/ / Language: Русский / Genre:detective / Series: Библиотека приключений

Маска Атрея

Э. Хартли

Основатель и директор небольшого музея в пригороде Атланты Ричард Диксон стал жертвой ритуального убийства. На это указывает все - и кинжал с оккультной символикой, которым его закололи, и место, где обнаружили тело, и странная запись, которую он сделал, возможно, за секунду до гибели. Всего лишь одно имя - Атрей. Но какое отношение к убийству может иметь этот герой древнегреческих мифов? Куратор музея Дебора Миллер, любимая ученица Диксона, начинает собственное расследование - и приходит к невероятному выводу: таинственный преступник не просто убил ее учителя, но и похитил из музея величайшее сокровище древности - золотую погребальную маску... Полиция считает ее версию нелепой. И тогда Дебора понимает: искать убийцу и его бесценный трофей ей придется в одиночку...

Э. Дж. Хартли

“Маска Атрея”

Себастьяну, открытому нам Дельфийским кибероракулом...

Пролог

Германия, 1945 год

Эндрю Маллигрю плотнее прижал наушники к голове. Ослышался, наверное. Удивительно, как он вообще что-то разобрал сквозь рев танкового двигателя.

— Повтори!

— Немецкая колонна быстро движется прямо на юг, — повторил командир. — Впереди броневик, потом что-то большое, без башни. Возможно, «ягдпантера».

У Маллигрю упало сердце. Все правильно. Даже сквозь лязг и скрежет гусениц была слышна воцарившаяся в эфире тишина. Потом кто-то, вероятно, Уильямс на идущем слева «Разбойнике» — у всех машин взвода на корпусах были написаны имена, — спросил, кто в конвое еще. В голосе его звучало что-то среднее между смирением и страхом.

— Пара грузовиков, вездеход, по крайней мере два танка, возможно, «Тигр-4» и «пантера».

Четыре «шермана», подумал Маллигрю, один из которых двигается на среднем ходу, и два «Стюарта М5», вооруженных 37-миллиметровыми пушками, против лучшей немецкой бронетехники, в том числе и истребителя танков, до которого им никак не дотянуться — если только подойти на расстояние плевка. Орудия немецких танков могут остановить их на пяти сотнях ярдов, а «ягдпантера» разнесет в клочья и с втрое большего расстояния.

И зачем, ради всего святого, фрицам посылать отдельный взвод на юг, когда им нужны все до единого люди и машины, чтобы задержать союзников, сжимающих клещи на севере? Берлин вот-вот падет, возможно, уже пал, — а отборной части позволили удирать на юг, аккурат навстречу его измотанному в боях взводу!

Взвод Маллигрю был выделен из остатков 761-го танкового батальона пять дней назад, во время марша на восток через Регенсбург на Дунае. Они были примерно в семидесяти пяти милях к северо-востоку от Мюнхена, еще ближе к Австрии и к тому, что до нацистского раздела называлось Чехословакией, и немногим дальше от границы Швейцарии. Шикарные места: заросшие лесом горы, заснеженные пики и романтичные замки. Только что они шли вместе со всей группой, начиная верить, что кошмарный марш из Нормандии через Арденны в Германию заканчивается победой, и вот на тебе! — нарвались на немецкую артиллерию. Взводу Маллигрю приказали отделиться и перерезать вражеские пути снабжения, но через два дня они оказались совсем одни. Оставшейся части батальона было приказано на максимальной скорости двигаться с остальной армией в Штайр на реке Энс, чтобы встретиться с русскими, от которых еще тоже неизвестно, чего ждать.

Маллигрю со своими устремился на север, оставляя в стороне забитые беженцами дороги, и уже подумывал, что им повезло больше. После Регенсбурга они не сделали ни выстрела и надеялись, что больше стрелять не придется. Война, похоже, закончена.

А теперь вот это.

Маллигрю переключился на внутреннюю линию танка и начал отдавать приказы, разворачивая башню «шермана» и готовясь дать очередь бронебойными. Они как раз съехали с дороги, когда увидели приближающийся броневик. Тот шел на скорости не меньше пятидесяти миль в час, стараясь найти укрытие; его сильно заносило, башенные орудия были развернуты. По башне «шермана» застучали пулеметные очереди. Но побелел Маллигрю от того, что увидел позади броневика.

«Ягдпантера» была огромной, низкой и грозной, как крокодил или акула, лобовая броня — в несколько дюймов толщиной. Даже с близкого расстояния 76-миллиметровой пушке «шермана» ее не пробить. А если немецкий танк наведет на них свою 88-миллиметровку, им крышка.

Маллигрю скомандовал начинать бой, и башня повернулась. Их единственным шансом было проскользнуть мимо «ягдпантеры» и выстрелить сбоку — несколько раз и с близкого расстояния. «Шерманам», идущим сзади, придется разбираться с другими немецкими танками.

Они выползали из кювета, когда 88-миллиметровое орудие плюнуло огнем; Маллигрю невольно отшатнулся от визира. Ему потребовалось целых две секунды, чтобы увериться, что в них не попали. Потом он заорал: «Огонь!» — одновременно сознавая, что вся сила удара «ягдпантеры» пришлась на башню Уильямса. Пробив в ней дыру размером с крышку мусорного ведра, снаряд срикошетил внутрь...

Семнадцать минут спустя Маллигрю стоял на кузове немецкого грузовика, рассматривая дымящиеся обломки и все, что было разбросано по дороге и полю вокруг. Два «шермана» и один «стюарт» выведены из строя, третий сильно поврежден. Уильямс и весь экипаж, кроме одного человека, погибли, как и Смит, Дженкинс и Поул. Роджерс потерял ногу, а Лампкин ослеп на один глаз. Оба считали, что легко отделались.

Немцы едва сбавили ход. Вместо того чтобы перегруппироваться и перестрелять американцев — оружие-то у них было явно лучше, — они попытались пробиться, словно главная их цель — продолжать движение. Когда «шерманы» развернулись веером, чтобы ударить с флангов, немцы продолжали рваться на юг, оставляя незащищенными даже бока и заднюю часть исполинской «ягдпантеры» — танка, который, наверное, смог бы уничтожить весь взвод, если бы приотстал и занялся ими вплотную. Бессмыслица какая-то.

А еще, когда американцы начали побеждать, немцы окружили вот этот грузовик, как будто их основная задача — сберечь маленький потрепанный «опель».

— Ну-ка, поглядим, что тут такого ценного, — сказал Маллигрю.

Том Моррис, механик-водитель Маллигрю, сбил замок на кузове грузовика. На лице его застыло озадаченное выражение — он никак не мог отойти после этого странного боя.

Маллигрю залез в кузов, перебравшись через труп молодого немца — тот отстреливался, пока они не изрешетили грузовик очередями. Внутри был один-единственный большой деревянный ящик, украшенный немецким орлом и свастикой. Маллигрю взял из танка кирку, подсунул под крышку ящика и, навалившись всем телом, оторвал доску. Отбросил ее и замер, не веря своим глазам.

Что за черт?

— Что там, Эндрю? — спросил Моррис. — Что ты видишь?

— Не знаю, — отозвался Маллигрю голосом, хриплым от замешательства, даже страха. — Не знаю. Дичь какая-то.

— В чем дело?

— Вызывай военную полицию, — сказал Маллигрю. — Сейчас же.

Так они и сделали. Однако, несмотря на ужас пережитого побоища и горе, накатившее, едва прошел первый шок, Маллигрю так и не вылез из грузовика. Он все еще стоял там, глядя словно завороженный, когда прибыл санитарный транспорт, чтобы забрать погибших.

Часть I

СТАРЫЕ КОСТИ

Но мертвец невредим; изумишься ты сам, как увидишь:
Свеж он лежит, как росою умытый; нет следа от крови,
Члена не видно нечистого; язвы кругом затворились,
Сколько их ни было: много суровая медь нанесла их.
Так милосердуют боги о сыне твоем знаменитом.
Даже и мертвом: любезен он сердцу богов олимпийских...
Храбрый! Почти ты богов! над моим злополучием сжалься,
Вспомнив Пелея отца: несравненно я жалче Пелея!
Я испытую, чего на земле не испытывал смертный:
Мужа, убийцы детей моих, руки к устам прижимаю![1]

Гомер «Илиада», Песнь 24

Глава 1

Наши дни

Высокий полный человек небрежно прислонился к дверному косяку.

— Знаете, мисс Миллер, вы просто потрясающая, — произнес он, растягивая слова. Глаза, как узкие щелочки на свином рыле, язык влажно мелькает между толстых приоткрытых губ.

— Знаю, — ответила Дебора.

Она была высокая — шесть футов и один дюйм — и выглядела так, словно смонтирована из обрезков трубы. Ее редко называли хорошенькой. Никогда не называли красавицей. И очень часто называли потрясающей. Когда-то она, наверное, была бы польщена. Давным-давно. Сегодня вечером, после нескольких недель подготовки и нескольких часов приклеенных улыбок и натужных разговоров, у нее не осталось сил любезничать даже с Харви Уэбстером, видным членом Лиги христианских бизнесменов Атланты и главой финансового совета музея. Время перевалило за полночь, и Деборе хотелось домой.

— Просто потрясающая, — повторил он, протягивая руку к ее бедру. Он походил на жабу: кожа каким-то образом одновременно бугрилась и провисала, словно шарик, наполовину наполненный водой и шлепающийся с боку на бок.

— Мистер Уэбстер, — Дебора посмотрела на руку в бурых пигментных пятнах, — не надо.

Он задержал руку в воздухе; затем, видимо, списав ее слова на кокетство, потянулся дальше.

Дебора отступила:

— Мистер Уэбстер, прошу вас...

Он сменил тактику.

— Я вовсе не хотел вас обидеть. — Улыбка стала шире дверного проема, который он по-прежнему загораживал. — Просто надеялся, что вы проведете для меня экскурсию — теперь, когда все разошлись по домам.

Улыбка на секунду застыла, и Дебора углядела прячущийся за ней расчет. Невероятно: шестидесятипятилетний мужчина — а самодовольства, как у двадцатилетнего качка. Самодовольства с примесью злобы.

Личную экскурсию, — добавил он, выразительно ухмыляясь.

И так весь вечер. Дебора считала себя довольно сдержанной, но сейчас ее нервы были на пределе.

— В другой раз, мистер Уэбстер, — сказала она. — Когда будет светло и людно — и когда я куплю приличную электропогонялку.

Дебора усмехнулась, показывая, что шутит, но его улыбка все равно стала кисловатой.

— У вас ловкий язычок и умненький ротик, мисс Миллер.

— Спасибо, — отозвалась она, — хотя умненький у меня вовсе не ротик.

Уэбстер вздохнул и поднял толстые руки в знак капитуляции:

— Ладно-ладно. Еду домой.

— Осторожнее за рулем, — сказала Дебора и потихоньку отстранилась, когда он в последний раз попытался ее обнять.

— Я загляну к Ричарду на неделе, так что... до встречи.

Он попятился, по-прежнему глядя на нее и словно ожидая, что она передумает.

— Доброй ночи, мистер Уэбстер, — проговорила Дебора, а про себя добавила: «Распутный старый бездельник».

Дебора вздохнула с облегчением, когда старик исчез в темноте, хотя понимала, что его вынужденное отступление может ей дорого обойтись. От Уэбстера зависело финансирование музея, к тому же он пользовался влиянием в местных деловых кругах — по крайней мере в их пожилой и белой части. Лига христианских бизнесменов не устанавливала никаких барьеров, но если в организации такого типа нет ни одного чернокожего (особенно в таком городе, как Атланта), — это наводит на размышления. Дебора попыталась уравновесить присутствие лиги аналогичными организациями более демократической ориентации и все равно испытывала неловкость всякий раз, как они присылали чек. Наверное, можно было бы привлечь и еврейских предпринимателей, однако это тоже вызывало неловкость, ибо значило обратиться к своим корням, — корням, которые она во всех остальных сторонах жизни изо всех сил старалась забыть. Зачем рисковать, подставляя себя и музей под нападки антисемитов, если почти вся ее связь с еврейством давно разорвана?

Ой, да ладно тебе; Уэбстер, наверное, даже не знает, что ты еврейка.

Убедившись, что двери музея закрыты, Дебора прошла по фойе под скелетом тираннозавра и уродливым носом галеона, который Ричард торжественно выставил месяц назад с таким видом, словно объявлял, что Рождество в этом году наступило раньше срока. Полуобнаженная женщина с телом дракона куда уместнее смотрелась бы на боку «харлея», чем на носу испанского корабля с сокровищами. Ричард почему-то решил, что это изумительно веселая смесь истории и китча. Дебора сердито уставилась на невыразительное лицо женщины и чрезмерно роскошные формы, затем перевела взгляд туда, где она превращалась в чешуйчатую рептилию.

— Ричард, — сказала она вслух, кривовато усмехаясь, — я тебя люблю, но юмор у тебя отстойный.

Пожала плечами, вздохнула и помедлила, чтобы осмотреть помойку, устроенную в фойе музея фирмой по обслуживанию банкетов. Хотя мусор они должны были забрать с собой, оставили четыре ведра, забитых бумажными тарелками, а в полукруглой нише, где Дебора недавно представляла экспозицию, валялись пластмассовые стаканчики из-под мартини и салфетки с остатками канапе. Надо бы поговорить с Ричардом насчет «Тейст оф элигенс» — и не только потому, что их фуа-гра подозрительно напоминает по вкусу пресловутые мясные консервы «Спам».

Ричард Диксон был основателем музея, его основным коллекционером, главным спонсором и путеводной звездой. А для Деборы — работодателем, наставником и другом. В редкие моменты откровенности она признавалась себе, что Ричард почти заменил ей отца, умершего от сердечной недостаточности, когда Деборе было тринадцать.

Двадцать лет назад, почти день в день.

Чтобы держать маленький музей на плаву, приходилось иметь дело с такими, как Харви Уэбстер; тогда лишь присутствие Ричарда Диксона и помогало ей крепиться. Сейчас Дебора стояла одна в фойе у новых витрин, посвященных индейцам племени крик, когда-то жившим на землях нынешних Джорджии и Алабамы, крошечная рядом с гигантским тираннозавром, и ее пронзила внезапная мысль: сколько еще продержится сам Ричард?

Что ты будешь делать, если он уйдет? Ты за двадцать лет так и не свыклась со смертью своего настоящего отца. Возможно, смирилась, но не свыклась.

Дебора тряхнула головой.

— Не надо было столько пить, — произнесла она вслух. — Отсюда и мелодраматичный настрой...

Ну, есть ли еще дела?.. Ее паспорт так и лежал в сейфе после того, как она отправляла по факсу свои данные организаторам Кельтской выставки (вдруг запихнет под блузку несколько важных экспонатов и сбежит?!), но его можно забрать завтра.

Дебора занялась почтой, отделяя счета от ерунды, свои письма от писем для Ричарда. Треть отправилась прямиком в мусорную корзину. Конверты с ее именем подождут, адресованные Ричарду тоже не казались срочными. На одном в уголке была нарисована маленькая треугольная маска: несомненно, какая-то просьба местной театральной компании. Ричард получал десятки писем в неделю и отвечал на все, кроме самых беспредметных или грубых, пусть и предлагающих существенные пожертвования. Улыбаясь с усталой снисходительностью, Дебора положила письма в сумочку и решила закрывать музей.

Она включила сигнализацию, быстро оглядела стоянку, окруженную пышными южными магнолиями, и приготовилась к жаре. Июнь в Атланте — разгар лета, и ночи бывают душными. У двери настороженно огляделась. Последние дня два возле музея болтался какой-то бродяга. Старик с ясным, напряженным взглядом все время бормотал на непонятном языке. Вчера, когда Дебора запирала двери, он прятался на стоянке, перебегая между машинами, одетый, несмотря на жару, в тяжелое пальто. Его взгляд следовал за ней с пугающей настойчивостью.

Сейчас не было видно ни его, ни «ягуара» Уэбстера, поэтому Дебора, широко зевнув, шагнула в удушливую ночь. Длинные ноги за дюжину шагов донесли ее до маленькой «тойоты». Если отбросить усталость и раздражение, вечер был хороший.

Мысль о старении Ричарда не ушла. Дебора продолжала думать о нем, пока ехала на юг по федеральному шоссе через центр города, мимо стеклянных постмодернистских башен — все еще ярко освещенных, полных жизни и (как все в Атланте, что не связано с ее музеем) новых.

Сколько ему? Семьдесят пять, семьдесят шесть? Вроде того. И он сдает. Потому-то в первую очередь ее и взяли: чтобы она взвалила на свои плечи музей, а Ричард мог уединиться в доме по соседству, оставаясь только щедрым покровителем. Три года назад это время казалось очень далеким; теперь оно неумолимо приближалось. Хотя о будущем не говорили открыто, оно стояло между ними. Как тень. И что дальше?..

Твой музей.

Скоро будет. В каком-то смысле уже стал. Эта мысль приводила ее в уныние.

От неприятных размышлений Дебору отвлек раздражающий взрыв электронной музыки. Сотовый телефон. Ричард счел забавным тайком настроить звонок ее телефона на мотив «Кукарачи». Надо изменить мелодию — или отомстить ему. Мысль приглушила раздражение и напомнила, что Ричард любит звонить после приемов для проверки, когда, по его расчетам, все уже отправились по домам. Сам он ушел добрых часа полтора назад, намекнув собравшимся на стариковскую усталость и на прощание тайком подмигнув Деборе: мол, покидаю тебя на Уэбстера и его дружков. За это тоже надо отомстить.

— Да? — Она оживилась, готовая излить на старика горчайший сарказм.

— Дебора?

Не Ричард. Совсем не Ричард.

— Привет, мам. — Сердце Деборы упало. Она любила мать, но иногда...

— Мы встречались с Ловенстейнами, — выпалила мама, будто отвечая на только что заданный вопрос. Они не разговаривали больше двух недель. — Помнишь Ловенстейнов? Из Кембриджа? Во всяком случае, теперь они живут на Лонг-Айленде... Так вот, мы вместе пообедали, и у меня чуть не случился сердечный приступ, когда я вернулась домой и нашла на автоответчике послание от моей старшей девочки. Первое за... сколько?.. за месяц?

— Меньше.

— Ненамного.

— Да, мам, прости, — пробормотала Дебора, чувствуя, что начинает болеть голова, но не в силах остановить разговор. Не надо было звонить. Просто очень хотелось поделиться с кем-нибудь — с кем угодно — сегодняшним успехом. Теперь, всего час спустя, она жалела о своем порыве.

Когда-то матушка Деборы работала медсестрой на неполную ставку, а величайшим достижением своей жизни считала замужество. Отец Деборы был врачом. Мать уволилась сразу же, как забеременела Деборой, и вернулась к работе после смерти мужа, когда ей снова пришлось зарабатывать на жизнь. На взгляд Деборы, в то время девочки-подростка, ее мать потратила почти два года, расхаживая по больнице в некоем оскорбленном изумлении, словно королева красоты, лишившаяся короны из-за каких-то формальностей. Дебору, боготворившую отца, несмотря на частые отлучки (а возможно, отчасти именно благодаря им), возмущали попытки матери «воспитать женственность» в своей чрезмерно начитанной девочке. Как и ее нескрываемый ужас, когда дочка — всегда долговязая, некрасивая, больше похожая на мальчишку, — очнулась в нежном пятнадцатилетнем возрасте и обнаружила, что в ней шесть футов роста и она продолжает расти.

— Так что за великие события, Дебби? Я позвонила, как только услышала твое сообщение. У тебя есть новости?

Больше никто на свете не звал ее Дебби. Еще одно из постоянных проявлений упрямого непонимания дочкиного характера.

— Ох, знаешь... — Дебора закрыла глаза. — Просто по работе. У меня был хороший день.

— Замечательно, дорогая, — сказала мама почти без паузы. — А что еще у тебя происходит? Я сегодня утром говорила с Рахиль, так она тоже ничего про тебя не знает.

Вот Рахиль — хорошая дочь. У нее тело гимнастки, и она — настоящий подарок для матери: живет с мужем и отпрыском в Бруклине, всего в трех кварталах от дома, где родилась...

— Да, в последнее время я с Рахиль не разговаривала. На работе все прекрасно.

— На работе? Ты слишком много работаешь. Совсем как твой отец. Впрочем, его я хотя бы видела.

— Я всегда рада тебя видеть, — сказала Дебора.

— У себя?

— Я живу не в Калькутте, — ответила Дебора. — Всего два часа самолетом.

— Ты еще помнишь?

— Очень смешно, мам.

— Так что нового, не считая работы? Ты тайно вышла замуж или еще что-нибудь в этом духе?

Ну вот, милая колкость. Здесь у мамы настоящий талант. Одной фразой поднимает полудюжину больных вопросов — с такой же легкостью, с какой насаживает на шампур куски баранины. В данном случае ее якобы невзначай оброненные слова означали:

1. Ты слишком много работаешь, и твоя работа — давай уж смотреть правде в глаза — не стоит таких усилий.

2. В твоей жизни нет мужчины.

3. Таиться от семьи — это у тебя получается лучше всего.

4. Выйти замуж тайком от родных для тебя было бы в порядке вещей. В конце концов, уехав в этот языческий, неиудейский Содом, ты отвернулась от нас, от родного города, от своих корней и всего, чем мы дорожим...

«На самом деле еще раньше, мам», — мелькнула тоскливая мысль. Папа умер двадцать лет назад.

— Нет, мам, — наперекор самой себе Дебора сумела выжать улыбку, — сейчас в моей жизни нет ничего нового.

* * *

Она еще обдумывала несколько полушутливых шпилек, которые могла бы вставить в разговор, когда телефон вновь разразился безумной песенкой.

— Мам, — начала Дебора, — я как раз еду домой. Давай я тебе перезвоню...

— Оно все еще там?

Дебора уже открыла рот, чтобы ответить, и вдруг сообразила, что голос незнакомый.

— Что? Кто это?

— Где ты?

— Я спросила, кто это?

— Они его забрали? Где ты?

Он кричал. И голос... Было что-то такое в интонации... Акцент? Британский? Австралийский?

— Прошу прошения, — сказала Дебора с холодной учтивостью. — Очевидно, вы ошиблись номером. Попробуйте набрать еще раз, а потом начните разговор, попросив позвать к телефону человека, на которого хотите накричать.

— Послушай меня, чертова дура! Немедленно вернись...

Дебора нажала кнопку отбоя и выключила телефон.

Глава 2

На шоссе было спокойно. Не прошло и десяти минут, как она уже преодолевала светофоры на Десятой улице в сторону Пидмонта, мысленно готовясь укладываться спать. Машину на гравийной полосе дороги, предназначенной для жителей кооперативных домов Бей-Корт, она парковала на автопилоте. Выйти из машины. Закрыть. Ключи. Почтовый ящик. Дверь квартиры. Дома.

Красный огонек автоответчика привел ее в себя. Дебора проверяла сообщения по телефону еще во время приема, значит, что-то новое появилось за последний час. Ричард? Она нахмурилась, нажала кнопку и пошла в спальню за зубной щеткой.

— Ты здесь? — произнес аппарат.

Дебора замерла, волосы на затылке зашевелились. Снова тот же голос. Британец. Опять не туда попал.

Но это не слишком-то вероятно, да? В прошлый раз он звонил на сотовый.

Верно.

— Если ты здесь, возьми трубку!

Она застыла на месте, слыша настойчивость в голосе. Снова долгое молчание, потом глухой тяжелый удар — и обычный длинный гудок. Автоответчик загудел, зажужжал и умолк. Дебора стояла, не сводя с него взгляда. Что-то в незнакомом голосе встревожило ее, хотя что именно: акцент, напористость или то, что говоривший так и не назвал себя, — определить не удавалось.

Но Дебору Миллер нелегко напугать — по крайней мере так Дебора себе сказала. Она отмахнулась от тревожных звонков, как отмахнулась от неуклюжих заигрываний Харви Уэбстера, и решила укладываться спать. Завтра будет длинный день, и еще не спящая часть мозга обдумывала предстоящие обязанности, пока Дебора выключала прикроватную лампочку и сворачивалась под пуховым одеялом.

Ричард захочет лично посмотреть новые дары. Тем временем она поговорит с газетой «Атланта джорнал конститьюшн», а потом начнет составлять план экспозиции для Кельтской выставки. Позвонит в организовавшую банкет фирму и закинет удочку насчет скидки, поскольку ей пришлось убирать самой. А еще — с утра пораньше — надо успокоить Тони, новую уборщицу музея. Объяснения с некомпетентными организаторами банкетов — это еще пустяк, куда тяжелее объясняться со слишком компетентной уборщицей.

Тони совсем не походила на уборщицу. Всегда настороженная, даже замкнутая, смелая, не столько обидчивая, сколько... ехидная. Дебора подозревала, что поведение Тони (или ее собственная реакция на него) как-то связано с тем, что Тони, кроме всего прочего, умная, образованная — и чернокожая. Во всяком случае, объяснять, почему местные шишки (белые люди) развели такую грязь в ее чистеньком вестибюле, будет, пожалуй, не легче, чем обезвредить взрывное устройство.

А еще надо заняться Кельтской выставкой. Дебора улыбнулась: шотландско-ирландские кресты, украшенные цветными миниатюрами манускрипты и ювелирные изделия. Воплощенная история четырех столетий.

По-прежнему улыбаясь, она тихо погрузилась в сон.

Телефон разразился пронзительным звоном, и Дебора вынырнула из сна, задыхаясь и ничего не понимая. Секунду ей казалось, будто звонят во входную дверь, и она уже почти вылезла из постели, когда окончательно сообразила, что к чему. Было темно, часы у кровати показывали около трех. Если бы Дебора проснулась полностью, то, наверное, предоставила бы разбираться с этим автоответчику, уверенная, что кто-то неправильно набрал номер, но, ошалевшая со сна, она схватила трубку не задумываясь.

— Да?

— Почему ты не в музее? Тебе надо вернуться.

— Что? — На мгновение Дебора растерялась, потом вспомнила. Тот самый голос. — Кто говорит?

— Тебе надо вернуться! — повторил он с тем же раздражением и настойчивостью, что и раньше. — Не дай им его взять!

— Что взять?

— Тело!

— Если вы позвоните мне снова — на любой номер, — сказала Дебора, — я обращусь в полицию. Ясно?

Она нажала на кнопку, обрывая связь, и лежала в темноте, все еще сжимая трубку в руке, уставившись в потолок, ожидая, когда рассеется тревога.

Тело?

Какое тело?

Так прошло шесть минут. Дебора следила, как меняются цифры на подсвеченном экране часов. Сон не шел. Напротив, все ее выключатели будто разом перешли в рабочее положение, и по жилам вновь заструилась энергия, зажигая огоньки и включая приборы. Ночной воздух пах электричеством, как во время грозы.

Тело?

Дебора встала, натянула какую-то одежду и схватила ключи от машины.

Глава 3

Здание музея было темным, стоянка пуста — и то и другое вполне ожидаемо в половине четвертого утра. Какая глупость!.. Надо было остаться дома, в постели.

Дебора открыла входную дверь и проверила панель сигнализации. Все в порядке. Никто не пытался вломиться, и в главном фойе все выглядело так же, как перед ее уходом.

Но когда она вошла, не раздалось звукового сигнала, как бывало каждое утро. А значит, сигнализация не включена. Дебора уставилась на панель. Неужели она настолько устала от приема, что забыла включить сигнализацию?

Она подошла к выключателям света у двери и одним быстрым движением перевела их в верхнее положение.

Никакого эффекта. В фойе со скелетом динозавра, информационными кабинками и временными выставками горели лишь лампочки аварийного освещения, которое не отключалось никогда. Дебора щелкнула выключателями вниз-вверх. По-прежнему ничего. Приглушенный шепоток тревоги, который не дал ей уснуть после телефонного звонка, внезапно превратился в крик. Что-то не так.

Дебора вытащила из кармана сотовый и включила его. Фойе являлось сердцем музея: здание было выстроено в форме половины тележного колеса, каждая спица начиналась здесь и уводила посетителей по выставочным залам к внешней галерее — широкому коридору, уставленному чучелами животных и связывающему все помещения в одну большую дугу. Девушка быстро пересекла вестибюль, прошла мимо витрин, посвященных племени крик, и бросилась по одной из «спиц» к внешней галерее.

Здесь было темнее, лампочки аварийного освещения установлены реже, все витрины (местные ископаемые, карты юрского и мелового периодов, почти полный скелет велоцераптора вместе с изображениями ящера на гнезде в натуральную величину) совершенно темные — большие стеклянные панели, похожие на стены огромного аквариума. Это (невидимые существа плавают за стеклом) внушало тревогу, и Дебора заторопилась. По-прежнему не попадалось никаких признаков поломки, никакого беспорядка, но во рту возник слабый металлический привкус, словно какая-то первобытная железа в стволовой части мозга активировала тревогу. Дебора шла все быстрее — и на ходу набирала домашний номер Ричарда.

Пошли длинные гудки.

Забудь о темноте, иди дальше. Не смотри на витрины.

Внешний коридор, где хранились чучела и куда в конце концов впадала палеонтологическая галерея, Дебора недолюбливала. Все такое мертвое, такое викторианское — как тогда понимали музеи. Здесь и пахло по-другому: нафталином и формальдегидом — гораздо старше велоцераптора; заплесневелым и книжным вариантом учености, придуманным людьми, которые убивали птиц, а потом размышляли о проблемах латинской классификации над плохо набитыми чучелами. Дебора называла это логикой собирателя бабочек: «Смотрите, какая красота! Давайте убьем ее — так мы все сможем увидеть, как это было красиво». Когда-нибудь, как-то сказала она Ричарду, тут все надо будет изменить. Он только улыбнулся и ответил по своему обыкновению: «При условии, что ты не превратишь мой музей в тематический парк». Правление, разумеется, любой ценой стремилось привлекать посетителей.

— Стоит только сделать вид, что ты не музей — и со временем перестанешь им быть, — говаривал Ричард. — Заманивай в дверь колокольчиками и свисточками, но когда люди вошли, дай им о чем-то узнать, дай что-то, что останется с ними на всю жизнь...

В телефоне по-прежнему звучали гудки.

Ричарду она не говорила, однако таксидермическая коллекция не просто раздражала ее как хранителя музея, но и пугала. Сейчас, в тусклом зеленоватом свете потолочных ламп, давно мертвые, заплесневелые тела животных казались ей горгульями в тенях собора — неживыми, но какими-то настороженными. Дебора пошла быстрее, внезапно заметив, что в большой изогнутой галерее вроде становится светлее.

Сначала она почувствовала облегчение, потом сомнения и растущую панику. Впереди мог быть только один источник света, и то, что он просачивался в галерею, не означало ничего хорошего. Дебора побежала — мимо трухлявых набитых львов с оскаленными зубами и жестокими желтыми глазами, мимо неподвижных чаек с застывшими птенцами, мимо черной громады водяного буйвола с опущенной головой и огромными рогами. С каждым шагом сюрреалистичный зеленоватый свет все бледнел, и на бегу Дебора начала тихонько бормотать:

— Нет. Нет. Нет.

И — да, дверь между неподвижными пингвинами и тюленями была широко распахнута, свет из нее лился в коридор — единственная дверь в этом конце здания. Увидев ее, Дебора вдруг осознала, что еще и слышит какие-то звуки, отдаленные и размеренные — телефонный звонок. Поняв, что это, она нажала отбой на своем сотовом телефоне.

Ричард жил здесь — или, точнее, в примыкающем здании — с самого основания музея. Хотя все считали, что это дом пристроен к музею, дом стоял здесь давно, а музей возвели тридцать пять лет назад в качестве подарка городу. Почти два десятилетия Ричард управлял музеем сам, но его внушительного состояния и равно внушительного энтузиазма оказалось недостаточно, и в последние годы он передал бразды правления кураторам-профессионалам. Дебора была третьей — и он любил ее, доверял ей, относился к ней как к дочери.

Тело.

Сердце Деборы бешено колотилось, когда она миновала дверь, отделявшую его личный мир от музея, дверь, которую он охранял, как стареющий питбуль, и которая никогда (никогда!) и ни при каких обстоятельствах не оставлялась открытой.

— Ричард! — окликнула Дебора.

Она прошла через гостиную, кухню, библиотеку, столовую. Продолжая звать, взбежала по большой центральной лестнице с длинными, узкими перилами из красного дерева. Заглянула в кабинет. Ничего. Спальня для гостей, уборная в коридоре, комната, которую, по словам Ричарда, он собирался превратить в библиотеку, заполненная напластованиями семейной жизни... Его жена умерла девять лет назад, но Ричард не выбросил ни одну из ее вещей. Дебора проверила гостиную верхнего этажа, где раньше не бывала, и нечто вроде буфетной с лифтом, на котором Тони доставляла ему продукты, когда Ричард «хандрил из-за погоды» (последнее время он часто хандрил из-за погоды). Вот и спальня.

Большие двойные двери, обшитые тяжелыми дубовыми панелями. Дебора громко настойчиво постучала.

— Ричард, это я. Откройте дверь — или я вхожу.

Ее голос звучал совершенно спокойно.

Потом она толкнула дверь. Та открылась.

Глава 4

Спальня была пуста, постель нетронута. Ричарда нигде видно не было. Дебора заглянула в ванную, потом вернулась на лестничную площадку, снова позвала. Только что она — впервые с тех пор, как поступила на работу, — вторглась в его личное святилище; бродить по квартире дальше не представлялось необходимым или уместным.

Дебора остановилась на площадке, потом в недоумении вернулась в спальню. Абсолютно никаких признаков его присутствия.

Учитывая, что ты боялась найти, могла бы и успокоиться, не найдя ничего.

Успокоиться не получалось.

Она села на жесткую постель и оглядела комнату. Как всегда, безукоризненно чисто — спасибо Тони. На прикроватном столике возле телефона лежал блокнот, и Ричард что-то нацарапал там своим тонким почерком, но в остальном все совершенно нормально: мебель аккуратно расставлена, книги в огромном книжном шкафу во всю стену в идеальном порядке, пыль везде вытерта.

Дебора закусила губу и наклонилась, чтобы разглядеть нацарапанное в блокноте. Одно слово, несколько раз обведенное кружком и с парой вопросительных знаков: «Атрей??»

Дебора замерла — в душе шевельнулось старое воспоминание, литературное воспоминание, — потом отмахнулась от этого ощущения.

Где же Ричард, черт побери?

Она обхватила голову руками и тут заметила на полу что-то, наполовину скрытое длинным покрывалом, словно случайно загнувшимся под кровать. Дебора наклонилась. Это оказался осколок керамики, сильно изогнутый, похожий на часть круглого сосуда, и с росписью. На светло-бирюзовом фоне фрагмент женской головы в профиль: большой миндалевидный глаз и темные колечки волос. Похоже на эскиз, полный небрежных — почти легкомысленных — изящества и энергии. Дебора поднесла черепок к свету и потерла пальцами, внезапно исполнившись уверенности, что это не просто разбитая безделушка.

Она была почти уверена, что вещь, относящаяся к любому периоду истории Северной Америки, не могла так выглядеть. Чувствовалось что-то знакомое — знакомое в том смысле, что ей уже случалось видеть аналогичную керамику — не идентичную. Древний Египет? Нет, рисунок слишком живой, лицо слишком кокетливое. Наверное, что-то такое же древнее... Трудно сказать наверняка. Месопотамия? Ассирия? Нет. И в любом случае, если осколок действительно древний, что он делает здесь? В музее нет классических древностей.

Дебора снова посмотрела на осколок. Может быть, Древняя Греция?

В голове всплыло слово из блокнота, обведенное кружком и отмеченное вопросительными знаками: «Атрей??» Тоже Греция.

Согласно греческим мифам, Атрей — один из потомков Тантала, так? Его брат... Было что-то такое с его братом... или детьми... Дебора не могла вспомнить. Она подошла к огромному книжному шкафу вдоль южной стены спальни и принялась разглядывать корешки. Может, здесь найдется что-нибудь по греческой мифологии.

Нашлось. В сущности, оглядев полки, Дебора присвистнула от изумления. Почти все из чуть ли не четырехсот томов так или иначе касались Древней Греции: мифология, история, археология, политика, поэзия, культура, искусство, философия. Она вытащила тяжелый том «Энциклопедии Древней Греции», раскрыла на статье об Атрее и стала читать, словно во сне, сама точно не зная, что ищет.

Ричард. Ты ищешь Ричарда.

Неудивительно, что она помнила имя. Атрей был главой царской династии Микен, великой твердыни бронзового века, от знаменитых Львиных ворот которой, как гласила легенда, царь Агамемнон увел армию, десять лет осаждавшую Трою. Это был проклятый род, поколение за поколением раздираемый кровавыми междоусобицами, разделяющими братьев, детей, супругов, требующими самых ужасных отмщений за деяния, слишком отталкивающие, чтобы о них говорить: братоубийство, отцеубийство, матереубийство, человеческие жертвоприношения, кровосмешение, людоедство. Дебора закрыла книгу и уставилась на фрагмент керамики в руке, пока другие студенческие воспоминания об истории и археологии бронзового века всплывали и вставали на место, наслаиваясь на страшные мифы. Сомнений не осталось. Лицо на черепке было греческим, а точнее, микенским. Но где другие фрагменты и что могли означать этот черепок и это имя из древнего мифа?

Ричард пропал. Сейчас не время для древних головоломок и археологических загадок...

Если все это не связано.

Дебора села на пол возле книжного шкафа, чтобы лучше разглядеть названия книг на нижней полке, и вдруг заметила красное пятно на ковре. Она дотронулась до него пальцами — они стали липкими.

Еще не успев принюхаться, она поняла, что это кровь.

Глава 5

Сердце заколотилось быстрее. Дебора нагнулась еще ниже и в нескольких дюймах от пола заметила на ковре узкий примятый след, словно по нему кто-то прошел. Нет, не прошел; что-то тяжелое катили по ковру, и, хотя кровь не была размазана, Деборе показалось, что в примятом ворсе есть слабый след чего-то коричневатого и густого, вроде машинного масла.

В душе возникли тьма и пустота; отчаяние подсказывало, что это кровь Ричарда.

Дебора попыталась сосредоточиться, чтобы не потерять смысл того, что видит перед собой. Вернулась к предыдущей мысли. Что-то въехало в книжный шкаф? Нет, след шел не к стене с полками, он шел от них и в центре комнаты исчезал совсем. В другом же направлении он упирался прямо в стену или, вернее, в книжные полки, стоявшие у стены. Значит, что-то вытащили из стены? Абсурд, если только...

Дебора встала и начала водить руками по полкам; разум не успевал за пульсом.

Ничего не нашла. Начала дергать сами книги, но они банальнейшим образом вынимались. Их были сотни.

Стоп. Подумай. Если одна из книг... Какая именно?

Атрей. Микены.

Что-то связанное с одержимостью Ричарда Троянской войной? Ричард всегда считал, что гомеровские легенды, предания о богах и героях основаны на реальных событиях. Его мальчишеский энтузиазм был заразителен, несмотря на сомнительные познания в археологии.

Ричард и не был археологом. Он был энтузиастом, проще говоря — дилетантом. Его не интересовала восстанавливаемая на основании археологических данных история общества; ему требовались легенда и подтверждение, что все эти детские сказки о приключениях и славе правдивы. Он читал археологические труды не ради новых принципов или фактов. Он был похож на Иггаэля Ядина[2], который бродил по пустыне Негев и по горе Синай с лопатой в одной руке и Торой в другой. Он знал, во что верит, и хотел получить археологическое подтверждение своей веры. Так Шлиман раскопал Микены и Трою, чтобы доказать, что рассказы Гомера об Агамемноне и Елене, Ахилле и Гекторе, Аяксе и Одиссее — не поэтические легенды, а исторические факты.

Дебора отступила от полок и пробежала взглядом по корешкам книг.

На четвертой сверху полке, в правом углу, стоял тяжелый черный том в переплете из позолоченной кожи. «Илиада» Гомера. Величайшее сказание о Троянской войне.

Дебора взялась за книгу, потянула, почувствовала сопротивление, наклонила вперед — и замерла. Книжный шкаф бесшумно повернулся на месте.

Дебора вытаращила глаза. Перед ней открылась еще одна комната немногим меньше спальни, и глазам понадобилось время, чтобы увидеть, что там внутри. Разуму же понадобилось еще больше времени, чтобы осознать, что видят глаза.

Тьма позади книжного шкафа мгновенно сменилась мягким светом от настенных панелей. Сноп лучей падал из центра сводчатого потолка, образовывая на полу длинный бледный прямоугольник. И именно здесь, прямо за углубленной розеткой, начинался кровавый след.

Дебора медленно опустилась на колени. Страх, давивший на плечи, как тяжелое пальто, превратился во что-то другое, опустошившее сердце и разум сокрушительной волной отчаяния.

Ричард лежал на спине, широко — крестом — раскинув руки, одна ладонь раскрыта, другая сжата. Голая грудь, худое тело, длинные, тонкие руки и ноги. Он выглядел невозможно старым, а из-за голубоватой прозрачности кожи многочисленные запекшиеся раны на груди и животе казались еще страшнее. Глаза, к счастью, были закрыты.

Дебора взяла холодную вытянутую руку и поднесла к губам. Грудь сжало, словно из нее выкачали весь воздух. Она крепко зажмурилась — и разрыдалась.

Глава 6

Дебора не знала, сколько просидела, скорчившись, словно у алтаря. Вот так же она семь ночей стояла на коленях у кровати, соблюдая шива[3] по отцу, снова и снова повторяя слова «Каддиша», обещавшие жизнь и неразрывность, справедливость любящего Господа, в которого она больше не могла верить, в которого не верила с тех самых пор. Эти две смерти были совершенно разными, однако сейчас разделявшие их двадцать лет будто сжались до одного мгновения, и снова тринадцатилетняя девочка смотрела то на врачей, то на родственников, то на организовывавшего похороны раввина, с которым она никогда больше не разговаривала. Она не помнила «Каддиш» на арамейском, но английский перевод одной из поминальных молитв остался с ней так до конца и не исцелившейся раной. И теперь ей вспомнился отрывок:

«О Господь, преисполненный милосердия, обитающий высоко, даруй покой под сенью Твоей среди святых и чистых, лучащихся сиянием свода небесного, душе возлюбленного моего, отошедшего в вечность. Укрой же его, о Властелин многомилостивый, под сенью крыл Своих навеки и приобщи к сонму вечно живущих душу его, и дозволь, дабы воспоминания мои ныне и присно одушевляли меня на жизнь святую и праведную... Аминь».

Эти слова всегда мучили ее. Они горчили, но не как любимый кампари Ричарда; таким горьким ей представлялся яд — едким, как чересчур крепкий чай.

Преисполненный милосердия? Вернее уж сказать, жестокосердный, непостоянный, а то и просто равнодушный.

Да заметил ли Бог ее отцов то, что произошло нынче ночью? Да замечает ли Он вообще хоть когда-нибудь, хоть что-нибудь?

«Господи, Ричард, прости меня, пожалуйста. Я должна была быть здесь».

Дебора почти не шевелилась с того момента, как нашла тело. Дыхание замедлилось, даже грудь почти не поднималась, словно от желания разделить его неподвижность, его молчание. Все вокруг расплылось, на глаза навернулись слезы и наконец прорвались — полились, стуча по ковру, подобно тяжелым каплям летнего дождя.

Однако сквозь молчаливую муку лез какой-то пронзительный, настойчивый, казенный голос — так полицейский проталкивается через собравшуюся на месте автокатастрофы толпу, — голос власти и порядка, голос, подавляющий эмоции в пользу разума. Этот голос говорил, что Ричарда убили, что здесь не просто место горя, но место ужаса, даже опасности, и что ей надо действовать соответственно.

И все-таки Дебора не могла уйти, не могла оторвать залитые слезами глаза от ран Ричарда.

Хотя крови вытекло много, раны скорее напоминали плоские надрезы немногим более дюйма шириной, сейчас ржаво-красные по краям, в центре глубокие и пугающе черные. Грудь была залита струйками темной крови, но лужа, в которой он лежал, натекла из-под него. Могли ли раны («шесть или семь», сказал тот настойчивый, ориентированный на изучение подробностей голос, который обычно описывал глиняные черепки и могильные курганы) быть такими глубокими, что лезвие вышло из спины? Каким оружием их нанесли? Наверное, каким-то ножом, больше похожим на меч.

А еще возле каждой раны на коже было по паре отметин: два маленьких синяка примерно с дюйм по бокам от каждого плоского прокола.

Дебора поспешно отвернулась, к горлу подкатила тошнота, сухой спазм сжал желудок — и отпустил. Глаза, по-прежнему истекающие слезами, казались упрямо сухими, только изнутри что-то покалывало. Она крепко зажмурилась, внезапно охваченная мыслью, что нужно омыть раны, смыть кровь...

Тело нельзя трогать, произнес внутренний голос, полиции будет нужно сфотографировать все, как есть. Позже его кто-нибудь омоет.

— О, Ричард, еще столько надо было сделать, столько сказать...

Она произнесла это вслух, и тут, словно в ответ, зазвонил телефон.

Дебора поднесла телефон к уху. Движения по-прежнему оставались медлительными, дыхание — спокойным.

— Да?

— Они забрали тело?

Тот же голос. Дебора не ответила, не в силах оторвать взгляд от груди Ричарда, от того, что было Ричардом.

— Тело забрали?

— Нет, — ответила Дебора. Она сама не знала, почему отвечает.

— Жди на месте. Я еду.

Связь оборвалась.

Дебора уставилась на зажатый в руке телефон. Ее словно током ударило, немое оцепенение разом прошло. Она вскочила на ноги, отвернулась от тела и начала звонить в полицию.

Глава 7

Он сказал, что едет. Не сказал, зачем, что ему надо и сколько времени будет добираться. Не сказал, кто он, откуда узнал о событиях в музее, почему так беспокоится, не забрали ли тело Ричарда и кто мог его забрать. Кто бы он ни был, чего бы ни хотел, незнакомец явно связан со смертью Ричарда Диксона. Так Дебора и сказала оператору службы экстренной помощи, и слова эти подействовали, как адреналин, на разговор, который — до того момента — был вялым, даже каким-то двусмысленным. Она уверена, что пострадавший мертв?

— У него множественные ножевые ранения груди и брюшной полости, — ответила Дебора. — Тело находится в тайной комнате. Ричард написал записку об Атрее, это навело меня на мысль о Трое, поэтому я взяла «Илиаду», книжный шкаф открылся...

— Помедленнее, милочка, — вмешалась оператор.

Дебора начала довольно методично («множественные ножевые ранения...»), но надолго ее не хватило. Голос надломился, и она залепетала что-то невнятное.

— Простите. — Дебора внезапно почувствовала себя глупой и одинокой. — Я просто... Я...

Она сама не знала, что с ней, и не могла подобрать слов, чтобы начать объяснения.

— Все нормально. Просто переведите дух.

Несмотря на упоминание о тайной комнате (которое само по себе могло навести на мысль о розыгрыше) и вздор насчет Атрея, оператор не стала предупреждать, что ложные звонки в полицию сурово наказываются. Женщина понимала, что это — не игра, а значит, Деборе надо брать себя в руки, а не раскисать.

— Простите, — повторила она. — Ричард был очень... Мы были очень близки.

— Это кто, пострадавший?

— Да, погибший.

Дебора произнесла это совершенно спокойно, в голове было пусто, слова звучали правильно, но бессмысленно. На мгновение наступила тишина.

— Где именно вы находитесь? — спросила оператор.

— В спальне, — ответила Дебора.

— Я имею в виду адрес.

— Да, конечно. — Дебора снова почувствовала себя беспомощной дурочкой. — Простите. Музей «Друид-хнллз», улица Дирборн, сто сорок три. Дом соединен с музеем. Вы, наверное, бывали в этих местах. Не вы, конечно. Кто-нибудь бывал...

— Угу. Вы могли бы встретить у дверей? Это рядом?

— Вообще-то нет, — ответила Дебора.

— Ладно, — сказала оператор. — И насчет того человека, который звонил. Вы не представляете, кто это?

— Нет.

— Есть в доме безопасное место? Где вы могли бы закрыться и подождать полицию?

— Есть ванная. — Дебора снова ощутила всплеск паники, поняв, как серьезно женщина воспринимает ее таинственного собеседника.

— Можете там запереться? Дверь крепкая?

— Да, но мне придется положить трубку. У меня есть сотовый, можно говорить по нему...

— Да-да, хорошо. Не волнуйтесь.

— Ладно, — ответила она. — Я кладу трубку.

— Главное, не паникуйте.

— Постараюсь.

— Просто идите в ванную и запритесь накрепко, хорошо?

Дебора, кивнув, сказала «да». Положила трубку и присела на край кровати, глядя на дверь ванной. Потом встала, сделала два шага и всмотрелась в тускло освещенное пространство позади книжного шкафа — стараясь не глядеть на пол и распростертое на нем тело, — и в первый раз обвела взглядом поразительную... нет — невозможную... коллекцию.

Глава 8

В застекленных витринах хранятся предметы, не уступающие черепку, который она держала в руках несколько минут назад. Одна из витрин была открыта, и на стеклянной полке бросалось в глаза пустое место. В углу комнаты, в трех футах от светлого прямоугольника в центре, были разбросаны фрагменты керамики — в том числе такие же бирюзовые, как и найденный под кроватью.

Старательно избегая смотреть на тело, Дебора медленно оглядела комнату в ошеломлении, которое только усилилось, когда она осознала, что видит: золотой кубок с двумя вертикальными ручками (вроде бы это называлось «канфар»), четыре декоративных блюда со стилизованными львами и два перстня с печатями, тоже золотые. Еще каменная плита с резным изображением колесницы и возничего (возможно, надгробие), серебряная чаша, украшенная бычьими головами, нитки бус из стекла и полированного камня и снова золото: ожерелья, подвески, диадемы, кольца и булавки — все поразительно изящные и роскошные. Еще три витрины с керамикой — от тонко расписанных геометрическими орнаментами сосудов до изысканных киликов и кувшинов с изображениями воинов и сцен охоты. Последняя витрина была заполнена бронзовыми наконечниками копий, мечами и кинжалами, инкрустированными золотом и драгоценными камнями, узкими и изящными. Если все это настоящее...

Никаких оснований предположить иное, кроме простой логики. Сорок или пятьдесят предметов. Если вещи подлинные, то перед ней — самое большое, самое богатое собрание микенских (или минойских) предметов за пределами Афинского национального археологического музея. Его стоимость невозможно оценить даже приблизительно.

Значит, это фальшивки.

Коллекции такого размера и качества быть не может. Большинство древнегреческих поселений раскопаны или разграблены столетия назад. Все предметы из Микен, Тиринфа, минойских поселений на Крите каталогизированы и задокументированы, фотографии воспроизведены в сотнях книг по искусству и истории. В существование подобной коллекции просто невозможно поверить.

Однако Дебора, приросшая к месту, по-прежнему не в силах сдержать слезы, сразу же поняла, что перед ней не копии известных вещей. Да, она не была знатоком греческих древностей и не могла бы опознать каждый найденный в Микенах горшок, но видела достаточно, чтобы понимать: в комнатке хранится коллекция такая же большая и богатая, как в крупных музеях. Еще она понимала, что здешние экспонаты — другие: достаточно типичные, чтобы определить их как микенские, однако никому не известные. Вот бронзовый кинжал, установленный на изящной подставке из оргстекла с наклоном к зрителю, чтобы было удобнее смотреть. Его украшала инкрустация: золотые и серебряные львы, преследующие оленя. Совершенство. Кинжалу было три с половиной тысячи лет, и Дебора не сомневалась, что ни один ныне живущий серьезный археолог или историк в глаза его не видел.

Ни один серьезный археолог.

Что это значит? Она заставила себя признать страх, который собирался, как битое стекло, в основании живота. «Серьезный» означало «порядочный». Если все эти штуковины настоящие, то они украдены, проданы втайне от археологического сообщества, сохранены и припрятаны только для частного употребления. Она ощутила страх и разочарование, даже слезы перестали течь от внезапной и опустошающей усталости.

— Ричард... — Она вздохнула. — Чем ты занимался?

«И почему ты не рассказал мне?» — подала голос внутренняя обида, которую не хотелось сейчас слушать.

Вспомнился праведный гнев Ричарда — в духе Индианы Джонса: «Это должно быть в музее». Именно. Следовало бы улыбнуться, но пустота в душе превратилась во что-то маленькое и грустное. Дебора снова посмотрела на него, лежащего на полу, бледного и незнакомого, в ярко-красных брызгах и полосах крови.

«Ты был моим другом, моим наставником, моим...»

Она так и не решилась добавить «отцом». То, что он скрывал от нее, было предательством по отношению к ней, к ее ценностям, к тому, что они пытались сделать в музее.

Если только...

Возможно ли, что он купил эту потрясающую коллекцию по каналам черного рынка, чтобы потом выставить в музее? Дебора перевела дух. Последнее время он был расстроен и замкнут, причем в его замкнутости ощущалось что-то выжидательное. Может, Ричард просто припрятал вещи на время всякой юридической волокиты, чтобы позже выставить все собрание в их скромном музее? Какой бы это был удачный ход!

Увы, комната не выглядела временной. Прилив надежды и идеализма захлебнулся. Ричард имел дело с худшими из торговцев краденым, они его и убили. Как еще толковать улики?

Тогда почему же не забрали вещи? Почему не унесли сокровища? Если...

Дебора резко обернулась. Ручка двери в спальню очень медленно, почти бесшумно поворачивалась.

Глава 9

На решение оставалось не больше пары секунд. Дверь медленно приоткрылась, и Дебора нырнула в единственное доступное укрытие — под кровать Ричарда.

На мгновение стало тихо. Дебора лежала на животе, ногами к изголовью кровати, лицом к изножью, всего в паре ярдов от двери. Она затаила дыхание и прислушалась. Никто не врывался, не топал тяжелыми форменными ботинками... Зря она здесь укрылась. Надо было запереться в ванной.

Дебора лежала на полу, растопырив пальцы. Как в детстве. Покрывало было слишком большим и свисало с кровати. С одной стороны, так было надежнее, с другой — не оставалось почти никакой возможности увидеть, что происходит в комнате. Впрочем, слева покрывало сбилось, образовав складку. Дебора медленно повернула голову, чтобы выглянуть в щель.

Ковер, ножка стола, неясное пространство за книжным шкафом. Вытянутая рука Ричарда. Это безумие. Вылезай.

Нет. Ей не понравилось, как осторожно открывалась дверь, как тихо ступали ноги.

Довольно долго Дебора ничего не слышала. Так долго, что начала думать, не ушел ли незваный гость.

И вдруг раздался судорожный вздох. Дебора чуть-чуть потянула покрывало, чтобы увеличить поле обзора. Человек, вошедший в комнату и остановившийся всего в футе от того места, где спряталась Дебора, сделал два быстрых шага, и перед ней появились белые спортивные туфли с символикой «Найк» на пятке. Женские. Они повернулись носками к телу и тайной комнате. Качнулись на носки, словно хозяйка вытянула шею, силясь что-то разглядеть, потом замерли.

Ноги рванулись к двери и исчезли. Дебора услышала, как откуда-то издали, из фойе внизу, донеслись мужские голоса. Полиция.

Давай!

Одним быстрым движением она выкатилась из-под кровати, провела руками по одежде и открыла дверь спальни. На площадке, готовясь к встрече с поднимающимися по лестнице полицейскими, стояла Тони, уборщица, — в чистеньких спортивных туфлях, купленных для нее, надо думать, дочерью или племянницей.

Услышав, что дверь спальни открылась, она резко повернула голову, приоткрыв рот, и уставилась на Дебору с неприкрытой враждебностью.

Глава 10

Женщины молча смотрели друг на друга, не обращая внимания на покашливание, которым поднявшиеся по лестнице полицейские в форме заботливо известили о своем присутствии. Их было двое: один — лысый и толстый, лет тридцати; другой — худой и чернокожий.

— Мисс Миллер? — спросил лысый, оглядывая обеих женщин.

— Да, — отозвалась Дебора, с усилием отворачиваясь от уборщицы. — Сюда.

Два копа переглянулись, и лысый двинулся к двери спальни. Его не было от силы секунд тридцать, а показалось, что прошли века. Второй полицейский топтался на площадке, и вид у него был сконфуженный, словно он помешал церковной службе, хотя Дебора не могла понять, что именно его так смутило: две женщины или же один труп. Он что-то спросил, но Дебора не расслышала, стараясь разобрать, что говорит рация выходящего из комнаты лысого копа. Ей показалось, что он выглядит каким-то зеленоватым, хоть и храбрится. Странно. Сама Дебора была слишком поглощена горем, чтобы испытать ужас или отвращение при виде тела.

— Думала, начну сегодня пораньше, — говорила Тони. — Я знала, что предстоит большая уборка. Вчера вечером в музее был прием.

— А вы, мисс Миллер?

— Простите? — Дебора обернулась к чернокожему копу. Он вытащил блокнот и смотрел на нее с каким-то беспокойством. Наверное, боится допустить ошибку в процедуре, подумала она, ощутив к нему какое-то странное сочувствие.

— Мне позвонили и сказали, что нужно вернуться сюда. Кажется, около трех.

А сейчас было почти четыре. И Тони назвала это «начать пораньше»?

— Вы узнали человека, который вам звонил?

Она ответила, что не узнала, а потом описала свои действия и то, как нашла тело. Тони старалась не показать, как жадно ловит каждое слово.

— И вы никогда прежде не видели комнаты за книжным шкафом? — вступил в разговор лысый коп.

— Я понятия не имела о ее существовании.

— Я тоже, — вставила Тони, хотя ее никто не спрашивал. В глаза Деборе она не смотрела.

— Пройдет немного времени, пока сюда доберется команда экспертов, — сказал лысый коп. — Есть тут место, где вы могли бы подождать?

Чернокожий остался сторожить спальню, а остальные спустились в гостиную этажом ниже. Дебора и Тони уселись в кресла в стиле королевы Анны и молча уставились на стены, тогда как лысый расхаживал по комнате, разглядывая картины и безделушки. Время от времени он что-то записывал, будто хотел показать, что он скорее детектив, чем замотанный коп. Минут через двадцать хлопнула парадная дверь. Раздался нарастающий гомон голосов — это ввалилась армия нагруженных оборудованием следователей и специалистов.

— Давайте-ка вернемся наверх, — как-то неуверенно предложил коп. — На случай, если кто-нибудь захочет с вами поговорить.

Женщины пошли за ним наверх и на площадке сели в кресла с подголовниками, а коп исчез — видимо, отправился посоветоваться с кем-нибудь из начальства.

— Соболезную, — промолвила Тони. Это прозвучало резко, почти грубо. Вроде и уступка, но явно вымученная.

Дебора кивнула, не зная, что сказать. Тони была хорошей уборщицей. В сущности, пожалуй, даже слишком хорошей, и, по всей видимости, несмотря на неудобства, гордилась работой в музее. Жесткая, резкая и — хотя при такой работе должна была бы привыкнуть к приказам — не терпела любого проявления власти над собой.

«По крайней мере моей власти», — напомнила себе Дебора. Там, где касалось Ричарда, Тони становилась почтительной вплоть до покорности. Недолюбливала она именно Дебору. Возможно, беда была в том, что она считалась начальницей Тони, будучи к тому же молодой, белой и женщиной. Впрочем, Дебора всегда ощущала в этом отношении что-то личное, какую-то обиду. А теперь Ричард мертв. А Тони среди ночи крутилась возле его спальни...

«Не думай об этом. Оставь следствие следователям. Выкинь подозрения из головы».

Дебора вздохнула. Дом заполнили полицейские, в том числе и вооруженные фотоаппаратами, пакетами для улик и катушками желтой ленты. Время от времени они — к слову, только мужчины — обменивались тихими репликами, бросая на нее и Тони косые взгляды. Никто с ними не заговаривал, и постепенно Дебора почувствовала себя зрителем необычного сюрреалистического спектакля. В течение получаса люди приходили и уходили, переговаривались, делали заметки, иногда срабатывала вспышка фотоаппарата. Наконец приехала женщина-полицейский, дородная и дружелюбная. Она предложила выпить воды и вообще попыталась как-то отвлечь Дебору, пока тело — тело Ричарда — вывозили из спальни на закрытой каталке. Кто-то — вероятно, судмедэксперт — разговаривал с детективом, который был здесь за старшего. Он развел руки, показывая нечто длиной в четырнадцать дюймов, потом указательным и большим пальцами изобразил примерную ширину пореза. Орудие убийства.

— Мисс Миллер? — произнес детектив, когда судмедэксперт убежал. — Теперь мы готовы с вами поговорить.

Потом кивнул Тони:

— Если вы согласитесь подождать здесь еще пять минут, мы вскоре зададим вам несколько вопросов.

Он был высокий — примерно одного роста с Деборой, — широкоплечий и атлетически сложенный, темноволосый и загорелый. Большинство женщин нашли бы его красивым, рассеянно подумала Дебора, даже не потрудившись удивиться, почему она так не считает.

— Я детектив Крис Кернига. Вы сможете сюда зайти?

Какая деликатность. Думает, что ей тяжело вернуться в спальню. Когда Дебора встала во весь рост и шагнула вперед, он несколько стушевался, потом выпрямился, тоже расправив плечи, и пошел за ней мимо чернокожего копа в форме. В спальне обнаружился еще один детектив — лысеющий мужчина в несвежем дешевом костюме. Когда они вошли, он как раз изучал книжный шкаф и даже не обернулся.

— Дэйв, — окликнул Кернига. Тот повернулся к свидетельнице. Складывалось впечатление, что ее не ожидали, хотя почему — неясно.

— Это мисс Миллер, — сказал Кернига. — Она нашла тело.

— Детектив Кин, — назвался лысеющий мужчина, не предлагая ей руки. В сущности, после того как ее представили, он вообще перестал обращать на нее внимание: снова отвернулся к книжному шкафу и продолжил изучать корешки.

— Я понимаю, вам очень тяжело, — сказал Кернига. — Надеюсь, что вы все же сможете ответить на несколько вопросов.

Дебора молча кивнула. В спальне все было так, как она оставила: потайной альков за книжным шкафом по-прежнему открыт, в витринах и на стенах сверкают странные сокровища. Только тело исчезло. На полу осталось темное кровавое пятно в прямоугольнике направленного вниз света. Весь альков был отгорожен специальной лентой. У Деборы возникло ощущение, будто она смотрит на все чужими глазами или видит странный сон наяву, в котором мир кажется перекошенным и нереальным.

— Вы, случайно, не знаете, хранится ли в музее какое-нибудь церемониальное оружие?

Голос Керниги вернул ее к настоящему. Дебора моргнула.

— Церемониальное? — На мгновение она была сбита с толку. — В одной из витрин внизу есть томагавк...

— Нет, я имею в виду оружие с тонким лезвием, вроде кинжала или шпаги.

На секунду она замерла, приоткрыв рот, потом вспыхнула:

— Верно, конечно... Нет. Ничего подобного здесь нет. Простите.

Она сама не знала, за что просит прощения. Руки чуть дрожали. Кернига сверялся со своими заметками.

— Сегодня плохая ночь для стариков Атланты. — Коп, назвавшийся Кином, жестко усмехнулся Керниге.

— Прошу прощения? — не поняла Дебора.

— Второе убийство за ночь, — пожал плечами Кин. — В квартале отсюда. Еще один старик.

Сказано таким тоном, словно речь о сандвичах.

— Они связаны? — спросила Дебора, все еще ошеломленная не только тем, что он сказал, но и тем, как он это сказал.

— Не-а. Совершенно другой стиль.

— Вы сообщили полицейскому, что никогда раньше не видели эту комнату за шкафом, правильно? — спросил Кернига, отрываясь от блокнота.

— Да, — ответила Дебора.

— А сегодня вы просто случайно на нее наткнулись? — поинтересовался Кин.

Что-то в его взгляде ей не понравилось. Какая-то наглость и подозрительность.

— Не случайно, — отрезала она. — Я искала Ричарда... мистера Диксона... и пришла сюда. Подобрала фрагмент керамики и увидела след у основания книжного шкафа...

Дебора показала черепок, который рассеянно крутила в руках с того момента, как начался весь этот кошмар, и задохнулась под пристальными взглядами двух детективов.

— Простите, — сказала она, в который раз чувствуя себя так, будто совершила какую-то жуткую глупость. — Мне надо было отдать это первому прибывшему полицейскому. Или, может быть, оставить там, где лежало...

— Вы так думаете? — с явным сарказмом поинтересовался Кин.

— Где вы это подобрали? — раздраженно спросил Кернига.

Дебора показала.

— Здорово! — фыркнул Кин. — Значит, место преступления нарушено!

— Что это? — спросил Кернига, отмахиваясь от возмущения коллеги.

— Прошу прощения? — переспросила Дебора.

— Черепок... Что это такое?

— Фрагмент вазы или горшка, — сказала Дебора, отворачиваясь от Кина. — На вид старый, но не исключена подделка. Возможно, греческий. Микенский.

— Греческий? — произнес Кернига. Он... поражен? Заинтригован?

— А где остальное? — спросил Кин.

— Вон там.

Она указала в угол комнаты, где валялись остальные фрагменты.

— Это представляет какую-то ценность? — спросил Кернига.

— В зависимости от подлинности, — ответила Дебора. — В смысле — насколько они старые. Если это подделка, то не стоит ничего. Если подлинник... совсем другая история.

— Хотя бы все это и пришлось склеивать? — спросил Кернига.

— Склеивать надо все. Если реставрация проведена должным образом, вещь по-прежнему будет ценной.

— И сколько? — вмешался Кин. Изящно, как танцор в подкованных сапогах.

— Я правда не знаю.

— Навскидку.

— Надо бы посмотреть в собранном виде. Все зависит от формы и размера...

— Я сказал «навскидку». Здесь вам что, долбаное шоу «Антиквариат»?

— Тысячи. — Дебора пожала плечами. — Десятки тысяч. Возможно, и больше.

— Вот за это? — На лице Кипа внезапно отразилась смесь недоумения и потрясения.

— Ну, может быть, за целый сосуд, — отозвалась Дебора. — Если он подлинный, микенский.

— Микенский?

— Из Микен, города в Древней Греции эпохи бронзы.

— А как это давно — эпоха бронзы? — спросил Кернига.

— От трех тысяч до тысяча двухсотого года до нашей эры, — ответила Дебора. — Примерно.

Секунду два детектива таращились на черепок в руке Кина почти благоговейно, и Дебора (куратор — всегда куратор) невольно улыбнулась.

— Так... вся эта дребедень... — Кернига обвел рукой витрины, — это все бронзовый век? Все... м-м... ми?..

— Микенское. С виду похоже, хотя...

— Хотя? — вскинулся Кин, словно считал, что она из профессионального педантизма вдается в тонкости вместо того, чтобы говорить по делу.

— Я не понимаю, как это могут быть подлинники, — сказала Дебора. — О них бы знали. Их бы видели раньше. Нельзя просто наткнуться на подобную коллекцию.

— Но если это подлинники, — настаивал Кернига, — сколько все они могут стоить?

— Миллионы. Миллиарды, — ответила Дебора. — Боюсь даже пытаться оценивать такую коллекцию.

Воцарилось молчание. Два детектива, отвернувшись от нее, рассматривали золотые, бронзовые и керамические изделия, тускло поблескивающие в мягком свете. Миг благоговения, как бывает, когда сидишь совсем один в храме между службами. Так сама Дебора сидела много лет назад, после смерти отца, — миг, запечатленный памятью и горем.

Неужели все это просто из-за денег? Неужели Ричард погиб из-за этого?

— А как насчет этого слова? — Вопрос Керниги резко вернул ее к настоящему. В руке у полицейского был блокнот с тумбочки Ричарда — теперь завернутый в полиэтиленовый пакет. — Атрей. Это что-то значит для вас? Что-то личное? Или служебное, связанное с мистером Диксоном?

Дебора покачала головой:

— Только легенды.

Глава 11

Без четверти шесть утра ее отправили домой, предупредив, что поговорят с ней снова, когда она немного выспится. Дебора дала номер домашнего телефона и сказала, что во второй половине дня будет в музее. И во второй раз за эту ночь вышла на стоянку к машине.

Ричард. Господи, она просто не представляла, что будет делать, когда реальность его смерти протиснется в разум. Пока что в сердце была только неожиданная пустота, словно какую-то часть души отняли, оторвали так быстро, что она не успела ничего толком почувствовать. Потом будет все: жгучая боль, рубцы, но прямо сейчас была только дыра, пустота, хотя со временем ее и затопят чувства. А дальше?

Как она справится? Будет и дальше заниматься музеем, словно все нормально? Сейчас Деборе ни за что не хотелось бы дойти до момента, когда она сможет думать о работе, не думая о человеке, который ей эту работу дал. Чтобы справиться с горем, надо забыть, а это казалось изменой. Непростительной.

Было еще темно, когда Дебора подъехала к кооперативным домам на улице Джунипер. Припарковалась возле старого белого кизила и подошла к парадной двери, почти не обращая внимания на стрекот сверчков и влажную духоту. До квартиры надо было пройти по узкому коридору с коваными железными воротами и вьющейся глицинией вместо крыши. Еще в коридоре сознание отметило разлитый в воздухе аромат, но Дебора уже стояла на тускло освещенной площадке перед дверью в квартиру, приставив ключ к замочной скважине, прежде чем успела задуматься. Это не цветы. Запах пикантный, какой-то экзотический ликер или одеколон, но есть и что-то еще: сладкий привкус трубочного табака, вдруг напомнивший ей об отце.

Стоп.

Дебора замерла. Принюхалась — осторожно, словно сам запах мог быть ядовитым, — и снова уловила тот же аромат, только резче и отчетливее. Дебора не курила и могла посчитать на пальцах одной руки, сколько раз за последние шесть месяцев пользовалась духами. Косметикой чаше, хотя не слишком. Перед сегодняшним приемом она собиралась воспользоваться и тем, и другим, но, замотавшись — надо было успокаивать Ричарда, укрощать Тони, подгонять организаторов банкета, — так и не смогла попасть домой и в конце концов обошлась и без того, и без другого.

В узкий, увитый глицинией коридор выходила еще одна квартира. Принадлежала она миссис Рейнолдс, вдове, которая, насколько знала Дебора, никогда не уходила и не входила в дом в темноте и, похоже, требовала от гостей придерживаться такого же расписания.

Она медленно и аккуратно вставила ключ в замочную скважину. Густой воздух Атланты казался плотнее, чем всегда, и стрекот сверчков назойливо звенел в темном коридоре. Дебора медленно, тихо повернула ключ, готовая к знакомому звяканью и внезапной обманчивой невесомости двери. Дверь открылась в темноту гостиной.

Подожди.

Она не вошла. Просто замерла на месте, принюхиваясь.

Уловила запах вчерашних макарон, которые оставила киснуть на плите, с чесноком и базиликом. Что еще? Знакомая тепличная сладость комнаты, полной растений, закрытых от уличного воздуха на весь жаркий летний день. И? Привкус одеколона или лосьона после бритья и застарелого табачного дыма.

Беги.

Не потрудившись закрыть дверь, Дебора резко повернулась и бросилась обратно к зеленой «тойоте». Издали нажала на брелоке ключами. Габаритные огни машины мигнули, щелкнули замки. Она побежала.

В квартире кто-то был.

Дебора рывком распахнула дверцу, скользнула на сиденье, стукнувшись коленкой о дверную раму, и сунула ключ в зажигание. Один быстрый поворот, и замки снова защелкнулись, двигатель заработал.

Слава Богу.

Дебора включила фары и повернула на несколько футов, чтобы осветить дорожку и железные ворота. Пятно света выхватило из темноты сочную зелень камелии и темно-красные кирпичи. И белую мужскую руку, вцепившуюся в кованое железо.

Рука была видна не больше секунды, потом она выпустила металл и исчезла в укрытом листьями коридоре. Ворота слегка задрожали на петлях.

Дебора дала задний ход, одновременно набирая номер на сотовом телефоне.

Глава 12

Полицейский поморгал фарами служебной машины, давая знак подъехать к дверям музея. Она вошла, стараясь глубоко дышать, чтобы успокоиться, взять себя в руки перед неизбежными объяснениями.

Ее ждали в фойе возле тираннозавра и корабельного украшения в виде женщины-дракона. Дебора ожидала увидеть только полицейских, но два детектива все еще были на месте. Как и Тони. Когда Дебора вошла, раскрасневшийся Кин бросил на нее сердитый взгляд.

— Вы унюхали кого-то в квартире? — Он голосом выделил это слово. По крайней мере они знают все, что она рассказала диспетчеру. Деборе не хотелось повторяться.

— Да, я почувствовала, что там кто-то есть.

Она посмотрела на Тони. Неясно, допрашивают ли еще уборщицу или с ней уже закончили. Чернокожая женщина резко отвернулась, показав седеющую косу, однако Дебора успела заметить взгляд, совершенно ясно говоривший: «Драгоценной мисси нужно побыть одной? Да пожалуйста».

— Можно попросить чашечку кофе? — спросил Кин.

Дебора ожидала услышать возмущенную тираду, но ее не последовало. Тони просто пожала плечами.

— Вряд ли вы дадите мне сегодня нормально работать, — сказала она. — Вам с сахаром и сливками?

Кернига повернулся к мерзкой носовой фигуре, оглядел ее.

— Вот так красотка, — пробормотал он.

— И не говорите, — отозвалась Дебора. Потом, немного успокоившись, добавила: — Ричард хотел ее отреставрировать. По-моему, она похожа на обложку альбома группы «Уайтснейк».

— Мне нравится, — решил Кернига и усмехнулся, вытаскивая блокнот из внутреннего кармана.

— Десятка — и она ваша, — хмыкнула Дебора, усаживаясь за свой стол. — Наверное, мне надо рассказать вам о человеке в моей квартире?

— Вообще-то нет, — ответил Кернига. — Если вам нечего добавить к тому, что вы рассказали по телефону...

Дебора выдохнула:

— Пожалуй, нечего.

— Вы его не видели?

— Только руку на ворогах.

— Белый?

— Да.

Кернига постучал шариковой ручкой по обрезу блокнота:

— Давайте еще поговорим о музее. Может, в офисе?

Она провела его мимо информационной стойки и уборных к книжному магазину (на самом деле это была сувенирная лавка, но по настоянию Ричарда торговали там в основном книгами) и примыкающему офису. Там стояли пара письменных столов с компьютерами, принтер, два телефона и книжный шкаф. Большую часть комнаты занимали овальный стол полированного красного дерева и восемь стульев.

Вошел Кин, буркнув что-то неразборчивое одному из полицейских у дверей. На Дебору он не смотрел.

— Рассказывать особо нечего, — сказала Дебора, наблюдая за тем, как Кин с кислым видом рассматривает стены офиса, скользя взглядом по плакатам доколумбова искусства и местным фотоэкспонатам вроде портрета министра, листающего «Плейбой». — Ричард был местным покровителем искусств и образования...

Кин фыркнул. Дебора посмотрела на него.

— Что-то застряло в горле, — отмахнулся Кин с безрадостной улыбкой.

— Он всегда высоко ценил искусство, культуру и образование, — осторожно продолжала Дебора, — и решил открыть небольшой музей. Вход бесплатный. Собрание было довольно... хаотическим.

— Эротическим? — ухмыльнулся Кин.

— Хаотическим, — повторила Дебора. — Беспорядочным.

— О, — произнес Кин. — Жалко.

Дебора повернулась к Керниге:

— Ричард выставлял все подряд. Всякую всячину, собранную отовсюду, распихали по старомодным витринам без всякого порядка. Кое-как. Уйдя на пенсию, он решил, что требуется более серьезный подход. Учредил совет попечителей, нанял куратора...

— Вас, — сказал Кернига.

— Не первой, — ответила она. — Я третья. Проработала здесь всего три года.

— И вы приехали из...

— Я делала здесь дипломную работу, — ответила Дебора. — Родом я из Бостона, а училась в Нью-Йорке.

— Ага, то-то у вас выговор какой-то тамошний. — Кин подчеркнуто по-южному растягивал слова. — Я-то думал, это просто образование...

Дебора не знала, что сказать. Полицейский невзлюбил ее с первой встречи.

— С тех пор я старалась расширить и упорядочить коллекцию, — продолжала она, пытаясь сосредоточиться на деле. — В общем-то с этим и было связано вчерашнее мероприятие. Сбор средств. Мы планируем привезти собрание кельтских древностей...

— Как мило, — презрительно бросил Кин. — А не хотите дать нам список гостей со вчерашней вечеринки?

— Мы тут подумали, — объяснил Кернига извиняющимся тоном, — не мог ли кто-то из гостей остаться или вернуться.

Деборе понадобилась секунда, чтобы осознать, что он говорит. Никого не беспокоит, что Ричард умер. Их беспокоит, что он убит.

Она открыла ящик стола и вытащила список приглашенных.

— Здесь перечислены все, кто обещал приехать. Не дам гарантию, что все они действительно были, хотя, вероятно, присутствие большинства людей из списка я могла бы подтвердить сама. Пришли несколько человек, которых я не знала, да и Ричард мог пригласить кого-нибудь еще, кого в списке нет.

Так похоже на Ричарда — попросить ее все организовать, а потом разрушить продуманную систему, потакая внезапному капризу... Это всегда и раздражало ее, и вызывало улыбку.

— А персонал? — спросил Кин.

— Была Тони, — начала Дебора, — плюс пара наших добровольцев. И люди, обслуживавшие фуршет.

— Сколько?

— Три официанта, два бармена.

— Когда они разошлись?

— Тони ушла рано, кажется около девяти. Добровольцы на час еще задержались. Официанты уехали в районе четверти двенадцатого, — добавила она. — Все гости разошлись к полуночи.

— Вы оставались последней? — уточнил Кин.

— Да.

Раздался стук, и в дверь, застенчиво улыбаясь, заглянула Тони. В руках у нее были две кружки с кофе — прекрасный предлог, чтобы войти. Кернига расчистил место на столе. Уборщица поставила кружки и пододвинула их к копам. На Дебору она не смотрела и ничего ей не предложила. На мгновение Деборе захотелось что-нибудь попросить. Например, плотный английский завтрак с яичницей, беконом и фасолью... Может, и стоило бы — просто чтобы увидеть выражение лица Тони.

Ах да. Юмор. Твое обычное убежище...

Когда Тони ушла, Кин повернулся к Деборе и развернул какую-то бумагу. По виду — факс.

— Вы когда-нибудь видели что-нибудь подобное? — спросил он.

Поворачиваясь, чтобы взглянуть, Дебора заметила мелькнувшие на лице Керниги раздражение и нерешительность. В конечном счете детектив просто нахмурился и быстро отвел глаза, но она была уверена, что он сердит на Кина.

По-видимому, это был нож, длинный и тонкий, как кинжал, с крестообразной, слегка изогнутой рукояткой. Вонзившись глубоко в тело, концы рукоятки (помнится, они называются квиллоны), вонзались в тело по обе стороны от колотой раны.

...Оставляя маленькие симметричные синяки...

Нож на картинке был вложен в черные кожаные ножны, верхняя часть и конец которых были отделаны блестящим металлом; висели они на отрезке цепи, приспособленной для подвешивания к поясу. Элегантное, но смертоносное оружие, хотя не только это делало его примечательным. В верхней части черной рукоятки располагался металлический диск с выгравированным или оттиснутым знакомым символом.

— Свастика? — спросила она.

— Насколько я понимаю, вещь вам незнакома? — сказал Кернига, снова поворачиваясь к ней и протянув руку за факсом. Его лицо ничего не выражало.

— Никогда ничего подобного не видела, — нахмурилась Дебора.

— И в фондах такого нет?

— Нет.

— Свастика к делу не относится, — произнес он через мгновение. — Мы просто пытаемся подобрать форму оружия.

Теперь наступила очередь Кина бросить взгляд на коллегу. Что было в его глазах? Замешательство? Сомнение?

Дебора открыла было рот, но тут в дверь снова постучали. Вошел кто-то из полицейских:

— Один тип хочет видеть мисс Миллер. Говорит, он адвокат Диксона.

Дебора вытаращила глаза. Она не знала никакого адвоката, не знала даже, что он у Ричарда был, хотя, если подумать, должен был быть.

— Диксон мертв, — сказал Кин. — Ему, черт побери, никакие адвокаты не нужны.

Что-то в его тоне, в том, как он смотрел на нее...

— Вы меня подозреваете? — спросила Дебора.

— Разумеется, нет, — вмешался Кернига.

— И еще, — сказал полицейский, — я получил сообщение от патрульных, которые проверяли ее квартиру. Никаких признаков вторжения или обыска.

Кин взглянул на Дебору с интересом.

— Что? — сказала Дебора. — По-вашему, мне померещилось?

— У вас был очень тяжелый вечер, — сказал он. Слишком доброжелательно. — Нет, я не имел в виду, что вам померещилось.

Он лукаво усмехнулся, и Дебора почувствовала, как краснеет.

— Значит, я выдумала? — озадаченно спросила она. — Вы, кажется, сказали, что не подозреваете меня?

— Мадам, — произнес Кин, — подозреваются все, пока кого-то не осуждают.

— Я что-то не понимаю... — Дебора снова чувствовала вязкость, глупую медлительность, словно находилась под воздействием спиртного или успокоительного. — Вы считаете, что я убила Ричарда?

— Эй, мадам, я просто болтал.

— Пожалуйста, перестаньте просто болтать. — Сквозь замешательство вспыхнуло что-то от прежней мятежности. — Я не понимаю, что вы имеете в виду. И предпочла бы, чтобы вы не называли меня «мадам».

— С этим, — сказал Кин, с бестактной иронией меряя ее взглядом, — не будет вообще никаких проблем.

Дебора чувствовала, как земля уходит из-под ног. Эта фраза вдруг обрела новый, прежде не сознаваемый смысл. Ее словно уносило в море. Вода была темной и холодной, и в глубине кружили, поджидая, зубастые твари...

— И еще одно, — добавил полицейский. — Насчет неопознанного трупа с огнестрельным.

— А что там? — спросил Кернига.

— У него что-то было во внутреннем кармане. Надписи иностранные. Возможно, греческие.

— Греческие? — удивился Кернига.

— Возможно, — повторил коп. — Там пока не уверены. Проверяют.

— Вот здорово, если он окажется иностранцем, — кисло заметил Кин.

— Возможно, вам следовало бы взглянуть на него, — сказал Кернига Деборе. — Вдруг вы видели его неподалеку.

— Потому что он грек, а там наверху комната, забитая древнегреческим барахлом? — произнес Кин тоном презрительного недоверия. — Считаешь, есть связь?

— Может, и нет, — ответил Кернига. Прищурившись, повернулся к Деборе: — Вы знали, что за последние две недели мистер Диксон несколько раз вел международные разговоры с Грецией?

— Нет, — честно ответила Дебора.

— Вы знаете, зачем он мог звонить?

— Нет, — повторила совершенно несчастная Дебора.

Снова секреты.

Кернига вздохнул и посмотрел на копа.

— Возможно, никакой связи нет, — сказал он, — но давайте проверим вторую жертву.

— Нас это не касается, — раздраженно вмешался Кин. — И так работы по горло, а ты еще придумываешь дурацкие связи одного трупа — богача, заколотого в помещении, — с другим — бомжом, застреленным на улице!

— Он был бездомным? — спросила Дебора, вспомнив странного типа на стоянке.

— Возможно, — ответил Кернига, — мы точно не знаем...

Дверь без предупреждения распахнулась, и вошел высокий белокурый молодой человек. Стройный, в слегка помятом светлом костюме и светло-серой рубашке с открытым воротом.

— Мисс Миллер? — спросил он, не обращая внимания на полицейских. — Я Кельвин Бауэрс, адвокат мистера Диксона. Поскольку на мне лежит ответственность за его имущество — включая музей, — я счел необходимым предложить вам свои услуги.

Глаза у него были темно-темно-синие, почти фиолетовые. Тревожный, грозовой цвет.

— Мисс Миллер не предъявлено обвинения, — сказал Кернига, вставая на ноги и бросая на Кина раздраженный взгляд.

— Тем лучше. — Бауэрс угрожающе сверкнул на Кернигу глазами. — Тем не менее для мисс Миллер это второй длительный допрос за несколько часов, а ночью она нашла тело своего наставника. Мне представляется, что достоверность любых показаний, взятых при подобных обстоятельствах, может быть подвергнута сомнению. Вы не находите? Я чертовски уверен, что присяжные так и подумают.

— А ну-ка полегче! — рявкнул Кин, вставая.

— Вы руководите этим расследованием? — огрызнулся Бауэрс.

Казалось, вопрос привел Кина в замешательство, его праведная уверенность поколебалась. Он посмотрел на Кернигу.

— Я руковожу, — сказал Кернига. — Можем мы вернуться к вопросу о вторжении в квартиру мисс Миллер?..

— Вторжение? — переспросил Бауэрс, переводя взгляд на Дебору. — Вы не пострадали?

Она напряженно кивнула, недоумевая, кто это и почему принимает в ней участие.

— Я сбежала раньше, чем кого-либо увидела.

На лицо Кина легла ухмылка.

Бауэрс повернулся к нему:

— Если я выясню, что вы создали для свидетельницы враждебную обстановку при допросе, — сказал он, — я добьюсь отклонения всех ее показаний. Ясно?

Презрительная усмешка Кина увяла, хотя и не исчезла совершенно. Он пожал плечами в знак согласия.

— Я хочу заверить, — сказал Кернига, — что с мисс Миллер проводилась беседа, а не допрос.

— Вы установили мотив нападения на мистера Диксона? — спросил Бауэрс.

— Нет еще. — Кернига словно заразился угрюмостью коллеги. — Мы считаем, это могла быть пошедшая наперекосяк кража со взломом, но... — Он запнулся.

— Да? — подтолкнул его Бауэрс.

— Мы не знаем, пропало ли что-нибудь.

— Несомненно, об этом вы и спрашивали мисс Миллер, — сказал Бауэрс. — По-видимому, она уже проверила имущество музея, чтобы установить, все ли на месте.

— Мы еще не добрались до этого, сэр, — сказал Кернига.

Бауэрс не смог полностью подавить улыбку. Из-за этого «сэр» или просто из-за легкости, с которой он выбил почву из-под ног Керниги?

— Мисс Миллер, видимо, у вас есть полная опись фондов музея? — спросил он. — Вероятно, это помогло бы полиции в проведении расследования и дало им какой-то еще, кроме вас, материал для изучения.

Два копа сидели совершенно неподвижно. Дебора встала и отперла шкаф с документами.

Глава 13

Дебора и Кельвин Бауэрс сидели в фойе, теперь озаренном неуместным утренним светом. Ричард умер, а солнце сияло по-прежнему. Наверное, таков порядок вещей, но это казалось жутко неправильным. Возле запертой парадной двери стоял полицейский в форме; детективы все еще сидели в офисе.

В отсутствие полиции Бауэрс предстал совсем иным: спокойным, открытым и обходительным. Он сидел, вытянув перед собой ноги, и в нем чувствовалась непринужденность большой хищной кошки — элегантной, но готовой к прыжку. Деборе не хотелось разговаривать, а его небрежная красота вызывала у нее неловкость и неуверенность в себе. Однако он выручил ее, и молчать было невежливо.

— Давно вы работали с Ричардом? — спросила она.

— Меньше года. С нашей фирмой он, конечно, вел дела гораздо дольше. По-моему, с тех пор, как купил дом. Я подключился всего несколько месяцев назад, когда он послал нам кое-какие бумаги. Несколько раз мы говорили по телефону и обменивались юридической корреспонденцией, хотя лично не встречались.

Дебора удивилась. Его праведный гнев в офисе несколько минут назад заставил ее — и полицейских — поверить, что Бауэрс был старым другом Ричарда, что он воспринимает преступление и его трактовку полицейскими как личное оскорбление. А на самом деле он просто стремился вывести их из равновесия. Его интерес в этом деле был чисто профессиональным.

— Не могу поверить, что Дика нет... — Дебора тут же пожалела о сказанном. — Простите, — добавила она поспешно. — Это такое избитое выражение. И даже близко не... Господи, столько всего надо сделать!

Бауэрс сделал вид, будто не заметил резкой смены темы.

— Надеюсь, у вас есть люди, которые могут подставить плечо? — сказал он. — Правление музея? Я готов помочь. У моей фирмы давние контакты с мистером Диксоном; наверняка руководство с радостью предоставит мою помощь.

«Предоставит мою помощь». Он говорил, как рыцарь, предлагающий услуги оказавшейся в бедственном положении даме.

— Я управлюсь, — произнесла Дебора с оттенком высокомерия. Рефлекс. Она совсем не была уверена, что управится.

— Не сомневаюсь.

Он улыбнулся так, что Дебора немного смягчилась.

— Простите. Я не привыкла...

...может, не надо демонстрировать крайнюю самоуверенность?

— ...работать под присмотром, — закончила она. — Ричард предоставлял мне полную свободу...

Горло сжалось. Дебора неловко улыбнулась и пожала плечами. Адвокат с сочувствием кивнул.

Она отвела глаза, окидывая взглядом фойе, композицию которого они с Ричардом так старательно выстраивали...

— Так вы археолог, — сказал Бауэрс, критически разглядывая выставку, посвященную индейцам племени крик.

— На самом деле нет, — ответила Дебора. — Я директор музея. Это моя специальность согласно диплому.

— А по какому предмету специализируется директор музея? — Он снова легко улыбнулся, и Дебора почувствовала, что потихоньку расслабляется.

— У меня двойная специализация: английский язык и археология. Впрочем, очень многие специализируются по бизнесу.

— Мне больше нравится по-вашему.

— Мне тоже, — уже теплее отозвалась Дебора.

— Однако же, — Бауэрс указал на витрину с великолепным каменным томагавком, — ну и компания у вас! Поглядите на эту мерзкую штуковину. Варварское оружие! Пожалуй, это аргумент в пользу доктрины предначертанной судьбы[4], а? Все-таки белые принесли сюда цивилизацию.

— Я отнюдь не считаю коренных американцев менее цивилизованными, чем белые поселенцы, на том лишь основании, что у них были менее эффективные способы убивать людей, — ответила Дебора с ироничной улыбкой.

— Коренные американцы, — повторил адвокат. — Разве не забавно? Люди полагают, что все можно исправить словами.

Дебора ощутила вспышку раздражения, но ответить не успела.

— Мисс Миллер? — Тони вышла из длинной галереи, ведущей к квартире Ричарда, и нерешительно топталась, неловко сжав перед собой руки. — Можно вас на пару слов?

Дебора встала.

— Наедине, если позволите, — добавила Тони.

Дебора кивнула Бауэрсу, прося прощения, и две женщины молча прошли в офис.

— Что там у вас, Тони? — спросила Дебора, когда дверь за ними закрылась. Обе стояли — напряженные и испуганные.

— Вы, верно, догадываетесь, — ответила Тони. — Послушайте, я пришла из чистого любопытства. У меня приятель в полиции, и он сказал мне об убийстве, как только вы позвонили. И что-то о тайной комнате... Я вроде как хотела поглядеть, чего там, понимаете? Я не думала, что это будет мистер Диксон. Иначе б я ни в жисть...

Дебора не слишком хорошо знала Тони, но достаточно часто с ней говорила, поэтому удивилась последней фразе. Тони не разговаривала как уборщица, не подчеркивала свою принадлежность к черной расе. Ее речь обычно была грамматически правильной, культурной, и Дебора нередко задумывалась, как явно интеллигентная женщина закончила уборкой музейных туалетов. По ее манере говорить все понимали, что не имеют права смотреть на нее свысока. Та Тони, которую знала Дебора, никогда бы не сказала: «Иначе б я ни в жисть», и эта фраза каким-то образом проливала на ее признание странный и неоднозначный свет.

— Наверное, вам не следовало заходить до прибытия полиции, — устало сказала Дебора.

— Да, мэм. — Тони покачала головой, словно удивляясь собственной храбрости. — Вы, конечно, правы.

Никакой колкости в ответ, никакой тщательно сформулированной рекомендации относительно того, куда чопорная белая сука может засунуть свои подозрения. «Да, мэм, вы, конечно, правы».

От Тони? Исключено.

Дебора прищурилась. Это походило на пробы в массовку для «Унесенных ветром».

— Хотите, принесу кофе? — продолжала Тони, вздохнув с облегчением. — Я собиралась приготовить, да меня прямо-таки скрутило. Я бы и сама сейчас чего-нибудь глотнула.

Дебора ухитрилась улыбнуться и кивнуть, глядя на нее со смесью недоверия и тревоги. «Меня прямо-таки скрутило?» Кого эта женщина пытается одурачить? И зачем?

Когда она вернулась в вестибюль, Кельвин Бауэрс разговаривал с полным человеком в дорогом костюме. Харви Уэбстер. Сердце упало, но Дебора вскинула голову и бодро двинулась к ним.

Увидев ее, Уэбстер просиял. По нему не было заметно каких-либо печальных последствий ни вчерашних возлияний, ни того, что его вчера отшили.

— Ужасная история, — произнес он тихим и мелодичным голосом. — Просто ужасная. Если я могу что-то сделать, только кликните.

— Спасибо, Харви, — кивнула Дебора. — Обязательно.

— Полиция позвонила мне первым делом, — продолжал он. — Сказали, что мы должны закрыть музей.

— Что? — воскликнула Дебора. — Надолго?

— Нет. Недели на две, может, на три.

— На три недели! — ахнула Дебора.

— Надеюсь, мы уговорим их открыть пораньше, — сказал Бауэрс, вклиниваясь в разговор все в той же манере рыцаря-защитника.

— Настроены они были довольно решительно, — с сочувствием улыбнулся Уэбстер, но в водянистых глазах улыбка не отразилась.

Значит, это ей наказание. Уэбстер и правление вступят в права владения, выставив ее на несколько недель, и тем временем перегруппируются. Дебора смотрела на лицемерно-любезную улыбку Харви Уэбстера, и перед ней на миг мелькнуло будущее: неуклонное ослабление ее контроля над коллекцией, пока Лига христианских (белых) бизнесменов Харви не захапает все и наконец не добьется своей давней цели — не превратит музей в нечто вроде тематического парка, легкомысленного по содержанию, серьезного по доходам.

— Я намерен переговорить с детективами, — сказал Уэбстер, уходя. — Посмотрим, что удастся сделать.

«Вероятно, добиться, чтобы нас закрыли на месяц», — подумала Дебора, чувствуя, что ее оставили в дураках.

Она отвернулась, расстроенная этим ощущением беспомощности, которое ненавидела больше всего на свете. Бауэрс за ее спиной явно хотел сказать что-нибудь ободряющее. Внезапно накатила усталость. Дебора просто стояла и смотрела на ярко освещенное фойе. Без Ричарда она осталась совсем одна, и здание казалось не более чем пустой и бессмысленной скорлупой.

Три недели! Рекламная работа для новых выставок, приемы, утомительные разговоры с болтливыми спонсорами и вежливые улыбки, фотографии для прессы... все напрасно. За три недели Атланта забудет о существовании музея. И что ей самой делать три недели? Слоняться по этому заботливо освещенному мавзолею, слушая третьесортные шуточки Кина и его дружков насчет homo erectus?

— Полагаю, мы уговорим их открыть музей раньше, если вы сможете доказать, что ничего не пропало, — сказал Кельвин. Он топтался позади, держась на почтительном расстоянии.

Дебора повернулась с благодарной улыбкой:

— Сама не знаю, почему мне так сильно не хочется его закрывать, — сказала она. — Наверное, где-то во мне теплится мысль, что, если делать вид, будто все нормально, оно как-то...

— Да, — кивнул Кельвин, избавив ее от необходимости договаривать.

Дебора вздохнула и попыталась взять себя в руки.

— Я могу сегодня же устроить тщательную инвентаризацию, — сказала она, — убедиться, что все на своих местах.

Хотя, конечно, если что-то пропало из той комнаты за книжным шкафом в спальне Ричарда, я и не пойму.

Она пожала плечами, обнаружив, что воспоминание о потайной комнате действует на память как знакомый и неприятный запах. Тело, лежавшее вот так при свете...

Стоп.

Что-то действительно пропало.

Горшок был из открытой витрины за книжным шкафом, а все остальные витрины выглядели заполненными, поэтому она предположила, что ничего не взято. Однако в потайной комнате было необычное освещение, прямоугольник света, направленный с потолка на тело Ричарда. Но что стояло там раньше, для чего устроили такое особенное освещение?

И, кстати, в полу была электрическая розетка.

Да. В центре комнаты явно стояла еще одна витрина. Большая — и какая-то особенная, главная ценность коллекции. Достаточно большая, чтобы ее пришлось выкатывать, запачкав ковер маслом... Но что могло быть еще удивительнее предметов, хранившихся в витринах, если эту вещь забрали, бросив остальные сокровища?

Глава 14

— Вы в состоянии съездить в морг?

Таким вопросом детектив Кернига остановил направлявшуюся в офис Дебору. Она так и села, утратив дар речи.

— Честно говоря, — сказала она, когда вновь обрела способность говорить, — я понимаю, что вам нужно официальное опознание и все такое, но боюсь, что не готова увидеть его снова. Я знаю, что это был Ричард. Никаких сомнений.

Боже, как отвратительно показывать слабость и волнение!

— Нет. — Лицо Керниги прояснилось. — Я имел в виду не мистера Диксона. Вы уже опознали его. Я имел в виду другое тело. Неопознанное. Якобы грек.

Дебора кивнула и пошла за ним к машине. Странно, что мысль об осмотре мертвого тела могла принести такое облегчение. Странно, что кто-то другой, может быть, дочь этого другого человека, будет испытывать по отношению к неизвестному греку те же чувства, что она испытывала к Ричарду. Эти мысли крутились в голове Деборы, пока они ехали, парковались, пока шли по пустым коридорам конторы окружного коронера. Она уклонялась от взглядов людей, чуть отставала, пока Кернига бормотал объяснения, молча шла следом, когда они спускались в цокольный этаж с голыми трубами и крашеными бетонными стенами.

Дебора никогда не бывала в морге, зато видела множество детективных фильмов, поэтому все казалось странно знакомым. В сущности, все было точно таким, как она ожидала, и ее охватило странное удовлетворение — словно при знакомстве с известным человеком, лицо которого давным-давно примелькалось. Ощущение рассеялось, как только ассистент патологоанатома, молодой человек в прямоугольных очках, снял с тела покрывало.

Старик лет семидесяти, крупного сложения. Запавшие глаза закрыты, но Дебора помнила, какими они были яркими и напряженными, когда следили за ней на стоянке.

— Да. Я видела его неподалеку последние несколько дней. Дня три. Он что-то говорил, но не поняла, да и говорил он на самом деле не со мной. Просто, знаете... бормотал.

— Вероятно, вы и не поняли бы его, если он говорил по-гречески, — заметил Кернига.

— Не по-гречески, — сказал очкарик. — Судя по предварительному переводу, те надписи были на русском. По-моему, там некоторые буквы такие же, как в греческом.

— Вероятно, он не связан с сокровищами, — нахмурился Кернига.

— Сокровищами? — оживился ассистент.

Кернига минуту поразмыслил, не обращая на него внимания, потом спросил:

— Можем мы посмотреть на его вещи?

— Конечно, — ответил ассистент, бросая на Дебору испытующий взгляд. Он все еще думал о том абсурдном слове, которое Кернига обронил так небрежно: «сокровища».

— Вам лучше бы поехать в гостиницу, — сказал Кернига, чтобы заполнить тишину, образовавшуюся после ухода ассистента. — Просто на всякий случай. — Он дал словам повиснуть в воздухе, а потом добавил помягче: — Считайте это отпуском.

«Отпуск». Как будто Дебора умоляла об отдыхе. Хотя... пожалуй, лучше уехать, чем праздно сидеть на пороге музея...

...беспомощно...

...ждать разрешения заниматься своим делом.

Еще пять секунд задумчивого молчания, и решение было принято.

— Ладно, — сказала она. — Я поищу, где остановиться.

— По-тихому, — добавил детектив.

Она прищурилась, потом кивнула.

Вернулся ассистент с подносом, на котором лежали пакеты с вещами и распечатка с перечнем найденного. Он вывалил содержимое из пакетов. Ни бумажника, ни чего-либо похожего на официальные документы. Новая с виду зубная щетка, значок в форме щита, какие крепятся на лацкан, конверт с адресом на русском языке и один-единственный листок ветхой и испачканной бумаги, густо исписанный черными чернилами. Похоже на часть письма.

— Это не все, — сказал ассистент. — Остальное сильно... повреждено.

Он бросил на Дебору быстрый взгляд, затем снова посмотрел на поднос.

— Перевод готов? — спросил Кернига.

— Еще нет. Очень неразборчиво, — ответил ассистент, сверившись с распечаткой. Поднял значок, покрытый красной, зеленой и золотой эмалью и изображающий солдата с пулеметом; по краю шла надпись кириллицей. В нижней части щита был кинжал с советскими серпом и молотом. — Здесь написано: «Отличник пограничной службы» или что-то в этом роде. Относится к пятидесятым.

— А что за буквы внизу? — спросила Дебора.

— МВД. — Ассистент снова сверился с бумагой. — Министерство внутренних дел. Наверное, какое-нибудь второстепенное правительственное учреждение.

— А что старый советский солдат делал в Атланте? — удивилась Дебора.

— Нас это не касается, — пожал плечами Кернига. — Ну, пойдемте.

Ричард что-то затевал. Его поведение в последнее время, контакты с юристами музея, звонки в Грецию, даже нетипичная увлеченность сбором средств — все говорило о том, что случившееся прошлой ночью возникло не на пустом месте.

Вернувшись в музей, Дебора сразу же пошла в офис и включила компьютер. Все компьютеры в доме и музее были соединены в единую сеть, поэтому, зная пароли, можно было с любого терминала добраться до хранящихся на каждой из связанных машин файлов.

Компьютер медленно оживал. Дебора ввела свой код доступа и попыталась включить локальную сеть, но обнаружила, что остальные машины — включая компьютер Ричарда — системой не находятся. Она уставилась на экран.

Их забрала полиция.

Потом до нее дошло. Машины, вероятно, на местах, просто выключены. Полицейские сделали то, что никогда не делал никто из сотрудников музея, — отключили все, закончив копировать содержимое. Минуту Дебора сидела, тупо таращась на бесполезный компьютер.

В той тайной комнате было еще что-то крупное. Ричард хранил все втайне, но именно этот предмет был сутью некоего плана. Что-то затевалось, возможно, выставка или продажа. Что бы это ни было, жизнь музея изменилась бы навсегда. Дебора не сомневалась, что Ричард не стал бы тайно хранить сокровища за закрытыми дверьми. Он выставил бы их на радость всему миру. Несомненно, именно так он и планировал. Однако произошло что-то ужасное, какой-то сбой, и главный экспонат, для которого устроили особое освещение в центре комнаты, украден... или перехвачен еще по дороге.

Что-то вспыхнуло в душе... вызов, возможно, решимость, желание... нет, необходимость сделать что-то, что помогло бы раскрыть обстоятельства смерти Ричарда, выяснить правду, словно она раскапывала и смахивала пыль с бесценных экспонатов. Совершить что-то, что придало бы смысл этой чудовищной смерти. Она расскажет полиции обо всем, что узнает, но она должна сделать что-нибудь. Обязана.

Дверь открылась. Тони.

— Простите, — произнесла она, слегка вздрогнув. — Я не думала, что вы здесь. Я бы постучала.

— Ничего страшного, — ответила Дебора.

— Я зайду попозже. — Уборщица попятилась.

— Тони, — Дебора заговорила быстро, словно только что об этом подумала, — вы не могли бы включить компьютер Ричарда наверху? Мне надо загрузить кое-какие поступления после вчерашнего приема.

Ложь получилась неубедительная, но безвредная. Топи долю секунды колебалась, потом улыбнулась и сказала;

— Конечно.

Дверь снова закрылась, и Дебора стала ждать.

Часы в нижнем углу экрана отсчитали минуту, другую. Тони расскажет Кину, тот придет и будет с ехидным видом стоять над душой. Дебора взялась за мышь. Тут что-то моргнуло, и на экране возникла еще одна иконка в изображении локальной сети. Еще один пароль, и Дебора получила доступ к компьютеру Ричарда.

Она сама не знала, что ищет. Просмотрела ряд финансовых отчетов и таблиц. Все выглядело нормально; ничего неуместного. Открыла «Мои документы» и быстро проглядела папки. Одна сразу привлекла взгляд. Называлась она очень просто: «Атрей».

Система дьявольски медленно открыла новое окно. В папке оказался всего один файл в формате JPEG.

Фотография?

Дебора щелкнула по файлу и стала ждать, когда картинка начнет грузиться.

В дверь вошел Кельвин Бауэрс.

Дебора нащупала мышь, чтобы свернуть изображение, и тут увидела, что это. У нее перехватило дыхание.

Экран заполнило широкое стилизованное лицо, выкованное из золота: микенская погребальная маска.

Глава 15

— Решили немного поработать? — спросил Кельвин Бауэрс, глядя через ее плечо на пустой теперь экран. Дебора закрыла файл в тот же миг, как он вошел, хотя и недостаточно быстро, чтобы помешать ему увидеть золотое лицо.

— Вы никогда не стучитесь? — поинтересовалась она, поддавшись панике.

— Простите, — ответил он с теплой улыбкой. — На что это вы смотрели?

Дебора помедлила.

— Греческая погребальная маска. Я подумывала использовать ее на сайте музея.

Ложь прозвучала нескладно и глупо.

— А в музее есть что-то такое? — спросил Бауэрс.

Вопрос был риторическим. Он знал, что нет.

— Сайт? — сказала Дебора.

— Греческая маска.

— Нет, — призналась она. — Просто это такой символ археологии.

Бауэрс задумался, глядя на нее.

— Вы не умеете врать, мисс Миллер, — сказал он наконец. — Мне-то что, но расскажите такие истории полиции — и сами себе устроите серьезные неприятности.

Дебора нахмурилась и отвела взгляд. Он прав. Она выстроила свою взрослую жизнь на откровенности, а подобное отношение к миру не развивает умения лгать. И то, насколько эта упрямая честность укоренилась в ее самоощущении, было очевидно из факта, что она сочла его высказывание комплиментом.

— Возможно, маска связана со смертью Ричарда, — сказала она. — Не знаю... Устраивает?

— Устраивает. А как?

— Пока не пойму. Я как раз начинаю размышлять.

— О чем?

Какое-то время она просто сидела, не столько взвешивая, что ему рассказать, сколько собирая все, что могла вспомнить. Потом Дебора заговорила, а он слушал — сначала невнимательно, потом серьезнее, подавшись вперед, с живым интересом в прищуренных глазах.

Микенские сосуды, ювелирные изделия и оружие — это одно, сказала ему Дебора, а погребальная маска — нечто совершенно другое. Археологи обнаруживали разные предметы в самых разных местах, но такие маски находят только в могилах. Причем в богатых могилах. В царских гробницах.

И лицо.

Оружие и кувшины, кольца и кубки — все они ценны по-своему, но ничто так не напоминает о величии прошлого, как изображение лица мертвого человека, пусть и стилизованное. В погребальных масках заключено что-то личное. Словно заглядываешь в тоннель, ведущий в прошлое, а он заканчивается зеркалом. Покровы историй и легенд сорваны, и осталось лишь человеческое лицо.

Неудивительно, продолжала Дебора, что их так ценят коллекционеры. Орды посетителей, проходящих мимо музейных стендов, останавливают взгляд на этих масках и косвенно на людях, чьи лица они когда-то закрывали.

Другая причина особенной ценности масок в том, что они редко оставались в земле надолго. Могилы, как правило, заметны, да и люди помнили, где происходили торжественные похороны и какие пышные украшения погребены вместе с телами. Немудрено, что такие захоронения разоряли — иногда сразу, иногда через несколько столетий, когда цивилизация угасала, оставив в качестве указаний для грабителей лишь сказки. К тому времени, как на место попадали настоящие археологи, богатых находок они сделать уже не могли. Разумеется, бывали исключения: Картер, например, нашел золотой саркофаг Тутанхамона, а Шлиман — Микены.

А если вам посчастливится найти ценную вещь в наши дни, шансы вывезти ее из страны, где ведутся раскопки, практически равны нулю. Великие державы девятнадцатого столетия заполнили свои музеи сокровищами, украденными у наций, некогда славных искусством художественным и воинским, но потом доведенных до бесславного положения колоний. Однако те времена давно миновали; не проходит и дня без того, чтобы националисты из Греции или Египта, Ирана или Индии, Колумбии или Перу не потребовали от нынешних владельцев вернуть на родину статуи и ювелирные изделия, картины и реликвии, похищенные сотню-другую лет назад представителями европейской империи. Нет, увезти в Америку клад, найденный в микенском захоронении, не вызвав даже вспышки на радаре культурного сообщества, в наши дни совершенно невозможно.

Что возвращало их к Шлиману.

— Шлиман? — Кельвин напряженно подался вперед; это было первое, что он произнес с тех пор, как Дебора начала. Ей нравилось говорить о таких материях и нравилось, как он слушает.

— Мне надо поднять литературу, чтобы рассказать о нем подробнее, — честно призналась она. — Ричард глубоко разбирался в вопросе, но знал, как я отношусь к Шлиману, и старался не разглагольствовать о нем при мне.

— А почему он вам не нравился? — спросил Кельвин. — Вы знали его лично?

Дебора засмеялась:

— Генрих Шлиман умер задолго до моего рождения. Он сделал совершенно потрясающие открытия, но его методы иногда были довольно сомнительны. И если я правильно помню, кое-что пропало.

— Находки?

— Да.

Кельвин задумался.

— Послушайте, мне надо разобрать кое-какую корреспонденцию наверху, но, может быть, завтра поговорим еще? За ленчем?

Предложение было сформулировано очень осторожно. Бауэрс не хотел показаться чересчур заинтересованным — по крайней мере ею — или легкомысленным. Почему он вообще предложил встретиться? Чтобы отвлечь ее от смерти Ричарда? Наверное, это было проявление доброты, хотя Дебора предпочла бы, чтобы он просто хотел поговорить об археологии. Ричарду бы очень понравилось.

— Конечно. — Она даже сумела улыбнуться, хотя уже почти забыла о его присутствии. Все ее мысли сосредоточились на книгах в спальне Ричарда и том, что из них можно узнать о Генрихе Шлимане.

Глава 16

Дебора поселилась неподалеку, в «Холидей инн». К тому времени, как она устроилась и заказала в номер гамбургер, груда книг, позаимствованных (с разрешения Керниги) из кабинета Ричарда, стала похожа на стену. Дебора смотрела телевизор, пока усталость не просочилась до мозга костей. Тогда она выключила телевизор, легла и уснула, не раздеваясь.

Все следующее утро Дебора рылась в книгах — в основном бегло просматривая, проверяя ссылки и время от времени жадно читая длинные абзацы. Закончила как раз к обеду, но аппетита не было. Она позавтракала одним кофе, и кофеин все еще пел в жилах, уверяя, что в еде нужды нет. Возможно, впрочем, что так наполнил ее энергией не кофеин, а чтение.

Сначала археологический мир высмеивал Шлимана и его веру в реальность Троянской войны, но потом он взял и нашел Трою в северной Турции и внезапно привлек всеобщее внимание. Многие, однако, по-прежнему были настроены скептически, а его методы смущали даже приверженцев. Шлимана обвиняли в том, что он «приукрашивает картину», неправильно наносит на карту места обнаружения предметов и просто собирает их в кучу, чтобы подтвердить правоту древних поэтов и увеличить собственную славу. А еще был эпизод с кладом Приама.

Согласно Гомеру, Приам — царь Трои, у которого было пятьдесят сыновей, в том числе Гектор, Троил и Парис. Парис вызвал войну, похитив Елену у Менелая, брата Агамемнона. Гомер утверждал, что город Приама был богат золотом, однако раскопки Шлимана ничего особенного не обнаружили. А потом, как раз когда земляные работы заканчивались, он лично наткнулся на клад, едва присыпанный землей, — богатейшее собрание ювелирных изделий. Эта замечательная — и для многих сомнительная — история приобрела еще более странный оттенок, когда уже сфотографированный клад (причем украшения были надеты на жену Шлимана Софию) исчез. Турецкое правительство рвало и метало. Чиновники были убеждены, что археолог тайно вывез сокровища из страны, украл их...

Если могло пропасть одно собрание находок, почему не могло пропасть другое?

После работ в Турции Шлиман начал раскопки в Микенах — с вполне определенной целью. Согласно легенде, когда Агамемнон, царь победоносных греков, вернулся в Микены, неверная жена Клитемнестра заманила его в купальню, где и убила с помощью любовника. Царя похоронили с большой пышностью; Шлиман рассчитывал найти могилу.

Греческое правительство, настроенное скептически, в конце концов все же выдало разрешение на раскопки. Шлиман был убежден, что царская гробница находится внутри крепостных стен, и выкопал шахту прямо в главных воротах, уверенный, что извлекает слежавшийся грунт. Однако, углубившись на десять футов (а работы шли под проливным дождем), он ничего не нашел — и начал другую шахту. Потом еще одну, потом еще три... И вот тут началось самое интересное.

Он разыскал несколько гробниц с разрозненными останками многочисленных тел. На них были надеты золотые венцы, отделанные медной проволокой, рядом лежали серебряные вазы и обсидиановые ножи. В четвертой шахтной гробнице обнаружились останки пяти тел, усыпанные драгоценными камнями. Здесь же откопали изумительную бычью голову, серебряную с золотыми рогами, а еще бронзовые мечи и золотые кубки. Самое замечательное — на трех телах были великолепные золотые маски.

Потом Шлиман вернулся к первой шахте и углубил ее — и археологический мир застыл в изумлении. Все взгляды обратились к древнегреческой крепости. Именно в последней гробнице ему попалась богатейшая из всех находок: три тела, на двух из которых были золотые маски, и третья погребальная маска, не похожая на остальные — больше, царственнее.

Шлиман якобы отправил в афинскую газету телеграмму (позже это все отрицали), в которой с обычной гордыней объявил, что «посмотрел на лицо Агамемнона».

Он ошибся. На самом деле тела и сопровождающее их посмертное имущество были на три века старше Агамемнона, если такой человек вообще существовал. Более того, некоторые ученые весьма настороженно восприняли эффектную маску «Агамемнона». Она неправильной формы, говорили они, стиль исполнения носа не соответствует другим частям, усы по моде девятнадцатого века... Мог ли Шлиман перейти от воровства и мелких подтасовок к откровенному подлогу?

Когда Дебора, удобно устроившись в кресле, обдумывала все это, в голове у нее постепенно зародилась новая идея. Возможно ли, что при микенских раскопках было найдено больше, чем объявил Шлиман? Что, если несколько нетрадиционная погребальная маска, приписанная (хоть и неточно) Агамемнону и занявшая почетное место в экспозиции Национального археологического музея в Афинах, была подделкой, которой Шлиман подменил настоящую? А подлинник «исчез», как исчез из Трои клад Приама? И всего несколько часов назад был в спальне Ричарда? А коли догадка верна, то как, черт возьми, маска туда попала?

Ричард, хоть и ребячливый по натуре, был далеко не глуп. Если он верил, что в комнате за книжным шкафом содержится величайшая коллекция микенских сокровищ за пределами Греции, то просто обязан был иметь доказательства ее подлинности. Почти наверняка эти доказательства как-то связаны с происхождением: где и когда маска была найдена. В археологических кругах происхождение — это все. Смог ли Ричард проследить историю маски до той минуты, когда ее впервые извлекли из земли? И если да, кому еще это известно? Убийцам? Тем, кому он звонил в Грецию? Случайно ли совпало, что русский старик, появившийся здесь всего несколько дней назад, умер в ту же ночь рядом с музеем? Могли он что-то знать об этих древностях?

Дебора взяла с тумбочки телефонную книгу и набрала номер, держа наготове ручку и блокнот с символикой отеля.

— Полицейский участок округа Декалб, — произнес женский голос.

— Я звоню насчет русского, которого убили недалеко от музея «Друид-хиллз» два дня назад.

— А кто вы?

— Дебора Миллер, — ответила она, внезапно преисполнившись уверенности, что ей ничего не скажут. — Я работаю в музее. И, — добавила она неожиданно, — я помогала опознать тело.

Это было правдой. До некоторой степени.

— Делом занимается детектив Роббинс, но его сейчас нет. Что-нибудь передать?

— Да ничего, — ответила Дебора. — Я просто хотела спросить, в каком состоянии дело.

— Оно почти закрыто.

— Уже? Есть подозреваемый?

— Нет, — ответила женщина-полицейский, — и маловероятно, что появится при таких-то обстоятельствах... Нет зацепок, даже оружие по пуле не удается установить.

— «При таких-то обстоятельствах», — повторила Дебора. — Что это означает?

Женщина явственно вздохнула, и Деборе послышался шелест бумаг. Потом начала читать вслух:

— У мистера Сергея Волошинова, не гражданина США, истек срок визы; кроме того, судя по всему, он был психически неуравновешен. Бродил по улицам ночью и, вероятно, наткнулся на дурную компанию. Вот и все. Вряд ли мы выясним больше.

— Волошинов, — повторила Дебора, записывая. — А как вы узнали его имя?

— Нашли в кармане подписанный конверт. С русскими властями и ближайшими родственниками связались; наверное, его похоронят здесь.

— Ближайшие родственники?

— Дочь в Москве. Александра.

— А что там с письмом? Переводчик сумел что-то разобрать?

— Подождите. Переводчик... переводчик. Ага. — Женщина снова начала зачитывать по бумаге бесцветным голосом: — Переводчик Дэвид Бэрронс сообщил, что письмо было сильно повреждено, уцелело всего несколько слов. Часть одного предложения: «Я больше, чем когда-либо, уверен, что остатки так и не достигли Мари». Последнее слово трудночитаемо и, возможно, неполное. Написано письмо по меньшей мере лет двадцать назад.

— Вот и все, — добавила она после паузы. — Вы можете позвонить еще, но детектив Роббинс вряд ли скажет вам что-нибудь новое. А теперь, если позволите...

«Я больше, чем когда-либо, уверен, что остатки так и не достигли Мари...»

Дебора обнаружила, что крутит эту фразу в голове. Могли ли «остатки» быть связаны с археологией? Могла в их число входить микенская погребальная маска? Могли загадочный русский разыскивать находки Шлимана и столкнуться с теми, кто забрал их из потайной комнаты в спальне Ричарда?

Глава 17

Дебора вернулась в музей взбудораженная, хоть и сознавала, что у нее по-прежнему нет ничего, кроме догадок. Хотелось поделиться с Кернигой, даже с Кельвином Бауэрсом... все равно с кем. Микенская погребальная маска, неизвестная миру, тайно вывезенная из Греции Шлиманом сто лет назад и прослеженная одиноким русским до Атланты в штате Джорджия! Потрясающе! Этого почти хватило, чтобы отвлечь ее от смерти Ричарда. Если поделиться своими размышлениями с полицией, можно и почтить память Ричарда, и убийцу разоблачить. Кто знает, вдруг маску, из-за которой он умер, найдут снова. Трудно придумать более подобающий памятник.

Но сначала надо кое-что сделать. Дебора не ела все утро и внезапно почувствовала жуткий голод. Вспомнив, что после приема осталась кое-какая еда, она спустилась в кухню, расположенную на задах музея. К счастью, Тони нигде не было видно.

Дебора сняла крышки с лотков в холодильнике и осторожно принюхалась. Попробовала паштет и нашла его таким же неаппетитным, как и два дня назад. Кстати. Она сняла трубку висящего на стене телефона и позвонила в фирму, организовывавшую банкет. С вываливанием обрывков мыслей на Кернигу (в присутствии Кина, мрачно ухмыляющегося на заднем плане) придется немного подождать.

— «Тейст оф элигенс», — раздалось в трубке. — Чем могу помочь?

— Это Дебора Миллер из музея «Друид-хиллз». Будьте добры, могу я поговорить с Элейн?

Пауза, потрескивание (видимо, трубку передавали из рук в руки), потом на линии раздался новый голос, приятный и официальный:

— Элейн Шотридж слушает.

Дебора начала перечислять жалобы. Ей уже приходилось иметь дело с Шотридж, и она знала, что вежливость и деликатность ни к чему не приведут. На мгновение возникло чувство, что все как обычно. Просто еще один деловой звонок. Ричард работает в кабинете наверху и весело ожидает отчета Деборы о схватке с Элейн Шотридж, тиранической королевой обслуживания банкетов и приемов.

— В нашу защиту могу сказать, что размеры холодильника оказались для нас неожиданностью.

— Размеры холодильника не объясняют, почему ваши люди не убрали за собой или почему нам не хватило красного вина.

— Мы учтем это в счете и охотно сделаем скидку, — сказала Шотридж. — Десять процентов?

— Давайте лучше пятнадцать, — ответила Дебора. — Выбор канапе не привел меня в восторг.

— Мисс Миллер, — ледяным тоном процедила Шотридж, — я не возражаю против учета фактических ошибок, но вопросы вкуса не оправдывают попытку манипуляции с ценами. Наши канапе превосходного качества, сделаны вручную, и мне не нравятся намеки, что они не соответствуют...

Вот тут следовало бы сказать, что Ричард умер и что пререкания из-за нескольких тарталеток с голубым сыром занимают далеко не самое первое место в ее списке первоочередных дел... но Дебора просто не могла. Какое-то время она вела себя так, как надо, как всегда. Как не смогла бы, если бы заговорила о смерти Ричарда. Она прибегла к сарказму, которого старалась избегать.

— А мне не нравится платить тридцать баксов за тарелку с завернутыми в ветчину дынными шариками, напоминающими по вкусу бараньи глаза, завернутые в подметки, поэтому давайте откажемся от претензий на кулинарию как искусство, хорошо?

— А греческие друзья мистера Диксона лично хвалили меня за пирожки с фетой и шпинатом! — обиделась Шотридж.

— Минуточку, — переключилась Дебора. — Греческие друзья мистера Диксона? Какие греческие друзья?

— Два джентльмена, с которыми он разговаривал во время вашего выступления.

— Откуда вы знаете, что это были греки?

— Они выглядели как греки, — ответила Шотридж. — Они разговаривали на греческом, и... да, конечно... мистер Диксон сказал, что это греки.

Несомненно, Шотридж тоже знала толк в сарказме.

— Что еще они говорили? — спросила Дебора. Никаких греческих имен в списке гостей не было, в этом она не сомневалась.

— Ничего, — ответила Шотридж. — Они говорили между собой — по-гречески, — а я шла мимо с подносом, и мистер Диксон спросил, нет ли еще пирожков для его греческих друзей, потому что они им очень понравились. Мол, лучшего сыра фета они в жизни не ели. Греки кивали, улыбались и взяли по три каждый. Потом я их оставила.

— И все?

— Нет. Мое последнее предложение: двенадцать процентов.

— Договорились, — и Дебора повесила трубку.

Пора было побеседовать с полицией.

Глава 18

Дебора запихнула в рот еще бутербродик, запила его стаканом клюквенного сока и уже собиралась уходить, когда вошел Кельвин Бауэрс.

— Кельвин, — начала она не раздумывая, просто поддавшись порыву, — вам нравился Ричард?

Бауэрс нахмурился, мысленно приспосабливаясь к неожиданному вопросу и к тому, что его назвали по имени.

— На самом деле я с ним лично ни разу не встречался... Да, наверное, нравился. А что?

— Вам трудно поверить, что для него музей был важнее личного состояния, даже репутации?

— Ни капельки, — ответил Бауэрс.

Дебора кивнула. Ее чувства к нему стали чуточку теплее.

— Мне тоже.

На кратчайшую долю секунды перед глазами возникла вся греческая коллекция — с маской на переднем плане, — разложенная по витринам для всеобщего обозрения, в фойе или в специально построенном зале в конце длинного темного коридора, увешанного образовательными текстами и рисунками: лучшее собрание греческих древностей за пределами Афин. Несомненно, этот образ преследовал и Ричарда.

Кельвин, наблюдавший за ней, словно мог видеть картины у нее в голове, кивнул:

— Понимаю. Если я что-то могу сделать...

Дебора улыбнулась и выдохнула, осознав, что задерживала дыхание.

— Кстати говоря, — добавил он, — у меня не хватает кое-какой юридической корреспонденции Ричарда. Где еще посмотреть?

— В кабинете, — ответила она. — Я держу там большую часть всего, что связано с музеем. Вы ищете что-то определенное?

Он казался немного сконфуженным.

— Как я говорил, мистер Диксон оформлял кое-какие бумаги, касающиеся и его личных активов, и его доли в музее. Возможно, они имеют отношение к завещанию. Полиция захочет узнать юридическое состояние его имущества — на случай, если это влияет на проблемы мотива.

Дебора деловито кивнула, стараясь показать, что это ее не пугает.

— Личные бумаги должны быть в папках, относящихся к дому, а не к музею. Если только их не прислали совсем недавно.

— Насколько недавно?

— Если они были адресованы на дом, то не больше одного-двух дней назад, — объяснила Дебора. — Если корреспонденция личная, но приходит на адрес музея — нужно несколько дней. Дом и музей числятся на одной улице, но под разными номерами: у дома — сто сорок три, у музея — сто пятьдесят семь. Здание одно и то же, так что не спрашивайте меня, почему так. Главное, что у нас два почтовых ящика. Я занимаюсь всей деловой частью, отсеиваю ерунду и передаю то, что осталось, на его рассмотрение. Остается обычно немного, и, если я не помечаю что-либо, он добирается до этих бумаг, когда руки доходят. А что?

Бауэрс замер, прищурив глаза, потом усмехнулся:

— Да ничего серьезного. Просто не люблю, когда деловые бумаги попадают к кому-нибудь, кроме адресата. Что вы хотите — я юрист!

* * *

Детективы Кернига и Кин были наверху, в кабинете рядом со спальней Ричарда — изучали список гостей и описи музея. Дебора посмотрела на лестницу, а потом решила, прежде чем подняться к ним, забежать в уборную.

Туалет рядом с офисом предназначался для сотрудников музея. В каморке помещались унитаз, раковина с банкой жидкого мыла и электросушилка для рук — из тех, после которых всегда приходится вытирать руки о штаны. Выключатель был подсоединен к вытяжке, которая жужжала и шумела почти так же громко, как смывной бачок. Когда вытяжка и сушилка работали одновременно, трудно было вообще что-то расслышать, и звук разговора на повышенных тонах застал Дебору врасплох.

Ей понадобилась секунда, чтобы понять, откуда доносятся голоса. В стене над унитазом была просто отдушина — не вытяжка и не система отопления. Сначала Дебора почти не обратила внимания на разговор, потом в голове что-то щелкнуло. Голоса мужские, более того, голоса детективов, с которыми она собиралась поговорить. Даже несмотря на вой сушилки, сомнений быть не могло.

Наверное, труба проложена прямо через кабинет наверху.

Раньше она этого не замечала, и неудивительно: в личном святилище Ричарда никогда не говорили громко.

Один из голосов громче другого. Кернига? Нет, Кин.

Сушилка постепенно стихла, и голоса стали яснее.

— Это ты так говоришь! — проревел Кин. — С какой стати я должен тебе верить?

Невнятный ответ Керниги и ехидный смешок Кина. Кернига снова что-то пробормотал, но Дебора не уловила ни слова.

Поддавшись порыву, она протянула руку и выключила свет. Комната погрузилась в темноту и тишину — остановилась вытяжка. Голос Керниги, слегка металлический из-за эха отдушины, заструился тихо, как дым.

— Я уже сказал тебе. — Он говорил холодно, но раздраженно. — Если сомневаешься, поговори со своим капитаном.

— Уже поговорил, — заорал Кин, — и ты знаешь, чем это для меня закончилось!

— Значит, вопрос закрыт? — спросил Кернига.

— Нет, черт побери, не закрыт! Ты перевелся из округа Генри? Я звонил им сегодня утром, и там никто о тебе не слышал. Никто.

Дебора внезапно вся похолодела в темноте. Волосы на затылке снова встали дыбом, как у дверей квартиры, когда она почувствовала запах одеколона и трубочного табака.

— Твой капитан приказал тебе работать со мной, — сказал Кернига. Теперь в голосе звучала сталь, словно он сдерживал сильный гнев. — Если недоволен, обратись к нему.

— Да ты хотя бы коп? — спросил Кин. — Я заметил, какое у тебя было лицо, когда я дал тебе те бланки. Ты никогда раньше ничего подобного не заполнял. Хотел бы я поглядеть на твой значок.

Тут кто-то потянул дверь туалета снаружи, и больше Дебора ничего не услышала.

Глава 19

Это была Тони.

— Простите, — сказала уборщица без тени раскаяния в голосе, но потом, видимо, что-то заметила в мертвенно-бледном лице Деборы. — Из-под двери не было видно света, вот я и подумала... Вам нехорошо? Вы будто призрака увидели.

— Пустяки, — ответила Дебора. — Я просто... немного устала. Последние дни выдались тяжелые. Наверное, мне надо...

Она сама не знала, что ей надо. Неопределенно махнула рукой и попыталась улыбнуться — судя по озабоченному виду Тони, без особого успеха.

— Вам что-нибудь нужно?

— В общем, нет.

— Хотите, я позову копов?..

— Нет! — Это прозвучало резче, чем Дебора хотела. — В смысле... Все хорошо, спасибо. Я поговорю с вами позже.

Она вышла и зашагала по коридору — прочь от лестницы, ведущей в кабинет Ричарда, — в сторону музея. Шаги ускорялись вместе с укреплением решимости, и потому мимо мерзких образцов викторианской таксидермии она почти бежала. Нырнула в офис музея, открыла сейф и достала свой паспорт. Через две минуты Дебора была в фойе с тираннозавром и деревянной женщиной-драконом. Через четыре минуты — уже отъезжала со стоянки на своей машине.

Сотовый был отключен, и она так его и оставила.

Ей надо попасть домой или по крайней мере обратно в гостиницу. Поспать. Чтобы в голове прояснилось.

Это не изменит того, что ты услышала.

Конечно, не изменит, думала Дебора, преодолевая светофоры у шоссе Бафорда и двигаясь в сторону федеральной автострады, но, может быть, в том, что она услышала, появится какой-то смысл, если уехать подальше от музея с его странными сокровищами. Ей просто требовалось немного времени для себя.

Она уже сворачивала на трассу Ай-85, ведущую на юг, к окраине, когда ее напугал визг шин на дороге позади. Поглядев в зеркало, она успела заметить, как темный фургон, проскочив на красный свет у въезда на магистраль, ринулся за ней.

Атлантские водители! Всегда готовы рискнуть жизнью и здоровьем, лишь бы попасть домой на пять минут раньше.

Дебора осталась в правом ряду, чтобы не мешать лихачу, и задумалась, куда ехать. Она безотчетно направилась домой, а не в «Холидей инн», поскольку гостиница была слишком близко к музею. Слишком близко к Керниге и Кину.

Может, покататься часок? Или погулять в Пидмонт-парке?.. Да, поезжай домой, припаркуйся на Джунипер и пройдись вокруг озера.

Эта мысль дала ей ощущение цели, и Дебора на секунду расслабилась, соскользнув в отстраненное состояние, позволяя потоку машин унести тревогу. Рассудок, немного успокоившись, вернулся к разговору, подслушанному в уборной. Могла ли она ослышаться? Вряд ли. Может, это какая-то шуточка для своих? Еще менее вероятно. Значит, Кин подозревает, что Кернига — человек, отвечающий за расследование смерти Ричарда, — на самом деле и не коп вовсе? Как такое возможно? Что это означает?

Объезжая Дугу Грейди, Дебора все еще двигалась по внутренней полосе, так что отвесная бетонная стена была справа от нее, и менее сознательная часть мозга, сосредоточенная на вождении, прервала прочие мысли, указав на знакомый знак:

КОНЕЦ ПРАВОЙ ПОЛОСЫ – 1500 ФУТОВ

Дебора взглянула в боковое зеркало и начала забирать влево, резко крутанув руль назад при виде грузовика, пристроившегося в ее мертвой зоне.

Внимание!

Она отмахнулась от всех прочих размышлений и крепче сжала руль.

Ехавший слева грузовик не менял траектории — очевидно, водитель не обратил внимания на то, что она чуть в него не врезалась. Дебора увеличила скорость, чтобы проскочить мимо, но грузовик (приглядевшись, она поняла, что это фургон) тоже увеличил скорость.

— Да обгоняй же тогда, мачо хренов! — пробормотала она, уменьшая скорость, чтобы его пропустить. Места для спора на дороге было мало, а транспортные потоки в Атланте двигаются с неумолимой скоростью. Без обочины, с бетонной стеной справа — для ошибки места не оставалось.

Фургон тоже сбросил скорость, теперь он шел нос к носу с ее машиной. Дебора повернулась, чтобы пронзить водителя холодным взглядом, но окна фургона были сильно затонированы, и она не смогла заглянуть внутрь.

Фургон?

И тут ее как стукнуло. Это был тот самый фургон, который проскочил на красный свет, чтобы не отстать, когда она только выезжала на федеральную трассу. Водитель — не просто идиот, играющий в дурацкие высокоскоростные игры.

«Конец полосы — 1000 футов, — объявил знак над головой. — Перестраивайтесь влево».

— Я и пытаюсь, — сказала Дебора.

Она включила поворотник и нажала звуковой сигнал. Никакой реакции. Чего и следовало ожидать. Фургон ехал за ней от самого музея и нарочно ее зажимал. Дебора увеличила скорость до пятидесяти, потом до шестидесяти миль в час. Впереди уже было видно, как полоса переходит в узкий клин, отмеченный оранжевыми конусами вдоль закругленной бетонной стены, выраставшей у нее на пути.

Фургон набрал скорость и понемногу начал перестраиваться в ее ряд. Справа внезапно выросла темная масса стены. Ей не хватало места. Борясь с нарастающей паникой, Дебора одно понимала абсолютно четко: если он не уйдет и она на такой скорости врежется в стену, смерть неминуема.

«Конец полосы — 500 футов».

Она резко затормозила; задняя часть «тойоты» слегка развернулась, слегка задев цементное ограждение. Машину тряхнуло, послышался скрежет металла. Долю секунды казалось, что фургон ушел вперед, но потом он тоже притормозил, загораживая ей дорогу.

Теперь скорость Деборы не превышала двадцати пяти миль в час, но стена впереди принимала угрожающие размеры.

«Прекрасно. Я совсем остановлюсь».

А что потом? Что, если он тоже остановится? Что, если он вылезет из машины?

На кратчайшее мгновение она увидела тело Ричарда, лежащее на полу, такое бледное, такое старое... Убийца не знает жалости.

Дебора устремила взгляд на бетонную стену и вжала педаль акселератора в пол.

Глава 20

Безумие. Серая масса стены помчалась навстречу. Безрассудство. Самоубийство.

А еще это было последнее, чего ожидал водитель фургона. К тому времени, как он понял, что она делает, и поддал газу, Дебора опережала его на десять ярдов, уходя влево от вырастающей впереди стены.

Она срезала угол, почти не снижая скорости, и вклинилась в поток под хор автомобильных гудков и визг тормозов.

«Безумие! Ты могла погибнуть».

— Я бы погибла, если бы остановилась.

Дебора встроилась в средний ряд, чувствуя, как успокаивается дыхание, и помахала рукой, извиняясь перед разъяренными водителями. Одновременно она повернула зеркало заднего обзора и успела заметить, как темный фургон ушел на ближайший съезд с магистрали и исчез из виду.

Дебора не поехала в парк. Ненадолго остановилась возле банкомата, сняла максимально разрешенную сумму наличными, потом вернулась на федеральное шоссе и оставила ободранную машину на стоянке у Кегилат-Хаим, реформистской синагоги, к которой формально принадлежала. Прошла пешком до станции «Художественный центр» и закончила путешествие на метро, которое доставило ее прямо в терминал международного аэропорта Хартсфилд-Джексон.

Кто-то вломился в ее квартиру и — хуже того — там ее поджидал. Кто-то хотел столкнуть ее с дороги. Кто-то убил Ричарда. Как ни печально, полиции — людям, к которым она больше всего хотела бы обратиться, — доверять в этом деле нельзя. Надо удирать. Далеко. Не считая сумочки (забитой музейной корреспонденцией, которую она даже не успела вскрыть), багажа у нее не было; впрочем, Дебора никогда не придавала особенного значения одежде. Все, что нужно, она купит на месте. Когда прилетит.

Вот только куда прилетит?

Этого Дебора еще не решила и именно об этом размышляла, сидя в почти пустом вагоне на жестком пластиковом сиденье. По недоступным пониманию причинам эти сиденья были мерзкого оранжевого цвета, вызывающего головную боль и тошноту.

Можно было бы поехать домой, в Бруклин, к матери и сестре, но этот вариант Дебора отвергла сразу же. В Массачусетс она приезжала редко (по мнению мамы, очень редко), и, наверное, именно поэтому ее визиты никому не приносили радости. Каждый раз все сводилось к взаимным упрекам и неуклюжему переливанию из пустого в порожнее. И так было почти все время с тех пор, как умер отец.

«Мамочка, привет, это Дебби. Кто-то пытался меня убить. Не возражаешь, если я загляну?».

Черт, лучше не надо.

Она вошла в южный терминал аэропорта и пробилась через толпу к стойке регистрации «Дельты». Дебора решила не звонить заранее и по возможности сделать так, чтобы ее имя на билете написали с небольшой ошибкой: с одной стороны, это должно было быть похоже на опечатку, с другой, замедлило бы полицейский розыск по компьютерам авиакомпании.

Нет! Это же полиция! Им можно доверять. Расскажи им о фургоне. Ты просто обязана доверять им, иначе... Снова наступит хаос? Именно.

Она поглядела на мониторы, затем подошла к короткой очереди, основу которой составляло задерганного вида семейство с многочисленными чемоданами, вываливающимися из двух тележек. Женщина за стойкой — с жесткой завивкой и усталыми глазами — что-то объясняла насчет электронных билетов. Дебора оглянулась. Всего несколько ярдов до дверей в стене из зеркального стекла, дверей к дороге, нормальному, будничному миру...

Где страдающие манией убийства водители пытаются вбить тебя в твердый бетон или, если ты остановишься, загнать в какой-нибудь заброшенный тоннель, — с ножом, который оставляет симметричные синяки вокруг раны...

Резко повернувшись, она столкнулась с немолодым мужчиной в нелепом костюме-тройке. Он был весь в поту и, как почти все путешественники, выглядел озабоченным.

— Простите, — сказала Дебора.

Мужчина скорее удивился, чем обиделся. Он ничего не ответил, и Дебора снова повернулась к стойке. Разыщи полицейского.

Который передаст ее Керниге? Нет. Единственным союзником Деборы оказался юрист, о котором она никогда раньше даже не слышала.

— Могу вам чем-то помочь? — Женщина сверкнула профессиональной улыбкой.

Семейство покатилось прочь, озабоченно переговариваясь и изучая посадочные талоны, словно те зашифрованы.

— Есть еще свободные места? — спросила Дебора.

— На этот рейс? — сказала женщина. — Решаетесь в последнюю минуту, да?

Дебора молча улыбнулась. Женщина посмотрела на свой компьютер.

— Ага. Вам придется поторопиться, проверка долгая. В одну сторону или туда и обратно?

— Туда и обратно, — сказала Дебора. — Можно обратный билет с открытой датой?

— Конечно, — сказала женщина, стуча по клавишам. — Вот. Как желаете платить?

Пользоваться кредиткой не хотелось, но выбора не было. Ее же не будут искать прямо сейчас? Дебора положила на стойку карту «Мастеркард». Женщина как раз проверяла цену.

— Так-так, один билет с открытой датой по маршруту Атланта — Афины, Афины — Атланта...

Интерлюдия

Франция, 1945 год

Эдвард Грейвс снял белый шлем военной полиции, запихнул под вещмешок на пассажирском сиденье в кабине грузового «опеля» и целеустремленно зашагал на деревенскую почту. Он немного беспокоился об этом этапе плана, потому что не говорил по-французски, но разговаривать и не пришлось. Грейвс показал аккуратно подделанное удостоверение почтмейстеру и подождал, пока какая-то старуха что-то с благодарностью бормотала насчет освобождения. Он кивал и улыбался, желая лишь, чтобы она оставила его в покое.

— Один пакет, мсье, — сказал почтмейстер, с триумфом показывая бандероль, словно лично переплыл Ла-Манш, чтобы ее доставить.

Грейвс молча взял пакет и вышел, заметив английскую почтовую марку. Лишь благополучно вернувшись в грузовик, он быстро вскрыл пакет, оторвав край зубами, когда шпагат не поддался. Его длинные быстрые пальцы слегка подрагивали, вытаскивая письмо и пачку английских фунтов. Он быстро пересчитал деньги, потом посмотрел на записку, в которой значились только лондонский адрес и имя отправителя: Рэндолф Фиц-Стивенс. Грейвс свернул бумагу в комок и выбросил в окно, повернул ключ зажигания и подождал, пока заведется двигатель.

Три часа спустя он стоял на пристани, глядя, как из Шербурской гавани выходит транспортное судно «Сен-Ло». Транспорт перевозил демобилизованных солдат, а грузовой трюм был забит личными вещами, французскими товарами (главным образом, вином) и несколькими ящиками, перевозка которых была отдельно оплачена частными лицами вроде него. Докерам понадобилось не больше десяти минут, чтобы выгрузить ящик из кузова «опеля» и перенести в трюм, а Грейвс стоял рядом, стараясь следить не слишком внимательно, стараясь не выглядеть озабоченным — чтобы морякам не пришло в голову потрошить груз в поисках ценностей. Матросам можно доверять не больше, чем неграм.

Через две недели сам Грейвс — и груз — отправятся в Штаты, и у Рэндолфа Фиц-Стивенса не будет никакой возможности найти его, даже если бы тот знал, кого ищет, — а он не знает. Все ли британцы так доверчивы? Несколько фотографий товара — и у этого типа аж слюна закапала с клыков. Сначала Грейвс думал, что попросит десять тысяч фунтов вперед, но, когда почуял волнение британца, удвоил сумму — и Фиц-Стивенс глазом не моргнул. Богатый и тупой, подумал Грейвс. Именно такие ему и нравились. Обидно только, что можно было заломить и больше. Впрочем, забавно думать, как этот тип будет сидеть в доках Саутгемптона или куда там он просил прислать груз и неделю за неделей ждать, когда тот прибудет, а потом начнет писать озабоченные вежливые письма в какой-то убогий французский городишко человеку, который не существовал!

Все складывается как нельзя лучше. Возможно, предстоят расспросы насчет командира «шермана», если его товарищи начнут болтать, но кто станет принимать их всерьез? И совершенно ничего не связывает Эдварда Грейвса, сержанта военной полиции, с именем на отгрузочной накладной. Учитывая все обстоятельства, лето оказалось совсем даже неплохим. Война, к которой он всегда относился в лучшем случае неоднозначно, закончена, и он заложил основу замечательного будущего в Штатах.

* * *

Война в Европе действительно закончилась, но всего пару недель назад, и не все немецкие войска сложили оружие: кто-то не знал о капитуляции, кто-то решил не сдаваться до конца. В подобном положении оказалась и одинокая искалеченная подводная лодка — ее боевую рубку и радиоаппаратуру повредило случайной миной. Немецкая лодка «U-146» типа «VII-В» из Сен-Назера практически дрейфовала по воле волн, еле-еле слушаясь руля, в ста двадцати милях к северо-западу от Шербура почти две недели, в течение которых волны оторвали последние остатки радиоантенн, сделав невозможной связь с Фатерландом или его агентами. Капитан знал, что война идет к концу и дни Третьего рейха сочтены, однако был кадровым военным и не хотел бросать искалеченное судно. Он решил выждать еще сутки, прежде чем посылать сигнал SOS. Спасателями, если они успеют до того, как лодка уйдет на дно, вероятно, окажутся американцы. Он подождет, пока они приблизятся достаточно, чтобы подобрать людей из воды, и потопит судно.

Транспорту «Сен-Ло» ужасно не повезло, что с немецкой лодки его заметили, когда до назначенного срока оставалось три часа, а в торпедных аппаратах еще были две торпеды, готовые к бою.

Часть II

ЗА ВИННО-ЧЕРНЫМ МОРЕМ…

Поскольку «Каддиш» выражает дух бессмертия в человеке, поскольку он отказывается признать победу смерти, поскольку он дозволяет иссохшим цветам, упавшим с древа рода человеческого, распуститься и цвести вновь в сердце человека, он обладает благословляющей силой. Знать, что, когда ты умрешь, останутся те, кто, — где бы они ни были на этой огромной земле, бедные они или богатые, — будут посылать эту молитву тебе вслед, знать, что они будут лелеять память о тебе, как драгоценнейшее наследие — на какое более удовлетворяющее или благословляющее знание еще можно надеяться? И таково знание, открытое нам «Каддишем».

Размышления о «Каддише» из «Сборника молитв на субботы и праздники» Американского раввинского собрания и Объединенной синагоги Америки

Глава 21

Решение ехать в Грецию пришло само собой. Именно там все началось. Именно там Шлиман нашел сокровища. Именно оттуда приехали таинственные гости Ричарда, именно туда Ричард тайно звонил. Оттуда и следует начинать. Дома доверять полиции нельзя, а Греция далеко и от музея, и от человека, сидевшего за рулем того фургона. Почему-то Дебора не сомневалась, что все это связано. Каждая миля полета приближала ее к истокам событий, унося все дальше от их смертоносных результатов.

Дебора никогда не спала во время полетов. Для ее роста и сложения в самолетах было слишком тесно, и ей не нравилось спать среди чужих людей. Плохо уже то, что они находились с ней вместе в летящей металлической трубе; еще хуже было бы позволить сознанию отключиться. Однако сегодня больше, чем когда-либо, она жалела, что не может проспать всю дорогу через Атлантику и над Средиземным морем и проснуться уже над сверкающими синими водами Эгейского моря.

Уснуть не удалось, как ни убеждала она свое тело считать, что наступила ночь. Дебора была измучена, перспектива лететь больше десяти часов и в результате сойти на землю на заре афинского утра наводила тоску. Однако мозг сводил на нет все попытки уснуть, слова вспыхивали перед закрытыми глазами, как субтитры к иностранному фильму. Сейчас не время расслабляться, гласили они. Нужно разработать план. У нее нет местной валюты (в Греции еще драхмы, или там уже перешли на евро?), нет брони в гостинице, нет понимания того, зачем она взялась за это дурацкое дело и что намерена делать теперь, раз уж взялась. О сне не могло быть и речи.

Дебора смотрела какой-то фильм, ела то, что перед ней ставили, и провела половину «ночи» (шторки опустили, и почти все пассажиры спали как младенцы), расхаживая по проходу, хотя и понимала, как раздражает тех, кто тоже не в состоянии уснуть. Она заметила человека в костюме-тройке, с которым столкнулась в очереди у стойки регистрации; тот читал, не обращая на нее никакого внимания.

Прошло два часа. Еще три. На какое-то время она вроде бы уснула, но, когда посмотрела на часы, стрелки как будто вообще не сдвинулись с места. Дебора сидела, думала, ждала и никак не могла понять, что ей, черт возьми, делать, когда самолет приземлится.

Ну что ж, по крайней мере она будет в безопасности.

Человек в костюме-тройке опустил книгу, потом выгнулся, словно разминая затекшие от долгого полета мускулы. При этом он бросил безразличный взгляд назад — туда, где высокая американка заглядывала мимо сидящего у иллюминатора соседа, чтобы увидеть утреннее солнце через наполовину опущенную шторку. Он был уверен, что она не узнала его, и это было к лучшему. Когда самолет приземлится, ему придется держаться поблизости. В конце концов, никакой особенной спешки нет, и самое главное — правильно рассчитать время.

Глава 22

В Афинах было жарко. Сухой и пыльный зной неприятно лип к коже. Пыль наполовину состояла из песка, похожего на размолотый в порошок бетон; поглядев на город из окна идущего из аэропорта автобуса, Дебора поняла, что скорее всего так оно и есть. Когда по телевизору показывали Олимпиаду, представлялось, что Афины и окрестности — сплошь древние руины и идиллические беленькие деревеньки, прилепившиеся к скалам на фоне голубого моря и еще более голубого неба. Она не была готова к этим милям безликих серых кварталов, многие из которых выглядели то ли недостроенными, то ли не до конца снесенными.

Напротив сидел мужчина лет пятидесяти, стройный, мускулистый и слишком уж холеный. Он сжимал руку девушки младше его чуть не вдвое, весьма фигуристой красотки с капризным личиком, которая вполне могла бы быть его дочерью, если бы не то, как собственнически он целовал ее шею. Дебора отвела взгляд, но за окном смотреть было не на что, кроме затянутых смогом бетонных улиц.

Какого черта ты здесь делаешь?

— Ищу ответы и прячусь, — пробормотала она про себя. — И не обязательно в таком порядке.

В аэропорту она нашла стойку с информацией для туристов и книжный магазин и купила «Путеводитель по Греции», с запозданием обнаружив, что издан он в 1995 году и все цены в нем в драхмах. Греция же, как выяснилось, перешла на евро. Что еще в этой книге устарело, Дебора не знала, и, поскольку это вызывало лишь вялое раздражение, решила не забивать себе голову. Она выбрала один из отелей — «Ахилл», — который, согласно путеводителю, располагался в центральной части Афин, и позвонила туда от информационной стойки, надеясь, что телефон не изменился. Не изменился. Забронировав номер, она добралась до автобуса и отправилась в долгий, наводящий уныние путь в собственно Афины.

Из автобуса Дебора вышла на площади Синтагма, одной из роскошнейших частей города, рядом с национальным парком и зданием парламента, потом нашла улицу Эрмоу и направилась на запад. Ей далеко не сразу удалось найти дорогу по переулкам, названия которых были написаны непривычным, но в общем-то понятным греческим шрифтом, однако наконец она добралась до скромного прохладного фойе «Ахилла». Администратор за конторкой была вариантом девушки из автобуса: черноволосая и красивая, искренняя и скучающая. Деборе, которая всегда считала чрезмерную услужливость персонала в американских гостиницах фальшивой и несколько тревожащей, она сразу же понравилась.

Дебора зарегистрировалась под своим именем. Атланта, в конце концов, была очень далеко от этого скромного здания в Старом Свете с мраморными полами и ослепительной, но равнодушной красавицей за конторкой.

— У вас нет багажа? — спросила девушка.

— Нет. — Дебора беспокойно улыбнулась, словно это делало ее эксцентричной или подозрительной.

— Хорошо, — сказала девушка, которой было абсолютно все равно. — Вот ваш ключ.

Комната оказалась довольно приятной, тихой и отличалась той же небрежной элегантностью, какую Дебора отметила внизу. Расшатанный лифт и слишком узкая лестница смутили ее, но в том, что действительно важно, гостиница оказалась превосходной. Ванная комната тоже была отделана мрамором — настоящим мрамором, слегка искрящимся, когда поворачиваешь голову, а не поддельным, как в Штатах, а шторы — длинные и тяжелые. Дебора задернула их и лежала в темноте на жестком матрасе, прислушиваясь к тихому гудению кондиционера, пока не заснула.

Приснилось ей, что она едет по шоссе Ай-85 через центр Атланты. Дорога все время сужалась, и большие бетонные стены угрожающе высились над головой, не оставляя ей и дюйма. Дебора была скорее озадачена, чем испугана, как иногда бывает во сне, пока не осознала, что каждый второй водитель носит золотую погребальную маску.

Когда Дебора проснулась, в номере было очень тихо и темно. Она добралась до ванной и успела вынуть мыло из бело-голубой обертки, украшенной стилизованным изображением Парфенона, прежде чем вспомнила, где находится.

Греция.

О чем она думала? Дебора вернулась в спальню и потянулась за телефоном, но остановилась.

«Нет. Мне некому звонить».

Она осмотрела немногочисленные пожитки, приняла душ, поглядела в щель между занавесками на залитые ярким солнечным светом стены домов и спустилась к конторке портье. Смуглую красотку с равнодушно-оценивающим взглядом сменил мужчина лет шестидесяти. В ответ на вопрос, говорит ли он по-английски, портье равнодушно пожал плечами:

— Разумеется.

Вид у него был слегка обиженный, словно Дебора спросила, умеет ли он читать.

— Как мне добраться до Национального археологического музея?

Он достал из-за конторки карту с заранее отмеченным на ней отелем.

— Вы здесь. Музей здесь. Можно пройти пешком, но жарко. Такси лучше.

Интонация была утвердительная, а не вопросительная, однако портье ждал, словно задал вопрос. Дебора разглядывала карту, отыскивая масштаб, который указал бы, как далеко идти. Безуспешно.

— Такси туда, пешком обратно, — предложил портье. — Будет прохладнее.

Он поднял телефонную трубку. Дебора кивнула, и он набрал номер.

С заднего сиденья такси она смотрела на неописуемый бетонный город и плотный гудящий поток транспорта. Интересно, полиция ее уже ищет? Немного времени нужно, чтобы отследить ее паспорт и кредитки, но вот что будет дальше?.. Возможно, ее подозревают в убийстве Ричарда... конечно, не серьезно... не настолько серьезно, чтобы обращаться в Интерпол, если полагается обращаться именно туда.

И если полиция действительно во всем этом участвует.

Кин — полицейский. Он невзлюбил ее, но он хотя бы настоящий. Кернига же, казавшийся более благоразумным, более уравновешенным... Кто он на самом деле? Тихий голосок в душе советовал все равно позвонить и сообщить им, что она не совсем сбежала... Только зачем? Возможно, стоило бы позвонить Кельвину Бауэрсу.

«С какой стати? — произнес насмешливый голос у нее в голове. — Думаешь, он скучает? Думаешь, он тоскует по неуклюжей, эмоционально ущербной интеллектуалке, с которой столкнулся, когда ее допрашивали по делу о весьма мерзком убийстве?..»

Заткнись.

Дебора расплатилась с таксистом и выбралась в жару. Музей стоял в стороне от дороги. Она поднялась по мраморной лестнице, прошла под украшенным колоннадой портиком, купила билет и вошла, сразу ощутив открытую простоту этого места: просторные гулкие залы, окна под высокими потолками, расставленные без видимого порядка статуи с крохотными табличками.

Это была полная противоположность американским музеям — обнаженная, не идущая на уступки развлекательности или высококультурному глянцу. Здесь все было какое-то очень греческое: огромная, разделенная на отсеки коробка, где ничему не позволено отвлекать от экспонатов, выставленных с почти аскетичной простотой. Никаких указателей, никаких ярких красок или броских диаграмм. Музей словно говорил: «Если хотите узнать больше — а должны захотеть, — купите книгу или, еще лучше, вернитесь в школу». Деборе это понравилось, особенно кикладская коллекция с ее странно постмодернистскими скульптурами, напоминающими Генри Мура и Пикассо — художников, творивших четыре тысячи лет спустя.

Она внимательно рассмотрела микенскую коллекцию, переходя от витрины к витрине с намеренной медлительностью, чтобы остаться в зале одной, дав пройти спешащим туристам. Ничто из увиденного не было точно таким же, как то, что Ричард скрывал позади книжного шкафа в Атланте. Разумеется, есть и другие собрания, но это — самое большое, самое полное, и Дебора снова подумала, что если клад Ричарда составлен всего лишь из копий, то сделавшие их художники создавали вариации на тему, а не повторяли сохранившиеся образцы. Другими словами, либо в тайной комнате хранятся подлинники — и просто поразительные, — либо это подделки — и просто невероятные.

Дольше всего она стояла перед погребальными масками, особенно перед маской Агамемнона (ей было приятно увидеть, что музей подчеркивает сомнительность атрибуции). Дебора пристально смотрела на маску, стараясь вспомнить изображение, виденное на экране музейного компьютера.

Маска Агамемнона была чуть больше натуральной величины, золотая, немного асимметричная — толи по замыслу мастера, толи в результате пребывания под тоннами земли и камней в течение трех с половиной тысячелетий. Тонкий нос, изящно изогнутые брови, тонкогубый рот, широкие усы, борода. Уши были как бы отрезаны от волос и бороды и потому казались оттопыренными. Но сильнее всего поражали глаза. Миндалевидные, без радужки или зрачков, с узким разрезом во всю длину, они казались одновременно открытыми и закрытыми. Возникало жутковатое ощущение, будто лицо спит или как-то иначе удерживается между жизнью и смертью.

— Вы так долго здесь стоите...

Голос, раздавшийся рядом, был низким и с сильным акцентом. Дебора обернулась. Немолодой человек, вероятно, грек, смотрел на нее с задумчивым интересом.

— Простите. — Дебора поспешно огляделась, чтобы понять, не задерживает ли она экскурсию. Возможно, этот человек — экскурсовод. Она была так поглощена... чем? исследованием? осмотром достопримечательностей? детективной работой?.. что совершенно не заметила его присутствия. Он мог бы наблюдать за ней веками.

— Не надо извиняться. — Мужчина так выразительно пожал плечами, что его лицо при этом состарилось на десять лет. Черные глаза блестели, как леденцы. — Я привык, что люди разглядывают маску, но не многие так... — он помедлил, подбирая слово, — исчерпывающи в рассмотрении. Вы, вероятно, студентка-археолог?

Дебора улыбнулась:

— Я куратор музея. Из Америки.

— Простите, — сказал он. — Я не хотел намекать на отсутствие знаний. Мой английский... — Грек махнул рукой.

— Ничего страшного. — Теперь улыбка Деборы стала искренней. — Как археолог я специализировалась только по Американскому континенту. По части Греции я и правда студентка.

— Хорошо, — кивнул он. — Значит, вы приехали не для того, чтобы доказать, что эта наша маска — подделка.

— Нет, — ответила она. — Не для этого. А многие пытаются?

Грек снова пожал плечами, на мгновение состарившись, и повернул ладони вверх.

— Время от времени, — сказал он и кивнул, довольный фразой. — Солидные археологи, конечно, не принимают их всерьез, но спрос на заговоры будет всегда, верно?

Дебора кивнула, вдруг испугавшись, не приехала ли и она, в сущности, для того, чтобы проверить подлинность маски.

Он воспользовался ее молчанием, чтобы протянуть руку.

— Димитрий Попадреус.

— Дебора Миллер, — ответила она.

Назвалась она совершенно рефлекторно и на долю секунды засомневалась, стоило ли это делать. Но запоздалую мысль оттеснила другая.

— Минуточку. Попадреус?

Она сверилась с путеводителем.

— А вы не...

— ...директор музея, — закончил он. — Да, это я.

И слегка поклонился.

— Я люблю ходить среди наших посетителей время от времени, чтобы увидеть, чему они уделяют внимание — как правило, немногому, а что вызывает скуку — как правило, все. Туристы — очень странные существа, — заметил он, отворачиваясь от нее и глядя на редкие кучки людей. — Я часто не могу понять, зачем они пришли.

Он снова пожал плечами, и Дебора улыбнулась.

— В вашем музее выставлены предметы из Нового Света?

Новый Свет. Европейцы колонизировали Америку пять сотен лет назад, и эта земля для них по-прежнему новая. Ну что же... Дебора оглядела просторный зал, где выставлены сокровища бронзового века. Наверное, здесь время течет медленнее. Директору же музея она просто сказала:

— В основном, — и сделала эдакий протестующий жест, который вполне подошел бы и самому греку. Это должно было означать: ее музей маленький, у них нет экспонатов мирового класса.

Разумеется, кроме тайного микенского клада...

— Так она настоящая? — Дебора решила поиграть.

— А почему нет? — удивился Попадреус, внимательно вглядываясь в маску. — Стилистически она отличается от других, да, но это ничего не доказывает. Будь у нас для сравнения сотни масок, да, но их нет. У нас всего шесть. Вариации возможны из-за личных вкусов мастера, или лица умершего, или... — Директор музея характерным жестом пожал плечами и выразительно вздохнул. — Нет причин сомневаться в отчете Шлимана о том, где и когда он ее нашел. А уж сделать копию за то время, что у него было, при ограниченности имевшихся у него ресурсов?.. Это еще более невероятно, согласны?

— Наверное, — кивнула Дебора. — А вы не думали датировать маску — просто чтобы закрыть вопрос?

— Думали, — ответил он. — Увы. Некоторые методы не подходят. Исследование... как вы это называете: пыль с растений?

— Пыльца.

— Правильно. Датировка по пыльце. Ее есть смысл проводить, когда предмет только что вынут из земли, хотя полированный металл в любом случае содержит мало пыльцы. Теперь же, сто лет спустя, такой анализ ничего не даст.

— Углерод-четырнадцать? — предложила Дебора.

— Для датировки по радиоуглероду требуется отломить кусочек от маски, — сказал директор музея. — Это неприемлемо: во-первых, потому, что нет достаточных оснований подвергать экспонат таким разрушающим испытаниям, и, во-вторых, потому, что золото не очень подходит для такого анализа. Если плавка шла с древесным углем и немного углерода проникло в металл, тогда, возможно... И все равно результаты будут сомнительными.

— А датировка по гелию?

— Возможна в будущем. — Попадреус серьезно кивнул: — Нам нужно быть более уверенными в точности методики и в том, что это не повредит самой маске.

Он бросил на Дебору проницательный взгляд:

— Для человека, не заинтересованного в доказательстве того, что маска поддельная, вы задаете много вопросов.

Дебора улыбнулась:

— Профессиональное любопытство. Как куратор куратору.

— Хорошо, — улыбнулся он в ответ. — Расскажите мне о вашем музее.

Дебора рассказывала о большом каменном томагавке и вообще о новой экспозиции, посвященной племени крик, о передвижной Кельтской выставке, которая должна скоро прибыть, а Попадреус кивал, улыбался и старался выглядеть заинтересованным, даже пораженным. Дебора, конечно, посмеивалась над собой. Да и как иначе — в таком-то разговоре перед такими-то экспонатами?

Через несколько минут, движимая растущей неловкостью из-за того, что она так гордится музеем «Друид-хиллз», неловкостью, которую не могло рассеять его вежливое ободрение, она вернулась к теме микенского золота:

— Позвольте мне задать еще один вопрос.

— Пожалуйста.

— Если эта маска подлинная, есть ли, по-вашему, шансы, что Шлиман раскопал еще одну маску вроде этой, которую никогда не показывали на публике?

Позже, когда у нее появилась возможность подумать на досуге, Дебора решила, что лицо грека было похоже на большой дом с освещенными окнами, обещающими, что внутри ждут лампа и камин. Потом она задала вопрос, и шторы опустились. Мгновение Попадреус просто смотрел — то ли на нее, толи сквозь нее.

— Очень маловероятно. Не представляю, как такое могло бы случиться. — Он посмотрел на часы и улыбнулся, однако настороженная, искусственная улыбка не достигла темных леденцовых глаз. — А теперь, простите, мне придется вас покинуть. Нужно уделить внимание работе. Желаю вам, — на его лицо вернулось подобие прежней улыбки, — приятного путешествия. И, — добавил он, поворачиваясь к ней спиной, уже сделав несколько шагов прочь, — пожалуйста, приходите еще. Назовите свое имя на входе, и с вас не возьмут плату.

Дебора смотрела ему вслед, пытаясь понять, что в ее словах заставило директора так ясно расстроиться и столь поспешно отступить.

Глава 23

По дороге из археологического музея Дебора остановилась у киоска на обочине и купила ярко-желтый рюкзак — весь ее багаж на данный момент. Потом зашла в самый недорогой с виду магазин, какой смогла найти, и набила рюкзак одеждой, смутно удивляясь, не означает ли это, что она намерена провести здесь больше двух дней. Она купила футболки, шорты, хлопковое белье, довольно откровенный купальник, который, возможно, был маловат, и длинное белое платье из мягкой воздухопроницаемой ткани — наверное, муслина. Оно выглядело очень греческим, или по крайней мере Дебора по невежеству решила, что оно очень греческое в классическом смысле. Здесь все женщины выглядели типично европейскими: молодые — модно-яркие, вызывающие мысли и о щегольстве, и о милой сексуальной наивности; старые — в нелепых шалях поверх бесформенных черных платьев, в которых, вероятно, они чувствовали себя как в персональных микроволновках. Дебора надеялась, что покупки помогут ей смешаться с толпой. Как оказалось, зря. Она была выше всех — и мужчин, и женщин, — и почти все время чувствовала бесцеремонные заинтересованные взгляды.

На улице Фемистоклеус Дебора нашла большой книжный магазин с хорошим выбором путеводителей и исторических исследований на английском языке. Купила несколько монографий по археологии и искусству, некоторые из которых видела на полках Ричарда, и двухтомник в мягкой обложке — «Мифы Древней Греции» Роберта Грейвса. После музея в голове возникла каша из классических сюжетов, заставившая ее четко осознать, сколько всего из Гомера, Эсхила и Еврипида она позабыла или никогда не знала. Предстояло наверстывать.

Когда она вернулась в гостиницу, шел уже пятый час. Дебора устала и проголодалась. Очень тянуло отправиться прямо в постель, но надо было перекусить, да и книги манили, как неразвернутый подарок. Часа полтора она читала, потом быстренько приняла душ, надела что-то из новой одежды и снова вышла в сухую пыльную жару, прихватив пару книг с собой.

От площади Синтагма она прошла по Эрмоу и вышла на Плаку, в недавно отреставрированный турецкий центр старого города. Здесь можно было забыть об афинских машинах и бетоне. Вдоль мощеных улочек стояли дома в неоклассическом стиле, православные церкви на перекрестках — сплошь купола и грубый кирпич; многие здания выглядели словно бы уменьшенными. Время от времени попадались совсем древние руины: остатки римской арки, неполная колоннада классического периода. Общая атмосфера этого места успокоила ее, как не смог музей (и несколько загадочный разговор с директором). Таких Афин она почти ожидала, на такие втайне надеялась: процветающий и изысканный город, крепко связанный со своим легендарным прошлым.

Эта мысль пронеслась в голове, когда она подняла голову и бросила первый взгляд на сам Акрополь и часть здания с колоннами (дорическими или ионическими — с такого расстояния не разглядеть), пронизанными золотым светом. Дебора замерла как завороженная. Из путеводителя следовало, что она смотрит на часть Пропилеев, или храм Афины-Ники, а не на сам Парфенон, который был значительно больше. Светлый мрамор, казалось, сиял, вспыхивая внутренним огнем, придававшим ему какой-то сверхъестественный вид.

Там, гласили легенды, отец Тесея ожидал вестей о сыне, отправившемся сражаться с Минотавром в лабиринте под Кносским дворцом на Крите. Тесей обещал в случае успеха поднять на корабле белый парус, однако, победив, забыл об обещании. Когда его корабль вошел в гавань — по-прежнему под черным парусом, — царь Эгей решил, что сын погиб, и бросился с обрыва в море, получившее его имя.

Легенды... Город определенно ими дышал. Может быть, именно это и влекло людей вроде Ричарда или, коли на то пошло, самого Шлимана. В таком месте истории о воюющих богах и героях действительно могли быть истинными.

Дебора съела кебаб из баранины и салат из помидоров, черных оливок и сыра фета прямо на улице, в таверне под названием «Пять братьев». Она читала (в том числе для того, чтобы избавиться от романтического интереса официантов) и наблюдала за вездесущими тощими котами, снующими между ножек стульев. То, что сказал греческий гость Ричарда Элейн Шотридж (мол, сыр в ее пирожках не уступает по вкусу продукту с его родины), было в лучшем случае вежливостью, в худшем — сарказмом. Вот здесь был настоящий сыр: влажный, соленый и острый, прекрасно дополненный легкой сладостью сбрызнутых оливковым маслом помидоров. Она прочитала достаточно, чтобы убедить себя подняться до самого Акрополя, расплатилась и вышла.

До закрытия оставалось меньше часа. Слишком мало времени, чтобы все как следует осмотреть, и, конечно, надо будет вернуться, чтобы попасть в музей Акрополя, зато как приятно ощутить особую атмосферу древнего места при мягком свете и прохладе вечера! Путеводитель подсказал, что в это время туристов меньше всего, поскольку большинство экскурсантов вечером спешат на холм Филопаппа (или холм Муз), откуда на закате открывается лучший вид на Парфенон.

От Римского рынка Дебора бодро двинулась вверх по длинному пологому пандусу, поднимающемуся вокруг скалы, на которой расположен Парфенон. Она с удовольствием заметила, что большинство пешеходов спускается — туристы в нелепых ярких шляпах, потные и раскрасневшиеся. Были и горластые подростки с рюкзаками, которые казались (и, подумала она, хотели казаться) готовыми забраться на еще одну гору, но большинство людей выглядели усталыми и немного подавленными. Из-за чего? Из-за утомления, разочарования, неизбежного ощущения своего невежества — обычного для таких расхваливаемых мест, сливающихся в одну большую и непонятную груду бессмысленных камней? Даже будучи сама историком и археологом, Дебора не могла их винить. Ей вспомнились чьи-то слова о том, что значит быть туристом: «То, что я вижу, меня утомляет, а то, чего я не вижу, меня беспокоит».

Приблизившись к вершине, она посмотрела на север — на скалистую возвышенность, известную как Ареопаг, или холм Ареса. Именно там проповедовал апостол Павел, там стояли лагерем персы, осаждавшие Акрополь за пятьсот лет до рождения Христа, там — в еще более древних Афинах, до появления первой в мире (и зачаточной) демократии — заседал совет аристократов. По легенде, там судили Ореста за убийство Клитемнестры — сын отомстил матери за убийство отца, царя Микен Агамемнона, сына Атрея.

Вероятно, последнее слово, написанное рукой Ричарда: «Атрей». Оно привело Дебору к телу за книжным шкафом, но что оно значило для самого Ричарда, когда тот записал его и поставил несколько вопросительных знаков?

Дебора оставила справа храм Афины-Ники и прошла через Пропилеи на вершину Акрополя. Эрехтейон с его кариатидами — колоннами в форме женских фигур — был слева. Прямо впереди высился сам Парфенон. Она стояла и смотрела на него, радуясь, что вокруг никого нет.

Неудивительно, что это — одно из самых узнаваемых строений на свете. Огромная ступенчатая платформа и ряды дорических колонн говорят о величии и тайне, почти не имеющих себе равных в мире. Разумеется, он не всегда выглядел так, и большинство посетителей пришли бы в ужас от ярко раскрашенных и загроможденных статуями уродин, которые Перикл приказал построить после Марафонской битвы. Парфенон лишился крыши во время осады в семнадцатом веке, когда храм — который турки завоеватели использовали как пороховой склад — взорвался и горел два дня. Величайшей опасностью для него в наше время, согласно путеводителю, были туристы и кислотные дожди. Ужасный афинский смог разрушал древний мрамор с беспрецедентной скоростью.

— Золотое сечение — девять на четыре — соблюдено здесь во всех размерах, — произнес голос за спиной.

Дебора обернулась и оказалась лицом к лицу с незнакомцем, который, хотя и смотрел восхищенно на здание перед ними, обращался явно к ней.

— Правда? — спросила она.

Дебора видела этого человека в аэропорту в Атланте и чуть не налетела на него, когда размышляла, садиться ли вообще в самолет... самолет, которым, как ей теперь вспомнилось, он тоже летел.

Человек кивнул, коротко взглянул на нее, потом снова перевел взгляд на храм.

— Насколько я понимаю, вы нашли маленькую коллекцию Ричарда. Или, скорее, вы нашли то, чего там нет.

И вот тут, словно механизм замка с щелчком встал на место, открылась другая часть ее памяти, и Дебора узнала голос.

«Они забрали тело?»

Чуть приоткрыв рот, она отступила на шаг, чувствуя, как ее захлестывает волна ужаса.

Глава 24

Высокий, с широкими плечами, не то чтобы спортивный, но сильный и крепкий. Лет, наверное, сорока пяти, может, меньше. Его взгляд теперь был устремлен на нее.

— Держитесь от меня подальше, — сказала Дебора. Горло немного перехватило, и прозвучало это пискляво, по-девчоночьи. Она сделала еще шаг назад, откашлялась и сплюнула на покрытые трещинами мраморные плиты.

— Мисс Миллер, нам надо поговорить.

— Еще шаг, и я позову копов.

На этот раз ее голос звучал тише и тверже.

— Потому что вы так верите полиции? — спросил он сухо.

Вежливость, с которой незнакомец произнес ее имя, и саркастическая горечь явно не случайного вопроса сделали акцент более очевидным. Это англичанин, подумала она, не австралиец или южноафриканец; часть ее мозга — древняя, животная часть, воспринимавшая мир в понятиях хищников и добычи, — взяла верх, напоминая, что такие нюансы несущественны. Дремавший прежде инстинкт заставил ее напрячься всем телом. Внимательно следя за осторожными обдуманными движениями незнакомца, она старалась вспомнить, где видела последний пост охраны.

Неблизко. Этот тип точно рассчитал время появления. Акрополь, раньше казавшийся спокойным, теперь выглядел смертоносно безлюдным.

— Нет причин бояться, — сказал незнакомец тоном скорее раздраженным, чем успокаивающим.

— Конечно. — Неожиданно проснувшийся доисторический инстинкт выживания заставил изучить все вокруг в поисках камня-оружия, однако все, что можно подобрать, давно подобрали туристы.

— Я на вашей стороне, — произнес мужчина, осторожно делая шаг к ней.

— У меня нет стороны, — вызывающе ответила Дебора и рискнула быстро оглянуться. В двухстах ярдах от них из Пропилеев появилась группа туристов и выстроилась полукругом вокруг экскурсовода, держа наготове фотоаппараты. Глубокий вдох — и еще один фрагмент головоломки встал на место: от него пахло трубочным дымом и одеколоном. Почувствовав этот аромат сейчас, когда начался прилив адреналина, Дебора вдруг вспомнила, что заметила его еще в аэропорту, но не связала с вломившимся в ее квартиру человеком.

— У вас есть нужная мне вещь, — сказал он. — Я готов заплатить. Учитывая, что моя семья один раз уже заплатила за данный предмет, это представляется более чем справедливым.

— Я не знаю, о чем вы говорите.

— Бросьте. — Он снисходительно улыбнулся. — Я готов заплатить гораздо больше, чем предложит любой музей.

Еще один замочек щелкнул в голове Деборы.

— Вы следили за мной!..

— Конечно. — Британец пожал плечами. — Как вы и предполагали.

Сумасшедший. Никаких сомнений.

— Даже будь у меня что-то, принадлежавшее Ричарду, вы же не полагаете, что я продала бы эту вещь его убийце? — Дебора начала отступать в сторону туристов.

Его лицо омрачилось.

— Значит, Ричард мертв. Этого я и боялся.

— Вы и так это знаете.

— Я увидел полицейские машины, но считал... Я надеялся...

Он умолк, будто даже съежившись, потом его глаза сузились и взгляд стал жестким.

— Ясно. Неудивительно, что вы уехали из страны. — Это прозвучало похожим на обвинение, однако ждать ответа он не стал. — Если вы считаете, что убийство увеличит сумму, которую я готов заплатить, то глубоко заблуждаетесь. В сущности, единственное, что ваша жестокость означает наверняка, — это что вы не сможете продать это вообще никакому музею. — Незнакомец невесело улыбнулся. — Я предлагаю вам быстро обдумать ваши условия, — продолжил он, — или я буду вынужден сообщить полиции о вашем местонахождении.

У Деборы закружилась голова от такой смены курса.

Он старается тебя запутать.

Горькая, неистовая ненависть к этому человеку вскипела в ней. Хотелось бить его по лицу кулаками. Впрочем, очевидно, именно к этому он и стремился: вывести из равновесия, расстроить ее.

— Думаете, я не знаю, что вы сделали? — сказала она, подавив приступ тошноты, тихим, ровным голосом. — Вы убили Ричарда.

И снова его глаза сузились, словно он пытался что-то оценить в ней.

— Вы знаете, что это не так, — сказал незнакомец, не оправдываясь, а спокойно указывая на то, что, как он считал, ей уже известно. — Зачем бы мне тогда было вам звонить?

— Вы знали, что он мертв...

— Нет. — Британец на мгновение опустил глаза. — Не знал. Я знал, что в ту ночь должна была состояться... сделка. Я позвонил, и мне не ответили. И я позвонил вам.

— Мне известно о маске, — сказала Дебора. Глупо было это говорить, но она всего лишь пыталась отвлечь его внимание. — Я отберу ее у вас и сдам вас полиции.

— Отберете у меня? — повторил он, на мгновение вроде бы смутившись. — О чем вы?

Он покачал головой и отвернулся. Этого момента Дебора и ждала.

Она побежала.

Глава 25

Дебора не оглядывалась. Она бежала, опустив голову, внимательно глядя на неровную землю. Бежала, как можно дальше выбрасывая длинные ноги. Бежала не останавливаясь, пока не влетела прямо в гущу испуганных экскурсантов и не замерла, натолкнувшись на крупного мужчину, который что-то раздраженно сказал на непонятном ей языке. Дебора пробормотала извинения и, разобравшись, кто из них экскурсовод, выпалила:

— Меня преследует какой-то мужчина. Может кто-нибудь позвонить в полицию?

Появилось полдюжины сотовых телефонов, и Дебора, стоя возле одного из самых знаменитых исторических зданий на свете, внезапно страшно обрадовалась, что живет в двадцать первом веке.

Полицейскому, которого она в конце концов нашла внизу (он лениво обозревал потрясающие развалины древних театров у подножия Акрополя), Дебора сказала, что какой-то мужчина следил за ней, но, очевидно, сбежал, как только она оказалась среди людей. Нет, она не знает, кто он. Да, она хотела бы, чтобы ее отвезли в гостиницу.

— Вы останетесь здесь? — спросил полицейский — молодой немногословный парень, которому, кажется, было несколько не по себе с этой долговязой американкой.

— Мне нужно собрать вещи, — сказала она. — Потом, наверное...

Что? Снова бежать?

— Я могу подождать, — предложил он, — и, если пожелаете, отвезти вас в аэропорт.

Бежать, как сбежала из Атланты, как только что сбежала от англичанина? И куда бежать? Они тоже здесь. Они гонятся за тобой...

— Знаете что, — сказала Дебора. — Забудьте. Все в полном порядке. Этот тип сбежал. Я вернусь в гостиницу сама. Я еще не все сделала в Афинах.

Глава 26

Она почти ожидала, что он будет поджидать ее в гостинице, этот таинственный человек с британским акцентом. Он выслеживал ее еще до того, как она села в самолет, видел ее в музее и совершенно сознательно подошел к ней на Акрополе. Ему ли не знать, где она поселилась?

Дебора держалась начеку, когда шла по тихим улочкам Плаки и дальше к «Ахиллу». К ней возвращался прежний дух неповиновения. Окончательно его пробудила скептическая улыбка молодого полицейского, хотя он теплился и раньше — до того, как незнакомец заговорил с ней у Парфенона, даже до того, как она покинула Штаты, возможно, еще когда она сбежала из своей квартиры.

Сбежала.

Иначе не скажешь. И именно это ее возмущало больше всего. Дебора Миллер никогда не отступала. Она боролась. Она защищалась, вооружившись живым умом, твердой логикой и, как заметил Харви Уэбстер (сейчас казалось, что с того разговора прошло лет шестьсот), ловким язычком. Больше она убегать не будет.

В вестибюле гостиницы было темно и прохладно — маленькое убежище от внешнего мира. У стойки снова дежурил старик. Он казался усохшим от усталости, но при ее появлении просветлел и сразу повернулся к ячейкам для хранения ключей. Ему не требовалось спрашивать номер ее комнаты.

Дебора поблагодарила и взяла ключ, большой и медный, какими, с ее точки зрения, и должны быть ключи в Афинах.

— Есть сообщения для меня? Звонки? Какие-либо вопросы?

Портье нахмурился, почувствовав, что она спрашивает неспроста.

— Нет, мисс. Что-то стряслось?

— Нет. Я собираюсь сделать международный звонок из номера.

— Вам не нужно сообщать мне заранее, — ответил он.

— Знаю, — кивнула она. — Но возможно, мне очень скоро могут позвонить. Мой телефон несколько минут будет занят. Пожалуйста, попросите перезвонить, скажем, в десять.

Если портье и был озадачен всей этой информацией, то не подал виду.

— Очень хорошо, мисс, — сказал он, слегка поклонившись.

В комнате никто ее не поджидал. Дебора не удивилась, однако на всякий случай все методично проверила. По дороге в отель она раздумывала, кому звонить. Первой в списке стояла мать, но перспектива объяснять ситуацию заранее лишала сил. Если им не звонили из полиции — ужасающая мысль, — ее родные даже не знают, что Ричард умер. Начнешь объяснять — они решат, будто ты сама в чем-то виновата. Грустно, потому что впервые за много лет ей действительно хотелось рассказать матери все — как в детстве.

«Прости, мам. Я расскажу тебе позже. Обещаю».

Дебора порылась в бумажнике, нашла карточку и набрала номер. Долго слушала гудки. Потом на другом конце линии раздалось фырканье.

— Кельвин? — окликнула она.

— Да, черт побери! Кто это? Сейчас четыре утра!

— Это Дебора Миллер.

Возникла пауза, и из голоса юриста исчезли сонливость и раздражение.

— Дебора? Ради всего святого, где вы?

— В Греции, Кельвин, — ответила она спокойно, — и остаюсь здесь. По крайней мере пока.

— Что происходит?

— Полиция меня ищет?

— Да. Не очень, — ответил он. — Я не уверен. Один из них спрашивал меня, знаю ли я, где вы, но и только.

— Который?

— Который? А какая разница?

— Большая. Который?

— Кин, — сказал он. — По-моему, вы ему не слишком нравитесь. Он будет в ярости, когда узнает, что вы покинули страну.

— Наверное, он уже в курсе. Послушайте, Кельвин, я понимаю, что мы не знаем друг друга, но мне нужно кому-то доверять, а у вас были дела с Ричардом, так что... если позволите...

— Конечно, — ответил он, теперь полностью проснувшись. — Что вам нужно?

— Все, что сможете найти и послать мне электронной почтой о Шлимане, Микенах, Агамемноне или Атрее из компьютера Ричарда.

— Что? Мне не разрешат им воспользоваться.

— Разрешат. Вы занимаетесь его имуществом. Ричарда убили из-за тайной коллекции наверху, из-за того, что оттуда забрали.

— А чего там не хватает?

Дебора заколебалась.

— По-моему, там была погребальная маска.

— Вроде той, которую мы видели на экране компьютера?

— Пожалуйста, сделайте, что я прошу. На вашей карточке есть адрес электронной почты. Я напишу вам, и вы сможете послать мне все, что найдете.

Дебора помолчала, затем все-таки добавила:

— Мне кажется, есть шанс, что полиция не станет ловить убийцу.

— Что вы хотите сказать? Вам кажется, что полиция каким-то образом... замешана?

— Еще не знаю, — ответила она. — Но я бы поинтересовалась этими детективами, прежде чем что-нибудь им рассказывать.

Кельвин неуверенно молчал. Дебора ждала его реакции.

— Хорошо, — сказал он наконец. — Поинтересуюсь.

— И... Кельвин?

— Да?

— Если они начнут говорить, что Ричарда убила я, не верьте.

Минут десять Дебора смотрела телевизор, потом быстро вымылась жесткой водой (уезжая из Атланты, она всегда скучала по тамошней воде) и уже собиралась ложиться спать, как зазвонил телефон.

— Мисс Миллер, — произнес знакомый голос с английским акцентом. — Боюсь, сегодня я напугал вас.

— Ничего, — ответила она. — Хотя подобный разговор следовало бы вести на равных.

— Что вы имеете в виду?

— Вы знаете мое имя, но я не знаю вашего.

Промедление было совсем незначительным, и ей показалось, что она услышала вздох.

— Отлично, — сказал он. — Я Маркус Фиц-Стивенс.

Возможно, он лгал, но ей было все равно. Главное, она заставила его выполнить свое требование.

— Давайте-ка начнем с самого начала, а?

Глава 27

По дороге в гостиницу Дебора вспоминала разговор с англичанином на Акрополе и чем больше думала, тем меньше понимала. Бессмыслица какая-то. Либо он талантливый актер и психолог, либо одни и те же факты они воспринимают абсолютно по-разному. Он обвинил ее в убийстве Ричарда, чтобы обелить себя? Или он действительно считает Дебору убийцей? А если он собирался ее убить, то зачем было беседовать с ней в общественном месте? Все вопросы вели к еще одному, еще более странному: неужто он и впрямь считает, будто маска у нее? Сдается, что да. Иначе с какой бы стати он вообразил, что Дебора а нем заинтересована?

Вот эти вопросы, а не только проснувшаяся злость, заставили ее не мчаться со всех ног на автовокзал или в аэропорт, а вернуться в гостиницу, куда — Дебора была уверена — англичанин будет ей звонить.

Теперь она сидела очень тихо, положив рядом на кровать блокнот с напечатанным вверху страницы названием гостиницы, с шариковой ручкой в руке и телефонной трубкой, зажатой между щекой и плечом.

— Ну ладно, Маркус, — сказала она. — Выкладывайте.

— Во-первых, простите, что я вас напугал, — начал он. — Во-вторых, я, наверное, был несправедлив к вам, предположив, что вы убили своего работодателя.

Высказанное таким суконным языком, это предположение звучало еще более абсурдно, но Дебора сумела не зацикливаться на форме.

— Действительно несправедливы, — осторожно ответила она.

— И боюсь, вы искренне полагаете, что я мог совершить... этот поступок.

— Верно. Сейчас вы мне скажете, что не совершали его.

— Безусловно.

Из трубки слышатся лишь ровный интеллигентный голос: ни треска, ни уличных шумов. Возможно, он сидит в таком же, как у нее, гостиничном номере...

— Когда вы первый раз позвонили мне в Атланте, вы спросили, забрали ли они тело, — сказала она. — Кто «они», и, если вы не знали, что Ричард мертв, почему спрашивали о его теле?

— Они — два греческих бизнесмена, с которыми, я полагаю, Ричард заключил сделку. Хотя что-то у них, похоже, сорвалось.

— А упоминание о теле?

На этот раз он молчал гораздо дольше, в сущности, так долго, что Дебора подумала, не разъединили ли их. Когда голос раздался снова, он будто возник из темноты, как полупрозрачное колечко дыма, словно Маркус на мгновение отвернулся от телефона. Она вспомнила запах возле своей квартиры и решила, что он раскуривает трубку. Странно было представить его таким, и голос вдруг показался более задумчивым, даже приятным.

Просто потому, что папа курил трубку.

— Вы не видели той коллекции Ричарда до его смерти, не так ли?

— Это имеет значение?

— Если да, то вы не знаете, что было взято.

— То есть вы уже не думаете, что взятое у меня, — заметила она.

— Давайте считать, что у нас своего рода рабочая гипотеза, — сказал Маркус. — Я допускаю, что вы невиновны в убийстве и ограблении, а вы допускаете, что в убийстве и ограблении невиновен я. На данный момент.

— На данный момент, — согласилась Дебора.

— Тогда я допускаю, что у вас нет того, что было изъято из этого замечательного маленького клада за книжным шкафом. Да, я видел это раньше, но не лично и не в ночь, когда произошло убийство.

— Продолжайте.

— Что, по-вашему, взято?

— Погребальная маска, — ответила Дебора. — Похожая на маску в Национальном археологическом музее. Ту, что, по словам Шлимана, принадлежала Агамемнону.

— По словам Шлимана, — повторил Маркус. — Вы не верите, что шахтные гробницы, раскопанные в Микенах, содержали останки человека, который вел греков против Трои?

— Нет.

— А Ричард верил, — сказал он.

— Ричард был... — Дебора поймала себя на улыбке и согнала ее, — мечтателем.

— Возможно, поэтому он и не показывал вам сокровища, которые собрал, сокровища, которые затмили бы всю вашу экспозицию.

Дебора возмутилась, хотя сумела ответить спокойно:

— Вы считаете, что маска в коллекции Ричарда была найдена в шахтных гробницах, которые Шлиман раскапывал в тысяча восемьсот девяностых годах?

— Вы знаете, какую телеграмму Шлиман отправил в афинскую газету в конце раскопок в Микенах? Он написал: «Я посмотрел в лицо Агамемнону».

— Я читала, что эта история апокрифическая, — парировала Дебора. — Позже он отрицал, что посылал телеграмму.

— Ну еще бы не отрицать! — Маркус был невозмутим. — Ведь упомянутая маска так и не добралась до его начальников в Афинах.

— Вы считаете, что маска в музее — подделка?

— Нет, она вполне настоящая. Просто это не та маска, о которой говорил Шлиман. Была еще одна. Найденная в самой богатой могиле, той, содержимое которой он сохранил втайне.

— Следовательно, у Ричарда была маска, которая, по мнению Шлимана, покрывала лицо самого Агамемнона? — осторожно переспросила Дебора. Такого не может быть, даже если исторический Агамемнон действительно существовал. Но она еще не услышала самое удивительное утверждение Маркуса.

— Не только маска, — сказал голос в телефоне. — Вы видели достаточно, чтобы оценить богатство коллекции, да?

— Да, — подтвердила Дебора. Она слушала затаив дыхание. Ее охватил благоговейный восторг. Перед мысленным взором возникало нечто громадное, хоть и расплывчатое, заглушая сомнения в правдивости собеседника.

— А вам не показалось странным, что убийцы оставили такие вещи и взяли только погребальную маску?

— Показалось, — призналась она, — хотя я подумала, что маска более... уникальна.

— Верно, — согласился Маркус. — Но маску не вынимали из витрины, не так ли?

— Да. — Дышать становилось все труднее, где-то на грани восприятия словно возникала ужасная правда.

— Забрали всю витрину, — продолжал он. — Это была большая витрина, ее пришлось выкатить.

Дебора вспомнила следы на ковре, отдельную розетку в полу и большой прямоугольник света. Что бы ни размещалось в центре той комнаты, оно было гораздо больше одной-единственной маски. Волоски у нее на руках встали дыбом. В комнате вдруг стало невозможно холодно.

— Так что же это было? — через силу спросила Дебора.

— Я спросил, забрали ли они тело, — сказал Маркус. — Я имел в виду не Ричарда. Я имел в виду Агамемнона.

Глава 28

Не может быть. Разумеется, такое исключено. Чтобы в маленькой комнате в Атланте хранилось тело самого Агамемнона? Абсурд. Чтобы археолог девятнадцатого века раскопал и сохранил неповрежденное тело, пролежавшее в земле три с половиной тысячи лет? Невозможно.

Так Дебора и заявила, вдруг рассердившись, что долго слушала чепуху, а Ричард, вероятно, и впрямь во все это верил. Внезапно на нее накатила волна депрессии, которую ей до сих пор удавалось сдерживать. Она спросила, на какой номер ему можно перезвонить (больше он не будет диктовать условия разговора). Маркус ответил без колебаний.

Положив трубку, Дебора больше часа просидела на кровати, не желая даже обдумывать абсурдную идею Маркуса (Агамемнон?), а потом у нее возникла новая мысль. Она взяла телефон и набрала номер.

Дежурному в полицейском участке округа Декалб понадобилось ровно три минуты, чтобы найти контактный телефон Дэвида Бэрронса, человека, который переводил с русского письмо, найденное у нелегального иммигранта по фамилии Волошинов. Бэрронс ответил на втором гудке, он явно еще не спал.

Дебора туманно представилась, постаравшись, чтобы это звучало официально, и перешла прямо к делу:

— Та строчка в письме, где говорится об остатках... О чем, по-вашему, могла идти речь?

— По-русски там было написано «ostaki». — Очевидно, Бэрронс настолько любил свой предмет, что готов был говорить о нем, даже не спросив, кто она и почему интересуется. — У этого слова масса значений. Старые вещи. Объедки. Оставленные, забытые вещи.

— Древности?

— Вполне возможно. Подождите минутку. Я проверю свои записи.

Пауза, какой-то шум на заднем плане, — вероятно, телевизор, — потом он вернулся.

— Я сказал «ostaki», верно? Погодите, нет, не так. — Бэрронс казался скорее смущенным, чем заинтригованным. — Это «ostanki». Я не заметил n . Хм...

— Что? — спросила Дебора — в его голосе слышалось замешательство. — Что это означает?

— Ну, по смыслу похоже, — ответил переводчик, — и все равно означает «остатки», но немного более специфические.

— Продолжайте.

— Это слово означает человеческие остатки. Останки. Знаете, вроде тела.

Дебора закрыла глаза.

— Жуть, — сказал Бэрронс.

— А последнее слово отрывка, — надавила Дебора, чувствуя, как быстрее забилось сердце. — Вы написали «Мари». У вас есть какие-нибудь догадки, что это значит?

— Я даже не уверен, что правильно разобрал буквы, — ответил он. — Письмо было сильно испачкано и вообще неразборчиво написано. Слово больше походило на «МАГД», но я не знал, что это означает, поэтому написал «Мари».

— А могла это быть часть более длинного имени? Или... названия?

— Наверное. Не знаю.

Дебора поблагодарила его за потраченное время, положила трубку, легла на спину и минут десять таращилась в потолок, потом проверила, заперта ли дверь, и вернулась в постель. Не прошло и пяти минут, как она крепко спала.

Дебора проснулась до рассвета. В восемь утра, когда открывался Национальный археологический музей, она уже полчаса сидела на лестнице. Попадреус, директор музея, у себя в кабинете, сказали ей в ответ на небрежное упоминание его имени, и просил не беспокоить.

— Он меня ожидает. — Это, возможно, было правдой, пусть и не в буквальном смысле.

— Подождите здесь, — отрезала женщина, видимо, отвечавшая за допуск посетителей. Дебора не поняла, чем вызвана резкость: проблемами с английским языком или характером, — и внутренне обругала себя за то, что выучила слишком мало греческих слов. Наверное, туристы, ограниченные только родным языком, кажутся самодовольными и высокомерными из-за своей уверенности, будто весь мир обязан приспосабливаться к их невежеству. Ощутив приступ вины, она улыбнулась и сказала: «Эвхаристо»[5]. Женщина дернула головой снизу вверх, показывая, что услышала, но не улыбнулась в ответ.

Открылась дверь, и в фойе вышел Попадреус, погруженный в разговор с высоким бледным человеком в больших очках и деловом костюме. Некоторые мужчины чувствуют себя в костюмах страшно неудобно, но для этих двоих костюмы ощущались как вторая кожа. От них исходила естественная, привычная властность. Дебора повернулась к ним. Директор музея встретился с ней взглядом и повел собеседника через фойе к ней. Их встреча, похоже, заканчивалась. Подойдя, Попадреус бросил на Дебору косой взгляд.

— Снова изучать экспозицию? — спросил он. — Или меня?

— И то и другое, — улыбнулась она.

— Естественно. — Директор повернулся к официального вида посетителю. — Мисс Миллер — куратор музея из Америки и интересуется нашей микенской коллекцией. Это, — сказал он Деборе, —Александр Давос, министр культуры и древностей.

— Очень приятно, — ответила застигнутая врасплох Дебора, пожимая протянутую руку.

— Надеюсь, вы не стремитесь что-нибудь купить у нашего общего друга, — сказал министр, улыбаясь улыбкой политика. Голос звучал ровно, его английский язык был безупречен, слова словно нехотя срывались с едва шевелящихся губ. — Мы предпочитаем хранить наши сокровища народной земле.

— Конечно, — ответила Дебора. — Очень жаль, что это не всегда было возможно.

В глазах министра что-то мелькнуло, и он было повернулся к Попадреусу; потом улыбка вернулась на место, и то, что он хотел сказать, осталось непроизнесенным.

— Действительно... Ну что же, мне надо идти. Димитрий, — он повернулся к Попадреусу, — вы... — Он закончил предложение по-гречески. Директор музея кивнул в знак согласия и пожал ему руку.

— Мисс Миллер, — сказал Давос. — Приятно было познакомиться.

После чего он быстро пошел к главному входу. Греческий персонал узнал его, все улыбались и кивали — отчасти приветствуя, отчасти кланяясь.

— Надеюсь, я его не обидела, — сказала Дебора.

— Разумеется, нет, — ответил Попадреус. — Вы хотели поговорить со мной?

— О раскопках Шлимана.

— Опять. — Он склонил голову набок, лицо стало непроницаемым. — Естественно. Вероятно, вы хотели бы зайти в мой кабинет.

И пошел прочь, Дебора двинулась следом. Он шел быстро, и ей, несмотря на ширину шага, пришлось чуть ли не бежать.

Кабинет был таким же спартанским, как и весь музей: простые оштукатуренные стены, старая — но не антикварная — мебель, книжные шкафы, пара дипломов на пожелтевшей бумаге и афиша в рамке, рекламирующая посвященную Египту выставку.

Директор сел за свой стол и указал ей на кресло.

— Кофе? — предложил он. — Настоящий. Не «Нескафе».

Дебора из вежливости согласилась. Она подозревала, что в этом маленьком аскетичном царстве кофе получает не каждый. Директор взял телефон, что-то быстро сказал, потом снова переключился на Дебору.

— Итак, у вас есть вопросы?

— Насчет микенских могильных кругов, — начала она. — Они содержали тела?

— Разумеется. Это были могилы.

— Я имею в виду, были ли эти тела еще там, когда раскапывались шахты?

— А-а... — Он поерзал. — Там были останки, да.

— Правда? После стольких лет?

— Вы слышали о болотных людях Северной Европы?

— Конечно.

Тела, о которых он говорил (самые знаменитые — человек из Линдоу и человек из Толлунда), нашли в торфяных болотах Британии и Скандинавии. Они датированы железным веком — примерно первый век нашей эры. По-видимому, эти люди были принесены в жертву — убиты и брошены в болота. В двадцатом веке их обнаружили — в таком хорошем состоянии, что манчестерская полиция по факту обнаружения человека из Линдоу завела уголовное дело. Кости, зубы, мускулы, кожа, волосы, содержимое желудка, удавка на шее — все было ясно различимо.

— Тела болотных людей сохранились благодаря каким-то химическим элементам, — заметила она. — Благодаря очень редкому составу почвы.

— Правильно, — улыбнулся Попадреус, явно довольный, что она знает предмет. — Но такие условия могут быть созданы искусственно. Вы знаете «Гамлета», мисс Миллер? — спросил он. — Трагедию Шекспира.

— Читала. — Дебора нахмурилась. Ее преподаватель литературы любил говорить, что любые серьезные вопросы снова и снова приводят к Шекспиру.

— Помните, что отвечает Гамлету могильщик, когда принц спрашивает, «много ли пролежит человек в земле, пока не сгниет»[6]?

— Боюсь, что нет.

— Он говорит, что тело кожевника сохранится дольше всего — его кожа так выдублена, что долго устоит против воды, а «вода самый первый враг для вашего брата покойника».

— Вы хотите сказать, что здешняя сухость обезвоживает тела? — спросила Дебора, улавливая идею и увлекаясь ею.

— На заре египетской цивилизации тела хоронили прямо в горячем песке пустыни, — пояснил Попадреус. — Сухость выводила из тела влагу, действенно мумифицируя его. Более поздние египетские обычаи: изъятие органов, обмотка пропитанными химикатами бинтами и так далее — все это были попытки воссоздать естественное высушивание песком пустыни тел, которые погребали в могилах.

— Наверняка тело, так высушенное, рассыпалось бы при контакте с воздухом, когда его извлекли из земли.

— Да, — кивнул Пападреус, — и в большинстве случаев от него остались бы разве что очень хрупкие кости.

Дебора почувствовала, как ее уверенность в смехотворности истории Маркуса пошатнулась, словно почва, на которой она покоилась, задрожала или осела.

— А что Шлиман нашел в Микенах?

— В могильном круге А он нашел кости нескольких человек, включая детей. Кости были аккуратно запакованы и увезены с места раскопок.

— Куда?

— Сюда, — сказал директор. — Они хранятся в подвалах музея.

Дебора на время онемела:

— Здесь?

— Да, — ответил он, улыбаясь ее реакции.

— Но это были просто фрагменты костей, верно?

— За исключением одного тела, — сказал Попадреус. — Найденного близко к маске, которой вы вчера так заинтересовались.

Дебора уставилась на него.

— Там были... мягкие ткани?

— По-видимому, — сказал директор, как обычно пожимая плечами. — Шлиман утверждал, что было неповрежденное тело, лицо... все. Он вызвал местных бальзамировщиков, чтобы сохранить останки. Полагаю, они пытались создать такие условия, которые сохраняли болотных людей. Возможно, какой-то спирт, смола.

— И получилось? — спросила Дебора, по-прежнему не сводя с него взгляда.

— Увы, нет, — ответил Попадреус. — Тело разложилось.

Дебора в одиночестве стояла перед золотой погребальной маской и размышляла. Если тела действительно обезвоживались в сухой греческой почве, возможно ли, что Шлиман, несомненно, пытавшийся спасти находку, усовершенствовал технику бальзамирования применительно к телу, существование которого так и не открыл греческому правительству? Не потому ли знаменитая телеграмма о взгляде на лицо Агамемнона позже была объявлена апокрифом, что он написал о теле, которое решил скрыть от властей? Но если так, то зачем? Шлиман был не только мечтателем, но и любителем саморекламы. Разве он не кричал бы о такой находке на всех углах?

Однако в Трое он не передал сокровища туркам. После фотографирования клад, якобы принадлежавший царю Трои Приаму, исчез. Появлялся ли он когда-либо снова? Многие книги в спальне Ричарда были довольно старыми, и, хотя в некоторых воспроизводился снимок жены Шлимана Софии в пропавших драгоценностях, нигде не объяснялось, что стало с ними потом. Дебора смотрела на неподвижные золотые лица масок и спрашивала себя: возможно ли, что Ричард все-таки приобрел неповрежденное тело микенского царя?

Глава 29

Дебора съела ранний обед и выпила стакан рецины — местного елового вина с привкусом смолы — в другом ресторанчике на Плаке, а потом вернулась в гостиницу, чтобы читать «Биографию Генриха Шлимана» Лео Дойеля в поисках каких-нибудь сведений о кладе Приама. Она подобрала под себя ноги и читала с карандашом в руке, подчеркивая самые важные места. В изложении Дойеля история звучала примерно так.

1873 год. Турецкое правительство угрожало отменить данное Шлиману разрешение на раскопки, заподозрив (правильно, как оказалось), что он уже тайно вывозит находки из страны. Шлиман копал наугад, переходя от участка к участку, от слоя к слою, в твердой уверенности, что самый нижний относится к Трое гомеровской «Илиады». Эта навязчивая идея заставляла его закрывать глаза на то, что рабочие уничтожают другие слои поселения и даже крадут некоторые находки.

Странный и сомнительный триумф Шлимана случился июньским утром всего за несколько дней до конца раскопок. Он, по его утверждению, наблюдал за работами, когда заметил блеск металла у подножия стены. Шлиман начал копать в этом месте сам и обнаружил массу золота: вазы и кубки, диадемы, украшения и другие сокровища. Ценность только золота превышала миллион французских франков. Клад Приама, по мнению Шлимана, окончательно доказал истинность гомеровского описания богатств Трои.

Возникли вопросы по поводу неопределенностей в указании места находки, но они быстро отошли на второй план. С полным пренебрежением к своему соглашению с турками, по которому клад считался национальным достоянием и должен был отправиться в недавно учрежденный Константинопольский музей, Шлиман немедленно переправил сокровища в Афины, где тогда жил. Груз вывезли контрабандой в шести корзинах и мешках, содержимое которых утаили даже от рабочих-землекопов.

Семнадцать лет спустя Шлиман снова вел раскопки в Трое. Он нашел четыре бесценных каменных топора и повторил прежний трюк: тайно увез находки из Турции в Грецию, объявив их на таможне египетскими — чтобы впоследствии их было проще вывезти. Он не намеревался оставлять сокровища в Греции. Они предназначались для Берлина.

Берлин?

Дебора перечитала абзац несколько раз. Содержимое обоих тайников: и клад Приама, и каменные топоры — было отправлено в Германию и после смерти Шлимана в 1890 году помещено в специально построенное крыло Берлинского этнографического музея как предсмертный дар археолога нации.

В конце Второй мировой войны русская армия ворвалась в Берлин. Троянские клады Шлимана исчезли — предположительно их захватили русские войска. Были ли сокровища разрознены, украдены или просто уничтожены, автор сказать не мог. На момент издания книги их местонахождение не было известно и считалось, что они утрачены навеки.

Русские?

Дебора закрыла книгу, легла и уставилась на потолочный вентилятор. Перед глазами стояло мертвое лицо советского военного Сергея Волошинова.

Мог ли Шлиман повторить в Микенах то, что дважды совершал в Трое: тайно вывезти массу незадекларированных находок, более поразительных, чем те, о которых он сообщил? Он нимало не сомневался в праве собственности на свои открытия и, хотя греков опасался меньше, чем турок (его отношение к туркам-»азиатам» было националистическим, если не расистским), вероятно, только Германию считал достойной наивысшей награды. Но если так, почему в Берлине нет никаких материалов? Разве Шлиман с гордостью не выставил бы находки для немецкой публики?

Увы, немецкая публика в основном не принимала Шлимана всерьез, и он очень из-за этого переживал. Более того, он был в высшей степени эксцентричный человек — построил себе классический особняк всего в нескольких кварталах от места, где сейчас лежала Дебора, называл слуг именами мифологических персонажей и настаивал, чтобы все послания к нему отправлялись на классическом греческом языке, — короче, жил по своим собственным законам. Если такой человек откопал и сохранил то, что искренне считал телом самого Агамемнона во всей погребальной пышности, на что бы он пошел, сберегая находку для себя? Но если он действительно сохранил находку в тайне, как она оказалась в секретной комнатке маленького музея в Атланте, столице штата Джорджия, и что связывает утаенный клад с русским, шатавшимся по автостоянке музея всего несколько дней назад?

На следующее утро, позавтракав консервированной ветчиной, сыром фета и хлебом с йогуртом и медом, Дебора подошла к юной красотке у стойки регистрации и спросила, можно ли где-нибудь получить доступ в Интернет.

— На углу Эрмоу и Були есть интернет-кафе, — ответила та, машинально доставая заготовленную для постояльцев карту и обводя перекресток кружком.

Дебора легко нашла нужное место, хотя оно больше походило на бар: стойка с хромированными табуретами, зеркальная стена с рекламой коньяка «Метакса» и выключенный автомат для игры в пинбол. Она уже хотела уходить, когда услышала мужской голос:

— Нэ?[7]

Это был круглолицый парень лет двадцати пяти, причем виднелась только его голова — он словно торчал из пола. Оказывается, за стойкой бара вниз вела лестница.

— Паракало, — произнесла Дебора, — мипос милатэ англика?

«Пожалуйста, вы говорите по-английски?» Это была практически единственная известная ей фраза на греческом. При любом ответе, кроме «да», ее дело плохо.

— Да. — Он как-то неуверенно улыбнулся.

— Я искала компьютер.

Его улыбка дрогнула.

— Интернет, — рискнула Дебора, пробежавшись пальцами по воображаемой клавиатуре.

Улыбка вернулась, на сей раз триумфальная.

— Туда. — Парень начал спускаться лестнице, по дороге поправившись: — Сюда.

Внизу он гордо указал на четыре компьютера, выстроившиеся на столах у стены, при каждом — хромированный стул, карандаш и аккуратная стопка писчей бумаги.

Дебора просияла. Парень ткнул пальцем в веб-браузер на экране, потом в висящую на стене схему с тарифами. Два евро за первые полчаса, по одному евро за каждые последующие полчаса. Недорого.

— Кофе хотеть?

— Да, пожалуйста.

— «Нескафе», — добавил он с извиняющейся гримасой. — О'кей?

— О'кей.

Парень вышел, и Дебора перешла на домашнюю страницу «Хотмейла». Меньше пяти минут ушло на регистрацию нового (и бесплатного) адреса электронной почты под нелепым именем Ancientambassadorl@hotmail.com, причем по крайней мере одна из этих минут была в основном потрачена на недоумение, что имя Ancientambassador@hotmail.com уже существует. Она переписала адрес Кельвина с его карточки и набрала текст:

Кельвин!

Как обещала, вот мои новый электронный адрес. Вряд ли здесь можно много сохранить, поэтому, пожалуйста, не надо фотографий или других больших файлов. Сообщите, какие новости.

Здесь все очень забавно и легкомысленно. Скучаю.

Д.

Это выглядело достаточно неопределенно.

Дебора сама не знала, почему добавила в конце «Скучаю». Может, для того, чтобы сообщение выглядело загадочно-безобидным. Но потом она добавила первую букву своего имени, что, несомненно, выдало бы ее любому прочитавшему письмо. Действительно ли она по нему скучает? Нет, абсурдно! Они едва знакомы. Она скучает по возможности поговорить с человеком, который вроде бы ей верит и который вроде бы на ее стороне. Только и всего.

А факт, что он красивый, любезный и умный, ничего не значит?..

Совсем ничего, решила она наполовину серьезно. Если и раздавались в ее мозгу какие-то другие шепотки, то это говорила вялая истерия затруднительного положения, а такие голоса надо быстро затыкать.

Дебора посмотрела на часы и обнаружила, что из получаса у нее осталось еще двадцать минут, а кофе так и не появился. Она вызвала поисковую систему «Гугл» и задала слово «Микены». Первая же ссылка привела ее на официальный сайт Греческого археологического попечительского фонда. Здесь можно было найти основные исторические данные, несколько фотографий, сезонные мероприятия и расценки. Дебора попробовала искать по-другому, на этот раз набрав «клад Приама», и как раз переходила по первой предложенной ссылке, когда круглолицый хозяин бара принес кофе.

— Эвхаристо, — сказала она. — Спасибо.

— Паракало, — ответил он, поставив на стол кружку. Кофе оказался слабым и с большим количеством молока, тем не менее вкусным. — Вы англичанка?

— Американка, — ответила Дебора, слегка напрягаясь.

За пределами США это слово могло вызвать широкий спектр реакций. По счастью, все обошлось.

— А, — воскликнул парень, — Элвис Пресли!

— Правильно.

Она улыбнулась; парень так расцвел от радости, что помолодел лет на пять.

— Синие замшевые туфли, — сказал он.

— Правильно, — повторила она. — Синие замшевые туфли.

Хорошо хоть пока не поет...

Но он и не запел, а посмотрел на компьютер. На лице отразился откровенный интерес. Два евро явно не обеспечивали конфиденциальности.

— Приам! — Одобрительно кивнул парень.

— Да, — сказала она.

— Пусскин.

— Простите? — вежливо удивилась Дебора.

— Пусскин, — повторил он, взял листок бумаги и нацарапал огрызком карандаша слово, которое произносил. — Муссо Пусскин.

Дебора недоуменно нахмурилась. Парень потянулся к клавиатуре:

— Можно?

— М-м... ладно. — Дебора отодвинулась.

Он что-то напечатал на клавиатуре, щелкнул ссылку и открыл официальный сайт Музея имени Пушкина в Москве. Она ошарашенно наблюдала, как парень щелкнул еще по двум ссылкам и открыл фотографию витрины.

Перед Деборой был клад Приама.

Она не могла поверить своим глазам. Клад, найденный в Трое, тайно вывезенный и потом исчезнувший, находится в московском музее!

Подпись под фотографией — на не слишком правильном английском языке — гласила, что в витрине содержатся находки, сделанные Генрихом Шлиманом в Трое в конце девятнадцатого века, что они хранились в зенитной башне на территории Берлинского зоопарка, пока город не был освобожден русскими войсками. На полвека сокровища снова были похоронены — на этот раз в подвалах Пушкинского, пока в 1994 году музей не признал перед всем миром их существование. По-видимому, книги Ричарда изданы давно и потому не упоминают об этом событии. Право собственности на сокровища оспаривают Турция, Греция, Германия и другие страны. Юридические споры не завершены...

— Очень старые, — сказал молодой человек. — Очень красивые.

— Да, — согласилась Дебора.

И если одна часть сокровищ Шлимана могла всплыть после стольких лет, почему не может другая?

Она решила позвонить Маркусу и договориться о встрече.

Глава 30

Дебора предложила встретиться в ресторане, Маркус выбрал место «Костуяннис», фешенебельное заведение на улице Займи, прямо позади археологического музея; не нужно заглядывать в карту или путеводитель.

Дебора специально пришла пораньше, понаблюдала за рестораном из окна расположенного через улицу универмага и наконец вошла, имея в запасе десять минут. Она нервничала, и то, что среди посетителей преобладали греки, заставило ее волноваться еще больше, словно обрывки разговоров на английском, которые она привыкла слышать на Плаке, обеспечивали некую страховку, создавали ощущение чего-то привычного.

Маркус пришел точно вовремя, элегантный, в светло-сером костюме. Прежде чем сесть, он заговорил с метрдотелем на беглом греческом. Дебора выдавила улыбку.

По телефону она сказала, что по-прежнему ему не доверяет, по-прежнему подозревает его в убийстве Ричарда, но он отмахнулся от этого заявления, назвав его тем, чем оно и было: пустыми словами. На самом деле Дебора допускала, что в рассказанной этим человеком странной истории о давно умерших царях гораздо больше смысла, чем ей хотелось признать. Только так она могла объяснить себе его явное желание поговорить с ней.

— Здешние мезе[8] просто великолепны, — заявил Маркус.

Она кивнула, словно знала, что это означает, и заглянула в меню — на греческом. Проползла по списку, с трудом разбирая буквы, и, найдя всего четыре более-менее знакомых блюда, признала поражение.

— Хотите, чтобы я заказал для вас? — спросил Маркус, верно истолковав ее взгляд.

— Нет, спасибо, — ответила она, отчаянно желая, чтобы он сделал заказ.

— Попробуйте тушеного кролика. Здешнее фирменное блюдо.

Она помедлила, собираясь возразить, потом сдалась:

— Ладно. И эти...

— Мезе?

— Верно. Они самые.

Маркус сделал заказ, выбрал бутылку ренины с менее резким привкусом смолы, чем обычно, потом положил трубку на стол и посмотрел на Дебору.

— Мы уже выяснили, что мало доверяем друг другу, так что, вероятно, можно не вставать в позу и... м-м... перейти прямо к делу, как говорят у вас в Америке?

— Согласна, — отозвалась Дебора, отставляя бокал и встречаясь с Маркусом взглядом. — Давайте предположим, что мы оба ищем одно и то же: убийцу Ричарда и хранившиеся у него сокровища, включая... — Она сглотнула, не желая произносить вслух, — тело древнего микенского царя.

— Агамемнона, — поправил Маркус.

— Как скажете.

— Тогда я могу добавить «как скажете» к этому делу с поисками убийцы Ричарда? — ответил он. — Преступник не я и, надеюсь, не вы, а остальное меня не заботит. Я не знал Ричарда лично; полагаю, соответствующие органы отыщут убийцу и предадут суду.

— Возможно, — заметила Дебора.

На лбу Маркуса залегли морщины, но он подождал, пока официант подал им блюда, прежде чем расспрашивать дальше.

— Что вы имеете в виду?

Дебора не знала, насколько Маркусу можно доверять, однако в данном случае откровенность ей не вредила, а продемонстрировав добрую волю, она могла рассчитывать на ответную искренность.

— Убийство расследуют двое полицейских, детектив Кин и детектив Кернига. Только этот Кернига никакой не полицейский.

Дебора пересказала подслушанный разговор, и лицо Маркуса омрачилось.

— Ваша очередь, — сказала она, пробуя кролика.

Как и обещал Маркус, блюдо было великолепно.

— Ладно. Тогда позвольте мне предложить вот что. В газете «Атланта джорнал конститьюшн» написали, что Ричарда ударили ножом, но больше о ранах ничего сказано не было. Я полагаю, что эти раны были нанесены необычайно длинным клинком с рукояткой, изогнутой вниз с обеих сторон. Я прав?

Дебора вспомнила залитое кровью тело, раны, прорезавшие бледное тело Ричарда насквозь, так что под ним натекла лужа крови. Вспомнила фотографию странного оружия со свастикой на рукояти и с трудом подавила дрожь.

— Если его убили не вы, то откуда вы узнали?

— Ричард был не первым, кто умер таким образом, — ответил Маркус. — Десять лет назад в одной французской деревне на побережье Бретани другой пожилой джентльмен умер от точно таких же ран.

— Десять лет назад? — переспросила Дебора. — Во Франции? Вы уверены, что здесь есть какая-то связь?

— О да, уверен.

Деборе пришлось подождать, пока он что-то съест, потом глотнет вина.

— Упомянутый джентльмен был потенциальным покупателем тела древнего царя, которое как-то попало в Америку в коллекцию мистера Диксона. Этот человек разыскивал его многие годы.

— Вы считаете, что Ричард имел к убийству какое-то отношение? — недоверчиво спросила она.

— Нет, — ответил Маркус. — На самом деле я считаю, что мистера Диксона убили те же люди, что и того человека. Они тоже разыскивали тело Агамемнона и были готовы на все, чтобы его получить. Во Франции оно ускользнуло у них из рук, и им понадобились годы, чтобы снова напасть на след. Думаю, человек, занимавшийся продажей, после убийства во Франции залег на дно, но убийцы все еще ждали, когда в начале этого года экспонат вернулся на рынок. Они помешали сделке, а остальное вы знаете.

— Ричард продавал тело? — спросила Дебора. Значит, он действительно прятал от нее коллекцию и не собирался выставить сокровища в их музее. У нее упало сердце.

Маркус кивнул. Сунул нераскуренную трубку в рот и пососал чубук.

— Да. Оно находилось в руках мистера Диксона, вероятно, с тех пор, как покинуло Францию десятилетие назад. Мистер Диксон решил его продать и навел убийц на след, когда начал зондировать почву.

— Годы спустя? — не поверила Дебора. — Чтобы люди были готовы убивать — по меньшей мере дважды — и ждали десятилетиями ради мертвого тела? Почему оно для них столько значит?

— Это самая потрясающая из когда-либо сделанных исторических находок, — с горячностью ответил Маркус.

— Боюсь, не все с вами согласятся, — заметила она.

— Коллекционеры — странный народ, — сказал Маркус. — Их желания граничат с одержимостью. Ради подобного экспоната, ценного не только рыночной стоимостью, но и своей историей... некоторые люди пойдут на все, чтобы его получить.

Слова Маркуса звучали убедительно, а в глазах появился встревоживший Дебору блеск.

— Откуда вы узнали об этом? — спросила она.

— Я уже некоторое время ждал чего-то подобного. — Маркус холодно улыбнулся. — Я много лет знал о теле, погребальных украшениях и других забытых микенских сокровищах. Еще я знал, что, когда они пропали, их перевозили вместе с другими менее интересными или ценными предметами. Знал, что если я когда-нибудь найду хоть один из них, то нападу и на след тела Агамемнона. Один из этих предметов — совершенно особенный, возможно, даже уникальный. Пару месяцев назад он всплыл — в самом невероятном месте. Знаете где?

Он снова улыбнулся, на этот раз тонкой, сухой улыбкой, в которой не было настоящего юмора.

— Откуда мне знать? — ответила Дебора, раздраженная многозначительными намеками. — Я вообще не понимаю, о чем речь.

Маркус отложил трубку, подался вперед и взял обе ее руки в свои. Его пальцы были сильными и холодными; Дебора хотела вырваться, но он, крепко держа ее, наклонился ближе, внезапно по-волчьи оскалившись.

— Это, — сказал он, — носовая фигура испанского корабля начала эпохи Возрождения, наполовину женщина, наполовину змея. Вам она знакома, да, мисс Миллер?

Глава 31

Дебора вспомнила, как Ричард радостно показывал нелепую женщину-дракона. Месяца два или три назад, не больше. В одно прекрасное утро она пришла в музей — а фигура уже стояла в фойе во всей своей омерзительной красе. Она была там во время первого из недавних сборов пожертвований. Ее фотография появилась в газете...

— Да, — кивнул Маркус, пристально наблюдавший за Деборой. — Я не знаю, давно ли эта фигура у него или почему он вдруг решил ее показать, но, как только ее увидел, сразу понял, что это такое и вместе с чем ее перевозили. А если узнал я, то узнали и другие.

— Может, так и было задумано, — сказала Дебора. — Если он надеялся продать тело и сокровища, то и фигуру мог выставить с целью показать, что они у него.

Дебора посмотрела на еду и поняла, что больше не хочет есть.

— Что случилось? — спросил Маркус.

— Ничего, — соврала она.

— Вы пытаетесь понять, почему он так и не рассказал вам об этом. Почему не завещал коллекцию музею.

— Да.

— Не знаю, — мягко проговорил он. — И думаю, мы никогда не узнаем.

— Странно, правда? — сказала Дебора. — Работаешь с человеком много лет и думаешь, что хорошо его знаешь, а потом... — Она пожала плечами.

— Если бы только мы больше знали о том, кто еще мог бы связать нос корабля с Агамемноном...

— Тут еще один момент, — заговорила Дебора, сосредоточившись. — По вашим словам, Ричард должен был встретиться с двумя греческими бизнесменами. На приеме в тот вечер, когда его убили, присутствовали двое греков. Их не было в списке гостей, и сама я их не видела. Несомненно, они провели с ним какое-то время...

Появилась идея. Отчаянная надежда вернуть привычный образ Ричарда.

— Ричард был одержим Троянской войной, — начала Дебора. — И также был принципиальным человеком. Предположим, он некогда купил всю коллекцию. Многие годы изучал ее, пытаясь узнать, подлинная она или нет, с намерением выставить ее в музее. Но, — она говорила быстро, почти ничего не видя, просто размышляя вслух, — при этом он считал, что Агамемнон не должен находиться в Штатах. Его место в Греции. Ричард походил на Шлимана страстью доказать правоту Гомера, но был куда щепетильнее в вопросе о праве собственности. К нему обратились — или он сам вышел на них — некие греческие организации, занимающиеся древностями, может быть, даже греческое правительство. Он рассказал, что у него есть, и в доказательство своих слов показал носовую фигуру. Возможно, они пришли к соглашению: они забирают тело Агамемнона в Грецию, он сохраняет остальную коллекцию и выставляет ее в музее. Наконец представители греческой организации приезжают, чтобы осмотреть экспонат. Что-то идет не так. Или эти люди оказываются не теми, кем он их считал, или... — Дебора умолкла, внезапно опустошенная. Все это догадки, и никуда они не привели.

Маркус так не считал. Свет, горевший в ее глазах, теперь словно передался ему.

— Если вы правы, они попытаются доставить тело в Грецию. Везти его самолетом они не посмеют, значит, остается корабль.

— Как у Шлимана, — заметила Дебора.

— Нам нужно попасть в Коринф. — Маркус отложил нож и вилку, словно намереваясь отправиться немедленно.

— В Коринф? Зачем?

— Есть у вас путеводитель? — спросил он. — Какая-нибудь карта?

Дебора достала книгу и открыла на карте Греции.

— Смотрите, — Маркус указал на карту, — вот Афины. Любое судно из Соединенных Штатов в конечном счете придет в Пирей — сюда, но Пирей слишком крупный порт, контрабанду туда не повезут. Корабли идут через Средиземное море мимо Италии, а потом огибают Пелопонесс и проходят Киклады. Однако гораздо быстрее и проще пройти прямо в Коринфский залив и через канал. Там можно выгрузить любой сомнительный груз. По меньшей мере путь через канал позволяет сэкономить две-три сотни миль в открытом море.

— Если мы поедем в Коринф, — продолжал Маркус, — то узнаем, ожидаются ли суда, прибывающие из Соединенных Штатов. Проход по каналу должен планироваться заранее. Мы могли бы проследить за грузом, когда он прибудет. Даже перехватить его.

— Наверняка придется ждать несколько недель, — сказала Дебора.

— Тогда мы будем готовы.

— Наверное, следовало бы заранее предупредить власти, — заметила она.

— Вполне возможно, что именно власти ввозят наш груз.

Дебора покачала головой:

— Не думаю, что греческое правительство опустилось бы до грабежа и убийства, чтобы вернуть национальное достояние.

— Не думаете? — переспросил он. — Греки испытывают весьма сильные чувства, когда дело касается их наследия. Это неудивительно, учитывая, как все колониалисты веками у них воровали.

— Включая британцев, — напомнила Дебора. — Фризы Парфенона являлись жемчужиной Акрополя, пока лорд Элджин не сбил их и не увез в Лондон.

Теперь это жемчужина коллекции Британского музея, и пока что не было и речи об их возвращении в Афины, несмотря на непрекращающиеся требования греков. В свое время лорд Элджин утверждал, что, оставь он фризы на месте, турки уничтожили бы их. Теперь британцы ссылаются на несостоятельность греческих музеев и запутанность юридических вопросов.

— Благодарю за лекцию по культурным традициям, — отрезал Маркус. — Нельзя ли вернуться к теме?

Дебора улыбнулась, с удивлением обнаружив, что он начинает ей нравиться.

— А ведь вы так и не объяснили, каким образом оказались вовлечены в это дело. Да, вы коллекционер и историк; да, вы, очевидно, так же одержимы Микенами и их легендами, как Ричард, но откуда вы узнали о теле и — коли на то пошло — о том, что оно путешествовало вместе с этой испанской уродиной шестнадцатого века?

Дебора по-прежнему улыбалась и говорила легким тоном, поэтому удивилась, увидев, каким холодным стало лицо Маркуса.

— Мне все рассказал старый джентльмен, которого убили во Франции. Десятки лет назад он вступил в контакт с одним недобросовестным дельцом, однако самого тела никогда не видел.

— А почему он вообще рассказал вам об этом?

Маркус нахмурился:

— Это был мой отец.

Глава 32

В интернет-кафе Дебора пришла к открытию. Круглолицый юноша, похоже, был рад видеть ее и, вероятно, польщен. Она постаралась не вовлекать его в разговор и вежливо отказалась от кофе: было в его взгляде что-то, чего ей не хотелось ни поощрять, ни использовать. Он казался несколько разочарованным, но не нарушил ее уединения.

В почтовом ящике на «Хотмейле» было два сообщения. Одно — автоматическое приветствие от самой почтовой службы, другое — от Кельвина. Мучительно короткое.

Компьютеры конфискованы. Они знают, где вы. Тоже скучаю.

Вложений не было.

Дебора глубоко вздохнула и задумалась, стоит ли отвечать. Что, собственно, она хочет ему сказать и зачем? В конце концов, они почти не знакомы. Но Ричард доверял ему, а это чего-нибудь да стоило. Более того, наверное, было бы благоразумно сообщить кому-нибудь, что она собирается ехать в Коринф с человеком, которого двадцать четыре часа назад считала убийцей Ричарда. Взгляд вернулся к последней фразе на экране: «Тоже скучаю». Дебора почувствовала волну бессмысленного удовольствия, потом стряхнула это ощущение.

Не будь так чертовски инфантильна.

Она вздохнула и набрала, пока не успела передумать:

Еду в Коринф с Маркусом. Погода чудесная. Жаль, что вы не здесь.

Это шутка, сказала себе Дебора, попытка облегчить ненормальность ситуации. Отослав сообщение, она сразу же обругала себя последними словами за легкомыслие и пустословие.

Ладно, теперь уже слишком поздно. Если Кельвин решит, что она втюрилась в него, отсюда ничего не исправишь, да и вреда от этого не будет. Только уменьшится вероятность, что он выдаст ее точное местонахождение полиции... Ужасная мысль! И лицемерная. Она не просто заигрывала с ним (пусть и жалостно-ребячески), чтобы он остался на ее стороне; она делала это, потому что в глубине души ей хотелось с ним заигрывать, потому что ей нравилось, как он улыбается и как вытягивает перед собой ноги, когда садится...

Давай не увлекаться.

В конце концов, это не роман, не связь (вот ведь мерзкое словечко!) и уж абсолютно точно не любовь.

И ты не доверяешь мужчинам, напомнила она себе.

Даже интересным?

Особенно интересным.

В любом случае он, вероятно, бросился бы наутек в ту же секунду, как уловил любой запашок интереса с ее стороны. Наверняка Кельвин Бауэрс в состоянии выбирать из массы успешных и, как правило, сексапильных женщин-юристов и бизнеследи по всей Атланте. Дистанционная связь (гнусное слово) с долговязой беглянкой, вероятно, не на первом месте в его списке текущих дел.

Пока она сидела, уставившись на экран, в папке «Входящие» появилось новое сообщение. Секунду Дебора думала, что Кельвин ответил на ее последнее письмо, и сердце екнуло в ожидании сокрушительного позора. Но письмо пришло с совершенно незнакомого адреса — сплошь цифры и беспорядочные буквы. Нахмурившись, она открыла сообщение.

Оно содержало семь слов, ни одно из которых не подсказывало, кто отправитель:

Немедленно возвращайся домой. Твоя жизнь в опасности.

Глава 33

Как она могла сейчас быть в большей опасности, чем в Атланте? Бред какой-то. И вообще, скорее всего сообщение попало к ней по ошибке. Ее нового адреса нет ни у кого, кроме Кельвина, а он вряд ли поделился с кем-то еще.

«Немедленно возвращайся домой. Твоя жизнь в опасности».

Наверное, какой-нибудь хакер пошутил — отправил записку ей и еще на миллион случайных адресов... не слишком забавная шутка, надо сказать, даже по хакерским меркам... Вот почему письмо сформулировано так расплывчато: оно должно быть значимым для всех получателей. Возможно, прямо сейчас перепуганные клерки бегут к двери, чтобы мчаться по домам. Или не бегут, а хохочут до упада, как хохотали над фальшивыми просьбами выслать номера банковских счетов, на которые им якобы переведут миллионы долларов из Африки. Просто она поверила в угрозу, потому что была в чужой стране, среди незнакомых людей и оставила дом (сбежала!) из-за убийства... Если где-то ей и грозит опасность, то именно в Атланте, а не здесь.

Если, конечно, убийца не проследил тебя от Атланты до Греции...

Чепуха.

На телефоне в гостинице ждало сообщение от Маркуса. Оставлено оно было явно не вовремя. Дебора начала привыкать к мысли, что Маркус союзник, даже друг. Таинственное послание по электронной почте — хотя умом она могла обвинять какого-нибудь глупого шутника — несколько пошатнуло эту убежденность. Со временем все снова успокоилось бы, но пока Дебора не была склонна к долгим разговорам с Маркусом.

— Дебора, — произнес он напряженным, настойчивым голосом, — куда вы, черт побери, пропали? Я говорил с диспетчером в Пирее. В следующем месяце только один американский контейнеровоз проходит Коринфским каналом. Он должен был прийти через три недели, но, по-видимому, задержался в Новом Орлеане. Я еду в Коринф — постараюсь выяснить, в чем там дело. Перезвоните мне.

От Коринфа было рукой подать до Микен. Она как-то чувствовала, что в конце концов окажется там.

С помощью портье «Ахилла» Дебора забронировала номер в не слишком дорогой гостинице в Коринфе, собралась и позвонила Маркусу, втайне надеясь, что того на месте не окажется. Телефоны в его гостинице были без автоответчика, и оператор спросил, желает ли она оставить сообщение. Дебора не хотела ждать, пока Маркус вернется. Ей не терпелось сделать хоть что-нибудь.

— Да, — сказала она в трубку. — Передайте ему, что звонила Дебора и что в Коринфе я остановлюсь в гостинице «Эфира».

Оставалось еще одно дело. Дебора спустилась к пожилому портье.

— Я хочу сделать международный звонок, но не знаю нужного телефона, — объяснила она, — только фамилию и имя.

— Можно попробовать, — ответил он. — Хотя это, наверное, дорого.

— Ничего страшного.

— Какая страна?

— Россия, — сказала Дебора. — Москва. Женщину зовут Александра Волошинова.

Если он и удивился, то не показал виду.

Он сделал три звонка, говоря по-гречески и в перерывах записывая какие-то номера. Во время последнего разговора он перешел на английский, а потом передал ей трубку. Голос на другом конце линии был женским, и в нем слышался акцент, который Дебора сочла за русский.

— В Москве живут три Александры Волошиновы. Желаете все три номера?

Дебора записала все, положила трубку и набрала первый номер из списка.

Ответивший мужчина не говорил по-английски и рассердился, когда она повторила свой вопрос. Когда тот бросил трубку, портье саркастически улыбнулся и подчеркнул второй номер.

— Да, — произнес женский голос по-русски.

— Простите. — Дебора старалась говорить помедленнее, страшно жалея, что не знает русского. Ее внезапно охватило ощущение тщетности и идиотизма. — Я пытаюсь найти Александру Волошинову, но я не говорю по-русски. Я американка. Я звоню насчет...

— Моего отца, — продолжила та равнодушно. — Я уже знаю.

— Сочувствую вашей потере. — Дебора говорила совершенно искренне, хоть и понимала, как фальшиво это звучит.

— Есть что-то новое? — спросила женщина. В ее голосе не было ни надежды, ни даже любопытства.

— Да нет. — Дебора чувствовала себя предательницей. — Я хотела задать вам пару вопросов.

Женщина не ответила, и Дебора продолжила:

— Вам известны человек или место, связанные с вашим отцом, имя или название которого начиналось бы с букв «МАГД»?

Женщина не колебалась:

— Магдебург. В Германии. Он жил там некоторое время.

Снова Германия?

— Ваш отец работал в Министерстве внутренних дел. — Дебора говорила медленно, стараясь выиграть время. Она не была уверена, что еще хочет знать. — МВД?

На этот раз возникла пауза.

— Да. Много лет назад.

— А что он делал?

— Что он делал? — повторила та недоуменно.

— Его работа, — пояснила Дебора.

— Понятия не имею, — ответила Александра.

Дебора нахмурилась, внезапно уверившись, что ее обманывают.

— Простите, не понимаю, — сказала она, стараясь говорить вежливо.

— МВД, — упрямо повторила женщина. — Он работал там.

Дебора сменила тактику.

— А что такое МВД?

— Этой организации больше не существует, — сказала Александра Волошинова. После очередной долгой паузы она добавила с заметной неохотой: — Сначала она называлась НКВД.

— НКВД? — повторила Дебора.

Портье, слушавший их разговор с умеренным интересом, резко выпрямился. Его глаза внезапно расширились, взгляд стал каким-то затравленным. На мгновение Деборе показалось, что он сейчас попятится. Она одними губами спросила его: «Что?», но он только таращил глаза. Его обычная непринужденность исчезла.

— Простите, — сказала Дебора в трубку. — Я не знаю, что это такое.

— Я не хочу обсуждать такие вещи, особенно по телефону, — ответила женщина.

— Пожалуйста, — сказала Дебора. — Что это — МВД, НКВД?

— Своего рода полиция, — ответила Александра, и Дебора почувствовала, что даже этот недостаточный ответ стоил ей больших усилий. — Тайная. Они вели наблюдение — за границей и дома.

— Вроде шпионов? — спросила Дебора, по-прежнему не сводя глаз с застывшего портье.

Как могли несколько заглавных букв вызвать такой ужас?

— НКВД стал МВД. — В голосе женщины прозвучал откровенный страх. — МВД стало КГБ.

Эти буквы Дебора знала.

Глава 34

Автобус с сильно затемненными стеклами, стоявший с работающим вхолостую мотором на автовокзале Кифису, был, к счастью, оборудован кондиционером и не напоминал трясущуюся развалюху, набитую козами и курами, как боялась Дебора. С другой стороны, пользовались этим видом транспорта в основном местные, и других иностранцев она в салоне не заметила.

Из города выбирались добрых сорок минут. Потом пейзаж совершенно изменился: начались пологие песчаные холмы, покрытые оливковыми рощами. Ярко-синее море сверкало слева от дороги, ведущей из Аттики в Пелопонесс, где находилось больше всего древних городов в Греции: Коринф, Микены, Тиринф бронзового века, Эпидавр с его не имеющим себе равных театром и Аргос, по имени которого весь этот край получил название Арголида.

В Элевсине водитель сделал остановку, давая пассажирам время купить по явно завышенной цене закуски и напитки, а Дебора воспользовалась возможностью размять ноги и подышать чистым воздухом. Затем они отправились дальше и со временем миновали сам канал, переехав прорезавшую перешеек щель по вантовому мосту, с которого на кратчайший миг открылся головокружительный вид на отвесные склоны, спускающиеся к вырубленному в скале каналу, где — в сотнях ярдах внизу — двигались похожие на игрушечные лодочки тяжелые паромы. Закончилось путешествие на другой улице Эрмоу, недалеко от гостиницы.

«Эфира» стояла на оживленной улице Этникис Антистасис, в нескольких кварталах от моря. Гостиница была маленькая, чистая и яркая, предназначенная скорее для путешествующих бизнесменов, чем для туристов: для большинства иностранцев, уже пресыщенных импозантными развалинами Афин, древний город Коринф не мог сравниться с очарованием Дельф, Эпидавра или Микен. Дебора прошла через раздвижные стеклянные двери и подождала, пока человек, которого она сочла хозяином, оторвется от игры в нарды. Его противник, мужчина помоложе, без пиджака, смотрел на посетительницу из-за пальмы в горшке.

Старший выдал Деборе электронную карту-ключ, потом вытащил из пронумерованной ячейки листок бумаги.

— Мисс Миллер? — уточнил он. — Это для вас.

Записка была написана карандашом: «Встречайте меня у Акрокоринфа в пять часов дня. Маркус».

Дебора нахмурилась. Она не любила, когда ей указывают, что делать. Однако это избавляло ее от необходимости сидеть и ждать звонка.

Она вздремнула часок, вышла на улицу, съела свежеиспеченный пирог со шпинатом и пошла к морю. На переполненном галечном пляже были только греки. Дебора посмотрела на синюю воду: непрерывная вереница танкеров и контейнеровозов, видимо, уже прошедших через канал. Незадолго до четырех она взяла такси и велела ехать к Акрокоринфу. Еще рано, зато будет время осмотреть археологический заповедник.

Древний Коринф (современный город правильнее называть Коринфос) в эпоху классической Греции был чрезвычайно богатым городом и после временного упадка снова стал таким под владычеством Рима. Он был идеально расположен, чтобы контролировать торговлю между Ионическим и Эгейским морями, служа воротами между Восточным и Западным Средиземноморьем. При греках людей привлекал сюда чтимый храм Аполлона, а при римском правлении религиозное значение города соединилось со сказочным богатством, так что Коринф стал синонимом роскоши, невоздержанности и «плотских грехов». Здесь находилось и римское святилище Венеры (греки называли ее Афродитой), в котором служили тысячи храмовых блудниц. Святой Павел, проведший в Коринфе больше года, не боролся против языческой культуры города, оставив эту задачу паре мощных землетрясений в шестом веке (вне всякого сомнения, гнев Божий), в результате которых Коринф совершенно обезлюдел.

Деборе очень хотелось посмотреть древний город не вопреки отсутствию знаменитых памятников, а именно из-за этого. Не считая остатков храма Аполлона и огромного пространства Римского форума, большая часть города была перекопанной и заросшей, отчего это место казалось странно домашним и реальным в отличие от великолепных Афин. В Америке она была не только археологом, но и культурным антропологом, специалистом по древним народам, а не архитектурным чудесам. История со Шлиманом и его золотом отвлекла Дебору оттого, что всегда интересовало ее в прошлом: возможности хоть немного понять что-то о жизни простого народа. В книгах о Трое и Микенах она чересчур увлеклась легендами, сказаниями об эпических деяниях и сокровищах. Такие вещи, как бы они ни слепили глаза широкой публике (подобное ослепление как раз и было признаком дилетантов вроде Ричарда и Маркуса), для серьезных археологов стояли на втором плане. Даже в Афинах утонченная красота развалин подавляла и делала прошлое отдаленным, героическим и эстетизированным, какой на самом деле никогда не была настоящая человеческая жизнь. На руинах торгашеского Коринфа Дебора надеялась уловить эхо давно умолкших шагов повседневной жизни.

Такси довольно быстро проехало по шоссе Скутела и застряло на въезде в боковую улочку, вдоль которой тянулись кафе и сувенирные магазинчики. Окна лавчонок ломились от керамики и гипсовых статуэток. У тротуаров, забитых шаткими стойками с открытками, стояли экскурсионные автобусы с опущенными шторками и работающими двигателями. За воротами в стене позади них открывалось белое пространство форума, усеянное капителями колонн с искусной резьбой. Старую дорическую простоту и ионическое изящество при римлянах вытеснил более вычурный «коринфский» стиль: пышные капители колонн с узором в виде листьев аканта. Дебора вытянула шею, чтобы разглядеть побольше, но тут такси снова двинулось.

Когда машина миновала вход в древний город и не притормаживая нырнула в следующий проулок, Дебора похлопала шофера по плечу:

— Мы едем в старый город, верно?

— Акрокоринф, — ответил он.

Уместно предположить, что Акрокоринф — самая высокая часть древнего города, возможно, утес, на котором стоял храм Аполлона.

— Это не внутри? — спросила Дебора, оглядываясь на разрушенный город. Туристические автобусы остались позади, других машин на дороге тоже не было.

— Нет. — Шофер высунулся из окна и указал куда-то вверх. — Вон там.

Вдали, угнездившиеся на почти вертикальной скале в сотнях ярдов над древним городом, едва видимые на таком расстоянии при ослепительно ярком солнце, высились зубчатые стены и башни. Шофер широко ухмыльнулся, а машина тем временем начала с трудом продвигаться вперед.

Дебора не улыбнулась в ответ. Путь вверх был долгим, и она очень сомневалась, что наверху найдутся автобусы, если им вообще по силам этот подъем. Дорога шла серпантином, но все равно уклон казался почти невозможно крутым. Вряд ли там будет кто-нибудь еще, особенно под жарким послеполуденным солнцем.

Коробка передач стонала и лязгала, и на секунду показалось, что двигатель совсем заглох, однако шофер с силой нажал на газ, и машина дернулась, непреклонно карабкаясь к вершине.

На подъем ушло почти пятнадцать минут, и за это время они не встретили ни одного автомобиля. Аккуратные возделанные поля и оливковые рощи сменились неровным песчаным грунтом и редкими искривленными деревьями. Это был суровый край, безводный и труднодостижимый даже с техникой двадцать первого века. Несомненно, наверху не город, как тот, внизу, а крепость.

Когда показались первые остатки наклонных плоскостей, так называемых рамп, и стен, ее догадка подтвердилась, но она с удивлением заметила, что укрепления не древнегреческие и не римские. Кирпич и черепица — Средневековье, возможно, Византия. Некоторые выглядели еще более поздними: остатки турецкой оккупации и войны. Это был первый признак бушевавших в этой стране войн, который увидела Дебора, и она задумалась, не националистический ли пыл греков уничтожил остальное. Таксист в отличие от большинства соотечественников, которые охотно и по собственному почину рассказывали о национальной культуре, хранил молчание.

На вершине машина въехала на большую, пыльную и совершенно пустую стоянку и остановилась, хотя двигатель шофер не выключил. Дебора расплатилась, отвергнув дорогостоящее и малодушное побуждение попросить его подождать. До назначенного свидания оставалось еще время, и можно было немного побыть здесь. Она вышла из машины, ухитрившись выдавить улыбку и «эвхаристо». Таксист широко ухмыльнулся, оглядел бесплодную, раскаленную от жары вершину и выразительно пожал плечами: «Дело твое, туристка». Уезжая, он высунул одну руку из окна — словно помахал на прощание — и смотрел на нее в зеркало заднего обзора, пока машина не исчезла из виду.

Дебора повернулась к разрушенным воротам с высокой аркой и медленно поднялась в крепость по длинной рампе, задержавшись в густой тени, перед тем как нырнуть в обжигающий зной у подножия крепостных валов. У нее была с собой всего одна бутылка воды, а сотовый телефон не работал за пределами США. Внезапно Дебора забеспокоилась о том, как будет спускаться; хорошо бы Маркус приехал на машине.

Она уже могла сказать, что Акрокоринф был не просто крепостью. Некоторые из частично разрушенных зданий походили на церкви, некоторые — на мечети, по-видимому, построенные одна поверх другой в течение веков, когда господствующая высота переходила из рук в руки в ходе постоянной борьбы за контроль над страной. Не приходилось сомневаться в стратегической важности этого места. Когда Дебора взобралась на одну из укрепленных стен с позициями для пушек и мушкетов, перед ней открылся вид не только на увиденный мельком древний город, примостившийся у подножия горы, но и на весь Коринфский залив. С более высокого яруса стен и башен видны были даже лежащие за Сароническим заливом Афины. Заслонив глаза от солнца, она посмотрела на высокие стены с бойницами и начала карабкаться по тропинке, петляющей среди разрушенных зданий и укреплений. Вокруг не было ни души, воздух гудел от назойливого стрекота сверчков и кузнечиков, то стихавшего, то становившегося громче — как электрический ток, струящийся в воздухе на волнах зноя.

Цитадель была построена в форме неровных кругов, линии внутренней обороны безумными зигзагами охватывали контуры горы. Вершина — не столько пик, сколько линия хребта с четко выраженной квадратной башней — высилась над каменными стенами и акрами запущенной, обожженной солнцем травы. Пот заливал плечи и лицо, туфли оттягивали ноги. Слишком уж жаркий день для такой прогулки...

На полпути, где тропинка выбиралась на открытое место, вымощенное плитами, Дебора оглянулась на пройденную дорогу и далекую синеву моря. И именно в этот миг — она как раз положила руки на пояс и глубоко вздохнула, успокаивая дыхание, — раздался громкий треск, и рядом с ней брызнул град каменных обломков.

Глава 35

Дебора инстинктивно отскочила, хотя первым порывом было не столько укрыться, сколько замахать руками и завопить от ярости. Она не привыкла к тому, что в нее стреляют; сначала мелькнула мысль, что это какая-то глупая ошибка: местный идиот решил пострелять белок, а она случайно оказалась поблизости.

Вторая пуля свистнула у уха, и кусок византийской плитки на стене за спиной разлетелся вдребезги.

Какого черта?..

Даже когда Дебора бросилась ничком, даже когда покатилась к беспорядочной груде камней, которая когда-то, наверное, была углом здания, даже когда услышала, как третий выстрел ударил в землю там, где она только что стояла, ей все еще казалось, что это ошибка.

Недоверие и возмущение боролись в бешено колотящемся сердце.

«Никто не охотится на меня!»

Потом наступила пауза — мгновение тишины, как дыра в жарком дне.

Не шевелись. Слушай. Дыши.

Дебора довольно неудачно приземлилась, и теперь у нее болели запястье и предплечье. Волосы лезли в глаза, все тело было в поту и пыли. Безумие. Даже если целились в нее, это наверняка какой-то сумасшедший, верно? Какой-то псих, постреливающий в туристов. О том, что стреляли именно в нее, Дебору Миллер, не хотелось даже думать. Она оттолкнула эту мысль и покрутила запястьем. Вывихнуто...

Где он?

Это была первая дельная мысль, пришедшая в голову. Дебора оглянулась, прикидывая, сможет ли найти следы пуль и понять, откуда они прилетели. Вот как надо справляться с ситуацией, подумала она, напрягая рассудок для борьбы с вздымающейся волной паники. Да: логика, дедукция, здравый смысл. Ее сильные стороны. Они помогут ей остаться в живых...

Господи, неужели дойдет до этого?

Он наверху. Это была очевидная выгодная позиция, которая давала бы убийце самый эффективный сектор обстрела. Дебора пригляделась, пытаясь вычислить, за какой из арок в башне на гребне горы укрывается убийца.

Четвертый выстрел ударил в камень в нескольких дюймах от ее головы, расколов его на три куска, один из которых попал ей прямо в висок. Дебора прижалась к земле, чувствуя шок от удара и боль; на мгновение ей показалось, что пуля попала в нее. Она поднесла руку к виску и нащупала кровь.

Не льется толчками. Просто царапина.

На секунду мир поплыл.

Сотрясение?

Замечательно.

Дебора заставила себя оглядеться, двигаясь совсем чуть-чуть, стараясь не привлекать его внимания. Нужно найти укрытие получше.

Его внимание... Дебора сразу решила, что это мужчина. Маркус? А кто еще знает, что она здесь? Если это не случайные выстрелы, предназначенные любому, кто появится...

Ей очень хотелось бы в это поверить, но нет, на пулях большими буквами написано ее имя... Нелепость выражения казалась почти забавной, реплика из какого-то триллера Хичкока вроде «К северу через северо-запад» или «Тридцать девять ступеней». Дебора лежала в пыли, солнце жгло кожу, в голове крутилась всякая ерунда, и ощущение было такое, словно она смотрит на себя в бинокль или, точнее, на кого-то другого и слушает чужие мысли, как в кино голоса за кадром.

Надо выбираться отсюда.

Стрелок может спуститься и найти ее. В сущности, ему и не понадобится спускаться. Укрытие очень ненадежное, и если он сдвинется всего на несколько ярдов, то, вероятно, сразу ее увидит. А Дебора не будет знать, что этот человек сменил позицию, пока тот не откроет огонь. Зато он не ожидает, что она может двинуться с места. Наверняка он уверен, что жертва поведет себя как кролик, который замирает, чтобы хищник не смог определить его местонахождение по движению: такая неподвижность — наполовину стратегия, наполовину ужас. Этого он и будет ждать от нее. Значит, надо бежать.

Господи, нет...

Да. Иного выхода нет.

Дебора припала к земле, стараясь не налегать на запястье, распрямилась и бросилась вперед — как спринтер с низкого старта. И успела пробежать четыре длинных шага, прежде чем грянул первый выстрел. Еще два шага — и она подбежала к невысокой, по пояс, обкусанной временем стене. Перепрыгнула через нее, когда мимо просвистела следующая пуля; осколок камня так сильно ударил по бедру, что Дебора, вскрикнув, упала в сухую траву. Еще две пули одна за другой попали в камень, и снова наступила тишина.

Сколько выстрелов он уже сделал? Впрочем, Дебора совершенно не разбиралась в оружии. Может, он опустошил магазин и теперь перезаряжает его, а значит, она на время в безопасности. Может, наступил момент для еще одного рывка...

Нет! Оставайся за стеной. Здесь ты в безопасности.

Она знала, что первая мысль правильнее. Рискованно — да, но главное сейчас — убраться как можно дальше от пристрелянного места. Дебора заставила себя вскочить и пробежать еще несколько ярдов вниз по тропинке.

Она угадала правильно. Преодолела футов двадцать, если не больше, прежде чем раздался выстрел. Пуля ударила в нескольких ярдах справа, и Дебора не сдержала яростной усмешки: ага, поторопился!.. Она продолжала бежать, бросаясь из стороны в сторону, перепрыгивая неровности, не сбавляя шага, как газель. Ее ноги, ее ходули, ее длинные, как у фламинго, ноги, ее долговязые, растущие из подмышек, одним-шагом-до-Канады ноги за десять секунд отплатили за все оскорбления и насмешки, какие навлекали на нее в детстве. К тому времени, как раздался последний выстрел, она уже добралась до внутренней сторожки. Если предполагаемый убийца не спускался с горы очень быстро, сейчас она для него невидима.

Однако дорога в город всего одна. Если стрелок поедет вниз на машине, он сможет компенсировать отсутствие меткости. Когда она приехала, машин на стоянке не было; значит, либо он поднялся на гору пешком, либо его сюда привезли; как и ее, либо где-то неподалеку спрятана машина. Дебора прикидывала шансы, пока шла под прохладной аркой сторожки и спускалась по рампе на стоянку.

Подожди. Отдышись. Может, если ты спрячешься, придет помощь...

Не видно ни машин, ни места, где машину можно было бы спрятать. Секунду она лихорадочно соображала, затем приняла решение и побежала через пыльную стоянку и вниз по постепенно раскручивающейся по склонам горы спирали. Надо держаться склона горы, чтобы он не смог выстрелить в нее сверху. Понадобится полчаса, чтобы добраться до города... может быть, меньше, если она сможет идти без остановок — уже перепуганная, умирающая от жажды и обессиленная. Бедро дергало, но хромать Дебора еще не начала и, вероятно, успеет пройти половину пути, прежде чем оно создаст ей реальную проблему. Может, кто-нибудь проедет мимо и она поймает попутку...

Дебора прибавила скорость, позволив равномерно понижающемуся склону нести ее вперед, пока почти не потеряла контроль, мчась вниз по дороге тяжелыми, спотыкающимися шагами. Две минуты, и она забыла о жаре и боли в ноге. Пять минут. Семь.

И тут послышался звук — далекий комариный писк маленького двигателя. С вершины горы спускался мотоцикл.

Глава 36

Дебора огляделась в поисках укрытия. Похожее на бормашину жужжание мотоцикла стало громче.

Выше на склоне горы был только бетонированный водоотводный сток, а потом отвесная подпорная стенка. На другой, более низкой стороне начиналась оливковая роща. Искривленные невысокие деревья.

Дебора ринулась через дорогу, забежала в рощу ярдов на двадцать и кинулась на землю, как за мячом в бейсболе. Не успела осесть пыль, как она услышала, что мотоцикл проходит поворот. Стоит стрелку внимательно вглядеться в тощую тень деревьев...

В безопасности или нет?

Она лежала совсем тихо. Вой двигателя стал тоном ниже. Мотоцикл снижал скорость.

Ей хотелось бежать, но тогда он наверняка увидит ее. Дебора заставила себя лежать неподвижно (все-таки тактика кролика), даже не поворачивая головы.

Мотоцикл оказался немногим больше мопеда. Неопределенно-темного цвета, в пятнах ржавчины. На нем сидел худой с виду мужчина в ботинках, грязной футболке и вроде бы защитного цвета штанах. На голове — ядовито-зеленый шлем, больше подходящий для машины покрупнее и побыстрее. Он полностью скрывал лицо.

Маркус?

Кажется, нет.

За спиной у мужчины висела винтовка.

Внезапно он повернулся, и темное забрало шлема посмотрело прямо на нее, так что Дебора почти различила за ним глаза. Она вспомнила свой ярко-желтый рюкзак и пожалела, что не легла на него. Но тут двигатель взревел, и мотоцикл поехал дальше, набирая скорость.

В безопасности. Пока.

Дебора лежала на месте еще с минуту, прислушиваясь, как успокаиваются сердце и дыхание.

Он вернется. Проедет еще с четверть мили, поймет, что упустил ее, и поедет обратно, надеясь застать жертву на открытом месте.

Дебора обдумала свое положение. Если направиться прямо вниз к городу, а не петлять вместе с дорогой, ей еще на тысячу ярдов обеспечено укрытие оливковой рощи. Да, придется перебегать дорогу, когда та снова пересечет рощу, однако на какое-то время ей гарантирована безопасность.

Дебора подумывала просто выбросить рюкзак, но вместо этого решила прикрыть его серо-коричневой рубашкой, которую взяла с собой для прохладного вечера, только сначала сунула в рюкзак камень размером с мускусную дыню. Если стрелок подберется ближе, ей пригодится все, что можно использовать как оружие. Рюкзак оттягивал плечо, и Дебора подумала, что им, наверное, можно ударить насмерть. От этой мысли стало нехорошо. Она сделала большой глоток воды и быстро тихо пошла среди благоухающих и пыльных деревьев, все время прислушиваясь.

Оливы были невысокими и стояли далеко друг от друга — ничего похожего на полог или густую тень и ограниченный обзор настоящего леса, поэтому Дебора постоянно двигалась, готовая броситься на землю при первом звуке мотоцикла. С другой стороны, если стрелок решит оставить «коня» у дороги и идти на поиски пешком, он почти наверняка увидит ее раньше, чем она его.

Ну что же, нет никакого смысла об этом думать.

После нескольких минут быстрого спуска она увидела бетонную стену, тянущуюся вдоль рощи в двадцати ярдах впереди, и поняла, что здесь дорога пересекает ее тропу. Если карабкаться вниз по подпорной стене, ее будет видно отовсюду. Поэтому Дебора легла на живот и ползла последние десять ярдов до края, пока не смогла заглянуть за деревья — на дорогу десятью футами ниже и дальше, в еще одну оливковую рощу с другой стороны. Она посмотрела по сторонам, напрягая все чувства в поисках мотоцикла или мотоциклиста. Ничего.

Дебора подтянулась. В запястье и бедре закололо, но, превозмогая боль, она перебросила сначала одну ногу, потом другую через крутой срез подпорной стены и повисла на кончиках пальцев. Упала в кювет, подвернув лодыжку и ободрав о камни локоть и лицо. Выбралась из кювета на дорогу, вертя во все стороны головой в поисках преследователя.

Все еще ничего.

Она перебежала горячий асфальт, добралась до деревьев по другую сторону дороги и, теперь немного сгорбившись, поскольку дерганье в бедре стало настойчивее, заковыляла через рощу.

Стрелок, казалось, исчез. Дебора теперь была гораздо ниже, ближе к отдаленным сельскохозяйственным постройкам позади старого города и скоплений сувенирных лавок и кафе, выстроившихся вдоль дороги, ведущей к римским руинам. Конечно, он не рискнет стрелять в нее здесь, внизу. Он упустил возможность и уехал, чтобы доложить... кому бы то ни было.

Снова деревья поредели, открывая небо. Вдали были видны плоские крыши и пять монолитных колонн древнего храма Аполлона. Дебора подползла, как раньше, к верхнему краю подпорной стены, оглядела дорогу в обе стороны и посмотрела на последние ряды древних деревьев — туда, где свобода. В последнюю секунду ей пришло в голову проверить, не свалится она на этот раз еще хуже. Дебора заглянула за край.

Прямо под ней стоял устроенный в кювете мотоцикл. Рядом с ним распласталась на траве, наведя винтовку на изгиб ведущей к Акрокоринфу дороги, худая фигура в ядовито-зеленом шлеме.

Глава 37

До него было не больше десяти футов; только шлем не дал ему услышать ее приближение.

Дебора резко отпрянула — пожалуй, слишком резко, — а потом легла в пыль и сухую траву, размышляя, не выдала ли себя этим движением.

И что теперь?

Он, похоже, хорошо устроился, приготовив эдакий почти военного образца окопчик — как, вероятно, сделал и на вершине Акрокоринфа, — и поджидал, когда жертва появится на дороге, жизнерадостная и глупая, типичная туристка. Эта мысль вызывала раздражение, словно что-то мелкое и твердое, застрявшее в кишках.

Если свалиться ему на голову, у нее будет секунда преимущества. А еще можно махнуть рюкзаком, утяжеленным камнем... Но шлем делает подобный контакт в лучшем случае рискованным, и Дебора с некоторым облегчением отказалась от этой идеи.

Можно попробовать пересидеть его... Впрочем, один Господь знает, сколько времени это может занять. Солнце клонилось к западу, и, хотя по-настоящему стемнеет только через несколько часов, ее не прельщало оказаться здесь после заката. Особенно если стрелок тоже останется.

Отвлечь его, швыряя камни в кусты, как делают в кино, и проскочить, пока он пойдет выяснять, в чем дело? Нахмурившись, Дебора осторожно перекатилась на спину и посмотрела на просвечивающее сквозь ветки небо. Похоже, она нашла довольно надежный способ подставиться под пули.

Нет. Если подавить наивную тягу просто подойти к нему и поговорить, чтобы найти выход из этого бредового фарса, оставалось ждать. Ей такой вариант не нравился, потому что хотелось делать что-то конструктивное, но он выглядел самым безопасным. При условии, что она сможет сидеть тихо, пока стрелок не решит покинуть пост.

Сразу же вспомнились другие клише из фильмов — все больше комедии, а не трагедии, — хотя результатом любого из них для нее, возможно, стала бы пуля в голове: непреодолимое желание чихнуть, звонок сотового телефона, внезапная необходимость сходить в туалет.

Дебора отрешилась от подобных мыслей и лежала тихо, размышляя над странностью ситуации: лежат себе тихонечко два человека, охотник и жертва, в дюжине футов друг от друга...

Стало ясно, что он охотится за ней, именно за ней, и — в первый раз по-настоящему — вопрос «кто» стал постепенно заслоняться вопросом «почему».

Она улетела в Грецию, чтобы избежать опасности. Трудно не увидеть иронии — а заодно и глупости — этого решения.

«Возвращайся домой. Твоя жизнь в опасности».

Теперь эти слова наполнились смыслом.

Она испугалась, что один из детективов, расследующих гибель Ричарда, совсем даже не полицейский, и была уверена, что кто-то ее преследует. Этот «кто-то» — Маркус, с которым она заключила нечто вроде временного союза, хотя этот союз тоже начинал вызывать сомнения. Однако, если оставить в стороне идиотизм ситуации, Дебора не могла взять в толк, зачем кому-то желать ее смерти. Не потому же, что она узнала что-то важное о смерти Ричарда. Убийцам куда выгоднее, чтобы она оставалась живой и своими нелепыми действиями навлекала на себя подозрения.

А вдруг все это не столько из-за того, что она знает, сколько из-за того, что, как им кажется, она знает?

Она очень быстро добралась до тайной — и теперь неполной — коллекции Ричарда и до файлов в его компьютере. Возможно, она действительно увидела что-то важное, но не поняла, что именно, — что-то, что помогло бы проложить путь от Агамемнона к Шлиману, к Ричарду, к его убийцам...

Дебора смотрела в необычайно синее небо, слушала стрекот сверчков и спрашивала себя, что же она могла упустить.

Потом она услышала какое-то движение внизу. Мотоциклист зашевелился.

О Господи! Началось.

На одно ужасное мгновение у нее мелькнула мысль, что он решил взобраться на подпорную стену, чтобы лучше видеть дорогу. Дебора закрыла глаза и напряженно прислушалась, но ничего не смогла разобрать. Одним движением села на корточки и повернулась, бессознательно приподняв тяжелый рюкзак, чтобы ударить, если над бетонным ободом появится рука, а за ней и шлем.

В тревожной тишине рев заведенного мотоцикла показался таким громким, что она едва не вскрикнула. Через секунду ей достало присутствия духа вновь броситься на землю, чтобы убийца не увидел ее, трогаясь с места.

Секунд двадцать — тридцать она лежала неподвижно. Мотоциклист ехал в гору, надеясь перехватить жертву во время спуска. Дебора подождала еще десять секунд, выглянула за край, чтобы проверить, видно ли его, и бросилась вниз. Вывихнутая лодыжка решительно протестовала, и все-таки, хотя и спотыкаясь, она побежала через дорогу, через край оливковой рощи к фермам у подножия. Все еще доносился слабый треск взбирающегося в гору мотоцикла. Конечно, наверху стрелок мог обернуться и увидеть, как его добыча бежит среди деревьев. Но вдруг он не оглянется, а бежать вниз по самой дороге слишком долго и гораздо опаснее. Длинные размашистые шаги стали короткими и неровными, и чем дальше, тем больше она будет спотыкаться и хромать. Нет, если вернуться на дорогу, стрелок наверняка ее настигнет.

Понадобилось меньше минуты, чтобы преодолеть следующую рощу. Добравшись до крутого спуска к дороге, Дебора с трудом остановилась. Мотоцикла слышно не было. Она огляделась, прыгнула вниз и побежала не через дорогу, а по ней. В пятидесяти ярдах впереди был крутой поворот на север — и вниз, к древним руинам и заливу. Футболка промокла, пот лил так, что глаза щипало от соли. Дебора уже проскочила поворот, когда лодыжка подломилась, и она рухнула в кювет.

И все-таки вскрикнула — скорее от злости, чем от страха или боли, словно какой-то давно уснувший инстинкт решил, что эта эмоция полезнее. Дебора с трудом поднималась на ноги, когда услышала пронзительный вой небольшого двигателя. На кратчайший миг замерла, чтобы удостовериться. Да. Это он. Он возвращался вниз и, судя по новой визгливости звука, двигался очень быстро. Он увидел се.

Начинаются гонки.

Дебора посмотрела вперед. Перед ней тянулась дорога, длинная прямая лента раскаленного мерцающего асфальта. Ярдов через сто — немного в стороне — виднелись какие-то строения, но они были отодвинуты в заросшие жесткой травой луга и больше походили на садовые сараи. С тыльной стороны руины отгораживал высокий забор (несколько колонн как раз виднелись за деревьями, окружающими древнее поселение). Еще через двести ярдов дорога упиралась в то, что здесь именовали главной улицей. Если свернуть направо, через пару минут можно быть у сувенирных лавок и кафе.

Только нет у нее этих минут!

Она заставила ноги работать изо всех сил. Кровь из бедра теперь стекала, пачкая носок, и казалось, будто у нее жуткий порез по всей длине ноги. Дебора решила не обращать на это внимания. Про раны и запястье можно пока забыть. Сейчас имели значение обезвоживание, утомление и небольшой вывих лодыжки, из-за которого ее скорость снизилась вдвое.

Еще несколько ярдов...

Она не останавливаясь миновала сараи, замеченная только одинокой козой. Шум мотоцикла немного затих, когда дорога увела его на восточный склон горы, а теперь снова становился громче. Еще один резкий поворот, и он помчится прямо на нее.

Дебора побежала.

Показались древние колонны храма Аполлона, но руины выглядели безлюдными, а главное, их отделяла от Деборы толстая проволочная изгородь. Даже будь на другой стороне полный автобус отпускников-морпехов, это не спасло бы.

Двигатель мотоцикла снова затих. Может, убийца решит, что она снова спряталась, и повернет назад?.. Дебора поморщилась из-за боли в лодыжке и стиснула зубы, словно древний римлянин, во время операции впившийся зубами в кожаный ремень.

Она побежала дальше — голова кружилась, ноги подкашивались — по пылающей мостовой.

Различие в звуке, когда мотоцикл выехал из-за поворота позади нее, было как еще один выстрел. Мгновение назад это был далекий стрекот — возможно, цикада или соседская газонокосилка; затем все преграды для звука исчезли, и за спиной раздался рев.

Дебора не обернулась. Если преследователь собирался стрелять, оставалось только надеяться, что он промахнется. Сил на то, чтобы уворачиваться, не осталось.

Она продолжала бежать. Десять ярдов, пятнадцать ярдов, двадцать пять ярдов... Выскочила на перекресток и повернула направо. Здесь древнее поселение было огорожено высокими каменными блоками, которые заглушили звук двигателя. Впереди виднелись расставленные на тротуаре столики и стулья, яркое разноцветье стойки с открытками, витрина магазина, автобус... люди.

Дебора влетела в первое попавшееся кафе, опрокинув металлический столик, стала проталкиваться в глубину, в сторону кухни. Посетителей не было, у стойки бара курил официант. Он вздрогнул и с раздражением обернулся, когда с грохотом упал столик, потом к Деборе направилась пожилая женщина в черном, со стянутыми в пучок волосами и суровым морщинистым лицом. Взгляд у нее был сосредоточенный и беспощадный.

Сила, гнавшая Дебору вперед, наконец оставила ее. Потеряв равновесие, она рухнула на пол, опрокидывая стулья и перевернув еще один столик. В синяках и крови, уставшая, как никогда в жизни, совершенно неспособная двигаться...

— Простите, — пробормотала она, когда перед ней замаячило лицо гречанки.

Женщина что-то рявкнула официанту, снова повернулась к Деборе, и на жестком лице появилось озабоченное выражение.

— Все карашо, — сказала она, беря у официанта из рук бутылку с водой.

Женщина подняла голову Деборы и прижала горлышко бутылки к ее губам.

Дебора сделала большой глоток, ощущая струящуюся восхитительную прохладу жизни.

Она все еще была на грани потери сознания, но приподнялась на локтях и заставила себя поглядеть через хаос стульев и столиков на дорогу. Стрелок был там; слепой щиток зеленого шлема бесстрастно повернулся к ней. Потом мотоцикл гнусаво взревел, рванул по улице и исчез из виду.

Глава 38

Гречанка — ее звали София (как жену Шлимана) — накормила Дебору жареным ягненком с порезанными огурцами, напоила водой, аккуратно протерла содранную и поцарапанную кожу и смазала бедро йодом из коричневой бутылочки древнего вида со стеклянной пробкой. По-английски она знала всего несколько слов, в основном связанных с меню, но непрерывно болтала самым дружелюбным, успокаивающим тоном.

Дебора объяснила, что за ней от Акрокоринфа гнался человек на мотоцикле. При этом не сказала, что в нее стреляли, И отмахнулась от предложения Софии позвонить в полицию. Она сама не знала, почему так решила, хотя чувствовала, что гречанка скорее обрадовалась — возможно, предвидела, с каким скептицизмом отнесутся к ее рассказу. Когда Дебора заявила, что достаточно пришла в себя, чтобы вернуться в гостиницу на автобусе или такси, София просто сказала: «Нет», — и начала кричать на официанта, пока тот не ушел с обиженным видом. Вернулся он за рулем старого «фиата».

Прежде чем с благодарностью, пусть и несколько нерешительно, забраться в крохотную проржавевшую машину, Дебора получила сначала бутылку с водой и буханку хлеба, потом — к огромному своему удивлению — неловкое объятие. София, разразившись непонятной речью на греческом, потрепала ее по щеке, в последний раз ободряюще улыбнулась, и Дебора, втиснув длинные, израненные и онемевшие ноги в машину, неожиданно едва не расплакалась — в первый раз с тех пор, как приехала в Грецию.

София удостоверилась, что официант знает, как доехать до гостиницы, что было кстати, поскольку его знание английского, похоже, ограничивалось именами английских футболистов («Бекхем, Скоулз, Оуэн», — произнес он, ухмыляясь и издавая восторженные, но неопределенные звуки), и они поехали обратно — к современному городу и «Эфире».

По причинам, которые и сама ясно не понимала, Дебора рассчитывала, что в гостинице ее будут ждать какие-то новости: записка от Маркуса (или он сам будет сидеть в фойе и курить трубку), может быть, сообщение от Кельвина из Атланты. Увы, не было вообще ничего, и то, что в этот ужасный день никто про нее не вспомнил, привело Дебору в глубокое уныние. Как хорошо было бы получить сегодня весточку от Кельвина!

А-а, жалость к себе — вдобавок к инфантилизму. Великолепно!

Хотя это не просто депрессия, подумала Дебора, поблагодарив официанта, который, похоже, теперь проявлял гораздо большее желание помочь, чем в присутствии подавляющей его Софии, и вернулась в свою комнату. Дело совсем не в этом — или не только в этом.

Она сбежала из Атланты, потому что чувствовала себя в опасности, однако здесь оказалось не спокойнее, а она ни на шаг не приблизилась к разгадке убийства Ричарда. Она так и не узнала ничего по-настоящему важного и, сидя в кафе с чашкой быстро остывающего кофе, вдруг ощутила, что подвела не только себя, но и Ричарда. А еще стало совершенно ясно, что никакие открытия не сделают смерть Ричарда приемлемой.

Дебора потерла распухшую лодыжку и согласилась со словами, внезапно пришедшими в голову: «Пора ехать домой».

Она проверила замок в двери, легла голышом под простыню и уснула до утра, проснувшись только раз — от пронзительного воя пронесшегося через сон мотоцикла.

Депрессия, с которой она отправилась спать, осталась с ней и на следующее утро, вернувшись вместе с пробуждением, как похмелье или воспоминание о какой-то ужасной потере. Перед завтраком Дебора справилась у портье; сообщений по-прежнему не было. Маркус, очевидно, бросил ее.

Она сменила повязку на бедре, проверив, нет ли заражения. Пока все выглядело терпимо, хотя рана была глубокой, а нога вокруг нее покраснела и распухла. Может, спросить у портье какой-нибудь антисептический лосьон? Почему-то эта мысль окончательно лишила ее сил. Дебора просто сидела на постели, уставившись в окно на черепичные крыши, купол церкви и дальше — на море.

Действительно, пора ехать домой, ответить за свои поступки, предоставить заниматься дознанием людям, которые знают, как это делается, и постараться не попасть в тюрьму за попытку помешать расследованию убийства своего друга и наставника. Оставалось только одно, прежде чем вернуться в Афины и ехать в аэропорт: то, что следовало обязательно сделать до отъезда из Греции.

Глава 39

— Микинес! — Кондуктор носила сильно затемненные очки, а на голове — платок разных оттенков горчичного цвета. — Микинес, — повторила она, указывая на дверь автобуса, словно не желая терять драгоценные секунды.

Дебора вышла из автобуса и задумчиво посмотрела на пыльный перекресток с древней бензоколонкой. Автобус взревел и ринулся прочь в облаке бурого горького дыма. Отъезжая, шофер высунулся и ткнул пальцем в сторону длинной боковой дороги.

Микинес — современная деревня, выросшая на месте древних Микен, хотя до древней крепости надо было идти еще мили две. Дебора подхватила рюкзак и отправилась в направлении, указанном шофером, сначала проверив лодыжку и перевязанное бедро. Поморщилась, потом решила, что нога просто затекла и, возможно, пройдет, если немного прогуляться. Полностью, конечно, не пройдет и, возможно, заболит еще больше, если ходить чересчур много, но сегодня у нее последний день, и обязательно нужно увидеть крепость, в которой все началось, даже если, вернувшись в Джорджию, придется пролежать неделю.

Деревня вскоре закончилась, осталась только горстка маленьких гостиниц и ресторанов с большими пустыми патио и пыльными зонтами. Туристические автобусы приедут позже; здесь быстро все заполнят британцы, немцы и американцы, прячущиеся от неистового послеполуденного солнца, тем более что в местах раскопок заведомо плохо с тенью. После кафе виднелись только тощие поля, искривленные низкорослые оливы, серые от пыли в ярком свете дня, и высокие благоухающие эвкалипты вдоль дороги. Накануне Дебора насмотрелась на оливы, с нее было достаточно.

В виду крепостных стен, красно-золотых и внушительных, словно вырастающих из сухих гор на северо-востоке, она остановилась, чтобы глотнуть воды из бутылки. Отсюда было не разглядеть никаких колонн или отделки. Все казалось суровым и величественным — средоточие мощи и легенд.

Дебора заплатила за недорогой входной билет и поднялась по мощеной дороге к знаменитым Львиным воротам. Стены крепости были сложены из огромных, неправильной формы камней, просто необработанных глыб. Поэты назвали эту кладку «циклопической», ибо, по преданию, крепость построили одноглазые гиганты. Было трудно не ощутить уважение, даже благоговение перед способностями древних жителей города перемещать громадные каменные глыбы, поднимать, устанавливать и закреплять на нужном месте в отсутствие простейшего строительного оборудования. Это, как в случае со Стоунхенджем или великими пирамидами, был существенный удар по удивительному самодовольству человека двадцать первого века. Люди так привыкли к ощущению прогресса, что полагают своих древних предшественников ниже себя. Однако при встрече с подобными достижениями трудно вообразить, что современный человек, окажись он в прошлом, предложил бы некогда процветавшей здесь цивилизации. Без автомобилей, компьютеров и электричества — какие чудеса современного мира сумела бы, например, Дебора показать этим давным-давно умершим и забытым людям? Вероятно, она могла бы поведать им о некоторых принципах науки или астрономии, но доказать?.. Вероятно, ее казнили бы как ведьму или скорее всего на нее не обратили бы внимания, как она не обратила бы внимания на предрекающего конец света бродягу на Розуэлл-роуд.

Она прошла под рельефом с двумя каменными львами и снова спросила себя, был ли прав Ричард. Правда ли, что великая армия, направляющаяся к Трое, некогда выходила через эти ворота и солнце сверкало на наконечниках копий и шлемах с медвежьими клыками? Правда ли, что сам Агамемнон ехал на боевой колеснице во главе колонны и копыта его коней стучали по земле, по которой теперь ступает она? Здесь, когда глядишь на массивные стены и охраняющих их львов, входишь в город и наконец оказываешься перед кругом шахтных гробниц, которые Шлиман раскопал в сухой красной земле, все это кажется и совершенно возможным, и не имеющим абсолютно никакого значения.

«Что он Гекубе? Что ему Гекуба? А он рыдает», — сказал Гамлет после того, как актер сыграл горе троянской царицы по убитому Приаму. Какое значение имела любая из этих древних истории? Какая разница, провел ли Агамемнон или нет войска через Львиные ворота? Какая разница, было ли его тело найдено и сохранено Шлиманом? Ничто из этого не вернет Ричарда.

Внезапно захотелось уехать в Атланту, вернуться к прежней жизни — или лучше начать все с начала где-нибудь в другом месте.

Но она уже добралась сюда и честно обойдет город, подобно тысячам туристов, которые бродят здесь каждый год, сами не зная, зачем приехали. Шахтные гробницы сейчас были, разумеется, пусты и ничего в их каменных недрах не свидетельствовало о поразительных находках, сделанных Шлиманом немногим более века назад. Дебора наклонилась и заглянула вниз, смутно недоумевая, что же она ожидала увидеть. Что-то важное, не замеченное за прошедшие сто лет?

Она прошла по стенам, оглядывая сухие холмы, наблюдая за козами и вдыхая аромат растущего чабреца. Обошла дворец, расположенный на высочайшей точке Акрополя, и осмотрела небольшую баню, в которой, согласно легенде, Агамемнон был убит своей женой и ее любовником Эгисфом. Осмотрела купольные гробницы, приписанные Шлиманом двум убийцам, и остатки некогда весьма впечатляющего «дома с колоннами» на юго-западной стороне крепости. Все это было каким-то невнятным — даже на ее взгляд археолога: беспорядочное нагромождение низких стен, порогов и пыли веков. В путеводителе говорилось, что по крепостным стенам можно пройти до северных ворот и что где-то там находится полуразрушенный крытый спуск к подземной цистерне с водой, построенной в двенадцатом веке до новой эры. Проход, утверждала книга, заканчивается семидесятиметровым[9] обрывом до воды. В идее пройти по холодному темному подземелью было что-то смутно притягательное, но на Дебору вдруг навалилась смертельная усталость. Утомление, бесплодные поиски, напряжение последних дней внезапно опустились на нее, как крылья большой темной птицы, и теперь ей хотелось одного — вернуться домой. Она вышла из древнего города и двинулась по дороге обратно в деревню, чувствуя себя опустошенной и немного потерянной. Незачем было сюда ходить.

Выйдя на медленно огибавшую гору дорогу, вдоль которой еще сохранились развалины купеческих домов бронзового века, Дебора миновала постепенно заполняющуюся автостоянку и, немножко жалея себя, направлялась обратно к остановке автобуса, когда заметила кучку людей на другой стороне дороги. Там было что-то еще, тоже древнее. Утром она только заглянула в путеводитель и снова убрала его в рюкзак, быстренько прочитав, что там сказано о крепости. В такую жару много ходить совсем не тянуло, поэтому в душе колыхнулось возмущение против идеи сделать крюк, чтобы осмотреть еще какие-то непонятные развалины, но потом небольшая толпа рассеялась, и Дебора смогла заглянуть в коридор с крутыми стенами, постепенно сужающимися у высокого входа в горный склон, облицованный большими каменными плитами. Над входом темнело треугольное отверстие. Дебора уже видела такие высокие двери с ведущим к ним узким коридором и черный треугольник наверху — давным-давно, наверное, еще студенткой на лекции.

Грызло ее и что-то еще, некое смутное воспоминание, внезапно сверкнувшее в судорожно напрягающемся мозгу. Она оторвала взгляд от развалин, быстро скинула рюкзак, расстегнула его и вытащила путеводитель, уронив бутылку с водой.

Дебора нашла нужную страницу, заляпанную потом и солнцезащитным кремом. Львиные ворота. Стены. Гробница Клитемнестры. Дом с колоннами. Она перевернула страницу. Опять Шлиман. Древняя история. Следующая страница... И вот он — вход в гору, а под фотографией фраза, крутящаяся в памяти много дней: «Сокровищница Атрея».

Глава 40

Еще одно фантастическое название, думала Дебора, переходя улицу, и имеет отношение скорее к воспитанным на древних мифах умникам, чем к археологии. К Ричарду это тем более не могло иметь никакого отношения, и в любом случае осмотр этого места ничего ей не даст. Однако ее шаги ускорились, когда она шла по длинному, облицованному камнем коридору к темному и пустому входу, заставляя себя на ходу читать путеводитель.

В путеводителе говорилось, что это сооружение называется «фолос», или «камерная гробница» — в отличие от шахтных гробниц внутри городских стен. Иногда фолос называют (и Дебора судорожно сглотнула, снова увидев это название) гробницей Агамемнона.

Снова мифологическая чепуха для начитанных школьников. Считать, что каждая находка в этих местах имеет отношение к Агамемнону!.. Вот так же люди, верящие в переселение душ и утверждающие, будто помнят свои прошлые жизни, всегда пристраиваются к какой-нибудь знаменитости: служанка Клеопатры или садовник Марии-Антуанетты... Чепуха для туристов.

И все же... Здесь ощущалась какая-то сила, как ее ни называть. Дебора посмотрела на черноту и прохладу входного проема. Сорок или пятьдесят футов в высоту. Наверное, место последнего упокоения царя. Дебора снова заглянула в книгу. Фолос относился примерно к тому же времени, что и так называемая гробница Клитемнестры, жены и убийцы Агамемнона, и, поскольку датировался приблизительно тринадцатым веком до нашей эры, почти соответствовал времени, к которому археологи относили разрушение Трои.

Так что, возможно, Агамемнон все-таки был похоронен здесь.

Название «сокровищница Атрея» восходило к народной традиции, которая связывала гробницу с древним царским домом Микен, и к навязчивой идее Шлимана, что этот царский дом хранил золото и драгоценности за чертой городских стен. Современная наука отвергла гипотезу, что раскопанное Шлиманом сооружение было именно гробницей, и утверждала, что фолос, а не более старые шахтные гробницы в черте города, соответствует времени разграбления Трои. Если Атрей и его сын Агамемнон действительно существовали, именно это место — а не шахтные гробницы, в которых Шлиман нашел погребальные маски и сокровища, — могли быть местом их последнего упокоения.

Почти затаив дыхание, Дебора ступила в темноту усыпальницы.

Она была огромная, наверное, пару сотен футов в поперечнике, и округлая. Почти невидимый потолок имел форму конуса, откуда пошло другое название стиля гробницы: улей. С северной стороны в стене было высечено углубление. Дебора села на пол в центре, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте и пока последняя группа туристов выйдет на улицу, прикрываясь от дневного света.

Смотреть здесь, как пришлось признать, было особенно не на что, и по коже побежали мурашки — то ли из-за разочарования, то ли из-за холодного воздуха. Потолок, та темная ниша в стене, где, вероятно, когда-то лежали тела, главный вход, заполненный сверкающим солнечным светом, — и все. Притолока над массивным проемом, наверное, весит многие тонны, подумала Дебора, а вес каменной кладки над головой вообще представить невозможно. Неудивительно, что над входом оставили треугольное отверстие. Изначально его закрывала тонкая каменная плита с резьбой, снимавшая с притолоки лишний вес. Все выглядело очень внушительно, но не имело никакого отношения ни к ее жизни, ни к смерти Ричарда.

Еще один тупик.

Дебора невесело улыбнулась унылому и слишком уж точному каламбуру, потом закрыла глаза и положила подбородок на руки. Она просидела в холодной темной тишине почти минуту, прежде чем осознала, что не одна. Дебора обернулась на звук движения и увидела, что кто-то к ней идет.

— Я не сомневалась, что в конце концов ты явишься сюда.

Дебора узнала голос, но даже после того, как пришло осознание, стояла и безмолвно таращилась в темноту.

Этого не может быть.

Тут она увидела нацеленный на нее пистолет, и все остальное вылетело из головы.

Глава 41

— Тони? Что вы здесь делаете? — Потом, когда пистолет уставился ей в грудь, Дебора добавила: — Уберите от меня эту штуку.

— Не смей разговаривать со мной как с уборщицей! — прошипела Тони.

Но ты же уборщица, хотела возразить Дебора. Уборщица!

— Я не понимаю. Я...

— Тогда заткнись и слушай. Примерно через минуту подойдет следующий автобус с туристами, и я хочу быть совершенно уверена, что ты не сделаешь какую-нибудь глупость, ясно?

— Ясно, — кивнула Дебора. Атрей и Агамемнон были забыты, она видела только черный глаз пистолета.

— Давай начнем с основных принципов, — сказала Тони. — Еще один шаг ко мне — и я пристрелю тебя на месте.

Дебора, рассеянно двигавшаяся в сторону собеседницы, замерла.

— Второе, — продолжала Тони. — Попробуешь заговорить с кем-нибудь — и я...

— Пристрелишь меня на месте? — закончила Дебора. Она говорила весело, даже посмеиваясь, хотя это требовало огромных усилий. — Не пристрелишь. Тони, ты не обратила внимания на количество чернокожего населения в Греции? Тебя схватят через несколько минут.

Зря она про цвет кожи...

— Может, и так. — Голос Тони стал еще холоднее. — Мне в общем-то все равно.

Сказано это было без всякой театральности, но с такой категоричностью, что Дебора невольно отступила, сразу же поверив, что Тони говорит правду. Причем упоминание цвета кожи каким-то образом настроило другую женщину еще более решительно. Смутно и не понимая, как такое возможно, Дебора почувствовала, что появление Тони как-то связано с расой.

Раса?

— Я пришла сюда, чтобы забрать то, что никогда не было твоим, — сказала Тони. — Или, если не получится, убить тебя. Мне на самом деле все равно, и я готова и к тому, и к другому. Если в результате я погибну или окажусь в греческой тюрьме — пусть.

В ее голосе звучало смирение, порожденное давним и горьким гневом. Это было страшно, и Дебора, поняв, что протестовать бессмысленно и что Тони презирает слабость, спросила только:

— За что?

Чернокожая женщина слабо усмехнулась — одной из тех «будто-сама-не-знаешь» усмешек, в которых нет даже намека на веселье, а есть — в сущности — боль, смущение, даже печаль.

— За что? — повторила она.

— Да, — кивнула Дебора, — если меня должны убить, по-моему, я имею право знать, за что. Это честно.

— За отца, которого я никогда не знала, — последовал ответ.

Дебора уставилась на нее.

— Теперь все честно? — сказала Тони, наводя пистолет.

Глава 42

— Ричард был твоим отцом? — ахнула Дебора.

— Конечно, нет, безмозглая сука! — рявкнула Тони. — Не прикидывайся дурочкой, или, Богом клянусь...

— Ты пристрелишь меня на месте, — закончила за нее Дебора уже всерьез. Она видела едва сдерживаемую ярость в глазах темнокожей женщины и понимала, что та не колеблясь нажмет на спусковой крючок.

— Верно.

— Ты работаешь с Маркусом?

— Какой еще, черт побери, Маркус?

— Значит, с Кернигой...

— Кернига? — повторила Тони. — Тот коп?

— Он не коп, — сказала Дебора. — По словам Кина.

Наступило долгое молчание; было слишком темно, чтобы как следует разглядеть лицо Тони.

— Я ни с кем не работаю.

— По крайней мере ты не уборщица, это уж точно, — сказала Дебора.

Следовало бы бояться, мелькнула мысль. Решимость Тони не оставляла сомнений. Дебора не понимала, за что ее хотят убить и при чем здесь отец Тони, зато понимала, что женщина, которую она считала прислугой, ненавидит ее... одно неверное слово — и Тони выстрелит независимо от того, сколько народу это увидит.

С другой стороны, Дебора устала пугаться. «Если судьба этому сейчас, — сказал Гамлет у нее в голове, — значит — не потом. Быть наготове, в этом все дело». Она не была уверена, что готова умереть, однако твердо знала, что не станет просить пощады.

— Тут ты права, — согласилась Тони. — Я не уборщица.

В ее голосе прозвучал намек на улыбку.

— Кто же тогда?

— Не важно. Просто человек, желающий раскопать правду. Ты-то должна была установить связь, верно, археолог!

Это прозвучало как оскорбление.

— Правду о чем?

— О тайнике Ричарда, спрятанном за книжным шкафом.

Дебора помолчала. Ей совсем не хотелось повторять все заново.

— Если не считать того, что иначе ты застрелишь меня, — сказала она, — с чего мне вообще с тобой разговаривать?

— А того, что я тебя застрелю, недостаточно? — удивленно спросила Тони. Она явно была озадачена.

— В меня уже стреляли вчера. — Дебора хмуро усмехнулась, словно даже рассказывать об этом было скучно. — И почему бы нам не выйти отсюда? Я не могу разговаривать в темноте.

Тони повернулась к выходу. К гробнице приближались туристы, долетал голос экскурсовода.

— Ладно, — сказала чернокожая женщина. — Но держись рядом, пока мы не доберемся до машины.

— Ты взяла напрокат машину? — хмыкнула Дебора. — Умно. Я-то понадеялась на автобусы и такси. И ты пронесла через таможни пистолет. Тоже, наверное, потребовалась сноровка.

— А ну-ка, заткнись и пошли, — огрызнулась Тони.

Дебора пожала плечами и медленно направилась к большому прямоугольнику света.

Она не чувствовала безразличия, которое изображала — во всяком случае, чувствовала она не только его. Но вчерашняя депрессия еще не полностью рассеялась, и она испытывала скорее любопытство, чем страх. Прежняя апатия каким-то образом освободила ее от всего, кроме сдержанного интереса к тому, как же это все так повернулось и в первую очередь как во все это оказалась вовлечена Тони. Не более того.

Она вышла на свет, протиснувшись мимо толпы туристов, заходящих в саму гробницу. Тони догнала ее и многозначительно помахала сумочкой, в которой пряталась ее правая рука — чтобы показать, что пистолет по-прежнему наготове. Дебора улыбнулась с небрежным пониманием, и на решительно нахмуренном лице Тони вдруг появилась какая-то неловкость.

Они молча дошли до стоянки, Тони подвела пленницу к маленькому красному «рено» и велела сесть на место рядом с водителем. Дебора послушалась, убежденная, что немолодая чернокожая женщина импровизирует, что она никогда раньше не делала ничего подобного и сама не знает, как быть дальше. Но гнев в глазах Тони не исчез, и Дебора понимала, что она еще далеко не в безопасности.

В машине стояла адская жара, пахло плавящимся пластиком. Тони запустила двигатель и опустила окна.

— Нет кондиционера, — сказала она почти извиняющимся тоном.

— Ничего, — ответила Дебора. Если это похищение, то очень странное.

— Едем в деревню. Я буду вести, — сказала Тони, — и мы будем разговаривать.

— Ладно, — сказала Дебора. — А нельзя попить? Ужасно хочется.

Тони бросила на нее быстрый взгляд, и секунду Дебора была уверена, что та прошипит: «Вопросы задаю я» или что-нибудь равно нелепое, но Тони просто кивнула и снова уставилась на дорогу.

— Когда ты впервые увидела коллекцию Ричарда? — спросила Дебора.

— В ночь, когда его убили, пока ты пряталась в уборной или где там еще.

— Тем не менее ты о ней знала, — сказала Дебора, вспоминая увиденные из-под кровати спортивные туфли.

— Догадывалась, — ответила Тони. — Я знала, что там что-то есть, и знала, что это то, что я ищу.

— Ничего не понимаю.

— Я не знала, что именно ищу, знала только, что ищу нечто, — резко ответила Тони. — Устраивает?

Дебора промолчала. Они оставили древнюю крепость позади и теперь ехали мимо ресторанов и сувенирных лавок, выстроившихся вдоль дороги к развалинам. На перекрестке рядом с автобусной остановкой они повернули налево, в саму деревню, и остановились возле менее шикарного кафе.

— Вылезай, — приказала Тони.

Дебора вышла из машины и следом за Тони села за один из трех установленных на улице столиков. Вокруг было безлюдно. Дебора оглядела улицу. Всего один предназначенный для туристов магазин с хвастливой вывеской «Лучшие в Греции копии древностей!» Вероятно, основной бизнес здесь делали на автобусах, экскурсоводы которых получали комиссионные от магазина. Кое-какая мелочь шла и от иногда забредавших в деревню случайных туристов.

Очень долго две женщины молча смотрели друг на друга. Обе пытались прикинуть, как пойдет разговор.

Появился официант. Дебора заказала узо с водой и размешивала в стакане кубики льда, пока напиток не приобрел молочный цвет.

— Что это за чертовщина? — спросила Тони.

Дебора подтолкнула стакан через столик к ней. Тони, убравшая руку с пистолета в сумочке, подозрительно оглядела напиток, принюхалась, потом попробовала чуточку.

— Лакрица? — удивилась она. — Похоже на абсент.

— Только еще горше, — сказала Дебора.

— От этого балдеют, как от абсента? — спросила Тони, стараясь говорить пренебрежительно. — Или пьянеют?

— Не думаю.

— Очко в пользу Нового Орлеана. — Налет удовольствия добавил немного развязности словам Тони.

— Ты из Луизианы? — спросила Дебора.

Тони кивнула, не в силах скрыть гордость во взгляде.

Дебора тоже кивнула и подняла стакан, салютуя. Новый Орлеан? Так вот откуда странно неюжный акцент Тони. Жителей Нового Орлеана в Джорджии часто принимают за ньюйоркцев: сказывается, наверное, что-то портовое.

Порты...

По словам Маркуса, задержавшийся греческий контейнеровоз стоял в Новом Орлеане. Совпадение?

— Так что это? — спросила Тони.

— Что — это?

— То, что пропало из коллекции?

— Ты правда не знаешь? — спросила Дебора.

— Вот ты мне и скажешь. — В голосе Тони вновь зазвенела сталь.

— Смотря кому верить, — ответила Дебора. — Ричард, как и британец по имени Маркус, считал, что это тело Агамемнона.

Тони хранила невозмутимое молчание.

— Еще погребальная маска, — продолжила Дебора. — Другие погребальные дары. Оружие. Ювелирные изделия. Может быть, керамика. Но главное — маска. И тело.

— Ценность?

— Если оно подлинное, — ответила Дебора, делая глоток узо, — то бесценно.

— Оно у тебя?

— Я его ни разу даже не видела. — Тони бросила на нее пристальный взгляд, и Дебора с громким стуком поставила стакан на стол. — Послушай, за последние несколько дней я ужасно вымоталась. Ричард был моим... другом. Он, если хочешь знать правду, заменил мне отца. Я приехала сюда, потому что чувствовала, что мне грозит опасность, и потому что считала, что могу... не знаю, как-то помочь. Вчера меня пытались убить. Серьезно. Не случайный толчок в спину при остановке автобуса, а больше двух часов погони.

— Кто? — спросила Тони.

— Понятия не имею, но знаешь, я не в настроении валять дурака. У меня нет того, что ты ищешь. И я понятия не имею, у кого оно. Я вообще почти ничего ни о чем не знаю и, если ты не выбьешь мне мозги своим игрушечным пистолетом, намерена прямо с утра вернуться автобусом в Афины и сесть на самолет в Атланту.

Тони задумалась, устремив взгляд на лицо Деборы, словно выискивала хотя бы намек на лживость. Наконец она отвела глаза, выдохнула и откинулась на спинку стула.

— Там тебя будет ждать полиция, — сказала она.

Дебора кивнула:

— Наверное, пора ответить за свои дела. Хотя в конечном счете осудить меня можно разве что за глупость и паранойю.

— Ты говорила, что Кернига не коп, — вспомнила Тони.

Дебора рассказала о подслушанном разговоре, и Тони нахмурилась еще сильнее.

— Я доверяю Кину, — сказала Дебора. — Он мне не нравится, но я ему доверяю. Возможно, он постарается засадить меня на всю катушку, и все-таки я с ним поговорю. В крайнем случае поеду в соседний округ и сдамся первому встречному полицейскому. Наверное, именно так мне и следовало поступить с самого начала.

Она пожала плечами, признавая, что неверно оценила ситуацию, и Тони кивнула, вроде даже с сочувствием. Настроение явно изменилось, и обе женщины немного расслабились. Сумочка Тони — и, следовательно, пистолет — еще лежала рядом, но руку она убрала.

— Ладно, — сказала Дебора. — Значит, ты приехала сюда, чтобы найти что-то такое, чего никогда не видела, потому что считала, будто эта вещь у меня. Ты собиралась отобрать ее у меня, а потом продать?

Тони покачала головой и нахмурилась.

— Нет, — брезгливо проговорила она. — Меня совсем не интересует сама эта штука — кроме того, что она значит для моей семьи.

— Твой отец? — спросила Дебора.

— Верно.

— Пояснишь?

Тони печально улыбнулась и сделала знак официанту, топтавшемуся в тени у дверей.

— Еще две порции этой треклятой лакричной жидкости, — сказала она, показывая на стакан Деборы. — Ладно. — Она снова повернулась к Деборе, бросила на нее оценивающий взгляд и, словно решившись, пожала плечами: — Вот что я знаю.

Глава 43

Тони выпила узо и уставилась на стакан, будто все еще сомневаясь, нравится ей напиток или нет. Дебора терпеливо ждала.

— Так вот. — Тони наклонилась вперед и положила руки на стол. — Мой отец погиб во время Второй мировой войны. Он служил в семьсот шестьдесят первом танковом батальоне, командовал танком «шерман». Танкисты прозвали эту машину «легкая восьмерка» за плавный ход.

— Он был командиром танка? — Дебора не смогла сдержать удивления. Она и не знала, что чернокожие солдаты служили на таких должностях.

— Правильно, — гордо ответила Тони. — Семьсот шестьдесят первый батальон был полностью укомплектован черными бойцами, прозванными «черными пантерами». Они отправились из Англии в Нормандию в октябре сорок четвертого года в составе Третьей бронетанковой армии Паттона. Их боевой путь начался в Арденнах, а закончился в Южной Германии. Они даже освободили один из лагерей смерти.

Дебора моргнула. Лагеря смерти.

Ее родные уехали в Штаты из Германии в двадцатые годы — в короткий миг обреченной стабильности между губительными условиями Версальского договора, которым закончилась Первая мировая, и Великой депрессией, положившей конец Веймарской республике, вынеся национал-социалистов на передний план немецкой политики. Дед, одинокий молодой человек, искал перспективу в жизни и выбрал Штаты, хотя, судя по рассказам, не особо понимал, к чему под руководством Гитлера приведет национал-социализм.

Бабушка переехала в Бостон из Польши тремя годами позже. К тому времени на европейском горизонте уже маячило гораздо более мрачное будущее. Многие родственники Деборы и в Германии, и в Польше в полной мере ощутили на себе «философию» нацистов — почти никто из них не дожил до конца войны. Для нее это были просто молодые, ни о чем не подозревающие лица на старых фотографиях, имен их — внезапно ее обожгло стыдом — она не знала. Ее родители были преуспевающими людьми с необычным для евреев отсутствием интереса к прошлому.

«Предоставь мертвым хоронить своих мертвецов, — всегда говорил отец. — Традиция создана людьми, которые сами шли вперед. Слишком многие возлагают вину за настоящее на прошлое. Иди дальше».

Родители Деборы не рассказывали о родственниках, оставшихся в Европе, и, хотя отец серьезно кивал, когда по телевизору показывали передачи о Холокосте, он никогда не говорил об этом, даже само это слово никогда не произносил вслух.

«Зачем вспоминать? — говорил он. — Воспоминания лишь мешают увидеть то будущее, какое ты можешь создать».

Даже решив стать археологом, Дебора считала отцовское отношение к миру полезным и здоровым. Археология занимается мертвым прошлым, говорила она себе, изучает тех, кто жил раньше, чтобы выяснить, кто они были, а не охарактеризовать настоящее или будущее. Ей и в голову не приходило, что это могло быть попыткой компенсации за лишенную прошлого семью.

Сейчас упоминание лагерей смерти выбило ее из колеи, заставило почувствовать неуверенность, словно каменные плиты, по которым она ступала тысячи раз, вдруг сдвинулись под ногами.

— Прости, — сказала Дебора. — Продолжай.

— Отец погиб в конце первой недели мая сорок пятого года. — Тони хмуро усмехнулась. — Официально война уже закончилась, но, полагаю, кое-где бои еще шли. Так всегда бывает на войне, верно?

Она замолчала, откинувшись на спинку стула, и Дебора заставила себя отвлечься от своих забот и внимательно посмотреть на Тони. Похоже, ее отец действительно мог участвовать в той войне. Волосы с проседью, у корней светлее — наверное, крашеные, вокруг глаз мелкие морщинки... Дебора удивилась — и немного устыдилась, — что раньше этого не замечала.

Странно думать, что родившимся тогда людям сейчас немногим больше шестидесяти, а некоторые из солдат той самой мифологизированной из войн еще живы и все помнят.

— Я никогда его не видела, — продолжала Тони. — Родилась я, когда он в Англии ждал переброски. Потом в дом пришло извещение: погиб в бою в Южной Германии в последний день войны. Я выросла, пошла в школу, работала журналистом и независимым писателем в Луизиане и в конце концов восемь лет назад вступила в Американский еврейский конгресс. Переехала в Атланту и задумалась о том, чтобы рассказать историю своего отца. Начала искать военные документы, пыталась разыскать уцелевших солдат его подразделения. И нашла одного типа по имени Томас Моррис, жившего в Колледж-парке. Он служил в том же взводе, что и отец, хотя только связавшись с ним, я узнала, что он был водителем танка, которым отец командовал. Я-то предполагала, что если командир танка погиб в бою, то и танк был уничтожен, поэтому несколько удивилась, найдя члена экипажа живым. Оказалось, все не так. Когда танк подбивают, снаряд может пробить броню, а может взорваться внутри, убив одних, покалечив других и оставив невредимыми третьих. Если, конечно, танк не загорится, что с «шерманами» случалось очень часто... В общем, — вздохнула Тони, взяв стакан, но не притрагиваясь к содержимому, — я позвонила этому самому Моррису и уговорила его встретиться со мной. С самого начала он повел себя уклончиво. Дружелюбно и все такое, однако... осторожно, словно что-то скрывал. Он рассказывал о папе: как они познакомились, каким он был, как писал письма маме... и стало ясно, что папа ему нравился, что они были друзьями. Но когда я спросила о дне, когда папа погиб, его память вдруг словно отказала. Он просто не мог вспомнить ничего, кроме того, что мне уже сообщили военные. К северу от Мюнхена взвод наткнулся на немецкую колонну, которая пробивалась из Берлина на юг, видимо, пытаясь уйти в Швейцарию. Был бой, колонну остановили, по ходу дела отец погиб. — Она пожала плечами. — Я считала, что это может стать хорошим материалом для Американского еврейского конгресса или даже основой книги, и, продолжив исследования, многое узнала. Многое, только не об обстоятельствах гибели отца. Через некоторое время я пришла к выводу, что у Морриса провалы в памяти, потому что он отсеивает что-то тягостное и травмирующее. А потом вышла в свет книга Карима Абдул-Джаббра о семьсот шестьдесят первом батальоне, и я вроде как выбросила из головы весь проект. Решила, что не смогу добавить ничего нового, и вернулась к своей обычной журналистской работе.

— На какую тему ты пишешь? — спросила Дебора.

— О еде, — мечтательно улыбнулась Тони. — Писала, а не пишу. Я уволилась, чтобы стать уборщицей в музее «Друид-хиллз».

— Почему?

— Три месяца назад мне неожиданно позвонил Томас Моррис: мол, он хочет кое-что мне рассказать и у него мало времени. Я поехала к нему. Дела его были плохи. Восемьдесят с лишним лет, рак легких. Он сказал, что ему нужно облегчить душу. Сказал, что отец не погиб в танке. Они столкнулись с немецкой колонной, как говорилось в документах, но сама колонна была странной. Я не совсем поняла, что он имел в виду; суть была в том, что вся колонна охраняла один-единственный грузовик. Немцы стояли до последнего человека, чтобы его защитить.

Взвод отца понес серьезные потери, и все-таки они уничтожили вражеские танки и захватили грузовик в целости и сохранности. Отец залез туда первым, хотя вскрывали кузов еще трое, в том числе сам Моррис. Там лежал один-единственный ящик. Они сообщили о случившемся в штаб и какое-то время просто отдыхали, перевязывали раны и отдавали последний долг погибшим. Про ящик почти забыли. А через несколько часов отцу стало любопытно, что же такое нацисты так защищали. Он объявил, что собирается его вскрыть — просто чтобы заглянуть внутрь, понимаешь? Кто-то сказал, что лучше подождать, пока приедет военная полиция, но отец возразил — мол, из-за этого деревянного ящика я потерял товарищей и имею право знать, за что они погибли.

Он воспользовался киркой, закрепленной на боку танка, чтобы взломать ящик, а Моррис и остальные члены экипажа стояли у него за спиной. В тот момент прибыла военная полиция, и Моррис почти ничего не увидел, кроме большой резной фигуры, вроде бы зеленой, наполовину женщины, наполовину...

— ...змеи, — закончила Дебора, — или дракона. Да.

— Я не сомневалась, что ты догадаешься, — усмехнулась Тони. — За два дня до того, как он мне позвонил, Моррис увидел ту же самую фигуру в газете, где я работала, — очерк о новой экспозиции в вашем музее.

— И ты устроилась на работу, чтобы узнать, что еще увидел твой отец?

— Отчасти, — кивнула Тони. — Но не только. Что бы отец ни увидел в том ящике, это жутко его взволновало. Военная полиция сразу же разогнала солдат по машинам. Там был один молодой офицер, разумеется белый, который всем распоряжался. Ну, надо помнить, как тогда обстояли дела между черными и белыми. Белых солдат возмущало своего рода равенство, которое было дано черным войскам, хотя на самом деле настоящим равенством там и не пахло. Когда черные подразделения обучались в США, говорили, что белые убивают по меньшей мере одного чернокожего солдата каждые выходные, когда войскам позволяли посещать соседние города. Военные полицейские часто оказывались втянуты и если и не убивали сами — а случалось и такое, — то уж точно не пытались выдвигать обвинения против убийц, будь то военные или гражданские.

Многие черные считали, что никогда не попадут на фронт, разве что поварами или обслугой. Ситуацию изменили массовые потери танковых экипажей после высадки в Нормандии. Так мой отец и его товарищи оказались во Франции. Однако многие белые командиры относились к ним как к трусам, непригодным к службе, — в ее голосе снова зазвучала горечь, — хотя те белые, кто работал рядом с ними, всегда восхищались семьсот шестьдесят первым батальоном за отвагу и решительность под огнем. Даже когда они умирали, защищая свою страну, эта страна не хотела их знать.

Тони откинулась на спинку стула и перевела дыхание, успокаиваясь.

Дебора молча смотрела и слушала, боясь нарушить хрупкое перемирие.

— В общем, — снова заговорила Тони, — пока всё уносили, грузовик и ящик в нем охранял этот тип из военной полиции, настоящий южанин, который совершенно четко выразил свои чувства, назвав танкистов в лицо «черномазой бандой». Мол, за черными нужен глаз да глаз, иначе все сопрут. На вопрос, что в ящике, офицер вытащил пистолет и заявил, что пристрелит любого, кто приблизится.

Танкисты ушли к машинам, но отец вернулся. Минуты через две Моррис услышал выстрел, потом еще два. Затем пришел полицейский и сказал, что один из немцев оказался жив и застрелил отца. Все понимали, что это ложь, однако понимали и другое: любой протест с их стороны приведет к аресту, а то и хуже.

Шли годы. Моррис был последним, кто остался в живых из экипажа. Четыре недели назад умер от рака и он...

Дебора почувствовала, что это еще не все.

— Но, — Тони подалась вперед, — он сказал, что отец увидел в этом ящике какую-то «дичь», нечто, о чем не хотел говорить, пока не разглядит получше. И убили его в тот день не просто из-за ненависти к черным. Вот почему я бросила работу — чтобы подобраться к содержимому ящика поближе. Вот почему я сейчас здесь с тобой.

Некоторое время Дебора молчала.

— Помнишь, в ту ночь, когда погиб Ричард, возле музея убили какого-то бродягу? — спросила она.

Тони кивнула:

— Полиция говорит, что это не связано.

— Возможно, и не связано. Но есть один момент. Я говорила с его дочерью. Он был русским и, заметь, служил в КГБ... или организации, которая потом стала КГБ.

— А что он делал в Атланте?

— Точно не знаю, — сказала Дебора, — но начинаю думать, что он охотился за тем самым ящиком, который твой отец увидел в кузове немецкого грузовика.

Глаза Тони расширились, потом сузились почти так же выразительно.

— У него было с собой письмо, — продолжала Дебора.— Большая часть его сильно повреждена, но там упоминаются некие «останки», которые, по мнению отправителя письма, так и не попали по назначению, в город в Германии, который называется Магдебург. Не удивлюсь, если он находится прямо на границе с Швейцарией. Допускаю, что то были останки человека, может быть, и впрямь самого Агамемнона. И твой отец не дал их вывезти.

Русские забрали из Берлина множество древностей и не намерены их возвращать. Однако самый большой, самый богатый, самый легендарный клад из всех ускользнул у них между пальцев. Пятьдесят лет спустя они все еще его ищут.

Обе надолго замолчали. Где-то раздался сигнал автомобиля, доносились громкие греческие разговоры, смех... Женщины почти ничего не слышали. Они сидели неподвижно, глядя друг на друга.

Глава 44

Несмотря на их напряженные отношения в Штатах и факт, что всего час назад Тони держала Дебору на прицеле, женщины мирно вместе перекусили. Более того, между ними выковалось некое молчаливое и неожиданное единство, не сводившееся к тому, что обе они американки (и притом далеко не средние) в чужой стране. Обе пытались осмыслить потерю и трагедию; пытались — надо признать откровенно — без особого успеха.

Дебора рассказала Тони все: о Ричарде, Маркусе, своих письмах Кельвину (правда, не упомянув об их неуверенном флирте, если это вообще был флирт) и таинственном предупреждении, полученном перед покушением на ее жизнь в Акрокоринфе. Рассказала все, что знала о теле Агамемнона, о неоднозначной репутации Шлимана как археолога, об МВД, даже о проклятой носовой фигуре, чей снимок в газете привел в движение столь многое из произошедшего.

— И этот самый Маркус исчез? — спросила Тони.

— Похоже на то, — ответила Дебора. — Я не смогла связаться с ним ни в Коринфе, ни в Афинах. Кто его знает, вполне мог покинуть страну.

— Думаешь, это он пытался убить тебя вчера?

— Не он лично, в этом я уверена. — Дебора прищурилась. — Он ли организовал... не знаю. Вряд ли — не понимаю, чего бы он этим добился. Правда, я вообще не понимаю, кому нужно меня убить.

Возникла еще одна заполненная размышлениями пауза, а потом Тони задала вопрос, висевший в воздухе с того момента, как они начали обмениваться информацией:

— И что теперь?

Дебора покачала головой. Она не имела ни малейшего представления.

— Я готова возвратиться. Не вижу, что еще тут можно сделать. А ты?

— Ну, я собиралась тебя застрелить, — улыбнулась Тони. — На самом деле идея по-прежнему заманчивая. Я не знаю, кто будет главным в музее, но другого такого въедливого начальника им не найти.

— Спасибо, — улыбнулась в ответ Дебора.

— Может, пойдем прикупим чего-нибудь? — Тони сверкнула улыбкой, помолодев сразу лет на десять, и покосилась на магазин через улицу. — Больше меня утешает только церковь. Как у тебя с сувенирами?

— Ничего не купила, — нехотя признала Дебора. — Конечно. Какого черта.

Расплатившись, они направились к магазину «лучших в Греции копий древностей» и, уныло переглянувшись, вошли. Как ни бодрись, обе понимали, что их расследование закончилось пшиком. Походом в сувенирную лавку.

В дверях они застыли. Огромное помещение — размером с самолетный ангар, — и каждый дюйм заполняли полки, витрины и ковры. Дебора глазела на все сразу: мраморные и гипсовые статуи всех размеров, миниатюрные вазы, кубки и амфоры, кикладские скульптуры (вроде тех, что напоминали о Муре и Пикассо в Национальном археологическом музее), классические красно-черные урны, украшенные мифологическими сценами; бронзовые сфинксы и колесничие, сделанные по образцу подлинников из Дельф, бычьи головы и секиры, базирующиеся на критских оригиналах, самые разные изделия — бронзового века и античные, — выполненные в самой разной технике; кое-что — вульгарные дешевки для туристов, кое-что — копии музейного качества.

Тони взяла маленького бронзового Приапа и ухмыльнулась.

— Эти греки довольно высокого о себе мнения.

Дебора почти не слышала ее. Мысли мчались вперед, глаза изо всех сил старались угнаться за ними. Ноги спешили за глазами, и на мгновение она забыла о боли в лодыжке.

На дешевки она не обратила внимания. Даже вещи среднего качества, хорошо выполненные и прекрасно подходящие для сувениров, за которыми они сюда и зашли, почти не привлекли внимания. Взгляд был устремлен на верхние полки, где стояли предметы, которые вполне смотрелись бы и в Национальном археологическом музее и неподлинность которых Дебора могла бы определить только по ценникам. Потому что особенными их делала не просто точность исполнения. Они казались старыми, словно их только что извлекли из земли. Горшки, блюда, даже бронза — все они выглядели так, словно им тысячи лет. Более того, Дебора была убеждена, что некоторые из них совсем даже не копии, а скорее новые предметы, созданные под впечатлением от древних. Ничего подобного в многочисленных сувенирных лавках Афин или Коринфа она не видела. Впервые она нашла что-то подобное вещам, хранившимся за книжным шкафом в спальне Ричарда.

— Простите. — Дебора схватила за руку продавщицу, похоже, растерявшуюся от ее настойчивости. — Откуда это у вас?

— Отовсюду, — ответила девушка. — Кое-что сделано за границей.

Покупательница ее явно не интересовала.

— Нет, — сказала Дебора, — не весь товар. Только вот эти вещи. Дорогие.

Тон девушки, вероятно, почувствовавшей солидные комиссионные, стал вежливо-заискивающим.

— Они местные. Совершенно особенной работы, их создает одна семья, которая уже несколько поколений занимается изготовлением предметов высочайшего качества. Это не копии. Это искусство.

Дебора заставила себя успокоиться.

— Я бы что-нибудь купила, — сказала она, сделав неопределенный жест в сторону полки с бронзой, которая все равно не влезла бы в ее рюкзак. — Но мне очень хочется познакомиться с автором.

Тони подошла к ним и с интересом слушала разговор.

— Простите, мадам, — сказала девушка, — художники предпочитают уединение. Иногда они что-то приносят в магазин, по обычно сидят дома, где у них собственная... забыла слово. Где делают изделия из металла.

— Кузница? — подсказала Тони.

— Да, — подтвердила продавщица. — Кузница.

— А где? — спросила Дебора.

— Простите, мадам, я не моту сказать вам. Это их дом.

— Да, — начала Дебора, — но...

— Простите. Не моту.

Дебора лихорадочно соображала.

— Послушайте, я ищу что-то очень необычное, сделанное на заказ. Я осмотрела подобные магазины по всей стране и решила, что мне нужен настоящий мастер, чтобы изготовить кое-что специально для меня.

— Все изделия уникальны, — возразила девушка.

— Да, но то, что я хочу, должно быть определенных размеров. Если бы вы помогли мне связаться с художником, я бы позаботилась, чтобы вы получили комиссионные.

Девушка заколебалась, потом покачала головой.

— Простите, — сказала она. — Не имею права.

— Ты по-прежнему хочешь что-нибудь из золота? — спросила Дебору Тони.

Девушка бросила быстрый взгляд на Дебору. Та, быстро взяв себя в руки, ответила:

— Если они могут сделать вещь такой величины.

Девушка моргнула:

— Пожалуйста, пойдемте со мной.

Глава 45

Дом — обыкновенное белое оштукатуренное строение — стоял на другом конце деревни. Три женщины шли быстро, почти не разговаривая, словно боялись, что произнесенное слово может стоить им шанса, выпадающего раз в жизни. Девушка по телефону предупредила семью, что ведет посетителей, и у двери, поглаживая тощего белого кота, ждал босой мальчик лет десяти.

Он провел их по узкому коридору мимо пропахшей майораном кухни в гостиную, где сидели усатый старик и его жена, оба в одежде из темных плотных тканей. Комната оказалась неожиданно голой, единственным украшением служили несколько черно-белых фотографий в рамках.

Девушка из магазина сказала старику пару слов на греческом, потом кивнула на Дебору. Старик заворчал, но никаких признаков интереса не выказал. В конце концов он что-то пробормотал жене, та тоже кивнула и устремила на Тони оценивающий взгляд.

— Так что вы хотите? — спросил старик.

Дебора удивилась. Она-то полагала, что он не знает английского.

— Ну, я в общем-то не знаю...

Она посмотрела на Тони, чтобы выгадать время, а потом внезапно сказала:

— Погребальную маску. Золотую погребальную маску, вроде найденных в Микенах.

Эти слова оказались волшебными. Лицо старика осветилось улыбкой. Он быстро поговорил с женой, и та тоже широко улыбнулась, лепеча что-то по-гречески двум американкам, сложила руки перед грудью, словно хлопнула в ладоши, и так застыла. Потом старик встал и захромал из комнаты, сделав им знак идти за ним.

— Вроде масок, которые нашел герр Шлиман?

— Да.

Через кухню он вывел их во двор, где стояло несколько сараев.

— Печь. — Он указал на один из сараев. — Кузница, — добавил он, подводя их к другому.

— Герр Шлиман ночевал в деревне, — продолжал старик. — Дальше по улице, через три дома. Не только Шлиман. Многие знаменитые люди. Гиммлер и Геббельс тоже ночевали здесь.

Дебора бросила на него быстрый взгляд, ожидая, что он сейчас объявит свои слова шуткой.

— Нацисты?

— Конечно. — Старик пожал плечами. — Микены были очень важны для них. Шлиман сам был... как они это называли... тевтонский супермен?

Он хрипло рассмеялся над своими словами — или над своими воспоминаниями. Дебора и Тони обменялись косыми взглядами.

Старик распахнул тяжелую дверь и включил свет. На бетонном полу у стены стояло несколько больших металлических жаровен. Еще было несколько различных наковален, а на стене висело множество инструментов с длинными рукоятями: почерневшие от огня щипцы, клещи и молоты с бойками, отшлифованными до блеска за многие годы использования. У одной из стен расположился верстак, уставленный восковыми фигурами разной степени завершенности.

— Мы используем только древнюю технологию, — сказал старик. — Даже с бронзовыми отливками. Из каждой восковой фигуры делается одна форма, из каждой формы — одна статуя. Очень медленный процесс, очень дорогой. Кроме нас, так больше никто не работает.

— А маски? — спросила Дебора. — Вы умеете их делать?

— Конечно.

— Вы делали их раньше?

— Одну или две. Много лет назад. Вот такие маленькие.

Он сложил руки, показав около шести дюймов в поперечнике.

— А можете сделать их больше? — спросила Дебора. — В натуральную величину.

— Разумеется. — Он снова пожал плечами, напомнив Деборе директора музея в Афинах. — Но золото дорогое. Очень трудно найти в Греции в наши дни. В прежние времена, в дни Агамемнона, в золоте было много примесей. Олово. Цинк.

— И вы можете сделать такие, из той же смеси?

Старик нахмурился:

— Почти. Оригинальные маски разные. Каждая из них сделана из металла из разных мест, поэтому нет одного-единственного правильного... м-м... состава. Какую вы хотите скопировать, Агамемнона?

— Нет, — ответила Дебора. — Мне нужна маска, похожая на них, но другая. Вы могли бы сделать такую?

Он кивнул и поднял палец, словно прося подождать. Потом вышел из комнаты. Его не было несколько минут. Оставшись одни, женщины просто улыбались друг другу и смотрели по сторонам, разглядывая незаконченные работы. Когда старик вернулся, в руках у него были две черно-белые фотографии — наверное, из гостиной.

— Смотрите, — сказал он, показывая первую фотографию.

Сердце Деборы екнуло и остановилось. Человек, склонившийся над наковальней, держал большую погребальную маску. Не похожую на выставленные в Национальном археологическом музее. Эту маску она видела на компьютере Ричарда.

— Мой дед, — гордо сказал кузнец. — Вот.

И подал Деборе другую фотографию. На ней в камеру улыбались двое мужчин. Один мускулистый, с густыми усами и веселым лицом, другой с усами потоньше и в профессорских очках без оправы. На обоих были надеты старомодные темные костюмы с необычно маленькими воротничками.

— Снова мой дед, — сказал старик.

— А кто с ним? — спросила Тони.

— А это... — Кузнец постучал по стеклу фотографии, как стучит палочкой дирижер, обращаясь к скрипкам, — Генрих Шлиман.

Глава 46

Дебора поняла это сразу, как увидела фотографию. Она узнала обычную позу Шлимана — то ли скучный ученый, то ли напыщенный шоумен, — и сердце ее упало. Они с Тони заплатили за две вещи хозяевам и за еще несколько из торгового зала, даже не посмотрев заранее, что покупают, лишь бы как-то сгладить свой побег. Дебора почти утратила способность соображать. Ощущение было такое, словно новость о несчастном случае в семье прервана телевизионной рекламой. Надо было срочно выбраться из кузницы, из деревни, из страны. Здесь расследование закончилось.

Фотографии могли значить только одно. Маска и все остальное, за что умер Ричард, — подделки, созданные талантливым греческим ремесленником в конце девятнадцатого века. Тот факт, что Ричард и Маркус — а возможно, и деятели греческого и русского правительств — тоже обманулись, никоим образом не утешал. Все, что она делала, исследуя и раскапывая, рискуя жизнью, рискуя свободой и репутацией в Штатах, — все основывалось на лжи.

Не важно, как маска и другие предметы попали в Америку. Не важно, было ли тело. Не важно, разыскивают ли его пятьдесят лет Советы. Не важно, у кого все это теперь. Все это — мусор, стоящий не больше чем любой сувенир для туристов. Вот за что убили отца Тони, вот за что убили Ричарда. Горькая, несмешная шутка — шутка наихудшего вкуса, которая становилась все гаже с каждым новым появившимся из-за нее трупом. Когда Дебора наконец вышла на выжженную солнцем деревенскую улицу, ее внезапно затошнило.

Тони не надо было спрашивать, что Дебора чувствует или думает. Горькое осознание настигло ее чуть позже, но по слезам унижения, которые она стерла из уголков глаз, было ясно, что чернокожая женщина тоже прекрасно поняла смысл предъявленных фотографий. Мелкое жульничество с участием Шлимана, чтобы собрать деньги для афинского особняка? Впрочем, не важно. Отец Тони умер напрасно. Уж лучше его убили бы из расовой ненависти, подумала Дебора. По крайней мере тогда гнев Тони был бы праведным и возмущение оправданным. А так ее отец оказывался невольной жертвой какого-то глупого случая. Да, все это — не более чем неудачная шутка.

Они оставили продавщице адреса, по которым надлежало отправить покупки, и равнодушно расплатились. В любом случае европейские деньги им теперь не нужны. Они едут домой.

По пути к красному «рено» Дебора пыталась сообразить, что же она купила, и не могла ничего вспомнить.

— Подбросить в Афины? — предложила Тони.

— Мне надо вернуться в гостиницу в Коринфе, — ответила Дебора. — Собрать вещи. Проверить, не звонили ли Маркус или Кельвин. Поеду завтра утром.

Тони кивнула. Достала из сумочки ключи от машины, а потом, словно поддавшись порыву, пожала Деборе руку. Их взгляды снова встретились. Женщины кивнули и улыбнулись друг другу, молча сдерживая невыплаканные слезы.

Тони села в машину и уехала. Дебора не помахала вслед.

Она пошла к автобусной остановке. Раздался гудок автомобиля, и Дебора отскочила к стене дома, чтобы убраться с дороги. Машина снова засигналила. Дебора раздраженно обернулась и увидела, что это такси. Водитель считал, что ей нужна машина.

А что еще здесь делать неотесанной американке?

— Хотите посмотреть старый город?

Не хочет, с нее хватит, — но вдруг появилось ощущение, что теперь она готова проститься с Ричардом. Его, наверное, уже похоронили. Она попрощается с ним в крепости, которая так его околдовала, пусть он и заблуждался.

Дебора открыла заднюю дверцу и, не говоря ни слова, села.

Все, что произошло за последние несколько дней, стерлось сделанным в деревне открытием, казалось далеким и малозначительным. Последнее, завершающее действие, и она может ехать домой.

У нее сохранился купленный утром билет, поэтому она прошла бесплатно. Микены не изменились, только теперь город казался поблекшим, менее величественным — как театр для того, кто побывал в пыльной будничности кулис. Дебора прошла тем же путем через те же Львиные ворота, увидела тот же круг шахтных гробниц, где все началось, и поднялась на Акрополь. Было уже поздно, почти все туристы разъехались по гостиницам или скорее всего разбрелись по ресторанам и сувенирным лавкам.

На самой высокой точке крепости Дебора обернулась и посмотрела вниз, на стены с их циклопической кладкой, могильные круги и гробницы-фолосы, потом на купеческие дома, дорогу и пропыленные чахлые кустики на холмах.

— Я приехала ради тебя, Ричард, — прошептала она. — Приехала, чтобы попытаться помочь. Помочь я, к сожалению, не смогла, но, наверное, я должна была приехать. — Она наклонилась и набрала пригоршню пыли и гравия. — Прощай, Ричард. Ты был хорошим человеком. Плохим историком и куратором, но хорошим человеком, и я очень любила тебя.

И Дебора швырнула пыль и гравий по широкой дуге в пустоту — что-то могло попасть и в сами шахтные гробницы.

Мгновение она постояла молча, потом огляделась. Солнце начинало медленно спускаться за холмы, и последние экскурсоводы выводили своих подопечных из крепости, чтобы быстренько поглядеть на сокровищницу Атрея. Кроме нее, в развалинах оставался лишь один человек — худой парень лет восемнадцати — двадцати. Когда Дебора поднималась на Акрополь, он сидел на ступенях и курил, безучастно поглядев на нее маленькими неприятными глазами. Теперь же, почувствовав ее взгляд, он медленно встал, бледные губы изогнулись в кривой ухмылке. И сидел он не на ступеньке, а на ядовито-зеленом мотоциклетном шлеме.

Глава 47

Дебора застыла. До парня было всего ярдов тридцать — достаточно близко, чтобы она подробнейшим образом разглядела, как он затягивается, а потом, глядя на нее с неприятным весельем, отшвыривает дымящийся окурок. Она все еще стояла, уставившись на него, когда он медленно поднялся на ноги, по-прежнему ухмыляясь и глядя куда-то в сторону, — наглый, посмеивающийся над чем-то, понятным только ему. Худой, жилистый и бледный, как мел, за исключением синеватой щетины на выбритом черепе. Глаза — маленькие и близко посаженные, — казалось, незряче вглядывались в пространство, старательно игнорируя Дебору, но с наслаждением ощущая ее панику. Когда он наконец посмотрел на нее, бледное лицо выразило самоуверенность шоумена перед полным залом зрителей, собравшихся, чтобы стать свидетелями его неизбежного триумфа.

Он пришел убить: на этот раз вблизи и своими руками.

Дебора быстро огляделась, оторвав от него взгляд, разрушая эти змеиные чары. Акрополь был не особенно высок, но, если придется спрыгнуть, она, вероятно, что-нибудь себе сломает и убийца все равно настигнет ее через несколько секунд. Крепость задумывалась для отражения нападений, и вниз вел только один путь: лестница, где теперь медленно поднимался на ноги киллер. Идти было некуда — только вверх и назад, надеясь, что он пойдет следом и она как-то сумеет проскочить мимо.

Парень дождался, пока Дебора снова посмотрела на него, и словно ненароком расстегнул рубашку. Это сильно встревожило ее — и вдвойне из-за того, что оказалось под рубашкой. За поясом у него торчал кинжал. Не такой, каким убили Ричарда — в этом она была уверена, — а больше похожий на охотничий нож с длинным клинком и изогнутым острием. Однако кинжал все-таки напугал ее меньше, чем татуировки. Даже издали Дебора разглядела все: вычурная погребальная маска от соска до соска, от горла до лобка, и что-то, пристроившееся над ней, — стилизованная птица, возможно, орел. Да, римский орел. Поперек маски шла надпись по-гречески; хотя парень демонстративно тянул время, Дебора не могла разобрать, что это за слово. Впрочем, она догадывалась и не читая.

Казалось, прошла вечность, прежде чем киллер пошевелился, и это тоже оказалась какая-то шутка, притворный выпад, предназначенный напугать: пальцы одной руки растопырены и вытянуты, другая рука стискивает нож, так что он торчит из кулака лезвием вниз. Дебора вздрогнула, и он засмеялся булькающим, мальчишеским смехом, почти захихикал. Дебору это напугало еще больше, чем нож или татуировка. Она не стала ждать, что будет дальше, а повернулась и побежала обратно к вершине горы, на которой стоял Акрополь, отчаянно пытаясь вспомнить карту из путеводителя.

Парень не бросился следом, — во всяком случае, сразу же. Оглянувшись через плечо, Дебора увидела, как он подбирает шлем и медленно идет за ней, по-прежнему улыбаясь в предвкушении погони. Он действовал продуманно, словно в своей стихии, словно проигрывая в жизни сцену из кино. Наверное, он играл Терминатора — неторопливого, непреклонного, хладнокровно-жестокого. Дебора продолжала идти, направляясь к самой северной стене.

В Микенах, как и в большинстве крепостей, имелись так называемые задние ворота — тайный выход, через который в случае осады можно было переправить припасы или войска. Они располагались в стороне от главного входа в крепость и по сравнению с внушительными Львиными воротами выглядели щелью в стене. Дебора видела их сегодня утром: где-то на северной стороне — в этом она не сомневалась, — но где именно, не помнила. Она быстро обошла царский дворец, забралась наверх и торопливо оглядела стены. Они тянулись к востоку гораздо дальше, чем ей запомнилось.

Задние ворота должны быть с той стороны.

Дебора свернула направо и бросилась бежать. Если удастся проскочить задние ворота и спуститься вниз, бритоголовый парень, вероятно, еще успеет догнать ее, выйдя через главный выход, однако там будут припозднившиеся туристы и пост охраны. Она оглянулась и увидела, как он идет следом, отставая на добрых тридцать ярдов. Рот приоткрыт, голова опущена — похож на охотничью собаку.

Нет, на гиену.

Она взяла левее дома с колоннами и добралась до широкого прохода по верху стен. Снова повернула направо и пошла на восток вдоль бойниц в сторону задней части крепости. Теперь она двигалась быстро, сознавая, что он прибавил скорость, вероятно, догадавшись о ее намерениях. Лодыжка болела все сильнее, но Дебора не сбавляла ход. Было слышно, как где-то позади парень тоже залез на стену и спешит следом.

Дебора ускорила шаг. В мотоциклетном шлеме он сильно напугал ее, словно, когда не видно глаз, казался менее человечным и потому более опасным. Теперь она увидела его глаза. Их наполняла слепая и глупая злоба. А татуировка...

Что-то в татуировке выглядело знакомым. Что-то, связанное с маской. Дебора знала, как выглядит маска, и несколько дней постоянно смотрела на ее разнообразные изображения. Разумеется, она выглядела знакомой. Однако было и что-то еще...

Дебора сделала еще полдюжины шагов и только тогда позволила себе ощутить мучительное сомнение. Этот участок стен был совершенно незнакомым. Утром она видела задние ворота сверху, но так далеко в развалины не забиралась.

— Нет, — пробормотала она. — Нет. О Господи, нет.

С каждым шагом истина становилась все более очевидной. Она неправильно определила свое местонахождение.

Задние ворота были ближе к западной стороне Акрополя. Можно и дальше бежать по стенам, однако этот путь вел в никуда, она просто уходила все дальше и дальше от людей, которые могли быть у входа.

Дебора оглянулась. Стена слегка изгибалась, и преследователь на время пропал из виду.

Момент не хуже любого другого.

Она принялась карабкаться обратно на верхнюю платформу. Если преследователь не видел, как она слезла со стены, то может просто пройти мимо, и ей удастся вернуться той же дорогой, пробежать по вершине крепости и выйти через Львиные ворота. Она отчаянно ползла по камням, обдирая пальцы, и наконец забралась на платформу. Посмотрела вниз, на крепостные стены, и выдохнула. Его там еще не было. Получилось!

И только начав вставать, Дебора увидела, что парень стоит на платформе, совсем близко, и смотрит на нее. Он сделал то же самое чуть раньше, вероятно, намереваясь прыгнуть на нее сверху. В любом случае она проиграла решающие ярды, и теперь он оказался между нею и обоими воротами. Идти было некуда.

Глава 48

Идти было некуда — только вниз. В дальнем западном углу развалин Дебора видела в скале треугольный вход с заостренным верхом, напоминающий квазиготические окна синагоги Охабей Шалом в далеком Бруклине, куда до тринадцати лет она ходила на субботние и праздничные службы. Это был ход к подземной цистерне с водой, о которой она читала, — той самой, с обрывом. Дебора колебалась всего секунду.

Больше идти некуда...

Она побежала туда и нырнула в проход. Примерно метр в ширину, три или четыре в высоту. Коридор выглядел темным и прохладным, но зловещим, и если войти внутрь, она попадет... куда-то. Дебора не знала, куда именно, однако в голове потихоньку возникала идея — смутная, ужасная идея.

Она нырнула в проход, на мгновение оглянувшись. Если парень не заметил, что она бежит сюда, то мимо него еще можно проскочить. Увы. Он шел за ней, еще ближе, чем раньше, настолько близко, что Дебора смогла прочитать слово поперек татуировки с маской и орлом: Атрей.

Мгновение она просто стояла и смотрела на него, открыв рот, хотя в самом слове не было ничего удивительного. Промедлить ее заставила абсолютно неизбежная и ужасная реальность происходящего. Парень продолжал идти, неприятно усмехаясь; ей оставалось лишь повернуться к подземным глубинам и действовать по наитию.

Несколько шагов, крутой поворот, и стало гораздо темнее. Стены были удивительно гладкие, словно оштукатуренные, и вскоре Дебора пошла медленнее, нащупывая ногами края неровных ступенек. Новый поворот, и она оказалась в кромешной тьме. Сделала еще два шага и споткнулась. Дебора упала, но сумела удержаться и пролететь всего пару ступенек, затормозив руками так, что поврежденное запястье напомнило о себе резкой вспышкой головной боли, притупившейся потом до медленного тления. Дебора выпрямилась и сделала еще два неуклюжих шага. Ей был нужен свет.

Она слышала, что парень идет следом, его шаги эхом отдавались в тоннеле. Он тоже двигался медленнее, но ему-то незачем было торопиться. По-видимому, он загнал ее именно туда, куда хотел. Спрятаться негде, не было никакой ниши, где она могла бы затаиться, пока он пройдет мимо. Только неожиданный конец коридора и, как говорилось в путеводителе, семидесятиметровый прыжок сквозь тьму к холодной, бездонной воде внизу.

Она скинула рюкзак и дернула за один из боковых карманов. Внутри лежал сотовый телефон, которым она не пользовалась с самого приезда в Грецию. За пределами Штатов обслуживания все равно не было, да и сигнал сюда не прошел бы, но, возможно, заряда хватит, чтобы дать ей... Свет!

Как только она открыла телефон, крохотный экранчик засветился зеленым, как светлячок. В кромешной тьме это было неизмеримо лучше, чем ничего. Дебора вытянула руку, держа телефон у самой земли, и увидела, что ступени чуть фосфоресцируют, словно пол выстлан микроскопическими растениями, благодаря которым волны тропических океанов светятся в темноте. Она осторожно сделала шаг.

Дебора быстро потеряла счет ступеням, но, наверное, пробежала не меньше пятидесяти, а коридор несколько раз круто изгибался, ввинчиваясь в камень, подобно жуткой кроличьей норе.

«А я — Алиса. Но это Белый Кролик гонится за мной, а не наоборот. И вместо карманных часов у него нож».

Она шла все дальше, дальше вниз, одной рукой держась за холодную стену, а другую — с мягким животворным огоньком телефона — вытянув вперед, и старалась вспомнить, что написано в путеводителе. Там говорилось, что крытая галерея проходит через всю толщу крепостной стены и продолжается за пределами крепости под землей, неоднократно меняя направление, но вот упоминалась ли там ее протяженность, Дебора вспомнить не могла. Сколько ступеней она уже прошла? Шестьдесят? Восемьдесят? Наверное, вроде того, но ни та, ни другая цифра не помогли ей вспомнить прочитанное. Зато она помнила, как спуск заканчивается: внезапным обрывом в ничто — к глубокой воде и смерти.

В путеводителе описание казалось длинным и скучным, но здесь, среди могильных холода и тьмы, Дебору охватил ужас. Даже при тусклом свете экрана она могла не успеть заметить обрыв, и никаких спасателей, готовых вытащить ее, не предвиделось.

Падение в любом случае убьет тебя, произнес внутренний голос. Даже если ты ударишься только о воду. Семьдесят метров? Это — сколько? — сто двадцать футов. Все равно что свалиться на бетон.

— Заткнись, — сказала она вслух. — Просто заткнись.

Она отсчитала еще десять ступенек — просто чтобы отвлечься, — и тут в голове появилась новая мысль.

Наверняка поперек галереи, там, где она заканчивается у цистерны, будет натянута веревка. Должна быть натянута. Если поторопиться — к тому же Дебора со своей тусклой подсветкой двигается быстрее преследователя, — она сможет отцепить веревку с одной стороны, взяться за нее и спуститься в темноту цистерны. Он не увидит обрыва, сделает лишний шаг — в пустоту — и с криком свалится мимо нее в черную воду так далеко внизу.

Господи, подумала она. В разум постепенно проникал ужас этой идеи, Дебора представила его пальцы, пытающиеся уцепиться за скалу, даже за ткань ее одежды, когда он спотыкается об нее и летит в черную бездну... Господи.

Сумеет она сделать все это, даже если здесь есть такая удобная веревка, надежно привязанная к стене? Успеет ли ее отвязать? Сможет ли висеть там, в темноте, ожидая звука его шагов, в пустоте огромной ужасной цистерны, надеясь, что он сделает ошибку, которой избежала она? А что, если он обо всем догадается и будет просто сидеть там, посмеиваясь, пока она висит (семьдесят метров!) и руки горят от усилий удержаться. Рано или поздно изнеможение возьмет верх и она упадет...

«Мы сожжем этот мост, когда до него дойдем». Одна из любимых смешанных фраз Ричарда.

— Дебора, — донеслось из тоннеля. Весело так, нараспев, вроде дразнилки. — Де-бо-ра.

Он.

Дебора помедлила, потом снова пошла, сердце колотилось все быстрее, а живот начало как-то крутить. Ничего не говори. Иди дальше.

— Ты попалась, Дебора, — пропел он.

Не грек, это точно. Американец. Южанин? Возможно.

— Ну и каково это? — послышалось за спиной. — Вот так и помрешь, а за что — не поймешь.

И сам захихикал над своим стишком.

Дебора не слушала. Не желала.

Коридор резко повернул, потом еще раз — а потом закончился.

Мгновение она водила открытым телефоном над скалой во все стороны, но от ужасной правды было не уйти.

Никакой веревки поперек прохода перед обрывом не было. И обрыва не было. Цистерну не отгородили веревкой. Ее наполнили. Путеводитель устарел, и Дебора оказалась в ловушке.

Глава 49

Последний рывок увеличил расстояние между ней и преследователем, и прошло несколько секунд, прежде чем Дебора услышала его шаги. Несколько секунд, пока она цеплялась за надежду, что он передумал и решил вернуться. Пусть он лучше поджидает ее снаружи, чем поймает здесь, загнанную в темный угол, как крыса.

Это разбудило в ней дух противоречия.

«Я не крыса. Это он крыса. Самодовольный кровожадный хорек...»

Преследователь приближался, и кроме шарканья ног она слышала что-то еще, что-то чуть громче его тяжелого дыхания.

Он насвистывает.

Фальшивый немелодичный звук, пронзительные и однообразные ноты, словно он выдувал воздух сквозь зубы, и губы оттягивались, как у шакала или гиены. Легкость, с которой он собирался убить ее, его совершенно бессмысленная беспечность внезапно привели Дебору в ярость. Она положила сияющий телефон на ступеньку у последнего поворота коридора и шагнула обратно в тоннель.

Он был уже совсем рядом. Если бы не чуть рассеивающий тьму зеленоватый свет, она бы поклялась, что почти на расстоянии вытянутой руки. Дебора прижалась к стенам заполненной цистерны, куда за многие годы, несомненно, свалилось и разбилось насмерть множество идиотов-туристов, и напружинилась, как готовый к прыжку паук. У нее будет только кратчайший миг преимущества. Времени на полумеры нет.

Сначала она ничего не могла разглядеть, потом свист прекратился, и перед ней возникла смутная фигура. В зеленоватом свечении сотового телефона преследователь напоминал вампира.

Белый Кролик...

Парень прищурился, на мгновение ослепленный после полной черноты. Дебора бросилась вперед, стараясь пнуть его здоровой ногой. Удар попал в цель, и он отшатнулся.

— Сюрприз! — Дебора с силой ударила его по щеке тыльной стороной ладони.

Он упал, откатившись назад, и охнул, словно задохнулся, ударившись спиной о ступени, — но при этом оказался за пределами свечения телефона, и Дебора потеряла его из виду. Она снова ударила ногой, не попала и чуть не оступилась сама. Шагнула ближе, слишком поздно осознав, что ее силуэт, наверное, виден в зеленоватом сиянии телефона, лежащего в паре футов позади. И почувствовала, как нож скользнул вдоль плеча и шеи.

Дебора упала, ухватившись за рану и нащупав хлынувшую кровь. Она сама не понимала, откуда знает, что делать, но попыталась определить, насколько серьезно повреждена артерия. Понять ничего не удалось, и она не стала тратить время на дальнейшее обследование. Отпихнула телефон прочь, сама отскочила вправо — в сторону от ножа — и снова бросилась на преследователя, опустив голову, как нападающий бык.

Человек одного с ней роста, вероятно, имел бы преимущество в драке на лестнице, однако Белый Кролик был ниже на несколько дюймов и совершенно не готов к ее ярости. Она налетела на что-то плечом (рука? лицо?) и с силой толкнула преследователя в стену. Послышался глухой удар — голова о скалу — и звонкий металлический стук упавшего на землю ножа. Дебора не стала искать нож или проверять, в сознании ли парень. Она проскочила мимо осевшего тела и побежала по лестнице вверх.

Она дважды поскользнулась на ненадежных ступенях (единственное, в чем путеводитель не соврал), но, поднимаясь, чувствовала, как становится теплее воздух. Хотя по-прежнему было совершенно темно, впереди ждали свет, тепло и жизнь. Дебора бежала вслепую, тяжело ударяясь о стену на поворотах, но не останавливалась. Потом чернота стала бурой, и на каменном полу проступили контуры и глубина. За следующим поворотом стало светлее. Еще пять ступеней, еще один крутой изгиб тоннеля — и Дебора вырвалась из-под земли, наполовину ослепленная ярким светом и внезапно ощутившая потоки пота, напряжение нервов и острую боль от глубокого пореза на плече. Но все это не остановило ее. Она побежала к развалинам дворца и дальше, мимо могильного круга к Львиным воротам. И, вспомнив миф об Орфее, пытавшемся спасти жену из подземного царства, не стала оглядываться.

Глава 50

На этот раз Дебора все рассказала охранникам, которые, в свою очередь, позвонили в полицию. «Он мертв?» — спросили ее. Дебора не знала.

Полицейские приехали через двадцать минут, а к тому времени, как они нашли фонари и добрались до входа в ведущий к цистерне коридор, прошло еще минут двадцать. Двое полицейских рискнули спуститься (один — с пистолетом наизготовку), но стрекот небольшого мотоцикла, покидающего стоянку, сказал Деборе, что внизу они никого не найдут. Бритоголовый парень, несомненно, выбрался из кроличьей норы, пока она рассказывала о случившемся, тихо выскользнул через задние ворота и добежал до оставленного у подножия крепостной стены мотоцикла.

Дебора устало сидела под лучами вечернего солнца, пока один из полицейских искал в старенькой аптечке бинт. Порез на шее, слава Богу, был небольшим, но на лопатке становился глубже; пришлось долго останавливать кровь. Полицейский бормотал что-то ободряющее, однако Дебора едва его слышала.

Ей вернули сотовый, записали ее имя и название гостиницы, где она остановилась, но, когда Дебора сказала, что намерена на первом же самолете вернуться в Америку, полицейские дружно отложили блокноты и посмотрели на часы. Тем не менее они отвезли ее в Коринф, в «Эфиру», избавив от еще одной поездки на автобусе и пешей прогулки, которую она вряд ли выдержана бы.

В гостинице для нее сообщений не было, а зайти в интернет-кафе и проверить почту Дебора не рискнула. Сообщила дежурящей за стойкой женщине, что освободит номер рано утром, и заперлась в комнате с купленным здесь же, в баре, сандвичем. Быстро съела его, выпила воды, приняла душ и по телефону забронировала билет на самолет, неожиданно для себя самой заказав кошерное питание, хотя раньше никогда такого не делала.

Надежда на Бога перед лицом кровожадных Белых Кроликов?

Едва ли.

Звонить Кельвину Бауэрсу Дебора в общем-то не планирована — во всяком случае, сознательно, — а просто торопливо набрала номер, чтобы не пришлось размышлять, что делает или что собирается сказать.

— Алло? — Голос звучал как-то нетвердо и немного раздраженно. Надо было вспомнить о разнице во времени, прежде чем звонить. Мгновение Дебора просто сидела молча с трубкой в руке, в панике, словно ей снова четырнадцать и она вдруг решилась позвонить начинающему защитнику футбольной команды, порвав все нити, составляющие иерархию старших классов. Она затихла, вспоминая, как звонила тогда в блаженном неведении о том, как это глупо, пока тот самый защитник (его звали Тим Эндрюс; имя сохранилось, запертое в каком-то темном уголку мозга) не начал смеяться.

— Дебора? — произнес Кельвин Бауэрс. — Это ты?

Голос, в котором слышались забота, даже надежда, не имеющие ничего общего с радостным презрением Тима Эндрюса, привел ее в себя — или к чему-то близкому к себе.

— Да, — ответила она. — Прости, что беспокою. Ужасно, я никак не могу высчитать...

— Ничего страшного, — отозвался он. — Где ты?

— Завтра возвращаюсь. Сегодня кто-то пытался меня убить. Снова. Но все обошлось.

Это самое «снова» прозвучало почти как шутка. Дебора слушала свой ровный голос, безмятежно отвечала на встревоженные расспросы и не могла понять, откуда это бесстрастное самообладание. Паника, стресс, жестокое, сокрушительное разочарование, ощущение полного провала, ужас и изнеможение — все просто испарилось, как утренний туман под жарким и лучами полуденного солнца, и она чувствовала необъяснимое спокойствие.

— Когда ты прилетаешь? — спросил Кельвин. — Я встречу тебя в аэропорту.

Дебора сверилась с расписанием и повторила нужные цифры, смутно удивляясь, почему он заботится о ней и почему ей так приятна его забота.

— Хорошо, — сказал он наконец. — Буду рад тебя видеть.

Она на мгновение задумалась и ответила с улыбкой:

— Я тоже.

* * *

На следующий день она приехала в Афины первым же автобусом, позвонила в аэропорт, чтобы проверить, вылетит ли рейс по расписанию, а потом взяла такси от автовокзала до археологического музея. Попадреус был у себя в кабинете, одетый в тот же самый — или точно такой же — безупречный темный костюм, но волосы были взъерошены и вид какой-то измученный, а когда он осознал, кто перед ним, то не сразу сумел вернуть на лицо добродушную улыбку.

— Мисс Миллер! Я сегодня довольно занят.

— Я просто пришла проститься, — сказала Дебора. — Мой самолет улетает через три часа.

Он заметно расслабился, и улыбка стала теплее.

— Вот как? Жаль. — Он явно говорил искренне. — Пожалуйста, садитесь. Выпьете кофе? Это...

— ...не «Нескафе», — улыбаясь, закончила она за него. — Да, пожалуйста. Было бы очень приятно.

Не сводя с нее глаз, Попадреус позвонил и попросил сделать кофе. Когда он положил трубку, Дебора подалась вперед и решила перейти к делу.

— Я не отниму у вас много времени. Я лишь хочу рассказать, зачем вообще сюда приехала.

Он напряженно выпрямился, словно готовясь услышать плохие новости.

— Я приехала сюда не просто как туристка, — продолжала Дебора. — Человек, у которого я работала, который основал и финансировал наш музей, несколько дней назад был убит. Я нашла его тело в комнате с маленькой, но, очевидно, богатой коллекцией греческих древностей, которую, как я думаю, он намеревался завещать музею. Кое-что, однако, пропало. Полагаю, это было тело в погребальной маске и другие ценности, похороненные вместе с микенским царем эпохи бронзы. Ричард — тот убитый — считал, что все это найдено Шлиманом и нелегально вывезено в Германию. В конце войны немцы попытались вывезти останки в Магдебург, а оттуда в Швейцарию, но их перехватило американское танковое подразделение. Коллекция попала на черный рынок, ускользнув из рук по крайней мере одного заинтересованного коллекционера и русского правительства, которое хотело забрать ее в Москву, как раньше они забрали золото Трои. Я также думаю, что Ричард считал это тело останками самого Агамемнона.

Возникла пауза.

— А как считаете вы? — спросил директор музея. Его голос был тихим и ровным, продуманно ровным. До сих пор он ничем не выказал потрясения или недоверия. Но Дебора их и не ожидала.

— Если там действительно было тело или его фрагменты, — ответила она, — я совершенно уверена, что это не Агамемнон. Я также уверена, что погребальную маску и другие дары изготовил местный греческий ремесленник в конце девятнадцатого века. Как они попали в Германию и при чьем содействии, я сказать не могу, но теперь знаю, что произошло с ними в конце войны и что в результате они оказались в тайной комнате при маленьком музее в Атланте.

Принесли кофе. Пока чашки и прочее расставляли на столе, оба собеседника молчали, осторожно поглядывая друг на друга.

— Очень интересно, — произнес Попадреус. — Однако любопытно, почему вы рассказываете об этом мне.

Избегая ее взгляда, он сосредоточенно клал сахар себе в кофе.

— Мне кажется, вы знаете почему, — ответила Дебора.

— Правда? — В голосе слышался не столько вопрос, сколько вызов. — И почему?

— Мне кажется, что греческое правительство получило известие — возможно, через ваше учреждение, — что с производимых Шлиманом раскопок было тайно вывезено некое тело, что его прятали в Германии почти пятьдесят лет, а потом еще пятьдесят — где-то в другом месте. Оно в Атланте, и нынешнего владельца можно убедить вернуть его на родную землю. Возможно, он даже предложил отдать тело и некоторые другие ценности, но взамен остальная часть коллекции осталась бы в Соединенных Штатах. Может быть, министр культуры и древностей (которого я случайно встретила в этом самом здании) хотел решить этот вопрос. Возможно, он санкционировал значительное вознаграждение, чтобы вернуть недостающие предметы в интересах греческой национальной и культурной самобытности.

Попадреус долго молчал, потом вздохнул и улыбнулся.

— Интересно, — произнес он. — Разумеется, вы делаете выводы всего лишь на голом предположении, но все равно интересно.

— Спасибо, — отозвалась Дебора, пригубив кофе.

— Так интересно, что на самом деле мне любопытно было бы услышать окончание вашей истории.

Он не поддразнивал ее, не отвергал то, что она говорила. Что-то еще проявилось в его глазах. Знание и печаль. Это было приглашение, почти мольба, и оно обещало не только вопросы, но и ответы.

— Ладно, — кивнула Дебора. — Что ж, я бы рассказала, как двое экспертов по микенским предметам, вероятно, работающие в вашем музее или, так или иначе, подчиняющиеся ему, отправились в Атланту, чтобы встретиться с владельцем коллекции и договориться о возвращении тела в Грецию — в ожидании экспериментального подтверждения его подлинности. Примерно в то же самое время в Атланту, чтобы завладеть коллекцией, приехал и некий русский, хотя, действовал ли он сам по себе или служил своей стране, мне неизвестно.

Во всем этом она была совершенно уверена. Однако у истории было две различные концовки, и Дебора не знала, какую излагать первой.

— Когда греки увидели вещи, они захотели забрать их немедленно, но у владельца возникли возражения, и результатом стали некие разногласия, обернувшиеся насилием...

Попадреус жестом остановил ее. Секунду он просто сидел, подняв ладонь, со слегка страдальческим выражением на лице, а когда заговорил, Дебора поняла, что ее тон явственно выдал неуверенность.

— Давайте попробуем другой вариант концовки.

— Увиденное производит сильное впечатление на двоих посредников — атташе по культуре, или как уж пожелаете их назвать, — начала Дебора, — настолько сильное, что они хотят забрать тело с собой для дальнейшего осмотра. Ричард соглашается и разрешает им взять витрину с телом и погребальными дарами. Он рад, что тело Агамемнона вернется в Грецию, и по-прежнему намерен передать оставшуюся часть коллекции музею. Уже после ухода забравших тело греческих посредников появляется кто-то еще и обнаруживает, что опоздал и пропустил сделку, которую надеялся предотвратить. Этот человек убивает и Ричарда, и русского, который изображал из себя бродягу, чтобы следить за происходящим в музее. Тем временем греческие посредники тщательно изучают тело и приходят к выводу, что оно не подлинное. Они решают не отправлять его в Грецию и скрываются, боясь попасть под подозрение в убийстве Ричарда.

— И, — уныло добавил директор музея, — поставить в неудобное положение свое правительство. Глупо зайти так далеко, чтобы получить подделку, не имеющую исторической и культурной ценности.

Дебора понимала, что на более прямое признание ее правоты рассчитывать не приходится.

— Значит, Ричарда убил кто-то другой? — спросила она.

— Греческий народ по праву гордится своим прошлым, — сказал Попадреус. — Это помогает нам сохранять чувство того, кто мы есть. Но я не верю, что грек — кто бы он ни был — одобрил бы убийство живого человека ради того, чтобы привезти домой мертвого.

Он помолчал и словно съежился, признав свое поражение.

— Ричард Диксон был человеком принципиальным и другом греческого народа. Предмет, который он предложил, оказался не тем, чем он его считал, — чем не материал для древней трагедии? Горькая и дорого обошедшаяся нам пилюля... Примите мои искренние соболезнования.

Дебора уставилась в пол. Она не знала точно, кого он имел в виду, говоря о «нас», Но вроде бы и ее тоже, и это неожиданно ее тронуло. Никакого подходящего ответа в голову не приходило.

— Вы опоздаете на самолет. — Попадреус встал.

Дебора тоже встала, заставив себя улыбнуться:

— Спасибо за кофе. Он у вас замечательный.

— Здесь вам будут очень рады. Всегда.

Интерлюдия

Франция, 1997год

Два дня назад Рэндолфу Фиц-Стивенсу исполнилось восемьдесят семь. Врачи говорили, что ехать неразумно, возможно, даже опасно, но он отмахнулся от предупреждений. Рэндолф ждал этого полжизни и не собирался отказываться от задуманного. Больше полувека рылся в архивах и ведомостях, финансировал погружения, инициировал международные запросы. Полвека без результатов — только насмешки всех тех, кому он доверялся. Всех, кроме сына. Маркус захотел бы быть рядом, увидеть утраченное сокровище, но Маркус отговаривал бы его ехать в нынешнем состоянии, так что пусть лучше остается в неведении.

Еще несколько дней, и Агамемнона, царя Микен, привезут в Англию! Потом — и только потом — начнутся переговоры с Британским музеем. Если Рэндолф сам не доживет до того дня, когда героя Троянской войны положат под фризом Парфенона, спасенным лордом Элджином, организационные вопросы утрясет Маркус.

Он еще тогда понял, что с бумагами не все чисто. Неразбериха последних дней войны и последовавших за ними первых дней мира была административным кошмаром. Неудивительно, что бессовестные американцы смогли ускользнуть с грузом, который обязаны были отправить в другое место, и что проследить дальнейшую судьбу груза по документам не удалось. Однако он и помыслить не мог, что его драгоценное сокровище затонуло вместе с каким-то безвестным кораблем и что через пятьдесят лет в результате движения подводной отмели обломки этого корабля вынесет на скалы у берегов Бретани.

Двенадцатилетний мальчишка нашел полусгнивший от морской воды ящик, из которого вынул несколько безделушек, чтобы продать в местной антикварной лавке. Только когда Маркус наткнулся на обсуждение древности некоей амфоры, он понял, что читает о бесценных реликвиях, за которые его семья уже заплатила много лет назад. Пережило ли само тело путешествие и — хуже того — годы под водой? Зависит от методов консервации. Но если уцелел хотя бы осколок кости, это окупит все деньги, все годы.

Посредник утверждал, что содержимое не пострадало, хотя не мог обосновать это утверждение ничем, кроме смутных ощущений. На вопросы о возможном участии других покупателей он отвечал уклончиво, но Рэндолф не сомневался, что перебьет любую цену. Он по-прежнему хранил фотографии — теперь сильно выцветшие и помятые, — полученные несколько десятков лет назад от пройдохи-американца. Он должен сам лично заявить о праве собственности. С какой стороны ни посмотреть, эти ценности уже его.

Англичанин сидел за металлическим столиком в кафе и ждал. Посредник опаздывал на час. Рэндолф цедил чай (или как еще можно назвать результат помещения пакетика с заваркой в чашку чуть теплой воды) и пытался не думать о том, как поедет назад, даже мельком не увидев посредника — не говоря уже о самом теле.

Через деревенскую площадь, устремив взгляд на дворик кафе, широко шагал какой-то человек.

Наверное, посредник.

Раздражение Рэндолфа из-за того, что его заставили ждать, растаяло как туман.

— Мистер Фиц-Стивенс? — уточнил незнакомец, усаживаясь напротив. — К сожалению, мсье Тибодо задержался. Надеюсь, вам смогу помочь я.

— Он не присоединится ко мне? — спросил Рэндолф. Туман возвращался — еще гуще, чем обычно, и на секунду горло перехватило.

— Вопрос скорее в том, присоединитесь ли вы к нему... Вы не возражаете против короткой прогулки? Моя машина припаркована на другой стороне площади.

— Куда едем? — спросил Рэндолф, медленно поднимаясь.

— На пляж, — беззаботно ответил незнакомец. Он говорил без всякого акцента.

Они шли пешком, потом ехали на машине, потом снова шли по твердому темному песку — всего в нескольких сотнях ярдов от места крушения «Сен-Ло», от его развороченного затонувшего корпуса. Небо было затянуто тучами и с каждой минутой темнело, обещая дождь, даже ливень. Рэндолф забыл зонт в кафе. Ноги болели — сегодня он прошел уже больше, чем обычно проходил за неделю.

— Интересно, — сказал его спутник. — Что именно, по-вашему, в этом ящике?

— Тело Агамемнона, царя Греции, сохраненное Генрихом Шлиманом, вместе со всеми погребальными принадлежностями, — ответил Рэндолф. Он произнес это нараспев, словно молитву, благоговейно: знакомый символ веры. — А еще носовая фигура галеона. Впрочем, меня она не интересует.

— Что-нибудь еще? — Спутник сухо улыбался, и хотя Рэндолф не раз видел подобные улыбки, когда рассказывал о том, что, по его мнению, находилось на борту «Сен-Ло», в этой ощущалось что-то другое, более холодное. Он вдруг осознал, что высматривает на пляже людей, и ощутил укол тревоги, что вокруг никого нет.

— А чему еще там быть? — ответил он вопросом на вопрос, стараясь скрыть волнение за горьковатой иронией.

Спутник хохотнул — с какой-то высокомерной издевкой.

Они обогнули длинный, неправильной формы выход скальной породы, отвесно поднимающийся из блестящего, умытого морем песка.

— Вам смешно? — Рэндолфу определенно не нравился этот человек.

— Пятьдесят три года, — произнес тот с нескрываемым презрением, — и вы все еще понятия не имеете, с чем связались! Богом клянусь, убить вас — значит проявить милосердие. А вот, кстати, мсье Тибодо.

Тело лежало за скалой лицом вниз, наполовину погруженное в поднимающийся прилив, так что волосы ненадолго всплывали с каждой волной.

— Кто вы? — спросил Рэндолф, не в силах отвести взгляд от тела.

— Всего лишь еще один горько разочарованный клиент посредника, не сумевшего в достаточной мере учесть требования всех заинтересованных сторон, — ответил тот, с кривой усмешкой разглядывая убитого.

К собственному изумлению, Рэндолф улыбнулся:

— Значит, у вас его тоже нет.

— Будет, — прозвучал ответ. — А вы уже не сможете никому рассказать, где оно.

— Мой сын найдет вас, — сказал Рэндолф. — И найдет Агамемнона.

— Знаете, — заметил убийца, — мне страшно не хочется, чтобы вы умирали таким самоуверенным. А что, если я расскажу вам об этом ящике то, чего вы не знаете, и только потом убью? Поверьте, это сотрет с вашего лица высокомерную усмешку. Ну? Предпочитаете умереть в неведении или хотите узнать, что именно так бестолково искали все эти годы?

Рэндолф заколебался, полный сомнений, и, приняв молчание за согласие, убийца вытащил необычный нож с очень длинным прямым лезвием, а потом заговорил.

Старик упал очень медленно, широко открыв глаза, пораженный не столько пронзившим грудь клинком, сколько вбитой в мозг мыслью, — мыслью, которая несла его на волне ужаса, как воды Атлантики скоро вынесут его на бледный песок у подножия дюн.

Часть III

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ИТАКУ

Хотя «Каддиш» читается в память ушедшего, в нем нет упоминания о смерти. Скорее это сделанное среди нашей скорби признание, что Всевышний справедлив, хотя мы не всегда постигаем Его пути. Когда смерть, кажется, сокрушает нас, отрицая жизнь, «Каддиш» возрождает нашу веру в ценность жизни. Через «Каддиш» мы открыто обнаруживаем наше желание и намерение принять связь с еврейской общиной, которую имели при жизни наши родители. Продолжая цепь традиции, связывающей поколение с поколением, мы выражаем нашу неугасимую веру в любовь и справедливость Всевышнего и молим, чтобы Он ускорил день, когда Его царствие будет наконец установлено и землю наполнит мир.

Размышления о «Каддише» из «Сборника молитв на субботы и праздники» Американского раввинского собрании и Объединенной синагоги Америки

Глава 51

133-й рейс компании «Дельта» вылетел из Афин — точно по расписанию — вскоре после полудня, направляясь в Нью-Йорк, а оттуда в Атланту. Впереди ждал четырнадцатичасовой перелет. Дебора смотрела в иллюминатор на голубое небо и жаркое марево над взлетной полосой, с привычной безнадежностью проверяя, хватит ли места для ног.

Надо честно признать: мир предназначен для женщин поменьше ростом, и ох как во многом.

Она попыталась в последний раз посмотреть на Акрополь с высоты, но не смогла разглядеть ничего, кроме унылых прямоугольников выцветшего бетона, составляющих большую часть этого местами красивого города. Ее пребывание в Греции закончилось, Дебора летела домой. Оставалось надеяться, что дом встретит ее приветливее, чем греков после Троянской войны. Немногочисленных победителей ждали убийства и хаос. У Одиссея все сложилось лучше, чем у большинства, но он добирался до Итаки десять лет, а возвращение обернулось кровавым кошмаром. Весь следующий час Дебора внимательно изучала предложенный авиакомпанией журнал, разглядывая фотографии городов, где никогда не бывала, и размышляя, сколько из них сможет увидеть до того, как умрет.

Если судить по последней неделе, тебе надо лететь на осмотр немедленно — иначе не успеешь.

Забавно. В знакомой стерильной обстановке самолета, с его приглушенным гудением и оглушающим давлением на уши, почти невозможно было поверить, что за последние несколько дней ей пришлось дважды бороться за жизнь. Впервые с тех пор, как она услышала рев мотоцикла на дороге к Акрокоринфу, возможно, с первых прогремевших в развалинах выстрелов, Дебора задумалась, не может ли все это быть грандиозной случайностью или совпадением.

Он назвал тебя по имени — там, в ведущем к цистерне коридоре. Он назвал тебя «Дебора».

По телу прокатилась волна холодной дрожи.

«Вот так и помрешь, а за что — не поймешь».

Оба раза убийца был один и тот же, и у него была татуировка со словом, которое Ричард нацарапал в ночь своей смерти. Это не случайность и не совпадение. Кто-то желал ее смерти.

Почему? Убить Ричарда ради сокровищ, не имеющих реальной ценности, — это одно, но преследовать ее на другом континенте через несколько дней после убийства? Бессмыслица какая-то. Да, она могла выяснить, что погребальные дары сделал деревенский ремесленник для обмана туристов. Но зачем охотиться за ней? Несомненно, люди, которые разыскивали этот хлам, тоже знали, что «сокровища» не стоят ничего. А если ее предполагаемый убийца знал, то почему гнался за ней и дальше?

Бессмыслица.

«...за что — не поймешь».

Мог ли найденный клад, не смотря ни на что, оказаться подлинным? У Деборы не было веских доказательств обратного, только интуиция и кое-какая довольно убедительная — хоть и косвенная — информация. Мог ли Попадреус внушить ей, будто коллекция фальшивая, чтобы сбить ее со следа? А на самом деле он ждет, когда вещи привезут в Грецию? Малоправдоподобно. Если тело в маске когда-нибудь доставят в Афины и выставят, она сразу же узнает, откуда оно взялось, и втянет греческое правительство в сложный и дорогостоящий процесс насчет того, кому принадлежит клад и как они его заполучили.

Если тебя не убьют раньше, произнес у нее в голове голос, любивший говорить подобные вещи. Ты рассказала Попадреусу о своем интересе к погребальной маске, и внезапно тебя начинает преследовать убийца. Совпадение?

Исключено. Дебора просто не верила, что директор музея способен на такую жестокость. Конечно, не ахти какой аргумент, но другого у нее не было.

Она откинулась на спинку кресла, закрыла глаза и заставила себя думать о Кельвине, который обещал ее встретить. Она незаметно улыбнулась; радость предвкушения на миг заглушила ужас.

И все же из головы не шла издевка убийцы: «Вот так и помрешь...» Дебора понятия не имела, что происходит. В сущности, чем больше она узнавала, тем меньше видела смысла в происходящем: словно пытаешься собрать пазл, к которому примешались фрагменты от другой головоломки. Чем большую часть картины она, как ей казалось, могла видеть, тем больше ей мерещилась другая картина — совершенно другая, которую Дебора никак не могла разглядеть.

Чудесным образом она проспала часа три и, проснувшись, обнаружила, что стюарды убирают остатки обеда и начинают готовиться к посадке в Нью-Йорке. Оказавшись на земле, Дебора купила «Нью-Йорк таймс» и в ожидании вылета жадно прочитала от корки до корки.

За сорок пять минут до посадки в Атланте рядом появилась стюардесса. Успокаивающая улыбка не могла полностью скрыть нотку настороженности.

— Мисс Миллер? — спросила она, показав в улыбке безупречные зубы. — Дебора Миллер?

— Да, — ответила Дебора. — Что-то случилось?

— Нет, что вы, — легко солгала женщина. — Мы собираемся скоро заходить на посадку в Атланте, и я просто хотела подтвердить, что вы сидите на своем месте.

— Отлично. — Дебора сразу насторожилась.

— Когда мы приземлимся, — продолжала женщина, — один из стюардов подойдет за вами.

— Зачем? Я что-то не понимаю.

— Просто нам надо, чтобы вы сошли с самолета первой.

— Первой?

— Раньше остальных пассажиров, — объяснила бортпроводница; ее улыбка растянулась, как резиновая лента.

— Что? — ахнула Дебора. — Почему я? Что происходит?

Глава 52

Тревога Деборы усилилась, однако в ответ на все расспросы стюарды только ссылались на свое неведение и уговаривали ее успокоиться, все время наклоняясь и улыбаясь так, словно имели дело с истеричным ребенком или человеком, требующим обед с говядиной, которая закончилась тремя рядами раньше. По крайней мере она сидела одна, и ей не пришлось последние двадцать минут полета терпеть любопытные взгляды соседей.

Почему им надо, чтобы она вышла первой, и кто такие «они»?

Было ли это особое обращение организовано — каким-то образом — Кельвином, чтобы избавить ее от утомительной толкотни и очередей? Вряд ли. Возможно, это устроено, чтобы защитить ее, может быть, от кого-то на самолете. Дебора быстро привстала и оглянулась на пустые, невыразительные лица сидящих сзади. Никто не казался знакомым, внимание на нее обратил только какой-то малыш, громко сказавший матери, что «та высокая тетя» загораживает ему видеоэкран. Дебора села и пристегнулась, не дожидаясь вежливых замечаний от бортпроводников.

А может, в аэропорту ее ждет не только Кельвин?.. Деборе стало не по себе. Даже если кто-то на земле хочет причинить ей вред, как им удалось привлечь к этому экипаж?

Точно так же, как «детектив» Кернига получил дело об убийстве Ричарда, не будучи полицейским.

Самолет начал снижаться, и ее желудок всплыл внутри тела, словно лодка, подхваченная неожиданной волной. Дебора забарабанила пальцами по подлокотнику.

Динамик пробормотал обычные требования: сложить откидные столики, привести спинки сидений в вертикальное положение...

Держись. Раз мы спускаемся, хватит об этом думать.

Дебора уставилась в иллюминатор. Самолет нырнул в клочок облака, а потом внизу показался город. Она попыталась сориентироваться, чтобы понять, на какой пригород смотрит — просто чтобы чем-то занять мозги, — но так и не поняла. Ничего знакомого. Сплошные комплексы из больших магазинов и обширных автостоянок, потом белые дома, едва видимые сквозь покров деревьев, и широкие, забитые машинами дороги с выстроившимися вдоль них заправочными станциями.

Стюардесса, предупредившая Дебору, что ее выведут из самолета первой, села на складное сиденье возле двери в кабину пилотов и пристегнулась. На короткий миг их взгляды встретились, потом женщина быстро отвела глаза. Застигнутая без профессиональной улыбки, она казалась усталой и немного встревоженной. Дебора подумала, не связано ли последнее с нею.

Самолет с негромким жужжанием и глухим стуком выпустил шасси — механический звук, напомнивший всем о совершенно невероятной материальности гигантской металлической трубы, которая еще и летает.

Теперь Дебора увидела машины, автобус, даже несколько редких в Атланте пешеходов, потом вершины деревьев, линии электропередачи и внезапно — почти в натуральную величину — оживленное шоссе и эстакаду. Они пересекли дорогу (по три полосы в каждую сторону) и высокий забор из проволоки, а потом появились взлетно-посадочные полосы. Через несколько футов последовал еще один глухой удар, затем мгновение тишины, когда самолет, казалось, скользил без двигателей или гравитации, и, наконец, мягкий толчок колес о бетон и напряжение тормозов. Дебору по инерции качнуло вперед.

Они еще рулили к терминалу, когда рядом с ней появился один из стюардов — молодой, спортивного вида парень. Похоже, гей.

— Где ваши вещи, мисс Миллер?

Дебора тупо посмотрела на него, затем кивнула на багажную полку. Он достал оттуда рюкзак и пластиковый пакет.

— Что-нибудь еще?

— Нет.

— Как только самолет остановится, — сказал стюард, словно они собирались прокатиться на американских горках, — мы выйдем.

Дебора молча кивнула. Во рту пересохло, она все время оглядывалась, хотя сама не знала, что ищет. Вдруг вспомнилось, как в десять лет она выступала с фортепианным концертом в зале Бруклинского административного центра и выглядывала в щелку занавеса, чтобы найти среди зрителей отца, а руки потели и дрожали. Ощущение было примерно такое же, как перед выходом на сцену.

Самолет развернулся, проехал еще чуть-чуть и наконец остановился. Дебора отстегнула ремень, а стюард помог ей встать и быстро повел к выходу. Стюардесса, сидевшая там, поспешно ушла, с занятым видом отводя глаза.

Провожатый Деборы нажал на рычаг механизма блокировки, сдвинул овальную панель, и перед ними появился внешний мир. В выдвижном трапе за дверью мужчины и женщины из обслуживающего персонала в непромокаемых формах и жилетах с флуоресцентной розовой отделкой расступились перед полицейским в форме. Рядом стояли Кин и Кернига.

— Спасибо, — сказал Кин стюарду. — Дальше мы сами.

Коп в форме взял ее сумки, а стюард без единого слова исчез в самолете.

— Пожалуйста, пройдемте с нами, мисс Миллер, — сказал Кернига. — У нас есть несколько вопросов насчет...

— Я не пойду с вами, — ответила Дебора.

— Еще как пойдете. — С этими словами Кин шагнул к ней.

Где-то в глубине «рукава» началась суматоха, оттуда выскочил какой-то человек с взъерошенными волосами и явно встревоженный. Это был Кельвин Бауэрс. За ним по пятам бежал охранник.

— Дебора! — крикнул Кельвин.

— Уберите его отсюда! — завопил Кин.

— Они хотят меня увезти! — закричала Дебора туда, где Кельвин, теперь наполовину загороженный охранником, тянул шею, стараясь разглядеть, что происходит.

— Я ее адвокат! — закричал он. — Вы не вправе арестовать ее, не взяв меня с собой.

— Это не арест. — Кернига не сводил глаз с Деборы. — Хотя можем и арестовать — и сделаем это, если вы не перестанете валять дурака.

Кельвин вырвался и, буквально пролетев последние несколько ярдов, присоединился к ним.

— Надо сообщить в полицию, — сказала Дебора Кельвину. — В настоящую полицию.

— Вы в полной безопасности, — уверил Кернига.

— С вами? — бросила она в ответ. — Неужели? Покажите-ка ваш значок.

Кернига помрачнел:

— Нет времени.

— Я сказала, покажите значок! — повторила Дебора. Это прозвучало громче, чем она хотела, и несколько пронзительнее.

Кернига бросил косой взгляд на Кина. Второй детектив слегка пожал плечами и отвел глаза. Кернига кисло сморщился, залез в карман и вытащил черный кожаный предмет, размером и формой напоминающий бумажник. Резким движением открыл и показал.

Дебора вытаращила глаза. В бумажнике была карточка с фотографией Керниги, как на водительском удостоверении, и тремя большими буквами: ФБР.

Глава 53

— ФБР? — произнесла Дебора, инстинктивно бросив взгляд на Кина. Тот пожал плечами и кивнул. — Почему вы не сказали раньше?

— Не видел надобности, — ответил Кернига.

— Минуточку, — вмешался Кельвин. — Почему это дело федеральной юрисдикции? Кто здесь осуществляет правосудие?

— Я, — отрезал Кернига.

Кин отступил, чтобы лучше видеть. Дебора чувствовала, что ему весело.

— Чистейший бред! — Кельвин от досады утратил профессиональное самообладание. — Вы не можете представиться полицейским, а потом...

— Так точно, сэр. — Кернига был непреклонен. — В данном деле я могу действовать именно так.

— Прошу прошения. — Рядом с Деборой снова возник стюард,