/ Language: Русский / Genre:other,

Странная Игра

Евгений Антонов


Антонов Евгений

Стрння игр

Евгений Антонов

CТРАННАЯ ИГРА

Н рботе Игорек уже почти освоился : престижный отдел в зводоупрвлении, люди доброжелтельны, нчльник блгосклонен, обязнности необременительны - что еще нужно вчершнему выпускнику ВУЗ , чтобы нчть свою трудовую деятельность и , соответственно, строительство крьеры, которя, кк полгл Игорек, в нынешнее "безблтное" время и при его-то "крсном" дипломе, будет если и не головокружительной, то весьм успешной. А что оклд, прямо скжем, невелик, тк это только пончлу. Ндо лишь покзть себя ! Ведь скзли же "хозяев" ( они были и в смом деле хозяев, скупившие звод "н корню"), что будут ХОРОШО плтить тем, кто того стоит. Блгодря своей общительности и природному оптимизму Игорек довольно быстро и легко, кк почти все, что ему удвлось в жизни, сошелся с остльными рботникми своего отдел, блго их было всего ничего : две женщины, одн стрше другой. Они и в столовую ходили все вместе, дбы не просто предться угрюмому и сосредоточенному поглощению пищи, но и приятно провести время хорошенькой компнией не в рбочей и нпряженной обстновке, в легкой и непринужденной беседе. Хотя, стоит зметить, что тк случлось не всегд, поскольку женщины, будучи "добытчикми" в доме (кк сейчс это водится), время от времени отпрвлялись в обход по близлежщим мгзинм и успевли-тки в течение обеденного перерыв (что никк не уклдывлось у Игорьк в голове) присмотреть и купить почти все, что им было необходимо, притом не позбыв где-нибудь перекусить. Вот и в тот злополучный день они отпрвились н обед не полным соством, с Любовью Викторовной, стршей из сотрудниц, которя годилсь ему в мтери, но, тем не менее, был, в пример многим, нрву добродушного и веселого. Риточк же, т что помоложе, успел исприться в неизвестном нпрвлении еще до нчл обеденного перерыв. Слегк здержвшись, в столовой они окзлись не ко времени : несмотря н то, что простые рботяги уже двно пообедли, тм было полно нроду. З рзговором они незметно провели время в очереди у рздчи, но когд они вышли в обеденный зл, тм, к их великому огорчению, не окзлось свободных столиков. "Ну-у, сегодня что-то небывлое", - молвил Любовь Викторовн, остновившись посреди зл и нерешительно глядя по сторонм. " А пойдемте вон туд, к окну", - скзл Игорек и см нпрвился к столику з которым сидели двое : седовтый, одетый кк н прд пожилой мужчин и слегк рсфуфырення дм неопределенного возрст. По их виду и мнере держть себя можно было легко догдться об их приндлежности не к рзряду "простых клерков", к "высшему руководящему звену". Впрочем, обо всем этом Игорек подумл уже позже. Любовь Викторовн, посмотрев в укзнную сторону, зколеблсь, потом неохотно, но все же последовл з Игорьком, бодро шгющим, кк это обычно говориться, "нвстречу судьбе". Между тем, седовтый господин и его мнерня дм вовсе дже не обедли, , положив свои ппку и сумку н стол, о чем-то беседовли и игрли в ккую-то стрнную, невиднную доселе Игорьком, нстольную игру, зключвшуюся в поочередном передвижении плстмссовых фишек пирмидльной формы , по бумжной, ярко рскршенной схеме. "Здрвствуйте", - кк можно более приветливо и с едв уловимым оттенком подобострстия произнесл Любовь Викторовн, ствя свой поднос н смый крй стол, рядом с подносом Игорьк. "Извините, что побеспокоили вс : все столы зняты". Однко, седовтый господин и его собеседниц не удостоили их особым внимнием. Метнув н них сердитый взгляд, они продолжили свое знятие, не меняя позы и дже не передвинув вещи. Вкусивший в столичном городе "общественного демокртизм" и не облдющий многими комплексми, присущими стршему поколению, Игорек, молч, слегк отодвинул ппку господин, толкя ее своим подносом, что бы хоть кк-то его устновить. Произведенное им действие вызвло взгляд, полный злобного рздржения со стороны седого фрнт и побудило дму все же сдвинуть свою сумочку н незнчительное рсстояние, двя возможность пристроиться и Любовь Викторовне. Однко же теперь им перестло хвтть мест для игры, в то время, кк чувство собственного достоинств и чего-то еще не позволяло им убрть со стол упомянутые предметы и , тем смым, пойти н дльнейшие уступки. Дм слегк рзвернул бумжную схему игры и некоторые из фишек упли. Седовтый господин, что-то тихо и злобно ворч, нчл их рсствлять , но, зцепив руквом пиджк з свисвший со стол уголок бумжного лист, снов уронил несколько штук, причем две из них - н пол. Тут словно бес Игорьк попутл. "А вы бы в шшки сыгрли. В них удобнее : они не пдют", - произнес он непринужденно и по детски непосредственно. Секундой позже, бросив взгляд н обмершую и побледневшую Любовь Викторовну, он понял, что совершил великую глупость, но попрвить что-либо, по всей видимости, уже было невозможно. Лицо престрелого фрнт искзилось в злобной гримсе и приняло слегк зеленовтый оттенок, н фоне которого глз, кзлось, совсем побелели. Дм же, нпротив, побгровел и ее, и без того пышня, прическ стл еще выше. Негодующим жестом он схвтил сумочку со стол и резко встл. Губы ее шевелились, но до Игорьк доносился лишь звук, смутно нпоминющий змеиное шипение. Седовтый господин, с трудом сдерживя себе, судорожным движением сгреб фишки со стол и сунул их в крмн пиджк, зтем вскочил, схвтил ппку и схему игры и, приглсив жестом свою нпрницу следовть з ним, ринулся по проходу вдоль зл, но сделв несколько шгов, вернулся к столику, который только что покинул, и, нвиснув нд ним кк скл, зло прошипел : "Шшки, говоришь !!! Ну-ну...". О том, что бы полноценно нслдиться долгожднным обедом, теперь не могло быть и речи. Игорек с еще более побледневшей Любовью Викторовной молч ковырялись в своих трелкх, ожидя "взрыв". Ждть им пришлось не долго. Он "прогремел" з одной из рзделявших зл н две чсти облицовнных деревом квдртных колонн, куд скрылсь рзъярення прочк и, видимо, уселсь з освободившийся к тому времени столик. Внезпно послышлись громкие голос, шум резко отодвигющихся стульев, стричок выскочил в проход между столикми, оствясь, тем не менее, по другую от ряд колонн сторону, и, жестикулируя, гримсничя и брызгя слюной, нчл визгливо кричть все то, что он думет об изврщенных нрвх и хмском поведении современной молодежи вообще, и Игорьк в чстности. Из з спины, тк же визгливо, вторил его спутниц. Откуд-то сбоку появился ткого же вид крснолицый дяденьк, то же, очевидно, приндлежвший к "ксте неприксемых", и стл советовть все более "рсходившемуся" коллеге выяснить и зписть "что это з субчик ткой взялся" с тем, что бы дть ему, Игорьку, "урок хорошего поведения". Игорек, вместе с ним и Любовь Викторовн, теперь уже окончтельно збыли о еде и готовы были провлиться сквозь землю. Игорьку пришл н ум история кот Бегемот, который, будучи еще мльчиком-пжем, неудчно пошутил и что из этого вышло... Они тк и сидели истукнми и не тронулись с мест, пок предствители "элиты" не удлились и шум не улегся. До своего кбинет они шли кк пришибленные, озирясь и слегк пригнувшись, словно под прицелом невидимого врг. Остток дня тянулся тоскливо. Игорьку не только не хотелось рботть - ему не хотелось жить. Немного порзмыслив, он понял, что ему пок ничего не остется, кк продолжть знимться тем, чем он знимлся до этого и просто ждть последствий, которые, с его точки зрения, должны были обрушиться н его голову с минуты н минуту. Что ксется Любови Викторовны, то к концу дня он "поотошл", но тк и не могл вспомнить, где он видел этих людей и ккие должности они знимют. Тем не менее, он был твердо уверен в том, что они откуд-то "от туд", т.е. с смого верх и Игорек пришел к окончтельному выводу, что н крьере его можно было смело ствить большой жирный крест, по крйней мере, здесь, н этом предприятии, в этой фирме. "С одной стороны, - думл он, - меня, под блговидным предлогом, могут с треском выгнть отсюд в любой момент, но с другой стороны - было бы глупо увольняться смому." После недели мучительных рздумий и кошмрных снов он решил ннести "упреждющий удр" и смому поствить себя в ткое положение, когд ему терять было бы уже прктически нечего. Ценой невероятных усилий ему удлось добиться перевод из упрвления в цех н должность простого слесря-ремонтник. Скзть что все, кто об этом узнл, были удивлены, знчит скзть не точно. Однко Игорьк, в днной ситуции это вполне устривло : чем-то нвредить ему было уже прктически невозможно (рзве что совсем уволить, но кому это ндо ?), и это было смое глвное. Он рссуждл, что то обстоятельство, что зрботок его снизился почти вдвое, вполне компенсировлось обретемым душевным спокойствием. И с этим трудно было не соглситься. "Пок пусть будет тк, потом посмотрим", - думл он, бодро шгя утром н рботу в потоке тких же, кк и он сейчс, простых рботяг. Мло-помлу, он втянулся в рботу, ему дже нчло это нрвиться и ему кзлось, что спроси его сейчс кто-нибудь нсчет того, сожлеет ли он о том, что сделл, он, не покривив душой, ответил бы что нет. Особенно его порзили люди, с которыми он рботл. Он и не подозревл, что под их внешней грубостью и неотеснностью может скрывться ткя душевность. В общем, через месяц-другой у Игорьк нстолько все нлдилось, что ему стло кзться, что тк было и тк будет всегд...

То, что рзбило это хрупкое рвновесие и, теперь уже ндолго, выбило его из жизненной колеи, случилось весной, когд солнце уже зметно грело, небо было ослепительно синим, кругом бежли ручьи и жить хотелось кк никогд. Игорьку кк рз вздумлось немного поболеть. Не то, что бы вздумлось, просто кждый год, именно в ткую вот пору, его обычно "влил" ккя-нибудь зурядня простуд, с которой до этого оргнизм его успешно боролся в течение всей зимы. В один вот из тких погожих дней он пришел н очередной прием к врчу в зводскую поликлинику, которя нходилсь тут же, возле проходной, рядом с той смой злополучной столовой. Отсидев больше чс в очереди к врчу и имея нмерение "утрясти" еще кое-ккие дел, он решил не идти н обед домой, пообедть в столовой, блго он нходилсь под боком. Время было полуденное и, к его огорчению, тм окзлось полно нроду. Игорек зметил эту прочку когд, с трудом нйдя себе место в смом углу зл, уже принялся з первое. Они сидели почти н том же смом месте, где Игорек их увидел впервые и, что было смым удивительным, были зняты тем же смым, то есть игрли в свою стрнную игру. Игорьк словно удрило током. Он поперхнулся, уронил ложку в трелку и змер с повисшей в воздухе рукой, шокируя тем смым и своих соседей по столику. Придя в себя, он извинился и, деля вид, что продолжет обедть (вкус пищи он уже не чувствовл), нчл нблюдть з своими обидчикми. Они же явно никуд не торопились, вели себя бсолютно кк в прошлый рз и, кзлось, поджидли очередную жертву. Однко н этот рз к ним никто не подсживлся. Видимо, ккое-то внутреннее чутье подскзывло людям, что этого не стоит делть. Когд поток желющих пообедть несколько схлынул и в зле появилось много свободных мест, они свернули свою игру, встли и нпрвились к выходу. Игорек вскочил и, оствив н столе все кк есть, пошел з ними, желя проследить их путь. Идти пришлось недолго - до дверей зводоупрвления, з которыми они и скрылись. В той смеси чувств, которые испытывл Игорек все более и более выкристллизовывлось одно из них - чувство любопытств. То обстоятельство, что Игорек был н больничном и ему не нужно было ходить н рботу окзлось кк никогд кстти, и н следующий день, в это же время, он снов пришел в столовую. Кк окзлось - пришел не зря : сцен, которую ему довелось увидеть повторял, почти один к одному, то, что случилось когд-то с ним. Только н этот рз жертвою "игроков" стли двое кких-то молодых людей, которых Игорек тоже ни рзу не встречл. Ждть чего еще Игорек уже был не в силх. Он перехвтил этого строго шут когд тот сдвл пльто в грдероб зводоупрвления. Игорек просто встл перед ним и скзл : "Здрвствуйте, это я. Вы меня узнете, не тк ли ?" "Б-, ты посмотри кого я вижу !" - вскричл стричок, к изумлению Игорьк, почти рдушно, кк строму знкомому. "Зню-зню, что ты удумл. Ну сдись, поговорим." И он вльяжно уселся в одно из кожных кресел, стоящих в холле вперемежку с фикусми. "А ты знешь, у меня сегодня удчный день," - похвстлся он устроившемуся в соседнем кресле Игорьку. "Зню. Я видел," - угрюмо ответил тот. " И кк чсто это случется ?"

Стричок хмыкнул. "Редко." И добвил после пузы : "Ну см посуди, чем еще можно потешить себя когд приезжешь в вшу дыру ? Ну дшь "рзгон" вшим директорм, дльше что ? Скучно." Игорек дже и не знл, что скзть н это. Помолчли. Нконец он спросил : "Что было бы, если бы я см не ушел с этой рботы ?" "А-, - оживился стричок - это вопрос особый. Обычно я ничего не делю. Мне просто интересно проследить, кк человек себя поведет. Хотя, иногд, кое-ккие рычжки приходится все же нжимть, что бы подстегнуть, опять же, рди интерес. Ты, нпример, см для себя выбрл, что делть дльше..." Он поднялся. "Ну лдно, счстливо оствться. Сегодня я уезжю. Молодец, что подошел поговорить. Определенно, у меня сегодня удчный день." И он ушел. А Игорек еще долго сидел, почти не двигясь, целиком уйдя в себя, пытясь переврить все это и, все же, докопться до глубинного смысл этой стрнной игры.

Декбрь 2000 г.

Евгений Антонов

ОБ АВТОРЕ

( " В фиолетовых тонх", "Большя рек", " Для тех, кто не здет вопросов", " Teddy the Bear ", " Тк дй мне нпиться:", "Может мне кто-нибудь скзть:" , "Птицы - не люди", "Из письм к другу", "Что-то знкомое" и др.)

Антонов Евгений Юрьевич родился в г. Коряжм, Архнгельской облсти в 1967 г. Проживет тм же. Зкончил фкультет нглийского язык Нижегородского Госудрственного Лингвистического Университет. В нстоящее время рботет переводчиком.