/ Language: Русский / Genre:sf_humor, / Series: Молодильные яблоки

Молодильные Яблоки

Дмитрий Мансуров

Жил-был Иван-царевич, развлекался в свое удовольствие, ни в чем не нуждался. И вдруг его непоседливый папаша – царь тридевятого царства и большой любитель яблок – узнал, что есть на свете яблоки не простые, а молодильные. То есть съел – и живи сколько хочешь! Ну, как водится, призвал родитель отпрысков и повелел добыть ценные фрукты, а взамен пообещал тому, кто привезет молодильные яблоки, царский трон… после своей смерти! И отправились братья в разные стороны. Но лишь Иван-царевич, охотник до всяческих приключений, сумел разгадать загадку чудо-фруктов. И вышло все не так, как в сказке!..

ru ru Michael A Bark mixan bark(at)ultra.ru FBTools, FBD 06.04.2006 FBT-C7EXNOLJ-7LC4-0O8U-8GPT-896GQED27XHV 1.0 В. Успенская. Z999640883359

Молодильные яблоки.

Пролог.

Новолуние.

Большая часть звездного неба была закрыта темными тучами, далеко-далеко к северу виднелись грозовые сполохи.Лес безжизнен, на деревьях не осталось ни одного листочка. Развесистые кроны выглядели мрачно и угрюмо.

Осень, наступившая раньше обычного, превратила некогда живой лес в место, пугающее тоскливым воем ветра. Пожелтевшая листва засыпала землю, и на упавших листьях образовалась тонкая ледяная корочка. По ночам температура опускалась ниже нуля, но днем солнце все еще старалось подарить земле остатки былого тепла. Медленно-медленно, словно уставшая черепаха, в эти места приходила зима.

Сквозь упавшую листву виднелись человеческие скелеты.

Еле слышный цокот прорвался сквозь завывание ветра. Казалась, еще немного, и нарастающий стук копыт разобьет однотонный и тоскливый гул, лес пробудится и грянет могучим хором. Топот становился все громче и громче: среди деревьев показался всадник. Конь несся, не разбирая дороги, и наездник пригнулся к его шее, чтобы не получить ветками по лицу. В его глазах читалась усталость, перемежавшаяся с нарастающим отчаянием. Всадник не оборачивался проверить, нет ли кого позади: он ждал, когда конь выскочит из леса на дорогу.

Подмерзшие листья хрустели под копытами и отлетали вперемежку с комьями земли. Холодный ветер медленно, но неумолимо замораживал всадника.

Дальнее эхо принесло отзвуки погони.

Кто-то скакал вслед за всадником, и в этих отзвуках ощущалась уверенность в том, что ему не удастся уйти, как быстро бы он ни убегал.

Наемник Хорк умчался далеко вперед, когда по его следам проскакали четыре лошади, закованные в серую матовую броню. Преследователи догоняли его, и там, где копыта лошадей касались земли, она покрывалась тонким слоем льда.

Перед мысленным взором Хорка появился образ кошеля, битком набитого золотыми монетами – обещанная награда за выполненное задание, деньги, которые обеспечат ему безбедное существование до самой смерти. Мешала самая малость: преследователи не намеревались оставить его в покое, и неустанно мчались следом.

Он вспоминал, как его стращали рассказами о чудовищах, обитающих в лесу и убивающих любого, кто попадался им на глаза. Когда наемник увидел огромное количество человеческих скелетов, не обглоданных и не растащенных, то решил, что его брали на испуг: ни один зверь не будет убивать ради жажды убийства, это приходит в голову исключительно человеку. И лишь сейчас до него дошло, что под видом зверей подразумевались преследовавшие его люди.

– Маньяки! – злобно пробормотал он. – Убийцы, черт бы вас побрал!

Сквозь кроны деревьев показались высокие каменные стены заброшенного города. Ворота не закрывались много десятилетий. Некогда оставшись открытыми, они за прошедшее время вросли в землю, и для их освобождения требовалось приложить немало усилий.

Хорк влетел на пустую улицу, эхо разнесло стук копыт между домами. Порывистый ветер сдувал сухие листья в кучи и кружил их в мрачном осеннем вальсе, тоскливо подвывая черными провалами окон.

Остановив коня, наемник спрыгнул, ударил коня по крупу, и тот, испуганный страшным местом, самостоятельно поскакал прочь. Хорк вбежал в дом и поднялся на плоскую крышу, намереваясь переждать, пока преследователи проскачут по ложному следу. После чего сесть на заранее спрятанного в другом доме второго коня. Пока погоня будет идти за первым, он ускачет далеко от этих мест.

На покрытой слежавшейся грязью крыше лежали мумифицированные трупики голубей, скорлупа от разбитых яиц, и несколько стрел, оставшихся со времен канувших в вечность сражений.

Одинокий человеческий череп пялился на него пустыми глазницами, в одной из которых небольшой паучок сплел паутинку.

Хорк призадумался: куда делось остальное?! Отрубили человеку голову во время сражения, а туловище упало на землю? В жизни всякое бывает.

Он лег у края крыши и выставил перед собой крохотное стеклышко, с одной стороны покрытое копотью: приподнимать голову в такой ситуации – верный способ ее лишиться. Череп по соседству на равноценную замену никак не потянет. Разве что, позже, лет через двадцать после смерти, когда его скелет станет таким же чистым, как и череп.

Хорк помотал головой, отгоняя мрачные мысли, и установил стеклышко в углублении среди каменной кладки так, чтобы дорога хорошо просматривалась. Отражение было слабым, но этого хватало, чтобы увидеть преследователей. А они вряд ли заметят, что за ними следят: ведь на преследователей не охотятся, от них убегают.

Они приближались. Наемник вжался в холодную крышу и замер.

Ветер заунывно подвывал, трупики голубей то и дело срывались с места сильными порывами и перекатывались по крыше. Медленные танцы смерти. Мрачный вальс давно ушедшей жизни.

Бр-р-р-р-р…

Хорк поежился и дотронулся до мешочка: не ровен час, потерял во время погони, пиши – пропало: без него все ухищрения по собственному спасению не имели смысла.

Мешочек оказался на месте. Крепко привязанный, он не мог сорваться или отвязаться, но дело стоило круглой суммы, и лишний раз проверить сохранность груза не помешало. На душе стало легче, и жизнь перестала казаться такой же тоскливой, как ветер.

Преследователи поравнялись с домом и, не сбавляя скорости, проскакали дальше.

Хорк глубоко вздохнул. Мысленно досчитав до восьми – не нравились круглые числа – он вскочил и бросился вниз. Конь находился через три дома по этой улице, и если преследователи обнаружат запрятанную лошадку, то сначала обыщут дома по соседству. Этого времени хватит, чтобы незаметно перепрятаться.

Он выбежал на улицу и бросился к припрятанному коню. Четверка ускакала далеко вперед, но наемник, как и любой нормальный человек, не собирался настигать их и с извинениями занимать положенное ему место преследуемого.

Конь оказался именно там, где ему и полагалось быть. Хорк отвязал уздечку, вскочил в седло и направил коня из дома, пригнувшись около дверного косяка, чтобы не удариться. И едва оказался на улице, как почувствовал, что его окутывает навевающий сон туман.

В следующий миг Хорк увидел, как из внезапно ставших обжитыми домов выходили люди. Они шли, как сомнамбулы, вытянув перед собой руки, и уходили прочь из города медленными шагами, переваливаясь из стороны в сторону. Бледная кожа, застывший взгляд и окровавленные рты внушали ему дикий ужас. Наемник сглотнул, догадавшись, почему ему стало не по себе: мимо него шагали мертвецы!

Он непроизвольно ахнул, и в тот же миг мертвецы стали озираться по сторонам, отыскивая источник звука и поворачиваться к нему лицом. Хорк окаменел. Повсюду зазвучало злобное ворчание. Невнятные голоса злобно повторяли одно слово, и приближавшиеся к нему мертвецы тянули к Хорку руки и раскрывали рты в кровавом оскале. Наемник помотал головой, и внезапно понял, что за слово звучит вокруг:

– Отдай… Отдай… О Т Д А Й! – вразнобой повторяли умершие, глядя на него жуткими глазами.

– Господи, боже!! – испуганно воскликнул он, перекрещиваясь и отгоняя от себя явное наваждение. Ходячие трупы неохотно превращались в разноцветный туман и таяли в воздухе, но слово звучало и после того, как последний мертвец превратился в легкую дымку. Хорк выдохнул и щелкнул пальцами. Замерший конь моргнул и шевельнулся. – Что за колдовство?!

«Я здесь слишком задержался! – подумал он, – Пора и честь знать!»

Конь перешел в галоп и почти доскакал до ворот из города, когда Хорк увидел у покосившихся ворот преследователей. В их руках были арбалеты, нацеленные точно в грудь беглеца.

– Стой!!! – прокричал он, дергая за уздечку. Арбалетные стрелы впились в грудь вставшего на дыбы коня. Конь пошатнулся и стал заваливаться на бок. Хорк, с проклятиями, соскочил с седла и побежал в сторону ближайшего дома, бормоча неласковые слова о неугомонной четверке.

Преследователи отбросили арбалеты и пришпорили коней.

Наемник вбежал в дом, поднялся по ступенькам на крышу, разбежался и перепрыгнул на соседнюю. Упал и покатился по голубиным трупикам – птички мира давно облюбовали все городские крыши под собственные кладбища. Перепрыгнул на третий дом и только потом глянул назад: отстающие преследователи все еще поднимались на первую крышу.

Он сбежал с крыши на ступеньки. Выскочил на улицу, подбежал к оставшимся без присмотра лошадям, закованным в броню, вскочил на одного, подхватил уздечки остальных и рванул прочь из города.

– Догоняйте меня на своих двоих, умники! – прокричал он. Четыре отличные лошади в качестве военного трофея – это еще два кошелька с золотыми монетами! Прямо праздник, а не опасная работа. – Вперед, скакуны, время не ждет!

***

Хорк сидел в знакомом кабинете, где получил последнее задание, выполнение которого оказалось немыслимо сложным. Зато продажа скакунов дополнительно принесла немалую сумму. Теперь он твердо знал, что обеспечил не только себя, но и детей, да и внуков тоже не обделил. И пусть еще нет ни тех, ни других, но это уже не проблема. Главное, что с такими деньгами не нужно больше в чем-то себе отказывать. Но придется купить большую пушку и отгонять внезапно явившихся из ниоткуда якобы потерявшихся много лет назад бедных родственников.

Колдун появился несколько минут спустя, молча кивнул в знак приветствия и сел за широкий рабочий стол, заваленный старинными рукописями и новыми, но многократно исписанными бумагами. На миг повеяло осенним холодом, и наемник вздрогнул: ему вспомнился заброшенный город. С большим трудом сбежав от преследователей, он до сих пор при порывах холодного ветра чувствовал себя загнанным в ловушку зверем.

Колдун приветливо улыбнулся, и ощущение холода пропало. Хорк вытер пот со лба.

– Ты отлично справился с заданием! – похвалил его колдун.

Наемник посмотрел ему в глаза. Тот ответил спокойным взором, и у Хорка отлегло от сердца: он до последнего момента опасался, что его обманут.

Колдун много лет поддерживал здоровье магическими составами. За это время произошло привыкание, и составы больше не могли сдерживать надвигающуюся старость. Много времени у него ушло на опыты по созданию эликсира бессмертия, но колдун не преуспел. Подопытная живность ни в какую не хотела жить дольше обычного после принятия новых омолаживающих составов. Больше того, она не доживала и до положенной ей средней продолжительности жизни, умирая значительно раньше. Чаще всего подобная неприятность происходила в первые минуты после употребления состава вечной молодости. Колдуна неизменно получавшийся способ остаться навечно молодым не устраивал совершенно – такое подойдет разве что закадычным врагам, пожелавшим увековечиться в памяти безутешных родственников. И когда колдун узнал о существовании природного омолодителя, то незамедлительно нанял человека, способного за приличную плату добыть это чудо природы.

– Как мы и договаривались, – колдун открыл ящик стола и положил на раскрытую ладонь большой кошель, доверху наполненный новенькими, сверкающими золотыми монетами, – плата за твой тяжкий труд. Теперь твой ход!

Хорк отвязал от пояса мешочек, развязал веревочку, и аккуратно вытряхнул на ладонь тщательно оберегаемое яблоко. Золотисто-оранжевое, оно приятно лучилось янтарным светом, и сквозь янтарную мякоть просматривались темные косточки.

Колдун выдохнул от счастья.

– Так вот ты какое, молодильное яблоко! – воскликнул он. С минуту любовался сияющим фруктом, потом протянул руку. Наемник забрал кошель и положил в освободившуюся ладонь яблоко. Требовать доплату за непредвиденные сложности он не стал: колдун сразу предупредил, что премиальных ожидать не стоит, но сама плата будет весьма щедрой и достойной, с лихвой окупая все мыслимые и немыслимые затраты. Так и оказалось. Плюс продажа коней – миссия прошла куда успешнее задуманного.

Снова повеяло диким холодом. Наемник не сдержался и задрожал. В следующий миг от испуга екнуло сердце: обстановка тягучим медом стекла на пол и расплылась в туманной дымке, а кабинет на глазах превратился в старое, полуразрушенное помещение с разбитым окном и выбитыми дверьми.

Мешочек с золотом остался. Осталось и яблоко. Но пропал колдун. Вместо него перед Хорком сидел один из преследователей. Держа в металлической перчатке молодильное яблоко, он внимательно смотрел на онемевшего беглеца.

Хорк понял, что попался: все, что ему вспоминалось о бегстве из города и возвращении в родные края, оказалось магическим миражом.

Преследователь положил яблоко в стальной герметичный контейнер и закрыл крышку.

– Ты хорошо держался, незнакомец, – его низкий глубокий голос действовал успокаивающе и нагонял сон. – Я уважаю тебя и твою находчивость. Но не могу оставить тебя в живых. Извини и прощай!

Он вытянул руку с баллончиком. Из крохотного отверстия вылетела мощная струя охлаждающего газа. Хорк закрыл раскрытыми ладонями лицо и застыл, превращаясь в ледяную глыбу.

Когда баллончик опустел, преследователь встал и легонько толкнул Наемника указательным пальцем. Заледеневшая фигура упала и разлетелась осколками, вперемежку с рассыпавшимися обломками золотых монет.

Преследователь постоял секунду, на миг закрыл глаза, устало вздохнул и вышел из дома.

– Опять не вышло!!! – прокричал колдун, в ярости ломая деревянную палочку. Магический экран, наколдованный на дистиллированной воде в большом котле, отчетливо показывал, что происходит. Но толку было мало: колдун не мог повлиять на ход событий, оставаясь безучастным зрителем.

Когда экран показал, что Хорк вместо того, чтобы убежать, спустился с крыши на первый этаж и преспокойно уселся на старый стул, колдун потерял дар речи. От дальнейших событий его чуть не хватила кондрашка, которой он старался избежать всю сознательную жизнь.

– Что ты творишь, дуболом?! – закричал он, наблюдая, как Хорк добровольно передал молодильное яблоко преследователю.

Нет, определенно, наемники не годились для этой работы. И хотя первые шесть погибли, не добравшись до города, а седьмой сошел с ума и добровольно отдал яблоко, судьбу предшественников ему пришлось разделить в полной мере. Охранники яблоневого сада постоянно проделывали номер с заморозкой, но колдун не мог понять, какой смысл в эффектной и необычной расправе, если ее никто не видит?

Он вздохнул: похоже, дело с доставкой яблок превращается в изощренное уничтожение наемников. Если так пойдет и дальше, то последние в скором времени останутся разве что в дырявой людской памяти. Потому что никогда не справятся с этим заданием. Они заинтересованы в деньгах, но этого мало. Требуется человек, решивший добровольно пойти на смертельные опасности не ради денег, а по велению сердца. Возможно, тогда появится шанс заполучить яблоко.

Над идеей стоило подумать.

Колдун провел рукой над котлом – изображение превратилось в бесформенный клубок красок и бесследно исчезло. Он вышел из кабинета и закрыл дверь на замок.

Глава 1. Разговор.

Позвольте представиться: меня зовут Иван-царевич.

Нет, в моем паспорте написано только «Иван», без приставки, потому что «царевич» – это не часть имени, а мое кредо. Мне суждено быть царевичем до самой смерти, ведь я – младший сын, и царский трон мне светит только во сне. Хотя я могу на нем посидеть, пока братьев и отца нет рядом. Царем из-за этого я не стану, но настроение подниму. Впрочем, особой радости в этом нет. Отец увидит – прогонит со своего рабочего места, братья – тем более: они сами мечтают на троне посидеть. Впрочем, с приходом отца их тоже попросят. Я знаю – отец хитрый, он следит в щель между дверями: не сидит ли кто на троне, и прячется до тех пор, пока я или братья не нагреют холодное сиденье. Вот тогда он и появляется, занимая тепленькое местечко.

Так вот и живу, наслаждаюсь жизнью, мечтаю о несбыточном и развлекаюсь, как могу.

Но сегодня случилось невероятное: только что у меня появилась возможность стать царем!

Не верите?

Еще вчера я сам не поверил бы в подобную чушь, но сегодня…

Сейчас объясню. Издалека.

Родился я двадцать лет назад в тридевятом царстве. Не удивляйтесь такому названию. Я понимаю – оно звучит сухо и безлико. В стародавние времена было иначе: царства и королевства назывались звучно и красиво, но однажды появился человек, решивший завоевать весь мир. На это дело ему не хватило жизни, но он успел создать огромную империю, объединившую десятки царств и королевств. Он лично нарисовал карту Империи, изменив границы бывших государств и прочертив новые по линейке. Он дал каждой стране порядковый номер для математического порядка, и с той поры мы так и живем по его географической системе, хотя империя давным-давно распалась. С помощью системы Императора легко отыскивалось любое царство-государство: приставка «три» означала, что мы находимся в третьем ряду, а «девятка» – что мы девятые в этом ряду, если считать слева направо.

Я – третий сын в царской семье. Старшие братья – Афанасий и Никита, много лет пытаются поделить царство. Они близнецы, и даже родители не могут толком отличить их друг от друга. Неофициально старшим назван Афанасий, но на самом деле родители умыли руки, предложив братьям самостоятельно разобраться с вопросом первородства. Чем они и занимались всю сознательную жизнь. Я как младший сын, не имел прав на престолонаследие, а у братьев были равные шансы, и они не желали уступать место перворожденного друг другу. Они выросли лидерами, готовыми взяться за любое дело, лишь бы доказать свое превосходство: по их негласному договору лучший и становился престолонаследником.

На беду, братья добивались одинаковых успехов. Вперед вырывался то Афанасий, то Никита, но ни тот, ни другой не мог явно изменить ситуацию в свою пользу. И продолжалось соперничество до тех пор, пока им не подкинули колоду игральных карт. Кто это сделал, осталось загадкой, но с тех пор прошло три года, а братья до сих пор упорно играли в дурака на земли царства. Они изрезали карту царства на квадратики и сражались за каждый клочок земли. И здесь Никита одерживал победы с завидной регулярностью.

Я как-то предложил им править поочередно, по четным дням – Никите, а по нечетным – Афанасию, но братья подняли меня на смех, сказав, что ничего смешнее им слышать не приходилось.

– Мы же разные, как день и ночь! – отвечали они одинаковыми голосами и с одинаковым выражением лица. – У нас интересы не совпадают, мы по-своему думаем о правлении. И как, скажи на милость, народ выдержит то, что сегодня положено одно, а завтра – совсем другое? Так ведь, Ваня, и до народного бунта недалеко! Снесут нам головы за издевательства, и тебе не поздоровится: ты хоть младший, но из нашей же дикой семейки, и ждать от тебя разумного правления бессмысленно – по мнению народа, у нас одно воспитание! Так что, извини, братец, но править будет один из нас, и никак иначе!

Ну, это братья думают, что они разные. Им оно виднее, конечно, но по мне, более похожих людей найти просто невозможно. Даже отражение в зеркале похоже на них меньше, чем они похожи друг на друга.

Вот так мы и жили-поживали. Братья готовились стать царями, я намеревался посвятить жизнь путешествиям, но сегодня произошло то, что изменило устоявшийся статус-кво, и шанс стать царем появился даже у меня. А если и не стать, так вволю напутешествоваться, как я и мечтал с самого детства. Так почему бы и не воспользоваться неожиданным шансом, раз он сам падает в руки?

А началось все в тот момент, когда отец среди бела дня срочно вызвал нас во дворец.

Я был в царском саду и стрелял из лука по спелым яблокам. Мартин, мой закадычный друг и слуга по совместительству, хотел отнести несколько штук своей подруге: он решил постепенно накормить ее яблоками всех сортов, какие здесь растут, и каждый раз брал разные яблоки.

– Вон те, красные подойдут? – спросил я, указывая на верхушку дерева.

– Еще как! – воскликнул Мартин, – Стреляй!

Я разжал пальцы, и тугая тетива метнула стрелу точно в цель. Острый наконечник разрезал тонкую ветку, и она упала на землю вместе с висевшими на ней яблоками.

– Пойдет! – Мартин развязал котомку и сложил в нее яблоки.

– Вы бы еще на грибы облаву с собаками устроили! – возмутился садовник.

Мы переглянулись.

– Интересное предложение, господин садовник! – согласился Мартин, – Пригласить Вас в качестве консультанта?

– Делать мне больше нечего! – садовник посмотрел на наши серьезные лица и покачал головой. – Анюту угощаешь?

– Ага! – коротко ответил Мартин. – Она любит яблоки из этого сада.

– Еще бы, других таких во всем царстве не сыскать! – с гордостью воскликнул садовник.

Отец собрал яблони разных сортов со всех концов света. И если где по чистой случайности существовал сорт, о котором отец еще не знал, то находился он в неприступном, скрытом от людских глаз месте, потому что все другие места и закоулки были изучены и обшарены царскими агентами вдоль и поперек с лупами в руках.

– А все-таки, я никак не пойму, в чем смысл? – спросил Мартин, когда садовник скрылся за деревьями. – Нормальные цари собирают золото или драгоценности, а твой отец – яблоки!

– А что такого?

– Несолидно как-то для царя. Мелко.

– Не скажи! – усмехнулся я. – Ты просто не знаешь, сколько денег уходит в казну от продажи яблок! Например, яблоки, которые мы сбили сегодня, в сумме стоят половину деревни, где ты родился!

Мартин растерянно поморгал и посмотрел на яблоко в руке, как на алмаз схожих размеров.

– Мама родная… – пролепетал он, – У меня из жалованья не вычтут их стоимость? И ты мне все эти годы ничего не говорил?

– Не вычтут! – и дело далеко не в щедрости царя, совсем наоборот. – Тебе столько за всю жизнь не заработать, так что ешь, и ни о чем не думай: для рабочего персонала и его родственников бесплатно!

Далекая труба проиграла знакомый протяжный мотив. Я прислушался, мелодия повторилась: отец приказывал сыновьям срочно явиться во дворец. Вероятнее всего, появилось безотлагательное дело, требующее повышенного внимания царской семьи. Я торопливо сложил стрелы в колчан, и повесил его вместе с луком на плечо.

– Как всегда! – сказал Мартин, поднимая котомку. – Стоит нам устроить охоту за яблоками, как найдется веская причина ее прервать.

– В другой раз продолжим – яблоки, в отличие от зверей, не убегут! А я царственно побежал! – сказал я, вскакивая на коня, которого привел стражник. – Анюте привет передавай!

– Непременно. А это как, царственно побежал? Раньше я от тебя подобных слов не слышал!

Я усмехнулся:

– Я мчусь вперед, не разбирая дороги, но несут меня чужие ноги! Это и есть – царственно бежать!

– Злобный феодал! – прокомментировал Мартин. – Узурпатор чужих конечностей!

– Что поделать! – с грустью ответил я. – Нести мне этот тяжкий крест до самой смерти…

– Махнемся, не глядя?! – Мартин сощурил правый глаз. – Отдам свою тяжкую долю взамен твоей, и яблок сверху добавлю!

– За кого ты меня принимаешь? – возмутился я. – Чтобы я передал непосильную ношу лучшему другу?! До самой смерти себе не прощу! Ты же надорвешься!

– Ладно-ладно… – пробурчал Мартин. – Все вы, царевичи, такие!

– Ты и с братьями на эту тему разговаривал?

– Нет, сам догадался! А царевичам не до бесед, они в карты играют!

– Это они умеют! – кивнул я. – Слава Богу, им не подкинули домино! От грохота костяшек оглохнет кто угодно!

– А в шахматы почему не играют? Интеллектуальная игра как раз для высшего света!

– Бесполезно, они угадывают ходы друг у друга – близнецы! А игра в карты несет в себе элемент неожиданности, потому что игрок не видит карт противника.

– Как все сложно… Расскажешь, в честь чего так срочно требуют твоего присутствия во дворце?

– Ага, только сокращу секретную часть, чтобы продлить твою молодость! – кивнул я.

– Меньше буду знать – позднее состарюсь?

– Именно, – подтвердил я. – Когда вернешься?

– Вечером! – Мартин подхватил котомку и отправился в деревушку, располагавшуюся недалеко от разросшейся столицы. – Удачи, Ваня!

– И тебе того же! – я пришпорил коня и через пять минут прибыл во дворец.

Старшие братья уже сидели за столом, когда я вбежал в тронный зал. Отец строго посмотрел в мою сторону и с намеком перевел взгляд на настенные часы.

Часы пробили полдень.

– Иван! – не менее строго сказал царь. – Право появляться в последнюю секунду есть только у меня. Я польщен, что ты во всем берешь с отца пример, но в следующий раз приходи заблаговременно. А теперь садись к братьям! У нас серьезный разговор.

Я сел за стол – испытывать терпение отца не улыбалось: он хоть и отходчивый, но все равно лучше не перечить.

Афанасий повернулся и прошептал:

– Хамишь, братец!

– Ты научил! – огрызнулся я.

– Когда?! – возмутился Афанасий. – Мне некогда ерундой заниматься, серьезным делом занят!

Никита хмыкнул.

– Три года ходить в подкидных дураках?! – язвительно заметил я. – Да, это крайне серьезно! И к тому же отнимает уйму времени!

Никита закашлялся, с трудом скрывая вырывающийся смех.

– А ты чего закашлял, братец? Воздухом подавился? – вполголоса пробурчал Афанасий, медленно краснея от стыда. – Сейчас по спине хлопну, не паникуй!

Прежде, чем Никита успел запротестовать, он влепил ему крепкий подзатыльник. Голова среднего брата дернулась вперед, но кашель как рукой сняло.

– Это, по-твоему, спина?! – вскипел он, набрасываясь на Афанасия с кулаками.

– В верхних пределах допустимой погрешности! – заумной фразой отпарировал тот, ловко отбивая удары. – Ты от кашля сильно дергался, и я не попал куда надо!

– Прекратить балаган! – рявкнул царь. В зале воцарилась тишина. Мы как один, уставились на отца.

В пятьдесят лет он все еще выглядел стройным и мускулистым, но надвигающаяся старость давала о себе знать седыми волосами и морщинами. – Я собрал вас не для того, чтобы смотреть на ваше баловство! Вы давно не малые дети, так что ведите себя так, как подобает наследникам престола! Иван – еще ладно, он младший, и трон ему не светит! Но, Афанасий, ты куда старше, а ведешь себя глупо и неразумно! Кто увидит, скажет, что дурак, ей-богу!

– Ага! – подтвердил Никита.

Я уточнил:

– Подкидной!

– Поговорите у меня! – не отрывая взгляда от отца, пробурчал Афанасий. Его рука метнулась в прежних пределах допустимой погрешности, но вторая затрещина оказалась куда больнее, чем первая.

– Это я говорил, что ты подкидной?! – вспылил Никита, прикладывая руку к затылку.

– Ты не говорил, – уточнил Афанасий, – ты меня им сделал! Неоднократно! Имею полное право воспользоваться подходящим моментом для личной мести!

– Отомщу!

– Угу!

Отец вполсилы стукнул кулаком по ручке трона.

– Долго вы намерены препираться, сыновья мои разлюбезные? – стальным голосом прорычал он. – Не думал, что на старости лет придется вспомнить про ремень…

– Говори, что случилось, отец?! – воскликнул Никита, резко уводя разговор в сторону. У него были свои счеты с названным предметом воспитания, и этот счет был в пользу ремня. – Мы тебя слушаем!

– Вам мало меня просто выслушать! – сказал отец. – Вам предстоит выполнить важное и сложное поручение! И не кивайте в сторону войска: выполнить это дело им не под силу!

– Это что, намек на внуков? – прервал его Афанасий. – Хватит говорить загадками!

– От вас дождешься… – проворчал царь. – Того и гляди, помру, ни одного внука не повидавши! Разве что мой портрет на них полюбуется грустными глазами! Нет, вы отправитесь в дальнее путешествие.

– Для чего?

Царь откинулся на спинку трона и посмотрел на нас весьма загадочно.

– Отец, – занервничал Афанасий. – В чем дело?

– В общем, так, дети мои! – вздохнув, объявил царь, – Прослышал я, что в дальних краях растут яблоки…

Я не ослышался? Не может быть!!! Лучше бы он про женитьбу сказал, господи!!!

– Что, опять??? – наперебой загалдели мы. – Нет, только не это!!! Все горшки, все вазы под рассаду заняты! Даже в фонтанах яблони растут!!

– Цыц! – прикрикнул отец. – Из присутствующих в зале царем являюсь я один, так что мои желания обязаны выполняться беспрекословно!

– Так это… – заговорил Афанасий, – их уже много раз… полгорода в яблонях, вишне упасть негде!!!

– Не о яблонях речь!

– Да ну? – хором воскликнули мы. – А о чем тогда?

– Старый я стал! – сказал царь.

– В честь чего так внезапно? – не понял Афанасий. – Отец, у тебя странные переходы от темы к теме. Я знаю, ты это обожаешь, но с нами можешь поговорить на одну тему, самую главную?

– Заткнись и слушай! – перебил его отец. – Я постарел, и управлять государством уже не так горазд, как раньше…

– Да кто тебе сказал такую глупость?! – спросили мы. – Врут они, не слушай никого!

Отец скорчил настолько трагическую физиономию, что советник пулей метнулся к аптечке с корнем валерианы. Далеко-далеко взвыли коты. Клянусь всем, что лежит у меня в карманах: не стань мой отец царем, из него вышел бы отличный актер!

Кстати, а что у меня там лежит?

– Прости, отец, но причем здесь яблоки? – озвучил Афанасий наше общее непонимание.

– А при том! – голос царя зазвенел от радости. Что-то он сегодня излишне эмоционален, не ровен час, подвергся редкому приступу сентиментальности. – Я узнал, что в дальних странах есть сад, и что растут там яблоки. Не простые яблоки…

– А золотые?

– Лучше!

– Бриллиантовые??? – ахнул Афанасий. – Вот фантазеры, чего только не разведут в наше время!

– Молодильные! – укоризненно протянул отец. – Уточняю: это такие яблоки, которые возвращают молодость. И мне нужно одно, чтобы помолодеть. Я понятно выразился?

– Почти, – на всякий случай ответил Никита.

– Буду говорить понятнее, – кивнул отец, – я приказываю вам отправиться в путь-дорогу и найти молодильные яблоки. Или взять саженец. Но еще лучше – забрать первое и второе одновременно: я хочу быть молодым и править страной до тех пор, пока правление не опротивеет вусмерть. А потом, так и быть, передам вам престол и государство!

У нас и молчаливо взиравшего на царя советника отвисли челюсти: такого от правившего тридцать с лишним лет самодержца никто не ожидал.

– Да мы к тому времени сотню раз окочуримся, отец! – сердито молвил Афанасий: столько лет ходить в подкидных дураках – и ради чего??? – От тебя не дождешься, ты сам сколько раз об этом говорил!

– А чего это ты вздумал мне перечить? – поинтересовался царь, подозрительно посмотрев на старшего сына. – Надеешься, что я вскорости перееду в тихое место, где правит бал молчание, нарушаемое тихим плачем тех, кто приводит туда очередного жильца?

– Мне про кладбище еще ни разу так живописно не рассказывали… – пробормотал Афанасий.

– За то, что мне перечишь, я передам царство Никите.

– В честь чего это?! – возмутился старший. – Он еще не привез яблоко! И потом, откуда ты знаешь, что Никита – это он, а не я?

Отец посмотрел на братьев пронзительным взглядом. Никита возмущенно выдохнул и повернулся к брату выразить свое негодование:

– Я – Никита, и тебе никого не убедить в обратном!

– Это я – Никита! – рявкнул Афанасий.

Царь возвел очи небу и пробормотал:

– Господи, спасибо тебе, что не наградил меня находчивыми тройняшками!

Мы с интересом понаблюдали, как братья отбивались от имени Афанасий и называли себя Никитами, но спор закончился неожиданно для них обоих. Отец хлопнул в ладоши, и в тронном зале наступил полная тишина.

– Значит, так! – объявил он, – Поскольку я так и не научился отличать вас друг от друга, то выношу вердикт: править царством будет Иван! Он, слава Богу, всего один.

У братьев отвисли челюсти. Отец обратился ко мне:

– А что скажешь ты? Как поступишь?

– Как-как… – я пожал плечами. – Оставлю одно яблоко про запас, и взойду на трон молодым и здоровым, пусть мне к тому времени и стукнет двести сорок лет!

– О! Гений! Просто гений! – возликовал отец. – Но заранее не радуйся, сначала добудь яблоки! А еще уберегись от ловушек коварных братьев! Видишь, как они на тебя исподлобья поглядели? Таким взглядом не по голове гладить, а вражеские войска уничтожать!

– Да ладно тебе, отец! Нашел, из-за чего нас поссорить! – воскликнул Афанасий, – У меня идея: кто первым привезет молодильные яблоки, тот и будет править царством! Возражения есть?

– Есть! – ответил царь. – Править царством буду я! Встречные возражения есть?

Встречных возражений не было. Отец широко улыбнулся.

– Отлично, а теперь поговорим серьезно! Тот, кто привезет мне яблоко первым, и будет править царством! Я все сказал!

– Ура! – прошептал Никита.

– Это у меня «ура»! – перебил его Афанасий.

Я ничего не сказал. Потому что не сразу поверил в то, что и у меня появился шанс стать царем.

Теперь предстоит большой и серьезный разговор с Мартином по поводу путешествия в дальние страны. Будем готовиться к походу.

Мартин – мой одногодка, он крестьянин по сословию, но мы дружили с детства, мало заботясь о том, что это вызывало кривотолки среди придворных. Отец не устраивал скандалы и не объяснял, что простолюдинам и царевичам негоже общаться на равных. Вместо этого он, с ехидцей пробормотав о чванливых придворных, которые лопнут от негодования, узнав о его указе, назначил Мартина моим слугой. И с той поры любой, косо посмотревший на «выбившегося в люди» крестьянского сына, рисковал получить по шее. Кто рукой, а кто и топором: отец – жесткий человек, и в подобных делах не мелочится.

Советник, тезка отца, не имел ничего против Мартина, и с иронией отвечал редким жалобщикам на несправедливость этого назначения:

– Царь высочайшим повелением призвал его из грязи в князи, а ты смеешь выступать против мудрых указаний Его Высочества? Да ты знаешь, что с тобой после этого сделают? Смотри сюда! – советник закатывал глаза и высовывал язык набок, убедительно показывая висельника. Жалобщики застывали с приоткрытыми ртами. – Строго между нами: царь ищет, кого спустить из князей в грязь: он должен соблюдать закон равновесия в природе. Ты намекни ему о назначении Мартина, и он поймет, что искомый противовес стоит перед ним! Ты согласишься стать гирькой-противовесом ради сохранения вселенской гармонии и порядка?

– Но… – заикался было жалобщик, – Я думаю…

– Думаешь? Чего тут думать – действовать надо! – расплывался в улыбке советник. Он вставал из-за рабочего стола, подходил к жалобщику и по-отечески хлопал его по плечу. – С удовольствием помогу тебе в этом серьезном и крайне ответственном деле!

– Но я еще не додумал до конца!!!

– Десяти лет в тихой и охраняемой камере Башни Заключенных хватит?

– Еще как! – отвечал испуганный жалобщик, немедленно бледнея или краснея – кому как нравилось. – То есть, я уже! Правильно, что тут думать?! Указы царя-батюшки пересмотру не подлежат, потому как справедливы и точны!

– Правильно мыслишь! – добродушно улыбался советник, – А теперь иди и радуйся жизни! Это приказ! И поверь мне – это хороший приказ, а его нарушение карается ссылкой или смертной казнью! Не подведи себя!

Советник делал эффектную паузу и деловитым тоном добавлял:

– Да, и вот еще что! Не хлопай дверью. Она едва держится после того, как ты рывком ее открыл, выдернув почти все гвозди из петель!

Обескураженный жалобщик выходил из кабинета спиной вперед, тихо закрывал за собой дверь и уходил прочь, бурча под нос что-то неразборчивое. Хитрый советник добродушно посмеивался.

Вот так Мартин и совмещал приятное с полезным, службу и дружбу. Много чего мы с ним успели сделать за прошедшие годы: я был горазд на шутки и розыгрыши, да и Мартин не уступал с фантазиями. Нам не единожды попало бы за это, кабы не старшие братья, постоянно нас выгораживавшие: они были самыми благодарными зрителями наших проделок. С того времени мы с братьями выросли и стали больше ругаться, но до сих пор делали это несерьезно, просто подлавливая друг друга на разных мелочах и наблюдая, кто и как выйдет из создавшегося положения.

Теперь пришло время для серьезных дел.

***

Вечером, когда Мартин пришел в беседку, я рассказал ему о предстоящем походе и подробно объяснил, что мне светит в связи с заданием отца: на поиски яблок в лучшем случае уйдет несколько недель, если не месяцев. В худшем – я потрачу много лет, ведь поиски придется начать с чистого листа. Отец и сам толком ничего не знает. Слухи, домыслы – это все, что есть в его распоряжении. Ни одного конкретного факта, максимум – воспоминания через тридцать седьмые руки, туманные записи в старинных дневниках. С тем же успехом я могу сказать, что где-то далеко под землей зарыт небывалый клад, и отправить по указанному адресу отряд стражи с лопатами. Уверен, что больше я этих стражников не увижу.

– Отправишься на поиски? – спросил я. Хоть мы и давние друзья, и Мартин – мой слуга, но у него есть любимая девушка. А будет ли она ждать его столько времени – большой вопрос: у нас нет ясных перспектив на возвращение в родные края. Путешествие может оказаться в одну сторону.

– Спрашиваешь! – воскликнул Мартин, не раздумывая, – Пропустить такое?! Да разве я похож на сумасшедшего? И потом, я и себе припасу немного яблок.

– Ты не ешь яблоки! – напомнил я.

– Такие съем! – возразил он, – Ты только представь: нам придется идти по миру…

– Стоп-стоп-стоп! – перебил я. Мартину в бытность простым крестьянином пришлось бы выполнить именно то, что он сказал, но царевич идти по миру не имеет морального права. – Нам придется путешествовать по свету! А идти по миру – это нечто иное, в мои планы не входящее. И потом, для чего тебе молодильные яблоки – желаешь быть слугой у моих праправнуков?

– Не придирайся к словам, жадный аристократ! – рыкнул Мартин. – А вдруг нас не будет много лет? Я вернусь домой, когда волосы покроются благородной сединой, войду в дом, и что? Увижу Анюту-старушку с чугунной сковородкой в руках, которой она шлепнет меня по голове в отместку за десятилетия ожидания моего возвращения?

– Хм, – неопределенно высказался я. Мартин на фантазию никогда не жаловался, и при желании вышибал слезу из самого толстокожего человека. Но здесь, чувствую, ситуация на самом деле прогнозируемая. Он и рта не успеет раскрыть, как случится гулкое столкновение чугуна с его головой.

– А я ей в ответ, – продолжал Мартин, – скушай молодильное яблочко!

– В ответ? – переспросил я, – Можешь мне не верить, но после удара сковородкой ты скажешь в ответ совершенно другое! Если вообще что-нибудь скажешь.

– Я заранее ведро на голову надену! – уточнил Мартин, – Потом войду и предложу яблоко. Она съест его, помолодеет и…

– …и пойдет искать молодого жениха! – не сдержался я. – А тебе все равно сковородкой достанется.

– Почему?

– Чтобы годы ожидания ради свершения мести не прошли впустую!!

– Ради такого яблочка я готова забыть все что угодно!!! – раздался сверху девичий голосок. Мы вздрогнули от неожиданности и подняли головы. С крыши беседки на нас смотрела Анюта. В ее руке было яблоко, которым она целилась в Мартина. – Я и ему разрешу откусить половину!

– Ты что здесь делаешь??? – воскликнул Мартин. – Как ты сюда прошла?!

– Я рассказала стражникам о своей роли в твоей судьбе, и они меня сразу же пропустили! Даже автограф попросили!

– Автограф? – переспросил я. – Для чего им твой крестик?

– Цыц, Иван-царевич! – пригрозила Анюта. – Я умею читать и писать, между прочим!

– Я знаю! – улыбнулся я. Кто, по-вашему, ее обучал грамоте? – Но когда-то ты именно так и подписывалась, помнишь?

– Погоди, Иван! – перебил Мартин. – Анюта, тебе от родителей влетит!

– В честь чего? – удивилась Анюта. – Лови!

Мартин поймал знакомую котомку.

– Я им сказала, что пойду за тобой хоть на край света! Вот!

У Мартина отвисла челюсть.

– И почему ты сказала это именно сейчас? – недоуменно спросил он.

– Мы немного поругались… – смутилась Анюта. – Из-за тебя поругались, между прочим!

– Я ничего не делал!

– Вот из-за этого и поругались!

– То есть? – складывается такое чувство, что я не улавливаю причинно-следственной связи в произошедших событиях. Требовались подробности.

– Родители сказали: если Мартин работает во дворце, то почему вместо больших денег приносит исключительно большие яблоки?! Выходи, говорят, за него замуж, и пусть нас обеспечивает!

– Прямо так и сказали?

– Угу! – кивнула Анюта.

– А причем здесь они? – не понял Мартин. Известие о том, что хитрые родственники Анюты успели составить план использования его жалования в личных целях, поразило даже меня. Потрясенный, он присел на краешек скамейки. – Я не смогу содержать всех твоих родственников, соседей и их друзей.

– Что ты ответила? – спросил я. – Согласилась стать дояркой его кошелька?

– Фу, царевич, какой ты грубый! – нахмурилась Анюта. – Я поругалась с ними и ушла. Теперь у меня нет дома. Я пошла по миру.

– Ты не по миру пошла, а с ума спрыгнула! – воскликнул я. – Немедленно возвращайся домой! Родители не могут от тебя так взять и отказаться!

– Очень даже могут! – возразила она. – Я не родная дочь, приемная. Не приношу деньги – зачем такая нужна?

– Я хорошо знаю их характеры! – заметил Мартин. – Мордобой помог бы стать им человечнее, но до их мозгов и кулаками не достучишься!

– Для таких случаев у нас есть палач с топором! – сухо сказал я.

– Не надо палача! – попросила Анюта, – Они все-таки меня растили. Пусть живут, но я не желаю их больше видеть! Лучше скажите: вы куда-то уходите? Возьмите меня с собой!

– С какой стати?

– А куда еще податься бездомной девушке?

Я призадумался: в путешествии, которое характеризуется фразой «пойди туда, не знаю куда», большое количество участников на руку не играет. Мартин подумал о том же и отрицательно покачал головой.

– Ты обещал обо мне заботиться! – строго заявила Анюта. – Помнишь, говорил об этом в деревне!

Мартин глубоко вздохнул:

– Как я могу о тебе заботиться, если не знаю, сумею ли позаботиться о себе?!

– Ты хочешь от меня сбежать?! – Анюта запустила яблоком в Мартина. Оно ударилось о его лоб и откатилось в темноту. Мартин возмущенно прикрикнул. – В такой момент?! Да я тебе в жизни не прощу!!

– Анюта, ты должна вернуться домой! – приказал я. – Я дам тебе денег на покупку нового домика, в котором ты и будешь ждать возвращения Мартина.

– Не пойдет! – сурово воскликнула Анюта в ответ. – Я не должностное лицо, меня так просто не подкупить! Без него я не вернусь в деревню!

Упрямая девушка спустилась с крыши на землю. Я задумчиво жевал нижнюю губу и постукивал пальцами по скамейке.

– Он обещал, что мы будем вместе, значит, будем! – твердо заявила Анюта. И глядя на нее, я понимал, что от своих слов она не откажется. – Если вы меня не возьмете, я разболтаю о том, что вы ищете молодильные яблоки! Завтра по вашим следам отправится целое царство!

– Ну, ты и шантажистка!!! – воскликнул я. Уже знает наши слабые места. – Послушай, Анюта, сколько тебе лет?

– Восемнадцать! – гордо ответила она. – Я уже взрослая, и могу делать все, что захочу!

– В первый раз вижу, как девушки добавляют себе возраст, – я погрузился в раздумья.

– Что, значит, добавляют? – не поняла она. – Мне на самом деле…

– Неважно. Давно ты там сидишь? – Я поднял сброшенную котомку. Анюта уселась рядышком с Мартином. Тот сидел за столом, подперев щеку ладонью, и страдальчески смотрел на мир вокруг.

– Давно! – честно призналась девушка. – Я сидела здесь, услышала ваши голоса и решила, что надо спрятаться, а то вы, чего доброго, ругаться начнете, научите меня плохим словам и нехорошим манерам!

– Правильно решила! – ответил Мартин. – А почему передумала? Так и пряталась бы, пока мы не ушли!

– А потом сколько лет ждать твоего возвращения? – воскликнула Анюта. – Нет уж! Мы вместе отправимся в путешествие, или я расскажу о яблоках всему городу!

– Полегче на поворотах! – я чуть повысил голос, – Здесь я главный, а не ты!

– А я расскажу о яблоках.

– А я прикажу посадить тебя под домашний арест до нашего возвращения!

– А я сбегу!

– Ладно, говори! – сдался я. – Тебе станет легче, если люди поголовно сорвутся на поиски, а та останешься в царстве одна-одинешенька?

– Я пойду с ними! И мы с Мартином все равно будем вместе путешествовать.

– Так, стоп! – не выдержал я. Искать яблоки толпой в несколько тысяч человек – это перебор. Соседи решат, что на них войной идут! – Ответь мне на один вопрос, Анюта: кто из нас царевич?!

– Конечно, ты! – девушка округлила глаза. – Разве кто-то сомневается?! Но я все равно вас догоню!

– Не выйдет: нас уже и след простынет, – я положил котомку на стол и начал развязывать тугие узлы. Анюта поджала нижнюю губу и посмотрела на нас независимо-стеснительным взглядом.

– Что ты взяла? – строго спросил я. – Мы едем в долгое путешествие, а не на прогулку по летнему саду. Утверждать не буду, но там по случаю и убить могут! А если ты взяла с собой брелки, побрякушки и зеркальца, то в нашем походе тебе делать нечего!

– Когда я собирала котомку, то не знала о вашем путешествии… А вы решились взять меня с собой???!!! – взвизгнула Анюта от восторга. – Нет там побрякушек! Зеркальце есть, но оно и вам не помешает! А то станете в пути грязными, как сви…, – Анюта оборвала себя на полуслове, и заменила одно слово другим. Звучание изменилось, но смысл остался тем же, – как хрюшки, и не увидите этого!

– Он мне расскажет, если что, – я показал рукой на Мартина. – А я скажу ему. И без зеркал обойдемся. Последний узел, развяжи его сама! А то скажешь, что это я тайком подложил в котомку разную дребедень!

Я передвинул котомку к девушке. Анюта неторопливо, точно дразнясь, развязала хитрый узелок. Цветастый прямоугольник ткани разлегся на столике смятыми краями, и нашим взорам предстала одна из самых необычных походных вещей за мою недолгую жизнь: насколько я понимаю, до сего вечера еще никто не догадался брать такое в дальние края.

Мы с Мартином посмотрели друг на друга, еще раз глянули на девичий багаж и одновременно уставились на стеснительно улыбнувшуюся девушку.

– Я вижу то, что я вижу, или оно грезится? – спросил я на всякий случай.

– Мне оно тоже грезится! – воскликнул Мартин. Он приподнял котомку и внимательно осмотрел содержимое в поисках чего-нибудь потаенного или тщательно замаскированного. Его голос был полон недоумения. – Это тебе зачем?!

– Присоединяюсь к вопросу! – кивнул я, соглашаясь с непониманием друга. – Сделай милость, ответь: для чего тебе в походе тряпичная кукла? Ты с ума сошла, да? Немедленно собирайся и иди выбирать место для нового дома, где вы будете жить!

Анюта схватила куклу и прижала ее к груди. Мартин разбушевался.

– Анечка! Иван возьмет кучу стрел, лук, меч, метательные ножи, и я не уверен, что этого хватит! А если мы погибнем?!

– Это не простая кукла! – воскликнула Анюта.

– Где-то я уже слышал похожее… – пробормотал я. Лицо отца стало перед мысленным взором во всей красе. Сверкающая корона, как обычно, и в воображении слепила глаза, – Она золотая внутри?

– Она волшебная!

– Да ну? – изумился Мартин.

– В обычной крестьянской семье? – переспросил я. – Волшебная кукла?

– Наверное, она гладит, стирает и мусор убирает! – оказывается, сарказма у Мартина тоже хватает. Не ожидал. – У нас – боевой поход! Чем она поможет?

Кукла шевельнулась и повернула голову на пол-оборота. Ее рисованные на обычной холщовой ткани глаза моргнули, и прочерченная угольком полоска рта раскрылась. Оттуда высунулся розовый язычок.

– Вы все сказали? – строгим голосом спросила она.

Мартин остолбенел. Наверное, я тоже. Не помню.

– Все! – коротко ответил он, не в силах оторвать глаз от куклы.

– Вот, и ладушки! Зовите меня Юлька! – она повернула голову так, как ей и полагалось быть, а улыбающаяся Анюта с видом победителя поглядела на растерявшихся нас и тоже показала язык.

– Что б мне провалиться! – вымолвил Мартин, – Она говорящая!

– Анюта! Нам на самом деле будет трудно, – сказал я. Не успели уйти, а уже сталкиваемся с разными чудесами. Может, не стоит никуда ходить, а молодильные яблоки сами к нам прикатятся, раз пошла такая пьянка? – Ты уверена, что сумеешь перенести трудности похода?

– Я сумела перенести приемных родителей, а это трудности не из простых! Я не буду обузой в походе! Не переживайте за меня!

– Только вовремя кормите, поите и спать укладывайте! – добавила кукла.

– Юлька!!! – воскликнула Анюта.

– Молчу, молчу!

Я решил удостовериться, что она не испугается, и вдохновенно рассказал о грядущих трудностях, вкладывая в россказни всю свою фантазию. Я пользовался словами, как красками, создавая живописное и потрясающее размахом эпическое полотно, и под конец импровизированного выступления Анюта и Мартин сидели с раскрытыми от удивления ртами и остекленевшими глазами. Кукла безмолвствовала, не подавая признаков жизни. А когда я произнес финальное слово, наступила долгая тишина. Слушатели молчали, до глубины души потрясенные моими фантазиями, и стало ясно, что во мне пропадает гениальный рассказчик.

Анюта очнулась первой.

– Потрясающе! – восторженно выдохнула она. – Я хочу видеть эти чудеса собственными глазами! Делайте со мной, что хотите, но вы должны… нет, вы обязаны взять меня с собой! А то я умру от тоски и отчаяния, потому что никогда не увижу это великолепие наяву!

– Мартин! – я окликнул друга. Тот явно не желал возвращаться из внутреннего мира фантазий и грез. – Ты чего размечтался? Мы ж это все наяву увидим, если не окочуримся в пути!

– Так вы меня возьмете, – повторила Анюта, – или оставите одну в родном краю, обреченную на нищенское существование и прозябание?

Я достал из кошелька монетку.

– Предоставим это дело судьбе, – предложил я. – Как она покажет, так и будет! Говори, что выбираешь? Заодно проверим, счастливая ли у тебя судьба?

– Царевич, ты садист! Хочешь, чтобы я померла, не повидав красот мира, так и скажи!

– Напомнишь мне об этом, когда устанешь от дальних странствий! Что выбираешь?

– Орел!

– Решка!

Золотая монетка взлетела вверх, вращаясь, зависла на секунду и устремилась вниз. Упала на деревянный стол и ловко вклинилась ребром меж двух досок.

Намертво. Почти.

– Нет, я так не играю! – буркнул я, стукнув по столу кулаком. – Судьба не знает, как поступить!

– Я говорила, что последнее слово за тобой! – излишне вежливо произнесла Анюта. – Ты царевич, или так, погулять вышел?

– Одно другому не мешает.

– Тогда решай! – напирала она. – Ведь ты умный, правда?

Мартин закашлялся.

– Анюта, из тебя выйдет отличный придворный! – ответил я. Так и быть, придется включить ее в состав группы: втроем всяко веселее. – Так и быть, уговорила.

– Значит, в путь?! – Анюта затаила дыхание.

– И чем быстрее, тем лучше! – мрачным тоном ответил я, – А то передумаю!

Глава 2. Сон.

Скажу вам по секрету – я впечатлительный человек, как бы это ни скрывал от придворных. Иногда за день набирается столько впечатлений, что последующей ночью обязательно приснится сумасшедшая история.

Так случилось и в этот раз. События недавнего прошлого перемешались между собой в запутанный клубок и явились всем скопом в мир сновидений. Цветной и настолько приближенный к реальности сон, что казалось, будто я на самом деле там нахожусь.

Я стоял в тронном зале, и усталый отец укоризненно поглядывал в мою сторону. Он тяжело вздыхал и укорял:

– Из-за твоей медлительности, Иван, я не доживу до того дня, когда мне привезут молодильное яблоко! Для чего? – трагически вопрошал он, воздевая руки к расписанному абстрактными узорами потолку. – Для чего я сажал по всему царству тысячи яблонь? Кто, кроме меня, приглядит за ними? Кто будет гонять нерасторопных садовников? Учти, Иван, придет моя смерть, пока ты будешь бродить в неведомых краях, и не видать тебе престола, как своего затылка! А новое поколение срубит яблони, высушит их и пустит на дрова, и вся моя жизнь пойдет прахом!

– Новые вырастут!

– Кто их сажать будет? Это тебе не вишни, которые руби – не руби, все равно вылезут, пока корни не уничтожишь! Это редкие сорта яблонь, за ними тщательный уход положен!

– А я говорил, я говорил! – из-за трона выглядывал советник, – Виноград надо было сажать – из него получается такое вкусное…

– Уймись, советник! – кричал царь, недовольный тем, что его перебили. – Иди, сын, и без яблок не возвращайся!

– Так я уже еду!!! – отвечал я. – Давно в пути!

– Как это в пути, если ты стоишь передо мной?! – возмущался отец.

И я, понимая, что потерял много времени, торопливо побежал к выходу. Выскочил на улицу и обомлел: меж двумя башенками на веревках висел огромный транспарант с надписью: «Иван-царевич едет за молодильными яблоками!!! Желающим получить яблоко немедленно обратиться лично к нему!!! Торопитесь, прием заявок ограничен!!!»

– Ну, Анюта, погоди! – пробормотал я злобно. – Рассказала все-таки!

И когда успела, если мы взяли ее в поход?

Кстати, а где Мартин? Куда они подевались? Я же точно помню, что мы пустились в путь… В чем дело?

Я опустил глаза с небес на землю и похолодел: перед дворцом яблоку упасть негде! Подданные стоят плотной стеной, заискивающе улыбаются и теребят в руках бумажки с заказами на яблоки: себе, жене и детям, бабушке из соседнего царства, и «А нет ли там старящих яблок для злых родственников?»

– Дамы и господа!!! – воскликнул я, старательно приглаживая вставшие дыбом волосы. Народ взирал на меня с неподдельным вниманием. Отец не добился бы подобного к себе отношения, даже сказав, что дарит подданным по мешку денег: ему не поверят. Да и не наберется у него столько… мешков. – Экспедиция долгая и трудная, за каждое яблоко предстоит заплатить его владельцам по сто золотых монет. У меня нет столько денег, прошу поддержки! От ваших вкладов в наше общее дело зависит, доберусь ли я до сада и сумею ли собрать и привезти яблоки в целости и сохранности?!

Улыбки померкли, но после моей убедительной речи горожане не решились признаться, что хотели заполучить яблоки на халяву. С криками:

– Мы сейчас, только за деньгами сбегаем!!! – толпа разбежалась по домам, и не показывала носа до тех пор, пока я не ускакал из города. Расчет на скупость горожан оказался верным: сто монет придется отдать здесь и сейчас, а долголетие будет там и потом. Если будет.

Я скакал по степи до позднего вечера, пока не перестал видеть путь. Но только думал отдохнуть, как в пасмурном небе загорелась яркая звезда. Землю осветило призрачным желтым светом, а звезда выросла и превратилась большую тарелку на тонких ножках-подставках. Я подождал, пока рядом приземлятся большая вилка и ложка, но так и не дождался. Как не дождался великана, которому эта тарелка предназначалась. По объему, в ней супа тонн пятнадцать, мне за целую жизнь не осилить.

Но оказалось, что внутри нет никакого супа: часть тарелки открылась, выдвинулась темная лесенка, и по ней спустился невысокий зеленый человек. Метра полтора ростом, не больше. Худой и тощий. Сразу видно, что пришелец, потому что у ангелов крылья растут. Мне в детстве говорили, что инопланетяне есть, даже рисунки показывали, но именитые профессора в столице уверенно доказали, что никаких пришельцев не существует: на самом деле это обычные водяные-лешие. Бабки-Ежки разные, и прочие Змеи Горынычи. Вот бы сюда эти профессоров, посмотреть на зеленокожего. И пусть они опровергнут его существование.

Одного боюсь: после этой встречи придется переписывать историю человечества, а маститые профессора этого не допустят. Куда проще придушить этого пришельца, чтобы не портил симпатичную картину мироздания. А тарелку увезти в болотные топи – оттуда еще ничего не всплывало.

– Слышь, царевич, – сказал пришелец на чистом русском языке, отвлекая меня от раздумий относительно его будущего. – Это правда, что ты едешь за молодильными яблоками?

– А ты откуда узнал???!!! – я понимаю, что слухами земля полнится, но пришелец живет на небе! Какая сорока ему новости на хвосте принесла?!

– Кто-то сложил из хвороста большие буквы, и поджег их! – пояснил пришелец. – О твоем походе даже на Марсе знают, через телескопы надпись увидели и расшифровали!

– Что?! – испуганно выдохнул я, – Так вам тоже яблоки надо?! Сами добывайте!!!

– Ты не понял! – пришелец вытянул руки с раскрытыми ладонями, желая меня успокоить. – Дело в том, что я – представитель компании по производству омолаживающих кремов, и мне жизненно необходимо уничтожить молодильные яблоки до того, как наша фирма откроет на Земле представительство.

– Это еще зачем? – не понял я. О чем он вообще говорит?!

– Как, зачем? – с точки зрения пришельца, я сказал невероятную глупость. – Люди съедят яблоки и помолодеют, а мы окажемся в пролете! Мы разоримся, не успев наладить собственное дело на вашей планете! Я не могу это позволить, это геноцид инопланетных торговцев, запрещенный межпланетной конвенцией! Вы не имеете права мешать развитию межпланетной торговли!

Из вышесказанного я понял далеко не все, но общий смысл уловить исхитрился.

– А почему люди должны использовать то, что нравится вам, а не то, что нравится им?

– Странный вопрос! – воскликнул пришелец. – А наши прибыли?

– Куда прибыли? – не понял я. Пришелец обожает говорить загадками. Может, и впрямь легче его придушить, а тарелку в воду? – Когда?

– Чего?

– Я хочу сказать…

– Стоп, у меня идея! – остановился пришелец. – Поскольку я не могу противостоять процессу, я должен его возглавить!

Он выхватил какую-то загогулину, обозвал ее пистолетом, и направил его на меня. Интересное оружие у пришельцев, мелкое, не то, что наши лук и стрелы. Узнать бы еще, как оно стреляет?

– Извини, приятель, но я объявляю монополию на продажу молодильных яблок на всей территории Земли!

– А причем здесь я? – неподдельно изумился я. – Я еду их добывать, я их не выращиваю!

– Так ты – рядовой снабженец, а не производитель! – дошло до пришельца. – Я тут распинаюсь, время теряю, а он, оказывается, банальный посредник! Скорее говори мне адрес сада, где растут молодильные яблоки, и я исчезну, словно меня и не было никогда!

– Где-то там! – я неопределенно махнул рукой. – За горизонтом!

– Врешь!

– Еще чего?! – оскорбился я. – Ты видишь яблони перед горизонтом?

Пришелец посмотрел по сторонам.

– Нет! – коротко ответил он.

– Я тоже! Значит, яблоки растут за линией горизонта, именно там ты их и найдешь!

– Знаешь, что?

– Нет. А что я должен знать?

– Если ты меня обманываешь, – произнес пришелец набившую оскомину фразу, – то…

Он нажал на закорючку, из ствола вырвался тонкий огонек. Я огляделся и недоуменно приподнял брови, не увидев ничего разрушительного. Похоже, эта маленькая штучка еще и стреляет незаметно. Нет, что ни говори, а лук намного лучше.

– И что дальше? – заинтересовался я. Зачем-то эти штуки все-таки делают. Не для того ведь, чтобы выставить их владельца полным идиотом, в самом деле? Или именно для этого?

Пришелец убедился, что стреляет из пистолета-зажигалки, по ошибке взятой вместо настоящего, и убрал его обратно.

– Неважно, – ответил он, быстро возвращаясь в тарелку. – В глаз получишь! Возвращайся домой и бери большой кошелек! Когда я заполучу молодильные яблоки, они сильно вырастут в цене, так что… Сам понимаешь: рыночная экономика! Кто смел, тот и съел!

И улетел.

Бродить по белу свету пришлось долго, до самого посинения – в фигуральном смысле. А когда я натолкнулся на сад с молодильными яблонями, то обнаружил, что перед входом стоит знакомая летающая тарелка, и не менее знакомый пришелец окружал сад высоченным каменным забором, устанавливая по периметру гору невиданного оружия. На вид – те же пистолеты, только побольше.

«Штурмом не взять, – подумал я, постучав по кладке, – Придется обращаться напрямую».

На стук сквозь крохотное отверстие в заборе выглянул пришелец.

– Явился-таки!!! – хмуро сказал он, рассматривая мои пустые руки. – Без денег! Я же сказал: бесплатных яблок не видать! Или ты при деньгах? Не молчи, давай их скорее!!!

– Сначала покажи яблоки!

– Сначала покажи деньги!

– Почем просишь?

– Тысяча золотых за яблоко! – осклабился пришелец, – Дешевле не найдешь!

Ничего себе! Да за такую цену полтора города купить можно!

– Сам ешь! – бросил я. – Я дальше поехал!

Пришелец поменялся в лице.

– Как это, дальше? – пролепетал он. – Я не ослышался?

– Нет, – подтвердил я, – у тебя отличный слух! Удачи тебе, торговец! Мне пора!

– Стой-стой-стой-стой-стой!!! – затараторил пришелец. – У вас есть и другие сады с молодильными яблоками?!

– Нет, всего один! – честно сказал я. Хотя откуда мне знать, сколько их по белу свету растет? – Но это не тот сад!

– Что значит, не тот?! Здесь было столько охраны, что яблоку упасть негде!!!

– У нас повсюду охраны полно! – пришлось снизойти до объяснения ситуации с охранниками и ворами-грабителями. – Потому как воруют всё, что лежит. Плохо лежит, или хорошо – это никого не волнует. Главное, что лежит, и хозяин отвернулся. Так что, удачи! Из тебя хороший сторож получится!

– Хочешь сказать, что я зря мучился с воздвижением стены вокруг сада??? – возмутился пришелец.

– Конечно! Это обычные яблоки.

– Врешь! – рявкнул пришелец. Я тоже рявкнул бы, услышав, что напрасно потратил столько времени и сил. – Они молодильные!

– А ты съешь одно, – предложил я. Чем сотрясать воздух, проще проверить на личном опыте. – И мы точно узнаем ответ!

– Фигушки! – вспылил пришелец. – Стоит мне его съесть, как я помолодею, и ты запросто отнимешь яблоки, не заплатив ломаного гроша! Не выйдет!

– Тогда дай одно яблоко мне, я на себе проверю!

– Сначала деньги! Тысячу золотых – и яблоко твое, проверяй, сколько захочешь! Думаешь, я дурак, да?

– Думаю, да! – прямой вопрос, прямой ответ. Хорошая дискуссия, мне нравится, – Сказать, почему?

– Почему?

– Потому что ты оставил суповую тарелку снаружи! – пояснил я, – Пожалуй, я заберу ее вместо яблок!

И быстро забрался в тарелку по пологой лестнице вместе с конем.

– Никто меня не любит… – пробормотал пришелец. – Стараешься для них, стараешься, а им лишь бы украсть чего-нибудь! Стой, царевич!!! Подавись ты своими яблоками, только отдай мой корабль! Как я домой вернусь?

– Твои проблемы!

– А если договоримся?! – сдался пришелец.

– Далеко еще до твоего дома? – устало спросил он. Шесть часов полета на перегруженной молодильными яблоками тарелке показались пришельцу вечностью. Он боялся, что не справится с управлением, и тогда тяжелая тарелка камнем рухнет оземь, чтобы никогда больше не взлететь.

Я угрюмо думал о личных проблемах: дома ждет большой скандал, потому что с поисками яблок я слишком задержался.

– Сворачивай! – приказал я вместо ответа на вопрос.

– Куда?! – испугался пришелец. – Обратно??? Не полечу! Мы упадем!

– Вон туда! – указал я, – Там живет прекрасная царевна Альбина, я в нее влюблен! Прилечу и попрошу ее руки!

– А мне что делать?

– Продавай крем в нашем царстве! – усмехнулся я. – Пока тебе голову за обман не отрубят!

– Злые вы! – сказал пришелец. – Ничего я вам продавать не буду, и другим запрещу!

– Как знаешь!

Тарелка подлетела к столице и приземлилась перед дворцом, сказочно мигая огромными лампочками.

– Пожелай мне удачи! – попросил я на прощание.

– Удачи! – хмуро буркнул пришелец. Он нажал на кнопку, и яблоки вывалились на площадь. Тарелка помигала еще с минуту, а потом взлетела и быстро скрылась в облаках. Я подхватил самое румяное яблоко и пошел навстречу выбегавшим из дворца придворным.

И снилось мне, что я жил с Альбиной-царевной долго и счастливо до самой смерти. И все три тысячи восемьсот семьдесят лет безвылазно правил царством.

Кошмар.

Глава 3. Троельга.

Проснулся я оттого, что кто-то непочтительно тряс меня за плечо. Конечно, если трясти почтительно, то меня ни за что не разбудишь, но все-таки…

– Подъем, царевич, рассвет на дворе!!! Хватит смотреть идиотские сны! – тормошил меня Мартин. – Нам в путь пора! За молодильными яблоками!

– Опять??? – спросонья пробормотал я. – Три тысячи лет управлять королевством, и снова за яблоками?!

– Иван, не сходи с ума, тебе всего двадцать!!!

Солнце, едва поднявшееся над землей, освещало усыпанную капельками росы траву. Несколько дней пути в выбранном наугад направлении прошли без особых приключений. Я с уважением отметил, что Анюта уверенно держится в седле, особенно, когда лошадь стоит на месте. Скакать что было мочи, я не торопился: мы ничего не знали о месте, где растут молодильные яблоки. Путь, после долгих раздумий, был выбран строго на юг: чтобы солнце утром не светило в глаза. Шансов на удачное завершение поисков было мало, но не меньше, чем при выборе дороги в любом другом направлении.

Но именно в той стороне находился город Троельга с библиотекой, в которой хранились тысячи книг со всего света. Там я и намеревался поискать сведения о молодильных яблоках. В нашей библиотеке книг тоже хватало, но в основном были тома об обычных яблоках, яблонях и всем, что с ними связано, начиная от названий удобрений для лучшего роста деревьев и заканчивая кулинарными рецептами. И при всем богатстве информации ни единого слова о молодильном сорте. Даже в разделе детских сказок.

Обидно, но что делать? Будь в наших книгах хоть одно упоминание о яблоках, они давно росли бы в царском саду, находясь под неусыпным наблюдением и охраной.

– А кто такая Альбина? – полюбопытствовал Мартин, протягивая мне руку и помогая встать на ноги. – Я прежде такого имени не слышал! Тайная любовь, да?

У меня округлились глаза, и ставшие навязчивыми мысли о молодильных яблоках быстро улетучились. Сон предстал в памяти во всей красе. Похоже, я начинаю сильно нервничать из-за этих сказочных фруктов.

– С чего ты взял? Не знаю я никакой Альбины!

– Ты во сне разговаривал! – пояснил Мартин. – Назвал это имя. То есть, сначала ты говорил о каком-то пришельце из другого мира, а потом сказал, что полетел к Альбине свататься.

– Мама родная… – я поежился от утренней свежести. Догорающий костер уже не мог хорошо обогреть, а солнце еще не поднялось так высоко, чтобы припекать. Никогда не думал, что разговариваю во сне. Вражеские шпионы должны быть мною довольны. – Что я еще сказал?

– Ничего особенного! – пожал плечами Мартин. – Я думаю, тебе кошмар приснился, ты о каких-то мешках яблок говорил, и причитал, что не под силу унести их за один раз.

– Ты не поверишь, – сказал я, – но мне снилось, что на Марсе живут зеленые человечки! Они перемещаются в летающих тарелках и всем предлагают купить какой-то крем для омоложения.

Мартин удрученно вздохнул и подбросил в костер охапку хвороста. Ослабевшие язычки пламени азартно бросились поглощать сухие ветки. Стало заметно теплее.

– Сдается мне, – Мартин зевнул: почувствовав тепло, организм потребовал продолжения сновидений, – что тебе вредно спать. За еретические сны у нас могут запросто сжечь на костре. Чтобы дурь из головы вылетела.

– И не говори! – нечисть у нас признают, но поверить в то, что на небе тоже есть люди – никогда: как там можно жить и при этом не упасть на землю?

Глаза слипались, но спать уже не хотелось. Я привычно настраивался на то, что утро пройдет в пустых переживаниях из-за реалистичности сегодняшнего сна. Такое случалось не в первый раз, и я никак не мог понять, как относиться к подобным сновидениям.

Во дворце говорили разное. Советник утверждал, что не стоит обращать внимания – такие сны бывают у каждого впечатлительного человека. И лучше всего никому о них не говорить, иначе хитроумные подданные используют мою впечатлительность в корыстных целях. А звездочет, наоборот, просил подробно записать приснившееся, намереваясь сверить данные с расположением звезд.

Он был уверен, что звезды влияют именно на сны, а не на жизнь человека. За что был официально исключен из царской партии астрологов и основал оппозицию правящему астрологическому режиму. Я обожал слушать их длительные споры. Понимаешь, что звучит полный идиотизм, но захватывает. Помню, особенно меня поразил отвлеченный спор о максимально возможном количестве ангелов, способных уместиться на кончике иголки. Выкладки, математические формулы, теософические высказывания – так и хотелось им сказать: «Срочно копать огороды, срочно!!!»

– Откуда они только берутся, эти сны? – риторически спросил я.

Мартин лег на свое место.

– Перебей этот сон другим.

– А если новый окажется еще хлеще?

– Если так, то… никогда больше не спи!

– Еще чего! – возмутился я. – Из-за одного кошмара лишать себя сна до самой смерти?

– А что такого? – Мартин заражающе зевнул. – Будешь нас каждую ночь охранять, а мы за тебя спать будем!

– Делать мне больше нечего!

– Слушай, Иван, – Мартин снова зевнул. Издевается так, или на самом деле не выспался? – я тут подумал грешным делом: а вдруг над твоим отцом пошутили?

– То есть?

– Представь, что ни никаких яблок и в помине нет! Так, оригинальный розыгрыш!

Хм… Умеет человек с раннего утра настроение испортить.

– Вряд ли! – не согласился я, – Над отцом шутить – надо обладать безмерной храбростью и топоронепробиваемой шеей.

– А кто признается, что пошутил?! – возразил Мартин. – Царю что – он перепоручил нам это дело, и ждет у моря погоды, как ни в чем не бывало! А нам эта шутка выйдет боком: так и будем странствовать по свету до самой смерти!

Я отрицательно покачал головой. Мартину дозволено говорить все, что на языке вертится, но иногда он выдает такое, что хоть стой, хоть падай.

– Слушай, а может и правда, есть на свете пришельцы? – лирически спросил я. – Поймаем одного, и пусть нас на тарелке по земле прокатит, всяко быстрее яблоки найдем. Или убедимся, что их не существует, и пойдем тому шутнику морду бить!

– Спать! Срочно спать! – приказал Мартин, – И только попробуй еще раз увидеть сны о зеленых человечках! Лично там появлюсь и надаю всем по разноцветным шеям!

– Тебе легко говорить!

– А кому сейчас тяжело? – Мартин замолчал и нахмурился, стараясь понять, что именно он сказал не так. Вроде все на месте, но звучит как-то неправильно. – В смысле: а кому сейчас легко?

Анюта зашевелилась под покрывалом и сонно пробормотала:

– Мальчики, хорош спорить! Что у нас на завтрак?

– Лапша на уши! – сказал Мартин, – Много лапши, с добавкой!

– Опять? – Анюта открыла глаза. – Не хочу лапшу, надоело! Хочу что-нибудь вкусное! Чья очередь сегодня кулинарить?

Я лег на бок и укрылся одеялом.

– Я позавчера еду ловил. Бегал за ней по лесам, по полям! Хватит с меня! Теперь ваша очередь.

– А я вчера за ней же бегал! – подхватил Мартин, – Все равно убежала, зараза такая! Значит, на сегодня остались только ты и кукла.

Анюта приподнялась, окончательно проснувшись. Утренний ветерок после теплого покрывала показался неожиданно холодным, и она поежилась. По коже побежали мурашки.

– Как вам не стыдно отправлять меня на охоту! – с укором сказала она, – Я и лук в руках никогда не держала!

– Возьми чеснок! – предложил Мартин.

– Вампиров настрелять, что ли? – не поняла Анюта. – А разве они вкусные?

– Надо попробовать… – глубокомысленно заявил Мартин. – А то всё они нас… Несправедливо!

Он подхватил камешек и легонько бросил его в котомку.

– А вообще, – добавил он, – у одного из нас есть волшебная кукла, пусть она и охотится!

– Я вам наохочусь! – недовольным голосом прорычала кукла. – На дождевых червячков – почище любой лапши будет. На вид – та же лапша, только мясная!

– А еще жаркое из комаров приготовишь, да? – отозвался Мартин. – Вроде как мелкая дичь.

– Могу! А что такого? – кивнула кукла. – Живцом будешь?

Я досчитал до трех, рывком отбросил покрывало и схватил лук и стрелы.

– Придется мне идти на охоту! Сразу было ясно, что никому из вас не совладать с дичью.

– Между прочим, я охочусь не хуже тебя, и ты это знаешь! – возразил возмущенный Мартин.

– Знаю! – согласился я, протягивая ему лук со стрелами, – Значит, вызвался показать, на что годен? Держи! Двух зайцев нам за уши хватит! Иди, удачной охоты!

И снова лег. Мартин, держа в руках колчан и лук, задумался над тем, что под руку говорить о своем мастерстве и умении больше не стоит – мигом запрягут, опомниться не успеешь.

– Хитер, Иван, хитер! – одобрительно прокомментировала кукла.

– Я пойду за хворостом! – сказал я, – Высыпайтесь, кто еще спит, скоро отправимся в путь. Поблизости город Троельга – к обеду доберемся. Если повезет, узнаем у них насчет молодильных яблок. Предупреждаю заранее: тому, кто хоть раз скажет слово «молодильное», от меня здорово влетит!

– Никаких проблем: молчим, как рыбы!

Охота оказалась удачной – Мартин подстрелил двух гусей и сумел убежать от их разгневанного хозяина, рыбачившего неподалеку. Пришлось ради успокоения рассерженного птицевода-рыболова – он слишком метко кидался камнями – бросить золотую монету из личных запасов, тем самым поменяв гнев на милость и ругань на приглашение заходить пострелять гусей завтра и послезавтра. Убегающий Мартин кивнул, прокричал в ответ что-то вроде «Ага, ладно!» и, не останавливаясь, побежал к месту привала.

Легче было купить гусей, не устраивая экстремальное шоу, но Мартин боялся, что Анюте заподозрит его в обмане: он не раз клялся в том, что является отличным стрелком. А так – все довольны, и гуси подстрелены. Подумаешь, домашние. На них не написано…

Пока мы завтракали, я успел заприметить среди высокой травы рыжую мордочку лисенка, привлеченного аппетитным запахом жареного гуся. Звереныш боролся с искушением подойти поближе и желанием спрятаться от двуногих, приносящих беды и неприятности. Золотая середина между первым и вторым желаниями проходила метрах в пятнадцати от нас, ближе подходить лисенок опасался.

– Оставьте зверю что-нибудь! – попросила Анюта.

– Потроха заберет! – буркнул Мартин. – Нечего привыкать к человеческой пище – вырастет, у охотников на привале отбирать станет. Куда это годится?

– Они его застрелят!

– Вот именно! Кстати, тебе не надо воротник на зиму?

– Мартин!!!

– Ну, и мерзни тогда! Крылышко будешь?

– Давай! – Анюта протянула руку. Мартин положил крылышко.

– Горячее! – предупредил он.

– Кис-кис-кис!!! – подозвала лисенка Анюта. – Лови!

Крылышко полетело в сторону лисенка. Тот, не будь дураком, подхватил подарок и мигом скрылся в кустах.

– «Кис-кис», – задумчиво повторил Мартин. – Ты знаешь, что только что смертельно оскорбила собачий род, позвав его представителя на ненавистном им кошачьем языке?

– Он еще маленький, и не разбирается в инозвериных языках! – воскликнула Анюта. Мартин принялся что-то объяснять и втолковывать, Анюта запротестовала в ответ, а я молча и уверенно доедал гуся. Не хотят есть – не надо, мне больше достанется.

Минут через десять они опомнились, и доесть гуся в одиночку мне не удалось, хотя я очень старался. Ничего, в следующий раз они сначала поедят, и уже потом начнут спорить. Так и буду учить их этикету, пока суть да дело. Почему бы и нет?

Сытые и довольные, мы приближались к городу.

– Почему твои братья не поехали вместе с нами? – спросила Анюта.

Я пожал плечами.

– Они себе на уме, и сами знают, где искать и кого спрашивать! Это я скрупулезно собираю сведения, а братья предпочитают брать нахрапом.

– У них хорошо получается, они удачливые! – поддакнул Мартин.

– Каждый из нас поехал туда, куда посчитал нужным, – я указал на восток. – Никита сказал, что направится в ту сторону, но он настолько хитрый, что может сказать одно, а сделать другое. Афанасий, тот и вовсе никому ничего не сказал, уехал молча. Мы одни задержались и потеряли немного времени.

– А какая, в сущности, разница? Днем раньше, днем позже: яблоки неизвестно где, и мы можем первыми их найти.

– А разве скучно просто бродить по свету? – спросила Анюта. – Мир посмотрим, побываем в дальних краях, увидим много необычного. Мартин, слышишь, это наше досвадебное путешествие, и проводник у нас – настоящий царевич! Сказать кому – не поверят!

Мартин хмыкнул.

– Это ты оригинально завернула – похвалил я, – досвадебное путешествие! Можно сказать, пыльцовый месяц!

– Ты о чем? – не сообразил Мартин.

– Сам догадайся! – предложил я. – Анюта, расскажи, как у тебя появилась волшебная кукла? Три дня обещаешь, и все никак не соберешься с мыслями.

– Это давняя история!

– Это ты говорила. А что дальше?

– Я точно не помню…

– Не уверена, не рассказывай! – подала голос кукла.

– Тогда ты расскажи! – предложил Мартин. – У тебя память поболее будет, и язык хорошо подвешен: сказанешь такое, что не знаешь, как реагировать!

– Ну, ладно, деточки, – ласковым голосом произнесла кукла, – я расскажу вам сказочку о том, как девочка Анюта смастерила куклу Юльку и так сжала ее в своих объятиях, что та не выдержала и заговорила человеческим голосом!

Анюта хихикнула.

– Нет, народ, с вами каши не сваришь, только съешь! – сказал я. – Анют, а как соседи на Юльку реагировали? Наверняка заходили полюбоваться?

– Не угадал, царевич! – кукла засмеялась, негромко и беззлобно. – Никто не знал о моих способностях! Кроме вас и моего создателя никто не знает о том, что я пахарь, жнец и на дуде игрец!

– Знаешь, кукла, – я взял ее в руку, – я вижу, ты шибко умная и хитрая. Почему не пошла во дворец, а стала жить у крестьянки? У нас таких, как ты, тоже любят!

На этот раз кукла захохотала громко и обидчиво.

– Царевич, ты в своем уме, или оставил его на время путешествия? Ваши вельможи при виде тряпичной куклы носы отворотят и глаза закроют, чтобы не видеть мое убожество. Им нужны фарфоровые статуэтки, с позолотой, чтоб стоили полцарства – вот тогда из дворца с большим удовольствием протянут ко мне жадные ручонки. А так у вас и без меня чудес хватает!

От шагавших по полю лошадей во все стороны прыгали десятки кузнечиков. Мимо то и дело проносились пчелы, и воинствующие осы летели в атаку на неведомых нам врагов. Бесконечное поле уходило далеко за горизонт и скрывалось за дальними холмами. А прямо по курсу стоял город с белокаменными стенами. От мирной картины хотелось радоваться жизни и позабыть обо всех проблемах. Я так и сделал бы, если б не данное слово отыскать и привезти молодильные яблоки.

– О чем задумался? – услышал я далекий голос Мартина. Он выразительно всматривался вдаль, как будто видел там что-то грациозное и величественное. Например, свое светлое будущее. – Мы почти приехали.

Я показал медальон стражникам у ворот, и мы проехали в город, не заплатив ни единой монетки: а какой в этом смысл, если налоги идут прямиком в царскую казну, откуда я получаю деньги на собственные нужды. Получится бесполезный круговорот монет в природе.

– Здесь находится величайшая библиотека тридевятого царства! – пояснил я, на время став гидом нашей маленькой компании. Анюта в Троельге не была ни разу, Мартин был давным-давно, а прошлое куклы покрыто таким мраком, что она сама не знает, где была и что делала. Может быть, она и была здесь, но задолго до того, как попала в руки Анюты. Как-нибудь выпытаю, сколько лет нашей Юльке на самом деле: видно же, что знает она намного больше, чем говорит. – Потратим всего один день…

– Неделю… месяц… – эхом отозвалась вредная кукла. Я подумал о том, что она не только много знает, но и болтает куда больше положенного. -…год.

– Если повезет, мы наткнемся на упоминание о людях, которые жили больше двухсот лет. Вот и выясним, прожили они столько по собственному хотению, или им помогли некие фрукты.

– Люди могут прожить двести лет и по собственной воле! – возразила неугомонная кукла, на всякий случай не высовываясь из котомки. – Делать по утрам зарядку, например… слушай, царевич, предложи царю: пусть каждое утро бегает вокруг дворца. Много не надо, два круга за уши хватит! Составь комплекс физических упражнений и скажи, что яблоки – это метафора. Что они кончились, в конце концов, и что теперь вместо них выдают спортивные рекомендации.

– Вот сама и скажешь!

А она юмористка: отец сначала заставит придворных бегать вокруг дворца, чтобы убедиться в правдивости написанного. И после недели утренних пробегов помолодевшие и посвежевшие подданные, на всякий случай хватаясь за поясницы и осторожно ступая натертыми до мозолей ногами, бросят все силы на поиски облагодетельствовавшего их человека. Уйти живым от них не удастся – форму они приобретут, будь здоров! Оставить вместо себя куклу, как главного зачинщика, так ее попросту не заметят. Эта хитрюга будет молчать в тряпочку и делать вид, что она самая обыкновенная игрушка.

– Знаешь, я напишу в завещании положить тебя ко мне в могилу.

– Да брось, царевич! Ни у кого на твое убийство сил не останется! – усмехнулась кукла. – Уж я-то знаю, кто на что горазд! С одних графов полторы тонны жира стечет, пока они пробегут от крыльца до поворота. А сделают круг – и небо вокруг, а сзади заветные крылья! И арфа в руках, по желанию. И потом, цари не слушаются советов говорящих кукол!

– А ты проверяла?

– Нет. А давай вернемся, и я поговорю с царем! – предложила кукла.

– Бесполезно! Он побежит за врачами, потому что решит, что сошел с ума! Лучше я заброшу тебя во дворец к своим врагам! – предложил я, – Ты основательно уменьшишь их количество добрыми и заботливыми советами на все случаи жизни.

– Какой ты кровожадный, царевич! – ехидно проворковала кукла.

– Я???

– Кажись, приехали! – прервал наш интересный разговор Мартин.

Мы остановились перед огромным зданием с высоченными греческими колоннами, по верху которого позолоченными буквами было написано: «Библиотека». Пожилой троельжанин с длинной бородой стоял у входа и смотрел в нашу сторону с большим интересом. Возможно, решал: слезем ли мы с коней, или заедем внутрь прямо на них, никого не утруждая охраной дорогих скакунов.

– Кукла, тебе сторожить! – приказал Мартин. Он спрыгнул с лошади и помог спуститься Анюте, – А мы пойдем книги смотреть.

– Картинки, что ли, смотреть будешь? – буркнула кукла. – Сам сторожи, а я буду переводить древние тексты на современный язык! Смотреть картинки – много ума не требуется.

– Ты не поднимешь ни одну книгу.

– Зато коней удержу за уздечки – как пить дать!

– Хорошо! – кивнул Мартин, – Иван, прикажи скакунам охранять куклу!

– Вместе пошли, – приказал я, – лошадки сами за себя постоят.

Кукла захихикала:

– Левая продаст правую, правая продаст левую, обе продадут центральную, потом сбегут, поделят денежки на троих и накупят себе отборного овса лет на двести вперед.

– Неплохая идея, между прочим! – согласился я, подводя лошадей к коновязи, под широким навесом. Здесь уже было шесть лошадей, три осла и – большая редкость в наших краях – один двугорбый верблюд.

– Знаете, чем мне нравятся ослы? – спросила кукла, с умилением разглядывая длинноухого упрямца. – Тем, что их невозможно украсть. Их и с места-то сдвинуть сложно.

– Да ну? – удивилась Анюта.

– Истинная правда! А знаете, почему так? – кукла перешла на заговорщицкий шепот, – Строго между нами: это из-за того, что ослы на самом деле – двухсотлетние зайцы! Они все повидали в жизни, им свет не мил, вот и не желают никуда идти! А теперь тайна: поскольку они живут много лет, то там, где находится много ослов, мы и найдем молодильные яблоки! Улавливаете?

Мартин и Анюта посмотрели на дремлющего ослика уже в свете полученных знаний. Уши у него на самом деле напоминали заячьи, но насчет всего остального Мартин сильно сомневался: а где заячий хвост? И копыта – не похоже на отросшие за двести лет когти…

– Юлька… – сквозь зубы выговорил он, – хохмить изволишь?

В ответ кукла заразительно захихикала.

Старичок увидел, что мы поднимаемся по широким ступенькам, вышел навстречу и перегородил путь. Ветер шевелил его роскошные седые волосы, и просторная накидка трепетала на ветру. Мне показалось, что сейчас он вытянет руку в нашу сторону и величественным голосом произнесет:

– Заклинаю вас, путники!

Но старичок не вытянул руки, и голос его оказался вполне обычным. Как и прозвучавшая деловитым тоном фраза:

– Неграмотные есть?

Мы остановились.

– А что случилось? – поинтересовался я. – Надо пройти предварительную проверку?

– Или у вас книги без картинок? – забеспокоился Мартин.

Старичок прокашлялся.

– Наша библиотека огромна, уважаемые путники! В ней легко заблудиться среди высоких стеллажей с тысячами древних и новых томов, собранных со всего света. У нас всюду написано, в какую сторону следует идти, чтобы попасть к выходу или нужным книгам. А посмотреть картинки вы можете в соседнем здании: там располагается галерея живописи и скульптуры. У них собраны…

– Вообще-то, мы к вам! – уточнил я.

– Это радует! – кивнул старичок. – Позвольте представиться! Я – Либрослав, библиотекарь! Прошу любить и жаловать!

– Вы стоите здесь ради того, чтобы каждому встречному – поперечному задавать вопрос о грамотности? – удивилась Анюта.

– Что поделать, юная красавица? – устало вздохнул Либрослав. – После того, как сто шестьдесят пять лет назад в дальней части библиотеки обнаружили скелет заблудившегося посетителя, мы решили перестраховаться.

– Вы серьезно? – мое воображение нарисовало безрадостную картину: ползущий на коленях уставший читатель в лохмотьях дрожащим голосом жалобно бормочет что-то вроде «ау, есть кто живой?». И не слышит ответа, а молчаливые тома человеческой мудрости не могут помочь остро нуждающемуся в информации человеку.

– Насчет перестраховки – да! – ответил Либрослав.

– А насчет заблудив… – я не договорил. – Понятно, на глупые вопросы не отвечаете. Мы войдем?

– Видите ли, в чем дело, уважаемые господа и сударыня! – извиняющимся тоном сказал Либрослав. – Как я уже говорил: библиотека огромна, а у нас маленький персонал. Поэтому каждый посетитель должен сделать маленькое доброе дело…

– Перевести старушку через улицу? – тихо спросила кукла.

– Что, простите? – не расслышал Либрослав. Я недоуменно пожал плечами, делая вид, что и сам не расслышал.

– Это кто-то там сказал! – Мартин махнул рукой в сторону улицы.

– Да? – засомневался Либрослав. – Не похоже. Впрочем, неважно… наш персонал не успевает следить за порядком, и мы ввели правило: читатели обязаны поддерживать порядок в библиотеке собственными силами, делая маленькое дело ради ее пользы. Она должна быть в отличном состоянии не только сейчас, но и через сто, и через двести лет!

– Это правило обязательно для всех?

– Без исключения!

– Ладно, если у вас есть книги о чудесах света, то мы готовы сделать что-нибудь хорошее, – прямиком спрашивать о молодильных яблоках я не стал.

– Чудненько! – довольный старичок потер руки и предложил пройти за ним. – Пока вы будете смело делать дело по вашему выбору, мои помощники соберут книги интересующей вас тематики и сложат их стопочкой в читальном зале. Я вижу, вы приехали не просто листать древние фолианты, ваши глаза светятся жаждой знаний, и я готов поделиться всем, что у нас есть на тему чудес. Идем, дама и господа, я провожу вас в книжную сокровищницу царства.

Библиотека на самом деле оказалась огромной. Сотни стеллажей с книгами, свитками, сложенными в несколько раз большими листами – все это было собрано практически со всего мира и рассортировано по жанрам и авторам. Древние философы, фантазеры, историки внесли свой вклад в науку и литературу в виде печатных знаков, и библиотекарь тщательно следил за тем, чтобы следы не заносило песками времен.

– Иван, мы не опоздаем? – задумчиво спросил Мартин, когда мы по просьбе библиотекаря присели на длинную деревянную скамейку дожидаться задания. Сделанная из цельного ствола многовекового дерева, скамейка обладала двумя весьма полезными качествами: ее невозможно сломать и еще менее возможно украсть. Ее и сюда заносили человек тридцать, не меньше. – Столько книг, их пересмотреть тысячи лет не хватит!

Либрослав забежал в подсобное помещение, и долго там грохотал, поминутно выглядывая и говоря извиняющимся тоном:

– Сейчас – сейчас, еще чуть-чуть!

– Мы не торопимся! – неизменно отвечал я, и старичок исчезал до следующей минуты. Возможно, ему казалось, что оставлять нас одних крайне невежливо с его стороны, или боялся, что мы тихо исчезнем за время его отсутствия.

Мартин повторил вопрос.

– Куда мы опоздаем? – заинтересованная кукла высунулась из котомки.

– Исчезни! – посоветовал Мартин.

– Мне тоже интересно, куда мы опоздаем, если нам не назначено? – я подавил в себе желание встать и посмотреть, чем библиотекарь так грохочет. Пустые кастрюли пинает, что ли?

– Вы издеваетесь, да? – Мартин перевел недоверчивый взгляд с куклы на меня. – За яблоками! Твои братья не сидят в библиотеке и не глотают пыль столетий. Теоретическим поискам они предпочитают практические!

– У них шансов не больше, чем у меня! – не согласился я. – И с чего ты взял, что они не будут рыться в книгах – это верное средство узнать о древних тайнах!

– Ты думаешь, царь не собирал информацию?

– Собирал – у нас куча книг о яблоках! Но одно дело собирать ее самому, и совсем другое – перепоручать третьим лицам. Ты же помнишь, как обстоят дела на практике с тех пор, как отец перепоручил поиски информации помощникам. Или не знаешь?

– Понятия не имею!

– Тогда слушайте: отец узнает что-нибудь новенькое и вызывает советника. Советник получает приказ: разузнать подробнее и немедленно доставить обнаруженное во дворец! Тот кивнет и пулей вылетит из тронного зала. Прибежит в свой кабинет и немедленно вызовет замов с аналогичным приказом. Те побегут к священнику (они всегда так делают, чтобы получить одобрение свыше), он им скажет: ищите и обрящете! Замы с легким сердцем вызовут своих помощников, передадут им указание найти и принести, и, в итоге, цепочка передачи задания дотянется до старенького деревенского служивого, коему уже ничего не надо от жизни, кроме ее самой. Он походит по ближайшим дворам, поспрашивает друзей о житье-бытье, чай попьет с малиновым вареньем, а потом напишет рапорт о том, что поиски необходимой вещи к положительным результатам не привели.

Этот ответ пойдет наверх. Кто-то, желая покрасоваться, придумает небольшие подробности для отчета, кто-то щедро добавит от собственных фантазий, а кто-то изменит несколько имен и вставит свое на главные роли. И царю на стол положат не один листочек с лаконичным ответом, а пятьсот страниц эпика с фантастическими подробностями, от которых любой читатель придет либо в ужас, либо в дикий восторг.

– Иначе говоря, – перебила меня кукла, – во дворце работает огромный штат литераторов, услаждающих глаза царя дивными сказаниями о землях далеких и близких.

– Именно! – кивнул я.

– А ты уверен, что царь не стал жертвой чьей-то фантазии?

– Не уверен! – признался я. М-да, вопросы о шуточках приходят в голову не только Мартину, но и остальным. Всем, кроме меня – я почему-то убежден в правдивости сказанного, и существование молодильных яблок под сомнение почти не ставлю. – Ты этого до сих пор не заметила? К твоему сведению, я мучаюсь догадками четвертый день! Конечно, отцу могли набрехать с три короба, но он знает эту систему как облупленный. И я убежден, что у него был достоверный источник, иначе бы он не отправил бы нас на поиски яблок. Если их существование реально, то придворным лучше всего о них не знать. Сами понимаете – царство придет в запустение, когда народ валом повалит за границу в поисках вечной молодости. Зачем царю это надо, сама подумай!

– И поэтому он отправил вас, своих сыновей?

– Именно! – кивнул я. – У него не было другого выхода. В конце-концов, мы…

– Наследники! – перебила меня кукла. – Вы – наследники, которые ждут – не дождутся, когда царь…

– Сыновний долг – понятие священное! – проворчал я. – Юлька, не оскорбляй меня с братьями, обижусь!

– Прости, царевич, я для примера сказала! – извинилась кукла.

– Еще минутку подождите! – напомнил о себе исчезнувший на пару минут Либрослав. – Краску скоро принесут!

– Какую краску?

Как оказалось, наш выбор оказания помощи библиотеке не особо велик. Здание в отличном состоянии, и требуется разве что легкий косметический ремонт. Даже не ремонт, а так, перекраска отдельных мест. На колоннах и стенах нарисованы стрелки, указывающие путь к выходу из библиотеки и направление к книгам по определенной тематике. Краска за много лет поблекла, и нам требовалось нарисовать поверх старых указателей новые. Работа не пыльная, я рассчитывал справиться с ней часа за три. Могли бы и быстрее, но тогда указатели не получились бы настолько ровными. Кто знает, вдруг Либрослав не преминет воспользоваться случаем и поведать миру о царевиче, у которого руки растут из места, откуда у нормальных людей появляются ноги. Чего-чего, а таких сплетен я о себе распространять не позволю.

Я предложил добавить в краску немного фосфора, чтобы указатели светились в темноте. Кромешные ночи у нас наступали буквально за десять минут, опомниться не успеешь, как солнца нет, а на небе сияют звезды. И тогда увлекшиеся читатели рискуют остаться в здании до утра, пока не сумеют разглядеть, куда идти. На ощупь выйти реально, но займет много времени, и не факт, что, держась при передвижении за стены, попадешь к выходу, а не будешь ходить кругами вокруг длинного стеллажа.

– Знаете, – сказал Либрослав, – читатели удивятся тому, что библиотеку помогал восстанавливать настоящий царевич.

– Ага, а то они привыкли, что царевичи – это неженки, которым даже горох под перину положить нельзя! – неугомонная кукла и здесь нашла, что сказать.

– Горошина и перина – это относится к царевнам! – сквозь зубы проговорил я. Добрая кукла своими речами когда-нибудь доведет меня до белого каления.

Старичок уставился на куклу с большим вниманием и неподдельным интересом.

– Кто из вас за нее говорит? – восхищенно спросил он, – Я сто лет не видел чревовещателя-профессионала!

– Это она! – указал на Анюту Мартин. Девушка на миг вытаращила глаза. – Анюта с куклой не расстается с самого детства!

– Ни за что бы не подумал! – признался Либрослав, глядя краснеющей девушке в глаза. – Вы так сильно изменяете тембр голоса!

– С ними поведешься, и не такому научишься! – сказала Анюта. Она метнула в сторону Мартина весьма выразительный взгляд. Мартин сглотнул, и на всякий случай отодвинулся.

– Нашли краску! – прокричали из подсобки. Довольный помощник вынес кувшинчик с краской и мешочек с кисточками. Мы приступили к работе, а помощники – к поискам заказанных книг.

Рисуя очередную стрелку, я заметил, как один из людей, зарабатывающих право читать книгу, спорит с помощником библиотекаря и при этом эмоционально размахивает руками, указывая на вымытые полы. Тщательно размазанная грязной тряпкой пыль образовывала изогнутые разводы и придавала полам определенный шарм, но помощнику такой подход к делу почему-то не пришелся по душе. О чем он и сообщил прямым текстом, потребовав продолжения банкета: доведения полов до однотонного состояния.

– Наша библиотека – это не художественная галерея, и нечего здесь устраивать абстрактную живопись! – втолковывал он обиженному в лучших чувствах человеку (такие симпатичные разводы получились, а их требуют немедленно убрать!), что место подобных художествам в галерее искусств, но никак не в хранилище книг. – Немедленно убрать разводы, и чтобы через час полы были однотонными!

– Знаете что?!!! – мойщик полов вытянул руку в сторону дальней стены. – Я четыре часа мыл полы в вашей библиотеке! С меня хватит! Мне нужна одна брошюра на двадцать страниц, а не двести старинных рукописей тысячелетней давности!!! Я уже шесть ведер воды поменял!

– Порядок один на всех!

– Я сделал то, что должен, а теперь пошел читать брошюру.

– Никуда ты не пойдешь, пока не перемоешь полы так, как требуется! Иначе тебе не только не выдадут книгу, но и вообще запретят входить в библиотеку!

– У нас один порядок на всех! – повторил мойщик более-менее спокойным голосом. – Мы вместе делаем общее дело. Правильно?

– Правильно, – поддакнул помощник библиотекаря.

– Значит… – продолжил мойщик, приподнимая руки и раскрывая ладони, – каждый из нас сам может делать то, что приказывает другому!

– О, нет! – заговорил помощник библиотекаря. – Думаешь переложить свое дело на чужие плечи и идти читать со спокойной душой, лишенной совести?! Не бывать этому! Мой полы!

– Я не отлыниваю от работы, – ответил мойщик, подходя к надзирателю. – Я беру на себя самое сложное задание.

– Какое?

– Буду командовать вместо тебя!!! А ты мой полы по собственному разумению! И не дай Бог, устроишь себе поблажку – лично сломаю швабру о твою толстую шею!!

– Еще чего! Меня поставили командовать, а не тебя!

– Тогда командуй шваброй и ведром, пусть они сами выполняют твои приказы! – мойщик швырнул надзирателю швабру и пошел в читальный зал.

– Ну и ладно! – помощник прислонил швабру к стене и пошел к выходу из библиотеки искать новую жертву. Оригинальный подход, ничего не скажешь.

Привлеченный прошедшими на повышенных тонах переговорами, я внимательнее присмотрелся к окружающему меня библиотечному персоналу и пришел к выводу, что единственным официально работающим человеком был сам библиотекарь. Остальные являлись читателями, выполняющими разную по сложности работу. Кто не мог работать физически, тот наблюдал за чужой работой и не позволял выполнять задания абы как. И то правильно: для чего содержать большой персонал, когда положенные средства можно пустить на покупку книг, а читателей использовать в качестве бесплатной рабочей силы. Ловко, ничего не скажешь. И, главное, метод работает, если нет перегибов и никто не в обиде.

Я мельком увидел, что в одном из кабинетов люди переписывали с истрепанных бумаг древние знаки в новые книги. Тихо скрипели гусиные перья, и страницы заполнялись одна за другой. В какой-то момент я испугался, что и там сидят попавшиеся в сети библиотекаря читатели: Либрослав запросто мог объявить, что древние рукописи выносу из здания не подлежат, и необходимые тексты придется переписать в новую книгу, которую и забрать почитать. Но оказалось, что работали с книгами настоящие писари, они переписывали старые рукописи в тома с одинаковой обложкой, сделанные специально для библиотеки.

Мартин и здесь решил схохмить: на центральной колонне, больше метра в диаметре, нарисовал стрелки так, что едва человек переставал видеть оставшуюся позади, как перед ним появлялась новая. Если заплутавший читатель окажется умен, ему хватит одного-двух кругов вокруг колонны, чтобы поискать другие указатели. Попадись человек глупее, он навернет кругов десять – пятнадцать, пока сообразит, что стрелки водят его по кругу. Самый тупой, что называется, заблудится в трех соснах, и будет ходить кругами до посинения.

Через три часа от начала работы стены и колонны были по уши в указателях. И когда тучи закрывали солнце, попавшие в тень стрелки тускло светились. Теперь ни один читатель не заблудится среди бесчисленных стеллажей, шкафов и полок, если, конечно, не станет ходить кругами около центральной колонны. В любом случае, его легко обнаружит библиотечная команда добровольцев-спасателей.

Работа закончена.

Надеюсь, Либрослав собрал книги по названной теме, а то я хоть и культурный человек, но мигом перерисую стрелки в ту сторону, где выход из библиотеки днем с огнем не найти!

– Айда отсчитываться о проделанной работе! – Мартин махнул рукой Анюте, и мы дружной кучкой вошли в кабинет библиотекаря. Увидев нас, Либрослав улыбнулся и встал из-за стола.

– Присаживайтесь, уважаемый царевич, юная барышня и… – старичок запнулся.

– Верный оруженосец! – поспешил представиться Мартин. Кукла из котомки, которую он держал в руке, тихо уточнила:

– Верный куклоносец!

Мартин приподнял котомку к лицу и, делая вид, что утирает пот, прошептал:

– По лбу дам!

– И что из этого? – отозвалась кукла. – Пыль выбьешь, и только!

– Вредина.

– Я знаю!

– Мы выполнили задание, господин библиотекарь! – сказал я. Не заметить указатели, бросающиеся в глаза на каждом шагу, мог только слепой. – И теперь ждем ответных действий с вашей стороны.

– Книги собраны! – сказал Либрослав. – Вы отдохните пока, и я проведу вас в читальный зал, где помощники сложили книги о чудесах света. Могу поспорить, хотя это и не в моих правилах, что вы узнаете намного больше, нежели отправившись в путешествие на своих двоих. Земля огромна, ее обойти не хватит и десяти жизней.

Да, мир огромен, но не настолько, чтобы отдать целую жизнь поискам молодильных яблок. Похоже, идея похода на лошадях оказалась не самой удачной в данном случае, надо срочно придумать способ более быстрого путешествия.

– А я пока что оценю ваш достойный вклад в благополучие библиотеки.

Мы молча смотрели, как он следует стрелкам и поворачивает в указанном направлении. Минут двадцать он ходил туда-сюда, пока не подошел к главной колонне. Мартин показал максимум выдержки и сумел сохранить невозмутимое выражение лица, пока Либрослав закружил вокруг колонны, высматривая, куда укажут очередные стрелочки.

На третьем круге до библиотекаря дошло, что если он так и будет следовать указателям, то рискует остаться около колонны навсегда.

На его немой, но возмущенный вопрос Мартин ответил вполне серьезно:

– Вы неправильно смотрите! Стрелки указывают куда? Прямо! А Вы кругами ходите! Конечно, так и будете водить единоличный хоровод, если не посмотрите туда, куда стрелка указывает на самом деле!

– Надо елочку пририсовать с новогодними игрушками! – предложила кукла. – Все понятнее, для чего люди ходят вокруг да около.

– В другой раз! – отказался Мартин. Он подошел к колонне и показал пальцем в сторону стены. Библиотекарь встал рядом.

– Видите, стрелка показывает на тот указатель, а вовсе не требует обходить колонну! – сейчас логики в словах Мартина было намного больше, чем в его же действиях, когда он рисовал стрелки на колонне. Старичок глянул в указанном направлении и, сраженный наповал простым и логичным объяснением, тихонько хмыкнул в ответ. Мартин отвернулся и украдкой облегченно выдохнул.

Библиотекарь, довольный проделанной работой, провел нас в читальный зал. Увидев гору (это преувеличение, на самом деле холм) литературы, мы застыли на месте. От взгляда на десятки томов волосы встали дыбом даже у куклы.

– Не уверен, что мы управимся до вечера, – осторожно сказал я.

– До вечера? – переспросил библиотекарь. – Вы – большие оптимисты: их и за месяц не перечитать. Но я вас не тороплю: читайте книги хоть до появления пляшущих буковок в глазах. Никаких ограничений по времени не ставлю, потому как посетителей хватает и по ночам.

– Страдающих бессонницей или желающих почитать древние тома в ночной прохладе? – пошутил Мартин.

– Именно! – ответил библиотекарь.

Некоторые тома представляли собой копии, сделанные не самыми лучшими писарями. Мне попались два экземпляра одной книги: в первой рисовал мастер своего дела, а во второй – ломастер чужого. И если в первой были нормальные рисунки, то к рисункам второй больше подошел бы профессиональный детский термин «каляка-маляка».

Но в самом тексте ошибок не было: книгу не пытались переписать собственными словами, потому что с этим в библиотеках строго. Говорили, что за прибавление своей фамилии к числу авторов переписываемого произведения писаря живьем замуровывали в стенах библиотеки, дабы другим неповадно было. Лично я с подобными делами не сталкивался, и думаю, что это одна из страшилок, рассказываемых писарями друг другу темными ночами у походного костра. И потом, какой смысл замуровывать писарей, если их призраки будут ходить по библиотечным коридорам каждую ночь и сводить с ума редких ночных читателей?

– Смотри! – Мартин показал Анюте рисунок. – Говорят, далеко на востоке, в Рифейских горах, живет Хозяйка Медной горы, а в ее подземном саду растет Каменный цветок. А кто увидит его, тот навеки пропадет: цветок настолько прекрасен, что от него невозможно отвести взгляд!

– Я могу отвести взгляд от этой картинки! – возразила Анюта.

– Это не сам цветок, а представление о нем! – уточнил Мартин, – Иначе художник ходил бы, постоянно держа перед глазами собственный рисунок.

Я перелистывал страницы, пробегая глазами по названиям главок, и поражался, насколько вокруг хватало необычного. Никогда бы не подумал, что и в тридевятом царстве хватает чудес. К примеру, обитающий в дремучих лесах и далеких пещерах Змей Горыныч тоже относился к чудесам света, а я полагал, что он обычный трехголовый вредитель, постоянно таскающий коров и овец. С другой стороны, наша славная птичка-певичка соловей в дальних краях считается жутким огородным вредителем, и ее безбожно уничтожают.

Мартин старательно делал вид, что ищет сведения о яблоках, но на самом деле жадно читал то, что казалось ему интересным, иначе говоря, все подряд.

– Слушайте! – воскликнул он, – «Лимоны – кислые фрукты, категорически запрещается есть большими кусками во избежание сведения скул!»

– Хорошее средство заставить замолчать болтливых граждан! – воспрянула от кукольного сна Юлька, – Ты им слово – они тебе десять, ты им десять, они тебе сто, ты им лимон в подарок, они тебе приятную тишину в ответ!

– Надо запомнить! – Мартин излишне пристально посмотрел на Юльку, та показала язык и снова уставилась в книгу. Не знаю, что она там видела, но надеюсь, что все-таки буквы.

Анюта перелистывала страницы намного медленнее. Для деревенской девушки, видевшей в жизни от силы десяток книг, принесенных Мартином (из-за их дороговизны крестьяне предпочитали развивать собственную память и заучивали сказки наизусть), каждая страница была, как для искателя сокровищ сундук с драгоценностями.

Кукла смотрела на страницы, не моргая рисованными глазами. У меня появилось ощущение, что она запоминает увиденное без особых усилий. Перелистай перед ней все книги из библиотеки – запомнит и не поморщится. Того и гляди, сделает вид, что была в описанных краях лично, и при каждом удобном случае будет вставлять лирические комментарии: «Как сейчас помню: произошло это так давно, что и не вспомнить точное тысячелетие. Каталась я на санках по первому снегу с пирамиды Хеопса, а у подножья стояли белые медведи и дивились на меня, как бараны на новые ворота…».

Книга с очаровательной обложкой оказалась сборником красивых вензелей. Я тщетно пытался найти хоть одну букву, но все четыреста страниц занимали узоры. Впервые в жизни я почувствовал, что ощущает неграмотный человек: я не только не мог ничего прочитать, но и не представлял, что за звук означает каждый вензель.

– Что за странные черточки? – спросил я у куклы: библиотекаря поблизости не было, и Юлька оказалась наиболее подходящим кандидатом на роль подсказчика и разъяснителя. Либо объяснит, что к чему, либо не будет хвастаться, что она такая умная и всезнающая.

– Это письмена из жарких стран! – не задумываясь, ответила говорящая кукольная энциклопедия. – Не отвлекайтесь, ищите!

– Не торопи Ивана! – огрызнулся Мартин, – У нас вечность впереди, если мы сумеем найти то, что ищем.

– И вы положите найденное на могилу царю, когда вернетесь домой через полторы тысячи лет, – кукла и здесь не упустила случая показать свою вредность.

– А представляете, – отвлеклась от чтения Анюта, – любая наша ахинея на чужом языке что-нибудь, да означает! Даже крестики и нолики!

– Крестик означает «аминь»! – кукольный консультант разошелся не на шутку. – А нолик…

– Нолик означает то же самое, что и крестик, только в мягкой форме, – договорил я.

– Занятная интерпретация! – к нам подошел заинтересовавшийся спором библиотекарь. Наши голоса отчетливо слышались в опустевшей библиотеке: дело шло к позднему вечеру, и большая часть читателей разбрелась по домам. Заодно библиотекарь принес свечи, чтобы нам было удобнее читать в наступающей темноте. Не пожалел каждому по подсвечнику, и принес четыре штуки, умудрившись держать по два в каждой руке. Воск капал с наклоненных свечек и отмечал маршрут движения старичка крохотными белыми капельками на мраморном полу.

– Зачем четыре? – спросил Мартин, не подумав.

– А как я в темноте обратно пойду? – резонно заметил библиотекарь. Мартин покраснел.

– Скажите, что это за книга? – я показал ему томик с узорами.

– Это первая часть сборника сказок «Тысяча и одна ночь», – с удовольствием пояснил Либрослав, – У нас не нашлось переводчика, и мы держим книгу в оригинале. Я уверен, что когда-нибудь мы сумеем ее перевести!

– А нам для чего ее подсунули?

– Во-первых, там написано о чудесах, как вы и хотели. Во-вторых, мы многим ее подсовываем, а потом наблюдаем. Если кто не задаст вопросов, значит, он понимает написанное. И тогда мы предложим читателю перевести истории на наш язык за вознаграждение, от которого он не сумеет отказаться!

– Деньги интересуют не всех! – возразил я.

– Наверное, вы пригрозите, что никого не выпустите до тех пор, пока сказки не будут переведены? – высказала свою версию неугомонная кукла.

– Речь не о деньгах и свободе, а о том, чтобы прославить свое имя. Имя переводчика будет выгравировано на золотой табличке и вывешено на стену библиотеки! – Либрослав указал на стену с кучей табличек и имен. Мы видели их раньше, но думали, что это записи о бывших работниках библиотеки.

Кукла невнятно пробурчала о том, что ее имя никогда не появится в списке: если библиотекари начнут увековечивать кукол, то дело дойдет и до кошек, спасающих библиотеку от мышей, и до мышей, оказывающих посильную помощь в откармливании кошек.

– Расскажите, что вы ищете? – поинтересовался библиотекарь, – У нас часто бывают люди, которые спрашивают о чудесах света, но занимаются поисками чего-то конкретного. Недавно, к примеру, был человек, так он заказал то же самое, что и вы.

– Мы путешествуем по свету, и желаем знать, куда отправиться, чтобы не тратить время попусту. Чудных мест много, но всего не увидеть, надо выбрать лучшее!

Либрослав уважительно склонил голову.

– Я и сам когда-то об этом мечтал, – ответил он, – И сейчас, как вижу, путешествия в фаворе.

Библиотекаря позвали из темноты, он извинился и ушел.

Я открыл старинный словарь с дивным названием: «Чудесная и волшебная фауна и флора» за авторством латинянина Николауса Ак Сенова. Пролистал и понял, что к большей части описываемых растений и зверушек подойдет другое название: «Ужасающая и колдовская фауна и флора». Не знаю, по какой причине, но волшебство у меня ассоциировалось с синим в звездочках костюмом и длинным остроконечным колпаком той же расцветки. А колдовство – с коричневыми плащом и капюшоном, натянутым на голову так, что не видно лица и заметны лишь злобно сверкающие глаза.

В книге описывались сотни забавных зверушек вроде химер, сирен и василиска. Автор писал, что василиск превращает в камень всех, кому посмотрит в глаза, и не стоит устраивать на него охоту, если нет желания простоять последующие тысячелетия в виде каменной скульптуры. Здесь же была описана медуза Горгона со схожим воздействием на другие организмы. Я подумал, что неплохо бы поставить камнетворцев друг против друга – одним выстрелом убьются оба зайца, и провернувшие это дело храбрецы заработают миллионы на показе окаменевших монстров.

Я перелистывал книгу до тех пор, пока не обнаружил, что не хватает одного листочка. Случайно обнаружил. Страница заканчивалась незавершенным словом «силь-», а следующая страница начиналась со слова «ятно». Я запнулся, ощутив, что даже близко не знаю значение полученного «сильятно», и никаких аналогий не вспоминается.

Перечитал предложение.

«Крупные особи фениксов силь…», и вернулся к верхней строчке: «ятно, что первоначально яд добывали из сока…».

Либо я чего-то не понимаю, либо здесь не хватает страниц.

Я перешел к оглавлению, но там ничего не было написано о названиях статей. Только обозначения, на какой странице начинаются слова на новую букву алфавита. Хватило и этого. Я нашел букву «я» и убедился, что первая статья о чем-то на эту букву начинается на странице четыреста тридцать семь.

Именно этой страницы в книге не было. И мне кажется, что не хватает статьи именно о молодильных яблоках: первым словом в книге о растениях и животных должно быть «яблоко». Неважно, какое: молодильное, старящие, наливное. Главное, что яблоко. Но позарез необходимая статья аккуратно отрезана!

В чем дело?

Конкуренты?

Откуда?

Или я становлюсь мнительным? С чего бы вдруг такие переживания? Неужели я на самом деле стремлюсь стать царем настолько, что в любой неприятности вижу атаку на собственное будущее?

Может быть, страничка попросту рассыпалась от времени или затерялась – общее состояние книги говорило о том, что она жива каким-то чудом.

Я проверил другие книги. Что интересно: в относительно новых книгах упоминания о молодильных яблоках не было изначально. Судя по всему, либо их уже искали и не нашли, либо информация о яблоках по вполне понятной причине перешла в разряд секретных.

Я обнаружил нехватку страницы в еще одной старинной книге и забеспокоился пуще прежнего. Так не бывает, чтобы в книгах случайно пропадали странички на одну тему. Может, там и не о яблоках речь, а о ягодах или ядах, но факт остается фактом: кто-то старательно избавил книги от части записей. Приглядевшись, я заметил, что недостающие страницы отрезали – на оставшихся виднелись частичные разрезы: человек слишком сильно давил на ножик.

Теперь я сам на сто процентов уверен, и могу убедить любого в правильности собственных догадок: налицо шло явное сокрытие информации.

– Сдается мне, господа любезные, – протянула кукла, разглядывая оставшиеся от страниц узкие полоски у самого корешка, – что братья Ивана были здесь и успели сжечь за собой мосты, то бишь, страницы. Как гласит древняя пословица: «кто не успел – тот опоздал!»

– К братьям это не относится! – сказал я, вставая. – Схожу-ка я к библиотекарю! Либо у них поработал хорошо замаскировавшийся книжный уничтожитель, либо они сами что-то скрывают от простых читателей.

– Так он тебе и скажет, если они что-то скрывают!

Либрослав дремал, удобно устроившись в кресле-качалке около камина. Огоньки пламени не столько согревали, сколько освещали, и на белых стенах плясали неровные тени, а старое кресло скрипуче раскачивалось.

Я постучал по столу. Библиотекарь лениво приоткрыл один глаз и первым делом бросил взгляд на часы. Словно дожидаясь его мысленной команды, из домика выскочила кукушка и прокуковала ровно одиннадцать раз.

Библиотекарь зевнул.

– Знаешь, царевич, – полусонным голосом сказал он, – Никогда не спрашивай у часовой кукушки, сколько тебе жить осталось. Пока ты молодой, делай это в лесу, интересуйся у настоящих кукушек. Деревянные заменители созданы для стариков вроде меня, отживших свой век. Я не знаю, сколько еще ходить под солнцем, но всегда спрашиваю кукушку ровно в полночь. И знаешь, мне вполне хватает предсказанных двенадцати лет. Для семидесятилетнего старика это большой срок, он греет душу.

– Очень рад, что кукушка и в эту полночь предскажет вам двенадцать лет жизни! – вежливо ответил я, не зная, как рассказать о том, что в ряды посетителей библиотеки затесались варвары, успешно замаскировавшиеся под нормальных читателей. Но деться некуда, надо довести дело до конца.

– Ты меня озадачиваешь, царевич! – библиотекарь открыл второй глаз. – Рассказывай, что произошло?

– Вам лучше посмотреть на это собственными глазами.

Мой тон был серьезен, выражение лица такое же, и Либрослав по здравому размышлению пришел к выводу, что в библиотеке на самом деле произошло нечто непредусмотренное. Он встал, надел на ноги сандалии, подхватил свечу и резво для почтенного возраста и сонного состояния ринулся в читальный зал. Я поспешил за ним.

– Только не говори мне, что мыши погрызли корешки книг, – бормотал он. Я не сказал, но лучше бы это были мыши: они не вырывают страницы целиком, а съедают от них по чуть-чуть. – И зачем я только кошку держу? От нее нет никакого проку!

– Боюсь, это не мыши! – возразил я. Возводить напраслину на серо-полосатую кошку Жульку, неустанно обходившую и обнюхивавшую каждый угол, было бы самым неблагодарным делом в моей жизни. – Кошка здесь бессильна!

– Царевич, ты меня пугаешь! – честно признался библиотекарь. Огонек свечи, которую он нес, качался из стороны в сторону и был готов погаснуть в любой момент: старичок заметно занервничал.

– Я вас подготавливаю!

– К чему? – поинтересовался Либрослав, и сам же уточнил, – К инфаркту?

– Не все так плохо, как кажется.

– Угу, и не все так хорошо, как видится. Я вызываю стражу! – воскликнул он.

Я одобрительно кивнул:

– И чем быстрее, тем лучше!

Либрослав подозвал помощника, и тот, получив задание, пулей вылетел из библиотеки.

Мы прошли мимо стеллажей, отделявших нас от читального зала, и увидели, как Мартин и Анюта раскладывали порванные книги на пустом столе. Увидев нас, они молча указали библиотекарю на разложенное и отошли. Библиотекарь сглотнул, начиная соображать, что появилась проблема значительнее книжно-мышиных кулинарных отношений. Он посмотрел на книги, сначала не понимая, из-за чего разгорелся сыр-бор, но внезапно до него дошло.

– Что б мне всю жизнь читать одни газеты! – воскликнул он, произнося самое страшное проклятие книголюбов. – Это все порванные книги, или есть и другие?

– Пока все! – ответил Мартин. – Мы проверили кипу – порваны старинные энциклопедии и словари, новые книги в целости и сохранности.

– Кто мог сотворить такое? – бормотал Либрослав, с тоской рассматривая истерзанные книги. – Сколько лет существует библиотека, и до сих пор ни разу ничего подобного не случалось! Даже захватчики не позволяли себе сжигать и портить наши книги, а здесь… Вандалы!

Он опустился на пододвинутый мною стул.

– Вы не помните, кто брал эти книги последним? – спросил я.

– Нет! – горестно вздохнул он, уточняя, – Так сразу не вспомню – за день приходит не менее ста человек!

– А у вас сохранились старинные рукописи? – спросила Анюта, -Тогда записи удастся восстановить!

– Ничего не получится, любезная крестьянишна! – Либрослав поднял голову, – Старые книги хранятся до тех пор, пока их не перепишут заново. После этого от них избавляются – нам ни к чему хранить старье, которое рассыпается на ходу.

– А не жалко?

– То, что представляет художественную ценность, хранится в неприкосновенности. Но большая часть книг – ничем не выделяющиеся носители информации, с ними мы расстаемся без сожаления.

– Вы хотите сказать, что информация утеряна навсегда? – воскликнул я.

– Да. Этого я и боюсь.

Что за невезение! Столько времени сведения о яблоках лежали в свободном доступе, и вдруг на тебе – стоило мне заняться поисками информации, как нашлись желающие сократить объем человеческих знаний. Не пойму еще одно: почему агенты, занимавшиеся поисками яблок, не обратили внимания на этот сорт? Посчитали его существование сказочной выдумкой, или…

Или записи были уничтожены еще тогда?!

Нет, это вряд ли – за столько лет тайна о порванных страницах перестала бы таковой быть. Выходит, что страницы порезали буквально на днях, а занимавшиеся поисками информации агенты в свое время халатно отнеслись к работе.

Но почему я не верю в их халатность?

Неувязочка.

– Между прочим, мы тут кое-что нашли! – напомнила Анюта.

– Ах, да! – спохватился Мартин. – Монеты. В каждой книге с порванными страницами! Смотрите!

Он открыл томик с последней страницы, и мы увидели новенькую монетку. Находившаяся по центру листка, она внезапно соскользнула, упала на пол и укатилась в ночную тьму.

– Кто-то оставил! – воскликнула Анюта, – На память, чтобы вернуться?

– Вроде не колодец, чтобы монетами разбрасываться! – Мартин положил книгу на стол и присел с подсвечником. Мы дружно присоединились к нему, и поводили над полом свечами с задрожавшими огоньками.

– Не видно! – сказала Анюта.

– Далеко укатилась! – предположил Мартин, – Кукла, фас!

– А в глаз не хочешь, умник? – тотчас отозвалась кукла.

– Найдешь монету – сколько угодно!

– Не искушай меня, мальчишка! – кукла встала и, пока библиотекарь не смотрел в ее сторону, важно заходила, словно между делом высматривая на темном полу еще более темную монетку.

– Компенсация за вещественный ущерб? – предположил я, вставая. Анюта передала мне другую монетку и приблизила свечку. На кругляшке из тусклого металла с ровными краями и полосками на ребре – немыслимое дело, до таких ухищрений у нас на монетном дворе еще не додумались – была изображена птица, отдаленно напоминающая буревестника. Я перевернул ее и оторопел: на противоположной стороне не оказалось числа, обозначавшего денежный номинал монеты. Вместо него – изображение той же птицы. – Бракованные?

– Нашел! – воскликнул Мартин.

– Я первая увидела! – возмутилась кукла.

– Увидела ты, а поднял я!

– В глаз дам!

– Ничего не получится, и у тебя нет повода!

– Чтобы дать в глаз, не нужен повод! – рявкнула кукла, – Хватит обычного желания это сделать!

– Надо обратиться к ювелирам. По чеканке узора профессионалы определят, где и когда созданы эти кругляшки! – предложил я. – На монеты они мало похожи, и до медалей не дотягивают. Что-нибудь от игры: фишки, картинки, имеющие смысл только для игроков.

– Игра явно не для бедных! – заметил Мартин, засовывая монетку в карман: в порванных книгах обнаружили несколько штук одинакового номинала в два буревестника. – Металл необычный, и обработка не из примитивных. Ситуация здорово напоминает проказы молодых оболтусов, наслушавшихся историй о жутких разбойниках, оставляющих на месте преступления черные метки. Видимо, решили заделаться такими же ужасающими. А храбрости или запала хватило лишь на порчу старинных книг.

– В этом есть какая-то извращенная романтика! – кивнул библиотекарь. – Исковеркать перезаписи глубокой старины!

– Тайком от окружающих, – добавил Мартин, – чтобы те уши не оторвали. В общем, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало!

– Угу, – зловеще ухмыльнулась кукла. – Найди их и сделать так: чем бы дитя ни плакало, лишь бы не тешилось!

Поговорка подходила как нельзя кстати: было вдвойне обидно, что хулиганы учинили расправу, и что учинили ее до того, как мы прочитали книги.

– Никогда не встречал ничего подобного! – воскликнул библиотекарь, рассматривая монеты (фишки, бирюльки) через увеличительное стекло у самой свечи. – Рельефность для наших мест нехарактерная. А полоски на ребре – дело поистине невозможное! Тонкая работа, люди так делать не умеют!

– Уже умеют! – возразил я. Если не люди, то кто? Достопамятные зеленые человечки, один из которых мне половину сна под ногами мешался? – Вспомните, тот человек, что брал эти книги, говорил что-нибудь? Он, вообще, разговаривал, или был гением мимики и жеста?

– Разговаривал! – Либрослав перевернул монетку. Больше всего его поразило то, что рисунки на обеих сторонах были абсолютно одинаковыми, а металл хоть и отливал привычным серебряным блеском, но был несравнимо легче. – Спокойный голос, вполне обычный для наших мест говор, акцента нет. По всем признакам, он – местный.

– Может, не на того думаем? – предположил Мартин. Заинтригованный, он открывал книги одну за другой, и обнаружил еще несколько монеток-фишек.

– Ненавижу таких людей! – в бессильной злобе вымолвил библиотекарь. – Поймают, прикажу им заново переписать испорченные книги от корки до корки! Они у меня помрут, переписывая тексты каллиграфическим почерком!

– Господи, боже!– воскликнул Мартин. – Это слишком жестоко!

Ему вспомнилось собственное обучение чистописанию. Немало сил и стараний он приложил, чтобы ради него предмет назвали коротким словом «писание». Пользоваться гусиным пером он толком не научился. Ошибок в словах не делал, но у его письма имелось фирменное отличие, по которому я с легкостью опознаю записи Мартина от всяких прочих: через две-три строчки стабильно располагались чернильные кляксы. Учитель чистописания со временем привык и даже старался их игнорировать, постоянно напоминая себе о сословии Мартина. Мне повезло меньше – как царевич, я был обязан обладать идеальным почерком. Сколько пота с меня сошло при обучении, страшно вспомнить, зато клякс в письмах давно не было.

– Думаешь, пожизненное заключение гуманнее? – возразил библиотекарь. Мартин призадумался.

«Похоже, слухи о замуровывании писарей в старые времена могли иметь реальную основу!» – думал я, складывая изуродованные книги стопкой.

Анюта убрала куклу, прихватившую пару монеток на память, в котомку. Я и Мартин подхватили книги, Анюта тоже взяла остаток – две штуки. Библиотекарь собрал найденные монетки в кулак, и пошел впереди нас, указывая дорогу в свой кабинет. Я нагрузился книгами так, что ничего не видел перед собой, кроме их корешков. Мартин нес точно такую же стопку книг, приходилось ориентироваться на звуки шагов библиотекаря и подсказки Анюты. Мы могли отнести книги и за два раза, но, откровенно говоря, было лень. Анюта уже вовсю зевала, из-за этого и меня клонило в сон.

– Я думаю, именно тот человек испортил книги! – определился библиотекарь, – Он ничего не сказал о порванных страницах!

– Вы уверены? – возразил я. – Он мог прочесть другие материалы, и не факт, что вообще заметил отсутствие страничек.

– Пока я не опровергну свои же домыслы, он будет в числе подозреваемых.

– А Вы не помните, что написано на порванных страницах?

– Нет: зачем запоминать то, что уже записано? – библиотекарь широко отворил дверь в кабинет. – Кроме того, я не в силах запомнить всё! Входите осторожно, стол находится прямо по курсу.

– Я помню! – отозвался я, делая несколько шагов и наклоняя голову в сторону, чтобы увидеть, куда иду. Промахнуться мимо стола я не мог, но рисковал врезаться в него и рассыпать тяжелые тома. Библиотекарь после этого меня живьем съест. Достанется и за себя, и за того человека.

Оказалось, что я успел вплотную подойти к столу. Стоило сделать еще шаг, и я рисковал воплотить собственные опасения в жизнь.

Я поставил книги и помог Мартину, забрав у него половину стопки. Мышцы, освободившиеся от непривычной нагрузки, приятно расслабились. Мартин поставил остатки книг рядом с моей кучей, и Анюта положила два томика сверху.

– Три десятка книг! – подсчитала она. Библиотекарь скрипнул зубами. – И все древние, вы заметили?

«Где я ходил, спрашивается, и почему ни один помощник не сказал ни слова?» – сердито думал он. То, что страницы не столько оторваны, сколько отрезаны, мало его успокаивало. Неизвестный мог бесшумно их перерезать, но глаза у читателей должны быть! Хоть один, да обратил бы внимание на то, что некто крошит книгу на манер каравая хлеба.

Библиотекарь переложил монетки из кармана в кружку и поставил ее на полку.

В кабинет вошел рослый стражник, сверкающий роскошными рыжими усами, сделавшими бы честь даже царю.

«Опасная личность!» – привычно пронеслось в голове. Поговорка «рыжий, красный – человек опасный» в детстве отскакивающая от зубов как «Отче наш», не давала мне покоя: я никак не мог понять, в честь чего их сторонятся и опасаются? Лишь к пятнадцати годам узнал, что рыжие и красные являлись основой императорского войска, а их появление грозило крупными неприятностями. Неприятности всегда бывают, когда вооруженные до зубов отряды берут город-крепость в осаду.

Император сделал рыжих символом собственной удачи. Люди, прослышав о расправах, учиненных его войском, сдавались практически без боя. Слабонервные и вовсе поднимали белый флаг, едва завидев рыжеволосых у горизонта.

Сейчас-то мы знаем, что император оказался не столько жестоким, сколько веселым и находчивым: слухи о зверствах императорской армии были придуманы им самим. Его агенты заучивали их наизусть и болтали без умолку, пересказывая выученное на каждом углу. Слушатели пугались настолько, что моментально делились об услышанном с родными, соседями и знакомыми. По сути, император основал империю не огнем и мечом, а выразительным словом. И он был единственным, кто провернул подобный фокус: последующие поколения запомнили преподанный урок, и на ужасающие истории реагировали намного спокойнее.

Не повезло только рыжим и красным: по сей день они служат в войсках. У них нет иного выбора: цвет волос поставил крест на других профессиях, и благодарить за это следовало хитроумного императора, почившего много столетий назад.

«Повеселился он славно, ничего не скажешь! – восхищался я, вспоминая легендарного правителя. – Сегодня таких завоевателей днем с огнем не сыскать!»

– Вызывали? – то ли спросил, то ли уточнил стражник. Библиотекарь положительно кивнул и указал на стопку книг.

– Эти славные юноши обнаружили, что у нас побывал злодей, изуродовавший мировое достояние! – воскликнул он.

– Наказание будет соответственным! – пообещал стражник. – Как именно изуродовано данное достояние?

– Зверски! Острым лезвием!

– Значит, и злодеям достанется острым лезвием… – хладнокровно ответил стражник и зачем-то провел по шее указательным пальцем. Анюта сглотнула.

– Для начала отыщите того, кто это сделал! – поспешил прервать стражника библиотекарь, пока тот не расписал методы казни во всей красе. Не для мирного населения их профессиональные методы. Усаживаясь в кресло-качалку, он продолжил: – Бумага на столе, чернила на полке! Садитесь и записывайте приметы, которые я вспомню.

– Он оставил после себя монетки! – Анюта показала стражнику кружку. Тот вопросительно глянул на библиотекаря, Либрослав одобрительно кивнул. Монетки перекочевали из кружки в кошелек на поясе стражника.

– Одну не забирайте! – попросил библиотекарь, – Поищу аналогичные изображения.

Монетка вернулась в кружку, Анюта поставила ее на полку. Либрослав закрыл глаза, после чего последовало подробное описание подозреваемого. Мы какое-то время переглядывались, решая, кому из нас четверых записывать его приметы. Мартин потеребил котомку, намереваясь предложить почетную роль писаря кукле, но та словно никогда не была волшебной – лежала, не подавая признаков жизни. В конце концов, стражник махнул рукой: «и так запомню»! Я почувствовал, что начинаю ему завидовать: у меня сроду не было цепкой памяти, и то, что я запоминал, откладывалось в голове после нескольких часов непрерывной зубрежки.

– Маловато будет! – посетовал стражник, выслушав доклад библиотекаря. – Из вышеперечисленного полезной информации практически ноль.

– То есть, как это, ноль? – у старичка округлились глаза. – Молодые люди, разве этого мало?

Не хочется говорить правду, но придется. Здесь не тот случай, чтобы накинуться на стражника с обвинениями о том, что он ничего не понимает в описаниях подозреваемых.

– Вы знаете, если мы решим арестовать треть человечества, то описание подойдет как нельзя кстати, – вежливо пояснил я. – В приметах нет зацепки. Только серый костюм, который этот вандал явно сменил на другой. Вы согласны со мной?

–Угу! – отозвался стражник.

– И что прикажете делать? – проворчал Либрослав.

– Вам – отдыхать, а мы приступим к поиску подозреваемых! – отчеканил стражник.

– Пожалуй, мы тоже пойдем! – сказал я, – Время позднее, а ночевать в библиотеке как-то не пристало. Никто из нас не храпит, конечно, но когда люди придут и увидят, что здесь не читальный зал, а сонное царство, они сами…

– Понял! – библиотекарь не дал мне договорить. – Книги я убирать не буду, утром приходите и дочитывайте!

Он поглядел на часы. Ровно половина двенадцатого.

– Скоро явится мой сменщик, – предупредил Либрослав. – Увидите привидение, не пугайтесь, это он и есть.

– Ваш помощник – призрак? – ахнула Анюта, – Ходит с цепями и громко ухает и ахает?

– Больше на сторожа похоже… – пробормотал я.

– Вы сами увидите, если с ним столкнетесь!

– А что, по ночам книги читают настоящие привидения? – напирала Анюта. – И Вам не страшно?

– Не беспокойтесь, – улыбнулся библиотекарь, – он обычный человек, только выглядит бледным! Он – альбинос.

Стражник тем временем обобщал сказанное, написав на листе три строчки крупными буквами.

– Лаконично! – заметил я.

– Так точно! – все с той же немногословностью подтвердил стражник, после чего свернул листок в рулон. – Завтра вечером отчитаюсь о проделанной работе!

– Так быстро?

– Угу! – кивнул стражник, – Я распоряжусь выслать письма по библиотекам, где есть старинные фолианты – пусть будут начеку, и проследят за каждым посетителем. Максимум через неделю мы его поймаем, если он, конечно, маньяк, а не местная выскочка.

– Хотелось бы побыстрее! – попросил библиотекарь. – Молодые люди желают прочесть то, что было вырвано с корнем.

– Мне и самому интересно: что же там такого занимательного? Желаю удачи! – стражник развернулся и четким шагом направился к выходу. – Кстати, надо бы зайти в отдел приказов: вдруг ввели цензуру, и этим человеком был обычный цензор?

– Вы с ума сошли, какой цензор? Это древние рукописи!

Стражник пробормотал:

– Что вы понимаете в профессиональном юморе…

Выйдя из библиотеки, юркий стражник вскочил на коня и поскакал к гостинице. А мы решили пройтись пешком, тем более что до гостиницы не так далеко: заснуть на полном ходу – не самая удачная идея. Уставшая Анюта уселась на лошадь.

Мимо нас молча прошел описанный библиотекарем сменщик. На вид – и в самом деле привидение: волосы торчат дыбом, одежда оборвана, на руках обрывки цепей…

– Ничего себе, сменщик! – прошептал Мартин, когда тот вошел в библиотеку. – Не знал бы, ни за что не поверил!

– А что, очень даже ничего костюмчик! – похвалил я. – Чем еще пожилой работник умственного труда испугает ночных грабителей?

– Грабителей… – икнув, заметила Анюта. – Если бы только их!

– Он же на нас не набросился!

– А мне одного его взгляда хватило! Я теперь до следующего вечера глаз не сомкну!

– Куда ты денешься? – Мартин подхватил лошадь за уздечку, и мы пошли к гостинице.

– Слушай, Вань, а может быть, ты не будешь искать молодильные яблоки? – спросил Мартин чуть позже. – Подумай сам: твои братья претендуют на трон, им найти яблоко важнее, чем тебе. А ты и так хорошо живешь, зачем оно тебе нужно?

– Хочешь вернуться домой? – не поверил я.

– Я не об этом! Вот смотри: нам попались порванные книги. Я понимаю, одна порвана, или две. Но когда они все порваны – что-то не так! Это знак, что тебе не стоит заниматься поисками! Послушайся судьбы, не играй с огнем!

– Что ты предлагаешь?

– Что и раньше: путешествовать! – предложил Мартин. – Повидаем страны, осмотрим достопримечательности. А повезет – набредем на твои яблоки и вернемся домой победителями!

– Какие-то вы с Анютой однообразные насчет идей, – хмыкнул я. – Но к тому времени братья будут править царством!

– Ну, и ладно! Скажешь им: мол, и так, правьте царством на здоровье, а мне откройте неограниченный кредит, и я займусь профессиональными путешествиями. А яблоко мне отдашь, я возражать не буду!

– А ты хитрец! Я подумаю! – кивнул я. Разумеется, Мартин начал спор, чтобы не заснуть по дороге, на самом деле никто из нас не откажется найти яблоки первым и стать победителем. Но и толика правды в его словах есть: братья столько лет стремились к власти, что могут неправильно отреагировать на мое коронование. Если я выиграю, то испорчу им жизнь. Не хочу. Честно. Они – хорошие братья, и победить должен кто-нибудь из них. – Возможно, ты прав.

Глава 4. Ночь в гостинице.

Шестиэтажное, самое высокое строение в городе, здание гостиницы поражало великолепием. Она возвышалась над домами-низкоросликами и делала их совсем маленькими, почти игрушечными. В отличие от простых домов, в гостинице были высокие потолки (из-за огромных роскошных люстр), и стены метров десять в ширину.

По высоте с гостиницей соперничали всего два здания: церковь с золотыми куполами, и длинные башенки старинного замка, построенного в модном когда-то готическом стиле, но выкрашенном в мягкие бежевые тона.

Со всех концов города были отчетливо видны огромные буквы, сообщавшие, что там «БИБЛИОТЕКА», а там «ГОСТИНИЦА». Оригинальное нововведение, я с таким еще не сталкивался. Вернусь домой, обязательно предложу советнику поставить точно такие же буквы на зданиях – приезжим будет легче ориентироваться.

Консьерж при виде моего медальона, висевшего на груди, выпрямил спину и втянул живот.

– Вам какой номер? – он растянул дежурную улыбку до самых ушей, – Могу предложить номера для вип-персон, а так же…

– Для персон нон-грата? – вслух спросила Юлька.

– Нет, для таких персон у нас имеется отличная тюрьма! – автоматически ответил консьерж. Потом до него дошло. – Что, простите?

– Проверяем, как в вашей гостинице с преступностью! – пояснил я, мысленно послав кукле с десяток нехороших слов. Не дай бог, она решила поиграть с огнем и свести с ума еще одного трезвомыслящего человека! О нас пойдет дурная слава уничтожителей консьержей, и в гостиницы пускать перестанут. Впрочем, я не исключал, что Юлька просто скучает.

– У нас с преступностью отлично! – отрапортовал консьерж.

– В каком смысле? – уточнил я.

– В прямом.

– Не говорите загадками! – потребовал Мартин, – Она есть, или ее нет?

– В гостинице – нет!

– Давай все, что хочешь! – Анюта заразительно зевала, и мне хотелось побыстрее завершить выбор номеров, пока я сам не начал зевать. Какая разница, в каком номере мы будем ночевать, если во сне мы видим что угодно, кроме окружающей нас обстановки?

Глазки консьержа уставились на девушку, и в них появилась слабая искорка интереса. Уловив его взгляд, Мартин встал перед Анютой и как бы невзначай положил ладонь на рукоятку меча. Искорка угасла.

– Извините, но все номера для вип-персон заняты! – мне показалось, или в его словах зазвучала фальшь? Желает получить от нас кучу денежек сверху положенного за отличный номер? Юморист – если бы не позднее время, он бы точно получил… пинком по седалищу.

– У вас есть и другие номера! – напомнил я. – Для обычных персон.

– Разумеется, есть! – консьерж помрачнел – получить дополнительные денежки не удалось – но быстро опомнился и встрепенулся, – Какой номер предпочитает барышня?

– Без клопов, тараканов, и чтоб там еще никто не умер!

Консьерж выронил гусиное перо.

– Э-э-э… – поделился он своими конкретными соображениями.

– А теперь что не так? – вкрадчиво поинтересовался я. – Что у вас имеется в наличии: комары, тараканы, или на самом деле кто-то умер?

– Только комары! – воскликнул испуганный консьерж. – Если кто и умирал, так это они, вампиры писклявые! Вот ключ, номер восемнадцатый, на втором этаже. Держите, юная барышня!

Анюта взяла протянутый брелок.

– Нам номера по соседству! – сказали мы с Мартином.

– К сожалению, они уже заняты!

– Давай такие, чтобы были рядом! – потребовал я. – Три штуки.

– Прошу прощения! – консьерж пробежал глазами по записям о пустующих номерах, – Извините, но даже двух пустующих по соседству номеров нет.

Забавно. Они что, приезжих через один номер селят, в шашечном порядке?

– Давай те, какие есть! – потребовал я, – И не забудь постучать в двери в семь утра!

Монета упала на стол.

– Момент, сейчас запишу! – засуетился консьерж, открывая тонкую тетрадь. – Номера восемнадцать, тридцать семь и пятьдесят три – разбудить в семь утра!

И, правда, в шашечном порядке – через этаж!

Захапав ключи с толстыми деревянными брелками в виде груш, на которых были выточены двузначные номера, Мартин тоже бросил консьержу одну монетку. Не успел я сказать другу, что работа этого консьержа столько не стоит, как услышал:

– Как, и вы оттуда?

– Откуда? – в моем голосе зазвучала угроза. В следующий миг я понял, что Мартин не теряет времени даром и проводит собственное расследование: он бросил монетку, обнаруженную в библиотеке, и консьерж внимательно рассматривал именно ее.

– Издалека! – уточнил консьерж. Лучше бы не уточнял – один хрен, ничего нового не сказал. – У нас редко бывают гости из ваших краев.

– Насколько редко?

– До вас всего один клиент расплатился похожей монеткой.

– Этого не может быть! – воскликнул я. Мой голос просто сквозил недоверием. – Нам подарили монетку в далеком царстве, люди оттуда не путешествуют – лучше тех мест нет в природе!

– Клянусь зарплатой своего врага, что это правда! – обиделся консьерж, – Он расплатился похожими монетами, и еще две дал на чай! Мелкие такие, с муравьями с двух сторон!

– Покажи! – хором потребовали мы. Консьерж отшатнулся от нашего грозного рыка. Мартин схватился за рукоять меча.

– Я их отдал! – истерично воскликнул консьерж, испугавшись, что Мартин выхватит оружие. Так ведь можно и порезать кого ненароком. – Их к оплате не принимают!

– А зачем взял?! – напирал я. Консьержи не принимают деньги, от которых нет толку. Исключений не бывает, иначе им придется платить из собственного кармана.

– Обменял на местные монеты! – заголосил испуганный консьерж. – У нумизматов выгодный курс! Монеты редкие, качественные, их с руками оторвут! Вот у вас, например, сколько таких монеток?

– Нам хватает! – отрезал Мартин.

– Давайте, я их обменяю!

– Ты лучше скажи, в каком номере остановился этот человек! – потребовал я. Пригнувшись и приблизив его лицо к своему, я прорычал: – Если это наш друг из того царства, а ты не позволишь нам встретиться… – эффектная трехсекундная пауза, -… то я тебе не завидую!

– Он уехал вчера вечером, – забормотал удрученный консьерж, – Сказал, что время не ждет, а у него впереди много дел.

– Он не сказал, куда уехал?!

– А зачем ему об этом говорить? – консьерж пожал плечами. – Назовите имя Вашего друга, и я скажу, он это, или нет?

Я назвал первое пришедшее на ум имя:

– Николаус Ак Сенов! – пока читал книги, запомнил, как звали автора изрезанной энциклопедии.

– К сожалению, тот человек не был Вашим другом, его звали иначе! – развел руками консьерж. И больше из него ничего не удалось вытянуть. Одно я выяснил точно: ничего лишнего консьерж не знает, ему и без этого хорошо живется.

Мы поднялись на второй этаж, остановились напротив семнадцатого номера и требовательно постучали. Пришлось тарабанить минут пять, пока мы дождались ответа.

– Ну, кто еще там?! Два часа ночи, и здесь выспаться не дают! – отозвался недовольный голос. Кто-то босиком прошлепал к двери и отворил ее. Больше он ничего не успел сказать, потому что я опередил его.

– Хотите получить золотой? – деловито предложил я, показывая монетку из личных запасов: Мартин отказался выдать из своих.

Несмотря на сонливость и поговорку «утро вечера мудренее», незнакомец оказался сообразительным даже среди ночи.

– Два хочу! – потребовал он. – И катитесь, куда пожелаете – я не возражать не буду!

– Получите четыре, если за десять минут переберетесь в этот номер, – я показал ему ключ от номера на пятом этаже, – а также уговорите соседей из девятнадцатого номера перейти вот сюда!

Второй ключ появился перед его носом. Сонливость как рукой сняло.

– Не вижу самого главного! – в последний раз зевнул незнакомец.

– Конкретнее?

– Четырех монет! – уточнил он. – А отдашь мне полный кошелек – гостиница целиком окажется в твоем распоряжении буквально за полчаса.

– Нет, спасибо! – такое чувство, что я ненароком натолкнулся на какого-то маньяка. А говорили, что здесь с преступностью все в норме. – Мне хватит и двух номеров!

– Как знаешь… – зевнул он, – Давай сюда монеты!

– Призы заранее не выдаются! – я достал четыре золотых. – Как только номера освободятся, монеты будут твоими!

– Без проблем! – оптимистично отозвался незнакомец, – Десять минут, говоришь? Момент!

Он исчез в номере и с полминуты шебуршался в темноте. А в коридор выскочил уже полностью одетым и, не теряя времени, подскочил к девятнадцатому номеру и требовательно застучал. В ответ прозвучало относительно вежливое пожелание стучавшему отправиться в дальнее пешее путешествие. Незнакомец, подогревая свой азарт видом золотых, ответил:

– Я там уже был, послали сюда!

– Сходи еще раз! – посоветовали из номера, – Уточни насчет нового адреса!

Незнакомец подошел к нам и, показав на монеты, поднял вверх указательный палец. Я отдал ему монету, он подскочил к номеру и вроде как задумчиво пробормотал:

– Странно, а они сказали, что именно в девятнадцатый номер необходимо доставить один золотой, мол, человек давно ждет этих денег… похоже, они на самом деле ошиблись!

– Стоять!!! – гаркнули из номера. – А вот тут проверить надо!

– Ничего мне не надо! – отозвался хитрый постоялец, – Они сказали, если по указанному адресу монету не заберут, я могу оставить ее себе.

Дверь отворилась, и выскочивший человек со стоявшими дыбом волосами уставился на нас.

– Где она? Давай сюда!

– Монета здесь! – издалека показал ее незнакомец, уводя руку за спину и не давая отобрать сверкающую наличность. – Теперь докажи, что ты – тот самый лоботряс, которому положено передать монету!

– Ты сам сказал, что тебя сюда послали!

– Ошиблись гостиницей!

– Не верю! – прорычал человек – Мне как раз должны принести деньги! Давай их сюда, нечего волынку тянуть!

– Не дам!

– Почему?

– Потому что ты не сказал пароль!

– Какой еще пароль?!

– «Где ключ от пятьдесят третьего номера?»!

– А, так, я и спрашиваю: где ключ от пятьдесят третьего номера?! – сориентировался человек. Определенно, вид новеньких монеток кому угодно повысит уровень интеллекта и сообразительности.

– Вот он! – незнакомец показал ключ, и потряс им перед носом человека. – Надеюсь, ты не забыл, что если просидишь в этом номере до двух часов дня, то тебе принесут еще девять монет?

– Конечно, не забыл! – возмущенно ответил человек, – Не видишь – собираюсь уже?!

– Не вижу! – честно признался незнакомец, разглядывая человека. Тот закрыл дверь и выскочил полностью одетым еще быстрее незнакомца. А последний отсчитывал секунды, равномерно постукивая носком сапога по голому полу. На двадцать седьмой секунде человек выскочил, готовый ринуться хоть в пятьдесят третий номер, хоть на покорение Эвереста. Незнакомец критически осмотрел его с ног до головы: торопливость и правильность одевания далеко не всегда означали одно и то же. Этот случай исключением не оказался.

– Теперь видишь?

– В какой-то мере… – уклончиво ответил незнакомец. – Вот тебе монета, вот ключ – и бегом в номер ждать посыльных с оставшейся суммой. Ключ от своего номера передай господам, стоящим за моей спиной.

Проводив человека к лестнице, незнакомец неспешным шагом вернулся.

– Итак? – задал он основной из интересующих его вопросов. – Я уложился в назначенное время?

– Вы прямо гений какой-то! – воскликнул я, – Честное слово, я не справился бы!

– Присоединяюсь! – поддакнул Мартин, – За такое не жалко и пять монет выложить!

– Так, что вас держит? – подмигнул незнакомец. Я протянул ему монеты.

– Простите, – сказала вдруг Анюта, – А Вы никогда не встречали вот такое?

Она показала монетку с буревестником. Незнакомец задумчиво нахмурился.

– Надо подумать, – ответил он, – Вы позволите?

Он протянул руку, и Анюта положила монетку ему в ладонь.

– Утром встретимся на первом этаже, и я расскажу, если что вспомню! – пообещал он. – Только не проспите, я уезжаю поздно утром!

– Мы встанем в семь.

– Отлично! – кивнул незнакомец, – Это время подойдет. Приятно было повеселиться, дама и господа!

Он зашел в номер, накинул на плечи плащ с оригинальной вышивкой – подмигивающей черепушкой, попрощался с нами и пошел досматривать сны в новом номере.

– Видел, какой у него роскошный меч? – прошептал восхищенный Мартин. – Клянусь богом, другого такого не найти!

– Я тоже так думаю, – согласился я, – И плащ у него необычный. Интересно, кто он?

– А ведь я про плащ с таким рисунком где-то читал! – задумался Мартин, – Давно и неправда, но читал.

– Прошу! – шустрая прислуга мигом сменила постельное белье и, получив на чай с вареньем, тихо удалилась разбалтывать коллегам об увиденном представлении.

– Анюта, иди в семнадцатый! – приказал Мартин, – Как бы ночью консьерж не постучался под каким предлогом…

Кукла ограничилась зловещим молчанием, и жаль, что консьерж его не услышал.

– Мой защитник! – промурлыкала Анюта, ласково улыбнувшись.

– Учтите: утром встаем и сматываем удочки! – предупредил я, представив, какой диалог произойдет между падким до дармовых денег человеком и консьержем, который придет его будить. Спор о девяти золотых монетах прогнозируемо перейдет в физически-ударную плоскость, и надо покинуть гостеприимные пенаты, пока нас не призвали в свидетели или в соучастники этого действия.

– Спокойной ночи, мальчики! – пожелала Анюта, помахала Мартину рукой и закрыла номер на замок.

– Я постерегу с полчасика, – сказал Мартин.

– Удачи!

Он закрыл дверь. Я зевнул: глаза слипались, и едва упав на кровать, я заснул крепким сном. Не помню, успел накрыться одеялом, или нет, но это неважно.

* * *

Мартин сел на стул, положил голову на спинку и прикрыл глаза, впадая в полудрему.

«Странное дело, – подумал он, – когда вокруг тебя шумят, заснуть легче, чем при полной тишине»

Привыкший к шуму организм не верит в затишье, он подозревает, что сейчас что-то ухнет, нерадивый постоялец разобьет посуду, или шастающий по темным коридорам полуночник случайно наступит коту на хвост. Молчание становится тягостным, сонливость пропадает, и уши улавливают самые тихие звуки с других этажей: кто-то сильно спорил этажом выше.

– Ночной горшок не поделили, что ли? – буркнул Мартин. – Нашли время спорить…

Он смотрел на узкую полосу между дверью и полом, и поминал лихом вредного консьержа. Время перевалило за половину третьего, и в сон потянуло с утроенной силой: усталость брала свое. Спорщики наконец-то утихли, и наступила привычная тишина, нарушаемая легкими порывами ветра за окном. Такими плавными, монотонными, усыпляющими…

Мартин дернулся, сообразив, что заснул. Открыл глаза и застыл, увидев прямоугольник бумаги у самого входа. Просунувший ее под дверь неизвестный, но легко угадываемый человек на цыпочках отходил к лестнице, и свет от тусклого огонька свечи в его руках становился слабее и слабее, пока вовсе не пропал.

Мартин встал и потянулся, в спине хрустнуло.

– И чего ты нам принес? – зевнул он, поднимая и разворачивая листочек. Лунного света оказалось достаточно для того, чтобы разобрать написанный не особо корявым почерком текст.

«О, свет моих очей! О прекрасное создание, сверкающим жемчугом появилась ты в моем сердце и осталась в нем навеки! Прошу тебя, не откажи в прогулке под луной следующим вечером! Я покажу тебе звезды, я исполню для тебя соловьиные песни…»

– Насвистывать будешь? – вполголоса спросил Мартин.

Вид консьержа, заливающегося соловьиными трелями, не вызывал ничего, кроме нервного смеха и обиды за музыкальных птиц. Мартин не слышал, как консьерж издает собственные трели, но они ему заранее не нравились.

Дочитав длинное послание, в основном состоящее из восторженных эпитетов, Мартин решил, что кое-какие фразы стоит взять на вооружение. Несомненно, сам консьерж именно так и поступил: в смеси слов ясно виднелась сборка из фраз, характерных для востока и запада. А лаконичная подпись, по идее того же консьержа, должна вызвать трепетные чувства у любой представительницы прекрасного пола.

– Что он о себе возомнил?! – пробормотал Мартин. – Тоже мне, местечковый Дон Жуан!

Сонливость как рукой сняло, и мозг заработал на полную катушку в поисках решения проблемы. Подсунуть письмо под другую дверь легко, но примитивно, и удовольствия не доставит. Важно знать, кто в каком номере отдыхает, и кто из отдыхающих наиболее подходит для завтрашней прогулки под луной. Подкинуть какой-нибудь женщине – банально, вручить мужику – завтра будет крупный мордобой. Требуется нестандартный подход, такой, чтобы консьерж навсегда потерял желание приставать к посетительницам гостиницы, но при этом остался жив и более-менее здоров.

Перед мысленным взором появилась ехидно смотревшая за горизонт кукла. Мартин хмыкнул – кандидат из нее необычный, но не совсем подходящий: нахала следует проучить, а не свести с ума.

Кстати, список клиентов гостиницы находился у него же.

«Надеюсь, он не только заигрывает с приезжими дамами, но и спит на своем посту, наплевав на работу!» – подумал Мартин, крадучись добираясь до лестницы и спускаясь на первый этаж.

Одиноко догорал огарок свечи, консьержа на рабочем месте не наблюдалось. Мартин прислушался: ни храпа, ни сопения.

«Не иначе, он и сегодня проводит экскурсию? Весело у него рабочие ночи проходят…»

Журнал с оригинальным названием «Прибыль и убыль посетителей» был открыт. Мартин пробежал глазами по списку. После них в гостинице остановилось еще три человека, и, судя по тому, что добрый служитель гостиницы отправил их на верхний, самый дешевый этаж, заплатить сверх положенного никто не согласился.

Страшно представить, какие условия на верхнем этаже. Нарисованный на стене камин с пылающим огнем, рядом висит список физических упражнений для согрева организма, плюс две гири на полу. И хорошо, если нет сквозняка.

Первый этаж отводился баронам, графам, князьям и прочим высокородным господам. Иван мог с легкостью вышвырнуть любого из них и занять наилучший номер, но был давний уговор о том, что в дороге никакой роскоши – поход есть поход. Отдыхать на диване – это дома, а деньги в дороге и для других дел пригодятся.

Мартин раздумывал минут пять: попадались имена широко известных людей, но подбросить записки к ним – это обернется для безродного консьержа как минимум тюрьмой. В худшем случае проткнут шпагой или мечом прямо на месте. Слишком сурово.

На первом этаже был номер, отмеченный звездочкой, и не имеющий порядкового номера. Кто-то каждое утро ставил свою подпись, а так же время появления и ухода, и Мартин решил уточнить, что же это за помещение.

Огонек свечи высветил бронзовую таблицу с выгравированной надписью: «кабинет управляющего гостиницей».

Мартин бросился к столу и схватил гусиное перо. Выдернул из кипы бумаги чистый лист и, поглядев на текст подброшенной записки, торопливо написал строчку, копируя почерк консьержа: угловатые буквы легко поддавались подделке.

Написав несколько строчек и убедившись, что научился писать в точности, как консьерж, Мартин довольно улыбнулся. Дело осталось за малым.

Он положил перед собой листок с торжественным приглашением на ночную прогулку и добавил еще одно предложение под основным текстом. Свободного места перед подписью хватало, и можно было написать немало оригинального, но это уже лишнее. Одного предложения достаточно. Но управляющий лишится дара речи, когда его прочитает. И консьерж запомнит этот день на всю оставшуюся жизнь.

Дописав предложение, Мартин подул на листок, заставляя чернила быстрее высохнуть. Сложил его, подхватил свечу со стола, и подошел к кабинету. Просунул листок в узкую щель над полом и ударил по краю бумаги указательным пальцем, посылая письмо ближе к центру кабинета.

– Дело сделано! – зловеще произнес он и скосил глаза на свечку в правой руке. Крохотный огонек задрожал в «предсмертных муках», и, послав небу последний язычок огня, погас. Тонкая красная точка на остатке фитилька пустила вверх тонкую струйку дыма, и тихо сошла на нет. – Эй, это мое дело сделано, а не твое! Как я теперь обратно вернусь? На ощупь?!

Проворчал он скорее для проформы: луна освещала лестницу, и пройти мимо ступенек, поднимаясь по лестнице, было бы крайне затруднительно.

Старые деревянные половицы негромко скрипели – их лучшие скрипучие годы были впереди. Мартин взбежал по лестнице и вернулся в номер. Закрыл дверь на замок и рухнул на кровать, спеша навстречу остаткам сновидений.

Консьерж постучал ровно в семь утра и сильно удивился, услышав в ответ юношеский голос.

– Спасибо, что разбудил! – отозвался на вежливый стук Мартин. Консьерж тихо охнул и быстро скрылся на верхних этажах гостиницы.

Из-за малого времени на сон ощущалась некоторая вялость, и Мартин, не давая себе заснуть, с силой постучал по стенкам.

– Наконец-то! – услышал он радостный возглас Анюты, – Я уже замучалась ждать, когда вы придете меня будить, сони-засони! Нормальные люди давным-давно коров подоили и вывели их на пастбище, а вы все дрыхнете и дрыхнете!

– Иван! – Мартин постучал по противоположной стене, – Ты проснулся, или нужно особое, царское приглашение?

– Мне нужны покой и отдых! – отозвался я. – Я бы выспался, если б не ругань с третьего этажа средь ночи.

– Хорош спать, твое величество!

Я откинул одеяло.

За столиком консьержа сидел управляющий. Держа в руке развернутый листок, он перечитывал его раз за разом и задумчиво поглядывал на часы.

– Ну, у вас и гостиница! – услышали мы знакомый голос. Вчерашний незнакомец не особо сердито отчитывал несчастного консьержа. – Сколько я мотаюсь по мирам, но такого еще ни разу не встречал!

– Это не мы! – отвечал дрожащим голосом консьерж, – И, вообще, Вас там не должно было быть, у Вас семнадцатый номер, а не трид…

– Какая разница?! – напирал незнакомец, – Кто-то вломился ко мне среди ночи и чуть не придушил! Хорошо, я всегда готов к неожиданностям: только и жду, и вышвырнул злодея в окно. Но я не понимаю, что за люди после падения с третьего этажа встают на ноги и, громко матерясь, убегают в ночную тьму! А вы делаете вид, что так и должно быть!

– Извините, но я еще одного человека должен разбудить! – консьерж попытался улизнуть от неприятного разговора.

– Для начала верните мне деньги за испорченную ночь! – потребовал незнакомец. – И я убираюсь отсюда!

– Но Вы…

– Альфред, пойди сюда! – стальным голосом потребовал управляющий. Консьерж сиганул вниз по лестнице и встал перед управляющим по стойке «смирно». – Я прочитал твою записку, Альфред!

– Какую записку? – удивился консьерж.

Управляющий пристально посмотрел на подчиненного, показал сложенный пополам листок.

– Вот эту!

Консьерж вгляделся и покраснел. Потом побледнел, явно не зная, какую цветовую гамму выбрать по случаю.

– Должен признать: твой способ воздействия на меня крайне остроумен и необычен! – управляющий развернул листок, – Особенно меня потрясла последняя строчка! Я долго думал, что ты хочешь сказать, и лишь по прочтении финальной фразы понял, в чем заключался твой грандиозный замысел!

– Ка… какая последняя строчка? – пролепетал консьерж.

– Вот эта! – управляющий устроился удобнее и выразительно озвучил приписанное Мартином предложение. – «Именно эти слова я скажу Вашей супруге, если Вы не примете на работу мою жену в качестве моего же помощника по смене!».

У консьержа вытянулось лицо.

– Ты заботишься о семье настолько, что не желаешь расставаться со второй половиной ни днем, ни ночью? – поинтересовался управляющий. – Поздравляю, ты растешь в моих глазах!

– Я…

– Против лома нет приема! – управляющий сложил листок вчетверо и положил в нагрудный карман. – Так и быть, я принимаю твою жену на работу. В следующую смену приходишь вместе с ней, а я объясняю, в чем будет состоять ее работа.

– Но… – присутствие жены ставило огромный крест на прогулках с незнакомками, и консьерж чувствовал, как земля медленно уходит из-под ног. – Может, не надо?

– Какой-то ты непостоянный… – пригрозил пальцем управляющий, – Первое слово дороже второго, и твое желание выполнено. Но предупреждаю в первый и последний раз: чтобы таких писем больше не было! Увижу – набью морду безо всяких разговоров!!! Намек понятен?!

– Мне…

– А теперь беги будить постояльца из пятьдесят третьего номера: время к половине восьмого идет!!! Учти, если он потребует деньги за то, что проспал и не попал на важную встречу, я выплачу их из твоего жалованья!

Консьержа как ветром сдуло. Мы переглянулись: похоже, кто-то там, наверху, сумеет-таки получить обещанные нынешней ночью девять золотых монет.

Вчерашний незнакомец увидел нас и, приветливо улыбнувшись, подошел поздороваться.

– Ну, и номер вы мне вчера подсунули!

– А что случилось? – спросили мы.

– Да, какой-то мужик ворвался среди ночи и стал кричать: кто меня сюда направил, и где карта? И еще добавил, чтобы я не смел приближаться к тому месту, в которое стремлюсь попасть.

– А что за место, если не секрет?

– Берег Черного моря!

– Псих какой-то…

– Не то слово! Край непуганых сумасшедших!

– Подробнее можно? – попросил управляющий. – Ничего подобного у нас до сих пор не случалось!

– Запросто! – отозвался незнакомец. Подхватив стоявший у стенки стул, он переставил его к столу, сел и закинул ногу на ногу. Управляющий подался вперед. – Лежу я, значит, отдыхаю, и вдруг слышу – скребется кто-то! Вот, думаю, гостиница: либо денежки вручают, либо ломятся, чтобы их прикарманить! Не дома отдыха, а парк сюрпризов! Ну, что, развлекаться – так развлекаться. Не удастся выспаться, так хоть настроение подниму! Лежу, значит, жду, когда воришка перестанет измываться над допотопным замком и приступит к поискам денег, пока я изволю наслаждаться сновидениями. Смотрю полуприкрытыми глазами и вижу: входит худой мужик и озирается по сторонам. Ни разбойничьей маски, ни полосок краски, ничего ровным счетом – лицо открыто. Я даже засомневался в том, что он решил меня обокрасть. Думаю: ошибся номером человек, теперь не поймет, где находится. А нет, оказывается, не ошибся. Увидел мой плащ, встряхнул его и положил на место. Значит, не воришка. Но и на уборщика не похож. Для чего тогда пыль с плаща стряхивает? А он что-то высматривает, но не деньги, потому что кошелек лежит на видном месте, и мужик на него – ноль внимания. То есть, сначала он его взял и заглянул внутрь, но не взял ни гроша! Заинтриговал он меня, честное слово! Уже предполагаю, что ему нужен меч. Но он и до меча не дотронулся, издали посмотрел и отвернулся. Даже обидно стало, как будто у меня с собой не смертоносное оружие, а деревянная сабелька! А пока я размышлял над мотивами его действия, он подскочил к кровати и вцепился мне в горло. Увидел, что я открыл глаза, и прорычал: «Не вздумай идти туда, куда держишь путь!». Рычит, душит… следы видите? – незнакомец показал на горло, где виднелись красные, но достаточно блеклые следы. – А я так надеялся досмотреть сны! В общем, вскочил я, да как треснул ему между глаз! Он вышиб раму, вылетел в окно и упал на землю. Но не распластался безжизненно, а вскочил, разорался последними словами и убежал! Вот так. А теперь кто-нибудь мне объяснит, что это было?

Управляющий сидел с кислой миной: следы на земле полностью подтверждали слова незнакомца, и возразить было нечем.

Незнакомец встал.

– Каким образом вы предпочтете принести извинения за происшествие в вашей гостинице? – спросил он. – В определенном количестве добрых слов, или расплатитесь золотыми монетами? Я человек не гордый, могу обойтись и добрыми монетами. Ваш выбор?

Три монеты легли на стол. Управляющий молча посмотрел на незнакомца.

– Маловато будет! – вздохнул незнакомец.

– А сколько бы Вам хотелось получить в качестве компенсации?

– Двести пятьдесят, триста тысяч рублей золотом высшей пробы подойдет мне наиболее всего!

У Анюты отвисла челюсть: она не знала, что на бывают такие суммы.

Управляющий подпер голову руками и вздохнул.

– У нас нет столько денег! – спокойным голосом ответил он.

– Жаль. Тогда придется взять это… – незнакомец сгреб со стола монетки. – Всего вам наилучшего, дама и господа! Здорово у вас тут: при входе платишь золотой, при выходе получаешь три. И еще ваши пять, молодые люди! Вы знаете, я предлагаю нам чаще встречаться в этой славной гостинице! Да, молодые люди, чуть не забыл… я так и не сумел вспомнить, где делают такие монетки: времени уже не было на воспоминания, как вы догадались! Возьмите.

Он протянул Анюте монетку и вышел. Мы тоже выскочили на крыльцо: с лестничного пролета доносилась ругань требовавшего девять золотых монет человека. Консьерж возмущался наглостью клиентуры, на чем свет стоит, и человек отвечал ему полной взаимностью. Управляющий с тоской поглядел в свой кошелек, и это было последнее, что мы увидели перед тем, как закрылась входная дверь.

– Вы заглянете в библиотеку, а я похожу по рынку, поспрашиваю у людей, что к чему, – сказал я, – Нам необходимо более быстрое средство передвижения, и кто-нибудь должен знать, где его можно найти.

– Ты о чем?

– О ковре-самолете.

Мимо нас проскакал тот самый незнакомец на вороном коне. Плащ с развеселой черепушкой трепетал на ветру, и казалось, подмигивал нам.

– И все-таки, я о нем где-то слышал… – задумчиво пробормотал Мартин.

– Вспоминай, потом расскажешь!

– Непременно!

Глава 5. Нежданно-негаданно.

– Сынок, зачем тебе ковер-самолет? – спрашивала меня старушка-божий одуванчик. – Посмотри на прекрасные скатерти-самобранки! Льняные, крепкие, с узорами – на века хватит! А ты о каком-то ковре лопочешь! Нет их давно, никто не делает!

Продавцы и покупатели в вещевом ряду уже не торговали, а открыто слушали, о чем я пытаюсь поговорить с пожилой купчихой. Именно так и было: я пытался, а она разговаривала, находя на каждое мое слово пятнадцать своих.

И с чего я решил остановиться около ее прилавка?

Кажется, увидел скатерти со знакомыми рисунками, как во дворце, и на миг притормозил. Этого оказалось достаточно, чтобы скучавшая от отсутствия покупателей старушка вцепилась в меня мертвой хваткой. Профессиональная торговка, она была готова заманить любого прохожего не хуже морской сирены. У нее не было ни чарующего голоса, ни былой красоты, но хватки и словарного запаса с лихвой хватало, чтобы заменить недостающее.

– А в чем дело? – недоумевал я. В свое время у меня набралось двадцать часов летного времени. Я выделывал на ковре-самолете немыслимые пируэты и заставлял маму хвататься за сердце, а отца – за ремень: они боялись, что я погибну, совершив фатальную ошибку при большой скорости. Торговка твердила тоже самое. И добавляла, что наилучшим транспортом были, есть и будут резвые скакуны. Здесь уже я мог с ней не согласиться, но старушка меня и слушать не желала, уповая на прожитые годы, личный опыт и сплетни товарок.

Отец вроде бы смотрел на мои чудачества сквозь пальцы и почти ничего не говорил, но когда ковер пришел в негодность, не стал покупать новый. У ковров имелось уязвимое место: их обожала моль. И когда отцу доложили о том, что убранный на зиму в кладовую ковер обглодали прожорливые насекомые – уверен, что они переборщили с определением, ибо столько моли у нас отродясь не водилось – то получили приказ его сжечь. В тот же день остатки ковра предали огню, и мое желание пролететь над облаками стало несбыточным, а летные часы навечно остановились на двадцати.

– Скатерть тебе всегда пригодится, родимый! – в сотый раз повторяла торговка. Болтовня служит процветанию торговли, и купцы были готовы на многое, лишь бы отдать в хорошие руки товар и забрать из этих рук хорошие деньги. – Смотри, сынок, ручная работа! Купи, не пожалеешь!

Вот настырная торговка.

– Ладно, белую давай! – потребовал я: рассматривая выложенный товар, я не заметил однотонной ткани. – Без узоров!

– Зачем тебе такая гадость? Бери цветную! – прозвучал бесплатный совет, – Вот, смотри, какие замечательные узоры!

– Белую! – уперся я. Клиент всегда прав, хотя за это его хочется медленно придушить. Старушка уговорила меня раскошелиться, теперь моя очередь уговорить ее продать то, что нужно мне, а не ей.

Хотя зачем оно мне нужно?

– Не понимаешь ты прекрасного, глупый недоросль! – укоризненно проворчала старушка. – Смотри: ручная вышивка, идеальная работа!

– Давай простую скатерть! – повторил я.

– Не дам! – отрезала старушка. – Не порти обеденный стол монотонной белизной, бери с узорами!

– Белую! Эту случайно заляпают – и кранты узорам!

– Тебя не переспоришь! – всплеснула руками торговка. Зарывшись среди коробов, она выхватила белую скатерть и с сожалением протянула ее мне. – Белее не бывает!

– Как она работает?

Старушка расплылась в улыбке.

– Очень просто! – объяснила она, – Проголодался – расстилаешь ее и говоришь: хочу есть, или хочу пить! И будет тебе то, что пожелаешь! Что в нее заранее положишь, то и появится, понимаешь?

– М-да… – пробормотал я, – А просто так нельзя?

– Просто так нельзя! – ответила старушка. – Что положишь, то и съешь! Но зато хранимое не портится!

– Серьезно?!

– А то! – кивнула старушка, – С тебя пять золотых!

– Сколько???

– Пять!

– А не много?

– Если дорого – продам в кредит! – обрадовала старушка.

– Это еще что такое? – изумился я. До сих пор не приходилось слышать подобных слов.

– Это значит, что платишь в два приема: отдаешь деньги, сколько есть и бежишь домой за остатком.

– А если у меня и дома нет денег?

– Собираешь у соседей, приносишь ко мне и получаешь скатерть.

– Лучше я сразу заплачу!

– Как пожелаешь, молодой человек!

Скатерть очутилась у меня, и кошелек стал легче еще на пять золотых. Такими темпами тратить денежки – никаких резервов не хватит! Придется немного облегчить городскую казну перед уходом. С ощущением безграничного счастья из-за того, что сумел избавиться от назойливой старушки, я отправился по рядам.

Купцы были удивлены моими вопросами о летающих коврах.

– Когда-то, – отвечали они, – ковры завозили из жарких стран, но с тех пор утекло много воды, и мода на них прошла.

Обойдя рынок и увидев десятки ковров, среди которых не было ни одного летающего, я переключился на поиски сапог-скороходов. Но и здесь меня ждала неудача: привезенную в первый раз за тридцать лет крохотную партию раскупили в один миг.

Мне предложили вместо сапог подковы-скоробеги, но я, подумав над предложением, решил отказаться. Конь, понятное дело, поскачет быстрее ветра, но стоит мне с него сойти, а ему в это время сделать один-единственный шаг, как он исчезнет, не увидишь, куда. То есть, к подковам требуются те же самые сапоги-скороходы, чтобы догнать коня. А попадется дремучий лес на пути – опомниться не успеешь, как окажешься по уши в ветках, листьях или иголках. Ковер-самолет неизмеримо лучше – ему на пути разве что стая птиц попадется. Или летающие тарелки. Люди говорят, что еще шестьдесят лет назад они часто носились по небу, но профессора считают, что это баловала нечисть. Теперь ни человечков, ни тарелок не увидишь. Ходят слухи, что они до сих пор летают, но свидетелей, готовых присягнуть, было еще меньше, чем слухов. То есть, не было вовсе. У нас шутили, что тарелочники за прошедшие годы поумнели, и теперь не оставляют свидетелей полетов в живых.

– А ты все-таки набей на обувь подковки! – воскликнул купец, – Смотри, какие они легкие, удобные, о каменную мостовую так и будут цокать! На тебя все девушки смотреть будут!

– Угу! – буркнул я, – Будут стоять в сторонке и ахать, увидев, как мимо них на большой скорости пробегает цокающий царевич.

– Царевич? – изумился купец. Он сузил глаза и пристально посмотрел на мое лицо. Серьезность быстро сменилась удивлением.

– Царевич Иван, это точно Вы?! – не веря своим глазам, переспросил он.

– Медальон видите? – спросил я. Купец ахнул.

– Ваше высочество, сделайте богоугодное дело: смените портретиста при дворе. Так, как он Вас изур… изобразил на портрете, я с портретами врагов при всем желании сделать не сумею!

– Серьезно? – опешил я: портретист во дворце отличный, он при желании буквально в три линии изобразит любого. У него настоящий талант! – Вы уверены, что не видели подпольно нарисованный портрет-копию с оригинала?

– Теперь думаю, что именно копию и видел! – купец покачал головой. – Никогда бы не подумал, что человеческое лицо можно так исказить! Далеко ли путь держите, царевич? Как я догадываюсь, Вы путешествуете инкогнито, не привлекая к себе внимания?

– Правильно догадываетесь! – кивнул я, – Между прочим, и Вашего тоже!

Купец смутился и опустил взгляд. Потеребил кошелек на поясе, привычно проверяя наличие и сохранность собственных капиталов.

– Извините, царевич, буду нем, как рыба! А подковки все-таки купите: в путешествии многое случается! Возьмите, недорого!

– Недорого, это сколько? – уточнил я. У покупателей с продавцами испокон веков сложились разные понятия о дешевизне товаров.

– Две монеты и автограф, – предложил последнюю цену купец.

И в самом деле, недорого.

– Договорились!

С рынка я ушел с двумя полными сумками, и думал, что не зря оставил коня в гостиничной конюшне. На нем быстрее, слов нет, но вы бы знали, сколько здесь хитрых старушек, норовящих выскочить из-за телеги и сигануть под копыта, чтобы пострадать и за это стрясти много денег с невнимательного наездника. В больших городах хитрецов развелось – будь здоров! Своими руками ничего делать не умеют и не хотят, а роскошно жить охота. Вот и выкручиваются, как могут, пока лошади копытом не засандалят.

Жаль, руки устают: количество необходимых вещей оказалось непомерно большим, и у каждого купца находилось веское слово в пользу покупки его товара. Но самого главного – ковра, я так и не обнаружил.

Вспомнилась летающая тарелка из сна. Вот что помогло бы мне преодолеть огромные расстояния, отыскать яблоки и вернуться домой. И где их черти носят, тарелочников несчастных? Наверное, все-таки вымерли: не зря зелеными ходили – видимо, сильно укачивало в полете.

Я прошел большую часть пути до гостиницы, когда почувствовал себя полным идиотом: купцы настолько запудрили мне мозги, что я совершенно забыл о свойствах скатерти-самобранки! Закинуть в нее купленное и нести спокойно, не спотыкаясь о собственные сумки при каждом шаге!

Я расстелил на траве скатерть и, недолго думая, поставил на нее обе сумки разом.

– Ням! – приятным голосом ответила скатерть, и сумки исчезли в один миг, словно их никогда и не было.

– Ням? – машинально повторил я, приподнимая скатерть. Внизу, как и раньше, была только трава. Сумки оказались где-то там, в небольшом пространстве над и под скатертью. Я потер лоб. Торговка, расписывая свойства скатерти, умудрилась ни словом не обмолвиться о принципе работы ее творения. Готов поклясться, что в иных странах торговку запросто обвинили бы в колдовстве!

Я поднял скатерть – ее вес остался таким, как и раньше, не изменившись ни на грамм. Вот это новость!!! Кидай в нее что пожелаешь и носи на здоровье: никто знать не будет, что ты идешь с огромным багажом!

Эх, зря я не спросил у торговки, сколько продуктов вмещается в одну скатерть! Придется проверить экспериментальным путем.

Но не сейчас.

Кстати… А как вызволить сумки?

Я присел и уставился на белую ткань с полосками от сгибов.

Накрахмаленная.

– Хочу есть! – потребовал я. Скатерть покрылась рябью и кольцами увеличивающихся кругов, напоминая круги на воде, после чего прозвучал знакомый голос:

– Что пожелаешь?

Проверим работоспособность официанта.

– На первое – первую сумку, а на второе – вторую!

Первый заказ сделан.

– Будет исполнено! – отозвалась скатерть. – Сумки подогреть перед едой, или предпочитаете съесть их холодными?

– Конечно, холодными! – меня прошиб холодный пот, едва представилось, во что превратится содержимое сумок при нагревании. Куча дыма от сгоревших вещей обеспечена, и получится, что я потратил кучу денег на то, чтобы пустить их на ветер. – Сумки только так и едят, они холодными вкуснее!!!

Слава Богу, меня никто не слышит в этот момент!

Скатерть вновь пошла рябью, и две сумки медленно выплыли из тканевых глубин. Я схватил их, не дожидаясь, пока они полностью вытолкнутся из скатерти, но скатерть потянулась следом, и упала на траву после того, как полностью выставила сумки из собственных недр. Я вытряхнул купленное на траву: ничто не пропало, все в целости и сохранности.

Зашибись, как говорил незнакомец!

Удивляюсь, почему во дворце никто не пользуется скатертями-самобранками? Сколько места освободится! Яблоки прекрасно себя почувствуют внутри мягкой скатерти, и там их поместится куда больше, чем в обычных ящиках. Пусть не в сто, так в двадцать раз. На рынки перевозить удобно. Положить скатерть, произнести заветное слово – и смотреть, как на прилавке появляется высоченная пирамида из отборных и душистых яблок! Сказка! Мечта торговца!

Приеду домой, обязательно об этом расскажу. Отец не должен упустить шанс приобрести новую разновидность тары – она станет самой популярной в мире! А торговку – или ее хозяйку – поставить во главе производства и дать титул графини – чтобы секрет изготовления скатертей ни одна собака не выведала!

Вот смешно, если торговка сама не знает о свойствах скатерти хранить в себе не только продукты, но и вещи! Свой товар она держала во вполне обычных коробах, по старинке.

Точно, не знает! Иначе давно рассказала бы об этом коллегам по цеху, и ныне отбивалась бы от тысяч покупателей, мечтающих купить у нее скатерть. Самую завалящую, бракованную, с дырочками, но рабочую – в хозяйстве пригодится! Явно, человек не осознает, что именно продает!

Но пусть останется в неведении до моего возвращения с грузом молодильных яблок. А мне можно не мелочиться: могу унести их целую тонну, а благодаря скатерти груз отлично сохранится!

Я на самом деле проживу тысячи лет, хи-хи, кто бы мог подумать! Повидаю мир, пройду по каждому закоулку! Совершу основательное кругосветное путешествие, обойду Землю вдоль и поперек, и напишу такие книги о дальних странах, что остальные путешественники лопнут от зависти!

Закидав купленное на скатерть, я дождался, когда оно утонет в ее глубинах. Вещи исчезали одна за другой, но скатерть не потяжелела ни на грамм. И сумка, куда я положил сложенную скатерть, стала значительно легче прежнего. Пеший ход снова стал удобным и приятным.

Я дошел до библиотеки за пять минут, чувствуя себя на подъеме. Про тайну скатерти никому не скажу, сделаю вид, что она ничем не отличается от обычных, и буду наслаждаться мелкими шуточками, когда в голой степи начну что-нибудь доставать из пустой сумки.

Хм… похоже, я понял, как работают шляпы волшебников! Им тоже известен секрет скатерти!

Читальный зал был пуст. Книги лежали там, где мы их вчера оставили, в дальнем углу читал ранний посетитель, но ни Анюты, ни Мартина я не увидел. Либрослав тоже не показывался, что было странно: вчера он мельтешил перед нами так, что мне казалось, будто здесь работает куча близнецов.

Я зашел в его кабинет.

Либрослав сидел в кресле-качалке, его глаза были закрыты.

– Господин Либрослав! – позвал я.

– А? – библиотекарь открыл глаза. Увидев меня, он беспокойно заерзал на кресле. – Царевич Иван, рад снова тебя видеть!

Я указал в сторону читального зала.

– Мои друзья должны были прийти сегодня утром, как мы и договаривались, чтобы досмотреть оставшиеся книги. Вы их видели?

Старичок покачал головой. Сначала положительно, потом отрицательно. При этом он упорно старался сохранить на лице тридцатидвухзубую улыбку.

– Что с Вами, господин Либрослав? – озадаченно переспросил я, пытаясь понять, какая муха его укусила. Старичок смотрел на меня пристальным взглядом, его улыбка сошла на нет, а в глазах промелькнул страх. Я на всякий случай резко обернулся: обычно так меняются в лице, когда у входа внезапно объявляется давний враг, изрядно потрепавший нервы в прошлом и намеревающийся трепать их в ближайшем будущем.

Но сзади оказался только выход, который был здесь с самого начала. Одно из двух: либо у старичка острый приступ боязни открытых дверей, либо это связано с моим появлением. Но вчера он не был таким испуганным.

Что изменилось за прошедшее время?

Старичок устало выдохнул.

– Твоих друзей увели, царевич.

– Что?! – наверное, я поменялся в лице точно так же, как и Либрослав. – Кто?!!

Похоже, я рявкнул слишком громко и сурово, потому что библиотекарь отшатнулся, и потревоженное кресло закачалось куда сильнее. Библиотекарь вытянул руку и воскликнул, стараясь оправдаться:

– Они сказали, что вы дотрагивались до многих монет, а значит, пытаетесь прочитать статьи об их секретах! Вы шпионы, и должны быть сурово наказаны!

– Чего?! – оторопел я, – Мы не виноваты, что разные маньяки накидали монеты в книги! Обвинять нас из-за этой мелочи в шпионаже – идиотизм! И вообще, в честь чего тогда писали о своих секретах? Молчали бы в тряпочку, когда их спрашивали! Опомнились, когда книги разбрелись по белу свету!

– Не знаю, в чем дело, но они сказали именно так, как я и передал, – старичок сглотнул. – Они пришли ко мне, увидели, что я разложил порванные книги, отобрали последнюю монетку, забрали твоих друзей и ушли!

– Но это глупо! – воскликнул я, – Мы никому ничего не сделали! Куда они пошли? Когда?

– Почти сразу же, как твои друзья вошли в библиотеку! – старичок порылся в карманах и протянул мне дрожащей от волнения рукой примятый листок.

– Здесь такая традиция – постоянно бумагу подсовывать? – мрачно спросил я, забирая и разворачивая листок. Аккуратно и грамотно написанный текст гласил, что Мартин и Анюта покусились на запретную тему, за что могут поплатиться жизнями. А мне советовали отступиться от греха подальше и не искать проблем на свою голову. Возвращаться домой и забыть обо всем, что мне известно, иначе участь моих друзей постигнет и меня. – Но я ничего не знаю, и ничего не видел! Что они сделали с моими друзьями?

– Они сели в карету и уехали, – пролепетал старичок. – Но куда они умчались, я не знаю. Дороги ведут во все стороны, они могли выбрать любой маршрут, ты не успеешь организовать погоню.

– Почему Вы этого не сделали, а остались здесь, хотя читали эту бумагу, я уверен!

Отпираться он не стал.

– Я хотел им помочь! – воскликнул он. – Но я не могу!

Я подошел совсем близко и сквозь зубы прорычал:

– Почему???

Старичок отрешенно посмотрел на часы. Кукушка не появлялась, чтобы обрадовать его несколькими годами жизни, и он тоскливо вздохнул.

– Там посмотри! – коротко сказал он, указывая на высокую спинку кресла-качалки.

– И что я там найду?

– Ответ на вопрос о моем невмешательстве в похищение.

– М-да? – недоверчиво воскликнул я, подошел к креслу и присвистнул, увидев, что прикреплено к его спинке. Либрослав скосил глаза и прошептал, – Ну, как?

– Замечательно! – растерянно отозвался я.

– Они меня обманули?! – обрадовался библиотекарь. – Это была шутка?

– Нет. Они сказали чистую правду. Что это за устройство, Вы не в курсе?

– Без понятия! Они не объясняли, только намекнули, что если встану, то мне конец!

– Очень даже может быть…

– Ты настолько оптимистичен, царевич, что просто слов нет!

– Ну, если Вам так хочется услышать мрачное, то, пожалуйста: это копец, и Вы практически труп!

Библиотекарь вздохнул.

– Ты прав, оптимистичный настрой нравится мне намного больше!

Я смотрел на прикрепленную к спинке кресла ловушку. Хитросплетения ремешков, стрел, пружин – настоящий гордиев узел. Никогда в жизни не видел ничего подобного. И прикрепили устройство основательно и явно не наспех. За три минуты точно не установишь.

Чудо сумасшедшей технологии выпустит стрелы, когда библиотекарь встанет, следовательно, механизм реагирует на изменение веса. На сиденье или под ним должен быть рычаг.

– Вы сели в пустое кресло, или на нем что-то лежало? – спросил я.

– Конечно, в пустое! – возмутился Либрослав. – У меня, молодой человек, нет привычки садиться не глядя. Сохранность отдельных частей собственного организма важнее легкомысленного желания присесть на минутку!

– Это понятно.

– Можешь меня освободить?

– Еще нет! – кресло раскачивалось совершенно спокойно, и старичок на самом деле мог не заметить, что оно превратилось в смертоносную западню. – Здесь работы часа на полтора, не меньше! Скажите, а что делал сменщик перед вашим приходом? Вы с ним на днях не поругались?

– Да что ты, какая ругань?! Мы с ним всю жизнь в дружеских отношениях! – воскликнул библиотекарь. – Он – мой коллега, мы одновременно сюда устроились. А ты думаешь… – Либрослав вытаращил глаза и глянул на меня в полном изумлении, – что это он подстроил?! Он с ними заодно?!

Я пожал плечами:

– Если кресло не трогали в вашу смену, то его трогали ночью: сложный механизм быстро не поставить. Хотите узнать первую версию, она обычно самая простая и ошибочная.

– Рассказывай, я никуда не спешу! – разрешил библиотекарь.

– Я слышал, что люди, работающие в паре, могут обидеться на случайно сказанное слово и затаиться на много лет, вынашивая далеко идущие планы мести. Зная врага от и до, придумать ловушку не составит труда. Конечно, далеко не все покушения подобного рода происходят удачно: по воспоминаниям сыщиков, любой преступник считает преступление идеальным и не верит собственным глазам, когда его идеальный план убийства раскрывается за считанные часы. Но с Вами редкий случай, когда для убийцы обстоятельства складываются весьма удачно.

– В смысле?

– Не факт, что я разберусь со смертоносным механизмом.

– А ты постарайся!

– Как будто у меня есть выбор! – сказал я. – Слушайте дальше: сменщик не мог не заметить ловушки, потому что в комнате больше не на чем сидеть. Если бы он сел в кресло, то был бы убит при вставании. Но раз он ушел живым и здоровым, то должен был видеть, как посторонние крепят к качалке ловушку. Как версия?

– Не пойдет.

– Жаль. Я в чем-то ошибся?

– Именно ошибся, юный царевич! – сказал он. – Сменщик сидел в кресле, когда я вошел. Спокойно встал и ушел, а когда я проверил библиотеку и сел передохнуть, зашли похитители, передали листок и рассказали о секрете старого кресла.

– Да? – удивился я. – Сколько минут Вы ходили по библиотеке?

– Минут двадцать, не больше.

– Маловато… – любители физически не успеют установить ловушку за названное время, а профессионалы не станут: им торопливость ни к чему, они делают качественно, и скорость в этом деле не помощник.

– Сидите смирно! – попросил я. Библиотекарь вздохнул.

– Разве я буяню?

– Пока нет! – я обошел кресло и стал с другой стороны. – Вам книжку дать почитать, пока есть свободное время?

– Спасибо, но как-то не хочется, – пожаловался библиотекарь. – Иначе увлекусь, забуду, что сижу в капкане, и встану.

Я присел перед устройством. Сломать или снять стрелы невозможно: создатель ловушки предусмотрел такой ход. Стоит мне взяться за одну стрелу, в действие придут другие. Библиотекарю безразлично, сколько стрел его проткнут: пять или четыре. Исход будет тем же, и Либрослава он не сделает счастливым. Хотя…

– Скажите, Либрослав, Вы верите в Бога?

Он чуть не поперхнулся.

– Царевич, хорош пугать!

– Не бойтесь, я только хотел спросить о Ваши взглядах на загробный мир!

– Знаю я ваши разговоры!!! Сначала поспорить на эту тему, а потом намекнуть, что мне-то хорошо, я скоро там очутюсь и увижу правду своими глазами!

– А Вы туда не торопитесь? – спросил я.

– Мне и здесь хорошо, в библиотеке!

– Это радует, но, боюсь, Вам придется провести в этом славном кресле основную часть золотых лет.

Библиотекарь отреагировал бурно:

– Еще чего!!! Царевич, делай что хочешь, но я не желаю проводить свои золотые годы, как какой-нибудь старичок моих лет! – воскликнул он – Я слишком молод для постоянного отдыха в кресле-качалке! Царевич, я тебя прошу: освободи меня! Я вижу: ты торопишься спасти своих друзей, но, черт побери, я тоже нуждаюсь в твоей помощи!

В его голосе проскользнули панические нотки.

– Успокойтесь, Либрослав! Пока не разберу эту штуку, никуда не уйду! Мне бы только понять, что здесь к чему?

Пружины соединены пластинками, на каждой из которых относительно слабый фиксатор. Срабатывает одна пружина, пластинку утягивает вверх, фиксаторы ломаются, стрелы пробивают кресло, и сидящий на нем библиотекарь прямым ходом отправляется к реке Стикс.

Я увидел тонкий изогнутый стержень и заглянул под прогнувшееся сиденье. К нему прижималась широкая пластинка. Стержень, прикрепленный к ней одним концом, вторым уходил в хитросплетение ремешков и пружинок.

Так и есть: кресло продавилось под весом Либрослава, тонкий стержень сдвинулся с места и привел хитроумную систему в состояние боевой готовности: вытолкнул основной фиксатор с помощью специальной пружинки. Фиксатор можно отыскать, но обратно его не поставить: мешают многочисленные ремешки. На какой из них случайно надавить – механизм придет в движение, и старичок скажет последнее и не особо приятное слово в мой адрес. А стоит Либрославу приподняться, как стержень приподнимется вместе с ним, и вспомогательные фиксаторы выпустят стрелы в полет.

Я схватил стержень, намереваясь его удержать, пока библиотекарь встанет и удалится на безопасное расстояние. Но оказалось, что стержень смазан жиром и запросто выскочит из напряженных пальцев. А попытка очистить его опять-таки может привести к тому, что механизм сработает.

– Отличная идея, просто отличная! – похвалил я. – Коварно, хитро и изощренно. Если бы энергию придумавшего ловушку механика использовать в мирных целях – мы давно бы жили припеваючи!

Библиотекарь нелестно высказался о создателях ловушки аж на пяти языках, чем несказанно меня удивил. Оказывается, культурные люди тоже ругаются, но предпочитают использовать иностранные языки, чтобы менее образованные не поняли ни одного слова и подумали бы о мудрых пословицах на латыни.

Я выхватил меч. Либрослав побледнел.

– Это не про тебя, царевич!

– Догадываюсь! – кивнул я. – У меня появилась одна идея…

– Отрубить мне голову, чтобы не мучиться?

– Не настолько идея… – опешил я. – А Вы не против?

– Еще как против!!! Но идеей поделись! – потребовал библиотекарь, – Как-никак, мне участвовать в ее осуществлении!

– Вы не переживайте, хуже не будет! – обнадежил я. Но Либрослав в ответ беспокойно заерзал в кресле, и чуть было самостоятельно не отправился в последний путь.

– Что значит, хуже не будет? – тревожным голосом спросил он.

– А как Вы сами думаете? – спросил я, – Не ерзайте, Либрослав, я Вас умоляю!

Я просунул меч между стержнем и креслом. Все очень просто: я подержу стрежень в прежнем положении, и за это время библиотекарь встанет и отскочит в сторону.

Остается одно «но»: я не знаю, с какой силой пружина давит на сиденье. Малейшая ошибка с моей стороны, и…

Кстати, библиотекарь давно не бегает с большой скоростью, а стрелы расположены под таким углом, что наилучшим способом увернуться от них является резкое падение на пол.

– Либрослав, Вы падать умеете?

– А как же! – с гордостью сказал он, – За семьдесят лет чуть-чуть, но научился!

– Великолепно! – обрадовался я. Пора приступать к объяснению плана действий. – Сейчас Вы мне и покажете, чему научились за семь десятилетий. Вам надо сделать вид, что вокруг вода, и нырнуть рыбкой.

– Хочешь, чтобы я разбил голову о дно… то есть, о полы? Царевич, хоть соломки подстели, что ли? – предложил библиотекарь.

– Почему бы и нет? – согласился я: кто сказал, что нельзя падать с удобствами?

Библиотекарь указал на шкаф, в котором оказались два пледа. Один был сложен абы как, зато второй выглядел так, точно его привезли с выставки достижений феодального хозяйства. Либрослав не стал валить вину за бесхозяйственность на сменщика, и объяснил, что они пользуются одним пледом, экономя второй для будущих поколений работников библиотеки.

– Какой у Вас рост, Либрослав?

– Не интересовался как-то… – смутился библиотекарь. Я задумался: он примерно на полголовы ниже меня, выходит, что его рост где-то под метр семьдесят. Когда он прыгнет, то падать придется основательно и с размахом. Если стрелы не успеют вылететь, то его нос столкнется с полом примерно вот здесь. И положить пледы стоит именно сюда, чтобы смягчить удар и не допустить жесткого столкновения.

– Вы готовы? – я зафиксировал кресло, подложив под ножки упоры, и осторожно просунул меч между стержнем и креслом. Не знаю, с какой силой давит стержень, но перестраховка не помешает.

– Что, уже?!!

– Нет, чуть позже, по Вашей команде!

– По моей? – переспросил он. – Почему не по твоей? Ты командуешь!

– Потому что Вам лучше знать, когда вскакивать и падать. Но предупреждаю: вздумаете упасть медленно – стрелы ускорят Ваше падение, но подняться после этого Вы не сможете никогда. А упадете быстро, то максимум из возможных неприятностей – сломанный нос.

– А давай позовем душеприказчика! – запоздало испугался Либрослав.

– У меня времени нет! – напомнил я. Либрослав вздохнул и произнес:

– Тогда, я готов! Раз… два…

Долгая пауза.

«Не умер бы только…» – пронеслась паническая мысль. И проверить нельзя, как там библиотекарь: вдруг Либрослав агрессивно борется с внутренним страхом? Я отпущу меч, а мгновением позже прозвучит финальное «три!», старичок вскочит, и «три» станет финальным в буквальном смысле слова. Для библиотекаря.

Или он от волнения забыл, что…

– После двойки идет тройка! – напомнил я полушепотом. Либрослав закашлялся, и стало ясно, что он действительно старается пересилить себя и вскочить с кресла.

Вроде бы старый человек, и чего бояться в таком возрасте?

– Я помню! – тем же тоном ответил он. – Но я…

–Так «три», или нет?

– Два с половиной. Честно.

– Вы знаете, я ненавижу того, кто придумал дроби! – предупредил я.

– Сожалею, но он не ответит взаимностью, потому как давно умер.

– Это не так страшно, как кажется! – я начинал выходить из себя. Дорога каждая секунда, и если библиотекарь считает, что миссия по его спасению должна пройти с философским уклоном, то сильно ошибается. – Намного страшнее другое: если мы не справимся с ловушкой, то еще до обеда Вы передадите этому математику мои претензии!

– Три! – сдался библиотекарь. Вскочил и рухнул на плед. Я удержал стержень на прежнем уровне.

– Ух, пронесло! – выдохнул Либрослав и шустро отполз в сторону, не забыв подхватить плед. Я отпустил меч, и стрежень, соединенный с мощной пружиной, надавил на кресло. Проволочки соскочили, фиксаторы освободили пружины, и стрелы, пронзив кресло, вонзились в стену.

– Теперь беги спасть друзей, дальше я сам справлюсь! – Либрослав открыл нижний ящик шкафа и выхватил приличных размеров кувалду. – Мне есть, о чем поговорить с любимым креслом…

Я выскочил из кабинета, не решившись уточнить, для чего здесь нужна кувалда. Библиотекарь выместит на бедном антиквариате накопившуюся ярость, а находиться в пределах досягаемости тяжелого инструмента никак не улыбалось: руки у Либрослава не настолько крепкие, чтобы удержать кувалду при хорошем размахе. Скорее, он запустит ее в дальний полет, чем сумеет сокрушить кресло. А на траектории дальнего полета случайно могу оказаться я. Так что, ходу отсюда!

Прямо у входа в кабинет что-то лежало, и я судорожно подпрыгнул, испугавшись, что это еще один капкан, а меня сейчас постигнет кара за спасение библиотекаря.

Подпрыгнув так, что мне позавидовали бы чемпионы мира по прыжкам, я удачно приземлился на свободный от посторонних предметов пол и услышал похвальное:

– Внушает!

И голос такой знакомый-знакомый.

– Юлька!!! – обрадовался я. – Ты жива!

– Ты чего, рехнулся, царевич?! – вытаращилась Юлька. – Я же кукла!

Из кабинета библиотекаря вылетел бесформенный ком: то, во что превратилась ловушка после многоразового столкновения с кувалдой. Библиотекарь оказался сильнее, чем я предполагал.

– Что это с ним? – кукла сделала шаг в сторону кабинета.

– Не ходи, он кресло чинит! – я подхватил Юльку и выбежал из библиотеки: пора нанести визит главе городской стражи.

Два часа я потратил на то, чтобы поставить городскую стражу на уши в полном составе. Не скажу, что получилось так, как я планировал. Мне сообщили немало интересного касательно уехавшей из города кареты, но…

Стражники с северных стен видели ее умчавшейся в сторону севера. Стражники с восточных стен с пеной у рта доказывали, что карета на бешенной скорости укатила на восток. Их перебивали стражники с южной и западной стен, категорически несогласные с мнением выступивших ранее коллег. По их мнению, карета уехала соответственно на юг и на запад.

Начальник стражи обобщил высказанные данные, но результат получился слишком расплывчатым, чтобы предпринимать что-то конкретное.

– Без магии не обошлось! – подвел он неутешительный итог.

По крайней мере, стражники у ворот сообщили, что Мартин и Анюта живы и здоровы, только молчали во время разговора стражи при выездном досмотре.

– Уважаемый царевич, вы отдохните в гостинице, а я разузнаю насчет этих личностей и предоставлю Вам необходимые материалы ближе к вечеру.

– Хорошо! – сказал я, вставая: здесь больше нечего делать. Поиском займутся профессионалы, и если кто сумеет узнать что-то полезное, то этими людьми окажутся именно они. Мне остается ждать и надеяться на благополучное завершение расследования. Пусть только назовут имя тех, кто похитил Мартина и Анюту, и я живьем спущу со злодеев шкуру. Это похищение окажется для них последним.

Юлька, которую я взял с собой, рассказала, что похитители подошли к ним, заговорили о том, о сем, а потом поведали, что они фокусники, и могут ради знакомства показать любопытный номер, которому обучились в дальних странах. Анюта согласилась сразу, Мартин сдался под ее напором чуть позже.

Похитители попросили их расслабиться и внимательно следить за качающимся шариком на ниточке, и тогда, как было обещано, Мартин и Анюта переживут немало незабываемых минут.

– У них через минуту глаза остекленели. Они словно лунатиками стали. Ты не поверишь, царевич, но незнакомцы спросили: не ищем ли мы молодильные яблоки!

– Не может быть!

– Еще как может! Мартин и Анюта согласно кивнули, и незнакомцы приказали им идти следом. Они послушно встали и ушли. А про меня забыли, – закончила Юлька короткое повествование. – Или оставили нарочно, чтобы я разыскала тебя и рассказала о произошедшем.

– Ты запомнила лица незнакомцев? – я буквально кипел от ярости. Не знаю, что им понадобилось, но я этого так просто не оставлю.

– Узнаю их даже ночью в полной темноте! – воскликнула Юлька. Ее глаза сверкнули появившимися на миг блестками. – Держи меня при себе, царевич, и если злодеи покажутся на горизонте, я дам тебе знать, будь уверен!

Конец доступной бесплатно части книги

Полная версия доступна за $0.5 в библиотеке FictionBook.