи загрузили подъемник и взялись за колесо. Крис почувствовал, что едет наверх. Он подождал немного и, когда убедился, что поднялся достаточно высоко, осторожно вылез из корзины. Он имел теперь достаточно времени, чтобы рассмотреть содержимое того, где он только что находился. Тушки действительно принадлежали синим зайцам. Крис, когда увидел нежно-голубое мясо этих животных, сказал себе, что не будет есть эту дрянь, даже если ему приставят нож к горлу, и стал осторожно выкидывать синие тушки на этажи, которые плавно и медленно проплывали мимо него. Очень скоро все синие зайцы были разбросаны по всей Белой башне. Как и в прошлый раз, Крис решил вылезти на пару этажей раньше последнего. Не нужно было ему встречаться с теми, кто будет разгружать корзины.

Глава двенадцатая

СМЕРТЕЛЬНЫЙ ПОЕДИНОК

(продолжение)

Время шло очень медленно. Для человека, который ждет какого-то важного события, тяжелее всего. Катя ждала. Ждала вечера. Когда прилетят голуби и спасут их с братом. В глубине души она понимала, что нельзя быть в этом уверенной. Разве могут птицы помочь по-настоящему? Но это была последняя Катина надежда, и девочка не хотела ее терять. Поэтому она уверяла сама себя, что вечером все и решится. Воркулина и ее муж-король прилетят вместе со своими подданными и помогут им бежать. Как они это сделают? Не важно. Главное – дождаться вечера. И Катя ждала. Без устали она глядела в окно и искала в голубом небе стаю белых птиц. Но небо было пустым. Лишь лениво проплывали облака. Птиц не было. Солнце уже стало опускаться к земле, сойдя со своего зенита. Значит, наступает вторая половина дня. Девочка вздохнула. Она подтащила к окну тяжелое глубокое кресло и уселась в него. Положила под себя ноги и стала продолжать высматривать голубей. Смотреть в пустое небо – очень скучное занятие. Оно было пустым-пустым, а кресло оказалось таким уютным, мягким и теплым. Катя сама не заметила, как уснула.

Когда она проснулась, то увидела, что солнце из ослепительного стало оранжевым и висело совсем недалеко от земли. Девочка даже испугалась. Неужели уже наступил вечер? Уж не проспала ли она прилет голубей? Кате захотелось заплакать от обиды, но тут дверь со стуком отворилась, и в комнату вошли двое гвардейцев. Ни слова не говоря, они направились к пленнице и грубо вытащили ее из кресла.

– Хулиганы! – возмутилась девочка. Вы не имеете права!

Гвардейцы не ответили ни слова и потащили ее из комнаты. Катя попыталась вырваться. Но ничего не вышло. Наоборот, один из гвардейцев словно что-то вспомнил и повернул девочку лицом к себе. Катя почувствовала сначала, как ее ткнули носом в мундир одному стражнику, да так, что она даже не смогла крикнуть и стала задыхаться. Но другой тут же крепко схватил ее руки, заложил ей за спину и связал толстой веревкой. После чего испуганную девочку отпустили.

– Как вам не стыдно? – закричала Катя на гвардейцев, которые позволили себе такое бесцеремонное обращение. – Куда вы меня тащите?

– Иди с нами и не разговаривай! – услышала она в ответ. – И никаких фокусов, рыцарь! Иначе мы выбросим тебя в первое попавшееся окно! Таков приказ Повелителя!

– Повелитель – мой брат, и вы не можете так со мной обращаться!

– Иди и не спорь! Или тебя понести?

Ничего не оставалось делать, как повиноваться. Катя вздохнула, с сожалением посмотрела на открытое окно и спросила:

– Куда вы меня ведете?

– В тронный зал.

Гордо подняв голову и плотно сжав губы, чтобы не заплакать, Катя пошла за конвоирами. Шла и думала, что сейчас она похожа на юного героя, которого схватили враги и после безуспешных допросов ведут на расстрел. Может, так оно и есть? Повелитель потому и приказал привести ее в тронный зал, чтобы сообщить об этом? Значит, все пропало. Ноги стали ватными, в горле застрял ком, а глаза защипало. Вот-вот из них польются слезы. Они уже появились и сейчас начнут капать. Девочка подняла лицо к потолку, чтобы слезы ушли обратно. Она хотела сделать это с достоинством, подобающим ее положению, но споткнулась обо что-то и чуть не упала. Один из гвардейцев успел подхватить ее. Катя обиженно шмыгнула носом. После этого девочка сразу перестала походить на героя. Теперь она больше напоминала нашкодившего школьника, которого ведут к директору, умеющему давать хорошую взбучку подобным ученикам.

Впереди показались двери тронного зала, и Катя остановилась. Снова в ее душе стал просыпаться справедливый гнев на мучителя ее и ее младшего брата. Нет! Она не предстанет перед ним с жалким виноватым видом! Даже приказ о смерти она встретит с мужеством на лице и с болью в сердце. Она не даст насладиться своему врагу отчаянием и мольбами о пощаде. Сейчас она снова смелый рыцарь Катерино. И борьба еще не закончилась.

В дверь она вошла, как и подобает входить пленному рыцарю, без страха на лице и с отвагой в душе. Катя даже сама себе удивилась. Удивилась и приободрилась. Раз она готова на борьбу, значит, и надо бороться. Девочка осторожно попробовала, крепко ли связаны за спиной руки. Крепко. Но не настолько, чтобы нельзя было освободиться.

Решать эту проблему она научилась в лагере под руководством Коли.

Однажды вечером вожатый притащил в отряд целый ворох веревок, затем взял и связал всех своих подопечных. Потом сказал, что жизнь – чертовски сложная штука и в ней всякое может произойти, поэтому пусть ребята сами выпутываются как знают. И ребята выпутывались. И мальчики и девочки. Мучительно и долго. Затем Коля снова их связывал, каждый раз по-разному, и все начиналось снова. Вожатый объяснил, как надо себя вести, когда тебя связывают, и как потом распутывать самые сложные узлы.

– Воля, терпение и холодный рассудок – главное в этом деле, – говаривал он. – И уж потом все остальное. Сила, ловкость и гибкость. Так что учитесь и тренируйтесь, и вам не страшны будут злые люди, которые вдруг захотят вас похитить.

Ребята кряхтели, иногда чуть не плакали, но играли в эту игру. И чувствовали, как с каждым днем тела их становились крепче и гибче, руки сильнее и проворнее, а ум изобретательнее и холоднее.

Катя была хорошей ученицей и была уверена, что развяжет свои руки, никто этого даже не заметит. Поэтому она спокойно и гордо вошла в тронный зал и услышала, как за ее спиной захлопнулись тяжелые и высокие двери.

Повелитель был здесь. Он встретил Катю злобным и торжествующим взглядом своих желтых, как у рыси, глаз. Однако ему не понравилось, что девочка смотрит на него без страха и ужаса. На того, перед кем трепещут простые смертные! Торжество слетело с лица Повелителя, но злость осталась.

Катя молчала. Она не желала первой говорить с тем, кого ненавидела. Вложив всю свою ненависть в свой взгляд, она гордо и смело встретила взгляд злого волшебника.

– Какая ты смелая! – не мог не восхититься ее мужеством Повелитель. – Я могу сжечь тебя одним своим взглядом, так что даже пепла не останется, а ты не боишься меня. Почему?

Катя усмехнулась. Увидев это, Повелитель поморщился и в глубине души почувствовал легкий, совсем легкий страх. Он ведь не рассказал девочке, что сейчас он не имеет и сотой доли того могущества, каким обладал раньше. И все из-за того, что его душа сейчас слишком некрепко сидит в дряхлом и старом теле. К тому же он потратил остаток сил на волшебных лебедей.

А Катя, словно угадав мысли Повелителя, ответила ему так:

– Почему это я должна бояться тебя? Не хочу и не буду. Потому что мой страх – это то, что тебе нужно. Чем больше я буду бояться тебя, тем сильнее ты станешь. Не буду тебя бояться! Сам бойся меня! Если бы ты мог испепелить меня взглядом, то давно бы уже это сделал. А ты вместо этого приказываешь связать мне руки, хотя я всего лишь маленькая девочка и слабее тебя. Какой же ты после этого великий волшебник?

Повелитель вздрогнул и крепко сжал руки, так крепко, что его костлявые пальцы затрещали.

– Не такая уж ты слабая, как пытаешься уверить меня. – Он встал с трона и медленно подошел к связанной девочке. – Наоборот, ты самая сильная из всех людей, которых я видел за свою жизнь. А я прожил долго. Две тысячи лет. И за двадцать веков ни один человек не осмеливался бросить мне вызов. Ты, маленький ребенок, встала на моем пути. Что же помогло тебе? Что? Я не поверю, что этот железный хлам, – Повелитель кивнул на Катины щит, меч и плащ, которые остались в тронном зале с прошлой ночи, – спас тебя от смертельных ловушек.

– Тебе не понять этого, Повелитель, – вызывающе ответила девочка. – Я уверена, что у тебя никогда не было брата или сестры!

– Вы ненавидели друг друга! – взвизгнул возмущенный старик. – Ты всегда мечтала задушить своего брата, а он тебя.

– Ерунда. Мы просто ошибались. Ты забыл, что мы всего лишь дети, глупые дети, которые еще не умеют ненавидеть друг друга. Вот тебя я ненавижу. А моего брата я любила всегда. Поэтому, если Жене будет грозить опасность, я за него жизнь отдам.

– Отдашь! Обязательно отдашь! – захихикал в ответ Повелитель, да так зловеще, что у девочки забегали по спине мурашки. – Игры кончились, девочка. Признаюсь, что когда я впрвые увидел тебя в своем волшебном окне, то нисколько не обеспокоился. Я уже жил в теле твоего братика. Ах, как там было чудно! Противный мальчишка! Почему-то я не мог оставаться в нем на ночь. Весь день боролся с ним, но ночью у моей души уже не оставалось сил, и приходилось возвращаться в старое тело. Мальчик оказался слишком добрым и благородным. Еще неделя, и с ним было бы покончено. Но ты помешала мне. И за это ты умрешь! И ничего тебе не поможет!

Повелитель так разгорячился, что схватил девочку за плечи и стал трясти. Затем он вдруг успокоился, и снова зловещая улыбка обезобразила его тонкие губы.

– Но перед тем, как убить, я тебя награжу. Ты увидишь, как твой брат обретет мою душу, а потом именно он отдаст приказ о твоей казни и обязательно будет присутствовать на ней.

Катя вздрогнула и отшатнулась от этого страшного безумца.

– Ты сама виновата, – сказал ей Повелитель. – Не надо было выносить мальчика за пределы башни. Я бы стал им, а ты бы осталась при мне. В память о Жене я бы сделал тебя важной дамой при моем дворе. Какой-нибудь герцогиней. Ха-ха-ха! Но теперь поздно. Ты умрешь. Сначала увидишь смерть своего брата, не его тела, нет, оно будет в порядке и проживет еще лет пятьсот, а его души. Душа его умрет. И даже не увидит ни рая, ни ада. Она будет вечно скитаться по земле без тела, несчастная и неприкаянная.

– Нет, не делай этого! – в ужасе закричала Катя. Ей стало по-настоящему страшно.

– Сделаю, – удовлетворенный ее отчаянием, сказал волшебник и снова сел на трон. – Сегодня, как только сядет солнце, я исполню обещание, и ты все это увидишь. Ты смелая девочка и даже нравишься мне. Очень нравишься. Честно! Но ты открыла мою тайну и должна умереть. А жаль. Но так уж устроено. Кто знает тайны сильных мира сего, не живет долго. Поэтому я не стану растягивать твои мучения. Скоро зайдет солнце и сюда приведут Женю Константинова, твоего брата и моего принца Евгения, Принца Белой башни. Я сделаю все быстро. Ему даже не будет больно. А пока у нас с тобой еще есть время. Хотя какое может быть время в Стране Остановленного времени? Но у нас с тобой оно есть. И раз уж ты знаешь мою тайну, то знай и мою историю. Историю самого великого волшебника и великого человека. Ты хочешь узнать мою историю. Даже если не хочешь, я все равно ее тебе расскажу. Мне хочется это сделать. Трудно молчать две тысячи лет.

Катя никогда в жизни не видела настоящих сумасшедших, но очень хорошо знала, что в разговоре с ними ни в коем случае нельзя противоречить, а надо во всем соглашаться с ними. Сейчас перед ней явно находится сумасшедший. Девочка согласно кивнула, а сама удвоила старания по освобождению от пут.

Повелитель удовлетворенно потер руки, щелкнул пальцами и начал:

– Это было очень давно. И не здесь, а далеко на юге. В Африке, в благословенном Египте. Ты что-нибудь слышала про Египет?

– Да, – буркнула Катя.

– Чудная земля. Страна пирамид, богов, похожих на людей, зверей и птиц одновременно, фараонов, блистательных и великих, и жрецов, обладающих мудростью космоса. В этой стране я и родился две с половиной тысячи лет назад. Но надо начать не с этого. Еще за двести лет до моего рождения самым первым и великим жрецом храма Солнца был избран мудрый Абадо. Не было в Египте равного ему по уму, мудрости и знаниям. Это был великий ученый, научивший египтян строить пирамиды и делать из мертвых людей мумии. Но главным его достоинством было то, что он в совершенстве постиг все тайны магии и волшебства. Ему было подвластно любое колдовство. Он был первый чародей на земле и запросто беседовал с любыми богами. Что в сравнении с ним любой фараон? Так, тленная кучка тщеславия. Десятки их пережил Абадо. И вот однажды, когда он был уже глубоким старцем, оставил пост первого жреца и уединился в старой недостроенной пирамиде, вызывает его к себе фараон и приказывает бывшему жрецу, чтобы тот передал волю богов народу в ближайший праздник Осириса, главного бога египтян.

– Но сделай это так, чтобы ты сам не уходил в небо к богам, а был вместе с нами, простыми смертными, – сказал фараон.

Поклонился Абадо земному богу и отправился домой. Долго думал он, как лучше выполнить волю фараона, наконец придумал и позвал к себе единственного своего друга, верного пса Рату.

– Преданный мой друг, – обратился к собаке волшебник. – Отправляйся к берегу Нила – великой реке нашей и обойди все человеческие деревни, которые лежат поблизости. Каждое утро, когда солнце еще не сжигает все живое, в воде плещутся дети. Они играют с молодыми крокодилами и дразнят ленивых гиппопотамов, кидая в них грязью. Счастливые и беспечные существа! Среди них ты высмотришь самого красивого мальчика, который уже считает себя большим, а сам еще не имеет никакой одежды, потому что встретил только седьмую весну. Изучай внимательно! Он должен быть самым смелым, умным и ловким среди детей. Любимцем всех взрослых. Найди его и укради глубокой ночью. А свет большой луны поможет тебе. Мальчика принесешь мне. И смотри береги его.

Рату помахал хвостом, лизнул руки хозяина и помчался выполнять его приказ. Через неделю в полночь он вернулся. На спине у него спал мальчик. Такой, о каком говорил Абадо. Жрец обрадовался и с утра, сразу, как ребенок проснулся, стал произносить над ним заклинания, а когда тот плакал и умолял отпустить его домой, волшебник больно бил его по спине бамбуковой палкой.

– Какой негодяй! – воскликнула возмущенная Катя. Рассказ Повелителя заинтересовал ее так, что она даже забыла про веревки. – Впрочем, ты не лучше. Бить несчастного ребенка; какая низость!

Старик не обратил внимания на эти слова. От воспоминаний он подобрел и стал сентиментальным.

– Ты, наверное, устала? – обратился он к Кате. – Все время стоишь на ногах. Сядь.

– Спасибо, – довольно грубо ответила девочка. Она оглянулась. Кроме трона, здесь не было никаких стульев и кресел. Тогда она села прямо на пол, скрестив по-турецки ноги. Так было намного удобнее сидеть и развязывать веревку.

А Повелитель продолжал:

– И вот долгожданный праздник настал. Огромная толпа народу собралась перед храмом Солнца. Фараон с супругой, его подданные и охранники сидели на самых почетных местах, и рабы создавали им тень. Вышел Абадо. Он вел с собой маленького мальчика божественной красоты. Богатая и ослепительная одежда, достойная царей, сверкала на нем.

Все замерли в ожидании чуда. Не слышно было даже шелеста пальм, которые росли вокруг храма.

Абадо начал говорить. Люди слушали его не дыша. Но жрец говорил мальчику. Он велел ему отправиться к Осирису. Мальчик закрыл глаза и пошел по волшебной дороге. Мысленно, конечно. Вернее, это его душа отправилась беседовать с богами. И все, что он видел, рассказывал людям, которым казалось, что они идут вместе с ним. Это было чудо. Даже фараон признал это и щедро наградил Абадо. А чародей, после того как его мальчик сказал людям все, что велели ему боги, забрал его с собой и ушел в свое жилище.

Ребенка он оставил при себе, решив воспитать его, передать ему свою магическую силу. Любой волшебник или колдун не может умереть, если не передаст свои тайны другому. А Абадо уже стал подумывать о смерти. Он устал жить. Глупец! Разве триста лет это много? Но он прожил всего пятьдесят лет после похищения мальчика. А мальчика он сделал учеником и наследником всех своих знаний и сил.

Теперь ты, наверное, догадываешься, что этим мальчиком был не кто иной, как я? – Повелитель торжественно скрестил руки. Счастливая улыбка блуждала на его лице.

– Нетрудно догадаться, – проворчала Катя. – Тебя в свое время похитили, а теперь и ты занимаешься этим преступным и постыдным делом.

– Это самое великое дело! – воскликнул старик. – Самое великое волшебство, которое я изобрел! Вот как это было.

Когда умер Абадо, я был уже пятидесятилетним мужчиной и почти таким же могущественным чародеем, как и сам Абадо. Мне было пятьдесят, а выглядел я двадцатилетним юношей. Мы победили старость. Но только на время. Абадо прожил триста пятьдесят лет, но все равно умер. Его душа покинула тело. Я рассчитывал прожить пятьсот лет, но знал, что тоже умру. Рано или поздно, но смерть придет за мной. И всю свою жизнь я посвятил тому, чтобы не умереть. Прошло пятьсот лет, и я не умер, но знал, что больше, чем сто лет, не протяну. И я искал, искал. Но не мог найти. Я изучил папирусы всех колдунов на свете, я прочел все надписи, выбитые на стенах пирамид, но все безрезультатно. В конце концов мне все надоело, и я тоже стал думать о смерти как об избавлении. Но нельзя умереть, не оставив ученика и последователя, и я решил сделать так же, как когда-то сделал Абадо. Я тоже похитил мальчика. Все началось сначала. Я стал учить и воспитывать его. Иногда я отправлял свою душу к богам для совета. Затем научился отправлять к ним и душу мальчика. Вместе мы посещали пиры, на которых веселились боги. Сначала я делал это часто. Но потом все реже и реже, потому что с каждым разом мне все труднее и труднее было возвращаться в свое тело. Тогда я понял, что однажды я не смогу вернуться в свое дряхлое, старое тело и слабую оболочку, и это будет моя смерть.

И вдруг меня осенило. Ведь не обязательно моей душе возвращаться в свое тело. Можно ведь возвратиться в чужое! Это было мое великое открытие. Я его сделал! Я!

Чародей так разгорячился, что не заметил, как перешел на крик! Повелитель немного помолчал, чтобы успокоиться. Затем снова вернулся к своему рассказу.

– Как только я подумал об этом, то сразу взялся за эксперимент. В чье тело лучше всего было переселить свою душу? Конечно, в моего ученика. Я заставил его отправить душу в очередной полет, а сам вселился в его пустое тело. Каково же было мое разочарование, когда я понял, что не смогу там жить. Ученик мой оказался слишком стар для этого. Он умер. Когда его душа вернулась к телу и увидела, что оно занято, то унеслась в пространство. Я вернулся к себе и стал думать дальше. Почему я не могу жить в новом теле? Почему оно давит на меня и душа моя задыхается? Я делал один опыт за другим, но ничего не выходило. Я лишь зря погубил трех мальчиков. Все они были десяти – двенадцати лет от роду. Я подумал, что, наверное, их тела слишком сильно успели привыкнуть к их душам, поэтому не хотят принять мою. Я достал семилетнего мальчика. Его похитила бурая гиена. Да-да, бурая гиена. Не удивляйся. Для этой цели животные или птицы подходят лучше всего. Особенно заколдованные. В последний раз я воспользовался лебедями. Когда-то они были братьями и даже принцами, хе-хе-хе, прямо как твой брат. Их превратила в птиц одна колдунья, а потом передала свою власть над ними мне. Я наделил их силой пирамид, и они стали служить мне. К сожалению, мальчики нужны мне только из внешнего мира, а на это уходит слишком много энергии. Здешние дети не годятся, у них слишком слабые души для колдовства. Сама понимаешь, эта страна все-таки существует в поле магии, и люди в ней живут с магией в крови. А мне нужен человек, не испорченный волшебством. Только из внешнего мира. Поэтому лебедям нужна передышка. Я не дал ее им в этот раз и утратил над ними власть. И все из-за тебя, проклятая девчонка!

Повелитель начал было снова волноваться, но быстро успокоился и продолжил:

– Впрочем, это все пустяки. Были лебеди, станут волки. Или нет, волки у меня уже были. Ладно, я, кажется отвлекся. Вернемся к мальчику, которого принесла мне бурая гиена. Так вот, он оказался идеальным для исполнения моих замыслов. Видишь ли, в каждом человеке есть душа. Неизвестно, когда она в нем закладывается, при зачатии, рождении или чуть позже. Боги скрывают это. Но просыпается и начинает жить она, когда человеку исполняется пять или шесть лет. У каждого по-разному. Первые два года она слабая-слабая. Еле держится в теле. Ничего не стоит выгнать ее оттуда. Я так и хотел поступить, но, сделав опыты на змеях и ящерицах, понял, что не смогу. Ребенок слишком мал, и душа его не может даже на время покинуть его. Терялся весь смысл моего открытия. Я оказался побежденным. какое отчаяние овладело мной! Но долго я не горевал. Я продолжал думать и искать. И вот однажды я обнаружил в пирамиде незнакомое мне доселе заклинание. Оно давало мне колдовскую силу. Силу пирамид. Силы вселенной. Могущество мое умножилось во много раз. Я нашел, что искал. Мне не нужно было изгонять душу из ребенка. Мне нужно было убивать ее внутри тела. Медленно и осторожно. Отравлять ее ядом черной магии. Для этого моя душа вселяется прямо в мальчика и начинает войну с его душой. Это очень тяжело и трудно. Оказывается, не только новое тело должно было привыкнуть ко мне, но и я к нему. Моя душа могла жить в нем только несколько часов, потом возвращалась обратно.

Чтобы вселиться окончательно в новое тело, мне понадобилось три года. Но я победил. В последний год я уже находился в чужом теле целый день и отдыхал только ночью. Наконец я убил юную неопытную душу и воцарился навеки в ее теле.

Я стал ребенком. У меня было детское тело. Я жил и наслаждался жизнью.

Через пятьсот лет мне пришлось повторить опыт. Это оказалось легче, чем в первый раз. Я прожил еще пятьсот лет. В третий раз мне понадобился всего год, чтобы снова стать ребенком.

Я стал бессмертным. Люди слагали обо мне легенды и сочиняли сказки. Никто не верил, что такое возможно. А я живу и буду жить вечно.

– Теперь я понимаю, откуда появилась сказка про Кощея Бессмертного, – ответила на это Катя. – Но даже он погиб, значит и ты не будешь жить вечно. На чужом несчастье своего счастья не построишь. Так мой папа говорит.

– Глупости! Вы оба не правы. Что такое несчастье других? Ерунда. Каждый должен думать только о себе. Я прекрасно жил все две тысячи с половиной лет. Сколько миллионов людей умерли за это время? Что там каких-то несколько мальчиков!

– Ты можешь вселяться хоть во всех мальчиков мира, черт побери! – возмутилась Катя. – А моего брата оставь в покое!

– Я понимаю тебя, – спокойно ответил Повелитель. – Но сделать ничего не могу. Выбор пал. А я хочу жить. Значит, вы должны умереть. Ты и так помешала мне слишком сильно. Если бы не твоя последняя выходка, я бы уже все закончил. В этот раз мне хватило полгода. Мне осталось недели две, и тут появляешься ты и похищаешь мое новое тело.

– Дурак! Это мое тело, то есть мой брат, и он останется моим братом, а не Повелителем.

– Ошибаешься! – Повелитель указал на окно. – Смотри, солнце уже почти зашло. Так что сейчас мое будущее тело будет здесь.

И действительно, двери отворились, и гвардейцы втолкнули в тронный зал потрепанного, взъерошенного и испуганного Женю. Мальчик упал на пол, быстро поднялся на ноги, увидел сестру и кинулся к ней.

– Катя! – крикнул он, обнимая девочку. – Ты здесь! Почему у тебя связаны руки?

– Потому что пора с тобой кончать, мой маленький принц! – вместо Кати сказал Повелитель.

Дети в ужасе смотрели, как он зловеще приближается к ним.

– Если ты будешь меня слушаться, – чародей обратился к мальчику, – твоя сестра останется жива.

Глава тринадцатая

СМЕРТЕЛЬНЫЙ ПОЕДИНОК

(окончание)

Когда Крису осталось подняться всего на пять или шесть этажей, подъемник остановился. Мальчик затаил дыхание. Почему подъемник остановился? Ничего хорошего в этом нет. Или его обнаружили, или внизу случилось что-то важное.

– Неужели мятежники уже в башне? – спросил сам себя Крис и на всякий случай решил вылезти из подъемника, не дожидаясь дальнейших событий.

Площадка остановилась между этажами, и ему пришлось карабкаться наверх по шахте. Мальчик осторожно повис на решетке, по которой на роликах скользил подъемник, и, как по лестнице, полез вверх. Едва он это сделал, как площадка под ним ринулась вниз. Только воздух заходил по шахте.

Крис поблагодарил небо за удачу и скоро уже был в башне на нормальной лестнице и мчался по ступеням наверх. На предпоследнем этаже он остановился и перевел дыхание. Подумав немного, он решил воспользоваться черным ходом, чтобы не наткнуться наверху на стражу. Мальчик помнил, что черная лестница находится в другом конце башни и, чтобы добраться до нее, нужно пройти через несколько залов.

Крис пошел вперед в полной уверенности, что через минуту будет там, где ему нужно. Но ведь это была волшебная башня! Крис шел, шел, никуда не сворачивая, а залы все не кончались.

– Где же эта проклятая лестница? – не выдержал Крис.

Но вместо лестницы он оказался в оружейном зале, в котором был в самом начале.

– Что за черт? Я же здесь уже был!

Он снова пошел вперед, стараясь следить за залами и дверями, которые постоянно менялись. Прошло немного времени, и Крис снова оказался в оружейном зале.

Теперь он по-настоящему растерялся.

– Если я буду тут плутать до ночи, то потом мне просто-напросто надо будет тут умереть, и все.

Вдруг, войдя в очередную дверь, он увидел, что тут он еще ни разу не был. Это была длинная галерея. Все стены ее были увешаны картинами, а в центре стояли статуи и вазы.

– Картинная галерея! – догадался Крис. – Только от этого мне ни тепло, ни холодно.

Он пошел по галерее. Естественно, ему было не до картин и статуй, но в центре зала Крис остановился. Он увидел Женю. Вернее, его статую, отлитую из чистого золота. Статуя была сделана в натуральную величину. Женя выглядел абсолютно живым. В шортах, футболке и с одним сандаликом, словно он собирался слезть с лебедя, на котором сидел, и даже уже спустил на землю одну ногу, ту, что была без сандалика…

Крис завороженно смотрел на статую и дивился мастерству ее создателя. Потом он вспомнил, что ему нужен живой Женя, а не его статуя, и обратился к башне, потому что понял, что она должна ему помочь.

– Почему ты мешаешь мне? – спросил он. – Я должен спасти моих друзей, а ты не пускаешь меня к ним. Почему? Детище Валии, как ты можешь потакать преступлению, которое готовится в твоих стенах?

Столько отчаяния и обиды было в его голосе, что даже эхо замерло, а не покатилось по стенам и потолкам башни. Крис побежал и сразу же за следующим после картинной галереи залом нашел черную лестницу.

Когда он оказался на последнем этаже, то увидел, что уже наступил вечер и солнце вот-вот сядет на линию горизонта. Да, для него время прошло незаметно. Ведь в обед он выехал в корзине Феликса и только сейчас добрался до верха. Теперь он не должен терять ни минуты. Крис побежал по пустым коридорам к комнате игрушек. Добежал до нее и заглянул. В ней никого не было.

Сзади послышались гулкие тяжелые шаги. Крис юркнул за дверь и притаился. Шаги подошли совсем близко и остановились. Звякнули шпоры. «Это гвардеец», – решил Крис. Им овладело желание выскочить из комнаты, где он спрятался, и вступить в бой. С трудом он подавил его. Не надо выдавать себя.

Время шло, а гвардеец не уходил и все продолжал топтаться поблизости. Крис начал терять терпение. И когда он уже потерял его, гвардеец кашлянул, заглянул в комнату (мальчик едва успел спрятаться за портьеру) и ушел.

Когда его шаги стихли, Крис выскользнул в коридор. Рука его судорожно держалась за меч. Нервы были напряжены.

Он крался к тронному залу и, когда был уже совсем близко, остановился. Мальчик увидел, как двое гвардейцев волокли упирающегося Женю. Доли секунды не хватило Крису, чтобы спасти его. Когда оруженосец рыцаря Катерино выскочил, чтобы отбить мальчика, и сделал вперед несколько шагов, гвардейцы уже втолкнули Женю в тронный зал и захлопнули за ним дверь. Щелкнул замок.

Крис опоздал. Растерянный и потрясенный, стоял он и смотрел на закрытые двери. Гвардейцы равнодушно прошли мимо него.

– Что, приятель, – хлопнул его по плечу один из них, – и ты туда хочешь? Ничего не выйдет. Старик заперся изнутри.

Крис бросился к дверям и принялся барабанить кулаками.

– Зря стараешься! – услышал он насмешливый крик. – Там тебя не услышат.

Слезы потекли по лицу Криса. Он ничего не видел. Гвардейцы ушли. Они тоже решили покинуть башню.

Никто не хотел охранять ни старого Повелителя, ни Принца Белой башни.

– Пусть от меня отвернется весь мир, но я не сдамся! – сжав от злости зубы, сказал Крис.

Он встал, подошел к окну, открыл его и выглянул наружу. Там была бездна. Ветер встретил Криса и тут же высушил слезы на его лице. Он словно отговаривал мальчика от того, что тот задумал. Но Крис перекинул ногу наружу, затем закинул меч за спину и ступил на узкий карниз. Мальчик всмотрелся в соседние окна и нашел среди них разбитое. Оно находилось выше всех остальных. Намного выше. И далеко. Но именно оно вело в тронный зал.

Крис вжался в стену и осторожно, шаг за шагом, стал пробираться к разбитому окну. Ветер пришел ему на помощь и прижал смелого мальчика к стене. Идти стало легче, и Крис увеличил скорость, но все равно шел очень медленно.

Одно неверное движение и… Крис старался не думать об этом и не смотреть вниз. Даже по сторонам. Он видел только холодный мрамор стены.

Нога соскользнула вниз. Сердце ушло в пятки, а в груди стало пусто. Чудом удержав равновесие, Крис остановился и постоял несколько секунд на месте. Надо успокоиться.

Снова несколько шагов. Томительные минуты, полные ужаса. Наконец нужное окно над ним. Теперь надо карабкаться вверх.

Но как? Впереди, то есть наверху, голая стена. Гладкая и ровная. Ни единой выемки. Крис посмотрел внимательнее. Нет, он ошибся. Гладко только первые полметра. Затем стена украшена великолепным орнаментом и барельефом. Крис вполне может зацепиться за них руками и ногами. Вот только как преодолеть эти полметра?

Осторожно повернув голову, мальчик стал искать хоть какую-нибудь трещинку. Трещины он не нашел. Башня была построена из великолепного мрамора. Зато совсем рядом от себя он увидел шов между двумя глыбами. Сделал полшага назад и нащупал шов пальцами. Он был из сплава свинца и серебра. Крис возликовал. Его нож был из стали, а значит, он с легкостью войдет в этот шов. Не дыша, мальчик вынул из кожаных ножен свой охотничий нож. Только вот если он станет в таком положении ковыряться в стене, то обязательно свалится. Значит, есть только один выход – всадить нож в шов со всего маха. Десять шансов из десяти, что во время исполнения этого трюка он улетит вниз. Но выбирать не приходилось.

Прочитав про себя молитву, Крис размахнулся и со всей силы ударил ножом по мягкому свинцу. Всю силу вложил он в этот удар. Нож вошел в стену, как в масло, а ноги мальчика соскользнули с узкого карниза. Если бы он не держался за рукоятку ножа, то сейчас летел бы вниз, но вместо этого от отделался лишь тем, что немного повисел над пропастью. Затем его ноги нашли опору, и Крис снова оказался на карнизе. Немного передохнув, мальчик подтянулся на своем ноже и одной рукой дотянулся до каменного орла. Только бы орнамент не оказался хрупким. Но, к великому счастью, орел выдержал.

Как ящерица по серой скале, Крис стал карабкаться к волшебному окну. Цепляясь руками и ногами за все, за что можно зацепиться, он лез наверх и уже больше ни разу не срывался. Ему даже показалось, что башня помогает в опасном подъеме. Сами собой находились нужные выступы и выемки. Птицы и звери, высеченные в мраморе, словно ободряли юного героя следовать дальше. Крис недоумевал. Зачем понадобилось высекать это все на такой высоте? Кто это увидит? Разве только птицы. Но для него это оказалось бесценным подспорьем в его трудном деле. Словно Валия знал, что в будущем кто-то воспользуется его мраморной красотой.

Вот и окно. Оно совсем близко. Тонкий кусок стекла все еще торчит в пустом проеме. Можно дотянуться рукой. Но осколок стал помехой. Края его были острые, словно бритва. Крис останется без руки, если попытается убрать его. Мальчик поднялся повыше. Теперь можно вышибить стекло ногой. Вдруг он услышал отчаянные крики и узнал голос Кати. До этого звуки из башни не долетали до него. Забыв обо всем на свете, Крис разжал руки и прыгнул внутрь.

Теперь нам просто необходимо вернуться к брату с сестрой и узнать, что произошло с ними. Начнем с того момента, как мы покинули их.

Повелитель подошел к тому месту, где лежало Катино рыцарское снаряжение. Он нагнулся, взял меч и подошел к детям.

– Если ты не будешь сейчас выполнять мои приказания, то я на твоих глазах убью эту девочку, – сказал он Жене и в подтверждение своих слов приставил лезвие к девочкиной груди.

– Не слушай его, Женя! – закричала Катя, но Повелитель зажал ей рот ладонью. Связанная, она не могла сопротивляться и только пыталась вырваться.

– Прежде всего отойди от сестры на пять шагов, – приказал Повелитель.

Женя вздрогнул, затем посмотрел на Катю и сделал несколько шагов назад. Волшебник оттащил девочку к трону и с помощью посоха прикрепил ее к одной из ножек. Теперь Катя не могла сдвинуться с места. Повелитель оставил ее и повернулся к Жене.

– Пусть теперь она говорит что хочет, – сказал он ему, – а ты будешь делать то, что я тебе прикажу. Встань на колени!

– Не вздумай! – крикнула Катя. Теперь она могла говорить. – Не унижайся перед ним!

– Какое унижение? – усмехнулся старик. – Мне это нужно для заклинаний. Встань на колени! Ведь ты любишь свою сестру? Если любишь, то вставай. – Он погладил лезвие меча пальцем. – Или она умрет.

Несмотря на свои две с половиной тысячи лет, старик вонзил меч по самую рукоятку прямо в спинку своего трона. Совсем рядом с головой девочки. А вот доставать поленился, и меч остался там где был.

– Встань на колени и закрой глаза! – снова потребовал колдун.

– Не смей! – еще раз крикнула Катя.

Мальчик испуганно смотрел на обоих.

– Или она умрет, – опять усмехнулся Повелитель. – Только ты можешь спасти ее. Не бойся. Делай то, что я тебе велю. Встань на колени.

– Он убьет тебя, не верь ему! – заливаясь слезами, закричала Катя.

Женя грустно посмотрел на нее и обратился к Повелителю:

– Ты и вправду не сделаешь ей ничего плохого?.

– Ни один волосок не упадет с ее головы! – заверил колдун.

– Поклянись, что не убьешь ее, не спрячешь в тюрьму, не продашь в рабство! – потребовал Принц Белой башни.

– Клянусь своей магической силой! – торжественно проговорил Повелитель. – С ней ничего не случится! – Он повернулся к Кате. – Видишь, твой брат спас тебе жизнь. Мне придется пощадить тебя. Но что не сделаешь для достижения заветной цели!

Женя подошел к Кате.

– Я не хочу, чтобы ты умирала, – сказал он ей. – Ведь это все случилось из-за меня. Я не послушался и убежал. Я виноват, сестричка, но ты не умрешь.

– Не надо, Женя, – простонала Катя.

Но мальчик не слушал ее. Он заглянул сестре в глаза, потрогал ладошкой ее мокрую от слез щеку и пошел к Повелителю. Катя в ужасе смотрела, как он идет навстречу своей гибели, и ничего не могла сделать.

– Я готов, – сказал Женя колдуну, встав перед ним. Он медленно стал опускаться на колени.

Катя не могла на это смотреть.

Женя встал на колени, выпрямил спину и взглянул в глаза Повелителю.

– Вот и умница! – захохотал тот и торжествующе поднял руки в воздух. Из одной его руки в другую с треском перелетела молния.

Он начал колдовать.

Катя слышала, как он бормочет непонятные слова, но видела только своего мальчика. Она даже не почувствовала запаха дыма и гари. Женя стоял беззащитный и одинокий. Как хищная птица над птенцом, склонился над ним Повелитель. Он уже начал светиться. Женя закрыл глаза.

Катя захотела крикнуть, вырваться, но не смогла. От дыма она закашлялась. И тут вдруг поняла, что веревка, спутывающая руки, наконец поддалась. Может, она сумеет вырваться?

Но нет, уже поздно. Над головой Повелителя что-то щелкнуло, и из его глаз вылетела голубая молния, похожая на те, которыми стреляют лазерные пушки в фильмах про космические войны. Намного стремительнее, чем в кино, молния, размером не больше огурца, налетела на мальчика, и через его глаза проникла внутрь.

Женя замертво упал на пол и раскинул в стороны руки. Катя закричала, но крик ее замер на самой высокой ноте, когда она увидела, как рядом рухнул и Повелитель.

Старик был мертв.

Катя с ужасом ждала, что Женя сейчас встанет, и это уже будет не он.

Мальчик не шевелился. Катя тихо завыла в своем одиночестве. Все кончилось. Теперь она уже ничего не сможет сделать. Повелитель добился своего. Сейчас он уже в ее брате.

Раздался еще один щелчок, и голубой зигзаг вдруг вылетел из Жени обратно и заметался по тронному залу. Он пролетел в метре от Кати, стукнулся о стену, упал на пол и пополз к телу прежнего хозяина.

Катя не поверила глазам. Значит, проклятый колдун не смог до конца вселиться в Женю! Что-то ему помешало.

Раздался стон. Это душа Повелителя вселялась обратно в старое тело. Оно зашевелилось, а Женя лежал по-прежнему неподвижно.

Повелитель поднялся. Сделал он это с огромным трудом и растерянно уставился на Женю.

– Я не понимаю, – пробормотал он. – Почему я вернулся обратно?

Затем его растерянность сменилась злобой.

– Проклятая девчонка! – закричал он на Катю. – Что ты с ним сделала? Почему мое заклинание не сработало? А, ты торжествуешь? Рано радуешься. Я вселюсь в тебя.

Катя отшатнулась.

– Боишься? Правильно, бойся! Сейчас с тобой будет покончено! – закричал Повелитель и снова поднял руки над головой.

Девочка не выдержала.

– Мама! – закричала она. – Мамочка! На помощь!

Повелитель захохотал. Снова раздался щелчок. И звон разбитого стекла. Катя глазам не поверила. Перед нею стоял Крис.

– Не бойся, Катерино, я с тобой! – крикнул он и обнажил меч.

– Ты здесь? – уставился на него Повелитель. – Откуда ты взялся?

– Из корзины с синими кроликами! – с вызовом ответил Крис. – Если тебе так хочется поесть их мяса, иди вниз и собирай их!

– Так вот почему я не получил сегодня моего любимого блюда! Значит, это ты, негодяй, украл мой ужин? – Повелитель был вне себя от гнева.

– Твоя власть кончилась, колдун, – ответил Крис. – Даже если ты справишься с нами сейчас, скоро здесь будут заговорщики и убьют тебя, в чьем бы теле ты не находился!

– Но сначала я убью вас всех! – закричал старый волшебник. Он что-то быстро прошептал, и Крис выронил меч. На лице у него отразилась боль. А оружие, пролетев по воздуху, оказалось в руках Повелителя. – Готовьтесь к смерти.

– Мой меч обжег мне руку! – Растерянный мальчик обернулся к Кате и увидел ее меч, торчавший в спинке трона.

Испустив торжествующий крик, он бросился к мечу и овладел им. Первым же движением он освободил Катю, а затем бросился на Повелителя. Все это он проделал так быстро, что старик не успел даже опомниться. Со всей отвагой и пылом Крис обрушил на него свои удары.

Катя кинулась к Жене. Мальчик был без сознания. Дрожащими руками девочка нащупала его пульс и облегченно вздохнула. Но радоваться еще было рано. Пульс был очень слабым, а сам Женя был даже не бледным, а серым, словно получил хороший удар током. Волосы у него стояли дыбом. Катя всхлипнула и принялась делать брату искусственное дыхание. На то, что творилось вокруг, она не обращала внимания.

А схватка ее друга с волшебником была ожесточенной. Противники бились насмерть. Повелитель после всего, что с ним произошло, уже был не в состоянии колдовать и творить заклинания. Он полностью обессилел и с ужасом обнаружил, что сейчас он обыкновенный смертный, да еще и глубокий старик. С тем большей яростью и ожесточением сражался он с Крисом.

Сколько сил и энергии потерял он за последние дни! Мальчик был юн и силен, но не обладал таким опытом, как его соперник. И оба они превосходно владели оружием. Так что силы были почти равны. Кто победит?

Все это Катю в данный момент не интересовало. Она боролась за жизнь брата. Несколько раз нажав ладонями на грудную клетку мальчика, она слегка потормошила его, затем опять стала нажимать ему на грудь. Это было нелегко. Катя волновалась. Мальчик не приходил в себя. Набрав в легкие побольше воздуха, девочка нагнулась и стала вдувать его Жене в рот. И сразу почувствовала, как он вздохнул. Катя снова набрала воздуха, да так много, что чуть не лопнула, и снова повторила эту операцию. Когда она закончила, Женя закашлял и через несколько секунд открыл глаза. Из них сразу брызнули слезы.

Катя засмеялась от радости и прижала братишку к себе.

– С тобой все в порядке?

– Кажется, да, – с трудом проговорил Женя. – Только не могу пошевелиться.

Катя стала массировать мальчика, растирать ему руки и сгибать-разгибать ноги. Вскоре лицо его порозовело.

А Крис тем временем уже начал одолевать Повелителя. У него было одно преимущество. У старика оказалась одышка и, сделав несколько стремительных и опасных выпадов, он начал задыхаться. Мальчик уже нанес Повелителю две страшные раны, но злодей только охал, корчился от боли и продолжал сражаться. Даже крови не показалось в тех местах, куда ударил Крис.

Но Крис не впал в уныние и не испугался, а продолжал теснить старика все дальше и дальше от Кати и Жени.

На мгновение Повелитель замер и заскрипел зубами от злости. В его желтых глазах заметались яростные молнии. Он увидел, что девочке удалось оживить своего брата.

Этой его заминки хватило Крису для хорошего размаха. Свистнул Катин меч в его руке, и голова Повелителя покатилась по полу, а сам он рухнул вслед за ней.

Не было никакой крови. Ни капли. Повелитель, видимо, был настолько стар, что просто высох, как живая мумия, и в нем не осталось ни единой капли жидкости. А ведь настоящий человек почти весь состоит из воды. Во всяком случае, так утверждают медики.

– Ух! – вздохнул Крис и смахнул пот с лица. – Вот, кажется, все. Ой, нет, не все!

Это он сказал потому, что увидел, как отрубленная голова остановилась, заморгала, а ее рот принялся что-то бормотать. Обезглавленное тело задергало руками, приподнялось на них и начало ползти к своей голове.

– Ну уж нет! – воскликнул мальчик. Как ему ни было противно, он подбежал к голове, схватил ее за волосы, как следует два раза стукнул об пол и с размаху зашвырнул в окно. В то самое окно, через которое было видно когда-то всю Страну Остановленного времени.

Голова исчезла во мраке ночи. Да-да, за окном была уже ночь. Вниз она летела очень долго, потому что все это время тело продолжало дергаться и кататься с боку на бок. Но вот оно дернулось в последний раз и замерло. Это голова стукнулась оземь и разлетелась на тысячи кусков, которые уже не соберет никакая магическая сила.

Не стало Повелителя, великого злодея и волшебника.

Крис еще раз вздохнул и подобрал валявшиеся тут же у окна щит и плащ рыцаря Катерино. И тут на него с объятиями налетели брат и сестра.

– Какой ты молодец! – Катя готова была расцеловать Криса. – Теперь мы спасены!

Женя ничего не говорил. Он просто ласково прижимался к старшему другу и с восторгом смотрел на него.

Никогда еще Крис не был так счастлив, как в эту минуту. Но вдруг он что-то вспомнил.

– Погодите, друзья, – с тревогой сказал он. – Нам еще очень далеко до спасения. Сейчас здесь будут мятежники.

– Что им нужно? – Катя недоуменно пожала плечами.

– Они хотят убить Принца Белой башни.

Катя чуть не разрыдалась и снова прижала Женю к себе.

– Почему все хотят его убить? Что он плохого сделал?

– Он правитель этой страны. Особенно теперь, когда настоящий Повелитель действительно мертв.

И, словно в ответ на его слова, в двери тронного зала забарабанили. Снаружи послышались крики.

Дети вздрогнули. Они никак не ожидали, что новая беда так быстро настигнет их. Катя побледнела. Крис сунул ей в руки меч, а сам вытащил из рук Повелителя свой.

– Нам придется сражаться, – сказал он. – Ты помнишь, Катерино, чему я тебя учил?

Девочка всхлипнула и закрыла собой Женю. Дверь тряслась под многочисленными ударами, но не поддавалась. Крис оценивающе посмотрел на нее.

– Долго мы не продержимся, – сказал он. – Их там, видимо, немало. Значит, дверь долго не выдержит. Будем драться. Конечно, это ничего не даст, но хоть умрем достойно. С оружием в руках.

– Неужели ничего нельзя сделать? – с отчаянием произнесла Катя.

– Мы здесь в ловушке. Выхода нет. Разве что выпрыгнуть из окна.

Все трое оглянулись на окно. В нем сияло звездное небо. Ребята тяжело вздохнули. И вдруг они увидели такое, отчего даже забыли, что к ним рвутся разъяренные убийцы.

Небо начало светиться. Сначала слегка, затем так ярко, что ослепило глаза. А из-за горизонта вдруг выкатилось солнце. Как раз с того самого места, куда ушло совсем недавно. Ночь отступила, и снова засиял яркий день. Солнышко, как золотой мячик, катилось в небе все выше и выше, словно кто-то быстро возвращал назад время. Вот оно застыло и встало на место.

Случилось великое чудо. Но что до него было нашим героям? Ведь день или ночь на улице – на их ситуацию это не могло никак повлиять.

А двери уже начали трещать. За ними усилились крики и звон оружия. Раздался выстрел. К счастью, и он не смог разбить волшебные замки.

– Мы погибли! – обреченно сказала Катя.

Они с Крисом встали рядом и закрыли собой Женю. Все трое инстинктивно сделали несколько шагов назад.

И тут же за окном послышался непонятный шум. Он становился все ближе, и наконец Катя стала улавливать в нем отдельные звуки. Не сразу, но она поняла, что это хлопанье крыльев.

В эту же секунду в окно начали влетать голуби. Много голубей. Сотня, нет, тысяча! Даже больше. В один миг они заполнили тронный зал.

– Это же Воркулина и голубиный король! – закричала Катя. За время последних событий она совершенно забыла про своих новых друзей.

Воркулина села ей на плечо.

– Здравствуй, Катя, – сказала она девочке. – Надеюсь, мы не опоздали?

– Нет, вы пришли как раз вовремя! Только что вы собираетесь делать? Нас хотят убить. Спасите нас.

– Конечно, спасем. Нам нужна для этого большая ткань, вы сядете на нее, и мы унесем вас, куда пожелаете.

– Нам нужна ткань, – обратилась Катя к Крису и Жене, которые смотрели на нее с великим изумлением. – Может, подойдет мой плащ?

– Нет, он слишком мал. – Крис пришел в себя и стал бегать по тронному залу в поисках какой-нибудь материи. Голуби разлетались от него в стороны. Сколько их тут было? Никто не сможет сосчитать.

– А вот это в самый раз! – крикнул Крис и вытащил мантию Повелителя, которую тот отбросил во время поединка.

Мальчик нашел ее под голубями. Птицы ходили по ней и громко разговаривали. Кто ворковал по-голубиному, а кто бормотал человеческие слова.

– Такой плащ вам подойдет? – спросила Катя Воркулину.

– Да, вполне. И вы поместитесь, и для нас много места.

Времени уже не оставалось. Голуби растянули мантию, вцепившись в нее своими клювиками. Она заняла почти треть тронного зала. Ребята и королева голубей забрались на самую середину мантии и уселись поудобнее. Голуби забили крыльями и взлетели. Края мантии поднялись, и под нее залезли все остальные голуби. Словно живой ковер-самолет, мантия Повелителя взлетела в воздух и медленно вылетела в самое большое окно.

Как только это случилось, с шумом и грохотом распахнулись двери, и в тронный зал ворвались Леонари и Алехандро с солдатами. Увидев, что они опоздали, военный министр яростно закричал, подбежал к окну и выстрелил из пистолета вслед беглецам. Но те были уже далеко.

– Смотрите! – вдруг закричал один из солдат. Он увидел тело Повелителя.

Все в оцепенении уставились на труп.

Первым опомнился военный министр Леонари.

– Что вы все уставились на этот высохший кусок мяса? – закричал он. Какой нам от этого прок? Мальчишка-то сбежал, и теперь, наверно, уже собирает силы против нас!

– Надо его во что бы то ни стало догнать, – согласился с ним Алехандро Черный. Он погладил рукоятку кинжала, висевшего у него на поясе. – Если мы будем висеть у него на хвосте, никто не осмелится присоединиться к нему.

– Тогда вниз! – скомандовал Леонари.

Все бросились вниз из тронного зала. В проеме, где недавно были двери, стоял, еле дыша, Гаргулио, и толстяка чуть не сшибли. Когда он узнал, что Повелитель мертв, то невероятно обрадовался, но его сияющая улыбка тут же исчезла, когда Леонари поспешил сказать ему, что Принц Белой башни удрал самым чудесным образом.

– Мы пропали! – прошептал толстяк и чуть не потерял сознание от страха.

На него не стали обращать внимания и уволокли с собой.

Все ушли. В тронном зале остался только один человек. Ни на солдата из армии Леонари, ни на бандита из шайки Алехандро он не был похож. Этот человек долго и упорно смотрел на тело Повелителя, словно не верил в то, что видит. Наконец он подошел к нему и склонился прямо над телом. Убедившись, что перед ним действительно мертвый Повелитель, человек завыл, словно собака. Голос у него был тонкий и высокий. И не удивительно, потому что это была женщина. Женщина с отрубленной почти по локоть левой рукой. Руина.

Колдунья была поражена.

– О проклятый Катерино! – закричала она. – Неужели это сделал ты?

Глава четырнадцатая

ПУТЬ НА ЗАПАД

А Катя, Женя и Крис были уже далеко. Друзья даже не могли поверить в такое необыкновенное спасение. Но тем не менее они чувствовали себя в безопасности.

– А где твой муж? – спросила Катя Воркулину, которая сидела у нее на плече. – Почему я не вижу его?

Короля голубей действительно не было среди птиц.

– О, ослепительный супруг мой сейчас находится очень далеко. Он полетел на запад. К фее Вечной юности.

– К фее Вечной юности?

– Да. Он очень дружит с ней. Когда мы стали собирать своих подданных, то поняли, что ни за что не успеем до наступления ночи. А летать в темноте, как филины, мы не можем. Ослепительный полетел к фее, чтобы уговорить ее продлить день хотя бы на час. Иначе мы не спасли бы тебя и твоих друзей и нарушили свое королевское слово. А нарушить слово для нас, королей воздуха, великое преступление. Это мой муж придумал – лететь к фее. С тревогой ждали мы наступления ночи. К ужасу нашему, она наступила. Но не успели мы уснуть (голуби засыпают не так быстро, как куры), как солнце вернулось на небо, и мы взмыли в воздух.

– Еще бы чуть-чуть, и было бы уже поздно. – Катя благодарно погладила голубку по спинке. – Мы обязаны вам своей жизнью.

– Что ты! – смутилась голубка. – Ведь и ты когда-то спасла меня и даже пожертвовала своей кровью.

– Мы летим на запад? – спросила королеву Катя.

– Да. Тебе ведь надо к фее Вечной юности?

– К ней. Я думаю, что она вернет нас с братом домой.

– Только мы будем в пути недолго. Скоро наступит ночь, и моим подданным надо будет возвратиться к гнездам до наступления темноты.

– Конечно, конечно. Вы и так столько для нас сделали.

Королева очень расстроилась, что не может доставить девочку и ее друзей прямо к дому волшебницы.

– Самки уже отложили яйца, – оправдывалась она, – и не могут надолго покидать гнезда.

– Ничего, – успокаивала ее девочка, – мы доберемся сами. Нам не привыкать к путешествиям. Правда, Крис?

– Конечно, – отозвался мальчик.

– Смотрите, смотрите! – вдруг закричал Женя.

Он давно уполз к краю мантии, встал на четвереньки и смотрел вниз.

– Ты же упадешь! – закричала ему Катя. Она чуть не заплакала.

– Там наши лошади, – ответил младший брат.

– Где?

Дети посмотрели вниз и увидели, что за ними действительно бегут лошади. Белая и черная. Сверху они казались размером с котенка. С волнением Крис узнал свою лошадь. Он очень обрадовался, потому что не чаял увидеть ее живой после бешеной скачки этим утром. А она не умерла, да еще и встретилась с Мирко. И вот красивые и верные животные бегут за летящей стаей птиц, словно знают, что среди них находятся их хозяева.

Воркулина приказала голубям опускаться, и они плавно стали снижаться к земле. Вскоре ребята уже стояли около своих лошадей и прощались с королевой голубей. Они горячо благодарили ее и остальных птиц за спасение.

– Может, у вас будет к нам еще какая просьба? – спросила напоследок Воркулина.

Катя пожала плечами. Женя задумался. Крис сказал:

– Вы, птицы, везде летаете. Не слыхала ли ты что-нибудь про моих братьев? Они пропали тринадцать лет назад.

– Увы. Меня тогда и на свете не было, – ответила Воркулина.

Крис вздохнул.

– Не печалься. – Катя ободряюще хлопнула его по плечу. – Тебе ведь было предсказано, что ты их найдешь. Значит, найдешь.

Голуби взлетели. Их было так много, что птичьи крылья даже подняли ветер, который растрепал детям волосы. Они сделали над ребятами прощальный круг и разлетелись в разные стороны.

– Какие они красивые! – сказала им вслед Катя.

– Жаль, что их нельзя держать на балконе, – вслух подумал Женя.

– Да, – согласилась девочка. – Родители нам этого никогда не разрешат.

При мысли о родителях обоим стало грустно. Однако Крис не позволил им раскисать.

– Что вы носы повесили? Или уже забыли, что было недавно?

Действительно, грех грустить после того, как они избежали смерти. Друзья сели на коней и отправились в путь. Теперь их дорога лежала на запад. Солнце снова повисло над горизонтом. Второй раз за эти сутки наступила ночь.

Ребята пришпорили коней и очень скоро снова оказались на берегу реки. Когда хозяин парома увидал их, он чуть не свалился в воду от удивления. Паром он починил, поэтому без слов перевез всадников с лошадьми на тот берег. И как только он это сделал, наступила ночь. Ребята не стали останавливаться на ночлег, а сразу отправились дальше. Очень скоро они скрылись в темноте.

Паромщик посмотрел им вслед и, махнув рукой, отправился спать в свою будку на пристани. Заснул он быстро и не слыхал, как на противоположном берегу застучал копытами большой конный отряд.

Всадники шумели и кричали, призывая паром, но старик был глуховат и очень крепко спал. Всадникам ничего не оставалось, как спешиться и устроиться на ночлег.

Командир отряда негодовал.

– Клянусь ведьмами, если бы не этот чертов паром, мы нагнали бы их уже этой ночью! – кричал он. – А теперь мы безнадежно отстали.

– Ничего, господин Альвансор, – успокаивали его. – Далеко не уйдут. Рано или поздно мы нагоним их.

– Только бы с мальчиком ничего не случилось.

Альвансор переживал за Женю, как за родного сына. Он и не думал о нем как о могущественном волшебнике и правителе. Он воспринимал его – как ребенка и поэтому думал только о его благополучии и безопасности. Когда час назад он увидел, как по небу пролетело что-то наподобие ковра-самолета, то не удивился, но когда заметил на нем детей и в одном из них узнал Принца Белой башни, то сразу пустился со своим отрядом в погоню.

Но даже самые быстрые лошади не в состоянии догнать птиц, и Альвансор безнадежно отстал. Но погони не прекратил. Через час он и его солдаты нашли мантию Повелителя. На земле, где она лежала, валялось еще много птичьих перьев, а сама она была изорвана лошадиными копытами.

– Дальше они поехали верхом, – сказал Альвансор. – Мы нагоним их за рекой. Вперед!

Но у реки случилась серьезная задержка. Вот почему Альвансор так злился.

С тревожными мыслями Альвансор уснул. Задолго до рассвета его разбудили. На вопрос «Что это значит?» ему ответили, что из Столицы примчались гвардейцы численностью в три сотни и хотят сообщить очень важные известия.

Альвансор вышел из палатки к прибывшим и с волнением узнал, что в городе мятеж, который возглавляют Гаргулио, Леонари и Алехандро Черный.

– Веселая компания, – заметил Альвансор и в задумчивости покрутил ус. – Быстро они сработали. И что они хотят?

– Они привлекли на свою сторону весь столичный гарнизон и армию. Гвардия рассеяна. Только нам удалось бежать из города. Мятежники теперь собирают отряды, чтобы догнать Повелителя. За ними будет следовать армия мятежников во главе с Леонари. Они уже провозгласили триумвират. За голову мальчика обещано огромное вознаграждение. Он объявлен низложенным и вне закона.

– Какие злодеи! – воскликнул Альвансор. – Но пока я жив, ни один волос не упадет с головы Повелителя. Только он законный правитель Страны Остановленного времени!

– В Столице ходят слухи, что ожил старый Повелитель.

– Чепуха. Даже если это и так, мальчик все равно остается тем, кто он есть. Он был торжественно коронован в присутствии народа. Поэтому, где бы он ни находился, на троне или в изгнании, он единственный, кто имеет право на высшую власть. Естественно, если он сам от нее не откажется.

С мудрым командиром гвардии все согласились.

– Однако нам больше нельзя терять времени, – воскликнул Альвансор Безупречный. Пусть кто-нибудь сплавает с лошадью на тот берег и пригонит сюда паром.

Тут же нашлись добровольцы, и уже к восходу солнца отряд Безупречного насчитывал почти пятьсот человек. Сторонники Принца Белой башни были уже на том берегу.

– Паром сжечь, цепь уничтожить! – приказал напоследок Альвансор. Когда же к нему с воплями и стонами подбежал паромщик, он бросил ему в руки кошелек с золотом и сказал: – Замолчи, старик, и утри свои слезы. Началась война, и грех плакать из-за груды бревен.

– Вперед! – приказал он своим людям. Кавалькада славнейших воинов Столицы тронулась на запад. Туда, куда уехали наши друзья.

А те были уже далеко, потому что, несмотря на сильную усталость, ни на минуту не останавливали лошадей. Им хотелось уехать как можно дальше от прекрасного города, где они чудом остались живы. Не только живы, но и одержали победу над великим и злейшим врагом, с которым до них мало кто осмеливался помериться силами.

А ребята, живые и невредимые, ехали навстречу новым приключениям. У каждого из них теперь была своя цель.

Катя и Женя стремились возвратиться домой к родителям, чего бы им это ни стоило. Крис теперь думал только о своих братьях. Предсказание должно исполниться, и мальчик с нетерпением ждал той минуты, когда встретит их.

Дорога, по которой ехали путешественники, шла по гладкой словно скатерть равнине. Снова мир вокруг состоял из радостных и ярких красок. Благоухали цветы, жужжали пчелы и шмели, высоко в небе парили веселые стрижи. Заливался жаворонок.

– Сколько дней пути до феи Вечной юности? – спросила Катя старшего мальчика.

– Недели две, не больше, – ответил Крис. – Это если ехать обычным шагом. Думаю, что через десять дней будем на месте.

– Женю будем везти по очереди, – сказала Катя. – Чтобы лошади меньше уставали.

– Хорошо, – согласился Крис.

– А когда вы меня научите ездить верхом? – спросил Женя.

– Учись в дороге, – сказал ему Крис, – если хочешь побыстрее оказаться дома.

– Ладно, – обрадовался мальчик. – Только как мы будем это делать, если все время скачем?

– Ничего, иногда я могу бежать рядом с конем. Так что у тебя будет возможность поучиться сидеть в седле.

– Давай начнем сейчас.

– Ну уж нет, – вмешалась в разговор Катя. – Крис слишком устал. Как тебе не стыдно, Женя?

– Я просто хотел, – стал оправдываться мальчик, – просто хотел пошутить. Правда, Крис?

Оруженосец утвердительно кивнул малышу и улыбнулся.

Впереди показалась деревня.

– Там сделаем привал, – решили дети.

Нельзя же ехать до бесконечности! Но, достигнув деревни, они поели, отдохнули только час и снова отправились дальше. Когда наступил вечер, друзья поужинали едой, которой предусмотрительно запаслись в деревне, и улеглись спать, даже не выставив часовых. Слишком спокойная местность была вокруг. Ничего похожего на то, что видела Катя во время своего первого путешествия по Стране Остановленного времени.

Утром встали еще до рассвета и снова были в седлах.

Если бы Альвансор Безупречный знал, что они так себя не жалеют, то сам вытряс души из своих солдат. Но он был уверен, что скоро догонит детей, и не мучил лошадей и людей.

Еще хуже обстояли дела у Алехандро Черного, чей тысячный отряд застрял у реки. Князь приказал убить паромщика, но тот успел удрать. Тогда он приказал переправляться вплавь. Но течение в этот день было такое сильное, что об этом не могло быть и речи.

– Разрази меня гром! – выругался Алехандро. – Мы застрянем тут на неделю.

Из Столицы уже вышла десятитысячная армия Леонари (если бы мятежники знали, что Принц Белой башни просто удирает домой, а не собирает против них армию!). Прибыли посланцы с приказом подготовить для нее переправу.

В городе полноправным правителем остался Гаргулио. Он, конечно, умирал от страха, но все-таки надеялся на благоприятный исход для себя.

Авось Леонари и Алехандро поймают мальчишку, – говорил он. – Поймают и убьют. Что мне из этого? А потом военный министр и князь обязательно сцепятся друг с другом, и кто-нибудь из них обязательно убьет другого. А уж с одним-то я как-нибудь справлюсь. Не силой, так хитростью.

Коварный был этот Гаргулио!

Он жил в своем дворце, и все придворные ходили теперь на прием к нему. А замок и Белая башня остались заброшенными и пустыми.

И никто не знал, что там осталась в полном одиночестве злая колдунья Руина, которая больше всех на свете ненавидела рыцаря Катерино.

Когда ведьма увидела труп Повелителя, ею овладело отчаяние. Если мальчишка расправился с самым могучим чародеем на земле, то он действительно неуязвим, и никто не справится с ним.

Была минута, когда Руина решилась отступиться от своей мести. Она даже стала спускаться вниз по лестнице с намерением отправиться обратно в свою пещеру или в Колдовской лес, где больше нет ведьм. Но где-то в середине башни она вдруг нашла тушку синего зайца. Слегка порченную, но все еще синюю, а не красную (мясо синего зайца краснеет, когда портится), и вполне пригодную в пищу.

Глаза Руины вспыхнули недобрым огнем. Схватив в руки тушку, она вцепилась в нее зубами, стала разрывать ее и, почти не прожевывая, глотать сладкое мясо. Когда от зайца не осталось даже косточек, колдунья почувствовала невероятный прилив душевных и физических сил. Она даже помолодела и почувствовала, как впервые за последние дни у нее перестала болеть отрубленная рука.

Она спустилась на один этаж и нашла еще две тушки. Руина всем своим колдовским чутьем поняла, что если она пойдет дальше, то найдет еще. Нюх не обманул колдунью. Она обегала семь этажей и на каждом из них находила синих зайцев. Они валялись недалеко от шахты подъемника. Вы, конечно, догадались, что это были те самые зайцы, которых раскидал Крис.

Колдунья набила тушками полную сумку, которую она приобрела во время своих странствий, когда изображала нищенку. После этого она стремглав, как молодая горная коза, помчалась наверх.

Вас, наверно, волнует вопрос: «А каким образом попала Руина в Белую башню?» Охотно отвечу, потому что нет ничего легче.

Руина, словно собака, учуяла следы своих врагов – Катерино и его оруженосца. Она дошла по ним до трактира «У камелька», но там ее с позором выгнали слуги Япиуса. Руина обнаружила самый свежий след, который оставил Крис, когда вместе с трактирщиком отправился к Феликсу. Жилище охотника она нашла закрытым. Хозяин недавно покинул его. Колдунья побрела дальше и дошла до решетки, окружающей парк короля эльфов. Здесь она остановилась, прекрасно понимая, что дальше ее не пропустят.

Руина притаилась за фонарным столбом и стала ждать. Прошло не так уж много времени, как она увидела, что охрана стала разбегаться и очень скоро у калитки никого не осталось. Колдунья очень удивилась, но тут же проникла в парк и побежала к замку. Так она добралась и до Белой башни. Смело устремилась она наверх. На полдороге ее догнали мятежники. Руина спряталась и пропустила их вперед, затем побежала за ними. Из разговоров солдат она поняла, что они собираются убить Повелителя и всех, кто его окружает. Руина несказанно обрадовалась. «Значит, и проклятого Катерино убьют, если он там», – подумала она. Поэтому она испытала сильное разочарование от дальнейших событий.

Пока я вам тут рассказывал, Руина уже успела добраться до последнего этажа башни. Она вбежала в тронный зал и кинулась к Повелителю.

– Тебе отрубили голову, – сказала она мертвому телу, – значит, твоя великая душа не покинула тебя. Я выпущу ее на волю. Только убей мальчишку, убей Катерино. Ведь это из-за него рухнули твои планы и ты теперь мертв.

Говоря это, она съела еще одного синего зайца, потом вынула из-за пазухи нож и надрезала им кожу своей искалеченной руки.

Из раны обильной струей потекла черная как чернила кровь. Руина повернула руку так, чтобы кровь текла на труп Повелителя, на то место, где раньше была голова, а теперь торчал лишь обрубок шеи. Кровь текла на место среза и сразу впитывалась в него, словно в губку.

Колдунья читала заклинанье:

Великий дух зла, оживи!

Пусть питает тебя ведьмина кровь!

Черная, как смола. Овий! Овий!

Содрогнутся пусть небеса!

Боги зла, на помощь придите мне!

Призываю вас как могу!

Умер великий злодей.

Не дайте пропасть делу зря!

Яд скорпиона во мне. Овий!

Помоги его оживить. Йивио!

Синий заяц, творец волшебства,

Дай ему силу черной земли!

Моя ненависть пышет огнем.

Пусть же будет живою водой

Для тебя, черный демон. Виой! Виой!

Расправься с ясным ты днем.

Голубое небо зачерни

Зеленую землю, сожги. Ови!

Пусть не будет добра не земле!

Великий дух зла, оживи!

И, словно в ответ ей, мертвое тело вздрогнула и свернулось в клубок. Внутри него что-то забулькало, затем вздохнуло и замолчало, потом снова забулькало. Так дышит болотная топь, вздыхая и булькая. Послышался равномерный тихий стук из середины клубка.

Руина счастливо улыбнулась.

– Это мое самое великое колдовство, – сказала она. – Скоро родится зверь, и я стану могущественнее всех в этой стране. Вот тогда-то я и убью рыцаря Катерино.

Глава пятнадцатая

ВСТРЕЧА С ЕДИНОРОГОМ

Прошло уже шесть дней, как рыцарь Катерино, его оруженосец Кристиан Тринадцатый и Принц Белой башни находились в пути к фее Вечной юности. Ничего особенного в дороге с ними не произошло. Они так и продолжали ехать втроем. Катя на Мирко, Крис на лошади, а Женя на веселом маленьком пони. Эту диковинную лошадку мальчику купили два дня назад на постоялом дворе. Вот как это случилось.

– Мне надоело вечно сидеть с кем-то из вас, – заявил однажды бывший Повелитель. – Я тоже хочу быть полноправным всадником. Я хочу управлять своим конем, и чтобы он меня слушался.

– Но где же мы возьмем для тебя лошадь, малыш? – изумилась старшая сестра.

– Можно купить в любой деревне, – сказал Женя. – У меня есть еще две золотые пуговицы.

– На лошадь этого не хватит, – сказал Крис.

Женя расстроился и зашмыгал носом. Вдруг он что-то вспомнил, и его глаза засияли.

– У меня же есть еще твоя золотая пряжка! – Мальчик порылся в нагрудном кармане и вытащил пряжку. – Смотрите, какая она большая!

Катя совсем забыла про пряжку. Дни стояли очень теплые, ребята ехали в легкой одежде и плащи доставали только на ночь.

– Действительно, – обрадовалась она. – Как я про нее забыла? Крис, теперь нам хватит на лошадь для брата?

Мальчик задумчиво покачал головой:

– Думаю, не стоит продавать пряжку.

– Почему? – удивились Катя и Женя.

– Во-первых, это часть твоего рыцарского одеяния. А во-вторых, вы забыли, что рассказал про нее Япиус? Пряжка горела, когда оказалась в чужих руках. Значит, она волшебная. Нельзя расставаться с волшебными вещами, подаренными тебе добрыми людьми.

Брат и сестра вынуждены были с ним согласиться. Несколько минут они ехали молча, разглядывая золотую пряжку. Вдруг Катя хлопнула себя по лбу:

– Теперь я поняла!

– Что ты поняла? – спросили ее мальчики.

– Теперь мне ясно, почему Повелитель не смог вселиться в Женю и вылетел из него сразу, как влетел, – объявила Катя. – Моя пряжка выгнала его оттуда. Какое счастье, Женя, что она оказалась у тебя!

– Так оно и есть, – согласился Крис. – Ты передала всю свою энергию пряжке, и она спасла нас. Как бы я сражался с Повелителем, если бы он был в твоем брате?

Ребята повздыхали и с благодарностью посмотрели на золотую безделушку, которая на деле оказала им неоценимые услуги. Женя даже погладил ее.

Когда добрались до небольшой деревушки и зашли пообедать в трактир, Крис попросил у Жени одну золотую пуговицу и вышел. Через некоторое время он вернулся, ведя за собой на поводу маленькую лошадку.

– Что это? – от удивления Женя вытаращил глаза.

– Это пони, – ответил Крис. – Твой пони.

– Мой?

– Да.

Женя даже задохнулся от счастья.

– А где ты его взял?

– Купил у молочника.

– У молочника? Но откуда ты взял деньги?

Крис пожал плечами. Катя сразу догадалась, в чем дело, увидев, что у него на поясе больше не висит охотничий нож с рукояткой, отделанной золотом.

– Спасибо, Крис, – сказала она.

Оруженосец смутился:

– Да брось ты, разве для друга можно жалеть что-нибудь? У Жени есть еще одна пуговица. Пусть возьмет ее с собой домой на память.

За эти дни Крис и Женя успели крепко подружиться и души не чаяли друг в друге. Старший учил младшего ездить верхом, драться на мечах и приемам борьбы, а малыш платил ему нежной привязанностью младшего брата. Катя иногда даже испытывала легкое чувство ревности, когда видела их отношения, но нисколько не сердилась на брата, потому что понимала, как ему нужно общение со старшим товарищем. Сама она тоже, как заправский мальчишка, принимала участие во всех их играх и забавах, а фехтовать умела уже ничуть не хуже Криса.

Получив пони, Женя забыл обо всем на свете; назвал лошадку Ларисой, обнимал ее во время езды за шею и шептал ей на ухо ласковые слова.

Таким приятным и безмятежным было их путешествие.

Однако жизнь вокруг с каждым днем все больше и больше теряла мирный и спокойный характер. События, произошедшие в Столице, начали понемногу распространять свое пагубное влияние на всю страну. В воздухе запахло тревогой. Слухи, обгоняя друг друга, один нелепее другого, разносились со скоростью птичьего полета, и люди стали терять покой.

Однако ребята, увлеченные походом и друг другом, не замечали всего этого.

То, что до сих пор их не настиг отряд Альвансора, доказывает, какие замечательные у них лошади.

– Больше всех на свете я люблю мою поню, – говорил Женя, когда они с Ларисой начинали отставать от Кати и Криса.

– Не поню, а пони, – поправляла его сестра. – Теперь мы едем не так быстро. Зачем ты купил ему эту черепаху, Крис?

Говорила она это без всякой злости, и Женя нисколько на нее не обижался.

– Зато она самая умная! – вступался он за Ларису.

Но ехать они стали и впрямь помедленнее, и расстояние между ними и Альвансором начало сокращаться. Еще быстрее их нагнали первые признаки военного времени.

Деревни и маленькие хутора перестали быть гостеприимными и приветливыми. Жители встречали ребят хмуро и настороженно. Все это время их принимали очень радушно, кормили и поили, Не беря никаких денег. Всем известно, что рыцарь приносит в дом счастье. Разве можно брать деньги с того, кто несет тебе удачу? Теперь денег тоже не брали, но смотрели так, что хотелось скорее убраться. И все говорили о каких-то отрядах, которые грабят деревни, убивают тех, кто пытается оказать сопротивление, и творят другие мерзости. Отчего это все происходит, ребята понять не могли. Потом они вдруг увидели группу людей и телег, нагруженных нехитрым крестьянским скарбом, которые быстро шли в ту же сторону, куда и наши герои. Вместе с людьми брели животные: коровы, козы, овцы и собаки. Кошки, куры и гуси сидели в телегах с детьми и стариками. Взрослые шли рядом.

– Кто это? – недоуменно спросил Женя.

– Беженцы, – ответил Крис. – Значит, действительно началась война. Только от войны люди пытаются убежать. Значит, и нам надо поторопиться. Скажите, – обратился он к одному крестьянину, – почему вы покинули родные места?

– Ох, господин оруженосец, – крестьянин без труда догадался, с кем он разговаривает, – наша провинция оказалась в беде. Теперь, говорят, в нашей стране нет настоящего правителя, и идет великая смута. Мы живем по соседству с Черным княжеством, а теперь вернулся князь Алехандро и мстит нам за то, что маленький Повелитель проехал через нашу землю во время войны с ним. Воины князя злые, словно волки. Может быть, мы бы их и стерпели, но говорят, что на нашей земле появилась еще одна неизвестная армия. Эти ничего не оставляют. Отнимают все дочиста. От них мы и бежим. Думаем, что сможем укрыться в городе Медведя-ткача.

Ребята с сочувствием выслушали рассказ крестьянина, и их сердца тоже наполнились тревогой. Они помчались дальше уже быстрее. К полудню достигли города, про который рассказывал крестьянин. На гербе города был изображен медведь, работающий на ткацком станке.

Когда-то это был очень красивый и богатый город. Но после того, как он дурно обошелся с Валией, судьба наказала его, превратив из цветущего и великолепного в провинциальный, запущенный, безлюдный и обедневший.

Сейчас же, в пору опасности и бедствий, каких не было в Стране Остановленного времени уже много веков, город ожил и зашевелился. Десятки маленьких групп из беженцев, как та, что встретили Катя и мальчики, подъезжали по трем дорогам ко всем городским воротам. Шум, давка, крики людей и животных.

Город всерьез собирался обороняться от незваных гостей и готовился к длительной осаде. По стенам бегали военные и осматривали древние пушки. В кузнечных мастерских стоял звон от наковален, так спешно делали мечи, наконечники для копий и стрел. Командовали офицеры городских отрядов самообороны. Горожане словно очнулись от спячки.

Вдруг все закричали и стали смотреть на восток.

Ребята оглянулись. За их спиной на горизонте в двух местах появились клубы дыма. Видимо, это горела деревни или одинокие фермы.

– Думаю, что не следует здесь задерживаться, – сказал Крис.

– Я тоже так думаю, – согласилась Катя.

– Да, да, нам надо домой! – закричал Женя.

И они проехали город стороной. В общей сутолоке и суматохе мало кто обратил внимание на трех мальчиков (для всех Катя так и оставалась рыцарем Катерино), которые верхом на лошадях поехали на запад, туда, где находилось Черное княжество. Это случилось как раз на шестой день путешествия.

К вечеру этого дня у стен города появился Альвансор Безупречный, а с ним уже полторы тысячи тех, кто поддерживал его как сторонника законной власти.

Горожане приняли было его за Алехандро, но, к счастью, вовремя разобрались и не начали военных действий.

Они предложили открыть ворота, но Альвансор осведомился, не находится ли в городе Повелитель. Горожане были очень удивлены.

– Маленький мальчик в сопровождении двух мальчиков постарше, один из которых рыцарь, – уточнил командир отряда.

Ему ответили, что таких действительно видели, но они уехали дальше.

Узнав, что Повелителя в городе нет, Альвансор не стал задерживаться.

А горизонт на западе уже весь пылал: был багровым от огня и черным от дыма. Горожане и все, кто спрятался с ними, провели беспокойную ночь.

А утром появились первые отряды Алехандро Черного. Они стали шнырять прямо под городскими стенами. На великолепном скакуне подъехал к воротам сам князь под белым флагом и стал обещать городу страшную кару, если ему не выдадут Принца Белой башни, бывшего Повелителя и теперешнего изгнанника. Ему ничего не ответили. Князь уехал взбешенный.

Когда вечером подошла армия Леонари и стала окружать город, со стен раздались первые пушечные выстрелы. Началась война.

Два дня злодеи стояли у стен и даже пытались предпринять штурм, но это им не удалось. Пушки отогнали их без труда. Тогда Леонари пошел на переговоры. Он пообещал полную неприкосновенность городу и даже разрешил ему не открывать ворот до их ухода, если они выдадут мальчика. Каково же было его удивление, когда ему сказали, что того, кто им нужен, в городе нет.

– Как нет? – удивился Леонари. – Не может быть.

– Он был здесь, – ответили ему. – Но поехал дальше на запад, а с ним армия Альвансора.

Леонари помрачнел.

– И большая эта армия?

– Тысяч пять, не меньше, – обманули его городские власти.

И они угадали. Леонари и Алехандро, проспорив несколько часов, подняли свои армии и отправились дальше, к великой радости людей, которые прятались в городе.

А Катя, Женя и Крис были уже в Черном княжестве. Если бы Алехандро знал про это, он умер бы от злости. А пройти через него решил Крис.

– Это самая прямая дорога, – сказал он, – а князь и все его воины сейчас не близко, так что выиграем время, а там сразу каньон Единорога.

Катя и Женя с ним согласились и мужественно повернули лошадей на пыльную тропу, которая ответвлялась от главной дороги. Им было не привыкать ходить по прямой.

Черное княжество не зря так называлось. Это было самое мрачное место во всей Стране Остановленного времени. Земля тут была каменистая, и на ней почти не росло травы, да и та была не зеленая, а серая, словно покрытая пылью. В редких местах виднелись скрюченные деревья с увядшими и засохшими листьями. Лошади то и дело останавливались, боясь поранить ноги об острые камни, которые покрывали дорогу. Даже небо было не голубое, а серое, словно полинявшая простыня.

Настроение путешественников безнадежно испортилось.

Плохое настроение превратилось в страх и уныние, когда ребята увидели первое человеческое селение. Это была большая деревня, которая занимала столько места, что никак нельзя было ее объехать. Друзья поехали по узкой, петлявшей дороге, которая шла мимо маленьких бедных хижин, построенных из глины и серых камней и покрытых старой соломой, почти без окон и с ветхими дверями, которые еле держались на ржавых петлях.

Еще хуже домов выглядели жители этой деревни. Дети встречали лишь еле передвигавшихся стариков, которые почти не замечали их, даже когда смотрели в упор покрасневшими и слезящимися глазами. Они были невероятно худыми и одеты в лохмотья, которые, наверное, и не были никогда нормальной одеждой, а если и были, то давно потеряли свой первоначальный цвет.

В грязных и широких лужах, от которых шел неприятный запах, вместе с тощими собаками копошились дети. На них вообще нельзя было смотреть без боли и сострадания. Совсем маленькие и чуть постарше Жени, едва прикрытые грязными полуистлевшими тряпками, а то и вовсе без одежды, они испуганно таращились на всадников и тут же разбегались, если те приближались к ним слишком близко. Так же поступали и собаки. И те и другие смотрели на друзей недоверчивыми глазами.

Кате стало плохо.

– Давайте побыстрее уходить отсюда, а то у меня разорвется сердце, – сказала она.

Женя и его пони от испуга забрались в серединку между старшими товарищами и с радостью поддержали это предложение.

Даже невозмутимый Крис нервно подстегнул свою лошадь. Но буквально через тысячу шагов после деревни их ожидало новое зрелище. Когда они проехали невысокий, но длинный холм, то на его склоне увидали все остальное взрослое население той деревни.

Мужчины, женщины, подростки и дети старше девяти лет – все работали под присмотром пяти, ужасного вида солдат. Те даже и не надзирали, а сидели кружком и играли в карты, громко при этом смеясь и ругаясь.

А несчастные молча работали. Мужчины и молодые парни долбили твердую породу, из которой состоял холм. Дети и подростки накладывали камни в корзины и тащили на плечах и носилках вниз к подножию, где наполняли ими камнедробилки, которые вручную крутили женщины.

Когда солдаты увидели путешественников, они бросили игру и поднялись с земли.

– Это еще кто такие? – воскликнул один из них, рыжебородый и широкоплечий толстяк. Он схватился за саблю и закричал: – Кто вы такие и чего вам нужно?

Однако Крис так грозно и презрительно посмотрел на него, при этом не забыв продемонстрировать и меч, что солдаты сразу отступили на два шага и нерешительно затоптались на месте.

Крис подъехал к ним поближе и сам задал вопрос:

– Эта дорого идет к каньону Единорога?

– Да, – ответил рыжебородый.

– Повелитель разбил ваше княжество. Кто вы такие и почему заставляете людей работать и угнетаете их, как и раньше?

– Повелитель разбил и пленил князя Алехандро, а на его место поставил его младшего брата Вируса. А тот ничем не отличается от своего предшественника. Поэтому ничего не поменялось на нашей земле. Хорошо еще, что мы солдаты, как и наши отцы, а не покорные крестьяне, и не должны пять дней в неделю работать на князя и его двор.

– Повелителя больше нет, – ответил Крис. – А Алехандро на свободе и скоро будет здесь. Я думаю, что ему не понравится, что его солдаты преданно служат его главному врагу – брату.

Солдаты побледнели. Они очень хорошо знали крутой нрав князя Алехандро.

– Отпустите людей по домам и сделайте вид, что никто из подданных настоящего правителя не выполняет своих обязанностей, потому что, люди не признают Вируса.

Видимо, это предложение понравилось солдатам, потому что когда Катя и мальчики поехали дальше, позади раздавались их крики. Солдаты прогоняли людей прочь с работы и велели не приходить.

– Это какой-то кошмар, – сказала Катя, когда вокруг снова было безлюдно и пустынно.

– Лучше не думать об этом, – ответил Крис. – У нас своя задача.

Катя и Женя согласились и в мрачном настроении поехали вперед. Всем хотелось побыстрее проехать Черное княжество.

Справа от их пути, на горизонте среди холмов, на самом высоком из них, возвышался длинными башнями замок. Издалека он казался черным как уголь.

– Это замок князя Алехандро, – тихо сказал Женя. – Когда-то он был неприступным и непобедимым… – Он сделал паузу, потом добавил: – Пока я не победил его и не взял приступом.

– Ты? – Катя посмотрела на брата с недоумением.

Женя смутился.

– Ну, не я, а тот, кто был во мне. Только ведь мне так и кажется, что это был я. – Он виновато посмотрел на Катю. – Я уже почти все забыл, что было. А вот увидел замок и вспомнил.

Катя с жалостью погладила братишку по голове.

Скоро мрачный замок пропал из виду. А еще через полчаса стали попадаться зеленые кустики и пучки травы. Девочка и мальчики приближались к границе Черного княжества.

– А что это за каньон Единорога? – спросила Катя Криса.

– О, это самое удивительное место в нашей стране, – ответил мальчик. – Это место исполнения желаний.

– Исполнения желаний? – в один голос спросили брат и сестра.

– Да. Любое желание исполнится, если ты своими глазами увидишь единорога.

Глаза детей загорелись.

– Ты хочешь сказать, что любое желание исполнится, если увидишь единорога? – спросила Катя.

– Не любое, – поправился Крис, – а только самое заветное. Исполнится только то, что ты желаешь сильнее всего на свете.

Катя и Женя засопели носами от желания увидеть единорога.

– А как он выглядит, этот каньон Единорога? – спросил кто-то из них.

– Этого точно никто не знает, – сказал Крис. – Все, кто в нем был, говорят по-разному. Это волшебное место и имеет очень много изображений. Все зависит от человека, который проезжает по каньону, и от мыслей в его голове.

Один проезжает через него и видит лишь голую пустыню, потому что сам пустой человек. Другой увидит прекрасный сад с чудесными цветами.

Катя и Женя внимательно слушали его рассказ и не замечали, как все ближе и ближе подъезжают к месту, о котором рассказывал мальчик.

А в ту самую минуту в Столице в Белой башне, затаив дыхание, колдунья Руина смотрела, как корчится новое существо, которому суждено принести на землю зло, беды и несчастья.

Она прожила в полном одиночестве в башне целую неделю, питаясь синими зайцами. Ей нужно было всего несколько кусочков в день, чтобы чувствовать себя превосходно, поэтому она не голодала. Все существо ведьмы было наполнено сладостным ожиданием того момента, когда ее колдовство вступит в силу.

И вот момент наступил. Руина тряслась от нетерпения и торжества. Наконец-то свершилось то великое, чего она желала больше всего на свете. Рождается чудовище, с помощью которого она будет повелевать миром. Но самое главное то, что она теперь наверняка расправится с ненавистными рыцарем Катерино, его братом и другом.

Тело Повелителя, которое все эти дни лежало свернувшись в клубок, внезапно распрямилось и стало слегка подрагивать. Руина замерла в ожидании. Туловище начало дышать. Да-да, дышать, глубоко и с шумом вбирая в себя воздух.

– Давай, давай, – дрожащими губами шептала Руина.

Из отрубленной шеи показалась отвратительная черная головка с пастью, усеянной острыми мелкими зубами, и красными бессмысленными глазками.

Колдунья без труда узнала детеныша дракона. Зверь жалобно пискнул и стал вылезать. Руина засмеялась от счастья и с нежностью протянула ему руки, в одной из которой была последняя тушка синего зайца. Дракончик с неожиданно для такого малыша стремительностью и быстротой кинулся к мясу, выхватил его из руки Руины и с урчание и наслаждением проглотил синего зайца. Целиком.

– Молодец! – похвалила его колдунья. – Молодец. Твоя мечта исполнилась, Повелитель. Да, если твоя душа не вселилась в мальчика, она поселилась в Черном драконе. А это куда больше подходит для твоей сущности. А ну-ка, теперь вылезай! Вылезай целиком. Покажись во всей своей красе!

Мерзкое чудище еще раз пискнуло, словно домашний котенок, зевнуло и стало выползать на свободу.

За головой последовала невероятно длинная шея. Впрочем, дракон – это тот же самый змей, только очень большой. Поэтому он и вылезал, как змея. Вскоре его длинное туловище заняло все пространство рядом с Руиной, и та, удивленная и пораженная, отодвинулась.

А туловище все выползало и выползало из шеи Повелителя, и трудно было поверить, что оно могло поместиться в таком маленьком теле.

Наконец показался и хвост, и вот все чудовище лежит на полу и пытается встать на коротенькие, как у крокодила, лапы.

– Давай, малыш, вставай, – подбадривала детеныша Руина. – Какой ты красивый.

У колдуньи был ужасный вкус. Дракон был уродлив и страшен: весь покрыт черными блестящими чешуйками. На спине болтались, пока еще бессильные и хрупкие, крылья, прозрачные, как у стрекозы.

Дракончик, наконец, встал на лапы и, дрожа и шатаясь, побрел к Руине. Дойдя до нее, он затрясся, словно его бил озноб, а потом стал тереться о ее ноги.

Это несказанно умилило колдунью. Она почувствовала материнскую нежность к дракону, присела рядом с ним, обняла руками и стала гладить его, словно кошку. Драконы, видимо, тоже любят ласку, потому что чудище заурчало от удовольствия и обвило ведьму туловищем. Так оно и заснуло.

Руина полюбовалась им немного, затем осторожно от него освободилась и прилегла рядом.

Она проснулась утром и сразу увидела, что дракон стал почти в три раза больше.

Он тоже давно уже проснулся и жалобно посмотрел на свою «матушку», пошипел и широко открыл пасть. Руина поняла, что он хочет есть. Она вскочила и побежала в коридор. Она помнила, что уронила там одного синего зайца и потом поленилась его поднять.

Когда она прибежала на то место, где валялась тушка, то там ее уже не было. Зато на полу отчетливо виднелись следы лап дракона и его тела, оставшиеся на скопившейся за неделю пыли. Руине это не понравилось.

– Значит, пока я спала, он уже ходил тут. Надо будет вести себя с ним поосторожнее, – сказала она сама себе.

Войдя в тронный зал, она остановилась. Дракон внимательно смотрел на нее. Он еще успел подрасти и уже достаточно крепко стоял на кривых лапах, которые тоже стали сильней и длинней.

Руина попятилась. Ей вдруг захотелось бежать. Но она опоздала. Быстрее, чем молния, сверкнуло в воздухе блестящее черное тело, и колдунья закричала от страха и боли. Она даже не успела понять, как огромная пасть с щелканьем сомкнулась на ее теле.

Дракон действовал стремительно. Он разорвал туловище колдуньи пополам и с наслаждением стал поглощать горькое и невкусное мясо.

Так бесславно погибла Руина.

Как раз в ту самую секунду, когда дракон сделал стремительный прыжок к ведьме, Крис увидел единорога.

Он проснулся рано, когда Катя с Женей еще спали. Вчера совсем поздно они все въехали в каньон Единорога, и даже ночью, во мраке, он поразил их яркими пейзажами и диковинными животными, мирно бродившими по земле. Так, лев мирно лежал, а вокруг него резвились с оленятами львята. Львица и олениха мирно гуляли в стороне. На путешественников никто не обращал внимания. Ярко светили звезды, а земля и деревья вокруг издавали мягкое свечение. Воздух был теплым и наполнен самыми вкусными и ароматными запахами. Детям показалось, что они попали в рай. Похоже, так оно и было. На деревьях ветки были увешаны спелыми плодами, а под ними текли прозрачные ручьи с хрустальной водой.

На душе было спокойно и радостно. Все заботы, тревоги и тяжкие воспоминания забылись, словно их никогда и не было.

Друзья поужинали и легли спать.

Утром Крис не стал будить Катю и Женю, а пошел к реке, которая протекала невдалеке. Он умылся, а потом не выдержал и бросился в манящую свежестью и чистотой воду. Мальчик очень любил купаться и долго плавал, вспенивая воду сильными руками. Когда он вылез из воды и оделся, на берег реки, шагах в пятидесяти от него, вышел прекрасный белый конь.

Крис не сразу понял, что это единорог. Он сначала удивился тому, что конь был раза в полтора-два больше обычных лошадей.

Вдруг взошло солнце, и от его лучей золотом вспыхнул хвост и грива волшебного животного, а над головой его ярко блеснула маленькая золотая молния. Но вот глаза привыкли к свету, и Крис увидел, что это сверкает рог на голове фантастического создания.

– Единорог, – прошептал мальчик и замер, не в силах оторвать восхищенного взгляда от этого великолепного зрелища.

А единорог тоже решил искупаться. Громко заржав и встав на дыбы, так, что стали перекатываться мощные мышцы под его белоснежной шерстью, помчался в воду, с шумом поднимая фонтаны брызг.

Крис полюбовался им и побежал к друзьям. Катя и Женя еще крепко спали и долго не могли понять, о чем толкует Крис. Но при слове «единорог» они сразу проснулись и побежали к реке, боясь опоздать.

Им повезло. Единорог еще не ушел. Открыв рты, дети уставились на него и даже забыли, что надо спрятаться, и так и стояли прямо у воды.

Единорог увидел их, испуганно заржал и выскочил на берег. Он был совсем рядом. Огромный и прекрасный. Встряхнулся – ребят словно из душа окатили холодной водой – и умчался прочь. На мгновение сверкнул на солнце золотой рог, рассыпались звездами грива и хвост, и единорог исчез среди зелени деревьев.

Катя, Женя и Крис только вздохнули. Они еще долго смотрели на лес, где исчез сказочный конь.

Глава шестнадцатая

КРИС НАХОДИТ СВОИХ БРАТЬЕВ

Еще целый день ехали путешественники по каньону Единорога и наслаждались его прелестями. Волшебного животного они больше не видели. Зато немало других чудесных вещей, зверей и птиц попадалось им на пути.

– Теперь исполнятся наши желания. – Женя сказал то, что не решались произнести вслух старшие ребята. – Ты о чем мечтаешь, Катя?

– Я хочу вернуться вместе с тобой к маме и папе.

– А ты, Крис?

– Я хочу стать рыцарем и найти своих братьев.

– А что больше?

– Я даже не знаю. Очень хочу найти братьев, но и рыцарем желаю стать не меньше. Хоть это и нехорошо. Прежде всего я должен думать о братьях. Но исполнится то, что я хочу больше. А я сам этого не знаю.

– А ты чего хочешь, Женька? – спросила братишку Катя.

– Я хочу иметь лошадь.

Ответ удивил и Катю и Криса.

– Но ведь у тебя есть Лариса.

– Я имею в виду потом, когда мы вернемся домой, – смутившись, ответил мальчик. – Понимаешь, – продолжал он, – я хочу к маме и папе, но ведь ты этого тоже хочешь, и, если твое желание исполнится, мы оба будем дома.

– Ну и что? – не поняла Катя.

– Ну и то. Если мы с тобой будем желать одинаково, то исполнится только одно желание, а второе пропадет. А если я буду мечтать о чем-то другом, то мы с тобой получаем исполнение двух желаний.

Катя посмотрела на брата с удивлением, к которому примешивалась и доля уважения.

– А ты, оказывается, большой хитрец!

– Не зря же он стал Повелителем, – со смехом прибавил Крис.

Старшие ребята посмеялись над Женей немножко, но так, чтобы он не обиделся, и стали прикидывать, сколько им еще придется путешествовать, чтобы добраться до феи Вечной юности. За разговорами, поднявшись по узкой дорожке, они покинули каньон Единорога и снова оказались на равнине.

Хотя было еще не поздно, Крис предложил остановиться на ночлег.

– Утром мы подъедем к долине Каменных рыцарей, и нам надо будет объехать ее стороной, – сказал он.

– Неужели мы не поедем прямо через долину? – спросила Катя.

– Это очень опасное место. Прежде всего для рыцарей.

– Для рыцарей? А почему?

– Потому что нормальные люди туда не ходят.

– Но я же рыцарь. – Катя заерзала в седле. – Мне сказали, что рыцари не должны избегать опасностей.

– Ни один рыцарь не вернулся оттуда, – мрачно сказал Крис. – Ты хочешь рискнуть?

Катя поежилась от страха.

– Думаю, ты прав. Лучше объедем. Собой бы я рискнула, но братом не могу.

– Я собой могу, – запротестовал Женя. – Я тоже хочу стать рыцарем. Мы поедем по этой долине и совершим подвиг.

– Обсудим это завтра, – твердо сказал Крис. – Вы оба маленькие безумцы. Мы уже совсем близко от гор, где живет Фея, а вы корчите из себя героев. Это не геройство, а пустое бахвальство.

Младшие ребята притихли. Крис впервые так разговаривал с ними. Получилось, что он чуть ли не отругал их. Только сейчас они поняли, что мальчик, будучи самым старшим из них, давно уже взял на себя всю ответственность за их судьбы.

Ранним утром они снова отправились вперед. О том чтобы идти через долину Каменных рыцарей, Катя и Женя уже больше не заикались.

В полдень на горизонте появилась синяя полоска.

– Это горы, – сказал Крис. – Через тысячу шагов мы свернем влево.

Никто не спорил с ним, но, когда друзья проехали половину этого расстояния, они оказались перед низенькой хижиной, которую не замечали раньше.

– Откуда появился этот домик? – воскликнул Женя.

Катя и Крис пожали плечами.

Открылась дверь хижины, и из нее показалась старушка. Она вышла навстречу всадникам.

Дети остановили лошадей и удивленно и даже со страхом смотрели на старушку. Она была похожа на тех старух, которых они видели в деревне Черного княжества!

– Какие славные детишки! – беззубым ртом прошепелявила старуха. – И куда вы держите путь?

– Мы едем фее Вечной юности, бабушка, – ответил Крис.

– Я уже тринадцать лет не видала ни одного человека, – сказала старая женщина, и ребята перестали ее бояться. Уж больно добрый у нее был голос.

– Зайдите в мой дом. Я накормлю вас вкусным обедом. Ведь вы уже не один день не ели горячей пищи.

Ребята поблагодарили старуху и слезли с лошадей.

– И им найдется еда. – Женщина похлопала животных по дрожащим от нетерпения бокам.

Скоро друзья уже сидели за высоким длинным столом и уплетали мясной суп. Старушка суетилась вокруг и уставляла стол булочками и пирожками.

– Ешьте, родимые, – приговаривала она. – Путь к фее долгий и трудный. Вам еще ехать и ехать. Ведь вы, я надеюсь, не собираетесь идти через долину Каменных рыцарей?

– Нет, бабушка, – сказал Женя с набитым ртом. – Мы поедем в обход. Я бы поехал напрямик, но мои старшие брат с сестрой боятся.

– И правильно делают, – одобрила Катю и Криса хозяйка хижины. Твои брат и сестра правильно делают, и ты их слушайся. Они старше и умнее тебя.

Женя обиделся:

– Я тоже не глупый и все понимаю. Но им хорошо! Они уже испытали столько приключений, что им теперь ничего не надо. А я хочу тоже совершать подвиги.

Старушка улыбнулась и погладила его по голове:

– Я знаю, что ты очень смелый мальчик. Но даже для тебя не позор объехать долину стороной. Один раз объедешь, и больше никогда в жизни она тебе не опасна. Ты не попадешь в нее.

– Почему?

– Она тебя не впустит. Вход в нее для тебя навеки закроется. Вот и хорошо. Нечего вам там делать! Еще никогда из нее никто не выходил.

– А разве в долину кто-нибудь заезжает?

– Очень редко. Раз в сто, в пятьдесят лет. Рыцари, разбойники и другие искатели приключений. Но в основном рыцари. Въезжают туда и пропадают без следа. Говорят, они превращаются в камень. Поэтому и называют это место долиной Каменных рыцарей. Но что там происходит на самом деле, никто не знает.

Ребята слушали рассказ старушки и все больше и больше убеждались, что приняли правильное решение. Когда они закончили есть, горячо поблагодарили хозяйку за угощение и стали собираться в дорогу. Та спросила их, кому принадлежит рыцарский щит.

– Это щит Кати, – тут же ответил Женя. – Она у нас настоящий рыцарь. Рыцарь Катерино.

– Это надо же! – воскликнула старушка. – Такой маленький. Даже моложе самого молодого рыцаря из тех двенадцати, что были здесь в последний раз.

– Крис вздрогнул.

– Двенадцати рыцарей? – переспросил он. – Скажи, добрая женщина, о каких рыцарях ты ведешь речь?

– Тринадцать лет назад здесь проезжали двенадцать рыцарей. Все они были родными братьями.

– Родными братьями! – от волнения Крис крепко схватил Катину руку, он как раз помогал ей садиться в седло. – Скажи, ты помнишь их имена?

Старуха задумалась и стала вспоминать.

– Их имена были: Ричард, Антоний, Юлий, Эмилио, Энонио, Ганс, Микаэль, Генрих, Франсуа, Иоганн, Хуан и Карлос?

Старушка закивала головой:

– Да, да, именно так их и звали. Они ехали прямо в долину Каменных рыцарей. Сказали, что совершили все подвиги, которые можно совершить, и теперь намереваются разгадать тайну долины. Но, видимо, и у них ничего не вышло, потому что они въехали в долину и тоже не вышли из нее.

– Откуда ты знаешь? – Может, они вышли с другой стороны, и ты этого просто не видела?

– Нет. – Старушка отрицательно покачала головой. – Если бы это было так, то Долина перестала бы существовать и все, кто там сгинул, вернулись обратно.

– Спасибо тебе. – Крис был очень серьезен. – То, что ты сказала, очень важно для меня. Поехали, друзья!

Ребята сели на коней и тронулись в путь. Старушка вдруг побежала и оказалась перед лошадью Криса.

– Не ходи туда, парень, – сказала она. – Я по твоим глазам вижу, что ты задумал.

Крис помолчал, только сильно сжал губы. Катя и Женя с тревогой смотрели на него. А женщина продолжала:

– Но если ты не послушаешься и все-таки поедешь туда, – она кивнула в сторону гор, – помни, что главное, нельзя делать ни одного шага назад и – прикасаться к тем, кто был когда-то человеком. Помни это, иначе погибнешь.

Крис посмотрел на нее с видом, словно ничего не услышал, и проехал мимо. Катя и Женя все очень хорошо слышали и запомнили. Они крикнули «спасибо» и поспешили за товарищем.

Шагов через триста Женя тронул Катю за плечо.

– Смотри! – Он кивнул назад.

Девочка оглянулась и вскрикнула от удивления. Ни хижины, ни старушки не было. Только гладкая земля на том месте, где они только что были.

Прошла минута, и Крис остановился. Он повернулся к друзьям и сказал:

– Я должен спасти моих братьев.

Катя и Женя молчали.

– Если вы все время будете держаться этой песчаной гряды, то через три дня будете у подножия гор. А там до феи рукой подать. Главное, не делайте больших привалов. Помните, за вами гонится Алехандро Черный.

– Ты не поедешь с нами? – спросила Катя, хотя ясно понимала, что скажет Крис.

– Если я вместе с вами объеду долину, то никогда не смогу в нее попасть. Так что поезжайте без меня.

– Нет, Крис, мы не покинем тебя! – в один голос заявили брат и сестра. – Мы поедем с тобой и спасем твоих братьев.

– Но это опасно!

– Глупости! – сказала Катя. – Все опасности преодолимы, если мы будем вместе и согласимся умереть друг за друга. Мы только потому и победили во всех опасностях, что стояли горой друг за друга. Разве не так?

Глаза Криса посветлели.

– Наверно, так, – неуверенно сказал он.

– Конечно, так! – вмешался Женя. – Без нас ты погибнешь, а мы без тебя.

Катя обняла Женю и прижала к себе. Они оба были полны решимости следовать друг за другом хоть в ад.

– Если наш путь лежит через Долину Каменных рыцарей, мы пройдем его, не будь я рыцарь Катерино!

– А я Принц Белой башни. Мы спасем твоих братьев, Крис!

Мальчик с благодарностью и нежностью посмотрел на своих друзей. Он понял, что отговаривать их нет никакого смысла, и протянул им руку. Рыцарь Катерино и Принц Белой башни пожали ее. Затем все трое поскакали вперед.

Они снова не свернули с прямого пути.

Долина Каменных рыцарей возникла перед ними внезапно. И сразу не стало видно гор на горизонте. Воздух перестал быть прозрачным. Все, что было вокруг, исказилось, словно было отделено от людей толстыми кривыми стеклами. Тут не было деревьев и кустов, и на земле не росла трава. Повсюду валялись камни самых разных и причудливых форм.

Два самых огромных, похожих на гигантских ворон, стояли друг против друга и отливали гладкими, как зеркало, боками. Неизвестно, каким образом, но дети сразу поняли, что это и есть вход в долину.

– Если мы пройдем их, – прошептала Катя, – то уже не сделаем ни шагу назад.

Мальчики не ответили ей. Они смотрели туда, между камней. Катя пригляделась и увидела впереди каменную статую человека.

– Он сделал шаг назад, – сказал Крис.

– Что же его напугало? – спросила Катя.

– Сама мысль, что он может не вернуться.

– Думаю, нам надо идти пешком и быть очень внимательными, – предложила девочка.

Ребята спешились. Страх ветерком пробежал по их спинам.

– Ну и долго мы будем так стоять? – нетерпеливо спросил Женя.

Его слова был и знаком к выступлению. Держа под уздцы доверчивых лошадей, друзья вошли в пространство между камнями и тут же остановились, потому что с одного из камней с громким карканьем слетела настоящая ворона.

– Ух! – облегченно вздохнула Катя. – Я чуть было не сделала шаг назад.

– Я тоже, – признался Крис.

– А я нет, – с гордостью сказал Женя. – Я видел эту ворону.

– Хвастунишка, – с мягким укором произнесла Катя. – Что же ты нас не предупредил?

– Я думал, что вы тоже видите.

– Думал! Что бы ты сейчас делал с двумя статуями, случись самое страшное?

– Не бойся, я бы вас расколдовал.

Женина наивность подействовала на ребят успокаивающе. Более твердым и решительным шагом они направились дальше и без особого страха обошли первого каменного рыцаря.

– Наверное, он не смог справиться с конем, – предположил Крис. – Мы правильно сделали, что идем пешком. Если вдруг кого-то из нас не будет слушаться лошадь, лучше отпустите ее, чтобы она не утянула назад.

Следующие шагов двести они прошли, никого не видя и не встречая на своем пути. Зато едва сделали двести первый шаг, как перед ними вырос, словно гриб из-под земли, высокий камень. И опять они вздрогнули от неожиданности.

– Так и инфаркт заработать можно, – пробормотала Катя и с тревогой поглядела на мальчиков. Не превратился ли кто в камень? Но с ними все было в порядке.

– На нем что-то написано, – прошептал Женя.

– Буквы какие-то непонятные, – сказала Катя.

Крис прочитал:

– «Пойдешь прямо – землю под ногами утратишь; вправо – огненная вода рекой течет, а влево пойдешь – вечный покой обретешь».

– Куда пойдем? – спросил старших ребят Женя.

– Прямо, – ответила Катя. – Мы всегда идем вперед и никуда не сворачиваем. Да к тому же нам совершенно не нужны ни огненная река, ни вечный покой.

Все с ней согласились. Но сказать легко. Сделать трудно. Камень был невысокий, но такой широкий, что занимал всю дорогу впереди, а объехать его – значило бы свернуть в ту или иную сторону. Дети задумались.

– Может, перелезть через него?

– Нет, уж слишком он гладкий. Ни одной трещинки или ямки.

Шло время, а они не могли решить, что им делать и как быть. Неужели придется свернуть? Этого делать никому не хотелось. В конце концов с ребятами приключилась пренеприятная вещь. Они так долго размышляли, что их лошадей охватило нетерпение. Они стали бить копытами, порываясь сойти с того места, где были. Ребята встревожились и попытались успокоить их. Но лошади вдруг стали вырываться и испуганно ржать.

– Что с ними такое? – спросила Катя.

Ребята только пожали плечами. Чудо, что они еще не сделали ни шагу назад.

Вдруг все трое почувствовали, как под ногами дрожит земля. Сначала мелко и тихо, но с каждой секундой все сильней и громче. Вот уже стало трудно стоять на ногах, а шум и грохот стали просто невыносимые. Лошади просто взбесились. Со слезами на глазах ребята выпустили из рук поводья, и лошади помчались назад. Друзья попадали на землю и с жалостью смотрели, как их верные животные, одно за другим, превращались прямо на ходу в камень. Последнее ржание и стук копыт – и все стихло. Земля успокоилась, а на ее поверхности появились еще три прекрасные статуи. Статуи бегущих лошадей, двух больших и одной маленькой.

Женя заплакал и прижался к Кате. Та гладила его по голове, а у самой сердце тоже сжималось от жалости к Мирко.

– Перестаньте плакать, – строго сказал Крис. – Нужно думать о себе, а не о них. Иначе сами станем такими, тогда какой в нас толк?

Снова стали думать и уж было решили свернуть вправо, туда, где огненная река, как Катя, готовая от злости лопнуть, сильно топнула ногой.

И тут путешественники почувствовали, как из-под ног исчезла земля, а сами они с криками летят куда-то вниз. Прошло немало секунд, прежде чем они поняли, что не летят, а катятся по круглому тоннелю куда-то вниз, а стенки тоннеля такие скользкие и гладкие, что нет никакой возможности остановиться или зацепиться за что-нибудь. С огромной скоростью один за другим они катились вниз, сворачивая то вправо, то влево, то вверх, то опять вниз. В общем, тот, кто когда-либо катался на американских горках, поймет, какие ощущения испытали Катя и мальчики. Было, конечно, страшно, но, с другой стороны, и здорово, так что дух захватывало.

Но все на свете кончается. Кончился и тоннель. Катя, Крис и Женя упали наконец на какую-то кучу мусора. Посадка была мягкой, но пыльной.

– Женя, ты цел? – в первую очередь спросила девочка, когда выплюнула весь песок, который попал ей при падении в рот.

– Цел. – Женя отплевывался, как котенок, который попал в табакерку и наглотался старого табака.

– А где Крис?

– Я здесь! – Оруженосец появился прямо перед Катиным носом.

– Ну и чучело! – не удержалась девочка.

– На себя посмотри! – не остался в долгу Крис.

Ребята вылезли из этой кучи всякой дряни и стали приводить себя в порядок. На это потребовалось немного времени, и скоро они уже шли дальше по темному коридору.

– Будьте осторожны, – предупредил спутников Крис, – ступайте за мной след в след, и ради всего святого ничего не трогайте!

Последние слова относились в первую очередь к Жене, который хватался за все, что попадалось ему на пути. Он как раз готовился сорвать какой-то светящийся гриб, когда Крис это крикнул. От неожиданности мальчик, наоборот, вздрогнул, и его рука непроизвольно сорвала гриб.

И тут же сверху стали сыпаться камни и песок.

– Это обвал! – закричала Катя. – Бежим!

Она схватила брата за руку и побежала. Крис за ней. Через несколько секунд шум прекратился. Дети оглянулись и увидели, что там, где они только что находились, все завалено до самого верха. Назад теперь пути не было.

– Я же говорил, чтобы вы ничего не трогали, – с досадой прежде всего на самого себя проговорил Крис.

– Я не хотел, – виновато улыбнулся Женя. – Зато как было здорово! Правда?

– Я тебя сейчас поколочу! – возмутилась Катя. – Нашел развлечение!

– Ничего. Мы ведь все равно не назад побежали, а вперед. А это самое главное.

Чтобы Женя снова чего-нибудь не натворил, старшие ребята взяли его с двух сторон за руки и пошли дальше.

Через несколько шагов целая стая летучих мышей с писком и громким шуршанием крыльев налетела на детей. Катя закричала не своим голосом от страха. Ничего подобного она в жизни не испытывала. Одна мышь даже вцепилась ей в волосы, но быстро улетела дальше. Когда летучих мышей не стало, Катя виновато посмотрела на мальчиков. Она так испугалась, что чуть было не побежала обратно. Но друзья ее не пустили и удержали буквально силой.

– Нашла чего бояться. – Женя смотрел на сестру с чувством превосходства. – Это же безобидные мышки. Просто они с крыльями и летают.

– Хорошо, что они летают.

– Почему?

– Потому что улетели.

– Ты что, боишься мышей? – спросил Катю Крис.

– Конечно! – ответил вместо сестры Женя. – Все девчонки боятся мышей.

– Я тебя поколочу! – опять пригрозила девочка брату.

Она очень на него разозлилась. Впервые, как они снова встретились, ей искренне хотелось отомстить ему за издевательства. Но когда коридор кончился и они оказались в широком гроте, Катя забыла про все свои угрозы и почувствовала, как у нее подкашиваются ноги.

– Я дальше не пойду, – простонала она.

Она бы упала, если бы мальчишки не подхватили ее под руки.

– Мама родная, что тут творится! – воскликнул Женя и слегка похлопал сестру по щеке, чтобы она пришла в себя.

Даже сдержанный Крис стоял с открытым ртом. Да и было отчего. Весь пол грота был покрыт живым ковром из мышей. Мыши пищали и бегали друг за другом, поэтому казалось, что ковер шевелится.

– Пойдем, Катя, пойдем! – уговаривал сестру Женя. – Не бойся, сестричка, мы же с тобой. Ты не думай о мышах. Представь, что идешь по асфальту, который только что проложили, и он мягкий. Тащи ее, Крис.

Ребята в буквальном смысле этого слова понесли девочку через грот. Женя нисколько не боялся мышей и смело распихивал их ногами. Крис делал то же самое. Ему было противно. Катя же была в каком-то полусне и с трудом соображала, что происходит вокруг. Один раз она открыла глаза, но как раз в ту секунду, когда Женя наступил на хвост сразу трем мышам, те дико запищали, и Катя снова уронила голову на плечо Криса.

Наконец этот ужас кончился. Ребята вбежали в просторный коридор. Мышей не было. Несколько шагов, и пропал их бьющий в нос запах. Стало свежо. Катя очнулась и увидела перед собой озабоченные лица мальчиков.

– С тобой все в порядке?

– Где они? – сухими губами прошептала девочка.

Крис и Женя поняли, что она имеет в виду мышей.

– Не волнуйся, их здесь нет.

Катя облегченно вздохнула и сразу почувствовала, как жизненная энергия побежала по ее жилам. И снова друзья устремились вперед.

Чем дальше, тем шире, просторнее и светлее становилась галерея. Ребята прошли совсем немного, и тут галерея кончилась и они оказались в подземной долине, над которой смыкались своды гигантской пещеры. Вдалеке виднелись дома, деревни и большой красивый город, в центре которого стояла чудесная Белая башня. Та самая, которую они покинули.

Друзья ничего не могли понять.

– Ух ты! – воскликнул Женя. – Может, там живут семь подземных королей из твоей книжки? А, Катя?

– Сомневаюсь, – ответила Катя.

– А я, кажется, знаю, что это за город, – сказал Крис.

– Расскажи, – обратились к нему брат с сестрой.

– Пойдем вперед, а там вы сами поймете,

Дети пошли и через несколько десятков шагов увидели первые дома у себя под ногами. Самые большие из них едва доставали им до пояса.

– Подземные гномы! – догадались Катя и Женя.

– Они самые – согласился Крис.

Словно в ответ ему, около сотни гномов, вооруженных копьями, мечами и луками со стрелами, выскочили навстречу. Вперед вышел самый высокий гном.

– Если вы сделаете хоть шаг вперед, мы превратим вас в камни.

– Но если мы пойдем назад, то тоже окаменеем, – ответил Женя.

Гномы задумались.

Почему вы попали к нам, а не свернули вправо или влево? – опять спросил главный гном.

– Мы не успели свернуть, – сказал Женя. – И потом, мы никогда не сворачиваем с дороги, а всегда идем только вперед.

– А кто вы такие, что не можете свернуть в сторону?

Женя, который стоял пригнувшись, гордо выпрямился:

– Я Повелитель Страны Остановленного времени, а это мои друзья: рыцарь Катерино и Кристиан Тринадцатый из рода Отважных.

Услыхав эти слова, гномы опустили оружие и приняли почтительный вид.

– Если это так, то вы должны разговаривать с нашим королем.

– С тем самым, который построил с Валией Белую башню? – не удержалась Катя.

– Нет, с его сыном, потому что тот король умер триста лет назад.

И ребят как почетных гостей повели к королю гномов. Они вошли в город и в сопровождении почти всего его населения подошли к Белой башне, которая была высотой с хорошую корабельную сосну.

Король, совсем еще не старый, встретил их у ее подножия. Он почти ничем не отличался от своих подданных, разве лишь тем, что пряжка на его широком ремне была не серебряная, а золотая.

– Приветствую вас, мудрые путешественники, первыми нашедшие вход в Королевство подземных гномов, – сказал он. Затем обратился прямо к Жене: – Ты и есть Повелитель нашей страны, Принц Белой башни?

– Да, это я, – скромно ответил мальчик.

– А где же старый Повелитель, который держал в плену твою душу? Сейчас он находится не в тебе?

– Нет. Старый Повелитель мертв. В этот раз по-настоящему. Крис убил его и спас меня и мою сестру.

Гномы одобрительно закивали головами и с восторгом посмотрели на оруженосца рыцаря Катерино. Мальчику даже стало неловко.

– Я сделал то, что должен был сделать, – пробормотал он.

– Мы восхищены тобой, Кристиан, – сказал король гномов. – Тобой, твоими друзьями и тем, как ты жертвовал всем ради них. Но теперь тебе придется пожертвовать собой еще раз, может быть, последний. Выслушайте, дети больших людей, нашу историю.

Когда наш народ отправился на поиски новой родины, ему пришлось странствовать почти сорок лет. Несколько раз гномы думали, что нашли хорошее подземное царство, но каждый раз покидали его, потому что в нем было или слишком сыро, или слишком душно, или тесно.

Наконец мы пришли сюда. Прекрасное подземелье! Много воды, света, драгоценных камней и металлов. Все, что надо для жизни. Мы взялись за работу и построили город, а в память о прежней родине в центре его возвели копию Белой башни. Только по своему росту, а не по человеческому. И зажили на славу.

Только мой отец, прекрасный гном, стал чудить под старость лет. Ему все казалось, что снова придут сюда люди и опять не дадут гномам жить спокойно. И вот он решил всю землю, которая находится над Королевством подземных гномов, сделать недоступной для людей и наложил на нее заклятье. Он окружил ее невидимой стеной, в которой был лишь один вход, а внутри создал множество смертельных ловушек, в которых каждый превращался в камень. Умер он со спокойной совестью, а мы жили мирно и тихо. Никто не беспокоил нас. Наверху все, кто приезжал сюда, сворачивали перед большим камнем в сторону и погибали.

Только вот и мы сами оказались в собственной ловушке. Как вся Страна Остановленного времени отделена от мира Остановленным временем, так и мы отделились от страны каменной стеной.

Тринадцать лет назад у нас появилась надежда, когда к нам в подземелье спустились двенадцать братьев-рыцарей. Мы показали им дорогу больших испытаний, но они не выдержали и один за другим тоже превратились в камень. А мы так надеялись на них!

– Где они? – спросил Крис, крайне взволнованный и побледневший.

– Мы приведем вас туда, – пообещал король гномов. – Только решайтесь сейчас. Или вы идете на дорогу больших испытаний, или остаетесь навеки с нами. В этом случае вы проведете остаток жизни в мире, покое и в честном труде на благо нашего королевства. И мы вместе будем ждать, когда кто-нибудь нас освободит.

– Нет-нет, – ответил Крис. – Даже если мои друзья решат остаться, я пойду один.

– Мы с тобой! – в один голос заявили Катя и Женя.

– Тогда вперед! – обрадованно закричал король гномов, и все отправились в путь. Вышли из города и по маленькой (для наших героев) дороге пошли наверх, на поверхность земли. Скоро они вышли из подземелья и оказались на свежем воздухе и при солнечном свете. Впереди шумел водопад, низвергавший свои воды в глубокую пропасть. Рядом шла узкая дорога. Ветряная мельница своими крутящимися крыльями преграждала путь. Около нее стояли две каменные статуи. Крис узнал их издалека.

– Это мои братья, – сказал он.

За мельницей шло поле, на котором вместо травы росли острые кинжалы. В этом поле стояли сразу пять рыцарей.

– А где остальные? – спросил Крис.

– Ты увидишь их, когда пройдешь первые три испытания.

– Мы с тобой, Крис! – Катя и Женя подбежали к другу.

– Хорошо, только держитесь позади меня. Мы пройдем эту дорогу. Там мои братья. Я спасу их. Главное, я их нашел!

Глава семнадцатая

ПО ДОРОГЕ БОЛЬШИХ ИСПЫТАНИЙ

– Помните, – сказал напоследок король гномов, – эти ловушки созданы специально для людей и рассчитаны на их главные пороки: трусость, жадность, самолюбие, хвастливость, бессердечие, гордость и глупость. Ни один рыцарь не преодолел их. Забудьте о славе и подвигах. Только тот, кто жертвует собой, кто оставил гордость дома, а ум взял с собой, победит. А победить в первую очередь надо себя. И ни шагу назад. Мы, гномы, переживаем за вас. Ступайте!

Крис, за ним Катя с Женей пошли к водопаду.

– Я иду первый. Не вздумайте обгонять меня, – предупредил друзей Крис.

– Возьми мою золотую пряжку от плаща, – предложила ему Катя. – Она поможет тебе.

– Нет, – твердо ответил мальчик. – Пусть она охраняет вас. И крепко держитесь за руки.

Катя вцепилась в Женю, словно хотела, чтобы их руки стали одним целым.

Вот и водопад. Страшно смотреть вниз. Дна даже не видно. Лишь белая пена и туман из водяных брызг.

Тут есть мост, – перекрывая шум воды, крикнул Крис. – Он очень узкий. Будьте осторожны!

Мост оказался не только узким, но еще и хрупким и так задрожал под ногами, когда дети ступили на него, что у них замерло сердце. И никаких перил или хотя бы веревки.

Осторожно, шаг за шагом, друзья пошли вперед. Сначала Крис, за ним Женя и последняя Катя. Девочка глаз не отрывала от брата и не отставала от него ни на шаг. Она видела, как ему страшно, но белый как мел малыш шел вперед. А сбоку ревела вода, до них долетали камни, и воздух был пронизан влагой.

Катя оглянулась на секунду, и этого хватило для того, чтобы мостик вздрогнул, и Женя потерял равновесие. Вскрикнув, он полетел вниз. Катя закричала и, забыв про опасность, кинулась к брату. Она успела упасть на колени и схватить мальчика за рукав. Чуть было не полетела вниз сама, но сумела удержаться. Она видела перед собой перепуганные глаза Жени и бездну под ним.

Женя держался обеими руками, но Катя чувствовала, как он медленно, но неотвратимо сползает вниз

– Крис! – закричала девочка.

– Я здесь, – тот уже помогал вытаскивать Женю наверх.

Только когда они оказались на твердой земле, ребята почувствовали настоящий страх. Катя, не стесняясь, обнимала и целовала Женю и благодарила Криса за его спасение.

– Послушай, – вдруг сказала она, – ты ведь был впереди.

– Я вернулся, как только увидел, что с вами случилось.

– То есть ты пошел назад?

Крис кивнул. Ребята удивленно смотрели друг на друга. Как же так случилось, что Крис не превратился в статую?

– Нечего об этом думать! – наконец сказал мальчик. – Катерино, бери братишку и пошли дальше.

Все еще испуганные брат и сестра поднялись и пошли за Крисом.

– А правда, было здорово? – тихо спросил Катю Женя.

– Что ты говоришь! – простонала девочка. – Что ты увидел хорошего?

– Приключение, – хитро и самодовольно произнес мальчик. – И ты подвиг совершила.

У Кати даже не было сил сердиться на него. Она снова взяла его за руку с твердым намерением не отпускать, пока они не окажутся дома с родителями.

Когда они подошли к мельнице, то остановились в глубокой задумчивости. Крылья мельницы вертелись так быстро, что не давали никакой возможности пройти дальше.

– Может, если прикрыться моим щитом, можно быстро пробежать? – рассуждала Катя. – И не надейся, – разуверил ее Крис. – Смотри, что стало с теми, кто попытался это сделать. – И он кивнул на две статуи, что стояли по разные стороны мельницы. Только тут Катя поняла, что это просто две половинки одного рыцаря, которого крыло разрубило прямо по середине заодно со щитом.

– Что же делать?

Женя взял с земли камень и кинул его на ту сторону. Ребята даже не успели заметить, как прошумело крыло, и камень со стуком разлетелся на три куска.

– Тут даже скорость не поможет, – вздохнул Крис.

Ребята задумались, но придумать ничего не могли.

– Король гномов сказал, что все эти ловушки сделаны для плохих людей. – Женя вдруг встрепенулся. – Но мы же не плохие! Значит, можем пройти. Крис побежал назад, чтобы спасти меня, и не превратился в камень.

Катя и Крис посмотрели на него с интересом. В том, что он сказала, была верная мысль.

– А ведь верно, – согласился Крис, – все это волшебство. Король сказал, что только тот, кто жертвует собой… Я попробую. Идем, Катерино, со мной. Я прикрою тебя, если что, то первым разрубит меня, а ты успеешь пройти.

– Ну уж нет, – запротестовала Катя. – Почему ты?

– Потому что я придумал.

Женя с этим утверждением Криса не согласился.

– Это я понял первый, значит, жертвовать собой буду я.

Но его никто не слушал. Крис толкнул Катю к мельнице, а сам тут же оказался перед ней. Все равно было очень страшно проходить через крылья мельницы. Катя зажмурила глаза, когда осталось несколько сантиметров. Оруженосец толкнул ее, заслонив собой. Оказавшись в безопасности, Катя открыла глаза и закричала от ужаса, потому что увидела, как огромное крыло врезалось в Криса. На той стороне закричал Женя. Крыло взлетело вверх, а мальчик остался внизу, и тут же через него прошло следующее крыло. Катя и Женя перестали кричать и едва верили своим глазам. Крис стоял перед ними живой и невредимый, а крылья мельницы, которые разрубали камни, не причинили ему ни малейшего вреда. Женя перебежал к Кате, вернее Крис его перетащил, и сам встал рядом с ней.

– Вот это да! – воскликнул Женя и снова бросил камень. Тот так же, как и прежний, разлетелся вдребезги.

– И куда мы пойдем дальше? – спросила Катя.

– Вперед и только вперед, – беспечно ответил Женя.

Но впереди было поле, на котором вместо травы из земли торчали лезвия сотен тысяч кинжалов и ножей. Крис осторожно нагнулся и пальцами потрогал одно из них.

– Настоящие.

– И что, кому-то из нас надо лечь на них, а остальным идти по нему? – спросила Катя.

– Только в этот раз буду я! – потребовал Женя.

– Что, ты будешь, – Крис усмехнулся, – ползти по ножам? А мы на тебе верхом, да?

Ребята стали размышлять, как им поступить.

– Сначала я перенесу Женю, – предложил Кате Крис, – затем вернусь за тобой.

– Ну уж нет. Опять возвращаться назад? Ты думаешь, что это будет вечно сходить тебе с рук? Нет, я на это не согласна. К тому же конца этого поля даже не видно. Лучше не расставаться. Поодиночке пропасть легче, чем всем вместе.

– Наверно, ты права. – Крис о чем-то думал.

– Моя сестра умная, – вставил Женя.

– Женя, помолчи!

– Кажется, я знаю, – сказал Крис. Он присел на землю и стал разуваться.

– Что ты делаешь?

Крис не отвечал. Оставшись босиком, он подошел к железной траве.

– Надо забыть о гордости, – сказал Крис. – Никакой рыцарь не будет ходить босым подобно простому крестьянину. Крис сделал несколько шагов, и лезвия под его ногами стали мягче самой нежной травы. – Идите за мной!

Катя и Женя не стали заставлять себя упрашивать. Они мигом разулись и оказались рядом с Крисом.

– Посмотри, – сказал своему старшему другу мальчик, держа в каждой руке по башмаку, – я совсем не гордый, хоть и принц.

Весело прыгая и скача друг за другом, как малыши на зеленой лужайке, они продвигались дальше. Но вдруг ребята остановились в растерянности, потому что дальше ничего не было. Ничего. Просто пустота. Такая, по которой Катя уже однажды летела на волшебном стуле.

– Называется, пришли туда, не знаем куда, – заметил Женя.

Друзья обулись и осторожно зашли в пустоту. И опять земля исчезла под ногами. Только они не полетели вниз, как в прошлый раз, а мягко стали проваливаться в какую-то противную жижу, похожую на кисель. Пустота поглотила всех троих так быстро, что они не успели ничего понять.

– Катя, где ты? – услыхала девочка крик брата.

– Женька! – закричала она. – Дай мне руку! – И тут же почувствовала его маленькую ладошку. – А где Крис?

– Я здесь. – Крис схватил брата и сестру за плечи. – Осторожно двигайте ногами и пробирайтесь вперед.

– А где этот «вперед»? – спросил Женя. – Катя, посмотри на свой компас.

Катя поднесла к глазам руку и стала рассматривать стрелку.

– Нам надо туда. – Она двинулась дальше в пустоту.

Ребята тронулись за ней и через несколько шагов оказались на твердой тропинке, которая узеньким коридорчиком бежала по пустоте. Она была желтого цвета и слегка светилась. Друзья пошли вперед, но через несколько метров коридор раздвоился. Ребята свернули налево, потому что, как им казалось, он более шел вперед, чем правый ход. Но очень скоро коридор разделился на три части, и путешественники поняли, что они попали в лабиринт.

– В каждом лабиринте есть центральная комната, – сказала Катя, – и в ней живет какое-нибудь страшное чудовище, Медуза Горгона или Минотавр.

– А кто такой Минотавр? – спросил Женя.

– Человек, у которого на плечах голова быка с рогами.

Женя поежился. Крис взялся за меч.

– И если не одолеешь его, никогда из лабиринта не выйдешь, – продолжала девочка. – Зато искать его не надо. Куда бы ни пошел, все равно туда попадешь.

И действительно, они проплутали по лабиринту пустоты совсем немного и попали в круглый зал с таким же светящимся желтым полом. В центре зала на золотом помосте сидело чудовище. Но это был не Минотавр, Катя сразу узнала его.

– Это сфинкс, – сказала она, – видите, у него тело льва, крылья орла и женская голова. Все ясно! Он будет загадывать нам загадки, и, если мы их не разгадаем, он сожрет нас.

– Дом без окон, без дверей, полна горница людей, да? – предположил Женя.

– Примерно так.

– Но он же спит, – сказал Крис.

– Сейчас проснется, – уверенно ответила Катя.

Едва она произнесла эти слова, сфинкс начал медленно открывать глаза. Ребята завороженно смотрели на него. Глаза сфинкса открылись, но были совершенно пустые, точно такие, какими были стены из пустоты вокруг. И эти пустые глаза уставились на пришельцев.

– Кто вы? – Голос сфинкса шел со всех сторон.

– Я рыцарь Катерино… – начала было Катя, но сфинкс перебил ее.

– Не надо имен, – сказал он. – Только то, что есть.

Ребята растерялись и сразу увидели, как стены пустоты приблизились к ним на один шаг.

– Мы дети, просто дети! – быстро исправилась Катя.

Пустота остановила свое наступление, а в глазах сфинкса сразу появились первые признаки цвета. Что-то в них появилось теплое. Но только чуть-чуть.

– Это похоже на правду. – Сфинкс удовлетворенно сложил крылья. – Кто из вас будет говорить со мной, пусть подойдет ко мне.

Катя и Женя не успели сделать и шага, а Крис уже был перед сфинксом. Сестра и брат сделали шаг за ним, но взгляд чудовища окинули их таким леденящим светом и холодом, что они сразу остановились.

– Только один может говорить со мной. Ему придется решать судьбу не только своей жизни, но и жизни своих спутников. Наберись храбрости, Кристиан!

– Ты знаешь мое имя? – Мальчик был изумлен.

– Я знаю все, потому что мир живет в моих глазах. Я решаю, как он будет развиваться и существовать дальше.

– Может, это Бог? – тихо спросил Женя Катю.

– Ты ошибаешься, ребенок. – Сфинкс слышал все. – Я не Бог. Я центр вселенной. Я та пружина, которая заставляет живое жить. Бог – это, наверное, тот, кто создал меня и заставил управлять жизнью. Где-то живет белый сфинкс. Он управляет смертью. Его тоже создал Бог. Я жизнь, он смерть.

– Говори, что ты хочешь сказать мне, – потребовал Крис, которому надоела непонятная болтовня сфинкса.

– Ты нетерпелив, – ответил тот. – Не торопись. Жизнь не вечна, так же как не вечна смерть. Ты придешь к смерти, и она встретит тебя.

– Не пугай и не тяни, сфинкс. Говори свои загадки, – потребовал Крис.

– Загадки? Кто говорил, что я тебе буду загадывать загадки? Нет, загадку должен загадать мне ты.

– Я?

– Ты. И если я с трех попыток угадаю, то мои глаза превратят вас в камень.

Крис задумался. Сфинкс смотрел на него безмолвно и не шевелился. Только глаза его светились и напоминали море в плохую погоду. Мальчик посмотрел в эти все знающие глаза и спросил:

– Я должен знать ответ?

– Не обязательно. Один вопрос ты уже задал. Будь осторожен, маленький человек.

– Как задал? – возмущенно воскликнули Катя и Женя. – Так нечестно!

Сфинкс даже голову не повернул в их сторону. Он ждал, что скажет Крис.

– На что похожа душа?

– Не думай, что только ты и твоя подружка видели души людей. – Сфинкс встал на лапы и расправил крылья. От него снова повеяло холодом. А пустота приблизилась еще на два шага.

– Крис! – крикнула Катя. – Мы пропали!

– Не мешай ему, – стал просить Женя.

– Синий цветок, вот на что похожа душа твоего названого брата, – сказал сфинкс, – твоя душа и души людей. Я разгадал твою вторую загадку.

Крис напрягся и сжал кулаки. Он уже придумал третий вопрос и теперь решал, задать его или нет. Или еще подумать. Он оглянулся на друзей, и сердце его сжалось от тоски. Себя он не жалел. Но от его слов зависела их жизнь. Мальчик не стал больше ждать.

– Если ты управляешь жизнью и утверждаешь, что ты и есть жизнь, то скажи, как выглядит тот, кто создал тебя. Кто твой Бог?

Сфинкс окаменел. Дети почувствовали, как от него разливается тепло и оно растапливает пустоту. Глаза его стали светлее, и свет в них зажегся золотым огнем.

– Я не знаю, кто меня создал и как он выглядит. Это единственная тайна, которая мне не подвластна. Как ты узнал про нее?

– Ты сказал, что Бог – это, НАВЕРНОЕ, тот, кто создал тебя. Когда говорят НАВЕРНОЕ, то скорее всего не знают то, про что говорят НАВЕРНОЕ.

– Ты умен. Спас себя и друзей. В награду я не только покажу вам дорогу отсюда, но и скажу кое-что. Один синий цветок, который не смог покинуть тело, вырвался в жизнь. Он смерть и поэтому боится жизни. Приблизьте свои глаза к моим, я наполню их жизнью. И оружие свое подставьте. Ты, девочка, подойди поближе, потому что твое оружие – самое сильное, и в нем уже есть жизнь. Тебе придется дать смерти бой. Не могу сказать, на чьей стороне будет победа, но знай, что то, что уже спасло тебя, поможет и в этом бою.

Дети стояли под золотым взглядом сфинкса и чувствовали, как они наполняются жизнью. Это лучшее чувство на свете. Самое великое блаженство.

– Хватит, – сказал сфинкс. – Теперь идите. Мои глаза укажут вам путь.

Золотые лучи ворвались в пустоту, в один из коридоров, и желтая тропинка зажглась красным огнем. Ребята поняли, что это и есть дорога к выходу. Они пошли по ней и скоро вышли из пустоты наружу.

И сразу тропинка погасла, а пустота пропала, словно ее и не было. Лишь легкий туман остался на ее месте. А друзья оказались в воде. Они стояли в воде по колено. Вода была везде. Впереди и сзади, справа и слева. До горизонта. А вместо дна гладкий мрамор. Ничего не оставалось делать, как брести по воде.

Прошел час утомительного пути по воде. Дети устали. И вот впереди показались фигуры, похожие на людей. Ребята оживились и прибавили шагу. Но когда они разглядели эти фигуры, то сразу остановились. Это были статуи. Двенадцать каменных статуй. И Катя не сразу догадалась, что это братья Криса, а когда поняла это, то увидела, что ее друг уже бежит к ним. Она поглядела на брата и увидела, что тот тоже понял, в чем дело. Не сговариваясь, брат и сестра побежали за другом. Они догнали его в последнюю секунду, когда Крис уже протянул руку к первому брату. Катя и Женя повисли на этой руке и повалили Криса в воду.

– Не трогайте меня! – в безумном отчаянии закричал Крис. – Это они! Мои братья.

– Крис, миленький! – кричала Катя, когда они с Женей удерживали его и не давали приблизиться к статуям. – Не трогай их, ты тоже окаменеешь!

Но Крис не слушал ее. Он вырвался, оттолкнул друзей в сторону и снова поднялся, чтобы коснуться братьев. Им овладело какое-то безумие. Катя снова кинулась на него с плачем и со слезами. Крис снова отшвырнул ее в сторону.

– Крис! – Катя не могла поверить, что Крис, преданный и спокойный Крис, так поступил с ней.

Еще секунда – Крис дотронется до кого-нибудь из своих братьев и станет таким же, как они. Катя в ужасе закрыла глаза руками. И тут же услыхала голос брата:

– Кристиан из рода Отважных, я приказываю тебе остановиться!

Женя сказал это так властно и твердо, словно снова стал Повелителем.

Катя открыла глаза и увидела Криса, который застыл около самого старшего брата. Он был живой. Видимо, все-таки не успел дотронуться до камня. А за ним стоял Женя. У него был такой решительный вид и голос, что даже Кате захотелось исполнить все его приказания.

– Сделай три шага ко мне, – снова приказал Женя Крису.

Тот повиновался и подошел к мальчику. Безумие покидало его. Взгляд Криса посветлел, и он в ужасе огляделся по сторонам.

– Не знаю, что на меня нашло, – пробормотал он.

Все трое успокоились и стали обсуждать положение.

– Как ты их узнал, своих братьев? – спросила Катя. – Ты же их никогда не видел.

– В нашем доме есть портреты всех членов нашего рода. Я изучил их я узнаю своих братьев где угодно.

– А как их теперь расколдовать? – спросил Женя.

Никто не знал ответа на этот вопрос. Снова друзья оказались перед сложной загадкой. Катя и Женя принялись вспоминать сказки, ища в них средство для снятия заклинания. Но ничего не могли придумать.

Время шло. Дети устали и замерзли в воде.

– Вы должны идти дальше, – твердым голосом сказал Кате и Жене Крис.

– А ты?

– Я останусь здесь?

– Здесь.

– Да. Я не могу их покинуть. – Крис кивнул на братьев.

– Может, снять заклятие можно в другом места? – предположила Катя.

– Может быть, – согласился Крис. – Только я останусь тут.

– Что ты будешь делать? Ждать?

– Да.

– И долго ты будешь ждать?

– До конца. Моего или колдовства. Не важно. Но я остаюсь здесь. А вы идите. Может, дойдете до сухого места.

– Получается, что ты хоть и не превратился в камень, а все равно будешь тут вечно, словно живая статуя, да?

– Да.

– Это твое последнее решение? – спросила Катя.

– Да.

– Жаль, – вздохнула Катя. – Значит, нам придется расстаться. Мне нужно отправить брата домой. Когда я это сделаю, то вернусь к тебе.

– Смотрите! – закричал Женя и показал вниз.

Крис и Катя увидели, что вода стремительно уходит вниз и впитывается мраморным дном, словно губкой. Минута – и воды не стало, а мрамор превратился в землю, покрытую изумрудной травой.

Раздались звуки. Словно грохнули сковородки. Друзья подняли головы и увидели перед собой рыцарей. Живых и здоровых. В настоящих латах, со щитами и шпорами.

Затем дрогнула земля, воздух наполнился лошадиным ржанием, а потом появились и сами животные. Их было около пятнадцати, среди которых были Мирко, Лариса и лошадь Криса.

Долина каменных рыцарей перестала существовать.

Глава восемнадцатая

В КОНЦЕ КОТОРОЙ ПОЯВЛЯЕТСЯ ФЕЯ ВЕЧНОЙ ЮНОСТИ, А КРИС СТАНОВИТСЯ РЫЦАРЕМ

Как только это произошло, армия Альвансора Безупречного наконец догнала Принца Белой башни. Альвансор и его офицеры лично подъехали к мальчику, отдали ему честь и склонили головы, ожидая приказаний.

– Как вы меня нашли? – удивился Женя.

– Нам сказала об этом женщина при выезде из каньона Единорога. Я не поверил, но решил проверить. Едва только мы подъехали к долине Каменных рыцарей, она вдруг исчезла, а мы оказались прямо перед тобой, Повелитель. Я и мои люди готовы выполнить любые твои распоряжения.

Так Женя снова стал Повелителем. Он объяснил, что ему надо ехать к Фее вечной юности. Альвансор кивнул в ответ, и мальчик в сопровождении приобретенной армии, друга и сестры поехал на запад. Кроме того, с ним отправились братья Криса и еще двадцать рыцарей, которые расколдовались и теперь грозно смотрели из-под забрал своих шлемов. О том, что детям грозит армия Алехандро Черного и Леонари, они узнали от Альвансора и посчитали своим первейшим долгом вступить в его войско.

Альвансор с удовлетворением отметил про себя, что они стоят целого войска. Теперь можно не опасаться врагов, как прежде. Он вспомнил, как день назад он и его люди ехали через каньон Единорога. Они въехали в него рано утром и увидели полную чудес картину. Их окружали поля с высокими колосьями, в которых вместо зерен сверкали крупные бриллианты. Спутниками Альвансора овладело безумие, но только лишь на мгновение, потому что никому не удалось взять даже маленького камушка. Как только к колосьям протягивали руки, бриллианты тут же исчезали. Так и пришлось ехать мимо сокровищ, зная, что они останутся ничьими.

В середине дня воины-гвардейцы достигли необычного леса. Около каждого дерева развевалось победное знамя. Ветер играл полотнищами, и в лесу раздавались победные звуки фанфар. Среди листвы блестели стальные клинки, а вдалеке громыхали орудийные залпы. Все это опьяняло и несказанно радовало сердца воинов. Когда чудный лес кончился, глазам людей предстала триумфальная арка, через которую они и прошли.

Перед самым выходом из каньона солдаты увидели… пустые дома. Много пустых домов, в которых были открыты окна и двери, но около дверей не стояли женщины и старики, а в окнах не маячили радостные физиономии ребятишек. Только ветер свистел в пустых комнатах и коридорах. Некоторые дома уже начали разрушаться: отваливались или висели на одной петле двери, крыши зияли дырами. И запах… Запах старости. Так пахнет в домах одиноких стариков.

Альвансор даже поежился от таких воспоминаний. Он не знал, что в эту самую минуту Алехандро Черный и Леонари со своими головорезами уже ехали по каньону и видели совершенно иное зрелище, чем Альвансор и его гвардейцы.

Когда последний солдат этого войска вошел сюда, земля вокруг сразу превратилась в труднопроходимую пустыню. До самого горизонта стелился барханами песок грязно-серого, а местами бурого цвета. Ноги и лошадиные копыта увязли в нем. И нигде нет даже намека на воду. Людей сразу начала мучить жестокая жажда.

Целый день воины Алехандро и Леонари брели по этой пустыне и думали, что не будет ей ни конца, ни края, и лишь поздней ночью набрели на грязную лужу с тухлой и теплой водой. Но и это было счастьем для измученных жаждой людей.

Ночь прошла в ссорах между вождями мятежников. Каждый обвинял другого в том, что Принц Белой башни до сих пор гуляет на свободе. Дело едва не дошло до драки, но они вовремя опомнились и помирились, как могут помириться враги, оставив в душе ненависть и злобу.

Утром пустыня исчезла. То, что появилось вместо нее, было во много раз хуже и страшней. Мятежники ехали по полю, сплошь усеянному человеческими телами после страшного сражения. Повсюду валялись обломки оружия, разбитые щиты, рыцарские латы и мертвые лошади. В воздухе парили вороньи стаи и мерзкие стервятники, а жуткий запах крови бил в нос и кружил голову. Сердца мятежников наполнялись ужасом.

Дальше среди мертвых тел стали появляться могилы и могильные памятники. Это были самые разнообразные могилы, какие только изобрело человечество. Тут были христианские могилы с крестами и каменными мадоннами, мусульманские с полумесяцами, скифские курганы и деревья первобытных охотников, хоронивших своих убитых собратьев в мешках, развешанных на ветках. Попадались и просто места, сплошь заваленные скелетами и выбеленными ветром и временем костями.

Люди прибавляли шаг, стремясь поскорее уйти от этого страшного места, но оно не кончалось, и даже ночлег пришлось устраивать среди мертвых и всю ночь слушать вой невидимых собак.

Утром шли по пустому полю и облегченно вздыхали. Но затем с неба стали падать снежинки. Сначала их было немного, затем повалил настоящий снегопад, и земля в одно мгновение покрылась толстым слоем снега. Этот день мятежники провели в снежной пустыне, страдая от ледяного ветра и пронизывающего холода.

Кате, Крису и Жене, Альвансору и его армии понадобились всего сутки, чтобы пройти через каньон Единорога. Мятежники брели по нему уже три дня, и лишь на четвертый поднялись на равнину и облегченно вздохнули. На утро пятого дня мятежники снова отправились в погоню за Принцем Белой башни. Только расправившись с ним, они могли рассчитывать на власть в Стране Остановленного времени. Даже предостережение заколдованного места не отвратило их от черных замыслов. Ни от чего не отказываются люди с таким трудом, как от злых дел.

Леонари и Алехандро снова ехали вместе и обсуждали план будущей войны с армией Повелителя.

– Надо во что бы то ни стало разбить мальчишку и Альвансора в первой битве, пока они не начнут вытворять свои волшебные штучки, – изрек Леонари.

Алехандро согласился с ним.

– Когда покончим с ними вернемся в Столицу, я лично вздерну на главной площади эту жирную свинью по имени Гаргулио, – сказал он и подумал про Леонари: «А уж для тебя поищу смерть пострашнее, чем простая веревка!»

«Все свои яды не пожалею для тебя, когда вернемся», – подумал про Алехандро Леонари.

Люди не любят делиться друг с другом. Тяжелее всего делить деньги, а есть то, что поделить и вовсе невозможно. Это власть. Потому что власть – это больше чем деньги. Если власть захочет, то может просто взять и отменить деньги. Вот что такое власть.

Гаргулио, властвовавший в Столице, тоже строил планы, как убрать своих единомышленников. Он желал им смерти в бою и очень надеялся на это. Он радовался, что один раз сумел обмануть Леонари и Алехандро. Ведь они мотаются по стране и рискуют жизнью, а он уже правит страной, пусть даже хотя бы ее Столицей. Это ли не счастье? Гаргулио жил в своем великолепном дворце, окруженный охраной и слугами, и управлял городом. Все богатые горожане теперь приходили к нему на прием и выказывали верноподданнические чувства. Маленький, толстый и трусливый человечек, он чувствовал себя великаном и могущественным правителем.

Однажды утром он проснулся с беспокойной мыслью, но никак не мог понять с какой. Он долго ворочался в постели и не звал слуг, чтобы те помогли ему одеться. Наконец он понял, что ему нужно. Корона. Что за властитель без короны?

И как он мог забыть про такую важную вещь? Гаргулио вскочил с кровати и бешено зазвонил в колокольчик. Вбежали слуги, и толстяк голосом, срывающимся от волнения, приказал им одеть его, приготовить карету и отвезти в Белую башню.

Как он мог забыть про корону? Ведь она, одинокая и неприкаянная, хранится над изголовьем трона бывшего Повелителя, вместе того чтобы красоваться на его великой голове. Этому надо положить конец! Сегодня же он спустит корону в город, а завтра устроит торжественное коронование своей особы. Это будет грандиозное предприятие. После него он с полным правом будет отдавать любые приказания, и их будут выполнять беспрекословно, потому что он теперь Повелитель!

А его дети, если они будут, тоже будут Повелителями. Гаргулио будет родоначальником нового королевского рода. И к ведьмам Белую башню с ее никому не нужным волшебством! Его дом будет центром Земли. Отсюда он и его потомки будут управлять миром.

А труп старикашки, гниющий в тронном зале, он спустит вниз с сожжет где-нибудь за городом. Никаких торжественных погребений и траурных речей. Нет! Пусть никто даже не вспоминает, что был такой Повелитель. Ни старый, ни маленький, этот Принц Белой башни. Один уже мертв, другой тоже будет убит Леонари или Алехандро. А потом он прикажет казнить и этих двоих, якобы за убийство законного правителя. А сейчас нужно быстрее овладеть короной, пока это не сделал кто-либо другой.

И Гаргулио помчался в Белую башню. Уже к обеду он был на самом верху и на своих кривых и тонких ножках бежал к тронному залу. Четверо слуг, сопровождавшие его, сразу отстали от своего господина.

Это их и спасло от смерти. Зато Гаргулио даже ничего не успел понять и по-настоящему испугаться, как в одном из коридоров мелькнуло что-то длинное и черное. Его подбросило вверх, затем протащило с невероятной скоростью по воздуху, а потом шмякнуло об стену и два раза об пол. Гаргулио потерял сознание, так никогда и не узнав причины своей смерти.

Зато слуги видели, как страшное чудовище, которое, наверное, попало сюда прямо из ада, сожрало Гаргулио, как аист проглатывает лягушку. Быстро и стремительно. Люди стремглав кинулись от чудовища прочь. Бедняги догадались свернуть в узкий коридорчик для прислуги, и черный дракон туда просто не сумел протиснуться, потому что был огромен.

Слуги Гаргулио с ужасом побежали вниз, в город. Оказалось, что все они не могли говорить, а лишь мычали и издавали другие непонятные звуки.

Это случилось как раз в тот день, когда армия мятежников вышла из каньона Единорога.

Теперь, когда нам известно, что происходило в стане врагов наших героев, самое время вернуться к ним самим.

Горы, к которым устремились Катя, Женя, Крис, его братья и Альвансор со своей армией, с каждым днем становились все ближе и ближе. И вот наконец на третий день после воссоединения изгнанники оказались у подножия первой горы.

– Вечером мы будем в замке феи Вечной юности, – торжественно объявил Альвансор Принцу Белой башни.

– Как здорово! – обрадовался Женя. – Значит, мы скоро будем дома. Верно, Кать?

– Конечно, – сказала девочка, хотя в глубине души очень боялась встречи с волшебницей. Вдруг та окажется бессильна и не сможет отправить их домой?

Караван всадников длинной лентой растянулся по узкой горной тропе, которая вела во владения феи. Во главе его ехали наши герои вместе с Альвансором, за ними, грозно звеня тяжелыми доспехами, ехали рыцари. Они бурно обсуждали предстоящие битвы и радовались, что так скоро представится случай совершить массу подвигов. Последней шла гвардия Альвансора. В полдень первая гряда гор кончилась, и караван спустился на ровную долину, в центре которой возвышались три холма, находящиеся на одинаковом расстоянии друг от друга.

– Это могильные курганы рыцарей-основателей, – сообщил детям Альвансор. – За ними начинаются главные горы, среди них замок феи Вечной юности.

Катя и Женя несказанно обрадовались предстоящей встрече с феей. Но сколько они на обращались с вопросами к Крису, тот лишь отмалчивался или грустно кивал головой.

Верный оруженосец рыцаря Катерино в последнее время был сам не свой. Глубокая печаль поселилась в его сердце. А причиной этому были братья Криса.

Когда заклятье было снято и рыцари приняли нормальный облик, то первой их реакцией была радость по поводу встречи друг с другом. Когда же они узнали, что Крис их родной брат, то очень удивились и вначале даже не поверили этому. Когда же Крис рассказал им про все то, что произошло в замке Отважного после пропажи сыновей, братья очень расстроились. Но горевали недолго. Вскоре они так увлеклись войной с Алехандро и Леонари, что забыли про родной дом и про мать, которая ждет их возвращения. Про Криса тоже забыли. Словно его и не было рядом с ними. Они так явно пренебрегали младшим братом, что тот смертельно на них обиделся и, не желая навязываться, больше не пытался общаться. В душе же мальчик очень сильно переживал такое отношение к себе старших братьев и поэтому стал грустен, задумчив и почти не разговаривал с Катей и Женей.

Брат и сестра заметили, что их друг неожиданно изменился, и долго не могли понять причину такого поведения. Сколько они ни приставали к Крису с расспросами, мальчик лишь утверждал, что все в порядке, а сам отворачивал лицо, чтобы скрыть излишний блеск в глазах.

Зато с Катей и Женей эти самые рыцари разговаривали с нескрываемым почтением. Женя был коронованной особой, первым лицом в Стране Остановленного времени, а Катя – его сестра, да еще к тому же настоящий рыцарь. А кто для них был Крис? Лишь простой оруженосец при знатных господах. Они даже называли его пренебрежительно: «Малыш Кристиан», словно подчеркивали, что он лишь их маленький братец, который не стоит особого внимания.

В конце концов Катя сама догадалась, в чем дело, и набросилась на одного из братьев. Кажется, это был Антоний, а может, и Юлий, – она так и не научилась отличать их друг от друга и даже путалась в их именах.

– Как не стыдно! – стала возмущаться она, когда Антоний, а может, Юлий, попросил Криса отойти в сторону, потому что он желает поговорить с Повелителем и рыцарем Катерино. – Крис столько сделал для того, чтобы спасти и расколдовать вас, а вы с ним так обращаетесь! Почему это он должен уйти? Он мой друг.

– И мой тоже, – поддакнул Женя. – И еще он мой брат.

Крис посмотрел на названого братишку и грустно улыбнулся. Если бы родные братья относились к нему так же!

– Он оруженосец, – ответил Антоний (или Юлий). – И его место около седла своего господина, а не там, где разговаривают рыцари. Вот когда он станет рыцарем, тогда…

Разговора так и не получилось, и, когда недоумевающий рыцарь отъехал прочь, Катя сказала Крису:

– Твои братья – просто надутые болваны. Почему они так разговаривают с тобой?

– Потому что я не рыцарь.

– Ты обязательно станешь рыцарем, Крис! – воскликнула Катя. – Ты уже давно им стал. Я уверена, что то, что совершили твои братья, на сравнится с твоими подвигами. Сколько раз ты рисковал жизнью и спасал нас с братом! И все это ты делал совершенно искренне и бескорыстно. А твои братья делают лишь все для того, чтобы хвастаться друг перед другом. Ты настоящий рыцарь, а не они!

– Не говори так, ты ведь не знаешь про их дела, – возразил Крис.

– Я сужу по ним, а не по их делам. Они поехали с нами совсем не потому, что желают нам помочь. Им главное – показать себя, свою удаль и храбрость. А ты поехал со мной совсем не за этим. Ты поехал, чтобы найти и спасти своих братьев и помочь мне в моем деле. И ты был со мной все это время. Если бы не ты, ничего бы у меня на получилось. Я бы погибла, и Женя уже не был бы самим собой. Ты спас нас. А потом спас своих братьев. – Крис хотел было возразить, но Катя не дала ему. – Не перебивай меня! Да, это ты спас своих братьев. Заклятье спало, когда ты согласился остаться с ними. Ты добровольно обрек себя на такую же участь, что постигла рыцарей. Ты пожертвовал собой, и заклятие перестало действовать. Чудовище всегда превращается в принца, если кто-то готов отдать ему себя и свою любовь! – Катя перевела дыхание. – А твои братья даже не поняли этого. Этот глупый Антоний так разговаривал с тобой…

– Это был не Антоний.

– Ну, Юлий.

– Это был Ричард, – улыбнулся Крис. Он уже не выглядел таким грустным. Слова Кати словно вдохнули в него уверенность в себе. Мальчик посмотрел на Катю, потом на Женю и рассмеялся.

Друзья засмеялись вместе с ним. Снова им было хорошо втроем, и никто им не был нужен.

– Не переживай, парень, – услышали они вдруг голос. – Твои друзья абсолютно правы. Ты будешь рыцарем, потому что достоин этого более, чем кто-либо другой.

Это был Альвансор, он случайно оказался свидетелем последней сцены и не удержался, чтобы не высказать свое мнение. Ребята посмотрели на него с благодарностью. Им нравился этот суровый и немногословный воин.

Когда он уехал вперед, Катя снова обратилась к Крису:

– Когда ты станешь рыцарем, не будь похож на своих братьев. Ведь ты очень хороший, Крис. Останься самим собой.

– Обещаю, что не стану другим, – ответил мальчик.

Катя пожала ему руку. Тут же Крису протянул свою горячую ладошку и Женя.

– И мне пообещай то же самое, – попросил он.

Вместо ответа Крис просто крепко обнял мальчика и прошептал ему на ухо:

– Братья должны верить друг другу и без обещаний. Но все равно я даю тебе слово, что всегда буду твоим братом.

Снова начались горы, и на вершине одной из них люди увидели прекрасный белый замок с высокими и изящными башнями.

– Это дом феи, – сказал Альвансор. – Возьмем с собой десять рыцарей и тридцать моих гвардейцев и поднимемся наверх. Остальные разобьют лагерь здесь, внизу.

Так они и сделали и перед самым заходом солнца, когда его последние лучи окрасили белый замок в розовый цвет, уже стояли перед воротами обители великой волшебницы.

Ворота были открыты.

– Повелитель, – обратился Альвансор к Жене, – ты должен послать человека, чтобы он попросил фею дозволения войте тебе в дом.

– Кого я должен послать?

– Того, кого ты считаешь самым достойным.

Рыцари приосанились. Каждый из них считал, что пошлют именно его. Но Повелитель даже не посмотрел в их сторону.

– Кристиан Тринадцатый из рода Отважных, ты согласен быть моим послом к фее Вечной юности? – важно спросил он.

– Да, ваше величество, – ответил Крис.

– Тогда сходи, попроси разрешения войти, – уже обычным своим детским голосом сказал Женя.

Крис спрыгнул с коня и скрылся в замке. Через несколько минут он появился, и уже не один, несколько десятков людей вышло навстречу гостям. Затрубили фанфары и забили барабаны. Крис подбежал к Жене и сказал:

– Фея Вечной юности считает высокой честью для себя твое посещение и просит пожаловать в ее дом.

Крис помог Жене слезть с Ларисы, а затем бросился к Кате, чтобы сделать то же самое. Он все-таки еще был только оруженосцем рыцаря Катерино и свято выполнял свои обязанности.

Женя возглавил процессию и вместе со своими подданными вошел в замок.

Это было удивительное жилище – замок феи Вечной юности. Снаружи давно уже были сумерки, а внутри казалось, что за окнами светит яркое утреннее солнце. И повсюду цветы и фонтаны, самые разные и причудливые. Если мы утверждаем, что Катя и Женя находились в сказке, то здесь, в замке феи Вечной юности, сама сказка была в сказке.

Фея встретила детей в тронном зале. Она сама вышла им навстречу, взяла Катю за руки и повела за собой. Брат и сестра были поражены, увидев ее. Феей Вечной юности была девочка чуть старше Кати. Ей было не больше тринадцати лет. И конечно, она была очень красива. Когда Фея заговорила, то в голосе ее было столько мудрости и величия, что казалось, будто перед ними взрослая женщина, которая живет целую вечность…

– Мальчик Женя, Принц Белой башни и Повелитель Страны Остановленного времени, и девочка Катя, смелый и отважный рыцарь Катерино, я рада видеть вас. Я ждала вас и очень желала удачи всем вашим делам. Я знаю, зачем вы пришли и что хотите попросить у меня.

Дети, пораженные ее словами, молчали.

– Вы хотите, чтобы я отправила вас домой? Туда, откуда вы прилетели?

– Да, да, – обрадованно закивали брат и сестра.

– Приготовьтесь услышать грустную весть, – печально и ласково сказала фея. – Я не в силах сделать это. Даже моих знаний и чар не хватит, чтобы пробить стены безвременья. Только старый Повелитель мог это сделать, так он был велик. Я знала про его страшные замыслы, но противостоять им не могла. Все, что мне удалось сделать, – это посоветовать белым лебедям (когда они прилетели ко мне и умоляли расколдовать их и не дать случиться новому преступлению) украсть такого мальчика, у которого есть кто-нибудь близкий, способный отправиться за ним в неизвестность. Я предложила лебедям дать один шанс этому человеку. Это было единственное средство, не нарушая чары Повелителя, противостоять им. Нам повезло. Лебеди похитили мальчика, но дали его сестре свои перья. Девочка воспользовалась ими и оказалась здесь. Дальше вы все знаете. Второй раз я смогла помочь вам, когда об этом попросил белый голубь Ослепительный. Я повернула назад время. Судя по тому, что вы здесь, я делаю вывод, что это вам помогло. Но большего я не смогу для вас сделать, мои милые дети. Придется вам пока пожить здесь, в этой стране.

Катя и Женя слушали, что говорит им фея Вечной юности, и из глаз у них текли слезы. Неужели все напрасно? Все их приключения и подвиги. А они так надеялись на фею. Ведь она была их последней возможностью попасть домой. И вот последняя надежда угасла. Девочка и мальчик были потрясены и подавлены.

– К чему эти слезы? – вдруг воскликнула фея и прижала детей к себе. – Я же говорю «пока». Пока вам придется остаться здесь. А потом мы обязательно что-нибудь придумаем. Обещаю вам, что сделаю для этого все, что смогу.

Столько уверенности было в ее словах, что слезы высохли сами собой, а души наполнились новой надеждой. Фея излучала свет и добро, и Катя с Женей заулыбались, глядя на нее.

– Можно, мы попросим тебя выполнить одну нашу просьбу? – спросила Катя фею, когда они возвращались к остальным гостям.

– Конечно, я выполню любую твою просьбу, смелая девочка, – сказала та. – Ты смогла сделать то, что не удавалось ни одному волшебнику на этой земле, включая и меня. Ты одолела Повелителя. Не знаю, что тебе помогло. Удача, смелость или беззаветная любовь к брату. Повелитель мертв. Ты вмешалась в ход событий! Тысячелетняя история нашей страны перевернута тобой за несколько недель. Здесь был мир и покой. Пришла ты, и по всей стране идут войны и вспыхивают восстания одних княжеств против других. Зло поселилось в нашей стране. И это связано с твоим появлением у нас. Ты не чувствуешь вины за собой за страдания нашей страны?

– Нет! – ответила Катя. – Я не чувствую за собой вины. Мой брат был похищен, и никого не волновало, что те, у кого он украден, будут страдать и плакать о нем всю жизнь. Почему я должна думать о тех, кто принес нам несчастье? Это их расплата за то, что они сделали.

– Кто они?

– Все злодеи. Повелитель и остальные, кто мешал мне добраться до брата.

– А в чем виноваты мирные люди, ведь это они сейчас страдают? Тебе их не жалко?

Катя задумалась.

– Жалко, – протянула она. – Но они сами виноваты, раз у них такой злой правитель, который ворует детей и убивает их души. Больше всего мне жалко моего брата и моих маму и папу.

– Ты очень умная девочка, – сказала фея. – А я действительно не могу требовать от тебя, чтобы ты несла ответственность за то, что сейчас происходит в стране, которая появилась по моей воле. Но хватит об этом. Так о чем ты хотела меня попросить?

– Мы с Женей просим тебя выполнить просьбу, связанную с нашим другом. Крис, подойди, пожалуйста, сюда!

Мальчик несмело подошел.

– Во всех моих похождениях Кристиан принимал участие. Если бы не он, мы с братом погибли бы.

– Я знаю это.

– Посвяти его в рыцари, пожалуйста!

– Я? – удивилась фея. – Но я не имею права делать это.

– Почему?

– Посвящать в рыцари может только лицо королевской крови.

– А разве ты…

– У меня благородное происхождение, но не королевское.

Катя и Женя снова загрустили.

– А почему бы Жене самому не посвятить Кристиана в рыцари? – предложила фея.

– Мне? – поразился Женя. – С какой стати?

– Как с какой стати? – поразилась, в свою очередь, фея. – Ведь ты Повелитель этой страны. Настоящий король.

– Я – король?

– Да, король. Ведь это на твою голову возложили золотую корону Повелителя?

– На мою.

– С того момента, как это произошло, ты лицо с королевской кровью и можешь кого угодно жаловать в рыцари. И помни, что ты правитель нашей страны в настоящее время.

– Значит, я могу посвятить Криса в рыцари?

– Да.

– Прямо сейчас?

– Конечно.

– Катя, дай мне, пожалуйста, твой меч, – попросил сестру Женя. – А ты, Крис, становись на правое колено.

Оруженосец, не веря своему счастью, встал перед маленьким властителем так, как он велел. Женя взял у сестры ее рыцарский меч и возложил его Крису на левое плечо.

– Кристиан, названный Тринадцатым, сын Ричарда Отважного и Элизы Недоступной. – Его торжественный и громкий голос звонко разлетелся по всем залам замка феи Вечной юности. – В присутствии всех, кто здесь находится, и властью, данной мне небом и людьми, объявляю тебя рыцарем и посвящаю тебя в это высокое и почетное звание. Служи верно и не опозорь своего оружия нечестными делами, трусостью и предательством! Встань, рыцарь Кристиан!

Сияющий и счастливый Крис встал.

– Теперь ты рыцарь, Крис! – закричал Женя и бросился ему не шею. Торжественность момента была нарушена, Катя, которая разинув рот смотрела, как ее брат сыплет королевскими речами (и когда это он научился?), тоже подбежала к мальчику. Вслед за ней и все остальные, включая и братьев Криса, стали поздравлять нового рыцаря с посвящением.

За общим шумом никто не заметил, как к фее Вечной юности подошел слуга и что-то прошептал ей на ухо. Фея нахмурилась, затем громко хлопнула в ладоши, чтобы привлечь всеобщее внимание.

– Господа, – обратилась она, когда все взоры были обращены к ней. – Мне сообщили, что армия мятежников вошла в мои владения. Негодные люди решили идти по пути зла до конца. Они собираются убить нашего Повелителя и всех, кто на его стороне. Ни на какие переговоры они не согласны. Так что готовьтесь к битве, ибо завтра они будут здесь.

– Какие будут указания? – спросил Женю Альвансор.

– Командуй, Альвансор, ведь ты глава армии, – растерянно ответил мальчик.

– Все спускаются вниз к войскам, – приказал смелый воин, – завтра мы дадим решающий бой.

Глава девятнадцатая

ПОСЛЕДНИЙ ПОДВИГ РЫЦАРЯ КАТЕРИНО

Оставим ненадолго наших друзей и друзей наших друзей и перенесемся в Столицу, где тоже происходят самые головокружительные события.

Когда Гаргулио самым фантастическим образом пропал в Белой башне, а его несколько слуг, бывшие с ним, сошли с ума, город наполнился самыми невероятными слухами. Никогда еще веселые горожане не наблюдали таких стремительных и ужасных событий, когда за последние полгода сменилось столько правителей и произошло столько невероятного. Город жил в тревожном ожидании чего-то страшного и неизвестного. Никто, даже самые богатые и тщеславные горожане, больше не помышлял о короне и власти. Ни за какие деньги они не осмелились бы подняться в Белую башню, где самым таинственным образом пропадают люди, а если не пропадают, то сходят с ума. Так же никто не решался объявить себя хозяином города после того, как исчез Гаргулио. Все прекрасно знали, что на это место претендуют два таких ужасных человека, как Алехандро Черный и Леонари. А они, если вернутся, не пощадят своего нового соперника. Поэтому город жил без правителя и ждал, что будет дальше. Он сильно опустел, потому что многие его жители опасались, что вернувшиеся из похода Алехандро и Леонари начнут выяснять отношения между собой на улицах города. Вот они и покинули город на всякий случай: разъехались и попрятались в ближних деревнях и фермах. Именно так, например, поступил Япиус – хозяин гостиницы «У камелька».

Однажды утром оставшиеся горожане глянули по привычке на Белую башню, и сердца их наполнились ужасом.

Огромный, просто гигантский змей, три раза обвившись вокруг Белой башни, сползал вниз. Это было такое чудовище, какое трудно себе даже представить, словно сама чернота. Глаза его излучали черный свет, от которого не хотелось жить, а от зловонного дыхания змея в городе сразу стало трудно дышать.

Весь город стоял и смотрел, как медленно, но неотвратимо сползает вниз этот змей.

Когда он преодолел половину расстояния, в городе началась страшная паника. Люди бросились кто куда. В городских воротах началась давка, и только гвардейцы с помощью самых крутых мер сумели навести порядок и организовали нормальное движение. Но дракон был все ближе и ближе, и люди бросились в подвалы своих домов, чтобы там спастись от ужасного чудовища.

Когда Черный дракон сполз на землю, встал на огромные лапы и на спине у него расправились десятиметровые крылья, он обнаружил совершенно пустой город. Даже кошки и собаки забились в щели, чтобы не стать ему пищей.

Дракон зашипел, затем возмущенно заверещал, отчего с деревьев в парке короля эльфов посыпались листья. Змей повертел головой, затем в его глазах появилась какая-то мысль, словно он что-то вспомнил. И тут монстр издал такое яростное и громкое рычание, что в пустых домах посыпались стекла. Он встал на задние лапы. С громким гудением и шумом огромные крылья рассекли тонны воздуха, и Черный дракон взлетел. Он поднимался выше и выше, пока не долетел до самого верха Белой башни, три раза облетел вокруг ее верхушки и стремительно, щелкая на лету зубами, полетел на запад.

Жители Столицы облегченно вздохнули. Беда миновала их. А то, что она отправилась куда-то в другое место и обрушится на кого-то другого, их не так волновало. Хотя по сути своей все они хорошие люди.

Вернемся во владения феи Вечной юности. Там как раз началось главное событие этого утра. Битва двух армий – армии Принца Белой башни и феи Вечной юности и армии Алехандро Черного и министра Леонари – началось, как только появилось солнце. К ней готовились всю ночь и спали всего несколько часов.

Врагов было намного больше, поэтому сражаться пошли все, кто мог держать оружие. Около шатра, раскинутого на площадке посередине горы, оставались только фея и маленький Повелитель.

Женя собирался принять личное участие в битве, но ему это запретили сразу три человека. Альвансор напомнил, что командир должен только руководить сражением. Фея сказала, что Женя должен защищать ее, если вдруг враги прорвутся сюда. А Катя предупредила, что лучше еще раз отшлепает его, чем отпустит в бой, пусть он даже прикажет отрубить ей за это голову.

– Ты ведь у нас лицо с королевской кровью! – подытожила она. – Поэтому не имеешь права сам воевать. Мы будем за тебя проливать свою кровь. Твои подданные.

Жене пришлось подчиниться. Кто из троих оказал на него большее воздействие, сказать трудно.

Зато Катя по праву рыцаря заняла место в первых рядах. Когда Женя узнал про это, он страшно рассердился и хотел было приказать сестре быть с ним, но девочка так жалобно и умоляюще посмотрела на него, что мальчик передумал.

– Следи за моей сестрой, – сказал он Крису. – Я могу доверить ее только тебе. Смотри, чтобы она не лезла в самое пекло! Она ведь такая отчаянная!

И вот сражение началось! Рыцари не стали ждать, когда противник закончит строиться в боевой порядок, и по знаку Альвансора стремительно приблизились в центр мятежного войска. Закованные в тяжелые железные доспехи, с длинными копьями, они на всем скаку налетели на врага.

Алехандро и Леонари не ожидали столь мощного удара. Не вынесла первого натиска их армия, которая после похода через каньон Единорога совершенно утратила боевой дух и лишилась большого количества солдат. Алехандро приказал вешать каждого, кого поймают при попытке дезертирства и кое-как приостановил разложение. И вот сейчас их громят и рушат какие-то полсотни рыцарей, которые не боятся выстрелов мушкетов и пищалей.

Тогда Алехандро выпустил против них своих отчаянных головорезов, и они сумели остановить рыцарей. Началась рукопашная схватка. На помощь рыцарям пришли гвардейцы Альвансора и их легкая конница.

Все смешалось в единую кучу. Ржали лошади, звенело оружие, гремели орудия и ружья. Только сейчас Катя поняла, что ей здесь делать нечего, и ее рыцарский порыв был нечем иным, как ребячьей выходкой. Это было не кино и не спортивное состязание. Это была настоящая война, где люди убивают друг друга.

Крис понял ее состояние и проводил девочку туда, где находился ее брат, а сам умчался обратно. Катя обняла Мирко и со слезами сказала ему:

– Это самое ужасное, что я увидела здесь.

Женю она обнаружила в шатре. Он так же, как и Катя, испугался того, что увидел. Рядом с ним была Фея. Она была грустна и пыталась утешить мальчика. Увидев Катю, она улыбнулась.

– Я знала, что ты вернешься. Вы из другого мира, да к тому же еще просто маленькие дети. Хватит сражаться. Посидите друг с другом. То, что происходит внизу, не ваше дело. Ваше дело вернуться домой к родителям. Ведь это ваше заветное желание?

– Да, – кивнули оба.

– Значит, оно исполнится. К тому же вы видели единорога.

– Да, – сказал Женя, – И Крис тоже видел. И он стал рыцарем и расколдовал своих братьев.

Фея погладила его по голове.

Так они и сидели втроем в шатре, пока туда с обнаженным мечом не влетел радостный Крис.

– Победа! – сообщил он, вкладывая меч в ножны. – Альвансор убил Алехандро Черного в поединке, а Леонари тяжело ранен. Он сдался. Мятежники побросали оружие. Повелитель, – обратился он к Жене, – ты должен принять капитуляцию вражеской армии. Леонари ждет тебя.

Даже тут Катя не сдержалась, чтобы не съязвить.

– Тебе всегда достаются все сливки, – без злобы сказала она брату.

Гордо восседая на своей Ларисе, в сопровождении Кати, феи и Криса, Принц Белой башни спустился вниз и был встречен ликующей армией, рыцарями и Альвансором. Тяжело раненный Леонари, не скрывая злобы, вручил ему свою шпагу в знак того, что он и его армия сдаются на милость победителя.

Казалось бы, все закончено. Вот она, победа! Стреляют в воздух ружья, и радостно кричат солдаты, даже те, кто только что был в мятежном войске. Но в ту самую минуту небо потемнело и среди черных туч появился Черный дракон. Как молния он налетел на людей, изрыгая из своей пасти пламя и дым. Он обрушился как раз туда, где стояли Женя, Катя и фея, и если бы их в одну секунду не окружили железной стеной рыцари, то все бы они погибли.

Дракон врезался в непробиваемый заслон рыцарских щитов, которые выдержали его страшный натиск, и полетел прочь.

С ужасом смотрели вослед ему люди. Все произошло так быстро, что никто ничего не успел понять. А дракон сделал в небе круг и пошел во вторую атаку. Когда он спустился вниз, его встретил град стрел, пуль и рыцарских копий. Но все они не причинили дракону никакого вреда.

Второй его удар был еще страшнее первого. С треском сломались рыцарские щиты и копья, несколько героев со стоном упали на землю. Они первые встретили чудовищную пасть и зубы дракона. Их железные латы выдержали, и они остались живы, но потеряли сознание. Дракон кольцом обвился вокруг кучки несчастных и пытался силой своего тела раздавить и сломать их оборону. Но рыцари собрали все силы, чтобы сдержать этот ужасный натиск. Пытались пробить шкуру дракона мечами и рубили его длинное змеиное тело! Напрасно! Шкура была словно из брони. Дракона рыцари убить не смогли, но натиск его выдержали и спасли тех, кого окружили: фею, Женю и Катю.

В конце концов дракон тоже не выдержал и разжал свои кольца. Тех, кто снаружи пытался напасть на него, он отогнал своими крыльями и мощным пламенем, извергнутым из пасти.

Больше он нападать не стал. Сделав несколько кругов над полем сражения, полетел в горы. Когда он скрылся, люди облегченно вздохнули.

– С вами все в порядке? – спросила фея Вечной юности Катю и Женю.

Те испуганно кивнули. Лица их были белее мела от ужаса. Но они быстро забыли о страхе, когда узнали, что их друг, рыцарь Кристиан, ранен в правую руку.

– Я воткнул в него меч! – закричал он, когда встревоженные друзья подбежали к нему. – Вы слышите, Катерино, братишка? Я воткнул в него свой меч. По самую рукоятку. Вот только не успел добраться до его сердца. Эх, жаль, что меч остался в нем. Но ничего, рано или поздно эта собака сдохнет.

– Что с твоей рукой? – воскликнула Катя.

– Ерунда! – Крис, казалось, был даже счастлив, что ранен. – Когда я воткнул в него меч и хотел уже разрубить эту гадину пополам, он схватил меня за руку. Если бы не кольчуга… Ричард, мой брат, ударил ему в рыло секирой, и дракон отступил.

– Очень больно? – участливо спросил Женя.

– К ведьмам боль! Вы знаете, друзья, когда я ранил дракона, он закричал от боли. Да, да! Он закричал, вернее, заревел.

К друзьям подошла фея.

– Я видела, как ты ранил дракона, Кристиан, – сказала она. – Меня это удивляет. Ведь все рыцари старались пронзить его, но ни у кого это не получалось. А ты сделал это. Почему?

– Не знаю, – пожал плечами подросток.

– Странно, – задумалась фея. – Мне кажется, что это был не простой дракон. Этот дракон похож на саму смерть. И он вернется. Он обязательно вернется. Я поняла это по его глазам. Какой у него взгляд! Ужасный взгляд. И он весь черный. Я никогда не видела черных драконов.

– Кажется, я знаю! – хлопнула себя по лбу Катя. – Этот дракон, наверное, – то самое черное зло, про которое нам говорил золотой сфинкс.

– Золотой сфинкс? – удивилась фея. – Вы разговаривали с золотым сфинксом?

– Да.

– Вы должны мне об этом рассказать, – сказала фея. – Давайте вернемся в мой дом.

Катя перевязала рану Криса, чем очень всех удивила. Женя ей всячески помогал. Он знал, что этому она научилась в лагере, и сам он часто бывал объектом для Катиных тренировок в те времена, когда они жили дома.

После этого все отправились в замок феи.

Вечером за длинным столом собрались все главные участники последних событий: наши друзья, фея Вечной юности, рыцари, Альвансор и его гвардейцы-офицеры. Катя рассказала им про лабиринт из пустоты и про разговор с сфинксом.

– Значит, в конце разговора вы стояли под золотым взглядом золотого сфинкса? – спросила фея, когда Катя закончила рассказ. В руках волшебница держала большую толстую книгу, в которую постоянно заглядывала.

– Да, так оно и было.

– Так я и знала. Этот дракон не простой дракон. Это человеческая душа, которая не смогла оставить свое тело и поэтому превратилась в дракона. Этого никогда на земле не было, но по своим книгам я знаю, что так может случиться. Старый Повелитель. Это его преступная душа превратилась в Черного дракона. В черное зло, как говорил сфинкс. И эта великая сила зла не остановится, пока не погибнет сама или не уничтожит все живое на земле. Он вернется, чтобы убивать. Надо остановить его. Кто-то должен сразиться с драконом и убить его.

Рыцари в зале зашумели и закричали. Каждый из них утверждал, что с Черным драконом должен сразиться именно он. Фея взмахом руки приказала им замолчать.

– Но Черный дракон неуязвим для простого оружия. Даже для рыцарского. Мы видели это в бою.

– Что же делать? – заговорили рыцари. – Неужели трусливо прятаться от него? Все равно мы будем драться с драконом.

– Вы прекрасно знаете, что любого дракона можно убить только в поединке, – сказала фея.

– Мы будем драться по очереди, пока не победим или не погибнем все!

– Нет, – твердо сказала фея. – Сражаться с Черным драконом может только один человек. Если он не победит, то дракона уже никто не победит. Он станет непобедимым.

После этих слов воцарилась тишина.

– И все равно каждый из нас готов сражаться с драконом! – сказал один из братьев Криса.

– Да, среди вас есть такой человек, который может вступить в поединок с Черным драконом, и он единственный, кто может победить его.

– Кто он? – закричали рыцари. – Назови его!

– В первом сражении с драконом только один из вас смог нанести ему рану. Это рыцарь Кристиан, – сказала фея, и все уставились на Криса, который с перевязанной рукой сидел рядом с Катей. – Он смог сделать это потому, что стоял под взглядом золотого сфинкса и держал в его лучах свое оружие. Его меч обрел могучую силу жизни и потому с легкостью вошел в неуязвимое для простого оружия тело дракона. Но меч остался в змее и улетел вместе с ним. Теперь есть только один меч, обладающий такой же силой, и человек, который владеет им, перед нами. Это рыцарь Катерино!

Эти слова поразили всех присутствующих. И больше всех Катю. Девочка смотрела вокруг и долго ничего не понимала. Рыцари смотрели на нее с завистью. Девочка поймала на себе восторженный взгляд Криса, затем испуганный и недоуменный взгляд брата.

– Я? – вырвалось у нее.

– Да, ты, – сказала фея. – Среди нас только ты можешь сразиться с Черным драконом, рыцарь Катерино. Ты должна закончить раз начатое дело.

– Какое дело?

– Борьбу с Повелителем. Она, оказывается, еще не закончилась.

Катя почувствовала, как у нее засосало под ложечкой.

– Это несправедливо! – закричал кто-то из рыцарей. – Отправлять маленькую девочку, если даже она и рыцарь, на верную гибель! Пусть рыцарь Катерино отдаст свое оружие кому-нибудь из нас!

Но никто не поддержал крикуна. Потому что каждый рыцарь знал, что рыцарское оружие действует только в руках его владельца. В чужих руках оно становится самым обычным и теряет все свои чудесные качества.

– Подойди к Повелителю, рыцарь Катерино! – попросила фея Вечной юности Катю. Он должен дать тебе приказ биться с Черным драконом. – Фея посмотрела на Женю. – И благословить тебя на этот великий подвиг.

Катя, словно пораженная громом, подошла к младшему брату. Женя не мог вымолвить ни слова. Наконец у него что-то вырвалось, но это услыхала только фея. Мальчик сказал: – Нет!

– Господа! – обратилась фея к присутствующим. – Наш Повелитель хочет поговорить со своей сестрой наедине.

Рыцари и гвардейцы поднялись, почтительно поклонились и вышли из зала. Фея осталась с детьми.

– Катя, – жалобно начал Женя, – я не хочу, чтобы ты дралась с драконом.

Девочка молчала. Женя всхлипнул. Кате тоже захотелось зареветь, но тут заговорила фея:

– Есть еще одна причина, по которой ты должна драться, Катя.

– Какая? – поинтересовалась девочка. – Ты хочешь сказать, что это я выпустила Черного дракона в мир и теперь должна убить его? Освободить вашу страну от зла, да?

– Нет, – в голосе феи не было ни раздражения, ни озлобленности, только доброта и ласковость, – не поэтому. Тот, кого ты должна убить – дракон, он обладает огромной силой. Ты должна забрать у него эту силу.

– Зачем она мне нужна? Что я с ней буду делать?

– Этот дракон – черная душа Повелителя. Ее место в аду, а не здесь на земле. Ты отправишь ее туда. Повелитель перенес тебя и брата в эту страну. Это он держит вас здесь. Покончи с ним, и вы сможете вернуться туда, откуда пришли.

– Вернуться? – Катя совсем растерялась. – Но как мы сможем вернуться?

– Если ты убьешь дракона, то его сила будет твоей. Тебе хватит этой силы, чтобы добраться до дома вместе с братом. Так что, друзья, это ваша единственная возможность исполнить ваше заветное желание. Решайтесь! Но только будьте солидарны! Если драться захочет Катя, Женя должен быть с ней согласен. Если хоть один из вас скажет «нет», драться с драконом буду я. Я смогу сохранить силу твоего меча для себя, Катя. Но в случае моей победы я смогу отправить обратно только одного из вас. Если я отправлю вас обоих, то вы вернетесь домой, но только не в то время, откуда прибыли, а на десять или, скорее всего, сто – двести лет раньше. Решайтесь!

Она еще не успела сказать все до конца, а решение уже было принято.

– Я буду сражаться! – сказала Катя.

– Я приказываю тебе сражаться! – сказал Женя сестре и всхлипнул.

– Завтра я покажу тебе нового коня, – сказала фея Кате, – а сейчас идите спать.

Долго не могли уснуть Катя и Женя.

– Ты обязательно победишь, – обнимая сестренку, уверял ее мальчик, а сам плакал.

Катя не видела, как он плачет, но чувствовала его слезы на подушке.

– Ну что ты, малыш, – говорила она, – конечно, мы победим. Я разрублю этого змея на тысячу кусков, и мы отправимся домой.

– Но если ты погибнешь… – Женя разрыдался.

– Не болтай глупостей! Я и не в таких переделках была.

В конце концов они все-таки заснули. Дети не взрослые. Они хорошо спят даже тогда, когда у них на сердце печаль или тревога. К тому же они понимали, что перед таким важным делом, как сражение с драконом, надо хорошенько выспаться.

Наступило утро.

Катя и Женя вышли из своей спальни, и их сразу встретил Крис. Он по старой привычке оруженосца спал у дверей.

– Я привел твое оружие в порядок, – сказал Крис. – теперь ты можешь биться хоть с тремя драконами.

Катя через силу улыбнулась. В голосе друга она слышала нескрываемую зависть.

– Спасибо, Крис, – поблагодарила она. – А как твоя рука?

– С ней все в порядке! Примерь щит, Катерино. Плотно ли он прилегает к руке? Застегни плащ; я снова прикрепил к нему золотую пряжку. Давай я тебе помогу. Позволь еще раз побыть твоим оруженосцем.

– Я тоже буду твоим оруженосцем, – сказал Женя и тоже стал помогать Крису собирать Катю к бою.

– Эту кольчугу прислала тебе фея Вечной юности, – говорил Крис, натягивая на девочку тонкую стальную рубашку. – Она не боится огня и будет охлаждать тебя во время сражения. А этот шлем когда-то принадлежал рыцарю Артруа. Он носил его в детстве, и тебе он будет впору. Перья на нем от птицы феникс. Весь огонь, направленный драконом, они возьмут на себя, все равно они сразу восстанавливаются из пепла. А вот лат на твой размер не нашлось. Но я думаю, они и ни к чему. Только будут сковывать движения. А тебе нужна быстрота.

Когда все было сделано и рыцарь Катерино, облаченный и готовый к бою, вышел в главный зал замка, его встретили фея, рыцари, гвардейцы и Альвансор. Все они желали девочке удачи и победы в поединке.

– Пойдем, я покажу тебе твоего коня, – сказала Фея.

– А разве я буду сражаться не на Мирко?

– Мирко – хороший конь. Но вряд ли он будет тебе полезен в этот раз. Тот конь, которого я тебе предлагаю, намного сильнее. Только он живет не здесь. И нам придется совершить небольшое путешествие. Попроси Кристиана приготовить нам лошадей и попрощайся со всеми. Сюда ты вернешься только после победы.

Крис побежал выполнять просьбу Кати и Феи, а девочка подошла к брату.

– Пока, Женя, – сказала она ему, затем обняла его, прижала к себе и поцеловала. – Будь молодцом и никуда не уходи, пока я не вернусь.

– Ты, главное, ничего не бойся, сестричка, – горячо прошептал мальчик. – Представь, что это компьютерная игра. Ты ведь всегда классно играла!

– Ладно, я так и сделаю, – пообещала Катя, а сама подумала, что в играх всегда можно сначала поучиться, прежде чем начать набирать очки.

Тут вбежал Крис и сказал, что все готово. Через несколько минут он, Катя и Фея уже скакали к соседней горе. Они обогнули ее и остановились у невысокой расщелины.

– Отойдите немного назад, – велела детям Фея, а сама вынула из рукава небольшой серебряный свисток и тихонько свистнула.

На глазах у изумленных Кати и Криса расщелина стала увеличиваться. Друзья увидели глубокую пещеру. Они вопросительно глянули на фею, но та знаком показала, что надо подождать.

И тут из пещеры показалась голова. Огромная чудовищная голова белого цвета. Лошади громко заржали и отпрянули назад. Мирко встал на дыбы, и Катя чудом удержалась в седле.

– Не бойтесь, – сказала Фея. – Это Войдраг, мой белый дракон.

В подтверждение этих слов, за головой вылезло и все остальное: длинное гибкое тело на четырех лапах, два могучих крыла и длинных хвост. Войдраг был очень похож на Черного дракона. Только он был намного меньше, белого цвета, и морда у него была не страшная, а даже добрая и симпатичная.

– Это и есть твой конь6 рыцарь Катерино, – сказала Фея Вечной юности, – седлай его и садись верхом.

– Я должна драться на нем? – растерялась девочка.

– Конечно, неужели ты думаешь, что можно победить Черного дракона иначе? Не бойтесь Войдрага. Он очень умный и все понимает.

Катя и Крис несмело приблизились к дракону. Тот шумно, словно корова, вздохнул и внимательно их обнюхал. Видимо, запах ему понравился, потому что Войдраг еще раз удовлетворенно вздохнул.

– Вот тут, где шея встречается с туловищем, и прикрепите седло, – посоветовала Фея.

Шея в том месте была как раз такой же толщины, что и туловище лошади, и Катя с Крисом, расседлав Мирко, надели седло на белого дракона. Крис помог Кате усесться, а затем крепкой веревкой привязал ее ноги так, чтобы та в воздухе не свалилась с дракона.

– С помощью этих двух чешуек ты можешь управлять им