/ / Language: Русский / Genre:love_history / Series: Хроники Холостяков: вдовы Стэндон

Без ума от герцога

Элизабет Бойл

Молодая вдова Элинор Стерлинг, леди Стэндон, должна поскорее выйти замуж, причем исключительно за герцога, иначе ее младшая сестра Тия так и останется под опекой грубого и жестокого отчима. Однажды Элинор уже выдавали замуж по расчету, и ей не привыкать к унылому замужеству без любви. Но хуже всего то, что она до безумия влюбилась в красавца поверенного, цель которого как раз подыскать ей подходящего супруга… Элинор не в силах вырвать проклятую страсть из своего сердца! И совсем не подозревает, что стала жертвой обычного розыгрыша. Ведь мужчина ее мечты не кто иной, как Джеймс Тремонт, герцог Паркертон…

Элизабет Бойл

Без ума от герцога

Глава 1

Это безумие!

Так заявила бы леди Элинор Стэндон, если бы ей сказали, что она с первого взгляда влюбится в мужчину.

К тому же самого обычного.

О такой любви поэты, романтики и прочие глупцы говорят восторженным тоном.

«Это невозможно», — сказала бы она. И была бы права.

И вот она стоит в холле дома на Брук-стрит, где всего неделю назад герцогиня Холлиндрейк приказала поселиться Элинор и двум другим вдовам Стэндон, и не верит своим глазам, и не может унять сильно бьющееся сердце.

Здесь? Сейчас? В него?!

Непостижимо.

Влюбляться полагается на элегантном балу, в утонченной атмосфере «Олмака» или на достойным образом организованной домашней вечеринке.

И не в таком платье, которое в данный момент на ней.

Элинор пыталась утихомирить трепещущее сердце, поскольку если эта вспышка огня — любовь, это недостойно ее. Как и мужчина перед ней.

Говоря по правде, незнакомец был самым красивым из всех, кто прежде встречался ей на пути. Судя по внешности, мужчина не был джентльменом. Высокий, статный, жгучий брюнет, Элинор не могла отвести от него глаз.

Наконец мужчина заметил ее и слегка наклонил голову.

Элинор вздрогнула. Она вспомнила, что однажды сказала Люси.

«Настоящий мужчина может сделать ночь такой, которую запомнишь до конца дней».

«Скажи что-нибудь, — твердила себе Элинор, снова украдкой взглянув на незнакомца. — Ты никогда не узнаешь, кто он, если не заговоришь с ним».

Но только она собралась поздороваться с ним, как с лестницы сбежала ее младшая сестра Тия.

— Элинор, слава Богу, ты дома! — выпалила девочка. — Изидора щенится. Не знаю, что делать!

Щенится? В такое время?

— Я тоже не знаю, — призналась Элинор. — Бедняжка Изидора!

Обе повернулись к незнакомцу.

Вдруг до Элинор дошло, кто это мог быть. Поверенный, которого по просьбе Люси прислал герцог Холлиндрейк. Но вид у мужчины был несколько провинциальный, без городского лоска, а сюртук просто ужасный. К тому же у него был под глазом синяк! Как могла она этого не заметить?

Только Люси Стерлинг могла иметь дело с поверенным, который в Лондоне прокладывает себе дорогу кулаками!

Но снова взглянув на мужчину, Элинор задумалась о судьбе его противника. Поверенный был высок ростом, широкоплеч и наверняка мог постоять за себя.

«Ты можешь вообразить себя в его объятиях?

Как только нечто подобное могло прийти ей в голову?

— Сэр, вы разбираетесь в собаках? — быстро спросила Элинор.

— Простите, что? — довольно надменно ответил мужчина.

Он слишком заносчив, подумала Элинор. У него для этого нет никаких оснований. И с какой стати он ее разглядывает?

— Изидора, — напомнила Тия.

Ах да, Изидора и щенки. Элинор снова встряхнулась и вернулась к делу.

— Сэр, вы разбираетесь в собаках? — повторила она.

— Да, конечно, — тем же надменным тоном ответил он.

Она ждала, что он, как сэр Галахад, бросится ей на помощь. Или он не слышал? Он хочет, чтобы она попросила его?

Наверняка. Впрочем, по его едва заметному поклону она уже поняла, что он отнюдь не джентльмен.

— Вы согласны помочь нам? — спросила Элинор. — Это первые щенки Изидоры, она моя лучшая борзая.

— Почту за честь, миледи, — кивнул незнакомец.

Когда их взгляды встретились, сердце у Элинор остановилось. Какие глаза! Синие. Густого глубокого цвета.

Господи, да что это с ней? То, что Люси Стерлинг влюбилась в графа Клифтона, а он — в нее, не означает, что она, Элинор Стерлинг, леди Стэндон, верит в подобные сказки.

Нет!

И уж конечно, не с поверенным или кто там он есть…

«И не тогда, когда у меня своих проблем полно», — подумала Элинор.

Да-да, у нее есть собственные проблемы, и одна из них — найти мужа. Элинор передернула плечами. Вообще-то у нее нет особого желания вновь выходить замуж, но приходится, такова жизнь.

Элинор хочет выйти замуж за герцога.

Она украдкой взглянула через плечо на следующего за ней по пятам мужчину и подавила рвущийся из груди вздох.

Если муж будет выглядеть так, как он, Элинор согласится даже на маркиза.

Особенно если он будет таким же красивым. Высоким. И…

Элинор споткнулась на неровных ступеньках и ухватилась за перила, мужчина поддержал ее под локоть.

Элинор бросило в жар. Уж не сошла ли она с ума?..

— Спасибо, — пробормотала она, продолжая подниматься.

— Не за что, — произнес он густым баритоном, и ее снова бросило в дрожь.

Сделав глубокий вдох, Элинор изо всех сил старалась помнить свое место в обществе. Свое положение. И его.

И зияющую пропасть между ними.

— Боже мой! Ну и вид! — воскликнула она. Три щенка копошились около Изидоры, а четвертый появлялся на свет.

Тия устроила мамашу на стопке простыней и положила вокруг одеяло, чтобы собаке и щенкам было теплее.

Элинор вздрогнула при мысли, что скажет Минерва, первая леди Стэндон, узнав, что ее лучшее постельное белье пошло на подстилку Изидоре. Нет, лучше заняться своими проблемами. Элинор не имела в виду щенков. Когда они с незнакомцем опустились на колени рядом с собакой, Элинор задела его бедро, и они переглянулись.

И как в тот момент в холле, когда Элинор впервые увидела его, что-то вспыхнуло между ними. Интимный жар, далеко выходящий за пределы благопристойности и респектабельности. Элинор едва не вскочила на ноги, но что-то удержало ее.

— Дайте мне посмотреть. — Его слова звучали уверенно и убедительно. Потянувшись к Изидоре, он что-то ласково говорил ей, и собака смотрела на него с обожанием. Через минуту появился очередной щенок. — А вот и еще один.

— Еще? — задохнулась она. Простыни можно заменить, но Минерва будет не в восторге от того, что дом полон щенков. Элинор поднялась и налетела на Тию.

— Кто это? — спросила сестра.

— Поверенный Люси, — ответила Элинор.

Глядя, как поверенный помогает Изидоре, она была потрясена его добротой и внимательным отношением. Может быть, он и не джентльмен, но у него есть чувство чести, это несомненно.

Именно таким должен быть муж: добрым и заботливым.

— Вы часто занимаетесь делами герцога? — спросила Элинор.

— Чем? — запнулся мужчина, явно сбитый столку.

— Делами, — повторила Элинор. — Ведь вы занимаетесь юридическими делами, насколько я понимаю. Вас прислал Холлиндрейк, заняться проблемами Люси?

Помедлив, поверенный кивнул:

— Гм. Да.

— Превосходно! — Это именно то, что ей нужно. Подходящий человек, чтобы найти нужного мужчину. — У вас есть связи в обществе?

— Есть кое-какие, — проговорил поверенный, наклонив голову.

Элинор кивнула:

— Вы не возражали бы заняться одним делом для меня? — Она понизила голос. — Конфиденциально, разумеется.

— Почту за честь услужить вам, но не знаю, кому именно помогаю.

Элинор хотела представиться, но, к несчастью, ее опередила Тия.

— Это моя сестра Элинор, леди Стэндон. По крайней мере, в настоящий момент, — улыбнулась девочка. — Пока не выйдет за герцога.

— Объясни мне еще раз: что случилось? — час спустя спросил герцога Паркертона лорд Джон Тремонт.

По правде говоря, он не был полностью уверен, что за последние несколько часов его уравновешенный (читай — ужасно скучный) братец наконец не сдался легендарному безумию Тремонтов.

— Я отправился в дом на Брук-стрит, как и обещал…

Конечно. Паркертон дал слово исправить ошибку и, как человек чести, по-другому поступить не мог.

Но что, черт возьми, произошло с ним с тех пор, как он вышел из клуба «Уайтс»?

— И что дальше? — торопил Джек, стоя у резной каминной полки, которой славился главный зал. Почти каждая комната в городском доме герцога имела не только свое название, но и связанную с ней легенду.

В главном зале это была каминная полка, сделанная по рисунку Гольбейна, и кресло, в котором однажды сидел старый король Гарри note 1 во время ночной пирушки. Кресло, в котором сейчас, как и всегда, восседал Паркертон, словно в окружении двора.

Герцог глубоко вздохнул:

— Я пришел на Брук-стрит и выручил леди Стэндон, поняв, что произошло недоразумение.

— Ты говоришь о Люси? — спросил Джек. В обществе три леди Стэндон — не годится, если Паркертон извинился перед другой.

— Да, о Люси, — вздрогнул Паркертон.

Ох, он определенно встретился с Люси Стерлинг, ну и дерзкая же она особа.

— Черт в юбке, — добавил герцог, снова вздрогнув. — Клифтон уверен, что хочет взять эту особу в жены?

— Он ее любит, — расплылся в улыбке Джек.

В комнате воцарилась тишина, которую можно было истолковать двояко: как сожаление об утрате холостяцкого статуса Клифтона или как молитву о его будущем счастье с упрямой Люси Стерлинг.

Значит, Паркертон отправился на Брук-стрит и извинился перед Люси за самоуправство своего бывшего секретаря в деле с домом ее отца, но Джек все-таки настороженно приглядывался к брату. Он не мог смириться с тем, что у его брата, достопочтенного герцога Паркертона, синяк под глазом.

— Нечего пялиться на меня! — заявил Паркертон. — Я в порядке.

— Просто… — Джек в качестве объяснения похлопал себя под глазом.

Паркертон вздрогнул:

— Да, это несколько смущает.

— Посмотрел бы ты на себя со стороны, — сказал Джек. — Скажи спасибо, что головой не ударился, или…

— Прекрати причитать!

От резкого тона герцога многие бы разбежались. Но Джек привык к надменным манерам и властности брата.

Не вызвать ли их тетушку Джозефину, подумал Джек. Она не в себе и лучше других в семье знает признаки надвигающегося безумия.

Хотя большинство уверяло, что Паркертон, дожив в разуме до сорока с лишним лет, до конца жизни останется свободным от фамильного рока.

А что до причитания…

— Черт побери, Паркертон, ты грохнулся на пол, потерял сознание.

На самом деле его посреди «Уайтса» избил разъяренный граф Клифтон, затем отправил извиняться перед Люси. И вот теперь…

Вся эта ситуация была результатом долгой и запутанной истории, и Джек не собирался сейчас терять время и пускаться в детали. Сегодня вечером ему придется все в подробностях пересказать жене.

— После того как ты уладил недоразумение с леди Стэндон…

— Как и просил Клифтон.

— Отлично, — кивнул Джек.

— Я вернул ей дом в Хэмпстеде, который по праву принадлежал ей, и посоветовал ей поискать графа…

— Ты посоветовал ей пойти к Клифтону?

— Это казалось благоразумным, — объявил Паркертон.

Джек с трудом сдержал смех.

— Импульсивное создание, — сказал герцог. — После некоторого понукания она бросилась искать его.

Джек улыбнулся. Все это звучит вполне правдоподобно.

— И что дальше?

Снова пауза.

— Я встретил ее! — Тон, которым это произнес Паркертон, с каким-то шоком и трепетом, остановил Джека.

Он собрался с духом, поскольку они переходили к той части истории, которая сбила бы с толку всех знавших Паркертона.

Паркертон бормотал нечто странное.

«У меня новая профессия», — сказал он.

Профессия? Что это значит, черт побери? Он как— никак герцог. У герцогов не бывает профессий. За исключением руководства непутевыми родственниками.

«Переведи дух, — напомнил себе Джек. — Ты, должно быть, ослышался. Паркертон просто шутит».

Но дело в том, что Паркертон никогда не шутил.

Шевельнувшись в кресле, Паркертон продолжал:

— Я попытался уйти…

— Попытался?

— Ужасно, когда никого нет, чтобы выпустить человека. Эта дурно воспитанная Люси Стерлинг бросилась вон из дома и оставила меня. Одного!

Джек снова пристально посмотрел на брата.

— Неужели так трудно выйти из пустой комнаты?

Паркертон, вскинув бровь, взглянул на него.

Паркертон обычно уходил первым, за исключением тех случаев, когда присутствовали принц-регент или герцоги королевской крови.

Его бедный братец остался один в странном доме, без всякого почитания, без заискивающей хозяйки или дворецкого, которые сопроводили бы его к двери.

Боже правый, это, должно быть, случилось с ним впервые в жизни. Многое произошло впервые в этот день для герцога Паркертона, подумал Джек, глядя на лиловый синяк под глазом брата.

— Итак, ты пошел к выходу, — напомнил Джек.

Паркертон кивнул:

— Тут все и случилось. — Джек ждал, и его брат, наконец, продолжил: — Вошла она! Повеял ветер, и ее волосы распустились, — Глаза Паркертона затуманились. — Такие красивые волосы, Джек. А на щеках — румянец.

— Светлые волосы?

— Что?

— У леди были светлые волосы?

— Да, разумеется.

Элинор. Вторая леди Стэндон, сообразил Джек.

— А потом началась суматоха со щенками.

Тут Джек и запутался, когда брат рассказывал историю в первый раз. Какая-то чепуха о борзой.

— Ее собака щенилась, и она попросила меня помочь. — Паркертон поднял глаза на Джека, — Меня! Она попросила меня помочь.

Теперь понятно, почему Паркертон говорит так недоверчиво. Бедная леди Стэндон, вероятно, не сообразила, что просит герцога Паркертона стать повитухой для ее драгоценной собаки.

— Это ты виноват! — погрозил Джеку пальцем Паркертон.

Наконец-то что-то знакомое. Большую часть взрослой жизни Паркертон грозил ему пальцем и винил во всех бедах и неудачах.

— Не надень я твой сюртук для разговора с Люси, ничего бы не случилось.

— Извини, — произнес Джек.

— Нет-нет, на самом деле это просто очаровательно.

Глаза герцога светились мальчишеским задором, которого Джек никогда не видел. Вот почему он готов держать пари, что его старший братец спятил.

— Ты действительно помогал принимать щенков?

— Да. Собственными руками.

Джек снова посмотрел на брата.

— Ты?

Герцог кивнул:

— Да будет тебе известно, что я делал это не впервые.

Теперь пришла очередь Джека посмотреть на Паркертона вопросительно. Паркертон хочет, чтобы он поверил, будто тот бывал в конюшне и принимал щенков, как обычный конюх?

Нелепость.

— Делал, — сердито заявил герцог.

Теперь оба подошли к сути дела.

— И я не столько помогал, сколько наблюдал, — признался он. — Хотя все вернулось, когда я встал на колени в чулане.

Тут у Джека в висках застучало. Паркертон опустился на колени в чулане, чтобы помочь собаке ощениться!

Если его братец не пьян, то Джек намерен найти ближайшую бутылку и осушить.

Или две.

— Щенки как раз появлялись на свет, — с некоторым удивлением произнес герцог.

— Они умеют это делать, — заметил Джек. — А после того как щенки нашли дорогу в этот мир, что произошло дальше?

— Она повернулась ко мне…

— Леди Стэндон?

— Конечно, леди Стэндон! — возмутился Паркертон. — Ну не собака же?..

Джек надеялся, что нет. Хотя то, что его брат разговаривал с борзой, успокоило бы больше, чем то, что произошло дальше.

— Да, я это понял, — кивнул Джек, чтобы брат продолжил.

— Затем леди Стэндон спросила, часто ли я занимаюсь делами Холлиндрейка.

Герцога Холлиндрейка? А он какое имеет ко всему этому отношение?

Джек передернул плечами. Он никогда в этом не разберется, чтобы пересказать жене. А Миранда, благослови ее Господь, обожает подробности.

— Значит, она подумала, что ты поверенный Холлиндрейка? — спросил Джек.

— Хуже, она приняла меня за простолюдина, — заявил Паркертон. — Джек, неужели тебе так трудно найти приличного портного? Твой сюртук неприлично выглядит.

Джек настоял, чтобы Паркертон отправился с визитом к Люси, одетый менее роскошно, чем обычно, только для того, чтобы она выслушала его. Третья леди Стэндон славилась своим пренебрежением к помпезности и светским условностям.

— Не думаю, что сейчас стоит обсуждать моего портного, — возразил Джек.

— Да. Так вот леди Стэндон решила, что я деловой человек или поверенный, которого прислал Холлиндрейк, чтобы разобраться с запутанными делами Люси. — Упомянув ее, Паркертон снова вздрогнул. — Клифтон действительно уверен, что любит эту…

— Паркертон, ближе к сути, — напомнил Джек.

— Суть в том, что во всем виновата эта Люси Стерлинг. Если бы мне не пришлось прибегнуть к маскараду, чтобы уважить ее демократизм и плебейскую чувствительность…

— Паркертон, ты отправился туда в чужом костюме, чтобы не впутаться в дальнейший скандал. Чтобы все лондонские матроны и мамаши с дочками на выданье не подумали, что ты, герцог Паркертон, отправился к вдовушкам Стэндон с намерением жениться на одной из них.

С тех пор как Холлиндрейк посулил щедрое приданое, чтобы сбыть с рук находившихся на его попечении вдов, дом на Брук-стрит словно магнит притягивал всех лондонских охотников за состоянием и любопытных холостяков.

— Да, несколько часов назад я считал это хорошей идеей. Но это было до того, как она вошла в дом, приняла меня за простолюдина и наняла.

Джеку показалось, что у него мраморный пол закачался под ногами.

— Наняла?

Тут история брата становилась совершенно невероятной.

— Да. — Герцог потер висок, у него разболелась голова. — Я тебе уже об этом говорил.

— Расскажи еще раз, повесели меня.

— Леди Стэндон попросила меня найти ей мужа.

— Найти ей мужа?

Паркертон кивнул.

Что ж, учитывая, что Джек самый бесшабашный из Тремонтов (в свете его все еще считали Безумным Джеком), ему можно простить его реакцию.

Он захохотал.

Поскольку перед ним сидел герцог Паркертон, новейшая сваха лондонского света.

Джеймс Ламберт Сент-Мор Терстан Тремонт, девятый герцог Паркертон, не находил в своей ситуации ничего смешного.

Видит Бог, он даже не мог понять, как угодил в нее.

День начался как обычно — Ричардс тщательно выбрал ему одежду на день (камердинер сначала проконсультировался с Уинстоном, секретарем герцога, относительно планов его светлости) и разбудил его ровно в десять утра. По светским меркам, это довольно рано, но такова была одна из причуд герцога.

И, учитывая, что он происходил из семьи безумцев, никто не возражал против этой странности.

Перекусив и просмотрев утренние газеты, он отправился в «Уайтс» встретиться с Джеком и обсудить одно дело. Подобную дискуссию нельзя было вести ни в библиотеке, ни в кабинете, ни даже здесь, в главном зале. Нет, герцог всегда улаживал подобные дела в клубе «Уайтс».

И сейчас, несколько часов спустя, которые показались ему вечностью, он даже не мог припомнить, что намеревался обсудить с младшим братом.

Ах да, Арабеллу.

Джеймс тряхнул головой, решив отложить это дело. Ситуация, в которой оказалась его дочь, бледнела по сравнению с той… с той путаницей, в которой оказался он сам.

Нет, это больше чем путаница. Ситуация граничит со скандалом. Герцога можно извинить за то, что он не сразу назвал ее правильным словом, поскольку он никогда не был замешан в скандале.

Не то чтобы он не знал, что они бывают. Боже праведный, он ведь глава семейства Тремонт. А это все равно, что жить в эпицентре постоянно бушующего скандала.

Но никогда эти скандалы не возникали по его вине.

Посматривая на Джека, который все еще хохотал, Джеймс окинул брата надменным взглядом.

Но, как и все остальное в этот невероятный день, его презрение не возымело никакого действия и не прекратило взрывов хохота.

— Не вижу в этом ничего смешного, — заявил Джеймс.

— Конечно. — Джек ухитрился выпрямиться, но его губы все еще предательски дрожали. Он уцепился за лацканы сюртука, изо всех сил стараясь принять озабоченный вид.

И проиграл вчистую.

— Чего ты от меня хочешь? — спросил он, снова встав у каминной полки. — Чтобы я начал составлять перечень подходящих джентльменов для леди? Думаю, это скорее территория Уинстона, чем моя. Он бумажный человек.

Джеймс закатил глаза при мысли поручить своему слишком педантичному и благопристойному секретарю составить список респектабельных лондонских холостяков.

Видит Бог, бедняга Уинстон сбежит от ужаса.

— Подобная помощь мне ни к чему. Мне нужно выпутаться из этого… этого…

— Скандала? — подсказал Джек, покачиваясь на каблуках. — Позора, бесчестья… — Он замолчал, потом щелкнул пальцами. — А! И мое любимое — синяка.

Не следует Джеку так радоваться. Но впрочем, разве он, герцог, не использовал годами эти самые слова, чтобы описать разнообразные эскапады младшего брата?

— Я предпочитаю называть это ситуацией, — поправил он.

Брат улыбнулся. Конечно. Он выкручивался из стольких скандалов и ситуаций, что семейные анналы не могли их перечислить.

— Да уж, ведь твоя ситуация всем ситуациям ситуация, не так ли?

Джеку обязательно так веселиться? Даже если ситуация заслуживает курсива и ударения?

Но, не считая того, что Джек со стороны видел в ситуации Джеймса, был в ней совершенно иной аспект.

Она. Леди Стэндон. Элинор.

Джеймс потер грудь. Вдруг ее сдавило, и застучало сердце.

Как в тот миг, когда он увидел ее.

— Согласен. Я попал в переплет, — признал Джеймс, — но пора вытащить меня оттуда.

Поскольку он не ищет женщину своей мечты. Не ищет интрижку, любовницу. И уж тем более не ищет жену.

Все это в прошлом. По крайней мере, так он говорил себе до половины второго сегодня. Он точно знал, когда увидел ее, поскольку в гостиной на каминной полке стояли часы.

И по какой-то причине казалось важным запомнить этот момент.

Джек отступил.

— Почему ты не поправил ее? Сказал бы, кто ты такой, и ушел.

Конечно, его братцу нужно сообщать маршрут спасения после того, как огонь охватил здание.

И поскольку было легко списать все на путавшиеся мысли — ведь он получил сегодня мощный удар по голове, — нашлось хорошее объяснение, почему он так не поступил, почему не повернулся на каблуках и не вышел, как ожидалось от герцога Паркертона.

Из-за нее. Эти волосы. Эти глаза. Вокруг было немало блондинок. Порой их было как нарциссов весной.

Нет, это именно из-за нее. Элинор.

Леди Стэндон, поправил он себя. Она вошла, взглянула на него, и ему показалось, что он полностью стал совершенно другим.

Он мог поклясться, что и в ее глазах вспыхнули искры, по крайней мере до того момента, пока она не заметила его сюртук, точнее, сюртук Джека, который Паркертон надел, чтобы стать незаметным.

Это уж чересчур.

И он явно не оказался таким уж незаметным для нее. Для прекрасной Элинор.

Пока она не посмотрела на него высокомерно.

На него?! На герцога Паркертона!

Он поднял глаза и увидел, что Джек смотрит на него точь-в-точь так, как их отец, герцог Паркертон. С тревогой и ответственностью.

Нет, этому не бывать. Позволить Джеку взять на себя ответственность?

Джеймс продолжил:

— Леди Стэндон… Я понятия не имел, что волосы могут быть такого цвета.

Джек округлил глаза, потом прищурился:

— Боже милостивый! Она тебя сразила?

До Джеймса не сразу дошел смысл слов брата.

От одного этого предположения Джеймс поднялся и расправил плечи, его поза была столь же внушительной, как в тот день, когда он получил герцогский титул.

— О Господи! Нет! Я не какой-нибудь глупый щенок.

Джек кивнул и недоверчиво посмотрел на брата.

— Я не влюблен в эту леди, — повторил Джеймс, хотя внутренний голос нашептывал ему, что его протест несколько чрезмерный.

— Странные дела творятся, — протянул Джек, рассматривая собственные ногти. — Ты не первый Тремонт, кто влюбился с первого взгляда.

— Влюбился?! — выпалил Джеймс и принялся мерить шагами комнату. — Подобная чепуха не для меня. Просто сегодня весь день пошел кувырком. С тех пор как я вошел в «Уайтс», началась сущая неразбериха.

— Да, я бы на твоем месте в клубе несколько дней не показывался. — Джек взглянул на свежий синяк брата. — По крайней мере, неделю. Ты же не хочешь появиться там с радугой на физиономии.

Джеймс поморщился. Черт! Больно. Лучше некоторое время никому не попадаться на глаза.

— Твоя единственная надежда, что Стью Ходжес в ближайшие дни не станет сплетничать о том, что ты стал свахой. — Губы Джека слегка подрагивали, но на этот раз у него хватило здравого смысла не рассмеяться.

По крайней мере, вслух.

Джеймс уставился на брата, видимо, желая ему напомнить, что пора вернуться к делу.

— Да, хорошо. — Джек проглотил хлесткую ремарку, которую хотел добавить к прежней шутке. — Я все же не понимаю, как могла она тебя нанять, после того как ты ей сказал, кто ты такой.

Теперь настала очередь Джеймса прийти в замешательство.

— Все запуталось, но довольно быстро прояснилось бы…

— Да, если бы ты потрудился назвать себя, — погрозил пальцем Джек.

— Как ты узнал… — начал Джеймс и остановился.

— Это мое дело. Ты, видимо, солгал ей? Не назвал своего настоящего имени. Назвал вымышленное?

Возможно, не стоило просить об услуге известного повесу и забияку, но у него не было выбора.

Поэтому Джеймс сказал:

— Да. Я солгал леди, назвал ей вымышленное имя. Если бы я сказал ей, кто я, стоя на коленях рядом с собакой, то выглядел бы круглым дураком.

Джек фыркнул.

Да, Джеймс должен понимать, что не улучшил ситуацию ложью, но в тот момент…

— И какое имя ты выбрал?

— Сент-Мор.

— Ты назвался именем древней ветви нашего рода? Вспомнил Сеймуров? Ты не мог выбрать какую-нибудь давно забытую ветвь Тремонтов? — Расхохотавшись, Джек плюхнулся в кресло короля Гарри, совсем забыв, что кресло предназначалось исключительно для…

Джеймс покачал головой. Подобное нарушение этикета вряд ли имеет значение в настоящий момент.

— Только ты мог ухватиться за нашу единственную связь с королевской семьей note 2, выдавая себя за простолюдина, — пробормотал Джек. — Паркертон, мне неприятно это говорить, но ты перещеголял всех блудных овец, которых произвела на свет наша семейка.

Джеймс переминался с ноги на ногу. Тогда ему показалось, что он ловко выхватил это имя буквально из воздуха.

— Я сделал это лишь для того, чтобы не ставить в неловкое положение леди Стэндон. Она бы расстроилась, узнав, что не только приняла меня за простолюдина, но и обошлась со мной пренебрежительно.

Джек замер.

— Пренебрежительно?

— Да. Но любой поступил бы так, учитывая, ведь на мне был твой сюртук. Она просто надменно смотрела на меня, словно я ей не ровня.

— Не стоит слишком придираться к моему сюртуку, ваша светлость, — сказал Джек. — Возможно, завтра вам придется надеть его, когда вы отправитесь извиниться перед леди.

Увидеть ее снова? Это невыносимо. Опять увидеть ее волосы, ее глаза…

Она буквально его околдовала.

Кроме того, он никогда не извиняется. Он Паркертон, его братец, видимо, забыл об этом. Но разве он не извинился перед Люси Стерлинг?

— Не стану! — заявил Джеймс. Ему действительно нужно подвести черту.

— Не станешь извиняться или не наденешь сюртук? — поинтересовался Джек, — Ведь если ты отправишься туда в большой карете, с вереницей бегущих рядом слуг…

— Бегущие рядом с каретой слуги — это шоу исключительно для провинции.

— Ну, учитывая, что ты сам теперь провинциал, поскольку пока ты не поедешь туда и не извинишься перед леди Стэндон за недоразумение, она будет думать, что мистер Сент-Мор, эсквайр… Ты ведь представился эсквайром?

Джеймс прикрыл глаза и застонал:

— Да.

Джек усмехнулся:

— Сомневаюсь, что ты обошелся бы простым «мистер Сент-Мор». Что ж, в таком случае, мистер Сент-Мор, эсквайр, вы отправитесь туда и объясните все леди спокойно, четко и кротко.

Джеймс округлил глаза.

— Именно кротко, — подчеркнул Джек. — Потому что ты, мой неопытный и самонадеянный братец, угодил в весьма щекотливую ситуацию.

Герцог приободрился. Наконец Джек понял.

— Так что ты наденешь мой сюртук, чтобы тебя никто не узнал, и пойдешь туда…

— Пойду?

— Да, пойдешь. Сомневаюсь, что мистер Сент-Мор, несмотря на все твои живописные выдумки, имеет экипаж.

— Пойду? — повторил Джеймс, оскорбленный до самых подметок, которые погибнут к тому времени, когда он доберется до Брук-стрит.

— Думаю, будет лучше, если мистер Сент-Мор отправится к леди Стэндон завтра, извинится, что не может помочь ей, и отбудет, пока во всех лондонских гостиных не начнут болтать, что видели, как герцог Паркертон ездил с визитом к вдовушкам Стэндон.

Джеймс передернул плечами. Быть нанятым на роль свахи достаточно скандально, но оказаться на брачном рынке в поисках жены — это настоящая катастрофа.

Глава 2

На следующее утро Элинор, вздрогнув, проснулась. Но не редкое февральское солнце, потоком льющееся в окно, заставило ее резко сесть, а сновидение.

О нем!

О мистере Сент-Море.

Никогда в жизни не снились ей подобные сны, и даже теперь, несмотря на холод в комнате и сквозняк, который, казалось, проникал сквозь рамы с той же легкостью, что и солнечный свет сквозь стекла, ее щеки пылали жаром.

Все тело ее горело.

Она старалась дышать медленно и глубоко, но даже это не помогло, поскольку, закрыв глаза, она увидела все снова.

Погруженная в тень комната. Парчовая кушетка. Свеча на каминной полке дает достаточно света, чтобы разглядеть, как он стремится заключить ее в объятия.

Ей не следовало быть там. С ним.

Когда он держит ее в объятиях и его руки бродят по ее телу так, будто он уже знает каждый дюйм… знает, как пробудить ее… и она не может дышать, не может думать…

Потом он доводит ее до безумия страстным поцелуем.

Элинор резко распахнула глаза.

Надо забыть этот скандальный сон, выбросить его из головы, но это выше ее сил.

Она коснулась губ, и ей показалось, словно они припухли от его поцелуев. Грудь отяжелела, соски проступали сквозь ткань.

Элинор вздрогнула, задумалась, уж не сошла ли она с ума. Никогда в жизни она не испытывала такого желания.

Хуже того, глядя в окно, она не могла удержаться от размышлений о том, действительно ли мистер Сент-Мор такой дерзкий и опасный, как выглядит.

«Да, Элинор, это именно то, что тебе нужно, — поддразнила она себя. — Мужчина, который жаждет соблазнить тебя».

Даже когда Люси Стерлинг как-то призналась, что ночь в постели подходящего мужчины — это роскошное приключение, Элинор не удивилась.

Ее тогда мучила ревность.

Натянув одеяло до подбородка, она оглядела свою маленькую, плохо обставленную спальню со сквозняками и тоненьким ковром.

Любовник! О чем она думает?! Ей необходимо найти мужа. Сильного, могущественного человека, который может защитить ее и Тию. Мужчину достаточно властного, чтобы ее отчим больше никогда не получил опеки над Тией, чтобы он не смог заставить девочку вступить в выгодный (разумеется, для него, лорда Льюиса) брак, как много лет назад поступил с Элинор.

Именно поэтому она наняла мистера Сент-Мора. Он походил на человека, который может выведать все недостатки и слабости потенциального мужа и гарантировать, что она не только обретет такого мужа, о котором мечтает, но будет так же избавлена от всяких неприятных неожиданностей, как это было в ее первом браке.

С Эдвардом Стерлингом.

Элинор передернула плечами.

— Больше никогда, — пробормотала она слова, годами поддерживавшие ее после смерти Эдварда в игорном зале.

Ни один мужчина не стоит такой боли и страданий.

Но у нее нет выбора. Ей нужен муж.

«Тебе нужен мужчина, — нашептывал озорной голосок. — Опасный и дерзкий, как мистер Сент-Мор».

— Ну уж нет! — произнесла она и поднялась с кровати, зная, что лжет себе.

— Ты думаешь, это мудро — нанять такого человека? Ты ведь ничего о нем не знаешь, — сказала за завтраком Минерва, первая леди Стэндон. — Вряд ли тетя Беделия одобрит подобный способ поиска мужа.

Элинор шевельнулась в кресле. Как могла она не подумать о том, что скажет тетя Беделия. С тех пор как герцогиня Холлиндрейк приказала трем вдовам Стэндон жить в доме на Брук-стрит, тетушка Минервы считала, что обязана выдать всех трех замуж.

Наверняка от тети Беделии в городе уже знали о том, что брак Люси с графом Клифтоном — это ее рук дело.

— Не думаю, что содействие мистера Сент-Мора шокирует твою тетю, — заявила Элинор, впервые взглянув на стол, за которым завтракала ее сестра, явно увлеченная романом, вероятно французским, оставленным в доме сестрой герцогини Талией или ее кузиной леди Филиппой. Видя, что внимание и неослабное любопытство Тии занято чем-то другим, она вытащила из кармана книгу. — Разве она сама не сказала, что мы должны использовать все возможные ресурсы?

У Минервы глаза округлились при виде знаменитой «Холостяцкой хроники» герцогини Холлиндрейк, подробной энциклопедии достойных холостяков королевства, на составление которой герцогиня в свое время потратила годы.

— Ох, Элинор! Нет! Только не говори, что искала мужа в этой ужасной книге.

Элинор наклонилась к книге.

— Искала. Не стану отрицать. Я составила список. — Она кивком указала на листок, выглядывающий из страниц.

Именно это она делала прошлой ночью: читала книгу от корки до корки в поисках подходящих герцогов и даже маркизов. Прочитав потом светскую хронику в недавних выпусках «Морнинг пост» и выяснив, кто из них сейчас в Лондоне, она смогла составить список, увы, скромный.

Кто знал, что герцоги такой редкий товар?

— Позволишь? — спросила Минерва.

Кивнув, Элинор вытащила вложенный между страниц листок и подала ей, затаив дыхание.

— Боюсь, не смогу добавить о них больше, чем ты почерпнула из «Хроники», — сказала Минерва. — Я не имею желания заводить нового мужа, поэтому и не искала кандидатов. — Она снова взглянула на список и покачала головой. — Возможно, этот мистер Сент-Мор способен помочь, — признала она, хоть и покровительственным тоном. — Это зависит от того, насколько он респектабелен и так ли высоки его связи, как он говорит.

— В том-то и проблема, — призналась Элинор. — Я не уверена, что он полностью респектабелен. — Помолчав, она понизила голос. — Не знаю, о чем я думала, когда просила его помочь. Но я за второго Эдварда не выйду.

— Я знаю, о чем ты думала. — Тия оторвала глаза от книги.

— Прости, что? — спросила Элинор.

— Я знаю, почему ты наняла мистера Сент-Мора, — сказала Тия. Она отложила книгу и, прежде чем Элинор успела остановить ее, заявила: — Потому что мистер Сент-Мор очень красивый.

Элинор густо покраснела, Минерва приложила салфетку к дрогнувшим губам.

Тия взглянула на сестру:

— Ведь поэтому ты надела шелковое платье? И так долго возилась с волосами. Ты встретишься с ним сегодня утром?

— Тия! — воскликнула Элинор. — Тебя ждут уроки.

Фыркнув, ее сестра взяла книгу, поднялась и направилась к двери.

— Да, поэтому! — сказала она.

Минерва ждала, пока шаги девочки не стихли на следующем этаже.

— Он действительно…

— Что «он действительно»? — притворившись, что не понимает, сказала Элинор.

— Мистер Сент-Мор действительно так красив, как сказала Тия? — Потянувшись к чайнику, Минерва налила обеим чаю.

Элинор прикрыла глаза.

— Боюсь, что да.

Минерва наклонилась еще ближе и прошептала:

— Ты сделаешь его своим любовником?

— Минерва! — возмутилась Элинор, ее ресницы взлетели вверх, она снова покраснела.

Первая леди Стэндон пожала плечами, словно в ее вопросе не было ничего шокирующего, но понизила голос:

— Должна признаться, что с тех пор как Люси рассказала нам о… о… — Теперь покраснела Минерва. — Гм… что это вовсе не тяжкая обязанность…

Муж Минервы Филипп Стерлинг был таким же грубым и отвратительным, как его брат Эдвард.

— Да-да, я знаю. — Элинор наклонилась над чашкой. — Я тоже об этом думала. Я даже видела во сне мистера Сент-Мора.

Ну вот, она произнесла это вслух и вздрогнула, потому что представила себе, как он выходит к ней из тени, обнимает ее и целует.

Могло ли быть такое в действительности?

У Элинор было мало опыта в этом деле. В конце концов, она была замужем за Эдвардом Стерлингом. А свое легендарное мастерство в постели он никогда не тратил на жену.

И на любую другую женщину, если на то пошло. У него были совсем другие предпочтения.

Минерва откинулась в кресле.

— Должно быть, он действительно очень красив.

Элинор покачала головой:

— Не так, как ты думаешь. На самом деле он довольно дерзок. У него самый отвратительный сюртук и подбитый глаз.

— Правда? — Минерва разглаживала салфетку. — Но как мог такой мужчина оказаться столь… столь достойным?

— Не знаю. Просто потому, что он не такой, как все, кого я встречала. — Она рассмеялась. — Он помог щенкам появиться на свет. В чулане!

— В чулане? Как необычно! Сомневаюсь, что ты увидела бы герцога Лонгфорда в чулане.

— Уж конечно, нет, — согласилась Элинор, припомнив озорную улыбку Сент-Мора. Когда появился последний щенок, синие глаза поверенного искрились, как у пирата, добывшего сокровище.

— Плохо, что ты должна выйти за кого-нибудь знатного. От лорда Льюиса нет никаких вестей?

Элинор покачала головой:

— После последнего письма — нет.

В грубой форме отчим приказывал Элинор вернуть Тию.

Скорее всего, чтобы выдать ее за какого-нибудь стареющего распутника, как много лет назад поступил с Элинор. С Тией он такого не сделает. Этому не бывать, пока Элинор жива. Но пока лорд Льюис опекун Тии, девочка в опасности.

Не всегда так было. Пока Элинор была замужем, опекуном был ее муж, но когда лорд Стэндон умер, опекунство вернулось к лорду Льюису. И последние пять лет Тия его совершенно не интересовала. Но через несколько недель ей исполнится пятнадцать, и отчим тут же о ней вспомнил.

Поэтому когда зазвенел колокольчик, Элинор вскочила.

— Сомневаюсь, что это он, — сказала Минерва. — Для таких, как лорд Льюис, еще слишком рано.

Элинор замерла, чтобы успокоить заколотившееся сердце. Да, Минерва права, лорд Льюис раньше двух никогда не поднимается. Но все-таки… Черт бы его побрал! Ее ужас охватывает всякий раз, когда звенит колокольчик.

— Наверное, это твой мистер Сент-Мор. — Минерва кивнула на каминные часы, которые вот-вот пробьют час.

При упоминании о том, что Сент-Мор рядом, сердце Элинор забилось по-иному… и, должно быть, это отразилось у нее на лице.

— Ты прекрасно выглядишь, — прошептала Минерва. — Он будет очарован.

— Не в этом дело, — ответила Элинор.

Колокольчик снова звякнул. Миссис Хатчинсон, экономка, громко ворчала у двери, что ее заставляют «бегать взад и вперед из-за какого-то посыльного».

Элинор повернулась к Минерве.

— Я не нанимала мистера Сент-Мора для того, чтобы найти любовника или обожателя. Я наняла его, чтобы выяснить, кто из этих герцогов наиболее респектабельный. У меня нет времени на любовника.

— Я не была бы так уверена, — сказала ей вслед Минерва. — По словам Люси, тебе нужна только одна ночь.

Джеймс сделал именно то, что советовал Джек: снова надел этот чертов сюртук, попросил Ричардса не чистить сапоги, чем невероятно шокировал камердинера, и пошел — да, пошел! — на Брук-стрит.

Внять совету сумасбродного братца! Куда катится его мир? Ни к чему хорошему, решил Джеймс, сообразив, что приезд в Лондон стал его первой ошибкой.

Джеймс остановился на углу, чтобы сориентироваться. С многолюдных тротуаров Лондон казался совсем иным, чем из удобной и роскошной герцогской кареты.

Не то чтобы он возражал против прогулок. В провинции он делал это постоянно — бродил по своим владениям, радовался видам и звукам, свора борзых прыгала вокруг него. Но в городе… это бесконечно потрясет общество, если кто-нибудь заметит, что герцог Паркертон бредет по улице, словно какой-нибудь торговец.

Но в пешем ходе есть значительное преимущество, решил он. Это давало ему время составить речь.

Гм… «Леди Стэндон, боюсь, я вчера поспешно согласился на ваше предложение. Учитывая текущие обязательства, боюсь, я не смогу помочь вам…»

О Господи! Теперь он даже говорит как какой-то напыщенный простолюдин! Он проклинал сюртук Джека — этот дурно скроенный кусок шерсти делал его совершенно заурядным.

Размышляя, Джеймс налетел на пожилого мужчину.

— Позвольте! — выпалил мужчина, поправив шляпу и размахивая тростью.

— Не нужно извинений, — не раздумывая сказал Джеймс, ему не нравилось когда люди лебезили перед ним. — Я в порядке.

Так сказал бы герцог Паркертон, а не заурядный мистер Сент-Мор.

На его жертву это не произвело впечатления.

— Не припоминаю, чтобы я интересовался вашим благополучием, самонадеянный болван! — Пройдя мимо, мужчина спихнул Джеймса на мостовую.

У Джеймса на кончике языка вертелись выражения по поводу манер этого типа, пока он не припомнил несколько существенных моментов: сегодня он не герцог Паркертон. А человек, только что обозвавший его, лорд Пенвортам.

Граф не только отвратительный тип, но к тому же еще и сплетник.

«Видел его, своими собственными глазами. В каком— то ужасном сюртуке, сапоги того и гляди развалятся! Говорю вам, он сошел с ума. Что ж, ничего удивительного. В конце концов, он Тремонт. Все они этим кончают».

Джеймс еще ниже опустил голову, но в этом не было необходимости, поскольку Пенвортам уже прошел.

— Прочь с дороги! — грубо крикнул парень с козел повозки, и Джеймс прыгнул на тротуар, как раз вовремя, чтобы не угодить под лошадей. — Деревенщина!

Деревенщина?! В жизни Джеймс не слышал подобного оскорбления.

В сторону благородное происхождение, пеший ход явно требует определенного усердия. Нечего грезить наяву. У него есть план действий.

Он придет к часу. Извинится и уйдет. Быстро. Оно и к лучшему.

Никогда больше не смотреть в ее васильковые глаза… Ах, в этом вся проблема. Эти глаза… И белокурые волосы…

В его мыслях появилась Элинор, какой он увидел ее впервые. Ее щеки раскраснелись от зимнего холода, волосы выбивались из-под шляпки.

Это видение он не сможет легко забыть. Он вызывал ее образ за ужином, над картами, это было первое, о чем он подумал сегодня утром, словно он был, как выразился Джек, сражен.

Подумать только, сражен! Нет, леди Стэндон его не заинтриговала.

Ни в малейшей степени.

Подняв глаза, Джеймс сообразил, что стоит у двери ее дома, и сердце его взволнованно забилось.

Он надеялся, что во время его заготовленной речи, с которой он обратится к леди Стэндон, не произойдет ничего особенного. Вообще-то она не тот образец добродетели, который он себе вообразил.

Да, именно так. Леди Стэндон вряд ли могла быть грезой, возникшей перед его внутренним взором. Настроившись таким образом, он поднялся по ступенькам и дернул колокольчик.

Никакого ответа.

Он ждал.

С нарастающим нетерпением Джеймс снова дернул шнурок. Тишина. Теряя терпение, он потянулся к шнурку в третий раз.

Герцог Паркертон никогда не ждал, и ожидание не добавляло решимости быть вежливым и почтительным мистером Сент-Мором.

Но когда он дернул колокольчик в четвертый раз — подумать только, в четвертый, столь дурно управляемый дом вряд ли давал надежду на то, что леди Стэндон может стать хорошей женой, — дверь распахнулась, и краснолицая экономка в грязном фартуке уставилась на него.

— Так вы не из этих дураков ухажеров?

Ухажеры? Через ее плечо он увидел полные цветов вазы. У леди Стэндон есть обожатели?

И, судя по виду холла, много.

— Нет, мэм.

— Хорошо. — Женщина вытерла руки о фартук, что показалось Джеймсу не слишком разумным, учитывая состояние фартука. — Тут столько цветов, что хватило бы дважды проводить в последний путь мою мамочку, мир ее праху. Здесь прямо как на похоронах.

— У меня нет цветов, — сказал он. — У меня назначена встреча с леди Стэндон.

Экономка, кивнув, внимательно присматривалась к нему.

Джеймс выпрямился. Так пристально на него когда-то смотрела его старая няня. Няня Данни. Единственная женщина, которую он боялся.

У этой мегеры был такой вид, словно она готова без всяких извинений добавить его в жаркое.

— Леди Стэндон, — напомнил он. — Мне назначена встреча.

Экономка прищурилась, потом улыбнулась:

— Ах да, встреча, вы сказали. — Она ткнула его в грудь длинным костлявым пальцем, словно проверяя на прочность. — А вы красивый поверенный.

— Я не совсем пове…

Минуточку! Как эта фурия его назвала? Красивым? Правда?

Джеймс остановил взгляд на упершемся в его грудь пальце. Чьи слова повторяет экономка? Кто сказал, что он красивый? Леди Стэндон?

Сердце Джеймса взволнованно забилось.

Элинор сочла его красивым.

Джеймс не сдержал улыбки.

И когда экономка в ответ улыбнулась, как старая ведьма из «Макбета», Джеймс стряхнул наваждение и напомнил себе о деле, его не волнует, что леди Стэндон находит его красивым или, если на то пошло, что все леди Стэндон в этом доме считают его симпатичным.

Ему нужно выпутаться из этой ситуации, пока перед ним не возникла проблема.

— Ну тогда, — экономка указала в глубь холла, — подождите здесь. — Закашлявшись, она оставила его одного, как узника в Тайберне, которого вот-вот потащат на виселицу.

— Она не такая плохая, как кажется, — донесся с лестницы голос.

Повернувшись, Джеймс увидел сидевшую на ступеньках Тию, сестру леди Стэндон. Улыбнувшись, девочка поднялась и побежала вниз.

— Не знаю, не знаю, — сказал он. — Где ваша сестра нашла ее?

— Она не искала. Мы унаследовали миссис Хатчинсон от герцогини Холлиндрейк вместе с домом, — объяснила Тия. — Она неплохо готовит и, видимо, была хорошей экономкой. Но будьте с ней осторожны. Она в свое время была карманницей и… — Девочка изобразила, что опрокидывает в горло бутылку. — Но теперь она уже пьет меньше. С тех пор как влюбилась в мистера Маджетта, дворецкого. — Она оглядела холл. — Хотя мне этого знать не полагается.

— Да, я могу понять почему, — сказал Джеймс.

Господи, неужели слуги действительно так живут?

На миг он задумался о собственном персонале — о камердинере Ричардсе, секретаре Уинстоне, дворецком Кантли, бесчисленных слугах, — и понял, как мало знает о них, о том, влюбляются ли они или злоупотребляют алкоголем.

Он представил себе, как Кантли заигрывает с экономкой, миссис Окстон, и передернул плечами.

Возможно, лучше не знать.

— Как щенки? — спросил Джеймс, сменив тему.

— Отлично! — Девочка спустилась еще на пару ступенек.

— Прекрасная новость. А Изидора?

— Она в восторге от них, как и все мы. Кроме Минервы, но этого следовало ожидать. — Юная озорница улыбнулась ему. — Хотите одного?

Это предложение застало Джеймса врасплох.

— Не знаю, я…

— Думаю, нет, — неправильно истолковала его колебания Тия. — Элинор говорит, что нам нужно пристроить их в хорошие дома. Не думаю, что у вас такой.

Джеймс, сжав губы, думал о своих резиденциях. Обо всех семнадцати.

В этот момент дверь в холле приоткрылась. Тия, насторожившись, приложила пальцы к губам, словно прося гостя молчать, затем бесшумно скользнула вверх по лестнице и исчезла из виду.

Маленькая проказница! Она наверняка подслушивала. Джеймс снова взглянул наверх, поскольку его внезапно пронзила тревожная мысль. Что девочка узнала во время своих запретных блужданий?

— Мистер Сент-Мор, — донесся голос из холла. — Как раз вовремя.

Мелодичный звук остановил Джеймса, заставив подумать о весеннем дне, хотя на дворе февраль.

Леди Стэндон.

Он обернулся, ожидая и надеясь, что она не такая хорошенькая, как ему показалось.

К несчастью, вчера он ошибся.

Леди оказалась не просто хорошенькой, она была необычайно красива.

Не произнеся ни слова, Джеймс отвесил легкий поклон.

— Давайте пройдем в гостиную. — Леди Стэндон указала на комнату рядом с той, где он накануне встречался с Люси Стерлинг. Замолчав, она взглянула на лестницу и прищурилась, словно знала, что девочка подслушивает, хотя не видела сестру. — Нам нужно обсудить наше дело наедине.

Джеймс кивнул и последовал за леди Стэндон в комнату.

Убогое это было место. О чем думала герцогиня Холлиндрейк, поселив вдов Стэндон в этом обшарпанном доме? В гостиной стояли только диван, кресло и письменный стол. Из окон сквозило, камин давал больше дыма, чем тепла.

Джек упоминал что-то о том, что три вдовушки доставляли герцогу одни проблемы. Про Люси Стерлинг Джеймс уже это понял, но не представлял, какое беспокойство могла доставить герцогу и герцогине Элинор, чтобы оказаться в этих руинах.

Леди казалась покладистой.

Совершенно притягательной. Совершенной для…

Джеймс замер. О чем он думает, черт побери? Он не повеса. Не бесшабашный тип, который болтается по Лондону, соблазняя прекрасных незнакомок.

В этом Джеймс похож на большинство своих предков. Но если бы он был шестым герцогом Паркертоном или даже братом Джеком (до того как Миранда Мабберли привела его в чувство), леди Стэндон уже была бы совращена, платье сорвано с нее, ее губы охотно приоткрылись…

Боже правый, после долгих лет восстановления фамильной репутации и безукоризненной жизни по кодексу чести он готов все это отбросить ради того, чтобы узнать вкус сладких розовых губ леди Стэндон.

Впрочем, поцелуем дело не ограничится, он в этом не сомневался.

Ох, это более чем достаточное свидетельство того, что ему немедленно нужно выпутаться из этой ситуации. Прежде чем его назовут Безумным Герцогом, а Джек предстанет перед обществом как уравновешенный респектабельный Тремонт.

— Не могу выразить, мистер Сент-Мор, — сказала она, — как много для меня значит ваша помощь в этом деликатном деле.

У него сердце подпрыгнуло, потому что она смотрела на него как на странствующего рыцаря, примчавшегося спасти ее.

Какой-нибудь его средневековый предок знал бы, что делать, как спасти ее и от дракона (на ум пришла герцогиня Холлиндрейк), и от того, кто угрожал ее счастью.

Черт возьми! Он опять падет жертвой смехотворной сентиментальности.

Чистое безумие, сказал он себе.

— Леди Стэндон… — начал было он.

— Мистер Сент-Мор, — перебила она.

Оба замолчали и обменялись улыбками.

— Сначала вы, — предложил он, как и следует джентльмену. Он все еще джентльмен. Джентльмен!

Она кивнула, потом села и махнула рукой в сторону кресла, приглашая его последовать ее примеру.

Он предпочел бы стоять, так он ближе к двери и при первой же возможности мог вырваться на свободу, но что ему оставалась делать?

Джеймс сел, бросив задумчивый взгляд на дверь.

— Я приготовила список, — сказала леди Стэндон.

— Что-о-о?

— Список кандидатов. — Она вытащила из кармана платья книжку, из нее — сложенный лист бумаги и протянула ему: — Здесь фамилии, которые я сочла наиболее подходящими.

Джеймс смотрел на лист бумаги. Будущий муж. Мужчина, который женится на ней. Спасет ее. Потребует ее преданности… ее любви… ее тела…

Джеймс стиснул зубы.

— Я включила только герцогов, — продолжала леди Стэндон. — По крайней мере, пока.

Герцогов? Вдруг в унылой обшарпанной комнате посветлело.

Она истолковала и его паузу, и нежелание взять у нее список неверно.

— Да, как вчера упомянула, моя сестра, я намерена удачно выйти замуж, предпочтительно за герцога.

Джеймс открыл рот, чтобы что-нибудь сказать, что-то вроде «я самый подходящий герцог». Но он знал, что такое заявление в этот момент, учитывая обстоятельства, едва ли вызовет у нее любовь к нему.

Не то чтобы он хотел добиться ее расположения.

Кроме того, она сочтет его сумасшедшим.

— Я составила список тех герцогов, которые сейчас в Лондоне.

Джеймс вежливо кивнул и взял бумагу, перебирая в уме подходящих кандидатов, но, кроме себя, не нашел ни одного достойного. Если только она не надумала выйти за герцога королевской крови.

Что само по себе безумие.

«Женись на ней, лучшей жены не найдешь», — вдруг подумал он.

Джеймс кашлянул. Откуда эта мысль, черт возьми? Он не ищет жену. Не ищет!

«О Господи, просто признайся, кто ты, объяви о вечной любви. Забери ее отсюда, и дело с концом».

Он готов был именно так поступить, но тут прочел аккуратно написанные имена.

Глава 3

— Меня не было в этом дурацком списке, — возмущенно пробормотал Джеймс, входя в маленькую столовую в задней части Паркертон-Хауса.

Джек и его жена Миранда подняли глаза от стола.

— Что ты сказал? — спросил Джек, вытирая губы салфеткой.

Джеймс швырнул бумагу на стол.

— Ее список, — указал он на лист бумаги. — Перечень кандидатов-герцогов леди Стэндон. Меня в нем нет.

Джек торопливо отодвинул кресло, словно желая ретироваться от надвигающейся грозы. Миранда, однако, не растерявшись, взяла список и прочитала его.

В списке было всего два чертовых имени.

Там, где должно быть написано «Джеймс Тремонт, девятый герцог Паркертон», стояли два других имени.

Почему леди Стэндон так поступила?

— Что тебя волнует, Паркертон? — спросил Джек, заглянув через плечо жены. — Ты не имеешь никакого отношения к этой женщине, и она не под твоей защитой.

Джеймс стиснул зубы и зашагал по комнате. В том-то и дело. Она не под его защитой. А если бы была…

— Кроме того, ты-то тут при чем? Ты же вышел из этого дела.

Джеймс сделал несколько шагов, не смея взглянуть на младшего брата.

— Ведь вышел? — настаивал Джек.

— Как я мог? — оборонялся Джеймс. — Эта глупая женщина вписала в свой список Лонгфорда. Лонгфорда, Джек!

«А не меня!»

Джек кивнул. Все в Лондоне знали, каких шлюх предпочитает Лонгфорд.

— И все-таки я не понимаю, почему ты так расстроен. Если только ты не на брачной ярмарке, — не унимался Джек. — Возможно, леди не знает, что ты ищешь жену.

— Нет! — объявил Джеймс, — Не ищу. Но она, по крайней мере, могла бы включить меня в список. Я герцог и не женат…

— И еще жив, — раздался женский голос.

Мужчины повернулись к Миранде.

— Возможно, она не желает выходить за вас, — сказала она герцогу и, вручив бумагу, скрестила руки на груди.

Всегда прямолинейная и не обремененная аристократическим происхождением, жена Джека мгновенно докапывалась до сути дела.

До правды.

Схватив бумагу, Джеймс с трудом сдержался, чтобы не бросить ее в огонь.

— Она меня даже не знает.

— Мало пользы, — снова пробормотала Миранда.

Не то чтобы Джеймс этого не слышал. Что она хочет этим сказать? Однако, учитывая решительные манеры невестки, он не настаивал на объяснении.

И тут его осенило. Он не знал, почему не додумался до этого раньше. Как глава клана Тремонтов он всю жизнь улаживал чужие проблемы.

— Я улажу дела леди Стэндон. Каковы бы ни были ее проблемы с герцогиней Холлиндрейк или даже с самим Холлиндрейком, я их решу, — объявил он. Тогда она сможет забыть о своем желании выйти замуж.

— Ее необходимость выйти замуж не имеет ничего общего с Холлиндрейком. — Миранда вытерла губы и положила салфетку на стол. — Это связано с ее отчимом, лордом Льюисом. Он опекун ее младшей сестры. И пока леди Стэндон не замужем, им останется.

— Откуда вы это знаете? — спросил Джеймс.

Леди Стэнтон ему ничего подобного не говорила.

«Потому что она не видит тебя своим героем!»

Это взбесило Джеймса не меньше того, что его имени не оказалось в списке. Он считал, что девять поколений герцогов, четырнадцать поколений графов и баронство со времен Вильгельма Завоевателя автоматически окружают его аурой героизма.

Миранда пожала плечами:

— Я утром заезжала к леди Чадли, у нее очень много всевозможной информации.

Зачем нужна «Морнинг пост», размышлял Джеймс, если лондонские дамы гораздо эффективнее распространяют новости? Подумать только, леди Чадли!

По крайней мере, то, что Миранда мгновенно ухватила суть дела, хоть и ошеломило его, ее информация в значительной мере облегчила ему задачу.

— Тогда я сразу займусь этим делом. Лорда Льюиса можно прижать так, что он больше никогда не потревожит леди Стэндон и её сестру.

— Добейся, чтобы его не пускали в «Уайтс», — предложил Джек.

— Отличная идея, — щелкнул пальцами Джеймс. — Поручу Уинстону направить письмо.

Его брат не закончил.

— А потом я бы отправил Льюиса в долгое путешествие по Европе. Это обойдется тебе в кругленькую сумму, но он будет далеко от Лондона. И не сможет помешать счастью леди Стэндон.

— Джек, ты гений! — сказал Джеймс.

Из-за стола послышалось громкое фырканье.

Мысленно оборвав поток уничижительных слов будущего письма, Джеймс подозрительно взглянул на невестку:

— Вы не согласны, мадам?

Его тон насторожил бы многих, но не Миранду.

— Не совсем, ваша светлость. — Когда Миранда говорила таким официальным и почти извиняющимся тоном, это не сулило ничего хорошего.

Эта женщина никогда не извинялась.

Она подняла глаза от чашки.

— Просто вы не знаете лорда Льюиса.

— Никогда не встречал этого человека, — признал Джеймс. — Судя по всему, низкий тип. Подумать только, спекулировать детьми! Джек прав, этого типа следует выставить из «Уайтса».

— И из «Брукса», — добавил Джек.

— Точно, — согласился Джеймс.

— Вы на самом деле считаете, что этот человек начнет действовать рационально только потому, что вы ему пригрозили? Ведь он все еще является опекуном этой девочки! Пока она в его власти, он может делать все, что захочет. В том числе и отыграться на ней.

Такой сценарий застал Джеймса врасплох. Неужели человек может быть таким подлецом?

— Не вижу, почему этой леди необходимо из-за всего этого очертя голову выходить замуж. Этого лорда Льюиса можно урезонить. По крайней мере, подкупить…

Джеймс посмотрел на Миранду, которая качала головой:

— Подкупить лорда Льюиса?! Тогда отправляйтесь к леди Стэндон, как сэр Галахад, и объясните, как спасете ее одним росчерком пера. Точнее, росчерком пера Уинстона.

— Не нужно так язвить, — ощетинился Джеймс. — Это моя идея. И мои деньги. Это самый разумный план.

Миранда подняла брови.

Джеймс взглянул на Джека, ожидая, что брат его поддержит. Но ошибся.

— Да, ваша светлость, женщины любят разумных, — сказала Миранда.

Иронические нотки в ее голосе поколебали решительность Джеймса. Что сказала Миранда? Конечно, женщины любят разумных.

— Они требуют этого, Паркертон, — сказал Джек, словно бросая ему веревку, чтобы вытащить из болота. — Твой разумный план наверняка поставил бы тебя во главе ее списка.

— Я не хочу быть в ее списке, — объявил он.

Он не хотел. Но ему, по крайней мере, следовало быть там.

Неужели они этого не понимают?

— Она вздохнет с облегчением, — решительно сказал Джеймс, пока не заметил недоверие на лице Джека и то, как невестка переглянулась с мужем.

Фомы Неверующие! Что Джек знает о женщинах?

«Безумный Джек Тремонт?! Да уж побольше тебя!»

Поскольку оба не высказали одобрения, Джеймс уже менее решительно продолжил:

— Полагаю, она будет благодарна. Она увидит меня таким, какой я есть.

Джек и Миранда переглянулись.

— Хочешь, чтобы она таким тебя видела? — спросил Джек.

— Почему бы и нет? Я прежде жалоб не слышал, — заявил он, пытаясь принять внушительную герцогскую позу, но оказалось, что в сюртуке Джека это затруднительно.

— А кто посмел бы жаловаться? — заметила Миранда.

Джеймс стиснул зубы. Да. Это правда. Честно говоря, он не думал, что кто-нибудь, за исключением Миранды и время от времени его дочери Арабеллы, возражал против его планов или намерений.

Но это не удержит его от того, чтобы бросить вызов предположениям невестки.

В конце концов, он герцог Паркертон.

— Итак, леди Джон, — сказал он, использовав самое официальное обращение, — поскольку у вас, кажется, масса собственных выводов и вы представительница слабого пола, спрашиваю ваше мнение. Что вы думаете о моем плане?

Миранда встала из-за стола, расправляя юбку. Затем подняла глаза и твердо выдержала его взгляд.

— Мое мнение, ваша светлость? Вас интересует мое мнение?

Следовало бы заметить, что в этот момент Джек ретировался из-за стола.

— Да, мадам, я хотел бы выслушать ваше мнение.

Миранда улыбнулась:

— Полагаю, графу Клифтону следовало ударить вас посильнее.

— Все в порядке, — объявила Люси Стерлинг, ныне графиня Клифтон, входя в гостиную. — Томас Уильям останется здесь. Он не позволит лорду Льюису сунуться в этот дом.

Элинор с облегчением вздохнула, поскольку огромный слуга Люси мог одним мрачным взглядом отразить нашествие французов. Суровый нрав плюс репутация Томаса Уильяма удержит ее отчима в рамках.

Пока.

Выпив чашку чая, Люси устроилась на диване. Новоиспеченная графиня прибыла за своими вещами в тот момент, когда мистер Сент-Мор уходил.

— Ой, Элинор, я чуть не забыла. Что он здесь делает?

— Он? — переспросила Элинор. — А, ты имеешь в виду мистера Сент-Мора.

— Да, Люси, ты дурно влияешь на окружающих, — вступила в разговор Минерва. — Элинор намерена сделать его своим любовником.

Бедняжка Элинор чуть не подавилась чаем.

— Боже милостивый! Минерва, у меня и в мыслях ничего подобного не было.

— Тогда понятно, почему на Элинор это платье, — подмигнула Минерве Люси. — И прическа. Она просто великолепна. Но кто этот мистер Сент-Мор? — Она переводила взгляд с одной подруги на другую.

— Люси, видно, скоропалительное замужество повлияло на твою память, сказала Элинор. — Ты встречалась с мистером Сент-Мором вчера. Он был здесь, чтобы уладить твои дела с графом. Его прислал Холлиндрейк. Он еще был в холле, когда ты умчалась, и я наняла его.

Люси как раз потянулась за чашкой, чашка стукнула о блюдце, и чай расплескался.

— Встретив вчера в холле Сент-Мора, ты наняла его с определенной целью? — медленно, тщательно подбирая слова, спросила она.

— Помочь мне выбрать герцога, за которого стоит выйти замуж.

Глаза Люси округлились. Как ни пренебрегала она светскими условностями, Элинор ее явно шокировала.

— Что с тобой? — удивилась Элинор.

— Я ей говорила, что тетя Беделия эту идею не одобрит, — заметила Минерва.

— Это прекрасное решение, — резко заявила Элинор, хотя не была уверена, что это так.

Она вручила Сент-Мору список, он развернул его, прочел, после чего повел себя весьма странно.

— Сэр, что-нибудь не так?

— Не так?

— Да. Я имею в виду список. Вы сможете снабдить меня информацией о герцоге Лонгфорде и герцоге Эйвенбери?

Он кивнул, затем посмотрел на нее, и она ощутила тяжесть его взгляда. Дрожь пробежала у нее по спине, Элинор вспомнила совет Минервы сделать его своим любовником и представила себя в его объятиях.

— Вы уверены, что никого не хотите добавить в этот список? Других герцогов? Других джентльменов? — спросил он.

«Кроме вас — никого», — хотела она сказать, но ответила:

— Нет, никого.

Брови у него нахмурились, костяшки пальцев побелели, когда он стиснул в руке бумагу. Затем он поднялся, будто собирался покинуть дом.

Элинор подумала, что в этот момент он походил на пирата, хотя и безумного, но готового к битве. С чем? Она не могла вообразить.

«Не позволяй ему уйти», — мелькнула мысль.

Его брови сошлись на переносице, Элинор была убеждена, что он собирается сказать что-то очень важное…

— Элинор! — вырвала ее из мечтаний Минерва. — Люси задала тебе вопрос.

Ее ресницы затрепетали, она вернулась к реальности.

— Извини. Что?

— Этот мистер… — начала Люси.

— …Сент-Мор, — подсказала Элинор.

— Да-да. — Люси похлопывала себя по подбородку. — Этот мистер Сент-Мор собирается навести справки для тебя?

Элинор кивнула:

— Он приходил сегодня утром обсудить детали.

Хотя он ушел раньше, чем представилась возможность обсудить это. Да он буквально вылетел за дверь, когда она вручила ему список.

— Почему ты решила, что он может это сделать? — спросила Люси.

— Он ведь помог тебе?

Люси кивнула.

— Что произошло вчера, после того как я ушла?

— Я вошла и нашла его в холле совершенно растерянным. Люси, нельзя бросать визитера в гостиной, предоставив его самому себе.

— Я спешила. — Люси и не подумала извиниться.

— Потом спустилась Тия и сказала, что Изидора щенится, и мистер Сент-Мор помог нам… вернее, помог Изидоре. И пока щенки появлялись на свет, мне пришло в голову, что он может помочь и мне. Он, кажется, несколько резковат, но у него хорошие связи, он сам об этом сказал.

— Думаю, ты сочла бы его связи просто отличными, — потерла лоб Люси.

Элинор просияла, почувствовав облегчение.

— Видишь, — торжествующе взглянула она на Минерву. — Мистер Сент-Мор поможет мне найти отличную пару. Возможно, и тебе следует обратиться к нему.

— Скорее мужчина с неба свалится прямо ко мне в постель, чем я выйду замуж, — покачала головой Минерва.

Все рассмеялись. Потом звякнул колокольчик и Люси поднялась.

— Это, должно быть, Клифтон, он сказал, что заедет за мной, и поторопился.

— Ему не терпится заполучить тебя обратно, — поддразнила Элинор.

Люси покраснела.

Та самая Люси, которая ничего не боялась, даже ужасного отчима Элинор лорда Льюиса, зарделась как маков цвет.

Правильный брак — это, должно быть, действительно нечто восхитительное, сообразила Элинор.

— Держи меня в курсе насчет мистера Сент-Мора. — Люси быстро обняла Элинор. — Интересно, каков он сейчас? И без колебаний обращайся за помощью к Томасу Уильяму. Он больше сорока лет был правой рукой моего отца. И может быть очень находчивым, если дойдет до дела.

* * *

Устроившись в карете новоиспеченного мужа, мужчины, которого она любила, и который выиграл битву, чтобы заслужить ее благосклонность, Люси спросила графа Клифтона:

— Насколько сильно ты ударил герцога Паркертона?

— Слабо меня ударил? — выпалил Джеймс. — Да он меня на пол свалил.

— Я видел это, Миранда, — добавил Джек. — Он нанес Паркертону свой лучший удар.

— И все-таки я не верю, что удар был достаточно силен, — заявила Миранда.

— Простите, что? — не поверил своим ушам Джеймс.

— Я сказала, что графу следовало…

— Да, я помню, что вы сказали. Но почему?

— Потому что вы, похоже, понятия не имеете, что делаете.

— Не думаю, что это…

— Вы спросили, каково мое мнение, — сказала она решительно, и Джеймс замолчал.

О Господи! В самом деле, спросил! Он никогда не интересовался чужим мнением. Его мнение всегда было единственным и окончательным в любом деле.

К несчастью, она восприняла его минутную паузу как предложение продолжить, что и сделала:

— Вы уверены, что можете найти этой леди мужа?

— Конечно, — ответил Джеймс.

Неужели это трудно?

— Но, ваша светлость, что вы знаете о ней?

Джеймс отступил, потому что вопрос показался ему совершенно нелепым. Почему, черт побери, он должен что-то знать о женщине, чтобы найти ей мужа? Леди Стэндон хорошенькая, это бесспорно.

Разве груды цветов у нее в холле не свидетельствуют об этом? И что мужчине нужно знать о женщине, кроме ее происхождения и поведения?

Он совсем мало знал о Ванессе перед свадьбой, и все обернулось достаточно хорошо.

«По крайней мере, ты так думал, пока она не слегла в родовой горячке».

Он до сих пор помнил, как бредила жена перед смертью. Нет, его собственный брачный опыт, возможно, не лучший аргумент.

Миранда еще не закончила.

— Она предпочитает розы или маргаритки? Пьет чай с сахаром или без? Любит Байрона или Кольриджа?

— Надеюсь, она не любит Байрона, он псих. — Взглянув на Миранду, Джеймс понял, что она ждет от него ответов на свои вопросы.

Конечно, у него их не было. Ни одного.

— Она любит собак, — нашелся он. Значит, он кое— что знает о леди.

— Прекрасно, — заключила Миранда. — Они станут ей отличной компанией, когда вы найдете ей какого-нибудь скучного мужа и заключите в мавзолей с совершенно безразличным партнером. Который женится на ней лишь для того, чтобы угодить вам…

— Не думаю…

— Я не закончила, — сказала Миранда тоном, напомнившим ему его прабабушку. Этот тон не сулил ничего хорошего. И когда невестка указала на пустое кресло у стола, он сел.

Потом взглянул на брата.

Джек пожал плечами и сочувственно посмотрел на него.

«Я тебя предупреждал, говорил, что она собой представляет».

Миранда между тем продолжала:

— Вы спросили, что я об этом думаю, и, видимо, полагаете, что способны найти леди мужа со своим смехотворным планом. А если нет?

Нет? Это просто нелепо. Конечно, он может найти ей мужа. Быстро пробежав список пришедших на ум кандидатов, он так же быстро отбросил одного за другим.

Энстоун? Нет, он алкоголик.

Куинтон? Только не он. Этот прохвост жульничает в карты.

Бентам? Подходящая кандидатура. Красивый. Богатый.

Джеймс едва не объявил о своем выборе вслух, но при мысли, что придется отдать леди Стэндон Бентаму, стиснул зубы.

Он взглянул на Миранду, которая смотрела на него с таким видом, словно хотела сказать: «Видите, это труднее, чем вам казалось».

— Если я не найду подходящего кандидата для леди, я сам на ней женюсь.

С таким же успехом он мог объявить, что отправится в дебри Африки. Или в Камберленд.

— Женишься? Я не ослышался?

— Да. Если дело обстоит именно так, лучше меня никого не найти.

Джек вытаращил глаза, Миранда смотрела на герцога с лукавой улыбкой.

— Тогда давайте это обсудим, ваша светлость. — Она кружила вокруг него, словно кошка. — Допустим, вы женитесь на ней. И она переедет сюда. Где она будет спать? В вашей постели или в покоях, которые вы держите запертыми, как склеп?

«В моей постели», — подумал он, и эта мысль сразила его с той же силой, что и кулак Клифтона.

Осознав это, Джеймс покачнулся. Пока Миранда не задала вопрос, он не осознавал этого.

Он хотел леди Стэндон.

Но признаться в этом не решался. Это слишком личное, слишком много для него значит.

А что, если она не захочет делить с ним ложе?

Что до старой комнаты Ванессы… Эта комната давила на него, будто сами стены все еще хранили тайны, которые его жена открыла на смертном одре. Тайны, которые разрушили память о его недолгом браке.

«Если Элинор выйдет за меня, все будет по-другому».

Откуда такая уверенность?

— Она может выбрать, что пожелает, — заявил он. При мысли, что придется открыть комнаты Ванессы и войти в ту спальню, Джеймс похолодел. — Комнаты, которые выходят в сад, замечательные. Миссис Окстон их проветрит.

— Прекрасная идея, Паркертон, — согласилась Миранда. — Тогда вы будете жить вполне комфортно. Надо снять с мебели чехлы, и все будет в полном порядке.

— А теперь разве не так? — рассердился Джеймс.

Миранда остановилась перед ним.

— Вы не будете знать самое главное о вашем браке.

— И что же это? — Он скрестил руки на груди.

— Почему она вышла за вас.

Это поразило его в самое сердце.

Именно поэтому он избегал новой женитьбы.

Да и как он мог узнать правду? С Ванессой он ее не знал.

И все-таки он не собирался обсуждать это с Мирандой.

Лучше перейти в быстрое наступление, чем вязнуть в этом болоте.

— Уверен, что леди Стэндон выйдет за меня. — Джеймс поднялся и принял привычную величественную позу. — Оглянитесь вокруг, мадам, это не трущобы Севен-Дайалс.

Эта комната, как и остальные в городском доме герцога, была ошеломляюще элегантной. Золоченые карнизы, пол из итальянского мрамора, турецкие ковры, парчовые шторы. Никаких сквозняков, никаких каминов. Самая лучшая мебель, которую можно приобрести благодаря деньгам и хорошему вкусу.

— Таков ваш ответ? Если бы все это было так важно, вы оказались бы первым в ее списке? — не унималась Миранда.

— Простое упущение, — ответил Джеймс, хотя не думал так.

— И это все, что вы хотите, ваша светлость? Благодарную жену? Ведь все эти годы вы не задумывались о браке.

Благодарная жена? Эти слова разозлили Джеймса. Ему казалось, что он слышит крики Ванессы.

«Я должна выйти за Паркертона! Должна! Отец настаивает. Герцог — наша единственная надежда на спасение».

Но она говорила не с ним. В горячечном бреду она признавалась призрачному возлюбленному, который все еще владел ее сердцем.

Стряхнув эхо прошлого, Джеймс сказал:

— Возможно, удар Клифтона открыл мне новые перспективы.

Он чувствовал себя по-другому. Весь его внутренний мир стал другим.

С тех пор как он встретил ее…

Но Миранда стояла на своем.

— Вы не думаете, что леди Стэндон заслуживает мужчины, который воспламенит ее сердце? И разве вы не заслуживаете того же самого? — Подавшись вперед, она ткнула его в грудь. Буквально пронзила сюртук пальцем. Совсем как та фурия, которая служит экономкой у леди Стэндон. — Я думала, что человек в вашем положении хочет большего. Гораздо большего.

Большего? Что это значит?

Джеймс понятия не имел, о чем говорит его невестка.

Но в нем вспыхнуло подозрение.

Он хотел, чтобы его имя было в этом чертовом списке. И первым. Он хотел, чтобы Элинор смотрела на него так, будто он единственный в мире способен спасти ее.

Миранда резко повернулась и, разъяренная, вылетела из комнаты.

Джеймс и Джек не двигались, опасаясь, что у нее появятся еще какие-нибудь аргументы, и она вернется читать им нотацию. Точнее, Джеймсу.

Но Миранда торопилась вверх по лестнице, и когда была достаточно далеко, Джеймс повернулся к брату.

— Извини, Джек.

Джек, к удивлению Джеймса, покачивался на каблуках и улыбался.

— Извинить? За что?

— За то, что так разгневал твою жену.

— Это? Это всего лишь прелюдия, — рассмеялся Джек.

Джеймс сквозь открытую дверь посмотрел на лестницу.

— Хочешь сказать, что она еще больше разъярится?

— Временами она бывает не в духе. — Джек подошел к брату и хлопнул его по плечу.

Джеймс видел этот дружеский жест у других, но Джек по отношению к нему прежде этого не делал. Их положение в жизни, титул Джеймса и прошлая беспутная жизнь Джека всегда создавали между ними огромную дистанцию, но сейчас все внезапно переменилось.

Джеймс переменился.

— Это мне следует благодарить тебя, Паркертон. — Джек направился к двери.

— За что? Я разозлил твою жену.

— Знаю. — Джек снова озорно улыбнулся. — Пожалуй, поднимусь наверх и воспользуюсь ее настроением.

Он подмигнул и радостно помчался вверх по лестнице, перескакивая через две ступеньки.

Тут до Джеймса дошло, о чем говорил Джек, и чем он собирается заняться, поднявшись наверх.

Среди бела дня и под крышей этого дома.

Джеймс осторожно посмотрел на потолок. О Господи! Информации больше, чем он хотел знать.

Повернувшись, Джеймс направился к парадной двери, но сообразил, что на нем все еще сюртук Джека. Тот самый, в котором Джек, наверное, ухаживал за Мирандой.

Осмотрев темную шерсть, герцог заключил, что он, должно быть, очень мало знает о женщинах.

Точно так же, как его брат о моде.

Неужели есть веская причина, по которой его, герцога Паркертона, леди Стэндон не включила в свой список?

Джеймс, сколько ни думал, ни одной не мог придумать. Его братец отправился наверх наслаждаться с женой, а что он, Джеймс, собирается делать?

Убраться подальше. За пределы слышимости. Хотя бы это.

Глава 4

Если Элинор думала, что ее плана нанять мистера Сент-Мора, чтобы нашел ей мужа, достаточно, то она ошибалась.

Часа не прошло после отъезда Люси, как явилась тетушка Минервы Беделия. Она буквально ворвалась в дом на Брук-стрит, качая перьями на шляпке, обшаривая глазами каждый уголок и стуча каблуками.

Четырежды вдова, она недавно вышла замуж в пятый раз, за виконта Чадли, и теперь объявила себя экспертом в деле поисков мужа.

«Холостяцкие хроники» герцогини Холлиндрейк для нее ничто.

— Теперь, когда я устроила брак Люси Стерлинг… — объявила тетушка, усаживаясь на диване в гостиной.

Элинор и Минерва переглянулись. Так они и думали. Еще чернила не высохли на специальной лицензии, а леди Чадли уже приписала все заслуги себе.

Тетя Беделия устроилась поудобнее, что не сулило ничего хорошего. Это означало, что она не намерена уходить.

Пока не изложит свой план.

— Я придумала замечательный план, как сделать то же самое с вами обеими.

Тема была не нова.

— Тетя, я не намерена снова выходить замуж, — сказала Минерва, скрестив на груди руки.

Это заявление было встречено взмахом носового платка. Кто-то мог бы принять это за капитуляцию, но тетя Беделия не знала такого слова.

Отсюда и пять мужей.

— Да-да, ты говорила, — бушевала она, — но теперь каждая из вас — первый приз Лондона, вы будете завалены предложениями!

— Приз? — удивилась Элинор, снова бросив взгляд на Минерву.

— Да. И это в разгар светского сезона. И все потому, что я устроила так, чтобы граф Клифтон влюбился в Люси Стерлинг…

Элинор многозначительно посмотрела на Минерву.

«Проясни это дело. Пока оно не зашло слишком далеко».

Уже зашло.

Тетя Беделия взбила кружево на рукавах.

— Замужество Люси представляет вас обеих в новом свете. Поскольку если Люси Стерлинг завладела сердцем Клифтона и украла его у леди Аннеллы, вы обе, как другие вдовы Стэндон, должно быть… как бы это сказать повежливее…

Минерва прижала руку ко лбу.

— Договаривайте, тетя.

— Не надо говорить таким тоном, Минерва. Просто ваше поколение в этом отношении не такое открытое, как мое, но если ты настаиваешь… Судя по скорости, с которой Люси ухватила Клифтона, она, должно быть, столь же сведуща, как и ее матушка.

У матери Люси, итальянской графини, была дурная репутация. И теперь общество сочтет, что они такие же…

Сведущие. Элинор побелела. Силы небесные!

Хуже того, за кого бы она ни вышла замуж, он будет ожидать, что она… о нет… сведущая.

Хотя это далеко не так.

Но не было времени обдумывать это шокирующее заявление, поскольку тетя Беделия, вскочив на ноги, хлопнула в ладоши, как церемониймейстер, открывающий первый бал сезона.

— За покупками, мои дорогие, — приказала она. — Пора отправиться по магазинам. Вряд ли вы начали опустошать карманы Холлиндрейка…

— Тетя, мы оказались в этой ситуации именно поэтому, — напомнила племянница.

Но матрона лишь отмахнулась:

— Это другое. Когда вы выйдете замуж, он больше не будет оплачивать ваши счета. И если он протестует, напомните ему, сколько денег вы сэкономите ему на будущее, вступив в брак.

У Элинор голова пошла кругом, как бывало всегда, когда рядом оказывалась тетя Беделия.

— Если хотите знать, у меня есть…

— Чепуха! — Тетя Беделия прогнала их из гостиной в холл, где ждала горничная Минервы. Не теряя ни минуты, леди Чадли распорядилась принести все необходимое для их экспедиции. — Мы не просто едем по магазинам, а отправляемся себя показать. Всем и каждому.

Всем и каждому?! У Элинор колени подогнулись. Ей придется выйти на публику, а ведь все считают ее и Минерву распутными вдовушками!..

Но тетю Беделию было не остановить, и, прежде чем Элинор придумала подходящую отговорку, они уже оказались в карете леди Чадли и отправились на Бонд-стрит.

К ужасу Элинор, тетя Беделия всю дорогу перечисляла мероприятия, на которых они должны присутствовать, и расцветки нарядов, которые они должны надеть на каждый бал, званый вечер или музыкальную вечеринку, чтобы не сливаться с интерьером.

— Бальный зал леди Годвин-Мерфи весьма незавидного красно-коричневого цвета, — передернув плечами, объяснила леди Чадли. — Я видела, как некоторые дамы буквально сливались со стенами.

Элинор изо всех сил старалась изобразить внимание, но не могла отделаться от того, что тетя Беделия сказала раньше.

«…вы обе, как другие вдовы Стэндон, должно быть… как бы это сказать повежливее… сведущие».

Сведущие?! Что ей делать?

«Попроси мистера Сент-Мора помочь, — нашептывал озорной внутренний голосок. — Он, похоже, весьма сведущ».

Элинор вздрогнула, тетя Беделия, неверно это истолковав, повыше подтянула лежавший на ее коленях плед.

— Сегодня очень холодно, не правда ли? — Не переведя дух, пожилая дама продолжила расхваливать цвет гостиной леди Шейл и обсуждать, кто из достойных людей собирается у нее по вторникам за карточным столом.

Элинор кивала, пытаясь прислушаться к ее советам, но могла думать только о неоспоримой правде: она очень плохо разбирается в мужчинах.

Она вдова, и она делала это! Но она не сведуща в этом вопросе. И хотя все эти годы подобные мысли навещали ее, после признания Люси о радостях любви Элинор не могла думать ни о чем другом.

А потом явился мистер Сент-Мор с его мрачной, опасной красотой, и его появление словно поднесло спичку к тлеющим в глубине ее сознания мыслям.

Любовник!

Если она намерена иметь хоть какое-то представление о том, что значит «сведущая», ей нужно завести любовника, хотя бы для того, чтобы узнать, из-за чего вся эта суета. И быстро, пока она не вышла замуж, и муж не узнал о ее неосведомленности.

Карета остановилась перед магазином модистки, которую тетя Беделия объявила лучшей в Лондоне.

Элинор и Минерва последовали за пожилой дамой, но ткань в витрине соседнего магазина привлекла внимание Элинор.

Глубокий пурпурный цвет, который она никогда не отваживалась надеть — и стены бального зала тут ни при чем, — хотя что-то в этом страстном оттенке влекло ее.

«Если ты его наденешь, то недолго останешься несведущей».

И снова ее мысли скользнули к тому, что ей снилось. К мистеру Сент-Мору.

Он наверняка не оставит леди неосведомленной.

— Я сейчас, — сказала она.

— Смотри, — погрозила ей пальцем Минерва. — Если собираешься улизнуть и оставить меня с ней, последствия окажутся ужасными.

Элинор рассмеялась.

— Если я отважусь на такой подвиг, она меня догонит и притащит обратно.

— Тетя Беделия тут ни при чем! — заявила Минерва. — Я сама тебе голову оторву и принесу на пике к «Олмаку».

Обе рассмеялись, Минерва последовала за тетушкой, а Элинор направилась к магазину, где увидела пурпурный бархат.

Бархат слишком дорогой, сказала она себе, подойдя ближе.

Она не беспокоилась об этом последние годы, пользуясь щедростью семейства Стерлингов.

Но теперь все кончилось. И хотя можно заказать ткань и послать счет герцогу Холлиндрейку, как она обычно делала, она не станет распалять гнев герцога (точнее — герцогини), иначе окажется в охотничьем домике в Шотландии. Впрочем, ткань стоит подобного риска.

— Я смотрю, ты выползла из норы, — протянул у нее за спиной глумливый голос.

Элинор обернулась и оказалась лицом к лицу с отчимом.

Лорд Льюис, которого когда-то считали красивым, стоял перед ней, взъерошенный, с мутными глазами. Галстук сбился, сюртук помят.

— От меня не скроешься. Больше это у тебя не выйдет. Ты ее отдашь, если хочешь себе добра, — сказал он, оглядываясь в поисках Тии.

— Ее здесь нет. Оставьте меня в покое, — ответила Элинор.

— Я про тебя забуду, потаскуха этакая, если ты не станешь совать нос в чужие дела. — Отчим подался вперед, и ее обдало запахом бренди. — Ты украла то, что принадлежит мне.

— Вы не продадите мою сестру замуж, как поступили со мной, сэр! — резко сказала Элинор, подражая Люси Стерлинг, она помнила, как ее подруга противостояла Льюису и победила.

Он трус, сказала себе Элинор. Трус.

— Я могу сделать с девчонкой что захочу, запомни это! — зло бросил отчим.

Это Элинор прекрасно знала, именно поэтому у нее не было денег на покупку приглянувшегося бархата. Почти все наличные ушли на подкуп директрисы школы, чтобы она разрешила забрать Тию посреди семестра, не информируя об этом лорда Льюиса.

Директриса не сдержала слова. Она тут же сообщила все барону, хотя Элинор сомневалась, что эта вероломная особа сумела много вытянуть у лорда Льюиса за информацию.

— Моя сестра больше не ваша забота, сэр.

— Не моя забота? — усмехнулся Льюис. — Как бы не так. Я отправлюсь в твой дом и заберу ее прямо сейчас, если пожелаю.

— Вам же хуже будет, — покачала головой Элинор.

— Этой дряни там больше нет, так что тебя некому защищать, — огрызнулся он. — Я слышал, что она прыгнула в постель Клифтона и заполучила титул. Скатертью дорога, теперь удача на моей стороне. Я заберу твою сестру. И никто меня не остановит.

Отчим собрался уйти, но Элинор не намерена была его отпускать.

— Осторожней, сэр. Люси ушла, но она оставила Томаса Уильяма присматривать за нами. Обеспечить безопасность Тии. Насколько я понимаю, отец натренировал его и сделал совершенно безжалостным. Он окажется куда менее уступчивым, чем Люси или я.

Лорд Льюис побледнел. Он действительно трус.

— Ах ты, дрянь! — шагнул он к Элинор. — Надо было выдать тебя за того, у кого такой же ядовитый язычок, как у тебя. Надо было…

Элинор перестала слушать его злобное бормотание и, не желая видеть ненависть в его глазах, стала рассматривать роскошную ткань в окне. Такой цвет привлечет внимание любого герцога. Герцога достаточно могущественного, чтобы покончить с лордом Льюисом.

Навсегда!

И как ни заманчиво желание прикончить отчима, желание, которому — она в этом уверена, — аплодировала бы Люси Стерлинг, сейчас не время и не место для размышлений об убийстве.

Лорд Льюис, не отличавшийся терпением, счел ее молчание оскорбительным. Схватив Элинор за руку, он тряхнул ее.

— Не задирай нос. Это благодаря мне ты получила титул, которым щеголяешь, и должна быть благодарна. А теперь очередь твоей сестры отработать свое содержание, и ты немедленно вернешь ее, или я натравлю на тебя сыщиков с Боу-стрит. Несколько ночей в Ньюгейтской тюрьме напомнят тебе о твоих обязанностях. А если этого будет недостаточно, я…

Последняя угроза барона внезапно оборвалась, он заболтал ногами в воздухе, схватившись за горло.

— И что вы тогда сделаете? — произнес густой голос. Мужчина тряхнул лорда Льюиса, как терьер крысу.

Элинор подняла глаза.

Сент-Мор!

Как она и подозревала, он не просто деловой человек, посвятивший себя бумагам и цифрам.

Сейчас в нем не было ничего заурядного.

Джеймс вышел из дома без всякой цели (если не считать желания оказаться как можно дальше от своего брата и невестки), оставив бедолаг Ричардса и Уинстона в полном недоумении — тщательно расписанный ими план на остаток дня пошел прахом.

Но сейчас встреча в спортивном клубе для джентльменов казалась Джеймсу излишней. На этой неделе он много раз дрался, причем без платы за удовольствие быть поколоченным.

Он шел через парк вокруг Мейфэра, преследуемый словом, которое его невестка бросила ему, как перчатку.

Больше!

Слово дразнило его с каждым скрипом сапог.

Джек и Клифтон — живое доказательство того, что заявление Миранды не просто слова. Они узнали суть этого таинственного «больше», ухватили свой шанс и теперь жили, как пресыщенные султаны. Больше! Джеймс тряхнул головой и остановился. Он понятия не имел, где находится, пока не увидел надпись на столбе.

Бонд-стрит.

Он улыбнулся и повернул направо. Теперь он точно знал, где находится, но вдруг передумал вернуться на Кавендиш-сквер знакомым маршрутом.

На этих улицах полно магазинов и дам.

Тут и матроны. И дебютантки со своими матушками. Богатые графини и заносчивые маркизы с подругами и компаньонками. Как хвост блистающей кометы, за ними тянутся горничные и лакеи.

Так вот чем они занимаются днем, подумал Джеймс, надвинув поглубже шляпу, чтобы его никто не узнал.

Впрочем, это вряд ли возможно, поскольку он в сюртуке Джека и на торговой улице.

Герцог Паркертон никогда не делал покупок.

Этим занимался Ричардс, а когда Джеймсу самому нужно было принять решение, торговцы приходили к нему домой.

Но здесь был весь свет, прогуливаясь от магазина к магазину, чтобы сделать свой собственный выбор из множества предложений, что непросто, как считал Джеймс.

Это захватывающее занятие, так, по крайней мере, он думал.

Но в его размышления ворвался злобный голос, доносящийся от соседнего магазина.

«Не задирай нос».

Покупатели держались поодаль от этой отвратительной демонстрации дурных манер.

Джеймс услышал достаточно, даже прежде чем увидел объект неудовольствия мужчины. Когда он заметил леди, к которой были обращены эти грязные угрозы, В глазах у него потемнело от гнева, а кулаки сжались так, как никогда не сжимались на ринге в спортивном клубе.

Да как он смеет…

— Несколько ночей в Ньюгейтской тюрьме напомнят тебе о твоих обязанностях! — кричал мужчина, привлекая внимание проезжающих в повозках и экипажах. — А если этого будет недостаточно, я…

— И что вы тогда сделаете? — рыкнул Джеймс.

— А-а-а-й-а! — захрипел мужчина, вцепившись в его руку.

— Я тоже так думаю. — Встряхнув, Джеймс отпустил мужчину, и тот упал на землю.

Побагровев от ярости, он вскочил. Хоть он был гораздо ниже Джеймса и, судя по цвету лица и красным прожилкам в глазах, пьяница, это его не удержало.

— Как вы смеете! Да вы знаете, кто я такой?

— Не знаю, и знать не желаю. — Джеймс расправил плечи. Но сейчас герцогский титул, который обычно отделял его от подобных типов, ему не помощник, а противник не собирается отступать.

— Я лорд Льюис и не позволю, чтобы на меня бросались на улице. Вам это так не пройдет. — Он потряс кулаком перед носом Джеймса.

Льюис? Ах да, это отвратительный отчим леди Стэндон.

Теперь Джеймс понял преимущество езды в карете. В Лондоне столько подонков, с которыми нужно разобраться!

— Мистер Сент-Мор, пожалуйста, не трудитесь, — произнесла леди Стэндон. — Я могу…

— Помолчи, — рыкнул на нее мужчина и повернулся к Джеймсу: — Что до вас…

С Джеймса было довольно. Схватив мужчину за плечо, он швырнул его на проезжую часть в кучу навоза.

Зеваки одобрительно зашумели. Барону не оставалось ничего другого как убраться прочь под насмешки толпы.

На какой-то миг Джеймс испытал удовлетворение от собственного дикого поведения. Он только что швырнул человека на дорогу!

И вместо того чтобы ужаснуться своему поведению, он чувствовал странную, опасную дрожь в жилах.

Но даже это бледнело перед тем, что леди Стэндон скользнула к нему, и ее рука сейчас лежала на его рукаве.

Джеймс замер, боясь шевельнуться, ведь она пришла к нему, выбрала его и породила в нем дрожь иного рода.

— Мистер Сент-Мор, что вы натворили? — с трепетом спросила она.

— Полагаю, спас вас, — расплылся в улыбке Джеймс. — Это часть моей работы, разве вы не знали?

— Нет, не знала, — едва заметно улыбнулась она. — Но должна сказать, ваша работа… весьма впечатляет.

Джеймс взглянул на нее. Леди Стэндон заигрывает с ним? Смотрит на него с симпатией и с некоторым любопытством?

Джеймс вдруг понял, как прекрасна жизнь повесы.

— Вы пострадали? — спросил он. Нет ничего особенного в том, чтобы напомнить леди, что он спас ее. Джеймс положил свою ладонь на ее руку, чтобы удержать на месте.

Ему нравилось покровительствовать ей.

— Пострадали только мои нервы, — сказала леди Стэндон, не делая попытки высвободить руку или отойти.

Или нарушить странное единение, окутавшее их.

Она смотрела в его глаза, и весь Лондон таял вдали.

Единственное, что Джеймс мог слышать, — это слово «больше», эхом отдававшееся у него в голове.

Больше!

В эти мгновения он видел, как она идет к нему по залитому лунным светом саду в полупрозрачном платье, с распущенными до талии волосами. Ее бедра гипнотически покачиваются, руки протянуты к нему, приглашая, умоляя заключить ее в объятия и…

Его тело отреагировало. Быстро и горячо. Как у повесы.

Если он хоть что-то знал о женщинах, свет в глазах леди Стэндон говорил ему нечто очень важное.

Приличная леди Стэндон весьма неприлично относится к своему порученцу.

Ему следовало изумиться. Вместо этого Джеймс с трудом сдержал улыбку.

Элинор заметила изменения в мистере Сент-Море.

Нет, он по-прежнему красив опасной красотой, но что-то изменилось.

То, как он на нее смотрит…

— Мистер Сент-Мор, я должна поблагодарить вас. — Она отступила, поправила шляпку и накидку, отчаянно пытаясь стряхнуть шокирующие волны желания, накатившие на нее, когда она ощутила его мускулистую руку под плохо скроенным сюртуком.

— Леди Стэндон, — поклонился он. — Рад помочь. Хотя ситуация казалась немного тревожной. Кто он такой, этот лорд Льюис?

Элинор поморщилась. Она надеялась, что он не спросит, но догадывалась, что он захочет знать, кого только что унизил.

О, как он унизил барона! Элинор старалась не улыбнуться, но не смогла. Ведь мистер Сент-Мор просто вышел из толпы и спас ее.

Никто этого не делал. До сих пор.

— Это мой отчим, — сказала она. — Он барон, его владения в Камберленде.

Вернее, то, что от них осталось.

— И что он хотел? — продолжал допытываться Сент-Мор.

Разумеется, ему хочется знать подробности.

— Это семейное дело, сэр. Право, оно не стоит того, чтобы о нем упоминать. — Разглядывая перчатки, Элинор не поднимала на него глаз.

Когда она смотрела на него, то возвращалась в свои ночные грезы. И когда он ответил на ее взгляд, у нее возникло ощущение, что он читает мысли.

О том, как он ласкает ее, как его губы…

Элинор дернула перчатки сильнее, чем намеревалась, и чуть не оторвала пуговку.

Силы небесные! Нужно сосредоточиться. И вести себя пристойно. Не забывать о том, чего она хочет от этого мужчины.

Помощи в поисках мужа. А не любовника.

— Что вы здесь делаете? — спросила Элинор, улыбнувшись проходившей матроне, чьи поднятые брови свидетельствовали о том, что ситуация Элинор сулит массу возможностей.

Главным образом таких, о которых станут сплетничать.

Она взяла Сент-Мора под руку, на этот раз осторожно, не позволяя своим пальцам слишком уцепиться, и отвела его под козырек магазина.

Прямо к выставленному в окне пурпурному бархату.

— Что я делаю? — озадаченно переспросил он. — Я?

— Да, вы.

— Хожу по магазинам. И спасаю прекрасных дев.

— Спасаете… — начала Элинор. — Ох, вы имеете в виду меня.

Он считает ее «прекрасной девой»?

Элинор взглянула на него, поскольку его тон говорил о том, что это не вся правда. Возможно, он здесь по поручению клиента и проявляет осторожность.

Интересно, насколько он осторожен?

Элинор поперхнулась. Боже правый! Откуда эта мысль?

Тут она поняла, что возникла неловкая пауза, и сказала:

— Вы, вероятно, ищете новый сюртук?

«Да, Элинор, лучшего ты придумать не могла. Оговорила его сюртук».

К счастью, мистер Сент-Мор улыбнулся:

— Думаю, пора. Этот знавал лучшие времена. — Он продемонстрировал вытертый рукав. Возможно, вы порекомендуете хорошего портного?

Она представила, как снимает с него мерку, подходит с сюртуком… Как Сент-Мор примеряет его, снимает и…

Элинор прикрыла глаза. Опять она за свое.

— Я… то есть… я не знаю… магазины здесь довольно дорогие…

Едва ли она хотела унизить его предположением, что он не может себе позволить покупки на Бонд-стрит, но, учитывая состояние его сюртука, ситуация довольно очевидна.

К чести мистера Сент-Мора, он не очень рассердился, услышав намек на свое финансовое положение.

— Ничего страшного, леди Стэндон. Я сегодня проживу без нового сюртука. — Сделав глубокий вдох, он покачивался на каблуках. Молчание затягивалось, но, к радости Элинор, на этот раз он нарушил его: — А вы что тут делаете… и без горничной или лакея?

— Хожу по магазинам, — повторила она его ответ.

— Одна? — поинтересовался Сент-Мор.

Элинор немного покоробил его самонадеянный тон.

Лекция о приличном поведении от человека, который только что швырнул на землю члена палаты лордов?

— Нет, конечно. Со мной Минерва и леди Чадли. Они прошли в тот магазин, а меня отвлекла ткань в витрине.

— Ткань? — поддразнил он. — И какая именно, позвольте спросить, отважилась на такую дерзость?

Элинор промолчала. Не могла же она сказать, что хочет одеться как куртизанка, чтобы привлечь его внимание? Поэтому солгала.

— Вот эта, — указала она на другой рулон в витрине.

— Зеленая? — Он покачал головой. — Нет, миледи, эта не годится. Красная пойдет вам гораздо больше.

— Она не красная, сэр, а пурпурная, — сказала Элинор, а сама подумала: «Правда? Вы хотите видеть меня в ней?»

— Да? — сказал он, всматриваясь в витрину. — Никогда не мог отличить малиновый от красного, но как бы вы ни назвали этот цвет, думаю, он вам очень пойдет. — Повернувшись, Сент-Мор улыбнулся ей, и Элинор показалось, что ее пронзила молния.

Элинор покачнулась. Он заигрывает с ней.

«Надеюсь, да».

— В таком платье, леди Стэндон, — он заглянул ей в глаза с такой настойчивостью, что ее охватила дрожь желания, — ваш список вам не понадобится. Думаю, у вас отбоя не будет от поклонников.

Невозможно сосредоточиться, когда он смотрит на нее так и говорит ей такие слова.

Она услышала только про поклонников. Ей грезилось, что он берет ее на руки и уносит в какой-нибудь укромный альков, в библиотеку, в комнату с удобной кроватью, где ее платье больше не будет очаровательной приманкой…

— Что касается моего списка… — с трудом проговорила Элинор.

— Вы хотите сделать парочку дополнений? — улыбнулся Сент-Мор.

— О нет. Но я сегодня вечером наверняка встречу Лонгфорда…

— С-сегодня? — запнулся он.

— Да, на маскараде у Сетчфилда.

— Он состоится сегодня?

— Да. Мне из надежных источников известно, что герцог там будет. И нас представят друг другу, поскольку подобные мероприятия не слишком официальны.

— Но, миледи…

— Я понимаю, что это довольно поспешно, и не ожидаю, что вы соберете информацию об этом человеке к сегодняшнему вечеру.

— Не думаю…

— Меня просто представят ему, Сент-Мор. Вы деловой человек и чересчур осторожны. Вам следует доверять женской интуиции в подобных делах.

— Это просто…

— Я знаю, маскарад с костюмами и всем прочим вряд ли лучшее место, чтобы произвести впечатление.

— Да, вид может быть совершенно обманчив, — произнес Джеймс. Он повернул взгляд к пурпурной ткани, но на самом деле не смотрел на нее.

Элинор понятия не имела, что привело его в столь мрачное настроение, и как ни в чем не бывало продолжила:

— Возможно, герцог влюбится в меня с первого взгляда и увезет в Гретна-Грин. Тогда все мои проблемы разрешатся, и вам не придется утруждать себя моим деликатным делом.

— Это совсем не так…

— Да-да, я знаю. На балу у Сетчфилда всегда случаются скандалы… как в прошлом году. Герцогиня Холлиндрейк в бальном зале подстрелила пирата.

— Лучше бы застрелила…

— Простите, что? — спросила Элинор. О чем это он? У Сент-Мора такой вид, будто он собирается швырнуть на землю очередного барона.

— Нет, ничего. Я просто подумал о времени.

— Да, я разболталась, а вы должны закончить покупки и дела. Другие, клиенты и все такое.

— Для меня нет ничего более важного, чем ваше благополучие, миледи. — Сент-Мор коротко поклонился.

Элинор почувствовала, что краснеет.

— Вы, полагаю, говорите это всем девам, которых спасли.

— Только тем, кто этого достоин, миледи.

Он, кажется, хочет уйти, но Элинор не хотела его отпускать.

— Сент-Мор!

— Да? — Он повернулся, глядя ей в глаза.

— Я бы хотела…

— Чего бы вы хотели, миледи?

«Скажи ему. Скажи ему все…»

— Ничего, сэр. Просто одно из моих глупых мечтаний.

Вроде желания увидеть, как он посмотрит на нее, если она наденет платье, сшитое из этого пурпурного бархата.

Элинор оторвала от него взгляд, приказывая себе оставить эти видения ради сестры.

Это оказалось легко сделать, когда ее взгляд упал на ценник, прикрепленный к ткани.

— О Господи! — вырвалось у нее.

— Что такое? — Он глянул через плечо, явно не замечая того, что видела она.

— Цена, — ответила она. — Пожалуй, эта ткань слишком дорогая для моего бюджета.

— Да?

— Разве вы не видите? — Элинор указала на ценник. — Цена умопомрачительная.

— Не знаю, — признался он. — Я думал, леди не обращают на это внимания.

— Когда есть кому оплачивать счета, — сказала она. — Мои счета больше некому оплачивать. — Наклонившись ближе, Элинор прошептала: — Холлиндрейк пригрозил закрыть наши расходы. Вернее, герцогиня. Похоже, возвращаются прежние времена.

— Прежние времена?

Она рассмеялась над его озадаченным видом:

— Если хотите знать, я довольно скромного происхождения. Благородного, но скромного. Когда мой отец умер и его титул перешел к другому, для нас с матерью и сестрой мало что осталось. Мать снова вышла замуж, но мой отчим не отличается щедростью.

— Лорд Льюис?

— Да, он самый. — Она вздрогнула при мысли об этом ужасном человеке.

По правде говоря, лорд Льюис был расточительным, когда речь шла о его собственных удовольствиях. Одевать двух падчериц? По его мнению, это пустая трата денег.

— Моя мать умела обращаться с иголкой и ловко переделывала платья. К счастью, их был полный шкаф, мой отец любил, чтобы мама красиво одевалась. — Элинор улыбнулась, вспоминая шелка и парчу, часы, проведенные за примеркой нарядов матери.

Так продолжалось, пока платья не обнаружил лорд Льюис и не продал, чтобы, заплатить карточные долги.

— И все-таки я утверждаю, что этот цвет вам очень пойдет, — сказал мистер Сент-Мор.

Элинор про себя согласилась, но ничего не сказала и опустила глаза, она не доверяла себе и не могла посмотреть на Сент-Мора в этот момент.

Совсем некстати ее взгляд упал на его рукав, истончившуюся на локте ткань, потертые манжеты.

Они были сильно поношены.

Как те платья из вторых рук, которые ее мать ухитрялась покупать и переделывать для нее и Тии.

Из вторых рук…

Вот оно! Она может найти пурпурное платье. Может спасти Тию и, возможно, даже найдет способ заплатить за услуги мистера Сент-Мора.

Услуги свахи…

В своих лихорадочных мыслях Элинор вообразила один эгоистичный момент, когда она уступит своему желанию прежде, чем снова окажется связанной узами брака.

Одна страстная встреча, пламенная, как этот бархат.

Элинор подняла глаза на своего порученца и улыбнулась:

— Сэр, что бы вы сказали, если бы ваш счет оплатили не наличными, а другим способом?

Глава 5

Поспешно вернувшись домой, Джеймс вызвал Ричардса, Уинстона, Джека и Миранду.

— Вы едете сегодня на маскарад к Сетчфилду, мадам? — спросил он Миранду, торопливо спускавшуюся с лестницы.

— Нет, вы сказали, что это слишком скандальное мероприятие.

— Я передумал, мы все поедем.

— Но, ваша светлость…

— Джеймс…

— Я пошлю записку… — начал Уинстон.

— Нет, — перебил секретаря Джеймс. — Никаких записок. Не хочу, чтобы знали, что я там.

— Тогда желаю удачи, — сказал Джек. — Когда ты войдешь в каком-нибудь костюме короля Карла, ни одна матрона в зале не успокоится, пока не выяснит, кто ты.

— Он прав, — согласилась Миранда.

— Я не собираюсь устраивать зрелище из своей персоны, — заявил Джеймс. Повернувшись к Катли, он спросил: — Костюмы, которые так нравились моему отцу, все еще на чердаке?

— Да, ваша светлость.

— Отлично. Достаньте их и проветрите.

Джек рот разинул.

— Да, Джеймс, это тонко. Нарядится восточным султаном, в шелка и тюрбан с перьями. Если ты думаешь произвести впечатление на даму, то будешь выглядеть дураком. Все узнают, кто ты.

— Я не собираюсь изображать султана, — улыбнулся брату Джеймс. — Это сделаешь ты.

Герцог Сетчфилд встречал гостей на маскараде, который ежегодно устраивала его жена, и часами наблюдал вереницу Робин Гудов, пиратов, сказочных королев, рыцарей, молочниц, богинь и разбойников.

Темпл, как звали его друзья, был в своём обычном костюме, то есть в черной одежде и домино.

Даже уговоры его обожаемой Дианы не могли заставить его сменить костюм.

Он много лет делал это на службе королю. Теперь годы шпионажа и маскировки закончились.

Диана была в платье из тончайшего шелка, с колчаном стрел за плечами. Она грозила застрелить мужа, если он не наденет костюм, который она ему приготовила, но он сумел отговорить ее.

Строго говоря, не отговорить, а…

Воспоминания об этих счастливых часах снова заставили его улыбнуться.

— Кто это с лордом и леди Джон? — оторвала его от мечтаний Диана.

— Да это Джон и Миранда с Арабеллой, дочерью Паркертона.

— Да нет, Темпл. Позади лорда Джона. Это не Паркертон? Тот, что одет слугой султана?

— Этого не может быть. Паркертон никогда не… — Темпл замолчал. — Боже милостивый! Ты права. Какого черта он тут делает?

Диана ликующе потерла руки. Герцог Паркертон на ее балу? Это редкая удача.

— Думаешь, он здесь, чтобы…

— Оставь сватовство, — добродушно предупредил ее муж. — Скорее всего, он хочет проследить, чтобы его дочь не угодила в какой-нибудь скандал.

— Бьюсь об заклад, что причина в другом. Посмотри, он уже оглядывает комнату. Он кого-то ищет.

— Вот и ты сошла с ума, как остальные Тремонты, — покачал головой Темпл. — Паркертон не на брачной ярмарке.

— Хочешь пари?

Герцог был не так глуп, чтобы спорить с женой. Иначе в следующем году он окажется на маскараде в таком же нелепом наряде, как Безумный Джек.

— А-а-а, султан контрабандистов, — поддразнил Темпл, когда Джек остановился перед ним. На маскараде мажордом не объявлял прибывающих гостей, все сохраняли инкогнито до полуночи, когда снимали маски.

— Это не моя идея, — оправдывался Джек.

— И все-таки ты надел это.

— По принуждению, Темпл. — Поскольку Темпла это явно не тронуло, Джек наклонился ближе и прошептал: — Еще слово скажешь, и я расскажу ее светлости, что видели, как ты правил новым фаэтоном на Вестерн-роуд.

Темпл славился тем, что он ужасный возница, опасный для себя и всех остальных на дороге, но он настойчиво стремился научиться справляться с поводьями.

— Ты правил экипажем? — Диана бросила на мужа испепеляющий взгляд.

— Нет, мэм, — вмешался Джек, — Я просто сказал, чтобы он послал кого-нибудь в Тислтон-Парк за грузом, который я недавно получил. Французское вино, которое, надеюсь, вам понравится. Его светлость хотел, чтобы это стало для вас сюрпризом.

Судя по виду, Диана не успокоилась, но, будучи дочерью дипломата, тактично сменила тему.

— Ваши костюмы восхитительны. Вижу, вы привели с собой слугу. Весьма достойный. — Она бросила взгляд на Паркертона, одетого евнухом.

— Он предпочитает сохранить инкогнито, — оглянулась Миранда.

— Есть причина? — улыбнулся Темпл.

— А что же еще? — пожаловался Джек. — Дама…

Высокий мужчина в костюме слуги кашлянул, и Джек закатил глаза.

— Возможно, я могу помочь ему в поисках, — предложила Диана.

— Пожалуйста, — буквально умолял Джек, — направьте моего брата к леди Стэндон.

На этот раз кашлянул Темпл.

— К этой неприятной особе? Не думаю, что нам следует помогать. Потом отвечать придется.

Его жена не обратила на это внимания.

— К которой?

— К Элинор, — уточнила Миранда.

— Она одета Пенелопой.

Стоявший за Джеком слуга с негодованием фыркнул.

— Да, Пенелопа, терпеливая послушная жена, — сказал Темпл. — Я тоже нахожу это забавным, поскольку вдовы Стэндон отнюдь не послушны.

Поднявшись на цыпочки, Диана оглядела комнату.

— Она прибыла вместе с леди Чадли, которую легко найти, она в костюме Медузы Горгоны.

— Весьма подходящий костюм, — пробормотал Джек.

Все промолчали, а молчание — знак согласия.

— Последний раз я видела леди Стэндон, когда она танцевала с Лонгфордом, — сказала Диана.

Слуга Джека заворчал и, оставив свой пост, исчез в толпе.

— Вряд ли послушный евнух, — заметил Темпл.

— Хотел бы я, чтобы он им был! — выпалил Джек, поправляя тюрбан.

— Послушным?

— Нет, — ответил Джек. — Евнухом.

Тетя Беделия не преувеличила, сказав, что Элинор и Минерва станут главным призом Лондона.

Точнее говоря, призом для холостяков.

Несмотря на костюмы и маски, их узнали, и новость об их появлении распространялась по залу с быстротой молнии.

Элинор видела, что тетя Беделия приложила к этому руку. Эта особа решительно настроена выдать их замуж.

Но внезапная популярность вдов Стэндон не снискала им симпатии других незамужних леди и уж тем более матрон, пытающихся пристроить дочерей.

— Как думаешь, мы сможем выбраться из этой толчеи, чтобы тетя Беделия нас не поймала? — прошептала Минерва.

— Ты, правда, рискнула бы? Она нас на каторгу отправит за то, что мы сбежали с этого бала. — Последние слова Элинор произнесла тем же тоном, что и пожилая дама, когда они пытались отговориться.

Тетя Беделия просто отмахнулась от протестов Минервы и малодушных ссылок Элинор на мигрень.

«Никто, если он в своем уме, не отказывается от приглашения на маскарад Сетчфилда», — сказала леди Чадли.

Минерва сдула падавшую на глаза газовую вуаль.

— О чем я думала, позволив ей так меня вырядить? — Глянув на свой костюм, она передернула плечами.

Тетя Беделия прибыла к ним во всеоружии, с костюмами и четырьмя служанками, словно зная мятежное настроение своих подопечных.

Для Минервы она привезла костюм Мэриан, жены Робин Гуда — зеленое бархатное платье с золотым кружевом и высокий головной убор с мерцающей вуалью.

— Ты чудесно выглядишь, — сказала ей Элинор.

— Спасибо, но если еще один из этих глупых Робин Гудов подойдет и предложит уколоть меня стрелой, я не отвечаю за то, что сделаю с этой стрелой. — Скрестив руки на груди, она, нахмурившись, смотрела на толпу.

— Возможно, ты найдешь какого-нибудь барона, который запрет их всех в темнице и увезет тебя, — сказала Элинор.

— Сейчас я была бы рада самому злому барону, если бы он спас меня от моей тетушки и ее планов, — заявила Минерва.

— Осторожней с желаниями, — посоветовала Элинор. Ее подруга передернула плечами, когда тетя Беделия махнула им рукой, указав на немолодого мужчину в костюме шута.

Сжав губы, чтобы не рассмеяться, Элинор могла только посочувствовать Минерве, поскольку ее собственная ситуация была не лучше.

— По крайней мере, на тебе больше одежды, чем на мне. И тебе не нужно таскать это дурацкое веретено. Что мне с ним делать, если меня пригласят на танец?

— Бедная верная Пенелопа, — поддразнила Минерва. — Ждала, когда ее Одиссей вернется. Возможно, ты сумеешь спрясть веревку, чтобы мы спустились с балкона.

— Все еще обдумываешь побег, Минерва? — сказала тетя Беделия. — Лучше бы ты сделала это перед тем, как твой отец выдал тебя за Филиппа Стерлинга. Но теперь ты думаешь лишь о том, как удрать. Ты забыла, кто ты есть.

— Я этого никогда не забываю, тетя Беделия.

Был в их разговоре какой-то скрытый смысл, что-то странное в тоне, но когда Элинор взглянула на них, Минерва с притворным интересом повернулась к музыкантам, а тетя Беделия принялась выпытывать информацию у оказавшейся рядом старухи.

Элинор смотрела на красочный парад костюмов и, к своей досаде, поймала себя на мысли о том, что предпочел бы выбрать мистер Сент-Мор.

Костюм пирата, размышляла она. Шляпу с пером, бриджи и высокие сапоги. Один глаз закрыт повязкой, грудь перекрещивают пистолетные перевязи.

Эта грудь! Элинор едва не вздохнула вслух. Ее пальцы согнулись, когда она подумала, каково ощутить под своими ладонями этот мускулистый торс, его теплую кожу.

При одной мысли об этом ее охватила дрожь желания, стремление узнать, каково быть любимой… по-настоящему.

Быть любимой мужчиной с опасным блеском в глазах и…

— Элинор Стерлинг! — прервала ее мечты леди Чадли. — Он подходит!

— Он? — спросила Элинор, думая о своем пирате.

— Да! Лонгфорд спрашивал о тебе начиная с того момента, как мы вошли, и теперь идет умолять, чтобы его представили.

— Лонгфорд? — запнулась Элинор.

— Он из твоего списка, — тихо напомнила Минерва. — Разве ты не помнишь? Или твои мысли где-то далеко?

— Это так заметно? — покраснела Элинор.

— У тебя сейчас такой вид, как будто ты думаешь об этом поверенном, — сказала Минерва. — Правда, Элинор, как насчет него?

— Не знаю, — призналась она.

— Он здесь, мои дорогие, — объявила тетя Беделия, шелковые змеи на ее тюрбане качнулись. — По словам леди Соллингер, ты привлекла его внимание Элинор. Да! — Наклонившись, леди Чадли продолжила: — Я слышала кое-какие сплетни о Лонгфорде, а когда упомянула о нем Чадли, тот неделикатно фыркнул, но, думаю, все это искупается его богатством и рангом. И греховной красотой.

Элинор кивнула, припоминая реакцию Сент-Мора на Лонгфорда.

«Через мой труп…»

— Почему он выбрал меня? — спросила Элинор.

Беделия хитро улыбнулась:

— Потому что он одет Одиссеем.

— Одиссеем? — задохнулась Элинор, взглянув на свой костюм Пенелопы, затем посмотрела на тетушку Минервы: — Вы знали!

— Я бы не нашла себе пятерых мужей, если была бы дурочкой, — приосанилась леди Чадли. — Это брачная ярмарка, дорогая. Веллингтона назвали героем за то, что он прошел Испанию, — фыркнула она. — Посмотрела бы я, как он прошел бы это поле битвы. — Она окинула взглядом бальный зал.

Мужчина в греческой тунике и сандалиях с властным видом остановился рядом с ними, положив руку на висевший у пояса меч. Золотистые волосы зачесаны назад, полумаска едва скрывает чеканные римские черты.

— О Господи! — прошептала Минерва, когда они присели перед ним в реверансе. — Твое ожидание закончилось, терпеливая Пенелопа.

Элинор в ответ толкнула ее локтем.

— Ах, моя прекрасная жена! Мы наконец воссоединились, — с ленивой улыбкой сказал Лонгфорд. — Идем, потанцуем. — Он подал ей руку.

Это была команда, а не просьба.

На миг она заколебалась, почти не желая взять его руку.

От его прикосновения ее сердце пустится вскачь? У нее перехватит дыхание? Именно такое головокружительное чувство охватывало ее всякий раз, когда Сент-Мор…

«Силы небесные! Элинор, забудь об этом человеке и сосредоточься на собственном благополучии».

В этот момент пальцы Лонгфорда сомкнулись вокруг ее кисти, и Элинор застыла… замерла… ждала…

Напрасно. Ничего не произошло.

Она украдкой взглянула на его красивые черты, карие глаза и попыталась заставить сердце биться чаще. Но не было ничего, кроме тепла его руки и крепкой хватки.

— Потанцуем? — спросил он.

Элинор кивнула, и он повел ее в центр зала. Казалось, все взгляды сосредоточились на них, на этом Одиссее и его Пенелопе, а Элинор ничего не чувствовала.

Только желание чего-то иного, чего здесь не было. «Это придет, — сказала она себе, когда зазвучала музыка, и он поклонился ей. — Разве нет?»

— Мадам, у меня для вас сообщение, — произнес кто-то позади нее.

Элинор устало вздохнула. Только не очередной потенциальный поклонник, ищущий ее расположения.

Поскольку Лонгфорд танцевал с ней — дважды, — казалось, все мужчины в зале хотели знать, кто эта соблазнительная Пенелопа.

И если Лонгфорд нашел ее достойной…

Осушив бокал вина, Элинор поднялась из кресла и почувствовала головокружение.

Господи, сколько она выпила?

Слишком много, сообразила она, покачнувшись. Лонгфорд принес ей бокал, нет, два, потом посылал еще со слугами.

Сначала она сочла его просто заботливым, но теперь…

Почему он хотел, чтобы она опьянела, хотя обещал вернуться к ней после кадрили и упомянул о другом событии сегодняшнего вечера, которое может ей понравиться больше?

— Вы от его светлости? — спросила она. — Поскольку я не намерена уходить без… — Она посмотрела на стоявшего рядом мужчину, и слова застряли у нее в горле, когда ее взгляд уперся в его почти нагую грудь.

Никогда она не видела такого мужского совершенства, за исключением мраморов Элгина note 3.

— Вы хорошо себя чувствуете, миледи? — спросил богатый обертонами знакомый голос. — Вы слишком раскраснелись.

Сент-Мор! И эта грудь, эта невероятная скульптурная стена мускулов принадлежит ему.

— Вы дьявол, — хихикнула Элинор.

— Что? — Он скрестил на груди руки. — Боже мой, да вы пьяны!

Пьяна? Какая нелепость. И она скажет ему об этом, когда комната перестанет кружиться и этот полуодетый восточный слуга перестанет вертеться перед ней. Шелковый пояс и яркие голубые шаровары просто слепят.

«И он в твоем распоряжении», — мелькнула странная мысль. Элинор поднесла руку ко рту, но было уже поздно прятать рвущийся наружу смешок.

— Это он сделал? — спросил Сент-Мор, осматривая зал. — Он довел вас до такого состояния?

«Нет, вы», — едва не ответила она.

— Что сделал?

— Напоил вас! — негодовал Сент-Мор.

Это возмутило обычно уравновешенную Элинор.

— Леди никогда не напиваются. — Она пыталась подчеркнуть свое заявление, пригрозив пальцем, но ее рука безвольно шлепала в воздухе. — Я просто выпила чуть больше обычного.

Потянувшись, Сент-Мор понюхал ее бокал и покачал головой:

— Он вас опоил.

— Опоил? Не смешите. Он просто влюбился в меня. Я его Пенелопа. — Очередной нелепый смешок сорвался с ее губ. Сжав их, Элинор изо всех сил старалась не качаться. — С чего этому человеку опаивать меня?

Сент-Мор помрачнел:

— Позвольте показать вам.

Он схватил ее за руку, и Элинор вздрогнула, прежде чем жар его прикосновения проник сквозь ее перчатку.

Ее тело ожило.

«Это он. Он пришел обвинять тебя».

Сент-Мор повел ее к стене, потом нырнул в потайную дверь мимо слуги, не выказавшего ни малейшего удивления.

Все знали, что бал у Сетчфилда немного скандальный.

— Сент-Мор, куда вы меня ведете? — Она оглянулась. — Бал там.

— Да, я знаю.

— Вы не собираетесь пригласить меня на танец? Лонгфорд это сделал. Дважды. И он вернется после кадрили. Он сказал, что у него есть сюрприз.

— Могу себе представить. — Сент-Мор остановился, огляделся, затем повел ее направо.

— Что вы здесь делаете, Сент-Мор?

— Я пришел с докладом.

С докладом? Сейчас? У этого человека довольно странные представления о деле.

— Где вы взяли этот костюм? И приглашение? Вы не могли войти без него.

— У меня есть свои источники и ресурсы.

«Да, есть, — нашептывал внутренний голос, — У него есть больше, чем просто ресурсы».

От вина и его хватки Элинор чувствовала себя бездыханной и голодной одновременно. Доклад? Силы небесные, он ведет ее все глубже в лабиринты дома герцога Сетчфилда, подальше от гостей, и они останутся одни.

У нее не было сил протестовать. Да она и не хотела.

Она охотно следовала за ним.

Почему Лонгфорд не мог взволновать ее так, как влек Сент-Мор? Почему не мог искушать ее, как этот человек одним лишь взглядом?

Но чем дальше они уходили от толпы гостей, тем яснее становилось, что в любую минуту может разразиться скандал.

— Вы не могли бы отчитаться там? — Элинор оглянулась. Она надеялась, что он знает дорогу назад.

Они спустились с лестницы и вышли в сад. Льющийся из окон свет освещал дорожки, но большая часть сада была в тени.

Весьма уединенное и романтичное место.

«Я знаю место, где мы могли бы узнать друг друга лучше…»

Кто сказал это ей? Ее мысли так путались, что она не могла вспомнить, кто сделал это предложение.

Лонгфорд? Определенно нет. Не может быть, что это он. Или может?

— Что мы здесь делаем? — спросила она, дрожа в своем тоненьком платье.

— Не думаю, что вы хотите, чтобы мой доклад услышали досужие кумушки, выстроившиеся вдоль стен.

— Они вдовы, мои подруги по несчастью, — сказала она. — Это мой круг.

Он фыркнул:

— Кроме того, прохлада ночи прочистит вашу одурманенную голову.

Элинор покачнулась.

— Да будет вам известно, сэр, моя голова не одурманена… Одурманена… — Она сосредоточилась, как могла, и сумела выговорить: — Одурманена?! Да ни в малейшей степени!

— Возможно, теперь вы понимаете, почему следует вычеркнуть Лонгфорда из вашего списка? — фыркнул он.

— Почему? — спросила она. — Он красивый и обаятельный. Очень заботливый. Все время следил, чтобы мой бокал был полон…

— И как я вижу, весьма преуспел!..

Она отмахнулась, но ее рука опять нелепо хватала воздух, поэтому Элинор вскинула нос.

— Герцог Лонгфорд никогда бы… — О Господи, она не могла вспомнить, что хотела сказать дальше, поэтому оставила это и продолжила более важную тему: — Я не могу его вычеркнуть, поскольку он пригласил меня на приватный бал, который устраивает на следующей неделе. Исключительное событие…

— Частная вечеринка Лонгфорда? — пробормотал Сент-Мор.

— Да, именно это я и сказала.

— Вы знаете, что он имел в виду, приглашая вас на приватный бал?

— Конечно. — Элинор, покачиваясь, шла по дорожке. — Он предпочел меня другим. Ведь он герцог. Он вправе быть разборчивым.

Сент-Мор застонал и преградил ей дорогу.

— Мистер Сент-Мор, не расстраивайтесь. Я найду способ оплатить ваш счет.

— Оплатить мой счет? Вы мне тут рассказываете, что приглашены на один из дебошей Лонгфорда, и тревожитесь о моем счете?

— «Дебош» довольно грубое слово для описания события только потому, что вы туда не приглашены. — Она вздохнула. — Вы были весьма усердны и добры, но я и без вашей помощи могу выйти замуж.

— Не рассчитывайте на это, миледи.

— Что это значит? — Элинор на самом деле не слушала, она смотрела, как он шагает по саду, очарованная игрой его мускулов.

Восхитительно.

— Ничего. Вы ведь не приняли его приглашение?

— Нет… — ответила она, зачарованная его движениями.

— Хорошо.

— Но приму.

К ее досаде, он остановился и повернулся к ней.

— Леди Стэндон, вы ни при каких обстоятельствах…

Но Элинор не слушала. Вино совершенно затуманило ей голову, и Сент-Мор… ох, Сент-Мор в этом костюме…

— Сэр, ваш тон очень заносчивый. — И тревожно притягательный, сообразила она.

Он такой… такой властный и в другом?

Ее сердце предательски затрепетало.

— Я всего лишь забочусь о вашем благополучии, — оправдывался он. — Я не был бы хорошим… хорошим поверенным, если бы не делал этого.

И это все? Он вытащил ее в этот уединенный сад, чтобы быть хорошим поверенным?

Элинор не знала, оскорблена она или разъярена.

Она решила, что и то и другое.

Выпрямившись, Элинор уронила шаль, открыв плечи.

— Лонгфорд был очень заботлив и добр, — сказала она, держась прямо и грациозно, как могла. — Очень добр.

— Так добр, что напоил вас. — Наклонившись, он поднял шаль и протянул Элинор, но она лишь смотрела на нее.

— Вы не пригласили меня танцевать, — сказала она. — А он пригласил. Дважды.

— Вы это говорили. — Он накинул на нее шаль. — Наденьте.

— Здесь слишком тепло.

Не обращая внимания на ее возражение, Сент-Мор прикрыл ее нагие плечи. Потом замер, практически обняв ее. Жар его тела окутывал Элинор. Она солгала — в саду было прохладно, но теперь стало тепло.

Именно так.

— Он тронул ваше сердце? — спросил стоявший перед ней мужчина.

— Что-о-о? — только и могла вымолвить зачарованная Элинор.

— Лонгфорд тронул ваше сердце? — Сент-Мор двинулся ближе, чтобы поправить шаль, теперь они были совсем рядом. — Он воспламенил ваши чувства?

Какого черта он ждет, что она ответит, стоя так близко?

Заставляя ее чувства пылать.

Оставляя ее безмозглой и голодной. Полной желания.

Элинор ухватилась за свой прежний гнев, поскольку он был более надежным, чем уходившая из-под ног земля.

— Это не ваше дело, какие чувства он вызывает во мне…

— Мне из достоверных источников известно, что вам не следует выходить замуж, пока мужчина не воспламенит вас. — Он взял ее руку и медленно поднес к губам.

От его поцелуя у нее перехватило дыхание.

— Когда вы танцевали с ним, вы чувствовали, что ошеломлены?

Она покачала головой. Она сейчас слишком ошеломлена, чтобы говорить.

Его губы скользили по ее руке, а когда коснулись кожи над перчаткой, Элинор затаила дыхание.

— Мистер Сент-Мор! — слабо запротестовала она. — Герцог Лонгфорд — джентльмен.

Сент-Мор оторвал взгляд от ее плеча.

— В самом деле?

— Конечно, — сказала Элинор, хотя сомневалась в этом.

— И что, по-вашему, Лонгфорд задумал, когда влил в вас столько вина? — спросил он.

«Уж не то, чтобы вы пришли и сделали то, что сделали», — ответила бы она.

А потом велела бы Сент-Мору сделать это снова.

— Думаю, вы преувеличиваете, сэр, — прошептала Элинор. — Это было бы скандально. Он бы никогда… он никогда… О-о-о-ох, — выдохнула она, когда его губы, коснувшись ее шеи, скользнули за ухо.

«Он никогда не вызывал во мне таких эмоций… как вы…»

Боже милостивый, что он с ней делает?

— Мистер Сент-Мор, нам не следует этого делать, — запротестовала она, когда он привлек ее к себе. — Вы полуодеты.

— Милая дама, именно так это делать лучше всего. — Он наклонился, чтобы поцеловать ее.

Если сад раньше кружился перед глазами Элинор, то теперь завертелся волчком.

Губы Сент-Мора, твердые и нежные, пленили ее рот, останавливая ее хаотические мысли.

Вдруг остались только он и она, и ничего больше. Кроме их желания…

Его язык скользнул между ее губ, и она капитулировала. Больше нет хозяйки и подчиненного, она в его распоряжении.

Его поцелуй углубился, и ее тело радостно затрепетало от того, что этот мужчина, этот роскошный мужчина не джентльмен.

Она положила руку на его нагую грудь.

О-о-ох, он совершенно прав.

Полуодетыми это делать гораздо удобнее.

В тот миг, когда ее пальцы легли на его грудь, Джеймс понял, что пропал. Попал в ловушку, опьянен.

Черт побери, если быть честным, он попал в переделку в тот момент, когда вытащил ее сюда в порыве праведного гнева.

В порыве, о котором никому не нужно знать.

И его вторым порывом было украдкой взглянуть в окна бального зала.

Чуть ли не все гости прижались носами к стеклам, половина пыталось угадать, кто эта парочка, другие держали пари, что знают.

«Черт бы меня побрал!»

Он пришел сюда убедиться, что Лонгфорд не распускал руки, и вызвал скандал.

Скандал, которого явно можно было избежать. Джеймс сам его учинил.

— О, Сент-Mop, — мурлыкала Элинор, прижимая его к себе все крепче и крепче.

Вино сделало ее отважной и податливой.

Джеймс быстро накинул шаль ей на голову и потянул в дом, пытаясь придумать план.

Но тут на него налетела другая леди Стэндон, Минерва.

— Вы проходимец, сэр! — Схватив Элинор, она тянула ее к себе.

— Привет, Нерва, — заплетающимся языком промямлила Элинор. — Угадай, кого я нашла?..

— Я ничего не делал, — сказал Джеймс.

Ну не совсем…

Минерва фыркнула.

— Весь зал гудит от предположений, кто вы и кто… — Увидев состояние Элинор, Минерва округлила глаза. — Она не может вернуться в бальный зал, ее тут же узнают.

— Да, я тоже пришел к этому выводу. — Он заглянул в один холл, потом в другой.

— Сент-Мор, я должна отвезти ее домой, — сказала Минерва.

Он кивнул и снова огляделся. Припомнив, как его брат Джек удирал из дома, когда оказывался в неприятной ситуации, Джеймс решительно повел женщин к кухне.

— Я могу танцевать всю ночь, — едва не упав, сказала Элинор, когда они вошли в кухню.

— Она совершенно пьяна, — прошептала Минерва, когда Джеймс подхватил Элинор.

— Да уж. — Он нес Элинор по ступенькам заднего крыльца.

К счастью, дом Сетчфилда был угловым и выход из кухни вел на улицу. И хотя вокруг полно экипажей, тут не толклись гости, как перед парадным входом.

Джеймс пробирался со своей ношей сквозь уличный хаос, Минерва следовала за ним, Элинор громко и фальшиво напевала мелодию вальса.

— Вы же не собираетесь нести ее всю дорогу до Брук-стрит? — спросила Минерва.

— Не думаю, что смогу, — рассмеялся он. — Вот мы и пришли. — Он кивнул на наемную карету в ряду частных экипажей.

Кучер явно не обрадовался таким пассажирам.

— А ее не вывернет? Тогда вам придется заплатить дополнительно, — сказал он, когда Минерва назвала адрес, а Джеймс усадил Элинор на сиденье.

— Вы едете с нами?

— Я не думаю…

— Как я втащу ее в дом в таком состоянии?

Джеймс поежился. Он об этом не подумал.

— Я не хочу будить Томаса Уильяма, он меня пристрелит, если я постучу в его дверь среди ночи, — продолжала Минерва.

Джеймс понятия не имел, кто такой Томас Уильям и почему этот человек так опасен, но не спорил. Он стал задумываться о том, не угодил ли в Бедлам, когда впервые пошел в дом на Брук-стрит.

— А если я попытаюсь втащить ее по ступенькам, она всех соседей перебудит, и тогда сплетни не остановить.

Этот аргумент Джеймс мог понять. Были времена, когда он подозревал, что живущая напротив леди Кокрам держит в корзинке для рукоделия бинокль, чтобы наблюдать за его домом, на тот случай, если кто-то из Тремонтов вдруг сойдет с ума.

— Да, — сказал Джеймс. — Я поеду. — Он вскарабкался в карету и сел напротив дам. Ох, он погряз в этой ночи сильнее, чем планировал.

Он отправился к Сетчфилду, желая убедиться в том, что Лонгфорд не обратил особого внимания на леди Стэндон и не впутал ее в скандал.

Нет, Лонгфорд ничего подобного не сделал, Джеймс учинил это сам.

И теперь должен проследить, что дело завершено.

Доставка ее домой, а не скандал…

Элинор дремала, уронив голову на плечо Минерве, а та сверлила его взглядом.

Карета наехала на препятствие, пассажиров тряхнуло, и Элинор вернулась к реальности.

— Нерва, куда мы едем? — пьяным голосом спросила она.

— Домой, — ответила Минерва.

— А где Сент-Мор? — Голова у Элинор качалась, когда она пыталась сосредоточить взгляд на подруге. — Знаешь, он поцеловал меня.

— Да, я видела.

— Шш. — Она неловко приложила палец к губам Минервы. — Не говори никому. — Она снова начала засыпать, но вдруг ее глаза округлились. — И вы тоже, Сент-Мор. Шш. Никому не говорите.

— Слово чести, миледи.

— Вы божественно целуетесь, сэр, — сказала она.

— Элинор! — упрекнула ее Минерва.

Элинор покачнулась, потом уставилась на подругу:

— Тебе стоит попробовать. Это точно так, как сказала Люси. Просто божественно! — Она уронила голову на спинку сиденья и начала неделикатно похрапывать.

Даже в темноте кареты было заметно, как запылали щеки Минервы Стерлинг.

Джеймс кашлянул, чтобы сдержать смех.

Элинор права. Поцелуй действительно был близок к чему-то божественному. Он не собирался ее целовать, но в саду в этом небесном платье, с мечтательными глазами, она была полна страсти.

Он подозревал, что на это можно возразить, что он воспользовался ее состоянием. Но он лишь поцеловал кончики ее пальцев, чтобы показать ей, как легко такой повеса, как Лонгфорд, может обмануть леди.

А потом… О Господи, потом его словно затянуло в болото.

Он не знал, чего боится больше: утром посмотреть в глаза Элинор или Джеку.

Сколько раз он, Джеймс, отчитывал своего сумасбродного брата за подобные выходки?

Когда карета остановилась, Минерва взбежала по ступеням и распахнула дверь. Расплатившись с кучером, Джеймс взял Элинор на руки и понес к дому.

Черт, такое впечатление, будто она камней наелась. Одолев ступеньки, он оказался перед лестницей, которая вела к ее спальне.

Спальне?

Минерва, должно быть, заметила выражение его лица.

— Вы не можете нести ее наверх. Это было бы непристойно.

«Даже непристойнее, чем поцеловать ее перед всеми светскими сплетниками?» — чуть не спросил Джеймс.

— Я бы положила ее под стол в столовой, и пусть спит на полу. — По тону Минервы было понятно, что это пойдет Элинор на пользу. — Но я не хочу, чтобы Тия нашла ее в таком виде.

— Тогда поднимаемся, — сказал Джеймс, уже направившись к лестнице.

Минерва раздраженно вздохнула. Она этого не одобряла, но что оставалось делать?

Поднявшись, Минерва торопливо обогнала его на площадке, чтобы показать дорогу.

В спальне Элинор было темно, но лунный свет проложил дорожку к узкой кровати. Мебели было мало. Когда они шли по дому, Джеймс задавался вопросом, о чем думал Холлиндрейк, сослав вдов в такую убогую обитель.

Он положил Элинор на простыни, Минерва прикрыла ее одеялом и подвинула к кровати горшок.

Элинор шевельнулась.

— Сент-Мор, это вы? — Не успел он ответить, как она потянулась к нему и похлопала его по нагой груди. — Да. Это вы. — Она вздохнула и, повернувшись, сонно засопела.

Ее прикосновение было таким невинным, таким доверчивым, что ошеломило Джеймса больше, чем ее поцелуй.

Но не было времени предаваться размышлениям, Минерва кивнула на дверь, торопя его убраться отсюда, пока эта ночь окончательно не погубила их всех. Вдовы Стэндон и так уже ходят по тонкому льду, и герцог Холлиндрейк зол на них из-за их выходок, так что не надо подливать масла в огонь.

Джеймс последний раз украдкой взглянул на Элинор, перед тем как Минерва закрыла за ним дверь. Единственная мысль звенела в его голове.

«Как я теперь найду тебе мужа?»

Глава 6

— Ты взял мою карету без моего позволения? — Голос Джека походил на злобное рычание.

Джеймс повернулся к брату, спускавшемуся с лестницы в халате. Можно подумать, этот поступок стоил такой поспешности.

— Это своеволие, Паркертон, забирать чужую карету и лошадей без позволения, — продолжал возмущаться Джек.

Джеймс поднял бровь:

— А сколько раз ты без спросу брал моих лошадей?

У Джека хватило здравого смысла смутиться:

— Ничья. Но в свою защиту должен сказать, что я всегда совершал набеги на твою конюшню с самыми благородными намерениями и делал это в твое отсутствие.

— Я запомню это на будущее, — улыбнулся брату Джеймс. — И уж конечно, не собираюсь похищать экипаж, чтобы преследовать какую-нибудь девицу.

Джек спустился с лестницы.

— В этом и заключается разница между нами.

— И какая же?

— Я бы не завез даму в канаву.

— Я могу править каретой. — Джеймс расправил плечи, и швы на сюртуке Джека затрещали.

Брат тяжело вздохнул:

— И когда я получу назад свой сюртук?

— Когда я покончу с этим делом. Разве Ричардс не принес тебе несколько штук?

— Принес. Но мне нравится этот.

Силы небесные! Джеймс предложил брату на выбор лучшие творения Уэстона, а он предпочитает этот скверно скроенный сюртук, который даже на тряпки для мытья пола не годится.

Можно подумать, что Джеймс собрался отобрать его у брата.

— Как я понимаю, у тебя договоренность с леди Стэндон. — Джек сквозь открытую дверь изучал состояние своих лошадей и кареты. — Так рано? Да еще в воскресенье? Куда ты собрался, Паркертон?

— Не знаю. Это ее идея. Какая-то чепуха насчет того, как отработать мой счет.

Очень соблазнительная чепуха.

«Сэр, что бы вы сказали, если бы ваш счет оплатили не наличными, а другим способом?»

— Думаешь, она поднялась? — Джек оглянулся на слоняющихся слуг и понизил голос: — После спектакля прошлой ночи?

Джеймс замер. Он об этом не подумал. Он был так настроен сдержать слово, и забыл, что леди Стэндон сегодня утром может быть несколько не здорова.

Или прячется.

Что, вероятно, и ему следует сделать, учитывая состояние дел после минувшей ночи.

Оставив леди Стэндон, он вернулся домой и обнаружил, что Джек, Миранда и Арабелла ждут его.

— Ну, Паркертон, ты и дал повод сплетням, — объявил Джек из кресла короля Гарри, откуда Джеймс обычно отчитывал какого-нибудь нерадивого члена семьи.

Джеймс посмотрел на брата:

— Ты не… то есть… никто не знает?

— Конечно, нет, — сказал Джек. — Слава Богу, никто не понял, кто ты, и не узнал твою ношу. Пока.

— От меня они это не услышат, — скрестила руки на груди Арабелла.

— Мое поведение вряд ли стоит такого… — отмахнулся Джеймс.

— Ты целовал ее, папа! — сказала Арабелла. — Все видели.

Этого он и боялся. Напрасно он надеялся, что в саду слишком темно.

— Это просто ужасно, — продолжала дочь. — Втянуть нас в такой скандал. — Ты о нас совершенно не думаешь!

— Никто не знает, что это был я, — защищался Джеймс. Ему никогда не приходилось оправдываться, это все равно, что ходить по тонкому льду. И, по меньшей мере, смущает.

— Пока не знает! — погрозила ему пальцем Арабелла. — Я думала, что мужчина в твоем возрасте…

В его возрасте? Джеймс посмотрел на дочь. Он не так стар.

Пожав плечами, она громко фыркнула:

— В самом деле, папа!

— Послушай… — начал он.

— Нет! — сказала Арабелла. — Хватит. Меня твое безумие не погубит.

— Я не безумный, я просто пытаюсь найти этой леди мужа.

Все трое вопросительно уставились на него.

Найти мужа, поцеловав ее перед всем светом?

— Возможно, вам следовало предоставить поиски мужа для леди Стэндон нам, — сказала Миранда.

Предоставить им? Джеймс покачал головой, собственническое чувство пульсировало в его жилах. Оставить поиски мужа для леди Стэндон его практичной и хваткой невестке?

Никогда. Она решит эту задачу до конца недели.

Тогда Элинор будет потеряна для него навсегда. А он не готов отпустить ее… пока.

— Нет, — сказал он, стараясь выглядеть разумным и ответственным. Каким он и был обычно. — Это мое дело.

— Тогда больше никаких поцелуев, — сказал Джек. — Это погубит леди Стэндон. Сейчас она респектабельная вдова, но если ты втянешь ее в какую-нибудь скандальную… — Он взглянул на Арабеллу и продолжил: — …ситуацию, как ты собираешься найти приличного и достойного человека, который женится на ней?

Джеймс неохотно кивнул. Как он мог спорить с Джеком? В таких делах Джек эксперт. Разве не он погубил Миранду, поцеловав ее?

Но его брат не закончил.

— Паркертон, ты вряд ли сможешь выдать леди замуж с чистой совестью, если ты… — Из приличия Джек не закончил фразу, но все поняли, что он имел в виду.

«Если ты уложишь ее в свою постель».

О, это было искушение. Когда Джеймс опустил Элинор на кровать, и она положила руку на его грудь, так горячо и доверчиво, он едва не подхватил ее на руки и не отвез к себе домой и…

— Черт побери, Паркертон, ты меня слушаешь?

— Да, конечно, — поднял глаза Джеймс.

— О чем я только что тебя спросил?

— Есть ли у меня какой-нибудь опыт езды по городу, — предположил он. И к счастью, угадал.

Джек был явно разочарован.

— Ну и как, есть у тебя опыт?

— Я ездил по городу.

Не в Лондоне, конечно. Деревня рядом с Паркертон-Холлом считается? Видимо, нет, но он с этим довольно хорошо справлялся.

— Тогда возьми мою карету, — сказал младший брат.

— Спасибо, Джек. — Джеймс направился к двери.

— Рад помочь. — Впрочем, вряд ли Джек был доволен. — Ты понимаешь, что делаешь? — спросил он, следом за Джеймсом направляясь к двери.

Джеймс повернулся к брату и увидел в его глазах только заботу.

Его поразило, что за последние два дня что-то изменилось между ними. Словно Джек стал добропорядочным членом семьи, а Джеймс разжалован в паршивые овцы.

— Нет, — признался он. — Но полагаю, уж кто-кто, а ты поймешь.

Он вышел, сел в карету и покатил по улице.

Еще не миновав дом, Джеймс сообразил, что поехал не в том направлении. Он резко развернулся и промчался мимо Джека, который стоял в дверях, качая головой.

— Я любил эту карету, — пробормотал Джек, собираясь вернуться в теплую постель. Но это не удалось. Ричардс, Уинстон, Кантли и миссис Окстон преградили ему дорогу.

— Вы отпустили его?! — воскликнула миссис Окстон. — О чем вы думали, лорд Джон?

Это экономка подняла его новостью, что Паркертон украдкой взял его карету. А Джек всегда думал, что главный смысл жизни миссис Окстон — это сплетничать о нем.

«Должно быть, старушке ужасно скучно с тех пор, как я переменился», — подумал Джек.

Уинстон, глянув на своих друзей, прочистил горло.

— Лорд Джон, вы не думаете, что ситуация требует определенного внимания?

— Какая ситуация, Уинстон? — спросил Джек. Его единственной мыслью было вернуться в постель. К жене.

— С его светлостью, — выпалила миссис Окстон.

— А что с моим братом? Он поехал покататься.

— Это не входит в его планы. — Уинстон протянул дневник с перечнем занятий герцога. — Он ушел, не посоветовавшись с нами.

— И в этом сюртуке! — передернул плечами Ричардс.

— Это мой сюртук, — заметил Джек.

Это нисколько не успокоило дотошного камердинера его брата.

— Он не взял с собой Майклза или хотя бы Фоули, — пожаловался Ричардс, упомянув вездесущих лакеев герцога. — Он ушел один. И это не в первый раз.

Миссис Окстон взглянула на своих сотоварищей-мужчин и тяжело вздохнула, словно хотела сказать, что если они не собираются прямо изложить суть дела, это сделает она.

— Мы думаем, он сдвинулся.

Сдвинулся? Джек удивленно уставился на нее.

— Уж кому, как не вам, знать, что я имею в виду, — сказала Экономка. — Это все кровь Тремонтов.

Все с мрачной озабоченностью закивали.

Джек поджал губы, чтобы не расхохотаться. Они думают, что Паркертон, наконец, сошел с ума, как многие из его предков?

— Добро бы он, как седьмой герцог Паркертон, приказал нам накрыть стол, чтобы его кролики могли отобедать вместе с ним, — начала миссис Окстон, остальные закивали, — мы бы слова не сказали. Но, лорд Джон, его светлость стал непредсказуем!

Непредсказуем? Это худшее, что они могут вообразить? Непредсказуемость хуже, чем увлечение седьмого герцога кроликами, которым, к ужасу семьи, он дал имена членов королевской фамилии?

Это Джеймса они обсуждают. Пока Клифтон не стукнул его в «Уайтсе», Паркертон вел размеренную и организованную жизнь.

Он был более предсказуем, чем почтовая карета. Поэтому Джек решил их успокоить:

— Если хотите знать, мой брат немного спятил…

Миссис Окстон охнула, остальные отступили.

— Нет-нет, ничего страшного, — поспешно заверил Джек. — Он просто влюбился.

— Влюбился? — прошептала миссис Окстон, прижав руку ко лбу.

Ричардс, словно перепуганная дама, рухнул в кресло.

— Это ужасно.

Оглядев их, Джек сообразил, что сообщение о том, что их хозяин безумно влюбился, вряд ли тот ответ, которого они ждали.

Возможно, надо было сочинить какую-нибудь историю о кроликах.

В конце Кавендиш-сквер три фигуры выскользнули из тени переулка.

— Это он? — спросил великан.

— Да. Этот.

— И ты хочешь, чтобы мы последили за ним? — спросил второй.

— Да. Судя по моим источникам, он направляется на Брук-стрит за леди Стэндон.

Парочка кивнула.

— Отправляйтесь за ним и, если будет возможность, проследите, какие у него намерения. — Тяжелый кошелек перекочевал к одному из мужчин.

Взвесив кошелек на руке, тот улыбнулся и сунул в потрепанную куртку.

Великан с мощной грудью хрустнул пальцами, не отрывая глаз от цели.

— Мы о нем позаботимся.

Тия и Элинор ждали мистера Сент-Мор на ступенях дома на Брук-стрит.

Дрожа в длинной накидке, Тия критическим взглядом окинула улицу.

— Он опаздывает.

— Всего на несколько минут. — Элинор изо всех сил старалась не слишком открывать глаза из страха, что у нее голова расколется.

«Вот что бывает, если выпить больше двух бокалов вина», — бранила она себя. Ночь, к ее ужасу, превратилась в страшную путаницу. Элинор помнила, что поехала на бал к Сетчфилду… танцевала с Лонгфордом… а потом… потом было что-то очень скандальное.

— И почему мы не можем подождать внутри? Хватит того, что ты настояла, чтобы мы поднялись рано и были готовы за полчаса до того времени, когда он должен появиться.

Элинор не обращала внимания на жалобы Тии. Она едва ли могла объяснить младшей сестре, что поднялась раньше слуг, потому что боялась посмотреть им в глаза. И потому что ее всю ночь тошнило. Холодный утренний воздух поправил ее желудок.

Если бы он мог справиться с другими ее заботами! Она не помнила, как добралась домой прошлой ночью, как оказалась в постели…

Ее сестра фыркнула так, словно ей шестьдесят четыре, а не четырнадцать.

— Чем ты, Минерва и Люси так досадили герцогине, что заслужили это? — Тия мрачно посмотрела на их новый дом.

— Не думаю, что теперь это имеет большое значение, — сказала Элинор, не желая возвращаться к прошлому.

После многолетних препирательств между вдовами Стэндон и борьбы за разные дома Стерлингов герцогиня Холлиндрейк поселила всех трех в этом доме в наказание.

Но, как ни странно, вместо того чтобы перегрызться, три вдовушки подружились.

И обрели родство, которого не смогли бы почувствовать при других обстоятельствах, сообразила Элинор.

Тия покачивалась на каблуках.

— Не понимаю, почему Люси и Минерва тебе раньше не нравились. Люси такая веселая, забавная, а Минерва обещала научить меня вязать.

Пусть лучше Минерва научит Тию вязать, чем Люси — воровским навыкам. Элинор не нужно, чтобы ее сестра умела открывать замки и шпионить. Тия не унималась. Снова взглянув на дорогу, она сказала:

— Он не едет. Может, войдем в дом?

— Он будет здесь, — заверила ее Элинор.

Будет!

Но и она начала задумываться, появится ли мистер Сент-Мор. В конце концов, она сама призналась, что у нее нет денег оплатить его счет.

И прошлая ночь… Его определенно не было на балу у Сетчфилда. Туда можно попасть только по приглашению.

Как Сент-Мор мог попасть туда без приглашения?

Нет, она не могла его там видеть. Это невозможно.

Хотя…

«— Что вы здесь делаете, Сент-Мор?

— Я пришел с докладом».

Доклад посреди бального зала? Что за нелепость? Должно быть, ей показалось.

Ее пальцы взлетели к губам. Значит, и все остальное — пригрезилось.

— В этом мистере Сент-Море есть что-то странное, — заметила Тия.

— Странное? С чего ты это взяла? — спросила у нее Элинор.

— Не знаю. Мне почему-то так кажется.

— Кажется? Как в тот раз, когда ты решила, что зеленщик убил свою жену?

— Это другое, — рассердилась Тия.

— Надеюсь. Мне бы не хотелось, чтобы ты совала нос в дела мистера Сент-Мора с целью выяснить, не зарыл ли он жену в подвале.

— И не в подвале. Я думала, что зеленщик похоронил жену в саду.

Элинор скрестила руки на груди.

— И ты думаешь, что мистер Сент-Мор зарыл жену в саду?

— Не знаю. Сначала я намерена выяснить, женат ли он.

— Женат? — выпалила Элинор. — Надеюсь, нет! — Она сообразила, что ее необдуманные слова только подхлестнут сестру, и добавила: — И не смей спрашивать его об этом. Семейное положение мистера Сент-Мора нас не касается.

Тию это вряд ли убедило, а Элинор вдруг почувствовала болезненный укол… Не любопытства, а чего-то более мрачного. Жгучего. Близкого к глубоко угнездившейся ревности.

Это правда? Он женат?

О Господи! Элинор бросило в жар. Она должна узнать, поскольку вряд ли может грезить и мечтать о нем, если он женат!

Ей в голову не приходило, что он женат и что спрятал жену на заднем дворе.

— Тебе же хочется узнать, есть ли у него жена? — Тия снова раскачивалась на каблуках.

— Нет, — бросила Элинор.

— Теперь мы можем это узнать, поскольку он, — девочка кивнула на дорогу, — наконец появился. Ты его спросишь или я?

— Мы обе не станем этого делать, — ответила Элинор.

— И все-таки в нем есть что-то странное, — вызывающе прошептала Тия, когда он остановился перед ними.

— Доброе утро. Леди Стэндон, мисс Рэкстон. — Он наклонил голову, но не раньше, чем Элинор заметила в его глазах озорные искорки, от которых ее бросило в дрожь. — Рад видеть вас в добром здравии, леди Стэндон. — Он подал ей руку.

Когда его пальцы коснулись ее руки, когда решительно поддержав, он усадил ее рядом с собой, когда его тепло окутало ее, воспоминания о минувшей ночи ожили.

«Милая дама, именно так это делать лучше всего…»

Вспыхнувший жар желания прогнал холод февральского утра.

Его поцелуй углубился… и она знала, что этот роскошный мужчина не джентльмен.

Щеки Элинор горели, когда она плюхнулась на сиденье рядом с ним, задев его бедром.

О Господи! Что произошло прошлой ночью? И когда она в поисках ответа посмотрела на Сент-Мора, этот развязный тип имел дерзость подмигнуть ей и взялся за вожжи.

— Куда, миледи? — спросил Джеймс, когда Тия устроилась на месте ливрейного грума позади них. И хотя он понимал, почему Элинор взяла с собой сестру, это задело его за живое.

Он надеялся, что они будут одни, хотя знал, что это неприлично.

«Бед прошлой ночи тебе мало?» — почти услышал он слова Джека.

— На Петтикоут-лейн. — Элинор чинно сложила руки на коленях, будто только что назвала адрес на Бонд-стрит.

— Петтикоут-лейн?

— Конечно. Куда же еще ездят за покупками в воскресенье утром?

— Действительно. — Джеймс надеялся, что найдет дорогу.

К счастью для него, леди Стэндон знала направление. Они ехали через Лондон по парадным и пользующимся дурной славой улицам, через элегантные районы и убогие, пока Лиденхолл не перешел в Олдгейт. Всю дорогу Тия весело болтала, засыпая его вопросами, как судья, на которые Джеймс изо всех сил старался не отвечать.

Элинор, однако, сидела рядом с ним молча и скованно, не глядя по сторонам.

«Она помнит или забыла?» — терялся в догадках Джеймс.

Он вручил поводья самому приличному из орды парней, ждущих возможности присмотреть за лошадьми и повозками торговцев. Джеймс подозревал, что Элинор обрадовала густая толпа, которая помешает их беседе.

— Вы дали этому парню слишком много, — сказала она, но вряд ли это прозвучало как выговор.

— Похоже, он сможет употребить лишние монеты на пользу.

Леди Стэндон промолчала, словно у нее на этот счет было другое мнение, потом взяла его под руку.

И снова, как прошлой ночью в саду, как на улице перед магазином с тканями, Джеймса поразила мысль: она ему подходит. Она подходит ему как первоклассно сшитый по его меркам сюртук.

Как такое возможно?

Погруженный в свои мысли, он ничего не замечал вокруг. Пока они не оказались в переулке, по обеим сторонам которого выстроились торговцы.

Длиннобородые евреи с пейсами, кокни, расхваливающие свой товар, кого тут только не было. Разнообразные товары грудами свалены на прилавках: платья, сюртуки, кружева, коврики, домашняя утварь, книги и всякая всячина.

А люди! Из всех слоев общества. Торговцы и их жены, актрисы и слуги из харчевен, даже фермеры и мужланы из ближайших предместий. Болтались тут и темные личности, здесь столько кошельков, что воров и карманников тянуло сюда, словно магнитом.

Джеймс притянул леди Стэндон ближе, чем допускают приличия, и она взглянула на него. Это было как в тот момент в саду, когда они перешли от подтрунивания к поцелую, потому что когда их взгляды встретились, что-то в нем вспыхнуло, но на этот раз она резко отпрянула и пошла посмотреть сваленные на столе перчатки.

— Вы ведь никогда здесь не бывали, мистер Сент-Мор? — Леди Стэндон показала Тии пару перчаток. Девочка недовольно сморщила нос, и они пошли дальше, леди Стэндон решительно шагала впереди него.

— Не могу сказать, что был.

— Восхитительно, правда? — добавила Тия.

Джеймс не разделял восторга Тии.

— Что мы здесь делаем? — шепнул он на ухо леди Стэндон.

— Ищем платья для Тии, одежду для меня и, конечно, новый сюртук для вас.

— Здесь? — Он огляделся.

В этом хаосе?

— Да, конечно. Если на вас вдруг не свалилось герцогское состояние, — поддразнила она. — Идемте. У вас такой вид, будто вы никогда не покупали подержанные вещи, хотя ваш сюртук свидетельствует совсем о другом.

— Вы меня разоблачили, — с готовностью согласился он. — Но не думаю, что мне нужно…

— Ваша жена станет возражать? — высунула голову из-за плеча старшей сестры Тия.

— Тия! — одернула ее леди Стэндон, пока он медлил с ответом.

— Моя…

— Да. Ваша жена, — с расстановкой произнесла неисправимая плутовка. — Она станет возражать, если вы вернетесь домой с новым сюртуком?

— Нет, — сказал он, подумав, что жена — это самая меньшая его забота. А вот Ричардс по меньшей мере пару недель будет в полной прострации, если Джеймс явится домой с сюртуком, который его камердинер не выбрал лично. Да он просто уволится.

Тия не обращала внимания на уничтожающие взгляды и румянец сестры.

— Она не станет возражать, что вы позволили моей сестре выбрать вам сюртук или у вас дома нет такого препятствия?

— Жена вряд ли…

— Вы женаты? — выпалила Элинор и быстро прикрыла рот рукой, словно хотела сквозь землю провалиться.

Он прекрасно понимал ее чувства.

— У меня нет жены, — сказал он Тии. — Я вдовец.

Видимо, это вызвало облегчение у леди Стэндон, но не у се сестры.

Она пробормотала что-то вроде «спроси, есть ли у него сад» и отошла к прилавку с обувью.

С уходом девочки воцарилась неловкая тишина.

— Ваша сестра… — начал он.

— Извините, — сказала леди Стэндон.

Оба остановились, потом рассмеялись.

— Она дерзкая маленькая озорница, — добавила леди Стэндон.

— Настоящая проказница. — Он не собирался говорить это вслух. Потому что многие, вероятно, сказали бы то же самое об Арабелле.

Арабелла! Это из-за нее он приехал в Лондон.

В прочем, если бы не выходки его дочери, он никогда бы не встретил леди Стэндон. Джеймс посмотрел на нее и улыбнулся:

— Не тревожьтесь, я не обиделся. Ваша сестра очаровательна.

— Я говорила ей, чтоб она не спрашивала… — начала Элинор и замолчала, сообразив, что выдала свое любопытство.

Внутри у Джеймса потеплело.

— Вас интересовало, женат ли я?

— Только чтобы не поставить вас в неловкое положение перед женой, если она у вас есть… я бы не хотела… О Господи! Да, меня это интересовало.

— Могу понять почему, — поддразнил он ее, отходя.

Элинор уставилась на него.

— Почему вы так говорите? — спросила она, поспешив за ним, затем взглянула на зонтик, на котором было больше дыр, чем кружев. — Не потому ли…

— Вы не помните? — тихо спросил он.

— Что? — Она положила зонтик и потянулась к такой же потрепанной сумочке.

— Прошлую ночь, — сказал он, наблюдая за ее реакцией. Леди Стэндон вздрогнула, затем побледнела.

— Не понимаю, о чем вы говорите. Я прекрасно помню прошлую ночь. Я поехала на бал к Сетчфилду. Познакомилась с герцогом Лонгфордом. Очаровательный человек! Он пригласил меня на танец, дважды, да будет вам известно.

— Невероятно, похоже, вечер был просто замечательный. — Джеймс помолчал, затем решил подтолкнуть ее немного дальше. — И что произошло потом?

Элинор быстро взглянула на него:

— Что вы имеете в виду?

— Что произошло потом? — повторил он, скрестив на груди руки и наклонив голову набок.

— Я поехала на бал, — сказала она. — Встретила герцога…

— Да-да. Я все это знаю, — отмахнулся он от перечисления фактов. — Что случилось после того, как вы танцевали с Лонгфордом.

— Дважды. Я танцевала с ним дважды.

— Это я уже слышал, но мне любопытно, что произошло потом.

Элинор положила сумочку и пошла к следующей палатке, старательно делая вид, что его расспросы ее не тревожат.

— Там была такая толчея, сэр. Столько людей… столько танцев.

— Да, я знаю. Вы дважды танцевали с Лонгфордом. Но вы же знаете, что на балу у Сетчфилда обязательно происходит что-нибудь скандальное. Я не могу удержаться от любопытства…

Она замерла, потом медленно повернулась к нему.

— Вы, сэр, не джентльмен. Вы ведь были там?

Он кивнул, пытаясь сдержать улыбку.

Она пошла вперед и прошептала, чтобы ее сестра не слышала:

— Что случилось?

Джеймс рассмеялся:

— Миледи, я никогда не целуюсь и не болтаю. — Подмигнув ей, он отошел.

Оглянувшись, он заметил, что лицо у нее такое же красное, как пурпурный бархат, которым она восхищалась недавно, и одно он знал наверняка.

Если прежде она мало что помнила об их страстной интерлюдии в саду, теперь она помнит.

Джеймс думал, что смутил ее, но ошибся. Через несколько минут леди Стэндон расправила плечи и последовала за ним, стуча каблуками.

Однажды он поймет, что этот звук — сигнал того, что он перешел черту, но сегодня он был слишком увлечен своим озорством, чтобы понять, что Элинор Стерлинг не так легко смутить.

— Как продвигается ваш доклад? — спросила она, переменив тему.

— Доклад?

— Да, по поводу моего списка герцогов, — сладко улыбнулась она, будто прежнего разговора не было.

— Ах да. У меня сегодня встреча с близким партнером Эйвенбери, — сказал Джеймс.

— Правда?

— Да. — Он помолчал, потом взглянул на нее. — Эйвенбери — необычный выбор. Вы так не думаете?

— Я размышляла о нем. На его странице в «Холостяцкой хронике» кляксы, я смогла извлечь минимум информации и разобрала только фразу «наиболее вероятно».

Джеймс не сразу понял, что она хотела сказать.

— Холостяцкая — что?

— «Холостяцкая хроника», — подсказала Элинор, отмахнувшись от торговца, предложившего ей два платья. — Это очень неловко, но, думаю, нехорошо скрывать это от вас. Этот журнал составила герцогиня Холлиндрейк.

У Джеймса разболелась голова. Герцогиня Холлиндрейк? Вот проблема в юбке.

— «Холостяцкий журнал»?

— «Холостяцкая хроника», — уточнила Элинор. — Она работала над ней годами.

Годами? Значит, бывшая Фелисити Лэнгли составила свою хронику, когда была ученицей Миранды. Впервые он встретил будущую герцогиню на свадьбе Джека и Миранды.

«Ваша светлость, у меня несколько вопросов о ваших знакомых герцогах…»

Вот проказница! Теперь-то он знает, что она тогда затевала.

— Она составила настоящую энциклопедию обо всех холостяках Англии. — Помолчав, Элинор взглянула на него. — Приемлемых, конечно.

— Конечно, — согласился Джеймс. О Господи! Это все равно, что вручить дьяволу список желаемых перспектив.

Потом он замолчал. Черт! Что в этом журнале сказано о нем? Явно что-то пугающее, если леди Стэндон не включила его в свой список.

Или это Талия, сестра герцогини и их кузина леди Филиппа, добавили фразу о роковом безумии Тремонтов? Эта парочка обожала всяческие романтические домыслы. Но подобное может даже самых отчаявшихся дебютанток удержать от желания стать хозяйкой Паркертон-Холла.

Даже от желания стать герцогиней.

Не то чтобы он искал новую герцогиню. Этого не было!

— Если я правильно понял, — сказал он, — вы основываете свое будущее супружеское счастье на писанине школьницы?

Вместо того чтобы увидеть смысл в его словах, она рассмеялась:

— Герцогини, сэр. Фелисити Лэнгли теперь герцогиня Холлиндрейк. Что до моего будущего, я не имею намерений найти счастье в браке. Я собираюсь выйти за герцога. — Она направилась к сестре, остановившейся перед ворохом безвкусных платьев.

Джеймс замер. Не намерена найти счастье в браке? Только потому, что собирается выйти за герцога?

Ну и ну! Значит, она предполагает, что герцог не способен сделать женщину счастливой? Не может любить без оглядки и дать ей все радости и удовольствия, которых она заслуживает?

Он может сделать все это, и даже больше. Во всяком случае, Джеймс в это верил, пока не споткнулся на неровных булыжниках, и мысль, пришедшая ему в голову, поколебала его уверенность.

«Мы поженились молодыми», — возражал он самому себе. И все-таки ему пришлось признаться, что привязанность жены, которую он принял за искреннюю, не стоила ему особых усилий. Он не собирался прилагать еще большие усилия, не считал это необходимым.

— Вы думаете, герцог не способен любить?

Она подняла бровь:

— Сэр, я была замужем за наследником герцогского титула Эдвардом Стерлингом. Мой опыт говорит обратное.

Это имеет смысл. Хотя…

— Это действительно было так плохо?

Повернувшись к нему спиной, она предпочла промолчать. Не могла ответить!

Боль пронзила его сердце.

— Извините меня, леди Стэндон.

— И вы меня.

Выпрямившись, Джеймс испытал ошеломляющее желание защитить себя и своих товарищей по титулу, но замер, пытаясь придумать, что сделал бы, чтобы дать жене счастье.

Кроме обычного набора драгоценностей и цветов.

Не то чтобы он не знал, как сделать жену счастливой… просто у него было недостаточно опыта. Ванесса умерла, когда родилась Арабелла, и он больше не женился, ее предательство разбило ему сердце.

Конечно, он засыпал любовниц милыми символами нежности. Джеймс вздрогнул, вспомнив, что эти вещицы заказывал и отсылал Уинстон.

По правде говоря, он вообще ничего не делал, как недавно намекнула Миранда.

Он посмотрел на леди Стэндон и понял, что знает о браке не больше, чем о ней и ее проклятом списке.

И еще, он обнаружил, что она плохо разбирается в туалетах.

Поскольку она стояла на другой стороне переулка и держала пурпурное платье. Без рукавов, с низким вырезом, оно было отделано пеной золотых кружев — дорогое и в то же время безвкусное. Это самое возмутительное портновское творение из всех, которые ему доводилось видеть. Джеймсу не нужно было воображать, как она будет выглядеть в этом платье.

Или без него.

Мужчины поблизости тоже без труда представили этот вид, поскольку хитро поглядывали на леди, сделавшую такой скандальный выбор.

В два шага Джеймс пересек переулок и выхватил платье у нее из рук, когда она протянула его Тии посмотреть. — Отдайте его обратно, — сказал он тоном, каким обычно говорил с проштрафившимися родственниками.

Джеймс сунул платье продавцу, который в ответ уставился на него.

— Ну как же так, мисс? Оно на вас чудесно будет выглядеть! — Продавец не обращал внимания на мрачные взгляды Джеймса. — Пожалуй, вам стоит его приобрести. По крайней мере, обновка. Продавец неодобрительно покосился на Джеймса.

— Да, — согласилась Элинор.

Наклонившись, Джеймс шепнул ей на ухо:

— Он думает, что вы ищете нового покровителя. Нового любовника. Не мужа.

Вместо того чтобы рассердиться, Элинор снова обескуражила его.

— Я прекрасно знаю, какого сорта это платье.

— Вы знаете, как будете в нем выглядеть?

Она помолчала.

— Полагаете, я буду выглядеть как куртизанка?

Именно так.

— Оно слишком соблазнительное? — спросила она, глядя, как продавец снова вывешивает платье, надеясь продать.

— Не то слово, леди Стэндон. Это платье ничего общего с приличиями не имеет.

— Так оно и есть. — Она кивнула.

— Похоже, уроки прошлой ночи прошли даром, — с обычным герцогским высокомерием произнес Джеймс.

И вероятно, чуть более напыщенно, чем следовало.

Слишком напыщенно.

В глазах леди Стэндон вспыхнули озорные огоньки.

Она повернулась к продавцу.

— Я беру его.

Если мистер Сент-Мор думает, что платье скандальное, значит, так оно и есть, сообразила Элинор. И это именно то, что ей нужно.

У нее нет сил и времени на долгое ухаживание. Если она собирается соблазнить герцога — не важно, Лонгфорда или Эйвенбери, — чтобы он женился на ней без долгого ожидания оглашения имен и тому подобного, ей нужно платье, которое заставит мужчину действовать.

Пуританская реакция мистера Сент-Мора только укрепила ее мнение о платье, когда она увидела пурпурный проблеск за сапфировой парчой.

В нем она скоро станет герцогиней.

— Вы не купите этого платья, — заявил Джеймс.

Элинор рассердил его тон. Она медленно повернулась.

— Что?

— Вы не купите этого платья, — повторил Сент-Мор. — Как вы можете, если точно знаете, какого сорта это платье? — Он шагнул между ней и продавцом.

— Да. Оно заставит мужчину забыться. — Элинор расплатилась с продавцом, который, имея огромный опыт торговли подобным товаром, наловчился заворачивать покупку быстро, прежде чем возмущенный муж или покровитель успевал запротестовать.

Взяв свое сокровище, Элинор услышала неодобрительный вздох.

Она была уверена, что после покупки платья его лекция продолжится.

Заносчивый тип. Кто он такой, чтобы отчитывать ее? Это не она вывела его в сад прошлой ночью… не обнимала его, не вела себя так скандально…

Ну, к последнему она немного приложила руку, но остальное… как он смеет думать, что она должна одеваться в рубище!

Странно, что мужчина, который так божественно целуется, рассуждает, как викарий.

— Вы должны быть примером подражания для сестры.

Как он смеет вмешивать в их конфликты Тию? Когда все, что она делает, от чего отказывается, — ради сестры? Это заслуживает ответа, от которого встопорщится воротник священника, который, должно быть, прячется под этим дурно скроенным сюртуком.

— Пример скорого замужества, — озорно улыбнулась ему Элинор.

— Вы не выйдете в этом платье, — погрозил он ей пальцем.

— Мистер Сент-Мор, это лучшее, что вы можете сделать? Приказывать мне?

Сдернув шляпу, он запустил руку в волосы, потом снова водрузил шляпу на голову.

— Да. Именно. Я приказываю вам не выходить в этом платье.

Элинор подошла прямо к нему. Это было бесстыдно и опрометчиво, потому что на таком расстоянии легко игнорировать его тиранические замашки и думать о нем только как о соблазнительном повесе, опасном незнакомце, которому она доверила свое будущее счастье.

Он сердится на нее. Он в ярости. Элинор вздрогнула. Было что-то искушающее в том, чтобы провоцировать этого мужчину, увидеть, насколько рискованным он может стать.

«Его губы, твердые и нежные, пленили ее рот… его язык скользнул между ее губ, и она охотно капитулировала… ее тело радостно затрепетало от того, что этот мужчина, этот роскошный мужчина, не джентльмен».

Разве не это она находила столь очаровательным в Сент-Море? Что он не джентльмен.

Но Элинор не могла удержаться от мысли о будущем. Что потом? Узнать, какая страсть может существовать между мужчиной и женщиной только для того, чтобы отказаться от нее ради брака?

Брак. У Элинор снова свело желудок, и не от выпитого накануне вина. Ее брак с Эдвардом был кошмаром, и только ради будущего Тии она решилась снова связать себя супружескими узами.

Она шагнула назад:

— Мне не нравится ваш тон, сэр. Вы мне не муж и не отец. Вы всего лишь выполняете мое поручение и должны знать свое место. И свои обязанности, которые, хочу напомнить, заключаются в том, чтобы помочь мне найти мужа.

По блеску его глаз она поняла, что он не привык к подобному обращению. Но к его чести, он не отступил. Даже не моргнул в ответ на ее выговор.

— В этом платье вы не найдете мужа. В этом платье вы найдете неприятности.

Неприятности. Было в его словах мрачное предзнаменование и двусмысленность.

Того сорта неприятности, которые откроют ей все, чего недоставало в ее первом браке.

И что хуже — получить роскошную награду, которую сулил поцелуй Сент-Мора, только для того, чтобы променять ее на замужество, или выйти замуж и никогда и не узнать правды?

Элинор не могла рискнуть этим «не узнать». До встречи с Сент-Мором она жила неполной жизнью, и если это ее единственный шанс, она до своего смертного часа станет жалеть, что упустила его. Если в ее жизни не будет хоть одного момента, когда она действительно жила.

Поэтому она подошла к нему еще ближе.

— Если я не выйду в этом платье, как меня в нем увидят?

— Вам не нужно, чтобы вас видели в этом платье. — Он немного отступил, но толпа давала мало простора для движений.

Его нетвердая позиция подзадорила Элинор.

— Чтобы меня в нем видели? — Покачав головой, она придвинулась ближе. — Вы хотите, чтобы я вышла без него?

Он, видимо, собирался что-то сказать, но передумал и наконец заявил:

— Я должен думать о своей репутации, мадам. Я не стану продолжать сотрудничество с вами, если вы настаиваете на том, чтобы дефилировать перед светом в платье, которое охарактеризует вас как заурядную потаскушку.

— Заурядную? Правда?

— Как падшую, — уточнил он.

— Какая жалость, — вслух размышляла Элинор. — Я уверена, что платье мне подойдет. Вы согласны?

— К несчастью, да.

— И цвет мне к лицу, — продолжала она. — Разве вы вчера не сказали, что этот цвет для меня великолепен?

Он кивнул и сжал губы, словно говоря, что если бы мог взять свои слова обратно, то с удовольствием сделал бы это.

— Я почти уверена, что это платье просто создано для меня.

— Создано сводить мужчин с ума, — сказал Сент-Мор, скрестив на груди руки.

— Правда? — спросила Элинор, стараясь невинно округлить глаза. — Думаете, в этом платье я могу свести мужчину с ума?

— Да, — подтвердил он.

— Очень в этом сомневаюсь, — покачала головой Элинор.

— Не сомневайтесь.

Она вздохнула:

— Ох, возможно, оно подойдет и, может быть, сведет мужчин с ума, но я понятия не имею, как носят такие платья. Одно дело его надеть, но чтобы заставить платье работать, нужно уметь его носить, если вы понимаете, что я имею в виду.

По выражению его лица Элинор убедилась в том, что он прекрасно ее понимает.

— Может быть, вы сумеете помочь мне, мистер Сент-Мор.

— Помочь? — выдавил он.

— Да, конечно. Как я без мужского мнения узнаю, что надела платье правильно? Поскольку вы, похоже, на этот счет имеете мнение и осведомлены о… как вы это назвали? Ах да, потаскушки.

— Я не осведомлен, я просто предположил… — начал Сент-Мор тоном викария.

— Не думаю, что дочь джентльмена вроде меня, и вдобавок респектабельная вдова, будет выглядеть заурядной или потаскушкой только потому, что надела такое платье, — с улыбкой перебила его Элинор.

— Разве дочери джентльменов и респектабельные вдовы принимают приглашение мужчины составить ему компанию в саду?

Элинор побледнела. Значит, они были в саду вместе. Это не греза.

Как она надеялась…

— Мне было нехорошо… вы настояли, — сказала она, роясь в смутных воспоминаниях.

— И вы пошли.

Черт бы его побрал! Он, вероятно, прекрасно знает, как мало она помнит о прошлой ночи.

— Сэр, я никогда… — начала она.

— Что никогда?

Он ее поймал.

Сент-Мор поднял бровь и смотрел на нее с высоты своего положения — он-то был трезв и помнил все.

— Леди Стэндон, если вы появитесь в этом платье на публике, то окажетесь в более тяжелом положении, чем прошлой ночью. А что, если меня не будет рядом, чтобы спасти вас?

— Как вы сделали прошлой ночью? — Она приподнялась на цыпочки, поскольку прекрасно помнила его методы.

— Да. — Его заносчивость немного поубавилась.

— Так вы целуете всех леди, которых спасаете? Ведете их в залитый луной сад и соблазняете?

— Мадам, прошлая ночь была…

Она отмахнулась от его возражений:

— Если вы забыли, мистер Сент-Мор, я вдова. Мне позволена некоторая свобода.

— Свобода? — спросил он таким тоном, что Элинор бросило в дрожь. — Если у меня странное понятие о спасении дам, то у вас странное представление о свободе.

Так и есть. «Воспользуйтесь этой свободой, мистер Сент-Мор!» — хотелось ей сказать, хотелось закинуть руки ему на шею и узнать, насколько непристойным он может быть.

Пререкаясь, они придвигались все ближе и ближе друг к другу. Элинор не могла этого понять, ее просто влекло к Сент-Мору. К этому заносчивому, красивому, великолепному мужчине.

Вокруг них кружилась рыночная толпа. Далеко от Мейфэра, далеко от любопытных глаз, где никто не увидит, если они…

Когда она смотрела на него и обдумывала невозможное — не поцеловать ли его еще раз, — он отступил на шаг, и это расстояние зияло, как глубокое ущелье.

— Если вы намерены заключить выгодный брак, я предлагаю, чтобы мы прекратили…

В этот момент Элинор заметила, как крупный мужчина проскользнул мимо них, и перестала слушать.

Гигант разглядывал ее и мистера Сент-Мора чуть дольше, чем необходимо, и от его довольного выражения у нее по спине пробежали мурашки.

Что, если этот тип следит за ними?

За ней и Тией.

Она вихрем обернулась. Тия! Лихорадочно обшаривая взглядом толпу, она не находила никаких признаков сестры. И когда Элинор оглянулась на типа, который так встревожил ее, он тоже исчез.

— Господи! — выдохнула она, кинувшись к Сент-Мору. — Он украл ее.

Джеймс не был так уверен, что отчим леди Стэндон похитил Тию прямо на улице, буквально у них под носом, впрочем, они почти не обращали внимания на девочку.

По крайней мере, он.

Поэтому Элинор обыскивала одну сторону переулка, а он другую.

Раздражающая женщина эта Элинор Стерлинг. Вечно она его отвлекает.

Он отмахнулся от этой мысли и двинулся сквозь толпу, прокладывая себе дорогу своей осанкой и властными манерами.

Куда могла четырнадцатилетняя девчонка забраться за несколько минут, черт подери?

Он покачал головой. Ведь это длилось несколько минут?

Скорее вечность. О чем Элинор говорила? О свободе?

С таким же успехом это могло значить «воспользуйтесь ею».

Не успел он сообразить, что произошло, как крупный мужчина преградил ему дорогу:

— Кого-то ищете, хозяин?

Когда Джеймс остановился, второй мужчина появился позади него. И прежде чем он это понял, парочка злодеев подхватила его и повлекла в темный проулок.

— Отпустите меня! — приказал он.

И они это сделали, бросив его в кучу отбросов.

К счастью, Джеймс всегда был проворным, поэтому удержался на ногах и повернулся к своим обидчикам.

Его кулаки поднялись, готовые к драке.

Но к его ужасу, глядя на его руки, прохвосты расхохотались, будто ничего забавнее в жизни не видели, словно он в каждой руке держал по котенку.

— Что тут смешного, черт побери? К вашему сведению, я тренируюсь в спортивном клубе джентльменов.

— Спортивный клуб! — сплюнул рыжий. — Если вы еще этого не заметили, ваша светлость, вы не в Мейфэре. А теперь опустите кулаки. Мы не хотим причинить вам вреда.

— Но можем, если понадобится, — сказал великан, явно разочарованный тем, что ему не пришлось пустить вход свои похожие на кувалды кулаки. — Вы ведь Паркертон?

Этот вопрос заставил Джеймса понять, что его ситуация ухудшилась. И не потому, что они не попытались ограбить его.

Если таково было бы их намерение, дело кончилось бы раньше, чем он успел бы его обдумать. Нет, заданный этим типом вопрос сделал ситуацию более тревожной.

Они знали, кто он.

Джеймс кивнул, он был слишком гордым, чтобы отказываться от своего имени, даже чтобы спасти жизнь. Ни один Тремонт этого не делал. И не сделает.

— Вы герцог? — спросил другой, окинув его взглядам с головы до ног, и удивленно покачал головой: — Думал, у вас сюртук получше.

Глава 7

— Так вы знаете, кто я, и какого черта вы от меня хотите? Меня хватятся, и хватятся быстро.

— Мы хотим знать, в какого сорта переделку вы втягиваете ее сиятельство, — выступил вперед рыжий.

— Ее сиятельство? Вы имеете в виду леди Стэндон?

— А вы хотите сказать, что у вас не одна птичка в садке? Это придает интересный оборот делу.

— Нет! — Джеймс выпрямился во весь рост и свысока поглядывал на крепыша, но рыжий был на голову выше его. — Моя забота исключительно леди Стэндон. Но это не ваше дело.

— Некоторые с этим не согласны, ваша светлость.

— Кого вы имеете в виду? — спросил он, перебирая в уме людей, знавших о его обмане, но не мог себе представить, что кто-то из них нанял этих прохвостов, чтобы запугать его.

Значит, об этом знает кто-то еще… Но кто? Лорд Льюис?

Джеймс быстро отбросил такую возможность. Кроме того, нанять этих типов стоило денег, а, по словам Элинор, ее отчим для этого слишком скуп.

— Нас послали узнать, что вы… то есть… что вы собираетесь делать… — сказал рыжий, оглядываясь на приятеля.

— Его намерения, болван, — подсказал тот. — Мы должны узнать, каковы его намерения.

Великан щелкнул пальцами.

— Вот именно. Ваши намерения. Относительно леди.

— Ничего бесчестного, надеюсь? — хрустнул пальцами другой и улыбнулся так, будто был рад узнать обратное.

Джеймс не мог в это поверить. С кем водит компанию леди Стэндон, если они посылают ищеек следить за ним? Кто из тех, кого она знает, знаком с подобными злодеями?

Потом он вспомнил, что сказал Клифтон, ударив его: «Джордж Эллисон, вор, который обчистил карман вашего отца… ваш отец отправил его в школу и использовал его связи в Севен-Дайалс для…»

Эллисон! Точно.

— Люси Стерлинг! — выпалил он.

Отец Люси Эллисон Стерлинг происходил из Севен-Дайалс. И разве Джеймс не налетел на новоиспеченную леди Клифтон вчера, выходя из дома на Брук-стрит после разговора с Элинор?

Прохвосты, округлив глаза, привалились друг к другу.

— Это не имеет никакого отношения к Гузи, — заявил рыжий.

Второй вздрогнул и двинул товарища локтем в ребра.

— Ты все-таки проболтался, Расти.

— Не толкай меня, Сэмми, — заныл рыжий. Потирая бок, он дружески шлепнул приятеля, так что тот покачнулся. — Я не проболтался, он сам сказал. — Расти кивнул на Джеймса. — Он оказался сообразительным.

— Значит, леди Клифтон послала вас выяснить мои намерения относительно леди Стэндон?

Вместо ответа оба, переминаясь с ноги на ногу, разглядывали свои видавшие виды башмаки.

— Я ей не скажу, — пообещал Джеймс. — Леди Клифтон нечего опасаться на мой счет. Я буду держать леди Стэндон под присмотром.

— А вы можете? — Порывшись в куртке, Сэмми вытащил бумажник. — Это ваш?

Джеймс похлопал себя по карманам, они были пусты.

— Что за…

— Вот именно. — Сэмми бросил ему бумажник. Герцог поймал его и сунул поглубже, на этот раз во внутренний карман жилета.

— Его увели недавно, но мы спасли его для вас.

— Так вы… — Он переводил взгляд с одного на другого, Сэмми и Расти переминались с ноги на ногу, как напроказившие школяры.

— Следили за вами, — признался Расти.

— Следили за ее сиятельством, — поправил Сэмми. — Когда мы увидели, что у вас увели бумажник, Расти вернул его. Мы дружески велели маленькому негодяю шепнуть всем, чтобы вас и ее сиятельство не трогали.

— Но это не объясняет того, что случилось с Тией.

— Тия?

— Девочка. Сестра ее сиятельства.

Парочка, переглянувшись, рассмеялась:

— Эта хорошенькая малышка? Так она в кондитерской через дорогу, подкрепляется бисквитом.

— В целости и сохранности, — заверил Расти. — Крепкий парень присматривает за ней, потому что наша Гузи тревожится, что какой-то тип может похитить ее. Не беспокойтесь о ней.

— Спасибо вам, джентльмены. — Джеймс поклонился и собрался уйти.

Сэмми преградил ему дорогу:

— Не так быстро, хозяин. Вы еще не сказали нам о своих намерениях.

— О чем?

— О ваших намерениях относительно леди.

Джеймс покачал головой:

— Да будет вам известно, что я помогаю ей найти мужа.

— Зачем вам это делать?

— А почему бы и нет?

Парочка переглянулась, и по их взглядам было понятно, что они считают его немного чокнутым.

— Просто мне кажется… — начал Расти, но Сэмми толкнул его. — Я хотел сказать, нам кажется, что вы к ней неравнодушны.

— Я ничего такого…

Скрестив на груди руки, мужчины хмуро смотрели на него.

— Это трудная ситуация, — сказал он.

— Потому что она не знает, что вы герцог? — спросил Сэмми.

— Довольно забавно, — добавил Расти. — Не понимаю, почему вы ей об этом не скажете. Уладьте дело между собой, как полагается.

Джеймс покачал головой:

— Она подумает, что я сумасшедший.

— Она будет не единственной, — пробормотал своему приятелю Расти.

Парочка захихикала, но Джеймс не находил в этом ничего смешного. Элинор придет в ярость от того, что он обманул ее. И вероятно, припишет в «Хронике» герцогини: «Герцог Паркертон такой же полоумный, как и все они». Если это уже не написано там. Это может объяснить, почему его нет в списке Элинор.

— Но если она вам нравится…

— И она согласна… — добавил Сэмми.

— Почему нет? — закончил Расти.

— Все не так просто, — сказал им Джеймс.

Жениться на Элинор? Он не знал, может ли он. Что, если он обманет ее надежды? Может ли она любить его? Смогут ли они обрести то «большее», что окутывало Миранду и Джека тайной, известной только им двоим.

Разве Элинор не ищет только выгодный брак? И как он узнает наверняка, что она вышла за него не по меркантильным соображениям? Ванесса вышла за него по настоянию отца.

— Тут вы ошибаетесь, — сказал ему Расти. — Думаю, вы сами это поймете.

Сэмми со знанием дела кивнул. Джеймс твердо знал, что его жизнь действительно пошла кувырком, если он собирается прислушиваться к советам парочки прохвостов из Севен-Дайалс.

— Только не разбейте ей сердце, — предупредил Сэмми.

— Потому что тогда Гузи снова пошлет нас за вами, — продолжил Расти, — а вы кажетесь хорошим для герцога.

— И не думайте, что легко из этого выпутаетесь, — торопливо добавил Сэмми. — Она платит нам, чтобы мы наблюдали за вами, и мы будем наблюдать.

Прекрасно! Не только брат, невестка и дочь дают советы относительно леди Стэндон, но есть еще и парочка сторожевых псов, следящих, чтобы он не перешел границы.

— Вы никому не скажете? — спросил Сэмми. — Потому что нам не полагалось позволить вам узнать о…

— Об участии леди Клифтон?

Оба кивнули.

— Даю слово, — сказал он. Но кто ему поверит?

Расти просиял:

— Это правильно, ваша светлость. Гузи не из тех, кто прощает и забывает.

Сэмми кивнул:

— Она нам головы оторвет. Скажет, что мы испортили все дело.

— Вы его совсем не испортили, — сказал им Джеймс, обрадованный, что его не убьют в этом убогом переулке. — И можете заверить вашу работодательницу, что я действую исходя из интересов леди. — Он подавил смешок, представив ужас Элинор от этой парочки ангелов— хранителей, даже если их послала ее лучшая подруга. — А теперь, если не возражаете, я хотел бы вернуть сестру заботам леди Стэндон.

— И присмотрите себе новый сюртук, пока вы здесь, — шлепнул его по спине Сэмми так, что он с трудом удержался на ногах. Когда он обернулся, парочка исчезла, скользнув в тень.

Джеймс все еще оправдывал себя, выбираясь из темного проулка на свет, когда кто-то спросил:

— Небольшое затруднение, ваша светлость?

Обернувшись, он увидел Тию, девочка скрестила руки на узенькой груди, ее глаза искрились озорством.

— Вовсе нет. — Джеймс расправил сюртук и собрался прочитать нотацию о том, что не следует уходить без спроса, как ее слова эхом зазвенели у него в голове.

Минуточку. Как эта проказница его назвала?

Ваша светлость!

И он, как болван, попался.

Стиснув зубы, он взглянул в ее сторону. Блеск в глазах вредной девчонки устыдил бы наемного убийцу.

Так что оставалось спросить только одно:

— Что вы хотите?

Тия улыбнулась:

— С чего начать?

У Элинор от паники сердце подкатило к горлу. Силы небесные! Где Тия?

Он не мог… он не посмеет… Но она слишком хорошо знала ответ.

Лорд Льюис может и посмеет.

Дрожа, проталкивалась она сквозь толпу, заглядывала в темные проулки, смотрела в окна магазинов, всюду, куда этот человек мог скрыться с ее сестрой.

Но как он смог ее забрать? Схватить посреди улицы так, что Тия не подняла шум? А теперь, к своей досаде, Элинор еще и потеряла из виду Сент-Мора.

Элинор повернулась и снова пошла сквозь толпу мимо тех же магазинов, пока не остановилась перед торговцем, продавшим ей платье, которое она прижимала к груди.

— Леди Стэндон, — окликнул ее знакомый голос.

Мгновенно обернувшись, она увидела его высокую прямую фигуру, рядом мелькал белый муслин и голубая накидка.

Тия!

Элинор сломя голову, бросилась к ним и крепко обняла сестру.

— Тия, ты меня до смерти перепугала! Я отправлю тебя в школу в Шотландию. Нет, в Ирландию. На остров!

— Ты никогда этого не сделаешь, — рассмеялась Тия.

Конечно, она права, но Элинор хотелось сделать это прямо сейчас, лишь бы ее сестра была в безопасности. Повернувшись к Сент-Мору, она совершенно лишилась самообладания.

— Вы нашли ее! — крикнула она, бросившись ему на грудь.

— Нашел, — ответил он, заключив Элинор в объятия. — Я действительно нашел ее.

Но было что-то еще в его словах. Скрытый смысл, от которого у Элинор затрепетало сердце.

Он нашел ее!

Точно так же, как в ее грезах, когда он спас ее прошлой ночью, он сейчас прижимал ее к своей крепкой груди, чистый мужской запах его тела манил ее прижаться головой к его плечу.

Элинор качнулась назад, сообразив, о чем думает… что делает…

Чего желает…

— О да, он нашел меня, — фыркнула Тия.

— Мне повезло, я наткнулся на мисс Рэкстон. — Он расправлял сюртук, глядя куда угодно, только не на Элинор. — И вот она, в целости и сохранности.

Его тон заставил Элинор взглянуть не на Сент-Мора, а на Тию.

Что сестра натворила на этот раз, если Сент-Мор говорит как денди, у которого помят галстук?

— Это просто удача, — объявила Тия. — И у мистера Сент-Мора появилась возможность сказать мне, что он планирует пригласить нас на пикник во вторник.

— Я? — Его взгляд метнулся к девочке.

— Вы? — выпалила Элинор.

— Да, — ответила Тия с уверенностью женщины, которая обвела мужчину вокруг пальца.

Переводя взгляд с Сент-Мора на Тию, Элинор чувствовала во всем этом подвох и точно знала, где его искать.

— Тия, это была твоя идея, мистер Сент-Мор не обязан потакать твоим нелепым причудам, — бранила она сестру. — Какой может быть пикник в феврале?!

— Но он предложил, — с невинным видом самоуверенно возразила девочка. — И он собирается взять с собой дочь.

Кого?!

— Я-я-я? — Джеймс округлил глаза и поднял брови.

— Вашу дочь? — оглянулась на него Элинор, он пристально смотрел на Тию.

— Да, его дочь, — объявила Тия, словно она и доселе неизвестная мисс Сент-Мор закадычные подруги. — Разве не так, мистер Сент-Мор? — Она замолчала лишь на секунду, словно знала, что возражений не последует. — Не могу дождаться, когда познакомлюсь с ней.

— У вас есть дочь? — Элинор задавалась вопросом, какие еще секреты скрывает этот мужчина. — Я не знала.

— А я знала. — Тия покачивалась на каблуках. — Она ведь выходит?

— Выходит? — быстро спросила Элинор. — Из школы, ты хотела сказать?

— Не совсем. — Он снова зло посмотрел на Тию.

Дерзкая девчонка улыбнулась:

— Выходит в свет. Это значит, ищет мужа, Элинор. Может быть, ты одолжишь ей «Холостяцкую хронику» герцогини. Тогда она сможет сделать отличный выбор…

— Нет! — в один голос воскликнули Джеймс и Элинор.

Проказница, испугавшись, замолчала.

— Она не нуждается в помощи, — сказал мистер Сент-Мор.

— Наверное, нам пора возвращаться? — сказала Элинор.

Мистер Сент-Мор, похоже, с облегчением ухватился за это предложение.

С большим облегчением!

— Отличная идея, миледи. — С этими словами он направился к карете. Точнее, сбежал. Элинор смотрела, как ой пробирается сквозь толпу. Она почти ничего не знает об этом человеке.

— Подозреваю, в нем есть что-то большее, чем видно глазу, — тихо сказала она сестре.

— Да? — со скукой в голосе ответила Тия. — Я нахожу его совершенно заурядным.

* * *

Они возвращались в Мейфэр в полном молчании.

Элинор поймала себя на том, что ей хочется засыпать его вопросами, но в отличие от сестры у нее осталась толика сдержанности.

Но это не означало, что она не любопытна.

Его молчание подхлестнуло не только ее интерес, но и воспоминания о том, каково быть в его объятиях. Воспоминания об их поцелуе в саду.

Он целует всех своих клиенток или она первая?

Элинор украдкой взглянула на Сент-Мор. Сжав челюсти, он сосредоточился на дороге, его руки уверенно держали поводья, тело неподвижное и прямое, словно он высечен из мрамора.

Вряд ли это теплая надежная стена, которая, она знала, кроется под его сюртуком.

Действительно так бывает? Как уверяла Люси, что мужчина, подходящий мужчина может заставить забыть обо всем.

«Если бы я нашла способ пробраться под его сюртук…»

Элинор охнула, ее крамольные мысли сразили ее.

— Вы хорошо себя чувствуете? — взглянул на нее Джеймс.

— Гм… да, — с трудом выговорила она. — Просто я вспомнила… э-э-э… что я обещала…

Его темные глаза изучали ее так, словно он видел за ее запинающимися словами большее.

— Что я забыла… гм… мы забыли… — тянула она, судорожно придумывая благовидный предлог, чтобы не выглядеть круглой дурочкой. — Забыли про ваш сюртук, — с облегчением вздохнула Элинор. — Да, мы забыли найти вам сюртук.

Он рассмеялся:

— Не беспокойтесь, леди Стэндон, старый служит моим целям гораздо лучше, чем вы думаете.

Она критически оглядела его костюм.

— Он не годится. И поскольку вы потратили на меня воскресенье, с моей стороны будет справедливо воздать вам добром за добро.

— Воздать? Нет. Не за что воздавать. — Он остановил карету возле дома.

— Нехорошо, что человек, занимающийся моими делами, носит такой плохо скроенный сюртук. Вы не можете встречаться с партнером герцога Эйвенбери в таком виде.

— Я не имею намерения…

— Не нужно беспокоиться, мистер Сент-Мор, у меня есть прекрасное решение. — Элинор следом за Тией спустилась на тротуар. — Как ваша работодательница я приказываю вам войти в дом и снять эту ужасную вещь.

Джеймсу следовало ответить категорическим «нет» и убраться восвояси.

Это следовало сделать в тот момент, когда она попросила его помочь с собакой, но было что-то в ее голубых глазах, в протянутой к нему руке, что ему не оставалось ничего другого, как последовать за ней.

Он начинал подозревать, что она сирена, прикинувшаяся земной женщиной. Только этим он мог объяснить, что снова последовал за ней в этот Бедлам, который она называла домом.

Его мгновенно устроили в передней гостиной, а Тия отправилась за чаем и бисквитами.

— Где же она? — бормотала Элинор, бродя по комнате. Наклонившись, она нашаривала под креслом корзинку для рукоделия, предоставив Джеймсу прекрасный обзор своих округлостей.

Ей-богу, эта женщина — настоящее искушение.

«Тебе нужно найти ей мужа», — услышал он голос Джека. А не смотреть на нее с вожделением, придумывая способ увести ее отсюда и… Вздохнув, Джеймс уставился в потолок и принялся считать трещины.

К счастью, дом был так скверно отремонтирован, что подсчет надолго отвлек Джеймса.

— Вот она. — Элинор выпрямилась с корзинкой в руке и улыбнулась. — Дайте мне час, и вам больше не придется страшиться ужасного сюртука.

«Дайте мне час, миледи, и вам больше не придется рыскать по балам в поисках мужа».

Джеймс замер. О чем он думает, черт побери? А что она делает?

Она стояла перед ним, сунув руки под сюртук, распахнув его с явным намерением…

— Так я и думала, провинциальный пошив, — объявила Элинор.

Джеймс заморгал и невольно отступил.

— Провинциальный — что?

— Пошив. — Она с улыбкой рылась в корзинке. — Я никому не скажу, что ваш сюртук сшит в провинции. Вы не представляете себе, сколько джентльменов носит такие же.

Она снова подошла, на этот раз с ножницами и зажатыми между губами булавками.

Это уж слишком для амурного приключения. Такую женщину вряд ли поцелуешь.

— Сюртук нужно расставить. Право, мистер Сент-Мор, вам нужно найти другого портного, этот явно не годится. — Элинор кружила вокруг него, ее пальцы ловко прошлись по швам на боках и спине.

— Должен признаться, миледи, этот сюртук не совсем мой, — промямлил он, когда ее пальцы пробежали вниз по его спине.

— Тогда понятно. Вы купили его подержанным? — Не дожидаясь ответа, она продолжила: — Я слова никому не скажу, и когда закончу, никто не поймет, что сюртук кроили не на вас.

И не успел он запротестовать, как услышал скрип ножниц и громкий треск распоротого шва.

Джеймс закрыл глаза. Джеку это не понравится. Его любимый сюртук погиб.

— Не нужно так тревожиться. — Обойдя его, Элинор разглядывала ткань. Потом сунула руки под сюртук, чтобы снять его. Я делала это много раз.

Джеймс с высоты своего роста глянул на ее макушку, линию плеч, выпуклость груди, почти касавшейся его.

— Да, вы говорили.

Она посмотрела на него, замерев. Они почти сплелись. Ее руки под его сюртуком, их тела так близко.

«Ты решил больше этого не делать… Ты также обещал вернуть Джеку сюртук в целости и сохранности…»

Леди Стэндон подвинулась еще ближе, сунула руки еще глубже и принялась стаскивать сюртук с его плеч.

Она так близко, Джеймс отчаянно старался сохранить здравомыслие.

«Выдай ее за кого-нибудь и побыстрее, пока… Пока ты окончательно не погиб…»

Но она также быстро отошла с сюртуком в руках и устроилась на диване. Потом, словно чтобы опрокинуть еще один ушат холодной реальности на его чувства, вошла мегера-экономка с подносом.

— Мисс сказала, что вы хотите чаю. Его немного, но это все, что у нас есть. — Плюхнув поднос на стол, она посмотрела на Джеймса и неодобрительно фыркнула: — Вы перекусить пришли?

Джеймс понятия не имел, как ответить на такой бесцеремонный вопрос. Взгляд Элинор говорил, что она тоже шокирована.

Тем временем экономка неторопливо окинула его взглядом с головы до ног.

— Деловые люди так себя не ведут.

— Миссис Хатчинсон! — одернула ее Элинор.

— Это само собой ясно, — обиделась экономка и вышла.

— Видимо, она немного выпила, — объяснила Элинор.

— Немного?

Оба рассмеялись.

— Теперь я сошью швы, а вы пока подкрепитесь чаем с лепешками, — улыбнулась ему Элинор. — Миссис Хатчинсон компенсирует недостаток манер умением готовить.

Элинор налила ему чаю, положила на тарелку лепешку и вытащила из корзинки нитки.

— Пожалуйста, это много времени не займет. Могу себе представить, как вы проголодались.

«Проголодался по чему-то иному, чем эти лепешки», — хотелось ему сказать. Потом он откусил кусочек и понял, почему держат таких строптивых слуг.

— Как это может быть?

— Они замечательные, правда? — улыбнулась Элинор, вдевая нитку в иголку. — Трудно поверить, что она училась своему делу в трущобах Севен-Дайалс. Гм, кулинарной части дела!

Джеймс молча смотрел на вкусный кусочек. Можно только вообразить, какого сорта это дело, учитывая замашки миссис Хатчинсон.

— Мне нравятся сельские портные, — сказала Элинор. — Они понимают, что у сюртука может быть не одна жизнь, и всегда оставляют запас в швах. Иначе я не смогла бы его расставить для вас. Когда я это сделаю, вам в нем будет гораздо удобнее.

— Никогда не знал, — удивился Джеймс, больше думая о том, что скажет Джек, увидев последствия рукоделия леди Стэндон. Но если она может расставить сюртук, Ричардс, вероятно, сможет убрать ткань в швы, и Джек ничего не заметит. — Провинциальный пошив, говорите?

— Да. Я люблю провинцию. Если моей ноги больше никогда в Лондоне не будет, я стану счастливейшей женщиной на свете.

— Я понимаю вас, — не задумываясь, сказал он.

— Вы из провинции? — подняла она глаза. — Откуда?

— Из Сомерсета, — осторожно ответил он. Это был честный ответ, но Джеймс мог упомянуть еще полдюжины графств, где имел дома и земли.

Работая, Элинор задумалась.

— Нет ничего лучше, чем приятное имение, хорошее пастбище и место для долгих прогулок.

Искренность ее слов и последовавший за ними вздох тронули его сердце.

— Да, это чудесная жизнь, — согласился он.

— Уж куда лучше, чем экономить и жить в Лондоне. Но что я говорю, вы не хуже меня знаете, какие тут цены.

— Что есть, то есть. — Джеймс постарался произнести это с пониманием и сочувствием.

Поскольку он никогда не замечал разницы.

Жизнь герцога всегда обходится дорого, где ни живи. Расходы, которых требует титул, и надежды, которые приходят вместе с ним, были частью его жизни, и он не замечал, что другим не так повезло.

Хотя он не упустил иронию ее желаний. Леди Стэндон тоскует по простой сельской жизни.

— Леди, которая стремится стать герцогиней, нужно лишь маленькое имение и хорошие луга?

— Это выглядит несколько противоречивым, — рассмеялась она, но мне нужен муж, который может обеспечить безопасность мне и сестре.

Опять эта упрямая решимость отказаться от собственного счастья ради сестры.

— Вы решили отправить эту проказницу в Ньюгейт до совершеннолетия? — поддразнил он.

— Думаю, Бедлам больше подойдет, — ответила Элинор. — Тия ужасная озорница, но она все, что у меня осталось, и я ничему не позволю встать на пути, пока не увижу, что сестра надежно устроена. — Она помолчала. — В нужное время. И ни минутой раньше.

— Я могу это понять, — согласился он.

— Из-за дочери?

Джеймс кивнул. Арабелла! Она слишком Тремонт и слишком дочь своей матери. Не будь он бдителен, она сбежала бы с каким-нибудь художником или прохвостом, объявив о безумной любви и тому подобной чепухе.

А как насчет любви, которая превращает разумных людей в глупцов?

Он глянул на себя. Как насчет герцога, который притворяется простолюдином?

— Возможно, я смогу добыть рекомендации для вашей дочери, — сказала леди Стэндон. — Я немного знакома с леди Джерси, она всегда благоволила ко мне.

— Нет-нет, спасибо, — торопливо ответил Джек, вспомнив кипы приглашений, скопившихся за неделю, которую они провели в Лондоне.

— У вас есть кто-то, кто ей поможет? — настаивала леди Стэндон. — О Господи! Я не собиралась любопытничать, это просто…

— Да, я понимаю. Вы очень добры. — Джеймс обдумывал, как отклонить это предложение, чтобы не выглядеть… гм… глупо. — У меня есть невестка, — сказал он. — Она предложила помощь. И у меня есть кое-какие связи.

Леди Стэндон вежливо улыбнулась, но он понял, что она вряд ли считает это разумным.

— Возможно, вам следует заглянуть в «Холостяцкую хронику» герцогини. Вы можете найти кого-нибудь для дочери.

— Не думаю, — начал он, и лишь потом сообразил, от чего отказался.

От шанса заглянуть в эту ужасную книжицу и увидеть, что там написано о нем.

Но не успел он высказаться, как она продолжила:

— Думаю, вы лучше знаете, что нужно вашей дочери.

— Уверен, она сделает хорошую партию, — ответил Джеймс, все еще проклиная себя за то, что отказался от предложения заглянуть в писанину герцогини.

— Да, конечно, — сказала Элинор. — Вы говорите как настоящий отец.

— Надеюсь. — Он прекрасно знал, что ничего не сделал, чтобы помочь Арабелле найти достойную пару. Совсем наоборот.

— А вы?

— Что я? — поднял на нее глаза Джеймс.

— Вы сделали хорошую партию, когда женились?

Честный заботливый свет ее голубых глаз застал его врасплох.

— Думаю, да, — признался он, шокированный тем, что сказал так много на тему, которую вычеркнул из своего сердца, из своей речи.

— Она давно умерла? — тихо спросила леди Стэндон. — О Боже! Я снова любопытствую. Пожалуйста, простите меня… я не имею права…

Джеймс покачал головой:

— Нет, миледи, это не секрет. Моя жена умерла во время родов.

Элинор вздрогнула.

— Неудивительно, что вы больше не женились. После такого потрясения.

— Да, именно, — ответил Джеймс, но совсем по другой причине.

«Родерик! Родерик! Я выйду только за него! — кричала в лихорадочном бреду Ванесса. — Родерик, где ты?» В ее криках не было ни слова о Джеймсе и о новорожденной девочке. Все ее мысли были только о мужичине, которого она любила и от которого отказалась ради благополучия семьи. Ради того, чтобы стать герцогиней Паркертон.

Ванесса никогда не любила его. Ее улыбки, вздохи, свет в глазах предназначались другому. Джеймс отошел от ее смертного ложа, пронзенный правдой, о которой никогда не подозревал. Она любила его титул, а не его самого.

В ту мрачную ночь и последующие за ней долгие годы Джеймс думал, что сойдет с ума. Но не сошел. И жизнь продолжалась.

А теперь он сообразил, что жизнь проходит мимо.

Он поднял взгляд на леди Стэндон, которая улыбалась над шитьем, решительно настроенная заключить выгодный брак. Все, что он хотел сделать, — это спасти ее от такой судьбы.

— Послушать лондонских швей и портных, такую простую работу, — она кивнула на его сюртук, — могут как следует делать только француженки. Чего только не придумают, чтобы оправдать непомерную дороговизну.

Леди Стэндон поднялась, он тоже встал, они встретились в середине комнаты. Когда она помогла ему надеть сюртук, Джеймс восхитился, как ловко она превратила обноски Джека в нечто почти респектабельное.

Но если дело и вправду в этом, почему он чувствует себя таким повесой?

Она обошла его и потянулась расправить лацканы.

Снова она была рядом, так скандально близко, что он не мог удержаться.

Возможно, он сошел с ума, как это случалось с его предками Тремонтами.

Но как он мог не воспользоваться моментом и не поцеловать ее?

Глава 8

Руки Элинор застыли на грубой шерсти сюртука мистера Сент-Мора. Она разглаживала ткань на его груди, расправляла швы, как заправский камердинер, но в следующую секунду сообразила, что именно она делает.

И это не имело ничего общего с шитьем.

Ее пальцы скользили по его великолепной груди, она не думала, как сидит его сюртук.

Элинор закрыла глаза и хрипло вздохнула.

То, что скрывал сюртук, было более чем желанно.

Под ее руками была невероятная мощь, и не только в стене мышц, но и в его гордой повадке. В загадочном характере.

Этот мужчина не какой-нибудь неженка. Не бездельник в сюртуке с подбитыми ватой плечами и с накладными икрами, дающими лишь иллюзию настоящего мужского телосложения.

Мужчина перед ней был действительно мужественным.

Элинор вспомнила его костюм на маскараде. И его нагую грудь под своими пальцами.

Элинор задрожала, его руки крепко сомкнулись вокруг ее талии… воспоминания захлестнули ее.

«Ох, это случилось слишком быстро, и хотя…»

Ее ресницы взлетели вверх, и она уставилась на пуговицы на его сюртуке.

Мелькнула нелепая мысль, что одну пуговицу она забыла перешить.

Еще одно доказательство того, как этот мужчина нуждается в женщине… нуждается в ней!

Она снова вздрогнула, заставляя себя поднять взгляд от висящей на одной нитке пуговицы и посмотреть ему в глаза.

Но как она могла? Как она могла, если точно знала, что произойдет дальше.

Он поцелует ее, как сделал на маскараде.

Внутри у нее все трепетало, голова кружилась.

Ох, она видела это так ясно… он наклонит голову, накроет губами ее рот и потом…

Колени у нее подгибались, пальцы вцепились в грубую шерсть сюртука. Она цеплялась за Сент-Мора, поскольку не решалась поднять на него глаза. Просто не могла.

«Тогда почему ты купила это платье?»

Элинор украдкой взглянула на лежавший на диване сверток, в котором было платье для любовницы, для страстной женщины.

Если она не может отважиться снова поцеловать мистера Сент-Мора, как у нее хватит духу надеть это платье?

Элинор посмотрела в его глаза, в которых горел страстный огонь.

Казалось, это должно было напугать ее, но не напугало. Сент-Мор прижал ее к себе, теперь их разделяла только одежда, ее тело прилепилось к нему.

Было что-то столь интимное, столь поразительное в том, как он подходил ей, как встретились их тела, что ситуация, вместо того чтобы быть скандальной, стала единственно верной.

Без единого слова он наклонился и пленил ее губы поцелуем с той же вольностью, что позволяла ему держать ее так.

Его губы играли с ее губами, дразнили, и она испытывала невыразимое блаженство. Это было слишком — его объятия, его прикосновения, его поцелуй. Теперь, когда она касалась его бедрами, когда ее грудь прижалась к его торсу, его руки начали исследовать ее тело.

Медленно и дразняще они скользили по изгибам ее тела, как только что делала она. Но она, по крайней мере, сначала, действовала с определенной целью — в конце концов, его сюртук действительно нужно было расправить, — а у него было совершенно иное намерение.

Его руки обхватили ее ягодицы, прошлись по бедрам, кружили вокруг полной груди, зажигая в ней огненные спирали желания.

И все это время он продолжал целовать ее, дразня и пробуя на вкус, его дыхание было жарким, когда он коснулся губами ее шеи.

В этот миг она могла дышать, но только в этот миг, потому что его губы вернулись к ее губам, голодные, опасные.

Она горела в той же лихорадке страсти, обвила руками его шею, прижималась к нему.

Но в ее отрывочные мысли проникло звяканье колокольчиков.

Колокольчики? Так трудно сосредоточиться, когда он притянул ее еще ближе, его горячие губы исследовали ее шею, оставляя дурманящий след желания.

Потом в ее мысли, вернее в чувства, ворвались торопливые шаги, и она осознала что-то очень важное.

Это не небесные колокола эхом отдавались у нее в голове, это дверной колокольчик.

У входной двери ее дома…

А шаги? Теперь они слышны у гостиной. И голос, которого было достаточно, чтобы прояснить ее затуманенные страстью мысли.

— Не думаю, что она вернулась, — сказала Минерва. — Но я могла ошибиться.

Следом за этим дверь скрипнула и начала открываться.

Слава Богу, дом был в таком запущенном состоянии, что ржавые дверные петли дали Элинор и Сент-Мору время отпрянуть друг от друга и занять подобающую и благопристойную позицию подальше друг от друга.

От его рук!

Элинор пыталась выровнять дыхание, пригладить волосы, взглянула на платье, но не было времени привести все это в порядок — дверь распахнулась, и на пороге появились Минерва и Люси.

Еще одна мысль пронзила Элинор: хвала Всевышнему, здесь нет остроглазой тети Беделии: от глаз этой особы ничто не укроется.

Но Люси и Минерва тоже явно ничего не упустили.

— О, Элинор, ты дома, — сказала Минерва. — А я как раз говорила Люси, что не уверена, что ты вернулась, но она настаивала на этом, и вот ты здесь.

Первая леди Стэндон с обычной грацией вошла в комнату, но неуклюже остановилась, заметив мистера Сент-Мора.

Элинор заметила, что он даже не соизволил смутиться, как это случилось с ней, если жар ее щек может служить индикатором.

Скорее он походил на гордого собой повесу, каким она впервые увидела его.

Настоящий дьявол!

— Мистер Сент-Мор, — кивнула ему Минерва, — вы уже знакомы с леди Клифтон.

— Здравствуйте, Сент-Мор, — натянуто произнесла Люси.

Дальнейших любезностей не последовало. Элинор заметила, что ее подруга холодно смотрит на него. Ее взгляд говорил о мрачных намерениях.

Ну уж нет, ей не нужно, чтобы Люси Стерлинг и ее опасные контакты из министерства иностранных дел обрушились на мистера Сент-Мора.

За то, что он просто помог ей выйти за покупками.

Она поежилась. Да, за это и за другое, едва стоящее упоминания дело — за то, что поцеловал ее. Дважды!

Чуть покачиваясь, Элинор изо всех сил старалась хоть как-то исправить ситуацию.

— О Господи! Посмотрите на время. Мистер Сент-Мор, вы говорили, у вас назначена встреча?

Его, казалось, не отпускали воспоминания об их поцелуе, но она многозначительно посмотрела на него, и он вернулся в границы респектабельности.

Настолько, насколько способен такой мужчина.

— Да. Спасибо, миледи, — улыбнулся он. — Когда у меня будет информация, я пошлю записку.

— Записку? — переспросила она. Всего лишь записку? Он не сообщит информацию лично?

— Только чтобы удостовериться, что застану вас дома, когда приду в следующий раз, — добавил он.

Когда он придет в следующий раз… Мысли Элинор пустились вскачь. Возможно, он знает какое-нибудь место, где мог бы сообщить информацию приватно… чтобы они могли продолжить…

— Элинор! — окликнула ее Люси.

— Да, это будет просто замечательно, сэр, — сказала она.

Минерва фыркнула, взглянув на Сент-Мора.

Он вежливо кашлянул, поклонился дамам и ретировался в холл.

Элинор, извиняясь, взглянула на подруг и последовала за ним к двери.

В этом нет ничего неблагопристойного. Она просто соблюдает правила вежливости.

И она не хочет, чтобы он уходил. И, похоже, он тоже, поскольку Сент-Мор задержался у двери.

Он взял руку Элинор и поднес к губам.

— Леди Стэндон, к сожалению, я должен уйти. До следующей встречи. — Его взгляд ожег ее, заставив задрожать с головы до ног, как раньше его поцелуй.

Этот взгляд вновь воспламенил страсть, которая уже пробудилась к жизни.

Элинор хрипло втянула воздух. К сожалению? О да, именно так.

— Мистер Сент-Мор, как продвигаются дела с моим пикником? — спросила с лестницы Тия.

Отпустив руку Элинор, он улыбнулся девочке.

Неисправимая девчонка, молча негодовала Элинор. Выбрала самое неподходящее время. И хуже того, продолжает настаивать, чтобы мистер Сент-Мор организовал это дорогое удовольствие, когда она категорически запретила это делать!

— Замечательно продвигаются, мисс Рэкстон, — ответил он. — Во вторник днем вас устроит?

Надув губки, девочка обдумывала его вопрос.

— Если это…

— Тия! — воскликнула Элинор.

— Ну, если моя сестра настаивает, вторник вполне подойдет, — заключила Тия. Она уже собралась подняться, но передумала и, опасно перегнувшись через перила, добавила, — Я люблю яблочные пирожные, ветчину, мясной пирог. Элинор тоже это любит. И еще она обожает мягкий сыр, французский, если вы сможете его достать…

— Сию секунду отправляйся в свою комнату! — указала пальцем наверх Элинор. — Или единственное, что получишь во вторник, — это урок чистки серебра от миссис Хатчинсон.

Этого было достаточно, чтобы ее младшая сестрица тут же ретировалась.

Наклонившись, мистер Сент-Мор в своей обычной дразнящей манере спросил:

— Ваша экономка даже умеет чистить серебро?

— Сомневаюсь, — ответила Элинор, положив руку на его рукав. — Но моя сестра об этом не знает.

Он рассмеялся, обертоны глубокого мужского голоса дразнили ее чувства.

— Вам не нужно вывозить нас на пикник, сэр.

— Но я предложил и пообещал.

— Вы ничего подобного не делали. И не позволяйте ее выходке впутывать вас в это. Моя сестра неисправима.

— Я привык к неисправимым родственникам, — сказал он.

— Ей не следовало настаивать. Это неприлично, — сказала Элинор. О Господи, она читает тут лекцию о приличиях, хотя сама пять минут назад… Отмахнувшись от этой мысли, она продолжила: — К тому же сейчас вряд ли подходящее время года для пикника. — Она вздрогнула, подчеркивая свои слова.

— Вашу сестру это, похоже, не пугает, — сказал Сент-Мор и выглянул наружу. Думаю, такая погода подержится. — Он улыбнулся. — Что скажете, леди Стэндон? Вам понравится сбежать из Лондона на несколько часов? Вы ведь любите провинцию?

— Да, но…

— Вы не хотите размять ноги и погулять? Дать собакам порезвиться несколько часов?

— Да, но я не могу потакать прихотям моей сестры…

— Это не потакание. К тому же у меня есть собственность… за которой я присматриваю. Ее сейчас перестраивают. Я был бы рад, если бы вы посетили ее со мной и высказали свое мнение о работах.

— Несмотря на мой своеобразный вкус в платьях? — поддразнила его Элинор.

Его глаза блеснули озорством.

— Именно из-за него. Для меня это много значит.

Как она могла сопротивляться подобному призыву?

— Это звучит восхитительно.

— Отлично, — сказал он. — Я все устрою.

Сент-Мор снова поклонился и вышел, Когда дверь захлопнулась за ним, Элинор поплелась назад в гостиную и рухнула на диван, прижав пальцы к губам.

Она не думала, что сможет простоять на ногах хоть секунду.

— Элинор Стерлинг! — воскликнула Люси, как делала тетя Беделия, когда решала, что чье-нибудь платье никуда не годится. — Какая ты проказница! Привела беднягу в ужасное состояние. — Она тоже рухнула в кресло и залилась смехом.

— Не вижу в этом ничего смешного! — скрестила руки на груди Минерва. — Элинор, ты целовалась с ним! Опять! Я думала, после прошлой ночи…

— Прошлой ночи? — вскочила Люси. Она долго смотрела на Элинор. — О Господи! Это ты была на балу у Сетчфилда. Это о тебе все говорят!

— Я боялась, что до этого дойдет, — застонала Минерва.

— Нет-нет, — быстро проговорила Люси, — никто не знает, кто именно была эта парочка. Но предположения сегодня строят самые невероятные. — Она снова выпрямилась и вздохнула: — Какая досада! Знать причину самых жарких дебатов в разгар лондонского сезона и не сказать ни слова.

— Люси, ты ведь этого не сделаешь? — Элинор украдкой взглянула на дверь.

— Элинор Рэкстон Стерлинг, я не болтушка, — заявила Люси. — Мой отец в гробу перевернется, если я стану выбалтывать секреты. Но как приятно знать кое— что неизвестное даже тете Беделии.

— Пока неизвестное, — покачала головой Элинор.

Джеймс вошел в дом, распахнув дверь.

Для большинства людей это заурядное дело, но герцог Паркертон никогда не открывал дверь сам. Скорее всего, он без рекомендаций уволил бы пренебрегшего своими обязанностями лакея, которому полагалось охранять священный вход. Но сейчас Джеймс заметил отсутствие слуг, только оказавшись в середине холла.

Он не знал, что больше выбило его из колеи: то, что некому немедленно позаботиться о его нуждах (которых у него не было), или то, что он осознал ситуацию лишь через полдесятка шагов.

С другой стороны, он был не один, поскольку с лестницы спускался Джек, который явно спешил.

— Вот и ты! А как моя лошадь? Моя карета?

— В конюшне, — ответил Джеймс.

— Но ты пришел пешком. — Джек, скрестив на груди руки, поднял брови. — А это значит, что ты либо потерял мой экипаж, либо его украли.

Боже милостивый, когда это его младший брат начал смотреть и говорить… как он сам?

Одни обвинения без фактов.

— Я поставил карету в конюшню, потом пришел домой. — Джеймс попытался обойти брата, но тот преградил ему дорогу.

— Ты пришел?

С Джеймса было довольно. Теперь Джек начал говорить, как их отец.

— Да, пришел. А теперь мне надо вымыться и переодеться, у меня назначена встреча.

Он двинулся дальше, все герцогское достоинство и высокомерие старшего брата вели его вперед, пока Джек снова не заговорил:

— Что ты сделал с моим сюртуком, черт побери?

Джеймс поежился. Черт! Он думал, что Джек не заметит. Он надеялся, что Ричардс устранит последствия рукоделия леди Стэндон, чтобы его брат ничего не заподозрил.

Но Джек, который всегда смотрел в корень, мог задать тот единственный вопрос, которого Джеймс хотел избежать.

«Что ты делал без сюртука?»

На самом деле важнее, что он делал, когда его сюртук вернулся на место. Но Джек, слывший в свое время самым отъявленным лондонским повесой, считал, что скандальные действия совершаются без сюртука. Джеймс тоже так думал всего час назад.

Когда леди Стэндон втянула его в поцелуй, надевая сюртук.

— Джеймс, что случилось с моим сюртуком? — повторил Джек.

Не обычное «Паркертон» или насмешливое «ваша светлость», но просто Джеймс.

— Леди Стэндон решила, что он плохо сидит…

— Конечно. Ведь это мой сюртук!

— Ну, она этого не знала.

Джек с нарастающим неудовольствием разглядывал свой сюртук.

— Ты мог бы сообразить и сказать ей.

— Ты же знаешь, что я не мог этого сделать, — защищался Джеймс.

Джек встал перед ним с упрямой решимостью, которая веками держала Тремонтов на плаву.

— Почему?

Это был хороший, даже, можно сказать, разумный вопрос.

Переминаясь с нош на ногу, Джеймс смотрел поверх плеча Джека. Что он мог сказать? Уж конечно, он не мог сказать правду.

«Джек, я не могу сказать леди Стэндон правду, потому что тогда она, возможно, не позволит мне снова поцеловать ее».

— Джеймс, что она сделала с моим сюртуком?

И снова сказать правду означало сообщить Джеку, что он снял сюртук в ее присутствии, а это скользкая тема.

— Я дам тебе новый, — предложил он. — Дюжину новых сюртуков, только отцепись, Джек.

— Нет!

— Господи! Джек, это всего лишь сюртук. И нечего причитать, как тетя Джозефина.

— Не хочу я новый сюртук. Даже целую гардеробную сюртуков. Мне нравится этот, — упрямо твердил его брат. — Такой, каким он был.

Если бы Джеймс мог объяснить, что жертва того стоила.

Но у него не хватало смелости. Он сам себя не понимал. Сначала он ввязался в эту шутку с поисками мужа для леди Стэндон, а потом поцеловал ее.

Буквально поглощая ее… словно вычеркивая губами мужчин из ее списка, пока не останется только одно имя.

Подняв глаза, он увидел, что Джек уставился на него, словно догадался о правде.

Конечно, он это сделал.

— И пока мой сюртук погибал, что ты делал без него, Джеймс? Без сюртука?

Черт побери! Тяжело иметь брата, который в свое время был отъявленным повесой.

К счастью для Джеймса, эта инквизиторская пытка прекратилась с появлением Миранды.

Никогда в жизни он не был так рад видеть свою неугомонную невестку.

— Паркертон, вы вернулись. Целый и невредимый, — сказала Миранда, спускаясь с лестницы. — Джек вел себя так, будто вы сбежали с цыганским табором. — Подойдя к мужу, она окинула обоих мужчин взглядом, после чего обратилась к Джеймсу: — Расскажите, чтобы узнали о леди Стэндон сегодня. — Она оглядела пустой холл. — Боже милостивый! Где слуги? И что вы тут делаете? Пойдемте в гостиную и велим подать чай. Думаю, вы проголодались.

— На мой взгляд, он сыт, — пробормотал себе под нос Джек, когда Миранда направилась в гостиную.

— Джек! — предупредил брата Джеймс.

Снова Миранда взглянула на них, и Джеймс изо всех сил старался не переминаться с ноги на ногу и не отводить глаз. Жена Безумного Джека столь же проницательна, каким был ее отец, и видит суть сквозь любые отговорки.

— О чем вы тут оба бормочете? Мне любопытно, что Паркертон узнал о леди Стэндон сегодня.

— Да, Джеймс, — поддержал жену Джек, — расскажи. Все! — Ухмыльнувшись, он многозначительно указал взглядом на сюртук.

Не обращая на них внимания, Миранда дернула колокольчик, потом села, сложив руки на коленях, в позе учительницы, ожидающей ответа ученика.

— Ей нравятся красные платья, — сказал Джеймс.

— Любит щеголять в них или без них? — тихо бросил Джек, проходя мимо брата, и сел рядом с женой.

— Красные платья, говорите? — протянула Миранда. — Я бы о леди Стэндон такого не подумала. Но должна сказать, пурпурный цвет восхитительно ей пойдет.

Вряд ли бы Джеймс использовал слово «восхитительно». Скорее «соблазнительно».

— Что-нибудь еще? — торопила Миранда.

«Элинор идет по полному гостей бальному залу вэтом платье. Ведет меня в какое-то уединенное убежище. Платье падает на пол…»

— Паркертон? — снова окликнула его Миранда.

— Папа, ты наконец дома, — послышалось от двери. Арабелла. На вид до кончиков ногтей царственная особа.

Он улыбнулся ей, что делал нечасто. Дочь действительно была его гордостью и радостью. Но он не хотел, чтобы она об этом знала. Иначе она станет вертеть им, как хочет.

Сев в кресло рядом с ним, Арабелла улыбнулась в ответ:

— Судя по рассказам дяди Джека, ты сошел с ума и скорее всего, закончишь в канаве в Челси.

— Вряд ли… — У него не было времени возразить, поскольку дочь продолжила:

— Ты действительно ездил на Петтикоут-лейн? Должна сказать, дядя Джек все это выдумал.

— Ездил.

Арабелла разинула рот. Она смотрела на отца так, будто у него вторая голова выросла.

— Что ты там делал?

— Сопровождал леди Стэндон, пока она делала покупки.

— Она покупает там? — Потрясение на лице Арабеллы сменилось ужасом.

— Многие это делают, — сообщил дочери Джеймс, — но в светском обществе об этом не принято говорить.

— Это правда? — спросила она Миранду, которую считала главным экспертом во всем, что было за пределами света.

— Да, — кивнула Миранда, — люди из всех слоев общества бывают на воскресных рынках. Поскольку там можно купить все: платья, кружева, ленты, чулки, и очень дешево.

— Сюртуки? — Настойчивость Джека раздражала.

Никто не понял шутки. Миранда ответила, словно вопрос был задан всерьез.

— Да. Часто горничные и камердинеры продают вещи, чтобы выручить деньги для своих хозяев, от которых отвернулась фортуна, но большая часть товаров просто украдена. Так что нужно быть осторожным.

— Какой ужас, — передернула плечами Арабелла. — Надеюсь, я всегда буду делать покупки на Бонд-стрит.

— Совет, которому ты можешь последовать, Паркертон, — сказал Джек, когда Кантли вошел в комнату.

— Пожалуйста, чай, Кантли. — Миранда перечислила, что она хотела бы к чаю, и, когда дворецкий вышел, огляделась. — На чем мы остановились?

— На экспедиции Паркертона за покупками, — напомнил ей Джек.

— Ах да. — Миранда повернулась к Джеймсу. — Вы рассказывали нам о Петтикоут-лейн, это замечательно, но я хотела бы больше услышать о леди Стэндон.

— Да, расскажи нам о леди Стэндон. — Арабелла откинулась в кресле и сложила руки на груди. — Похоже, она в последнее время занимает все твое внимание.

Взглянув на дочь, он заметил в ее глазах те же инквизиторские огоньки, которые видел раньше у Джека.

Что его дочь знает обо всем этом?

Он про себя отметил, что позже нужно будет поговорить на эту тему с Мирандой. Ведь он вызвал Джека и его жену в Лондон, чтобы помочь ему присматривать за Арабеллой.

— Папа, не может быть, что ты серьезно это говоришь, насчет того, чтобы найти этой леди мужа? Наверняка ты шутишь. Не так ли?

— Ну, я… — замялся Джеймс.

— Значит, у нее будет муж, — округлила глаза Арабелла, — а любой джентльмен, который переступит порог этого дома, чтобы поухаживать за мной, может выбирать между долгим путешествием по континенту или, если будет очень настойчив, билетом в один конец до Ботани-Бей note 4?

— Это совсем не так… — начал Джеймс.

Вскочив, Арабелла уставилась на него. Точно так же, как Джек, когда заметил свой пострадавший сюртук.

— Арабелла, — тихо, но твердо сказала Миранда, — твой отец оказывает леди покровительство. У нее нет твоих преимуществ.

— Не вижу, что у меня есть хоть одно, если в Англии нет человека, который не побоялся бы гнева моего отца и рискнул бы явиться с визитом.

— Тогда они тебя не стоят, — сказал ей Джеймс.

Арабелла фыркнула.

— Что еще вы узнали о леди Стэндон, ваша светлость? — вежливо напомнила Миранда.

Его невестка умела руководить беседой и людьми так, чтобы напряженная ситуация не переросла в скандал.

— Я узнал, что она любит провинцию, — сказал Джеймс.

— Она покупает вещи на барахолке и предпочитает провинцию, — зевнула Арабелла. — Просто образец совершенства. — Она передернула плечами. — Эта леди станет прекрасной невестой какому-нибудь замшелому барону.

— У нее также есть младшая сестрица, которая мне кое-кого напоминает, — повернулся к дочери Джеймс. — Возможно, вам обеим понравится совместное путешествие в швейцарский монастырь.

Эта угроза повторялась слишком часто, чтобы оказать какое-нибудь воздействие, и Арабелла отнеслась к ней так же, как и к другой: выдать ее за американца.

Кантли вернулся с несколькими лакеями и горничными, которые несли подносы. Все было красиво расставлено, в безупречном порядке, но Джеймс поймал себя на том, что ищет взглядом бесформенные лепешки.

Следом за этим парадом еды явился Уинстон и замялся в дверях, словно не решаясь прервать это чаепитие в неурочное время.

— Да, Уинстон, — поднял на него глаза Джеймс.

— Ваша светлость, уже почти четыре.

Четыре? Он через полчаса должен встретиться с Эйвенбери.

— Боже мой! Почему вы мне раньше не сказали? Я опоздаю!

— Я не знал, что вы вернулись. Утреннего поручения не было в вашем плане. — В голосе Уинстона был намек на упрек, своего рода бунт, которого Джеймс прежде никогда не слышал.

И хотя прежде Джеймс был бы недоволен, сейчас он понял, что секретарь просто делает свою работу, а он действительно вернулся поздно.

— Не следуешь своему плану, папа? — хмыкнула Арабелла.

— Кстати, о плане, — щелкнул пальцами Джеймс. — Уинстон, во вторник я еду на пикник. Добавьте это в мое расписание. Арабелла, займи платье у горничной. Лучше даже у судомойки. Поскольку я хочу, чтобы ты тоже поехала.

Арабелла разинула рот:

— Платье судомойки? — Это явно было ужаснее, чем пикник в середине февраля. — Я не поеду!

— Поедешь. Обсудим детали за ужином.

— Тогда я не буду ужинать, — стояла на своем Арабелла. — К тому же у меня на вторник есть планы.

— Перемени их.

Арабелла не сдавалась.

— Папа, я не стану участвовать в твоем маскараде. Не буду помогать тебе ухаживать за леди Стэндон.

— Я не ухаживаю за леди Стэндон, — сказал Джеймс.

Арабелла фыркнула, совсем как тетя Джозефина, на которую его дочь, к несчастью, похожа нравом.

— А я говорю, ухаживаешь! И не думай, что весь свет не видел, что вы вдвоем делали в саду на балу у Сетчфилда. Только одно успокаивает, что никто не знает, что это был ты. В самом деле, папа! В твоем возрасте! Я думала, ты покончил с подобными вещами. — С этими словами Арабелла выплыла из комнаты.

Повисла неловкая тишина, наконец, Уинстон осмелился деликатно кашлянуть.

— Да, Уинстон. Что?

— Герцог Эйвенбери, ваша светлость, — мягко напомнил секретарь.

Джеймс глянул на часы:

— Боже правый! Я со всей этой чепухой опоздаю. Миранда, вы можете поговорить с ней?

Судя по взгляду Миранды, Арабелла не единственная, с кем нужно поговорить.

— Ваша светлость, ваша одежда готова. Фоули отправился за вашей каретой, — объявил появившийся Ричардс.

— Отлично! — Выходя из комнаты, герцог шлепнул Ричардса по спине в знак одобрения.

Бедняга камердинер покачнулся. К счастью, Уинстон, подхватил его.

— Что касается пикника, Уинстон, мне нужна карета, корзины… что там еще берут на пикник? — Джеймс, поднимаясь по лестнице, составлял список, за чем должны проследить его слуги, пока он отправится к Эйвенбери.

Не будь Джеймс так занят, он заметил бы, как переглянулись его камердинер и секретарь, и насторожился бы.

Пикник? Незапланированный выход? Платье судомойки?

Герцог попал в опасные воды, и персонал должен спасти его. Бунт, светившийся в глаза Уинстона, теперь вспыхнул и во взгляде Ричардса.

— Почему папа встречается с герцогом Эйвенбери? — спросила Арабелла, вернувшись в гостиную после ухода отца.

— Герцог в списке потенциальных мужей леди Стэндон, — проинформировал племянницу Джек, пока она пила чай.

Арабелла весьма неизящно поперхнулась.

— Это плохая шутка, дядя Джек. Не дразнитесь, — нахмурилась она, вытирая губы салфеткой. — Подумать только, герцог Эйвенбери!

Но по виду дяди и его жены Арабелла поняла, что они говорят серьезно.

— Но ведь герцог…

— Да, — подтвердила Миранда.

— Разве леди Стэндон не знает, что он…

— Явно нет, — ответил Джек.

Арабелла смеялась, пока не сообразила, что ее отец, ее уравновешенный и благопристойный отец, целиком впутался в это сватовство. Она взглянула на родственников.

— Вы не думаете, что папа…

Они поняли, что Арабелла имела в виду.

Сошел с ума. Спятил. Свихнулся.

Или, как об этом говорили в семье, кровь взяла свое. Необузданная, сумасбродная кровь Тремонтов.

Это обычно происходит, когда Тремонт влюбляется.

— Он нашел свое сердце. Ты так не думаешь? — улыбнулась Миранда.

— Я думала, ты отправилась за покупками, — сказала Минерва. — За платьем. А не за любовником.

Элинор снова бросило в жар.

— Это совсем не так.

— А как? — поинтересовалась Люси, взяв с подноса лепешку.

— Это произошло совершенно внезапно. Я помогала ему надеть сюртук…

— Он был без сюртука? — выпалила Минерва. — Что он делал в таком виде?

— И почему ты помогала ему надеть сюртук? — спросила Люси. — Никогда не слышала, что можно соблазнить во время одевания.

— Ты не помощница, Люси, — застонала Минерва.

— Не думаю, что Элинор нужна помощь, — бросила в ответ графиня Клифтон. — Она сама прекрасно справляется.

— Я бы хотела напомнить вам обеим, что это препирательство, — Элинор выпрямилась и изо всех сил старалась собраться, хотя от поцелуя Сент-Мора вся дрожала, — отбросит нас в прежние времена.

— Это не наши старые перепалки, — возразила Люси. — Минерва думает только о твоих интересах. И я тоже.

— Да уж. — Минерва налила ей чаю. — Тебе удалось найти новое платье?

— Да, — кивнула на сверток Элинор.

— Дай посмотреть, — потянулась к нему Люси.

— Нет! — Элинор схватила сверток. Боже милостивый! Мало того что ее застали целующейся с мистером Сент-Мором, так еще и платье объявит об остальных ее намерениях…

Не столько намерениях, сколько о страсти… мечте…

— Не понимаю, почему ты не могла заказать платье у мадам Вербек, — сказала Минерва.

— Ты знаешь, что я должна свести расходы к минимуму на тот случай, если придется бежать с Тией.

— До этого не дойдет, — заверила ее Люси. — Мы с Клифтоном не допустим. И Холлиндрейк тоже, если ты поговоришь с ним.

Элинор покачала головой:

— Лорд Льюис останется опекуном Тии, пока я не выйду замуж. Есть только один способ убедиться в том, что она для него недосягаема. Я должна найти мужа, и могущественного.

Минерва и Люси переглянулись. Они наверняка понимали, что Элинор, необходимо выйти замуж, но радовались этому не больше подруги.

Она не хотела выходить замуж только для того, чтобы обрести мужа… и черт бы побрал Сент-Мора, он только все ухудшил. Поскольку теперь она хотела… желала гораздо большего.

А что, если один из герцогов в ее списке целуется, как Сент-Мор?

Это сделает брак вполне приемлемым.

Даже желанным.

Пока она размышляла, Люси с ее воровскими навыками ухитрилась выхватить у нее из рук сверток и стала его разворачивать.

Громкий возглас Минервы вернул Элинор к реальности.

— Погибель!

— Даже я должна признать, что платье скандальное, — тихо присвистнула Люси.

Встряхнув бархат, она выставила наряд на всеобщее обозрение.

Вскочив, Элинор выхватила платье у нее из рук.

— В этом платье ты станешь поводом для худших сплетен сезона, — прищурилась Минерва; — Ты уже сделала это прошлой ночью. Если кто-нибудь узнает, что ты и этот человек…

Люси отмахнулась от упреков Минервы, ее взгляд сосредоточился на платье.

— Что мистер Сент-Мор сказал о твоей покупке? Я знаю, что сказал бы Клифтон, если бы я купила подобное платье.

— Я не очень прислушивалась к его мнению, — ответила Элинор.

— Значит, он не одобрил, — улыбнулась Люси.

— Категорически, — улыбнулась в ответ Элинор.

Обе рассмеялись, Минерва хмуро смотрела на них, скрестив на груди руки.

— Он громы и молнии метал, — пояснила Элинор. — И должна признаться, это лишь подзадорило меня купить платье. Уж если Сент-Мора оно привело в такое состояние, то можно себе представить, что скажет один из моих герцогов, когда я его надену.

— Ты шутишь, — покачала головой Минерва. — Ты не можешь появиться в таком платье на публике!

Взглянув на свое приобретение, Элинор увидела, что в скромной обстановке их гостиной платье выглядит куда более безвкусным, чем в окружении ярких тканей на рынке. Там оно выглядело вполне приемлемым, по крайней мере, на ее взгляд.

— В таком платье я ни за что не вышла бы из дома, — сказала Люси.

Минерва кивнула:

— Видишь, Элинор, даже Люси согласна. Ты не можешь носить его.

— Ты не поняла, — покачала головой Люси. — Я не вышла бы из дома, потому что Клифтон сорвал бы с меня платье раньше, чем я шагнула бы за порог спальни. — Она снова посмотрела на платье: — Когда ты соблазнишь мистера Сент-Мора, одолжишь платье мне?

— Это не твой цвет. — Минерва шагнула между новоиспеченной графиней и Элинор. — И больше никаких разговоров о соблазне. Если о чем-нибудь станет известно — о прошлой ночи или этом платье, все погибло. Герцогиня лишит нас средств и сошлет в Камберленд.

От этой унылой перспективы все три дружно вздрогнули, даже Люси, над которой герцогиня больше не имела власти.

Минерва не закончила.

— Какого сорта женщина может хотя бы подумать надеть такое… такое… — Она взмахнула руками над платьем, словно не знала, какое слово подобрать.

Но Люси знала.

— Куртизанка, — подсказала она.

Элинор и Минерва не стали возражать. Мать Люси была печально известная дама полусвета, и в этом отношении они доверяли мнению подруги.

— Причем с весьма преуспевающим покровителем, поскольку такое платье мужчина не купит случайной птичке или оперной плясунье.

Минерва снова окинула платье критическим взглядом.

— Что ж, бархат отличный. В последнее время редко найдешь такое качество. Думаю, он французский.

— И, следовательно, вдвойне скандальный, — с улыбкой добавила Люси.

— Я знаю, сейчас оно немного чересчур, однако я собираюсь его переделать, — сказала Элинор.

— Но не слишком усердствуй, — подсказала Люси. — Особенно если намерена носить его, когда рядом мистер Сент-Мор.

— Люси! — застонала Минерва. — Ты слишком настаиваешь, чтобы Элинор спуталась с этим типом. Она попадет впросак. Как она выйдет за герцога, если будет развлекаться с поверенным? Или, хуже того, если ее имя станут трепать.

Люси пожала плечами, ее явно не тронули упреки Минервы. Она снова села и сложила руки на коленях, являя собой образец обманчивой добропорядочности.

Минерва повернулась спиной к их скандальной подруге и снова посмотрела на платье, на этот раз более внимательно.

— Цвет тебе идет. С этим не поспоришь. И если тебе удастся его переделать, оно будет прекрасно смотреться с бриллиантами Стерлингов.

Элинор разинула рот.

— Боже милостивый! Только не говори, что они все еще у тебя.

Минерва кивнула.

— Тебе следовало отдать их Фелисити, когда она вышла за Холлиндрейка.

— Да, следовало, — как ни в чем не бывало сказала Минерва. — И если бы Фелисити Лэнгли знала о них, она потребовала бы их раньше, чем высохли бы чернила на специальной лицензии.

Элинор расхохоталась.

— Я отдала их тебе, чтобы ты забрала их в Женеву для сохранности. Каким образом они оказались у тебя? — отдышавшись, спросила она.

— Не помню, — ответила первая леди Стэндон.

— Не помнишь? Я отдала их тебе пять лет назад, когда умер Эдвард.

Люси переводила взгляд с одной маркизы на другую.

— Бриллианты Стерлингов? О чем вы говорите?

— Проболталась. — Элинор сердито посмотрела на Минерву: — Расскажи ей. Я сдержала слово.

Вздохнув, Минерва повернулась к Люси.

— В семействе Стерлингов есть бриллиантовое ожерелье, которое переходит к жене наследника. Считается, что оно одаряет хозяйку особой плодовитостью. Оно, право, не стоит суеты.

— Не стоит суеты? — выпалила Элинор. — Да на главный камень можно содержать целый полк!

Люси снова перевела взгляд с одной на другую.

— Значит, камень не один?

— Всего три. — Минерва пыталась говорить так, словно это стекляшки, а не предмет всеобщей зависти.

Ее беспечность исчезла.

— Три? — округлила глаза Люси.

Пойманная Минерва сказала все:

— Да, три бриллианта и два рубина.

— И пригоршня мелких бриллиантов и рубинов, — добавила Элинор.

— Только пригоршня? — Поглядев на обеих, Люси поджала губы. — Не похоже на Стерлингов.

— Большинство замечает только крупные бриллианты, — промямлила Минерва.

— Вот именно, только бриллианты, — подбоченилась Люси.

— Согласно семейной легенде три бриллианта представляют наследника, запасного наследника и еще одного.

— Учитывая пагубные наклонности Стерлингов, это нелишне, — заметила Минерва.

— В сторону суеверия, — деловито сказала Люси. — Вернемся к более существенному вопросу. Почему я их не получила?

Элинор взглянула на Минерву, которая, застонав, продолжала признание:

— Было решено…

— Леди Женева решила, — добавила Элинор.

— Да, леди Женева, — кивнула Минерва. — Она думала, что благоразумнее подождать и посмотреть…

— Чего подождать? — уставилась на них Люси. — Выживет ли Арчи? Будут ли у нас дети? Унаследует ли он титул?

Элинор и Минерва потупились, как парочка карманников, пойманных на месте преступления.

— Это была идея Женевы, — сказала Элинор. — Полагаю, она не слишком радовалась тому, что Арчи унаследует герцогский титул. Она считала его немного…

— Идиотом? — подсказала Люси. — В этом я не стану с ней спорить. И полагаю, мысль о том, что я, дочь вора и пользующейся дурной славой итальянки, надену бесценную реликвию Стерлингов, была для леди Женевы невыносима.

— Что-то вроде этого, — признала Минерва.

— Да, — поспешила согласиться Элинор.

Люси, удивив их обеих, рассмеялась:

— Я наверняка бы их потеряла. Никогда не питала слабости к украшениям. Но если ты собираешься носить бриллианты Стерлингов, Элинор, смотри, чтобы среди гостей не было Фелисити.

Все засмеялись и снова уселись, Элинор все еще держала платье.

— Минерва права, — взглянула на него Люси, — Бриллианты подойдут, если ты решишь соблазнить своего мистера Сент-Мора.

— Люси! — одернула ее Минерва. — Перестань настаивать, чтобы Элинор завела любовника. Но отрицать нечего. С этим бархатом бриллианты будут смотреться ошеломляюще. — Помолчав, она следующей фразой сразила подруг: — Признаюсь, я понимаю твое искушение. Сент-Мор чертовски красив.

— Минерва Стерлинг! — повернулась к ней Люси. — Кто бы мог подумать, что ты такая грешница?

— Прошлой ночью она как раз тосковала о дерзком бароне, — наклонившись, добавила Элинор.

— Да что ты! — улыбнулась Люси. — Минерва, я поражена, ты полностью под моим влиянием. — Потянувшись к чайнику, она стала наливать себе чай.

— Тоже мне, дерзкий барон! Я ни о чем таком не думаю. Я сказала это о мистере Сент-Море только потому, что вчера его как следует разглядела, — заявила первая леди Стэндон. — Он настоящий джентльмен. Как жаль, что он не титулован и не богат.

— Да, судьба мне не благоволит, — сказала Элинор.

— Как знать, — подула на чай Люси.

— Клянусь, он похож на того повесу, который лет десять назад был героем скандалов. — Минерва похлопывала по губам пальцем. — Как же его звали? — Она посмотрела на Люси, но та пожала плечами и принялась наливать чай Элинор.

— О Господи! Теперь я вспомнила, — нахмурив брови, не унималась Минерва. — Разве он не похож на этого безумного… как же его имя? Да, лорд Дж…

Какое имя произнесла подруга, Элинор не услышала, поскольку Люси ухитрилась плеснуть чай на колени Минерве.

— Люси, что с тобой?! — вскочила Минерва.

— Ох, нельзя мне разливать чай! Давай помогу. — Схватив Минерву за локоть, Люси потащила ее из комнаты, оставив Элинор задаваться вопросом, не сошли ли ее подруги с ума.

* * *

В холле, вдали от любопытных ушей, Люси встряхнула Минерву:

— Ты едва все не испортила!

— О чем ты говоришь? Если бы вода в чайнике не остыла, ты бы меня ошпарила!

— Минерва, забудь про чай. Я говорю о мистере Сент-Море.

— С ним что-нибудь случилось? Я всего лишь собиралась сказать, что он может сойти за брата Безумного Джека Тремонта.

— Может, Минерва, — едва слышно прошептала Люси. — Потому что он и есть брат Безумного Джека. Мистер Сент-Мор — это герцог Паркертон.

Глава 9

Джеймса проводили в главный зал на втором этаже лондонской резиденции Эйвенбери.

Поскольку Эйвенбери обычно жил в провинции, это настоящая удача, что он оказался в Лондоне. Слуги, разинув рты, глазели на Джеймса, когда он следом за дворецким поднимался по лестнице. У Эйвенбери гости бывают редко.

Встречавшийся с предыдущим герцогом, суровым и неумолимым человеком, который относился к своему положению и привилегиям как другие к воздуху, Джеймс толком не знал, чего ждать от нынешнего обладателя титула.

Дворецкий ввел его в хорошо обставленную комнату и громко объявил:

— Ваша светлость, позвольте представить, герцог Паркертон.

— Для меня честь познакомиться с вами, ваша светлость, — низко поклонился Джеймс.

— И для меня тоже, ваша светлость, — ответил Эйвенбери.

Выпрямившись, Джеймс взглянул на него. Этот Эйвенбери цветом волос, а главное, серьезным выражением лица походил на прежнего герцога, что вряд ли сулило удачу задумке Джеймса.

А он надеялся, что у Эйвенбери есть склонность к авантюрам.

— Вы свободны, Хиггингс, — махнул рукой дворецкому Эйвенбери.

Чересчур заботливый слуга снова подозрительно взглянул на Джеймса, затем поклонился и вышел.

— Как это мы с вами раньше не встречались, ваша светлость? — спросил Эйвенбери, пересекая комнату.

— Это упущение, — ответил Джеймс. — Я в свое время встречался с вашим отцом.

Эйвенбери кивнул и, подойдя ближе, вглядывался в Джеймса.

— Паркертон, это правда синяк?

— Да, — с некоторой гордостью ответил Джеймс.

Герцог присвистнул.

— Как это вышло?

— Это было дело чести. Граф Клифтон нанес мне удар прямо посреди «Уайтса».

— Никогда ничего подобного не слышал! — воскликнул Эйвенбери.

— Да и я тоже, — признался Джеймс.

— Это больно?

— Было больно, — сказал Джеймс. — Я даже потерял сознание.

Эйвенбери изумленно покачал головой:

— Постараюсь в будущем не ссориться с графом Клифтоном.

— Мудрое решение. — Джеймс оглядел элегантную комнату и заметил на письменном столе стопки книг. — Вы посещаете библиотеку?

— Это все Грэмшоу, — застонал Эйвенбери. — Говорит, что Лондон — это образование. По воскресеньям он подбирает для меня книги. Вот почему я просил вас прийти сейчас. Я предпочел бы проехаться верхом в парке, а не читать «Одиссею».

— В такой чудесный день я вас не виню, — согласился Джеймс.

— Грэмшоу ужасно занудный, — признался Эйвенбери, жестом пригласив Джеймса сесть на широкий диван у окна, выходившего в парк. — Он мой наставник.

— Я догадался. — Джеймс вспомнил собственного наставника, строгого и требовательного, весьма походившего на этого Грэмшоу. У них с Эйвенбери много общего, оба рано унаследовали титул, хотя Джеймс был не так юн, как Эйвенбери, которому только одиннадцать.

— Он даже отказался удовлетворить вашу просьбу о визите, — признался мальчик.

— Да? — Джеймс припомнил взгляды слуг. Неудивительно, что они смотрели на него, разинув рты. — И почему?

— Бубнил что-то о сумасшествии и дурном влиянии. — Мальчик помолчал. — Без обид, ваша светлость.

— Никаких обид, — ответил Джеймс. Ох уж это имя Тремонт. Настоящее проклятие его рода.

Эйвенбери подался вперед.

— Заметив у него на столе вашу записку, я позже ее стащил и сам ответил. Затем подкупил слугу, чтобы тот отнес ответ к вам в дом. — Помолчав, он посмотрел на Джеймса. — Я еще ни разу не встречал герцога.

Джеймс не знал, то ли упрекнуть мальчишку, то ли похвалить за находчивость, но от последних слов, сказанных с искренностью и явным любопытством, у него внутри что-то вспыхнуло.

Он понимал, каково жить в изоляции.

В конце концов, он так провел свою жизнь.

— Не знаю, зачем мы приехали в Лондон, — жаловался мальчик, нетерпеливо постукивая ногой. — Грэмшоу не позволяет мне выходить из дому ни для какой забавы, за исключением прогулки в парке в пятницу, но это скука смертная. Ничего, кроме назидательных визитов в библиотеку и в парламент, чтобы я мог увидеть свое будущее место. А когда я попросил посмотреть мраморы Элгина, Грэмшоу отказал. Сказал, что они возмутительные. — Помолчав, мальчик взглянул на Джеймса. — Это правда?

— Лет через пять вы найдете их интересными.

— Я уже устал приказывать ему, чтобы он отвез меня в Тауэр посмотреть слона, но он все время отказывает. Говорит, что это приказ моего дяди.

— Обязательства, сопутствующие титулу, — это тяжелый груз, — сказал Джеймс, — Когда я был в вашем возрасте, отец держал меня под замком, опасаясь, что я отобьюсь от рук. А я всего лишь хотел пойти на рыбалку.

— Я люблю рыбалку. — Мальчик вздохнул. — Знаете, я один раз ходил.

— Как вам удалось?

— Одна из служанок пожалела меня и выпустила из дома, чтобы я мог пойти с ее братом и его друзьями. Отличная компания.

— Деревенские ребята?

Мальчик кивнул.

— Прекрасные товарищи, — признался Джеймс. — У моих братьев были приятели в деревне. Я всегда им завидовал.

— Они взяли меня на рыбалку, — продолжал Эйвенбери. — Я вымок, вымазался и поймал четырех рыб. Нет, трех. Но я поймал бы четвертую, если бы Грэмшоу не нашел меня.

— Я тоже люблю рыбалку. У меня в поместье отличный пруд с форелью. Вы должны приехать половить ее.

— Можно?

— Да. И не нужно брать с собой Грэмшоу.

— Дядя говорит, что я везде должен брать его с собой, и еще Биллза, лакея.

— Тогда привозите их, — сказал Джеймс, — и мы запрем их в башне, пока будем рыбачить.

Мальчик заливисто рассмеялся, и Джеймс тоже. Смех юного Эйвенбери был заразителен, как и смех Элинор.

— Итак, ваша светлость, — начал мальчик.

— Зовите меня Паркертон.

— Тогда и вы должны называть меня Эйвенбери.

— Согласен.

— Итак, что вам нужно, Паркертон? Уверен, вы не просто так пришли.

Мальчик, сообразительный и находчивый, нравился Джеймсу все больше.

— Я пришел по поручению одной леди.

— Леди? Я никаких леди не знаю. За исключением моей мамы, которой никогда нет рядом.

— Гм… все это запутано. Я должен просить вас сохранить наш разговор в тайне.

— Не говорить Грэмшоу или кому-нибудь еще?

— Именно.

Мальчик надулся со всей герцогской важностью, которой обладал:

— Слово чести.

— Как я сказал, я пришел сюда по поручению дамы. Она просила меня помочь найти ей мужа.

— Вас?

— Да, меня, только она не знает, что я Паркертон.

— Рассказывайте. — Глаза мальчика вспыхнули.

Джеймс пересказал всю историю, пропустив поцелуи. Эйвенбери покачал головой:

— Почему вы согласились найти леди Стэндон мужа?

— Я подумал, что это шутка. Как вы знаете, в нашем кругу шутят редко.

Мальчик кивнул.

— Я никогда с шутками не сталкивался, — признался Джеймс.

— Никогда?

— Никогда. — Джеймс удрученно покачал головой. — По крайней мере, до тех пор, пока меня не ударили. — Он похлопал по синяку. — Уверен, это дало мне новые перспективы.

— Можно поближе посмотреть?

Джеймс кивнул, мальчик с ногами взобрался на диван и, встав на коленки, разглядывал глаз Джеймса.

Он снова присвистнул, — должно быть, он перенял это у деревенских ребят.

— Великолепные цвета, Паркертон. Настоящая радуга. — Мальчик снова сел на диван. — Меня никогда не били. Я хочу брать уроки бокса, а Грэмшоу говорит, что я слишком мал.

— Очень уж он своевольный.

— Я так ему и сказал, но он и слушать не хочет. Бормочет что-то о том, за что платит ему мой дядя.

— Когда он в следующий раз скажет нечто подобное, напомните ему, что придет время, и счета будете оплачивать вы. Все, включая счета дяди. Это вразумит старика Грэмшоу, если он понимает, что для него лучше.

— Паркертон, вы мне нравитесь, — расплылся в улыбке мальчик.

— И вы мне, Эйвенбери. Если бы у меня был сын, я хотел бы, чтобы он был таким, как вы.

— Вы позволили бы ему ловить рыбу?

— Каждый день. Как только сделает уроки.

— Тогда я помогу вам с вашей леди Стэндон.

— Она не моя леди Стэндон, — возразил Джеймс, но это была неправда.

И даже у Эйвенбери, которому всего одиннадцать, было достаточно ума, чтобы понять, что это ложь.

— Держу пари, она хорошенькая. И милая в придачу.

— Почему вы так думаете?

— Потому что иначе вас бы здесь не было.

— Она самое чудесное создание в Лондоне, — признался Джеймс.

— Тогда я вам помогу, вы сможете жениться на ней, и у вас будет сын.

— Я не намеревался… — запнулся Джеймс.

— Конечно, намеревались, Паркертон. Ни один мужчина не станет так стараться ради женщины, которую не любит.

Джеймс хотел было возразить, но промолчал. Сначала Расти и Сэмми, а теперь Эйвенбери! Как сумели они легко разглядеть то, в чем он не мог признаться даже себе? Хотя мысленным взором снова видел ее в том платье. Он не способен сопротивляться ей, его влечет к ней, он готов переплыть океан, чтобы ее найти.

Паркертон и Эйвенбери, сдвинув головы, составляли план встречи с леди Стэндон в пятницу в парке.

— Придет время, Эйвенбери, и вы станете силой, с которой будут считаться. Человеком, которого я с гордостью назову своим другом.

Мальчик просиял:

— Я этому рад, Паркертон. Но услуга за услугу.

— Все, что угодно.

— Когда придете в парк, принесите мне воздушного змея.

Когда герцог Паркертон явился домой и велел Уинстону обеспечить его всем необходимым для изготовления воздушного змея, причем хорошего, и послал леди Стэндон записку, что заедет за ней во вторник ровно в одиннадцать, секретарь прямиком направился на кухню, где миссис Окстон поила чаем Ричардса, Кантли и других, перед тем как начнут сервировать ужин.

— Мы пропали, — объявил Уинстон.

Все поняли, о чем он говорит.

Герцог, наконец, спятил.

Но миссис Окстон, знавшая герцога с его детских лет, сдаваться не собиралась.

— Что случилось, Уинстон? Что он теперь учинил? — Она поставила перед ним тарелку. — Должно быть, дело такой суеты не стоит. — Экономка многозначительно взглянула на слуг, сидевших за меньшими столами.

Подавшись вперед, Уинстон прошептал:

— Он велел мне принести ему материалы для изготовления воздушного змея.

— Воздушного змея? — повторил Ричардс.

— Да. — Уинстон кивнул, словно этого было достаточно, чтобы призвать всех хватать вилы и ведра с кипящей смолой. — Он хочет сделать воздушного змея. Уж не собирается ли он улететь с этой женщиной?

Не нужно было спрашивать, кого он имеет в виду, в доме «этой женщиной» называли леди Стэндон.

Это она грозила разрушить их хорошо отлаженный мир.

Ни разу с тех пор, как умерла герцогиня, Паркертон не проявлял ни малейшего интереса к браку.

Кто знает, какие перемены, испытания и беды грядут, если герцог Паркертон — о, ужас! — решил снова жениться?

Да еще на женщине, летающей на воздушных змеях!

— Тогда я пошлю ей эту записку. — Уинстон сделал паузу. — Он ее собственноручно написал.

— Пресвятые угодники! — Миссис Окстон перекрестилась, будто сам дьявол появился в дверях и потребовал чашку чаю. Потом она повернулась к Кантли, который до сих пор держал свое мнение при себе, и бросила на него взгляд, говоривший, что больше в кустах ему не отсидеться.

Дворецкий, фактически возглавлявший штат слуг, вздохнул и потянулся через стол. Взяв из трясущихся рук Уинстона записку, он подошел к очагу.

Экономка поднялась.

— Мистер Кантли, вы не думаете, что нам следует прочитать это, прежде чем…

— Мадам, я собираюсь совершить самый ужасный грех за мою беспорочную службу этой семье и не хочу добавлять к нему другой. — С этими словами он бросил сложенную записку на тлеющие угли. Одна из служанок громко ахнула и тут же прикрыла рот рукой.

Если действия герцога — это безумие, то поступок Кантли — измена и предательство. Дворецкий повернулся и сурово смотрел на всех. Если он тонет, то и они падут вместе с ним.

— Что касается вас, — сказал он Майклзу и Фоули, лакею, который обычно бегал по поручениям герцога, — то вы вручили записку одному из слуг, она была доставлена.

— Но мистер Кантли, как я могу… — начал Фоули.

Кустистые брови Кантли поднялись.

— Записка доставлена. Кто знает, что случилось с ней, когда она попала в дом леди Стэндон? Там хозяйство, насколько я узнал недавно, ведется из рук вон плохо. Так что если записка его светлости заблудилась, это не наша вина.

Все согласились с этим логичным доводом. Когда Кантли сел, Уинстон тяжело вздохнул:

— У нас есть еще одна проблема.

Ни у кого, за исключением миссис Окстон, не хватило отваги поинтересоваться.

— Какая, мистер Уинстон? — Налив чаю, она с ободряющей улыбкой протянула ему чашку.

Серьезный и строгий секретарь, про которого говорили, что он родился в черном костюме и с блокнотом в руке, побледнев, повернулся к своим сотоварищам.

— Что нужно, чтобы сделать воздушного змея?

Слуги герцога Паркертона подготовились к вторничному утру. К их ужасу, герцог настоял на том, чтобы лично проверить каждую деталь неожиданного пикника.

— Дорожные стулья и столы моего отца? — спрашивал он.

— Фоули повез их, — отвечал Кантли.

— А он знает, что…

— Да, ваша светлость, — перебил Кантли, теряя легендарное терпение. — Он устроит в летнем доме все, как вы велели.

— И он не…

— Разумеется, он ничем вас не выдаст, ваша светлость, Он без ливреи и в наемной повозке. Как вы и требовали.

— Отлично! — Оторвавшись от списка, Джеймс взглянул на мужчину, спускавшегося с лестницы. — А вот и вы, Уинстон. Моя записка доставлена леди Стэндон?

Судя по виду, Уинстон был готов броситься в Темзу.

Выбитый из колеи бедняга-секретарь был оскорблен до глубины души.

Все слуги нервничали, непривычные к тому, чтобы его светлость заглядывал к ним через плечо. И никто из них не мог, как Арабелла, запереться в своей комнате и отказаться участвовать в этой глупости.

Кантли строго посмотрел на секретаря, и этого было достаточно, чтобы тот ответил:

— Да, ваша светлость.

— Прекрасно, значит, она будет готова и все будет в образцовом порядке. — Герцог в очередной раз вернулся к списку. — А корзина? Как я просил?

Обиженно фыркнув, миссис Окстон жестом велела выйти вперед парню, прислуживавшему на кухне. Бедняга нерешительно попятился, когда Джеймс забрал у него корзинку, избавив от груза.

На миг у всех перехватило дыхание. Что это герцог делает? Помогает кухонному мальчишке?

Дело гораздо хуже, чем они могли предположить. Но герцог погряз еще глубже. Он открыл шедевр миссис Окстон и начал проверять, будто эта почтенная дама не могла собрать корзину по его вкусу.

Одна из служанок отвернулась, опасаясь, что экономка залепит герцогу затрещину за подобную дерзость.

— Да, похоже, все в порядке, — рассеянно произнес он. — Ветчина, пирог, сыр, яблочные пирожные. — Он поднял взгляд. — Сыр французский?

— Как вы велели, ваша светлость, — сквозь зубы процедила экономка.

— Ничего слишком шикарного и дорогого? — спросил Джеймс. — Нельзя, чтобы по виду было понятно, что это с нашей кухни.

— Все точно так, как вы распорядились, — сказала миссис Окстон, — вплоть до солонок.

Он снова осмотрел содержимое корзинки и закрыл крышку.

— Замечательно. Я знал, что вы все справитесь с трудной задачей. — Герцог повернулся и, прежде чем лакей успел распахнуть перед ним дверь, сам открыл ее и побежал по лестнице, как школьник.

— Ваша светлость! Ваша светлость! — поспешил за ним Ричардс. — Вы ничего не забыли?

Герцог, укладывавший корзинку в экипаж Джека, обернулся:

— Что?

Ричардс указал на его руку:

— Печатка, ваша светлость.

Джеймс вздрогнул:

— Боже милостивый! Как я мог забыть? Она наверняка узнала бы, кто я, если бы я забыл его снять. — Сдернув перчатку, он снял затейливый перстень и вручил камердинеру — Спрячьте его, Ричардс.

— Конечно, ваша светлость, — поклонился камердинер.

Джеймс взобрался на сиденье и тронул поводья.

В это время Джек вихрем мчался вниз по лестнице.

— Черт побери! Это моя карета? Мой сумасшедший братец опять ее взял? И снова без разрешения! — Но Джек опоздал, поскольку герцог уехал. — Я не посмотрю, что он Паркертон. Я его вызову за такие проделки! — бушевал Джек.

Тем временем миссис Окстон повернулась к Кантли и разразилась рыданиями. Обычно неколебимый дворецкий, обняв, похлопывал ее по спине:

— Ну-ну, Агата. Мы с этим справимся.

— Я бы не был так уверен, Кантли, — вставил Джек. — Паркертон решительно настроен на замечательный пикник.

— Посмотрим, насколько замечательным он окажется, лорд Джон, — ответил дворецкий. — Посмотрим.

Джек собрался уйти, но оглянулся на дворецкого:

— Кантли, какую проказу вы устроили?

— Проказу, лорд Джон? — царственным тоном спросил Кантли. — Понятия не имею, о чем вы говорите. — Помолчав, он с легкой улыбкой добавил: Но позвольте заранее принести вам искренние извинения за утрату кареты.

Элинор не получила никаких известий от мистера Сент-Мора. Ни отчета об Эйвенбери, ни слова о пикнике. Не то чтобы она много об этом думала.

Ну, не слишком много.

Прекрасно! Она не сводит глаз с двери, как влюбленная школьница. И хотя ее сестрица уверена, что вторник будет чудесным и солнечным, а мистер Сент-Мор явится с полной корзинкой вкусностей и пикник пройдет замечательно, у Элинор была масса сомнений.

Поэтому, когда звякнул дверной колокольчик, испуганный взгляд Элинор метнулся от письменного стола к дивану, на котором, закутавшись в покрывало, сидела Тия.

Это мог быть Сент-Мор, но с таким же успехом это мог быть и лорд Льюис, который однажды пришел заявить о своих правах опекуна и грозил привлечь сыщиков с Боу-стрит. Пока вид Томаса Уильяма не заставил его ретироваться на улицу.

Снова звякнул колокольчик. На этот раз Тия выпрямилась, она выглядела гораздо лучше. Она проснулась с мигренью и жаловалась на боль в желудке, но поднялась, предпочитая составить компанию Элинор и Минерве в гостиной.

— Это мистер Сент-Мор! Он повезет нас на пикник! — воскликнула девочка. Потом, вспомнив о своем недомогании, опустилась на диван. — Какая жалость, что я не могу поехать. — Тия театрально прижала руку ко лбу.

— Сомневаюсь, что это мистер Сент-Мор, — сказала Элинор, когда колокольчик звякнул в третий раз.

Где миссис Хатчинсон? Или Томас Уильям? Или их так называемый дворецкий мистер Маджетт, которого никогда нельзя найти? Никто из слуг в этом доме не знает, как открыть дверь?

Явно нет, поскольку колокольчик зазвонил снова.

— Он волнуется, — заметила Тия.

— Почему ты так уверена, что это Сент-Мор? — Элинор решила сама открыть дверь и на ходу поправляла юбку. — Не было ни записки, ни приглашения, ничего, кроме твоего шантажа.

— Ты ждала его не меньше меня, — со всей откровенностью объявила Тия.

— Нет, — солгала Элинор.

Сестра рассмеялась:

— Тогда зачем ты надела шерстяное платье и теплые нижние юбки? Ты бы их не надела, если бы не ждала, что он повезет тебя за город.

— Я его не ждала, — сказала Элинор, хотя предательский румянец говорил об обратном.

— Ты так же уверена, что это Сент-Мор, как и я, — сложив руки на груди, не унималась Тия. — К тому же он не нарушит данное мне обещание.

— Придется нарушить, поскольку ты не слишком хорошо себя чувствуешь для прогулки по холоду.

Элинор пошла к двери и обнаружила, что миссис Хатчинсон ухитрилась оказаться там раньше ее и впустила Сент-Мора.

Он заполнил холл своим присутствием, одетый для поездки, в высокой касторовой шляпе, в простом, отнюдь не щегольском пальто с пелериной, темных бриджах и начищенных сапогах.

У него была прекрасная фигура. Но именно лицо привлекло ее внимание, озорной блеск синих глаз, изгиб твердых губ, от которого кровь быстрее побежала у нее в жилах.

Он глянул на нее и засиял еще больше:

— Отлично, вы почти готовы.

— Готова? — с притворной наивностью переспросила Элинор.

Человеку с такими обширными связями следовало бы усвоить некоторые светские правила, например, что полагается посылать записку.

Но даже этот пробел в манерах не утихомирил ее пустившееся вскачь сердце. Ну почему он так красив?

— Вы ведь готовы? — спросил он.

— Готова? — повторила она.

— Да, к пикнику. Я же писал, что буду здесь в одиннадцать, а сейчас… — он сквозь открытую дверь взглянул на каминные часы в гостиной, — ровно одиннадцать. — Потом он заметил на диване Тию в страдальческой позе. — Привет, шалунья. Что случилось?

— Боюсь, мистер Сент-Мор, я не смогу поехать. Мне нездоровится.

— Как жаль, я нашел самые вкусные яблочные пирожные.

— Правда? — Девочка выпрямилась, потом, вспомнив про свой недуг, с тихим стоном упала на диван.

Покачав головой, Минерва занялась рукоделием, спектакль Тии ее совершенно не тронул.

— Как видите, моя сестра плохо себя чувствует, — сказала Элинор, — Придется отменить пикник. Я бы послала записку, но я понятия не имела, что вы намереваетесь…

— Определенно намереваюсь. Я обещал. — Он улыбнулся Тии. — И я послал записку.

— Послали? — Элинор покачала головой. — Она не приходила.

Или миссис Хатчинсон приняла записку за напоминание об уплате долга зеленщику и растопила ею печь, как всегда делала с подобными, да и с любыми посланиями, попавшими ей в руки.

— Но вы явно готовы, леди Стэндон. А моя дочь не смогла поехать. Тоже таинственный недуг. — Он многозначительно посмотрел на Тию. — Но не пропадать же яблочным пирожным и французскому сыру из-за неудач других. Согласны?

Тию его ирония не смутила.

— Согласна, мистер Сент-Мор. Элинор, ты должна поехать. Ты не можешь отменить пикник, тем более что мистер Сент-Мор из-за меня так хлопотал и потратился.

— Ваша сестра права. Отмена нашей поездки разобьет мне сердце. — Сент-Мор заложил руки за спину, вид у него был совершенно удрученный, если бы не вспыхивающие в глазах искорки.

«Нашей поездки! Вдвоем!»

— Ведь вам хочется провести день за городом, леди Стэндон?

— Да, но…

— И ваши собаки порадуются хорошей разминке?

— Да, но…

— Тогда не вижу проблем. Вам просто нужно взять накидку и шляпку, и мы отправимся. — Он подал ей руку и улыбнулся.

Именно так. Сбежать с мистером Сент-Мором.

Сердце Элинор учащенно стучало в груди.

— Сэр, вряд ли это прилично… — Она посмотрела на Минерву в поисках поддержки. Но ее подруга не поднимала глаз от рукоделия. И это Минерва! Женщине, которая всю жизнь жила понятием о приличиях, нечего сказать об этом непристойном предложении?! — То есть… мы не можем поехать без…

— Без чего? — спросил он, совершенно не улавливая сути.

— Без компаньонки, — прошептала Элинор.

— Уверен, что буду вести себя прилично, но если вы опасаетесь, что не сможете… — наклонившись, прошептал он ей на ухо.

Элинор отпрянула. Невозможный человек! И он еще улыбается. Словно считает себя лакомством слишком сладким, чтобы устоять.

— Ну, знаете!.. — выпалила она.

— Что? — Он продолжал говорить тихо, его дыхание дразнило ее ухо, шею, чувства. — Я намерен сдержать слово. Но если вы боитесь, что не сможете сдержать ваше…

Это просто нахальство — намекать, что она не способна сдержать себя…

Хотя она могла это сделать. И сможет.

— Тогда мы прояснили дело. — Она расправила плечи.

— Весьма, — усмехнулся он. — Так мы едем или нет? Буду очень рад узнать ваше мнение.

— Поезжай, Элинор, — сказала Тия. — Мне неприятно думать, что мистер Сент-Мор напрасно хлопотал из-за меня. А ты так любишь провинцию.

— Да, я хлопотал для вашей сестры, и если вы откажетесь, все пойдет насмарку. — Он вздохнул и снова напустил на себя удрученный вид. Но, улучив момент, подмигнул ей, словно знал, какая буря бушует в ее сердце.

Элинор вздрогнула. Он сделал все это не для Тии, а для нее. Она поехала бы с любым другим, только чтобы доказать, что его дразнящие взгляды на нее не действуют. Но мистер Сент-Мор? Это другое дело. Этот человек похитил ее сердце.

Джеймс, признаться, никогда не понимал прелести пикника. Ради чего такая суета? Чтобы поесть, устроившись на земле? Какая глупость, у каждого в доме есть хороший стол. Но сегодня он понял, что именно влечет многих.

Компания.

Когда они покинули пределы Лондона, дома сменились каменными изгородями и округлыми холмами, он вдохнул бодрящий свежий воздух.

— Я чувствую то же самое, — рассмеялась сидевшая рядом Элинор. Она бросила прощальный взгляд на исчезающий Лондон и смотрела вперед. — Я так люблю бывать за городом.

Даже собаки, казалось, пришли в восторг от смены обстановки, лая и принюхиваясь. Элинор выпустила борзых из кареты, и они радостно носились по дороге, а терьер Фейгус подбадривал их (вернее, дразнил, поскольку был чистым наказанием) с места ливрейного грума.

— Уверена, что могла бы всю жизнь прожить вдали от этого, — сказала она, кивнув на оставшиеся позади серые улицы и здания.

— Тогда у нас есть что-то общее, — ответил Сент-Мор.

— Да?

— Мне говорили, что общность много значит для счастливого брака.

Она чуть напряглась.

— Нет, вы меня неправильно поняли, я не…

— Конечно, — торопливо сказала Элинор.

— Просто моя невестка утверждает, что в хорошем браке у мужчины и женщины обязательно есть что-то общее. И я думал воспользоваться ее советом, чтобы помочь вам.

— Ваша невестка весьма разумна.

— Больше, чем вы думаете. — Разумность Миранды делала ее эксцентричной в своеобразном клане Тремонтов.

— А у вас было что-то общее с женой? — спросила Элинор.

Теперь уже он напрягся.

— О Господи! Я не собиралась любопытствовать, — торопливо добавила она.

— Ничего страшного. Я всегда думал, что у нас много общего. Но потом… — Отведя взгляд, Джеймс сказал: — Мы поженились молодыми. Очень молодыми.

Он всегда использовал эту банальную отговорку.

Элинор кивнула:

— Думаю, в юности легко видеть других такими, как нам хочется, а не такими, какие они на самом деле.

В том, что она сказала, было столько правды, столько понимания, что Джеймс повернулся и улыбнулся ей:

— Да, что-то вроде этого.

У него было такое чувство, что она говорит исходя из собственного опыта. То немногое, что он знал об Эдварде Стерлинге, не делало чести покойному супругу Элинор.

— А вы много знали о своем муже, когда выходили за него?

— Нет. Но поскольку этот брак был устроен без моего участия, и я не имела права голоса, возможно, это было к лучшему.

— У каждого есть что сказать, — заявил он.

Ведь у Ванессы был выбор. Джеймс никогда не хотел задуматься над тем, что ее уговорами и угрозами заставили вступить в союз с ним.

— Так говорят мужчины. А дочерей выдают замуж по самым разнообразным причинам, и они не могут высказаться о своем будущем. Какой у них выбор? Остаться в старых девах? Оказаться выброшенной на улицу? Наблюдать погибель семьи? — Она отвела взгляд, словно вдруг осознала, что говорит с горечью. — Нет, брак — это чаще компетенция мужчин.

— Возможно, герцогу так же трудно найти жену.

— Трудно? — весьма неделикатно фыркнула Элинор. — Герцогу трудно найти невесту?

Джеймс был непреклонен.

— Думаю, его титул стоит на пути к счастью.

— Какая нелепость, — покачала головой Элинор. — Да у него обширный выбор.

Помолчав, Джеймс собрался с силами и продолжил:

— Да, но как он может быть уверен, что выбранная им леди действительно питает к нему чувство?

— Вступая в брак, не обязательно питать чувства.

— А вы не думаете, что так должно быть?

Леди Стэндон скрестила на груди руки.

— Вы хотите сказать, что считаете мои поиски корыстными?

— А разве нет? — Не успела она ответить, как Джеймс торопливо продолжил: — Хотите, верьте, хотите, нет, но я считаю, ваше счастье зависит от того, чтобы найти правильного герцога.

— Вот именно. — Ее напряжение немного ослабло. — Я не желаю выйти не за того… — Джеймс заметил, что она не добавила «снова». — Вот почему я хочу, чтобы вы узнали их интересы и склонности.

Он мог сию минуту сказать ей об интересах Лонгфорда, но опасался, что она не поверит.

— Вы хотите выйти замуж?

— Мое желание не имеет значения, это вопрос необходимости. — Замолчав, Элинор разглядывала пейзаж. — Хотя было бы приятно, если…

У Джеймса сердце сжалось. Если… Именно это слово удерживало его от повторного брака. Как узнать, что женщина действительно любит его? Что ее сердце принадлежит ему, ему одному? Считалось, что для человека его положения все это несущественно.

Но для него это важнее всего.

Тишина затянулась, распростерлась, словно голубое небо у них над головами.

— Если у вас будет что-то общее? — сказал Джеймс, придя Элинор на помощь.

— Да, — кивнула она.

— Тогда мне придется потрудиться. Если предстоит найти вам вашего прекрасного герцога, то я должен больше знать о вас, о том, что вы любите и чего не любите.

— Не знаю, с чего начать, — покачала головой леди Стэндон. — Иногда непросто понять человека.

Тоскливые нотки в ее голосе ужалили Джеймса.

— Правда? Когда-то я согласился бы с вами. Сказал бы, что нет способа узнать, что у другого на сердце.

— А теперь?

— Моя невестка утверждает, что человек тотчас понимает, что встретил свою вторую половину, — ответил он, взявшись за поводья, поскольку лошади, казалось, действовали по собственному разумению.

— Как понимает, что встретил человека, умеющего править лошадьми, — поддразнила Элинор.

— Я умею, — заверил Джеймс. Не слишком хорошо, но он умел. — Хотя, если это один из ваших критериев, полагаю, вам придется расширить поиски, поскольку я не уверен, что Лонгфорд или Эйвенбери достойные возницы.

— Им это совсем не нужно. Для этого у них есть кучеры.

— Но разве вам не захочется иногда отправиться на пикник, как сейчас?

— Это восхитительно, — вздохнув, призналась она. — Но сомневаюсь, что в будущем у меня будут такие спонтанные вылазки.

— Тогда вам стоит добавить в ваш список еще несколько имен.

— Вы еще с этими не закончили, — заметила она.

— Как насчет Паркертона? — с деланной беспечностью спросил Джеймс.

— Герцог Паркертон? — фыркнула Элинор. — Он слишком старый.

— Старый?! Мадам, мне из авторитетных источников известно, что он одного возраста со мной.

Оглядев его, Элинор покачала головой:

— Не может быть, ему сорок с хвостиком.

— Как и мне.

— О Господи! Не может быть, что вы такой старый!

— Не нужно делать из меня Мафусаила.

Элинор рассмеялась:

— Просто на вид вам чуть больше тридцати.

— Сочту это за комплимент. Но мне сорок с хвостиком.

— Правда? — Леди Стэндон снова вгляделась в него, на этот раз в поисках признаков надвигающейся дряхлости. — Не могу поверить, что вам столько лет.

— Я и не чувствую себя старым, по крайней мере не чувствовал несколько минут назад.

— Простите, что обидела вас, — рассмеялась она.

— А вы, мадам? Сколько вам лет?

— Не понимаю, какое это имеет… — ершисто начала леди Стэндон.

— Конечно, имеет. Я же должен рассказать вашим избранникам о вас. Что, если они думают о вас то же самое?

— Что я слишком старая?

— Именно.

— Ну и ну! — Она скрестила на груди руки. — Мне двадцать девять.

Взглянув на нее, Джеймс поднял бровь, будто не поверил. Он и не поверил, поскольку заглянул в справочник Дебретта.

Леди Стэндон застонала:

— Мне тридцать. Недавно исполнилось.

Джеймс кашлянул.

— Тридцать один, — обиженно уточнила она. — Да, мне за тридцать. Я старуха. Вышла в тираж. Вы довольны?

Кивнув, он подмигнул ей, они оба рассмеялись и в этот момент поняли, что значит иметь что-то общее. Иметь такой миг единения, который связывает людей вместе.

Джеймс чувствовал это, и что бы ни произошло с ним после удара Клифтона, у него появился шанс, который ускользал от него всю жизнь.

И хотя он знал, что, возможно, от всего этого откажется, сейчас он намеревался наслаждаться каждым мгновением в обществе Элинор.

Не леди Стэндон.

Элинор! Его Элинор!

Поскольку когда она рядом, мир расстилается перед ним, готовый к исследованию, готовый к единению.

Они подъезжали к деревне, Джеймс повернулся что— то сказать Элинор и краем глаза заметил на дороге яму.

Он пытался повернуть лошадей, натягивал поводья, чтобы сдержать их, но было слишком поздно. Колесо угодило в яму, карету тряхнуло. И мир перевернулся вверх тормашками.

Глава 10

Элинор слышала удар, треск оси. Все произошло мгновенно — карета перевернулась, заржали лошади, залаяли собаки.

Сент-Мор тянул ее к себе, прижимая ближе, когда они падали. Это все, что она сознавала.

То, что она не сломала себе шею и вообще ничего не сломала, это результат молниеносных действий Сент-Мора.

Они приземлились на пыльной дороге, колесо, вихляясь, покатилось в сторону, карета лежала в десятке ярдов впереди.

— Вы в порядке? — спросил он, придерживая Элинор.

— Да, — Она чувствовала себя помятой, но была невредима. — А вы?

— Жив. — Он всматривался в кучу обломков. — Что произошло, черт возьми?

— Думаю, колесо отвалилось, — сказала она и рассмеялась. Все это просто невероятно. Вот они, в объятиях друг друга, оба невредимы. А карета превратилась в руины. Это просто чудо.

Глянув на нее, Джеймс тоже засмеялся:

— Да, но как оно отвалилось?

— Вы угодили в яму. Колесо бы удержалось. Но вы влетели еще в три. — Элинор улыбнулась, — Вы уверены, что вы не герцог?

— На что вы намекаете?

— Ни на что, просто вы сказали, что большинство герцогов плохие возницы.

Он выпрямился.

— Вы хотите сказать…

— Нет, Сент-Мор. Я ничего не хочу сказать. Просто яма слишком маленькая, чтобы из-за нее колесо отвалилось. Вы должны жаловаться на того, кто дал вам эту карету. Она опасна.

— Была, — сказал Джеймс, оглядывая обломки.

— О Господи! Они ведь не заставят вас платить за ущерб?

Элинор готова была поклясться, что Сент-Мор пробормотал:

— Кое-кто за это заплатит.

Вокруг них с лаем носились собаки.

Треск и шум разбудил сонную деревню, и теперь все высыпали из домов посмотреть на аварию.

Прежде чем Элинор сообразила, в чем дело, жена хозяина постоялого двора в компании других женщин деревни увела ее. Ее усадили в теплый угол, потчевали горячим чаем и засыпали вопросами.

— И он спас вас? — повторяла одна из женщин.

— Ну конечно, — сказала другая. — Ты же его видела.

Элинор кивнула, испытав прилив гордости за Сент-Мора, которую не имела права высказать.

— Он поймал меня в тот момент, когда колесо отвалилось, и я чуть не вылетела.

— Да вы могли себе шею сломать! — сказала служанка.

— Или хуже, — серьезно добавила другая.

Все дружно кивнули, хотя Элинор так и не поняла, что может быть хуже сломанной шеи.

— Куда вы ехали, мэм?

— В Колстон. На пикник.

— На пикник? В эту пору?

По их взглядам было ясно, что авария не самое большое несчастье в этой истории.

— Мистер Сент-Мор инспектирует реконструкцию в Колстоне. Он думал, что меня развлечет поездка в провинцию.

— Вам нравится провинция, миссис Сент-Мор?

— Я не миссис Сент-Мор, — не подумав, сказала Элинор и почувствовала, как достопочтенные деревенские жены отпрянули от нее, словно у нее вторая голова выросла. — Я леди Стэндон, — объявила она, но это не улучшило ее положения. — Мистер Сент-Мор мой поверенный. — Элинор, безуспешно пыталась представить свою поездку без, горничной или компаньонки в лучшем свете, чем это было на самом деле.

В этот момент в дверях появился Сент-Мор.

— Отличные новости, миледи!

— Карету починили? — спросила она, надеясь убраться поскорее, пока местные кумушки не выведали подробности и не извлекли на свет божий древние законы о посягательстве на приличия и благопристойность.

— Нет, она просто в руинах. Но я сумел спасти корзину.

Деревенские матроны переглянулись и, прищелкивая языками, подобрали юбки.

Женщина, которая настолько глупа, чтобы отправиться в поездку с таким мужчиной, заслуживает погибели.

Хотя он красив.

— Сумасшедшие, оба, — пробормотала себе под нос одна.

— Да уж, — поддержала другая.

Элинор не обращала внимания на шепот, увидев другую проблему. Как они выберутся из этой заварухи?

Вернее, из этой деревни сплетниц.

— И я нашел, — Сент-Мор погрел у огня руки, затем поднял ее на ноги, — способ добраться до Колстона.

— Отличные новости. — Элинор улыбнулась нахмурившимся кумушкам.

Сент-Мор не обращал внимания на укоризненные взгляды, словно действительно был герцогом. Поклонившись женщинам, он повел Элинор из комнаты.

— Хотя экипаж не очень элегантный, обещаю, он не перевернется. — Сент-Мор махнул рукой в сторону их нового средства передвижения — повозки для сена. — Это добавит нам приключений, правда? — шепнул он ей.

И гордость в его глазах, что он сумел спасти день, тронула ее сердце.

Возможно, он и ровесник Паркертона, но душа у него молодая.

Столпившиеся женщины ждали ее реакции, и Элинор решила не разочаровывать их.

— Отличная работа, сэр. — Чуть приподняв юбки, она направилась прямо к повозке. — Не забудьте корзину. Не хотелось бы мне оставить тут яблочные пирожные.

Поставив в повозку корзину, Сент-Мор вскочил на сено и, наклонившись, поднял Элинор. Когда они устроились на сене, она весело махнула рукой кумушкам, смотревшим на них, разинув рты.

— У вас новые подруги? — спросил он.

— Скорее наоборот. Они считают нас сумасшедшими.

— Правда? — Он был явно доволен подобным мнением.

— Да.

Сент-Мор тоже помахал рукой женщинам, повозка двинулась, собаки с заливистым лаем бежали следом, словно у них в жизни не было такого счастливого приключения.

Элинор прекрасно понимала их чувства. Она взглянула на Сент-Мора, который растянулся на сене и, закинув руки за голову, смотрел в небо, словно отправился путешествовать в рай.

Возможно, так и есть, подумала она и тоже устроилась на сене.

Фермер высадил их у боковых ворот, ведущих в Колстон. Поблагодарив его, Джеймс одной рукой поймал корзину, а другой — затянутые в перчатку пальчики Элинор.

— Идемте. Так лучше. Дорожка к дому отсюда чудесная.

Его симпатии к этому месту было трудно сопротивляться, а дорожка к дому действительно замечательная.

Они шли сквозь лабиринт огромных деревьев. Дорога вилась, огибая их, словно хозяину была ненавистна мысль о том, чтобы спилить хоть одно дерево.

Когда деревья сменились лужайкой, Элинор заметила большую ротонду, от которой отходили великолепные прямоугольные крылья. Окна искрились, как бриллианты в грандиозной короне.

— Вот это да! — прошептала она, когда Колстон целиком открылся взгляду.

— Да, я был того же мнения, когда увидел это впервые.

Элинор взглянула на него, потом снова посмотрела на дом.

— Вы надзираете за всем этим?

— В некотором смысле. Я приезжаю сюда время от времени убедиться, что работы ведутся в соответствии с желаниями владельца.

— И кто этим владеет? — прошептала она, сраженная великолепием.

— Я не имею права это разглашать. Но могу сказать, что владелец приобрел Колстон в прошлом году у вдовы лорда Касбона.

— Это не тот лорд Касбон, который коллекционировал древности?

— Он самый. Пока это увлечение не убило его несколько лет назад. Наполеон захватил почти все, что он отчаянно пытался отправить на родину. Обезумевший, преследуемый, он сбежал в холмы Италии, где и умер. — Джеймс старался сдержаться, но губы его дрогнули, и он рассмеялся.

— Что в этом смешного? — возмутилась Элинор. — Бедняга умер… потеряв все, что любил.

— Да, я понимаю, что это вряд ли смешно. — Он пытался обрести самообладание. — Его слуга, преданный, но недалекий парень, старался отправить тело Касбона домой, поэтому написал на ящике «редкая древность». Конечно, французские таможенники тут же изъяли его и отправили в Париж, в личную коллекцию Наполеона.

Элинор прижала руку к губам, сначала от ужаса, но, представив себе Бонапарта, обнаружившего в ящике останки лорда Касбона, затряслась от смеха.

— Как говорится, Касбон посмеялся последним, вы не находите? — поддразнил Джеймс.

— Ох, перестаньте, — всхлипывала от смеха Элинор.

Джеймс снова засмеялся и повел ее по подъездной аллее, они остановились перед мраморным портиком, выступающим из ротонды. Высокие колонны поддерживали архитрав, сделанный из античного фриза с мчащимися колесницами. Один возница вывалился из колесницы, потерявшей колесо.

— Как это знакомо. — Губы Элинор снова подрагивали.

Джеймсу не особенно понравился ее намек, не так уж плохо он правит лошадьми, но и он не мог удержаться от улыбки.

— Знайте, вам предстоит серьезная экскурсия по дому, который станет одним из лучших во всей Англии.

Она снова рассмеялась и, поднимаясь по ступенькам, последний раз взглянула на резьбу. Потом оглянулась на Джеймса, на этот раз ее губы были твердо сжаты.

— Теперь я не смогу смотреть на этот фриз, не думая о вас, — сказал он.

— Это послужит хорошим напоминанием, что нужно нанимать карету в надежной конюшне.

Джеймс покачал головой:

— Я не единственный, кого плохо обслужили. Как видите, это случалось и в давние времена, — Он взял ее под руку. — Идемте, посмотрим дом. Уверен, вы найдете массу поводов поддразнить меня.

По крайней мере, он на это надеялся, поскольку в жизни ни одна женщина так не подкалывала его. Еще одно ограничение, которое налагал на него титул, обрушилось, как отвалившееся колесо кареты.

— Ведите. — Она нежно сжала его рукав. — Жду возможности.

Элинор влюбилась в тот день.

Было так легко поддаться красоте Колстона.

И, если бы она хотела в этом признаться, обаянию мистера Сент-Мора. Она, конечно, не хотела… но было почти невозможно не потерять голову от любви к этому мужчине.

Знание Колстона, его истории и проделанных работ свидетельствовало, что Сент-Мор не только умный, но также дотошный и любознательный.

Когда они завершили осмотр среди подмостков, банок с красками и штукатурки, Сент-Мор повел ее к летнему дому со стеклянным фасадом. Это чудесное укрытие было встроено в старую кирпичную стену, окружавшую парк.

Собаки, резвясь, носились по тропинкам и обнюхивали каждый уголок.

Это был всего лишь один из удивительных уголков Колстона, который, как и многие знаменитые дома, возник на пересечении древнеримских дорог. Сначала там появился норманнский замок, со временем он уступил место тюдоровскому особняку, а тот, в свою очередь, — большему зданию, когда благосостояние семьи возросло. Теперь дом снова переделывали по современным вкусам, хотя остатки былого великолепия и приметы старины упрямо цеплялись за это место, как летний домик, реликт елизаветинских времен.

— Когда-то тут был виноградник, — сказал Джеймс. — Во всяком случае, так написано в старых отчетах.

— Как вы все это организовали? — Элинор поставила чашку на столик, о котором предусмотрительно позаботился Сент-Мор.

Это поражало ее весь день — не только знание Колстона, но и все мелочи, которые он предусмотрел для ее комфорта. Вроде ждущих их столика и стульев.

И теперь было так легко почувствовать уют в этом укрытом от посторонних глаз летнем домике, где были лишь письменный стол в углу, диван и кресло у очага, ковер на каменном полу.

— Это уроки моего отца, — признался Сент-Мор. — Он много путешествовал… по делам… и возил с собой складную мебель. Я сохранил ее из сентиментальности, но теперь понял, почему он ее любил. Я оставлю ее здесь, эта мебель создана для хорошего места. Мне ведь придется приезжать сюда. — Замолчав, он посмотрел на нее с дивана, где вольготно расположился. — Очень удобно для пикников, которые устраиваются в последний момент.

— Да, это замечательно. — Элинор поднялась и подошла к двери, чтобы осмотреть сад. Ей было уютно в накидке, она совсем не замерзла и превосходно себя чувствовала.

Как и обещал, Сент-Мор привез яблочные пирожные, ветчину, французский сыр, который она обожала, и даже апельсин. Она понятия не имела, как Сент-Мор его раздобыл.

Голый зимний сад хранил секреты, о которых она могла только догадываться. Что кроется под коричневой тканью? Пионы? Или колокольчики? Розы, у которых сейчас лишь шипы на голых ветках, белые, розовые или красные?

Спящий сад напомнил ей о Сент-Море. Элинор через плечо взглянула на него. Как много можно увидеть и домыслить, и как много укрыто от глаз.

И снова ей отчаянно захотелось больше узнать об этом человеке. Кто он, что может быть таким заботливым, таким веселым, таким умелым?

И так ужасно правит каретой?

Она смотрела на него — длинные ноги вытянуты, глаза закрыты, на губах улыбка. Эта улыбка пленила се сердце. Улыбка делала его гораздо моложе его лет. И это заставило Элинор задуматься еще кое о чем…

— Почему вы не… — начала она и умолкла.

Его глаза медленно открылись, от их глубокой синевы у нее дух захватило.

— Что я не?

— Я… то есть… гм… мне интересно… — запиналась Элинор, потом оглядела сад. — Мне интересно, бывали ли вы тут летом?

— Леди Стэндон, вы не это хотели спросить. — Он сел прямо.

— Конечно, это. — Не глядя на него, она разглаживала юбку.

— Нет, не это. — Поднявшись, он подошел к ней. — Так что вы хотели узнать обо мне?

Сжав губы, Элинор размышляла, отважится ли снова солгать, но когда взглянула ему в глаза, в эти удивительные глаза, растерялась.

— Гм… мне интересно, почему вы снова не женились?

— А следовало? — спросил он, пододвигаясь ближе.

«О Господи, нет!» — хотелось крикнуть ей. Тогда она не стояла бы здесь, воображая невозможное… как он хватает ее в объятия и целует до бесчувствия. Дразнит ее грезой о дне, проведенном…

Она поклялась не делать этого. Это глупость.

Но это чудесная глупость, думала она, отбрасывая все причины, по которым ей не следовало целоваться, оставив лишь одну мысль: она до безумия желала этого мужчину.

Взглянув в его глаза, она увидела в них ту же битву: «Следует нам или не следует?»

— Просто сегодня все так великолепно. — Она отчаянно старалась, чтобы голос не дрожал в унисон с трепещущим сердцем. — Это позор, что вам некого так баловать.

Он коротко рассмеялся:

— Я бы не назвал падение в канаву баловством. Что до остального, день выдался для меня замечательным. Я получил огромное удовольствие.

Удовольствие! От этого слова ее охватила дрожь пробудившегося восторга. Ох, если только…

— И для меня удовольствие провести его с вами, — сказала она, вглядываясь в него в поисках признаков молчаливого согласия, уступки.

Что дурного в одном поцелуе, думала она, когда его голова чуть наклонилась, когда он шагнул ближе, обнял ее и привлек к себе.

Их дыхание смешивалось, когда он замер, всего на миг, его губы парили над ее ртом. Тело Элинор пело, оживая, дрожа в опрометчивом ожидании, когда его губы, наконец, накрыли ее губы, и они снова слились в поцелуе.

Она чувствовала тепло его тела. Но не тепла она искала в этот холодный день, а жара. Обжигающего, палящего жара. И она открылась ему, позволив его языку скользнуть в ее рот, когда его сильные руки привлекли ее ближе.

Элинор знала, что ей следовало отпрянуть, сдержать слово, помнить, для чего она его наняла.

Но она могла думать лишь о том, почему хотела его, почему влюбилась в него.

Потому что он воспламенил в ней страсть после долгих лет холода.

Сент-Мор сделал это. Зимний сад наполнил цветением ее сердце.

— Я обещал, — шептал он ей на ухо, его губы согревали и ласкали мочку. — Я обещал вам, что буду вести себя прилично.

— Я прощаю вас. — Она прижалась к нему, желая, чтобы он снова ее страстно поцеловал.

Джеймс понимал, что окажется в затруднительной ситуации, когда заключил ее в объятия и поцеловал. Это опасный, гибельный путь.

Скоро он скажет ей правду.

Скажет, что он Паркертон, что любит ее, что сделает все, что в его власти, чтобы каждый день ее жизни был таким же, как этот. Только чтобы видеть счастливый блеск ее глаз, слышать веселый смех.

Чувствовать, как ее губы прижимаются к его губам.

Но, целуя ее, он понял, что соблазн остаться Сент-Мором крепко держит его. Свобода, пьянящая радость от сознания, что он обычный человек и может распоряжаться своей судьбой и ни от кого не зависеть, делала его счастливым.

Целовала бы его Элинор, если бы знала правду? Сбежала бы с ним в повозке для сена? Поддразнивала бы во время осмотра дома? Мог ли он вести жизнь, которую открыл и сейчас делил с ней?

Джеймс на миг отстранился, глядя в ее счастливые сияющие глаза. Он не мог развеять эти благословенные чары, не мог положить конец волшебству, которое внезапно необъяснимо связало их, поймало в ловушку в миг их первой встречи.

Мог ли герцог Паркертон признаться, что влюбился с первого взгляда? Никогда!

Но Джеймс Сент-Мор мог. И он это сделал.

Сент-Мор продолжал целовать ее, его руки скользили по изгибам ее бедер к талии, поднялись к груди.

Почувствовав холодный воздух, Элинор сообразила, что Сент-Мор ухитрился поднять подол ее платья и обхватил ягодицы.

Впервые в жизни Элинор знала и понимала, как это должно быть.

Когда мужчина действительно желает женщину, думала она. И вот она здесь, в его объятиях, ее тело пульсирует, пробуждаясь. Каково бы ни было ее будущее, за кого бы она ни вышла замуж, ее не оставлял страх, что муж может не любить ее.

Не жаждать ее так, как Сент-Мор.

«Это твой единственный шанс познать страсть, Элинор. Не упусти его».

Джеймс понимал, что все зашло гораздо дальше, чем следовало. После всего, что он обещал.

«Но она заранее простила тебя…»

Черт, перед Элинор невозможно устоять.

Даже теперь, когда она в его объятиях, когда ее рука чертит горячую линию на его груди, он едва мог дышать. Он думал только поцеловать ее… только один раз… но, как и все, связанное с ней, «только раз» означало угодить в ловушку.

Страстную западню.

Хотя в прикосновениях и вздохах Элинор, казалось, была невинность.

Словно она никогда не знала таких удовольствий.

Но как это может быть? Она должна знать. Она была замужем.

Джеймс чашей подставил руку под ее грудь, кружа большим пальцем вокруг соска, пока он не набух.

Еще чуть-чуть, требовала его страсть, немного больше…

Но он узнал, что «больше» — хитрое слово, с которым трудно справиться.

— Сент-Мор, — задохнулась Элинор, когда он ловко и проворно расстегнул лиф ее платья, выпустив грудь на свободу.

Но ее протест сменился тихими стонами наслаждения, когда он взял сосок в рот и посасывал, лаская языком.

Она задыхалась и таяла.

— Что вы делаете со мной?

«А что вы делаете со мной?» — с таким же успехом мог спросить он, поскольку она не только привела его в редкое состояние страсти. Каменно отвердевший, он готов был потворствовать герцогской прерогативе брать желаемое, его желание подпитывалось удивительным чувством собственности.

Она принадлежит только ему. И так будет всегда.

Он испытывал такое же чувство, когда нашел ее на балу, понял ее состояние, и как она до него дошла, тогда он чуть не выволок Лонгфорда наружу и не отлупил.

Как этот негодяй смеет считать…

Джеймс ничего подобного прежде не испытывал, не знал такой страсти, не мог вытряхнуть ее оттуда, где она укоренилась.

Из своего сердца.

Но еще будет время подумать об этом.

Как-то они свалились на широкий диван. Пышная грудь Элинор прижималась к его торсу. Бедра двигались, подн