/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Ордынский Дефолт

Евгений Арсюхин


Арсюхин Евгений

Ордынский дефолт

Евгений Арсюхин

ОРДЫНСКИЙ ДЕФОЛТ

Каждый читавший школьныйй учеюник истории убежден, что: 1. в 1380 году в начале сентября была Куликовская битва - на поле Куликовом в Тульской области; 2. русские сражались с ханом Золотой Орды Мамаем; 3. русские победили, после чего поганые татаро-монголы оставили нас в покое;

"Ага, - слышу голос продвинутых читателей и почитателей Фоменко и Носовского, - конечно не так! Куликовской битвы не было - это раз. То есть она была на Старой площади в Москве, у здания бывшего ЦК КПСС - это два. И бился Дмитрий Донской не с Мамаем, а с Дмитрием Донским - это три. Типа тихо сам с собою". Я, вообще-то, не то имел в виду, господа почитатели. Заподозрить Дмитрия Донского в политическом онанизме мне не позволяет усвоенная от родителей политкорректность. Можно, конечно, махать мечом, глядя на себя в зеркало, но все же как-то стремно. К тому же попробуйте на Старой площади не то что с Мамаем, со своим приятелем на кулачках подраться - и окажетесь в милиции. А вы читали что-нибудь о том, чтобы Дмитрия Донского вместе с Мамаем после битвы забрали в обезьянник? Просто Куликово поле находится не там, где стоит памятник. Мамай ханом не был и быть им никогда не хотел. И самое главное - Дмитрий Донской и Мамай бились друг с другом исключительно из-за бабок. Они делили сферы влияния, разруливали финансовые потоки и к тому же стремились с помощью пиара предотвратить обрушение финансовых рынков. Нормальные пацаны, только в папахах и дурацких шлемах, гибли за металл. Чисто герои нашего времени.

КАК ОДИН ПОМЕЩИК ВСЕХ ОБМАНУЛ

В XIX веке жил в Тульской области один фрукт по имени помещик Нечаев. В какой-то момент феодала осенило, как можно одним махом поправить свои финансовые дела. Земли Нечаева располагались в таком интересном месте, что при желании его можно было выдать за Куликово поле. Наш эксплуататор крепостного крестьянства вооружился лопатой и отправился бродить по полям. Нарыл Нечаев всякой дряни - ломаных крестиков и иконок, наконечников стрел, стрелецкий бердыш откопал, даже пистолет - тот еще, с кремнем (впрочем, у Дмитрия пистолета даже и такого не было). Что-то накопал, что-то прикупил на блошином рынке и давай писать эпистолу царю: мол, вот оно, поле Куликово, вот доказательства, давайте строить монумент, гостиницу, церковь, вообще, как-то масштабней подходить. Царь, а им был в ту пору Александр I, принял идею с восторгом, а его преемник, Николай, воздвиг на земле Нечаева внушительную стелу (которая стала вообще первым в России памятником на поле битвы), храм, отчего местный туризм тут же необыкновенно оживился. Довольный Нечаев квасил с туристами, заставлял холопов играть на гуслях и всячески пожинал плоды. Потом Нечаева разоблачили. Крестики и иконки оказались лет на 300 моложе Куликовской битвы. Стрельцов, могущих обронить бердыш, при Дмитрии еще не было в природе, ну а с пистолетом и так изначально понятно было все. Наконечники стрел... хм, они ведь как гвозди, можно взять гвоздь пятисотлетней давности, вбить в стену, повесить картину - и еще крепче держаться будет, чем на современном. Долго жили наконечники: ими пуляли, их потом подбирали, короче - не аргумент. Что делать? Стелу разбирать? Нечаева наказать? Ну вот он, Нечаев, стоит, хнычет, сопли на кулак мотает. Махнули рукой, замяли скандал, справедливо рассудивши: какая, мол, разница, куда поедет глупый турист и отколь грозить будут шведу, татару или еврею съехавшиеся на камлание почвенники. Да и главное, чтоб все культурно было, цивилизованно и казне чтоб доход. А инфраструктура на "Куликовом" поле уже была налажена. Ну и чудненько.

МАМАЙ БАСАЕВ

Историки, конечно, прекрасно знали, как на самом деле обстоят дела. Но в учебниках продолжали транслировать молодому поколению ощущение полной прозрачности вопроса. Однако, если бы странности на этом кончались... Так, на самом деле Мамай никогда не был ханом Золотой Орды. Собственно, в учебниках этого никогда и не говорилось, хотя не говорилось и того, кем он был на самом деле. В результате детишки, прочитав книжку, оставались в полной уверенности, что Мамай - это хан. Впрочем, до самого последнего времени им и нельзя было четко втолковать, кем же был этот товарищ. Недавно грянула чеченская война, и сегодня мы можем просто сказать - Мамай был полевым командиром. И все сразу все поймут. Золотая Орда в те годы представляла из себя полное подобие Чеченской республики времени правления президента Масхадова. Мамай был велик и могуч, крутил ханами как хотел, но формально был всего лишь темником, то есть начальником над тысячью воинами. Он принципиально не хотел становиться ханом. Слишком большой геморрой, а толку? Он сам назначал ханов и менял их. Захватит столицу - Сарай - поставит хана, уйдет, потом придет, сменит. Мамая победили только русские. Впрочем, и эта фраза не вполне правдива. В войске Дмитрия Донского были не только православные богатыри с широкими грудными клетками и кустистыми бородами. Там были также люди Тохтамыша, своего рода военные консультанты. Тох-тамыш, скорее всего, сам попросил Дмитрия убрать Мамая и людей дал. В войске же Мамая, помимо татаро-монгол, были русские, литовцы, а также итальянцы. Макаронникам-то что за морока ввязываться в разборки дикарей? Хороший вопрос, и ответ на него открывает все тайны Куликова поля, но лишь в этом году этот ответ был найден. А пока - о тайнах. Мамай разбит. Он бежит в Крым, где его убивают... итальянцы. А Тохтамыш вместо благодарности через восемь лет организует поход на Москву, сжигает ее, причем, что странно, мощный Дмитрий Донской малодушно бегает от него по всей нынешней Московской области, не пытаясь сопротивляться. Еще более странно, что, насладившись зрелищем горящего Кремля, Тохтамыш идет назад, как будто сей пиротехнический эффект и был целью демарша. Так что у них там на самом деле случилось? Кого мочили, зачем, и при чем тут вообще "конец ордынского ига над святой Русью"? Ни иго, ни его конец на самом деле ни при чем. Потерпите немного, и вы узнаете правду. Но прежде я расскажу о том, как нашли подлинное место самой битвы.

ГДЕ ЭТО БЫЛО?

Когда я в августе этого года рассказал со страниц одной крупной газеты о том, что тульские археологи наконец-то отыскали место битвы, один сторонник г-на Фоменко написал мне такое, примерно, письмо: "Бились сотни тысяч людей, где их кости? Где их разбитые доспехи? Те жалкие железяки, которые обнаружили ваши туляки, - просто смешны". На самом деле на местах исторических битв НИКОГДА не находили ничего путного. Все просто. Паны дерутся. В кустах сидят холопы. Битва закончилась, похоронены основные супермены, по указанию полководца подобрали оружие и ценности, валявшиеся на виду. Потом войско уходит. И тут из кустов выходит простой люд и ... через неделю на этом месте остается ровное поле, хоть в гольф играй. Тащут все. Но что-то, конечно, остается. В Туле битвой при Куликах занимается целый музей. Ребята там не зря хлеб жуют. Они начали с того, что начертили на карте здоровый квадрат, в который Куликово поле точно должно было попасть, и постарались восстановить картину местности как она выглядела в XIV веке. Для этого надо было ходить по полям с переносной бурильной установкой и неустанно бурить. Если в чистом поле ты находишь песочек, значит речка, которая сегодня извивается на горизонте, когда-то текла здесь. Пыльца расскажет, где стоял лес. Глина - не было ли здесь оврага. Когда этот адов труд закончился, археологи нашли наконец тот самый лесок, |где прятался засадный полк, переломивший ход битвы. На этом месте давно нет никакого леса. Нашли речку, которая текла кровью три дня. Там сегодня сухо, только ил под дерном остался. Нашли настоящее Куликово поле. Надо признать, Нечаев надул нас не так уж сильно, на десяток километров. Но этот десяток километров поставил под сомнение, казалось бы незыблемое - что битва была. Ибо ложь, даже и маленькая, отравляет все, к чему ни прикоснется. Но победа над временем была еще неполной. Теперь надо было прочесать подлинное место битвы на предмет сохранившихся немых свидетелей. Туляки взяли в руки металлоискатели. Команде археолога Владимира Гриценко пришлось изрядно погнуть спины. Все найденное клали в пакетики, пусть даже это явно был элементарный болт. Точку находки тут же фиксировали с помощью спутника и наносили на подробный план местности. Наконечники стрел... Сами по себе они не убеждают, почему - я уже говорил. Обломки самого разного оружия, части иконок, монетки. К монеткам мы еще вернемся, ибо они содержат сенсацию, но она до поры спала, поскольку в Туле никто не умеет читать столь старые монеты. И вот наконец... позолоченный наконечник стрелы. На Руси не было месторождений золота и самого золота было крайне мало. Вся экономика стояла на серебре, тоже импортном. Значит, это не русская стрела. Но и воины Золотой Орды не разбрасывались стрелами, покрытыми столь густым слоем драгоценного металла, что наконечник нестерпимо блестит даже сегодня. Я брал его в руки. Он тяжелый и шершавый. Туляки предположили было, что стрела принадлежала Мамаю, который сидел себе в шатре и постреливал золотыми стрелами. На самом деле, Мамай, скорее всего, пьянствовал и занимался сексом, тогда как Дмитрий, кстати, рубился как зверь. Позже московские ребята, специалисты по Востоку, пояснили, что стрела с позолотой - и вправду Мамая, только не боевая, а ритуальная. Ее принесли в стан Дмитрия на подносе, типа: "Готовься к бою, шельмец!" Знак формального вызова, как на Западе - брошенная перчатка. Дмитрий взял ее в руки и бросил наземь. Через 600 лет металлоискатель взвыл, и лопата извлекла наконечник на свет. А Дмитрий? О нем напоминает другая находка - часть тяжелых доспехов. Сама по себе часть эта легкая, граммов 200, несколько пластин, все еще соединенных друг с другом, - вот все, что осталось. Но находка тем не менее сенсационна. Чтобы ее оценить, надо представить, насколько была бедна в ту пору Русь. В то время, как Мамай посылал стрелы с позолотой, на Руси считанные единицы людей могли позволить себе тяжелый пластинчатый доспех. Скорее всего, остатки пластинчатого доспеха принадлежали либо самому Дмитрию, либо паре-тройке его ближайших клевретов. То, что Дмитрий снял свои доспехи и отдал их простому воину, дабы его, простака, и замочили, уже не так важно.

ЗА ЧТО ЖЕ БИЛИСЬ?

Первый вопрос - зачем бились. А зачем вообще люди дерутся? Либо из-за женщины, либо из-за денег, либо по пьяни. В нашем случае виноваты деньги, поскольку и водки, и баб у лидеров тогдашних сверхдержав было достаточно. Группа немецких специалистов, работавшая в тесном контакте с нашими, нашла наконец причину битвы при Куликах. Она была сугубо экономической. Люди бились за бабки. Итак, полевой командир Мамай всем мешал, и расправа над ним была неминучей. Россию он не трогал, но его люди перекрыли торговые пути на юг, так что мы лишились возможности экспортировать свой товар, а роль нефти тогда выполняли меха и воск, без которого, понятно, не горит ни одна свеча. С другой стороны, всех беспокоил рост курса русского рубля. Рубль тогда был не монетой, а горбатым серебряным слитком весом около 200 грамм. И вот этот слиток постоянно дорожал. Причина - в укреплении русской экономики. От этого несли убытки как сам Мамай, так и, главным образом, итальянцы, в то время прочно обосновавшиеся в Крыму. С ордынцами у них была такая любовь-морковь, что они выпускали даже совместную монету: на одной стороне надписи по-итальянски, на другой - знак Бату, то есть Батыя. Они понастроили там крепостей, в Азове (тогда он назывался Азак) устроили биржу, первую на нашей нерыночной территории, и эта биржа фиксировала курс рубля и дирхема (так называлась валюта Орды). Именно оттуда поступали сигналы тревоги. Итак, Мамаю надо было обрушить рубль, а русским очистить торговые пути. Классическая предвоенная ситуация. Конечно, от укрепления рубля страдал и Тохтамыш. Характерно, что именно в 1380 году он проводит девальвацию своего дирхема, поскольку серебра у него оставалось все меньше. Возможно, Тохтамыш надеялся, что эти двое, Дмитрий и Мамай, так друг друга изметелят, что потом он замочит каждого поодиночке. Это объясняет следующую загадку. Известно, что Дмитрий взял с собой на битву немало купцов. Летописец объясняет это тем, что купцы, путешествуя по миру, смогли бы быстро разнести весть о победе русского оружия. Фигня. Был ли Дмитрий так уверен в победе? И не просчитывал ли тот вариант, что, вместо дифирамбов, купцы пошли бы повсюду болтать, как русским надрали задницу? Дмитрий был не настолько глуп, чтобы планировать пиар вслепую. На самом деле купцы просто подзуживали Дмитрия на бой, как и люди хана Тохтамыша, давно мечтавшего утереть нос Мамаю, и решили поехать с князем, дабы по дороге у Дмитрия не улетучился боевой пыл. В свою очередь, в стане Мамая были, помятное дело, итальянцы и русские, скорее всего рязанцы, у которых в то время была своя валюта, завязанная на Орду, а не на Москву, так что от роста рубля они тоже проигрывали и тут зов крови оказался забит простым практицизмом. Русские победили, Мамай бежал, его убили итальянцы, которые быстро договорились с Тохтамышем и сменили хозяина. Но что получилось? Рубль попер вверх еще быстрее. Как установили немецкие ученые, за несколько месяцев курс дирхема рухнул на 20 процентов, что сравнимо разве что с Великой депрессией в США. Орда теряла до миллиона "долларов" ежемесячно. И теперь это не была проблема Мамая. Это стало проблемой Тохтамыша. Так в чем же причина куликовского дефолта? Помимо просто психологического впечатления, которое произвела на мир победа Руси, русские, как всегда, переродили Ирода. Помните странные монетки, найденные на Куликовом поле? В Туле их не могли прочесть и попросили меня отыскать в Москве специалистов. Ну, в Москве есть все, как в Греции. В Тулу приехали ребята и широко открыли глаза. Монеты выглядели полными моральными уродами. На непосвященный взгляд это были обычные дирхемы, то есть серебряные монеты Золотой Орды с арабской вязью (в Орде писали по-арабски), с глубокомысленными сентенциями типа "Земная жизнь коротка, поэтому будь умницей", красивыми картинками - верблюд, дракон, весы, топор, кувшин с бухлом и чаркой. Но на одной стороне стоит имя Тохтамыша, на другой давно умершего хана... Исследователи поняли, что русские, разгромив Мамая, нашли в его ставке тонны серебра и штемпели для чеканки монет. Мамай был простой парень, и, если ему нужны были деньги, он просто брал серебро и делал бабки в соседнем шатре. Но при этом Мамай не был беспредельщи-ком - серебро использовал хорошее, а монетки у него получались правильные. Русские, найдя все это добро, обрадовались и пошли шлепать якобы ордынскую монету из чего попало и как попало. Языка они не знали и запросто могли отбить монету с двумя лицевыми сторонами или двумя оборотными, причем с разными датами. И когда эти уродцы попали на рынок, шок был такой, как если бы вы нашли на обороте стодолларовой купюры портрет вождя мирового пролетариата. Понятно, что дирхем покатился вниз. Тохтамыш был благодарен Дмитрию за разгром Мамая. Но он терял реальные бабки, причем не в последнюю очередь из-за того, что русские дорвались до монетных штемпелей. Он по-хорошему писал Дмитрию: мол, урезонь своих ребят, хватит им озоровать (правда, таких писем до нас не дошло, но наверняка писал, куда бы он делся), но тщетно. Тохтамыш двинулся к Москве. Хотя его встретили артиллерией (это были первые пушки, "тюфяки", которые от слишком сильного выстрела разваливались), он почти без сопротивления взял Москву, а Дмитрий, как я уже говорил, скрылся на даче в Подмосковье. Почему же воины, столь классно вмазавшие Мамаю, как загипнотизированные, позволили Тохтамышу войти в родную хату? Как сказал Пушкин, жалок тот, в ком совесть нечиста. Русские прекрасно понимали, что дерут их за дело - нечего было монетки подделывать. К тому же если Мамай был всего лишь полевым командиром, то Тохтамыш - "царем", и руку на него нельзя было поднимать. Об этом чуть подробнее. С самого начала нашего государства у русского великого князя был своеобразный комплекс неполноценности. Должен был быть кто-то над ним, желательно иностранный. Корни этого комплекса непонятны, но факт, что таковой "патрон" всегда находился, а если патрон скисал, ему искали замену. Такого патрона звали "царь". В эпоху Киевской Руси царем был император Византии. Падение Византии от крестоносцев почти совпало с приходом Орды из степей Монголии, так что хан стал новым "царем". Среди ханов были плохие, как, например, "поганый Узбек", или с человеческим лицом, как-то "зело добрый Джанибек", но все они были царями, и только Иван Грозный осмелился назвать царем самого себя, отделавшись наконец от комплекса неполноценности. Тохтамыш был для Дмитрия авторитетом, поэтому нужно было а) сидеть и б) смирно. В свою очередь Тохтамыш не слишком усердствовал. Разорять Руси он не хотел, поскольку та платила ему дань. Правда, под парами победы на Куликовом поле перестала было платить, но после разорения Москвы в 1388 году одумалась. А для того, чтобы в глазах мирового сообщества Русь оказалась посрамлена и рубль рухнул, достаточно было просто небольшого точечного удара. Удовлетворившись, Тохтамыш извинился перед Дмитрием и пошел назад. Все это немецкие исследователи узнали из архивов биржи в Азове, которые до сих пор хранятся в Италии. Когда итальянцев выгнали из южнорусских степей, они все документы забрали с собой.

А ПОТОМ ВСЕ ПОШЛИ ПИТЬ ВОДКУ

Что было после Куликова поля? Дмитрий, оправившись от сожжения Москвы, надумал чеканить мелкую монету, денгу, по образцу ордынской, а чтобы ее легче принимали на мировых рынках, стал писать на оборотной стороне всякие глупости по-арабски. Такого удара дирхем выдержать не смог. За русской деньгой стояла вся мощь крепнущей Москвы, а степь нищала, и скоро в Орде стало не хватать серебра на монету. Весь XV век - это время превращения дирхема из полновесной монеты в полное медное дерьмо, а Орды - в кучку народа, мечущегося по степи. Чтобы поддерживать курс рубля на должном уровне, не завися при этом от внешнего рынка (серебряные рудники были по-прежнему за пределами России), князья вскоре придумали водочную монополию, и иностранцы удивлялись, почему в кабаках алкашей, дошедших до самой крайности, не выгоняют, а только поощряют к питию. Парадокс заключается в том, что, на бытовом уровне битва на Куликовом поле была блестящим, но совершенно бесполезным делом. Как Царь-пушка, которая никогда не стреляла. Или как корабль "Буран", облетевший шарик один раз, в котором сейчас детишкам показывают "Звездные войны". А вот на уровне экстра-шкурном Куликовское поле было началом всего: водочной монополии, русской монеты, артиллерии, царского титула, государственной независимости... Да, всего, чем мы, невзирая на присущие русским самоедство и рефлексию, пытаемся наслаждаться сейчас. Но все это пришло после, когда поле Куликово уже ободрали мародеры. Когда сейчас говорят, что Куликова поля не было, это лишь доведенный до абсурда комплекс национальной неполноценности. Пора лечиться, хорошо бы сходить к психотерапевту. В его роли может выступить Семеныч, который сегодня живет в землянке на месте исторической битвы. Он бомж, и от него дурно пахнет. Но он порвет пасть любому, кто усомнится, что ему выпало жить на святой земле. Потому что иначе Семеныч потеряет последнюю надежду, последний стимул жить. А такие вещи терять нельзя.