/ Language: Русский / Genre:love_erotica, love_contemporary / Series: Пари

Секрет миллиардера (ЛП)

Джаннет Винтерс

Единственная страсть миллиардера Джона Винчи – работа. Его друзья решают встряхнуть его, введя в качестве приза на благотворительном мероприятии.

Бухгалтер Лизетт Бурке вынуждена замещать своего босса на благотворительном мероприятии. Она надеется собрать пожертвования в пользу некоммерческой организации, в которой работает.

Но она никогда не ожидала, что выиграет свидание с миллионером. Она никогда не думала, что одна ночь сможет перевернуть её жизнь с ног на голову.

Одна ложь стоит между их долгой и счастливой жизнью. Жаль, что эта ложь слишком велика.

Книга содержит реальные сексуальные сцены и нецензурные выражения, предназначена для 18+


Джаннетт Винтерс

Секрет миллиардера

Серия: Пари - 1

Перевод осуществлен исключительно для ознакомления, не для коммерческого использования. Автор перевода не несет ответственности за распространение материалов третьими лицами.

Переведено группой Life Style ПЕРЕВОДЫ КНИГ

Переводчик: Iava Kross

Пролог

— Невероятно, я никогда не знал этого о нём, — четверо мужчин, одетые в чёрные костюмы, соответствующие мероприятию, сидели в тишине, вспоминая о Брэде и о десяти годах их дружбы.

Неуклюжие движения официантки, поставившей бокалы на стол, вернули мужчин в настоящее. Один из них сказал:

— Я не думаю, что кто-либо из нас знал об этом, — все четверо кивнули в знак соглашения.

— Я всё ещё не могу в это поверить. Ему было всего 28, — сказал другой.

— Это могло случиться с каждым из нас, — подхватил третий.

В воздухе повисла тишина. Мужчины подняли пиво, которое всё это время держали в руках, и сказали в унисон:

— За Брэда!

Пять лет спустя.

— Так ты говоришь, что Джон не собирается на эту встречу, так? — спросил Трент Дэвис своего собеседника во время очередной конференции по Skype. Он был расстроен, и это можно было понять не только по его тону, но и по выражению лица:

— Кто знает, какое грёбаное оправдание придумает он на этот раз? Может быть, настало время действовать?

— Трент, ты сам пропустил нашу встречу в прошлом месяце, ради свидания с горячей брюнеткой, — добавил с сарказмом Дрю Наваро.

— Ты просто мне завидуешь! — заявил Трент.

Росс Уитман знал, что рискует. Даже несмотря на то, что и Дрю и Трент серьёзно относились к бизнесу, они были конкурентами во всём, ещё с того времени, как встретились в колледже (примерно 15 лет назад). Им было 34, но вели они себя, как студенты колледжа. Встреча могла затянуться до поздней ночи, если бы Росс не поставил их мозги на место:

— Мы вложили свои деньги в это предприятие, — сказал Росс, — возможно, четверо из нас и основали эту организацию, но нет никаких причин, в связи с которыми мы не можем продолжить строить «Брэд Один» втроём.

Дрю не был готов закрыть этот проект только из-за Джона:

— Мы должны помнить, почему всё это начали, — трое мужчин вспомнили Брэда и его секретную миссию в жизни: помочь всем тем людям, кто страдает от болезней. Друзей поражает и по сей день то, что Брэд был в состоянии сделать так много с такими небольшими деньгами. Он был единственным из них, кто не преследовал цели сделать карьеру в большом бизнесе. Почему Брэда не интересовал бизнес? Никто из друзей этого не понимал…не понимал, пока Брэд не скончался. В день его похорон друзья решили, что должны во что бы то ни стало продолжить миссию Брэда.

— Наша миссия была в приоритете у Джона, когда мы только начали, и я полагаю, что это всё ещё так. Мы просто должны ему напомнить об этом. Спорим, что у меня есть волшебное решение всех наших проблем? — рассмеялся Дрю. Все молчали.

— Мудрый выбор! Потому что я выиграю спор, а вы потеряйте все свои деньги, — засмеялся он снова.

— Позвольте мне сделать несколько звонков. Я думаю, что решу проблему с Джоном, а если же нет, то в таком случаи мы продолжим то, что начали, но уже без участия Джона, — и Трент и Росс были рады такому решению.

Глава 1

Джон Винчи сидел за своим столом из красного дерева, и все было в порядке за исключением одного конверта. Казалось, что кто-то намеренно оставил этот клочок бумаги на его столе. Джон был уверен, что в конверте было какое-то приглашение. Мэтт, его личный помощник, всегда отвечал на все приглашения. В большинстве случаев ответ был стандартным: «Я глубоко сожалею о том, что не смогу присутствовать на вашем мероприятии». По обыкновению, к такому письму прилагался подарок или щедрое пожертвование в качестве компенсации.

Джон вызвал Мэтта по интеркому. Через пару секунд его помощник появился у дверей и спросил:

— Вам что-нибудь нужно, господин Винчи?

Не колеблясь, Джон протянул конверт и сказал:

— Видимо, разбирая почту, Вы пропустили это приглашение.

Вместо того, чтобы взять конверт помощник ответил:

— Господин Винчи, это не приглашение, а буклет благотворительного мероприятия по сбору средств, участником которого Вы являетесь. Оно состоится в пятницу.

Все знали, что Джонатан Винчи не посещал подобные мероприятия. Джон вынул содержимое из конверта. Его глаза быстро пробежались по буклету и резко остановились на своём имени:

— Какого чёрта? — Джон пробормотал достаточно громко, чтобы Мэтт его услышал.

Джон метнул буклет к краю стола и сказал:

— Позвони им и сообщи, что меня не будет там в пятницу.

— Господин Винчи, я тоже был удивлён, когда увидел этот буклет, поэтому ещё утром сообщил организаторам об ошибке.

— Хорошо, – ответил Джон, — тогда это больше не проблема.

Откашлявшись, Мэтт продолжил:

— Не совсем. Господин Скотт, организатор мероприятия, сообщил мне, что Вы лично послали ему по электронной почте письмо о своём добровольном участии.

Это было не похоже на Мэтта, он никогда не допускал ошибок. Не желая тратить свой день на это недоразумение, Джон резко сказал:

— Действительно, Мэтт? Я вызвался добровольно? И вы верите в это дерьмо? — покачав головой, он рявкнул. — Исправить!

— Господин Винчи, я пробовал, но господин Скотт сказал, что не может изменить программу за три дня до события, всё уже решено, — после короткой паузы он продолжил. — Я уже перепробовал всё, включая требование копии электронного письма, которое они получили от вас, но, кажется, всё в порядке.

Джон знал, что не отправлял никакого запроса. Он твёрдо сказал:

— Перешлите мне копию электронного письма.

Без задержки Мэтт покинул кабинет, чтобы выполнить поручение.

Джон дожидался, так называемого доказательства. Он не собирался искать никаких оправданий для того, чтобы отменить своё участие в благотворительном вечере. Это была не его ошибка, а организаторов.

Звуковой сигнал компьютера объявил о прибытии Мэтта. Джон подумал, что один быстрый звонок и все недоразумения будут решены, тогда он сможет переключить всё своё внимание на бизнес. Быстро взглянув на письмо, Джон убедился, что оно было отправлено с его персонального адреса. Тем не менее, под сообщением было подписано «Джонатан Винчи», но он никогда не использовал своё полное имя, он любил сокращённое — «Джон». Во всём остальном письмо выглядело абсолютно законным, не было никакого способа доказать, что это подделка. Он был в ярости, но ошибка произошла не по вине председателя или организатора мероприятия. Кое-кто только что ввязался в большие неприятности, и Джон точно знал, кто это был и как с ним разобраться. Схватив сотовый телефон, он отправил текстовое сообщение трём своим дружкам: «Конференция. Прямо сейчас!».

«Какого чёрта они делают?» - думал Джон. Он хорошо знал, что организация «Брэд Один» была обязана внести щедрое пожертвование в благотворительный фонд. Но почему именно он должен это делать? Почему этим не могут заняться его дружки? Он был слишком занят для такой ерунды! Вчера он получил уведомление от FDA (Food and Drug Administration - управление по контролю за продуктами и лекарствами), которое информировала его о программных изменениях. Если он не ответит в тридцатидневный срок, то весь проект станет настоящим пинком под зад, и ему потребуется длительное время для того, чтобы уладить эту проблему. Контракт был идеален в этот раз. Джон потратил последние два года на этот проект и был так близок к победе. Ему дали всего 27 дней, чтобы сделать все необходимые исправления. Он не мог позволить себе отвлечься сейчас. Слишком многое было поставлено на карту.

Он вспомнил, что отец всегда говорил ему: «Никто не вспомнит имя человека, который пришел к финишу вторым». Эти слова побудили его в старшей школе стремится к полной стипендии в Бостонском университете и позже получить степень бакалавра и магистра в области компьютерных наук, а затем докторскую степень в области робототехники инженерии в MIT (Massachusetts Institute of Technology — Массачусетский технологический институт). Это подтолкнуло его к тому, чтобы начать свой собственный бизнес в области медицинской техники, и в возрасте 34 он все еще прислушивался к словам отца, чтобы удержать компанию на высоте.

Интерком зазвенел:

— Конференцсвязь готова, мистер Винчи.

— Какого черта вы вообще думали? — Джон заорал, как только поднял трубку. Не дожидаясь ответа, Джон продолжил, — В чью светлую голову пришла идея представить мою кандидатуру для участия в этом мероприятии? Дрю, это твоих рук дело?

Трент рассказал всю правду:

— Если бы ты присутствовал на последнем заседании, то знал бы заранее о своём участии в этом мероприятии и имел бы возможность высказать какие-либо возращения.

Это было спорное утверждение, Джон знал, что пропустил последнюю их встречу. Но также он знал, что дело было не только в этом. Они что-то задумали:

— Трент, в прошлом я поддерживал все ваши решения. Но этого решения я поддержать не могу. У меня нет времени на эту ерунду.

— Время ценно для всех нас, Джон. У нас у всех есть собственные компании. Либо ты полностью вкладываешь в это, либо вообще не вкладываешься. Бывают случаи, когда отправка пожертвований занимает немного больше сил и времени, сейчас именно такой случай. Когда пять лет назад мы основали «Брэд Один», каждый из нас стремился делать что-то новое, совершенствоваться, помогать. Да, некоторые пожертвования мы предоставляем анонимно, но сама по себе организация значит гораздо больше, чем все эти деньги, которые мы жертвуем, — сказал Трент.

Джон понимал, что Трен имеет в виду Брэда и то, как он полностью вкладывался в эту работу.

Росс сказал:

— «Брэд Один» создан не для нас. Есть многие люди, которые нуждаются в это организации, Джон. Ночь пятницы вновь докажет, сколько хорошего делает наша организация сейчас и сколько ещё сможет сделать в будущем.

Джон знал, что они правы, но от этого легче не становилось. FDA тянули сроки. Чёрт, в таком дерьме он ещё никогда не оказывался.

Дрюдобавил:

— Нет никакого способа отказаться от участия в благотворительном мероприятии. Это – только одна ночь твоей жизни, всего лишь несколько часов. Об остальном мы поговорим на нашей следующей ежемесячной встрече.

Джон знал, что нет никакого способа избежать участия, не бросив тени на своё имя. Он не хотел обсуждать эту проблему. Джон ответил:

— Доверьтесь мне. Я буду на следующем мероприятии, и мы сможем разобраться во всём этом.

Независимо от того, что его друзья и коллеги были готовы к игре, он не собирался быть чьей-то пешкой и участвовать в их играх. Раньше это было забавно, но теперь все игры остались позади. У владельцев большого бизнеса нет такой роскоши, как время.

Джон положил трубку телефона и ещё раз взглянул на буклет:

Благотворительная лотерея, чтобы извлечь выгоду: борьба с голодом

Входное пожертвование: 10,000$

Три главных приза

Супер - приз: незабываемый день с миллиардером Джонатаном Винчи.

Он мог прочитать буклет тысячу раз, но тот факт, что он разыгрывался в лотерее, никогда не изменится.

В нём вспыхнули гнев, расстройство и отвращение, поскольку стало очевидно, что никакое, даже самое щедрое пожертвование, не вытащит его из этой передряги.

О, мой Бог, ему не нужно было это: ни теперь, ни когда-либо. Эта неделя будет долгой.

«Слава Богу, уже пятница», — думала Лизетт. Она потёрла свои виски, в надежде ослабить тупую головную боль, которая преследовала её в течение последних двух часов. Она не знала, почему её голова разрывается от боли. Может, из-за бухгалтерского отчёта, который нужно было сдать к концу месяца, а может из-за чего-нибудь ещё. Но одно она знала точно — эта головная боль будет преследовать её в ближайшее время.

Бросив взгляд на свой письменный стол, она ещё раз убедилась, что всё стоит на своих местах, и нет никакого беспорядка. «Почти всё сделано», — думала она, закрывая свой ноутбук.

Вовремя сделанный отчёт, позволил Лизетт со спокойной душой уйти на выходные. Она уже знала, как проведёт следующие два дня. У неё было так много планов: расслабиться, насладиться новым романом, который она загрузила на свой Kindle (Kindle — серия устройств для чтения электронных книг, выпускаемая компанией Amazo) во время ланча. Она не могла сдержать улыбки, думая о том, что уже совсем скоро будет нежиться в горячей ванне с пеной, читая новый роман и попивая красное вино.

Но её сладкие мечты прервал звонок телефона. На часах было 4:59. «Ну почему телефон звонит в такой неподходящий момент?», - вздохнула Лизетт. Она не собиралась отвечать, но на экране высветился входящий звонок от Элейн Мэннинг. Элейн была генеральным директором компании, поэтому Лизетт не могла не ответить. К тому же это был её шанс продвинуться по карьерной лестнице:

— Здравствуйте, Лизетт Берк слушает. Чем я могу Вам помочь?

— Лизетт, я так рада, что смогла дозвониться до тебя. Ты можешь сейчас же приехать ко мне в офис?

На этот вопрос мог быть единственный ответ:

— Кончено. Сейчас буду, — было очевидно, что возникли проблемы с очередным отчётом за месяц. «Придётся отложить свои планы», - сказал Лизетт самой себе. Она быстро поправила блузку, разгладила несколько складок на юбке и убедилась, что её волосы, уложенные в пучок, в полном порядке.

Лизетт прошла через холл и направилась к кабинету директора. Дверь была открыта, и Элейн жестом подозвала Лизетт к себе. Элейн диктовала по телефону инструкции касательно выбора платья и лимузина. Элей посетила множество организаций в надежде получить финансовую помощь для своей компании. Видимо, переговоры прошли успешно, и сейчас Элейн готовилась к мероприятию, на котором сможет получить свои деньги.

В 34 года Элей Мэннинг была известна своей красотой и лёгкостью. Но сегодня её чёрные, как уголь волосы были в беспорядке, нос раскраснелся, глаза залились кровью, а щёки пылали огнём. Весь внешний вид говорил о том, что у неё лихорадка. Казалось, что Элей не сломит ни одна болезнь, но видимо это не так. Если бы Лизетт знала о болезни своего босса, то обязательно принесла бы горячего куриного супа, возможно, он бы помог справиться с болезнью. Но ясно было одно – Элей не сможет присутствовать на сегодняшнем мероприятии, ей необходимо отправиться домой и устроить себе небольшой отдых на несколько дней.

Даже притом, что Лизетт чувствовала себя хорошо, её одолевало желание поскорее выбраться из этого офиса, чтобы не заразиться подобной лихорадкой.

Повесив телефонную трубку, Элейн сказала:

— Лизетт, надеюсь, что у тебя нет никаких планов на этот вечер?

О, у Лизетт были огромные планы на этот вечер! Она уже закончила с отчётом и надеялась немного расслабиться. В течение последних 5 лет Лизетт только и делала, что занималась отчётами компании и теперь, когда у неё освободилось немного времени на отдых, все планы рушатся.

— Нет. У меня нет никаких планов на сегодняшний вечер. Может быть, что-то не так с отчётом? Если так, то я с удовольствием останусь и исправлю все ошибки, — Лизетт всегда относилась серьёзно к своей работе.

Элейн схватила носовой платок со стола и оглушительно чихнула. Казалось, что её насморк не закончится никогда:

— Нет, нет… Отчёт прекрасный. Мне нужно, чтобы ты сделала кое что для меня и моей компании.

Лизетт даже не представляла, чем может помочь компании. Всё это время она была обычным и ничем не примечательным офисным работником:

— Конечно. Я буду рада помочь вам в административных вопросах или заменить вашу ассистентку, если потребуется.

— Спасибо, Лизетт. Я ценю твоё трудолюбие. Однако сегодня вечером тебе придётся заменить не мою ассистентку, а меня.

«Её? Заменить генерального директора? Я не смогу сделать это. Я не гожусь для этого. Мне нравятся числа; они простые и чёткие, с ними легко работать. Но всё-таки был вечер пятницы, впереди выходные. Может, стоит попробовать?», — думала Лизетт, — возможно, что это мероприятие имеет огромное значение для Элейн и для компании в целом. Но что это было за мероприятие?».

Ответ послышался через несколько секунд:

— Сегодня вечером состоится чрезвычайно важное мероприятие, на котором я не смогу присутствовать из-за болезни.

«Это было ясно с того момента, как я вошла в офис. Но какое отношение данное мероприятие имеет ко мне?», — думала Лизетт.

— Ты должны присутствовать на мероприятии, — Элей чихнула и, сделав паузу, продолжила, — чтобы заменить меня и представить компанию в лучшем свете.

Лизетт надеялась, что Элейн не увидит ужас и страх на её лице. Даже, несмотря на то, что Элейн и Лизетт работали вместе, они существенно отличались друг от друга. Лизетт была неуверенной и не умела вести переговоры с влиятельными людьми, в отличие от Элейн.

— Что? О, нет… Я не могу… Вы знайте, что я не делаю… - запиналась Лизетт. Она не хотела посещать такое высококлассное мероприятие. Это всё было не для неё, она не справится.

— Лизетт, ты – моя последняя надежда. Моя ассистентка Джил находится на другом конце материка, а остальная часть команды либо на отдыхе, либо больна. Ты должна сделать это, — громко чихнув, она продолжила, — ты - главный бухгалтер, и это мероприятие поможет тебе в продвижении по карьерной лестнице. Это прекрасная возможность не только для компании, но и для тебя заявить о себе. Люди, которые организовали это мероприятие, смогут обеспечить нас хорошими финансами. Обычно нашу компанию не приглашают принять участие в подобных мероприятиях, но мой старый коллега господин Скотт является организаторам события и любезно согласился познакомить нас с нужными людьми. Это просто удача! Мы не можем упустить такой шанс.

Лизетт знала, что Элейн права. В нынешнее время без хорошего финансирования некоммерческим организациям, таким как эта, сложно оставаться на плаву. И сейчас их компании необходимо найти спонсора, а иначе наступит кризис.

— Это всего лишь одна ночь. Все приготовления уже сделаны: платье доставят к 6 часа, лимузин заберёт тебя в 7 часов вечера, а господина Скотта предупредили, что сегодня вечером ты будешь представлять интересы «Другого Шанса».

Элейн заметила волнение на лице Лизетт и добавила:

— Лизетт, это очень важная благотворительная акция. От сегодняшнего вечера зависит будущее компании. Я попросила именно тебя помочь мне, потому что знаю, что ты справишься.

Более мягким голосом она продолжила:

— Мы работаем вместе в течение нескольких лет. Ты сумеешь. Просто говори о бизнесе, об успехах нашей компании. Это не так сложно, вот увидишь!

С искренней улыбкой Элейн сказала:

— Тебе там понравится.

Но Лизетт в это сомневалась. Всё же, не было никакого способа отвертеться. Она знала, что Элейн разговаривала с ней не как с другом, а как с подчинённой. А когда генеральный директор просит выполнить поручение, необходимо беспрекословно подчиняться его воле.

— Конечно. Я прилажу все усилия, — ответила Лизетт натянутой улыбкой.

— Я должна немного поспать. Спасибо, что ты выручаешь меня, — глаза госпожи Мэннинг пробежались по консервативной одежде Лизетт, и она добавила. — Поторопись, у тебя ещё очень много дел.

Лизетт покинула офис. Ей было не по себе. «Лучше бы были проблемы с отчётом, чем это…» - подумала она.

Глава 2

Всё шло своим чередом. Платье, которое выбрала Элейн, доставили к шести часам, и ровно в 7:30 вечера лимузин стоял у дома. Лизетт была в панике, ведь через пару часов ей предстало войти в танцевальный зал, заполненный самыми богатыми людьми Восточного побережья. Этих людей можно было охарактеризовать тремя «Б»: большой бизнес, большие деньги, большое эго.

«Что я здесь делаю?», — думала Лизетт, стоя у входа и рассматривая других гостей. Слово «Вау» мгновенно слетело с её губ. В таких местах обычно снимают крутое кино или о них пишут в книжках. Таким людям, как Лизетт не место здесь. Платья, сшитые на заказ, тонны косметики, великолепные причёски и дизайнерская одежда — всё это было похоже на премию Оскар.

Лизетт попыталась вспомнить, когда последний раз так наряжалась. Это была свадьба её кузины, но платья, драгоценности и косметика не шли ни в какое сравнение с её сегодняшним нарядом. У Элейн определённо было чувство стиля. Красное платье, которое она послала Лизетт, было изящным, лёгким и сексуальным. Оно будто бы кричало: «Взгляни на меня!». Возможно, другие женщины чувствовали себя комфортно, надевая такие наряды, но Лизетт было не по себе.

Длинные каштановые волосы водопадом расплывались по её плечам и голой спине. Лизетт посчитала, что аккуратный и еле заметный макияж хорошо дополнит её образ. «Я смогу это сделать», — сказала она вслух, пригладив несколько складок на своём платье, которое идеально облегало тело. Об образе Лизетт можно было сказать: «Просто идеально!».

Как только Лизетт вышла из лимузина женщина, одетая в ошеломляющее чёрное платье, приблизившись к ней, сказала:

— Вы должно быть Лизетт Берк. Госпожа Мэннинг сообщила мне, что сегодня вечером вы будите вместо неё. Я уже осмелилась включить вас в список участников сегодняшней лотереи. Поэтому теперь Вы можете спокойно отдыхать и наслаждаться вечером.

— Спасибо,— сказала Лизетт, но подумала: «Чёрт, какая ещё лотерея?».

Женщина мгновенно слилась в потоке людей, одетых в шикарные смокинги и дизайнерские платья. Медленно Лизетт блуждала среди гостей, не зная с чего начать и к кому подойти. Тогда она вспомнила о конверте, который ей передал водитель лимузина. Вероятно, Элейн обо всё позаботилась. В конверте были карточки с фотографиями и именами самых значимых персон, которые собирались посетить это мероприятие. Также Элейн оставила примечание: «Начни с самых состоятельных гостей. Мы рассчитываем на тебя!»

Лизетт сложила все карточки в свою сумочку и начала рассматривать гостей. Спустя секунду она увидела в толпе номер 15 из списка Элейн. Это низкий и лысый мужчина, на вид лет 70. Он был весьма богат, раз Элейн поместила его в начало своего списка. Когда Лизетт приблизилась к нему, то заметила, что рядом с ним стояла высокая и очень привлекательная сопровождающей, которая заливалась звонким смехом над каждой его шуткой. Возможно, у этого старичка и было чувство юмора, но женщина явно флиртовала с ним, а он ей подыгрывал. Лизетт не стала мешать их милой беседе.

Продолжив осматривать гостей, она сразу же определила номер 19. Это мужчина среднего роста. В данный момент он одиноко стоял в сторонке. «Хорошее начало», — подумала Лизетт, пробираясь к нему через толпу. И она уже почти стояла возле него, как её руки начали дрожать.

«Думай о чем-то другом… о чем-то другом…ах…о, лотерея. Ну, если мне повезёт, то я выиграю хорошую бутылку шампанского»,— подумала Лизетт. Она мягко сказала самой себе: «Мне надо выпить, чтобы выдержать сегодняшний вечер».

— Я бы тоже не отказался,— послышался за её спиной мягкий и низкий голос.

«Ох, нет», — смутилась Лизетт, понимая, что сказала последнюю фразу достаточно громко для того, чтобы её могли услышать. Она повернулась и увидела перед собой высокого мужчину. У него было красивое лицо: глубокие и сильные черты, черные, как уголь волосы и глаза, настолько тёмные, что в них можно было потонуть, как в пучине. Каждая его черта кричала: «Влиятельный и одинокий бизнесмен с идеальной репутацией». Он должен быть в списке Элейн, но этого не случилась. «Слава Богу, что не придётся просить у него пожертвования для «Другого Шанса».

Лизетт уже приоткрыла рот для того, чтобы объясниться, как вдруг кто-то подошёл сзади и толкнул её вперёд. Расстояние между ней и красивым незнакомцем мгновенно исчезло. Теперь они стояли лицом друг к другу: её грудь прижималась к его груди, а руки легли на широкие мужские плечи. Незнакомец обхватил рукой её талию, чтобы удержать от падения. Случись с Лизетт такое в офисе, она бы быстро отпрянула и вернула своё самообладание, но сейчас… Мурашки пробежались по телу, когда сильная, тёплая рука коснулась её обнажённой кожи в том месте, где проходил разрез платья. Их глаза встретились, а тела потянулись навстречу друг к другу, как будто они были совсем одни в этом зале. Лизетт почувствовала сильные мужские мышцы через ткань своего платья. Пальцы незнакомца мягко и чувственно поглаживали её обнажённую спину. Она хотела закрыть глаза и растянуть этот мгновение — забыть, где она и кто она.

Но момент был испорчен, поскольку сзади послышался голос молодого человека:

— О, извините, извините меня. Я вас не заметил,— официант извинился и продолжил делать свою работу.

Внезапное чувство неловкости охватило Лизетт, поскольку она поняла, что всё ещё находится в объятиях незнакомца. Неохотно и медленно она начала отстраняться:

— Я…Я сожалею… Не понимаю, как это произошло — пробормотала она, запинаясь. «Чёрт, возьми себя в руки», — сказала себе Лизетт.

Не проблема, мисс, — ответил мужчина хриплым голосом.

Протягивая свою руку в знак уважения, Лизетт попыталась вернуть своё самообладание:

— Берк. Лизетт Берк.

Принимая, её тонкую руку мужчина ответил:

Джон Винчи. По правде говоря, я бы с удовольствием повторил этот момент.

Последняя фраза звучала двусмысленно и щёки Лизетт залились краской: «Прекрати думать о его сильных, тёплых руках, широких плечах и рельефных мышцах, которые скрыты под жакетом».

— Хорошо, что я встретила Вас, господин Винчи, — сказала она уже более холодным и профессиональным тоном. — Вы часто посещаете подобные мероприятия? — спросила Лизетт. Но спустя секунду подумала: «Конечно, он делает это несколько раз на неделе. Этот мужчина из сливок общества и это можно понять даже по его костюму».

Вы здесь по работе, Лизетт,— спросил он, напомнив о себе.

— Нет, обычно я не посещаю подобные мероприятия. Но сегодня я выполняю свои деловые обязанности.

«Странный ответ», — подумала она. Так как его не было ни на одной из фотографий, то, возможно её босс предпочла послать этого мужчину куда подальше.

— Мой босс, госпожа Мэннинг, слегка приболела и попросила меня подменить её сегодня вечером во время деловых переговоров. Полагаю, что у нас с вами есть что—то общее? — сказала она.

Думаю, что так оно и есть, госпожа Берк.

Господин Винчи уставился на Лизетт. Она напомнила себе, что необходимо продолжать светскую беседу:

— Я не понимаю, как можно тратить столько времени на подобные мероприятия, — сказала Лизетт, оглядевшись по сторонам. — Было бы не плохо сейчас понежиться в горячей ванне! — её рука мгновенно накрыла губы. Она поняла, что сказала полную чушь и немедленно сделала себе выговор: «Возьми себя в руки! Какой позор…».

Улыбка появилась на лице Винчи, и он мягко произнёс:

— Это прекрасная мысль! Но, кажется, что мы оба застряли здесь на целый вечер. Но если хотите, то мы можем занять чем-нибудь поинтереснее?

— Вы меня не так поняли… — она запнулась, и её щёки налились румянцем, — Я имела в виду… что это невозможно… Я хотела сказать, что это место прекрасно и здесь очень весело, но сейчас я бы предпочла оказаться в другом месте.

Мисс Берк, расслабьтесь. Я пошутил.

— Да, да, конечно. Я знала, что это шутка, — сказала она. Но подумала, что Винчи вовсе не шутил.

— Не хотите выпить со мной по бокалу шампанского?

Лизетт потребовалось немного времени, чтобы принять решение. Винчи, будто почувствовал её нерешительность.

Я не кусаюсь,— прошептал он ей на ушко.

Его горячее дыхание прошлось по её холодному телу. «А я бы хотела, чтобы ты меня укусил!», — подумала она и раскраснелась. Лизетт гордилась своим самообладанием, но печальным было то, что, кажется, с ней затеяли игру и пока что она безнадёжно проигрывала. Она была здесь по работе и не могла себе позволить думать о чертовски сексуальном и привлекательном мужчине. Не доверяя своему голосу, Лизетт кивнула, давая понять, что не против бокала шампанского. Джон без колебаний обхватил её ладонь.

Они пробивались через толпу к тихому местечку в глубине танцевального зала. Ей казалось, или все мужчины и женщины действительно пытались обратить на себя внимание Джона? Все пожирали его взглядом, но он, кажется, не обращал на это никакого внимания. Через некоторое время Джон привёл её в спокойное местечко, где можно было уединиться. Он жестом подозвал официанта, который немедленно подал напитки.

Когда они оказались наедине, Лизетт вспомнила о том, что Джон не входит в список Элейн, а значит, не имеет никакой практической значимости:

— Итак, господин Винчи?

Пожалуйста, называйте меня Джоном.

— Хорошо, Джон. Вы когда-нибудь слышали о «Другом Шансе»?

Думаю, что нет.

Это не удивило Лизетт, поскольку компания была неизвестной. Она знала, что получить щедрые пожертвования будет не так-то просто:

— Сегодня я представляю интересы «Другого Шанса». Мы помогаем тем, кто уже потерял надежду на светлое будущее. Год назад один из жилых домов сгорел дотла. К сожаленью, ни у одного из жителей дома не было страховки на квартиру, а это означало, что все четыре семьи могли остаться бездомными. Наша компания помогла им, обеспечив достойное финансирование.

Джон кивнул, делая вид, что всё прекрасно понимает:

— Но такое крупное финансирование подорвало финансовое положение нашей организации.

Я уверен, что кризис закончится. Сейчас просто трудные времена. Они пройдут и «Плохой Шанс» вновь начнёт процветать.

— Да, надеюсь,— сказала Лизетт, но подумала: «Ну же, помоги мне! Мы — некоммерческая организация и зависим только от щедрости спонсоров. Сегодня вечером я надеюсь получить великодушные пожертвования или найти состоятельного спонсора». Сделав паузу, она нервно продолжила:

— Я подумала… Может быть, вы могли бы порекомендовать своему боссу профинансировать «Плохой Шанс»? Возможно, ему это интересно? — спросила она с надеждой.

Вы хотите, чтобы я попросил у своего босса пожертвования? — казалось, Джона заинтриговали её расспросы.

— Извините, я очень не хочу ставить вас в неловкое положение. Я понимаю, как вы себя чувствуете. Но компания нуждается в щедрых пожертвованиях. Пожалуйста, поговорите со своим боссом об этом. Я пойму, если ваш босс находится в затруднительном финансовом положении и не сможет помочь.

Он улыбнулся и спросил:

У вас есть визитная карточка, которую я могу передать своему боссу?

Она не поверила своим ушам! Провозившись с сумкой пару минут, Лизетт поняла, что положила туда слишком много ненужных вещей. Видимо, визитки были где-то глубоко в сумке. Поворачиваясь к Джону, она сказала:

— Не мог бы ты… — не дождавшись ответа, Лизетт подала ему свой бокал шампанского, затем вручила помаду, блокнот с ручкой, сотовый телефон, ключи…и, наконец, нашлись визитные карточки, которые Лизетт сразу убрала в боковой карман сумки, чтобы не потерять снова. Одну из карт она вручила Джону и только тогда поняла, что всё это время он стоял позади и терпеливо ждал.

— Вот визитная карточка моего босса. Звоните в удобное для Вас время.

Она заметила, что Джон подаёт ей помаду, которую она, видимо, оставила у него. Её щёки покраснели от смущения. Как бы ей хотелось, подобно этой помаде, оказаться в его сильных и мускулистых руках. «О, вернись с небес на землю. Ты здесь по работе. Он здесь по работе», — она взяла помаду и положила обратно в сумочку. От прикосновения Джона у неё пошли мурашки по телу.

Я полагаю, это тоже Ваше, мисс Берк, — Джон вручил ей бокал шампанского.

Она приняла его с удовольствием:

— Пожалуйста, зовите меня Лизетт, — с этими словами Лизетт сделала пару глотков шампанского, чтобы утолить жажду.

Кажется, они молчали целую вечность. Но Джон нарушил тишину, задав вопрос:

Чем вы занимайтесь в «Другом Шансе», Лизетт?

Она была рада, что он вернулся к прежней теме и ответила:

— Я - главный бухгалтер, — забавная должность для человека, который выполнял практически всю важную работу в компании.

Она почувствовала недоверие в глазах Джона:

Бухгалтер? Действительно? Вы не похожи на бухгалтеров, с которыми я имею дело, — помедлив немного, он продолжил. — Так чем же занимается «Другой Шанс»?

Теперь Лизетт была в своей тарелке. Ей казалось, что они совершенно одни, хотя в зале гудела музыка, и было много людей. Прошло 15 минут, но Лизетт так и не дотронулась до бокала с шампанским. Она рассказала ему о некоторых успехах компании, о деловых соглашениях. Элейн была права: говорить о чём-то, что тебе интересно очень легко и просто, поэтому беседа с Джоном была лёгкой и непринуждённой. Иногда он задавал вопросы, и, казалось, что был увлечён беседой.

Через некоторое время Лизетт заметила трёх мужчин, которые уставились на неё и Джона. Она сразу их узнала, эти трое возглавляли список Элейн, они были самыми перспективными спонсорами. Номер один — Рос Уитман, казалось, был самым серьёзным из троих. По обе стороны от него стояли номер два — Трент Дэвис и номер три Дрю Наварро. Все они улыбались во весь рот, посматривая на неё и Джона. Возможно, Лизетт была уверена, что эти трое обсуждают её. Чем больше она старалась игнорировать их, тем сильнее пробуждался их интерес. У неё не получалось сосредоточиться на разговоре с Джоном. Спустя минуту все трое стремительно направились к ним.

Джон не отвёл взгляда от Лизетт, даже когда мужчины приблизились к ним. Прошло несколько секунд, прежде чем Трент Дэвис начал беседу:

— Джон, не хочешь представить нам свою очаровательную подругу?

Джон обхватил Лизетт за талию, как будто пытаясь защитить:

Мисс Берк, хочу представить Вам Трента Дэвиса, Дрю Наварро и Росса Уитмана. Господа, это Лизетт Берк.

Она обменялась рукопожатиями с Трентом и Дрю. Однако, Росс подхватил руку Лизетт и нежно поцеловав, сказал:

— Очень приятно, мисс Берк, — его глаза не могли оторваться от Лизетт.

«О, да, он очарователен», — подумала она. Лизетт задержала руку, и на секунду ей показалось, что выражение лица Джона мгновенно поменялось. Его глаза потемнели, челюсть напряглась, а руки сильно сжали её талию.

Лизетт было сложно определить, являлись ли все четверо друзьями. Казалось, они все одного возраста. Возможно, они закончили один колледжа? Так или иначе, она почувствовала, как напряглись мышцы Джона, когда Трент с ней заговорил. Всё выражение его лица говорило: «Она трахается со мной».

Росс, пытаясь ослабить возникшее напряжение, сказал:

— Трент, я думаю нам пора идти.

Поворачиваясь к Лизетт, Росс пролепетал:

— Мисс Берк, я счастлив, что встретил Вас и надеюсь, что мы встретимся снова. Приятного вечера.

— Спасибо, господин Уитман. И Вам того же, — ответила она.

Мужчины ушли, заливаясь смехом, а они с Джоном остались стоять там. До Лизетт дошли обрывки их разговора. Трент сказал:

— Дрю, я ставлю пятьдесят тысяч на то, что твой план осуществится.

Росс только покачал головой в отрицательном жесте.

— Я принимаю ставку, — ответил Дрю и улыбнулся. Друзья обменялись рукопожатиями и исчезли в толпе.

«Высокомерный осёл!», — подумала Лизетт о Тренте. Она надеялась, что он не босс Джона, потому что такой человек никогда не будет жертвовать деньги для «Другого Шанса».

«Чёрт, я забыла попросить у них пожертвования! Как я могла упустить такую возможность?!» — подумала Лизетт. Теперь ей придётся договариваться о пожертвованиях с остальными двадцатью спонсорами из списка Элейн. Она уже собиралась вновь заговорить с Джоном, как их вновь прервали. Дама в экстравагантном чёрном платье, с которой Лизетт уже успела познакомиться ранее, стремительно приблизилась к ним.

— Мисс Берк, вы довольны вечером? — спросила она.

— Да, очень. Спасибо Вам, — ответила Лизетт.

— Замечательно, — пролепетала она, прежде чем повернуться к Джону. — Господин Винчи, я не хочу Вас прерывать, но господин Скотт попросил меня ещё раз проверить всё ли готово для сегодняшней лотереи.

Наконец, вспомнив о Лизетт, дама спросила:

— Могу я ненадолго украсть вашего спутника?

— Да, конечно,— ответила Лизетт.

Поворачиваясь к Джону, Лизетт сказала:

— Сожалею, Джон. Но, кажется, время истекло. Я не хочу отвлекать Вас от работы. Спасибо, что составили мне компанию сегодня вечером.

Лизетт направилась к бару, подумав: «Надеюсь, что Джона не будут сильно ругать. Ведь это я его отвлекла от работы».

Когда Джон ушёл, Лизетт поняла, что он работал на организатора данного мероприятия, господина Скотта. Лизетт внимательно наблюдала за Джоном: женщина дала ему какие-то инструкции, после которых его лицо мгновенно побледнело. Чем больше женщина говорила, тем напряжённей чувствовал себя Джон. Наконец, дама закончила и направилась вглубь зала. «О нет, неужели Джона отчитали или того хуже — уволили. Надо что-то предпринять!», — подумала Лизетт и направилась в центр зала. Приблизившись к женщине, он спросила:

— Прошу прощения. Могу я с Вами поговорить?

— Конечно, мисс Берк. Что я могу сделать для Вас?

— Господин Винчи не пренебрегал своими обязанностями. Простите, это я отвлекла его своими расспросами и просьбами. Пожалуйста, не наказывайте его, — пробормотала Лизетт.

— Господина Винчи? — вопросительно сказала женщина. Затем улыбка слетела с её губ, и она пролепетала:

—Мисс Берк, не беспокойтесь. Всё будет хорошо.

С этими словами женщина улыбнулась и направилась к ближайшему выходу. Лизетт почувствовала удовлетворение от того, что Джон не потеряет свою работу.

Оставшееся время она потратила на поиски спонсоров. Она вела светские беседы, всячески рекламировала «Другой Шанс» и была полностью уверена в себе. Время пролетело незаметно.

Лизетт нашла официанта и, наконец, позволила себе немного расслабиться, выпив бокал шампанского. Вечер заканчивался, и оставалось только надеяться, что «Другой Шанс» соберёт хоть немного пожертвований.

Миссия выполнена и теперь можно немного отдохнуть. Но прежде, чем покинуть вечер Лизетт надеялась увидеть Джона. Рассматривая гостей, она обнаружила в толпе Росса, Трента и Дрю, занятых серьёзным разговором. Но нигде не было Джона. «Должно быть, он помогает с лотереей», — подумала она.

Посмотрев на часы, Лизетт не поверила, что прошло так много времени. Это был долгий вечер. Господин Скотт поднялся на сцену и начал свою речь:

— Спасибо всем спонсорам за ваши пожертвования, спасибо всем участникам, за тяжёлую работу, которую они проделали…

Лизетт попыталась сосредоточиться, но всё о чём она могла думать, так это о Джоне. Она хотела увидеть его ещё раз. Она не успела с ним попрощаться. Вряд ли они ещё когда-нибудь увидятся. Этот вечер был её последним шансом.

Организатор объявлял победителей лотереи:

— И третий приз получает…

И тому подобное… Точно также объявили и второго победителя. Но ни что не имело для неё значения в этот момент. Она думала только о Джоне. Подав свой опустевший бокал официанту, Лизетт направилась к выходу.

Вокруг стало тихо, поскольку организатор готовился объявить первого победителя:

— Леди, я уверен, что вы весь вечер ждали этого момента. Кому же из вас посчастливится выиграть свидание с красивым, образованным, сексуальным и невероятным миллиардером мечты?

В этот момент Лизетт подумала: «Что? Какой идиот позволил разыгрывать себя в лотереи?». Покачав головой, она подумала: «Трент Дэвис, скорее всего». В этот момент она чуть не рассмеялась.

Сзади неё женщины кричали и хихикали, как глупые школьницы. «Серьёзно? Кто хочет получить такой приз? Отвратительно!», — подумала она.

Достигнув выхода, Лизетт ещё раз взглянула на толпу людей, надеясь найти Джона … Он красив, привлекателен и сексуален… но кроме этого в нём есть что-то ещё. Что-то, о чём пишут в любовных романах, в нём есть химия, и это не может ни привлекать.

«Я должна поскорее выбраться отсюда», — сказала она себе. Лизетт потянулась к дверной ручке, но сразу же остановилась. Комната затихла в ожидании. Послышался мягкий голос организатора:

— И главным победителем становится…Мисс Лизетт Берк.

Лизетт остолбенела, не понимая, что назвали её имя. «Невозможно», — подумала она.

После короткой паузы организатор повторил имя:

— Лизетт Берк, Вы - удачливый человек. Только что Вы выиграли свидание с миллиардером мечты -Джонатаном Винчи! Поднимитесь на сцену и заберите свой приз!

«О, мой Бог!» — кричала она внутри. «Джонатан? Джон? Он самый богатый миллиардер Восточного побережья? Это не возможно? Миллиардер? Джон? Это безумие», — думала она, когда поднималась на сцену.

Джон стоял рядом с господином Скоттом. Почему он не сказал ей? Почему лгал о своей работе? Лизетт чувствовала себя глупышкой. Он, вероятно, решил поиграть с ней, подшутить над бедной простушкой. Винчи был не такой, как она. Он — элита. А, если бы, Лизетт знала, кем был Джон, смогла бы не поддаваться его чарам? Она не знала что дальше делать и как быть, ей хотелось бежать далеко из этого «ванильного» рая элиты. Но одно Лизетт знала точно — пути назад нет. Или есть?

Я щедро отдаю свой приз любому, что хотел бы его получить! — пролепетала она. Как бы она хотела оказаться дома, в тёплой ванне и забыть об этом ужасном вечере. Лизетт сердито развернулась и вышла из здания.

Прохлада ночного воздуха умерила её пыл. Усаживаясь в лимузин, Лизетт чувствовала себя подобно Золушке. Совсем скоро наступит полночь и карета превратиться в тыкву, а она в самую обыкновенную девушку. Лимузин тронулся с места, оставив позади этот вечер и все воспоминания о нём.

Глава 3

Комнату заполняли звуки оркестра, который играл песню о любви. Они скользили по мрамору, их движения были уверенными, как будто они танцевали вместе уже много лет. Одна её рука обхватывала его плечо, а другая спину. С каждой секундой танца она приближалась к нему всё ближе и ближе. Вскоре их тела соприкоснулись и стали единым целым. Его мягкая рука находилась на её талии. Ни один из них не мог отвести взгляда от партнёра. Она облизала губы, когда его рука прошлась по её спине. Подводя ладонь к тонкой лямке своего красного платья, и слегка наклоняя голову, она намекала: «Поцелуй меня». Именно это он и сделал. Её дыхание участилось, поскольку это было его первое прикосновение. Она застонала от удовольствия, когда он потянул за лямку платья. Её бёдра плотно прижались к твёрдой выпуклости в его брюках. Не было и сомнения: он хотел её также сильно, как и она его. Теперь нежные мужские губы блуждали по её шее, подбородку. Желая чего-то большего, она расстегнула пуговицы на его рубашке и увидела шесть кубиков пресса. Его губы нетерпеливо покрывали поцелуями её обнажённые плечи, грудь. Он мягко обводил языком соски, облизывал и сосал их, пока её ноги не начали дрожать. Только сильные мужские руки удерживали её от падения. Ей нравились эти прикосновения, но хотелось большего. Её левая рука приспустила вторую лямку платья, полностью обнажив обе груди. Его руки собственнически обхватили обе груди, а губы прокладывали дорожку по её телу, спускаясь всё ниже и ниже. Она убрала его руки со своей груди, чтобы подхватить платье, которое свободно облегало бёдра. Одним резким движением кусок красной ткани упал на мрамор, и она осталась лишь в одних кружевных трусиках. Он притянул её ближе, обхватив за бёдра. Его рука опустилась под кружевные трусики и начала ласкать нежную кожу сначала медленно, а затем всё быстрее и быстрее. Её тело потянулось навстречу его рукам, давая понять, что хочет большего. Но, как только она это сделала, темп музыки изменился. Звуки стали громкими и раздражающими…как звуковая серена…как гудок…они отвлекали…

Медленно и неохотно Лизетт открыла глаза, понимая, что звонит её сотовый телефон. Это была только мечта. Сладкая, замечательная, но, тем не менее, мечта.

Часы на её тумбочке показывали 8:00. «Не надо гудеть, — сказала она тихо своему телефону, — сегодня ведь суббота».

Гудки продолжались. «Как можно быть таким невоспитанным и звонить настолько рано в выходной день?» — она решила проигнорировать звонок. В конечном счёте, абонент может оставить ей сообщение на голосовой почте. Она закуталась в одеяло, с надеждой проспать всё утро, но телефон продолжал гудеть. «Должно быть, что—то важное, — подумала она и схватив телефон, ответила:

— Привет.

Незнакомый мужской голос сказал:

— Доброе утро. Могу я услышать мисс Лизетт Берк?

— Это Лизетт Берк,— сказала она зевая.

— Здравствуйте, мисс Берк, моё имя — Мэтт Филлипс. Я звоню, чтобы назначить дату для свидания с миллиардером мечты.

— Свидание с миллиардером мечты? — спросила она. — Я думаю, что у Вас неверная информация.

Лизетт собиралась повесить трубку, когда мужчина сказал:

— Нет, всё верно, мисс Берк. Господин Винчи попросил, чтобы я связался с Вами и назначил встречу. Вы свободны сегодня в полдень?

— Повторите, пожалуйста, Ваше имя? — попросила она.

— Меня зовут Мэтт Филлипс. Я – личный помощник господина Джонатана Внчи.

Ах, конечно, его личный помощник:

— Господин Филлипс, Вы знаете сколько времени?

— Да, мисс Берк. Я приношу свои извинения за то, что побеспокоил Вас в столь ранний час. Но господин Винчи попросил составить его расписание на сегодняшний день, поэтому я должен уточнить время Вашей с ним встречи.

— Время нашей с ним встречи? О чём Вы говорите, господин Филлипс? В мои планы никогда не входила, и не будет входить встреча с господином Винчи.

Мужчина откашлялся и продолжил:

— Мне сообщили, что вы стали победителем вчерашней лотереи. И я звоню для того, чтобы назначить встречу с миллиардером мечты, с господином Винчи.

Лизетт пыталась проанализировать только что услышанные слова. Джон не захотел тратить своё время и поручил помощнику разобраться с надоедливой Лизетт. Видимо, Джон был занят куда более важными делами, чем свидание с Лизетт. Но её это не удивило. Всемогущему господину Винчи предстояло узнать, что время для Лизетт очень ценно, и она не собирается тратить его на встречу с ненужным человеком:

— Господин Филлипс, пожалуйста, сообщите господину Винчи, что я не желаю получать свой приз. Пусть переиграют лотерею и выбирают нового победителя.

— Извините, мисс Берк, но этого сделать невозможно. Мероприятие закончено, и Вы являетесь главным победителем лотереи.

— Что ж, в таком случаи объясните господину Винчи, что он может начать подготовку к встрече.

— Все приготовления уже сделаны. Вы должны быть одеты и готовы к полудню, я пошлю за вами автомобиль. Я обещаю, что Вам понравится место, которое я выбрал.

— Вы выбрали место встречи? Прекрасно!

— Да, господин Винчи попросил, чтобы я всё устроил.

— Неужели? Господин Винчи не смог организовать встречу сам, поэтому поручил это вам?

— Господин Винчи очень занят сегодня, у него много работы. Однако, он перестроил свой график, что встретится с Вами сегодня днём.

О, конечно, господин Винчи слишком занят даже для того, чтобы сделать пятиминутный звонок. А на самом деле он сидит в своём кабинете, ожидая, когда кто-нибудь спасёт его от скуки:

— Вы полагаете, что я свободна в полдень? Неужели, господин Винчи думаешь, что у меня нет никаких планов на сегодня?

После короткой паузы Мэтт сказал:

— Мне очень жаль, мисс Берк. Но если Вам неудобно встретиться сегодня, то я узнаю, сможет ли господин Винчи перенести встречу на завтра.

«Нет, ни сегодня, ни завтра, ни когда-либо!» — кричала внутри Лизетт. Она не хотела видеться с ним, даже если он был миллионером мечты. Джон солгал ей прошлой ночью, выставил полной дурой! О, Бог, она даже попросила у него пожертвования для компании. Возможно, Джон находил и смешным вчерашнее происшествие, но Лизетт было не до шуток.

И всё же, она задумалась над тем, чтобы встретиться с Джоном. Надоедливый Мэтт никогда бы не отстал от неё, поэтому пришлось согласиться. Профессиональным тоном она сказала:

— Господин Филлипс, Вы должны отменить все приготовления, которые сделали для свидания с миллиардером мечты. Если господин Винчи желает встретиться, то он может сопровождать меня на сегодняшнем мероприятии. Я буду ждать Его этим утром, в одиннадцатом часу. Я готова встретиться с господином Винчи либо так, либо вообще никак.

— Мисс Берк, я передам господину Винчи Ваши пожелания. Приятного Вам дня.

Мэтт отправил Лизетт SMS со всеми необходимыми номерами телефонов, которые могли бы пригодиться в будущем. Она подумала: «Зачем мне эти номера?».

Она ненавидела неожиданности и изменения планов в последнюю минуту. Она всё жизнь составляла графики и строго им следовала. Лизетт не собиралась менять свои планы из-за Джона. Если Винчи хочет встретиться, то пускай, Лизетт не против, только теперь игра пойдёт по её правилам.

Её обычное субботнее утро состояло из пребывания в постели до десяти утра, нескольких чашек кофе, чтения журналов и местных газет. Для неё это был прекрасный способ начать день. Но сегодня всё будет по-другому.

Взглянув на часы, она увидела, что уже девять. О, мой Бог! Джон будет здесь в одиннадцать. О чём она думала? Лизетт не хотела встречаться с ним, но менять планы было уже поздно.

Вынуждая себя отбросить одеяло, она глубоко вздохнула. Никакие планы не отменят утреннего занятия йогой. Спустя час Лизетт взяла свою одежду и направилась в ванную комнату. Для неё было жизненно необходимо принять горячий душ, чтобы снять напряжение.

Пока горячая вода струилась по её телу, она думала о сегодняшнем дне. Каждый месяц она с нетерпением ждала этого события. Джону должно понравиться. Ну, или наоборот! Лизетт уже представляла недоумение в глазах Джона, когда он увидит всё это…

Приняв душ, Лизетт направилась к своему платяному шкафу. Из нижнего ящика она схватила джинсы. Теперь осталось подобрать футболку. Она вытянула несколько футболок из другого ящика. Все они будто говорили: «Я – милая девочка, не стесняйся говорить обо мне всё, что думаешь!». Тогда Лизетт вспомнила о футболке, которую подарили ей, как постоянному покупателю в интерне - магазине романтических книг. Порывшись в коробке, она нашла розовую футболку, которая идеально подходила к её джинсам. Лизетт подошла к зеркалу, чтобы рассмотреть себя: «Прекрасно», — сказала она, — «то, что нужно для сегодняшнего мероприятия».

Она причесала длинные прямые волосы и закрутила их во французский пучок. Затем Лизетт направилась к шкафу и достала оттуда пару бежевых ботинок Timberland (оригинальная обувь известного американского производителя, особенность ботинок заключается в том, что у них отсутствует шов, соединяющий верх обуви с подошвой).

Всё необходимое для сегодняшней встречи она упаковала в свой рюкзак, включая молоток, рабочие перчатки, защитные очки, инсектицид (химический препарат для уничтожения вредных насекомых), солнцезащитный крем, полотенца и маленькую аптечку.

Лизетт быстро собралась, поэтому у неё осталось ещё пятнадцать минут свободного времени:

— Прекрасно! Я ещё успею выпить чашу кофе и посмотреть новости.

Она сварила кофе; открыв свою парадную дверь, захватила местную газету и принялась увлечённо изучать новости недели. Но не было ничего интересного: повышение налогов, рост экономического развития региона, спортивные новости…её взгляд остановился на странице свадебных объявлений. Оказывается, её друг со средней школы нашёл свою вторую половинку. Вряд ли, он пригласит Лизетт на свадебную церемонию, ведь они не виделись уже десять лет.

Сделав ещё один глоток кофе, она открыла гороскоп: «Лев: Ваш день будет наполнен множеством приключений и удивлений. Откройте своё ум и сердце. Сегодня звёзды благоволят Вам в любви». «Да ну эти звёзды! Не надо мне никакой любви!» — подумала Лизетт. Она уже почти дочитала газету, остался всего один раздел — развлечения. Обычно в рубрике развлечений печатались сплетни и обсуждались поступки каких-либо звёзд. Но к ужасу Лизетт, сегодняшняя статья была о благотворительной акции, которую она посетила вчера вечером. Статью сопровождало множество фотографий с Джонатаном Винчи. Большое внимание пресса уделяла лотереи и победителям лотереи. Она убеждала себя разорвать и выбросить в мусорку газету, но вместо этого начала читать статью:

«Триста тысяч долларов было принесено в пользу борьбы с голодом на благотворительном вечере, который состоялся в одном из ресторанов Бостона «Venezia» в ночь пятницы. Заключительным событием вечера стала лотерея с экстраординарными призами. Новые модели автомобилей и захватывающие круизы меркли на фоне с главным призом вечера — свидание с миллиардером мечты — Джонатаном Винчи. Безусловно, участие господина Винчи сделало благотворительную вечеринку событием года. К сожалению, победителя лотереи, Лизетт Берк, казалось, не впечатлил её выигрыш, и она предпочла отказаться от него…»

Лизетт была так увлечена статьёй, что не услышала, как кто-то стучит в дверь. Ей захотелось немного поиграть с великолепным и неподражаемым Винчи — пусть подождёт ещё немного. Она свернула газету, положив её на журнальный столик. Затем направилась на кухню, чтобы поместить кружку из под кофе в посудомоечную машину, и только потом направилась в входной двери. Удары продолжались, когда она повернула ручку и открыла дверь.

Глава 4

Лизетт еле сдержала смех, когда увидела Джона, одетого, как клон Ральфа Лорена (Ральф Лорен – американская модель, дизайнер и предприниматель, один из богатейших людей США).

— Я рано? — спросил Джон, оглядывая Лизетт.

Игра началась:

— Нет. Всё отлично. Вы как раз вовремя, господин Винчи. Позвольте мне взять свой рюкзак, и мы можем идти.

Она схватила рюкзак и с силой захлопнула входную дверь, давая понять: «Вам не рады в этом доме».

Второй раз за последние двадцать четыре часа около её скромного жилища стоял шикарный лимузин. Вчера такой вид транспорта был уместен, но сегодня никаких лимузинов! Она достала из кармана ключи.

— Я поведу,— сказала она, когда подошла к своему потрёпанному Volkswagen Bug 1970 года выпуска. Лизетт прыгнула на сидение водителя, ожидая услышать отрицания, но, к её удивлению, Джон открыл пассажирскую дверь и сел рядом с ней.

— Ты уверена, что твой внешний вид соответствует мероприятию, на которое мы идём? —спросил Джон с сарказмом.

Лизетт не могла винить его, но всё же надеялась, что он скоро поймёт, насколько разные их жизни, выйдет из автомобиля, вернётся в свой лимузин и забудет это всё, как страшный сон. Похлопывая по приборной панели, Лизетт сказала:

— Это классика, но если Вы чувствуете себя неуютно рядом со мной, то возвращайтесь обратно.

— Вы можете меня возненавидеть, но я обязан Вам сообщить, что старый Volkswagen Bugs не является безопасным видом транспорта. Я не знаю, как можно считать надёжным автомобиль, который был выпущен почти сорок пять лет назад.

Джон взбесил её. Лизетт не хотела проводить с ним весь день. Это было невыносимо, и она решила поиграть в молчанку. Так всегда делали героини любовных романов, которые она читала.

Путь занял не больше пяти минут, но каждое мгновенье Лизетт чувствовала на себе взгляд Джона. Он, очевидно, понял, что Лизетт не в настроении для разговора и молча, глядел на дорогу.

«Слава Богу!», — подумала Лизетт, когда, наконец, подъехала к месту парковки в местном парке:

— Мы на месте.

Лизетт открыла дверцу и вышла. Джон последовал за ней:

— Это точно здесь? — спросил он, увидев ограничительные знаки.

Лизетт указала в сторону, где уже собралась группа людей всех возрастов. Лидер группы произносил пламенную речь:

— Парк Cold Sprint. Это — мероприятие, которое мы посещаем каждую неделю. Наша цель - уборка и восстановление парковых зон.

Лизетт повернула к Джону и сказала:

— Не ожидали, господин Винчи? Это мероприятие не похоже на те, к которым вы привыкли?

— Очевидно, что я ожидал совсем не этого! — ответил он с сарказмом. — Также очевидно и то, что меня не предупредили о подобном мероприятии. Быть может, Вы сделали это нарочно?

Выражая потрясение, Лизетт сказала:

— Ну, что Вы, господин Винчи. Как я могла решиться на такое? — её голос звучал невинно. — Вы не должны оставаться, если не хотите. Не стесняйтесь, вызывайте такси и возвращайтесь в офис. Я уверена, что Вы найдёте массу других способов провести свой день. Я остаюсь здесь. И, кстати, пора спускаться вниз, сбор группы уже начался.

Без оглядки она обошла автостоянку и направилась вниз. Через пару минут она уже присоединилась к своей группе для того, чтобы начать работу.

Джон продолжал стоять на парковке, когда Лизетт ушла. Он ходил взад – вперёд. Без сомнений, она была красивой, сексуальной и весьма интригующей. Вчера вечером она привлекла его внимание в ошеломительном красном платье, но сегодня на ней были узкие джинсы, облегающие её попу и подчёркивающие идеальные бёдра. И это было больше, чем увлечение…это сводило его с ума. Всё его тело реагировало, когда он думал о её заднице, о том, как грубо будет входить в неё и о том, на что способен её маленький нахальный ротик. Он так хотел стянуть с неё ту облегающую футболку и облизать каждый сантиметр её грудей. Она могла симулировать, быть холодной, но что-то ему подсказывало, что в любом случаи она будет хороша — и эта мысль только увеличивала эрекцию в брюках. Он осмотрел парк в поисках Лизетт. Прошло больше времени, чем ему казалось, потому что Лизетт уже работала, закрашивая зелённой краской качели на детской площадке. Прошло много лет с тех пор, как он последний раз играл на детской площадке. Ему тогда было около десяти лет. Было другое время, и он тоже был другим. С тех пор, как умер его отец, детство закончилось, и игры тоже закончились. Началась взрослая жизнь.

Возвращая своё внимание к Лизетт, Джон заметил, что она больше не работала одна. Несколько мужчин предложили ей свою помощь. Было слышно, как они болтают и весело смеются. Забавно, ведь находясь с Джоном, Лизетт была хмурой. Он не знал, что изменилось в ней и почему. Единственный человек, который должен быть расстроен сейчас так это Джон, поскольку он был разыгран в лотереи и теперь терял своё драгоценное время, вместо того, чтобы работать над контрактом с FDA. Лизетт снова звонко засмеялась, когда один из мужчин что-то шепнул ей на ушко. Джон был в ярости: «Вы играете, Лизетт. И я могу Вас понять. Я присоединюсь к Вашей игре, но будьте уверены, что Вы проиграете!».

Он подошёл к молодому человеку, который отвечал за распределение работы и заявил:

— Я хочу вызваться добровольцев. С чего мне начать?

Молодой человек покачал головой:

— Вы уверены, что хотите помочь?

«Да, я знаю, что слишком разоделся»:

Вы отвечаете за организацию работы?

— Да, сэр, я. Вы могли, гм…давайте посмотрим..ах, ну, в общем, гм…

— У Вас есть работа для меня или нет? — сказал Джон твёрдо.

— Есть одно дело. Но я полагаю, что оно не подойдёт для Вас.

— Я вызвался добровольцем, поэтому выполню любое Ваше поручение.

— Хорошо. Вы должны ходить и собирать мусор у других волонтёров.

— Прекрасно. Где я могу получить мешки для мусора?

Мужчина указал на пристройку к мусорным контейнерам.

Действительно? Мусор? Он не ожидал этого, когда ехал на встречу с Лизетт. Ему казалось, что будет хороший ужин, возможно, прогулка по пляжу и горячие потные тела, после романтического свидания.

Джон подошёл к автомобилю Лизетт, снял галстук и жакет, закатал рукава и расстегнул воротник своей белой рубашки. Он собирался показать Лизетт на что способен.

Он должен был собирать мусор, начиная от парковки и до конца парка, огибая игровые комплексы и карусели. Джон был поражён тем, сколько мусора он собрал. Он сталкивался с большим количеством пристальных взглядов и восторженный женских комментариев.

Вдруг мальчик лет десяти с пакетом из-под чипсов приблизился к Джону. Мальчишка оглядел его снизу – вверх и спросил:

— Эй, господин, Вы заблудилась по дороге на свадьбу или на какое-то ещё мероприятие?

Джон засмеялся и ответил:

— Не совсем.

— Вам помочь с уборкой мусора?

«Почему бы и нет», — подумал Джону. Ему не хватало весёлой компании:

— Как тебя зовут?

— Бобби.

— Хорошо, что я встретил тебя, Бобби. Я - Джон, — они обменялись рукопожатиями, и Бобби решил помочь Джону с уборкой мусора.

— Вы недавно приехали сюда? Я не видел Вас раньше.

— Я здесь впервые.

— Ничего страшного.

— Кажется, ты хорошо знаешь это место. Часто ты здесь бываешь?

— Да, я каждый месяц помогаю волонтёрам. Это - мой район. Мои пять младших братьев приезжают сюда вместе с моей мамой. На самом деле это бабушка, но мы все называем её мамой. В прошлом месяце мой брат Дэнни порезал свои ноги об одну из разбитых бутылок. Тогда мама запретила мне ходить в этот парк, пока здесь не будет чисто и безопасно.

Мальчик взглянул на Джона и спросил:

— Почему Вы здесь? Вы кто-то известный? Или, неужели сделали что-то незаконное, например, продали наркотики или напились, и теперь выполняете общественные работы вместо тюремного наказания?

«Ничего себе, какой большой вопрос. Но правда была ничтожна. Я здесь, потому что был разыгран в лотереи прошлой ночью и женщина, которая выиграла меня, решила вместо свидания в шикарном ресторане привести меня в это экзотическое место»,— но времени на разъяснения не было, поэтому Джон солгал:

— Я не делал ничего противозаконного. Я здесь, чтобы помочь, как и ты.

— Прохладно, в следующий раз одевайтесь теплее. О, Вы могли бы надеть джинсы и ботинки, подходящие для грязной работы, — Бобби рассмеялся.

«В следующий раз…», — подумал Джон, — «я всегда буду помнить этот момент, Бобби».

Они продолжали работать в течение всего дня. Последний мешок мусора был заброшен в контейнер, и они собирались разойтись, когда Лизетт приблизилась к ним:

— Эй, мисс Лизетт, не забывайте про ужин, — сказал Бобби.

— Извини, Бобби, но не получится. Сегодня у меня уже есть планы на ужин.

— Ах, мисс Лизетт, Вы всегда ужинаете с нами. Разве нельзя отменить Ваши планы?

Джон знал, о каких планах говорит Лизетт:

— Бобби, у Лизетт уже есть планы на сегодняшний ужин со мной.

Бобби посмотрел сначала на Джона, потом на Лизетт и сказал:

— Чудесно. Вы оба можете прийти к нам на ужин. Я сообщу маме, — не дождавшись ответа, Бобби побежал в сторону сбора группы.

«Бобби — хороший ребёнок», — подумал Джон. Но он не хотел делить этот вечер с кем-то ещё кроме Лизетт. Он надеялся продолжить, то что они начали вчера. Но сначала Джон должен был выяснить, почему Лизетт была так холодна с ним сегодня.

— Что ты думаешь? Ужин с семьёй Бобби или со мной? — спросил он.

Джон увидел, как щёки Лизетт вспыхнули красным румянцем:

— Это - традиция.

«Проклятье, я должен был это предвидеть!» — подумал Джон, когда они возвращались к автомобилю, — «Это всего лишь ужин. Сколько времени это может продлиться? Но в любом случаи у нас ещё целая ночь впереди».

Глава 5

Джон маячил перед глазами Лизетт целый день. Она пыталась его игнорировать, когда красила качели, когда помогала с озеленением. Она была уверена, что он уедет подальше отсюда. И каково же было её удивление, когда Джон принялся собирать мусор и дружелюбно болтал с Бобби около мусорных контейнеров. Лизетт обычно не привлекали разодетые мужчины, но Джон был бесподобен, она не могла оторвать глаз от его обнажённых рук. «Ах, если бы он не солгал мне тогда, на вечере…», — думала Лизетт, подъезжая к дому Бобби.

Она припарковалась у дороги, где её уже встречала мама Бобби со своими пятью сыновьями.

— Привет, мисс Лизетт, — радостно воскликнула женщина.

Мама Бобби стояла на крыльце дома. Как всегда, её волосы цвета соли-и-перца были уложены в пучок. Все поприветствовали друг друга. Женщина приказала своим сыновьям идти мыть руки, и они без колебаний побежали в дом. В шестьдесят четыре года она в одиночку справлялась с шестью мальчишками, и Лизетт это поражало.

— Ваш друг там и будет сидеть в автомобиле или Вы его, наконец, пригласите в дом? — спросила женщина.

Лизетт повернулась к Джону и сказала:

— Если мы опоздаем на ужин, то нам не достанется десерта. Между прочим, в этом доме готовят самый лучший яблочный пирог в Род-Айленде.

Без колебаний они вдвоём направились в дом, откуда уже доносился запах домашней еды. Открывая парадную дверь, Лизетт повернулась к Джону и сказала с улыбкой:

— Я узнаю этот запах из тысячи. Джон, я уверена, что Вас не разочарует сегодняшний вечер, — не дождавшись ответа, она направилась на кухню, Джон шёл позади.

Мама Бобби сразу же спросила:

— Вы собираетесь представить меня своему другу или планируете оставить всё в секрете?

— Конечно, Госпожа Медейрос, это господин Джонатан Винчи, он занимается новейшими медицинскими разработками. Господин Винчи, это госпожа Медейрос.

Женщина посмотрела на Лизетт через плечо и сказала Джону:

— Ещё раз назовёте меня госпожой Медейрос и не получите десерта. Друг Лизетт - мой друг, а мои друзья называют меня мамой.

— Мы с Лизетт не просто друзья, мама.

— Действительно? Ваши слова, музыка для моих старых ушей. Самое время, Лизетт. Я уже начала подумывать о том, чтобы найти Вам подходящего жениха. Но похоже Вы сами со всем справились, — она подмигнула Лизетт и сказала, — Вы расскажите мне обо всех подробностях после ужина.

— Это не то, что я имел в виду, мама.

Лизетт заметила улыбку на лице Джона, когда мама обняла его. Сживая его тело в объятиях, она сказала Лизетт:

— Не знаю, где Вы наши его Лизетт, но он просто чудо, — она засмеялась.

— Мои друзья называют меня Джоном.

Лизетт смотрела на то, как мама очарована Джоном. «Это будет долгая ночь», — подумала она.

— Лизетт, не затруднит ли Вас проводить Джона в ванную комнату. Наверное, она захочет освежиться после тяжёлой работы. А мы с мальчиками накроем на стол.

Лизетт не стала спорить с мамой.

— Следуйте за мной, — сказала она и направилась в ванную комнату на первом этаже.

Лизетт была, как родная в этом доме. У неё не было родных братьев, поэтому, когда она приезжала сюда, то чувствовала себя маленькой дочерью мамы. «Хорошее место», — думала она.

— Есть кое-что, в чём я нуждаюсь, — сказал Джон хриплым голом.

— Что же это?

Джон близко наклонился к Лизетт и прошептал:

— Мне нужно, чтобы Вы перестали называть меня господином Винчи. Меня зовут Джон. Я уже говорил Вам это прошлой ночью.

Она с волнением посмотрела на него, а он продолжил говорить:

— Прошлым вечером между нами были другие отношения. Что изменилось? Почему Вы так холодным сегодня, Лизетт?

«Что изменилось? Всё», — подумала Лизетт и отстранилась. Ну, почти всё, за исключением предательского влечения к его телу, которое испытывала Лизетт. Она была зла на саму себя из-за того, что настолько сильно желала этого мужчину. Ей нужно было отойти на безопасное расстояние, чтобы собраться с мыслями. Но Лизетт не могла устоять. Она наклонилась и, подарив Джону, лёгкий поцелуй сказала:

— Всё изменилось, Джон…

После этого она повернулась и побежала в ванну комнату на втором этаже, где заперлась.

Холодная вода освежила её лицо и дала немного времени, чтобы взять себя в руки. Посмотрев на своё отражение в зеркале, Лизетт поняла, что потеряла самообладание. «Лизетт, ты ненавидишь этого человека, помни об этом», — сказала она себе. Но в глубине души понимала, что это ложь. Она хотела быть рядом с ним, потому что нуждалась в нём, хоть и не признавала этого.

Джон был благодарен за то, что ему позволили воспользоваться ванной комнатой и смыть себя всю эту «грязь». Он предпочёл бы горячий душ и чистую одежду, но на данный момент это было нереальным. О, как Лизетт нравилось играть в игры! И Джон позволял ей это делать, потому что у него была ещё целая ночь впереди, чтобы уравнять счёт.

Когда он приблизился к кухне, то заметил Лизетт, болтающую с мамой.

— Не волнуйтесь мама, с моими глазами всё в порядке, — говорила Лизетт. — Я вижу, что он – красивый человек.

— Потрясающе! И я вижу, как этот человек заставляет бурлить в венах Вашу кровь. Дайте, я проверю Ваш пульс, Лизетт. Эй, если бы я была сорока годами моложе… — женщины залились смехом.

Он вошёл на кухню и увидел искрящиеся глаза Лизетт, сейчас она была также счастлива, как и в день их первой встречи. Джон улыбнулся и сказал:

— Леди, я надеюсь, что не помешал Вам?

Краснея, Лизетт отвернулась и продолжила сервировать стол:

— Нисколько. Мы просто говорили о погоде.

Мама позвала мальчишек к столу. Кухня была полностью заполнена шестью сорванцами, которые быстро заняли свои места.

Самый молодой из мальчишек улыбнулся и сказал:

— Спасибо за эту еду, спасибо за моих братьев, спасибо за маму, спасибо за мисс Лизетт и спасибо за её мужа. Аминь.

Джон, Лизетт и мама переглянулись друг с другом в недоумении. К счастью, мама нарушила тишину, говоря:

— Чего же вы ждёте? Давайте уже есть!

Быстро блюда менялись с одних на другие. Еды было очень много! Были домашние булочки, похожие на те, которые пекла Джону его мать; жареный цыпленок; салаты и куча других вкусностей.

Время пролетело очень быстро. Еда здесь была намного вкуснее, чем в пентхаеусе Джона. Там в его рацион входила только самая необходимая пища: кофе, сок, фрукты и ликёр.

Джон смеялся, наблюдая за мальчишками, за их весёлыми играми за столом. Мама покачала головой и сказала:

— Мальчики, идите играть во двор. Но не уходите слишком далеко, уже темнеет. Вы слышите меня?

— Да, мама, — мальчики мигом вылетели из кухни с восторженными возгласами.

Как только в комнате стало тихо, мама повернулась к Джону и спросила:

— Откуда Вы родом?

— Я вырос в Дефайанс, штат Огайо. Это место напоминает мне о доме.

— Воспоминания — это хорошая вещь.

— Да, мама, — сказал Джон.

— Расскажите о своей семье.

— Меня вырастила и воспитала моя мать

— А как же Ваш отец?

«Ничего себе, расспросы», — подумал Джон.

— Мой отец умер, когда мне было десять лет.

— Мне жаль, — сказала Лизетт.

Джон увидел искренность в её глазах и сказал:

— Спасибо.

Тогда он продолжил разговор о своей семье:

— У моей мамы не было родственников, поэтому она воспитывала меня одна, пока я не поступил в институт и не начал жить самостоятельно.

— А что насчёт жены и детей? Или подруги?

— Мама, пожалуйста, — умоляла Лизетт, — Не задавайте такие вопросы.

— Как же Вы хотите узнать этого молодого человека получше, не задавая вопросов? — с этими словами она вернулась к разговору.

— Она всегда была застенчивой, как маленькая девочка. Но стоит узнать её получше, и Вы будите, очарованы, — она захихикала и погладила руку Лизетт.

— Так, Джон, на чём мы остановились? Ах, да…были ли подруги?

С улыбкой Джон ответил:

— Нет, мама никаких жён, никаких детей и никаких подруг. Я всю жизнь усердно работал: сначала Бостонский университет, затем MTI и теперь собственный бизнес. Я настоящее время я проживаю в Нью-Йорке и провожу большую часть своего времени на работе.

— Это прекрасно, — они оба посмеялись. Мама посмотрела на Джона с Лизетт и спросила:

— Итак, Джон, что бы Вы хотели узнать о Лизетт?

Это возбудило в нём интерес. Было много, чего он хотел знать. Но на большинство его вопросов сможет ответить только Лизетт.

— Мама, пожалуйста… Господин Винчи, — начала Лизетт.

— Меня зовут Джон, помните?

Лизетт посмотрела на него, затем на маму и продолжила:

— Джон не хочет знать что-либо обо мне. Он здесь по работе. Мы случайно встретились и вызвались добровольцами на отчистку парка. Мы не знаем друг друга. И вряд ли увидимся снова.

Мама посмотрела на Лизетт и, покачав головой, сказала:

— Дорогая, что вы такое говорите?

Наступила неловкая тишина и, пытаясь уладить ситуацию, Джон сказал:

— Мама, я бы хотел узнать о Лизетт. Какие интересные истории Вы знайте? Ранее вы упоминали, что Лизетт была застенчивой в детстве. Вы знали её родителей?

Мама начала рассказывать:

— В сорок мой муж скончался от сердечного приступа, и я была вынуждена сама заботиться о себе и своей дочери. Но ни в одну фирму без опыта работы меня не брали. Родители Лизетт владели небольшой аптекой и мини-маркетом здесь, в городе. Они любезно предоставили мне работу и предложили гибкий график, чтобы я могла ухаживать за своей малолетней дочерью: отводить её в школу утром и в спортивную секцию после школы. Лизетт тогда было семь лет. Каждый день после школы она входила в магазин с очаровательно улыбкой, покупала содовую, мороженное и без умолку болтала о своём школьном дне. Даже спустя столько лет она по-прежнему приезжает ко мне с бутылкой лимонада и ведёрком морожено, чтобы поговорить о наболевшем.

Джон смотрел на Лизетт, которая была поражена. Она продолжил свои расспросы.

— Расскажите что-то ещё, — сказал он.

— Она любила школу, особенно математику. Лизетт как никто другой разбиралась в числах. В детстве она всегда помогала мне подсчитывать выручку в магазине. У неё был настоящий талант к точным наукам, поэтому никто не удивился, когда она получила стипендию в университете Коннектикута и заработала степень магистра в области бухгалтерского учёта. Её родители были так горды. После учёбы она планировала продолжить бизнес родителей, но всё пошло не по плану.

— Что произошло? — спросил он.

— Ну, в то время, когда Лизетт училась в колледж, наступил кризис. И в конечном счёте её семья продала бизнес.

Джон смотрел на грустные глаза Лизетт. Было очевидно, что ей больно вспоминать о родителях и о семейном бизнесе, потерпевшем неудачу.

— С тех пор, как Лизетт получила высшее образование, она устроилась бухгалтером в некоммерческую организацию под названием «Другой Шанс». Она пообещала себе, что никогда не покинет этот город. Она любит его, и мы тоже любим его. Есть в Лизетт что-то необычное!

Мама была права. Даже, несмотря на то, что Джон познакомился с Лизетт двадцать четыре часа назад, он знал, что в ней есть какая-то изюминка. Она не походила на других женщин: ни на фальшивок, ни на пластмассовых барби, ни на расчетливых стерв. Она была тем типом женщин, которых хочется любить и от которых хочется иметь детей.

Он думал о доме мамы, в старом викторианском стиле с большим крыльцом из белого частокола. Розовые кусты росли у главного входа, а на заднем дворе был цветник. Вокруг деревья, лес, природа и просторная детская площадка, на которой резвились мальчики. Здесь было тихо, тепло и уютно. В таком доме можно завести семью. Но Джон считал, что ему ещё рано думать о семье.

Все его мысли занимала работа, он буквально жил в офисе, только изредка приезжая в пустующую квартиру, чтобы поспать. Был только один способ поправить его положение — любовь.

Лизетт вернула Джона с небес на землю, пробормотав:

— Мама, я думаю, что достаточно говорить обо мне. Я уверена, что Джон уже устал слушать.

— Лизетт, — ответил Джон, — мама сказала правильно,— чтобы узнать друг друга мы должны задавать вопросы.

Он игриво улыбнулся и спросил:

—Муж, дети, друг?

— Я не собираюсь играть в «Правда или действие», Джон.

— Теперь, когда всё интересное закончилось, нам лучше всего уехать, — Джон улыбнулся, мама подмигнула ему.

Но Лизетт не ответила на его вопрос. Тогда пришлось вмешаться маме:

— У Лизетт нет ни мужа, ни друга на данный момент. Всё ещё впереди.

— А родные братья?

— Нет, — ответила она.

— Хобби? Интересы? — спросил Джон, не отводя взгляда от Лизетт.

— Книги, — сказала Лизетт.

— У Лизетт намного больше интересов, — ответила мама. — Она просто не любит хвастаться. Вы уже знаете, что она занимается благотворительность, но кроме этого Лизетт ещё является защитником предприятий малого бизнеса. Она помогает бороться маленьким компаниям с крупными корпоративными гигантами. Так что Вам лучше бояться этой маленькой девочки, потому что она может очень хорошо потрепать Вашу компанию. О, мой Бог, я могу целый вечер рассказывать Вам истории.

Джон смотрел на пылающее лицо Лизетт.

— Достаточно история на сегодня, мама, — с этими словами она встала и начала убирать со стола.

— Отдохни, детка. Я сама всё сделаю.

— Мама, Вы же знаете правила: Вы - готовите, я - убираю.

— На сегодня все правила отменяются!

Лизетт проигнорировала слова мамы и продолжила убирать со стола. Это было её обязанность каждую субботу месяца в течение последних пяти лет. И присутствие Джона не могло нарушить уже сложившиеся традиции.

Джон встал со стула, закатал рукава и сказал:

— Я согласен взять на себя часть обязанностей. С чего мне начать?

Лизетт хотела открыть рот, чтобы возразить, но Джон поднёс палец к её губам, как бы говоря: «Ни слова». Их глаза встретились, и электрический ток прошёл по телу Лизетт от мягкого прикосновения.

— Думаю, Вы справитесь и без меня. Я лучше пойду и посмотрю за детьми, что-то долго их нет. А когда я вернусь, мы выпьем по чашечке кофе и отведаем пирога, — с этими словами мама выбежала на задний двор.

Лизетт покраснела и отвернулась. Джон видел огонь, который загорелся в её глаза от его прикосновения. «Интересно, что было бы, если бы такие прикосновения стали более частыми?» — подумал Джон.

Лизетт повернулась к Джону и сказала:

— Я мою, а Вы вытираете. Всё по-честному.

Лизетт открыла один из ящиков и вытащила оттуда два передника. Она повернулась к Джону, подняла его руки и обернула один из передников вокруг его торса. Тогда он наклонился ближе, чтобы Лизетт могла завязать верёвки, уходящие к талии. Её грудь чуть касалась его груди, а руки обвили талию. В какую игру она играет? Он немного сглотнул и поцеловал её. Он должен был попробовать вкус её губ, которые сводили с ума прошлой ночью. Их губы соприкоснулись, сначала поцелуй был нежным и мягким, но с каждой секундой он становился всё более страстным и необузданным. Его язык дразнил её губы. Когда она начала сдаваться, Джон начал слегка поигрывать их языками. Она осталось беззащитной, поскольку его горячий рот требовал ещё и ещё… Но было не время и не место продолжать эту занимательную игру. Он был вынужден контролировать ситуацию, поэтому вовремя остановился.

Как только Джон прервал их поцелуй, Лизетт отпрянула. Она пыталась скрыть свои глаза от него, но её затвердевшие соски, говорили о том, что она возбуждена.

Как ни в чём не бывало, Лизетт подошла к раковине и начала мыть посуду, ополаскивая и передавая блюда одно за другим Джону, не произнося ни слова.

Джон нарушил тишину, спросив о маме и о мальчиках. Вскоре разговор приобрел нейтральный характер. К тому времени, когда мама возвратилась, они оба смеялись над историей, которую Лизетт рассказала о Бобби.

— Ну, вы двое, кажется, отлично справляетесь и без меня. Надеюсь, Вы закончите к тому времени, как я подам кофе и пирог.

Джон и Лизетт обменялись взглядами и возвратились к работе. Им было хорошо и весело вместе, хоть они и не хотели этого признавать.

Мама накрыла на стол и подала десерт. Она наполнила чашки кофейным напитком и порезала яблочный пирог, центр которого был украшен зефиром из ванильного крема. Джон и Лизетт были уже сыты, но противостоять такой вкуснятине не сможет никто.

Мама, Лизетт и Джон сидели за столом и больше двух часов болтали о детях, интересных случаях из жизни, мама рассказывала воспоминаниях о «старых добрых временах». Часы показали одиннадцать.

— Мама, нам, наверное, уже пора. Мы не хотим тревожить Вас в такой поздний час, — сказала Лизетт.

— Нет, конфетка, Вы меня ни сколько не потревожили. Сегодня был потрясающий вечер. Нужно будет как-нибудь это повторить.

Когда они подошли к дверям Лизетт сказала:

— Я буду рада встретиться с Вами в следующую субботу. Если Вам что-то потребуется, то обязательно свяжитесь со мной, — с этими словами она поцеловала маму в щёку.

Джон потянулся, чтобы пожать руку мамы, но она притянула его к себе и крепко обняла. Без колебаний Джон поцеловал её в щёку:

— Спасибо за Ваше гостеприимство. Я, наверное, уже лет пять не ел домашней еды. Лизетт была права, вы отличный повар. Я счастлив, что познакомился с Вами и Вашими мальчиками.

Мама улыбнулась и сказала:

— Это очень мило с твоей стороны. Я надеюсь, что мы увидимся снова? В следующую субботу, возможно?

Джон не хотел предавать этой встрече какое-либо значение. Сегодняшний день, как предполагалось, был всего лишь одноразовым свиданием. Один день, одна встреча, а потом обратно к работе. Но так или иначе он сказал:

— Мы скоро встретимся. Я обещаю.

Мама снова улыбнулась, ещё раз обняла Джона и что-то шепнула ему на ушко. Лизетт пыталась понять, о чём они говорили, но не смогла.

— Мы увидимся, обещаю, — ответил Джон.

Подходя к автомобилю, Лизетт спросила:

— О чём ты только что говорил с мамой?

— Она просто попрощалась.

Лизетт не купилась на это. Она покачала головой, подходя к автомобилю. Лизетт пытаясь игнорировать Джона. Это казалась милым, потому что её маленький носик мило подёргивался вниз - вверх. Поездка в автомобиле прошла в тишине. Теперь Джон знал главную тему для разговора с Лизетт: мама и мальчики.

— Так Вы с мамой встречаетесь каждую субботу? — спросил он. Его план работал. Всю дорогу Лизетт болтала о маме, о её доме и о мальчиках. Она наслаждалась беседой, даже улыбалась иногда. Это было хорошо. Очень хорошо.

Лизетт повернула на большую трассу. Автомобиль уже подъезжал к дому, когда Джон спросил:

— Вам понравился сегодняшний вечер?

— Да, спасибо.

— А не хотите ли Вы узнать, понравился мне сегодняшний вечер или нет?

— Вам понравился сегодняшний вечер или нет?

— Да, очень.

Джон взял Лизетт за руку. Но она быстро разъединила их руки и вышла из автомобиля, когда они прибыли на место. Джон вышел прямо за ней и спросил:

— Чего Вы боитесь, Лизетт? Почему Вы отталкиваете меня. Ведь, Вам хорошо рядом со мной, как и мне с Вами?

— У Вас завышенная самооценка, господин Винчи.

— Ну вот, Вы снова называете меня господином Винчи. Хорошо Лизетт. Давайте проясним ситуацию. Вы не находите меня привлекательным? Вы не наслаждались нашими поцелуями на кухне? Ваша кровь не была столь же горячей, как сколь была моя? Ваше тело кричало о том, что Вам нравится быть рядом со мной.

— Это физиология. Вы мне даже не нравитесь, господин Винчи.

— О, я Вам не нравлюсь? Немного резкий ответ, Вы не находите? Что же я такого сделала, чтобы вы успели меня возненавидеть через двадцать четыре часа после знакомства?

— Вы знаете, что Вы сделали.

Лизетт уже добралась до крыльца своего дома и попыталась открыть дверь. Она была расстроена. Но чем именно расстроена, Джон не знал:

— Лизетт, мы должны поговорить.

— Нет, мы не будем говорить. До свидания, господин Винчи.

Джон схватил её руку, чтобы помешать войти в дом:

— Мой имя — Джон. Чего Вы боитесь, Лизетт?

Джон смог почувствовать, как дрожали руки Лизетт:

— Джон, я ничего не боюсь и определённо не боюсь Вас. Нам не о чем говорить. Сегодня Вы выполнили своё деловое обязательство. Теперь нам не придётся видеться снова. Вы можете вернуться назад в Ваш большой офис, в большом городе и смеяться с Вашими большими корпоративными друзьями о том, как Вы провели сегодняшний день.

— Почему Вы думаете, что я собираюсь смеяться над тем, как мы провели сегодняшний день? Мы работали, помогали сделать парк безопасным местом для детей. Здесь не над чем смеяться.

— То есть Вам понравилось убирать кучи грязного мусора, оставленного людьми в парке? — спросила она саркастически.

— Я не буду лгать, я предпочёл бы заняться чем-то другим, но я волонтёр, а значит должен выполнять любую, даже самую грязную работу. Не моя работа в парке расстроила Вас. Вы были в плохом настроении с самого утра, потому что не хотели видеться со мной. Лизетт, скажите мне, что изменилось с прошлой ночи?

— Вчера вечером я была другой. Я всего лишь выполняла свою работу, — сказала она.

— Не лгите ни мне, ни себе. Вчера Вы наслаждались нашей беседой. Вам нравилось наше общение и сегодня, во время обеда, и в машине.

— О, какой вы проницательный, господин Винчи. Случайно не вы написали книгу «Сто способов понять партнёра»? — с этими словами она открыла свою парадную двери и добавила, — До свидания, господин Винчи. Дверь захлопнулась прямо перед лицом Джона.

Глава 6

Капельки горячей воды стекали по их телам. Одна из его рук ласкала её грудь, а другая страстно обхватывала бедро. Одним резким движение она приподняла ноги, и он яростно вошёл в неё. Она царапала его плечи, когда он сжимал своими сильными руками её ягодицы. Каждое его движение внутри неё было яростнее предыдущего. Почти… Ещё немного… Она издала глубокий гортанный звук и пала в его объятия. Но её крики прервали телефонные гудки.

«Нет, только не сейчас», — подумала она. Глядя на часы, Лизетт увидела, что они показывают 8:00. Серьёзно? Кто звонит в такой ранний час в воскресенье? Она уже начала подумывать о том, что отключать телефон перед сном.

Не желая открывать глаза, она даже не потрудилась посмотреть номер абонента, прежде чем поднять трубку. «Только бы это был не Джон или его назойливый помощник», — подумала она и ответила.

— Привет, Лизетт. Мне жаль Вас беспокоить в столь ранний час.

Это была госпожа Мэннинг. Лизетт села на кровать и пытала заставить себя проснуться. Это было что-то важное, поскольку госпожа Мэннинг никогда не звонила прежде:

— Ничего страшного. Чем я могу Вам помочь?

— Чем Вы можете мне помочь? Нет, Лизетт это я Вас должна благодарить за то, что Вы сделали для «Другого Шанса». Я смотрела новости сегодня утром и узнала, что Вы выиграли свидание с миллиардером мечты — Джонатаном Винчи. Я не могу в это поверить! О Вас говорят не только по телевизору, но и в местных газетах. Все журналы пестрят Вашими с Джонатаном фотографиями, сделанными на благотворительной акции, а затем на очистке местного парка и есть даже фото вашей совместной поездки в автомобиле. Это удивительно! Ах, если бы я не приболела, то тоже стала бы победителем лотереи.

«Что? Нет! Ни в коем случаи! Как они могли?», — подумала Лизетт и, запинаясь, сказала:

— Госпожа Мэннинг, я могу объяснить.

— Единственное, что Вы должны мне объяснить, так это то, почему Вы не позвали меня присоединиться к Вам в парке? Я думала, что компания банкрот и шансов нет. Я знала, что если не исправить дела, то в течение последующих тридцати дней придётся расформировать весь штат. Но теперь, благодаря Вашему общению с Джонатаном Винчи у нас есть все шансы спасти компанию. Я думаю, что господин Винчи очень щедрый спонсор, — она остановилась на секунду, прежде чем спросить. — Расскажите мне, что он ответил Вам, когда Вы попросили о пожертвовании для «Другого Шанса»?

— Госпожа, Мэннинг, господин Винчи не дал ответа.

— Тогда позвоните ему и всё выясните. Как говориться, железо надо ковать пока горячо. В следующий раз у нас не будет такой возможности.

«Больше Вы не сможете манипулировать мной», — подумала Лизетт и сказала:

— Я полагаю, что мы с господином Винчи не увидимся снова. Он не оставил мне своих координат.

— Не воображайте из себя недотрогу, Лизетт. Я видела те фотографии и видела то, как вы смотрели друг на друга. Я знаю, что Вам неприятна данная ситуация, но нашей компании нужен хороший спонсор, такой, как Vinchi Medical Engineering. Вы можете совместить бизнес и удовольствие! Независимо от того, как будут развиваться Ваши отношения с господином Винчи мне нужно, чтобы Вы договорились о пожертвованиях для «Другого Шанса». Моя помощница позаботится и сделает всё для вашего удобства. Теперь мы должно только заверить печатью наш с Вами договор. Я уверена, что Вы найдёте способ связаться с господином Винчи, если конечно он не сделает оттого первым.

— Я приложу все усилия, госпожа Мэннинг, — сказала Лизетт, загоревшись надеждой.

— Я надеюсь, что Вы меня не разочаруйте.

С недоверием Лизетт повесила трубку. Возможно, это было ужасной идеей. Лизетт хлопнула дверью прямо перед лицом Джона в их последнюю встречу. Захочет ли он продолжить общение с ней? Отбросив одеяло, она встала и сказала себе: «Это самые ужасные выходные!».

Первое, что должна была сделать Лизетт, так это найти координаты личного помощника Джона. В данный момент она даже не могла вспомнить его имя. Но нахождение номера было лишь небольшой проблемой. Вторая проблема была куда серьёзнее: что сказать Джону? Было очевидно, что нужно идти и просить прощения за своё поведение. А потом, если Джон её простит, то просить пожертвования. Чтобы осуществить всё это Лизетт потребуется огромное количество кофе, тщательный план и огромная удача.

Глава 7

Джон пытался сконцентрироваться на работе. Он уже потерял своё бесценное время в пятницу и субботу; теперь нужно было вплотную заняться своими обязанностями. Все поправки должны быть сделаны в течение следующих двух с половиной недель. Для большинства людей воскресенье было днём отдыха. Обычно такие дни проводят в компании семьи или друзей. Но для Джона воскресенье означало работу целый день в офисе, без перерыва. К сожалению, в это воскресенье его мысли не были настроены на рабочий лад, они были заняты одной единственной женщина. «Что я делаю? Почему всё пошло не по плану? Это была не просто химия, это был огонь, страсть», — думал он. В его голове вертелось единственное имя — Лизетт. Она столкнулась с ним в пятницу, на кухне и с того самого момента Джон не мог перестать думать о её груди, прижатой к его торсу, о мягкой шелковистой коже её спины и красивых зелёных глазах, которые пылали огнём после страстного поцелуя. Он хотел прикоснуться к каждому дюйму её тела.

Закрывая свой компьютер, он сказал:

— Нет, я не смогу сегодня работать.

Ему нужно было увидеть её снова, обнять её плечи, дотронуться до её талии, поцеловать её сладкие губы. Джон взял свой сотовый телефон и начал набирать номер Мэтта, когда на экране высветился входящий вызов. Это был Росс:

— Доброе утро, Росс.

— Привет, Джон. Я удивлён, что ты ответил на мой звонок.

— Почему это?

— Ну, судя по фотографиям в газете у вас с Лизетт всё хорошо. Я думал, возможно…

— Возможно, что, Росс? И о каких фотографиях ты говоришь?

— Ну, я думал, что ты слишком занять ммм… и вряд ли подойдёшь к телефону, — он засмеялся и продолжил, — Смею предположить, что ты работаешь с самого утра и даже не соизволил включить ТВ или прочесть газету. Я даже не удивлён.

— Да, Росс, я работаю. Мне предложили серьёзный контракт, и у меня нет времени для ммм…

— Серьёзный контракт – это серьёзная работа, Джон. Я тебя понимаю. У каждого из нас есть трудности в бизнесе. Но позволь заметить, что та женщина красива, действительно красива. Я же не слепой! Ты, казалось, наслаждался её компанией в пятницу. Мы подумали, что хоть она сможет отвлечь тебя от мыслей о работе.

«Ну, она определённо отвлекла меня от работы», — подумал Джон, но ответил:

— «Вы» так подумали? Только не говори мне, что Вы трое подменили результаты лотереи.

— Что? Нет. Как ты мог такое подумать?

— Вы точно ничего не делали?

— Помнишь, лет пять тому назад, мы тогда учились в колледже… и любили азартные игры.

Джон вспомнил то сумасшедшее время, когда каждый из них пошёл бы на всё лишь бы переплюнуть другого. Друзья любили делать ставки и играть на большие деньги. Главными счастливчиками были Брэд и Трент. Они делали ставки на всё: кто с кем переспал, кто кого трахнул, кто охмурил стройную блондинку у барной стойки… Они были тогда молоды, сейчас на такие игры нет времени:

— Да, я помню. Но это было давным-давно. Какое это имеет отношение ко мне и Лизетт?

— Ну, позволь мне напомнить, что Дрю не растерял свой азарт.

— Что он сделал?

— Ты помнишь старые добрые времена, когда мы ставили пару долларов на определённый результат? В этот раз Дрю выиграл пятьдесят долларов у Трента. Но не волнуйся, все деньги пойдут на благотворительность.

Расстройство отражалось в глазах Джона, он потребовал:

— Ответь на чёртов вопрос. Что сделал Дрю?

— Я не знаю, что именно он сделал. Он никогда не любил раскрывать свои тайны.

— Я, по-прежнему, жду ответа.

— Джон, ты слишком зациклен на работе. Ты действительно думаешь, что Лизетт выиграла ту лотерею случайно?

Фактически Джон так и думал. Но ещё он знал, что такие случайности не случайны. Он не был уверен, какую роль играет Лизетт в коварном плане Дрю, но собирался узнать. Ему не нравилась мысль о том, что эта девушка связана с его друзьями. Всё было подстроено, всё это часть пари, которое заключили между собой его друзья. С их стороны было довольно глупо так шутить над Джоном. Его кровь кипела от ярости. Росс продолжал что-то бормотать, когда Джон повесил трубку. Это не закончится хорошо ни для Дрю, ни для Лизетт.

Джон нажал кнопку своего интеркома и, не получив ответа, закричал:

— Чёрт тебя подери, Мэтт.

Джон совсем забыл о том, что воскресенье и Мэтта нет в офисе. Схватив свой телефон, он набрал Мэтта:

— Доброе утро, господин Винчи, — сказал Мэтт.

— У Вас всё ещё сохранился номер Лизетт Беркс?

— Да, сэр. Один момент, я сейчас найду номер. Это было, кажется, в субботу? Вы остались довольны?

— Просто дай мне этот чёртов номер, Мэтт.

— Извините, сэр. Ещё одну секунду… ах, это здесь, — Мэтт продиктовал номер и продолжил, — Есть ли любой…

Джон повесил трубку и начал набирать номер Лизетт. Он не знал, какие ответы хочет получить от Лизетт по телефону. «Нет, нам необходимо встретиться», — подумал он, и снова набрал Мэтта:

— Да, сэр, может я…

— Мне нужен вертолёт, готовый вылететь в любой момент в любую точку земного шара.

— Да, сэр. Будут ещё указания? Это недолгая поездка, поэтому пилот должен быть готов вернуться назад в любой момент, ясно?

Джон нервно поглядывал на свои часы. Было девять тридцать. Он должен быть в доме Лизетт до полудня. «Отлично. Улажу эту проблему, вернусь обратно в Нью-Йорк и смогу спокойно заняться своей работой!»,— подумал Джон.

Глава 8

Яростно звонил дверной звонок. Она быстро вылетела из душа, накинув на себя полотенце и захватив деньги со стойки. «Мужчина из службы доставки гарантировал доставку в течение сорока пяти минут, но прошло всего пятнадцать», — подумала она, открывая дверь. Каждое воскресенье, в одиннадцать тридцать, она заказывала одну и ту же еду, которую по обыкновению доставляли перед полуднем. Её сырые волосы свисали, как сосульки; у неё не было времени на то, чтобы сушить голову. Она вручила человеку за дверью двадцать долларов, даже не взглянув на него:

— Я думала, что пиццу готовят дольше.

Человек взял деньги, но так и не отдал заказ:

— Я разочарован. Я думал, что вы только мне открываете дверь в полуголом виде.

«О, мой Бог. Этого не может быть. Но это было».

Она быстро надела одежду и спросила:

— Что Вы здесь делайте, господин Винчи?

— Я – Джон, и у нас есть некоторые незаконченные дела с прошлой ночи. Я должен с Вами поговорить.

Она хотела кричать: «Нам не о чем говорить». Но вспомнила слова госпожи Мэннинг: «Компания рассчитывает на Вас»:

— Хорошо, господин Винчи. Я хотела бы принести извинения за своё грубое поведение.

— Быть может, Вы предложите мне войти, а потом мы поговорим?

Оглянувшись, Лизетт заметила, что соседи, гуляющие с терьером, пристально смотрят в её сторону. Теперь, когда все местные новости опубликовали скандальные фотографии, в округе поползут слухи. Джон был прав – надо поговорить, поэтому Лизетт пригласила его в дом:

— Да, пожалуйста, проходите. Вы можете сесть в гостиной.

Джон вошёл и, обойдя комнату, устроился на большом кожаном кресле около камина.

— Я могу предложить Вам чашечку кофе? — спросила Лизетт.

— Нет, спасибо.

Она чувствовала на себе испепеляющий взгляд Джона. Она не могла сосредоточиться на разговоре. В комнате возникло острое сексуальное напряжение:

— Извините, могу ли я отлучиться на пару минут, чтобы придать своему внешнему виду немного презентабельности? — не дождавшись ответа, она быстро побежала в комнату. Лизетт схватила платье-макси из шифона, в цветочек, быстро надела его, расчесала влажные волосы и скрутила их в пучок, закрепив аккуратной скрепкой. Глубоко вдохнув, она собрала в кулак всё своё мужество, чтобы вернуться в гостиную, где сидел Джон.

Когда Лизетт вошла, то увидела вегетарианскую пиццу, которую она заказывала ранее. Джон просматривал фотоальбом, и Лизетт это не понравилось, так как их встреча была исключительно деловой. Присев на диван, она сказала:

— Господин Винчи, как я уже говорила ранее, мне хотелось бы принести извинения за своё поведение вчера вечером.

— Только вчера вечером? Что же относительно пятницы?

— Пятницы? Я не была с Вами груба в пятницу. Я думаю… — её тон становился более резким. «Играй по правилам, Лизетт»:

— Я сожалею, я обычно не веду себя так. Просто я была истощена трудным рабочим днём. Но я понимаю, что это не оправдание.

Он просто смотрел на неё и ничего не говорил. Что он хотел? Лизетт уже принесла извинения:

— Я собиралась встретиться с Вами завтра, чтобы принести свои извинения. Мне не хотелось тревожить Вас в воскресенье, потому что вчера Вы итак потратили на меня свой день… Я не знаю, что ещё сказать, господин Винчи. Я действительно надеюсь, что Вы примите мои извинения.

— Вы закончили? — он поставил альбом на место и наклонился ближе. — Шоу окончено, Лизетт. Я уже знаю обо всём. Я не тот человек, с которым Вы можете играть в эти игры. Спектакль окончен, я Вас раскусил. Так что теперь Вы можете сказать Вашему другу, что победа в это игре за мной. Вам ясно?

Игра? Лизетт не назвала бы унижение и просьбу прощения игрой. Как он узнал о разговоре Лизетт с госпожой Мэннинг? Теперь нет никакой надежды на пожертвования для «Другого Шанса». Возможно, Джон подслушал её утренний разговор по телефону? Её бы это не удивило. Прослушка — один из способов, которые используют корпоративные гиганты. Что же ей делать? Если Джон не внесёт пожертвования, то он бесполезен. Лизетт была уверена, что её выигрыш в лотереи всего лишь рекламный трюк. Винчи всегда получал то, чего желал:

— Господин Винчи, я знаю, что Вы расстроены моим поведением. В пятницу был мой первый выход. Я не привыкла к подобным мероприятиям. Но не стоит винить в случившемся только меня.

— Лизетт, я не верю в совпадения. Я должен был предвидеть, что это ловушка. Так Вы говорите, что благотворительный вечер был Вашим первым выходом? Ну, Вы действительно одурачили меня. И ужин в доме мамы – очень впечатляюще, Лизетт. Теперь я понимаю, почему Вы отталкивали меня. Отвечайте, сколько Вам заплатили за то, чтобы выставить меня дураком?

— Мне никто ничего не платил. Я уже говорила, что делала это для компании, а не для себя. Это - моя работа.

— Вы работайте на Дрю?

— Дрю? Я не знаю, кто такой Дрю. Мой босс – госпожа Мэннинг, госпожа Элейн Мэннинг. Как я говорила, в пятницу на благотворительном вечере я представляла интересы «Другого Шанса».

— Откуда Вы знайте Дрю? — потребовал он ответа.

— Я уже сказала, что не знаю Дрю, — ответила Лизетт повышенным тоном.

Джон ещё раз уставился на неё, а она продолжила:

— Мероприятие в пятницу – это часть моей работы. Я надеялась, что Вы сможете помочь компании, поэтому и пригласила Вас в парк в субботу. Но очевидно, что Вам сейчас не до этого.

— О чём Вы говорите, Лизетт?

— Я говорю о пожертвованиях. Vinchi Medical Engineering в состоянии спонсировать «Другой Шанс». У компании сейчас не лучшие времена и ей необходима финансовая поддержка. Если мы не найдём спонсора, то компанию закроют, люди потеряют свои рабочие места, а общество останется беспомощным. Я понимаю, что Вы сердитесь на меня. Я была груба с Вами и у Вас нет причин мне доверять, но прошу, помогите. Хотя бы поговорите с госпожой Мэннинг, прежде чем отказывать мне.

— Как вы провернули такую аферу вместе с Дрю?

— Сколько раз можно повторять? Я не знаю Дрю. Я не понимаю, о какой афере Вы говорите. Госпожа Мэннинг приболела, и я вызвалась заменить её на благотворительном вечере, где мы и встретились с Вами.

Тишина повисла в комнате. Спустя некоторое время Джон сказал более мягким тоном:

— Возможно, мы можем начать всё с начала?

Лизетт кивнула.

— Привет, я – Джон Винчи. Я надеюсь, что Вы не откажитесь пообедать со мной?

Холодная пицца на столе была не свежей и не вкусно, да и к тому же у Лизетт не было планов на ланч. Она взглянула на часы, пытаясь прийти в себя, и сказала:

— Вы хотите присоединиться ко мне? — с этими словами она открыла коробку с пиццей, — я не хотела бы, чтобы еда пропадала зря. Вы ничего не имеете против холодной пиццы?

— Звучит превосходно, — Джон встал с кресла и присоединился к Лизетт, усевшись на диван.

— Я могу предложить Вам что-нибудь выпить? Содовую? Воду? Пиво?

— Пиво подойдёт.

Они сидели на диване, наслаждались пивом и пиццей, Джон спрашивал о фотографиях, которые просматривал в альбоме. Это была дружеская беседа.

— Лизетт, расскажите мне о бизнесе вашей семьи.

— Ну, семейный бизнес перестал существовать из-за неспособности конкурировать с гигантскими корпорациями.

— Только из-за этого? Или было что-то ещё?

— Это всё. Я не хочу об этом говорить.

— Хорошо. Тогда расскажите мне о себе.

— Что конкретно вы хотите знать?

— Мама упоминала, что у Вас талант к математике. Если Вы действительно хороший бухгалтер, то могли бы работать в более престижных компаниях и зарабатывать большие деньги. Почему именно «Другой Шанс»?

— Я работаю там не из-за денег. Я работаю там, потому что верю, что компания пытается помочь нуждающимся. Не всё в этом мире вертится вокруг денег.

— Но любой бизнес основан на деньгах.

— Да, я не отрицаю, что деньги – важная часть любого бизнеса. Но огромную роль играют и волонтёры. Ведь именно добровольцы выполняют всю физическую работу. И благодаря их труду, мы добиваемся целей. А спонсоры только сидят, сложа руки, и ничего не делают.

«Дерьмо!»:

— Извините, я не хотела оскорблять Вас. Компании действительно необходимо Ваше спонсорство.

— Вы получите его, Лизетт.

— Вы согласны помочь нам? Вы будите спонсировать «Другой Шанс»?

— Я ещё поразмыслю над этим. Надеюсь, Вы понимайте, что мне необходимо подсчитать все «за» и «против». Мой окончательный ответ Вы получите к пятнице.

«О, мой, Бог! Я не верю своим ушам! Он богат, зачем о чём-то думать?», — поразмыслила Лизетт и кивнула Джону.

— Я должен вернуться в офис. Мой помощник, Мэтт, будет на связи, — он направился к двери. Лизетт следовала за ним.

— Спасибо за пиццу и пиво, — сказал Джон.

— Спасибо Вам. Буду рада видеть Вас снова.

— В следующий раз я угощаю Вас обедом, — он улыбнулся, затем наклонился вперёд и подарил ей нежный поцелуй, его губы едва коснулись её губ. Она даже не успела закрыть глаза. Лизетт пришла в себя, когда Джон уже открывал дверь, чтобы выйти, и в эту секунду она подумала: «Что если…». Она прикоснулась к своим губам, но затем закрыла дверь: «Возможно, я наберусь смелости в следующий раз?».

Лизетт по-прежнему стояла у дверей, её будто парализовало от поцелуя Джона. Послышался стук в дверь. «Возможно, Джон передумал насчёт поцелуя?», — подумала она и открыла дверь:

— Вы что-то забыли? — спросила Лизетт.

— У Вас есть планы на сегодня?

— Нет, никаких планов.

— Хорошо. Надеюсь, Вы не откажетесь поужинать со мной?

«Ужин? Мы ели два часа назад. Но хорошо. Возможно, он хочет обсудить спонсорство»:

— Да, с удовольствием. Здесь неподалеку есть ресторан, если Вы, конечно, любите итальянскую еды, — предложила она.

Джон покачал головой:

— Есть другое место, куда я бы хотел Вас сводить. Вы ведь не боитесь летать, правда?

— Нет, я не боюсь летать. Вы уверены, что будет уместным приглашать меня на сегодняшний ужин?

— Абсолютно, Вам понравится. Где я могу присесть, дожидаясь, пока Вы соберетесь?

Лизетт проводила его в гостиную, а сама направилась в свою комнату, чтобы подготовиться к незапланированному приключению с Джоном.

Лизетт вытащила небольшое чёрное платье, которое уже давно висело в шкафу, ожидая своего выхода в свет. Волосы она решила уложить точно также, как и в ночь пятницы. Открыв шкатулку, Лизетт выбрала оттуда жемчужное колье и соответствующие ему серёжки, которые отлично подходили к платью. Она взглянула в зеркало: «Да, то что нужно для сегодняшнего вечера».

Глава 9

Лизетт вошла в гостиную, где он терпеливо ждал больше сорока пяти минут. В его голове была лишь одна мысль — великолепно.

— Надеюсь, что не заставила Вас долго ждать, — сказала она.

Он не мог отвести взгляда от неё. Стоило подождать, чтобы увидеть такую прелесть:

— Нисколько. Но если мы не отправимся прямо сейчас, то, возможно, ужин не состоится.

Она улыбнулась и невинно покраснела:

— В таком случаи я возьму свою сумку, и мы можем ехать.

Эта женщина его очаровала, обольстила, завела. Но он велел себе дождаться хотя бы десерта. Улыбаясь, Джон взял её руку и сказал:

— Только после Вас.

Лизетт двигалась к его автомобилю. Но Джон схватил её за руку, чтобы остановить:

— Сегодня мы воспользуемся другим транспортом.

Она посмотрела на шикарный чёрный лимузин, припаркованный перед домом. Джон обхватил своей рукой её талию, и лёгкое покалывание пробежала по её спине. Лизетт улыбнулась, подходя к лимузину. Водитель поприветствовал их, когда открыл дверцу.

По коже Лизетт пробежали мурашки, когда её разгоряченное тело коснулось холодной кожи сидений.

— Всё в порядке? — спросил Джон, присев возле неё.

— Немного холодно вот и всё.

— Мы можем легко это исправить.

Он наклонился вперёд и поцеловал её. Сначала поцелуй был лёгким и разогревающим, но Лизетт этого было мало, её губы нуждались в большем. Джон был рад выполнить это желание. Его язык подразнивал и исследовал её рот, а руки слегка касались груди. Лизетт реагировала на каждое прикосновение: она выгнула спину, когда он начал целовать её шею. Пальцы Джона поглаживали нижнюю губу Лизетт, когда он спросил:

— Вы точно хотите пойти поужинать?

Каждый нерв её тела кричал: «Нет, возьми меня прямо здесь и сейчас!». Хватаясь за последний клочок своего самообладания, она смогла произнести лишь одно слово:

— Да.

Он кивнул и вызвал по интеркому водителя:

—Мы готовы отправиться, Сэм.

Лимузин, наконец, тронулся с места. Лизетт спокойно спросила:

— Куда мы едем?

—Я везу Вас поужинать.

—Я думала, что мы полетим куда-нибудь.

— Мы находимся в пути к аэропорту.

— К какому аэропорту? — спросила она, так как поблизости не наблюдалось ни одного аэропорта. Джону не пришлось отвечать, потому что лимузин уже свернул в сторону небольшого строения, подъезжая на взлётно-посадочную полосу, где маленькие самолёты были выстроены в одну линию.

Лизетт не боялась летать, потому что делала это много раз, будучи в колледже, но она никогда не летала на маленьком самолёте. Неожиданно лимузин повернул в другую сторону и остановился возле огромного коричнего-чёрного вертолёта с эмблемой Vinchi Medical Engineering:

— Мы полетим на этом вертолёте?

— Да. Вы возражаете? Помнится, Вы говорили, что не боитесь летать.

— Нет, не боюсь. Но я никогда не летала на вертолёте.

— Значит, это будет Ваш первый раз.

Она возбуждённо посмотрела на Джона, и в этот момент в её голове возникали самые непристойные мысли. Они переплели пальцы и направились к вертолёту.

Когда Лизетт вошла внутрь, первой её мыслью было: «Чёрт подери, какая роскошь!». Снаружи вертолёт был тёмным, но внутри всё было обделано белой кожей:

— Всё хорошо? — спросил он.

— Да. Здесь очень красиво. Я не ожидала, что внутри будет так светло.

— Светло и удобно – всё что нужно для путешествия в Новую Англию.

Пройдя внутрь, она села на светлый кожаный диван, напротив которого стояло два кресла, бар и плазменный телевизор. Она пододвинулась к окну и стала наблюдать.

Теперь, зафиксированная ремнём безопасности, Лизетт была готова к полёту. Джон сидел рядом с ней и улыбался, затем он нажал кнопку и сказал пилоту, что можно стартовать. Лизетт инстинктивно схватила за руку Джона и закрыла глаза. Джон, казалось, не боялся ничего. После взлёта она смогла открыть глаза и насладиться ночным городом через окно вертолёта. Она узнала ратушу, отель Biltmore, район Капитолийского холма и несколько других мест. Было очень красиво. Она ещё никогда не видела свой город с высоты птичьего полёта.

— Вам нравится?

— Да. Спасибо, — Лизетт знала, что Джон приказал пилоту лавировать над ночным городом. И это производило на неё впечатление.

Как только они покинули город, вертолёт набрал скорость. Лизетт было любопытно, куда они направляются. Откинувшись на спинку дивана, она заметила, что Джон наблюдает за ней:

— Что?

— Я рад, что Вы согласились поужинать со мной.

— Я тоже.

Джон взял её руку и прижал к своим губам, подарив нежный поцелуй.

— Так, Лизетт Берк, у нас есть целый час. Чем Вы хотите заняться? — он подмигнул.

Краснея, она ответила:

— Много вариантов приходит на ум, но думаю, безопаснее всего будет просто поговорить о чём-нибудь.

— Это не то, чем я планировал заняться, но ладно. Спрашивайте.

— Хорошо. Чем занимается Ваша компания?

— Ну, мы проектируем робототехнику и занимаемся улучшениями в области программного обеспечения.

— Робототехника? Это какие-то игрушки или что?

— Нет, Лизетт. Мы не проектируем игрушки.

— Тогда что Вы проектируйте?

— Множество вещей. Одни отделы проектируют хирургическую робототехнику, другие компьютеризированные устройства высоких технологий, третьи приборы, использующиеся в кардиохирургии и хирургии головного мозга.

— Это прекрасно. Но я всегда думала, что подобными вещами занимаются старые, лысеющие, скучные и сумасшедшие люди.

— Жаль Вас разочаровывать. Хотя в чём-то Вы правы. Я сумасшедший, но уж точно не старый и лысеющий.

Они залились тёплым смехом. Лизетт никогда не считала Джона сумасшедшим. Горячим, сексуальным, сильным, но не сумасшедшим! Абсолютно нет!

— Почему вы решили заняться хирургической робототехникой?

— Всё дело в моём отце. Он умер, когда мне было десять. Он страдал от редкой опухоли головного мозга, которая была неоперабельна. Когда он умер, я поклялся, что сделаю всё возможное, чтобы помочь людям с таким сложным типом болезней. Когда я закончил колледж, то начал свой бизнес в области медицины.

Лизетт потянулась к руке Джона:

— Извините. Должно быть, тяжело потерять отца в столь раннем возрасте.

— Это было очень давно, но я всё ещё помню, каково расти без отца. Моя мама разрывалась между работой и домом. Она делала всё, чтобы обеспечить мне достойное будущее.

Тишина повисла в воздухе. Лизетт попыталась сменить тему:

— Что ещё проектирует Ваша компания помимо робототехники?

— Мы разрабатываем программное обеспечение, которое управляет автоматизированными функциями. Недавно FDA предложил нам много миллиардный контракт. Но, надеюсь, Вы понимайте, что я не имею права разглашать подробности.

— Да, конечно.

— Теперь Ваша очередь. Расскажите мне о Вашей работе и о волонтёрстве. Раскройте свои секреты.

— Мне нечего сказать. Вы всё уже знайте.

— У каждого из нас есть секреты. Какие же секреты у Вас?

— Джон, я думаю, это слишком личное.

— Вы сами предложили побеседовать о чём-либо.

— Ну ладно. К примеру, я люблю шоколад.

— Скучно. Расслабьтесь, Лизетт, не надо стесняться. Я думаю, что у Вас есть куда более опасные секреты.

— Ну, хорошо. Каждую ночь пятницы я наливаю себе бокал белого вина, набираю тёплую ванну с пеной и читаю, — Лизетт решила не говорить Джону, что она читает горячие любовные романы.

— Интересно. Очень интересно.

— Это мой способ расслабиться в пятницу, после долгой трудовой недели.

— Весьма необычный способ.

— Почему Вы так на меня смотрите?

— Я просто задался вопросом, свободны ли Вы для ужина в пятницу? — он сказал это с ухмылкой.

Её щёки покраснели, и она сказала:

— Я не пытаюсь соблазнить Вас, Джон.

Джон взял в свои руки её подбородок, перед тем как сказать:

— Но Вы можете попробовать, Лизетт. В прошлую пятницу, когда мы с Вами столкнулись, у Вас были все шансы соблазнить меня.

Она не могла отрицать то, какой эффект на неё оказывают руки Джона. У неё возникло острое желание прикоснуться к его губам.

Джон будто прочитал её мысли. Он слегка поцеловал её, подтянув ближе к себе. Она хотела большего. Лизетт было это необходимо. Его хриплый стон разжёг в ней желание. Она чувствовала высокую температуру их тел. Её руки схватились за рубашку, желая разорвать её на мелкие кусочки и почувствовать то, как приживается его голое тело к её груди.

Лизетт начала расстегивать пуговицы на его рубашке, она была так возбуждена. Её дыхание участилось.

— Давайте закончим начатое после ужина, когда мы будем одни.

О, мой Бог. Она полностью забыла о том, что они не одни. Пилот! В смущении она зарылась лицом в его плечи:

— В чём дело?

— Я не знаю, что со мной. Обычно я не веду себя так.

— «Так» это как? Страстно? Влюблёно? Есть что-то между нами. И я знаю, что Вы тоже это чувствуйте.

Она ответила шёпотом:

— Да, я чувствую.

Они сидели спокойно остаток полёта. Джон протянул свои руки к её лицу и поцеловал. Даже от поцелуя у Лизетт возникло резкое желание внизу живота. Всю дорогу она задавалась вопросом, сколько времени она будет в состоянии управлять своим желанием? Как она сможет пережить этот вечер, не оказавшись в его постели? В ней проснулась страсть. Быть с Джоном — опасно, потому что всё это в конечно счёте закончится плохо для них обоих. Почему она согласилась на этот ужин? Ответ был прост — он горяч, сексуален и очарователен, сложно было устоять. Но был вопрос, на который она не знала ответа: «Вытворял ли он подобные вещи с другими женщинами? Соблазнял ли он их также, как соблазняет её?». Наверняка, у него был огромный выбор женщин, которые готовы на всё лишь бы оказаться в его объятьях.

Негромкий гудок объявил о посадке вертолёта. Джон спросил:

— Вы готовы к ужину, который я Вам обещал?

Не доверяя своему голосу, она слегка кивнула.

Глава 10

Бродя по окрестностям города, Лизетт поняла, что они находились в Нью-Йорке. Когда Джон пригласил её на ужин, то она подумала о местных ресторанах, но никак не могла ожидать такого. Её внутренний голос велел ей возвратиться домой, но какая-то её часть была потрясена, взволнована и не собиралась покидать это потрясающее место.

Взяв за руку, Джон повёл Лизетт к белому лимузину, уже ожидающему их.

— Куда мы едем?

— Вам понравится.

— Дайте мне хоть одну подсказку?

— Хорошо. Это место находится в Центре Уорнера (Тайм-Уорнер-Центр - двухбашенный, зеркальный и многофункциональный комплекс, построенный в Нью-Йорке в 2001 году).

— Ну, это дурацкая подсказка. Дайте другую?

— Потрепите ещё немного.

— Хорошо, я умею быть терпеливой, — с этими словами они сели в автомобиль.

Лимузин подъехал к огромному зданию:

— Мы на месте.

— Masa?

— Да, Masa. (Masa –ресторан японской кухни, с 2007 года и по сей день является одним из самых лучший и дорогих ресторанов мира)

— Как вы узнали, что мне нравится японская кухня?

— Я видел несколько японских поваренных книг у Вас в доме, а также путеводитель по Японии.

«Что он ещё мог увидеть?», — спросила себя Лизетт. Она понимала, что Джон очень наблюдателен, и ей нужно быть осторожнее.

Они вошли в ресторан, которых был внутри также великолепен, как и снаружи: чёрные деревянные стулья и столы, стены бежевых тонов, которые украшал бамбук и японские иероглифы. Там не было никаких ярких цветов или огней, ослепляющих глаза. Masa вмещал в себя только двадцать человек. Это место было известным не только в Нью-Йорке, но и во всём мире.

— Джон, я не ожидала этого.

— Я рад, что Вам нравится.

— У меня не хватает слов, чтобы выразить восхищение. Спасибо.

Джон кивнул, а затем жестом подозвал администратора. Молодая девушка подала им меню. Лизетт исследовала каждый пункт, ожидая с нетерпением всё попробовать. Меню выглядело удивительно, оно включало в себя столько блюд. Лизетт выбрала васаби, артишоки, салат из свеклы, морского леща и осьминога под соусом. Джон присоединился к ней в выборе салата, но предпочёл заказать горных устриц, суши хамачи (Хама - вид суши с желтохвостом) и суши лакедро (Лакедро - комплекс суши с желтохвостом с повышенным добавлением соевого соуса и масла).

Подошёл повар и начал готовить блюда прямо перед их глазами. Было очевидно, что он профессионал своего дела. И Лизетт и Джон молчали, но она чувствовала на себе его взгляд.

Повар нарезал лосося на тонике ломтики, разложил рис и начал творить настоящие чудеса, как фокусник. В Masa ходили не для того, чтобы поесть, а чтобы понаблюдать за процессом готовки.

После того, как ужин закончился, Джон оплатил чек, и они спокойно покинули Masa, рука об руку. Лизетт наслаждалась сегодняшним вечером. Ещё ни один человек на свете не устраивал для неё такое потрясающее свидание.

Они скользнули в лимузин и сидели всю дорогу, держась за руки:

— Джон, сегодняшний вечер был волшебным.

— Я рад, что Вам понравилось, Скажите, почему Вы любите именно Японию?

— Когда я была маленькой, мои родители привели меня в японский суши-бар. Он был не таким потрясающим, как Masa, но мне понравилось там: яркие цвета, художественное оформление. Тогда повар вышел и начал готовить суши прямо на моих глазах. Это было очень захватывающе. Когда блюда были сделаны, я отказалась их есть. Как же можно было съесть такую красоту?!

— Я рад, что сегодняшний вечер напомнил Вам свои детские годы.

— Да, в тот вечер я сказала родителям, что когда-нибудь поеду в Японию, изучу все навыки приготовления суши и стану великим японским поваром. Мои родители громко хохотали. В течение всех последующих месяцев я ходила в библиотеку каждый вечер и брала там поваренные книги. Но была одна проблема — все книги были на японском, и я не понимала большинство написанных слов.

— Вы хотели поехать в другую страну только для того, чтобы научиться готовить суши? Вы были слишком предприимчивы.

— Возможно, — сказала она и поторопилась сменить тему, — Джон, сегодняшний вечер был… потрясающим. Мне не хочется его заканчивать.

— Это и не закончится. У нас с Вами целая ночь впереди.

Она собиралась отказаться, но ничего не сказала. Как можно было сконцентрироваться, когда его пальцы скользили по её рукам, обнажённым плечам, подбородку и нижней губе. Он был таким сильным, влиятельным и страстным, что мог заставить её растаять в одно мгновенье.

Её рот приоткрылся, чтобы что-то сказать, но вместо этого она облизала губы и потянулась вперёд в поисках его мягких губ. Лизетт услышала, как окна лимузина закрылись. Джон обхватил своими руками её лицо и впился губами в её губы нежно и медленно.

Со временем его поцелуи стали глубокими и страстными. Его руки поглаживали её грудь. Не отвлекаясь от поцелуев, Джон прошептал:

— Останься со мной сегодня вечером.

Лимузин прибыл на место. Поцелуи Джона замедлились, он изо всех сил пытался вернуть самообладание, но каждая мышца его тела всё ещё желала эту женщину. Его тело горело в ожидании, но было ещё не время. Лизетт поправила своё платье, Джон подтянул галстук.

Джон открыл дверь и подал ей руку. Ожидание затянулась. Лизетт должна была решить, выходить ей их лимузина или нет. Если выйдет, то последует зову своего сердца, проведёт ночь с самым прекрасным мужчиной, вернётся в Род-Айленд и не будет всю оставшуюся жизнь корить себя за это. Она знала, что делает, поэтому подала ему руку и вышла из лимузина.

Они зашли в лифт. Наступила тишина. Джон открыл дверь своего пентхауса. Он желал сию же минуту сорвать с Лизетт это мило чёрное платье, но сдержался. Ещё не время для игр. Несколько раз в течение последних двух дней он думал о том, чтобы изучить каждый миллиметр её тела, оттрахать её так, чтобы она забыла собственное имя. Но ещё не время.

Он проводил её в гостиную:

— Пожалуйста, чувствуйте себя, как дома. Вы хотите выпить? Возможно, бокал вина?

— Спасибо, было бы не плохо, — ответила она, по-прежнему продолжая стоять.

Она разлил по бокалам красное Cabernet Sauvignon. Росс привёз ему это вино несколько лет назад. Когда Джон возвратился, то увидел, что Лизетт рассматривает фотографии на стенах.

— Это Ваша мама? — спросила она.

— Да, — ответил он и вручил ей бокал.

— Она красивая.

— Спасибо.

— А это Ваш брат?

— Нет. Это – Бред. Он был моим другом.

— Был?

— Он погиб пять лет назад в автокатастрофе.

— О, мне так жаль. Он был так молод.

«Да, слишком молод. Ему было всего двадцать восемь», — подумал Джон. Трент всегда говорил о том, что мечтает стать корпоративным магнатом. Росс желал завладеть винным бизнесом своей семьи. Дрю не был богатым наследником, но стремился создать собственную империю. Но Брэд отличался от них. Он хотел сделать этот мир лучше, он был оптимистом по жизни. У него не было денег, Брэд жил скромной жизнью, но всё, что зарабатывал, он вкладывал в благотворительность. Жаль, что Джон узнал об этом только после похорон. Тогда они с друзьями организовали собственную компанию, в память о Брэде.

— Джон, я сожалею, если задела Вас за живое.

— Ничего страшного. Это было давным-давно.

Звоном сотового телефона разрядил напряжённую обстановку. Посмотрев на идентификатор абонента, Джон сказал:

— Сожалею, но я должен ответить.

Джон покинул комнату, а Лизетт села на диван, наслаждаясь теплом камина.

Переговоры Джона длились уже немало времени, поэтому от скуки Лизетт взяла пульт с журнального столика и направила его на огромную плазму, но ничего не произошло. Тогда она нажала на кнопку ещё раз и мягкая, романтичная музыка начала играть. Она допила своё вино и откинулась на спинку дивана. Затем сняла свои туфли, и, свернувшись калачиком на диване, заснула.

* * *

Джон вошёл в комнату, но Лизетт нигде не было. Он приблизился к журнальному столику, намереваясь выключить музыку, но остановился, увидев Лизетт, крепко спящую на диване. Она была прекрасна: небольшие скулы, крошечные ушки, мягкие губы. Когда она пошевелилась во сне, прядь волос упала на её лицо. Джон наклонился, чтобы поправить её волосы. Малейшее прикосновение заставило её встрепенуться. Джон подарил её губам мягкий поцелуй, когда из них вырвалось его имя. «Нет, больше никакого контроля», — сказал он себе и усилии свой поцелуй. Она поддалась его воле. Руки Лизетт теперь обвивали его шею. Он сел возле неё и провёл своими руками по её телу, наконец, скользнув под платье. Тело Лизетт пылало огнём. Он мягко поглаживал её бёдра, спускаясь ниже. Его руки достигли своей цели, его палец вошёл в неё. Стоны заполонили всю комнату. Он воспользовался ещё одним пальцем, когда её стоны усилились, она была готова взорваться, как вулкан.

Лизетт посмотрела на него голодными глазами. Он наклонился, чтобы поцеловать её. Лизетт начала медленно расстегивать пуговицы на его рубашке одну за другой. Джон не сопротивлялся, вместо этого он яростно стянул с себя рубашку. Она провела пальцами по его обнажённой груди и животу. Это была сладкая пытка — наблюдать, как Лизетт снимает с него брюки. Она расстегнула молнию и сжала его член в своих руках. Лизетт начала его мягко поглаживать, а потом её рот принялся делать свою работу. Джон не могу сдерживать стоны. Его глаза закрылись на мгновенье, и он яростно кончил прямо ей в рот.

Когда Лизетт посмотрела на него, он сказал:

— Я хочу тебя… всю тебя

После этих слов Лизетт встала с дивана и медленно расстегнула молнию своего платья. Платье упало на холодный пол. Она осталась в одних кружевных трусиках и лифчике, когда он сказал ей:

— Всю тебя.

Повинуясь его желанию, она сняла бюсгалтер и медленно стянула трусы со своих бёдер, пошептав:

— У меня тоже есть желание — я хочу Вас, Джон. Абсолютно голым.

Он удивлённо встал перед ней, и снял обувь, носки, а затем и штаны. Они стояли друг от друга на расстоянии вытянутой руки. Джон никогда не видел такую прекрасную женщину. Его член задёргался в ожидании. Лизетт ступила ближе к нему и опустила свои руки на его грудь. Джон желал полностью погрузиться в неё. Она прошептала:

— Откиньтесь на диван.

Джон повиновался. Она опустила свои колени на диван, и его член мгновенно оказался внутри её горящей плоти. Когда он вошёл впервые, Лизетт яростно застонала от удовольствия. Он двигался сначала медленно и размерено. Потом быстрее и глубже. Она отбросила голову назад, когда он погрузился ещё глубже в неё. Стоны заполнили всё помещение, когда Лизетт кончила.

Тяжело дыша, Лизетт упала прямо в его сильные руки. Он нежно целовал её лоб и погладил волосы. Она лежала там, изнывая от наслаждения, пока Джон не нарушил тишину:

— Лизетт, Вы — женщина-загадка. Вы каждый раз меня удивляете.

— Это хорошо или плохо?

— Относительно. Я читаю людей, как открытые книги, и уже с первой страницы догадываюсь о содержании, но Вас, Лизетт, прочесть не могу.

— Некоторые книги, необходимо прочесть полностью – от корчи до корки, что понять суть.

— Хм, это проблема? Я готов читать Вас всю ночь! Не хотите присоединиться ко мне в спальне?

— Я не уверена, что мои ноги способны сдвинуться с места.

— Это легко исправить, — сказал он, и приподняв её на руки, как невесту, отнёс в спальню, где они продолжали заниматься любовь снова и снова, в течение всей ночи, пока не израсходовали все свои силы.

Глава 11

Она проснулась в одиночестве. Ещё прошлой ночью Джон предупредил, что ему нужно быть в лаборатории рано утром. Он оставил свой личный номер телефона, на случай, если Лизетт что-нибудь понадобится. Настольные часы показывали 5:00. Лизетт нужно было пораньше прийти на работу, поэтому она, зевая, начала подниматься с кровати, которую ещё ночью согревал Джон своим телом. Лизетт не понимала, в какой именно момент она потеряла голову и решила заняться любовью с человеком, которого знала всего несколько дней, но она не могла отрицать, что вчера ночью ей было очень хорошо. Впервые в жизни она не сдерживала себя: застенчивая девчонка превратилась в уверенную женщину, которая готова контролировать всё вокруг. Лизетт была уверена, что прошлой ночью в ней что-то изменилось. С Джоном она обрела веру в себя.

Прошлая ночь не была похожа на сцены, которые обычно описывают в романтических книгах. Это была дикая ночь, которую хотелось повторять снова и снова. Но захочет ли Джон? Да, для Лизетт это несомненно был новый сексуальный опыт, но для Джона… «Для это, вероятно, самое обычное явление! Затащить девушку из ресторана в свою постель не составляет труда для такого мужчины!», — эта мысль не давала ей покоя. Она не хотела думать о других его женщинах и о том, что Джон делал с ними в постели. Лизетт не знала, какое значение имеет прошлая ночь для Джона, но точно понимала, что у неё были чувства к этому мужчине. Что-то скрытое внутри ударило по ней, и слёзы скатились по лицу. Она не должна была сталкиваться с Джоном на благотворительном вечере, не должна была продолжать это общение.

Лизетт была уверена в том, что делает. Пришло время возвращаться домой. «Богатые и влиятельные мужчины не встречаются с простушками. А если даже и начнут встречаться, то отношения продлятся недолго», — Лизетт извлекла этот урок, когда была ещё в колледже. Она встречалась с богатыми парнями, которых, кажется, любила. Ради них Лизетт оставалась всё лето в городе, веселилась, развлекалась и жила полной жизнью. Но, когда снова возвратилась домой, узнала о том, что её родители продают семейный бизнес. Лизетт пыталась как-либо помочь семье, обращалась к знакомым, но безрезультатно — бизнес продали. С тех пор она изменила свою жизнь. Но компания её родителей прекратил своё существование, и она ничего не могла поделать. Лизетт поняла, что совершила ошибку, потратив своё время на идиотов, которые, в конечном счёте, бросали её. Она дала себе обещание, что впредь будет ответственной. Жизнь не игра, можно потерять абсолютно всё в мгновенье ока.

Путешествие в Нью-Йорк, страстная ночь с Джоном — это всего лишь план, который должен принести хорошие пожертвования «Другому Шансу». «Ну, по крайней мере, никто не знает, где я была и чем занималась. Я могу возвратиться домой, не причинив никакого вреда своей репутации».

Было ещё слишком рано для того, чтобы отправиться в центр, сесть на поезд до Род-Айленда и возвратиться домой. Дома Лизетт оповестила бы госпожу Мэннинг о том, что господин Винчи почти готов спонсировать «Другой Шанс». Не было никакой необходимости рассказывать обо всех подробностях их с Джоном встречи: ни о побеге Лизетт из Нью-Йорка, ни о страстной ночи с Джоном.

Отодвинув одеяло, она неохотно встала с кровати, которая была неимоверно огромного размера, и направилась в ванную. Комната была потрясающей. Старомодная ванна с ножками в виде львиных лап, огромная душевая с многочисленными насадками и джакузи на другом конце комнаты оказались впечатляющими. Замечтавшись о том, что мог бы сделать с ней Джон в этой ванной, Лизетт быстро приняла душ. Она не хотела, чтобы Джон застал её в квартире.

После душа у неё не было другого выбора, кроме как надеть чёрное платье и высокие каблуки с прошлой ночи. Лизетт обычно так не одевалась по утрам. Одежда подобного рода в столь раннее время суток, будто кричала: «Да, я не ночевала дома вчера вечером». Смотря на себя в зеркало, она уже готовилась к осуждающим взглядам прохожих. Хотя, какая разница? Ведь, в Нью-Йорке её всё равно никто не знает.

Взяв ручку и бумагу из ящика в спальне, она решила оставить Джону записку. «Да, я знаю, что трусиха», — подумал она. Лизетт не могла столкнуться с Джоном этим утром.

«Дорогой Джон…», — забавно, подумала она — «Я пишу письмо миллиардеру, начиная со слов «Дорогой Джон».

Дорогой Джон.

Я хотела поблагодарить Вас за прекрасный вечер. Вы выбрали потрясающий ресторан. Прошлая ночь была будто мечтой. Спасибо, я никогда не забуду Вас и эту ночь. Я сообщу госпоже Мэннинг, что Вы свяжитесь с ней относительно спонсорства.

С уважением, Лизетт Берк.

Она положила записку на подушку Джона, осмотрела комнату в последний раз, взяла свою сумочку и спокойно покинула квартиру.

Поездка в Рот-Айоленд заняла почти четыре часа. Лизетт хотела попросить кого-либо забрать её, но решила поехать на автобусе, и, наконец, в пять часов вечера она уже была дома. Её голова раскалывалась, ноги болели, а каждая клеточка тела требовала массаж. Даже учитывая то, что госпожа Мэннинг приказала ей оставаться дома и заниматься заключением договора с Джоном, Лизетт не хотела сидеть в четырёх стенах.

Заходя в спальню, она остановилась напротив зеркала и внимательно оглядела себя: «Пришло время возвращаться к нормально жизни». Она сняла своё платье, открыла шкаф, вынула оттуда деловой костюм: белоснежную блузку с длинными прямыми рукавами и гладкую серую юбку.

Лизетт не удалось расслабиться в прошлую пятницу, но она хотела наверстать упущенное сегодня. Она приготовила горячую ванну с пеной, наполнила свой бокал вином, сняла всю оставшуюся одежду и окунулась в тёплую воду. Ни один герой романа не повторил бы того, что вчера ночью вытворял Джон, поэтому Лизетт не стала даже открывать книгу. Вместо этого она наклонилась назад и закрыла глаза, но единственное, что она видела перед собой — руки Джона, ласкающие её нежную кожу прошлой ночью. Сладкие воспоминания о прошлой ночи становились настоящей пыткой.

Когда вода в ванной уже остыла, Лизетт неохотно покинула комнату. Она быстро прошмыгнула в спальню и легла в тёплую кровать. «Завтра я проснусь с мечтой о том, чтобы вернуться на работу и забыть прошлую ночь».

Глава 12

Три часа подряд Джон провёл в своём офисе, проверяя последние расчёты. Оказалось, что за последние шесть месяцев разработчики обнаружили некоторые изменения в интерфейсе программы. Тепловой уровень микрозонда (Микрозонд — прибор для проведения рентгеноспектрального микроанализа (определение атомного состава вещества в малом объёме) повысился до 37 градусов Цельсия после 25 минут работы. Поэтому нейрохирурги-консультанты высказывали свои опасения относительно нормальной работы данного прибора.

Опасения специалистов заставили Джона упорно трудиться целый день. Он потерял отца 24 года назад, потому что медицина была не в состоянии вылечить опухоль головного мозга. Врачи говорили, что у его отца есть десяти процентный шанс выжить. Единственное, что могло продлить его жизнь — химия и радиотерапия. Отец Джона вынес три месяца ада, прежде чем умереть. После его смерти всё изменилось. Джон перестал заниматься в спортивной секции, много времени уделял образованию, а затем окончил колледж и сосредоточился на исследованиях. Он пообещал своему отцу, что разработает прибор, благодаря которому хирурги смогут вылечить опухоль головного мозга.

Когда Джон только начинал работу в области программного обеспечения, ему понадобился всего лишь один опытный инженер, который сможет максимально точно спроектировать оборудование. В настоящее время на благо компании работало 100 подразделений, каждое из которых состояло из 200 человек. Если бы Джон мог исправить последние недочёты, то хирурги всего мира спасли бы сотни и тысячи жизней.

Закрывая свой ноутбук, он сказал:

— Всё должно получиться!

Джон встал со стула и покинул свой кабинет. Ему осталось только вместе с Тедом, медицинским консультантом, проверить все данные. Обычно процесс перепроектировки занимал 7-8 часов. Сегодня Джону совсем не хотел этим заниматься, но пришлось всё-таки сосредоточиться на работе.

Джон вошёл в лабораторию и вызвал Теда:

— Тед, мы закончили на пределах спекуляций во время виртуального моделирования. После некоторых изменений интерфейса программы я думаю, что проблема на микрозонде должна быть устранена.

Тед оторвал взгляд от монитора и сказал:

— Хорошо, я начну вносить изменения. Мне потребуется несколько часов. Вы можете заниматься своими делами, я предупрежу вашего помощника, когда всё будет готово.

— Я помогу Вам.

— Вы хотите помочь? — спросил Тед.

— А что, есть какие-либо проблемы?

Тед покачал головой:

— Никаких проблем. Вы здесь босс, господин Винчи.

Джон подошёл к монитору и начал делал записи. Тед сидел неподвижно и наблюдал за своим боссом. Джона это нервировало, поэтому он спросил:

— Какие-то проблемы, Тед?

— Вы никогда не помогали мне раньше. Обычно, Вы кричите на меня, и называйте бездарным сотрудником. А сегодня впервые в жизни я увидел улыбку на Вашем лице.

Что делал Тед? Пытался обвинить Джона в том, что он недружелюбный и грубый? Джон сказал:

— Тед, я пытаюсь помочь, поэтому заткнитесь и делайте свою работу.

Тед затих:

— Да, сэр.

Они работали сообща, поэтому проектировка была завершена в течение нескольких часов. После этого они потратили ещё четыре часа на проверку всех данных. Вместе они проверили расчеты за последние две недели и заметили несоответствия, которые попытались исправить. Теперь каждый тренировочный тест был успешным. Температура была ниже 35 градусов Цельсия, но нейрохирургам необходимо было сделать завершающее испытание, чтобы получить точные результаты.

Покинув лабораторию, Джона сказал:

— Отлично поработали сегодня, Тед. Думаю, что у нас всё получится.

Тед улыбнулся и сказал:

— Спасибо за помощь, Джон. Я надеюсь, что результаты будут положительными.

Джон направился к лифту. Это был долгий трудовой день, на протяжении которого он не переставал думать о Лизетт. Мысль о том, что она в его постели, абсолютно голая увеличивала эрекцию в брюках. Джон надеялся на продолжение прошлой ночи.

Он злился на себя из-за того, что не задержался на работе ещё на несколько часов, чтобы проверить программу. Но сегодня вечером у него были другие планы. Джон не заглянул даже в свой кабинет. Вместо этого на полпути к пентхаусу, он дал указания Мэтту зарезервировать столик для двоих. Обычно он ужинал один, но сегодня надеялся, что Лизетт составит ему компанию. Джон любил проводить с ней время, слушать её разговоры, смотреть в её светящиеся глаза. Это было…чудесно. Безусловно, мысль о второй подряд бессонной ночи возбуждала его, но сначала ужин.

Часы показывали 5:00, когда он вошёл в пентхаус, где было как всегда тихо. Лизетт не было в гостиной, столовой и даже на кухне. «Чёрт, возможно, ужин придётся отменить», — подумал Джон и увидел свёрнутый листок бумаги на своей подушке. Он взял его и внимательно прочитал. Такого он не ожидал! Джон взял сотовый, чтобы проверить пропущенные звонки, но Лизетт ни разу не позвонила. Он собирался позвонить ей, чтобы узнать какого чёрта она уехала, но передумал. Между ними была химия, но больше ничего… Джон тоже не сможет забыть эту ночь. Это было верное решение, потому что сейчас ему не нужна истеричная и всеми манипулирующая женщина. Теперь он сможет заняться своей работой. Завтра всё будет, как прежде. Джон вытащил телефон из кармана своего пиджака, набрал Мэтта и приказал ему отменить столик в ресторане, вместо этого он потребовал заказать тайскую еду: курицу с рисовой лапшой и рулетики. «Ужин для одного», — подумал Джон.

Он вышел из душа, когда еду доставили. Схватив холодное пиво из холодильника, Джон устроился на диване, включил ТВ и стал смотреть новости. Джон не могу вспомнить, когда последний раз смотрел телевизор. Обычно он всё время проводил на работе. «Возможно, следует взять отпуск, когда компания подпишет контракт с FDA», — подумал он.

Сидя на диване, Джон вспоминал о том, как мило заснула Лизетт вчера на этом же месте. Она была прекрасна в полусонном состоянии, но ещё лучше выглядела обнажённой… Когда Джон прикасался к ней, она оживала. Никаких намёков, стеснений — хрупкая девочка превратилась в уверенную женщину.

Он взял записку от Лизетт и прочёл её снова. Только тогда Джон вспомнил о том, что пообещал спонсировать «Другой шанс», поэтому схватил свой телефон и отослал сообщение Тренту, Россу и Дрю: «Селекторное совещание, 20:00, деловое предложение».

Как только совещание началось, Джон объяснил друзьям финансовую проблему, с которой столкнулся «Другой Шанс».

— Ты уверен, что Бред хотел бы, чтобы мы спонсировали подобные компании? Это маленькая организация, есть ли смысл вообще ввязываться в это? Никакой пользы такое спонсорство не принесёт, — сказал Росс.

— Я согласен. Это всё не просто, — поддержал Дрю.

— Джон, ты же знаешь, как это работает? Мы просто обеспечиваем одноразовое пожертвование и всё! — сказал Трент, — Мы не спонсируем определённую организацию.

— Поддержка — это всегда огласка. Я повторюсь, что постоянное спонсорство не принесёт никакой пользы. Мы может только один раз помочь «Другому Шансу», — добавил Росс.

— «Другому Шансу» не помогут хорошие спонсоры. Необходимо менять руководство компании. Если мы хотим помочь, то должны её выкупить, — ответил Трент.

— Забудь об этом, Трент, — разъярённо крикнул Джон, — Это некоммерческая организация. Этот тип компании не подойдёт нам.

— Ты прав, это не прибыльно. Но кто-то должен спасти компанию. Почему бы мне этого не сделать? — спросил Трент.

— У меня нет времени на споры. Трент, ты можешь выкупить компанию, уволить штат, изменить концепцию бизнеса, но это не то, что нужно «Другому Шансу».

— Да, Джон, ты прав. Такой тип компании не для меня, — пробормотал Трент. — Ты настроен серьёзно? Так почему бы тебе не заняться этим лично? Твоя компания Vinchi Medical Engineering может спонсировать «Другой Шанс». Это будет хорошо и для твоей компании и для некоммерческой организации. Да и к тому же Лизетт будет благодарна. Хм, ради такой женщины я и сам могу взяться за спонсорство «Другого Шанса». Она красавица, — засмеялся Трент.

— Остынь, Трент, она не твой тип. У это девушки есть мозги, — заявил Джон. Он не хотел, чтобы Лизетт стала новой игрушкой Трента. Трент был акулой не только в бизнесе, но и в отношении женщин. Джон не мог назвать точное число женщин, которым Трент разбил сердце. Мысль о Лизетт и Тренте, как о паре просто выводила его из себя. Лизетт заслуживает лучшего. Поэтому Джону пришлось выкручиваться:

— Я согласен, Трент. Я буду спонсировать «Другой Шанс». Свяжемся через две недели, чтобы обсудить планы на будущее относительно «Другого Шанса», — с этими словами Джон повесил трубку.

Откинувшись на спинку стула, он обдумывал мысль о спонсорстве «Другого Шанса». С одной стороны он мог бы контролировать эту компанию, а впоследствии и получать от неё некий доход, но с другой стороны это всё требовало огромного количества времени. Будет очень нелегко поднять на ноги такой хрупкий бизнес. Джон легко бы с этим справился, будь у него хоть немного времени, но сейчас весь его график был распланирован на год вперёд. «Другой Шанс» — это лишние проблемы, которые Джону были вовсе не нужны.

Завтра уже вторник, и Джон должен был дать свой ответ относительно спонсорства. Он обыскал ящик своего стола и нашёл визитную карточку, которую дала ему Лизетт на благотворительном мероприятии. Он взял телефон и набрал номер.

— Привет, говорит Элейн Мэннинг, я могу Вам чем-нибудь помочь?

— Госпожа Мэннинг, моё имя Джон Винчи. Ваш сотрудник, Лизетт Берк, убедила меня профинансировать вашу компанию. У меня есть деловое предложение к Вам, мы можем его обсудить?

— Да, да, конечно, господин Винчи. Я буду рада встретиться с Вами в любое, удобное для Вас время.

— Госпожа Мэннинг, я бы попросил Вас держать в секрете подробности нашего разговора. Всё должно быть только между нами.

— Разумеется. Я никому не скажу.

— Прекрасно. Мой личный помощник, Мэтт, в ближайшее время свяжется с Вами и назначит время встречи.

— Спасибо, господин Винчи.

— Пока что благодарить не за что. Давайте встретимся и обсудим условия финансирования «Другого Шанса»!

Затем Джон позвонил Мэтту и дал ему инструкции, уточнив все детали встречи. Также он приказал составить своим юристам контракт к четвергу. Ему не хотелось становиться спонсором, но учитывая ситуацию, по-другому он поступить не мог.

Джон взял ещё одно пиво из холодильника и улёгся на диван. В его голове звучали слова Трента: «Хм, ради такой женщины я и сам могу взяться за спонсорство «Другого Шанса». Она красавица!». Ещё неделю назад Джон и не думал о том, чтобы финансировать что-либо. Но всё изменилось с того самого утра, когда он узнал о благотворительной акции. Его идеальный мир рухнул в мгновение ока. Всё, что Джону было нужно, так это подписать контракт с FDA, выпустить инновационное программное обеспечение и уехать в отпуск. Осталось всего две недели, чтобы сделать нужные поправки, иначе контракт будет упущен и придётся всё начинать с нуля. Финансирование «Другого Шанса» разрушило все планы Джона. Допивая своё пиво, он подумал: «Две недели. За две недели до подписания контракта я встретил самую интригующую и сексуальную женщину. Таких, как она, я ещё не встречал». Джон испытывал желание приказать Мэтту подготовить вертолёт, поехать за Лизетт и заставить вернуться в Нью-Йорк. Но он не мог этого сделать.

Закрыв глаза, Джон понял, что не сможет заснуть. Он вытащил свой телефон, вызвал водителя и отправился в офис, чтобы поработать. Он проработал всю ночь и лишь в четыре часа утра его мысли вернулись к Лизетт. Он вспомнил о том, как она полуголая, завёрнутая в полотенце открыла ему дверь в воскресенье. Эта женщина была слишком сексуальной. Но в отличие от других женщин Лизетт не была стервой. Джон задался вопросом, понимала ли Лизетт о том, что как сильно она сводит его с ума в своих тонких джинсах. Он жаждал схватить упругую задницу Лизетт, притянуть эту женщину к себе и страстно поцеловать в губы. Вздохнув, он встал со своего места и подумал: «Да, время быстро пролетело».

Уже наступило утро. Это была не первая и не последняя бессонная ночь для Джона. Он поднялся из-за стола и направился к своему гардеробу в офисе. В его шкафу всегда хранились чистые и идеально выглаженные костюмы, Мэтт об этом позаботился. Джон быстро принял душ, побрился и приступил работе. Следующие несколько дней он провёл в офисе, занимаясь контрактом с FDA.

Глава 13

Во второй половине недели всё шло по плану. Сегодня была пятница, и Джон надеялся, что день пройдёт быстро.

Интерком загудел. Джон нажал на кнопку и ответил:

— Она здесь?

— Да, сэр, госпожа Мэннинг ожидает Вас, — сказал Мэтт.

— Пригласите её.

Госпожа Мэннинг вошла в комнату, Джон жестом пригласил её присесть в одно из кресел, расположенных напротив стола.

— Я рада вас видеть, господин Винчи.

— Спасибо за то, что нашли время встретиться со мной. Давайте перейдём к делу.

— Конечно, — ответила господа Мэннинг.

Она была не такой, какой её представлял Джон. На вид ей было лет тридцать, высокая, стройная, с длинными тёмными волосами. На ней был деловой костюм консервативного стиля. Очевидно, что у этой женщины прекрасный вкус. Кроме этого она была уверенной в себе и сильной. Но Джон решил сконцентрироваться на контракте. Он откинулся на спинку кресла и сказал:

— Я уже говорил Вам по телефону, что знаю о затруднительном положении вашей компании. Мои люди собрали информация и, как я понял, у Вас осталось всего 30 дней до полного разорения. Я прав, госпожа Мэннинг?

— Да.

— Госпожа Берк ввела меня в курс дела. Мои юристы составили соглашение, которое будет выгодным и для меня и для Вас. Пожалуйста, прочтите контракт, и тогда мы сможем обсудить все детали, — Джон вручил ей копию контракта.

Она сидела спокойно и изучала документы в течение двадцати минут, а затем сказала:

— Господин Винчи, это превосходно. Вы очень щедрый человек. Однако, у меня есть несколько вопросов. Вы предлагаете спонсировать «Другой Шанс» в полной мере? Вы согласны выплачивать заработную плату сотрудникам и финансировать наши проекты в течение последующих 12 месяцев? Таким образом, Vinchi Medical Engineering будет нашим единственным спонсором. А взамен вы требуете оповещать Вас о всех действиях компании?

— Совершенно верно.

— И если я правильно поняла, то Вы желаете, чтобы наш главный бухгалтер работал в Нью-Йорке на Vinchi Medical Engineering?

— Совершенно верно.

— Господин Винчи, я беспокоюсь по поводу Вашего последнего требования. Я не могу уволить своего самого лучшего сотрудника. Это будет проблемой.

— Неужели это так сложно сделать?

— Я полагаю, что Ваши условия не больше, чем игра. Однако, было бы лучше, чтобы мой главный бухгалтер работал дома. Так она сможет помогать и вашей компании и «Другому Шансу».

— Ваш бухгалтер понадобится мне здесь.

— Вы уверены в этом?

Джон прочитал по её глазам, что она немного испугана:

— Госпожа Мэннинг, я всегда получаю то, чего хочу и сейчас я хочу, чтобы Ваш бухгалтер работал исключительно на меня, а иначе никакого контракта, — Джон подал ей ручку. — Выбор за Вами.

— Мне кажется, что Вы ещё пожалеете о своём решении, — не колеблясь, госпожа Мэннинг подписала контракт и вернула ручку Джону. Джон нажал на кнопку интеркома.

— Слушаю, господин Винчи.

— Мэтт, зарезервируйте столик для меня и госпожи Мэннинг. Кроме того, сделайте мне резервную компанию контракта со всеми приложениями, — он сказал это и сразу переключил свой внимание на госпожу Мэннинг:

— Вы можете официально оповестить прессу о подписании данного контракта на следующей неделе. Мэтт сейчас предоставит Вам резервную копию контракта.

— Благодарю, господин Винчи. Следующие двенадцать месяцев будут многообещающими.

Да, следующие месяцы будут интересными. Джон наконец-то сможет узнать Лизетт и при этом не отвлекаться от своей работы. А если, вдруг, Лизетт не оправдает его ожиданий, то он сможет вернуть её обратно в Род-Айленд.

Загудел интерком:

— Господин Винчи, господин Дэвис здесь. Он сказал, что у Вас с ним встреча.

Джон не помнил, чтобы планировал встречу с Трентом:

— Пригласите его.

— Эй, Джон, я не отвлекаю тебя? — сказал Трент, оглядев госпожу Мэннинг с головы до ног.

— Нет, нисколько. Я хотел бы тебе представить госпожу Элейн Мэннинг. Она — генеральный директор «Другого Шанса», — Джон следил за выражением лица Трента. «На этот раз я тебя сделал», — подумал он и продолжил:

— «Другой шанс» — это компания, где работает Лизетт Берк. Госпожа Мэннинг, это — Трент Дэвис, мой друг.

Трент пересёк комнату и протянул руку госпоже Мэннинг:

— Рад познакомиться, госпожа Мэннинг. Вы не возражаете, если я буду называть Вас Элейн? — спросил он смело.

— Конечно, господин Дэвис, — ответила она.

— Ты не предупредил меня, что встречаешься с директором «Другого Шанса». Я бы тоже хотел спонсировать эту компанию, — сказал Трент.

— Жаль тебя разочаровывать, Трент, но мы с Элейн только что подписали контракт.

— Ну, это можно легко исправить, — подмигнул Трент Элейн.

— Сожалею, но нет. Поэтому тебе лучше заняться обольщением моделей или начинающих актрис, как впрочем, и всегда, — заявил Джон.

— Не слушайте его, Элейн. Не разбивайте моё сердце!

— Я уверена, что к вечеру ваше сердце заживёт, — ответила Элейн.

Джон смеялся, наслаждаясь тем, что в этот раз Всемогущий Трент Дэвис промахнулся. Джон выиграл. Желая продолжить шоу, он сказал:

— Мы как раз собирались пообедать, Трент. Не хочешь присоединиться к нам?

— Я хотел бы, — ответил Трент, — Но Джон, ты ведь такой занятой человек, уверен, что у тебя есть время на это? Если ты занят, то мы может отобедать с госпожой Мэннинг вдвоём.

Джон рассмеялся снова, поскольку заметил, как Элейн закатила глаза. Трент и понятия не имел, во что ввязался. Элейн Мэннинг не была одной из тех легкодоступных девиц, к которым привык Трент.

— Спасибо за беспокойство, Трент, но я с удовольствием пообедаю в приятной компании сегодня вечером.

Джон был в восторге. Наконец-то Трент проиграл! «Это будет интересный ланч», — подумал Джон.

Глава 14

 Лизетт была готова возвратиться на работу ещё во вторник, но госпожа Мэннинг запретила. Она сказала, что Лизетт должна оставаться дома, пока контракт с Джоном не будет подписан. Джон обещал принять решение к пятнице, которая уже наступила. Смотря на часы в тысячный раз, Лизетт сказала себе: «Джон должен был уже принять решение».

Как раз в это самое мгновенье зазвонил телефон. Лизетт, как сумасшедшая помчалась через всю квартиру и ответила:

— Привет, это Лизетт.

— Привет Лизетт, это Джилл. Элейн попросила, чтобы я созвала весь штат компании. Встреча состоится в понедельник в 10 утра. Ты придёшь?

— Да, конечно, — Лизетт надеялась на то, что Джон подписал контракт, и спросила, — Джил, Элейн в офисе?

— Нет, Лизетт. Она уехала по делам. Я могу чем-то тебе помочь? Элейн дала мне распоряжение выполнять любые твои приказы.

— Ты знаешь, куда ушла Элейн?

— Нет, не знаю. Но я полностью уверена, что госпожа Мэннинг на важней встречи.

— Спасибо. Удачных тебе выходных, Джилл.

— И тебе того же Лизетт.

Было уже 7 часов вечера, но не Джон, не Элейн так и не связались с Лизетт. А что если Лизетт потерпела неудачу? Вдруг «Другой Шанс» окончательно разорится? Тогда многие люди потеряют работу. На Лизетт внезапно нахлынул ураган эмоций. Слёзы стекали вниз по её щекам. Лизетт рыдала, уткнувшись лицом в подушку. Она была права насчёт Джона. После их последней ночи он даже ни разу не позвонил. Лизетт сердилась на себя за то, что доверилась этому подонку. Она ударила кулаком по подушке. Джон поиграл с ней, а потом выбросил, как ненужную вещь. Её рыдания усилились. «Что случилось со мной?», — кричала она. «Возьми себя в руки, Лизетт!» — успокоив свои нервы, она смахнула слёзы с лица.

Лизетт была разбита. Она всех подвела: своих коллег, которые теперь потеряют работу, любимое дело, но ещё она подвела своё сердце, которое было разбито ублюдком по имени Джон Винчи. Лизетт сотню раз говорила себе, что не нужно иметь ничего общего с богатенькими мальчишками. Она не хотела видеть Джона снова. Теперь её мир был разрушен.

Звуки мобильного телефона отвлекли Лизетт от истерики, и она ответила:

— Здравствуйте.

— Привет. Это Лизетт?

— Да, это я.

— О, я не узнала Ваш голос. Неужели вы заболели? Возможно, болит горло?

— О, привет Элейн. У меня всего лишь насморк. Спасибо, что спросили.

— Надеюсь, что это не грипп.

— Нет, всё в порядке.

— Хорошо. Я звоню, чтобы поговорить с Вами о господине Винчи. Он связывался с Вами на этой неделе?

— Я хотела приехать в офис в понедельник и рассказать Вам обо всех новостях.

— И о каких же новостях?

— Элейн, я действительно старалась изо всех сил. Я встретилась с Джоном, то есть с господином Винчи, и объяснила ему затруднительное положение компании. Я была уверена, что он поможет «Другому Шансу». Но, к сожалению, после последних переговоров господин Винчи так и не связался со мной.

— Я сейчас скажу Вам одну важную вещь. Но Вы не должны рассказывать об этом никому. Это конфиденциально, понимаете?

— Да.

— Хорошо. Спасибо Вам за то, что Вы сделали. Я знала, что чудо произойдёт. «Другой Шанс» не закроют. Сегодня я встретилась с господином Винчи и всё уладила. Спасибо Вам, Лизетт.

— Извините, Вы сказали, что встретились с господином Винчи сегодня?

— Да, он пригласил меня в главный офис, чтобы обсудить детали контракта. Сегодня потрясающий день! Впервые за долгое время я могу спать спокойно! Спасибо, Лизетт.

— Это Вам спасибо, — всё что смогла промямлить Лизетт. Она была в шоке.

— Я хотела бы побеседовать с Вами лично, в понедельник. В контракте есть некоторые пункты, о которых Вам следует знать. А сейчас просто расслабьтесь и наслаждайтесь выходными. Доброй ночи, Лизетт.

— Доброй ночи, Элей. Спасибо, что позвонили.

«Это был не сон? Джон спонсирует «Другой Шанс». Лизетт уже ждала понедельника для того, чтобы узнать обо всех подробностях контракта. Она хотела, чтобы этот контракт был новым началом для компании, для неё и для Джона тоже. Впервые за последние несколько дней она почувствовала себя счастливой.

Глава 15

Лизетт взрывалась от ярости. Джон даже не позвонил ей. Да, она сбежала от него, но ведь их встреча была всего лишь одноразовым свиданием. Сидя за своим столом и изучая последние страницы контракта, она всё ещё не могла забыть слова Элейн: «Вы будете переведены в Нью-Йорк к концу недели для работы в главном офисе Vinchi Medical Engineering. Это не моя прихоть, это требуется для бизнеса». Может Элейн так и говорила, но Лизетт знала всю правду. Её перевод в Нью-Йорк никак не связан с бизнесом.

Перевод? Это было ужасно. Джон, как и предполагалось, спонсировал компанию, был главным партнёром «Другого Шанса». Но Лизетт не хотела иметь ничего общего с этим мужчиной. Чёрт, Винчи играл с людьми, как с куклами. Лизетт открылась ему. Разве Джон не понимал, что важно для неё? Это сообщество, дом, родители, мама и мальчики. Очевидно, он думал только о себе. Если после всего этого Джон надеется на продолжение их знакомства, то он глубоко ошибается. Только деловые отношения.

Лизетт упаковала свои последние вещи в коробку. Она была рассержена. Как Элейн могла перенаправить её Нью-Йорк не посоветовавшись? Лизетт чувствовала себя игрушкой. Её первой мыслью было встать и уйти из этой компании раз и навсегда. Но она не могла. Слишком много труда и сил было вложено в «Другой Шанс», она не была готова всё бросить.

Когда Лизетт начала волноваться по поводу своего перевода в Нью-Йорк, Элейн сказала:

— Не волнуйтесь. Это ненадолго. Краткосрочно. Фактически, контракт прекратит свою силу через 12 месяцев, и Вы сможете вернуться назад.

Для Элейн это было недолго, но для Лизетт 12 месяцев показались вечностью. Минусом было и то, что Лизетт тянуло к Джону, она считала его очаровательным и сексуальным, поэтому находясь с ним рядом, не могла держать свои чувства под контролем.

Лизетт была очень расстроена своим переводом, поэтому решила провести последние дни вместе с родными. Но ни родители, ни мама с мальчиками не были против переезда Лизетт. Все были взволнованы, особенно Мама, которая сказала:

— Я всегда знала, что так оно и будет.

Лизетт попыталась как можно больше времени провести в кругу друзей, потому что она знала, что остальная часть недели будет занята упаковкой вещей. Все друзья и родители расспрашивали её о Джоне. Нет, они не хотели слышать про поездку в Нью-Йорк, все жаждали узнать больше о Джоне, а Мама с нетерпением ждала его у себя дома.

Лизетт упаковала последние вещи в коробку и осмотрела офис последний раз. Этот стол был её рабочим местом в течении последний пяти лет. Но теперь Лизетт ждала новая работа на новом рабочем месте в понедельник.

Эта пятница была не похожа на все остальные пятницы. Вместо того, чтобы наслаждаться горячей ванной Лизетт упаковала свою одежду в грузовик, который должен был прибыть в Нью-Йорк к 8 часам утра.

Помощник Джона, Мэтт, назначил первое знакомство с рабочим местом на вторник. Они должны были обсудить все условия работы. Также он сказал, что Джон желает видеть в понедельник утром на своём столе все отчёты о финансовом положении «Другого Шанса». Джон нанял для Лизетт личный лимузин, но она отказалась. Она была в состоянии пройтись по улицам Нью-Йорка, сделать пару шагов от своей квартиры до офиса. Джон связывался с Лизетт несколько раз, но исключительно по работе, сообщения были примерно такими: «Просто проверяю, как идут дела. Ожидаю встречу с тобой в понедельник». Лизетт не знала, как вести себя на деловой встрече, как показать Джону, что она профессионал.

Будильник прозвенел. На часах было 7 утра. В это время город жил полной жизнью. Лизетт взяла ключи со стола, схватила оставшиеся коробки и покинула свой дом, чтобы начать новую жизнь. «Надеюсь, я не пожалею об этом», — подумала она.

Поздно ночью, в воскресенье, Джон прибыл домой, снял свою обувь и рухну на диван. Он был не в силах даже взять пиво из холодильника. Это были очень трудные две недели. Заключительный вариант контракта с FDA был отправлен 2 часа назад. Теперь оставалось только ждать ответа. Исследования прошли идеально, нейрохирурги-консультанты подтвердили прекрасную работу аппаратов. Джон был уверен, что FDA одобрит все разработки в течение следующих 60 дней.

Отличное время. Лизетт прибудет в Нью-Йорк в понедельник, и Джон сможет полностью заняться её обольщением. Он отправил Лизетт несколько сообщений, но так и не получил ответа. Теперь у Джона, наконец, появилось время на то, чтобы разобраться в своих отношениях с этой женщиной. Ночь, которую они провели вместе, была единственным сладким отвлечением от работы за последние 2 недели. И теперь каждую ночь Джон фантазировал, сколько всего он мог бы сделать с Лизетт.

Сегодня ночью ему нужно выспаться, потому что впереди его ждут бессонные ночи, которые он планирует разделить с Лизетт.

Глава 16

 Ужасное начало недели. Каждая мышца тела изнывала от боли. Ну почему Лизетт была такой упрямой, и отказалась от помощи водителей в разгрузке вещей? Но боль в мышцах была не настолько ужасной, как тот факт, что Джон полностью контролировал её жизнь. Всё воскресенье она провозилась с коробками и мебелью.

Квартира была намного больше, чем она ожидала. Там было довольно роскошно. Когда она спросила Мэтта, почему ей дали такую шикарную квартиру, то он ответил, что компания делает всё для удобства своих сотрудников. Немаловажным было и то, что теперь дорога от дома до офиса будет занимать менее 15 минут. Лизетт была уверена, что такая квартира стоит в несколько раз больше, чем её ежемесячная зарплата, но, к счастью, все счета оплачивала компания. Очевидно, Джон считал, что спонсируя «Другой Шанс» он сможет полностью контролировать Лизетт, а затем и затащить её обратно в свою кровать. Если так, то он ошибался. Её не впечатляли ни его деньги, ни его власть.

Лифт остановился на цокольном этаже Vinchi Medical Engineering, где Лизетт поприветствовал секретарь:

— Чем я могу Вам помочь?

— Здравствуйте, у меня назначена встреча на 9 часов с господином Винчи. Моё имя Лизетт Берк.

— Да, госпожа Берк, он ожидает Вас. Пройдите прямо по коридору и в конце вы увидите двойные двери. Там Вас встретит Мэтт Филлипс и даст дальнейшие указания.

На двойных дверях сверкала надпись «Добро пожаловать в Vinchi Medical Engineering». Лизетт открыла двери и увидела Мэтта, уже ожидающего её. Он был не таким, каким она его представляла. Ему было около 50 лет, с короткими волосами. Нет, такого она точно не ожидала.

— Госпожа Берк, господин Винчи ожидает Вас. Пожалуйста, войдите, — сказал он и указал на открытую дверь напротив.

«Всё будет хорошо», — внушала себе Лизетт.

Джон сидел за своим столом, повернувшись спиной к двери, но он точно чувствовал, что кто-то вошёл. Сладкий аромат духов Лизетт заполнил комнату. Поворачиваясь, чтобы поприветствовать её, он должен был признать, что она выглядела потрясающе. На её лице была некая маска строгого бухгалтера. Это был первый раз, когда Джон увидел её длинные шелковистые распущенные волосы, волосы, за которые он так любил дёргать, когда она кончала. Джон не понимал скупого бухгалтерского стиля — всё чётко, строго и без излишеств. Но он точно знал, что находится под этим скучным и консервативным костюмом. Он с нетерпением ждал сегодняшней встречи. Но сейчас время деловых переговоров, а повеселиться можно и вечером. Улыбаясь, он сказал:

— Лизетт, добро пожаловать в Нью-Йорк. Я надеюсь, что тебе понравилось твоя новая квартира.

— Да, господин Винчи. Всё чудесно.

— Давай без формальностей, Лизетт. Называй меня просто Джон.

— Хорошо… Джон. Господин Филлипс, то есть Мэтт, хотел, чтобы я представила тебе все финансовые отчёты. Мы можем просмотреть их сегодня утром. Где я могу разместить свой компьютер?

— Давай присядем на диван, — он указал на тёмно-коричневый кожаный диван в другой стороне комнаты. Он шёл впереди, а она следовала за ним. Лизетт села, и Джон уставился на неё, как будто чего-то ожидал. Как он мог? Они ведь на работе, игры кончились.

— Я обещаю, что буду вести себя максимально профессионально, — сказал Джон, но мысленно добавил: «По крайнее мере, ещё несколько часов».

Лизетт достала ноутбук из портфеля. Даже в этой ужасной и скучной юбке её задница выглядела потрясающе. Джон хотела притянуть её к себе и отиметь прямо на этом диване. Как эта женщина могла быть настолько сексуальной?

Она быстро повернулась, но вроде бы, не заметила, как Джон пялится на неё. Её компьютер загрузился, и она открыла электронные таблицы Excel. Джон не мог думать о работе, но ему пришлось сосредоточиться, так как в течение следующих 12 месяцев он будет спонсировать эту чёртову компанию.

— Господин Винчи…то есть Джон… Я подготовила все отчёты о расходах компании за последние 4 месяца. Если будут какие-то вопросы, то я с удовольствием на них отвечу.

— Я полностью твой, в течение всего дня, Лизетт. И если у меня появятся вопросы, то я непременно их задам.

— Хорошо. Но прежде чем мы начнём, я хотела бы поблагодарить тебя за щедрое спонсорство. Госпожа Мэннинг сообщила мне, что ты будешь полностью спонсировать «Другой Шанс» в течение 12 месяцев. Я думаю, что благодаря тебе мы сможем сделать этот мир чуточку лучше.

Расчёты и цифры — Лизетт была в своей зоне комфорта. Она гордилась тем, каких высот достиг «Другой Шанс» за последние два года. Но надо было признать, что только благодаря Джону компания продолжит своё существование.

Переговоры продолжались, и Джон часто останавливал Лизетт, чтобы задать некоторые вопросы. Она думала, что он спросит о деньгах или фондах компании, но его интересовало то, каким людям помогает компания, чем помогает. Джон был загадкой для неё. Он был сложным человеком, и до сих пор она не понимала кто же такой на самом деле Джонатан Винчи? Он успешный бизнесмен, который умеет контролировать ситуацию и заполучать желаемое? Или он сострадательный, щедрый, бескорыстный человек, который действительно заботится об обществе и о мире, в котором живёт? Но у Лизетт впереди целый год, чтобы разгадать загадку этого миллиардера.

Она всё ещё продолжала переговоры, когда часы показали 12 дня. Лизетт не спала всё ночь, распаковывая коробки, а утром даже не успела позавтракать. Поэтому после 4 часов переговоров её организм начал ослабевать.

— Извини Джон, может быть нам следует сделать небольшой перерыв? Мне потребуется всего несколько минут.

— Конечно. Похоже, мы пропустили ланч. Но всё можно исправить.

Она кивнула в соглашении, а потом спросила:

— Где здесь дамская комната?

Джон указал на противоположную сторону комнаты:

— Туалет прямо за этой дверью. Мы можем продолжить разговор за ланчем, — он подошёл к своему столу, нажал кнопку интеркома и дал инструкции Мэтту.

Лизетт медленно поднялась с дивана и почувствовала, что не в состоянии стоять на ногах. Ей необходимо было добраться до туалета. Она остановилась на секунду, глубоко вдохнула, надеясь, что это поможет прийти в себя. Но всё стало хуже, комната начала вращаться. Лизетт протянула руку вперёд, надеясь найти опору и стабилизировать своё состояние. Он мягко сказала:

— Джон…

Всё вокруг потемнело.

Глава 17

Лизетт ничего не понимала: «Где я?». Она слышала только приглушённые голоса. Кто-то назвал её имя и попросил помощи. «Помощи кому? Мне? Что произошло?», — она изо всех сил пыталась вспомнить, что с ней случилось. Но ничего не получалось, вокруг было шумно, слышались голоса, а голова раскалывалась от боли. Медленно она открыла глаза и увидела Джона, который нежно поглаживал её щёку.

— Джон, — мягко произнесла она.

Джон отдалился, и теперь она смогла распознать беспокойство на его лице.

— Всё хорошо, Лизетт. Я рядом. Машина скорой помощи прибудет через несколько секунд.

— Что произошло?

— Ты упала в обморок.

— В обморок? — спросила она, дотрагиваясь до своего затылка.

— Да, и ты повредила голову, когда упала, — ответил он.

Она хотела узнать больше, но именно в этот момент к ней приблизился РАБОТНИК СКОРОЙ ПОМОЩИ США, и Джону пришлось отойти в сторону. Врач спросил её о самочувствии, посветил фонариком в оба глаза и начал задавать вопросы: дату рождения, какой сегодня день, как её зовут. Она смогла правильно ответить на все вопросы. Доктор уколол её палец чем-то острым, а потом спросил:

— Лизетт, у Вас повышенное содержание сахара в крови. Вы диабетик?

— Нет.

Доктор дал ей таблетку и сказал:

— Выпейте, это поможет повысить уровень сахара в крови.

Она приняла лекарство, но была уверена, что головная боль не пропадёт.

— Лизетт, Вам необходимо проехать с нами в больницу. Вы упали, и, кажется, пробыли без сознания более 10 минут. Это может быть опасно.

Её мысли были будто в тумане, голова кружилась, и поэтому пришлось согласиться на всё, что посоветовал доктор. В течение последующих 10 минут её погрузили на каталку, а затем довезли до машины скорой помощи. Она слышала, как Джон сказал РАБОТНИКУ СКОРОЙ ПОМОЩИ США, что поедет следом на своём автомобиле.

Она провела в больнице последующие несколько часов, её непрерывно осматривали разные специалисты. Некоторые просто задавали вопросы: что произошло, когда произошло, как её имя. Другие делали всевозможные обследования: анализ крови, рентген, компьютерную томографию. Её обслуживали, точно королеву Англии.

Наконец, вошёл доктор. Он представился, как заведующий поликлиникой и просмотрел результаты тестов:

— Ваш ЭКГ и рентген в норме. Кажется, юная леди, Вы упали в обморок из-за повышенного содержания сахара в крови. Раньше с Вами такое случалось?

— Нет, ничего подобного.

— Вы должны исключить всю вредную пищу из вашего рациона. И ещё компьютерная томография показала, что у Вас лёгкое сотрясение, после падения. Вы чувствуете боль в затылке?

— Сейчас мне лучше, но время от времени боль возвращается, — сказала она и потёрла свой затылок.

— Я назначу Вам парацетамол от головной боли. Но необходимо будет понаблюдать за Вами какое-то время.

Даже, несмотря на то, что обслуживание здесь было первоклассное, она хотела поскорее вернуться домой:

— Нет, всё будет в порядке. Я хочу поехать домой.

— Я понимаю, что никому не хочется оставаться в больнице, но за Вами необходимо понаблюдать в течение последующих 24 часов. Ясно? — Лизетт кивнула.

Доктор добавил:

— Также у Вас была замечена краткосрочная потеря памяти, такое часто бывает после сотрясений. Я полностью уверен, что Ваша память возвратится в течение ближайших 48-72 часов.

Действительно, она не могла вспомнить последние 2 недели своей жизни. Врачи задавали много вопросов, от которых голова болела ещё сильнее.

— Вы живёте одна? — спросил доктор.

— Да, но я живу в Род-Айленде. Я не уверена, что смогу остановиться в Нью-Йорке.

— Попытайтесь вспомнить хоть что-то. А пока что в течение последующих 24 часов Вам будет предоставлена палата. И избегайте стресса. У Вас есть какие-либо вопросы?

— Нет.

— С Вашего позволения, я хотел бы, оповестить Вашего жениха, что с Вами всё в порядке. Он нетерпеливо ждёт в коридоре.

Она кивнула. «Жениха?», — у Лизетт было так много вопросов.

— Хорошо. Вы вернётесь к нормальному состоянию в течение нескольких дней. До тех пор не нагружайте себя. Оставайтесь дома под чьим-либо присмотром, и если головная боль усилится, то немедленно обратитесь в больницу. Ясно?

— Да, спасибо.

Жених — это слово всё никак не выходило у Лизетт из головы. Очевидно, доктор неправильно понял их с Джоном отношения. Да, они с Джоном потрясающе провели время вместе, возможно, это была лучшая ночь в её жизни… Но жених? Когда это могло произойти? Доктор сказал, что она потеряла последние 2 недели воспоминаний. Как за две недели они с Джоном могли быть помолвлены? Она закрыла глаза и попыталась вспомнить хоть что-то, но ничего не получалось.

Её последним воспоминанием была страстная ночь с Джоном. Они занимались любовью, она уже кончала и взрывалась в оглушительных криках. Джон должен помочь ей вспомнить последние две недели.

— Я сообщу господину Винчи, что он может войти и увидеть Вас. И ещё, Лизетт, я советую Вам пройти обследование у своего лечащего врача, чтобы убедиться, что всё в норме. Медсестра подготовит все документы, — с этими словами доктор вышел за дверь.

Через несколько минут появился Джон. Он вошёл и поцеловал её в лоб:

— Как твоё самочувствие? Доктор ввёл мня в курс дела. Я сожалею, что с тобой такое произошло. Но не волнуйся, когда тебя выпишут, я буду хорошо заботиться о тебе.

«Заботиться обо мне», — кажется, мы действительно с ним близки, подумала она и спросила:

— Тебе сказали о моей потере памяти?

— Да, но доктор сказал, что скоро всё придёт в норму. Я всё время буду рядом, поэтому не волнуйся ни о чём, — сказал Джон, присаживаясь на край кровати.

Лизетт было уютно, рядом с ним она чувствовала себя в безопасности.

— Есть кое-что, о чём ты должна знать, — сказал Джон. Он должен был признаться ей.

Джон уже начал говорить, когда вошла медсестра, чтобы провести осмотр. Ему пришлось присесть в кресло напротив. Она начала спрашивать Лизетт о всякой ерунде.

— Госпожа Берк, Ваш жених так нетерпелив. Всё время пока Вас осматривал доктор, он стоял в приёмной и жал, как новоиспечённый отец, — она рассмеялась.

Что Джону было делать? Он хотел как можно скорее узнать о самочувствии Лизетт. Но информацию давали только родственникам, поэтому пришлось представиться её женихом. Может быть, это и нечестно, но Лизетт должна его понять.

Медсестра передала Лизетт все документы, закончила осмотр, и прежде чем покинуть палату сказала:

— Вот видите, господин Винчи, я же обещала, что с Вашей невестой всё будет хорошо. Теперь Вы должны следить за тем, чтобы она выполняла все рекомендации доктора. Вам всё ясно?

— Не волнуйтесь, я позабочусь о ней.

Медсестра посмотрела на него, покачала головой и с лёгким хихиканьем вышла из палаты. Тогда Джон спросил у Лизетт:

— Ты готова вернуться домой?

— Да.

Джон протянул ей руку. Лизетт на мгновенье замешкалась, но всё же приняла его руку, и они вместе покинули больницу.

На протяжении всей поездки она тихо сидела в лимузине. Сегодня у неё был тяжёлый день, она всё ещё чувствовала себя нехорошо.

— Как дела? — спросил Джон с натянутой улыбкой.

— Головные боль не прошли. Сегодня был длинный день, я хочу поскорее оказаться дома, — ответила она. Джон поцеловал её в макушку, она положила голову на его плечо. Когда Джона оповестили о плохом состоянии Лизетт, он был вынужден отдать приказ Мэтту перевести все её вещи в свой пентхаус.

Врач рекомендовал несколько дней постельного режима, было очевидно, что Лизетт не сможет вернуться в Род-Айленд. Так что оставался единственный вариант: рассказать Лизетт, чем они с Джоном занимались последние 24 часа и попытаться объяснить ситуацию. Но, кажется, всё вышло из под контроля. Кто бы мог подумать, что одно короткое слово «невеста» станет причиной разгоревшихся сплетен в больнице. Выбор нет. Ещё какое-то время Джону придётся побыть женихом Лизетт. В конечном счёте, он будет должен всё ей рассказать. Может быть, она простит его, когда поймёт, что Джон врал во благо.

«Ох, это всё закончится плохо», — подумал Джон. Они с Лизетт были знакомы не так давно, она ещё не доверяла ему. А теперь после этой лжи Лизетт никогда его не простит. Но врач сказал, что ей нельзя оставаться одной дома из-за риска возникновения очередного рецидива.

И к тому же Лизетт получила травму из-за него. Он заставил переехать её из Род-Айленда в прошлые выходные, он назначил ей встречу рано утром. И именно он не сделал перерыва на обед. «Какой придурок так может поступить? Ах, да, этот придурок — я», — корил себя Джон. Теперь, чтобы исправить ситуацию, он должен заботиться о ней. Но для него всё это было ново. Джон не привык заботиться о ком-то, он только отдавал приказы, которые выполняли другие люди. После случая с Лизетт Джону необходимо было пересмотреть своё отношение к сотрудникам. Но, Слава Богу, сейчас с ней всё было хорошо.

Его сердце ёкнуло, когда он вспомнил тот ужасный момент. Он говорил по телефону с Мэттом, просил его заказать столик в каком-нибудь дорогом ресторане, когда увидел, что Лизетт упала на пол. Возможно, он мог бы поймать её, тогда бы она не ударилась головой и не получила сотрясение. Его сердце бешено заколотилось, когда он понял, что она без сознания. Своё сострадание и свою человечность Джон похоронил ещё тогда, когда погиб его отец. Но в ту секунду всё изменилось. В его руках лежало холодное тело Лизетт, он думал, что потерял её навсегда. Сейчас, несколько часов спустя, она сидела рядом с ним, в машине. Только сейчас Джон понял, насколько сильно боится потерять эту женщину.

Глава 18

Доктор запретил ей спать в течение 24 часов, поэтому Лизетт была рада, что находила дома не одна. Джон не спал вместе с ней всю ночь. Они смотрели кино разных жанров: от комедий до ужасов. Лизетт была не против фильмов ужасов, но на протяжении всего кино она сильно сжимала руку Джона и зажмуривала глаза от страха.

В перерыве между фильмами они наслаждались едой. Лизетт смутил тот факт, что холодильник был практически пуст. Неужели у них с Джоном не было времени сходить за покупками? Джон пообещал, что завтра они обязательно пройдётся по магазинам. После беспрерывного многочасового просмотра фильмов её тело начало изнывать.

— Я должна сдвинуться с места, иначе моё тело окаменеет, — сказала она и начала выполнять растяжку.

— Давай прогуляемся?

— Но уже так поздно.

— Нью-Йорк никогда не спит!

Джон был прав. Часы показывали 3 утра, но все улицы были переполнены людьми и автомобилями. Раннее утро было прекрасным и свежим. Но обычно в это время Лизетт занималась йогой, наблюдая за восходом солнца. Нью-Йорк было городом, где осуществлялись все мечты, туда мечтали попасть миллиарды, но только не Лизетт. Она надеялась, что, когда принимала предложение Джона, поставила условие о переезде из этого города в какое-нибудь тихое, отдалённое местечко, где можно было бы построить дом и завести большую семью. В её голове было много мыслей о будущем..

Когда они возвратилась домой, Джон нашёл колоду карт. Следующие несколько часов они смеялись и, очевидно, неплохо обыгрывали друг друга. Рядом с Джоном Лизетт чувствовала себя дома. Когда карты наскучили, они стали играть в другую игру, «Правда или Действие».

— В каком возрасте ты впервые поцеловался? — спросила она.

— В десять. Теперь моя очередь. Какую позу во время секса ты больше всего предпочитаешь? — спросил он.

— Джон, серьёзно? Ты не можешь начинать игру с таких неприличных вопросов.

— Правда? Раньше я никогда не играл в эту игру, поэтому не знаю правил. Я могу изменить вопрос?

— Да, прошу тебя, — засмеялась она.

— Хорошо. В тебе вспыхивает желание, когда я целую твою шею?

Джон наклонился к ней. Она так долго жаждала его прикосновения. Он поцеловал её шею и подбородок, а затем дотронулся до губ. Это был медленный и нежный поцелуй, который, казалось, не закончится никогда. Её тело изнывало от желания. И в это мгновенье он отпрянул и спросил:

— Так, правда или действие?

Тяжело дыша, Лизетт мягко ответила:

— Думаю, ты знаешь ответ.

Она дотронулась до его груди и сказала:

— Давай вернёмся к игре в карты. Или, возможно, ты знаешь какие-нибудь другие игры?

— Стрип-покер?

— Я сдаюсь. Нам следует сделать перерыв? Уже почти 10 часов. Странно, что я до сих пор не устала. Мне следует принять горячий душ и немного расслабиться перед началом нового дня.

— Возможно, мне стоит составить тебе компанию? — подразнил Джон. — Доктор сказал, что тебя нельзя оставлять одну.

— Я не думаю, что он именно это имел в виду, — сказала она, смеясь, затем встала и вышла из комнаты, на ходу стягивая с себя рубашку.

— Ты уверена? Нельзя нарушать инструкции доктора, — сказал он и последовал за ней.

Он стоял позади неё, когда она расстегнула свой лифчик. Теперь абсолютно голая по пояс, она повернулась к Джону лицом и сказала:

— Думаю, что не стоит нарушать рекомендации доктора.

С этими словами она схватила Джону за руку и направилась в ванную комнату.

Джон включил душ, когда она быстро скинула с себя оставшуюся одежду. Он подступил к ней ближе, схватил её руку и притянул к себе. Она обвила рука его шею, но он отстранился.

— В чём дело? — спросила она.

Но ответа не послышалось. Он взял мыло и начал намыливать её руки, шею, плечи, спускаясь всё ниже и ниже. Она закрыла глаза и позволила себе подчиниться его желанию. Он сводил с ума. Джон прошептал:

— Повернись.

Она сделала, как он приказал. Ещё раз его руки прошлись по её плечам, рукам, спине, доходя до ног и бёдер. Она услышала, как Джон убрал мыло, и попыталась повернуться лицом к нему, когда он остановил её. Она чувствовала прикосновения его разгорячённой плоти. Его руки обхватили её грудь, лаская соски. Стоны один за другим вырывались из её рта. Он приблизился ещё ближе к её тела, поддразнивая пульсирующее лоно. И в одно мгновенье он погрузился в неё, заставил содрогаться в оргазме, от которого ноги дрожали и подкашивались. После первого оргазма Джон снова начал медленно двигаться в ней, одна его рука находила на её бёдрах, а другая исследовала каждый дюйм её тела. Она кусала нижнюю губу, он схватил её задницу, чтобы войти ещё глубже. Каждый толчок становился интенсивнее прежнего. Оргазм настиг их теплой волной одновременно. Такой «горячий душ» они не забудут никогда.

Лизетт нарушила тишину, говоря:

— Я думаю, что это первый раз, когда мне необходим душ после душа, — они оба засмеялись и на этот раз просто вымылись без каких-либо сексуальных утех.

Они уже одевались, когда сотовый телефон Джона зазвонил.

— Извини, — сказал он. — Я должен ответить. Это Мэтт.

— Конечно, я пойду, приготовлю нам кофе, — она поцеловала его и направилась на кухню.

— Что случилось, Мэтт? Я надеюсь, что ты не беспокоишь меня из-за какой-нибудь ерунды. Я занят.

— Да, господин Винчи, это важно. Сегодня офис заполонили сотни репортёров, надеясь получить ответы на вопросы.

— Вопросы? Какие вопросы? Не говори мне, что какой-то идиот распространил информацию о нашем контракте с FDA. Это может быть опасно.

— Нет. Ничего такого.

— Живее Мэтт. У меня нет времени. Что, черт возьми, интересует репортёров? — разозлился он. Сейчас ему было не до этого.

— Всех интересует несчастный случай, произошедший вчера с мисс Берк.

— И это всё? Что за ерунда. Просто не отвечайте на вопросы журналистов. Это всё?

— Нет, не всё. Они говорят, что мисс Берк Ваша невеста, — поперхнулся Мэтт.

Что, чёрт возьми, Джон натворил? Всего одно слово и бум, всё дерьмо выплыло наружу. У него не было выбора, кроме как сказать Лизетт всю правду. Пусть лучше она узнает это от него, чем из газет.

— Господин Винчи, Вы там?

— Просто не отвечайте на вопросы, ясно? Никаких комментариев, — сказал он твёрдо и повесил трубку.

В эту секунду ему хотелось разбить чёртов телефон вдребезги. За одной маленькой ложью последовала целая куча неприятностей. Всё было ужасно.

Покидая комнату, чтобы присоединиться к Лизетт на кухне, он услышал обрывки разговора. Казалось, что она говорит по телефону. Мысленно Джон помолился, чтобы она разговаривала не с репортёрами:

— Да, я буду… Да, я понимаю… Я приеду, мама. Не волнуйся, Джон заботится обо мне… Я обещаю, что мы приедем. Хорошо, мама. Я должна идти… Я позвоню позже. Я тоже вас всех люблю, мама. Поцелуй папу за меня.

Лизетт повернулась, сжимая в руках телефон, когда Джон вошёл в комнату:

— Всё хорошо, Лизетт?

— Да. Я говорила со своей матерью. Она волнуется.

У Лизетт было озадаченное выражение лица, когда она задала самый главный вопрос:

— Джон, я знаю, что мы помолвлены, но я из-за сотрясения я почти ничего не помню. Не мог бы ты помочь мне вспомнить. Когда я говорила со своей матерью, она пришла в недоумении, узнав о том, что мы помолвлены. Она даже не знала, что мы встречаемся. Почему так? Почему я не сказала своим родителям о наших отношениях?

Джон глубоко вздохнул:

— Лизетт, пожалуйста, присядь со мной на диван. Есть кое-что, о чём мы должны поговорить.

Но Лизетт продолжала стоять на месте. Она была растеряна. Джон увидел страх в её глазах. Что могло случиться? Ведь они отлично проводили время ближайшие 24 часа, им было весело. Она была такой нежной и любящей, а сейчас стала холодной:

— Джон, в чём дело? Ты пугаешь меня. Просто расскажи мне, что случилось?

Она подошла к нему ближе и взяла за руку:

— Просто скажи мне, Джон. Мы должны рассказывать друг другу всё.

Он посмотрел в её глаза и сказал:

— Ты — самая невероятная женщина из всех, которых я когда-либо встречал. И я очень забочусь о тебе.

— Спасибо, Джон. Ты просто невероятный человек, — сказала она с улыбкой.

— Хорошо… Ты помнишь, Мэтта, моего помощника?

— Да. Что-то на работе? Проблемы? Если ты должен уйти, то я пойму. Я уверена, что смогу справиться со всем одна.

— Нет, это не имеет никакого отношения к работе. Это имеет отношение к нам, к тебе и ко мне. Мэтт сказал мне, что в офисе полно репортёров, которые задают кучу вопросов о наших отношениях.

— И что Мэтт им отвечает?

— Он молчит, Слава Богу.

— Это хорошо. Я бы не хотела, чтобы мои родители узнали о нашей помолвке из местных газет. Я хочу сама рассказать им. Ты же не думайте, что мы сможем скрыть от прессы наши отношения? Или ты не хочешь, чтобы о нас знали?

— Лизетт, прошу, обещай, что ты выслушаешь до конца, прежде чем уйти, — Джон сделал паузу, ожидая ответа.

— Хорошо, Джон. Расскажи, что произошло?

— Мы были вместе, когда ты упала в обморок.

— Я знаю. Мне рассказали об этом в больнице.

— Но, когда тебя доставили в больницу, доктора отказывались вводить меня в курс дела. Я сходил с ума от беспокойства. Я должен был узнать о твоём самочувствии, но в палату пускали только родственников. Понимаешь, я должен был убедиться, что с тобой всё хорошо?

— Понимаю. Но что ту такого? Я поступила бы точно также, если бы ты был в больнице.

— Но именно тогда я и сказал, что являюсь твоим женихом.

— Хорошо. Таким образом, ты мог пройти в палату, как мой родственник. Что в этом страшного? Ты ведь сказал правду.

— Почему ты не хочешь меня понять? — сказал он расстроенным голосом.

— Джон, я не понимаю, почему ты сердишься?

— Пожалуйста, просто выслушай меня. Я сказал всем, что ты моя невеста, но на самом деле это не так. Я солгал. Ты свободна.

— Что? Как это свободна? Что ты имеешь в виду? Неужели, мы никогда не объявляли о помолвке потому, что не были помолвлены?

— Да, это так. Прости.

— О, мой Бог, Джон. Почему ты не рассказал мне об этом? Почему я стою здесь, рядом с тобой? — прежде чем сказать что-то ещё, она поняла, что её родители знают о так называемой помолвке. — О, нет, что ты наделал? Мои родители знают, репортёры знают, все знают. Но это ложь!

Он стоял там неподвижно.

— Да. Я сожалею, Лизетт. Я не хотел заходить так далеко. Я просто хотел удостовериться в больнице, что с тобой всё хорошо, а потом…всё вышло из под контроля. И ещё я хотел позаботиться о тебе, после травмы.

— О, спасибо. Но я больше позволю вешать мне лапшу на уши. И когда ты собирался рассказать мне правду? Или ты думал, что поцелуи всё исправят?

— Нет.

— Что-то ещё ты скрывал от меня?

— Да, мы не живём вместе. У тебя есть квартира недалеко отсюда, но доктор сказал, что ты не должна оставаться дома одна, поэтому мне пришлось перевезти твои вещи сюда.

— Что ты сделал? Ты даже не спросил меня? Ты просто проник в мою квартиру и перевёз все вещи?

— Лизетт, ты должна понять, что я сделал это, потому что…волновался за тебя, — он потянулся за её рукой, но она отошла в сторону.

— У меня есть ещё один вопрос.

Она посмотрела ему в глаза и спросила:

—Ты никогда не любил меня? Это тоже было притворством?

— То, что последние несколько дней мы провели вместе, не было притворством.

— Ты не ответил на мой вопрос. Джон, если ты действительно заботился обо мне, то почему не сказал правду? Ты не любишь меня? Можешь даже не отвечать. Прямо сейчас я возвращусь в свой дом в Род-Айленде, и ты не будешь останавливать меня.

С этими словами она пошла в спальню и упаковала свои вещи. Лизетт покинула пентхаус в растрёпанных чувствах. А ведь ещё несколько минут назад она верила, что они с Джоном настоящая пара. Лизетт стояла у лифта, когда дверь, наконец, открылась. Оглядываю в последний раз помещение, она вошла в лифт и покинула здание. Когда лифт прибыл на первый этаж, тяжесть заполнила её грудь. Джон уважал решение Лизетт и поэтому не стал её останавливать. Единственным правильным для неё решением было вернуться в Род-Айленд и забыть всю эту ложь.

Глава 19

Родители встретили её в аэропорту и отвезли домой. Они попытались узнать, что произошло, но она не могла произнести ни слова. Что ей было говорить? Всё это — одна большая ложь.

— Всё прекрасно, мама. Я просто устала, — ответила она, чтобы успокоить своих родителей.

Даже, несмотря на то, что с момента сотрясения прошло более 24 часов, и уже можно было спать, Лизетт было не до сна. Она долго ворочалась, пока, наконец, её мозг не отключился. Она погрузилась в безмятежный сон о Джоне. Её сердце боролось с разумом, но, кажется, разум победил, и она сказала себе, что отношения с Джоном принесут только горе и разочарование в её жизнь.

Когда она проснулась, то едва смогла добраться до ванной комнаты. Горячая вода обжигала её мышцы и снимала напряжение. С лица покатились слёзы, её накрыли воспоминания двух прошедших недель. Всё начало возвращаться: переезд в Нью-Йорк, сотрудничество Джона с «Другим Шансом», запутанная связь межу ней и Джоном. Для Лизетт их отношения стали чем-то особенным, но для него эта была очередная интрижка. Ещё несколько часов назад она была уверена, что выходит замуж за человека, которого любит. О, Бог, Лизетт любила его. Даже при том, что Джон не испытывал к ней ответных чувств, она любила его. Где-то в глубине души она сожалела о том, что ушла от Джона. В любом случаи, всему пришёл конец. Теперь жизнь пойдёт по плану.

После душа Лизетт надела тренировочные штаны, футболку и беговые кроссовки. Лёгкая пробежка, обычно помогала ей избавиться от ненужных мыслей, но сегодня всё было иначе. Когда она возвратилась домой, то ясно поняла, что скучает по Нью-Йорку, а точнее скучает по Джону. В течение всей своей жизни Лизетт хотела жить в Род-Айленде, завести здесь семью, состариться, но без Джона этот город потускнел, стал…пустым.

Она набрала номер и позвонила в офис:

— Привет, это Лизетт. Можно поговорить с Элейн.

Её тут же соединили с Элейн:

— Привет, Лизетт. Как в Нью-Йорке? Тебе нравится твой новый дом?

— Всё чудесно. Господин Винчи изучил финансовые отчёты компании за последний год.

— Прекрасно.

— Так как свои первостепенные обязанности я выполнила, то не могли бы Вы дать мне отпуск? Я хотела бы взять тайм-аут на следующие две недели. А в конце месяца я снова вернусь к работе, — Лизетт необходимо было время, чтобы прийти в себя.

— Лизетт, за все 5 лет работы ты ни разу не брала отпуск. Конечно, ты можешь взять отгул в удобное для тебя время. О нас не волнуйся. Просто наслаждайся отдыхом, ты это заслужила. И, между прочим, я хочу поздравить тебя первой. Прости, я была полностью поглощена работой и совсем забыла об этом. Я счастлива за вас обоих, Лизетт.

— Спасибо. Я свяжусь с Вами, как только мой отпуск закончится, — сказала Лизетт и повесила трубку. В эту секунду что-то внутри неё надломилось, и слёзы полились ручьём. Все уже знали. Все поверили в эту ложь. Но сейчас у неё не было сил кому-то что-то доказывать. Ей необходим был отдых.

Успокоившись, она набрала номер своих родителей и рассказала им, что собирается отдохнуть несколько дней, но регулярно будет связываться с ними.

— Куда ты едешь? Джон едет с тобой? — спросила её мать.

— Нет. Я еду одна. Мне необходимо немного времени, чтобы разобраться в себе.

— Лизетт, я волнуюсь за тебя. Ты чего-то боишься? Возможно, тебе страшно начинать взрослую семейную жизнь? Но если ты любишь этого человека, то гони прочь свои страхи. Позволь чувствам поглотить тебя. Сердце всегда подскажет правильный путь.

— Мама, я не хочу говорить об этом сейчас. Я обещаю, что позвоню тебе, когда возвращусь из отпуска, — наступила длинная пауза, — Ну, хорошо. Я свяжусь с тобой, как прибуду на место отдыха.

— Лизетт, независимо от того, куда ты едешь, будь осторожна.

— Хорошо, мам. Люблю тебя.

— И я тебя, дорогая.

Лизетт связалась с местным турагентством. Туроператор дал ей инструкции и предложил всевозможные варианты для отдыха. Лизетт долго выбирала, и наконец, приняла решение. Она забронировала билеты на самолёт и номер в отеле. Туроператор проверил все данные и подтвердил бронь. Лизетт была так счастлива, что через столько лет, наконец, сможет посетить место, о котором так давно мечтала.

Следующие несколько часов Лизетт укладывала вещи. Она брала только то, что ей может пригодиться на протяжении следующих двух недель. Денег у неё немного, поэтому придётся быть экономной. Но в любом случаи ей хватит на то, чтобы посетить несколько экскурсий и достопримечательностей города.

Открыв верхний ящик стола, она вытащила свой паспорт. Лизетт уже предвкушала полёт! «Япония, я уже еду!», — радостно вскрикнула она.

Контракт с FDA был подписан, и это событие стало большим праздником для всех, кроме Джона. Он с головой погрузился в работу: обновил штат компании, собрал новую команду, наметил планы на будущее. Тед вошёл в его кабинет и отвлёк от работы:

— Кажется, Вы несчастны, Джон?

— У Вас недостаточно работы? В таком случаи я могу подкинуть Вам ещё.

— Джон, Вы — мой босс с начала основания компании. Мы работаем вместе долгое время, я думаю, что мы даже стали друзьями. И как Ваш друг я хотел бы поинтересоваться, что с Вами случилось?

— Друг или нет, Тед, но есть вещи, о которых я не хочу говорить прямо сейчас.

— Вы не можете продолжать закрываться от мира. Это всё из-за женщины, с которой у Вас была связь? Кажется, её имя Лизетт Берк?

— Я не хочу говорить об этом.

— Джон, я Вам объясню. Работа — это не самое важное в мире. Да, я люблю работать, но у меня есть жена и дети, которые с улыбкой на лице встречают меня дома. Джон, и Вам тоже нужна своя семья, свой дом, тёплый уголок.

Джон молчал, когда Тед продолжил:

— Если слухи верны, и Вы как-то связаны с той женщиной, то не смейте отпускать её. Боритесь за неё, как боролись за контракт с FDA. Не отпускайте её, слышите?

Тед был прав. Работа не так важна. Главное, чтобы рядом с ним находилась женщина, которую он любит. И этой женщиной является Лизетт. С тех пор, как они поругались, Джон погрузился в работу. Он не предпринял ничего, чтобы вернуть её, попытаться всё исправить. Сделать хоть что-то… Он сказал:

— Если Вы действительно желаете мне счастья, то не станете останавливать меня, — Джон посмотрел на Теда. — Тед, пойдёмте к Мэтту. На время моего отъезда Вы будете временно исполнять мои обязанности. Я думаю, что самое время взять отпуск.

— Чёрт, я думал, что Вы собирайтесь уволить меня, — рассмеялся Тед.

Джон сказал с серьёзным выражением лица:

— Вы должны сделать всё правильно, чтобы я не потерял свои деньги.

— Нет проблем, Джон. Я уже столько лет в этой компании, поэтому со всем справлюсь.

На мгновенье Джона настигло сомнение, но всё же он подписал бумаги и передал временные полномочия Теду. Затем он вышел из кабинета и сказал:

— Мэтт, на время своего отъезда я оставляю Теда за главного. В течение некоторого времени я буду недоступен, но свяжусь с Вами, как только смогу.

— Да, сэр, я всё понял. Но селекторное совещание началось прямо сейчас и все ждут Вас. Вы в состоянии присоединиться к переговорам?

Немного поразмыслив, Джон сказал:

— Да, соедините меня.

— Джон, неужели ты нашёл время для того, чтобы присоединиться к нам сегодня.

— Да, Трент, мне необходимо обсудить некоторые моменты с вами.

Дрю засмеялся:

— Хорошо, что Джон смог уделить нам хоть немного времени, правда, Трент? А если серьёзно, то мы подумали о расширении нашей спонсорской деятельности.

— У каждого из нас есть собственные компании, — сказал Росс. — За последние 10 лет мы заработали огромное количество денег и теперь можем вложить часть из них в развитие нашего общего дела и таким образом завершить миссию Брэда. Но для этого нужен человек, который смог бы контролировать все денежные операции, управлять организацией, проводить исследования и посещать благотворительные вечера. Это должен быть тот, кому можно доверять.

Ещё месяц назад Джон даже не обратил бы на это внимания, но сейчас в нём проснулся азарт. Он хотел спасти как можно больше маленьких некоммерческих организаций, таких как «Другой Шанс», например. Он сказал:

— Я думаю, что это отличная идея. Мы сможем перейти на совершенно новый уровень. Но кто будет стоять во главе организации? У вас есть предложения?

Трент подскочил:

— Да, я знаю. Это Элейн Мэннинг из «Другого Шанса».

Джон засмеялся:

— Элейн Мэннинг? Она тебе не даст, даже если ты сделаешь её главой организации, Трент.

— Элейн сделала много полезного для общества. В течение 10 лет она помогает жителям города. Вся её жизнь — это благотворительные вечера, поиск спонсоров и поддержание финансового состояния компании. Она идеальный кандидат. И дело даже не в том, что я хочу затащить её в постель, — съязвил Трент.

— Ничего себе, Трент. Сколько всего ты узнал об Элейн во время ланча. Ты устроил ей допрос после того, как я оставил вас наедине? — спросил Джон.

— Джон, это не из-за секса. Это будет выгодно для бизнеса. Да и к тому же, она не в моём вкусе.

— О, так тебе нужна другая девушка? Та, которая будет готова в любую секунду снять с себя трусы? — пошутил Дрю.

— Да, Дрю. Я не заинтересован в длительных отношениях, — ответил Трент.

— О, а что в твоём понимании называется отношениями? — продолжал Дрю. — Наверное, если ты узнаешь любимый цвет девушки, или какие цветы она любит, перед тем, как трахнуться с ней, то это будет большой победой.

Россу надоел этот разговор:

— Хватит. Вернёмся к бизнесу. Вы согласны с предложением Трента?

— Согласны, — хором ответили все.

— Прекрасно, я позвоню ей и сообщу о нашем решении, — ответил Трент.

— Может быть, этим лучше займётся Росс? Ты слегка напугал госпожу Мэннинг, когда открыто флиртовал с ней во время первой встречи, — возродил Джон.

— Нет, я сам сообщу. Я прекрасен во всём, что связано с деловыми переговорами.

— Хорошо, парни. Полагаю, что разговоры о бизнесе можно временно оставит. Теперь мы имеем право задать Джону несколько личных вопросов, — сказал Росс.

Дрю подхватил:

— Джон, мы дружим с 18 лет и были огорчены тем, что узнали о твоей помолвке из газет. Это правда или очередная сплетня? Приятель, ты действительно влип? Что, чёрт возьми, происходит? Я надеюсь, что ты нас внесёшь в список приглашённых на твою свадьбу?

— Это сплетни, — ответил Джон.

— Ты шутишь? Мои источники сказали, что именно ты отвёз эту женщину в больницу и находился с ней всё время. Кстати, как она себя чувствует? Всё в порядке? — спросил Дрю.

— Думаю, да. Но я не уверен, — признался Джон.

— Как это ты неуверен? Разве ты сейчас не с ней? — спросил Росс.

Джон рассказал друзьям всю историю: и об условиях спонсорства, и о своей лжи, и об обмороке Лизетт, и об её уходе.

— Джон, чёрт возьми, как это вышло? Как ты мог так облажаться? Она же тебя не простит, — заявил Трент.

— Джон, на тебя это не похоже, — добавил Росс, — Мы знаем тебя уже много лет, ты всегда всё держишь под контролем. А тут такое… Мы все видели, как ты смотрел на эту женщину во время благотворительного вечера, и ради неё ты вызвался волонтёром убирать мусор в парке Род-Айленда. В здравом уме ты бы никогда не сделал такого. Эта женщина изменила тебя, она твой спасательный круг. Ты не должен её отпускать.

— Да, приятель. Если ты не вернёшь её, то потонешь в этой грязи стерв и расчётливых шлюх, — добавил Дрю.

— Парни, никому не говорите о нашем разговоре. Журналисты до сих пор думают, что мы с Лизетт помолвлены. Пусть всё так и остаётся. Я верну эту женщину.

— Добейся её, Джон, — выкрикнул Дрю.

После этих слов Джон повесил трубку и покинул свой офис. Он точно знал, где завтра сможет найти Лизетт. Каждый вечер субботы она ужинает у Мамы. Другого шанса поговорить с ней не было. Необходимо всё точно спланировать.

Глава 20

Автомобиля Лизетт нигде не было. Джон поехал к Маме, надеясь, что найдёт Лизетт там, но она будто сквозь землю провалилась. Он уже собирался уезжать, когда к его машине подошёл Бобби:

— Эй, Джон, ты приехал на ужин? Мама сейчас занимается моими братьями.

— Привет, Бобби. Я искал Лизетт. Ты не знаешь, где она?

— Нет, тебе лучше спросить Маму, она знает всё, — заявил мальчишка, — Лизетт всем делиться с Мамой.

Прежде чем Джон смог что-то ответить, Мама приблизилась к автомобилю и сказала:

— Ну, Джон, ты собираешься стоять там, на холоде или всё-таки пройдёшь в дом?

Было неудобно отказывать Маме, поэтому Джон припарковал свой автомобиль и вошёл в дом. Стол уже был накрыт, и Мама позвала всех на ужин. В этот раз мальчишки быстро всё съели и убежали играть на задний двор, оставив Маму и Джона наедине. Мама нарушила тишину:

— Итак, Джон. Я думаю, что ты ожидал увидеть здесь Лизетт?

Он кивнул:

— Её не было дома, поэтому я подумал, что смогу найти её здесь, но ошибся. Ты не знаешь, куда пропала Лизетт?

— Скучаешь по невесте, Джон? — спросила она. — Лизетт заглянула ко мне утром, в четверг, по пути в аэропорт. Она рассказала мне обо всё, что произошло между вам.

— Аэропорт? Она сказала, куда улетает?

— Извини, но она не захотела говорить мне. Когда она уезжала, то была в растрепанных чувствах. Я думаю, что Лизетт любит тебя, просто боится себе признаться в этом. Вот увидишь, она вернётся и всё наладится, мы ещё повеселимся на вашей свадьбе, просто дай ей немного времени, чтобы разобраться в себе и в своих чувствах.

Дать время? У Джона не было такой роскоши, как время. Джон подумал над тем, чтобы попытаться найти Лизетт, ещё раз объяснить ей ситуацию. Его размышления прервала Мама:

— Как насчёт кофе с пирогом? — спросила она.

— Мама, спасибо за ужин. Всё было восхитительно, но, к сожалению, я не могу остаться на десерт. Я должен найти Лизетт. Она случайно не говорила, куда хотела бы поехать? Не намекала? Может быть, на пляж или остров или в какую-то страну?

— Нет, ничего такого, — сделав паузу, Мама продолжила, — Но она упоминала о своей детской мечте. Она всю жизнь куда-то хотела поехать, но я не знаю куда.

Улыбка появилась на лице Джона. Он точно знает, куда она поехала. Джон вскочил из-за стола, поцеловал Маму в лоб и сказал:

— Я знаю, где она. Спасибо, Мама.

С этими словами он вышел из дома, сел в свой автомобиль и начал искать контакты местных турагентств. Но, к сожалению, была суббота, и все турагентства были закрыты. В таком случаи в Японию Джон прибудет в середине недели и потеряет кучу времени. Такой расклад его не устраивал, поэтому он позвонил Мэтту и приказал подготовить свой самолёт к международному рейсу в понедельник.

Джон забронировал номер в отеле Японии и последующие 36 часов репетировал своё извинение перед Лизетт. Без неё Джону всё казалось незначительным, тусклым и серым, даже огромный Нью-Йорк без Лизетт стал маленьким островком.

Лежа в кровати, Джон пролистывал страницы местной газеты. Он не помнил, когда в последний раз читал что-либо, кроме офисных документов. И тут он наткнулся на статью с интригующим названием: «Миллиардер Джонатан Винчи и местная девушка Лизетт помолвлены». Он прочитал всю статью. Журналисты всегда вмешиваются в личную жизнь людей. Джон уже привык к такому вниманию к своей персоне, но Лизетт жила спокойно, мирной жизнью и не была готова к этому. Какая-то часть Джона хотела оповестить СМИ об ошибке и отпустить Лизетт, вернуть ей прежнюю спокойную жизнь. Но эта мысль быстро покинула его. Во вторник ночью он будет в Японии, и отступать уже поздно. Они с Лизетт идеальная пара, осталось только убедить в этом саму Лизетт.

После прибытия на место отдыха у Лизетт сбился биоритм, но это не проблема. Эта поездка была самой большой мечтой Лизетт с детства. Сегодня был 5 день отдыха, и она была в восторге.

Каждый день она просыпалась в 4 часа вместе с другими студентами и преподавателями, гуляла по уличному рынку, чтобы купить сувениры. Местные жители научили её определять качество продукта по его внешнему виду. Здесь было очень много фруктов и овощей, о которых раньше Лизетт и не знала. Овощи подавали либо в сыром виде, либо, как гарнир к главному блюду. Сколько всего нового узнала для себя Лизетт на протяжении всей поездки! Но со временем желание узнавать что-то новое пропало. Что случилось? Куда делась страсть к Японии?

Ответ был прост: Джон. Выйдя из пентхауса Лизетт забрала все свои вещи, но кое-что забыла — она оставила там своё сердце. Ей казалось, что разрыв с Джоном заполнит пустоту внутри, но всё стало ещё хуже.

Она сидела на балконе, на третьем этаже. Вид был потрясающий: оживлённые улицы Токио, вечно куда-то спешащие люди, автомобили. Отель, в котором остановилась Лизетт, был совсем небольшим, хотя и находился в самом центре города. В Японии она долго не могла заснуть, здесь было слишком шумно, но также её сну мешали и мысли о Джоне. И это было единственной проблемой… Хотя, нет. Была и другая проблема — Лизетт влюбилась в этого человека и пока что не знала хорошо это или плохо.

Она пыталась не думать о Джоне сегодня вечером, но напрасно. Лизетт сделала последний глоток какого-то дешевого вина легла в кровать. У неё осталось два дня рая в Японии.

С помощью турагентства Джон легко определили местонахождение Лизетт в Японии. Деньги и авторитет решают все проблемы. Найти её было просто, а вот поговорить с ней было нелегко. И в этот момент Джон вспомнил слова Теда.

Теперь Джон стоял напротив отеля Лизетт и мог только догадываться какова будет её реакция, когда она увидит его. Он вспомнил последние слова Лизетт: «Если ты действительно заботишься обо мне, то не станешь меня останавливать». Он и в правду заботился о ней, и сожалел о том, что не остановил её. Всё, что нужно было сделать — крепко схватить эту женщину, страстно поцеловать и заниматься с ней любовь, пока она не простит его. Лизетт была прекрасна в постели, как впрочем, и Джон, но кого он обманывал? Даже хороший секс не заставит Лизетт забыть о том, что сделал Джон. Но у этой женщины есть отличительная особенность, она хороший человек. И поэтому где-то в глубине души у Джона была надежда. Надежда на то, что, когда Лизетт откроет дверь и увидит его, то будет кричать со слезами радости на глазах, обнимет и нежно поцелует его. Но она может и закричать, ударить его по лицу и со всей силой хлопнуть дверью. Джон не знал, какой будет реакция Лизетт.

Джон стоял на тротуаре, среди громкой толпы, и смотрел на балкон Лизетт. Свет был ещё включен. Возможно, она не могла уснуть, а возможно развлекалась со своими новыми друзьями. Мысль об этом расстроила Джона.

И в эту секунду Лизетт появилась на балконе, одна. Несмотря на то, что её комната находилась на 3 этаже, Джон смог разглядеть каждую чёрточку её лица. Она была грустной и изнеможенной. Видимо, после сотрясения её организм ещё не до конца восстановился. Он уже входил в отель, когда Лизетт допила вино, поставила бокал и пошла в свою комнату. Свет погас. Джон знал, где найти её. Он хотел постучаться в её дверь и умолять о прощении, но не сегодня. Он вспомнил слова Мамы о том, что Лизетт нужно время для того, чтобы разобраться в себе. И Джон даст ей это время. Совсем немного времени.

Глава 21

Следующие 48 часов были прекрасны. Целых 2 дня Лизетт обучалась искусству суши. Она училась правильно готовить рис и выкладывать его в формочки, резать креветки и солить лосося. У неё прекрасно получалось! Наконец-то Лизетт смогла исполнить свою детскую мечту.

Именно в Японии Лизетт настигли воспоминания о том, как она, будучи ребёнком, мечтала о собственном суши-баре. Это красивая мечта, но исполнить её нереально. В любом случаи Лизетт рада, что приехала сюда, научилась готовить суши и увидела прекрасную страну.

Лизетт нравились цифры, и она любила свою работу бухгалтера. Офис, строгие костюмы, переговоры — всё это её среда обитания. Но иногда хочется отвлечься, сделать действительно что-то необычное. Бессчетное количество людей уговаривали Лизетт работать в крупных компаниях, но она пообещала себе, что никогда не предаст свою мечту — помогать тем, кто нуждается в помощи. И именно поэтому Лизетт работала в «Другом Шансе», в компании, которая пыталась заботиться об обществе.

Наступил вечер. Завтра днём Лизетт должна будет покинуть Японию, поэтому она начала поковать вещи.

Когда чемодан был собран, Лизетт наткнулась на брошюры туристического агентства. Если бы у неё были деньги, то она смогла бы подольше остаться здесь, осмотреть все достопримечательности города и посетить пару кулинарных занятий. Возможно, когда-нибудь она вновь возвратится в Токио. Лизетт последний раз взглянула на брошюры и выкинула их в корзину. Кому она лжёт? Она никогда не вернётся сюда вновь. Это поездка чудо, которое больше не свершится. Лизетт суждено вернуться домой и продолжать заниматься своей работой.

И всё было нормально…кроме Джона. Лизетт не знала, что делать. Невзаимная любовь — это боль, рана на сердце, которая никогда не заживёт полностью. Независимо от того, что ждёт её в будущем, она никогда не забудет Джона. Если бы он чувствовала тоже самое к ней? Если бы только он не дал ей уйти? Возможно, они были бы вместе. Возможно, у них была бы семья. Но Лизетт покачала головой: «Ах, мысли могу свести человека с ума».

Она упаковала последние вещи в свою сумочку и закрыла замок. Лизетт как раз собиралась принять душ, когда раздался стук в дверь: на пороге стоял управляющий гостиницей:

— Здравствуйте, господа Берк. Я сожалею, что пришлось прервать Вас, но, кажется, у нас имеются некоторые проблемы с Вашим размещением.

— С моим размещением? В чём проблемы?

— Мы приносим извинения, госпожа Берк, но, кажется, произошла ошибка, и Ваш номер зарезервировал кто-то ещё.

— Зарезервировал?

— Да, госпожа Берк. Я сожалею, но Вам придётся переселиться в другой номер.

— Хорошо. Я только что закончила упаковывать вещи, поэтому проблем с переездом не будет.

— Отлично! Обслуживающий персонал переместит Ваши вещи. Автомобиль уже ждёт Вас внизу.

— Автомобиль? Я не понимаю. Разве моя комната не в этом отеле?

— Нет, госпожа Берк. У нас нет свободных номеров. Ваши вещи сейчас заберут, — с этими словами управляющий покинул комнату.

Это не очень хорошо. Самолёт уже завтра, а Лизетт хотелось ещё немного отдохнуть, до конца разобраться с вещами и ручной кладью. Работник отеля забрал багаж и сопроводил её к автомобилю. Лизетт даже не успела поинтересоваться, куда её везут.

Машина мчалась по оживленным улицам Токио, когда её телефон зазвонил. Она немедленно подняла трубку:

— Здравствуйте.

— Я могу услышать госпожу Берк?

— Это я.

— Госпожа Берк, Вас беспокоят из авиакомпании.

— Есть какие-то проблемы?

— Нет, никаких проблем. Мы оповещаем Вас о том, что все рейсы на завтра были отменены.

— Что? Мне нужно улететь отсюда завтра. Срок бронирования моего номера в отеле истекает. Вы не можете сделать что-нибудь? Я должна возвратиться домой, — закричала Лизетт в панике.

— Госпожа Берк, мы понимаем Вас. Не беспокойтесь, Вы сможете вернуться обратно, как только представится такая возможность.

Сегодня ужасный день: сначала проблемы с резервирование номеров, теперь отмена рейса. Весь мир как будто сговорился. Это розыгрыш? Автомобиль продолжал движение по шумной трассе. Лизетт оставалось только надеяться, что вскоре все проблемы сами собой разрешатся.

Наконец, автомобиль остановился возле роскошного отеля. Это было странно, ведь Лизетт не хватит даже на номер эконом класса в этом отеле. Швейцар открыл дверь и поприветствовал её:

— Госпожа Берк, добро пожаловать.

Обслуживающий персонал забрал у ней багаж и помчался к лифту. Лизетт пошла следом. Видимо, никто не собирается ей объяснять, что здесь происходит. Да и ей стало всё равно. Единственное о чём мечтала Лизетт, так это добраться до номера, принять душ и лечь спать. Возможно, завтра утром полёты возобновятся, и она вернётся домой?

Двери лифта открылись на верхнем этаже. Было ясно, что она прибыла в пентхаус. «Наверное, это ошибка», — подумала она. Обслуживающий персонал вышел из лифта и остановился перед огромной дверью из золота. С помощью ключа работник открыл дверь. Лизетт стояла там, как в землю вкопанная. Ей не могли предоставить такой номер. Возможно, это всё ошибка? Эта комната стоила в несколько раз больше, чем вся поездка Лизетт с учётом билетов.

Прежде чем она сдвинулась с места, сотрудник гостиницы покинул комнату с сияющей улыбкой на лице. Лизетт осматривала зал, когда позади неё послышался знакомый голос:

— Ты не хочешь войти? — спросил Джон.

Она обернулась, подумав, что это просто галлюцинация. Но позади неё действительно стоял Джон. Он был здесь, в Токио, рядом с ней.

— Джон, это действительно ты. Ты здесь?

— Да, Лизетт, это действительно я.

Слёзы радости хлынули из её глаз, обжигая щёки. Она кинулась к нему в объятия. Впервые за 2 недели она почувствовала себя в безопасности, дома и главное, она почувствовала себя целой вновь.

Джон крепко обнимал её, пока она рыдала. Он поцеловал её в макушку и погладил ёе волосы. Когда слёзы закончились, Лизетт спросила:

— Джон, что ты делаешь здесь? Как ты нашёл меня?

Теперь Джон никогда не солжёт ей. Он хотел быть честным и начать всё сначала:

— Ну, давай начнём со второго вопроса. Я был у Мамы в прошлую субботу, она рассказала мне, что ты уехала. И я сразу понял, где тебя искать.

— Но Токио огромный город. Как ты нашёл меня здесь?

— Деньги и связи помогли мне отыскать тебя, — засмеялся он.

— Я рада, что ты здесь. Теперь ответь на мой первый вопрос: почему ты здесь, Джон?

Он вытер слезинки с её щеки и сказал:

— Всё просто. Я там, где ты.

С глаз Лизетт снова покатились слёзы.

— Это значит, что ты рада меня видеть? — спросил Джон.

Она близко притянулась к нему и пошептала:

— Я не могу описать словами, но могу показать, насколько рада видеть тебя.

Лизетт наклонилась и нежно поцеловала его. Он ответил на поцелуй. Но всё было по-другому в этот вечер. Их отношения перешли на новый уровень.

Джон взял её на руки и понёс в спальню. Он начал медленно расстегивать её блузку, целовать шею, плечи и снова шею, прежде чем добрался до лифчика и расстегнуть расстежку. Он целовал её ключицы, спускаясь всё ниже. Его язык дразнил её тело, она дрожала от желания. Тогда он скинул свою рубашку, снял штаны и боксеры. Он стоял абсолютно голый перед ней. Она сняла юбку и кружевные трусики, затем накланялась к нему и поцеловала его плечи, спускаясь к груди. Одним быстрым движением Джон взял её на руки и понёс на кровать.

Он лёг рядом с ней. Она чувствовала эрекцию, прижатую к своим бёдрам. Ей было необходимо почувствовать его в себе. Всё тело горело в ожидании. Руки Джона медленно исследовали её тело. Затем его губы прокладывали дорожку из поцелуев от её груди к бёдрам. Это была настоящая пытка. Она ёрзала и ближе прижималась к его телу. Она хотела схватить его член, но он отказал ей. Сегодня он был главным. Его игра — его правила. Пальцы Джона чуть коснулись её лона и как только его большой палец начал медленно входить в неё, она погрузилась в рай.

— Пожалуйста, — слетело с её губ.

Он проигнорировал её просьбу. Вместо этого его член чуть касался внутренней стороны её бедра. Дрожь, боль, желание заполонили её.

— Пожалуйста, мне нужно…

— Что? Скажи мне, в чём ты нуждаешься?

— Мне нужно, чтобы ты поцеловал меня.

Он поцеловал её бедро.

Она застонала:

— Нет, Джон, не там. Мне нужно, чтобы ты сделал это. Прошу.

На этот раз Джон подчинился. Его палец сменился языком. Это была мучительная схватка. Каждое движение его языка было пыткой. Джон схватил её за задницу и притянул ближе к себе. Его рот выводил круги на её клиторе, она уже почти достигла кульминации. Казалось, что это будет продолжаться бесконечно. Оргазм настиг её.

Джон встал на колени между её ног. Он подтянул её ноги ближе к себе, и теперь её колени свисали с его плеч. Он раздвинул её бёдра и одном резким толчком вошёл. Его движения становились интенсивнее, быстрее. Было невыносимо, когда он входил всё глубже и глубже, достигая предела. Её стоны заполнили всё комнату. Джон ответил на них ещё более сильными ударами, он плотно обхватил её бедра, когда они одновременно достигли оргазма.

Джон опустился всем своим телом на неё. Они дышали в такт. Он притянул её ближе к себе, и они вместе заснули.

Глава 22

Джон вышел на балкон, когда зазвонил его мобильный телефон:

— Привет, Дрю. Как дела?

— Я звоню, чтобы проверить, как ты?

— Прекрасно, — ответил Джон сухо.

— Ты нашёл Лизетт?

— Да, нашёл.

— Я думал, что ты не сможешь вернуть её.

— Что это значит? — спросил Джон, он явно был расстроен.

— Ну, за последние годы у тебя не было никаких серьёзных отношений. Ты был сосредоточен на работе.

— Это не значит, что я потерял свою хватку и разучился общаться с женщинами.

— О, Джон, не сердись. Но Лизетт изменила тебя в лучшую сторону… ты перестал быть такой задницей!

— Ты только ради этого мне позвонил?

— Конечно. А ещё я хотел спросить, кто будет шафером на твоей свадьбе? — пошутил Дрю.

Шафером? Безусловно, прошлая ночь была волшебной и удивительной, но Джон ещё не затрагивал тему свадьбы.

— Ты ведь задал ей самый главный вопрос в её и своей жизни? — спросил Дрю.

— Нет ещё. Но я уверен, что она знает о моих чувствах.

— Ты говорил с ней?

— Зачем? Всё итак очевидно.

— Джон, я не понимаю. Неужели ты, самый завидный миллиардер, построивший свой бизнес за считанные годы, до сих пор не понял, в чём нуждаются женщины?

— Дрю, я знаю о женщинах всё.

— Хорошо, в таком случаи, ты сказал Лизетт, что любишь её?

Джон не ответил.

— Я полагаю, что твоё молчание значит «нет»? В таком случаи давай заключим пари?

— О, Дрю, ты как никто другой обожаешь играть в игры. Вероятно, ты поставишь на то, каким будет ответ Лизетт, когда я признаюсь ей в чувствах?

— Ну, я ставлю на то, что ты ещё даже не купил кольцо Лизетт.

Проклятье, Дрю, действовал на нервы. Но всё-таки он был прав — Лизетт должать узнать о чувствах, которые испытывает Джон по отношению к ней.

— Дрю, спасибо за звонок, но у меня много дел сегодня. Мы поговорим, когда я вернусь в Штаты. О, и ещё одно — в следующий раз я поставлю на то, что вскоре мы с Лизетт будем в официально зарегистрированных отношениях.

— Джон, я не могу принять такой вызов, потому, что проигрыш мне обеспечен. Удачи тебе. Жду встречи.

Джон закончил разговор и вошёл в номер. Сегодня у него было много дел. Сегодня Джон наконец-то признается Лизетт в своих чувствах.

Джон позвонил Мэтту, заказал автомобиль с водителем и добавил:

— Забронируйте и зарезервируйте номер в Roppongi Hills Mori Tower

(Roppongi Hills Mori Tower— м

ногофункциональный небоскреб, расположен в Токио. В этом здании находятся многочисленные офисы, магазины, рестораны, музей Mori Art, смотровые площадки и штаб-квартира компании Mori Building).

— Номер для двоих?

— Да, Мэтт, для двоих. И проследи, чтобы всё было конфиденциально. Никто не должен знать о сегодняшнем вечере. Я хочу сделать Лизетт романтический сюрприз, позаботьтесь об этом.

— Да, сэр. Всё будет сделано.

Джон не сомневался в том, что Мэтт сделает всё как положено. Всё шло потрясающе. Этот вечер станет особенным. Осталось сделать самое главное приготовление. Джон сел в автомобиль и отдал приказ водителю ехать в самый лучший ювелирный салон в Токио.

Сегодня он собирался сделать Лизетт самой счастливой женщиной на свете.

Лизетт почувствовала тень возле себя. Снова галлюцинации? Каждую ночь Джон приходил к ней во снах. Лизетт боялась открыть глаза, потому что знала, что в реальности Джона рядом не было. Тогда она зарылась лицом в подушку, пытаясь задушить боль. В комнате стояла мёртвая тишина. Она открыла глаза, и улыбка осветила её лицо. Это всё было реально.

Отбросив в сторону одеяло, она подобрала с пола свою одежду и пошла в ванную комнату. Приняв душ, она надела первую попавшуюся рубашку Джона. По комнате разносился запах кофе. Стол был сервирован на двоих: горячий кофе, свежие фрукты, но Джона нигде не было.

Лизетт осмотрела все комнаты и даже веранду, но безуспешно. Вещи Джона по-прежнему висели в шкафу, значит, он не возвратился домой. Она искала записку, но Джон не оставил никакого послания. Очевидно, у него были более важные дела этим утром, чем завтрак с ней. Джон даже толком ничего не объяснил. Джон лишь признался, что скучал по ней, но в каком смысле? Скучал физически? Да, сексуальные отношения у них были фантастическими, но на этом, пожалуй, и всё. Джон никогда не говорил, что любит её, даже не пытался проявить свои чувства. Как долго это всё будет продолжаться? Неделю, месяц, год? Как скоро она ему наскучит? Нет, Лизетт не собиралась становиться любовницей Джона, готовой на всё ради однодневного нерегулярного удовольствия.

Лизетт вспомнила об ошибке с номерами и поняла, что это дело рук Джона. Ему просто нужно было увидится с ней и ради чего? Ради быстрого траха?

И ещё она вспомнила звонок от авиакомпании — все рейсы отменили. Видимо, и это не случайно. Лизетт взяла свою сумку и вытащила оттуда авиабилет. Она набрала номер авиакомпании и сказала:

— Привет, я хотела бы узнать информацию о моём рейсе. Меня зову Лизетт Берк.

— Да, мисс Берк. Сегодня есть рейс после полудня в Бостон. Будут ещё вопросы?

— Нет, это всё. Спасибо.

Гнев вскипел в её жилах. Видимо, деньги и связи решают всё в этом мире. Джон снова обманул её. Разве нельзя быть честным? Разве можно играть с чувствами? Разве он не видит, что Лизетт любит его? Вероятно, нет. Джон не испытывает к ней ответных чувств, она для него всего лишь кукла. Лизетт было больно. Раз и навсегда она должна взять себя в руки и идти дальше, заблокировать все свои чувства.

Часы показали 11:30. Лизетт должна спешить, если хочет вовремя успеть на самолёт. Она переоделась в чистую одежду, схватила чемодан и вызвала такси. К счастью, пробок на дороге не было, поэтому она вовремя успела на рейс. Лизетт заняла своё место в самолёте. Она пристегнула ремни безопасности, и самолёт пошёл на взлёт. Спустя секунду Лизетт была уже в воздухе.

Пути назад нет. Лизетт вернётся к своей работе в «Другом Шансе» и начнёт всё заново. Но она опасалась того, что Джон может её уволить, а Элейн наймёт себе другого бухгалтера. И где тогда искать работу? На протяжении всего полёта Лизетт думала об этом и пришла к выводу, что всё будет хорошо, главное верить в лучшее.

Джон открыл двери пентхауса, в надежде увидеть там Лизетт, но её нигде не было. Возможно, она ещё спить? Лизетт так мило дремала на кровати, когда Джон уходил. Он не хотел её будить, но мысль о жарком утреннем сексе не давала ему покоя.

Джон открыл двери в спальню, но там было пусто. Возможно, она в ванной комнате? Он проверил все комнаты в дома, но Лизетт нигде не было. Его сердцебиение участилось, когда он не нашёл чемодана Лизетт. Джон вернулся в пустую спальню. Какая-то его часть надеялась, что Лизетт оставила записку, но этого не произошло. Джону показалось, что Лизетт любит его, но тогда почему она снова сбежала?

Он был расстроен, потому что уже во второй раз от него сбегала любимая женщина. Тогда он вспомнил слова Дрю: «Женщины должны услышать эти слова». Странно, ведь Джон всегда был уверен, что поступки более ценны, чем какие-то слова.

Он посмотрел на свои часы и увидел, что уже 1:30. Было поздно останавливать Лизетт, она уже на полпути к дому. Джон решил рискнуть ещё раз. Он попытается всё исправить снова, потому что любит эту женщину и хочет быть с ней.

Джон позвонил Мэтту:

— Изменение планов. Подготовьте мой самолёт через 5 минут. Я хочу максимально быстро добраться до Род-Айленда. И ещё, отмените резервирование номер в отеле. Всё ясно?

— Да, сэр.

Джон быстро собрал все свои вещи в сумку и направился в аэропорт. Главным преимуществом частного самолёта была максимальная скорость. Джон знал, что Лизетт прибудет в Штаты лишь завтра ночью, а он прилетит туда уже в 4 часа дня. В этот раз Джон всё сделает правильно. Он признается ей в своих чувствах и, конечно, попросить согласие родителей на их с Лизетт брак. Джон уже продумал всё до мельчайших подробностей.

Глава 23

В 4 часа дня Джон уже стоял у дома Лизетт. У него было много времени, чтобы поговорить с родителями, прежде чем самолёт Лизетт приземлится.

Обычно Джон вёл себя спокойно во время переговоров с людьми, но сегодня он был возбуждён. Этих людей он увидит первый раз в жизни и должен будет рассказать им всю правду об их с Лизетт отношениях. Выйдя из автомобиля, Джон подошёл к дому и постучал в дверь. Если господин Берк решит ударить его, то он поймёт. Джон понимает, что Лизетт единственный ребёнок в семье, поэтому родители хотят для неё самого лучшего.

Женщина лет 50 открыла дверь:

— Чем я могу Вам помочь?

Откашлявшись, Джон сказал:

— Я ищу госпожу и господина Берк, родителей Лизетт Берк.

— Я – Пэтти Берк, её мать.

— Я надеюсь, что Вы сможете уделить мне немного времени?

Она посмотрела на него и сказала:

— Пожалуйста, проходите.

«В этом нет ничего страшного», — подумал Джон и вошёл в дом. Человек немного старше пятидесяти лет вошёл в холл.

— Вы должно быть господин Берк?

— Да, я - Грег, отец Лизетт. Мы с нетерпением ждали встречи с Вами. Давайте пройдём в гостиную. Думаю, нам есть о чём поговорить, молодой человек.

— Да, сэр, я полагаю, что разговор у нас с Вами будет длинным.

Грег жестом пригласил Джона в гостиную. А потом сказал своей жене:

— Пэтти, не могла бы ты оставить нас наедине ненадолго.

Она посмотрела на Джона, затем на мужа и твёрдо сказала:

— Ни за что на свете. Лизетт и моя дочь тоже, — Пэтти ожидала длинного рассказа всей истории.

— Ну, я полагаю, что Вы знайте, кто я.

— Да, это мы знаем. Но ещё нам хотелось бы знать, почему наша дочь в бегстве покинула дом? Что Вы натворили? — сказала Пэтти.

— Я здесь, чтобы ответить на интересующие Вас вопросы, но Вы же понимаете, что есть информация, которой я не могу с Вами поделиться. Это слишком личное.

— Что ж, тогда начнём с простого. Почему Вы здесь? — спросил Грег.

— Потому что я люблю Вашу дочь и хочу жениться на ней, — заявил Джон.

Пэтти крепко схватила руку своего мужа. По их глазам было видно, что они не ожидали такого. Отец Лизетт сказал:

— Но новости и местные газеты гласят о том, что Вы уже помолвлены. Однако, по словам моей дочери Вы не являетесь парой. Это правда?

— Да, правда, — признал Джон. — Я хотел бы прояснить ситуацию.

— Пожалуйста, господин Винчи. Мы Вас слушаем, — сказала Пэтти.

— Называйте меня Джон, прошу Вас.

Они кивнули, и Джон начал рассказывать всю историю: встречу с Лизетт на благотворительном вечере, детали спонсорства с «Другим Шансом» и перевод Лизетт в Нью-Йорк.

— Ой, а я думала, что она была недовольна этим городом и хотела выбраться куда-то. Я даже поддержала её, — сказала мать Лизетт.

— Джон, я надеюсь, что это поправимо и наша дочь простит тебе эту ложь, — заявил отец Лизетт, — Я уверен, что ты осознаёшь своё поступок.

— Сэр, я понимаю, как это выглядит. Но я не хотел причинять боль Вашей дочери. У меня есть чувства к ней. Я ошибся лишь в том, что вовремя не признался ей, как сильно люблю её.

— Объясни, пожалуйста, почему весь мир уверен в том, что ты и Лизетт помолвлены?

— Да, сэр, я объясню.

Джон рассказал им, как Лизетт упала в обморок в его офисе, и как скорая помощь доставила её в больницу.

— Да, я знаю, что это плохо, Но я лгал только лишь для того, чтобы попасть в палату и лично убедиться в том, что с Вашей дочерью всё в порядке. Она никогда не рассказала бы мне о своём состоянии, но ей было плохо. Я видел это, когда её транспортировали в машину скорой помощи, — он сделал паузу, снова вспомнив тот ужасный день, и продолжил. — Я не мог потерять её. Я должен был что-то сделать.

Пэтти сидела в недоумении, а потом сказала:

— Лизетт знает всю правду?

— Почти всю.

— Чего она не знает? — спросила она.

— Того, что я люблю её, — ответил он.

— Ну, тогда ты должен сказать ей о своих чувствах, иначе будет слишком поздно, — сказала Пэтти.

— Поэтому я и приехал сюда.

— Но, она… — сказала её мать. — Она уехала две недели назад. И мы даже не знаем, куда. Она только сказала, что ей нужно время, чтобы разобраться в себе и своих чувствах. Мы не знаем, когда она вернётся.

— Она уехала в Японию, чтобы исполнить свою детскую мечту.

— Япония? — спросил её отец. — Всё эти годы она преследовала мечту, стать поваром японской кухни?

— Ты уверен, что она там, Джон? — спросила Пэтти.

— Да. Я был два дня назад в Токио.

— Тогда почему ты не сказал ей о своих чувствах? — спросила её мать.

«У меня был такой шанс, но она сбежала», — подумал Джон. Он не мог рассказать всю правду родителям Лизетт.

— Это была ошибка, которую я совершил уже во второй раз. Её самолёт приземлится в Бостон сегодня ночью. Именно поэтому я здесь.

— Но Лизетт не живёт здесь, ты же знаешь.

— Да, я знаю. Я хотел рассказать Вам всю правду.

— Спасибо за это, — ответил Грег.

— Я также хотел бы попросить у Вас руки Вашей дочери и разрешение на этот брак.

Её мать задыхалась, а потом начала кричать от радости. Она повернулась к своему мужу в ожидании ответа:

— Я даю разрешение на этот брак. Но Джон последнее слово будет за Лизетт, — он протянул руку Джону, который счастливо принял её.

Пэтти радостно заключила Джона в объятия. Но одобрение родителей не значит, что и Лизетт согласится принять предложение Джона. Хотя бы теперь Джон знал, что семья Лизетт на его стороне.

— Я только хочу попросить, чтобы Вы не говорили Лизетт, что я нахожусь в Бостоне. Я хочу удивить её и сделать сюрприз.

— Джон, думаю, ты знаешь, что делаешь. Но не переусердствуй, — ответил Грег.

— На этот раз всё будет идеально.

— Хорошо. Теперь, когда всё улажено, не хочешь с нами пообедать? — спросила мать Лизетт. — У тебя ещё много времени до возвращения Лизетт. Мы сможем узнать тебя лучше.

Джон любезно принял предложение от женщины, которая, как он надеялся, вскоре станет его тёщей.

Глава 24

Лизетт с нетерпением ждала окончания полёта. В Японии она ни разу не проверяла свою электронную почту, да и вообще отстала от жизни. Казалось, что она потерялась в своём маленьком мире, где нет места для других людей. Ей было интересно, что произошло за последние две недели. Род-Айленд был небольшим городом, с высоким уровнем преступности, однако последнее время местные газеты заинтересовались её с Джоном отношениями.

Полёт показался Лизетт вечностью. Когда она летела в Японию, время шло быстро. Возможно, это было от волнения. Лизетт предстояло увидеть красивейший город с его достопримечательностями и неизведанными запахами. Сейчас Лизетт каждые пять минут смотрела на свои часы. Она планировала мирно проспать большую часть полёта, но на борту находилось слишком много кричащих и вопящих детей, которые не давали уснуть. Как только один ребёнок прекращал кричать, начинал плакать другой. Это был адский полёт. Как только люди могут терпеть эти визги? Это эмоциональный и физический дискомфорт.

Когда Лизетт, наконец, уснула, то её преследовали мысли о Джоне. Ах, если бы он только любил её. Когда Лизетт проснулась, то пожилая женщина рядом с ней была обеспокоена. Лизетт поняла, что кричала во сне. Мужчина, сидящий рядом, спросил:

— С Вами всё в порядке, дорогая?

Засмущавшись, Лизетт ответила:

— Да, спасибо.

— Это долгий полёт. Если вам нужен кто-то, с кем можно поговорить, то я к Вашим услугам.

Улыбаясь, она ответила:

— Всё хорошо, правда.

Неужели Лизетт выглядела настолько плохо, что незнакомый человек предложил ей свою помощь? Что она кричала во сне? Возможно, взболтнула что-то лишнее? Или сказала правду? Сказала, что убегает от человека, которого любит всем сердцем.

Почему Лизетт не могла полностью обладать этим мужчиной? Даже если Джон не любит её, в их отношениях есть какая-то химия. Воспоминания убивают. Лизетт помнит, как они вместе смеялись, как не ложились спать и всё ночь на пролёт смотрели кино, играли в карты, гуляли по городу. Если убрать деньги и власть, то Джон хороший человек. Когда-нибудь он станет замечательным мужем для какой-нибудь женщины.

От одной только мысли о другой женщине слёзы покатились из глаз Лизетт. Ей нужно было отвлечься от своих мыслей. Она решила поговорить с пожилой женщиной, сидевшей рядом. Светская беседа помогла немного забыть о Джоне.

— Вы много путешествуйте? — спросила Лизетт. Женщина в течение нескольких часов рассказывала о каждой своей поездке. За 50 лет она много где побывала, и не хотела на этом останавливаться. Впереди её ждёт ещё много всего нового и неизведанного.

Из динамиков послышался голос пилота, который сообщал, что в течение 30 минут самолёт совершить посадку в аэропорту Логан (Аэропорт Логан — входит в 20 самый огромных аэропортов мира, находится в Восточном Бостоне). Почти уже дома. Так сладко и трепетно. Лизетт позвонила отцу:

— Привет, пап. Надеюсь, что я не отвлекаю тебя?

— Нет, нисколько. Рад слышать твой голос. Мы так скучаем по тебе.

— Я тоже скучаю, — Лизетт сделала паузу, а потом продолжила, — К сожалению, мне удалось купить билеты только до Логана. Через 30 минут самолёт приземлится. Не мог бы ты меня встретить? Я не хочу ехать на поезде так поздно.

— Лизетт, без проблем. Это мой отцовский долг.

— Спасибо, пап. Я люблю тебя.

— Я тебя тоже люблю. Встретимся через час.

Лизетт забрала свой багаж и решила подождать отца. Он никогда не опаздывал и всегда приезжал вовремя. Через пять минут отец уже встречал её с распростёртыми объятиями. Она села в серый Ford Fusion. Лизетт не любила автомобили. Но эта машина была надёжным транспортным средством, отец Лизетт соблюдал все правила безопасности. С отцом Лизетт было ехать спокойнее. Когда-нибудь и у Лизетт появится свой автомобиль. Возможно, в следующем году, можно будет оформить авто-кредит.

Лизетт пристегнула ремень безопасности и поцеловала отца в щёчку:

— Пап, спасибо тебе.

— Любимая, я рад, что мы сможем побыть с тобой наедине хотя бы один час. Кажется, мы мало общаемся в последнее время.

— Я знаю. Мне жаль, что я уделяю тебе и маме так мало времени. Но теперь мы будем видеться чаще, — Лизетт действительно редко виделась с родителями, особенно после начала отношений с Джоном.

— Это хорошо. Возможно, ты даже познакомишь нас со своим молодым человеком — Джоном?

— Пап, я должна кое в чём тебе признаться. Но я скажу это только тебе, мама ничего не должна знать. Ты же знаешь, какая она впечатлительная.

— Ты можешь всё мне рассказать. Это будет между нами. Независимо от того, сколько тебе лет, ты по-прежнему моя маленькая дочка, — сказал он, поглаживая руку Лизетт.

Лизетт была счастлива, ведь у неё есть два родителя, которые безгранично любят её несмотря ни на что. В юношестве Лизетт совсем не уделяла времени своей семье, но родители простили ей это и всё также безгранично любят её. Лизетт тоже их любит, потому должна рассказать всю правду. Лизетт выбрала тактику «простого разговора» — меньше говори, больше слушай. Такую тактику используют в офисах:

— Джон и я не вместе. Всё конечно, — это было коротко и ясно. Её отец не промолвил ни слово. Разговор закончился, даже не начавшись. — Я просто хочу вернуться домой и начать новую жизнь с завтрашнего дня.

— Лизетт, ты знаешь, что я никогда не вмешиваюсь в твою личную жизнь. Возможно, ты делаешь ошибку, но это твой выбор.

— Спасибо, я ценю это, — ответила Лизетт.

Взяв её за руку, отец начал говорить:

— Всё случается в первый раз. Я хочу с тобой поговорить на тему, которую мы раньше никогда не затрагивали.

«О, Боже. Только не о сексе, только не о сексе», — думала Лизетт.

— Папа, полёт был действительно очень долгим и тяжёлым. Мы можем поговорить об этом после?

— Нет, Лизетт. Мы поговорим сейчас. Я хочу сказать о том, что в тебе что-то изменилось, когда ты окончила колледж. Скромная девочка ушла, а на её место пришла молодая, полная жизни и мечтательная женщина.

«О, Боже, папа снова начал говорить о моём взрослении», — подумала Лизетт и ответила:

— Я знаю, пап. Я сожалею. Я давным-давно хотела попросить у тебя прощение за то, что подвела тебя и маму. Я была молода и глупа. Если бы я только могла возвратить семейный бизнес. Я должна была вам помогать, а не развлекаться с друзьями, которые сейчас, наверняка, не вспомнят даже моего имени.

Её отец затормозил, припарковал автомобиль в парке и повернулся к Лизетт:

— О чём ты говоришь? За что ты просишь у меня прощение?

— Я должна была помогать вам, папа. Если бы я не была безрассудной, то магазин бы не продали. Сейчас вы с мамой стали бы владельцами целой сети магазинов, если бы не я.

— Ты думаешь, что мы потеряли магазин из-за тебя? — спросил он.

Она шёпотом ответила:

— Да.

Её отец громко рассмеялся:

— О, любимая, это глупости. Я продал магазин, потому что нам нужны были деньги. Такая выгодная сделка решила бы все наши проблемы. Не вини себя, — Лизетт кивнула, а он продолжил. — Позволь мне кое-что сказать. Ты — блестящий бухгалтер и никто в целом мире не любит книги так сильно, как ты. Я и твоя мама целыми днями пропадали в магазине — утро, день, вечер, ночь. Мы не могли взять отпуск, потому что за магазином было бы некому присмотреть. На нас пал тяжкий груз ответственности. Когда мы были молоды, это казалось весёлым и интересным, но потом мы стали взрослыми людьми. А когда ты уехала в колледж, то твоя мать решила, что нам пора пожить хоть немного для себя. Да и к тому же магазин с каждым годом приносил всё меньше и меньше выручки. Решение о продаже бизнеса было идеальным в данной ситуации.

Лизетт не поверила своим ушам: «Родители не потеряли магазин? Они просто продали его?»

— Мы получили хорошие деньги после продажи. Впервые я и твоя мать насладились отдыхом. Все выходные мы лежали, свесив ноги, и не волновались ни о чём. А потом я нашёл хорошую работу.

— Спасибо, папа. Спасибо, что рассказал мне правду.

— Лизетт, не вини себя. Это наши дела, и ты к этому не имеешь никакого отношения. Мы с мамой привыкли к обычной жизни. А потом ты вернулась из колледжа. Мама беспокоилась за тебя. Мы гадали, что случилось, и пришли к выводу, что, возможно, тебя кто-то обидел. Несчастная любовь случается у каждого. Поэтому я должен задать тебе ещё один вопрос, прежде чем мы возвратимся на трассу.

«О, нет, только не это», — подумала Лизетт. Она просто не выдержит так много откровенностей за такой короткий вечер.

— Я знаю. Ты сказала, что между тобой и Джоном всё кончено. И я уважаю твоё решение. Но мне хочется, чтобы ты всё тщательно обдумала. Настоящая любовь бывает лишь один раз в жизни. И если Джон и есть твоя любовь, то не смей убегать от него. Не ломай голову над вопросами и не ищи ответов. Ты многое знаешь о мужчинах, но кое-что тебе неизвестно.

— И что же? — спросила она.

— Мужчины не телепаты и не экстрасенсы. Мы не всегда говорим вещи, которые должны говорить. Мы пугаемся выражать свои чувства словами. Я женат на твоей матери уже 35 лет и знаешь, что она мне говорит каждый день?

— Что?

— То, что я должен быть более открытым с ней. После стольких лет брака она до сих пор желает, чтобы я выразил свои чувства к ней словами, признавался в любви.

Лизетт засмеялась. Её родители живут в счастливом браке уже 35 лет и всё ещё любят друг друга. Она хотелось бы также, но была одна проблема — Джон не любит её, а на односторонней любви брак не построить.

Поцеловав своего отца в щёку, она сказала:

— Папа, спасибо за всё. За эту поездку, за твои советы, за любовь. Спасибо, что у меня есть такие родители.

Её отец прослезился:

— Нет, Лизетт. Спасибо, что у нас такая дочь.

С самого прибытия в город Лизетт мечтала лечь в кровать, залезть с головой под одеяло и забыть всё, что с ней произошло за последние 30 дней. После разговора с отцов Лизетт стало легче на душе, она освободилась от чувства вины. Сейчас ей нужно было обнять свою мать:

— Папа, может быть, мы заедем сначала к вам домой? Я хочу увидеть маму.

—О, дорогая. Твоя мать сказала, что ляжет спать рано. Заходи к нам завтра на ужин. Будем ждать тебя часиков в 6.

— Это прекрасно. Скажи маме, что я принесу что-нибудь вкусненькое на десерт.

— Хорошо. И не забудь, что я люблю домашнюю выпечку, — рассмеялся он.

Глава 25

 Оставшуюся часть пути Лизетт веселилась и болтала с отцом. Машина подъехала к дому, и отец Лизетт сказал:

— Сегодня был тяжёлый день. Может быть, я отдам тебе багаж завтра? Сейчас иди домой и хорошенько выспись, а завтра, когда придёшь к нам на ужин заберёшь свои вещи. Ты выглядишь уставшей.

Лизетт не стала спорить с отцом. Ей уже давно не удавалось выспаться:

— Ты прав. Завтра заберу свои вещи. Доброй ночи и будь аккуратным на дороге.

— Хорошо,— сказал он. Лизетт вышла из автомобиля и направилась к дому.

Она нашла ключи от входной двери и вошла в дом. Странно, что свет был включен. Неужели, она забыла выключить свет, и всё это время электричество тратилось впустую? Она сделала шаг вперёд и кинула свою сумку на пол. Каждый шаг требовал неимоверных усилий. «Ещё немного, и я доползу до дивана», — подумала она. Лизетт собиралась проваляться в постели последующие 12 часов.

Она вошла в гостиную, щёлкнула выключателем, и загорелся свет. Увиденное повергло её в шок. Вся комната была заполнена десятками красных роз, а в центре стоял Джон

Это шутка? Или Джон действительно здесь, в её доме?

— Джон?

— Привет, Лизетт, — он стоял там неподвижно.

— Что ты здесь делаешь? Как ты попал в дом?

— Твои родители дали мне ключ.

— Мои родители?

— Да, твои родители. Твой отец был настолько любезен, что дал мне ключи от квартиры, прежде чем уехал в аэропорт.

У неё кружилась голова. «Джон знаком с моими родителями?», — это шокировало её.

— Джон, я не понимаю, что происходит. Почему ты знаком с моими родителями? Почему мой отец дал тебе ключ? Я надеюсь, что ты не запугал его? — спросила она, испуганно. — Мои родители хорошие люди, Джон.

— Да, они замечательные. Мне нужно было кое-что обсудить с твоими родителями. Мы встретились, чтобы прояснить ситуацию.

— Ты не должен был вовлекать их во всё это.

— Пожалуйста, мы можем поговорить о чём-то другом, кроме твоих родителей. Я здесь, чтобы поговорить с тобой о нас.

— Нас? Разве есть «мы»? — спросила она, скрестив руки на груди.

— Я понимаю, я заслужил такое отношение. Я сожалею о том, что сделал. И теперь я хочу всё исправить.

Джон подошёл к ней ближе, на ходу вынимая из кармана своих брюк маленькую коробочку. Затем он медленно встал на одно колено, посмотрел ей в глаза и спросил:

— Лизетт Берк, ты выйдешь за меня?

Её сердце остановилось. Джон был здесь и делал ей предложение. Она хотела кричать: «Да! Да! Да!». А затем целовать его до потери пульса. Но она не сделала этого. Лизетт должна была знать о его чувствах. Любит ли он её? Она сделала паузу, посмотрела ему в глаза, пытаясь сказать хоть слово. Казалось, прошла целая вечность, прежде Джон сломал тишину:

— Лизетт, я знаю, что должен был сказать тебе это раньше. Я люблю тебя и знаю, что ты любишь меня. Теперь я спрошу ещё раз… Ты выйдешь за меня?

Наконец, он произнёс эти слова. Улыбка осветила её лицо, когда она протянула ему свою руку и, рыдая, ответила:

— Да, Джон. Я выйду за тебя замуж.

Он надел на её палец кольцо с алмазом в пять каратов, поднялся с колена и нежно поцеловав, привлёк её к себе:

— Я обещаю, что сделаю тебя самой счастливой женщиной на свете, Лизетт.

Она ответила:

— Ты уже сделал меня самой счастливой.

Джон обнял её за талию и поднял на руки. Она погладила его щёку, а затем ещё раз взглянула в его глубокие глаза.

— Я люблю тебя, Лизетт, — прошептал он.

Слёзы снова покатились с её глаз. Но это были уже слёзы радости, а не грусти.

— Я тоже люблю тебя, Джон, — сказала она.

Он заключил её в объятиях так, словно ему это было жизненно необходимо. Ослабив хватку, он сказал:

— Ты, наверное, устала. Перелёт был долгим. Почему бы нам немного не поспать?

Улыбаясь, она ответила:

— Я полностью согласна с тобой. Давай пойдём спать.

Они прошли в спальню, где он медленно раздел её.

— Сегодня был тяжёлый день, Джон. Спасибо за помощь. Не хочешь присоединиться ко мне в душе?

— О, милая. От такого предложения я никогда не откажусь, — ответил он, подмигнув. Это был сигнал — игра началась. Лизетт понеслась в душ со всех ног.

Они занимались любовью, пока первые лучи солнца не осветили город. Это была волшебная ночь, которая никогда не забудется. Под утро они оба были истощены и заснули, прижавшись друг к другу.

Их сон прервал гудок телефона.

— Вы справитесь сами? — спросил Джон, сонным голосом. — Спасибо. Я вернусь в офис через несколько дней. Держите меня в курсе дела.

— Всё в порядке? — спросила она.

Он повернулся к ней и ответил:

— Всё нормально. Мой помощник со всем справится.

— Я знаю, что у тебя бизнес в Нью-Йорке, а я работаю здесь. Это не хорошо. Но, похоже, ты всё продумал, когда перевёл меня в Нью-Йорк, — дразнила она его, — Я пытаюсь сказать, что мы с тобой никогда не обсуждали вопрос совместного будущего и совместного проживания.

— Тебе не нравится пентхаус? — спросил он.

Покачав головой, она призналась:

— Нет. Это красиво и, вероятно, очень популярно. Но я не девочка из большого города. Это не для меня. Я мечтаю иметь собственный дом, где мы с тобой сможем завести детей, создать семью. Ну, знаешь, такой дом с двориком, игровой площадкой, будкой для собаки?

Он опёрся на локоть, пристально наблюдая за ней. Она была самой красивой женщиной, из всех, кого он встречал. Большинство женщин хотели бы жить в центре Нью-Йорка, прогуливаться по магазинам, но только не Лизетт. Она не похожа на других, и именно поэтому Джон любит её.

— Я знаю, что тебе будет трудно в это поверить, но я не рос в большом городе. У меня не было игровой площадки во дворе, но был парк возле дома. Моё детство было замечательным: я катался на велосипеде, помогал своим отцу и матери, занимался самообразованием.

— Я думаю, твоя мама воспитала тебя замечательным человеком.

— Некоторые люди не согласились бы с тобой. Знаешь, сюда отлично подойдёт высказывание — «любовь слепа», — он засмеялся.

— Кажется, у тебя было такое же замечательно детство, как и у меня.

Джон вспомнил, каким прекрасным было его детство до смерти отца:

— Я хочу, чтобы у наших детей было счастливое детство. Кажется, мой дом слишком мал для создания семьи. Думаю, мы должны найти место, в котором сможем завести детей и прожить вместе долгую и счастливую жизнь. Что думаешь ты?

Обнимая его, она сказала:

— Это замечательная идея!

— Не спеши радоваться, потому что у меня имеются некоторые сомнения насчёт собаки, но я уверен, что ты меня переубедишь, — рассмеялся он.

— Я займусь эти вплотную. Я всегда хотела щенка, но мои родители были слишком заняты бизнесом, и когда я выросла, то пообещала себе, что у меня появится семья, дети и собака, с которой можно будет играть и весело проводить время.

— Это замечательно, — засмеялся Джон. — О, ты не забыла, что твои родители ожидают нас с тобой сегодня вечером. Поэтому наше веселье придётся приостановить, но лишь на некоторое время.

Она обернулась и посмотрела на часы:

— Но сейчас ещё рано. Чем займёмся?

— О, у нас с тобой не так много времени. Нужно ещё подготовиться, мне не хотелась бы опаздывать на ужин с родителями моей будущей жены.

Слово «жена» вызвало неимоверную радость у Лизетт. Она спрыгнула с кровати и сказала:

— О, кажется, у меня есть одно дело. Я обещала отцу, что принесу на ужин домашний десерт, — не оглядываясь, она накинула на себя одежду и направилась на кухню.

Джон прилёг на кровать, наслаждаясь звуками гремящих кастрюль и тарелок. Он взял свой телефон и набрал Мэтта:

— Мы будем там в шесть.

Глава 26

Родители светились от счастья. Было забавно, что такая простая вещь сделала её отца таким счастливым? Он проявлял излишнюю заботу, так как для него сегодняшний ужин был особенным. Лизетт знала, что Джон уже виделся с её родителями, но сегодня был первый совместный ужин, в кругу всех семьи. Разглядывая своё кольцо, она думала: «Мама упадёт в обморок, когда увидит такую красоту».

Джон был уже одет и терпеливо ждал в гостиной. Странно, но у этого мужчины пара чистых костюмов и выглаженные рубашки были всегда наготове. Может быть, Джон научит Лизетт быть более собранной?

Когда она вошла в комнату, он повернулся, чтобы поприветствовать её. Улыбка осветила его лицо, и он оглядел её сверху донизу. Она покрутилась перед ним и спросила:

— Как я выгляжу?

Лёгкий сарафан облегал её тело и смотрелся очень легко и воздушно.

— Ты похожи на ангела…на моего ангела, — ответил Джон. — Я обожаю, когда ты так укладываешь волосы. Это заставляет меня думать о том, как красиво эти самые волосы ниспадают на мои плечи, когда мы занимаемся любовью.

— Даже не начинай, Джон. Мы же не хотим опоздать?

Он засмеялся и ответил:

— Ну, мы ещё продолжим этот разговор, как только вернёмся домой.

Они вышли из дома, то Лизетт заметила, что машины Джона поблизости нет.

— Полагаю, что мы поедем на моей машине? — спросила Лизетт. Она открыла сумочку в поисках ключей, когда перед ней неожиданно затормозил огромный лимузин. Поворачиваясь к Джону, она сказала:

—Или нет.

Он проводил её к лимузину. Когда они сели, то мобильник Лизетт загудел. Это звонил её отец:

— Привет, пап. Мы не забыли. Мы уже выезжаем.

— О, хорошо что я успел. Сожалею, но твоя мать спалила наш ужин, поэтому планы изменились. Полагаю, что мы можем встретиться в Main Coach Lodge (сеть элитный ресторанов, расположенный в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке и других городах Америки. Специализируются на французской, итальянской и испанской кухне). У них лучшая кухня. Это не будет проблемой для вас с Джоном?

Лизетт предположила, что её мать была настолько зациклена на сегодняшнем ужине, что перестаралась:

— Мы будем на месте через 15 минут.

Поворачиваясь к Джону, она сказала:

— Прости, но планы изменились. Мы поужинаем в другом месте.

— Мне всё равно. Главное, что ты рядом, — сказал Джон, поцеловав Лизетт в лоб. Он тут же отдал водителю приказ изменить маршрут.

Они добрались до ресторана ровно за 15 минут.

— Я надеюсь, что мои родители заранее зарезервировали столик. Сегодня здесь очень много народа, — сказала Лизетт.

— Я уверен, что твой отец позаботился об этом.

Лимузин припарковался у входа. Джон взял Лизетт за руку, и поцеловал в щёку:

— Для чего это?

—Просто потому что ты замечательная, и я люблю тебя.

Лизетт была в этом ресторане на нескольких деловых встречах и на свадьбах подруг и друзей. Это красивый ресторан. Лизетт понравилось, что её отец выбрал именно это место.

Их встретила хозяйка ресторана и проводила к столику. Как оказалось, их место было в VIP зоне. Лизетт подумала, что хозяйка ошиблась, поскольку комната была подготовлена к проведению частного мероприятия. В зале располагался огромный танцпол, столы были украшены цветочными композициями. За каждым из столиков сидели, без умолку болтающие, люди. А посреди зала стоял маленький, должно быть, накрытый для почётного гостя, стол. Лизетт остановилась как в землю вкопанная, когда увидела своих родителей, сидящих в обеденной зоне рядом с женщиной, которую, казалось, Лизетт раньше не видела. Лизетт приблизилась и поняла, что эта женщина — мать Джона. Лизетт не успела сказать ни слова, потому как в переполненном гостями зале раздались радостные крики и хлопки. Что здесь происходит? Осмотрев зал, Лизетт нашла своих друзей, включая Маму и мальчиков, коллег из «Другого Шанса» и других членов семьи. Также там были и друзья Джона, с которыми Лизетт уже встречалась на благотворительной акции — Дрю и Росс. Была там и Элейн, сидевшая рядом с другом Джона Трентом. Была ещё целая масса гостей, которых она знала, и которых знал Джон.

Она повернулась к Джону и заметила, что он ничуть не удивлён:

— Джон? Что здесь происходит?

Целуя её в щёку, он ответил:

— То, чего заслуживает каждая женщина — помолвка. Мы может поделиться нашим счастьем с другими людьми, большинство из которых знают и любят нас.

— Какие ещё секреты ты скрываешь от меня?

— У меня ещё множество секретов. Но есть один секрет, которым я могу поделиться с тобой — я люблю тебя.

Слёзы радости покатились по щекам Лизетт:

— Господин Джонатан Винчи, и я Вас тоже люблю.

Он нежно поцеловал её и сказал:

— А теперь давай потанцуем и насладимся этим вечером.

Вместе, рука об руку, они прошли в центр зала. Это было красивое начало красивой жизни. Вместе. Навсегда.

Конец