/ Language: Русский / Genre:poetry

Лизанькин сон (сказка)

Елена Чудинова

Как повезло тем из вас, кто живет в старых домах- пусть даже не очень старых, но просто таких, где еще есть окна с двойными рамами и широким подоконником. Стекла в таких окнах в зимние морозы зарастают сверкающими ледяными узорами - и привычная улица куда-то исчезает, словно неизвестный волшебник перенес твой дом в сказочный алмазный лес. Как хорошо бывает, усевшись на удобном подоконнике, всматриваться в даль ледяной чащобы, придумывать, с какими забавными существами и жуткими чудовищами можно встретиться, пустившись по нарисованной дыханием Зимы тропинке… Точно так же любили сидеть на подоконнике твои маленькие дедушки и бабушки, прабабушки и прадедушки… Быть может, Зима еще помнит те сказки, которые нашептывала им в давние времена.

Лизанькин сон (сказка)

Содержание поэмы: I.

II.

III.

IV.

V.

VI.

VII.

I.

За окошком вьюга злится,

Гасят свечи все в домах…

Что же Лизаньке не спится

На подушке в кружевах?

На дворе буран и холод,

Что блестишь, проказник-глаз?

Вот сейчас задвину полог,

Темно-розовый атлас!

Спать пора хорошим детям!

Хмуря брови, ждет суров

Старый дедушка в портрете,

Кавалер всех орденов.

Ждут и куклы на камине,

Глянь - с улыбкой смотрят вниз

Виконтесса[1] в кринолине[2]

И напудренный маркиз.

Сон сморит и скоро-скоро

Для моей Елисавет

Эти куклы из фарфора

Протанцуют менуэт[3].

На дворе мороз трескучий,

На дворе мороз скрипучий…

Примечания:

[1] Виконт, виконтесса, так же, как и маркиз - титулы, но не русские: такие же, как наши князья или графы. Вероятно в воображении Лизы е статуэтки наделены нерусскими титулами потому, что сами раскрашенные фарфоровые фигурки чаще привозились в XVIII из Европы.

[2] Кринолин - длинное платье с таким широким подолом, что его приходилось натягивать изнутри на специальные обручи. С кринолинами носили огромные прически из собственных и накладных волос, украшенные цветами, лентами, и много чем еще. А пудрили тогда не лицо, а волосы.

[3] Менуэт - медленный бальный танец.

II.

Помнишь, Лизанька, когда-то

Старый дедушка был жив,

Клал всегда в карман халата

Табакерку, что мотив

Менуэтный тот играла

Величаво причудной,

Если крышку поднимала

Ты проказливой рукой.

Дед, бранясь с суровой миной,

Гладил локоны твои,

Вспоминал Екатерину[1]

И турецкие бои.

И блистательную залу,

Где средь пудреных голов,

Свою Нину повстречал он,

Постук красных каблучков,

И розан[2] в прическе белый,

«Мне вручить его молю!»,

И пленительно-несмело

Изреченное «люблю»…

На дворе мороз трескучий,

На дворе мороз скрипучий…

Примечания:

[1] Екатерину - конечно, императрицу Екатерину Великую, очень долго царствовавшую во второй половине XVIII столетия.

[2] Розан - цветок розы, роза. Какие еще слова в стихотворении отличаются от наших.

III.

В окнах спущены гардины,

В двух трехсвечниках огонь,

Александру нет причины

Спать: война не терпит сонь!

Соскочив с кровати на пол,

Пусть все в доме крепко спят!

Под своим поднятым флагом

Принимает он парад.

Разноцветные мундиры,

Ментик, ташка, доломан…

Эй, драгуны, кирасиры[1]!

Бъет военный барабан!

На часах стоять как надо!

Александра вспыльчив нрав…

Оловянные солдаты,

Шпага в маленьких ножнах

На боку у генерала

С белых Альп седых высот

Вас на битву посылала

За отечество вперед!

На часах стоять как надо!

Генерала вспыльчив нрав…

С ним испанскую Армаду

Вы громили на морях[2].

Левой! Фрунт! Взирайте грозно!

Мимо шкапу! За кровать!

Генерал решит серьезно

С кем сегодня воевать.

На дворе мороз трескучий,

На дворе мороз скрипучий…

Примечания:

[1] Ментик, ташка, доломан - части мундира. Драгуны, кирасиры - названия частей русского войска. Еще были и уланы, и гусары. И все они были по разному вооружены и по разному одеты. В конных частях старались даже лошадей подбирать в масть - например: рыжие лошади к синим мундирам. Честное слово, современная армия выглядит не так красиво!

[2] В XVIII веке все восхищались переходом знаменитого полководца Суворова через непреступные альпийские горы. А с испанской Армадой, прежде непобедимым флотом, некогда сражались англичане. Проще говоря, Александр играет в сражения, о которых слышал или читал.

IV.

Где сугробы выше дома

Меж дерев метель метет,

Обитают в дуплах гномы,

Очень маленький народ.

И сварливы и веселы,

С серой лентой колпачки,

Темно-красные камзолы,

С бубенцами башмаки.

Мирны гномовы утехи:

Варят кашу с молоком,

Сытят мед, сластят орехи,

И танцуют вечерком.

А к соседям выезжая,

Нарядяся кто как мог,

Пару зайцев запрягают

В разукрашенный возок.

- Ой, - галдят в ветвях сороки, -

Гномы, гномы, ждать беды!

Генерал ведет жестокий

Оловянные ряды!

Подбородок вздернут гордо,

Золоченый эполет,

Кудри - мягки, профиль - твердый,

Генералу - восемь лет.

Ему жалость незнакома,

Ему слезы не нужны…

Победить он хочет гномов,

Хочет с гномами войны.

На дворе мороз трескучий,

На дворе мороз скрипучий…

V.

В страхе Лизанька проснулась:

Что мне делать, как мне быть?

Босиком к дверям метнулась,

Поплотнее их закрыть,

Достает тальму[1] из шкапу,

Лепесточки-башмачки,

Только думает со страхом:

До чего ж они легки!

Реверансы[2] делать чтобы,

Лучше этих не найти!

Но по лесу, по сугробам,

Верно трудно в них пройти?

Я свечу найду витую,

С ней пойду искать в лесу.

Бедных гномиков спасу я!

Как - не знаю, но спасу!

Дверь на низ скрипнула малость:

Тихо-тихо!.. в доме спят…

Так пройти, чтоб всем казалось,

Будто мышки тут шуршат…

Подобрав подол рукою,

На высоких каблучках,

По ступеням Лиза сходит,

Отворяет дверь в сенях…

На дворе мороз трескучий,

На дворе мороз скрипучий…

Примечания:

[1] Тальма - женская накидка.

[2] Реверанс - торжественный и очень красивый поклон, иногда являвшийся фигурой танца.

VI.

Ах, как вязнут ножки в снеге!

Страшно Лизаньке одной…

Ясны звезды в черном небе,

Огонек свечи - живой.

Гадкий, злой, противный ветер!

Не гаси мою свечу!

Мне она в дороге светит,

Я с ней гномиков ищу!

Огонек свечи веселой,

Мой любезный милый друг…

Деревищи черны, голы,

Тянут к Лизе ветви рук.

Я пугаться вас не стану!

Барабаны, чу, гремят…

Видит Лиза, на поляну

Вдруг выходит полк солдат.

Развеваются знамена…

Шпаги, сабли и мечи…

Только Лизе - по колено

Все вояки-усачи.

Эй, драгуны, кирасиры!

Будет бой здесь гномам дан!

Между их цветных мундиров,

Как огромный великан,

Генерал шагает строго,

Два солдата - молодцы,

Деревянного Гнедого

Вслед ведут, взяв под-узцы.

Лизе крикнул Александр:

Что Вы делаете тут?

Здесь - военных действий театр,

Скоро битву здесь начнут!

Вас, сударыня, попросим,

Я представлю Вам конвой…

- Здесь не будет битвы вовсе!

Генерал жестокий, стой!

Если бить ты хочешь слабых,

Покорить чужой народ,

Ты свою бесчестишь шпагу,

Навсегда бесчестишь, вот!

Генерал, Вы - злой мальчишка,

Гувернеру б Вас посечь!

- Это дерзко, право, слишком,

Придержите эту речь!

- Пощадите бедных гномов!

- Но ответьте почему?

Что в виктории[1] дурного?

Я - солдат, веду войну.

- Не умеют гномы биться!

Поверните полк назад!

- Вы прекрасны, как Фелица[2],

Покориться Вам я рад.

- Ведь война несет разлуку,

И беду приносит бой!

- Разрешите Вашу руку,

Я доставлю Вас домой.

Примечания:

[1] Виктория - просто-напросто победа, но по-латыни. В XVIII веке люди любили употреблять иногда иностранные слова вместо русских - им казалось, что так торжественнее звучит.

[2] Фелица - царевна, героиня сказки, которую Екатерина Великая написала для своего внука, будущего императора Александра I.

VII.

Александр, будь спокоен:

Ведь пройдет немного лет,

Будешь ты великий воин

В самой славной из побед…

В небе звезды хороводят,

В темноте искрится снег,

Восемнадцатый уходит

Париков и кружав век.

Но под звуки менуэта,

Что откуда-то слышны,

Сладко спи, Елизавета,

Пусть благими будут сны.

XII.1979

*Поэма не издавалась

This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

26.02.2009