/ Language: Русский / Genre:love_erotica,

Козырные Дамы

Эмма Аллан

Адрианна и Каролина. Бизнес-леди и дама полусвета. Они – КОЗЫРНЫЕ ДАМЫ сладострастия. Женщины, превратившие всю свою жизнь в охоту за чувственными удовольствиями. Их мир – буйство плотских страстей, и в погоне за новыми пикантными приключениями они не останавливаются НИ ПЕРЕДНЕМ!.

Эмма Аллан

Козырные дамы

Глава 1

Это было временное умопомрачение, внезапное наваждение, которому она поддалась безотчетно, не задумываясь о возможных последствиях.

– Позвони в службу обслуживания номеров и закажи нам еще одну бутылку шампанского!

Первая бутылка была уже пуста.

– Вы уверены, что хотите этого?

– Естественно, я уверена! Счет все равно оплатит дирекция, я приложу его к остальным счетам за банкет.

– Но банкет проводится внизу!

– А разве здесь мы пьем по другому поводу?

Каролина Бек удовлетворенно улыбнулась, видя, что он встал, подошел к телефону и заказал еще одну бутылку шампанского. За окнами звучали отдаленные голоса участников вечеринки и негромкая музыка. Торжество по случаю завершения съемок в большом шатре, разбитом в чудесном парке за гостиницей. Время от времени со стороны бассейна тоже доносились возбужденные возгласы, смех и визг – это кто-то из разгорячившихся гостей плюхался в воду и обдавал брызгами своих подвыпивших друзей.

Каролина имела полное право считаться королевой бала, поскольку являлась продюсером этого проекта и обеспечивала его своевременное осуществление при строгом соблюдении бюджета. Но настроение у нее было совсем не праздничное. Она стоически вынесла торжественную часть, поблагодарила режиссера, хотя ее и подмывало высказать ему во всеуслышание все, что она в действительности о нем думает, пожала руки актерам и техническому персоналу, выпила пару коктейлей, закусив их крабовым салатом, и собралась улизнуть из шатра, чтобы пораньше улечься спать.

Современная кухня независимого телевидения – это непрерывно работающий конвейерный цех, где производство программ поставлено на поток. Едва завершается один проект, немедленно начинается работа над другим. Завтра утром ей предстояло приступить к выбиванию средств на очередное зрелище для британских толстосумов, которые решали, что именно следует смотреть англичанам.

Но ее благим намерениям не суждено было осуществиться: она уже стояла у двери своих апартаментов, когда увидела идущего к ней по коридору Джейсона Леонарда, со своей неизменной нейлоновой сумочкой для всякой всячины в руке.

Этого молодого актера Каролина впервые увидела, когда он играл Лаэрта в «Гамлете» на сцене Королевского шекспировского театра. Черноволосый, с подкупающим взглядом глубоко посаженных глаз и чувственным, едва ли не женским ртом, он чем-то напоминал юного Шона Коннери. Каролина предложила режиссеру взять его на одну из главных ролей в фильме, который они только что отсняли, но режиссер заартачился и согласился задействовать Джейсона лишь в проходной роли убийцы, требовавшей присутствия актера на площадке только в течение трех дней.

И вот ее дернул черт пригласить его в свой помер обмыть завершение проекта. Он и не собирался долго упираться, поскольку, как выяснилось позже, специально фланировал по коридору в надежде, что она поступит именно так.

– Шампанское доставят через пару минут, – сказал Джейсон, положив трубку.

– Вот это настоящий сервис! – воскликнула Каролина. – Нужно будет как-нибудь снова устроить в этом отеле пирушку.

Джейсон подошел к окну и уставился на старинный парк, окружающий здание отеля, служившее когда-то загородной резиденцией одного каучукового магната. Искусная планировка парка и тщательный уход за кустарниками, цветочными клумбами и газонами обеспечивали зеленому обрамлению шикарного отеля то особое качество, которое и создает ощущение комфорта у самых требовательных клиентов.

Каролина встала и тоже подошла к окну, чтобы полюбоваться открывающимся из него великолепным видом на развесистые деревья и зеленые лужайки, позолоченные закатным июньским солнцем.

– Красиво, не правда ли? – сказала она.

Ее гость был либо не в меру застенчив, либо очень умен.

На его месте любой другой мужчина не преминул бы воспользоваться представившимся ему шансом. Джейсон же даже не пытался дотронуться до нее или сделать ей недвусмысленный намек. Должно быть, он привык к тому, что женщины легко обольщаются его привлекательной внешностью и воображают себе невесть что, едва познакомившись с ним. Возможно также, что он боялся невзначай се обидеть и навсегда лишиться возможности подработать в каком-нибудь ее сериале. Актеров теперь развелось хоть пруд пруди, и все они были готовы взяться за любую работу.

Поэтому Каролине не оставалось ничего другого, как взять инициативу в свои руки и довести начатое до логического конца.

– Мне нужно переодеться, – промолвила она, томно потянувшись.

– Может быть, мне лучше уйти? – спросил Джейсон.

Такой реакции Каролина от него не ожидала. Неужели она не в его вкусе? От такой мысли ей стало не по себе.

В дверь тихонько постучали.

– Открой, пожалуйста, – попросила она и, повернувшись, пошла в спальню, оставив дверь гостиной открытой.

Официант из службы обслуживания номеров поставил серебряное ведерко со льдом на столик у дивана, с легким хлопком откупорил пробку и забрал поднос с грязной посудой. Поколебавшись секунду-другую, он решил, что сейчас не самый подходящий момент для того, чтобы просить подписать ему счет, и, пожелав Джейсону приятного вечера, покинул номер.

Каролина присела на край кровати и стала думать, как ей поступить. Проблема заключалась в том, что она сама не знала, чего ей хочется. С ней всегда так случалось, когда она слишком увлекалась шампанским на пустой желудок. Джейсон ей нравился, он обладал природной грациозностью и непосредственностью. Ей нравилось смотреть, как чувственно раздуваются его ноздри, когда он отстаивает в споре свою точку зрения. Она бы с радостью отдалась ему прямо на полу в гостиной, без всякой прелюдии, и позволила бы делать с ее телом все, что ему вздумалось бы.

Но Джейсон почему-то не набросился на нее, как пылкий дикарь, а смущенно мялся возле окна, за которым сгущались лиловые сумерки. Следовательно, действовать предстояло ей самой, но прежде требовалось решить, хочет ли она этого и стоит ли он того, чтобы тратить на него свое время. Таких порывов с ней прежде никогда не-случалось. Неужели он так вскружил ей голову, что ее рассудок и жизненный опыт уступили под напором смутных предчувствий и непонятных желаний?

– Зайди сюда, Джейсон! – подчеркнуто отчетливо и холодно произнесла она, все еще злясь на него за то, что он вынуждает ее выступать в роли совратительницы.

– Принести вам бокал шампанского? – спросил он.

– Захвати с собой всю бутылку!

Каролина посмотрела на себя в зеркало на дверце гардероба. Долгий и трудный день не прошел для нее бесследно. У нее даже не было времени, чтобы переодеться в вечернее платье, и она заявилась на банкет в том же бежевом хлопчатобумажном костюме «сафари», в котором суетилась с утра. Наряд вдобавок был изрядно помят, на коричневых туфлях на низких каблуках виднелись следы грязи и царапины, модная прическа, которую она лишь недавно сделала, растрепалась, и ее белокурые волосы напоминали мочалку. Усталое лицо казалось неестественно бледным. Неудивительно, что в таком виде она не вызвала у Джейсона вожделения.

Он внес в спальню поднос, озираясь по сторонам с настороженностью человека, входящего в львиное логово и со страхом ожидающего, что затаившийся кровожадный хищник внезапно набросится на него и загрызет его до смерти.

– Поставь поднос на столик, – сказала Каролина, начиная жалеть, что поддалась необдуманному порыву.

Джейсон поставил поднос с шампанским на один из изящных резных столиков красного дерева, стоявших возле кровати, и робко сказал:

– Пожалуй, мне лучше уйти.

– Почему? – спросила, вскинув бровь, Каролина.

– Я отношусь к вам с большим уважением, мисс Бек! И мне казалось, что…

– Называй меня по имени, Джейсон! – перебила его она.

– Как вам будет угодно, Каролина. Так вот, я…

– Ты не находишь меня достаточно привлекательной? – собравшись с духом, выпалила она в надежде, что дальше все сложится наилучшим образом.

– Вы очень привлекательная дама, – взглянув на нее потеплевшими карими глазами, нарочито искренне ответил он.

По телу Каролины пробежала дрожь, от ее былого недовольства, вызванного его нерешительностью, не осталось и следа. Она убедилась, что не ошиблась в оценке мотивов его поведения. Он видел в ней прежде всего влиятельного и удачливого продюсера, перспективного работодателя. Ему, очевидно, осточертело обивать попусту пороги студий и театров, он надеялся, что на этот раз поймает удачу за хвост. Актеров такого типа Каролина повидала на своем веку немало, за одним из них она даже побывала замужем.

– Я не мог понять, чего вы хотите, вот и все, – сказал наконец он.

– Вы, безусловно, хороший актер, Джейсон, однако сейчас я не собираюсь разговаривать на профессиональные темы. Мне хочется отдохнуть, как говорят американцы, взять тайм-аут. Без каких-либо последствий и сожаления. И уж конечно, без личных обид. Можете уйти, если хотите, но можете и остаться. Договорились? – Каролина пронзила его испытующим и чуть насмешливым взглядом.

– Хорошо, Каролина, – ответил Джейсон. – Я, разумеется, предпочту остаться.

– Мне нужно принять душ, – промолвила она и пошла в ванную, спиной ощущая его похотливый взгляд.

Она проворно разделась и, включив тепленький душ, встала под тугие бодрящие струи, испытывая странное возбуждение. Сам того не желая, Джейсон умудрился вселить в нес сильное сексуальное желание своей нерешительностью. Всякие колебания относительно ее собственных намерений покинули Каролину, она отчетливо осознавала, что хочет совокупления с этим мужчиной. Так нагло и прямолинейно она уже давно не разговаривала с представителями противоположного пола. Очевидно, все объяснялось очень просто: вот уже пятый месяц, как она не занималась сексом, целиком посвятив себя работе. Такое с ней случалось не впервые, секс никогда не являлся для нее главным движущим мотивом отчасти потому, что слишком часто не доставлял ей ожидаемого удовольствия. Обладай она богатым опытом потрясающих оргазмов и умопомрачительных экстазов, Каролина вряд ли бы смогла надолго отказаться от плотских наслаждений. Но к сожалению, всю свою энергию она вкладывала в профессиональную деятельность, а секс оставался на втором плане. Бывший муж способен был вызвать у нее разве что легкое головокружение и быстро исчезающее облегчение. Но карие глаза Джейсона пробудили в ней долго дремавшую животную страсть.

Она вышла из душевой кабинки и посмотрела на себя в зеркало. Фигура у нее, бесспорно, была красивой, но не помешало бы немного поработать над ней в тренажерном зале. Недостаток физических упражнений и нерегулярное питание сказывались на ее организме не лучшим образом: контуры тела утратили былую отчетливость, кое-где появился жирок. Но талия по-прежнему оставалась узкой, а бедра – крутыми и привлекательными. Груди стали несколько тяжелее, чем они были года три назад, однако не висели, а живот вполне можно было назвать плоским.

Каролина подсушила феном влажные локоны, расчесала их гребнем и, тряхнув ими, удовлетворенно улыбнулась. Прекрасно подстриженные и блестящие, ее белокурые волосы выглядели весьма привлекательно. Она всегда уделяла прическе особое внимание и стриглась только у лучших парикмахеров.

С помощью влажного тампона Каролина убрала с лица остатки грима, освежила кожу лосьоном и, оставшись собой совершенно довольна, обмоталась большим махровым полотенцем.

Ткань сдавила ее груди, отчего они выпятились наружу, как у средневековой куртизанки, затянутой в платье с корсетом, и Каролина почувствовала себя отъявленной распутницей. Еще раз проведя рукой по волосам, она распахнула дверь и вышла из ванной, промолвив грудным голосом:

– Извини, Джейсон, что я заставила тебя так долго ждать.

Она подошла к столику, на котором стояла бутылка, разлила шампанское по бокалам и, взяв один из них себе, протянула другой Джейсону. Он уже снял пиджак и присел на край кровати.

– За наш совместный тайм-аут! – сказала Каролина, поднимая бокал с искрящимся напитком.

– За тебя! – сказал он и пригубил вино.

Каролина села на кровать рядом с Джейсоном и стала пить ледяное шампанское маленькими глоточками, чтобы не простудить горло.

– Только не подумай, что ты не в моем вкусе, – проглотив ком, произнес он, с видимым трудом переходя на ты. – Напротив, я нахожу тебя очень красивой. Но мне бы не хотелось, чтобы ты приняла меня за легкомысленного человека, интересующегося только сексом.

Каролина облизнула губы, стараясь подавить закипающую в ней злость. К чему эти нелепые попытки казаться умнее, чем ты есть на самом деле? Зачем все так усложнять? Куда проще без лишних слов овладеть ею, да так, чтобы это ей надолго запомнилось? Зачем наряжать секс в какие-то стыдливые оговорки? Кому нужны пустые условности, осторожные пробные шаги, замысловатые интриги? Так ведь недолго и заплутать в этом хитромудром лабиринте туманных намеков, запутаться в собственных опасениях и страхах! Ей наплевать на то, что он представляет собой как социальный субъект, ее не волнуют его моральные качества и интеллектуальные возможности. В данный момент она хочет получить плотское удовольствие, а не тратить время на заумные рассуждения.

– Мне больше не хочется беседовать, – откровенно призналась она и, отобрав у него бокал, поставила его на столик. К ее облегчению, он понял, что ей от него нужно, и погладил ее по колену.

– Это так необычно, – сказал он, заглядывая ей в глаза. – Позволь мне все-таки разъяснить свою позицию в сложившейся ситуации. Я вовсе не собираюсь…

– Замолчи! – выдохнула Каролина, прикладывая палец к его губам. Узел, которым она стянула концы полотенца, ослаб, и набухшие от нетерпения груди вырвались наружу. Соски стали стремительно багроветь и набухать, обрадованные долгожданной свободой.

Судорожно проглотив подступивший к горлу ком, Джейсон уставился на ее выразительные формы. Его нижняя челюсть отвисла, едва лишь его взгляд скользнул ниже и застыл на ее лобке, покрытом короткими светлыми волосиками.

Но оторопь продолжалась недолго. Внезапно Джейсон упал перед Каролиной на колени, раздвинул руками ее бедра и стал покрывать их поцелуями. Она легла на спину, блаженствуя от прикосновений его горячего влажного языка к нежной коже своих бедер и представляя себе, что испытывает Джейсон, видя ее сокровенное женское место во всех деталях.

– Восхитительно, – хрипло прошептал он и впился в розоватую сердцевину половых губ всем своим ртом, норовя просунуть язык поглубже во влагалище. Язык у него оказался на удивление проворным и длинным, он проникал в самые укромные уголки ее тающего передка. Руки тоже не остались без дела: они сжали набухшие груди и принялись их ласкать. Пальцы Джейсона умело теребили твердые соски, пощипывали их, оттягивали и резко отпускали, заставляя Каролину сладострастно повизгивать и постанывать.

Абсолютно излишне и не вовремя он вдруг спросил:

– Ты ведь именно этого хотела?

– Да. И не только… – грудным голосом отозвалась она, поводя бедрами.

Джейсон воодушевился и, раздвинув носом половые губы, провел по клитору своим колючим подбородком. Каролина взвизгнула. Джейсон начал лизать преддверие влагалища всей шершавой поверхностью языка, потом переключился на ее промежность и, наконец, просунул язык ей в анус. Полагая, видимо, что надолго увлекаться этим отверстием не вежливо, он стал посасывать клитор, поглаживая руками Каролину по животу и бокам. Она расслабилась, предвкушая основательное продолжение этой бурной увертюры, но, к ее разочарованию, Джейсон неожиданно отпрянул и встал.

– Продолжай! Зачем же ты прекратил? – капризно воскликнула она.

Но он глупо ухмыльнулся и стал снимать с себя одежду – стянул носки, скинул ботинки, расстегнул молнию на ширинке и пуговицы сорочки, снял ее и брюки и, наконец, стащил с себя белые трусы. Его пенис находился в полной боевой готовности.

Убедившись в этом, Каролина легла поудобнее и, согнув ноги в коленях, раздвинула их, искренне надеясь, что ее легкое раздражение, вызванное нетерпеливостью Джейсона, исчезнет, как только он овладеет ею.

Он встал на колени у нее между ног, посмотрел остекленелыми глазами на ее сладкое местечко и, вместо того чтобы его поцеловать, без предупреждения вогнал в него свой причиндал по самый корешок.

Каролина охнула и, протянув к нему руки, привлекла его голову к себе и поцеловала в губы. Они оказались податливыми и абсолютно неупругими, Джейсону явно было не до поцелуев, он даже не попытался просунуть язык Каролине в рот. Она дотянулась рукой до основания пениса и сжала мошонку, желая показать Джейсону, кто хозяйка положения.

Но он закусил удила и беспокоился лишь об одном – как бы поскорее удовлетворить свою похоть.

– Поцелуй же меня! Не спеши! – попросила она. – Поцелуй мне соски, пососи груди!

Ее просьбы не возымели никакого эффекта. Головка члена больно ударила ее по шейке матки, Каролина ахнула и разжала кулак. Обретя свободу действий, Джейсон принялся долбить ее лоно со всей силы, сопровождая свои порывистые телодвижения болезненным кряхтеньем, словно бы он тужился на стульчаке. Пенис двигался в ее влажном от соков влагалище быстро и легко, мошонка громко шлепалась по промежности. Ошеломленная и обескураженная, Каролина лишь охала и растерянно хлопала глазами.

– Хорошо! – хрипел ей в ухо Джейсон, сжимая руками ее ляжки и тарабаня ее без излишних церемоний. И куда только подевалась его робость, куда делась та грациозность, которая так ее заинтриговала поначалу? Темп его телодвижений стремительно нарастал, это вселяло в Каролину недоумение и нервозность. Она впилась ноготками в его напрягшиеся ягодицы и воскликнула:

– Помедленнее! За тобой никто не гонится!

– Нет, я не могу, – прошипел он, вдавливая ее всей своей потной массой в кровать и выше задирая ей ноги. – Мне так хорошо!

Он грубо сжал рукой ее правую грудь и ущипнул за сосок. Каролина взвизгнула от боли, он громко хрюкнул, вогнал член до упора в лоно и, замерев на миг, затрясся, словно эпилептик, издавая хриплый звериный рык. Каролина догадалась, что он кончил, и обмякла.

– Великолепно! Превосходно! – выдохнул он, не обращая на ее реакцию никакого внимания. Ущипнув Каролину за щеку, он скатился с нее и еще раз произнес: – Это чудесно!

Каролина же пребывала в растерянности, близкой к фрустрации. Джейсон явно не намеревался продолжить любовную игру, вполне удовлетворенный тем, что уже выпустил пар. Он обошелся с ней как с бездушной куклой, овладел ею без полагающейся прелюдии, раззадорил, измочалил, наставил ей синяков и бросил. Такого разочарования Каролина уже давно не испытывала. Этот смазливый актеришка на поверку оказался не утонченным умелым любовником, а совсем наоборот – грубым и торопливым.

Вот к чему приводят необдуманные поступки! Стоило лишь ей один только раз попробовать себя в роли охотницы, осмелиться перехватить инициативу у мужчины, как она потерпела сокрушительное поражение. Нет, впредь она уже никогда не позволит себе подобных вольностей. Лучше навсегда выбросить из головы эти нелепые фантазии.

Между тем Джейсон невозмутимо подошел к столику, бесцеремонно взял бокал с шампанским, которого он не заслужил, и стал его жадно пить, словно бы празднуя свою очередную легкую победу и абсолютно не волнуясь по поводу того, что поверг партнершу в депрессию. Даже не пытаясь скрыть от нее свой жалкий обмякший стручок, он самодовольно заявил:

– Мне еще никогда не доводилось раньше совокупляться с продюсером. Хочешь шампанского? – Он протянул Каролине полупустой бокал. Она залпом опустошила его и, слегка успокоившись, язвительно поинтересовалась:

– А с кем же ты трахался, Джейсон? С работницами сцены?

Она встала с кровати, накинула на плечи халат и налила себе еще шампанского.

– В основном с актрисами, – невозмутимо ответил он.

Каролина вдруг почувствовала к нему такое отвращение, что в сердцах сказала:

– Знаешь, у меня сегодня был тяжелый день и мне хочется спать. Я дьявольски устала.

Признаться, я тоже, – сказал Джейсон, не замечая, что она смотрит на него с неприязнью. – Пожалуй, я пойду. Дай мне свой домашний телефон, я тебе как-нибудь позвоню, – обронил он, собирая с пола свою разбросанную одежду.

– Посмотри его в своем памятном листке, он должен там быть, – сказала Каролина, искренне жалея, что номер ее телефона значится среди телефонов остальных сотрудников дирекции проекта и имеется у всех актеров, участвовавших в съемках.

– Ах да! А я и забыл! – воскликнул Джейсон, натягивая трусы. – Я слышал, что ты работаешь над сериалом по книге «Мангровые заросли». – Он надел брюки, сел на кровать и стал надевать носки и туфли.

– На очередную серию у меня пока пет денег, – сухо ответила Каролина, все сильнее нервничая.

– Я бы хотел в нем сняться. Эндрю Маккаллоу однажды обмолвился об этом фильме, он очень высоко о нем отзывался. Я не говорил тебе, что мы с ним старые приятели? – сказал Джейсон, очевидно, рассчитывая произвести на нее впечатление. – Он сказал, что мне подошла бы роль Маккартни.

Теперь Каролине все стало понятно. Упомянутый им персонаж был одним из главных действующих героев этого сериала, и Джейсон действительно подходил на эту роль по своим внешним данным. Значит, все-таки охотником был он, только не за ее женскими прелестями, а за выгодным контрактом. И разумеется, его робость была наигранной. Он поджидал ее в коридоре, рассчитывая быть приглашенным в номер и уложенным в постель подвыпившей незамужней женщиной, от которой во многом зависел подбор актеров для престижного проекта.

С его стороны было весьма самонадеянно столь высоко оценивать свои сексуальные возможности. Джейсон, однако, считал, что доставил Каролине истинное наслаждение своими неумелыми потугами в постели, и, очевидно, предвкушал успех своего бесхитростного плана.

– Мне очень жаль, – промолвила Каролина.

– О чем это ты? – спросил он, без спроса снова наполняя шампанским бокал.

Это переполнило чашу ее терпения. Пора было исправить свою глупую оплошность, совершенную под влиянием алкоголя и в результате длительного сексуального воздержания, и указать обнаглевшему второстепенному актеришке его настоящее место. Сделав надменную мину, Каролина холодно произнесла:

– Мне очень жаль, Джейсон, но я не смогу пригласить тебя на эту роль. Я взяла за правило никогда не сотрудничать с актерами, с которыми переспала.

У Джейсона вытянулась физиономия.

– Но ведь ты же сама сказала, что…

– До свидания, Джейсон! Я хочу остаться одна.

– Послушай! Если ты боишься, что кто-то об этом узнает… Я буду нем как рыба! Так что… – затараторил он.

– Довольно, Джейсон! Уходи! – повторила она. – Я очень устала.

Каролине действительно хотелось побыстрее лечь и успокоиться. Она не обманывала Джейсона, говоря, что не приглашает на работу своих любовников. Таково было ее неукоснительное правило. Исключения Каролина не сделала даже для своего супруга, что и послужило причиной их размолвки. Он так измучил ее скандалами по этому поводу, что она начала подозревать, что он женился на ней лишь для того, чтобы получать главные роли в ее фильмах. Она отказывалась помогать ему делать успешную карьеру за счет ее популярности как продюсера, и он не смог простить ей этого, как ни пыталась она объяснить ему, что такой путь пагубен для них обоих. Для него – потому что публика начнет злословить по поводу их творческого тандема, и в результате его актерский имидж быстро потускнеет. А для нее – потому что такой альянс поставил бы под сомнение ее профессиональную порядочность, а это свое качество Каролина всегда ревностно оберегала, понимая, что загуби она свою репутацию честного и объективного продюсера, на карьере можно будет смело поставить крест.

Изумление на физиономии Джейсона сменилось унынием. Он сообразил, что все его планы рухнули по его же вине и теперь с наивной мечтой без особого труда заполучить одну из ведущих ролей в новом сериале можно распрощаться.

– До свидания, Джейсон! – повторила она.

– Я тебе позвоню, – робко промямлил он.

– Лучше не надо! – сказала она, прошла через гостиную в прихожую и распахнула дверь.

Он подхватил свою синтетическую сумочку и молча вышел в коридор. Каролина громко хлопнула у него за спиной дверью.

Административные помещения телекомпании «Электра» располагались в недавно отремонтированном доме на углу Ганновер-сквер. На встречу с Полом Бейсли, исполнительным директором этой компании, Каролина надела свой лучший черный деловой костюм, белую блузу и черные туфли из мягкой замши. Она поехала на такси до угла Бонд-стрит, вышла и не спеша пошла вдоль шикарных магазинов. Покупать она ничего не собиралась, а хотела лишь прогуляться и скоротать оставшийся у нее до делового свидания час. И все же новая экспозиция в витрине «Армани эмпориум» не могла не привлечь ее внимания. Каролина перешла дорогу и вошла в салон, крепче сжав в руке изящную дорогую сумочку фирмы «Малберри». Но не успела сделать и нескольких шагов вдоль прилавка, на котором красовались юбки с умопомрачительными цифрами на ценниках, как увидела свою старую подружку, с которой они не встречались уже тысячу лет.

– Адрианна!

– Каролина!

Они обнялись и расцеловались.

– Дай мне на тебя взглянуть! – сказала Каролина, высвобождаясь из объятий подруги. – Ты, как всегда, выглядишь потрясающе. Ну, рассказывай, как жила, где сейчас обитаешь! Я не знала, что ты вернулась в Лондон.

– Ты тоже смотришься великолепно, – окинув ее изучающим взглядом с головы до нот, промолвила Адрианна. – Твоя фамилия постоянно мелькает в титрах популярных телесериалов. Ты даже не представляешь, как я за тебя рада!

Главное, что мы наконец-то встретились! – сказала Каролина. Их взаимная симпатия была неподдельна и возникла еще в студенческую пору, когда Каролина Бек и Адрианна Роде стали неразлучными подружками. Два с половиной года они снимали одну квартирку, делили радости и горести суматошной студенческой жизни, вместе готовились к экзаменам, поддерживали друг друга в трудную минуту, сообща зализывали сердечные раны, веселились и развлекались. Адрианна была страшной хохотушкой и никогда не падала духом, хотя и существовала на государственную стипендию. Если бы не ее постоянная забота и помощь, то Каролина вряд ли бы окончила университет с отличием. Сама же Адрианна беспокоилась больше о подруге, чем о себе, и в результате вообще не получила ученой степени.

Это было не единственное различие между ними. Если Каролина тщательно планировала свою карьеру и всегда ориентировалась на телевидение, то Адрианну заботили только ее очередные любовные авантюры. Она вроде бы и проявляла некоторый интерес к журналистике, однако к концу курса обучения стало ясно, что ни одна из компаний не изъявляет желания принять ее к себе на работу. Каролину же с радостью взяли на Би-би-си.

Отличались девушки и внешне, Каролина была высокой блондинкой, Адрианна – изящной маленькой брюнеткой. Каролина – светлокожей, Адрианна – смуглянкой средиземноморского типа. Глаза у нее были янтарно-карие, у Каролины – серо-голубые. Даже одевались подружки по-разному: Адрианна обожала все модное и броское, Каролина предпочитала носить строгую функциональную одежду. ) – Когда же ты вернулась? – спросила Каролина. В своем последнем письме к ней подруга сообщала, что она собирается жить в Лос-Анджелесе с богатым техасским скототорговцем, хотя всю жизнь мечтала обосноваться с каким-нибудь «ковбоем» на Родео-драйв на Беверли-Хиллз. Судя по письму, ее нынешний избранник сгорал от желания поделиться с ней своими миллионами. Это ее полностью устраивало.

– Полгода назад, – ответила Адрианна.

– Почему же ты до сих пор не позвонила?

– Даже не знаю, – пожав плечами, ответила подруга. – Ты стала знаменитостью, вращаешься среди известных людей, мне было как-то неудобно навязываться.

– Ничего не хочу знать! Мы подруги. Где ты сейчас живешь? – спросила Каролина.

– Совсем рядом, за углом!

– На Мэйфер? Неплохо устроилась!

– У меня там небольшой собственный домик в квартале бывших королевских конюшен. Может быть, зайдешь? Пообедаем, поболтаем!

Каролина посмотрела на часы:

– Сейчас не могу, тороплюсь на деловую встречу. Но к часу дня я освобожусь.

– Великолепно! Я к тому времени что-нибудь состряпаю!

Адрианна открыла сумочку из тисненого сафьяна, с золотой заглавной буквой «Н» на замке, достала оттуда серебряную визитницу и, раскрыв ее, протянула Каролине свою визитную карточку.

– Я безумно рада снова тебя видеть, Каро! Мой адрес – на карточке. С нетерпением буду тебя ждать.

– Не обижайся, если я немного опоздаю. Встреча может и затянуться, – сказала Каролина.

В этот момент к ним подошел вертлявый юноша, одетый в желтую форменную куртку продавца, и спросил, не требуется ли его помощь.

– Я бы хотела примерить вон ту кремовую шелковую юбку, – сказала Адрианна. – Где находится примерочная?

– Я провожу вас туда, мадам, – сказал продавец, снимая с вешалки юбку.

– Ну, я побегу! – сказала Каролина, мысленно отметив, что продавец вертит задом так, словно бы он у него был на шарнирах.

– Я откупорю бутылочку шампанского! – крикнула ей вслед Адрианна.

Шампанское оказалось престижной марки «Круг», а домик – просторным трехэтажным строением, сооруженным из двух объединенных старых флигелей. Внизу находились кухня, столовая и апартаменты для гостей, на втором этаже, куда вела широкая винтовая лестница, разместилась большая гостиная, на третьем – спальня хозяйки с огромной ванной, лоджией и большим балконом, где в красивых горшках благоухали изумительные растения и стояли четыре стула, два шезлонга и круглый чугунный обеденный столик. Окна спальни выходили на юг, в уютный зеленый внутренний дворик. Даже просто посидеть и отдохнуть на балконе было очень приятно, ведь найти в центре Лондона другой такой тихий уголок далеко не просто.

Усадив гостью за стол, хозяйка стала разгружать корзину с продуктами, доставленную с первого этажа хитроумным грузовым лифтом, и рассказывать о том, как она жила в последние годы. Каролина наслаждалась покоем и тишиной, вдыхая аромат жасмина и жимолости, пила мелкими глоточками шампанское и с интересом слушала ее повествование.

– Когда мы с Чаком только переехали в Лос-Анджелес, – говорила Адрианна, вынимая из корзины деликатесы, – он уверял меня, что делами на ранчо будет заниматься его управляющий. Но вскоре выяснилось, что управляющий не справляется с работой один и Чак стал летать туда самолетом каждые две недели, поначалу только на пару дней, потом на неделю. А спустя какое-то время я вообще перестала его видеть. Он начал уговаривать меня поселиться с ним на ферме в Аризоне. Но ты же понимаешь, что я не создана для жизни в степи, где на сотни миль от дома нет ни одного магазина «Армани»!

– Да уж! – кивнула Каролина, улыбнувшись.

– Вот почему я и вернулась в Англию!

– И купила этот домик?

– Он выплатил мне щедрые алименты.

Она наконец тоже села за стол и вытянула ноги в шелковых домашних шароварах, прекрасно сочетавшихся с просторной накидкой. Ее длинные волосы были собраны на затылке в хвостик.

– У тебя очень уютное гнездышко, – похвалила ее жилище Каролина.

– Моей заслуги в этом нет – дом куплен, интерьером занимался дизайнер, – сказала Адрианна.

– Но ведь это ты его разыскала! – возразила Каролина, желая сделать ей хоть какой-то комплимент.

Подруги разом рассмеялись, словно бы и не разлучались на много лет. Они снова почувствовали себя юными веселыми хохотушками, радующимися возможности насладиться обществом друг друга и поболтать на любую тему, не опасаясь невольно обидеть собеседницу неосторожным словом.

Копченая семга чудесно сочеталась с поджаренным белым хлебом и овощным салатом. Подливая Каролине шампанского в бокал, Адрианна спросила:

– А как теперь живется тебе? Наверное, нелегко постоянно вращаться в высших сферах?

– Но я не вращаюсь в высших сферах! – возразила Каролина, сделав глоток.

– Ах брось! Разве ведущие телевизионные продюсеры не относятся к элите?

– Я так не считаю, я просто выполняю свою работу.

– Ты всегда добивалась поставленной цели благодаря своему трудолюбию, Каролина! Я тебе завидую, мне бы твою целеустремленность!

– Знаешь, а ведь я тоже успела выскочить замуж и развестись, – сказала Каролина.

– Ты была замужем? Нет, ни за что не поверю! Я считала тебя неисправимым трудоголиком.

– Я им и осталась. Это моя большая ошибка!

– Расскажи мне все поподробнее! – попросила Адрианна.

– Он был актером, весьма посредственным. Мне поначалу казалось, что он любит меня, по потом я поняла, что он хочет манипулировать мной в своих интересах, сделать из меня стартовую площадку для своей стремительной карьеры.

(– Это скверно! И печально! – Адрианна тяжело вздохнула.

– Да, весьма, – кивнула Каролина. – Я поступила опрометчиво, пойдя у своих чувств на поводу, и сожалею об этом. Впредь я буду осмотрительнее и не допущу подобной глупой ошибки.

– Ты ни в чем не виновата, – решительно заявила Адрианна. – Готова побиться об заклад, что он лишил тебя рассудка своей здоровенной колотушкой. Верно?

– Представь себе, нет! – разочаровала ее Каролина.

– Из-за чего же еще, если не из-за огромного члена, ты могла потерять голову? – искренне удивилась подруга.

– В сексе он был далеко не асе, – сказала с видимым сожалением Каролина. – Вернее, между нами не возникла гармония. Мне хотелось романтических отношений, чего-то такого, что ослепило бы меня и вскружило мне голову, как это произошло с тобой, когда ты познакомилась с Чаком.

– У Чака член как у жеребца, – заметила Адрианна.

– Неужели? – всплеснула руками Каролина.

– И он знает, как следует с ним обращаться, – добавила Адрианна. – Я воспаряла с ним на облака.

– А я всегда путала секс и возвышенное чувство, – призналась Каролина. – И поплатилась за это.

– Я помню за тобой этот недостаток еще по студенческой поре, – сказала Адрианна. – Ты уже тогда несколько раз обжигалась. А я ведь всегда говорила тебе, что нельзя смешивать эти понятия.

– Теперь я решила ограничиться одним сексом, – сказала Каролина.

Так значительно легче, тем более тебе, с твоим-то положением! Под рукой всегда найдется смазливый молодой актер! – не без зависти сказала Адрианна. – Почему ты так странно смотришь на меня? Неужели у тебя и теперь возникли какие-то затруднения с сексом?

– Честно говоря, мне кажется, что в этом плане я какая-то странная… – нерешительно промолвила Каролина.

– Странная? Что ты под этим подразумеваешь? – прищурившись, спросила Адрианна.

– Я начала замечать это еще в студенческие годы, – сказала Каролина. – Но тогда я все списывала на свою молодость и неопытность. Конечно, во многом я винила и парней, они все были такими напористыми, нетерпеливыми…

– Ты мне никогда на них не жаловалась, однако! – хитро усмехнувшись, заметила Адрианна. – Они ходили за тобой табунами. Я думала, что с сексом у тебя полный порядок.

– Да, это были неплохие времена, но потом я поняла, что мне так только казалось, потому что я была молода и мне все было внове. Но с годами очарование растаяло, и я перестала испытывать былую радость. Теперь все не так, как мне того бы хотелось, чего-то недостает…

Каролина была даже рада, что разговор незаметно перешел на интимную тему, уже давно не дававшую ей покоя. Неудачный эксперимент с Джейсоном Леонардом лишний раз подтвердил, что ей пора заняться личной жизнью. А с кем же еще, если не со своей лучшей подружкой, можно безбоязненно пооткровенничать?

– Тебе нужен хороший мужчина! – уверенно заявила Адрианна, сочувственно качая головой. – Чтобы довел тебя до оргазма.

– Честно говоря, – сказала Каролина, – у меня вообще его никогда не было. Во всяком случае, настоящего, такого, о котором можно прочитать в журнале «Космополитен». Увы, не было пока у меня оргазма ни клиторального, ни вагинального и никакого другого. – Она вздохнула и задумчиво уставилась на продолговатый мохнатый кактус.

– Но когда мы с тобой жили в одной квартирке в студенческие годы, я слышала, как ты стонала и ахала! – Адрианна погрозила ей пальчиком. – Значит, тогда у тебя все-таки был оргазм.

– Правда? А я не помню. Скорее, это был девичий восторг в связи с самим процессом. Меня возбуждала одна мысль о том, что я это делаю, мой восторг был наигранным, не настоящим, до подлинного, глубокого сексуального удовлетворения дело так и не дошло.

Она сделала большой глоток шампанского и тяжело вздохнула.

– В таком случае мне придется взяться за тебя всерьез, – сказала Адрианна. – Я дам тебе несколько полезных советов. С оргазмом у меня все обстоит как раз наоборот: не могу сдерживаться, моментально кончаю. Могу кончить, просто потеревшись о мужчину, или от того, что засуну в свою пушистую киску шоколадный батончик. Разумеется, он моментально растает и растечется по промежности. Вот какая я темпераментная! – Она облизнула пухлые губки и задорно сверкнула глазками.

– И вдобавок очень голосистая, – хохотнув, сказала Каролина. – Ты вопила так, что в стенку стучали соседи.

– Слава Богу, теперь я живу одна в этих хоромах, потому что в этом смысле ничего не изменилось, – с улыбкой сказала Адрианна.

– А чем ты занимаешься в свободное от секса время? Ты где-то работаешь? – спросила Каролина, чувствуя, что о ее проблемах они поговорили вполне достаточно.

– Я хожу по магазинам, поддерживаю английскую легкую промышленность, – с улыбкой ответила подруга. – Короче говоря, я живу на содержании у своего богатого любовника.

– Ты не шутишь? – У Каролины даже округлились глаза.

– Нет, я говорю это вполне серьезно. Я настоящая содержанка, платная любовница одного крупного бизнесмена. Он второй человек в сфере электроники во всем Европейском содружестве. Он женат, но жена не удовлетворяет его в сексуальном плане. Мы познакомились в самолете, когда летели из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк, и провели потом вместе ночь. Он оказался потрясающим мужчиной. Мы продолжили свое знакомство в Лондоне. Теперь он навещает меня в любое удобное для него время и делает со мной все, что ему вздумается. Взамен я получаю существенное вознаграждение. Честно говоря, эта милая квартирка куплена в основном на его деньги. Он же оплачивает все мои счета. Короче говоря, я высокооплачиваемая шлюха.

– И тебя это не удручает? – спросила Каролина.

Удручает? Я этому рада! Я получаю все, что захочу. Он тоже всем доволен. Все очень легко и просто. Я его не люблю, замуж за него не хочу, в сексе он меня устраивает. Ты шокирована, Каро? Поверь, я впервые почувствовала себя счастливой. Понимаю, тебе трудно сразу это осознать, ты добивалась своего нынешнего положения упорным трудом, целиком посвятила себя карьере. Но что же делать таким, как я? Ты знаешь, что я не вышла умом, зато я всегда нравилась мужчинам. И я обожаю заниматься сексом. А еще я люблю наводить в своем доме порядок и уют. Согласись, я тоже кое-чего достигла в этой жизни!

– А как же его супруга? Она знает? Он говорит, что она не возражает. В конце концов, она должна была понимать, на что идет, выходя замуж за такого человека, – сказала Адрианна. – Так что моя совесть спокойна.

– Какие мы с тобой, однако, разные! – заметила Каролина.

– Это точно! Как говорят в Лос-Анджелесе, каждый мастурбирует, как ему хочется.

Подружки прыснули со смеху. Пробившееся сквозь облака солнце осветило их раскрасневшиеся лица.

– Ну, и как же ты собираешься решать свою проблему? – спросила Адрианна.

– Какую проблему? – вскинула брови Каролина.

– Неудовлетворенности в сексе, разумеется!

– Ах, так вот ты, оказывается, о чем! Это вовсе не проблема. Так, маленькое разочарование.

– Зачем же дожидаться, пока оно перерастет в большое?

– А что же, по-твоему, мне делать? Сходить к сексопатологу?

Дешевле купить себе фаллоимитатор. Или вибратор. А еще лучше – сразу и то и другое. Ты когда-нибудь пользовалась этими полезными штуковинами? Ну, проще говоря, искусственными фаллосами.

– Нет, – растерянно пробормотала Каролина. – Это теперь модно?

– Глупышка, женщины пользовались ими испокон веков. У меня в Лос-Анджелесе есть одна подружка, так она теперь вообще обходится без мужчин! А ведь тоже страдала, как ты, бедняжка. Расскажи, как ты мастурбируешь?

Каролина пристально посмотрела на Адрианну, облизнула губы и честно ответила:

– Вообще-то я редко этим занимаюсь. Мне это занятие никогда не нравилось.

– Покупай вибратор! – уверенно воскликнула Адрианна. – Я вижу, что у тебя все очень запущено. Покупай его немедленно! Моя американская подружка втянула и меня в это увлекательное занятие – и я очень довольна. А ведь раньше мне казалось, что все эти штуковины просто какая-то ребяческая забава. Теперь же я так вошла во вкус мастурбации с фаллоимитаторами, что занимаюсь этим регулярно. Это очень полезно для нашей женской штучки, она становится более упругой. Всем мышцам требуется тренировка, иначе они атрофируются.

У Каролины глаза полезли на лоб.

– Ты шутишь! Все это ерунда!

– Нет, факт, подтвержденный медициной и моим личным опытом! – Адрианна звонко расхохоталась. – Чем ты рискуешь? Попробуй сама! Послушай, чем ты занимаешься завтра вечером?

Завтра означало в субботу, никаких планов на нее у Каролины не было, обычно она проводила выходные в одиночестве.

– Еще не решила, – ответила она.

– Тогда присоединяйся к нам с Бобом! У него есть приятель. Устроим вечеринку. Скучать не будем! – воскликнула Адрианна.

– Ты хочешь познакомить меня с мужчиной? – настороженно поинтересовалась Каролина.

– А ты предпочитаешь проторчать субботний вечер одна у телевизора? Или решила все-таки купить себе эту игрушку?

– Ладно, уговорила! – согласилась Каролина.

– Запиши свой адрес, я за тобой заеду. Хочу проследить, чтобы ты правильно оделась. Вечеринка – это не деловая встреча. Но ты, насколько я тебя знаю, не видишь между ними особой разницы.

Каролина рассмеялась: Адрианна была права. Они всегда горячо спорили из-за одежды. Адрианна настаивала, чтобы она надела на романтическое свидание юбку покороче и блузку с глубоким вырезом, а Каролина упиралась, предпочитая скромные и строгие наряды.

– Я сама подберу тебе платье, – сказала Адрианна. – Мы пойдем на «Тоску» в «Ковент-Гарден», у Боба там своя ложа.

Каролина, возможно, и обиделась бы, скажи ей это кто-то другой. Но Адрианне она все прощала. К тому же, подумала она, почему бы и не изменить свое отношение к одежде? Может быть, настало время перейти на короткие юбки и блузы с декольте?

– Я приеду к тебе в пять часов! – решительно сказала Адрианна и стала разливать по бокалам оставшееся в бутылке шампанское.

Глава 2

Каролина жила в большом современном доме, построенном на месте снесенных ветхих строений на Ридженси-сквер в Кенсингтоне. Этот квартал ее вполне устраивал, как и архитектура дома. Она никогда не стремилась обосноваться в каком-нибудь фешенебельном старинном особняке в центре города. К тому же ей пришлось бы нанимать служанку, если бы она решила приобрести себе такой домик, а ей не хотелось обременять себя лишними хлопотами и расходами.

Домой она вернулась в шесть вечера, а пока прослушала запись сообщений, оставленных в ее отсутствие на автоответчике, и просмотрела корреспонденцию, прошел еще час. Окно ее кабинета выходило на улицу, и, случайно взглянув в него, она увидела подъехавшего к подъезду на мотоцикле посыльного. Он часто доставлял ей срочную почту или сценарии от телекомпаний, поэтому она не удивилась его приезду и пошла открывать входную дверь, не дожидаясь, пока он позвонит.

– Добрый вечер, мисс Бек! Распишитесь за посылку, – хриплым, простуженным голосом произнес молодой человек, откинув прозрачный козырек шлема.

На Каролину пахнуло острым запахом пота и влажной кожаной куртки, похоже было, что свои мотоциклетные доспехи рокер не снимал, даже ложась спать. Каролина поставила закорючку в регистрационном журнале, взяла бандероль и, поблагодарив посыльного, закрыла входную дверь.

Внешний вид свертка был не совсем обычным, отсутствовал адрес отправителя, адрес же получателя был написан от руки заглавными буквами. Каролина торопливо вскрыла упаковку и обнаружила внутри ее продолговатую коробочку, обернутую в блестящую тонкую золотую бумагу. Заинтригованная, Каролина прошла в гостиную, окна которой выходили в сад, уселась на диване и сняла с коробочки золотистую обертку.

На продолговатом футляре имелась надпись, пробежав которую Каролина расхохоталась. Надпись гласила: «Мощный многоскоростной вибратор». На приложенной к подарку Адрианны карточке тем же курсивом было выведено пожелание: «Наслаждайся!»

Адрианна обожала делать подружкам сюрпризы. На этот раз ее подарок оказался не только оригинальным, но и своевременным. Вибратор был довольно-таки тяжелым. Выполненный из пластмассы цвета человеческого тела, он походил на эректированный пенис и был слегка изогнут. В его основании имелись утопленная кнопочка, приводящая прибор в действие, и колечко для регулировки скорости. Сам искусственный пенис имел на конце шишковидную головку и был увит взбугрившимися синими венами. Адрианна позаботилась и о том, чтобы вибратор был снаряжен батарейками, ведь в комплект они, как предупреждала надпись на футляре, не входили. Безусловно, сама Каролина никогда не решилась бы войти в секс-шоп и приобрести себе такую вещь. Но раз уж она оказалась благодаря заботе Адрианны у нее в руках, грех было ее не опробовать.

Каролина нажала на кнопочку, и волшебный механизм тихо зажужжал и завибрировал. От неожиданности она разжала руки и уронила прибор на колени. По бедрам моментально пробежали приятные волны, в промежности возникло сладкое томление. Каролина испуганно охнула и поспешила выключить вибратор.

Ей нужно было перевести дух, успокоиться и обдумать ситуацию. Под воздействием шампанского и внезапного порыва чувств она сказала Адрианне истинную правду. Ей действительно ни разу не довелось испытать подлинный оргазм. Она с юных лет грезила о прекрасном принце, который когда-нибудь разбудит ее и обучит искусству любви. С ним она наконец-то познает божественное наслаждение, о котором читала в романах и фривольных журнальчиках, и таким образом решит одну из своих многочисленных проблем.

Но проходили годы, а волшебный принц – красавец и умелец – так и не появился. Мужчины, с которыми Каролина сближалась, были грубыми эгоистами, чем-то похожими на Джейсона, и не проявляли к ее чувствам никакого интереса.

Наиболее приятные ощущения от совокупления она испытывала только в ранний период своей супружеской жизни. Позже муж, оскорбленный ее решительным отказом способствовать его карьерному росту ценой своей деловой репутации, стал пользоваться сексом как орудием шантажа. И былое очарование их соитий поблекло и утратило всякую привлекательность.

Каролина отчаялась найти своего сказочного принца и всю свою энергию стала отдавать работе. Спорадические попытки достичь экстаза со случайными партнерами типа Джейсона Леонарда не увенчивались успехом и еще больше расхолаживали ее. Тем не менее Каролина стала понимать, что она никогда не получит желанного эффекта, если не будет совершенствоваться. Такое умозаключение вполне логично истекало из всего ее предыдущего жизненного опыта. С каждым днем она все отчетливее осознавала, что не волшебный принц, а только она сама способна сотворить чудо.

И в этом смысле Адрианна была права, утверждая, что необходимо регулярно упражняться в сексе, иначе желание и половой аппарат атрофируются. Шампанское, выпитое у Адрианны, обострило ее аппетит. Она решила заморить червячка и, отложив в сторонку вибратор, отправилась на кухню. Приготовив еду, она уселась за кухонным столом и стала есть, одновременно просматривая сценарий фильма «Мангровые заросли», полученный ею с утренней почтой. Текст был на доработке у автора, и теперь Каролине не терпелось посмотреть, какие он внес в него изменения и учел ли при этом все ее замечания.

В девять часов вечера, когда в глазах у нее возникла резь, а от жареного цыпленка остались только косточки, Каролина захлопнула папку с рукописью и встала, чтобы принять горячую ароматную ванну и лечь спать.

Проходя через гостиную, она скользнула рассеянным взглядом по золотой бумаге, в которую был завернут подарок Адрианны, и вспомнила о фаллоимитаторе. Она взяла его в руки и направилась с ним наверх, в спальню, окна которой выходили в сад за домом. Большую часть этой комнаты занимала огромная кровать, вдоль ее стен стояли приземистые антикварные комоды, верхняя одежда помещалась в стенных шкафах. Одна из имевшихся здесь дверей вела в смежную комнату, размером поменьше, другая – в ванную с душевой кабинкой и туалет.

Каролина кинула искусственный фаллос телесного цвета на кровать, застеленную белым покрывалом. Он подпрыгнул и лег так, что его нарисованный единственный глаз уставился на свою новую хозяйку. Каролина сняла юбку, блузку; бюстгальтер и колготки и включила воду. Ванна быстро заполнилась теплой водой, Каролина забралась в нее и расслабилась. Полежав немного спокойно, она включила моторчик, приводящий в действие джакузи, и стала наслаждаться гидромассажем. Тугие струйки щекотали груди, соски набухли и отвердели, словно крохотные бутоны. Каролина перевернулась на живот и раздвинула ноги так, чтобы струйки, бившие снизу, ласкали ее интимные места. Вскоре приятные ощущения усилились настолько, что перед ее мысленным взором возник фаллоимитатор.

Образ этого сакраментального предмета, символизирующего у некоторых восточных народов плодородие, поверг ее в благоговейный трепет. Все ее прежние сомнения в целесообразности его использования растаяли, а в половых органах возникло сладостное томление. Переполняемое тревожными предчувствиями сердце ёкнуло и заколотилось, как дикая птица, попавшая в клетку. Низ живота потяжелел и заныл, в сосках возникло покалывание.

Каролина намылилась, затем смыла пену душем и, спустив воду, вылезла из ванны. Насухо вытеревшись полотенцем, она стерла ватным тампоном с лица макияж, подумала, не снять ли растворителем лак с ногтей, но не стала этого делать, чтобы не томить своего воображаемого любовника.

Между тем на Лондон опустились сумерки, за окнами ее квартиры стемнело. Пройдя в спальню и включив ночную лампу на столике, Каролина задернула малиновые шторы и, обернувшись, окинула взглядом комнату. Розовые, в мелкий цветочек, обои в полумраке побагровели, темно-зеленый ковер обрел фиолетовый отлив, и только покрывало оставалось ослепительно белоснежным. Каролина сдернула его и любовно разгладила ладонями розовую шелковую простыню. Вибратор, водруженный ею на комод, горделиво взирал со своего пьедестала на жертвенное ложе, на котором вот-вот должен был начаться обряд с его участием. Одного лишь взгляда на этот своеобразный тотем оказалось достаточно, чтобы Каролина ощутила легкое головокружение и, взбив подушки, легла на кровать.

Она давно не предавалась рукоблудию и потому испытывала робость и тревожное предчувствие. Не глядя на фаллоимитатор, Каролина дотянулась рукой до нижнего ящика комода и вынула из него длинный черный шелковый шарф. Он приятно холодил ее разгоряченную кожу и сулил массу неожиданных сюрпризов тому, кто умел им правильно пользоваться. Каролина взмахнула рукой с шарфом в воздухе и выпустила его. Шарф опустился на торчащие соски, соскользнул с них на живот и накрыл лобок. Каролина блаженно улыбнулась от чудесных ощущений и снова взмахнула шарфом. На сей раз его легкое прикосновение к ее чувствительным местам вызвало у нес мурашки. Легкий вздох сорвался с ее пухлых губ, глаза подернулись мечтательной дымкой.

Каролина раздвинула ноги и стала водить шарфом по влажным набухающим половым губам и мягким волосикам на лобке. Нежный клитор затрепетал, в лоне вспыхнуло пламя вожделения. Она положила правую ладонь на лобок и принялась поглаживать пальцем свой заветный бугорок. Электрический ток пронесся по ее горячему телу, дыхание стало шумным и учащенным.

Она вновь взглянула на фаллоимитатор и сглотнула ком, подступивший к горлу. Вибратор был значительно больше, чем любой из натуральных пенисов, побывавших в ее влагалище, и это ее пугало. Как же он войдет в ее крохотную норку? Мышцы влагалища сократились, по ляжкам потекли соки.

Обычно Каролина получала сексуальное удовлетворение от того, что потирала пальчиком клитор, сжав ноги. Наступавшее вскоре успокоение помогало ей скорее уснуть. Но сегодня она жаждала более острых и глубоких ощущений.

Каролина снова помассировала сквозь шелковый шарф пальцем клитор и, возбудившись еще сильнее, взглянула на свои набухшие розоватые соски. Они походили на две крохотные сторожевые башни, возвышающиеся над холмами грудей по обе стороны от плоского живота, напоминающего плодородную долину. Шелк, покрывший лесистую возвышенность лобка, струился между половыми губами и, вдавленный пальчиком, водопадом низвергался в глубокую узкую расселину. Именно в ней с помощью тотема Каролина и намеревалась высечь искру неукротимой страсти и разжечь сакральный огонь, в котором ей предстояло гореть и возродиться вновь, как птице феникс, из пепла своей былой неудовлетворенности.

Она решительно взяла с комода фаллоимитатор и сжала его в руке, чтобы согреть своим теплом. Потом она лизнула головку, и ей почудилось, что вибратор начал пульсировать, словно живой член. Каролина широко раскрыла рот и, зажмурившись, принялась жадно сосать искусственный пенис. Рот наполнился слюной, в промежности возник спазм, кожа покрылась мурашками. Она с удвоенной силой стала сосать этот чудодейственный предмет, поеживаясь и вздрагивая от все новых и новых невероятных ощущений.

Внезапно ее упорство возымело волшебный эффект: какой-то парадоксальный сдвиг возник в ее организме, словно бы наконец повернулся в замочной скважине заветный ключ или же застегнулась неподатливая молния. Две половинки ее естества, доселе разделенные, плотно сомкнулись и стали одним целым, свободным от неуверенности и пустых рефлексий.

Исчезло неприятное ощущение, что одна половинка ее расщепленной личности отстраненно наблюдает поведение второй и пытается управлять ею, нажимая на какие-то кнопки и манипулируя рычажками. Бурный поток кипящей малиновой страсти смыл это нелепое чувство и унес его прочь.

Без всякого сомнения Каролина вынула фаллос изо рта, согнула в коленях ноги и, оторвав ягодицы от матраца, сорвала правой рукой с лобка черный шелковый шарф, а левой надавила головкой фаллоимитатора на клитор. Он отозвался сладким спазмом, от которого у нее помутилось в глазах. Из влагалища хлынули горячие соки так, словно бы кто-то невидимый открыл заветный шлюз.

– Что это? – вскричала она, ошеломленная новыми ощущениями. – Что со мной происходит?

Фаллос ожил и самостоятельно проскользнул в щель, опушенную светлыми мокрыми волосиками. Безболезненному проникновению в столь узкое отверстие такого солидного предмета способствовала как ее слюна, так и естественная смазка лона. И чем глубже проникал в него фаллоимитатор, тем острее становилось приятное ощущение внизу живота и тем быстрее распространялось тепло по телу.

Каролина закрыла глаза, и перед ее мысленным взором возникла яркая картина внедрения огромного пениса в ее нежную розоватую женскую сердцевину. Половые губы сомкнулись, словно рот, и вибратор устремился вперед по темноту тоннелю. И хотя пальцы Каролины и не выпускали его основание, у нее было такое впечатление, что вибратор движется внутри ее самопроизвольно. Его бутафорские вены разбухли, он затрясся, как настоящий, и начал биться головкой о шейку матки. Как это ни странно, никакого конкретного мужского образа в воображении Каролины не возникло, его заменил громадный фаллос, символизирующий мужское начало.

Каролина стала лихорадочно вгонять его в свое женское естество, преодолевая сопротивление влагалища, ошеломленного столь непривычным бурным штурмом. Еще ни одному мужчине не удавалось проникнуть в лоно так глубоко, как это удалось вибратору. Он растянул до предела его стенки и заполнил своей плотной массой все его сокровенные уголки. Подобных ощущений Каролине прежде испытывать не доводилось.

Она прижалась ягодицами к матрацу и, стиснув зубы, еще сильнее сжала влагалищем беспокойного гостя. Он, однако, не собирался, похоже, сдаваться и, как ей почудилось, стал тверже и увеличился в размере. Влагалище свело спазмом, клитор начал подрагивать, мозг пронзила оранжевая молния, и мощный шквал удовольствия захлестнул Каролину. Она ахнула, громко застонала и замотала головой, утратив самоконтроль.

В глубине подсознания возникла, однако, мысль, что неплохо было бы включить волшебный прибор. Ее правая рука тотчас же скользнула в мокрое от соков влагалище, пальцы нащупали заветную кнопку в основании вибратора и нажали на нее. Фаллоимитатор загудел и стал вибрировать. Каролина сделала глубокий вдох и включила прибор на полную мощность.

Сознание Каролины померкло и сузилось настолько, что отслеживало только ощущения, возникавшие в промежности. Ее дрожащие пальцы с трудом удерживали скользкий вибратор. Ей казалось, что все ее нервы оголились, а каждая клеточка пылает. Эпицентром этого пожара стал клитор, увеличившийся до невероятных размеров.

– Нет! Нет! – завопила она чужим голосом, подпрыгивая на кровати. В ее голове в этот момент трепетал только один вопрос: как этот нелепый пластмассовый прибор, пародия на мужской детородный орган, мог довести ее до исступления? Помутившийся мозг не нашел ответа, но извивающееся в экстазе тело свидетельствовало, что невероятное стало очевидным.

От клитора блаженство растеклось по бедрам и животу, потом возникло в грудях и ягодицах. Все тело словно бы превратилось в огромную взбесившуюся пушистую киску. Инстинкт подсказывал Каролине, что скоро, совсем скоро произойдет и тот потрясающий, поразительный оргазм, о котором она только мечтала. Он должен был перевернуть ее мировосприятие и заставить по-новому взглянуть на окружающую ее действительность. Возможно, этот взрыв будет такой колоссальной силы, что из ее головы испарятся вообще все мысли.

Предчувствие не обмануло Каролину: вскоре сознание ее притупилось, в ушах возник удивительный вибрирующий звук, тело напряглось и вытянулось, как струна контрабаса, низ живота свело судорогой, ягодицы запрыгали на матраце, словно упругие мячики, а рука сама вогнала вибратор в лоно до упора.

Тугой клубок невнятных ощущений лопнул, и хрустальные осколки, разлетевшиеся во все стороны от центра взрыва, вонзились в соски, суставы, колени, локти, запястья и щиколотки. Длинная раскаленная игла пронзила переносицу, и Каролина сначала утробно зарычала, а потом пронзительно взвизгнула. Перед ее зажмуренными глазами возник черный квадрат, из середины которого исходили, пульсируя, золотые спирали.

Но фантасмагория оргазма на этом не закончилась, она переросла во вторую фазу. Сведенные сладкой судорогой мускулы расслабились, тело превратилось в расплавленную дрожащую массу. Боясь упустить скользкий вибратор, Каролина сжала бедра и, подтянув колени к подбородку, обхватила их руками. Она подсознательно стремилась продлить блаженство, но не сообразила, что вибратор лучше выключить. Последствия этой промашки не преминули тотчас же сказаться.

Вначале Каролине почудилось, что фаллоимитатор врос в ее организм и стал ее новым внутренним органом. Потом он стал вгрызаться в ее лоно, разбрызгивая соки. Перепугавшись, Каролина распрямилась и, раздвинув ноги, слабеющей рукой выхватила из влагалища прибор и отключила моторчик. В лоне возникла ужасающая пустота. Каролина открыла глаза, судорожно вздохнула и с силой вогнала вибратор в свое трепещущее женское естество.

Оранжевые круги возникли у нее перед глазами, она истошно взвыла и принялась грубо и бесцеремонно работать рукой, имитируя необузданный половой акт. Ей показалось, что ее нежная киска запищала от этого натиска. Искры посыпались у Каролины из вытаращенных глаз. Она открыла рот и в полный голос начала грязно ругаться. Отзвуки непечатных слов сотрясали стены спальни и, отдаваясь от них эхом, зависали в воздухе, насыщенном ароматом специфического женского полового секрета. Это еще больше возбудило Каролину. Она крепче сжала рукой основание вибратора и стала двигать им в лоне с такой невероятной быстротой и силой, что этому мог бы позавидовать любой мужчина И вскоре ей показалось, что ею овладевает мифически!! кентавр.

Мокрое от соков лоно хлюпало и чавкало. Вибратор проникал в него все глубже и быстрее. Сомнений в приближении нового оргазма у Каролины уже не осталось. В глубине подсознания родилась идея позвонить Адрианне и сердечно поблагодарить ее за щедрый подарок, поделиться своими впечатлениями от нежданной светлой радости. Если первый оргазм лишь приятно удивил Каролину, то второй сделал ее другим человеком. И теперь она могла контролировать процесс получения удовлетворения, изменять скорость имитации соития и глубину проникновения вибратора в лоно. Она стала полновластной хозяйкой собственного тела, и осознание этого факта доставляло ей особую радость. Ей хотелось и смеяться, и плакать от счастья. Сегодня перед ней открылся новый мир сексуальных ощущений, в котором она стала владычицей.

Вдохновленная своим внезапным прозрением, Каролина принялась с упоением терзать клитор и то вгонять в лоно вибратор до упора, то медленно вынимать его оттуда. Тело отзывалось на каждый неожиданный маневр новыми ощущениями, и это вселяло в Каролину не только радость, но и уверенность в себе, в свою способность остро чувствовать сексуальную игру и наслаждаться ею.

Расширяя рамки этого эксперимента, она стала ласкать левой рукой груди, щипать и теребить соски, бесстыдно визжа и охая. Каждый новый щипок вызывал в ней волну невероятных ощущений, не уступавших по силе тем, что возникали во влагалище. Наконец она достигла той точки экстаза, из которой уже нельзя было вернуться. Каролина прекратила дразнить себя и засадила вибратор в лоно с такой силой, что все ее нервы заискрились. Оргазм пронзил ее насквозь, и ей показалось, что вместе с погрузившимся в лоно вибратором туда невероятным образом ушла она вся, словно бы вывернувшись наизнанку…

***

– Это я! – Голос, прозвучавший в трубке, принадлежал Адрианне. – Я звоню, чтобы сказать, что я задержусь. Боб решил, что ему невтерпеж. – Она хихикнула. – Я смогу заехать за тобой только в шесть часов.

– О'кей, – сказала Каролина. – Значит, ты не будешь проверять, правильно ли я оделась?

– Не беспокойся, все будет нормально, – сказала подруга.

И, не дав Каролине попрощаться с ней, она положила трубку. Очевидно, Бобу действительно приспичило выпустить пар. Каролина вздохнула, пожала плечами и уставилась в окно.

Жаркая солнечная погода, державшаяся в Лондоне в течение двух недель кряду, наконец испортилась. И как это частенько случается в Англии, температура упала сразу на десять градусов. Холода принес пронизывающий до костей северный ветер. Дождя пока не было, но сгущающиеся тучи опускались все ниже и ниже над городом. Сад за площадью напротив окон гостиной, еще недавно кишевший загорающими людьми, теперь опустел.

Звонок Адрианны огорчил Каролину. Она надеялась, что им удастся поболтать перед выходом в оперный театр. У Каролины накопилась уйма вопросов к подружке, в том числе и относительно использования фаллоимитатора, в чем Адрианна была, судя по ее же словам, экспертом. И еще Каролину интересовало, как влияет мастурбация на сексуальные отношения с мужчинами, не ослабляет ли она влечения к ним и не вызывает ли тягу к другим, извращенным, способам получения полового удовлетворения.

Все происшедшее с ней во время первого эксперимента с вибратором все еще казалось Каролине абсурдным и неправдоподобным. И если бы, проснувшись, она не обнаружила фаллоимитатор на столике возле кровати, то скорее всего решила бы, что все это ей приснилось. Но даже будь это сон, то и тогда стоило бы обстоятельно поговорить с Адрианной. Однако теперь на это у них уже не останется времени.

Все утро она читала исправленный вариант сценария фильма «Мангровые заросли» и нашла его удачным. Сценарист согласился со всеми ее замечаниями и пожеланиями и существенно изменил как сюжет, так и характер героев. Особенно выразительными получились у него образы главных персонажей, мужчины и женщины. Оба они вышли серьезными и яркими, поэтому исполнять их было в равной степени престижно. Это облегчало продюсеру и главному режиссеру поиск актеров: ведь все звезды очень капризны и не любят исполнять слабые роли. Пол Бейсли заверил Каролину, что он тоже подумает о возможных кандидатурах, однако выразил настоятельное пожелание услышать фамилии двух главных исполнителей от нее. Так что у Каролины было над чем поломать себе голову, помимо использования вибратора.

Она позвонила сценаристу, поблагодарила его за прекрасную работу и попросила внести в текст еще несколько несущественных изменений за выходные, с тем чтобы утром в понедельник можно было отправить текст в набор. Положив трубку, она посмотрела на часы: было уже четыре, и, следовательно, пора подумать о том, что лучше надеть в театр. Каролина была рада, что текущие дела лишали ее возможности размышлять о случившемся с ней минувшей ночью. Такие события лучше было обсудить с Адрианной, она смогла бы и оценить их по достоинству, и подсказать, какие ей следует сделать из них для себя выводы.

Гардероб, как верно подметила Адрианна, Каролине давно пора было обновить. Костюмы и платья, висевшие в нем, были в основном строгого делового фасона, и в оперу можно было пойти лишь в одном из них – черном бархатном платье, похожем на штору. Оно было приобретено для церемонии вручения ей приза Британской ассоциации театральных актеров, на соискание которого была выдвинута одна из ее картин. Однако приза фильм так и не получил вопреки общим ожиданиям, и с тех пор это платье висело на вешалке в шкафу. Остальную одежду Каролина покупала по случаю, не задумываясь, идет ли она ей или нет. Ей почему-то особенно нравились различные оттенки коричневого и хаки.

Теперь, после встречи с Адрианной, она посмотрела на свою одежду как бы ее глазами. Ей не потребовалось много времени, чтобы убедиться в правоте оценки подруги. В этих бурых и серых хламидах она походила на старуху, в лучшем случае на сугубо деловую даму, которой можно безбоязненно доверить бюджет фильма в миллион фунтов стерлингов. Но никак не на привлекательную молодую женщину.

На покупку нового наряда у нее уже не оставалось времени, поэтому она выложила на кровать свое длинное платье из черного бархата, приняла душ и стала делать макияж, усевшись за туалетным столиком в смежной комнате. Сегодня Каролина решила подчеркнуть голубой цвет своих глаз голубыми тенями, удлинить специальной тушью ресницы и обозначить румянами сексуальные впадины на щеках.

Едва Каролина завершила эту работу, как раздался звонок в дверь. Она выглянула в окно и увидела стоящий напротив ее дома большой черный лимузин «даймлер-принсесс». Часы показывали половину шестого, Адрианна прибыла на полчаса раньше.

Все еще одетая в халат, Каролина побежала открывать входную дверь.

– Привет! – воскликнула она, увидев на пороге подружку.

– Я приехала чуточку пораньше, – сказала Адрианна, чмокнув ее в щеку. В руках она держала три больших пакета с логотипами шикарных магазинов с Бонд-стрит. – Надеюсь, ты не рассердишься на меня за то, что я осмелилась сделать за тебя кое-какие покупки? Боб в этот раз не был слишком требовательным.

– Чудесно выглядишь, – закрыв дверь, заметила Каролина.

– Ты так считаешь? – прощебетала Адрианна и, обернувшись, взглянула на свое отражение в висящем на стене прихожей зеркале. На ней было платье без бретелек канареечного цвета, обтягивающее бюст и подчеркивающее пышность ее бедер. Подол плиссированной юбки едва прикрывал колени. На ногах у Адрианны были тончайшие шелковые чулки телесного цвета и желтые туфли на высоких каблуках. Ее блестящие черные волосы уложены были в изящный пучок.

– А чья это машина стоит у подъезда? – поинтересовалась Каролина. – Между прочим, долго здесь стоять нельзя.

– Это разъездная машина Боба, сам он предпочитает ездить на «роллс-ройсе». Не беспокойся, шофер знает что делает.

– Хочешь чего-нибудь выпить? – спросила Каролина.

– Если только глоток шампанского…

– Я специально положила бутылочку в морозильную камеру, – сказала Каролина. – Пошли на кухню! Там и разопьем.

– А почему бы нам не сделать это в спальне? – с лукавой улыбкой спросила Адрианна.

– Вот уж не думала, что у тебя имеются на меня виды! – пошутила Каролина, откупоривая шампанское.

– У меня для тебя сюрприз! – сказала Адрианна.

– Хорошо, уговорила, пошли в спальню! – согласилась Каролина, поставила два бокала и бутылку на поднос и вышла из кухни, кивком предложив подруге следовать за ней.

– У тебя здесь уютно, – оглядывая спальню, произнесла Адрианна. – И обставлено в характерном для тебя стиле.

– Это в каком же именно? – спросила Каролина, ставя поднос на круглый столик.

– В чисто деловом и никаких излишеств, – ответила Адрианна, ставя пакеты на кровать рядом с черным бархатным платьем.

– Надеюсь, что ты не собираешься идти в театр в этом? – спросила она, делая испуганное лицо.

– Ужасное платье, не правда ли? – со вздохом спросила Каролина.

– Цвет вполне подходящий, учитывая, что ты блондинка, – подсластила пилюлю Адрианна. – Примерь-ка лучше вот это!

Она достала из пакета с эмблемой фирмы «Валентине» завернутое в белую бумагу черное платье, развернула его и приложила к телу подруги.

– По-моему, я не ошиблась в размере.

Каролина скинула халат, не испытывая смущения перед подружкой, в свое время видевшей ее и не в таком виде, и надела платье. Оно было шелковое, простого изящного кроя, с одной бретелькой на правом плече, диагональным вырезом на груди и длинным, плиссированным от колен подолом.

– Красота! – сказала Каролина. – Сколько я тебе за него должна?

– Это подарок! – сказала Адрианна. – Снимай. Я купила тебе кое-что еще. – Она открыла пакет с логотипом «Кортни» и вынула из него черную шелковую кружевную баску «Ла Перла».

– Размер 36-С, верно? – спросила на всякий случай она.

Кружево делало баску почти прозрачной, к нижнему ее краю были пришиты четыре шелковые подтяжки. Ничего подобного Каролина в жизни не надевала и поэтому даже ахнула от восхищения.

– Закрой рот и примерь, – сказала Адрианна. – Мужчины от таких вещей теряют рассудок.

– Это вполне естественно, – согласилась Каролина. – А ты сама-то носишь нечто подобное?

– А как же! Надевай, у нас мало времени! – сказала подруга.

Каролина сняла платье и, надев баску, присела на кровать, чтобы Адрианна застегнула крючки у нее на спине.

– Я купила тебе еще и чулки, – сообщила ей подруга, деловито работая пальцами. – Черные, из тончайшего шелка.

– Я надевала чулки только один раз в жизни, – вздохнув, сказала Каролина. – Белые, на свадебную церемонию моей кузины. Мне тогда было шестнадцать лет, и я исполняла роль подружки невесты. – Она вздохнула, подумав, что время летит чудовищно быстро.

– А я обожаю носить чулочки, – сказала Адрианна. – А колготки ненавижу. Примерь, и ты сама убедишься, что чулки смотрятся куда более сексуально.

В подтверждение своих слов она встала и.подтянула до бедер подол юбки. Каролина увидела, что ее чулки держатся на белых подтяжках, что придавало ногам стройность и привлекательность и подчеркивало кремовый оттенок кожи. От Каролины не укрылось отсутствие на подруге трусиков. На ее лобке чернели густые волосы, похожие на мех диковинной зверушки. Каролина почувствовала, что начинает возбуждаться.

– Что ж, пожалуй, я последую твоему примеру, – сказала она и достала чулки из целлофановой упаковки.

Уже сам процесс их надевания доставил ей неподдельное удовольствие. Обтянутые тонкой прозрачной материей, ноги стали стройнее и привлекательнее. А когда она, не без помощи Адрианны, пристегнула к чулкам подвязки, от восхищения у нее перехватило дух.

– Великолепно! – воскликнула, окинув се придирчивым взглядом, подруга. – Нужно еще слегка подтянуть вот тут, и будет то, что надо. – Она быстро исправила маленький недостаток, поколдовав с металлическими застежками и резиновыми кнопочками, и удовлетворенно промолвила: – Вот теперь ты сама можешь удостовериться, что чулки не идут ни в какое сравнение с колготками. Взгляни на себя в зеркало! Посмотри, какой нежной и белой выглядит кожа на бедрах на фоне темной ткани. – А какими тугими и привлекательными кажутся груди благодаря баске? Так и хочется потрогать соски!

Каролина посмотрела на свое отражение и убедилась, что она смотрится действительно очень сексуально.

– А теперь примерь-ка вот это! – сказала Адрианна, доставая из третьего пакета пару черных замшевых туфель на высоченных каблуках.

Каролина немедленно надела туфли и ощутила легкое головокружение. Каблуки сделали ее выше на несколько сантиметров и сопроводили икрам и ягодицам дополнительную стройность.

Глядя на себя в зеркало, Каролина поняла, почему она чувствует дискомфорт: в этом наряде она походила на дорогую куртизанку, бесстыдную и развратную даму легкого поведения. В таком виде она еще никогда себя не видела. Но странное дело, глядя на свое тело, затянутое в шелк, атлас и кружево, она испытывала необыкновенный восторг. Все эти хитроумные приспособления – подтяжки, корсет, особый бюстгальтер и прозрачные кружева – вселяли в сердце странное волнение и возбуждали вожделение. Они не позволяли ей забыть о своем теле и женственности, постоянно напоминая, что она обаятельная молодая дама, и порождали в голове фривольные фантазии.

Каролине никогда не приходила в голову мысль соблазнить мужчину своей вызывающей одеждой, как это делала Адрианна. Ей казалось, что мужчина должен возбуждаться в положенное для этого время, когда она разденется. Поэтому для нее стало потрясением осознание того факта, что одной наготы мало, нужно уметь раззадорить партнера задолго до соития. Более того, оказалось, что эффектное нижнее белье влияет на ее настроение, может придавать ей уверенности в себе и возбуждать ее в не меньшей мере, чем мужчину.

– А трусики ты купила? – спросила она. – Или они мне не потребуются?

Порывшись в пакете, Адрианна извлекла из него пару черных кружевных трусиков, чудесно сочетающихся с баской, и протянула их ей.

Каролина натянула их на бедра и невольно улыбнулась, почувствовав, как плотно облегает ткань ее половые губы. По телу пробежал легкий озноб, напомнив ей о минувшей ночи.

– А ты вообще не носишь трусов? – спросила она у подруги, втайне надеясь, что та не заметила мурашек на ее коже.

– Редко. Бобу больше по душе, чтобы я обходилась без них. Не стану же я с ним спорить из-за пустяка? – ответила Адрианна и расхохоталась.

Каролина разлила шампанское по бокалам и произнесла тост:

– За мой новый сексуальный облик! Я чувствую себя преображенной.

– Ты смотришься великолепно! Я впервые вижу тебя такой притягательной, – сказала Адрианна.

– Это твоя заслуга, – глядя в зеркало, сказала Каролина. – Может быть, все-таки возьмешь деньги?

– Я же сказала, что это подарок!

– Хорошо бы нам больше никогда не разлучаться! – сказала Каролина.

– Я поддерживаю такое пожелание, – сказала подруга. – Послушай, а ведь я ни разу еще не бывала на телевидении. Ты не могла бы показать мне студию? Мне хочется посмотреть, как делаются популярные сериалы.

– Это можно устроить, – ответила Каролина. – Но только при условии, что ты наденешь по такому случаю трусы.

Они улыбнулись, чокнулись и выпили.

– Нужно поторапливаться, – посмотрев на часы, озабоченно сказала Адрианна. – Кажется, мы заболтались.

Каролина поставила на столик бокал и, надев черное платье, позволила Адрианне застегнуть молнию у нее на спине. Потом она слегка подправила макияж и прическу, посмотрела на себя в зеркало и самодовольно улыбнулась. За всю свою жизнь она не выглядела так великолепно, как сейчас. И, что самое поразительное, новый облик изменил ее ощущения.

Она решила взять с собой маленькую серебряную сумочку, прекрасно гармонирующую с ее нарядом. Убрав початую бутылку в холодильник, Каролина включила охранную сигнализацию и, пропустив вперед подругу, вышла из дома и заперла дверь. Заметив их, шофер лимузина выскочил из машины, и, обежав ее, услужливо распахнул заднюю дверцу.

Подруги забрались в просторный салон и вальяжно расположились на кожаном сиденье.

Стеклянная перегородка, разделяющая салон на две половины, была опущена, поэтому разговаривать с Адрианной о вибраторе Каролина постеснялась. Тем не менее прекрасное настроение, в котором она пребывала, ее не покинуло, и она непринужденно спросила:

– А что собой представляет мужчина, с которым ты собираешься меня познакомить?

Этот вопрос возник у нее не столько из любопытства, сколько под воздействием баски и тесных трусиков, сдавливавших ее чувствительные местечки.

– Он деловой партнер Боба, американец, – ответила Адрианна.

– Ты его уже видела?

– Нет. Но Боб говорит, что он очень милый человек.

– А вдруг он похож на обезьяну?

– Наберись терпения, милочка! Ждать осталось уже недолго.

Автомобиль плавно обогнул Пиккадилли и ровно в семь пятнадцать подкатил к оперному театру. Припарковав машину, шофер распахнул дверцу отделения для пассажиров, и Каролина увидела направляющегося к ним от дверей театра высокого седоволосого элегантного джентльмена, одетого в смокинг и черный галстук-бабочку и белый жилет. Его зеленые глаза излучали теплоту, улыбка на губах придавала лицу мягкости и обаятельности. Именно такими были герои старых английских боевиков.

– Ты, как всегда, пунктуальна, дорогая! – произнес он, целуя Адрианну в щеку.

– Позволь мне представить тебе мою подругу Каролину Бек! – сказала Адрианна.

– Искренне рад нашему знакомству, – сказал Боб и галантно поцеловал ей руку. – Адрианна рассказывала мне о вас, – добавил он, глядя ей в глаза. – Но она умолчала о том, что вы такая красивая!

– Она боится, что я отобью вас у нее, – пошутила Каролина, и Боб как-то странно посмотрел на нее – так, как будто бы он раздевал ее своим масленым взглядом до трусов. Разумеется, Каролина и раньше ловила на себе заинтересованные взгляды мужчин, но с таким вожделением на нее еще никто не пялился. Ей даже почудилось, что он знает, что именно на ней надето, и пытается представить, как она выглядит в сексуальном белье.

– Я хочу познакомить вас со своим другом Элом, – сказал Боб, держа ее за руку. – Он ждет нас.

Они вошли в фойе и увидели высокого могучего здоровяка с загорелым обветренным лицом. Его крупный нос и выступающий подбородок вполне соответствовали его массивной фигуре, маленькие, глубоко посаженные голубые глаза светились приветливостью и живым интересом, а коротко подстриженные жесткие светлые волосы придавали его облику бодрости и молодого задора. На нем был смокинг, красный галстук-бабочка и камербанд.

– Каролина Бек, Адрианна Роде, а это Эл Прентисс.

– Для меня большая честь познакомиться с вами, милые дамы, – с сильным техасским акцентом пробасил американец, обнажив в улыбке ровные белые зубы.

Он пожал Каролине руку и предложил пройти в зал. Шампанское и легкую закуску в перерывах им подавали прямо в ложу, и к концу спектакля от музыки и алкоголя у Каролины закружилась голова, а тело наполнилось легкостью и странными ощущениями, то ли от флюидов, исходивших от Эла, то ли от слишком тесного белья. К тому моменту, когда героиня бросилась с крепостной стены, Каролина уже совершенно ничего не понимала, что случилось с ней уже во второй раз за два последних дня.

Боб заказал столик в ресторане отеля «Савой». Лимузин домчал их туда за несколько минут. Любуясь видом ночной Темзы, Каролина подумала, что кровь в ее жилах, вероятно, сейчас кипит и пенится не менее бурно, чем стремительный водный поток, искрящийся в отблесках фонарей на набережной.

– Итак, вы работаете на телевидении, – промолвил Эл, когда они сделали официанту заказ.

Каролине показалось, что в его голосе прозвучали нотки сомнения, но она притворилась, что не заметила их, и ответила:

– Да, именно так. А чем занимаетесь вы?

– Разумеется, торгую нефтью! В Техасе все торгуют либо нефтью, либо скотом. Впрочем, особой разницы между ними нет, как говорят у нас некоторые остряки.

Он хохотнул, довольный своей остротой.

– Вам нравится Лондон?

– Я его обожаю, мадам! Особенно в такие вечера, как этот. У нас в Хьюстоне плоховато с культурой. Денег много, но культуры нет. Мне вообще нравится Европа. Я люблю вкусно поесть, выпить хорошего вина, послушать музыку, потанцевать с милой дамой. – Он многозначительно посмотрел на Каролину.

Этот грубоватый на вид американец все больше импонировал ей. Она чувствовала, что он совсем не прост, этот суровый техасец с обветренным лицом и подкупающей улыбкой. И она непроизвольно ерзала на стуле и сжимала ноги, живо представляя себя в его медвежьих объятиях. Ей было страшно даже подумать, что с ней случится, если он навалится на нее всей своей тушей и начнет целовать в губы, ощупывая ее тело своими огромными сильными лапами с толстыми пальцами. Пожалуй, она еще никогда не сидела рядом с таким крупным мужчиной, и никогда в ее голове не возникали подобные мысли.

А мысли, рождавшиеся в ее голове во время ужина в ресторане с окнами, смотрящими на Темзу, вызывали в ее теле все новые и новые невероятные ощущения. Скованная баской и чулками на подтяжках, она то и дело изменяла позу, пытаясь унять нарастающее беспокойство. Каждое движение, будь то поворот корпуса или наклон вперед, каждое новое соприкосновение коленей и ляжек вынуждали ее поеживаться или судорожно вздыхать, поскольку по всему телу пробегал электрический ток. И его генератором была ее вышедшая из-под контроля пушистая киска. Ей было уже тесно в ажурных трусиках, впившихся в срамные губы и сдавливавших клитор. При каждом взгляде на Эла Каролина ощущала себя бесстыдной развратницей, не постеснявшейся явиться в театр и в ресторан в наряде, характерном для девиц легкого поведения. Трусики вскоре промокли насквозь, и соки потекли по ее промежности и бедрам.

Они ели копченую семгу и жареную дуврскую камбалу, пили дорогое вино «Шабли». Время от времени Каролина отвлекалась от мыслей об Эле и попыток обуздать свое вышедшее из-под контроля тело, рассеянно оглядывалась по сторонам и ловила на себе пристальный взгляд Боба Эверетта.

Он тоже был обаятельным и симпатичным мужчиной, но отличался от техасца Эла особой самоуверенностью и властностью, которые свойственны только очень богатым и благополучным людям, не сомневающимся ни на секунду в своем всемогуществе и принадлежности к высшей касте. Такому человеку трудно в чем-либо отказать.

Адрианна держалась так, словно бы не замечала его интереса к Каролине, и всем своим видом демонстрировала, что она совершенно счастлива, что находится в его обществе. Время от времени она пожимала его руку и улыбалась, с нежностью заглядывая ему в глаза. Но Каролина, не раз бывавшая вместе с ней в компании других мужчин, знала, что по ее внешности нельзя судить о том, что она в действительности думает о них. Случалось, что за маской искреннего обожания скрывались корыстные намерения и с трудом сдерживаемая неприязнь. Очевидно, это умение перевоплощаться и помогало ей всегда добиваться своей цели. Поняв уже в студенческие годы, какую важную роль играют в жизни деньги, Адрианна успешно развивала свои актерские способности на протяжении всего курса обучения в университете и продолжала оттачивать свое мастерство в дальнейшем. Недостатка в богатых поклонниках она никогда не испытывала.

Вот и теперь она делала то, что делала всегда, – обеспечивала себе безбедное существование и приятное времяпрепровождение своими женскими чарами и прелестями.

За ужином Каролина пила воду и белое вино, и пары шампанского успели выветриться у нее из головы. Поэтому когда официант подкатил к их столику тележку с разнообразным десертом: пирожными, конфетами, фруктами и восточными сладостями, – она согласилась отведать изысканного золотистого хереса. Потом они пили из хрупких белых фарфоровых чашечек ароматный кофе, черный, как успокоившиеся воды ночной Темзы за окнами, в которых отражался мост Ватерлоо. Наконец Боб сказал:

– Пожалуй, коньяку мы выпьем дома. Не правда ли, крошка? – Он вопросительно посмотрел на Адрианну, потом – на Каролину и спросил: – Или поедем в клуб?

– Только не сегодня, – сказала Адрианна, поглаживая под столом его колено. Она что-то прошептала ему на ухо, и он улыбнулся.

– Пожалуй, я тоже предпочла бы поехать домой, – машинально брякнула Каролина и в следующий миг сообразила, что вот этого-то ей совершенно не хочется.

– А почему бы тебе не составить нам компанию? – спросила Адрианна и, подмигнув ей, добавила: – Уверена, что скучать мы не будем.

– Верно, – сказал Боб. – Ведь еще не поздно, ночь только начинается! Мой шофер в любой момент отвезет вас домой.

Он сделал знак официанту подать ему счет.

Водитель уже подогнал лимузин ко входу и открыл задние двери при их появлении, словно бы чутьем угадав нужный момент. Эл взял Каролину под руку и помог ей усесться поудобнее.

– Чудесный вечер! – сказал он Бобу, когда автомобиль тронулся с места и плавно поехал в направлении Стрэнда. – Люблю шикарные рестораны. Только в Англии умеют обслуживать по высшему классу.

– Любопытно, как вы познакомились? – спросила Каролина.

– Эл поставляет нефтепродукты моей компании, – ответил Боб. Он сидел на откидном месте напротив нее и продолжал сверлить ее взглядом. – Нам требуется много смазочных средств.

– Я тоже обожаю смазку, – сказала Адрианна.

– Не забывайся, крошка! – шутливо сделал ей замечание Боб.

– А что мне будет, если я не стану вести себя прилично?

– Мне придется перекинуть тебя через колено и отшлепать по попке! – ответил Боб, грозя ей пальцем.

– Не мог бы ты посадить меня на что-нибудь еще? – спросила Адрианна, запуская руку ему в ширинку.

В другое время от таких скабрезных шуток Каролина пришла бы в ужас. Но сегодня на щеках у нее расцвел румянец. К счастью, в машине было темно, и никто этого не заметил.

Глава 3

«Даймлер» плавно подкатил к парадному крыльцу жилища Адрианны. Она отперла дверь, отключила сирену и пригласила гостей в дом. Каролина успела, однако, заметить, что шофер надвинул фуражку на глаза и задремал, очевидно, по опыту зная, что ждать ему придется долго.

Хозяйка предложила всем расположиться в гостиной на втором этаже. Одна ее стена была завешена огромным полотном Родченко, выдержанным в сине-зеленых тонах, у другой стояли буфет, холодильник и мини-бар, заполненный разнообразными бутылками. Адрианна достала из холодильника бутылочку своего любимого шампанского марки «Круг» и взяла с полки буфета четыре хрустальных бокала.

Посередине гостиной стояли два больших низких синих дивана, а между ними – кофейный столик. Его прозрачная столешница была сделана из толстого стекла, массивные ножки собраны из стеклянных кубиков. Адрианна поставила на эту конструкцию бутылку и бокалы, наклонилась к Каролине и шепнула ей на ухо:

– Если захочешь остаться, можешь взять все, что тебе потребуется, в ночном столике в комнате на первом этаже.

– О чем ты говоришь? – удивленно спросила Каролина.

– Тихо! – Адрианна приложила палец к ее губам и хихикнула. – Открой бутылку, мой сладкий! – сказала она, обернувшись, Бобу.

Боб откупорил шампанское и разлил его по бокалам. Адрианна уселась на диване рядом с ним. Каролина заняла место напротив подруги, Эл протянул ей бокал и сказал:

– За здоровье прекрасных дам!

Все выпили до дна, Эл не преминул похвалить шампанское:

– Чудесный напиток! У вас отменный вкус, Адрианна!

– Надеюсь, что это действительно так, – сказала хозяйка дома и, повернувшись спиной к Бобу, промурлыкала: – Расстегни молнию, дорогой!

Без лишних вопросов он выполнил ее просьбу.

Каролина поежилась, услышав характерный легкий треск.

Адрианна вскочила на ноги, платье упало на ковер, и все увидели, что под ним на ней надета баска без бретелек из переливающегося белого атласа. Натянутые подтяжки удерживали на ее ножках белые чулочки, а набухшие груди стремились вылезти из бюстгальтера наружу. Мохнатый комочек черных волос на лобке был аккуратно обрамлен белыми подтяжками, нижним краем баски и толстой окантовкой чулок.

Эл вытаращил глаза и раскрыл от изумления рот.

Каролина тоже уставилась на подружку.

– Красавица, не правда ли, друзья? – воскликнул Боб, наблюдая реакцию Эла и Каролины.

– Несомненно, – подтвердил Эл, сглотнув ком.

Адрианна повертела бедрами и сказала Каролине:

– Он обожает наблюдать,, как реагируют гости на такой сюрприз. Да и сам ловит от этого кайф.

Глаза Боба действительно заблестели, а ноздри стали чувственно трепетать. Ширинка его заметно оттопырилась. Он взял Адрианну за руку и, усадив ее на диван, стал целовать ее в губы и тискать рукой ей грудь. Адрианна повалилась на спину и обхватила его плечи руками. Ее ноги раздвинулись, ярко-красные половые губы отчетливо обозначились между ляжками. Боб умудрился оттянуть бюстгальтер и обнажить грудь. Окинув сосок полубезумным взглядом, он наклонился и начал его жадно сосать.

Эл внимательно наблюдал эту любопытную сцену.

Боб вошел во вкус и начал почавкивать от захлестывающего его восторга. Наконец он упал на колени, раздвинул бедра Адрианны и впился в преддверие влагалища ртом.

Она издала тихий стон.

– А вы не хотите последовать их примеру, дорогая? – шепотом осведомился у Каролины Эл.

Каролина настолько оторопела, что проглотила язык. Ей никогда еще не доводилось созерцать такой разврат, если, конечно, не считать порнофильмов, которые втайне просматривали ее коллеги на рождественских вечеринках. Охваченная жутким волнением, она тем не менее намеревалась ответить Элу решительным отказом. Но он не дал ей такой возможности: обняв ее одной рукой за талию, он рывком поднял ее на ноги и сказал:

– Вы знаете, где комната для гостей? Давайте уединимся в ней.

Каролина похолодела и оцепенела. Наступил момент истины: ей требовалось сказать либо «да», либо «нет». Терять время на разговоры техасец явно не привык, у них в штате было, несомненно, принято брать быка за рога. Такой прямолинейный подход к интимному вопросу был ей внове, все предыдущие ее кавалеры предпочитали напускать словесного тумана и долго ходить вокруг да около, прежде чем затащить ее в кровать.

– О черт! – воскликнула с придыханием Адрианна и ловко закинула ноги Бобу на плечи, видимо, собираясь пришпоривать его каблуками туфель. Язык Боба замелькал возле ее набухшего клитора. От одного лишь вида этого действа у Каролины засвербило в промежности.

– Пошли! – сказала она и, взяв Эла за руку, потащила его к винтовой лестнице.

Войдя в комнату, она включила ночной свет и огляделась.

Спальня для гостей была отделана в бордовых тонах, и только шторы и покрывало были фиолетовыми. Напротив двуспальной кровати стоял обитый темно-серой кожей шезлонг, по обе стороны от нее имелись ночные столики из графита. На развешанных по стенам литографиях были запечатлены совокупляющиеся в различных позах парочки, очевидно, это были иллюстрации к трактату «Камасутра».

Эл подкрался к Каролине сзади и, схватив ее руками за груди, впился ртом в ее шею.

– Весь вечер я ждал этого момента! – хрипло произнес при этом он, обдавая ее кожу своим жарким дыханием.

Кровь вскипела в жилах Каролины. Но в ее воспаленном мозгу все-таки промелькнул вопрос: а не устроили ли Боб и Адрианна эту сцену нарочно, надеясь, что они с Элом последуют их примеру и начнут заниматься сексом прямо на полу гостиной? Из первого вопроса логически возник другой: а не выделывала ли подобные фокусы Адрианна для Боба и раньше, зная, как ему нравится наблюдать реакцию ошеломленных гостей? И если еще два дня назад подобное бесстыдство привело бы Каролину в ярость, то сейчас она даже пожалела, что не осталась в гостиной.

– Ты просто прелесть! – сказал Эл и, развернув ее лицом к себе, обнял и поцеловал в губы.

Оказалось, что он вовсе не жирный, а мускулистый. Каролина запрокинула голову и разомлела в его объятиях.

Нечто твердое уперлось вниз ее живота. В глазах у нее помутилось, и она, отстранившись, безапелляционным тоном продюсера, привыкшего давать руководящие указания техническому персоналу и режиссерам, произнесла:

– Сядь на кровать!

Эл послушно попятился и сел.

Каролина повернулась к нему спиной и, присев, велела расстегнуть молнию на платье. Когда он выполнил ее просьбу, она повернулась к нему лицом и, сбросив на пол платье, предстала перед ним во всей своей бесстыдной наготе.

– Черт бы меня подрал, крошка! – воскликнул он, рыская по ее телу жадным взглядом. – Я такого еще никогда не видел.

Каролина заметила, что у него началась эрекция, и почувствовала, как затрепетало в груди ее сердце, а в клиторе возникла пульсация. Соски ее грудей превратились в тугие бутоны. Впервые в жизни она стояла перед мужчиной в таком виде и вела себя столь развратно. Прежде ей казалось, что мужчин следует покорять своим духовным содержанием, а не внешним видом. Поэтому-то она и покупала неброские платья. Это была ошибка. Она лишала себя удовольствия созерцать восторг партнера. Его восхищение ее красотой. Элу было безразлично, какие заумные книги она прочитала и фильмы каких выдающихся режиссеров предпочитает. Его интересовали только ее длинные ноги в черных чулках и то, что находилось между ними.

– Какая прелесть! – наконец произнес он, сглотнув слюну.

– Хочешь попробовать эту прелесть на вкус? – спросила Каролина, сама не понимая, какой сегодня ее попутал бес.

Не дожидаясь ответа, она подошла к Элу вплотную и раздвинула ноги. Эл покорно ждал ее дальнейших действий. Каролина села к нему на колени и выпятила груди. Он стал целовать их и сосать соски, что доставляло ей колоссальное удовольствие.

Она повалила его спиной на кровать и, встав над ним на колени, подползла к его подбородку. Эл покосился на лобок, прикрытый кружевными трусиками, и она опустилась промежностью на его рот. Влажная кружевная ткань лишь создавала иллюзию защищенности ее сокровенного места. Эл сжал руками ее бедра и, лизнув половые губы, принялся дразнить кончиком языка клитор.

Издав натуженный стон, Каролина судорожно вздохнула и замотала головой. Весь клитор охватило огнем, язык Эла облизывал его со скоростью секундной стрелки часов.

– Молодец, вот так и продолжай, – похвалила она его и окинула взглядом сначала его огромную тушу, а потом – свое тело, затянутое в баску и черные кружева. Бюст выпирал из бюстгальтера, черное кружево обтягивало талию, плотные аппетитные бедра, обхваченные черными чулками на подтяжках, напряглись, а промежность окончательно расплавилась.

Каролина вошла в экстаз, возбужденная не столько ловкой работой языка Эла, сколько ощущением своей власти над этим большим американцем. Это был подлинный прорыв в ее сексуальном самосознании, реальный успех в интимной жизни. Фаллоимитатор и нижнее белье, подаренные ей Адрианной, разбудили в ней распутницу, выпустили дремавшего в пей джинна бесстыдства наружу. Теперь, став потаскухой, она могла вести себя соответствующим образом, а именно – использовать облизывающего ее клитор богатого техасца в своих корыстных интересах. Но для первого раза она решила ограничиться помыканием им в кровати.

– А ты, оказывается, умелец! – похвалила его Каролина, когда он совершил очередной неожиданный фортель языком в ее промежности.

Вдохновленный ее похвалой, Эл принялся лизать ее еще проворнее. Волны удовольствия разбежались по ее телу, вызывая еще незнакомый ей вид оргазма. Чутье подсказывало Каролине, что он сотрясет ее до ноготков на ногах. До этого момента она все еще оставалась под впечатлением от экстаза, обретенного с помощью вибратора. Но теперь она поняла, что недооценивала возможности мужчин.

– Только не прекращай! – хрипло вскрикнула она, энергично двигая тазом. Ей казалось, что ее сокровищница удовольствий волшебным образом втягивает в себя язык Эла. Экстаз достиг своего пика, ей показалось, что она вот-вот взорвется от распирающих ее эмоций. Каролина сладострастно охнула и, пронзенная невидимой молнией, затряслась в исступлении. Ей даже показалось, что баска треснула на ней под напором освободившейся энергии, а сама она стремительно вознеслась на седьмое небо. Она отказывалась верить, что наконец-то получила такое колоссальное удовольствие, и мотала из стороны в сторону головой, упершись руками в плечи Эла.

Он сообразил, что с ней происходит, и перевел дух. Лицо его блестело, перепачканное соками лона и слюной, на лбу сверкали бисерины пота, глаза светились радостью и вожделением. Каролина блаженно вздохнула, закрыла глаза и опустилась сочащимся соком сладким местом на его физиономию, ничуть не заботясь о том, чтобы он не задохнулся. Эл засопел и принялся с аппетитом выгрызать медовую сердцевину ее диковинного плода.

– Я вижу, что ты сладкоежка, – шутливо заметила Каролина и слезла с него. – И давно ты пристрастился к таким блюдам? Признавайся, шалунишка!

Люблю сладкое, каюсь, – ответил Эл, сверкая глазами. – Но ничего вкуснее, чем ваш клубничный пудинг со сливками, мадам, я еще никогда не ел. – Он облизнулся и обтер рот тыльной стороной ладони. – Здесь становится жарковато, я, пожалуй, тоже разденусь, – добавил он и, вскочив на ноги, стал снимать галстук и рубашку. Грудь у него была мускулистой и поросшей курчавыми волосами, на руках бугрились бицепсы, талия была плотной, с хорошо очерченными мышцами. Он стянул носки и туфли, размотал широкий красный пояс и начал расстегивать молнию на брюках. Каролина проворно спрыгнула с кровати и, встав на колени, сказала, схватив его за промежность рукой:

– Не слишком ли ты торопишься?

– Я ваш раб, моя госпожа! – с улыбкой произнес он.

Каролина нащупала язычок молнии на взбугрившейся ширинке и потянула за него. Из прорехи наружу вылезли белые спортивные трусы в черный горох. Она спустила брюки до колен и резко сдернула трусы с талии Эла. Выскочивший из них дракончик закачал головкой в воздухе. Столь толстого и длинного пениса Каролина еще никогда не сжимала в руке. Он был обрезан, а кожа его оказалась на удивление гладкой и розовой. Лобок был покрыт шапкой светлых волос, между ногами болталась тяжелая мошонка.

Каролина ощутила прилив вожделения, по коже ее побежали мурашки. Ей было приятно чувствовать, что ствол пениса тверд как камень. Но в отличие от вибратора он был живой и слегка подрагивал. Она сомкнула вокруг лиловой головки свои ярко-красные пухлые губы и стала изо всех сил ее сосать, впившись ноготками в его напрягшиеся мясистые ягодицы и шумно втягивая носом воздух. Член проник ей глубоко в горло и растянул ее рот до ушей, мошонка шлепнулась о подбородок. Эл застонал.

Каролина сильнее сжала пенис в руке и принялась резче кивать, ощущая во рту солоноватый привкус его естественных выделений. Она попыталась было начать облизывать пенис языком с разных сторон, однако этот номер, не раз опробованный ею с другими мужчинами, с Элом не прошел: для маневров языка во рту не оказалось свободного пространства. Так что ей не оставалось ничего другого, кроме как изо всех сил сосать это чудо природы, сжимая его рукой у основания.

Ее белокурые локоны мотались в такт кивкам, черные кружева и чулки с каждой минутой все плотнее сдавливали ее распираемое похотью кремовое тело. Еще никогда она не ощущала такого наслаждения от орального секса.

– Довольно, сладкая моя! – внезапно завопил Эл, схватив ее за голову. – Я не хочу кончать тебе в рот.

– Я тебя разочаровала? – отстранившись, спросила она.

– Нет, моя сладкая, но мне бы хотелось кончить иначе…

Он рывком приподнял ее, затем подхватил одной рукой под коленками, а другой обнял за плечи. Все это он проделал без каких-либо видимых усилий, словно бы она была маленькая девочка. Потом он склонил голову и поцеловал ее в губы, просунув язык ей в рот.

Эл целовал ее долго и страстно, и от наслаждения Каролина почувствовала легкое головокружение. Наконец он положил ее на кровать и, встав на колени, вкрадчивым голосом спросил:

– Ты сделаешь мне маленькое одолжение?

– Я готова на все, – ответила Каролина. – Проси все, что хочешь!

– Мне хочется посмотреть, как ты себя ласкаешь, – сказал Эл и сжал член в кулаке.

Оригинальное пожелание, – пробормотала Каролина, удивленная таким поворотом событий. В общем-то она ничего не имела против его просьбы, но опасалась, что не сумеет доставить ему удовольствие своими неуклюжими действиями. А ей очень хотелось, чтобы они оба остались довольны этой встречей. В мастурбации же она не слишком преуспела, да и вибратора у нее под рукой не было.

И тут ей вспомнились многозначительные слова Адрианны о том, что все необходимое она найдет в ящике столика возле кровати. Каролина наклонилась, дотянулась рукой до ближайшего к ней столика и, выдвинув ящик, разочарованно вздохнула: ящик был пуст. Тогда она заглянула в другой и, к своей радости, обнаружила в нем не только три различных фаллоимитатора, но и специальный крем, блестящие наручники, две шелковые маски для сна и два кожаных ремешка. Помимо этого, в наборе сексуальных игрушек имелся хлыст, а также длинная струна с нанизанными на нее шариками.

Каролина остановила свой выбор на фаллоимитаторе телесного цвета, подобном тому, которым она пользовалась прошлой ночью, и, сжав его в руке, легла на спину.

Эл посмотрел на игрушку в ее руке и спросил:

– И часто ты пользуешься этой штуковиной?

– Регулярно! – даже не моргнув, соврала Каролина.

Член дернулся у Эла в кулаке.

Не теряя времени, она стянула трусики и раздвинула ноги.

Эл впился жадным взглядом в ее раскрывшиеся, словно лепестки красной розы, половые губы и облизнулся. Было заметно, что созерцание этой части женского тела доставляет ему неописуемое удовольствие. Каролине тоже было приятно, что ему нравится смотреть на ее женские прелести. Она ловко вставила головку фаллоимитатора во влагалище и почувствовала, как затрепетал клитор и сжались стенки лона. Она сладострастно охнула, закрыла глаза и принялась водить вибратором по наружным половым губам и щели между ними, действуя осторожно и медленно, чтобы не кончить раньше времени. Волны божественного наслаждения прокатились по ее телу, предупреждая о надвигающемся шквале оргазма. От каждого прикосновения к своим наиболее чувствительным точкам Каролина охала и стонала. Наблюдавший за ней техасец шумно сопел, не сводя взгляда с ее руки, сжимающей пластиковый пенис, и опушенной светлыми волосиками расселины с розоватой сердцевиной.

Каролина открыла глаза и взглянула на Эла. От перевозбуждения он подполз на четвереньках к ней поближе и нацелился единственным глазом головки своего члена на ее промежность. Прозрачная слеза скатывалась по блестящей сизой поверхности головки, быстро изменявшей окраску на багровую.

– Тебе хотелось увидеть именно это? – спросила Каролина.

– Все просто замечательно, крошка! Ты превзошла все самые смелые мои ожидания. Продолжай в том же духе! – хрипло ответил Эл.

Каролина не стала уточнять, что именно он имеет в виду, а просто пошире раздвинула ноги, решив смело броситься головой в омут необычных ощущений. Первая реакция ее тела на вибратор уже принесла ей массу новых удовольствий, однако Каролина все еще не была уверена, что в присутствии мужчины ей удастся достичь столь же мощного оргазма, как в одиночку.

Она решила подстраховаться и сразу же включила прибор. Он тихо загудел, Каролина ввела его во влагалище и непроизвольно застонала, пронизанная вибрацией. Из лона брызнули соки, вибратор без труда вошел в него целиком, раздвинув головкой нежные стенки, и уперся в шейку матки. В следующее мгновение промежность Каролины сковал спазм. Она ахнула. Эл дотянулся дрожащей рукой до ее груди и сжал ее, бормоча:

– Какие у тебя чудесные сиськи, крошка!

Вторая его рука, – сжимавшая пенис, ритмично ходила вверх и вниз. Головка стала багровой, раздувшись до пугающих размеров. Эл стал дергать ее за сосок, и это переполнило чашу ее терпения. Утратив контроль над собой, Каролина еще глубже вогнала в лоно искусственный пенис и запрыгала на кровати, хрипло и пронзительно взвизгивая, охая и ахая. Такого оргазма она не ожидала.

Эл вытянул фаллоимитатор из влагалища, отшвырнул его в угол спальни и с поразительной легкостью прыгнул на Каролину, все еще дергающуюся в судорогах. Колоссальный пенис американца ворвался в ее беснующееся влагалище столь стремительно, что у Каролины глаза вылезли из орбит. Ничего подобного она еще никогда не испытывала. Лоно не только оказалось полностью заполненным, но и затрещало по швам. Там, где лишь недавно вибрировал фаллоимитатор, теперь содрогалась головка члена Эла. Казалось, она вот-вот сокрушит все естественные преграды на своем пути по темному горячему тоннелю и пробьет Каролину насквозь. Соки лились из ее влагалища ручьями. Следом за пенисом в лоно устремилась и его объемистая мошонка. Каролина шумно дышала, впившись ногтями в зад техасца, и с наслаждением кончала раз за разом.

Пенис Эла оказался больше и тверже фаллоимитатора! Вдобавок он был дьявольски горячим и на удивление трудолюбивым. Дрожа от восторга, член долбил ее изнутри с такой силой, что у нее искры сыпались из глаз. Ей не требовалось прилагать никаких усилий, чтобы испытать неземное наслаждение. Так вот он, оказывается, какой, волшебный принц ее девичьих грез! Это открытие стало для нее настоящим откровением. Этот кудесник сумел окончательно пробудить ее от тягостной летаргии и продолжал творить с ней все новые и новые чудеса. Он проникал в такие сокровенные глубины, о которых она и не подозревала.

То взмывая на пик оргазма, то стремительно падая с головокружительной высоты, Каролина открывала для себя все новые и новые грани сексуального наслаждения. Слегка опомнившись от первых потрясений, она стала мысленно отмечать, какие обстоятельства сопутствуют очередному оргазму. Вот Эл боднул ее своим причиндалом так, что она ударилась головой о спинку в изголовье кровати и тотчас же кончила. Потом он вытянул из нее пенис почти целиком, заставив ее замереть от ужаса, и опять вогнал его по самую мошонку, чуть было не вывернув ее клитор с корнем. И снова она застонала от божественного блаженства. Эл тарабанил ее все быстрее, все сильнее. Теперь Каролина постоянно билась головой в спинку кровати, между ее темечком и клитором образовалась электрическая дуга. Но это не испугало Каролину, она хотела только одного – чтобы так продолжалось бесконечно. С истошным криком она изогнулась на кровати и, впившись ногтями в ягодицы Эла, стала яростно работать торсом. Их лобки, соприкасаясь, затрещали. Результатом стал ее очередной бурный оргазм.

Когда Каролина перестала вообще что-либо ощущать, Эл вдруг проворно соскочил с нес и начал медленно, неторопливо онанировать, оскалив жемчужно-белые зубы в безмятежной американской улыбке. Его мокрая от соков рука плавно ходила туда-сюда, сжимая пенис, как древко флага. Багровая головка задрожала и внезапно выплюнула на груди Каролины струю белой спермы, поразительно едкой и горячей.

И Каролина вдруг подумала, что было бы неплохо, если бы семя Эла прожгло ее кожу и на месте ожога остался бы памятный рубец, дотрагиваясь до которого она всегда вспоминала бы эту необыкновенную ночь.

Глава 4

Они покончили с главным блюдом, отказались от десерта и заказали кофе – Эндрю Маккаллоу предпочел эспрессо без кофеина, Каролина же – каппуччино.

Зал клубного ресторана, в котором они сидели, был излюбленным местом встреч ответственных сотрудников телевидения, а потому всегда декорирован свежесрезанными цветами. Высокие цены на блюда ограничивали круг его завсегдатаев, так что здесь всегда было тихо и малолюдно, можно было спокойно обсудить деловые проблемы, наслаждаясь отменной кухней и видом на Холланд-Парк-авеню.

– Загвоздка в том, милая Каролина, что я не представляю себя в такой роли, – произнес Эндрю, пока они ждали, когда официант выполнит заказ. – Не думаю, что она улучшит мой имидж в глазах зрителей.

Эндрю Маккаллоу был невысокого роста, но его широкие плечи и могучая грудь создавали на экране иллюзию богатырского телосложения. У него было приятное лицо, что обеспечивало ему горячие симпатии английской женской телевизионной аудитории. Особенно выразительными и запоминающимися были его карие глаза и чувственные губы. Он снискал себе репутацию атлета, ведущего здоровый образ жизни, но при ближайшем рассмотрении было заметно, что он начал сдавать. Вокруг глаз появилась нездоровая припухлость, обозначился второй подбородок, появился животик. Его занятия спортом ограничивались демонстративными разминками на публике для сохранения ореола сексуального гиганта, служившего залогом его популярности у дам.

Каролина знала Эндрю уже несколько лет и не питала к нему особой симпатии. В свое время он использовал ее, тогда еще работавшую на Би-би-си в должности администратора студии, как посредника в своих конфликтах с режиссером. Она изрядно потрепала себе нервы, выслушивая их взаимные претензии, и до сих пор не могла ему это простить.

Однако Эндрю Маккаллоу оставался одной из трех мегазвезд среди британских телевизионных актеров, и с этим ей приходилось считаться. Без него «Мангровые заросли» не принесли бы предполагаемого дохода. Двое других наиболее популярных актеров уже отклонили ее предложение, и теперь Эндрю тоже изображал обуреваемого сомнениями Гамлета. Среди актеров первой величины укоренилось порочное поверье, что их герои всегда должны– в финале побеждать, либо на худой конец участвовать в трагической развязке. Однако и содержание книги, и написанный по ней сценарий предусматривали для мужчины лишь второстепенную роль в разрешении основной интриги сюжета. Лавры победительницы доставались героине, поскольку в конечном счете права оказывалась она, что усугубляло позор и горечь поражения, остававшиеся проигравшему. Такой расклад не устраивал капризных кинозвезд-мужчин.

Каролина понимала, что бесполезно убеждать актера в том, что все это вымысел и публика не станет отождествлять исполнителя с персонажем, которого он изображает. Актеры по опыту знали, что зрители в большинстве своем обычно отождествляют их с героями фильмов, а потому под любым предлогом избегали невыгодных ролей. В данной ситуации положение отягощалось тем обстоятельством, что герой оказывался побежденным женщиной. Исполнительница же главной роли отказывалась принимать на себя финансовый риск. Спонсоры, в свою очередь, настаивали на гарантии в виде актера – звезды первой величины. Во всяком случае, именно так сказал Каролине во время их беседы Пол Бейсли.

– Вот если бы в сценарий внесли некоторые малозначительные изменения, – выдержав театральную паузу, промолвил Эндрю Маккаллоу, испытующе глядя на собеседницу, – если бы герой обрел некоторую привлекательность…

Каролина знала, что он подразумевает под словом «малозначительные» – не более и не менее как «фундаментальные». Привлекательность же в его понимании означала влиятельность, могущественность и в конечном счете безусловную правоту.

Официант принес им кофе. Прихлебывая его мелкими глоточками, Каролина начала доходчиво объяснять актеру, почему в картине побеждает именно героиня. Однако все ее доводы не возымели никакого эффекта, Эндрю слушал се рассеянно, глядя в окно.

– Я вас понял и предлагаю вам очень простой выход, – наконец сказал он. – Поменяйте главных героев местами. И тогда мы с вами найдем общий язык.

– Это не в моих силах, – вздохнув, ответила Каролина, жалея, что потратила впустую столько времени. Изюминка книги и, соответственно, фильма заключалась в том, что победительницей из всех запутанных коллизий выходила женщина, а не мужчина. Это обстоятельство и вдохновило Каролину на работу с предложенным ей сценарием.

– Что ж, в таком случае мы не договоримся, к моему великому сожалению! – Эндрю Маккаллоу развел руками и с видимым интересом посмотрел на какую-то женщину у нее за спиной.

Каролина решила предпринять еще одну попытку.

– Попытайтесь посмотреть на эту ситуацию иначе, – сказала она. – Мне в голову пришла одна любопытная идея. Можно обыграть поражение вашего героя так, что оно обернется для вас, его исполнителя, победой. Мы выпустим пресс-релиз, в котором заявим, что вы совершили очень смелый поступок, взявшись за эту роль, и разъясним зрителям, что вы руководствовались глубоким убеждением, что сценарий способствует повышению значимости роли женщины в общественной жизни. Это повысит ваш престиж в глазах женской аудитории, изменит ваш имидж, создаст у публики впечатление, что вы высокоинтеллектуальная личность. Таким образом, из обыкновенного породистого самца вы превратитесь в самца с мозгами. Согласитесь, что «мозговитый жеребец» звучит весьма оригинально!

Он многообещающе подмигнул даме за спиной у Каролины и холодно ответил:

– Не думаю, что мой имидж среди женщин нуждается в улучшении.

В следующий момент кто-то окликнул Каролину по имени, она обернулась и увидела направляющуюся к ней по проходу Адрианну Роде.

Она была одета в короткое бежевое платье с глубоким вырезом на груди, прозрачные колготки с лайкрой и белые ботиночки на высоких каблуках. Ее черные волосы были расчесаны на прямой пробор и распущены по плечам.

Каролина вскочила с места и спросила, целуя ее в обе щеки:

– Как ты здесь очутилась?

– Меня привел сюда один мой приятель, член этого клуба, – сказала Адрианна. – И давно ты здесь сидишь? Мой столик в соседнем зале. А кто это с тобой? Кажется, я видела этого мужчину в каком-то телесериале.

– Позволь мне вас познакомить, – сказала Каролина. – Эндрю Маккаллоу, Адрианна Роде.

Актер вскочил, с трудом оторвав взгляд от коленок брюнетки, оказавшейся приятельницей его собеседницы, и произнес, глядя на ее груди оливкового цвета, выпирающие из декольте:

– Рад с вами познакомиться! – Он пожал Адрианне руку.

– Мне тоже приятно познакомиться с вами, Эндрю, – проворковала Адрианна, томно глядя в его карие глаза. – В жизни вы смотритесь гораздо лучше, чем на экране, – добавила она.

– Ты не хочешь к нам подсесть? – спросила Каролина, надеясь, что присутствие подруги за столом ослабит возникшую напряженность.

– Не могу, я спешу! – сказала Адрианна.

– А куда? Я могу вас подбросить, – предложил Эндрю.

– Мэйфер, – сказала Адрианна.

– Это по пути. Моя машина стоит перед клубом.

– А как же твой знакомый? – спросила Каролина.

– У него свои заморочки! Извини, что я оторвала тебя от обеда! – воскликнула Адрианна. – И кажется, от серьезного разговора.

– Ничего страшного, мы уже закончили, – сказал Эндрю, намекая Каролине, что он остался при своем мнении. – До свидания!

– До свидания, – сказала Каролина. – Я расплачусь с официантом, ведь это я вас сюда пригласила.

– Кстати, чем ты собираешься заняться завтра? – спросила Адрианна, желая поднять ей настроение. – Если никаких особых планов у тебя пока нет, тогда давай вместе поужинаем. Я позвоню тебе сегодня вечером, часиков в восемь.

– Хорошо, к этому времени я уже буду дома, – сказала Каролина.

Надеюсь, что у вас скоростная машина, – обернувшись, сказала Адрианна Эндрю. – Обожаю быструю езду! – Она многозначительно посмотрела на него из-под густо накрашенных ресниц, что всегда действовало на мужчин безотказно, они моментально заглатывали крючок.

– У меня спортивный «астон-мартин» модели «Ди-Би-7», – с гордостью ответил Эндрю.

– Замечательно! Обожаю кожаные сиденья и ореховую обивку!

– И в придачу к– ним – двенадцать цилиндров! Адрианна взяла Эндрю под руку и воскликнула:

– Умоляю, больше ни слова! Иначе со мной что-нибудь произойдет!

– До встречи, Каролина! – еще раз сказал Эндрю.

– Пока! – сказала Адрианна и, подмигнув подруге, увлекла своего нового кавалера к выходу из ресторана, виляя бедрами.

Несомненно, многие из сидевших в зале, жутко завидовали ей в этот момент.

Телефон в гостиной зазвонил точно в восемь.

– Это я, – раздался в трубке голос Адрианны.

– Ну, и как он тебе? – спросила Каролина.

– А как ты догадалась?

– Это совсем не трудно. Ты лучше скажи, как, по-твоему, отреагирует Боб, если узнает, что ты его дискредитируешь.

Адрианна расхохоталась:

– Я полагаю, что он захочет в следующий раз взглянуть на нас. Не забывай, что Боб женат. Какие у него могут быть ко мне претензии? Мы с ним условились, что я не буду напоминать ему о его жене, а он не станет расспрашивать меня, чем я занималась в его отсутствие.

– Так как все-таки проявил себя наш знаменитый актер?

– По какой шкале мне его оценивать, по десятибалльной?

– Как тебе угодно!

– В таком случае он не тянет и на единицу, – ответила Адрианна.

– Я почему-то так и думала, – сказала Каролина.

– У него почти не стоит. И если бы он не видел себя в зеркале, то вряд ли бы вообще смог что-либо сделать, – сказала Адрианна.

– Ради Бога, избавь меня от подробностей!

– Я разочарована, – продолжала жаловаться подруга. – Мне он казался таким сексуальным! Когда я увидела его в ресторане, я кончила в трусики! И вдруг такой облом!

– А разве ты была в трусах?

– Это не меняет сути дела. Но я звоню тебе по другому поводу, дорогая! Боб от тебя в щенячьем восторге! Он назвал тебя воплощением элегантности. По-моему, это оригинально!

– Честно говоря, я тогда получила колоссальное удовольствие, – сказала Каролина, еще не делившаяся с подругой своими впечатлениями о том, что произошло между ней и Элом. Они потихоньку ушли, даже не попрощавшись, а в воскресенье Каролине не удалось дозвониться до Адрианны.

– Так мы ужинаем у меня завтра вечером? Или ты хочешь куда-нибудь выбраться? – спросила подруга.

– Я бы предпочла поужинать у тебя дома, – Лазала Каролина.

– Чудесно! Я что-нибудь приготовлю. Кстати, Бобу не терпится снова тебя увидеть! – сказала Адрианна.

– Он очень симпатичный мужчина! – сказала Каролина.

– Ты еще многого о нем не знаешь!

– Ты всегда себя так с ним ведешь?

– Бобу это нравится. В конце концов, это он заказывает музыку! Впрочем, поговорим обо всем поподробнее завтра. Пока!

На следующий день погода улучшилась, поэтому стол Адрианна накрыла на балконе. Она красовалась в белом комбинированном трико с блестками и в черных лайкровых гетрах. Каролина на ее фоне выглядела матроной в своем незатейливом приталенном платье с пояском.

– Тебя нужно приодеть, – сказала, наморщив лоб, Адрианна.

– А ты поможешь мне выбрать подходящий наряд? – спросила Каролина. – Я всегда покупаю одежду впопыхах. Мне требуется советчик. Одной мне не справиться.

– Тебе пора поменять свой имидж, милочка, – уверенно заявила Адрианна. – Вспомни, как чудесно ты выглядела в прошлую субботу! Как говорят американцы, на миллион долларов.

– Я знаю. Новый наряд поднял мне настроение, – сказала Каролина. – Я давно так чудесно не проводила время!

Это теперь так называется? – с улыбкой спросила подруга. – Выкладывай, как там у вас с Элом все было! Он тебе понравился? По-моему, он импозантный мужчина.

– И очень крупный! – добавила Каролина, хихикнув.

– Насколько крупный? Крупнее, чей мой подарок, который я послала тебе с посыльным? – с лукавой усмешкой поинтересовалась Адрианна.

– Раза в два, если не больше, – ответила Каролина.

– И что же произвело на тебя большее впечатление? Мой подарок или твое времяпрепровождение с Элом? – не унималась Адрианна.

– Мне понравилось и то и другое, – сказала Каролина. – Если надумаешь открыть свой сексотерапевтический кабинет, я сделаю тебе рекламу. Ты не поверишь, как помог мне твой чудесный и своевременный подарок! Я стала иначе смотреть на мир. А какое неописуемое удовольствие доставил мне процесс освоения этого чудо-прибора.

– Я рада, что угодила тебе! – сказала Адрианна.

– Ничего подобного тому, что я ощутила, включив его, я еще никогда не испытывала!

– И как же после этого тебе удалось угодить Элу? – спросила Адрианна. – Как его громадная штуковина поместилась в твоей крохотной киске?

– Если бы не тренировка с вибратором, то моя киска наверняка треснула бы по шву, – хихикнув, ответила Каролина. – И потом, на меня повлияла баска, она меня сильно возбудила. Я не думала, что нижнее белье имеет для женщины такое важное значение.

Значит, нужно продолжать тренироваться и всегда должным образом одеваться, – подытожила Адрианна. – Скоро ты совершенно преобразишься. Послушай, на балконе хорошо, но я продрогла. Давай переместимся в гостиную! Ты поможешь мне сложить тарелки с закусками в корзину? Я спущу ее вниз на моем грузовом лифте.

Подружки перешли в гостиную. Адрианна откупорила бутылку красного вина, расставила на столе тарелки с салатом, брынзой и булочками и села на диван напротив подруги.

– Значит, Эндрю Маккаллоу не оправдал твоих надежд? – спросила Каролина, отпив из бокала.

– В сексуальном плане – да, но я все же не зря потратила на него время! – Адрианна загадочно улыбнулась.

– Что ты хочешь этим сказать? Не темни, подруга, выкладывай!

– Расскажу как-нибудь в другой раз.

– Раньше у нас не было друг от друга секретов!

– Я не хочу трепать языком раньше времени. Может быть, еще ничего и не получится. Лучше скажи, зачем вы встречались в клубном ресторане?

– Я пыталась уговорить его сняться в моем новом телесериале. Мне нужен актер на главную мужскую роль.

– И что же, он согласился?

– Увы, нет! – ответила Каролина. – Даже не представляю, что теперь делать!

В этот момент кто-то отпер своим ключом входную дверь и, войдя в дом, стал подниматься по винтовой лестнице.

– Я вижу, вы здесь уютно устроились! – воскликнул Боб, входя в гостиную и направляясь к бару. Он достал из него бутылку коньяку и налил себе изрядную порцию в большой бокал.

– Ты сказал, что пойдешь с женой на новую экспозицию в Национальной галерее, – сухо заметила Адрианна.

– Я там был, но без нее, а потом решил заглянуть сюда, – ответил Боб как ни в чем не бывало. – Я рад вас снова здесь видеть, дорогая Каролина! – Он чмокнул Адрианну в щечку и сел рядом с ней на диван. – Как поживаете, Каролина?

– Прекрасно. А как дела у вас?

– Мои дела вас вряд ли заинтересуют, дорогая. Сегодня, к примеру, я битых три часа беседовал с очень скучными джентльменами. Проводить время в вашем обществе гораздо приятнее!

Он сделал большой глоток и погладил Адрианну по бедру.

– К сожалению, я уже собираюсь уходить, – сказала Каролина и допила свое вино. – Можно мне вызвать по телефону такси?

– Она неотразима! – сказал Боб, глядя на Адрианну. – Не правда ли, милая? Не женщина, а богиня!

– Если ты так считаешь, тогда прикажи своему шоферу отвезти ее домой, – сказала Адрианна.

– Да, конечно! – воскликнул Боб и, повалив ее спиной на диван, стал жадно целовать в губы, просовывая руку под эластичный пояс трико. – Но с другой стороны, почему бы ей не остаться? – вдруг спросил он.

– Нет уж, мой сладкий! – воскликнула Адрианна. – Если тебе хочется группового секса, я лучше позвоню другой своей знакомой!

– Зачем, если Каролина уже здесь? – искренне удивился Боб.

– Она не проститутка, я тебе это уже говорила!

– Эл сказал, что она лучше любой шлюхи! – возразил Боб.

Как ни странно, Каролина не обиделась па него за такой отзыв. Напротив, она сочла его за комплимент. Не покоробило ее почему-то и бесцеремонное поведение Боба.

– Я рада, что он составил обо мне такое мнение, – сказала она. – Так из-за чего вы ссоритесь? Чего конкретно хочет Боб? – спросила она у подруги.

– Он любит смотреть, как женщины занимаются лесбийской любовью, – ответила Адрианна, помрачнев.

– Обожаю это зрелище! – подтвердил Боб.

– Послушай, Каролина! По-моему, он уже изрядно пьян. Очевидно, наклюкался во время переговоров. Спускайся, садись в его лимузин и езжай домой, – сказала Адрианна.

Но эта идея совершенно не импонировала Каролине, она тоже опьянела от выпитого вина. Домой ей возвращаться абсолютно не хотелось, а тем более одной. И она сказала, сама того от себя не ожидая, что предпочла бы остаться.

– Ну, разве я не говорил, что она просто чудо? – возликовал Боб, расплывшись в улыбке, и снова повалил Адрианну на диван.

– Мне нужно в туалет, – сказала Каролина, когда он начал покрывать поцелуями ее шею, и вышла из гостиной.

Запершись в туалете и присев на стульчак, она, однако, не только не передумала, а почувствовала странное желание поскорее вернуться в гостиную и устроить там настоящую оргию. Прежде у нее и в мыслях такого не было, ее сексуальные фантазии не простирались дальше банального совокупления. Она вообще старалась раньше поменьше думать о сексе, поскольку он ей не доставлял особого удовольствия. Теперь же все изменилось, и она вознамерилась наверстать упущенное.

Вымыв руки и вытерев их полотенцем, Каролина окончательно утвердилась в своем решении. Она спокойно прошла в комнату для гостей, сняла платье и аккуратно положила его на кровать. Нижнее белье, в котором она осталась, так вылиняло от стирки, что из белого превратилось в серое. Появляться в нем в гостиной ей было стыдно, поэтому она его сняла и собралась уже было обмотаться банным полотенцем, когда в голову ей пришла идея заглянуть в стенной шкаф.

Как выяснилось, эта идея посетила ее не напрасно: шкаф оказался забит одеждой, которую Адрианна по той или иной причине не хотела носить. Порывшись в этом богатстве, Каролина обнаружила симпатичную черную шелковую ночную рубашку и неглиже из черного шифона. Не долго думая она отложила рубашку в сторону и надела неглиже. Наряд оказался ей впору, только чуточку коротковат. На талии у неглиже имелась обшитая атласом застежка.

Каролина взглянула в зеркало. Глубокий треугольный вырез на груди и шифоновая вставка придавали ее бюсту особую сексуальность. Торчащие соски просвечивали сквозь прозрачную ткань, видны были также и стройные длинные ноги, между которыми на лобке темнел кустик волос. Сейчас она больше походила не на проститутку, а на любовницу, намеревающуюся возбудить в мужчине вожделение.

Чем пристальнее Каролина всматривалась в свое отражение, тем сильнее она возбуждалась. Открытие, которое она сделала для себя в субботнюю ночь, подтверждалось. Внешний вид женщины действительно влиял на ее внутреннее состояние.

Каролина вышла из комнаты, поднялась по винтовой лестнице и обнаружила, что гостиная пуста. Тогда она поднялась в спальню хозяйки дома и, распахнув дверь, решительно вошла в нее. Ее взору предстала живописная картина.

Голая Адрианна стояла на коленках на огромной кровати. Каролину поразило, что все ее тело покрыто ровным бронзовым загаром, на нем не было никаких следов от лифчика и трусиков. Ее груди отвердели, соски набухли и встали торчком.

Боб лежал под ней плашмя на кровати, сжав ноги. Адрианна с одухотворенным лицом ритмично двигалась вниз и вверх на его торчащем пенисе. Заметив вошедшую подругу, она осевшим от страсти голосом проговорила:

– Ты потрясающе выглядишь!

Боб повернул голову, рискуя вывихнуть шейные позвонки, посмотрел на Каролину и хрипло подтвердил:

– Ты просто прелесть! Тебя так и хочется съесть! Иди к нам, дорогая!

Каролина подошла к кровати как раз в тот момент, когда Адрианна, опустившись на член Боба с удвоенной силой, охнула и упала ему на грудь и принялась самозабвенно тереться лобком об его чресла. Боб захрипел и стал быстрее двигать торсом. Каролина наклонилась и положила руки на его соски. Они отреагировали на ее прикосновение, как женские, и стали набухать и твердеть. Наблюдать это, как, впрочем, и все его мускулистое и загорелое тело, было приятно. Особенно возбуждали Каролину густые волосы на его широкой груди.

– Садись рядом с нами на кровать, – хрипло сказал ей он, продолжая двигать чреслами в довольно быстром темпе.

Адрианна повизгивала и томно стонала, мотая из стороны в сторону головой.

Каролина села на кровать и заметила, что и подруга, и ее любовник уже дрожат от возбуждения.

– Позволь мне тебя поцеловать, Каролина! – сказал Боб. – Не беспокойся, Адрианна не обидится на нас, она знает, что у меня хватит сил на вас обеих.

– Но я думала, что должна только присутствовать, – возразила для приличия Каролина.

– Такие чудесные губки не должны пропадать! – сказал Боб.

Стенки влагалища Каролины сжались, шейку матки пронзила невидимая игла вожделения. Проснувшийся в ней бес толкал ее на безумство, и противиться ему у нее не было ни сил, ни желания. Слишком долго она лишала себя плотских удовольствий, чтобы отказываться от возможности вволю потешить свою плоть.

– Ты абсолютно прав, Боб! – воскликнула она и, наклонившись, провела пальцем по его губам.

Его глаза даже в момент соития светились незаурядным умом, лицо же стало даже более привлекательным и мужественным. Он открыл рот и зажал ее пальчик своими белыми ровными зубами, потом приподнял голову и неожиданно для нее начал сосать ее палец, словно маленький шалунишка. Каролина поежилась от охватившего ее приступа похоти. Она вынула у него изо рта палец и запечатала его рот долгим страстным поцелуем, ощущая на себе косой взгляд Адрианны.

Видимо, пенис Боба еще больше отвердел и стал сновать по ее лону проворнее, потому что вскоре она уронила голову и громко застонала, выкрикивая:

– Быстрее, Боб! Еще! Быстрее!

Он выполнил ее пожелание, но не преминул и сжать руками груди Каролины, соски которых уже норовили проткнуть шифон.

– Ты хочешь, чтобы я тебя оттарабанил? – тихо спросил он.

– Да, очень! – выдохнула она, чувствуя, как кружится голова и томительно ноет низ живота.

Она изнемогала от желания ощутить в своем лоне твердое мужское начало. В порыве чувств она впилась ртом в губы Боба и просунула ему в рот язык. Боб стал теребить ей соски.

Пристальный взгляд Адрианны, успевшей уже несколько раз испытать оргазм, жег ей шею. Каролина выпрямилась, посмотрела на подругу и поняла, что та смотрит на нее как на совершенно незнакомого ей человека, хотя и без обиды.

Испытывая потребность что-то срочно предпринять, Каролина легла на спину и задрала согнутые в коленях ноги, явив взору ошеломленной подруги свое трепещущее росистое лоно. Адрианна плотоядно облизнулась при виде ее розовых прелестей.

– Ну же! – воскликнула Каролина.

Словно завороженная Адрианна слезла с причиндала Боба, по размерам несколько уступающего пенису Эла, но тоже достаточно большого, и сладко потянулась. Член, увитый синими набухшими венами и слегка искривленный, недовольно вздрогнул, тряхнул головкой, мокрой от соков, и застыл по стойке «смирно». Адрианна захихикала.

Боб проворно вскочил, сделал глубокий вдох и, прыгнув на Каролину, засадил ей пенис по самый корешок. Она ахнула и раскрыла рот. Он впился в него губами и зубами и просунул в него язык. Каролина сладострастно зарычала и начала энергично двигать тазом. Головка пениса начала барабанить по шейке матки.

– У тебя, оказывается, очень узкая талия! – прохрипел ей на ухо Боб, ускоряя темп своих телодвижений.

Тем временем, как увидела Каролина краем глаза, Адрианна тоже не теряла времени даром. Она подползла на животе к краю кровати, дотянулась рукой до ящика столика и достала из него небольшой вибратор телесного цвета. Это был не фаллоимитатор, а обыкновенный тонкий цилиндр с округленным гладким концом, как у торпеды, и покрытым мелкой насечкой корпусом. Адрианна повернулась, приползла на коленях на свое прежнее место, встала на колени и, глядя на Каролину, вставила вибратор в свое влагалище. По всему ее телу пробежала крупная дрожь. Стенки влагалища Каролины непроизвольно сжали пенис Боба еще сильнее. Он догадался, что Адрианна что-то вытворяет у него за спиной, и обернулся.

– Ну, как она? – поинтересовалась Адрианна.

– Очень плотная и горячая! Высший класс! – сказал Боб.

– Ты уже готов? – спросила Адрианна.

– Вполне, – пробормотал Боб и со всей силы засадил пенис в лоно Каролины. Но вытягивать его он почему-то не торопился.

Каролина почувствовала, что эта парочка сейчас осуществит хорошо отрепетированную процедуру. И она не ошиблась: Адрианна вынула из влагалища увлажнившийся вибратор, подползла на коленках к Бобу и аккуратно ввела его ему в. задний проход.

Боб поморщился и произнес, укоризненно покачивая головой:

– Вот какая она испорченная!

– Но ведь тебе это нравится! – сказала Каролина. Она ощущала подрагивание пениса в своем влагалище.

Адрианна вогнала сигароподобный вибратор еще глубже в анус Боба, он издал болезненный гортанный стон, поморщился и, закрыв глаза, затрясся.

Его пенис в лоне Каролины стал судорожно сокращаться.

Вплоть до этого момента она пребывала в трансе, действуя инстинктивно и машинально. Она воспринимала все происходящее с ней как невероятный сон, потому что ничего подобного в ее практике никогда не случалось. Более того, она даже не помышляла о чем-то подобном. Вероятно, поэтому-то перед ее мысленным взором и прокручивалась лента, запечатлевшая цепь предшествующих событий: ее появление в неглиже в этой комнате, первые нерешительные действия в новой обстановке, реакция на них Адрианны и Боба. Словно бы со стороны она видела, как они совокупляются на диване, самое себя, лежащую рядом с ними с задранными раздвинутыми ногами, согнутыми в коленях, и с животом, покрытым черными кружевами.

Но внезапно все резко изменилось. Сознание и тело объединились, она перестала созерцать себя со стороны и целиком обратилась в ощущения. А они, в свою очередь, сфокусировались на лоне, в котором дрожал пенис Боба, в чьем анусе вибрировал странный прибор. Боб вогнал член в ее влагалище по самую мошонку сразу же после того, как Адрианна всадила вибратор в его зад. Каролина явственно представила себе головку члена, упершуюся в шейку матки, а вслед за этим воображение нарисовало ей еще более причудливую картину: угнездившаяся в алой пещере влагалища матка вытянула губки и поцеловала головку члена, после чего стала ее сосать. Головка начала проникать внутрь матки, в ее чувствительную сердцевину, устланную оголенными нервами, и возникший при этом шквал блаженства мгновенно прокатился по всему телу Каролины.

С необыкновенной легкостью, доселе не познанной ею, Каролина кончила и ощутила божественное облегчение. В следующий миг ее распустившийся бутон сомкнул свои лепестки и стиснул ими источник этого райского удовольствия, словно бы не желая расставаться с ним.

Перед глазами Каролины замелькали яркие впечатления, сопровождавшие происходившее в этом помещении действо, – искаженное сладострастной гримасой лицо Адрианны, выскользнувший из нее пенис, блестящий от ее соков, симпатичный вибратор с насечкой, погружающийся в зад Боба. И, подобно сухому хворосту, брошенному в печь, эти картины породили в теле Каролины новые языки пламени. Они достигли ее мозга, затмили сознание и ослепили искрами чистой радости, потрясшей каждую ее клеточку.

Адрианна повернула миниатюрное колечко в основании вибратора, и Боб задрожал еще сильнее. Через его пенис волны перетекли в организм Каролины, и ее клитор словно бы заискрился. Раньше она думала, что все эти научные рассуждения о различных видах оргазма – вагинальном, клиторальном, оральном, анальном – досужие домыслы, не стоящие ее внимания. Теперь же ей стало понятно, что это далеко не так. Она на собственном опыте узнала, что оргазм может зарождаться в разных уголках тела. Так, ее первый оргазм возник где-то в глубине влагалища, высеченный головкой пениса, молотившей по шейке матки. Он походил на колебания струны контрабаса, сопровождаемые насыщенным и низким звучанием. Сейчас же ощущения Каролины были совершенно иными, импульсы, передаваемые ей посредством вибрирующей головки пениса, напоминали стаккато, исполняемое скрипачом-виртуозом. Получаемое ею удовольствие было настолько пронзительным и звучным, что у Каролины перехватило дух.

– Нет! Нет! Нет! – завопила она.

О да! – торжествующе пророкотал Боб и, движимый инстинктом, начал активно двигать торсом, стремясь подарить ей новые необыкновенные ощущения. Он то вытягивал фаллос почти на всю его длину из ее лона, то опять вгонял его туда, рыча от двойного удовольствия, возникающего в результате наложения вибрации фаллоимитатора на его собственные действия. Нежное трепещущее лоно Каролины обволакивало пенис, словно густые сливки крупную ягоду земляники. Боб сдерживал рвавшуюся наружу сперму, зная, что будет сторицею вознагражден за свое терпение.

И предчувствие его не обмануло! Под воздействием волн, испускаемых снующим во влагалище фаллосом, становившимся с каждой секундой все тверже и толще, Каролина перенеслась в новое измерение. Сама еще не веря в это, она тем не менее чувствовала, как с каждым новым мощным ударом члена по шейке матки сжимает его все чаще и плотнее. А где-то в неведомых глубинах ее тела разваливается плотина, сдерживающая скопившиеся в невидимом вместилище соки. Наконец преграда на их пути рассыпалась, и они хлынули бурливыми ручьями по влагалищу, проникая в пенис через крохотное отверстие в головке и вытекая наружу, на промежность и дальше. Боб, разумеется, тоже почувствовал это и, зарычав, принялся внедряться в нее еще быстрее. Вскоре насквозь промокла простыня, ягодицы и ляжки стали липкими.

– Еще! Еще! Умоляю тебя! – кричала она в исступлении.

Тем временем Адрианна, сжимавшая в одной руке основание вибратора, погруженного в зад Боба, просунула другую руку в свою промежность и принялась орудовать там пальчиками, словно превосходный гитарист. Перехватив пристальный полубезумный взгляд подруги, она воскликнула:

– Я кончаю! Какое блаженство…

Тело ее напряглось, груди задрожали, она сжала рукой свой передок, словно бы пытаясь удержать скопившиеся в нем бурные чувства, и завизжала.

Каролина закрыла глаза – и в следующий миг настоящий шквал оргазма сотряс ее, потому что Боб не только сокрушил головкой члена ее матку, но и расплющил всей своей массой ее соски. Ствол пениса нажал на клитор – и после этого с Каролиной случилось нечто такое, чему ей оставалось только удивляться. Ей показалось, что она утлая лодка, оказавшаяся в центре бурлящей стихии чувственных наслаждений. Огромные волны удовольствия то подбрасывали ее к лазурному небу, то накрывали и увлекали в свинцовую пучину. Беспомощная, обессиленная, ослепленная и оглушенная этим стремительным водоворотом, Каролина, однако, ощущала себя счастливейшей женщиной на свете.

Она утратила ощущение пространства и времени, перестала понимать, кто она такая и как здесь очутилась. Кровать превратилась в малиновое безвоздушное пространство, в котором она витала целую вечность. Наконец цепкие пальцы сладострастия неохотно отпустили ее истерзанную плоть, и она стала медленно пробуждаться от летаргического сна. К тому моменту, когда сознание ее просветлело, на ложе греха произошли некоторые перемены.

Адрианна вытащила вибратор из ануса Боба, он закряхтел, слез с Каролины и лег на спину. Как это неудивительно, его пенис опять встал торчком.

– Я никогда не остаюсь в обиде, – пояснила Каролине Адрианна, перехватив ее изумленный взгляд. Очевидно, в этом и заключался секрет прочности их греховного союза. Кто бы ни был вместе с этой парочкой на кровати, Боб всегда приберегал добрую порцию семени для Адрианны.

Вот и сейчас она схватила член рукой и ловко устроилась верхом на его чреслах. Боб блаженно улыбнулся.

– Тебе ведь именно этого хотелось, шалунишка? – медовым голоском спросила Адрианна.

– Ты сама это знаешь! – пробасил он.

Черные волосы проказницы упали на его лицо. Она откинула их назад свободной рукой, а другой крепче стиснула основание пениса, на котором прочно сидела.

– Хватит хлопать глазами, подключайся! – сказала Адрианна Каролине, пребывающей в некотором оцепенении. – Целуй его тело, ему это нравится. Он представляет, что его ласкают наложницы, словно какого-нибудь ближневосточного шейха. Я правильно говорю, Боб?

– Ты видишь меня насквозь, крошка! – отозвался он.

– Тебе со мной повезло, глупышка! – сказала паточным голоском она, потирая кончиком пальца клитор.

Каролина встрепенулась и, перебравшись к ней поближе, стала целовать руки, плечи и шею Боба. Он довольно замурлыкал, и тогда она стала щипать и покусывать его соски.

– Я чувствую, как он реагирует на это! – воскликнула Адрианна и быстрее заелозила на чреслах Боба.

Каролина с интересом наблюдала, как пенис исчезает в ее лоне и вновь появляется из него. Адрианна вскоре пришла в неистовство и принялась прыгать на нем, приговаривая:

– Он такой твердый! Как мне хорошо! Послушай, Каролина, займись его мошонкой! Сожми ее покрепче!

Каролина подползла на коленках к ним сбоку, задумчиво посмотрела на их трущиеся один о другой лобки, слезла с кровати и, встав на колени, нащупала рукой между ягодицами подружки основание пениса Боба. При этом она прижалась к спине Адрианны сосками, а кончиком пальца начала обводить вокруг яичек Боба. Он задергал ногами – она просунула пальчик ему в анус и сжала остальными пальцами мошонку. Член задергался во влагалище Адрианны, Боб захрипел и воскликнул:

– Великолепно! Замечательно!

Он схватил Адрианну за бедра, приподнял и резко опустил ее на свои чресла. Она взвыла и, обернувшись, хрипло сказала, глядя на Каролину помутившимся взглядом:

– Он кончает, как хряк, выплескивает в меня не меньше литра спермы. Ты чувствуешь, как она устремляется из мошонки по пенису? Ощущаешь пульсацию в основании члена?

– Да, – грудным голосом ответила Каролина и поглубже просунула в анус Боба свой палец. – Семени там еще много.

Адрианна начала вертеть задом и тереться спиной о тугие полные груди Каролины, повизгивая и постанывая от удовольствия. Боб продолжал извергать в нее семя, блаженно закрыв глаза и шумно дыша. Атмосфера в спальне накалялась.

Чувствуя, что Адрианна все еще не удовлетворена, Каролина схватила ее за грудь свободной рукой и стала теребить торчащий сосок. Адрианна затряслась, прижалась плотнее половым губами к чреслам Боба, так что его пенис исчез в ней целиком, и надрывно вскричала:

– О черт! О дьявол! Ты волшебница, Каролина! Я кончила!

Все трое дружно рассмеялись от переполнявшей их радости, а подружки недоуменно уставились одна на другую, словно бы спрашивая, что за невидимую рубежную линию они только что пересекли. В том, что это произошло, сомнений у них не было.

– Я уже изложил нашу точку зрения, Каролина! – с неприкрытым раздражением произнес Пол Бейсли.

– Послушайте, загвоздка в том, что Хелен Морган освободится только в январе. Полгода уйдет на съемки. Следовательно, показать сериал мы сможем только летом! – сказала Каролина.

– Вы прекрасно понимаете, что это невозможно, – с легким упреком в голосе ответил Пол. – Летом люди уходят в отпуск, телевизор смотрят реже, падают рейтинги популярности даже самых успешных развлекательных программ. Соответственно, рекламодатели понижают ставки оплаты рекламы. Нет, лето исключается, нам не удастся получить планируемую прибыль от этого шоу.

– Я с вами согласна, – сказала Каролина, с тоской глядя в окно, за которым моросил дождь. – Но войдите в мое положение! Где мне взять двух актеров, одни лишь имена которых станут гарантией коммерческого успеха? Если хотите получить готовый сериал зимой, согласитесь на звезд средней величины.

– А как идут переговоры с Эндрю Маккаллоу? – помолчав, спросил Пол Бейсли.

– Он наотрез отказался играть главную мужскую роль, – ответила Каролина и снова посмотрела в окно.

Какая-то пожилая дама вышла из дома напротив, чтобы выгулять собачку. Песик подбежал к фонарному столбу и, подняв заднюю лапку, внес свою лепту в естественное орошение тротуара.

– Очень жаль, – сказал Пол. – Не теряйте с ним связь, может быть, вам все-таки удастся его уломать. Буду ждать вашего звонка. Пока!

Каролина положила трубку и задумчиво посмотрела на лежащий на ее письменном столе справочник адресов телефонов актеров. Она уже дважды перелистывала его, но так и не нашла никого, кто подходил бы на главные роли ее сериала.

Сценарий прочитала и одобрила актриса Лайса Энтони, однако Пол Бейсли отверг ее кандидатуру, сочтя ее имя недостаточно громким, чтобы обеспечить успех проекту. Он готов был взять ее, но только в паре с Эндрю Маккаллоу. А тот, к сожалению, воротил нос. И с этим ничего нельзя было поделать, все актеры ревностно оберегали свой имидж и дорожили своей репутацией. В бескомпромиссной войне за место на телевизионном Олимпе борьба шла не на жизнь, а на смерть. От удачного подбора актеров на главные роли зависели рейтинги популярности развлекательных программ. Руководители студий, главные режиссеры, старшие менеджеры – все они предпочитали перестраховаться, боясь потерять свои высокооплачиваемые должности. Конечно, случалось, что хитом сезона становился и проект, в котором не участвовала ни одна кинозвезда. Но такое бывало очень редко. Закаленная во многих закулисных схватках, Каролина не теряла надежды найти выход из создавшейся ситуации, но в данный момент она его не видела.

За минувшую неделю Каролина сильно устала. И сегодня, в пятницу, ей хотелось расслабиться и развлечься. Все попытки дозвониться до Адрианны, однако, не увенчались успехом, в ее доме никто не снимал трубку. Наконец она вспомнила, что подруга вроде бы собиралась укатить вместе с Бобом во Францию. Когда она вернется, Адрианна не сказала, а Каролине хотелось обсудить с ней случившееся вечером во вторник. После того незабываемого эксперимента с групповым сексом она еще долго не могла прийти в себя, чувствуя полную физическую и эмоциональную опустошенность.

Она никак не могла смириться с тем, что натворила. Секс прежде не играл особой роли в ее жизни, она не усматривала в нем ничего привлекательного, а потому и старалась поменьше о нем думать. Ситуации, подобные той, что случилась во вторник, на ее жизненном пути тоже не возникали. И даже если что-то подобное и замаячило бы, Каролина наверняка постаралась бы этого избежать, и не только по моральным соображениям, но еще и потому, что секс не являлся для нее самоцелью. Физическая близость всегда была только составной частью ее отношений с мужчинами, они никогда не опускалась до банального удовлетворения похоти.

Вот почему теперь, когда она вдруг нарушила свои принципы и вдобавок получила от своего грехопадения наслаждение, Каролина вспомнила об этом экстраординарном происшествии с легким содроганием. Весь ее прежний внутренний мир лежал в руинах, и она с ужасом взирала на осколки своей прежней морали, тщетно пытаясь понять, как такое могло случиться. Еще ужаснее было то, что ей совершенно не хотелось склеить осколки своего былого мироздания. Возвращаться в прошлое, где не было места для чувственной радости, она не собиралась.

Обретенный ею сексуальный опыт открыл ей дорогу в иной, светлый и многообещающий, мир наслаждений, подтвердил ее способность испытывать яркие эмоции. И забыть обстоятельства своего преображения было далеко не просто. Каролина так и не поняла до конца, каким образом вибратор смог столь кардинально изменить ее чувственность. Но определенные догадки на сей счет у нее уже появились.

Так, она была уверена, что определяющим фактором его воздействия на нее явился не столько физический, сколько психологический аспект. Используя фаллоимитатор, она как бы раскаивалась в пренебрежении к потребностям и страданиям своего тела и соглашалась с тем, что настало время прислушаться к его мольбе и решить назревшую проблему. Взяв в руку вибратор, она тем самым подтвердила своему подсознанию, что готова вплотную заняться сексуальным вопросом и впредь уже не станет относиться к нему как к чему-то второстепенному и незначительному. В этот момент секс перестал быть ее вынужденной уступкой назойливым мужчинам и помехой в ее продвижении по карьерной лестнице. И ее благодарное женское естество послало ей в мозг импульс, который и произвел роковой выстрел. Ее желание сделать новый, оригинальный, шаг, чтобы испытать неведомые ощущения, было вознаграждено долгожданным оргазмом.

Однако этим решение столь важной и большой проблемы не исчерпывалось. Нельзя было сбрасывать со счетов и роль ее встречи с Адрианной. Подруга ее юных лет мало изменилась. Она не утруждала себя работой или творчеством ни в пору учебы в университете, ни теперь. В отличие от Каролины, сосредоточившейся на получении ученой степени, Адрианна переложила заботу о своем благосостоянии на плечи увивавшихся за ней поклонников, готовых обеспечить ее всем необходимым в обмен на доступ к ее миниатюрному обольстительному телу. Каролина же, напротив, отвадила многих докучливых ухажеров, считая их помехой. Те же немногие счастливчики, которым удалось добраться до ее сладкого местечка, так торопились им насладиться, что впопыхах забывали отблагодарить хозяйку. Неудивительно, что неприязнь к мужчинам и неудовлетворенность интимными отношениями с ними остались с Каролиной на многие годы.

И вот теперь, сделав успешную карьеру и обретя высокий общественный статус, она вдруг обнаружила, что Адрианна, никогда не стремившаяся добиться успеха упорным трудом, во многом ее обскакала! У нее был чудесный трехэтажный домик в центре Лондона, прекрасный гардероб, милая обстановка и солидный счет в банке. А главное – она была напрочь лишена каких-либо комплексов и жила в свое удовольствие, как бабочка, порхающая с одного цветка на другой. Безусловно, ее пример в значительной мере обусловил все последующие поступки Каролины, как сознательные, так и интуитивные.

Однако было в их теперешних отношениях и нечто необъяснимое, нечто ускользающее от разума Каролины. Когда они учились в университете, Каролина не замечала в ее взгляде того странного выражения, которое она подметила совсем недавно. И не испытывала желания погладить эту обаятельную брюнетку по щеке, прикоснуться к ее груди или поцеловать в губы. Что все это означало, Каролина не понимала. Скорее всего, решила она, это был заурядный неконтролируемый эмоциональный всплеск, обусловленный неординарными сопутствующими обстоятельствами. Они обе в тот момент были сексуально возбуждены и потому вели себя неадекватно. И все-таки в глубине души она не была удовлетворена таким объяснением этого феномена.

Зазвонил телефон, прервав своей настойчивой переливчатой трелью ход ее размышлений. Оказалось, что это звонит ее помощница, ответственная за подбор актеров. Разговор с ней не принес Каролине облегчения, сотрудница лишь подтвердила, что Эндрю Маккаллоу – это их последняя надежда.

Едва Каролина положила трубку, как раздался новый звонок.

– Привет! – Она тотчас же узнала голос Эла и ответила с замирающим сердцем:

– Привет! Как дела?

– Прекрасно. А у тебя?

– У меня, к сожалению, не очень.

– А в чем дело? Может быть, я смогу тебе помочь?

– Вряд ли. Если только у тебя нет рычагов воздействия на Эндрю Маккаллоу.

– А кто это такой? – удивленно спросил американец.

– Ладно, проехали. Это мои проблемы, – сказала она.

– Я звоню, чтобы сказать, что я завтра улетаю в Хьюстон.

– Счастливо долететь! Желаю успехов в работе! – не без толики горечи сказала Каролина.

– Но мы бы могли встретиться сегодня вечером. Надеюсь, ты ничего не запланировала?

– Нет.

– Значит, ты сможешь со мной увидеться?

– Да, конечно!

– Может быть, сначала поужинаем?

– Это было бы неплохо, – ответила Каролина, едва не прыснув со смеху: подлинная причина желания Эла увидеться с ней была очевидна.

– Значит, мы проведем вместе весь вечер? – переспросил он.

– Да, – растерянно ответила она, не понимая, почему он снова об этом спрашивает.

– Тогда я за тобой заеду. Скажи мне свой адрес.

– Записывай! – Каролина продиктовала ему свой адрес.

– В восемь часов тебя устроит? – спросил Эл.

– Вполне!

Она положила трубку и посмотрела на часы «Картье», купленные ею себе в подарок по случаю завершения съемок своего первого сериала. В ее распоряжении было достаточно времени, чтобы взять такси и проехаться по фешенебельным магазинам. Идти с Элом в ресторан в приталенном простеньком платьице она не собиралась. Каролина потерла ладони и обнаружила, что они влажные. Дыхание ее участилось, а по бедрам потек горячий липкий секрет. Она улыбнулась и пошла в ванную.

Глава 5

Действуя на свой риск и страх, без опеки опытной подруги, Каролина потратила уйму денег, а купила всего два платья – классическое черное в стиле «коктейль» от «Армани» и красное – от фирмы «Джозеф», разумеется, к ним были куплены и две пары туфель – черные и красные, из замши. Ну и, конечно же, белье – покупка трусиков, бюстгальтера, пояса и чулочков была особенно ответственным делом, поэтому Адрианна незримо как бы присутствовала при этом, одобрительно и чуть снисходительно улыбаясь либо недовольно морща носик.

Вернувшись с обновками домой, Каролина разложила их на кровати и долго рассматривала, прежде чем остановила свой выбор на красном комплекте. Платье чудесным образом облегало ее тело и заманчиво искрилось и шелестело при ходьбе.

Глубокое декольте подчеркивало заманчивые очертания бюста, тонкие бретельки были осыпаны золотистыми блестками. Длины юбки хватало, чтобы надеть под нее чулочки телесного цвета. К ним Каролина купила белые ажурные трусики, кружевной бюстгальтер без бретелек и великолепный пояс с подтяжками. Для черного платья был куплен другой такой же комплект, но только черного цвета.

В половине восьмого Каролина, сделав макияж и уложив волосы, уже надевала свои обновки, стоя в спальне перед зеркалом. Благодаря кружевному бюстгальтеру, груди приподнялись, а ложбинка между ними стала глубже. Кружевной пояс и прикрепленные к нему подтяжки напоминали руку, обхватившую ляжку, чулочки придавали бедрам пикантную привлекательность. Обтянутые ажурными трусиками половые губы бесстыдно выпирали наружу.

Несомненно, этот комплект вызывал в Каролине те же ощущения, что и тот, который подарила ей Адрианна. И в трусах, и без них она выглядела и ощущала себя продажной девицей. Освободившись от оков колготок, которые она носила всю жизнь, Каролина обрядилась в диковинный наряд куртизанки. Подтяжки, сдавливавшие ее бедра, прозрачные трусики и чулочки напоминали ей, что теперь она стала другой, и делали явными ее сексуальные намерения.

Ровно в восемь прозвенел дверной звонок. Каролина выбежала из гостиной, поправила перед зеркалом прическу и открыла входную дверь.

– Привет, принцесса! – пробасил, расплывшись в улыбке, Эл, одетый в прекрасный темно-синий вечерний костюм, голубую сорочку и шелковый галстук в сине-желтую полоску.

– Проходи! – сказала Каролина, испытывая необычное волнение, и провела его в гостиную.

Дождь уже прекратился, на листьях деревьев за окнами поблескивали крупные капли.

– Выпьешь чего-нибудь? – спросила у гостя Каролина.

– Виски, если оно у тебя есть. Со льдом, пожалуйста! – ответил он и плюхнулся в кресло.

Сейчас принесу! – сказала Каролина и вышла на кухню, чтобы приготовить напитки. Как и во время их с Элом первой встречи, она испытывала к нему сильное сексуальное влечение. Грубая физическая сила этого крупного мужчины, по сравнению с которым она ощущала себя хрупкой и миниатюрной, вызывала в ней непривычно острое вожделение.

Когда она вернулась в гостиную, гость смотрел в окно.

– Кто ухаживает за садом? – спросил он.

– Садовник, – ответила она. – Он приходит сюда два раза в неделю. У меня самой совершенно нет свободного времени.

Она протянула ему наполненный виски и кусками льда бокал. Сама Каролина предпочла белое вино.

– За встречу! – сказал Эл.

Они чокнулись бокалами и выпили.

– Я благодарен тебе за то, что ты выкроила немного времени для встречи со мной, – сказал Эл. – Честно говоря, то, что произошло в прошлую субботу, случилось со мной впервые. Если бы не Боб, я бы вряд ли себе такое позволил.

– Ты ни разу в жизни не приглашал женщину на ужин в ресторан? – с деланной наивностью спросила Каролина, не понимая, к чему он клонит.

Эл рассмеялся:

– Ты права, нужно смотреть на вещи проще! – Он снова отхлебнул из бокала и, облизнув губы, добавил: – Должен сказать, что я не ожидал, что Боб пригласит такую женщину, как ты, Каролина.

Она присела на подлокотник кресла и, положив руку на его колено, спросила, борясь с желанием ухватить его за мошонку:

– А на какую женщину ты рассчитывал?

– Ну, на грудастую длинноногую блондинку с бесстыжими глазами, – несколько неуверенно ответил Эл.

Разговор приобретал все более странный оборот. В словах Эла явно имелся какой-то скрытый смысл, но Каролина его не понимала. Ей вообще хотелось без лишних слов раздеться и усесться на его колени. Эл полез в карман, достал оттуда тугой бумажник и извлек из него пачку пятидесятифунтовых банкнот, обхваченных резинкой.

– Я полагаю, что лучше сразу решить этот вопрос, – сказал он, взглянув на Каролину.

Она посмотрела на деньги, потом – на него, и ей все стало понятно. Он принял ее за проститутку, решил, что в тот вечер Боб Эверетт пригласил шикарную дорогостоящую даму легкого поведения и оплатил за него ее сексуальные услуги. И она подтвердила такое его предположение своим раскрепощенным поведением. Прекрасно! Теперь ей стало ясно, почему за ужином он не расспрашивал ее о работе. Очевидно, он подумал, что она пошутила, представившись сотрудницей телевидения.

– Сколько я тебе должен? – спросил Эл.

Каролина растерянно захлопала глазами, не зная, обижаться ли ей на этот вопрос или принять его как комплимент. Несомненно, она произвела на него достойное впечатление в постели, раз он решил раскошелиться. Как же все-таки ей теперь себя вести? Изобразить оскорбленную в своих лучших чувствах невинность и заявить, что она не проститутка? Но к чему это приведет? Эл смутится и поспешно уйдет, она же останется неудовлетворенной. К тому же Эл не был виновен в этом недоразумении, и сердиться она могла только на Боба и Адрианну. Им следовало бы сразу же объяснить Элу, что она представляет собой на самом деле. Но с ними можно было разобраться и позже.

Каролина поймала себя на том, что она искренне улыбается, как самодовольная бесстыдная деваха. Глядя Элу в голубые глаза, она положила руку ему на ширинку и сжала пенис. Тот обрадованно вздрогнул и стал толстеть и удлиняться.

– Сегодня я решила не брать с тебя денег, – медовым голоском произнесла Каролина и сжала эректированный член Эла в кулаке. – Мне очень понравилось, как мы с тобой покувыркались в прошлый раз! – Она развратно расхохоталась, сообразив, что он все равно не примет ее слова за чистую монету, а подумает, что она набивает себе цену, как опытная охотница за чужими кошельками. Она расстегнула молнию на брюках, ощущая пульсацию как его пениса, так и собственного клитора, но Эл сжал рукой ее запястье и воскликнул:

– Нет, не сейчас!

– Почему? – Каролина обиженно надула губки, накрашенные ярко-красной блестящей помадой. – Мне хотелось слегка размяться, поднять нам обоим настроение.

– Честно говоря, Каролина, я с непривычки нервничаю, – признался Эл. – Я ведь уже говорил, что никогда ничего подобного не делал.

– В самом деле? Ты не развлекался с проститутками? Но тогда почему ты позволил себе это теперь? – спросила она.

Эл густо покраснел и вполне серьезно произнес, глядя ей в глаза:

– Ты покорила меня своей красотой!

Ей показалось, что он опять что-то недоговаривает, и она спросила:

– И это все?

– Давай поговорим об этом немного позже, хорошо?

– Как хочешь. Но ты и сам привлекательный мужчина, Эл!

Каролина встала и спросила, чувствуя, как натянулись ее подтяжки и чулки:

– И куда мы пойдем? Ты заказал столик в ресторане?

– Да, на девять часов. А потом мы пойдем ко мне в номер.

Каролина заметила, что он снова покраснел.

– Замечательно! – сказала она. – Как тебе угодно.

Пачка банкнот все еще лежала на столике. Каролина подумала, что проститутка вряд ли бы предложила клиенту забрать свои деньги, и непринужденно убрала их в свою сумочку, буднично обронив:

– Надеюсь, что этого мне хватит, чтобы расплатиться за такси.

– Ты не хочешь узнать, сколько фунтов в этой пачке? – спросил Эл, проглотив ком.

– Я посчитаю их позже, – ответила Каролина, намереваясь вернуть ему деньги перед тем, как лечь в его постель. – Ну, так мы идем или нет? – Она направилась к двери.

Эл стряхнул оторопь и вслед за ней вышел из квартиры.

На улице, на том же самом месте, где когда-то стояла машина Боба, Каролина увидела роскошный красный «ягуар». Шофер, облаченный в черную униформу и начищенные до блеска высокие сапоги, в которые были заправлены бриджи, любезно поприветствовал ее и распахнул заднюю дверцу салона.

– Добрый вечер, – с улыбкой промолвила она и села на пахнущее дорогой кожей сиденье.

Эл нажал на кнопку, встроенную в ореховую панель, и тотчас же включился кондиционер.

– А что тебе рассказывал обо мне Боб Эверетт? – спросила Каролина, когда автомобиль тронулся с места. – Ты ведь просил его познакомить тебя с какой-нибудь красоткой, верно?

– Нет! Это была его инициатива! – воскликнул Эл. – Он сказал, что хочет вытащить меня в ресторан и пригласить прекрасных дам для компании. Я не смог отказаться, но теперь не жалею об этом.

– Но ради чего он так старался? – спросила Каролина.

– Он хотел меня подмаслить, чтобы я был посговорчивее, – неохотно пояснил Эл. – В деловых кругах это принято, и Боб часто пользуется этим неписаным правилом. Он всегда оплачивает все развлечения своих деловых партнеров. Но внакладе он не остается, это уж точно! – Он рассмеялся.

– Я тоже так думаю, – сказала Каролина и хихикнула.

Роль дорогой проститутки ей все больше нравилась, однако она намеревалась выяснить, что именно рассказала о ней Адрианна Бобу Эверетту. Ведь должно же быть какое-то внятное объяснение этому недоразумению!

Вскоре «ягуар» остановился напротив входа в отель «Керзон» на Парк-лейн. Услужливый швейцар подбежал к машине и распахнул дверцу. Каролина вышла из автомобиля на тротуар и спросила у Эла:

– Ты проживаешь в этом отеле?

– Ты угадала, – ответил он.

– Это очень удобно, – сказала она, беря его под руку с той же непринужденностью, которой всегда поражала ее раньше Адрианна. Подражая подруге, она прижалась к Элу и завиляла задом.

Из ресторана, расположенного на крыше отеля, открывался живописный вид на Гайд-парк. Интерьер зала соответствовал высокому классу отеля: элегантная мебель, обитая плюшем, столовое серебро, сверкающее на розовых скатертях, зажженные свечи на столиках. Все это создавало атмосферу уюта и непринужденности. Задобренный крупной банкнотой, метрдотель сопроводил их к столику у окна, выходящего на сверкающий огнями фешенебельных магазинов Найтсбридж.

Каролина выразила желание отведать сухого мартини с джином, Эл предпочел не смешивать напитки и заказал себе виски со льдом.

– Между прочим, ты мог бы и не приглашать меня на ужин, – сказала Каролина. – Мы могли бы сразу пройти в твой номер.

– Мне хотелось, чтобы этот вечер прошел более романтично, – сказал Эл. Он все еще нервничал, как она догадалась. – Я ведь уже говорил, что никогда не позволял себе подобных приключений раньше, – помрачнев, добавил он.

– Ты женат? – спросила Каролина, глядя на обручальное кольцо на его пальце.

В Штатах даже холостяки это носят, – улыбнувшись, сказал Эл. – Для респектабельности. У нас придают особое значение семейным ценностям и прочей подобной чепухе.

– Так ты холост? – Каролина удивленно вскинула брови.

– Да, представь себе! – сказал Эл.

– И даже не помолвлен? В это трудно поверить!

– Я слишком много работаю, у меня совершенно нет времени, чтобы всерьез задуматься о своем будущем.

Официант принес им напитки, и они заказали ужин: жаркое из вырезки и салат. Но мысль о том, что в программу вечера в обязательном порядке включен и секс, испортила Каролине аппетит. Она не могла сосредоточиться на еде, думая о своем нижнем белье, голых ляжках и прозрачных чулках. Вся эта сбруя сдавливала ее тело и постоянно напоминала ей о том, что сейчас она уже не продюсер популярных телевизионных сериалов, а дорогая проститутка, обслуживающая богатого американца, пачку денег которого она уже спрятала в сумочку. Ее подмывало отдать Элу деньги и объяснить ему, как все обстоит в действительности, но бес, вселившийся в нее, не позволял это сделать. Поэтому она лишь беспокойно ерзала на стуле и пила свой коктейль.

От кофе и десерта она отказалась, но согласилась выпить коньяку. Официант подкатил к их столику тележку с экзотическими бутылками и штофами, Эл заказал наиболее дорогой напиток марки «Хайн-Антик» многолетней выдержки, а к нему – чудесные конфеты из белого шоколада.

Выпив рюмочку коньяку и закусив ее конфеткой, Каролина положила ладонь на руку Эла и спросила:

– Может быть, пойдем к тебе?

Желание ощутить в себе его пенис уже переполняло ее, никогда еще ей так сильно не хотелось заняться сексом.

– Ну, если ты на этом настаиваешь, – несколько растерянно пролепетал Эл.

– Мне казалось, что нам обоим этого хочется, – с легким недоумением взглянув на него, сказала Каролина. – Или у тебя возникли проблемы с желудком?

– Нет, все в порядке, пошли! – уже более решительно произнес Эл и, подписав поданный ему на серебряном подносе счет, встал вместе с Каролиной из-за стола.

Его апартаменты располагались на шестом этаже. Эл достал из бумажника магнитную карту и с ее помощью открыл дверь.

– Прошу! – сказал он, пропуская гостью в номер.

Пол в холле был покрыт мраморными плитами. Как только Эл затворил дверь, Каролина привстала на цыпочки и, прильнув к нему всем телом, жарко поцеловала в губы. Головка его пениса тотчас же уткнулась ей в живот.

– Я очень хочу тебя! – жарко выдохнула она ему в ухо.

Эл глубоко вздохнул и, пинком распахнув одну из дверей, на руках понес ее в темную спальню. Опустив там ее на кровать, он зажег лампу на тумбочке и уставился на обнажившиеся ляжки Каролины. Очевидно, его поразило то, что на ней были надеты чулки. Он пожевал губами и спросил:

– Ты всегда носишь их и такой пояс?

– Конечно! Тебе он нравится?

– Мне нравятся твои ноги, – сказал Эл, скинул пиджак и сел на кровать.

Спальня была декорирована в зеленых тонах: на салатовых обоях красовались мелкие веселенькие цветочки, ковер напоминал пружинистую луговую траву, а шторы и покрывало были цвета вечнозеленого лавра.

Впервые в жизни Каролина пожалела, что недостаточно опытна в амурных делах и не искушена в любовном искусстве. Ей хотелось поразить американца в постели так, чтобы он надолго это запомнил. Но ей оставалось лишь следовать подсказкам инстинкта. Она встала на колени, взяла обеими руками Эла за плечи и, уложив его спиной на кровать, расстегнула молнию на брюках. Из трусов бодро выскочил, словно чертик на пружинке, здоровенный фаллос.

Каролина наклонилась и принялась с силой его сосать, время от времени облизывая языком основание головки. Эл вздрагивал и сладострастно стонал. Пенис с каждым мгновением становился все больше. И вскоре Каролине стало трудно не только сосать его, но даже дышать, головка тыкалась ей в горло. Она бы с радостью заглотила ее, но боялась задохнуться.

Наконец-то мечты об этой чудесной части мужского организма, не дававшие Каролине покоя на протяжении всего ужина, стали явью. Огромный гладкий фаллос, так долго стоявший у нее перед глазами, лишавший ее аппетита и вынуждавший ерзать на стуле, очевидно, тоже был рад их новой встрече и вел себя как непоседливый шалун. Он то и дело вздрагивал, заполняя рот своим характерным привкусом. Каролина в последний раз аппетитно обсосала его, поцеловала в головку и, крепко зажав ее в кулаке, сдвинула другой рукой свои трусики и уселась на этом нефритовом столбе.

Обильно смоченный слюной, он легко проскользнул в ее влажное от соков влагалище, заполнив его собой полностью, и Каролина моментально пришла в экстаз. Возможно, так случилось потому, что она разогрелась красочными сексуальными фантазиями. Не исключено, что ее перевозбудило ее необычное облачение. Но это не имело для нее никакого значения, главным было то, что она словно бы возвратилась в юность и ощутила тот же искренний девичий восторг от вкушения запретного плода.

Вышедшее из-под контроля мозга тело немедленно начало егозить и вертеться на пронзившем его пенисе, словно бабочка на игле. Влагалище с чудовищной силой сдавило член, как бы стремясь лучше познать его и вынудить задрожать. Но отважный «каменный гость» не дрогнул перед натиском стенок ее лона и не попытался выскользнуть из его объятий. Напротив, он устремился вперед по темному узкому тоннелю и сокрушил шейку матки так, что у Каролины внезапно случился оргазм. Все ее горячее тело задрожало, а из ее мягкой и податливой сердцевины хлынули ароматные внутренние соки. Она пронзительно вскрикнула и впилась ногтями в спину Эла.

– Неплохое начало, однако, – одобрительно прокряхтел он. – Ты великолепная актриса!

Твоя штуковина сводит меня с ума, – хрипло отозвалась она, бешено вращая покрасневшими глазами и отчаянно пытаясь взять себя в руки. Отдышавшись, она заставила себя слезть с пениса, встать и расстегнуть на спине молнию платья. Стянув, она положила его на спинку кресла и повернулась к Элу лицом. Он с восхищением рассматривал ее великолепное тело и сексуальный наряд. Насладившись этим зрелищем, Эл тоже встал с кровати, быстренько разделся и, повесив одежду на то же кресло, спросил:

– Ты собираешься раздеваться догола?

– А как бы тебе хотелось? – игриво спросила она.

– Не снимай, пожалуйста, чулки!

– И как это я угадала твое желание? – хихикнув, воскликнула Каролина и сжала в кулаке его пенис.

Эл расстегнул застежку бюстгальтера у нее на спине и стащил с нее трусики, уже насквозь мокрые. Каролина скинула туфельки, и Эл повалил ее на кровать.

– Чего тебе больше всего хочется? – спросила она, чувствуя себя после первого оргазма гораздо увереннее и раскрепощенное. – Я исполню любую твою просьбу, осуществлю твою самую смелую фантазию!

– Мне нравятся твои сиськи! – пробасил Эл и, пристроившись к ней сзади, сжал руками ее набухшие груди. При этом его влажный огромный пенис проскользнул в расселину между ее ягодицами. Каролина повела бедрами и прошептала:

– А я без ума от твоего причиндала! Эл поцеловал ее в шею и сказал:

– Он к тебе тоже не равнодушен!

К удивлению Каролины, Эл не ввел член в ее росистую расселину, а повернул ее лицом к себе и смущенно добавил:

– Я кое-что должен тебе сказать, Каролина… Видишь ли, раз уж так все получилось, то… – Он снова замолчал.

– Ну, говори же! Чего ты хочешь? – воскликнула она, пытаясь догадаться, какие сексуальные фантазии он мечтает осуществить с ее помощью. Может быть, он садист? Или мазохист? Однажды она видела по телевизору, как проститутка хлестала плеткой такого извращенца.

– Я хотел сказать, что раз уж ты все равно постоянно всем этим занимаешься, то тебе будет нетрудно выполнить одну мою просьбу. Мне давно этого хочется, но я никогда не имел возможности осуществить свое заветное желание, – сбивчиво заговорил Эл, приходя в сильнейшее возбуждение. – Так вот, я ведь не случайно дал тебе целую пачку банкнот. Правда ты их не пересчитала, но в ней вдвое больше той суммы, которую назвал Боб…

– Послушай, Эл! – перебила его Каролина. – Объясни наконец мне толком, к чему ты клонишь? Чего ты от меня хочешь? И почему ты советовался с Бобом? Честно говоря, я…

– Понимаю, крошка! – не дал ей договорить Эл. – Сейчас ты все поймешь. Я схожу, позову его, он в другой спальне.

– Кто? – От изумления Каролина даже раскрыла рот.

– Грэг. Он в соседней комнате. В этом номере ведь две спальни.

– Кто такой Грэг? – снова воскликнула Каролина, цепенея от недоброго предчувствия.

– Мой деловой партнер. Мы позабавимся втроем. Договорились?

– Ты хочешь, чтобы вы оба меня поимели? – переспросила Каролина не веря своим ушам.

– Да, малышка. Я ведь заплатил тебе вдвое больше. Мне всегда хотелось поучаствовать в групповом сексе, и Грэгу, как это случайно выяснилось, тоже. Он отличный парень, я много лет его знаю…

– Но… – Слова застряли у Каролины в горле, а в голове все помутилось. Эл обмотался полотенцем и вышел в соседнюю комнату, закрыв за собой дверь.

Каролина потерла пальцами виски и постаралась собраться с мыслями. Первое, что пришло ей в голову, было сбежать из номера. Но для этого требовалось одеться и успокоиться, а сердце, колотившееся у нее в груди со страшной силой, не собиралось униматься. Даже в клиторе возникла явственная пульсация. Лишь пощупав рукой свою мокрую промежность, она сообразила, что охвачена необыкновенным вожделением. Похоть расползалась по всем ее клеточкам, по телу пробегали горячие волны, лоно пронзали молнии, оголенные нервы словно бы искрились. Вопреки доводам рассудка, который призывал ее бежать отсюда немедленно, оставив деньги на столе, ноги ее словно приросли к полу. Ее дьявольски возбуждало, что Эл обращается с ней как с продажной женщиной. Такой поворот событий внес в ее ощущения еще большую остроту. До этого момента она только притворялась проституткой, подыгрывая Элу. Но теперь, когда он вознамерился представить ее своему приятелю, чтобы тот тоже воспользовался ее услугами, все резко изменилось. Этот незнакомец мог оказаться толстым, уродливым и отталкивающим типом, но она должна была обслужить его, поскольку таков был ее уговор с Элом. Это означало, что она превращалась в настоящую девицу по вызову.

Так почему же кровь не застыла в ее жилах, когда она узнала горькую правду? Почему у нее не встали дыбом волосы? Почему мороз не пробежал у нее по коже? Не потому ли, что ей самой хотелось необычных ощущений? Не потому ли, что распутство было у нее в крови? Каролина стала пунцовой, сделав такое открытие, и задрожала от возбуждения еще сильнее.

А ведь всего неделю назад она вылетела бы из этого номера пулей, схватив одежду в охапку, чтобы надеть ее на бегу в коридоре. Но за минувшие несколько дней с ней определенно произошла метаморфоза. Теперь ей совершенно не хотелось возвращаться к своему прежнему образу жизни и лишать себя упоительных плотских наслаждений. Она вошла во вкус разврата, полюбила риск. Мир, в котором она очутилась с помощью Адрианны, оказался настолько красочным и интересным, что ей захотелось остаться в нем навсегда. В этом мире жили богатые и могущественные мужчины, такие как Боб Эверетт, и чувственные прекрасные женщины, как ее подруга Адрианна. Здесь все покупалось и продавалось, не было никаких правил и отсутствовала мораль. Превыше всего здесь ценились способность остро чувствовать и умение дарить наслаждение другим. Случайно попав, подобно Алисе, в это Зазеркалье, Каролина мгновенно почувствовала губительное воздействие его опасной атмосферы. Ядовитые испарения исподволь лишали ее рассудка, сковывали волю и раскрепощали низменные инстинкты.

Во вторник ночью ей было легко и приятно. Впервые нарушив все моральные запреты, она ощутила сладость греховного плода и не задумалась о возможных последствиях. Теперь ей предстояло пройти еще одно испытание свальным грехом, только на сей раз она была одна, а мужчин – двое. Чем же обернется для нее такой оригинальный расклад? Выйдет ли она и на этот раз победительницей из боя?

Каролина закусила нижнюю губу и твердо решила. что оденется и уйдет, если приятель Эла окажется толстопузым уродом преклонных лет. Нет, такому неказистому сластолюбцу она не позволит даже дотронуться до своего тела! С замирающим сердцем она ждала, когда дверь наконец откроется.

Но вот послышались шаги по мраморным плитам холла. Каролина взглянула в зеркало и пригладила ладонью растрепавшиеся волосы. Сейчас она походила даже не на проститутку, а на дикарку. Ее обнаженное тело трепетало и горело. Груди набухли и потяжелели, соски отвердели, а соки стекали по ногам ручьями. В глазах же сверкали бесовские искорки.

Вошедший оказался не отвратительным стариком, а молодым блондином с голубыми глазами и загорелым мускулистым телом. У него был квадратный подбородок, впалые щеки, высокие скулы и чувственные губы. Он был в спортивных ярко-желтых трусах из лайкры, мышцы его груди и живота были четко очерчены, как у атлета. Прекрасно развитыми были и его конечности. Волосы на теле отсутствовали.

– Каролина, позволь мне представить тебе моего друга Грэга, – невозмутимо произнес Эл.

– Привет, моя сладкая, – промурлыкал Грэг, скользнув по Каролине масленым взглядом и, повернувшись к Элу, добавил: – Она просто душка! – Говорил он, как и Эл, с типичным техасским акцентом.

Впервые оказавшись в столь пикантной ситуации, Каролина проглотила от растерянности язык. Она не знала, как ей себя вести, следует ли протянуть ему руку и поинтересоваться его самочувствием и успехами.

На помощь ей пришел Эл: он размотал полотенце, швырнул его на пол и, сев позади нее на кровать, схватил ее одной рукой за талию и усадил на свои колени. Не успела Каролина даже ахнуть, как он начал целовать ее шею и тискать груди.

– Ты умница, малышка, – нашептывал он ей при этом на ушко. – Грэг – отличный парень. А какой красавец!

Каролина почувствовала, что его пенис начал оживать.

– Да, ты прав, – сказала она, непроизвольно раздвигая ноги и ерзая на его бедрах. Растерянность и смущение уступили место вожделению. Оба американца были чертовски привлекательны, и в ее воображении возникли яркие сцены совокупления одновременно с ними обоими.

Теперь она даже радовалась, что не рассказала Элу правду о себе. Роль женщины легкого поведения развязывала ей руки. Она вправе была вести себя самым неподобающим образом, дать волю своим сокровенным фантазиям.

Укрепив свой дух такими умозаключениями, Каролина уверенным грудным голосом спросила, возбуждаясь еще сильнее от своей неслыханной наглости:

– Ну, кто из вас, парни, будет иметь меня первым?

– Позволь это сделать Грэгу, принцесса! – сказал Эл и, столкнув ее со своих коленей, встал с кровати.

Каролина заметила, что в его глазах вспыхнули похотливые огоньки. Он уже предвкушал наслаждение от скорого осуществления его давнишней мечты – полюбоваться на подлинное соитие и принять в нем живое участие. Он был счастлив, что познакомился с алчной проституткой, готовой на все ради злата. Наблюдая смену эмоций на его физиономии, Каролина убедилась, что он действительно никогда не делал такого прежде.

Страсть все крепче сжимала ее своей мозолистой рукой. Она опустилась перед блондином на колени, подула на его член, пока еще скованный желтыми трусами, и, расхохотавшись, словно ведьма, сдернула их за резинку до колен. Член выскочил наружу, обрезанный и толстый, но все же не такой огромный, как у Эла.

Каролина немедленно заглотила его и принялась сосать, ритмично кивая и втягивая щеки. Блондин сладострастно застонал.

– Забирайтесь-ка вы лучше на кровать! – посоветовал им Эл, желая получше разглядеть все представление. Его собственный пенис уже торчал, и он принялся энергично онанировать.

Каролина покосилась на него, выронила член Грэга изо рта и встала на кровати на четвереньках. Грэг, однако, не торопился тратить на нее свою энергию. Он предпочел снова засунуть член ей в рот. Каролина решила поменять тактику минета и стала облизывать головку и дразнить языком ее чувствительное основание. Краем глаза она заметила, что вошедший в азарт Эл пристраивается к ней сзади.

Каролина оттопырила попку и пошире раздвинула ноги. Эл провел головкой члена по промежности и раздвинул руками ягодицы. Каролина принялась сосать, как помпа. Грэг застонал еще громче и стал быстрее работать торсом.

– Хорошо? – спросил у него Эл.

– Великолепно! – ответил Грэг и всадил член Каролине в глотку по самую мошонку.

Она поперхнулась и вытаращила глаза. В тот же миг Эл вогнал свой причиндал ей во влагалище до упора. Искры посыпались у нее из глаз, в голове помутилось, а в ушах возник шум.

Оба американца принялись драить ее, как драят матросы палубу эсминца перед торжественным построением. Громадный фаллос Эла то сотрясал шейку матки, то почти полностью выходил из лона наружу. При этом Эл держал Каролину руками за талию, там, где находился пояс для чулок. И как ни пыталась она сосредоточиться на минете, член Эла постоянно отвлекал ее, преподнося ей все новые и новые сюрпризы.

Вскоре все ее тело напряглось, как это всегда случалось перед оргазмом, и она едва не выпустила член изо рта. Взгляд ее упал на зеркало на дверце гардероба, и она оцепенела, пораженная открывшейся ее помутившемуся взору картиной. Двое крепких обнаженных мужчин усердно вгоняли в нее пенисы сразу спереди и сзади. Стоило лишь Элу податься вперед, как Грэг засаживал в ее гортань свой причиндал по самый корешок. Каролина чувствовала, что где-то в глубине ее тела назревает настоящий ураган эмоций. Эл неожиданно затронул головкой ее самую чувствительную струну, и тысячи осколков оргазма, потрясшего Каролину, пронзили ее оголенные нервы.

Она истошно завопила, но Грэг заткнул ей глотку членом. Каролина задрожала. Грэг вытащил у нее изо рта пенис, мокрый от слюны, и задумчиво произнес:

– Если она притворяется, то она величайшая актриса!

Эл крепче сжал руками ее бедра и, совершив еще несколько плавных телодвижений, извлек пенис из лона и спросил:

– Ты ведь не притворяешься принцесса?

– Да будет тебе, старина! Смотри на вещи трезво! – урезонил его Грэг. – Она ведь уже говорила, что лучше тебя у нее никого не было! Она ведь профессионалка!

Эти слова возымели на Каролину неожиданный эффект. Она спрыгнула с кровати, взяла с кресла сумочку, достала из нее пачку банкнот и, швырнув ее Элу, воскликнула:

– Боб Эверетт ввел тебя в заблуждение. Я не проститутка. Я отдалась тебе, потому что мне этого захотелось.

Эл смутился и пробормотал:

– Но ведь мы с тобой обо всем договорились…

– Эй, приятель! Ты меня, похоже, подвел! Пожалуй, мне лучше уйти, – сказал Грэг, удрученный таким поворотом дела.

– Этого я не говорила! – возразила Каролина. – Я лишь хотела внести в наши отношения ясность. Вы должны знать, с кем имеете дело. Я здесь не потому, что вы мне заплатили, а потому, что мне это нравится. Понятно?

– Да, конечно, – сказал Эл, глядя на нее с недоверием. – Значит, ты не уйдешь?

– Если только вы прекратите болтать и займетесь делом! – с ухмылкой ответила Каролина.

– Несомненно, принцесса! – Эл спрыгнул с кровати на пол, обнял ее и, поцеловав в губы, легко приподнял.

Она обняла его за плечи и позволила ему уложить ее спиной на ковер. Каролина заметила, что чулки сморщились на коленках, и, положив ногу на кресло, расправила прозрачную ткань. Потом она сделала то же самое со второй ногой. Мужчины следили за ее грациозными движениями, вытаращив глаза и облизываясь. Их пенисы подрагивали от напряжения.

– Ну, продолжим, ребята? – спросила она.

– По-моему, сейчас моя очередь – сказал Грэг. Каролина встала, подошла к нему и, коснувшись головки члена своим лобком, приказала:

– Тогда целуй!

Она стал целовать ее в губы, просовывая язык ей в рот. Его дрожащий горячий пенис уперся ей в пупок. Каролина отстранилась и спросила:

– Может быть, ты меня наконец трахнешь?

Ей нравилось произносить это словечко, впрочем, и другие неприличные слова. Это ее чертовски возбуждало.

– Да, принцесса! – воскликнул блондин.

– А ты, Эл? – спросила Каролина, взглянув на его колоссальный эректированный пенис. – Как ты намерен распорядиться своей колотушкой?

– Как прикажешь, принцесса! – ответил здоровяк, рыская жадным взглядом по ее телу.

Она знала, чего ей хочется, и тотчас же улеглась спиной на кровать и раздвинула ноги. Оба мужчины уставились на ее промежность.

– Джентльменам не подобает заставлять даму долго ждать! – воскликнула Каролина. – Или в Америке вас этому не учат?

Грэг немедленно устроился у нее между ног, наклонился и, упершись головкой в преддверие влагалища, стал покрывать поцелуями ее шею и груди. Потом он старательно облизал ее живот и взялся за лобок. Каролина сладострастно застонала. Он начал дразнить языком клитор.

– Еще! Еще! – хрипло воскликнула Каролина, чувствуя, что ее набухший бутончик вот-вот раскроется.

Грэг снова лизнул его, затем сжал руками ягодицы и, раздвинув ее согнутые в коленях бедра, впился в ее промежность всем своим горячим ртом. Его язык проник во влагалище, да так глубоко, что Каролина охнула.

– Ей это нравится, – отметил Эл, наклонился и погладил Каролину по щеке.

Она повернула голову и взглянула ему в глаза.

Язык Грэга совершал круги вокруг входа во влагалище. Ее нежные половые губы трепетали, словно лепестки розы.

– Дай мне твою штуковину! – сказала она Элу и схватила его за член, намереваясь взять его в рот.

Он занял удобное для нее положение, и она принялась сосать его огромный пенис так, словно бы намеревалась выдоить все содержимое его мошонки. Эл хрипло и протяжно застонал, закатив к потолку глаза.

Грэг переключился на облизывание ее клитора. Ее половые губы набухли и блестели от слюны и соков. Руками Грэг продолжал сжимать ее за тугие ягодицы, просовывая пальцы ей в анус и влагалище.

Каролина впала в экстаз и запрыгала на кровати. Клитор завибрировал, в лоне возник спазм, все тело напряглось, оранжевые круги поплыли перед глазами, дыхание стало отрывистым и учащенным, а нервы натянулись, словно струны рояля. Продолжая сосать пенис Эла, она промычала:

– Я сейчас кончу!

Грэг что-то промычал ей в ответ и стал с еще большим рвением вылизывать ее лоно, просовывая язык во влагалище все глубже и глубже. Неожиданно Каролина выгнулась дугой, выпустив член Эла, запрокинула голову и завизжала от охватившего ее восторга. Клитор ее разбух так, что, как ей показалось, заполнил собой весь рот Грэга.

Он понял, что с ней происходит, и моментально вогнал в нее свой член. Каролина разрыдалась от необыкновенного ощущения и забилась в сладких конвульсиях. Один ее оргазм стремительно сменился другим. А Грэг изо всей силы долбил и долбил ее, загоняя член во влагалище глубже и глубже.

Каролина впала в забытье, а когда очнулась, то почувствовала, что она все еще не удовлетворена. Теперь ей хотелось, чтобы мужчины имели ее одновременно, и не важно, в какие именно отверстия.

– Подожди минутку! – сказала она Грэгу и, схватив его за ягодицы, оторвала от себя. Затем она извернулась и встала на четвереньки так, чтобы смотреть в зеркало, висевшее напротив кровати. Волосы ее разлохматились, чулки сползли, груди разбухли и покраснели, а соски походили на ручки шкафа. Она встала в удобную позу и приказала: – Ребята, вперед!

Грэг пристроился к ней сзади и без труда вогнал во влагалище скользкий пенис. Эл поймал ее требовательный взгляд и подполз к ней на коленях.

– Ты сможешь кончить мне в рот? – спросила на всякий случай у него она.

Он кивнул и глухо сказал:

– Да, принцесса!

– Начали! – воскликнула Каролина и, взяв член Эла в рот, подалась корпусом назад.

Пенис Грэга вошел в нее целиком. Каролина удовлетворенно кивнула и начала сосать член Эла. Внутренний голос твердил ей, что она ведет себя скверно, что все это для нее плохо кончится, если она не прекратит шалить. Но чувства одолели рассудок.

Крепче сжав пенис Эла в руке, она начала сосать его с необыкновенным упоением, испытывая неописуемое блаженство уже от одного осознания того, что ее имеют одновременно двое здоровенных мужчин. Вскоре ей почудилось, что пенисы необъяснимым образом объединились внутри ее. Эл задергался, член Грэга во влагалище задрожал. Шелковистые стенки влагалища сжали его, словно тиски.

Каролина покосилась на зеркало, не прекращая сосать член Эла, и увидела, как его пальцы сжимают ее соски. Она едва не захлебнулась от охватившего ее восторга. Грэг стал двигать торсом медленнее, он был уже на грани эякуляции. Эл ритмично подергивал ее за соски. Руки Грэга сновали по ее ляжкам и ягодицам, поглаживая ей лобок, а пальцы осторожно теребили клитор и проникали в ее анус. Каролина решила вознаградить его за усердие и сжала влагалищем его пенис так, что тот резко дернулся. Фаллос Эла тотчас же свело спазмом. Каролина сжала ягодицы и, кивнув, пропустила головку фаллоса Эла в горло. Два пениса прочно застряли в ее теле.

Грэг пришел в неистовство и принялся тарабанить ее изо всех сил, больно дергая за клитор. Каролина подумала, что он первым придет к финишу, но ошиблась. Огромный фаллос Эла, застрявший у нее в горле, словно кость, начал пульсировать и неожиданно исторг струю горячего семени. Глаза Каролины едва не вылезли из орбит. Она попыталась отшатнуться, но он крепко схватил ее руками за голову и не дал ей улизнуть.

И вновь восстановилась необъяснимая связь между двумя засевшими в ее теле пенисами. Член Грэга задергался во влагалище и выпустил на шейку матки тугую горячую струю. Она чувствовала, как бьется о ее ягодицы его мошонка, и слышала, как дико хрипят и стонут оба американца. И не успела она подумать, что истинные джентльмены не позволяют себе такого, как рассудок ее помутился от охватившего ее колоссального оргазма. Вопль, который его сопровождал, явно не соответствовал этическим требованиям, предъявляемым к английской леди.

Каролина взяла реванш за унижение, которое она испытала во время совокупления с Джейсоном, и была этим чрезвычайно довольна. Отныне ни один мужчина не дерзнет оставить ее неудовлетворенной, решила она. И потеряла сознание.

Глава 6

– Какая чудесная комбинация! – воскликнула Адрианна, рассматривая темно-голубое изделие из шелка и кружев с зауженной талией. – Берем!

А мне больше нравится вот эта рубашка! – сказала Каролина, беря двумя пальчиками за тонюсенькую бретельку ночную рубашку из гладкого черного атласа и прикладывая ее к своему телу. Рубашонка оказалась такой коротенькой что едва прикрывала бедра.

– Очень сексуально, – сказала Адрианна, скользнув по ней взглядом. – И эту тоже упакуйте! – сказала она продавщице. – И еще вон ту!

– Я хочу новую баску! – заявила Каролина. – Мне нравится, как она плотно облегает тело.

– Ага! Теперь ты наконец поняла, почему их терпели женщины викторианской эпохи! – торжествующе воскликнула Адрианна. – Как насчет вон той, бежевого цвета? По-моему, она именно то, что тебе нужно, дорогая! Посмотри, какие на ней чудесные кружева спереди. А какие прочные бретельки! И вырез на груди достаточно глубокий. Заверните!

– А вы не хотите взять к ней такие же трусики? – спросила продавщица и, достав из-под прилавка пару шелковых штанишек, приложила их к баске.

– Замечательно! – воскликнула Адрианна. – Это мы тоже берем. Но больше ни одной вещи. На сегодня вполне достаточно.

– Неплохое начало, – заметила Каролина, с улыбкой глядя на стоящие вдоль прилавка пластиковые пакеты, наполненные свертками. Они бродили по магазинам вот уже несколько часов, выбирая для нее обновки, Адрианна придирчиво изучала каждую приглянувшуюся Каролине вещь и одобряла только то, что ей действительно подходило.

Эта экскурсия по фешенебельным магазинам на улицах Найтсбридж и Бонд-стрит обошлась Каролине весьма недешево. Но она не жалела о потраченных на новую одежду деньгах. Теперь, когда Каролина осознала наконец-то роль одежды в жизни женщины, она была полна решимости полностью обновить свой гардероб.

Период недооценки значения наряда остался в прошлом. Каролина убедилась на собственном опыте, что внешний облик в значительной мере определяет и ее сексуальную жизнь. Именно красивое белье и новые платья помогли ей изменить свой взгляд на мир кардинальным образом. Претерпев благодаря новым вещам удивительную метаморфозу, Каролина ощутила себя другим человеком. И вновь превращаться в прежнюю серенькую мышку она не собиралась.

Ей хотелось и впредь ловить на себе восхищенные взгляды мужчин и возбуждаться, любуясь своим отражением в зеркале. За пять лет упорного труда она заработала достаточно денег, чтобы позволить себе выглядеть экстравагантно. Три ее фильма вошли в десятку лучших развлекательных программ британского телевидения, а один сериал попал даже в первую тройку. За успешную творческую деятельность ей щедро платили, поэтому она сумела скопить крупную сумму и могла тратить деньги, не испытывая угрызений совести. С каждым днем ей все больше нравился ее новый облик, хотя она и вложила в свое преображение примерно столько же, сколько стоит неплохая машина.

Расплатившись за последние покупки, подруги вышли из магазина. Шофер, поджидавший их у входа в лимузине, распахнул для них заднюю дверцу и уложил пакеты в багажник.

– Домой, Джеймс! – сказала Адрианна, устраиваясь поудобнее на широком кожаном сиденье. – У меня пересохло в горле. Всякий раз, когда я что-нибудь покупаю, меня мучит жажда.

Черная лакированная машина домчала их до ее особняка всего за несколько минут. Пока Адрианна откупоривала бутылку шампанского, Каролина отнесла несколько пакетов в большую спальню, чтобы устроить там маленькую демонстрацию модной одежды.

– Какая прелесть! – прошептала она, примеривая желто-голубое платье-«коктейль» от Версаче напротив большого зеркала. Адрианна тоже вошла в комнату, неся на подносе бокалы, в которых искрилось и пенилось ее любимое шампанское марки «Круг».

– Великолепное платье, оно тебе очень идет, – сказала подруга, передавая ей бокал. – Предлагаю выпить за твой новый имидж!

Подружки чокнулись хрустальными сосудами, и Каролина с улыбкой добавила:

– Без тебя я бы никогда не преобразилась! За тебя!

– Ты преувеличиваешь мои заслуги! – сказала Адрианна.

– Нет, дорогая! Только тебе я обязана своим превращением из куколки в бабочку. Будь добра, расстегни молнию! – сказала Каролина, поворачиваясь к ней спиной. – Спасибо, милочка. Так вот, я катилась по накатанной колее и не помышляла о том, чтобы изменить свой образ жизни. Я перестала радоваться и думать о сексе. Но с тех пор, как я снова встретила тебя, моя жизнь разительно переменилась.

Она сняла платье и осталась в белых штанишках и кружевном бюстгальтере.

– Ты стала надевать красивое нижнее белье, – ехидно отметила подруга, – в котором не стыдно предстать перед мужчиной.

Каролина наклонилась над большим пакетом и начала в нем рыться, тщетно пытаясь скрыть смущение.

– А сколько новых радостей ты познала! Особенно в постели! – не унималась Адрианна. – Какие ты совершила потрясающие открытия в сексе!

Каролина резко обернулась и спросила:

– Это точно! А как ты узнала?

– Что именно? – Адрианна лукаво прищурилась.

– Ну, о том, что я открыла в себе необычные способности, – уклончиво ответила Каролина, надевая серый костюм от Сен-Лорана: узкую прямую юбку и длинный жакет с большими черными пуговицами.

Это было совсем не сложно, – сказала Адрианна. – Я провела небольшой логический анализ, и мне все сразу стало ясно. Учась в университете, ты уделяла мужчинам гораздо меньше времени, чем занятиям. Ты всегда думала прежде всего о своей карьере, а не о сексе. Ты и сама это знаешь. Тебе просто некогда было задуматься о своих сексуальных потребностях и возможностях. Ты даже мастурбировала нерегулярно! Это совершенно недопустимо, милочка! Секс – это тебе не еда! Ты не можешь им заниматься, думая о чем-то другом. В сексе требуется сосредоточиться, чтобы добиться желаемого результата. Нужно приложить максимум усилий, чтобы насладиться оргазмом. К этому ты не была готова. Но когда при помощи вибратора тебя наконец-то прорвало, все пошло как по маслу. Ты вошла во вкус и начала копаться в себе, как в переносном, так и в прямом смысле. – Адрианна хихикнула. – Со мной все обстояло иначе, мне сразу же повезло с парнем, который трахнул меня в первый раз. Его звали Билл, фамилию я забыла. Ты должна его помнить, он тогда учился в аспирантуре…

– Тебе всегда нравились взрослые мужчины! – уколола ее, в свою очередь, Каролина. – С усами или с бородой.

– А еще лучше, с большим причиндалом, – сказала Адрианна и расхохоталась. – С таким, какой был у Билли, лишившего меня девственности. Ну и прибор же у него, милочка! Я думала, что умру. Но как видишь, чудом уцелела. После него я уже не могла больше думать ни о чем, кроме секса. И естественно, сосредоточила на этом главном объекте своих помыслов все свои усилия. Как видишь, я тоже кое-чего добилась в жизни.

– Несомненно! – сказала Каролина, застегивая жакет.

– Он тебе к лицу, – сказала Адрианна. – В таком костюме не стыдно и на телевидении появиться.

– Это точно! – подтвердила Каролина, разглядывая себя со всех сторон.

– Возможно, ты бы скорее сделала успешную карьеру, если бы уделяла больше внимания тому, как ты одета, – добавила Адрианна.

– И в этом я с тобой согласна! – Каролина приподнялась на цыпочках, чтобы посмотреть, как она будет выглядеть в туфлях на шпильках, и с кислой миной призналась: – А мой первый парень кончил раньше, чем нарушил мою девственную плеву.

– А дальше было и того хуже! – сквозь смех добавила Адрианна.

Да, но все переменилось, когда я воспользовалась твоим чудодейственным подарком! – с восторгом воскликнула Каролина и блаженно улыбнулась. – Я не нахожу слов, чтобы выразить тебе свою признательность! Вибратор совершил чудо! Я стала совсем другой! И как это ты додумалась, что он мне нужен!

– Просто я сообразила, что ты для него созрела, милочка. Вибратор помог тебе сфокусировать свои ощущения и мысли на мастурбации. А уж потом все само собой образумилось.

Адрианна вздохнула и стала укладывать поудобнее подушки у ореховой спинки кровати, намереваясь прилечь. Каролина с интересом наблюдала, как ловко подруга извлекает из своих черных волос заколки, как она грациозно встряхивает своей блестящей шелковистой гривой и как локоны рассыпаются по ее плечам. Адрианна легла спиной на подушки, вытянула ноги, обтянутые брючками светло-бирюзового цвета, прекрасно сочетавшимися с ее блузкой, и подвела итог своим рассуждениям:

– Всему свое время, милочка! Все предопределено! Ты сделала головокружительную карьеру и, следовательно, заслужила право вволю позабавиться с фаллоимитатором. – Она расхохоталась. – Тебе дьявольски повезло, что ты случайно встретила меня в магазине. А привело нас обеих туда женское любопытство!

Каролина вздохнула, сняла костюм и открыла пакет с нижним бельем, чтобы достать из него черную атласную ночную рубашку. Логика у подруги была железной, и возразить ей было трудно.

– Похоже, что так оно и есть, – сказала Каролина, извлекая рубашку из упаковки. – Я тоже чувствовала, что мне постоянно чего-то недостает. И, лишь воспользовавшись вибратором, я сообразила, что недооценивала значения клитора. Ведь именно в нем и зарождается оргазм! Я имею в виду не поверхностный, легкий, а настоящий, глубокий и пронзительный, как звук скрипки. – Она дотянулась руками до застежки бюстгальтера на спине, расстегнула ее и, полюбовавшись своими освобожденными от уз грудями, надела через голову ночную рубашку. Атлас обласкал чувствительные соски и вызвал у нее мурашки. Каролина невольно поежилась и повела бедрами.

– Ты смотришься очень сексуально! – заметила Адрианна.

Нижний край рубашки едва прикрывал низ живота.

– Да, ты права, – согласилась Каролина, взглянув в зеркало. – И телу в ней очень приятно. А какой, оказывается, у нее глубокий вырез на груди! И как чудесно материя ласкает мою кожу! Соски моментально встали торчком!

– Значит, теперь у тебя больше нет проблем с сексом? – спросила Адрианна.

– Представь себе, возникли новые! – воскликнула Каролина. – Я стала такой чувствительной, что постоянно кончаю. Думаю, что мое тело берет реванш за упущенные в прошлом удовольствия. А ты так не считаешь?

– Кому ты все это объясняешь, милочка! Я и сама такая! Предлагаю выпить за оргазм! – воскликнула подруга и взяла со столика бокал с шампанским.

Каролина тоже взяла свой бокал и подсела к ней на кровать, решив, что настал удобный момент для выяснения некоторых вопросов, волновавших ее в последние дни.

– Ну, а как складываются отношения с Бобом? – спросила она, решив начать издалека.

– На мой взгляд – идеально! Мне кажется, что скоро мы все-таки расстанемся, – ответила Адрианна. – Но пока все идет нормально.

– А что ты рассказала ему обо мне?

– Только то, что мы с тобой старинные приятельницы. А что еще я могла ему сказать?

– Ну, к примеру, что я профессиональная потаскуха.

Адрианна нервно хохотнула:

– Откровенно говоря, именно так ты себя и вела! Я была приятно удивлена, моя дорогая.

– Дело в том, что он и Элу сказал, что я проститутка.

– Неужели? Это недоразумение!

– Недоразумение? – Каролина вскинула брови и фыркнула.

– Очевидно, Боб все сам так истолковал. Ты же видела, что он собой представляет. Как любой преуспевающий богатый и влиятельный техасец, он немного самодур. И очень избалован женщинами. Он помешан на групповом сексе, поэтому я постоянно приглашала кого-то из своих подруг.

– А тут вдруг подвернулась я! – саркастически вставила Каролина, начиная злиться.

Нет, с тобой все вышло случайно! Да ты и сама не хотела уходить! У меня есть круг знакомых, готовых за вознаграждение на все, что угодно клиенту. Правда, они предпочитают называться сопровождающими, но в действительности прожженные шлюхи. Боб им щедро платит за их так называемые эскорт-услуги, и они очень довольны. Иногда Боб приглашает поучаствовать в групповухе кого-то из своих деловых партнеров, как это и случилось с Элом.

– Значит, Боб принял меня за проститутку, – со вздохом сказала Каролина. – Почему же тогда он не предложил мне денег?

– Это должна была уладить я. Но мне не хотелось тебя обижать. Но как ты узнала, что Эл принял тебя за профессионалку? Он сам это тебе сказал? Ты мне почему-то ничего не рассказала на следующий день.

Каролина пересказала ей всю историю их с Элом отношений, умолчав, однако, о Грэге. Этой тайной она пока еще не была готова поделиться даже со своей лучшей подругой.

– Он дал тебе толстенную пачку денег? – хохоча, переспросила Адрианна. – Ну а ты что же?

– Я ему их вернула! – ответила Каролина.

– Ну и дура. Ладно, рассказывай, как все было дальше. Ты говорила, что прибор у него невероятных размеров. Ты сумела с ним справиться?

– Еще как! В Техас он улетел очень довольный.

– Жаль!

– Разве в океане перевелась другая крупная рыба?

– Верно мыслишь, милочка! – похвалила ее подруга и добавила, встав с кровати, чтобы пополнить бокалы шампанским: – Боб от тебя в полном восторге.

– Он мне тоже симпатичен, – машинально сказала Каролина.

Адрианна села на кровать и нерешительно промолвила:

– Я хотела бы тебя кое о чем спросить… Лицо ее стало серьезным.

– Спрашивай! – сказала Каролина.

– Дело в том, что я почувствовала нечто такое, что меня удивило и насторожило… Я имею в виду нашу игру втроем. Попробую объяснить это иначе. Ты ведь знаешь, что Бобу нравится смотреть, как занимаются сексом лесбиянки. Я ведь рассказывала тебе об этом!

– Я не придала тогда этому значения, – пожав плечами, сказала Каролина. – Значит, и тебе приходилось делать это для Боба? – Она пытливо посмотрела подруге в глаза.

– А тебе? – спросила Адрианна.

– Нет! – не задумываясь ответила Каролина. – Но я жду ответа на свой вопрос.

– Я занималась этим и до знакомства с Бобом, – потупив взгляд, сказала Адрианна.

Ее ответ поверг Каролину в изумление. Адрианна ни разу не пыталась склонить ее к лесбиянству. В комнате зависла тягостная тишина. Ее нарушила Адрианна. Отпив из бокала, она выпалила:

– Впервые это произошло в Америке, когда я жила в Лос-Анджелесе. Меня пригласила в гости моя соседка, оказавшаяся закоренелой лесбиянкой. Она совратила меня так быстро и умело, что я и возмутиться не успела. Мне это дело пришлось по душе, и я стала иногда его практиковать.

– Даже на глазах у Боба? – с замирающим сердцем спросила Каролина.

– Говорю же тебе, ему это нравится. Честно говоря, я бы и не заговорила об этом, если бы не одно обстоятельство… – Она снова замялась, подбирая подходящие слова.

– Говори прямо! – нетерпеливо воскликнула Каролина, приходя в необычное волнение.

– В тот вечер мне показалось, что между нами возникло некое новое чувство… Короче говоря, я хотела спросить, не желаешь ли ты продолжить свои сексуальные опыты?

Каролина оцепенела, пораженная проницательностью подруги. Она словно бы прочитала ее мысли. В тот вечер, когда произошел групповой сексуальный акт с участием Боба, она тоже ощутила неестественное половое влечение к своей подружке. Тогда она не придала этому порыву значения, но теперь, глядя Адрианне в глаза, убедилась, что ей это не померещилось. Но еще более поразительным было то, что влечение оказалось взаимным.

Некоторое время подружки молча смотрели друг на друга, хлопая глазами. Эти мгновения отчетливо запечатлелись в памяти Каролины. Молчание воцарилось в спальне всего на несколько секунд, однако они показались ей вечностью.

– Мне нужно в туалет, – сказала Адриан на и, встав с кровати, потрепала Каролину ладошкой по щеке и добавила: – Одевайся, шофер отвезет тебя домой.

Она прошла в туалет и закрыла за собой дверь.

Но Каролина не торопилась последовать ее совету и одеться. Ей хотелось осмыслить случившееся. Еще пару недель назад она бы не задумываясь ушла, от души посмеявшись над словами подруги, и вряд ли обиделась бы на нее, потому что даже не представляла себя в роли лесбиянки. Скорее всего они бы никогда не вернулись к этому разговору.

Теперь же Каролина воспринимала все иначе. Тело, познавшее сладость свального греха, наполнилось смутными предчувствиями. Соски грудей отвердели, увлажнились набухшие половые губы, оживился клитор.

Смущенная непривычными ощущениями, Каролина принялась кусать губы и тереть пальцами виски. Она не знала, чего ей хочется, но возвращаться домой ей точно не хотелось. А почему бы, собственно говоря, и не позволить Адрианне поласкать ее? Так она откроет для себя новую грань чувственных наслаждений, обогатит свои скудные познания в сексе опытом новых ощущений. Распалившееся воображение начало рисовать ей живописные картины их с подругой забав на кровати.

Но тихий внутренний голос немедленно задал ей серьезный вопрос: а не слишком ли стремительно разворачиваются события ее сексуальной одиссеи? Не разумнее ли будет сделать передышку после смелого эксперимента с двумя американцами, Элом и Грэгом? Не возникнет ли у нее отвращение к сексу, как у ребенка, объевшегося шоколада? Не придется ли ей потом кусать локти?

Из размышлений ее вывело внезапное возвращение Адрианны из туалета. Каролина от испуга даже подпрыгнула.

– Ты все еще здесь? Одевайся и катись домой! – сказала Адрианна без обиняков.

– Мне не хочется, – ответила Каролина, не трогаясь с места.

– Выбрось эту идиотскую идею из головы! Так мы испортим нашу многолетнюю дружбу! А я этого не хочу!

– Но мы ведь взрослые люди! И отдаем себе отчет в своих поступках. Так почему бы нам и не поэкспериментировать?

Сердце готово было выскочить из груди Каролины.

– Ты так считаешь? – дрожащим от волнения голосом спросила Адрианна.

Подруги молча уставились друг на друга, облизывая губы.

– Да. Боже, у меня даже в ушах звенит!

– А у меня вот-вот лопнет сердце!

– В таком случае требуется срочно принять какие-то меры! – рассудительно произнесла Каролина, встала и расстегнула на спине у Адрианны застежку бирюзовой блузки. Сделав первый шаг, она осмелела и сжала руками упругие груди подруги. Интуиция подсказывала ей, что именно это и следует сейчас делать.

Адрианна сняла блузку и осталась в голубом бюстгальтере.

Каролина потянула за язычок молнии на«брюках и расстегнула пуговицу на поясе. Адрианна сама сняла их вместе с трусиками и, повернувшись к подруге лицом, воскликнула:

– Я жутко волнуюсь! Мне никогда даже в голову не приходило заняться этим с тобой! А теперь я так возбудилась, что стала мокренькая.

– Я разволновалась не меньше, чем ты, – сказала Каролина и протянула руку к ее грудям.

Адрианна шагнула к ней и порывисто сжала ее аппетитные груди своими длинными пальцами с красными ноготками. Каролина подалась вперед и прижалась к лицу подруги щекой, жадно вдыхая тонкий аромат ее духов. Адрианна прильнула к ней всем своим миниатюрным грациозным телом и затрепетала. Ее кожа была мягкой и нежной, совсем не такой, как у мужчин.

– Мне очень приятно, – прошептала Адрианна и поцеловала Каролину в шею. Потом она погладила ее ладонью по спине.

Каролина шумно задышала, по ее напрягшемуся телу пробежала дрожь. Она томно вздохнула, и Адрианна коснулась ее губ своими нежными губами, просунула язык ей в рот и стала теребить пальчиками сосок.

Каролине стало жарко. Язык подруги был горячим и сладким. Их губы слились в долгом страстном поцелуе, рты наполнились слюной. Подружки стиснули друг друга в объятиях, и впервые их соски соприкоснулись.

Каролина отшатнулась, словно ее ударило током, и осевшим, дрожащим от страсти голосом промолвила:

– От тебя так чудесно пахнет! И ты вся такая нежная и податливая!

– Ты тоже! – сказала Адрианна и освободилась от бюстгальтера.

. Каролина с восхищением уставилась на ее маленькие оливковые груди, словно бы увидела их обнаженными впервые. Упругие соски ее были темно-коричневого цвета. Тело Каролины изнемогало от вожделения, на ее губах все еще ощущался вкус губ Адрианны. Ей хотелось дать свободу своим темным страстям, но она не знала, с чего лучше начать.

Проницательная Адрианна взяла ее за руку, подвела к кровати и велела лечь.

– А ночную рубашку снять? – спросила Каролина.

– Не надо, она мне нравится, – сказала Адрианна, нетерпеливо переступая с ноги на ногу.

Ноги у нее были стройные, с крутыми бедрами, между которыми темнела полоска волос на лобке. Скользнув по нему горящим взглядом, Каролина легла на кровать и раздвинула согнутые в коленях ноги. Адрианна посмотрела на ее промежность, облизала губы и тихо произнесла:

– Какая ты красивая! У тебя такие длинные ноги… – Она встала рядом с Каролиной на колени, погладила рукой ее по щеке и начала ласкать ей левую грудь, легонько теребя пальцами сосок и приговаривая: – Это настоящее чудо!

Ее левая рука сжала низ живота подруги, а средний палец проник между половыми губами в горячее влагалище.

Каролина сладострастно застонала. Адрианна стала поглаживать клитор. Каролина охнула, охваченная совершенно новыми ощущениями. Мужчины действовали в аналогичной ситуации иначе, грубее и напористее, Адрианна же безошибочно определила ее наиболее чувствительные точки и своими нежными прикосновениями доставляла ей подлинное блаженство. Вскоре ее ласки стали более настойчивыми, по телу Каролины пробежали искры. Она застонала громче и замотала головой из стороны в сторону. Влагалище сжалось, пульсация в клиторе усилилась. Чувствуя, что оргазм уже близко, она прошептала, словно бы не веря, что все это происходит с ней наяву:

– Нет! Не надо!

– Не бойся! Доверься мне! – ответила Адрианна и сильнее нажала на головку клитора.

Каролина взвизгнула, словно бы пронзенная иглой, и забилась в конвульсии блаженства, охватившего все ее горячее тело. Пальчики Адрианны, стоявшей перед ней на коленях, вызвали в Каролине бурю красочных эмоций. Запах ее духов вскружил ей голову, звук ее чувственного голоса походил на звучание виолончели. А ее образ, прочно обосновавшийся в разыгравшемся воображении Каролины, напоминал ей, что предаваться блуду с женщиной – страшный грех, и тем самым удваивал получаемое ею удовольствие.

Адрианна порывисто наклонилась и начала дразнить клитор языком, причем в том же темпе, в каком она делала это пальчиком. Каролина вспотела, ее лоно начало хлюпать. С трудом оторвав голову от подушки, она протянула руки к бедрам Адрианны, взглядом умоляя ее позволить ей поласкать ртом ее промежность. Подруга не заставила Каролину долго ее упрашивать и раздвинула ноги. Глазам Каролины во всей своей красе предстали ее женские прелести.

Еще никогда она не видела вблизи преддверие влагалища и половые губы. У Адрианны они были толстые, опушенные черными волосиками. Внутренние губы походили на лепестки розы, вход в таинственный темный тоннель блестел. Морщинистый анус напоминал круглый кратер вулкана. Каролину охватило непреодолимое желание впиться ртом в малые половые губы подруги и отведать ее нектара, вытекающего из влагалища крупными каплями.

Она впилась в крутые холмы ягодиц пальцами и принялась с наслаждением облизывать мохнатые половые губы, промежность и анус. Войдя во вкус, она стала их целовать, просовывая язык глубоко в таинственный темный тоннель, как это делала Адрианна. Подружка застонала и села ей на лицо, вдавив ягодицами ее голову в подушку. Язык Каролины проник в ее влагалище еще глубже, рот наполнился сладкими соками. Подруги принялись с упоением ублажать друг друга, и дразня языком чувствительный клитор, и облизывая сочные половые губы, и высасывая нектар из влагалища.

Они готовы были состязаться в лесбийском искусстве любовных ласк бесконечно, не испытывая пресыщенности и усталости, поскольку их тела обменивались энергией и раззадоривали одно другое. Пронырливый язычок Адрианны порхал по разбухшему розовому бутону Каролины, словно любопытный мотылек, заставляя ее стонать и урчать от неземного блаженства. Ее лобок превратился в клубок оголенных нервов, от которых по всему телу распространялись восхитительные волны удовольствия. Где-то в глубине ее сознания все еще шевелилось недоверие, порождавшее желание остановиться и одуматься. Но вид промежности Адрианны и ее стройных ножек, волнующие ароматы ее тела, а главное – умелые ласки подавляли все робкие сомнения Каролины в реальности происходящего и прочнее любых оков удерживали ее на кровати.

Сообразив наконец, что ей не удастся удивить видавшую разные виды подругу, Каролина стала не мудрствуя лукаво повторять все ее действия. Так, если Адрианна принималась водить упругим языком по головке ее клитора, Каролина отвечала ей тем же. А когда пальчики Адрианны углублялись в ее влагалище, она вгоняла в таинственный тоннель между ляжками брюнетки всю ладонь. Стенки горячего лона стискивали ее пальцы, как в дружеском рукопожатии, и Каролина начинала совершать рукой ритмичные пассы. Ей казалось, что дрожащая влажная масса вот-вот всосет ее в себя целиком, она пыталась вынуть из нее руку, но та не слушалась и продолжала делать свое дело. Даже самое себя Каролина никогда не ласкала с такой поразительной страстностью. Влагалище Адрианны жгло и сжимало ее пальчики, но они не желали отрываться от мокрой бархатистой внутренней поверхности этой волшебной пещеры.

И странное дело, все эти манипуляции непонятным образом завораживали Каролину и обостряли ее восприятие действий Адрианны. Длинные пальцы подруги стали напоминать ей фаллос Эла, а прикосновения языка к ее набухшему розовому бутону повергали Каролину в благоговейный трепет. Когда же клитор Адрианны разбух у нее во рту и начал вибрировать, ей почему-то вспомнилось, как она едва не задохнулась, делая минет Грэгу.

От переизбытка ярких впечатлений в голове Каролины образовался абсолютный вакуум. Ей стало казаться, что их тела превратились в один сложный организм, переполняемый бурлящим сладострастием. Потрясший их одновременно оргазм был подобен извержению Везувия и вселенскому потопу. От хлынувших ей в рот соков Каролина едва не захлебнулась. Но поток не ослабевал, извержение вулкана продолжалось, и лава перетекала из одного тела в другое. Подобно бурному финалу симфонии, исполняемой слаженным оркестром виртуозов, подруги дружно завыли, заохали и застонали. Многократное эхо, однако, превратило их возгласы в сумбурную какофонию.

Подстегиваемая стонами Каролины, распалившаяся Адрианна едва ли не по самый локоть просунула руку в ее лоно и, очевидно, от избытка чувств воткнула палец ей в анус. Пронзенная резкой болью, Каролина грязно выругалась и впилась зубами в клитор подруги. Та сладострастно завизжала и глубже просунула палец в ее задний проход. Шалунья знала, что делает – в тот же миг райское блаженство растеклось по телу Каролины. Она с упоением принялась сосать и грызть сладкую розовую сердцевину диковинного плода, произраставшего у Адрианны между ног. Липкий горячий сок уже стекал по ее подбородку, но ей было этого мало. Она нащупала-таки пальчиком округлое узенькое отверстие между ягодицами подруги и надавила на него. Мускулы расслабились, и палец проник в задний проход.

Это стало еще одним ее новым открытием. Охватившая ее при этом радость не поддавалась описанию словами. Но еще сильнее возликовала Адрианна. И в едином дружном порыве подружки принялись самозабвенно доставлять друг другу все новые и новые приятные ощущения, действуя не только руками, но и языками. Один общий бурный оргазм сменялся другим. Но женщины все не унимались. Им хотелось вечно пребывать в нирване, купаться в шампанском сладострастия. Каскады чувств переливались от одной к другой, брызги чистой радости летели во все стороны, стены комнаты дрожали от истерического визга. И так продолжалось до тех пор, пока энергия в их измочаленных телах окончательно не иссякла. Накал лесбийской схватки ослаб, женщины обмякли, их плоть начала таять, а половые органы превратились в расползающуюся массу перезрелых фруктов.

Наконец Адрианна слезла со своей подруги и легла с ней рядом. Некоторое время они обе молчали. Наконец Адрианна хрипло спросила:

– Ну, мы можем считать наш первый опыт успешным?

– Это покажет лишь второй эксперимент, – подумав, ответила Каролина и, перевернувшись на живот, в свою очередь, спросила: – И почему нам раньше не пришло в голову этим заняться?

– Значит, не подошло время. А вот теперь ты для этого вполне созрела. Поздравляю с успешным забегом! – Адрианна потрепала ее по щеке.

– Значит, вот чем ты занимаешься на глазах у Боба со своими знакомыми шлюхами?

– И да и нет. Они не способны так глубоко все чувствовать, их эмоции – это скверная игра актеров-любителей.

– Но Бобу это зрелище все равно доставляет удовольствие, и он прыгает на тебя, как дикарь, – поддразнила ее Каролина.

– Да! И тарабанит меня словно умалишенный, – хихикнув, подтвердила Адрианна. – Вероятно, в его мозгах в такие мгновения что-то сдвигается. А мне приятно. Я расслабляюсь и наслаждаюсь, позволяя ему пыхтеть и пыжиться, сколько его душе будет угодно. Это трудно описать словами, нужно видеть.

–Тогда замолчи, не возбуждай меня! – сказала Каролина.

– Мне и самой от этих воспоминаний захотелось мужчину, – сказала Адрианна. – Нет, определенно я никогда не стану настоящей лесбиянкой. Всякий раз после секса с женщиной мне хочется ощутить в себе здоровенный мужской причиндал.

Каролина наморщила лоб, подумала и сказала, что она испытывает аналогичное желание. Она бы с наслаждением отдалась бы сейчас Элу, а еще лучше – сразу двум американцам. В ее истерзанном влагалище образовалась томительная пустота, которую было бы совсем неплохо заполнить чьим-то пенисом.

С каждой минутой беспокойство охватывало их обеих все сильнее. Член Эла маячил у Каролины перед глазами, его образ возбуждал ее, как возбуждает быка красный платок. Ей хотелось, чтобы Эл пронзил ее лоно огромным членом, словно шпагой, и достал головкой до шейки матки.

– Раз нет под рукой мужчин, придется удовлетвориться фаллоимитатором, – вздохнув, сказала Адрианна, словно бы прочитав ее мысли, и полезла в ящик стола. Там лежал большой и черный макет мужского члена вместе с мошонкой.

– По-моему, эта штуковина немного великовата, – взглянув на черный фаллоимитатор, с сомнением промолвила Каролина.

– Могу дать тебе вибратор поменьше, – предложила Адрианна и протянула ей огромный черный искусственный член.

Каролина сжала его в руке и спросила:

– А ты им пользуешься?

– Иногда, по просьбе Боба. Ему нравится наблюдать, как я трахаю им своих подруг. Я же тебе говорила, что он очень избалован в плане секса. У него могут возникнуть самые дикие идеи.

Каролина поежилась, сильнее сжала в кулаке пластмассовый член и, лукаво усмехнувшись, спросила:

– Кто начнет первой?

Адрианна улыбнулась, обнажив прекрасные искусственные зубы, и с игривостью юной проказницы предложила:

– Давай подбросим монетку!

***

– Итак, кто начинает?

– Может быть, бросим жребий?

– О чем это вы? – удивленно спросил Боб Эверетт.

– А ты угадай! – Адрианна достала из ящика столика черный фаллоимитатор и помахала им, словно трофеем.

Как и в первый раз, Каролина была в черной атласной ночной рубашке. Адрианна же надела широкий кружевной пояс, к которому были пристегнуты подтяжки, удерживающие на ее стройных ножках тонкие черные чулочки.

На этот раз Каролина была сверху, Адрианна – под ней, все остальное происходило так же, как и во время их первого лесбийского эксперимента. Подруги ощутили схожие эмоции, продемонстрировали Бобу весь набор манипуляций, с энтузиазмом вылизывали друг другу передок и рьяно драили пальцами анус. Их дикие вопли во время серии оргазмов едва не оглушили зрителя и привели его в жуткое волнение. Его торчащий петушок побагровел, а глаза бешено вращались.

– По-моему, выбирать кого-то из вас должен я! – заявил он и вскочил с кресла, в котором сидел совершенно голый.

– А что, если мы предпочтем тебе вот эту штуковину? – поддразнила его Адрианна и обсосала искусственную головку, сгорая от неуемной похоти.

Бобу, однако, было совершенно не до шуток. Он подбоченился и с высоты своего громадного роста грозно взглянул на расшалившихся подружек. Наблюдать забавы лесбиянок с участием Адрианны ему доводилось уже не раз, но вот Каролину он созерцал в этом процессе впервые. Она реагировала на ласки партнерши бурно и естественно. Ему доставляло огромное удовольствие смотреть, как дрожит от сладострастия ее шикарное тело.

Боб встал коленями на кровать, отобрал у Адрианны фаллоимитатор, повалил ее на спину и раздвинул ей ноги. Все это он проделал грубо и бесцеремонно. Затем он навалился на нее и вогнал свой здоровенный член в ее влагалище.

– Сейчас ты узнаешь, чем отличается настоящий пенис от искусственного, – пророкотал он и принялся энергично и ритмично совершать половой акт. Его зад то поднимался, то опускался, мышцы ног и спины напряглись, шея побагровела. Боб повернул голову и покосился на лежащую на кровати рядом с ними Каролину.

Она решила тоже не терять даром времени и, взяв фаллоимитатор, засунула его в свое влажное лоно. Изо рта ее вырвался громкий стон, тело затрепетало. Наблюдавший все это Боб заскрежетал зубами от ярости и, вскочив с Адрианны, прыгнул на Каролину. Ненавистный фаллоимитатор был тотчас же извлечен из ее влагалища и отброшен в дальний угол спальни. Освободившееся место немедленно заполнил собой разъяренный пенис американца.

Когда он вошел в нее по самый корешок и мошонка шлепнулась по ее мокрой промежности, Каролина ликующе завизжала.

Именно этого она и хотела. Фаллоимитатор был опробован ею во время их с Адрианной первого лесбийского эксперимента. Он заполнил томительную пустоту ее измочаленного подругой полового аппарата, принес ей желанное удовлетворение и стал своеобразным десертом их сексуального пиршества.

Но с пенисом Боба пластмассовый прибор не шел ни в какое сравнение. Едва лишь горячий и бодрый петушок вторгся в ее тело и начал долбить его своим клювом с тем же напором, с каким он делал это несколькими мгновениями раньше, находясь в лоне Адрианны, все завертелось у Каролины перед глазами.

Бродившие в ней эмоции моментально забурлили и вспенились. Если шалости Адрианны с ее клитором, влагалищем и задним проходом можно было сравнить с закваской, то напористое проникновение в нее пениса Боба было подобно эффекту, вызываемому детонатором. Толчки его толстой головки, сотрясавшие матку, отдавались спазмами в клиторе и зудом в анусе. И поэтому Каролина моментально испытала колоссальный оргазм, от взрыва которого душа ее умчалась в безвоздушное пространство.

Обвив руками мускулистый торс Боба и закинув ему на спину ноги, Каролина стиснула стенками влагалища пенис и забилась в конвульсии экстаза. Перед ее затуманившимся взглядом промелькнул образ Адрианны: стоя рядом с ней на коленях, неунывающая подруга самозабвенно истязала себя громадным черным фаллоимитатором, который она не поленилась подобрать с пола. Лицо брюнетки было искажено сладострастной гримасой, в глазах светилось безумие.

Почувствовав, что Каролина обмякла, впав в блаженное расслабленное состояние, Боб перестал пыхтеть, вытянул из влагалища пенис и перекатился на спину.

Адрианна вынула из лона фаллоимитатор и отшвырнула его в сторону. Взгляд неуемной черноволосой бестии обрел осмысленное выражение. Она проворно уселась верхом на чреслах Боба и принялась скакать на торчащем фаллосе, сжимая бедрами его взмыленные бока и колотясь клитором о лобок. Такой галоп не мог не завершиться оргазмом. Подпрыгнув на пенисе в последний раз, она замерла, стиснув член стенками влагалища, издала надрывный стон и, впившись в бедра Боба ноготками, начала ерзать на нем, вертя задом. Потом она затряслась, словно тряпичная кукла, удовлетворенно охнула и рухнула на грудь Боба.

Он дождался, пока она пришла в себя, выбрался из– под нее, встал на колени и окинул кровать с двумя лежащими на ней голыми женщинами задумчивым взглядом. Следившая за ним из-под полуопущенных век Адрианна усмехнулась, сползла с кровати на пол и встала на колени, открыв рот, точно напротив головки члена Боба. По сценарию не только ей, но и второй женщине, участвующей в этом спектакле, надлежало уделить внимание расшалившемуся причиндалу Боба. Сегодня честь сделать капризному похотливому американцу минет выпала Каролине.

Адрианне же предстояло облизывать его яички и щекотать ему промежность. Бобу также нравилось, когда она просовывала свой пальчик в его задний проход. Ей доставляло огромное удовольствие проделывать с ним это, тем более за щедрое вознаграждение.

Сообразив, что все ждут только ее, Каролина заняла свое место рядом с подругой и наклонилась над его блестящей побагровевшей головкой, намереваясь сомкнуть вокруг нее свои губы. Но оказалось, что планы зоба изменились.

Лишь только она коснулась губами пениса, Боб подхватил ее руками под мышками и, приподняв, словно пушинку, воскликнул, глядя ей в глаза:

– Поцелуй меня в губы!

Он порывисто обнял ее и впился в ее полуоткрытый рот, просунув в него язык. Пенис его начал подрагивать. Потом он отстранился и обжег Каролину страстным взглядом, шепча:

– Я хочу тебя!

Каролина сжала в руке пульсирующий член, наклонилась и, чмокнув головку, стала жадно его сосать. Боб поглаживал ее ладонью по спине и ягодицам. Пенис проскользнул ей в гортань.

Каролина краем глаза увидела, как Адрианна встала рядом с ней на колени и начала облизывать основание члена. Он задергался у Каролины во рту так, что она поперхнулась и, отшатнувшись, стала откашливаться. Боб только этого, видимо, и ждал. Он стиснул пенис в кулаке и принялся самозабвенно мастурбировать. Струя семени брызнула из отверстия в головке и, описав дугу, шлепнулась на груди Адрианны. Она стала втирать это густое желе в кожу. Несколько капель упало ей на лобок, опушенный черными волосиками, и даже на окантовку черных чулок.

Глава 7

– Для начала принеси нам бутылочку «Дом Периньон» и четыре бокала, дружок! Вскоре к нам присоединится еще один гость! – бросил официанту Боб.

– Будет исполнено, мистер Эверетт. И немедленно!

Официант повернулся и пошел в буфет.

Они сидели в баре самого дорогого лондонского ресторана «Ле Труа Мармит», войти в двери которого могли себе позволить только очень богатые люди – финансовые воротилы и капитаны индустрии, от решений которых порой зависела даже погода на планете. Бывали здесь и кинозвезды, и члены королевской семьи, но за них платили либо спонсоры, либо налогоплательщики, даже процветающему телепродюсеру ужин здесь был не по карману.

Интерьер зала соответствовал высокому классу заведения: глубокие кресла из коричневой кожи, изящные столики из ореха, огромные аквариумы, в которых ползали и плавали лангусты, омары и черепахи в ожидании, когда какой-нибудь гурман захочет, чтобы повар приготовил из них оригинальное блюдо. Приглушенный свет придавал атмосфере чуточку интимности, зажженные свечи в серебряных подсвечниках располагали к доверительной беседе.

По такому случаю Каролина надела одну из своих обновок – короткое декольтированное шелковое платье рубинового цвета с открытой спиной, зауженное в талии и с пышной юбочкой. Столь фривольный наряд вселял в нее толику робости, но она старалась держаться раскованно, помня, что выбравшая эту вещь Адрианна заверила ее, что с таким роскошным телом ей нечего стесняться.

На ногах у Каролины были колготки ячменного цвета с блестящими нитями лайкры, манящими к себе мужские взоры, и замшевые бордовые туфельки на высоких каблуках и с вышитыми на мысках золотыми крестиками, повергавшими всех смотревших на них в благоговейное оцепенение.

Адрианна облачилась в длинное черное платье, глубокое декольте которого исключало бюстгальтер, а разрез спереди на юбке позволял постороннему пытливому взгляду не только проникнуть под нее достаточно глубоко и насладиться видом ее восхитительных бедер, но и даже мельком увидеть, что черные чулочки, обтягивающие их, держатся на тугих черных подвязках, выгодно подчеркивающих оливковый оттенок ее кожи.

– И кого мы ждем? – спросила Каролина. – Или это секрет?

– Никакого секрета в этом нет, – ответил Боб, лаская се масленым взором. – Мне просто хочется сделать тебе приятный сюрприз, дорогая.

После того как они провели ночь втроем в одной постели, ее отношения с Бобом заметно потеплели, а с подругой – охладели. Боб лично позвонил ей после обеда и пригласил на ужин в этот ресторан, словно бы невзначай обмолвившись, что к ним, возможно, присоединится один его друг, прилетевший в Лондон по делам.

– Ты снова хочешь подложить меня под своего делового партнера, как это было с Элом? – без обиняков поинтересовалась Каролина.

Боб натужно расхохотался.

– Это недоразумение, – сказал он. – Я неверно понял слова Адрианны, подумал, что ты одна из ее многочисленных легкодоступных приятельниц.

– Но ведь я же сказала, что она моя старинная подруга! – возразила Адрианна.

– Ты всех своих знакомых потаскух называешь подругами! – огрызнулся Боб.

Адрианна сделал вид, что не заметила его грубого тона. После того как они провели ночь в одной постели втроем, Боб стал раздражительным и охладел к ней, в отличие от Каролины, к которой он проникся особой симпатией и теплыми чувствами.

– И что же ты ему рассказал обо мне? – спросила Каролина.

– Я просто назвал твое имя. Оно ему уже знакомо, как мне кажется. -.Он снова расхохотался.

Официант, одетый в белую льняную ливрею с золотыми галунами, вернулся, держа в руках серебряный поднос, на котором стояли четыре фужера и темно-зеленая бутылка шампанского «Дом Периньон» в серебряном ведерке со льдом. Поставив фужеры на белые бумажные кружочки с фирменным логотипом ресторана – тремя дымящимися кастрюлями, – он спросил:

– Прикажете разлить, сэр?

Боб кивнул, и официант ловко откупорил бутылку и наполнил вином три бокала.

Боб взял один из них и произнес тост:

– За то, чтобы между нами больше не возникало недоразумений.

– Поддерживаю, – сказала Адрианна, притворившись, что ее не раздражает то, что он не сводит глаз с ее подруги.

К ним внезапно подошел высокий поджарый мужчина, одетый в бежевый костюм, белую сорочку и шелковый коричневый галстук. Прядь его густых белокурых волос упала ему на лоб. Глубоко посаженные голубые глаза светились незаурядным умом и юмором. Четко очерченный подбородок с ямочкой придавал его продолговатому лицу некоторую суровость, но большие чувственные губы свидетельствовали о горячем темпераменте и любвеобильности. Каролине это лицо было хорошо знакомо, она моментально его узнала, особенно густые кустистые брови.

– Привет, Боб! – воскликнул он, хлопнув приятеля по спине ладонью. – Рад тебя снова видеть. Как дела?

– Тед! – Боб вскочил из-за стола. – Давненько мы с тобой не встречались, дружище. Кажется, уже полгода. Разреши мне представить тебе Адрианну Роде и Каролину Бек. Дамы, это Тед Ривер.

Каролина испытала подлинный шок, оказавшись лицом к лицу с владельцем компании «Электра телевижн», одним из руководителей которой являлся упрямый Пол Бейсли. Помимо этой огромной телевизионной империи, Тед Ривер владел разветвленной сетью студий в Англии и Австралии, а также киностудией в Голливуде. Это был настоящий магнат в сфере развлечений.

– Я слежу за вашим творчеством и являюсь вашим горячим поклонником, – произнес он бархатистым голосом с ярко выраженным американским акцентом, характерным для жителей восточного побережья.

– Я рада нашему знакомству, – сказала Каролина, пытаясь не выдать своего волнения.

– Ваш фильм «Календарные убийства» так потряс меня, – продолжал Тед, – что я посмотрел его трижды.

Он сел напротив Каролины, и подбежавший к нему официант налил ему в бокал шампанского.

– За знакомство! – предложил тост Тед, подняв бокал.

Боб самодовольно ухмылялся, наблюдая реакцию Каролины на появление Теда.

К столику подошел солидный метрдотель, держа в руках четыре меню в толстом переплете из тисненого сафьяна, и раздал их клиентам.

– Боб сказал, что вы с Адрианной вместе учились в университете, – сверля Каролину взглядом, сказал Тед.

– Да, это так, – ответила она.

– Каролина там занималась, а я забавлялась, – добавила подруга.

Тед Ривер улыбнулся.

С каждой минутой Каролине было все труднее сохранять хладнокровие в его присутствии. Он оказывал на нее поразительное магнетическое воздействие своей мужской аурой. Как ни странно, его фотографии в журналах всегда оставляли ее равнодушной. Сейчас же она испытывала к нему сильное сексуальное влечение. И живая заинтересованность, читавшаяся в его голубых глазах, свидетельствовала, что он к ней тоже не равнодушен.

– Благодаря Адрианне я наконец-то научился расслабляться и получать удовольствие от жизни, – сказал Боб.

– Нужно уметь правильно расслабляться, – заметил Тед. – Некоторые женщины чувствуют это интуитивно.

– Насколько мне известно, всем прочим способам расслабиться ты предпочитаешь теннис. Не так ли, старина? – сказал Боб. – Но не обыкновенный, а сексуальный. – Он громко расхохотался, довольный своей плоской шуткой, и уткнулся в меню толщиной с телефонный справочник.

Каролина тоже начала рассеянно перелистывать его, постоянно ощущая на себе жаркий взгляд Теда Ривера, от которого у нее возникло жжение в промежности, а лицо стало пунцовым.

К ним вскоре вновь подошел толстый метрдотель и принял заказ: жульен из омаров, гусиный паштет, фирменное жаркое в горшочке. Спустя минуту-другую официант сказал, что их стол накрыт, и сопроводил их к нему.

– Я хочу попросить у вас прощения, – бархатистым голосом произнес Тед.

– За что? – Каролина удивленно вскинула брови.

– За то, что не смог оторвать от вас восхищенного взгляда. Пялиться на женщину невежливо, но вы божественно красивы. – Он раздел ее своим взглядом.

– Благодарю за комплимент, – пролепетала она, невольно задавшись вопросом, что он подумал бы о ней, если бы она надела свое тускло-коричневое хлопчатобумажное платье и туфли на низких каблуках.

Стены прямоугольного зала ресторана были сплошь увешаны картинами в дорогих рамах, выполненными разными художниками и в разных стилях, но главным образом маслом. На столах, покрытых белыми льняными скатертями, стояли хрустальные и фарфоровые вазы с цветами, в основном с диковинными эфиопскими лилиями. Но в одной вазе из обыкновенного стекла красовался огромный букет красных роз густого темного оттенка.

Их столик оказался угловым, лучшим в ресторане, рядом с ним стояли наготове четыре официанта. Они немедленно отодвинули для гостей стулья и, когда те сели, положили им на колени белые льняные салфетки.

– Тед! – вдруг раздался на весь зал восторженный женский вопль.

Какая-то длинноволосая блондинка едва ли не бежала по проходу к столику, рискуя разорвать своими плотными бедрами узкую короткую черную юбку и тряся большими белыми грудями, которые были отчетливо видны сквозь прозрачную черную шифоновую блузу. Все узнали актрису Мэнди Фуллер, недавно снявшуюся в главной роли в одном из популярных телевизионных сериалов.

Тед, как истинный джентльмен, вскочил и расцеловал запыхавшуюся кинозвезду в обе щеки.

– Познакомьтесь, друзья, это Мэнди, – представил он ее сидящим за столом.

Актриса натянуто улыбнулась и вцепилась длинными красными ногтями в его рукав.

– Я слышал, что ты остановилась в отеле «Дорчестер», Мэнди, – сказал Тед. – Я обязательно тебе позвоню. Прекрасно выглядишь! Рад тебя видеть!

– Если бы только знал, как я рада! – низким сексуальным голосом произнесла она и рассмеялась. – Буду с нетерпением ждать твоего звонка! – Актриса неохотно разжала свои цепкие длинные пальцы и пошла к своему столику, виляя бедрами. Сидевшие за ним двое представительных мужчин в темных деловых костюмах нетерпеливо посматривали в ее сторону.

– Извините, – сказал Тед и снова занял свое место.

Все поданные им официантами блюда оказались изумительно вкусными. Разговаривая с Бобом о каких-то общих делах, Тед то и дело поглядывал на Каролину. А слушая ее рассказ о новых проектах, он выказывал к ним неподдельный интерес. Оказалось, что он уже прочел сценарий сериала «Мангровые заросли» и получил от него большое удовольствие.

– Уверен, что фильм будет с восторгом встречен зрительской аудиторией, – сказал он. – Вы уже заключили со студией договор?

– Пока нет. Пол Бейсли его еще не завизировал. Он требует, чтобы в фильме снялись по крайней мере две знаменитости. А мне, к сожалению, до сих пор не удалось найти актера для исполнения главной мужской роли, – сказала Каролина. – На главную женскую роль я хочу пригласить Лайсу Энтони.

– Я ее знаю. Она вполне бы подошла, – сказал Тед.

– Но Пол Бейсли так не считает, – посетовала Каролина, приятно удивленная эрудицией своего собеседника. Ей казалось, что бизнесмен такого масштаба слишком занят более крупными делами, чтобы интересоваться сценариями и следить за происходящим на сценических площадках. Однако Тед Ривер, как выяснилось, находил время на все, что касалось его телевизионного бизнеса.

Он уперся локтями в стол и задумчиво пожевал губами.

– Может быть, мы выпьем кофе у меня дома? – воскликнула Адрианна, воспользовавшись паузой.

Боб помахал метрдотелю, тот моментально подал ему счет, Боб его подписал не глядя и встал из-за стола. Метрдотель, почтительно склонив голову, проводил всю компанию до дверей.

Вечерний воздух был насыщен запахом горячего асфальта и выхлопными газами. Вдоль улицы застыли лимузины с шоферами, поджидавшими своих хозяев. Тед глубоко вздохнул, поморщился и сказал Бобу:

– Дело в том, старина, что завтра утром мне нужно встать пораньше. Ты не обидишься, если я откажусь от кофе?

– Нет, разумеется! Мы подбросим Каролину до дома, – ответил Боб, явно обрадованный его отказом.

– Если хотите, это сделаю я, – сказал Тед, заметив на ее лице тень огорчения.

– Это было бы очень мило, – живо сказала она, не испытывая особого желания вторую ночь подряд развлекать неуемного Боба, наверняка уже размечтавшегося о новом спектакле.

В ресторан они приехали на его «роллс-ройсе» модели «Силвер спирит». Водитель наконец-то увидел их и, выехав из ряда других автомобилей, подкатил ко входу в ресторан. Стоявший за ним огромный «мерседес» тоже тронулся с места. Его затемненные стекла отражали, словно зеркала, все происходящее на улице.

Адрианна чмокнула Каролину в щеку и прощебетала, многозначительно глядя на нее:

– Позвони мне завтра! Желаю приятно провести ночь! Шофер «роллс-ройса» распахнул для них с Бобом заднюю дверцу лимузина, и они забрались в салон. Машина плавно тронулась, на освободившееся место встал черный «мерседес».

– Где вы живете? – спросил Тед.

– В Кенсингтоне, – ответила Каролина.

– Какое удачное совпадение! У меня собственный дом вблизи Холланд-парка! – воскликнул Тед.

К удивлению Каролины, его шофер оказался женщиной, очень привлекательной внешности и одетой в строгий черный форменный костюм и фуражку. И хотя ее волосы и были тщательно убраны под головной убор, Каролина все-таки заметила, что они огненно-рыжего цвета.

– Добрый вечер, мадам, – распахнув перед ней дверцу, пророкотала она с сильным американским акцентом.

– Это Мартин, – представил Каролине женщину-водителя Тед, не удосужившись объяснить, однако, почему у нее мужское имя.

– Привет, Мартин! – сказала Каролина, забираясь в машину. Тед плюхнулся рядом с ней, Мартин захлопнула дверцу и села за руль.

Салон «мерседеса» был шикарно отделан и снабжен не только мобильным телефоном и факсовым аппаратом, но и телевизором, проигрывателем последней модели, видеомагнитофоном и даже маленьким баром-холодильником. Толстое стекло отделяло заднюю часть салона от передней. С шофером можно было связаться по внутреннему телефону. Естественно, имелся в машине и кондиционер. Пол был устлан дорогим ковром, деревянные части и панели отделки были выполнены из ореха.

– Ничего подобного мне еще не доводилось видеть, – сказала с восхищением Каролина.

– Я купил этот автомобиль у члена саудовской королевской семьи, – сказал Тед. – Арабы обожают роскошь. Хочешь послушать музыку?

– Да, с удовольствием. Лучше что-нибудь классическое, – ответила Каролина.

Тед нажал кнопку на пульте управления, и салон заполнился музыкой Моцарта. Он убавил громкость звука, чтобы можно было разговаривать, и с улыбкой посмотрел на Каролину.

– Насколько я понимаю, вы не собираетесь везти меня домой, не правда ли? – спросила Каролина самым обыкновенным тоном, испытывая ликование от собственной непринужденности. Ведь еще несколько недель назад она бы не осмелилась и подумать об этом. А теперь интуиция подсказывала ей, что нет смысла стесняться и ходить вокруг да около, раз им обоим ясно, чего они хотят. Вожделение охватило Каролину, едва лишь она увидела этого сногсшибательного мужчину, и на протяжении всего вечера ее одолевала похоть. Она не собиралась оставаться сегодня неудовлетворенной.

Теперь, когда секс оказался на первом месте во всем ее жизненном распорядке, она решила использовать любую возможность попрактиковаться в нем и обрести новые знания и навыки в этой области человеческого существования.

Для Каролины это было чрезвычайно важно, потому что робость, преследовавшая ее в сексе многие годы, пагубным образом сказывалась на всей ее личности. Если уверенность в своих знаниях, полученных за годы учебы в университете, помогла ей правильно выстроить свою карьеру, то прорехи в сфере секса и недостаток практического опыта неблагоприятно отражались на ее нервной системе и сдерживали ее гармоничное развитие. А для телепродюсера это было чревато крахом всех творческих планов и глубокой депрессией. Смелые шаги, недавно сделанные Каролиной с помощью Адрианны, укрепили ее уверенность в своих возможностях и повысили ее самооценку. Поэтому теперь она была полна решимости развить свой успех и покорить новые высоты.

– А чем бы вам хотелось заняться? – из вежливости поинтересовался Тед.

– Я бы с удовольствием покаталась вокруг исторических памятников Лондона, – ответила Каролина.

Тед нажал на кнопку, стеклянная панель за спиной шофера опустилась, и он сказал:

– Мартин, будь добра, покатай нас немного по городу!

– Хорошо, сэр! – ответила Мартин.

Стекло плавно поднялось и с тихим щелчком вошло в пазы запорного механизма.

– Благодарю вас, – сказала Каролина, с каждой минутой чувствуя себя все более раскрепощенной. – Вам нравится Лондон?

– Все его красоты тускнеют в сравнении с вашей ослепительной красотой, мисс Бек! – ответил Тед, кладя руку на ее бедро чуть выше колена.

– А вы на редкость импозантный мужчина, – сказала Каролина, поворачиваясь к нему лицом.

Секунду-другую они сидели молча, потом порывисто обнялись и стали целоваться. Язык Теда проник ей в рот, она не осталась в долгу и принялась его истово сосать. Тед залез рукой ей под подол и начал сжимать горячую влажную промежность. Она чувственно застонала, дрожа от перевозбуждения, и прошептала:

– Я тебя хочу! – По ее спине побежали мурашки.

– Какое поразительное совпадение! И я тебя тоже! – ответил он осевшим от вожделения голосом.

Каролину бросило в жар. Она вновь поцеловала его в губы, впившись в них всем своим ртом так, что ощутила твердость его зубов. Поцелуй, как ей показалось, длился целую вечность, он вселил в нее ощущение своей власти над этим мужчиной. Ее возбуждало то, что она перехватила инициативу и сама соблазняет его, не дожидаясь, как раньше, пока это попытается сделать он. Каролина нащупала рукой его мужскую гордость и стиснула ее пальцами. Тед захрипел и начал шумно и тяжело дышать.

– Я чувствую, что тебе это приятно, – сказала Каролина, переведя после долгого поцелуя дух, и стала целовать его в ухо и шею. – Или ты предпочитаешь скромниц?

– По-моему, все и так понятно, – сказал Тед и охнул, почувствовав, как она сдавила пальцами головку эректированного пениса.

– Мне кажется, что в меня вселился дьявол, – прошептала она. – В тебе есть нечто бесовское, Тед Ривер.

После такого комплимента он не мог бездействовать. Он повалил ее на сиденье и стал покрывать поцелуями ее шею и плечи, поглаживая руками внутреннюю сторону ее бедер.

– А как же Мартин? Она ведь все видит, – прошептала Каролина, нетерпеливо поводя бедрами.

– Нет, через это стекло ей ничего не видно, с ее стороны оно кажется черным, как окна.

Каролина в этом сомневалась. Всякий раз, когда автомобиль останавливался у светофора, сидевшая за рулем женщина смотрела в зеркало заднего обзора, и Каролине казалось, что ее взгляд устремлен прямо на нее. Это напоминало ей о Бобе, обожающем наблюдать половой акт со стороны, и ее охватывала дрожь.

– Тогда почему она постоянно смотрит в зеркало? – спросила она у Теда.

Наверное, машинально, ведь так делают все профессиональные водители. А тебе не все ли равно? – Тед как-то странно взглянул на нее, вопрос его явно был с подвохом.

– Возможно, это могло бы мне даже понравиться, – наконец ответила она.

– Честно? – Голос Теда задрожал от волнения.

– Да, – ответила она, сама удивляясь тому, что сказала правду.

Тед сполз с сиденья на пол машины, задрал ей юбку, стянул до колен с нее колготки, снял туфли и начал целовать ей ноги. Наконец он окончательно снял с нее колготки и удовлетворенно произнес:

– Вот так-то гораздо лучше!

Эта фраза вырвалась у него, когда он увидел, что на Каролине нет трусов. Вид ее коротко подстриженного лобка и набухших срамных губ привел его в совершенный восторг. Желая доставить ему как можно больше удовольствия, Каролина легла поудобнее на сиденье и раздвинула ноги. Взгляд Теда сфокусировался на преддверии влагалища, розовато-глянцевом от прилива крови и обильных соков. Каролина обвила одной ногой его туловище и согнула в колене вторую ногу, словно бы говоря, что вверяет ему свою пушистую киску.

Тед понял намек и, подавшись корпусом вперед, стал самозабвенно целовать ее в передок, просовывая язык в щель между половыми губами. Его руки сжали ягодицы Каролины, длинный проворный язык проник в ее влагалище. Сок потек из нее ручьем.

– Замечательно! – хрипло воскликнула она.

Автомобиль остановился у светофора, и какой-то пожилой прохожий наклонился и заглянул в окно, очевидно, решив, что в машине находятся его знакомые.

Каролина отчетливо видела его лицо, но самому мужчине были видно лишь его собственное отражение.

«Мерседес» тронулся с места. Язык Теда проскользнул в лоно Каролины еще глубже, носом он уперся в клитор. Она ахнула и принялась двигать торсом, зажмурившись от наплыва чувств. Тед усердно вылизывал ее трепещущую мокрую промежность, издавая урчание и сопение. Вновь зажегся красный сигнал светофора. В окно заглянули две молоденьких девицы. На одной из них была надета обтягивающая майка, соски просвечивали сквозь ткань. Вероятно, девицы надеялись увидеть в салоне машины какую-нибудь популярную личность. Им наверняка и в голову не приходило, что происходит в этот момент за зеркальными окнами на самом деле.

Язык Теда творил чудеса. Каролина охала и ерзала на широком кожаном сиденье. Он облизывал и сосал ее клитор до тех пор, пока по телу Каролины не побежали огоньки и она пронзительно не закричала:

– Да, да! Быстрее! Быстрее!

Тед прикусил клитор зубами. Каролина вздрогнула, пронзенная ударом электрического тока, и застонала, изнемогая от неописуемого удовольствия. Тед лизнул клитор и спросил:

– Так я не понял, как тебе больше нравится? Когда я его кусаю или когда я его лижу?

– Соси! – хрипло приказала Каролина, видя перед глазами оранжевые круги.

Тед немедленно исполнил ее пожелание и принялся сосать ее набухший розовый бутон. Одновременно он просунул во влагалище два пальца и, раздвинув ими половые губы, впустил в горячее лоно струю прохладного воздуха. Эффект от этого контраста поверг Каролину в шок. Затаив дыхание она ждала, как отреагирует на этот сюрприз ее тело. По спине пробежали мурашки. Ласк языка ей стало мало. Каролина сползла на пол и, оттопырив зад, легла грудью и головой на сиденье. Тед не заставил ее ничего ему объяснять. Он немедленно расстегнул ширинку, схватил руками ее за бедра и вогнал свой причиндал в ее мокрое влагалище. Каролина повернула голову и увидела, что Мартин почему-то изменяет наклон зеркальца. Подумать над этим ей не удалось, толчки члена Теда в шейку матки помрачили ее мозг. Она застонала и закрыла глаза. Тед принялся тарабанить ее с невероятной силой и быстротой, одной рукой массируя клитор, а другой держа ее за бедро.

– Тебе ведь именно этого хотелось? – дрожащим голосом спросил он, судорожно вздохнул и больно ущипнул ее за клитор.

– Восхитительно! – выдохнула Каролина и стиснула зубы.

Длинный пенис Теда проникал в лоно так глубоко, что у нее возникла резь в глазах. Вскоре из них посыпались искры. Она завертела задом и стала тереться грудями о сиденье, хрипло восклицая:

– Еще! Еще! Поднажми, Тед!

Он нажал пальцем на клитор – и новый оргазм потряс ее.

– Я кончаю! – успела воскликнуть она и затряслась в конвульсиях, мотая головой.

– Я понял, – прорычал Тед и стал драить ее с еще большей яростью. Стенки лона непроизвольно стиснули пенис, как бы пытаясь выдоить из него семя. Тед сжал ее бедра обеими руками и стал долбить членом шейку матки с нечеловеческой силой.

Оргазм пошел на новый виток. Машина то останавливалась на перекрестке, то резко срывалась с места и мчалась вперед, набирая скорость. При всяком рывке член Теда тоже дергался и совершал неожиданный маневр. Каролине показалось, что головка, сломала какой-то ее внутренний запор и проскользнула в недоступные простому смертному глубины лона. Молния пронзила ей анус и копчик, клитор заискрился, и шквал неземного блаженства потряс Каролину до кончиков пальцев. Все се ощущения сфокусировались на ритмично снующем в ее теле пенисе, горячем и твердом. Перед ее мысленным взором возникла раскаленная пульсирующая головка, на кончике которой сверкала, словно бриллиант, прозрачная капля. В горле у Каролины пересохло, из открытого рта вырывались хриплые, звериные стоны. Она стала подаваться корпусом назад, навстречу мощным ударам лобка Теда. В клиторе снова возникла пульсация. И в этот момент член Теда задрожал.

Каролина обернулась. Тед стиснул зубы и уперся взглядом в ее зад, сосредоточенно наблюдая за входом и выходом своего члена из ее влагалища. Увидев, что Каролина смотрит на него, он воскликнул:

– Ты великолепна! – И содрогнулся в экстазе, зажмурившись. Его лицо исказилось гримасой сладострастия. Петушок пришел в неистовство и запрыгал в лоне так, словно бы хотел его раздолбать на мелкие кусочки. Тед упорно продолжал работать торсом. Семя тугой струей хлынуло в лоно и заполнило его целиком. Но и после эякуляции Тед не угомонился и дергался до тех пор, пока его член не сморщился и не выскользнул наружу.

Тед достал из кармана брюк носовой платок, обтер им свой скукожившийся причиндал, натянул трусы и брюки и удовлетворенно изрек:

– Я мечтал об этом на протяжении всего ужина!

– Какое милое совпадение! – улыбнувшись, воскликнула Каролина, продолжая стоять в пикантной позе. – Я тоже только об этом и думала весь вечер.

Она наконец-то села на сиденье и увидела, что рыжая бестия, ведущая автомобиль, опять смотрит в зеркальце. Неужели Тед ей солгал? Впрочем, подумала Каролина, какое это имеет значение? Не портить же из-за такой мелочи себе и ему настроение! Она погладила Теда по щеке и проворковала:

– Ты прекрасный любовник!

– Мне хочется сделать тебе еще один сюрприз, – сказал он. Она вскинула брови, и он пояснил: – Предлагаю поплавать в бассейне.

Этого Каролина совершенно не ожидала.

Бассейн был огромным и располагался в стеклянном павильоне с куполообразной крышей, поддерживаемой стальными опорами. Это впечатляющее сооружение было бы куда более уместным в королевском ботаническом саду «Кью-гарденз», чем в особняке в центре Лондона. Вдоль прозрачных стен стояли терракотовые вазоны и деревянные кадки с тропическими растениями, горшки с цветами свисали на веревках с перекладин под потолком, воздух был насыщен густым ароматом причудливых цветов. Эта своеобразная оранжерея являлась пристройкой к задней стене дома и гармонично вписывалась в окружавший его сад. Сейчас, ночью, сквозь стеклянный купол можно было любоваться звездами. Каролина не находила слов, чтобы выразить свое восхищение как самим особняком, так и бассейном. Тед провел ее туда через просторный вестибюль, отделанный черным мрамором, и гостиную, где на стенах висели картины Сезанна и Моне, а диваны были длиной в лимузин. Он показал ей и столовую, посередине которой стоял стол размерами в площадку для игры в крикет, и кухню, в которой могли бы перекусить несколько команд спортсменов. Небольшая утренняя гостиная, примыкающая к ней, выходила одной стороной во внутренний дворик, пройдя через который можно было попасть как в сад, так и в бассейн.

В раздевалке бассейна имелись душевые кабины и туалетные комнаты. В стенных шкафах хранились кипы полотенец и множество купальных костюмов, как мужских, так и дамских.

– Можешь надеть любой приглянувшийся тебе купальник, – сказал Каролине Тед.

– Это обязательно? – спросила она.

– Нет, разумеется!

Она стянула через голову свое роскошное платье, скинула туфельки и осталась совершенно голой. Тед скользнул по ее телу плотоядным взглядом. Каролина улыбнулась и заявила, что она обожает плавать в том, в чем ее мама родила.

Тед снял пиджак, повесил его на одну из вешалок, развязал галстук и позволил своей гостье расстегнуть пуговицы на его сорочке, снять с него массивные золотые запонки и часы «Ролекс». Потом он присел на скамейку, самостоятельно снял ботинки ручной работы, шелковые носки, посмотрел задумчиво на обнаженную Каролину и сказал:

– Когда я занимался с тобой сексом в автомобиле, я чувствовал себя студентом.

– Ты тарабанил меня с таким юношеским задором, что я до сих пор еще дрожу, – с улыбкой ответила она и погладила себя по упругим грудям. Чувствительные соски набухли, а промежность увлажнилась. Каролина ощутила прилив страсти.

Тед встал со скамейки, снял брюки и трусы и выпятил, как физкультурник, волосатую мускулистую грудь. Мышцы на его руках и ногах были четко очертаны, что свидетельствовало о регулярных занятиях гимнастикой и спортом. Его успокоившийся дракон спокойно висел между ног, вместительная мошонка была густо покрыта волосиками. Тед вышел из раздевалки в бассейн и с разбегу прыгнул с бортика в воду, прозрачную и слегка голубоватую: снизу ее подсвечивали мощные лампы. Каролина последовала его примеру. Она занималась плаванием с раннего детства и прекрасно плавала и ныряла. Порезвиться в таком чудесном бассейне для нее было истинным наслаждением. Тед, оказавшийся отличным пловцом, неторопливо и размеренно разрезал руками поверхность воды, поднимая ногами небольшие каскады брызг. Капли сверкали всеми цветами радуги, словно драгоценные камни.

Освеженное купанием тело моментально наполнилось бодростью и энергией. Каролина с наслаждением ныряла, плавала разными стилями, громко фыркала и заливалась счастливым звонким смехом, словно расшалившаяся школьница. Когда она наконец выплыла на неглубокое место в конце бассейна, чтобы перевести дух, Тед подплыл к ней и сделал ей очередной комплимент, назвав ее великолепной пловчихой.

Она набрала полную грудь воздуха и, погрузившись с головой в приятную воду, поплыла с открытыми глазами к Теду. Когда ее вытянутые руки коснулись его ног, Каролина схватила пенис и, сунув его в рот, сосала его до тех пор, пока в ее легких не кончился воздух.

– Так вот, значит, чем занимаются русалки! – воскликнул Тед, когда она вынырнула. Он рассмеялся, обнял ее и стал целовать в губы. Его член встал и уперся ей в пупок. Тед велел ей подплыть к бортику, повернуться к нему спиной и положить руки вдоль бортика.

– А теперь оттолкнись ногами от дна, и пусть твое тело плавает, – сказал он, когда она сделала все так, как он попросил.

Каролина выполнила и эту его просьбу и стала ждать, что он еще придумает. Но его замысел быстро прояснился: Тед нырнул, подплыл к ней под водой, развел в стороны се ноги и, положив их себе на плечи, удовлетворенно посмотрел на раскрывшиеся половые губы.

– Ну, и что будет дальше? – спросила Каролина, хотя и догадывалась, что у него на уме.

– Очередной сюрприз! – ответил Тед и впился губами в преддверие лона.

От прохладной воды ее промокшая киска немного съежилась, однако когда язык Теда проник в нее и коснулся горячих бархатистых стенок влагалища, по всему телу Каролины распространилось блаженное тепло. Тед принялся обхаживать языком и другие уголки ее таинственной расселины. Каролина заохала и застонала. А. когда кончик языка стал дразнить клитор, она выпучила глаза и взвизгнула.

– Еще! – невольно вырвалось у нее.

Такого блаженства ей никогда не доводилось испытывать. Над головой у нее сверкали звезды, вокруг благоухали цветы, а между ног усердствовал неотразимый красавец миллионер, владелец телевизионной империи, шикарного лимузина и потрясающего особняка. Ей было трудно даже представить себе, что еще находилось в его собственности в Америке и, возможно, в других частях света. Как можно было не влюбиться в такого мужчину! Охваченная волнением, Каролина напряглась и сжала пальцами край бортика. Тед глубже просунул язык ей во влагалище, упиваясь ее нектаром. Здесь, в бассейне, он чувствовал себя раскованнее, чем в лимузине, а потому импровизировал и демонстрировал настоящие чудеса. Нижняя часть тела Каролины напряглась, словно сжатая пружина. Язык Теда, сновавший по ее киске, высекал искры. Каролине казалось, что по ее бедрам и животу разбегаются языки пламени.

– Еще, Тед! Пожалуйста! – простонала она, и вода вокруг нее словно вскипела от бурного натиска на ее промежность. Каролина затрепетала, чувствуя, что экстаз вот-вот достигнет своего пика. Клитор разбух у Теда во рту и пульсировал. Маленькие волны, которые он невольно поднимал в пылу своих эмоций, поглаживали груди и ягодицы Каролины, словно шелк. Она начала плавиться, ощущая необыкновенную легкость во всем организме, и вскричала, непроизвольно сжав бедрами голову Теда:

– Тед! Мне кажется, что я кончила!

– Кажется или действительно кончила? – отдышавшись, спросил он.

Все произошло словно в волшебном сне! Я толком даже не поняла… – пролепетала она, все же склонясь к тому, что оргазм имел-таки место, но не сотрясающий и головокружительный, а легкий и приятный, как воздушный поцелуй.

Тед нырнул, и она опустила ноги и встала на покатое дно бассейна. Тед вынырнул рядом с ней, отфыркиваясь, словно конь, и, пригладив волосы рукой, легко выбрался из бассейна на бортик. К удивлению Каролины, его пенис все еще находился в эректированном состоянии. Она поднялась по ступенькам, подошла к Теду и встала на колени, собираясь сделать ему минет.

Он положил руки ей на плечи и пошире раздвинул ноги.

Она покачала на ладони мошонку, раскрыла рот и, сжав пенис в руке, принялась его с чувством сосать, дразня языком нижнюю поверхность головки. Постепенно член стал входить в ее рот целиком, так что она ощущала губами волосики на его лобке. В горле у нее першило, капли стекали по телу, в голове все кружилось, но это ее не расхолаживало. Сжав мошонку в кулаке, Каролина принялась кивать еще чаще. Рот ее наполнился слюной.

– Хорошо, – сказал Тед, и она почувствовала, как в мошонке возникла пульсация. Во рту у нее стало горячо, как во влагалище. Тед начал сам вгонять член ей в рот, хрипя: – Еще немного – и я кончу.

Это так вдохновило Каролину, что она стала сосать пенис еще активнее. Он проник еще глубже в ее горло и разбух там. Но Тед не допустил, чтобы она задохнулась или захлебнулась: отпрянув, он рывком поднял ее на ноги, впился губами в ее рот и прижал ее к себе. Член уперся ей в живот, ее соски уткнулись в его грудь. Мышцы Теда напряглись, он легко приподнял Каролину на руках и припер ее спиной к стене бассейна.

Стекло было холодным, но Каролина так распалилась, что даже не почувствовала этого. Тед страстно хотел ее, и это для нее сейчас было главным. Тед присел, Каролина обхватила его ногами, и он вогнал пенис ей во влагалище. Придерживая ее руками за ягодицы, он начал ее остервенело драить. Благодарное влагалище оросило его чресла нектаром. Закатив от восторга глаза к стеклянному куполу, над которым на черном небе сверкали звезды, Каролина простонала, стиснув стенками влагалища пенис:

– Какое блаженство!

В аналогичном положении ее трахали только один раз, в юности. Это было так больно, что она зареклась впредь это повторять. Но сейчас она осознала, что в то время ее тело просто не созрело для сурового секса. Лишь теперь Каролина могла в полной мере оценить все прелести совокупления в такой позе. После первых болезненных ощущений у нее возникла столь сильная пульсация в клиторе и конвульсии в лоне, что ей стало трудно дышать. Пенис стал твердым, словно кость, Каролина ощущала каждый сантиметр его поверхности, каждую его пульсирующую жилку. И естественно, она опять кончила, впрочем, иначе и быть не могло. Все завертелось у нее перед глазами.

Дикий вопль исторгся из ее груди, эхо многократно повторило его в тишине бассейна. Не дав ей отдышаться, Тед опустил ее на ноги, подвел к ближайшему шезлонгу, обняв за талию, чтобы она не упала, уложил на живот и, согнув ее ноги в коленях, поставил на четвереньки.

Каролина, не ожидавшая подвоха, пошире раздвинула ноги и оттопырила зад. Тед схватил ее руками за бедра и вогнал член ей в задний проход. Стены бассейна сотряслись от ее утробного стона. В голове у нее все помутилось. Тед принялся беспощадно долбить ее в зад, впившись пальцами в ягодицы. Каролина мотала головой, а он приговаривал:

– Какая у тебя роскошная задница!

Каролина уперлась лбом в шезлонг и покорилась судьбе. В анус ее тоже имели только однажды, и это ей совершенно не понравилось. После того случая она долго не могла сидеть. Однако в этот раз все было по-другому. И чем быстрее скользил член Теда в ее заднем проходе, тем звучнее становились шлепки мошонки об ягодицы, чем жарче становилось пламя страсти в ее теле. Она поняла, что это и есть настоящее счастье.

– Как там, однако, тесно! – прохрипел сквозь стиснутые зубы Тед, ритмично работая тазом.

– Только не вынимай его! – воскликнула, неожиданно для себя самой, Каролина, впадая в экстаз. – Сильнее, милый! Глубже! Быстрее!

Она подалась всем телом назад, он вогнал член ей в задний проход до упора, наклонился и, нащупав рукой ее клитор, принялся его массировать. Такого удовольствия Каролина еще никогда не испытывала.

– Нет! – воскликнула она, не веря, что такое наслаждение вообще возможно.

Тед доказал ей, что это действительно так, еще раз засадив в нее член по самую мошонку. Все мускулы Каролины свело спазмом. Тед дернул ее за клитор и просунул ей два пальца в лоно. Его стенки сжались, анус стиснул пенис, Тед вытянул его до конца и вновь вогнал до упора. Его пальцы двигались во влагалище одновременно с пенисом в ее заднем проходе. При этом Тед умудрялся еще и теребить ей клитор.

Каролина открыла глаза и увидела, склонив голову, что соски ее набухших грудей потемнели и отвердели. Тед глубже просунул пальцы во влагалище и стал быстрее работать торсом. Каролине почудилось, что она сорвалась с обрыва в пропасть. Боль и наслаждение сплелись в клубок. Ее сотряс оргазм. Но, даже впадая в забытье, она ощущала в себе стальной пенис, продолжающий совершать возвратно-поступательное движение. Анус ее пылал, словно кратер огнедышащего вулкана. Соки лились из лона, словно потоки лавы. Раздувшись до нечеловеческих размеров, головка члена задрожала и выстрелила спермой. Огненные потоки начали циркулировать по различным частям ее тела, густое желе потекло по ляжкам, смешиваясь с водой и соками в какой-то фантасмагорический коктейль. Все завертелось у нее перед глазами, и она почувствовала, что ее засасывает огромная черная бездонная воронка.

Глава 8

– Вы не могли бы зайти ко мне? Нам нужно поговорить.

– Хорошо. Когда вам удобно?

– Сегодня. В двенадцать.

Каролина посмотрела на часы – было десять. У нее в запасе оставалось достаточно времени.

– Прекрасно, – сказала она.

Положив трубку, Каролина ощутила подавленность. Она догадывалась, почему Пол Бейсли хочет с ней встретиться. Приближался крайний срок заключения договора с компанией «Электра телевижн» о финансировании и демонстрации сериала «Мангровые заросли». Но вопрос об исполнителе главной мужской роли все еще висел в воздухе. Поэтому у Каролины возникло предчувствие, что Пол посоветует ей поискать деньги в другом месте.

Но была и другая причина ее скверного настроения: ее неразумное поведение при общении с Тедом Ривером. Она проклинала себя за свое легкомыслие вот уже третий день. Судьба подарила ей шанс завязать прекрасные деловые отношения с одним из наиболее влиятельных людей на телевидении. И как же поступила она? Изумила его своей эрудицией? Поразила его своими деловыми способностями? Воспользовалась этим редким случаем, чтобы продать ему один из своих проектов? Черта с два! Она вела себя как закоренелая потаскуха.

Каролина никогда не пользовалась своими женскими чарами в корыстных интересах. Ни разу в жизни она не подставила свой передок, чтобы добиться быстрого карьерного роста. Но Тед Ривер в это наверняка не верил. Он подумал, что своего нынешнего статуса ведущего телевизионного продюсера Англии она добилась, оказывая сексуальные услуги сильным мира сего, а не тяжелым упорным трудом, как это было в действительности. Наслышанная о нравах и порядках, царящих в Голливуде, Каролина в этом не сомневалась. А сцена в ресторане, разыгранная Мэнди Фуллер, лишний раз убедила ее в этом. Безусловно, Тед не воспринял ее поступки в тот вечер такими, какими они были на самом деле – всплеском эмоций, ее реакцией на него как на привлекательного мужчину, бунтом ее пробудившейся от летаргии сексуальности. Нет, такое ему уж точно не пришло в голову! Он по инерции оценивал ее в привычных ему категориях, как беспринципную делягу, готовую лечь под него в обмен за его протекцию. И конечно же, теперь он ожидал, что она ему позвонит и намекнет, что было бы неплохо, если бы он замолвил за нее словечко исполнительному директору, а то и настоял на том, чтобы тот завизировал договор с ней.

Именно этого Каролина и опасалась. Менять свои основные жизненные принципы она не собиралась.

Во всяком случае, касающиеся ее работы и карьеры. Свои прочие воззрения на мир и общество она уже кардинально изменила. Пересмотрела свои доморощенные взгляды на понятия добра и зла, сбросила все свои сексуальные оковы, стала иначе одеваться и вести себя с людьми. Никаких сожалений и угрызений совести в связи с этим она не испытывала. Даже о своем опрометчивом поведении с Тедом Ривером, как теперь ей казалось, жалеть ей не следовало, хотя, конечно, она и понимала, что допустила досадный промах, не воспользовавшись такой возможностью. Ведь если хорошенько подумать, то нельзя не признать, что сексуальные амбиции были для нее столь же важными, как и профессиональные. Она получила то, чего ей хотелось, – удовольствие. А за удовольствие, как известно, нужно платить.

И дело было не только в чисто физическом удовлетворении своих разыгравшихся сексуальных аппетитов. Главное, она убедилась в том, что с ней действительно произошла поразительная метаморфоза. Ее тело, еще совсем недавно неспособное воспринимать острые ощущения и отвечать на них соответствующим образом, теперь превратилось в уникальный инструмент, пригодный для исполнения самых сложных мелодий. Еще более разительные перемены произошли с ее мышлением: она стала адекватно осознавать ситуации, сулящие наслаждение, и моментально принимать нужные решения. Ее сексуальные фантазии, когда-то тусклые и скучные, обрели живость и яркость. По ночам воображение рисовало ей варианты продолжения любовных игр, в которых она принимала участие. Если она ложилась в постель одна, то уже не могла уснуть, не побаловав себя мастурбацией с использованием вибратора, подаренного ей Адрианной. Теперь у нее уже не было сомнений в том, что секс требует регулярных тренировок, подобно тому, как мышцы нуждаются в физических упражнениях.

Существенное место в ее размышлениях занимал их с Адрианной лесбийский эксперимент, а также опыты группового совокупления. Она с восторгом восприняла предложение подруги заняться взаимными ласками на глазах у Боба. Его горящие глаза, мерещившиеся ей потом повсюду, лишь добавляли остроты в ее новые ощущения. Труднее ей было разобраться с тем, как изменили ее психику забавы с Адрианной. В том, что она с радостью снова легла бы с ней в постель, Каролина не сомневалась. Их лесбийская близость стала выражением их взаимной симпатии и многолетней девичьей дружбы. Первый опыт получения плотского наслаждения нетрадиционным образом не только не изменил сексуальную ориентацию Каролины, но и стал своеобразным катализатором ее последующих бурный сношений с мужчинами.

Нет, определенно, этот аспект ее необычного опыта Каролину не тревожил. Неуверенность она испытывала по другому поводу – ей не давал покоя вопрос: осмелится ли она проделать такое с незнакомой женщиной, которая проявит к ней сексуальный интерес? В данный момент она склонялась к отрицательному ответу. Но зарекаться не решалась: уж слишком много всего непредвиденного с ней случилось в последнее время. Кто знает, какой еще зигзаг совершит ее жизнь? Во всем, что касалось секса, Каролина предпочитала действовать не по твердым правилам, а по ситуации и наитию.

Ее нынешнюю сексуальную жизнь можно было сравнить с закусившей удила норовистой кобылой: остановить ее уже не было никакой возможности. Чем закончится эта бешеная скачка, Каролина не знала и знать не хотела. Слишком долго она подавляла свои инстинкты ради карьеры, лишала себя удовольствия. Неожиданная встреча с Адрианной резко изменила ее ориентиры, и Каролина не сожалела об этом.

Размышления на столь пикантную тему разбудили в ней похоть. Она погладила себя по грудям, прикрытым халатом, и почувствовала, что соски отвердели. Проснулся и дремавший до поры клитор. Воображение могло бы моментально воссоздать картину одной из многих сексуальных игр, в которых она принимала живое участие. И тогда можно было бы предаться мастурбации. Но сейчас для этого был не самый подходящий момент. Каролина встала из-за стола, сидя за которым она просматривала почту, и постаралась сосредоточиться на предстоящем ей разговоре с Полом Бейсли. Она решила встретить его отказ достойно. Пусть этот упрямец привыкает к ее новому облику, подумала Каролина, и пошла облачаться в костюм от Сен-Лорана.

– Желаете выпить чаю или кофе? Может быть, минеральной воды? – любезно спросила секретарша, встретившая Каролину в приемной Пола Бейсли.

– Благодарю вас, мне ничего не надо, – ответила посетительница. – Просто доложите ему, что я здесь.

Пол Бейсли не заставил Каролину ждать. Он попросил секретаршу пригласить ее в кабинет и встал из-за стола, чтобы пожать ей руку.

– Вы чудесно выглядите! – воскликнул он.

– Благодарю вас, – сказала она и, сев в кожаное кресло, закинула ногу на ногу, предоставляя возможность Полу оценить стройность ее фигуры и прозрачность надетых на ней серых чулок.

– Нет, в самом деле, я потрясен вашим новым обликом! – сказал он, с трудом оторвав свой похотливый взгляд от ее аппетитных бедер.

Жакет можно было бы надеть и поверх блузы, но Каролина решила обойтись без этой лишней детали туалета, мешающей людям любоваться ее изящными ключицами и спелыми грудями. Как показала уже первая минута их деловой встречи с Полом Бейсли, интуиция ее не подвела: взгляд хозяина кабинета прочно прилип именно к этим частям ее тела. Раньше он никогда не позволял себе на нее пялиться. Каролина выждала эффектную паузу, одернула подол юбки и, облизнув губы, произнесла:

– Мне приятно, что вы одобряете мой новый костюм.

– А что новенького с «Мангровыми зарослями»? – спросил Пол. – Как идет подбор актеров?

– Увы, ощутимого прогресса в этом плане пока нет! – ответила Каролина. – Если не считать, разумеется, того, что я заручилась согласием Лайсы Энтони сыграть главную женскую роль. По-моему, ее ожидает колоссальный успех у зрителей.

– Возможно, однако она не звезда! – возразил Пол.

– Сыграв в этом сериале, она ею станет! – парировала Каролина.

– Что ж, хотелось бы в это верить… А как обстоят дела с главной мужской ролью?

– Пока по-прежнему безрадостно, – сухо ответила Каролина.

– Что ж, это действительно печально. Перейдем к главному: бюджету и срокам. – Он открыл папку красного цвета, и Каролина увидела, что в ней находится ее заявка со всеми расчетами. – Итак, вы полагаете, что один час показа обойдется нашей компании в четыреста пятьдесят тысяч фунтов стерлингов?

– Да! – сказала Каролина, недоумевая, почему он вдруг заговорил об этом.

– И вы обязуетесь закончить работу над сериалом к пятому ноября?

– Да, но только при условии, если я смогу приступить к ней со следующей недели. Однако актер, отобранный мной на главную мужскую роль, не входит в одобренную вами десятку звезд. Все звезды отказались сниматься в этом сериале.

– О'кей, можете не продолжать. Мне все понятно, – с улыбкой сказал Пол и перевел взгляд на ее ноги.

Каролина непроизвольно плотнее сжала бедра и сказала:

– Я слышала, что из звезд изъявил готовность сотрудничать с нами Патрик Феллоуз, но он освободится только в декабре. Если он подтвердит свое согласие, то проект может быть завершен к апрелю следующего года.

– Не вижу смысла откладывать это еще на несколько месяцев, – сказал Пол, продолжая сверлить ее коленки масленым взглядом.

– Иного ответа я от вас и не ожидала, – угрюмо произнесла Каролина и встала, не испытывая ни малейшего желания рассыпаться перед Полом в деланных сожалениях и выражать надежду на более плодотворное сотрудничество в будущем. – Что ж, будем считать, что эта тема исчерпана.

– Куда это вы так торопитесь? – с неподдельным удивлением спросил Пол.

– Послушайте, давайте не будем морочить друг другу голову! – в сердцах воскликнула Каролина. – Все ясно. Прощайте!

– О чем вы говорите? Я хочу заполучить ваш сериал, Каролина. Нам осталось лишь обсудить некоторые детали договора. Текст уже готов, вот он, взгляните! – Он пододвинул к ней папку с документами. – Мы собирались показать этот фильм уже в ноябре! Успокойтесь, сядьте!

Каролина подумала, что она ослышалась, и повторила:

– Пол, вы, должно быть, меня не поняли. У нас все еще нет актера звездной величины на главную мужскую роль.

– Присядьте, Каролина, и выслушайте меня, – сказал Пол. – Дело в том, что я основательно поразмышлял над вашими доводами и пришел к заключению, что был не прав. Никакие звезды в этом сериале вообще не нужны. Он силен своим сюжетом. А Лайса Энтони вполне удовлетворит запросы зрительской аудитории. Я хочу сказать, что если она пока еще только маленькая звездочка, то это еще не означает, что мы должны лишать английского зрителя удовольствия от новой встречи с ней. Ведь она дьявольски популярна, не так ли?

Каролина раскрыла рот, ошеломленная такой аргументацией.

– Предлагаю обсудить более существенные проблемы, – деловито произнес Пол и, взяв со стола вечное перо, стал отвинчивать колпачок. – Мне кажется, что некоторые пункты, перечисленные в вашей смете, можно пересмотреть и таким образом сэкономить солидную сумму. Вот об этом мы сейчас и поговорим!

Каролина села на стул напротив него и ухмыльнулась. До нее наконец-то дошло, почему Пол вдруг стал таким покладистым.

– Итак, будем считать, что мы приступили к совместной работе над вашим проектом? – спросил он.

– Разумеется, Пол! Уверена, что наше сотрудничество будет плодотворным, – сказала Каролина.

– Мисс Бек?

Каролина обернулась и увидела перед собой знакомую рыжеволосую девицу – шофера Теда Ривера. Очевидно, она давно поджидала ее возле лифта в вестибюле здания студии «Электра». Ее огненные волосы рассыпались по плечам, а вместо черной униформы на ней были надеты белая майка с треугольным вырезом на груди и узкая коротенькая юбочка.

– Здравствуй, – сказала Каролина. – Что ты здесь делаешь?

– Меня послал мистер Ривер. Он хотел бы с вами встретиться. Я вас провожу к нему, его офис всего в нескольких минутах ходьбы отсюда.

– Хорошо, Мартин, – сказала Каролина и снова скользнула взглядом по ее на редкость привлекательной фигуре. Большие груди девушки отчетливо выделялись под тканью майки благодаря своей поразительной упругости, осиная талия и плоский живот подчеркивали округлость ягодиц и крутизну бедер. Колготок на ее стройных длинных ногах не было, их с успехом заменял бронзовый загар.

Когда они вышли из дверей здания, из знакомого Каролине огромного черного «мерседеса» выскочил мужчина в униформе шофера и, обежав автомобиль, распахнул заднюю дверцу салона.

– Давайте лучше доедем до его офиса, – сказала Мартин.

– Мне все равно, – пожав плечами, сказала Каролина и села в машину.

Мартин села с ней рядом, захлопнула дверцу, и машина тронулась с места.

Мартин как-то странно взглянула на нее и без обиняков сказала:

– Вы очень эффектная женщина, мисс Бек. И сексуальная. Вам часто делают интимные предложения женщины?

Каролина рассмеялась:

– Нет. Но ты, как я вижу, хочешь восполнить этот пробел.

– Я просто сказала, что вы очень привлекательная дама, – сказала Мартин и положила руку на ее колено. Пальцы у нее были длинные и холеные. Каролина не сделала попытки отстраниться и спокойно выдержала пристальный взгляд ее темно-зеленых глаз. – Вы уже имеете опыт секса с женщиной, я это чувствую, – наконец промолвила Мартин.

– А что скажет мистер Ривер, если узнает о твоих намерениях? – спросила Каролина.

– Между нами имеется взаимопонимание, – уклончиво ответила Мартин и, проведя пальцами по ее бедру, убрала руку.

Автомобиль остановился у недавно отремонтированного здания на Беркли-сквер. Швейцар в тот же миг подбежал к нему и распахнул дверцу пассажирского салона. Мартин провела Каролину через просторный вестибюль к лифту и, войдя в кабину, нажала на кнопку верхнего этажа.

– А Тед знает, что у тебя имеются на меня виды? – спросила Каролина, пока кабина поднималась.

– Пока нет, – ответила Мартин с загадочной улыбкой.

Кабина остановилась, дверь открылась, и женщины вышли прямо в приемную большого офиса, заставленного рабочими столами и техническим оборудованием. Ни одна из шести работавших в помещении секретарш даже не взглянула на них. Когда до массивных дубовых дверей кабинета мистера Ривера оставалось несколько шагов, Мартин сказала:

– Учтите, мисс Бек, Тед – очень богатый человек. У людей, подобных ему, бывают причуды. И они знают, как добиваться того, чего хотят.

– Это для меня не новость, – сказала Каролина.

– Я только хотела вас предупредить! – Мартин вновь загадочно улыбнулась, постучала в дверь и, распахнув ее, воскликнула: – Пришла мисс Бек! – Она пропустила гостью в комнату и затворила за ней дверь.

Кабинет Теда Ривера был обставлен довольно скромно, в сугубо деловом стиле: большой письменный стол, изготовленный из орехового дерева, был наполовину занят монитором, клавишным пультом компьютера, а также телефонным аппаратом. Хозяин кабинета сидел на вращающемся стульчике, напротив него стояли два стула для посетителей, обитых коричневой кожей. Другой мебели в комнате не было. Одна из стен была целиком сделана из толстого стекла, три другие были украшены картинами известных американских художников – Крупера, Уайета, Джона Сингера Сарджента, выполненными маслом. Они прекрасно гармонировали с панорамой Лондона, открывающейся из стеклянной стены-окна.

Тер Ривер вскочил и вышел из-за стола, чтобы обнять дорогую гостью и расцеловать ее в обе щеки.

– Боже, как я по тебе соскучился! – воскликнул он. – Выпьешь чего-нибудь? Нет? Тогда, присаживайся! – Тед указал ей рукой на стул, сел напротив нее и сказал: – Я хочу поговорить с тобой о Поле и твоем новом сериале. Мне бы не хотелось, чтобы ты неверно истолковала вашу сегодняшнюю встречу.

Не понимаю, о чем это ты! – с наивным видом воскликнула Каролина, хотя прекрасно понимала, что Пол Бейсли изменил свое мнение о ее сериале только под воздействием Теда. Она, естественно, была ему благодарна за это, но все-таки ей претила мысль о том, что таким образом он отплатил ей за доставленное ему удовольствие.

Словно бы прочитав ее мысли, Тед сказал:

– Не думай что я надавил на Пола, потому что переспал с тобой. Безусловно, это тоже сыграло определенную роль. Я взглянул на сюжет сериала другими глазами после того, что произошло между нами. На меня словно бы снизошло озарение. Я ощутил в себе внутренний свет и подумал, что нужно обязательно показать этот фильм по американскому сетевому телевидению. Уверен, что владельцы спутниковых телеканалов дадут ему «зеленый свет». Ведь книга написана, как мне известно, квакером, а львиная доля акций этой телевещательной компании принадлежит членам именно этой секты. Кстати, ты приобрела права на использование остальных четырех книг?

– Да, – ответила Каролина, все еще не веря в свою удачу.

– Мы заключим с тобой договор на экранизацию всей серии сроком на четыре года. Прямо сейчас. Ты согласна?

– И мои фильмы покажут по американскому сетевому вещанию? – переспросила Каролина.

– Да, конечно! Именно об этом и идет речь! – кивнул Тед.

– Смета затрат будет готова послезавтра, – облизнув пересохшие от волнения губы, сказала Каролина.

– Вот и чудесно. И сразу же заключим договор! – сказал Тед.

– Ты думаешь, показ в Америке этого сериала принесет тебе коммерческий успех? Не боишься прогореть? – спросила Каролина.

– Я бы не взялся за проект, если бы не верил в удачу. Не случайно же на меня снизошло озарение! – воскликнул Тед.

Он подался вперед и погладил ее по коленке.

– Как видишь, я могу быть полезна не только как красивая женщина, – шутливо заметила Каролина, чувствуя, как от его пальцев распространяется по всему ее телу приятное тепло.

– Я так никогда и не думал, – сказал Тед и сжал рукой ее бедро.

– Мне приятно это слышать, – сказала Каролина, раздумывая о том, не поговорить ли с ним прямо сейчас о намеках Мартин.

– Может быть, пообедаем вместе? – спросил Тед.

– Честно говоря, есть мне пока не хочется, – ответила она.

– А чего же тогда тебе хочется? – спросил он, прищурившись.

– Признаться, я так ошеломлена твоим предложением, что никак не могу прийти в себя. Каждый английский продюсер мечтает пробиться в американское сетевое телевещание, но удается это лишь единицам. Мне потребуется какое-то время, чтобы свыкнуться со своей удачей и успокоиться. А вообще я не сторонница совмещения работы и удовольствия.

– В этом я с тобой полностью согласен, – сказал Тед. – Однако я подумал, что деловая часть нашей встречи успешно завершена. – Он сел на стул и улыбнулся.

Каролина встала и задумчиво уставилась на него. В его словах имелся здравый смысл. Вопрос, не дававший ей покоя вот уже несколько недель, фактически был удачно решен. И это давало ей моральное право немного развлечься. Рассудив таким образом, Каролина подошла к дверям кабинета и закрыла на защелку замок. Потом она вернулась к Теду и стала расстегивать пуговицы своего жакета. Тед судорожно сглотнул слюну и уставился на ее груди в белом атласном бюстгальтере.

– Раз ты считаешь, что деловая часть нашей встречи завершена, то не следует ли из этого, что мы со спокойной душой можем перейти к развлекательной программе?

Она погладила себя рукой по бедрам и задрала подол юбки.

Тед впился взглядом в ее длинные ноги, обтянутые тонкой полупрозрачной тканью чулок, и шумно задышал, увидев, что они держатся на атласных белых подтяжках. А когда его взгляд скользнул еще выше по ее аппетитным ляжкам и уперся в крохотный белый треугольник трусиков, обтягивающих ее лобок и половые губы, он воскликнул осевшим голосом:

– Ты неотразима!

Каролина почувствовала мощный прилив энергии и уверенности в себе. Ей было приятно видеть лицо мужчины, теряющего самообладание от ее красоты.

– Раньше я очень редко надевала чулки, – сказала она. – Но раньше я никогда и не позволяла себе такого поведения.

– И что же способствовало неожиданной перемене, происшедшей с тобой? – спросил Тед.

– Случайная встреча с Адрианной. Тебе доводилось трахать кого-то на письменном столе? – Каролина подошла к столу и наклонилась над ним, расставив ноги и оттопырив зад.

– В рабочее время? – шутливо спросил Тед, с удовольствием разглядывая углубление между ее ягодицами, прикрытое тонкой белой полоской материи.

– А после работы? – Она хотела спросить, проделывал ли он это с Мартин, но благоразумно воздержалась.

– Нет, – сказал Тед.

– Не хочешь попробовать? – Каролина повиляла задом.

– С огромным удовольствием, – воскликнул Тед и, вскочив со стула, начал жадно целовать и облизывать ее ягодицы и срамные губы, уже давно мокрые от соков.

Груди Каролины набухли и потяжелели, соски встали торчком и побагровели. В клиторе приятно покалывало, в анусе – зудело от радостного предчувствия.

Тед не обманул ее ожидания. Он стянул с нее трусы до колен, окинул ее промежность восхищенным взглядом и впился ртом в преддверие влагалища, приговаривая:

– Какая чудесная идея! У тебя богатая фантазия, Каролина!

Он расстегнул взбугрившуюся ширинку, брюки сползли по ногам на пол, и головка члена уткнулась в расселину между ее ягодицами. Ощутив его бархатистую твердость, Каролина повела бедрами и воскликнула:

– Давай же, Тед! Возьми меня скорее, я хочу тебя!

Словно горячий брусок металла, его пенис стремительно вошел во влагалище до упора. Очевидно, новые ощущения Теду понравились, потому что он замер, наслаждаясь этим чудесным мгновением, и прохрипел:

– Как там горячо!

Каролину подмывало поинтересоваться, чья пушистая киска, на его взгляд, горячее – ее или Мартин. Но Тед не дал ей такую возможность, он вытянул пенис и снова вогнал его в лоно с такой силой, что Каролина прикусила язык. Мошонка Теда звучно шлепнулась по ее ягодицам. Он нащупал рукой клитор и принялся его теребить, зажав между пальцами.

Каролина застонала и рухнула грудью на стол, вцепившись обеими руками в край столешницы. Головка пениса стучала по шейке матки, преодолевая сопротивление мышц влагалища. Нервы Каролины напряглись, стенки лона сжались, колени задрожали, и она пронзительно вскрикнула:

– Нет! – Но терпеть дальше столь бурный натиск ее тело уже не могло, оргазм стремительно приближался.

Тед ускорял его наступление своими ловкими манипуляциями и ритмичными телодвижениями. Его пальцы то теребили клитор, то пощипывали его, то нежно поглаживали.

Каролина подалась всем корпусом назад, навстречу его лобку и мошонке, и прижалась щекой к столу. Ее помутившийся взгляд скользнул по стеклу, за которым открывался вид на деловую часть Лондона, и на мгновение перед ее мысленным взором возникла отчетливая картина всего происходящего в кабинете. Она явственно увидела самое себя, распластавшуюся по столу, со спущенными до колен трусиками и ногами, обтянутыми чулками на подтяжках. Бодрый петушок Теда, расхорохорившийся в ее лоне, представился ей во всех своих деталях. Это чудное видение так ее возбудило, что она застонала в полный голос, чувствуя, что вот-вот сорвется с обрыва в пропасть.

Тед помог ей сделать решающий шаг: он стал тарабанить ее так, что у нее совершенно помутилось в глазах.

– Ты ведь этого хотела! – воскликнул он, в очередной раз дернув ее за клитор и вогнав в нее член по самый корешок. Этот хриплый возглас и решил все дело.

Каролина почувствовала, как сжалось ее влагалище и одновременно с этим спазмом сузился и втянулся вместе с членом Теда в ее лоно весь окружающий мир. Соки хлынули наружу бурными потоками, тело начало содрогаться, охваченное пароксизмом острых ощущений. У Каролины перехватило дух. И вдруг, к ее величайшему удивлению, внутри ее что-то щелкнуло: это пенис Теда исторг в какую-то таинственную нишу тугую горячую струю семени. Вибрация члена передалась ей, и она дико захрипела и затряслась в сладкой агонии, стремительно уносясь в неведомый мир бушующей пламенной страсти.

– Это ты, Каролина? – раздался в трубке знакомый мужской голос.

– Привет! – не совсем уверенно отозвалась она, лихорадочно соображая, кто же ей все-таки звонит.

– Это Боб! – пришел ей на выручку невидимый собеседник.

– Здравствуй, Боб! Извини, что я сразу не узнала твой голос.

– Пустяки. Я просто хотел спросить, как у тебя дела с Тедом.

– Я так благодарна тебе за то, что ты нас познакомил! – воскликнула она и принялась делиться с ним всеми своими приятными новостями, кроме тех, разумеется, которые не предназначались для чужих ушей.

– Я рад за тебя, – сказал Боб. – Послушай, ты не могла бы уделить мне пару минут? Я случайно оказался возле твоего дома, мне нужно кое-что с тобой обсудить.

– А ты один или с Адрианной? – спросила Каролина. – Мне вот уже который день не удается до нее дозвониться.

– Она куда-то запропастилась, – холодно констатировал Боб. – Так я могу заглянуть к тебе на несколько минут?

После такой услуги, какую он ей оказал, Каролина не смогла ему отказать и сказала:

– Разумеется, заходи!

«Роллс-ройс» подкатил к ее дому раньше, чем она успела причесаться и сделать макияж.

– Однако, быстро же ты до меня добрался! – воскликнула она, отперев на звонок входную дверь.

– Я же сказал, что нахожусь совсем рядом! – пробасил Боб, проходя в гостиную.

Каролина разлила по бокалам сухое белое вино и промолвила, окинув взглядом его озабоченное лицо:

– Ты, наверное, много работал в последнее время, Боб? У тебя усталый вид, и весь ты какой-то взвинченный. Расслабься! Чувствуй себя как дома.

Боб перестал расхаживать по комнате и плюхнулся на диван. Он был в шикарном голубом костюме, белоснежной сорочке и синем шелковом галстуке. Каролине даже не верилось, что еще недавно она кувыркалась с ним на кровати.

– И о чем ты хочешь поговорить со мной, Боб? – выдержав для приличия паузу, спросила она.

– Даже не знаю, как лучше начать. Ведь вы с Адрианной старинные приятельницы… – произнес он, сделав большой глоток вина.

– «Чем раньше треснет шов, тем скорее его заштопают», – говаривала моя бабушка, – сказала с улыбкой Каролина, усаживаясь напротив него в кресло поудобнее. – Выкладывай, не стесняйся!

Боб прокашлялся и выпалил:

– Я все это время думал только о тебе, Каролина! Я пытался выкинуть из головы то, что между нами случилось, но из этого ни черта не получилось.

Это признание не слишком удивило ее, Боб проявил к ней живой интерес с самого начала их знакомства. А после представления, которое устроили ему они с Адрианной, он вообще, похоже, слегка тронулся рассудком.

– Может быть, нам не стоило этого делать, – нерешительно сказала она.

– Напротив! Я рад, что это случилось, иначе бы я никогда…

– Послушай, Боб… – попыталась перебить его Каролина.

– Позволь мне договорить! – с жаром воскликнул он. – Адрианна, разумеется, замечательная женщина.

Нам с ней было очень хорошо вместе. Но теперь между нами все кончено. Я бы уже давно с ней порвал, если бы не ты…

– Это правда? Она знает об этом? – спросила Каролина.

– Да, она все знает, – кивнул Боб. – Знаешь, Каролина, я считаю тебя удивительной женщиной! Другой такой я никогда не встречал. Я познакомил тебя с Тедом потому, что хотел показать тебе, как я тебя ценю. Мне очень хотелось быть тебе полезным.

– Я тебе чрезвычайно за это признательна, Боб! – сказала Каролина. – Послушай, если я должна с тобой за это перепихнуться, то так сразу и скажи, а не ходи вокруг да около.

– Этого мне мало, – сказал Боб, покраснев. – Я хочу, чтобы ты заменила мне Адрианну.

На сей раз Каролина испытала легкий шок. Такого ответа она не ожидала. У нее уже был заготовлен отказ на предложение переспать с ним, она собиралась напомнить ему, что он сожительствует с ее лучшей подругой. Но теперь, когда дело приняло неожиданный оборот, Каролина слегка растерялась.

Боб, очевидно, принял ее затянувшееся молчание за знак согласия и поспешил развить свой успех.

– Я буду оплачивать все твои счета, куплю тебе дом и автомобиль, все, что пожелаешь! – сказал он.

– И чем же я буду с тобой расплачиваться? – спросила Каролина.

– Своим временем!

– А если точнее? – полюбопытствовала она.

– Мы это обсудим, – деловито ответил Боб.

– Но у меня нет знакомых проституток, как у Адрианны. Я не смогу организовывать для тебя лесбийские шоу, которые так милы твоему сердцу.

– Мне ничего подобного не надо! Мне нужна только ты! – глядя ей в глаза, сказал Боб. И ей показалось, что он говорит это искренне.

– А как же быть с Тедом? – спросила она. – Мы с ним стали любовниками.

– В этом я не сомневался. Но разве ты видишь его в своем будущем? – Он вперил в нее испытующий взгляд.

– Послушай, Боб! Меня больше беспокоит твое странное отношение к моей лучшей подруге! – пропустив этот вопрос мимо ушей, воскликнула Каролина. – Она все-таки живой человек, а не надувная кукла для удовлетворения физиологических потребностей. С ней нельзя так бесцеремонно обращаться.

– Все обстоит совсем не так, как ты себе это представляешь. Послушай, Каролина, я от тебя без ума и готов на любые твои условия. Проси всего, чего твоей душе угодно! – сказал Боб.

У Каролины возникло ощущение, что он что-то утаивает от нее. Может быть, подозрительное исчезновение Адрианны как-то связано с их размолвкой?

– Нет, Боб, я не согласна стать твоей любовницей, – неуверенно сказала она, хотя и понимала, что он так просто от нее не отступится. Такие люди, как он, не привыкли, чтобы им отказывали. Он обязательно вскоре снова начнет ее осаждать, но к тому времени Адрианна уже наверняка объявится, и ей будет легче принять окончательное решение. – Извини, но у меня много работы! – Каролина встала с кресла.

Он тоже вскочил с дивана, бормоча:

– Нам было бы так хорошо вместе, дорогая! Подумай хорошенько!

Она молча пошла к входной двери.

– Я не теряю надежды! – уходя, сказал он.

Все так же молча Каролина захлопнула за ним дверь и совершенно неожиданно для самой себя расхохоталась.

Глава 9

Пресс-конференция состоялась в большой студии на этаже, где находились аппаратные. Раздвижные столы, накрытые для фуршета белоснежными льняными скатертями, ломились от блюд со всевозможными яствами. Гости могли отведать здесь даров моря – лангустов, омаров, крабов, креветок и даже икру. С ними рядом возвышались на огромных тарелках горы различных салатов, а чуть поодаль – тропические фрукты и разнообразные пирожные, кексы, рулеты и торты.

Для освещения торжественного мероприятия слетелось множество корреспондентов из разных городов Америки, однако формальная часть собрания была сведена к минимуму: короткой речи, которую произнес перед собравшимися Тед Ривер. Он объявил, что приобрел контрольный пакет акций Американской корпорации сетевого телевещания и намерен объединить ее с принадлежащей ему компанией «Электра телевижн». Первым сочным плодом этого союза, как он выразился, будет сериал продюсера Каролины Бек «Мангровые заросли». Наградив оратора шквалом аплодисментов, гости и журналисты гурьбой ринулись к столам с закусками. Напитки разносили на подносах длинноногие официантки в высоких красных сапожках и белых сетчатых колготках.

Перед тем как произнести речь, Тед отвел Каролину в сторонку и будничным тоном сообщил ей, что вечером он улетит в Нью-Йорк улаживать какие-то срочные дела и вряд ли скоро вернется в Лондон. Он и не думал высказывать сожаление по этому поводу или извиниться перед ней за внезапный отъезд.

Каролина восприняла эту новость спокойно, понимая, что у людей такого ранга, как Тед, главное место в жизни занимает их бизнес, все остальное второстепенно. В глубине ее души, однако, теплилась надежда, что он предложит ей полететь в Штаты вместе с ним. В конце концов, фильм с таким же успехом можно было снять и в Америке. Как это ни странно, она почувствовала облегчение, когда такого приглашения не последовало. Тед Ривер возбуждал ее, но их бурные отношения не могли продолжаться долго. Да и посвящать ему себя всю без остатка Каролине не хотелось. Теперь, когда ее карьера столь резко взмыла до невероятных высот, она предпочитала быть хозяйкой своей судьбы.

К тому же у нее зародилось подозрение, что Тед скрывает от нее какие-то темные стороны своей интимной жизни. После разговора с Мартин Каролина поняла, что эта огненно-рыжая красавица с ярко выраженной склонностью к лесбиянству, является не только его шофером, но и особо доверенным лицом. На пресс-конференцию она явилась в довольно нескромном платье, подчеркивавшем ее дамские прелести, и стояла рядом с Тедом, пока он произносил речь.

И тем не менее Каролине взгрустнулось, когда его черный «мерседес» выехал с парковочнои площадки рядом со зданием компании «Электра».

Возвращаться одной в свою пустую квартиру Каролине совершенно не хотелось, и она позвонила Адрианне. На сей раз ей повезло, подруга взяла трубку.

– Куда ты запропастилась, Адрианна? Я всю неделю не могла до тебя дозвониться!

– Это не телефонный разговор. Расскажу все при встрече, – загадочным голосом ответила подруга.

– Тогда предлагаю не откладывать ее и встретиться сегодня же, – сказала Каролина.

– Приезжай ко мне, у меня в холодильнике гора продуктов, – сказала Адрианна. – Мне нужно многое тебе рассказать!

– Хорошо. Я еду! – сказала Каролина и положила трубку.

Спустя час она уже нажимала на кнопку дверного звонка особняка Адрианны.

– Привет, дорогая! – воскликнула подруга, впуская ее в дом. – Рада снова тебя видеть!

– Прекрасно выглядишь! – воскликнула Каролина, поцеловав ее в щеку. – У тебя такой счастливый вид! Что случилось?

– Сейчас все узнаешь! Поднимайся наверх, посидим на балконе, – сказала Адрианна, закрывая дверь.

Солнце уже садилось, но было еще тепло. Адрианна накрыла на. балконе стол и выставила на него угощение – салат, холодное мясо, сыр, булочки и красное вино.

– За встречу! – воскликнула она, подняв бокал. Подруги чокнулись, и Каролина сказала:

– Ну, рассказывай, где ты все это время пропадала.

– Я влюбилась, – сверкнув глазами, ответила Адрианна.

– Что? – воскликнула Каролина. – Кому ты пудришь мозги! Не ты ли столько раз убеждала меня, что любовь – это вышедшее из моды понятие, придуманное мужчинами для того, чтобы держать женщин па цепи.

– Да, я. Но это совсем другой случай, – сказала Адрианна. – Ты уже знаешь, что между мной и Бобом все кончено? Не стесняйся, он уже сказал мне, что навещал тебя! Так вот, инициатива разрыва принадлежала мне. Я заявила, что выхожу из игры, когда он признался, что увлекся тобой.

– Но ведь я этого не хотела! – воскликнула Каролина. – У меня и в мыслях не было отбивать его у тебя!

– Не говори ерунду, я это знаю, – махнув рукой, сказала Адрианна. – Я все поняла, когда заметила, какими он смотрит на тебя глазами. А когда ты в тот вечер укатила после ужина из ресторана с Тедом, он страшно расстроился. Он надеялся, что ты поедешь с нами. Кстати, ты оказала мне большую услугу, сама того не зная. Если бы ты не появилась на сцене, я бы не решилась с ним порвать. Итак, предлагаю выпить за наше счастливое будущее!

– Присоединяюсь! – Каролина тоже подняла бокал. – Но кто твой новый любовник? Чем он занимается?

– Ты будешь смеяться, когда узнаешь!

– Почему?

– Он актер! Не беспокойся, это не Эндрю Маккаллоу, а один из его друзей. Мы с ним случайно встретились в баре, разговорились. Эндрю нужно было куда-то уйти. Ну, а дальше все случилось, как это обычно случается.

– Я его знаю?

– Вряд ли, он пока еще не звезда.

– На что же ты собираешься жить?

– Может быть, продам дом…

– Прекрати говорить глупости, Адрианна! Ты ведь привыкла жить на широкую ногу!

– Я пересмотрю свои привычки. Любовь творит с людьми чудеса. Взять хотя бы тебя! Как разительно ты изменилась всего за месяц! Ты даже не представляешь себе, Каролина, как я счастлива! Я никогда еще не чувствовала себя такой счастливой! Что ж, я рада за тебя, – сказала Каролина. – А где он обитает?

– В Фулеме, это не так уж и далеко от меня, – сказала Адрианна.

– Так вы собираетесь пожениться? Мне бы не хотелось снова потерять тебя.

– Вполне возможно, что мы и поженимся! Никогда не думала, что со мной это случится, но теперь я даже рада этому.

Адрианна хихикнула.

– Я не верю своим ушам! – со вздохом промолвила Каролина.

А что ты решила насчет Боба? – спросила подруга. – Соглашайся, не пожалеешь! Он купит тебе дом, шикарную машину, откроет счет в банке на Бонд-стрит.

– Но ведь он женат! Адрианна расхохоталась:

– Его жену такое положение вещей вполне устраивает. Они давно бы уже развелись, но пока терпят друг друга по каким-то финансовым соображениям. Я не разбираюсь в таких вещах, лучше спроси об этом у него сама.

– Так или иначе, мне все равно не понятно, зачем ему нужна постоянная любовница, – сказала Каролина.

– Ему некогда ухаживать за женщинами, он для этого слишком сильно занят, – объяснила Адрианна. – Ему нужно, чтобы все было готово к его услугам в любой момент. Он хочет, чтобы секс ему подавали, как пищу, на тарелочке. Аппетит у него отменный, как ты в этом уже убедилась. – Она рассмеялась.

– Но я не смогу быть в его распоряжении в любое удобное для него время, – сказала Каролина. – У меня интересная работа, я не собираюсь ее терять. Тем более теперь!

– Опять ты ставишь карьеру на первое место! А как же удовольствие? Нужно ведь и развлекаться! Ты ведь сама говорила, что пересмотрела свои взгляды на жизнь.

– Адрианна, пойми, я все равно не такая, как ты!

– Так было раньше, до того, как ты вкусила сладость секса, – возразила подруга. – Теперь ты совсем другая женщина. Ты выглядишь на миллион долларов!

– Это верно. Но я хочу быть свободной.

– А никто у тебя ее и не отбирает! Бобу не нужны исключительные права на твое тело. Во всяком случае, я изменяла ему направо и налево.

– Давай прекратим этот разговор, Адрианна! Не надо меня убеждать! Давай лучше выпьем и хорошенько закусим! – сказала Каролина. – Осточертели мне все эти мужчины.

– А вот в это я никогда не поверю! – сказала Адрианна.

Подружки дружно расхохотались и стали с аппетитом есть салат и мясо, запивая их отменным вином.

Внезапно кто-то позвонил в дверь.

Адрианна просияла, словно девочка, предвкушающая подарок, который принес ей Санта-Клаус.

– Я позвонила ему после разговора с тобой, – сказала она. – Ты не сердишься? Мне хотелось вас познакомить.

– Да о ком ты говоришь? – спросила Каролина, едва не поперхнувшись.

– Конечно же, о нем, об актере! Ну, я побежала его встречать!

Вскоре Каролина услышала доносящиеся снизу голоса, а потом на балкон вышел молодой человек.

– Привет, Каролина! Рад тебя видеть! – сказал он прежде, чем Адрианна его представила.

Это был Джейсон Леонард.

На другое утро в девять часов, когда Каролина еще лежала в постели, раздался телефонный звонок.

– Здравствуй, Каролина! – произнес проникновенный и дружественный мужской голос. – Это я, Эндрю Маккаллоу! Прочитал в газете о твоем феноменальном успехе и решил тебя поздравить.

– О чем вы говорите, Эндрю? – сонным голосом спросила Каролина, ничего не понимая. – О каком успехе?

– Ну как же! Разумеется, о прорыве твоего сериала «Мангровые заросли» в сетевое телевидение Америки.

– Ах вот вы о чем! Но ведь этот фильм еще не снят.

– Все равно я рад за тебя. Это очень приятная новость, – не унимался бодрый голос. – Еще раз поздравляю!

– Простите, Эндрю, но какое вам-то до этого дело? – раздраженно спросила Каролина. – И вообще, что вам от меня надо?

– Я просто хотел сказать, Каролина, что я перечитал сценарий фильма и понял, что был тогда не прав.

– Не прав? Но в чем?

– В отношении пресс-релиза… Ну, который ты предложила опубликовать, чтобы объяснить зрителям, почему я взялся за исполнение главной мужской роли.

– Так вы хотите сыграть главную роль в моем сериале? – переспросила Каролина, наливаясь яростью.

– Да, после долгих размышлений я решил принять твое предложение, – ответил Эндрю. – Извини, что я тогда был с тобой резок…

– Захотелось завоевать сердца американок? – язвительно спросила Каролина. – Надеешься прославиться на всю Америку. А заодно и получить гонорар, в десятки раз превышающий тот, который ты обычно получаешь в Англии? Над этим ты так долго размышлял, Эндрю Маккаллоу?

– Мне думается, что мое участие в этом сериале пойдет ему на пользу, – заметил Эндрю. – А ты как думаешь?

– Я думаю, дорогой Эндрю, что тебе лучше забыть номер моего телефона! Катись ты к черту! – рявкнула Каролина и швырнула на рычаг трубку.

Каролина надела черную кружевную баску, застегнула на спине крючки и поежилась, почувствовав прилив вожделения. Она достала из упаковки пару черных чулок и стала их медленно и с удовольствием надевать, любуясь своей кожей и покрывающей ее темной соблазнительной материей. Потом она пристегнула плотную окантовку чулок к подтяжкам, поправила баску и надела черные туфельки на высоких каблуках. В запасе у нее оставалось еще пятнадцать минут. Она уже приняла душ, высушила волосы и надушилась любимыми духами. Оставалось лишь слегка подкрасить губы темно-красной помадой и наложить тени на веки. Женщина, отражавшаяся в большом зеркале, в которое она смотрела, совершенно не была похожа на прежнюю Каролину Бек. Сейчас она выглядела как дорогая проститутка, и ей нравилось быть такой.

Вид собственного тела еще сильнее возбудил Каролину.

Груди заманчиво выпирали из чашечек бюстгальтера, интригуя созерцающего их своей глубокой разделительной расселиной и набухшими сосками. Узкая талия, схваченная корсетом, плавно переходила в крутые сексуальные бедра. Таинственный треугольник волос на лобке напоминал указательную стрелу, а наружные половые губы – вход в волшебную пещеру. Черные подвязки на бедрах подчеркивали белизну нежной бархатистой кожи.

Полюбовавшись собой вволю, Каролина легла на кровать, дотянулась рукой до заветного ящичка тумбочки и достала из него вибратор. Одного лишь прикосновения к этому чудодейственному аппарату было достаточно, чтобы проникнуться трепетом. Он был ей очень дорог как память о начальном этапе ее нелегкого пути к сексуальному перевоплощению. Ведь именно с ним, этим неказистым на вид фаллоимитатором, она впервые познала ранее неведомое ей наслаждение. Поэтому даже теперь, обогатившись опытом многих совокуплений и приучив свое тело к изысканным удовольствиям, Каролина любила потешить себя простым вибратором, хорошо зная, что он оправдает ее ожидания, подарит ей мгновения неземного восторга и породит в ее воображении сказочные картины, от которых кровь вскипает и быстрее бежит по жилам. А ведь не подари Адрианна ей эту замечательную игрушку, жизнь ее до сих пор оставалась бы блеклой и неинтересной.

Вспомнив о подруге, Каролина на миг перестала теребить свой клитор. Память воскресила сцену появления на балконе дома Адрианны актера Джейсона Леонарда. Увидев его, Каролина с трудом сдержала рвавшийся наружу истерический хохот. Слава Богу, Адрианна не заметила, как переменилась она в лице. Каролина решила не развеивать ее иллюзии относительно этого молодого человека и не рассказывать ей о своих впечатлениях от непродолжительного интимного знакомства с ним. Очевидно, Джейсон умудрился чем-то удивить Адрианну, повидавшую всякого на своем веку, раз она смотрела на него, как преданный щенок взирает на своего хозяина. И хотя Каролина и испытывала неприязнь к этому человеку, она благоразумно предоставила подруге возможность решать самой, как ей лучше жить, и учиться на собственных ошибках. Терять с ней связь она тем не менее не собиралась и была готова прийти подруге на помощь, если это потребуется. После всего того, что Адрианна для нее сделала, Каролина была у нее в вечном долгу.

Мысли ее снова вернулись к одному из подарков Адрианны. Каролина сжала вибратор в руке, раздвинула ноги и, согнув их в коленях, уперлась высокими каблуками туфель в простыню. Затем она ввела вибратор в свое росистое лоно и повернула колечко в основании прибора. Послышалось тихое приятное жужжание, по телу распространилось блаженство, Каролина зажмурилась и замотала головой.

Волна за волной, удовольствие охватило все ее клеточки. Дрожащей рукой Каролина включила моторчик на полную мощность и в ту же секунду увидела себя в пикантной позе над столом Теда Ривера в его офисе. Утратив самоконтроль, она нажала округлым концом вибратора на клитор и содрогнулась в экстазе. Все мускулы напряглись, из раскрывшегося рта вырвался сладострастный хрип, а в глазах все помутилось. Натянувшиеся, словно струны гитары, нервы и сжавшееся в тревожном ожидании влагалище предупреждали мозг о надвигающейся буре эмоций. Изогнувшись дугой на кровати, Каролина стала водить вибратором, как смычком, по своему чудесному инструменту внизу живота, виртуозно исполняя потрясающий финал интимной увертюры. Она слышала свои громкие стоны, но не узнавала собственного голоса.

С трудом успокоившись, Каролина снова легла на спину и выключила вибратор. В следующий миг послышался звук открываемой входной двери и чьих-то шагов в передней. Каролина улыбнулась: это пришел мужчина, которому она отослала с посыльным ключ от своей квартиры и короткую записку без подписи: «Жду тебя сегодня вечером у себя в восемь».

Она тщательно продумала план их свидания: и свой костюм, и позу, в которой она его встретит, лежа на кровати, с вибратором, торчащим из лона, и свои первые слова.

Шаги затихли – гость, очевидно, заблудился в квартире.

Каролина замерла, затаив дыхание и поражаясь собственному бесстыдству. Но она полностью контролировала ситуацию и знала, чего хочет добиться и как достичь своей цели.

Дверь спальни она оставила распахнутой, шторы задернула и включила настольную лампу.

Наконец в дверном проеме возник он, с бутылкой шампанского в руке и вытаращенными от счастья блестящими глазами. Заметив торчащий из ее лона вибратор, гость тряхнул головой, проглотил слюну и пробасил:

– Ты неотразима, крошка!

– Я решила немного размяться, – сказала Каролина и повела бедрами. Вибратор словно бы ожил и даже чуточку углубился во влагалище.

– Любопытная гимнастика, – буркнул гость, хлопая глазами.

– Но раз ты пришел… – Каролина сжала ягодицы – и фаллоимитатор выскользнул из своей норки и упал на простыню, в последний раз доставив Каролине мгновение блаженства своим скользящим прикосновением.

Гость уставился на ее мокрую после разминки игривую пушистую киску. На миг ему даже почудилось, что она шаловливо подмигнула ему.

Он прокашлялся и спросил:

– О чем ты хотела со мной поговорить?

– По-моему, все ясно без слов, – грудным голосом ответила Каролина. – И долго мне еще придется ждать?

Гость стал торопливо раздеваться.

– Ты восхитительная женщина! – сказал он и пошел к кровати, на ходу расстегивая рубашку.

Каролина вытянула ногу и дотронулась мыском туфли до его торчащего пениса. Он налился кровью и задрожал.

Сорвав с себя рубашку, гость прыгнул на Каролину и, вогнав член во влагалище, впился ртом в ее чувственные губы. Жар и восхитительная влажность в ее лоне привели его в неуемный восторг.

– Ты прелесть! – прошептал он, отчаянно работая торсом.

– Мне нравится быть развратницей, – выдохнула она, блаженно улыбаясь.

– Ты восхитительная блудница! – сказал гость.

Она обвила его ногами и руками и принялась ритмично двигать тазом, так чтобы пенис проникал в нее поглубже. Вскоре он задрожал.

– Какой ты сегодня могучий! – выдохнула она и поцеловала его в побагровевшую от напряжения шею.

– Я всегда такой! – самодовольно подтвердил он осевшим голосом и стал долбить своим инструментом ее нежное лоно изо всех сил.

Вскоре Каролина испытала второй оргазм. Ее ноготки впились мужчине в спину, влагалище стиснуло его фаллос. Каролина упивалась своей новой ролью – роковой дамы, женщины-вампира. Она не собиралась довольствоваться жалкими крохами, которые ей доставались прежде от насытившихся ее роскошным телом эгоистичных самцов. Теперь она стала хозяйкой положения и получала от пиршества плоти все, чего желала.

Партнер вошел в раж, закинул ее ноги себе на плечи и принялся тарабанить ее с удвоенной энергией, направляя член в лоно под иным углом. С каждым его новым толчком пенис проникал во влагалище все глубже и глубже, оживляя самые укромные клеточки ее пещеры удовольствия. Каролина закрыла глаза и бесстыдно повизгивала, мотая головой из стороны в сторону. Ее набухшие соски отвердели так, словно бы они были выточены из стали. Один оргазм сменялся другим, и всякий раз он сопровождался новыми неописуемыми ощущениями. Наконец ей стало казаться, что она больше не сможет кончить.

Однако неутомимый партнер продолжал работать своим сильным торсом. Его потенция была достойна восхищения. Каролина впала в полубезумное состояние и невнятно вскрикивала:

– Нет! Нет! Я больше не могу!

Но ее тело не желало с этим соглашаться, оно молило о новых мгновениях райского наслаждения. И мужчина щедро дарил ему эти сладострастные секунды, казавшиеся Каролине вечностью.

Впившись ноготками в его тугие ягодицы и пронзительно крича, она стала из последних сил колотиться о его лобок своим передком. Он запрокинул голову, зажмурился и вогнал в лоно свой причиндал еще на миллиметр глубже. Этого хватило, чтобы секретная заслонка в лоне открылась и выпустила поток соков. Невероятной силы оргазм сотряс тело Каролины, подтверждая, что именно так она и должна впредь всегда поступать.

Партнер замер, давая ей возможность прийти в себя и передохнуть. Каролина открыла глаза, улыбнулась и, нащупав рукой его мошонку, стала легонько поглаживать ее своими пальчиками. Пенис задергался, и тогда она сжала яички в своем кулачке. Член задрожал, мужчина охнул и засадил его в мокрое от соков лоно до упора. Влагалище сжалось и снова затрепетало. Тугая горячая струя обожгла нежные внутренние стенки. Партнер стал лихорадочно прыгать на Каролине, хрипя:

– О Боже! Как мне хорошо!

И чем больше спермы вытекало в ее лоно, тем полнее становилось ее ощущение своей власти над этим сильным и богатым мужчиной, готовым отдать ей свои миллионы за мгновения чистой радости. Эякуляция сопровождалась не только вздрагиванием его тела, но и глухими звуками, похожими на сдавленное рыдание.

Потом они еще долго лежали рядом, не в силах пошевелиться.

– У меня пересохло в горле, – наконец произнес гость. – Давай выпьем шампанского.

– У меня припасена бутылочка охлажденного, – сказала Каролина, кивнув на столик, где стояло ведерко со льдом.

Он вскочил, откупорил бутылку и разлил игристое вино по бокалам.

– За нашу встречу, Каролина! – воскликнул он, поднимая бокал. – Я безумно рад снова тебя видеть.

– Я тоже рада, что ты принял мое приглашение, – кокетливо ответила она.

– Ну, и что же дальше? – спросил он, поедая взглядом ее роскошное обнаженное тело.

– Не нужно торопиться, Боб! – ответила Каролина и, загадочно улыбнувшись, стала мелкими глотками пить шампанское.

Боб Эверетт осушил свой бокал залпом. И, глядя на его вспотевшее лицо с горящими глазами, Каролина поняла, что она получит от него все, что захочет, и заставит этого могущественного магната подчиняться ее воле и не задумываясь исполнять все ее прихоти.

– Ну? – выдохнул он.

– Всему свое время, Боб… – промолвила она.