/ Language: Русский / Genre:sf,

Фрося

Денис Яцутко


Яцутко Денис

Фрося

Денис Яцутко

Фрося

1. Метро. Стог.

Возвращаясь домой, Никольский злился: он никак не мог простить себе вчерашнюю папиросу с марихуаной. После почти года трезвой и здоровой жизни отступление это казалось ему самому глупым и бессмысленным. Вместо удовольствия вспоминались лишь отупение и глупый беспричинный смех. Никольскому было даже немного стыдно. Подумать только - он записал вчера, находясь под воздействием травы, показавшуюся ему важной мысль, а утром прочёл её и пожалел, что сделал запись на нужном ему журнале и потому не может уничтожить. Запись была такая: "Идёшь по улице, ешь суп, никого не трогаешь... Вдруг из-за зарешеченного окна - рука с чайной ложкой. И всё норовит из твоей тарелки ухватить". Вчерашний вечер выпал из жизни, пролив размазню опьянения на ставшую уже привычной и милой сердцу ясность сознания. Никольский выругался вслух и поклялся себе, что завтра же вечером раздаст траву хиппи и никогда в жизни больше не будет употреблять наркотические вещества. Сразу же стало легче. Он тряхнул головой, расправил плечи и почувствовал позвоночником чей-то горячий взгляд, сверлящий его спину. Прекрасно понимая, что это чушь, что взгляд суть лишь фиксация рецепторами входящего в глаза света, что взгляд не может исходить из глаз, а тем паче ощущаться спиной, он не мог избавиться от этого ощущения. Обернувшись же, он застыл... Даже чуть не упав при сходе с эскалатора, он продолжил пятиться задом, не будучи в силах отвести взгляд от той, которую увидел. На параллельном эскалаторе (будто он видел перпендикулярные!), стоя чуть повыше, чем он, спускалась в метро девочка лет семнадцати. Она неотрывно смотрела на него из-под длинных изогнутых ресниц красивыми карими глазами. Обыкновенная, будто бы, девчушка: аккуратный прямой изящный носик, чёрная водолазка, тонкие руки, тёмнорусые волосы до плеч, очень коротенькая юбочка в серо-зелёную шотландскую клетку, ножки в коричневых туфельках, но... это была сама воплощенная красота, само изящество, совершенство... Не было слов. Обалдел Никольский - иначе такое состояние разума не назовёшь. Он боялся вздохнуть и стоял среди ожидающих поезд и спешащих мимо толкающихся и многочисленных сограждан, замерев, как святой старец из храма Сига перед прекрасной императорскою наложницей. Красавица прошла мимо него в вагон и, повернувшись вновь к Никольскому, одарила таким кротким лучистым чудесным взором, что он мультяшным героем сорвался с места и, рискуя быть прижатым закрывающимися уже дверями, вскочил в тот же вагон. Остановившись рядом с девчонкой, он, тяжело дыша, смотрел в её, так внезапно поразившие его, глаза. А она и не думала отводить взгляд. Но не было в этом кокетства, наглости, вызова, дерзости, была же, напротив, какая-то необыкновенная кротость и ясная (именно ясная, а не яркая) красота. Так продолжалось немного мгновений - Никольский смутился, сбежал в другой конец вагона и вперил взгляд в книгу. Ага. Книга была интересной, чтение же, однако, не шло: строчки терялись, а взгляд норовил вынырнуть из-за обложки и видеть, радуясь, что красавица всё ещё едет - не вышла. А когда Никольский взглядом её касался (именно так - касался взглядом, зная, что это невозможно), казалось, что электричество по линии взгляда передаётся: встряхивало и морозило, мысли все смешивались, он опять утыкался в книгу, но видел там только тропические плоды. Да. Вскоре оставив попытки читать, всю оставшуюся дорогу, смотрел на прекрасную девушку, глаз не сводя и дыша аккуратно будто, чтоб не спугнуть (красавицу или себя). Ехали долго - до самой конечной станции ветки. Там незнакомка легко понеслась по эскалатору вверх. А кто бегал по эскалатору вверх, тот знает, что сделать это так, чтобы смотрелось легко, не так уж и просто, но эта девушка буквально летела, едва касаясь ступнями ступеней. Никольский рванул за ней. Вырвавшись из-под земли и почувствовав, как закружилась ожидаемо голова после такого рывка, вновь оробел. И в этот момент она остановилась. Она повернулась к нему. Она подошла. Она взяла его за руку. И сказала: - Пойдём. И добавила: - Не бойся меня. Никольский осторо-ожно пожал её маленькую ладошку, и похожий на электричество восторг пробежал по телу... Он перестал ощущать землю стопами ног; он шёл, а ему казалось, что он летит, парит или, по меньшей мере, телепортируется за этой сумасшедше красивой девушкой. Пепельные панельные дома справа и слева становились всё более похожи один на другой, улица, казалось, сужалась, небо темнело, а в сердце Никольского всё отчётливее ощущалось что-то тёплое, чистое, сильное и восхитительное. "Да ведь... душа! - поразился Никольский мысленно неожиданному открытию. Душа! Как же я раньше её не чувствовал?!!" Тут они резко остановились, и девушка, развернувшись к Никольскому, резким коротким тычком в грудь сбила его с ног. Падая, он удивился мелькнувшему перед глазами сочному тёмносинему небу, усеянному бледноголубыми звёздами. "Ведь Петербург!.. Лето ведь!.. Ночи же белые..." А упав, удивился и втрое побольше: он никогда не бывал в деревне, не представляет, как выглядит сеновал, но он поклясться готов был, что оказался он именно на сеновале, упав непостижимым образом в одуряюще пахнущее сено... "Откуда?!. Петербург же..." - кричал он беззвучно, приторно-сладкие ароматы внезапной атакой удивили обонятельные рецепторы, глаза разрывались между желаниями обалдело расшириться и безвольно закрыться. А незнакомка (уже совершенно нагая) упала на него сверху и нежно-нежно поцеловала в губы... Миллионами прозрачных шаров со сферическим зрением разлетелся счастливейший по Вселенной, руки его, став струящимися радиоволнами, обнимали колеблющийся живот эфира, глаза заглядывали внутрь точки и видели Абсолютное, всё подчинялось блаженному ритму дыхания. Громко дышалось, звучно. Он стал божеством, совсем была рядом такая желанная вершина Олимпа, Никольский к ней руки потянул-потянул-потянул... и, визгливо вскрикнув, потерял остатки сознания.

Очнувшись, открыл глаза. Небо вверху было привычно серым - нормальная белая ночь. Сеновала не было и в помине. Никольский лежал на асфальте и чувствовал себя питым чаем в пакетике. Встал и осмотрелся. Архитектура стандартная. Совершенно любой из новых районов... "Совершенно любого города", - добавил... Ещё мысль: "Где я?" Приближаются два человека. Навстречу им пошёл. "Простите!.. А как добраться до метро?!" Два ножа вошли Никольскому под рёбра одновременно. БОЖЕКАКБОЛЬНО Сознание затуманилось болью и, разорвавшись на хлопья ужаса, перестало существовать. Никольский умер.

2. Урла.

Никольского подобрал патруль ППС. Двое милиционеров подняли под руки его безжизненное тело, а третий собрался, было, уже дать в зуб, но отчего-то смутился чистой и приличной одеждой Никольского. Да и спиртным от подобранного не пахло. Обшарив карманы, милиционеры нашли паспорт, пропуск на работу, жёлтый текстовыделитель и трёхдюймовую дискету. Ни оружия, ни наркотиков, ни даже денег обнаружено не было. Решив, что для них Никольский не представляет никакого интереса, стражи порядка вызвали скорую, оставили самого младшего дожидаться и двинулись перекусить в ближайшую забегаловку. Врач скорой помощи выслушал милиционера и осмотрел Никольского: пульс нормальный, дыхание ровное, вены чистые. О наличии или отсутствии запаха алкоголя врач ничего сказать не мог по причине того, что сам был пьян, а потому поверил милиционеру на слово; а вот запах спермы он уловил. Переданный ему милиционером человек, казалось, спокойно спал. Врач побил его по щекам, потряс за плечи - Никольский не реагировал - и, решив, что дело в каких-то таблетках, отпустил милиционера и с помощью фельдшера погрузил больного в карету. Однако, едва они тронулись с места, Никольский открыл глаза и попытался вскочить. Врач придержал его и пробормотал что-то типа: "Тихо, тихо..." Он был огорчён, что больной очнулся, потому что как раз хотел достать из чемоданчика початую бутылку "Васпуракана" и отхлебнуть немножко из горлышка, а при больном постеснялся. - Доктор, - тихо спросил больной, - Я буду жить? Врач поперхнулся слюной: - А с какого б хрена тебе не жить?! Он был зол на весь свет - за этот несуразный вызов, за то, что на выборах опять победили коммунисты, за собственное непросветное пьянство, за промозглую питерскую погоду, за смешную до слёз зарплату... а тут ещё этот двинутый наркоман!.. - А с какого б хрена тебе не жить?! - повторил врач и добавил: - Наглотаются всякого дерьма, а ты дёргайся... Никольский приподнялся на локтях, удивляясь отсутствию боли, и убедительно уставился врачу в глаза: - Доктор, я... я ничего не пил - меня зарезали... На этом месте терпение врача лопнуло. Он приказал шофёру остановиться, достал бутылку и, сделав большой глоток, открыл дверь и велел Никольскому убираться. Тот повиновался. Скорая помощь сорвалась с места и скрылась за поворотом. Никольский был жив. Мало того - ощупав и осмотрев свой живот, он не обнаружил никаких следов ножевых ранений. Прикинув по пейзажу, что находится где-то неподалёку от станции "Гражданский проспект", Никольский попытался вспомнить события, предшествовавшие его смерти и чудесному воскрешению, и тёплый комочек души ощутимо затрепетал в сердце. Никольский вспомнил свою невероятную незнакомку. Сладостное счастье, тихая светлая радость и безудержная тоска одновременно захватили его сознание. Он был счастлив, что узнал... Он затруднялся определить то, или ту, что он узнал, но всё его существо сжималось от мысли о том, что он может больше никогда её не увидеть. Рационального объяснения происшедшему Никольский найти не мог и решил, что ни убийц, ни сеновала не было, что всё это были галлюцинации, возникшие во впечатлительном мозге под влиянием сногсшибательной красоты незнакомки, которая снизошла до него там, на сеновале... А потом... А потом его убили. Стоп. Он же решил, что убийство было галлюцинацией... А она?.. Нет. Она - нет. Она была. Была, абсолютно точно. Никольский запутался в мыслях и ощущениях, но просто стоять и думать резону не было, и он потихоньку пошёл в сторону метро. Небо было серым, как плохая ксерокопия. Определить время на глаз в белую ночь не представлялось возможным, а наручные часы Никольского стояли. И спросить было не у кого. Хотя... Вон под той аркой, кажется, кто-то есть... - Простите... Четверо мужчин и женщина разом повернулись к Никольскому, и в горле его встал комок испуга и отвращения: женщина представляла собой химеру, состоящую из дородного крестьянского тела, платья профессиональной шлюхи самого невысокого полёта и лица спившейся мещанки, а те, кого Никольский сперва принял за мужчин, были истинными чудовищами: облаченные в широкие чёрные брюки и кожаные косухи коренастые тела венчались широкими клыкастыми свиноподобными харями с маленькими злыми глазами. Уроды молча двинулись на скованного страхом Никольского. Двое властно и крепко взяли его под руки, а третий весьма профессионально обыскал и, отойдя в сторону, закурил. Некоторое время ничего не происходило. Твари молча обозревали пленника, он же просто не осмеливался заговорить первым. Через несколько невыносимо длинных минут сцена пришла в движение. Остававшийся поначалу безучастным четвёртый достал из-за пазухи какой-то свёрток и протянул его женщине (бабище, самке). Та надорвала его край, и Никольский поёжился, увидев десятка три отточенных стальных спиц. Третий вдруг бросился к Никольскому и мощными лапищами обхватил его ноги, и только тут тот начал запоздало орать и рыпаться, поняв, наконец, что сейчас с ним будут делать. И Никольский не ошибся в предположениях: четвёртый достал из пакета одну спицу и стал медленно вводить её в бицепс Никольского вдоль кости, тот орал от боли и ужаса так, как никогда в жизни не слышал, чтобы кто-нибудь орал. Вторая спица проткнула кисть левой руки, третья медленно входила между рёбрами... Никольский вопил, лицо его скривилось гримасой невыносимого физического страдания. "Ну неужели, думал он, - патрульная служба только и может, что подбирать пьяных, и никто из этих бравых козлов с дубинками не прибежит на крик?! неужели никто из добропорядочных обывателей, которые так часто возмущаются разгулом преступности, не додумается сейчас, слыша всё это, не только закрыть дверь на дополнительную щеколду, но и набрать "02"?!" Боль и страх всё дальше уносили перекошенный рассудок Никольского, способность ясно мыслить исчезала, рот разрывался в крике, перед глазами заплясали круглые жёлтые пятна, а из подъезда появилась... она. Боже правых! Та же тёмнорусая девчушка, хрупкая и прекрасная... Счастьем было увидеть её даже в таком положении, даже и в последний миг перед смертью...

Она властно подняла ладошку и тихо скомандовала: "Брысь!" Настал черёд ужасу исказить морды уродов-истязателей. Немедленно отпустив Никольского, они, как мороки, растворились в сумраке подворотни. Никольский упал на колени. Способность что-либо понимать надолго покинула его. Он выдернул спицу из своей груди и лёг в лужу своей крови. Девушка улыбалась. Никольский неотвратимо терял сознание. Упал занавес.

3. Старая женщина. Золотые мальчики.

"... выставка действительно разностильна, но ведь общеизвестно, что Санкт-Петербург - абсолютно не снобский город..." - вещало областное радио "Гардарика". - Боже, какой снобский бред! - с этими словами на устах Никольский проснулся, но не спешил шевелиться, стараясь запечатлеть в памяти все подробности сновидения этой ночи. Виделось что-то красивое и ужасное, но вспоминались только бессвязные фрагменты, обрывки. С сожалением крякнув, он откинул с себя пуховое одеяло, резко встал и, схватив левую ногу за пятку рукой, поскакал на одной ноге в ванную комнату. Надо было скорее отойти ото сна: на week-end запланирована масса дел. Зубная щётка выбеливала улыбку и массировала дёсны. Он обожал свои ровные белые зубы. Он один знал, что шестого зуба слева внизу не хватает. Больше этого никто не замечал: зуб удалили в шесть лет, когда он едва вырос, а соседние потом сблизились настолько, что совершенно скрыли сей досадный недостаток. Полоская щётку, Никольский с удовольствием клацнул пару раз своими режуще-перемалывающими поверхностями и, показав язык своему отражению, выскочил на кухню. "Сегодня понедельник, - бубнил дежурный астролог радио "Гардарика", - и поэтому звёзды не советуют..." "Как это понедельник?" Никольский выключил радио и, подойдя к будильнику, переключил его в режим календаря... - Пэ-нэ-дэ, - вслух прочитал Никольский и сел. Week-end... Куски сновидения, подобно стекляшкам калейдоскопа, пошуршали и сложились в абсурдную яркую картинку. Никольский поёжился: сон был страшный, но... но ведь лишь сон? А куда подевались двое суток? Понедельник... От травы таких глюков не бывает... Но - всё равно -, придя в контору, надо первым делом спустить траву в унитаз... Контора! Никольский вскочил и подбежал к телефону: - Макс, ты? Никольский. Прикрой от шефа... Не спрашивал ещё?.. Сейчас буду. Проспал. Да, спасибо... Стой!.. А там психолог наш на работу ходит? Да-да... Проблемы... Не успел, однако Никольский, положив трубку на рычаг, отдёрнуть от неё руку, как телефон зазвонил - резко и коротко. Поднеся трубку к уху и не сказав ещё "Алло", он услышал девичий голос, диктующий: - Проспект Газа, 13, квартира двадцать шесть. Приезжай. И гудки. Никольский раньше слышал этот голос дважды. И оба раза - во сне. Он вспомнил, что именно этот голос сказал: "Пойдём, не бойся меня". Он вспомнил, как именно этот голос сказал: "Брысь!" И вспомнил ещё, что двое суток продрых да ещё и на работу опаздывает. Быстро впрыгнув в рубаху, джинсы и туфли, он побежал - не в контору. Когда вагон метро нырнул со станции "Гостиный Двор" в темноту тоннеля, Никольский, наконец, попытался сосредоточиться, чтобы проанализировать события последних дней и хотя бы временно для себя решить, что происходит: сумасшествие, сон или какой-то сдвиг в самой реальности? Но мысли не удавалось углубиться в проблему: всё было так необычно, что он просто не умел об этом думать, не имел опыта мыслей на эту тему; в мозгу срабатывал какой-то предохранитель, и вместо мыслительного процесса Никольский погружался в ватное отупение. Только одна единственная мысль звучала в черепе чётко: "Меня уволят". "Следующая станция - "Нарвская"", - пропели щели в стенах вагона. Никольский ощутил, как задёргалось левое веко, и сжал кулаки и зубы, пытаясь подавить тик. Нарвская. Цунами эскалатора вынесло Никольского на поверхность. Он отшатнулся от левиафановой пасти Нарвских ворот и быстро пошёл по проспекту Газа, засунув руки в карманы и старательно избегая взглядов прохожих. Свернул в подворотню, вошёл на заплёванную поколениями чёрную лестницу. Картинки: она взбегает по эскалатору, она берёт его за руку... Двадцать шестая квартира. Яркое воспоминание боли дёрнуло спазмом желудок. Никольский поискал глазами кнопку электрозвонка. Дверь открылась. Коричневая облупившаяся дверь; слои краски лезли друг из-под друга, как двадцать девять промозглых десятилетий этого ненастоящего города. Да, дверь открылась. Девчонка стояла в дверном проёме. На ней была белая майка. Глаза Никольского впились в её ключицы, рука застыла, не дотянувшись до кнопки звонка. Всё внутри замерло и испугалось - только крохотный огонёк души, о существовании которой Никольский неделю назад и не подозревал, зашевелился где-то возле сердца, горло постепенно оттаяло (девочка всё это время - а, казалось, прошло минут семь - спокойно стояла и смотрела Никольскому в лицо), и он сказал ей: "Здравствуйте..." Получилось сипло и странно. Лицо незнакомки осветилось улыбкой, от которой в мозгу и где-то в левом плече Никольского появилось ощущение, которое хотелось назвать счастьем. Он поёжился. Девушка взяла его за пряжку ремня и отошла на несколько шагов. Никольский потянулся следом. Покрытая слоями веков дверь закрылась, как дверь ракеты в "Звезде КЭЦ", отрезая его от мира, в реальности которого он уже начинал сомневаться. "Почему я молчу?" - удивился Никольский своему поведению и ощутил, что покраснел. Смутившись своей краснотой, он забегал глазами в поисках чего-нибудь, о чём можно было бы заговорить, но лишь ещё более растерялся. Девочка завела его в комнату - ковёр, софа, буфет с какой-то посудой, полка с десятком книг - , отпустила его ремень и быстро стянула с себя майку. Никольский почувствовал стремительно растущую эрекцию. Девочка лаской скользнула к выключателю и погасила свет. Темно стало неправдоподобно. Никольский вдруг понял, что в комнате нету окон. Кто-то взял его за руки, и электричество благоговения прошло опять через его тело. Руки влекли его куда-то, он шёл, руки ловко освободили его тело от одежды, потянули на себя, вниз, он лёг, он почувствовал своим телом её тело и почти сошёл с ума от тех ощущений, что овладели его телом и завертели его сознание. Вдруг тёплое и влажное (пизда) втянуло окончание его члена. Он затаился, ощущая совершенно божественных ощущений - ведь если от касания рук такое было!.. - но пизда показалась ему обычной. Он глубже вошёл и задвигался... Пизда, как пизда - непримечательная, хлюпающая, напоминающая горячий компот. Выскочив из этого, обманувшего его ожидания, места, он на память ринулся к двери, нащупал выключатель, щёлкнул... Свет! На софе лежала женщина лет изрядно за сорок, а то и пятидесяти, с лицом и телом, сильно избитыми жизнью. На её бледных ногах синели варикозные вены, меж этих ног разверзалось обычное, а девчонка стояла тихонько в углу и беззвучно смеялась, голая и сияющая невидимым светом. Бешенство не успело овладеть рассудком Никольского, девочка подскочила к нему, взяла его за руку. - Не одевайся, не надо... Давай кофе пить! И прошлёпала босыми ножками в сторону кухни. Никольский пошёл за ней следом, сел голой задницей на отрезвляюще холодный табурет, принял из рук своего наваждения чашку с дымящимся кофе, отпил... - Только не надо меня больше убивать... Пожалуйста... - Он смотрел на неё с такой мольбою, что отдыхали все православные и старообрядческие фанатики передвижников. Она засмеялась... Никольский нервно дёрнул рукой, расплескал чуть-чуть кофе, отпил ещё, почувствовал невыносимую боль в желудке, удар в голову изнутри, в глазах побежали круги и волны, он уронил чашку, упал на пол, боль в животе становилась вселенной...

- Меня зовут Фрося. Никольский слышал. Он лежал на чём-то мягком. Открыл глаза. Перед ним стояла она. - Меня зовут Фрося, - сказала она и улыбнулась. Никольский лежал на огромной красной перине, раскинув руки и ноги в стороны. Он был обнажён. На ней опять была белая маечка, сквозь которую чётко прорисовывались кнопочки сосков. За её спиной был огромный книжный шкаф, тускло сверкающий золотом старинных переплётов. - Меня зовут Фрося, - сказала она в третий раз и стремглав выскользнула из комнаты. Никольский подхватился было за ней, но прервался в движении и упал снова на свою красную перину: в комнату с двух сторон вбежали несколько мальчиков. Совершенно прекрасных обнажённых мальчиков лет двенадцати с золотистой кожей. Никольскому показалось, что их тела натёрты какой-то золотистой мазью... Они улыбались, они окружили перину Никольского, встали на четвереньки и подползли к нему со всех сторон... Они стали трогать и целовать его тело нежно-нежно... Один лёг рядом с Никольским на живот так, что его маленькие гениталии оказались в ладони у Никольского. Один целовал Никольского в щёку под левым глазом... Никольский затрепетал... Мальчики вдруг ссыпались с него, как зрелый тутовник с дерева, одновременно нагнулись, подняли что-то с пола... Он увидел у них в руках маленькие золотые арбалеты с вложенными болтами и натянутыми тетивами. Никольский устал бояться и чувствовать боль. Он совершенно безразлично отметил, что несколько стрел вошли в его руки и ноги, и несколько долей секунды удивлённо наблюдал, как один золотой арбалетный болт летит в направлении его лица... Нет.

4. Библиотека. Конец.

Обнаружить себя идущим в библиотеку и осознать, что понятия не имеeшь, что ты делал секунду назад и ещё несколько предшествующих суток, одновременно забавно и страшно. Никольский шёл в небольшую квартальную библиотеку, которая нравилась ему отсутствием строгого пропускного режима и прочими вольностями, недопустимыми в крупных библиотеках, где даже на каждый вносимый чистый листок ставится печать контроля. Например, в эту библиотеку можно было спокойно проносить свои книги и сидеть заниматься в читальном зале, читая попеременно свои и библиотечные. Никольский не знал числа и дня недели, он не знал, зачем, но он почему-то точно знал, что идёт в библиотеку читать Куна. Умнее было бы пойти домой, к друзьям, на работу или даже к врачу, но очень хотелось в библиотеку. Желание было иррациональным, но сильным. Пройдя мимо ящиков с каталогами в читальный зал, Никольский отметился у стола дежурного библиографа, пошёл к полке "Гуманитарные науки", взял Куна издания "Греко-латинского кабинета Шичалина", открыл пятьдесят третью страницу и уставился на репродукцию древнегреческого барельефа... Читать он не мог: слишком был перевозбуждён, взгляд соскальзывал со строчки... За его спиной скрипнули ножки стула по паркету и застучали шпильки, - это дежурная вышла из зала. Никольский отложил Куна, встал, пошёл вдоль стеллажей, взял ПИНовское издание лекций Фрейда, развернулся... В его сторону шли закованные в сталь человеческие фигуры. Грохот и скрежет кузнечного цеха заложил уши. Вместо рук у приближающихся "рыцарей" (а как ещё мысленно назовёт современный человек закованных в доспехи мужчин?) были усеянные длинными металлическими шипами и зубьями двухметровые рычаги. Никольский бросил в них Фрейдом. "Рыцари" продолжали приближаться. Они протянули к Никольскому свои рычаги и попытались обнять. Он вырвался, оставив на их шипах клочья красной материи рубашки, свою кровь и лоскутья кожи... Гнев вскипел в нём невероятный: казалось, он наполнен внутри огнём, лавой, силой богов... - Во-о-о-о-оон!!! - Заорал он не своим голосом. За спинами "рыцарей" "открылись" прямо в воздухе круги, сквозь которые было видно бушующее пламя и озёра нехотя булькающего металла. "Рыцари" отделились от земли и безвольно, спинами вперёд улетели в огненные круги, схлопнувшиеся в точки и исчезнувшие сразу за ними. Матерясь, оборванный и окровавленный Никольский промчался мимо удивлённых библиотекарш в каталожном зале к выходу из библиотеки. Он снова вспомнил таинственную девчонку и бежал сейчас туда - на проспект Газа - с целью выяснить всё и расставить все точки над i и над ё-ма-ё. Прохожие шарались от него. Вот этот подъезд, лестница... Всё было знакомо, однако Никольский опасался не найти в 26-ой квартире никакой Фроси. "В этом случае сдам сам себя в сумасшедший дом", - решил он. Навстречу ему спускался, прихрамывая и опираясь на показавшуюся Никольскому железной палочку, пожилой интеллигентный господин. Увидев Никольского, он приостановился и внимательно осмотрел того с головы до ног. Потом вздохнул. "Здравствуйте", - кивнул ему на всякий случай Никольский и помчался вверх по лестнице. Пожилой господин проводил Никольского взглядом. Двадцать шестая квартира. Всё то же, что и тогда. Или нет... Под кнопкой звонка появилась свежая надпись: "Ара - пёс". Никольский секунду помедлил и позвонил. Прошло больше минуты, когда он услышал звук открываемого замка. Дверь открылась. Перед ним стояла та самая Фрося, но... но она плакала. Она плакала и выглядела несчастным обиженным ребёнком. Гнев Никольского внезапно и радикально сменился тихой покровительственной отеческой нежностью. Шагнув через порог он обнял Фросю, которая в свою очередь прильнула к нему, как маленькие дети могут прильнуть, когда им плохо, только к тем, кому они безгранично доверяют. - Маленькая... Что случилось? - спросил Никольский, гладя девочку по волосам. - Посмотри в кухонное окно, - всхлипнув, ответила ему Фрося. Никольский повернулся в сторону кухонного окна... - Бля! - Воскликнул он, - Это пиздец... Это действительно был пиздец.

1995-2000.