/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Ведьма и вор

Ведьма его величества

Екатерина Бальсина

Позор придворной ведьме его величества! Из-под самого носа королевского мага Керионы неизвестные воры похищают одну из государственных регалий — украшенный драгоценными камнями скипетр из чистого золота. Чтобы спасти честь короля, да и свою тоже, Кериона вынуждена отправиться в погоню за похитителем. Задачу облегчает то, что один из воров пойман в королевском саду, правда, почему-то в полумертвом состоянии. Делать нечего, придется взять воришку с собой, чтобы он указал дорогу к истинному заказчику похищения. Но справится ли Кериона с подстерегающими ее и вора опасностями? И сможет ли она смириться с окружающими их обоих тенями прошлого?

Бальсина Екатерина

Ведьма его величества

Глава 1. Вор

Рыцари с ужасающим лязгом столкнулись, и на поле образовалась культурно матерящаяся и дрыгающая конечностями куча-мала. Я украдкой зевнула. Шел второй день летних турнирных игр, и мне уже порядком надоело любоваться на абсолютно однотипные поединки.

— Дер, может, я в замок пойду, зелья какого-нибудь сварю, заклинания побормочу? — обратилась я к королю, фамильярно положив руку ему на плечо.

Король Дерион Первый, статный молодой человек двадцати пяти лет, с пышной шапкой каштановых кудрей и лукавыми серыми глазами, унаследованными от отца, по совместительству являющийся моим сводным братом, перевел на меня отсутствующий взор.

— Кер, еще два поединка, и мы отсюда сбежим. Я сам уже упарился в этой шубе, — брат махнул полой шерстяной мантии, отороченной белым мехом, — но терплю же! И потом, ты же моя придворная ведьма, должна охранять и защищать меня круглосуточно, а, значит, все время быть рядом.

— Во время твоих ночных забав тоже? — язвительно поинтересовалась я, понимая, что Дерион прав.

Тому хватило совести застыдиться.

— Ну, так далеко не надо заходить, в спальне я и без тебя справлюсь.

Я тоскливо вздохнула и уставилась пустым взглядом на новых поединщиков.

Меня зовут Кериона, и я являюсь внебрачной дочерью короля Даора, нашего с Дерионом отца. Мать моя занимала почетную должность — убирала комнату самого короля — в королевском замке и по слухам была красавицей. Неудивительно, что любвеобильный король обратил на нее внимание, а через год, чего и следовало ожидать, родилась я. Мать родов не пережила, и меня отдали кормилице, срочно приглашенной ради этого в замок. А через годик королева родила сына. Однако отцу не везло с долгой жизнью для любимых женщин, и королева зачахла через три месяца после появления Дериона.

Мы с братом выросли вместе, и отец сам лично занимался нашим воспитанием, когда ему позволяли его королевские обязанности. Когда Даор обнаружил у меня задатки к чародейству, а проявилось это года в три, когда я приманила в свою комнату леденцы из под носа его величества и щедро поделилась ими с братом, он, не долго думая, нанял для моего обучения лучших магов страны, предварительно выпоров наглую дочь. Не могу сказать, что была прилежной ученицей, но старалась по мере возможности. Во всяком случае, учителя были довольны моими успехами. Или только делали вид, что довольны, опасаясь прогневить моего венценосного батюшку.

Когда я достигла совершеннолетия, отец сделал немыслимое: назначил меня королевским магом или, как называет это брат, придворной ведьмой его величества. Министры, маги, чинуши — все были в шоке: отдать такую власть сопливой девчонке! Но отец был непоколебим.

Король Даор, к нашей с братом великой скорби, скончался два года назад, и на трон взошел Дерион. Я осталась придворной ведьмой и главной виновницей всех происходящих в замке безобразий.

— Наконец-то! — брат попытался незаметно потянуться и получил от меня тычок в бок. — Уф-ф-ф! Еще один день и можно снова предаться пьянству и разврату. Как ты на это смотришь, сестренка?

— Как всегда положительно. Мне разврат, тебе пьянство — и мы в расчете.

— Ты всегда отбираешь все самое лучшее, — шутливо надулся Дер.

— Кер! Кериона! Вставай немедленно! — кто-то безудержно ломился ко мне в дверь.

Я вынырнула из-под тяжелой руки спящего рядом мужчины и медленно сфокусировалась на источнике шума.

— Кер, открой или я вышибу дверь!

"Братец?" — сонно удивилась я и щелкнула пальцами. Дверь распахнулась, и в комнату ввалился взмыленный и перепуганный Дерион.

— Что за пожар? — лениво поинтересовалась я.

— Это катастрофа! — брат, тяжело дыша, плюхнулся рядом и закрыл руками лицо. — Скипетр пропал!

— Что?! — моментально проснувшись, вскинулась я. — Как пропал? Ты понимаешь, о чем говоришь?

Дер потерянно улыбнулся, заискивающе заглядывая мне в глаза.

— Я его на столик в своей комнате положил, а сам отлучился на минутку. Вернулся, а его нет.

— Разорви тебя демоны! — я вскочила и стала лихорадочно натягивать одежду на свое обнаженное тело, не обращая ни малейшего внимания ни на брата, видевшего меня во всех возможных видах, ни на мимолетного любовника, тщательно притворяющегося спящим.

Скипетр, королевская реликвия, символ власти, нагло похищен у меня под носом! Какая дерзость!!! Я просто кипела от переполнявшего меня бешенства.

— Пошли, — коротко бросила я брату и зашагала в его комнату. Тот, как побитая собачонка, трусил следом, хлюпая носом.

Я ворвалась в его комнату и немедленно распустила поисковые импульсы. Может, удастся что-нибудь узнать по горячим следам.

— Когда ты его последний раз видел? — между делом допрашивала я братишку.

— Сразу после турнира, — виновато прошептал Дер. Я недоуменно вскинула бровь. Бросить такую ценную вещь как какую-то безделушку и оставить без присмотра почти до полуночи? На такое способен только…

— Идиот! — проинформировала я брата. Тот покаянно вздохнул.

Импульс кольнул руку тоненькой иголочкой. Есть! След, еще свежий!

— Идем, — я торопливо выбежала в пустой коридор, брат несся следом за мной.

Направо, теперь налево… След мотался от стенки к стенке, как будто идущий был сильно пьян. Так, а теперь куда?

— В сад, — отрывисто сказала я брату в ответ на немой вопрос. — Будем надеяться, он не успел далеко уйти.

— Может, позвать стражу? — заикнулся было брат.

Я отрицательно мотнула головой. Это всегда успеется, но сначала я хочу сама побеседовать с этим наглым воришкой.

След привел нас к стене и оборвался.

— Странно, — в недоумении остановилась я. — Через стену никто не перебирался. Тогда где же?..

Мои рассуждения прервал глухой стон, доносящийся из ближайших кустов. Я быстренько запустила туда маячок, отодвигая брата за спину.

— Вообще-то это я должен тебя защищать, — невовремя возмутился тот. — Это же я мужчина!

— А я ведьма, — отрезала я. — И если бы ты, вместо того, чтобы по-мужски таскаться полночи за служанками, спрятал скипетр в надежное место, мы бы сейчас не лазали в темноте по кустам.

Кстати, действительно, а почему в темноте? Я трансформировала маячок в огненный шарик и внимательно оглядела открывшуюся картину.

В кустах лежал мужчина и тихо стонал. Я подошла поближе, игнорируя предостерегающее шипение брата за спиной, и склонилась над чужаком. Без сомнения было ясно только одно — этого человека пытались убить.

Все его лицо было густо залито кровью, на животе темнело влажное пятно. Я протянула руку, чтобы расстегнуть рубашку и посмотреть на рану, но тут незнакомец шевельнулся, открыл один глаз и с мольбой простонал:

— Помоги! — после чего снова погрузился в беспамятство.

Я распрямилась и повернулась к брату.

— Вот теперь самое время звать стражу и слуг.

Призванные стражники, хлопая сонными глазами и старательно дыша в сторону — можно подумать, я не учую, что от них несет брагой — по возможности аккуратно отнесли раненого в мою комнату и по моему приказу уложили на огромный стол для приготовления зелий. Я подхватила котомку с различными отварами, ядами и эликсирами одной рукой, а другой зацепила кувшин с водой для умывания, после чего вылила его содержимое на голову незнакомца.

Тот дернулся и застонал. Еще бы, неприятно, когда тебе на открытые раны выливают полный кувшин ледяной воды! Зато стало возможным разглядеть его лицо, резкие черты которого в целом сложились в довольно неплохую картину. Для покойника. Упрямый подбородок с ямочкой, нос с горбинкой, высокие скулы и лоб — и все это обрамлено слипшимися в сосульки от крови и воды черными волосами. Не люблю брюнетов!

— Все вон, — негромко сказала я, и присутствующих за исключением брата стремительно вынесло наружу.

Я отодвинула с лица раненного волосы. Его висок и правую щеку пересекала некрасивая рваная рана. Такие могут появиться от удара кнутом или чем-то похожим на кнут. Я ласково погладила чужака по раненой щеке, а затем запустила в разорванную кожу острые ногти.

— Это ты украл королевский скипетр?

Мужчина застонал от боли и с ненавистью уставился на меня одним карим глазом. Второй просто не открывался из-за слипшихся от крови ресниц.

— Ты, с-с-су…

— Я спросила, это ты украл королевский скипетр? — повторила я, усиливая нажим.

— Кер! — за спиной раздался сдавленный голос брата. — Ты же его изуродуешь!

— Я изуродую, я и вылечу, — по-прежнему негромко сказала я. — Я жду ответа.

— Да, — выдохнул мужчина с такой злобой, что я улыбнулась. Силен, ничего не скажешь!

— Где скипетр?

— У меня его нет.

— Это я и так знаю, — конечно же, наличие у чужака реликвии я проверила в первую очередь. — Где он?

— Я не знаю.

— Лжешь, — безразлично констатировала я и повернулась к брату. — Можешь приказать его повесить, он нам бесполезен.

— Я не знаю, где он сейчас, но я знаю, где он окажется, — толкнулся мне в спину тяжелый шепот. Я обернулась.

— Спасаешь свою шкуру, воришка?

— Конечно. Я, знаешь ли, очень к ней привязался за тридцать лет, — со всей возможной язвительностью ответил чужак.

— Я полагаю, ты требуешь жизнь в обмен на информацию о скипетре? — уточнила я.

— Не только, — с трудом дыша, заявил вор. Из его рта выплеснулась тонкая струйка крови. — В обмен на информацию я поеду с тобой.

— Вот как?

— У меня свои счеты к заказчику похищения, — горько усмехнулся чужак.

— С какой радости я должна с тобой возиться? Тебя сейчас проще добить, чтоб не мучился, чем привести в порядок.

— Ты же хочешь вернуть королевский скипетр?

За спиной тихо завыл брат.

— Завтра последний день турнира, я должен вручать награду победителю. Представляешь, какой позор обрушится на меня, если я заявлюсь без скипетра? Кер, спаси меня!

— Спасу, — коротко пообещала я брату, разглядывая незнакомца. Не нравился он мне, ох, как не нравился!

— Значит так, — решила я наконец. — Я возьму тебя с собой, но если попытаешься обмануть или сбежать — умрешь страшной и мучительной смертью.

Чужак согласно кивнул из последних сил. Я открыла котомку с зельями, вытащила болеутоляющее средство и влила ему в глотку. Тот что-то благодарно булькнул.

— Теперь ты, — я уставилась на Дера. — Найди что-нибудь, по форме напоминающее скипетр и тащи сюда. Сделаю тебе месячный морок, постарайся только это в руки никому не давать. И позови Марка.

Марк — это королевский целитель, живущий непосредственно в замке и уже давно привыкший к побудкам в самое неподходящее время. Несмотря на солидный — семьдесят пять лет — возраст, Марк с такой скоростью носился по замку в поисках прячущихся от него больных, что я только диву давалась. Наверное, пользуется своими какими-нибудь хитрыми микстурами, но, как я ни пыталась выяснить сей факт, стойкий старикан так и не признался.

Брат замотал головой и бросился к двери. Уже схватившись за ручку, он повернулся ко мне и сказал:

— Знаешь… ты сейчас была такая… страшная!

— А я всегда такая с недосыпу, — усмехнулась я и склонилась над раненым.

Воришке здорово повезло, что он вообще остался жив. Помимо раны на лице, в его боку от ребер до паха зияла огромная безобразная дыра, сквозь которую вполне можно было разглядеть некоторые внутренние органы. Удивительно, как он вообще еще дышал. Кроме того, вся его кожа была покрыта мелкими ранками и сильно обожжена. Да, повозиться придется основательно.

Дер притащил в качестве основы под фальшивый скипетр нечто фаллосообразное. Я внимательно оглядела доставленное и, так и не сумев с налету опознать, что же это такое, поинтересовалась у брата:

— Ты где его взял?

— Оторвал, — брякнул Дерион.

— Что? У кого? — я попыталась представить себе процесс, но фантазия начисто отказала. На кровати, задыхаясь и корчась от боли, пытался сдержать смех воришка.

— Ну, у этого, — смутился брат, поняв, что сморозил глупость. — В саду который стоит. Его тебе этот скульптор еще подарил, который голых баб ваяет.

Я медленно покраснела. В самом деле, в прошлом году во дворце объявился малоизвестный скульптор и предложил изваять мою статую в полный рост. Я сперва согласилась — ну кому не польстит, что его хотят запечатлеть для потомков? — но, выяснив условия позирования, послала мерзавца куда подальше. Впечатленный моей проникновенной речью, тот через пару недель прислал мне подарок — статую обнаженного мужчины с огромными гениталиями в очень возбужденном состоянии. И теперь брат не придумал ничего лучше, как оскопить мой подарок!

— Ладно, — мстительно сказала я, представляя себе сладкую картинку, как мое заклинание развеивается в самый неподходящий момент, а брат остается с идиотским видом и мраморным членом в руке.

Я вытащила из-за пояса тонкий длинный кинжал и принялась срезать с раненного остатки одежды.

— Тебя как зовут, воришка? — между делом поинтересовалась я.

Тот помедлил секунду, разглядывая меня из-под полуопущенных ресниц.

— Зови меня Мороком, — наконец неохотно выдавил он.

Мы с братом одновременно присвистнули. Морок считался одним из лучших мастеров-воров нашего королевства. Ему приписывались самые необычные кражи. Один раз Морок похитил бриллиантовую диадему из дома барона Люмба, охраняемого десятком злобных кобелей, тремя магами и полутора сотнями стражников, и при этом никто ничего не заметил, хотя непосредственно возле диадемы всегда находился караул из трех стражников. В другой раз он переоделся восточной танцовщицей и во время танца вытащил из штанов прибалдевшего герцога Рийона, считающегося самым богатым вельможей города, ключ от его сокровищницы, в которой хранился уникальный перстень рода. Естественно, перстень пропал и так и не был найден. И таких дел было не перечесть. Главной причиной, по которой знаменитого вора до сих пор не могли поймать, заключалась в том, что никто не знал, как он точно выглядит, а свидетельские показания отличались столь разительным образом, что, казалось, речь идет о совершенно разных людях.

Да, Морок вполне мог свиснуть скипетр у моего незадачливого братишки. Только сильно сомневаюсь, чтобы после этого он развалился в местных кустах с дыркой в боку, ожидая, пока его поймают.

— Не страшно чужим именем называться? — иронично спросила я, запуская руку в рану на боку и прощупывая, нет ли внутренних повреждений. Воришка со стоном попытался отползти в сторону. — Не дергайся, хуже будет, — тут же предупредила я.

— Не страшно, — кое-как выдавил тот.

Отлично, все органы в порядке, все меньше возни. Я полила рану обеззараживающим зельем и достала из котомки большую иглу и крепкую нить.

— Такую рану сразу залечить невозможно, — пояснила я воришке. — Сейчас я ее зашью, Марк поколдует над тобой, а завтра снова дам обезболивающее зелье. По дороге буду подлечивать, чтоб не отошел в иной мир. К виселице как раз выздоровеешь.

— А лицо вылечишь? — сквозь стиснутые от боли зубы уточнил вор.

— Боишься потерять свою неземную красоту? — осклабилась я.

— Боюсь, что не сумею произвести на тебя должного впечатления, — по лицу лже-Морока проскользнула тень улыбки.

Я внимательно пригляделась к рваной ране, пересекающей наискось его щеку. Глубокая, зараза.

— Шрам останется, — честно предупредила я. — Небольшой, но заметный. С другой стороны, если все-таки сбежишь, будет легко тебя поймать с такой приметой.

— А тебе нравятся мужчины со шрамами? — усмехаясь одной половиной лица, поинтересовался воришка.

Я глубоко вздохнула, вытащила из любимой котомки сонное зелье и капнула пару капель в пасть любознательному преступнику. Тот недоуменно моргнул пару раз, затем его глаза медленно закрылись, а дыхание выровнялось. Я похмыкала себе под нос и принялась дальше спасать его никчемную жизнь.

Брат, крепко обнявшись с мраморными гениталиями, видимо, не в силах расстаться со спасением его королевского достоинства, подошел ко мне поближе.

— Кер, а ты уверена, что он нас не обманет?

— Нет, — честно призналась я, орудуя иглой. — Поэтому мы сделаем так. Сейчас ты отлепишься от этой штуковины, которую так страстно прижимаешь к сердцу, и позовешь нашего местного портретиста, пусть зарисует этого типа, пока он спит. Затем, после нашего отъезда, прикажешь развесить его физиономию на всех столбах столицы с приказом доставить живым или мертвым и назначишь за это хорошее вознаграждение. Надеюсь, это отобьет у малыша охоту сделать ноги. А перед дорогой я нацеплю на него магический поводок — захочет убежать, так я об этом сразу узнаю. Главное, не забывать его обновлять, он всего недельку действует…

— Да я по всей стране прикажу его портреты разослать…, - воодушевился братец.

— А вот этого не надо, — осадила его я. — По крайней мере, поначалу. Мне же с ним еще доехать до места назначения надо! А если на нас каждая собака кидаться будет, далеко мы уедем, как ты сам думаешь?

Дерион поскреб в затылке, пораскинул мозгами и пришел к выводу, что уедем мы весьма недалеко.

— Ладно, в городе он не сбежит. А как же насчет дальнейшего пути?

— Через две недели после нашего отбытия можешь объявлять его в розыск по всей стране. Надеюсь, к тому времени мы уже вернем скипетр, и мне не будет никакого дела до его никчемной шкуры.

Довольный братец помчался за живописцем, а я передала спящего воришку в хищные руки настоящего целителя, стоящего на пороге моей комнаты и радостно потирающего конечности в предвкушении.

На следующий день рано-рано утром я угостила кусочком хлебушка своего любимого гнедого жеребца по кличке Злюка и вскочила в седло. Рядом, на спокойной флегматичной кобылке, скрючился воришка, тщательно закрытый от посторонних глаз длинным плащом с глубоким капюшоном. Не стоит, чтобы меня видели в компании разыскиваемого преступника. Это приведет к ненужным вопросам и лишним неприятностям. А неприятностей в жизни мне и так хватает.

Дерион, в обнимку с начарованным скипетром, вышел меня проводить.

— Желаю тебе удачи, сестренка, — от души пожелал он мне. Я усмехнулась в ответ.

— Если через месяц не вернусь, начинай бить тревогу.

Братишка побледнел и громко сглотнул.

— Да не переживай ты так, — я взъерошила ему густые волосы. — Все будет хорошо. Главное, не напортачь тут чего без меня.

— Буду сидеть тихо как мышь, — клятвенно заверил меня братец, провожая взглядом смазливую служаночку, пересекавшую двор.

— Ну-ну, оно и видно, — скептически заметила я и пихнула Злюку в бок. Гнедой скосил на меня недовольный глаз и пошел неровной тряской рысью. Следом за мной потянулся периодически шипящий сквозь зубы воришка.

Наше королевство, Андерон, раскинулось на широкой территории от Тихого моря на юге до Рудоносных гор на севере. Треть страны на западе занимают обширные труднопроходимые болота с метким названием Топлые. К счастью, они служат границей между нами и соседним королевством, именующимся Гренодос, что крайне радует, так как позволяет не волноваться по поводу военных действий со стороны соседа. Мало какой дурак отважится сунуться в Топлые болота. Еще меньше находится тех, кто решился на это и остался в живых, ведь помимо трясины там радушно встречают любого путника ночные демоны, страшные хищные существа, обладающие, по слухам, некоторым интеллектом.

На востоке Андерон сообщается с территорией короля Ангуса, Дресинией. С ними у нас вечный мир и крепкая дружба. Дресиния славится своими тканями и активно продает их нам, а мы, в свою очередь, снабжаем их инструментами, ткацкими станками и, что бывает очень редко, оружием.

Я в сопровождении воришки ехала по улицам Анды, столицы Андерона и наслаждалась утренней тишиной. Совсем скоро проснутся ремесленники, булочники и торговцы, и город наполнится шумом и гамом толпы, а на улочках будет не протолкнуться. А сейчас можно спокойно продвигаться вперед, под первыми робкими лучами летнего солнышка, осторожно примеряющегося к городу.

— В какую сторону едем? — благодушно уточнила я у воришки, жмурясь на бьющий в глаза солнечный луч.

— На запад, — процедил тот, прижимая руку к раненному боку. Я приподняла край его плаща и посмотрела на место ранения. Кровь не выступила, это хорошо. А что больно — так я все-таки не целитель, делаю, что могу. И так перед дорогой влила в него пол-пузырька с обезболивателем, до вечера хватит. Правда, при этом не надо резких движений делать, а разве это возможно, сидя верхом на коне?

Стража на воротах отдала мне честь и проводила долгим внимательным взглядом. Служба службой, а вечером соседям можно будет свежую сплетню рассказать, что придворную ведьму его величества с утра пораньше куда-то понесло с сопровождении неизвестного типа. То-то радости будет!

Мы выехали из города и поскакали по широкой дороге, ведущей на запад.

К обеду я почувствовала, как у меня дико занемела отбитая об седло задница. Все-таки раньше мне не приходилось трястись верхом на лошади по восемь часов кряду.

— Привал! — громко объявила я, заприметив удобную полянку рядом с дорогой, и спрыгнула со Злюки. Рядом полусполз-полускатился на землю воришка и, постанывая от боли, привалился к ближайшему дереву. Я внимательно осмотрела его побледневшее лицо, судорожно стиснутые руки и недовольно сказала:

— Раздевайся.

— Вот так сразу? — этот наглый вор еще осмелился усмехаться! — Я настолько покорил твое сердце, что ты решила одарить меня своей лаской? Право слово, я даже не верю своему счастью!

Я представила, как испепеляю его взглядом, а затем смачно плюю в образовавшуюся кучку пепла, и сразу почувствовала себя значительно лучше.

— Кажется, у тебя что-то болит? — елейным голоском уточнила я. — Впрочем, если ты так переживаешь за свою непорочность, я могу и повременить с осмотром. Например, до тех пор, пока ты не свалишься в обморок от боли.

Воришка, не переставая усмехаться, потянул за завязки плаща.

— Желаешь, чтобы я раздевался помедленнее? Может, напоешь что-нибудь ритмичное?

— Может, мне еще на волынке тебе подыграть? — злобно рявкнула я. — И вообще, ты что, всерьез веришь, что с такой раной что-то сможешь?

— Ну, надежда всегда остается, — слегка погрустнев, ответил вор, но руками зашевелил активней. Вскоре передо мной на траве вытянулось мускулистое обнаженное тело.

Я пробежалась пальцами вдоль раны на боку, старательно игнорируя естественную мужскую реакцию на прикосновение женских рук. Рана выглядела плохо, но не загноилась, что не могло не радовать. Я намазала неровный шов мазью и добавила пару лечебных заклинаний. Не бог весть что, но сойдет.

Как я уже говорила, целитель из меня аховый. Конечно, первую помощь я оказать смогу, но вылечить какую-то серьезную рану или болезнь — это уже не ко мне. Моя специализация — мелкое пакостничество. Иначе говоря, я прекрасно справляюсь с хозяйственными делами, прилично владею защитными и боевыми заклинаниями, и вскользь изучила некромагию. Последнее знаю плохо скорее из-за отсутствия учителей, чем из-за сложности изучения. Некромагов не слишком-то долюбливают, поэтому я ухватила вершки у проезжавшего через Анду мага, а корешки он посоветовал мне изучить в Гренодосе. Там есть целая школа некромагов. Правда, отец категорически запретил мне даже думать об этом.

Пока я возилась с воришкой, он внимательно разглядывал мое лицо. Наконец его пристальный взгляд начал раздражать меня, и я недовольно посмотрела ему в глаза. Что-то сквозило в них, какая-то неуверенность, нерешительность. Я нахмурилась.

Воришка поднял руку и коснулся моей щеки прежде, чем я успела отстраниться. Я сердито оттолкнула его руку.

— Это еще что за вольности?

— Ты очень красивая, — тихо, почти шепотом выговорил мужчина. — Кериона…

— Для тебя я госпожа Кериона, — отрезала я, вставая с колен и отряхивая походные штаны. — И не забывайся, воришка. Через две недели тебя будут искать по всему Андерону, чтобы доставить за вознаграждение живым или мертвым. Советую поторопиться с поисками скипетра и не тратить время на глупости вроде соблазнения меня.

— Спасибо, что предупредила, — помрачнев, отозвался он. — Я не собираюсь задерживаться в пути. Видишь ли, у меня свои счеты с новым хозяином скипетра. А насчет тебя… Я всегда к твоим услугам, только позови.

Я скептически покосилась на кривой длинный шов на его боку. Тоже мне, герой-любовник! На коня самостоятельно сесть не может, а туда же!

Воришка проследил направление моего взора, покорно-насмешливо вздохнул и осторожно пожал плечами — мол, что поделать, это временные неудобства. Я поджала губы и полезла в сумку за едой.

Перекусив и снова взгромоздившись на лошадей, мы отправились дальше. По дороге я попыталась выяснить, куда же конкретно мы направляемся.

— Пока на запад, — лаконично ответствовал мне спутник.

— А потом?

— А потом видно будет.

— Интересно, — протянула я. — А как ты узнаешь, если обманувший тебя напарник решит сменить направление?

— Он мне не напарник, — отрезал вор. — Он заказчик. И никуда не свернет, пока не достигнет цели.

— И какая же у него цель? — фальшиво-ласковым голосом уточнила я.

— Гренодос, — буркнул мужчина.

Я раскрыла рот. И как же он собирается попасть туда?

— Пройдем через Топлые болота, — предупредил мой вопрос воришка. — Я знаю дорогу. Это будет быстрей, чем объезжать вокруг по морю.

— А тебя не смущает, что оттуда мало кто выбирается живым? — вкрадчиво поинтересовалась я.

— А для чего, по-твоему, со мной едет ведьма? — ответил вопросом на вопрос тот. — Вот и будешь спасать наши шкуры, пока я буду показывать проверенную дорогу.

Я помолчала. Ночные демоны, обитающие на болотах — хитрые и умные хищники. Их мало кто видел, так как они предпочитают нападать по ночам, за что их и окрестили ночными, но по немногочисленным описаниям они величиной с хорошую лошадь, с огромной пастью, сильными лапами и чудовищной быстротой. Один очевидец даже утверждал, что они способны разговаривать, но его подняли на смех. Где это видано, чтобы чудовище здоровалось со своей жертвой или просило у нее прощения перед поеданием оной?

— Ты ненормальный, — наконец вынесла я вердикт. — Тащишься на верную смерть и ведешь меня за собой. И я ненормальная, что согласилась связаться с тобой. Или ты прихватил меня в качестве наживки для чудовищ?

— Кериона, — лже-Морок посмотрел на меня с легкой укоризной. — Я никогда не причиню тебе вреда. Даже если от этого будет зависеть моя жизнь.

— С чего вдруг такая трогательная забота обо мне? — уставилась я на него. — Только не надо мне заливать, что с первого взгляда на мою небесную красоту тебя пронзила стрела любви, и ты решил всю оставшуюся жизнь посвятить благоговейному почитанию моей персоны. В любом случае тебе ничего не светит. Ты преступник, обманщик и к тому же брюнет. И ты мне очень и очень не нравишься.

— Я тебя тоже люблю, — засмеялся воришка. — Просто поверь мне, Кериона. Я всегда буду на твоей стороне, что бы ни случилось.

Я раздраженно фыркнула и пришпорила Злюку. За кого он меня принимает, за полную дурочку? Так я и поверила его словам!

— Я обещала брату вернуться через месяц! — сердито уведомила я воришку. — А сколько мы будем добираться до болот? И сколько еще таскаться по самим болотам?

— До болот доберемся через недели полторы, еще три дня на то, чтобы их пересечь. Если все пойдет нормально и по пути ничего не случится, то за месяц уложишься, — успокоил меня мой спутник. Я недоверчиво хмыкнула, но промолчала.

В западной части Андерона было всего три поселения, если я правильно помнила карту — еще бы, кому в здравом уме захочется жить на болоте — поэтому до нормального ночлега мы добрались только на третий день нашего путешествия.

Пять домов, гордо именуемых поселком, встретили нас удивленно-настороженной тишиной. Все жители попрятались по домам, не зная, чего ожидать от приезжих незнакомцев.

Я уверенно направила коня к самому большому дому. Если здесь не живет староста, я готова зажарить Злюку и съесть его целиком. Воришка следовал за мной, закутавшись в плащ с ног до головы.

Я громко постучала в ворота.

— Есть здесь кто-нибудь живой? Открывайте! Я здесь по королевскому распоряжению, и мне нужен ночлег, ужин и горячая ванна.

— А грамоты заверительные у тебя есть? — вкрадчиво поинтересовался из-за ворот чей-то голос.

— Есть, — я вытащила из седельной сумки стопку грамот, выданных мне Дерионом на все случаи жизни, и помахала ими над головой. Ворота медленно, со скрипом распахнулись.

Перед нами предстал невысокий мужичок лет сорока, ладно скроенный, с уже начавшим отвисать брюшком. Я протянула грамоты ему. Он внимательно прочитал их от корки до корки и вернул обратно, сделав приглашающий жест рукой.

— Проходите, гости дорогие. Сейчас Стенион у вас лошадок заберет, накормит, напоит, почистит — все в лучшем виде. Прошу, проходите в дом.

Квадратный светловолосый конюх принял поводья, а мы прошли в большую комнату, наполовину занятую гигантским столом. Сразу стало понятно, что все праздники в поселке отмечаются в доме старосты. Мы пристроились сбоку и стали ждать обещанного ужина.

Староста тем временем расспрашивал нас о последних новостях из столицы. Я сообщила ему обо всех надвигающихся реформах — благо сама принимала активное участие в их составлении. Любили мы с братишкой взять пару бутылочек красного винца и посидеть до утра за государственными думами. А потом на трезвую голову прочитать то, что понапридумывали и половину выкинуть в камин. Уведомила женскую половину семейства, что грандиозных изменений в столичной моде не предвидится, чем заслужила от старосты безмерно благодарный взгляд и бессловесное обещание любой помощи, в разумных пределах, естественно. Обсудила цены на зерно и продукты и почувствовала, что изнемогаю от голода.

Опомнившаяся хозяйка поставила перед нами большие тарелки, наполненные с горкой тушеной картошечкой с мяском, различные разносолы и домашний хлеб, а староста извлек из подвала пузатую бутыль самогона. Я одарила его одобряющим взглядом. Довольный староста зубами выдернул кукурузный початок, заменяющий пробку, и по комнате разлился густой хлебный запах.

— На корочках настаивал, — похвастался староста. — Такого вы нигде не попробуете.

И щедрой рукой налил мне полную кружку. Я вдохнула поглубже и несколькими глотками осушила предложенную тару. Горло обожгло огнем, на глазах выступили слезы. Зато внутри немедленно разлилось блаженное тепло.

— Ох, хорош! — отдышавшись, похвалила я. — Действительно, такого я еще не пробовала. Вернусь в столицу, прикажу слугам, чтоб у тебя постоянно запас покупали.

Польщенный староста, прекрасно знающий, с кем разговаривает, замаслился от удовольствия. Морок в ответ на предложенную кружку отрицательно качнул головой.

— Болеет он, — пояснила я, предупреждая ненужные обиды. — Нельзя ему.

— Ну, раз такое дело, — понимающе покивал староста и налил себе. А заодно и еще раз мне. Мы с ним чокнулись и выпили за здоровье короля. Я поспешила заесть огненный напиток жарким.

В дом заглянул Стенион, доложил, что лошадки сыты и всем довольны, и протопал на кухню. Я окинула его вслед оценивающим взглядом.

— Ладный парнишка, — лениво протянула я.

Староста закивал головой.

— В лошадях просто талантище. К любой без проблем подойдет, и вылечит, если надо, и успокоит. Жаль только, что сирота, а так давно бы уж оженили.

— Скажи ему, чтоб зашел ко мне в комнату после ужина, — промурлыкала я. — Хочу обсудить с ним кое-какие вопросы, связанные с лошадьми.

Староста снова закивал, наполняя кружки, а воришка крайне недовольно посмотрел на меня. Я полностью проигнорировала его недовольство.

Уговорив на пару со старостой бутыль и подъев все жаркое, я поднялась из-за стола, ощущая легкость в ногах и полную пустоту в голове. Староста храпел, уронив голову на стол. Лже-Морок вежливо подхватил меня под руку.

— Спасибо, я в состоянии дойти сама, — надменно сообщила я ему, вырвала руку и зашагала вверх по лестнице. Вор шел сзади, видимо, на тот случай, если я решу упасть. Пусть даже не надеется! У нас с братишкой крепкая закалка. А уж какие попойки мы, бывало, устраивали!

Дойдя до двери в отведенную мне комнату, я повернулась к мужчине.

— Ах да, совсем забыла. Сбегай на кухню, позови этого Стениона.

Воришка скорчил недовольную мину, но послушно потопал вниз. Я зашла в комнату и прикрыла дверь. Посреди комнаты стояла огромная бадья, исходящая горячим паром.

Ну конечно, я же еще и ванну просила! Какая прелесть! Я шустро скинула с себя пропыленную одежду и залезла в горячую, почти кипяток, водичку. Как раз то, что надо! Жаль только, что ноги нельзя вытянуть, бадья-то большая в высоту, а не в длину.

Через несколько минут до меня донесся шум шагов, а затем робкий стук в дверь.

— Войдите, — лениво разрешила я.

В комнату боком-боком втиснулся светловолосый конюх.

— Вы меня звали, госпожа?

Я, положив подбородок на бортик ванны, еще раз внимательно осмотрела его с ног до головы. Окинула взглядом широкую грудную клетку, сильные руки, заглянула в карие глаза. Затуманенный мозг царапнуло неосознанное подозрение. Что-то было неправильно, и я никак не могла понять что именно.

— Звала, — медленно ответила я, пытаясь сообразить, что именно меня так насторожило. — Говорят, ты с лошадьми хорошо справляешься?

— Угу, — краснея, согласился парень. — Есть немного.

— Вот хочу, чтобы ты жеребцу моему подковы на задних ногах поменял. А то он брыкается сильно, кузнецы подходить боятся.

— Будет сделано, госпожа, — заверил конюх и выжидающе уставился на меня.

— Можешь идти, — через минуту пристального разглядывания друг друга сказала я.

— Это все? — удивился парень.

— А ты чего ожидал? — в свою очередь удивилась я. — Что я тебя спинку попрошу потереть? Или в койку потащу?

Я так и не поняла, чего было больше на его лице, когда он выходил из моей комнаты — разочарования или облегчения?

Поднявшись с первыми петухами, я прихватила с собой заветную котомку с лекарствами и пошла в соседнюю комнату, будить своего спутника для утреннего осмотра. Осмотр я проводила на каждом привале, чтобы не допустить каких-либо осложнений. Раны его подживали неплохо. Ожоги и царапины уже сошли, рана на лице затянулась ровной корочкой, и только шов на боку периодически начинал кровить и воспаляться.

Воришка спал на спине, широко раскинув руки и разметав по подушке черные локоны. Я откинула сбившееся до пояса одеяло в сторону и первым делом осмотрела его бок. Опухоль подспала и рана выглядела чистой, что меня очень порадовало. Я перевела взгляд на лицо воришки, и увидела, что он наблюдает за мной из-под полуопущенных ресниц. Я смутилась, как будто делала что-то неприличное или запретное.

Мужчина белозубо улыбнулся, заметив мое смущение.

— Доброе утро, Кериона. Давно я не просыпался в такой приятной компании.

Я смутилась еще больше, так как его фраза прозвучала более чем двусмысленно. Чтобы избавиться от настойчиво изучающего меня взгляда, а главное, заткнуть проходимцу рот, я повернула его голову набок, сунув лицом в подушку. Вор тихо затрясся от сдерживаемого смеха. Я назло ему больно царапнула корочку на лице.

— Все-все, — подвывая одновременно от смеха и от боли, сказал мне мужчина и примиряюще выставил перед собой руки. — Кер, я больше не буду над тобой смеяться, только не царапайся.

— Я уже говорила, я для тебя госпожа Кериона, — сердито заявила я ему, чувствуя, как предательски начинают алеть щеки. — И лежи спокойно, я тебе рану обработаю. И я не царапаюсь, а проверяю, нет ли гноя под корочкой.

В глазах вора запрыгали новые смешинки, но, к его чести, он сдержался. Я поспешно намазала его заживляющей мазью, сунула в руки бутылочку с обезболивающим и укрепляющим силы зельем — в дороге пригодится — и принялась перебирать снадобья, повернувшись спиной к одевающемуся мужчине.

Приведя себя в должный вид, воришка слегка приобнял меня за талию.

— Пойдем завтракать. Голова не болит после вчерашнего?

— С чего бы ей болеть? — хмуро ответила я, закрывая котомку. Вор вызвался отнести ее ко мне в комнату, но я отказалась от его помощи и сама занесла к себе драгоценную ношу.

Мы с вором рука об руку спустились вниз, чем немало удивили хозяев, не ожидавших, что гости поднимутся столь рано. Нас накормили сытным завтраком, дали с собой припасов в дорогу и вышли провожать всем хозяйством.

Конюх Стенион подвел нам лошадей. Я подняла заднюю ногу Злюки, дабы убедиться, что мое распоряжение выполнено. Копыто сверкало новой подковой.

Злюка не выразил ни малейшего счастья оттого, что его вынудили стоять на трех ногах и попытался куснуть хозяйку за доступную филейную часть, но конюх быстро уговорил его не связываться с придворной ведьмой. Я подняла на заступника глаза, чтобы поблагодарить за вмешательство, и вздрогнула.

Стенион смотрел на меня честными голубыми глазами.

У вчерашнего Стениона глаза были карие.

Так вот что вчера показалось мне неправильным! Ведь я еще во дворе приметила светлый взгляд конюха, поэтому меня так смутили черные очи вечернего визитера.

Но кто это был? И чего он хотел?

Я решила временно не забивать себе этим голову, поблагодарила расцветшего от моих слов паренька, хозяина, хозяйку, запрыгнула в седло и тронула Злюку с места. За мной неслышной тенью скользил вор.

Когда мы выехали за околицу, воришка нагнал меня и спросил:

— Что-то случилось? На тебе лица нет.

Я поразмыслила и решила, что не стоит ему сообщать о странном госте.

— Все нормально. Просто переживаю, как там Дерион.

— Ну, раз все нормально, тогда возьми, — и вор протянул мне мой кошель с деньгами.

— Не поняла, — растерянно произнесла я, ощупывая себя в том месте, где под одеждой должен был находиться кошель. Естественно, на нужном месте ничего не было. — Что это значит? — напустилась я на вора.

— Ты же мне не веришь, что я Морок, — пожал тот плечами. — Я решил тебе это доказать.

— Это доказывает только то, что ты хороший вор, но не означает, что ты Морок, — угрюмо ответила я, отбирая у него кошель и пристраивая его на место. Как он умудрился его вытащить, ума не приложу? Ведь кошель лежал в потайном кармане куртки, который тесно примыкает к телу. А я ничего не почувствовала! Быть может, он не врет? Может, он и вправду тот самый неуловимый вор?

На это утро выдалось слишком много вопросов без ответов. Я решила временно считать своего спутника знаменитым Мороком и повнимательнее следить за ним на привалах. А еще я решила посматривать по сторонам загадочного светловолосого незнакомца с карими глазами, так похожего на конюха Стениона.

Глава 2. Вся правда о ночных демонах

К концу следующей недели мы въехали в самую крайнюю западную деревню, расположенную в сутках пути от Топлых болот. Несмотря на то, что далекий ветерок иногда доносил досюда запах тухлой воды и гниющей тины, деревушка оказалась достаточно большой. В ней даже имелся постоялый двор, чем мы и не замедлили воспользоваться.

Устроив лошадей на конюшню и проследив, чтобы им задали отборного овса, мы с Мороком вошли в здание и попали в довольно обширную пивную. Все разговоры при нашем появлении сразу же смолкли, а все посетители уставились на нас. Ясное дело, сюда нечасто забредают путники. Топлые болота отпугивают даже разбойников, способных приживаться в любых местах.

Я уверенно прошла к стойке и заказала чего-нибудь покрепче. Закутанный в плащ с головы до пят Морок шел следом за мной, сопровождаемый со всех сторон недоуменным шепотом.

— Ваш спутник часом не некромаг? — шепотом спросил меня трактирщик, перегнувшись через стойку и подавая мне заказанный напиток. Мы с вором одновременно поперхнулись и закашлялись.

— Кто? — кое-как прочистив горло, хрипло переспросила я.

— Н-некромаг, — дрогнувшим голосом повторил трактирщик.

— А что, похож? — не сдержала я своего любопытства.

— А как же! — встрепенулся тот, всплеснув пухлыми волосатыми руками. — В плащ закутан, молчит, по сторонам только зыркает. Как есть темный маг.

Я прыснула со смеху. Чего только люди от страха не напридумывают!

— Нет, сие есть великий охотник на демонов, — декларируя нараспев, принялась я выдумывать историю. — Свое лицо он прячет, чтобы темное существо не смогло наложить на него проклятье и похитить душу. Вот прошел слух, что у вас тут на болотах водятся страшные демоны, именуемые ночными. Мы приехали издалека, чтобы очистить эту землю. Так что расскажите-ка нам все, что знаете о них, — закончила я уже нормальным тоном. Морок фыркал от смеха, закрывшись от всех капюшоном.

— А ты сама кто будешь? — недоверчиво уточнил кабатчик, смеряя меня взглядом.

— А я помощница егойная. Ну, там, шкуру снять, демона добить. Или охотника, чтоб не мучился. Так как у вас тут насчет демонов?

Таверна взорвалась шумом голосов. Каждый хотел рассказать нам свою историю встречи с демоном, каждый торопился описать внешность и повадки загадочного хищника. Выслушав несколько первых рассказчиков, я пришла к четкому выводу, что нас дурят. Один описал мне медведя, другой волкодава, третий — соседскую псину, на днях тяпнувшую его за лодыжку.

— А есть кто-нибудь, кто действительно видел ночного демона? — вдруг зычно спросил Морок из-под капюшона.

Посетители примолкли, задумавшись, затем один, видимо, самый трезвый, крикнул:

— К Несту идите, он на этих тварей капканы ставит. Он вам точно расскажет, куда идти.

Я расплатилась с трактирщиком, и мы отправились к Несту.

Нест жил на окраине деревни, в маленьком скособоченном домишке. Услышав стук в дверь, он первым делом предложил нам убираться по очень далекому адресу, да еще с попутными заходами в гости к некоторым редким видам флоры и фауны, но, выслушав клятвенные заверения, что мы по исключительно важному делу, впустил нас в свое жилище.

Я заглянула в умные усталые глаза стоящего передо мной худого старика и решила, что ему врать бессмысленно. Поэтому рассказала ему правду — ту ее часть, которая не затрагивала государственные интересы.

— Значит, вы хотите перебраться через Топлые болота? — уточнил старик, выслушав мой рассказ.

— Да, — подтвердила я. — И при этом не хотим оказаться в желудках ночных демонов. Нам сказали, что вы знаете об этих тварях все. Как с ними можно справиться?

— Никак, — хмуро ответил старик. — Эти твари убили всю мою семью, на моих глазах. Они движутся быстрее молнии, у них чудовищные пасти, способные разорвать человека на части одним движением челюстей, и острые когти. А прочные шкуры, покрытые черной шерстью, защищают от любого оружия. Если встретитесь с ними на болотах, постарайтесь умереть побыстрее, чтобы не мучиться. И клянусь всеми богами, они разумны. Один раз я шел проверять капкан и увидел, как одна из этих тварей подошла к моей западне и принялась тыкать палкой в пружину, пока не разрядила капкан. Их невозможно одолеть.

Мы вышли от Неста ошарашенные и расстроенные.

— Значит, постараемся не встречаться с этими милыми зверюшками, — постарался утешить меня Морок. Я угрюмо шмыгнула носом в ответ. Если бы это зависело от нас!

Переночевав на постоялом дворе, мы с утра пораньше двинулись в дальнейший путь. И чем ближе мы подъезжали к болотам, тем тяжелее было у меня на душе.

Морок, заметив мое пессимистическое настроение, предложил на ночь остановиться в лесу, окружавшем болота. Мы присмотрели уютную полянку, развели костер и после ужина и очередного осмотра ран установили очередь дежурства. Мороку выпала смена до полуночи. Я проверила лошадей и улеглась спать. Разум медленно затянуло привычным кошмаром.

Я проснулась оттого, что кто-то кричал. Причем не во сне, а наяву. И кричал так жалобно и умоляюще, что сердце сжалось в тревожной тоске, а по коже побежали мурашки. Я поспешно вскочила на ноги.

— Кер, ты чего? — удивился воришка, несущий стражу возле костра. — Что-то случилось?

— Ты ничего не слышишь? — отрывисто спросила я у него.

Мужчина озадаченно покрутил головой по сторонам.

— Нет, — наконец ответил он, глядя на меня с тревогой. — А что слышишь ты?

— Крик. Я слышу чей-то крик, — ответила я и сделала пару шагов по направлению к источнику звука. Крик повторялся снова и снова, словно кто-то звал на помощь. Я ощутила острую необходимость бежать туда и устремилась в гущу леса.

Не успела я сделать нескольких шагов, как почувствовала резкий рывок за руку. Я обернулась. В меня вцепился встревоженный Морок, испуганно заглядывающий мне в глаза.

— Кериона, очнись! — громко сказал он. — Никто не кричит, это просто болотный газ выходит. Не ходи туда.

Крик завибрировал у меня в висках, перед глазами мелькнула картинка — слегка фосфоресцирующее в темноте болото, топь под ногами и небольшая кочка, до которой невозможно дотянуться. Все мое существо пронзило отчаяние.

— Нет! — вскрикнула я и вырвала руку. — Ты не понимаешь! Я должна помочь!

Я снова бросилась к лесу, но Морок крепко схватил меня в охапку и впился в мои губы яростным поцелуем.

Я ощутила шершавость его обветренных губ, скользящих по моим, и почувствовала, как чужой зов отступает, растворяется в поднявшейся из глубины волне жара. Неужели это было просто наваждение? Я на всякий случай вцепилась в мужчину покрепче, а он изо всех сил притиснул меня к себе.

— Ну как? — не переставая покрывать мое лицо горячими поцелуями, спросил Морок. — Ты все еще слышишь крик?

— Нет, — тая под его губами, заверила его я. — Можешь отпустить меня.

— Ты уверена, что хочешь этого? — я почувствовала, как его губы чуть дрогнули в улыбке. — Может, мне лучше продолжить то, что мы так успешно начали?

Я сердито рванулась прочь из его рук.

— Даже не мечтай об этом!

Стоило только Мороку разжать объятья, как на меня с новой силой навалилась тоска. В голове забился полный безнадежности рев, мольба о спасении. Я вскрикнула и зажала уши ладонями.

— Кериона! — воскликнул Морок и шагнул было ко мне, но я уже не могла остановиться и со всех ног побежала на крик. Издав вопль отчаяния, мужчина выхватил из костра горящий сук и бросился следом за мной.

Я продралась напролом через кусты и с трудом удержалась на ногах. Прямо передо мной начинались бескрайние топи — я выбежала на самый край Топлых болот.

Подоспевший Морок схватил меня за талию и оттащил подальше от трясины. Затем вытянул горящую ветку вперед и осмотрелся.

— Кер, ты в порядке? — попутно уточнил он у меня. Я внимательно обводила взглядом доступное для обзора пространство. То существо, что так отчаянно звало меня, было где-то рядом, я это чувствовала.

— Ну-ка, посвети вон туда, — попросила я спутника, указывая пальцем на особо подозрительную кочку. Мужчина направил свет в ту сторону, и мы оба увидели, как из темноты в ответ блеснули два зеленых огонька. В топи барахтался какой-то зверь. Тут же мою голову пронзила очередная волна мольбы о помощи.

— Нам туда, — уверенно сказала я и подошла к топи поближе, высматривая, куда можно шагнуть.

— Ты с ума сошла! — зашипел Морок, ловя меня за руку. — Ты и шагу не успеешь сделать, как провалишься по макушку. Оставь его, пусть себе тонет на здоровье.

— Я не могу, — жестко ответила я. — Если боишься утонуть, оставайся здесь. Можешь в случае моей смерти забрать Злюку себе. А я всегда помогаю тем, кто меня об этом просит.

С этими словами я шагнула на присмотренную кочку. Та просела, но выдержала. Издав полный отчаяния стон, Морок сунул мне горящую ветку и попросил:

— Подожди, я сбегаю за веревкой. Если провалимся, попробуем по ней выбраться.

Я согласно кивнула, и он умчался. Я тем временем прикинула расстояние до тонущего зверя. Шагов двадцать, не больше. И сплошные кочки вокруг. Если повезет, то все выберемся.

Вернулся Морок, привязал один конец веревки к самому крепкому, хотя бы на вид, дереву и сунул другой мне.

— Обвяжись. Так безопаснее. И мне будет проще тебя вытащить.

— А я тебя как должна вытаскивать? — ядовито поинтересовалась я. Морок насмешливо вскинул бровь.

— Я думал, ты спишь и видишь, как бы избавиться от меня.

— Только после возвращения скипетра, — отрезала я и шагнула на следующую кочку. Морок выломал из кустарника длинную палку и протянул ее мне.

— Прощупывай ей дорогу перед собой. Меньше риск провалиться.

Тыкая палкой в дно перед собой, мы медленно продвигались вперед. От зверя на поверхности осталась одна морда, и она с умоляющим нетерпением следила за каждым нашим шагом. Наконец я остановилась в двух шагах от несчастного животного. Дальше дороги не было.

— И что теперь? — растерянно спросила я неизвестно у кого.

— Может, пропустишь меня и я попробую его вытащить? — предложил Морок. Я ткнулась по сторонам, но отступить возможно было только назад, туда, где топтался мой спутник. Я мысленно плюнула на все и, протянув руку, неловко ухватила зверюгу за шкирку. Морок схватил меня за талию, удерживая от погружения в трясину, и мы потихоньку, с трудом стали подтягивать животное поближе к нам.

И вот я уже смогла вцепиться в густую слипшуюся от грязи шерсть двумя руками и вытащить бедолагу на более-менее твердую поверхность. Мы все, включая спасенного, с облегчением вздохнули, перевели дух и осторожно побрели обратно, с той лишь разницей, что теперь Морок нащупывал дорогу, а я не отнимала руки от спины вытащенного зверя, предотвращая новый нырок в топь.

Выбравшись на сухую и твердую землю, мы обессилено попадали на нее. Я попыталась приглядеться к животному повнимательнее, но зверь, благодарно вильнув грязным мокрым хвостом, одним мощным прыжком исчез в темноте леса. Единственное, что я успела заметить — это шрам, спускающийся от макушки до уголка губ и приподнимающий последние в нехорошей усмешке. Везет мне в последнее время на носящих шрамы. У Морока вон почти такой же, только уходит к уху, а не к губам.

— Пожалуйста! — проводила я спасенного зверя и оглядела себя. Ну и видок! А уж запах! Вообще ни с чем не сравнить.

Грязные, уставшие и вонючие, мы поплелись обратно к костру, опираясь друг на друга. Лошади, уловив исходящее от нас амбре, недовольно зафыркали и захрапели. Я показала им несколько неприличных знаков и завалилась досыпать.

Я зевнула во весь рот и сладко потянулась. Утреннее солнышко с трудом просвечивало сквозь густые кроны, струясь в воздухе светлыми дорожками. Морок дремал, сидя у потухшего костра. Услышав, что я зашевелилась, он открыл глаза и приветственно улыбнулся.

— Доброе утро, Кериона!

— Доброе, — снова зевая, ответила я. — Ты почему меня не разбудил в полночь? Ведь моя смена караулить была?

— Ты так сладко спала, что я не решился тебя разбудить, — улыбнулся мужчина. Я пожала плечами — охота тебе с твоими-то ранами всю ночь не спать, а потом весь день трястись в седле — дело твое.

— Раздевайся, — вместо ответа сказала я и полезла в седельную сумку за котомкой с зельями. Морок привычно стянул с себя одежду и разлегся на густой траве.

Я погладила пальцем шрам на боку, проверяя, нет ли где разрывов после вчерашних усилий и привычно не обращая внимания на отклик мужского естества. Морок поежился и захихикал.

— Ты чего? — удивилась я.

— Ты когда меня вот так гладишь, от твоего пальца как будто искорки рассыпаются, а это очень щекотно, — пояснил мне вор. Я покачала головой.

— Ты здоров, — сообщила я пациенту, осматривая между делом шрам на щеке. Все прекрасно зажило, осталась тонкая бледная полоска. Вот на боку у него отметина — будь здоров.

Морок натянул штаны и поинтересовался.

— Завтракать будем? Или сразу поедем дальше?

— Разожжешь костер, будем завтракать, — невозмутимо ответила я.

— А тебе трудно рукой махнуть? — удивился воришка. — Для чего у нас в команде ведьма, если все приходится делать мне? Костер разжигать — я, зверей из болота вытаскивать — тоже я…

— Вот это я идиотка! — я с размаху села на землю.

— Эй, ты чего? — испугался Морок. — Я пошутил! Сейчас разведу костер.

— Нет, ты прав! — разозлилась я на саму себя. — Чего ради я полезла вчера в вонючее болото, когда могла просто махнуть рукой и прочесть заклинание? Ведь я же ведьма!

— Кериона! — Морок опустился передо мной на колени и взял мое лицо в свои руки. — Ты забыла, что вчера с тобой творилось? Я боялся, что придется стукнуть тебя чем-нибудь тяжелым по голове, чтобы ты перестала рваться в это болото. Где уж тут вспомнить про магию?

Я припомнила, как именно он меня вчера успокаивал, и щеки залила краска стыда. От того, что мне это понравилось, а вовсе не оттого, что он делал. Заодно вспомнилось ощущение обнаженного мускулистого тела, слегка вздрагивающего под моими пальцами. Я сердито посмотрела на него. Морок, прекрасно поняв, о чем я думаю, подарил мне невиннейшую улыбку.

— Завтрак отменятся, — злобно буркнула я, высвобождаясь из его теплых рук и вставая на ноги. Мужчина, даже не пряча довольную усмешку, пошел к своей кобыле.

Мы двинулись в путь. Морок, негромко насвистывая какую-то мелодию, тащился сзади, приотстав на пару лошадиных корпусов, чтобы не попадать под мое плохое настроение. Я мрачно восседала на Злюке и старательно внушала самой себе, что едущий позади тип мне нисколечко не нравится. Хотя бы потому что он брюнет.

Неожиданно Злюка так резко встал на дыбы, что я не удержалась и со всего маху вылетела из седла, смачно впечатавшись в землю. Откуда-то сбоку донесся удаляющийся крик Морока:

— Кериона, берегись! Это ночной демон!

Я повернула голову на звук и увидела, как вор пытается справиться с понесшей кобылой. Злюка молотил по воздуху тяжелыми копытами, храпя и визжа. Я по мере возможности осторожно постаралась отползти в сторону.

Надо мной промелькнуло гибкое тело, и Злюка, захрипев, упал с разорванным горлом. Я застыла на месте, ни жива ни мертва от ужаса.

Ночной демон в три укуса ополовинил добычу и повернул ко мне здоровую лобастую голову. Я судорожно пыталась сообразить, каким заклинанием можно свалить такую тушу, одной рукой нашаривая кинжал. Зверь подошел ко мне поближе, и я разглядела белый шрам, спускающийся с макушки и приподнимающий губы в нехорошей усмешке.

— Не может быть! — ошеломленно прошептала я, забыв и про магию и про кинжал.

Ночной демон принюхался ко мне, махнул туда-сюда хвостом и выдал странный звук:

— Сай!

Я ошарашено вытаращилась на него. Зверь склонил голову набок, и перед моими глазами промелькнули видения топи, приближающегося огонька и нас с Мороком, бредущих по болоту.

— Сай, — повторил демон и лизнул мою щеку широким окровавленным языком.

"Примеряется!" — как-то растерянно подумала я. — "Сейчас начнет жрать. Хорошо, что с головы, недолго мучиться буду".

Готова поклясться, что после того, как я об этом подумала, в зеленых глазах промелькнула насмешка. Зверь улегся передо мной и перевернулся на спину. Самец, машинально отметила я, протянула руку и осторожно прикоснулась к грязной свалявшейся шерсти. Зверь что-то довольно заурчал.

— Кериона! — долетел до меня очередной вопль Морока, наконец справившегося со своей кобылой и теперь несущегося обратно. В руке он держал арбалет.

— Не стреляй, Морок, — крикнула я в ответ. Ночной демон перевернулся на живот, но вскакивать не спешил, следя за приближающимся всадником прищуренными зелеными глазами.

— Почему? — удивился Морок. — Я тут, понимаешь ли, мчусь ее спасать, а она мне говорит: "Не стреляй"!

— Это наш вчерашний друг, — пояснила я, дотрагиваясь до настороженно приподнятого уха. — Я его по шраму узнала. И, кажется, он не прочь подружиться получше.

— И в честь знакомства решил оприходовать твоего коня, — не удержался от сарказма мужчина. — Не боишься, что он следом и нас с тобой сожрет? И почему у тебя кровь на лице?

— Это он меня лизнул, — рассеянно сообщила я. Морок ошарашено раскрыл рот, видимо, не найдя, что сказать.

Зверь повернул ко мне голову, и я увидела играющих детенышей ночного демона, стремительную охоту на здоровенного лося, нашего нового знакомого, одерживающего победу в схватке со странным зверем, очень похожим на него.

— Сай, — в третий раз сообщил мне демон, и я всерьез заподозрила, что так его зовут.

— Кериона, — представилась я. — А этот недовольный тип — Морок.

Зверь кинул на ошалело хлопающего глазами Морока лукавый взгляд и пару раз махнул грязной метелкой хвоста. После чего с чувством выполненного долга отправился доедать моего жеребца.

— Эй, эй, погоди! — кинулась я за ним вслед. Демон остановился, подождал, пока я стащу с убитого коня седло и сумки, и еще в два укуса расправился с останками. После чего задумчиво обнюхал седло.

Я тем временем пользовалась возможностью разглядеть настоящего ночного демона вживую. До лошади он, конечно, не дотягивал, но роста был немаленького, примерно с полуторагодовалого теленка. Очень мощные лапы, широкая грудная клетка и впалый живот. Впрочем, последний уже перестал быть таковым, так как отвис под весом сожранного жеребца. Здоровенная голова на мощной шее, огромная пасть, чуть ли не от уха до уха, широкий лоб, большие зеленые глаза в окружении таких пушистых ресниц, что я позавидовала. Большие смешные уши, торчащие по бокам головы и длинный хвост, свисающий до земли. Словно в угоду мне, зверь зевнул, похваставшись тремя рядами острых белых зубов, а затем потянулся, выпустив из подушечек острые когти длиной с мою ладонь. Я впечатлено присвистнула.

— И что мы теперь будем делать? — поинтересовался у меня Морок. — Ты осталась без лошади, моя кобыла двоих не свезет, как будем продвигаться дальше?

Я отвлеченно пожала плечами, наблюдая за разминающимся хищником. Затем попробовала пообщаться с ним так же, как до этого он общался со мной — то есть мыслеобразами.

Я представила себе, как Сай съедает моего бедного Злюку, а затем я надеваю на демона седло и усаживаюсь в него. Сай скорчил скептическую морду, еще раз внимательно обнюхал лежащее передо мной седло и обошел вокруг меня, словно присматриваясь. Я терпеливо ждала ответа.

Вдоволь покружившись возле меня и убедившись, что я не собираюсь отменять приглашение, Сай огорченно вздохнул и лег рядом с седлом. В голове мелькнула картинка, как я одеваю на него сбрую. Я радостно взвизгнула, в очередной раз испугав нервно храпящую кобылу Морока, и быстро затянула на животе объевшегося демона подпругу. Не скажу, что ему это понравилось, но он покорно перенес все мучения.

Морок только ошеломленно качал головой.

— Ну ты даешь! Вот уж действительно ведьма! Самого ночного демона оседлала!

— Как говорится, слухи об опасности этих милых животных сильно преувеличены, — сообщила я недоумевающему спутнику.

— Вот посмотрим еще, — обиделся тот. — А то втихаря сгрызет кого-нибудь из нас на ближайшем привале.

— Думаю, нам это не грозит, — утешила я Морока. — Разве что твоей кобыле, когда Злюка полностью переварится.

Глава 3. Сюрпризы Топлых болот

Ехать верхом на ночном демоне оказалось не в пример удобней, чем на лошади. Широкая гибкая спина подстраивалась под малейшее изменение позы, а мягкая походка и густая шерсть прекрасно амортизировали во время тряски от бега. Если поначалу я немного нервничала, восседая на спине легендарного чудовища, то после часа комфортной езды расслабилась и даже попыталась задремать, за что удостоилась насмешки от воришки, мол, кто не работает, тот все время спит.

Дорога вскоре закончилась и началась бескрайняя трясина.

— Ну и куда нам теперь? — спросила я у своего проводника. Морок приподнялся на стременах и огляделся.

— Видишь белесые пятна на воде? Это болотная трава, растущая на мелководье. Если придерживаться ее, меньше риск провалиться в топь. Поехали.

Я с недоверчивым выражением лица направила Сая следом за кобылой Морока, внимательно следя за реакцией демона. Но зверь спокойно шлепал лапами по неглубокой воде, изредка принюхиваясь и не высказывая ни малейших признаков беспокойства.

Так мы плелись часа два. Неожиданно в какой-то момент мне почудилось движение в раскинувшейся рядом трясине.

— Морок, — встревожено позвала я. — Скажи мне, здесь водится кто-нибудь помимо демонов?

— Кер, милая, — через плечо бросил мне спутник, — я вор, а не браконьер. Откуда я знаю, кто и где водится? Надо было расспрашивать об этом в последней деревне, например, у Неста.

Пропустив мимо ушей его сомнительный комплимент и язвительный тон, я обратилась за помощью к Саю. Мысленно передала его картинку с непонятным шевелением в воде и стала ждать ответа.

Животное подо мной напряглось и тихо зарычало. Я получила видение выныривающей из глубины зубастой пасти на тонкой длинной шее, мгновенно утягивающей добычу в трясину, и схватилась за арбалет.

— Морок, — дрожащим голосом уведомила я своего спутника. — Сай говорит, что здесь водятся другие хищники, живущие в воде.

— Не подскажешь мне, как именно он тебе это говорит? — заинтересовался Морок.

— Я вижу картинки, — призналась я. Вор наградил меня странным взглядом, но ничего не сказал. Только вытащил из сапога длинный острый кинжал и внимательно осмотрел все доступное пространство. Я потянула из ножен свой кинжал.

Смешно сказать, как легко мы вооружились в такое опасное путешествие! По паре кинжалов и по арбалету с десятком стрел на одного человека и ведьму, также в количестве один штук! И с этим "боекомплектом" мы сунулись в самую неизученную часть королевства!!! Я корила себя последними словами за такой легкомысленный подход.

Мне снова почудилось шевеление с правой стороны. Я на всякий случай закрутила на кончиках пальцев свой любимый огненный шарик, как в этот момент из воды вынырнула та самая пасть, которую мне показывал Сай, и, истекая тиной и слюной, метнулась к кобыле едущего впереди Морока. Взвинченная одним только присутствием рядом ночного демона, а теперь еще и испуганная нападением лошадь резко прыгнула в сторону, а я запустила огневиком прямо в оскаленную пасть. Пламя растеклось по влажной плоти и с громким треском потухло. Омерзительно завоняло горелыми водорослями, а из трясины долетел вой ярости и боли. С тихим всплеском обожженная пасть скрылась в воде.

— Морок, ты цел? — взволнованно вскрикнула я, оглядываясь по сторонам в поисках спутника.

Перепуганная кобыла, рванувшись вперед от напавшего ужаса, соскочила с надежной тропы и теперь билась в трясине, увязнув уже по бабки. Морок поспешно отвязывал сумки с провизией и вещами. Я подъехала поближе и протянула ему руку.

— Кобылу надо вытащить, — буркнул мне вор, выбираясь с моей помощью на твердую почву. Я согласно кивнула и размяла пальцы.

Кобыла начала медленно приподниматься из топи. Испуганное животное, почувствовав, что его пытаются спасти, даже перестало биться и только жалобно ржало, косясь на нас вытаращенным глазом. По моему лицу градом струился пот.

Едва из грязной воды показались колени лошади, трясина всколыхнулась от края до края, и из ее недр взметнулись толстые канаты, увенчанные оскаленными зубами. Десяток жадных челюстей вцепился в несчастное животное и в мгновение ока разорвал кобылу на куски, окатив нас фонтаном крови. Та только тоненько взвизгнула напоследок.

Сай облизнул окровавленную морду и недовольно заворчал. Мы с Мороком застыли в оцепенении. По болоту прокатилось громкое чавканье, и наше четвероногое средство передвижения исчезло в чьем-то — или чьих-то — голодном желудке.

— И что теперь делать? — отмерла я. — Лошадей тут днем с огнем не сыщешь. И я сильно сомневаюсь, что к нам навстречу выбежит еще один ночной демон, горящий желанием покатать человека на своей спине.

— Но мне идти пешком тоже бессмысленно! — ошарашено возмутился Морок. — А вдруг на меня такая же пакость нападет? И куда ты тогда поедешь?

— А что ты, собственно, предлагаешь? — озираясь по сторонам в опасении нового нападения, спросила я.

— Попроси своего лохматого дружка, пусть он везет нас двоих, — отрезал Морок, не спуская настороженного взгляда и арбалета с болота.

Я скептически хмыкнула, но послушно передала Саю картинку, как он везет нас обоих на себе. Зверь укоризненно покосился на меня зеленым глазом и принюхался к воришке. Морок немедленно счел нужным подставить ему самые нюхабельные места, вроде грязной головы со спутанными после болотной воды волосами и подмышки. Хорошо еще, что портянки из сапог не вытащил.

Сай помотал ушами в размышлении, кинул взгляд на снова подозрительно заколыхавшееся болото и неохотно, словно делая огромное одолжение, повернулся к вору боком, разрешая залезть.

Обрадованный Морок, не раздумывая, вскарабкался на животное и уселся позади меня, крепко прижавшись ко мне всем своим горячим телом и плотно обхватив за талию.

— Только без рук, — предупредила его я на всякий случай. Мужчина негромко хмыкнул мне в ухо.

Пока мы устраивались поудобнее, гнилая вода снова забурлила и явила нам уже знакомую обожженную пасть, злобно ощерившуюся на нашу троицу. Сай со всех лап припустил вперед, а я поспешно запульнула назад еще один огневик. Правда, к своему глубокому сожалению, промахнулась. Шар прошел вскользь вдоль оскаленных зубов, слегка подкоптив уже подпаленную шкуру. Оскорбленная в лучших чувствах пасть сердито рявкнула нам вслед и скрылась от греха подальше под водой.

Сай что-то одобрительно рыкнул и помчался дальше с такой скоростью, что только ветер в ушах свистел. Через несколько минут я начала замерзать, несмотря на яркое летнее солнышко и прижимающегося к моей спине мужчину. Вот уж кому действительно тепло, так это Мороку. Прикрылся женской спиной и радуется себе, зло подумала я.

Уловивший мои мысли ночной демон побежал помедленнее, а Морок, заметивший непроизвольную дрожь и табуны мурашек на моей коже, силком придавил меня к шерсти Сая и навалился сверху, грея шею теплым дыханием и скользя руками по всему моему телу. Вскоре я отогрелась и возмущенно выпуталась из фривольных объятий вора, чем вызвала ехидный смешок со стороны последнего.

Сай без проблем тащил нас на себе целый день, нисколечко при этом не устав. Я, как смогла, постаралась передать ему свое восхищение подобной силой и выносливостью. Польщенный и довольный демон заворчал и запрядал большими ушами, выражая радость от похвалы.

— Чего он рычит? — заинтересовался Морок.

— Он не рычит, — пояснила я. — Я ему сказала, какой он сильный, и он так поблагодарил за комплимент.

— Я тоже сильный, — обнимая меня покрепче, прошептал мне на ухо вор. — И выносливый, и страстный, и…

— Морок! — прервала я его излияния. — Я тебе уже говорила, между нами ничего не может быть. Ты забыл, кто я? Или ты забыл, кто ты?

— Я мужчина, ты женщина, — судя по шевелению за моей спиной, вор пожал плечами. — Не вижу никакой проблемы.

— Я — сестра короля, — отчеканила я, — придворная ведьма его величества и второй человек в Андероне. А ты — вор, которого ждет виселица, если он попытается вернуться в наше королевство. И к тому же брюнет.

— А что ты имеешь против брюнетов? — вкрадчиво поинтересовался Морок, украдкой целуя меня за ухом. Я раздраженно дернулась, Сай на минуту приостановился, повернув к нам лобастую голову и словно спрашивая, все ли в порядке.

— …Ты выродок, ублюдок, дитя порока! Таким, как ты, нет места в Андероне. И уж точно такой нечего делать в королевском замке. Но в тебе есть сила — и она мне нужна…

— Все в порядке, Сай, — буркнула я, отгоняя непрошеные воспоминания, пока они не коснулись кого-нибудь кроме меня. — А тебя, воришка, я предупреждаю: не суй свой нос туда, куда тебя не просят. И не смей даже мечтать о том, чтобы заполучить мое расположение.

— Я очень терпеливый, — прошептал мне Морок. — Я подожду, пока ты не оценишь меня по достоинству.

Я раздраженно фыркнула. Всю дорогу набивается мне в любовники! И на что только рассчитывает?

Да, я красива, не спорю. Рост у меня средний, но ноги длинные и грудь пышная, а лицо покоряет всех своими изящными чертами. Глаза серые, большие, чуть вытянутые к вискам, из-за чего взгляд становится томным и загадочным. Это если я в хорошем настроении, что происходит очень редко. А так обычно я мечу из глаз молнии, как в прямом, так и в переносном смысле. Густые темные волосы коротко обрезаны, чтобы не мешались. И этот гнусный тип, болтающийся сзади, всерьез рассчитывает меня покорить своим шрамом и ямочкой на подбородке?

— Я привыкла сама выбирать себе любовников, — раздраженно сообщила я вору. Тот похмыкал, но благоразумно промолчал.

К вечеру Сай вывез нас на небольшой островок, со всех сторон окруженный издающей зловоние трясиной. Солнце плавно садилось за горизонт, и стало достаточно трудно разбирать нужную дорогу. Мы остановились на ночной привал.

На островке рос чахлый низкий кустарник, заключавший с двух сторон в тиски небольшую прогалину. На ней-то мы и расположились. Сай, внимательно все обнюхав, вежливо отказался от предложенной еды и, свернувшись уютным клубочком, заснул, набираясь сил перед завтрашним марш-броском. Мы с Мороком вяло поругались на тему, кто первый сторожит, и, так и не договорившись, оба улеглись спать по разные стороны костра сразу после трапезы.

Разбудило меня угрожающее рычание Сая. Костер слабо посверкивал последними искрами, совершенно не дающими света, но мешающими разглядеть что-либо. Рядом — и когда только успел подползти? — приподнялся на локте Морок.

— Что случилось? — хриплым спросонья голосом спросил он у меня.

— Не знаю, — на всякий случай шепотом ответила я. — Сай кого-то почуял.

Вор посмотрел на демона со смесью настороженности и уважения. Сами мы проспали бы любую опасность, совершенно некстати расслабившись.

— Сай, что там? — по-прежнему шепотом окликнула я нашего верного стража. Демон снова недовольно зарычал, а потом передал мне картинку подкрадывающихся из темноты бледных теней.

— К нам кто-то подбирается, — предупредила я Морока, вытаскивая из ножен кинжал. Вор поудобней пристроил на локте уже приготовленный арбалет.

— Может, посветишь чем-нибудь? — попросил он меня. — Мне будет удобнее стрелять.

Выругавшись про себя, я метнула в затухающий костер заклинание, и полянка озарилась ярким светом. Пламя костра осветило тощую фигуру, совершенно лишенную плеч, но зато сжимающую в цепких лапах кусок острого камня. За первым силуэтом показались еще два.

Рядом глухо клацнул арбалет, и первый пришелец беззвучно завалился на бок с торчащей из груди стрелой. Морок поспешно перезаряжал оружие.

Я вскочила на ноги и метнула в непрошеных гостей несколько огненных шаров — свое самое любимое, эффективное, а также малозатратное заклинание. Еще один бледный тип с пронзительным визгом свалился на землю. Оставшаяся в меньшинстве тварь, сумевшая увернуться от моей атаки, неуверенно попятилась назад, что-то резко выкрикивая.

Сай с громовым рычанием прыгнул в кусты за моей спиной, и вскоре оттуда донеслись визги и крики. Я заколебалась, разрываясь между желаниями помочь демону и прикончить последнюю тварь на поляне. Пока я сомневалась, пришелец сиганул в кусты и исчез из виду. Я в компании наконец перезарядившего арбалет Морока поспешила было на помощь Саю, но тот уже с довольным видом вернулся. Сыто рыгнул, сладко потянулся, выпуская окровавленные когти и замахал длинным хвостом, осыпав нас кусками отваливающейся подсохшей грязи.

— Я так понимаю, атака отбита? — неуверенно поинтересовался Морок.

— Видимо, да, — так же неуверенно согласилась с ним я и наклонилась, чтобы рассмотреть нападающих повнимательней, но трупы на моих глазах растеклись широкими лужицами и сноровисто впитались в сухую землю.

Ночной демон снова улегся на траву, только теперь не сворачиваясь в клубок, а наоборот, вытянув набитое брюхо во всю длину и ширину. Смачно зевнул, сверкнув острыми зубами, и спокойно засопел.

— Ты дежуришь, — мгновенно отреагировала я и перетащила свои одеяла поближе к хищнику. На всякий случай.

— Почему это я? — возмутился вор. — Ты всю прошлую ночь дрыхла без задних ног, теперь моя очередь!

— Ничего не знаю, — отрезала я. — В конце концов, ты же хотел произвести на меня впечатление? Вот и докажи мне, какой ты выносливый. А я посплю.

Последнюю фразу я произнесла сквозь чудовищный зевок. Морок, что-то недовольно бурча в мой адрес, побрел к костерку, а Сай открыл один глаз и лукаво подмигнул мне. Я оцепенела от неожиданности с одеялом в руках. Демон одним движением мощной лапы подгреб меня к своему животу и снова замер. Я немного покрутилась в коконе из одеял, затем пригрелась в густой шерсти и заснула.

Проснулась я оттого, что кто-то негромко рыкнул мне в ухо:

— Кер!

Я открыла сонные глаза и осмотрелась. С одной стороны на меня смотрел ухмыляющийся демон, с другой стороны прижимался наглый вор, которого я обнимала за талию.

— И когда только он успевает ко мне подползти?! — громко возмутилась я, отпихивая наглеца подальше от себя. — И главное, как я его не слышу во сне?

Морок потянулся до хруста в суставах и мило улыбнулся.

— Кер, дорогая, ты оскорбляешь мои профессиональные чувства! Я же вор!!!

Я раздраженно фыркнула в ответ и принялась сворачивать одеяла. Морок немедленно вскочил и бросился мне помогать.

— Кериона, не дуйся, пожалуйста. Я просто не могу оставить тебя в покое. Это выше моих сил.

— Что, моя несговорчивость задевает твою профессиональную гордость? — язвительно поинтересовалась я. — Не привык, что кто-то тебе отказывает?

— Не совсем так, — замешкался вор.

— Тогда как? — я наступала на него, комкая в руках одеяло.

— Кериона, я не уверен, что сейчас подходящее время и место для таких объяснений, — неуверенно начал Морок, глядя, как злосчастное одеяло в моих руках начинает дымиться. — Я обещаю, что отвечу на все твои вопросы, только не сегодня.

Я презрительно рыкнула и отбросила вспыхнувшее на лету одеяло в сторону. Затем подхватила сумки и седло и пошла к Саю. Морок тихо ступал сзади, стараясь не попасть под горячую руку.

Демон с некоторой опаской наблюдал за моим приближением, но, убедившись, что его я сжигать на месте не собираюсь, покорно дал себя оседлать. Морок молча вскарабкался на демона позади меня, и мы снова двинулись на запад.

К обеду мы набрели на еще один островок и устроили привал. Сегодня на болоте стояла удивительная тишина, лишь изредка прерываемая бульканьем выходящего на поверхность газа. Меня это затишье нервировало неизвестностью, и, как я заметила во время привала, Сая тоже.

Ночной демон беспокойно крутил головой по сторонам и старательно втягивал воздух широкими ноздрями. Я постаралась уточнить у него, что происходит, но зверь только оскалил на меня три ряда белоснежных зубов и отошел в сторону. Я насторожилась еще больше.

Морок как бы невзначай вытащил арбалет и положил рядом с собой, не отрывая глаз от котелка с варевом. Я хотела было разослать поисковые маячки, но не знала, кого или что искать, и вместо этого попыталась припомнить все, что когда-либо слышала про Топлые болота. Ничего утешительного, кроме склероза, в голову не приходило.

Сай подошел к краю трясины и, вытянув морду, снова принюхался. Неожиданно я обратила внимание, что, несмотря на яркий летний полдень, вокруг лап демона начал клубиться туман. Я поспешила передать ему картинку погруженных в туман лап.

Демон странно взвизгнул и отпрыгнул в сторону. Его большое сильное тело сотрясала крупная дрожь, а в глазах раненой птицей бился испуг. Но что могло напугать такого могучего и бесстрашного зверя?

Теперь я отчетливо видела завихрения тумана, скользящие по тухлой воде и тянущие за собой непроглядную тьму. Во тьме кувыркались и перемещались неясные бесформенные тени. Сай, подвывая от ужаса, попытался спрятаться за мою спину.

— Что происходит? — нарушил зловещую тишину голос Морока. — Чего вы оба дрожите и как ненормальные пялитесь на болота?

Я ткнула рукой в приближающуюся дымку.

— Ты разве не видишь? Этот туман…

— Туман? — удивился Морок. — Нет здесь никакого тумана! Болото как болото. Солнышко вон светит вовсю.

Я с недоумением уставилась на него, затем перевела взгляд на трясину. Да нет же, вот она, мерцающая и внушающая страх, нет, ужас, панику, дымка.

— Ну как же? — снова попыталась объяснить я. — Вот же он, туман, совсем рядом!

— Где? — еще больше удивился вор. — Я ничего не вижу. Разве только…

Морок, потрясенный какой-то догадкой уставился на меня, затем на Сая.

— Ну конечно! Ты ведьма, а Сай явно магическое существо, раз обладает непробиваемой шкурой. Вопрос только в том, кто прав…

— О чем ты бормочешь? — трясущимися губами уточнила я. За моей спиной дрожал взъерошенный и ворчащий демон.

Морок крепко схватил меня за плечи и встряхнул.

— Следи за мной. Внимательно.

После чего выхватил из-под котелка с едой горящую ветвь и пошел прямиком в туман. Мы с Саем тихо вскрикнули от ужаса.

— Морок, стой!

Я хотела побежать за ним, остановить его, пока не случилось что-то страшное, но ноги отказывались двигаться. Пришлось просто следить за уверенными шагами Морока.

Вор подошел к кромке воды, взмахнул импровизированным факелом и мир раскололся под натиском ослепительного солнечного света. Я невольно зажмурила глаза. Сзади глухо рыкнул от боли демон.

— Кериона! — услышала я и почувствовала, как чьи-то нежные руки гладят мое лицо. — Посмотри на меня!

Я осторожно приоткрыла один глаз и увидела встревоженное лицо Морока, пристально глядящего на меня.

— Что это было? — хватая его за грудки, чтобы не упасть самой, спросила я.

— Честно говоря, я и сам не понял, — признался вор, подхватывая меня на руки и осторожно усаживая себе на колени. — Что-то вроде специального чародейства для любого, кто обладает магическими способностями. Похоже, что он прошел здесь.

— Кто прошел? — дрожащим голосом уточнила я.

— Тот, кого мы ищем. Тот, у кого в данный момент находится королевский скипетр.

— Расскажи мне о нем, — попросила я, когда мы устроились на вечерний привал.

— Да нечего рассказывать, — пожал плечами Морок. — Лица его я не видел, он был в плаще с капюшоном. Высокий, чуть сутуловатый, владеет магией. Вот и все.

— И сколько он тебе заплатил? — спросила я.

— Нисколько. Если ты забыла, после кражи мой напарничек попытался от меня избавиться.

— Так он пошел с тобой? — удивилась я. — Зачем?

— Сказал, что у него есть личное дело к кое-кому из обитателей королевского замка, — неохотно ответил Морок.

— К кому? — полюбопытствовала я.

— Кер, я не хочу об этом говорить, — взмолился вор. — Давай как-нибудь в другой раз, а?

— А почему не сейчас? — вкрадчиво поинтересовалась я.

— Потому что. Я спать хочу.

И Морок с головой зарылся в одеяла, избегая дальнейших расспросов.

Я недовольно нахмурилась. Конечно, с одной стороны мне было понятно его нежелание говорить о своем ремесле и уж тем более о неудачном заказе. Но с другой стороны, чем больше информации я буду знать, тем лучше буду представлять, с кем или чем имею дело. А это никогда не лишнее, если твой противник тоже маг. И весьма сильный, если судить по тому колдовству, с которым мы уже имели неудовольствие столкнуться.

Морок натурально всхрапнул и высунулся из-под одеяла. Я с завистью посмотрела на него, покосилась на ярко горящий костер, на дрыхнущего в полглаза Сая и, плюнув на все, подлезла под руку спящего мужчины, укрывшись своим одеялом. Все равно ведь поутру окажусь в его крепких объятьях. А так ночью спать теплее. А на карауле и ночной демон постоять может, у него это все равно получается лучше, чем у нас.

Проснулась я оттого, что чьи-то бесстыжие руки вовсю тискали меня за всевозможные места.

— Морок! — сдавленно прохрипела я, пытаясь вырваться из удушающих объятий. — Отпусти!

— Кериона? — мужчина, сонно хлопая глазами, поднялся над моим плечом и немедленно восхитился: — Ну надо же, а я-то думал, что мне это снится! А ты сама ко мне пришла.

Я, кляня себя всеми словами, попыталась оторвать от себя жадные конечности.

— Морок, демон тебя задери, убери свои руки. Я просто замерзла, решила погреться…

— Так я тебя сейчас согрею! — муркнул Морок, наваливаясь на меня сверху и начиная целовать в шею. — Я тебя сейчас так согрею…

Я недовольно-сладострастно зарычала, но мое возмущение потонуло в другом реве, куда более громком и пугающем. Сай подскочил к нам и, по счастью, не выпуская когтей, дал Мороку мощного пинка. Тот послушно улетел в ближайшие чахлые кустики, откуда вскоре появился, хохоча во все горло и держась за ушибленную часть тела.

— Малыш, — громко воскликнул он, потрепав недовольно заворчавшего демона по голове, — смирись, все равно она будет моей.

— Какая самонадеянность! — пробурчала я себе нос, запихивая одеяла в сумки.

Мы быстро позавтракали и продолжили путь. Шел третий день блуждания по болотам и он же последний, как обещал Морок. Что ж, посмотрим.

Сай всю дорогу сердито оглядывался на вора, словно пытаясь убедится, что тот ведет себя хорошо. Но довольный Морок насвистывал сквозь зубы и внимательно оглядывал окрестности, скрестив руки на груди. Я молча злилась на него, на себя, на Сая и на окружающий мир в целом.

И почему я не поставлю этого нахала на место? Всего-то дел, шарахнуть его каким-нибудь заклинанием в лоб. А лучше куда пониже, чтоб надолго отбить охоту. И Сай так не вовремя вмешался утром. Не мог чуть попозже этому нахалу пинка дать? У него такие нежные губы…

Бр-р-р, о чем это я? Воришка мне не нравится, нисколечко, он нахал, висельник и брюнет в придачу. И все же…

Эх, до чего же мы, женщины, падки на внимание. Вот и я, пожалуйста вам. Стоило какому-то проходимцу две недели напевать мне в уши о том, как я ему дорога, и я уже готова выбросить белый флаг. Ну уж нет!

Просто я давненько не развлекалась, решила я. Вот приедем в Гренодос, первым делом закадрю симпатичного блондинчика и славно с ним оттянусь. А Морок пусть идет ко всем демонам сразу.

— Нам туда, — негромко сказал мне на ухо коварный искуситель, показывая направо. Сай послушно затрусил в указанном направлении, всем своим существом выражая искреннее недоверие к нашему проводнику.

Чахлые деревца расступились и — о, радость жизни! — я увидела простирающееся в неведомую даль зеленое поле.

— Приехали? — возликовала я. — Это Гренодос?

— Он самый, — настороженно озираясь по сторонам, ответил Морок. — А теперь веди себя потише. С нами хотят поздороваться.

С другой стороны поля к нам летела группа всадников на странного вида лошадях. По мере их приближения стало возможным разобрать, что на всадниках одеты серебристые доспехи, в руках они держат мощные арбалеты и луки, а вместо лошадей у них… сородичи Сая, ночные демоны.

При виде подобных себе существ Сай зарычал и весь напрягся. Морок спрыгнул на землю и шагнул вперед, старательно демонстрируя пустые руки.

— Если я крикну "Бегите", удирайте с Саем со всех ног.

— А как же ты? — вырвалось у меня прежде, чем я успела подумать.

Морок обернулся ко мне с какой-то грустной улыбкой.

— Не беспокойся за меня, милая. Я сумею выкрутиться и найду вас. Просто сделай так, как я прошу, хорошо?

— Хорошо, — пробормотала я и передала демону приказ быть готовым к поспешному и очень быстрому бегству. Сай что-то согласно рыкнул.

— Кто вы такие? — крикнул один из всадников, подъезжая к нам поближе. — Почему вы вышли со стороны Топлых болот? Что вы там делали?

— Я — барон Морокан, — отчетливо выговаривая слова, произнес мой спутник. — Я отправился на охоту за новым экземпляром демона три недели назад. К сожалению, мы с моей спутницей отбились от лагеря и заблудились. Зато смогли приручить вот этого чудесного зубастика.

И Морок небрежно махнул в сторону оскалившегося Сая.

Тот же всадник, по-видимому, начальник группы, объехал вокруг нас, прищелкивая языком и внимательно разглядывая.

— Великолепный образец! — с восторгом произнес он. — Я в восхищении перед вашим мастерством, барон. Чем могу вам помочь?

— Ничем. Мы торопимся разыскать наших товарищей и приступить к делу, — отрезал Морок. — Сориентируйте нас, в каком направлении столица, и мы поедем дальше.

— Столица находится там, — всадник учтиво поклонился, взмахнув рукой в сторону. — Часа через три прибудете к воротам. Желаю вам удачи в вашей охоте, барон.

— Спасибо, — буркнул Морок, делая мне знак двигаться за ним. Сай, ворча и пружиня лапы, неохотно повернулся спиной к страже.

Отойдя на некоторое расстояние, Морок поспешно залез на спину демона и попросил:

— Давайте уберемся отсюда как можно быстрее и дальше.

Наш демон согласно рванул вперед.

— Ты и правда барон Морокан? — крикнула я назад.

— Нет, — прокричал в ответ вор. — Но я когда-то выполнял его заказ и был приятно удивлен, заметив, что мы очень похожи. К тому же он широко известен в Гренодосе как самый лучший охотник на ночных демонов. Грешно было не воспользоваться оказией!

— А что они делают с демонами? — спросила я. — Приручают? Но те были какие-то мелкие по сравнению с Саем.

На этот вопрос мне ответил сам Сай. Перед глазами пронеслось видение:

Железная клетка слишком крепкая. Ее не разодрать когтями, не разорвать зубами. За железными прутьями — свобода! Если бы только добраться до нее…

В соседней клетке поскуливает самка демонолова, огромной свирепой псины, с помощью которой загоняют в ловушки его, Сая, сородичей. Сегодня самка пришла в охоту, и чуткий нос демона дразнят соблазнительные запахи, горяча кровь и затуманивая разум. Самке страшно. И это еще больше возбуждает ночного демона.

Издалека доносятся шаги. Это идет он, его мучитель, его палач, его самый злейший Враг.

— Ну как мы сегодня? — ядовитым дребезжащим голосом спрашивает Враг у демона. — Все еще рвемся на свободу? Нет, тварь, не надейся, ты слишком ценен для нас. Ты сдохнешь в этой клетке, но перед этим я всласть помучаю тебя…

Враг смеется, противно и пугающе. Затем одним движением руки поднимает разделяющую две клетки решетку.

— Прошу! Приступай к делу, тварь.

Самка демонолова повизгивает от ужаса и переворачивается на спину, зажмуривая глаза. Дразнящие запахи с каждым шагом становятся все сильнее и сильнее. Удержаться невозможно…

Когда все закончено, Враг острой железной палкой загоняет Сая в его клетку. Решетка падает на место. Самка, поскуливая и трясясь, отползает в самый дальний угол

Через некоторое время становится заметно, что демоноловша ждет щенков. Она уже свыклась с присутствием демона в соседней клетке и даже пытается оказывать ему знаки внимания, например, зализывает некоторые раны, оставленные Врагом в его последние визиты, до которых самому Саю не дотянуться. Щенки ночных демонов развиваются быстро и очень скоро появятся на свет.

Когда до появления щенков остается пара дней, к клеткам снова приходит Враг. Глупая самка, повизгивая, пытается приласкаться к нему, не замечая, что в его руке зажат острый нож. Одним взмахом руки Враг распарывает доверчиво подставленное брюхо и вытягивает оттуда недоношенных щенят. Глупая самка слабо бьется в агонии, и скоро ее глаза заволакивает посмертная пелена.

Сай в бешенстве. Это его дети! Он не отдаст их Врагу! Пусть решетка проверена сотни и тысячи раз, но надо попробовать еще раз!

Испуганный неожиданным натиском Враг пятится назад и задевает рычаг, управляющий решеткой. Сай вырывается на Свободу!

Враг из последних сил пытается остановить демона, размахивая ножом. Сай чувствует жгучую боль, когда острие разрывает ему кожу на черепе и морде, но в могучем прыжке дотягивается до горла Врага…

Окровавленный, но свободный от клетки и закадычного врага, он оглядывает свое потомство и находит единственного живого щенка. Нежно взяв его в зубы, демон выбивает окно и растворяется в темноте ночи…

— Кериона! — встревоженный голос Морока долетал до меня с трудом, словно уши были закрыты подушкой. — Кер, ты в порядке?

Я глубоко вздохнула и обнаружила, что все мое лицо мокрое от слез.

— Я в порядке, — хрипло ответила я. — Но это ужасно!

— Что? — снова забеспокоился вор.

— Они… эти люди… они скрещивают демонов и собак и выводят новые породы, а самок убивают. Это… Это просто бесчеловечно!

Морок крепко обнял меня и прижал к себе. Я в кои-то веки не стала отбрыкиваться, а сама прильнула к сильному телу, откинув голову ему на плечо и не в силах сдержать слезы. Сай молча трусил вперед, только уши его поникли и болтались двумя пушистыми тряпочками.

Глава 4. Столица Гренодоса

— А что нам нужно в столице? — отревевшись и успокоившись, спросила я у Морока.

— Скорее всего, наш недруг отправится туда, — пояснил мне вор.

— Почему ты так решил? — удивилась я.

— Сомневаюсь, что маг такой силы будет тратить свой потенциал на какую-нибудь захудалую деревушку. Нет, его интересует величие, а значит, он точно приедет в столицу.

Я подивилась этой странной логике, но промолчала. В конце концов, кто из нас общался с ним? Может, Морок уловил что-то такое, что позволяет ему сделать такие выводы. А в том, что мой спутник далеко не дурак, я уже давно убедилась.

— А нам не опасно появляться в столице? — задала я наиболее интересующий меня вопрос. Конечно, между нашими королевствами сейчас мир, но такой козырь на руках, как придворная ведьма, вполне может взбаламуть кое-чьи умы.

— Не беспокойся, Кер, я позабочусь, чтобы все прошло хорошо, — задумчиво процедил вор. Я пожала плечами и задумалась о своем, о женском.

Уж больно гладко и быстро мы добрались до соседнего королевства. Я, конечно, всегда знала, что путешествие по морю занимает в два раза больше времени, чем по суше, но Топлые болота были весьма весомым аргументом в пользу корабля. А тут какой-то вор за три дня провел меня практически к стенам столицы. А что, если Морок шпион Гренодоса? И ему поставили задачу вывести меня из строя? Нет ничего проще, чем заманить меня в столицу врага с помощью якобы похищенного скипетра и сдать с рук на руки нужным людям. Отсюда и такая забота о моем теле и духе. Нет, пожалуй, надо повнимательней за ним присматривать. Опять же тот странный тип, который похож на конюха Стениона. Может, это его связной или напарник? Или это была попытка меня одурманить или околдовать? Подсыпал бы мне что-нибудь в вино или в еду и вяжи, пока тепленькая. Хотя нет, таких возможностей у Морока было навалом, давно мог бы чего-нибудь подсыпать, если б хотел.

И все же как-то слишком хорошо он осведомлен о местных обычаях и людях. Мой рассказ про эксперименты над ночными демонами его нисколько не удивил. И этот барон Морокан… Странно это все, очень странно. По-до-зри-тель-но.

Сай, похоже, внимательно прослушавший все мои мысли — вот вам преимущества и недостатки телепатов — в знак согласия с моими сомнениями передал мне картинку: он тщательно принюхивается к Мороку и в недоумении морщит лоб. Я, честно говоря, не совсем поняла, что он имел этим в виду: толи Морок плохо пахнет, что не удивительно, если учесть, сколько мы в грязи провозились, толи запах у вора непонятный. Определить точнее было затруднительно, так как, во-первых, у меня не было Саевского нюха, а во-вторых, Морок для меня пах просто немытым мужиком. И не скажу, что так уж плохо им пах.

По глазам ударил какой-то отблеск. Я раздраженно прикрыла их ладонью и пригляделась. Да! Вне всякого сомнения, впереди речка. Значит, наконец-то можно помыться!

Демон, наплевав на седоков и вещи в сумках, с размаху влетел в чистую проточную воду по уши и замер, блаженно ворча. Мы с Мороком согласно плюхнулись рядом по бокам Сая. Какое блаженство! Смыть с тела вонючую грязь болота и снова почувствовать себя человеком, а не свиньей.

Вдоволь наплескавшись и нанырявшись, я принялась отмывать бултыхающегося рядом демона. Вокруг немедленно образовалось темное пятно. Морок, завистливо шмыгая носом, больше мешал, чем помогал, потому что активно пытался подставить под мои руки свои части тела. В конце концов он мне надоел, и я отправила его на берег, сушить промокшие сумки.

Отскобленный до скрипа Сай вылез на сушу и мощно встряхнулся, окатив нас фонтаном брызг. Черная шерсть моментально распушилась, превратив демона из внушающего страх чудовища в милого пухлого щенка-переростка, увеличив его объем втрое. Я так и покатилась со смеху. Обрадованный демон тут же полез обниматься.

Слегка обсохнув и подкрепившись, мы отправились дальше.

До столицы мы добрались часа за два, чистые и довольные жизнью. Все-таки Сай — это не лошадь, гораздо быстрее. И удобнее, чего уж там греха таить. Остановились мы, только завидев внушительных размеров ворота и кучку стражников возле них.

— Ну, и как ты собираешься нас туда протащить? — скептически уточнила я у внимательно разглядывающего подступы в город вора. — Скажешь, что у твоего барона здесь есть поместье?

— У каждого дворянина в столице есть особняк, — рассеянно ответил Морок, усиливая мои подозрения. — Барон Морокан не исключение. Подождите меня здесь.

С этими словами он соскользнул со спины Сая и отправился прямиком к страже, оставив нас с демоном терзаться смутными сомнениями.

Вернулся он почти сразу, мрачный и недовольный.

— Что, не пускают? — поинтересовалась я.

— Пускают.

— Тогда чего ты такой надутый?

— Не нравится мне это, Кер. Слишком просто, слишком легко. Словно нас уже ждут. И скорее всего ждут именно тебя, меня-то считают покойником, — выдал мне Морок, расстроено глядя на ворота.

Я засомневалась еще больше. Что это, новая тактика?

— Делать нечего, надо ехать, — констатировал факт вор и вскарабкался на демона. Мы настороженно двинулись вперед.

Стража на воротах отдала нам честь и вообще всячески пыталась проявить любезность, только что на колени не попадали от желания выказать нам свое почтение. Едва мы въехали в город, я полушепотом спросила у Морока:

— Кем ты им представился на этот раз, королем? Или святым странником?

— Никем, — мрачно ответил мне спутник. — Я даже рта не успел раскрыть, как они хором закричали, что мы можем проезжать. Даже въездную пошлину не взяли.

По моей спине побежали мурашки очень нехорошего предчувствия. Нас действительно ждали. И очень даже может быть, что именно нас с Мороком, вместе.

— И куда мы теперь направимся? — поинтересовалась я у спутника не менее мрачным тоном.

— Я думаю, — ответствовал мне тот. — Пытаюсь решить, где нам будет действительно безопасно остановиться. Боюсь, что если мы просто снимем комнату в каком-нибудь местном трактире, за нами тут же придут неизвестные личности и пригласят к себе в гости, да как бы не на постоянное место жительства. Или упокоения. Поэтому нужно искать особый вариант.

Я покорно замолчала, не мешая Мороку размышлять. Через некоторое время он глубоко вздохнул и сказал:

— Что ж, выбора нет. Придется ехать туда.

— Куда? — полюбопытствовала я, между делом обнаружив за нами слежку и нейтрализовав наглого, даже не слишком прячущегося, типа заклинанием паралича. К счастью для него, временного. Но надо было видеть, как этот малый таращил глаза, когда понял, что не может сдвинуться с места!

— В одну берлогу, о которой мало кто знает, — снова тяжело вздыхая, ответил вор. — Там нас точно никто не найдет.

Мы так долго плутали по улицам Стильма, столицы Гренодоса, что я начала склоняться к мысли, что мы просто заблудились, но Морок не хочет в этом признаваться. Хвосты и слежки отсеялись еще на втором повороте, и теперь мы в гордом трио шествовали по каким-то трущобам в поисках заветной "берлоги". Сай недовольно вздыхал, но послушно плюхал по пятам предводительствующего воришки. Дело приближалось к вечеру, на улице начинали сгущаться сумерки, и у меня промелькнула мысль, что ночевать нам придется где-нибудь в подворотне.

Узенькая улочка привела нас к обшарпанному и скособочившемуся дому с темными проемами окон. Над дверью, поскрипывая, болталась табличка, изображающая наполненную с верхом кружку.

— Это что, надежное убежище? — оскорбилась я. — Да нас здесь клопы зажрут раньше, чем мы войдем.

— Это самое лучшее прибежище для тех, кто не хочет, чтобы его нашли, — недовольно ответил мне Морок. — Стража сюда почти не заходит, правда, контингент собирается еще тот. Воры, убийцы, разбойники…

— Короче, твои друзья и коллеги, — подхватила я, сердито глядя на спутника. — И ты притащил меня сюда? По мне же сразу видно, что я благородных кровей. Порежут на куски, даже не спросив имени! И потом, куда прикажешь девать демона? Отправить обратно на болота?

— Кериона, не переживай. Пока ты со мной, тебя никто не тронет. А демонов разрешено держать в комнатах, их используют еще и для охраны. Так что заходим внутрь все вместе, но говорить буду я, а ты только поддакивай. А лучше помалкивай, так спокойней. И накинь капюшон, чтобы твоего лица не было видно.

И Морок направился к широким покореженным дверям. Я, одолеваемая новой порцией дурных предчувствий и подозрений, пошла за ним. Последним шел Сай, настороженно озираясь по сторонам.

Внутри оказалось неожиданно уютно. Между немногочисленными круглыми столиками сновали плечистые мальчики с подносами в руках, разнося еду и напитки. Мимо пробежал один, смазливый блондинчик, обдав нас запахом чего-то горячего и мясного. Желудки у всех троих в унисон зарычали, требуя чего-нибудь такого же вкусно пахнущего.

Пока Морок общался с трактирщиком, я огляделась. Народу было не так уж и много, человек десять, рассаженных по двое-трое за разными столами. Под двумя из столиков я заметила выглядывающие морды местных вариаций ночных демонов. Сай недовольно заворчал и оскалил зубы. Я успокаивающе положила ему руку на спину, внимательно разглядывая чужих зверей.

В холке они были на ладонь-две пониже Сая, а морды узкие и заостренные. Квадратный торс опирался на сильные лапы с торчащими из подушечек кончиками когтей. В общем-то, сходство сильное, но при внимательном рассмотрении становится понятно, что это совсем другие животные.

Вернувшийся Морок доложил, что снял для нас две комнаты и заказал ужин. Мы проследовали к самому дальнему столику, практически неосвещенному, и уселись лицом к входу. В свете последних событий любая предосторожность не была лишней.

Еду нам принес все тот же блондинчик, уже попадавшийся мне навстречу. Внимательно посмотрев на официанта, я припомнила данное самой себе обещание оттянуться по приезду в Гренодос. Чем не подходящий экземпляр? Я проводила парня оценивающим взглядом, одобрила крепкую фигуру и изящность, с которой тот скользил мимо других посетителей, и спросила у Морока:

— А почему здешних посетителей обслуживают парни?

— Сама видишь, кто здесь собирается, — ответил вор. Я обвела глазами присутствующих; рожи были еще те. — Как напьются, начинают руки распускать. Вот хозяину и надоело каждые девять месяцев искать новых официанток, и он нанял парней. Теперь можно и на вышибалу не тратиться. Мальчики у него ладные, кого хочешь выкинут, если разбуянится.

— Понятно, — согласилась я, провожая глазами понравившегося мне парнишку. Морок отследил направление моего взгляда и коротко вздохнул.

— Не советую, Кер.

— Что? — я удивленно обернулась к нему. — Почему это? Опять приступ ревности разыгрался?

— И это тоже, — неохотно согласился Морок. — Просто предупреждаю, что мальчики эти не только еду разносят, но и постели постояльцам согревают. А как ты уже заметила, здесь присутствуют одни мужчины.

Я переварила новость. Да уж, пожалуй, не стоит с такими кадрами иметь дело. Хотя… болезней мне бояться нечего, я за свои двадцать шесть лет от силы два раза чихнула, да и котомочка заветная при мне, а в ней на все случаи жизни эликсиры присутствуют. Только что противно…

Официант, уловив мой пристальный взгляд, подбежал к нашему столику.

— Желаете чего-нибудь еще?

Я посмотрела в его серо-зеленые глаза и назло Мороку сказала:

— Да. После ужина загляни ко мне в комнату, любезный.

Парень расплылся в довольной улыбке и согнулся в поклоне.

— Конечно, как вам будет угодно.

После чего умчался в сторону кухни. Я покосилась на Морока, с удовлетворением отметила его недовольное лицо и старательно зевнула во весь рот.

— Что-то я устала с дороги. Пойду прилягу.

И в сопровождении не отходящего ни на шаг Сая отправилась наверх, в свои "апартаменты". Там скинула намозолившие ноги сапоги и с удовольствием вытянулась поверх расстеленного на кровати покрывала. Сай обошел небольшую комнатку по периметру, старательно обнюхав все углы.

— Не вздумай тут территорию пометить, — лениво предупредила его я. — А то к утру задохнемся от запаха.

Демон укоризненно уставился на меня, мол, за кого ты меня принимаешь?

— За самца, очутившегося в новом месте, — ответила я на молчаливый вопрос. Сай по-человечески покачал головой из стороны в сторону и улегся напротив двери.

После сытного горячего ужина незамедлительно начало клонить в сон. Первые несколько минут я еще боролась с коварным противником, но потом веки как-то сами собой опустились, и я провалилась в свой обычный кошмар.

Светловолосый юноша тянул ко мне окровавленные руки и умолял:

— Помоги мне! Кериона, помоги мне! Пожалуйста!

Я беспомощно пыталась зажать чудовищную дыру у него на груди, из которой упругими толчками выплескивалась кровь. От кошмарности происходящего и от осознания собственной беспомощности на глазах закипали злые слезы.

— Держись! Прошу тебя, не умирай!

— Кериона!..

— Кериона!!! — кто-то сильно встряхнул меня за плечи, и я проснулась. Надо мной нависло лицо того парнишки-официанта. Рядом топтался встревоженный демон, беспокойно заглядывая мне в глаза. Увидев, что я оглядываюсь по сторонам, Сай облегченно заворчал и лизнул меня широким шелковистым языком прямо в нос. Я возмущенно расфыркалась, утираясь и постепенно приходя в себя.

— Что такое? — поинтересовалась я у окружающих.

— Вы кричали во сне, моя госпожа, — парнишка согнулся в учтивом поклоне. — Очевидно, вам приснился кошмар, и я взял на себя смелость разбудить вас.

Я окинула его подозрительным взглядом. С чего бы такая учтивость? Госпожа, взял на себя смелость… И откуда он знает мое имя?

Я цепко ухватила официанта за подбородок и заставила посмотреть на себя. Буквально на секунду, паршивец сразу же отвел глаза в сторону, но этой секунды мне хватило, чтобы заметить коричневую радужку глаз.

Так-так-так! Что-то я ничего не понимаю!

— Желаете что-нибудь еще? — неуверенно уточнил парень, аккуратно освобождаясь из моего захвата.

— Нет, — в задумчивости покусывая губы, сказала ему я. — Можешь быть свободен.

Официант испарился так быстро, словно его ветром сдуло. Я перевела задумчивый взор на радостно трущегося об меня демона. Вот интересно, а он тоже видел мой кошмар? Во всяком случае, мысли мои он читает вне зависимости от того, хочу я этого или нет. И как-то больно спокойно он отреагировал на присутствие рядом со мной лже-официанта. Словно тот был ему знаком.

Вообще, что-то странное происходит с теми, на кого я обращаю свое внимание. Словно кто-то подменяет их. Тот же карий цвет глаз был и у лже-Стениона. Может быть, меня преследует оборотень? Но, насколько я помню лекции своих учителей, оборотни способны обращаться из людей в зверей, а не из людей в людей. На последнее способны только маги, но те меняют облик полностью, включая глаза. А тот, кто меня преследует, по-другому это не назову, всегда с одним и тем же цветом зрачка. И чего этот новый вид оборотня добивается?

Сай, насторожив мохнатые уши, внимательно прочитал все мои сумбурные рассуждения и решил привнести в них еще больше сумятицы, передав мне картинку того, как он обнюхивает недавнего визитера и тут же картинку того, как он обнюхивает Морока. Я озадачилась окончательно. Мысли, и до этого носившиеся, как взбесившиеся кони, теперь заскакали блохами, ликвидируя даже слабую надежду поймать хотя бы одну. Тщетно пронапрягав мыслительные центры, я плюнула на это все и решила проверить, чем занимается мой загадочный спутник.

Морок сидел в зале и старательно надирался вином, если мне будет позволено называть так то пойло, которое подавалось в этой таверне. Судя по количеству кувшинов на столе, занимался он этим давно и всерьез. Я в сопровождении верного Сая подсела к нему за столик.

— Не многовато? — поинтересовалась я, кивнув на батарею выстроившихся в ряд кувшинов.

— Твое здоровье, — невпопад ответил мне вор, опустошая очередную кружку. Я оглядела помещение. Приглянувшийся мне блондинчик отсутствовал, что меня не сильно удивило. Вряд ли тот, кто ко мне приходил, так бы опростоволосился. Скорее всего, парнишка где-то отдыхает, и дай то Боги, если не покоится вечным сном.

— Думал, ты сейчас кем-то занята, — нетвердо выговорил Морок, фокусируя на мне взгляд мутных глаз. — Или твой избранник не пришел?

— Пришел, но я решила сохранить верность тебе, — съязвила я, повнимательней приглядываясь к спутнику. Хм, вот ведь какая штука! У Морока-то глаза карие! Уж не он ли пытается отстоять свои интересы с помощью превращения в других мужиков? По принципу — пусть не в своем облике, но никому не отдам.

С другой стороны пустые кувшины говорят в его пользу. Он бы просто не успел так напиться за те несколько минут, что я сидела в раздумьях у себя в комнате. А от моего визитера вином не пахло.

Да и не чувствую я в Мороке ни магической силы, ни оборотня. А ведь ни то, ни другое невозможно спрятать насовсем. Только временно скрыть.

— Кериона, — вор положил на мою плечо горячую тяжелую руку. — Зачем они тебе? Ведь у тебя же есть я! Я всегда рядом. Тебе достаточно только позвать…

Я осторожно переложила его руку обратно на стол.

— Я уже говорила тебе сто раз. Мне не…

— …не нравятся брюнеты, — мрачно закончил за меня Морок. — Почему?

— Не твое дело, — отрезала я, начиная злиться. — Но вопрос даже не в этом. Я должна доверять тому, с кем делю постель. А ты, Морок, создаешь очень много вопросов без ответов.

И выдрав из его рук почти полный кувшин с вином, я ретировалась к себе в комнату.

Гадское пойло послужило отличным снотворным, вырубив меня до позднего утра без каких-либо сновидений. Глаза я разлепила оттого, что в них настырно тыкался солнечный луч, решивший обязательно добудиться меня. Пришлось оторвать тяжелую голову от подушки и сесть. В висках незамедлительно застучали барабаны.

— Воды! — простонала я, облизывая пересохшие губы. Подскочивший было Сай был сражен мощным винным "ароматом" и, чихая, поспешил отступить в облюбованный им уголок.

В дверь кто-то негромко постучал.

— Чего надо? — натужно просипела я. В приоткрывшуюся щель заглянул Морок.

— Я тебе воды принес.

— Вода! — возликовала я и, силой отобрав у него кувшин, жадно приникла к горлышку.

Когда в кувшине осталась где-то половина, я прервалась, чтобы сделать глубокий вздох.

— Морок! — клятвенно пообещала я, прочувствованно глядя на воришку. — Клянусь, с этой минуты ты мой самый лучший друг!

— Вообще-то я тебе эту воду принес, чтобы ты умылась, — неуверенно сказал мужчина. — Хорошо еще, что колодезную набрал, а не из бочки на улице.

Я что-то крякнула в ответ и снова припала к живительной влаге. Вскоре вода в кувшине закончилась, а я при каждом движении начала издавать приятные слуху плеск и бульканье.

— Вот теперь можно и позавтракать, — удовлетворенно произнесла я, всучив вору обратно в руки пустой кувшин, и выходя из комнаты. За мной следом затопал демон, тоже весьма не прочь подкрепиться. Морок буркнул что-то нехорошее нам в спину, но возвращаться и переспрашивать, что именно, мы не стали.

— Какие у нас планы на сегодня? — жизнерадостно спросила я у своего спутника, жадно поглощая обильный завтрак. Под столом громко чавкал демон, со скоростью света глотая предложенные мясные обрезки.

— Вы с демоном сидите здесь, стараясь не привлекать к себе внимания, — хмуро ответил вор. — А я прогуляюсь по городу, осмотрюсь. Если мои предположения верны, и нас ждали, то заказчик как-нибудь проявит себя.

— Может, тогда нам с Саем тоже стоит прогуляться? — предложила я. — Попробуем поймать его на живца.

— Кериона, пойми, — Морок печально посмотрел на меня. — Я не хочу тобой рисковать. Если, не дай Боги, с тобой что-то случится, я никогда себе этого не прощу. Посидите здесь, хотя бы пару дней, я тебя очень прошу.

— Ну ладно, нам не трудно, — несколько смутившись, согласилась я. — Я просто предложила свою помощь, вот и все.

— Спасибо, — от души поблагодарил меня вор и выскользнул из здания. Мы с демоном доели завтрак и потащились обратно в комнатушку. Я принялась перебирать эликсиры, а Сай начал активно приводить в порядок лохматую шкуру.

К обеду стало невыносимо скучно. Да и Сай непрозрачно принялся намекать, что надо бы посетить улицу, если я не хочу остаток дня вдыхать в комнате ароматы уборной. Поколебавшись между обещанием Мороку не выходить и суровой необходимостью, я, презрев опасность, повела демона на прогулку.

Едва мы только вышли на свежий воздух, как ночной демон галопом умчался по направлению к каким-то сиротливым кустикам с целью тщательно их удобрить. Я, одним глазом следя за тем, как продвигается процесс, и определяя результат по умильно-натужной морде, другим оглядывала улицу на предмет наблюдателей. Ведь, несмотря на вчерашние ухищрения по запутыванию следов, нас вполне могли обнаружить представители противника. Результаты осмотра были крайне неутешительны.

С окошке напротив на нас внимательно взирала поливающая цветочки бабуся. Если судить по струе воды, в течение вот уже нескольких минут вырывающейся из леечки в одно и то же место, бедные цветочки давно пали смертью храбрых в неравной борьбе с водопадом. Я про себя посочувствовала им и перевела взгляд дальше.

На углу какой-то слепо-глухо-немой нищий неизвестно у кого просил подаяние. Если припомнить, кто именно гуляет по этим улицам, было совершенно непонятно, на что данный представитель сирых и убогих рассчитывает. Тем не менее калека самозабвенно мычал что-то свое, периодически потряхивая замусоленную шапку и каждый раз сильно удивляясь от того, что в ней не обнаруживалось ни одной монеты. При виде нас с демоном калека незамедлительно навострил глухие уши, вытаращил слепые глаза и раскрыл рот, хвастаясь тридцатью двумя отменными золотыми зубами, и принялся что-то бубнить себе под нос.

С другой стороны улицы играли в мяч двое мальчишек лет десяти. Казалось бы, что здесь такого? Двое детей играют. Все бы ничего, да только детишки периодически обшаривали улицу не по-детски цепкими и серьезными взглядами. Нас с Саем они рассмотрели чуть ли не в упор, едва мы только показались в дверном проеме.

В общем-то все, абсолютно все были подозрительны. Кругом одни шпионы и соглядатаи. И почему я не послушалась Морока и не осталась сидеть в комнате?

Причина нарушенного обещания подбежала ко мне, радостно мотая во все стороны хвостом. Я поспешно ухватила его за шкирку и потащила в трактир, подальше от чужих наблюдающих глаз.

Глава 5. Лицо врага

Вернувшийся поздним вечером Морок первым делом поинтересовался у меня:

— Надеюсь, ты никуда не выходила?

— Эм-м-м, — замялась я, не зная, что будет лучше — соврать или сказать правду. Слегка посомневавшись, я все-таки решила, что правда будет лучше и честнее, и призналась: — Выходила. На минутку.

— Кер, я же тебя просил! — укоризненно покачал головой вор.

— Саю нужно было в туалет, — принялась оправдываться я. — Одного его я побоялась отпустить и пошла с ним.

Морок скептическим взглядом смерил здоровенную тушу демона и мою хрупкую фигурку и сказал:

— Ну да, вдруг кто-нибудь малыша обидел бы. Он же за себя не в состоянии постоять!

Демон оскорблено зарычал, показав вору острые зубы. Тот только насмешливо пожал плечами. И уже серьезно обратился ко мне.

— Кериона, это не шутки. Наверняка нас ищут, а ты так глупо подставляешься с этой прогулкой. Прошу тебя, будь осмотрительней! А если тебя заметил не тот, кто надо?

— Да там все были не те, кто надо, — хмуро наябедничала я и рассказала про подозрительных детишек, нищего и бабусю с лейкой. Морок выслушал мой отчет, посмотрел, как на полную дуру, и, ни слова ни говоря, ушел к себе. Я осталась в своей комнате корить себя последними словами. В самом деле, нашла за кого переживать, за самого известного и свирепого хищника Андерона!

Сай, уловив мое поганое настроение, прижал длинные уши к голове и принялся подлизываться. Учитывая разницу габаритов, я оказалась намертво придавлена к кровати, с трудом глотая воздух в промежутках между страстным облизыванием моего лица. Спас меня Морок, заглянувший пригласить меня на ужин. Демон отвлекся на него, и я смогла наконец вывернуться из-под полутонной туши. Морок молча подхватил меня под локоть и потащил вниз.

За ужином наступила моя очередь подлизываться. Конечно, делала я это не столь ошеломительно, как демон, но уж как умею.

— Как прошел день? — голоском заботливой супруги поинтересовалась я.

Морок внимательно посмотрел на меня, словно бы решая, стоит отвечать или нет, и сосредоточенно жуя при этом котлету непонятного происхождения. Наконец, прожевав кусок настолько тщательно, что по моим представлениям от него должна была остаться мелкая пыль, он соизволил ответить.

— Никак.

— То есть как это никак? — не поняла я.

— То есть совсем никак. Ничего не заметил, ничего не узнал. Хотя очень возможно, что узнали и заметили меня.

— А можно поподробней? — попросила я.

Морок отхлебнул вина и доложил:

— Я сегодня обшарил всю восточную часть города. Никто, по описанию похожий на разыскиваемого нами типа, там не появлялся. Значит, завтра отправлюсь в южную часть и прогуляюсь там. Если и там ничего не узнаю, скорее всего, заказчик все-таки был здесь проездом.

— Почему ты так считаешь? — удивилась я. — Ведь есть еще западная и северная части.

— Западная часть — это те самые трущобы, в которых мы с тобой в данный момент прячемся. Сюда он точно не сунется. А северную часть занимают гарнизоны короля и военные сооружения, так что там нет смысла искать.

— А что на юге? — полюбопытствовала я.

— На юге расположены дома самых знатных вельмож Гренодоса, — пояснил Морок. Меня уже перестала удивлять его прекрасная осведомленность обо всем, что происходит в этом королевстве. — Действительно знатных вельмож. Поэтому я и не пошел сегодня туда.

— А ты не боишься, что тебя узнают? — удивляясь самой себе, заволновалась я. — Вряд ли там так уж много прохожих, среди которых можно затеряться.

— Кер, я просто в шоке, — ухмыльнулся вор. — Ты за меня переживаешь? Неужели та ледяная броня, что стоит возле твоего сердца, наконец дала трещину?

Я густо покраснела. Да кем он себя возомнил?

— Я переживаю за себя, — отрезала я. — Если тебя схватят, я даже не смогу узнать об этом. А как я, по-твоему, должна буду разыскивать твоего заказчика и мой скипетр, если с тобой что-то случится?

Вор, продолжая ухмыляться, протянул руку и погладил меня по щеке.

— Со мной ничего не случится, милая. Даю тебе слово. Меня ни один человек не узнает, пока я этого не захочу.

Я попыталась оттолкнуть его руку, но он уже сам убрал ее, снова схватившись за вилку.

— Да, Сай утром пусть выйдет вместе со мной, прогуляется. А потом сидите оба тише мыши в своей комнате!

Нет ничего хуже, чем ждать неизвестно чего, не имея возможности на что-либо отвлечься. Изучив за два часа все трещинки на потолке, стенах и полу, а также пейзаж из окошка и орнамент всех паутин, я поняла, что сейчас сойду с ума. Из угла донеслось согласное ворчание Сая.

Потратив еще десять минут на попытки придумать, чем бы развлечься, я начала подозревать, что немедленно взорвусь. Причем в прямом смысле этого слова. Накопленная за утро энергия просто распирала меня изнутри, подталкивая к какому-нибудь действию. Вот только придумать это самое действие я никак не могла.

Сай неторопливо поднялся, потянулся и громко зевнул. После чего сел, обмахнув длинный хвост вокруг лап и внимательно уставившись на меня.

— Чего смотришь? — раздраженно поинтересовалась я. — Думаешь, это весело, когда на тебя так таращатся?

Демон склонил голову набок, словно прислушиваясь к моим словам.

— И вообще. Чего это ради ты поперся с нами и разыгрываешь из себя этакую милую домашнюю собачку? А как же ваша репутация ужасных свирепых хищников, способных на самые жестокие убийства? А ты? Возишь меня на спине, таскаешь поклажу, охраняешь, защищаешь от нападений. С чего бы это? Или…

— Кер! — рыкнул Сай так неожиданно, что я подскочила на кровати. Ой, кажется, он назвал меня по имени? Так они действительно умеют разговаривать?

Разумеется, умеют, балда, ответила я сама себе. Если ты забыла, именно так ты узнала, как его зовут.

— Кер, — уже тише повторил Сай и прислал мне видение того, как мы с Мороком бредем по болоту, постепенно приближаясь к… Саю?

— То есть, — медленно начала я, постепенно осознавая, что именно он хотел мне этим объяснить, — ты хочешь сказать, что пошел с нами, потому что я спасла тебе жизнь? Вроде как хочешь вернуть должок? Или следуешь какому-то своему кодексу чести?

Демон тяжело вздохнул, всем своим видом говоря: до чего же тяжело общаться с этими людьми! После чего закидал меня различными видениями всевозможных боев с разными врагами, из которых мы с ним неизменно выходим победителями, и напоследок выдал шикарную картинку, в которой он, седой, облезлый и беззубый, сидит возле сморщенной, скрюченной и старой меня и мы одновременно испускаем дух. Я невольно прослезилась от умиления.

— Это значит, что ты теперь со мной до смерти? — на всякий случай уточнила я. Демон согласно кивнул. — А до чьей: до моей или до твоей?

Сай снова тяжело вздохнул, повернулся ко мне мохнатой задницей и улегся, закрыв широкими лапами глаза и уши. Я яснее ясного поняла, что его мнение о моих умственных способностях сильно пошатнулось не в лучшую сторону. Зато меня просто переполнял бурлящий внутри восторг.

У меня есть свой ночной демон! И не просто на какое-то время, а на всю оставшуюся жизнь!!! Враги, трепещите!!!

На минуту промелькнуло видение тяжелой мохнатой лапы, дающей мне мощного подзатыльника, но я уже и сама пришла в себя. В конце концов, с этим можно разобраться и после. А сейчас главная задача, про которую я уже, честно говоря, начала забывать, — вернуть похищенный королевский скипетр.

Морок ворвался ко мне в комнату с таким лицом, что я сразу поняла — нашел.

— Я его видел, Кер! Видел своими глазами! Он действительно живет в южной части города и — ты не поверишь! Угадай, в чьем особняке он остановился?

— В чьем? — искренне полюбопытствовала я.

— Барона Морокана.

— Вот как? Выходит, твой старый друг тут тоже замешан? — я задумчиво почесала щеку.

— Он мне не друг, — глухо произнес Морок. — Он мой враг.

— Ну хорошо, — согласилась я. — Враг так враг. Что мы теперь будем делать?

— Я проберусь в дом и выкраду скипетр обратно, — совершенно спокойно сообщил мне вор.

— Морок, милый, — язвительно сказала я, игнорируя удивленно приподнятую на слово "милый" бровь. — Ты ничего не забыл? Похититель — маг, причем очень сильный, куда сильнее меня. И он уже один раз чуть не отправил тебя к праотцам. Неужели ты думаешь, что он не подстраховался на тот случай, если кто-то решил его ограбить? Или если, скажем, ты выжил и решил отомстить?

— Ладно, — пожевав губу, признал мою правоту мужчина. — И что предлагаешь ты?

— Во-первых, я должна увидеть противника в лицо, чтобы определить его возможный потенциал. Во-вторых, после того как я его увижу, будет ясно, что делать дальше. Все понятно?

— Понятно, — нахмурился Морок. — Хотя мне бы не хотелось сводить вас лицом к лицу. Это очень опасно, Кериона. И не в последнюю очередь — для тебя.

— Значит, сведи нас так, чтобы только он был ко мне лицом. А я могу и подождать со своим представлением этому человеку. Но мое мнение — врага надо знать в лицо.

— Согласен, — Морок тяжело вздохнул. — Хорошо, завтра пойдем все вместе. Вроде я там присмотрел одно местечко, из которого можно будет спокойно понаблюдать за морокановской усадьбой. Посмотришь на заказчика — и сразу назад, в безопасное место! Договорились?

— Договорились, — кивнула я. Можно подумать, если я решу что-то предпринять, ты сумеешь меня отговорить или остановить.

Всю ночь я провела как на иголках. Нетерпение, ожидание того момента, когда я наконец-то узнаю, кто же за всем этим стоит, жгло меня не хуже раскаленной сковороды с угольями. Сай старательно делал вид, что ему все равно, но по заинтересованно прядающим ушам я поняла, что ему тоже любопытно.

Под утро я забылась тревожным беспокойным сном, в котором кто-то гонялся за кем-то, чего-то требуя и никак не мог догнать. Когда Морок постучал в мою дверь, я тут же подскочила как ошпаренная. От прошедшей ночи осталось общее воспоминание какой-то бессвязной мути.

— Готова? — поинтересовался мой спутник.

— Да, — жестко ответила я.

Мы на скорую руку позавтракали, особенно усердствовал Сай. Он с такой скоростью работал челюстями, что от него во все стороны летели брызги слюни и ошметки еды. Мы с Мороком даже пересели подальше от него, чтобы не быть оплеванными с ног до головы.

Наконец все необходимое было съедено и выпито, и мы двинулись в путь, закутавшись в широкие плащи с капюшоном. Поначалу я переживала, что мы таким образом будем привлекать к себе ненужное внимание, но стоило нам только вывернуть из-за угла, как мы очутились в толпе, состоящей сплошь из закутанных до кончика носа в плащи людей. Так что мы вполне естественно растворились в толпе себе подобных. А вот Сай… Сай начал вызывать к себе повышенный интерес.

Гораздо крупнее и массивнее местной разновидности демонов, он выделялся среди прочих не хуже белой вороны в стае. Я, начав волноваться за нашу общую безопасность, хотела было отправить его назад, в трактир, но упрямый демон наотрез отказался возвращаться и ждать нас там. Да и Морок привел достойный аргумент, что в случае, если нас обнаружат, Сай вполне может предоставить нам шанс скрыться, задержав противника. Не скажу, что меня это сильно успокоило, но переупрямить одного сложно, а уж двоих…

В результате Сай гордо выступал впереди, а мы семенили следом, тщательно делая вид, будто мы не с ним. Вроде бы это принесло свои плоды — на нас полностью перестали обращать внимание, и только Сай изредка удостаивался оценивающего взгляда со стороны случайного прохожего и одобрительного цоканья языком.

Стильм по своему расположению сильно напоминал четырехлистный клевер, настолько четко были разделены все его районы. В центре находился королевский дворец, а от него уже расходились во все стороны лепестки центральных дорог, расположенных в виде креста. Южный район, район самой богатой, самой высокопоставленной знати был ограничен для посещений, что вполне понятно: неужто знать и плебеи будут ходить по одним и тем же улицам? Много чести для последних и великое оскорбление для первых. Поэтому широкая улица, ведущая в Южные кварталы, была перекрыта дозором, следящим, чтобы никто и ничто не оскорбляло взор проживающих здесь.

— Ну? И как мы туда попадем? — скептически уточнила я у Морока. — Вежливо попросим пропустить нас?

Вор широко улыбнулся и поманил меня пальцем. Я заинтересованно потопала следом за ним. Морок подвел меня к стене, полускрытой широко разросшимся кустарником, и неожиданно резко толкнул в спину. Я кубарем влетела в зеленые насаждения.

За мной последовал Сай. Этот, правда, своим ходом — вряд ли Морок оказался настолько глуп, чтобы дать пинка ночному демону. Подбежав ко мне и с беспокойством потыкавшись в мои щеки мокрым холодным носом, Сай оглянулся на продирающегося сквозь заросли вора.

— Извини, Кер, — шепотом произнес Морок, присаживаясь рядом со мной на корточки. — Нужен был эффект неожиданности.

— Скажи спасибо, — прошипела я в ответ, потирая отшибленный бок, — что я в ответ не впечатала тебе в лоб каким-нибудь смертоносным заклинанием. От эффекта неожиданности.

Морок, осознав, что находился на волосок от гибели, слегка побледнел и умоляюще посмотрел на меня.

— Я же извинился!

— А почему заранее нельзя было предупредить? — злилась я. — Что, какая-то великая тайна?

— Ага, — согласился мужчина. — Про этот проход мало кто знает. И будет очень некстати, если в числе посвященных окажется городская стража. Поэтому пришлось тебя туда незаметно втолкнуть.

— А если бы я заорала от испуга? — Я никак не могла уловить его логику.

— Кериона, — Морок с легкой насмешкой посмотрел мне в глаза, — ты бы не заорала.

— Ладно, — я решила первая прекратить этот надоевший мне разговор. — И куда теперь?

Морок раздвинул густые ветви и указал мне на соседний дом, утопающий в пышном саду.

— Видишь? Мы с тобой залезем на дерево, а Сай спрячется в этом кустарнике. С деревьев отлично видно вход в особняк барона Морокана, так что если наш недруг решится выйти на прогулку, мы его сразу же заметим.

— И как мы до этого сада доберемся, перебежками? — уточнила я.

— Угадала, — и Морок рванул меня за руку, вынуждая следовать за собой. Сай проводил нас внимательным взглядом и спрятался в зарослях.

Мы, прячась в тени кустарника, добрались до высокой ограды, окружающей выбранный Мороком дом. Я оценила высоту и честно призналась вору:

— Я на нее не влезу.

— Зато я влезу, — обрадовал меня он. Коротко свистнула веревка, и через секунду я осталась на улице совсем одна. Из кустов встревожено высунулась массивная башка демона. В тот же миг на мою голову что-то свалилось.

— Ой! — тихо пискнула я, боясь повысить голос.

— Кер, цепляйся, я тебя подниму, — донесся сверху голос вора. Я мертвой хваткой вцепилась в сброшенную мне на голову веревку и пушинкой взлетела вверх. Морок, непонятно чем держась за прутья ограды, помог мне влезть к нему и крепко прижал к себе.

— Закрой глаза, — шепотом попросил он меня, и я послушно зажмурилась. Почувствовала только, как мужчина подхватил меня на руки, а в следующее мгновение опора под нами провалилась. Я снова пискнула и посильнее прижалась к вору.

— Все, Кер, — слегка прикоснувшись к моим губам своими, сказал Морок. — Можешь открыть глаза. Просто я не смогу влезть на дерево с тобой на руках, хотя, честное слово, мне ужасно не хочется тебя отпускать.

Я приоткрыла глаза и быстро огляделась. Мы стояли в саду, на земле. Увидев надежную почву, я задергала руками и ногами в попытке освободиться. Морок крайне неохотно поставил меня на траву.

Мы находились в настолько густо заросшем травой и деревьями саду, что сквозь эти заросли невозможно было разглядеть находящийся неподалеку дом. И уж тем более весьма затруднительно было заметить в таком саду незваных гостей, то есть нас.

— А если все-таки нас кто-то увидел? — на всякий случай уточнила я у Морока. — Вдруг рядом садовник прогуливается?

— Здесь сейчас никого нет, — пояснил мне вор, приглядываясь к деревьям. — Хозяин усадьбы отсутствует в городе, а местная прислуга предпочитает отдыхать и развлекаться в его отсутствие. Вот! Пожалуй, это дерево подойдет.

Я, ощущая себя семилетней девчонкой, подошла к массивному стволу и задрала голову вверх, пытаясь что-либо разглядеть в переплетении ветвей.

— Лезь наверх, — предложил мне Морок. — А я поднимусь следом за тобой. Отсюда отлично будет видно соседний дом, но совсем не будет заметно нас.

Я сосредоточенно размяла пальцы, хрустнув суставами, и одним прыжком дотянулась до нижней ветки. После чего сноровисто принялась карабкаться по дереву. Все-таки я не только дочь короля, но и дитя служанки. А, стало быть, в детстве проводила больше времени в играх с детьми прислуги, чем с собственным царственным братишкой. И уж что-что, а по деревьям я умела лазать в совершенстве.

Вскарабкавшись повыше, я присмотрела удобное разветвление, на которое немедленно устроилась. Да, действительно, вид отсюда открывается отличный, в то время как мы скрыты со всех сторон густой листвой.

Морок расположился чуть повыше меня, и мы принялись ждать.

Я честно дремала уже который час, сильно рискуя свалиться вниз с довольно немаленькой высоты. К счастью, постоянно затекающие от сидения на ветке части тела периодически выдергивали меня обратно в реальный мир, заставляя с шипением ерзать по неудобному месторасположению. Морок над моей головой словно превратился в статую. Во всяком случае, за все это время он ни разу не пошевелился, и кажется, даже не моргал, уставившись пристальным взором на двери соседнего особняка.

— Ну как? — тоскливо спросила я у него. — Никого не видно?

Морок перевел на меня глаза, в которых незамедлительно заплясали смешинки.

— Что такое, Кер? Уже устала выслеживать врага?

— Это не выслеживание, — буркнула я. — Это тупое сидение на дереве с тупым пяленьем на соседнюю усадьбу. Может быть, пойти постучать им в двери и спросить: "А случайно не у вас тут остановился великий и могущественный маг, похитивший королевский скипетр у короля Андерона?"

— Ага, — хихикнул Морок. — И великий и могущественный тут же превратит тебя в горстку пепла, после чего закатит шикарную пирушку во имя избавления от преследований глупой придворной ведьмы, возомнившей себя лучше него.

— Но-но, — возмутилась я. — Попрошу без оскорблений! Может, он не так уж и велик. И уж точно я не дура.

— Как сказать, — пробормотал Морок себе под нос, но я услышала и возмутилась еще громче.

— Да как ты смеешь!

— Кер, прошу тебя, потише! Ты же не хочешь, чтобы на твои вопли сбежалась вся округа?

Я пристыжено заткнулась. Просто еще никогда мне не приходилось так бездарно проводить свое время. Я всегда была в движении, окруженная толпой слуг и придворных, спешащих незамедлительно выполнить любое мое желание. А тут два дня просидеть в затхлом трактире, да еще теперь весь день проторчать на этом дереве — это слишком тяжкое испытание для моих нервов.

Морок свесил руку и успокаивающе потрепал меня по плечу.

— Потерпи, Кериона. Я уверен, что скоро он появится. Просто надо подождать еще чуть-чуть.

Я тяжело вздохнула, в очередной раз переменила позу и покосилась на кусты, в которых прятался Сай. Между прочим, отлично прятался, сверху его было совершенно невозможно разглядеть.

Кусты в этот момент зашевелились. Может, Сай услышал меня и решил показать, где именно он лежит, а может, просто у него тоже затекли лапы от бесконечного высиживания в укромном местечке. Ветки бурно заколыхались, но через некоторое время все стихло и замерло в прежнем безмятежии. У меня на миг промелькнуло какое-то нехорошее предчувствие, но тут Морок схватил меня за плечо и больно сжал.

— Вот он! Кериона, это он! Смотри!!!

Я, забыв про демона, жадно уставилась на особняк барона Морокана. Из шикарных дверей усадьбы вышел высокий, чуть сутуловатый человек, закутанный в плащ, остановился на пороге и огляделся по сторонам. Затем, словно убедившись, что вокруг безопасно, медленно стянул с головы капюшон и посмотрел прямо на нас.

Я напрягла зрение и разглядела прекрасное лицо в обрамлении черных прядей волос. По изящно очерченным губам зазмеилась издевательская насмешка. Мое сердце камнем ухнуло вниз.

Я знала это лицо. Почти каждую ночь я видела его в своих самых страшных кошмарах.

Глава 6. Похищение

— Кериона! С тобой все в порядке? — обеспокоено прошептал мне Морок, ощутив, как отвердело мое плечо под его ладонью. — Кериона? Ты слышишь меня?

Морок сильно встряхнул меня, рискуя сбросить с ветки, и я очнулась.

— Надо срочно уходить отсюда, — прошептала ему я.

Мужчина согласно кивнул и огляделся в поисках незаметных путей отступления. Я, с трудом сдерживая колотившую меня дрожь, постаралась сделаться как можно незаметнее и пригасила свой магический потенциал, насколько смогла. Скорее всего, было уже поздно это делать, но вдруг это поможет нам скрыться? В том, что колдун знал, что я его вижу, сомневаться не приходилось. Он смотрел именно на меня, когда откидывал капюшон, словно желая насладиться моей реакцией на его ненавистное лицо.

Морок тенью скользнул вниз и помог спуститься мне.

— На улицу сейчас опасно выходить, он нас увидит, — прошептал вор мне на ухо. — За этим садом начинается река, правда, там очень крутой спуск. По ней мы доберемся до трущоб, а там я спрячу тебя в другом месте. Думаю, в трактире теперь опасно оставаться.

— А как же вещи? — сглотнув вязкую слюну, спросила я.

— Я за ними схожу. Если будет нужно, украду, — пообещал мне Морок, тяня меня за дом.

Я послушно последовала за ним, все еще находясь в шоке, но тут вспомнила кое-что и резко остановилась.

— А как же Сай?

Морок тихо выругался сквозь зубы. Он тоже успел забыть о нашем компаньоне.

— Может, попробуешь мысленно позвать его? — предложил он мне.

Я сосредоточилась, но привычного ощущения объединения разумов так и не почувствовала и с силой вцепилась в руку спутника.

— Я его не чувствую!

По лицу Морока проскользнула непонятная тень.

— Иди прямо к реке и жди меня там. Я схожу за демоном.

И он растворился в густой зелени. Я на подкашивающихся ногах побрела в указанном направлении. Ощущение произошедшей беды вернулось и обуяло меня с новой силой.

Обрыв так резко вынырнул передо мной, что я еле успела остановить занесенную для следующего шага ногу. Восстановив равновесие, я уселась на высоком бережку серебристой речки и принялась ждать, старательно отгоняя мысли о том, что могло произойти и с Саем и с Мороком. Перед глазами так и стояло бурное шевеление ветвей в том месте, где спрятался демон. Как я могла подумать, что это он так неосторожно пошевелился? Несмотря на габариты, Сай всегда передвигался ловко и бесшумно, как охотящаяся кошка.

Но если с ним что-то случилось, почему он не позвал на помощь? Не успел? Не смог? Или не захотел?

Я сильно сжала голову ладонями, пытаясь остановить хоровод мыслей. Помогло, но не сильно.

Вернувшийся Морок опустился рядом со мной на колени, положив свои руки поверх моих.

— Кериона, только не волнуйся. Сай пропал.

— Пропал? — по моему телу пробежала невольная дрожь, и Морок притянул меня к себе.

— Думаю, ты была права, — угрюмо сказал он мне в макушку. — Нам не следовало приводить его почти под нос барона Морокана. Очевидно, за нами следили, а потом, когда Сай остался один, его скрутили ребята барона.

— Но почему он не позвал, не сообщил? — всхлипнув, спросила я, отстраняясь и заглядывая мужчине в глаза. Морок горько усмехнулся.

— Скорее всего, не успел. Там все кусты усыпаны сонным порошком. Подождали, пока он заснет, и все, можно вязать спокойно. Кер, мы не можем здесь надолго оставаться. Надо уходить.

— Да, — опомнилась я и посмотрела вниз. Начинавшийся полого обрывчик с середины круто уходил вниз. Значит, придется наплевать на конспирацию и применить магию. Иначе останутся от нас две мокрых лепешки, вот уж наш противник порадуется.

— Морок, обними меня, — сказала я, начиная бормотать заклинание. Вор обхватил меня двумя руками, даже, против своего обычая, не съерничав по этому поводу. Я дочитала заклятье и почувствовала, как во всем теле образовалась необычайная легкость.

— Прыгаем! — крикнула я через плечо и потянула вора за собой вниз. Мы плавно начали опускаться.

— Что это? — несколько нервозно спросил Морок.

— Заклинание левитации. К сожалению, работает только на спуск с высоты, — пояснила я, внимательно вглядываясь вниз. Приземлимся прямо на воду, это хорошо.

Мы плюхнулись в прохладную воду и немедленно заработали руками и ногами, стремясь убраться как можно дальше от южного района. Речушка была извилистая и быстрая, что в немалой степени нам помогло. Течение подталкивало нас в нужном направлении, так что можно было бы и не напрягаться, но меня гнала вперед паника, а Морок старался не отставать, чтобы не потерять меня из виду.

Вскоре мы, мокрые и усталые, вылезли на берег в районе трущоб. Вдобавок ко всему после такого заплыва зверски захотелось есть. В животе громко заурчало.

— Надо найти новое убежище, — сказал Морок, игнорируя и мое и собственное завывание желудков и потащил меня за собой по вонючим грязным улицам. Откуда ни возьмись подул прохладный ветерок и меня пробил сильный озноб.

— Морок, подожди, — клацая зубами, попросила я. — Давай я хоть одежду высушу.

— Кер, я думаю, тебе сейчас не стоит светить своим колдовством, — посоветовал мне Морок, не останавливаясь и на секунду.

— Вряд ли он меня засечет на таком расстоянии, — резонно заметила я.

— Лучше перестраховаться, — парировал вор и резко свернул в сторону. Я еле успела избежать столкновения с углом дома. Я-то, конечно, отделалась бы небольшой шишкой, а вот дому бы пришлось несладко без угла.

Порядком закружив меня в водовороте улиц, переулков, поворотов и тупиков, Морок, не снижая выбранного темпа, вбежал в какую-то очередную хибару, волоча меня за собой. В нос шибанула волна гнили и испражнений. Желудок сразу забыл о еде и среагировал рвотным рефлексом.

— Ф-фу! — зажимая нос свободной рукой, возмутилась я. — Куда ты меня притащил?

— Спокойно, — ответил Морок. — Это заброшенный дом, как ты уже заметила, превращенный в отхожее место. Но на втором этаже чисто, туда никто не заходит. Там мы и разместимся. Вряд ли кто-то додумается нас искать в общественном туалете.

Я мысленно согласилась. На обыск такого места мог пойти только фанатик или самоубийца, потому что кислород здесь отсутствовал напрочь.

Устроив меня в этом "надежном" месте, Морок умчался добывать наши вещи, а я, стараясь вдыхать пореже, поспешила распахнуть все окна, чтобы обеспечить приток свежего воздуха. Дышать стало намного легче, и я пошла оглядеть наше новое прибежище.

На втором этаже, который мы столь любезно заняли, находились две небольшие комнатушки, в одной из которых стояли еще довольно крепкие кровать и стол. Подгнившие доски пола поскрипывали под ногами, но держались. Сквозь прохудившуюся крышу кое-где проглядывало небо. Очень надеюсь, что в ближайшие дни не пойдет дождь, иначе нам придется передвигаться вплавь. А если вспомнить, что находится на первом этаже, то плавание будет не из приятных.

Оценив пристанище, я присела на жалобно хрустнувшую, но выдержавшую меня кровать и задумалась. Ну и что теперь делать? Ворон, а именно так зовут нашего противника-колдуна, уже однажды пытался убить меня. Я, несмотря на хороших учителей, ему и в подметки не гожусь. Конечно, самое верное решение в этом случае забыть про скипетр и со всех ног бежать обратно в Андерон. А скипетр новый закажем. Или буду каждый месяц мороки делать братишке.

Но, с другой стороны, я не могу бросить друга в беде. А Сая я искренне считаю своим другом. Признаться честно, я и Морока уже давно считаю другом, правда, ему об этом знать совсем необязательно, тогда он станет совсем невыносим, а мысли, подобно демону, он читать не умеет. Значит, надо найти и освободить Сая. Если, конечно, он еще жив…

От последней мысли меня продрал мороз по коже. Если еще жив. Однако, насколько я поняла здешние обычаи, ночных демонов здесь не убивают просто так. Их используют для выведения полукровок, помеси демона и собаки, более мелких и слабых, но и более послушных созданий. И потом, Сая могут использовать как приманку, чтобы поймать меня…

Вернулся Морок и принес с собой все наши вещи. И даже все деньги, что было более удивительно.

— Ты что, не заплатил трактирщику? — недоуменно спросила я, пересчитав наличные.

— Обойдется, — коротко ответил вор.

Я только молча пожала плечами. Скорее всего, просто спер наши сумки и все.

— Ну и что ты думаешь делать? — напряженно поинтересовался у меня Морок, доставая из своего мешка копченый окорок и ковригу хлеба.

— Думаю, что надо вытаскивать Сая из лап Морокана и делать отсюда ноги. К демонам скипетр, сделаем новый.

Морок задумчиво покивал головой, соглашаясь с моими глубокомысленными выводами.

— Есть одна маленькая загвоздка, — сообщил он мне, нарезая мясо и хлеб ровными ломтями. Я попыталась было стащить пару кусочков досрочно, но больно получила по загребущим ручонкам и обиженно надувшись, отсела подальше.

— Всего одна? — съязвила я. — Да еще и маленькая? Право, я была худшего мнения о ситуации.

— Проблема в том, — продолжал Морок, пропуская мой язвительный тон мимо ушей, — что этот колдун, от которого мы так поспешно драпали сегодня, весьма дружен с бароном Мороканом. Ты не думала, что Сая используют как приманку, чтобы схватить тебя?

— Думала, — честно призналась я. — Можешь предложить какой-то другой вариант?

Морок замолчал, сосредоточенно хмуря лоб. Затем подвинул в мою сторону несколько кусков хлеба с мясом и задумчиво произнес:

— Ночь что-нибудь нашепчет. Утром решим, как нам освободить нашего демона.

Прекрасное лицо в обрамлении густых черных волос приближается ко мне. Резко очерченные губы кривятся в презрительной усмешке.

— Ты все еще надеешься убежать, идиотка? Здесь тебя никто не услышит. Можешь кричать сколько влезет. Мне даже нравятся твои крики. Это так возбуждает…

Промурлыкав последние слова почти мне в лицо, Ворон отходит назад. Безжалостно скрученные за спиной руки нестерпимо болят, сорванное горло саднит от крика. На полу передо мной начерчены неизвестные знаки, слегка мерцающие и переливающиеся всеми цветами радуги. Ворон вытаскивает из одежды острый тонкий кинжал и медленно, словно крадучись, снова подходит ко мне.

— Да, ты права, девчонка. Это будет очень, очень больно…

Из моего горла вырывается новый вопль ужаса…

— Кериона! — кто-то больно встряхнул меня за плечи. — Очнись же!

Я с трудом разлепила мокрые от слез ресницы и медленно сфокусировала взгляд на встревожено глядящем на меня Мороке.

— Тебе приснился кошмар? — сочувствующе спросил он. — Снова?

Вместо ответа я всхлипнула и, привалившись к широкой обнаженной груди, разразилась рыданиями. Морок терпеливо ожидал, пока я успокоюсь, периодически поглаживая меня то по спине, то по голове. Наконец я выплакалась, утерла нос и прерывисто вздохнула.

— Как ты узнал? — все еще нетвердым голосом спросила у него я.

— Ты кричала так, будто тебя режут, — серьезно ответил Морок, заглядывая мне в глаза. Ну что ж, от истины недалеко. Меня действительно резали, к счастью, на этот раз во сне. — Я сразу прибежал и начал тебя будить. Признаюсь, это было нелегкое дело!

На ночь мы устроились в разных комнатах — я в той, где находилась кровать, а Морок свил себе гнездо из одеял в соседней комнатушке.

— Да, мне приснился кошмар, — наконец признала я. — С Вороном в главной роли.

— С Вороном? — переспросил Морок.

— Это наш знакомый колдун, — пояснила я, закутываясь в одеяло. Меня все еще бил озноб от заново пережитого ужаса.

— Так вот в чем дело! — пробормотал как бы про себя Морок и уже громче сказал: — Не хочешь рассказать мне, что между вами произошло?

Меня передернуло.

— Н-нет. Как-нибудь в другой раз.

После того, что между нами с Вороном случилось, я никогда не сплю одна. В замке со мной делили постель постоянно меняющиеся любовники, в трактире со мной в одной комнате находился Сай. На худой конец я применяю что-нибудь очень крепкое и алкогольное, чтобы спать без снов. А сегодня я впервые за много лет осталась одна. Морок не считается, потому что был в другой комнате. Поэтому мой привычный кошмар так захватил меня сегодня.

— Ну, — неуверенно протянул Морок, — если ты уже успокоилась, я, пожалуй, пойду спать дальше.

Он поднялся с кровати и сделал несколько шагов в сторону двери.

— Морок, погоди, — срывающимся голосом произнесла я. — Останься со мной.

Мужчина немного помедлил, затем повернулся ко мне.

— Кер, это плохая идея. Ты же знаешь, что я к тебе неравнодушен. Я ведь могу и не сдержаться.

— Не сдерживайся, — согласилась я, выскальзывая из-под одеял и бросаясь к нему на шею. — Только не уходи.

— Кериона, — с видимым колебанием обнимая меня, простонал Морок, но я решительно отбросила все его и свои сомненья и прильнула к его губам.

Утром я проснулась оттого, что на меня кто-то смотрит. Я сладко потянулась, не открывая глаз, затем повернулась на бок и обняла Морока за шею.

— Кер, ты не спишь, — тихо засмеялся мужчина, прижимаясь ко мне.

— Угу, — согласилась я, открыв наконец один глаз и хитро глядя на улыбающегося вора. Он смотрел на меня с таким вожделением, что мои щеки невольно залила краска.

— Боги мои, ты краснеешь, — усмехнулся он, разглядывая мое лицо. — Неужто так жалеешь о том, что вчера произошло?

Вопрос был задан легким тоном, но под ним явственно угадывался страх — а ну как сейчас погоню его от себя?

— Ни капельки, — жеманно муркнула я, скользя ладонями по его спине. — Правда, я смутно помню, что вчера было, просто засыпала на ходу. Кажется, тебе стало холодно, и ты попросил тебя согреть?

Морок с облегчением рассмеялся и подхватил игру.

— Да нет, как раз наоборот. Это тебе стало холодно, и ты попросила тебя согреть.

— Мне и сейчас очень холодно, — отбросив манерность и глядя ему в глаза, прошептала я. — Согрей меня, Морок…

…Повторного издевательства над собой кровать не выдержала, и прямо в середине пикантного процесса мы оказались на полу в груде обломков и одеял. Хохоча и не в силах разорвать страстных объятий, мы кое-как примостились поудобнее и продолжили с того, на чем остановились…

Уже много позже, доедая хлеб с мясом, мы вернулись к обсуждению того, что же нам предпринять для спасения Сая. Морок вызывался провести разведку на месте и выяснить, находится ли наш демон в особняке или его уже переправили в подвалы бароновского замка. Я опасалась, что его узнают и тоже схватят, и тогда я буду вынуждена одна спасать уже двоих.

— Не волнуйся за меня, — твердо сказал Морок. — Я уже сотни раз говорил тебе, что меня невозможно узнать, если я этого не захочу. Так что оставайся здесь и постарайся не привлекать к себе внимание, если кто-нибудь зайдет сюда освежиться. А я пойду прогуляюсь. Заодно добуду нам обед и ужин.

Мне не оставалось ничего другого, кроме как согласиться с его предложением.

Пока Морок отсутствовал, я постаралась навести порядок в помещении. Сложила одеяла вместе, устроив импровизированное ложе, останки кровати постаралась собрать в одну большую кучу. После чего уселась у окошка, укрывшись в тени перекошенного ставня, и принялась ждать возвращения своего спутника.

Как Морок умудрился проскочить мимо моего бдительного взора, я так и не поняла. Наверное, это действительно мастерство вора, проскользнуть незамеченным в помещение. Услышав шаги на скрипучей лестнице, я подхватилась и приготовилась атаковать, но знакомый голос негромко предупредил меня:

— Кер, это я.

Показавшаяся следом голова Морока подтвердила его слова. Однако лицо его было мрачнее тучи. Видимо, все-таки сбылись наши худшие опасения.

Догадавшись по моему выражению лица, что я уже все поняла, Морок согласно кивнул.

— Да. Его увезли в замок. Хуже всего то, что вместе с ним уехали и барон, и наш приятель колдун.

— А где находится замок? — с замирающим сердцем спросила я.

— Неделя пути на север, — хмуро сообщил мне мужчина, вытаскивая из сумки очередную порцию съестного.

— Неделя? — ахнула я. Время, отведенное мной на поиски скипетра, таяло как лед на солнце. Две с половиной недели ушли на то, чтобы добраться до Гренодоса и разыскать здесь похитителя. Теперь еще неделя на то, чтобы доехать до замка барона Морокана. А там брат начнет бить тревогу и собирать войска, чтобы искать меня. Надо бы ему хотя бы известие отправить, мелькнула у меня запоздалая мысль. Чтоб знал, где меня искать и с кем воевать. Да и заклинание фальшивого скипетра уже начало слабеть, а это проявляется в виде периодического появления истинного облика используемого в качестве объекта предмета.

Я невольно фыркнула от смеха, представив братишку на каком-нибудь приеме и держащем в руке то королевскую регалию, то мраморные гениталии, бесстыжим образом оторванные у подаренной мне статуи. Надеюсь, у Дериона все-таки хватит ума не устраивать никаких балов до конца месяца. Хотя, зная легкомысленность братишки — моя вина, не скрою, пороть его надо было чаще, а не заступаться по каждому поводу — сильно в этом сомневаюсь.

— Не вижу повода для веселья, — буркнул Морок, честно деля на двоих шесть морковок и три луковицы.

— Что это? — поперхнулась я, разглядывая угощение.

— Наш обед и ужин, — обрадовал меня вор, ставя на стол флягу со свежей водой.

— Это? — Я брезгливо потыкала пальцем овощи.

— Извини, милая, — зло сказал Морок, — но у меня нет возможности закатывать тебе каждый день королевские пиры. Приходится довольствоваться тем, что добуду. А сегодня, как ты заметила, улов небольшой.

— Ладно, ладно, — я примиряюще подняла руки вверх. — Я просто уточнила. А что тебе мешает взять у меня денег и пойти на рынок и купить нам еды?

— Гордость, — недовольно ответил вор, жуя свою морковку. Я только вздохнула и осторожно надкусила свою. Морковка была сочная и сладкая, так что я сама не заметила, как сгрызла всю порцию, причем вместе с луком, который тоже оказался сладким.

Морок, подкрепившись, стал выглядеть более добродушно, и я не замедлила этим воспользоваться.

— Нам все равно надо покупать лошадей, — осторожно начала я. — Не погонимся же мы за бароном на своих двоих?

— То-то и оно, что придется поначалу на своих двоих, — вздохнул Морок, облокачиваясь на стол.

— Почему?

— Нас ищут, Кер. Сегодня в городе появились наши портреты. Причем не только твой, но и мой тоже. Если мы попытаемся на лошадях выехать из города, нас тут же схватят.

— И что делать? — чувствуя, как последняя надежда выскальзывает из рук, спросила я.

— Выберемся из города через "крысиные ходы", так называются подземные тоннели, в которых живут нищие, а там попробуем украсть лошадей.

— У кого? — тоскливо уточнила я. — До ближайшей деревни два часа Саева галопа. А он побыстрее любой лошади будет.

— Значит, я выведу тебя из города, а затем проберусь в военные гарнизоны и попробую увести оттуда двух демонопсов.

— Кого? — не поняла я.

— Демонопсов. Сай тебе про них рассказывал. Их выводят путем скрещивания ночных демонов и местной породы собак — демоноловов. С демоноловами охотятся на демонов, как ты уже поняла. Ты еще все удивлялась, что демонопсы так похожи и не похожи на Сая.

Я припомнила узкие морды, квадратные фигуры, торчащие из лап когти и согласно кивнула.

— Они готовы служить любому хозяину, который кинет им кусок мяса, — продолжал Морок. — Глупые твари, но быстрые и выносливые. На них мы будем передвигаться наравне с бароном.

— А как ты надеешься вывести их из гарнизона? — засомневалась я. — Сомневаюсь, что тебя там встретят с распростертыми объятиями.

— Это уже моя забота, — коротко отрезал мужчина. — Собирайся. Не будем задерживаться.

Я кинулась собирать сумки. Несмотря на то, что в них лежало все только первой необходимости, весили они прилично.

Морок взвесил их на руке и крякнул.

— Пожалуй, оставим пока их здесь, а я потом заберу. А сейчас давай-ка вытащим тебя из этого поганого города.

Глава 7. Крысиные ходы

Мы вышли на улицу, и первое, что мне бросилось в глаза, были наши портреты, развешанные на каждом углу. Кто-то, точнее, я даже знаю, кто, не поскупился, стараясь нас поймать. Неужели Ворон все еще так хочет убить меня?

Морок нахлобучил мне на голову капюшон, натянул поглубже свой, и мы зашагали по направлению к окраинам трущоб. Чем дальше мы продвигались, тем нестерпимей становилось зловоние и противней попадающиеся навстречу рожи. Один даже попытался привязаться к нам в поисках потасовки, но Морок что-то тихо сказал ему — я не расслышала, что именно — и бандит тихо отполз в сторонку.

В конец концов улочки стали настолько узки, что в некоторые из них с трудом можно было протиснуться одному. Морок взял меня за руку, и, немного поплутав, мы вышли к большой круглой норе, уходящей под землю.

— Пришли, — коротко пояснил Морок, оглядываясь по сторонам. Я, наплевав на безопасность, послала поисковый маячок, который тут же вернулся.

— Справа за кучей мусора четверо, все вооружены ножами, — доложила я вору обстановку. Тот воспринял это как должное и медленно поднял руки вверх.

— С ума сошел? — прошептала я.

— Повторяй за мной, — сквозь зубы бросил мне вор.

Ладно, тебе виднее. В конце концов, ты явно жил когда-то в Стильме, так что не мне спорить. Я послушно задрала вверх руки, приготовившись молниеносно атаковать в случае опасности.

Все четверо обнаруженных мной бродяг вылезли из-за кучи и, щеря в ухмылках гнилые зубы, неторопливо направились к нам.

— Ну надо же, какие славные цыплята заглянули к нам на огонек, — цвиркнув слюной в прореху между зубами, пропел один из них, судя по всему, главный, здоровенный мужик лет сорока, скользя по моему телу сальными глазками.

— Я пришел с миром, Клык, — спокойно произнес Морок. У меня начала чесаться правая рука от нестерпимого желания врезать этому наглому нищему промеж глаз.

— С миром? — Клык насмешливо склонил голову набок, внимательно разглядывая нас. Взгляд у него был цепкий и пристальный, от такого ничего не скроешь. У меня начала чесаться левая рука.

— Смотрю, ты привел мне в подарок девчонку? — осведомился бродяга. — А она славная, мне нравится. И с норовом, это сразу видно.

У меня нестерпимо зазудели уже обе руки. На пальцах правой непроизвольно вспыхнул огненный шарик, который я поспешно погасила, пока никто не заметил.

— Это моя женщина, — с нескрываемой угрозой в голосе произнес Морок. — Держи свои лапы подальше от нее. Или останешься без них и еще чего-нибудь очень ценного.

Ура, мы нападаем, обрадовалась я и, уже не скрываясь, завертела на кончиках пальцев огневик. Бродяги синхронно шарахнулись назад, пугливо косясь на мои руки. Морок, недоумевая, что вызвало такую реакцию, обернулся на меня и увидел полную боевую готовность.

— Кериона! — негромко и укоризненно сказал он.

— Просто показываю им, что не так уж беззащитна, — принялась оправдываться я. По лицу вора проскользнула чуть заметная улыбка, и он тут же развернулся к бродягам.

— Так что, Клык, поговорим?

— Поговорим, — кидая на меня нервные взгляды, мужчина подошел к нам поближе. — Слушаю тебя, Морок.

Ого, отметила я, а моего приятеля здесь знают! Выходит, он и вправду великий Морок. Ай да я, затащила в постель знаменитейшего вора трех королевств! Просто-таки ощущаю себя причастной к чему-то этакому рядом с такой легендарной личностью!

Между тем Клык и Морок вели неспешную беседу.

— Нам нужно выбраться из города, — сообщил вор нищему. — Так, чтобы об этом никто не узнал. Затем девушка останется в надежном месте, а мне надо попасть в гарнизоны.

Клык снова сплюнул, едва не попав Мороку на сапог.

— Что мне с этого будет?

— Три золотых и моя признательность, — посулил вор.

— Золотых? — Клык хитро прищурился. — Покажи!

Морок, не глядя, протянул ко мне руку. Меня так и подмывало сделать какую-нибудь пакость, вроде вложить в протянутую ладонь кукиш, но, к своей чести, я сдержалась и положила туда выуженную из кошеля золотую монету. Морок крутнул ее на ладони, показывая нищему, а я про себя ехидно захихикала. Деньги-то были наши, андероновские. Вряд ли на них в Гренодосе можно что-либо купить.

— Я вижу один золотой, — не сводя жадных глаз с крутящейся монеты, прорычал Клык. — Вдруг это все, что у тебя есть?

— С каких пор ты стал так недоверчив? — усмехнулся Морок, снова протягивая ко мне раскрытую ладонь. Я послушно положила туда еще две монеты, изобразив, как тщательно выискиваю их у себя в кошельке. Незачем этим бравым ребятам знать, сколько у меня с собой золота, даже если это золото других королевств.

Глаза у Клыка при виде трех поблескивающих золотых выпучились настолько, что, казалось, сейчас упадут в вонючую жижу под ногами.

— Идите за мной, — сказал он, отрывая жадный взор от сверкающих монеток, и зашагал в темнеющую нору. Морок пропустил меня вперед и, оглянувшись на оставшуюся позади троицу, пошел последним.

На мгновение нас окутала непроницаемая темнота, но буквально через несколько шагов коридор круто завернул и озарился неярким светом расположенных на стенах факелов. Клык уверенно шел вперед, пропуская убегающие в стороны ответвления коридора. Я, стараясь не отставать, шлепала за ним, а в затылок мне дышал Морок.

— Откуда они тебя знают? — шепотом поинтересовалась я у вора.

— Как-то пришлось отлеживаться у них после одного дела, — также шепотом сообщил мне Морок. — Мне тогда пришлось очень несладко. Клык залечил мне пробитую голову и отстоял от прочих нищих, которые хотели прирезать меня по-тихому. Взамен я пару раз вытащил его из камеры висельников. В Гренодосе с ворами разговор короткий — как только поймают, сразу в петлю. А Клык — отменный вор. Это он научил меня всему, что я знаю.

— Может, еще перескажешь ей всю мою родню до самого прародителя? — насмешливо поинтересовался Клык. Сейчас его надменность и хамство исчезли, и он выглядел достаточно дружелюбно.

— Ты и сам не знаешь всей своей родни, — парировал Морок, улыбаясь.

— Как и ты, — засмеялся Клык. — Иди-ка сюда, малыш. Дай я тебя обниму.

И мужчины захлопали друг друга по широким спинам. Я c молчаливым недоумением взирала на столь нежное проявление чувств.

— Как твои дела? — поинтересовался Морок.

— Скоро сам все узнаешь. Это правда твоя женщина? — Клык, даже не принижая голоса, кивнул в мою сторону.

— Вроде того, — уклончиво ответил Морок. Клык цепким взглядом окинул сначала его, затем меня, и сочувственно покачал головой.

— Эк тебя угораздило…

— На что это вы намекаете? — немедленно возмутилась я.

— Ни на что, красавица, — Клык изобразил неуклюжий поклон. — Надеюсь, ты простишь старику отсутствие манер? Мы как-то не привыкли принимать у себя в гостях особ королевской крови.

— Вы меня знаете? — поперхнулась я.

— Я? — искренне удивился мужчина. — Понятия не имею, кто вы оба такие. Да и не надо оно мне. Меньше знаешь — крепче спишь.

С этими словами Клык развернулся к нам спиной и снова зашагал по коридору. Морок, довольно улыбаясь, взял меня за руку, предлагая следовать за проводником. Я покорно пошла вперед.

Это действительно были крысиные ходы. Сплошное пересечение бесконечных путей, ходов и тоннелей сходились в центральном зале, очевидно, служившем местом общего сбора. В нем располагались огромные столы, за которыми в данный момент сидело несколько калек — у кого-то не было руки, у кого-то ноги, у кого-то уха или носа.

Клык приветственно поднял руку в сторону калек и отчетливо произнес.

— Это — наши гости на сегодняшний вечер. Кто их обидит, будет иметь дело лично со мной.

Калеки негромко загомонили и расползлись по многочисленным ходам, очевидно, чтобы предупредить остальных.

— Так что тебе нужно в военном гарнизоне, малыш? — размеренно, словно продолжая уже давно начатый разговор, произнес Клык.

— Украсть парочку демонопсов, — усмехнулся Морок.

Клык задумчиво помял губу.

— Что ж, посмотрим, чем я смогу тебе помочь. Дождемся вечера. Все равно при свете дня там нечего делать.

И они с Мороком обменялись загадочными взглядами. Я нетерпеливо заерзала на месте.

— А у вас тут нет какого-нибудь окошка? Мне надо отправить послание.

— Кому? — тут же насторожился Морок.

— Брату, — любезно сообщила я ему. — Предупредить, что я задерживаюсь, и где он в случае чего может искать мой труп.

— А раньше чего это не сделала? — пробурчал вор. — Дождалась, пока заберемся в самую глубину.

— Я об этом только в обед подумала, — честно призналась я. — Раньше как-то в голову не приходило. А после обеда уже было некогда отправлять послания.

— Вентиляция подойдет? — спросил Клык.

— Только если она не закрыта решеткой.

Клык согласно покивал головой и сказал моему спутнику.

— Отведи ее на третий ярус, там есть открытая дыра.

Морок поманил меня пальцем.

Мы свернули в один из многочисленных тоннелей и принялись плутать в хитросплетениях перепутий. Наконец Морок остановился у какой-то дыры, в дальнем конце которой виднелось белое пятно.

— Давай, отправляй свое послание.

Я взмахнула рукой, и над моей головой заклубился клочок тумана, постепенно принимая форму голубка. Сформировавшаяся птица уселась мне на руку и приготовилась внимать.

— Дерион, — четко выговаривая слова, произнесла я. — Все оказалось намного сложнее, чем я ожидала. Я в Гренодосе, сейчас отправляюсь в замок барона Морокана. Скипетр похитил Ворон, похоже, он снова охотится за мной. Как только что-нибудь прояснится, постараюсь прислать новую птицу. Если через две недели не получишь известия, можешь высылать войска. Все. Лети, птичка.

Голубок что-то ласково проворковал в ответ и, сорвавшись с моей руки, стремительно понесся по направлению к пятнышку света.

— Готово, — я повернулась к Мороку. — Можем возвращаться.

Уходили мы из пустого помещения, а вернулись в забитый народом зал. Все столы были заняты плотно сидевшими рядом людьми, в основном калеками — кто же еще пойдет просить милостыню? Среди них я заметила и давешнего слепо-глухо-немого товарища, столь старательно разглядывавшего меня около трактира. В данный момент этот кадр вовсю болтал с товарищем, скаля золотые зубы в веселой усмешке. Заметив меня, он отвесил насмешливый поклон. Я в ответ подарила ему свой лучший оскал.

Чем внимательней я оглядывала помещение, тем более замечала нечеткое, но явное разделение толпы нищих на две больших группы. Одной, само собой разумеется, предводительствовал Клык; он сидел во главе длинного стола и что-то негромко обсуждал с несколькими бродягами весьма угрожающего вида. Наверняка хотя бы парочка из них подрабатывает его, Клыка, телохранителями. И скорее всего это вон те два громилы — так и зыркают глазами по всем присутствующим. Мы с Мороком, как чужаки, удостоились особенно пристального взгляда, от которого лично у меня мурашки побежали по коже.

Вторая группа сплотилась возле тщедушного на вид, но крайне говорливого малого. По крайней мере, с тех пор как мы вошли в залу, его рот не закрылся ни на секунду. Все понятно, мы попали в самый эпицентр. Бунтующая оппозиция и попытка переворота негосударственной власти. Вот уж не везет так не везет!

Клык, заметив нашу застывшую на пороге сладкую парочку, сделал пригласительный жест. Мы присели рядом с ним за стол, и я, не удержавшись, шепотом спросила:

— Что, проблемы?

Клык усмехнулся уголком рта и ответил, только не мне, а Мороку.

— Помнишь Глисту, малыш?

Вор нахмурил черные брови.

— Его трудно забыть. Смотрю, он по-прежнему рвется занять твое место?

— Сейчас даже больше, чем прежде, — угрюмо усмехаясь, ответил предводитель отбросов общества. — Как видишь, даже умудрился найти себе сподвижников. Все они просто спят и видят, как бы от меня избавиться. За последний год я насчитал семь или восемь покушений на свою жизнь.

— Девять, — пророкотал один из его телохранителей.

— Даже девять. Многовато на одного простого смертного, даже если он король нищих, ты так не считаешь, малыш?

Брови Морока сошлись настолько плотно, что превратились в одну сплошную черную линию.

— Я могу тебе помочь?

— Возможно, — сухо сказал Клык, разглядывая своих противников в упор. — Сейчас я объявлю всем, кто ты и зачем пришел — сам знаешь, порядок такой. Глиста наверняка воспользуется этим, чтобы затеять бунт. Заставим его выступить в поединке, кто выиграет, тот и прав. Ты готов, малыш?

— Да, — прорычал Морок, с такой силой сжимая кулаки, что что-то подозрительно хрустнуло.

— Отлично, малыш, — кивнул Клык и поднялся на ноги. — Друзья мои, как вы все уже заметили, у нас сегодня гости. Одного из них, я думаю, многие помнят еще очень хорошо, — он ткнул грязным пальцем в моего спутника. Сотня пар глаз уставилась в указанном направлении. Большинство обращенных к нам лиц светилось дружелюбием, но на некоторых, в основном, из окружения Глисты, я заметила яростную ненависть.

— Старые счеты? — тихо спросила я, чуть наклоняясь к уху спутника.

— Да, — так же тихо ответил он мне. — Это Глиста пытался меня убить, когда я отлеживался в крысиных ходах. Если бы не Клык…

— Морок и его спутница пришли к нам сегодня, потому что им нужна наша помощь, — продолжал Клык, обводя притихшую толпу свирепым взглядом. — Мы все и каждый из нас находимся в неоплатном долгу перед Мороком. Сколько раз он вытаскивал ваши вонючие задницы из петли правосудия? Сколько раз он укрывал вас от преследования стражи? Помним ли мы об этом?

— Да, — дружным хором проревели нищие.

— Поможем ли мы ему?

— Да! — стены помещения слегка задрожали от громкого рева.

— Смотрю, ты здесь весьма популярная личность, — не удержалась я от ехидства.

— Когда ты вне закона, приходится завоевывать популярность в соответствующих кругах, — с неприкрытой горечью ответил мне вор, и я устыдилась. В самом деле, каждый выживает, как может.

И тут на середину комнаты вылез господин Глиста.

— А что конкретно требует от нас твой любимчик Морок? — зажурчал по залу его вкрадчивый голосок.

Все затаили дыхание, ожидая ответа.

— Морок не требует, он просит, — как неразумному ребенку, объяснил тому Клык. — Он просит, чтобы мы помогли ему и его женщине выбраться из города, за пределы Стильма. Ну и еще ему нужно добыть парочку демонопсов, — небрежно, словно о само собой разумеющемся, добавил предводитель нищих.

Глаза Глисты засияли с трудом сдерживаемым торжеством.

— Демонопсов? — взвизгнул он. — Ты готов отправить нас всех на верную смерть, только чтобы угодить своему любимчику? Разве тебе неизвестно, что делают с попытавшимися украсть что-то из военных гарнизонов? А тут увести двух демонопсов!

Толпа глухо зароптала. Правда, как я заметила, в основном роптали сторонники Глисты, остальные с интересом ожидали продолжения. В воздухе отчетливо запахло схваткой.

Морок медленно встал рядом с Клыком.

— Я не прошу вас украсть для меня демонопсов, я прошу провести меня к загонам. Все остальное я сделаю сам. Или кто-то сомневается в моем воровском искусстве?

Теперь загомонила вторая половина, обсуждая совершенные великим вором кражи. Сторонники Глисты на время притихли. Сам Глиста мучительно соображал, что же сказать. Я просто-таки видела, как ворочаются гадкие мыслишки в его давно немытой голове. И судя по тому, как злобно заблестели его глазки через пару минут, он нашел необходимые слова.

— А что же потом? — сияя, как начищенный медяк, пропел Глиста. — Ты украдешь двух демонопсов и сбежишь из города. А что прикажешь нам делать с теми, кто будет вас искать? Или ты думаешь, что другие демонопсы не смогут учуять следы двух своих товарищей? А что нам делать, когда стража по этим следам придет сюда, в наше логово? Ведь из военных гарнизонов только два пути выхода — через тщательно охраняемые ворота и через крысиные ходы. Что прикажешь делать нам?

И Морок и Клык так явно заколебались, что я поняла — об этом они совершенно не подумали. В помещении наступила неестественная тишина, все уставились на короля нищих, ожидая, что он ответит на вышесказанное.

Однако Клык молчал, и по залу пополз нехороший шепоток.

— Мы не станем тебе помогать для того, чтобы лишиться собственных жизней, — торжествующе произнес Глиста, уставившись блестящими глазенками на Морока.

Тот набрал побольше воздуха в грудь и громко произнес.

— Требую поединка!

Толпа недоуменно всколыхнулась. Я сидела себе тихо в сторонке, понимая, что тут ведется какая-то игра, мое вмешательство в которую только все испортит. Хотя, если бы спросили меня, то я бы ответила, что сбить со следа псов, пусть даже и демонических, плевое дело. Особенно когда под рукой есть моя заветная котомочка.

— Что ты сказал? — не веря своим ушам, переспросил Глиста.

— Ты обвинил меня в том, что я хочу подставить вас и скрыться. И это после всего, что я для вас сделал? Такое оскорбление можно смыть только кровью. Я требую смертельного поединка с тобой.

Глиста сделался как-то еще меньше и тоньше.

— Э-э-э… ты знаешь, я тут приболел малость, — жалобно заблеял он. — Не могу сражаться. Может, согласишься на замену?

Морок и Клык обменялись быстрыми взглядами.

— Согласен, — кивнул Морок.

По губам Глисты скользнула очередная торжествующая улыбка, тут же скрытая в раболепном поклоне.

— Благодарю. Медведь!

Вперед шагнуло нечто огромное, лохматое и недовольное. Гора сала с выступающими кое-где мышцами толщиной с мою руку выползла на середину комнаты и гулко сказала:

— Ну че, я готов.

Я непроизвольно схватила Морока за руку.

— Кериона, не сейчас, — негромко, так, чтобы никто больше не услышал, сказал он мне, аккуратно высвобождая конечность. Я нахмурилась. Все-таки в нем явная склонность к самоубийству.

Морок стянул с себя рубаху, оставшись обнаженным по пояс. Его противник, который и так уже был одет только в драные грязные штаны, довольно зарычал и хрустнул костями, разминаясь.

— Как будете драться? — старательно маскируя волнение в голосе, спросил Клык.

— На ножах, — рыкнул гигант. Морок согласно кивнул.

Нищие образовали широкий круг, в центре которого неспешно кружились друг напротив друга Морок и Медведь. В ладонях у обоих были зажаты острые кинжалы. Немного покружившись и присмотревшись к противнику, Медведь первым ринулся в атаку.

Кончик его ножа скользнул в опасной близи от плеча Морока, а тот тут же взмахнул рукой в ответ. Медведь с грациозностью, которую было трудно заподозрить в такой туше, отскочил в сторону.

Обменявшись несколькими взмахами и примерившись друг к другу, противники снова закружились в смертельном танце. Внезапно Медведь сделал резкий выпад, и на груди Морока набухла длинная полоса, из которой обильно заструилась кровь. Я, не сдержав тревожного вздоха, вскочила на ноги. Морок отшатнулся назад и провел рукой по груди, с некоторым недоумением разглядывая ставшую красной ладонь. Сподвижники Глисты что-то восторженно завизжали.

— Сядь, девочка, — потянул меня за рукав Клык. — Не волнуйся. Морок еще даже не начал играть с этим мешком сала.

Я покорно села обратно, не столько из-за его просьбы, сколько из-за того, что ноги отказывались меня держать.

Поединок продолжался. Морок вытер окровавленную ладонь о штаны и поудобнее перехватил кинжал. Медведь что-то хмыкнул и попер в лобовую атаку, размахивая своим ножом во все стороны. Морок спокойно стоял на месте и ждал. Когда нож противника со свистом рассек воздух возле его лица, вор небрежно шагнул вперед и перехватил руку нападающего, слегка повернув ее. Раздался громкий хруст. Лицо Медведя стремительно побелело, а рот начал открываться для крика. Морок не стал дожидаться вопля боли и воткнул кинжал Медведю под подбородок. Затем небрежно выдернул его и совершенно спокойно пошел к нам, не обращая ни малейшего внимания на бьющееся в агонии тело.

Клык неспешно поднялся.

— Победил Морок, — негромко сказал он, но его слова было слышно в каждом уголке помещения, такая тишина повисла в воздухе.

Нищие переварили услышанное и увиденное и разразились восторженными воплями. Клык, развернувшись к Мороку, одобрительно хлопнул его по плечу.

— Молодец, малыш. Теперь займемся Глистой.

Он снова повернулся к беснующейся толпе и открыл рот.

— За неповиновение мне, вашему королю, Глиста понесет наказание. Я объявляю его изгоем. Отныне тот, кто даже просто улыбнется ему, станет моим личным врагом. Принесите мне его голову и получите хорошую награду. Все понятно?

— Да! — дружно завопили нищие.

Глиста с группой приближенных товарищей уже давно скрылся в бесконечных тоннелях.

Я обрабатывала глубокую царапину на широкой груди Морока и громко ругалась всеми известными мне словами.

— Признавайся, — под конец накинулась я на вора. — Тебе просто нравится, когда я с тобой вожусь как с младенцем. Поэтому ты специально нарываешься на всевозможные неприятности.

— Конечно, — пожал было плечами вор, но тут же зашипел от боли. — И потом, как еще я могу произвести на тебя должное впечатление? А тут, можно сказать, храбро дрался за честь прекрасной девушки, получил боевое ранение, а виновница происходящего лично перевязывает мне раны. Это ли не высшее счастье?

В его бесстыжих глазах запрыгали смешинки. Хотела я было отвесить ему оплеуху, но передумала и вместо этого зачем-то поцеловала. Одежда как-то сама собой полетела в сторону.

— Кериона, — много позже прошептал мне Морок, водя кончиками пальцев по моему лицу. — Ты для меня все. Ты — смысл моей жизни. Я…

Договорить ему не дали. В подобие спальни, в которой Клык разрешил мне обработать рану Морока, ввалился ее непосредственный хозяин.

— Одевайтесь. Пора выдвигаться в дорогу, — буркнул Клык, глядя в сторону.

Мы поспешно натянули на себя одежду. Клык, тактично подождавший за символизирующей дверь занавесочкой, окинул нас ироничным взглядом и сказал:

— Мы с тобой, малыш, отправимся за демонопсами, а Бугай тем временем выведет твою женщину за пределы города.

Морок согласно кивнул, напоследок нежно коснулся моей щеки и повернулся, чтобы уйти.

— Морок, стой! — я вспомнила слова Глисты про следы. — На-ка, возьми это с собой.

Я вытащила из котомки один из пузырьков.

— Что это? — с интересом спросил Морок. Клык промолчал, но по его глазам я видела, что его терзает жуткое любопытство.

— Это поможет вам скрыть следы, — пояснила я, лукаво улыбаясь. — Просто сыпь позади себя через каждые пять шагов. Ни один самый великий нюхач вас не учует.

— Спасибо, Кер, — обрадовано произнес Морок, чмокнул меня в губы, и они с Клыком растворились в темноте коридора. Бугай, один из тех бравых ребят, которых я отнесла к телохранителям Клыка, потянул меня в противоположную сторону.

И вновь потянулись хитросплетения тоннелей, коридоров и ходов. Я уже давно и окончательно потеряла ориентацию во всех этих перепутьях и развилках. Однако Бугай уверенно вел меня вперед, пропуская мимо одни повороты и заворачивая в другие. Вскоре откуда-то потянуло свежим ветерком. Я только теперь почувствовала, каким затхлым и противным был воздух в тоннелях.

Бугай вышел наружу, старательно огляделся по сторонам и махнул мне рукой, мол, все чисто. Я осторожно высунула наружу нос. Стояла ясная летняя ночь. На небе мерцали серебристые звезды, мимо которых неспешно плыла полная золотистая луна, озаряя все вокруг своим таинственным светом.

— Нам туда, — негромко сообщил мне Бугай, указывая на совершенно непроходимые на вид заросли колючего кустарника. Я только понадеялась, что он знает, что делает, и послушно потопала за ним.

С трудом продравшись через густую поросль — несмотря на прорубленную скрытую тропинку, природа успешно отвоевывала свое — мы очутились на небольшой прогалине. Бугай уселся на траву и пояснил мне:

— Здесь нас никто не увидит и не найдет, кроме того, кому уже известно про это место. А таких, насколько я знаю, немного. Клык не очень-то доверчив.

И правильно делает, подумала я про себя. И так хватает выскочек, желающих занять место повыше. От одного только что избавились.

Я прикинула, что сейчас где-то час ночи и подумала, что будет нелишним выспаться перед дальней дорогой. С этими мыслями я как-то незаметно свернулась клубочком и задремала.

Глава 8. Дорога на север

— Вставай, соня, — прошептал мне на ухо знакомый голос. Я с трудом разлепила сонные глаза, проморгалась и уставилась на нависшую надо мной темную фигуру.

— Что такое?

— Нам пора ехать, — сообщил мне Морок, отодвигаясь от меня и помогая подняться. — Время играет против нас. Мы и так слишком задержались в Стильме.

Я наконец поднялась на ноги и огляделась. В одной стороне полянки о чем-то шептались Клык и Бугай, с другой стороны чем-то аппетитно чавкали два флегматичных демонопса.

— Вы их достали! — восхитилась я, разглядывая животных, по бокам которых свисали наши дорожные сумки. Значит, Морок все-таки забрал их, как и обещал. Я невольно подумала, на какие ухищрения пришлось пойти вору, чтобы объединить вместе тяжелые сумки и похищенных демонопсов.

— А ты во мне сомневалась? — Морок насмешливо приподнял бровь.

— Нисколечко, — клятвенно заверила его я. — Когда выдвигаемся?

— Немедленно. Только попрощаюсь с Клыком.

И Морок отошел к приятелю. Я подошла поближе к облизывающимся зверям. Те скользнули было по мне заинтересованным взглядом, но, увидев пустые руки, тут же потеряли ко мне всяческий интерес. Я же с любопытством изучила надетую на них упряжь, разительно отличавшуюся от всего, что приходилось видеть мне.

На головах у животных было надето что-то типа намордника, от которого шли назад две широких кожаных полосы. Впрочем, намордник нисколько не мешал демонопсам грызть врагов и еду, так как удерживающий ремешок как-то хитро проходил под нижней челюстью, нисколько не стесняя ее движений. На спине болталось плоское сидение, прикрепленное к торсу многочисленными ремешками. Сразу и не догадаешься, как это снимается. И уж точно замучаешься одевать обратно. Я похлопала по сидению рукой и неприятно поразилась жесткому деревянному звуку. Увы, седлом служила обтянутая кожей доска, без каких-либо намеков на что-нибудь смягчающее. Я посочувствовала стражникам Гренодоса, представив себе, какие у них жесткие намозоленные задницы от подобных верховых прогулок.

— Осматриваешь новоприобретения? — усмехнулся Морок, подходя ко мне в компании Клыка. — Да, это тебе не королевское седло с пуховой подушкой и вензелями. Солдат Гренодоса не балуют удобствами.

Я невольно покраснела при фразе про подушку. Я вовсе не считаю себя неженкой, но жизнь в королевском дворце приучает к определенному уровню комфорта, это неизбежно.

— Ладно, нам пора, — Морок не стал дожидаться моего ответа и вскарабкался на своего "скакуна". Я последовала его примеру.

— Удачи вам, малыш, — по отечески напутствовал нас Клык. — Девочка, береги его, — тихо добавил он мне.

И мы помчались прочь от Стильма. С каждым новым шагом демонопса я все больше убеждалась, что эту поездку я запомню надолго. Седло нещадно било под колени и по ягодицам, так как в отличие от кошачьей походки Сая эти зверята передвигались неровными скачками. Вскоре нижняя половина моего тела потеряла полную чувствительность и просто тупо шлепалась о деревяшку.

— Морок, — простонала я где-то перед рассветом. — Ты хоть знаешь, куда нам ехать?

— Знаю, — через плечо бросил опережавший меня на полкорпуса вор. — Нам прямо.

Мда, беседа не удалась, мрачнея с каждой минутой, подумала я. Ни ног, ни седалища я уже совершенно не чувствовала, начиная подозревать, что скоро они просто отвалятся от подобного обращения, а я этого даже не замечу. Что бы такое наколдовать для поднятия настроения?

Сама собой промелькнула мысль про злосчастную пуховую подушку. Увы, из воздуха ее не создашь, а скоро ли будет хоть какое-нибудь селение, где ее можно примитивно стащить, я понятия не имела.

В этот момент у меня зверски свело судорогой ногу. Страшно ругаясь в полголоса, я кое-как остановила свое четвероногое средство передвижения и мешком свалилась на землю, пытаясь размять через штанину сведенную мышцу. Оглянувшийся на шум моего падения Морок поспешил повернуть своего "скакуна" обратно.

— Кериона, что случилось? — встревожено спросил он, спешиваясь и наклоняясь надо мной.

— Ногу свело! — жалобно проскулила я. До последней невозможно было дотронуться — при каждом прикосновении конечность по всей длине пронзали тысячи острых кривых игл. — Это все из-за седла. Я себе все отбила и натерла и отсидела.

Морок попытался было задрать штанину вверх, но от первого же его прикосновения я взвыла раненным зверем и постаралась отползти в сторону.

— Нет, лучше не трогай. Достань мою котомку.

— Там и от этого средство есть? — усмехнулся вор, шустро вытаскивая бесценную коробочку из сумки.

— Там от всего средства есть, — сквозь стиснутые зубы процедила я. — В том числе от нахальных ехидных воров.

— К тому же брюнетов, — тут же подхватил Морок. — Что именно тебе нужно, Кер? Тут еще полно пузырьков.

Надо думать. Хотя бы зельями я запаслась в дорогу по полной программе, даже с запасом. Я ловко вытащила из гнезда небольшой флакончик, до краев заполненный бледно-фиолетовой жидкостью, зубами выдернула тугую пробку и сделала смачный глоток. Морок с интересом наблюдал за моими действиями, ожидая требуемого результата.

Через несколько секунд я ощутила, как стальные тиски боли начинают разжимать свои зубы на моей ноге. Издав вздох облегчения, я откинулась на спину, наслаждаясь эффектом обезболивающего зелья. Вот теперь можно и мышцу размять.

В четыре руки мы быстро измочалили мою конечность до полного расслабления. Я, еще слегка прихрамывая, добралась до демонопса, с интересом принюхивающемуся к сочной зеленой травке, растущей вокруг, и с негодованием уставилась на орудие пытки, именуемое седлом.

— Может, его вообще снять? — посоветовалась я с Мороком. — Кстати, а куда ты дел мое седло? Ну, то, которое осталось от Злюки?

Морок неловко замялся.

— Я… это… Я его Клыку отдал.

— Зачем? — удивилась я. Что король нищих будет делать с пусть и дорогим, но совершенно ненужным ему седлом? Разве что на провинившихся верхом кататься, чтобы твердо знали, кто в доме хозяин.

— Нам оно было ни к чему, — как-то неубедительно принялся оправдываться Морок. — Только таскать его с собой. А Клык его продаст.

— То есть ты вроде как внес вклад в воровскую общину моим седлом? — обалдев от такой наглости и несправедливости, уточнила я. Морок покаянно кивнул.

— Я же не думал, что оно так все случится, — совсем убито добавил он.

Я поспешно отхромала в сторонку и шарахнула парочкой молний в совершенно ни в чем не повинный дуб, растущий на обочине дороги. В толстом, в три обхвата, стволе появились две больших дырки, зато мне ощутимо полегчало. Даже вроде как расхотелось прибить кое-кого.

— Может быть, это сидение одеялами обмотать? — пытаясь реабилитироваться в моих глазах, но на всякий случай держась подальше, предложил Морок.

— Заматывай, — великодушно разрешила я и уселась на травку, дабы проконтролировать сей ответственный процесс от начала и до конца.

Морок украдкой перевел дух и приступил к сооружению экстра-конструкции.

Несмотря на то, что я внимательно наблюдала за усовершенствованием своего седла, мне так и не удалось понять, как и, главное, чем Морок умудрился закрепить одеяла вокруг именуемой сидением деревяшки. Поэтому на демонопса я взбиралась с некоторой опаской — а ну как сейчас вся эта конструкция развалится, и я окажусь в крайне неприглядном виде на земле?

К счастью, мои опасения нисколько не оправдались. Мы благополучно продвигались вперед до обеда, а там Морок наконец разрешил сделать привал. Да и то, я так думаю, вовсе не потому, что это было нужно мне и ему, а потому что несчастные полузагнанные демонопсы уже не бежали, а только вяло переставляли лапы, тяжело дыша и свесив из пастей длинные красные языки. Как ни крути, а если животинки падут смертью храбрых, далеко мы не продвинемся. А где в близлежащей местности можно раздобыть им замену, мы понятия не имели.

В то время как мы перекусывали на скорую руку, бедные замученные зверюшки категорически отказались от предложенной еды и согласованно рухнули на спины, задрав по четыре конечности вверх. Вскоре воздух вокруг них мощно заколебался, сотрясаемый некой смесью храпа и рыка и изредка рассекаемый подергивающейся во сне лапой.

Глядя на такой безмятежный сон, я вспомнила, что сама этой ночью почти не сомкнула глаз. Про Морока и говорить нечего — я-то хоть вздремнула на полянке, пока он добывал нам средство передвижения, он же толком не спал вторые сутки.

— Морок, может, подремем пару часиков? — неуверенно предложила я спутнику. Тот перевел на меня красные от недосыпа глаза.

— Некогда, Кер. Лучше скажи, ты не могла бы что-нибудь наколдовать, чтобы наши милые собачки пробежали еще чуть-чуть? Хотя бы до вечера?

— Могла бы, — согласилась я. — Только после парочки таких "подзарядок" они тактично протянут лапы. Природу не обманешь. Я могу отодвинуть усталость, но потом она вернется, в том самом объеме, который я отогнала.

— Но хотя бы разок такое можно проделать? — с усталой надеждой поинтересовался Морок.

— Разок можно. Но вечером придется сделать длительный привал. Очень длительный, — честно предупредила я.

— Давай, колдуй, — одобряюще махнул рукой вор и отошел в сторонку, чтобы не мешать.

Я сосредоточилась и представила себе, как от моих рук тянется золотистая нить, по которой струится энергия. Нить нежно коснулась лап одного из демонопсов, скользнула по туловищу и плавно втянулась в полураскрытую пасть. Тут же все тело животного опутала видимая только мне золотистая паутина. Зверь бодро вскочил на лапы, потянулся, зевнул и весело завилял хвостом. Я тем временем занялась вторым животным.

Через несколько минут взбодренные демонопсы прямо-таки рвались вперед. Чем мы и воспользовались, наскоро навьючив на них дорожные сумки и себя. Подзаряженные животные стартанули с таким оптимизмом, что мы с Мороком едва не повылетали из седел.

— И надолго их хватит? — перекрикивая свистящий в ушах ветер, уточнил у меня Морок.

— Ты просил до вечера, — крикнула я в ответ. — Вот до вечера и хватит. Потом отдых не меньше десяти часов. Если меньше — быстрее устанут на следующий день.

Морок что-то посчитал на пальцах и согласно закивал головой.

Мы ехали и ехали вперед. От однообразия пейзажей вокруг на меня начало накатывать раздражение, а мельтешащие по краям обочины навевали тошноту. К тому же дико хотелось спать. Ехала бы я на лошади или хотя бы на Сае, обязательно покемарила в седле, но, как я уже говорила, неровная походка демонопсов не давала сосредоточиться на дреме. И от этого я раздражалась еще больше. Вечерний привал начал казаться далекой и несбыточной мечтой.

К тому же приходилось постоянно проверять состояние окутывавших наших животных золотистых магических сетей, чтобы удостовериться, что пульсирующей в них энергии еще достаточно для дальнейшего передвижения. От постоянной выкладки магических сил у меня начала периодически кружиться голова, а перед глазами принимались роиться разноцветные мушки.

Когда Морок наконец махнул рукой в сторону небольшой прогалины на обочине, я с трудом завернула туда тяжело перебирающего лапами демонического пса, после чего с чувством выполненного долга свалилась в обморок на руки очень своевременно подошедшего вора.

Меня привел в чувство запах свежесваренной мясной похлебки. Учуяв столь дивный аромат, я ощутила такое дикое чувство голода, что, по-моему, была готова слопать целую корову, причем прямо с хвостом, рогами и копытами. Морок, уловив шевеление с моей стороны, поднял голову от котелка.

— Очнулась? Ты как, в порядке?

Я внимательно прислушалась к своему организму. Ну, что сказать. Магический резерв потрепан, но после сытного горячего ужина и хорошего сна войдет в норму. Немного ломит поясницу от неудобного катания верхом, и, кажется, вся задняя часть тела от этой самой поясницы до колен превратилась в один большой синяк, но в целом я в полном порядке. О чем я и не замедлила сообщить своему спутнику.

Морок с облегчением вздохнул и улыбнулся.

— Слава богам! Когда ты свалилась мне на руки со спины демонопса, первой моей мыслью было, что ты погибла от чрезмерного напряжения. К счастью, ты тут же застонала, так что я не успел углубиться в размышления на тему, кто виноват, что делать и под каким кустом тебя закапывать.

— Просто для хорошего колдовства ведьме требуется хорошо питаться и своевременно высыпаться, — непрозрачно намекнула ему я. Вор, пряча усмешку, протянул мне ложку.

— Ужин готов, можешь приступать.

Я не замедлила воспользоваться его предложением.

Когда котелок был выскребен до дна и местами даже вылизан, я с удовлетворенным вздохом откинулась на траву. Затем лениво щелкнула пальцами, создавая вокруг места привала защитный контур. Не стоит сейчас расслабляться. Ворон — серьезный противник. Наверняка он устроил хотя бы одну ловушку для меня. А это может быть не только магическая западня, но и элементарная засада или отряд охотников за головами, которым приказано взять меня живой.

— Что-то не так? — немедленно насторожился Морок, подбираясь ко мне поближе и кладя руку на рукоять кинжала.

— Просто поставила защитный контур, — сыто мурлыкнула я, гладя голову ему на колени. — Он же сигнальный. Если кто-нибудь подойдет к нам слишком близко, ему покажется, что здесь никого нет. А мы в то же время будем предупреждены о незваном госте. Да и нас никто не услышит.

Морок машинально погладил меня по волосам, оглядывая окрестности.

— А если птичка мимо пролетит?

— Морок, за кого ты меня принимаешь? — обиделась я, отталкивая его руку. — Птичка ему, видишь ли, прилетит. Контур среагирует только на большую массу тела, то есть на человека, крупного хищника или демонопса, на худой конец. Не надо считать меня глупее, чем я есть.

— Извини, — тихо засмеялся Морок. — Я же не маг, не знаю таких подробностей.

Я слегка нахмурилась, давая понять, что не одобряю его насмешек над моими способностями и наконец задала интересующий меня еще от самого Стильма вопрос:

— Морок, а как все-таки ты умудрился украсть демонопсов?

Вор на какое-то мимолетное мгновение замялся, но я успела уловить эту паузу. Все старые сомнения вспыхнули в моей груди с новой силой.

— Да так, пришел и забрал, — неубедительно ответил Морок, пытаясь ретироваться в сторону. Пришлось профессионально завалить его на траву и придавить сверху весом своего тела.

— Дорогой, — с пугающей нежностью в голосе начала я. — Тебе не кажется, что пришло время поговорить откровенно?

Вор помолчал, внимательно вглядываясь в мое лицо. Не заметив там и тени пощады, он глубоко вздохнул.

— Не думаю, что это хорошая идея, Кер.

— А по-моему, это просто великолепная идея, — отрезала я. — Ты слишком загадочный тип, Морок. А я слишком близко подпустила тебя к себе. Я ведь уже говорила, что должна доверять тому, с кем делю постель. А как можно доверять человеку, который состоит из одних тайн?

— Кер, милая…, - умоляюще начал было Морок, но наткнулся на мой решительный взгляд и замолчал.

— Ты весь — сплошная загадка, — продолжила я. — Почему после того, как ты похитил скипетр, я нашла тебя в полумертвом состоянии в королевском саду? Откуда ты знаешь, где и как можно пробраться через Топлые болота? Откуда ты знаешь все про Гренодос, а также знаком с половиной его населения? Кто такой барон Морокан, и какое отношение к нему имеешь ты?

Морок обречено смотрел на меня, придавленный весом моих сомнений и тела. Я терпеливо ждала ответа хотя бы на один из вопросов, попутно пытаясь устроиться поудобнее на мускулистом, но жестком воре. Правда, мое ерзанье чуть было не отвлекло нас от того, с чего, собственно, начался наш разговор, но я, собрав всю волю в кулак, пресекла заигрывания мужчины на корню. Еще более погрустневший Морок тоскливо вздохнул и сказал:

— Откровенность за откровенность, Кериона. Я расскажу тебе, что именно произошло в королевском дворце, и почему ты нашла меня в местном саду истекающим кровью. А ты взамен расскажешь мне, что случилось между тобой и Вороном. Согласна?

— Неравноценный обмен, — пробурчала я. — Я вон сколько тебе вопросов задала, а ты всего на один собираешься ответить. Так нечестно.

Тут Морок с такой мольбой посмотрел на меня, что мое сердце дрогнуло.

— Кер, милая, я не могу пока рассказать тебе, откуда я столько знаю про Гренодос и местное население. Прошу тебя, давай отложим разговор об этом до лучших времен. Боюсь, ты и так скоро узнаешь про меня слишком много неприятного!

От подобного откровения у меня мурашки побежали по коже. Да что же он такое скрывает?

— Ну хорошо, — неуверенно согласилась я. — Тогда я тебя слушаю. Что произошло в королевском дворце в тот злополучный день?

Морок на мгновение прикрыл глаза, словно припоминая события той далекой ночи.

— Все началось с того, что ко мне обратился наш общий знакомый и предложил баснословную сумму за похищение королевского скипетра. Причем непременным условием было присутствие заказчика при похищении. Я никогда прежде не работал на таких условиях, ведь так можно по крупному проколоться. Очень глупо попасться на краже из-за того, что твой горе-напарник решил сделать что-либо по своему. Но уж больно велика была предложенная сумма. К тому же заказчик принес с собой план дворца и его окрестностей. Да и сам Ворон сумел убедить меня в том, что он мне нисколько не помешает, более того, его магические способности весьма пригодятся нам в этом деле. Продемонстрированное колдовство склонило весы сомнения в сторону чаши согласия.

Весь следующий день, пока вы с братом развлекались на рыцарском турнире, я ошивался около королевского дворца, изучая месторасположение стражи, порядок смены караула и возможности проникновения во дворец. Внимательно исследовав все возможные пути, я остановился на не слишком высокой стене, окружающей королевский сад. Забраться на нее, на мой взгляд, было плевым делом, особенно для такого профессионала, как я. Конечно, мне показалось странным, что такое легко преодолеваемое препятствие совершенно никем и ничем не охраняется…

— А вот и неправда, — горячо возмутилась я. — Там куча охранных заклинаний стояла! Я лично их обновляла буквально за неделю до этого!!!

— Вот о чем-то подобном я и подумал, — согласился со мной Морок. — Если эта стена не охраняется стражей, значит, здесь вполне может быть что-то другое, такое, чего я могу не видеть. Это только послужило еще одним аргументом в пользу того, чтобы взять с собой предлагающего свои услуги мага заказчика.

И вот вечером того же дня мы с заказчиком подошли к присмотренному мной еще днем месту. Ворон внимательно осмотрел стену, что-то хмыкнул себе под нос и принялся колдовать.

— Странно, что я этого не почувствовала, — снова встряла я с комментариями. — Вообще-то такие вещи невозможно сделать незаметно. Я обязательно должна была уловить отдачу от разрушенного заклинания.

— Ну, с этим не ко мне, — Морок слегка поморщился. — Я все-таки не маг. Могу только сказать, что Ворон долго водил руками и что-то бормотал, а потом широким жестом предложил мне перелезть через стену. Что я и сделал, после чего помог перелезть ему. Затем мы пошли внутрь замка.

И тут нам просто невероятно повезло! Прямо перед самыми нашими носами прошел, приплясывая на ходу, король, неся в руке заветный скипетр. Все, что оставалось сделать — это проследить, куда его величество направляется и, улучив возможность, забрать требуемое.

— Ну, братец, я с тобой еще поговорю дома про необходимые меры безопасности и твое собственное разгильдяйство, — злобно буркнула я себе под нос. Морок, не расслышав, что именно я бурчу, вопросительно вскинул бровь, но я махнула ему рукой, мол, продолжай, не отвлекайся, и вся обратилась в слух.

— Так вот, — послушно продолжил вор. — Мы проследили за Дерионом до самой его опочивальни и увидели, что король через несколько минут покинул свою комнату и поспешно удалился в сторону кухни, если верить тому плану, что предоставил Ворон. Я вошел в королевскую спальню, забрал скипетр и сунул его себе за пазуху. После чего собрался со всей возможной быстротой покинуть место только что совершенного преступления.

Но в этот момент Ворон заявил, что у него есть еще одно неотложное дело и, пока он его не выполнит, и речи не может идти об его возвращении в Гренодос.

— Что, прямо так и заявил? — снова не утерпела я.

— Ага, именно так. Я, признаться, тоже удивился этому. То весь такой скрытный, даже лица не показывает, а тут вдруг так запросто сообщает мне, куда он собрался ехать с похищенным скипетром.

Морок замолчал, хмурясь и глядя в сторону. Я тактично выждала пару минут и нетерпеливо подергала мужчину за рукав:

— Ну, и что было дальше?

— А дальше мы отправились прямо по коридору, — мрачно продолжил Морок, переводя на меня угрюмый взгляд. — Затем повернули налево и очутились возле дверей, на которых была привинчена бронзовая табличка с изображением двух пересекающихся молний.

Я оцепенела. За поворотом налево от королевской опочивальни находилась только одна комната с изображением двух пересекающихся молний — моя. Эти самые молнии я еще в детстве в шутку изображала как символ ведьмы. Отец как-то решил мне подыграть и в результате подарил мне ту самую бронзовую табличку, украшающую ныне вход в мою комнату. Когда я стала придворной ведьмой, я прикрепила ее к себе на дверь, чтобы все знали, что здесь живу я.

— И что потом? — немеющими губами спросила я.

— Ворон сказал, что заплатит втрое больше, если я помогу ему обезвредить и прихватить с собой одного очень приближенного к королю человека, — неохотно ответил мужчина. — В противном случае, добавил заказчик, может случиться так, что мы не сможем даже выбраться из замка. Я тихо приоткрыл дверь, осторожно заглянул внутрь комнаты…

Морок снова замолчал, но на этот раз сердито. Потом все-таки спихнул меня на землю, поднялся на ноги и принялся нарезать круги вокруг костра.

— И? — напомнила я.

— И увидел тебя, стонущую от удовольствия под каким-то мужиком! — рявкнул Морок так, что даже замотанные длительной пробежкой удивленно демонопсы приподняли головы.

У меня заполыхали щеки.

— А нечего подглядывать, — промямлила я. Демоны всех задери, ведь еще показалось мне, что дверь скрипнула, но я подумала, что это все-таки была нещадно эксплуатируемая кровать, и не стала отвлекаться от процесса. Выходит по всему — зря.

Морок злобно посопел, продолжая бегать возле костра. Я молча переваривала услышанное.

Наконец вор успокоился и присел рядом со мной.

— Когда я увидел, кого именно Ворон хочет похитить, тут же наотрез отказался ему помогать. Тот пригрозил мне расправой. Тогда я не придумал ничего лучше, чем удрать от разъяренного заказчика, и рванул в сторону выхода в сад. Когда я поворачивал за угол, меня догнало его первое атакующее заклинание, продырявившее мне бок и сильно обжегшее меня россыпью искр.

Истекая кровью и слабея с каждой секундой, я кое-как добрался до стены, но в тот момент, когда я собрался с последними силами, чтобы перелезть через нее и окончательно скрыться, почувствовал острую боль в голове. Наверное, от доставшего меня заклинания я и получил свой распрекрасный шрам на лице, — горько усмехнулся мужчина. — Дальше ничего не помню. Когда очнулся, то услышал, как ты неподалеку разговариваешь с братом. А потом ты меня нашла. Остальное ты и сама знаешь.

Мы помолчали, думая каждый о своем. Не знаю, какие именно мысли бродили в голове моего спутника, а меня лично крайне интересовал один вопрос: почему Морок не стал помогать моему давнему врагу, увидев, кого конкретно тот хочет захватить? Да и вообще он с того самого момента, как очнулся и открыл глаза, ведет себя так, будто мы давно знакомы и только что не лучшие друзья. Нечего сказать, подобная манера общения сильно и быстро располагает к себе, но все-таки, почему?

— Эм-м-м, Морок, — деликатнейше произнесла я. — А мы раньше с тобой нигде не встречались?

Конечно, склероз периодически проявляется и у меня, хотя не в такой степени, чтобы забыть человека, с которым я имела когда-либо дело. Да и на лица у меня память хорошая. Разве что просто не придала значения какому-то эпизоду в своей жизни, в котором неявно, но поучаствовал мой загадочный спутник?

Морок, услышав мой вопрос, сильно развеселился.

— Кериона, это звучит так, словно ты пытаешься неловко познакомиться.

Я покраснела и обиделась. Вопрос, конечно, прозвучал по-идиотски, но зачем уж сразу так-то?

Морок примиряюще обнял меня и притянул к себе.

— Не обижайся. Просто в трактирах продажные девки именно с этого вопроса начинают разговор с потенциальными клиентами.

Я покраснела еще сильнее. Замечательно! Конечно, высокой нравственностью я давно не отличаюсь, но искренне надеюсь, что с продажной девкой меня еще рано сравнивать.

Морок, пытаясь меня утешить и заодно подлизаться, поцеловал меня в щечку, потом в носик, потом в губы… а потом мы с ним как-то незаметно оказались без одежды в груде приготовленных для сна одеял. Я умиротворенно сопела вору в подмышку, изо всех сил притворяясь спящей. Говорить о своем прошлом мне сегодня совершенно не хотелось.

Утром я проснулась в полном одиночестве, если не считать двух сладко похрапывающих неподалеку демонопсов. Морока нигде поблизости не было видно, что меня немного взволновало. Едва я только про него подумала, как мой взъерошенный спутник вылез из близлежащих кустов.

— Доброе утро, Кер, — серьезно произнес мужчина. — Долго еще наши собачки будут отдыхать?

— Вполне успеем позавтракать, — с трудом перебарывая зевоту, ответила я. Морок молча полез в сумку за съестным, а я занялась костром. Вскоре по полянке разнесся умопомрачительный запах поджаренного на огне мяса. Даже наши утомленные четверолапые скакуны подняли любопытные носы и с азартом принюхались. Я бросила им по большому куску, которые в мгновение ока были разорваны и проглочены. Впрочем, они не намного опередили нас — за столь бурную ночь мы с Мороком тоже успели хорошенько проголодаться.

Покончив с едой, мы, не медля ни минуты, тут же выступили в путь. Не скажу, что демонопсы страшно этому обрадовались, но покорно потрусили вперед. Вскоре у меня снова в ушах засвистел ветер, а глаза заслезились от бьющего в лицо воздуха, рассекаемого быстрым бегом животных.

— Морок, — улучив момент, крикнула я. — А нам попадутся какие-нибудь селения по пути? Припасов на неделю не хватит. Максимум еще на три дня. К тому же собачек тоже нужно чем-то кормить.

— Через парочку проедем, — крикнул в ответ вор. — Одна как раз в двух днях пути отсюда, так что не успеешь сильно оголодать. К тому же в случае чего поохотимся. В этих местах дичи навалом.

Я припомнила последнюю королевскую охоту, в которой имела удовольствие принимать участие. Тогда мы с братом поспорили, кто первый собьет вылетевшую из камышей утку — брат стрелой или я заклинанием. В результате, когда бедная перепуганная птичка поднялась в воздух, ее незамедлительно настиг огненный шарик, который я, не подумав, сноровисто пульнула в цель, на пару долей секунды опередив вскинувшего лук Дериона. Не успев даже крякнуть напоследок, утка шмякнулась обратно.

Когда егеря принесли мне обугленное до костей тельце, мерзавец Дерион долго смеялся и предлагал мне первой отведать свежезапеченое мясо по праву добытчицы. Стоит ли говорить, что утка в результате оказалась в помойной яме, так как после моего меткого "выстрела" даже гончим псам нечем было поживиться…

Столь живо представив, как мы с Мороком пытаемся найти под толстым слоем сажи и углей хотя бы маленький кусочек годного в пищу мяса, я решительно предложила своему спутнику заниматься добычей пропитания самостоятельно, в качестве замены предложив свои услуги по освежевыванию и готовке добытого. Морок бросил на меня ироничный взгляд, но, к счастью для своего здоровья, промолчал.

Через пару дней непрестанной гонки мы добрались до первого на протяжении всего нашего пути населенного пункта. Это было что-то среднее между большим селом и маленьким городком. По окраинам теснились настоящие хибары, вокруг которых бродили грязные худые дети и не менее грязные и худые животные. Больше всего меня поразила свинья, у которой через шкуру торчали все до одного ребра. Увидев нас, эта скотина оторвалась от попыток разыскать что-нибудь съедобное в местной помойной яме, и с боевым хрюком и визгом кинулась наперерез нашим демонопсам. Ошарашенные неожиданным нападением животные отпрыгнули в разные стороны, пропустив озлобленную свинью между собой.

Бешеная скотина, оглашая воздух злобным визгом, развернулась на повторный заход, и тут уж я не сдержалась. Мысленно представила перед собой большой тяжелый кулак и с размаху опустила его на голову атакующей хавроньи. Свинья особенно пронзительно взвизгнула и рухнула на костлявый бок, по инерции проскользив на нем еще пару метров. Если на этом боку и были какие-то начатки сала, то теперь они точно размазались по пыльной неровной дороге.

Разумно решив не дожидаться хозяина боевой свиньи, мы поспешили в глубь селения. И чем дальше мы продвигались, тем более богатые дома нам попадались. В конце концов мы выехали на круглую площадь, посередине которой возвышалось одинокое здание — ратуша. Перед дверями выстроилась очередь из желающих попасть внутрь.

Я, памятуя о том, что нам нужно по быстрому закупить провизию и отправляться дальше, подъехала к одному из выделяющихся из толпы присутствующих ярко-зеленым мундиром стражнику и вежливо спросила:

— Милейший, не подскажете ли двум простым путешественникам, где в вашем городе можно найти приличную таверну?

В моей руке как бы между прочим блеснула серебряная монетка. Служака так и пристыл взглядом к моей конечности, шумно сглотнув слюну. Морок благоразумно держался позади, пряча лицо под капюшоном плаща.

— Э-э-э, конечно, милсдарыня. У старика Палека приличная таверна, и находится она неподалеку отсюда. Я бы даже с удовольствием проводил туда такую красавицу, — стражник поднял на меня замаслившиеся от удовольствия глаза, — но, увы, служба не позволяет отлучиться.

— Тогда просто подскажите мне, как туда покороче проехать, — пропела я, незаметным жестом вкладывая монетку ему в карман. К счастью, перед отправкой из Стильма Морок поменял у Клыка часть моих денег на гренодосские монеты, так что можно было не волноваться, что стражник поднимет шум, обнаружив у себя в кармане деньги не своего государства.

Служака прямо-таки засветился от удовольствия. "Ох, и гульну сегодня!" — было написано на его блаженном лице.

— Вот тот проулочек видите? — стражник махнул рукой вправо от себя. — По нему поедете прямо, а через три дома свернете налево, и вы уже у дядюшки Палека. Закажите себе свиные ребрышки, — слегка наклонившись ко мне, доверительно сообщил мне мужчина и закатил глаза вверх. — М-м-м! Просто объедение!!!

Я, все еще впечатленная недавним нападением представителя свинячьих, невольно передернулась. К моей радости, служака этого не заметил, погруженный в сладостные мечтания о свиных ребрышках и кружках пива, которые он сегодня сможет употребить на полученную монету. Я же воспользовалась моментом и в сопровождении вора удрала в указанном направлении.

Таверна дядюшки Палека выглядела прилично даже с улицы. Окна украшали красивые резные ставни, двор был чисто выметен, а в дверях, чудом скрестив на груди почти негнущиеся от огромных мускулов руки, стоял вышибала. Я окинула его оценивающим взглядом и негромко присвистнула. Да такой одним ударом быку шею сломает!

Мужчина услышал мой присвист и подарил мне ответный сосредоточенный взгляд. Я неспешно слезла на землю и подошла к нему поближе. Сзади неслышной тенью скользил Морок.

— Милейший, — даря вышибале свою самую лучшую улыбку, сказала я. — Здесь ли находится таверна дядюшки Палека?

— Здесь, милсдарыня, — прогудел в ответ мужчина. — Проходите, девочки на кухне только что приготовили свежую мясную похлебку. Закажите себе, не пожалеете.

Я благодарно кивнула и прошла внутрь. К нам тут же подскочила девушка лет восемнадцати в красном платье с длинной переброшенной через плечо косой густого пшеничного цвета.

— Добрый день, — затараторила она. — Прошу, проходите сюда, присаживайтесь. Что желаете откушать?

— Э-э-э, — слегка опешив от такого напора, протянула я. Выручил Морок:

— Ваш охранник посоветовал нам взять похлебку. И жаркого какого-нибудь принесите. И кувшин воды.

Девушка расплылась в улыбке и испарилась, взметнув на прощание косой. Через несколько минут перед нами исходили паром две тарелки, доверху заполненные густой ароматной похлебкой.

— Жаркое придется немного подождать, — извинилась девушка. — Еще готовится.

— Красавица, а как бы нам с хозяином переговорить? — поспешила я перевести внимание на себя, заметив, что девушка активно строит глазки Мороку. Та как-то сразу приуныла и робко спросила:

— Я вас обидела чем-то? Что-то не так сделала?

— Да нет, — удивилась я. — Ты молодец, расстаралась. Просто нам надо в дорогу еды много купить, вот я и решила, что лучше это с хозяином обсудить.

Девушка снова просияла и улетучилась. Мы между тем приступили к еде, наслаждаясь настоящим горячим сытным варевом. Когда ложки заскребли по днищам тарелок, все та же девчушка принесла нам жаркое, а на стул рядом со мной опустился пожилой седоволосый мужчина.

— Приятного аппетита, уважаемые гости, — пожелал он нам. — Я — хозяин этого заведения Палек. Вы хотели что-то обсудить со мной? Желаете поговорить сейчас или сначала отобедаете?

Я с сомнением покосилась на дымящуюся под носом тарелку. Пожалуй, если я это съем, то окончательно разомлею и буду неспособна к каким-либо разговорам, так что лучше уж сразу приступить к делу.

— Мы хотим купить у вас припасов в дорогу, — сказал Морок, видимо, пришедший к тем же выводам, что и я. — Для двух людей и двух демонопсов. Припасы из расчета на пять дней.

Палек что-то поприкидывал, качая в раздумье беловолосой головой.

— Это обойдется вам в пять золотых и три серебряных монеты. Если заплатите сейчас, то, пока вы будете доедать свой обед, мои девочки приготовят все необходимое, и вы сразу же сможете двинуться в путь.

Я молча вытащила кошель, достала из него пять желтых и три белых кругляша и положила в протянутую руку владельца трактира. Тот солидно положил их в карман и, жестом подозвав нашу официантку, что-то шепнул ей на ухо. Та согласно кивнула и в мгновение ока испарилась.

Палек же снова повернулся ко мне и серьезно сказал:

— Конечно, не мое дело, куда направляются далее посещающие мой трактир люди, но хочу вас предостеречь. Ходят слухи, что на северном тракте завелась банда разбойников. Они убивают всех проходящих мимо путников до одного, обирают трупы до нитки и прячут тела так, чтобы их никто не нашел. Если вдруг вам в ту сторону — будьте осторожны.

Я вопросительно посмотрела на Морока, и тот чуть заметно кивнул. Замечательно! Значит, нам надо проехать именно через северный тракт. Кто бы в этом сомневался?

— Уважаемый, — тихо спросил Морок, — а как давно завелась эта банда?

Трактирщик задумчиво наморщил лоб, припоминая.

— Да где-то с неделю.

— Спасибо, — поблагодарил его Морок, и Палек ушел, чтобы лично проследить за сбором провизии для нас.

Глава 9. Покушения

— Ну и что ты на это скажешь? — мрачно поинтересовалась я у Морока, доедая жаркое.

— Что эти разбойники появились неспроста, — задумчиво ответил вор. — Сдается мне, что здесь не обошлось без барона. Ну, ты же ведь не думала, что все пройдет легко и безмятежно?

— Честно говоря, я ожидала чего-то подобного, — призналась я. — Просто всегда неприятно убедиться в своих худших предположениях.

— Я думаю, не все так плохо, как кажется, — попытался приободрить меня мужчина. — Вряд ли среди разбойников будет маг, так что мы вполне можем умудриться проскочить мимо них незамеченными.

— Ты и сам в это не веришь, — усмехнулась я. — Ладно, нечего без толку гадать, что будет. Разберемся по месту действия.

Прикончив жаркое и утолив жажду освежающей дух и тело родниковой водой, мы вышли во двор, где получили три набитых припасами баула. Демонопсы, учуяв съестное, только что из шкуры вон не вылезли. Пришлось выделить им по куску вяленого мяса. После этого животные смиренно дождались, пока на них навьючат новые сумки. Мы поблагодарили Палека и его девочек и поехали дальше.

Северный тракт порадовал буйствующей вокруг пышной зеленой растительностью и полным отсутствием какого-либо движения, за исключением шевелящего макушки деревьев шаловливого ветерка.

Настороженно озираясь по сторонам, мы медленно продвигались вперед. Я периодически рассылала вокруг поисковые импульсы, предназначенные для обнаружения разумной жизни в непосредственной близи от нас. Пока все было тихо. Даже слишком тихо.

Не пели птицы, не жужжали насекомые. Казалось, лес вымер в своей животной части, оставшись только в части растительной. Негромкий топот лап демонопсов об пыльную дорогу казался в такой тишине просто оглушительно громким, хотя на самом деле был еле слышен уху.

Чем дальше мы продвигались вперед, тем меньше мне все это нравилось. Такого просто не могло быть, чтобы из прекрасного густого леса полностью исчезли звери и птицы. Что-то здесь было не так.

К вечеру напряжение достигло своего апогея. У меня по коже бегали электрические искры, Морока, неосторожно дотронувшегося до моей руки, здорово тряхануло. Демонопсы, чувствующие нашу настороженность, трусливо поджимали хвосты и приседали на все четыре лапы. Вор же превратился в монолитную статую, неотрывно глядящую вперед и, по-моему, даже периодически забывал дышать.

— Надо делать привал, — чуть слышно шепнула я, но в окружающей нас тишине мне показалось, что я заорала изо всех сил. — Иначе мы все просто сойдем с ума.

Морок согласно кивнул, не рискуя произносить что-либо, и мы принялись высматривать подходящее для ночлега место.

Пришлось проехать еще не менее часа, прежде чем нам удалось приглядеть подходящее местечко. Небольшая полянка, на которой мы с некоторым трудом, но все разместились, очень удачно пряталась между густых зарослей растительности. В очередной раз убедившись, что поблизости нет никого живого, я выставила защитный контур и с облегчением потянулась, сбрасывая с себя накопленное за день нервное и электрическое напряжение.

— Уфф! — фыркнула я, нисколько не таясь.

— Что, нам уже можно не прятаться? — полушепотом поинтересовался Морок.

— Я поставила защитный контур, а он глушит звуки внутри себя. Так что можно разговаривать в полный голос, не таясь, — пояснила я.

— Интересно, почему здесь так тихо? — уже нормальным голосом спросил вор.

— Есть у меня одно нехорошее подозрение, — угрюмо призналась я. — Магию здесь творили, причем черную. Похоже, все, кто попал под удар, погибли. Очень надеюсь, что среди них были и разбойнички.

— А что за заклинание применялось, ты не можешь определить? — полюбопытствовал вор, подсовывая под нос демонопсам их вечерний паек, в то время как я сооружала нам ужин на скорую руку.

— Я в некромагии вообще почти ничего не понимаю. Могу только мертвяка упокоить, да и то больше чем-нибудь тяжелым и металлическим, чем специальным заклинанием. Некрозаклятья у меня не очень-то выходят.

— Ясно, — задумчиво произнес вор. — Знаешь, это даже радует. Ты и так, когда злишься, заклинаниями во все стороны брызжешь. Было бы не смешно, если бы ты еще и мертвяков поднимала нечаянно, когда была в плохом настроении.

Я сперва было фыркнула от смеха, а потом призадумалась. Да, действительно, было бы не до смеха. Я максимум трех успевала упокоить, когда меня обучал черный маг Радимир — яркий пример того, что иногда имя совершенно не подходит человеку. А оценивая свой потенциал, поднять я могу… Очень много поднять могу, замучаешься потом бегать и обратно укладывать.

— Да, кстати, — не вовремя припомнил Морок. — Ты же мне обещала рассказать, что произошло между тобой и Вороном. Я весь внимание, милая.

С этими словами мужчина вытянулся на изумрудной даже в кромешной темноте травке и приготовился слушать. Я же недовольно скривилась.

Это было самое страшное событие, произошедшее в моей жизни, и по вполне понятным причинам я очень не любила об этом вспоминать. С другой стороны, Морок ведь не отстанет, да и если я нарушу обещание, могу не узнать ответов на другие свои вопросы к таинственному спутнику.

Я глубоко вздохнула и начала рассказывать.

— Ворон был одним из тех, кто обучал меня магии.

Настала очередь Морока перебивать мой рассказ своими комментариями.

— Ворон был твоим учителем? Да быть такого не может! Ему же лет двадцать-двадцать пять!

— Ага, — усмехнулась я. — И когда он меня учил, ему тоже было лет двадцать-двадцать пять. На вид. И при этом он уже был очень сильным и опытным магом. Не забывай, ведь он не обычный человек, а колдун, хитрый, умный и очень опасный. Даже предположить не берусь, сколько ему лет на самом деле.

Мне тогда было пятнадцать лет. Сам понимаешь, такой возраст, когда все представители мужского пола вокруг кажутся рыцарями на белом коне. А тут такой красавец принимается меня учить стихийной магии. Кстати, это от Ворона я переняла любовь к огненному шарику, — покосилась я в сторону Морока. — И, сдается мне, именно этим заклинанием он и продырявил тебя почти насквозь.

Морок невольно поежился, прижав руку к безобразному шраму на боку, но ничего не сказал.

— Естественно, я влюбилась в него по уши, — горько усмехаясь наивным мечтаниям пятнадцатилетней Керионы, продолжила я. — Ходила за ним по пятам, с обожанием заглядывала в глаза и опрометью кидалась выполнять каждую просьбу. Отец только подсмеивался над моим увлечением, пребывая в твердой уверенности, что никто и пальцем меня не коснется, боясь гнева его королевского величества. Эх, знал бы он, как ошибался…

В то время моим лучшим другом был Лерион, молодой парнишка, мой ровесник, служивший местным конюхом.

— Я смотрю, у тебя прямо тяга к представителям этой профессии, — ревниво пробурчал Морок, очевидно, припомнив Стениона. Я насмешливо щелкнула его по носу и стала рассказывать дальше, все больше погружаясь в свой такой знакомый до мелочей кошмар.

— Ворон, — я с обожанием заглядываю в прекрасное лицо мужчины, — а это правда, что магам нельзя жениться?

— Конечно же нет, любимая, — обнимая меня, шепчет Ворон. — Просто ты еще недостаточно взрослая для того, чтобы я мог жениться на тебе. Вот когда подрастешь…

— А вот папа не женится на каждой служанке, которая ему нравится, — я упрямо надуваю губы. — И я уже большая. У меня уже вон грудь выросла давно, и все женские дела исправно ходят. Почему мы не можем быть вместе?

Мужчина задорно смеется, закинув вверх голову. Я прижимаюсь к нему посильнее и тоже начинаю смеяться, настолько заразительно его веселье.

Мы в обнимку валяемся на груде сена в одном из пустующих стойл. Это одно из тех мест, где нас никто не сможет увидеть и услышать. Ну, или почти никто.

— Ты уверена, что хочешь этого? — резко обрывая смех и делаясь совершенно серьезным, спрашивает меня Ворон. — Ты точно уверена?

— Да, — млея от счастья и собственной дерзости, шепчу я.

— Тогда завтра в полночь приходи в мою комнату, — тихо говорит мне маг. — Не испугаешься?

— Нет, — обиженно надуваюсь я. Да я об этом столько мечтала! Не приду, а прибегу завтра!

— Хорошо, я буду тебя ждать, — Ворон ласково целует меня в макушку и бережно ссаживает на сено рядом с собой. — Но если не придешь, учти, буду обращаться с тобой как с самой обычной ученицей. И никаких поблажек!

— Я приду, — уверяю его я и первой выскальзываю из конюшни, не замечая, как мне вслед смотрят испуганные глаза Лериона, случайно услышавшего все от начала и до конца.

Весь следующий день я просто порхаю от счастья, не в силах дождаться не спешащей приближаться ночи, а при встречах с Вороном обмениваясь с мужчиной заговорщическими взглядами. Ближе к вечеру в коридоре меня ловит за руку Лерион.

— Ты что здесь делаешь? — пугаюсь я. Конюхам запрещено появляться во дворце, так как "они своим видом и запахом способны довести приличную даму до обморока", как говаривала моя наставница по этикету, постоянно пребывавшая в полном шоке от того факта, что я вожу дружбу с "этими дикими людьми".

— Кериона, не ходи к нему, — дрожа всем телом, начинает умолять меня Лерион.

— Что? — моему изумлению нет предела. — Откуда ты знаешь?

— Я…, - щеки конюха заливает краска. — Я нечаянно слышал вас. Зашел в конюшню за уздечкой и все услышал. Кер, не ходи к нему. Он плохой.

— О чем ты говоришь? — я начинаю злиться. — Ворон самый лучший! И вообще, тебя это не касается. Это мое дело.

— Кериона, пожалуйста, послушай меня, — на глаза друга наворачиваются слезы. — Когда ты ушла, он сказал: "Наконец-то эта глупая девчонка попалась. Теперь я наконец проведу ритуал и смогу уехать из этого ненавистного города".

— Чушь, — резко отвечаю я. — Ты просто придумал это, чтобы отговорить меня. Так вот, Лер, я все равно пойду к нему. А сейчас возвращайся к себе, пока тебя кто-нибудь не увидел, и у тебя не начались неприятности.

С этими словами я поворачиваюсь к другу спиной и поспешно удаляюсь к себе, не слушая затихающих позади умолящих воплей. МОЙ Ворон не мог такого сказать. Просто Лерион ревнует, убеждаю я сама себя, и сидящая во мне наивность с радостью верит этой лжи.

Ближе к полуночи я, дрожа от волнения, выскальзываю в полутемный коридор. Спальня Ворона находится в самой глухой части замка, это было одним из его условий, прежде чем наняться на работу. Сам он говорил мне, что часто проводит шумные эксперименты и не хочет кому-либо мешать этим.

Я торопливо бегу по изученным наизусть коридорам, приближаясь к заветной комнате. Перед его дверью я останавливаюсь и делаю несколько быстрых судорожных вздохов, пытаясь успокоить нервно колотящееся об ребра сердце. Затем поднимаю руку и решительно стучу. Дверь незамедлительно распахивается.

— Входи, любимая, — радостно шепчет Ворон, практически вволакивая меня в свою спальню. Я ошарашено оглядываюсь по сторонам. Кругом горят свечи, а на полу начерчены какие-то символы.

Пока я оглядываюсь, Ворон подтаскивает меня к противоположной стене и страстно прижимает меня к ней всем своим телом.

— Ты готова, любимая? — шепчет он почти мне в губы. Я с трудом проглатываю возникший в горле комок и киваю.

— Прекрасно, — без тени прежней нежности говорит маг и делает небрежный пасс рукой. Из ниоткуда возникают веревки, цепко перехватывающие заведенные за спину руки и намертво притягивающие меня к стене.

— Что такое? — испуганно взвизгиваю я. — Ворон, что ты делаешь?

— Я? — прекрасное лицо искажает гримаса ненависти. — Я всего лишь собираюсь убить тебя, девчонка.

— Что? Но как? Почему? — громко кричу я.

— О, все очень просто, — явно наслаждаясь моим страхом, маг неспешно цедит слова. — Видишь ли, однажды, еще в своей молодости, твой папаша перебежал мне дорожку, уничтожив во время войны с Гренодосом моего великого учителя и едва не отправив на тот свет меня самого. Как видишь, мне удалось выжить. И сейчас я совершу самое сладкое деяние в своей жизни — отомщу Даору. Заодно применю заключенную в тебе силу себе на благо. Или ты и вправду поверила, что можешь чем-то заинтересовать меня?

Из моего горла рвется очередной крик.

— Помогите!

И я судорожно бьюсь в магических путах, тщетно надеясь освободиться.

Ворон оглушительно смеется. Искаженное ненавистью лицо в обрамлении густых черных волос приближается ко мне. Резко очерченные губы кривятся в презрительной усмешке.

— Ты все еще надеешься убежать, идиотка? Здесь тебя никто не услышит. Можешь кричать, сколько влезет. Мне даже нравятся твои крики. Это так возбуждает…

Промурлыкав последние слова почти мне в лицо, Ворон отходит назад и начинает читать какое-то длинное заклинание. Безжалостно скрученные за спиной руки нестерпимо болят, горло саднит от непрестанно рвущегося наружу крика. Начерченные передо мной знаки начинают слегка мерцать и переливаться всеми цветами радуги. Ворон вытаскивает из одежды острый тонкий кинжал и медленно, словно крадучись, снова подходит ко мне.

— Да, ты права, девчонка. Это будет очень, очень больно…

Из моего горла вырывается новый вопль ужаса.

Кончик кинжала медленно, словно крадучись скользит вдоль моего тела, периодически слегка покалывая кожу острием. Ворон с нескрываемым удовольствием следит за выражением моего лица.

Один быстрый взмах рукой — и из небольшой ранки на кисти начинает сочиться кровь. Я невольно вскрикиваю.

В этот момент дверь тихонечко приоткрывается, являя моим глазам Лериона в обнимку с мечом. Наверное, стащил из комнаты брата, благо, она всегда открыта, а Дерион в последнее время развлекался, украшая стены спальни всевозможными кинжалами да мечами. Вечно лохматые светлые волосы стоят дыбом, рот при виде меня раскрывается так широко, что можно пересчитать все зубы.

Лерион с круглыми от ужаса глазами начинает подкрадываться к стоящему к нему спиной Ворону. Я опять захожусь в диком крике, на этот раз чтобы заглушить шаги друга и отвлечь мага на себя.

— Кричи, моя сладкая, кричи, — злобно бормочет Ворон, делая новый надрез на другой моей руке. Я снова взвизгиваю от боли, на этот раз непритворно.

Лерион подкрадывается достаточно близко, чтобы нанести удар, замахивается тяжелым мечом и с размаху бьет мага в незащищенный бок. Меч с глухим свистом глубоко погружается в тело Ворона. Комнату оглашает новый вопль, на этот раз мужской.

Развернувшись и увидев Лериона, маг не долго думая, бросает в него каким-то заклинанием, разворотив половину грудной клетки, и с трудом выбегает из комнаты, зажав руками раненный бок. Магические путы спадают с меня, и я падаю на колени рядом с умирающим другом.

Лерион протягивает ко мне окровавленные руки, умоляя:

— Помоги мне! Кериона, помоги мне! Пожалуйста!

Я беспомощно пытаюсь зажать чудовищную дыру у него на груди, из которой упругими толчками вместе с кровью выплескивается жизнь. Из глаз сами собой текут злые слезы.

— Держись! Прошу тебя, не умирай!

— Кериона!..

По телу моего друга пробегает последняя судорога, и он затихает навеки. Я, шокированная всем произошедшим и в ужасе от собственного бессилия, захожусь в беспомощном рыдании.

— Я клянусь тебе, — всхлипывая и кладя руку на грудь мертвого Лериона, обещаю я. — Я клянусь тебе, что отныне всегда буду помогать тем, кто меня об этом попросит. Чего бы мне это не стоило…

— И что было потом? — осторожно спросил у меня Морок. Я уже давно сидела у него на коленях, поливая слезами мужское плечо.

— Ворон скрылся, никто не знает, как и куда. Отец разослал поисковые отряды по всей стране, но те так никого и не нашли. Лериона похоронили в королевском саду, а я с удвоенной энергией налегла на изучение магии.

Я перевела дух, вытерла нос и глаза и неуверенно улыбнулась.

— Теперь ты знаешь, почему я не люблю брюнетов.

— Хочешь, я перекрашусь в блондина? — совершенно серьезно спросил у меня Морок.

— Нет, не надо, — глубоко вздыхая и прижимаясь к мужчине, ответила я. — Ты мне и таким нравишься. Но все равно, спасибо, что предложил.

— Спасибо, что отказалась, — нежно целуя меня, негромко сказал вор. — Давай-ка укладываться спать. Боюсь, что завтрашний день будет нисколько не легче сегодняшнего.

Мы в четыре руки достали одеяла и в обнимку улеглись спать.

Ночью мне опять приснился кошмар, только на этот раз вместо Лериона я увидела Морока.

Окровавленный вор лежал у моих ног, а Ворон издевательски хохотал:

— Я убью их всех, девчонка. А потом я убью и тебя…

Я проснулась в слезах и холодном поту. Морок, приподнявшись на локте от моего неосторожного движения, внимательно вгляделся в мое лицо.

— Что, опять кошмар?

Я молча кивнула и зарылась лицом в рубашку на его груди. Мужчина успокаивающе обнял меня и погладил по спине. Вскоре я не заметила, как снова задремала, на этот раз, к счастью, без каких-либо сновидений.

Проснувшись, позавтракав и накормив четырехлапые средства передвижения, мы по-прежнему настороженно тронулись в путь. В лесу было все также тихо, а поисковые импульсы приносили только отрицательный результат.

Пообедали мы на ходу, решив выиграть таким образом хоть немного времени, которого и так было в обрез. Сосредоточенно пережевывая кусок вяленого мяса, я вдруг уловила подозрительный треск, донесшийся слева от Морока.

— Морок, берегись! — вскрикнула я, машинально выставляя вокруг вора отражающий щит. В этот момент затрещало с другой стороны, и через какое-то мгновение я ощутила острую боль в правом плече и в руке. Скосив глаза, я увидела в плече трепещущее оперение, украшающее массивную стрелу. В руке торчала еще одна стрела.

— Кериона! — закричал обернувшийся на мой вопль вор.

Я изо всех сил старалась удержать ускользающее сознание. В конце концов, я не какая-нибудь там неженка, чтобы упасть в обморок от двух пустяковых царапин! Страшно выругав себя, я стиснула зубы и расширила щит и на себя тоже. Теперь долетающие до нас стрелы на пару секунд зависали в воздухе, а затем с тихим шорохом падали на землю.

Морок подъехал ко мне поближе, пользуясь защитой заклинания.

— Кер, ты как? — с тревогой спросил он, разглядывая меня.

— Не вздумай сейчас вытаскивать стрелы, — сквозь плотно стиснутые зубы процедила я. — Если я потеряю сознание, тебя моментально утыкают стрелами до состояния ежа.

Вор согласно кивнул, не отрывая от меня обеспокоенного взгляда.

— А если на них яд?

— Вряд ли, — отрезала я. — Ворону я нужна живой. А в том, что это его рук дело, сомневаться не приходиться.

— Почему ты так уверена? — проверяя арбалет, поинтересовался Морок.

— Потому что на нас напали не люди.

И тут из-за деревьев показались первые нападающие. Даже нежить, насколько бы тупой она не была, способна заметить, что выпускаемые ею стрелы не достигают своей цели. И теперь нас ожидает рукопашная с пятью… нет, с семью… с двенадцатью поднятыми черной магией покойниками. А я вот-вот потеряю сознание!

Стиснув зубы так, что что-то противно хрустнуло, я взмахнула раненой рукой, вычерчивая в воздухе необходимые пассы и бормоча слова заклинания. От моей руки оторвались четыре шипящие и разбрасывающиеся фиолетовыми искрами молнии, устремившиеся соответственно к четырем представителям атакующих. Покойники мгновенно вспыхнули ярким сиреневатым огнем и, забыв про нас, с диким воем закрутились на месте, срывая с себя клочья горящей плоти.

Ай да я! Радимир бы сейчас только порадовался моему прогрессу. Одним магическим ударом сразу четырех! Раньше меня хватало на двух, а за третьим приходилось бегать с мечом или кинжалом. Причем еще требовалось догнать сноровистого мертвяка, совершенно не желающего возвращаться обратно в свою могилу.

Итого осталось восемь против двоих.

— Можешь еще пару раз так проделать? — разряжая арбалет в ближайшего мертвого разбойника, поинтересовался Морок. Стрела с глухим чавканьем застряла в грудной клетке покойника. Правда, он от этого даже не почесался, продолжая упрямо идти вперед и вытянув перед собой полуразложившиеся руки с зажатым в них массивным топором.

— Могу, — согласилась я. — Но, во-первых, нет гарантии, что получится так же хорошо, а во-вторых, я и так держусь из последних сил. Или все-таки хочешь закопать меня под ближайшим кустом?

— Тогда мы обречены, — убедившись, что стрелы бесполезны, Морок схватился за кинжал и с опаской следил за приближением нападающим.

— Не обобщай, — невесело усмехнулась я. — Эти ребята пришли по твою душу. Меня они не тронут.

— Ты так в этом уверена? — усомнился вор.

Я вместо ответа направила демонопса прямиком к ближайшему мертвяку. Зверь прижимал уши и отчаянно трусил, но покорно шел вперед.

Едва мы оказались перед самым носом покойника, как тот сделал шаг в сторону и принялся обходить нас по широкой дуге. Что и требовалось доказать.

— Прекрасно! — И Морок злобно выругался. — И как я должен с ними справляться?

Я вместо ответа выдернула левой рукой из ножен кинжал и, широко замахнувшись, вогнала его в шею мертвяка. После чего, морщась от отвращения, принялась кромсать мертвую плоть, отрезая голову.

— Этих тварей, — запыхавшись от приложенных усилий и накатывающей слабости, сообщила я вору, — можно убить, отрезав им головы. Эх, жаль, нет меча под рукой. Им было бы сподручней.

Морок, уловив общую идею, соскочил со спины своего демонопса и перехватил кинжал поудобней. Затем ловко отвел удар первого из добравшихся до него противников и… одним ударом снес ему башку. Я в восхищении раскрыла рот. Нет, мечом еще такой фокус можно проделать, причем легко, но кинжалом? Явно я недооценивала своего спутника.

Однако нечего зевать по сторонам. Пока я еще на ногах, надо помочь вору.

Именно в этот момент голова наполнилась подозрительным гулом и звоном, а телом окончательно завладела предательская слабость. Пришлось неловко нашарить в котомке пузырек с остатками болеутоляющего средства — на все остальное времени не было.

Морок отчаянно рубился с шестью покойниками сразу, взявшими его в плотное кольцо и не обращавшими на меня никакого внимания. Чем я и воспользовалась, подло напав со спины. В результате моей контратаки количество нападающих сократилось до четырех.

Однако мне все тяжелее было сражаться. Одежда на правом боку промокла от текущей из ран крови почти до сапог, на лбу выступила холодная испарина. Еще немного — и я точно уже никуда не поеду. Хорошо хоть боли теперь почти не чувствую.

Собрав остатки сил в кулак, я обезвредила еще одного мертвяка. Перед глазами зароились разноцветные мушки.

Морок ловким ударом обезглавил еще одного покойника. Осталось два.

Я воткнула свой кинжал в горло ближайшему противнику, но сил на отрезание головы у меня не осталось. Мертвяк вяло попытался вырваться, но сделать это, не причинив мне вреда, было невозможно, так что покойник только нелепо барахтался в моих руках, давая необходимую передышку мне и возможность покончить с его товарищем Мороку. В итоге через пару секунд мой пленник остался в гордом одиночестве.

Морок обернулся на нашу живописную композицию, оценил бледность моего лица и то, что удерживать кинжал у меня уже не осталось сил, и бросился на подмогу.

Живой мертвец раскрыл рот и злобно зашипел, следя за приближающимся вором.

— Смотри, чтоб не укусил, — с трудом выговорила я, выпуская из безвольных рук рукоять кинжала.

Морок двумя шагами приблизился к последнему противнику и практически открутил ему голову ловким движением рук.

Я обессилено припала к холке демонопса, но это глупое животное дернулось так, что я неловко ткнулась торчащим из плеча древком стрелы в спину зверя. Все тело пронзила жгучая боль, и я наконец-то потеряла сознание.

Стоило только Мороку коснуться раненного плеча, как я тут же пришла в себя. Я полулежала под ближайшим к месту схватки деревом, а вор со всей возможной осторожностью срезал с меня одежду.

— Стрелу… в плече… надо протолкнуть…, - тяжело дыша, попросила я. Бледный Морок согласно кивнул и взялся за древко.

— Готова?

— Нет, — честно ответила я. — Давай!

Плечо обожгла новая острая боль, когда наконечник стрелы разрывал мышцы и ткани, прокладывая себе путь наружу. Я скрипнула зубами, но, спасибо начавшему действовать, хоть и с опозданием, зелью, сознания на этот раз не потеряла. Морок отломил оперение стрелы и выдернул второй обломок из раны.

— Достань мою котомку, — с трудом удерживаясь от воя, сказала я. Вор молча придвинул мне заветную коробочку. Я неловко открыла ее левой рукой и скосила глаза, разглядывая содержимое в поисках нужного средства. Наконец я нашла мазь, которой в свое время смазывала раны Морока.

— Прежде чем перевязывать, намажь вот этим, — посоветовала я возящемуся со мной вору. Тот выхватил пузырек из моей руки и мазнул его содержимым по кровоточащей дырке в плече.

Из моих глаз непроизвольно брызнули слезы. Возникло ощущение, что в ране завелся хищный паразит и сейчас приступил к трапезе, выгрызая куски моего тела. Приеду в Андерон, первым делом убью Марка. Только он мог подсунуть мне такое садистское зелье для обработки ран.

Морок тем временем перевязал мое плечо и занялся рукой. Здесь было проще, стрела аккуратно торчала с обеих сторон и все, что оставалось сделать, это вытащить ее. Затем повторилась процедура с ощущением противного копошения внутри и перевязка. Заодно Морок соорудил мне удерживающую раненную руку повязку. Хотя, по моему мнению, при передвижении на демонопсах толку от нее будет мало.

Закончив возиться со мной, Морок обессилено привалился к соседнему дереву и прикрыл глаза.

— Ты сам-то цел? — очень своевременно поинтересовалась я у спутника. Вся его одежда и лицо были заляпаны кровью и ошметками плоти. Оставалось только надеяться, что это кровь нападавших.

— Ни царапины, — устало успокоил меня вор. — Кто это были такие? И почему надо бояться их укусов?

Я припомнила нудные лекции своих учителей и, ехидненько улыбаясь от нахлынувших воспоминаний, бодро отрапортовала:

— Зомби плотоядные. Отличаются крайне агрессией по отношению к окружающим. Питаются живой плотью, предпочитая человеческую. Укус зомби опасен, так как ядовит. Плотоядные зомби способны выполнять различную примитивную работу, например, отлично подходят для сидения в засаде. Обладают остаточным разумом, который, правда, заключается в основном в том, чтобы что-нибудь съесть. Что тебе еще такого же интересного рассказать про них?

— Почему они на тебя не нападали?

— Думаю, потому что у них было конкретное задание от хозяина. Уничтожить тебя и вывести из строя меня.

— В каком смысле — вывести из строя тебя? — Морок вопросительно поднял бровь.

— А ты разве еще не понял? — горько усмехнулась я. — Все стрелы, летевшие в нас, были направлены в правую половину туловища. Их целью было повредить мне правую руку. Чтоб ты знал, большинство заклинаний, за исключением самых простейших, сопровождаются определенным набором движений, совершаемых правой рукой.

— То есть…, - не веря своим ушам, вор уставился на мою раненную руку.

— То есть теперь я практически неспособна к колдовству, — мрачно подтвердила я его подозрения.

Морок устало прислонил голову к стволу дерева.

— Знаешь, я все больше начинаю жалеть, что втравил тебя в это дело, — печально проговорил он.

— Вообще-то я сама втравилась, — напомнила я. — Конечно, если бы ты не украл скипетр, я б сейчас спокойно сидела в королевском замке и умирала от скуки. С другой стороны, тогда бы мы с тобой не познакомились. Ладно, нечего рассиживаться. Даже с ограниченным набором сил я не собираюсь бросать Сая в беде. Поехали.

— Ты уверена, что выдержишь? — заботливо осведомился Морок.

— Не знаю, — я попыталась было пожать плечами, но тут же передумала, ощутив новое противное копошение под повязкой. — Если вдруг упаду — не забудь подобрать. Я и с одной рукой пригожусь.

Некоторое время я приспосабливалась к тряскому ритму передвижения демонопса, пытаясь устроиться так, чтобы не сильно тревожить раненную руку. Методом проб и ошибок я выяснила, что комфортнее всего себя чувствую, когда животное несется своим неровным галопом — то ли я удачно поймала ритм, то ли зверь понимал, что меня надо беречь и старался двигаться поаккуратнее. К тому же такая скорость передвижения более чем устраивала нас с Мороком. Мы и так катастрофически отставали от отряда барона Морокана, который опережал нас на два дня. А за два дня можно очень многое успеть. Например, вдоволь помучить ночного демона. Подстрекаемая беспокойством за Сая, я все чаще нахлестывала бока демонопса, пытаясь еще больше ускорить и без того несущееся изо всех сил животное.

К вечеру меня начало знобить, а раны противно дергало при каждом неосторожном движении. Всю дорогу внимательно приглядывающий за мной Морок тут же объявил привал. Я с облегчением сползла с демонопса, опираясь на руку вора, и прямо там же уселась на землю. Ноги меня не держали категорически.

— Как себя чувствуешь? — осведомился Морок, срезая с моего плеча повязку и осматривая рану. Я в очередной раз стиснула зубы.

— Жить буду, — коротко резюмировала я собственное состояние.

— Есть хочешь? — ковыряясь в моем плече, поинтересовался вор. К горлу немедленно подкатил комок.

— Нет, спасибо, — с некоторым трудом переборов тошноту, ответила я. — Лучше посплю. Во сне организм лучше исцеляется.

Морок согласно кивнул, снова намазал меня отвратительной мазью Марка, и после перевязки быстро приготовил для меня импровизированное ложе. Я кое-как пристроила горящее огнем плечо и вскоре задремала.

Проснувшись утром следующего дня, я почувствовала себя гораздо бодрее, чем накануне. Морок уже все приготовил для дальнейшего передвижения и ожидал только, когда я открою глаза. Наскоро перекусив, я с помощью мужчины вскарабкалась на своего "скакуна". Мы снова погнали животных вперед со всей доступной им скоростью. У меня тут же нещадно разболелась рука, но снова принимать болеутоляющее снадобье я не решилась. Этого крайне необходимого зелья у меня и так оставалось слишком мало. До обеда потерплю, а там посмотрим. Тем более что до замка барона Морокана осталось где-то три дня пути, а затягивать наше путешествие на более долгий срок мне по вполне понятным причинам не хотелось. Так что я только крепче стискивала челюсти и старалась удержаться от стонов при особенно болезненных ощущениях.

Морок, первое время с беспокойством поглядывавший в мою сторону, вскоре тоже увлекся бешеной скачкой и даже пару раз вырвался вперед. Впрочем, мой демонопес не допускал особой форы и быстро нагонял своего мохнатого товарища. Так что передвигались мы практически вровень.

В тянущемся по обеим сторонам дороги лесу наконец-то начала проявляться хоть какая-то жизнь. Первым нас об этом оповестил одуревший от переполняющего его счастья жук, с размаху врезавшийся Мороку в грудь и едва не выбивший того из седла. А чуть погодя защебетала первая за столько метров пути птица. Да, стоило только исчезнуть мертвякам, как живность тут же вернулась на свои исконные позиции. Окончательно я убедилась в этом, заметив промелькнувшую в отдалении быстроногую лань.

Сделав в обед короткий привал, мы торопливо перекусили, покормили животных и не медля ни минуты двинулись дальше. Вскоре мы должны были добраться до еще одного селения, лежащего на нашем пути к замку барона. Вот там-то и отдохнем.

До селения, на этот раз крупной деревушки, мы добрались как раз к вечеру. Солнце медленно погружалось за горизонт, озаряя домишки кроваво-красным светом. Хлопотливые хозяйки загоняли в сараи кур и скотину, сопровождая сие действие громкими криками. И только голоногая ребятня с визгами носилась по улице. А на самом видном месте красовалась таверна.

Вручив демонопсов заморенному худосочному парнишке, клятвенно заверившему нас, что он отлично позаботится о животных, чему немало поспособствовала мелкая монетка, брошенная мной, мы вошли внутрь и уселись за самый дальний и темный столик. К нам немедленно подскочила девица:

— Что будете заказывать?

— Мне чего-нибудь жаренного и кувшин воды, — морщась от боли в плече, попросила я.

Морок полностью присоединился к моему заказу.

Девица умчалась в сторону кухни, и через несколько минут принесла нам какое-то сильно наперченное, но вкусное мясное рагу. Даже у меня проснулся аппетит, хотя до этого я сильно сомневалась, что смогу съесть хотя бы кусочек. Меня бросало то в жар, то в холод, к тому же после целого дня тряски в седле я совершенно не чувствовала раненную руку.

С жадностью уничтожив принесенную еду и откинувшись на спинку жесткого деревянного стула, я понаблюдала, как Морок неторопливо жует свою порцию. Мужчина же, словно поддразнивая меня, неспешно ковырялся в тарелке, выбирая кусочки повкусней. Поняв, что если и дальше буду так на него таращиться, то придется заказывать для себя еще что-нибудь, я отвернулась и принялась осматривать трактир и его посетителей.

Было крайне многолюдно, все столики оказались заняты. Причем только за нашим сидели мы вдвоем, все остальные были просто-таки окружены толпами народа. Такое многочисленное скопление людей показалось мне подозрительным, но, с другой стороны, может быть, это единственное развлечение для местного населения. Тем более что на нас никто не обращал ни малейшего внимания, что меня более чем устраивало.

Неожиданно Морок как-то странно закашлялся. Я повернулась к своему спутнику. Его лицо было белым как мел, на лбу выступила нехорошая испарина, а все тело сотрясал озноб не хуже моего.

— Морок, что с тобой? — негромко, но встревожено спросила я у него.

Вор перевел на меня мутные глаза, с присвистом втягивая в себя воздух, а затем без единого звука упал на пол. Я метнулась к нему, положила его голову себе на колени и принялась вглядываться в помертвевшее лицо, пытаясь понять, что же с ним произошло.

Сзади донесся чей-то грубый смех.

— Вот молокосос, пить не умеет, а туда же.

Я обернулась на звук. К нашему столику приближался здоровенный детина, скаля кривые зубы в гаденькой усмешке.

— Нечего тебе с ним делать, красавица, — накладывая тяжелую лапу прямо на мое раненное плечо, рявкнул мужик, одним рывком поднимая меня на ноги. Голова Морока беспомощно стукнулась об пол. — Пойдем-ка лучше со мной, я тебе покажу, каким должен быть настоящий мужчина.

— К тебе это явно не относится, — ощерилась я. Боль в стиснутом широкой ладонью плече только подхлестнула мой гнев. — Убери руки и проваливай от меня подальше.

— Ути-пути, — деревенщина смешно вытянул губы трубочкой. — А ты, значит, с характером штучка. Ну ничего, я люблю таких обламывать. Зато потом они такие шелковые становятся, что даже скучно.

Дружки амбала разразились противными смешками. Морок за моей спиной судорожно дернулся, потом вытянулся и затих. Демоны сожри этого тупицу, который решил так не вовремя заявить на меня свои права. А вдруг, пока я с ним беседую, Морок умер? Ведь что-то же с ним случилось, когда он ел… Когда он ел?

Я одним рывком высвободилась из-под лапищи деревенщины и схватила со стола тарелку с недоеденным жарким вора. Торопливо сунула палец в остатки пищи и облизнула, затем тщательно принюхалась к еде. Так я и думала! Яд! Еще бы понять какой. Но наверняка быстродействующий, так что у меня совсем мало времени, чтобы помочь Мороку. Хорошо еще, что все свои вещи, в том числе заветную котомочку, я прихватила с собой в трактир.

Едва я рванулась к вещам, как меня снова грубо дернули за руку, на этот раз, к счастью, за здоровую.

— Эй, красавица, я с тобой еще не закончил, — под одобрительное улюлюканье дружков пробасил все тот же детина.

Я размяла здоровую руку, в которой от столь резкого рывка на время поселилась тупая ноющая боль. Некогда мне с ним возиться, ох, как некогда! Придется колдовать. Не знаю, конечно, как отреагирует местная публика на появление в их краях незнакомой ведьмы, но избавиться от этого придурка надо незамедлительно. Иначе мне некого будет спасать. И это касается не только валяющегося под ногами вора.

Со всеми этими мыслями я смачно залепила в низкий лоб деревенщины заклинание быстрого сна и, не дожидаясь, пока оно подействует, нырнула в сумку, отыскивая необходимые пузырьки. Самое плохое во всем этом было то, что я не знала, что именно поможет. Все противоядия делятся на три группы, но две из них ни в коем случае нельзя смешивать, потому как от этого действия наступает неизбежный летальный исход. Значит, начнем с третьего вида, а там посмотрим.

Детина в это время осоловело захлопал глазами, затем широко зевнул, похваставшись перед всеми окружающими полным отсутствием коренных зубов, после чего мирно улегся на пол и солидно захрапел. Его дружки застыли в оцепенении, что позволило мне влить в насильно разжатый рот Морока первое противоядие. К моему огромному облегчению, живучий вор еще слабо дышал.

Флакончик дрогнул в моей руке, и жидкость плеснула через край пузырька, частично растекшись по щекам и подбородку мужчины, но большая часть все-таки попала внутрь. Я застыла, ожидая хоть какой-нибудь реакции и поспешно соображая, какое же из двух оставшихся лучше применить. И именно в этот момент активизировались дружки усыпленного мной бугая.

— Ведьма! — дружным хором взвыли они. — Вязать ее! В цепи! И на суд к барону!

Хорошо еще, что не на костер, с мрачной иронией подумала я, отмечая нулевую реакцию Морока на примененное противоядие. Ну-с, и что выберем? Я плотно стиснула в вспотевших от волнения ладонях два оставшихся флакона.

Тем временем дружки деревенщины рассыпались широким полукругом и пошли на меня всей толпой. У одного из них в руках зазмеилась тонкая, но очень прочная цепочка из магически закаленной стали. Такую не под силу разорвать даже титану. Да ведь все это подстроено, промелькнула у меня запоздалая мыслишка, но я тут же затолкала ее подальше. Сейчас мне нужно было сделать правильный выбор противоядия и не мешало бы поторопиться с принятием решения, так как на лице Морока начали выступать заметные даже в полутьме синюшные пятна.

Минуточку! Да ведь его же просто-напросто отравили ядом болотной гадюки, самым сильно- и быстродействующим ядом из всех имеющихся! Я решительно выдернула зубами пробку из одного из флаконов и щедро плеснула антидотом в полураскрытые губы Морока. Буквально через пару секунд хриплое дыханье вора более-менее выровнялось, и я поспешно вскочила на ноги, готовясь к схватке с жаждущими захватить меня дружками мирно спящей деревенщины.

Подкрадывающиеся ко мне мужики были все до одного вооружены, в основном ножами, но это не делало их менее опасными противниками. Эх, как не вовремя пострадала моя рабочая конечность! Сейчас бы запустить в них чего-нибудь этакое, смачненькое. А придется обходиться доступным. А из доступного у нас сейчас только огневики и молнии.

Я привычно закрутила на кончиках пальцев левой руки ярко-оранжевый шарик. Уж что-что, а это заклинание у меня было настолько отработано, что применять его я могла руками, ногами и носом, и даже во сне. Было время, когда я так развлекала братишку, устраивая перед ним клоунаду с жонглированием тремя огневиками, один из которых подбрасывала именно носом.

Заметив, что я собираюсь атаковать, мужики замешкались и подрастеряли боевой пыл. К сожалению, ненадолго.

— У, ведьма проклятая! — загомонили они хором. — Окружай ее, братцы, окружай! Да за руки хватай, а не за титьки!

Последнее относилось к одному из товарищей, который попытался схватить меня за ладонь, но крайне неудачно наступил на храпящего под ногами дружка, поскользнулся и, чтобы не упасть, был вынужден схватиться за первое попавшееся под руку. Думаю, не стоит объяснять, что именно это было. За свою безграничную наглость он первый и получил кулаком здоровой руки прямо в зубы, после чего тихо улегся рядом с приятелем на пол. Наскоро пораскинув мозгами и оценив ситуацию, я пришла к выводу, что не стоит доводить до кровопролития, как бы мне ни хотелось сейчас разорвать этих негодяев на мелкие лоскуточки. Так что придется расстараться и вывести всех из строя чем-нибудь оглушающим, усыпляющим и парализующим.

Всего противников было пять, если не считать уже отдыхающую на полу парочку. Но главная проблема была в том, что они не собирались нападать на меня поодиночке, дожидаясь каждый своей очереди, а перли всей толпой. При таком раскладе я смогу вывести из строя максимум еще двоих, а остальные трое легко скрутят меня вместе с моей больной рукой. И все же попытаться стоило.

За моей спиной зашевелился очень кстати очнувшийся Морок.

— Что происходит? — хрипло спросил он непонятно у кого и, судя по звукам, пытаясь подняться на ноги.

— А то сам не видишь, — буркнула я. Боец из него сейчас никудышный, после отравления змеиным ядом человеку необходимо минимум три часа, чтобы начать твердо держаться на ногах. А значит, вор в этой ситуации мне не помощник.

Мужики тем временем подобрались совсем уж близко, и я решила более не медлить. И направила на радостно размахивающего по сторонам волшебной цепью товарища оглушающее заклинание. Тот послушно замер на месте, отупело таращась в одну точку. Смущенные понесенной потерей мужики на миг отступили.

— Лорик! Лорик! Вот зараза, она Лорика заколдовала! — засуетились оставшиеся противники, на глазах теряя сплоченность и обратились к окружающим, с большим интересом наблюдавшим за развитием событий. — Люди, да что ж вы глазеете-то просто так! Эта ведьма сейчас нас всех переубивает, а вы так и будете только смотреть? И ничего не сделаете?

Увы, агитация не удалась. Из-за дальнего столика поднялся крупный мужчина с покрытыми черной гарью руками, сразу выдававшими род его занятий.

— Зачем же с ведьмой связываться? — серьезно спросил кузнец. — Она вас не трогала, это идиот Полугамий к ней первый полез. За то и получил. А вот тебя, приятель, я не знаю, — повернулся он к громче всех выступающему типу. — Ты ведь и сам не местный, так чего же нас уму-разуму учишь?

Бедолага заткнулся, сбледнул с лица и попятился к выходу. Кузнец между тем подошел к нам с Мороком.

— Что с твоим дружком? — прямо спросил мужчина. — Он болен чем-то?

— Его отравили, — скаля зубы от бешенства, ответила я. — Ты не мог бы приютить его у себя на часок, добрый человек? А то мне надо бы с вашим трактирщиком парочкой слов перемолвиться.

— Ты с ним уже перемолвилась, — добродушно хохотнул кузнец, одной рукой подхватывая Морока в охапку, а другой указывая мне на деревенщину. — Вот он, Полугамий, спит себе блаженным сном. Хотя ты же ведьма, наверняка знаешь, как его разбудить.

Знать-то знаю, да только сделать сейчас ничего не могу, с одной-то рукой.

— Пусть себе спит до утра, — недовольно буркнула я. — А уж утром-то я с ним и побеседую.

С этими словами я неловко подхватила поклажу и направилась следом за волочущим на себе Морока мужчиной.

Едва мы вышли на улицу, и вор вдохнул глоток свежего ночного воздуха, как он неимоверным усилием вырвался из рук кузнеца и рухнул в придорожную траву, где его обильно вывернуло.

— Это хорошо, — одобрил кузнец, не торопясь поднимать вора обратно. — Значит, яд выходит. Так что, чернявый, ты еще нескоро перейдешь в мир теней.

— Я и не тороплюсь, — прохрипел Морок, вытирая рот рукавом. После чего попытался самостоятельно подняться на ноги, но его сразу же повело в сторону. Бдительный кузнец снова подхватил ослабевшего от отравы вора и поволок дальше.

Жил кузнец, как и положено — на отшибе. К небольшому, но очень опрятному дому примыкала все еще пышущая жаром кузня. Мужчина запустил нас внутрь домика и зажег свечу, предварительно прислонив Морока к ближайшей стенке. Затем помог мне усадить вора на широкую скамью.

В домике было всего две комнаты: одна хозяйственная, в которой мы находились в данный момент, и примыкающая к ней спальня.

— Уж извините, гостей принимаю редко, — добродушно улыбаясь, развел руками хозяин. — Так что придется вам уж как-нибудь самим определиться, кто будет в доме на скамье спать, а кто во дворе на сеновале.

— Ничего, — заверила его я. — Я и на полу могу поспать. А Мор… э-э-э, друг мой на скамье пускай спит.

Если кузнец и заметил, как я замялась, то виду не подал. А я подумала, что чуть было не проговорилась. Вот интересно мне, как бы отреагировал наш гостеприимный хозяин, узнав, что приютил знаменитого вора? Сам бы придушил или страже донес?

Убедившись, что мы благополучно устроились на ночь, кузнец пожелал нам спокойной ночи и скрылся в собственной спальне.

Я кое-как сама поменяла себе повязки, влила в Морока еще одну порцию противоядия — так, на всякий случай — и без сил рухнула на одеяла.

Посетив утром злополучную таверну с целью забрать оставленных на ночь демонопсов и плотно пообщаться с вероломным хозяином, я была поражена. Из здания не доносилось никаких признаков жизни, что для трактира было просто чем-то невероятным. Да в подобных заведениях с самого раннего утра начинается суматоха — готовится свежая еда, убирается загаженное накануне помещение, проверяется количество припасов. А тут мертвая тишина!

Первым делом я заглянула в конюшню, хотя, на мой взгляд, вернее было бы называть ее псарней, так как лошадьми в Гренодосе пользовались только крестьяне. Все остальные разъезжали на демонопсах. Там еще было хоть какое-то проявление жизни, выразившееся в двух наших оголодавших за ночь животных. При виде меня звери просто зашлись от энтузиазма. Я потрепала обоих по мускулистой холке и отправилась внутрь таверны, на поиски ее владельца.

Первым, на кого я наткнулась, стал тот самый парнишка, который вчера вечером пообещал поухаживать за нашими скакунами. Мальчишка лежал на ступенях ведущей наверх лестницы, запрокинув искаженное ужасом и удивлением личико куда-то вверх. Поперек его горла тянулась глубокая рваная рана. Мне даже не пришлось притрагиваться к нему, чтобы понять, что паренек давно мертв.

Я аккуратно перешагнула через бедолагу и бесшумно пошла наверх.

Посередине коридора второго этажа, широко раскинув в стороны руки и ноги, лежала на спине служанка. Пол под ней весь пропитался кровью, капавшей куда-то вниз с вызывающим омерзение тягучим звуком. Похоже, я опоздала со своим визитом. Кто-то здесь уже поработал до меня, позаботившись, чтобы мне не с кем было разговаривать. Неужели это опять дело рук Ворона и его дружка барона?

В каждой комнате, в которую я заглядывала, меня ждало совершенно одинаковое зрелище: лужи крови и трупы. Последний, на кого я натолкнулась в своем скорбном шествии, был Полугамий. Его убили прямо во время наведенного мной магического сна. Мужчина лежал, свернувшись клубочком и засунув в рот большой палец руки, а в его спине торчал здоровенный кухонный нож.

Испытывая непонятное отвращение к увиденному и острое чувство вины за случившееся, я пошла обратно к выходу. Когда я вновь перешагивала через лежащего на лестнице мертвого мальчишку, с его лица, недовольно гудя, поднялся десяток мух. Горло стиснул спазм тошноты, и я поспешила выбежать на улицу, где и рассталась со своим скромным завтраком. Затем долго сидела в конюшне, пытаясь оттереть с сапог кровь убитых. Рядом бесновались взволнованные исходящим от меня резким запахом крови демонопсы.

Частично придя в себя и отчистившись, я нацепила на животных намордники и повела их к дому кузнеца. На крыльце меня встречал еще бледный, но уже довольно бодро себя чувствующий Морок.

— Что случилось? — незамедлительно спросил вор, заметив угрюмое выражение моего лица.

— Я только что была в таверне, — и я рассказала ему обо всем, что там увидела.

— Надо немедленно убираться отсюда, — тут же вынес вердикт Морок. — Могу поспорить, что эти убийства навесят на тебя или меня. И, скорее всего, сейчас сюда движется вооруженная вилами и кольями толпа, жаждущая расправы с нами.

Я, не вдаваясь в пустые разговоры, прошла в домишко кузнеца, захватила дорожные сумки и наспех навьючила их на демонопсов. Когда мы уже устроились в седлах, за ближайшим поворотом раздались крики: "Казнить убийц!", "На костер ведьму!" и прочее в том же духе. Не дожидаясь, пока из-за угла покажутся первые представители наших почитателей, мы пришпорили демонических псов и драпанули со всех ног из этой милой гостеприимной деревеньки. Только пыль поднялась столбом.

Напоследок я все-таки обернулась и увидела, как нам вслед, жутко ругаясь и размахивая ножом, бежит один из предводителей народного суда — тот самый тип, который вчера больше других агитировал местное население на мою поимку, и про которого кузнец сказал, что он сам не местный уроженец. На его лице, перекошенном гримасой злобы и ненависти, отчетливо проступал страх. Да уж, Ворон его не погладит по головке, когда узнает, что он упустил меня практически из-под самого своего носа.

— Проклятая ведьма! — донеслось до меня напоследок, и мы скрылись между деревьями примыкающего к окраине леса.

Отъехав как можно дальше, мы остановились на короткий отдых.

— Ты как себя чувствуешь? — спросила я у бледного вора.

— Могу спросить то же самое, — улыбнулся Морок.

— Я в порядке, — заверила его я. Как-то в такой суматохе совсем забылись собственные ранения. Или у меня уже рефлекс заботиться об этом мужчине?

— Я тоже, — украдкой косясь на сумку с провизией, ответил Морок. — Вообще-то яды на меня плохо действуют, я бы и сам его отрыгнул, просто больше времени понадобилось бы на то, чтобы организм сообразил, что ему делать. Так что спасибо за очередное спасение моей жизни.

— Учти, я все записываю, а потом возьму с тебя должок с процентами, — грозно пообещала я.

— Моя жизнь и так принадлежит только тебе, — серьезно произнес вор и посмотрел на меня таким обожающим взглядом, что я невольно смутилась. Еще ни один мужчина не смотрел на меня так. В груди шевельнулось какое-то незнакомое, но очень приятное ощущение.

— Жаль, что мы не можем задержаться на часок, — белозубо ухмыльнулся Морок, раздевая меня глазами.

— Нам надо торопиться, — с определенным усилием отворачиваясь от него, проворчала я.

Морок ограничился коротким поцелуем, и наше нескончаемое путешествие продолжилось.

Глава 10. Лес монстров

— И куда нам теперь? — поинтересовалась я у оглядывающего окрестности Морока. Над головой сгущались сумерки, не мешало бы подумать о стоянке, потому что в полной темноте не способен видеть никто из нас. Да еще, как назло, наступило новолуние, и мгла по ночам стояла такая, что хоть глаз выколи.

— Сейчас где-нибудь устроимся на ночлег, — пообещал мне вор. — Просто здесь уже приходится соблюдать осторожность. В сутках езды находится первый аванпост, расположенный на пути к замку барона. Как бы не нарваться на ночной караул.

— Очень интересно, — скептически протянула я. — По твоим словам выходит, что раньше осторожность соблюдать не требовалось. Теперь понятно, почему у меня рука на перевязи, а ты до сих пор на еду косо смотришь. Как ты вообще намерен передвигаться дальше, не рискуя попасть в лапы к страже барона?

— Мы проедем через лес, — пояснил Морок, сворачивая демонопса в сторону от дороги. — Так будет и короче и быстрее. Ну и относительно безопаснее, само собой. Единственный недостаток у этого метода передвижения заключается в том, что в этих лесах водятся крайне свирепые и вечно голодные хищники — кинторы.

— Ну, насчет свирепых, могучих и ужасных — это мы уже проходили, — я скорчила соответствующую гримаску. — Одного как раз выручать едем.

— Боюсь, что с кинтором у тебя такой номер не пройдет, — совершенно серьезно принялся втолковывать мне Морок. — Хотя бы потому, что у них силен только один инстинкт — охоты. Причем они нападают даже в одиночку на хорошо вооруженный отряд, не думая о том, что их могут одолеть. Так что постарайся запомнить хорошенько: у кинтора два самых уязвимых места — это брюхо и нижняя челюсть. Если на нас нападут, постарайся бить кинжалом под подбородок, это для них верная смерть.

— Почему? — заинтересовалась я.

— Мозг у них неправильно расположен, — усмехнулся вор. — То ли слишком низко, то ли как-то криво, не знаю. Знаю только, что при подобном ударе кинжал пробивает мозги кинтора, а это ведет к моментальной смерти. Про брюхо, думаю, не стоит объяснять.

— А почему именно эти два места? — меня терзало жгучее любопытство. Я в жизни никогда не слышала про таких зверей, так надо же воспользоваться случаем и выяснить все подробности.

— Потому что все остальные части тела у кинторов покрыты крупной чешуей, — пояснил Морок. — Она очень прочная и служит этим зверюгам отличной броней. А вот на брюхе она мелкая и тоненькая. А на нижней челюсти ее вообще почти нет.

— А на что они похожи? И почему раньше на нас не нападали?

— Раньше не нападали, потому что водятся только в этой местности и дальше на север. Так что мы как раз ступили на территорию их обитания. А на что похожи…, - и вор серьезно задумался, не зная, как бы получше описать мне их внешний вид. — Этакая смесь паука, крысы и змеи.

Я постаралась себе представить это существо, но воображение начисто отказало.

— Ладно, увидим, — пробормотала я, на все лады скрещивая в уме перечисленных животных.

— Очень надеюсь, что нет, — содрогаясь всем телом, ответил Морок. — Так вот, после того, как мы пересечем лес, начнутся поля, принадлежащие барону. К моему сожалению, их не удастся объехать как-нибудь стороной, придется проезжать насквозь. А там уже и замок.

— И как ты намерен попасть в замок? — осведомилась я, оставляя в покое внешний облик кинторов и всерьез заинтересовываясь последним вопросом.

— Давай сперва доберемся до него, — посоветовал мне вор. — А там на месте сориентируемся.

— Ну хорошо, — я осторожно пожала одним плечом. — Тебе видней. Это же ты из нас двоих специалист по проникновению в недоступные места.

Морок горделиво улыбнулся и остановил своего демонопса.

— Давай остановимся здесь.

Я огляделась, насколько это было возможно в наступающей темноте. Это даже на полянку похоже не было. По-моему, Морок просто выбрал место между несколькими деревьями, на котором мог уместиться он сам. Мне же, по всей вероятности, предлагалось соседнее подобие опушки. Туда я и двинулась.

— Кериона, только не отъезжай от меня далеко, — попросил Морок, слезая на землю и расседлывая демонопса. Я изобразила царственный кивок и расположилась совсем неподалеку, так что при желании могла бы дотянуться до вора рукой. Это вполне устроило нас обоих. Все равно к утру или он переберется ко мне под одеяло, или я прибегу к нему под бок.

Костер решили не разводить, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания возможных патрулей. В очередной раз подкрепившись куском хлеба с мясом и запив это обыкновенной водой, мы принялись обихаживать наших четвероногих товарищей. Я невольно обратила внимание, какими изможденными и уставшими выглядели демонопсы. Похоже, мы уже выжали из них все, что могли. К счастью, цель нашего прибытия лежала в двух с небольшим днях пути отсюда. Если уж собачки совсем падут духом, попытаюсь поддерживать их магически, хотя, если мне это удастся, то потом выйдет очень большим боком. Да и не хочется, честно говоря, тратить на это силы, зная, что впереди предстоит проникновение в замок барона Морокана, поиски и освобождение Сая и, возможно, даже схватка с самим Вороном.

Последнего вообще не хотелось ни в коей случае, так как я и здоровая вряд ли бы с ним справилась, а уж с простреленной рукой об этом и мечтать не приходилось.

Морок тоже остался недоволен внешним видом и состоянием наших собачек, но постарался не подавать мне вида, чтобы не расстраивать. Положив на траву перед ними вечерний паек, он занялся моей перевязкой.

Рану на плече мне было плохо видно, несмотря на достаточную пластичность собственного тела, настолько моя шея не выворачивалась, так что оценить ее состояние я не могла. Поэтому внимательно изучила продырявленную руку. Выглядела она не так уж и паршиво. Все-таки, несмотря на определенную склонность к издевательству над пациентами, лекарем Марк был отменным, и его садистское зелье отлично заживляло. Правда, ощущения при этом были еще те. Я припомнила, сколько раз мазала этой дрянью бок Морока, и невольно позавидовала выдержке мужчины. Сама я каждый раз с большим трудом удерживалась от поскуливания, но слезы на глазах выступали постоянно. А, может быть, мне просто нравится, что заметив это, Морок каждый раз по окончании перевязки начинал меня утешать, целуя и баюкая в кольце сильных рук?

Как бы то ни было, раны заживали хорошо. Вполне возможно, что в момент прибытия в замок я уже буду способна совершать некоторые несложные пассы. От этой мысли у меня сразу же значительно поднялось настроение.

— Чему ты улыбаешься? — удивился Морок, заметив довольное выражение моего лица.

— Тому, что скоро снова смогу колдовать в полную силу, — пристраивая голову ему на плечо, ответила я.

Разбудили нас раздающиеся неподалеку голоса.

— Кого ищем-то? — недовольно поинтересовался сердитый мужской голос.

— Барон велел высматривать мужчину и женщину, направляющихся в его замок, — пояснил ему другой голос, равнодушно-усталый. — Приказал мужчину убить, а женщину заковать в специальные цепи и препроводить в замок.

— Интересно, что он с ней делать будет? — оживился сердитый голос.

— Ясное дело что, — захихикал равнодушный. — Вот ежели б он приказал бабу убить, а мужика к нему привести, вот это было бы странно.

И оба стражника бесстыже загоготали. Я невольно прижалась покрепче к застывшему рядом Мороку.

— А ну тихо вы! — рявкнул третий голос, командный. — Ишь, ржут, как застоявшиеся жеребцы. Все окрестности проверили?

— Так точно, капитан, — услужливо отрапортовали первые два. — Все кусты до единого облазили — никого.

— Смотрите у меня, разгильдяи, — сурово произнес командный. С той же стороны донесся негромкий удаляющийся топот лап.

— Что мы, идиоты, чтоль? — спросил сердитый у равнодушного. — Пусть сам по кустам лазит. Не хватало еще на зуб кинтору попасться из-за того, что его светлости какие-то двое бродяг понадобились.

— Точно! — поддакнул равнодушный, и собеседники удалились вслед за своим капитаном.

Мы с Мороком переглянулись.

— А вот и первые встречающие в виде почетного караула, — попробовал пошутить вор.

Мы торопливо собрали вещи и, прихватив неохотно переставляющих лапы демонопсов, поспешили покинуть негостеприимные места, углубившись в чащу леса.

— Я смотрю, барон просто исходит весь от любви к тебе, — съязвила я, когда мы отъехали достаточно далеко от дороги. — Прямо-таки спит и видит, как бы от тебя поскорей избавиться.

— Так и есть, — коротко и сухо отрезал Морок, ясно давая понять, что не желает беседовать на эту тему. Ну ничего-то из него не выпытаешь! Я сердито отвернулась.

Лес, совершенно непроходимый по краям, по мере нашего продвижения в его глубины постепенно принимал все более удобный для перемещения по нему вид. Все чаще стали попадаться густо заросшие буйно цветущей травой прогалины, деревья уже не цеплялись друг за друга скрюченными высохшими ветками, а спокойненько росли себе рядом.

Однако, чем легче становилось дальнейшее продвижение, тем более настороженным выглядел Морок.

— В чем дело? — в конце концов прошептала я, не рискуя говорить в полный голос.

— Мы только что забрели на территорию обитания кинторов. Я видел их метки полчаса назад. Так что будь настороже. К тому же они предпочитают нападать группами по три-пять особей.

— Очень мило, — пробормотала я, проверяя, свободно ли ходит в ножнах кинжал. — Морок, скажи мне, пожалуйста, а в Гренодосе вообще есть тихие спокойные безопасные места?

— Есть, — ехидно ответил вор. — Кладбища в полдень.

Я хмыкнула, с трудом удерживая расползающуюся по лицу улыбку. Очаровательное государство, ничего не скажешь!

Откуда-то сбоку донесся пронзительный режущий уши визг.

— Это еще что такое? — осаживая демонопса, ошеломленно спросила я.

— Кинтор. Вперед! — и Морок безжалостно пнул своего зверя, вынуждая того перейти с вялой трусцы на быстрый бег. Я постаралась не отставать от него.

Разъяренный визг быстро приближался, парализуя волю испуганных животных и дезориентируя нас. Казалось, звук исходит отовсюду, словно нас взяла в кольцо целая сотня голодных хищников.

Поначалу бодро ринувшиеся вперед демонопсы с каждым шагом все больше спотыкались и припадали брюхом к земле, жалобно поскуливая от страха.

— Кериона, берегись! — вдруг выкрикнул Морок и сильным ударом вышиб меня из седла. Я, шипя и подвывая от боли, покатилась по душистому разнотравью. Позади коротко взвизгнул и тут же умолк мой демонопес.

Когда мое кувыркание по траве закончилось, я как следует потрясла головой, разгоняя вставшую перед глазами черную пелену боли. Нестерпимо ныли несколько раз смачно приложенные о землю рука и плечо и, кажется, рана на плече открылась и из нее медленно сочилась кровь. Только этого не хватало. На запах крови сюда сбегутся все окрестные хищники, как большие, так и маленькие.

Восстановив зрение, я повернулась к своему животному, памятуя о коротком взвизге, услышанном за момент падения. Перед моими глазами предстало нечто такое, от одного вида чего я оцепенела от ужаса и омерзения.

Четыре тонких паучьих лапы с острыми коготками на концах неизвестно как удерживали покрытое плотной зеленоватой чешуей круглое тельце. Сзади мотался тонкий крысиный хвост, а вперед тянулась длинная и гибкая шея, на которой злобно скалилась также покрытая все той же чешуей узкая хищная мордочка. Такого я себе даже в самом страшном сне представить не могла! Между длинных конечностей, напоминая грязную скомканную тряпку, валялся разорванный напополам демонопес.

Тварь широко открыла пасть, зашипев в мою сторону, и я увидела за первым рядом клыков выдвижные гадючьи зубы. По всему моему телу пробежала дрожь отвращения.

Тем временем, пока я ошарашено разглядывала первого увиденного мной кинтора, Морок подскочил под самое брюхо твари и ловко, с выдающим немалый опыт мастерством, всадил в мягкую полость кинжал. И тут же отскочил назад, даже не забрызгавшись хлынувшей из раны темной кровью. Хищник, издавая еще более оглушительные крики, попытался было дотянуться до вора, но тут из разреза принялись вываливаться какие-то окровавленные и малоаппетитные куски. Запутавшись в собственных внутренностях, тварь рухнула набок, судорожно перебирая тонкими конечностями. Меня вывернуло от увиденного и от заполнившего полянку отвратительного тухлого запаха.

— Скорее, Кериона, вставай! — неизвестно когда очутившийся возле меня Морок рывком вздернул меня на ноги. — Я понимаю, что приятного в этом мало, но надо торопиться, потому что сейчас сюда сбегутся все друзья и родственники этого кинтора, и тогда нам точно сильно не поздоровится.

— У меня… кажется… кровь из раны пошла, — задыхаясь от заполнившей полянку вони, с трудом выговорила я. Морок обеспокоено приложил руку к окутывающей мое плечо повязке и отнял ставшие красными пальцы.

— Нет времени, — разрываясь между желанием помочь мне и необходимостью спасать наши шкуры, простонал вор. — Как только уберемся подальше отсюда, займусь твоей раной. А сейчас поторопись, у нас и так один демонопес на двоих остался.

Морок как куль взвалил меня на свое седло и собрался было усесться сам.

— Стой! — вскрикнула я. — Мои вещи!

Страшно ругаясь и проклиная тот день, когда он отказался помочь Ворону с моим похищением, Морок одним ударом кинжала разрубил удерживавшие сумки ремни и забросил их прямо на меня. Затем торопливо уселся сам и беспощадно кольнул свое животное кончиком ножа. Жалобно взвизгнув, бедный перегруженный демонопес рванулся вперед.

Вовремя! Сзади как раз в этот момент долетел первый пронзительный вой спешащего на запах кинтора. Ему незамедлительно ответил еще один, совсем недалеко от нас.

— Если повезет, проскочим раньше, чем он на нас наткнется, — сквозь зубы пробормотал Морок, погоняя несчастное животное.

Едва он это сказал, как совсем рядом с нами прошуршали ветками заросли кустарника. Шум быстро удалился в сторону покинутой нами полянки.

— Пронесло! — с облегчением выдохнула я, пытаясь сдвинуть наваленные на меня вещи немного в сторону, чтобы хотя бы нормально дышать.

— Не торопись с выводами, — предостерег меня Морок. — Мы покинем их территорию только ближе к вечеру, а до этого времени надо держаться настороже. Здесь полно этих тварей. Будем только надеяться, что большую их часть удалось отвлечь тушками твоей собачки и убитого мной кинтора.

— Может, все-таки лучше было бы постучаться в двери гарнизона и честно сдаться в плен? — уныло произнесла я.

— Тебе, может и лучше, тебя-то всего лишь в цепи закуют и отправят прямиком к Ворону в его жаждущие объятья, — неожиданно агрессивно заявил мне Морок. — А я лично собираюсь прожить еще очень долгую жизнь. И не намерен облегчать работу своим врагам.

— Извини, — мне стало стыдно. Действительно, неужели я способна на то, чтобы ради спасения одного друга пожертвовать жизнью другого? Да и Ворон меня вряд ли встретит с дружескими объятиями и страстными поцелуями. А я тоже жить хочу. Долго, красиво и не одна. И кажется, даже знаю, с кем.

Часа в три дня окончательно загнанный демонопес споткнулся на ровном месте и упал. Ввалившиеся бока неровно ходили вверх-вниз, из пасти вырывалось хриплое дыхание. Мы стащили с него сумки и седло и попытались дать воды, но у бедняги не было сил даже на то, чтобы сделать хоть один глоток.

— Боюсь, мы ничем не можем ему помочь, — мрачно сказала я.

Морок вытащил кинжал и проверил его остроту на кончике пальца. Демонопес умоляющими глазами следил за его приготовлениями. Я попыталась было сделать животному магическую подпитку, но в одном из самых длинных и сложных движений раненную руку свело судорогой боли.

— Извини, малыш, — ласково сказала я зверю. — Я сделала все, что смогла.

— Отвернись, — коротко сказал Морок. Я послушно развернулась спиной и даже прошла пару шагов вперед. За спиной раздался короткий звук удара и негромкий хрип. Через мгновение вор встал рядом со мной, перевесив через оба плеча наши дорожные сумки.

— Пойдем, — так же коротко бросил он мне и первым зашагал в чащу. Я в расстроенных чувствах побрела за ним следом.

— И что мы будем делать дальше? — печально поинтересовалась я у вора, когда мы уже прилично отошли от зловещей прогалины.

— Сейчас поменяю тебе повязку, потому что даже я чувствую исходящий от тебя запах крови. И будем добираться на своих двоих. Осталось не так уж далеко.

— А пешком? — мрачно сыронизировала я.

— И пешком тоже. Завтра к вечеру выйдем к полям. А там уже рукой махнуть.

Приглядев подходящее на его взгляд дерево, Морок усадил меня и содрал с плеча пропитанную кровью повязку. Я только всхрюкнула от пронзившей меня боли. Старательно перебинтовав заново обе раны, вор тщательно вымыл руки водой из фляги. Поглядев на это дело, я вдруг ощутила дикую жажду и потянулась за собственной флягой. Взяв кожаный бурдюк в руки, я с недоумением уставилась на зияющую в его боку неровную дырку.

— Прекрасно, — поджал губы Морок. — Твоей водой угостился покойный кинтор. А у меня жидкость плещется на самом дне. И ближайший водоем попадется только завтра.

Я со злостью отшвырнула испорченную вещь в сторону, хотя, разумеется, фляга-то была ни в чем не виновата. Просто я уже устала от обрушившихся на мою голову за последнее время всевозможных неприятностей. С того дня, когда я ступила ногой на территорию Топлых болот, со мной происходили только лишь гадости и пакости, одна хлеще другой.

— Кериона, — заметив мое пессимистические состояние, Морок опустился передо мной на колени и осторожно приобнял. — Не отчаивайся. У нас все получится. Мы освободим Сая, покончим с Вороном, разделаемся с бароном. Главное — не вешать нос раньше времени. Ведь мы почти добрались!

Я тоскливо вздохнула и положила голову ему на плечо, позволяя себе короткое проявление нежности. Морок легонько поцеловал меня и сказал:

— Нам надо торопиться, Кер. Теперь, когда мы передвигаемся на двух ногах, придется сократить привалы и перекусы. Пойдем.

— Пойдем, — согласилась несколько приободренная его поддержкой я.

Когда мы уже почти скрылись среди зарослей, я зачем-то обернулась назад. И увидела, как из кустов высунулась отвратительная крысиная мордочка на тонкой длинной шее и внимательно обнюхала лежащие на земле окровавленные повязки. Это невольно заставило меня ускорить шаг.

Морок просто великолепно определял наилучшую дорогу, так что мы довольно сноровисто продвигались вперед. У меня даже закралось смутное подозрение, что он прекрасно знает эту местность и именно поэтому так уверенно выбирает путь. С другой стороны, подобных случаев, связанных с моим предпочитающим тщательно скрывать все сведения о себе спутником, было предостаточно. Возможно, у него просто отлично развито чутье на людей и события.

Идти в полной темноте при отсутствии лунного света было полной бессмыслицей, поэтому поиски подходящего для привала места Морок начал заранее.

— Может быть, залезем на деревья? — предложила я.

Вор отрицательно покачал головой.

— Кинторы прекрасно лазают по деревьям. Заметила, какие у них острые коготки на лапах? С их помощью эти твари способны взобраться куда угодно, даже на отвесную скалу.

— Очаровательные создания, — с глубоким вздохом констатировала я. — И откуда только такие взялись?

— Самому интересно, — неожиданно совершенно серьезно ответил мужчина. — Еще пятнадцать лет назад про подобное никто не слышал. А потом неожиданно эти твари завелись во всех северных лесах. Словно кто-то выпустил их на прогулку, да так и не смог загнать обратно.

Его слова пробудили в моей давно уже не светлой голове какое-то смутное воспоминание. Что-то такое я уже слышала или видела. В мозгу вертелись неясные ассоциации, но при малейшей попытке рассмотреть их повнимательней тут же испуганно прятались.

Пока я ломала голову, пытаясь понять, что именно напомнили мне слова Морока, тот уже приглядел подходящее местечко для стоянки. Однако, посовещавшись, мы решили, что будет нелишним подежурить, особенно учитывая любвеобильность местных обитателей ко всяким заблудшим и рассеянным путешественникам.

Поскольку мы оба посчитали, что до полуночи на нас точно никто не нападет, первая смена выпала мне. Я присела возле небольшого аккуратного костерка и принялась осторожно разминать раненную руку. В отличие от недавно потревоженного плеча, на руке рана заживала просто превосходно, устойчиво затянувшись по краям бледной кожей. Конечно, ведь руку беречь проще, а плечо я часто неловко придавливаю во сне. Да и мазь Марка немало поспособствовала заживлению.

Покрутив рабочую конечность во все стороны, я попыталась изобразить самые легкие пассы. Первые два прошли на ура, а вот на третьем, где требовалось вывернуть кисть под определенным углом, я застопорилась. При каждой попытке меня на середине движения останавливала нестерпимая боль.

И, тем не менее, я уже была гораздо боеспособнее, чем, скажем, пару дней назад. Так что посчитавшему меня легкой добычей я могла только посочувствовать.

К полудню следующего дня мы набрели на небольшой голосистый ручеек, бьющий прямо из-под земли и убегающий куда-то в сторону. Наконец-то можно было вдоволь напиться, умыться и набрать запас питьевой воды. Вырывающаяся из земли струйка на вкус отдавала свежей земляникой и мятой. Оторваться оказалось просто невозможно.

Вдоволь навозившись в проточной воде и издавая приятное уху побулькивание, мы решили перебрать поклажу, чтобы оставить только вещи первой необходимости. Так как теперь все имущество приходилось тащить на собственных плечах, то совершенно не имело смысла нести с собой мало стоящие, но много весящие предметы. В результате придирчивого осмотра в сумках остались только продукты на двух человек, пара одеял, котелок, огниво да моя драгоценная котомка со снадобьями. Все остальное безжалостно полетело в ближайшие кусты. В ответ прозвучал подозрительно гулкий звук, словно кому-то солидно заехали по черепушке. Причем пустой, судя по звуку.

Над кустом медленно, недоумевающе поглядывая по сторонам в поисках потревожившего его мирный отдых наглеца, поднялась голова кинтора. Заметив двух оцепеневших от неожиданности людишек, тварь радостно оскалила острые клыки и зашипела, роняя на листву густую слюну. Длинная шея, казалось, вытянулась еще больше в попытке дотянуться до самостоятельно пришедшей на заклание еды.

— Уйди, мерзость! — морщась от противного вида и, как выяснилось, не менее противного запаха, попросила я, уже держа в левой руке огневик. В этот раз я не позволю себя просто так сожрать.

Морок, покосившись на мои руки, даже не стал дергаться. Только на всякий случай положил ладонь на рукоять кинжала.

Думаю, что только от неожиданности кинтор не накинулся на нас сразу, а сперва пригляделся сам и дал приготовиться к обороне нам. В противном случае он бы уже давно смачно хрустел кое-чьими косточками. И этой твари точно было бы наплевать, что в ее мерзком желудке переваривается придворная ведьма его величества короля Андерона Дериона Первого.

Убедившись, что легко до еды не дотянуться, хищник оторвал веретенообразное туловище от земли и, слегка покачиваясь на тоненьких ножках, двинулся прямиком на нас. Я не стала дожидаться его приближения и с очень большим удовольствием угостила прожорливую тварь огненным шариком. Глупое создание, очевидно, приняв мое заклинание за разновидность светлячка-мутанта, способного светиться средь бела дня, послушно щелкнуло челюстями, заглотив заряд внутрь себя. И тут же зашипело, выпуская наружу струи дыма. Выглядело это весьма впечатляюще.

— Э-э-э, Кер, — неуверенно начал Морок. — А ты уверена, что справишься с ним? Может быть, лучше по старинке?

— Не веришь в мои возможности, милый? — усмехнулась я, отправляя новый шарик в полет. Морок почему-то зарделся.

— Нет, ну почему же? Очень даже верю.

— Вот и славненько, — резюмировала я, отправляя третий огневик следом за вторым.

Просто невероятно, но это тупое создание даже не попыталось убраться с линии огня, недоуменно пялясь на меня маленькими красными глазками. В итоге оба огневика смачно растеклись по удивленной морде.

И тут выяснилась интересная деталь: оказывается, чешуя этих тварей, столь удачно защищающая их от различного рода ранений, прекрасно горит!

Пламя мгновенно полностью охватило все тело кинтора, и тот заполыхал, как большой костер. Причем молча — видимо первый огненный шар лишил его возможности издавать какие-либо звуки. Меня передернуло.

— Да, ты был прав, — подавленно сообщила я Мороку. — Уж лучше бы по старинке…

С другой стороны полянки, привлеченные то ли светом горящего собрата, то ли неистребимым инстинктом поиска пропитания, выскочили еще две зверушки. Увидев неведомое чудо, кинторы полезли любопытными носами обнюхать полыхающего родича. В результате на полянке вспыхнули еще два костра, пронзительно и громко верещащие от боли. Мы с Мороком, опешив от всего происходящего, даже не шевелились, тупо таращась на происходящее.

— Как ты думаешь, — растерянно протянула я, — может, по окончании этого приключения стоит предложить свои услуги по уничтожению кинторов местному населению?

Морок перевел на меня глаза и весело ухмыльнулся.

— Чур, я в доле. Буду черепа из золы выкапывать. А теперь давай-ка убираться отсюда и побыстрее. Вдруг один из следующих любопытствующих больше заинтересуется нами?

В его словах было определенное зерно истины, так что мы подхватили значительно полегчавшие сумки и побежали прочь. Позади донесся очередной топот и громкий визг.

— Глядишь, так и переведутся в окрестных лесах все кинторы, — на бегу засмеялась я.

— Думаю, никто из-за этого сильно не расстроится, — присоединился Морок. — И какое счастье, что кинторы крайне медленно соображают.

Пробежав около часа, мы перешли на быстрый шаг, на ходу переводя сбивающееся дыхание. До цели нашего путешествия оставалось полдня пути.

Глава 11. В замке

Остановившись на границе леса, мы внимательно вглядывались в открывшуюся нашим глазам картину. Буквально в метрах трех от деревьев начиналось аккуратно распаханное и засеянное пшеницей поле, казавшееся бесконечным. Где-то вдалеке тонкой ниточкой тянулась теряющаяся между невысокими холмами дорога, на которой копошились мелкие фигурки людей.

— Добро пожаловать во владения барона Морокана, — нехорошо усмехнувшись, произнес Морок. — Думаю, нам стоит дождаться темноты и попытаться пересечь поля.

— Да мы себе все ноги переломаем, — с сомнением протянула я. — И потом, я не вижу замка. Куда идти?

— Замок находится вон за теми холмами, — разъяснил мне вор. Я с подозрением покосилась в его сторону. Уловивший мой взгляд мужчина только тяжело вздохнул и признался:

— Да был я здесь, Кер, был. Я же говорил тебе, что нас с бароном одно время связывали общие дела.

— Ах да! — припомнила я и успокоилась на этом. Все равно рано или поздно я узнаю про него всю правду. — Хорошо, к утру мы доберемся до стен замка. И что дальше?

Этот вопрос терзал меня всю дорогу от самого Стильма. Конечно, в том, что Морок найдет возможность проникновения в замок, я не сомневалась. Ну а там? Где искать Сая? Как укрываться от стражи, которой, несомненно, полно внутри? Да и Ворон, если он там, не будет сидеть, сложа руки, и обязательно постарается обвести нас вокруг пальца.

— Когда доберемся до окружающих замок стен, я тебя спрячу в укромном месте, — предложил мне Морок, — а сам отправлюсь на разведку. А потом мы с тобой вместе решим, что делать дальше. Такой вариант тебя устраивает?

— Вполне, — поразмыслив, согласилась я. Все равно я не знаю, куда идти и что искать. Пусть уж лучше этим занимается профессионал. А я со своей больной рукой тихо-мирно отсижусь в сторонке.

— Вот и славненько, — с облегчением выдохнул вор.

Мы как следует подкрепились в ожидании вечера, не забывая периодически поглядывать на дорогу. Чем ближе надвигалась ночь, тем оживленнее становилось на проезжей части. Туда-сюда сновали всадники на демонопсах, иногда пробегали вооруженные длинными пиками отряды.

— Тебе не кажется, что нас уже ждут? — поделилась я своими подозрениями с Мороком, наблюдая за царящей на дороге суетой.

— Вне всякого сомнения, — подтвердил вор. — Барон далеко не глуп и наверняка предусматривает такую возможность, что все покушения на меня оказались неудачными. Так что он просто принимает дополнительные меры для моего, да и твоего, задержания. Ему и в голову не может придти, что мы рискнули пройти через логово кинторов.

— Странно, что Ворон себя никак не проявляет, — поразилась я. — Неужели его здесь нет?

— Я бы на твоем месте не очень-то на это рассчитывал, — одними губами улыбнулся Морок. — Скорее всего, наш друг затаился и готовится нанести неожиданный удар. Во всяком случае, насколько я уже понял, это вполне в его стиле.

Я согласно покивала головой, внимательно оглядывая окрестности и по мере доступных мне сейчас возможностей прощупывая местность на предмет магических колебаний. Ничего, совершенно ничего.

Ох, чую я, не так все окажется просто. Все мои чувства и инстинкты прямо-таки вопили о том, что впереди ловушка. И выбора ведь большого нет, так и так надо попасть в замок. Отступать я не собираюсь, тем более теперь, когда цель лежит у меня перед носом.

— Пора! — шепнул Морок, и мы, пригнувшись как можно ниже, чтобы полностью скрыться среди высоких посевов, побежали.

Как я и думала, бежать по засеянному полю оказалось страшно неудобно. Под ноги все время попадались то какие-то ямки, то спутанные корни растений, выбившиеся на поверхность, то непонятные бугры. Вполголоса кроя всех и вся, я пару раз с размаху пролетела ласточкой вперед. Неподалеку пробивался вперед Морок, в отличие от меня совершенно бесшумно. Только шелестели стебли раздвигаемой его телом пшеницы.

В конце концов, устав бороться с непослушной растительностью, я пошла на хитрость: слегка приотстала и перебралась за спину вора, идя по уже проложенной им тропинке. Наше передвижение сразу же стало на порядок быстрее, а главное, тише.

Ближе к полуночи, когда все вокруг оказалось окутано непроглядной темнотой, и можно было уже не прятаться и идти в полный рост, а я ориентировалась исключительно по шороху колышущихся стеблей, впереди неожиданно стало тихо. Я тут же замерла на месте, боясь даже дышать.

— Кериона, ты здесь? — долетел до меня негромкий шепот Морока.

— За твоей спиной, — прошептала я в ответ, делая шаг вперед.

— Протяни руку.

Я послушно вытянула здоровую руку перед собой и тут же ощутила стальной захват. Морок осторожно притянул меня к себе.

— Кериона, я прошу тебя запомнить одну вещь.

— Какую? — прижавшись к груди мужчины, спросила я.

— Что бы ни случилось, что ты ни увидела, ни услышала и ни узнала в замке барона, запомни: я люблю тебя. Я живу только ради тебя. И я никогда не причиню тебе вреда.

— Почему? — попыталась было выяснить я, но вор нетерпеливо перебил меня.

— Обещаю, что обязательно отвечу на все твои вопросы, когда мы выпутаемся из этой передряги. А сейчас просто запомни это.

— Хорошо, — удивляясь неожиданному признанию, согласилась я. Морок никогда не скрывал своих чувств ко мне, но и никогда не говорил об этом так открыто. По спине пробежал холодок нехорошего предчувствия.

— Пойдем, — выпуская меня из своих теплых нежных объятий, проговорил вор. Скоро впереди снова зашелестела потревоженная пшеница.

Поля наконец закончились, чему я в немалой степени обрадовалась, и начались покрытые редкой растительностью холмы.

— Мы практически на месте, — шепнул мне с трудом различимый в темноте Морок. — Сразу за этими холмами расположены первые ворота в замок.

— Первые? — удивилась я. — А что, их несколько?

— Двое. Между двумя высокими стенами расположен глубокий ров, в котором остались многие наивные, посчитавшие, что, перебравшись через стену, они уже окажутся в замке.

— Великолепно, — не удержавшись, съязвила я. — И ты говоришь мне об этом только сейчас? Или, может, у тебя есть на примете парочка крыльев, чтобы перелететь две стены и ров между ними?

— Нет, но у меня на примете есть вход в подземный тоннель, ведущий в замок, — прошептал Морок. — Надо только убедиться, что он не завален и не охраняется.

— И что, барон не знает про этот ход? — не поверила я. Я в свое время очень ответственно отнеслась к своему назначению на пост придворной ведьмы и изучила все возможные входы и выходы из королевского замка. На каждый из них наложены сигнальные заклинания, оповещающие обитателей замка о лазутчиках, а во многих помимо этого предусмотрена целая система всевозможных ловушек. Вряд ли барон Морокан окажется настолько наивен, чтобы упустить из виду вероятность проникновения в замок через потайные ходы.

— Понятия не имею, — ошарашил меня вор. — Сам я наткнулся на этот тоннель совершенно случайно, когда мне срочно нужно было покинуть замок. И, судя по лежащему на каменных плитах слою пыли, я был первым посетителем за это столетье.

Я похлопала глазами, радуясь, что в темноте не видно выражения моего лица. Все-таки чего у Морока не отнять, так это редкой способности постоянно удивлять и заинтриговывать меня.

— Хорошо, — постаравшись придать голосу максимальную нейтральность, произнесла я. — Ты обещал мне укромное местечко. А потом можешь идти проверять свои тайные ходы.

— Хм-м-м, — вдруг засомневался Морок. — Боюсь, тебе не понравится то место, которое я предлагаю.

— А есть выбор? — резонно заметила я.

— В общем-то нет… Ну ладно, пойдем, — и вор уверенно потащил меня вперед.

Мы долго петляли между каменистыми холмами. У меня даже закралось подозрение, что вор просто водит меня кругами, то ли стараясь запутать, то ли заблудившись. Однако в тот момент, когда я уже собиралась предложить посильную помощь со своей стороны, Морок остановился и виновато сказал:

— А теперь нам придется немного покопать.

— В каком смысле? — в который раз за ночь опешила я.

— В прямом, — глубоко вздохнув, ответил Морок. — Понимаешь, когда я был здесь в последний раз, то устро… обнаружил в одном из холмов вход в подземные коридоры. Про него точно никто не знает. Поэтому я спрячу тебя здесь.

Я попыталась разглядеть хоть что-нибудь, дающее возможность опознать месторасположение входа в землянку, но видела только покрытую редкой травкой землю. Внезапно до меня дошло, что вокруг стало несколько светлее. Я поспешно повернулась на восток. Так и есть, небо понемногу розовело в ожидании восхода солнца.

— Скорее, Кер, — занервничал Морок и ловко отковырнул верхний слой почвы. К моему удивлению, оказалось, что этот слой находится на некоем подобии деревянного щита, сколоченного из очень прочных, но уже местами подгнивших досок. Сразу за щитом открылся вид на полузасыпанный черный провал.

Не задавая лишних вопросов, я принялась разгребать рыхлую землю в стороны, довольно быстро продвигаясь внутрь. Вскоре я вывалилась в какое-то расширение. Морок залез следом за мной и плотно закрыл вход покрытым травкой щитом, маскируя его. Нас окутала кромешная темнота. За оставленные снаружи следы можно было не бояться — подножие холмов было густо усыпано мелкими острыми камешками, на которых не оставалось отпечатков подошв.

— Кер, ты не могла бы чем-нибудь посветить? — попросил меня вор. Я привычно щелкнула пальцами, и окружающее нас пространство озарилось неровным светом трепещущего на моих пальцах огневика.

Мы находились в небольшом полукруглом помещении, потолок которого был укреплен теми же щитами, подпертыми толстыми балками. В противоположном конце темнело широкое круглое отверстие.

— Ну вот, здесь ты в безопасности, — серьезно сказал Морок. — А я пойду посмотрю, как обстоят дела с нашим дальнейшим передвижением.

С этими словами мужчина скользнул в чернеющий проход и скрылся из моих глаз. Я постаралась устроиться как можно удобней и принялась ждать его возвращения.

Время тянулось просто ужасающе медленно. Через какое-то время я принялась клевать носом и в конце концов мирно задремала, полностью доверившись словам Морока про безопасность этого места.

Разбудило меня чье-то прикосновение.

— Морок! — вскинулась я и поспешила активировать потухший за время моего сна огневик.

Однако это был не Морок. Нагло поблескивая бусинками глаз, из противоположного угла на меня смотрела довольно упитанная крыса.

— Фу, какая гадость! — высказала я свое мнение о ней. Оскорбленное животное что-то вызывающе пискнуло и убежало обратно в тоннель, из которого, несомненно, и пришла, чтобы поздороваться со мной.

— Сама такая! — негромко крикнула я ей вслед и с хрустом потянулась. Интересно, сколько прошло времени? Если судить по тому, что Морок до сих пор не вернулся, то совсем мало.

Если только с вором ничего не случилось, пришла на смену прежней другая мысль. Да нет, поспешила я успокоить сама себя, что с ним могло случиться?

Например, его могли поймать, услужливо подсказало воображение. Или идя по коридору, он мог попасть в какую-нибудь ловушку, про которую не знал раньше. Или ты все-таки зря доверяла ему, и он завел тебя в западню и бросил.

Ну уж нет, сурово сказала я последней мысли и, чтобы хоть немного отвлечься от невеселых раздумий, попробовала позвать Сая. Тщательно сосредоточилась, представляя себе ночного демона, и попыталась мысленно дотянуться до него.

Через некоторое время напряженных усилий, от которых я даже вспотела, мне показалось, что я получила ответ, некий всплеск удивления и радости. Значит, Сай здесь, и он еще жив. Какая замечательная новость! В ответ я отправила ему короткое послание — "Потерпи, я иду за тобой!"

Однако где же Морок? Я уже начинала беспокоиться. По моему внутреннему ощущению прошло уже больше трех часов, по-моему, за это время можно не только подземные тоннели проверить, но и по всему замку пробежаться. Может, стоит пойти ему навстречу?

Я подошла к темному отверстию на противоположном конце помещения и с опаской заглянула внутрь. Начиная от круглого входа, вдаль тянулся пыльный каменный коридор. Я с сомнением потопталась на месте, решая, идти или не идти. С одной стороны, не стоит соваться в неизвестные ходы, не зная особенностей их постройки. Будет очень мало приятного погибнуть от искусно устроенного обвала или корчась на покрытых ядом шипах подземной ловушки. С другой стороны, если с Мороком все же что-то случилось, то в любой момент его могут убить, а я так и останусь сидеть здесь, безнадежно ожидая его возвращения. К тому же вроде бы коридор идет прямо, никуда не сворачивая, так что я в любом случае наткнусь на возвращающегося вора. А так ему меньше придется топать до моего убежища.

Итак, взвесив все за и против, я решительно шагнула в тоннель.

Пульсирующий над моей головой огневик озарял стены тоннеля неровным оранжевым светом. При каждом следующем шаге я внимательно разглядывала место, на которое собиралась наступить, и только потом ставила на изученное место ногу. Таким образом я надеялась по возможности избежать устроенные ловушки. Хотя уже начинала сильно сомневаться в их наличии.

Коридор резко завернул под прямым углом. Я осторожно высунула за угол кончик носа и пригляделась, прислушалась и даже принюхалась. Никого и ничего. Где же Морок? Меня все сильнее грызло беспокойство. Он словно сквозь землю провалился, хотя по логике вещей уже давно должен был вернуться обратно. Да и разминуться с ним мы никак не могли: тоннель не имел никаких ответвлений и шел прямо. Это был первый поворот за множество шагов.

Убедившись, что за углом меня не ожидает никакая опасность, я уверенно вывернула и, соблюдая прежние меры предосторожности, потопала вперед.

Вскоре коридор повернул еще раз, и бледное сияние огненного шарика выхватило из темноты перекрывающую его стену. Тупик. Замечательно. Интересно, и как же Морок отсюда вышел, сквозь стену просочился, что ли?

Наверное, это все-таки не тупик, сообразила я, а потайная дверь. И со всевозможной быстротой поспешила к выходу.

Подойдя к каменной двери, я остановилась и призадумалась. Как бы не вляпаться при выходе из тоннеля! А вдруг за стеной прогуливается пара-тройка десятков стражников в ожидании моего эффектного появления?

Я приложила ухо к холодному камню и прислушалась. Как я и думала, ничего не слышно. Придется рискнуть.

Я тщательно ощупала стену перед собой и почувствовала, как один из камней слегка поддался под моей рукой. Недолго думая, я изо всех сил вдавила его внутрь препятствия, и стена слегка вздрогнула и наполовину повернулась, открывая мне проход. Я огляделась по сторонам и, никого не увидев, шагнула наружу. За моей спиной с тихим скрежетом закрылась потайная дверь.

Так, ну и куда идти? Я в который раз пожалела, что ограничена в выборе заклинаний. И не только из-за ран, но и из-за присутствия в замке Ворона. На такую мелочь, как огневик, он не обратит внимания. А вот что-то посерьезней наверняка его сильно заинтересует.

Немного потоптавшись в коридоре и раздумывая, куда бежать первым делом: искать Морока или спасать Сая, я все же склонилась к последнему. Надеюсь, что с пронырливым вором все в порядке, а вот с Саем я буду практически непобедима.

Память тут же услужливо напомнила, что один раз этого непобедимого уже скрутили, причем непосредственно у меня под носом. Пришлось как следует ей пригрозить, чтобы не мешалась под ногами. Память тут же испугалась и заткнулась. Очень надеюсь, что не насовсем. Все-таки, как ни крути, а эта особенность организма мне еще пригодится.

Я снова тщательно сосредоточилась и позвала Сая. На этот раз ответ пришел гораздо быстрее и четче.

"Где ты?" — мысленно спросила я. В ответ я увидела промозглое мрачное подземелье, крепкие металлические клетки и дремлющего на входе стражника. Все ясно, Сай где-то в подвалах замка. Еще бы знать, где именно находятся эти самые подвалы.

Вот когда я всерьез пожалела, что рядом нет всезнающего Морока. Он бы мигом провел меня в нужное место, причем миновав по дороге всех стражников.

Периодически обмениваясь с ночным демоном посланиями, я худо-бедно сумела определить, в какую сторону мне надо идти, и зашагала туда, стараясь вести себя тихо и незаметно. Вдоволь поплутав по пустынным коридорам, но каждый раз благодаря ориентировке Сая выбираясь на правильный путь, я добралась до нижних этажей.

Как ни странно, но в нижних ярусах замка почти не было людей. За свой путь в подвалы я только один раз увидела мелькнувшую впереди спину заворачивающего за угол человека. С большим трудом удержавшись от острого желания догнать незнакомца и спросить дорогу в подземелье, я снова обратилась к Саю. Ответ пришел непосредственно снизу. То есть я на месте, но не на том этаже. Пришлось идти искать лестницу.

Лестница, ведущая вниз, оказалась за тем самым углом, за которым не так давно исчез увиденный мной человек. А вот это уже плохо. Внизу может оказаться куда больше народа, чем я предполагаю.

Замирая на каждом шаге и внимательно прислушиваясь к малейшему звуку, доносящемуся снизу, я осторожно спустилась вниз. Невдалеке, повернувшись ко мне спинами, стояли двое стражников и о чем-то очень горячо спорили. Я заметалась по коридору в поисках укрытия. В конце концов мне чудом удалось втиснуться в узкий закуток под лестницей, в котором были свалены в кучу какие-то каменные обломки, где я и застыла, напряженно вслушиваясь в приближающиеся шаги одного из собеседников. Второй что-то невнятно пробурчал ему вслед, но первый даже не замедлил движения и вскоре ушагал вверх по лестнице.

Выждав приличный отрезок времени, я выглянула из-под лестницы и оценила обстановку. Оставшийся на посту стражник опять прислонился к стенке и мелодично похрапывал в густые усы. Мне это было только на руку.

Когда я уже сделала шаг вперед, стражник пошевелился. Замерев с занесенной для шага ногой, я затаила дыхание и постаралась превратиться в камень. Недовольно посопев и поудобней устроившись на стене, хотя как подобное можно сделать, находилось выше моего разумения, стражник продолжил свой сон.

Переведя дух и опустив ногу, я решила подождать еще чуть-чуть, чтобы дать мужчине заснуть покрепче. В голове возникло беспокойное ощущение — это встревоженный Сай спрашивал, все ли со мной в порядке. Успокоив демона и объяснив ему, что происходит, я задумалась над тем, как обезвредить стражника, не применяя при этом магию.

Блуждая по коридору рассеянным взглядом, я припомнила, как только что топталась на каких-то обломках, мешавших мне разместиться в и без того маленьком пространстве под лестницей. На цыпочках прокравшись обратно, я выбрала булыжник поувесистей и как можно тише стала подбираться к дремлющему на посту стражнику.

Соприкосновение булыжника и одетого на голову стражника шлема вызвало гулкий звон, отправившийся эхом гулять по всему подземелью и заставивший меня вздрогнуть от страха. Зато мужчина медленно сполз по облюбованной им стенке вниз и растянулся у моих ног. Я нетерпеливо перепрыгнула через него и бросилась вперед.

В одной из клеток, заполнявших неуютное помещение, сидел исхудавший и настороженный Сай. Увидев меня, он негромко взвизгнул от радости и навалился на решетку всем телом.

— Сай, милый, — я с разбегу просунула сквозь прутья решетки руки и попыталась сомкнуть их на мощной шее ночного демона. — Как же я рада тебя видеть!

Сай что-то радостно ворчал в ответ, пытаясь через решетку облизать мне лицо.

— О Боги, до чего же приторная сцена! — брезгливо произнес за спиной до боли знакомый голос. — Меня сейчас стошнит от этого зрелища.

Я медленно обернулась, разомкнув стиснутые вокруг шеи демона руки.

На пороге подземелья с гримасой отвращения на лице стоял Ворон собственной персоной.

Ворон сделал небрежное движение рукой, и меня с силой отшвырнуло от клетки демона, больно припечатав к стене. Из воздуха возникли пульсирующие веревки, которые немедленно опутали мои руки.

— Ну здравствуй, любимая, — насмешливо произнес колдун, подходя ко мне поближе. Я смотрела в его такое прекрасное, но такое ненавистное мне лицо и страстно мечтала о том, как выцарапываю ему глаза. Увидев выражение моего лица, маг издевательски вскинул брови и воскликнул: — О, неужели ты все еще сердишься на меня? Неужто совсем не скучала по мне? Не рыдала по ночам в подушку? Не рвала в отчаянии волосы на затылке?

Я угрюмо молчала.

— Хотя да, как же я забыл, — презрительно протянул Ворон. — Ты же предпочитаешь мне всяких зверушек. Кто там был твоим последним увлечением? Этот глупый вор, кажется? Ну и где же он теперь, любимая?

Я с трудом удержала прежнее выражение лица. Значит, Морока они не поймали! Значит, еще не все потеряно для меня. Тут же грудь кольнула иголочка раскаяния, когда я представила себе, как бедный вор, вернувшись и не обнаружив меня в укромном месте, теперь, высунув язык, носится по всему замку в поисках бестолковой ведьмы. Ну что мне стоило подождать еще немного?

— Так где он? — на глазах теряя остатки любезности, грубо поинтересовался Ворон. Надо немедленно что-то ему сказать, причем это что-то должно быть очень правдоподобно.

— Он умер, — грустно ответила я. — Скончался после того, как отведал отравленной стряпеньки в последнем селении, которое мы проезжали.

— Умер от яда, говоришь? — в глазах колдуна мелькнуло недоверие. — А вот посланный нами человек доложил, что вор был жив и здоров, когда вы удирали прочь.

— На него яд медленнее действует, — принялась выкручиваться я, припомнив слова Морока про его устойчивость к отравлениям. — А когда мы отъехали подальше, ему стало хуже, и скоро он умер.

На лице Ворона проступило с трудом сдерживаемое торжество.

— Я же говорил, — заходясь в экстазе, проклокотал он. — Я же говорил, что от такой дозы он не оправится. Ну, так и кто был прав?

Я молча смотрела, как он мечется по подземелью, что-то фанатично выкрикивая и потрясая кулаками. Развевающаяся черная мантия хлопала за спиной, навевая ассоциации с крыльями.

— Прекрасная новость, любимая, — сияя как начищенный котел, констатировал маг. — Тем лучше для нас. Отведите ее в мою комнату, — приказал он двум возникшим на пороге стражникам и, приблизившись ко мне вплотную, прошипел мне в лицо: — Я разберусь с тобой вечером, девчонка. И на этот раз тебя никто не спасет.

Сай уставился на меня полным отчаяния взглядом. Мне очень бы хотелось послать ему что-нибудь одобрительное, но после последних слов Ворона внутри меня бушевали только страх и безнадежность.

Двое дюжих стражников подхватили меня под связанные руки и потащили наверх. Я механически переставляла ноги, пытаясь сообразить, что же мне делать. Увы, никаких идей в мою голову не приходило. О колдовстве и речи не могло идти, побег тоже отпадал. Вся надежда оставалась только на бродящего где-то по замку Морока. И мне очень хотелось верить, что он успеет.

Стражники приволокли меня в комнату Ворона и приковали к специально вбитым в стены кольцам. Магические путы тут же с тихим шипением растворились в воздухе. Зато заныло больное плечо, после того как один из стражников безжалостно выкрутил мне раненную руку, одевая на нее металлический браслет. Я мужественно удержалась от крика.

Пока меня приковывали к стене, в комнату зашел молодой человек. Поначалу, увидев его, я едва не вскрикнула от радости — мне показалось, что в помещение ворвался Морок, чтобы освободить меня. Но когда мужчина подошел поближе, я разглядела, что это не он. И все же сходство было настолько сильным, что я с трудом верила своим глазам. Однако безразличный взгляд, которым скользнул по мне вошедший, окончательно убедил меня в том, что передо мной совершенно другой человек. У Морока от каждого взгляда в мою сторону в глазах вспыхивал огонь.

— Где Ворон? — равнодушно ощупывая меня глазами, поинтересовался вновь прибывший.

— В подземелье, ваша светлость, — почтительно пробасил один из стражников, и я поняла, что передо мной стоит сам барон Морокан.

— Это она? — кивнув в мою сторону, спросил барон.

— Так точно, ваша светлость. Поймали, когда она пыталась освободить демона.

Барон снова скользнул по мне брезгливо-равнодушным взглядом и вышел из комнаты. За ним проследовали оба стражника. Я осталась в полном одиночестве, все больше погружаясь в пучину отчаяния и безнадежности.

Вскоре, к моему большому удивлению, за мной пришли.

— Его светлость желает поговорить с тобой, ведьма, — неохотно буркнул один из стражников в ответ на мой недоуменный вопрос. — На мой взгляд, так слишком много чести.

Я промолчала. Еще успею показать характер. Интересно только, для чего я понадобилась барону?

Меня привели в большой зал, посередине которого стоял длинный стол для трапез. "Неужто будут кормить?" — изумилась я под жалобный аккомпанемент собственного желудка.

Увы, все было гораздо прозаичней. Меня привели на допрос.

— Как ты проникла в замок, ведьма? — недовольно поджимая губы, осведомился барон Морокан. Стоящий в полушаге за его спиной Ворон насмешливо ухмылялся.

— Я…, - я судорожно придумывала ответ. — Мне покойный Морок перед смертью рассказал, где находится вход в потайной тоннель.

Один из находящихся в помещении стражников при моих словах неожиданно закашлялся и странно покосился на меня. Я машинально отметила этот факт, но не придала ему никакого значения. Мало ли по какой причине на меня косо смотрит стража? Может, я ему понравилась? Или наоборот, не понравилась.

— Морок? — задумчиво протянул барон. — Чтож, это вполне возможно. Этот звереныш в свое время облазил здесь все закоулки.

Я снова подивилась тому, что и барон, и Ворон называют Морока зверенышем.

— Покажешь, где вход, — небрежно бросил мне барон. — Я прикажу его засыпать.

Если бы у меня были свободны руки, то я с удовольствием почесала бы в затылке, чтобы лучше думалось. Увы, приходилось ограничиваться нервным шевелением ушей. Не скажу, чтобы это сильно помогало, но хоть какая-то стимуляция мыслительного процесса.

— Э-э-э, не могу, ваша светлость, — жалобно протянула я. — Дело в том, что он сам по себе обрушился, когда я проникла в потайной проход. Там потолок бревнами был укреплен, они уже все прогнившие были, да еще я за одну ногой зацепилась…

И я старательно захлопала глазами, изображая из себя святую простоту. Еще не хватало, чтобы я привела их прямиком к Мороку. Вдруг он отсиживается там в дневное время, когда в замке полным-полно бодрых слуг и стражи?

Барон смерил меня недоверчивым взглядом и протянул:

— Ну, тогда покажи, как в этот ход попасть из замка.

— Тоже не могу, — тщательно скрывая злорадство в голосе, пропела я. — Выйдя из тоннеля, я попала в один из коридоров замка. Стена за мной сразу же закрылась. А как она открывается снаружи, я понятия не имею. И как определить, что это именно та стена, тоже.

Ворон за спиной барона зашелся насмешливо-ехидненьким смешком. Наверняка Морокан пытался подпрячь того в поисках тайного прохода, но даже магу сложно обнаружить подобные вещи. И вообще, для этого и существуют планы замков, хранящиеся в укромных местах, о которых знают лишь хозяева, и стоящие бешеных денег, которые готов заплатить каждый желающий безопасно проникнуть в подобное строение. Так что тут барончику сильно не повезло.

Морокан рассерженно поджал губы.

— Ладно, ведьма, поверю тебе на слово. Вот чего я понять не могу, так это такая вещь: неужели ты и вправду решила, что сможешь в одиночку пробраться в мой замок незамеченной и освободить свою мохнатую тварь? Зачем он тебе вообще нужен? Я бы на твоем месте думал о собственной шкуре, а не о всяких зверушках.

Я молчала, надувшись. Сам он зверушка, причем бешеная. Очень надеюсь, что он меня не укусит, а то еще заражусь, не допусти этого Боги.

Вместо меня ответил Ворон.

— Как видишь, в замок она все же пробралась, — по-прежнему ехидно ухмыляясь, произнес он. — А вот насчет того, зачем прикладывать столько усилий ради какого-то там демона, то на этот вопрос могу ответить я. Дело в том, что одиннадцать лет назад эта глупая девчонка поклялась помогать любому, кто ее об этом попросит. И в первую очередь, разумеется, тем, кто к ней близок. Весьма идиотская клятва, на мой взгляд, однако именно благодаря этому, а также тому, что эта девчонка так держится за свои обещания, она сейчас стоит перед нами.

— Поклялась помогать всем, кто об этом просит? — недоумевающе повторил барон. — Действительно, глупо. По-моему, следовало как можно быстрее забыть об этом недоразумении и жить в свое удовольствие. Ну надо же, помогать всем, кто об этом попросит…

И Морокан презрительно фыркнул в мою сторону.

— Я поклялась в этом над телом своего мертвого друга, — не сдержавшись, крикнула я. — Мертвые не прощают нарушенных клятв!

В зале на мгновение наступила звенящая тишина. А затем Ворон на пару с бароном разразились громким веселым смехом.

— Нет, право, даже жалко ее убивать, — утирая выступившие слезы, прохихикал барон. — Она такая забавная!

— Тем не менее, она сегодня умрет, — отрезал Ворон, взмахивая черным плащом и делаясь похожим на большую хищную птицу, чье имя он носил.

— Да-да, я помню, — отмахнулся Морокан. — Но, право же, какая наивность!

И барон снова зашелся в приступе веселья. Я молча смотрела, как он корчится на своем кресле, и страстно мечтала применить к нему что-нибудь тяжелое.

— Кстати, — барон вдруг оборвал смех и уставился на меня немигающим взглядом. — А как ты миновала мой гарнизон? Ведь ни один патруль тебя не видел. Как же ты добралась до замка незамеченной?

— Во-первых, — мстительно произнесла я, — твои патрульные стражи ужасно ленивы. Даже не заглядывали в ближайшие кустики возле дороги, иначе я бы давно уже стояла перед тобой в цепях. А во-вторых, я прошла через лес, срезав дорогу.

— Прошла через лес? — в голосе барона смешались ужас и удивление. Ворон с любопытством разглядывал меня, словно в первый раз увидел. — И как же ты это сделала? Там же полно кинторов!

— Уже нет, — если бы у меня были свободны руки, то я с удовольствием изобразила бы, как отряхиваю их после нетрудной, но грязной работы.

— Что-о-о? — взревел Ворон, вырываясь вперед. — Что ты сделала с моими кинторами?

— С твоими? — удивилась я. Впрочем, сейчас не время получать ответы на такие вопросы, тем более, что никто и не собирался мне их давать. И я с огромным злорадством сказала ему: — А, теперь понятно, почему я так легко с ними расправилась. Ты все так халтурно делаешь? Право, даже будет как-то стыдно умирать именно от твоей руки. Кто узнает — позора не оберешься!

— Заткнись! — заорал Ворон, подозрительно багровея. Может, у него сейчас случится удар, и меня никто не станет убивать, робко понадеялась я.

Увы, напрасно. Некоторое время злобно попыхтев и пару раз выпустив из ноздрей струи вонючего зеленоватого пара, от которого все закашлялись, колдун относительно успокоился и елейным тоном задал мне следующий вопрос:

— И как же именно ты справилась с кинторами?

— Чего там справляться-то? — презрительно фыркнула я, шалея от собственной наглости. — Мозгов нет, один желудок. Сразу видно, что все в хозяина.

Ворон пропустил мою шпильку мимо ушей, твердо решив докопаться до сути дела.

— И все же? Что ты с ними сделала?

Я прикусила губу. Сказать правду? А вдруг я этим сделаю только хуже? Но, как бы то ни было, лимит моей фантазии был исчерпан на сегодняшний день, поэтому ничего не оставалось, как честно признаться:

— Я их сожгла.

— Сожгла? — глаза Ворона стали размером с блюдо, на котором подают жаренного гуся. — Чем?

— Огнем, — терпеливо растолковала ему я. — Это, знаешь ли, такая штука, очень горячая, от которой в доме тепло. И еще на огне еду можно готовить.

Желудок при упоминании о еде снова жалобно заурчал, напоминая, что со вчерашнего вечера и до сих пор ему не перепало ни крошечки.

— Огнем? — поразился маг. — Но это невозможно!

— Неужели? — съязвила я, припомнив, как весело полыхали три кинтора на полянке.

— Конечно! Их чешуя устойчива к огню!

Я насмешливо хмыкнула.

— Если только…, - и Ворон покосился на мои руки. — Но это тоже невозможно… Девчонка, признавайся, ты сожгла их магией?

— А какая разница? — попыталась увильнуть я от ответа, но Ворон уже и забыл про меня, углубившись в свои рассуждения.

— Ну конечно… Как же я не учел… Только магический огонь… Каким именно заклинанием ты воспользовалась? — колдун снова повернулся ко мне.

— Освободишь руки — покажу, — промурлыкала я, не особенно, впрочем, надеясь.

— Нашла дурака, — фыркнул Ворон. — Впрочем, это не имеет значения. Кинторов еще полно в других лесах. Я смогу и сам выяснить, с помощью чего ты с ними справилась.

— Желаю тебе неудачи, — искренне пожелала я. Хоть бы одна из этих тварей откусила ему голову!

— Ты же говорил мне, что она сейчас не способна колдовать, — вмешался в разговор барон.

— Она и неспособна, — буркнул погруженный в свои раздумья Ворон.

— Как же тогда она смогла справиться с кинторами? — задал резонный вопрос Морокан. — Ты же говоришь, что она сожгла их с помощью магии!

— Простейшие заклинания она может творить, — недовольно ответил вырванный из собственных рассуждений колдун.

— А, может, она вовсе и не ранена, как ты мне говорил? — продолжал гнуть свою линию барон. Я злобно покосилась на него. И чего привязался? Я уже начала было надеяться, что Ворон забудет обо мне и немедленно побежит выяснять, с помощью чего я победила его драгоценных кинторов, а тут этот зануда со своими вопросами.

Вместо ответа Ворон подошел ко мне и одним движением руки разодрал одежду, явив глазам всех любопытствующих окровавленную повязку на моем плече. Очень кстати — или некстати — когда меня привязывали к кольцам, вбитым в стену в комнате мага, рана снова открылась.

— Как ты думаешь, с подобной дырой в плече много можно наколдовать? — иронично осведомился Ворон.

Барон неуверенно пожал плечами.

— Откуда я знаю. С вами, магами, не угадаешь, чего будет достаточно для вашего обезвреживания.

Тогда Ворон разодрал мой рукав — и откуда только узнал? Унюхал, что ли? — и показал полузажившую рану на руке.

Барон снова неуверенно пожал плечами, мол, кто вас разберет, и оставил меня в покое.

— Кстати, — неожиданно припомнила я, — а где мой скипетр? Ну, то есть не мой, а брата?

— Скипетр? — от резкой смены темы Ворон на секунду растерялся. — А-а-а, ты про ту палку, с помощью которой мне удалось выманить тебя из Андерона?

Ничего себе палка — чистое золото, сплошь усыпанное настоящими драгоценными камнями. Тяжеленная!…

— Он у меня, — покровительственным тоном произнес колдун. — Если уж ты так жаждешь его увидеть, то твой драгоценный скипетр лежит на самом видном месте в моей комнате. Можешь вдоволь налюбоваться на него перед смертью.

— И на том спасибо, — съязвила я. — Ты просто поражаешь меня добротой и щедростью своей души. Если она у тебя, конечно, есть.

Ворон развернулся ко мне спиной.

— Отведите ее в мою комнату и прикуйте заново к стене. Я очень скоро приду к тебе, любимая, — язвительно прошипел колдун мне в лицо.

Двое крепких рослых стражников потащили меня прочь из залы. Я обратила внимание на очень удививший меня факт. Один из них больно вцепился в мою, по счастью, здоровую руку, и практически волочил за собой. А вот второй очень бережно подхватил меня под раненную конечность и даже помогал, если я спотыкалась и пыталась приложиться носом к каменному полу. Пару раз покосившись на доброго стражника, я определила того самого товарища, который разглядывал меня во время аудиенции с бароном. Значит, я все-таки ему понравилась, сделала я себе самой комплимент. Хоть какая-то приятная новость перед предстоящей гибелью.

Снизу до меня долетел встревоженной вопрос Сая. Я поколебалась между желанием сообщить ему правду и нежеланием еще больше расстраивать и так обеспокоенного демона, и склонилась в сторону последнего, коротко сообщив ему, что меня ведут заковывать в цепи. В ответ меня накрыла волна сочувствия и теплоты.

Где же этот проклятый Морок? Так меня действительно принесут в жертву, пока он будет где-то прохлаждаться, придумывая, как меня спасти. Или с ним все-таки что-то случилось?

Глава 12. На свободу!

Стена была просто омерзительно холодная. Меня снова распяли между четырех вбитых в стену железных колец, пропустив через них сковывающие меня цепи. Я постаралась принять такую позу, чтобы на как можно меньшей площади касаться спиной ледяных камней.

— А теплое одеялко под спину нельзя подложить? — съязвила я, но один из привязывавших меня стражников, тот, который злой, отвесил мне очень болезненную оплеуху.

— Закрой свою пасть, ведьма, — с ненавистью прошипел он. — Или я выбью тебе все зубы. По крайней мере, мне никто не запрещал этого сделать.

Я благоразумно промолчала. Конечно, если все так пойдет и дальше, зубы мне скоро не понадобятся, но это еще не повод разбрасываться ими во все стороны.

Убедившись, что я надежно прикована и не собираюсь больше ничего говорить, стражники удалились за дверь, оставив меня в гордом, но тревожном одиночестве. Голову немедленно заполонили беспокойные мысли.

Итак, если я правильно поняла из всех услышанных за проведенное в замке время разговоров, Ворон собирается провести надо мной какой-то ритуал, наподобие того, что не успел закончить одиннадцать лет назад. В результате этого ритуала он получит мой магический потенциал, которого, кстати, изрядно поднакопилось за время вынужденного бездействия. Ну а я, понятное дело, к тому времени уже вряд ли буду жива, превратившись в окровавленный кусок мяса. Перспектива малоприятная, но более чем реальная.

Самое обидное во всем этом, что я абсолютно ничего не могу сделать. И дело даже не столько в обвивающих руки цепях, сколько в проклятых дырках от стрел, до сих пор не позволяющих мне нормально колдовать. Иначе никакие цепи меня бы здесь не удержали.

Что же делать? Сай заперт в клетке в подземелье, я прочно прикована к стене, а Морок где-то шляется, хотя, по-моему, только ленивый еще не знает, что Ворону удалось схватить меня. Вообще, этот наглый вор собирается меня спасать или нет?

Невыносимо заболела растревоженная бесцеремонным с ней обращением правая рука. Я зашипела сквозь зубы и попыталась принять такую позу, чтобы облегчить нагрузку на раненную руку. Не тут-то было. Стражники поработали на совесть, намертво примотав цепи так, что я не могла пошевелиться.

Минуты тянулись так медленно, что, казалось, время застыло на месте. Уж скорей бы, что ли, пришел Ворон, чтобы убить меня. Ненавижу бездействие!

Однако колдун не торопился, то ли празднуя свою победу надо мной, то ли желая довести меня до белого каления. Из-за двери изредка доносилось металлическое позвякивание, когда кто-то из стражников неосторожно задевал мечом каменную стену. Видимо, ребятам строго-настрого запретили находиться рядом со мной, рассудила я. Наврали либо, что я их околдую или уморю взглядом или что-нибудь еще такое же доброе и оптимистичное в том же духе. Вот они и мнутся в коридоре, хотя в комнате Ворона есть прекрасные стулья. Да и мне было бы веселее, если бы они находились внутри комнаты. Может быть, удалось бы разговорить кого-нибудь из них. А то я сейчас здесь сама скончаюсь от скуки.

Интересно, сколько уже прошло времени? Я скосила глаза в сторону окна. Виднеющийся в него кусочек неба отливал розоватым золотом. Похоже, что уже закат, скоро наступит ночь. А Ворон наверняка придет только к полуночи.

О, а вот и скипетр! Действительно, лежит себе на самом видном месте, дрянь такая.

Под прямоугольником окна стоял изящный резной столик, украшенный красивой инкрустацией. На нем переливалась яркими разноцветными искрами в лучах заката королевская регалия.

В коридоре неожиданно раздался какой-то невнятный шум, словно кого-то плотно приложили чем-то по черепушке. Затем негромкий шорох и плюх возвестил о том, что попадание было удачным. Дверь в комнату открылась, являя моим глазам одного из стражников. Мужчина аккуратно прикрыл дверь и подошел ко мне.

— Кер, ты в порядке? — спросил меня неизвестный до боли знакомым голосом. Голосом Морока.

Я оцепенела. Затем посмотрела ему прямо в глаза. Как я и думала, карие. Но как такое возможно?

— Ты кто? — плотнее прижимаясь к стене, растерянно поинтересовалась я.

Черты лица незнакомца дрогнули и расплылись, на миг сделавшись нечеткими, будто смазанными. Затем снова собрались в хорошо изученную мной физиономию вора.

— Кериона, не волнуйся, это я, — произнес кто-то с лицом Морока его же голосом и протянул ко мне руку. Я взвизгнула и постаралась вжаться в стену.

— Не прикасайся ко мне! Кто ты такой? Это Ворон тебя послал, чтобы поиздеваться надо мной? Предупреждаю, я не дам себя так просто убить!

На таком хорошо знакомом мне лице на миг проступила боль, которая тут же была спрятана под маской отчуждения.

— У меня нет времени объяснять тебе, что и как, Кериона. И тем более уговаривать тебя спасти собственную жизнь, — размыкая тяжелый металлический браслет на моем правом запястье, сказал мужчина. — Давай сперва уберемся отсюда, а потом поговорим. И это действительно я, Морок.

Тяжело дыша, будто после долгого бега, я прижала ноющую руку к животу. Вор тем временем занялся второй моей рукой.

— Но как такое может быть? — не веря своим глазам, спросила я.

— Потом, — коротко отрезал вор, освобождая мои ноги. Затем схватил меня за здоровую руку и потащил к двери.

— Подожди! — я резко вырвала свою руку из его ладони.

— Ну что еще, Кер? — недовольно прошипел Морок.

— Скипетр!

Я с некоторым трудом одной рукой оторвала тяжелую драгоценность от поверхности столика. Морок, скривившись, наблюдал за моими потугами, затем отобрал бесценную вещь и сунул себе за пояс. После чего как ни в чем не бывало, потащил меня к выходу. У меня бы пояс порвался. Или пупок.

Я мучительно соображала, с трудом поспевая следом за ним. Так, значит, это все-таки был он! Это он приходил ко мне под видом различных понравившихся мне мужчин! И это он был тем заботливым стражником, помогавшим мне идти и оберегавшим мою раненную руку! Тем самым, который так закашлялся, услышав, что вор по имени Морок был мертв еще до моего прибытия в замок барона Морокана. Теперь понятно, как он украл демонопсов и добыл наши вещи из трактира, и почему безбоязненно отправился на разведку в замок. Но как он это делает? Он ведь точно не маг и не оборотень!

Мозги вскоре закипели от перегрузки, а я так и не подобрала ни одного подходящего ответа на множество гнездящихся в голове вопросов. Спрашивать же что-то у торопливо тянущего меня за собой мужчины я не решилась. Наверное, можно и подождать с ответами. Ведь Морок же пообещал мне рассказать все после завершения этой эпопеи.

Тем временем я убедилась, что мы направляемся в подвал. В душе вскипела волна благодарности к вору. Сама я, поглощенная рассуждениями о собственной гибели и ошеломленная столь эффектным появлением Морока в апартаментах колдуна, уже совершенно успела позабыть, для чего, собственно, явилась в эти края.

"Сай, — обратилась я к своему мохнатому другу. — Ты будешь сильно смеяться, но я опять иду тебя спасать".

В ответ пришла волна удивления и недоумения, сменившаяся бурной радостью. От переполнивших меня эмоций демона, я не сдержалась и тихо засмеялась.

— Ты чего? — шепотом удивился Морок, на минуту приостанавливаясь.

— Это не я, — радостно хихикая, ответила я. — Это Сай в восторге, что мы про него не забыли.

В груди шевельнулся червячок совести. "Это ты-то не забыла?"

Я тактично промолчала в ответ на справедливый упрек. Крыть мне было нечем.

— Отлично, — почему-то мрачным тоном произнес вор. — Передай ему, что мы уже совсем рядом.

Когда до подземелий осталось два этажа, Сай неожиданно предупредил меня, что в подвал прибыла группа вооруженных людей.

— Морок, у нас проблемы, — сообщила я вору.

— Да ты что? А я и не заметил! — съерничал он, останавливаясь и с насмешкой глядя на меня.

— В подвал только что пришла вооруженная охрана, — не обращая внимания на его насмешки, доложила я. В этот момент Сай прислал мне уточняющее видение — до чего же удобно иметь дело с телепатом. — Человек шесть, все с мечами.

Морок молча вытянул из ножен меч обезвреженного им стражника, протянув другой рукой мне кинжал.

— Ты уверен, что мы с ними справимся? — засомневалась я, глядя на тонкое лезвие.

— Нет. Но или мы деремся, или оставляем твоего демона здесь, а сами убираемся куда подальше, — озвучил вор все доступные варианты.

— Ну уж нет, Сая я им не оставлю, — решительно стиснув зубы, произнесла я и взяла предложенный кинжал. Все же это лучше чем ничего.

Мы, крадучись, прислушиваясь и приглядываясь, спустились по лестнице, ведущей в подземелье. Неподалеку от лестничного пролета, вытянувшись по струнке, тщательно бдели два первых противника. Увидев нас, они тут же схватились за мечи, а один из них громко крикнул:

— Все сюда! Они пришли!

Из чего следовал только один вывод — что нас, как это ни печально, уже ждали. Чтож, в умственных способностях Ворона я никогда не сомневалась. Он наверняка предусмотрел тот вариант, что я соврала насчет вора, а тот, в свою очередь, поможет мне бежать. Ну и естественно, что, зная мой характер, нетрудно догадаться, куда я побегу первым делом.

Морок одним движением задвинул меня к себе за спину и сунул в руку связку ключей.

— Как улучишь момент — беги к клетке и выпускай Сая. Я их задержу.

Я вцепилась вспотевшей от волнения ладонью в холодный металл. Морок тем временем с лязгом скрестил мечи с первым нападающим. Во все стороны полетели искры.

Ловко крутанув лезвием своего меча, вор со всей силы пнул стражника в промежность. Тот с жалобным хрипом выронил меч и осел на пол, на время забыв про схватку.

Однако расслабляться не следовало. Снизу на зов бежали еще четверо охранников. Я поймала себя на том, что нервно грызу губы, и страшно выругала саму себя. В конце концов, я же ведьма, пусть в данный момент неполноценная. Однако что-то ведь я могу!

С этими мыслями я сосредоточилась и запустила в группу новоприбывших заклинание быстрого сна, надеясь, что хоть кого-нибудь оно да зацепит. Получилось. Один из стражников захрапел на бегу и с громким лязгом повалился на пол. Морок между тем вовсю рубился с тем самым крикуном, который позвал всех остальных. Мечи так и мелькали в воздухе.

Я попробовала повторить фокус с заклинанием, на сей раз попробовав паралич. Однако наученные горьким опытом стражники, заметив, как я сосредоточенно взираю на них и неловко машу руками, бросились врассыпную, счастливо избежав воздействия на них. Только зря силы потратила, выругалась я про себя.

Морок сделал ловкий обманный ход и проткнул своего противника насквозь. Стражник страшно захрипел и рухнул на каменные плиты пола, корчась в агонии. Я с отвращением отвернулась. Все-таки до чего все это омерзительно выглядит!

Когда я наконец решилась снова взглянуть на происходящее, то обнаружила, что вор сосредоточенно отбивается от двоих сразу, а третий тип находится в двух шагах от меня, разинув рот в немом крике. Времени на то, чтобы заколдовать его, у меня уже не было, поэтому я сделала то, что смогла: отбила кинжалом удар его меча и, отскочив в сторону, пропустила стражника мимо себя, добавив в конце ему под зад в качестве напутствия. Взревев как бешеный бык, озверевший от такого оскорбительного обращения с ним мужчина принялся с нечеловеческой скоростью размахивать во все стороны мечом, стараясь достать меня хотя бы краешком лезвия. Я с трудом увернулась от такой яростной атаки.

Убедившись, что так он меня не одолеет, да и устав мотать в воздухе тяжелой железякой, стражник сменил тактику и попытался зайти мне за спину. Не тут-то было. Я прочно прижимала тылы к стенам, не давая нанести себе подлого удара.

В это мгновение очухался временно контуженный ниже пояса товарищ. Окинув поле битвы профессиональным взглядом настоящего рубаки и убедившись, что Морок более чем занят двумя его сослуживцами, этот мерзавец поспешил на помощь к моему противнику.

Вот тут мне стало совсем худо. Конечно, я, как королевская дочь, прекрасно умела сражаться любым оружием. Однако для этого мне требовалась правая рука, ведь я правша, а не левша. Кроме того, небольшой кинжал против двух здоровенных мечей — это очень, очень несерьезно. А времени на прочитку нужного заклинания мои противники мне совершенно не давали, справедливо полагая, что в этом случае им сильно не поздоровится.

Пришлось прибегнуть к своим любимым огненным шарам. Как ни хотелось мне сохранить жизни этим людям, всего лишь выполняющим распоряжение своего хозяина, однако выбора у меня не оставалось. Либо я, либо они. А мне моя шкурка очень дорога.

Первый огненный шар с негромким треском впечатался в закрывающую грудь стражника кольчугу. Каюсь, рука дрогнула. До этого мне еще не приходилось убивать живых людей.

Удостоверившись, что бестолковая ведьма не может даже подпалить его как следует, обнаглевший стражник дуром попер вперед, нагло осклабившись. Чем я и воспользовалась, всадив следующий огневик прямиком ему в лицо, и внутренне содрогаясь от отвращения.

Стражник дико взвыл, роняя меч и пытаясь содрать со своего лица пожирающий его огонь. Напрасная трата сил. Магический огонь на то и магический, что его невозможно стряхнуть или просто так загасить. Одолеваемый ужасной болью мужчина слепо понесся по коридору назад, не разбирая дороги. Достигнув лестницы, он на первой же ступеньке споткнулся и с грохотом свалился вниз. Раздирающий уши крик мгновенно утих — наверное, бедолага сломал себе шею. В коридоре остался вызывающий рвотный рефлекс запах паленого мяса.

Увидев ужасную кончину своего товарища, второй стражник сильно сбледнул с лица и проглотил застрявший в горле комок. Затем покрепче стиснул рукоять меча.

— Лучше не надо, — по-хорошему посоветовала ему я, крутя на пальцах левой руки очередной огненный шарик.

Мужчина попятился назад на подкашивающихся ногах.

— Давай я тебя просто усыплю до утра, и разойдемся с миром, — добродушно предложила ему я. Убивать ни в чем не повинных людей мне очень не понравилось.

Стражник быстренько прикинул перспективы и согласно кивнул. Лучше уж сказать, что тебя заколдовала мерзкая ведьма, чем валяться трупом с полностью сожженным лицом. Мужчина еще раз сглотнул и крепко зажмурил глаза. Я торопливо прочитала заклинание и взмахнула рукой. Стражник медленно осел на пол.

Я покосилась в сторону Морока и убедилась, что сам он цел и невредим, в отличие от его противников. Один из них валялся с разрубленной головой, а второй ощутимо прихрамывал на левую ногу, на бедре которой виднелся внушительный порез. Убедившись, что опасности моему загадочному компаньону не угрожает, я побежала выпускать Сая на свободу.

Узрев мое очередное появление в качестве его спасительницы, демон уже не стал впадать в бурное проявлении радости, а только приветственно помахал хвостом, бдительно оглядываясь по сторонам на случай появления очередных гостей. Я, торопясь и роняя неудобную связку, подбирала ключ от его клетки. Наконец один из них с громким щелчком провернулся в замке, и решетка распахнулась. Сай выскочил наружу и потянулся, разминаясь после долгого сидения в тесной клетке. Затем смачно обслюнявил мне лицо в знак признательности и черной молнией метнулся вверх по лестнице. Я побежала следом за ним.

Наверху Морок уже разделался с оставшимся противником и в данный момент вытирал свой меч об его одежду. На ловком воре не осталось ни царапинки. Сай приветственно махнул хвостом и ему и замер, принюхиваясь к заполнившему коридор острому запаху крови и смерти.

— Ну, куда теперь? — спросила я у Морока.

— Будем убираться отсюда, — ответил вор, вкладывая меч в ножны. — И чем быстрее, тем лучше.

— Ты хочешь снова пройти через тоннель? — уточнила я у Морока, пока мы крались наверх.

— Было бы неплохо, — серьезно ответил мужчина. — Однако боюсь, что сейчас это не получится. Чтобы попасть туда, нам надо будет проскочить мимо караульной, в которой всегда полно солдат. Боюсь, что с таким количеством противников нам точно не справиться.

Я припомнила свое блуждание по темным коридорам в поисках Сая. Что-то я не встретила на своем пути ни одного солдата. Да и вообще никого не встретила. Хотя, вполне может быть, что я брела к цели какими-нибудь окольными путями, что сейчас, когда дорога каждая минута, было просто невозможно.

— И что ты предлагаешь? — полюбопытствовала я. — Прорываться через ворота? Это точно верное самоубийство.

— Есть еще один ход, правда, более длинный и трудный, чем тот, по которому мы пришли, — сообщил Морок. — Главная сложность в том, что начинается он из спальни барона. Если Морокан еще празднует победу, это хорошо. Тогда мы тихо уходим отсюда без всяких последствий для себя и окружающих. А вот если он уже в спальне… Хорошо еще, если он будет спать.

— Слишком много если, — пожаловалась я. — А попроще варианта нет?

— Если бы он был, Кериона, я в первую очередь предложил бы его, — серьезно сказал вор.

Снова если, вздохнула я про себя. Ну почему в жизни героев всегда все так сложно? Почему нельзя было поместить Сая где-нибудь снаружи замка, положив рядом с ним королевский скипетр, чтобы мы могли мирно забрать и то, и другого, не вступая ни в какие схватки, никого не убивая?… Почему непременно надо вырезать половину местного населения для достижения одной маленькой цели?

Морок тем временем уверенно вел меня к спальне барона. Меня уже давно не удивляла его прекрасная осведомленность о том, куда и как лучше идти.

— Морок, — неожиданно для самой себя взмолилась я. — Ответь мне на один вопрос. Только на один, малюсенький вопросик. Ты здесь жил раньше?

Морок тяжело вздохнул. На его лице боролись сомнение и желание сказать правду. Наконец он решился.

— Да, Кер. Я здесь раньше жил. Более того, я вырос в этом замке.

После этого у меня возник еще не один десяток вопросов, но прежде чем я успела открыть рот, Морок зажал мне его широкой мозолистой ладонью.

— Когда мы отсюда выберемся, Кериона. Клянусь всем, чем хочешь, я отвечу на любой твой вопрос. Даже если мне будет очень неприятно об этом говорить, а ты после этого не захочешь меня знать. Потерпи немного.

— Тебе легко говорить, — отводя его руку в сторону, сердито прошептала я. — Вот лопну от любопытства — будешь знать! Мало того, что меня лишишься, так еще и забрызгает с ног до головы.

Морок, не удержавшись, коротко фыркнул от смеха. Затем быстро обнял меня, погладив по спине и тут же отпустив. Сзади в спину ободряюще ткнулся Сай. Я потрепала ночного демона по густой шерсти. Все-таки до чего же я рада его видеть живым и здоровым!

Из ближайшего коридора до нас долетел звук шагов и чьи-то голоса. Морок, недолго думая, сорвал со стены ближайший факел и отшвырнул его далеко назад. Мы оказались укрыты воцарившимся полумраком и плотно прижались к стене, чтобы не выдать себя случайным движением.

— Опять факел потух, — недовольно пробурчал чей-то голос. — Куда смотрит прислуга, хотелось бы мне знать?

И недовольно бубня себе под нос, человек удалился.

— Нам еще далеко? — прижимая больную руку к груди, в которой перепуганной птицей колотилось сердечко, спросила я.

— Не очень. Еще два поворота, и мы на месте. Боюсь только, что у спальни барона стоит стража, и мы только что чуть не столкнулись с ее командиром, проверяющим посты.

Я устало вздохнула. Когда же все это закончится?

— Ничего, Кериона, — успокаивающе произнес Морок, осторожно прикасаясь к моему больному плечу. — Стражников наверняка будет не больше двух. Может, сумеешь усыпить их?

— Посмотрим, — задумчиво ответила я. Интересно, а Ворон почувствовал, как я колдовала в подземелье или мы находились слишком глубоко для этого? Если почувствовал, то сейчас наверняка начнется переполох по всему замку, так как пропажа Сая уже наверняка обнаружена.

Я высказала свои опасения Мороку, и мужчина заметно помрачнел даже в полумраке коридора.

— Тогда не стоит тратить много времени на раздумья, — призвал он.

Мы вдоль стеночки побежали к ближайшему повороту. Морок проверил безопасность пути и махнул мне рукой, мол, иди за мной.

Возле следующего поворота мы устроили короткое военное совещание. После краткого рассмотрения положения дел за углом было установлено, что апартаменты барона и в самом деле охраняют всего двое, причем один из них и так уже мирно дремал, повесив усатую голову на грудь и мелодично пуская пузырики слюны по подбородку. Второй усиленно боролся с дремотой, периодически резко вздергивая голову и обводя коридор мутным взглядом.

— Ну что, берешься? — на ухо прошептал мне Морок.

— Попробую, — чуть слышно ответила я, наполовину высовываясь из-за угла. Что поделать, при накладывании заклинания быстрого сна необходимо видеть объект перед собой. Ну а руки, я думаю, понятно, для чего были нужны.

Не вовремя проснувшийся стражник открыл было рот для того, чтобы закричать, но опоздал. Произнесенное мной заклятье мягко окутало его, заставляя закрыть глаза и осесть на пол. Второй, сладко сопящий солдат, даже ухом не повел.

— Да, дисциплинка! — насмешливо протянула я, укладывая второго стражника рядом с первым.

— И ни говори! — поддержал Морок, небрежно перешагнул через тела спящих охранников и приоткрыл дверь в опочивальню Морокана.

В комнате царила темнота. Или барона здесь еще нет, или он уже сладко спит и видит третий сон. Чтож, если верно второе, то сейчас мы поможем ему не проснуться до самого утра.

Я зашла в комнату следом за вором и активировала огневик. Оранжевый свет причудливо заплясал на стенах помещения.

Комната оказалась пуста.

— Или барон еще пьет вино, или бегает по замку, поднимая на уши всю стражу, — коротко резюмировала я. Пришедший к тем же выводам вор согласно кивнул и прошел вглубь помещения, принявшись ощупывать стену напротив двери. Я молча ждала положительного результата. Сай с интересом обнюхивал кровать барона.

— Можешь нагадить ему на кровать, — злорадно предложила я. Ночной демон укоризненно поглядел на меня, мол, за кого ты меня принимаешь?

— Что тебе, трудно, что ли? — вздохнула я. — А так мелкая пакость, но приятная.

Морок негромко хохотнул, продолжая изучать поверхность стены.

Из коридора раздался шум и крики.

— Скорее! Они в опочивальне барона!

— М-морок?! — я в крайнем волнении уставилась на сосредоточенного вора. — Если мы немедленно не уберемся отсюда, нас возьмут прямо на месте, можно сказать, еще тепленькими!

Морок ничего не ответил, по-прежнему щупая стену. Я на всякий случай подошла к нему поближе. Сай остановился впереди меня, взъерошив шерсть и оскалив немаленькие клыки.

— Морок, поторопись, — не выдержав, вскрикнула я. Голоса раздавались уже непосредственно за дверью. Кто-то увидел усыпленных стражников и завопил:

— Они внутри!

Эх, надо было дверь чем-нибудь подпереть, запоздало сообразила я. Тогда бы они не сразу сюда попали.

В этот момент за моей спиной что-то сухо щелкнуло.

— Есть! — ликующе воскликнул Морок и, схватив одной рукой меня за шиворот, а другой рукой Сая за шкирку, с усилием втащил нас обоих в открывшийся проход. Именно в это время дверь, сорванная с петель мощным ударом, обрушилась на пол, явив нам ошарашенные физиономии десятка стражников и искаженное бешенством лицо барона.

— Это ты, выродок? — зарычал он при виде Морока. — Как ты посмел явиться в мой замок? Я убью тебя!

И барон, потеряв голову, бросился на нас в атаку. Морок поспешно пнул полураскрытую каменную дверь. Старинный механизм сработал как часы, очень своевременно закрыв проход. С той стороны раздался глухой звук впечатавшегося в стену тела.

— Скорее, уходим! — бледный как простыня Морок буквально поволок нас обоих вперед.

Мы бежали по очередному каменному коридору, а далеко позади раздавались громкие крики наших преследователей. Как выяснилось, про этот тайный ход барон знал превосходно, поэтому, едва придя в себя после столкновения со стеной, тут же активировал открывающий проход рычаг. И теперь за нами по пятам неслась группа не менее чем из двух десятков стражников.

Морок широкими шагами несся впереди нашей троицы, указывая верное направление. За ним, нежно прижимая к груди окончательно разнывшуюся раненную руку — что поделать, досталось ей сегодня неплохо: и выкручивали, и приковывали, еще и колдовать заставили — бежала я. Замыкающим шел Сай, готовый в любой момент вступить в неравную схватку. Несмотря на то, что его почти не кормили все это время, и демон порядком ослабел, он просто-таки рвался в бой.

Неожиданно Морок так резко остановился, что я не успела затормозить и со всего маху впечаталась ему в спину. Вор сильно покачнулся, но на ногах устоял.

— Что такое? — поинтересовалась я, высовывая из-за его спины любопытный нос. Коридор как коридор, я лично ничего особенного не вижу.

— Здесь ловушка, — предупредил меня Морок. — Если наступишь не туда, нас всех снесет шипастым бревном. Так что постарайтесь идти за мной след в след. Сай, тебя это тоже касается.

Ночной демон недовольно что-то проворчал, как бы намекая, что у него четыре лапы, а не две ноги, как у некоторых, а стало быть, ему куда сложнее "идти след в след". Его недоверие к Мороку не стало меньше, несмотря на то, что тот помогал вытащить демона из клетки. И вообще, сдается мне, что всю дорогу Сай терпел Морока исключительно потому, что к вору хорошо относилась я.

Морок, тщательно выбирая, куда наступить, пошел вперед. Я решила не отставать и сразу же пошла следом за ним. Да, тут с двумя-то ногами не знаешь, как их лучше ставить, а уж с четырьмя и подавно.

Сай с недовольной мордой наблюдал за нашим продвижением. Провиляв и пропрыгав по коридору метра три, Морок остановился, с облегчением перевел дыханье и помог выбраться на надежную почву мне. И только теперь заметил так и не сдвинувшегося с места демона.

— А тебе что, особое приглашение требуется? — сердито зарычал на него вор. Сай внимательно посмотрел на него, скорчив непонятную, но крайне уморительную морду. Затем отбежал назад, как следует разогнался и одним прыжком очутился рядом с нами. Надменно фыркнул в сторону Морока и подтолкнул меня носом вперед, мол, давай иди, не задерживай движение.

— Ну, можно и так, — тут же сориентировался вор и повел нас дальше.

Мы отбежали порядка пятидесяти метров, когда позади раздался глухой гнетущий свист и последовавший за ним отчаянный крик.

— Как глупо, — пробормотал вор на бегу.

— Что именно? — тяжело дыша, полюбопытствовала я.

— Не предупредить своих людей про эту ловушку, — пояснил Морок. — Мы только что с вами слышали, как какого-то бедолагу нанизало на шипы.

Меня слегка замутило. Похоже, господин барон не ставит ни в грош жизнь собственных солдат, вовсю используя их как пушечное мясо. Удивительно только, что кто-то еще идет к нему служить при таком обращении!

— Солдатам в Гренодосе очень хорошо платят, — прочитал мои мысли Морок. — Поэтому недостатка в желающих не бывает никогда. Отсюда и такое небрежное обращение с ними. Зачем беречь жизнь одного солдата, когда на его место тут же прибегут десятки?

— Нет, мне определенно не нравится Гренодос, — на бегу констатировала я. — То ли дело Андерон? Чем больший у солдата опыт, тем более ценится его жизнь. Ведь это не только отменный воин, но и прекрасный учитель для следующих поколений.

Меня саму учил обращению со всевозможным оружием вот такой вот отставной служака. Шестидесятитрехлетний седоволосый крепыш, весь покрытый шрамами, с хриплым, сорванным командами голосом, он с легкостью крутил над головой тяжеленную булаву и безошибочно попадал в яблочко из лука. Лучшего учителя и пожелать нельзя было, несмотря на то, что Борион обращался с нами, как со своими солдатами и бывало, не раз прохаживался по задницам королевских отпрысков широкой твердой ладонью. А какие занимательные истории он рассказывал нам с Дерионом!

Морок улыбнулся. Вдруг при следующем его шаге вперед пол под ногой мужчины резко ушел вниз, вздыбившись вверх на приличной протяженности. Вор, не удержавшись, едва не рухнул в открывшийся провал, но ловким кошачьим движением извернулся в воздухе и умудрился уцепиться за край целого пола. Приведенный в действие скрытый механизм переворачивал плиты пола вокруг своей оси, после чего они снова застывали. Морока чуть не прихлопнуло, но мы с Саем успели вовремя выдернуть его из-под опускающейся на его голову каменной плиты.

— Скорее, бежим! — даже не отдышавшись, выдохнул Морок. — Пока они не начали переворачиваться обратно!

Мы на пределе сил и возможностей побежали вперед. Сай на бегу подлез носом под мою здоровую руку. Я с благодарностью ухватилась за густую жесткую шерсть.

— Морок, хватайся с другой стороны, — крикнула я вору. Мужчина незамедлительно поспешил выполнить мое распоряжение. Сай, нагруженный болтающимися с обоих сторон по бокам людишками, бодро прогалопировал по опасному участку, покрывая за один прыжок треть расстояния. Меня на какое-то мгновение посетило острое чувство голода.

— Эх, жаль, у нас нет с собой ничего съестного, — печально вздохнула я.

— Ты для Сая? — тут же сообразил Морок. Я согласно кивнула в ответ. На пустой желудок много не побегаешь и не повоюешь. А наши преследователи не собирались оставлять нас в покое.

— Впереди будут еще какие-нибудь ловушки? — прокричала я Мороку. Не мешало бы знать, к чему готовиться.

— Да, еще две или три, — ответил Морок и виновато покаялся: — Честно говоря, я совсем забыл про плиты-перевертыши…

— Ладно, забудь, — милостиво разрешила я, отцепляясь от демона. — Главное, что все живы и здоровы. Только кушать сильно хочется…

Конечно, я не ела гораздо меньше, чем ночной демон, но все-таки почти сутки — а это немало. Особенно для ведьмы. К тому же на меня активно проецировал свои мечты о куске мяска долгое время не кормленный Сай, отчего мой желудок периодически принимался рычать не хуже разъяренного демона.

— Кер, мы все голодны, поэтому не надо лишний раз об этом напоминать, — ворчливо отозвался Морок. — Доберемся до безопасного места — я что-нибудь придумаю насчет еды.

Сай по-прежнему недоверчиво, но уже более снисходительно поглядел на вора.

— А что за ловушки нас еще ждут впереди? — чтобы сменить тему, спросила я.

Морок смешно наморщил нос, напомнив мне этим Сая.

— Ну… Э-э-э…

— Что? — удивилась я. — Хочешь сказать, что ты не знаешь? Морок, я тебе поражаюсь, честное слово. У меня сложилось мнение, что ты знаешь все и обо всем. Ведь ты же сам сказал, что жил здесь раньше?

— Кер, я не был здесь почти тринадцать лет, поэтому просто не помню всех особенностей замка, — пояснил мне вор. — А насчет всезнания… Увы, не все и не обо всем. Например, я не знаю, как ты отреагируешь, узнав всю правду обо мне. И меня это очень и очень пугает.

— А что за?… — начала было я, но тут Сай сильно толкнул меня в спину. Возле только что пройденной нами ловушки раздались голоса.

— Вперед! — скомандовал Морок, срываясь с места.

— Можно подумать, есть желающие побежать назад, — на ходу пробурчала я. — Интересно, сколько стражников барон положит на этом препятствии?

— Если повезет им — нисколько, если повезет нам — всех, — предположил вор, и я с ним согласилась. Беда была в том, что в последнее время удача не спешила дарить нам свои улыбки, так что чует мое сердце, что это только цветочки, а вот ягодки будут неизвестно когда, но, естественно, не вовремя и не к месту.

Позади донеслись очередные крики, свидетельствующие о том, что плиты-перевертыши вступили в дело, пожиная плоды своей страшной конструкции. Я еще успела услышать разъяренный голос барона Морокана, лично возглавлявшего погоню за нами, но тут мы свернули за очередной поворот, и голоса затихли.

Морок снова остановился.

Перед нами шел участок пола, весь покрытый подозрительными темными пятнами.

— Э-э-э, если я не ошибаюсь, то это тиски, — неуверенно предположил Морок.

— Это как? — немедленно заинтересовалась я.

— Ну, когда наступаешь не туда, сверху падает плита и оставляет от тебя мокрое место, — пояснил вор.

Я с отвращением посмотрела на темные пятна. Сомнений нет, это то, о чем я думаю.

— А ты знаешь, куда надо наступать? — уточнила я у вора.

— Ну, э-э-э… Вроде бы, — неуверенно произнес мужчина.

Я скептически поджала губы. Очень мило! Что-то мне как-то не хочется превратиться в отбивную только потому, что кое-кто удосужился провести нас забытыми ходами.

Морок внимательно рассмотрел ближайший участок пола и решительно шагнул вперед. Я даже дыхание затаила, ожидая, что сейчас на его голову свалится тяжелая плита.

Обошлось. Морок, видимо, сам с трудом веря в свои возможности, снова старательно осмотрелся и сделал еще шаг. Я поспешила занять освободившееся безопасное место. Сай топтался позади.

За поворотом вновь послышались голоса, на этот раз уже совсем близко. Нет, нам ни за что не успеть, прикинула я, смерив взглядом расстояние до чистого пола. Сай напружинил лапы и негромко, но очень грозно зарычал.

— Вот они! — ликующе заорал первый стражник, появляясь из-за угла.

— Скорее, Кер! — Морок, наплевав на безопасность, сгреб меня в охапку и большими скачками пустился по опасному участку. Я только тихо пискнула и замерла на его руках, каждую минуту ожидая неминуемой смерти.

Но то ли от везучести вора, то ли от того, с какой скоростью он пронесся по пределам жуткой ловушки, однако упала только одна плита, вырвав кусок ткани из развевающегося плаща Морока. Сай пулей пролетел через гиблое место, едва не сбив нас с ног. Первый же рванувшийся к нам солдат успел отпрянуть назад от стремительно опускающейся плиты, но споткнулся и упал. Многотонная плита безжалостно опустилась, придавив ему обе ноги. Раздался ужасающий хруст перемолотых в кашу костей, а коридор огласился новым воплем боли. Барон, не глядя, взмахнул мечом, и голова страдальца покатилась по полу.

Меня уже основательно подташнивало от всего увиденного, и, если бы не пустой желудок, я давно бы билась в спазмах в ближайшем уголке.

И снова мы бежали по каменному коридору, а позади доносился топот и крики преследователей.

— Когда же будет выход? — устало взмолилась я, практически валясь с ног.

— Скоро, Кер. Еще немного осталось, — не менее устало ответил вор. Его силы тоже подходили к концу, медленно, но верно. А выматывающая погоня все продолжалась.

Минув тиски без новых потерь, барон Морокан и его солдаты уверенно нагоняли нас. Я на бегу обернулась, рискуя свернуть себе шею, и торопливо насчитала человек десять-двенадцать стражников. Многовато, со всеми сразу не справиться. А у меня силы тоже на исходе. И Сай все чаще начал спотыкаться.

Морок на бегу резко затормозил и схватил меня в охапку, удерживая от опрометчивого шага. Сай, превратившись в изваяние с поднятой на весу лапой, в полупрыжке застыл рядом. Я посмотрела перед собой, уже догадываясь, что именно там увижу.

Перед ногами чернела абсолютная пустота. Мы застыли на самом краешке бездонной ямы. Еще шаг, да что там шаг — полшага, и мы все неминуемо полетели бы вниз. И чувствует мое сердце, что лететь нам пришлось бы очень и очень долго. А на той стороне, буквально в нескольких шагах от края провала, темнел прямоугольник двери — долгожданный выход.

Я прикинула расстояние до противоположного края. Далеко, очень далеко. Даже Сай не сможет перепрыгнуть такую большую пропасть.

— И как нам через это перебраться? — невольно всхлипнув, спросила я у Морока.

— Здесь где-то должен быть выдвижной мост, но как он активируется, я не знаю, — подавленно ответил вор.

Глава 13. Победа

К нам неумолимо приближались солдаты, возглавляемые бароном. Хорошо еще, что у них нет луков или арбалетов, хмуро порадовалась я. А то перестреляли бы нас на этом самом месте, как куропаток. Хотя небольшая радость, нас и так сейчас либо порубят мечами на много маленьких кусочков, либо скинут в пропасть. Живыми им не собирался сдаваться никто.

— Кер, ты ничего не можешь сделать? — вытаскивая из ножен меч и становясь в боевую позицию, спросил Морок.

— Например? — грустно поинтересовалась я.

— Ну, я не знаю, — вор слегка пожал плечами, не сводя глаз с осторожно приближающихся стражников. — Например, соорудить мост через пропасть на скорую руку.

— Для этого нужна как минимум эта самая рука, — не удержавшись, съязвила я. — А у меня с этим большие проблемы.

Обрывки одежды на плече давно пропитались кровью, текущей из открывшейся раны.

Сай издал ужасающий по силе рев, готовясь к последней в своей жизни схватке. Морок на минуту обернулся ко мне.

— И все же попробуй. Я верю в тебя, Кериона.

И бросился вперед, скрестив мечи с одним из стражников. Рядом Сай одним ударом когтистой лапы снес головы сразу двоим. Я какое-то мгновение поколебалась, затем повернулась к сражающимся спиной, зная, что оба моих защитника скорее умрут сами, чем позволят хотя бы волосу упасть с моей головы, и начала колдовать. Медленно и уверенно, старательно выводя руками пассы, не обращая ни малейшего внимания на разрывающую плечо боль.

Еще не закончив и наполовину заклинание, я почувствовала, что у меня получается. Над бездонной пропастью зазмеились, переплетаясь, серебристые нити, постепенно превратившись в тонкий, но надежный мост.

— Получилось! Мост готов! — крикнула я своим соратникам и первой ступила на кажущуюся бесплотной поверхность. Мост чуть заметно дрогнул, но выдержал.

Я, стараясь не смотреть вниз, торопливо зашагала к выходу из страшного коридора. Морок, прикрываемый продолжающим бой демоном, отступил на созданный мной мост и вскоре очутился рядом со мной.

— Сай, поторопись! — крикнула я демону, чувствуя, как последние силы оставляют меня. Если я сейчас хоть на секундочку отключусь, серебристая ленточка, протянувшаяся над провалом, растворится в воздухе, а создать еще одну такую же мне будет не по силам, это точно.

Ночной демон как следует рявкнул напоследок, заставив окруживших его стражников шарахнуться в разные стороны и в несколько прыжков пересек пропасть. Я с облегчением развела руки в стороны, и переливающийся серебром мостик исчез. Успевший ступить на него стражник с громким криком полетел вниз, но мне уже было все равно. На подкашивающихся ногах я в сопровождении изнуренных спутников двинулась к двери. Сзади злобно вопил барон, высказывая свое мнение о нас, но его уже никто не слушал.

Морок потянул на себя ручку двери, и нам в глаза ударил солнечный свет. Мы пробегали по жуткому коридору до утра. Впрочем, никого из нас это сильно не обеспокоило. Куда больше меня волновал вопрос, где именно мы оказались, и в какой стороне расположен Андерон.

Ни на секунду не забывая о том, что нас преследует разъяренный нашим побегом барон, мы поспешили убраться как можно дальше от его замка. Да и про Ворона не следовало забывать, хотя меня сильно удивляло, что он до сих пор не принял участие в охоте на нас. Наверняка готовит какую-нибудь очередную гадость, решила я и выкинула колдуна из головы. Когда проявится, тогда и будем с ним разбираться. А сейчас не мешало бы найти укромное местечко и устроить привал, пока мы все трое не протянули ноги.

Однако Морок упорно вел нас все дальше, не обращая никакого внимания на собственные непослушно подгибающиеся колени. Здраво рассудив, что это неспроста и лишним не будет, мы с Саем покорно волочились за ним, стараясь не свалиться по дороге. И если демон еще держался молодцом, то мне было совсем уж худо. Кровь, текущая из раны в плече, ни в какую не желала останавливаться, а моя заветная котомочка осталась где-то в замке, перейдя в собственность его владельца, барона Морокана.

С каждым шагом у меня все сильнее кружилась голова, а во рту появился нехороший металлический привкус. Еще немного, и я просто-напросто потеряю сознание. И подобрать меня будет некому, потому что и Морок и ночной демон сами двигались, словно сомнамбулы, уставившись глазами на неизвестную точку вдали.

Разумеется, первым мое плохое состояние почувствовал телепат Сай. Громко рыкнув, он подскочил ко мне и подставил могучее мохнатое плечо в тот самый момент, когда ноги окончательно отказали мне. Я мягко сползла по пушистому боку на землю и провалилась в небытие.

Когда я с трудом открыла мутные глаза и разогнала роившихся перед ними разноцветных мушек, выяснилось, что я лежу на земле, укрытая плащом Морока. Сам вор сидел в сторонке, ловко потроша при помощи кинжала тушку зайца. Сая я не увидела и, обеспокоенная его отсутствием, первым делом спросила у Морока, где демон.

— Отправился на охоту, — ответил мне вор, не отвлекаясь от своего занятия. — А нам приволок вот этого зверька. Жаль только, что приготовить его не на чем. Мой мешок с вещами остался где-то в замке. А там и котелок и огниво были.

— Собери дров, — натужно попросила его я. Говорить, шевелиться или думать совершенно не хотелось, но нам всем просто необходимо подкрепиться, а уж на один маленький огненный шарик, чтобы разжечь костер, меня вполне хватит.

Морок если и удивился моей просьбе, то вида не подал, а молча и сноровисто насобирал тут же целую охапку сухих веток. Затем ловко сложил их домиком и отошел в сторонку, уступив мне пространство для деятельности.

Я выпростала левую руку из-под укрывающего меня плаща, удивилась тому, как снаружи холодно и с третьей попытки сумела-таки метнуть в приготовленную кучку огневик. Дрова весело затрещали, когда огонь принялся пожирать их, а мне сразу стало значительно теплее.

Подождав, пока пламя спадет, Морок привычным жестом нанизал выпотрошенного зайца на очищенную от коры толстую корявую ветку и подвесил над огоньком. В воздухе поплыл аппетитный запах жарящегося мяса.

— Ты знаешь, где мы? — чтобы отвлечься от заливающей рот слюны, поинтересовалась я у Морока.

— Приблизительно, — слегка поморщившись, ответил тот. — Мы сейчас в самом сердце северных лесов. Отсюда до Андерона примерно три недели верхом. Но, если нам удастся добраться до одного из близлежащих портовых городов, и мы сможет сесть на корабль, то доберемся до Анды недели за полторы. Отсюда кораблем добираться куда быстрее, чем от Стильма.

— Если еще удастся достичь порта, — мрачно произнесла я, стараясь не захлебнуться. Морок неторопливо крутил ветку с зайцем, чтобы хорошенько прожарить мясо. По мне, так я готова была сожрать несчастного зверька полусырым, лишь только поскорее. — Думаю, что нас там наверняка будут ждать люди барона. Такой вариант Ворон рассмотрит в первую очередь.

Вернувшийся Сай положил на траву еще две ушастых тушки. Затем подошел ко мне и прилег рядом. Из раздувшегося брюха периодически доносилось сытое урчание.

— Что ты предлагаешь? — осведомился Морок, снимая жарящегося зайца с огня и тыкая в тушку кинжалом. Из разрезов выступил светлый сок. — Готово. Сейчас, подожди, пусть остынет хоть немного, — поспешно добавил он, заметив мой алчный взгляд. Затем положил одурманивающе пахнущую еду подальше от меня и занялся следующим ушастым.

— Я предлагаю идти в сухопутную, — предложила я в свою очередь, усилием воли отводя глаза от исходящего дымком зайца. Есть хотелось просто невыносимо. — А Дериону я отправлю послание, чтобы он встречал нас на границе Топлых болот. Таким образом, даже если Ворон с Мороканом и сунутся в Андерон, то им придется иметь дело со всей королевской гвардией, а это не чета тем оболтусам, которых мы с тобой видели в замке барона.

— А ты не перейдешь в мир теней после отправки послания? — с беспокойством спросил Морок. — На тебе и сейчас-то лица нет.

— Как только я подкреплюсь, — грубо ответила я, сверля глазами недоступную тушку, — я вполне справлюсь с подобным колдовством.

Вор старательно спрятал усмешку и подвинул зайца ко мне. Я, забыв про все, вцепилась в него зубами и руками, обжигаясь о все еще горячее мясо. Вскоре от ушастого осталась только горстка тщательно обглоданных косточек.

— Уфф! — довольно выдохнула я, откидываясь на траву. — Я снова чувствую себя челове