/ Language: Русский / Genre:other,

Просто Марио

Евгений Антонов


Антонов Евгений

Просто Марио

Евгений Антонов

ПРОСТО МАРИО

Пьеса

(подражание Шекспиру)

Розенкранц мертв, а мы еще нет...

Действующие лица :

Марио Прима - молодой с виду человек, неопределенного рода занятий, с невероятными способностями, который не видит смысла в их реализации, хоть и не пессимист по своей природе.

Йорик - ближайший друг Марио, худой, низкорослый и пронырливый, неопределенного возраста, шут по образованию, по профессии - мелкий служащий в одном из городских учреждений.

Кoвард Инсuдиас - очень честолюбивый человек, добившийся своим неустанным рвением определенной доли власти в городе Нотэкзистер, но на этом и остановившийся по причине своей принадлежности к людям, не отмеченным искрой божьей и обделенных светлым разумом ; злой завистник талантов Марио.

Лаура Инсидиас - его жена, бывшая подружка Марио.

Гер Aльберн - член правления города Шклоькофремен, доктор многих наук, посетивший Нотэкзистер в качестве делегации в рамках программы по оказанию гуманитарной помощи городам, пострадавшим от чумы.

Джулио - корреспондент одной из местных газет, старый приятель Йорика.

Другие жители города Нотэкзистер.

СЦЕНА ПЕРВАЯ. ( Рабочий кабинет Инсидиаса в его огромном доме, окна зашторены, царит полумрак, Инидиас сидит в кресле возле камина, допивая свою утреннею чашку кофе.)

Инсидиас : Сдается мне, что мир опять готовит Уже иную череду событий, Которые опять меня поднимут Теперь уже к ВЕРШИНАМ власти. Иль правильней сказать : Я для него готовлю. Уж больно скучно мне становится сидеть В соей берлоге И править этим сбродом, Хоть по началу, я безумно рад был Получить хотя бы это место. И сколь ни дорого оно досталось мне, Каких трудов ни стоило мне это, а все приелось И со временем обрыдло : Все те же лица подлых подхалимов (Каким и я был в свое время, впрочем), Которые, подобно волчьей стае, Сожрать тебя готовы, Лишь улучив момент удобный, С тем, что бы кто-нибудь из них Занял твое же место. Вот только руки коротки (Иль зубы?), Что б завалить такого монстра, Каким являюсь я, Ковард Инсидиас !

А что до остальных, Так их почти не видно. Боятся, знать, меня. Иль, может ... Хотя, до этого мне дела нет. Они исправно свою лямку тянут И заговора сети не плетут. А это - главное.

Вот что меня сильней всего смущает, Так это то, что Герцог, очевидно, Не видит более во мне того, кто мог бы, Подняться положением повыше И проявить себя достойным. Но, все же, я попробую хоть что-то Изобрести С тем, что б доказать ему и прочим, Что я могу и большее, а дальше... Дальше будет проще. Ступенька за ступенькою Достигну я того, о чем мечтаю, Что вижу я во сне И чем я упиваюсь В короткие часы ночного забытья.

Но более всего обидно, что есть люди Умней меня, талантливей и выше Полетом мысли, Чей острый ум способен на дела, Помыслить о которых я не смею, Но жизнь они проводят в созерцании И тратят годы свои лучшие на то, В чем объяснения и смысла я не вижу... Ах, Марио, когда б имел я то, чем обладаешь ты, Я был бы уже там, среди живых Богов И миром правил бы И восхваляем был бы всяким... Хотя, постой-ка, А ведь не так уж это невозможно... И если... Стоп!.. Я, кажется, нашел ! Обдумать только нужно все Как следует. Затем...

(Входит Лаура.)

Лаура : В глубоком подземелье словно Сидишь ты, Ковард, В этой комнате угрюмой. Снаружи утренне солнце Залило все сиянием света И птицы радостно щебечут, Приветствуя Владыку Мира...

Инсидиас (себе под нос) : Какое сладкое созвучье - Владыка Мира...

Лаура :В твоем же кабинете не понять, День наступил, Иль ночь стоит глухая. Позволь же мне снять драпировки с окон И жалюзи открыть навстречу солнцу (Уж я не говорю про сами окна...)

Инсидиас : Нет-нет, оставь, Лаура, Все как есть. Мне так спокойней. Не знаю почему, но обстановка эта Способствует тому, Чем занят я сейчас. Скажи-ка лучше, милая Лаура, Знакома ль ты с тем человеком, Что поразил всех Умением держать себя И говорить красиво Во время одной из презентаций Чего-то там, не помню, Не суть важно...

Довольно редко он выходит в свет, Тем самым полнит оный слухами, Которых и без этого о нем полным -полно... Зовут же его Марио де Прима... Но что с тобою ?! Ты вся с лица сошла !..

Лаура : Нет, ничего... Побаливает печень... Но все уже прошло. Я поняла, О ком ведешь ты речь. И, даже, слышала о нем довольно много, Но лично не знакома с ним. А что ?

Инсидиас : Да так ... Хочу я пригласить его сегодня, Иль, может, не сегодня, а на днях И обсудить одно с ним дельце. Так вот, хотелось бы узнать, Каков сегодня он...

Знавал его я раньше, Когда мы помоложе были оба. Он только поступил тогда на службу И полон был идей различных новых, Хоть и наивных, Но вскоре охладел и бросил все, А зря : Ведь он имел тогда такую перспективу ! С его-то данными... А впрочем, Мне на руку как раз все это было...

Но хватит разговоров, Пора уж и за дело браться. Кстати, придти сегодня должен, Помимо прочих всех, Пройдоха этот, Йорик. Ведь он в друзьях, по моему, у Марио ходит. Вот с ним и передам я приглашение.

СЦЕНА ВТОРАЯ. (Комната в доме Марио, очень много книг, картин и различных музыкальных инструментов. Марио, полулежа на диване, перелистывает какую-то тонкую книгу в дешевой обложке, кое-что бегло прочитывая. Йорик сидит на его писменном столе, болтает в воздухе ногами и ест яблоко.)

Марио : Так ты говоришь, весь бомонд собрали ? И что, было весело ?

Йорик : По крайней мере, забавно. Ты бы видел их рожи! Особенно то, как некоторые старались себя подать : гордо поднятая голова, орлиный взор, царственные жесты - не поэт-самоучка, а Певец, Глас народа. Умора да и только !

Марио : А чего ты хотел ? Надо же людям как-то потешить свое самолюбие. Пусть думают о себе что хотят, это не изменит качества их "продукции". (Он отбрасывает книжицу.) Это вообще ничего не изменит.... Знаешь, в последнее время мне начинает казаться, что самые совершенные из людей - это, отнюдь, не гении, а люди самые обыкновенные. Те, кто просто живет, не задумываясь о высоких материях, работает, что-то создает, строит, веселится по мере возможности, рожает и растит детей. На них все держится. Они - соль земли, как это принято говорить. И выходит, что те, кто в силу ряда причин смог возвыситься над ними, "гении" и "злодеи" - это всего лишь издержки цивилизации... Вот только странно мне, почему же я-то не хочу быть таким, как все... Интересно, зачем это я понадобился господину Инсидиусу ?

Йорик : Понятия не имею. Наверное, опять затеял что-то гадкое и хочет туда и тебя впутать. Хуже нет, когда до власти дорываются такие, как он, выслужившиеся "из простых лягушек".

Марио : И то удивительно, как это ему удалось, с его-то скудоумием.

Йорик : Что, однако, не мешает ему строить козни... (Доев яблоко, подбирает со стола несколько рукописных листов, просматривает их) Дашь почитать ?

Марио (поднимается с дивана, потягивается) : Не сейчас, попозже. Надо еще кое-что доработать. Ты тут у меня ничего не перепутай.

Йорик (спрыгивает со стола): Ну ладно, я побегу. В общем, как договорились : часиков в шесть я за тобой зайду.

Марио : Хорошо, я буду ждать.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ. (Гостиная комната в доме Инсидиас. Лура нервно наводит и без того уже наведенный порядок : переставляет с места на место различные безделушки, уже в десятый раз смахивает с мебели пыль.)

Лаура : Должно быть, он совсем не изменился, Хоть столько лет прошло с тех пор. Наверное, все так же меня он осуждает, Простить не может, Хоть за давностью и позабыть пора, Как я сама когда-то позабыла. Заставила забыть, что я когда-то Мечтала об ином и думала совсем иначе И презирала тех, кем стала я сейчас, Крича о том налево и направо.

Ах, Марио ! Зачем ты иногда Являешься как призрак предо мною ? И хоть с тех давних пор Ни словом не обмолвились с тобою, Один твой вид меня тревожит, Напоминая всякий раз о том предательстве, Что совершила я когда-то. Ах, Марио ! Ты мучаешь меня ! И за терзания эти тебя я ненавидеть уж готова !

(Внезапно в комнату входит Марио)

Лаура : Ах ! (От неожиданности садится в кресло)

Марио : День добрый, милая Лаура.

Лаура : Как напугал меня ты ! И как же ты посмел, Как смог войти сюда ты Без доклада ?!

Марио : К чему доклад, если я уже ухожу ?

Лаура : Уходишь ?

Марио : Да. Я уже имел такое удовольствие поговорить с твоим мужем.

Лаура : Так от чего ж явился ты сюда ? Уже ли хочешь ты сказать, Что перепутал двери ?

Марио : Нет. Я знал, что ты где-то здесь. Я просто хотел задать тебе один вопрос. Один-единственный вопрос.

Лаура : Какой же ? Говори !

Марио : Ты счастлива ?

Лаура : Вполне.

Марио : Да. Я знал, что ответ у тебя тоже заготовлен.

Лаура : Что хочешь ты сказать мне этим ?

Марио : Нет, ничего. О чем можно говорить с человеком, который не верит даже себе самому. М-да, тяжелый случай. Но, "Кажному свое", как гласит надпись, которую я где-то видел.

Лаура : Поди же прочь ! Тебя я ненавижу !

Марио : Ах, скажите пожалуйста ! Уже ? Помилуйте, сударыня, за что же ? Хоть, впрочем, это и не важно. И мне в самом деле уже пора идти : внизу меня ждет Йорик... Прощай, милая Лаура... (Тут же выходит, не дав Лауре разыграть немую сцену, полную демонстративного презрения и негодования)

СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ (Затемненный зал маленького кафе, которое, судя по всему, является пристанищем авангардистов всех мастей и от всех видов искусств : картины, скульптуры, плакаты, официантки, демонстрирующие живопись по телу и т.п. Входят Марио и Йорик. Марио останавливается посреди зала и осматривается по сторонам.)

Йорик : Ну, как тебе здесь ?

Марио (садится за один из столиков) : Довольно мило. Уютное местечко. (Падает со стула, выполненного в авангардном стиле.)

Йорик : Будь осторожен со всем, что ты тут видишь : много из этого - не традиционной компоновки и, кроме того, может являться настоящим произведением искусства.

Марио : Ты меня сегодня угробишь своими "шедеврами". Сначала этот двухэтажный автобус, теперь здесь..

Йорик : Вовсе даже не моими. Да и, скажи на милость, разве тебе не понравилось в автобусе ?

Марио : Нет, почему же, очень даже понравилось. Особенно то, как мне чуть не зажало голову створками люка на второй этаж. У кого это хватило ума сделать так, что бы он закрывался одновременно со входными дверями ? Надо бы его самого туда посадить и прижать ему кое-что.

Йорик : Но все равно, согласись : первый в городе двухэтажный автобус это что-то ! Да таких даже в Лондоне нет ! (Ставит поустойчивее табурет, усаживается поудобнее) Так что тебе сказал наш "фюрер"?

Марио : Ты можешь мне не верить, но он предлагал мне деньги.

Йорик : Деньги ?!

Марио : Да. Очень большие деньги за небольшую услугу.

Йорик : Та-а-к... И что за услуга, если не секрет ?

Марио : Секрет ... Но тебе, так и быть, я скажу. По секрету. Он хочет, что бы я стал его тайным советником.

Йорик : Во как ...

Марио : Причем, последующая оплата будет зависеть от результатов, так сказать, совместной деятельности.

Йорик : И ты, конечно же, отказался.

Марио : Не из геройских, благородных побуждений. Просто я и так не нищенствую. Ему не хватает ума понять хотя бы это.

Йорик : Ну теперь жди ответной реакции. Он не задержится с тем, что бы сжить тебя со света .

Марио : Надо полагать.

(Все это время в зале, один за другим, собирается разношерстная публика. Одному из вошедших Йорик дружески машет рукой и он направляется к их столу.)

Йорик : Привет, Симон. Присаживайся. Как дела ?

Симон : Очень даже хорошо. Скоро поеду в Лондон. Надеюсь, там мною заинтересуются.

Йорик : Как Анита ? Где она, кстати ? Мне сказали, что вы переехали.

Симон : Нет, мы пока все там же. Йорик : И чем же она занимается ?

Симон : Все шьет. Извини, меня там ждут (Указывает в другой угол зала)

Йорик : Ну ты подходи, если что. Поболтаем.

Симон : Хорошо. (Уходит.)

Марио : Почему этот бездарь так тебя интересует ?

Йорик : Видишь ли, я сплю с его женой. Должен же я знать о нем нечто большее, чем то, что она мне рассказывает... Кстати, вот то, зачем я тебя сюда позвал...

(На небольшую сцену выходит толстый бородач в заношенной и драной одежде с раздолбанной гитарой а-ля "Metalika" , усаживается на стул, ждет пока стихнет публика, затем начинает что-то бренчать. )

Йорик (тихо, чтобы не мешать): Ты даже не представляешь себе, насколько он талантлив, как музыкант !

Марио : А что же гитары-то совсем не слышно ?

Йорик : Да просто это электро-гитара, большая редкость, а ее без усилителя не слышно.

Марио : Да ? А мне так кажется, что у него струны ослаблены - дальше некуда.

Йорик : Да это и не важно ! Нужно чувствовать музыку !

Марио : А-а... Ну-ну...

СЦЕНА ПЯТАЯ. (Кабинет Инсидиаса. Инсидиас ходит из угла в угол, что-то злобно бормоча себе под нос, время от времени вскидывая вверх руки или кому-то грозя кулаком. По всему видно, что он необычайно зол.)

Инсидиас : Ну, берегись же , Марио ! Теперь сотру тебя я в порошок! Мало того, что пренебрег ты честью Принять ТАКОЕ предложение, Так вздумал ты еще смеяться надо мной ! Какая дерзость - мне в лицо сказать все это ! Но вот кому-кому, а уж тебе должно бы быть известно, Что ты отказом сим обрек себя же. И что я не позволю тайне этой Достичь еще чьих-либо ушей...

Входит Лаура.

Лаура : Ты явно не в себе сегодня, милый. Что рассердило так тебя ? Не послужил ли этот Марио причиной Такого перепада настроения ?

Инсидиас : Ты как всегда права. Он причинил такую мне обиду, Что я убить его немедленно готов. И я убью его ! Клянусь могилой предков !

Лаура : Как ты горяч во гневе, милый. Мне даже страшно отговаривать тебя От этого ужасного поступка. Кроме того, я , как жена твоя, Должна способствовать тебе Во всех твоих деяниях И слепо верить в правоту того, Что говоришь ты, или делаешь Хоть знаешь, Это уж не модно в наше время.

Инсидиас : Все больше радуют меня В тебе такие перемены И прямо на глазах становишься ты ближе К тем идеалам, что внушили мне Мои родители. Земля им будет пухом ! Куда строптивость делась ? Где непокорный взгляд, Что так царапал душу мне И жег в былые годы ? Но, слава Богу, все пошло на лад. В чем, впрочем, я не сомневался. Но что же посоветуешь ты мне, Жена моя милейшая, Лаура ?

Лаура : Не горячись, подумай хорошенько Убить не мудрено, Но надо ведь обставить будет все Так, чтобы никто не мог подумать Что истинной причиной этой смерти Явился ты. И ко всему, Не лучше ль было бы бороться с Марио Его же собственным оружием И растоптать его морально, Что было бы больней всего, Что б мучился он вечно, Или , по крайней мере, До самой своей смерти, Которая, поверь мне, Себя уж боле не заставит ждать ? И я уверена, что сам он не захочет Уж боле жить и быть посмешищем всеобщим ...

Инсидиас : Отлично ! Гениально ! И остается мне Лишь поражаться мудрости твоей . Хотя замечу, если бы не знал я, Что ты с ним абсолютно не знакома, Я бы подумал, что он - заклятый враг твой. И даже дрожь меня берет от тех речей, Что слышу я из уст твоих, прекрасная Лаура... Ну что ж, осталось лишь обдумать Это дельце. Кстати, Возможно, помощь мне твоя потребуется в нем.

Лаура : Всегда готова, мой любезный муж...

СЦЕНА ШЕСТАЯ. (Один из городских гостиных дворов. Над его входными дверями - голубая замысловатая надпись "Отель "СОЗВЕЗДИЕ"". Ниже красной краской намалеваны пять пятиконечных звезд. За конторкой, развалившись на стуле, с открытым ртом спит портье. Входят Марио и Йорик. Пока Марио осматривается по сторонам, Йорик подходит к конторке и начинает своеобразным способом будить портье : он складывает в его открытый рот окурки из стоящей тут же пепельницы. Портье вскакивает и, с покрасневшим от напряжения лицом пытается откашляться.)

Марио : Зачем ты так ?

Йорик : Ничего не могу с собой поделать : полученное в королевском колледже образование дает о себе знать.

Портье (прокашлявшись) : И что за профессию Ты там освоил, милый друг ? (Достает из под стола дубинку)

Йорик : Профессию шута, изволите ли видеть. Там все шуты, Хоть с небольшим то в свое время его выперли из учителей за одно премиленькое дельце, о котором, впрочем, он не любит распространяться, и для меня до сих пор остается загадкой то, как ему удалось провернуть сделку с покупкой вышеозначенного объекта. Надо полагать, здесь не обошлось без нашего общего знакомого.

Марио : Не иначе. Ну что же, любезный, а не знаешь ли ты, как мне пройти в номер ...(Достает из кармана записку, заглядывает в нее) Ага... номер 19 ? Меня там ждать должны.

Портье : Пожалуйте, сударь, наверх и направо.

Йорик : Ты, все же, идешь ? Но ведь во всем этом явно кроется какой-то подвох!

Марио : Я знаю. Но мне интересно так же узнать в ЧЕМ он заключается.

(Он поднимается наверх. Йорик, проводив его взглядом, обращается к портье.)

Йорик : А тем временем, не выпить ли нам с тобой по маленькой, дорогой соглядатай ?

(Достает из кармана монету, вращает ею под носом у портье, затем со звоном опускает ее на стойку-прилавок и накрывает сверху ладонью.)

Портье : С удовольствием ! ( Достает откуда-то и ставит на стол пару стаканов и бутылку с темной жидкостью, на этикетке которой нарисованы пять звездочек) Наш фирменный напиток ! ( понижает голос.) Открою вам по секрету : его делают не у нас, как уверяет мой хозяин, а привозят контрабандой из Франции. (Подмигивает Йорику.)

Йорик (Так же понизив голос): Скажу тебе тоже по секрету : во Франции его не производят, а привозят туда контрабандой откуда-то из района Кавказских гор. (Подмигивает портье, сам разливает по стаканам, поднимает свой) Ну что, за международное разделение труда ?

(Откуда-то сверху вдруг доносится грохот, шум и крики. Йорик бросает все и спешит к лестнице на второй этаж. Однако Марио сам показывается ему навстречу. Его лицо выражает готовность вот-вот расхохотаться. За ним следует группа возбужденных людей, среди которых - гер Альберн с красным от переполнявших его чувств лицом. Он что-то бессвязно выкрикивает с жутчайшим немецким акцентом.)

Марио (Йорику) : Все нормально. Идем отсюда. Честно говоря, я ожидал большего.

(Марио выходит наружу. Йорик, заметив среди этих людей знакомого, задерживается.) Йорик : Джулио, приятель, что ты здесь делаешь ?

Джулио : Ты представляешь какой конфуз : шеф поручил мне взять интервью у господина Альберна и мы с ним договорились о встрече в отеле. Еще несколько парней, наших конкурентов, нам "на хвост сели". Тут в соседнем номере - шум, драка. Мы туда, а там "голубятня" какая-то... и друг твой, Марио...

Гер Альберн (вклинивается в разговор, отчаянно жестикулируя руками) : Это ошень плехой мушина ! А тот, другой - софсем голий ! Это беспорядок ! Это нельзя так остафлять !

Йорик : Понял. Ну пока. Я побежал. Потом переговорим. (Выбегает вслед за Марио.)

СЦЕНА СЕДЬМАЯ.

(Комната в доме Марио. Марио сидит за своим заваленным бумагами письменным столом. Йорик устроился на диване среди книг. В руках его - маленькая, грязно напечатанная газета "Нотэкзистер Ньюс".)

Марио (со смехом) : Что, прямо вот так и написано ?

Йорик : Ну да ! Причем, ниже приводится интервью с самим гером Альберном, в котором "досточтимый гость нашего города" приводит некоторые рецепты борьбы с сим социальным злом...

Марио (с глубокой иронией) : Подумать только !

Йорик : Ты, между прочим, напрасно так веселишься. Дело-то серьезнее, чем ты думаешь...

(Со звоном разбивается оконное стекло и в комнату влетает здоровенный булыжник, падая почти у самых ног Йорика. Тот, побледнев от испуга, вскакивает с дивана. С улицы доносятся злобные выкрики.)

Йорик : Вот видишь !!!

Марио : Не пугайся так. Камни не обладают взрывными свойствами.

Йорик : Почему ты так спокоен ?

Марио : Потому что я уже привык : это не первый камень за день.

Йорик : Как раз тогда, когда дело обстоит серьезно, с тобой невозможно серьезно разговаривать. Ведь может статься, а скорее всего так оно и есть, что тому, кто сделал это (показывает рукой на булыжник) никто ничего и не платил. И я опасаюсь, что таким образом завтра будет настроен почти весь город. Марио : Я бы удивился, если бы это было не так.

Йорик : И что же ты будешь делать ?

Марио : Ничего.

Йорик : Ничего ?!

Марио : Абсолютно ничего. План Инсидиаса хорош во многих отношениях. Меня даже немного удивляет то, что он смог до него додуматься, но в нем есть один существенный изъян, который все портит. Дело в том, что мне, в отличие от него, абсолютно наплевать что обо мне думают прочие. Я не собираюсь никому доказывать, что я - не верблюд и , уж тем более, удавиться где-нибудь в чулане на шнурке от собственного плаща.

Йорик : А как быть с этим ? (Указывает на булыжник) Марио : С этим, конечно, сложнее. Придется как-то мириться. Единственное, кого мне жаль, так это тех , кто вздумает на меня напасть средь бела дня. А вот тебе, мой милый Йорик, стоит поберечь свою репутацию и, следовательно, самого себя.

Йорик : Что ты хочешь этим сказать ?

Марио : Что хотел, я уже сказал.

СЦЕНА ВОСЬМАЯ.

(Гостиная в доме Инсидиас. Лаура сидит на роскошной кушетке и читает тот же самый номер, той же самой газеты. Входит Ковард Инсидиас.)

Инсидиас (удовлетворенно потирая руками) : Ну что, Лаура, Я думаю ты знаешь, Что план наш удался на славу ?

Лаура : Конечно знаю, милый Ковард. Я только что прочла о том в газете.

Инсидиас : Ну как же, как же, Хоть сам и не читал я, Но думаю, они уж постарались, Писаки наши, хлеб свой отработать Как следует. Тем более, Что им заплачено за это Уж не сказать, что б малыми деньгами. И даже кое-кто из них сегодня Придет сюда, что бы спросить у нас с тобою, О том, какое наше мнение По поводу вот этого скандала. Так что готовься, милая Лаура, К тому, что б речь свою вести непринужденно, Дабы направить общий ход беседы В удобное для нас с тобою русло. Я же пойду пока к себе и разложу бумаги, Что бы меня они застали за "работой".

СЦЕНА ДЕВЯТАЯ. (Комната в доме Марио. Марио работает над рукописью за письменным столом. В комнату врывается Йорик, радостно потрясая газетой, теперь уже "Нотэкзистер Пост".)

Йорик : Есть ! Есть прокол !

Марио (продолжая работать) : А теперь мне спокойно все объясни.

Йорик (сбивчиво) : Ты же сам говорил, что Инсидиас когда-нибудь ошибется. А это теперь уже на бумаге зафиксировано. В смысле, что он заврался. И я договорился с Джулио, что он ...

Марио : Да что случилось-то ?

Йорик : Он устроил что-то вроде пресс-конференции у себя на дому, якобы по просьбе представителей местной прессы, где с уверенностью заявил, что все это произошло в "Темзе", а не в "Созвездии". И ребята из "Нотэкзистер Пост" окончательно поймали его на этом, переспросив еще раз. Причем было замечено, что жена его, Лаура, делала ему знаки, пытаясь что-то сказать. После этого произошло замешательство, мероприятие было скомкано и все на этом и закончилось. Самое удивительное, что это "интервью" они как-то умудрились напечатать и теперь получается, что он сам же себя в чем-то выдал, засыпался на мелочах, короче. Публично. Я договорился с Джулио, моим старым приятелем, помнишь, я тебе о нем рассказывал, чтобы он это "провентилировал" и все как следует разнюхал. В общем, мне кажется, что назревает еще один смачный скандал... (Из прихожей доносится звон колокольчика.) Ага, это наверное он...

(Йорик выбегает и вскоре возвращается с Джулио.)

Джулио (с ходу) : Это будет настоящая сенсация ! Здравствуйте.

( Марио оставляет работу и теперь смотрит на Джулио и Йорика с видом художника, разглядывающего заинтересовавший его предмет.)

Марио : Здравствуйте Джулио.

Джулио : Оказывается, в тот вечер вас ждали именно в "Темзе". Инсидиас кое-кому неплохо заплатил и даже лично проинструктировал.

Йорик : Во как. Как же ты это узнал ?

Джулио : Так и не узнал бы, не будь у меня в этом клоповнике каждый второй либо родственником, либо приятелем. Информационные каналы, так сказать.

Марио : Лихо закручено. Вот теперь уже становится интересно.

Йорик : Значит в "Созвездии" все произошло случайно ?

Марио : Возможно. Только в записке-то говорилось именно о "Созвездии".

Йорик : Загадка какая-то да и только.

Джулио : Я думаю, скоро с : Что мне угодно ? Ха, убить тебя, подонок !

(Он трясущимися от ярости руками достает из под плаща пистолет и стреляет в Марио. Промахивается.)

Марио : Сдается, мне, что вы немного промахнулись, сударь... Коль скоро, первая попытка убить меня не удалась, могу ли я наконец узнать причину вашего недовольства мною, пока вы не попробовали сделать это еще раз ?

Инсидиас : Ах ты мерзавец ! И ты еще имеешь наглость Меня об этом спрашивать После того, как очернил меня Как только мог передо всеми ?!

Марио : Вы, очевидно, имеете в виду то, о чем сейчас трубят в газетах, о провале вашей такой блестящей, казалось бы, задумки ? Тогда, смею вас уверить, что я имею к этому отношение весьма посредственное , и что все это происходит помимо моей воли. Хотя, мне нет нужды перед вами оправдываться, так что вы можете попытаться еще раз закончить начатое. Если у вас нет больше оружия, то могу порекомендовать отличные казацкие шашки, привезенные мною из России. Только уж позвольте на сей раз мне себя защищать...

(Они хватают со стены шашки, встают в позицию фехтовальщиков-шпажистов и начинают поединок, превосходство в котором явно принадлежит Марио. Под его натиском Инсидиас вынужден отступить вглубь дома и далее - на улицу.)

СЦЕНА ДВЕНАДЦАТАЯ.

(Марио сидит в комнате, но такое впечатление, что не своего дома. Все в ней как-то не так : нет уже того множества книг и музыкальных инструментов, разбросанных там и сям, на столе появилась печатная машинка, дырокол, папки с документами и прочие офисные атрибуты. Диван отсутствует. Вместо него - два кожаных кресла, в одном из которых сидит Йорик и читает вслух газету.)

Йорик : "Итак, можно заключить, что новая книга Марио Примы имела ошеломительный успехи явилась одним из главных культурных событий этого года. Кроме того, позвольте вам напомнить уважаемые читатели, что в городском театре, возрожденном благодаря усилиям, опять же, нашего уважаемого главы городского собрания Марио Примы, готовится к постановке одна из его пьес, вошедших в книгу..." (Прерывается) Такое ощущение, что ты этому нисколько не рад...

Марио : Я был бы этому ужасно рад, если бы я был просто Марио Прима. Сейчас же , на общем фоне хвалебных речей все принимает довольно лживый оттенок и становится трудно судить о том хороша ли, к примеру, эта книга.

Йорик : Возможно. Но, с другой стороны, это ведь не пустое славословие. За те два года, что ты правишь городом, ты сделал столько, что реакция людей и не может быть другой. И потом, твои книги, пьесы, картины - ты становишься первым во всем, что бы ты не начинал делать.

Марио (устало) : Замолчи. Мне тебя противно слушать. Мне ужасно хочется снова стать просто Марио Прима. Я никогда не хотел властвовать, во всех смыслах этого слова. Просто так получилось. На мне сейчас такой грех, что не замолить и до конца жизни.

Йорик : Ты имеешь в виду Инсидиаса ? Так ведь это был честный поединок. Кроме того, ты защищался. Даже высочайший суд это признал.

Марио : Да нет, я не об этом. Видишь ли, когда кто-то утверждает что он лучший, он , тем самым, утверждает и то, что все остальные хуже, ниже и недостойнее... В последнее время меня вообще начинает "заносить". Я ничего не могу с собой поделать. У меня складывается такое впечатление, что все вокруг неосознанно подталкивают меня к этому, как бы говоря : "Пользуйся этим. Ты имеешь право, у тебя власть." Это становится просто невыносимо. Это мучительнее того, что готовил для меня Инсидиас... Буквально на днях я почувствовал, что во мне что-то сдвинулось. Словно во мне находится стеклянная призма и она начинает медленно поворачиваться. И ты знаешь, все, что меня сейчас окружает, и даже ты, все это начинает смещаться и уходить за видимую грань... Я опасаюсь, что пути назад нет и мне уже никогда не стать самим собой, просто Марио.

Йорик : Ты меня просто пугаешь. Раньше я в тебе такого не замечал. И это как раз тогда, когда все идет просто великолепно, когда ты достиг всего, о чем только можно мечтать ! Н-да... И что делать ?

Марио : Я не знаю, но что-нибудь я придумаю. Придется вновь всех немного удивить...

СЦЕНА ТРИНАДЦАТАЯ (и последняя)

(Зал того самого маленького кафе, куда Йорик когда затащил Марио. За столиком сидят Йорик и Джулио.)

Джулио : Что и говорить, все буквально ошарашены и ничего не могут понять. Некоторые "умники" начинают говорить о тайном заговоре, механизм которого пока не раскрыт и, потому, непонятен.

Йорик : Идиоты. Это же смешно. Так им и передай. Человек просто отошел от дел. Немного своеобразно. Вот и все. А где он сейчас - поди знай. И вообще, это не их ума дело.

Джулио : Ну это ты, положим, загнул. Всем нам до этого есть дело. Мы все хотим жить хорошо и спокойно и быть мудро управляемыми. Кстати, тут до меня случайно дошло, что в ближайшее время его должны были назначить куда-то туда (указывает пальцем вверх).

Йорик : Да ? Интересно... Кстати, этот Флетерер - хваткий малый : только начал, а уже, говорят, порядки свои заводит, дела какие-то хитрые проворачивает.

Джулио : Говорят... Да-а, хлебнем мы с ним... Ну ладно, пойду я. (встает из-за стола). Ты если что узнаешь, так уж не таись, дай знать.

Йорик : Хорошо.

Джулио : А все-таки скажи, куда он делся. Ведь ты же знаешь.

Йорик : Ушел в монастырь, принял обет пустынника.

Джулио (ошалев от удивления) : Шутишь !

Йорик : Шучу.

КОНЕЦ.

Осень 2000 г.