/ Language: Русский / Genre:sf_space, / Series: Звездные войны

Последний Из Джедаев. 2.Тёмное Предзнаменование

Джуд Уотсон

Оби-Ван Кеноби на задании. Вместе с бывшим учеником-джедаем Ферусом Олином и упрямым ребёнком по имени Тревер, он должен надёжно скрыть от любопытной империи важнейшую тайну джедаев. С Бобой Феттом, идущим по следу, и поджимающем временем, Оби-Ван, Ферус и Тревер к тому же должны избегать множества других неприятностей, возникающих на их пути. Походу они узнают невероятную новость: Оби-Ван и Йода не единственные джедаи пережившие Имперские Чистки. Один из тех немногих скрывется в Пещерах Илума, месте, где кошмары становятся явью, а темные знамения показывают еще не произошедшие события.

Джуд Уотсон

Последний из джедаев 2: Тёмное предзнаменование

(Звездные войны)

ГЛАВА 1

Он был всё ближе. Несколько минут - и они будут обнаружены.

Оби-Ван Кеноби наблюдал из кабины приземлившегося потрепанного крейсера за тем, как Боба Фетт планомерно прочесывает переполненный космодром Ред-Твинс в поисках своей добычи. Джедай видел точно выверенное передвижение Фетта вдоль рядов космических кораблей, его шлем, поворачивающийся таким образом, чтобы и сам Фетт, и все следящие устройства шлема могли бы фиксировать всё без исключения происходящее вокруг.

Оби-Ван прекрасно видел, что перемещения Фетта только казались случайными. Охотник за головами после каждого третьего судна сворачивал на соседнюю линию, затем, пропуская ряд, перемещался назад, потом переходил на другие ряды. Слишком сложный для обычного существа, этот рисунок поиска не составлял затруднения для такого выдающегося охотника за головами, как Боба Фетт… или для джедая вроде Оби-Вана. Посторонний наблюдатель решил бы, что Фетт просто прогуливается без какой-либо определенной цели, только вот в ходе этой прогулки он сможет за минуты проверить все до одного корабли в пределах космопорта.

Включая и тот, в котором находились Оби-Ван с компанией.

Оби-Ван взглянул на своего спутника, Феруса Олина, наблюдавшего за Феттом из глубины кабины.

– У нас в лучшем случае три минуты, - заметил Ферус.

– Две с половиной, - поправил Оби-Ван.

Ферус и Оби-Ван прибыли на космодром Ред-Твинс всего лишь несколько минут назад, вместе со спрятавшимся на их корабле тринадцатилетним Тревером Флумом. Они уже имели дело с Бобой Феттом на планете Беласса, и успели в полной мере оценить его таланты. Вдобавок, сейчас с ним был ещё один охотник за головами - Д'хархан, киборг с тем еще украшением на голове - вживленной лазерной пушкой… Красота.

Имперские силы безопасности, возглавляемые Малорумом, наняли охотников за головами для поимки Феруса, одного из лидеров движения сопротивления на Беллассе. Оби-Ван был на Татуине, когда узнал, что Ферус в беде. На Татуине, где он, как предполагалось, находился, чтобы оберегать маленького Люка Скайуокера. Оби-Ван всегда выделял бывшего ученика Сири, оставившего Орден незадолго до уже намеченного экзамена-испытания. И, конечно же, был так рад узнать, что бывший собрат по Ордену - пусть так и не ставший джедаем, но всё же! - тоже жив.

Но было ли спасение Ферруса достаточной причиной, чтобы рискнуть покинуть Татуин? Оби-Ван мучился сомнениями… пока не услышал своего бывшего Учителя, Куай-Гон Джинна, который смог говорить с ним благодаря своему обучению у Уиллов.

Это было шоком - снова услышать вдруг голос Учителя. И как было не удивиться, услышав о том, что ему, Оби-Вану, нужно помочь Ферусу…

Оби-Ван и удивился - дело, слишком важное для всех оставшихся в живых, было сейчас под угрозой; вещи куда значимее безопасности Феруса. Но в ответ на свои сомнения он очередной раз услышал про необходимость следовать за Живой Силой… и своей интуицией…

Он честно последовал за ними - на Беллассу, впутался в местное Сопротивление и едва унес ноги вместе с Ферусом. И вот теперь он был всего на полпути (если считать всю Галактику) от Татуина и с двумя охотниками за головами на хвосте. Тогда как Малорум подходил все ближе к раскрытию правды о существовании Люка и Леи, проводя расследование в Полис-Масса, там, где умерла их мать, Падме Амидала. Оби-Ван знал, что он был должен остановить Малорума…, но сначала требовалось сбить со следа охотников. Не мог же он притащить их за собой на Татуин, туда, где был спрятан сын Анакина Скайуокера.

– Эй, парни? - подал голос Тревер. Его торчащие словно колючки синие волосы, казалось, вздрагивали от нетерпения, пока он переводил взгляд с Оби-Вана на Феруса и обратно, - Чем тут прыгать, не податься ли нам отсюда, да побыстрее?

– А он двинет за нами, - кивнул Ферус, - И у нас ни малейшего шанса уйти от него на этой старой бадье. Чтобы смыться, нам нужно раздобыть нормальный корабль.

– Превосходно! - отозвался Тревер, - Нет проблем. Дайте мне одну минуту.

– Ты не сможешь украсть ни один из них, - покачал головой Оби-Ван.

– Уверен, что смогу, - ответил подросток, - Всего-то надо - обойти блокировку системы зажигания. А потом…

Оби-Ван, останавливая, коснулся его руки, -…А потом нам придется иметь дело ещё и с местной службой безопасности. Мало нам Бобы Фетта. Мы должны раздобыть корабль - и не поднять при этом на ноги весь космопорт.

– Новая концепция для тебя, парень, - сказал Ферус Треверу.

– Постараюсь её придерживаться, - ухмыльнулся тот. Несмотря на юный возраст, он был одним из самых ловких уличных воров в столице Юссы на Беллассе. Всего лишь в тринадцать лет он уже заправлял немалой частью черного рынка. Когда же стало слишком горячо, он убрался оттуда, присоединившись к уносящим ноги Оби-Вану и Ферусу. …Из огня да в полымя, как выяснилось.

Оби-Ван, Ферус, и Тревер выпрыгнули из корабля. Оби-Ван натянул на голову капюшон - быть узнанным Бобой Фетом не хотелось.

– Попробуем поторговаться, - шепотом проговорил он, не сводя глаз с перемещающейся по космодрому фигурки Бобы Фетта, - Надо найти подходящий корабль. Подходящего пилота. Он должен считать это обычной сделкой - не слишком выгодной, чтобы чего не заподозрил…

– Интересно, где Д'хархан, - сказал Ферус.

– Наверное, остался на корабле, - предположил Оби-Ван, - Он неизбежно привлек бы внимание здешней полиции. Вряд ли они этого хотят.

Покинув корабль, они пробрались сквозь гудящую толпу. Новые инструкции Империи превратили обычную регистрацию в долгое дело, вылеты постоянно задерживались из-за проверок службы безопасности. Пилоты и пассажиры болтались вокруг, убивая время до того, как номер их рейса высветится вверху на огромном экране. Тогда они выстраивались в очередь к контрольно-пропускному пункту внутри главного здания. Остальные продолжали ждать. Часть из них устраивались перед ангаром, ели и пили в ожидании отлета. Пилоты угощали друг друга, травили байки и обменивались колкостями - обычное для всех пилотов времяпровождение…

Оби-Ван разглядывал стоящие корабли. Им нужен был корабль с гипердвигателем, мощный, современный, но не слишком роскошный. Корабль достаточно быстрый и имеющий кое-какое оружие - предпочтительней всего, конечно, лазерное, зная возможности Бобы Фетта…

Одновременно он мысленно просчитывал передвижения Бобы Фетта вдоль и поперек рядов стоящих кораблей. Если двигаться в своего рода "противофазе" к его движению, то встречи можно будет избежать. Конечно, он скоро обнаружит их корабль и будет землю рыть носом, но, если им повезет, к тому времени они смогут уже улететь отсюда… …Если им повезет.

Не повезло.

Боба Фетт неожиданно развернулся, издалека заметил их - и не замедлил с атакой. Возмущение в Силе предупредило Оби-Вана за долю секунды до выстрелов.

Оби-Ван отпрыгнул в сторону. Он не хотел использовать световой меч - по крайней мере не здесь, не при целой толпе зрителей. Новость о замеченном на космодроме джедае распространится моментально, и охота начнется нешуточная. Джедаи были перебиты по всей Галактике - и любой обнаруженный джедай быстро разделит эту же участь.

Уроки в Храме для Феруса не пропали даром - он отскочил практически одновременно с Оби-Ваном. Не сплоховал и Тревер, моментально нырнувший под брюхо стоявшего рядом корабля - улица тоже неплохо оттачивала рефлексы. Удивленный пилот высунулся из кабины через секунду после того, как огонь бластера прошелся по обшивке. Начал было высказывать Фетту свои соображения, но увидел наставленный на него устрашающего вида бластер модели "Вестар-34", и примолк.

Но это дало Оби-Вану две секунды - две секунды, которых хватило, чтобы оценить точное месторасположение окружающих его кораблей, толпу, постройки. Но он видел лишь возможности для временной защиты - но никакого пути к спасению.

Когда не знаешь что делать, - вспомнилось ему, - действуй неожиданно.

Тогда он, всё ещё скрывая лицо под капюшоном, стремительно шагнул к Фетту - без оружия, прямо навстречу бластеру. Удивленный охотник за головами невольно сделал шаг назад. Не споткнулся, конечно - на это и рассчитывать не приходилось, зная, с кем имеешь дело, но растерянность на долю секунды сделала его уязвимым. Оби-Ван увидел: на мгновение левая сторона Фетта оказалась незащищенной.

Оби-Ван прыгнул. Развернулся в воздухе, нацелившись ботинком в левое колено охотника за головами. Но к его удивлению, прием не прошёл. Фетт, в первое мгновение вроде бы поддавшийся, сумел резко развернуться, вновь восстановив равновесие. Внезапное столкновение, ощущение крепкого удара бронированным локтем в затылок с последующим жестким приземлением оказались неприятной неожиданностью.

Он же уже видел этот прием прежде! Ему сразу вспомнилась отчаянная борьба на Камино. Джанго Фетт хорошо обучил сына. Если бы только Оби-Ван вспомнил это вовремя.

Когда Оби-Ван покатился по земле, Ферус бросился в атаку, отвлекая Фетта, используя свои навыки джедая, чтобы уворачиваться от его выстрелов.

И тут взорвался корабль рядом с ними. Взрывной волной Оби-Вана и Феруса пронесло по воздуху и впечатало в пермакритовое покрытие. Вокруг дождем сыпались осколки дюрастила. Ферус успел увернуться от пролетевшего в миллиметрах от его головы куска кокпита кабины.

– О, привет, Д'хархан, - процедил он сквозь зубы.

Момент потрясенной тишины после взрыва - и оглушительно взвывшие сирены. Пилоты и пассажиры забегали, ища безопасные места с хорошим обзором - стояло скучное послеполуденное время, никто не возражал против небольшого развлечения. Тем более что зрелище обещало быть интересным.

Ферус вскочил на ноги. Его лицо было черно от пыли и копоти.

– Мне нравится их способ сообщать о своем появлении, - заявил он Оби-Вану.

Боба Фетт воспользовался преимуществом, которое дал ему взрыв, и, не переставая стрелять, бросился к ним. Оби-Ван понимал, что должен увести охотника за головами подальше от толпы, туда, где можно будет, не привлекая внимания использовать световой меч.

– Ты слева, - коротко сказал он Ферусу, - Займи Д'хархана.

– И почему мне всегда достаются самые захудалые? - отозвался Ферус. По сравнению с прежними временами юмора у него явно прибавилось, хмыкнул про себя Оби-Ван.

Ферус проскользнул между двумя кораблями и исчез. Оби-Ван использовал Силу для прыжка - сначала на корпус корабля, стоящего справа от него, а оттуда на самый верх дюрастиловой крыши ангара. В самой крыше, примерно на середине её высоты, было сделано окно. Оби-Ван нырнул за его широкую выступающую боковину.

Но Фетт активизировал ракетный ранец и оказался на крыше лишь секундами позже Оби-Вана. Он двигался осторожно - оттуда он никак не мог видеть джедая.

Оби-Ван активировал световой меч. Ему так редко приходилось сейчас использовать его, и каждый раз душу волной затопляла неразделимая щемящая смесь боли и радости. Воспоминания о том, что значило быть джедаем; о том, как он свободно странствовал по Галактике… Теперь же приходилось прятаться и скрываться, и все, что он знал - были тайна и осторожность.

Заряды бластера ударили в стену совсем рядом с Оби-Ваном. Боба Фетт не собирался рисковать зря.

Но Оби-Ван не двинулся, даже когда прошедший в дюйме от его лица заряд обжег щеку.

Послышались осторожные приближающиеся шаги. Когда они достигли выступающего угла окна, Оби-Ван выпрыгнул из своего укрытия - за долю секунды до того, как Фетт должен был увидеть его.

Но Фетт, похоже, ожидал этого. Секунда - и он выпустил из джетпака специальную ракету, вызывающую мощную ударную волну.

Оби-Вана снесло с крыши. До земли было всего несколько замедлившихся секунд, за которые надо придумать способ приземлиться, не разбившись.

Он дотянулся до прикрепленного к поясу троса с крюком на конце, раскрутил и швырнул; крюк прочно зацепился за край крыши. Последовавший рывок едва не выдернул руку из плеча. Зато теперь можно было раскачаться на тросе - и опять оказаться на крыше. Оби-Ван так и сделал. Взлетел на край крыши и, продолжая движение, кинулся на Фетта с сияющим световым мечом в руке. Удар получился чистым - бластер Фетта развалился на две бесполезные половинки.

Но Оби-Ван и шагу не успел сделать, как Фетт внезапно бросился на него, вышибив из руки лайтсейбер, обхватил и принялся теснить к краю, стремясь сбросить с крыши. Но вместо того, чтобы пытаться освободиться от захвата Фетта, Оби-Ван сам схватил его за руки, они сорвались с крыши и кувыркаясь, вместе полетели вниз. Толпа внизу увидела их и затаила дыхание.

Несколько долгих секунд они оба падали вниз, потом Фетт активизировал ракетный ранец, и, взлетев, принялся раз за разом ударять Оби-Вана об стену здания. Джедаю казалось, что от ударов о стену трещат кости.

Фетт развернулся поудобнее и очередной раз ринулся к стене ангара. Оби-Ван видел, как стремительно приближается дюракритовая поверхность; он сконцентрировался и призвал Силу. В последний момент удалось выставить ноги, принимая удар на них и отталкиваясь от стены. Сила удара была страшной, боль пронзила все тело. Но это сработало. Инерция неожиданного удара заставила Фетта разжать руки, отпуская Оби-Вана, и тот полетел вниз, призвав Силу, чтобы смягчить своё приземление и вернуть упавший световой меч.

Обошлось без серьезных травм, хоть боль, пронзившая ноги при приземлении, и говорила о том, во что обошелся ему тот толчок от стены. Зрители бросились врассыпную, как только он поднялся. А Боба Фетт и не думал отставать.

Ферус мчался к ним через толпу. Оби-Ван почувствовал новую предупреждающую волну в Силе, прежде чем следующий залп орудия Д'хархан снес часть ангара.

Феруса отбросило взрывом. Д'хархан нёсся к ним, Боба Фетт тоже собрался для очередной атаки. Оби-Ван бросился к Ферусу, рывком поднял его на ноги.

– Быстрей! - он помог спотыкающемуся Ферусу перебраться через завал и спрыгнуть в полуразрушенный ангар. Но массивные двери на другом конце ангара были плотно закрыты, а в проломе, отрезая путь к отступлению, появились Д'хархан и Боба Фетт.

Оби-Ван и Ферус оказались в ловушке.

ГЛАВА 2

Фетт и Д'хархан не давали им возможности выработать хоть какую-либо стратегию. Охотники за головами были само движение. Д'хархан кинул Фетту бластер, и теперь тот снова мог поучаствовать в стрельбе. Чем и занялся незамедлительно. Дым, пыль, мелкое крошево заполнили воздух.

– Жаль, что у меня нет светового меча, - пробормотал Ферус, вслед за Оби-Ваном ныряя под прикрытие стоящего в ремонтном ангаре большого судна. Он оставил свой световой меч, покидая Орден, - Самое время задействовать ваш, Оби-Ван.

Но Оби-Ван ждал. Они с Ферусом укрывались за большим стеллажом, заваленным инструментами. Он увидел завиток дыма, тянувшийся от "головы" Д'хархана. Это означало, что лазерная пушка перегрелась. Огонь бластера Бобы Фетта тоже был пока не опасен - он не достанет их, пока они прячутся за кораблем здесь, в ремонтном ангаре. Так что, пусть и ненадолго, но они были в безопасности.

Ненадолго, - напомнил себе Оби-Ван. Он оглядел ангар. Какой бы невероятной ни была огневая мощь Д'хархана, он знал, что Фетт всё равно был куда большей угрозой. В силу своей хитрости.

Высоко над ними перекрещивались дуги дюрастиловых арок, поддерживавших своды кровли. Половина крыши была снесена - спасибо Д'хархану. Эти дуги могли оказаться превосходной позицией для продолжения боя. И пусть у Фетта есть ракетный ранец, зато Д'хархану будет сложно. Ему придется остаться внизу.

Оби-Ван кивком указал Ферусу на потолочные арки.

– Вы сможете? - спросил он.

Ферус усмехнулся.

– Банта может летать?

– Как правило, нет.

– Как правило? Сколь вы внимательны к деталям, Оби-Ван!

Внезапное возмущение в Силе; Оби-Ван услышал негромкий странный воющий звук. Д'хархан дал новый залп из своей пушки. На крейсер обрушился прямой удар. Огонь устремился вокруг обшивки, за корабль, туда, где скрывались Оби-Ван и Ферус. Они прыгнули, спасаясь. Это было как раз то, чего и ожидал Боба Фетт. Но световой меч Оби-Вана крутанулся, отражая огонь бластера охотника за головами. Оби-Ван прыгнул высоко вверх, туда, где он был бы в недосягаемости. Ферус приземлился на судне, стоявшем рядом с теперь уже разрушенным крейсером, и использовал инерцию своего броска для второго прыжка, теперь уже призвав Силу. Он взмыл в воздух, но лишь кончики его пальцев коснулись самого нижнего дюрастиллового луча. Оби-Ван увидел ужас, плеснувшийся в его глазах. Он успел ухватить Феруса за запястье и втащил его на опору.

Боба Фетт времени не терял. Включились двигатели его ракетного ранца, он взмыл в воздух и тут же открыл огонь. Отражая выстрелы, Оби-Ван прикрывал их отход, пока они с Ферусом бежали к дыре в крыше.

У Феруса было и кое-какое собственное вооружение, хоть и необычное. Он сунул руку в карман и бросил в Фетта сияющий диск, прочертивший в воздухе яркую линию. Фетт попытался уклониться, но диск ударил в его броню на плече, повредив её. Оби-Ван понял, что в карманах у Феруса были круглые лазерные лезвия, какими обычно комплектовались серворезаки. Ещё один, и ещё. Фетту пришлось попотеть, уворачиваясь. С каждым движением на ракетном ранце в ангаре он оказывался рискованно близко к дюрастиловым лучам.

Мысленно поздравив Феруса с такой изобретательностью, Оби-Ван полностью изменил курс и направился в сторону кренящегося Фетта. Он точно определял расположение болтов, державших дюрастиловые листы обшивки кровли, и подрезал их один за другим быстрым и осторожным режущим движением. Остальное должен был сделать Д'хархан.

Киборг был более чем предсказуем. Оби-Ван видел, как поворачивается, следуя за ним, его лазерная пушка. Датчики замигали красным - цель определена.

Боба Фетт немедленно понял, что сейчас произойдет. Оби-Ван увидел лихорадочную поспешность в его попытках уклониться от летящих дисков - Фетт бросился остановить Д'хархана.

Но не успел. Огонь вырвался из пушки и понесся к кровле амбара. Оби-Ван был наготове. Качнувшись на дюрастиловом луче, он перелетел в тыльную часть ангара. Ферус - следом.

Взрыв разорвал крышу там, где только что был Оби-Ван. Поврежденные болты не выдержали, и листы дюрастила сползли вниз, словно кожура с очищенного плода.

Боба Фетт успел избежать удара, а вот Д'хархан попался. Дюрастиловые панели рухнули на него, сбив на землю и придавив ноги.

Оби-Ван и Ферус спрыгнули вниз. Вращая световым мечом, Оби-Ван двинулся на Фетта. Ферус крался позади стоящих кораблей, рассчитывая оказаться позади охотника за головами. Это позволило бы им загнать его в очень невыгодное положение. С учетом временно выведенного из игры Д'хархана, это был бы прекрасный шанс управиться с Феттом.

Увы, происходящее не осталось без внимания службы безопасности космодрома - ибо стычки между пилотами имеют свойство повреждать собственность других существ. К ним летели спидеры службы безопасности космопорта, офицеры охраны - с бластерами наизготовку. Их главной целью был Фетт, к нему они и направлялись. Но охотник за головами был отнюдь не с пустыми руками, когда повернулся им навстречу.

В это время Оби-Ван одним стремительным ударом уничтожил пульт управления лазерной пушки Д'хархана. Обычная ухмылка киборга превратилась в гримасу. Невыразительный голос звучал хрипло:

– Вы думаете, что победили. Не обольщайтесь. Мы вас не потеряем. Вы еще присоединитесь к джедаям, заключенным на Корусканте. У Малорума большие возможности.

Огонь бластера ударил в землю у самых их ног. Прибыла охрана.

– Не двигайтесь, - раздалось из усилителя.

Когда Ферус присоединился к ним, усмешка Д'хархана стала ещё шире.

– А теперь мы вместе окажемся в тюрьме.

Ферус повернулся к нему.

– Мы не с вами, ты, болванка вертящаяся!

Оби-Ван услышал гул двигателя. Через приоткрытую дверь он увидел крейсер, выруливший из общей линии и направляющийся к ангару.

Тревер.

Ферус тоже заметил его.

– Самое время поймать такси, - хмыкнул он.

И они ринулись к судну. Тревер развернулся и выпустил трап, одновременно начиная поднимать корабль. Одним длинным прыжком Оби-Ван и Ферус оказались на трапе и кувырком вкатились внутрь. Огонь бластеров бесполезно поливал захлопнувшийся люк. Они добрались до кабины пилота как раз в тот момент, когда Тревер направил крейсер вертикально вверх прочь от космопорта.

Двойные звезды Ред-Твинс превратились в две пульсирующие темно-красные точки, потом в один красноватый огонек.

– Хороший ход, парень, - сказал Ферус Треверу, - Где ты раздобыл корабль?

Физиономия Тревера сияла.

– Обменял на прежний, пока вы тут вытанцовывали, - хмыкнул он. Я подумал, неплохо будет скрыться по-чистому.

– Не так уж и по-чистому, - заметил Оби-Ван. Вспышка света прочертила небо.

Бобе Фетту тоже удалось сбежать на своем корабле.

ГЛАВА 3

Тревер смотрел на приборы пульта управления.

– Эй, это что, плохая шутка? Этот парень начинает действовать мне на нервы!

– Мы сможем уйти от него в гиперпространстве, - не отрывая взгляда от преследующего их корабля, сказал Оби-Ван.

– Верно, - отозвался Тревер, - Если бы только у нас был гипердрайв.

Ферус развернулся и недоверчиво уставился на Тревера.

– Ты хочешь сказать, что раздобыл корабль без гипердрайва?

– У меня было не так уж много времени, вы же знаете! - возмутился тот.

– Мы - во Внешнем Кольце, - сказал Ферус, - Здесь на всех кораблях есть гипердрайв. Кроме одного. На котором мы.

– Вы не были столь разборчивы, когда я вас спасал, - взвился в ответ Тревер.

– Если вы оба не возражаете, - заметил Оби-Ван, - Ваш разговор, несомненно, весьма плодотворен, но Фетт нас нагоняет.

Ферус уже начинал ненавидеть моменты, когда Оби-Ван был прав.

– Вы хотите, чтобы я -? - спросил он, кивнув на пульт управления.

– Конечно, - Оби-Ван перебрался к навигационному компьютеру, - Терпеть не могу летать. А у Тревера, я думаю, маловато подобного опыта.

Ферус занял место пилота. Интересно, - подумалось ему, - Что осталось от его навыков?

В течение нескольких лет он спокойно жил на Беллассе, стараясь забыть прошлое, забыть свою жизнь джедая. Решение оставить Орден было самое трудное из всех, что ему когда-либо приходилось принимать, и воспоминание об этом посещало его снова и снова, каждый день, каждую ночь. Он позволил своему сопернику, Анакину Скайуокеру, спровоцировать его покинуть Орден. Он оставил жизнь, полную смысла - ради… ради чего? Он и его друг Роан жили спокойно - пока возвышение Империи не превратило их в мятежников. У Феруса снова появилась цель. И он поклялся следовать ей до тех пор, пока Империя не будет побеждена. Роан был теперь потерян для него, Белласса осталась в прошлом. И путь джедая опять был перед ним - но не был уверен, будет ли ему это позволено…

Он набрал скорость, затем сбросил, стараясь почувствовать незнакомый корабль.

– Нужно суметь обвести Фетта.

Оби-Ван перевел тяжелый взгляд на обзорную панель кабины.

– Я доверяю вашему опыту, Ферус, но я видел его корабль в действии. Для маленького судна весьма серьезно. Не позвольте этому обмануть вас. Кроме обычных пушек у него есть лазерные орудия и сейсмический минный заградитель.

– Просто конфетка, - пробормотал Тревер. Выглядел он бледновато, ибо прекрасно видел, как быстро Фетт их нагоняет, - А вы не хотите прибавить скорости? - нервно спросил он Феруса.

– Его корабль быстроходней, - заметил в ответ тот, - Единственный способ выиграть - это перехитрить его.

Оби-Ван изучал карту звездного неба.

– Дайте-ка посмотреть, не найду ли я поблизости астероидного поля или плотной туманности, - сказал он, - Было бы неплохо сыграть в прятки.

Они были почти на расстоянии выстрела. Оби-Ван быстро просматривал сектор за сектором.

– Рядом есть плотная туманность. Ненаселенная звездная система. Если мы сумеем продержаться ещё несколько минут, мы сможем уйти в неё.

Бронированная секция на судне Бобы Фетта скользнула в сторону, из-за неё высунулась лазерная пушка. В сторону их корабля потекли сияющие полосы. Ферус резко кинул корабль вниз, но Фетт, прибавив скорость, и не подумал отставать.

– Не думал, что он будет… таким быстрым, - проговорил Ферус, прибавляя скорость и с усилием выправляя корабль.

Один выстрел прошел совсем рядом, за ним незамедлительно последовал второй. Ферус бросал корабль из стороны в сторону, кувыркаясь, делая резкие рывки, ныряя. Врезавшийся в пульт Тревер поспешно запрыгнул в свое кресло и вцепился в подлокотники.

Это была гонка, гонка, которую они могли и не выиграть. Корабль вздрагивал и раскачивался от ударов. Эти колебания были слишком сильны, Оби-Ван боялся, что кораблю может хватить одного только этого. Он почувствовал, что скрипит зубами.

– Было бы лучше добраться туда побыстрей, - сказал Ферус, - Может кончиться топливо.

– Он сказал, что он только что заправил его! - возразил Тревер.

– Никогда не стоит верить пилоту, парень, - отозвался Ферус.

Орудие выстрелило ещё раз, и, несмотря на то, что Ферус резко бросил судно вниз, корабль вздрогнул - попадание. Фетт использовал самонаводящиеся торпеды.

– Держитесь! - крикнул Ферус.

Корабль нырнул, потом заложил крутую петлю. Но следующая торпеда и не думала отставать.

– Это же грузовое судно, верно? - спросил Оби-Ван у Тревера. Мальчик кивнул, - Сбрось груз.

Тревер щелкнул переключателем на панели. Грузовой отсек открылся, наружу вывалились пустые контейнеры, боксы, разный прочий хлам. Одновременно Ферус бросил корабль в крутой вираж. Торпеда сбилась и проследовала за летящим мусором.

– Второй раз не сработает, - предупредил Ферус, - И у нас проблема. Я не думаю, что наш корабль рассчитан на подобные маневры. Желтый сигнал. Наши системы работают в аварийном режиме.

– Туманность! - закричал Тревер.

Не так близко, как хотелось бы. Ферус отсчитывал секунды до следующего выстрела Фетта. Сила заполнила каюту. Когда было нужно, Ферус был способен воспринимать и использовать её - этот навык не пропал полностью. Он чувствовал, как Сила протекает через него. Он ослабил хват на рычагах панели. Было время, когда его жизнь была основана на доверии Силе. Не стоит забывать о такой возможности.

Внезапно корабль вступил в тоннель крошечных звезд, вращающихся вокруг сияющего центрального ядра. Золотой свет заполнил судно, и вихри звездной атмосферы вызвали нехорошую тряску.

– Держитесь! - снова крикнул Ферус. Он направил корабль так, чтобы его несло этим потоком, вращая и перекидывая от одного края этого звездного коридора к другому.

– Как долго это будет продолжаться? - крикнул он Оби-Вану.

– Не долго. Мы находимся на краю непостоянного потока.

Фетт без колебаний последовал за ними, так же бесстрашно, как и Ферус, ведя свой корабль.

Оби-Ван перебрался к пульту, так как карту он уже успел изучить в достаточной степени. Информация была неполной, "белые пятна" несомненно были связаны с изменчивостью здешних потоков.

– Похоже, что впереди планета Дейнетер. Она была оставлена после Войны Клонов: планета была настолько опустошена сражениями, что население эмигрировало во Внутренние территории. У неё двадцать орбитальных необитаемых спутников, - он начал передавать Ферусу координаты. Возможно, среди этих спутников удастся затеряться.

Они выскочили из звездного тоннеля и направились к планете.

Ферус направлял корабль от одного спутника к другому, скрываясь позади одного, чтобы выскочить позади следующего.

Но Боба Фетт оставался у них на хвосте, не забывая стрелять.

– Не сработало, - сказал Оби-Ван, - Мы не можем оторваться от него.

– Это не последняя моя уловка, - пробурчал Ферус, надеясь, что это и в самом деле так, - Тревер, помнишь твой фокус с грависанями? - на улицах Юссы Тревер использовал неуправляемые грависани как аэроспидер, спасаясь от имперской полиции.

– Какой фокус? - не отрывая глаз от корабля Фетта, спросил Тревер.

– Тот, где ты делаешь вид, что разворачиваешься, а сам возвращаешься обратно и резко берешь вверх? - подсказал Ферус.

– Да. Срабатывало безотказно.

– Как ты это делал?

– Требуется кое-что подправить, - объяснил Тревер, - И дополнительная мощность на стабилизаторы.

– Нужна подпитка от какой-нибудь другой системы, - сказал Ферус, - Можешь перебросить часть мощности с гидравлики?

– Погодите, - встрял Оби-Ван, - А на чем мы собираемся тормозить при приземлении? Это же оставит нас без энергии.

Следующий залп заставил их судно резко занырнуть вниз. В это же время второй удар пришелся по корме. Корабль на мучительно долгие секунды вышел из-под контроля, не отвечая на попытки Феруса стабилизировать его. Наконец, издав тяжкий стон, корабль выправился.

– С другой стороны, о приземлении можно будет побеспокоиться и позже, - поспешно закончил фразу Оби-Ван.

– Один в один мои мысли, - сквозь стиснутые зубы пробормотал Ферус.

Тревер открыл люк в машинный отсек и прыгнул туда.

– Не то чтобы у меня много опыта в подобной отладке двигателей, но…

Послышалось бормотание и звяканье.

– Получилось! - прокричал наконец Тревер.

– Все слышат? - предупредил Ферус, - Если я говорю "держитесь", то именно это я и подразумеваю. В прямом смысле.

Он вывел двигатели на максимум. По судну прошла дрожь - корабль на пределе.

– Прорвемся, - пробормотал он. Судно начало заваливаться, как если бы вышел из строя левый двигатель. Головокружительное падение к поверхности астероида. Фетт следовал за ними, без сомнения, чтобы сделать запись их смертельной спирали… и позаботиться об ускорении их конца. Залп лазерных пушек прошел мимо - их движение было слишком беспорядочно для любого компьютера.

Поверхность спутника приближалась. В последний момент Ферус рванул корабль вверх, двигатели взвыли от усилия. Фетт проскочил мимо. Теперь уже он пытался справиться с управлением. Они наблюдали как его корабль кренился всё ближе к поверхности планеты. Пожалуй, что шансов у Фетта не было.

Небольшая вспышка, дым.

Оби-Ван взглянул на датчик жизненных форм.

– Он жив. И его корабль не разрушен, хотя в ближайшее время на нем вряд ли можно будет летать.

Ферус тянул их корабль вверх, подальше от поверхности планеты.

– Надеюсь, это последняя наша с ним встреча, - сказал он, - Хотя я почему-то в этом не уверен. А вот теперь, я боюсь, что и у нас самих проблемы с приземлением.

ГЛАВА 4.

Выбор был невелик. Они могли приземлиться на необитаемой планете, но в этом случае они оказались бы слишком близко к Бобе Фетту, существенно ближе, чем требовалось для душевного спокойствия… Кроме того, где бы они там наскребли топлива на возвращение?

– Есть ещё одна возможность, - сказал Оби-Ван, изучив данные на навигационном компьютере, - Правда, компьютер показывает, что у нас для этого недостаточно топлива, но не исключено, что мы сможем протянуть чуть дальше расчетного расстояния. Это довольно большая планета с орбитальными доками и верфью. Она называется Эйчерин.

– Знакомое название, - сказал Ферус.

– Там было одно из последних противостояний Войны Клонов, - коротко ответил Оби-Ван. Название планеты болью отозвалось в сердце. Его друг Гарен Мунн был командующим республиканских сил на Эйчерине - и, скорее всего, погиб там в тот ужасный день, когда клоны обратились против своих прежних командиров по приказу ставшего императором Лорда Ситхов.

– Вводим координаты, - сказал Ферус, - Это наш единственный шанс.

Теперь им не оставалось ничего другого, кроме как надеяться, что топлива всё же хватит. Корабль мчался сквозь пространство, а они старались не считать, сколько километров ещё осталось… пока наконец не приблизились к планете - дымчато-фиолетовой на этом расстоянии.

Оби-Ван возился с передатчиком, стараясь выйти на связь.

– Странно, - сказал он, - Никакого ответа. И даже никакой болтовни в открытых каналах.

– Странно, - согласился Ферус, - Попробуйте ещё раз. Может быть, какие-нибудь атмосферные аномалии?

– Нет. У них, конечно, плотная внутренняя атмосфера, но ничего такого, что могло бы блокировать связь.

– Что ж, придется садиться так, - сказал Ферус, - Терпеть не могу соваться куда-либо без разрешения в эти дни, но выбора у нас нет.

Он сбросил скорость - они приближались к Эйчерину.

– Что это там? - спросил Тревер, указывая на оранжевые полосы в небе.

– Возможно, реакция из-за какого-нибудь естественного космического газа, - предположил Оби-Ван.

– Но мы же во внутренней атмосфере, - возразил Тревер.

Ферус немедленно принялся разворачивать корабль.

– При определенных условиях - вроде плотной атмосферы - след реактивного снаряда или ракеты может вызвать…

Вдруг ещё одна полоса прочертила небо. Но теперь они уже точно знали, что это было.

– Орудийный огонь, - сказал Оби-Ван, - Но что… - Внезапно появившаяся внушительных размеров флотилия военных кораблей направилась ровно в их сторону.

– Империя, - определил Тревер.

Вылетевшие из одного корабля истребители пустились в погоню за тремя небольшими кораблями, те отстреливались.

Ферус нервно сглотнул.

– Великолепно. Из всех планет в галактике мы выбрали именно ту, что в самом центре боевых действий.

– Мы в любом случае будем вынуждены здесь приземлиться, - сказал Оби-Ван. Он быстро обратился к системе картографирования, - Только подальше, сейчас мы слишком близко к космопорту. Мы же не хотим оказаться в руках Империи.

Оби-Ван быстро просматривал данные на топографических датчиках.

– Есть одно место - ниже по каньону, там будет нетрудно укрыться, - он передал Ферусу координаты.

Внезапно, один из преследуемых истребителей отделился от остальных. И понёсся прямо на них, летя так близко, что его брюхо едва не снесло верх их корабля.

– Он сажает меня! - закричал Ферус, - Что происходит?

– И подставляет нас под огонь, - добавил Оби-Ван, - Теперь имперцы нас видят.

– Н-да, дела идут всё лучше и лучше.

Они стремительно неслись вниз. Поверхность планеты угрожающе приближалась.

– Я не могу удержаться, - крикнул Ферус. Корабль вздрагивал от взрывов.

Истребитель над ними всё же подбили. Вырвавшиеся клубы дыма окончательно закрыли обзор.

– Мы падаем! - завопил Ферус, сражаясь с рычагами управления.

С жутким стонущим звуком корабль ударился о землю и юзом отъехал к скале. Ферус как мог управлял приземлением, но камни есть камни. Корабль приземлился боком, пронзительно заскрежетал металл обшивки.

Они выпустили трап - что удалось лишь отчасти. Ферус осмотрел кабину пилота и нашел старый бластер. С этим бластером в руке он первым вышел из корабля.

Рядом с ними из своего истребителя выбрался и пилот - тоже с бластером наготове. И тут же открыл огонь, стараясь прижать их к кораблю, не давая сделать ни шагу.

– Не двигайтесь! - закричал он им, - Не двигайтесь, или вы покойники.

ГЛАВА 5.

Пилот стоял на корпусе судна, небрежно балансируя, обе руки на бластере. Лица не видно под шлемом.

Оби-Ван протянул руку, направив Силу. Пилот, теряя равновесие, качнулся назад. В тот же момент Ферус поднял бластер, а Оби-Ван прыгнул вперед. Лезвие его светового меча вмиг оказалось у горла пилота.

Пилот ошалело смотрел на него расширенными темно-синими глазами.

– Так. Ну надо же. Джедай.

– Кто вы? - спросил Оби-Ван.

– Райна Квилл. Я - боец сопротивления Эйчерина. Приятно было познакомиться. То есть… не могли бы вы убрать меч от моей шеи?

Гуманоидная женщина, примерно ровесница Феруса. Внимательный взгляд её ярких глаз казался дружественным, но Оби-Ван всё же не спешил ей верить.

– Почему вы вынудили нас сесть?

– Потому что вы собрались приземлиться ровно в центре контролируемой империей территории, как раз в пределах досягаемости турболазеров. Мне показалось, это не совсем то, на что вы рассчитывали. Эй, я думала, что все джедаи мертвы.

Оби-Ван деактивировал свой световой меч.

– Не все.

– Я вижу, - она осторожно опустилась на плоскость, - Оу, да что это мы! Мы всё еще на их территории. И, сдается мне, эти истребители вовсе нас не теряли. Они способны на большее. Держу пари, сейчас они передают наши координаты наземным силам.

– И кто ваш враг? - спросил Ферус.

– Империя, конечно, - ответила она.

– Но ведь ваша планета поддерживала сепаратистов.

Райна вскочила на ноги и сняла шлем, встряхнув обнаружившейся под ним длинной темно-рыжей косой.

– Это не значит, что мы поддерживаем Империю. Мы хотели отделиться от Республики, мы не хотели установления в галактике чьей бы то ни было абсолютной власти. А теперь мы имеем Императора, дышащего нам в затылок… Так или иначе, мы заключили перемирие с республиканской армией после окончания Войны Клонов. И, посмотревши на то, что такое Империя, мы решили отказаться от нейтралитета и начать борьбу.

– И как долго вы держитесь? - спросил Тревер.

– Почти год, - сказала она, - Они думали, что одолеют нас за недели. Конечно, нам не под силу их победить, мы знаем это. Наш последний оплот - древний город Элутан. Там вся наша армия. Город укреплен, туда перебралось и большинство населения. Надо добраться до него как можно скорее. И, - добавила она, с сожалением взглянув на их корабли, - Боюсь, что придется идти пешком.

– Вы знали командующего Республиканскими силами? - спросил ее Оби-Ван.

– Гарена Мулна? Да, я видела его один раз, когда мы заключали перемирие. Но вам лучше поговорить с нашим командующим. Его зовут Тома. Он хорошо знал Мулна. И был с ним в тот последний день… день, когда Канцлер объявил джедаев врагами.

В тот день. Оби-Ван почувствовал быстрый взгляд Феруса. Тот знал, что Гарен был его близким другом. Ферус видел его однажды, давно, ещё во времена своего ученичества, о котором он по-прежнему вспоминал словно о другой, прошлой жизни.

– Послушайте, лучше бы поскорей добраться до Элутана, - сказала Райна, - Там вы сможете поговорить с Томой.

Оби-Ван и Ферус переглянулись. Выбора действительно не было. Им нужен корабль, чтобы улететь с планеты, и Райна могла помочь им в этом.

Они посмотрели на Тревера, тот пожал плечами.

– Я предпочел бы поездку.

– Пора идти, - поторопила Райна.

Вслед за ней они прошли по каньону и углубились в лес.

– На Эйчерине много свободной земли, - рассказывала Райна, - У нас всего три города. Элутан - это центр всей нашей цивилизации. Мы хорошо укрепили его во время Войны Клонов. Теперь это наше убежище. Именно поэтому мы отступили туда.

Быстрым шагом они прошли несколько километров. Ферус бросил Треверу упаковку с белковыми шариками. Он видел, что мальчишка устал.

– Ещё несколько километров, - тихо сказала Райна, - Империя держит Элутан в окружении. Главное - миновать дроидов. Это не сложно. Есть несколько проходов.

Они пошли быстрей, почти бегом, и вскоре оказались на открытом обширном плато, сплошь в огромных каменных останцах, некоторые в сотни метров высотой. Вдалеке высился окруженный стеной город. Он был заложен на плато, могучие каменные стены возвышались на фоне холодного желтого неба. Город строился как крепость, но было ясно, что строившие его понимали толк в красоте. Камни были уложены так, что контраст серого и синего, казалось, придавал им особую рельефность и глубину цвета. Великолепие этого зрелища заставило Оби-Вана и Феруса остановиться.

Райна заметила их реакцию.

– Это наше сокровище, - сказала она просто, - И мы надеемся, он защитит нас.

"Не от Империи", - подумалось Оби-Вану.

Внезапно они услышали высокий ноющий звук.

– Это микроистребитель, - сказала Райна, - За мной!

Они побежали за ней, спеша укрыться среди нагромождения плотно стоящих камней. Какое-то время пришлось переждать, вжавшись в нависающие глыбы, пока пилотируемый дроидом микроистребитель летал непосредственно над ними.

Оби-Ван уже сталкивался с этими летающими аппаратами. Они были маленькими и быстрыми, но имели довольно несовершенные датчики. Он предполагал, что Империя использовала их здесь главным образом для наблюдения. Один дроид мог охватить весьма большую территорию; вооружены же они были среднемощным бластерным орудием.

Микроистребитель развернулся и полетел обратно.

– Сейчас их будет больше, - сказала Райна.

Они передвигались, прячась за камнями. Идти теперь приходилось медленно. Время от времени аппарат мчался обратно, его пилот-дроид нацеливал в воздух приборы наблюдения. Но пока им легко удавалось остаться назамеченными… …Пока они не наткнулись на небольшой отряд тяжеловооруженных дроидов. Да ещё и на открытом месте. Знакомый металлический щелкающий звук - дроиды переключились в режим атаки.

И открыли огонь. Райна сорвала оба своих бластера и прикрывала всех, пока Ферус перезаряжал свой. Оби-Ван, активировав световой меч, двинулся влево, Ферус взялся за правый фланг. Оби-Ван оставил без головы одного из дроидов, возвратным движением сжег сенсорную панель следующего. Ферус взмыл в воздух в длинном прыжке, проскользнул между полосами бластерного огня и, приземляясь, пинком снес ещё одного дроида.

Оставшиеся два отступили за большой валун и открыли оттуда огонь.

– Подкрепление, - Раина кивком указала на появившиеся вдали летающие аппараты, - Если вы управитесь с теми двумя дроидами, я смогу выбраться на открытое место и использовать дымовую гранату. Ветер юго-восточный, дым понесет в их сторону. Под его прикрытием мы сможем добраться до тайного хода в стене.

– Идёт. - Оби-Ван призвал Силу и запрыгнул на вершину одного из небольших валунов. Перепрыгивая с камня на камень, он незамеченным подобрался к засевшим за валуном дроидам - и спрыгнул на землю позади них. Два удара светового меча превратили их в металлолом прежде, чем они успели развернуться и открыть огонь,.

Райна выскочила на открытый участок и швырнула гранату. Она была все еще вне досягаемости орудий микроистребителей. Граната взорвалась, густой дым повалил в сторону летящих к ним машин. Оби-Ван помчался назад, к остальным.

Ветер сносил не весь дым, им тоже доставалось. Глаза слезились, идти приходилось, ориентируясь на заметный и в дыму металлический блеск бластеров ведущей их Райны. Когда они добрались до чего-то, явно похожего на стену, Райна казалось бы случайным образом надавила на несколько ничем неприметных каменных выступов. Большой камень сдвинулся с места, открывая проход. Райна шагнула внутрь.

– Добро пожаловать в Элутан, - сказала она.

ГЛАВА 6.

Они шли узкими пустынными улицами. Город явно застраивался не по плану, а случайным образом, улицы и переулки извивались, поднимались, спускались вниз, следуя холмистому рельефу. Дома, выстроенные из камня глубокого бронзового цвета, были в-основном невысокими.

– Большинство граждан эвакуировано, - объяснила Райна, - Теперь это скорее военная база. Но когда-то это был процветающий город.

Они направились к длинному и широкому каменному зданию, расположенному рядом с травянистой площадью. Сейчас площадь служила посадочной площадкой для кораблей.

– Раньше тут была школа, - сказала Раина, - Многие из учащихся присоединились к Сопротивлению, остальные предложили разместить в здании оперативный штаб. Большинство жителей Эйчерина полностью поддерживает нас. Нам не пришлось просить их о подобной жертве. Они предложили сами.

Тревер ухмыльнулся.

– Или они просто решили устроить себе каникулы.

Раина, не обидевшись; рассмеялась:

– Возможно.

Оби-Ван смотрел вокруг - на здание школы, на площадь, где раньше зеленела трава, теперь выжженная и вытоптанная. Когда-то мальчишки и девчонки пробегали по этой траве, учились в этой школе.

Как странно. Он так ненавидел войну - и как много его жизни было потрачено на неё…

Райна кивнула охране, стоящей перед двойными дверями, и вместе со своими спутниками вошла внутрь. Она быстро провела их в командный центр - круглый зал в середине здания. Когда-то это был главный зал школы, предположил Оби-Ван. Теперь зал был оборудован компьютерами и экранами систем наблюдения.

Высокий человек с бритой головой заметил как они вошли. Его лицо осталось спокойным, но Оби-Ван заметил облегчение, мелькнувшее в острых серых глазах, когда он увидел Райну. Оби-Ван предположил, что это и был Тома.

– Мы думали, вы убиты, - проговорил высокий мужчина.

– Они старались, - отозвалась Раина, - Я потеряла свой корабль. Но зато встретила кое-каких друзей, - она представила их.

Тома внимательно посмотрел на Оби-Вана.

– Я рад приветствовать джедая.

– Вы были знакомы с Гареном Мулном?

– Да, мы…

Внезапно на экране командного пульта вспыхнули мигающие огоньки. Тома повернулся и быстро оценил ситуацию.

– Началась контратака. Империя окружила наш флот. Мы вынуждены бросить в бой все наши силы.

– Я готова, - сказала Райна, - Все, что мне надо - это другой корабль.

К удивлению Оби-Вана, Ферус тоже шагнул вперед.

– Я хотел бы предложить свою помощь, - сказал он, - Не хочу упускать шанс нанести хоть какой-нибудь урон Империи.

– Нам понадобится ваша помощь,- ответил Тома, - Райна, вы найдете корабль для нашего друга?

– Ферус… - начал было Оби-Ван, но так и не закончил фразу. Он не мог запретить Ферусу лететь. Да, это совсем не дело, но Ферус же не его падаван, чтобы он мог запрещать ему что-либо.

Сам он останется здесь. Его борьба в другом. Он не может позволить себе забыть, что его долг - безопасность Люка и Леи. Он не может рисковать без необходимости.

– Не сердитесь, Оби-Ван. Я только немного подпорчу им этот день - и вернусь, - с легкостью сказал Ферус.

– Я тоже хочу, - заявил Тревер.

– Извини, парень, - отозвался Ферус, - Не в этот раз.

– Я уже устал болтаться у вас на хвосте!

– Не думаю, чтобы у безбилетников был большой выбор, - хмыкнул Ферус.

Тома обернулся к Оби-Вану.

– Вы будете наблюдать за ходом сражения вместе со мной? У меня была возможность оценить советы джедаев.

Оби-Ван склонил голову в коротком поклоне. Он был бы счастлив дать дельный совет, но на сердце было тяжело. Он видел, что в предстоящем бою Сопротивление не имело шансов на победу. Ферус смог прочитать это в его взгляде и, резко развернувшись, поспешно вышел вслед за Райной.

Тома уже отдавал приказы пилотам. Оби-Ван с минуту изучал ситуацию на большом обзорном экране.

– Ваш левый фланг слаб, - сказал он Том'е, -А противник превосходит вас численностью. Вы должны лететь сквозь них, а не вокруг. Это опасней, но в то же время более эффективно.

Тома кивнул. Он опять взялся за передатчик, корректируя расположение и движение кораблей. Точки на экране перегруппировались.

Тома указал на два перемещающихся огонька, обозначенные каждая своим кодом.

– Это Райна и Ферус. Они уже вылетели.

Оби-Ван не отрывал от них взгляда. Ферус принял решение, но Оби-Ван предпочел бы, чтобы он оставался здесь. Он вдруг понял, насколько он зависел сейчас от этого человека. Сам он был должен возвратиться на Татуин, и он ещё долго будет привязан к этой планете. Но его утешало то, что в галактике останется Ферус, делая то, что сможет, там где сможет.

Ему нечего было больше посоветовать Том'е. Глядя на экран, он прекрасно понимал, что сражение проиграно ещё до его начала. Эйчерин попросту не располагал достаточным количеством кораблей, достаточной огневой мощью. Отвага и мастерство пилотов поражали, но мигающие точки одна за другой исчезали с экрана. Лицо Томы становилось пепельно-серым.

– Мы теряем лучших, - сказал он.

– Они не смогут продержаться, - сказал Оби-Ван.

– Мы и не надеялись, что сможем победить их, - ответил Тома, - Мы надеялись, что, понеся здесь потери, они уйдут.

– Они не уйдут, - покачал головой Оби-Ван, - Их стратегия - подавление. Они не отступятся.

– Если я скомандую отступление, всё будет кончено, - сказал Тома, - Я буду вынужден сдать Элустан.

– Если это нужно сделать, это должно быть сделано, - сказал Оби-Ван.

Тома наклонился к передатчику.

– Всем пилотам. Возвращайтесь на базу. Сражение проиграно. Возвращайтесь на базу. Вы сделали что могли, каждый из вас…

Он наклонил голову. Оби-Ван видел, как непросто давалось Том'е это решение. Но когда он поднял голову, его глаза уже были ясны. Встав так, чтобы Оби-Вана не было видно, он вызвал на связь командующего силами Империи, адмирала Риввела. Вскоре лицо Риввела появилось на экране.

– Я готов капитулировать, - сказал Тома, - Я прошу о коридоре безопасности для моих пилотов. Эйчерин согласен стать частью Империи.

– И вы полагаете, что после ваших действий, после потерь с нашей стороны, это реально? - издевательским тоном поинтересовался адмирал Риввел, - Вы заплатите за свои действия. Я не принимаю ваших условий. Капитуляция пройдет на моих условиях.

– И каковы ваши условия?

– Уничтожение. Элутан заплатит за сопротивление полным разрушением. Приготовьтесь к массированной бомбардировке. Мы уже вывели из строя ваш планетарный щит.

Тома резко развернулся к компьютеру. Увы, Риввел не лгал.

– Нет! Это древний город, священный для всех жителей Эйчерина, наша самая главная ценность!

– Вы должны были подумать об этом раньше - прежде чем делать его своей базой.

Экран погас.

– Что я наделал? - вслух проговорил Тома.

– Не вы, - отозвался Оби-Ван, - Они. Вы должны отменить приказ пилотам о возвращении на базу. Здесь они будут уничтожены.

– Они уже почти здесь…, они не знают…

Это действительно было так. Мигающие огоньки приближались, позади них виднелись огни преследующих их имперских истребителей. Тома взялся за передатчик.

– Не возвращайтесь в Элутан! Повторяю, не возвращайтесь! Уходите!

Через мгновения Оби-Ван видел уже только ведущие огонь огромные имперские корабли - истребители сил Сопротивления брызнули в разные стороны, уходя от бывшей базы. Это удалось всем - и Оби-Ван ещё раз восхитился мастерством пилотов Эйчерина. Но тут он с беспокойством заметил, что два истребителя, уклонившись от огня, снова взяли прежний курс.

– Ферус и Райна возвращаются сюда, - сказал он.

– Нет, - не поверил Тома, - Они же будут уничтожены.

– Тревер, идём к посадочной площадке, - скомандовал Оби-Ван.

Послышался грохот первых взрывов. Империя начала бомбардировку. Тома щелкнул переключателем обзорного экрана, и их глазам предстало то, что творилось снаружи. Город разрушался на глазах.

Тома вздрогнул, увидев, как рухнуло огромное величественное здание.

– Библиотеки, музеи… наш университет. Как они могут творить такое? Они уничтожают всё. Почему они не могли принять нашу капитуляцию? Это наша культура!

– Да, ваша, а не их, - ответил Оби-Ван, - Поэтому она их и не заботит. Все, что они хотят - это продемонстрировать свою мощь. Свою власть. Тома, нужно идти.

Тома взял себя в руки.

– Здесь есть секретный ангар с моим личным кораблем. Туда же направится и Райна.

Оби-Ван бросил последний взгляд на экран и повернулся к выходу. Кивнул Треверу:

– Держись рядом со мной.

– Вот уж с чем я вовсе не собираюсь спорить, - отозвался Тревер.

Здание вздрагивало от мощных взрывов. Толстые стены ещё стояли, но по ним уже ползли трещины, а с потолка дождем сыпалась штукатурка и каменное крошево. Они бежали - коридор за коридором. Откуда-то вдруг послышался характерный грохот тяжелых ботинок.

– Штурмовики, - сказал Оби-Ван.

Тома свернул в другой коридор. Эхо грохота тяжелых шагов, казалось, было повсюду. Оби-Ван сосредоточился на звуках, погрузившись в Силу, чтобы узнать всё, что ему требовалось.

– Впереди нас - двадцать. А позади только пятеро, - сказал он остальным, резко разворачиваясь, - Сюда.

– Нет, не выйдет, - ответил Тома, - Это тупик. Придется идти вперед.

К команде в двадцать штурмовиков?

– Замечательно, - буркнул Оби-Ван, - Не может же всё быть хорошо.

Он двинулся вперед, активировав световой меч. Тома шел сбоку от него с бластером наготове.

– Подождите, - шепотом окликнул их Тревер.

Оби-Ван нетерпеливо остановился. Тревер открыл дверь с табличкой "СПОРТИВНЫЙ ИНВЕНТАРЬ" и взял коробку с лазерными мячами.

– Пустите меня вперед. Я дам вам то самое преимущество, в котором вы нуждаетесь.

Оби-Ван колебался.

– Тревер, я не уверен, что это хорошая идея.

– Доверьтесь мне.

Времени на споры не было - штурмовики приближались.

Оби-Ван встал рядом с Тревером, приготовившись прикрывать его. Когда звук шагов приблизился, он кивнул.

Штурмовики вывернули из-за угла, сохраняя в движении четкий строй. Быстрым движением Тревер отправил шесть шаров вдоль по коридору, в нескольких сантиметрах от пола.

Ещё, и ещё, и ещё. Движения Тревера были быстрыми до неуловимости. Всё новые и новые шары летели по коридору.

Сначала штурмовики растерялись. Потом попытались увернуться, но вот один из них запутался и начал падать. Второй врезался в него слева. Вскоре они сталкивались, стараясь удержать равновесие и беспорядочно стреляя - всё больше в стены и потолок.

Оби-Ван прыгнул и приземлился посреди них. И, пока Тома справа от него палил из бластера, пустил в ход световой меч. Буквально за секунды со штурмовиками было покончено.

– Спасибо за преимущество, - сказал Тома Треверу.

Они двинулись дальше. Тома провел их узким коридором к ангару, где находился только один корабль. Он включил обзорный экран. В небе было тесно от имперских истребителей.

– Мы в секретном ангаре. Я открою его, когда мы увидим Феруса и Райну, - сказал он, - Вход скрыт в стене здания.

Оби-Ван взглянул на корабль. Это был старый крейсер мрачного серого цвета.

– Я знаю, - без слов понял его Тома, - Выглядит он неважно. А он и не должен. Зато он оснащен гипердрайвом и всем вооружением, какое вы только пожелаете.

– Смотрите! - окликнул их Тревер, указывая на экран.

Два истребителя кружились, ныряли, переворачивались через крыло, уходя от огня преследователей. Один дымился; Оби-Ван не мог определить, был это корабль Феруса, или же Райны.

Тома щелкнул переключателем в тот момент, когда оба корабля по прямой пошли вниз. В миг, когда, казалось, столкновение было неизбежно, они свернули в сторону. Часть потолка скользнула назад, и оба истребителя скользнули в ангар.

Райна быстро откинула колпак кабины и выпрыгнула наружу - за мгновение до того, как её корабль превратился в вихрь огня. Тома и Тревер попятились от волны жара, Оби-Ван бросился к кораблю Феруса. Почему тот не выходит? Он заглянул сквозь прозрачный пластик в кокпит. Ферус там, внутри, разбирался с колпаком кабины с помощью виброножа. Увидев Оби-Вана, он отодвинулся поглубже, и тот световым мечом осторожно вскрыл кокпит. Ферус выпрыгнул из корабля.

– В последний момент полетели все системы, - сказал он, - Даже панель управления накрылась. Спасибо за помощь.

Подоспевшие штурмовики хлынули в ангар и тут же открыли огонь. Оби-Ван на бегу отражал выстрелы световым мечом, прикрывая их отход к кораблю. Райна запрыгнула на борт и поспешно включила двигатели. Тома помог Треверу вскочить на трап.

Ферус и Оби-Ван занялись наступающими штурмовиками. Оби-Ван отразил выстрелы и воспользовался Силой, чтобы толкнуть нескольких бегущих штурмовиков назад, нарушив их строй и сбив нескольких с ног - доспехи делали их неловкими.

Оби-Ван и Ферус воспользовались этим секундным преимуществом, чтобы вскочить на трап. Судно поднялось и устремилось прочь из ангара. Уворачиваясь от выстрелов пушек, Райна вела корабль над дымящимся городом.

– Не могу поверить, - воскликнула она, - Я не могу поверить, что они разрушают город! - но времени на переживания не было. Имперские истребители мчались следом, поливая огнем их корабль.

– За нами торпеда, - крикнул Оби-Ван.

– Придется лететь через Стоячие камни, - отозвалась Райна.

– А этот корабль не великоват для подобного? - удивился Ферус, - На такой маневр там не хватит места.

– Я уже делала подобное на тренировках, - уверила его Райна.

– Только тогда ты была на истребителе, - спокойно заметил Тома, - И ты его разбила.

– Он шутит? - поинтересовался Тревер.

Райна покачала головой:

– Тома никогда не шутит.

– О, - сказал Тревер.

Райна пролетела над стенами, окружавшими город. Спустилась вниз в каньон Стоячих камней. Она провернула это настолько быстро, что летящая за ними торпеда взорвалась, врезавшись в камень.

Оби-Ван вцепился в пульт - теперь они летели прямо в гигантский камень. Райна повернула корабль ребром, обогнула этот и непонятно как умудрилась миновать следующий.

Это было слишком похоже на полет с Анакином… На долю секунды это нежданно-негаданно вдруг сделало его счастливым. А потом вспомнилось всё остальное - и нахлынула боль.

Анакин.

Истребители спустились ниже, погнавшись за ними. Один из них зацепился крылом за камень, его развернуло и швырнуло на соседние останцы. Взрыв. Проходы между камнями были настолько узки, что их корабль едва проходил в них, даже когда Райна разворачивала его ребром.

Большинство истребителей отказались от преследования и пропали из виду, поднявшись высоко в небо - в ожидании, когда их жертва опять покажется на открытом месте. Но один из пилотов не был настроен прекращать погоню. Началась гонка, Райна была просто сама решимость. Она направилась прямо к узкому просвету между двумя Стоячими камнями.

– Не получится, - предупредил Оби-Ван. В какой уже раз подумав, что действительно терпеть не может летать…

Райна не ответила. Казалось, она задалась целью поубивать их всех. Она все еще неслась к той щели - неслась на сумасшедшей скорости. Истребитель мчался следом.

В последний момент она резко снизилась и мгновенно сбросила скорость. Оби-Ван не предполагал, что какой-либо корабль мог проделать такой маневр и не развалиться, но этот вот смог. Тяжкая дрожь, прошедшая по корпусу корабля - и вот он, плывет в нескольких метрах над землей. Их преследователь попытался завалиться на бок, чтобы проскочить в щель между камнями, но пилота, должно быть, отвлек неожиданный маневр Райны, и истребитель в-лобовую врезался в камень.

Райна мягко опустила корабль почти к самой земле и на этой высоте повела его через оставшуюся часть уставленного камнями плато. Они приближались к каньону, камни стояли здесь уже не так плотно.

– Истребители все ещё там, - глядя на экран, сообщил Ферус.

Оби-Ван наблюдал за Райной. Она летела так медленно. Почему?

Солнце скользило к горизонту. Внезапно его лучи коснулись камней, осветив их, и камни показались вдруг словно охваченными огнем.

– Мы называем это огнями Элутана, - сказал Тома.

В это же самое время стены каньона стали черными от сгустившихся теней. Райна рванула рычаги, резко прибавляя скорость. И влетела в ущелье, мгновенно затерявшись в угольной черноте тени.

– На этом судне установлено маскирующее устройство, - объяснил всем Тома, - Оно берет много энергии, так что мы не можем долго использовать его. И всё же, оно существенно затруднит для них визуальное обнаружение нашего корабля.

Райна на хорошей скорости летела вдоль самой стены ущелья, повторяя все его изгибы.

Тревера уже явно увлекло происходящее.

– Если вы когда-либо решите давать уроки пилотирования - только скажите.

Райна только кивнула в ответ, ее лицо оставалось напряженным. Она-то знала, насколько мала была возможность опередить или одурачить имперских истребителей.

Перед ними распахнулась ширь темно-синего неба - они были уже на выходе из каньона. Райна вылетела из ущелья вперед и вверх, вывела двигатели на максимум и направила корабль во внешнюю атмосферу.

– Мы сделали это! - хрипло сказалТревер.

– Мы теряем маскировку, - сказала Райна.

– Ещё бы немного… чуть-чуть… Несколько секунд, - глядя на небо, проговорил Тома.

Но Оби-Ван смотрел на экран. И видел возвращающиеся мигающие точки.

– Они обнаружили нас, - сказал он.

ГЛАВА 7.

Истребители нагоняли их. Ведущий выпустил первую торпеду.

Райна кинула корабль влево, потом вправо, уходя от обстрела совершенно головокружительным зигзагом. Торпеда проскочила мимо.

– Есть желающие пострелять? - спросил Тома. Он щелкнул рычагом на панели, и ниже кокпита высунулись оружейные установки.

Ферус и Оби-Ван побежали в оружейный отсек, пристегнулись в креслах стрелков. Они ждали, пока звездные истребители не окажутся в пределах досягаемости орудий. Ферус чувствовал, как концентрируется и возрастает Сила, когда они обстреливали гонящиеся за ними истребители.

Но истребители не отставали, мало того, к погоне присоединялись всё новые и новые. Было ясно - имперцы знали, что на этом корабле находится Тома, и не хотели упустить его. Истребители приближались, группируясь и перегруппировываясь, поливая огнем их корабль. Удар следовал за ударом.

– Нужно как-то оторваться от них! - крикнул Ферус.

Склонившийся над навигационным компьютером Тома покачал головой:

– Мы в глубоком космосе. Поблизости нет ни одной системы.

– Удержи их ещё минуту, - сказал Оби-Ван Ферусу и помчался обратно в кабину пилота. Ферус, не отрываясь от прицела, покосился вслед. Что он задумал?

– Есть одна идея, - сказал Оби-Ван Том'е. Он наклонился к навигатору, введя широкий поиск, - На пути к Эйчерину мы попали в так называемый звездный тоннель. Это своего рода устойчивый вихрь в атмосфере звездной группы.

– И вы хотите найти этот вихрь?

Оби-Ван посмотрел на него.

– Там мы сможем уйти от истребителей. Наш корабль тяжелее и больше. Насколько вы доверяете вашему судну?

– Я доверяю моему судну, - отозвался Тома. Взглянул на Райну, - И ещё больше я доверяю своему пилоту.

– Вот, - Оби-Ван наконец нашел, что искал, - Если мы сможем продержаться чуть подольше, то нам вполне удастся это осуществить.

– Я пойду на максимальной скорости, - сказала Райна.

Оби-Ван вернулся в стрелковый отсек. На пару с Ферусом они вели плотный заградительный огонь. Райна летела на пределе скорости, уходя в головокружительные виражи от торпед.

Судно начало тревожно дрожать.

– Шторм усиливается, - сообщил Тома. Он присвистнул, - Это плохо. Я вижу признаки космического смерча.

Такой смерч мог разорвать на части крейсер класса "A", если пилот был недостаточно осторожен. При первых признаках смерча пилоты были счастливы сделать крюк и в тысячи километров, если только имели такую возможность.

– Мы все еще можем свернуть, - сказал Тома.

Райна стиснула зубы.

– Нет. Это единственный способ отвязаться от них. Оби-Ван прав.

Они летели прямо в шторм. Теперь уже их трясло, словно в дробилке.

– Она сможет, - сказал Тома уже явно перепуганному Треверу, - У корабля двойной корпус и достаточная прочность. Все системы хорошо защищены. Я строил его во время Войны Клонов. Это - не какой-нибудь обычный корабль.

– А это - не какой-нибудь обычный шторм, - отозвался Тревер как раз в момент соприкосновения с внешней частью смерча.

Корабль крепко тряхнуло, Тревер проехался по полу кабины, доехал до пульта и вцепился в него мертвой хваткой.

Поток энергии нес и вращал корабль, не оставляя никакой возможности управлять им. Райна и не пыталась сопротивляться этому вращению, позволяя судну найти свое собственное равновесие.

– Фокус в том, чтобы как можно меньше противодействовать потокам энергии, - объяснила она.

Ферус не мог не восхититься её выдержкой. Самая трудная вещь для пилота - не пытаться стопроцентно контролировать корабль. Райна следила за индикаторами, ее пристальный взгляд был твердым, но не мешала судну самому располагаться в этом потоке оптимальным для него образом. Стрельба давно потеряла смысл - слишком безумной была их траектория.

– Истребители уходят, - сообщил Ферус, - Шторма они боятся больше, чем своего адмирала…Или, что вероятней, - додумал он про себя, - Считают, что с нами и так покончено.

Райна снова взялась за рычаги, облегчая движение судна сквозь удары шторма. Они летели вперед и вперед, их мотало потоками энергии, затягивало в водовороты, выкидывало оттуда… Корабль трясся и раскачивался, иногда казалось, что двигатели вот-вот заглохнут. Ферус начал волноваться, когда заметил обеспокоенный взгляд Райны.

– Почти прошли, - с облегчением сказал Тома.

Полет был уже спокойнее, когда внезапно видимость за обзорной панелью стала практически нулевой, словно упала плотная завеса. Они вступили в атмосферное облако настолько плотное, что вокруг них была видна только серая мутная масса.

– Оно слишком плотное даже для датчиков, - сказала Райна, - Я не могу получить никакой информации. Наверно, это какой-то вид энергополя.

Внезапно Ферус почувствовал знакомый предупреждающий прилив Силы.

– Ферус… - сказал Оби-Ван.

– Я тоже почувствовал, - напрягая зрение, ответил он. И тут впереди, в опасной близости от них вырисовался угрожающих размеров астероид. Они летели прямо на него.

– Смотрите! - закричал Тревер.

Раина рванула рычаги. Как раз вовремя: корабль взмыл вверх, они проскочили буквально в нескольких метрах над изрытой поверхностью. Райна пыталась высмотреть подходящее место для посадки.

– Туда, - указал Оби-Ван.

Корабль скользнул над каменистым грунтом и мягко опустился на широкое плоское плато. Раина смотрела сквозь обзорную панель кабины.

– Где мы?

Тома изучил данные на навигаторе.

– Этот астероид должен быть на картах. Он достаточно большой и имеет атмосферу. Но на карте нет ничего похожего.

Оби-Ван выбрался из корабля и посмотрел вверх. Вместо неба здесь был плотный синий туман, звезд не видно.

– Думаю, этот астероид заперт в области шторма, - сказал он, - Он не может вырваться отсюда и движется вместе со штормом.

– А корабли избегают шторма, поэтому астероид и не нанесен на карту, - подвел итог Ферус, выбираясь из кабины и подходя к Оби-Вану, - Давайте-ка осмотримся.

Они исследовали область вокруг судна, но вокруг были лишь кратеры и пыль.

– По крайней мере, мы в безопасности, - сказала Райна и потянулась, - И я наконец-то могу отдохнуть.

– Хе, попасть под обстрел имперских истребителей, а оттуда - в галактический смерч. Как вам такое? - отозвался Тревер, - И это не говоря уже, что мы пропустили завтрак!!!

Райна расхохоталась, обхватив его за плечи и притянув к себе:

– Ты всё больше нравишься мне, парень!

Райна с Тревером отправились сооружать какое-нибудь временное жилище. Тома повернулся к Оби-Вану.

– Вы хотели о чем-то поговорить со мной, - сказал он.

– Да, - кивнул Оби-Ван, - Расскажите мне о том, как погиб Гарен Мулн.

Тома удивленно взглянул на него.

– Погиб? - переспросил он, - Но Гарен Мулн не погиб. Он жив.

ГЛАВА 8.

– Мы были рядом, когда это случилось, - рассказывал Тома, - В нашем штабе в Элутане. Мы оговаривали условия перемирия. Переговоры не заняли много времени, мы неожиданно легко нашли общий язык. Мы ведь считали друг друга врагами, а оказалось, что у нас очень много общего. Тогда-то всё и случилось.

– Клоны, - сказал Оби-Ван.

– Мы были в штабе, - кивнул Тома, - И видели нападение клонов на экранах видеонаблюдения. Выглядело так, как будто кто-то щелкнул переключателем. Было понятно, что они получили приказ найти и схватить Гарена, и убивали всех, кто вставал у них на пути. Он хотел выйти и вступить в бой, но было уже слишком поздно. Я понял, что должен убедить его остаться в штабе, должен помочь ему скрыться. Что я и сделал. У меня было приготовлено одно безопасное место - в вулканических пещерах за городом. На случай, если вдруг произойдет худшее. Я и предположить не мог, что это самое "худшее" случится с человеком, который совсем недавно был моим врагом, и что я буду его спасать.

– Они искали его?

– Несколько недель, - ответил Тома, - меня допрашивали - здесь работала специальная группа следователей.

– Мы слышали о них, - сухо сказал Ферус.

– Одного из них звали Малорум? - спросил Оби-Ван.

Тома отрицательно покачал головой:

– Нет. Почему?

Конечно, не все нити тянуться к Малоруму, - подумалось Оби-Вану. Впрочем, это не делало этого человека менее опасным.

– Не важно, - сказал джедай, - Пожалуйста, продолжайте.

Тома кивнул.

– В конце концов, они отступились, - рассказывал он, - Думаю, они поверили, что он ухитрился покинуть планету. Как только страсти немного улеглись, Гарен сказал, что ему нужно улететь отсюда. Я дал ему корабль.

Оби-Ван не верил своим ушам. Он все больше привыкал к тому, что потеря идет за потерей. Он словно стеной отгородился от надежды - ибо за ней неминуемо следовали неизбежное разочарование и новое горе. Он знал, что всё равно оставалась возможность того, что выжили не только они с Йодой. Но с каждым днем эта возможность казалась всё меньше и меньше, истончаясь в почти невидимую нить на фоне гигантской мощи Империи. Но теперь… он чувствовал, как оживает надежда, как это старательно забытое чувство обретает вдруг новое качество. Гарен, его друг. Возможно, он жив. Оби-Ван боялся поверить, и в то же время отчаянно нуждался в том, чтобы это оказалось правдой.

– Вы знаете, куда он отправился? - спросил он.

– Он сказал, что это место называется Илум, - ответил Тома, - Он сказал мне, что я должен просто передать это другим джедаям, и они поймут, о чем речь.

Ферус и Оби-Ван переглянулись. Илум был частью Пещеры Кристаллов, куда отправлялся каждый ученик, когда ему приходило время создавать свой световой меч.

Это место было священно для джедаев.

– Илум, - сказал Ферус, - Конечно, - взволнованно проговорил он, - Я никогда не думал об этом прежде. Другие тоже могли уйти туда.

– Возможно, он скрывается в пещере, - предположил Оби-Ван, зная, что именно так Гарен скорее всего и поступил бы. Нашел бы безопасное место, которое джедаи знали лучше, чем любое другое.

Тома отправился помогать Райне и Треверу сооружать укрытие. Ферус вышагивал взад-вперед, взволнованный этими новостями.

– Мы должны отправиться туда, - сказал он Оби-Вану, - Кто знает, сколько джедаев могло тоже укрыться там? Может быть, нас больше, чем мы думаем.

Ферус не понял, что сказал, пока сам не услышал собственных слов. "Нас". Это было правдой. Даже оставив Орден Джедаев, в душе он все равно оставался с ними. Пусть не одним из них, но всё равно с ними.

Он не мог существовать отдельно от Силы, как не мог отказаться от собственных мыслей, чувств, от самого себя. Это было частью его, неотъемлемой частью. Невероятная новость, и пробужденная ею новая надежда сделали эту связь ещё более ясной. Его путь словно сиял перед ним.

Оби-Ван ничего не сказал, но Ферус видел, что это не ускользнуло от его внимания.

– Вы меньше всех заслужили наказание, - сказал ему Оби-Ван, когда он последний раз стоял перед Советом Джедаев, уходя из Ордена.

– Я должен продолжать жить, - ответил Ферус, - Это - мое наказание.

Он знал, Оби-Ван не хотел, чтобы он уходил. Будь он его падаваном, всё обернулось бы по-другому.

Но падаваном Оби-Вана был Анакин. И, уходя, он сказал ему: - Если я когда-нибудь понадоблюсь джедаям - я буду с ними.

И вот теперь он был с ними - с последними из джедаев.

– Вы помните пещеры? - спросил Оби-Ван.

– Конечно, - ответил Ферус. Сколько раз с другими падаванами - его друзьями - они говорили о том, что случалось там, о тех испытаниях, которые предстоят им при изготовлении мечей? Его учитель, Сирии, привела его туда, когда ему было тринадцать. Она оставила его в пещере, чтобы он мог победить свои самые большие страхи. И, несмотря на весь ужас, он сумел тогда сохранить спокойствие. Он прошел это испытание - и создал свой собственный меч.

Меч, который он отдал потом, уходя из Ордена - в те, казавшиеся дурным сном дни.

Позволив этому произойти.

Но так и не сумев до конца смириться.

– Я могу сделать новый световой меч, - сказал он, думая, сколь нелишним было бы сейчас это оружие, - Если у меня будут кристаллы, я смогу снова сделать его.

Оби-Ван кивнул, - впрочем, без особой уверенности. Ферус больше не был джедаем. Его связь с Силой возрастала, но была ещё слишком неустойчива. Ученик отправлялся в пещеры Илума лишь тогда когда был полностью готов к этому. И будь Ферус его падаваном, Оби-Ван предпочел бы повременить.

– Я знаю, о чем вы думаете, Оби-Ван, - сказал Ферус, и его лицо вспыхнуло, - Но вы не учитель, а я не ученик. Вы словно заперты в старых правилах!

– Я думал не об этом, - мягко ответил Оби-Ван, - Пещеры - трудное испытание даже для полностью подготовленного ученика.

– Я знаю. Я прошел через это. Я знаю, я утратил какие-то навыки, но я не могу ждать, пока восстановлю всё это. Или вы думаете, что мы можем позволить себе ждать? Возможно, именно излишняя осторожность и привела к гибели джедаев!

Это обвинение словно обожгло его, но разве и сам он не думал о том же?

Его собственная нерешительность. Не она ли позволила произойти превращению Анакина Скайуокера в Дарта Вейдера? Он ведь чувствовал, что с его падаваном не всё в порядке. Правда, никогда не мог и представить, что он может столь чудовищно измениться. Тогда, будучи падаваном, Ферус видел что-то опасное в Анакине, но Оби-Ван и шагу не сделал, чтобы что-то понять или исправить.

Теперь он должен учиться на прежних своих ошибках. Что ж, пришло время быть смелым.

Но теперь Оби-Ван просто разрывался. Больше всего на свете он хотел отыскать Гарена. Но он также знал, какого внимания сейчас требует реальная угроза - Малорум. На Беллассе они узнали, что Малорум отправил своих людей в Полис Масса. Конечно, информация о рождении Люка и Леи была хорошо скрыта… но мог ли он быть абсолютно уверен в этом?

Малорум подотчётен непосредственно Дарту Вейдеру. Возникли ли у Вейдера какие-то подозрения по поводу смерти Падме? Было ли что-то, что могло навести его на мысль, что дети всё же родились?

На эти вопросы он должен найти ответы. И в своем изгнании на Татуине этих ответов ему не найти.

Как и в пещерах Илума.

– Ты должен следовать за своим внутренним знанием, - сказал Куай-Гон.

Внезапно Оби-Вану показалось, что Куай-Гон рядом. Не связанный теперь пространством - умение, почерпнутое в обучении на пути Уиллов - Куай-Гон действительно мог быть рядом с ним, и Оби-Ван не понял бы этого, если бы не странное чувство, наполнившее его.

– Когда Люк подрастет, уже должно быть что-то, к чему он сможет присоединиться, - услышал он голос Куай-Гона.

Оби-Ван отвернулся, чтобы Ферус не мог видеть его странного общения с пустотой.

– Да, - мысленно ответил он, - Вы уже говорили мне это. Поэтому я и отправился на помощь Ферусу.

– Когда Люк подрастет, он должен быть защищен от тех, что стремятся причинить ему вред.

– Я должен отправиться в Полис Масса?

– Ты должен следовать за своим внутренним знанием.

Он-то понимал, что говорит ему это самое внутреннее знание…

– Оно ведёт меня туда, - сказал он учителю.

– Так иди.

Оби-Ван почувствовал, что Куай-Гон удаляется от него - словно порыв ветра… Только что был здесь - и вот его нет. Но решение уже было принято. Он будет должен доверить поиски Гарена Ферусу, в то время как сам отправится в Полис Масса. Он должен сделать всё, чтобы рождение Люка и Леи осталось тайной. Если Люк будет найден - обречены они все. Обречены жить и умереть под неодолимой властью Империи. Именно об этом сказал ему Куай-Гон.

Ферус перестал мерить шагами площадку и смотрел на него.

– Вы не согласны.

– Я согласен, - качнул головой Оби-Ван, - Вы правы. Пришло ваше время быть смелым. Рисковать…

Он видел - у Феруса просто камень с души свалился.

– Кроме того, ведь там со мной будете вы.

Оби-Ван долго подбирал слова, представляя, насколько неожиданным для Феруса будет то, что он сейчас скажет.

– Нет, не буду. Я не пойду с вами. Есть нечто другое, что я должен сделать.

– Что-то, что важнее вашего друга? - с недоверием спросил Ферус.

Оби-Ван молча смотрел на него, не зная, что ответить. Ну что он мог сказать? Ферус не знал, что это Анакин стал Дартом Вейдером, ничего не знал и о детях Анакина. Он не мог рассказать ему об этом, Ферус не должен был этого знать. Это только лишнее бремя для него. Было слишком опасно посвящать в эту тайну ещё кого бы то ни было.

– Все наши судьбы, - ответил Оби-Ван, - Это важнее.

Ферус рассердился - это было видно. И, наверное, неудивительно. Оби-Вану стало тоскливо. Ну что он мог ему сказать?! Он не мог рассказать Ферусу всё, что знал, и эта недоговоренность всегда будет стоять между ними. С этим придется просто смириться.

– Хорошо, - натянуто сказал Ферус, - Я рассчитывал на вашу помощь, но я справлюсь и сам.

– Я отвезу вас на Илум, - сказал Оби-Ван, - Высажу там, а потом вернусь за вами. Тревер может наблюдать за округой, он вызовет меня, если что-то пойдет не так. Место, куда я отправлюсь - недалеко от Илума, я надеюсь, что пробуду там недолго.

Ферус отвесил короткий сердитый поклон, но расспрашивать больше не стал. Оби-Ван не мог не оценить это.

– И ещё, - продолжил он, - Вы должны быть осторожны. Если то, что джедаи могли укрыться в Илуме, кажется логичным нам, то это покажется логичным и Империи. Они наверняка не оставили без внимания это место. Но я знаю и другой, тайный путь в пещеры.

Гнев исчез с лица Феруса. Он просто принял его и позволил позволил ему уйти, как и должен был джедай. И в следующий момент был уже полностью сосредоточен на том, что ему предстояло сделать, на следующей стадии миссии.

– Это хорошо.

– Не слишком, - отозвался Оби-Ван, - Этот тайный путь ведет прямо через гнездо горгодонов.

ГЛАВА 9.

Они стояли у корабля Том'ы. Оби-Ван смотрел на мрачный пейзаж вокруг них.

– Вы уверены, что вы с Райной хотите остаться? - спросил он Тому.

– Мы теперь во всех списках Империи, - ответила Райна, - Я бы сказала, что здесь - самое безопасное для нас место во всей галактике. На корабле достаточные запасы продовольствия - он был заранее укомплектован на случай побега. Так что всё будет в порядке… пока.

Её голос был сама беззаботность, но Оби-Ван -то понимал, какой храбрости требует от них решение остаться. Нельзя было полностью исключить возможность, что они с Ферусом, вернувшись, не смогут найти их…

Да, на корабле было возвратное устройство - маяк, настроенный на астероид, только вот не было гарантии, что сигнал пробьется сквозь здешние аномалии. И проверить это они смогут не раньше, чем вылетят за пределы атмосферы, так что неприятные неожиданности не исключались.

– Мы вернемся, - сказал Ферус, - Я найду вас, несмотря ни на что. Я обещаю. И привезем запасы на случай если вы решите остаться здесь на какое-то время.

Райна взглянула на Тревера.

– Ты уверен, что тоже хочешь лететь?

– Трудно покидать всё это, - небрежно поведя рукой, выдал Тревер, - Но… Хе!

Втроем они поднялись на корабль. Взлетели - и почти тут же были закручены серьезным энергетическим штормом. Оби-Ван видел, что Ферус следовал указаниям Райны, ведя корабль через зону галактического смерча.

Судно тряслось и практически не слушалось руля, но он был полон решимости пройти. Благо, корабль Томы был самым прочным из всех, какие только ему приходилось пилотировать.

– Возвратное устройство работает, - сказал Оби-Ван, - Их координаты доступны.

– Прекрасно, значит, мы легко сможем вернуться.

– Несомненно, - откликнулся Тревер, хватаясь за подлокотники, так как кораблю вдруг вздумалось куда-то провалиться, - Если, конечно, сумеем сначала живьём улететь!

Но они всё же пролетели сквозь этот кошмарнейший шторм и вырвались в спокойный открытый космос.

Звездные полосы - Ферус ушел в гиперпространство. Они были сейчас меньше чем в дне перелёта от Илума.

Неодобрение Феруса ощущалось почти физически. Большая часть поездки прошла в молчании. Почему так? - думал Оби-Ван, - Почему? Ведь он абсолютно уверен в правильности решения, почему же так тяжело видеть неодобрение и непонимание Феруса?

Он отправлял Феруса одного в пещеры Илума, ну разве что только с Тревером в качестве дозорного… По сути, это действительно было полновесным испытанием. Время правил ушло. Не было больше Совета. Не было никого, чтобы заявить Ферусу, что он не готов.

Оби-Ван помнил свой разговор с Куай-Гоном на Татуине.

Говори то, что ты знаешь о Ферусе, а не то, что можешь предположить, - сказал Куай-Гон.

Что ж, размышлял теперь Оби-Ван, - Ферус был самым одаренным учеником, уступая разве что Анакину. С таким даром, как у него, он - серьезнейший противник для Империи. С возрожденным световым мечом, постоянно растущей и укрепляющейся связью с Силой, он будет ещё сильнее.

Одному пройти испытание пещерой, найти Гарена, найти кристаллы… Это могло сломать его. Или же возродить - как джедая.

Сотрудничать, не препятствовать, доверять возможностям других… То, чему давно научился он сам, и чего так и не смог понять Анакин, кажется, считавший, что действительно трудные вещи под силу лишь ему одному…

Но Оби-Ван-то знал, что бывает время, когда нужно отстраниться и позволить идти вперед другому. Как, например, сейчас. Даже если Ферус никогда не поймет его… …Даже если Ферус потерпит неудачу.

Наконец они вышли из гиперпространства; корабль вел Оби-Ван. Перед ними был Илум - Надо будет приземляться на другой стороне планеты, - сказал Оби-Ван, - Хорошо, что здесь нет никакой орбитальной системы слежения.

– Не может быть, - не поверил Ферус, - Хотя, они ведь уже не считают джедаев угрозой для себя.

– Нужно спуститься ниже и посмотреть, что покажут датчики, - сказал Оби-Ван. Он плавно опустил корабль, с удовольствием ощущая, как легко тот слушается руля. Тома не преувеличивал. Корабль был просто исключительным.

Они летели низко над покрытым льдом озером, покрытым вздыбленными глыбами люда.

– Можно сесть на берегу озера. Тревер может остаться здесь, а вы дойдете до горы пешком.

Тревер с сомнением огляделся.

– Ничего себе. Да уж, вы умеете выбрать местечки получше, Оби-Ван… Сразу могу сказать - будет весело…

– Уж получше гнезда горгодонов, - хмыкнул Ферус.

– И выбора у меня нет?

– Можешь лететь со мной, - отозвался Оби-Ван, - Оставлю тебя где-нибудь в безопасном месте, потом заберу.

Мальчишка покачал головой. Впрочем, Оби-Ван другого и не ждал.

– Нет уж, спасибо, - ответил небрежно, - Займусь ожиданием Феруса.

Оби-Ван посадил корабль.

– Это недалеко отсюда - правда, если по прямой, - говорил он Ферусу, - Помните, вы должны идти вперед, мимо любых видений. Не дайте им остановить вас. Продолжайте идти. Кристаллы находятся в центральной части пещеры. И, если Гарен в Илуме, он тоже будет где-то там.

Ферус кивнул.

– Да пребудет с вами Сила.

– И с Вами.

Ферус и Тревер спустились на землю. Оби-Ван поднял корабль. Не оглядываясь. Смотреть, как уменьшаются, исчезая из виду, фигурки Феруса и Тревера, было бы только лишней болью. Сердце сжалось вдруг во внезапном приступе страха - может случиться, что он видит их в последний раз.

Нет. Он переключил скорость и направил корабль к Полис Масса. Он должен сделать то, что должен - и как можно скорее вернуться.

Полис Масса был маленьким горняцким поселением, расположенным посередине обширного астероидного поля. Здесь был небольшой, но очень хороший медцентр, и именно сюда он привез Падме - в то кошмарное время, когда армия клонов получила приказ об уничтожении джедаев.

При виде знакомого неприветливого пейзажа - покрытого разломами и трещинами ландшафта - сжалось сердце. Он посадил корабль Томы в причальном доке и направился по пологому тоннелю, ведущему к поверхности астероида - по одному из множества приспособленных для дыхания внутренних проходов - к медцентру. Каждый шаг оживлял в памяти тот день, когда он нёс сюда Падме. Тогда он и подумать не мог, что она умирает. Страх сжимал его сердце, но он не верил в худшее. Это же Падме, он знал - она сильная. Она выживет.

Он поднес руку к сенсору и зашел в небольшой отсек приемного покоя. Работа медцентра управлялась главным образом дроидами. Экран мигнул, и в отсек вaжно вплыл дроид.

– Пожалуйста, сообщите тип вашего состояния.

Тип моего состояния - горе.

– Мне нужен Маниили Туун. Пожалуйста сообщите ему, что прибыл его старый друг.

– Подождите, пожалуйста.

Экран мигнул. Оби-Ван мерил шагами тесную приемную. Воспоминания переполняли комнату, казалось, делая её ещё тесней… Он помнил свою беспомощность - когда он нёс сюда Падме; своё горе - когда видел, как покидают её жизненные силы.

Разумеется, меддроиды не могли понять, почему им не удалось её спасти, но он-то понимал. Он полагал, что Падме знала, что ее сила была на пределе. Только остатки. И эту оставшуюся силу она дала детям.

Она удостоверилась, что они родились, и что они в порядке. И только тогда позволила себе уйти.

Сейчас он мог сделать для неё только одно. Он будет до последнего своего вдоха защищать её детей. И когда-нибудь они узнают об отваге своей матери.

Оби-Вану и Йоде, только что узнавшим о смерти Падме, было ясно - лучший способ обезопасить ее детей - это уничтожить все данные об их рождении.

Меддроидам стерли память, компьютерные данные тоже были удалены. И всё же.

Оби-Ван знал, кому в Полис Масса он мог доверять. Маниили Туун - верный сторонник дела Республики, человек, неспособный на предательство.

Его глубокое уважение к Йоде и готовность помочь были одной из причин, по которым именно Полис Масса был выбран для рождения близнецов. Наверняка он не откажется помочь и теперь.

Какого-либо четкого плана у Оби-Вана пока не было. Он рассчитывал, что сумеет получить доступ к медфайлам и удостоверится, что все данные были стерты, как они и договаривались. Это было бы первым шагом.

Тощий Маниили Туун, шагнувший в дверь, выглядел взволнованным. Когда он увидел Оби-Вана, на лице его отразились удивление и радость, но уже через мгновение он опять нахмурился.

– Думаю, я знаю, почему вы здесь. Идемте.

Прежде чем Оби-Ван успел сказать хоть слово, Туун повел его за собой внутрь комплекса.

– Мы должны быть осторожны, - сказал он, понизив голос, - Он в архиве.

– Кто?

– Санкор. Разве вы здесь не поэтому?

– Что за Санкор?

– Следователь.

– Я боялся этого. Но не знал, что он уже здесь.

Туун привел его в свой кабинет.

– Сначала явился другой следователь - он не сказал своего имени. Он копировал всю нашу документацию и увез с собой к Малоруму. Это было месяц назад. Теперь прибыл этот. Он эксперт по базам данных. Он уже полностью изучил данные из баз памяти меддроидов, именно тех, что были здесь в то время.

– Как вам кажется - Малорум знает что-то, или это только подозрения?

Туун покачал головой.

– Не думаю, что они что-то знают, подозревают - другое дело. Я знаю только, что настроены они решительно. Сейчас он запросил у меня отчеты относительно закупок медикаментов.

– Зачем они ему понадобились? - удивился Оби-Ван.

– Он собирается проверить, какие препараты и оборудование использовалось в то время, когда здесь находилась сенатор Амидала. Проверить, соответствуют ли использованные препараты данным из карт пациентов.

Оби-Ван был поражен.

– И исходя из этого, можно установить, принимались ли здесь роды?

Туун нахмурился.

– Вполне. Например, есть некоторые тесты, используемые только для младенцев… Мы стерли данные медкарты и память дроидов, но данные об использовании медикаментов остались. Когда часть наших запасов используется, мы снова докупаем необходимое. Состояние младенцев проверялось, они находились здесь какое-то время, так что были использованы и соответствующие препараты и оборудование… и если он сопоставит данные о медикаментах с данными медкарт - вопросы у него возникнут. Я как раз шел звать Ош Скейла. Он отвечает за снабжение клиники. Следователь хочет допросить его - тем более что Ош - один из немногих в Полис Массе, способный разговаривать. У меня нет выбора. Я могу лишь надеяться, что это пройдет незамеченным.

Оби-Ван быстро соображал.

– Он уже говорил с Ош Скейл?

– Нет, он пока только проверял архивы.

– У вас есть доступ к этим отчетам отсюда?

– Разумеется. У меня есть доступ ко всем данным, - Туун быстро вывел на экран нужные данные, - Видите? Здесь сотни пунктов, проанализировать все - та еще работа, но он настроен решительно. Но не думайте, что я могу стереть их - он сможет отследить это.

– Я и не предлагаю стирать что-либо. Что, если вы кое-что добавите? Он сможет заметить это?

– Нет.

– Хорошо, - Оби-Ван быстро подсел к пульту, - Скажем, здесь был некий пациент - в то же время, что и Падме. Кто-то, серьезно раненый в сражении. Вы можете ввести в список то, в чем вы нуждались бы для лечения? И в том случае, если бы начались осложнения? Соответствующие медикаменты, оборудование?

– Конечно. Но я не понимаю…

– Возможно, если мы подсунем ему дичь покрупнее, он отвлечется на неё.

Обеспокоенное лицо Туна прояснилось.

– То есть, если он подумает, что напал на след кого-то, кого ищет Империя…

– Точно.

– Но кого?

– Не имеет значения. Имя не нужно. Только сам факт. После окончания Войны клонов немало противников Империи ушли в подполье, и один из них запросто мог оказаться здесь. Пусть Малорум пытается вычислить, кто это. Пусть идет по ложному следу. От нас требуется лишь подтолкнуть их подозрения.

Туун развернулся обратно к пульту.

– Блестяще… Я надеюсь.

Он застучал по клавиатуре, просматривая огромный список.

– Вот. Запрятано достаточно хорошо, чтобы ему пришлось потрудиться, отыскивая. Но Ош Скейл… Он может заметить, что список поставок изменен. Он весьма дотошен.

– Нет. Санкор ведь не видел его. Так что вместо него пойду я.

Туун скопировал исправленные файлы на диск и передал Оби-Вану.

– Оби-Ван, друг мой, вы должны быть осторожны. Следователь умен, - Туун потер руками лицо и устало вздохнул.

– Я думал, мы учли всё. Я всё проверил и трижды перепроверил. Вся память стерта. Нет никаких данных об этих родах. Никаких записей о том, что здесь были вы и Йода… Я предположить не мог, что они возьмутся так глубоко копать.

– Их действия свидетельствуют как раз о том, что у них нет информации, - сказал Оби-Ван, - Идемте. Возможно, я смогу кое-что сделать.

Туун слегка улыбнулся.

– Если вы сможете отправить его туда, откуда он прибыл, это будет великолепно. Но если он выяснит, что мы изменили эти файлы, нам обоим не поздоровится.

ГЛАВА 10.

– Вы действительно оставите меня здесь? - с недоверием спросил Тревер.

Ферус проверял свою нехитрую экипировку.

– Я вынужден. В эту пещеру нельзя идти, не владея Силой.

– Кто это сказал?

Ферус вздохнул.

– Твое присутствие только добавит мне проблем, Тревер. Эти видения запутают и напугают тебя.

Тревер вздернул подбородок:

– Я не боюсь того, чего нет.

– Ещё как есть. Поверь мне. Я не знаю, смогу ли я сам пройти через это. И уж подавно я не потащу тебя в гнездо горгодонов. Если все пойдет как надо, я скоро вернусь. Если нет - жди здесь Оби-Вана. И не высовывайся!

– Перестаньте мной командовать! Я не ребенок!

– Ребенок. Даже если ты многое видел и немало сделал, ты всё равно ещё ребенок, и я буду защищать тебя, когда потребуется. Хватит разговоров. Жди здесь. Если повезет, я вернусь с Гареном Мулном и со световым мечом.

– А если не повезет - горгодон разжует вас и выплюнет, а я замету остатки! - не остался в долгу разобиженный Тревер.

– Очаровательно, - сказал Ферус, - И тебе тоже удачи.

Он повернулся уходить. Но не отошел и нескольких шагов, как сзади послышалось:

– Но будет лучше, если вы вернетесь.

Ферус чуть улыбнулся и двинулся дальше. Оби-Ван весьма подробно обрисовал ему предстоящий путь через гнездо горгодонов и дальнюю часть пещеры. Не поскупившись на полезные советы на случай, если горгодон решит напасть…

– Не забывайте про их хвосты, - ворчал Ферус, - Про их зубы. Про их лапы. Про их слюну… когда они будут убивать вас…

Снег на этой замороженной планете был больше похож на лёд - гладкая и твердая как стекло поверхность. Ледяной воздух при каждом вдохе обжигал легкие. Продвигаться приходилось медленно и осторожно, то и дело используя трос-подъемник.

Подъем был выматывающе тяжелым. Ферус старался не спешить, как бы ни хотелось добраться побыстрее. Он понимал, что силы ещё ох как потребуются ему, если придется столкнуться с горгодонами. Правда, он знал и другое - днем горгодонты обычно спят, так что шанс проскользнуть мимо них незамеченным у него был.

Уже на вершине его вдруг охватило острое чувство нереальности происходящего. Он опять здесь? Встреча с Оби-Ваном нежданно-негаданно возвращала его на путь, казалось, бесповоротно канувший в прошлое. И он оставил свой становящийся уже привычным образ жизни, оставил всё - ради поиска и спасения тех джедаев, что могли ещё оставаться в живых. Но ведь формально он так и не стал джедаем. …И не был уверен, что станет. Так, некая странность: наполовину джедай, наполовину обычный человек… Ну просто хоть детей развлекай превращениями из одного в другого и обратно…

Соберись, Ферус, - сказал он себе серьезно, обрывая эти мысли.

Трос-подъемник помог преодолеть оставшуюся сотню метров. Гора была покрыта толстыми бугристыми наростами льда. Оби-Ван предупреждал, что точное расположение гнезда определить будет трудно, придется воспользоваться Силой.

Ферус на мгновение закрыл глаза. Для того, чтобы очистить сознание от мыслей и призвать Силу, сейчас ему требовалось определенное усилие. А владение Силой не должно быть тяжким трудом, он знал. Что ж, он не будет пытаться. Он должен просто быть в этом моменте, не надеясь и не опасаясь. …Он ощутил лед, и скалы, и небо, и собственное тело. Всё вокруг стало вдруг единым целым, похожим на один слитный гудящий поток энергии; и от них исходило то, что связывало его со всем в галактике: Сила.

Он почувствовал, что Сила с ним, и открыл глаза. И тут же увидел, что толстый непрозрачный слой льда был, по сути, искусственно созданной стеной. Горгодоны установили пласты льда, как если бы это был транспаристилл, имитировав крутой склон горы.

Разглядеть остальное теперь уже не составило труда - странную неоднородность в синеватых тенях и разломах льда. В стене был проход, увидеть который просто так было невозможно. Ферус двинулся туда.

Сила не давала никаких предупреждений, но он знал, что эти твари были рядом. Он мог чувствовать их. Он шагнул в проход и тут же остановился в полном замешательстве. Потребовалось несколько мгновений, чтобы разобраться в том, что он увидел. Горгодоны использовали лед и валуны, чтобы строить укрытия, напоминавшие по виду их собственные горбатые спины. Метров по пятьдесят в высоту, высокие и сутулые, похожие на возвышающиеся холмы. Твари использовали свою липкую коричневую слюну как своего рода клей или цемент, чтобы скрепить всю конструкцию. Упругая липкая дрянь висела и над щелью-входом в пещеру словно своеобразный кружевной занавес, и слегка колыхалась на сквозняке.

Он знал, что горгодоны имеют очень острое обоняние. Но ни один из них пока не шевелился; Он пересчитал тех, что были видны: двое из них спали снаружи от основного логова, один, поменьше - развалился на входе, наполовину внутри, наполовину снаружи. И Ферус понятия не имел, сколько их ещё может быть там, внутри.

Не оставалось ничего другого, кроме как пройти к входу в пещеру прямо через гнездо. Сейчас он видел вход - трещину в стене, слишком узкую для горгодона. Если он сможет добраться до этой щели, то будет в безопасности.

Он двинулся через гнездо. И тут одному из горгодонов вздумалось потянуться во сне. Огромная туша перевернулась на другой бок. Пришлось поспешно отпрыгивать в сторону. Получилось неудачно - он запутался в петлях липкой вонючей массы, которой щедро было увешены стены гнезда.

Ферус задергался, стараясь высвободиться и произвести при этом как можно меньше шума. Чувствуя себя влипшей в смолу мухой.

Горгодон лениво открыл один глаз. Глаз был желтым, Ферус увидел свое отражение в огромном темном зрачке. Он казался там очень маленьким. И, надо полагать, вкусным…

Горгодон распахнул пасть и заревел, продемонстрировав три ряда желтых зубов с остатками предыдущей трапезы на них. Ферус не то что похолодел - просто заледенел от этого зрелища. Зашевелились и остальные твари, пещера внезапно заполнилась их криками.

Что ж, бывает время бороться - и время бежать. И он побежал.

Горгодон пустил в дело хвост, этаким дружеским приветом приложив Феруса по спине. Это специфическое - до искр из глаз - приветствие отправило его в полет через все гнездо к другой зверюге, уже с готовностью распахнувшей пасть - поймать и, без сомнения, перекусить пополам.

Если он когда-либо и нуждался в Силе, так это теперь. Ферус потянулся, но вокруг него была пустота, не было никакого потока, на который он смог бы опереться. Он отстраненно подумал, что, возможно, слишком сосредоточился на ожидавших его челюстях, а не на текущем моменте. А этот момент не был слишком ужасен - это был просто полет по воздуху. Проблемой был только следующий момент - тот, где он попадет на зуб зверюге…

Впрочем, теории вряд ли могли сейчас помочь. И тогда, оставив в покое Силу, он исхитрился в полете дотянуться до бурых петель слюны, развешенных по всему логову. Ухватился за одну из них - и густая масса упруго натянулась под его весом.

Все, в чем он нуждался - это изменить направление своего вынужденного полета. Это удалось. Бурая липкая масса натянулась - и отбросила его назад. Ферус врезался в валун. Всё приятней, чем в челюсти горгодона…

Горгодон взвыл, возмутившись подобной диверсией со стороны своего завтрака. И увязался за Ферусом. Но Ферус уже кинулся в сторону, теперь уже не выпуская из виду смертоносные хвосты. Шкура горгодонов была настолько толстой, что даже заряды бластера не убивали, а только злили зверюг. Так что бластер Ферус даже доставать не стал из кобуры. Чтобы убить горогодона, нужно было добраться до единственного их уязвимого места сзади на шее, где их шкура-броня не была столь толстой.

Впрочем, убивать горгодонов в планы Феруса не входило. Он понимал, что был здесь незванным гостем. Он вторгся в их гнездо, так что их раздражение было вполне обоснованным.

Другое дело, правы ли они были, берясь за дело столь серьезно?

Он использовал упругость очередной липкой петли, чтобы перелететь через горгодона, оказавшись сзади от него. Лапа размером с грависани потянулась для удара, но внезапно прихлынувшая Сила пронесла Феруса над ней. Вот теперь он ясно чувствовал Силу, и смог использовать её, чтобы превратить свой скачок в подобие короткого полета к заветному входу в пещеру.

Он был почти уже там, когда почувствовал, что его снова вскинуло в воздух. Первой мыслью было удивление. Я же не прыгал, - ошеломленно подумал он. Но тут пришла боль. Левую сторону тела словно обожгло огнем. Он понял, что горгодон всё же дотянулся до него лапой. А так же то, что этот удар был хорошо нацелен, и его несло прямо к другой лапе, уже поднятой в ожидании. Он видел, что тварь собиралась оглушить его и по-быстрому сожрать, пока слишком шустрый завтрак не выкинул ещё какого-нибудь фокуса.

Ну уж нет, у него были другие планы на вечер. Как, впрочем, и другое представление о приличной кончине.

Ферус кувыркнулся в воздухе, боль вытеснилась вспыхнувшей жаждой жизни. Он ощутил ясность холодного воздуха, кристальную красоту льда - и густую вонь горгодонов. Его ботинки впечатались в массивную подушечку огромной лапы. Спружинив коленями, он оттолкнулся от неё, использовов силу зверюги для очередного полета. Изменив лишь его направление. Призвав Силу, Ферус взлетел на голову горгодона. Скользкий мех был похож на лед, массивные голова и шея походили на склон холма. Ферус скатился на шею зверя, вытянул из туники вибронож и, использовав всю силу и вес своего тела, вогнал нож в незащищенный участок шеи ниже черепа.

Рев раненного зверя огласил воздух; Феруса стряхнуло, словно сухой лист с дерева. Он снова оказался в воздухе. Приземление на этот раз прошло удачно, и он помчался прочь из пещеры, пока зверюга каталась по земле, пытаясь избавиться от виброножа.

Он скользнул в щель, ведущую в пещеру, и оказался в полной темноте. Так. С этим он справился. Горгодоны остались позади, но он-то знал - самое трудное ещё предстоит.

ГЛАВА 11.

Тревер завернулся в термоодеяло и сидел, привалившись спиной к обледенелому валуну. Его дыхание повисало в воздухе белыми облачками пара. Он выдохнул несколько таких облачков и наблюдал, как они медленно рассеиваются. Повторил эксперимент; потом закрыл один глаз и попытался понять, где кончается просто лед и начинается замерзшее озеро.

Какая скука.

Ферус опять ушел один. Ну почему, как только намечается что-то интересное, его просто… припарковывают? Как учебный скутер? Он не рассчитывал на подобное. Конечно, когда он спрятался на борту крейсера, он вообще не знал, чего ему ожидать, но уж точно не такого. Он всего лишь хотел сбежать со своей планеты - и от Империи - а вместо этого оказался в компании джедаев. Ладно, он мог бы немного посмотреть галактику, но болтаться по ней в компании с героем сопротивления и джедаем - явно не самое выгодное дело. По мнению Тревера, приключение было просто неким видом азартной игры, скрашивающей дорогу. Для чего же еще существует опасность?

Кто же знал, что Ферус окажется таким… хм… благородным?

Нет, он хорошо относится к Ферусу, но он же не нанимался болтаться вокруг него, как спутник вокруг планеты?!!

Тревер сжевал белковый шарик. Возможно, он должен отстать от этих парней и подыскать себе хорошую планетку где-нибудь на Внешних Территориях, где хватка Империи не была бы столь цепкой… Какое-нибудь приличное место, которое не может обойтись без черного рынка, где он мог бы мирно прокручивать свои делишки. Место, где безобидный вор вроде него мог бы безбедно провести свою честную жизнь без имперского ботинка на загривке…

Что это - просто треск льда или шаги? Тревер перестал жевать. Это, разумеется, не могло быть шорохом ветра в листьях - хотя бы потому, что в этой ледяной пустыне вообще не было листьев. Нет, определенно это было именно то, что он и подумал - шаги.

Поплотнее замотавшись в одеяло, он откатился за валун. Прямо под ним, огибая склон, вилась узкая дорожка. В следующую секунду он увидел двух штурмовиков на снегоходе, движущихся в его сторону.

Он сразу понял, что они ничего и никого не искали. Просто два солдата, совершающие обычный скучный обход. Но они были далеко от их базы. Что означило, что они оставили где-то рядом свой транспорт. А вот это уже было очень даже интересно.

Тревер, не торопясь, выскользнул из термоодеяла. Подождал, пока штурмовики не исчезнут из вида, потом скатился по склону и отправился по следу снегохода туда, откуда они приехали. Чтобы найти их транспорт, много времени не потребовалось. Тревер тихонько присвистнул. Просто конфетка. Это был маленький космический корабль. Без сомнения, оснащенный кучей разного подходящего оборудования… Он мог бы разжиться приличным продовольствием, возможно, кое-какими инструментами или нетяжелым вспомогательным усилителем мощности. Всего несколько вещей - и он уйдет.

Рампа трапа всё ещё была опущена. Чем не приглашение? Тревер подошел - и скользнул внутрь корабля.

Сначала он совершил набег на камбуз - и обследование корабля совмещалось теперь с усиленным жеванием. Сунул в карман фузионный нож новой модели - никогда не знаешь, что может понадобиться - и пару маленьких электробинокуляров. Прихватил пригоршню-другую сменных лезвий для фузионного ножа - так, на случай…

Немного поколебался относительно сенсора жизненных форм, но решил, что этой пропажу заметят наверняка. А он не хотел, чтобы следы его набега на корабль были столь явными. Зато он прикарманил горсть альфа-плюс зарядов, найденных в инструментальном отсеке. Это была мощная взрывчатка, обычно используемая в горной промышленности. Без сомнения, солдаты нуждались в них для того чтобы делать проходы в скалах.

Тревер поискал кредитки, или ещё какую-нибудь галактическую валюту, но ничего подобного не нашлось. Его же собственные карманы были уже забиты до отказа. Пришло время уходить.

Внезапно он услышал потрескивание передатчика - штурмовики возвращались. Тревер выглянул. Нет, пока их не видно. Он уже собрался спускаться по рампе, когда углом глаза заметил, ещё одну машину, приземляющуюся неподалеку. А вот эти-то обязательно увидят его, если он выйдет. Проклиная свою неудачу, Тревер шмыгнул обратно.

Штурмовики подошли к прилетевшей машине. Купол кабины открылся, и Тревер ясно слышал, как сидящий там офицер спросил:

– Что - нибудь необычное?

– Никак нет, - ответил один из штурмовиков.

– Возвращайтесь на базу. Объявлена тревога по форме номер семь.

– Учения?

– Нет. Датчики засекли корабль; а в районе пещеры были выявлены некие формы жизни. Вы уверены, что не заметили ничего необычного?

– Абсолютно уверены.

Как раз в этот момент одно из сменных лезвий, наполнявших карман туники Тревера, выпало. Подпрыгнуло с металлическим звоном - и поскакало вниз по рампе трапа.

Н-да, не стоило быть таким жадным…

Последовавшая пауза продолжалась лишь долю секунды. Потом штурмовики развернулись, ища источник звука. Встроенные в их шлемы датчики вспыхнули красным - цель была обнаружена.

Они двинулись вперед, их бластеры были теперь направлены прямо на Тревера.

Тогда он спешно убрал трап и заскочил в кабину. Когда-то он победил в весьма опасной гонке - состязании среди самых молодых воров Беллассы. Теперь он мысленно разделил то своё рекордное время на два.

Пришло время полетать.

ГЛАВА 12

Санкор оказался низкорослым гуманоидом, его темные одежды ещё более подчеркивали его малый рост. Длинные пальцы - по три на каждой руке - буквально летали по клавиатуре, строки цифр и наименований с невероятной скоростью бежали по экрану.

– Это - Ош Скейл, наш ответственный за поставки, - сказал Туун, указывая на Оби-Вана, переодетого в форму медслужащего, с лицом закрытым хирургической маской.

– Наконец-то, - Санкор, не оборачиваясь, махнул Оби-Вану, приглашая зайти, - Я жду уже пятнадцать минут!

– У меня был перерыв, - дружелюбным тоном отозвался Оби-Ван, - Чем я могу вам помочь?

Санкор пощелкал своими длинными гибкими пальщами, потом протянул руку:

– Ваши данные по использованию и закупкам медикаментов и материалов - за те периоды, которые я указал. И будьте здесь, пока я их просматриваю. У меня будут вопросы к вам.

– Постараюсь ответить на них, - Оби-Ван протянул Санкору диск, который дал ему Туун.

Санкор вставил диск в считывающее устройство. По экрану побежали цифры, наименования и коды.

Оби-Ван тоже наклонился к экрану, пока Санкор быстро просматривал данные.

– Если Вы скажете мне, что вы хотите найти, мне будет легче помочь вам, - заметил он.

– Я вас не спрашивал, - огрызнулся Санкор. Его маленькие черные глазки бегали по строчкам на экране, - Профессор Натуриан, не помню, чтобы я просил вас остаться. Уверен, у вас много дел. Например, спасать больных.

– Да… Так я пойду, - пробормотал Туун и, быстро взглянув на Оби-Вана, вышел.

– Вот. - длинный палец Санкора оказался у самого экрана, - Комплект для изучения базовых жизненных процессов. Вы заказали несколько таких комплектов.

– Да, мы часто используем это.

– Но они используются только для новорожденных, для выявления потенциальных проблем.

– Почему же, не только… -…Но в это время в медцентре не было никаких новорожденных.

– Не знаю. Я не увязываю данные о расходных материалах с данными о пациентах.

– Зато я увязываю, - Санкор продолжал просматривать данные. Вдруг он остановился:

– Что за… - и закрыл рот, прервав себя на полуфразе. Оби-Ван следил за выражением его лица. Санкор обнаружил записи, вставленные в список Тууном. Облизнул губы и впился взглядом в экран. Оби-Ван видел, как он старается не показать своего волнения.

– За этот период в вашем медцентре было только несколько пациентов. И только один из них был серьезно ранен. Перечень расходных материалов говорит о его крайне тяжелом состоянии. Но в вашей базе данных такого больного нет.

Оби-Ван пожал плечами.

– Возможно, имела место небрежность.

Взгляд Санкора стал ледяным.

– Странно, что вы так принижаете ваш уровень организации. Эти данные доскональны. И меддроиды запрограммированы строго вести отчетность. Данные не могут не соответствовать…

– Я не врач, - ответил Оби-Ван. - Моя работа - чисто техническая. Возможно, вы захотите проверить меддроидов.

– Если бы я хотел говорить с меддроидом, то я вызвал бы его, а не вас. Кто еще имел доступ к вашим заказам в то время?

– Только я.

– Кто-нибудь ещё проверяет ваши заказы или видит их после того, как вы составляете их?

– Никто.

Санкор недоверчиво смотрел на него. Длинные пальцы погладили клавиши.

– Давайте-ка проверим список служащих.

Один за другим на экране появлялись имена и изображения. Оби-Ван почувствовал себя неуютно.

– Уверен, что смогу помочь вам, - сказал он, - Но я должен ознакомиться с некоторыми деталями.

– Конечно, вы можете помнить кое-что, что случилось в конце Войны клонов.

– Это было время большого хаоса.

– Напротив. В этом секторе было спокойно. Действие разворачивалось совсем в другом месте. - Санкор повернулся и посмотрел на Оби-Вана, его антенны дергались.

Позади Санкора на экране выскочило имя ОШ СКЕЙЛ - вместе с изображением. Нисколько не похожим на Оби-Вана. Всё, что требовалось от Санкора - это повернуть голову - и правда раскроется.

Оби-Ван обратился к Силе.

– Вы уже видели достаточно, и я могу идти, - сказал он.

Санкор покачал головой.

– Совсем недостаточно!

Умственные способности и воля Санкора были слишком сильны, чтобы на него можно было повлиять таким образом. Но Оби-Ван должен был любым образом не дать ему повернуться обратно к экрану.

Оби-Ван резко поднялся:

– Я могу получить доступ к файлам быстрее - через другой порт.

– Так сделайте же это!

Почти удалось - но тут в дверь просунулась голова доктора Тууна:

– Вы ещё долго? …Санкор повернулся к Туну, и его взгляд упал на экран. Он увидел и имя, и изображение.

И обратно к Оби-Вану развернулся уже с бластером в руке.

– А теперь вы оба объясните мне, что тут происходит, - сказал он, оскалив в улыбке свои мелкие заостренные зубы. - Если я и не знал точно, что вы что-то тут скрываете, то сейчас я в этом уверен.

Оби-Ван почувствовал темную волну в Силе за мгновение до атаки Санкора. И активировал свой световой меч в тот момент, когда Санкор выстрелил в Тууна. Оби-Ван отклонил выстрелы, дав доктору время отскочить; заряды бластера рикошетом ушли в стену.

Со световым мечом в руке Оби-Ван прыгнул вперед. На лице Санкора отразилось немалое удивление, затем он повернулся, проскочил мимо Тууна и выскочил в коридор.

– Он побежал к главному ангару, - проговорил Туун, - Мы не можем дать ему уйти. Диск у него!

Оби-Ван кинулся в погоню. Тут Санкор откинул длинные рукава своей одежды, и Оби-Ван увидел вспышку - выстрел из миниатюрной ракетной установки, смонтированной на специальном браслете.

– Ложись! - рявкнул он Тууну, кидаясь на пол.

Ракета взорвалась, с потолка им на головы дождем посыпались куски обшивки. Оби-Ван приготовился к атаке.

Санкор появился следом за ракетой, непрерывно стреляя на бегу из бластера; Оби-Ван крутанул меч, отражая летящий огонь, и бросился за проскочившим в дверь следователем.

Он оказался в темном помещении овальной формы. Ему хватило нескольких мгновений, чтобы сориентироваться, и он понял, что находился на смотровой платформе высоко над одной из новых операционных. Эта платформа тянулась от главного коридора, и на ней были расположены обзорные экраны и компьютерные пульты.

Пустая комната казалась странной при этом тусклом освещении. Он не мог видеть Санкора, но чувствовал его присутствие. Вглядываться не стал - вместо этого он обратился к Силе и слушал.

Санкор притаился в темноте в одном из углов комнаты. Ожидая.

Оби-Ван услышал шипение следующей ракеты раньше, чем она вылетела, и отскочил в сторону. Пролетевшая мимо ракета проделала в стене отверстие с дверь величиной. Но Санкор недооценил мощь своего оружия - или же переоценил прочность здешних конструкций. Платформа не выдержала и закачалась на опорах.

Оби-Ван рыбкой прыгнул в дыру, проделанную в стене ракетой Санкора. Пролетел насквозь и приземлился на пол в коридоре, как раз в тот момент, когда платформа оторвалась от несущей стены.

Санкор закричал и попробовал ухватиться за консоль, но пальцы лишь бесполезно царапали её поверхность. Пол платформы стремительно кренился под его ногами. Потом платформа медленно отделилась от стены, Санкор потерял опору и рухнул вниз.

Оби-Ван бросился к краю коридора, обрывавшегося теперь высоко в воздухе, и заглянул за край.

Санкор приземлился глубоко внизу, угодив на лоток с острыми медицинскими инструментами.

Всё было кончено. Имперский следователь больше не представлял угрозы?

Оби-Ван медленно поднялся на ноги. Смерть Санкора не снимала возможных вопросов. И порождала новые. Ясно, что Малорум не оставит без внимания его исчезновение.

И неизвестно было, окажется ли их тайна теперь надежно скрыта, или же она в большей опасности, чем когда-либо.

ГЛАВА 13.

Из полной темноты постепенно проступали серые грани каменных стен - после ледяного блеска гнезда горгодонов глаза Феруса привыкали к темноте. Вернее, к полутьме: стены пещеры слегка мерцали от множества Кристаллов. Пиктограммы на стенах говорили о том, что джедаи тысячи лет приходили в эту пещеру. И, джедай или нет, он был частью этой традиции.

Пещера Кристаллов. Они перешептывались о ней, ещё будучи падаванами, и так хотели её увидеть. Он помнил и его приезд сюда с Сири - когда ему пришло время сделать свой собственный световой меч. Эти видения тогда всю душу ему вымотали - он помнил, как сжимался в комок, желая не слышать и не видеть… Они обвиняли его в бегстве от самого себя, в уходе от Живой Силы - из-за его собственных страхов. Они говорили, что он только изображает смирение, что ему слишком нравиться быть лучшим учеником…

Он видел себя самого - туника разорвана, меч сломан. Он знал - видения хотели показать ему, что он никогда не станет джедаем. Тогда он думал - это предупреждение о том, что он не пройдет испытания. Теперь же он знал - видение сбылось. Он так и не стал Рыцарем-джедаем.

Тогда был только один ученик, что мог превзойти его - Анакин Скайуокер. Видение обвинило Феруса в том, что его ослепила зависть, не позволив ему стать другом Анакину. А потом он увидел темную фигуру в плаще.

Я жду тебя, Ферус. Я в твоем будущем, - сказало видение странным неживым голосом. И он помнил - это тогда напугало его больше, чем всё остальное.

Теперь он понял, что он видел. Возможное будущее - то, как оно выглядело в его собственных страхах… Но он просто нашел свободу, когда оставил Орден. Свободу быть самим собой. Он научился этому у Роана. Тот учил его не заботиться, что кто-либо думает, но обращать внимания на его чувства. Это было различие, которое он так и не смог усвоить в Храме. Он был слишком занят старанием быть совершенным.

И поэтому теперь он знал - он не завидовал Анакину; он боялся его. Но почему? Ответа на этот вопрос у него всё ещё не было.

Да и имело ли это теперь какое-то значение? Анакин был мертв, как и все остальные.

Сейчас он сам был куда старше. И не стремился во что бы то ни стало стать джедаем. Какое видение могло прийти к нему сейчас? Чем напугать? Он прошел через войну. Сколько раз душа уходила в пятки - но он не обращался в бегство. Он знал себя - свои пределы, свои возможности. Пещера больше не сможет испугать его…

– Ты так считаешь?

Перед ним словно из ниоткуда возник мерцающий образ. У Феруса перехватило дыхание. Сири. Его учитель, его друг.

– Вот это да, - сказала она. Несмотря на то, что образ мерцал и преломлялся, голос в его голове был прежним голосом Сири - ясным и чуть насмешливым.

– А ты совершенно не изменился. Ты только послушай - ты всё ещё уверяешь сам себя, что ничто не сможет затронуть тебя, что ты - самый лучший. Это настолько важно для тебя - быть самым лучшим, Ферус?

Он покачал головой. Это было совсем не то, что он думал.

Совсем ли?

– Это то, почему ты ушел? Потому что ты не был лучшим - и знал это?

– Нет, - ответил Ферус, - Не потому.

Сири скрестила руки на груди и чуть откинулась назад, словно на невидимую спинку стула. Сидящее в воздухе изображение выглядело странно и жутковато.

– Ты боишься не нас. Ты боишься того, каков ты.

– Я не боюсь, - громко сказал Ферус. Да, он знал, что Сири лишь видение. Спорить с видением казалось глупым, но другого пути не было, - Теперь я знаю себя. Чего не было раньше.

Насмешливое фырканье Сири отозвалось болью - её больше нет. И всё же на этот раз её насмешки не были проявлением заботы. Он чувствовал необычную резкость в её словах.

– И всё же ты боишься. Ты все еще обманываешь себя!

Внезапно она подалась вперед: - Ты хочешь спасти джедаев, ты один, сам? Переиграть свой уход из Ордена? Ты решил опять быть джедаем?

– Нет, не поэтому! - ответил Ферус, - Я только хочу помочь, я хочу бороться с Империей!

– Ты хочешь вернуться. Изменить решённое тобой, - говорила Сири, - Ты хочешь снова быть джедаем. У меня для тебя новость - Ты не сможешь! Ты никогда не станешь джедаем! Твои жалкие попытки использовать Силу были просто умилительны! Что я всегда говорила тебе? Ты ответственен за свои намерения. Ты забываешь это. Снова!

Сири расхохоталась. Ее лицо вдруг словно распалось на отдельные блики, а потом снова собралось каким-то невероятным образом. Это был безликий монстр, некий образ темной стороны Силы, явившийся вдруг ему. Как он мог забыть, что явившиеся образы видоизменяются до тех пор, пока не сможешь понять, где был джедай, а где - тёмная сторона Силы?

Или видения просто создавались его страхами? Страхами, о которых он даже не подозревал?

Внезапно Ферус пожалел, что не придумал себе занятия попроще - например, сцепиться с самим Императором - вместо того, чтобы лезть в эту пещеру…

Он сделал это ради Гарена, - подумалось ему, - ради джедая, которого даже не очень хорошо помнил. Так - отдельные черты, какие-то моменты. Легко вспыхивающая улыбка, легкость во владении Силой; поразительный пилот, друг Оби-Вана…

Но это вполне хватило. Чувства, накатившие волной, когда он вспомнил о Гарене, оказались ответом на его сомнения. Он должен был быть джедаем - если хоть часть его отзывалась на волны Силы, если он чувствовал эту связь.

Жизнь Гарена была сейчас его жизнью. Так - и никак иначе. Усвоенное в детстве никуда не делось из его сердца.

Он двинулся вперед, вглубь пещеры. Стены здесь были неровными, с короткими кристаллами, росшими из них. Ферус знал - бесполезно рассматривать Кристаллы, выбирая самые красивые или почему-то приглянувшиеся. Он должен позволить своим Кристаллам самим позвать его.

Если Сила будет с ним, то те, что были ему нужны, заговорят с ним - из тысяч, лежащих и растущих вокруг. Просто ждать. Они явят себя.

Внезапный благоговейный страх вдруг охватил его - пришло осознание того, что значит тот факт, что он находится здесь. Нравится ему это или нет, но он снова шёл путем Джедая.

– Невероятно.

Это был Анакин Скайуокер. На мгновение, Ферус даже подумал, что это действительно он - настолько настоящим и реальным тот выглядел. Но потом увидел, что этот Анакин был совсем молод, лет шестнадцати, не больше - как раз в том возрасте, в каком они были, когда Ферус ушел из Ордена.

– Это так похоже на тебя, - сказал Анакин, - Считать, что ты единственный, кто может что-то сделать. Твое самомнение. Неудивительно, что тебя все всегда недолюбливали.

Ферус молча ждал. Он знал, что это было лишь видение, что с ним бесполезно бороться или спорить. И он давно уже внутренне согласился с тем, что сейчас говорил Анакин. И уж тем более это не было чем-то таким, чего он не слышал бы прежде.

– Твоя зависть уничтожила твоё будущее, - сказал Анакин, - Ты попытался разрушить моё, но тебе не удалось, и ты ушел.

– Ты знал про дефект светового меча Тру, - сказал Ферус. Он не смог удержаться - эти слова столько лет жили в его душе. Из-за Феруса и Анакина их друг Тру оказался в опасности, и, пусть сам Ферус и не желал этого, он не мог не чувствовать себя виноватым.

– Ты завидовал нашей дружбе, поэтому ничего не сказал. Ты надеялся, что у нас будут неприятности с Советом. Так и вышло. Ты знал, что мы не пойдем рассказывать Совету правду о тебе. ни жаловаться, ни ябедничать. Мы и не стали. Так что ты преспокойно остался в Ордене, предоставив мне идти на все четыре стороны.

Анакин пожал плечами.

– Ты так считаешь?

– Так и есть. Это - правда. И, как ни забавно, это было самым лучшим из того, что со мной случалось. Я нашел себя.

– Верно, - сказал Анакин, - Я слышал. ТАК ВОТ, Я ТОЖЕ НАШЕЛ СЕБЯ.

Кристаллы померкли, пещера утонула во тьме. Пронесся внезапный порыв ветра.

Ветер? - подумалось Ферусу, - Откуда здесь ветер? - он чувствовал, как входит в сердце ледяной холод страха.

– ДУМАЕШЬ, ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО ТАКОЕ СТРАХ? - шёпот за шёпотом по всей пещере…

В пещере было Зло - он чувствовал; словно ледяная рука сжала вдруг сердце, едва не подкосились ноги. На что он наткнулся? Неужели Темная сторона Силы смогла завладеть этой пещерой?

Из мрака, сгущаясь, вырастала тень. Нечто механическое, не человек - показалось вначале. Тень, заполненная жестокой болью. Тьма сформировалась в огромную фигуру. Черный шлем. Черный плащ. Дыхание - странный резкий механический звук. Казалось, существо вдыхает и выдыхает тьму.

Дарт Вейдер.

ГЛАВА 14.

Конечно же, он слышал о нем. Правая рука Императора. Его железный кулак. И, как теперь знал Ферус, - ситх.

Раскаты звучавшего из тьмы голоса наводили ужас.

– Эта встреча была предопределена судьбой. Ты узнаешь те истины, которых так добиваешься. Ты не джедай. Ты обманываешь сам себя. Впрочем, ты всегда врал себе. Но ты ещё можешь отказаться. Потому что твоя "миссия" обречена, и ты потянешь за собой всех остальных. Смотри.

Видение было четким и ясным. Гарен, ещё один джедай, которого он не смог узнать, и, как ни странно, Хейм. Там же был и Роан. Все они смотрели на огненный шар в небе. Пока он как зачарованный наблюдал за этой картиной, огненный шар спустился и поглотил их.

Ферус хотел закричать, но не смог.

– "Вы ответственны за ваши планы", - сказал Дарт Вейдер, - Но ты никогда не думал об этом, не так ли? Только о своей собственной славе.

Но в самом центре своего страха Ферус почувствовал вдруг проснувшееся упорство. Оно возрастало - пока, наконец, целиком не захватило его. Сила все ещё была здесь - он знал это. И пусть он боялся сейчас использовать её, это знание всё равно дало ему надежду.

И вместе с надеждой возродилась отвага.

А он ведь почти забыл об этом. Сила была всюду, даже там, где дышало Зло.

– Это - то, что всего лишь может случиться, - проговорил он, - Я смогу сделать то, что должен.

– Ты никогда не желал видеть правду.

– Если такова твоя правда, то я предпочту свои иллюзии.

Ферус шагнул вперед, прямо к Дарту Вейдеру. Вперед, сквозь черный ужас, сумев принять и подчинить себе свой страх. Если это конец - что ж, пусть будет так.

Прикосновение к черному плащу показалось испепеляющим. Ферус услышал свой крик, его самого отшвырнуло в сторону. Удар о землю. Тьма. Ферус застонал.

Но Тьма вдруг отступила. Он чувствовал, как она словно втянулась в черный водоворот и исчезла.

Он был один.

Сквозь муть боли он увидел три бледно-голубых кристалла, сияющих словно звезды. Ферус заставил себя подняться на ноги и двинулся к ним. Осторожно коснулся - они были тёплыми. И просто упали в его ладони.

Он осторожно опустил кристаллы в карман туники. Так или иначе, ему понадобится образец для изготовления рукояти. И он пока понятия не имел, как будет делать меч сейчас, когда не стало Храма. Нужные материалы, доступ в архивы, специальные инструменты, энергоячейки… Но, с другой стороны, ведь именно Кристаллы были самой важной частью. А значит, он придумает способ раздобыть и сделать всё остальное.

Но видения все еще не оставили его в покое. Он увидел древнего джедая, сидевшего у стены пещеры. Изодранная туника, закрытые глаза. Словно символ поражения Ордена…

Страха у Феруса уже просто не осталось. Он пошел через пещерный зал к сидящему старику, готовый к чему угодно. Отзвук шагов шорохом разнесся по пещере. Видение подняло голову.

– Кто вы? - раздался очень тихий голос.

На этот раз не видение. Это был человек.

Ферус осторожно опустился рядом с ним.

– Гарен?

– Кто хочет знать? - с трудом разлепив потрескавшиеся губы, спросил тот.

– Я - Ферус Олин.

– Мне знакомо… это имя. Ученик Сири.

– Да. Мы встречались однажды… давно. Я друг Оби-Вана Кеноби.

– Оби-Ван… Он жив?

– Ещё как. Он слишком упрямый… для смерти.

Гарен оперся спиной о стену пещеры и чуть заметно усмехнулся:

– Да, теперь я вижу, что это действительно ты, Ферус.

– Он послал мне сюда найти вас. Он возвращается с кораблем.

– Великолепно, - сказал Гарен, - Оби-Ван… Я уже не рассчитывал услышать подобное.

– Выживание дорого обошлось всем, - кивнул Ферус.

– Мы не думали, что ещё кто-то из джедаев выжил.

– "Мы"?

– Фай-Тор-Эйна. Она тоже прилетела сюда… но она отправилась на Корускант, чтобы увидеть, что случилось с Храмом. Потом собиралась вернуться за мной. Но так и не возвратилась.

Внезапно они услышали страшный грохот - и вой, звучавший смертельной болью. Потом пещера заполнилась жуткими криками сразу нескольких существ.

– Видение? - спросил Ферус.

– Нет, - Гарен попытался приподняться.

– Горгодоны, - понял Ферус, - Что там у них стряслось? Я сейчас, - и он помчался через пещеру обратно ко входу. Осторожно выглянул в щель.

Штурмовики, вооружившись огнеметами и гранатометами со специальными мощными гранатами, разносящими в пыль любое препятствие, планомерно уничтожали гнездо горгодонов. И как бы яростно те ни сопротивлялись, Ферус видел, что уже через несколько минут все будет кончено. Глыбы льда, защищавшие гнездо, не могли противостоять разрушительной силе оружия людей, и превращались в сплошные завалы. Огромный валун упал перед самым входом в пещеру - и тут же превратился в вихрь осколков, крошева и каменной пыли от следующего попадания. Ферус закашлялся.

Они знали, что он был здесь. И перекрыли путь, по которому он пробрался. Теперь он мог покинуть пещеру только через основной вход.

Он поспешил назад к Гарену.

– Придется прорываться через главный вход. Хотя, я уверен, они уже поджидают нас там, - Ферус отстегнул от пояса флягу с водой и вытащил упаковку с белковыми шариками, - Вы сможете съесть хоть один?

Но Гарен не пошевелился; он только смотрел на Феруса, и по его глазам Ферус понял, что Гарен уже смирился со своей судьбой - или же просто чувствует, что слишком обессилел для дальнейшей борьбы.

– Ты должен идти один. Я прибыл сюда, чтобы быть с Силой, остаться с видениями моих предшественников… Живая Сила уже слишком слаба во мне…

Он с усилием снял с пояса свой световой меч - и протянул его Ферусу. -…Нужны новые кристаллы. Я видел, ты нашел свои - те синие… Вставь их в рукоять… Теперь этот меч твой.

– Я не могу взять его, - сказал Ферус.

– Ты должен, - проговорил Гарен, - Мне уже не воспользоваться им больше. Для меня честь передать свой меч джедаю.

– Но я даже не Джедай. Я так и…

– Я чувствую в тебе Силу, - прервал его Гарен, - Этого достаточно…

Ферус почтительно принял лайтсейбер. Странно, но зазубренная, разбитая, с большой вмятиной с одной стороны рукоять так удобно и сбаллансированно легла в ладонь, словно он сам делал её - под свою руку. Отщелкнув замок рукояти, он поместил кристаллы внутрь. Активировал меч. Вспыхнул ослепительный льдисто-синий луч. Меч возродился к жизни.

– Используй во благо, - сказал Гарен.

– Я буду…А теперь я собираюсь выбраться отсюда. С вами вместе, - Ферус опустился рядом с Гареном, глядя ему в глаза.

– Живая Сила может быть слаба, но она все равно с вами. Нельзя сдаваться, отказываться от борьбы… Это было бы против Кодекса Джедаев.

Он протянул воду и шарик. Прошло несколько секунд, прежде чем Гарен кивнул, соглашаясь.

Ферус помог ему подняться на ноги. Вдвоем они медленно двинулись к выходу. Ферус не представлял себе, как он сможет сражаться и одновременно защищать Гарена, но других вариантов не было, а значит, он должен был суметь.

Да… Он шел и размышлял - интересно, где сейчас Тревер? И где Оби-Ван? Потом запоздало подумалось - и как это он умудрился опять угодить в такие клещи? Что спокойно не жилось где-нибудь подальше от Империи? Потом снова: было ли право видение, обвинившее его в том, что он взялся за это дело, только чтобы доказать себе, что он всё-таки джедай?

А потом они дошли до выхода из пещеры, и размышления пришлось прервать…

Ферус оставил Гарена на некотором расстоянии от входа, за выступом скалы.

– Побудьте здесь, пока я посмотрю, что там творится.

И пополз вперед. Как он и опасался, там выстроилась полная команда штурмовиков - он насчитал пятнадцать человек. Не такая уж невозможная задача для джедая; а вот для того, кто уже годы не держал в руках лайтсейбер, это вполне могло стать проблемой.

Несколько секунд он наблюдал за ними, стараясь понять, каков их план.

Впрочем, предаваться размышлениям пришлось недолго.

Позади отряда появился передвижной гранатомет, ствол развернулся, нацеливаясь на вход в пещеру. Ферус хорошо представлял себе возможности этого чуда техники - немыслимая скорострельность, огромный запас мощных зарядов, минимальное время перезарядки… Он управлялся двумя штурмовиками, и был установлен на репульсорной платформе, способной быстро разгоняться до очень неплохой скорости и подниматься в воздух метров на тридцать. Короче говоря, супермашина для убийства.

Гарен нашел в себе силы тоже подползти к выходу, присоединившись к Ферусу. Тихо присвистнул.

– Не самые хорошие новости.

– Ребята хорошо подготовились, - согласился Ферус.

– Итак, как у тебя обстоят дела с техникой боя?

– Признаться, я несколько подзапустил этот предмет.

– Н-да. Хотелось бы услышать обратное.

– У вас есть ещё какое-нибудь оружие?

– Нет.

– Возьмите мой бластер.

– И каков твой план?

– Предполагается, что он у меня есть?

– Хорошо, - отозвался Гарен, - тогда я предложу свой. Давай-ка вспомним, чему нас учили в Храме.

Экзамен? Сейчас? Ладно, постараемся не провалиться.

– Когда Вы сталкиваетесь с превосходящей силой или численностью противника, каковы могут быть ваши стратегии?

– Например, отступление, - не сводя глаз со штурмовиков, ответил Ферус, - Это всегда приоритет.

– Боюсь, что в данной ситуации это невозможно. Давайте рассмотрим другие варианты.

– Обратить преимущество врага на пользу себе, - слова неожиданно легко всплывали в памяти. Вспомнились занятия в Храме, изучение стратегий и возможных вариантов развития событий… Предполагалось, что, хоть джедаи и были миротворцами, они должны располагать знаниями в этой области. Это ох как выручало его во времена Войны Клонов.

– Захватить миномет, - сказал он раздумчиво, - Но как?

– Я прибыл в эту пещеру много лет назад, чтобы найти мои кристаллы, - сказал Гарен, - Я решил ждать снаружи, пока я не буду готов, пока я не почувствую, что Сила со мной в достаточной степени… Я так сказал себе. Фактически, я застрял. Долгое время я просто сидел, изучая вход в пещеру. И я кое-что заметил - птицу. Это была одна из тех крошечных птиц с белым как снег опереньем, она строила гнездо у входа в пещеру. И я заметил, что вход немного не такой, как выглядит - это не просто дыра в скале, как кажется на первый взгляд. Там, над входом, нависает небольшой карниз.

– Я не понимаю… - прервал Ферус, - И, не хочу напоминать, но штурмовики и гранатомет никуда не делись… -…Вполне достаточный не только для гнезда птицы, но и для того, чтобы поместиться там человеку.

– Поместиться?! - едва не подпрыгнул Ферус, - Я не хочу туда помещаться! Я же буду одной большой мишенью!

– Ты сможешь добраться туда под прикрытием нагромождения камней на входе в пещеру, - как ни в чём ни бывало, продолжал Гарен, - Поднимись вверх по стене пещеры, потом прыгай оттуда на карниз. Если ты сделаешь это быстро, тебя не заметят.

– Не заметят?!

– Они не будут смотреть вверх, они будут смотреть сюда, стараясь уловить движение. Оттуда, воспользовавшись Силой, ты сможешь спрыгнуть на дальние камни и дальше на землю - прямо позади гранатомёта. А я отвлеку их внимание.

Ферус с сомнением посмотрел на Гарена. Тот выглядел столь же хрупким, как те птицы, о которых он говорил. Это был самый сумасшедший план из всех, о каких он когда-либо слышал.

Только вот лучшего не было. А время поджимало.

– Они собираются наступать, - сказал Гарен, глядя на штурмовиков, - Пусть идут. Твоя задача - гранатомет. А я останусь здесь, чтобы встретить их.

Ферус с недоверием посмотрел на него:

– Один?

– Я буду не один, - ответил Гарен, - Видения помогут мне. А теперь иди! И да пребудет с тобой Сила.

Был ли этот план действительно хорошим, или же он по ученической привычке слушался мастера-джедая? - подумал Ферус пробираясь вдоль стены пещеры к выходу. Тени пока укрывали его от глаз штурмовиков. Он осторожно поднялся вверх по камням, встал поустойчивее на самом верхнем, ощупывая стену пещеры в поисках надежного захвата. Прыгать придется вслепую - сам карниз из пещеры был не виден. Он мог только предполагать, что, прыгнув в нужном направлении, он действительно окажется на том карнизе.

Он взглянул на штурмовиков, которые были прямо под ним. Они толклись перед входом с бластерами наготове, явно ожидая приказа. Позади их шеренги парил на репульсорной платформе гранатомет. Штурмовик уже держал руки на панели управления.

Сейчас или никогда.

Он качнулся на руках, посылая свое тело вперед и вверх, вокруг края стены. На волосок разминулся со стеной пещеры и с удивлением понял, что действительно приземлился на узком выступе. Отодвинулся так далеко назад, как только мог, стараясь укрыться в тени скалы. Его сердце бешено колотилось в ожидании - заметили или нет.

Но ничего не случилось. Его не заметили. Неплохо для начала.

Ферус почувствовал возросшую концентрацию Силы внизу в пещере. Гарен. Гарен призвал Силу, готовясь встретить штурмовиков.

Ферус призвал Силу и прыгнул, пролетев высоко над головами атакующих пещеру штурмовиков. Они и в самом деле не увидели его; но те, что были на платформе гранатомета, не заметить его не могли - и поспешили развернуть гранатомет. В Феруса полетели гранаты. Рукоять светового меча Гарена плотно и удобно лежала в ладони, сиял синий клинок. Ферус легко отразил их все, отправив вниз, в штурмовиков у пещеры.

Это было так странно - снова чувствовать в руке световой меч. Его навыки вернулись, их использование опять не требовало усилий; движения были верными, направление прыжка - абсолютно точным.

Он приземлился на передвижной платформе, пинком отправив стоявшего там штурмовика вниз к остальным. Прыгнул к панели управления, резко разворачивая платформу. Второй штурмовик не удержался и отправился вниз вслед за первым.

Штурмовики внизу бросились врассыпную, спасаясь от неожиданного обстрела. Ферус подумал, что мог бы сейчас опуститься к самой пещере и забрать Гарена, но платформа внезапно вильнула в сторону. Один из солдат смог запрыгнуть обратно. Мимо уха, обдав жаром, просвистел заряд бластера. Ферус увернулся, активировав световой меч. Сражаться на вертящейся платформе - это было непросто. Вернее, раньше, в юности, он легко справился бы с этим, но теперь и навыки и чувство равновесия, были уже не так хороши, как хотелось бы. Ферус с ужасом почувствовал, что теряет равновесие, увидел нацеленный на него бластер. Выстрел.

Так. Похоже, я не столь быстр, как рассчитывал.

Плечо обожгло болью. Феруса снесло с платформы, и в следующее мгновение он тяжко ударился о землю.

Великолепно. Сначала горгодон, потом видение, теперь этот… Я что, так похож на мяч для лазербола? В довершение, меня ещё и подстрелили. На редкость удачный день.

Гранатомет остановился, потом начал разворачиваться в его сторону.

Ярость вдруг вспыхнула в нем. Похоже, все заканчивалось для него здесь, у пещер Илума. Самое священное для джедая место - и здесь будут лежать его кости. Сила замедлила время, он приподнялся, опять активировав свой меч. Он не успеет увернуться от огня, он знал это, но по крайней мере он уйдет в Силу, сражаясь.

Краем глаза он заметил отбеск. Что-то падало.

Внезапная вспышка света швырнула его обратно на землю.

Альфа-снаряд угодил прямо на платформу гранатомета. Ещё один, и ещё.

Все гранаты взорвались одновременно. Ферус кувырком покатился вниз по склону, стремясь хоть как-нибудь укрыться от страшного жара. Пока не остановился, ударившись головой о валун. …В истребителе оказался Тревер. Он обстреливал штурмовиков из бортовых пушек, а за ним самим, преследуя, мчался корабль побольше. Осмелевшие было штурмовики опять бросились в укрытие.

Боль не отпускала; оставалось только принять её как факт и сконцентрироваться на своей задаче. Под прикрытием стрельбы Тревера Ферус двинулся к пещере. Глаза слезились от дыма, плечо словно жгло огнем.

Он нашел Гарена у самого выхода, лежащего на полу с зажатым в руке бластером.

Истребитель Тревера приземлилось рядом. Ферус подхватил Гарена - тот показался совсем легким, словно свет, словно птица - и побежал к трапу. Штурмовики палили по ним как сумасшедшие, но Тревер выпустил несколько ракет по их позиции за валунами, и стрельба заглохла.

Ферус взобрался по трапу на корабль, таща Гарена, и только там уже без сил рухнул на пол.

Преследовавший их корабль направился вниз, к ним, и заметивший это Тревер тут же повел истребитель на взлёт. На максимальной скорости они понеслись прочь. Пусть они и не могли вылететь за пределы планеты, уйти от преследования здесь у них, пожалуй, хватило бы скорости.

– Я знаю, где мы можем укрыться, - сказал Гарен, - Оби-Ван найдет нас там.

ГЛАВА 15.

Сигнал бедствия Оби-Ван получил, уже покидая Полис-Масса. Он точно знал, где они будут скрываться в ожидании его прилёта - в соседней пещере, той, где не было кристаллов, но которая часто использовалась джедаями как скрытый надежный ангар.

Весь путь до Илума он мог думать лишь о двух вещах: Гарен жив; Малорум должен быть остановлен.

Наконец он добрался до пещеры, и Ферус с Тревером подняли Гарена на борт. Как же хотелось броситься в тот отсек, увидеть, казалось, безвозвратно потерянного старого друга, воочию убедиться, что тот жив - вот он, действительно здесь, рядом… А времени на это не было. Самым главным делом сейчас было как можно быстрее унести ноги с этой планеты… И только уже глубоко в космосе, когда немного пришедший в себя от пережитого Ферус принял у него управление кораблем, Оби-Ван смог наконец пойти повидать Гарена.

И если за минуту до того он был счастлив от мысли, что Гарен жив, то теперь, когда он увидел его, сердце зашлось от боли.

Он не узнал бы его… Гарен лежал с закрытыми глазами, истощенный, болезненно-бледный. Словно истончившийся - настолько, что, казалось, может исчезнуть как снежинка - просто от дыхания. И это Гарен - который всегда был сильным и ярким, глаза которого светились жизнью и юмором…

Оби-Ван осторожно приблизился к неподвижно лежащему другу. Он мог видеть прожилки вен сквозь почти прозрачную кожу, черные круги вокруг глаз. Впалые щеки, редкие волосы, когда-то сильное тело, словно превратившееся в собственную тень.

Глаза Гарена открылись. Казалось, это незначительное движение было самым трудным из всего, что ему когда-либо приходилось делать. Взгляд медленно сфокусировался на Оби-Ване.

– Я могу сделать что-либо для тебя? - спросил Оби-Ван.

Голос Гарена был похож на шорох ветра в траве.

– Только не приноси мне зеркало. По твоему лицу всё достаточно хорошо видно.

– Ты жив, - сказал Оби-Ван, - Это уже прекрасно.

– Жив? Вот уж в чем не уверен… Но спасибо, что нашли меня, - было видно, что каждое слово стоило Гарену усилия.

Что теперь? - мучительно раздумывал Оби-Ван, - Гарену нужна медицинская помощь, покой, забота. Постоянное наблюдение. Где? Вернуться вместе с ним в Мос-Эсли? Исключено. Это привлекло бы слишком много внимания - такого нежелательного внимания… Да и что за медпомощь на Татуине?!

А Гарен уже погружался в сон, слишком похожий на беспамятство.

– Мы поговорим позже, - пробормотал Оби-Ван. Его рука всё ещё оставалась на плече Гарена - под ладонью ощущалась в-основном кость… Чувства нахлынули вдруг все разом, словно лавина - и радость, и беспомощность, и воспоминания. И боль потери всего, что было, всего, чем они жили.

Он заставил себя успокоиться и вернулся в кабину пилота; опустился в кресло рядом с Ферусом. Умаявшийся Тревер спал, свернувшись в соседнем кресле.

– Спасибо, что спасли Гарена, - сказал Оби-Ван.

– Это только первый шаг, - отозвался Ферус, - Д'хархан проговорился о каком-то другом джедае, брошенном в тюрьму на Корусканте. А Гарен сказал, что в пещере он встретил женщину-джедая - и она как раз намеревалась добраться до Корусканта. Возможно, в обоих случаях речь идёт именно о ней. И она может быть ещё жива.

– Корускант огромен. Она может быть где угодно.

– Спрятать джедая? Нереально. Мы сможем найти её. Найти всех…

– И?

– И мы доставим их на нашу секретную базу.

Оби-Ван покачал головой.

– Этим вы только увеличите опасность для них, Ферус. Пока единственный способ выжить - рассеяться по галактике. К тому же такая концентрация Силы в каком-то месте может заинтересовать и ситхов.

– Ну, не думаю, чтобы горстка джедаев могла вызвать такую реакцию, - возразил Ферус, - А кроме того, мы будем надежно скрыты.

– И где ты рассчитываешь найти такое место?

– Я уже нашел его. Впрочем, как и вы.

Оби-Ван на мгновение задумался:

– Астероид?!

– Его нет на картах, он постоянно перемещается.

– Это же просто незащищенный кусок скалы в центре шторма!

– И я о том же. Это же просто идеально! - судя по голосу, Ферус уже всё для себя решил. - Я уже связался с Роаном - это мой друг. Я понимаю, это был риск, но он - единственный человек, которому я могу доверять. Ну, не говоря о тех, кто на этом корабле и на астероиде… У нас есть своя система кодов, условленные места встречи. Он доставит все, что нам нужно - а затем вернется на Юссу. Я дал ему подробный список самого необходимого - и для лечения Гарена, и некоторого другого. Нам ведь придется самим обеспечивать себя всем необходимим для жизни.

Оби-Ван мог слышать нетерпеливое волнение в голосе Феруса; сам он совсем не разделял его уверенности. Впрочем, сейчас было не время для споров.

– Разбудите меня, когда доберемся до космопорта, - сказал он.

Тревер критически разглядывал через окно кабины космопорт Никсор. Это был маленький порт, вращавшийся по орбите в системе Никсор. Здесь царил полнейший беспорядок - совершенно дезорганизованная толкотня. Жители Никсора, враждующие с остальной частью системы, отказались не то что модернизировать порт, но даже минимально привести его в порядок. Пилоты охотно облетали бы его стороной, если бы не столь удобное расположение Никсора в Срединном Кольце. Благодаря этому космопорт был более чем многолюден…Отличное место, чтобы остаться незамеченными.

– Вы специально выбираете самые мерзкие дыры в галактике, - подытожил Тревер свои наблюдения.

– Так в этом и смысл, - хмыкнул Ферус, - Порой лучший способ скрыться - это быть в толпе.

Он опустил трап и поспешил вниз. Поискал глазами в толпе - и почти сразу нашел того, кто был ему нужен. Роан выглядел осунувшимся, заметно было, что он все ещё не до конца оправился от пребывания в имперской тюрьме. Только улыбка была всё та же.

Они не спеша двинулись друг к другу.

– Ты похож на дьюрго в непогожий день, - поприветствовал его Роан.

Да уж, - подумал Ферус, - Ещё как.

Бакта бактой, но рана от бластера и ушибы от полета в пещере горгодонов хорошему самочувствию не способствовали. Невеселую картину удачно завершала здоровенная шишка на лбу.

– Спасибо. Ты тоже прекрасно выглядишь, - не замедлил Ферус.

Роан шагнул вперед, обеими руками пожав Ферусу руки. Это было их собственное приветствие после долгого отсутствия. Ферус невольно сморщился.

– Что?

– Всего лишь рана от бластера. Так, ерунда. Не о чем волноваться.

– Не можешь бегать и прятаться, как другие? Обязательно должен искать себе приключения? - Роан вроде бы поддразнивал его, но в глазах плескалось беспокойство.

– Ну, ты же знаешь этих имперцев, всегда придумают что-нибудь забавное. Я не смог остаться в стороне.

Улыбка Роана получилась несколько искусственной.

– Я полагаю, что должен был.

– Должен, да… Но это… -…но это было совсем другое дело. Я знаю.

– Есть джедаи, оставшиеся в живых после резни, - сказал Ферус серьезно, - Я хочу найти их, собрать в безопасном месте.

Роан подумал, потом медленно кивнул.

– Я думал, ты оставил Орден.

– Так и было.

– В самом деле? Выглядит по-другому.

– Сейчас им нужна моя помощь. Некоторые все еще живы. В тюрьме. Или скрываются. Если будет такое место - это даст шанс продолжить борьбу. Так что я собираюсь создать секретную базу.

– А, так вот чем объясняется оранжерея, - сказал Роан.

– Ты действительно смог раздобыть её?

– А как же. Всё тут. Специальная оранжерея, запасы продовольствия, семена, растения, системы регенерации и очищения воды, полный медицинский комплект. Все, что ты просил. Плюс дополнительное топливо, несколько датападов, ещё кое-что по мелочи. Да, и, разумеется, твоя флейта - чтобы ты вечерами мог изводить своих спутников так же, как до сих пор изводил меня.

Ферус расхохотался, отгоняя вдруг охватившую его печаль. Его прежняя жизнь уходила окончательно. Навсегда.

– Опасный путь, - заметил Роан, - Но я полагаю, для тебя это не новость. Ладно, не волнуйся, партнер. Время от времени мы сможем видеться. Мне есть чем заняться на Юссе. Империя расправилась с Сопротивлением, но мы знаем, что наше время ещё придет, и не сидим сложа руки. Ты всё делаешь правильно.

– Я не знаю, правильно это или нет, - ответил Ферус, - Я только знаю, что должен это сделать.

– Что ж, - заметил Роан, - Порой это всё, что нам дано знать.

ГЛАВА 16.

Маячок, настроенный на астероид, работал безупречно, но для того, чтобы попасть туда, им опять надо было нырять в галактический шторм. Ферус более-менее приноровился использовать потоки энергии смерча - настолько, насколько это вообще было возможно. И всё же, увидев наконец астероид, все вздохнули с облегчением.

Тома и Райна, должно быть, заметили их - они уже стояли невдалеке и ждали, пока корабль сядет. Ферус спустил трап, и они втроем спустились на каменистую почву.

– Мы очень рады вас видеть, - сказал Тома.

– Мы тут несколько устали, разговаривая исключительно друг с другом, - рассмеялась Райна. Она старалась говорить шутливо, но на её лице все еще оставались следы беспокойства. Без сомнения, она очень боялась, что они не вернуться.

– Мы привезли все необходимое, - сказал Ферус, - И с нами раненый.

– Позвольте мне взглянуть на него, - сказала Райна, - Я врач. Закончила обучение как раз перед Войной Клонов… - и она легко взбежала по трапу на корабль.

Ферус повернулся обратно к Том'е.

– Мы хотим основать здесь базу. Мы надеемся, что найдем джедаев, которым удалось выжить. Я привез все необходимое для автономного существования здесь, но мне необходимы помощники - в том числе на то время, когда мне придется улетать отсюда на поиски. Я надеялся, что вы и Райна… Я понимаю, что это не самая привлекательная работа, но…

– Я не могу говорить за Райну, - ответил Тома, - но для себя я не могу даже вообразить дела лучше этого.

Они разгрузили корабль. Оби-Ван, Ферус и Тома собрали переносное жилье, которое было аккуратно упаковано в дюрастилловые контейнеры. Пластоид, из которого оно было сделано, был очень долговечным материалом, способным к тому же выдерживать и высокую температуру, и холод. А так же хорошо защищать от них.

Когда все было сделано, они остановились посмотреть на здешнее небо. Астероид непрерывно перемещался в космическом вихре, не привязанный к какой-либо звезде, поэтому разделения на день и ночь на нем не было. Но все равно чувствовалось, что день подходил к концу.

Оби-Ван зашел проведать Гарена. В одной из палаток Райна уже развернула медцентр. Гарен спал.

– Ему потребуется время, чтобы встать на ноги, - сказала она спокойно, - Но нет ничего такого, что мы не могли бы сделать здесь для его выздоровления. Он нуждается в отдыхе, питании и несложном лечении. Я подниму его, Оби-Ван, - Райна с жалостью смотрела на Гарена - Я помню его со времени Войны Клонов. Он очень изменился.

Оби-Ван коснулся её плеча:

– Спасибо за заботу о нем.

Оби-Ван вышел из палатки-медцентра. Ферус стоял один, глядя в небо.

– Как Гарен?

– Спит. Райна не знает, как долго продлиться восстановительный период. Но с ним здесь всё будет в порядке.

– Теперь, когда он в безопасности, я думаю, мы должны лететь на Корускант, - сказал Ферус, - Мы не можем терять время.

Так, похоже, сейчас он опять разочарует его.

– Я не полечу с вами, Ферус.

Но Ферус выглядел скорее опечаленным, чем удивленным.

– Думаю, я знал это. Только надеялся, что вы передумаете.

– Всё что мог, я уже сделал.

– Но как же Гарен?! Он же ваш друг!

– Я оставляю его в надежных руках.

– Да, он нуждается в лечении и уходе. Я позабочусь об этом. Мы нашли Гарена, и мы знаем, что есть и другой джедай, нуждающийся в нашей помощи, - Ферус покачал головой, - И я не могу понять, как вы можете уйти.

– А я не могу объяснить. Есть вещи, о которых я не могу рассказать никому.

Ферус фыркнул.

– Снова ваша сверхсекретная миссия?

– Мне действительно жаль, но я не могу рассказать. Если вам вдруг понадобиться помощь, можете рассчитывать на меня. Но я не могу создавать вместе с вами эту базу. Не могу путешествовать с вами по Галактике. У меня другое место в этой борьбе.

Он мог видеть нетерпение на лице Феруса.

– Значит, вы откажетесь от тех, кто нуждается в вас - как сейчас от вашего лучшего друга?

– У них есть вы. Это ваша миссия, Ферус. Вы выбрали это.

Ферус смотрел куда-то вдаль. Было видно, что он с трудом сдерживается.

Собственные чувства Оби-Вана тоже были в полном смятении. Он не мог бы сказать, что слова Феруса не затронули его. Какая-то часть его тоже задавалась вопросом, не бросает ли он и в самом деле Гарена. И как он мог не беспокоиться за тех, кто оставался здесь? Они были слишком уязвимы… Да, Тома и Райна отважны и находчивы, но много ли они могут сделать? Тревер хитер и изобретателен - но он ещё совсем мальчишка. Гарен болен и слаб. И Ферус только-только снова ступил на путь джедая… Было бы наивно полагать, что он столь же силен, как был тогда. Потребуется время, чтобы наверстать упущенное.

И он оставлял их всех - ради своей задачи…

То, что он делал, было правильно - он знал это. Но что сказать своему сердцу?

Принятие не ограждает от сожаления.

На сей раз, это был не голос, а только воспоминание, вспыхнувшее вдруг в его памяти. Один из многих их с Куай-Гоном разговоров после миссии. Он уже и вспомнить не мог, о чем тогда шла речь. Помнился лишь сияющий закат на краю ночи, черное небо над ним - и прозвучавший ответ Куай-Гона.

Для живого существа сожаление неизбежно. Те, кто говорят, что не жалеют ни о чем - дураки или просто лгуны. Прими его так же, как ты принимаешь свои ошибки. И двигайся дальше.

Оби-Ван смотрел на Феруса, и сердце снова заполняла боль. Опять, опять и опять - боль потери. Он хотел спрятаться от неё, уйдя от всех, уже почти забыл, что это такое, больше всего желая никогда больше не чувствовать… Как же!

А потом он понял, понял абсолютно ясно, почему Куай-Гон сказал ему, что он не готов к пути Уиллов.

Ты будешь готов, когда поймешь, почему ты не готов сейчас, - сказал ему тогда Куай-Гон.

Теперь он знал. Теперь он был готов возвратиться.

– У меня к вам два вопроса, - сказал Оби-Ван, - Один - о Гарене.

– Я прослежу, чтобы было сделано все что нужно для его выздоровления, - сказал Ферус натянуто, - Незачем было об этом спрашивать. Я не оставлю его.

– Спасибо. Теперь я должен попросить вас кое о чем еще. Я боюсь, что Малорум заинтересовался Полис Масса. Лучше если вы не будете знать, почему. Небольшую отсрочку мы получили, но я не знаю, какая информация уже есть у Малорума, и что он планирует делать. То, что он может узнать на Полис Масса, может подвергнуть опасности каждого из нас - и все Сопротивление в-целом.

– Я прослежу за ним для вас, - кивнул Ферус, - Но это может занять некоторое время.

– Сделайте это. Если он продолжит расследование, я должен знать об этом. И ещё - по пути на Корускант, подбросьте меня на Татуин. Мне пора возвращаться.

– Вы обращаетесь со мной словно с учеником, - буркнул Ферус, - Ничего не объясняете, просто отдаете распоряжения!

– Это лишь видимость, - сказал Оби-Ван, - Я не думаю о вас как об ученике.

– Как о ком же тогда? - раздраженно спросил Ферус.

– Как о джедае. Как об одном из последних джедаев…

Взгляд Феруса прояснился. Он глубоко вздохнул - как ему нужно было услышать эти слова…

– Это было так давно - путь джедая, - сказал он, - Всё это никуда не ушло, но мне придется постараться, чтобы вновь стать тем, кем я должен был стать. Принятие, верно? Принятие без осуждения. Это то, в чем я нуждаюсь.

– По крайней мере, есть смысл стараться.

Ферус развернулся к нему. Оби-Ван видел, что Ферус ещё не мог ни понять, ни простить его. Но, по крайней мере, он делал первый шаг.

– Я буду.

ГЛАВА 17.

Они посадили судно Томы в стороне от Мос Айсли. Оби-Ван поплотнее закутался в плащ. Ветер вытворял что-то невообразимое с тучами песка. Вот и прекрасно. Никто из местных жителей и носа не высунет на улицу, пока не закончится песчаная буря. Возвращение в своё жильё пройдет без ненужных свидетелей.

– До свидания, Тревер, - сказал он, - Наше совместное путешествие выдалось интересным. Да пребудет с тобой Сила.

– И вам того же, Оби-Ван.

Тревер забрался обратно в корабль, а Оби-Ван остался стоять наверху рампы трапа рядом с Ферусом. Летящий песок жёг лицо.

– Очаровательное место, - заметил Ферус, - Я начинаю понимать, почему вы так сюда рвались.

– А ваш астероид ну просто сад?

– Хм, нет. Но будет.

Оби-Ван молча смотрел в песчаную круговерть. Какая-то часть его души отчаянно цеплялась за Феруса - за единственную нить, связывающую с прошлым. Но он знал, что должен делать. И что эта миссия - лишь его.

– Я рад, что наши дороги снова пересеклись, - сказал он.

– Вы всегда были добры ко мне, - ответил Ферус, - Я восхищался вами больше чем кем-либо. Вами - и Сири. Полагаю, что я должен и теперь просто доверять вашему выбору, вашему решению. Но это не так легко.

– Куай-Гон говорил, что, когда имеешь дело с Живой Силой, доверие - единственная валюта, - ответил Оби-Ван.

Ферус кивнул.

– Вы сказали, что всегда придете мне на помощь. Я обещаю вам то же самое. Да пребудет с вами Сила, Оби-Ван Кеноби.

– Да пребудет с вами Сила, - эхом отозвался Оби-Ван, - Найдите их, и постарайтесь уберечь.

С рукой на новом лайтсейбере, Ферус шагнул внутрь корабля. Оби-Ван спрыгнул на песок и укрылся за нависающим утесом - Ферус проверял корабль перед отлетом.

И тут в его голове раздался знакомый голос.

– Вообще-то я никогда не говорил, что доверие - это валюта Живой Силы.

Оби-Ван улыбнулся:

– Не говорили?

– Не думаю, что я мог бы сказать нечто столь напыщенное. Больше похоже на кое-кого другого.

Оби-Ван прислонился к скале:

– Как хорошо возвратиться…

– В тебе что-то изменилось, я чувствую.

– Я знаю теперь, почему я не был готов к обучению, - проговорил Оби-Ван, - Я утратил свою связь с Живой Силой. То, чему научили меня и вы, и Сири, и вся моя жизнь. Я научился жить с открытым сердцем. Но когда Анакин перешел на темную сторону, я словно утратил будущее.

– Ты чувствовал только гнев и вину, и направил их на самого себя.

– И моя вина в этом была, и немалая.

– Возможно.

– Но, с другой стороны, из-за неё я перестал видеть свой путь.

– Ты взял на себя всю ответственность за случившееся. Ты снова и снова возвращался к своим ошибкам. Ты должен понять, Оби-Ван: это был выбор Анакина - перейти на Темную сторону. Ни горе, ни ты не были тому причиной. Это был его выбор.

– Было столько всего, что должно было меня насторожить. Что я должен был увидеть. И исправить.

– Да. Но ты должен принять своё сожаление, так же, как принимаешь свои ошибки. И тогда можно двигаться дальше.

– Кто-то уже говорил мне это мне это однажды, давно.

Улыбка возвратилась в голос Куай-Гона.

– Жаль, что ты не слушал.

И в ответ что-то прояснилось в душе. Куай-Гон был прав. Чувство вины, с которым он нянчился, приносило лишь вред. Но теперь это было в прошлом.

Он учился прощать себя. Он снова учился открываться тому, что может причинить боль. Он больше не был тем человеком, что два года назад сослал себя на Татуин. Он хотел сослать не себя. Он хотел укрыть свое сердце.

Да, он будет жить здесь, и будет присматривать за Люком, но это не ссылка и не наказание…

Он знал теперь, что ошибки были частью этого мира, частью одной его великой вечной битвы. Галактика не перевернется от его неудачи. И держится отнюдь не на его успехах…

И какой бы устрашающей ни была мощь Империи, Люк и Лея были живы. И был жив Ферус, и, возможно, другие джедаи тоже. Рано или поздно начнется восстание.

Оби-Ван смотрел, как поднимается в воздух и исчезает из виду серый корабль. Ферус был их будущим. Именно Ферус поведет эту борьбу, борьбу, к которой Оби-Ван не мог присоединиться.

Оби-Ван привычно успокоил свои мысли. Он чувствовал присутствие Куай-Гона, устойчивое и уверенное.

– Я готов начать, - сказал он.

ГЛАВА 18

Ферус направил корабль в одну из переполненных радиальных линий, ведущих к поверхности Корусканта. Тревер никогда не видел такого плотного космического движения. Линии были забиты разнообразными транспортными средствами, все они маневрировали, стараясь занять положение повыгоднее.

– Никогда не видел ничего подобного, верно? - спросил Ферус.

– Никогда.

– Это примерно то, что ты хотел, - сказал Ферус, махнув рукой в сторону бесконечного количества зданий. Тревер почувствовал себя испуганным. Он никогда не видел так много огней, и позади каждого были дело, дом, жилье, - И у меня ещё остались здесь кое-какие связи. Это могло бы быть неплохим местом для тебя, чтобы осесть…

У Тревера сердце оборвалось. А он-то считал, что он и Ферус были партнерами. Да, конечно, он подумывал о том, чтобы свалить от этой сумасшедшей компании двух джедаев - тогда, на Иламе. Но он же только подумал… А теперь Ферус пользуется первым же случаем, чтобы избавиться от него.

Ферус увидел, как изменилось его лицо.

– Что ты?

Взгляд Тревера стал жестким.

– Готов сгрузить космический мусор, н-да?

– Нет, - ответил Ферус, - Просто у меня сейчас новая цель. Это опасно. Я не знаю, куда я направлюсь, как буду жить. Я не могу тянуть тебя за собой.

– Ты не тянешь меня.

– И не говори, что ты не подумывал о подобном, - добавил Ферус, - Есть более легкие способы жить.

– Ну хорошо, я думал об этом, - признал Тревер, - И мне не нравилось болтаться вокруг вас, как спутник вокруг планеты. И не могу сказать, что меня так уж захватило это дело с поиском Джедаев. Но я не знаю, я чувствую, что мы с вами связаны. Вот. Это - ужасная правда новоявленного спутника.

Ферус рассмеялся.

– Спасибо. Могу представить.

Тревер потянулся и удобно расположил ноги на пульте.

– Итак, если не возражаете, я никуда отсюда не сваливаю. …Ферус знал, что он должен быть осторожен. Он знал, что он должен держаться переполненного космодрома, заполненных толпами улиц.

Но он должен был увидеть Храм. Он не мог сопротивляться этому. Он был должен увидеть.

И вот он перед ним. Мираж? Бред? Голопроекция? Поскольку это просто не могло быть реальностью. Башни - разрушены. Верхушки половины шпилей Храма опалены огнем пожара. Это всё было разрушено. Уютные комнаты, залы, сады, фонтаны.

Прочь отсюда.

Волна дрожи перетряхнула его с головы до ног. Руки, вцепившиеся в рычаги, тряслись. Притих даже Тревер.

Что, он действительно смирился с гибелью джедаев, как казалось до этого момента? Ничего подобного. Просто только теперь понимание заполнило его. Он задыхался. От гнева. От боли.

От своего горя.

Здесь, на Корусканте, они каждое мгновение были в опасности. И он не представлял, откуда начинать искать брошенного в тюрьму джедая. Он не знал, какие из его прошлых связей здесь ещё действуют. Кое-кто из прежних знакомцев мог быть теперь шпионом Империи… Он словно попал в совершенно новую галактику, и совсем не был уверен, что представляет, как он будет действовать здесь.

Но глядя на опустошенный Храм, он более чем когда-либо был уверен в том, каков его путь.

Почему именно его? Видение обвинило его в самомнении. Но Ферус знал - ответ был прост. Он был единственный, кто мог. Он сможет найти последних джедаев - и поможет им вернуться. В новый дом.