/ Language: Русский / Genre:children,child_tale,child_adv,adventure,sf_fantasy,children,

Рыцарь Катерино

Дмитрий Суслин

Есле тебе всего одиннадцать лет, и ты обыкновенная девочка, а на тебя свалились все беды мира, не теряй головы, отравляйся в Страну Остановленного времени, сразись с драконом и победи его. И тогда ты странешь рыцарем, и все зло мира будет бессильно перед твоим мечом, отвагой и мужеством. Почему? Потому что ты РЫЦАРЬ. Рыцарь Катерино.

ru Fiction Book Designer 17.11.2005 FBD-9IMJAENX-JC3V-789X-BO8D-798EL0G3RNCT 1.0 Рыцарь Катерино Изд-во АРМАДА Москва 1998 5-7632-0619-3

Дмитрий Суслин

РЫЦАРЬ КАТЕРИНО

СОДЕРЖАНИЕ

Страна Остановленного времени-1

ПРЕДЫСТОРИЯ

I

II

III

IV

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

Глава восьмая

Глава девятая

Глава десятая

Глава одиннадцатая

Глава двенадцатая

Глава тринадцатая

Глава четырнадцатая

Глава пятнадцатая

Глава шестнадцатая

Глава семнадцатая

Глава восемнадцатая

Глава девятнадцатая

Глава двадцатая

Глава двадцать первая

Страна Остановленного времени-1

Рыцарь Катерино

Принц Белой башни

Кристиан тринадцатый

Паж Черной королевы

Повелитель гоблинов

Наследство чародея

Последняя битва

ПРЕДЫСТОРИЯ

I

В одной далекой стране (найти ее на карте мне так и не удалось) есть большой и красивый город. Он расположен на огромном холме и виден издалека. Высокие толстые стены окружают его со всех сторон, и въехать или войти в город можно только через ворота, охраняемые вооруженной стражей. В городе очень много домов, и на его улицах бурлит жизнь. Сюда приезжают со всей страны, чтобы что-то продать или, наоборот, купить. Конечно не обходится и без путешественников. Им хочется посмотреть на самый большой в мире, по их мнению, город. Но мы-то с вами знаем, что на земном шаре есть города намного больше этого. Например, Нью-Йорк или Москва. Дело не в этом. Люди того города, про который я вам рассказываю, считают, что в мире есть только одна страна – Та, в которой они живут. И еще несколько мятежных княжеств на ее окраинах, упорно не желающих стать подданными этой великой страны.

Поскольку город стоит на холме, его мощенные булыжником улицы ведут вверх или, наоборот, сбегают вниз. Внизу, у городских ворот, больше всего народу и дома победнее. Зато именно здесь царит самое бурное веселье. Иногда кажется, что это вечная ярмарка и балаган. Даже солдаты здесь всегда радостные, разговорчивые и очень любят повеселиться. Но через несколько кварталов выше веселье начинает стихать. Дома становятся солиднее и важнее. Они недружелюбно хлопают тяжелыми дверями и высокомерно поглядывают на веселье нижних улиц. Здесь живут богатые горожане. Они содержат много слуг и ездят в дорогих каретах. Чем великолепнее карета, чем больше запряжено в нее лошадей, тем богаче и знатнее ее владелец. Толстосумы обожают хвалиться друг перед другом своим состоянием. А оттого, что они не любят ходить пешком, а только разъезжают в каретах, все они очень толстые или, наоборот, очень худые. На нижних улицах люди втихомолку, когда рядом нет полицейских, смеются над ними.

Миновав богатые кварталы, можно увидеть сказочно красивый парк, окруженный узорной чугунной решеткой и охраняемый стражниками с алебардами. Самые богатые горожане по особым пропускам проникают в парк через калитку и идут по посыпанным белым песочком дорожкам, мимо фонтанчиков и прудов, в которых плавают белоснежные лебеди. Везде растут аккуратно подстриженные деревья и кустарники и очень много цветов. Сюда не долетает шум с веселых нижних улиц.

В глубине парка вырисовывается мрачный дворец, вернее сказать, замок, потому что для дворца в нем слишком мало окон. Здесь царит полное уныние. По сумрачным огромным залам ходят суровые гвардейцы в железных доспехах и придворные. Никто не смеется, и все разговаривают только шепотом. На самой высокой части холма стоит башня, и с нее можно увидеть почти всю страну: дремучие леса, полноводные реки, города и рыцарские замки, большие деревни и одинокие хижины, и совсем далеко – громады гор, чьи снежные вершины упираются в небо. Иногда по ночам там видны крохотные отблески огня – это вылетели на ночную охоту драконы.

Давным-давно башню эту построил великий зодчий Валия. Он соорудил ее из беломраморных глыб, а крышу покрыл тонким слоем золота. Башня поразила тогда всех. Валия умер, а вокруг его творения сразу же началась борьба рыцарей и князей. Завладел башней один князь и пристроил к ней свой замок: будто уродливый карлик встал рядом с красавицей принцессой, одетой в подвенечное платье. Потом башня и замок часто меняли своих хозяев. Тут жили надменные бароны и добрые феи. Раз даже поселился король эльфов. Именно он окружил замок роскошным парком. А лет пятьсот назад, сразу после Короля Эльфов, здесь стал расти город.

Затем появился Повелитель. Никто не знал, откуда он пришел. Но этот человек оказался всемогущим. Он подчинил себе драконов, и уже никто из рыцарей не смог ему противостоять. Войны, которые продолжались почти тысячу лет, прекратились. Повелитель установил суровые законы и стал управлять всей страной.

Он поселился в башне Валии один, почти в затворничестве. С ним было лишь несколько верных слуг и стражники. Придворные жили в замке и редко допускались в башню. Повелитель жил в самой верхней части башни: оттуда он мог наблюдать за всем, что делается в его владениях.

Народ со страхом и почтением взирал на башню, прозванную им Белой.

II

Однажды в яркий летний день в главном зале Белой башни на троне восседал Повелитель. Он был очень старым и дряхлым. Руки его сжимали тяжелый посох, золотой набалдашник которого венчал орел, выточенный из кости дракона. На голове Повелителя покоилась великолепная корона.

Повелитель был хмур и угрюм в этот день. Он вообще-то всегда был таким и никогда не улыбался. Но в этот день Повелитель был особенно не в духе. Яркое солнышко в голубом небе среди беспечных облаков еще больше портило настроение Повелителю: он предпочитал сумрак и прохладу дождей. Но в этой стране дожди шли очень редко…

– Пошлите за моим главным министром Гаргулио! – приказал в этот день Повелитель.

И Гаргулио – толстенький коротышка с быстро бегающими глазками – предстал перед суровым взором Повелителя. Первый раз за последние три года.

– Что хочет сказать великий Повелитель своему верному слуге? – дрожащим голосом спросил Гаргулио. Он задыхался. Бедняге пришлось карабкаться по лестнице на такую верхотуру: лифта в Белой башне, разумеется, не было. Но первый министр старался не показывать, как он устал. Наоборот, он весь светился от гордости, что наконец-то Повелитель призвал его к себе.

– Послушай, Гаргулио, – мрачно начал Повелитель, – я стал совсем стар.

– Да какой же вы старый? – воскликнул первый министр.

– Не перебивай! – рассвирепел Повелитель. – Мне скоро исполнится тысяча лет. Значит, я должен умереть. Пятьсот лет я управляю страной, людьми и прочими существами, населяющими эту землю. Но теперь мне приходит конец. Да, конец!

Повелитель вздохнул и еще крепче вцепился худыми пальцами в посох. Первый министр слушал его, затаив дыхание.

– Но страна не останется без правителя! – крикнул Повелитель, ударив посохом об пол, и тут же раскашлялся. – Я оставлю после себя наследника.

– О великий государь! – упав на колени, завопил Гаргулио. – Кто же тот счастливец, который заменит столь великого мага?

– Ты его не знаешь.

Гаргулио тут же помрачнел: в глубине души он надеялся, что Повелитель сделает своим наследником его.

– Это еще никому не известно, – продолжал Повелитель. – Даже мне.

Последние два слова он сказал совсем тихо, только самому себе, затем вновь заговорил громко:

– Слушай мой приказ.

Гаргулио подобострастно приблизился.

– Ровно в полночь, – голос Повелителя стал тихим и таинственным, – ты пойдешь в сад Короля Эльфов и найдешь пруд в зарослях ивы. Подойдешь к берегу и встанешь рядом со статуей русалки, после чего свистнешь три раза в этот свисток.

Повелитель протянул изумленному министру хрустальный свисток на серебряной цепочке и закончил:

– И тем, кто прибудет на твой зов, ты скажешь: – Тот, кто владеет вашей свободой, ждет вас. Запомнил?

Гаргулио кивнул.

– Тогда ступай.

Этой же ночью перепуганный Гаргулио (а он очень боялся темноты) пробирался по парку, освещая дорогу тусклым фонарем. Наконец он нашел нужный пруд и статую русалки. Дрожащими руками толстяк приставил свисток к пухлым губам, и три мелодичных звука разрушили тишину ночи. Ивы затрепетали ветвями, вода в пруду пришла в движение, словно рыбки начали водить в ней хороводы. Гаргулио даже присел от страха.

Вдруг все в этой кромешной темноте осветилось мягким голубым светом. И Гаргулио увидел, как по воде прямо к нему плывут пять прекрасных лебедей, таких белых, каким бывает только новогодний снег. Лебеди замерли в нескольких шагах от человека, и их вожак строго и немного грустно посмотрел на Гаргулио.

Увидев, что больше никто, кроме лебедей, не появился, человек обратился к птицам с уже известными нам словами:

– Тот, кто владеет вашей свободой, ждет вас.

Услыхав это, лебеди тревожно захлопали крыльями по воде, обдав Гаргулио целым фонтаном брызг. Лишь вожак остался спокоен и величественно горд. Он изящно изогнул шею и вздохнул по-человечески.

Изумленный Гаргулио увидел, как птицы забили по воде крыльями и, набрав разбег, взлетели. Вытянувшись в клин и сделав плавный круг над водой, они взмыли вверх, к Белой башне. Очень быстро они превратились в еле различимые точки. Впрочем, Гаргулио удалось разглядеть, как птицы влетели в окно тронного зала, где их, по всей видимости, ждал Повелитель.

Первый министр открыл от изумления рот и посмотрел на хрустальный свисток. Волшебный свисток исчез, словно растворился в воздухе. Тут же померк и голубой свет, стало темно, как в погребе. Вскрикнув от ужаса, Гаргулио помчался к выходу из парка.

Изумленные стражники видели, как он вылетел словно ошпаренный из парка и, поскуливая от страха, вскочил в карету, которая давно уже ждала его. Спустя некоторое время он пришел в себя. Ему даже показалось, что он видит стаю птиц, полетевшую из окна Повелителя на восток, купаясь в лунном свете.

III

Дедушка и двое его внуков сидели с удочками на берегу озера и ждали восхода солнца. Дед дымил здоровенной трубкой, а мальчики, не шелохнувшись, следили за поплавками.

Из– за горизонта выплыло солнце. Оно было таким ярким, что дедушка и внуки зажмурились. Затем произошло самое странное, что только могло произойти. В озере начался сильный водоворот. Высота водоворота постепенно нарастала, и он стал напоминать смерч. С обнажившегося дна в середине озера вдруг вылетели лебеди. Самые настоящие лебеди. Такие плавают в прудах зоопарков и королевских замков в сказках Андерсена. Пять белых лебедей взмыли в небо и, описав круг над озером, вновь вернувшимся в свои берега, полетели в направлении солнца. Когда они скрылись из виду, тишина и спокойствие воцарились снова.

– Да! – вырвалось одновременно и у мальчиков, и у деда.

Старик к тому же выпустил из трубки столько дыма, что внуки закашлялись.

IV

Когда пилот высшего класса Иван Иванович Краснобаев повел свой МИГ-29 в очередную мертвую петлю, то увидел такое, что его сознание едва не помутилось и летчик чуть было не выпустил штурвал из вдруг вспотевших рук. Перед ним на высоте пять тысяч метров летела стая птиц, похожих на больших гусей. Птицы плавно махали крыльями, а пилот Краснобаев на самом скоростном в мире самолете не мог догнать их. Летчик прибавил скорость. Через несколько секунд он перешел звуковой барьер. И догнал птиц. Но сколько ни старался пилот, обогнать стаю из пяти белых лебедей так и не смог.

– Что за черт! – выругался летчик. Затем его вдруг осенило. – Но ведь этого не может быть. Не может быть!

Чего только не видел в небе Краснобаев за сотни полетов. Видел он и летающие тарелки, которые, хитро подмигнув, тут же улетали в космическое пространство, и медлительные дирижабли, похожие на упитанных поросят, раз даже видел, как осьминог плыл по небу в громадной стеклянной банке.

Краснобаев понимал, что небо не только для авиации, и всегда подробно докладывал об увиденном. Его начальник генерал Бочкин каждый раз восклицал при этом:

– Послушай, Краснобаев, почему только тебе видятся такие вещи? Ни майору Скучных, ни полковнику Пресному ничего не попадается в облаках. Зато капитан Краснобаев разве только родную мать в небе не видел!

Но генерал не мог долго сердиться на Краснобаева, потому что тот был самый классный пилот в его эскадрилье и не получал подолгу повышения по службе только из-за своих чудачеств.

Друзья и товарищи смеялись над Краснобаевым и говорили:

– Ну ты, брат, даешь! Такие байки травить даже барон Мюнхгаузен не мог. Может, тебе книгу написать? И название есть подходящее: «Красные байки капитана Краснобаева».

Иван Иванович очень обижался на это и давал себе клятву ничего подобного не рассказывать. Но через несколько полетов он опять встречал в небе какую-нибудь небывальщину, и все опять начиналось заново.

Но такого, как сегодня, Краснобаев не видел никогда. Слишком необычно было зрелище лебедей, летящих со сверхзвуковой скоростью. Мало того! Лебеди стали обгонять гордость русской авиации – МИГ-29. Этого Иван Иванович выдержать не смог. Смелый и талантливый летчик, герой самых рискованных полетов и испытаний, он заплакал. Наверное, он решил, что сходит с ума и видит галлюцинации.

А лебеди плавно вырвались вперед и полетели на восток, навстречу солнцу.

Глава первая

ОДНИ ДОМА

– Я надеюсь на тебя, – сказал папа, когда они с мамой садились в машину.

– Все будет в порядке! – заверила его Катя. – Я глаз с него не спущу.

Это было сказано о младшем брате, который стоял рядом. В ответ мальчик показал сестре язык, но так, чтобы не заметили родители. Это ему удалось.

– Катя, Женя. – Мама умоляюще посмотрела на детей. – Поклянитесь, что не будете ссориться.

– Но мы же десять раз поклялись!

– Все равно, – стала настаивать мама. – Я уверена, что, как только мы скроемся за поворотом, вы тут же начнете драться.

– А я почему-то уверен, что они прекрасно проживут без нас в мире и согласии, – сказал папа. – Какие-то два дня! Сынок, скажи, я прав?

– Конечно, пап, я буду паинькой. – Своей широкой улыбкой Женя научился покорять почти всех взрослых.

Мама вздохнула. Пришла пора прощаться. На глазах у нее появились слезы. Ведь она покидала детей первый раз в жизни. Папа старался выглядеть спокойным, но было видно, что он тоже волнуется.

Наконец церемония прощания была закончена, и машина, взметнув на дороге пыль, скрылась за поворотом. Дети облегченно вздохнули. Еще бы! Каких трудов стоило им уговорить родителей уехать из дома и оставить их одних!

Хотя мама и папа покидали детей всего на три дня, они чувствовали себя преступниками. Но ехать было необходимо, так как дело касалось благополучия их семьи. За два дня, предоставленных шефом папиной фирмы, папе следовало исправить ошибку, из-за которой фирма оказалась в сложном положении. Подробностей дети так и не поняли. Но ясно было одно – папа и мама должны были ехать в какой-то поселок за пятьдесят километров от города и с кем-то договариваться. О чем? Дети этого тоже толком не поняли.

Их беспокоило только одно. Они никогда не расставались с родителями (Катин летний лагерь не в счет), но друзья уверяли, что это страшно интересно. Вот почему проблемы родителей не только не огорчили их, но даже слегка обрадовали. Самостоятельность сулила столько удовольствий!

А папа и мама разрывались между родительским долгом и служебным. Маме необходимо было ехать с папой, она была главной помощницей в его делах. Но ведь многие родители оставляют детей на день или два дома, и ничего! К сожалению, в этой семье дело обстояло иначе. Катя и Женя – сестра и брат – люто ненавидели друг друга. Вы скажете, этого не может быть! Увы, это так.

Кате было одиннадцать лет, Жене семь. Но разница в возрасте не мешала им вести настоящую войну между собой. Конечно, для родителей это было трагедией, но они уже ничего не могли поделать. Сколько раз они наказывали, ругали, убеждали и уговаривали детей. Ничего не помогало. Дети продолжали драться и ругаться из-за каждого пустяка. Вопли и слезы, синяки и шишки детей измучили родителей.

И вот теперь они уехали на свой страх и риск.

Когда дети остались одни, им захотелось поссориться в очередной раз. Но ведь они дали клятву родителям!

– Застегни сандалии, – сказала Катя брату.

– Отстань!

– Не отстану! – Катю назначили старшей, и она сразу почувствовала всю прелесть власти. – Ты обещал меня слушаться, значит, делай то, что я говорю!

Женя посмотрел на нее с ненавистью. Он опустился на колени и стал медленно застегивать ремешки. Он ждал, когда у сестры кончится терпение. Терпения ей было не занимать. Женя не выдержал.

– Помоги, что ли, – прокряхтел он.

Это был ловкий маневр, но Катя разгадала его намерения. Ей захотелось дать брату хорошего пинка, но она сдержалась и застегнула злополучные пряжки.

В этот раз они не поссорились. Не ссорились они еще два часа. Когда пришли домой, то каждый стал заниматься своим делом. Катя стала читать книжку про приключения девочки Алисы, а Женя разбросал по всей комнате игрушки и устроил войну между зверями и куклами. Он нарочно старался играть шумно, чтобы помешать сестре, но та не обращала на него внимания, захваченная космическими приключениями девочки из будущего.

– Почитай вслух! – внезапно потребовал Женя.

Меньше всего на свете Кате сейчас хотелось читать вслух.

– Это не для тебя книжка, – ответила.

– Почему?

– Ты еще маленький.

Ничего так не злило мальчика, как эти слова сестры.

– Сама дура! – зло ответил он.

– Маленький и глупый. – Катя решила подразнить братишку.

– Хочешь поссориться? Давай! Но учти, ты первая начала.

– Нужен ты мне!

– Тогда молчи!

– Тебя не спросила!

Внезапно оба замолчали, потому что вспомнили, что именно с таких слов у них всегда и начинались скандалы. Катя была старшей, и вся вина за ссору будет лежать на ней.

– Ладно, Женька, – миролюбиво сказала она. – Уже поздно, давай ужинать.

– Не хочешь читать?

– Нет.

– Ладно, тогда давай есть.

Женя торжествовал, так как вышел победителем из этой перепалки. Он понял, что сестра не хочет оказаться виновницей, и решил довести ее до состояния кипения, а потом отступить. Сам он тоже не хотел стать зачинщиком ссоры или, того хуже, драки. Хотя и мог.

Думаете, эти дети так почитали и слушались родителей? Нет, они были непослушными детьми и порой доводили несчастных родителей чуть ли не до инфаркта. Но в этот раз они дали клятву. А этого они никогда не делали. Из рассказов родителей, из книг и фильмов, они знали, что того, кто нарушает какую-либо клятву, жестоко наказывает Бог, судьба или еще кто-нибудь. Катя и Женя просто боялись стать клятвопреступниками. Поэтому старались не переходить границу, за которой была ссора.

Что же было дальше? Дальше Катя приготовила ужин. Она была самостоятельная девочка. Женя попытался покапризничать за столом.

– Невкусно! – заявил он.

Мама на месте Кати начала бы уверять сына, что все очень вкусно, полезно и питательно. Катя же спокойно сказала:

– Не нравится, не ешь.

Жене ничего не оставалось, как смириться.

Он молча дожевал свой ужин и потребовал включить телевизор. Катя ничего против не имела. Иначе зачем же они так стремились остаться в доме одни? Конечно, чтобы развлекаться и делать то, что обычно им не позволялось. Например, смотреть ночные программы по телевизору. Но Катя еще раз решила продемонстрировать свою власть.

– Сначала убери игрушки, – приказала она.

– Это еще зачем? – искренне удивился Женя. – Ты ведь не моешь посуду.

Он был прав. Катя забыла это сделать. Она закусила губу от досады, но решила не сдаваться.

– Я сейчас помою, а ты в это время уберешь игрушки.

– И не подумаю.

– Тогда я не включу телек.

– Я сам включу.

– Я тебе не дам.

Назревала ссора. Ребята это понимали, но им уже надоело поддерживать мир, и они продолжали перепалку.

– Что ты можешь мне сделать? – поинтересовался Женя.

– Отправлю тебя спать, а сама буду смотреть кино.

– Ничего у тебя не получится!

– Это почему?

– Потому.

В глубине души Катя понимала, что действительно ничего не может сделать в такой ситуации. Она решила пойти другим путем.

– Ладно, Женечка, – хитрым голосом сказала она, – хочешь, завтра я поведу тебя в зоопарк?

Глаза мальчика заблестели. Предложение было очень заманчивым.

– Еще бы! – закричал он. – Конечно, хочу!

– Тогда убери игрушки.

– Ладно.

Так мирно окончился первый день без родителей. Брат с сестрой чуть не два часа не отрывались от телевизора, так что папа и мама сошли бы с ума, если бы узнали об этом. Затем почистили зубы и пошли спать.

Глава вторая

ДРАКА В ЗООПАРКЕ

Рано утром Катю разбудил громкий крик. Это кричал Женя.

– Вставай! – бесцеремонно требовал он и теребил ее одеяло. – Нам пора идти.

Девочка посмотрела на часы. Было семь часов утра.

– Ты с ума сошел! – возмутилась она. – Еще рано. Я спать хочу.

– Но ведь ты обещала!

– Давай поспим еще хотя бы час, потом пойдем.

– Я есть хочу, – заявил мальчик.

– Ну, достань что-нибудь из холодильника и поешь. – Катя была в отчаянии. По собственному опыту она знала, что брат не отстанет от нее, пока не добьется своего. Злость постепенно начала овладевать ею. Когда людям мешают спать, то их легче всего вывести из себя. Катя начала злиться на брата за то, что он мешает ей спать, на себя – за то, что дала столь легкомысленное обещание, и вообще на всех и все.

– Значит, не встанешь? – прищурив глаза, спросил Женя.

– Нет!

– Тогда я пойду один.

– Попробуй только, – пробормотала Катя и перевернулась на другой бок.

Она заснула и не слыхала, как Женя возился на кухне, как готовил завтрак и уронил при этом тарелку. Долго бродил по квартире в поисках одежды, потому что накануне вечером разбросал ее по всему дому. Что-то делал еще. Потом натянул сандалии. Одному уходить было страшновато. Но Катя не просыпалась. А Женя был упрям, и в этот раз он не смог справиться со своим упрямством. К тому же отступать было позорно. Женя хлопнул дверью и стал медленно спускаться по лестнице.

Катя продолжала спать.

Во дворе было такое веселое, солнечное утро, что Женя мигом забыл обо всех неприятностях и прямым ходом направился в зоопарк. В карманах оказалось немного мелочи. Женя купил в киоске три леденца на палочке и весело зашагал по улице, озираясь по сторонам. Мимо туда-сюда сновали прохожие. И никто из них не обращал внимания на маленького мальчика в расстегнутых сандалиях и с леденцом во рту. В такой ранний час никому в голову не приходил вопрос, почему мальчик один. Мимо проносились троллейбусы, позванивали трамваи. Город жил обычной трудовой жизнью.

Женя шел пешком. Он знал дорогу к зоопарку даже лучше, чем дорогу в школу, хотя путь туда был раз в пять длиннее.

Вот и зоопарк. Мальчик очень любил животных и страшно завидовал детям, у которых дома есть собака, кошка или еще какой-либо зверек. В этом вопросе он даже был солидарен со старшей сестрой, и они оба не раз просили родителей разрешить им кого-нибудь завести. Ничего не помогало. Один раз дети даже пообещали родителям жить в мире и согласии, если у них будет собака. Но им не поверили.

Женя купил билет, но зоопарк еще был закрыт. Время шло очень медленно. Мальчику даже показалось, что оно вовсе остановилось. Ничего не оставалось, как вооружиться терпением и ждать открытия.

– Чертов мальчишка! – выругалась Катя, когда проснулась и увидела, что брата нет. – Все-таки удрал.

Однако она была уверена, что Женя бегает во дворе, и поэтому не стала волноваться. Мама и папа запрещали мальчику играть во дворе одному без сопровождения одного из родителей или сестры. Катя должна была побежать и вернуть Женю домой. Но она не побежала, потому что подумала: «Для чего мы остались одни? Для того, чтобы не мешать друг другу. Если я позову его домой, он не захочет. Мы поругаемся. Пусть лучше играет один. Надоест ему, захочет есть, сразу прибежит».

Прошло два часа. Женя не возвращался. Катя начала волноваться. Ей до смерти не хотелось выходить из дома, но делать было нечего. Она решила устроить брату хорошую взбучку. Но во дворе мальчика не было, и она сильно испугалась. Выбежала на улицу, заглядывая во все укромные уголки. Безрезультатно. Катя села на скамейку и задумалась. Неужели Женя действительно убежал в зоопарк? Видимо, так оно и есть, решила Катя и побежала в сторону зоопарка. Прохожие с удивлением оглядывались ей вслед.

Когда Катя добежала до зоопарка, то обнаружила, что у нее совсем нет денег. Неужели ей придется возвращаться домой? Девочка еще больше разозлилась на брата. Злость ее росла с каждой секундой. А когда Катя злилась, то становилась очень упрямой. Девочка решила во что бы то ни стало попасть в зоопарк. Недолго думая, она пошла вдоль забора в поисках какой-либо лазейки.

Но разве в нормальном зоопарке могут быть лазейки? Конечно, нет. А то бы все звери разбежались. Катя устала, но так ничего и не нашла. Если бы сейчас она встретила брата, то, не задумываясь, бросила его в клетку со львами. Бедный Женя не знал, какие тучи сгущаются над ним!

Катя завернула за угол и увидела, как прямо на асфальте мальчишки играли во вкладыши.

Игра во вкладыши стала самой популярной у детей совсем недавно и напоминает взрослые карты. Правила ее везде разные, но суть одна – вместо карт в ней используются цветные картинки, которые находятся внутри упаковок жевательных резинок.

В своем классе Катя была чемпионкой по этой игре. Она нащупала в кармане пачку вкладышей и подошла к мальчишкам. Их было четверо, и все на год-два младше.

– Сыграем? – предложила Катя.

Мальчишки не проронили ни слова.

– Что, боитесь? – ехидно спросила девочка.

– Мы с девчонками не играем, – ответил самый старший, в желтой футболке.

– Это почему же? – возмутилась Катя.

– Потому что когда девчонки проигрывают, то поднимают такой визг и вой, что приходится возвращать проигранное. А что это за игра? – сказал уже другой мальчик. – Правда ведь, Федь?

Мальчик в желтой футболке важно кивнул. Видимо, он и был Федей.

– Нет, – хмыкнула Катя, – меня вам не обыграть.

Мальчишек такие слова сильно задели.

– Да ладно! – наперебой закричали они. – У тебя и играть нечем. Пять вкладышей, наверно, скопила…

– Ну уж фигушки!

И Катя показала им свое богатство. Целая пачка самых шикарных вкладышей мелькнула у них перед глазами.

– Ну? – спросила Катя. – Будете играть?

Через пятнадцать минут мальчишки стояли с унылыми физиономиями, а Катя набивала карманы их вкладышами. Выиграла она с легкостью, но это было только полдела.

– Хотите отыграться? – спросила Катя.

Девочка прекрасно знала, что им нечем отыгрываться. Ребята молчали и с тоской смотрели, как девочка запихивает их богатство в карман. Она специально делала это небрежно, и у мальчишек разрывались сердца, когда они видели, как мнутся их машины, самолеты, супермены и игрушки.

– Иди ты знаешь куда! – угрюмо ответил Федя. – Сама забрала все и говорит: отыгрывайтесь. Чем мы будем отыгрываться?

– Выкупите у меня ваши вкладыши и отыграйте.

– Это как это?

– Очень просто. – Катя в уме разделила цену билета в зоопарк и разделила ее на половину выигранных вкладышей. Цена была смешной. Катя продавала им вкладыши почти за бесценок. Они наперебой загалдели, выражая свое согласие. Сделка состоялась, и довольная Катя очень скоро пересчитала деньги, а ее партнеры возвращенные вкладыши.

– Ну что, будем еще играть? – Катя спросила это на всякий случай, для очистки совести.

– Ну уж нет! – ответили наученные горьким опытом мальчики.

– О’кей! – удовлетворенно согласилась Катя. – Тогда пока!

Она побежала ко входу в зоопарк. Настроение ее заметно улучшилось. Победители великодушны. Злость исчезла сама собой. Девочка даже решила не наказывать братишку, а лишь слегка пожурить его.

Вот и ворота с заманчивой надписью. Стоит старушка с красной повязкой. Она проверяет билеты. Катя побежала к кассе. Через минуту она была уже у клеток с животными и птицами. Но не они интересовали ее, Катя искала Женю. А в зоопарке легче найти верблюда или орангутанга, чем семилетнего мальчика. Ведь везде висят указатели, где какой зверь или птица находятся. О том же, где находится Женя Константинов, нигде указателей нет. А зоопарк не обойдешь и за неделю. Катя кинулась сначала к клеткам со львами, потом с обезьянами. Жени нигде не было. Девочка заметалась из стороны в сторону. Она спрашивала посетителей, не видели ли они маленького мальчика в коротких синих шортах и оранжевой рубашке с короткими рукавами. Ей отвечали разное. Кто видел, кто нет. Но конкретно никто ничего не говорил.

Не думайте, что Катя глупая девочка, только из-за того, что она не догадалась пойти в радиоузел зоопарка и попросить объявить по радио о пропавшем мальчике по имени Женя. Просто она была так растеряна, что не догадалась это сделать. Она ведь не взрослая. Это они всегда знают, что надо делать в таких случаях. А если честно сказать, то и взрослые иногда тоже теряются в сложных обстоятельствах.

А время шло. Людей становилось все меньше и меньше, а Катя все еще бегала от одной клетки к другой, от одного вольера к другому.

– Может, Женя не в зоопарке? – спросила сама себя Катя.

И увидела брата.

Мальчик стоял у пруда с водоплавающими птицами и зачарованно следил за играющими утятами. Поэтому от неожиданности он чуть не свалился в воду, когда рука сестры схватила его за шиворот. Но Катя держала крепко и не дала ни упасть в воду, ни тем более бежать.

– Попался! – торжествующе произнесла она.

– Пусти! – Мальчик отчаянно вырывался.

– Сейчас же пойдем домой, – зловеще сказала она. – Там я с тобой поговорю, как полагается.

Но тут мальчик укусил ее за палец.

– Ай! – закричала Катя и выпустила брата.

– Получила? – Женя отскочил на безопасное расстояние и показал сестре язык.

Катя кинулась к нему. Женя – в сторону, но было уже поздно. Девочка вновь держала его словно в клещах. Она потащила его к выходу.

– Я еще не все посмотрел! – завопил Женя.

– На сегодня хватит.

– Нет! Я хочу еще!

– Обойдешься, – отрезала Катя.

Она еле сдерживала себя. Тащить упирающегося и вырывающегося мальчика было тяжело. Спорить с ним было еще тяжелее. Редкие оставшиеся посетители оглядывались на детей и неодобрительно качали головами.

– Ты не имеешь права лишать меня культурного отдыха в общественном месте! – кричал Женя. Он знал очень много умных словечек и выражений, слышал по радио, телевизору и любил употреблять их при случае. – К тому же ты сама мне обещала!

– Да, обещала, – отвечала Катя. – Но кто тебе разрешал убегать из дома? Кто? Противный мальчишка!

– Я же не виноват, что ты спишь, как бегемот.

Этого ему не следовало говорить.

– Сам ты бегемот! – возмутилась девочка.

От такого сравнения она разозлилась не на шутку. Да, есть у нее маленький грешок. Она любит поспать по утрам. Но она никому не позволит смеяться над собой. Даже родному брату.

А мальчик продолжал обзывать ее прочими обидными прозвищами.

– Соня! – кричал он. – Я видел такого зверя сегодня. Вылитая ты!

– Замолчи! – Катя готова была заплакать от обиды.

Но Женя не унимался. Он понял, что наконец-то нашел слабое место сестры и решил вволю этим воспользоваться.

– Нет, ты больше похожа на ленивца. Он спит, даже когда висит на ветке. Если тебя повесить на ветку вниз головой, ты тоже будешь спать как ни в чем не бывало.

– Ах, так?!!

От обиды у Кати брызнули слезы. Она не выдержала и, забыв обо всем на свете, схватила руки мальчика в свою левую, повернула его к себе спиной так, чтобы он не мог вырваться, и ближайшие окрестности огласились звонкими шлепками.

Это был запрещенный прием. Ни Катю, ни Женю родители за всю жизнь даже пальцем не тронули, что бы те ни натворили. В их семье существовал закон: телесные наказания запрещены.

Катя отшлепала Женю. Это случилось около клетки с жирафами. Животные с удивлением смотрели на детей.

Как ошпаренный, мальчик отлетел в сторону от Кати, обеими руками держась за пострадавшее место, затем громко заревел. Катя тоже ошарашено смотрела на него. Она поняла, что натворила что-то страшное, но не знала, что ей теперь делать.

– Женя… – пробормотала она. – Я не хотела…

Но оскорбленный ребенок побежал, сотрясаясь от рыданий. Такого унижения он не испытывал с трех лет, когда Катя впервые проделала с ним то же самое. Тогда с ним случился настоящий припадок. Родители еле-еле смогли успокоить сына, а дочь очень строго наказали. Не разговаривали с ней целую неделю. Катя поклялась никогда больше этого не делать.

И так случилось, что сегодня она нарушила сразу две клятвы. Отшлепала Женю и поссорилась с ним. Девочка так растерялась, что не сразу догадалась побежать за братом. Когда она опомнилась, его уже не было видно. Поиски пришлось начать заново. Только в этот раз настроение у нее было совершенно другое. Катя шла подавленная и расстроенная.

Женя спрятался в кустах, которые росли у самой воды одного из каналов, и горько заплакал. Он плакал от обиды, от унижения, от вины, которую все-таки чувствовал за собой. Мальчик сидел на корточках, обняв руками коленки, и, уткнув в них лицо, тихо, как обиженный волчонок, подвывал. Слезы его падали на песок и оставляли на нем темные пятнышки. Вдруг сквозь плач он услыхал, как кто-то окликнул его по имени. Голос был низкий, густой и необычный.

– Женя. Мальчик Женя, – звал он.

Женя поднял лицо, вытер кулаками слезы и осмотрелся. Он никого не увидел. Но кто-то не переставая продолжал звать его. Мальчик вертел головой. Рядом никого не было. Лишь в воде плавали пять лебедей, да так близко от берега, что до них можно было дотронуться рукой. Не они же, в самом деле, разговаривают с ним? Женя присмотрелся повнимательнее к птицам и неожиданно понял, что это именно они обращаются к нему на человеческом языке.

– Кто это? – спросил он на всякий случай. – Кто меня зовет?

– Это мы, – ответил самый большой и красивый лебедь.

Женя даже перестал плакать и от удивления шлепнулся на землю.

Глава третья

ПОХИЩЕНИЕ

– Это вы меня звали? – спросил Женя.

– Да.

– А откуда вы знаете, как меня зовут?

– Мы знаем все на свете.

Женя даже не знал, что сказать. Лебедь продолжал:

– Мы видели, как с тобой обращаются твои родственники. И нам стало очень обидно за тебя, Женя. Как ты можешь позволить колотить себя какой-то девчонке?

– Это моя сестра. – Женя вновь вспомнил, как его отшлепала Катя, и ресницы его задрожали от гнева и обиды. – Она вечно меня обижает.

– Бедный мальчик, – сочувственно вздохнул лебедь. – Ты, наверно, был бы рад избавиться от нее?

– Конечно! Надоела мне до чертиков! Но как избавиться от родной сестры? Куда от нее денешься?

– Очень просто. Летим с нами в Страну Остановленного времени. Там не будет ни сестры, которая тебя обижает, ни родителей, которые постоянно тебя воспитывают: «Не делай этого, не делай того!»

– От папы и мамы я не хочу убегать.

– Но ведь их сейчас нет дома.

– Откуда вы знаете? – поразился Женя.

– Глупый, я же сказал тебе, мы знаем все. Когда ты вернешься домой, папа и мама еще не успеют вернуться. Зато твоя сестра за это время как следует поумнеет. Она поволнуется, поплачет, побегает, поищет. Когда ты вернешься, она пальцем тебя больше не тронет. Представь, как она испугается, узнав, что ты пропал, и как ей достанется за это от родителей.

– Да, – вздохнул Женя, – это было бы здорово.

Но он все еще не решался принять предложение сказочной птицы. Оно звучало так заманчиво.

– Не бойся. Сколько бы ты ни пробыл в нашей стране, здесь пройдет совсем мало времени, – говорил лебедь. – А нам срочно нужен мальчик, такой, как ты. Знаешь, для чего?

– Для чего?

– Чтобы управлять нашей страной. Наш король очень старый человек, и ему нужен принц. Ты хочешь быть принцем?

– Хочу, – ответил Женя. – Но я не могу. Мне надо вернуться домой очень скоро. Долго я не хочу у вас оставаться.

– И не надо. Ты вернешься, как только захочешь.

– Правда?!

– Конечно.

– Тогда полетели!

Лебеди вылезли на берег и стали помогать мальчику сесть на вожака. Женя очень долго устраивался поудобнее. Лебедь все покорно терпел и не двигался. Наконец мальчик уселся.

И тут вдруг появилась Катя. Увидев, что происходит, она замерла на месте, не в силах что-либо сказать.

– Быстрее! – закричал Женя. – Полундра!

Лебедь неуклюже, но быстро заковылял к воде. Остальные птицы последовали за ними, и вскоре они уже плыли прочь по водной глади канала.

Тут до Кати дошло, что происходит нечто невероятное.

– Женька! – жалобно закричала она. – Ты куда? Вернись!

Женя повернулся в ее сторону и тоже закричал:

– Прощай, Катька! Я теперь буду принцем!

– Каким принцем? – Катя так прямо и села на песок.

Но Женя уже больше не смотрел на нее. Лебеди набирали скорость и были уже далеко. Вдруг они оторвались от воды и взлетели вместе с ребенком.

– Куда? – только и смогла проговорить девочка.

Птицы сделали в небе круг и снова полетели навстречу Кате. Она было обрадовалась, думая, что они решили вернуться. Но нет. Лебеди не собирались возвращаться. Они летели все выше и выше. И уже трудно было увидеть на одном из них маленького мальчика. Минута, и они скрылись из глаз.

Теперь настала Катина очередь реветь во весь голос. Она с трудом понимала, что произошло. Рядом остановился какой-то прохожий.

– Что случилось, девочка? – спросил он. – Тебя кто-нибудь обидел?

– У меня братишка пропал, – сквозь слезы проговорила Катя, – маленький.

– Что ты говоришь? И куда он подевался? Давай его поищем!

– Он улетел, – проревела Катя.

– Как улетел?

– На гусе.

– На каком гусе?

– Или на лебеде. Не знаю. Сел на него и улетел.

– Стыдно, девочка, такие шутки шутить! Вроде не маленькая.

Посетитель укоризненно покачал головой и пошел своей дорогой. Катя посмотрела ему вслед и подумала, что не может такого быть, чтобы дети летали на лебедях! А что она скажет родителям, когда те вернутся? Ведь это она во всем виновата. И Катя заплакала еще сильнее.

Вдруг рядом с ней что-то упало. Катя посмотрела на песок и увидела сандалик Жени. Мальчик, как всегда, был в расстегнутых сандалиях, и вот один из них свалился с неба.

Катя взяла сандалик в руки, прижала его к груди и задумалась.

Произошло что-то невероятное. В современном городе, в начале двадцать первого века, среди бела дня крадут ребенка. И кто? Лебеди! Как в сказке.

Катя побежала к выходу, не переставая размышлять о случившемся.

Итак, ребенок похищен. Катя старалась думать об этом как можно спокойнее. То, что случилось, напоминает сказку, в которую никто не поверит. Значит, обращаться в милицию бесполезно. Ей никто не поверит, еще хуже, подумают, что она издевается над милицией. А милиция больше всего на свете не любит, когда с ней шутят. Остальные взрослые поведут себя точно так же, как тот прохожий в зоопарке. Что же делать? Обратиться к друзьям? Те тоже не поверят. Скажут: «Проворонила брата. Потеряла. Теперь придумала сказку, чтобы оправдаться». Даже если поверят, то чем они могут помочь? Нужен кто-то, не взрослый и не ребенок, поверивший в то, что произошло. И чтобы мог дать хороший совет или помочь еще чем-нибудь.

И тут Катя просияла. Да, такой человек есть! Его зовут Коля. Он студент. Катя была почти его другом. Она познакомилась с ним год назад, в летнем лагере. Коля был вожатым в отряде, в котором была Катя. Он был самым отличным вожатым в лагере, и дети из других отрядов страшно завидовали Кате и ее друзьям. С ним ребята ходили в походы, на рыбалку. Коля был неутомимым выдумщиком, и дети с ним никогда не скучали. А сколько он знал интересных историй! И никогда не ленился их рассказывать. Когда смена закончилась, ребята не хотели уезжать из лагеря. Девочки даже плакали. (Они все были тайно влюблены в Колю.) Катя тоже всплакнула. Но когда она в сентябре пришла в школу, то, к величайшему изумлению и радости, увидела в ней своего вожатого. Коля, оказывается, учится в педагогическом институте и пришел к ним на практику на целых два месяца. Он попал как раз в класс Кати, и все, что было в лагере, началось опять. Даже учиться с Колей было во много раз интереснее, чем с остальными учителями. Мало того, Катя узнала, что он живет в соседнем с нею доме, и стала приходить к нему в гости с друзьями и даже одна.

Только Коля мог сейчас чем-то помочь Кате. Девочка побежала к нему. Только бы он был дома. Не в лагере, не в походе, не в экспедиции. Только бы он был дома! Об этом молила Катя, когда бежала по начинающим уже темнеть улицам.

Пилот Краснобаев чуть не нажал кнопку катапультирования, когда из ближайшего облака вновь вылетела стая лебедей. Теперь они летели ему навстречу. Он быстро успокоился. Потому что когда во второй раз встречаешь что-либо необычное, то оно уже и не кажется таким необычным, как в первый раз. Человек, говорят, привыкает ко всему. Но лебеди приближались, и Краснобаев чуть не нажал кнопку катапультирования во второй раз.

На первом, самом большом и красивом лебеде сидел маленький мальчик в синих шортиках и оранжевой рубашке с короткими рукавами. Но самое главное, что поразило летчика, – мальчик был обут лишь на одну ногу.

Птицы опять медленно и с достоинством пролетели мимо реактивного сверхскоростного истребителя. Мальчик, сидящий на спине вожака, посмотрел на Ивана Ивановича, улыбнулся ему и помахал рукой. Краснобаев срочно пошел в штопор.

Определенно, ему в небе делать нечего, раз здесь уже летают мальчишки. Да еще безо всяких летательных средств. А что скажет командир, когда ему доложат, что творится в небе?

Глава четвертая

В ПУТЬ

С замиранием в сердце Катя надавила на кнопку звонка. За дверью долго ничего не было слышно. Девочка уже собиралась уходить, но услыхала шаги.

– Катя? – Коля очень удивился, увидев девочку в столь поздний час. – Проходи, не стой в дверях. Что случилось?

Катя вошла и вместо ответа разревелась. Коля стоял и ждал, когда девочка успокоится и изложит суть дела. Наконец Катя устала плакать и начала рассказывать… Коля слушал очень внимательно, не перебивая.

– Действительно, похоже на сказку, – сказал он, когда Катя кончила свой печальный рассказ.

Девочка стояла и всхлипывала. В глазах у Коли не было ничего, что бы напоминало негодование или насмешку. Это подействовало на нее успокаивающе.

– А ты никогда не говорила, что у тебя есть брат, – заметил Коля, внимательно оглядывая Катю, которая до сих пор прижимала к груди сандалик Жени. – А это что такое?

– Это его сандалик, – ответила Катя. – Он никогда не застегивал сандалии, и во время полета один упал.

– Ну-ка, дай я его посмотрю.

Он крепко задумался. Пользуясь тем, что Коля не обращает на нее внимания, девочка села на диван и закрыла глаза. Прошла минута, и Катя сама не заметила, как заснула. Но Коля не дал ей спать.

– Катя! – Его рука безжалостно растормошила заснувшую девочку.

Та не сразу поняла, что происходит. Сначала Катя подумала, что все ей приснилось. И зоопарк, и ссора, и гуси-лебеди. Но нет. Кате пришлось быстро вернуться к действительности.

– Сейчас не время спать, – сказал Коля. Его очки торжественно блеснули. – Тебя ждут великие дела.

– Великие дела? – Спросонок Катя ничего не понимала.

– Ну, не великие, но важные, – поправил студент. – Пока ты спала, я кое-что выяснил. И для этого мне совсем не понадобилось играть на скрипке, как Шерлоку Холмсу. Но твое дело не распутал бы даже этот великий сыщик. Да, признаться, и я тут совершенно бессилен.

Катя растерялась:

– А кто же тогда?…

– Ты.

– Я?

– Только ты одна сможешь найти своего братишку.

– Но как? – удивилась девочка. – Разве я знаю, где его теперь искать?

– Нет, не знаешь. И я не знаю. И никто не знает. Но пока ты спала, я кое-что выяснил. Посмотри, что я нашел в сандалике брата. – И он протянул злополучный сандалик Кате.

Катя присмотрелась повнимательней и ничего не увидела, кроме птичьих перьев.

– Там ничего нет, – сказала она, удивленно глядя на Колю.

– Как так нет? А это что, по-твоему?

– Перья, – нерешительно произнесла Катя.

– Перья! – передразнил Коля. – Разве это простые перья? Нет, не простые. А какие?

– Какие? – Катя не понимала, чего он от нее хочет.

– Это перья птиц, которые похитили твоего брата. Это доказательство того, что произошло. Тебе не приснилось, не померещилось, не придумалось в момент отчаяния. А все произошло на самом деле. Понимаешь?

– Понимаю. Но как они помогут нам найти Женю?

– В том-то и дело, что помогут! – Коля потер переносицу. Он всегда так делал, когда волновался. – Ты уснула, а я занялся изучением этих перьев. На первый взгляд ничего необычного в них не было. Перья как перья. Но как только я выложил их на стол и зажег лампу, они сразу же полетели к окну. Хорошо, что я успел вовремя закрыть форточку, иначе все кончилось бы очень плохо. Перышки словно живые бились в окно, пытаясь преодолеть это препятствие. Я выключил лампу, и они опустились на пол. Я подобрал их и отнес на стол.

Катя зачарованно слушала рассказ студента. Коля продолжал:

– Я опять включил лампу. Перья снова медленно поднялись и полетели к окну. Я поймал одно из них. Оно, словно маленькая птичка, стало вырываться из моей ладони. Сначала слабо, потом все сильнее и сильнее, так что мне даже трудно стало удерживать его. Тогда я накрыл его половинкой глобуса, а он у меня достаточно тяжелый. Половинка немного полежала на месте, затем тоже медленно поднялась и полетела к остальным перьям. Я испугался, что они разобьют стекло и улетят. Я вернул половинку глобуса на стол и поставил на нее кипу книг. И, ты представляешь, это сооружение тоже полетело к окну. Я не знал, чем это объяснить. Фантастика! Вот тогда я тебе окончательно поверил.

Катя улыбнулась. Впервые за этот день.

– Я стал экспериментировать. Сколько килограммов груза может вынести одно перо? Семь килограммов может поднять в воздух одно такое перышко. Это меня и обрадовало, и огорчило.

– Почему?

– Потому что у нас с тобой только шесть волшебных перьев. Значит, меня они не смогут поднять в воздух.

– А зачем?

– Скорее всего, эти перья полетят за своими хозяевами. За лебедями. А разве нам не надо их поймать? Надо поймать, отнять у них похищенного ребенка и призвать похитителей к ответу. Ты со мной согласна?

– Да. Согласна.

– Значит, кому-то из нас придется отправиться в погоню. Но вот кому? Я хочу тебя огорчить. У нас шесть перьев. Значит, полететь может только сорок два килограмма живого веса. Я вешу шестьдесят три килограмма. Вроде не так много, а для данного случая не подходит. Но ты, я думаю, весишь не больше сорока килограммов?

– Тридцать пять, – ответила Катя.

– Вот видишь, – почему-то грустно вздохнул Коля. – Значит, только ты можешь спасти своего брата.

– Как, только я?

– Да. Только тебя могут перенести перья туда, где, по всей вероятности, находится Женя.

– А если они перенесут меня не туда, куда надо?

– Вполне возможно, – согласился Коля. – Но подумай как следует. От того, что ты решишь, будет зависеть все. Ты можешь отказаться. Я не стану тебя упрекать. Но это единственная возможность спасти Женю. Если не используешь ее, то потеряешь его навсегда. Твои родители останутся без сына. Правда, у них останешься ты. Опять же, я должен сказать, что если ты примешь решение отправиться на поиски, то неизвестно, вернешься ли обратно. В этом случае твои родители останутся совсем без детей. Поэтому ты должна решить сама. И я не скажу тебе ни слова, что бы ты ни решила. И советовать тоже ничего не буду.

Коля замолчал. Катя смотрела на него и думала, как ей поступить. Одно она знала точно. Встретить родителей новостью, что Женя пропал, она не сможет. Смотреть им в глаза после этого тоже. Значит, решение может быть только одно. Раз она виновата, что мальчик пропал, то и искать его где бы то ни было будет она.

– Я полечу.

– Боишься? – спросил Коля.

– Боюсь, – призналась Катя. – Очень боюсь.

– Тебе придется самой пересилить свой страх. Иначе ничего не получится.

– Когда мне надо лететь? – спросила девочка.

– Утром, как только появится солнце. Но надо как следует подготовиться. Собраться в дорогу обстоятельно, как в самый трудный поход.

Коля критически осмотрел Катю. Она была одета в джинсы, кроссовки и белую футболку с белочками.

– Что ж, неплохо, – заметил он. – Но несколько легкомысленно. Погоди!

Он бросился к гардеробу и стал что-то выискивать, зарывшись в нем почти с головой. Наконец он вылез оттуда, держа в руках какие-то вещи.

– Вот, держи. – Он протянул Кате старый, но теплый свитер грубой вязки и теплую кроличью безрукавку с мехом внутрь и с нарисованным на ней Микки Маусом. – Это вещи одного мальчика. Он забыл их в лагере много лет назад. Я его искал, но не нашел, потому что он переехал в другой город. Так они и остались у меня.

Катя примерила. Свитер оказался ей почти впору, а безрукавка немного велика. Коля достал свой детский рюкзак и стал его набивать необходимыми вещами. Сначала он объяснял Кате про каждую вещь, но потом заметил, что девочка часто зевает, и потребовал:

– Ну-ка быстро ужинать и спать!

Он отвел ее на кухню, накормил ужином и отправил спать в комнату своей бабушки, которая в это время была где-то на Байкале или на Амуре. Катя, как только легла, сразу заснула.

Коля разбудил ее рано утром. За окном было еще совсем темно.

– Нам пора, – тихо сказал он. – Быстро умываться и завтракать.

Кате не хотелось ни того, ни другого, но она поплелась в ванную и умылась. Потом пришла в кухню. Коля уже ждал ее. Девочка стала через силу глотать яичницу с сосисками.

– Можешь не торопиться, – успокоил ее Коля. – До восхода еще полчаса.

Через полчаса Катя и Коля стояли на крыше и ждали, когда из-за горизонта появится солнце. Девочка была похожа на Робина Гуда в своей безрукавке и свитере, потому что Коля велел ей надеть на талию широкий кожаный ремень, на котором укрепил свой охотничий нож в ножнах из сверхпрочной пластмассы. Этот нож Коля вытащил в самый последний момент перед выходом.

– Не думаю, что ты сможешь противостоять разбойникам, – предупредил он, – но он тебе пригодится.

Кроме всего был еще один предмет, который стоял рядом с девочкой. Стул. Самый обыкновенный стул. Коля взял его из своей комнаты и прикрепил к каждой ножке по волшебному перу, еще два перышка были приделаны к спинке. Этот летательный аппарат и должен был, по Колиным расчетам, отвезти Катю туда, куда гуси-лебеди унесли маленького мальчика. Чтобы во время полета девочка не вылетела со стула, Коля соорудил целую систему спасательных ремней.

На крыше Колиного дома студент и девочка сразу занялись приготовлениями к полету. Коля поставил стул на ровное место, потом посадил на него Катю и долго возился с ремнями.

– Готово! – наконец произнес он. – Первая в мире девочка-стулонавт к полету готова. Теперь самое важное, полетишь ты, когда покажется солнце, или нет.

Катя пожала плечами.

– Ничего, – успокаивал ее Коля. – Ты, главное, не волнуйся.

Но было видно, что сам он тоже очень сильно волнуется.

– Я думаю, все будет в порядке. – Катя решила подбодрить старшего друга.

Коля посмотрел на нее и улыбнулся. Девочка действительно представляла забавное зрелище. Она сидела на стуле задом наперед, держась руками за спинку стула. На ее спине парашютом висел оранжевый рюкзак. Русые волосы предусмотрительно собраны в хвостик. Над голубыми глазами симпатичная челка. Когда Коля посмотрел на этот хвостик, он хлопнул себя по лбу и прокричал:

– Ах я болван! Забыл дать шапку и варежки. В небе ведь минус шесть.

Катя вздрогнула. Ей вполне хватало тех вещей, которые на ней уже были. Шапки и варежек как раз не хватало, чтобы выглядеть полным чучелом. Она хотела сказать об этом Коле, но не успела. Студент уже побежал к чердачному окну.

– Сейчас я все принесу! – крикнул он напоследок и нырнул в чердак, как матрос в подводную лодку.

Катя осталась на крыше одна. Она с тоской смотрела на расстилающееся перед ней море крыш и думала о том, какая она все-таки невезучая и несчастная. Вечно попадает в глупые истории и приключения. Почему-то всегда заваривает какую-нибудь кашу, которую ей самой и приходится расхлебывать. Она вспомнила последние слова Жени и горько вздохнула. Он улетел, чтобы стать принцем, а она осталась тут, да еще должна лететь за ним неизвестно куда. «Принц!» – Катя улыбнулась, представив Женю в сказочном наряде и сидящим на золотом троне.

Однажды Катя и Женя ходили вместе с родителями в гости к знакомым. У них была девочка, чуть помоложе Жени. И девочка сразу подружилась с мальчиком и играла с ним весь вечер. Катя, разумеется, с пренебрежением отвергла их компанию и весь вечер сидела одна и дулась неизвестно на кого. Конечно, ей тоже хотелось поиграть, но как раз накануне она крепко поссорилась с братом. Малыши прекрасно обошлись без нее и наигрались вволю. Когда пришла пора уходить, девочка ни в какую не хотела отпускать Женю. Она крепко обняла его и поцеловала, заставив того покраснеть до корней волос.

– У вас такой мальчик, такой мальчик… – захлебываясь от восторга, сказала она. – Он такой красивый, такой красивый… Ну прямо как… как принц! Вот.

Женя действительно был красивым мальчиком. И взрослые постоянно говорили об этом. Женя смущался и сердился, когда слышал такое. Он упорно считал, что красивыми могут быть только девчонки, а он на девчонку нисколько не похож. Теперь, когда его назвали принцем, такое сравнение его вполне устраивало. Кате после услышанного захотелось поколотить братишку. Сама она не была уродиной. Даже наоборот. В своем классе она была самая симпатичная девочка. Но рядом с братом ее всегда переставали замечать. И принцессой ее тоже никто не называл. В тот же день перед сном она устроила грандиозную по своим масштабам стычку с Женей. Дело дошло до слез. Оба легли спать зареванные.

Теперь Катя впервые подумала, что зря тогда обидела Женю. Где он теперь? Что с ним? Не обижают ли его?

Девочке в первый раз пришли в голову такие мысли. Раньше она думала только о себе и никогда о Жене. Если малышу было когда-либо плохо, Катя только радовалась и дразнила его. И впервые она назвала его «Женей», а не Женькой.

Что случилось с Катей?

Пока она так раздумывала, из-за горизонта медленно стало появляться солнце. Катя этого даже не заметила, так была занята своими мыслями. Не заметила она, как ее стул медленно и очень плавно оторвался от крыши и повис в воздухе. Затем медленно поплыл к краю крыши.

– Катя! – крикнул Коля из чердачного окна.

Но было уже поздно. Катя на своем летающем стуле была уже за пределами крыши. Девочка замерла от страха. То, чего оба так ждали, случилось. Но одно дело слышать о чуде, видеть его издалека, другое – участвовать в нем.

Стул начал набирать скорость. Прошла минута, и Коля уже с трудом различал летящую девочку. Вскоре она превратилась в маленькую точку в синем небе, а затем и вовсе пропала. Коля долго стоял на крыше и смотрел в ту сторону, куда улетела Катя. Больше всего на свете в эту минуту он мечтал быть на месте своей подопечной.

Следующим после Коли, кто увидел Катю в небе, был, конечно же, Иван Иванович Краснобаев, как всегда паривший в небе и выделывавший мертвые петли и бочки. Когда он увидел летящую на стуле девочку, то попытался не удивиться. Но ничего не получилось. Летчик почувствовал, что сегодня он совершает свой последний полет. Впрочем, как только Краснобаев окажется на земле, он успокоится, подумает и решит летать дальше. Ведь в небе столько интересного. Разве можно жить без неба?

Глава пятая

ПРИНЦ ЕВГЕНИЙ

Лебеди вместе с Женей приземлились в тронном зале Белой башни. Все было как в сказке. И полет на удивительных птицах, и обгон реактивного самолета, и волшебная страна, такая красивая и загадочная, похожая на страну из мультфильма, и город, над которым они пролетали. А главное, Белая башня! Такого Женя никогда не видел. Даже по телевизору.

И как раз в окно этой башни он влетел верхом на лебеде. Мальчик спрыгнул на мраморный пол и внимательно осмотрелся вокруг. Ничего страшного не было. Только на троне сидел старик, высокий и худой, с угрюмым лицом. Но на него Женя не стал долго смотреть. Старик не шевелился, и Женя подумал, что он неживой.

Зато лебеди поспешили прямо к нему и, вытягивая шеи, стали кланяться и гоготать.

– Тише! – прикрикнул старик. Он оказался живой, и Женя тоже несмело и осторожно приблизился к нему. – Пусть говорит кто-нибудь один.

– Мы выполнили твой приказ, – промолвил вожак лебедей. – Мы улетаем, но помни, что, выполнив еще одно твое приказание, мы станем свободными. Твоя власть над нами закончится!

Старик ничего не ответил.

– Прощай, Повелитель. – Лебедь дал своим товарищам сигнал улетать и с шумом расправил крылья. – Мы увидимся с тобой еще только один раз.

И они улетели. Женя проводил их растерянным взглядом. Он не ожидал, что так скоро расстанется со своими новыми друзьями. А что он теперь будет делать один?

Но тут к нему подошел тот самый старик, которого лебеди называли Повелителем:

– Здравствуй, Женя.

– Здравствуйте, дедушка. – Мальчик немного успокоился, потому что старики во всех сказках обычно бывают добрыми.

– А я тебя ждал.

Тут Женю осенило:

– А, так вы и есть тот самый король, которому нужен принц?

– Да, это я и есть, – Повелитель попытался улыбнуться, но это у него получилось неважно. -Только ты должен говорить мне: «Ваше Величество».

– Хорошо, Ваше Величество, – согласился Женя, он не смотрел на старика, его широко раскрытые глаза оглядывали великолепие зала. От удивления и восторга он даже рот открыл.

Старик остался доволен.

– Я вижу, мои слуги хорошо выполнили приказ, – пробормотал он. – Мальчишка вполне подходит для моего плана.

– Что вы сказали, ваше величество? – Жене понравилось произносить это обращение. На старика он все еще не смотрел, и слушал его вполуха.

– Я хочу сказать, мальчик, что очень рад твоему появлению у нас, – изрек Повелитель. – И не только я один. Вся моя страна ликует по этому поводу. Посмотри сюда.

Он подвел мальчика к окну. Женя очень удивился, что с такой высокой башни было прекрасно видно происходившее на городских улицах. А там был настоящий карнавал. Люди веселились и ликовали, пели и танцевали. Гремела музыка, били барабаны, торжественно маршировали солдаты в старинных мундирах, скакали в сверкающих доспехах конные рыцари. Женя был зачарован этим зрелищем. Еще бы, ведь это все в его честь!

– И это все из-за меня? – спросил он и впервые внимательно поглядел на Повелителя.

– Да. Все это для тебя. С сегодняшнего дня ты повелеваешь всеми людьми в нашей стране.

– Это правда? – Женя был поражен.

– Ты мне не веришь?

Повелитель пожал плечами и хлопнул в ладоши. Открылась дверь зала, такая высокая, что появившийся в ней человек показался Жене лилипутом. Это был Гаргулио. Он со страхом и обожанием смотрел на Повелителя.

– Подойди сюда, Гаргулио. Познакомься с моим наследником, – повелел властелин.

Гаргулио поспешно засеменил к мальчику и не доходя нескольких шагов, склонился перед ним в глубоком поклоне. Женя улыбнулся – так был смешон первый министр. Он тоже улыбнулся фальшивой и слащавой улыбкой:

– Меня зовут Гаргулио, ваше высочество.

– А меня Женя!

– Нет. Это слишком просто, – возразил Повелитель. – Скажи, есть у тебя еще имя, более звучное и длинное, чем это?

– Вообще-то мое полное имя – Евгений, – радостно сообщил мальчик.

– Прекрасно! Евгений – самое подходящее имя для принца, – с удовлетворением подытожил повелитель.

– Принц Евгений, это великолепно! – захлопав в ладоши, подхватил Гаргулио.

Все трое развеселились. Гаргулио был потрясен. Впервые в жизни он видел на лице Повелителя улыбку.

– Вернемся к делу, Гаргулио. – Повелитель неожиданно оборвал смех. – Наш принц прибыл издалека. Он устал и голоден. Позаботься об этом. А вечером я покажу будущему нашему властелину народ и город, которыми он будет править. А люди посмотрят на своего нового Повелителя.

Старик уже больше не улыбался. Он был снова угрюм, как и прежде. Гаргулио тоже, как по команде перестал улыбаться.

– Пойдемте со мной, ваше высочество, – обратился он к мальчику.

Королей надо слушаться. Женя знал это и поэтому покорно побрел за Гаргулио. У дверей он остановился, и, повернувшись к Повелителю, наградил его своей знаменитой улыбкой:

– До свидания, ваше величество.

– До свидания, мой юный принц!

Повелитель дождался, когда за мальчиком и Гаргулио закрылась дверь, и удовлетворенно потер руки.

– Этот ребенок просто чудо! – сказал он сам себе. – С ним я снова смогу начать все сначала. А какая у него улыбка! Она обезоружит кого угодно. Даже дракона. Что драконы! Фея Вечной юности растает, когда новый Повелитель, юный и красивый, улыбнется ей.

Впервые за триста лет Повелитель радовался, что в небе светит солнце.

А Женя в сопровождении Гаргулио шел по залам Белой башни и удивлялся тому, как много их было.

Перед каждой дверью стояли стражники с алебардами, грозные и неприступные. Каждый раз, когда Женя подходил к ним, они отдавали честь, при этом громко стукали каблуками и звенели шпорами.

– А вот и ваша комната, принц, – сказал толстяк, открывая очередную дверь.

Женя вошел и от удивления раскрыл рот. Такого он не видел даже в кино. Вместе с картинами и старинной мебелью тут еще был настоящий бассейн с фонтаном, который весело журчал и переливался радужными красками на солнце. И еще здесь было очень много разных игрушек, больших, величиной с лошадь, и маленьких, как майские жуки. У Жени, хоть он и сильно устал, глаза заблестели от восторга.

Женя осторожно вошел в свою «комнату», не зная, что ему делать. Гаргулио подошел к занавеске и дернул за невидимый шнурок. Рядом послышался звон колокольчика. Дверь открылась, и вошла симпатичная девушка в красивом платье. Увидев Женю, она присела в реверансе и отвесила поклон, отчего мальчик смутился и вопросительно посмотрел на Гаргулио.

– Это ваша служанка, – объяснил тот.

– Служанка?

В свои семь лет Женя совершенно не знал, что это такое.

– Ну да, – сказал Гаргулио. – Она будет выполнять все ваши приказания. Будет кормить, одевать, раздевать, мыть, укладывать спать… Ее зовут Мари.

– А она будет со мной играть?

– Играть? – Гаргулио замялся.

– Ну да! Не могу же я играть один.

– Конечно, конечно! – поспешил успокоить мальчика Гаргулио. – Но вначале, принц, вам надо отдохнуть. Мари, проводи принца в столовую. Или нет, принц слишком устал. Накорми его прямо здесь, а потом уложи спать. Вечером я приду за ним.

Гаргулио поклонился Жене и вышел. Мальчик проводил его радостным взглядом. Признаться, Гаргулио ему порядком надоел.

– Кушать подано, ваше высочество, – сказала Мари и опять поклонилась.

Женя совсем не хотел есть, но когда он увидел яства на столе, почувствовал адский голод. Он с жадностью набросился на лакомства. А Мари постоянно добавляла ему то пирожное, то ананас, то напиток. Все это она делала, не говоря ни слова.

– Почему ты все время молчишь? – спросил наконец мальчик. – Ты не умеешь разговаривать?

– Нет. – Девушка смутилась и покраснела. – Просто я не могу разговаривать с принцем, наследником самого Повелителя. А вообще-то я могу разговаривать. Мои друзья даже дразнят меня болтушкой.

– Я тебе разрешаю разговаривать со мной.

От такой вкусной еды Жене хотелось быть добрым и великодушным. Девушка обрадовалась и стала болтать без умолку про то, что весь город только и говорит о появлении принца.

– Когда мои друзья узнают, что я первая после Гаргулио видела принца, да еще и разговаривала с ним, то умрут от зависти.

Но тут Мари заметила, что мальчик готов свалиться со стула от усталости.

– Ах, бедняжка! – воскликнула она и принялась готовить для ребенка постель.

Женя не помнил, как Мари принесла его в кровать, раздела и, обрядив в ночную рубашку, уложила спать.

Мальчик проспал до вечера, а когда проснулся, сказка началась заново. Женя увидел в руках Мари новую одежду. Его рубашка и шорты бесследно пропали. Когда девушка одела его и поставила перед зеркалом, мальчик не узнал себя. В зеркале был не семилетний мальчик из простой современной семьи, а маленький принц из яркой и красивой книжки про фей, королей, принцесс и драконов. Даже Мари залюбовалась им.

Скрипнула дверь. Это вошел Гаргулио. Увидев Женю, он изобразил на лице бурную радость и восторг. Все придворные умеют это делать в совершенстве. Гаргулио был первым придворным королевства и умел лучше всех притворяться. Но в этот раз он не притворялся. Он действительно был в восторге от Жени и весь прямо светился.

– Добрый вечер, ваше высочество! – пропел он. – Как спалось тебе, принц, и какие сны виделись твоей высокой особе?

– Я очень хорошо спал, Гаргулио. – Женя не мог оторваться от своего отражения в зеркале.

«Это настоящий принц», – подумал Гаргулио и сказал вслух:

– Тогда, если угодно вашему высочеству, принцу пора показаться народу.

– Кому? – не понял Женя.

– Народу. – Гаргулио поклонился. – То есть людям, вашим подданным.

– Ах, людям! – Женя важно посмотрел на свои туфли, на которых пряжки были сделаны из чистого золота. – А зачем?

– Они должны видеть того, кто будет ими повелевать.

– Повелевать?

– Да, повелевать. Давать приказания и наказывать нерадивых.

– Хорошо. Пусть люди на меня посмотрят.

– О, Ваше Высочество, они будут счастливы!

Дверь раскрылась, и Женя в сопровождении Гаргулио и Мари вышел из комнаты. Его ждали четыре человека с носилками.

– Что это? – спросил мальчик.

– Это паланкин, – ответил министр. – Он доставит вас вниз. Я приказал сделать его специально для вас, принц.

– Очень хорошо, а зачем нам вниз?

– Подданные ждут нас внизу в замке.

– А почему они не поднимаются к нам наверх, а мы должны идти вниз?

«Настоящий принц», – еще раз подумал Гаргулио и вслух ответил:

– В Белую башню имеют право входить только те, кто может говорить с Повелителем. А с ним могут говорить только я и еще несколько человек во всей нашей стране. Ну и еще, разумеется, стражники. Их набирают из сыновей самых уважаемых и… («богатых», – хотел сказать Гаргулио) почитаемых горожан. Но даже они не могут входить в зал, где сидит Повелитель.

– А Мари может входить к Повелителю?

– Нет, она просто служанка, – ответил Гаргулио. – Но не волнуйтесь, ваше высочество, это не простая девушка, а племянница самого военного министра Леонари. Уверяю вас, она из очень порядочной семьи. Ее выбирали из ста девушек.

– Из ста? – поразился Женя.

– Да, из ста. Был очень сложный конкурс. Мари победила.

Принц и министр, не прерывая разговора, сели в паланкин, и слуги понесли их по длинным и крутым лестницам башни. Перед ними предстали все красоты, которые создал великий гений Валия. Одни залы сверкали розовым мрамором, другие изумрудно-зеленым малахитом, третьи золотистым янтарем… Через полчаса такой экскурсии, во время которой три раза менялись слуги и Женя чуть не заснул, паланкин внесли в замок. Глазам принца предстало совершенно иное зрелище. Стены зала были из мрачных серых камней. На них висели старые и потрепанные ковры, потемневшие картины, а между высокими окнами с непрозрачными стеклами стояли не прекрасные статуи, какие сделал в башне Валия, а страшные рыцарские доспехи с полным вооружением.

Когда вслед за Гаргулио Женя вылез из паланкина, его встретили бурные аплодисменты. Мальчик увидел целую толпу наряженных людей, улыбающихся и аплодирующих. Все они смотрели на Женю.

– Его Высочество, принц Евгений! – громко объявил первый министр.

«Евгений, Евгений, – эхом ответили стены замка, – гений, гений!».

– Евгений, Евгений! – пронеслось по рядам восторженных придворных.

Даже суровые гвардейцы и те, кажется, повторяли это имя.

Женя величественно, как и подобает принцам, посмотрел на своих подданных. Ему понравились их восторг и радость по поводу его прибытия. Женя решил всех наградить за это своей знаменитой улыбкой. И он улыбнулся. Аплодисменты превратились в грохот. А одна из дам даже упала в обморок, и ее унесли двое гвардейцев. А ее муж, тоже придворный, этого даже не заметил.

Потом был бал и роскошный ужин. Женя сидел на высоком и дорогом кресле и смотрел представление в его честь. Он радовался и веселился. Еще бы! Никто не гнал его спать, хоть и было уже очень поздно. Никто не воспитывал и не ругался. Не надо было быть постоянно настороже в ожидании Катиных проделок. Ведь война с ней далеко! А здесь все ловят каждое его слово и каждый взгляд. Не то что дома, где не заставишь ни маму, ни папу уделить внимание хоть на часок. А здесь взрослые дяди и тети готовы для него на все.

Женя научил играть придворных в жмурки. Старый седой генерал, когда ему досталось водить, опрокинул рыцаря, а потом поймал одну толстую дамочку, которая, оказалось, очень боится щекотки. Она так визжала, что принц чуть не задохнулся от хохота. И генералу, и толстухе он тут же велел выдать по ордену, которые лично вручил обоим под громкие аплодисменты придворных.

Потом все во главе с принцем вышли на прогулку в сад Короля Эльфов, где праздник закончился грандиозным фейерверком.

Когда Женя проснулся на следующий день, он с трудом вспомнил все, что с ним произошло. Не успел он позавтракать, как его вновь увлекли вниз в замок. Здесь принц почти два часа принимал подданных. Среди них были бароны и князья, графы и рыцари, бургомистры городов и наместники провинций. Сначала Женю развлекала эта разношерстная толпа, но затем он заскучал и нетерпеливо заерзал на троне. Гаргулио заметил, как мальчик зевает, и тут же дал приказание прекратить аудиенцию и перенести ее на следующий день.

После роскошного и многолюдного обеда принц в золоченой карете выехал в город. Его встречала огромная толпа жителей города и его окрестностей. Гвардейцы еле сдерживали напиравшую толпу желающих поближе увидеть принца. Респектабельные верхние улицы, по которым проезжал кортеж принца Евгения, никогда не видели столько народу. Из каждого окна принца приветствовали нарядные горожане и кидали в его открытую коляску цветы.

Так в Стране Остановленного времени появился новый правитель, которого все сразу полюбили. Он хоть и был маленьким мальчиком, но все время был на виду у своих подданных. А про великого Повелителя, который сидел взаперти в Белой башне, даже стали понемногу забывать. Ведь его ни один житель страны даже не видел, а принца Евгения видели тысячи людей.

Принц Евгений и его двор вели жизнь, полную праздников, балов и веселья. И на верхних улицах города теперь было так же весело и шумно, как и на нижних.

Никто не знал, что пройдет несколько недель – и все изменится. Принц Евгений вдруг станет грустным и задумчивым. Пройдет еще неделя, и прекратятся шумные праздники и балы. Придворные снова будут уныло бродить по замку. А потом умрет Повелитель. Похороны его будут грандиозными и величественными. Тело Повелителя похоронят в гробнице королей, которая находится в замке. Принц Евгений будет присутствовать на похоронах. Там прочитает он речь в память усопшего, а после нее объявит себя Повелителем Страны Остановленного времени. Он, как и его предшественник, удалится в Белую башню и будет жить там с десятком придворных. Но люди в память о милом мальчике будут звать его не Повелителем, а Принцем Белой башни, и при этом будут грустно вздыхать.

Глава шестая

СТРАНА ОСТАНОВЛЕННОГО ВРЕМЕНИ

Это было в давние времена, когда рыцари ездили по свету и совершали подвиги во имя дам сердца. Но со временем их становилось все меньше и меньше. Я имею в виду настоящих рыцарей. Просто рыцарей было много. И их становилось все больше и больше. А настоящие рыцари, которые беззаветно чтили и выполняли кодекс чести, стали вымирать. Они погибали в поединках, в крестовых походах и от предательства королей.

Самым главным и знаменитым среди них были граф Готфилд, потомок самого Ланселота, герцог Артруа Бесстрашный, потомок Карла Великого, и барон Зигфрид, чьими предками были Нибелунги. Их связывала между собой любовь к прекрасной фее Вечной юности. Пятьдесят лет во всех турнирах и поединках трое рыцарей всегда бились в ее честь. За все это время фея нисколько не изменилась. Она так и осталась юной и прекрасной. И она не могла выйти замуж, иначе бы сразу потеряла божественный дар юности и сразу стала бы обыкновенной женщиной. Она жила во Франции, и люди со всего света приходили, чтобы только взглянуть на нее.

Раз в год рыцари Готфилд, Артруа и Зигфрид встречались у ее замка и сражались между собой. Ни разу ни один из них не одержал верх над противниками. И после турнира все трое шли на пир, который давала фея Вечной юности.

Шли годы. Ничего не менялось, пока не появился во Франции король Людовик Коварный. Он тоже влюбился в фею Вечной юности и захотел сделать ее своей женой. Конечно, фея отказала королю, и тот, оскорбленный в своих чувствах, поклялся жестоко отомстить гордой девушке. Он нашел негодяев, которые стали обвинять фею Вечной юности в колдовстве. Один за другим они приходили к епископу, которого называли Великим охотником за ведьмами, и докладывали, что фея имеет связь с дьяволом и занимается колдовством. Ведь не зря она живет уже шестьдесят лет, а выглядит тринадцатилетней девушкой.

Великий охотник за ведьмами поверил в грязную клевету и велел арестовать девушку. По всей стране поползли слухи, что фею Вечной юности собираются сжечь.

Узнали об этом и три рыцаря. Чтобы спасти фею, они устремились к ней. Но она была уже заперта в неприступном епископском замке, который к тому же охраняли и воины короля. Вместе с рыцарями Готфилдом, Артруа и Зигфридом пришли еще пятьсот воинов, их вассалы. Они начали штурм замка, где томилась фея, и взяли его. Несчастную фею они нашли в самом мрачном подземелье и освободили ее. Епископ проклял всех четверых за это и отлучил от церкви. Три рыцаря и прекрасная фея стали изгнанниками. Их преследовали люди Великого охотника за ведьмами и армия короля Людовика. На свою сторону рыцари призвали всех, кто еще был верен рыцарскому закону. И только пятнадцать рыцарей со всей Европы пришли к ним на помощь.

Когда сопротивляться стало невмоготу и изгнанники потеряли больше половины людей, фея сказала, что не может терпеть, чтобы из-за нее гибли люди.

– Я уйду с земли, – сказала она. – Мэрлин, мой великий предок, оставил заклинание, по которому я могу остановить время.

– Мы пойдем с тобой, – сказали три рыцаря, – и возьмем с собой всех своих людей.

Так они и сделали. Но Европа была слишком заселена, чтобы останавливать в ее землях время, поэтому изгнанники отправились на восток, а потом на север. Через несколько месяцев пути, в котором погибло несколько тысяч человек, они добрались до гор, где еще летали драконы, жили гномы, вампиры и волшебницы, а также эльфы, русалки, великаны и великанши, да и люди, которые жили здесь, были не воинственны и трудолюбивы. На этой земле, еще не изведавшей христианства, фея Вечной юности и решила остановить время. Перед стоявшими на коленях людьми она прочитала заклинание Мэрлина, и почернели небеса, и скрылись солнце и луна.

Земля и ее жители продолжали жить своей жизнью и не заметили, как огромное пространство, населенное людьми, зверями, птицами и волшебными существами, перестало существовать. Зато появилась невидимая для них Страна Остановленного времени.

Когда для рыцарей и феи остановилось время, они обнаружили, что вокруг них никого больше нет. За горами, которые они перешли, пустота. Ничего, только плотный серый туман. Зато прямо перед ними расстилалась цветущая долина.

Туда– то, увидев долину с самой высокой горы, и отправились рыцари и фея. Но когда почти половина пути были пройдена, случилось событие, которое разлучило рыцарей с феей.

Ночью на привале фея Вечной юности увидела во сне Мэрлина. Великий волшебник сказал, чтобы она остановилась и не шла далее вперед. Когда фея проснулась, она увидела, что дорогу впереди занял белый дракон с голубыми глазами.

Три рыцаря бросились на нового врага: ведь за свою жизнь они уничтожили немало драконов. Но к Белому дракону они не могли подойти даже на сотню шагов.

Фея приказала оставить в покое красивого зверя и сама пошла к нему. Когда фея подошла к дракону, он положил ей на плечо свою голову и длинным хвостом отгородил ее от людей.

Так Белый дракон стал самым преданным сторожем феи Вечной юности, а на вершине горы, в пещере, в которой он обитал, для нее был построен замок.

Прошло три месяца, и трое рыцарей и их люди покинули это место, потому что так распорядилась фея Вечной юности. Через неделю они добрались до равнины. Тут они разделились, и каждый со своим народом отправился в свою сторону. Граф Готфилд вперед. Герцог Артруа направо. А барон Зигфрид налево.

Страна Остановленного времени оказалась немаленькая. Кроме того, в ней тоже жили люди, и рыцарям пришлось их покорить. Людей они сумели покорить, но леса, заселенные феями, гномами и гоблинами, остались для них и их подданных малодоступными.

Трое рыцарей создали три королевства. Чтобы продолжить род, все они женились на девушках из покоренных племен, но продолжали поклоняться фее Вечной юности. Пришло время, и всем троим настал черед встретить свой смертный час. Снова они отправились в горы к замку феи Вечной юности. Там, в тысяче шагов от пещеры дракона, они и умерли.

В память о них люди возвели три кургана у подножия горы феи и Белого дракона. По ночам трое рыцарей на конях и в доспехах, при оружии выезжали из могил и дозором обходили окрестности. Не грозит ли какая опасность их даме сердца?

Этими событиями история Страны Остановленного времени только началась. Сыновья троих рыцарей после смерти отцов тут же стали делить наследство королей. Из трех больших королевств они создали двенадцать маленьких. Кто-то имел больше, кто-то меньше, но все двенадцать новых королей, забыв отцовские завещания жить в мире и согласии, стали воевать между собой. Этим воспользовались племена диких людей, живущие в лесах, в болотах и в горах. Они вмешались в войну, чтобы получить долю в богатстве. Для нечисти началось золотое время. За одного короля стояли гномы, за другого гоблины. Лишь лесные эльфы никого не поддерживали, а были сами за себя. Зато в небе летали стаи ведьм на метлах и в ступах.

Триста лет жили рыцари Готфилд, Артруа и Зигфрид, и триста лет страна не знала войн и раздоров. И вот после эпохи процветания, мира и покоя наступила эпоха войн, дикости и мракобесия.

Дух умерших королей возмутился. Вышли они из могил и проехали по стране, грозно размахивая копьями. Испугались люди и прекратили воевать. Но ненадолго. Как только ушли духи королей, войны начались снова.

Лишь ненадолго кто-то из воюющих сторон одерживал верх и наступал долгожданный мир. Но появлялся новый противник, и война начиналась опять.

Ситуация изменилась, когда на самом краю страны, в противоположной стороне от той, откуда пришли рыцари-основатели, неизвестно откуда появился огромный город, каких тут не бывало. Он был многолюден и окружен высокими стенами. У его жителей были пушки и мушкеты. Всех королей покорил город. Но и сам стал беднеть. Не с кем было ему торговать.

А город этот имел очень интересную и трагическую историю. Вот она.

Был этот город красив и богат. Но однажды, когда враги напали на страну, этот город был единственным, который не дал отряд воинов для общей борьбы. Горожане, видимо, думали, что враг не доберется до них, так как город находится среди лесов и болот. Но они жестоко обманулись. Враг напал именно на их город и, несмотря на все препятствия, окружил его со всех сторон, и началась долгая, изнурительная осада. И нет ничего удивительного в том, что, несмотря на все просьбы и мольбы, никто из других городов не пришел на помощь попавшему в трудное положение собрату. Ведь все помнили, как гордо отказался этот город быть вместе со всеми. Теперь, пока он сражался в одиночку с полчищами врагов, остальные города собирали силы и готовились к войне. Когда горожане поняли, что им не отстоять своего города, они решились на последнее средство.

Когда-то жил знаменитый колдун Агайя. И он поссорился с могущественным князем. Что между ними произошло? Я этого не могу сказать, потому что не знаю. Но князь велел схватить Агайю и сжечь на костре в своем замке. Колдун успел убежать из своего жилища, но впопыхах забыл взять свои колдовские книги. Без них он стал беспомощен, как ребенок. Воины князя смогли доставить господину только эти книги. Князь, сколько ни старался, не смог прочитать их, и в конце концов, разгневавшись, приказал сжечь книги Агайи. Вскоре он узнал, что колдун находится в том самом городе, про который я рассказываю. Он направил туда свою армию, чтобы заполучить колдуна, но горожане отказались выдать ему Агайю, потому что он научил их получать искусственный шелк. Сколько ни грозил князь, сколько ни пытался силой ворваться в город, ему это не удавалось. Тогда он осадил город. Три месяца шла осада. Все кончилось, когда умер Агайя. Князь уехал восвояси. Продолжать осаду у него не было больше денег и продовольствия, да и ему это тоже не было нужно. Город зажил прежней жизнью. Но это еще не все! Перед своей смертью Агайя собрал старшин города и торжественно им объявил:

– Я благодарю вас, благородные жители города, за то, что вы не отдали меня в руки злейшего врага. Сейчас, когда я стар и слаб, я ничего не могу сделать для вас. Но у меня еще осталось одно волшебство. Когда вы им воспользуетесь? Это ваше дело. Можете прямо сейчас. Можете после моей смерти. Я могу отправить ваш город в Страну Остановленного времени. И тогда он навечно останется таким, как сейчас. Он не станет беднее, но не станет и богаче. Вы выберите, что вам больше хочется, и решите сами. Но что бы вы ни решили, мое волшебство останется в силе триста лет. Стоит лишь прийти к моей могиле и произнести заклинание: «Слово Агайи, стань делом!», тут же все исполнится. Но сказать это могут только старшины города с согласия хотя бы половины горожан, и заклинателей должно быть не меньше двадцати, иначе заклинанием может воспользоваться какой-нибудь шутник. Прощайте!

С этими словами колдун Агайя умер. Жители города недоумевали. Зачем им останавливать время? Ведь в будущем у них столько хорошего. Взять хотя бы искусственный шелк. Золото посыплется в казну и кошельки горожан со всей земли.

Прошло сто лет. Теперь, когда жестокий и беспощадный враг угрожал гибелью всем людям в этом городе, горожане вспомнили слова Агайи. Теперь выбирать не приходилось. Не половина, а почти все жители единогласно решили уйти в Страну Остановленного времени. Огромная толпа во главе старшин и бургомистров, советников и воеводы отправились на городское кладбище. Однако, к ужасу своему, горожане обнаружили, что уже никто из них не знает, где находится могила Агайи. За сто лет надписи на старых могилах стерлись. Сохранились лишь на девяти могилах. Могилы Агайи среди них не было.

Горожане закричали от горя и отчаяния. А в это время враги начали самый последний и жестокий штурм города. Они решили взять город или умереть. Люди думали, что настал их последний час. Но вдруг одна из могил, самая невзрачная и небогатая на вид, стала светиться ярким белым светом. Люди поняли, что это и есть могила Агайи. Хором закричали они: «Слово Агайи, стань делом!»

И случилось чудо. На глазах у оторопевших врагов город стал медленно уходить под землю.

Сначала враги обрадовались. Они подумали, что так им легче будет взять город, потому что стены его стали ниже. А потом до них дошло, что здесь творится колдовство, и они стали отступать. Те, кто замешкался, падали в глубокую пропасть, которая образовалась на месте бывшего рва, а те, кто не успел слезть со стен, вспыхивали, как факелы, и мгновенно сгорали, словно листочки бумаги.

А город продолжал уходить под землю. Вот исчезли его высокие стены, затем башни. Потом ушли вниз даже крыши самых высоких домов, верхушки церквей и колоколен. Наконец последней опустилась городская ратуша, самое высокое здание города. Напоследок печально махнул острыми концами синий флаг с гербом города, на котором был изображен медведь, работающий на ткацком станке. Лишь глубокая и огромная яма осталась на месте города. Сразу же, как только ушел вниз городской флаг, с неба полил сильный ливень. Он лил до тех пор, пока доверху не залил яму. Теперь на том месте лежит чудесное озеро, которое со всех сторон окружено дремучими лесами.

Вот как очутился в Стране Остановленного времени неизвестный город. Что же было дальше?

Жил в этом городе мастер, который строил дома и дворцы. Звали его Валия.

Валия был очень искусный строитель. К тому же он был еще и художник. Сейчас я расскажу вам, как он построил Белую башню.

Как у всех талантливых и гениальных людей, у Валии были завистники и недоброжелатели. Самым известным и влиятельным среди них был строитель Латоя, водивший дружбу с бургомистром и главным магистром города. Он сумел убедить их, что Валия растратил городские деньги, данные ему на строительство новой ратуши, на свои нужды. А последнюю сумму он тоже украл и спрятал в доме, чтобы тоже истратить на себя. Пошли проверить и нашли в доме строителя мешок с золотом. (Конечно же, его подложил Латоя.) Сколько ни убеждал Валия сограждан, что он не виновен, его приговорили к смерти.

Лишь в самую последнюю минуту, когда палач уже готов был отрубить голову несчастному, смертную казнь заменили изгнанием.

Глава седьмая

ЖИЗНЬ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ ВАЛИИ

С грустью и с тоской в сердце покидал родной город Валия. Он шел пешком от самых ворот, а следом за ним в повозках ехала его многочисленная семья – жена, четырнадцать сыновей, восемь дочерей, двадцать восемь внуков и внучек – и пятьдесят подмастерьев. Все они шли в неизвестную землю. Толпы горожан провожали их сочувственными взглядами. Но ни один человек не вступился за безвинно осужденного Валию. Потому что все боялись бургомистра и главного магистра, зная их мстительность и коварство. Хотя никто не сомневался, что Валия не виновен.

Целое лето скитались Валия и его спутники по стране. Каких только приключений и испытаний не отведал он. Сколько раз нападали на его караван алчные рыцари. Только две маленькие пушки да пистолеты с мушкетами помогли отбиться от них. Злые гоблины пытались похитить женщин. Спасли только пороховые гранаты. Сына Валии, десятилетнего мальчика, утащил гигантский орел… Три дня преследовал Валия гордую птицу. Когда пал его лучший конь, он бежал за орлом. Он бежал еще день, пока орел не достиг своего гнезда и не отдал добычу своим птенцам. Малыши, по-видимому, были сыты. Наверное, орлица только что накормила их, поэтому они не растерзали мальчика сразу, а сделали его товарищем своих игр.

Сел Валия на камень и стал думать, как спасти ему сына. Долго он сидел, но ничего придумать не мог. Гнездо было на верхушке самого высокого дерева, и постоянно в нем были орел или орлица.

Но все решил случай. Поблизости охотился дракон, и по какой-то случайности орел залетел на его территорию, увлекшись погоней за дикой лошадью. Дракон возмутился, что чужая птица охотится на его участке, и напал на орла. Началась смертельная битва между двумя гигантами. Долго никто не мог одержать верх над противником. На помощь к орлу прилетела орлица, но она опоздала, орел был уже смертельно ранен… Стрелой полетел он вниз и разбился о землю. Вскрикнула орлица, так горько и громко, что ее услыхали все звери и птицы на многие тысячи шагов. Крикнула и бросилась на дракона, чтобы отомстить за мужа. Она была слабее, чем дракон, но отважно билась со змеем. И жалко стало Валии гордую и прекрасную птицу. Вспомнил он, что не дала она убить своему мужу его сына, так как птенцы, поиграв с мальчиком, полюбили его. Решил Валия помочь орлице. Но как простому человеку вмешиваться в битву титанов? Достал он лук и смазал стрелу смертельным ядом змеи. Подождал, когда гиганты приблизятся к земле, и выстрелил дракону прямо в глаз. Яд змеи подействовал через три секунды. Дракон упал на землю и долго катался по ней, пока не испустил последний вздох.

Потом к ногам человека упала и орлица. В бою она все-таки получила тяжелую рану. Стал за ней ухаживать Валия, потому что один ни за что не смог бы залезть на дерево с орлиным гнездом. Три дня лечил он птицу, прежде чем смогла она пошевелить крыльями. Наконец орлица спросила человека:

– Кто ты и зачем помогаешь мне?

Валия рассказал. Помолчала птица и ответила:

– Ты благородный человек, и я виновата перед тобой. Садись на меня, я принесу тебя к сыну. Много раз я говорила мужу, чтобы не крал он людей и их детенышей. Не послушал он меня, и судьба наказала его. Прости, человек, но тебя может ждать в моем гнезде горе. Прошло три дня, как в нашем гнезде никого не было. Мои птенцы, наверно, так изголодались, что, может быть, добрый Валия, съели твоего сына.

Горько заплакал Валия. Очень он любил своего младшего сына, гораздо больше, чем остальных сыновей и дочерей, но все-таки проговорил:

– Даже если это случилось, Биакка (так звали орлицу), я хочу посмотреть на останки моего мальчика, собрать их и похоронить, как это полагается у людей. Отнеси меня в гнездо. Я должен вынести и это испытание.

Орлица отнесла его к себе в гнездо. Каковы же были радость и изумление Валии, когда он увидел в гнезде сына, живого и невредимого. Удивилась и орлица, когда увидела сытых орлят.

Обнял мальчик плачущего от счастья отца и рассказал, как было дело. Когда орлята не дождались родителей, они стали горько плакать и умолять мальчика накормить их. Но что мог сделать ребенок в таком положении? Он плакал и уговаривал орлят потерпеть.

– Мы не можем терпеть, – плакали птенцы, – если мы не поедим целый день, мы умрем от голода.

Тогда мальчик пообещал отдать им свою ногу, если ничего не измениться. Орлята успокоились немножко и стали ждать вечера. Стал со страхом ждать вечера и мальчик. Он немного поплакал над своей судьбой, а потом заснул. Когда он проснулся, был уже вечер. Вдруг мальчик услыхал какой-то подозрительный шум в ветвях дерева. Он присмотрелся и увидел, что к гнезду карабкается медведь. Видимо, он прознал, что орлов нет дома, и решил полакомиться птенцами. Что делать? Мальчик заметался в поисках выхода. Он нашел большую кость. С одного конца она была острой, как копье. Мальчик схватил ее и изо всей силы ударил медведя в глаз как раз в тот момент, когда разбойник влез в гнездо. Удар был настолько точным и сильным, что медведь сразу умер.

Мяса медведя как раз хватило, чтобы прокормить орлят два дня.

Когда орлица услыхала, что рассказал мальчик, она повернулась к Валии и со слезами благодарности воскликнула:

– О Валия, ты великий человек! И ты, и твой сын. За то что твой сын спас моих птенцов, а ты спас меня, клянусь тебе, что я и мои дети будут вечно служить тебе и помогать во всем.

С этого дня Валии и его спутникам стало гораздо легче жить и продолжать странствия в поисках лучшей доли, ведь у них появились сразу четыре сильных защитника – орлица и ее быстро выросшие трое молодых гигантских орлов. Наконец Валии повезло. Во время одной из прогулок он обнаружил большой холм. Зодчему холм очень понравился. И он решил поселиться на нем. На самой верхней части холма он начал строить дом. У него было много помощников. Дом получился на славу. Он был большим и светлым. Всем хватало в нем места.

Но не знал Валия, что построил он дом на том месте, где жил король подземных гномов. Он жил под землей и, услыхав над собой какой-то шум, поднялся наверх и увидел людей. Страшно рассердился король гномов на людей и решил наказать их за самоуправство. Ночью, когда Валия спал, он пробрался в дом, где жили люди, и стал творить заклинания. Он хотел превратить всех людей в мраморные плиты. К счастью, проснулась жена Валии Лютеция. Она увидела короля, но в темноте приняла его за мышь. Схватила она тяжелый сапог мужа и запустила им в гнома. Старикашка свалился с табуретки, на котором стоял, и, расшибив себе голову, завопил на весь дом от боли.

Проснулись обитатели дома Валии, поднялся такой переполох, что зазвенели стекла в окнах. Все бегали, кричали и суетились.

Лютеция закричала, что она видела гнома и пришибла его сапогом. Валия приказал найти виновника переполоха и пообещал жестоко наказать его.

Все бросились искать гнома, но, сколько ни искали, найти его не смогли. Затем, несколько успокоившись, люди вновь разошлись по своим постелям.

Пошла в свою постель и девочка Люсика, пятилетняя внучка Валии, его любимица. У нее была отдельная кроватка в детской комнатке. Другие дети спали по двое, по трое и даже по пятеро. У Люсики была своя кроватка, потому что она во сне сильно ворочалась, пинала ножками и сбрасывала одеяло. Никто не соглашался спать рядом с ней. Пришлось Валии для девочки сделать отдельную кроватку.

И вот когда Люсика забралась под одеяло, а сделала она это позже всех детей, потому что потеряла в суматохе куклу и так и не нашла ее, она обнаружила под подушкой перепуганного и плачущего короля гномов.

– А, так вот из-за кого поднялся такой шум! – воскликнула девочка. – Надо отдать тебя дедушке.

– Не делай этого, милая девочка! – взмолился гном.

От потрясения он забыл все заклинания и теперь был совершенно бессилен даже перед ребенком.

– Как ты у нас оказался? – спросила Люсика.

– Я тут живу.

– Неправда, это мы тут живем!

– Нет, девочка. Вы живете наверху, а мы, гномы, живем под землей, глубоко, глубоко. Вы так шумели, что я поднялся наверх, чтобы посмотреть, кто это нарушает наш покой. Но старая женщина увидела меня и бросила огромный сапог. Как только я остался жив, не пойму.

Люсика пожалела гнома и не стала никому про него рассказывать. Гном остался до выздоровления (ведь он не мог рукой двинуть от ушибов) жить под подушкой Люсики.

Но разве можно в комнате, где живет не менее тридцати ребятишек, скрыть под подушкой гнома? Конечно же нет!

Через три дня один из мальчишек нашел гнома, отобрал его у Люсики и тут же всем показал. Дети чуть не до смерти замучили короля гномов, заставляя его бегать, прыгать и вытворять разные фокусы. Увидев, как ее гномик пыхтит и еле дышит от усталости, Люсика попыталась прекратить жестокую забаву. Но другие дети не послушались ее и даже пригрозили побить девочку, если она будет мешать им. Вся в слезах, малютка побежала жаловаться дедушке. Валия успокоил девочку и пошел с ней в детскую. Он успел как раз во время. Еще немного, и гном умер бы от усталости. Валия поднял его, извинился за своих детей и отнес к себе в мастерскую.

Король гномов рассказал человеку, что тот не только спас его, но и себя.

– Если бы я погиб, – сказал он, – то пришли бы ночью мои слуги и всех вас уничтожили бы.

Валия содрогнулся от мысли об опасности, которая им всем угрожала. Когда он узнал, что он и его семья нарушили покой подземного королевства гномов, он очень расстроился и стал думать, как же можно исправить положение.

Король посоветовал Валии построить еще один этаж.

– Тогда вы будете жить повыше, и мы вас не услышим.

– Правильно! – обрадовался Валия.

Сказано – сделано. Закипела работа. Вскоре все жители дома переселились на второй этаж. Спросили гномов, не мешают ли они теперь. Смущенные гномы сказали, что ничего не изменилось. Так же они слышат сверху грохот людских шагов, и дети гномов не могут спать.

Валия срочно возводит третий и на всякий случай четвертый этаж. Но гномы по-прежнему недовольны. Они даже стали помогать людям строить дом. И оказались очень хорошими помощниками. Дом становился все выше и выше. Вот уже он имел пятнадцать этажей. Но гномам и этого было мало. Люди продолжали трудиться.

Я говорил, что Валия был не только строитель и зодчий. Он был истинный художник. Гениальный художник. А гениальные художники – это такие люди, что, если им в голову придет какая-нибудь мысль и они ее не выполнят, они не смогут жить.

Валии вдруг пришла в голову мысль построить высокую-высокую башню. Он увидел ее в своем воображении во время обеда. Он был так поражен, что рука с ложкой застыла в воздухе, а рот так и остался открытым.

Валия тут же сел за чертежи. Две недели он не выходил из мастерской. Когда вышел, сразу велел начинать работу.

Работа закипела. Прежде всего Валия велел своим подмастерьям обыскать все окрестности и найти самые дорогие и ценные материалы для строительства. В этом ему самую большую помощь оказал… Кто бы вы думали? Сам король подземных гномов. Ведь гномы знают про все, что лежит под землей. Гном сделал это потому, что сам очень увлекся гениальным замыслом Валии. Ведь гномы тоже великие строители и художники. Он показал зодчему белый мрамор, спрятанный в глубоком ущелье под толстым слоем земли.

Трудность состояла в том, чтобы перенести этот мрамор на холм, где шло строительство. Людям было не под силу доставить огромные глыбы мрамора на такое далекое расстояние.

Но тут Валия, который готов был впасть в отчаяние и отказаться от своей идеи, вовремя вспомнил про гигантских орлов. Птицы, которые поклялись вечно служить Валии и его семье, с легкостью выполнили эту задачу и даже остались, чтобы и дальше помогать своему другу.

Когда король гномов увидел, что гигантские орлы включились в работу, он не выдержал и, сняв корону, надел свой рабочий колпак и взял в руки инструменты. Его подданные не захотели отставать от своего короля и тоже побежали на великую стройку.

Башня стала расти не по дням, а по часам. Она поднималась все выше и выше, становясь с каждым новым этажом все прекрасней. Вот она стала видна на многие мили кругом.

Однажды Валия увидел, как к его холму приближаются какие-то люди. Он не испугался: под защитой гигантских орлов и подземных гномов ему нечего было бояться. Оказалось, что это пришли его же бывшие сограждане, которые, в свою очередь, не выдержали гонений от бургомистра и, покинув город, отправились вслед за ним. Валия не помнил зла, простил их прежнее предательство и принял всех в свою семью. Он знал, что все это народ трудолюбивый и работящий.

Строительство пошло еще быстрей. Но как ни хорошо и быстро работали строители, даже при помощи волшебства башню удалось построить лишь через двадцать пять лет.

– Теперь и умереть не страшно! – сказал Валия, когда увидел свое творение законченным.

Он был уже стар, и после этих слов прожил лишь один год. Но до его смерти случилось еще одно событие, которое повергло людей в печаль. Холм, на котором поселились люди, покинули гномы. А ведь они успели так подружиться с Валией и его друзьями. Что же случилось?

Дело в том, что гномы не смогли больше жить под землей. Причиной тому была башня. Она была такой огромной и тяжелой, что давила своей тяжестью на гномов, и те стали задыхаться. К тому же их чуткие уши продолжали слышать весь шум, который шел от людей. Если раньше, во время строительства, гномы не обращали на него внимания, то теперь стало иначе. Но не прогонять же людей, которые оказались такими хорошими и верными друзьями? И тем более не разрушишь башню, которую построили собственными руками. Ни у одного гнома не поднимется рука на такую красоту.

Поэтому гномы сами решили уйти жить в другое место.

Прощание с людьми было горьким и грустным. Король подземных гномов плакал, потому что не хотел покидать родные места, где жили сотни поколений его предков. А Валия плакал потому, что чувствовал за собой вину за ту тяжелую участь, на которую он обрекал целый народ, так ему полюбившийся.

Долго смотрели люди на гномов, которые длинной лентой шли в сторону заката солнца. Над караваном гномов кружили гигантские орлы, которым Валия велел охранять маленьких путешественников. Мало ли какие опасности встретятся им на пути!

Валия умер, так и не почувствовав себя счастливым. Разве можно быть счастливым, когда знаешь, что по твоей вине кто-то страдает и скитается по свету в поисках родного угла? Ведь Валия все это испытал на собственном горьком опыте. Хорошо еще, что он не знал, что главное творение его жизни принесет людям очень много несчастий. Что из-за башни Валии сотни лет будут идти войны на этой земле. Но в этом уже нет его вины. Злые люди и прочие существа – вот кто будет виноват. Если люди хотят воевать, то им для этого нужен лишь предлог. Не будь башни, войны начались бы из-за чего-нибудь другого.

Это было все так давно, что стоит прервать рассказ и вернуть его в сегодняшний день, к нашим героям. Вернее, к героине.

Глава восьмая

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НАЧИНАЮТСЯ

Катя летела уже два часа на огромной скорости, но не чувствовала ни холода, ни сильного обжигающего ветра, чего боялся Коля. Была приятная прохлада и легкий освежающий ветерок. Внизу расстилалась земля. Стул летел на высоте птичьего полета, и все, что проплывало внизу, было прекрасно видно.

Крепко ухватившись за спинку стула, Катя наслаждалась полетом. Вы летали когда-нибудь на стуле? Это получше любого аттракциона в парке развлечений. Сколько километров осталось позади, девочка не могла сказать, но, наверное, очень много. Однажды стул поднялся так высоко над облаками, что Кате показалось, будто она летит над снежной долиной. Именно там ей и повстречался МИГ-29, на котором летел пилот Краснобаев. Стул, немножко покружив вокруг самолета, снова нырнул вниз. Катя даже завизжала от страха – так быстро приближалась долина из облаков, но стул, к счастью, притормозил.

Лететь на стуле два часа и почти не иметь возможности двигаться очень утомительно. Девочка стала нетерпеливо ерзать. Секунда, и стул завис неподвижно. Катя воспользовалась этим. Она ослабила ремни безопасности и переменила позу, откинувшись на спинку и оказавшись в полулежачем положении, как космонавт в кресле. Юная путешественница не заметила, как заснула.

А когда проснулась, увидела внизу лес. Лес был впереди, сзади, слева и справа. На девочку нахлынули воспоминания о том, что именно заставило ее мчаться на летящем стуле. Она загрустила и даже готова была всплакнуть. Но именно в этот момент лес кончился, и Катя увидела большое озеро.

Стул ракетой взмыл вверх, перевернулся, так что Катя оказалась вниз головой, и пулей полетел вниз.

Озеро приближалось с огромной скоростью. Оно росло, как гигантский серебристый цветок. Катя испугалась не на шутку. Сейчас они со стулом разобьются в лепешку. Воздух свистел в ушах. Стало трудно дышать. Катя захотела закричать от ужаса, но не смогла даже рот открыть. Сейчас они врежутся в воду. Еще секунда, и они погибнут. Еще полсекунды. Девочка зажмурила глаза. «МАМА!!!» – пронеслось в голове.

Но ничего не произошло. Девочка подождала минуту, затем открыла глаза. Неужели они уже под водой? Нет, воды она не почувствовала. Никакого удара об нее тоже.

Стул продолжал лететь, но уже не с такой бешеной скоростью. Катя огляделась вокруг. Долго она не могла понять, что происходит. Наконец до нее дошло: вокруг была пустота. На что она похожа? Не знаю. Но немного смахивает на туман. Во всяком случае, Кате показалось, что она летит сквозь туман. Это было немного жутковато. Не так, конечно, когда идешь по подземному переходу без фонаря, но очень похоже. Катя прижалась к стулу и затаила дыхание. Опасность позади. Они не разбились о поверхность озера. Но теперь Кате казалось, что из тумана вот-вот выскочит какая-нибудь штуковина, как в фильмах ужасов, и проглотит ее вместе со стулом.

Сколько прошло минут? Может, десять, может, двадцать? Может, целый час. Катя покрывалась холодным потом, когда ей чудились страшные звуки, похожие то на шуршание гигантских крыльев, то на детский плач, то на истерический смех непонятно кого.

Стул летел бесшумно. Он словно крался по пустоте. Наверно, пустота – это такое место, в котором тоже кто-то живет. И с этим «кем-то» лучше не встречаться.

Все на свете кончается. Пустота тоже наконец-то кончилась. Катя и стул вылетели в чистый прозрачный воздух и облегченно вздохнули. Да. Стул вздохнул тоже. Очень редко и в исключительных обстоятельствах стулья тоже могут вздыхать. Понаблюдайте сами. Если на каком-нибудь знакомом стуле долго будет сидеть очень толстый человек, то, когда он встанет, уверяю вас, стул обязательно облегченно вздохнет.

Перед Катей предстала великолепная долина, освещаемая ярким солнцем. На горизонте синели горы с покрытыми снегом вершинами. И вот уже Катя летит среди сказочно красивых гор.

Стало немного холодней. Девочка поежилась и спрятала руки в карманах безрукавки. Мимо проносились горы. Большие и маленькие, отлогие и крутые, гордые и красивые, надменные и зловещие. Оставались внизу и позади бездонные пропасти. А вдруг и в самом деле Женю надо искать где-то в этих горах или ущельях? Сможет ли Катя не погибнуть в этой снежной пустыне? Девочке стало не по себе.

Но, к счастью, стул не останавливался. Вот, наконец, горы стали редеть. Небо над ними очистилось от облаков, и снова стало солнечно. Настроение улучшилось само собой. Вот остались за спиной последние три горы, совсем невысокие и стоящие на одинаковом расстоянии друг от друга. Впереди были леса и долины, где порой встречались реки и озера…

Девочка увидела впереди маленькую точку, которая летела ей навстречу. Точка приближалась. Катя с напряжением всматривалась в нее. Кто это? Птица или что-нибудь подобное? Нет. На птицу явно непохоже. Что-то длинное. Катя силилась понять, что же это такое. Стул попытался облететь непонятное существо слева. Кто знает, может, оно пролетит мимо?

Но нет. Существо тоже изменило направление своего полета и полетело к Кате. Девочка, кстати, совсем не испугалась. Во-первых, она еще не рассмотрела, кто же это. Во-вторых, она своими глазами видела, как ее стул обгонял самолеты.

Существо приближалось с огромной скоростью, так что Катя очень скоро смогла рассмотреть его.

Это оказался дракон.

Да! Настоящий дракон. Правда, он был небольшой. Совсем небольшой. Не больше автобуса. Даже микроавтобуса. Даже не больше легкового автомобиля. В общем, это был обыкновенный летающий змей длиной метра три с половиной, толщиной с крупный арбуз, с головой как у крокодила, только раза в два крупней. Не дракон, а драконишка.

Но Катя испугалась. Она раскрыла от ужаса глаза, завизжала от страха и вцепилась руками в спинку стула.

– Милый стулик, – закричала она и даже стала его погонять, как лошадь, – я боюсь! Лети отсюда поскорей! Ой, мамочка!!!

Если бы стул мог пыхтеть, то он бы пыхтел от усердия. Однако, видимо, он или устал, или в этой стране просто не мог летать быстро, как в нашем обычном небе, или волшебные перья начали терять свою силу, но расстояние между стулом и драконом быстро сокращалось. Катя ясно видела маленькие красные глазки чудовища, с любопытством смотрящие на нее. В них не было ничего человеческого. Лишь одно желание: съесть, и как можно скорей.

Катя зажмурила глаза – так близко был дракон. Но стул успел увернуться. Дракон пролетел мимо. У него, наверное, было плохо с тормозами, а свернуть он не догадался, поэтому пролетел далеко-далеко. Стул воспользовался этим и снова бросился удирать.

Бедная Катя! Как она перепугалась! Но все еще было впереди. Дракон все-таки понял, что его обманули и добыча удирает, поэтому он развернулся (некоторые драконы не отличаются маневренностью, особенно днем) и снова пустился в погоню. В этот раз ему понадобилось куда больше времени, чтобы догнать беглецов. Потому что с драконами всегда так. Первый порыв самый сильный и энергичный. Но если что-то не заладится, сразу появляется лень и осторожность. Если бы этот дракон не был так голоден, а он был голоден, раз вылетел на охоту днем, после такой неудачи он полетел бы домой…

Стул мчался как угорелый, но через некоторое время дракон снова стал нагонять его. Он уже открыл пасть в надежде, что в этот раз добыча не ускользнет, и, со свистом рассекая воздух, кинулся на Катю. Но стул так проворно прыгнул вниз, что дракон опять пролетел мимо. Катя успела увидеть его недоумевающий взгляд. Он ринулся назад. Стул – от него, как маленькая птичка, которая пытается ускользнуть от коршуна.

Дракон шипел от злости и часто лязгал зубами. Хорошо еще, что он не был огнедышащим.

И вдруг его пасть что-то схватила. Ногу… Нет, к счастью, не ногу, а ножку! Дракон вцепился в ножку стула. Катя думала, что умрет. Она кричала и била ногами дракона по морде. Иногда люди от страха бывают очень смелыми, даже дети. Дракон стул не выпускал.

Хрясь!!! Это от стула отломилась ножка.

Дракон стал усердно грызть ее. Через несколько минут он понял, что его опять обманули. Все-таки он был очень глуп! Ножка была невкусной, даже наоборот, противной! Он снова бросился в погоню.

Его уже ждали.

Когда дракон отстал с ножкой стула, Катя опомнилась и поняла, что в следующий раз ее обязательно съедят, как какую-нибудь сосиску, если она что-нибудь не придумает. Что толку сидеть на стуле, бояться и ждать, когда тебя сожрет глупый летающий червяк. Она стала судорожно рыться в рюкзаке, потому что вспомнила, что Коля учил не теряться ни при каких обстоятельствах. Сначала попался термос, затем котелок. Можно, конечно, вылить на дракона горячий чай, а потом трахнуть по голове котелком… Нет, она не летчик ас, чтобы устраивать в небе сражение. Затем попался набор туриста, или, как Коля называл его, «набор культурного туриста». В него входили нож, вилка, ложка, штопор, консервный нож и еще два пластмассовых грибочка, в которых были соль и перец. Катю вдруг осенило. Она схватила грибок с перцем. Догадалась вовремя. Дракон уже возвращался. Как хорошо, что Коля однажды рассказал анекдот про туриста, который, спасаясь от выслеживающего его медведя, натерся нюхательным табаком, и медведь отстал от него, потеряв нюх.

Сейчас зверь пострашнее медведя. Дрожащими руками Катя открыла грибок и высыпала весь перец на ладошку. Сама не понимая, что делает, она выставила кулак перед губами и, когда до дракона осталось десять метров, разжала пальцы и выдула весь перец в воздух. В синем небе образовалось серо-зеленое или даже красно-коричневое облако.

Дракон влетел в это облако. Он свился в клубок, потом раскрутился, не в силах понять, что с ним происходит. Затем в небе грохнуло, как из пушки, и тут же застрочил пулемет. Это дракон начал чихать и кашлять. Он носился по небу, ничего не видя и не слыша, катастрофически теряя высоту.

Катя облегченно вздохнула. Смертельная опасность миновала. Она видела, как неудачливый дракон падал на землю, будто подбитый самолет. В конце концов он шлепнулся в какое-то озеро, и что с ним было дальше, Катя не видела. От радости она крепко обняла стул и вдруг обнаружила, что тот тоже теряет высоту. Катя растерялась. Теперь она уже ничего не могла поделать.

– Ну, стулик, миленький, – напрасно просила она, – ну пролети хотя бы еще немножко! Ну, пожалуйста, прошу тебя!

Ничего не помогало.

Вот уже верхушки деревьев задевают Катины ноги…

Посадка была отличной. Но полет закончился. Что же ей теперь делать? Сидеть и ждать событий?

Она забросила рюкзак за спину и пошла в ту сторону, куда летел стул. В конце концов, эту страну можно считать сказочной, учитывая последнюю встречу. А в сказках с героями ничего плохого не случается.

Глава девятая

ГОРОД СРЕДИ ЛЕСА

Прошло не меньше часа, как Катя шла по неизвестной земле. Лес вокруг был абсолютно безмолвен. Ни звука, ни шороха. Девочка шла молча, изредка поглядывая на компас на правой руке. На левой руке у Кати были часы, но они перестали идти, как только девочка оказалась в этой стране. Она очень удивилась и расстроилась. Неужели часы испортились? Катя ведь не знала, что находится в Стране Остановленного времени. Зато стрелка компаса показывала туда, куда летел стул.

Вдруг Катя встретила пенек и обрадовалась. Во-первых, она уже немного устала и была не прочь отдохнуть. Во-вторых, раз есть пенек, то, значит, его спилили. А кто спилил? Конечно, люди!

Значит, лес не так уж необитаем, как кажется на первый взгляд. Катя стала внимательно осматриваться вокруг. И сразу увидела, что за ней внимательно следят из-за деревьев. Даже не увидела, а почувствовала.

Вот теперь можно и испугаться. Кто это? Враги? Друзья? Что ждать от них: добра или зла? И как себя вести?

Катя встала и больше от страха, чем от смелости, спросила:

– Кто здесь? А ну, выходи!

Лес тут же наполнился шумом, криками и птичьим щебетом. Из-за деревьев стали выходить странные люди в зеленых одеждах. Это были мужчины, все невысокого роста, вооруженные мечами и луками. Их было много. Судя по их лицам, у лесных людей не было плохих намерений. Они остановились плотной толпой в десяти шагах от девочки и стали изумленно глядеть на нее.

Катя не знала, что делать. Она смотрела на зеленых воинов и молчала. Так продолжалось некоторое время. Внезапно жители леса оживились. Катя услыхала стук лошадиных копыт. Из-за деревьев выехали несколько всадников. Толпа расступилась и пропустила их.

– Князь Аринако, князь Аринако! – прошелестел шепот среди пеших воинов, в почтении склонивших головы перед прибывшими.

Всадники спешились. Самый высокий и широкоплечий из них, в богатой одежде и с уже начинающей седеть головой, отдал своего коня подбежавшему слуге и подошел к Кате. Он смотрел на нее с таким же почтением, как остальные смотрели на него. За ним следовал мальчик лет десяти. Он смотрел на Катю с восторгом. Князь Аринако склонил перед Катей голову и произнес:

– Приветствую тебя, юный чужеземец, на нашей земле. Я, князь Аринако, и мой народ будем во всем тебе помогать в благодарность за то, что ты освободил нашу землю от страшного лесного дракона, с которым не мог справиться ни один из моих воинов. Ты спросишь, почему я сам не убил его? Для этого я слишком стар и не так проворен, как прежде, а мой сын, – он кивнул на мальчика, – слишком юн. Он еще не дорос до того возраста, когда мальчики надевают штаны и становятся мужчинами.

Мальчик действительно был без штанов. На нем была красивая голубая рубашка, перепоясанная в талии, и короткие мягкие сапожки. Поэтому он с благоговением смотрел на Катины джинсы.

Катя ничего не могла понять. Почему ее называют «чужеземцем»? Откуда такое почтение? Откуда они знают про дракона? Разве она убила его? Надо подумать. Эти люди, видимо, увидели, как она в небе убегала от дракона. Видимо, дракон после перечного облака или утонул в озере, или сдох от изжоги. А почему «чужеземец»? Ах, вот что! Катю осенило. Наверное, ее приняли за мальчика из-за того, что на ней брюки. Лучше будет не разубеждать их в этом. Она решила играть роль, которую предлагают обстоятельства.

– Я прилетела… – Она запнулась. – Прилетел сюда, чтобы найти моего младшего брата. Его похитили. Я должна… должен найти его и спасти.

– Ты не только благородный рыцарь, победитель дракона, ты еще и наделен магическими силами. – Аринако продолжал говорить. – Никто из людей не может летать по воздуху, словно птица.

– Я не умею летать. Просто великий чародей Коля создал летающего коня, и на нем я прилетел в вашу страну. Но в битве с драконом мой конь погиб. А мне предстоит дальний путь, если я не найду моего брата у вас. – Буйная фантазия и огромное количество прочитанных книг помогли Кате наврать так правдоподобно.

– Мы не можем достать тебе нового летающего коня, но простого, конечно, дадим такому великому воину. Кстати, назови свое имя, рыцарь.

Катя растерялась.

– Меня зовут… – она судорожно думала, – меня зовут… граф Катерино.

– Коня графу Катерино! – приказал князь.

Тут же к девочке подвели прекрасного белого скакуна, на которого Катя озабоченно воззрилась.

– Должен сказать, – нерешительно промолвила она, – что в той стране, откуда я прибыл, нет таких животных.

– Не волнуйся, это самый смирный конь.

Двое слуг помогли Кате взобраться в седло и встали по бокам, держа животное под уздцы. Князь взмахнул рукой, и кавалькада двинулась в путь.

Катя впервые в жизни сидела на лошади. Это было очень непривычно и неудобно. Лететь на стуле, пожалуй, было лучше. Во всяком случае, он не был тряским и жестким. Но, к счастью, прогулка не была очень долгой. Через десять минут Катя увидела необычный город. Он стоял посреди леса. Даже не стоял, а висел. Висел, потому что дома были построены прямо в кронах деревьев и больше напоминали птичьи гнезда. Большие гнезда. Дом князя Аринако был самым большим гнездом на самом высоком, просто огромном дубе. Такие дубы у нас не растут. Князь смотрел на свое гнездо с гордым видом, словно показывал, что в мире больше нет таких роскошных жилищ. Он предложил Кате первой войти в дом по деревянной лестнице, которая на вид была такой хлипкой, что девочка растерялась. Князь показал рукой, что просит войти в свой дом, но девочка не знала, как ей это сделать. Возникла неудобная пауза. Князь Аринако нахмурился. Катя готова была заплакать. Но всех выручил сын князя.

– Отец, – обратился он к князю, – рыцарь Катерино не знает наших обычаев и не может по правилам войти в наш дом. Позволь я ему покажу, как это делается.

Князь милостиво кивнул. Улыбка вновь вернулась на его лицо. Мальчик слез с коня и проворно, как ящерица, взобрался по лестнице в отверстие гнезда. Катя последовала за ним. Она дала себе клятву, что впредь будет осторожней и не трусить, а то чуть было не лишилась расположения князя Аринако.

Внутри гнездо оказалось во много раз больше, чем это представлялось снаружи. Тут были самые настоящие комнаты и коридоры. Только пол слегка подрагивал под ногами.

Князь появился за спиной девочки и пригласил в комнату, где она смогла бы отдохнуть.

– Сейчас тебе принесут еду и питье, – сказал он, – а затем, когда выспишься, ждем тебя на главной поляне. Ариан, мой сын, проводит тебя. Ты не возражаешь, если он будет оказывать тебе услуги пажа?

– Нет. Я от души благодарю вас за это, князь Аринако. Но можно задать вопрос?

– Я слушаю.

– Что будет на главной поляне?

– Пир в честь графа Катерино, летающего рыцаря и победителя лесного дракона.

– Можно спросить еще? – осмелилась Катя. – Почему вы не требуете у меня никаких доказательств в том, что я граф и рыцарь? Разве вас никто никогда не обманывал?

Князь усмехнулся и произнес:

– Мы не боимся обмана, ибо невозможно обмануть не во вред себе. Каждый, кто лжет, обманывает прежде всего самого себя. И последнее. В нашей земле всякий, кто одолеет дракона, с той же секунды считается рыцарем, кто бы он ни был. Мои кузнецы уже куют тебе меч и щит с изображением поверженного чудовища. Тебе предстоит долгий путь, Катерино. Без верного друга, доброго коня и хорошего оружия за границей моих владений нечего делать. Коня и оружие мы дадим тебе. Друга ты найдешь сам. А теперь спи. Главный наш разговор с тобою еще впереди.

И он ушел, не сказав больше ни слова.

Катя, не раздеваясь, бросилась на кровать и тут же уснула. Последние события ее очень утомили. Когда она проснулась, то увидела стоящего у ее постели Ариана, сына князя Аринако.

– Наконец-то ты проснулся, рыцарь Катерино, – сказал он. – Пир в твою честь вот-вот начнется. Уже горят костры и жарится мясо.

Катя несколько секунд не могла сообразить, кто он такой и что она здесь делает, а когда вспомнила, то вскочила с постели. Мальчик подошел к ней. В руках он держал тазик с водой.

– Вода из самого чистого ручья, – сказал он. – Ты можешь смело умыться ею. Она не отравлена.

Катя сунул палец в ледяную воду. Бр-р! Как холодно! Но она вовремя вспомнила, что мальчишки не боятся холодной воды. И умываться она должна не осторожно, по-девчоночьи, а лихо, как добрый молодец. Девочка набралась духу и окунула в воду все лицо. И сразу увидела, какое это произвело сильное впечатление на княжеского сына.

– Тебя, кажется, зовут Ариан? – спросила она.

– Да. Отец сказал мне, что я буду твоим пажом, пока ты на нашей земле.

– Отлично! Значит, ты мне все расскажешь про вашу страну и про последние новости.

– Конечно, расскажу все, что ты захочешь. А ты давно носишь штаны? Ростом ведь мы почти совсем не отличаемся. – Ариан попытался встать с Катей рядом, чтобы сравниться ростом. И разочарованно вздохнул: он был на полголовы ниже.

– Это у меня уже четвертые джинсы.

Глаза мальчика округлились. Но тут вошел слуга и сказал, что все готово.

– Пошли, – уныло предложил Ариан. – Только в этот раз ты должен выйти первым.

– Ладно.

– Надо же, – напоследок воскликнул паж. – Ты даже спишь, как настоящий рыцарь.

– Как это? – удивилась девочка.

– В одежде.

До главной поляны было недалеко. На ней горели десятки костров, так что Катя и Ариан быстро добрались до пиршественного стола, где уже начиналось бурное веселье. Первым, кого увидела девочка на пиру, был дракон, которого она победила. Вернее, его чучело. Лесные люди нашли его и притащили сюда. Когда они увидели пришедшую Катю, то разразились радостными и приветственными криками. Князь Аринако лично проводил девочку на ее место. Ариан следовал у Кати за спиной, как верный телохранитель.

Пир начался. Кате подали огромное блюдо с большими кусками жареного мяса. Катя мясо любила и с жадностью набросилась на самый аппетитный кусок. Потом она опомнилась и оглянулась вокруг. Наверное, все на нее смотрят – так она неприлично ест. Ничего подобного. Все, кто сидел за столами, ели, как дикари из кино. На Катю никто не обращал внимания. Но все равно, она стала следить за своими манерами. Затем ей подали кубок. Катя оглянулась на Ариана.

– Что это? – спросила она.

– Вино, – ответил мальчик.

– И что, его надо пить?

– Конечно.

Нет, этого граф Катерино никак не мог сделать.

– Послушай, а если я этого не сделаю, я сильно оскорблю твоего отца?

– Он не простит тебе этого.

– Что же мне делать? – Катя задумалась. – Слушай, Ариан, а ты не хочешь выпить его за меня? Твой отец ничего не узнает. Он как раз смотрит на шута.

Ариан задумался. Соблазн был велик. Ему так хотелось почувствовать себя взрослым.

– Давай! – И он протянул свою чашу.

Катя быстро вылила содержимое своего кубка в чашу Ариана. Мальчик тут же приник к ней губами, а она сделала вид, что только что выпила свое вино. И как раз вовремя. Аринако снова повернулся к ней.

– Теперь мы можем поговорить, граф, – сказал он. – Какие вопросы ты хочешь задать мне?

– Моего брата похитили белые лебеди, – пояснила Катя. – Не пролетали ли они над вашей землей?

– Я так и знал, что ты спросишь про лебедей.

– Почему? – Девочка удивленно вскинула брови.

– Потому что моему народу было предсказано, что дракон погибнет после того, как по небу пролетят лебеди с мальчиком на спине одного из них. Лебеди и мальчик пролетели. Затем появился ты и убил дракона. Это было страшное чудовище. Он не так огромен, как остальные его собратья, но зато он проворен и быстр. А главное, он умел летать между деревьев прямо по лесу и охотился на моих подданных, как сова охотится на мышей. И не было от него спасения. А выйти из леса мы не можем. Там владения Повелителя. А он приказал убивать каждого из нашего племени, потому что не смог покорить когда-то моего предка князя Аристана. С тех пор княжество мое объявлено мятежным, а мои люди мятежниками.

– А давно это случилось?

– Что, мятеж?

– Нет, лебеди с мальчиком, с моим братом. – Катя была в нетерпении.

– Уже полгода.

– Полгода?!! – Катя чуть не упала с кресла.

– Да.

Ответ просто огорошил девочку. Неужели она ошиблась? Неужели это другие лебеди? Князь Аринако заметил перемену на лице девочки и обеспокоился.

– Что с тобой? Что-нибудь произошло?

– Но ведь его похитили только вчера.

– Что значит один день, если ты прибыл из другой страны? Ведь ты прилетел из-за гор?

– Да, – рассеянно кивнула Катя.

– Я так и думал. У вас там проходит день, у нас год или два. У нас прошел год, там, за пустотой, – века. Время для нас не имеет значения. У нас свое время. Остановленное время. Но оно тоже время.

Эти слова дали Кате маленькую надежду. Может, действительно это был Женя?

– А чьи это были лебеди?

– Они слуги Повелителя.

– Повелителя?

– Да, они служили ему.

– А почему служили?

Князь удивленно посмотрел на Катю и сказал:

– Потому что он умер. Разве ты этого не знаешь?

Катя отрицательно мотнула головой и совсем сникла. Теперь она и вовсе ничего не понимала.

– Где же мне искать Женю? – спросила она себя.

– Того мальчика, который был с лебедями?

– Да!

– Я не знаю. Мы живем в слишком глухом месте, и новости доходят до нас с большим опозданием.

– Что же мне делать?

– Есть выход, но я не знаю, осмелишься ли ты воспользоваться им.

– Прошу вас, говорите! – взмолилась Катя.

– На краю леса живет колдунья Руина. У нее есть волшебный котел. В нем она может видеть все, что происходит в нашей стране и владениях Повелителя.

– Я должен идти к ней! Прямо сейчас!

– Ты смелый рыцарь, – сказал князь Аринако и хлопнул в ладоши.

Тут же к ним подбежали двое слуг. Один нес в руках сверток, другой вел за повод коня, того самого, на котором Катя уже ехала.

– Коня ты уже знаешь, – сказал Аринако. – Его зовут Мирко. Прими также оружие, сделанное нашими кузнецами. Щит и меч по твоему росту и плащ с золотой пряжкой, сотканный нашими женщинами. Надень их и садись в седло. Ариан проводит тебя. Ты поедешь с ним, Ариан?

Ариан кивнул. Он уже сидел на своей лошади и с трудом удерживал ее.

Катя не успела опомниться, как на нее надели плащ, опоясали мечом и посадили на Мирко. Щит подвесили к седлу.

– Прощай, рыцарь, – сказал Аринако. – Наверное, мы больше не увидимся.

– Спасибо, – только и успела крикнуть Катя. Они с Арианом уже мчались по ночному лесу мимо висящих в ветвях деревьев домов.

Глава десятая

РУИНА

Катя и Ариан ехали очень долго. Как ни странно, во второй раз ехать на лошади было намного легче. Может быть, девочке помогала мысль о том, что это ее собственный конь, да еще с таким красивым именем.

– Эта колдунья – страшная старуха, – рассказывал Ариан. – Она не вредит нам, потому что боится моего отца. Но доверять ей до конца нельзя. Отец говорит, что она только и ждет момента, когда можно будет подсунуть нам козла в огород. Так что я с тобой не пойду к ней в пещеру, а буду ждать у входа. Скажи, разве нормальные люди живут в пещерах?

– Нет.

– Конечно. Все нормальные люди живут на деревьях.

Катю это рассмешило.

– Вовсе нет, – ответила она. – Люди во всем мире живут в домах, которые стоят на земле.

– Вообще-то я слышал об этом. – Ариан почесал затылок. – Но никогда этому не верил.

– Это правда.

– Скажи, Катерино, ты в самом деле собираешься во владения Повелителя?

– Скорее всего, именно туда мне и придется отправиться.

– Возьми меня с собой! Я буду твоим оруженосцем.

– А твой отец отпустит тебя?

– Он же сказал, что я должен сопровождать тебя.

– Мы поговорим об этом после разговора с Руиной. Вдруг мой брат в этом лесу!

– Вряд ли. Мы бы знали об этом.

Кате показалось, что мальчик еле держится в седле.

– Что с тобой?

– Не знаю, что-то голова кружится, и в глазах все плывет.

Катя расхохоталась.

– Ариан, ты же пьяный!

– Я?

– Да, мое вино, которое ты выпил… Это оно действует на тебя.

Мальчик ничего не ответил. Он просто свалился с лошади.

– Тпр-ру, Мирко! – Катя тоже остановилась.

Слезть с коня самостоятельно было непросто. Девочка стала сползать с него и в конце концов как куль свалилась рядом с Арианом.

– Ариан! – затрясла она его за плечо. – Куда дальше ехать? Лес почти кончился.

Паж посмотрел на нее мутными глазами. Он с трудом понимал, о чем идет речь.

– Там справа козья тропинка, – наконец пробормотал он, – иди по ней, дойдешь до пещеры, в ней Руина. Погоди, я тебя провожу.

Он попытался встать, схватив Катю за плечо. Девочка чуть не упала, пока он вставал.

– Тоже мне, верный паж, – проворчала она.

– Пил бы это проклятое вино сам. Ты же рыцарь, а не я.

Катя сразу замолчала. Она нашла тропинку, про которую говорил Ариан, и пошла по ней пешком. На коня залезать не очень хотелось. Сзади плелся «паж». Шагов через пятьдесят он что-то пробормотал и замертво свалился на землю. Катя подбежала к нему, испугавшись. Но с ним было все в порядке. Он просто уснул и теперь громко сопел носом.

Дальше Катя пошла одна. Деревьев становилось меньше, они были все причудливей и неказистей, меньше на них стало листьев и больше вертлявых сучков и длинных, как лапы у цапли, веток. Катя вспомнила, что идет не к кому-нибудь, а к колдунье, и ей стало не по себе. Почти страшно.

Вот и пещера. Вернее, вначале высокая серая скала, а в ней черная дыра. Неужели туда надо входить? Катя вытащила из рюкзака фонарик-жучок и нажала на кнопку включения. Фонарик зажужжал, и яркий луч, прорезав темноту, ворвался в пещеру. Катя набралась духу и пошла за ним.

– Есть здесь кто-нибудь? – громко спросила Катя, как только оказалась в пещере.

В ответ тишина. Только непонятные, еле слышимые шорохи. Катя стала осторожно пробираться между огромными бутылями и кувшинами, ящиками и корзинами.

– Я ищу колдунью Руину! – еще раз громко сказала Катя.

И ей ответил булькающий и скрипучий голос:

– А ты не боишься, что тебя здесь превратят в жабу или крокодила?

Катя вскрикнула и уронила фонарик. Сразу стало темно, как в погребе. Девочка присела и в поисках фонарика стала шарить руками по полу. Кто-то маленький пробежал у ее ладони. Наверное, мышь. Катя завизжала так, что в пещере все живое чуть не оглохло.

– Сейчас же перестань! – приказал все тот же голос.

Катя наконец нашла фонарик и включила его. Никого!

– Кто ты такой? – опять спросил голос.

– Я граф Катерино, – заплетающимся языком ответила Катя, – рыцарь.

– Рыцарь?! – Голос возмутился. – Ты рыцарь? Мальчишка, надел штаны и думаешь, что ты рыцарь!

– Я… я убил лесного дракона!

– Убил лесного дракона?

Кате надоело разговаривать неизвестно с кем.

– Может, все-таки выйдете? – предложила она.

– Ну, если ты так хочешь! – И из-за корзины вылезла здоровенная, как курица, ворона.

– Кар-р, – каркнула она, – рыцарь, ну говори, что тебе надо!

Катя так и села.

– Это вы Руина?

Ворона оглянулась.

– Вообще-то Руина одна, – задумчиво прокаркала она. – Она, конечно, неплохая колдунья, но раздваиваться или растраиваться она не умеет.

Катя поняла, что ворону запутало то, что она сказала ей «вы».

– А я не Руина. – Ворона кокетливо поправила клювом перышки. – Я ее любимая ворона. Ты же знаешь, что у каждой колдуньи должна быть или черная кошка, или ворона.

– Да, я слыхала об этом. А где же тогда Руина?

– Она спит.

– Спит?

– Да! Кар-р-кар-р, она спит, потому что, – ворона подпрыгнула, – потому что собирается отправиться на битву с драконом! А ты его, значит, уже убил?

– Да.

– Ах эти рыцари, вечно лезут куда их не просят. Думаю, Руине это не понравится. Наверно, она тебя съест.

– Пусть только попробует! – возмутилась Катя и на всякий случай схватилась за меч.

– Прекрати болтать глупости, Эсмеральда! – вдруг раздался новый голос. – А ты, рыцарь, не горячись.

Катя оглянулась. За ее спиной стояла женщина. Она была одета, как князь Аринако, только ее плащ был такой длинный, что волочился по земле.

– Это вы Руина?

– Да. Какое у тебя ко мне дело?

– Меня послал к тебе князь Аринако. Он сказал, что только ты знаешь, где находится мальчик, которого несли лебеди.

– Князь Аринако, мальчик, лебеди, – протяжно сказала Руина. – Ты так много хочешь знать, рыцарь, а чем будешь платить? У тебя есть золото?

– Золото? – Катя растерялась. – Нет. Хотите, я подарю вам фонарик?

– Зачем он мне?

– Светить по ночам.

Ворона Эсмеральда так расхохоталась, что свалилась в корзину с желудями. Руина усмехнулась. Ее глаза вспыхнули, и в ту же секунду все факелы, которые были прикреплены к стенам пещеры, вспыхнули. Стало очень светло.

– Ты думаешь, мне нужен твой жалкий светильник? – спросила колдунья.

Катя молчала.

– Но ты был не один, когда шел сюда, – не дождавшись ответа, продолжала Руина. – Где же твой спутник?

– Он остался снаружи. Проводил меня сюда и остался. Зачем он здесь нужен?

– Действительно, – обрадовано подтвердила колдунья, – зачем он теперь тебе нужен? Давай уговоримся. Я показываю тебе все, что попросишь, а ты отдаешь мне Ариана.

– Ариана?! – Катя была поражена. – Зачем он вам?

– Не твое дело!

– Нет, я не согласен.

– Тогда проваливай, – спокойно ответила Руина.

– Проваливай, кар-р, кар-р! – радостно подхватила Эсмеральда.

Катя поняла, что теряет последний шанс. Если она не согласится на условия колдуньи, то так и не узнает, где надо искать Женю. Но как быть с Арианом? Предать его и его отца? Разве может она пойти на такую подлость?

«А, плевать! – решила про себя Катя. – Сделаю вид, что согласна, а там что-нибудь придумаю».

– Хорошо, – сказала она вслух, – пусть будет по-твоему.

– Пошли. – Руина направилась в самый дальний угол пещеры.

Катя за ней. Эсмеральда прыгала последний.

– Вот он, – сказала Руина.

Катя увидела котел над очагом. В нем булькало какое-то коричневое варево. Рядом висела плетеная клетка. В ней сидела голубка. Руина достала ее из клетки и занесла над ней нож.

– Ой, что вы делаете?! – воскликнула Катя. – Не надо!

Она очень испугалась за птичку.

– Глупый мальчишка, – проворчала Руина, – мне нужны пять капель крови. Где, по-твоему, я должна их взять? У себя? Или прикажешь зарезать Эсмеральду? Это очень старый котел. Когда-то он принадлежал друидам. Он ничего не покажет без крови.

– Возьмите лучше мою кровь! – взмолилась Катя и протянула руку. – А птицу отпусти, пожалуйста.

– Хм, что ж, пусть будет твоя кровь.

Руина выпустила голубку, и та полетела к выходу из пещеры. Эсмеральда хотела погнаться за ней, но запуталась в куче шерсти и упала.

– Кар-р, черт бы побрал всех рыцарей! – выругалась ворона.

Катя закусила губу, когда нож Руины прошелся по ее ладони. Кровь закапала в котел. Девочка отвернулась.

– Рыцарь не должен бояться вида крови, – поучительно сказала колдунья. – Что тебе показать?

– Моего брата.

– Смотри.

Катя и Руина заглянули в котел, как в телевизор. Сначала ничего не было видно. Затем в булькающей воде стало появляться изображение. Они увидели летящих по небу лебедей. На одном из них сидел мальчик.

– Это он! – радостно вскрикнула Катя. Она узнала Женю.

– Тихо, не то все испортишь!

Дальше Женя уже беседовал с Повелителем. О чем, они не слышали.

– Этот старик и есть великий Повелитель, – с почтением промолвила Руина. – Он великий волшебник. Зачем ему понадобился этот ребенок?

Катя не ответила. Она сама этого не знала. Теперь Женя ехал в карете по ликующему городу. На нем была сказочная одежда.

– Значит, он действительно стал принцем! – выдохнула девочка.

Котелок показал Белую башню, тронный зал и сидящего в кресле мальчика. Он был грустен и задумчив.

– Ты уверена, что это твой брат? – спросила колдунья.

– Да. Я его… – Катя чуть было не сказала «сестра», – я его брат.

– Надо же, значит, Принц Белой башни – твой брат. Повелитель умер и сделал его своим наследником. Теперь Принц Белой башни – Повелитель. У него сила, власть и могущество. Старый Повелитель, прежде чем умереть, наделил его почти всеми колдовскими силами, что у него были.

Катя слушала Руину, открыв рот. Колдунья продолжала:

– Никто не ожидал, что маленький мальчик станет могущественным правителем такой огромной страны. Многие обрадовались, когда умер Повелитель. Они вспомнили о былой свободе, когда каждый мог быть королем. Началась смута. Восстали несколько провинций, а два мятежных княжества объявили войну Принцу Белой башни. Но принц оказался великим полководцем. За два дня он собрал армию и напал на замок князя Алехандро Черного, главное гнездо мятежа. Мятежники отчаянно защищались и были уверены в победе. Разве думали они, что маленький мальчик в первой же битве разобьет их войско, а замок возьмет на второй день осады? Князь Алехандро теперь сидит в тюрьме замка Белой башни, а его княжество присоединено к владениям Повелителя. Та же судьба постигла и другое княжество, решившее помериться силами с Повелителем. А уж усмирить провинции удалось и вовсе в считанные часы.

Благодаря волшебному котлу. Катя видела братишку в разных ситуациях. Вот он едет на коне во главе войска, вот командует штурмом замка. И взрослые люди беспрекословно слушают приказы этого малыша. Вот перед Женей склоненные люди, они закованы в цепи. Это пленные. Мальчик сурово смотрит на них. Что-то говорит, и пленных уводят. Катя смотрела на Женю и не могла понять, брата она видит или кого-то другого. Что-то произошло в облике мальчика. С его лица исчезла какая-то детскость и беззаботность. Это был Женя и в то же время не он.

А Руина продолжала говорить:

– А в столице против принца Евгения…

– Евгения? – воскликнула Катя. – Значит, это все-таки он!

– Не перебивай. Против принца возник заговор.

– Заговор?

– Да. Группа придворных во главе с военным министром Леонари решили убить мальчика в тот день, когда он будет въезжать в город. Принца спасла случайность. Мари, племянница Лвеонари и служанка принца, рассказала об этом главному министру Гаргулио. О, каких трудов ей стоило добраться до такого высокого лица. Гаргулио дождался, когда принц станет въезжать в город. Его люди были на каждом шагу, и, когда убийца кинулся с ножом на принца, его схватили. Гаргулио велел сделать это в ту секунду, когда нож будет уже занесен. Он сильно рисковал. Но риск оправдался. Принца спасли. Всех участников заговора арестовали. Убийцу и Леонари посадили в темницу.

Кате было очень жалко брата. В душе поднималась ненависть к тем людям, к кому попал мальчик. Сделали его принцем и тут же хотят убить! За что? Бедный ребенок! Во что бы то ни стало надо добраться до него и вернуться домой. Вместе с ненавистью появилась еще и злость. Она еле сдерживала себя.

– Слушай, чем все это кончилось. – Руина громко рассмеялась. – Гаргулио стал первым человеком в государстве. Повелитель, вернее Принц Белой башни, поручил ему вести все дела, а сам в одиночестве заперся в башне. Ха-ха-ха, глупый мальчишка! Захотел стать принцем, сопляк. А его обманули. Все его обманули! Ха-ха-ха! И лебеди, и Повелитель, и Гаргулио! Но самого главного ты не знаешь…

– Прекрати! – чуть не плача, закричала Катя. – Сейчас же замолчи!

Тут девочка увидела в котле довольную и ухмыляющуюся физиономию Гаргулио и, не выдержав, пнула волшебный котел ногой.

– Ой, что ты делаешь! – закричала Руина и бросилась к котлу.

Но было уже поздно. Котел покачнулся и свалился прямо в огонь. Посыпались искры. Что-то хрустнуло, и котел развалился на маленькие кусочки. Колдунья и девочка едва успели отпрыгнуть в сторону, чтобы не ошпариться.

– Мой котел! Что ты с ним сделал, проклятый мальчишка?!

– Ой, я нечаянно!

– Да я тебя сейчас превращу в червяка и скормлю вороне! – Руина стала размахивать руками.

– Кар-р, кар-р, какая беда! – прыгала вокруг людей Эсмеральда. – Быстрее, Руина! Быстрей превращай его в червяка. Кар-р-кар-р!

Но шокированная колдунья от бешенства позабыла все заклинания. Она бросилась на Катю с кулаками. Девочка выхватила меч и, держа его обеими руками, приготовилась встретить противника.

– Только попробуй подойти, проклятая ведьма. Я тебе голову отрублю! – пригрозила она.

– Ты горько пожалеешь об этом, рыцарь Катерино! – стала угрожать колдунья. – Ты не узнал самого главного про своего брата. А ему угрожает опасность. Он скоро умрет. Но ты ничего не узнаешь. А тебя я рано или поздно достану.

Кате было неловко за разбитый котел. Но исправить уже ничего нельзя.

– Без тебя обойдусь! – крикнула она и выбежала из пещеры.

– Ой, горе мне, горе! – стала причитать Руина. – Подлый мальчишка! Пусть все рыцари провалятся под землю!

– Кар-р, он мне сразу не понравился, – подхватила Эсмеральда.

Руина увидела ворону и схватила ее за хвост. Ее глаза недобро горели. Ворона даже испугалась.

– Ой, ой! Не смотри на меня так, госпожа. А то я упаду в обморок. Кар-р! Я такая нер-рвная!

– Слушай меня, идиотка! – приказала Руина. – Ты знаешь, что я не могу покидать этого леса. Значит, мстить за меня будешь ты! Понятно?

– Понятно. Эсмеральда умная птица.

– Ты будешь вредить рыцарю как только сможешь, но он не должен добраться до Столицы и своего брата. Убей мальчишку, убей этого Катерино. Я награжу по-королевски. Лети!

И она выпустила ворону. Эсмеральда, как шарик, из которого выпускают воздух, натыкаясь на стены пещеры, устремилась наружу.

Глава одиннадцатая

ЗАКОЛДОВАННАЯ ДЕРЕВНЯ И ЗАМОК ТРОЛЛЕЙ

Пулей вылетела Катя из пещеры. Кто знает, вдруг ее действительно превратят в неизвестно кого. Но главная мысль была о Жене. То, что она узнала, потрясло девочку. Надо же, он действительно стал принцем. Но какая опасность угрожает ему? Эх, зачем она разбила котел?! Но теперь ничего не поделаешь. Значит, надо спешить.

Девочка бежала по тропинке. Вдруг она обо что-то споткнулась и упала. Это был Ариан. Он лежал как раз посреди тропинки. Тут только Катя вспомнила про мальчика. Его надо немедленно увести отсюда, подальше от Руины. Но Ариан спал и, как Катя ни трясла его за плечо, не просыпался.

Пришлось тащить его на себе.

Это было ужасно – тащить рюкзак и пьяного мальчишку. Да еще страшно мешал меч. Слава богу, вот и лошади. Но взвалить Ариана в седло оказалось во много раз трудней. Девочка уже готова была заплакать, но Ариан очнулся и сам залез на лошадь.

– Не забудь, я еду с тобой, Катерино, – сказал он.

– Ага. Только тебя мне не хватает.

– В какую сторону нам ехать? – Ариан чуть снова не упал с лошади.

– Мне нужно туда, где живет Повелитель.

– Это значит – в Столицу.

Катя задумалась.

– Послушай, Ариан. Тебе нельзя со мной ехать, – сказала она.

– Почему? – Мальчик соображал с трудом.

– Люди Повелителя убьют тебя как мятежника. Или возьмут в плен. Тогда с твоего отца потребуют вместо выкупа ваше княжество.

– Нет. Я все равно поеду с тобой, – упрямо возразил мальчик. – Кто узнает, что я из лесного княжества?

– Любой дурак, увидев твои волосы. Ведь они у тебя с зеленоватым оттенком.

– Это тебя не касается, рыцарь!

Кате надоело спорить. Она взобрались на Мирко и поехала вперед. Ариан за ней. Через некоторое время, когда пещера Руины осталась далеко, Катя остановилась.

– Скажи, в какую сторону мне ехать? – спросила она.

– Туда. – Мальчик показал рукой.

Катя посмотрела на компас. Стрелка показывала туда же.

– Послушай, дай мне твой ремень.

– Зачем?

– Я хочу испытать тебя.

Ариан снял с себя пояс и протянул его Кате.

– Заведи руки за спину.

Наивный Ариан выполнил и это. Катя в одну секунду связала ему руки двойным морским узлом. Этому, как и многому другому, научил ее Коля.

– Теперь попробуй освободись. Если тебе это удастся, езжай за мной. Если нет, я отправлю твою лошадь домой. Я думаю, она найдет дорогу.

Ариан понял, что его провели. Он судорожно стал вырываться из пут, но напрасно. Из глаз мальчика брызнули слезы.

– Ты меня обманул!

– Видишь ли, Ариан, ты еще слишком молод и неопытен, как говорил твой отец. – Катя почувствовала себя мудрым и хитрым старцем. – Когда наденешь штаны, тогда и возьму тебя с собой. А теперь прощай. И прости меня. Тобой я рисковать не хочу. Одному мальчику из-за меня уже очень плохо.

С этими словами Катя с силой, аж больно стало, хлопнула лошадь Ариана по крупу. Та встала на дыбы – Ариан чудом удержался в седле – и помчалась туда, откуда они прискакали. Девочка тоже тронулась в путь – в противоположную сторону. Туда, куда показывала стрелка компаса.

Когда она скрылась из виду, на ветке дуба зашелестели листья и появилась, сверкая бусинками-глазками, Эсмеральда.

– Ну и ну! – пробормотала она. – С этим рыцарем надо держать ухо востро.

Ворона взмахнула крыльями и полетела за Катей.

Настало утро. Из-за горизонта, как спелое яблоко, выкатилось солнышко и осветило Страну Остановленного времени. Солнце светит всем везде и одинаково.

Девочка Катя – рыцарь граф Катерино – ехала на коне по незнакомой и необычной стране. Вроде все было такое же, как и у нас. И деревья, и кусты, и трава, и луна. Но в то же время все имело несколько неестественный цвет. Более яркий, чем в нашей жизни. Как будто смотришь все по цветному телевизору.

В пути не попадались ни звери, ни люди. Катя стала уставать. К седлу она уже, как ни странно, привыкла и не чувствовала неудобства. Но давала себя знать бессонная ночь. Глаза слипались.

В конце концов она сползла с седла на землю. Мирко остановился и стал щипать траву, которая росла вокруг в изобилии. Катя расстелила на земле плащ, положила под голову рюкзак и заснула богатырским сном. Эсмеральда камнем упала вниз, как только увидела, что девочка спит.

– Кар-р, какая удача! Витязь спит, не подозревая, что беда идет следом!

Ворона стала подкрадываться к Кате.

– Сначала я украду у него меч, потом уведу коня, потом… А что, если выклевать ему глаза? Хорошая идея. Но вся беда, что он не мертвый. Вдруг проснется? Вырвет мне хвост. Обязательно вырвет. И крылья поломает, мальчишки – они такие. Куда я тогда, сир-рота, буду годна? Ну его к лешему, этого рыцаря! Лучше уведу коня.

Ворона стала подкрадываться к Мирко.

– Сейчас я тебя схвачу за узду и поведу прочь. Я тут одно местечко знаю. Там волки живут. Волки его съедят, и мне достанется.

Эсмеральда была уже совсем близко от коня. Мирко не обращал на птицу никакого внимания.

– А вдруг он меня лягнет? – испугалась вдруг Эсмеральда. – Как даст копытом. Кто их знает, этих лошадей! Вон здоровый какой. Как даст Копытом в грудь, и нет Эсмеральды. Лучше я в следующий раз с ними разберусь.

Ворона полетела прочь.

Через три часа Катя проснулась. Доела то, что у нее осталось в рюкзаке, и снова отправилась в путь. В этот раз, отдохнув, ехали намного быстрее. Ярко светило солнце. Пели птицы. На душе стало веселее. Катя думала, что и дальше дорога будет без особых приключений. Но тут впереди показалась деревушка. Надо было попросить еды в дорогу и покормить коня.

Чем ближе становилась деревушка, тем необычнее был ее вид. Не сразу Катя сообразила, в чем дело. А дело было в том, что самый высокий дом в этой деревне был Кате по плечо. Чтобы не поломать что-нибудь, она привязала Мирко к яблоне, которая была чуть выше ее самой, и вошла в деревню пешком.

И тут же ей навстречу вышла толпа невысоких людей, похожих на кукол из магазина, в таких же ярких и пестрых одеждах. Процессию возглавлял почтенный старичок с белой бородой.

– Вы, наверно, гномы? – Катя уперлась ладонями в колени, чтобы лучше разглядеть лилипутов.

– Нет, мы не гномы, – ответил старичок. – Мы нормальные люди. А ты, судя по одежде, вероятно, странствующий рыцарь?

– Да, я еду в столицу. Мне нужен Принц Белой башни.

Катя заметила, как оживились люди, когда узнали, что перед ними рыцарь.

– Мы очень рады, что ты заехал к нам, – сказал старик. – Потому что нам нужна помощь. А для чего небо создало вас, странствующих рыцарей? Для того, чтобы вы вызволяли из беды нуждающихся в этом. Как твое имя?

– Катерино.

– Как, ты тот самый граф Катерино, который победил дракона и обманул волшебницу Руину?

– Да, но как вы узнали об этом?

– Птицы. Нам все рассказали птицы. Мы знаем, что ты спас от гибели подругу короля голубей Воркулину. В небе только об этом и говорят. А теперь мы нуждаемся в твоей помощи, рыцарь Катерино.

Катя слушала, раскрыв рот. В хорошенькую историю она попала! Только что испытала два приключения, как впереди уже маячит следующее.

– А что у вас произошло?

– Страшное несчастье. Тролли.

– Что?

– Тролли. Нашу деревню заколдовали тролли, которые живут в замке за холмом.

– В замке за холмом?

– Да. Много лет назад мы жили с троллями в мире. Но несколько месяцев назад в нашей деревне стали пропадать дети. Маленькие дети. Совсем малыши. Можешь представить наше горе? Каждую неделю пропадали по два-три ребенка. Страх поселился в наших домах.

Холодный пот пробежал и по Катиной рыцарской спине.

– Мы долго не могли понять, в чем дело, – продолжал старичок, – и думали, что поблизости появились вампиры. Если бы это оказалось так, то от нашей деревни уже ничего не осталось бы, ни одного живого человека. Но однажды ночью наш булочник увидел, как из его дома удирает тролль с мешком за спиной. Он схватил лук и выстрелил вслед троллю. И попал ему в голову. Тролль все же убежал. А булочник обнаружил, что у него пропала дочка. Пятилетняя девочка. Мы пошли по кровавому следу, который привел нас к замку за холмом. И потребовали, чтобы обитатели замка вернули нам детей. Или мы разрушим их жилище, а самих сожжем на костре. Тролли лишь посмеялись в ответ и послали нам проклятье. Мы побежали домой за оружием. И с каждым шагом становились все меньше и меньше. Когда добрались до деревни, то стали такие маленькие, что нам осталось только горевать и ждать помощи со стороны. Хорошо еще, что наша деревня тоже уменьшилась. А то что бы мы делали в своих домах?

Катя оглянулась вокруг и почувствовала себя Гулливером среди лилипутов. Уменьшились не только дома и люди, но и животные, и птицы, и все остальные.

– Чем же я могу вам помочь? – спросила она.

– Пойди и сразись с троллями. Освободи наших детей и заставь отменить заклинание.

– А если они и меня заколдуют?

– Тогда мы будем ждать другого рыцаря. А ты останешься с нами.

– Хорошенькое дело! – возмутилась Катя. – У меня свое важное дело, я не могу рисковать. Что будет, если я не соглашусь?

– Что ты, что ты! – замахал руками старик. Другие тоже явно выражали возмущение и недоумение. – Ты рыцарь и не должен никому отказывать. Иначе ты перестанешь быть рыцарем и заслужишь людское презрение до конца жизни. Нет более жалкого зрелища, чем человек, который когда-то был рыцарем.

Катя задумалась.

– Значит, я не могу отказаться?

– Ни в коем случае.

– Хорошо. – Кате ничего не оставалось делать, как согласиться. – Только сначала покормите моего коня и меня тоже.

Человечки тут же исполнили эту просьбу. Да еще наполнили Катин рюкзак провизией на неделю.

– Только не забудь помолиться перед подвигом, – предупредил старик. – Все рыцари так поступают.

– А как это делается? – поинтересовалась Катя.

– Очень просто. Вонзаешь в землю меч, встаешь перед ним на колени и просишь своего святого помочь тебе одержать победу.

– Ладно, я сделаю это! – крикнула Катя, ловко прыгнув в седло, и ударила пятками по бокам Мирко.

Замок троллей она увидела сразу, как оказалась на вершине холма. Стрелка компаса указывала прямо на него.

– Чему быть, того не миновать, – сказала Катя и поехала к замку.

Это было мрачное строение, больше напоминавшее бочку, чем замок, какие рисуют в книжках и показывают в кино. Вокруг него был вырыт ров, наполненный водой. Никакого моста не было.

– Эх, Мирко, как бы нас с тобой тут не превратили в кроликов, – пригорюнилась Катя.

Конь в ответ заржал и ударил о землю копытом, как бы подбадривая своего всадника.

– Ты думаешь, все обойдется? – спросила его девочка.

Мирко утвердительно закивал головой, затем, не дождавшись команды, рысью поскакал к замку.

Когда Катя оказалась перед мрачным жилищем троллей, она слезла с коня, воткнула в землю меч, встала на колени, сложила для молитвы руки (она видела, как это делается, в кино) и взмолилась, глядя на самое симпатичное облако:

– О святая Катерина, помоги мне, пожалуйста, победить троллей!

Замок был совсем маленький, высотой примерно с трехэтажный дом. Катя заметила, что толстая ветка одного из деревьев достает прямо до крепостной стены. Недолго думая, Катя полезла на дерево. Это было нетрудно. Куда сложнее было взобраться по ветке в замок. Осторожно, как канатоходец, Катя шла по качающейся и скрипящей ветке. Один раз она чуть не свалилась в ров, но сумела сохранить равновесие. Когда она все же спрыгнула на выступ стены замка и проникла внутрь, то воскликнула:

– И надо было становиться рыцарем! Что теперь делать дальше?

Она стала искать кого-нибудь в замке: бродила по комнатам, коридорам и залам и никого не находила. Если бы девочка была повнимательнее, то увидела бы, что за ней постоянно крадется ворона Эсмеральда. Хитрая птица пряталась каждый раз, когда Катя оглядывалась. Уголков и впадин для этого было предостаточно.

Наконец Катя вошла в главный зал замка. Пять спящих троллей лежали в разных позах на полу и громко храпели. Катя замерла на месте. Тролли ростом были чуть пониже Кати, ужасные на вид, да еще какого-то сине-зеленого цвета. Лица их были, даже во сне, такими злыми, что Катя сразу расхотела с ними связываться, повернулась и осторожно пошла прочь. У самого выхода девочка чуть не наступила еще на одного тролля. Это был даже не тролль, а тролльчонок. Маленький, кругленький (остальные все были очень худые) и розовый, а не зеленый. Он не храпел, как остальные, а тихо сопел, иногда повизгивая по-щенячьи, при этом еще подергивал большим, как у поросенка, ухом.

Катя выбежала во двор и перевела дух. Ей смертельно захотелось покинуть замок и умчаться отсюда как можно дальше. Мысль была соблазнительной. Пока Катя боролась с ней, ее взгляд случайно обнаружил еще одну дверь. Девочка решила, что, раз тролли все равно спят, надо проверить, что это за дверь.

Дверь оказалась входом в подземелье. Как только Катя открыла ее, то сразу услыхала детские голоса. Они молили о спасении. Катя побежала по ступенькам вниз.

В это самое время Эсмеральда, увидев, куда побежала Катя, тут же полетела в зал, где спали тролли. Она села на спинку кресла, в котором спал самый главный тролль.

– Спят голубчики! – возмущенно каркнула Эсмеральда. – А ну-ка хватит спать! К вам враг проник, хочет все ваше добро унести!

Главный тролль открыл один глаз.

– Кто, говоришь, к нам проник? – спросил он.

– Граф Катерино, кар-р, кар-р, самый смелый рыцарь на свете!

– Странствующий?

– Кто?

– Да рыцарь твой!

– А то как же, кар-р, кар-р, разве обычный к вам полезет? А он уже в подземелье, пока вы тут спите. Позор-р-р!

С этими словами ворона полетела прочь. К разгневанным троллям лучше не приближаться.

– Тревога! – завопил главный тролль. – Подъем!

Тролли нехотя заворочались.

– Что это еще такое! – стали возмущаться они. – Глубокий день на дворе. Спать не дают.

– Молчать! – закричал главный. – Нас хотят ограбить!

Детей, украденных из деревни, Катя нашла сразу, как спустилась вниз. Малыши, самым старшим из них было семь-восемь лет, были заперты в длинной клетке, словно звери в зоопарке. Все они были в одних рубашках и босиком. Ведь их украли ночью прямо из постелей. Многие от холода и сырости уже заболели. Они шмыгали носами, чихали и кашляли.

– Какой кошмар! – Катя не находила слов.

Малыши увидели ее и стали протягивать из-за решеток руки и кричать:

– Мама, папа, выведи меня отсюда! Спаси меня!

Видимо, они принимали Катю за кого-то другого. Катя бросилась к клетке и стала открывать двери и выводить детей наружу. Они тут же столпились вокруг нее, как цыплята вокруг курицы.

Вдруг дети завизжали, закричали и попытались снова вернуться в клетки. Катя оглянулась и увидела троллей. Все они приближались к ней. Детишки в панике метались по подземелью.

– А ну назад! – приказала Катя и выхватила из ножен меч.

Тролли остановились и стали совещаться между собой. Катя внимательно следила за ними. Детки снова были в клетке.

– Так-так-так! – сказал самый высокий тролль. – Значит, ты хотел ограбить нас? Унести наше добро? А знаешь, что за это бывает?

– Ерунда! – смело ответила Катя. – Это вы украли этих детей, да еще поместили их в такие ужасные условия. Как вам только не стыдно? Они же почти все заболели. Сейчас же отпустите детей на волю и расколдуйте их родителей!

Тролли засмеялись.

– А если мы не сделаем этого, да еще тебя заколдуем, тогда что?

– Тогда… – Катя задумалась. – Тогда я вступлю с вами в бой. Что мне какие-то тролли, если сама Руина не обманула меня. Посмотрим, справитесь ли вы с победителем лесного дракона.

Катя решила испугать троллей. Она смертельно боялась их и никогда бы не осмелилась с ними так разговаривать, не будь у нее в руках меча.

Тролли снова стали совещаться.

– Ладно, мы тебя отпустим, – наконец предложили они. – Мы тебя прощаем. Можешь уходить.

– Нет, я уйду отсюда только вместе с детьми и отменой заклинания.

– Мы не согласны!

Переговоры явно затягивались. Вдруг тролли стали наступать на Катю. Она не ожидала этого и попятилась. Девочка не заметила, как маленький шарик прокатился у стены, обошел ее и замер за спиной прямо у ног. Это был самый маленький тролль. Катя споткнулась о него, вскрикнула и упала. Но самое страшное было то, что от неожиданности она уронила меч на пол.

Тролли услыхали, как зазвенел меч, и с торжествующими воплями бросились на девочку.

– Пустите меня! – закричала Катя, чувствуя, как мерзкие существа хватают ее и связывают веревками.

– Попался! Попался! – кричали тролли.

Связав рыцаря и заткнув ему тряпкой рот, они поволокли его наверх и притащили в главный зал замка. Затем бросили в угол и разбрелись по своим местам.

– Ты и ты, – главный ткнул пальцем двух троллей, – будете охранять пленника. А когда проснемся, будет нам отличный ужин. Еще ни разу не ел рыцаря. Посмотрим, каков он на вкус. Правда, больно мелкий и тощий попался.

Два тролля нехотя сели около Кати. Остальные повалились спать.

– Что будем делать? – спросил один тролль, тот, что был поменьше ростом.

– Может, пока все спят, съедим этого? – Длинный в ответ кивнул на Катю. – Ишь как дергается.

У девочки волосы зашевелились на голове при этих словах.

– Нет, нельзя. Главный нас казнит, – ответил первый тролль. – Или просто головы оторвет. Лучше давай сыграем.

– Давай. А кто пленника будет стеречь?

– Друль. Давай его заставим. Что он зря дрыхнет?

Тролли бесцеремонно растолкали маленького розового тролля. Приволокли к месту, где лежал пленник.

– Стереги и глаз с него не спускай! – строго сказали они Друлю. – А мы будем играть.

Затем они достали кости и стали играть. Прошло несколько минут, и тролли забыли обо всем на свете. Катя с тоской наблюдала за ними и пыталась порвать веревки. Она каталась по полу и извивалась, как змея. Путы немного ослабли.

– Сиди смирно, – сказал Друль.

Катя с такой ненавистью посмотрела на тролля, что тот сразу замолчал. Все, что удалось Кате, это выплюнуть изо рта противные тряпки. Она обречено сидела у стены. Друль сел рядом. Он не сводил с девочки глаз. Как ему и было приказано.

Игроки тем временем расшумелись не на шутку. Все знают, что тролли самые азартные игроки на свете. Они так кричали, что перебудили всех остальных. Те сначала рассердились, но, когда увидели, в чем дело, тут же присоединились к игре. У Кати голова заболела. Она поняла, что, не будь рядом Друля, она бы очень просто удрала отсюда, потому что троллям ни до чего не было дела, кроме игры.

И вдруг у Кати появилась гениальная идея. Что, если она сыграет с троллями? Она прислушалась. На что играют тролли? На деньги? Нет. Тролли играли на детей, тех, что заперты в подвале. Так вот для чего они нужны троллям! Чтобы играть на них.

«Ну, я им сейчас покажу!» – подумала Катя и крикнула:

– Эй, тролли, что эта за скучная игра, в которую вы играете?

Тролли тут же замолчали и изумленно посмотрели на девочку. Они были так удивлены, что даже перестали играть.

– Противный рыцарь, – возмутился главный тролль под одобрительные кивки, – благородную игру в кости ты называешь скучной?

– Конечно, скучная! И бестолковая к тому же! – Катя смело глянула на троллей. – Вот я знаю одну игру… Вам в нее у меня никогда не выиграть.

– Ха, ты все врешь. Игру в кости нам подарил один купец. Вернее, он выкупил у нас свою жизнь. Мы знаем все игры на свете! Карты, домино, лото, даже шахматы. Кости! Вот самая лучшая игра! Мы сначала играли на деньги, потом нам надоело. Мы наворовали детишек человеческих. Теперь играем на них. Вот это здорово! Так что молчи, рыцарь, и жди, когда мы наиграемся, чтобы превратить тебя в жареного поросенка и съесть.

– А, испугались! – удовлетворенно произнесла Катя. – Еще бы, в «колпачки» вам у меня ни за что не выиграть. Спорю на что угодно!

От любопытства и азарта у троллей зашевелились уши.

– Может, и впрямь хорошая игра? – заговорили они разом. – Ну-ка, Друль, развяжи его. Пусть покажет. Съесть его всегда успеем.

– Мне нужны три ореховые половинки и одна горошинка, – сказала Катя, когда ее развязали.

Тролли забегали в поисках орехов и гороха.

– Вот! Показывай! – Они положили перед Катей все, что она просила.

Катя села, сложив ноги по-турецки и растирая ладони:

– Пожалуй, начнем. Вы должны угадать, где находится шарик. Угадаете, значит, выиграли.

И Катя начала околпачивать троллей. Этой игре базарных и вокзальных шулеров ее научил один мальчишка в обмен на компьютерную игру. Главное обмануть с помощью ловкости рук игрока. Если все сделать правильно, ни за что не угадаешь, под какой скорлупой находится горошина.

Сначала Катя отыграла меч, потом свой плащ с золотой пряжкой. Тролли так галдели и спорили, что стали совсем невнимательными, и обыгрывать их было большое удовольствие. Они действительно оказались очень азартными. Несколько движений рук, и тролли проиграли все деньги, что у них были.

– Ну что? – хитро прищурилась Катя. – Дальше играть будем?

– Конечно, будем! – дружно ответили тролли.

– А что вы ставите?

– Все, что угодно! Давай, играй дальше!

Тролли шумели, стучали шапками об пол, ругались между собой. Катя спокойно за ними наблюдала. Она поняла, что только сейчас может сделать то, что должна.

– Ставлю все деньги, что у меня есть! – сказала она. – А что поставите на кон вы?

– Все, что хочешь. Хочешь наш чудесный лес?

– Зачем он мне нужен?

– Как зачем? Дрова будешь рубить на зиму.

– Не надо. У меня дома без дров тепло.

– Тогда давай на наш замок.

– И замок мне ваш не нужен. Что я с ним буду делать? Я же странствующий рыцарь.

Тролли стали сердиться. От гнева они стали раздуваться и чернеть. Вдруг главный тролль схватил за шиворот Друля и поставил его перед Катей.

– Тогда давай вот на него сыграем. От тролля ты не имеешь права отказываться.

Катя решила не злить троллей и быстренько выиграла Друля. Тролли завизжали от злости и обиды. Но что они могли сделать? Они снова поставили лес. Катя для видимости проиграла коня. Игра оживилась, тролли с новым азартом стали делать ставки. Теперь они уже не казались такими страшными и, даже наоборот, немного смешили девочку своей наивностью.

– Все! – вдруг остановила игру Катя. – Хватит. Я ухожу!

– Это почему?

– Да вы уже все проиграли. Даже Друля. Что с вами играть?

– Нет, еще не все ты у нас выиграла. Тебе ведь нужны были дети, что сидят в подвале. Давай играть на них.

Катя очень обрадовалась, но сделала вид, что совершенно равнодушна.

– Гм, ну ладно, если у вас больше ничего нет.

Прошло два часа, и в результате напряженнейшей игры Катя выиграла у троллей всех детей.

– Теперь последний кон, – сказала она после того, как все тридцать четыре малыша были приведены из подземелья. – Играю на них на всех за отмену заклинаний. Согласны?

Тролли больше всего на свете не любят отменять заклинания. Поэтому они очень долго совещались и спорили между собой. В конце концов азарт победил, тролли согласились и, конечно же, проиграли. Напоследок Катя выиграла у них обещание никогда больше не вредить ни ей, ни другим людям.

Был уже вечер, когда Катя и дети покинули замок троллей. Самых маленьких Катя посадила на Мирко, а сама взяла коня под уздечку и тронулась в путь. Когда уже подходили к деревне, Катя увидела, что позади всех плетется не кто-нибудь, а тролльчонок Друль.

– А ты куда? Ну-ка кыш отсюда!

– Не могу. Я с тобой, рыцарь. Ты же меня выиграл. Я теперь твой и буду с тобой.

– Какая радость! – досадливо сказала Катя.

Тролльчонок смущенно закрыл глаза ушами, но не отстал.

Глава двенадцатая

СТРАШНАЯ ПОГОНЯ

– Кар-р, кар-р! – Ворона Эсмеральда влетела в пещеру Руины. – Я сделала это! Хозяйка, просыпайся! Рыцарь Катерино в руках злых троллей. Это я его туда заманила! Я! Кар-р, кар-р! Живым ему оттуда не уйти.

Она стала взахлеб рассказывать волшебнице о своем подвиге, где ей пришлось проявить чудеса героизма, изобретательности и находчивости.

– Ты видела его мертвым? – спросила Руина.

– Я видела, как его схватили тролли, связали и унесли в зал для пиров. Кар-р! Они съели его и даже косточек не оставили.

Ворона не смогла признаться, что не до конца все доглядела, а полетела хвастаться победой сразу, как только увидела, что Катерино был схвачен. Что было дальше, она не знала.

А живой и невредимый рыцарь в это время уже ехал навстречу новым приключениям и подвигам. Он ехал туда, куда показывала синяя стрелка компаса.

На душе у Кати было светло и весело. Она вспоминала встречу, какую ей устроили родители украденных детей. Здесь были и смех, и слезы радости. Дети смеялись, а взрослые плакали и тоже смеялись. И все прославляли графа Катерино – рыцаря, победившего лесного дракона и злых троллей.

Правда, был момент, несколько испугавший Катю. Когда люди увидели, что вслед за ней ковыляет Друль, они кинулись на него. Бедный маленький тролль чуть не погиб. Он даже не защищался. Просто закрыл огромными ушами лицо и сносил побои.

– Прекратите! – закричала тогда Катя. Ей стало жаль малыша. – Это мой пленник.

Люди послушно расступились. Теперь это были нормальные люди. Обыкновенного роста.

– Уходи отсюда! – сказала Катя Друлю. – Я отпускаю тебя. Дарю тебе свободу. Иди же.

– Да. Да. Уходи прочь, мерзкое чудовище! Иначе мы выпустим собак. И они разорвут тебя на части! – закричали люди.

Друль посмотрел очень грустными глазами сначала на Катю, потом на людей. И вдруг исчез.

Про него тут же забыли. Слишком большая радость была у жителей деревни.

Катя радовалась вместе со всеми. Она видела, как нежно прижимают отцы дочек, а матери сыновей к груди. И немного завидовала им. Да, их дети спасены и вернулись к родителям. А вот когда она сможет прижать к груди и расцеловать своего братишку?

При воспоминании о брате Катя сразу заторопилась. Никакие просьбы остаться и пожить хотя бы недельку в деревне ее не остановили.

И вот деревня, а затем и лес, и замок троллей остались позади. Мирко отмеривал копытами метр за метром. Путешествие в Столицу, в сущности, только еще начиналось.

Ночь застала Катю в дороге. Вокруг не было никакого человеческого жилья. Девочка даже пожалела, что не осталась ночевать в деревне. Но было уже поздно.

Где– то далеко послышался вой. Неужели волки? Катя забеспокоилась. Надо срочно зажечь огонь. Вой стал громче и ближе. Темнота спустилась: звезды не рассеивали мрак, а, наоборот, сгущали его. Девочке стало страшно. Мирко поскакал быстрее. Потом словно что-то почувствовал и перешел в галоп.

Катя оглянулась и от страха чуть не упала с седла. Она увидела четыре пары горящих огоньков. Они следовали за девочкой.

Волки?

Нет это были не волки. Это было хуже, чем волки. Это были оборотни. Полуволки-полулюди. Страшные, черные, волосатые. Они бежали на всех четырех лапах, а иногда вставали на задние. Волки так не умеют. Катя вцепилась обеими руками в шею Мирко, который мчался бешеным галопом. Но как ни быстро скакал Мирко, оборотни не отставали. Даже когда за Катей гнался по воздуху дракон, и то не было так страшно, как сейчас. Тогда хоть стоял солнечный день, а не кромешная ночь.

Прошел час погони.

Оборотни почуяли, что добыча устает, и торжествующе завыли. Они тоже устали, но жажда крови гнала их вперед и вперед.

От ужаса и страха Катя заплакала. Она подумала, что вот и пришел ее конец. Слезы закапали на шею Мирко. Благородное животное почувствовало на себе жжение горьких слез, и это словно придало ему свежие силы. Мирко встал на дыбы, громко заржал, словно позвал на помощь, и так рванул вперед, что оборотни сразу отстали почти на сотню шагов.

Сердца беглецов наполнились надеждой. И конь, и ребенок упорно всматривались в темноту, ища спасения. Вот впереди отразила небесные звезды река. Мирко бросился в воду. К счастью, она не была холодной. Конь заработал ногами и поплыл к тому берегу. Чтобы помочь ему, Катя слезла с седла и поплыла рядом. Вода заливалась ей в рот, в нос и в уши, но девочка старалась не отставать.

Берег быстро приближался. Беглецы услышали, как на оставшемся берегу злобно завыли оборотни, долго не решаясь войти в воду. Эта заминка дала Кате и ее коню драгоценные минуты для спасения. Однако река забрала у них последние силы. Очутившись на земле, девочка уже не могла взобраться в седло. Мирко с трудом встал на колени, а когда девочка все же взобралась на него, подняться не мог.

– Ну, Мирко, миленький, – умоляла Катя, – пожалуйста, вставай. Они сейчас догонят нас!

Мирко понятливо кивнул, громко, как человек, вздохнул и заковылял дальше.

Оборотни, увидев, что лакомая добыча уходит, дико закричали и, свесив длинные языки, бросились в воду. Они плыли медленно, по-собачьи, тяжело дыша. Тем не менее неуклонно приближались к берегу. Катя уже не сидела, а лежала в седле. С нее ручьями стекала вода. Девочка и конь дрожали от страха, усталости и холода. Они не так уж и далеко отошли от берега.

Вдруг впереди, совсем близко, Катя увидела хижину, сложенную наполовину из бревен, наполовину из камней. Девочка буквально свалилась с седла и забарабанила по двери хижины кулаками.

– Откройте! – закричала она. – Пожалуйста, откройте. Помогите! Спасите нас!

Никто не отвечал. Ставни на окнах были плотно закрыты. В них не блеснул огонек. За дверью не было ни звука, ни шороха.

Катя громко заплакала.

– Злые, нехорошие люди! Почему вы не хотите открыть дверь?

И опять тишина. Только за спиной вздыхал и похрапывал Мирко. А у реки уже вновь послышался вой оборотней. Они уже вылезли на берег и вот-вот будут здесь.

Катя вновь заколотила в дверь. Внезапно дверь отворилась. Внутри было темно и жутко. Но не было времени выбирать. Оборотни уже показались совсем рядом. Их горящие глаза заставили Катю действовать. Она влетела в дом и затащила за собой Мирко. Как только она нашла засов и дрожащими руками задвинула его, дверь содрогнулась под ударами.

Катя уже никак не реагировала на эти звуки. Она в изнеможении упала на пол. Сил не было даже зажечь огонь.

А за дверью выли, визжали, скреблись и ломились. Но дверь была толстая и крепкая. Попасть внутрь чудища не могли. Весь остаток ночи они бродили вокруг и выли от тоски и невозможности добраться до лакомого кусочка.

Катя не обращала на них внимания. Она с трудом поднялась на ноги и стала искать рюкзак. Все, что в нем было, промокло насквозь, но фонарик включался. Катя осветила помещение и с облегчением увидела кровать. Она была даже застелена для ночлега. Свежая и манящая, а главное, сухая постель. Это было счастьем. Девочка скинула мокрую одежду прямо на пол, нырнула под одеяло и заснула глубоким сном.

Сколько прошло времени? Неизвестно. Но когда Катя проснулась, ярко светило солнце. Оборотней не было. Не было и дома, в котором нашли спасение Катя и Мирко.

Кровать была. Она стояла прямо в траве. Где-то в шагах двухстах золотилась в солнечных лучах река. Она была совсем не узкой, и девочка удивилась, как это они смогли переплыть ее. Мирко как ни в чем не бывало пасся в высокой траве и даже не смотрел в Катину сторону. Где же дом? Куда он девался?

После ночной скачки и переправы через реку все тело болело и ломило. Неохота было даже пальцем пошевелить.

Но кровать стала подрагивать и качаться, будто намекая, что не мешает ее покинуть.

Пришлось вставать. Одежда была жесткая, как из картона, и пахла сыростью. Так захотелось принять душ или, лучше, ванну. Конечно, можно было искупаться в реке, но на это сил уже не было. Катя даже поморщилась от такой мысли. Было так тепло, что плащ и безрукавку она затолкала в рюкзак, а когда надевала кроссовки, услыхала легкое шуршание за спиной. Обернулась и увидела, как кровать растаяла в воздухе. Как в сказке.

– Чудеса! – поразилась Катя.

– Это не чудеса, – ответил мягкий приятный слегка смущенный голос, – а всего лишь маленькое колдовство.

Катя оглянулась. В высокой траве стоял Друль и смотрел на нее большими, совсем не тролльими глазами.

– Что ты тут делаешь? – Катя была поражена.

– Сейчас ничего, – ответил Друль. – А ночью пришлось потрудиться. Думаешь, легко сделать из ничего дом? Я ведь еще так мало умею.

– Так это ты сделал дом?

– Да. – Тролль смутился. – Я увидел, что за тобой гонятся оборотни… Сам-то я легко могу спрятаться от кого угодно.

– Милый Друль, какой ты молодец! – Катя задохнулась от благодарности. – Если бы не ты, не знаю, что с нами было бы. Большое тебе спасибо!

Друль смутился и даже закрыл ушами мордочку. Из глаз его выкатились две голубенькие слезинки.

– Что с тобой? – удивилась девочка. – Ты плачешь?

– Не знаю. Со мной никогда такого не было.

– Что, тебе никто никогда не говорил «спасибо»?

– Никогда. – Друль всхлипнул. – Меня никогда никто не хвалил. Только ругали все и колотили.

– Бедненький! – Катя искренне пожалела малыша.

– И не жалел никто.

Тролль громко разрыдался.

Катя стала успокаивать его:

– Не надо плакать. Ведь ты настоящий герой. Если бы не ты, я бы погибла, ой, то есть погиб. Ты спас мне жизнь. Мне и моему коню Мирко.

– Правда? – Смешное ухо Друля вздрогнуло и приподнялось.

– Конечно!

– И ты не будешь меня ругать?

– Ругать? За что?

– За то, что я помешал совершить тебе славный подвиг?

– Конечно, нет! – Катя погладила Друля по голове.

– И колотить тоже не будешь?

– Ни за что!

Друль стал успокаиваться

– Странный ты рыцарь, – вздохнул он.

– Это почему?

– Не дерешься, не хвастаешь на каждом шагу, не пьянствуешь с кем попало! И добрый. Разве такие рыцари бывают?

– Не знаю. – Катя пожала плечами. Ей понравилось, что ее хвалят. – Я же есть.

– Это, наверное, потому, что ты маленький рыцарь. Сколько тебе лет?

– Одиннадцать.

– Очень мало. Я еще ни одного такого молодого рыцаря не видал. Я их знаешь сколько повидал! Но ты лучший из них. Я даже рад, что достался тебе. Мне так надоело в замке. Большие тролли такие злые и совершенно не любят сладкого. Я так люблю конфеты! Только они не разрешали мне их добывать. «Жри, – говорили, – то же, что и мы. Пауков, лягушек, ящериц». А я так люблю пирожные!

– Да, – вздохнула Катя, – пирожные я тоже люблю. Особенно эклер.

Они оба повздыхали. Вдруг Катя что-то вспомнила.

– Слушай! – воскликнула она. – У меня в рюкзаке должны быть конфеты. Мне их дали в деревне, откуда вы утащили детей.

Она порылась в рюкзаке и действительно нашла конфеты. Правда, в воде они слиплись, но сладости не потеряли.

– На. – Она отдала половину конфет Друлю.

К ним подошел Мирко и ткнул Катю мордой в спину. Он тоже хотел конфету.

– На, Мирко. – Катя протянула ему ладонь с лакомством. – Ты тоже постарался. Оба вы молодцы!

Через час они продолжали путь уже втроем. Друль сидел на коне позади Кати и от удовольствия жмурил глаза. Он никогда не ездил на лошади. Зато Мирко был совсем не в восторге от нового ездока. Он тревожно встряхивал ушами и косился на странное существо, которого он, надо сказать, побаивался.

– Скажи, рыцарь Катерино, куда мы едем? – спросил Друль.

– Мы едем в город, где жил Повелитель. Теперь там вместо него Принц Белой башни. Вот он-то мне и нужен.

– А зачем?

– Это мой младший братишка. Я должен отправить его домой к маме и папе.

И Катя рассказала Друлю свою историю. Как заколдованные лебеди похитили Женю. Как чародей Коля помог отправиться в погоню. Как она победила дракона и стала рыцарем.

– Ты знаешь, Друль, – напоследок сказала она. – Я ведь не настоящий рыцарь. Только это моя тайна, и ты не должен ее выдавать.

– Не может быть! – не согласился тролль. – Ты ведь победил дракона, а по правилам, каждый, кто одолеет дракона…

– Знаю, знаю. Но это не считается. Поклянись, что никому никогда не скажешь.

– Клянусь. Хоть тролли никогда не клянутся.

– Я не рыцарь, потому что я… – Катя немного помялась, – потому что я не мальчик.

– Не мальчик?

– Да, я не мальчик. Я девочка. И мое настоящее имя Катя. Катя Константинова, и вовсе я не граф Катерино. Только это тайна, и ты поклялся не выдавать ее.

Тролль немного помолчал, потом спросил:

– А все остальное правда?

– Все остальное правда.

– Дракона ты победил? То есть победила?

– Победила.

– Тогда все остальное не важно. Ты рыцарь. Девочка-рыцарь.

– Но ведь так не бывает.

– Должно же с чего-то начаться, – философски заметил Друль. – Только мы об этом говорить не будем никому. Зачем смущать людей, троллей и остальных. Да и насмешек не оберешься.

Катя с ним согласилась.

– Ты ведь тоже не похож на тролля. Совсем не страшный. Даже симпатичный, – заметила она.

– Правда? – обрадовался Друль. – Ты так считаешь?

– Конечно.

– Тогда давай не будем говорить никому, что я тролль. А то нас никто не любит. Зачем тебе лишние неприятности?

– Давай не будем, – согласилась девочка. – Будем считать, что мы путешествуем инкогнито.

– Что-что? Какое… гнито?

– Инкогнито. То есть не под своим именем. Мы не хотим, чтобы нас узнали, поэтому путешествуем инкогнито.

– Здорово!

Друль даже подпрыгнул. Мирко чуть не укусил его, потому что ему не нравилось, когда на нем прыгают. Он же не диван!

– А под какими именами мы едем? – спросил тролль.

– Я под именем графа Катерино, а ты под именем Друль.

– Но ведь это мое настоящее имя.

– А мы твое имя менять не будем. Оно и так хорошее. Но теперь ты не тролль.

– А кто?

– Ты… ты… – Катя вспомнила про любовь тролля к конфетам. – Ты Сладкоежка, вот кто.

– Сладкоежка?

– Да. – Катя продолжала фантазировать. – За горами есть такое племя. Там мы с тобой стали друзьями, и ты поехал со мной.

– Ты говоришь, что мы стали друзьями, – несмело прижался к Катиной спине Друль. – Это правда?

– А как же? Разве ты мне не друг?

– Друг, – согласился тролль – вернее, Сладкоежка. – Я твой друг. – И он еще раз проговорил это слово: – Друг.

Так Катя нашла первого друга.

Глава тринадцатая

РЕКА

Река была широкая, полноводная и с быстрым течением. Ее не переплывешь вплавь и не перейдешь вброд.

Катя, Друль и Мирко расстерянные стояли на берегу. Рядом не было ни лодки, ни плота, ни парома.

– Сладкоежка, а ты не можешь наколдовать кораблик или плот? – спросила у тролля Катя.

Тот грустно покачал головой.

– К сожалению, нет. Я целую неделю не смогу сделать что-нибудь колдовское. Магией нельзя заниматься часто.

– Жаль! – вздохнула Катя.

– Жаль! – вздохнул Друль.

Мирко захрапел и ударил копытом о песчаный берег.

– И моста через эту реку нет, – заметила Катя. – Как же другие путешественники попадают в Столицу? Ты знаешь, как туда ехать, Друль?

– Путешественники никогда не едут в Столицу напрямик, – ответил Друль. – Это трудно и опасно. Они спускаются вниз по реке до города Веселых рыбаков. Оттуда на кораблях плывут вниз до Большого озера, переплывают его и находят место, куда впадает другая великая река нашей страны. По этой реке надо подниматься до тех пор, пока она не станет ручьем. Затем из города Суровых кузнецов нужно пройти вдоль гор и по дну каньона Единорогов, и по главной дороге как раз доберешься до ворот Столицы.

– И сколько надо идти?

– Немного. За полгода доберешься. Зато какое путешествие!

– Ну уж нет! – Катя упрямо сдвинула брови. – Мы пойдем напрямик!

– Конечно, – согласился Друль. – Рыцарям так и положено. Разве можно избегать опасностей?

– А что, опасности будут? – встревожилась девочка.

– Еще какие, – успокоил ее Друль. – Те, что были, – лишь начало.

– Умеешь ты успокоить, – вздохнула Катя. – Скажи только, что нам делать? Нам во что бы то ни стало надо добраться до того берега.

– Может, все-таки попробуем на лошади? – предложил Друль.

Мирко явно не понравилось такое предложение. Он возмущенно заржал и попытался укусить тролля. Тот взвизгнул.

– Прекратите ссориться! – возмутилась Катя. – Нашли время. – Так что же мне делать?

– Ты знаешь, – Друль тревожно зашевелил ушами, – а ведь обязательно надо перебраться на тот берег до наступления ночи.

– Почему?

– Оборотни.

Катя вздрогнула.

– Они что, могут вернуться?

– Да, как только солнце уйдет, они проснутся и…

Этого еще только не хватало. Девочка готова была зареветь от отчаяния.

Они ехали вдоль берега уже полчаса, но так и не встретили ни одного живого существа.

– Послушай, а в реке кто-нибудь мог бы нам помочь?

Друль задумался.

– Разве только русалки, – сказал он. – Но они коварны и опасны так же, как оборотни. Защекочут и утащат на дно. Заставят выращивать для них водоросли. Ты хочешь быть у них рабом?

– Нет, – ответила Катя. – Не хочу. Но раз на дне живут рабы русалок, да еще выращивают для них водоросли, значит, по нему можно пройти на тот берег. Сладкоежка, ты можешь найти вход в реку?

– Это очень опасно – ходить по дну речного царства.

– Ты можешь найти вход? – упрямо повторила Катя. Она уже привыкла рисковать. Да и встреча с ночными оборотнями казалась куда более неприятной, чем свидание с русалками.

– Это знает любой тролль. – Друлю не оставалось ничего другого, как рассказать все, что он знал. – Надо кидать в воду камни, и там, где от них не расходятся круги, и есть вход в реку. Им пользуются водяные, когда хотят заманить в воду детей.

Катя слезла с коня и стала кидать в реку камни. Друль делал то же самое. Он и нашел место, где от камней не расходятся круги. Катя взяла его за руку, Мирко за узду, и все трое вошли в реку. Девочка очень удивилась, когда увидела на дне реки множество сырых и мрачных воздушных коридоров. Она посмотрела на компас и выбрала коридор, который вел вперед.

Они шли тихо и осторожно, стараясь не производить ни звука. Дно было мягкое, и это им удавалось. Невдалеке находились плантации речных водорослей. Катя увидела, что на них работают люди, за которыми следят маленькие злые человечки с рыбьими головами. Они ездили верхом на осетрах и больно кололи трезубцами тех людей, которые, по их мнению, плохо работали.

– Какой ужас! – прошептала Катя.

– Да, мрачное местечко, – согласился Друль. – Схватят нас, уволокут в воду и так же заставят работать. А там ведь мокро. Бр-р-р!

Они тихо продолжали путь и прошли уже почти половину пути, как наткнулись на зеленого человечка с рыбьей головой. Он спал на камушке, от которого в воду тянулся ремень. В воде плавал осетр и мирно жевал водоросли, маленьких рыбешек и водных жуков и личинок. Наверно, водяной отлынивал от работы надсмотрщика. Его трезубец лежал рядом.

Друзья осторожно прошли мимо. Друль шел последним и не заметил, как зацепился за ремень, к которому был привязан осетр. Тот тревожно забился в воде и возмущенно забулькал.

Водяной тут же проснулся.

– А, что такое? В чем дело? – закричал он и схватился за трезубец.

Увидев непрошеных гостей, он быстро выхватил из-за пояса большую раковину и громко затрубил.

Сигнал тревоги был услышан, а Катя и ее спутники обнаружены. Откуда ни возьмись появилась толстая русалка со злыми глазами и острыми, как у акулы, зубами.

– Окружить их, – кричала она, – быстрее! Скорее, лодыри! Ах, неповоротливые создания!

Сама она стремительно плавала в воде, но в воздушный коридор не влезала.

Катя и Друль не успели оглянуться, как были окружены почти двумя десятками водяных. Сопротивляться было бесполезно.

Катя, Друль и Мирко тесно прижались друг к другу и стали ждать, что с ними сделают.

Русалка наконец высунула из воды голову и спросила:

– Кто вы такие? Шпионы?

– Мы не шпионы, – ответил Друль. – Мы путешественники. Просто идем на тот берег. Вы дадите нам пройти? Мы никого не тронем.

– Никого не тронете? – Русалка расхохоталась. – А ну-ка идите, куда вам покажут, глупые создания, и не пытайтесь бежать, а то живо утопим всех троих!

Пришлось подчиниться. Незваных гостей повели по коридорам в совсем другом направлении от нужного берега.

– Как ты думаешь, что с нами сделают? – спросила Катя у Сладкоежки.

– Разговорчики! А ну прекратить! – приказала русалка. – Мы здесь под водой не любим шума.

Дальше пленники шли молча. Через несколько минут их привели к странному строению, первый этаж которого находились в воздухе, а второй и третий в воде. Его обитатели могли плавать в воде и ползать по суше.

Ворота открылись, и Катю с Друлем и лошадью втолкнули внутрь. Там в бассейне сидели двенадцать красивых русалок. Самая красивая из них, с короной на голове, сидела в центре бассейна на троне. Хвост ее плескался в воде, а тело возвышалось на поверхности.

– На колени перед речной царицей! – закричала на Катю и Друля русалка, которая привела их сюда.

Водяные угрожающе выкинули вперед трезубцы.

– На колени! – закричали они.

Ничего не оставалось делать, как подчиниться. Девочка и бывший тролль неуклюже бухнулись на колени. Мирко сделал вид, что не понимает приказа. Водяные посмотрели на его копыта и настаивать не стали.

– Кто вы такие? – Речная царица лениво зевнула, взяла с золотого блюда пучок водорослей и отправила его в рот.

Катя хотела было подняться, но сразу три трезубца легли ей на плечи. Она опять упала на колени.

– Мы путешественники. Я странствующий рыцарь граф Катерино, а это мой друг Сладкоежка, Друль, и мой конь Мирко. Мы переправлялись через реку и попали сюда. Позвольте нам продолжить наш путь, и мы не будем никому мешать.

– Рыцарь? Очень интересно! – Царица достала с тарелки мидию, расколола ее вилкой и проглотила содержимое раковины. – А скажи тогда, почему вы не переправлялись через реку, как все земные существа, по воде?

Катя впервые в жизни видела царицу, да еще такую прожорливую. Русалок она тоже увидела первый раз.

– Там на берегу не было ни лодки, ни плота, – сказала она. – Вот мы и решили пройти по дну реки.

– А знаешь ли ты, рыцарь, что, по нашим законам, кто попадет в реку, тот остается в ней навсегда?

Теперь Катя испугалась по-настоящему.

– Но, ваше величество, мы никак не можем у вас оставаться. У нас крайне важное дело в Столице к самому Повелителю! – в отчаянии проговорила она.

– Кто такой Повелитель? – спросила царица.

– Это на земле, – ответила одна из русалок. – Кажется, колдун и царек. Повелевает людишками.

– А, тогда это не имеет значения!

– Что прикажешь с ними делать? – спросила злая толстая русалка.

– Мальчишку я заберу себе, – ответила царица. – Он будет по утрам расчесывать мне волосы. – Она тряхнула запутанной гривой. – Лошадь запряжем в мою карету, а этого коротышку отправьте на плантацию.

– Это несправедливо! – завопил Друль. – Почему меня на плантацию?

Но царица уже ничего не слушала. Ей как раз принесли поднос с жареной рыбой, и она спешила полакомиться.

– Быстро в помещение для рабов! – скомандовала злая русалка. – Завтра утром вам сделают жабры и вы возьметесь за дело.

– Если мы не успеем удрать отсюда до утра, останемся здесь навсегда. С жабрами мы на земле не сможем жить, – успел шепнуть девочке Друль.

– Пора браться за меч, – пробормотала Катя. – Втроем мы справимся с этой сворой.

– Не вздумай! Они очень хорошо владеют трезубцами. Загонят в воду, и тогда мы вообще утонем. Ой!

Доказывая правоту слов Сладкоежки, один из водяных больно уколол его в ногу своим длинным орудием.

– Не разговаривать! – крикнул он.

Катя с тоской смотрела на компас. Его стрелка указывала совсем не туда, куда они шли. Неужели пришел конец пути? Так обидно было сознавать это. Надо срочно что-то придумать. Может, все-таки попробовать разогнать этих маленьких человечков? Она же все-таки рыцарь.

«Рыцарь!» – горько усмехнулась Катя и посмотрела на мощные руки злой русалки. От такой не только она, но и Мирко не сможет вырваться. Значит, ликвидировать надо в первую очередь ее. Но как это сделать? Она поделилась этой мыслью с Друлем.

– Правильно! – одобрил тот и тоже спросил: – А как это сделать?

– Она боится залезать в коридор. Видимо, если она попадает сюда, то не может передвигаться без воды. Ты заметил, хвост у нее все время находится в воде. Значит, ее надо оттуда втащить сюда и бежать.

– Но она такая огромная.

– Это сделает Мирко. Главное, втащить ее на песок.

Друль с сомнением посмотрел на Мирко, затем схватил его за уздечку и завопил:

– Это куда ты удираешь? Ну-ка стой на месте. Эй, госпожа русалка, он удирает, держите его.

Русалка как молния кинулась к Мирко и схватила его за уздечку. Она так влезла в воздушный коридор, что в воде у нее остался только хвост.

– Мирко, вперед! – скомандовала Катя и хлопнула коня по крупу.

Мирко рванулся. И как раз вовремя. Русалка оказалась на суше и распласталась на земле. Она так растерялась, что выпустила уздечку из рук. Мирко оказался на свободе. Катя закинула на него Друля, выхватила меч и кинулась на водяных. Те, как цыплята, разбежались в стороны. Затрубили тревогу раковины…

– На помощь! – вопила русалка.

Вокруг нее толпились водяные. Но они были слишком малы и не могли затащить ее в воду.

Катя успела схватить одного водяного за шиворот. Она приставила к нему меч и строго приказала:

– А ну-ка, мерзкая лягушка, веди нас на тот берег.

– Ой, все сделаю, только не погубите! – завизжал водяной.

– Быстро показывай дорогу!

– Туда, туда! – Водяной кивнул на один из коридоров.

– Быстрее! – скомандовала Катя.

Беглецы бросились туда. Впереди бежала Катя, держа за лапу водяного. Затем трусил Мирко с Друлем на спине. За ними уже ринулись несколько водяных. Но они боялись приблизиться к беглецам и только кричали, ругались и трубили в раковины. Их становилось все больше и больше.

– Нет, – решила Катя. – Нас так быстро изловят.

Она села на Мирко и затащила в седло водяного. Тот чуть не умер от страха. Втроем сидеть на коне было очень неудобно. Но выбирать не приходилось. Конь пустился в галоп и быстро оторвался от погони.

– Туда! – указал водяной.

Он показывал на самый узкий коридор, по бокам которого были особенно густые заросли водорослей.

– Ты не врешь? – Девочка для острастки как следует встряхнула водяного.

– Это самый короткий путь.

Катя посмотрела на компас. Стрелка показывала то же.

– Вперед! – сказала она.

Мирко осторожно вошел в коридор. Водоросли задевали лица Кати и Друля. Это было неприятно, как прикосновение лягушки. Дно стало совсем мокрым, и Мирко с трудом передвигал ноги. Коридор становился уже и ниже. Девочке пришлось совсем пригнуться к гриве лошади.

– Быстрее, быстрее! – торопили они коня.

Мирко старался изо всех сил, но все равно двигался слишком медленно. Снова послышались звуки погони.

Вдруг под ногами полилась вода. Она мгновенно залила песчаное дно коридора. Через минуту она уже доставала до колен Мирко.

– Что это? Почему вода? – спросила Катя у водяного и больно его ущипнула.

– Это затопляют коридоры! – взвизгнул водяной.

– Далеко еще до берега?

– Нет, совсем близко.

Но вода прибывала еще быстрее… Вот уже она накрыла ноги коня и ноги Кати. Мирко тревожно заржал. Катя обернулась: сзади воды еще больше и она настигает их со страшным шумом, грозя вот-вот догнать и утопить.

Скользкий водяной воспользовался Катиным смятением и быстро сполз со спины Мирко. Девочка хватилась его, но было поздно. Водяной скрылся в воде.

– Мы погибли! – обреченно сказала Катя.

– Не все еще потеряно! – закричал Друль. – Мы должны успеть.

Он спрыгнул с коня. Поплыл вперед, схватив Мирко за уздечку и увлекая его за собой. Катя увидела, как Друль стал увеличиваться в размерах, словно надуваемый воздушный шарик. Через минуту он стал шаром величиной с Мирко. Девочка даже испугалась.

Вдруг Друль резко выпустил воздух и полетел вперед. Катя на лошади за ним. Друль снова стал маленьким, но тут же снова стал надуваться. Именно в этот момент коридор кончился.

– Тупик, водяной нас обманул! – закричала Катя. – Все напрасно!

Друль смотрел на нее бессмысленным взглядом. Его глаза были уже величиной с тарелку. Он усиленно глотал воздух. Рос и рос.

На них с шумом обрушилась вода. Катя только успела глотнуть воздух, как ее накрыло с головой. Мирко попытался всплыть наверх и усиленно работал ногами.

Друль не зря глотал воздух. Теперь он стремительно летел вверх и давно был бы там, если бы не тащил за собой Мирко и Катю.

Девочка почувствовала, что ее сейчас разорвет. Ей не хватало воздуха. В ушах заломило. Дико заболела голова. Глаза были открыты, но ничего не видели. Катя теряла сознание. «Будь что будет. Наверное, так вот и тонут», – подумала она напоследок.

Именно в ту секунду, когда Катя открыла рот, Друль вытолкнул ее на поверхность воды.

Потребовалась целая минута, чтобы Катя и Мирко пришли в себя. Они увидели желанный берег и устремились к нему.

Друль, уменьшаясь в размерах, плыл рядом. Над рекой уже была ночь, и в небе ярко светила луна.

– Вот они! Лови их! – вдруг раздались голоса рядом. Водяные носились вокруг беглецов на осетрах с криками и визгами и потрясали трезубцами.

И тут Катя обнаружила, что до сих пор сжимает в правой руке меч. Она не потеряла его даже после таких перипетий! Значит, вот почему водяные боятся приблизиться.

Девочка благодарила судьбу, что водяные такие трусливые. Потому что почувствовала, что не в силах не только махать мечом, а даже поднять его.

Так в сопровождении дикой и нелепой свиты Катя, Друль и Мирко добрались до берега. У самой суши один водяной в отчаянии кинулся было на убегавших, но получил такой удар лошадиным копытом, что с диким криком улетел прямо на середину реки. Увидев это, остальные водяные тут же поспешили скрыться. Беглецы вышли на землю. Друль выпустил последние остатки воздуха и вновь стал прежним Сладкоежкой. Мирко доковылял до ближайшего дерева и опустился на колени. Катя в изнеможении сползла со спины животного на землю и впала в забытье.

Глава четырнадцатая

КРИС

Открыв глаза, Катя увидела встревоженные взгляды Друля и Мирко. Бывший тролль и конь белой масти озабоченно глядели на своего друга. Когда они увидели, что девочка проснулась, то радостно заулыбались. Правда, улыбался только Друль, а Мирко весело заржал. А впрочем, это и есть лошадиная улыбка.

– Друль, Мирко, – с трудом произнесла девочка, – вы опять спасли меня. Даже не знаю, как смогу отблагодарить вас.

Те, к кому были обращены эти слова, смутились. Разве друзья ждут благодарности за то, что должны были сделать? И разве они сами не подвергались вместе с Катей смертельной опасности?

– Тебе нужно поспать, – сказал Друль. – Я бы сделал кровать, но теперь я вообще не могу колдовать.

– Почему?

– Я нарушил правило молодого тролля.

– Какое правило?

– Колдовать не чаще чем раз в неделю. – Теперь я вовсе не тролль. – Друль грустно улыбнулся. – Зачем я теперь тебе нужен?

– Неправда. – Катя еле ворочала языком от усталости. – Ты мне нужен, как никогда, и Мирко тоже.

– Правда? – обрадовался Друль. – Тогда я разожгу огонь. А то ты простудишься.

И бывший тролль побежал искать дрова.

Через несколько минут Катя уже спала глубоким сном, а рядом весело потрескивал костер. Друль развел такой сильный огонь, что живший на дереве филин возмутился.

– Угу! Что за безобразие? – проухал он. – Кто устроил среди ночи парилку и не дает старику спокойно переварить съеденную мышь?

– Не сердись, господин филин, – ответил Друль. – Мы не знали, что здесь кто-то живет. Я Сладкоежка, а это рыцарь Катерино со своим конем.

– Рыцарь Катерино? – более миролюбиво спросил филин. – Это тот самый странствующий рыцарь, который убил лесного дракона?

– Да.

– И который спас от смерти подругу короля голубей?

– Да.

– А потом вызволил человеческих детей из замка троллей?

– Да. Это он самый.

– А разве его не съели оборотни?

– Нет. А откуда господин филин все это знает?

– Птицы. Они только и говорят о графе Катерино. Так это он и есть? Какой маленький и щупленький. Совсем птенчик, а уже такой знаменитый. А как вы сюда попали? Ведь он был на том берегу. Здесь его никто не ждал. Он умеет летать?

– Нет, мы перебрались по дну реки.

– По дну реки? Через царство речных русалок?

– Да.

– Но ведь это невозможно!

– А рыцарь Катерино сделал это.

– Угу! Он великий герой! Птицы не зря о нем говорят. Полечу, расскажу им последние известия про рыцаря Катерино.

Ухнув еще раз, филин полетел в темноту ночи.

К утру, он вернулся, неся в когтях убитого зайца.

– Эй, приятель! – ухнул он Друлю. – У меня сегодня была удачная охота. Возьми вот это. Пусть твой рыцарь подкрепит свои силы, когда проснется. Уж больно он худой.

– Спасибо, мудрая птица, – поблагодарил его Сладкоежка. – Катерино будет благодарен тебе – у нас ведь ничего нет из еды. Все промокло или осталось в воде.

– Не стоит благодарности. – Филин был очень доволен, что его назвали мудрой птицей. – Мы, филины, всегда питаем слабость к странствующим рыцарям.

С этими словами филин забрался в дупло и, сладко зевнув, заснул.

Катя проснулась, когда солнце было уже высоко. Рядом спал Друль. Мирко щипал траву неподалеку. Костер давно погас, и девочка поежилась от утренней прохлады. Она попыталась встать, но не смогла даже пошевелиться. Все тело болело и ныло. И руки, и ноги, и даже шея. Вспомнились события прошедшей ночи.

– Друль, – позвала Катя. – Ты спишь?

Сладкоежка проснулся и сразу вскочил на ноги. Он не выглядел ни измученным, ни уставшим. Катя даже позавидовала ему.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Друль.

– Ужасно! – простонала девочка. – Я сейчас умру. Не могу пошевелить ни рукой, ни ногой.

– Ерунда. Сейчас мы приведем тебя в порядок.

Сладкоежка без церемоний залез в Катин рюкзак и вытащил оттуда котелок. Катя сразу почувствовала, что умирает от голода.

– Что ты хочешь сделать? – спросила она. – Ведь у нас ничего нет.

– Ночью я познакомился с одним филином. Когда он узнал, что ты рыцарь Катерино, то очень обрадовался и подарил нам зайца. Я уже снял с него шкуру и сейчас сварю. У нас будет мясо и живительный мясной бульон. Ты быстро встанешь на ноги.

Через два часа Катя лежала под деревом сытая и довольная. Она завернулась в плащ и наотрез отказалась продолжать путь.

– Мне надо набраться сил, – объявила девочка. – И еще я очень хочу спать.

– Тебе лучше знать, – согласился с ней Друль. – Спи, а я пойду осмотрю окрестности и разведаю дорогу вперед.

– Правильно, Сладкоежка!

Катя закрыла глаза и погрузилась в сладостную дремоту. Ей уже успели надоесть все эти приключения, погони, бегства и сражения. Нет уж. Она одиннадцатилетняя девочка, а не мальчишка-сорванец. В конце концов, имеет она право на отдых или нет? Конечно, имеет.

С такими мыслями Катя заснула.

Ей стали сниться сны. И первым приснился Женя. Он сидел на троне и был грустным и печальным. Вот Катя увидела котел друидов в пещере Руины, а рядом стоит колдунья и смеется. Она указывает на котел – там виден мальчик – и говорит:

– Он умрет, умрет. Если ты не спасешь его, он погибнет, погибнет, погибнет! Ха-ха-ха!

– Нет! – закричала Катя и проснулась.

Она вся дрожала от страха и была покрыта холодным потом. Вокруг все было тихо, и девочка стала успокаиваться. Мирно пели птицы, шумели листьями деревья. И даже река, которая доставила Кате столько неприятностей, и та текла, подставляя свои волны под яркие солнечные лучи.

Но из головы не выходил сон. Катя вспомнила, что Руина действительно говорила о какой-то опасности, которая якобы грозит ее брату. Но что это была за опасность, Руина не сказала. Ведь Катя разбила ее волшебный котел.

Поэтому нельзя терять больше ни минуты. Несмотря на усталость и боль во всем теле, Катя стала собираться в дорогу. Через десять минут она уже снова была в седле.

– Друль! Где ты? – прорезал тишину ее крик.

Сладкоежка не отвечал. Видно, он ушел совсем далеко. Девочка посмотрела на компас и, ударив Мирко по бокам пятками, направила его туда, куда показывала синяя стрелка. Катя решила, что найдет Друля по дороге.

На пути встал лес. Он не казался ни дремучим, ни темным. Напротив, был весел и гостеприимен. Катя без боязни въехала в него. Громко пели птицы, верещали сороки, с ветки на ветку перепрыгивали белки, в кустах шныряли барсуки и зайцы. Девочка увидела красавца оленя с роскошными ветвистыми рогами. Он гордо пробежал мимо всадника, даже не посмотрев в его сторону. Маленькими удивленными глазками взирала на Катю лиса. Это был край непуганых птиц и зверей. Эх, сюда бы Женю! Ведь он так любит животных.

Прошло уже полчаса, как Катя въехала в чудесный лес, а Друля она так и не встретила. Неужели придется вернуться?

– Друль! – еще раз крикнула девочка.

Лес ответил молчанием.

– Эх! – сокрушенно вздохнула Катя. – Надо возвращаться.

Она повернула коня и замерла вместе с Мирко. Перед ней стоял мальчик. Не совсем обычный мальчик. Он был старше Кати. В руках он держал натянутый лук, стрела которого смотрела прямо в грудь девочки. Лицо этого лесного стрелка было суровым и строгим. На поясе мальчика висел меч. Это Кате совсем не понравилось.

– Кто ты такой и что тебе нужно в моем лесу? – громко спросил мальчик, не ослабевая тетивы.

Катя оторопела от неожиданности.

Взгляд юного Робина Гуда упал на Катин щит, который висел сбоку от седла.

– Ты что – рыцарь? – В его голосе послышалось уважение.

Катя утвердительно кивнула головой.

– Ты что – глухонемой рыцарь? – продолжал спрашивать мальчик.

– Нет, я не глухонемой.

– Тогда слезай с коня и сражайся, если не хочешь, чтобы моя стрела вонзилась тебе в глаз!

В голосе мальчишки звучала такая уверенность, что Катя сама не поняла, как очутилась на земле.

Мальчишка тут же бросил на землю лук и выхватил из-за пояса меч.

– Защищайся! – крикнул он и нанес удар.

Катя едва успела увернуться.

– Сумасшедший! – закричала она. – Что ты делаешь? Ты же меня убьешь!

– Вынимай свой меч, дурень, и дерись.

– Не буду я с тобой драться! – Катя действительно не собиралась этого делать. – Ты же больной!

– Нет, я здоров. А вот ты умрешь, если не будешь защищаться. Какой же ты рыцарь, если не хочешь драться?

Все это время они кружились друг против друга. Терпение у юного вояки стало иссякать.

– Так ты вынешь меч или нет?

– Нет! – Катя чуть не плакала от обиды. – Кто ты такой и почему нападаешь на меня?

– Потому что ты рыцарь. А я нет. Но хочу им стать, поэтому и дерусь с тобой, ясно?

– Нет.

– Ты не рыцарь, а болван.

– Сам ты болван!

Мальчику наконец надоело препираться с таким бестолковым рыцарем.

– Тогда я побью тебя без оружия.

В подтверждение своих слов он отбросил меч в сторону и с кулаками набросился на Катю. Первый же его удар, нацеленный противнику в ухо, попал в цель, и девочка кубарем полетела на землю.

Этого Катя уже не смогла выдержать. Испытать столько приключений, избежать столько смертельных опасностей и быть в конце концов побитой мальчишкой, который на целую голову выше ее! Нет, это уже слишком. И Катя заревела во весь голос. Слезы ручьем брызнули из глаз. Окрестности огласились горьким плачем.

Катя плакала от боли и обиды. Мальчик ожидал чего угодно, но только не этого.

– Ты чего это? – спросил он, перебарывая неловкость. – Чего разревелся? Зачем тогда рыцарем прикинулся? Нечего разъезжать по чужому лесу в одиночку.

– Справился, да? – проревела Катя. – Герой!

Плечи ее сотрясались от рыданий. Мальчик совсем растерялся, не зная, как ее утешить.

– Перестань плакать, – пробормотал он наконец. – Ревешь совсем как девчонка.

Катя разозлилась.

– А ты, наверно, думаешь, что победил мальчишку, да? – зло спросила она. – Грудь колесом выпятил, как петух. Тьфу!

– Ничего не понимаю. – Мальчик действительно не понимал, что происходит, и смотрел на Катю с великим недоумением. – Что ты такое говоришь?

– А вот что! – выкрикнула Катя, продолжая обливаться слезами. – Я вовсе не рыцарь, и не герой, и не победитель драконов! Я просто девочка Катя, и мне всего одиннадцать лет. Понятно тебе, великий воин?

– Ты девочка?

– Да!

– А зачем тогда все это? – Он кивнул на щит, меч и коня.

– Это не твое дело!

– Почему на тебе мужской наряд?

– Отстань!

– Не отстану. – Мальчик упал перед Катей на колени. – Не отстану, пока не получу полного прощения, смелая девочка. Прости меня, пожалуйста, за недостойное поведение. Хочешь, я буду целовать тебе ноги?

– Ну уж нет! – Катя шарахнулась от мальчика как от чумного. – Ты что, сдурел?

Она так удивилась, что перестала плакать. Мальчик продолжал умолять ее о прощении.

– Если ты не простишь меня, я тут же на месте заколю себя мечом или пойду утоплюсь в реке! – говорил он.

Катя утерла с лица слезы и улыбнулась. Она часто дралась с мальчишками и редко побеждала. Но никогда у нее не просили прощения. А этот мальчик просил. Да еще так страстно и умоляюще. Это было приятно. Она последний раз всхлипнула, проглотила остатки слез и сказала:

– Не надо топиться в реке и закалываться мечом. Я тебя прощаю.

Мальчик схватил ее руку и, не успела Катя слова сказать, поцеловал ее.

– Благодарю, – сказал он.

– Вот это да! – поразилась Катя. – Ты прямо настоящий рыцарь.

– Нет. Я не рыцарь. Но я только и мечтаю им стать. – Мальчик помог Кате встать и даже отряхнул с ее одежды траву и сухие листья. – Как ты здесь оказалась, Катя? За всю жизнь я не встретил ни одного постороннего человека в этом краю.

– Я тебе все расскажу, – пообещала Катя. – А как тебя зовут?

– Ой, забыл! – Мальчик рассмеялся. – Я ведь не представился. – Он поправил красивые, слишком длинные для мальчика волосы и произнес:

– Я Крис. – И тут же смутился. – Вернее, Кристиан. Крисом меня зовет матушка. Кристиан Тринадцатый.

– Странное имя.

– Нисколько! Просто я тринадцатый сын моих родителей – Ричарда Отважного и Элизы Недоступной.

– А я до встречи с тобой называлась графом Катерино.

– Тоже хорошее имя. Я так и буду тебя называть, граф Катерино. Ведь я больше не оставлю тебя.

– Почему? – удивилась Катя.

– Позже узнаешь. А пока я приглашаю тебя посетить мой замок.

– У тебя есть замок?

– А как же, забери меня гоблин!

Крис помог Кате взобраться на коня.

– А сам ты пойдешь пешком? – спросила девочка.

– Зачем? – удивился Крис.

Он громко свистнул. Из-за деревьев появилась грациозная лошадь вороной масти. Она остановилась перед Крисом как вкопанная. Мальчик ловко вскочил в седло и скомандовал:

– Едем!

По дороге Катя подробно рассказала Крису свою историю.

– В жизни не слыхал ничего подобного, – воскликнул он. – Я тебе завидую. Ты младше меня на два года, да еще девочка, а столько уже успела испытать. Да еще сделалась рыцарем. Девочка-рыцарь. Наконец-то сбылось предсказание.

– Какое предсказание?

– Об этом ты узнаешь в замке. А пока могу сказать лишь одно – ты в самом деле рыцарь, хоть и девочка. И не важно, хочешь ты этого или нет. Но с той минуты, как я с тобой познакомился…

– Хорошее знакомство! – Катя тронула себя за ухо, которое и сейчас еще было красным.

– Ты же простила меня! – обиженно воскликнул Крис. – А теперь вспоминаешь опять.

– Прости, Крис, я больше не буду. Честное слово! – Катя поспешила исправить вину.

– Так вот, – продолжал мальчик, – с той минуты, как мы познакомились, я поступаю в твое полное распоряжение в качестве оруженосца. Ведь ты не откажешь мне? От этого зависит моя жизнь. – Мальчик говорил очень искренне.

– Конечно, не откажу. Ты будешь сопровождать меня в путешествии?

– Да. До тех пор, пока ты не найдешь своего брата и не отправишься домой в свою страну. А я совершу множество подвигов у тебя на службе, и ты будешь бить челом перед первым лицом королевской крови, чтобы меня пожаловали в рыцари. Но кроме этого у меня есть еще одна важная задача. Я должен выполнить ее, даже если погибну.

– Какая задача?

– Узнаешь в замке, рыцарь Катерино.

Катя не решилась требовать разъяснений. Девочка радовалась, что нашла еще одного друга. Вдруг она вспомнила:

– Ой, ведь я совсем забыла про Друля!

– Друль – это твой пленный тролль?

– Вовсе он не пленный. Он хороший. И не тролль он теперь, а Сладкоежка. И вообще он уже два раза спас мне жизнь. Он мой друг.

– Но ведь ты его выиграла у троллей?

– Да выиграла, – с вызовом ответила Катя, – ну и что?

– Да ладно, что ты так разгорячилась? Найдем твоего Друля или как его там. – Крис, кажется, был чуточку обижен.

Вдруг какая-то неведомая сила сорвала Криса с седла и подняла в воздух. Он испугался и закричал.

– Ой, что это со мной? Катя, на помощь!

Катя и сама испугалась. Мальчик повис в воздухе вниз головой и беспомощно махал руками. Девочка заметила, что от ног Криса тянется вверх к деревьям веревка. Она посмотрела на другой ее конец и среди веток и листьев увидела довольную физиономию Друля.

Друль, радостно улыбаясь, замахал ей. Секунда, и он спустился вниз.

– Ты свободен, рыцарь Катерино! – объявил он. Затем посмотрел Кате в глаза, ища в них одобрения, и спросил: – Здорово я его обезвредил?

– Сладкоежка! – простонала Катя. – Зачем ты это сделал? Сейчас же опусти мальчика на землю.

Друль очень удивился.

– А разве этот человек не взял тебя в плен после того, как жестоко избил и обезоружил?

– Кто тебе это сказал?

– Птицы. – Друль был явно удручен. – Я, как только услыхал их, сразу бросился тебе на помощь.

– Нет, Друль, это не враг, – успокоила его Катя. – Это наш новый друг. А ты его так бесцеремонно подвесил.

– Я думал, что враг, – сказал Друль, отвязывая от дерева веревку. – А он друг. Ну вот, теперь я все испортил.

От стыда Сладкоежка стал совсем красным и полностью закрыл лицо ушами.

Крис брякнулся на землю и удивленно уставился на Друля.

– Ну и дружок у тебя, Катерино! – возмущенно воскликнул он.

– Не сердись на него, пожалуйста, Кристиан! – взмолилась девочка. – Он очень хороший. Его никто не любит. Только я. Не злись на него.

И она погладила по голове готового от стыда провалиться сквозь землю Друля.

– Ладно! – рассмеялся Крис. – Я нисколько не сержусь. Просто это было так неожиданно, что я испугался.

– Я видела, как ты испугался, – засмеялась Катя и передразнила мальчика: – «Катя, на помощь, Катя, на помощь!»

Дети смеялись друг над другом и над Друлем, выглядывающим из-под ушей.

Маленькое приключение зародило в ребячьих сердцах ростки настоящей дружбы.

Впереди их снова ждала дорога.

Глава пятнадцатая

МАТУШКА ЭЛИЗА И ЕЕ ПЕЧАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

Ехали долго. Уже солнышко было в зените, а лес все не кончался.

– Чтобы доехать до его окраины, нужно две недели, – пояснил Крис.

– Так что, твой замок стоит в лесу?

– Конечно нет. Он стоит на поляне у Зеленого ручья. А вот и он.

Деревья внезапно расступились, и дети со Сладкоежкой выехали на большую поляну, в середине которой протекал широкий ручей. У ручья на невысоком холмике, окруженный залитым водой рвом, стоял живописный замок с прелестными башенками.

– Какой красивый! – восхитились одновременно Катя и Друль.

– Да, он красивый, – с гордостью согласился Кристиан. – Только немного запущенный.

– Почему?

– Потому что мы живем в нем только вчетвером. Я, матушка, Жанна – моя кормилица, и старый слуга Ян, который воспитывал меня с пеленок.

Катя с удивлением посмотрела на мальчика.

– А твой отец? Твои братья и сестры?

– Мой отец погиб, когда я должен был вот-вот родиться. Он шел по лесу без оружия, и на него напала медведица. – Крис говорил это с величайшей грустью. – А мои двенадцать братьев… Я их тоже никогда не видел. Они все были рыцарями. Однажды они отправились в поход и не вернулись.

– Погибли?

– Этого никто не знает, – вздохнул Крис.

Продолжить разговор они не успели, так как подъехали по мосту через ров к воротам замка. Крис достал рог и затрубил на все окрестности. Ворота заскрипели и открылись. В них стоял высокий гордый старик с белой как лунь головой.

– Здравствуй, Ян, – крикнул Крис, въезжая и бросая ему поводья. – У нас гости!

Он быстро спрыгнул с седла и подбежал к Кате. По ступенькам к ним спустились две женщины. Одна высокая и очень красивая, другая очень толстая, с добрым, улыбающимся лицом.

– Какой прелестный мальчуган! – воскликнула она, увидев Катю. – Где ты его встретил, Крис?

Девочка тем временем с помощью Криса слезла с Мирко, и мальчик подвел ее к высокой женщине.

– Вот мой друг, мама, – сказал он. – Познакомься. Это Катя.

– Катя? – улыбнулась женщина и ласково глянула на девочку. – А я матушка Элиза.

– Очень приятно.

– Откуда ты взялся, смелый мальчик? Наш лес такой большой, а ты еще так мал, чтобы путешествовать в одиночку! – спросила матушка Элиза.

– Я не одна, – ответила Катя.

Брови женщины удивленно поползли вверх. Но тут вмешался Крис:

– Мама, Катя не мальчик. Она девочка, и к тому же рыцарь, потому что победила дракона.

При этих словах женщина вздрогнула. В глазах у нее промелькнул страх, но она вовремя взяла себя в руки, и добрая улыбка вновь заиграла на ее лице.

– Добро пожаловать в замок, – сказала она.

Дети прошли в покои. Здесь было чисто и уютно. Не то что в замке троллей.

– Крис, – обратилась хозяйка замка к сыну, – отведи своего друга Друля в твою комнату, а Кате я предоставлю комнату для гостей. Жанна, – голос ее стал повелительным, – приготовь для девочки Кати горячую ванну. А то она еле держится на ногах.

И действительно, сразу после этих слов Катя почувствовала, что смертельно устала. К тому же и сама она, и ее одежда после всех испытаний были такими грязными, что девочке даже стыдно было глянуть в глаза матушки Элизы.

Когда Катя вошла в предназначенную ей комнату, то и опомниться не успела, как большущая деревянная лохань вмиг оказалась наполненной горячей водой, которую служанка взмылила и вспенила большими сильными руками. Затем она ловко и стремительно освободила Катю от одежды, подняла ее, словно младенца и, смущенную и потерявшую всю рыцарскую удаль, сунула в лохань.

Горячая вода приняла девочку в объятия и наполнила блаженством все тело. Катя впервые за последние дни почувствовала себя счастливой и спокойной. Наконец-то, хоть и ненадолго, можно забыть о приключениях, погонях, бегствах и сражениях. Не надо совершать подвиги и кого-то спасать, а можно просто сидеть или лежать в горячей воде, греться и играть с мыльной пеной.

– Я сама искупаю Катю, – сказала матушка Элиза Жанне. – А ты постирай и выгладь ее одежду.

Кормилица удивилась, но спорить не стала и быстро удалилась.

Катя удивленно посмотрела ей вслед, затем перевела взгляд на мать Криса.

– Не удивляйся моему желанию, – ответила та, намыливая губку душистым розовым мылом. – Просто у меня никогда не было дочери. Я так молила небо, чтобы оно подарило мне девочку, но у меня рождались только сыновья. Ты представляешь, тринадцать мальчишек?

– Да, это удивительно! – согласилась Катя.

– А мне так хотелось иметь хоть одну девочку, – вздохнула матушка Элиза.

Ее руки осторожно и ласково перебирали волосы девочки. Мытье ребенка, казалось, доставляло ей большое удовольствие. Катя тоже разнежилась и готова была от блаженства замурлыкать, как маленький котенок.

Когда купание закончилось, матушка Элиза завернула девочку в теплую белоснежную простыню и отнесла на кровать. Катю разморило, но до вечера было далеко. Поэтому она сказала, что просто полежит и отдохнет.

– Тогда расскажи мне твою историю, – попросила девочку женщина.

Рассказ Кати был подробным и долгим. Несколько раз девочка чуть не расплакалась, но добрые руки женщины с материнской нежностью успокаивали ее.

– Бедная моя, – сказала матушка Элиза и нежно прижала девочку к себе, – сколько тебе пришлось испытать. И сколько еще ждет тебя впереди. Но что бы ни было, ты должна спасти своего брата. Ты должна радоваться, что знаешь, где он, и что он жив.

Из ее глаз скатилось несколько слезинок и попали Кате на лицо. Девочка вспомнила, что эта женщина тоже когда-то потеряла сыновей, и спросила:

– А где братья Криса? Ведь у вас было тринадцать детей?

– Если бы я знала, где они. – Женщина грустно покачала головой. – Твое появление в нашем замке неслучайно. Мы знали, что оно произойдет. И поэтому ждали тебя все эти годы.

Катя удивленно уставилась на нее.

– Выслушай теперь мою историю, – сказала хозяйка замка.

За окнами начало темнеть. Приближался вечер. В дверях появилась Жанна. Она принесла Катину одежду, чистую и выглаженную.

– Ужин на столе, – объявила она. – Пожалуйте в пиршественный зал.

Катя вместе с матушкой Элизой спустились в самый большой зал замка, здесь за длинным столом их уже ждали Друль и Крис.

Когда все сели за стол и Жанна подала первое блюдо, девочка вновь напомнила матушке Элизе, что та обещала рассказать свою историю. Женщина вздохнула и при общем молчании начала:

– Пятнадцать лет назад этот замок не выглядел таким одиноким и унылым, как сейчас. Еще бы, ведь кроме моего мужа Ричарда Отважного и меня в нем жили двенадцать наших сыновей. Представляете, какой тут всегда стоял шум? Вечные игры, смех и драки. Это ведь мальчишки. Они все были или двойняшками, или тройняшками. Это только Кристиан родился один.

И матушка Элиза назвала всех своих сыновей по именам. Тройняшки Ричард, Антоний и Юлий, две пары близнецов – Эмилио и Энолио, Ганс и Микаэль, опять тройняшки Генрих, Франсуа и Иоганн и двойняшки Хуан и Карлос.

Катя тут же забыла все эти имена.

– Мы с отцом обожали их, – продолжала женщина. – Все любили их. Даже слуги.

Ян и Жанна грустно кивнули. Толстушка даже смахнула с глаз слезы.

– Год за годом проходили счастливо и незаметно, сыновья подрастали. Как только им исполнялось шестнадцать лет, они покидали родное гнездо. Сначала сели на коней и покинули замок Ричард, Антоний и Юлий. Через полгода мы узнали, что они стали рыцарями и совершили немало подвигов. Остальные мальчики потеряли покой и сон. Через год уехали Эмилио и Энолио. Затем, сразу на следующий день после своего дня рождения, Ганс и Микаэль. А потом время помчалось так стремительно, что мы и оглянуться не успели, как замок опустел. Все мальчики покинули его.

И так тоскливо стало нам, что и не описать словами. Даже в тот великий день, когда все двенадцать наших детей, ставшие рыцарями, вернулись в замок. Ведь мы знали, что вернулись они для того, чтобы затем вновь покинуть нас.

Всего три дня пробыли они дома, затем все вместе отправились странствовать.

Через год они вернулись и опять гостили у нас, по очереди рассказывая о своих подвигах и приключениях. И снова настал день, когда пришлось расставаться. Как и в первый раз, это был их день рождения. Все они родились в один день. И покидали нас на следующий. Приехали они и в третий раз. Это была моя последняя встреча с сыновьями. Больше они не возвратились. И даже слухи о них перестали доходить до нас. Горе поселилось в нашем доме. Проходили годы. Старились и умирали преданные слуги. А мои дети так и не возвращались. Каждый год Ричард Отважный пешком ходил встречать их, но возвращался всегда один. Прошло десять лет. В замке мы остались вчетвером. Муж мой стал все чаще и чаще болеть. К нему первой стала приближаться старость. И он уже стал думать о смерти.

Однажды у замка объявилась старая нищенка. Она сказала, что пришла с того берега Великой реки, и попросилась на ночлег. Когда она узнала про наше несчастье, то достала из своей сумки яблоко и в благодарность за гостеприимство, уходя, дала его нам.

«Съешьте его на рассвете», – сказала она.

На рассвете мы все четверо собрались в этом зале и, разделив яблоко на четыре части, съели. Ничего не произошло. Но в течение дня все мы чувствовали небывало легкое состояние тела. Каково же было наше удивление, когда вечером мы посмотрели друг на друга и обнаружили, что каждый помолодел на двадцать лет.

Яблоко оказалось волшебным.

Через месяц я обнаружила, что жду ребенка. Представьте себе мою радость и радость моего супруга! От счастья мы готовы были забыть обо всем на свете. Ричард, который собирался отправиться на поиски сыновей, – ведь теперь он был ловок и силен, – отложил свой поход, решив дождаться рождения ребенка.

О, как он ухаживал за мной! Как самый преданный слуга, спешил выполнить любой каприз, любое желание.

И вот пришло время, когда первый детский крик должен был раздаться в стенах этого замка. Все было готово к приему младенца. И вдруг Ричард Отважный вспомнил, что именно в этот день каждый год он неизменно ходил на дальнюю дорогу встречать наших доблестных мальчиков.

За окнами лил дождь, и было невероятно темно. Я умоляла Ричарда остаться, но он сказал, что боится прогневать небеса. Вдруг, если он нарушит свой обет, который дал двенадцать лет назад, судьба накажет его и он вообще никогда не увидит наших мальчиков.

«Я быстро сбегаю на дорогу и тут же вернусь. Ты даже не успеешь соскучиться. А наш малыш, когда родится, тут же окажется в любящих руках отца, – успокаивал он меня. – Я быстро!»

И ушел. Он так торопился, что даже забыл взять с собой ружье. И как только он ушел, за окном началась страшная буря. Гремел гром, сверкали молнии. Дождь превратился в ливень. Ветер ломал в лесу деревья. Их треск и стоны долетали до моей спальни, даже несмотря на шум бури.

Я плакала от страха за Ричарда и за еще не родившегося малютку. Душу мою терзали самые тяжелые предчувствия. И они оправдались. Кончился день. Но не кончилась буря. Жанна не могла меня успокоить. Я была вне себя от горя. Настала страшная ночь, полная страха и тревог.

Ричард не пришел.

Тогда я послала на его поиски Яна. Верный слуга и друг моего мужа беспрекословно отправился на поиски Ричарда, хотя тот строго-настрого приказал ему охранять меня.

Он вернулся только вечером. Ричард был с ним. Но как только я увидела, в каком он состоянии, то лишилась чувств.

Случилось страшное. На моего мужа напала медведица, которая в последнее время бродила по окрестностям нашего замка и распугивала все живое.

Она охотилась на людей!

Когда-то злые люди во время охоты убили ее медвежат. Несчастный зверь после этого взбесился и стал нападать на всех людей. Злая судьба привела ее в наши края, и она напала на моего мужа и отца Кристиана.

Схватка была неравной. Ричард был ловкий и очень сильный, но без оружия в бою был смертельно ранен. Он успел убить страшного зверя и освободил землю от этого зла. Но и сам медленно умирал. Ян нашел его и принес в замок.

Мы ухаживали за ним как могли, но ничего не помогало. К утру он умер. А вечером родился Крис. Родился, уже не имея ни отца, ни братьев. Но я благодарила небо, что оно не лишило меня этой радости. Счастья иметь еще одного сына. Кристиан родился в день смерти отца и в день рождения всех своих братьев.

Это было ровно тринадцать лет назад. Сегодня и есть этот самый день. День твоего рождения, Крис. День, который мы никогда не отмечаем.

Матушка Элиза на минуту замолчала. Все посмотрели на Кристиана. Мальчик сидел неподвижно. Когда он почувствовал, что на него смотрят, то склонил голову еще ниже. Он не хотел, чтобы кто-то увидел слезы на его лице.

– А дальше? – несмело спросила Катя.

– Ровно через год в ворота замка постучалась та самая нищенка, что была в прошлый раз. Конечно, мы ее впустили и даже пригласили за стол. Ей налили вина и попросили выпить за здоровье мальчика, который сидел с нами. Ему исполнился в тот день ровно год.

Нищенка поблагодарила за вино, но выпила лишь половину кубка. Остальное она выплеснула в огонь. В этот самый камин. Огонь вспыхнул и долго горел белым неестественным светом. Все это время женщина внимательно смотрела в него.

«Хочешь, я предскажу тебе кое-что из будущего твоего сына?» – спросила она.

Мне стало страшно, тем не менее я согласилась. И колдунья, а эта женщина явно была колдуньей, стала говорить:

«Этого мальчика, – вещала она, – ждет славная судьба. Не менее славная, чем у его братьев».

«Она знает все», – подумала я. А та продолжала:

«Но до этого он послужит оруженосцем у знаменитого рыцаря. Только тогда он сам сможет стать рыцарем. Не раньше. И только на этой службе Кристиан сможет найти своих братьев».

«Своих братьев! – ахнула я. – Так они живы?»

«Не перебивай меня».

«Кто он, этот рыцарь? Кто? – умоляла я. – Скажи!»

«Это чужеземец из далеких земель, неподвластных Повелителю. Победитель дракона и великий воин».

«Кто он? Как его имя?»

«Я не могу назвать тебе его имени. Но скажу, что это не он».

«Как не он?»

«Это она!»

«Она?»

– Да! Это великая дева в мужской одежде, со званием рыцаря и на белом скакуне. Она явится с того берега Великой реки, и ее имя будет на ту же букву, что и имя твоего сына. Мальчик обидит ее, а затем станет ее оруженосцем».

«Когда это произойдет? Через сколько лет?»

«Не знаю, но в этот самый день. Отпусти сына с рыцарем, и он спасет своих братьев, хоть ему и придется преодолеть много препятствий. Но самым большим его подвигом будет снятие колдовства с твоих сыновей».

«Колдовства? Так они заколдованы?» – закричала я. На миг все потемнело у меня в глазах, и я покачнулась.

Ян и Жанна бросились ко мне на помощь. Маленький Кристиан громко заплакал. Это привело меня в чувство, и я очнулась. Когда мы успокоились, то увидели, что колдунья исчезла. Мы бросились ее искать, но, разумеется, не нашли.

Прошло двенадцать лет. И вот этот день, который мы ждали со страхом и нетерпением, наступил. Предсказание сбылось. Дева-рыцарь явилась. И завтра, Крис, ты поедешь с ней.

Такими словами закончила свой рассказ матушка Элиза. Всех, особенно Катю и Друля, потрясла эта печальная история. Девочка была поражена, что она играет в ней такую важную роль. Она посмотрела на Криса. Мальчик ждал, что она скажет.

– Я думала, что такое бывает только в сказках, – наконец выдохнула она. – Что ты на это скажешь, Друль?

Сладкоежка пошевелил ушами и промолвил:

– Нельзя противиться предсказаниям. Надо делать все так, как говорила колдунья.

– Значит, завтра выступаем в путь! – твердо сказала Катя. – С сегодняшнего дня, Кристиан, ты мой оруженосец. Правда, у меня и оружия столько нет, чтобы его носить.

– Здорово! – воскликнул Крис. – Наконец-то настал и мой черед отправиться на поиски приключений. Вот увидишь, мама, я стану великим рыцарем.

Матушка Элиза грустно улыбнулась.

– Точно так говорили и все твои братья.

В эту самую минуту далеко от замка в лесу в свою пещеру влетела на метле Руина. Она бросилась в самый темный угол и выволокла из корзины спящую Эсмеральду.

– Мерзавка! – закричала колдунья. – Ты обманула меня? Готовься за это к смерти!

– Кар-р, кар-р! Кар-раул! – закричала Эсмеральда. – Руина, что случилось? За что?

Последние два слова она уже прохрипела, так как Руина с силой сжимала ее горло.

– Ты меня обманула. Рыцарь Катерино жив-здоров. Он обманул троллей и совершил много других подвигов. Весь лес только об этом и говорит.

Ворона об этом тоже знала. От птиц. Но боялась сказать правду своей хозяйке. А теперь та обо всем узнала сама.

– Пощади! – прошипела она. – Этот Катерино такой коварный. Я была уверена, что он мертв. Он обманул меня.

И хитрая птица залилась слезами.

Первые порывы ярости прошли, и колдунья отпустила ворону. Та поспешила убраться в безопасное место подальше от человека.

– Что ж, придется самой нарушить все правила и покинуть эти места, – задумчиво произнесла Руина.

– Но тебе ведь нельзя появляться во владениях Повелителя! – каркнула Эсмеральда.

– Но я не могу жить с мыслью, что проклятый мальчишка, оскорбив и унизив меня, теперь безбоязненно шатается по свету. А я сижу здесь неотомщенная. Готовься в путь, Эсмеральда. Я ему еще покажу!

Целую ночь она читала свои колдовские книги и заучивала заклинания. Перед рассветом Руина вышла из пещеры и долго намазывалась волшебными мазями. На глазах изумленной Эсмеральды она становилась моложе и красивее.

– Но это еще не все, – сказала она, глядя в откуда ни возьмись появившееся зеркало. – Это только начало.

И Руина полетела по утреннему небу, где одна за другой начали гаснуть звезды. Ворона следовала за своей госпожой.

Глава шестнадцатая

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

На следующее утро Катя, Крис и Друль отправились в путь. Оставшиеся обитатели замка вышли проводить их. Слуга Ян по-стариковски крепился, стараясь не заплакать, а кормилица Жанна плакала во весь голос, никого не стесняясь. Только матушка Элиза прощалась с сыном и его новыми друзьями, будто всего лишь на время приятной прогулки, которая продлится не больше нескольких часов. Но Катя видела, что ее красивые глаза наполнены такой печалью, какую не сравнить ни с чем. Девочка готова была разреветься во весь голос, так жалко ей было матушку Элизу.

Наконец все слова уже были сказаны, и наступившая тишина лишь еще больше терзала сердца горечью предстоящей разлуки. Видя, что Катя не решается отдать команду выступать, Крис первый пришпорил лошадь, и Кате ничего не оставалось, как последовать за ним. Последним на низкорослой коренастой лошадке ехал Друль. Он так смешно дергался в седле, что напоминал большой розовый мячик. Катя оглянулась на него и невольно рассмеялась.

– Друль, – крикнула она, – ты уверен, что справишься со своей лошадью?

– Конечно, – ответил Сладкоежка с таким важным видом, что рассмешил Катю еще больше.

Обитатели замка помахали на прощание путешественникам, и Катя увидела напоследок, что глаза матушки Элизы наполнены не только печалью, но еще и надеждой. Через несколько минут замок, в котором родился Кристиан, тринадцатый сын своих родителей, скрылся из виду. И вместе с ним исчезли грусть и печаль. Да и как же иначе? Утро было на редкость солнечным и приветливым, лес переполняли птичьи голоса, и даже деревья шелестели листвой, ежась от прохладного утреннего ветра.

Катя пришпорила Мирко и догнала Кристиана. Торжествующая улыбка играла на его лице, словно это он был рыцарем, а Катя его оруженосцем, и именно его ждали впереди подвиги и слава. Он даже ни разу не оглянулся на стены родного дома, так сильно было его стремление к приключениям. Девочка даже позавидовала ему, но потом вспомнила, что Крис, как и она, тоже едет на поиски. Только в отличие от Кати, которая спасает одного Женю, он мечтает найти аж двенадцать своих братьев.

– Послушай, – обратилась к мальчику Катя, – а ты хорошо знаешь дорогу в Столицу?

– Я ее совсем не знаю, – беспечно ответил Крис. – Я никогда не отъезжал от дома дальше чем на три дня, а до Столицы добираться почти месяц.

– Почти месяц? – ахнула Катя.

– А что ты думаешь? Наша страна огромна, и ты должна радоваться, что уже находишься так близко от Столицы.

– Да уж, чертовски рада! – вздохнула Катя.

Тут их догнал Друль. Девочка повернулась к нему.

– Сладкоежка, ты не знаешь более близкого пути к Столице, чем предлагает Крис.

– Конечно, знаю. Если ты посмотришь на волшебную штуковину у себя на руке, то увидишь его.

Катя поглядела на компас и обнаружила, что Крис едет не туда, куда указывает стрелка, а градусов на двадцать правее.

– Постой! – крикнула она. – Куда это мы едем?

– В Столицу, – ответил мальчик.

– Но моя стрелка показывает, что Столица в другой стороне.

– Не знаю, что показывает твоя стрелка, но я веду тебя самой надежной дорогой. В конце концов, я должен оберегать тебя, рыцарь Катерино.

– Но мне нужно как можно скорее попасть в Столицу. И твой путь меня не устраивает. Он слишком долог. Мы поедем напрямик.

Крис даже остановил коня.

– Ты с ума сошла! – воскликнул он. – Если мы поедем, куда указываешь ты, то через два дня доберемся до Колдовского леса, в котором живут одни разбойники, ведьмы, гоблины и эльфы. Да еще там на каждом шагу болота и скалы. Ни один человек еще не вернулся оттуда живым. Ты тоже хочешь там сгинуть?

– Слушай, – возмутилась Катя, – ты оруженосец или кто? Зачем ты тогда вообще увязался за мной? Чтобы давать добрые советы, как избежать опасности?

Катины слова оскорбили мальчика до глубины души.

– Вовсе я не трус! Ты не можешь меня так называть! Просто я хочу, чтобы ты добрался, то есть добралась, до Столицы к своему брату, Принцу Белой башни, а не погибла из-за глупой спешки.

– Ну и пусть! Пусть я погибну! Только знаешь что, дорогой Кристиан, через месяц моему брату будет все равно, найду я его или нет. Ему угрожает смертельная опасность, как ты этого не понимаешь?

Мальчик махнул рукой.

– Как знаешь. В конце концов, я всего лишь оруженосец и не могу принимать решения, но предупредить тебя я обязан.

Друль, все это время ехавший молча, вмешался в разговор:

– Ты, Кристиан, еще забыл рассказать про поле с гигантскими скорпионами и про парк Вампиров. Через все это мы должны пройти. А затем уже будет вполне безопасный путь прямо до ворот Столицы.

Дети внимательно слушали Друля. От его слов им стало не по себе.

– Что это за парк Вампиров? – спросила Катя.

– Это гиблое место, – мрачно пробормотал Кристиан. – Я читал про него в книжке. Когда-то там жили люди. Стояли деревни и замки. А теперь там одни развалины.

Кате стало страшно. Она прекрасно знала, кто такие вампиры. Тем не менее упрямо замотала головой.

– Ничего, мой верный оруженосец, как-нибудь выпутаемся. – И пришпорила коня.

Мирко заржал и помчался вперед.

– Ты слыхал? – обратился Крис к Друлю. – «Мой верный оруженосец!». И где она успела набраться рыцарской спеси?

– Рыцари – это такой народ, – поддержал его Сладкоежка. – Погоди, она еще и драться начнет.

И оба поскакали догонять свою подружку.

Ехали целый день, поэтому к вечеру здорово устали и проголодались. На привале Катя велела Крису принести дрова, а Друлю готовить ужин. Сама же села на большой поросший мхом валун и сделала вид, что думает. На самом деле в голову лезла одна чепуха.

– Ты что это расселась, как принц на празднике? – наконец не выдержал мальчик. – Хоть бы помогла, что ли? Тоже мне, дева на белом скакуне!

Катя смутилась, когда ее обозвали «девой», и хотела резко ответить своему оруженосцу, но вовремя вспомнила, к чему приводят подобные словесные перепалки.

– Ладно, ладно, не возмущайся. Сейчас помогу.

И тоже отправилась за дровами. Удивительно, почему это она никогда и ни в чем не могла уступить Жене?

Вспомнив про брата, девочка загрустила. Когда началась их война? Сколько помнила Катя Женю и себя, столько и шла эта война. Страшная и бескомпромиссная. Даже когда он был совсем малышом и только ползал по полу и лепетал непонятные слова, а Катя еще не ходила в школу, даже тогда они ни в чем не уступали друг другу.

Ни в чем!

И Катя уже тогда его невзлюбила. Нет, еще раньше. Когда он только появился в доме. Папа и мама тогда напрочь забыли о ней. Только Женя был у них на уме. Как это было давно!

Девочка знала, что у нее будет братик или сестренка, и с нетерпением ждала прибавления в семье. Но потом маму вдруг увезли в больницу на целый месяц. Катя ходила с папой навещать ее. Это было ужасно. К маме даже не пускали, а разрешали видеться через маленькое окошечко всего лишь по десять минут. Катя обливалась слезами и умоляла маму забрать ее с собой. Мама лишь грустно уговаривала Катю потерпеть еще немного. Как ей потом не хотелось возвращаться в пустой дом, где нет мамы. Папа все время занят, и ему абсолютно некогда было поиграть с дочкой. Девочка сидела одна под столом со своими игрушками, мишками и куклами, изредка плакала и обещала своим друзьям, что никогда не оставит их одних, что бы ни случилось.

А потом наконец вернулась мама. Вернее, папа привез ее. Катя осталась дома одна, потому что в машине не было места, и еле дождалась их. Какая это была радость, когда Катя услыхала, как открывается дверь, и девочка бросилась навстречу маме.

Но мама была не одна. В руках у нее был сверток, который она бережно прижимала к груди и который помешал ей обнять Катю. И девочка впервые испытала тогда чувство обиды.

Второй раз она испытала его в тот же день, когда мама и папа вошли в спальню и, развернув ребенка, стали восторженно его рассматривать. Катя тоже несмело подошла к братику. Он ей не понравился. Маленький, весь сморщенный и красный. Нисколько не красивый, даже наоборот, противный. И это из-за него Катя страдала столько времени?

– Правда, он замечательный? – спросила мама.

– Да, – соврала Катя. – А можно я его подержу?

– Нет, наверно, пока рано. – Мама была в замешательстве.

– Конечно, пусть подержит, – вступился папа.

Мама с явной неохотой дала подержать крошку Кате. Девочка осторожно взяла Женю на руки. Он был такой хрупкий и легкий, даже для четырехлетней Кати. Он смешно засопел и ткнулся губами в Катино лицо. Девочка засмеялась и на миг почувствовала себя счастливой.

– Отдай! – нетерпеливо и с беспокойством потребовала мама.

Счастье кончилось.

Катя с сожалением отдала ребенка. Мама схватила его и сразу стала снова заворачивать в пеленки.

– А он будет спать в моей комнате? – спросила Катя.

– Конечно нет. Он будет спать с нами, в нашей комнате.

– А я? – Катя чуть не расплакалась.

– А ты в своей.

И родители забыли про Катю. Маленький Женя причинял им столько хлопот, что они как угорелые носились по квартире и все время что-то искали.

А Катя снова сидела под столом и рассказывала своим друзьям сказку про братца Иванушку и сестрицу Аленушку и ждала, что родители вспомнят про дочь, которая тоже хочет ухаживать за маленьким. Но они не вспоминали, а когда она пыталась вылезти из-под стола, то ей тут же говорили:

– Катенька, не мешай! Будь умницей!

Это было так обидно. Но она была «умницей» и уже не хотела даже видеть брата, который лишил ее родителей.

Дети росли, и неприязнь к брату росла вместе с Катей. Маленький Женя сначала тянулся к сестре. Он ползал около нее, агукал, пускал пузыри с явным намерением поиграть. Но обычно не добивался ответной реакции, обиженно уползал к маме и играл с ней. А Катя злилась еще сильнее, но сделать с собой ничего не могла. Мама пыталась помирить девочку с братом, но у нее уже это не получалось. Катя делала вид, что согласна с мамой, но в душе продолжала ненавидеть Женю. Когда же мальчик подрос, то Катино чувство передалось и ему. Он тоже стал ненавидеть ее. И сказал ей об этом, как только научился говорить.

Вот тогда и началась эта война. И вот чем она кончилась. Катя и Женя в чужой стране, далеко друг от друга. Обоим грозит опасность, даже смерть. Если они и встретятся, то неизвестно, смогут ли вернуться домой.

Эти мысли пробежали в Катиной голове, пока она собирала сучья для костра. «Зато у меня такие хорошие друзья», – подумала она, подходя к горевшему костру.

Сразу после ужина легли спать, чтобы как следует отдохнуть и пораньше отправиться в путь.

Крис вызвался быть часовым в первую половину ночи. Катя и Друль, крепко прижавшись друг у другу, тут же уснули.

Катя спала так крепко, что не видела, как в полночь Крис разбудил Сладкоежку и лег на его место.

В пять часов утра Друль разбудил их. Рассвет они встретили уже в дороге. Снова ехали весь день и остановились лишь один раз. Затем, повалявшись на траве, снова пустились в дорогу. Ехали друг за другом: Крис, за ним Катя, Друль замыкал шествие. Иногда, когда дорога шла шире, ехали рядом и разговаривали. Крис и Друль рассказывали Кате про Страну Остановленного времени, про ее историю и географию. Катя узнала то, что нам уже известно про Столицу, Белую башню и Повелителя. Вот только про последние события мальчик и Сладкоежка не знали. Катя рассказывала про свою страну. И если она слушала рассказы Криса и Друля как самую волшебную и невероятную сказку, то те вообще не поверили почти ни одному ее слову про самые обычные вещи нашей с вами жизни.

– Послушай, – сказал Друль. – Твоя Родина – это самая волшебная страна. Теперь я понимаю, почему рыцарь Катерино так легко всех побеждает.

– Ты не прав. У нас нет ничего волшебного. Все самое обычное.

– Не говори глупостей. А этот, как ты его называешь, тер-мос? Виданное ли дело! Вечером мы его наполнили горячей водой, и к утру она нисколько не остыла!

– Ну как ты не понимаешь? Это ведь термос…

Катя хотела объяснить его свойства с научной точки зрения, но у нее ничего не получилось. Во-первых, она все-таки еще маленькая и всего не знает. А во-вторых, она никогда и не задумывалась о том, как работают термос, телевизор, телефон.

Поэтому она прекратила попытки объяснить все чудеса своей страны. Тем не менее после всех Катиных рассказов ее друзья уверились, что их спутница – настоящая фея из страны величайших волшебников. Катя не стала их разубеждать. Ей даже было приятно, что друзья так высоко ее ценят. Главное, что она не одна.

Внезапно лес кончился. Перед путешественниками предстала долина. По сравнению с прекрасным лесом, который они покинули, она являла собой унылое зрелище. Пожухлая трава, низкие кусты с невероятно кривыми ветками, большие валуны черного и серого цвета – вот и все, что составляло ее пейзаж. Настроение у детей сразу испортилось.

Два часа они ехали на узкой тропинке, тянувшейся по центру долины, пока на горизонте не появилась синяя полоска.

– Это Колдовской лес, – мрачно сказал Крис. – Через час мы будем в нем.

Катя поежилась от страха, но ничего не сказала.

– Не переживай. – Друль словно угадал мысли девочки. – По всем приметам и предсказаниям, все будет хорошо. И потом, мы все время будем рядом.

– Катя, – повернулся к девочке Крис, – можно задать тебе не очень приятный вопрос?

– Валяй! – вздохнула Катя.

– В первый раз, когда мы встретились, ты не захотела вступить со мной в поединок. Почему? Ты что, не умеешь пользоваться мечом?

– Конечно, не могу. Где я, по-твоему, могла научиться? В драке с русалками?

– Не обижайся. Но только там, куда мы едем, очень опасно. Может, мы сделаем привал и въедем в лес завтра утром? Его обитатели всегда под утро засыпают после буйно проведенной ночи.

– Он прав, – поддержал мальчика Друль.

– А оставшееся время мы потратим с пользой, – продолжал Крис. – Я обучу вас с Друлем владению мечом. Ты же должна знать хотя бы элементарные приемы.

– Ладно, – нехотя согласилась Катя.

Быстро спешившись, друзья развели огонь, накормили лошадей и поставили на огонь котелок с водой, чтобы приготовить в нем ужин.

– А теперь приготовься к бою, рыцарь Катерино! – крикнул Крис, когда трапеза была закончена, и выхватил меч.

Катя тоже вынула меч из ножен и встала перед мальчиком.

– Э, рыцарь, ты даже меч еще не научился правильно держать! – насмешливо воскликнул Крис.

– Однако это мне не помешало убить дракона, глупый мальчишка! – не осталась в долгу девочка.

– Не обижайся, я понимаю, что в твоей стране не пользуются мечами. Верно?

И мальчик стал учить Катю держать меч, отражать удары и наносить их. Катя на удивление быстро усваивала уроки. Через час она не только успешно отбивалась от своего оруженосца, но и пару раз даже совершила удачное нападение на него, хотя Крис владел оружием в совершенстве.

– Молодец! – наконец сказал мальчик, когда они совсем утомились. – Остальное как-нибудь в следующий раз. Ты и так уже много умеешь. У тебя отличный меч. Легкий, как перо. Он, наверное, может перерубить что угодно. Откуда он у тебя?

– Мне его подарили люди из Зеленого леса. Это подарок князя Аринако. А ты очень хороший учитель.

– Это ты хороший ученик, – подытожил Крис. – То, чему меня учил Ян целый год когда-то, ты выучила за час.

– Это действительно странно, – согласилась Катя.

Тут в разговор вмешался Сладкоежка.

– Ничего тут странного нет, – сказал он. – Во-первых, Катя из волшебной страны.

– Вот тебе раз! – удивилась девочка. – Я была уверена, что я нахожусь сейчас в волшебной стране.

– Во-вторых, как только она убила дракона, то его сила и смелость передались ей. Но главное, что берут от дракона люди, когда убивают его, это магическую способность к обучению и совершенствованию. Чему бы ты ни стала учиться, везде будешь достигать невероятных успехов.

– Вот это да! – в один голос воскликнули девочка и мальчик.

Перед тем как лечь спать, Катя еще раз позанималась с Крисом фехтованием. Сначала она дралась своим мечом, затем предложила поменяться. Меч Кристиана был такой тяжелый, что Катя не смогла даже взять его в одну руку, а не то что размахивать. Мальчик же крутил им, будто легкой шпагой. Пришлось поменяться обратно. Спать легли уставшие, но довольные.

Ночь была темная и совершенно беззвездная. Друль дежурил у костра как верный и преданный друг. Он сидел и смаковал конфетку, которую Катя отыскала в своем рюкзаке. От удовольствия и блаженства Сладкоежка жмурился, как щенок, пригревшийся у камина. Он так увлекся этим, что не заметил, как в темном небе по направлению к Колдовскому лесу медленно пролетели две тени. Одна большая, как человек, другая маленькая как курица. Увидев путников, тени замерли в воздухе, потом сделали над ними три круга и полетели дальше.

Это были колдунья Руина и ворона Эсмеральда.

Глава семнадцатая

КОЛДОВСКОЙ ЛЕС

Итак, Руина и Эсмеральда догнали рыцаря Катерино и с ужасом обнаружили, что он не один. Они и с одним Катерино опасались связываться, а с тремя противниками… Поэтому колдунья и ворона полетели в сторону Колдовского леса. Очень скоро они достигли его первых корявых деревьев. Через час полета Руина стала снижаться над высокой горой с многочисленными огнями. Ворона опускалась с ней. Около огней маячило множество теней. Колдунья без труда узнала в них своих сестер по колдовскому искусству.

Да, это была Лысая гора, на которой каждую ночь ведьмы собираются на шабаш.

Руина приземлилась у подножья горы и стала пешком взбираться на вершину. Ведьмы увидели Руину и радостно закричали. Однако радость их была такой недоброй, что колдунья и Эсмеральда в страхе прижались друг к другу.

– Я же говорила, что не стоит прилетать сюда! – в ужасе прокаркала ворона хозяйке.

– Молчи! – приказала та и смело продолжала путь.

Ведьмы преследовали ее и кричали:

– Руина, как ты посмела явиться сюда? Разве ты не боишься сурового наказания за кражу священного котла?

Все они как на подбор были страшные и противные. Руина по сравнению с ними была просто красавицей. И чем выше она поднималась, тем безобразней и ужасней попадались ведьмы.

И вот наконец она добралась до вершины, где перед самым большим костром сидела главная, самая могущественная ведьма Страны Остановленного времени Ареатанута. И конечно, она была наибезобразнейшей из ведьм. Она так взглянула на Руину и ворону, что обе они задрожали от ужаса.

– Зачем ты сюда пришла? – спросила Ареатанута таким голосом, что задрожали все остальные ведьмы, а Эсмеральда упала в обморок. – Ты ведь знаешь, тебя ждет страшное наказание. Ты нарушила закон нашего племени, перестала летать на шабаш, да к тому же украла священный котел друидов, без которого наша власть над людьми превратилась в пустой звук.

Ведьмы закричали и гневно замахали на Руину руками.

– Ты самая молодая среди нас, – продолжала главная ведьма. – Может, ты надеялась, что мы, учитывая твою молодость, простим тебя?

– Нет, не надеялась, – тихо ответила Руина и покорно склонила голову. – Я пришла просить у моего племени защиты и отмщения за нанесенное оскорбление.

У Ареатануты от удивления поползли вверх уродливые сплошь усыпанные бородавками брови. Ее подруги и подчиненные тоже были ошеломлены такой наглостью. Некоторое время все молчали, затем так загалдели, что Колдовской лес затрепетал от страха, хотя он видел и не такое. Долго галдели ведьмы. Ворона очнулась, затем снова упала без чувств. На нее никто не обращал внимания.

– Ведьмы, замолчите! – Голос Ареатануты перекрыл весь этот шум, как выстрел ружья перекрывает крик вороньей стаи.

Ведьмы притихли.

– Продолжай, – обратилась главная колдунья к Руине. – Но знай, тебе не миновать наказания.

– Накажите меня, ведьмы! – закричала Руина. – Накажите. Нет никакой мочи жить с мыслью, что тебя обманули и ограбили, унизили и растоптали.

Ведьмы зароптали. Они все только тем и занимались, что кого-то грабили и обманывали, уничтожали и унижали. Но это нормально, когда они это делают с кем-то, но совсем другое, когда то же проделывают с ними. Ведьмы этого не переносят. Они слабеют и тихо умирают, если не могут отомстить обидчику.

А Руина продолжала кричать:

– Но не только одной меня касается эта обида. Она задевает всех нас. Наш священный котел друидов больше не существует. Он разбит. И разбил его мерзкий мальчишка, рыцарь, убивший лесного дракона, граф Катерино.

Что тут началось! Ведьмы зарыдали во весь голос и стали рвать на себе волосы. Даже Ареатанута и та потеряла все свое самообладание и каталась по земле так же, как и все остальные.

Целый час голосили и плакали ведьмы. Потом, когда они успокоились, Руина подробно рассказала им историю гибели котла. Услышав про то, что брат Принца Белой башни пнул ногой священный котел, ведьмы опять заголосили и снова долго не могли успокоиться.

– И последнее, что я скажу, ведьмы! – заключила Руина. – Наш обидчик и злейший враг, рыцарь граф Катерино, победитель лесного дракона, направляется сюда, в Колдовской лес. Он не один. С ним еще двое негодяев, которые тоже должны погибнуть!

После очередного галдежа Руину отправили вниз, а самые почтенные и старые ведьмы во главе с Ареатанутой сели вокруг главного костра на высший совет. Перед рассветом всех ведьм и Руину позвали на вершину. И вот что сказала главная ведьма:

– Наш высший совет решил, что рыцарь Катерино должен умереть после долгих и страшных мучений, а его кровь вся до капли должна стечь в наш Главный огонь здесь на Лысой горе. Сегодня Колдовской лес не должен спать. День объявляется ночью, и ни одна ведьма не уснет, пока жив рыцарь Катерино. Да поможет нам полная луна!

Луна огромная и круглая, как сыр, вылезла в эту минуту из-за тучи и, к радости всех присутствующих, осветила собрание ведьм.

– Но это еще не все! По нашим законам Руина, предавшая нас и похитившая священный котел, должна понести наказание. Главная ее вина заключается в уничтожении котла, в котором веками готовили мы волшебные мази, напитки и снадобья из жира, крови и костей невинных младенцев и детей человеческих. Руину не оправдывает даже то, что она не совершала добрых дел. Тогда бы мы приговорили ее к ужасной смерти. Но пока она приговаривается лишь к отрублению левой руки, без которой больше не сможет накладывать проклятий на кого бы то ни было, и выливанию кувшина ее крови в Главный огонь во искупление преступления.

Наказание было очень суровым. Ведьмы даже пожалели Руину, а сама виновница закричала от страха и горя. Рыдала она и тогда, когда приговор приводили в исполнение. Главная ведьма лично отсекла у нее левую руку. Затем визжавшую от боли Руину схватили самые сильные ведьмы и сунули обрубок ее руки прямо в огонь, чтобы туда стекала преступная кровь.

Руина плакала и клялась, что за каждую ее каплю крови рыцарь Катерино заплатить в десять раз большими мучениями.

А Катя и ее друзья, не подозревая, какие им грозят страшные беды, встали рано утром и отправились в дорогу. Очень скоро они достигли Колдовского леса. И огромные серые деревья непроходимой стеной встали перед ними.

– Вперед! – скомандовала Катя и первая въехала в лес.

Ехали молча, лишь нервно подстегивали лошадей. Но те и сами спешили, чувствуя, что место, подобное этому, нужно миновать поскорее.

Первым нарушил тишину Друль.

– Катерино, – спросил он, – ты уверена, что мы правильно едем?

– Конечно, я все время смотрю на компас.

Катя посмотрела на руку и ахнула. Стрелка компаса крутилась как чумная.

– Не понимаю, что с ним такое произошло? – Она постучала по компасу, но это не помогло.

– Это же Колдовской лес, – сказали Крис и Друль, когда узнали, в чем дело. – Не волнуйся, как только мы покинем его, твой компас сразу начнет работать нормально.

– Да, но как мы найдем дорогу?

– Очень просто, – ответил Друль. – Посмотри, тут кругом растут мухоморы. Все они повернуты шляпками в сторону Столицы.

Катя и Крис облегченно вздохнули и с благодарностью посмотрели на Друля. Как хорошо, что он неплохо разбирается в разных колдовских премудростях. Без него они бы очень быстро пропали.

Путешественники поехали дальше и не видели, что, как только они отдалялись от мухоморов на порядочное расстояние, подлые грибы, которые, видимо, вступили в заговор с ведьмами, тут же поворачивали шляпки в другую сторону и весело кивали друг дружке.

Через некоторое время дети заметили, что стало трудно продираться через заросли кустарников и деревьев. Первым неладное заподозрил Друль. Он стал присматриваться к мухоморам, попросил у Криса нож и быстро спрыгнул со своей лошадки. Мальчик и девочка недоуменно посмотрели на Сладкоежку. Тот побежал назад.

– Ага! – закричал он оттуда. – Я так и знал!

Дети тоже спрыгнули с седел и побежали за ним. Друль стоял около компании мухоморов и размахивал над ними ножом.

– Нас обманули! – сказал Друль.

– Что же теперь делать? – спросили разом Катя и Крис.

– Надо поворачивать назад.

Они повернули назад, но очень скоро поняли, что опять едут не туда, куда надо.

– Отпустите поводья! – приказал Друль. – Лошади сами найдут нужный путь.

И верно, как только животные почувствовали свободу, то очень быстро выбрались из непроходимых зарослей на более свободное пространство.

– Надо быть осторожными. – Друль внимательно осмотрелся. – Здесь никому доверять нельзя.

В ответ на эти слова Колдовской лес огласился мерзким хохотом. Лошади тревожно закружились на месте. Дети едва удержались в седлах.

Крис быстро выхватил свой боевой лук, вложил в него стрелу, натянул тетиву и стал искать глазами того, кто смеялся. Однако никого видно не было. Хохот прекратился.

– Кто это? – испуганно спросила Катя.

– Я никого не вижу, – ответил Друль. – Надо уходить отсюда.

Катя глянула на компас и увидела, что его стрелка на мгновение остановилась.

– Туда! – указала рукой Катя и пришпорила Мирко.

Путники понеслись по Колдовскому лесу крупной рысью. Больше никакие звуки их не преследовали. Однако неприятное ощущение, что за ними кто-то следит, ни на минуту не покидало наших героев.

В полдень устроили привал. От усталости дети еле стояли на ногах. Катя просто повалилась на землю. Друль и Крис нашли в себе силы, чтобы заняться лошадьми. Только когда животные были досуха вытерты и накормлены, Катины спутники присели рядом с девочкой.

– Что это? – Крис вдруг выпрямился и посмотрел наверх. – Кажется, кто-то пролетел по небу. Вроде человек.

– Что ты говоришь? – Катя устало приподнялась на локте. – Кто тут может летать?

– Не знаю. – Крис пожал плечами. – Я кого-то заметил.

– Может, ведьма пролетела? – предположил Друль. – Только они могут летать по воздуху.

– Да, похоже.

– Ты думаешь, она нас заметила?

– Не знаю. Может, и нет. Она пролетела слишком быстро.

– Случайная ведьма. – Друль немного успокоился. – Здесь их много водится.

На этом разговор кончился. Все старались как следует отдохнуть и про ведьму скоро забыли. И никто не заметил, как на дерево, под которым они отдыхали, села ворона.

Это была Эсмеральда. Она наблюдала за детьми. Особенно за Катей.

«Что– то тут не так, -сказала ворона сама себе. – Мальчишки, конечно, обыкновенные, особенно второй. Непонятно только, где этот проклятый Катерино его откопал? Лицо его мне не нравится. Слишком открытое и смелое. Наверно, он тоже рыцарь. Ишь сколько их развелось! А кто этот третий? Где-то я его видела. Только не помню где».

Произведя разведку, хитрая птица собралась улетать. Однако она зацепилась крылом за одну из веток соседнего дерева и наделала немало шуму, да еще при этом громко каркнула:

– Кар-р-раул!

Путники вскочили и увидели ее.

– Я ее знаю! – крикнула Катя. – Это Эсмеральда. Держи ее!

Крис схватил лук и тут же выпустил стрелу, но не попал. Ворона наконец-то выпутала крыло и улетела. Вторая стрела ее тоже не догнала. Зато Друль оказался более проворным. Он запустил в ворону камень, и та, как подбитый самолет, плавно свалилась на землю.

– Ура! – закричала Катя и, догнав ворону, схватила ее за крылья.

– Ой, больно! – завопила Эсмеральда.

– Молчи, подлая шпионка, или я тебе хвост оторву! – пригрозила Катя.

– Кто это? – в один голос спросили Друль и Крис.

– Это ворона колдуньи Руины, – ответила девочка и сильно встряхнула перепуганную птицу. – А ну говори, подлая, что ты тут делаешь?

– Да я тут летела мимо, дай, думаю, посмотрю, кто тут… – попыталась соврать Эсмеральда.

– Не ври! – Катя встряхнула птицу еще раз.

– Бейте меня, режьте меня, ничего не скажу!

– Режьте, говоришь? А это хорошая идея. – Крис вынул из-за пояса нож.

– Кар-р, кар-р, убивают! – всполошилась ворона. – Все скажу, только не трогайте меня!

Рассказ вороны поверг друзей в уныние. Они, конечно, готовились к опасностям в Колдовском лесу, но такого, что поведала им Эсмеральда, они, конечно, не ожидали.

Надо было поскорее убираться отсюда подальше.

– Друль, свяжи ее, чтобы не улетела, – сказала девочка Сладкоежке, затем обратилась к Эсмеральде: – А ты будешь показывать нам дорогу. И попробуй только обмани! Если вдруг попытаешься заманить нас в ловушку, то даже перьев от тебя не останется. Поняла?

– Чего уж тут непонятного? Кар-р, – буркнула ворона, связанная Друлем и притороченная к Катиному седлу.

Ребята снова сели на коней и поскакали туда, куда показала ворона. Первым, как всегда, ехал Крис, за ним Катя и Сладкоежка.

– Куда ты нас ведешь? – строго спросила Катя Эсмеральду.

– Я веду вас к замку Двухголового Саймона. Это единственный безопасный путь.

– Двухголовый Саймон? А кто это?

– Это главарь разбойничьей шайки. Стрр-рашный человек. Сколько он людей погубил!

– И ты нас ведешь к нему? – возмутилась Катя.

– А ты думаешь, у вас есть выбор? – нагло заявила ворона. – Он единственное существо в этом лесу, которого боятся ведьмы. Если вы успеете достичь его территории, то вы спасены. Ведьмы никогда не сунутся во владения Двухголового Саймона.

– Даже не знаю, что хуже. – Катя была в замешательстве.

– Я думаю, эта птица права, – подтвердил Друль. – У нас есть шанс. Если мы успеем добраться к разбойникам до наступления ночи, то они нас не заметят. Все разбойники днем очень крепко спят.

– Тогда надо поторопиться! – предложила Катя.

– Как бы не загнать лошадей, – осадил ее Сладкоежка.

Внезапно раздался свист. Все посмотрели наверх и от неожиданности чуть не попадали с лошадей.

В небе, как хищные птицы, стремительно летели три ведьмы. Они сидели верхом на метлах и грозно размахивали руками. Зрелище это на первый взгляд показалось Кате даже несколько забавным. Однако когда девочка увидела их безобразные и злые физиономии, то ее веселье как ветром сдуло. Ведьмы совсем не были похожи на безвредных пенсионерок, которые решили прокатиться на метле. Еще страшнее стало, когда одна из старух спикировала прямо на Катю, чтобы схватить ее невероятно длинными руками. Мирко отскочил в сторону, и ведьма пролетела мимо. За ней летела вторая. Еще более ужасная. Катя от страха закричала, Баба Яга летела прямо на нее. Но Друль успел своей лошадью заслонить Катю. Колдунья резко взмыла вверх и разразилась проклятьями.

Катя наконец опомнилась и выхватила меч. Краем глаза она увидела, как Крис целится из лука в одну из ведьм. Его стрела попала ей в ногу, и она с диким криком полетела прочь. Две другие ведьмы с разных сторон приближались к Кате. У ног забилась Эсмеральда.

– Только меня не трогайте! – закричала она. – Я тут совершенно ни при чем. Не при чем! Своя я! Нашенская!

Ведьмы летели стремительно. Еще мгновение, и они врежутся в Катю, но девочка за долю секунды до этого погнала коня вперед, а сама низко пригнулась к седлу. Маневр удался: колдуньи пронеслись дальше и под углом врезались друг в друга. Раздался грохот. Одна шмякнулась о дерево, другая отлетела метров на пятнадцать в густые заросли кустарника. Как они ругались!

– Быстрее уходим отсюда! Сейчас сюда налетят ведьмы. – взволнованно оглядывая верхушки деревьев и небо, произнес Крис. – Это, наверно, их передовой отряд!

Ребята тут же подстегнули лошадей и помчались прочь от этого места. Скоро они услышали за спиной знакомый свист. Неужели их нагоняют? Ведь они старались ехать под деревьями, чтобы быть невидимыми сверху! К счастью, свист и крики ведьм ушли в другую сторону.

Увлеченная бешеной скачкой, Катя перестала следить за Эсмеральдой. А ворона, не теряя времени, пыталась порвать веревки крепким клювом. Сильная тряска ослабила путы. С торжествующим криком ворона выпорхнула из плена и взлетела над деревьями.

– Кар-р, кар-р! На помощь, ведьмы! – закаркала она. – Все сюда! Ко мне! Здесь они! Здесь! Попались, голубчики!

Ее тут же заметила стая ведьм. С торжествующими криками они, как дикие гарпии, нырнули вниз. В этот раз их было пятеро.

Визгливые вопли ведьм не произвели на путников сильного впечатления. Нападение не состоялось, так как колдуньи боялись стрел Криса и Катиного меча. Ведьмы стали творить заклинания.

– Теперь нам конец, – обречено вздохнул Крис. – Сейчас они превратят нас в крыс или лягушек, и кончились наши веселые деньки.

– Нет, – успокоил детей Друль. – Они не в силах нас во что-нибудь превратить. Катя – рыцарь, а мы ее друзья. Они замышляют что-то другое.

И словно в подтверждение его слов за их спиной рухнуло дерево. Крис яростно закричал и выпустил в ведьм несколько стрел. Он промахнулся – ведьмы попрятались за деревья. Катин отряд вновь пустился в бегство. Ведьмы больше не преследовали их: чтобы снова взлететь на метлах, понадобилось читать длинные и трудные заклинания.

Но они не особо горевали, так как на крики Эсмеральды сюда слетелось не менее десятка новых ведьм. Они тут же кинулись в погоню за беглецами.

Среди них были самые опытные и старые ведьмы. Они и летали быстрее, и могли колдовать, не останавливая полет. Очень скоро они нагнали трех всадников и стали стрелять в них прямо из корявых указательных пальцев огненными молниями (ведьмы всегда пользуются для грязных и подлых целей только указательным пальцем левой руки). Одно за другим начали вспыхивать деревья и кусты. Грохот и шум стояли невообразимые.

Катя гнала и гнала Мирко вперед. Лишь бы подальше от этого кошмара. Она закричала от ужаса, когда почувствовала, как чьи-то противные руки схватили ее с двух сторон под мышки и пытаются стащить с седла. Мирко стал на дыбы и заржал. Если бы он этого не сделал, две ведьмы легко утащили бы Катю с собой.

Крис тут же выхватил свой тяжелый меч и обрушил его на голову одной из ведьм. Как из-под земли вырос Друль, обеими руками схватил другую ведьму и бросил под ноги лошадей. Обе колдуньи орали благим матом от боли и злости. Да, друзья по-прежнему готовы были отдать жизнь за Катю! На мальчике горела куртка: те ведьмы, что летали среди леса, нещадно осыпали беглецов огнем. Друль тоже был ранен. С уха у него стекала струйка крови.

Ведьмы визжали и пытались схватить лошадей за копыта. Крис бросил горящую куртку на одну из летящих на него ведьм, от другой отмахнулся мечом.

– Хватит нападать поодиночке! – наконец закричала одна из ведьм. – А ну-ка все вместе! Строиться в одну линию и готовиться к атаке!

Она вела себя как заправский командир. Ведьмы отступили для новой атаки.

Друзья увидели, что лес за спиной тоже горит.

– Хорошо, что они такие скверные стрелки! – рассмеялся мальчик. – Однако куда нам теперь бежать?

– Вперед! – скомандовала девочка и, пришпорив Мирко, поскакала прямо в горящий лес.

– Куда ты? – в один голос закричали оруженосец и Сладкоежка. – Сгоришь!

Но Катя не слышала их. Друзьям ничего не оставалось делать, как последовать за ней.

Огонь и нестерпимый жар встретили Катю, Друля и Криса. Лошади заржали от боли и неслись в бешеном галопе сквозь огонь и пекло пожара. Детям жгло лицо и трудно было дышать. Девочка подумала, что сейчас свалится с лошади и сгорит в этом аду, но в ту же секунду Мирко выскочил из полосы огня. Сразу стало легко и спокойно, только страшно хотелось пить.

Рядом гарцевали на своих лошадях Друль и Крис. Сладкоежка был серым от гари и дыма, а у Криса слегка были подпалены волосы.

– Да ведь мы герои! – радостно воскликнул Крис. – Это мой первый подвиг!

– Нашел чему радоваться, – проворчала Катя. – Надо быстрее сматываться отсюда, пока опять не появились эти сумасшедшие старухи. Черт меня побери! Теперь я понимаю, почему в старину ведьм сжигали на кострах! Друль, бедняжка, ты же весь в крови. Дай я тебя перевяжу.

– Некогда заниматься подобными пустяками! – возразил Друль. – Надо уходить отсюда!

– А в какую сторону?

– Видите, мухоморы убегают от пожара. Нам надо туда же.

Катя и Крис посмотрели под ноги и увидели, как по земле стремительно бежит красный ковер. Непонятно откуда у мухоморов выросли ноги, спасаясь от огня они бежали, словно звери. От ужаса они вопили и перепрыгивали друг через дружку.

И тут лесной пожар перекинулся на деревья, под которыми находились путешественники.

– Кажется, у нас теперь другой враг, пострашнее ведьм, – забеспокоился Друль. – Быстрее за мухоморами! Они очень хитрые существа, обязательно нас выведут в безопасное место.

– Вперед! – закричала Катя. – За мухоморами!

И они поскакали за грибами. Огонь неотступно следовал за ними, словно ведьмы дали ему задание догнать и уничтожить рыцаря Катерино и его спутников.

Это была утомительнейшая из скачек. Они спасались не одни. Девочка увидела, что кроме них и грибов бежали еще какие-то странные существа, напоминавшие то ли зайцев, то ли лягушек одновременно. Их тоже была целая стая. Вот они обогнали мухоморов, которые двигались ничуть не медленнее лошадей, и скрылись впереди. Затем прямо перед носом пролетела стая летучих мышей, таких крупных, что от их крыльев во время полета со свистом раскачивались ветки деревьев. Если бы не экстремальная ситуация, Катя умерла бы от страха, когда увидела их.

Глава восемнадцатая

КОЛДОВСКОЙ ЛЕС

(продолжение)

Пожар продолжал стремительно наступать. Небо стало черным от дыма, а воздух так пропитался гарью, что стало невыносимо дышать. Наши герои забыли про ведьм. Теперь у них было только одно желание – быть как можно дальше от огня. Лошади уже изнемогали от усталости. Их бока тяжело вздымались и начинали покрываться пеной.

Крис ехал рядом с Катей и придерживал ее, обняв за спину.

– Спасибо, Крис. – Девочка благодарно посмотрела на оруженосца. – Я больше не могу. Наверно, это конец.

– Не болтай глупостей! Мы с тобой друзья. Друль обязательно что-нибудь придумает. Мухоморы нас спасут.

Грибы продолжали бежать, хоть и не так резво, как вначале. Самые маленькие и слабые из них иногда падали и погибали в безжалостном пламени. Остальные мухоморы, дети и лошади слышали их плач и стон, рвались вперед и ненадолго убегали от огня. Через несколько минут беглецы уставали, и огонь снова нагонял их.

Вот впереди упала горящая сосна. Огонь проник вперед. Неужели он пытается окружить их? Все закричали от ужаса и отчаяния. Даже всегда спокойный Друль. Грибы уже готовы были броситься на горящую сосну…

– Прощай, Крис! – заплакала Катя. – Прости, что я втянула тебя в эту историю. Я во всем виновата!

Девочку-рыцаря было так жалко, что Крис готов был отдать за нее жизнь. Но пожару нужна была не его жизнь, а жизнь всех без исключения. Он уже завыл и загудел в предвкушении победы, его острые зубы затрещали, перемалывая в своей огромной пасти высокие деревья. Казалось, он смеялся от радости и возбуждения, даже несколько приостановился, чтобы продлить удовольствие. Катя, Друль и Крис сбились в кучку. К ним жались мухоморы, большие и маленькие, красные и белые, папы, мамы и их детеныши. Среди этого ужаса у Кати мелькнула глупая мысль, что она в первый раз в жизни видит, как плачут грибы.

В последний раз поднял голову Крис, чтобы посмотреть на Катю. Вдруг он увидел за ее спиной что-то, от чего его взгляд повеселел. Катя оглянулась.

– Друль, посмотри!

Там, среди деревьев, едва различимо виднелся кусочек воды. Да-да, настоящей воды! Это или озеро, или болото. Не все ли равно?

Все кинулись туда и через несколько секунд действительно оказались перед небольшим озерком, чистым и прозрачным. Радостно закричав, вся компания кинулась в воду.

Теперь пожар загудел от ярости и разочарования, что добыча ушла, и кинулся в погоню.

Озеро, в котором спрятались Катя с друзьями и мухоморы, было совсем маленьким и мелким. Берег был весь заложен камнями и валунами. Сразу за ними стояла стена леса.

Пожар обрушился на озеро со всех сторон. Как солома, вспыхнули деревья, росшие на берегу, и пламя от них метнулось в небо.

Чтобы спастись от нестерпимого жара, всем живым существам пришлось забраться в самую середину озера. Дети слезли с лошадей и, держа их под уздцы, стояли в воде. На спины лошадей Друль посадил мухоморы, в первую очередь детей и стариков. Остальные плавали вокруг, словно губки в ванной, и блаженно вздыхали. Теперь надо было дождаться, когда кончится пожар. Не может же он гореть вечно!

Но прошел час, за ним второй, а пожар полыхал с той же силой и мощью, что и вначале. Всем надоело плескаться в воде. Ее спасительное воздействие уже не было таким, как прежде. С поверхности воды начал подниматься пар, который затруднял дыхание. Приходилось постоянно нырять с головой, иначе волосы так сильно нагревались, что могли загореться сами собой.

– Послушайте, – обратилась Катя к друзьям, когда вынырнула в очередной раз, – вам не кажется, что вода стала гораздо теплей, чем когда мы в нее нырнули?

– Да, она намного теплее, – согласились Друль и Крис.

– Неужели она нагревается?

– Конечно. – Крис нырнул в воду и вынырнул вновь. – Разве это мыслимо? Деревья не могут гореть так долго. Пожар должен кончиться.

– Не забывай, – Друль вылил из уха воду, – это Колдовской лес. Здесь может быть все что угодно.

– Но что же нам делать? – в отчаянии воскликнули Катя и Крис. – Неужели мы вечность будем торчать в этой луже и нырять, словно утки?

– Наверно, уже недолго, – спокойно и с грустью ответил Друль. – Посмотрите на береговые камни.

Мальчик и девочка посмотрели на берег и ахнули от изумления. Впервые за все это время у них по спинам пробежал холодок. Камни и валуны на берегу были красными. Огонь делал свое дело добросовестно. Вода на берегу от раскаленных камней начинала закипать. Пройдет еще не меньше часа, и кипеть будет все озеро.

А что будет с ними? Никто, однако, не решался ответить.

– Суп из нас будет! – наконец вздохнул Крис. – Грибной, с мясом. Конским и человеческим! И спасения нам нет!

– Лучше бы мы сгорели в огне. – У Кати уже не было ни сил, ни слез.

– Что же, это никогда не поздно. – Крис ухмыльнулся. – Можно прямо сейчас. Чего ждать? Мне уже надоела эта теплая ванна.

– Может, опять попробуем прорваться? – предложила Катя. – Мы ведь достаточно мокрые. А ты что скажешь, Друль?

– Мы уже два раза обманывали огонь. В третий раз он этого не допустит. Разве вы не понимаете, что он живой? Как и все в этом проклятом лесу!…

Колдовской лес горел. Не весь, конечно, он слишком велик. Но очень большая территория оказалась во власти огня. Звери и птицы, прочие живые существа, которых мы с вами и не видали никогда, а про некоторых и не слышали, спасались от огня, бежали, летели, ползли и прыгали. Кто спасался, кто погибал в пламени.

Ведьмы, летая над лесом, вопили от радости.

Вдруг они увидели, как прямо из густого дыма в небо поднялся Черный дух Колдовского леса. Он окинул ведьм разъяренным взглядом и обратился к ним с грозной речью:

– Что вы сделали с моим лесом? Зачем подожгли его? Негодные твари! Так вы отблагодарили меня за то, что я дал вам приют на моей земле?

Тут ведьмы перепугались, что натворили чересчур много лишнего. К тому же в огне пожара погибли четыре ведьмы. И огонь все ближе подступал к Лысой горе. Так ведь может погибнуть и ведьмино логово!

Ах, проклятый рыцарь Катерино! Сколько бед из-за него!

Ареатанута сама возглавила тушение пожара. Ведьмы хором скандировали заклинания.

В обычных местах любая ведьма может вытворять что угодно в одиночку, но здесь, в Колдовском лесу, ведьмы могут колдовать только все вместе. Слишком много магической энергии нужно для этого.

Очень скоро стали собираться облака, и вот уже небо полностью заложено свинцовыми тучами. Самая плотная и темная туча повисла как раз над пожаром. Ее бока лоснились от обилия холодной как лед воды. Недалеко висела еще одна туча, почти такая же большая. Ведьмы подлетели к ней, повисли в воздухе и стали раздуваться, как мыльные пузыри. Каждая величиной с воздушный шар.

Только одна Ареатанута не раздувалась. Вот она крикнула своим громоподобным голосом, и две самые раздувшиеся колдуньи стали дуть на тучу с силою урагана. Когда они выпустили весь свой воздух, еще три колдуньи приступили к тому же. За ними стали дуть остальные. И многотонная черная громадина сдвинулась с места и полетела на первую тучу.

Ареатанута тут же полетела туда, где должны будут столкнуться тучи. Она высекла из пальца молнию в десять раз более мощную, чем те, которыми ведьмы атаковали рыцаря Катерино, и бросила ее между туч.

Тучи столкнулись. Раздался оглушительный грохот. Молния вспыхнула и разлетелась по всему небу до горизонта. От ее света ведьмы на долгое время ослепли. Лишь главная ведьма успела отвернуться от ее губительного воздействия. Как из миллиона ведер низвергнулись с неба потоки ледяной воды.

Вода обрушилась на огонь, и тот ответил на ее нападение яростным ревом. В нем было еще очень много силы. Началась битва. Бились вода и пламя. Вода шумела и грохотала, огонь гудел и возмущенно шипел. И вода победила. Ведь на ее стороне было небо, а огонь не имел поддержки земли. Наоборот, земля ненавидела огонь, ведь он губил ее. Поэтому огонь проиграл. Сначала он перестал гудеть и свистеть, потом у него уже не стало хватать сил, чтобы пожирать деревья и кусты, прекратился треск. Осталось только ядовитое шипение гадюки, у которой вырвали жало. Да еще к небу поползли густые клубы дыма и пара.

А дождь становился все сильнее и сильнее и скоро от огня не осталось даже искорки.

Уже ручьи потекли по Колдовскому лесу, а потоки воды все падали и падали с неба. Небеса словно разъярились и решили затопить землю. Ручьи стали превращаться в полноводные реки. Другая, новая беда пришла в Колдовской лес – наводнение.

Но ведьмы, обессиленные борьбой с пожаром, уже не в силах были остановить новое бедствие.

– Будь проклят этот Катерино! – говорили они и с трудом летели в свои убежища – норы и пещеры, избушки на курьих ножках и крытые повозки на колесах. – Наверно, он сгорел в огне пожара. Так ему и надо.

– По домам, ведьмы! – приказала Ареатанута. – Рыцарь не мог спастись в таком пекле. Мы сделали свое дело. Правда, не так, как хотелось, но мы отомстили ему. – Хохот главной ведьмы летел над землей и заглушал шум дождя. – Но по первому зову вы соберетесь на Лысой горе. Если вдруг рыцарь жив, я зажгу на небе еще две луны. Это будет мой знак. Однако вряд ли это случится. Ха-ха-ха!

– Ха-ха-ха! – вторили ей ведьмы и разлетались по домам.

И только Руина не верила, что рыцарь Катерино мертв. Изорванная и истерзанная, она тоже чуть не сгорела в огне.

– Ко мне, Эсмеральда! – дрожащим от холода голосом приказала она.

На почерневший обрубок ее левой руки, замотанный грязными тряпками, тут же села ворона. Она представляла еще более жалкое зрелище, чем хозяйка. Мокрая, замерзшая, с обгоревшими крыльями и клювом, стертыми лапами, поломанными перьями, она съежилась под ливнем и жалобно смотрела на госпожу.

– Может, вернемся домой? – попыталась она соблазнить повелительницу, но тут же смиренно замолчала под грозным и решительным взглядом колдуньи.

– Лети и найди останки рыцаря Катерино, – произнесла Руина. – Я не успокоюсь, пока не увижу его мертвым. А может, он жив и мы опять упустим его? Нет, этому не бывать! Лети, Эсмеральда, лети. Да хранят тебя боги зла.

И ворона взлетела. Правда, перед этим она подумала: «Почему я не принадлежу какому-нибудь мирному звездочету? Жила бы сейчас смирно и тихо. Ела бы мышей да тараканов. Нет, потянуло меня в высшие сферы. Кар-р-рьеристка! Тьфу!»

Руина смотрела ей вслед, ее злые глаза метали молнии наподобие тех, что сверкали в небе. Если бы Катя сейчас увидела ее, то ни за что бы не узнала, так изменилась колдунья от жажды мести и ненависти. Стала страшной и уродливой, хоть и была самой молодой на Лысой горе.

– Что-то подсказывает мне, что еще рано праздновать победу, – бормотала она, глядя, как хлещет дождь и летят по своим берлогам ведьмы. – Рыцарь Катерино, этот ненавистный мальчишка, слишком хитер, чтобы погибнуть в огне. Чует мое сердце, что он жив!

Колдунья была права. Катя и ее друзья не погибли страшной смертью, которую им уготовили ведьмы и огонь. Они не сварились в кипящем озере.

Когда вода стала нагреваться и все приготовились к неминуемой гибели, Друль обратился к своим товарищам.

– Утрите слезы, Катя и Крис, – сказал он. – Я не дам вам погибнуть.

Дети удивленно уставились на него.

– А что ты хочешь сделать?

– Хоть я и нарушил все правила и законы троллей, у меня все-таки есть еще в запасе одно колдовство. Я применю его на худой конец.

– Так применяй же, чего ты ждешь? Мы ведь погибнем! – воскликнул Крис.

– Погоди! – остановила мальчика Катя. Ее насторожили грустные вздохи Друля. – Тебе ведь нельзя колдовать. Для тебя опасно опять нарушить закон?

– Конечно нет.

– Не ври, пожалуйста! – Катя не поверила Друлю. – Говори правду, Сладкоежка. Ведь мы друзья! А друзья не обманывают друг друга!

– Ничего опасного нет, – возразил Друль. – Просто я растворюсь в воздухе. Растаю. Но это не страшно.

– То есть ты умрешь? – жестко подытожила девочка.

Крис молчал, потрясенный и подавленный.

– Нет, я не могу этого допустить! – закричала Катя. – Из-за меня никто не должен погибнуть!

– Но ведь лучше, если вы будете жить, чем мы все погибнем, – попытался возразить Сладкоежка.

– Нет! – Катя стала колотить по воде руками. – Скажи, Крис, ведь мы не можем согласиться на его смерть? А? Что же ты молчишь? Крис?

– Правда, – выдавил из себя мальчик и вдруг почувствовал сильное облегчение от того, что сказал. – Конечно, это так! Мы ведь рыцари! Вернее… А, все равно! Пусть даже я не рыцарь, но это правда!

Катя впервые за эти страшные часы улыбнулась и протянула мальчику руку.

– Ты настоящий рыцарь, Кристиан. С тобой мне не страшно умирать.

Крис крепко пожал рыцарскую ладонь. И тут Катя разревелась.

– Ну почему все так вышло? – сквозь рыдания сказала она. – И все равно, Друль, мы не дадим тебе колдовать! Погибать, так всем вместе!

И все-таки далеко в глубинах своих сердец мальчик и девочка знали, что в тот миг, когда закипит вокруг них вода, они захотят, чтобы Друль спас их. Пусть даже ценой своей собственной жизни. Но это будет потом, а сейчас об этом даже подумать страшно и стыдно. Но неужели это скоро будет? Да, это вот-вот случится. Через несколько минут.

Вдруг сквозь грохот огня и нестерпимый жар на лица несчастных упали первые теплые капли дождя. Даже не теплые, а горячие, потому что нагрелись, пока падали. Но за ними теплые. И их так много! Вот уже и холодные. Ах, какое блаженство! Озеро вспенилось от тугих струй дождя.

Огонь зашипел и стал съеживаться, словно старик, которого в поле застала гроза и ему абсолютно негде укрыться.

Пожар, который бушевал и ревел, как великий бог разрушения, кончился за десять минут.

Ребята вылезли на берег и в изнеможении повалились на землю. Лошади встали рядом. Вылезли на берег мухоморы и стали громко благодарить путешественников за спасение. В награду они пообещали указывать им дорогу до самой болотной топи. Дальше они никак не смогут идти. Катя, Друль и Крис были рады и этому.

Они отдыхали недолго. Очень скоро дождь, который лил как из ведра, погнал их в дорогу. Мухоморы, как и обещали, показывали путь. Идти с каждым шагом становилось все труднее. Было холодно. Потоки воды сбивали с ног. К тому же приходилось еще следить за лошадьми, чтобы те не поломали ноги. Из-за туч стало темно, как ночью. Лишь молнии освещали деревья.

– Это какое-то проклятье! То пожар, то дождь, который никогда не кончается! – ворчал Крис.

– По мне, это лучше, чем гореть в огне или вариться в озере, – отвечала ему Катя.

– Конечно, – согласился мальчик, – но человек – такое существо, что всегда недоволен тем, что у него есть.

Они шли, пока вода не стала им по пояс. А дождь с каждой минутой усиливался, и все большие потоки воды падали на промокших до нитки и продрогших путников. Вот дорога пошла вниз, и идти стало еще тяжелее, потому что течение воды стало таким мощным и быстрым, что даже сбило Катю с ног и потащило за собой. Крис бросил поводья и кинулся на помощь девочке. Когда он был уже совсем близко, его накрыла высокая волна. Вынырнув, мальчик не увидел ни Кати, ни лошадей, ни Друля.

– Эй! – закричал Крис. – Куда вы делись?

В ответ он услышал лишь шум ливня да громкое течение воды.

– Нет, мне это совсем не нравится! – пробормотал мальчик и закричал во все горло: – Катерино, ты где? Друль! Отзовитесь!

Так он кричал очень долго и наконец услышал какой-то звук, напоминавший лошадиное ржание. Оруженосец стал пробираться в ту сторону, откуда доносился звук. Через некоторое время он снова закричал и теперь явственно услыхал лошадиное ржание и топот копыт. В этот раз звуки были совсем близко. Мальчик бросился вперед и выскочил на поляну, на которой совсем не было воды, потому что она находилась на возвышении. Крис увидел всадников и побежал к ним, но через несколько шагов остановился. Это были совершенно неизвестные Крису люди. По их обросшим и зверским физиономиям мальчик понял, что перед ним разбойники. Разбойники тоже увидели Кристиана. Оруженосец кинулся обратно к воде, но дорогу ему преградили два дюжих молодца, вооруженные кинжалами и дубинками. Он выхватил меч и бросился в битву. Против меча разбойники устоять не смогли и очень скоро отступили. Однако остальные, те, которые были на лошадях, догнали смелого оруженосца рыцаря Катерино и накинули на него сеть. Несколько секунд и неверных движений – и жертва, словно рыба, запуталась в сетке. Разбойники радостно закричали и мигом засунули извивающегося, как ящерица, Криса, в мешок.

С Катей дела обстояли более успешно. Когда она вынырнула из воды, то не смогла нащупать под ногами землю.

– Плыви сюда! – услыхала она крик Друля и увидела его самого. Доплыть до него было делом минуты. – Мухоморы сказали, что недалеко есть безопасное место. – Сладкоежка помог девочке взобраться на спину Мирко.

– А где Крис? – спросила Катя, оглядываясь по сторонам.

– Только что был здесь.

– Куда же он делся, может, тоже барахтается в воде?

И они стали кричать на весь лес, но мальчик не отзывался. Вот тут пришлось поволноваться.

– Неужели он утонул? – Катя чуть не плакала.

– Не волнуйся, он плавает как рыба.

– Так что же?

– Не знаю. Давай сначала доберемся до того места, про которое говорили мухоморы. А их попросим поискать Криса.

– Ты думаешь, они найдут его?

– Конечно, найдут!

Катя была вынуждена согласиться с Друлем. Пять мухоморов показывали им дорогу и очень скоро вывели ребят на открытое место.

– Видишь, тут совсем нет воды, – сказал Друль. – Да и дождь, кажется, заканчивается.

В самом деле, с неба лило не так, как прежде. Молнии перестали вспыхивать, грянул последний гром, и фиолетовые тучи местами стали рваться, обнажая куски чистого неба, усеянного звездами. Оказывается, уже наступила ночь.

Катя дрожала и стучала зубами от холода.

– Что нам теперь делать и где искать Криса?

– Даже не знаю. – Друль пожал плечами. – Сейчас ночь. В такой темноте ничего не увидишь. Мы даже костер не сможем зажечь. А это было бы так кстати.

– Ой, а ведь это идея! – воскликнула девочка. – У меня же есть фонарик! Какой ты молодец!

Она лихорадочно стала рыться в рюкзаке. Фонарик лежал на самом дне, и девочка не сразу его нашла. Наконец она осветила фонариком Друля. Затем яркий луч забегал среди деревьев.

– Крис!!! – снова стали они звать мальчика.

Но ответа не было.

– Что это? – вдруг вырвалось у Кати. Она заметила, что на земле что-то блеснуло. – Подержи, пожалуйста, Мирко, Друль. Я пойду посмотрю.

Она спрыгнула на землю и, стараясь не упасть на скользкой траве, сделала несколько шагов. Вдруг она ахнула от удивления.

На земле лежал меч Кристиана.

Друль оставил лошадей и подбежал к Кате. Он сразу понял, что дело очень серьезно, и обратился к мухоморам, которых здесь было уже множество.

– Что здесь произошло? – спросил он.

Грибы наперебой стали рассказывать про разбойников, наткнувшихся на Криса и захвативших его в плен.

– Куда они направились?

– Туда! – Мухоморы наперебой закивали шляпками в сторону, куда уехали разбойники.

– Вы проведете нас туда?

– Проведем, проведем! – Мухоморы готовы были исполнить любую их просьбу.

– Тогда вперед! – сказала Катя, которая готова была упасть на землю и умереть от усталости.

Снова сели на лошадей и пустились в путь. Дождь неожиданно прекратился. Небо стало быстро освобождаться от туч. Выплыла луна, круглая и желтая, как сыр. Она осветила все вокруг. Лес стал редеть и вскоре кончился.

– Что, Колдовской лес позади? – еле ворочая языком, спросила Катя.

– Нет, это просто огромная лесная поляна. Она лежит прямо посреди леса.

Катя разочарованно вздохнула и буквально упала на шею Мирко. Кто-то пролетел рядом с ними.

– Что это было? – встревожился Друль. – Ты заметила?

– Нет. Наверно, птица, – спросонок ответила девочка.

– Не нравится мне это.

Катя не отвечала. Зоркие глаза Друля пронизывали темноту. Вдруг прямо в круге луны Сладкоежка увидел летящую точку. Она была слишком далеко, и как он ни старался, разглядеть ее не смог. Лишь на долю секунды ему показалось, что это ворона. А может, и нет.

– Наверно, и впрямь птица, – пробормотал Друль.

Утомились не только всадники. Лошади тоже устали и еле передвигали ноги. Мирко шел первым, за ним лошадь Криса. Позади, как всегда, цокала копытами кобылка Друля.

Катю разбудили слова Сладкоежки:

– Стой, Катя! Мирко, остановись!

Конь остановился. От толчка девочка окончательно проснулась, протерла глаза и уставилась на Друля.

– Может, подождем до утра? – спросил он. – Ты отдохнешь, выспишься.

Катя обрадовалась такому предложению, но тут же вспомнила все, что с ними произошло, и упрямо замотала головой.

– Нет. Только вперед. Мы должны найти Криса.

– Тогда мы на месте. – Друль протянул вперед руку.

Катя увидела огромный котлован, на дне которого стоял замок. Вернее сказать, развалины замка.

– Это жилище Двухголового Саймона, – произнес Друль.

К логову разбойников вела узкая тропинка, которая таяла среди черных камней и высокой, ростом с человека, травы. Мухоморы побежали по ней. Для того чтобы Катя и Друль не потеряли их, хитрые грибы наловили светляков и насажали их на шляпки.

Прошло немало томительных и жутких минут, прежде чем путешественники оказались у подножия первой башни. В развалинах не горело ни единого огонька. Ни звука не доносилось из-за их мрачных и дышащих сыростью камней.

– Теперь нам надо найти вход, – сказал Друль. – Я думаю, что лошадей лучше оставить здесь.

Катя согласно кивнула. Стук копыт, случайное всхрапывание или ржание могут их выдать. Дальше пошли вдвоем. Катя сняла с седла и взяла с собой щит, о чем, кстати, скоро пожалела. Его неудобно было нести в руке. Она захотела его выкинуть, но Сладкоежка посоветовал повесить его за спину. Сам Друль вооружился мечом Криса.

Внезапно стало светлее. Будто где-то включили лампочку. Катя оглянулась, посмотрела вниз под ноги, потом на небо, затем опять вниз и снова на небо.

– Смотри! – шепотом произнесла девочка.

Сладкоежка посмотрел на небо и не сразу понял, что так удивило Катю. Постепенно до него дошло, в чем дело.

На небе было три луны.

Глава девятнадцатая

КОЛДОВСКОЙ ЛЕС

(окончание)

– Каких только чудес нет в вашей стране! – восхищалась Катя, когда они с Друлем снова брели вдоль крепостной стены в поисках входа.

Поиски увенчались успехом. Мухоморы объявили, что дальше они не пойдут, так как разбойники неприязненно относятся к грибам из-за их дружбы с ведьмами.

– Вы ведь совсем неплохие ребята. Зачем же вы общаетесь с ведьмами? – обратилась к грибам девочка.

– А куда нам деваться? – ответил мухомор с самой большой и красивой шляпкой. – Они очень любят лакомиться ядовитыми грибами, а яд используют для колдовства и изготовления зелий. Чтобы выжить, мы заключили с ними союз. Но после того, как они подожгли лес нашей колонии, мы начнем с ведьмами войну!

С этими словами мухоморы скрылись.

– Значит, ведьмы и разбойники не очень-то жалуют друг друга, – удовлетворенно произнес Друль. – Будем иметь в виду. А вот и первый разбойник. Это часовой, но он спит. Эти разбойники – большие лодыри.

Девочка и ее друг осторожно прошли мимо храпящего на всю округу разбойника, вооруженного огромной саблей и алебардой.

– Куда теперь? – спросила Катя, когда они оказались внутри крепости.

– Я даже не знаю. Если Крис у них в плену, то он, должно быть, сидит или в подземелье, или в башне.

– Разве тут найдешь что-нибудь в такой темноте? Может, зажечь фонарь?

– Не вздумай! Нас тут же схватят.

Они пробирались по двору замка разбойников. «Почему тут так тихо? – подумала Катя. – Ведь там, где разбойники, всегда шум и веселье».

Перед ними оказалась массивная дверь. Под ней виднелась узенькая полоска света. Внезапно дверь отворилась и в ней показалась высокая и сильная женщина. Она уставилась на оторопевших от изумления ребят и строгим голосом спросила:

– Что это вы тут делаете в такой поздний час? Разве это место для детских прогулок?

– Мы, мы… – Катя запнулась, не находя нужного ответа.

– А ну-ка убирайтесь отсюда подобру-поздорову! – продолжала разбойница. – Иначе проснется мой муж Двухголовый Саймон, и тогда вам не жить.

– Именно с ним нам и надо поговорить, – вежливо вступил в разговор Сладкоежка. – Видите ли, почтенная женщина, до нас дошел слух, что наш друг попал к вам. Вот мы и пришли за ним. Очень будем благодарны, если вы отпустите мальчика. Мы спешим и не должны задерживаться.

– Так этот мерзкий мальчишка из вашей компании? – поразилась женщина. – А впрочем, я должна была сразу догадаться. Вы похожи на него как две капли воды. Такие же грязные, мокрые и измученные. Только вот что, мальчуганы, уносите быстрее ноги отсюда. А вашего друга мой муж приказал наутро выдрать хорошенько и продать гоблинам за его слишком дерзкий язык. Если не хотите, чтобы с вами поступили так же, бегите.

– Еще чего! – возмутилась Катя. Она вспомнила, что еще никто не отменял ее рыцарского звания, и просто закипела от гнева. – Как смеют обижать моего оруженосца? Я никому не позволю оскорблять графа Катерино, рыцаря, победившего дракона. А ну-ка дай пройти! Я сам поговорю с Двухголовым Саймоном. – И для большей убедительности она вынула меч.

Разбойница от такой наглости потеряла дар речи и покорно посторонилась.

Катя и Друль оказались в обширном помещении, освещаемом тремя тусклыми факелами. По всему каменному полу на коврах, шкурах и подушках валялись разбойники. Они проснулись от шума и непонимающе глядели на его виновников.

– Кто из вас Двухголовый Саймон? – повысив голос, спросила Катя. – Рыцарь Катерино желает поговорить с ним!

– Рыцарь? – раздался возмущенный голос. – Ах ты, напасть какая! Еще один визгливый щенок залез к нам в гости. А ну, ребята, дайте больше света!

Разбойники стали хвататься за оружие и зажигать факелы.

Катя увидела злые и жестокие физиономии, их было человек двадцать или тридцать. Ей стало не по себе. Друль даже испугался за девочку. Что она может сделать с этими ужасными людьми?

Из толпы бандитов вылез самый большой разбойник и встал перед Катей. Увидев его, девочка испуганно отпрянула назад. У разбойника было две головы. Страшные, косматые, ухмыляющиеся. Четыре глаза оглядывали ребят с ног до головы.

– Это ты, что ли, рыцарь? – спросил Двухголовый Саймон девочку.

Катя утвердительно кивнула.

– Да, я!

– Ты так и будешь разговаривать со мной с мечом в руке?

Катя смутилась и вложила меч в ножны.

– Я надеюсь, что твои головорезы не набросятся на безоружного? – Она обожала читать книжки про пиратов и знала, как нужно разговаривать с подобными людьми.

Видимо, ее смелость понравилась и Саймону, потому что разбойник весело засмеялся. А потом сказал:

– Э, да этот будет похлеще, чем первый сопляк. Откуда они свалились на наши головы? Послушай, приятель, конечно, не один волос не упадет с твоей головы, раз ты сам пришел ко мне в дом. Но ведь ты еле стоишь на ногах от усталости… Я предлагаю отложить разговор до утра. А пока вы переночуете, отдохнете, наберетесь сил, и не спорь со мною, а не то… – Головы разбойника грозно сверкнули глазами.

Пришлось подчиниться. Катю и Друля жена Саймона – ее звали Клотилией, – отвела в комнату, закрыла за ними дверь и задвинула снаружи засов.

– Теперь мы пленники, – сказал Друль.

– А, ладно! – махнула рукой Катя. – Завтра разберемся. – И повалилась на одну из двух грубо сколоченных кроватей.

Друль тоже умирал от усталости и хотел лечь, но перед этим он внимательно осмотрел комнату. Нет ли в ней чего странного или опасного? Все вроде было в порядке.

Друзья проспали долго, и когда проснулись, то с удивлением обнаружили, что день в самом разгаре.

– Черт! – выругалась Катя. – Опять мы задерживаемся! – И стала колотить рукояткой меча в толстую, с решетчатым окном дверь. – Откройте!

Через несколько минут послышались шаркающие шаги. В окошке показалось недовольное лицо Клотилии.

– Что надо? Почему вы так расшумелись?

– Я должна поговорить с Двухголовым Саймоном. – От волнения Катя сказала «должна» вместо «должен». Но ни она, ни Клотилия этого не заметили. – Он мне обещал!

– Все ушли на промысел. Вернутся ночью, тогда и поговоришь!

– Как? – опешила Катя. – Все ушли? А Крис? Его забрали с собой, чтобы продать гоблинам?

– Того мальчишку? – Клотилия хмыкнула. – Нет. Зачем он нужен в дороге? Только помеха в пути. У нас остались часовые Вертеп и Древолаз. Они и сделают все, что надо.

– Они не посмеют! – В один голос воскликнули девочка и Сладкоежка.

– Еще как посмеют! Возьмите вот лучше еду. – Клотилия просунула в окошко миску с вареным мясом.

– Проклятье! – Катя с грохотом кинула миску на пол после того, как разбойничиха ушла. – Мы в ловушке! Нас провели, как маленьких детей!

За окном послышался скрип колес. Они бросились к решетке и увидели, как двое разбойников вывозят со двора клетку, поставленную на повозку.

В клетке лежал Крис, закованный в цепи. Мальчик осыпал разбойников бранью и угрозами. Но те лишь весело смеялись. Вот они выехали за ворота и скрылись из виду.

– Нужно вылезти отсюда! – заявила Катя.

– Дверь не проломить, – сказал Друль. – А вот камни у окна совсем расшатались.

Они стали мечами и руками расшатывать кладку. Через полчаса прутья из окна были вынуты, и Друль полез вниз. Стена, по которой он лез, была неровная и вся в трещинах. Поэтому Друль быстро оказался на земле. Он подал знак, чтобы Катя последовала его примеру.

Девочка уже перекинула было ногу, но в страхе отпрянула обратно в камеру. Мимо окна, к счастью, ее не заметив, пролетели две ведьмы. Они опустились во дворе и разбежались в разные стороны. Девочка посмотрела туда, откуда они прилетели, и ахнула. С неба, как стая гигантских хищных птиц, уже опускались остальные ведьмы.

Сердце забилось в груди от страха. Катя быстро, как ящерица, вылезла наружу и, дрожа от ужаса, полезла по стене.

Друль уже успел открыть ворота на другой стороне двора и теперь делал ей отчаянные знаки. Катя прыгнула на землю и хотела побежать к Друлю. Но в ту же секунду во дворе стали приземляться ведьмы. Катя мышкой нырнула в первую же попавшуюся дверцу. Она оказалась в длинном коридоре, который вел неизвестно куда. Быстро заперев за собой дверь, Катя выглянула наружу и увидела, как выскочил за ворота Друль.

Девочка осталась одна в замке разбойников, кишащем ведьмами.

Во двор выскочила Клотилия и, обнаружив в нем толпу ведьм, закричала:

– Что вы тут делаете, ведьмы? Как посмели прийти на нашу территорию, да еще собрались в нашем доме?

– Не шуми, Клотилия, – обратилась к ней самая старая и безобразная ведьма, от вида которой Катю передернуло. – Мы сейчас улетим. Но ты должна нам отдать то, что принадлежит нам по праву.

– А, это ты, Ареатанута! Что же ты хочешь, если даже нарушила закон и ступила на землю нашего отряда?

– Рыцарь Катерино – вот кто нам нужен. Он должен умереть за то, что оскорбил наше ведьмино племя и осквернил нашу святыню – разбил котел друидов. Отдай нам нашего обидчика. Наш Главный огонь требует его крови!

Катя чуть не лишилась сознания, когда услыхала эти слова. Вцепившись в ручку двери дрожащими руками, она продолжала смотреть наружу через щели, которых было в двери великое множество.

– Плевала я на ваш Главный огонь! – крикнула жена атамана разбойников. Она вбежала внутрь и выскочила обратно. Теперь в одной руке у нее была огромная дубина, а в другой длинная кривая сабля. – Это наша добыча, и мы не будем ни с кем делиться. Пошли прочь, глупые старухи.

Никакие уговоры и увещевания ведьмам не помогли. Разбойница стояла на своем.

Занятые Клотилией, ведьмы не заметили, как из двери осторожно выскочил мальчик. Катя догадалась, что это сын Саймона, потому что у ребенка тоже было две головы. Он пробрался к воротам и стал взбираться на одну из лошадей у яслей с овсом. Тут ведьмы заметили его и кинулись, чтобы поймать. Но они опоздали. Мальчик успел сесть на коня и ускакал.

– Быстрее, малыш! – крикнула ему мать. – Ты должен привести отца и его людей. Наш дом в опасности.

– Что вы смотрите? – закричала Ареатанута. – Хватайте эту сумасшедшую и ищите мальчишек.

Ведьмы бросились на Клотилию. Их было так много, что от их криков и визгов у Кати заложило уши.

Началась драка. Клотилия билась с яростью бешеной львицы. Очень скоро ведьмы разбежались от нее, как куры от коршуна. На земле осталось лежать не меньше десятка ведьм. У кого были поломаны руки, у кого ребра, ноги и даже головы. Серьезный противник попался ведьмам. Они стали поливать Клотилию огнем, но та ловко отбивала их молнии дубинкой. Ведьмы ужесточили атаку. Разбойнице стало намного труднее, но она не собиралась сдаваться. Наоборот, несколько раз разгоняла ведьм по двору. Но тем удалось попасть в разбойницу огненными выстрелами, отчего та дико закричала. Катя заметила, что они стараются оттеснить ее к крепостной стене с бойницей, у которой треснул каменный зубец. В конце концов они добились своего и загнали разбойницу куда хотели. Она стояла под зубцом и яростно отбивалась.

Все это время Ареатанута что-то шептала и плевалась в сторону стены. Когда она увидела, что Клотилия загнана, она подняла вверх обе руки и послала огненную струю прямо в трещину между зубцом и стеной. Раздался оглушительный грохот. Зубец разлетелся на куски и обрушился пыльным облаком на Клотилию.

Ведьмы торжествующе закричали. Противник побежден. Несмотря на могучую силу и огромный рост, он лежит, заваленный камнями.

– Теперь ищите Катерино! Ищите рыцаря! – закричала Ареатанута.

При этих словах Катя побежала от двери в глубину коридора. А ведьмы бросились по всему разбойничьему замку на поиски рыцаря и его друзей. Они совались во все комнаты, углы и закоулки. Кругом стоял невообразимый шум. Ареатанута была занята тем, что пускала огненные шары в казавшиеся ей подозрительными места. Один из таких шаров влетел в окно той комнаты, где ночевали Катя с Друлем, и с грохотом там разорвался.

Прошло немало времени, и ведьмы начали возвращаться.

– Тут никого нет!

– Ищите! – кричала Ареатанута. – Быстрее! У нас мало времени!

– В эту дверь никто не входил, – сказала Руина и указала на место, где спряталась Катя.

Дверь тут же разлетелась на куски, и несколько ведьм бросились в проход. Они застряли в проеме и устроили свалку.

– Тупицы! – выругалась Ареатанута. – Поодиночке за мной! – И кинулась вперед.

В ту же секунду ворвавшийся в ворота отряд разбойников на конях отрезал ведьм от вожделенной двери и напал на них. Началась драка не на жизнь, а на смерть.

Разбойники решили вернуться, когда заметили стаю ведьм. А у самой тропы, ведущей в котлован, выскочил сынишка атамана и рассказал о случившемся.

Когда Двухголовый Саймон увидел, что сделалось с его домом, а потом нашел заваленную камнями жену, он впал в бешенство. А когда понял из криков и стонов жены, что во всем виноват рыцарь Катерино, то просто потерял голову.

– Так вот кто главный виновник! – закричал он. – Перебейте этих старух всех до единой! А я займусь мальчишкой.

Один из его глаз уловил движение у стены, ведущей к главной башне. Разбойник торжествующе закричал и побежал к тому самому входу, куда так стремились ведьмы.

Яростно и ожесточенно бились разбойники. Ареатанута, которая лично сожгла и развеяла в пыль двух разбойников, видела, как одна за другой гибнут ее соратницы. Даже в этот момент она думала только о том, как найти Катерино и покарать его. А там достаточно одной капли его крови, чтобы оживить всех ведьм и восстановить былое могущество. И вдруг на главной башне ее зоркий глаз обнаружил маленькую фигурку с мечом. На нее наступал и гнал к краю Двухголовый Саймон.

Нет, Ареатанута никому не уступит жизнь рыцаря даже за все блага мира. Ведьма набрала воздуху, сосредоточилась и произнесла нужные слова. Со стремительностью пушечного ядра, оглашая небо торжествующим воем, она ринулась к стоящему на башне рыцарю Катерино…

Когда Друль выскочил из замка разбойников, то первым делом нашел следы повозки, на которой увезли Кристиана. Затем, выбравшись из котлована, Друль обнаружил, что дорога ведет под уклон. Это обрадовало Сладкоежку. Он поджал ноги и руки и превратился в розовый (грязно-розовый, попробуйте после всего того, что было, остаться чистым!) мячик. Этакий колобок. И покатился по едва видневшимся следам. Только тролли, и только в детстве могут передвигаться подобным образом и при этом достигать скорости современного автомобиля.

Через несколько минут такой бешеной гонки Друль снова оказался в лесу, среди деревьев. Теперь катиться стало тяжелее. Скорость моментально упала. Сладкоежка поднялся на ноги и побежал. Почва под ногами захлюпала. Началось болото. Друль остановился и сразу увидел разбойников, их лошадей и повозку с клеткой. Но Криса в ней уже не было.

Мальчика, словно котенка, держал в лапах исполинский гоблин с ушами, как у слона. Он внимательно рассматривал Криса и о чем-то спорил с разбойниками. Видимо, торговался.

Рядом с ним стояли еще два гоблина. Они были чуть поменьше ростом и внимательно слушали, что говорит старший. Тот просил снизить цену за такого маленького человека, да к тому же еще грязного и тощего.

Увидев все это, Друль облегченно вздохнул и пошел прямо к гоблинам. Гоблины увидели его и замерли. Разбойники тоже недоуменно уставились на него, а потом весело захохотали.

– А вот еще один идет из той же компании! – закричали они. – Так что не торгуйтесь, лучше получите и этого в придачу!

Друль подошел к старшему гоблину и, не обращая на разбойников ни малейшего внимания, приказал ему:

– Отпусти сейчас же моего друга!

Разбойники только рты раскрыли от такой наглости. Еще больше они удивились, когда увидели, как гоблин покорно отпустил Криса и аккуратно поставил его на землю.

– А этих, – Друль указал на бандитов, – свяжите и положите в повозку!

И этот приказ был выполнен в мгновение ока.

– Как у нас дела? – спросил Крис, отряхивая руки от веревок. – Я знал, что вы меня выручите.

– Быстрее садись на коня, и поскачем в замок Двухголового Саймона! А вы, – Сладкоежка повернулся к гоблинам, – следуйте за нами.

– Что случилось? – встревожился Крис. – А где Катя?

– Кате грозит смертельная опасность.

Не говоря больше ни слова, они вскочили на коней и помчались к логову разбойников. Гоблины, больше похожие на гигантских зеленых обезьян и двуногих слонов, чем на кого-то еще, без усилия побежали за ними. Крис не удержался, чтобы спросить:

– Как это тебе удается командовать ими?

– Мы, тролли, единственные существа на земле, которые могут повелевать гоблинами. Любой гоблин слушает приказы тролля, как собака слушает человека.

Затем Друль рассказал Крису, что с ними произошло с того момента, как они его потеряли. За разговорами не заметили, как оказались перед котлованом разбойников. То, что они увидели, потрясало. Если бы Друль и Крис жили в нашей стране, то они бы подумали, что смотрят фильм про войну. Замок разбойников выглядел, как после бомбежки. Из него доносился шум, как из жерла вулкана. Не теряя ни минуты, наши друзья и гоблины бросились к замку.

Теперь пора вернуться к Кате. Покинув свое убежище, девочка побежала по коридору, но не могла найти места, где можно было бы спрятаться. Коридор пошел вверх, в нем появилось множество ступеней. Катя взлетела по ним и оказалась на пороге новой двери. Это был выход на стену. Девочка посмотрела вниз и увидела, как ведьмы дерутся с разбойниками. Это ее обрадовало. По узкой крепостной стене она добралась до главной башни. Через маленькую дверь проникла внутрь ее и перевела дух. Теперь надо закрыть за собой дверь. Но ужас! На ней нет ни засовов, ни замков. Девочка чуть не заплакала от досады. Прямо у двери стояло большое бревно. Надо попробовать подпереть им дверь. Поднатужившись, Катя стала толкать бревно. И в ту секунду, когда ей удалось один конец прислонить к двери, кто-то стал с силой ломиться в нее.

– Открывай, подлый рыцарь! Пришла твоя смерть!

Девочка узнала голос Двухголового Саймона. Она замерла от ужаса и не в силах была сдвинуться с места. С нарастающим ужасом и безысходностью Катя смотрела, как под ударами разбойника разлетается на куски дверца. Вот уже видны его бешеные вращающиеся глаза. Сильные руки в щепки ломали дубовые доски. Вот и он сам с диким криком вламывается внутрь.

С пронзительным визгом Катя бросилась удирать от этого кошмара. Двухголовый монстр бросился за ней. Внутри башни было тесно. Маленькой девочке здесь легче было передвигаться, чем огромному и неповоротливому разбойнику. Катя ловко уклонялась от ударов Саймона. Тот лишь крушил все, что попадалось ему под руку, и кидал в девочку разный хлам.

Вдруг Катя споткнулась обо что-то и упала. Разбойник кинулся к ней, и через секунду девочка уже трепыхалась у него в руках, как птичка в силке птицелова. Она вцепилась зубами в руку великана, тот, заревев от боли, выпустил пойманную жертву. Катя уползла в самый дальний угол башни и раскрытыми от ужаса глазами уставилась на разбойника. Тот облизывал укушенную руку и смотрел на Катю. Катя на него.

Так продолжалось недолго. Двухголовый Саймон вынул из-за пояса саблю размером почти с Катю. Девочка вспомнила, что у нее тоже есть меч, и поступила точно так же. Неужели у нее хватит храбрости вступить в настоящий поединок? Это ведь не игра с Крисом!

С криком разбойник бросился на нее, будто хотел разрубить на сотни кусков. Катя кинулась на пол и прокатилась за спину разбойника, после чего вскочила на ноги и побежала по лестнице на верхушку башни. Обманутый разбойник за ней. Он чуть было не догнал Катю, но та повернулась и резко взмахнула мечом. Саймон отпрянул и сам нанес два удара, которые Катя, сама не понимая как, сумела отбить.

Разбойник растерялся, девочка побежала снова. Он за ней. В конце концов они оба оказались на крыше башни. Теперь уж отступать было некуда. Катя оказалась в ловушке. Она попыталась было снова обмануть противника и проползти ему за спину, но не смогла. Едва она покатилась, Саймон обрушил на нее такой удар, что, если бы он чудом не промахнулся, рассказ мой на этом закончился бы. Сабля разлетелась вдребезги. Катя вскочила на ноги и отбежала обратно. Она оказалась на самом краю крыши. Еще шаг, и она полетит вниз с десятиметровой высоты. Одно утешение: в руке у Кати меч, а разбойник безоружен. Он не решается напасть, но ждет момента, когда это можно будет сделать.

Катя держала оружие перед собой и ждала… Вдруг она услыхала страшный крик. Он так быстро приближался к ней, что девочка не выдержала и повернулась в сторону, откуда он доносился. Она ничего не успела понять, лишь заметила, как на нее летит что-то похожее на громадную птицу и на человека. Девочка только тогда узнала главную ведьму Ареатануту, когда та вцепилась в Катю руками.

Девочка закричала от неожиданности и страха. Ведьма закричала тоже, открывая клыкастый, как у тигра, рот. Глаза ее наполнились ужасом и ненавистью, а руки ослабли, и ведьма рухнула вниз. Падая, она корчилась в конвульсиях и держалась за живот с зияющей раной.

Оказалось, что, когда Катя повернулась, она машинально выставила перед собой меч. Ведьма налетела на него, словно бабочка на иголку. Теперь с него капала черная кровь. Так была убита самая могущественная ведьма Страны Остановленного времени.

Двухголовый Саймон видел конец Ареатануты, но это его не остановило. Он как бешеный бык кинулся на рыцаря Катерино, чтобы убить его. Но как только он сделал три шага, могучая лапа гоблина схватила его, и разбойник затрепыхался, не в силах противостоять такой могучей силе, какой обладал гоблин.

Когда Катя обернулась и увидела разбойника в лапах другого чудовища, то чуть не свалилась вслед за Ареатанутой. Она удержалась потому, что заметила на голове гоблина счастливого Друля. Девочка облегченно вздохнула, и ноги ее подкосились. Подбежавший Крис успел подхватить ее.

– Все в порядке, Катерино! – сказал он. – Опасности больше нет.

Мальчик помог ей спуститься с башни и дойти до тенистого места. Усевшись прямо на землю, Катя безучастно смотрела, как два гоблина под командой Друля вытаскивают из-под камней охающую Клотилию Ее двухголовый сынишка бегал рядом и всеми силами старался помочь.

Катя закрыла глаза и не видала как оставшиеся в живых пятеро разбойников складывали в кучу мертвых ведьм. Ведьмы громко шипели и таяли, как сало на сковородке. Разбойники с удивлением глядели на рыцаря Катерино и громко им восхищались.

– Надо же, каков этот рыцарь! Убить главную ведьму! Никому это не удавалось.

– Впервые вижу, как тают ведьмы! – сказал один из них.

Глава двадцатая

ЭЛЬФЫ И ВАМПИРЫ

Только вечером следующего дня Катя, Друль и Крис могли продолжить путешествие. Верхом на своих верных лошадях и в сопровождении трех гоблинов они выступили в путь.

Двухголовый Саймон, Клотилия, их сынишка и еще пять разбойников проводили друзей до выхода из котлована, в котором еще дымил замок после памятных событий прошлого дня. Разбойники тоже решили покинуть Колдовской лес, жить среди людей и заниматься честным трудом. Их дорога лежала в другую сторону.

На прощание Катя помахала рукой Двухголовому Саймону. Тот крикнул напоследок:

– Ты самый великий рыцарь, граф Катерино! Пусть небо подарит тебе удачу! Клянусь жизнью сына, больше не буду приносить людям зло и честным трудом искуплю грехи. Если понадобится моя помощь, дай знать!

В подтверждение своих слов бывший разбойник взял на руки двухголового мальчугана и поднял его высоко над собой. Ребенок тоже радостно замахал ручками. Две его улыбки сияли на перепачканных рожицах, а четыре глаза, пара синих и пара карих, светились восторгом. Клотилия и другие разбойники тоже махали путешественникам.

– Счастливая ты, – завистливо вздохнул Крис, когда разбойники пропали из виду. – Только что совершила подвиг, какой удается только одному из двадцати рыцарей.

– Что это за подвиг? – удивилась Катя.

– Ты только что превратила злодея из злодеев в добряка. Я тебе завидую. И счастлив, что служу тебе!

– Я же ни о чем таком не думала, – сказала Катя. – Просто мне стало жаль его. Он был такой грустный и подавленный все это время.

– Но ведь он чуть не убил тебя!

– Да, но он думал, что это из-за меня погибла его жена. А он ее так любит. Помнишь, как он ликовал, когда узнал, что она жива. Кстати, она тоже очень хорошая, потому что отказалась выдать нас ведьмам. А какой у них чудный малыш! Все они спасли нас от колдуний. – Катя вспомнила Ареатануту и поежилась от страха и отвращения. – Вспомни, Саймон отменил свой приказ выпороть тебя. Значит, он не такой уж и плохой был тогда.

– Ты рассуждаешь с великодушием истинного рыцаря, Катерино. Иногда я даже забываю, что ты девочка.

– Я тоже забыла об этом. Если бы ты знал, Крис, как страшно мне было отправляться в вашу страну!

– Преодоление страха, а не его отсутствие, и есть настоящая доблесть. Так какая твоя главная задача теперь?

– Найти брата и спасти его. А потом уж и все остальное.

– Что остальное?

– Ну, потом надо будет искать способ, каким можно вернуться домой. Но я об этом пока и не думаю.

– Правильно! Твой девиз: «Найти и спасти!»

– Девиз?

– Конечно! У каждого рыцаря свой девиз.

– Прямо как у пионеров, – улыбнулась Катя. – Теперь осталось только написать его на щите.

– Не надо ничего писать. Посмотри, там уже все есть.

Катя до этого ни разу не разглядывала свой щит. Щит как щит. Плоский, блестящий, гладкий. Но теперь он не был гладким. На полированном, как зеркало, металле четко выделялись рисунки и надпись, вычеканенные с удивительным мастерством.

Щит имел очень красивую форму. Он напоминал острие меча, верх которого с двух сторон изгибался внутрь, а центр был ровным. И действительно, надпись «Найти и спасти!» уже украшала щит по краям. В центре было изображение первого Катиного подвига – победа над лесным драконом. Маленькие картинки вокруг изображали все остальные приключения рыцаря Катерино.

Вот он спасает голубку Воркулину, вот выводит детей из подземелья троллей, вот убегает от оборотней, встреча с Друлем, русалки, встреча с Крисом. А вот рыцарь Катерино сражается с Двухголовым Саймоном. И наконец, он убивает ведьму Ареатануту.

– А это, смотри, твой последний подвиг! – Крис указал на картину, где группа людей машет руками уезжающему Катерино. – Злодеи становятся добрыми.

– Вот это да! – Катя даже не знала, что сказать. – Чудеса!

– Чудеса! – пробормотал большущий гоблин, который в эту секунду как раз проходил мимо.

Мальчик и девочка расхохотались.

Вечером устроили привал. Спали все трое, потому что Друль поставил на караул гоблинов. Все трое так храпели, что к костру никто не осмеливался приблизиться.

Утром продолжили путь и в полдень пришли к болоту. Болото было зловещим и простиралось до горизонта.

Друль начал давать указания гоблинам. Было ужасно смешно смотреть, как этот малыш командует такими великанами. Гоблины хоть и были огромными, но удивили детей своей глупостью и тугоумием. Очень долго и внимательно слушали они Друля, стоя на коротких ногах и длинных, до земли, руках, покачивались из стороны в сторону и отгоняли ушами комаров. Но и до них дошло, что хочет Друль.

– Слезайте с коней и залезайте на гоблина, – сказал Сладкоежка. – Там, за болотами, королевство Эльфов. Колдовской лес кончился. Через болото поедем на гоблинах. Это единственная возможность.

Через минуту Катя и Крис сидели на горбатой спине гоблина и умирали от хохота, глядя, как два остальных чудовища ловят лошадей и взваливают их себе на плечи. Самый большой гоблин, тот, что спас Катю от Двухголового Саймона, взял лошадей Криса и Друля, а другой Мирко.

Лошади и так были не рады соседству с гоблинами и опасливо косили глазами на них всю дорогу, а теперь они просто обезумели от страха и неудобства, ржали и били ногами. Гоблины не обращали на них внимания.

Друль взобрался к Кате с Крисом и дернул гоблина за ухо.

– Вперед! – скомандовал он.

И гоблин вошел в болото. Как слон, медленно, но неудержимо двинулся он вперед. Два остальных гоблина пошли за ним. Лошади постепенно успокоились.

Это была удивительнейшая поездка. Гоблины совсем не боялись болота и спокойно ходили по нему. Их огромные и широченные ступни были словно созданы для ходьбы по трясине, а каменные мускулы позволяли не застревать в самых коварных и страшных топях. Они не останавливались ни на секунду. Один раз гоблин, идущий впереди, из-за своей нерасторопности погрузился в пучину почти по грудь. С трудом ему удалось выбраться и продолжить путь. За это время путешественники чуть не умерли от страха. В наказание Друль больно надрал гоблину ухо. Гигант даже заплакал. Две слезы, каждая по три литра, упали в болото. Кате стало жалко его.

– Не обижай его, Друль! – взмолилась она. – Он не виноват и больше не будет. Правда, не будешь? – спросила она гоблина.

– Не будет! – пробормотал тот и благодарно посмотрел на девочку.

– Тебя скоро даже гоблины будут любить! – засмеялся Крис.

Катя смутилась.

К вечеру вдали показался каменистый остров. Это было очень кстати.

Когда добрались до острова, совсем стемнело. И гоблины, и дети устали так, что заночевали, не зажигая огня. На острове было огромное количество комаров, но все они бросились наутек, так как не переносили запаха гоблинов. Слишком сильно те пахли лягушками.

Утром, поев ягод, которые в изобилии росли среди камней, друзья снова погрузились в болото.

Оно изобиловало различными существами. Катя несколько раз видела, гигантских черепах, медленно ползающих вдалеке. На их панцирях жили птицы и животные, которые легко бегали по болоту и ловили насекомых, лягушек и змей. На маленьких островках, плавающих по болотной жиже, жили странные существа, похожие на осьминогов. Щупальцами они ловили тех, кто по неосторожности оказывался поблизости.

Но самыми удивительными были три зеленые старухи, покрытые водорослями, тиной и улитками. Они сидели прямо в трясине и играли в карты, при этом громко ругались и спорили. На детей они не обратили внимания, и гоблины прошли совсем рядом с ними.

– Они азартны, словно тролли, – заметила Катя. – Кто они?

– Кикиморы! – презрительно ответил Друль. – Мерзкие существа!

И уже почти под конец пути они встретили группу гоблинов с дубинами из целых деревьев.

– Что они здесь делают? – спросили Катя и Крис.

– Охотятся на гигантских черепах, – ответил Друль.

Гоблины увидели Сладкоежку на голове своего собрата и опасливо обошли всю компанию стороной.

– Гоблины очень боятся оказаться под властью тролля, – гордо сообщил Друль. – Видите, как они удирают?

Тяжело дыша, гоблины выбрались на сухое место. Путешествие через трясину благополучно завершилось.

– Если бы не твои гоблины, Друль, мы не перебрались бы через болото, – сказала Катя.

Друль покраснел от удовольствия. Чтобы отвлечь от себя внимание, он закричал гоблинам:

– Вы свободны!

Те, не веря своему счастью и бормоча слова благодарности, бросились в болото и поспешили обратно в Колдовской лес.

– Зачем ты их отпустил? – спросил Крис. – Они бы пригодились в дороге. С такими великанами никто не страшен.

– Гоблины не могут жить вдали от своего жилища, это раз! – ответил Друль. – И два: мы находимся в королевстве Эльфов. А эльфы больше всего на свете ненавидят гоблинов. Вряд ли им понравится, если мы притащим их с собой.

Друзья въехали в лес, деревья которого были в десятки раз больше тех, что растут в нашем мире. Да и для Страны Остановленного времени они были достаточно необычны. Здесь водилось огромное количество невиданных животных и птиц. Путешественники смотрели на все эти чудеса и казались сами себе лилипутами в стране великанов.

Прошло еще два часа, но никто не попадался на пути. Катя и Крис даже спросили своего друга, что он про это думает. Не успел тот ответить, как друзья услыхали знакомые звуки. Но из-за деревьев ничего не было видно.

– Это колокольчики, – сказала Катя. – Наверно, где-то пасут коров.

Повернув лошадей, ребята через несколько минут выехали на поляну, где росли гигантские лопухи. Но ни коров, ни коз или других рогатых животных они не увидели. Вместо них с лопуха на лопух перелетали божьи коровки величиной с журнальный столик. Они и звенели колокольчиками, как заправские буренки. Некоторые из них даже мычали, как настоящие коровы. Рядом с ними был и пастух. Вернее, пастушок. Мальчик лет девяти лежал на лопухе и загорал. Катя глазам не поверила. У мальчика были крылья. Большие, прозрачные, как у стрекозы, крылья. Они торчали прямо из его загорелой спины. Мальчик был очень милым и симпатичным. У него были золотые волосы и синие, как лепестки васильков, глаза. Одет он был лишь в короткие штанишки точно такого же цвета, что и глаза. Действительно, сказочное существо. Катя поняла, что это и есть эльф. Маленький эльф. Эльф-ребенок. Есть же у эльфов дети!

Эльф уставился на путников удивленными глазами.

– Послушай, малыш, – обратился к нему Крис. – Мы путешественники и хотим знать, где находимся и скоро ли кончится этот волшебный лес.

Эльф рассмеялся звонким, заливистым смехом и внезапно взлетел вверх. Это произошло так неожиданно, что лошади стали на дыбы, едва не сбросив на землю всадников. Эльф засмеялся еще громче и закричал:

– Вы находитесь совсем недалеко от дворца короля эльфов. Я как раз сейчас погоню туда королевское стадо. Можете следовать за нами! Как это интересно! В нашем лесу еще никогда не было путешественников! А как вас зовут?

– Мы следуем в Столицу. Это граф Катерино, рыцарь. Я Кристиан Тринадцатый, его оруженосец. И Друль, наш лучший друг. Он Сладкоежка.

– Рыцарь Катерино, его оруженосец и Сладкоежка? Как замечательно! – закричал эльф. – Мы уже давно ждем вас!

Мальчуган крикнул эти слова и полетел сгонять божьих коровок в стадо. Он летал так быстро, что за ним невозможно было уследить взглядом. Через полминуты стадо было собрано, и эльф погнал его в лес. Катя, Друль и Крис поехали за ним.

Очень скоро лес расступился, и ребята увидели высокий красивый дворец с острыми крышами и весь увитый зеленью и цветами. Перед ним росли гигантские розы, над которыми, как бабочки, порхали эльфы. Взрослые и дети. Дети все были очень похожи на пастушка божьих коровок, только у девочек вместо штанишек были коротенькие платьица. Взрослые эльфы были одеты в короткие туники или хитоны. Тоже синего цвета. Цвета глаз эльфов.

Эльф– пастушок полетел к своим, крича о том, что он принес удивительные новости. Когда остальные эльфы узнали, в чем дело, они тоже радостно засмеялись и полетели встречать путешественников. Впереди всех летела пара эльфов в золотых коронах. Наверно, это были король и королева. Остальные, не теряя почтительности, летели за ними. Когда они подлетели к путешественникам, то опустились на траву. Эльфы оказались очень высокими и стройными существами. Некоторые были вооружены длинными луками или тонкими копьями. Они ближе остальных стояли к королю и королеве. Королевские стражники.

– Приветствуем вас, друзья, на нашей земле! – торжественно произнес король эльфов. – Мы наслышаны о ваших подвигах!

Гостей отвели во дворец и устроили грандиозный пир. Король и королева милостиво отнеслись к Кате и ее друзьям. Их принимали как самых дорогих гостей. Сладкое вино лилось рекой. Эльфы умели веселиться и веселить. Они развлекали гостей танцами и играми, песнями и музыкой. Так окончился день.

Назавтра все началось сначала. Веселье не умолкало ни на минуту. Бал следовал за балом, не успевал кончиться один веселый пир, как тут же начинался другой. В этой круговерти путешественники начисто забыли о цели своего путешествия. Эльфы обладали волшебным даром заставлять кого бы то ни было забыть о чем угодно и помнить только про удовольствия. Так прошел второй день пребывания Кати и ее друзей у эльфов. Затем так же незаметно пролетел и третий…

На четвертый день король эльфов пригласил гостей на охоту. Эльфы охотились на летучих оленей. Ребят усадили в повозку, запряженную серыми журавлями, и королевская охота началась.

В самый разгар охоты, когда летучий олень был загнан в ловушку, серые журавли Катиной повозки вдруг полетели за стаей диких лебедей. Чем дальше они отдалялись от эльфов, тем тревожней становилось на сердце у Кати. Вдруг, как только девочка увидела лебедей, она сразу все вспомнила. Крис и Друль тоже. Всем троим было стыдно глядеть в глаза друг другу.

– Сколько мы тут? – спросила Катя.

– Три дня, – хмуро ответил Крис.

– Кошмар! – ахнула девочка. – Быстрее назад во дворец, по коням и в дорогу!

– За три дня мы бы обошли парк Вампиров и вышли на дорогу в Столицу, – заметил Друль. – А теперь опять идти напрямик.

Оторопевшие стражники-эльфы увидели, как дорогие гости ворвались во дворец и потребовали своих лошадей. Ждать короля и королеву они категорически отказались. Рыцарь Катерино попросил извиниться за их невежливый поступок. Путешественники вскочили на коней и помчались прочь. К счастью, остановить их было некому.

К вечеру, когда лес Королевства эльфов остался позади, друзья вздохнули спокойно.

Вдали показались деревушки и три небольших замка на одинаковом расстоянии друг от друга.

– Это парк Вампиров, – тихо сказал Друль и остановил лошадь. – До темноты мы должны успеть.

Он спрыгнул на землю и стал отвязывать от седла большой мешок. Катя и Крис тоже спешились и стали помогать ему.

– Что у тебя там?

– Сейчас увидите. – Сладкоежка развязал мешок и, к великому изумлению присутствующих, высыпал кучу белых луковиц.

– Что это?

– Чеснок, – ответил Друль.

– Чеснок?!! – переспросил Крис.

– А! – догадалась Катя. – Я вспомнила. Это спасение от вампиров, да?

– Да, – подтвердил Сладкоежка.

Затем он заставил девочку и мальчика чистить весь этот чеснок. Вот была работа! К заходу солнца перед ними были две кучи: одна из долек чеснока, другая из шелухи.

Друль взял ступку, и они с Крисом стали выжимать сок из долек. Это было тоже нелегко. Этим соком он натер детей с ног до головы и тщательно пропитал их одежду. Остатки сока он потратил на себя.

– Фи, – поморщилась Катя. – Какой ужасный запах!

– Мы пахнем, как крестьяне, – добавил мальчик.

– Нечего разговаривать! – перебил их Друль. – Лучше берите чесночную мякоть и натирайте ею наших лошадей.

Сам он занялся странным делом: собрал шелуху чеснока, несколько тряпок и стал делать из них начинку для двенадцати факелов, пропитав все маслом. Затем он соорудил три креста из сучков сухой осины, заточив нижний конец каждого словно карандаш, и повесил на шею себе и ребятам.

– Вот теперь мы, кажется, готовы, – удовлетворенно произнес он. – Можно въезжать в парк.

Путешественники сели на коней и пустились в путь. Парк Вампиров со всех сторон был окружен широким полем чеснока с многометровыми стеблями. Через эти заросли поехали наши друзья.

Катя и Крис хихикали и переговаривались между собой, пытаясь болтовней унять нарастающий страх. Друль был молчалив и серьезен. Он внимательно смотрел вперед и по сторонам, чутко вслушиваясь в окружающие звуки.

Солнце село, а когда путники выехали из зарослей, стало совсем темно. Впереди в окнах жилищ не мелькало ни единого огонька.

Из– за тучи вынырнула желтая луна, круглая, словно блин, и наливная, как яблоко. Стало светлее, но неуютно. Трое друзей подъехали к давно потухшему и разбитому фонарю. Тот заскрипел от ветра, неожиданно подувшего и так же неожиданно переставшего. Однако фонарь продолжал качаться и скрипеть. В тишине этот звук казался настолько зловещим и мрачным, что Катя и Крис поняли, что значит выражение «леденеет в жилах кровь». В их жилах кровь действительно стала леденеть, а кожа покрылась гусиными пупырышками.

Они приближались к первой деревушке.

– Может, свернем с дороги и попытаемся объехать стороной? – не выдержала Катя.

– Ни в коем случае, – тихо сказал Друль. – Чтобы ни случилось, мы не должны сходить с дороги. Вампиры не любят дорогу и боятся ее почти так же, как чеснок.

Где– то вдали раздался протяжный вот. Катя и Крис вздрогнули и на секунду остановились.

– Не останавливайтесь! – закричал на них Сладкоежка. – Вперед и только вперед. Но и спешить не надо. А то можно попасть в ловушку.

Вой повторился. Но теперь он шел из нескольких мест, сливаясь в один хор.

– Это они кричат, – прошептал Крис. – Почему с нами нет гоблинов?

– О боже! Мне страшно! – Катя схватила мальчика за руку.

Друль поехал впереди. Девочка оглянулась, и ей показалось, что через дорогу кто-то быстро перебежал. Она еще крепче вцепилась в Криса.

Настала минута, когда путешественники оказались перед деревней. Останавливаться было нельзя, и дети поехали по центральной улице. Дома в ответ на это заскрипели, захлопали дверями и ставнями. Опять зашумел ветер.

Катю охватило дикое желание рвануть вперед и ускакать подальше от этого места. По глазам мальчика она поняла, что и ему не по себе. Сладкоежка ободряюще улыбнулся и дернул ухом, словно ничего страшного не происходит. Как ни странно, это помогло. Катя и Крис почувствовали себя увереннее.

Через несколько шагов они вздрогнули от неожиданности, потому что увидели человека.

Это была девушка. Красивая девушка, как заметила Катя. С распущенными волосами, в грязном, рваном платье и босая.

Стоя в нескольких шагах от дороги, она тоже смотрела на путешественников. Когда они поравнялись, Катя увидела ее лицо. Красивое, только слишком бледное, почти белое, и очень яркие губы. Алые губы. Это было видно даже во мраке. Проезжая мимо, Катя не отрываясь смотрела на девушку. Что-то в ней было такое, что притягивало к себе и манило. Ее глаза умоляли и просили чего-то. Девочка на секунду забыла, где она, видела только эти глаза и повернула Мирко в их сторону.

Крис вовремя толкнул ее в бок и преградил дорогу. Друзья проехали мимо. Катя очнулась и крепче вжалась в седло.

– Не оглядывайся, – шепнул ей Крис. – Она тебя чуть не приманила. Но какая красаица!

Красавица увидела, что всадники проехали мимо, побежала за ними и очень скоро обогнала. На дорогу она, однако, не вышла, а бежала опять-таки по обочине.

– Почему вы не остановились? – на бегу спросила она нежным, ласковым голосом. – Остановитесь, сойдите с коней. – Пальцем она указала на Катю. – Иди ко мне! Я люблю тебя! Люблю!

На нее не обращали внимания, но девушка продолжала бежать и уговаривать Катю. Она подошла к самой дороге и слегка подпрыгивала, словно ей обжигало ноги. Видно было, что ей нелегко. Но девушка, превозмогая боль, пыталась подойти к всадникам. Вот, выскочив на дорогу, она оказалась прямо перед ними и протянула вперед руки. Вдруг глаза ее широко раскрылись, вслед за этим широко раскрылся рот.

Катя увидела клыки. Два, как у кобры. Она зашипела. Изо рта полились слюни. А глаза из голубых вдруг стали ярко-красные.

Это было ужасно!

Когда Катя училась во втором классе, в подъезде ее дома поселился бездомный сиамский кот ростом со среднюю собаку. Катя боялась его как огня. Он был красивый, с голубыми, как у куклы, глазами. Тем не менее от него исходило что-то страшное и злое. Катя чувствовала это. Проходить мимо него каждый раз было мучением. Кот сразу увидел, что девочка его боится, и поэтому вел себя нагло. Вставал посередине лестницы, и она не могла пройти. Приходилось часто ждать, когда появится кто-нибудь из взрослых.

Однажды Катя чуть не сошла с ума. Зимним темным утром она отправилась в школу. В подъезде почему-то горели не все лампочки. Катя сделала несколько шагов и увидела кота. Тот стоял внизу и злобно кричал на нее. Не мяукал, а противно кричал. В паузах шипел, как змея. Катя замерла от страха. Кот показался ей чудовищем. То, что произошло в следующую секунду, заставило ее с криком и плачем побежать домой. Голубые глаза кота вдруг стали красными, как кровь. Это было ужасно.

Теперь девушка-вампир так же смотрит на нее и шипит. И некуда убежать! Катя почувствовала, что ее сердце сейчас разорвется от страха.

Внезапно вампирша отпрянула назад и, изрыгая проклятия, покатилась прочь. В нее ударил чесночный запах.

Всадники чуть пришпорили коней и поехали дальше. Вдоль дороги брели уже несколько фигур. Двое мужчин, трое женщин и один ребенок лет семи, с длинными волосами и в одной короткой рубашонке. Непонятно, то ли девочка, то ли мальчик. Он тоже, как и все остальные, протягивал руки и кричал:

– Я хочу пить! Я хочу пить!

«Неужели и этот малыш тоже вампир?» – подумала Катя, с жалостью смотря на голые ноги ребенка и тело, видневшееся сквозь многочисленные дырки рубашки. Кожа ребенка была белой как мел, даже голубоватая. Когда-то белая рубашка казалась теперь серой на этом фоне. Вот ребенок неосторожно выскочил на дорогу и, обжигаясь, зашипел и заскулил. Блеснули в темноте маленькие, как у кошки, клыки. Девочка поспешила отвернуться.

Наконец деревня кончилась. Вампиры медленно, отставая с каждым шагом, брели за ними. Луна освещала их фигуры. Скоро они были далеко позади.

– Я чуть не умерла со страху, – поделилась впечатлениями Катя.

– Да, я тоже никогда так не боялся, – признался Крис.

– Когда-то они были нормальными людьми, а эта местность цветущим краем, – стал рассказывать Друль. – А потом ни с того ни с сего начали пропадать дети. Люди стали бояться и тщательно охранять свои жилища и детей. Тогда начали умирать совершенно здоровые и сильные люди. Мужчины и женщины, старики и дети. Край обезлюдел. Умирали и обитатели богатых замков, и жители беднейших хижин. Вот тогда и догадались, что это дело рук вампиров. Откуда они появились? Этого никто и никогда не узнает. За вампирами начали охотиться. Но было уже поздно. Они были повсюду. Расплодились с невероятной быстротой. Недавно умершие люди вдруг начали вылезать из могил и нападать на своих родственников. Кто-то пытался уйти, но было уже поздно. Эльфы с одной стороны и люди – с другой окружили эту местность полем чеснока и убивали каждого, кто пытался выйти отсюда. Затем люди вообще переселились в другие края, подальше отсюда. Вампиры, которые остались здесь, перебили друг друга в жажде крови, уничтожили все живое, всех зверей и птиц, всех, у кого есть кровь. Сейчас мы видели лишь остатки вампиров.

– Хороши остатки! – возмутилась Катя. – Чуть не сожрали нас вместе с лошадьми.

Дорога вела путешественников к новому испытанию. Они приблизились к первому замку. У ворот их ждала многочисленная группа вампиров с горящими от нетерпения глазами. Впереди стоял, скрестив на груди руки, важный господин с благородным и достойным лицом.

– Добро пожаловать в мой замок, юные господа! – гостеприимно пригласил он.

Ему никто не ответил. Всадники молча проехали мимо. Рев негодования и проклятий был ответом. Господин гневно сверкнул взором и подал знак слугам. Те схватили его на руки и помчались со своей ношей за путешественниками… Опять они обогнали их и смело вылезли на дорогу.

Подъехав поближе, друзья поняли, в чем дело. Дорога впереди была разбита и занесена песком. Трава обильно проросла там, где еще остались кусочки тракта.

– Что теперь делать? – спросил Крис Друля.

– Пора зажигать факелы.

Стараясь не торопиться и не терять спокойствия духа, они зажгли факелы. Факелы горели плохо, зато выделяли сильный и неприятный запах и очень много дыма. Кате в руку тоже сунули такой горящий факел.

Вампиры сразу почувствовали неладное и заволновались. Но жажда крови взяла верх, и они не разбежались. Тогда Крис подъехал поближе и стал махать перед ними факелом. Вампиры отпрянули назад, словно на них обрушился огненный дождь. Один из них замешкался, и Крис сунул ему факел прямо в лицо. Тот закричал, схватился за горло и стал дико кашлять. Медленно, словно маска, сползло его лицо и обнажился череп. Катю при этом чуть не вырвало. Вампир замертво рухнул на землю.

Остальные злобно шипели, но приближаться не решались. С дороги они тоже не сходили.

– Хватайте! – закричал хозяин замка. – Напьемся их крови. Они живые! Мы нет! Пусть они умрут!

Услышав эти слова, Катя и Друль бросились на помощь Крису. Втроем они быстро разогнали свору вампиров. Однако главный вампир не унимался. Как кошка, кинулся он на коня мальчика и вцепился в его шею. Страшные белые клыки блеснули в лунном свете. Вампир, превозмогая отвращение к чесноку, искал место, где можно удобнее вонзить клыки.

Конь в ужасе заржал и встал на дыбы. Крис, не ожидавший этого, не удержался в седле и свалился на землю. Катя испугалась за него и закричала. Мальчик вскочил и кинулся спасать коня. Вампир пил кровь у несчастного и перепуганного животного и раздувался на глазах. Конь уже начал пошатываться и неуверенно перебирать ногами. Крис ткнул в вампира факел. Тот оторвался от своей жертвы и злобно зашипел, оскалив рот. С клыков у него капала кровь, глаза горели ярким желтым пламенем. Крис на секунду отпрянул и снова напал на вампира. Тот закричал от боли и начал съеживаться, как резиновая игрушка, из которой выпустили воздух. Вдруг он лопнул, как комар, перепивший крови. А вместо него с шеи животного взлетела летучая мышь. Она покружилась в свете луны и спикировала на Катю. Девочка взвизгнула и еле успела отмахнуться факелом. Летучая мышь заверещала, закашляла и свалилась на землю. Мирко тут же раздавил ее копытом.

Остальные вампиры стояли поодаль и с жадностью смотрели на людей.

– Ждут, когда ослабнет запах чеснока, – объяснил их поведение Друль. – А этот был самым сильным из них.

– Граф Дракула, да? – понимающе кивнула Катя.

– Кто его знает!

Как только Крис успокоил своего коня и вскочил в седло, они снова пустились в путь. По дороге им попался еще один замок и две деревушки. В деревнях повторилось то же, что и в первой. Путешественники проехали через них, даже не обращая внимания на немногочисленные группки вампиров на улицах.

В замке, который стоял последним препятствием на пути, вообще никого не оказалось. Он был необитаем. Лишь громко скрипели ржавые ворота, которые ветер пытался сдвинуть с места. Но когда-то, по-видимому, он был красив и богат.

Когда замок остался за спинами путешественников, они оказались на кладбище. Половина его могильных памятников и крестов была разрушена. У одной из могил стояли, склонив печально головы, две уцелевшие фигуры. Мужская и женская. Они были одеты в очень дорогие и изысканные одежды, а седые головы обоих венчали золотые короны. Наверно, когда-то они были хозяевами того замка, что дети проехали последним. Может даже, это были король и королева в здешнем краю.

Печально и грустно посмотрели король и королева на путешественников, когда те проезжали мимо. И только сейчас ребята подумали о том, какая страшная трагедия разыгралась здесь когда-то.

Наконец парк Вампиров закончился, и друзья вновь оказались перед чесночным полем. Друль взял у Криса и Кати кресты и воткнул их острыми концами в землю на окраине парка Вампиров.

Выйдя из зарослей чеснока и пройдя не менее километра, друзья облегченно вздохнули. А еще через полчаса завели оживленный разговор о происшедших событиях. Останавливаться на привал никто не захотел. Все поспешили убраться подальше от страшного места.

Глава двадцать первая

ЯД СКОРПИОНА

Только утром, когда путники почувствовали смертельную усталость, Катя объявила привал. Ни у кого уже не было сил разводить костер, и, забыв даже назначить караульного, друзья вповалку уснули прямо на холодной земле. Они не видели, как встало солнце, наступило утро, а по небу широкими кругами летала ворона Эсмеральда. Не увидели они и однорукую ведьму, внимательно следившую за их лагерем на отдалении, потому что боялась, как бы не подняли тревогу лошади, которые мирно щипали траву и купались в утренней росе.

Руина не погибла в схватке с разбойниками, и ее труп не растаял в куче других ведьм. Она не дралась тогда, потому что ее меньше всего интересовали разбойники. Ей нужен был только рыцарь Катерино, смертельно обидевший ее. Руина успела вбежать в дверь за Двухголовым Саймоном. Она видела, чем кончился поединок главаря разбойничьей шайки с Катерино. Чуть не плача от досады и вырывая волосы с головы, колдунья спряталась в башне замка. Она таилась там до тех пор, пока рыцарь Катерино со спутниками и Двухголовым Саймоном со своей семьей и сообщниками не покинули замок. Утомленная неволей и обессиленная голодом Руина стала искать еду в чуланах и закромах Клотилии. И первой ей попалась в руки Эсмеральда, которая тоже решила поживиться съестным. Подлая птица чуть не подавилась сыром в ту минуту, когда увидела хозяйку. Но колдунья на этот раз даже не стала ругать ее за предательство в трудную минуту.

Эсмеральда подумала, что уж теперь-то Руина отправится обратно домой, но та и не помышляла об отступлении.

– Пока жив рыцарь Катерино, мне не жить спокойно, – сказала она.

Волшебная мазь уже действовала вполсилы, и ведьма решила не тратить ее понапрасну. Она отправилась пешком, как волк, выслеживающий добычу. Это было нетрудно, так как гоблины оставляли слишком большие следы.

Действием волшебной мази пришлось воспользоваться, когда на пути непреодолимым препятствием стало болото. Руина прочитала заклинание и полетела, оторвавшись от земли всего лишь на полтора метра. А в самых коварных местах, где трясины громко чавкали жадными ртами, полет снизился вполовину, и страшные болотные твари силились схватить ведьму за ноги и утащить с собой. С великим трудом долетела Руина до суши. Тут она обнаружила, что уже больше не может летать. Действие мази кончилось. Остатки ее ушли на преодоление болота.

Но месть гнала Руину вперед. Она достигла королевства Эльфов и только чудом смогла миновать его незамеченной. Если бы ее увидели, то непременно убили. Эльфы не выносят соперников в колдовстве. Они считают, что это их привилегия. Она вышла к парку Вампиров в ту самую минуту, когда путешественники, переехав чесночное поле, оказались на его территории. Увидев их, Руина страшно обрадовалась. Она не знала, что друзей задержат гостеприимные эльфы, и потому не надеялась настичь их так скоро.

Немного отдохнув и дождавшись наступления полного мрака, Руина безбоязненно зашла на чесночное поле. Когда через два часа она добралась до первой деревушки, то ни один из бродящих там вампиров не заинтересовался ею. На ее черную, горькую, отравленную колдовством кровь, не позарился ни один обитатель парка Вампиров. У второго поля Руина вновь увидела своих злейших врагов и затаилась. Ее не должны заметить. Только тогда Руина сможет нанести роковой удар…

И вот сейчас эта минута наступила!

Руина вскочила с земли и побежала к полю, усеянному множеством огромный светло-серых камней. Она схватила старую высохшую корягу и стала громко колотить ею по камню. Потом подбежала к следующему и стала делать то же самое. Наконец из-под одного камня вылез огромный, величиной со здоровую овчарку, скорпион с длинным, высоко поднятым вверх жалом. Он защелкал хвостом, на котором находилось жало, и бросился на Руину. Колдунья, спасаясь от него, наткнулась еще на двух таких же скорпионов. Стремительно взлетел хвост, сверкнуло стальным блеском длинное жало – и колдунья застонала от боли. Удар пришелся ей прямо в шею. Ведьма пошатнулась, но все-таки побежала в ту сторону, где находились путешественники.

Скорпионы за ней. Сначала они отстали. Но колдунья с каждым шагом теряя силы, уже не могла бежать и поползла по земле. Три скорпиона догнали ее и, щелкнув хвостами, ужалили, кто куда успел. На последнем издыхании Руина увидела, что ядовитые насекомые стремительно приближаются к стоянке путешественников…

Катя проснулась от беспокойства, но, открыв глаза, обнаружила, что вокруг тихо, как в раю. Нечего волноваться. Спать уже не хотелось. Воздух был чист и свеж. Катя вспомнила, что в нескольких шагах протекает ручеек, и побежала умыться. Криса и Друля она решила не будить.

Девочку заинтересовало, изображено ли ее последнее приключение на волшебном щите. Не теряя времени, она достала рыцарское обмундирование: щит, меч и плащ – и стала рассматривать их. На щите действительно появилась картина с путешествием по парку Вампиров. Катя почти не удивилась, когда увидела такие же картинки на ножнах меча. На плаще они были вышиты по краям.

Катя зарделась от удовольствия и поспешила надеть плащ на плечи, а щит на левую руку. В правой блеснул клинок меча. Девочка играла сама с собой и представляла, что она героиня какого-нибудь знаменитого фильма. Можно слегка и покривляться, пока друзья спят и не видят ее. Что тут такого? А в щит можно смотреться, как в зеркало. Девочка показала сама себе язык, потом подмигнула, кивнула и улыбнулась. Все-таки она себе нравится, хоть и растрепанная, грязная и слегка испуганная.

Вдруг девочка услыхала странные звуки, оглянулась и увидела, как два гигантских скорпиона догнали и прикончили Руину. Катя замерла, не в силах сдвинуться с места. Девочка очнулась, когда скорпионы были совсем близко, и вовремя поняла, что если она сейчас повернутся к чудовищам спиной и побежит, то они настигнут ее и убьют так же, как Руину. Значит, оставался один выход – встретить врага лицом к лицу. Как хорошо, что оружие при ней.

– На помощь! Крис! Друль! – закричала она и отрубила хвост и жало первого скорпиона, который ударил ее в середину щита.

Крис и Друль вскочили. Мальчик первый подбежал к Кате и уже в последнюю секунду увидел, как один из скорпионов ударил ее прямо в грудь. Катя вскрикнула от боли и зашаталась, Крис успел закрыть девочку от последующих ударов. Катя уже потеряла сознание и безвольно висела у него на руке. Скорпионы были слишком стремительные и ловкие. Крису удалось убить одного, но, когда подбежал Друль, мальчик тоже получил страшный укус в плечо. Все это произошло в считанные секунды.

Друль быстро расправился с оставшимся скорпионом, и когда оглянулся на друзей, то увидел печальное зрелище. Катя лежала на земле с закрытыми глазами, возле нее на коленях стоял Крис. Мальчик еле пересиливал боль в плече. Сознание быстро покидало его. Последние слова, которые он смог сказать, были:

– Главное, спаси Катю, Друль! Обо мне не думай!

И упал рядом с девочкой лицом вниз.

Друль даже онемел от горя, вид, как его друзья медленно умирают от яда скорпиона, не имеющего противоядий. Это было так нелепо! Пройти столько испытаний и так глупо попасться в ловушку. Зачем они здесь остановились? Надо было ехать дальше! Это он во всем виноват! Как мог он забыть про гигантских скорпионов? Слезы, одна за другой, закапали из глаз Сладкоежки. Он думал о чем-то своем. Наконец взгляд его просиял, и Друль потащил друзей к ручью. Когда девочка и мальчик оказались у воды, он занялся их ранами. Увидев страшные черные пятна на детских телах, Друль понял, что они смертельные и тут может помочь только чудо. А чудо может сотворить только он.

Сладкоежка достал из походной сумки Криса кубок, который тот захватил в память о доме, и пошел к мертвым скорпионам. Отрубив им головы и жала, он стал наполнять кубок скорпионьим ядом. Когда кубок наполнился больше чем наполовину, Друль вернулся у детям. Дорога была каждая секунда. Друль взял нож и сделал надрезы на их руках. Кровь у Кати стала свертываться, и он с трудом выдавил в кубок несколько капель. Потом налил крови Криса и стал читать заклинания, помешивая ножом содержимое кубка. Оно вспенилось и забурлило. Друль еще раз прочитал заклинание, только проговаривал слова задом наперед. Напиток из черного стал золотистым, и Сладкоежка осторожно стал капать волшебную жидкость на Катину рану. Рана из черной стала превращаться в красную, потом порозовела и наконец исчезла. Катины веки вздрогнули, и девочка открыла глаза. Она ничего не видела. Тогда Друль дал ей несколько глотков своего зелья. Потом занялся оживлением Криса.

Через несколько минут счастливый и радостный Друль глядел на своих друзей, целых и невредимых.

Когда страшная боль прошла, девочка и мальчик поняли, что спасены. Дети бросились на шею Друлю с радостными воплями.

– Друль, милый! – обнимала его Катя. – Ты самый лучший!

– Если бы не ты, – хлопал его по плечу Крис, – мы бы погибли!

А Друль только краснел от смущения, молчал и подергивал ушами, словно пытался отогнать от себя их похвалы.

Радость была столь велика, что Катя и Крис не обратили внимания на поведение Друля и продолжали веселиться. Еще бы!… Впереди нет больше ничего страшного и опасного. А буквально через два дня они окажутся перед воротами Столицы.

Друль ехал чуть позади и все время смотрел на друзей, словно н