/ Language: Русский / Genre:det_classic, / Series: Чарли Чан

Китайский Попугай

Эрл Биггерс

Чарли Чан, стереотип китайского детектива средних лет, служит в полиции Гонолулу на Гавайях, по ходу серии проходит путь от сержанта до инспектора. Известен своим сочным афористичным языком, преступления раскрывает благодаря терпению, вниманию к деталям и анализу характера. Меткий, образный, колоритный язык героя — полицейского, профессионализм (во многих романах героя приглашают специально, не надеясь на местных копов), аналитические способности в лучших традициях детективной классики сделали Чарли Чана одним из самых популярных литературных героев Америки. Библиография серии «Чарли Чан»: «Дом без ключа», «Китайский попугай», «За этим занавесом», «Черный верблюд», «Чарли Чан продолжает», «Хранитель ключей».

1926 ru en Black Jack FB Tools 2005-06-27 Распознавание и вычитка:Syrchik (syrchyk@rambler.ru), 14.06.2005 70250DED-ABB6-4E2A-959C-BCFF9C8C59DA 1.0 РИО «Джангар» Элиста 1992 Earl Derr Biggers The Chinese Parrot 1926

Эрл Дерр БИГГЕРС

Китайский попугай

Глава 1

ЖЕМЧУГ ФИЛИМОРА

Александр Иден вошел в роскошное здание, где фирма «Мик и Иден» предлагала свои товары. Минуя огромные стеклянные шкафы с серебром, платиной, золотом и драгоценными камнями, и отвечая на приветствия клерков в безупречных костюмах с гвоздикой в петлице, он направился в свой кабинет. Это был невысокий мужчина с седыми волосами, быстрым взглядом живых глаз и властными манерами. Представители клана Миков умерли, оставив Александра Идена единственным владельцем известного ювелирного магазина в Сан-Франциско.

В приемной Идена приветствовала секретарша.

— Доброе утро, мисс Чейз, — сказал он.

Секретарша в ответ улыбнулась.

Иден залюбовался девушкой, пепельной блондинкой с фиалковыми глазами. Ему нравился такой тип женщин.

— Через десять минут, — сказал он, — я ожидаю своего старого друга, миссис Джордан из Гонолулу. Когда она появится, проводите ее ко мне.

— Хорошо, мистер Иден.

Он прошел в кабинет, на ходу снимая пальто и шляпу. На большом столе лежала утренняя почта. Иден машинально просмотрел ее, побарабанил пальцами по папке с бумагами и подошел к окну.

Вчерашний туман все еще висел над улицами. Глядя на город, будто погруженный в молочный кисель, он вспомнил далекое прошлое.

Сорок лет назад, в веселом и ласковом Гонолулу семнадцатилетний Алек Иден в гостиной Филиморов танцевал с Салли Филимор. Он еще не привык к новомодному тустепу и потому то и дело спотыкался. Но, возможно, его волновала близость девушки.

Салли Филимор не только обладала дивной красотой, что было ценно само по себе, она являлась наследницей огромного состояния. Успех Филимора достиг вершины. Его корабли бороздили моря и океаны, плантации сахарного тростника приносили огромные урожаи. Глядя в прошлое, Алек Иден видел белую шею девушки и как символ ее богатства известное жемчужное ожерелье, которое Марк Филимор привез из Лондона. Оно заставило задыхаться от изумления весь Гонолулу.

Иден вспомнил ту ночь, полную экзотики, веселого смеха и мягкой приглушенной музыки, голубые глаза Салли... Как давно это было! Теперь ему почти шестьдесят, а Салли... Салли вышла замуж за Фреда Джордана и вскоре родила ему сына, Виктора. Иден мрачно улыбнулся. Как неразумно она назвала таким именем своенравного, глупого мальчишку!

Он вернулся к столу и уселся в кресло. Углубившись в почту, он забыл о своих мыслях, когда секретарша открыла дверь и объявила:

— Миссис Джордан!

По китайскому ковру к Идену шла Салли Джордан. Как она изменилась за эти годы!

— Алек! Мой дорогой старый друг...

Он взял ее маленькие нежные руки в свои.

— Салли! Я очень рад видеть тебя! — он придвинул ей кресло. Она улыбалась. Иден привычно занял свое место за столом.

— Э... ты давно в городе?

— Две недели, кажется...

— Ты не сдержала обещания, Салли. Ты не дала мне знать о своем приезде.

— Ах, на меня свалилось столько дел! И Виктор...

— Да, да, Виктор! Надеюсь, у него все в порядке? — Иден посмотрел в окно. — Туман расходится, не так ли? Будет хороший день...

— Дорогой Алек, — Салли покачала головой, — не надо ходить вокруг да около. Дело прежде всего. Я уже сказала тебе по телефону, что собираюсь продать жемчуг Филимора.

Он кивнул.

— А почему бы и нет?

— Да, я решила. Эти превосходные жемчужины хороши для молодых... Однако причина продажи не в этом. Я бы не стала продавать ожерелье, Алек, если бы могла... Но я не могу... Я... я разорена, Алек.

Он снова посмотрел в окно.

— Звучит абсурдно, да? — продолжала она. — Все корабли Филимора, земли Филимора, все исчезло. Большой дом на берегу заложен. Видишь ли, Виктор сделал неудачное вложение...

— Я слышал об этом, — мягко сказал Иден.

— О, я знаю, о чем ты думаешь, Алек. Виктор плохой, плохой мальчик. Глупый и неосторожный... Но это все, что у меня осталось после смерти Фреда. И я привязана к нему.

— Все это так, — он улыбнулся. — Нет, я не думаю плохо о Викторе, Салли. Я... у меня самого есть сын.

— Прости, мне надо было вспомнить раньше. Как Боб?

— Надеюсь, у него все в порядке. Возможно, он появится до твоего ухода, если захочет рано позавтракать.

— Он участвует в твоем деле?

Иден пожал плечами.

— Не совсем. Боб три года провел в колледже, год — в южных морях, год — в Европе, а третий — в клубе за картами. Однако карьера мало его беспокоит. Я слышал, он собирается работать в газете. У него есть друзья среди газетчиков. — Ювелир махнул рукой. — Мне тоже приходится заботиться о Бобе.

— Бедный Алек, — мягко сказала Салли. — Новое поколение так трудно понять. Но я пришла поговорить о своих собственных беспокойствах. Я разорена. Это ожерелье — единственная ценность, которая у меня осталась.

— Но оно стоит дорого.

— Достаточно, чтобы помочь Виктору выкрутиться. Достаточно, чтобы мне прожить оставшиеся годы. Отец заплатил за него девяносто тысяч. В то время это было удачей, но сегодня...

— Ты не представляешь, Салли, что значит сегодня. Сейчас ожерелье стоит не меньше трехсот тысяч.

Она раскрыла рот от изумления.

— Не может быть! Ты уверен в этом? Ты ведь не видел ожерелья...

— Я думал, ты помнишь, — упрекнул он. — Я видел его. Как раз перед твоим приходом я вспоминал о прошлом. Это было сорок лет назад, когда я приехал на острова к своему дяде. Мне было семнадцать лет, но я помню, как мы танцевали тустеп. Ожерелье было на тебе. Одно из памятных воспоминаний моей жизни.

— И моей тоже, — кивнула она. — Теперь я вспомнила. Отец привез ожерелье из Лондона и я тогда впервые надела его. Сорок лет назад! Подумать только, Алек, как давно это было! — Салли помолчала. — Так ты говоришь, что оно стоит триста тысяч?

— Я не гарантирую, что тебе столько заплатят. Нелегко найти покупателя на такую сумму. Тот, кого я имел в виду...

— О, так ты нашел кого-то?

— Да. Но он отказывается платить больше двухсот двадцати тысяч. Конечно, если ты торопишься продать...

— Да, — сказала она. — А кто этот человек?

— Мадден, финансист.

— Он не с Уолл-стрит? Азартный игрок?

— Да. Ты знаешь его?

— Только по газетам. Он известный человек, но я его не видела.

Иден нахмурился.

— Это любопытно, — сказал он. — Мне показалось, что он знает тебя. Когда ты мне позвонила, я пошел к нему в отель. Он собирался кое-что купить в подарок дочери. Меня он принял холодно. Но когда я упомянул об ожерелье Филимора, он засмеялся. «Ожерелье Салли Филимор? Я возьму его». «Триста тысяч», — сказал я. «Двести двадцать, и ни цента больше», — ответил он.

Салли Джордан казалась удивленной.

— Но, Алек, он не мог знать меня. Хотя это не имеет значения. Договорись с ним, пожалуйста, пока он не уехал из города.

Снова открылась дверь и заглянула секретарша.

— Мистер Мадден из Нью-Йорка, — объявила она.

— Да, — сказал Иден, — пусть заходит. — Он повернулся к Салли. — Я просил его приехать сюда. Мой тебе совет, не торопись, может быть, удастся поднять цену, хотя я в этом не уверен. Он слишком тяжелый человек, Салли. Газетные рассказы о нем едва ли правдивы...

Он замолчал, потому что Мадден вошел в комнату. Сам великий Мадден, герой тысяч битв на Уолл-стрит, мужчина шести футов роста. Его холодные голубые глаза осмотрели кабинет. Салли показалось, что в комнату проник воздух из Арктики.

— А, мистер Мадден! — сказал Иден, вставая. — Мы только что говорили о вас.

Мадден подошел к Идену. За ним вошли высокая томная девушка, укутанная в меха, и бледный молодой человек в темно-голубом костюме.

— Миссис Джордан, это мистер Мадден, о котором я вам говорил.

Мадден поклонился.

— Я привел с собой свою дочь Эвелину и секретаря Мартина Торна, — в его голосе звучали стальные нотки.

— Очень рад познакомиться, — улыбнулся Иден. — Вы не присядете? — спросил он, указывая на кресла.

Мадден вплотную приблизился к столу.

— Не нужно никаких вступлений, — сказал он. — Мы пришли посмотреть ожерелье.

Иден был изумлен.

— Сэр, — сказал он, — боюсь, вы неверно информированы. В настоящий момент ожерелья нет в Сан-Франциско.

В свою очередь удивился Мадден.

— Но вы же сказали мне, чтобы я пришел сюда поговорить с владелицей...

— Да, именно это я и имел в виду.

— Видите ли, мистер Мадден, я не собиралась продавать ожерелье, когда уезжала из Гонолулу. Решение продать жемчуг пришло мне в голову здесь, — сказала Салли.

— Я думала, что ожерелье здесь, иначе бы я не пришла, — произнесла девушка.

— Пусть это тебя не беспокоит, — раздраженно повернулся к ней отец.

— Миссис Джордан, а вы послали за ним?

— Да. Если все будет в порядке, через шесть дней ожерелье будет у меня.

— Это плохо, — сказал Мадден. — Дело в том, что Эвелина уезжает в Денвер, а я послезавтра должен быть в Калифорнии. Мы встретимся с ней через неделю на моем ранчо в Эльдорадо и оттуда отправимся на Восток.

— Я буду рад доставить вам ожерелье в любое место, которое вы укажете, — сказал Иден.

Мадден повернулся к миссис Джордан.

— Это то самое ожерелье, которое было надето на вас в отеле «Палас» в 1889 году? — спросил он.

— Да, то самое, — она с удивлением посмотрела на него.

— Знаете, мистер Мадден, старое поверье гласит, что к красоте жемчуга добавляется красота того, кто его носил, — сказал Иден, улыбаясь.

— Ерунда! — воскликнул Мадден. — О, простите, я не сомневаюсь в красоте леди... Итак, я беру эти бусы за цену, которую вам назвал.

Иден покачал головой.

— Ожерелье стоит триста тысяч.

— Двести двадцать тысяч. Двадцать сейчас, остальные после того, как получу ожерелье. Соглашайтесь, или я ухожу.

Он встал и уставился на ювелира. Иден повернулся к миссис Джордан.

— Хорошо, Алек, — кивнула она. — Я согласна.

— Ну что же, — сказал Иден, — для вас это выгодная сделка, мистер Мадден.

— Я всегда совершаю только выгодные сделки, — заметил Мадден, доставая чековую книжку. — Двадцать тысяч сейчас. Я не против.

— Вы сказали, что ожерелье будет здесь через шесть дней? — спросил секретарь.

— Да, через шесть дней или около этого, — ответила миссис Джордан.

— Ага, — у него был тонкий холодный голос, — и его привезет...

— Посыльный, — резко сказал Иден. Ему не понравилось вмешательство Мартина Торна. Бледный высокий лоб, бледно-зеленые глаза, бледные руки. Неприятный тип!

Торн кивнул.

Мадден подписал чек и положил его перед ювелиром.

— Если мисс Эвелина вернется к зиме в Пассадену, то там она сможет носить ожерелье. Поскольку шесть дней... — продолжал секретарь.

— Кто купил это ожерелье? Вы или я? — спросил Мадден... — Я не позволю таскать его взад и вперед по всей стране. В наше время это слишком рискованно, когда каждый второй — мошенник.

— Но, папа, — робко возразила Эвелина, — он прав, и я хочу...

Она замолчала, взглянув на отца. Лицо Маддена побагровело.

— Ожерелье доставьте мне в Нью-Йорк, — сказал он Идену, не обращая внимания на дочь и секретаря. — По возвращении я дам телеграмму и вы вышлите мне ожерелье.

— Хорошо, — согласился Иден. — Если вы немного подождете, я принесу бланк договора. Дело есть дело.

— Конечно, — кивнул Мадден.

Ювелир вышел. Эвелина встала.

— Я подожду тебя внизу, папа. Я хочу осмотреть их нефриты. — Она повернулась к миссис Джордан. — Вы знаете, в Сан-Франциско лучший нефрит, чем в любом другом месте.

— Да, возможно, — улыбнулась Салли. Она тоже встала и взяла девушку за руку. — У вас такая красивая шея, дорогая, что я сразу же, как вы вошли, поняла, что жемчуг Филимора нужен именно вам. Надеюсь, вы долгие годы будете носить ожерелье и будете счастливы.

— Благодарю вас, — девушка кивнула ей и вышла.

Мадден посмотрел на своего секретаря.

— Подождите меня в машине, — сказал он и обратился к миссис Джордан: — Вы никогда не видели меня раньше?

— Простите, нет.

— А я вас видел. Правда, это было давно. Но я хочу, чтобы вы знали: я испытываю большое удовольствие при мысли, что владею этим жемчугом. Сегодня залечилась глубокая старая рана.

— Я не понимаю вас, — удивилась Салли.

— Конечно, вы не понимаете... В свое время вы приехали в Гонолулу и остановились в отеле «Палас». А я... я был коридорным в том отеле. Я видел на вас это ожерелье. Я считал вас самой красивой в мире девушкой. Теперь мы оба...

— Теперь мы оба старые, — мягко сказала она.

— Да, я это и имел в виду. Я обожал вас, но я был коридорным... Вы никогда, конечно, не замечали меня. И я тогда поклялся, что разбогатею и женюсь на вас. Теперь мы улыбнемся этому. Но сегодня я купил ваше ожерелье. Ваш жемчуг будет на шее моей дочери... Но это еще не все...

Салли пристально посмотрела на него.

— Странный вы человек, — сказала она.

— Я то, что есть, — ответил Мадден. — Я сделал то, что сказал.

Вошел Иден.

— Подпишите это, мистер Мадден, если вы согласны... Благодарю вас.

— Вы получите телеграмму, — повторил Мадден. — И вышлете ожерелье в Нью-Йорк. Помните, только туда и никуда больше. До свидания. — Он повернулся к миссис Джордан и протянул ей руку.

Она с улыбкой пожала ее.

— До свидания. — И многозначительно добавила: — Теперь я вас увидела.

— И что же вы увидели?

— Вы ужасно тщеславный человек. Но достаточно приятный.

— Благодарю вас. Я запомню это. Прощайте!

Он ушел. Иден опустился в кресло.

— Ну вот и все. Он выглядел счастливым. Я слышал, он всегда побеждает.

— Да, он всегда побеждает, — сказала миссис Джордан.

— Кстати, Салли, я не хотел поднимать этот вопрос при секретаре. Но мне ты можешь сказать. Кто привезет ожерелье?

— Чарли.

— Кто это?

— Сержант Чарли. Чан, детектив полиции Гонолулу. Много лет он был нашим первоклассным боем в большом доме на берегу.

— Он китаец?

— Да. От нас Чарли ушел в полицию. И он там на прекрасном счету. Он всегда хотел посмотреть континент, и я устроила ему это. Да и где бы я нашла лучшего посыльного? Я доверю ему свою жизнь, а не только драгоценности.

— Он выедет ночью?

— Да, на «Президенте Пирсе». Прибудет в следующий четверг.

Открылась дверь и вошел красивый молодой человек.

— О, прости, папа, — смутился он, увидев в кабинете посетительницу.

— Боб! — воскликнула миссис Джордан. — Я так хотела увидеть тебя! Как дела?

— Великолепно. А как вы?

— Спасибо, хорошо. Кстати, ты слишком долго завтракал. И упустил очень хорошенькую девочку.

— Нет, не упустил, если вы имеете в виду Эвелину Мадден. Я видел ее внизу.

— Очаровательная девушка, — сказала миссис Джордан.

— Но как айсберг, — заметил Боб. — От нее так и веет холодом. Однако я полагаю, что тут кого-то надули. На лестнице я столкнулся с ее отцом.

— Ерунда. Но ты хоть улыбнулся ей?

— Послушайте, уж не хотите ли вы меня проинструктировать насчет женитьбы?

— Почему бы и нет? Все молодые люди нуждаются в этом, — она засмеялась. — Алек, я пойду.

— Значит, в следующий четверг мы увидимся, — сказал Иден. — Жаль, что не получили больше.

— Достаточно, — ответила Салли. Глаза ее блеснули: — Дорогой отец до сих пор помогает мне.

Она попрощалась с мужчинами и вышла. Иден повернулся к сыну.

— Я полагаю, ты еще не занят в газете?

— Нет пока. — Боб закурил. — Конечно, все редакторы против меня. Но я с ними повоюю.

— Ну, ну, воюй. Я хочу, чтобы следующие две или три недели ты был свободен. У меня найдется работа для тебя.

— О, конечно, папа. А что я должен делать?

— Во-первых, в следующий четверг ты должен встретить «Президента Пирса».

— Звучит многообещающе. Очевидно, какая-нибудь молодая женщина под вуалью...

— Нет. Это будет китаец.

— Что?

— Детектив из Гонолулу привезет жемчужное ожерелье стоимостью в четверть миллиона долларов.

— Ясно, — кивнул Боб. — А дальше?

— Дальше? Кто может сказать, что будет дальше? — задумчиво ответил Иден.

Глава 2

ДЕТЕКТИВ С ГАВАЙСКИХ ОСТРОВОВ

В шесть часов вечера в следующий четверг Александр Иден отправился в отель «Стюарт». Весь день дождь поливал город, и сумерки наступили очень рано.

Некоторое время он постоял у дверей отеля, оглядывая туманную Грири-стрит, где время от времени мелькали прохожие с зонтиками. Иден любил такую погоду. Как ни странно, она рождала в его душе легкую грусть и ожидание чего-то несбывшегося.

Салли ждала его в своем номере. Трудно сказать, глядя на нее, думал Иден, что ей почти шестьдесят лет.

— Заходи, Алек, — сказала она, улыбаясь. — Виктор!

Виктор выступил вперед, и Иден с интересом посмотрел на него. Последний раз он видел молодого человека несколько лет назад, когда тот начинал свою карьеру. Лицо Виктора было одутловатым, глаза смотрели устало.

— Входите, входите, — сказал Виктор весело. — Насколько я понимаю, сегодня мы получим ожерелье.

Иден снял мокрый плащ.

— Боб поехал в порт встречать «Президента Пирса», — он взглянул на Салли. — Я сказал, чтобы он приехал сюда вместе с твоим китайским другом.

— Да, да, — кивнула она.

— Хотите коктейль? — предложил Виктор.

— Нет, спасибо, — ответил Иден, опускаясь в мягкое кресло.

Миссис Джордан с интересом посмотрела на него.

— Случилось что-нибудь? — спросила она.

Ювелир помолчал.

— Да, случилось... — наконец ответил он. — Кое-что странное.

— И это имеет отношение к ожерелью? — поинтересовался Виктор.

— Да, — Иден повернулся к Салли. — Ты помнишь, о чем говорил Мадден? Его последние слова: «В Нью-Йорк, и никуда больше».

— Помню.

— Ну, так он изменил свое решение, — нахмурился ювелир. — А это не похоже на Маддена. Утром он позвонил мне из своего ранчо и попросил прислать ожерелье туда.

— На ранчо? — изумилась она.

— Да. Естественно, я был удивлен. Я даже засомневался, действительно ли это говорил Мадден. Голос был очень похож, но я не уверен...

— Ну? — в голосе Салли слышалось нетерпение.

— Я позвонил ему... Эльдорадо, 75... О, это действительно был Мадден.

— И что он сказал?

— Он похвалил меня за осторожность и сказал, что кое-что заставляет его считать опасным нахождение ожерелья в Нью-Йорке. Он не объяснил, что имеет в виду, но прибавил, что считает пустыню идеальным местом для заключения подобной сделки. Вряд ли кто явится в пустыню, чтобы украсть ожерелье стоимостью в четверть миллиона долларов. Конечно, он ничего не говорил по телефону, но именно такой вывод я сделал.

— Он абсолютно прав, — сказал Виктор.

— Да, наверное. Я сам провел немало времени в пустыне. Там никто не запирает дверей, не думает о запорах. Спросите любого фермера о полиции, и он с удивлением посмотрит на вас, а потом пробормочет что-то насчет шерифа, который находится в нескольких сотнях миль. Но все же...

Иден встал и прошелся по комнате.

— Все же мне не нравится это. Полагаю, что кто-то затевает нечестную игру. Если я пошлю туда Боба с ожерельем, он может попасть в ловушку. Маддена может не оказаться на ранчо. Лежать в пустыне с пулей...

Виктор насмешливо улыбнулся.

— Послушайте, у вас богатое воображение! — воскликнул он.

— Возможно, — согласился Иден, взглянув на часы. — Но где же Боб? Он уже должен быть здесь. Если вы не возражаете, я позвоню.

Он позвонил в порт и вернулся от телефона еще более встревоженным.

— "Президент Пирс" пришвартовался сорок пять минут назад. Оттуда полчаса езды до отеля.

— В это время на шоссе оживленное движение, — напомнил Виктор.

— Да, ты прав, — кивнул Иден. — Ну, Салли, а что ты думаешь?

— А что тут думать? — спросил Виктор. — Мадден купил ожерелье и хочет, чтобы его доставили к нему на ранчо. Значит, так и надо сделать.

— Алек, я думаю, Виктор прав, — Салли с гордостью посмотрела на сына.

— Ну что ж! — вздохнул Иден. — Тогда не будем терять времени. Мадден хочет побыстрее отправиться в Нью-Йорк. Я пошлю к нему Боба с ожерельем, но только не одного.

— Я тоже поеду, — сказал Виктор.

— Нет, — Иден покачал головой. — Я предпочитаю полицейского из Гонолулу. Как ты думаешь, Салли, сможешь ты убедить его поехать с Бобом?

— Я уверена в этом, — кивнула она. — Чарли сделает это для меня.

— Отлично! Но где же их носят черти? Я начинаю беспокоиться...

Его прервал телефонный звонок. Миссис Джордан сняла трубку.

— О! Хелло, Чарли! Приходите сюда. Мы на четвертом этаже, номер 492. Да. Вы один? — Она положила трубку и повернулась к мужчинам. — Он сказал, что приехал один.

— Один? — повторил Иден.

Минуту спустя он разглядывал маленького круглолицего человека. Детектив тепло поздоровался с хозяйкой и ее сыном и вошел в комнату. Его глазки, как две пуговки, внимательно смотрели на Идена.

— Алек, — сказала миссис Джордан, — это мой старый друг Чарли Чан. Чарли, это мистер Иден.

Чан низко поклонился.

— Огромная честь выпала мне по прибытии на континент, — произнес он. — Во-первых, я встретился с миссис Салли, во-вторых, познакомился с мистером Иденом.

— Здравствуйте, — сказал Иден.

— Как путешествие, Чарли? — спросил Виктор.

Чан пожал плечами.

— Всю дорогу я страдал от качки. Может быть, морские путешествия кому-то и нравятся, но только не мне.

— Прошу прощения, — перебил его Иден, — но мой сын... Он должен был встретить вас.

— Простите, — серьезно посмотрел на него Чан. — Должно быть, это моя вина. Наверное, я его не заметил. Но в порту ко мне никто не подходил.

— Не понимаю, — пожал плечами Иден.

— Набережная была почти пуста, — продолжал Чан. — Я взял такси и поспешил сюда.

— Ожерелье у вас? — спросил Виктор.

— Какой может быть вопрос, — ответил Чан, вытаскивая нитку жемчужин из-за пояса. — Ну вот, жемчуг Филимора закончил свое путешествие, — усмехнулся он. — Теперь гора свалилась с моих плеч.

Ювелир подошел к столу и взял в руки ожерелье.

— Прекрасно, — пробормотал он. — Прекрасно! Знаешь, Салли, я никогда бы не отдал его Маддену. Жемчужины настолько совершенной формы... Но Боб, где же все-таки Боб?

— Да придет он, — сказал Виктор, беря ожерелье. — Может быть, у него нашлось другое дело.

— Возможно, — Иден помолчал. — Но теперь я хочу сказать о другом. Дело в том, Салли, что в четыре часа мне снова позвонил Мадден. Но что-то в его голосе меня насторожило. Он спросил: «На „Президенте Пирсе“ прибывает ожерелье?» и поинтересовался именем посыльного. В ответ на мое удивление он сказал, что только чувство опасности заставляет его задать такой вопрос. Он не хочет, чтобы что-нибудь случилось. Я сказал ему: «Хорошо, мистер Мадден. Минут через десять я вам перезвоню и сообщу то, что вас интересует». Но я не стал перезванивать на ранчо, а решил выяснить, откуда мне позвонили. Оказалось, из магазина на Джексон-стрит!

Иден замолчал. Чарли Чан смотрел на него.

— Теперь вам понятно, почему я беспокоюсь за Боба? — продолжал ювелир. — Мне не нравится...

Он не договорил. В дверь постучали. Виктор открыл дверь. На пороге стоял Боб. Как часто бывает в подобных случаях, беспокойство отца сменилось гневом.

— Какой ты, к черту, деловой человек! — закричал он.

— Но, папа, не надо сейчас комплиментов, — засмеялся Боб. — Я не гожусь для твоей работы.

— Не сомневаюсь. Чем ты занимался, вместо того чтобы встретить мистера Чана?

— Один момент, папа. — Боб начал снимать плащ. — Хелло, Виктор, миссис Джордан. А это, я полагаю, мистер Чан?

— Как жаль, что мы не встретились в порту, — пробормотал Чан. — Я уверен, что это моя вина и...

— Ерунда! — воскликнул ювелир. — Это его вина, как обычно. Когда у тебя, наконец, появится чувство ответственности?

— Подожди, папа! Чувство ответственности — такая вещь, которая не всегда нужна.

— Боже мой, что ты говоришь? Почему ты не встретил мистера Чана?

— Ну, я не мог...

— Не мог! Ты не мог...

— Точно. Это длинная история. И я расскажу, если ты не будешь перебивать меня. Я сяду, если позволите. Я немного устал.

Он сел к столу и закурил.

— Когда я вышел из клуба, чтобы ехать в порт, не было ни одного такси, кроме какой-то старой развалины. Когда мы ехали по Эмбарка-стрит, я заметил, что на щеке у шофера шрам, а ухо — как цветная капуста. В общем, доверия он не внушал. На набережной я попросил его остановиться и подождать: «Президент Пирс» уже подходил к причалу. На пирсе около меня вертелся какой-то мужчина в пальто с поднятым воротником и в темных очках. Я специально пошел под навес. Он двинулся за мной. Я вышел на улицу, и он тоже. Ну, я и походил с ним по улицам... А что еще оставалось делать? Надо было принять быстрое решение. Ожерелья у меня не было, оно у мистера Чана. Зачем их наводить на него? Я стоял и смотрел на людей, спускавшихся с трапа. Потом я увидел человека, о котором подумал, что он мистер Чан, но подходить не стал. Я вернулся к машине и расплатился с шофером. «Вы ожидали кого-то с парохода?» — спросил он. «Да, — ответил я. — Я пришел встречать китайскую императрицу, но мне сказали, что она умерла». Он мрачно посмотрел на меня. В это время подошел тот тип в очках. Я сел в другую машину и доехал до клуба, так как мои приятели всю дорогу висели у меня на хвосте. В клубе пришлось удирать от них через кухню. Наверное, они до сих пор ждут меня у клуба, как любимого брата. — Боб помолчал. — Вот потому-то, папа, я не встретил мистера Чана.

Иден улыбнулся.

— Клянусь Юпитером, ты умнее, чем я думал. — Он повернулся к миссис Джордан. — Знаешь, Салли, все это мне не нравится... Послушайся моего совета, не отправляй ожерелье Маддену.

— Алек, нам нужны деньги, — сказала она. — Если мистер Мадден просит прислать ожерелье на ранчо, пусть будет, как он хочет. Это его дело.

Иден вздохнул.

— Ну хорошо. Пусть будет по-твоему. Боб отправится туда сегодня же. — Он посмотрел на Чана.

— Чарли, — обратилась к детективу миссис Джордан.

— Да, миссис Салли?

— Вы сказали, что гора свалилась у вас с плеч?

— Да, теперь я беззаботен и счастлив.

Миссис Джордан покачала головой.

— Простите, Чарли, — сказала она, — но я хотела бы еще раз взвалить на ваши плечи эту тяжесть, попросив сопровождать Боба Идена.

— Я готов, — без колебаний ответил Чан.

— Спасибо, Чарли, — глаза Салли наполнились слезами. — Все ваши издержки, конечно, будут оплачены... Вам лучше хранить жемчуг в поясе, как вы это делали. Но помните, никто не должен знать о вашей связи с этим делом.

— Я буду осторожен. — Чан взял со стола ожерелье. — Не беспокойтесь, миссис Салли. Мы с этим молодым человеком сделаем все, что нужно.

— Я верю в вас, — улыбнулась она.

— Значит, решено, — сказал Иден. — Мистер Чан, вы и мой сын отправитесь в одиннадцать часов на пароме в Ричмонд, оттуда доберетесь до Барстоу и пересядете на экспресс до Эльдорадо. На ранчо Маддена вы попадете завтра вечером. Если он там и если...

— Почему вы волнуетесь? — спросил Виктор. — Если он там, этого достаточно.

— Если Мадден на ранчо, — не обращая внимания на Виктора, продолжал Иден, — вы передадите ему ожерелье и возьмете расписку.

— Договорились. В половине одиннадцатого я буду ждать вас в холле, — Чарли кивнул им и вышел.

— Я тридцать пять лет занимаюсь ювелирным делом, — усмехнулся Иден, — но никогда еще у меня не было такого посыльного.

— Милый Чарли, он будет защищать ожерелье до конца, — сказала Салли.

— Надеюсь, до этого не дойдет, — засмеялся Боб и встал. — Я слишком люблю жизнь.

— Вы не останетесь обедать? — спросила миссис Джордан.

— Спасибо, в другой раз, — ответил Иден. — Мы с Бобом поедем домой. Ему надо собраться, а я не хочу оставлять его одного.

— Не будьте слишком щепетильными, когда попадете на ранчо, — обратился к Бобу Виктор. — Если Маддену грозит опасность, это не ваше дело. Передайте ему ожерелье, получите расписку, и все.

Иден покачал головой.

— Мне не нравится это, Салли. Мне это очень не нравится.

— Не беспокойся, — улыбнулась она. — Я доверяю Чарли.

Глава 3

ЧАН У КИ ЛИМА

Чарли Чан спустился в вестибюль отеля и вышел на Грири-стрит.

Он стоял на тротуаре и с удивлением рассматривал улицу, как будто попал на Марс. Дождь прекратился, и Грири-стрит понемногу заполнялась людьми. Громкий смех, гудки автомашин, яркие витрины магазинов...

Чарли зашел в кафе и заказал сэндвичи и три чашки чая.

Молодой человек, по виду клерк, уселся рядом с ним. После некоторых колебаний Чан решил обратиться к нему.

— Простите, пожалуйста, — сказал он, — но я впервые в вашем городе и за три свободных часа хочу осмотреть достопримечательности...

— Ну... я не знаю, — ответил молодой человек, — что интересного может быть в Сан-Франциско...

— Может быть, Барвари Коаст? — предложил Чан.

Молодой человек усмехнулся.

— Найдите что-нибудь поинтересней. Элко, Мидуэй — говорят, там теперь интересно. Да, сэр. Всякие старомодные дансинги, похожие на гаражи, дешевые магазины. Однако... — он засмеялся. — В Чайнтауне — китайской части города — канун Нового года... Да что вам говорить об этом...

Чан кивнул.

Он снова вышел на улицу, с интересом оглядываясь по сторонам и вспоминая сонный Гонолулу, где в шесть часов вечера улицы уже почти пусты. Как он отличается от Сан-Франциско!

Шофер автобуса, с которым заговорил Чарли, тоже упомянул Чайнтаун.

— Осмотрите опиекурильни и всякие притоны, — посоветовал он.

В начале девятого Чан пересек Юнион-сквер, темную Порт-стрит, вышел на Гранд-авеню и оказался в восточной части города. Здесь начинался Чайнтаун. Фасады домов были украшены цветными фонариками. Чарли заметил, что молодые китайцы предпочитали европейские костюмы, в то время как пожилые отдавали дань национальной одежде.

На Вашингтон-стрит Чан повернул к горе и увидел четырехэтажное здание, безвкусно разукрашенное и освещенное, с большими буквами над дверью: «Общество семьи Чан». Он двинулся дальше пустынной Уэверли-стрит. Маленький китайчонок пробежал мимо с «Чайнез дейли таймс», и Чан купил у него газету.

Скоро Чарли нашел нужный номер дома, поднялся по темной лестнице и громко постучал в дверь. Ему открыл высокий китаец с седой тощей бородой в широкой разукрашенной куртке из сатина.

Мгновение они молча рассматривали друг друга. Потом Чан улыбнулся.

— Добрый вечер, Ки Лим, — сказал он на кантонском наречии. — Ты не узнаешь своего бесценного кузена?

Глаза Ки Лима блеснули.

— Не узнал, — ответил он. — Ты пришел в этой дьявольской иностранной одежде, и я не узнал тебя. Тысяча приветствий. Соблаговолил зайти в мой презренный дом.

Улыбаясь, детектив шагнул в комнату и в изумлении застыл на пороге. Роскошные гобелены, мебель из тикового дерева, свежие цветы, среди которых преобладали китайские лилии, пахучий sui-sui-fan — символ долголетия. На камине — статуэтка Будды.

— Садись, пожалуйста, — пригласил Ки Лим. — Ты прибыл неожиданно, как августовский дождь.

Он хлопнул в ладоши. Вошла женщина.

— Это моя жена — Чан Сю, — сказал хозяин и приказал жене: — Принеси рисовые лепешки и вино.

Он уселся напротив Чарли за стол, на котором стоял горшочек с цветущим миндалем.

— Нового ничего нет, — вздохнул он. — А у тебя?

Чан пожал плечами.

— Нет. Я приехал по делу.

Глаза Ки Лима сузились.

— Да, я слышал о твоем деле, — тихо произнес он.

Детектив заерзал в кресле.

— Ты не одобряешь?

— Не одобряю — не то слово, — ответил Ки Лим. — Но я не совсем понимаю. Это дьявольская полиция... Что общего у нее с китайцами?

— Временами я не понимаю себя, мой бесценный кузен, — улыбнулся Чарли.

Красные занавески в углу раздвинулись, и в комнату вошла хорошенькая девушка с темными блестящими глазами и кукольным личиком. На ней были шелковые шаровары и национальная курточка. Она внесла поднос с новогодними деликатесами.

— Моя дочь Роза, — объявил Ки Лим. — А это мой кузен с Гавайских островов. — Он повернулся к Чарли Чану. — Она слишком подражает американцам и такая же наглая, как дочери белых людей.

Девушка засмеялась.

— А почему бы и нет? Я родилась здесь. Я ходила в американскую школу и теперь работаю с американцами.

— Работаете? — с интересом переспросил Чарли.

— Она весь день сидит на телефонной станции и болтает, — проворчал Ки Лим.

— Разве это так ужасно? — спросила девушка, глядя на Чана.

— Очень интересная работа, — сказал Чарли.

— Я довольна работой, — добавила она по-английски и вышла, но вскоре вернулась с кувшином, поставила на стол два бокала и уселась в углу комнаты, искоса поглядывая на своего родственника.

Около часа Чан разговаривал с Ки Лимом о своем детстве в Китае.

— Эти часы говорят правду? — наконец спросил он, кивнув на камин.

— Дьявольские иностранные часы! А раз так, значит, они лгут.

Чарли посмотрел на свои часы.

— К сожалению, я должен идти. Мое дело зовет меня в пустыню. Осмелюсь ли я просить своего кузена получать письма от моей жены, которые могут придти по этому адресу?

— Даже в пустыне есть телефон, — вмешалась девушка.

— Вот как? — Чарли с неожиданным интересом посмотрел на нее.

— Несомненно. День или два назад я соединяла кого-то с ранчо в Эльдорадо. Забыла имя... Эльдорадо, 75...

— Видимо, с ранчо Маддена, — с надеждой подсказал Чарли.

— Да, — кивнула она. — Это был очень необычный разговор.

— Звонили из Чайнтауна?

— Из магазина Вонг Чанга на Джексон-стрит. Кто-то желал поговорить с родственником Лу Вонгом, сторожем на ранчо Маддена.

Чан как можно равнодушнее спросил:

— Возможно, вы слышали, о чем они разговаривали?

— Лу Вонг должен приехать в Сан-Франциско. Здесь его ожидает хорошее положение, много денег и...

— Ша! — крикнул Ки Лим. — Не дело болтать о чужих секретах!

— Ты прав, мудрый кузен, — сказал Чарли. Он повернулся к девушке. Вы и я, маленький цветочек, еще встретимся. Теперь, к сожалению, я должен идти.

Ки Лим проводил его до двери.

— До свидания, мой великолепный кузен. В долгом путешествии, которое тебе предстоит, помни мой совет, ходи медленно.

— До свидания, — ответил Чарли. — Наилучшие мои пожелания тебе в новом году. — Неожиданно он поймал себя на том, что говорит по-английски. — Еще увидимся.

Чарли торопливо сбежал по лестнице. На улице, помня наставление своего кузена, он пошел медленно. Немного, очень немного узнал он от Розы. Лу Вонга хочет видеть в Сан-Франциско его родственник. Зачем?

У старого китайца на углу Джексон-стрит он узнал, как пройти к магазину Вонг Чанга.

Витрина была ярко освещена. Чашки, кувшины, бутылки. Очевидно, по случаю праздника магазин не торговал, хотя решетка перед дверью была поднята. Чан постучал, но никто не вышел. Тогда он пересек улицу и занял позицию в темном подъезде дома.

Минут через десять дверь магазина открылась и оттуда вышел худой мужчина в пальто, застегнутом на все пуговицы, и в темных очках. Оглянувшись по сторонам, он надвинул на глаза шляпу и быстро направился в сторону горы. Чарли последовал за ним. Мужчина вышел на Гранд-авеню и исчез за дверью дешевого отеля «Киллари».

Посмотрев на часы, Чарли решил оставить свою добычу в покое. Он был обеспокоен. «Кажется, нас заманивают в ловушку», — подумал он.

Вернувшись в отель «Стюарт», Чан взял свои вещи и спустился в холл. Ровно в половине одиннадцатого в отель вошел Боб Иден и кивнул Чарли на дверь. У входа их ждала машина.

— Садитесь, мистер Чан, — пригласил Боб, беря у него чемодан.

В машине Чарли увидел Идена.

— Скажи Майклу, чтобы он ехал помедленнее, — сказал он сыну и обратился к Чарли: — Мистер Чан, я очень беспокоюсь.

— У вас есть основания?

— Несомненно! Этот странный звонок по телефону, слежка за Бобом... Кстати, я связался с Элом Дрейкоттом, главой детективного агентства «Гейл Детектив Эджени», и попросил его найти, если возможно, того человека, который в порту следил за Бобом. Как оказалось, этот тип остановился...

— В отеле «Киллари» на Гранд-авеню, — предположил Чарли.

— Боже мой! — воскликнул Иден. — Вы знаете? Откуда?

— Счастливый случай. Но простите, я перебил вас.

— Так вот, Дрейкотт обнаружил этого человека. Его зовут Шаки Фил Майкдорф. Один из братьев Майкдорф, ловкий жулик. По всей видимости, парень очень интересуется нашим делом. Но, мистер Чан, вы-то как узнали о нем?

— Случайное стечение обстоятельств, и только. Я был в гостях... — и Чан рассказал о событиях этого вечера.

— Я все больше начинаю беспокоиться, — сказал Иден. — Зачем им понадобился этот сторож с ранчо Маддена?

— Ерунда, папа, — попытался успокоить его Боб.

— Нет, нет, здесь что-то нечисто! Жаль, что Салли не послушала меня и настаивает на продаже ожерелья. Это все ее сынок! Виктору не терпится получить деньги, и он заставляет мать спешить с этим делом. Что же я могу сделать? Будь это кто-либо другой, я бы бросил это дело. Но Салли Джордан — мой старый друг.

— Не беспокойся, папа. Я уверен, что твои страхи преувеличены. И потом, мистер Чан — детектив. Он не допустит...

— Мистер Чан, — обратился к нему Иден, — вы человек значительных способностей. Вы что-либо можете предложить?

Чарли улыбнулся.

— У меня есть кое-какие соображения...

— Ради Бога, скажите какие! — воскликнул Иден.

— Мы с юным мистером Иденом появляемся на ранчо... Что скажет наблюдатель, увидев нас? Ага, они привезли ожерелье, объединившись для его охраны. Мое предложение заключается в том, чтобы мистер Иден прибыл на ранчо один. На все вопросы он ответит отрицательно. Поскольку на сцене слишком много темных фигур, он прислан своим почтенным отцом. Если он убедится в том, что все в порядке, он дает отцу телеграмму, и ожерелье будет прислано.

— Хорошая идея, — согласился Иден. — А тем временем...

— Тем временем на ранчо появится старый китаец в поисках работы. — Крыса пустыни, как у вас говорят. Кто заподозрит, что ожерелье Филимора у него?

— Великолепно! — воскликнул Боб.

— Если на ранчо все в порядке, вы тут же передадите Маддену ожерелье. Но и в этом случае другие ничего не должны знать.

— Прекрасно, — сказал Боб. — Мы разделимся, когда сядем в поезд. Завтра мы приедем в Барстоу. В половине четвертого отправляется экспресс до Эльдорадо. Кстати, один из моих друзей дал мне письмо к парню по имени Уилл Холли, который редактирует в Эльдорадо маленькую газету. Я приглашу его пообедать со мной, а потом поеду к Маддену. Вы отправитесь другим путем. Если за нами следят, никто не должен видеть нас вместе. Как вы думаете?

— Я согласен, — ответил Чарли.

Машина остановилась возле здания переправы.

— Ваши билеты у меня, — сказал Иден. — У вас нижние места в одном салоне. — Он достал конверт. — Здесь немного денег на расходы, мистер Чан. Я считаю ваш план превосходным, но ради Бога, будьте осторожны. Боб, мальчик мой, к тебе это тоже относится.

— Не беспокойся, папа. Ты забываешь, что я уже вырос.

— Желаю вам удачи, мистер Чан. И заранее тысячу раз благодарю вас.

— Не стоит, — улыбнулся Чарли. — Я выполню это поручение. До свидания.

Он последовал за Бобом на паром. После дождя небо очистилось, и светили яркие звезды, хотя было довольно холодно.

Чарли облокотился на перила. Мечта его жизни исполнилась, он приехал на континент. Светящееся здание порта отступило назад. Он вспомнил крошечный остров, который был его домом. Панч-хилл, где жена и дети ожидали его возвращения.

Из темноты появился Боб.

— Большой праздник в Чайнтауне, — сказал он, указывая на освещенную яркими огнями Гранд-авеню.

— Да, большой, — согласился Чарли. — Завтра первый день Нового года. Четыре тысячи восемьсот шестьдесят девятый год...

— Боже! — улыбнулся Боб. — Как много лет протекло! Желаю вам счастливого Нового года.

— Вам тоже, — ответил детектив.

Паром медленно скользнул по черной воде. С острова Алькатрау, где находилась тюрьма, луч прожектора выхватывал из темноты то горы на берегу, то здание порта, то водную гладь. Ветер стал холоднее.

— Пойду вниз, — сказал Боб. — Спокойной ночи.

— Когда прибудете на ранчо Маддена, смотрите не провороньте крысу пустыни.

Стоя в одиночестве, Чан продолжал смотреть на освещенный город.

— Крысе пустыни не нравятся ловушки, — пробормотал он.

Глава 4

КАФЕ «ОАЗИС»

Сумерки сгущались над Эльдорадо, когда Боб сошел с поезда. Путешествие прошло без приключений. Правда, он потерял из виду Чарли.

Последний раз Боб видел Чана в Барстоу во время ленча. Детектив пил в кафе чай. Потом Боб отправился побродить по городу, а когда в три часа вернулся на вокзал, маленького китайца там не было. В Эльдорадо Боб отправился в одиночестве. Всю дорогу он с тревогой размышлял об исчезновении детектива. Случилось что-нибудь неожиданное? Чарли встретил кого-то? Или что-то узнал? Возможно, он поддался искушению?.. Но нет. Боб вспомнил взгляд Чана, когда он обещал Салли Джордан хранить это ожерелье. Но если Шаки Фил Майкдорф уехал из Сан-Франциско...

Боб решительно отбросил сомнения, подхватил свой чемодан и по узкому проходу вышел на привокзальную площадь. На фоне коричневых гор он увидел маленький городок. Банк, кинотеатр, магазин, почта, бюро новостей и отель с экзотическим названием «На краю пустыни». Возле отеля стояли две черные машины. В одной из них сидели двое мужчин и с любопытством смотрели на Боба.

Над столом дежурного в отеле горела яркая лампа.

— Добрый вечер, — поздоровался Боб. — Могу я оставить чемодан в вашей камере хранения?

— У нас ее нет, — ответил старик за столом, откладывая газету. — Оставьте его здесь или в своем номере. Полагаю, его никто не возьмет, если там нет ничего ценного.

— Но мне не нужен номер.

— Ну и хорошо, — и старик снова уткнулся в газету.

— А как мне добраться до редакции «Эльдорадо таймс»? — спросил Боб.

— На углу свернете на Мейн-стрит, — пробормотал старик.

Боб вышел на улицу, повернул за угол и дошел до небольшого желтого дома. В окне виднелась надпись: «Эльдорадо таймс» принимает объявления". Внутри света не было. Подойдя поближе, Боб увидел на двери записку: «Вернусь через час. Бог знает зачем. Уилл Холли».

Улыбаясь, Иден вернулся в отель.

— Как насчет обеда? — спросил он.

— У нас не кормят, — недовольно ответил старик.

— Но здесь же должен быть ресторан...

— Безусловно, — не поворачивая головы, сказал старик. — Возле банка. Кафе «Оазис».

В кафе, оказавшемся довольно сомнительным заведением, Боб взгромоздился на высокий стул. Напротив стойки в стену было вделано зеркало. Справа от него сидел какой-то парень в комбинезоне и свитере с недельной щетиной на лице, слева — девушка в бриджах цвета хаки.

Официант протянул ему грязное меню и посоветовал выбрать «особый оазисный» бифштекс с луком, французское жаркое, хлеб, масло и кофе. Всего восемьдесят центов.

Сделав заказ, Боб попытался в мутном зеркале разглядеть девушку. Что ж, ничего! Довольно симпатичная блондинка с растрепанными волосами, выбивавшимися из-под шляпки.

Официант принес ему огромную тарелку с едой. Боб взял в руки тусклый нож и вилку, отодвинул в сторону лук и принялся за мясо. Первое впечатление не всегда верно. Но в данном случае оно оправдалось. Бифштекс скользил по тарелке. Нож не хотел его резать. Напрягая мышцы, Боб продолжал единоборство с мясом. Вдруг нож со скрежетом чиркнул по тарелке, кусок бифштекса взвился в воздух и шлепнулся на колени девушке.

Боб повернул голову и встретил смеющиеся голубые глаза.

— О, простите, пожалуйста, — пробормотал он и повернулся к официанту: — Принесите что-нибудь съедобное.

— Как насчет жаркого? — спросил тот.

— Жаркого? — переспросил Боб. — Ладно, тащите. Только бы мне не пришлось второй раз сражаться. И захватите для девушки салфетку.

— Что? Салфетку? У нас их нет. Я принесу для нее полотенце.

— О, нет, не надо! — воскликнула девушка.

Официант исчез.

— Я думаю, не стоит иметь дело с их полотенцами, — сказала девушка.

— За ущерб я заплачу.

— Ерунда, — улыбнулась она. — Это не ваша вина. Нужна большая практика, чтобы поесть в этом «Оазисе».

Он смотрел на нее, и интерес его рос с каждой минутой.

— У вас большая практика? — спросил он.

— О да. Работа часто приводит меня сюда.

— Ваша... э... работа?

— Да. Я работаю в кино.

— Я видел вас в фильмах, — на всякий случай соврал Боб.

Она пожала плечами.

— Не видели и никогда не увидите. Я не актриса. Моя работа более интересная. Я выбираю место для съемки.

Бобу принесли жаркое и такой же тупой нож.

— Вот как?

— Я путешествую в поисках подходящего места, пытаясь найти что-то новое.

— Ого, это действительно интересно. А вы родились здесь, видимо?

— О нет. Я приехала с отцом к доктору Уайткомб несколько лет назад. Это в пяти милях отсюда. Когда отец умер, я нашла работу и... Но послушайте, я рассказываю историю своей жизни.

— Почему бы нет? Кстати, ужасный кофе здесь, вы не находите?

— Да, — согласилась девушка. — А что вы делаете в пустыне?

Боб достал бумажник.

— Теперь, если вы разрешите заплатить за ваш обед...

— Нет, нет, — запротестовала она.

— Но после того, как этот кусок мяса...

Расплатившись по счету, Боб последовал за девушкой на улицу.

— Куда дальше? — спросил он. — В кино?

— Конечно, нет. Расскажите, что вы делаете здесь?

— Боюсь, вам будет неинтересно. А пока мне нужен редактор «Эльдорадо таймс». У меня к нему письмо.

— Уилл Холли?

— Вы его знаете?

— Его все знают. Пошли. Он должен быть у себя.

Уилл Холли оказался высоким худым мужчиной лет тридцати пяти с задумчивыми глазами.

— Хелло, Паула, — сказал он.

— Хелло, Уилл. Видишь, кого я нашла в «Оазисе»?

— Ты найдешь, — улыбнулся Уилл. — Насколько я знаю, ты в Эльдорадо способна найти все, что угодно и кого угодно. Мой мальчик, я не знаю, кто вы, но бегите отсюда, пока пустыня не засосала вас.

— У меня письмо для вас, мистер Холли, — сказал Боб, доставая из кармана конверт, — от вашего друга Гарри Флетгейта.

— От Гарри Флетгейта? — мягко повторил Холли. — Голос из прошлого... Когда-то мы работали в «Сан» в Нью-Йорке. Вот это была газета! — Он уткнулся в письмо. — Гарри пишет, что вы здесь по делу?

— Да, — ответил Боб. — Об этом я расскажу вам позже. А пока мне нужно нанять машину для поездки на ранчо Маддена.

— Вы хотите увидеть самого Маддена?

— Да. И чем скорее, тем лучше. Он там, надеюсь?

Холли кивнул.

— Да, должен быть там. По слухам, он приехал на машине из Барстоу. Паула может рассказать вам о нем больше, чем я. Кстати, где вы познакомились?

— Видите ли, — улыбнулся Боб, — мисс... э... на нее упал кусок моего бифштекса в «Оазисе». Я был в ужасе, но она спокойно отнеслась к этому. Однако...

— Понимаю, — сказал Холли. — Мисс Паула Вендел, разрешите представить вам мистера Боба Идена. И давайте-ка отбросим этикет подальше!

— Спасибо, старина. Это самое лучшее, — засмеялся Боб. — Теперь, поскольку мы знакомы, мисс Вендел, могу я попросить вас рассказать мне, что вы знаете о Маддене?

— Не такое уж счастье знать великого Маддена, — сказала девушка. — Несколько лет назад наша компания снимала фильм возле его ранчо. На следующий день я отправила Маддену письмо с просьбой разрешить на ранчо съемки. Он ответил из Сан-Франциско, что будет рад этому.

Паула присела на край письменного стола.

— Дня два назад я проезжала мимо ранчо. Ну, и случилось нечто странное. Вы хотите услышать об этом?

— Очень хочу, — заверил ее Боб.

— Ворота были открыты, и я въехала во двор. Свет фар упал на дверь сарая, и я увидела согбенного старика с белой бородой, очень похожего на золотоискателя. Выражение его лица удивило меня. На мгновение он застыл, как испуганный кролик, а потом метнулся в сторону. Я постучала в дверь ранчо. Долго никто не открывал. Наконец на пороге появился бледный мужчина. Он сказал, что его зовут Торн и что он секретарь мистера Маддена. Даю вам слово — Уилл уже слышал это, — он дрожал от страха. Я сказала, что у меня дело к Маддену, но секретарь довольно грубо отказался позвать хозяина. «Приезжайте через неделю», — сказал он. Я стала спорить с ним, но он закрыл дверь перед моим носом.

— Значит, вы не видели Маддена? — спросил Боб.

— Нет. На обратном пути неподалеку от ранчо фары машины снова осветили фигуру золотоискателя. Но когда я подъехала к тому месту, где он стоял, его уже и след пропал. Я не стала искать его и прибавила газу. Моя любовь к пустыне не распространяется на ночное время.

Боб достал сигарету.

— Мистер Холли, я должен немедленно ехать к Маддену. Если вы укажете мне гараж...

— Я не сделаю ничего подобного, — ответил Холли. — Старый неудачник Гораций Грили оставил мне на время свой автомобиль, и я отвезу вас.

— О, я не могу отрывать вас от работы.

— Вы шутите, молодой человек! Моя работа! За день пребывания здесь я навечно могу обеспечить газету материалами, а вы говорите...

Они вышли из редакции. На улице было темно и тихо. Холли махнул рукой в сторону сонного города.

— Пустыня — это великая стихия, не менее великая, чем океан, и мы любим ее. Днем как-то не задумываешься об этом, а вот ночью...

— Разве это плохо, Уилл? — мягко спросила Паула.

— О, конечно, нет, — согласился Холли. — И здесь не так уж и скучно. Есть радио, есть кино. Каждый вечер я хожу в кино. Иногда в киножурналах я вижу Пятую авеню. Машины, львы у дверей библиотеки, женщины в мехах... Но я никогда не видел Парк-Роу. — Они медленно шли по песку. — Если ты меня любишь, Паула, ты найдешь это место на пленке.

Они остановились у дверей отеля.

— Мистер Иден, — сказала Паула, — здесь я вас покину.

— Но я еще увижу вас? — быстро спросил Боб. — Я должен вас увидеть.

— Увидите. Завтра я приеду на ранчо Маддена. У меня к нему дело.

— Доброй ночи, — грустно протянул Боб. — Но скажите, вы не сердитесь на меня из-за этого дурацкого бифштекса?

— Нет, — улыбнулась она.

— Я очень благодарен вам.

— До свидания.

Холли подвел Боба к машине.

— Садитесь.

— Одну минуту! Я должен забрать свой чемодан.

Он вошел в отель и вернулся с чемоданом.

— Машина готова, — объявил Холли. — Садитесь, молодой человек.

Боб сел в машину, и она помчалась по Мейн-стрит.

— Это очень мило с вашей стороны, — сказал Боб, — что вы решили подвезти меня.

— Не стоит меня благодарить, — ответил Холли. — Вы знаете, Мадден никогда не дает интервью, а теперь я попробую уговорить его.

— Я сделаю все, чтобы помочь вам, — пообещал Боб.

— Да, — продолжал Холли, — надеюсь, мне повезет больше, чем в прошлый раз.

— Значит, вы уже были у Маддена?

— Только один раз. Двенадцать лет назад, когда был репортером в Нью-Йорке. Я попал в игорный дом, который не пользовался хорошей репутацией, но там бывал Мадден. Говорили, что он азартный игрок.

— И вы хотели взять у него интервью?

— Да. Он тогда объединил несколько железнодорожных компаний, и я решил спросить у него об этом. Но лишь успел представиться, как Мадден заорал: «Убирайтесь к черту! Вы же знаете, я никогда не даю интервью!» — Холли засмеялся. — Такова была моя первая встреча с Мадденом.

Они быстро ехали по дороге, которая вилась среди песков и гор. При свете луны пески казались платиновыми.

Глава 5

РАНЧО МАДДЕНА

Впереди замелькали кусты. Фары высветили пальмы, за ними небольшой дом.

— Ранчо Альфальфа, — пояснил Холли.

— Боже мой, неужели есть человек с таким именем? — удивился Боб.

— Здесь никто не живет, — ответил Холли. — Хотя местечко неплохое.

— А как насчет воды?

— Ну, Маддену-то повезло. У него возле ранчо обнаружили подземную реку.

Они проехали еще одно ранчо.

— Не говорите только, что и здесь никто не живет, — сказал Боб.

Уилл засмеялся.

— Да, здесь тоже никто не живет. Прочитайте мою статью об этом в номере за прошлую неделю.

Становилось прохладно. Боб поднял воротник пальто.

— Знаете, — сказал он, — я не понимаю эту старую песню: «Пока песок пустыни не станет холодным...».

— О, так мог сказать человек, который никогда не был ночью в пустыне. Но скажите, каково ваше первое впечатление? Надеюсь, вы не слишком разочарованы? Кстати, как долго вы намереваетесь пробыть здесь?

— Не знаю, — ответил Боб. Он помолчал, не зная, можно ли доверять Холли, хотя этот человек чем-то сразу располагал к себе.

— Не бойтесь, — улыбнулся Холли, будто прочитав его мысли. — Если нужно, я умею хранить секреты.

— Хорошо, я скажу вам, зачем приехал сюда. Но учтите, это не интервью, — и Боб поведал ему историю об ожерелье Филимора и о Маддене.

— Странно, очень странно, — пробурчал Холли.

— Но это не все, — продолжал Боб. Пропустив связь Чарли Чана с этим делом, он рассказал о телефонных звонках, о слежке в порту, о Шаки Филе Майкдорфе, о Лу Вонге. — Что вы думаете обо всем этом?

— Я? Думаю, что мое интервью не состоится, — ответил Холли.

— Вы не верите, что Мадден на ранчо?

— Конечно. Вспомните рассказ Паулы. Ведь Мадден должен был услышать шум и выйти посмотреть, в чем дело. Почему он этого не сделал? Потому что его не было там. Я рад, что вы не отправились к нему один. Особенно, если вы везете ожерелье.

— Это верно. А как насчет Лу Вонга? Вы знаете его?

— Да. И я видел его на станции позавчера утром. Посмотрите завтра «Эльдорадо таймс», и вы увидите там заметку: «Наш гражданин Лу Вонг в среду выехал по делам в Сан-Франциско».

— А что за парень этот Лу?

— Последние пять лет он жил на ранчо Маддена в качестве сторожа. Я немного знаю о нем. Он никогда и ни с кем не разговаривает, кроме попугая.

— Попугая? Какого попугая?

— Единственный его товарищ на ранчо — китайский попугай, которого какой-то капитан подарил Маддену несколько лет назад. Мадден привез попугая — его зовут Тони — в качестве компаньона для старого сторожа. Умнейшая птица, скажу я вам! От прежнего хозяина Тони научился прелестным словечкам из жаргона моряков. И знаете, общаясь с Лу Вонгом, он стал говорить еще и по-китайски.

— Изумительно! — пробормотал Боб.

Они проехали мимо каких-то причудливых деревьев.

— Вот мы и у Маддена, — сказал Холли. — Кстати, у вас есть пистолет?

— Нет... Я думал, что Чарли...

— Что?

— Ничего. Я безоружен.

— Я тоже. Действуйте осторожнее. Кстати, можете открыть ворота, если хотите. Мы поставим машину во дворе.

Боб вылез из машины и открыл ворота. Уилл въехал во двор и выключил мотор.

Ранчо Маддена представляло собой одноэтажное здание в староиспанском стиле. Уилл и Боб поднялись на крыльцо и подошли к массивной двери. Боб громко постучал. Ждать пришлось довольно долго. Наконец дверь приоткрылась и высунулось бледное лицо.

— Кто вы? Что вам нужно? — спросил раздраженный голос.

— Мне нужно видеть мистера Маддена, — ответил Боб.

— Кто вы такой?

— Не ваше дело. Я скажу мистеру Маддену, кто я такой. Он здесь?

Дверь приоткрылась еще на несколько дюймов.

— Он здесь, но никого не хочет видеть.

— Меня он захочет увидеть, Торн, — резко сказал Боб. — Скажите Маддену, что посыльный из Сан-Франциско ждет его.

Дверь распахнулась.

— О простите! Мы ждали вас. Входите, джентльмены. — Лицо Торна вытянулось, когда он увидел Холли. — Простите, одну минуту.

Секретарь исчез за дверью, а Боб и Уилл остались в гостиной. Стены ее были обиты дубовыми панелями, на красивом старинном столе лежали газеты, в том числе последний выпуск воскресной нью-йоркской газеты, в одном углу — огромный камин, возле которого лежали дрова, в другом — радиоприемник.

— Милый домик, — сказал Боб. — Смотрите, — он показал глазами на стену у камина.

— Да, Мадден коллекционирует оружие, — пояснил Холли. — Вонг говорил мне об этом.

Боб задумчиво рассматривал комнату. Один вопрос его очень беспокоил: где Чарли Чан?

В камине потрескивали дрова, из приемника слышалась тихая музыка.

Внезапно дверь распахнулась, и в гостиную вошел мужчина, которого Боб видел на лестнице возле кабинета своего отца. У молодого человека гора свалилась с плеч, как говорил Чарли Чан. Затем он почувствовал разочарование. Рухнула тайна пустыни! Мадден был жив и невредим, все страхи оказались беспочвенными. Осталось только дождаться Чарли, отдать Маддену ожерелье, получить расписку и вернуться назад.

Боб увидел, что Холли улыбается.

— Добрый вечер, джентльмены, — сказал Мадден. — Я очень рад видеть вас. Мартин, — обратился он к секретарю, — выключите приемник. Эту музыку, джентльмены, исполнял оркестр в Денвере. Итак, кто из вас прибыл из Сан-Франциско?

Боб выступил вперед.

— Я, мистер Мадден. Александр Иден — мой отец. А это мой друг, мистер Уилл Холли из «Эльдорадо таймс». Он любезно согласился подвезти меня.

— Ах да, — тон Маддена был дружественным. — Присаживайтесь, прошу вас. — Он подвинул кресла к камину.

— Благодарю, — сказал Холли. — Но поскольку мистер Иден приехал по делу, я не хочу вам мешать. Но прежде чем уйти, мистер Мадден...

— Да, — резко отозвался Мадден, откусывая кончик сигары.

— Я не думаю, что вы помните меня, мистер Мадден, — продолжал Холли.

Мадден поднес зажигалку к сигаре.

— Я видел вас раньше. Это было в Эльдорадо?

Холли покачал головой.

— Нет, это было двенадцать лет назад в Нью-Йорке... — Мадден внимательно посмотрел на Холли, — в игорном доме неподалеку от Дельмонико. Зимой...

— Одну минуту, — перебил его Мадден. — Вы пришли взять у меня интервью, а я вас выгнал.

— Превосходно! — засмеялся Холли.

— У меня еще неплохая память, не так ли?

— Но теперь, надеюсь, я могу рассчитывать на ваше интервью?

— Я никогда не отступаю от своих принципов, — в голосе Маддена послышались металлические нотки.

— Очень жаль... Мой старый друг работает в Нью-Йорке в Бюро новостей, и он был бы рад получить кое-какой материал о вас. Например, ваша точка зрения на финансы. Первое интервью с Мадденом.

— Невозможно, — ответил Мадден.

— Очень жаль, мистер Мадден, — вмешался в разговор Боб. — Холли был очень добр ко мне, и я надеялся, что вы позволите ему...

Мадден откинулся на спинку кресла и пустил струю дыма в потолок.

— Ну, — сказал он значительно мягче, — я причинил вам некоторые хлопоты, мистер Иден, а мне не нравится быть обязанным. — Он повернулся к Холли. — Я согласен немного помочь вам. Ну, скажем, несколько слов о финансовых перспективах на этот год...

— Буду очень вам благодарен, мистер Мадден.

— Хорошо. Я продиктую что-нибудь Торну. Надеюсь, завтра в полдень вы приедете сюда.

— Конечно, — сказал Холли, вставая. — Вы не представляете, как это много значит для меня, сэр. — Он подал руку Маддену и кивнул Бобу. — До завтра.

Едва за ним закрылась дверь, Мадден вскочил, как будто его ударило током.

— Ну, мистер Иден, — сказал он, — вы, конечно, привезли ожерелье?

— Видите ли, дело в том, что... — пробормотал Боб.

Дверь открылась, и в комнату вошел китаец в куртке из кантонского крепа, поношенных брюках и бархатных шлепанцах. В руках он держал пару поленьев. Китаец подложил дрова в камин и направился к двери, бросив быстрый взгляд на Боба. Маленькие черные, как пуговки, глазки, светились желтым светом. Глаза Чарли Чана...

— Жемчуг! — приказал Мадден.

— Я не привез его, — ответил Боб.

— Что? Не привезли?

— Нет.

Толстое лицо Маддена побагровело.

— В чем дело? — воскликнул он. — Это ожерелье мое, я купил его. И я хочу его иметь.

«Позовите вашего слугу». Эти слова вертелись на языке Боба, но что-то во взгляде Чарли Чана остановило его. Нет, он ни слова не должен говорить о детективе.

— Да, но по договоренности ожерелье должно было быть доставлено в Нью-Йорк, — напомнил Боб.

— Ну и что же? Я могу изменить свое решение!

— Тем не менее отец обеспокоен. Случилась одна или две вещи...

— Какие вещи?

Боб замолчал. Зачем говорить об этом человеку, который с таким раздражением смотрит на него? Или сказать?

— Мистер Мадден, мой отец не рискнул прислать сюда ожерелье, опасаясь ловушки.

— Ваш отец дурак! — закричал Мадден.

Боб вскочил.

— Если вы хотите...

— Нет, нет. Простите, я погорячился. Садитесь. Так ваш отец прислал вас в разведку?

— Да. Он опасался, что с вами может что-либо случиться.

— Как видите, ничего не случилось, — сказал Мадден. — Все в порядке.

— Что ж, утром я позвоню отцу и скажу, чтобы он прислал сюда ожерелье. Если мне можно будет остаться здесь до тех пор...

Мадден снова покачал головой.

— Рано утром я собирался ехать в Пассадену, а оттуда в Нью-Йорк.

— Так, значит, вы не собираетесь давать интервью Холли?

Глаза Маддена сузились.

— Ну и что же? Разве это так важно? — он встал. — Конечно, можете остаться здесь. Утром позвоните отцу. Пораньше. Предупреждаю вас, что я не могу медлить.

— Согласен, — ответил Боб. — А теперь, если вы не возражаете... У меня был трудный день...

Мадден подошел к двери и позвал слугу. Вошел Чарли Чан.

— А Ким, — приказал Мадден, — отведите этого джентльмена в спальню в левое крыло. И возьмите его чемодан.

— Холосо, босс, — сказал А Ким, поднимая чемодан.

— Доброй ночи, — кивнул Мадден Бобу. — Если вам что-нибудь будет нужно, этот парень все сделает... Вы можете входить в свою комнату через веранду. Надеюсь, вам будет хорошо.

— Спасибо. Доброй ночи.

Боб направился следом за китайцем. Было довольно прохладно, и он обрадовался, увидев в своей комнате растопленный камин.

— Прошу почтительно прощения, это моя работа, — сказал Чан.

— Что с вами случилось? Я потерял вас в Барстоу.

— Я решил не дожидаться поезда, — ответил Чарли. — В автомобиле, принадлежащем одному из моих соотечественников, я выехал из Барстоу. Гораздо лучше приезжать сюда в теплый день. Никто не следил за мной. Здесь я повар А Ким. Какое счастье, что в молодости я обучился кулинарному искусству!

— Вы молодец, — улыбнулся Боб.

Чарли пожал плечами.

— Много лет я учился английскому языку. Теперь я должен коверкать язык, чтобы не вызвать подозрений.

— Ну, это ненадолго, — сказал Боб.

Чарли снова пожал плечами, но не ответил.

— Все хорошо, не так ли? — с интересом спросил Боб.

— По моему мнению, здесь не все так хорошо, как хотелось бы, — ответил Чарли.

— Вы что-нибудь обнаружили? — Боб с недоумением уставился на него.

— На первый взгляд, ничего особенного.

— Ну, тогда...

— Простите, — перебил его Чарли. — Может быть, вам известно, что китайцы — очень восприимчивые люди. Они не всегда могут найти подходящие слова, но сердцем они все чувствуют...

— В данном случае мы не можем полагаться на интуицию. Надо отдать ожерелье Маддену и взять у него расписку. И я сделаю это сейчас же.

— Нет, нет, — запротестовал Чарли. Вид у него был странный. — Если вы позволите...

— Послушайте, Чарли... Вы позволите так называть вас?

— О, это большая честь для меня.

— От нас требовалось выяснить, здесь Мадден или нет. Пожалуйста, пойдите к нему и скажите, что я хочу поговорить с ним. Вы будете ждать за дверью, а когда я вас позову, вы войдете.

— Это ужасная ошибка, — настаивал Чарли.

— Почему? Вы можете назвать причину?

— Нет, но...

— Тогда мне очень жаль, но у меня есть собственное мнение. Я беру ответственность на себя.

Чан нерешительно вышел. Боб закурил и присел возле камина. В доме было тихо. О чем говорил Чарли Чан? Вздор! Он склонен драматизировать.

Боб посмотрел на часы. Прошло десять минут с тех пор, как ушел Чарли. Еще десять минут, и он передаст Маддену ожерелье. Он поднялся и вышел из комнаты. Холодный свет луны освещал безмолвную пустыню. Где-то мчатся машины по ярко освещенным улицам, смеются люди. А здесь тихо...

Ужасный крик нарушил ночную тишину. Боб замер.

Снова крик, а потом задыхающийся вопль:

— Помогите! Помогите! Убивают! Уберите пистолет! Помогите! Помогите!

Боб выскочил во двор. Он увидел, что Торн и Чарли спешат с другой стороны. А где же Мадден?

Снова раздался крик. Футах в десяти от Боба вспыхнул свет в окне и он различил маленького попугая на насесте.

— Проклятая птица! — закричал Мадден, появившись на веранде. — Простите, мистер Иден, я забыл вас предупредить о нем. У Тони, судя по всему, было бурное прошлое.

Попугай подлетел к ним.

— Один бокал, джентльмены, пожалуйста, — пронзительно крикнул он.

Мадден засмеялся.

— Надеюсь, вы не очень напуганы, мистер Иден? Видимо, когда-то Тони оказался свидетелем убийства... — Он обратился к секретарю: — Мартин, заприте попугая в сарае.

Торн поспешил выполнить приказание. Бобу показалось, что лицо Торна бледнее, чем обычно. Он взял попугая в руки. Показалось или это на самом деле руки его дрожат?

— Сюда, Тони, — сказал Торн. — Прекрасно, Тони. Пойдем со мной.

— Вы хотели видеть меня, не так ли? — спросил Мадден Боба.

Он привел его в свою комнату и закрыл за собой дверь.

— В чем дело? Вы все-таки привезли ожерелье?

Открылась дверь, и в комнату скользнул китаец.

— Какого черта тебе здесь надо? — закричал Мадден.

— У вас все в полядке, босс?

— Конечно. Вон отсюда!

— Это холосо, — сказал Чарли, бросая многозначительный взгляд на Боба.

Он исчез, оставив дверь открытой. Боб увидел, как китаец бесшумно прошел по веранде. Он не стал ждать возле двери.

— Так что вы хотели? — настойчиво спросил Мадден.

Боб на мгновение задумался.

— Я хотел повидать вас наедине. Скажите, вы доверяете этому Торну?

— Вы надоели мне! — рявкнул Мадден. — Можно подумать, что вы привезли сюда весь английский банк. Конечно, я доверяю Торну. Он служит у меня пятнадцать лет.

— Я только хотел быть уверенным, — ответил Боб. — Утром я позвоню отцу. Спокойной ночи.

Он направился в свою комнату. Навстречу ему по коридору торопливо шел Торн.

— Спокойной ночи, мистер Торн, — сказал Боб.

— О... э... спокойной ночи, мистер Иден, — ответил тот.

Боб почувствовал досаду. Он не мог разобраться в том, что произошло. Было ли это приключение таким простым, как это хотел представить Мадден? И где и когда Тони слышал крик о помощи?

Глава 6

СЧАСТЛИВЫЙ НОВЫЙ ГОД ТОНИ

3абыв о своем обещании рано утром позвонить отцу, Боб проспал до девяти часов. Первое, что он увидел, когда открыл глаза, была висевшая на стене карта Калифорнии. Боб улыбнулся, вспомнив об «Оазисе», где кусок бифштекса помог ему познакомиться с очаровательной девушкой. Путешествие по пустыне с Холли; музыка денверского оркестра, Мадден, требующий жемчуг, Чан в бархатных шлепанцах; ужасный крик попугая...

Однако при свете яркого солнца беспокойные мысли покинули его. Боб даже решил, что вел себя глупо, послушавшись Чарли. Он житель Востока и к тому же полицейский. Такое сочетание говорит о многом. Нужно было действовать самостоятельно.

Открылась дверь, и появился Чарли.

— Доблое утло, босс, — громко сказал он. — Вы очень ленивый. Завтлак ждет вас.

Сказав это Чарли вошел в комнату и закрыл за собой дверь.

— Как трудно мне говорить таким языком, — сказал он. — Китайцы без достоинства все равно что голые. Я думаю, вы хорошо выспались? Хочу вас предупредить, что Мадден в нетерпении мечется по гостиной.

Боб зевнул.

— Да? Ничего, пусть подождет.

Чарли подошел к окну.

— Пустыня напоминает мне вечность, когда смотришь из окна. Ни конца, ни края...

— Да, великолепное зрелище, — согласился Боб. — Но послушайте, мы должны поговорить, пока есть возможность. Ночью вы неожиданно изменили наш план.

— Да.

— Почему?

Чарли изумленно посмотрел на него.

— Вы же слышали крик попугая. «Убивают! Помогите! Помогите! Уберите пистолет!».

Боб кивнул.

— Но это может ничего не значить.

Чарли пожал плечами.

— Вы понимаете, что попугай не может ничего придумать? Он только повторяет то, что слышал.

— Конечно. Тони, несомненно, повторяет то, что слышал где-нибудь в баре или на корабле. Холли по дороге сюда рассказывал мне об этом попугае. Но согласитесь, ночью мы вели себя как дураки.

— Простите меня, мистер Иден, но у молодых слишком горячие головы. Примите, пожалуйста, мой совет и подождите.

— Подождать? Но чего?

— Подождите, пока я не закончу беседовать с Тони. Тони очень умная птица. Тони говорит по-китайски. Я хочу поговорить с ним.

— И что, вы думаете, скажет вам Тони?

— Тони может пролить свет на то, что произошло на ранчо.

— Что же здесь могло произойти невероятного?

Чарли покачал головой.

— У меня не хватает слов, чтобы убедить вас, — грустно сказал он.

— Но послушайте, — запротестовал Боб, — я обещал утром позвонить отцу. А Маддена нелегко обмануть.

Чарли что-то пробормотал на своем языке.

— Вы совершаете ошибку, — вздохнул он. — Но, как говорит Билли Чан, капитан китайской баскетбольной команды и мой кузен, это не так страшно. Прошу вас, отложите звонок мистеру Идену на несколько часов, пока я не поговорю с умным Тони.

Боб задумался. Утром Паулы не будет. А уезжать, не повидав ее, ему не хотелось.

— Хорошо, — кивнул он. — Я подожду до двух часов. Но если до этого времени ничего не произойдет, мы вручим Маддену ожерелье.

— Возможно, — кивнул Чарли.

— Что вы имеете в виду?

— Я хотел сказать, что, возможно, мы вручим этот жемчуг. — Боб посмотрел в глаза Чана. — Однако примите мою горячую благодарность. Вы поступили правильно. А теперь вам пора завтракать.

— Скажите, Маддену, что я скоро приду.

Чарли сделал гримасу.

— С вашего позволения, я немного изменю текст поручения, — он поклонился и вышел.

Боб подошел к окну. На веранде на высоком насесте сидел Тони и завтракал. Боб увидел, как Чарли подошел к попугаю и быстро что-то прошептал. Тони удивленно посмотрел на него и, склонив голову набок, повторил слово, подражая интонации Чарли. Детектив подошел поближе и начал говорить по-китайски. Когда он замолчал, птица ответила такой же скороговоркой.

Неожиданно на веранду из своей комнаты вышел Торн.

— Эй! — крикнул он злобно. — Какого черта ты здесь делаешь?

— Плостите, босс, — сказал китаец. — Тони — плекласная птица. Я хочу взять его кухню и поколмить.

— Убирайся отсюда! — приказал Торн. — Тебе нечего делать возле птицы.

Чарли ушел, а Торн долго смотрел ему вслед. Боб задумался. Что же все-таки скрывается за поведением Чарли?

Он торопливо закончил свой туалет, думая о том, что напрасно подвергает испытанию терпение Маддена.

— Простите, что опоздал, — сказал Боб, входя в гостиную, — но этот воздух пустыни...

— Я знаю, — буркнул Мадден. — Хорошо, не станем терять времени. Я уже заказал разговор с вашим отцом.

— Вы звонили ему в контору, я полагаю? — поинтересовался Боб без энтузиазма.

— Естественно.

Внезапно Боб вспомнил. По субботам, если не было дождя, отец отправлялся играть в гольф в Верлингем и оставался там ночевать.

Вошел Торн, бледный и злой. Они уселись за стол и принялись за завтрак, приготовленный новым слугой А Кимом.

— Надеюсь, вас не очень напугал Тони ночью, — сказал Мадден.

— Да, сначала я здорово испугался.

Мадден кивнул.

— Птицу мне подарил капитан австралийского судна. Я привез ее сюда для компании своему сторожу Лу Вонгу.

— А я думал, этого парня зовут А Ким, — наивно заметил Боб.

— Да, этого так зовут. А Лу Вонга я отпустил в Сан-Франциско. А Ким случайно подвернулся вчера под руку. Он побудет здесь, пока не вернется Лу.

— Вам везет, — кивнул Боб, — такие хорошие повара, как А Ким, большая редкость.

— О да, — согласился Мадден.

— Ваше постоянное местожительство в Пассадене, я полагаю?

— Да. У меня дом на Оранж Гроув-авеню. Здесь я обычно провожу уикэнд. — Мадден посмотрел на часы. — С минуты на минуту надо ждать звонка из Сан-Франциско.

Боб взглянул на телефон в углу комнаты.

— Вы заказали разговор с моим отцом или просто с его конторой?

— Только с конторой, — ответил Мадден. — Я подумал, что если его не будет на месте, то можно будет передать нашу просьбу.

— Шеф, а как насчет интервью для Холли? — спросил Торн.

— О черт! — воскликнул Мадден. — И зачем это только нужно?

— Я могу принести машинку сюда, — предложил Торн.

— Нет. Пойдем в кабинет. А вы, мистер Иден, послушайте, пожалуйста, если зазвонит телефон.

Торн и Мадден вышли. Бесшумно вошел А Ким и принялся убирать со стола. Боб закурил, усевшись в кресло перед камином.

Минут через двадцать зазвонил телефон. Но прежде чем Боб успел снять трубку, вошел Мадден. Молодой человек надеялся, что сможет поговорить с отцом без свидетелей. Но это не удалось, и он тяжело вздохнул. На другом конце послышался голос секретарши.

— Хелло, — сказал Боб. — Это Боб Иден из ранчо Маддена. Как ваше яркое солнечное утро?

— А почему вы решили, что здесь яркое солнечное утро? — спросила девушка.

Сердце Идена упало.

— Ах, вы разбиваете мое сердце...

Мадден положил тяжелую руку ему на плечо.

— Нечего болтать о пустяках!

— Простите, пожалуйста, — сказал Боб. — Мисс Чейз, мой отец у себя?

— Нет. Сегодня же суббота. Он играет в гольф.

— Ах да, конечно... Тогда передайте ему, чтобы он позвонил сюда, когда вернется, Эльдорадо, 75.

— Где он? — спросил Мадден.

— Играет в гольф.

— Где? В каком клубе?

Боб вздохнул.

— Я полагаю, он в Верлингеме...

И тогда... прекрасная мисс Чейз сказала:

— Нет. Сегодня он уехал с друзьями в другое место. Он не сказал куда.

— Большое спасибо, — поблагодарил ее Боб. — Пожалуйста, оставьте ему на столе записку, — и он положил трубку.

— Жаль, — весело заметил он. — Уехал играть в гольф неизвестно куда.

Мадден нахмурился.

— Старый простофиля! Почему он не думает о деле...

— Послушайте, мистер Мадден... — начал Боб.

— Гольф, гольф, — продолжал бубнить Мадден. — Это портит людей больше, чем виски. Если бы я играл в гольф, я бы сегодня был черт знает где. Если бы ваш отец...

— Ну хватит! — резко оборвал его Боб, вставая.

Тон Маддена резко изменился.

— Прошу прощения, — мягко произнес он, — но вы должны понять мое раздражение. Я хочу, чтобы ожерелье сегодня же было у меня.

— День только начался, — сказал Боб.

— Но из-за вас я теряю время, — хмуро бросил Мадден и вышел.

Боб задумчиво посмотрел ему вслед. Этот Мадден придает слишком большое значение ожерелью. Почему? Не мог же отец ошибиться в истинной ценности жемчуга! Возможно, цена большая, чем он говорил, и Мадден спешит, пока ювелир не узнал о своей ошибке? Конечно, отец дал слово, но, может быть, Мадден опасается, что сделка не состоится.

Боб вышел на веранду. Солнце уже вовсю палило. Холодный вечерний ветер сменился жарким.

Боб с интересом осмотрелся. В углу двора стояла огромная цистерна, наполненная водой. Потом он подошел к Тони, который уныло качался на насесте.

— Привет, — сказал Боб.

Тони задрал клюв.

— Привет! — повторил он.

— Что, уехал твой приятель? — улыбнулся Боб.

— Здорово он прыгнул, — невпопад ответил Тони.

— Я надеялся услышать от тебя кое-что другое, — и Боб отправился на кухню. Его интересовало, чем занимается Чарли. Но того нигде не было видно.

Вернувшись в гостиную, Боб взял книгу и углубился в чтение. Около двенадцати, услышав пофыркивание машины Холли, он выскочил во двор. Уилл был весел и улыбался.

— Хелло, — приветствовал его Боб. — Мадден заперся с Торном. Готовят вам интервью. И помните, что я не привез этот жемчуг. Мое дело с Мадденом еще не закончено.

Холли с интересом уставился на него.

— Но я думал, что вчера...

— Попозже расскажу, — перебил его Боб. — После полудня я должен быть в городе. — Он понизил голос. — Я рад, что вы приехали.

Холли улыбнулся.

— У меня есть кое-что для вас. — Он протянул номер «Эльдорадо таймс». — Прочитайте об отъезде Лу Вонга в Сан-Франциско. Все новости.

Боб полистал газету.

— Кажется, благотворительный ужин в прошлый вторник прошел успешно, — сказал он. — Дамы порядком потрудились.

— Да, — кивнул Холли. — Посмотрите на третьей странице...

— Так... Генри Граттен привез для мистера Дикки цыплят из Лос-Анджелеса.

Холли подошел поближе к Бобу.

— Когда-то я работал в «Нью-Йорк сан», — сказал он, — а теперь приходится редактировать такую газетку. — Он прошелся по комнате. — Кстати, Мадден показывал вам коллекцию оружия?

— Нет.

— Она довольно интересна... Но сколько пыли! Очевидно, Лу боялся притрагиваться к оружию. Видите, под каждым экспонатом карточка. Смотрите: «Подарено Тилом Тейлором». Тейлор был одним из лучших шерифов Орегона. А вот еще: «Подарено Биллом Тилманом». Этот револьвер, мой мальчик, ровесник гражданской войны.

— А что это за зарубки?

— Количество убитых... А вот этим пистолетом пользовался Билл из Нью-Мехико. Но звезда всей коллекции... — Взгляд Холли пробежал по стене. — Его здесь нет.

— Исчез?

— Кольт сорок пятого калибра, подарен Маддену Биллом Хартом, который снял здесь множество фильмов. — Он осмотрел пустое место на стене. — Кольт висел здесь.

Боб предупреждающе кашлянул.

— Одну минуту, — тихо сказал он. — Пистолет исчез. И карточка тоже. Видите, вот следы от кнопок.

— Очень интересно, — удивился Холли.

Боб показал на стену.

— Видите, на месте, где была карточка, нет пыли. Значит, кольт снят недавно.

В этот момент в гостиную вошел Мадден в сопровождении Торна. Некоторое время миллионер стоял в дверях и смотрел на них.

— Доброе утро, мистер Холли, — наконец сказал он. — Я принес вам интервью.

— Спасибо.

— Надеюсь, вы ничего не измените в нем?

— Ни слова, — улыбнулся Холли. — Теперь я должен спешить в город. Благодарю вас, мистер Мадден.

— Рад был помочь вам.

Боб проводил Холли во двор. У машины они остановились.

— Вы, кажется, немного взволнованы отсутствием пистолета? В чем дело? — спросил Уилл.

— О, я думаю...

— Что?

— Холли, мне кажется, что на этом ранчо может случиться что-то странное.

Холли изумился.

— Вы меня заинтриговали. Однако...

— Я расскажу вам, но не здесь. По-моему, Мадден настороже.

Холли сел в машину.

— Хорошо, — сказал он. — Я могу подождать. Позже увидимся.

Не успела машина Холли скрыться из виду, как Бобу снова пришлось открывать ворота. Он сам не ожидал, что так обрадуется, увидев Паулу.

Боб весело помахал ей рукой.

— Хелло! — крикнул он. — Я начал бояться, что вы не приедете.

— Я проспала, — улыбнулась Паула. — Вы заметили, какой здесь воздух? Он будто опьяняет.

— Вы завтракали?

— Конечно, в «Оазисе».

— Бедное дитя! Такой кофе...

— Я не обратил внимания. Уилл Холли сказал, что Мадден здесь.

— Мадден? Да. А вы хотите его видеть?

Торн был в гостиной один. Он подозрительно посмотрел на девушку. Не многие мужчины могли так смотреть на нее.

— Торн, — сказал Боб, — это Паула Вендел. Она хочет видеть мистера Маддена.

— У меня есть письмо к нему, — объяснила девушка, — с просьбой разрешить съемки в ранчо. Вы должны помнить меня. Я приезжала в среду.

— Я помню, — кисло проговорил Торн. — И очень сожалею, что мистер Мадден не сможет встретиться с вами. Он просил передать вам, что берет назад свое разрешение.

— Я поверю, только услышав это от самого мистера Маддена, — резко сказала Паула.

— Повторяю, он не встретится с вами, — настаивал Торн.

Девушка села.

— Скажите мистеру Маддену, что его ранчо очаровательно, — улыбнулась она. — Скажите ему, что я буду сидеть здесь до тех пор, пока он не выйдет и не поговорит со мной.

Торн потоптался в нерешительности и вышел.

— Я же говорил, что у вас все получится! — засмеялся Боб.

— Что все это значит? — рявкнул Мадден, входя в гостиную.

— Мистер Мадден, — сказала Паула, вставая, — я была уверена, что вы выйдете ко мне. У меня есть письмо к вам из Сан-Франциско.

Мадден взял письмо.

— Мне очень жаль, мисс Вендел, но с тех пор, как я разрешил съемки на ранчо, в моих планах произошли некоторые изменения... — он посмотрел на Боба. — Короче говоря, сейчас для меня это неудобно.

Улыбка исчезла с лица девушки.

— Хорошо, — медленно произнесла она, — но кампания останется мной недовольна. Я обещала, что все будет в порядке, потому что, как дура, поверила Маддену. Я думала, что мистер Мадден никогда не нарушает свое слово.

Миллионер смутился.

— Ну... э... конечно, я никогда не нарушаю данное слово. Когда хотите привезти сюда ваших людей?

— В понедельник.

— Я не против съемок, но не могли бы вы отложить их на несколько дней, скажем, до четверга? — он опять посмотрел на Боба. — К четвергу наше дело будет закончено.

— Безусловно, — подтвердил Боб.

— Спасибо, мистер Мадден, — сказала Паула, — Я знала, что вы не откажете мне..

Недовольно посмотрев на своего хозяина, Торн вышел из комнаты.

— Вы молодец, — сказал девушке Мадден. — Могу я просить вас остаться на ленч?

— Ну, я думаю, мистер Мадден...

— Конечно, она останется, — вмешался Боб.

— Значит, решено. А Ким, — обратился Мадден к вошедшему китайцу, — еще один прибор для ленча. — И он вышел.

Паула посмотрела на Боба.

— Надеюсь, история с бифштексом не повторится, — улыбнулся он.

Девушка засмеялась.

— А что это за арсенал? — она кивнула на стену.

— О, Мадден коллекционирует оружие. Это его хобби.

За ленчем Торн хранил молчание, а Мадден, очарованный Паулой, говорил много и долго. Когда они пили кофе, Боб посмотрел на часы и вздрогнул. Без пяти два! К этому времени Чарли обещал вернуть ожерелье. Что делать?

Как будто услышав, о чем он думает, детектив появился в дверях. Мадден прервал свой рассказ.

— Ну, в чем дело? — рявкнул он.

— Смелть! — пронзительным голосом выкрикнул Чарли.

— О чем ты говоришь? — не понял Мадден.

Торн выпучил глаза.

— О, бедная маленькая Тони! — ответил китаец.

— Что с Тони?

— Бедная маленькая Тони ладуется Новому году на том свете.

Мадден выскочил из-за стола и бросился на веранду. На каменном крыльце лежало бездыханное тело попугая. Он наклонился над птицей.

— Бедняга Тони, — сказал он. — Он умер.

Боб, не отрываясь, смотрел на Торна. Впервые с момента встречи с этим джентльменом ему показалось, что на бледном лице секретаря появилось подобие улыбки.

— Тони был стар, — вздохнул Мадден. — Очень стар... — Он выпрямился и посмотрел на ничего не выражающее лицо Чарли. — Я ожидал этого. А Ким, похорони его где-нибудь.

— Холосо, босс.

Часы пробили два раза. Чарли с птицей в руках вышел во двор что-то бормоча. На Боба он даже не посмотрел.

Глава 7

ПОЧТАЛЬОН ПРОДОЛЖАЕТ ХОДИТЬ

Трое мужчин и девушка вернулись в гостиную.

— Бедный Тони, — опять вздохнул Мадден. — Пять лет он был со мной... — Он замолчал, глядя в пространство.

Паула встала.

— Мне пора, — сказала она. — Я благодарна вам, мистер Мадден, за приглашение к ленчу, и ценю это. Значит, в четверг можно приезжать?

— Да, если не случится ничего непредвиденного. Где я смогу найти вас в этом случае?

— В отеле «На краю пустыни».

— Я думаю, мне стоит немного прогуляться. — Боб тоже встал. — Если вы не возражаете, я буду рад проехаться с вами.

— Пожалуйста, — улыбнулась Паула, — но не уверена, что смогу привезти вас назад.

— О, на это я не рассчитываю.

— А Ким умеет водить машину, — сказал Мадден. — К вечеру я пошлю его в город за продуктами, и он захватит вас. — Он позвал китайца. — Съездишь за продуктами и захватишь мистера Идена.

— Холосо. Я пливезу его.

— Я буду ждать вас у отеля в любое время, которое вы назовете, — сказал Боб.

— В пять, — равнодушно отозвался Чарли.

— Прекрасно. В пять часов я буду ждать вас.

Боб зашел в свою комнату, взял шляпу и вернулся в гостиную.

— Если ваш отец позвонит, я скажу ему, что вы хотите, чтобы дело побыстрее закончилось, — обратился к молодому человеку Мадден.

Сердце Боба упало. Он и забыл об этом! Вдруг отец неожиданно вернется в контору? И если он не переговорит с Бобом, то сильно встревожится.

— Хорошо, — сказал Боб. — Если отец будет настаивать на разговоре со мной, скажите, чтобы он перезвонил сюда в шесть часов.

Когда он вышел во двор, Паула уже завела машину.

— Ну, нравится вам здесь? — спросила она, когда они выехали за ворота.

Боб пожал плечами.

— Все выжжено солнцем...

Паула засмеялась.

— Пустыня с первого взгляда никому не нравится. Я помню, как была разочарована, приехав сюда.

— Но теперь вы любите ее?

— Да. Со временем и вы будете по-другому смотреть на пустыню. Весной после дождей ее не узнать. Пустыня становится похожа на огромный ковер из цветов!

— Возможно, — равнодушно кивнул Боб.

— Кто знает, — продолжала она. — Может быть, прежде чем мы простимся, я смогу пригласить вас на древний праздник любви пустыни...

Яркий плакат показался впереди: «Покупаете ли вы участок Дейт-Сити?» В нескольких шагах от него какой-то молодой человек махал рукой. Паула остановила машину.

— Здравствуйте, — улыбнулся он. — Удобный случай для вас, не упускайте его. Разрешите, я покажу вам Дейт-Сити, будущую столицу пустыни?

Боб окинул взглядом мрачный пейзаж.

— Неинтересно, — сказал он.

— Но подумайте о том, что будет здесь через несколько лет. Вы можете себе представить, какие здесь будут улицы?

— Могу! — ответил Боб, — те же, что и сегодня.

— Слепец! — упрекнул его молодой человек. — Смотрите! — он указал на маленькую свинцовую трубку, в которой наподобие фонтана била тонкая струйка воды. — Что это? Это вода, вода! Элексир жизни, который вдохнет в пустыню душу. Здесь будет большой город с небоскребами. Сегодня эту землю можно купить всего за два доллара.

— Я не дам и доллара, — сказал Боб.

— Миссис, — обратился молодой человек к Пауле, — полагаю, что вы купите участок земли для вашего будущего потомства. Разве это дорого?

— Возможно, вы и правы, — ответила она, — насчет будущего города. Но этот джентльмен не мой муж.

— О! — покачал головой молодой человек, — простите! Но будущий город будет лучше вашего Лос-Анджелеса.

— Я не из Лос-Анджелеса, — мягко возразил Боб.

— О! — молодой человек бросил на него быстрый взгляд. — Так вы из Сан-Франциско? — Он повернулся к Пауле. — Это ваш жених, леди? Ваше кольцо... — Боб только сейчас заметил на ее левой руке колечко с изумрудом. — Тогда примите сердечные поздравления.

Девушка покачала головой.

Боб засмеялся.

— Очень жаль.

— Мне тоже, — сказал молодой человек. — Жаль вас, когда я думаю, мимо чего вы проезжаете. Однако пройдет время, и вы вспомните меня... Рад был познакомиться с вами.

Они поехали дальше, оставив его возле фонтанчика.

— Бедняга, — заметила Паула.

Боб некоторое время молчал.

— Я менее наблюдателен, чем этот парень, — наконец произнес он.

— Что вы имеете в виду?

— Ваше кольцо. Я не заметил его раньше. Вы помолвлены?

— А разве этого не может быть?

— Не говорите только, что выходите замуж за киноактера.

— А я и не говорю...

— Да, конечно. Но опишите мне этого счастливчика. Кто он?

— Ему нравлюсь я.

— Естественно, — раздраженно сказал Боб.

— Вы сердитесь?

— Нет, не сержусь, — нахмурился Боб, — но ужасно задет.

Паула промолчала.

— Вы не хотите говорить об этом? Что ж, это ваше право.

Дорога спускалась с горы. Миновав автозаправочную станцию, они въехали в город.

Боб прервал молчание.

— Когда я увижу вас?

— В четверг, наверное.

— А раньше? К тому времени я, видимо, уже уеду.

— Я буду завтра утром неподалеку от ранчо...

— А вдруг вы опять проспите?

Они подъехали к отелю.

— Не просплю, — улыбнулась девушка. — До свидания.

— До свидания, — ответил Боб. — Спасибо, что подвезли меня.

Он решил зайти на почту.

Телефонная кабинка была занята каким-то мужчиной.

— Хелло, — сказал он, — вы приятель Уилла Холли? Я работаю у него в редакции.

— Да, — ответил Боб.

— Видите ли, мистер, я передаю информацию, а мистер Холли не любит, когда его обрывают.

— Скажите, что мистер Иден хочет передать послание.

Боб, нахмурясь, сочинял текст телеграммы. Как дать понять отцу, какая сложилась ситуация? Наконец он написал! «Покупатель здесь, но определенные условия заставляют нас немного подождать. Когда я буду разговаривать с тобой, обещай выслать ценную бандероль. Личную корреспонденцию для меня отправляй Уиллу Холли, „Эльдорадо таймс“. Город прекрасный, полный тайн для молодого бизнесмена, вроде твоего любящего сына. Боб».

Он решил послать телеграмму в контору отца и копию домой.

Пока Боб расплачивался, появился Холли.

— Пойдем ко мне, — предложил он. — Там никого нет.

В «Эльдорадо таймс» они расположились за столом редактора.

— Мой друг из Нью-Йорка прямо-таки ухватился за интервью с Мадденом, — сказал Холли. — Хорошо, что Мадден дал его мне. Все-таки снова имя Уилла Холли появится в большой прессе. Но послушайте, я очень удивлен вашими намеками... Прошлой ночью, кажется, все было в порядке. Вы не говорили, что ожерелья у вас нет, но я...

— Подождите, — перебил его Боб.

— Так ожерелье в Сан-Франциско?

— Нет, оно у моего союзника.

— У кого?

— Холли, я знаю, если Гарри Флетгейт говорит, что вам можно доверять, значит, так и есть. И мне, видимо, понадобится ваша помощь, — и Боб рассказал ему о Чарли Чане.

Холли усмехнулся.

— Я полагаю, хоть вы и нашли Маддена на ранчо в целости и сохранности, что-то здесь все же не так.

— Чарли тоже думает, что дело нечисто. Ему это подсказывает интуиция.

Холли засмеялся.

— Вот как? И вы поверили в это?

— Согласен, со стороны все выглядит смешно. Я сам посмеялся над Чарли и решил было отдать ожерелье Маддену. Но вдруг раздался ужасный крик...

— Что? И кто же кричал?

— Ваш друг, попугай Тони.

— А, конечно! Я забыл о нем. Ну, это ничего не значит.

— Но попугай не может ничего придумать сам. Он только повторяет то, что слышал. Возможно, я поступаю, как дурак, но я колеблюсь отдать ожерелье. — Он рассказал о том, что отложил передачу ожерелья до двух часов дня, пока Чарли не поговорит с Тони, и о смерти попугая.

— И вы просите у меня совета? — спросил Холли. — Надеюсь, я смогу вам его дать... Мой мальчик, вы позволяете китайцу втягивать себя в темные дела. Слабые нервы...

— У Чарли абсолютно здоровые нервы, — запротестовал Боб.

— Не сомневаюсь. Но на ранчо Маддена не произошло ничего необычного.

— Вы слышали, как кричит этот попугай?

— Нет. Но долгое время он жил у капитана, так что можно себе представить, что он мог слышать во время плавания на корабле или где-нибудь в портовом кабаке. Прежний хозяин почти не расставался с ним...

— Тогда почему Тони умер?

— Как сказал Мадден, попугай был стар.

— А пропавший кольт?

Холли пожал плечами.

— Странности и несовпадения можно найти везде, стоит только захотеть. Кольт исчез, да. Ну и что? Мадден мог сам убрать его.

Боб откинулся на спинку кресла.

— Полагаю, вы правы, — сказал он. — Да, чем больше я думаю об этом, тем больше кажусь себе глупцом. — Через окно он увидел машину, остановившуюся у магазина.

— А Ким! — позвал он.

— Чарли, — обратился к нему Боб, когда китаец вошел в кабинет, — это мой друг, мистер Уилл Холли. — Холли, позвольте вам представить сержанта детективного бюро гавайской полиции мистера Чарли Чана.

При упоминании его имени глаза китайца сузились.

— Здравствуйте, — холодно кивнул он.

— Мистеру Холли можно доверять, — сказал Боб. — Я все рассказал ему.

— Я приехал из страны, где не принято так безоглядно доверять людям. — Чарли выглядел недовольным. — Надеюсь, мистер Холли простит меня.

— Не беспокойтесь, — сказал Холли. — Я дал слово. Я никому ничего не скажу.

Чан не ответил.

— Дело в том, Чарли, — из-за холодности детектива Боб чувствовал себя неловко, — что мистер Холли мне кое-что объяснил, и я не вижу ничего странного на этом ранчо. Когда мы вечером возвратимся туда, то отдадим ожерелье и отправимся домой. — Лицо Чана вытянулось. — Веселее, Чарли, — кивнул Боб. — Вы должны согласиться, что...

— Одну минуту, — перебил его Чан. — Несколько часов назад попугай умер.

— Ну и что? — спросил Боб. — Он умер от старости. Не спорьте, Чарли...

— Кто спорит? — Чан взял лист белой бумаги со стола и высыпал на него содержимое пакета, который достал из кармана. — То, что вы видите, составляло пищу Тони. Скажите мне, что это?

— Конопляные семена, — ответил Боб. — Обычная пища для попугая.

— Да, — согласился Чарли, семена конопли. Но они посыпаны серо-белым порошком.

— Боже! — воскликнул Холли.

— Мудрый человек уже понял, что это такое. Итак?

— Мышьяк? — предположил Холли.

— Действительно, это мышьяк. Многие фермеры держат мышьяк против крыс. И против попугая тоже.

Боб и Холли изумленно переглянулись.

— Они отравили его! — воскликнул Боб. — Почему?

— Восточная мудрость гласит: «Мертвые люди много не говорят». — Чарли пожал плечами. — Можно добавить, что мертвый попугай тоже.

Боб схватился за голову.

— Что все это значит?

— Подумайте, — сказал Чарли. — Как я уже говорил, попугай не в состоянии придумывать что-либо сам. Он повторяет то, что слышал. От кого?

— Вы знаете? — спросил Боб.

— Нет. Но я много размышлял об этом. Скорее всего, что-то напомнило попугаю эти слова. Возможно, внезапно вспыхнувший свет в комнате Мартина Торна.

— Чарли, что вам известно? — настаивал Боб.

— Утром я побывал в комнате Торна. Стены в ней увешены картинами. Я заметил, что их перевешивали, и не так давно. Зачем? Я осмотрел стены и обнаружил отверстие, которое могло быть оставлено только пулей.

— Пулей? — прошептал Боб.

— Ну, — сказал Холли, — теперь понятно, почему исчез кольт. Мы должны сказать мистеру Чану об этом.

Чарли усмехнулся.

— Не беспокойтесь. Я заметил, что на стене не хватает оружия. Я также нашел вот это в корзине. — Он достал из кармана карточку и громко прочитал: «Подарено Уильямом Хартом 29 сентября 1923 года». К сожалению, мне не удалось обнаружить сам пистолет.

— Мистер Чан, — Холли встал и тепло пожал руку Чарли, — позвольте мне выразить вам свое восхищение. — Он повернулся к Бобу. — Забудьте мой совет и следуйте указаниям мистера Чана.

Тот кивнул.

— Простите, меня, Чарли. Я от всей души приношу вам свои извинения.

Чан просиял.

— Благодарю вас за теплоту. Так что же дальше? Мы не станем вручать сегодня ожерелье, я думаю?

— Нет, конечно, нет, — согласился Боб.

— Почтальон и в отпуске продолжает много ходить, — сказал Чан. — И на краю пустыни я не могу забыть о своей профессии. Мы вернемся на ранчо Маддена, найдем то, что надо найти. Могут сказать, что раз Мадден там, надо отдать ему ожерелье. Но если мы сделаем это, нам придется уехать, и преступник сбежит. — Он собрал улики смерти Тони в конверт. — Бедный Тони! Только сегодня утром он сказал мне, что я слишком много говорю. Теперь это вроде бумеранга обратилось против него и поразило его... Мистер Иден, мне надо успеть закупить продукты. Через пятнадцать минут я жду вас у отеля.

Когда Чарли ушел, Боб и Холли некоторое время сидели молча.

— Ну вот, — наконец нарушил молчание Уилл. — Я был неправ. Совершенно неправ. В ранчо Маддена что-то происходит.

Боб кивнул.

— Не сомневаюсь. Но что?

— Весь день я удивляюсь, что Мадден дал мне интервью, — продолжал Холли. — По непонятной причине он отказался от одного из своих принципов. Почему?

— Не знаю...

— Мне кажется, Мадден знает, что в любой момент может что-то случиться на ранчо, и об этом напечатают в газетах. Поэтому он хочет заиметь друзей среди газетчиков. Возможно такое?

— Возможно... — Боб помолчал. — Знаете, перед отъездом из Сан-Франциско я сказал отцу, что хотел бы оказаться свидетелем какого-нибудь таинственного преступления. Но такого я не ожидал... Ни трупа, ни оружия, ни мотива, ни убийства, ничего. Мы даже не можем доказать, что кто-то убит. — Он встал. — Ну, мне пора.

Холли пожал ему руку.

— Если понадобится помощь, вспомните об Уилле Холли.

— Конечно! Возможно, завтра я вас снова увижу.

У отеля Боб остановился под деревом, поджидая Чарли. Худые загорелые мужчины в бриджах цвета хаки и безвкусных куртках собирались группами и громко приветствовали друг друга. Боб чувствовал себя здесь пришельцем с Марса.

Вскоре появилась машина. Чарли услужливо открыл дверцу. Боб заметил, что глаза детектива устремлены на дверь отеля. Он проследил за его взглядом. Из отеля вышел мужчина в пальто с поднятым воротником и низко надвинутой шляпе. Глаза его были скрыты за темными очками.

— Вы знаете, кто это? — спросил Боб.

— Да, — ответил Чарли. — Я думаю, отель «Киллари» потерял своего постояльца. Их потеря — наша находка.

Они медленно ехали по Мейн-стрит.

— Нам предстоит много работы, — сказал Чарли. — Ах, как хорошо возвращаться домой на старом друге!

— На старом друге? — удивился Боб.

Чарли улыбнулся.

— В гараже на Панч-хилл стоит машина вроде этой и ждет моего возвращения... И я снова вспоминаю знакомые улицы Гонолулу.

Они выехали из города. Не обращая внимания на плохую дорогу, Чарли увеличил скорость.

— Что это вам пришло в голову? — спросил Боб.

— О, я просто подумал, что машина может понять мою тоску по дому.

Глава 8

МАЛЕНЬКАЯ ДРУЖЕСКАЯ ИГРА

Остальную часть дороги Боб и Чарли молчали. Ослепительно желтое солнце клонилось к закату. Тени от деревьев стали длиннее. С гор веял прохладный ветер.

— Чарли, — спросил Боб, — вам нравится здесь?

— В этой пустыне?

Боб кивнул.

— Мне нравится узнавать новые места. Хотя я тоскую по своей земле.

— Понимаю...

— Да. Гавайи похожи на жемчуг Филимора... Саху — маленький островок. Влажный воздух, ласковое солнце, дыхание океана... А здесь воздух сухой, как прошлогодняя газета.

— Паула говорит, что можно полюбить и пустыню.

Чарли пожал плечами.

— Пустыня, конечно, производит впечатление, но я предпочитаю другой климат.

— Я тоже, — засмеялся Боб. — Здесь многого не хватает.

— Остается надеяться, что скоро мы покинем ранчо Маддена.

— Как вы думаете действовать дальше?

— Ждать и наблюдать. Правда, молодость не способна на такие дела...

— Ну, Чарли, я тоже могу ждать и наблюдать.

— Хорошо, если так... Складывается очень странная ситуация. Возможно, что кто-то убит. Играя вслепую, мы вынуждены маневрировать, как при езде по плохой дороге... Я спрашиваю себя, должен ли я разгадать эту тайну?

— Конечно.

— Однако большинство фактов далеки от меня, как снежные вершины гор. В одну из ночей на ранчо Маддена кто-то был убит. Кто убит — неизвестно. Кто заинтересован в этом убийстве — неизвестно. Почему убит — неизвестно. Вот эти вопросы надо выяснить.

— Как? — беспомощно спросил Боб.

Чарли не ответил, продолжая размышлять вслух.

— Крик попугая ночью... Устранение птицы... След пули, прикрытый картиной... Исчезнувший со стены пистолет... Будет великой честью для нас, если мы раскроем это дело.

— Однако я все же не могу понять Маддена. Что он знает? Или проныра Торн один замешан в этом деле?

— В свое время мы, возможно, ответим на эти вопросы, — кивнул Чарли. — Пока же лучше не считать Маддена другом. Надеюсь, вы ничего не рассказывали ему о Сан-Франциско? Я имею в виду Шаки Филла Майкдорфа и его странное поведение.

— Нет... Теперь я понимаю, почему Майкдорф появился в Эльдорадо.

— Главное — ожерелье вне опасности.

— Конечно.

— Что ж, подождем... А пока ничего не надо говорить Маддену. Если вы ему скажете о Майкдорфе, он попросит прислать ожерелье в Нью-Йорк. Что тогда? Вы уедете, он уедет, я уеду. Тайна ранчо Маддена останется неразгаданной.

— Вы правы... — Боб помолчал. — Кстати, как вы считаете, происшествие могло случиться в среду ночью?

— Вам хочется, чтобы это произошло в среду ночью? Почему?

Боб кратко передал Чану рассказ Паулы о той ночи. О волнении Торна, когда он увидел ее, о настойчивости, с которой секретарь уверял, что Мадден не может поговорить с девушкой, о золотоискателе, которого она видела у ранчо. Чарли с интересом слушал его.

— Хорошо что вы рассказали мне об этом, — заметил он. — Эта ниточка может быть самой важной. А) золотоискатель. Молодая леди сможет сохранить тайну?

— Думаю, да.

— Попросите ее, чтобы она дала знать, если опять увидит этого человека. Кто знает, может быть, он недостающее звено в цепи.

Они подъехали к ранчо.

— Теперь сделайте невинный вид, — сказал Чарли. — Когда будете разговаривать с отцом, вы поймете, что он все знает. Я послал ему телеграмму.

— Вы? — удивился Боб. — Я тоже.

— Тогда все в порядке. Между прочим, я позволил себе напомнить ему, когда он будет разговаривать с Мадденом, прислушаться к его голосу.

— Хорошая идея.

Ворота были открыты, и Чарли проехал во двор.

— Теперь я должен идти готовить обед, — сказал он. — Помните: ждать и наблюдать. При встрече будем соблюдать величайшую осторожность. Никто не должен знать, кто я на самом деле.

В гостиной в камине уже горел огонь. Мадден сидел за столом и подписывал письма.

— Хелло, — сказал он, — увидев Боба. — Как провели время?

— Неплохо. Надеюсь, вы тоже.

— Если бы! Даже здесь я не могу отказаться от дел. За три дня набирается много почты. А вот и Мартин, — сказал он, глядя на вошедшего Торна. — Я полагаю, вы успеете отвезти письма на почту до обеда? Телеграммы тоже надо отправить. Возьмите маленькую машину.

Торн молча собрал письма и положил их в папку.

Мадден подошел к камину.

— Вас привез А Ким? — спросил он.

— Да.

— Он хорошо водит машину?

— Отлично.

— Необычный парень этот А Ким...

— Почему? — осторожно поинтересовался Боб. — Он сказал, что развозил раньше овощи в Лос-Анджелесе.

— Молчал по дороге?

Боб кивнул.

Когда Торн вышел, Мадден сказал:

— Кстати, ваш отец еще не звонил.

— Нет? Ну, значит, он еще не вернулся. Если хотите, я попытаюсь еще раз позвонить ему вечером.

— Да, — согласился Мадден. — Я не хочу показаться негостеприимным, мой мальчик, но я тороплюсь уехать отсюда. Кое-какие дела... Вы понимаете?

— Конечно. Я сделаю все, что смогу, чтобы помочь вам.

— Да, во многом это зависит от вас, — сказал Мадден, и Боб почувствовал себя виноватым. — Дело не терпит.

Он вышел, оставив Бобу лос-анджелесскую газету. Пока молодой человек читал, в гостиной появился Чарли. Он бесшумно двигался по комнате, накрывая стол к обеду.

Час спустя они отдали должное поварскому таланту китайца.

Когда Чарли принес кофе, Мадден обратился к нему:

— Зажги огонь на веранде, мы немного посидим там.

Китаец отправился выполнять приказание. Боб заметил, что Мадден смотрит на него выжидающе. Он улыбнулся и встал.

— Пожалуй, отец должен уже вернуться. Позвоню-ка я ему.

— Позвольте мне сделать это, — сказал Мадден, — только назовите номер телефона.

— Кстати, — поинтересовался он, заказав разговор, — прошлой ночью вы сказали, что случилось кое-что, что заставило вашего отца беспокоиться. Вы не расскажете мне об этом?

Этот вопрос застал Боба врасплох.

— Возможно, это просто домыслы детектива...

— Детектива? Какого детектива?

— Ну, отец связан с несколькими детективными агентствами. Работник одного из них сообщил ему, что в город прибыл известный преступник, который проявил некоторый интерес к нашему магазину. Конечно, это может ничего не значить.

— Известный преступник? Кто?

Боб смутился.

— Я... я не знаю... я не помню его имени. Английское имя. Кажется, Кид или что-то в этом роде, — неуверенно пробормотал он.

Мадден пожал плечами.

— Ну, если так, я могу понять вашего отца, — сказал он. — Моя дочь, Торн и я достаточно осторожны. Однако я склонен считать это домыслом детектива, как вы говорите.

— Возможно, — согласился Боб.

— Выйдем отсюда, — предложил Мадден, кивнул в сторону веранды, где стояли удобные плетеные кресла. — Садитесь, берите сигары. Впрочем, вы, кажется, предпочитаете сигареты? — Он вытянул ноги, удобно откинулся на спинку кресла и посмотрел на звездное небо, — Мне нравится здесь. Не очень весело, но зато тихо. Вы заметили, какие здесь звезды?

Боб с удивлением посмотрел на него.

— Вот уж никогда не думал, что вы обращаете внимание на звезды.

Мадден не ответил.

Торн принес приемник и поставил его на стол.

— Поймайте Денвер, Мартин, — попросил Мадден.

— Попробую, шеф.

Он начал настраивать приемник.

— Если я что-нибудь слушаю, так это Денвер, — признался Мадден. — Через горы и расстояния летит ко мне мелодия. Может быть, моя девочка сейчас танцует где-нибудь. — Из приемника полилась джазовая музыка. — Оставьте это, — сказал он Торну. — Бедное дитя, наверно, ждет от меня подарок. Я обещал ей прислать его еще два дня назад. Мартин!

— Да, шеф, — отозвался Торн.

— Напомните мне утром, чтобы я отправил Эвелине телеграмму.

— Хорошо, шеф.

— Хорошо играют. Это оркестр Броуна... В наши дни было проще, мистер Иден. Я жил на ферме. Зимой по утрам ходил на лыжах в школу. Это дало мне здоровье и силу.

Некоторое время они молча слушали музыку.

— Эх, сейчас бы сыграть в бридж, — неожиданно сказал Мадден. — Жаль, что нас только трое. Как насчет покера, мой мальчик?

— Это было бы неплохо, — отозвался Боб. — Правда, боюсь, что вы слишком сильные противники для меня.

— О, это ничего. Мы будем сдерживаться.

Через несколько минут они сидели за ярко освещенным столом в гостиной и играли в карты.

— Дамы! — воскликнул Мадден. — Четверть лимита, а?

— Ну... — нерешительно пробормотал Боб.

Он чувствовал себя очень неуверенно, и для этого были причины. Боб играл в покер только в колледже, а Мадден был отличным игроком, ассом.

— Тузы! — закричал он. — Три туза! Что у вас, Иден?

— Паралич, — ответил Боб. — Мне остается поставить погашенную марку против...

Громкий стук в дверь прервал игру. У Боба екнуло сердце. Здесь, в пустыне, в темную ночь, вдали от людей этот стук не предвещал ничего хорошего.

— Кто это может быть? — нахмурился Мадден.

«Полиция, — с надеждой предположил Боб. — Нет, это было бы слишком удачно».

Торн замешкался. Мадден сам подошел к двери и открыл ее. Со своего места Боб увидел мужчину, который следил за ним в Сан-Франциско в порту и которого они с Чарли заметили возле отеля «На краю пустыни». Это был Шаки Фил Майкдорф, но уже без темных очков.

— Добрый вечер, — сказал Майкдорф. — Это ранчо Маддена, я полагаю?

— Я Мадден. Чем могу служить?

— Я пришел повидать своего приятеля, вашего секретаря Мартина Торна.

Торн встал из-за стола.

— Хелло, — без особого энтузиазма произнес он.

— Вы помните меня, не так ли? — спросил пришедший. — Мак-Каллем, Генри Мак-Каллем. Мы встречались с вами в Нью-Йорке год назад.

— Да, конечно, — ответил Торн. — Вы войдете? Это мистер Мадден.

— Большая честь для меня, — сказал Шаки Фил.

— А это мистер Иден из Сан-Франциско.

Майкдорф посмотрел на Боба. Взгляд его был колючим и жестким, как засохшая листва. Интересно, подумал Боб, догадывается ли он, что его слежка не осталась незамеченной? Если так, то нервы у него превосходные.

— Рад познакомиться с вами, мистер Иден, — слегка поклонился Майкдорф.

— Я тоже, мистер Мак-Каллем, — ответил Боб.

Тот повернулся к Маддену.

— Надеюсь, я не помешал вам? — спросил он с усмешкой. — Я остановился у доктора Уайткомб. У меня бронхит и это очень беспокоит меня. Я чувствовал себя здесь дьявольски одиноким и, узнав, что по соседству находится мистер Торн, поспешил сюда.

— Рад видеть вас, — холодно сказал Мадден.

— Простите, что прервал вашу игру, — продолжал Майкдорф. — Покер, а?

— Снимайте пальто, — предложил Мадден. — И садитесь. Мартин, сдайте джентльмену карты.

— Ну, как дела, старина Торн?

Мартин промолчал.

Теперь уже вчетвером они уселись за стол. Боб совсем сник. Он сразу понял, что играть с таким партнером, как Шаки Фил, ему не по силам.

— Четыре карты, — сквозь зубы сказал Майкдорф.

Игра превратилась в стремительную схватку, битву двух гигантов. Ночной гость был талантливым игроком, и Маддену приходилось нелегко. Торн играл очень осторожно.

Вошел Чарли с дровами. И если его поразила эта картина, то виду он не подал. Мадден приказал принести виски с содовой. Когда китаец расставлял стаканы на столе, Боб вдруг подумал, что жемчуг находится в двенадцати дюймах от Майкдорфа. Если бы тот только знал...

Но мысли Майкдорфа были далеко.

— Покупаю одну карту, — пробормотал он.

Телефонный звонок раздался неожиданно. Боб вздрогнул. Он забыл... Наконец-то он поговорит с отцом! Но рядом сидит Шаки Фил Майкдорф... Боб увидел, что Мадден смотрит на него, и встал.

— Это мне, видимо, — сказал он и положил карты на стол. Подойдя к телефону, Боб взял трубку. — Хелло! Хелло! Это ты, папа?

— Тузы! — воскликнул Майкдорф. — Все мое?

Мадден, не глядя на противника, сложил руки.

— Да, папа... Я прибыл ночью и остановился у мистера Маддена на несколько дней. Да, да... Я могу утром позвонить тебе. Хорошая игра? Слишком плохо. До свидания.

Мадден с побагровевшим лицом выскочил из-за стола.

— Подождите! — он бросился к телефону.

Но Боб уже положил трубку.

— Я только хотел, чтобы папа знал, где я, — сказал он, усаживаясь в кресло. — Чей ход?

Мадден недовольно пробормотал что-то.

Игра пошла быстрее.

— Еще один кон, и я заканчиваю, — предупредил Боб.

— Давайте тогда закончим без ограничения, — предложил Майкдорф.

Неожиданно между ним и Бобом возник спор. Надеясь на удачу, Боб собрал четыре девятки. Положив их на стол, он увидел злую улыбку Майкдорфа.

— Четыре дамы, — сказал Шаки Фил, широким жестом бросая карты. — Мне всегда везет с дамами. Надеюсь, джентльмены, вы расплатитесь со мной.

Боб проиграл сорок семь долларов. Все его деньги, однако он не отчаивался.

— Очень приятный вечер, — сказал Майкдорф, надевая пальто. У него было хорошее настроение. — Ну, я пойду.

Торн взял фонарь.

— Я провожу вас до ворот, — пробормотал он.

Фонарь при ярком лунном свете! Боб улыбнулся.

— Благодарю, — сказал Майкдорф. — Доброй ночи, джентльмены.

Когда они с Бобом остались одни, Мадден схватил сигару и откусил кончик.

— Ну? — с угрозой в голосе произнес он.

— Ну? — холодно повторил Боб.

— О чем вы договорились с отцом? — спросил Мадден.

Боб улыбнулся.

— А вы чего ожидали? Разговаривать о делах при этой птице?

— Но я мог бы поговорить из другой комнаты! Теперь придется снова звонить вашему отцу.

— И не подумаю! Он уже в постели, и я не стану до утра беспокоить его.

Мадден побагровел.

— Мои приказания обычно выполняются.

— Вот как? Ну, а это не будет выполнено.

Мадден изумленно уставился на него.

— Если вы настаиваете на присутствии при разговоре подозрительных незнакомцев, пожалуйста, это ваше дело, — продолжал Боб.

— Кто настаивает? — растерялся Мадден. — Я не звал сюда этого дурака. Откуда я знаю, где Торн подцепил такого типа?

В это время Мартин вернулся, и Мадден накинулся на него:

— Ваш приятель, определенно смахивает на проходимца. Ну и знакомые у вас! Кто он такой?

Торн пожал плечами.

— Маклер или что-то в этом роде. Даю вам слово, шеф, что его приход сюда — не моя инициатива. Вы же знаете, каковы эти люди.

— Завтра утром вы встретитесь с ним и скажете, чтобы его ноги здесь больше не было. Если он еще раз явится, я вышвырну его вон.

— Хорошо. Утром я пойду к доктору и все дипломатично улажу.

— Никакой дипломатии! — рявкнул Мадден. — Какая может быть дипломатия, если я не хочу его больше видеть!

— Ну, джентльмены, я пошел спать, — сказал Боб.

В его комнате Чарли растапливал камин. Боб тихо прикрыл дверь.

— Ну, Чарли, я только что играл в покер.

— Я видел, — улыбнулся детектив.

— Шаки Фил ободрал нас.

— Вам надо быть с ним осторожнее.

— Вы правы, — хмыкнул Боб. — Надеюсь, вы видели, как Торн провожал нашего общего друга?

— Видел. Но луна светит так ярко, что я не мог подобраться к ним поближе.

— Я наблюдал за Мадденом и берусь утверждать, что он не знаком с Майкдорфом. Или он прекрасный актер, вроде Эвина Бута.

— Торн, однако...

— О, Торн знает его хорошо. Но он не очень был рад его видеть. Знаете, мне кажется, что Шаки Фил имеет какую-то власть над ним.

— Возможно, — согласился Чарли. — А в свете моего последнего открытия...

— Вы нашли что-нибудь новое, Чарли? Что?

— Когда Торн уехал на почту, я, услышав храп Маддена, обыскал комнату секретаря.

— И что же?..

— Под стопкой белья я нашел кольт Билла Харта.

— Хорошая работа! Ну, Торн, проклятая крыса!

— В обойме не хватает двух патронов. Запомните это.

— Конечно!

— А теперь ложитесь спать, мистер Иден. Неизвестно, что нас ждет завтра. — Чарли помолчал. — Две пули исчезли. Одна из них в стене...

— А другая?

— Другая попала в цель, я думаю... Ну, спокойной ночи и приятных сновидений.

Глава 9

ЕЗДА В ТЕМНОТЕ

В воскресенье Боб проснулся рано. Солнце ярко освещало комнату. Во дворе орали петухи. Он быстро оделся и вышел на веранду.

Сейчас пустыня показалась ему красивой. Голубое небо, яркий желтый песок, блестящий снег на вершинах гор, прохладный воздух...

Повернув за угол сарая, Боб в изумлении остановился. Возле мусорной корзины Торн рыл глубокую яму в песке. Он был в своем черном костюме, бледный как обычно, лицо блестело от пота.

— Хелло, — приветствовал его Боб. — Кого это вы хороните в такое прекрасное утро?

Торн выпрямился. Бусинки пота катились по его лбу.

— Кто-то должен убирать хлам, — он кивнул на корзину, набитую пустыми консервными банками. — Этот новый парень слишком ленив.

— Личный секретарь закапывает мусор, — улыбнулся Боб. — Новая сторона вашей профессии, Торн. Хорошая идея — зарыть жестянки. Особенно одну, в которой держали мышьяк. — Он взял одну банку из корзины.

— Мышьяк? — переспросил Торн. — Ну что ж, мы ведь использовали мышьяк. Здесь, знаете ли, много крыс.

— Крысы, — повторил Боб странным тоном, бросая банку обратно в корзину.

Торн высыпал содержимое корзины в яму и начал закапывать ее. Боб с невинным видом наблюдал за ним.

— Ну вот и все, — сказал Торн. — Кстати, если вы не возражаете, я могу дать вам маленький совет.

— Буду рад выслушать его.

— Я не знаю, хотите ли вы продать ожерелье. Но я работаю уже пятнадцать лет у шефа и скажу вам, что он не тот человек, которого можно безнаказанно водить за нос.

— Я делаю все, что могу, — ответил Боб. — Кроме того, Мадден не раз совершал крупные сделки и он должен знать... Если он думает...

— Не завидую вам, если Мадден выйдет из себя.

— Вы очень добры — осторожно сказал Боб.

Торн с пустой корзиной и с лопатой направился мимо кухни, из которой доносился запах пищи, на веранду. Боб пошел за ним. Из кухни вышел Чарли.

— Хелло, босс! — воскликнул он. — Вы встали лано полюбоваться солнцем?

— Не так уж и рано, — ответил Боб и посмотрел в сторону Торна. Тот уже скрылся в доме. — Я только что видел, как наш приятель закапывал в песок жестянки. Среди них была одна, в которой держали мышьяк.

Чарли вышел из роли А Кима.

— Мистер Торн очень занятный человек, — заметил он. — Один неверный поступок вынуждает совершить другой. Китайцы говорят: «Тот, кто идет на тигра, не должен спешить».

Из дома вышел Мадден.

— Эй, Иден! — крикнул он. — Ваш отец на проводе.

— Что-то рановато, — заметил Боб и поспешил к телефону.

— Хелло, папа, — сказал он, беря трубку. — Сейчас я могу говорить с тобой свободно. Я хочу тебе обо всем рассказать. Мистер Мадден? Да, он стоит рядом. И он очень хочет побыстрее получить ожерелье.

— Очень хорошо, — ответил Алек Иден. — Мы вышлем его. — Боб с облегчением вздохнул. Отец получил их телеграммы.

— Попросите его выслать сегодня же, — приказал Мадден.

— Мистер Мадден просит тебя выслать его сегодня же, — сказал Боб.

— Это невозможно, — ответил ювелир. — Я еще не получил его.

— Не сегодня, — сказал Боб Маддену. — Он не получил...

— Я слышал, — рявкнул Мадден. — Дайте-ка мне трубку. Послушайте, Иден, что вы имеете в виду, говоря, что не получили ожерелье?

Боб услышал голос отца.

— А, мистер Мадден! Здравствуйте. Жемчуг был в неважном состоянии, и я не мог отправить вам ожерелье в таком виде. Поэтому я отдал его для очистки...

— Одну минуту, Иден, — прервал его Мадден. — Я говорю вам, что хочу немедленно видеть ожерелье у себя. Вы понимаете это, черт побери, или нет?

— Я сегодня заберу его и завтра отправлю вам.

— Это значит, что я получу ожерелье во вторник. Иден, вы режете меня без ножа. У меня большое желание назвать все это... — Мадден замолчал. — Вы обещаете, что завтра отправите жемчуг?

— Даю слово, — сказал ювелир. — Завтра я отправлю вам ожерелье.

— Хорошо, я подожду. Но это последний срок, мой друг. Жду вашего человека во вторник.

Мадден бросил трубку.

Его раздражение не улеглось и за завтраком. Попытки Боба поддержать разговор не увенчались успехом.

Вскоре Торн уехал куда-то, Мадден скрылся в своей комнате, а Боб отправился во двор.

Гораздо раньше, чем он ожидал, Паула, свежая, как калифорнийское утро, подъехала к ранчо.

— Хелло, — сказала она.

— Леди, вы спасли мою жизнь!

Он обнял девушку.

— Вы с ума сошли! — засмеялась она.

— Нисколько. Ну, что нового?

— Ничего. Как вам нравится утро?

— Чудесное!

Они выехали за ворота ранчо.

— Я же говорила, что вы полюбите пустыню! Погладите на эти снежные вершины...

— Красиво. Но если вы не возражаете, я предпочту смотреть на вас. Не сомневаюсь, он скажет, что вы восхитительны.

— Кто?

— Ваш жених.

— Его зовут Джек.

— А вы знаете, что брак — это последнее прибежище хилых умов?

— Вы так думаете?

— Я знаю это. Я часто встречал девушек, чьи глаза говорят: «Я готова». Но я очень осторожен. «Держись твердо, мой мальчик» — такой мой девиз.

— И вы держитесь?

— Да. И рад этому. Я свободен. Когда наступает вечер и на Юнион-сквер зажигаются фонари, я слышу голоса: «Где ты, мой дорогой? Я иду с тобой...». Вы говорите так?

— Никогда.

— Конечно, миллионы девушек не могут придумать ничего лучшего, как выйти замуж. Но вы... У вас удивительная работа. Пустыня, горы, каньоны. И вы готовы отдать все это за газовую плиту в квартире!

— Женщина может позволить себе быть женщиной.

— Разве для этого надо выходить замуж? С замужеством все закончится. Чинить Вильбуру носки...

— Я же сказала вам, что его зовут Джек.

— Что из того? Он думает только о носках.

— Не стоит об этом говорить, прошу вас!

Паула свернула к невысокому дому, окруженному группой деревьев.

— Это ранчо доктора Уайткомб, — сказала она. — Удивительный человек этот доктор! Я хочу вас познакомить.

Они вошли в большую гостиную, обставленную не так красиво, как у Маддена, но с большим вкусом. У окна сидела седая женщина. У нее было доброе лицо, несколько холодный, но приветливый взгляд. Она встала и с улыбкой поздоровалась с молодыми людьми.

— Вы... вы доктор? — пробормотал Боб.

— Конечно! Но вы во мне не нуждаетесь. Вы здоровы.

— Да...

— Присаживайтесь, прошу вас. Где вы остановились?

— У Маддена.

— Ах да, я слышала. Не такой уж хороший сосед этот Мадден. Я несколько раз приглашала его к себе, но он так и не пришел. Отчуждение не годится для пустыни. Мы все здесь дружим.

— У вас много друзей, — сказала Паула.

— Почему бы нет? Что эта за жизнь, если один человек не помогает другому?

Боб почувствовал симпатию к этой милой женщине.

— Пойдемте, я покажу вам дом, — пригласила она. Сейчас это цветок в пустыне, а видели бы вы, что здесь было, когда я приехала! Библиотека и кошка — все мое имущество... Я построила дом своими руками.

Она провела их во двор, где стояло несколько маленьких коттеджей. Усталые лица светились радостью и надеждой при ее приближении.

— Они приехали сюда со всей страны, — сказала Паула. — Больные, слабые, упавшие духом люди. И всем она дает новую жизнь.

— Ерунда! — воскликнула доктор. — Я только по-дружески отношусь к ним.

У одного из коттеджей они увидели Торна, занятого разговором с Майкдорфом. Доктор Уайткомб обменялась с ними несколькими словами.

После чая на веранде дома Боб с Паулой собрались уезжать.

Хозяйка ранчо проводила их до ворот.

— Приходите почаще, — пригласила она. — Придете?

— Надеюсь, — ответил Боб. Он задержал на мгновение ее руку в своей. — Вы знаете, я начинаю чувствовать красоту пустыни.

Доктор улыбнулась.

— Пустыня мудра... Не забывайте доктора Уайткомб, мой мальчик!

— У меня такое ощущение, словно я много лет знаю ее, — сказал Боб на обратном пути.

— Она удивительная женщина, — заметила Паула. — А вы обратили внимание, какие у нее глаза?

Полуденный зной висел над пустыней. Вершины гор были окутаны легкой дымкой.

— Вы никогда не спрашивали меня, почему я здесь, — задумчиво произнес Боб.

— Я хотела, чтобы вы сами сказали об этом.

— Я собирался это сделать. Но не мог. — Он помолчал. — Скажите, Паула, в ту ночь, когда вы приехали к Маддену, вы чувствовали, что там что-то неладно?

— Да.

— Так вот, могу сказать, что вы были недалеки от истины. — Она бросила на него быстрый взгляд. — Вы помните золотоискателя? Вы узнаете его, если увидите снова?

— Конечно.

— И вы скажете мне об этом? И если не станете расспрашивать...

— Не стану. Но он мог уйти в Аризону.

— Я хочу найти его. Я бы объяснил вам, зачем он мне нужен, но, поверьте, это не только мой секрет.

Паула кивнула.

— Я понимаю.

— Вы с каждой минутой все больше восхищаете меня!

Машина остановилась возле ранчо Маддена. Боб посмотрел в глаза девушки, и ему показалось, что ее взгляд похож на взгляд доктора Уайткомб.

— Вы знаете, — улыбнулся он, — мне начинает нравиться ваш жених. Я думаю, он спасет меня.

— О чем вы говорите?

— Вы не поняли? Я полагаю, что стою перед самым большим искушением в жизни. Но теперь я больше не боюсь. Ваш жених спасет меня. Передайте ему мой привет.

— Не беспокойтесь. В любом случае ваша свобода не подвергнется опасности.

— Я не беспокоюсь об этом, — ответил Боб. — Вы не против, если я сегодня повидаю вас в городе?

— Возможно, я не буду знать о вашем приезде, — и Паула уехала.

В четыре часа Боб попросил разрешения у Маддена взять его машину, чтобы съездить в Эльдорадо.

В городе было тихо и безлюдно. Молодой человек оставил машину у отеля и направился в редакцию. Холли ждал его.

— Хелло, — сказал он. — Тут есть телеграмма для вас.

Боб взял желтый конверт и торопливо вскрыл его.

«Я не понимаю, что все это значит, и очень обеспокоен. Пока я следую вашим инструкциям. Я доверяю вам обоим, но должен вам напомнить, что продажа должна состояться. Джордан волнуется, и Виктор угрожает приехать к вам. Держите меня в курсе дела».

— М-да, — пробормотал он, — это будет прекрасно.

— Что будет прекрасно? — спросил Холли.

— Виктор грозится приехать сюда. Это сын владелицы ожерелья. Если он приедет, вся наша работа полетит к черту.

— А что нового на ранчо?

— Кое-что есть, — ответил Боб. — Начну с трагедии. Я проиграл сорок семь долларов. — Он рассказал о карточной игре. — Кроме того, мистер Торн зарыл банки от консервов, в одной из которых был мышьяк. Чарли нашел исчезнувший кольт в комнате Торна. В барабане отсутствуют два патрона.

Холли присвистнул.

— Вот как? Я полагаю, ваш друг Чан припрет Торна к стене.

— Возможно, — согласился Боб. — Хотя до этого еще далеко. Нельзя обвинить человека в убийстве, пока не найден труп.

— Ну, Чан найдет.

Боб пожал плечами.

— Он сделал все, что сможет... А как ваше интервью?

— Завтра оно будет опубликовано. — Усталые глаза Холли засветились. — Я обдумывал одну идею, когда вы вошли. — Он похлопал по папке, лежащей на столе. — Это когда-то я писал в «Сан», — объяснил он.

Боб заглянул в папку, с интересом разглядывая вырезки и отпечатанные на машинке листы.

— Я сам подумываю о работе в газете, — сказал он.

Холли с интересом посмотрел на него.

— Дважды подумайте, — посоветовал он. — Что вам даст газета? Такая работа скоро разочарует вас. — Он положил руки на плечи Боба. — Мой мальчик, газета — это не игра. Ну, а теперь о деле...

В пять часов Холли встал из-за стола.

— Пойдем в «Оазис», перекусим, — предложил он.

Боб согласился.

В кафе они увидели Паулу.

— Хелло! — приветствовала она их. — Садитесь сюда.

Они устроились за ее столиком.

— Как прошел день? — спросила она Боба.

— Плохо, особенно после вашего отъезда.

— Возьмите цыплят, — посоветовала девушка. — Правда, они долго шли пешком по пустыне, но здесь это самое лучшее блюдо.

Мужчины последовали ее совету. Цыплята оказались жесткими.

— Не цыплята, а подметка, — сказал Холли. — Чего бы я не дал за домашний обед!

— Женитесь, — улыбнулась Паула. — Правда, мистер Иден?

Боб пожал плечами.

— Я знаю нескольких бедолаг, которые радовались, вступая в брак и предвкушая хорошие обеды. Теперь они обедают в ресторанах и отличаются от холостяков тем, что расходуют в два раза больше денег и в два раза меньше получают удовольствия.

— К чему такой цинизм? — спросил Холли.

— О, мистер Иден большой противник брака, — съязвила девушка.

— Я пытаюсь спасти ее, — сказал Боб. — Кстати, вы знаете Вильбура, который завоевал ее невинное доверчивое сердце?

— Вильбур? — озадаченно повторил Холли.

— Так он называет Джека, — пояснила Паула.

Холли посмотрел на ее кольцо.

— Я не знаком с ним, — сказал он. — Хотя готов его поздравить.

— Я тоже, — усмехнулся Боб. — И готов прибавить...

— Не стоит об этом говорить, — перебила его девушка.

Холли принялся рассказывать о Манхэттене. Бобу показалось, что обед прошел слишком быстро. Когда они выходили из кафе, он заметил стоявшего у дверей невысокого мужчину с неприятным взглядом.

— Здравствуйте, — сказал ему Холли.

— Привет, — ответил незнакомец.

— Как вам нравится наш последний номер газеты?

— Вы ошиблись на три миллиметра, описывая хвост крысы.

— Вот как? Надо будет исправить.

— Да, — сказал мужчина, — природу надо описывать точно.

— Кого я вижу? — неожиданно закричал Холли.

Боб обернулся и увидел пожилого китайца, входящего в «Оазис».

— Это Лу Вонг, — объяснил Холли. — Вернулся из Сан-Франциско, Лу?

— Хелло, босс, — высоким голосом пропищал китаец. — Моя вернулся обратно.

— Вам не понравилось там?

— Сан-Франциско не холосо. Все время туман.

— Вернетесь к Маддену? Тогда желаю вам удачи, Лу. Мистер Иден собирается туда, и он может подвезти вас.

— Конечно, — кивнул Боб.

— Хочу выпить горячего чаю. Вы подождете немного, босс?

— Мы будем возле отеля, — сказал Холли.

Они вышли.

— Теперь я оставлю вас, — сказала Паула. — Мне надо написать несколько писем.

— Ах, да! — воскликнул Боб. — Не забудьте передать мой привет Вильбуру.

— Это деловые письма, — серьезно ответила девушка. — До свидания.

— Итак, Лу вернулся, — сказал Боб. — Это осложняет ситуацию.

— Но он может многое рассказать.

— Возможно, но когда он приступит к своей работе, что будет с Чарли? Сам я не справлюсь с этим делом.

Лу Вонг вышел из кафе с чемоданом в одной руке с и бумажным свертком в другой.

— Что это у вас, Лу? — спросил Холли. — Бананы?

— Бананы. Тони любит бананы, — объяснил старый китаец.

Боб и Холли переглянулись.

— Лу, — мягко сказал Холли. — Бедный Тони умер.

Всякий, кто считает, что лицо китайца не меняет выражения, должен был бы посмотреть на Лу в тот момент. Выражение боли и злости появилось на его лице. А выражения, срывавшиеся с его языка, не нуждались в переводе.

— Бедняга Лу, — тихо сказал Холли.

— Вы думаете, он знает, что Тони убили? — тихо спросил Боб.

— Трудно сказать, — ответил Холли, — но похоже, не так ли?

Лу Вонг залез в машину.

— До свидания, мой мальчик, — сказал Бобу Холли. — Будьте осторожны.

Боб нажал на стартер.

Луна еще не взошла. Холодным недружелюбным светом сияли звезды. Дорога вилась между гор. Лу Вонг что-то бормотал. Нервы у Боба были в порядке, но эта обстановка угнетала его, и он обрадовался, когда они подъехали к ранчо. Боб вышел из машины и пошел открывать ворота. Въехав во двор и облегченно вздохнув, он увидел Чарли.

— Хелло, А Ким, — окликнул Боб детектива. — Я привез Лу Вонга. Выходите, Лу, — крикнул он.

Молчание китайца заставило его подойти поближе. Заглянув в кабину, Боб увидел, что Лу Вонг сполз на колени, а голова его бессильно свешивается набок.

— Боже мой! — воскликнул он, охваченный ужасом.

— Подождите, — Чарли сходил за фонарем и начал внимательно осматривать машину и китайца.

Боб заметил на груди Лу Вонга темное пятно.

— Закололи, — сказал Чарли холодно.

— Но когда? — воскликнул Боб. — Я только на минуту вышел открыть ворота. Это же невозможно!

Из темноты к ним подошел Торн.

— Что такое? — спросил он. — Это Лу? Что с ним случилось?

Он выхватил из руки Чана фонарь и осветил Лу Вонга. На пальто Торна Боб увидел след, похожий на царапину.

— Ужасно! — пробормотал Торн. — Одну минуту, я должен позвать мистера Маддена.

Он побежал в дом, а Боб и Чарли остались у тела Лу Вонга.

— Чарли, — прошептал Боб, — вы заметили след на пальто Торна?

— Конечно, — ответил Чарли. — Вы помните, что я говорил вам? «Кто собирается идти за тигром, не должен спешить».

Глава 10

КАПИТАН БЛИСС ИЗ УГОЛОВНОГО ОТДЕЛА

Из ранчо выбежал Мадден. Он выхватил фонарь из рук Чана и молча осмотрел труп. Боб с интересом наблюдал за ним.

В машине лежал труп того, кто много лет служил Маддену. Однако ни сожаления, ни какого-либо другого чувства лицо Маддена не выражало. Ничего, кроме злости. Да, те, кто считал этого человека бессердечным, были правы.

Мадден выпрямился и осветил бледное лицо секретаря.

— Хорошенькое дело! — рявкнул он.

— Ну что вы уставились на меня? — дрожащим голосом спросил Торн.

— Я смотрю, куда хочу. Хотя, видит Бог, мне незачем видеть ваше глупое лицо.

— Хватит, — предостерегающим голосом сказал Торн.

Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Неожиданно Мадден перевел луч света на Чарли.

— Послушай, А Ким, это был Лу Вонг. Парень, которого ты заменял. Теперь тебе придется остаться здесь. Ты согласен?

— Холосо, босс.

— Перенесите Лу в гостиную, — приказал Мадден и вернулся в дом.

После некоторых колебаний Чан и Торн подняли тело Лу Вонга. Боб медленно следовал за странной процессией. В гостиной Мадден резким голосом разговаривал по телефону.

— Нужно ждать, — сказал он, положив трубку. — Констебль свяжется с коронером. Да, хорошенькое дело...

— Я полагаю, вы хотите знать, что случилось, — начал Боб. — Я встретил Лу Вонга в городе, в кафе «Оазис». Мистер Холли показал мне его и...

Мадден замахал руками.

— Это для копов. Это их дело.

Он забегал по комнате, как лев по клетке. Боб сел в кресло у камина. Чан вышел, а Торн пристроился рядом с молодым человеком.

Боб задумался. В чем же дело? Какая драма разыгрывается на ранчо Маддена? Его размышления прервал шум мотора. Мадден сам открыл дверь, и двое мужчин вошли в дом.

— Прошу, джентльмены, — сказал Мадден с показной любезностью. — У нас несчастье.

Один из них, тощий мужчина с коричневым лицом, выступил вперед.

— Здравствуйте, мистер Мадден. Я констебль Браккет, а это наш коронер, доктор Симс. Вы сказали по телефону, что здесь произошло убийство.

— Да, да, — заторопился Мадден. — Мой старый слуга Лу Вонг...

В этот момент вошел А Ким. Услышав последние слова, он уставился на Маддена.

— Лу? — переспросил Браккет. Он подошел к кушетке. — Бедный старый Лу! Не могу себе представить, чтобы кто-то имел зуб на старика.

Коронер, проворный молодой человек, тоже подошел к кушетке и начал осмотр. Браккет повернулся к Маддену.

— Мы постараемся причинять вам как можно меньше беспокойства, мистер Мадден. — Очевидно, он благоговел перед миллионером. — Но я должен задать несколько вопросов. Вы понимаете меня?

— Конечно, — ответил Мадден, — валяйте. К сожалению, я ничего не могу сообщить. Я был у себя в комнате, когда мой секретарь, — он указал на Торна, — пришел ко мне и сказал, что мистер Иден приехал с мертвым телом Лу.

Браккет с интересом уставился на Боба.

— Где вы нашли его? — спросил он.

— Он был жив, пока мы ехали, — пояснил Боб и рассказал о своей встрече с Лу в «Оазисе», об остановке перед воротами и, наконец, о своем ужасном открытии.

Браккет покачал головой.

— Так вы считаете, что его убили, пока вы открывали ворота? Что заставляет вас так думать?

— До самого ранчо он что-то бормотал, — сказал Боб. — Он сидел на заднем сиденье. Когда я вышел, чтобы открыть ворота, он продолжал что-то бормотать.

— Что он говорил?

— Он говорил по-китайски. К сожалению, я не китаист.

— Кто?

— Не китаист, человек, который говорит по-китайски, изучает историю и культуру Китая, — улыбнулся Боб.

— Ага, — кивнул Браккет. — А этот секретарь...

Торн сообщил, что был в своей комнате, когда услышал шум во дворе и вышел узнать, в чем дело. Он абсолютно ничего не знает. Боб удивленно уставился на спину Торна, где был след царапины. Он взглянул на Чарли, и тот чуть заметно покачал головой. Взгляд его приказывал Бобу молчать.

— Кто еще был в доме? — спросил Маддена Браккет.

— Больше никого, кроме А Кима.

— Подойди-ка сюда, — обернулся Браккет к Чарли.

Сержант уголовного отдела полиции Гонолулу, с каменным лицом подошел к констеблю. Он много раз участвовал в подобных сценах, но только в роли сотрудника полиции.

— Ты видел этого Лу Вонга раньше? — заорал Браккет.

— Я, босс? Нет, босс, не видел.

— Новичок здесь?

— Плиехал в пятницу, босс.

— Где ты работал раньше?

— Всюду, босс. Большой голод, маленький голод.

— Где ты работал в последний раз?

— На железной дологе, босс. Санта-Фе.

— А, черт! — выругался Браккет. — Пусть шериф занимается этим. Я позвоню ему, и он пришлет капитана Блисса из уголовного отдела. Завтра утром он будет здесь.

Коронер выступил вперед.

— Мы заберем тело в город, мистер Мадден, — сказал он.

— О, пожалуйста, — кивнул Мадден. — Делайте все, что считаете нужным. Поверьте, я очень сожалею о случившемся.

— Я тоже, — сказал Браккет. — Лу был хорошим парнем.

— Да, но мне он не очень нравился.

После их ухода Боб отправился в свою комнату, а Мадден и Торн остались в гостиной. Что-то в их лицах заставило его пожалеть о том, что он не может подслушать их разговор.

Чарли возился у камина в его комнате. Боб опустился в кресло.

— Все в порядке, мистер Иден, — сказал детектив.

— Чарли, ради Бога, что происходит? — беспомощно спросил Боб.

Чан пожал плечами.

— Помните, два дня назад я сказал вам, что китайцы — восприимчивые люди? На вашем лице я увидел сомнение.

— Нет, нет, — прошептал Боб, — я не сомневаюсь. Но сейчас мы в тупике.

— Единственное, о чем я вас прошу — не забывайте об осторожности. Местная полиция скоро выступит на сцену, но они не представляют себе, что убийство Лу не имеет большого значения.

— Не имеет значения?

— Нет. Пока оно не связано с другими делами.

— А с точки зрения нашего дела это важно?

— Да. Что-то произошло на ранчо перед нашим приездом. Перед смертью попугая, перед неожиданным отъездом Лу неизвестный человек умер, безуспешно взывая о помощи. Кто он? Мы должны это узнать.

— Значит, вы считаете, что Лу убили потому, что он много знал?

— Да, как и Тони. Бедный Лу поступил глупо, не оставшись в Сан-Франциско... Одна вещь изумляет меня.

— Только одна? — спросил Боб.

— Пока одна. Лу уехал в среду утром, видимо, перед тем злодеянием. Откуда же тогда он узнал?.. Я очень жалею, что не успел поговорить с ним. Но есть другие ниточки...

— Возможно, но я их не вижу. Это слишком сложно для меня.

— По всей вероятности, нам придется задержаться на ранчо, — продолжал Чарли. — Мы должны опередить полицию и сами разобраться в этом деле.

— В этом отношении я солидарен с вами. Но капитан Блисс может оказаться на высоте. Вам надо быть осторожнее, Чарли. По-моему, Браккет подозревает вас.

Чан кивнул.

— В этой стране возможно все. Сержант-детектив Чан подозревается в убийстве... Может быть, я еще посмеюсь над этим, когда приеду домой. Но сейчас не до смеха.

— Одну минуту, — сказал Боб. — Как насчет вторника? Мадден ожидает посланца с ожерельем.

Чарли пожал плечами.

— У нас еще есть время. До вторника может многое случиться... Ну, желаю вам приятных сновидений, — и он вышел.

Ночь прошла спокойно.

После завтрака в понедельник в дверь ранчо постучали. Торн пошел открывать и вернулся с Холли.

— О! — с кислой миной сказал Мадден. — Вы снова здесь?

— Естественно, — ответил Холли. — Как газетчик я не могу пропустить убийство, совершенное здесь впервые за много лет. — Он протянул миллионеру газету. — Кстати, вот лос-анджелесская утренняя газета. Ваше интервью на первой странице.

Мадден без интереса взял газету. Глядя через его плечо, Боб прочитал: «Эра процветания продолжается. Говорит известный магнат» и дальше: «Мадден в интервью, данном на своем ранчо в пустыне, предсказывает деловой успех».

Мадден бегло просмотрел статью.

— И в Нью-Йорке тоже?.. — спросил он.

— Конечно, — ответил Холли. — Все газеты страны опубликуют это.

Вы и я теперь знамениты... Так что случилось с беднягой Лу?

— Не спрашивайте меня, — нахмурился Мадден. — Какой-то дурак прирезал его. Ваш друг Иден может рассказать об этом больше, чем я. — Он встал и вышел из комнаты.

Боб и Холли переглянулись.

— Ну и дела! — хмыкнул Холли. — Бедняга Лу был стоящим парнем. Насколько я понимаю, его убили в машине.

Они вышли во двор. Прохаживаясь вдоль дома, Боб рассказал Холли о случившемся.

— Кого вы подозреваете? — спросил Уилл.

— Я думаю, что это Торн... Чарли считает, что мы должны опередить полицию и найти убийцу.

— Может быть, он прав. Но у полиции не так уж много шансов раскрутить это дело. Констебль — недалекий парень.

— А капитан Блисс?

— О, у него есть мозги. Но один он не справится. Может быть, пойдем посмотрим это место? Кстати, я привез телеграмму от вашего отца.

Боб стал спиной к ранчо, чтобы никто не видел, что он делает, и прочитал телеграмму.

— Отец принимает игру и собирается послать к нам Дрейкотта.

— Дрейкотта?

— Это частный детектив из Сан-Франциско. Отец хочет, чтобы Дрейкотт посмотрел, что здесь делается. — Боб помолчал. — Конечно, он толковый парень, но мне не нравится этот обман. Не нравится.

Они осмотрели землю, где стояла машина, пока Боб ходил открывать ворота. На песке не было ни одного следа ноги.

— Даже мои следы исчезли, — сказал Боб. — Уж не ветер ли это?

— Нет, — ответил Холли. — Ветра не было. Кто-то специально метлой сровнял песок.

— Но кто? Конечно, наш приятель Торн.

Они шли по следу протектора, когда мимо них проехала машина и остановилась возле ранчо.

— Блисс с констеблем, — сказал Холли. — Они нам не помогут?

— Нет, — ответил Боб. — Чарли не хочет.

Они вернулись к дому. Из гостиной уже доносились голоса Маддена, Торна и двух приехавших мужчин.

Вскоре Блисс в сопровождении Маддена и Браккета вышел на веранду. Он поздоровался с Холли, как со старым другом. Уилл представил ему Боба.

— А, мистер Иден, — сказал капитан. — Я хочу поговорить с вами. Что вы думаете об этом убийстве?

Боб кратко рассказал ему о событиях прошедшей ночи.

— Хм, — сказал Блисс, — очень странно...

— Да? — ухмыльнулся Иден. — И тем не менее это правда.

— Надо осмотреть место преступления.

— Вы ничего там не найдете, — вмешался Холли, — кроме следов этого молодого человека и моих. Мы только что были там.

— Вот как? — Блисс помрачнел и направился к воротам. Браккет поплелся за ним. Вскоре они вернулись обратно.

— Так! — рявкнул Блисс. — Где этот А Ким? Значит, он получил здесь хорошую работу? Возвращается Лу Вонг, и А Ким теряет свою работу. Что это означает?

— Ерунда, — запротестовал Мадден.

— Вы так думаете? — спросил Блисс. — А я нет... Знаю я этих китайцев! Им ничего не стоит всадить друг в друга нож.

Возле дома появился А Ким.

— Эй, ты! — заорал Блисс. — Иди сюда!

— Вы звали меня, босс?

— Да. Придется забрать тебя.

— Почему, босс?

— За убийство Лу Вонга...

Чарли бесстрастно посмотрел на полицейского.

— Вы безумец, босс.

— Что?! — Блисс побагровел. — Я тебе покажу, какой я безумец! Лучше расскажи мне все.

— Что, босс?

— Как вчера ночью ты всадил нож в Лу Вонга.

— Может быть, вы нашли нож, босс? — спросил Чарли.

— Молчи!

— А на ноже есть отпечатки А Кима?

— Заткнись, я сказал!

— Может быть, вы нашли отпечатки бархатных тапочек? — Блисс изумленно уставился на Чарли. — Вы безумный коп, вот что я могу сказать вам, босс.

Холли и Боб изумленно переглянулись.

— Капитан, у вас нет против него ничего, — заговорил Мадден. — Если вы хотите арестовать моего повара, не имея доказательств его вины, я заставлю вас поплатиться за это.

— Ну... я... — начал Блисс. — Я знаю, что он сделал это... — Глаза его блеснули. — Как ты попал сюда?

— Я амеликанский глажданин, — ответил Чарли.

— Родился здесь, а? Где твой документ? Ну-ка покажи.

Боб вздрогнул. Он знал, что многие китайцы не имели удостоверений. А Чарли — тем более. Сейчас этот идиот полицейский непременно арестует его. Еще мгновение, и все пропало.

— Давай! — рявкнул Блисс.

— Что, босс?

— Документ, удостоверение, что хочешь! Или, клянусь небом, я посажу тебя.

— Ах, удостовеление? Холосо, босс.

К изумлению Боба, Чарли достал из кармана своей куртки какую-то бумагу размером с банкноту и протянул капитану. Блисс повертел ее и вернул китайцу.

— Хорошо. Но я еще поговорю с тобой.

— Спасибо, босс, — улыбнулся Чарли. — Вы безумец, босс. До свидания. — И он ушел.

— Я говорил, что это очень странное дело, — сказал Браккет.

— Ради Бога, заткнись! — рявкнул Блисс. — Мистер Мадден, я должен ненадолго уехать.

— Конечно, конечно, — торопливо закивал Мадден. — Если случится что-нибудь, я извещу констебля.

Блисс и Браккет уселись в машину, а Мадден вернулся в дом.

— Молодец, Чан! — восхищенно сказал Холли, когда они остались одни. — Где он достал бумагу?

— Похоже, что он продумал все заранее, — ответил Боб.

Холли направился к своей машине.

— Полагаю, Мадден не пригласит меня на ленч. Знаете, меня очень заинтересовало это дело.

— Не знаю, что и сказать. Без Чарли я был бы совершенно беспомощен.

— Да, у вас тоже маловато мозгов, — вздохнул Холли.

Проводив его, Боб вернулся в свою комнату. Там Чарли убирал его постель.

— Вы прелесть, Чарли, — сказал Боб, закрывая дверь. — Чей это документ?

— Разумеется, А Кима.

— Кто этот А Ким?

— Торговец овощами, который подвез меня от Барстоу до Эльдорадо. Я предполагал, что Мадден может спросить у меня удостоверение. К счастью, А Ким долго носил его в кармане и фотокарточка стерлась. Как видите, моя предусмотрительность оказалась не напрасной, — и он вернулся в гостиную, чтобы накрыть стол к ленчу.

За едой Мадден хранил молчание. Чувствуя его раздражение, Боб и Торн тоже помалкивали. Вдруг на лице миллионера появилось выражение неудовольствия, удивившее Боба. Повернувшись, он увидел в дверях мужчину, с которым разговаривал Холли в «Оазисе».

— Мистер Мадден? — спросил посетитель.

— Да, это я, — сказал миллионер. — Что вам угодно?

— Ага! — незнакомец вошел в комнату и поставил чемодан. — Мое имя Гембл, сэр. Тадеуш Гембл. Я интересуюсь местной фауной... У меня есть письмо от вашего старого друга... — он достал конверт.

Мадден весьма недружелюбно посмотрел на него. Прочитав письмо, он смял его и, подойдя к камину, швырнул в огонь.

— Вы хотите остаться здесь на несколько дней? — спросил он.

— Это было бы самое лучшее, на что я могу надеяться, — ответил Гембл. — Конечно, я буду рад заплатить за приют...

Мадден махнул рукой. Вошел Чарли с подносом.

— А Ким, — сказал Мадден, — проводи мистера Гембла в комнату в левом крыле, возле комнаты мистера Идена.

— Вы очень добры, — сказал Гембл. — Я постараюсь как можно меньше беспокоить вас. Извините, сэр, я сейчас вернусь.

— Черт побери! — воскликнул Мадден. — Надеюсь, что все это скоро кончится.

Глава 11

МИССИЯ ТОРНА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Какой бы ни была миссия Гембла на ранчо Маддена, Боб нашел, что у этого человека милые и приятные манеры, он не лишен красноречия и хорошо воспитан.

Они все еще сидели в гостиной. Мадден был мрачен и неразговорчив, Торн по обыкновению держался в стороне и молчал, а Гембл, стоя у окна, восторгался природой.

— Восхитительно! — захлебывался он. — Представляете ли вы, мистер Мадден, все великолепие этого места? Пустыня, бескрайняя пустыня, которая с древних времен считалась местом пребывания душ человеческих. Некоторые считают ее...

— Вы надолго сюда? — перебил его Мадден.

— Как знать! Это зависит не от меня. Я хочу дождаться весенних дождей. Думаю, пустыня очарует меня. Помните, как сказал пророк Исайя? «И пустыня возрадуется и расцветут розы. А земля утолит жажду водой».

— Полагаю, вас интересует фауна пустыни, профессор? — спросил Боб.

Гембл быстро взглянул на него.

— Вы угадали мое звание, — сказал он. — Да, здесь есть много интересного. Хвостатые крысы, например...

Зазвонил телефон. Мадден снял трубку. Боб разобрал слова: « Телеграмма для мистера Маддена». Мадден взглянул на него, плотнее прижал трубку к уху.

Выслушав текст телеграммы, он сидел некоторое время в замешательстве, уставившись в одну точку.

— Что вы выращиваете здесь, мистер Мадден? — спросил Гембл.

— Что? — Мадден очнулся. — Пойдемте, я вам покажу.

— Вы очень добры, — улыбнулся Гембл.

Они направились во двор. Торн последовал за ними. Боб бросился к телефону и позвонил Холли.

— Послушайте, Уилл, — сказал он тихо, — Маддену только что по телефону передали телеграмму, и он обеспокоен. Я хотел бы знать, что ему сообщили. Может быть, вам это удастся?

— Попробую, — ответил Холли. — Вы там один? Я перезвоню через несколько минут.

— Пока один. Но если к телефону подойду не я, поговорите о чем-нибудь с Мадденом. Придумайте что-нибудь, но поторопитесь.

В комнату вошел Чарли и принялся молча убирать со стола.

— Ну, Чарли, — сказал Боб, — наше ранчо потихоньку превращается в отель.

Чан пожал плечами.

— Такие новости быстро доходят до кухни.

Боб улыбнулся.

— Этот Гембл произвел на меня приятное впечатление.

— Однако он хранит новенький пистолет.

— Может быть, для охоты на крыс? — снова улыбнулся Боб. — Пока его не в чем подозревать. Кстати, Маддену только что передали текст телеграммы, и он расстроен. Холли постарается узнать ее содержание.

Чарли убрал со стола посуду и уже собрался уходить, но зазвонил телефон. Боб торопливо схватил трубку.

— Хелло, Холли, — сказал он. — Да, да. О,кей. Говорите, это интересно! Приедете вечером? Спасибо, старина!

Он положил трубку.

— Телеграмма из Барстоу, от мисс Эвелины Мадден, — сказал он. — Ей надоело ждать в Денвере, и она приезжает в Эльдорадо в шесть сорок вечера. Кажется, мне придется освободить комнату.

— Мисс Эвелина Мадден... — повторил Чарли.

— Да. Единственная дочь Маддена. Очень красивая девушка. Я видел ее в Сан-Франциско. Ну, не удивительно ли, что Мадден расстроился?

— Конечно, нет, — сказал Чарли. — Ранчо, на котором происходят убийства, не место для молодой леди.

Боб вздохнул.

— Дело все больше запутывается...

— Наоборот, теперь все может проясниться, — Чарли улыбнулся и отправился на кухню.

Вскоре появился Мадден в сопровождении Торна и Гембла. При жаре ничего не хотелось делать, и Боб направился в свою комнату, решив скоротать время за чтением. В шесть часов он вышел во двор и увидел машину Маддена с открытыми дверцами. Несомненно, миллионер собирался встречать дочь. Но войдя в гостиную, он понял, что в Эльдорадо поедет Торн. Очевидно, между Мадденом и секретарем состоялся серьезный разговор, потому что при виде Боба они замолчали.

— Добрый вечер, — сказал Боб. — Вы покидаете нас, мистер Торн?

— Дела в городе, — ответил Торн. — Ну, шеф, я поехал.

Зазвонил телефон. Мадден взял трубку. Он выслушал сообщение, и лицо его омрачилось.

«Опять плохие новости», — подумал Боб.

Мадден прикрыл микрофон рукой и сказал Торну.

— Это старая дура, доктор Уайткомб. Приглашает вечером к себе. Говорит, что хочет сообщить что-то важное.

— Скажите, что вы заняты, — посоветовал Торн.

— Простите, доктор, — сказал Маддсн в трубку, — но я очень занят... — Он снова прикрыл микрофон. — Она настаивает.

— Что же, тогда повидайте ее, — пожал плечами Торн.

— Хорошо, доктор, — сказал Мадден. — Я жду вас в восемь часов.

Торн вышел, и вскоре во дворе затарахтел мотор. Секретарь уехал.

В обычное время они сели обедать, и Боба удивило, что для Эвелины не было приготовлено прибора. Не мог же Мадден забыть про дочь!

После обеда Мадден пригласил их на веранду.

— Вот это жизнь! — заметил Гембл. — А мы торчим в городе и не знаем, как много теряем! Я мог бы остаться здесь навсегда.

Никто ему не ответил. Наступило молчание.

В начале девятого у ворот ранчо просигналила машина. «Наверное, Торн привез Эвелину», — подумал Боб. Мадден вскочил.

— Это доктор, — сказал он. — А Ким!

Появился слуга.

— Проведи леди на веранду.

— Ну, меня-то она не хотела видеть, — вздохнул Гембл, — пойду почитаю.

Мадден посмотрел на Боба, но тот не двинулся с места.

— Доктор — мой друг, — объяснил Боб.

— Ну и что? — нахмурился Мадден.

— Я знаком с ней. Удивительная женщина!

Появилась доктор Уайткомб.

— Рада снова видеть вас, — улыбнулась она Бобу. — Добрый вечер, мистер Мадден.

Боб придвинул ей кресло.

— Мистер Мадден, — сказала доктор, — простите, что беспокою вас. Я знаю, что вы не принимаете посетителей. Но я слышала, что здесь произошла ужасная вещь.

— Вы... имеете... в виду... — медленно начал Мадден.

— Я имею в виду убийство бедного Лу Вонга, — ответила женщина.

— А... — в голосе Маддена послышалось облегчение. — Да, да.

— Лу был моим другом. Он преданно служил вам, мистер Мадден. Естественно, вы, я надеюсь, сделаете все возможное, чтобы найти убийцу?

— Все, — осторожно ответил Мадден.

— То, что я скажу вам, связано с убийством Лу. Вы можете передать полиции мой рассказ, если захотите.

— Буду рад помочь, — ответил Мадден. — А что за рассказ?

— В субботу вечером ко мне явился мужчина, который назвался Мак-Каллемом, Генри Мак-Каллемом, — начала доктор Уайткомб. — Он сказал, что приехал из Нью-Йорка и что у него хронический бронхит, хотя я не заметила никаких симптомов. Он снял один из моих коттеджей...

— Да, да, — кивнул Мадден, — продолжайте.

— В ночь на воскресенье кто-то проехал мимо моего дома и просигналил. Один из моих слуг пошел узнать, в чем дело. Какой-то мужчина спрашивал Мак-Каллема. Тот вышел к незнакомцу, и они вместе уехали. Больше я Мак-Каллема не видела, хотя в коттедже остались все его вещи.

— И вы думаете, что он убил Лу? — спросил Мадден.

— Откуда я могу знать? Я просто считаю, что надо обратить на это внимание полиции. Поскольку вы пользуетесь влиянием, я прошу вас сообщить об этом.

— Хорошо, — Мадден встал. — Я скажу капитану. Хотя, если вас интересует мое мнение, я не думаю...

— Благодарю вас, — не дала ему договорить доктор и тоже встала. — Простите, что помешала вам.

— Ничего, ничего, — сказал Мадден. — Кто знает, может быть, ваша информация представляет большую ценность.

— Очень хорошо, что вы думаете так, — с легкой иронией сказала доктор. Она посмотрела на насест Тони. — Как Тони? Он должен очень переживать кончину Лу.

— Тони умер, — резко произнес Мадден.

— Что? Тони тоже? — она помолчала. — Вы разрешите мне повидаться с вашей дочерью? Она здесь?

— Нет, — ответил Мадден, — ее нет.

— Очень жаль. Она очаровательная девушка.

— Спасибо, — с усилием улыбнулся Мадден. — Одну минуту. Мой слуга проводит вас.

— Не беспокойтесь, — сказал Боб. — Я сам сделаю это.

Он провел ее через гостиную, где Гембл читал книгу. Когда они подошли к машине, доктор Уайткомб сказала:

— Какой тяжелый человек! Полагаю, смерть Лу для него ничего не значит.

— Очень мало, — согласился Боб.

— Тогда я надеюсь на вас. Если он не передаст мой рассказ полиции, это должны сделать вы.

Боб, поколебавшись, произнес:

— Я могу сказать вам... — он помолчал. — Возможно, что до убийства Лу здесь имело место еще одно такое же преступление.

Она вздрогнула.

Боб взял женщину за руку.

— Я хочу, чтобы вы знали: встреча с вами была большой удачей для меня.

— Я запомню это. До свидания.

Он смотрел, как ее машина выехала за ворота. Когда он вернулся в дом, Мадден и Гембл беседовали в гостиной.

— Любит посплетничать старушка, — ухмыльнулся Мадден.

— Эта женщина своими руками сделала гораздо больше добра для людей, чем вы со своими деньгами, — живо возразил Боб.

— А это уже не ваше дело! — глаза Маддена злобно сверкнули.

Боб хотел было выложить миллионеру все, что думает о нем, но сдержался. Он отошел к камину и посмотрел на часы. Без четверти девять, а Торна и девушки нет. Не опоздал ли ее поезд? Нет, это исключено. Что ж, остается наблюдать и ждать, как сказал Чарли.

В десять часов Гембл поднялся и ушел к себе в комнату. В пять минут одиннадцатого к ранчо подъехала машина. Боб уставился на дверь. Вошел Торн. Один. Он молча швырнул шляпу в кресло.

— Ну как, успешно закончили свое дело? — весело спросил Боб.

— Да, — кратко ответил Торн.

Боб встал.

— Ну, пойду спать, — сказал он.

Через стенку было слышно, как в ванной плескается Гембл.

Не успел Боб погасить свет, как в комнату осторожно вошел Чарли. Боб приложил палец к губам и указал в сторону ванной. Детектив понимающе кивнул. Они отошли в дальний угол комнаты.

— Ну, где Эвелина? — шепотом спросил Боб.

Чарли пожал плечами.

— Еще одна тайна.

— А что же Торн целых четыре часа делал в городе?

— Наверное, любовался лунным светом, — усмехнулся Чарли. — Перед его отъездом я засек показания спидометра. 12840 миль. Четыре мили до города и четыре мили обратно. Но когда он вернулся, спидометр показывал 12876 миль.

— Вы молодец, Чарли! — сказал Боб с восхищением.

— В странном месте побывал Торн, — продолжал китаец. — На колесах налипло много красной глины. — Он показал образец. — Может быть, вы видели где-нибудь такое место?

— Нет, но не думаете же вы, что Мадден... Он ведь любит ее... Боже мой! Одни загадки! Кстати, завтра вторник, вы не забыли? Мадден думает, что завтра ему доставят ожерелье. Он...

Тихий стук в дверь заставил его замолчать. Чарли отскочил к камину, делая вид, что переворачивает поленья. Вошел Мадден.

— В чем дело? — недовольно спросил Боб.

— Тсс... — прошептал Мадден и покосился в сторону ванной. — А Ким, вон отсюда!

— Холосо, босс, — Чарли бесшумно исчез.

Мадден подошел к двери ванной и прислушался. Потом осторожно открыл ее и, убедившись, что там никого нет, запер дверь, ведущую в комнату Гембла.

— Я хочу поговорить с вами, — сказал он. — Я наконец-то договорился с вашим отцом. Он сказал, что завтра в полдень человек по имени Дрейкотт прибудет в Барстоу.

— Вы считаете...

— Так вот, — перебил его Мадден, — я не хочу, чтобы этот парень приехал на ранчо.

— Но мистер Мадден... — Боб изумленно уставился на него. — Я...

— Тсс! Не называйте мое имя.

— Но после всех наших приготовлений...

— Я изменил решение. Я не хочу, чтобы ожерелье было доставлено сюда. Завтра вы отправитесь в Барстоу, встретите этого Дрейкотта и прикажете ему ехать в Пассадену. В среду я буду там. Скажете ему, чтобы он встречал меня у входа в «Герфилд Банк» в полдень. Я получу ожерелье и тогда, только тогда оно будет в безопасности.

Боб улыбнулся.

— Хорошо, — согласился он.

— Утром я прикажу А Киму отвезти вас на машине в город, и вы встретите Дрейкотта. Но помните, это строго между нами. Никто не должен знать об этом.

— Хорошо, — повторил Боб.

— Тогда спокойной ночи.

Мадден тихо вышел, а Боб еще долго не мог прийти в себя от изумления.

Глава 12

ТРАМВАЙ В ПУСТЫНЕ

Проснулся Боб рано. Одеваясь, он вспомнил странный ночной разговор с Мадденом, и настроение его упало. Потом молодой человек подумал об Эвелине. Куда могла деться девушка? Где она сейчас?

После завтрака Боб подошел к миллионеру.

— Мистер Мадден, — обратился он к нему, — мне надо съездить в Барстоу. Это очень важно. Если бы А Ким смог отвезти меня в город...

Торн с нескрываемым интересом уставился на него. Мадден неодобрительно что-то промычал.

— Что ж, — небрежно сказал он, — езжайте. А Ким, отвези мистера Идена в город.

— Холосо, босс.

Когда ранчо осталось позади, Чарли обернулся и вопросительно посмотрел на Боба.

— Что вы еще придумали? — спросил он.

Боб засмеялся.

— Приказ шефа, — ответил он. — Я должен встретить Дрейкотта с ожерельем.

— Мадден изменил решение?

— Да, — и Боб рассказал Чарли о том, чем закончился ночной визит Маддена.

— Хм, интересно, — произнес Чарли.

— Кстати, я еще не говорил вам о докторе Уайткомб.

— Нет нужды в том, — ответил детектив, — я все слышал.

— Вот как? И что же, действительно Шаки Фил, а не Торн убил Лу Вонга?

— Шаки Фил или, возможно, незнакомец, который приехал за ним... Должен признаться, что этот незнакомец меня очень интересует. Кто он? Может быть, он сообщил о возвращении Лу Вонга?

— Ну, если вы станете задавать мне вопросы, то никогда не вернетесь домой. У меня нет на них ответа.

Перед въездом в город Боб сказал:

— Надо заглянуть в редакцию. До поезда еще много времени, а у Холли могут быть новости.

Уилл сидел за своим столом.

— Хелло! — воскликнул он. — Что привело вас в такую рань в город?

Боб рассказал о визите доктора Уайткомб и о последнем решении Маддена.

Холли улыбнулся.

— Весело, ничего не скажешь! А каково ваше мнение о мисс Эвелине?

— О мисс Эвелине? Что вы имеете в виду? — удивленно спросил Боб.

— Но она же приехала на ранчо, — в свою очередь удивился Холли.

— На ранчо и следа ее нет. Она не приехала.

Холли встал из-за стола и прошелся по комнате.

— Странно, очень странно... Она определенно приехала поездом в шесть сорок...

— Вы уверены в этом?

— Конечно. Я ее видел. — Холли снова сел. — У меня вчера был свободный вечер. У меня их триста шестьдесят пять в году... Так вот, я отправился на вокзал к приходу поезда. Торн уже был там. Из вагона вышла высокая красивая девушка, и я слышал, что Торн назвал ее мисс Эвелиной. «Как папа?» — спросила она. «Я вам все расскажу по дороге, — ответил Торн. — Он не мог приехать встретить вас». Девушка села в машину, и они уехали.

Боб покачал головой.

— Торн вернулся в начале одиннадцатого один. Судя по показаниям спидометра, он проехал тридцать шесть миль.

— И следы красной глины на шинах, — добавил Чарли. — Вы не знаете, мистер Холли, где здесь поблизости есть красная глина?

— Подождите, сейчас вспомню. Здесь есть несколько подобных мест. Говорят, там очень глубокие ямы. Да, Боб, вам письмо.

Он вручил Бобу конверт, надписанный женским почерком. Письмо было от миссис Джордан. Она просила не откладывать надолго вручение ожерелья. Боб начал читать вслух. Миссис Джордан выражала недоумение. Мадден там, ожерелье с ними, почему они не отдают его? Потеря денег для нее окажется катастрофой.

Сложив письмо, Боб взглянул на Чарли, разорвал конверт и выбросил в корзину.

— Она права, — сказал он. — То, что происходит на ранчо Маддена, нас не касается. Наш долг по отношению к миссис Джордан...

— Прошу прощения, — перебил его Чарли. — Я тоже знаю свой долг перед этой женщиной.

— И вы предлагаете...

— Ждать и наблюдать.

— Боже мой, мы же это и делаем! Один загадочный случай за другим. Сколько это может продолжаться? Я уже сыт по горло!

— Терпение, — сказал Чарли, — это одна из лучших добродетелей.

— Но послушайте, Чарли, что бы ни произошло на ранчо — это дело полиции.

— Возможно, глупый капитан Блисс...

— Меня он не интересует.

Но я не вижу причины, почему нельзя отдать ожерелье Маддену, получить у него расписку, а потом обо всем рассказать шерифу.

— Да! — усмехнулся Чарли. — Он великий мыслитель, вроде капитана Блисса.

— Но мы же действуем в интересах миссис Джордан!

Чарли внимательно посмотрел на него.

— Что вам сказать? Вы прекрасный молодой человек. Но послушайте старших. Мистер Холли, что вы думаете об этом?

— Я на стороне Чана, Иден, — сказал Холли. — Шериф, конечно, хороший парень, но это дело не для него. Нет, надо подождать.

— Хорошо, — вздохнул Боб, — я подожду. Но скажите, чего мы ждем?

— Завтра Мадден отправится в Пассадену, — ответил Чарли. — Несомненно, Торн будет сопровождать его. Гембла мы на некоторое время устраним, и можно будет тщательно и без помех осмотреть ранчо.

— Как хотите, — согласился Боб. — Чарли, вы старый друг миссис Джордан и знаете, что надо делать. Ответственность лежит на вас.

— Мои плечи выдержат, — улыбнулся Чан, — Ожерелье давит на желудок, ответственность — на плечи. А вам надо продолжить путешествие в Барстоу.

Боб взглянул на часы.

На вокзале он встретил Паулу.

— Что вы здесь делаете? — удивилась она. — Куда путь держите?

— В Барстоу, — кратко ответил Боб.

— По делу, конечно?

— Естественно. На другое у меня не хватает времени.

Подошел поезд, и они оказались в одном купе.

— Жаль, что вам надо в Барстоу, — сказала Паула. — Я могла бы пригласить вас совершить интересную прогулку и посмотреть каньон...

Боб счастливо заулыбался.

— На какой станции мы выходим? — спросил он.

— Мы? Мне кажется, вы сказали...

— О, Барстоу нуждается во мне не больше, чем во враче.

— Хорошо, — ответила Паула. — Мы сойдем в Лонели. А вы когда-нибудь ездили верхом?

— Я не очень подхожу для роли ковбоя, — сказал Боб. — Но я доверяю вам и надеюсь, что все будет в порядке.

Лошадь ему нашли на крошечном ранчо под названием «Семь пальм».

— Никогда не думал, что мир так велик, — признался Боб, когда ранчо осталось позади. — Только здесь я это понял.

— Начинаете любить пустыню? — спросила Паула.

— Что-то вроде того. Но пока словами я не могу этого передать.

Она остановила свою лошадь.

— Подождите, я хочу сделать здесь несколько снимков. Кажется, этот уголок подойдет... Знаете, иногда я рада, что моя профессия устаревает.

— То есть?

— Ну, для кино теперь все реже надо искать натуру. Многие студии вполне могут оборудовать павильон соответствующими декорациями.

Они поехали дальше. Паула рассказывала ему о пустыне, показывала кактусы.

— Их семьдесят тысяч разновидностей!

— Ого! — удивился Боб.

— Красиво здесь, правда?

— Да. Может быть, устроим привал?

— Вы устали?

— Нет, но мне нравится здесь. К сожалению, я не собирался сегодня путешествовать по пустыне и не запасся провизией...

— О, это не страшно! — засмеялась Паула. — У меня хватит еды на двоих. — Она вытащила из сумки пакет. — Сэндвичи из «Оазиса», целых четыре! Я поделюсь с вами.

— Но послушайте, это ведь ваш ленч. Я могу потерпеть.

— Я много не ем.

— О, об этом непременно нужно сообщить вашему жениху!

— Я передала ему ваш привет.

— Хотел бы я быть на его месте.

— Но вы же говорили...

— Вы имеете в виду мою свободу? Но я еще молод и могу ошибаться. Остановите меня, если еще раз услышите, что я...

Неожиданно копыта лошадей зацокали по асфальту.

— Что это? — удивился Боб.

— Напоминание о несбывшейся мечте, — пошутила она. — Когда-то здесь начали строить город и проложили пятнадцатимильную дорогу. А потом строительство прекратили.

Они поднялись на гребень холма.

— Смотрите! — воскликнул Боб.

Перед ними был трамвайный вагон, по окна засыпанный песком. Краска облупилась, но сбоку еще виднелась полустертая надпись: «Маркет-стрит».

— Вы не хотите сфотографироваться на фоне местной достопримечательности? — спросил Боб.

Паула не ответила. Ее глаза изумленно раскрылись. Боб проследил за ее взглядом. Из-за вагона выглядывал старик. Старик с белой бородой.

— Это его вы видели в среду на ранчо Маддена? — шепотом спросил Боб, сразу понявший, в чем дело.

— Золотоискатель, — кивнула она.

Глава 13

ЧТО ВИДЕЛ МИСТЕР ЧЕРРИ

Боб шагнул вперед.

— Добрый день, — сказал он. — Надеюсь, мы не побеспокоили вас?

Старик подошел к ним.

— Здравствуйте, — сказал он, пожимая руки Бобу и Пауле. — Вы ничуть не побеспокоили меня.

— Мы случайно проезжали мимо... — начал Боб.

— Этой дорогой мало кто пользуется, — сказал старик. — Меня зовут Черри, Вильям Черри.

— Хороший дом у вас, — Боб кивнул на вагон.

— Дом? — старик критически оглядел вагон. — Дом, мальчик? У меня уже тридцать лет нет дома. Временная квартира, если хочешь.

— Вы давно здесь?

— Три или четыре дня. Ревматизм настиг меня. Но завтра я двинусь дальше.

— Дальше? Куда?

— Куда-нибудь. Куда глаза глядят, — усталый взгляд старика обратился в сторону гор.

— Что вы ожидаете найти? — спросила Паула.

— Медную жилу, — ответил Черри. — Но меня гонят отовсюду.

— А вы давно в пустыне? — спросил Боб.

— Двадцать лет... Из одной пустыни в другую.

— Где вы были раньше?

— В Австралии, в Греции, в Южном Уэльсе...

— Вы родились в Австралии? — спросил Боб.

— Кто? Я? — Черри покачал головой. — Я родился в Южной Африке, в английской колонии.

— Как же вы попали в Австралию? — удивился Боб.

— О, тогда я был молодым и упрямым!

Боб покачал головой.

— Как много вы видели!

— Да, мой мальчик. Доктор на Огненной Земле сказал, что у меня прекрасное здоровье. «Вы никогда не будете нуждаться в очках», — сказал он.

Наступило молчание. Боб не знал, как осуществить свое намерение, и жалел, что Чана не было рядом.

— Вы... э... вы здесь уже три или четыре дня, — наконец выдавил он.

— Да, я вам уже сказал.

— Вы случайно не помните, где вы были в прошлую среду ночью?

Старик внимательно посмотрел на Боба.

— А что, если помню?

— Я только подумал, не вспомните ли вы, что были на ранчо Маддена около Эльдорадо?

Старик сдвинул шляпу на затылок.

— Возможно, и был. Дальше что?

— Я хотел бы немного поговорить с вами о той ночи.

— Я впервые вижу вас, — сказал старик. — А мне казалось, что я знаю всех шерифов в округе.

— Значит, вам есть что рассказать шерифу? — быстро спросил Боб.

— Нет! С чего вы взяли?

— У вас есть очень важная информация о событиях той ночи, — настаивал Боб. — Жизненно важная информация...

— Мне нечего сказать, — упрямо повторил Черри.

Боб решил действовать иначе.

— Какое дело привело вас на ранчо Маддена?

— Никаких дел у меня вообще нет. Я зашел просто так. Я иногда заходил на это ранчо. Мы с Лу Вонгом друзья. Когда я появляюсь там, он дает мне возможность подработать и переночевать. Хоть он и китаец, но лучше, чем некоторые белые.

— Хороший он человек, этот Лу, — кивнул Боб. — Вы знаете, что он убит?

— Что?!

— Его закололи у самых ворот ранчо в воскресенье ночью.

— Кто?

— Не знаю. Я не полицейский, но считаю своим долгом найти убийцу. То, что вы видели в ту ночь на ранчо, мистер Черри, несомненно, имеет отношение к убийству Лу. Мне нужна ваша помощь. Теперь вы будете говорить?

Старик задумчиво посмотрел на Боба.

— Да, — сказал он, — буду. Я хотел остаться в стороне, но то, что вы сказали, меняет дело. Что вас интересует?

— В ту ночь, когда вы зашли на ранчо Маддена, возможно, вы слышали крик: «На помощь! Помогите! Убивают! Уберите пистолет!» или что-то подобное.

— Мне нечего скрывать. Это именно то, что я слышал.

Боб вздрогнул.

— И вы что-нибудь видели?

Старик кивнул.

— Я достаточно видел, мальчик. Лу Вонг не был первым убитым на ранчо. Я видел еще одно убийство.

Паула испуганно смотрела на старика.

— Жизнь — странная штука, — продолжал он. — Я думал, что этот секрет останется вместе со мной в пустыне и никто не узнает об этом. Теперь я вижу, что ошибся. Хотя я был бы рад избежать визита в суд...

— Может быть, в этом я вам помогу, — заметил Боб. — Продолжайте. Вы сказали, что видели убийство...

— В прошлую среду ночью я пришел на ранчо Маддена, чтобы повидать старину Лу. В окнах горел свет, в гараже стояли две машины, большая и поменьше. Я прошел на кухню. Лу там не было. Только я вышел оттуда, как услышал из дома крик. Мужчина кричал: «Помогите! Положите пистолет! Я знаю ваше имя. Помогите! Помогите!» Ну, я стоял и не знал, что делать. Потом крик повторился, но кричал уже Тони, китайский попугай. Он сидел на насесте на веранде. Потом раздался выстрел, за ним другой... В одной из комнат было открыто окно, и оттуда донесся стон. Я подошел к окну и посмотрел...

Он замолчал.

— Что дальше? — заторопил его Боб.

— Ну, он стоял с дымящимся пистолетом в руке. А на полу возле кровати я увидел ноги. Он повернулся к окну...

— Кто? — закричал Боб. — Кто был с пистолетом? Вы говорите о Торне?

— О Торне? Вы имеете в виду этого хилого секретаря? Нет, я говорю не о нем, я говорю о...

— О ком?

— Это был мистер Мадден.

Наступило молчание.

— Боже мой, — прошептал Боб. — Мадден? Вы хотите сказать, что Мадден... Но это невозможно... Вы уверены?

— Конечно, уверен. Я достаточно хорошо знаю Маддена. Я видел его три года назад на ранчо. Большой мужчина, краснолицый, с седыми волосами. Он стоял в комнате и смотрел в окно. В руке у него был пистолет. Я присел, чтобы он не увидел меня. В этот момент вошел тот, кого вы называете Торном. «Что вы наделали?» — закричал он. «Я убил его, — ответил Мадден. — Вот и все, что я сделал». «Вы дурак», — сказал Торн. «Это было необходимо, — заявил Мадден. — А почему бы и нет? Я боялся его». «Вы всегда боялись его, — сказал Торн. — Вы трус. В Нью-Йорке...» «Заткнись! — рявкнул Мадден. — Заткнись и забудь об этом. Я его боялся, и я его убил. Теперь надо подумать, что делать».

Старик помолчал.

— Ну и я ушел оттуда... Что еще оставалось делать? Я не хотел попасть в суд... Я обошел вокруг сарая и когда подошел к воротам, к ранчо подъехала машина. Я испугался и убежал. Вот и все. Верьте мне, это правда.

— Серьезное дело, — сказал Боб. — Вы знаете, кто такой Мадден? Один из богатейших людей Америки.

— Вы опасаетесь, что он выкрутится?

— Если вы поедете со мной в Эльдорадо и расскажете всю историю...

— Подождите, — перебил его Черри. — Это как раз то, чего я не могу сделать. Я не хочу ехать в город. Я рассказал вам все и расскажу снова, если потребуется, но в Эльдорадо я не поеду.

— Послушайте...

— Нет, вы послушайте меня. Много ли дала вам эта информация? Кто убит? Вы нашли тело?

— Нет, но...

— Значит, вы только начинаете работу. Разве мои слова являются доказательством?

Боб помолчал.

— Возможно, вы правы.

— Уверен, что я прав. Я вам все сказал. Теперь действуйте. Через неделю я буду у своего друга Сэма Джонса. Фирма «Портер С. Джонс», недвижимое имущество. Там вы найдете меня. Вам нравится мое предложение, мисс?

Паула улыбнулась.

— Мне нравится.

— Хорошо, — сказал Боб. — Так и сделаем. Если удастся, я вас вообше не упомяну.

— Спасибо, — сказал старик.

Боб пожал ему руку.

— Я очень рад знакомству с вами.

— Я тоже, — сказал Черри.

Молодые люди простились со стариком и отправились дальше. Долгое время они ехали молча.

— Ну, что вы скажете, леди? — наконец нарушил молчание Боб.

— Трудно поверить в это.

— Хм... Ну что же... Случайно вы уже проникли в часть тайны Маддена, и я не вижу причины скрывать от вас все остальное.

— Я слышала кое-что.

— Естественно... Я прибыл сюда, чтобы кое-что передать Маддену. И вот, в первую же ночь... — и Боб рассказал девушке обо всех событиях на ранчо, начиная с крика попугая. — Но мы не знаем пока самого главного: кого убили?

— Это кажется невероятным!

— Вы не верите Черри?

— Ну, эти старики, которые бродят по пустыне, иногда бывают такими странными....

— Думаю, он сказал правду. За несколько дней общения с Мадденом я понял, что этот человек способен на все.

Осмотрев каньон, они вернулись к «Семи пальмам», отдали лошадей, перекусили в небольшом ресторанчике и отправились в Эльдорадо.

На вокзале их ждали Чарли и Холли.

— Хелло! — бросился к ним Уилл. — Привет, Паула. Где вы были? Иден, вас разыскивает Мадден.

— Прекрасно! — воскликнул Боб. — Но прежде чем мы с Чарли вернемся на ранчо, надо заехать к вам в редакцию. У меня есть важные новости.

Когда все они расселись в кабинете редактора, Боб плотно закрыл дверь и сказал:

— Ну, ребята, туман рассеивается. Наконец я узнал что-то определенное. Но прежде чем я продолжу свой рассказ, разрешите, мисс Вендел, представить вам А Кима. Так мы иногда зовем его. На самом же деле его имя Чарли Чан. Он сержант полиции Гонолулу.

Чан поклонился девушке.

— Очень рада узнать, что вы сержант, — сказала она.

— Не смотрите на меня так, Чарли, — засмеялся Боб. — Мы можем доверять мисс Пауле. Она знает об этом деле даже больше, чем вы. Итак, отправившись в Барстоу, я оказался в одном поезде с мисс Паулой, и мы решили совершить небольшую прогулку, во время которой познакомились с бородатым золотоискателем.

Глаза Чарли блеснули.

— Этот человек оказался свидетелем убийства на ранчо, — продолжал Боб. — И я знаю, кто его совершил.

— Торн, — сказал Холли.

— Ничего подобного. Нет, джентльмены, убийство совершил сам Мадден. Ночью в прошлую среду Мадден убил на своем ранчо человека.

— Чушь! — воскликнул Холли.

— Вы так думаете? Тогда слушайте... — и Боб передал им рассказ Черри.

Чарли и Холли изумленно смотрели на него.

— Где сейчас ваш золотоискатель? — спросил Чан.

— Я знаю, Чарли, что это самое уязвимое место в моей броне. Я позволил ему уйти. Но я знаю, где он будет, и когда он нам понадобится, мы найдем его.

— Конечно, найдем, — сказал Холли. — Но Мадден! Я едва верю в это.

— Это самое странное дело, — покачал головой Чан, — с которым я столкнулся. Обычно был труп, а убийцу искал я. Здесь же есть убийца, но нет трупа. Нет, тут что-то не так. Имя убийцы мне сказали. Но кто убит? И почему? Да, работы еще много...

— Вы не думаете, что надо сообщить об этом шерифу? — спросил Боб.

— А что потом? — нахмурился Чарли. — Опять явятся капитан Блисс и констебль Браккет. Разве они поверят сержанту Чану? А Мадден тем временем может уехать. Нет! Или я раскрою это дело, или брошу свою работу.

— Ну, смотрите, Чарли, — вздохнул Боб и повернулся к Пауле.

— Вот и закончился этот очаровательный день. Нам пора возвращаться на ранчо.

— До свидания. И будьте осторожны, — она ласково посмотрела на него.

Весь обратный путь они с Чарли молчали. Каждый думал о своем.

В гостиной Боб застал Маддена, который, закутавшись в плед, сидел у камина.

— Хелло! — миллионер вскочил. — Ну?

— Ну? — переспросил Боб. Он совершенно забыл о своей миссии в Барстоу.

— Вы видели Дрейкотта?

— А! — Боб вспомнил о деле. — Завтра в Пассадене у входа в банк вы встретитесь.

— Хорошо, — ответил Мадден. — Прощайте. Завтра я уеду до того, как вы встанете.

— Да, у меня был тяжелый день.

Мадден вышел, а Боб еще долго сидел и думал о широкоплечем мужчине, который мог иметь в этом мире все и убил человека, которого боялся.

Глава 14

ТРЕТИЙ ЧЕЛОВЕК

На следующий день Боб продолжал размышлять об этом странном деле. Мадден убил человека. Хладнокровный, твердый мужчина, каким он казался, вдруг потерял голову. Не думая о последствиях, он нажал на спусковой крючок пистолета. Что толкнуло его на этот шаг? Кого он убил? Почему он сделал это? Потому что боялся, как признался сам? Любопытна эта фраза: «Вы всегда боялись его». Так сказал Торн.

Чарли был на веранде.

— Завтрак на столе, — объявил он. — Ешьте быстрее.

— А где остальные? — спросил Боб, увидев, что стол сервирован на одного человека.

Чарли в ответ довольно улыбнулся.

— Значит, Гембл тоже покинул нас?

Детектив кивнул.

— Он решил посетить Пассадену, — сказал он. — Поохотиться за своими длиннохвостыми крысами.

— Мадден не хотел брать его?

— Не особенно. Утром очень рано я подал завтрак Торну и Маддену. И вдруг вошел Гембл. «Вы сегодня рано встали», — сказал Мадден хмуро. «Решил съездить с вами в Пассадену», — ответил Гембл. Мадден недовольно промолчал. Когда они с Торном сели в машину, Гембл нахально влез в нее. Маддена чуть удар не хватил, но все же они поехали.

— Для нас это лучше, Чарли, — улыбнулся Боб. — Мы ничего не смогли бы сделать, если бы Гембл торчал у нас за спиной.

— Верно, — согласился Чан. — Без свидетелей мы спокойно обыщем ранчо.

— Чарли, мир потерял великого повара, когда вы стали полицейским. Но, черт побери, кто это едет?

Чан подошел к окну.

— Не стоит тревожиться, это только мистер Холли.

— А вот и я, — заявил Уилл, входя в гостиную. — Готов к действию. Хочу вам помочь, если вы не возражаете.

— Конечно, нет, — сказал Боб. — Рад, что вы приехали. Нам повезло. — И он сообщил об отъезде Гембла.

Холли понимающе кивнул.

— Конечно, Гембл поехал в Пассадену, — заметил он. — Он не хочет упускать Маддена из поля зрения. Знаете, у меня есть версия...

— Какая? — нетерпеливо спросил Боб.

— Подождите немного. В соответствующий момент я поражу вас. А пока надо решить, чем сейчас займемся.

— Я полагаю, вам это известно, а?

— О, давайте выскажемся определеннее.

Детектив пожал плечами.

— Я думаю, — продолжал Холли, — отправной точкой для нас должен служить рассказ старого золотоискателя.

— Который мог соврать или ошибиться, — сказал Боб.

— Да, его рассказ кажется невероятным. Однако некоторые факты свидетельствуют о том, что Черри сказал правду. Вспомните крик Тони и его смерть, кольт Билли Харта, в котором не хватает двух патронов, пулевое отверстие в стене...

— Да, это кажется убедительным, — согласился Боб.

— Дальше... Нет сомнения, что в среду ночью на ранчо кого-то застрелили. Вначале мы думали, что это сделал Торн. Теперь оказывается, что убийца Мадден. Он заманил кого-то в комнату Торна и убил его. Почему? Потому что боялся его? И кто убит? Мы должны выяснить, кто этот третий человек.

— Третий? — переспросил Боб.

— Конечно! Кто был на ранчо? Мартин Торн и Мадден? Да. И третий мужчина. Тот, кто звал на помощь. Тот, чьи ноги видел Черри на полу возле кровати. Кто он? Откуда пришел? Когда? Почему Мадден боялся его? Ответы на эти вопросы мы должны найти сейчас. Скажите, я прав, сержант Чан?

— Несомненно, — согласился Чарли.

— Надо обшарить каждый закоулок этого ранчо. Начнем со стола Маддена. Его корреспонденция может представить определенный интерес... Стол, конечно, заперт. Но я захватил связку ключей.

— Вы действуете, как настоящий детектив, — сказал Чан.

— Спасибо. — Холли направился к большому столу Маддена, и начал манипулировать с ключами. Через несколько минут ящики были открыты.

— Превосходная работа, — заметил Чан.

Холли вытащил бумаги и вместе с Чарли начал их просматривать. Боб, не зная, чем заняться, нервно курил.

Через полчаса осмотр стола был закончен. Увы, в бумагах Маддена не оказалось ничего, что могло бы пролить свет на личность третьего человека.

— Ну, ничего страшного, — сказал Холли. — Отметим стол в нашем списке и двинемся дальше.

— С вашего позволения, — вмешался Чарли, — нам надо разделиться. Вам, джентльмены, я оставляю внутреннюю часть дома...

Одну за другой Холли и Боб обыскали все комнаты. В спальне Торна они осмотрели пулевое отверстие в стене, бюро, перерыли все вещи, однако кольт Билла Харта не нашли.

— Не везет нам, — сказал Холли с напускной веселостью. — Мадден умный человек и не оставил ни одного следа.

Они вернулись в гостиную. Следом за ними там появился Чарли. Детектив устало опустился в кресло.

— Удачно, Чарли? — спросил Боб.

— Нет, — мрачно ответил он. — Неудачи преследуют меня. Я не игрок, но готов держать пари, что здесь что-то не так. Когда Мадден выстрелил, он сказал Торну: «Забудь об этом. Я его боялся, и я его убил. Теперь надо подумать, что делать...» Ожидая найти какие-нибудь следы захоронения, я исследовал каждый дюйм земли, но... Если труп и зарыли, то не здесь. По вашим лицам я вижу, что и вас постигло разочарование.

— Да, — ответил Боб, — мы ничего не нашли.

Чан вздохнул.

— Остается еще раз осмотреть стены.

Боб пускал к потолку кольца дыма.

— Кстати, — сказал он, — вам не приходит в голову, что здесь должно быть что-то вроде чердака?

Чан вскочил.

— Хорошая мысль! — воскликнул он. — Чердак есть, но как попасть туда? Кажется, на потолке в коридоре я видел люк.

Чарли вышел и вскоре вернулся с лестницей. Боб приставил ее к стене и полез наверх. Легко открыв люк, он скрылся на чердаке. Чарли и Холли услышали как он что-то передвигает. Над их головами появилось облако пыли.

Вскоре Боб высунулся из люка.

— Кажется, нашел, — сказал он, протягивая Чарли саквояж. Он был заперт.

— Холли, где ваши ключи? — спросил детектив.

Уилл без труда открыл замки. В саквояже оказались туалетные принадлежности — расческа, щетка, лезвия, зубная паста, крем для бритья, две рубашки, две пары носков, три носовых платка. Чарли внимательно осмотрел метку прачечной.

— Д34, — заметил он.

— Это ни о чем не говорит, — пожал плечами Боб.

Со дна саквояжа Чарли достал коричневый костюм.

— Сшито портным в Нью-Йорке, — сказал он после осмотра. — Но адрес стерся.

Из пиджака детектив вытащил коробок спичек и пачку дешевых сигарет, а из левого кармана жилета — старомодные часы на тяжелой цепочке. Он щелкнул крышкой и протянул часы Бобу.

— "На память Джерри Делани от старого друга, честного Джека Мак-Гайра, 26 августа 1913 года", — прочитал тот.

— Джерри Делани! — воскликнул Холли. — Клянусь небом, мы на верном пути. Имя третьего человека — Джерри Делани!

— Это надо еще доказать, — сказал Чарли.

Он вывернул карманы брюк, и на стол упала скомканная бумажка, оказавшаяся железнодорожным билетом.

— Купе В, поезд 198, Чикаго — Барстоу, — прочитал он. — Использован 8 февраля сего года.

Боб заглянул на календарь.

— Господи! — воскликнул он. — Джерри Делани выехал из Чикаго 8 февраля, неделю назад, в ночь на воскресенье. В Барстоу он был в среду утром, 11 февраля, в день убийства. Видите, какие мы детективы...

Чан достал из жилета связку ключей и разорванную газетную вырезку.

— Прочитайте, пожалуйста, — Чан протянул ее Бобу.

Тот начал читать: «Любители театра будут рады узнать, что в музыкальной комедии „Однажды июньской ночью“ в Мейсоне в следующий понедельник выступит мисс Норма Фитцджеральд. Голос певицы хорошо известен ее поклонникам. Мисс Фитцджеральд уже двадцать лет выступает на сцене...»

Боб замолчал.

— Здесь длинный текст. — Он снова помолчал и прочитал конец: «Утренние спектакли „Однажды июньской ночью“ будут идти по средам и субботам».

Холли вздохнул.

— Ну, это говорит лишь о том, что Джерри Делани интересовался музыкой.

Он окинул взглядом найденные вещи.

— Честный Джек Мак-Гайр... Кажется, я где-то слышал это имя.

Чарли еще раз внимательно осмотрел одежду, но больше ничего не нашел.

— Теперь надо все убрать и навести порядок. Мы добились некоторого успеха, — сказал он.

— Да! — воскликнул Боб с энтузиазмом. — Успех больший, чем я рассчитывал. Наконец-то мы знаем имя убитого. — Он помолчал. — Надеюсь, в этом нет сомнения?

Холли кивнул.

— Вряд ли человек стал бы брать с собой вещи, вроде щетки и лезвий, если бы опасался за свою жизнь. Бедняга!

— Давайте теперь проанализируем, о чем говорят эти вещи, — предложил Боб. — Мы знаем, что Мадден боялся человека, которого он убил. Но что мы знаем о Джерри Делани? Вероятно, он не был богатым, хотя и сшил костюм у портного. Не очень дорогой портной, судя по всему. Он курил дешевые корсиканские сигареты. Честный Джек Мак-Гайр мог быть его старым другом... Что еще? Делани интересовался актрисой по имени Норма Фитцджеральд. Неделю назад, в прошлое воскресенье, он выехал поездом из Чикаго в Барстоу в восемь часов, купе В. Вот и все, что мы знаем о нем.

Чарли улыбнулся.

— Очень хорошо, — сказал он. — Но один факт вы упустили.

— Что именно? — спросил Боб.

— Один маленький факт, — продолжал Чан. — Осмотрите этот жилет. Что вы видите?

Боб тщательно осмотрел жилет, потом протянул его Холли.

Тот сделал то же самое. Потом покачал головой.

— Ничего? — спросил Чан, улыбаясь. — Вы не такие уж хорошие детективы, как я думал. Обратите внимание вот на этот карманчик.

Боб опустил пальцы в карман жилета и с недоумением посмотрел на Чарли.

— Это карман для часов, — сказал он.

— Правильно, — кивнул детектив. — И он слева, я полагаю.

Боб с глупым видом рассматривал карман.

— О! Обычно он справа.

— А почему? — настаивал Чарли.

Боб и Холли молчали.

— Да потому что Джерри Делани был левшой!

— Боже мой! — Холли вытащил часы и начал их рассматривать. — Честный Мак-Гайр... Теперь я вспомнил.

— Вы знали его? — быстро спросил Чарли.

— Я видел его очень давно, — ответил Холли. — В первый раз, когда я привез Идена на ранчо, он спросил меня, встречал ли я раньше Маддена. Я сказал, что много лет назад видел Маддена в игорном доме в Нью-Йорке. Мадден сам вспомнил этот случай, когда я заикнулся о нашей встрече.

— Но мистер Мак-Гайр?.. — хотел узнать Чан.

— Человека, который держал этот игорный дом, звали Мак-Гайр. Честный Джек, так он называл себя. Оказывается, Джек Мак-Гайр был старым другом Делани и подарил ему часы. Это интересно, джентльмены. Игорный дом Мак-Гайра связан с прошлым Маддена.

Глава 15

ТЕОРИЯ УИЛЛА ХОЛЛИ

Когда вещи были уложены, Боб снова полез на чердак, вернул саквояж на прежнее место и присоединился к Холли и Чарли, которые, сидя в гостиной, обсуждали свою работу. Холли взглянул на часы.

— Уже первый час, — заявил он. — Я должен торопиться в город.

— Может быть, вы позволите пригласить вас к ленчу, — предложил Чан.

Холли покачал головой.

— Благодарю вас, Чарли, я знаю, что вы хорошо готовите, но мне надо в город. Я еще воздам должное вашему кулинарному искусству.

Чарли был польщен.

— Да, я неплохо готовлю, и если мистер Иден не против, я могу предложить вам сэндвичи и чай.

— Конечно, — сказал Боб. — Оставайтесь, Холли.

— Нет, — ответил Холли, — я хочу успеть навести в городе кое-какие справки. Если Джерри Делани приехал сюда в прошлую среду, он должен был оставить следы в городе. Кто-нибудь мог его видеть. Был ли он один? Я поговорю с ребятами на вокзале, в отеле...

— Только, пожалуйста, не очень увлекайтесь, — предостерег Чарли.

— О, это не опасно. Мадден ни с кем не общается в городе. Но я буду действовать осмотрительно, поверьте...

Когда он уехал, Чарли с Бобом, перекусив, продолжили свою работу. Однако они ничего не нашли.

В четыре часа вернулся Холли. С ним был худой парень, в котором Боб узнал, продавца участков Дейт-Сити. Когда они вошли в комнату, Чарли исчез.

Холли представил своего спутника как мистера Де Лисли.

— Я знаком с Де Лисли, — улыбнулся Боб. — Он пытался продать мне уголок пустыни.

— Да, — кивнул молодой человек, — в следующий свой приезд вы захотите купить участок, но вам останется лишь место на кладбище.

— Я пригласил мистера Де Лисли сюда, чтобы он рассказал вам о том, что видел в прошлую среду.

— Мистер Де Лисли понимает, что это конфиденциально?..

— О, не беспокойтесь, — сказал молодой человек. — Я в курсе.

— Вы видели Маддена в прошлую среду?

— Нет, не видел. Я продавал проспекты на обочине дороги. Около семи часов вечера возле меня остановился «седан». За рулем сидел мужчина. «Добрый вечер, — сказал он мне. — Я сам узнаю все, что нужно». — Он повернулся к пассажиру на заднем сиденье: «Дорога приведет нас прямо туда. Это ясно, Исайя». Потом они уехали. Как вы думаете, почему он назвал его Исайей?

Боб улыбнулся.

— Вы хорошо рассмотрели его?

— Достаточно хорошо, несмотря на то, что уже стемнело. Худой бледный мужчина, весь какой-то бесцветный.

— А человек на заднем сиденье?

— Я не смог его разглядеть.

— Ясно. А когда вы видели Маддена?

— Сейчас расскажу... Торговля шла плохо, и я вернулся домой.

Но этот человек в «седане» натолкнул меня на одну мысль. Похоже он направлялся на ранчо Маддена. Я тоже решил посетить его. А почему бы и нет? Денег у него много. Почему бы не попытаться заинтересовать его Дейт-Сити? И в четверг утром я отправился на ранчо.

— В котором часу?

— В начале десятого... Так вот, на ранчо никого не было. Двери были заперты, на стук никто не открывал. Я обошел ранчо кругом, но не нашел ни души.

— Никого не было? — удивленно переспросил Боб.

— Никого, кроме кур и индюшек. И еще попугая. Он сидел на насесте. «Хелло, Тони!» — сказал я. «Ты проклятый негодяй», — ответил он. Теперь я спрашиваю вас: как у порядочного человека птица могла научиться таким словам? Подождите, не смейтесь.

— Я не смеюсь, — улыбнулся Боб. — Но Мадден...

— Потом подъехала машина и из нее вышли Мадден и его секретарь. Старика я знал по фотографиям. Он был устал и сердит. «Что вы здесь делаете?» — набросился он на меня. «Мистер Мадден, вас интересуют возможности этой земли?» — спросил я. И начал рассказывать ему о городе. Но он прервал меня и сказал, что это его не интересует.

— Это все?

— Все.

— Я очень вам признателен, — сказал Боб. — Если я надумаю купить здесь участок...

— Вы обратитесь ко мне?

— Конечно. Только пустыня меня пока не очень привлекает.

— Иногда меня тоже тянет в старый добрый Чикаго.

— Ну что же, спасибо.

— Мой дорогой, подождите меня в машине, — попросил молодого человека Холли.

— Хорошо, — ответил тот и вышел.

Чан быстро вошел в комнату.

— Ну, Чарли? — спросил Иден.

— Очень интересно.

— Мы на правильном пути, — сказал Холли. — Джерри Делани прибыл на ранчо часов в семь в среду, но не остался там. Зато на сцене появился четвертый человек. Кто? Сдается мне, что это Гембл.

— Несомненно, — ответил Боб. — Он старый друг пророка Исайи.

— Хорошо, — пробормотал Холли. — Начнем с Гембла. Вопрос: кто вызвал в воскресенье ночью Шаки Фила? Не мог ли это сделать Гембл? Что вы скажете, Чарли?

Чан кивнул.

— Возможно, этот человек знал о возвращении Лу. Если мы только найдем...

— Боже мой! — воскликнул Боб. — Ведь Гембл был в «Оазисе», когда туда зашел Лу. Вы помните, Холли?

— Да, Гембл мог сообщить Майкдорфу о приезде Лу. И они ждали его у ворот ранчо.

— Но Торн? И эта царапина на его пальто?

— Пока неясно, — Чарли вздохнул. — Мадден и Торн куда-то уезжали после появления на ранчо Делани... Может быть, им нужно было спрятать труп?

— Боюсь, что так, — согласился Холли. — Но сами мы никогда не обнаружим тело. Здесь сотни каньонов... Мы можем продолжать расследование, но главной улики у нас не будет. Не будет трупа.

Чарли уселся за стол Маддена. Внезапно его взгляд упал на папку с промокательной бумагой. Глаза детектива заблестели. Он открыл папку и начал перекладывать промокательную бумагу.

— Что это? — спросил он, держа в руке лист бумаги, исписанный наполовину.

— Датировано прошлой средой, — заметил Боб и прочитал вслух:

"Дорогая Эвелина!

Я хочу, чтобы ты узнала об определенных событиях на ранчо. Как я уже говорил тебе, между мной и Мартином Торном сложились плохие отношения. Сегодня, наконец, мое терпение лопнуло, и я отказал ему от места. Завтра утром мы поедем в Пассадену и расстанемся. Конечно, он многое знает, и это нежелательно для меня, с другой стороны, и он у меня в руках. Он может причинить беспокойство, но я предупредил его о последствиях. Это письмо я сам отправлю вечером, поскольку не хочу, чтобы Торн знал..."

На этом письмо обрывалось.

— Это уже лучше, — сказал Холли. — Теперь мы можем представить, что здесь произошло. Наверное, Мадден сидел за столом и писал письмо дочери, когда открылась дверь и кто-то вошел. Скажем Делани. Мадден прячет письмо между листами промокательной бумаги и вскакивает. Между хозяином и гостем вспыхивает ссора. Когда на шум прибегает Торн, Делани уже мертв. Чтобы избавиться от трупа, Маддену понадобилась помощь секретаря. После этого он побоялся уволить его. Как, Чарли?

— Неплохо, — усмехнулся Чан.

— Утром я говорил, что у меня есть версия, — продолжал Холли. — Сегодняшние события подтверждают ее... Вы готовы слушать?

— Да, — кивнул Иден.

— Начну с того, что Мадден боялся Делани. Почему он должен кого-то бояться? Шантаж, конечно. Делани, наверное, что-то знал о нем. Что-то из прошлого, может быть, это связано с игорным домом в Нью-Йорке. Торн, может быть, и не замешан в этом. Они в ссоре, и он ненавидит своего хозяина. Возможно, он связан с Делани и его друзьями. Мадден решил купить жемчуг, банда узнает об этом и решает получить его... Где можно найти лучшее место, чем в пустыне? Шаки Фил выезжает из Сан-Франциско. Делани и Гембл приезжают к Маддену. Делани, шантажируя Маддена, требует денег и жемчуг, и Мадден убивает его. Правильно?

— Восхитительно! — пробормотал Боб.

— Дальше... Когда Мадден убил Делани, возможно, он думал, что тот приехал один. Но оказалось, что здесь и другие члены банды. Теперь они грозятся разоблачить Маддена. Он должен заплатить им! Они заставляют Маддена требовать, чтобы ожерелье привезли на ранчо. Когда он потребовал это?

— В четверг утром на прошлой неделе, — ответил Боб.

— Понимаете? В прошлый четверг утром, когда он вернулся на ранчо после того, как избавился от трупа. — Холли помолчал. — Такова моя версия. Что вы думаете, Чарли?

Детектив по-прежнему сидел за столом и вертел в руках незаконченное письмо Маддена.

— Неплохо, — ответил он. — Однако не все так гладко.

— Например? — спросил Холли.

— Мадден — известный человек, а Делани и компания — мелочь. Он мог заявить, что убил шантажиста в целях самозащиты.

— Мог, если бы Торн был на его стороне. Но они в ссоре! Кроме того, его шантажируют не только убийством Делани. Делани ведь знал и нечто другое.

Чарли кивнул.

— Очень правдоподобно. Но скажите, кому понадобилось убивать Лу? Ведь он уехал в Сан-Франциско до убийства. Тони, китайский попугай отравлен. Почему?

— Но Лу был на стороне Маддена, и его пребывание здесь могло им мешать. Согласен, это слабое объяснение. Но я уверен, что так все и было. Вы не согласны?

Чарли покачал головой.

— Опыт научил меня не ограничиваться только одной версией.

— Тогда как вы все это можете объяснить?

— Я близок к разгадке, но многое еще непонятно. — Он посмотрел письмо, которое держал в руке. — Мы наблюдаем и ждем и, возможно, мое терпение скоро будет вознаграждено.

— Все это хорошо, — вздохнул Боб. — Но мне кажется, что мы больше не можем оставаться на ранчо Маддена. Вспомните, я обещал, что Дрейкотт встретится с ним сегодня в Пассадене. Он скоро вернется, а что я ему скажу?

— Случайная неудача, — пожал плечами Чарли. — Дрейкотт и он могли не узнать друг друга. Такие вещи часто случаются между незнакомыми людьми.

Боб встал.

— Надеюсь, Мадден будет в хорошем настроении, когда вернется домой. Мне бы не хотелось, чтобы он еще раз воспользовался кольтом.

Глава 16

СНИМАЕТСЯ КИНО

Солнце скрылось за снежными вершинами гор, над пустыней засияли яркие звезды.

— Вы не хотите перекусить? — спросил Чарли. — С вашего позволения, я открою консервы.

— Пожалуйста, но только без мышьяка, — усмехнулся Боб.

Чарли отправился на кухню.

Холли и Де Лисли давно уехали, и Боб в одиночестве сидел у окна. Он задумался, вспоминая Сан-Франциско. Там сейчас весело, играет музыка, улицы ярко освещены и полны людей. А он торчит здесь, в пустыне, и чувствует странное беспокойство.

Вошел Чарли, неся поднос с едой.

— Соблаговолите присоединиться ко мне, — пригласил он.

Боб с удовольствием принялся за еду. Только сейчас он почувствовал, как проголодался.

После импровизированного обеда он попытался помочь Чану. Но тот вежливо отклонил его услуги и гордо удалился. Боб включил радиоприемник и вздрогнул, услышав голос диктора:

— А теперь мы предлагаем вам послушать калифорнийские песни. Мисс Норма Фитцджеральд споет вам... Что вы споете, Норма?

Боб позвал детектива.

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели, — заговорила Норма Фитцджеральд, — Я рада, что вернулась в старый добрый Лос-Анджелес...

— Хелло, Норма, — прошептал Боб, — лучше расскажите нам о Делани. Два джентльмена в пустыне охотно выслушают вас.

Женщина запела.

— Мне кажется, что мы скоро должны увидеть эту леди, — сказал Чарли.

— Да, но как?

— Придумаем что-нибудь, — ответил он и вышел.

Раздался телефонный звонок.

— Чахнете в одиночестве? — спросила Паула.

— Да, — грустно ответил Боб.

— В город прибыла съемочная группа, — сказала девушка. — Если хотите, приезжайте ко мне.

Боб бросился в свою комнату, схватил шляпу и выскочил во двор, но, вспомнив, что не предупредил Чарли, вернулся. Детектив разжигал камин. Огонь освещал его спокойное неподвижное лицо.

— Все размышляете? — спросил Боб.

— О нашей загадке? — Чан покачал головой. — Нет. В этот момент мои мысли находятся далеко, в Гонолулу. Должен признаться, что сердце зовет меня домой. Меня ждет дом на Панч-хил и десять детей.

— Десять! — воскликнул Боб — Боже мой!

— Вы уходите?

— Да. Звонила мисс Паула. В город прибыла съемочная группа. Кстати, я только что вспомнил, что завтра они должны приехать сюда. Хотя, держу пари, Мадден забыл об этом.

— Тогда лучше не говорите ему. Он может отказаться от своих слов. Я очень хочу посмотреть, как рождаются фильмы, чтобы потом рассказать своей старшей дочери.

Боб засмеялся.

— Ну, это вам удастся. Я скоро вернусь.

Через несколько минут он был на дороге. Мысль его на мгновение вернулась к несчастному Лу Вонгу, но он отогнал ее, предпочитая размышлять о более приятных вещах.

В вестибюле отеля «На краю пустыни» Боба ждала Паула.

В душной маленькой комнате с тяжелой массивной мебелью сидела компания молодых людей. Очень красивая девушка протянула ему руку. Высокий молодой человек, отлично одетый, назвал себя Ронни.

— Хелло, старина, — приветствовал он Боба. — Надеюсь, вы принесли свою арфу. — И он схватился за саксофон.

У пианино сидел средних лет мужчина с загорелым лицом. В дальнем углу комнаты расположились какая-то дама и седой старик. Боб присел возле них.

— Как вас зовут? — спросил старик, приставив руку к уху. — Ага, я рад познакомиться с другом Паулы. У нас здесь немного шумно, мистер Иден. Я рад, когда нам удается собраться, вот как теперь. Правда, дорогая? — обратился он к женщине.

Она чуть кивнула.

— Да, но я так волнуюсь... Мистер Беласко приглашает меня в Нью-Йорк. — Она повернулась к Идену. — Я пятнадцать лет работала у Беласко.

— О! — на всякий случай сказал Боб.

— Несомненно, — продолжала она, — мистер Беласко очень ценил мою работу. Помню, я как-то была на репетиции, и он сказал, что без меня не смог бы поставить пьесу. Вы знаете, этот мистер Беласко был...

Громкий смех прервал их разговор.

— Ха-ха-ха! Она рассказывает ему о Беласко, а бедняга сюда только что попал! — закричал один из мужчин. — Давайте, Фанни, действуйте.

— Тише! — рявкнула Фанни. — Если бы вы смолоду имели такие традиции, как мы, фильмы были бы гораздо лучше. Я думаю, мои звезды...

— Потише, пожалуйста, — попросила Паула. — Сейчас Диана Дей нам споет.

Девушка, о которой она сказала, смущенно выступила вперед и спела «Путь ведет к реке».

Потом наступила очередь других.

— Мистер Эдди Бостон — пианино, мистер Рандольф Ренольт — саксофон. Баллада «Это ваш старый мандарин», — объявила Паула.

— Не думайте, что они всегда такие, — шепнула она Бобу. — Они редко собираются вместе.

— Следующий номер, — объявил мистер Ренольт, — называется «Разрешите теперь рассказать о моей милой». Давай, Эдди.

Потом Диана Дей захотела танцевать, и Эдди заиграл чарльстон.

В разгар веселья открылась дверь и в комнату ввалился большой мужчина.

— Боже мой! — воскликнул он. — И это вы называете отдыхом?

— Хелло, директор! — закричал Ронни. — Ты хочешь здесь отдохнуть?

— Как же, отдохнешь с вами, — кисло сказал мужчина. — Уже десять часов. Вам завтра надо быть готовыми к половине девятого, так что лучше идите спать.

Его слова были встречены громким протестом.

— Майкл, лучше в половине десятого! — крикнул Ронни.

— В восемь тридцать, — повторил Майкл. — Каждый, кто опоздает, заплатит штраф. Идите спать и не мешайте отдыхать порядочным людям.

— Порядочным людям? — повторил Ронни, когда директор ушел. — Это он себя имеет в виду?

Но его уже никто не слушал.

— Ничего не поделаешь, начальство, — сказал Боб, когда они с Паулой вышли на улицу. — Давайте прогуляемся. Эльдорадо, конечно, не Юнион-сквер, но ночной воздух очень хорош.

— К счастью для меня, это не Юнион-сквер, — ответила она.

— Почему?

Они шли по пустынной Мейн-стрит, освещенной лунным светом. В окнах одного из магазинов еще горел свет.

— "Лотерея в пользу сиротских приютов", — вслух прочитал Боб. — Я думаю, надо принять в ней участие.

— У вас доброе сердце, — улыбнулась Паула.

Они свернули на узкую улочку. Неожиданно в одном из домов засветилось окно.

— Посмотрите на луну, — Боб задрал голову. — Она похожа на спелую дыню.

— На дыню? А я думала, что вы любите только мясо.

— Если бы я не любил мясо, мы бы с вами не познакомились. Паула, я, правда, очень рад, что встретил вас. Я не хочу, чтобы вы забыли меня, когда я уеду. Я хочу быть вашим... э... вашим другом.

— Великолепно! Друзья нужны всегда.

— Пишите мне иногда. Я хочу знать, как дела у вашего жениха. Вы никогда не говорили, осторожно ли он переходит улицу?

— Он все делает как надо, — ответила она. Они снова подошли к отелю. — До свидания.

— Одну минуту! Если бы не было никакого жениха...

— Но он есть, мистер Иден. Боюсь, что луна, похожая на спелую дыню, подействовала на вас совсем...

— Не луна. Вы.

— Боже мой, мисс Вендел, я чуть было не запер дверь! — выглянул из-за двери отеля швейцар.

— Иду, — сказала Паула. — Спокойной ночи, мистер Иден. Завтра увидимся на ранчо Маддена.

По дороге на ранчо Боб размышлял о предстоящей встрече с Мадденом. Ведь он должен был встретиться с Дрейкоттом и получить от него ожерелье.

Но ранчо было погружено во мрак. У ворот Боба поджидал Чарли.

— Мадден и остальные спят, — объяснил он. — Шеф приехал усталый и злой и тут же отправился в свою комнату.

— Ну и отлично. Утро вечера мудренее.

На следующее утро Боб вышел к завтраку последним.

— Как поездка в Пассадену? — спросил он небрежно, усаживаясь за стол. — Удачна?

Торн и Гембл изумленно уставились на него, Мадден нахмурился.

— Да, да, конечно, — ответил он, взглядом давая понять, что не стоит говорить на эту тему.

После завтрака Мадден вышел на веранду, сделав Бобу знак следовать за ним.

— Займитесь сами этим Дрейкоттом, — приказал он.

— Вы видели его, я полагаю? — спросил Боб.

— Нет.

— Что?! Почему? Хотя если два человека, не знающие в лицо друг друга...

— Там не было ни одного человека, который хотя бы посмотрел в мою сторону. Знаете, я начинаю думать, что вы...

— Мистер Мадден, я передал ему вашу просьбу.

— И тем не менее мы не встретились, и это ваша вина. Свяжитесь с ним и попросите приехать сюда. Он не звонил вам?

— Не знаю. Я был вечером в городе.

— Не можете ли вы поехать в Пассадену и...

Грузовик с актерами и кинооборудованием остановился у ворот. За ним ехали еще несколько машин.

— Что это? — воскликнул Мадден.

— Сегодня четверг, — ответил Боб. — Вы забыли...

— Абсолютно забыл, — сказал Мадден. — Торн! Где Торн?

Из дома выскочил секретарь.

— Вы сами разрешили им, шеф, — сказал он. — Сегодня...

— Проклятье! — рявкнул Мадден. — Мартин, присмотрите за ними. — И он скрылся в доме.

Боб подошел к Пауле.

— Доброе утро, — сказала она. — Видите, Мадден выполняет свои обещания.

Подошедший директор перебил девушку.

— Приступаем, мисс Паула.

Камеры уже были установлены по углам двора, актеры одеты. Начались съемки.

— Что с тобой, Ронни? — кричал режиссер. — Как ты прощаешься с девушкой? Ты же любишь ее. Любишь! Возможно, ты никогда ее больше не увидишь.

— Ну и черт с ней, она надоела мне, — ответил актер.

— Ее отец только что вышвырнул тебя из дома. Но ты решил проститься с ней. Твое сердце разбито, мой мальчик...

— Иди сюда, Диана, — сказал актер. — Я никогда больше не увижу тебя... Господи, какой идиот придумал этот сценарий! Ладно, начинаем.

Боб стоял в стороне и смотрел на седого старика, который сидел с Эдди Бостоном на досках возле сарая. Неподалеку от них Чарли с интересом наблюдал за происходящим. Бостон закурил трубку и обратился к старику:

— Увидев Маддена, я вспомнил Джерри Делани. Вы знаете Делани, Пол?

— Кого? — старик приложил руку к уху.

— Делани! — рявкнул Бостон.

Боб чуть не вскрикнул от удивления, а Чарли, забыв о съемках, придвинулся ближе.

— Джерри Делани, — продолжал Бостон, — работал на Маддена. Надо при случае узнать у Маддена, помнит ли он...

С веранды громко позвали Бостона, и он, наскоро выбив трубку, помчался на зов. Боб и Чарли переглянулись.

Съемка продолжалась до ленча. Потом все расселись кто где и принялись закусывать сэндвичами, захваченными в «Оазисе». Внезапно в дверях появился Мадден. Он был в хорошем настроении.

— Разрешите пригласить вас в дом, — сказал он, обмениваясь рукопожатием с режиссером. Он поздоровался с каждым актером за руку. Одним из последних к Маддену подошел Бостон.

— Мое имя Бостон, — улыбаясь, сказал актер. — Мистер Мадден, я хотел спросить вас, не помните ли вы моего старого друга Делани из Нью-Йорка? Вы имели с ним дело.

— Делани? — спросил Мадден. Лицо его было спокойно.

— Да, Джерри Делани. Он бывал у Мак-Гайра в Нью-Йорке, — настаивал Бостон. — Вы знаете, он...

— Я не помню его, — ответил Мадден. — Я слишком со многими встречался.

— Может быть, вы не хотите припомнить его? — спросил Бостон, и странные нотки прозвучали в его голосе. — Конечно, его судьба вас не очень заботит. Но то, что он сделал для вас...

Мадден беспокойно оглядывался по сторонам.

— Что вы знаете о Делани? — тихо спросил он.

— Многое, — ответил Бостон. Он подошел ближе к Маддену, и Боб едва разобрал его слова. — Я знаю о нем все, мистер Мадден.

Некоторое время они пристально смотрели в глаза друг другу.

— Пойдемте в комнату, мистер Бостон, — сказал Мадден и увлек актера в гостиную.

Чарли вышел во двор с подносом, на котором лежали сигары и сигареты, присланные хозяином для гостей. Режиссер, которому он попался на глаза, осмотрел китайца с ног до головы.

— Эй парень, тебе нравится наш фильм?

— Да, босс.

— Мы бы могли тебя использовать в Голливуде.

— Вы больсой сутник, босс.

— Ничего подобного. — Он написал что-то на карточке и протянул ее Чану. — Подумай и дай мне знать. Идет?

— Холосо, босс. Буду очень счастлив, босс.

Боб подошел к Пауле.

— Послушайте, Паула, — начал он. — Случилось кое-что неожиданное, и вы должны помочь мне. — Боб передал ей разговор Бостона с Мадденом. — Что за парень этот Бостон?

— Довольно неприятная личность, — ответила она.

— Может быть, вы зададите ему пару вопросов при удобном случае? Постарайтесь узнать, что ему известно о Джерри Делани. Но сделать это надо осторожно, не возбуждая его подозрений.

— Попробую, — согласилась девушка.

— Позвоните мне, как только что-нибудь узнаете, и я тотчас же примчусь в город.

Режиссер объявил о продолжении съемок. — Все готово? Где Эдди? Эдди! Эдди!

Бостон вышел из гостиной.

Через час съемочная группа уехала. Боб поспешил на кухню к Чарли и пересказал ему подслушанный разговор. Глаза детектива заблестели.

— Теперь надо поговорить с Эдди Бостоном.

— Паула собирается это сделать, — ответил Боб.

— Прекрасная идея, — кивнул Чарли.

Глава 17

ПО СЛЕДУ МАДДЕНА

Час спустя Боба позвали к телефону. К счастью, в гостиной никого не было. Звонила Паула.

— Повезло? — тихо спросил Боб.

— Не очень, — ответила она, — Эдди был ужасно молчалив по дороге в город. Он уложил свои вещи, расплатился по счету и собирался уезжать, когда я вошла к нему в номер. «Послушайте, Эдди, — сказала я, — я хочу задать вам вопрос». Но из этого ничего не вышло, он торопился. «Сейчас мне некогда, Паула, — сказал он. — Спешу на поезд в Лос-Анджелес». Вот и все.

— Странно, — задумчиво проговорил Боб. — Ведь он должен был ехать со всеми на машине?

— Конечно. Я не понимаю, что произошло. Очень жаль, что не смогла выполнить вашу просьбу.

— Ничего. Не расстраивайтесь.

— Через час я собираюсь в Голливуд. Вы еще будете здесь, когда я вернусь?

Боб вздохнул.

— Я? Мне кажется, я вообще не уеду отсюда.

— Как ужасно!

— Что вы имеете в виду?

— Вас.

— А! Тогда спасибо. Надеюсь, что еще увижу вас.

Он положил трубку и вышел во двор. Возле кухни его ждал Чарли. Они вышли за сарай.

— Мы топчемся на одном месте, — сказал Боб, передав ему свой разговор с Паулой.

Детектив кивнул.

— Итак, Эдди Бостон знает Делани. И он сообщил об этом Маддену.

Боб опустил голову.

— Мы уперлись в каменную стену, — сказал он.

— Много раз в жизни я попадал в такие положения, — заметил Чарли, — и рано или поздно всегда находил выход.

— Что теперь делать?

— Мы должны осмотреть другие места. Мне в голову пришли названия трех городов: Пассадена, Лос-Анджелес, Голливуд.

— Мадден попросил, чтобы я съездил в Пассадену и разыскал там Дрейкотта. — Боб усмехнулся. — Они вчера не встретились.

— Он был раздражен?

— Как ни странно, не очень... Чарли, мне нужно торопиться. Паула скоро уезжает, и я могу ее не застать.

— Да, поспешите. Поговорим потом. Я приеду за вами в Эльдорадо.

Боб направился к Маддену. Дверь его комнаты была приоткрыта, и он увидел миллионера, лежащего на постели. Боб громко постучал по косяку.

Мадден с неожиданной прытью вскочил и испуганно уставился на дверь. Бобу стало жалко этого человека.

— Простите, что побеспокоил вас, сэр, — сказал он. — Но у меня появилась возможность выехать в Пассадену кое с кем из съемочной группы. Дрейкотт не звонил и...

— Тише! — резко прервал его Мадден и закрыл дверь. — Дело касается лишь нас двоих. Я не хочу вам что-либо объяснять, но мне не нравится этот Гембл...

— Да, сэр, — кивнул Боб.

— Вы найдете Дрейкотта и скажете ему, чтобы он приехал в Эльдорадо. Пусть остановится в отеле «На краю пустыни» и держит язык за зубами. Я приду к нему сам, а до тех пор пусть помалкивает. Вы поняли?

— Вполне, мистер Мадден. Жаль только, что все это затягивается...

— Да. Скажите А Киму, чтобы он отвез вас в город.

— Благодарю вас, сэр. До свидания.

— Желаю удачи, — сказал Мадден.

Боб торопливо засунул несколько своих вещей в чемодан и вышел во двор, ожидая, когда Чарли выведет машину.

Появился Гембл.

— Вы покидаете нас, мистер Иден? — спросил он.

— Собираюсь совершить небольшое путешествие, — ответил Боб.

— Дела, вероятно? — с мягкой настойчивостью продолжал расспрашивать Гембл.

— Да, — кивнул Боб и сел в машину.

Они выехали за ворота.

— Ну Чарли, — сказал Боб, — я понемногу становлюсь детективом. Какие будут указания?

— Выбросить из головы все беспокойные мысли. Я скажу вам, что делать без меня.

— Без вас? Вы собираетесь уехать?

— Да. Утром я сказал Маддену, что хочу съездить к брату в Лос-Анджелес. Поезд в Пассадену отправляется в семь утра. Надеюсь, вы встретите меня там?

— С превеликим удовольствием. А что мы будем делать в Пассадене?

— Прежде всего выясним, чем там занимался Мадден в среду. Следующие пункты моего плана — Голливуд, Эдди Бостон и Норма Фитцджеральд.

— План планом, но кто вам сказал, что они согласятся отвечать на ваши вопросы? Здесь вам не Гонолулу.

Чарли пожал плечами.

— Дороги будут открыты, а тропинки свободны.

— Надеюсь, — ответил Боб. — И еще один вопрос. Мы не упустим шанс? Мадден не узнает о наших делах?

— Риск, конечно, есть, — согласился Чарли. — Но другого выхода у нас нет.

— Вы правы, — вздохнул Боб.

У отеля, заметив машину Паулы, он попросил Чарли остановиться. В этот момент к ним подошел Холли. Они рассказали ему о своих планах.

— Я немного смогу вам помочь, — сказал Уилл. — У Маддена в доме в Пассадене есть сторож, Питер Фогт. Я его хорошо знаю. — Он что-то написал на карточке. — Передайте ему это и скажите, что приехали от меня.

— Спасибо, — поблагодарил Боб.

В дверях появилась Паула.

— Приятная новость для вас, — сказал ей Боб. — Я еду с вами.

— Прекрасно, — улыбнулась девушка.

Боб пересел в ее машину.

— Скоро увидимся, — кивнул он Чану и Холли.

По дороге они с Паулой обсудили дело Маддена, убийство Делани и странное поведение Эдди Бостона. Боб так увлекся разговором, что перестал следить за дорогой и очень удивился, когда вдоль обочины замелькали деревья.

— Где мы едем? — спросил он. — Какой чудесный запах!

— Это цветут апельсины.

— Неужели? Я не представлял, что они так пахнут... Паула, осторожней!

Навстречу им мчался какой-то лихач.

— Вижу, — ответила она, прижимаясь к обочине. — Не волнуйтесь. Со мной вы в безопасности.

Они остановились в Риверсайде перекусить и вскоре приехали в Пассадену. Паула остановила машину перед отелем «Меркленд».

— Но послушайте, — запротестовал Боб. — Я должен защищать вас в Голливуде!

— В этом нет необходимости, — улыбнулась Паула. — Я сама могу постоять за себя. Вы хотите увидеть меня завтра?

— Я всегда хочу видеть вас. Где вас найти?

Они договорились встретиться на следующий день в час дня на киностудии и простились. Паула поехала по Колорадо-стрит, а Боб направился в отель.

На следующее утро он случайно узнал, что его товарищ по колледжу Спайк Бристол находится в Пассадене, и встретился с ним.

— Продаешь облигации? — спросил Боб после взаимных приветствий. — Как идут дела?

— Прекрасно. А каким ветром тебя занесло к нам?

— Я здесь по делу, Спайк. По частному делу. Сохрани под шляпой все, что я скажу тебе.

— Никогда не ношу шляпу. Здесь прекрасный климат.

— Ладно, не остри. Скажи, ты знаешь Маддена?

— Ну, мы не очень большие приятели. Он не приглашает меня обедать. Но пару дней назад я оказал ему услугу...

— Объясни.

— Только между нами, Боб. Мадден был здесь в среду утром с ценными бумагами на сто десять тысяч, и мы продали их для него.

— Вот об этом-то я и хотел узнать, Спайк. Можно поговорить с кем-нибудь о банковских операциях Маддена?

— Ты кто? Шерлок Холмс?

— Ну... — Боб замялся. — Я временно сотрудничаю с полицией. — Спайк присвистнул. Я могу сказать тебе — но, ради Бога, сохрани это в тайне, — что у Маддена кое-какие неприятности. В настоящий момент есть основания полагать, что его шантажируют.

Спайк с удивлением посмотрел на него.

— Ну и что же? Это же его дело.

— Верно. Но это в некоторой степени касается и моего отца... Ты знаешь кого-нибудь в банке Герфилда?

— Один из моих друзей работает там. Но ты же знаешь этих банкиров. Из них слова не вытянешь. Однако можно попробовать...

Они вместе вошли в прохладный мраморный вестибюль банка. Спайк ушел и долго беседовал со своим приятелем, потом подозвал Боба и представил своего друга.

— Здравствуйте, — сказал тот. — Представляете, что мне наговорил Спайк? Но если вы ручаетесь... Что вас интересует?

— Мадден был здесь в среду?

— Да, мистер Мадден приехал в среду. Он осмотрел свой сейф.

— Он был один?

— Нет, с ним был его секретарь Торн, которого мы хорошо знаем. А также невысокий мужчина средних лет.

— Ясно. Он проверил надежность своего сейфа, и все?

— Нет. Он послал телеграмму в свою контору в Нью-Йорке, чтобы там сняли с нашего счета большую сумму денег.

— Вы выплатили ему эту сумму?

— Больше я ничего не могу вам сказать.

— Ну что же, благодарю вас, — сказал Боб. — Обещаю, что все останется между нами.

Они с Бристолом вышли на улицу.

— Спасибо за помощь, Спайк, — поблагодарил Боб. — А теперь я должен тебя покинуть.

— Как насчет ленча?

— Прости, как-нибудь в другой раз. Я должен идти. Где здесь вокзал?

В одиннадцать часов Боб встретил Чарли.

— Ну, как? — забросал вопросами детектива. — Что нового? Как Мадден? Как он отнесся к вашему отъезду?

— Я уехал до того, как он проснулся. Ничего, зато он будет счастлив, когда А Ким вернется.

Боб рассказал Чану о своих успехах.

— Значит, Холли прав, Маддена шантажируют, — закончил он.

— Похоже на то, согласился Чарли. — Мадден убил человека и боится, что это откроется. Он взял большую сумму денег на случай, если ему придется бежать.

— Боже мой! А ведь это возможно! — воскликнул Боб.

— Допустим, что это так. А теперь мы должны нанести визит...

Такси привезло их на Оранж Гроув-авеню. Черные глазки Чана с любопытством осматривали город. Когда машина проезжала по улице, где жили миллионеры, детектив с благоговением смотрел на дома.

— Богачи живут, словно императоры, — заметил он. — А внутри еще лучше?

— Чарли, — сказал Боб, — а что если сторож расскажет про нас Маддену?

— Будем надеяться на удачу.

— А разве так необходимо видеть его?

— Нам важно знать все о Маддене. Этот человек может оказаться полезным.

— Что мы ему скажем?

— Правду. Мадден попал в беду. Его шантажируют, а мы — полиция — идем по следу преступников.

— Прекрасно. А чем вы докажете это?

— Я покажу жетон полиции Гонолулу. Жетоны все одинаковые, и он не разглядит надпись.

Такси остановилось перед самым большим домом на улице. В саду они увидели мужчину, который подрезал розовые кусты.

— Мистер Фогг? — спросил Боб, подходя к нему.

— Да, это я, — ответил мужчина.

Боб протянул ему карточку Холли, и мужчина широко улыбнулся.

— Рад приветствовать друзей Холли, — сказал он. — Пройдите на веранду и присядьте. Чем могу служить?

— Мы хотим задать вам несколько вопросов, мистер Фогг, — начал Боб. — Они могут показаться вам странными. Отвечать или нет, вы решите сами. Итак, приезжал ли мистер Мадден сюда в среду?

— Да, он был здесь.

— Вы видели его?

— Всего несколько минут. Около шести часов вечера он подъехал на машине к дому, но даже не вышел из нее.

— Что он сказал?

— Он только спросил меня, все ли в порядке, и сказал, что, возможно, скоро вернется сюда с дочерью.

— Со своей дочерью?

— Да.

— Вы спрашивали что-нибудь о дочери?

— Ну, поинтересовался ее здоровьем. Он ответил, что у нее все хорошо.

— Мадден был один в машине?

— Нет. С ним, как всегда, был Торн. И еще один человек, которого я не знаю.

— Они заходили в дом?

— Нет. Мне показалось, что Мадден хотел сделать это, но что-то удержало его.

Боб взглянул на Чарли.

— Мистер Фогг, вы заметили что-либо странное в поведении Маддена? Он был таким, как всегда?

Фогг нахмурился.

— Я думал об этом после его отъезда. Он выглядел обеспокоенным.

— Я хочу кое-что еще сказать вам, мистер Фогг, и полагаюсь на вашу осмотрительность. У нас есть основания полагать, что он стал жертвой шантажистов, — Чарли достал из кармана полицейский жетон и помахал им перед носом Фогга. Тот понимающе кивнул.

— Я не удивляюсь, — серьезно сказал Фогт. — Но это очень печально. Я всегда любил Маддена. Немногие люди смогут сказать это, но ко мне он относится очень дружелюбно. Да, сэр, Мадден очень добр ко мне, и я готов сделать все, чтобы помочь ему.

— Вы сказали, что не удивляетесь. Почему?

— Мадден — человек богатый и известный...

— Еще вопрос, сэр, — сказал Чарли. — Возможно, вы знаете причину, по которой Мадден опасается одного человека? Человека по имени Джерри Делани.

Фогг быстро взглянул на него, но не ответил.

— Джерри Делани, — повторил Боб. — Вы слышали это имя, мистер Фогг?

— Несколько лет назад дом был оборудован специальной сигнализацией на случай грабежа. Тогда мистер Мадден сказал мне: «Надеюсь, это поможет». «Да, сэр, — ответил я. — У такого человека, как вы достаточно врагов». «Есть только один человек на свете, которого я боюсь, Фогг, — вздохнул он. — Только один». «Кто же это, шеф?» «Его зовут Джерри Делани. Запомни это имя, если со мной что-нибудь случится». Я сказал, что запомню. И спросил, почему он его боится. Но он не сразу ответил.

— Но все-таки ответил? — спросил Иден.

— Да. Некоторое время он молча смотрел на меня, потом сказал: «Джерри Делани следует одной из странных профессий, Фогг. И он слишком хорошо ей следует». Потом он ушел в библиотеку, и я понял, что больше не стоит задавать ему вопросы.

Глава 18

ПОЕЗД ИЗ БАРСТОУ

Несколько минут спустя Боб с Чарли шли по улице.

— Ну и что мы имеем? — спросил Боб. — Ничего!

Детектив пожал плечами.

— Вы нетерпеливы. Иногда самые незначительные детали проливают свет на истину.

— О каких деталях вы говорите? Мы узнали, что в среду Мадден приезжал сюда, но в дом не заходил. На вопрос о дочери он ответил, что у нее все в порядке и она скоро будет здесь. Что еще? Мадден боялся Делани, это мы знали и раньше.

— Мы также узнали, что у Делани странная профессия.

— Какая профессия?

Чарли нахмурился.

— Если бы я только мог похвастаться знанием жизни на континенте! А вы? Подумайте немного, пожалуйста.

Боб покачал головой.

— Как считает мой отец, я не умею думать. Мой ум — если вы простите такое слово — онемел.

Они взяли такси и поехали на киностудию. Паула уже ждала их.

— Пойдемте в кафе, — предложила девушка.

Чарли с любопытством осматривался.

— Моя старшая дочь очень интересуется жизнью большого города, — сказал он. — Она будет рада выслушать мой рассказ, когда я вернусь домой.

После ленча Паула повела мужчин в павильон показать, как происходят съемки.

— Конечно, это против правил, — сказала она, — но я попробую все устроить.

Через несколько минут они увидели перед собой небольшой уголок иностранного ресторана. Великолепная мебель, посуда, на полу — дорогие ковры. По углам стояли юпитеры, а у одной из стен — съемочная камера. Актеры, изображающие посетителей ресторана, говорили по-испански, по-немецки и по-французски.

Чарли, как зачарованный, смотрел на эту сцену, а Боб нетерпеливо вертел головой.

— Все это, конечно, интересно, — бурчал он. — Но нам пора. Вы не забыли про Эдди Бостона?

— У меня есть его адрес, — сказала Паула. — Не знаю, правда, застанете ли вы его дома в такое время, но можете попытаться.

Появился старик, которого Боб видел на ранчо Маддена во время вчерашних съемок.

— Хелло! — воскликнула Паула. — Может быть, Пол поможет вам. — Она окликнула старика. — Вы не знаете, где найти Эдди? — спросила она.

Как только Пол подошел к ним, Чарли отступил за декорации.

— А это вы, мистер Иден! Так вы хотите видеть Эдди?

— Да. Очень жаль, но вы не найдете его в Голливуде?

— Почему?

— Сейчас он едет в Сан-Франциско, — ответил Пол. — По крайней мере, он собирался туда, когда я видел его вчера вечером.

— В Сан-Франциско? Зачем? — удивленно спросил Боб.

— Вы знаете, мне кажется, что здесь пахнет большими деньгами.

— Вот как?

— Да. Я встретил его на улице после возвращения из Эльдорадо. Он собирался на поезд, и я спросил зачем. «Кое-какие дела, Пол, — ответил он. — Я еду во Фриско. Съемки закончились, и я свободен».

Боб кивнул.

— Большое спасибо, — и они с Паулой направились к выходу. Детектив, низко надвинув шляпу на глаза, последовал за ними.

— Ну, Чарли, — сказал Боб, когда они вышли на улицу, — наша птичка улетела. Что будем делать дальше?

— Конечно, Мадден заплатил ему, — размышлял Чарли вслух. — Разве Бостон не говорил, что ему все известно о Делани?

— А это означает, что он должен знать о его смерти. Но откуда? Был ли он на ранчо в ту среду ночью? Черт побери! — Боб потер лоб. — Нет ли у вас нюхательной соли? — обратился он к Пауле.

— Никогда не пользуюсь ею.

— Надо что-то делать, — сказал Боб. — Наступает ночь, а мы далеко от дома. Когда вы возвращаетесь в Эльдорадо, Паула?

— Сегодня. Но мне еще нужно заехать в город привидений.

— В город привидений?

— Да. Это шахтерский городок в пустыне, Петтикоут-Майл.

— А где это?

— В горах, в семнадцати милях от Эльдорадо. Десять лет назад в городе было три тысячи жителей, а сейчас в нем ни души. Одни развалины.

— Ну что же, увидимся после вашего возвращения из местных Помпей.

— Сердечно благодарю вас за возможность посмотреть фабрику фильмов, — сказал Чарли.

— Жаль, что вы уезжаете, — ответила девушка.

В такси Боб повернулся к Чарли.

— Я смотрю, вы не очень расстроены, — сказал он.

— Пока не из-за чего расстраиваться, — ответил детектив. — Может быть, певчая птичка, Норма Фитцджеральд, еще не улетела.

— Вы думаете, что вам удастся поговорить с ней?

Чан покачал головой.

— Не мне, а вам. Вы должны узнать, что она знает о Делани.

— Постараюсь, — вздохнул Боб.

Доллар развязал язык швейцару, и Боб узнал, что труппа — и мисс Фитцджеральд в том числе — находится в отеле «Винвуд».

— Вы действуете, как опытный детектив, — заметил Чарли.

Он остался в сквере, а Боб направился в отель «Винвуд». Ему пришлось долго ждать в вестибюле, пока, наконец, мисс Фитцджеральд вышла к нему. Увидев Боба, она кокетливо улыбнулась.

— Вы мистер Иден? — спросила она. — Рада вас видеть, хотя для меня является загадкой...

— Вы самая прелестная загадка, — улыбнулся Боб.

— О! — протянула она. — Вы репортер?

— Нет. Совсем недавно я услышал по радио ваше пение и был очарован. У вас великолепный голос.

Она просияла.

— Рада слышать, что вы так думаете.

— С таким голосом, как ваш, надо петь в опере.

— Я знаю. Это говорят все мои друзья. Но я очень люблю театр.

Боб улыбнулся.

— Мисс Фитцджеральд, я старый приятель одного из ваших друзей.

— Да? Но у меня много друзей.

— Я говорю о Джерри Делани. Вы знаете Делани?

— Я знаю его давно. — Неожиданно она нахмурилась. — У вас есть какие-нибудь сведения о Джерри?

— Нет, — ответил Боб, — поэтому-то я и пришел к вам. Я хочу найти его и думал, что вы сможете мне помочь.

Женщина насторожилась.

— Так вы говорите, что вы его старый приятель?

— Конечно. Работал вместе с ним у Мак-Гайра в Нью-Йорке.

— Вот как? — Настороженность ее исчезла. — Тогда вы знаете о его местопребывании столько же, сколько и я. Две недели назад он написал мне письмо из Чикаго. Письмо было какое-то таинственное. Он надеялся увидеть меня перед дальней дорогой.

— Он не писал вам о сделке?

— О какой сделке?

— Ну, если вы не знаете, могу вам сказать, что у Джерри был хороший шанс.

— Да? Рада слышать это. Джерри не мог измениться с тех пор как ушел от Мак-Гайра.

— Это верно. Кстати, Джерри вам ничего не рассказывал о людях, с которыми он встречался у Мак-Гайра?

— Нет, он никогда не говорил мне об этом. А что?

— Меня интересует, говорил ли он вам о человеке по имени Мадден?

Она внимательно посмотрела на него.

— Кто такой Мадден?

— Он один из крупных финансистов. Если вы читаете газеты...

— Нет, не читаю. Моя работа требует много времени.

— Могу себе представить... Но послушайте, главный вопрос в том, где сейчас Джерри. Я беспокоюсь за него.

— Беспокоитесь? Почему?

— О, вы же знаете, что Джерри приходится рисковать.

— Я ничего об этом не знаю. А в чем дело?

— Не будем вдаваться в подробности. Факт тот, что Джерри прибыл в Барстоу в среду на прошлой неделе и исчез.

Женщина казалась удивленной.

— Вы думаете, что с ним случилось несчастье?

— Очень боюсь этого. Вы же знаете, какой Джерри безрассудный человек.

Она помолчала.

— Я знаю. Такой уж у него характер. Эти рыжие ирландцы...

— Верно, — неосторожно согласился Боб.

Зеленые глаза мисс Фитцджеральд сузились.

— Так вы говорите, что знаете Джерри?

— Конечно.

— И с каких пор он стал рыжим? — Ее приветливость исчезла. — Я не хочу иметь дела с копами, хоть вы и красивый парень.

— О чем вы говорите?

— Обманывайте других, — сказала она. Если Джерри попал в беду, я не стану держаться за него, но и не выдам. Друг есть друг.

— Вы неправильно меня поняли, — запротестовал Боб.

— О нет, правильно. Можете искать Джерри без моей помощи. Я на самом деле не знаю, где он. Это правда. Теперь уходите.

Боб понял, что она больше ничего не скажет.

— Что ж, извините за беспокойство, — он грустно улыбнулся.

— Хм, какой галантный коп!

Боб медленно направился в сквер и опустился на скамейку рядом с Чарли.

— Вам не очень повезло, — заметил детектив. — Я вижу это по вашему лицу.

— Да, — вздохнул Боб, — я допустил грубый промах. Она назвала меня копом, но льстила мне. Я вел себя как ребенок.

— Не расстраивайтесь, — успокоил его Чарли. — Женщины иногда тоже бывают умны.

— Верно, — согласился Боб. — Но мне от этого не легче.

Вечерним поездом они выехали в Барстоу.

— Вот и кончается день, Чарли, на который мы возлагали столько надежд! — сказал Боб, грустно глядя в окно вагона. — А чего мы достигли? Ничего. Я прав?

— Вполне, — согласился Чарли.

— Теперь нам остается только пойти к шерифу и...

— С чем? У нас нет ничего, кроме подозрений. Никаких доказательств... — Поезд остановился на какой-то станции. Мы явимся к шерифу со странным рассказом: мертвый попугай, полубезумный Черри, на чердаке чемодан со старой одеждой. Сможем ли мы доказать, что Мадден совершил убийство? Где труп? Едва ли найдется полицейский, который не станет смеяться над нами...

Чарли внезапно замолчал. Боб повернул голову и в проходе между купе увидел капитана Блисса. Его маленькие глазки, как буравчики, впились в детектива. Сердце Боба гулко забилось.

— Добрый вечер, — невпопад сказал он.

Блисс молча повернулся и вошел в соседнее купе.

Чарли пожал плечами.

— Вот видите, — усмехнулся он. — Нам нет нужды идти к шерифу, шериф сам придет к нам. Наша задача быстрей добраться до ранчо Маддена. Не то бедный А Ким может быть арестован по обвинению в убийстве Лу Вонга.

Глава 19

ГОЛОС В ВОЗДУХЕ

В Барстоу они прибыли в половине одиннадцатого, и Боб предложил переночевать в отеле. После короткого разговора с портье Чарли подошел к Бобу.

— Я возьму комнату рядом с вашей, — сказал он. — Поезд в Эльдорадо отправляется в пять утра. Но я советую вам ехать следующим, одиннадцатичасовым. Нехорошо, если мы вернемся на ранчо вместе. Достаточно того, что этот Блисс видел нас.

— Как хотите, Чарли, — ответил Боб.

Он отказался ужинать и поднялся к себе в номер. Спать не хотелось. Боб сел на кровать, опустил голову на руки и задумался.

В дверь постучали. Вошел Чарли. В руке он держал ожерелье.

— Не отчаивайтесь, — улыбнулся детектив. — Главное, что жемчуг пока в безопасности.

Он положил ожерелье на стол.

— Красивое, правда? — задумчиво сказал Боб, проводя по нему пальцами. — Послушайте, Чарли, мы должны поговорить. — Чан кивнул. — Скажите мне, только откровенно, вы понимаете, что происходит на ранчо Маддена?

— Недавно я думал... — начал Чарли.

— Да?

— Но я был неправ.

— И теперь вы оказались в тупике?

— А вы?

— Это не имеет значения. Завтра я вернусь на ранчо и скажу, что видел Дрейкотта. Но больше я врать не буду... Чарли, наступил решительный час. Мы отдадим ожерелье.

Лицо Чана вытянулось.

— Пожалуйста, не говорите так. В любой момент...

— Да, вы хотите еще подождать. Ваша профессиональная гордость задета. Я могу это понять.

— Нам осталось подождать всего несколько часов, — сказал детектив.

Боб внимательно посмотрел на него и покачал головой.

— Дело не только во мне. Блисс начнет действовать, а мы на другом конце веревки. Я могу сделать последнюю уступку, но завтра в восемь часов вечера мы отдадим ожерелье. Вы согласны?

— Вынужден согласиться.

— Ну и прекрасно. А я не буду врать Маддену о Дрейкотте, а просто скажу: «Мистер Мадден, ожерелье будет завтра в восемь часов!..» Если к этому времени ничего не прояснится, вручим ему ожерелье. По дороге домой мы заедем к шерифу и, по крайней мере, исполним свой долг.

Чарли, помрачнев, убрал жемчуг.

— Увы! — сказал он. — В этой стране я вынужден делать то, что говорят другие. — Детектив помолчал. — Но остается еще день. За это время может случиться многое...

Боб подошел к кровати.

— Бог знает, как я желаю вам удачи, — сказал он. — Спокойной ночи.

Когда Боб проснулся утром, в окно светило яркое солнце. Он дождался поезда на Эльдорадо и по приезде туда направился к Холли.

— Хелло! — приветствовал его Уилл. — Вернулись? Ваш приятель был здесь утром.

— Значит, вы его видели?

— Да, — Холли показал на чемодан, стоявший в углу комнаты. — Он оставил здесь свои вещи.

— Он сказал вам о Блиссе?

— Да. Боюсь, этот парень может доставить вам неприятности.

— Я уверен в этом. Как вы, возможно, знаете результат у нас нулевой.

Холли кивнул.

— Но зато здесь кое-что произошло, и мои подозрения подтверждаются.

— Что же?

— Нью-Йоркская контора Маддена перевела ему через местный банк пятьдесят тысяч долларов. Я только что разговаривал с президентом банка. Он не уверен, что достанет нужную сумму до завтра, и Мадден согласился подождать.

Боб задумался.

— Несомненно, его шантажируют. Хотя Чан высказал еще одно предположение. Он думает, что Мадден может собирать деньги...

— Я знаю, он сказал мне. Но это не объясняет присутствия Шаки Фила и Гембла. Хотя должен признаться, что меня ужасно удивляет...

— И меня тоже, — сказал Боб. — Но мы должны сделать все возможное, чтобы разгадать эту тайну. Чарли вам сказал, что я решил вечером отдать жемчуг?

Холли кивнул.

— Вы очень расстроили его этим... Но со своей точки зрения вы правы. Дай Бог, чтобы до этого времени что-нибудь прояснилось.

— Если бы я не был связан с миссис Джордан! Ей-то все равно, преступник Мадден или нет.

— Да, у вас трудное положение, мой мальчик, — сказал Холли.

Боб встал.

— Я должен возвращаться на ранчо. Вы видели сегодня Паулу?

— Видел за завтраком в «Оазисе». Она собиралась в Петтикоут-Майл. — Холли улыбнулся. — Но не беспокойтесь. Я отвезу вас к Маддену.

— Спасибо, не надо. Я доберусь на такси.

— Забудьте об этом. Я представитель прессы и должен знать, чем все это закончится.

Вскоре они снова ехали по пустыне. Холли часто зевал.

— Я плохо спал эту ночь, — объяснил он.

— Думали о Джерри Делани? — спросил Боб.

Холли покачал головой.

— Нет. Это интервью с Мадденом... Мой друг предложил мне хорошую работу в Нью-Йорке.

— Ура! — закричал Боб. — Теперь я могу порадоваться за вас.

Холли как-то странно посмотрел на него.

— Да, — сказал он, — после десяти лет двери тюрьмы открылись. Раньше я мечтал об этом, а теперь...

— Что же теперь?

— Заключенный колеблется. Он боится оставить свою прекрасную камеру. Нью-Йорк! Я знаю Нью-Йорк... Смогу ли я поехать туда и победить?

— Ерунда! Конечно, сможете.

— Попытаюсь, — Холли помолчал. — Почему, черт побери я должен здесь зарыть свою жизнь?

Он высадил Боба возле ранчо. Боб направился в свою комнату. На веранде его встретил Чарли.

— Что нового? — спросил Боб.

— Торн и Гембл уехали, — ответил детектив. — Больше ничего.

В гостиной Боб застал Маддена.

— Все в порядке? — спросил он Боба. — Вы нашли Дрейкотта? Не бойтесь, мы одни.

Боб опустился в кресло.

— Все в порядке, сэр. Я вручу вам ожерелье в восемь часов вечера.

— Где?

— Здесь, на ранчо.

Мадден нахмурился.

— Это лучше сделать в Эльдорадо! Вы имеете в виду, что Дрейкотт...

— Нет. Я получу ожерелье в восемь часов и тогда же вручу его вам.

— Хорошо, — Мадден посмотрел на него. — Оно у вас?

— Я же сказал вам, что получу его в восемь часов.

— Я рад слышать это, — сказал Мадден. — Но я хочу вам сказать что вы правы, спрятав его снова....

— То есть как это снова?

— Вы что, меня считаете дураком? С самого приезда сюда вы скрываете ожерелье. Разве не так?

Боб колебался.

— Да, — ответил он наконец.

— Почему?

— Потому, мистер Мадден, что на ранчо не все благополучно.

— Почему вы так думаете?

— Прежде всего потому, что вы изменили свое решение. Что вас заставило сделать это? В Сан-Франциско вы велели доставить вам ожерелье в Нью-Йорк. Почему вы передумали?

— По простой причине, — ответил Мадден. — Я думал, что моя дочь поедет со мной на Восток отсюда. Но ее планы изменились. Она решила побыть в Пассадене. А я решил положить ожерелье в сейф здесь, чтобы она смогла получить его, когда захочет.

— Я видел вашу дочь в Сан-Франциско, — сказал Боб. — Очень красивая девушка.

— Вы так думаете?

— Да. Она, видимо, пока в Денвере?

Видно было, что Мадден колеблется.

— Нет, — ответил он наконец, — ее нет в Денвере.

— Возможно вы скажете мне...

— Она сейчас в Лос-Анджелесе у друзей.

— И давно?

— С прошлого вторника. Я получил телеграмму о том, что она едет сюда. По некоторым причинам я не хотел, чтобы она приезжала, и послал Торна с поручением посадить ее в поезд на Лос-Анджелес.

Боб соображал. На машине до Барстоу доехать ничего не стоит, но где там может быть красная глина?

— Вы уверены, что она доехала до Лос-Анджелеса?

— Конечно. Я видел ее там в среду. Итак, я ответил на все ваши вопросы. Теперь ваша очередь ответить на мои. Почему вы решили, что здесь что-то случилось?

— А что стало с Шаки Филом Майкдорфом?

— Кто это?

— Тот парень, который назвал себя Мак-Каллемом и играл с нами в карты.

— Вы полагаете, что его зовут Майкдорф? — спросил Мадден с интересом.

— Конечно! Я встречался с ним в Сан-Франциско.

— Каким образом?

— Его очень интересовало ожерелье...

Лицо Маддена побагровело.

— Вот как! Почему же вы не рассказали мне об этом раньше?

— Потому что я думал, вам это известно.

— Вы с ума сошли!

— Может быть. Но когда я увидел, что Майкдорф явился сюда, я, естественно, заподозрил неладное. Почему вы не хотите, чтобы ожерелье вам передали в Нью-Йорке?

Мадден покачал головой.

— Нет. Я просил прислать ожерелье сюда, и здесь получу его.

— Тогда скажите наконец, что происходит на ранчо?

— Ничего. Во всяком случае, ничего такого, что не зависело бы от меня. Это мое личное дело... Я хочу, чтобы ожерелье доставили сюда. Даю вам слово, что вы получите всю сумму, какую я назвал.

— Мистер Мадден, — сказал Боб, — я не слепой. У вас неприятности, и я буду рад помочь вам.

Мадден резко повернулся к нему.

— Я выкручусь, — сказал он, — я выкручивался и не из таких передряг. Благодарю вас за добрые намерения, но не беспокойтесь обо мне. Значит, в восемь часов. А теперь, если вы не против, пойду немного полежу.

Он вышел из комнаты, оставив Боба в замешательстве. Не слишком ли много он сказал Маддену? И правда ли, что Эвелина уехала в Лос-Анджелес? По крайней мере, звучит правдоподобно. От всех этих мыслей у Боба разболелась голова, и он решил последовать примеру Маддена.

Когда он проснулся, солнце уже садилось. За стеной слышался шум льющейся воды. Значит, Гембл в ванной. Гембл! Кто такой Гембл? Что он делает на ранчо Маддена?

На веранде Бобу удалось перекинуться несколькими словами с Чарли, и он сообщил китайцу об Эвелине.

— Торн и Гембл вернулись, — сказал детектив. — На спидометре опять разница в тридцать шесть миль. И опять следы красной глины.

Боб покачал головой.

— Время идет, — заметил он.

Чан пожал плечами.

— Если бы я мог арестовать кого-либо, я бы уже давно сделал это.

За обедом Гембл был настроен весьма дружелюбно.

— Мистер Иден, — сказал он, — я так рад, что вы к нам снова вернулись. Ваше дело — простите, что вмешиваюсь, — закончилось успешно?

— Конечно, — ответил Боб. — А как ваши дела?

Гембл посмотрел на него.

— Я... э... э... я счастлив сказать, что у меня был прекрасный день. Я нашел много крыс.

— Рад за вас, — усмехнулся Боб.

После обеда Мадден закурил сигару и расположился в своем любимом кресле перед камином. Гембл листал какой-то журнал. Боб включил радиоприемник.

В комнату вошел Чарли и замер, услышав голос диктора:

— Следующим номером нашей программы выступит мисс Норма Фитцджеральд.

Мадден наклонился вперед и стряхнул пепел с сигары. Торн и Гембл с интересом прислушались.

— Здравствуйте, — сказал женский голос. — Я снова здесь. Я хочу поблагодарить всех вас, друзья, за письма, которые я получила. К сожалению, я не имею возможности прочитать их все, но хочу сказать Садди Френч, если она слушает эту передачу, я рада узнать, что она в Санта-Монике, и я обязательно позвоню ей. Следующее письмо обрадовало меня, потому что оно от моего старого друга Джерри Делани...

Мадден вздрогнул. Торн открыл рот и остался сидеть неподвижно, глаза Гембла сузились. Чарли бесшумно убирал со стола.

— Я немного беспокоилась за Джерри, — продолжала женщина, — и теперь рада узнать, что он жив и здоров. Я скоро увижусь с ним. Теперь я должна...

— Выключите эту чушь, — резко сказал Мадден.

Боб щелкнул выключателем. Значит, Мадден не убивал Джерри Делани? Так чей же голос призывал на помощь в ту ночь? Кто кричал так страшно, что эти слова запомнил попугай?

Глава 20

ПЕТТИКОУТ-МАЙЛ

Чарли нагрузил поднос грязной посудой и вышел, Мадден откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза и пускал кольца дыма к потолку. Торн и Гембл увлеченно листали журналы. Ну просто идиллия!

Боб встал и не спеша вышел из комнаты. На кухне Чарли с бесстрастным выражением лица мыл посуду.

— Чарли, — окликнул его Боб.

Чан вытер руки и подошел к двери.

— Убедительно прошу вас не входить сюда, — сказал он, вышел из кухни и торопливо отвел Боба за сарай. — В чем дело? — спросил он.

— Разве вы не слышали? Мы шли по неправильному следу! Джерри Делани жив и невредим!

— Не сомневаюсь, что это очень интересно, — согласился Чан.

— Интересно? Да вы что! — воскликнул Боб. — Наша версия потерпела крах, а вы...

— Что поделаешь! — вздохнул детектив. — Такое иногда случается...

— Но что мы теперь будем делать?

— Что будем делать? Вручим ожерелье. Вы пообещали это, хотя я был против... Ничего не поделаешь.

— И уедем отсюда, не узнав, что здесь произошло?

— Мудрый Конфуций...

— Но послушайте, Чарли...

Послышался шум подъехавшей машины. Они с Чарли торопливо обошли вокруг дома и увидели у ворот знакомую фигуру.

— Хелло, Холли! — крикнул Боб.

Холли резко повернулся.

— Боже мой, вы испугали меня! Но как раз вас-то я и хотел увидеть, — Холли был явно взволнован.

— Что случилось? — спросил Боб.

— Не знаю, но я беспокоюсь. Паула...

Боб вздрогнул.

— Что с ней?

— Вы не видели ее? Она звонила вам?

— Нет.

— Паула не вернулась из Петтикоут-Майла. Мы договаривались пообедать вместе и сходить в кино, но она...

Боб направился к машине.

— Едем! Скорее...

Чарли шагнул вперед. В его руке что-то блеснуло.

— Мой пистолет, — сказал он. — Возьмите его с собой.

— Не нужно, — ответил Боб. — Он может понадобиться вам.

— Убедительно прошу вас...

— Спасибо, Чарли, не надо. Все в порядке. Холли...

— Жемчуг... — напомнил детектив.

— О, сейчас не до этого.

В дверях ранчо появился Мадден.

— Эй! — крикнул он.

— К черту! — пробормотал Боб.

Холли включил мотор и машина помчалась по дороге.

— Что могло случиться? — спросил Боб.

— Не знаю. Эта старая шахта — опасное место. Там много ям, заросших по краям кустарником. Они очень глубокие.

— Быстрее!

— Мы и так быстро едем, — сказал Холли. — Мадден, кажется заинтересовался вашим отъездом. Вы еще не отдали ему ожерелье?

— Нет.

— Почему?

Боб рассказал ему о радиопередаче.

— Может быть, мы ошиблись с самого начала? Может быть, здесь и не убивали никого?

— Вполне возможно, — согласился Холли.

— Ладно, сейчас главное — найти Паулу.

Мимо них промчалась встречная машина. Холли просигналил, но она не остановилась.

— Кто это был?

— Таксист, — ответил Холли. — Кажется, я узнал водителя.

— Так... Кто-то едет на ранчо Маддена.

— Возможно, — согласился Холли. Он свернул с дороги. — Теперь надо ехать медленно.

— Несправедливо все это, — вдруг сказал Боб.

— Что несправедливо?

— Хорошенькая девушка, вроде Паулы, живет в этой пустыне. Почему она не выйдет замуж и не уедет отсюда?

— Но она ничего не хочет делать для этого.

— Почему?

— Она привыкла к свободе.

— Но ведь она помолвлена с этим парнем?

— С каким парнем?

— Ну, я забыл, как его зовут...

Холли засмеялся.

— Не думаю, что это ей понравится, но я вам скажу. Изумруд принадлежит ее матери. Она вставила его в современную оправу и носит кольцо в качестве защиты.

— Защиты?

— Да. Слишком многие пристают к ней с предложениями.

— Вот как... — протянул Боб. — Значит, она и обо мне так думала?

— Как?

— Что я буду приставать к ней.

— О, нет. Она сказала, что вы относитесь к браку так же, как и она. — Они помолчали. — О чем вы задумались?

— О том, что я дурак. Далеко еще ехать?

— Примерно миль пять.

— Надеюсь, что с Паулой ничего не случилось.

Они ехали мимо невысоких холмов, над которыми медленно вставала луна. Дорога вилась вдоль узкого каньона.

— Остановитесь на минуту, — попросил молодой человек.

— Зачем?

Боб вышел из машины и внимательно осмотрел дорогу.

— Она была здесь, — объявил он. — Вот следы, но машина проезжала только один раз.

Боб снова уселся в машину, и они медленно тронулись. Вскоре Холли свернул в сторону. Перед ними лежал город привидений, Петтикоут-Майл.

Боб затаил дыхание. При свете луны он увидел остатки домов с белыми стенами. Улицы были занесены песком.

— Крайнее здание — салун «Серебряная звезда», — сказал Холли. — А вот там была тюрьма.

— Тюрьма, — повторил Боб.

В голосе Холли послышалось беспокойство.

— Смотрите, в салуне, кажется, горит свет.

— Похоже, — насторожился Боб. — Послушайте, надо быть осторожнее. У нас нет оружия.

Они остановились возле салуна. Холли подкрался к двери. Неожиданно она распахнулась и высокий мужчина с пистолетом в руке шагнул вперед.

— Ну, что вам надо? — спросил он. Боб узнал хриплый голос Майкдорфа.

— Хелло! — не растерялся Холли. — Я думал, что старый городок давно заброшен.

— Компания собирается вскоре снова открыть шахту, — ответил Майкдорф. — Я здесь для того, чтобы сделать пробы.

— Хотите что-нибудь найти? — спросил Холли.

— Серебро, конечно. А вы что здесь делаете?

— Я приехал за молодой женщиной. Она еще утром отправилась сюда. Вы не видели ее?

— Здесь целую неделю никого не было кроме меня.

— Действительно? Вы не ошибаетесь? Если вы не будете возражать, я осмотрю окрестности.

— А если я буду возражать? — рявкнул Шаки Фил.

— Почему?

— Уматывай отсюда!

— Одну минуту, — сказал Холли. — Уберите оружие. Я пришел, как друг.

— Ага. Ну так как друг и убирайся. Понял? Здесь никого нет.

В этот момент на него из темноты бросился Боб. Майкдорф был немолод, но сопротивлялся отчаянно. Однако к тому моменту, когда Холли осветил место схватки, Боб уже сидел на Шаки Филе верхом и держал его пистолет.

— Вставайте и идите вперед, — приказал Боб. — Давайте ключи, мы хотим посмотреть, что делается в тюрьме.

Майкдорф встал и беспомощно оглянулся.

— Быстрее! — рявкнул Боб. — А то я тебе припомню не только сорок семь проигранных долларов, но и ту слежку в порту.

— В тюрьме никого нет, — сказал Шаки Фил. — И у меня нет ключей.

— Холли, держите пистолет. Я обыщу его.

В кармане Майкдорфа Боб нашел связку ключей.

— Ну, Холли, я пойду, а вы стерегите этого типа. Если он попытается бежать, пристрелите его, как шакала.

Боб взял фонарь и направился в тюрьму.

Открыв входную дверь, он вошел в помещение, бывшее когда-то кабинетом. В углу стоял сейф, над ним висела полка с книгами. На столе лежала газета. Боб посветил фонарем. Газета была недельной давности.

Он осмотрелся. В кабинете было две двери. На них висели новые замки. Подобрав ключ, Боб открыл левую дверь и очутился в камере с высоким зарешеченным окном. В углу он увидел девушку, в которой узнал Эвелину Мадден. Она шагнула к нему.

— Кто вы? — воскликнула она и опустилась на пол.

— Пойдемте, пойдемте, — сказал Боб. — Теперь все в порядке.

Из темноты выступила Паула.

— Хелло! — хрипло произнесла она. — Вот уж не ожидала...

— Слава Богу, и вы нашлись. Что случилось?

— Я приехала сюда... А этот тип запер меня здесь... Правда, он был вежлив.

— Его счастье, — сквозь зубы процедил Боб. — Пошли. — Он взял Эвелину за руку. — Я полагаю, что мы должны...

Боб остановился. Кто-то колотил в запертую дверь. Он посмотрел на Паулу. Она кивнула.

Боб отпер вторую дверь и шагнул внутрь. В полутьме он увидел фигуру мужчины.

Боб изумленно отступил назад.

— Город привидений! — пробормотал он. — Значит, это правда!

Глава 21

КОНЕЦ ПУТЕШЕСТВИЯ ПОЧТАЛЬОНА

Если бы Боб знал, кто едет в такси, которое они встретили по дороге, возможно, он, несмотря на отсутствие Паулы, вернулся бы на ранчо. И пассажир такси, хотя и посмотрел с интересом на встречную машину, не увидел Боба.

Такси остановилось возле ранчо. Шофер хотел выйти и открыть ворота, но пассажир остановил его.

— Не стоит, — сказал он. — Сколько я вам должен?

Шофер назвал сумму, пассажир расплатился и направился во двор.

Мадден, Торн и Гембл в это время сидели у камина и разговаривали. Громкий стук в дверь прервал их беседу.

— Какого черта... — начал Мадден, но Торн уже открыл дверь.

Прибывший шагнул вперед.

— Мне нужен Мадден, — объяснил он.

Миллионер встал.

— Я — Мадден. Что вам нужно?

Незнакомец протянул ему руку.

— Рад видеть вас, мистер Мадден, — сказал он."— Мое имя Виктор Джордан... Я один из владельцев ожерелья.

Довольная улыбка появилась на лице Маддена.

— Мистер Иден говорил мне о вашем приезде...

— Откуда он знает? Он не мог знать об этом...

— Ну, он не упомянул вас, но сообщил, что ожерелье будет доставлено в восемь часов...

— Будет доставлено в восемь часов? — изумился Виктор. — Скажите, что здесь делает Иден? Ведь ожерелье было отправлено из Сан-Франциско неделю назад вместе с ним.

— Что? — Мадден побагровел. — Ожерелье все время было у него? Ах, негодяй! Подлец! Я его удавлю... — Он остановился. — Но он уехал.

— Вот как? Ну, это не страшно. Когда я сказал, что ожерелье было отправлено с ним, я не имел в виду, что он везет его. Его вез Чарли.

— Кто такой Чарли?

— Сотрудник полиции Гонолулу. Человек, который привез ожерелье с Гавайских островов.

Мадден задумался.

— Он китаец?

— Конечно. Он-то здесь?

Глаза Маддена загорелись злобой.

— Да, он здесь. Вы думаете, что ожерелье у него?

— Я уверен. В специальном поясе. Позовите его, и я прикажу ему отдать вам ожерелье.

— Прекрасно! Прекрасно! — Мадден откашлялся. — Если вы подождете в соседней комнате, я его сейчас позову.

— Да, да, конечно, сэр.

Мадден позвал А Кима.

— Значит, мой повар... — пробормотал он.

Вошел китаец.

— Что угодно, босс?

— Я хочу поговорить с тобой. Где ты работал до приезда сюда?

— На лазные лабота, босс. На железная долога...

— В каком городе?

— В лазных, босс. И тут тозе.

— В пустыне?

— Да, босс.

Мадден шагнул вперед и схватил его за отворот куртки.

— Ты проклятый лжец! — закричал он.

— В сем дело, босс?

— Я покажу тебе, в чем дело! — Я не знаю, какую игру ты ведешь здесь, но все кончено! — Мадден шагнул к двери. — Войдите, сэр, — позвал он.

Виктор вошел в комнату. Глаза Чана сузились.

— Чарли, что все это значит? — спросил Виктор.

Чан не ответил.

— Ну что, Чарли? — засмеялся Мадден. — Вы разве не узнаете мистера Джордана, одного из владельцев ожерелья?

Чан пожал плечами.

— Мистер Джордан обманывает вас, — на чистом английском языке заговорил он. — Ожерелье принадлежит его матери.

— Достаточно, Чарли! — закричал Виктор. — Я действую по поручению матери. Если не верите, прочитайте это. — Он протянул Чану записку, написанную рукой миссис Джордан.

— Что ж, я должен вручить ожерелье, — вздохнул детектив, возвращая записку Виктору. Он взглянул на часы и перевел взгляд на окно. — Хотя я предпочел бы дождаться мистера Идена...

— Иден тут не при чем, — сказал Виктор. — Давайте ожерелье.

Чан поклонился, сунул руку за пазуху и вытащил ожерелье.

— Наконец-то! — облегченно вздохнул Мадден, выхватив его из рук Чарли.

— Прекрасно, — пробормотал Гембл из-за его плеча.

— Одну минуту, — сказал Чан. — Я должен получить расписку.

Мадден кивнул и уселся за стол.

— Я подготовил ее еще в полдень. Осталось только подписать ее. — Он положил ожерелье на стол. — Мистер Джордан, я глубоко благодарен вам за ваше неожиданное появление. Теперь я вручаю это...

Неожиданно Чарли метнулся к столу, схватил ожерелье, и оно исчезло в широких рукавах его куртки.

— Что это значит? — рявкнул Мадден. — Вы с ума сошли...

— Тихо, — сказал Чан.

Мадден выхватил пистолет.

— Ну-ка, клади ожерелье на стол! Я посмотрю...

Резкий звук выстрела заставил всех вздрогнуть. Рука Маддена безвольно повисла. Пистолет упал на пол.

— Не двигаться! — приказал Чарли. — Или я пущу пулю в вашу бесценную головку.

— Чарли, вы с ума сошли! — завопил Виктор.

— Пока нет, — улыбнулся Чарли. — Почтальон долго шел по своей дороге и наконец-то его путешествие закончилось. — Он поднял с пола револьвер Маддена. — Подарок Билла Харта, не так ли? Очень хорошее оружие. — Он выдвинул кресло на середину комнаты. — Садитесь, если хотите, — предложил он.

Мадден секунду смотрел на него, потом медленно опустился в кресло.

— Мистер Гембл, — продолжал детектив, — свое оружие вы оставили в своей комнате? Это очень хорошо. Сидите в кресле и помните, что мистер Торн тоже безоружен. — Он внимательно посмотрел на них. — Виктор, я почтительно прошу вас присоединиться к этим джентльменам. Должен сказать, что вы дурак, сэр. Ну, садитесь, быстро! Или я выпушу из вас немного крови! — голос его звучал властно.

Сам Чарли тоже расположился в кресле.

— Ждать осталось недолго, — сказал он. — Мистер Торн, а вы пока достаньте платок и перевяжите руку вашему шефу.

Торн молча повиновался.

— Чего же мы ждем, черт побери? — завопил Мадден.

— Мы ждем возвращения мистера Идена, — пояснил Чан. — Мне есть что сообщить вам, когда он появится.

Часы отстукивали минуты. Чарли невозмутимо сидел, глядя на своих пленников. Стрелки приближались к девяти часам.

Виктор нетерпеливо заерзал в кресле.

— Одумайтесь, Чарли, — пробормотал он.

— Сидите и ждите.

Вскоре во дворе затарахтел мотор. Чарли кивнул.

— Ожидание кончилось, — объявил он. — Сейчас появится мистер Иден...

Дверь распахнулась и на пороге появился капитан Блисс с незнакомым худым мужчиной. Мадден вскочил.

— Капитан Блисс! — воскликнул он. — Как вы вовремя!

— Что здесь происходит? — спросил худой мужчина.

— Мистер Мадден, это Харли Кокс, шериф, — сказал Блисс.

— Шериф, — обратился к нему Мадден, — этот китаец сошел с ума. Отнимите у него пистолет и арестуйте его.

Харли Кокс шагнул к Чарли.

— Отдай оружие, — приказал он. — Боже мой, да у него их два!

— Шериф, — с достоинством произнес Чан, — я сержант Чан из детективного отдела полиции в Гонолулу.

Шериф засмеялся.

— Ты такой же детектив, как я королева. Сдай оружие. Или ты окажешь сопротивление властям?

— Я не сопротивляюсь, — сказал Чан, отдавая свой пистолет. — Но предупреждаю, что вы можете совершить ошибку, в которой потом раскаетесь.

— Ничего. Так что здесь происходит? — шериф повернулся к Маддену. — Мы приехали сюда по делу об убийстве Лу Вонга. Блисс видел этого китайца в поезде вместе с неким Иденом...

— Вы на правильном пути, — сказал Мадден. — Нет никаких сомнений в том, что это он убил Лу Вонга. К тому же у него находится жемчужное ожерелье, которое принадлежит мне. Пожалуйста, отберите его у него.

— Обязательно, мистер Мадден, — ответил шериф. Он собрался обыскать китайца, но Чарли опередил его, протянув ожерелье.

— Я отдаю его вам на хранение, — сказал он. — Вы представитель закона и несете ответственность за его соблюдение.

Кокс осмотрел ожерелье.

— Какой жемчуг, а? Так вы говорите, что оно принадлежит вам, мистер Мадден?

— Да, мне.

— Шериф, — Чарли взглянул на часы, — разрешите мне кое-что сказать. Вы можете совершить ошибку...

— Но если мистер Мадден говорит, что ожерелье его...

— Я купил его у ювелира по имени Иден в Сан-Франциско десять дней тому назад, — перебил его Мадден. — Оно принадлежало матери присутствующего здесь мистера Джордана.

— Совершенно верно, — кивнул Виктор.

— Для меня этого достаточно, — сказал шериф.

— Я уверяю вас, что я гонолульский полицейский и... — сказал Чарли.

— Может быть, и так. Но почему я должен верить вам, а не мистеру Маддену? Мистер Мадден, вот ваше ожерелье.

— Одну минуту! — воскликнул Чарли. — Мистер Мадден говорит, что он тот человек, который купил ожерелье у ювелира в Сан-Франциско. Попросите его, пожалуйста, сказать, где находится этот магазин.

— На Пост-стрит, — ответил Мадден.

— В какой именно части улицы? Там много зданий. В каком здании?

— Шериф, — сказал Мадден, — должен ли я подчиняться своему повару? Я отказываюсь отвечать. Ожерелье мое...

— Одну минуту, — вмешался Виктор. — Разрешите мне... Мистер Мадден, кем вы были сорок лет назад, когда впервые увидели мою мать?

— Это мое дело! — рявкнул Мадден.

Шериф в замешательстве сдвинул шляпу на затылок.

— Пожалуй, будет лучше, если эту безделушку я подержу у себя...

Он хотел сказать что-то еще, но не успел. Мадден прыгнул к стене и схватил пистолет.

— Бегите! — крикнул он. — Руки вверх, шериф! Гембл, бери ожерелье! Торн, вещи в моей комнате!

Чарли сделал резкий бросок и сильным ударом выбил оружие из руки Маддена.

— Впервые я применяю этот японский прием, — с довольным видом произнес детектив, направляя кольт Билла Харта на Торна и Гембла. — Ни с места! Капитан Блисс, выполняйте свои обязанности. Наденьте наручники на эту парочку. Если шериф будет так добр и вернет мой пистолет, к которому я привык, я постерегу здесь Маддена.

— Пожалуйста, — смущенно сказал Кокс. — Вы мужественный человек.

Чан усмехнулся.

— Вынужден вас разочаровать. Еще сегодня утром я разрядил всю эту коллекцию, и, как видите, не напрасно. Все кончено, Делани.

— Делани? — изумился шериф.

— Да, этот человек не Мадден, а Джерри Делани.

— Отличная работа, Чарли, — сказал Боб, вбегая в комнату. — Но как, черт возьми, вы это узнали?

— О, он сам выдал себя. Мне пришлось выбить из его руки оружие... Из левой руки. Помните, я говорил, что Джерри Делани — левша?

В гостиную вошел высокий бледный мужчина. Одна рука его висела на ремне, лицо заросло щетиной. Он подошел к Джерри.

— Ну-с, Джерри, все кончено. Да, хорошо придумано... Ты жил в моем доме, носил мою одежду. Ты больше походил на меня, чем я сам.

Глава 22

ПУТЬ НА ЭЛЬДОРАДО

Мужчина обвел взглядом присутствующих.

— Кто тут шериф? — спросил он.

Кокс выступил вперед.

— Я, сэр. А вы — мистер Мадден?

Тот кивнул.

— Да. Мы звонили констеблю, и он сказал, что вы здесь. И я хочу прибавить к вашей коллекции еще кое-кого. — Он открыл дверь, ведущую на веранду. — Входите!

В комнату в сопровождении Холли вошел Майкдорф со связанными руками. Из-за его спины выглядывали Паула и Эвелина.

— Вам лучше надеть наручники и на этого типа, — сказал Мадден.

— Обязательно, мистер Мадден, — кивнул шериф и шагнул к Майкдорфу.

— Одну минуту, шериф, — остановил его Чарли. — Вы взяли ожерелье...

— Ах, да, — спохватился Кокс.

Он достал из кармана ожерелье и передал Чану, а тот вложил его в руку Маддена.

Мадден улыбнулся.

— Отлично. А вы, видимо, мистер Чан? Мистер Иден рассказал мне о вас по дороге сюда. Рад видеть вас!

Чарли поклонился.

— Значит, сэр, вы обвиняете их в воровстве? — спросил шериф.

— И в попытке убийства, — отозвался Мадден. — Но сначала я должен сесть. Я ослаб за эти дни. — Он опустился в кресло. — Я хочу рассказать вам кое-что из прошлого... Вам известны игроки Нью-Йорка и их дела, шериф?

— Я только раз был в Нью-Йорке, — ответил Кокс.

— Где мои сигары? — спросил Мадден. — Ага, вот они... Чтобы вам все было ясно, я должен рассказать о любимых трюках аферистов, с помощью которых они обдирают богатых сосунков. Надо сказать, что многие известные люди вроде Френка Гоулда, Корнелиуса Вандербилта, Астора были азартными игроками. Так вот, Делани и его компания изучали привычки этих людей, манеру держать себя. Они знали, какую одежду те носят, какие курят сигареты, в общем, все, что их характеризует. Потом они, так сказать, перевоплощались в этих людей и обманывали простаков, которые знали миллионеров только по фотографиям.

Мадден закурил.

— Конечно, попасться на эту удочку могли только неискушенные. Но, к моему несчастью, мистер Делани, который присутствует здесь, оказался актером более или менее способным. Начав с поверхностного сходства со мной, он достиг большого совершенства. До меня дошли слухи об этом, и я послал в Нью-Йорк своего секретаря Торна. Он сообщил, что Делани похож на меня, но ровно настолько, чтобы ввести в заблуждение лишь тех, кто видел меня на фотографии. Я подключил к этому делу своего юриста, и Делани под угрозой ареста обещал бросить это дело. О случившемся впоследствии я могу только догадываться... Братья Майкдорф — Шаки Фил и... — он кивнул в сторону Гембла, — его брат, известный под кличкой «профессор», стояли во главе банды Мак-Гайра. Они долгое время вынашивали план о подмене меня Делани. Но без помощи Торна у них ничего бы не вышло... Наконец они остановили выбор на этом ранчо. Место действительно подходящее. Сюда почти никто не приезжал, и они могли держать меня здесь сколько угодно... Две недели назад я приехал сюда с Торном, и с первой минуты почувствовал что-то неладное. Неделю назад, в прошлую среду, я сидел здесь и писал письмо Эвелине. Оно должно лежать здесь, в папке. Неожиданно я услышал крик Торна: «Быстрее, шеф! Скорее идите сюда!» Не подозревая о подвохе, я поспешил к нему в комнату. Он направил на меня кольт, подарок Билли Харта, и сказал: «Руки вверх, шеф». В этот момент в комнату вошел Делани. «Не волнуйтесь, шеф», — ухмыльнулся Торн, и я понял, какую игру вела эта крыса. «Мы отвезем вас в одно местечко, где вы немного отдохнете. Пойду соберу для вас кое-какие веши. Карауль его, Джерри». И он отдал Делани кольт...

Мадден помолчал.

— Так мы стояли — Делани и я. — Он заметно волновался. Такая игра была не для его нервов. — Торн находился в моей комнате. Я начал во весь голос звать на помощь. Зачем? Кто мог прийти? Я не знаю, но кто-нибудь мог услышать. Лу мог вернуться домой. Делани приказал мне замолчать. Руки его дрожали. На веранде я услышал голос, но это был только Тони, попугай. Я решил, что терять нечего, и бросился на Делани. Он выстрелил, но промахнулся. Потом он еще раз выстрелил, я почувствовал удар в плечо и упал... Должно быть, я недолго был без сознания. Когда я очнулся, в комнате был Торн, и я слышал, как Делани говорил ему, что убил меня. Правда, довольно быстро они обнаружили, что я жив. Делани решил убить меня, но Торн не позволил. Он спас мою жизнь, этот презренный предатель. Он трус, но все же спас меня. Ну, они сунули меня в машину и отвезли в этот заброшенный городок. Утром они уехали, оставив «профессора», чтобы он кормил меня и перевязывал рану. В воскресенье он уехал и вернулся вместе с Шаки Филом. В понедельник утром «профессор» уехал, а за тюремщика остался Шаки Фил... Что происходило на ранчо, вы, джентльмены, знаете лучше меня. Во вторник привезли Эвелину. Торн обманом заманил ее в Петтикоут-Майл.

Мадден встал.

— Вот и весь мой рассказ, — заключил он. — Вас удивляет, почему я хочу видеть всю эту банду за решеткой? Я буду спать крепче.

— Ну, это нетрудно устроить, — сказал шериф.

— Один вопрос, — Мадден обернулся к своему секретарю. Торн, я слышал, как вы говорили Делани: «Ты всегда боялся его». Что это значит?

Торн поднял на шефа глаза.

— Мы готовы были проделать все это в вашей квартире в Нью-Йорке. Но если вы боялись Делани, то он еще больше боялся вас. Он мог отказаться в последний момент.

— А почему? — рявкнул Делани. — Я не мог доверять вам. Эти псы...

— Что? — заорал Шаки Фил. — Это ты обо мне?

— Конечно, о тебе. Разве ты не пытался еще во Фриско стащить ожерелье, когда мы послали тебя убрать Лу Вонга?

— Я пытался стащить ожерелье? Ты сам пытался стащить его! Разве не так? Когда ты узнал, что Дрейкотт везет его, что ты сделал?

— Конечно, — вмешался «профессор», — ты пытался избавиться от меня и встретиться с Дрейкоттом наедине. Если ты считал себя умным, то это не значит, что я дурак. Но, конечно, только последний дурак мог послать письмо актрисе...

— Заткнись! — крикнул Делани. — Кто оказался прав? Что бы вы делали без меня? Эх вы, болтуны! А ты, — он повернулся к Шаки Филу, — чучело. Только и смог, что прирезать Лу возле дома...

— Кто прирезал Лу Вонга? — закричал Шаки Фил.

— Ты! — рявкнул Торн. — Я был рядом и все видел!

— Ну ладно, хватит! — усмехнулся шериф.

— Подождите! — Чарли вышел из комнаты и вскоре вернулся с маленьким чемоданчиком, который положил перед Мадденом. — Вы найдете здесь довольно большую сумму, но не всю.

— Всю, — мрачно сказал Делани.

Чан покачал головой.

— Мне жаль обижать шакала, сравнивая его с вами. Но здесь был Эдди Бостон...

— Да, — помолчав, ответил Делани. — Я дал Бостону пять тысяч долларов. Он узнал меня. Так что ищите его теперь. Вот мошенник!

Шериф засмеялся.

— Слово «мошенник» подходит ко всем вам, — сказал он. — Ну, Блисс, нам пора... Мистер Мадден, завтра я заеду к вам.

Шериф и капитан Блисс увели своих пленников. Боб подошел к Пауле.

— Я уезжаю в Барстоу, но...

Она молча смотрела на молодого человека.

— Но прежде я хотел бы поговорить с вами...

Холли взглянул на Маддена.

— Мистер Мадден, я должен извиниться перед вами. Мое интервью с вашим двойником опубликовано во многих газетах...

— О, не стоит об этом беспокоиться.

— Спасибо, — сказал Холли. — Но интересно, почему Делани это сделал?

— Очень просто, — ответил Чарли. — Они просили прислать деньги из Нью-Йорка. А интервью, данное Мадденом лишний раз убеждало, что он действительно на ранчо. Печатное слово убедит кого угодно.

— Думаю, вы правы, — кивнул Холли. — Кстати, Чарли, мы думали, вы удивитесь, когда мы войдем в комнату. А вы, оказывается, все знали.

— Меня осенило внезапно. Появился Виктор и приказал отдать ожерелье. Я отдал, а Мадден сел писать расписку. Делал он это медленно и неуклюже. Я вспомнил карман для часов в жилете, свою догадку о том, что Делани левша и...

— Быстро вы сообразили, — заметил Холли.

— Нет, — Чарли покачал головой. — Это можно было проверить раньше. А незаконченное письмо Эвелине! Удивляюсь своей глупости! Человек пишет важное письмо, прячет его в папку с промокательной бумагой и уходит. Вернувшись, он и не дотрагивается до письма. Почему? Потому что он не вернулся. И еще: человек, называвший себя Мадденом, принимает доктора Уайткомб в сумерках, на веранде. Почему? Да потому что она видела его раньше! Со сторожем в Пассадене он разговаривает тоже вечером, когда стемнело. Как мне не пришло в голову сопоставить эти факты? Или на меня так действует климат Калифорнии?

— Вы наговариваете на себя, мистер Чан, — возразил Мадден. — Если бы не вы, ожерелье давно было бы в руках этой банды, а сами они уже скрылись бы где-нибудь. Я в долгу перед вами, и если...

— Благодарить надо не меня, — прервал его Чарли, — а попугая. Если бы в ту первую ночь на ранчо Тони не закричал, сейчас ожерелья у вас не было бы. — Он повернулся к Виктору. — Мистер Джордан, прежде чем вы уедете, ваш долг возложить венок на могилу Тони, китайского попугая. Тони умер, но он умер за великую цель. Прежде чем он умер, он спас ожерелье Филимора.

Виктор кивнул.

— Все, что вы скажете, Чарли. Кто-нибудь подвезет меня в город?

— Я, — сказал Холли. — Мне нужно послать телеграмму. Мистер Чан, я увижу вас еще?

— Да, я заеду к вам, чтобы забрать свои вещи. Нет, не ждите меня. Мисс Паула будет так добра, что подвезет нас.

Холли и Виктор простились с Мадденом и его дочерью и уехали.

Боб посмотрел на часы.

— Одно удивляет меня, Чарли, — сказал он. — Когда мистер Мадден внезапно явился сюда, вы не удивились. Однако, узнав, что Делани играл роль Маддена, вы должны были подумать, что мистер Мадден убит.

Чан рассмеялся.

— Появление мистера Маддена удивило меня, но я не подал виду. Но, кажется, мы заставляем мисс Паулу ждать. Сейчас, я только зайду на кухню.

— Кухня! — воскликнул Мадден. — Клянусь Богом, я голоден. Я ничего не ел все эти дни, кроме консервов.

— Как жаль! — вздохнул Чарли. — Повар на этом ранчо уже сменил профессию. Мисс Паула, я сейчас вернусь.

Эвелина обняла отца.

— Не печалься, папа, — сказала она. — Я отвезу тебя в город, и мы поужинаем в отеле. К тому же врач должен осмотреть твое плечо. — Она повернулась к Бобу. — В Эльдорадо, конечно, есть ресторан?

— Конечно, — улыбнулся Боб. — Однако я едва ли могу рекомендовать его вам.

Мадден встал.

— Хорошо, Эвелина, звони в отель и заказывай самый лучший номер. Скажи управляющему, чтобы приготовил еду и вызвал врача. Помоги мне найти телеграфный бланк. Впрочем, я напишу текст в отеле. Да, и не отпускай этого детектива, пока он снова не повидается со мной. Запиши, что утром надо позвонить в Лос-Анджелес насчет секретаря.

Боб отправился в свою комнату укладывать вещи. Когда он вернулся, Чарли стоял перед Мадденом и держал пачку банкнот.

— Мистер Мадден дал нам расписку в получении ожерелья, — сказал он. — Кроме того, он предлагает деньги, что вызывает у меня отвращение.

— Ерунда! — засмеялся Боб. — Берите их, Чарли, вы их заслужили.

— Я то же самое говорю ему, — кивнул Мадден.

Чан убрал деньги.

— Должен сказать, что эта сумма составляет мое жалованье за два с половиной года работы в Гонолулу.

— До свидания, мистер Иден, — поднялся из-за стола Мадден. — Мистера Чана я отблагодарил, а что я могу сделать для вас? Вы будете думать...

— Я буду думать, что это счастливейший момент в моей жизни.

Мадден покачал головой.

— Не могу сказать, что понимаю вас.

— А я думаю, что понимаю, — сказала его дочь. — Желаю вам счастья, Боб, и тысячу раз благодарю вас.

Они вышли во двор. Паула уже сидела в машине. Чан занял место возле нее.

Боб сунул чемодан в багажник.

— Переместитесь назад, Чарли, — сказал он и, подождав, пока детектив пересядет, уселся рядом с Паулой.

Машина резко сорвалась с места. Деревья возле ранчо прощально помахивали ветками.

— Чарли, — спросил Боб, — полагаю, вы не знаете, почему оказались в этой машине?

— Я думаю, что благодаря доброте мисс Паулы.

— Это не доброта, а предосторожность, — засмеялся Боб. — Вы здесь в качестве Вильбура. Своего рода барьер между этой молодой леди и брачным аферистом. Как вы думаете, не глупо ли это?

— Глупо, — кивнул Чарли.

— Вдвойне глупо, потому что она знает, что я схожу с ума по ней. Она знает, что с тех пор, как я встретил ее, моя свобода, которой еще недавно я гордился, теперь кажется детской шуткой. Она думает, что я не сделаю ей предложение в вашем присутствии.

— Я начинаю чувствовать себя лишним, — сказал Чан.

— О, не беспокойтесь! Она думает, что я буду молчать. Но я скажу... Я скажу, Чарли, что люблю эту девушку.

— Естественно, — согласился Чан.

— И я собираюсь жениться на ней.

— Полностью одобряю ваш выбор, но она еще не сказала ни слова.

— Брак — последнее прибежище слабого ума, — засмеялась Паула. — Но я дорожу своей свободой и не собираюсь расставаться с ней.

— Жаль слышать это, — сказал Чан. — Простите меня за то, что я скажу несколько слов в защиту брака. Я один из тех, кто знает толк к этих делах. Где может быть лучше, чем в своем доме? Разве плохо слышать в доме мелодичный голос жены?

— Для меня это звучит привлекательно, — согласился Боб.

— А разве плохо выйти рука об руку с женой на вечернюю улицу? Я вспоминаю с теплотой свой счастливый брак.

— Что скажете, Паула? — спросил Боб.

— Я не понимаю, почему вы колеблетесь, — продолжал детектив. — Он хороший парень. Он нравится мне. Очень.

— Ну, если так, то и мне он немного нравится, — сказала Паула.

До Эльдорадо они доехали молча. У отеля их ждали Виктор и Холли.

— А вот и вы, — сказал Уилл. — Чарли, ваши вещи в редакции. Там не заперто.

— Благодарю вас, — кивнул Чан и отправился за чемоданом.

Холли посмотрел на яркие звезды.

— Жаль, что вы уезжаете, Иден, — сказал он. — Будет скучно без вас...

— Но вы же сами едете в Нью-Йорк, — ответил Боб.

— О, нет. Я отказался. Через несколько лет, но не сейчас. Я не могу сейчас уехать. Пустыня держит меня.

Поезд до Барстоу был готов к отправлению.

Чарли Чан в пальто, которое скрыло одежду А Кима, подошел к Пауле.

— Вот и закончилось наше приключение, — сказал он. — Желаю вам счастья. Может быть, это начало самого великолепного приключения в вашей жизни.

— До свидания, — сказал Боб девушке, пожимая ее руку. — Я скоро вернусь. — Он снял кольцо с изумрудом с ее левой руки и надел на правую. — Это только как напоминание. Когда я вернусь, я привезу самое лучшее обручальное кольцо. Из нашего магазина.

— Наш магазин?

— Да. — Поезд медленно тронулся. Чан замахал Бобу рукой. — Ты разве не знаешь, что выходишь замуж за человека, который владеет ювелирным магазином?