/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Между завтра и вчера (Ванильный вкус поцелуя)

Элли Десмонд

Первая любовь юной Дженифер и Райана оказалась страстной и безоглядной. Но их жаркие тайные свидания продолжались недолго. Утаив нечто важное о себе, они не поняли друг друга и расстались, испытывая горькую обиду и тягостную тоску. Через несколько лет судьба вновь свела их, давая еще один шанс обрести долгожданное счастье. Однако этому мешает груз прошлых ошибок, и только от самих влюбленных зависит, выдержит ли их чувство все выпавшие на его долю испытания…

Элли Десмонд

Между завтра и вчера

Пролог

В этот жаркий душный вечер восемнадцатилетнюю Дженифер то и дело охватывал отвратительный озноб. Она прекрасно знала, что ни горячий чай, ни теплые одежды не помогут ей от него отделаться, ведь холод владел не только ее телом, но и душой.

Сегодня, прогостив у них в Принстоне больше месяца, уезжали ее бабушка и дед. А с ними и Райан Таунсенд, сын одного их друга.

С самого утра Дженифер была сама не своя: ни на чем не могла сосредоточить внимание, ничего не ела, почти ни с кем не разговаривала, ходила из угла в угол по своей комнате, выбегала во двор, искала кого-то глазами, опять возвращалась к себе и долго смотрела в окно.

Час отъезда гостей приближался. Дженифер сознавала, что должна провести с ними в этот последний перед разлукой день как можно больше времени, но была не в состоянии войти в гостиную, где они сидели с ее матерью и младшим братом, чувствуя, что не сумеет прикинуться, будто ничем не взволнована.

Хорошо, что дома в этот день не было ни отца, ни Майкла, ее старшего брата. Эти двое непременно заметили бы, что она в жутком смятении, и потребовали бы объяснений.

Ее страдания усугубляла легкая тошнота — полторы недели назад, к своему великому ужасу, она узнала, что беременна.

В пять — за полчаса до отъезда бабушки и дедушки — подали чай, и, переборов себя, Дженифер все-таки вышла к столу.

Никто ни о чем у нее не спросил, все тактично сделали вид, что принимают как должное ее странное поведение. Она мысленно поблагодарила их за это, взяла в руки чашку, поднесла к губам, но чай лишь пригубила и больше ни к чему не притронулась.

— Как ни жаль с вами расставаться, нам пора! — по прошествии двадцати минут объявил дед.

— А?! — неожиданно для самой себя воскликнула Дженифер, устремив на него вопросительно-встревоженный взгляд.

— Райан? — как будто прочтя ее мысли, догадался, что означает ее «а», дед. — Он уехал по каким-то делам рано утром. Мы договорились, что встретимся в аэропорту.

В сердце Дженифер будто впились чьи-то длиннющие когти. Она ощутила вдруг движение новой жизни в своей утробе — или это просто ей показалось. От нестерпимой обиды и беспомощности у нее вновь похолодели руки и ноги. Но она лишь медленно кивнула деду и вместе со всеми поднялась из-за стола.

1

День клонился к закату. Дженифер сидела на широкой скамейке и вглядывалась сквозь оранжевые потоки предвечернего солнечного света в человека, шагающего по направлению к вилле. Его небрежно-уверенная походка, гордо расправленные плечи и приподнятая голова казались ей до боли знакомыми.

Человек неторопливо приблизился к середине посыпанной гравием ровной дорожки, и Дженифер, испугавшись, что он увидит, как она на него таращится, чуть подалась назад, прячась за высоким кустом магнолии.

Успокойся, дурочка, сказал ей внутренний голос. Этот парень — не он.

Конечно, подумала Дженифер, усмиряя дрожь в руках и переводя дыхание. Ну конечно. Я в Калифорнии, но это вовсе не означает, что непременно должна встретиться здесь с ним. Какие глупости!

Человек, которого ей напомнил этот парень, трудился на нефтяном месторождении Уилмингтон, близ Лос-Анджелеса. Был простым рабочим и даже в тот период, когда в течение месяца жил в Нью-Джерси, носил исключительно джинсы — потертые, с бахромой на краях штанин — и выцветшие футболки. На этом же мужчине были легкие светлые брюки и белая рубашка. Он даже отдаленно не походил на простого работягу.

Наверное, какой-нибудь турист, решила Дженифер. Но что он здесь делает? И почему я прячусь от него, как какая-нибудь преступница? Я имею полное право находиться в этом саду.

Она выпрямила спину и осторожно выглянула из-за куста. На дорожке уже никого не было. У нее с губ сорвался прерывистый вздох.

Воображение медленно понесло ее по волнам памяти, возвращая в далекое прошлое. Ей всего восемнадцать. Жаркое лето в Принстоне. Поздний вечер. Она крадется на цыпочках по погрузившемуся во тьму дому, выходит во двор… К нему… На нем только джинсы… У него обалденный торс… Он старше ее на шесть лет и гораздо опытнее. Стог мягкого сена, россыпь звезд на фиолетово-черном небе. Обрывки произносимых шепотом фраз, сдавленные стоны, невообразимый накал страсти… Море новых, незабываемо сладостных впечатлений…

И последовавшая за этим романом боль. Боль от осознания, что тебя отвергли.

Сердце Дженифер сдавила обжигающе холодная рука обиды. Она на мгновение зажмурила глаза и приказала себе вернуться в настоящее. Видения из прошлого, очарование той звездной, пропитанной запахом сена ночи послушно удалились в тайник ее души, где хранились все эти годы.

Немыслимо! Дженифер внутренне усмехнулась. Если уже в день своего приезда в Калифорнию я, увидев первого попавшегося мне на глаза темноволосого мужчину, тут же с удовольствием предалась болезненным воспоминаниям, то как доживу до конца этого месяца? Вообще свихнусь?

Она приехала в калифорнийскую благодать вместе с дочерью, братьями и родителями, естественно, не на поиски бывшего любовника и даже не из желания отдохнуть. А по настоятельной просьбе бабушки. Та еще в мае написала им весьма необычное письмо.

«Не расцените мои слова как приказ, — говорилось в нем, — но, пожалуйста, придайте им должное значение. Двадцатого августа мы с моим дорогим Филипом отпразднуем пятидесятилетие совместной жизни. Событие знаменательное, уверена, вы все со мной согласны. Мы хотели бы получить от вас особый подарок — не драгоценность и не сувенир, нечто другое, что, возможно, вам будет непросто нам подарить. Приезжайте к нам в Калифорнию всей семьей, и давайте проведем вместе целый август.

Здоровье Филипа вызывает во мне все больше и больше тревоги. Я хочу, чтобы он увидел, что его сын по крайней мере сделал попытку помириться со своими детьми, чтобы успокоился и прожил остаток дней без волнений и страданий. Филип любит вас всех, желает вам счастья и по праву заслуживает подарка, о котором я прошу. Если вы решите, что моя просьба попахивает эмоциональным шантажом, не стану возражать. В конце концов, женщина в таком возрасте, как я, выполняя свой долг, не должна чего-либо стесняться или чувствовать себя перед кем-то виноватой».

Дженифер поднялась со скамьи, сделала шаг в ту сторону, где пролегала ровная гравиевая дорожка, посмотрела направо и налево и никого не увидела. Начиналась эта дорожка на пляже, а метров за двадцать до виллы разветвлялась и уходила своей правой частью к другому дому.

Человек, взбудораживший воображение и кровь Дженифер, мог вернуться на побережье либо перейти во двор соседей. А может, он вообще ей примерещился, может, был порожден ее фантазией и игрой ярких предзакатных красок.

Пожав плечами, она вышла на дорожку, заглянула в обвитый виноградными лозами пустынный соседский двор и медленно зашагала к океану. Ни на пляже, ни в расставленных вдоль утеса разноцветных резных беседках никого не было. Скинув сандалии и постояв с несколько минут на нежнейшем теплом песке, Дженифер развернулась и пошла назад.

Вилла ее бабушки и дедушки — трехэтажное белокаменное сооружение с мраморными вазами по обе стороны от главного входа и аккуратными балкончиками с изогнутыми стенками — в прогретом солнцем воздухе как будто бы дрожала. Было тихо. По-видимому, ее мама и дочь, уставшие с дороги, до сих пор отдыхали.

Для маленькой Элис столь длительное путешествие было первым в жизни и изрядно ее утомило. Час назад, распереживавшись, что дочка не сможет заснуть ночью, Дженифер хотела разбудить ее, но не сделала этого, послушав совета бабушки.

— Пусть она выспится, — сказала та. — А вечером подольше посидит с нами. Ужинать будем в саду часов в восемь, устроим настоящий праздник. Сходи, погуляй, Джен, я присмотрю за твоим сокровищем.

Дженифер с радостью улизнула — каждая лишняя минута, проведенная в обществе отца и старшего брата Майкла, действовала на нее угнетающе. На протяжении вот уже почти восьми лет она жила не с ними, но каждый раз при встречах они изводили ее своими нравоучениями и упреками.

— Ужасно, что Сэмюэл так рано умер, — сказал ей отец совсем недавно. С момента смерти ее бывшего мужа, Сэмюэла, прошло уже четыре года. — Но в его гибели есть и несомненные плюсы.

— Что? Какие еще плюсы? — неподдельно удивилась Дженифер.

— Теперь на вопрос, замужем ты или нет, ты можешь с чистой совестью отвечать, что твой супруг умер, — язвительно пояснил Майкл. — В нашей семье не принято разводиться, Дженифер! Ты единственная, кто не сумел без этого обойтись. — Он уставился на нее своими бледно-серыми навыкате глазами.

От кого он унаследовал эти шары? — часто размышляла Дженифер в подобные моменты. Родители у нас очень даже Симпатичные, бабушка с дедушкой тоже.

— Естественно, мы искренне сожалеем о безвременном уходе Сэмюэла, — занудно, как священник, продолжил отец. — Но твоей дочери нужна полноценная семья, Дженифер! Ума не приложу, почему Сэмюэл так быстро сбежал от тебя! Почему решился на крайние меры — умчался в Бразилию! Если бы у вас получилось жить по-человечески, он ни за что не поехал бы туда, не подцепил бы эту заразу и до сих пор был бы жив!

Дженифер так и подмывало высказать отцу все, что крутилось у нее на языке: что она ошиблась тогда, поверив в их с Сэмюэлом брак, что жить с ним и притворяться, будто у нее все прекрасно, не хотела. И что отцом Элис был вовсе не Сэмюэл, поэтому-то он и распрощался с девочкой с такой легкостью. Но она в который раз промолчала, хотя если бы отважилась раскрыть свою тайну, хранимую целых восемь лет, то с удовольствием взглянула бы на вытягивающиеся физиономии отца и брата.

Нет, на подобное признание у нее никогда не хватило бы смелости. Узнай отец и Майкл о том, что Элис — плод мимолетного летнего романа, они тут же отреклись бы от нее. В семье Ховард господствовало правило: женщина должна знать свое место, во всем слушаться мужчин и вести себя так, как того хотят они.

Даже матери Дженифер так и не рассказала правду. Сердечная, мягкая и покладистая, Эмма наверняка поняла бы ее и постаралась поддержать, но непременно посчитала бы своим долгом поведать об откровении дочери мужу, который с того самого момента, когда она ответила священнику «согласна», держал ее в своей полной зависимости.

Отправляясь в Калифорнию, Дженифер дала себе слово на протяжении всего августа не вступать с отцом и Майклом в спор, как бы упорно они ее на это ни провоцировали. Бабушка и дедушка желали видеть их дружными и мирными и действительно заслуживали подобного подарка. Отделаться от напряжения в отношениях с отцом и старшим братом не представлялось Дженифер возможным, вот она и избегала общения с ними, болтаясь по саду уже целый час.

Жара спадала. Легкий бриз с океана приятно холодил разгоряченную кожу. Дженифер уселась в беседке возле той самой гравиевой дорожки, провела по лбу ладонью, отлепляя от кожи завитки повлажневших пшеничных волос, и мечтательно взглянула на темнеющий на горизонте океан.

Все-таки хорошо, что я согласилась сюда приехать, подумала она, и ее алые губы тронула улыбка. Отдохну в этом раю от работы, да и Эл уделю побольше внимания. Скоро моя девочка станет совсем взрослой и перестанет нуждаться в моем обществе.

Элис недавно исполнилось семь лет. Все чаще и чаще она проявляла себя как индивидуальность: высказывала личные суждения по тому или иному вопросу, вступала в споры. Дженифер еще раз улыбнулась, радуясь, что привезла дочь в Калифорнию.

Неожиданно она заметила боковым зрением какое-то движение справа и, испугавшись, прижала ладонь к груди и резко повернула голову.

— Бабочка! Как же ты меня напугала, красавица! — Она проследила взглядом за упархивающей к клумбе с желто-розово-чернильными цветами бабочкой. — А я-то думала, что сижу в полном одиночестве!

Ее слух уловил какой-то звук, и она опять резко повернулась. На серую полосу дорожки упала чья-то тень.

— Нет, ты не в одиночестве, — послышался незабываемый мужской голос. Сердце Дженифер словно парализовало. — Как поживаешь, Джен?

Разнообразие красок калифорнийской природы в считанные доли секунды слилось для Дженифер в ослепляющее пятно неопределенного цвета. Она хватанула ртом изрядную порцию воздуха, как будто боясь потерять сознание.

— Почему ты так странно на меня смотришь? Неужели не узнаешь? — спросил возникший перед ней как будто из-под земли человек.

— Райан Таунсенд, — пробормотала Дженифер, с трудом приходя в чувства и не осмеливаясь смотреть ему в глаза. Он точно догадался бы по ее взгляду, какой шквал эмоций вызвало в ней его появление. — Что ты здесь делаешь?

— Гм… Живу. Временно.

Дженифер повернула голову и изумленно посмотрела на виллу бабушки и дедушки, белые стены которой в свете приблизившегося к горизонту солнца сделались персиковыми.

— Тут?! — спросила она.

— Нет. В бывшем домике садовника, позади соседской виллы, — ответил Райан невозмутимо.

Это еще можно понять, подумала Дженифер, чуть было не решившая, что мир сошел с ума.

— Нефтедобыча тебя больше не интересует? — спросила она, старательно пытаясь говорить непринужденно.

— У меня куча интересов, Джен. — Райан вошел в беседку, сел на скамейку, вытянув длинные стройные ноги. — Как твои дела? Ты замужем?

— Нет, но была, — тут же выпалила Дженифер, не понимая, зачем отвечает на вопрос столь личного характера человеку, с которым не виделась восемь лет.

— Да, — ответил Райан, кривя губы. — Я слышал, что ты вышла замуж.

Его слова так удивили ее, что, забыв про опасение обнаружить свои переживания, она взглянула ему прямо в глаза. В голубые глаза цвета телевизионного экрана. Именно такими они и запомнились ей.

— Кто рассказал тебе о моем замужестве?

— Твоя бабушка, — сказал Райан. — Разве ты не знала, что все это время мы с ней поддерживали отношения?

— Нет, — ответила Дженифер, поражаясь своей способности разговаривать настолько безучастно. — О ваших отношениях она ничего мне не говорила. Наверное, знает, что меня это не особенно волнует.

— Что верно, то верно, — с оттенком обиды в голосе произнес Райан. — А меня, признаюсь, новость о твоем замужестве привела тогда в сильное волнение. Я никак не мог взять в толк, как ты смогла настолько быстро забыть обо мне и увлечься другим мужчиной.

— Молодые быстро влюбляются и так же быстро охладевают, Райан, — сказала Дженифер, глядя куда-то вдаль и играя одной из кисточек, украшавших низ ее легкого топа. — Я решила тогда воспользоваться твоим советом — выбросила тебя из головы и продолжила жить, как жила до нашей встречи. Все очень просто. — Она окинула его беглым взглядом. — А ты надеялся, что я до самой старости буду кусать локти и убиваться из-за того, что не смогла удержать тебя? Думал, на других мужчин я больше и не взгляну? — Теплый золотистый воздух наполнился ее звонким смехом.

— Нет, — буркнул Райан. — На подобное я не рассчитывал.

— А у тебя как дела? — спросила Дженифер, успокоившись. Смех послужил для нее своего рода разрядкой, и теперь она чувствовала себя более уверенно. — Жена? Дети?

Голубые глаза Райана смешливо заискрились.

— Бог миловал!

Дженифер посмотрела на него со снисхождением.

— Ты, наверное, еще слишком молод. Не понимаешь, что значит иметь семью, детей. Сколько тебе лет? Двадцать восемь? Тридцать? — Дату его рождения она помнила не хуже своей собственной, но не хотела, чтобы он догадался об этом.

— Тридцать два, — ответил Райан.

— Тридцать два! И все еще холостяк. — Дженифер прищурилась, о чем-то задумываясь. — По-моему, ты относишься к тому типу людей, которым на становление взрослыми требуется больше времени, чем всем остальным.

— Ошибаешься, — спокойно возразил Райан. — Я отношусь совсем к другому типу: к тем, кто, не убедившись на сто процентов, что повстречал именно свою половину, ни за что не решится на брак. Я противник разводов.

Дженифер хмыкнула.

— Прямо как мой папочка.

Райан вскинул голову.

— Как твой папочка? Вот уж не думал, что когда-нибудь ты сравнишь меня с ним. Помню, ты популярно объяснила мне, что по его понятиям я — человек, мягко скажем, недостойный.

Дженифер густо покраснела.

— В ту пору я была совсем еще девчонкой. — Отец тогда оказывал на меня сильное влияние.

— Ты уже была женщиной, Дженифер, во всех смыслах этого слова, — протяжно и уверенно заявил Райан, чуть склоняя темноволосую голову набок.

Румянец, заливавший щеки Дженифер, сгустился.

— Нет, — отрезала она. — Я была тогда всего лишь глупым доверчивым подростком и наивно верила что, если мужчина произносит вслух слова «я люблю тебя», значит, он действительно влюблен. Мне и в голову не приходило, что порой любовное признание используется только для того, чтобы заманить кого-нибудь в свои объятия!

— Заманить в объятия? — переспросил Райан полушепотом. — Насколько я помню, у нас с тобой все произошло совершенно по-другому. Ты согласилась встречаться со мной, ни секунды не сомневаясь, и получила за время наших свиданий массу удовольствия…

Дженифер с деланным безразличием смахнула со щеки прядь волос.

— Не стану спорить, — пробормотала она, глядя в сторону. — Скажу честно, подробности наших встреч давно вытеснены из моей памяти событиями поважнее.

— Но я был твоим первым любовником, Джен, — медленно и проникновенно сказал Райан. — Пусть ты и считала меня недостойным чести сесть за один стол с твоим отцом, но разбудить в тебе настоящую страсть довелось именно мне, и не пытайся меня уверить, что не помнишь об этом.

— Я помню и кое о чем еще! — Резким движением Дженифер спрыгнула со скамейки и уставилась на Райана сверху вниз. — О том, что очень быстро я тебе надоела и ты перестал обращать на меня внимание, как на вышедшие из моды ботинки! Поразвлекся со мной и забыл!

В течение нескольких секунд они смотрели друг на друга, не произнося ни звука.

— Какой ты была со мной в те жаркие ночи, я не забуду никогда, Джен, — прошептал наконец Райан.

Ноги Дженифер мгновенно превратились в вату, к ее вискам хлынула кровь, а голова закружилась.

Не хватало только рухнуть к его ногам, подумала она, плотно сжимая губы. Надо поскорее закончить эту пытку и уйти. Если наш разговор продолжится, я больше не смогу ломать эту дурацкую комедию.

— Была рада встрече с тобой, Райан, — сдержанно сказала Дженифер. — Прости, но мне пора.

В эту же самую секунду Райан протянул руку и плотно обхватил ее запястье.

— К кому ты так торопишься? С мужем вы развелись, я знаю и об этом.

— К дочери, — торопливо проговорила Дженифер, потупляя взгляд.

— К дочери?

О существовании Элис Райану явно не было известно. Как ни странно.

— Мой брак не удался, но, к счастью, не закончился ничем, — поспешила Дженифер предупредить возникновение в мозгу Райана роковой догадки.

— Странно только, что это обстоятельство, не помешало твоему разводу, — заметил он.

— Рождение ребенка не может воспрепятствовать расставанию родителей, если они уверены, что абсолютно друг другу не подходят! — заявила Дженифер, тряхнув светлыми волнистыми волосами.

Между широких черных бровей Райана образовались две глубокие складки, и она сразу поняла, что он собирается ей возразить.

— Я так не считаю. Если бы у меня был ребенок, я предпринял бы все, что в моих силах, лишь бы остаться с его матерью и вместе с ней воспитать его.

Дженифер нервно усмехнулась.

— В жизни семьи все гораздо сложнее, чем может показаться со стороны! Некоторые люди просто не в состоянии понимать друг друга, им противопоказано жить вместе.

Райан категорично покачал головой.

— Тем не менее, если бы у меня был сын или дочь…

— Но у тебя нет ни сына, ни дочери! — выкрикнула Дженифер, тут же мысленно упрекнув себя за чрезмерную несдержанность. — Верно ведь? — добавила она гораздо более тихо.

— Верно. — Райан кивнул, впиваясь в лицо Дженифер взглядом своих светящихся глаз. — Но я уверен, что не позволил бы ребенку страдать из-за собственного неумения наладить отношения с его матерью. Я в лепешку бы разбился, но спас бы семью и создал бы для малыша все необходимые условия.

Внимание Дженифер привлекла появившаяся на крыльце виллы маленькая фигурка. Элис внимательно осмотрела двор, фиксируя каждый цветок в огромных клумбах, каждую скамеечку, каждый камень.

— Ты все правильно говоришь, Райан, — протараторила Дженифер. — Я тоже сохранила бы семью, если бы жила в совершенном мире. Но мир далек от идеала, я давно усвоила эту истину. Прости, я должна идти.

Как только она сделала шаг к выходу из беседки, Элис ее заметила.

— Мам!

— Иду, солнышко! — Дженифер улыбнулась дочери и повернулась к Райану. — Сейчас же отпусти мою руку.

Райан даже не смотрел на нее. Выгнув шею, он с любопытством рассматривал Элис.

— Значит, это и есть твоя дочь?

— Да.

— Надеюсь, скоро мы с ней познакомимся.

Предотвратить их знакомства Дженифер не могла.

— Возможно, — сухо ответила она.

— Не возможно, а точно. Мы непременно столкнемся с ней нос к носу, ведь в течение нескольких недель будем жить по соседству. — Райан ослабил хватку и прижал подушечку большого пальца к внутренней стороне ее запястья, проверяя пульс. — Ты нервничаешь, Джен. Моя близость тебя волнует?

— Еще чего! — Дженифер прыснула. — Просто ты начинаешь раздражать меня!

Уголки губ Райана поползли вверх.

— Раз так, милая, увидимся позже. — Он притянул к себе ее руку и осторожно прикоснулся к ней теплыми губами.

В который раз Дженифер порадовалась, что Элис унаследовала ее цвет глаз и была хоть и не такой же светленькой, как она, но и не темноволосой. Ни единый человек не смог бы догадаться, если бы увидел эту девочку рядом с Райаном, что они дочь и отец.

…Когда споры и взаимные упреки иссякли и члены семейства Ховардов наконец-то разбрелись по своим комнатам, виллу окутала тишина. Заглянув в спальню Элис, которая давно и безмятежно спала, Дженифер затем приняла душ и, чувствуя, что в ближайшее время заснуть будет не в состоянии, вышла на балкон. После разгоревшегося за ужином скандала в ней все бушевало.

Нет, никто ни на кого не кричал, никто не бил посуду и не колотил по столу кулаком. Ховарды любили донимать друг друга более изощренными методами — шпильками, намеками, язвительными комментариями, в общем — отличными способами довести кого угодно до белого каления.

Начала это разбирательство абсолютно непреднамеренно Элис, когда ужин приближался к середине.

— Что это был за дядя, с которым ты разговаривала сегодня, мам? — поинтересовалась она, по-детски невинно хлопнув своими зелеными глазками, обрамленными загнутыми ресницами.

— Этот дядя живет в коттедже садовника рядом с соседней виллой, — ответила Дженифер. — Я сидела в беседке, когда он ко мне подошел.

— А почему твоя рука была в его руке?

Огонь занялся.

Взгляды всех присутствовавших за столом как по команде устремились на Дженифер. Она медленно промокнула губы салфеткой и, делая вид, будто не замечает, что внезапно превратилась в центр всеобщего внимания, медленно повернулась к дочери.

— Мы пожали друг другу руки, Эл, потому что здоровались. Я познакомилась с этим дядей много лет назад и с тех пор не видела его.

— Произошло невероятное совпадение, вот вы и повстречались с этим «дядей» еще раз, — чеканя каждый звук и с подозрением глядя на нее через стол, произнес отец.

— Это действительно так! — ответила Дженифер.

Ее вызывающий тон лишь раззадорил его.

— Весьма и весьма занятно. Интересно, есть ли у этого дяди имя.

— Естественно, есть, Джейк! — ответил за Дженифер дед. — Джен встретилась с Райаном Таунсендом.

— Думаешь, мне это о чем-нибудь говорит?

— Думаю. Ты должен помнить этого парня. Однажды он приезжал в Нью-Джерси вместе с нами по каким-то своим делам. Это сын одного моего друга.

Джейк пренебрежительно пожал плечами.

— Понятия не имею, о ком речь.

— Неудивительно, — подключилась к разговору бабушка. — В то лето ты был чрезмерно занят, все время пропадал вместе с Майклом в Трентоне! А у папы была сломана нога, и мы очень нуждались в помощи. Если бы не Райан, не знаю, что бы мы делали.

— А, я его помню! — воскликнул средний ребенок Джейка, Бенджамин. — Как-то раз мы вместе ездили с ним на рыбалку. Насколько я помню, он отличный парень. Веселый и мастер на все руки.

Майкл громко ухмыльнулся.

— Теперь я вспомнил. Я тоже видел тогда этого мастера. У меня сразу возникло такое ощущение, что его руки добрались и до нашей Джен. Уверен, ей это даже нравилось. — Его лицо исказила гримаса презрения, а глаза еще больше выпучились.

Дженифер чуть не захлебнулась вином.

— Это просто возмутительно! — выпалила она, ставя бокал на стол и заливаясь краской.

— Был бы рад, если бы ты действительно находила это возмутительным, — процедил сквозь стиснутые зубы ее отец. — Если бы кто-нибудь хотя бы намекнул мне, что ты вьешься возле какого-то залетного рабочего, я…

— Перестань, Джейк, прошу тебя, — несмело встряла в скандал мать Дженифер. — Я ведь постоянно находилась в Принстоне и могу с уверенностью сказать, что между Джен и этим человеком ничего не было.

Взбешенный тем, что жена перебила его, Джейк раздул ноздри и несколько секунд молча сопел. Потом многозначительно уставился на дочь, словно хотел взглядом в наказание за все ее прегрешения прожечь в ней дыру.

— С удовольствием разделил бы твою уверенность, Эмма. Но чувствую, что склонен верить в другое. Наверное, не зря муж нашей дочери сбежал от нее аж в Бразилию.

С пылающим от смущения и гнева лицом Дженифер встала из-за стола и взяла за руку ребенка. Те дни, когда едкие высказывания отца больно ранили ее сердце, давно остались в прошлом, но говорить ему об этом сейчас она не намеревалась.

— Я выслушала достаточно гадостей, и моя дочь тоже.

— Эти «гадости» задели тебя за живое, так ведь? — Майкл рассмеялся противным злобным смехом, и Дженифер из последних сил сдержалась, чтобы не залепить ему пощечину.

— Немедленно успокойтесь! — донесся до нее голос бабушки, когда они с Эл, так и не дождавшейся десерта, уже входили в дом. — Дженифер права: устраивать подобные разбирательства при ребенке — это просто немыслимо!

Теперь все уже, наверное, спали, а Дженифер все стояла на балконе, пытаясь привести свои взвинченные нервы хотя бы в относительный порядок.

Их отец, как и прежде, чувствовал себя в праве давать оценку каждому ее шагу и сыпать ей в лицо обвинения и укоры, слова мамы не имели никакого веса, а Майкл с годами как будто все больше и больше пропитывался ядом. Только Бенджи не вызывал в ней никаких отрицательных эмоций.

Она с отчаянием покачала головой, облокотилась на каменный бортик балконной стенки и уперла подбородок в кулаки.

Неужели Богу кажется, что мне не хватает страданий? — подумала она, съеживаясь от жалости к самой себе. Зачем в довершение всех бед он еще и повторно свел меня с Райаном Таунсендом, перечеркнул все мои многолетние старания забыть об этом человеке, изгнать из сердца любовь к нему? Как я переживу этот месяц? Выдержу ли это испытание?

…Вилла Филипа и Мэри-Роуз Ховардов располагалась в получасе езды от Сан-Диего. На второй день пребывания в гостях у бабушки с дедушкой Дженифер повезла свою Элис в этот несравненный приграничный город. В первый момент его самая яркая достопримечательность — уникальный зоопарк — целиком захватила девочку. Глядя из экскурсионного автобуса на животных, разгуливающих в приближенных к их среде обитания условиях, она то и дело ахала и восторженно улыбалась. Но по прошествии часа запросилась домой.

— Поехали к бабушке и дедушке, мам! Эти звери, конечно, очень милые, но я хочу обратно на виллу.

— Но ведь мы собирались съездить еще и в парк с аттракционами, — терпеливо напомнила Дженифер. — И на тот огромный пляж, про который тебе рассказывал дедушка.

Элис плаксиво скривила нежные губки.

— Рядом с виллой бабушки Мэри-Роуз тоже есть пляж. Поехали туда!

— Тот пляж совсем не такой, как тут, в Сан-Диего. Здесь ты встретила бы много-много других детей, мы сходили бы в кафе, поели бы мороженого с фруктами.

— Фрукты есть и у бабушки в саду, — ответила Элис, начиная хныкать. — А в парк мы сможем съездить и завтра или в какой-нибудь другой день.

— Хорошо, завтра, — согласилась Дженифер, планировавшая проводить вдали от виллы как можно больше времени.

И на следующий день, и через день она возила дочь в Сан-Диего, отчаянно надеясь увлечь ее его многочисленными красотами и развлекательными комплексами.

В парке с аттракционами и на пляже Элис понравилось, но от изобилия новых впечатлений она везде быстро уставала и уже к полудню неизменно начинала капризничать либо теряла интерес ко всему и вся и становилась вялой, как селедка в банке.

— У меня возникла потрясающая идея! — воскликнула Дженифер, когда они вдвоем сидели в открытом кафе. — Давай съездим в парк «Морской мир»!

Элис отправила в рот очередную порцию мороженого и безучастно повела плечиком.

— Почему ты не спросишь, что в этом парке интересного? — Дженифер прекрасно понимала, что девочка утомлена, но отдаляла момент возвращения на виллу, насколько могла. — А?

Элис провела рукой по глазам, от усталости как будто подернутым туманной дымкой, и покорно произнесла:

— Что в этом парке интересного?

Дженифер сознавала, что, сообщи она сейчас что угодно, ребенка это все равно не заинтригует, тем не менее с загадочным видом провозгласила:

— Там есть гигантский аквариум, киты и дельфины!

На лице Эл не дрогнул ни единый мускул. Она со скучающим видом рассмотрела мясистую ярко-красную клубничину в своем мороженом и зевнула.

— Когда зеваешь, не забывай прикрывать рот, — с трудом скрывая раздражение, сказала Дженифер.

— Угу, — промычала Элис, явно пропустив слова матери мимо ушей, и опять зевнула, не прикрыв рта.

— Ты слышала, что я только что тебе сказала?! — чуть более резко воскликнула Дженифер.

Девочка распахнула глаза, словно только что проснулась и не могла понять, где она и кто перед ней сидит.

— Что?

— Что рот необходимо прикрывать рукой, когда зеваешь, — повторила Дженифер, начиная нервно барабанить по столу пальцами.

— А, да. Да, мама. Извини, я просто очень устала, — пробормотала девочка, приподнимая темные бровки.

Дженифер оглядела родное виноватое личико, и почувствовала стыд.

Я не должна была соглашаться на эту поездку, подумала она, проникаясь к собственному чаду глубоким сочувствием. Ведь даже до встречи с Райаном знала, что только натреплю здесь нервы и себе и Эл. Могла бы что-нибудь придумать, попытаться все объяснить бабушке. В конце концов, приехать к ним попозже.

— Мне нелегко постоянно находиться на вилле, дорогая, — произнесла она, вздыхая. — Пожалуйста, пойми меня.

— Угу, — опять промычала Элис, перемешивая в чашке растаявшее мороженое и фрукты.

Дженифер достала из сумки туристическую карту города, развернула ее на столе и принялась изучать. Если бы она была одна, то, не раздумывая, направилась бы сейчас в какой-нибудь музей или галерею и с удовольствием провела бы там часа два-три. Но Элис умерла бы в музее со скуки. Посещения магазинов, выставок и деловых центров тоже не вынесла бы.

Дженифер не могла сказать, в какой именно момент ощутила, что за ними наблюдают, но ясно почувствовала, как ее кожу, прогретую жарким солнцем, вдруг обдало холодком. Повинуясь странным, почти сверхъестественным силам, она медленно подняла голову и повернулась в ту сторону, откуда на нее смотрели. Ее взгляд встретился с неоновым взглядом Райана Таунсенда, стоявшего у обочины дороги рядом с «мерседесом» изумрудного цвета.

Если бы ее мозги тут же не расплавились, она взяла бы Элис за руку и тотчас умчалась вместе с ней куда-нибудь подальше. Ее же как будто приклеили к стулу: не в состоянии пошевелить ни рукой, ни ногой, она так и просидела на месте до того самого момента, пока Райан не приблизился к ним своей уверенно-непринужденной походкой.

— Как долго ты за нами наблюдаешь? — спросила она, напуская на себя строгости и таким образом маскируя свое смятение.

— Пару минут, не больше, — просто ответил Райан. — Сначала я не был уверен, что вижу именно тебя. — Он повернулся к Элис и учтиво склонил голову. — Добрый день, принцесса. Меня зовут Райан Таунсенд. А ты, должно быть, дочь Дженифер?

— Да, — ответила Эл, оживляясь. — Я Элис.

— Очень приятно, Элис. — Райан пожал маленькую детскую ручку. — Как тебе Сан-Диего?

— Не очень, — бесхитростно призналась девочка, морща нос.

Райан добродушно рассмеялся.

— Отлично! Мне нравятся люди, которые всегда говорят то, что думают. — Он без приглашения уселся на свободный виниловый стул за их столиком. — Чем вы здесь занимаетесь?

— Как это чем? — слегка охрипшим от волнения голосом произнесла Дженифер. — Мы туристы, осматриваем достопримечательности.

Райан взглянул на растаявшее мороженое в чашке Элис, на ее взлохмаченную челку — от усталости и нетерпения она постоянно проводила по ней ладошкой — и вновь повернулся к Дженифер.

— У меня такое впечатление, что вам не очень-то весело, — заметил он.

— Внешний вид часто обманчив, — парировала Дженифер. — Мы пришли в это кафе, чтобы передохнуть и решить, куда еще сходить.

— Обратитесь за советом ко мне, — с энтузиазмом предложил Райан. — Я мог бы стать на сегодня вашим экскурсоводом.

— Спасибо, в экскурсоводе мы не нуждаемся, — сказала Дженифер, вложив в свои слова всю категоричность, на какую только была способна. — У нас есть отличная туристическая карта.

— Любая карта — ничто по сравнению с человеком, которому этот город знаком, как собственные пять пальцев. Ты согласна со мной, Элис? — Райан с заговорщическим видом подмигнул Эл, а та с устрашающей для Дженифер готовностью заулыбалась и кивнула.

— Мы непременно должны съездить в гости к морским котикам в Ла Хойе, — со знанием дела заявил Райан.

— К настоящим морским котикам? — переспросила Элис, прикладывая ладошки к груди и полностью пробуждаясь от своей полудремы.

— К самым что ни на есть настоящим! — ответил Райан.

— Мам! Поедем туда? — Пелена, застилавшая зеленые глаза девочки еще несколько минут назад, рассеялась, и они стали ясными и блестящими, как чистое лесное озеро.

Желудок Дженифер сжался и словно подпрыгнул, ударяясь о сердце. Отправиться на прогулку с дочерью и ее биологическим отцом — нет, отважиться на подобное она не могла!

— Солнышко, у мистера Таунсенда наверняка много дел, ему не до нас.

— Ошибаешься, — сверкая белозубой улыбкой, возразил Райан. — Мистер Таунсенд успел расправиться со всеми запланированными на сегодня делами и теперь абсолютно свободен.

Дженифер втянула в себя побольше воздуха, намереваясь ответить Райану категоричным отказом, но тут ее взгляд упал на личико Элис — застывшее в напряженном ожидании, освещенное надеждой.

Может, все-таки принять его предложение? — промелькнуло в голове Дженифер. В конце концов, если он покажет нам город, не произойдет ничего страшного. Мой секрет от этого не перестанет быть секретом.

— Что ж, — протянула она, разводя руками и таким образом словно признавая свое поражение. — Так и быть. Давайте часик-другой погуляем вместе. Только если ты, Райан, действительно располагаешь свободным временем.

— Можешь в этом не сомневаться, — заверил ее он. — Сегодняшний день станет для вас обеих незабываемым, обещаю.

В чем, в чем, а в этом Дженифер была убеждена. Райан даже не мог себе вообразить, насколько ярким пятном обещала запечатлеться в ее памяти эта их совместная прогулка. Отхлебнув из бокала охлажденного сока, чтобы смочить пересохшее от волнения горло, она подняла голову и впервые за несколько минут общения внимательно на него посмотрела.

Сегодня на нем были прямые темно-серые брюки, исключительно подчеркивавшие его крепкий аккуратный зад, и светлая рубашка с расстегнутыми двумя верхними пуговицами. Его бугристую загорелую грудь, покрытую темными волосами, — ее краешек соблазнительно представлялся взору окружающих — так сильно хотелось потрогать, что в кончиках пальцев покалывало. Короткая стрижка, крупноватый нос, квадратная челюсть, чуть впалые щеки — этот парень представлял собой для Дженифер само олицетворение мужской красоты.

Смутившись, она вновь схватила стакан с холодным соком и сделала жадный глоток.

— Вы пока доедайте свое мороженое, а я схожу, вызову такси, — сказал Райан.

Дженифер опустила стакан на стол и подняла голову.

— Такси? — Она растерянно взглянула на изумрудный «мерседес» у обочины дороги. — Разве ты не на машине?

— Нет, Джен. Сегодня нет.

Она уловила в его голосе смешливые нотки и пристально посмотрела ему в глаза. Они улыбались.

Почувствовав себя весьма неуютно, Дженифер сдвинула свои тонкие, изогнутые у внешнего края брови.

— Я сказала что-то смешное? Или выгляжу потешно? — спросила она строго.

Райан покачал головой.

— Но у тебя такой вид, будто ты видишь перед собой нечто смехотворное и едва сдерживаешься, чтобы не расплыться в улыбке. — Дженифер порывисто отодвинула в центр стола стакан с остатками сока, словно вымещая на нем свою злость.

Райан рассмеялся.

— Ладно, я расскажу тебе, что мне пришло вдруг в голову. Я подумал: люди смотрят на Джен и видят в ней красивую взрослую, опытную женщину. А я знал ее еще совсем юной и неискушенной.

На лице Дженифер заиграли эмоции: она сузила глаза, тут же расширила их, прикусила нежную губу, потом поджала ее и задышала громче и чаще.

— Только не надейся, что со мной все еще можно обходиться как с котенком, только что раскрывшим глазки и не знающим о мире ровным счетом ничего! — колюче и недружелюбно заявила она.

Лицо Райана, только что сиявшее задумчивой радостью, потемнело.

— Я никогда и не считал тебя глупым котенком, — сказал он, слегка хмурясь. — Если ты до сих пор полагаешь, что я относился к тебе именно так, значит, вообще не знаешь меня.

Некоторое время они испытующе смотрели друг на друга, потом Райан, не сказав ни слова, зашагал к барной стойке, чтобы вызвать такси.

Спустя несколько минут они уже сидели втроем на заднем сиденье автомобиля, мчавшего их по пестреющим яркими красками улицам. Дженифер с неестественным увлечением смотрела в окно, не видя ни могучих пальм, ни высоток, ни ярко раскрашенных аттракционов в парках, мимо которых они проезжали.

О том, что ее Элис впервые в жизни сидит между обоими родителями, она старалась не думать. Твердила себе мысленно об одном: только бы повторно не попасться в ту же самую ловушку!

Едва ступив на побережье в Ла Хойе, Райан с детской удалью взглянул на Элис.

— Интересно, кто из нас быстрее бегает, ты или я?

Если бы Дженифер была семилетней девочкой, сию секунду приняла бы его вызов и сорвалась бы с места — настолько искусно он бросил вызов.

Не успела эта мысль окончательно сформироваться в ее голове, как прямо перед ней в воздух взметнулось два песчаных облака, — Райан с Элис, оглушительно хохоча, помчались вдоль извилистого берега в направлении высокого утеса. Она уставилась им вслед со смешанным чувством — умилением, восторгом и страхом.

Остановившись у причудливо изъеденной прибоем скалы, Райан подхватил девочку на руки, покружил ее, посадил на согнутую в локте правую руку и начал что-то эмоционально рассказывать. Эл смотрела то на него, то на утес, кивала, смеялась, что-то говорила. Через некоторое время он опустил ее на землю, и, присев на корточки, они принялись что-то рассматривать в луже у основания скалы.

Наблюдая за счастливой парочкой, которая о ее существовании, вероятнее всего, вообще позабыла, Дженифер не знала, радоваться ей или бить тревогу. Ее дочка, обделенная мужским вниманием, была явно без ума от Райана. От собственного отца.

Влюбилась в него в первую минуту знакомства, как когда-то я, с тревогой размышляла Дженифер. И еще не понимает, тоже как я, что он никогда не станет частью ее жизни, поразвлечется с ней и исчезнет. Милая моя, бедная девочка!

— Мам! — звонко выкрикнула Элис, вскакивая на ноги и маша руками. — Скорее иди к нам! Посмотри на актиний, крабов, на рачков-отшельников! Они все здесь живут!

Дженифер, приходя во все большее и большее волнение, неторопливо зашагала к утесу.

Эл побежала ей навстречу, схватила за руку и потянула туда, где продолжал сидеть Райан.

— Райан рассказал мне столько всего интересного, мам! Он все знает! — протараторила девочка, задыхаясь от избытка переполнявших ее чувств. — Сейчас мы все вместе пойдем смотреть морских котиков! Они дикие! У них здесь лежбище!

— Не кричи так громко, солнышко, — пробормотала Дженифер, всем сердцем желавшая оградить своего ребенка от неминуемого разочарования и сознававшая, что она не в силах это сделать. — Ты меня оглушишь.

Они долго бродили втроем по маленькому пляжу — одному из самых необычных по своей красоте пляжей Южной Калифорнии, осмотрели величественный храм в Ла Хойе и направились пообедать в один из ресторанчиков на побережье.

— Ты сильно напряжена, Дженифер, — сказал Райан, когда Элис, наспех съевшая салат из мидий, выбежала на улицу. — Почему?

— Нет, я чувствую себя очень даже комфортно, — ответила Дженифер, откидываясь на спинку стула в попытке придать своему виду непринужденность.

Райан пристальнее всмотрелся в ее глаза, и ей показалось, ее насквозь просветили лазерным лучом.

— Ты во многом изменилась, Джен, — медленно произнес он. — Стала более красивой, уверенной в себе, независимой. Но вот врать так и не научилась.

Щеки Дженифер зарделись, но она сумела вывернуться из неловкой ситуации, в которую ее поставили его слова.

— А ты, Райан Таунсенд, так и не научился относиться к жизни более ответственно!

Зато стал намного сексуальнее, добавила она про себя, скользнув взглядом по его внушительных размеров плечам. Тогда, восемь лет назад, он тоже одним своим видом заставлял ее душу трепетать, как тонкая травинка на ветру, но в ту пору в нем еще не было той зрелой мощи, которая так украшает взрослого мужчину.

Райан посерьезнел.

— Именно поэтому ты все эти несколько часов пребываешь в столь странном состоянии? Из-за того, что считаешь меня безответственным, не доверяешь мне?

Дженифер наигранно рассмеялась.

— До твоей безответственности мне нет никакого дела, Райан.

— Неправда. — Райан положил серебристо-белую вилку на салфетку. — Если бы это действительно было так, то ты выглядела бы по-другому. Только взгляни на себя со стороны, Джен. Ты постоянно погружена в какие-то мысли, не смеешься, не улыбаешься, когда к тебе обращаются, отвечаешь односложно и часто невпопад. — Он кивнул на ее руки. — Ты замучила свой бедный перстень — беспрестанно крутишь его вокруг пальца. А все потому, что нервничаешь. Вероятнее всего, из-за меня.

— Ой, где Эл? — ловко ушла от темы Дженифер, приподнимаясь со стула и глядя на берег сквозь стеклянную стену. Она чувствовала, что находится на пределе, что продолжать лгать и уклоняться от ответов уже не может. — Я не вижу ее.

Спустя пару мгновений ей пришлось серьезно пожалеть о том, что она переключила внимание Райана на дочь. На их дочь.

2

— Не волнуйся, Эл вон там, в кучке детей. За ними присматривает какая-то женщина.

Дженифер села и, взглянув на Райана, увидела по его глазам, что он напряженно над чем-то размышляет. Страх, не дававший ей покоя на протяжении всей этой мучительной прогулки, в считанные секунды достиг в ней такого накала, что заполнил всю ее грудь, затрудняя дыхание.

Неужели он что-то заподозрил? — подумала она, холодея. Неужели увидел в Элис что-нибудь схожее с собой?

— Хорошая у тебя девочка, — сказал Райан, глядя на пляж. — Сообразительная, и с ней очень легко общаться.

— Ее отец был на редкость коммуникабельным человеком, — несколько более поспешно, чем того требовала ситуация, проговорила Дженифер.

— Был?

— Сэмюэл умер через несколько месяцев после нашего с ним развода.

— Прости, я об этом не знал. — Голубые глаза Райана погрустнели. — Девочка, наверное, тяжело пережила его смерть?

Дженифер качнула головой.

— Элис была тогда еще совсем маленькой. Даже не поняла, что произошло.

Последовала напряженная пауза.

— Ты так и не ответила мне, Джен. Твое напряжение вызвано недоверием ко мне?

Дженифер неуютно поежилась.

— Райан, я ведь сказала, — произнесла она устало, — я даже не задумываюсь о том, доверяю тебе или нет. Это не имеет для меня ни малейшего значения.

Уголки губ Райана медленно приподнялись. Он явно видел, что она кривит душой.

— Если я приглашу тебя сегодня на ужин, ты согласишься?

Совершенно не ожидавшая, что дело примет подобный оборот, Дженифер изумленно расширила глаза и уже приоткрыла рот, намереваясь что-то сказать, но Райан жестом остановил ее.

— Я не хочу, чтобы ты продолжала считать меня безответственным, Джен. Ведь я другой, поверь, — добавил он.

Дженифер опять наморщила рот, определенно собираясь возмутиться, но Райан вновь не дал ей такой возможности.

— Я постараюсь все тебе объяснить. То, почему так обошелся с тобой много лет назад, — сказал он, понизив голос.

— Я не нуждаюсь в этом! — наконец-то выпалила Дженифер. — Не имею привычки ворошить прошлое.

— А если это важно для будущего?

— У нас с тобой нет никакого будущего, Райан. — Дженифер насмешливо покачала головой.

— Нет, есть, — спокойно возразил Райан. — В течение нескольких последующих недель вы с Элис намереваетесь жить у бабушки с дедушкой, значит, нам в любом случае придется видеться и общаться, верно?

Дженифер задумалась.

Видя ее колебание, Райан добавил:

— Ты ведь не планируешь все это время старательно обходить меня стороной, правильно? Это будет выглядеть смешно, даже нелепо, кроме того вызовет нежелательные подозрения у окружающих. — Он помолчал, предоставив ей возможность переварить свои слова. — Мы должны прожить этот месяц в дружбе — ты, я и Эл, согласна?

Дженифер пожала плечами, потом кивнула.

— Для этого мне нужно кое-что тебе объяснить, вот я и приглашаю тебя на ужин, — произнес Райан, обнажая зубы в улыбке.

Дженифер тяжело вздохнула.

Ее душу раздирали сомнения, но она сознавала, что Райан прав. Если бы они с Элис продолжили исчезать из дома с самого утра, ее действительно скоро в чем-нибудь заподозрили бы.

Я давно уже не несмышленая девочка и не позволю ему себя дурачить, подумала она. Поэтому не должна его бояться. Может, и вправду поужинать с ним сегодня? Не исключено, что нам действительно удастся договориться о том, каким образом сосуществовать в ближайшие несколько недель. Тогда в моей жизни станет одной проблемой меньше.

— Хорошо, давай вечером встретимся, — пробормотала она все еще не вполне уверенно.

— Отлично! — Райан потер руки. — Я зайду за тобой в восемь.

— Н-нет! — испуганно запротестовала Дженифер. — Лучше встретимся за калиткой.

Райан пожал плечами.

— О'кей.

…Мерцающее пламя свечей отражалось в зеленых, как свежая листва, глазах Дженифер таинственными бликами. По ее нежному лицу плавно передвигались тени, и она казалась Райану прелестной инопланетянкой, чем-то возвышенным, недосягаемым.

Он радовался, что привез ее именно в этот ресторан. Плавающие свечи в вазах диковинных форм и оттенков, роспись на стенах, официанты в бордовых ливреях с галунами — необычность обстановки удивительным образом подходила ей, как будто была создана специально для нее.

Откинувшись на высокую спинку стула, обитого бархатной тканью, Райан с удовольствием и без намека на стеснение уставился на свою визави.

— Райан, это, в конце концов, неприлично, — сказала Дженифер, не выдержав столь откровенного разглядывания.

— Ничего не могу с собой поделать! — Райан наморщил лоб. — Не любоваться тобой невозможно.

Дженифер смущенно опустила глаза.

Райан придвинулся к столу.

— Послушай, Джен, — заговорил он пылко. — Я пригласил тебя сюда, чтобы серьезно с тобой поговорить, а сам не знаю, что сделать сначала попросить у тебя прощения или поблагодарить за то лето. Самое замечательное лето в моей жизни.

Даже в приглушенном сиянии свечей было видно, как милое лицо Дженифер сделалось вдруг пунцовым. Некоторое время она, по-видимому, не могла решить, как лучше среагировать на слова Райана, — смотрела в стол, поводя изогнутой бровью, сильно напоминая ему себя восемнадцатилетнюю. Потом резко и горделиво вскинула голову и с неожиданной смелостью взглянула ему прямо в глаза.

— Не нужно ни благодарить меня, ни просить прощения, — с размеренностью и спокойствием взрослой опытной женщины произнесла она. Кровь постепенно отхлынула от ее щек. — Все, что было между нами, осталось в прошлом и теперь не имеет никакого значения. Ведь изменились не только времена, но и мы сами.

— Правильно, — с готовностью подхватил Райан. — Мы сильно изменились. Восемь лет назад я был совсем другим — эгоистичным незрелым мальчишкой, не умевшим ценить счастье. Я соблазнил тебя и оставил одну, не задумавшись о последствиях.

— Но никаких последствий и не было, Райан! — горячо воскликнула Дженифер.

— Да, о предупреждении беременности я тогда позаботился, — ответил Райан, — но не побеспокоился о твоей душе, за это теперь и презираю себя.

— Перестань, Райан. Ты ничего не обещал мне…

— Я поступил тогда просто подло.

— Ладно, не буду спорить! — Дженифер взяла со стола отделанную рюшем салфетку и принялась взволнованно теребить ее. — Хотя все было гораздо проще: ты смотрел на нашу связь как на вспышку безрассудной страсти, а я — как на вечную любовь. Мы с самого начала совершенно друг другу не подходили. И потом… — Она как-то странно улыбнулась. — Разве ты можешь себе представить, что такая женщина, как я, остается с человеком, подобным тебе?

— О чем это ты? О том, что считаешь ниже своего достоинства связываться с бедняками? — Райан впился в нее своим неоновым взглядом.

— Нет, — ответила Дженифер, отворачиваясь к шестиугольному окну и глядя на озарившийся сотней огней парк напротив. — Я о том, что мы с тобой чересчур разные, что и сейчас, и восемь лет назад не имели ничего общего, если не считать любовь к сексу. Ничуть не хочу тебя обидеть, но признаюсь: если бы ты не бросил меня тогда, я сама бы тебя оставила, и довольно скоро. Признай, Райан: мы были неподходящей парой.

— Значит, встречаясь со мной, ты мечтала о ком-нибудь другом? О единственном и неповторимом, о своей половинке? — с оттенком раздражения потребовал ответа Райан.

Дженифер медленно кивнула.

— Не стану тебе лгать — да, мечтала.

— Ты нашла свое счастье, как только я исчез из виду. — Райан взял бокал с «Шианти» и сделал большой глоток, с недовольством отмечая, что сегодня его любимое вино отвратительно. — Расскажи же мне о своем замужестве.

— Тут и рассказывать-то не о чем. — Дженифер тоже отпила вина. — Мы прожили с Сэмюэлом всего два с половиной года.

— То есть он вовсе и не был твоей половинкой.

— Когда-то мне казалось, что был, — спокойно сказала Дженифер, отрезая при помощи ножа и вилки маленький кусочек от мясного рулета. — Я думала, он по-настоящему любит меня.

— А ты его любила?

Ее зеленые глаза внезапно потемнели, словно затянутое предгрозовыми тучами ясное небо. Прежде чем ответить, она о чем-то поразмыслила.

— К моменту свадьбы я сумела убедить себя, что люблю его. Это было несложно, ведь вся моя семья одобряла мой выбор.

— Ты вышла замуж только для того, чтобы порадовать семью? — Райан сильно насупился.

— Нет. Мы с Сэмюэлом сами захотели пожениться — почувствовали, что готовы для создания собственной семьи.

— И для обзаведения ребенком? — подсказал Райан.

Лицо Дженифер заметно напряглось, на ее правом виске задрожала жилка. Она очень медленно и осторожно опустила руки на колени, будто они были хрустальными.

— Да. Сэмюэл любил детей и хотел, чтобы я родила ему сына или дочь. — Она резко замолчала, поджав губы.

Райан видел, что этот разговор ей неприятен, поэтому и решил закончить его на светлой ноте.

— В любом случае, хоть какое-то время ты жила счастливо, — сказал он насколько мог доброжелательно и весело.

— Я и сейчас счастлива, Райан, — неожиданно твердо заявила Дженифер. — Моя жизнь интересная и разнообразная. У меня есть Элис, любимая работа…

— Работа? А чем ты занимаешься?

— Я окончила наш университет в Принстоне, исторический факультет. Потом занялась наукой. Теперь принимаю участие в исторических исследованиях.

— Ничего себе! — Райан присвистнул.

— Разве моя бабушка не рассказывала тебе об этом? — спросила Дженифер.

Райан молча покачал головой. О том, что после замужества Дженифер он стал избегать бесед о ней с ее бабушкой, говорить не стал.

— Неужели кроме работы и ребенка ты больше ни в чем не нуждаешься?

— Я живу не только работой и ребенком! — оживленно произнесла Дженифер.

Естественно! — подумал Райан, ощущая, что попадает в сети странной злобы. Не сомневаюсь, что вокруг тебя вьется целая стая каких-нибудь историков! Кто-нибудь из них, возможно, даже мечтает сделать тебя своей женой.

От этой мысли на душе у него сделалось премерзко.

— Чем же еще ты живешь? — с трудом маскируя свое недовольство, полюбопытствовал он.

— У меня есть отличная квартира, друзья, достаточное количество денег, здоровье, душевное равновесие, — с энтузиазмом ответила Дженифер. — Что еще человеку нужно?

— Любовь, — сказал Райан.

— В моем сердце полно любви, Райан! — воскликнула Дженифер, натянуто улыбаясь. — Я обожаю свою дочку, люблю маму…

— Я не об этом, Джен, — прервал ее он. — Некоторые женщины с легкостью обходятся без страсти, без мужской ласки, но ты к их числу не относишься, я с уверенностью могу судить об этом.

— На романтические встречи, на мужа у меня все равно не хватило бы времени, Райан! — отрывисто и торопливо проговорила Дженифер. — К тому же у меня дочь, а жениться на женщине с ребенком способен далеко не каждый мужчина.

У Райана отлегло от сердца.

— Но твоя Эл — просто прелесть!

Дженифер закусила губу, и внимание Райана переключилось на ее рот. Ему вдруг живо вспомнились их жаркие поцелуи — самые сладкие из всех последующих и предыдущих поцелуев в его жизни, и искра, разожженная у него внутри новой встречей с этой женщиной, вдруг запылала обжигающим пожаром.

— Твоей девочке нужен отец, — добавил он, еще не вполне сознавая, какой вкладывает в свои слова смысл. — Полноценная семья, Джен.

Дженифер поняла его по-своему.

— Неужели? — спросила она, повышая голос и окидывая его враждебным взглядом. — Спасибо за совет, но моей Элис хватает и одной матери!

Райан приподнял руки, словно желая защититься.

— Я не хотел обидеть тебя, Джен…

— Довольно, Райан! — Нижние веки Дженифер дрогнули. Яростно сверкнув глазами, превратившимися вдруг в две зеленые льдинки, она вскочила со стула. — Я чувствовала, что не должна соглашаться на эту встречу! Знала, что серьезно пожалею, если все же приму твое приглашение!

— Джен…

Дженифер быстро вышла из-за стола и стремительными, уверенными шагами направилась к выходу.

— Джен, подожди! — крикнул ей вслед ничего не понимающий Райан.

Она никак не отреагировала на его слова, продолжая идти с такой скоростью, будто знала, что за ней по пятам следует маньяк.

Совершенно растерянный, Райан швырнул на стол салфетку, расстеленную на коленях, рывком поднялся на ноги и четырьмя гигантскими шагами настиг Дженифер, которая как раз в это мгновение раскрывала дверь в дамской уборной. Он протянул руку, намереваясь схватить ее за запястье, но поймал лишь воздух, а в следующую секунду был оглушен громким звуком захлопнувшейся перед его носом двери.

Опешив, он огляделся по сторонам и увидел Грэхема, одного из официантов, наблюдавшего за ним с неподдельным интересом. Тот сочувствующе улыбнулся и сделал жест руками, означавший: «Женщины! Их невозможно понять!»

Райан рассеянно кивнул и уставился на дверь уборной, как будто гипнотизируя ее. Он действительно ничего не понимал, но был решительно настроен во всем разобраться. А главное, выяснить, почему Дженифер его боится, почему в тот момент, когда он всем сердцем захотел стать ее другом, она повела себя с ним, как с заклятым врагом.

— Я уже подумал, что ты собралась заночевать там, Джен! — воскликнул Райан, дождавшись наконец-то вышедшую из уборной Дженифер. — Я не хотел тебя расстраивать, честное слово! Прости меня.

Дженифер попыталась скрыть свое расстройство, натянув на губы улыбку.

— Не извиняйся. По-моему, я восприняла твои слова неправильно. — Она еще раз виновато улыбнулась. — Матери, особенно одинокие, часто реагируют неадекватно на комментарии людей со стороны о том, что нужно их детям, что нет.

— Людей со стороны? — произнес Райан таким тоном, будто ему в сердце только что вонзили нож. — Ты считаешь меня посторонним человеком? Чем я заслужил подобное к себе отношение, Джен? Неужели недостоин стать для тебя хотя бы другом?

Дженифер скептически скривила губы.

— По-моему, Райан, о дружбе между нами не может быть и речи.

Райан порывисто взял ее за руки.

— Но почему? Я восхищен тобой — как женщиной и как матерью! Если во все остальное ты не веришь, поверь хотя бы в это. Я многое отдал бы за то, чтобы ты увидела во мне своего доброго друга.

Как ни странно, вопреки предупреждениям собственного разума, именно так Дженифер и воспринимала его теперь, ведь в нем появились человечность и сострадание. Быть может, эти качества сами по себе развились в его характере с годами, а может, возникли в нем как следствие каких-то пережитых бед. Как бы то ни было, таким он волновал ее кровь еще сильнее, чем тогда, в юности, и она боялась его, как какой-нибудь инфекции.

Она чувствовала, что ее первая любовь, с таким трудом загнанная в дальние-дальние уголки сердца, с угрожающе высокой скоростью прорывается на самую поверхность, сметая на пути страх и осторожность, заглушая боль, вытесняя обиду. Он держал ее руки по-дружески невинно, а у нее было такое чувство, будто она играет ведущую роль в до умопомрачения эротичной сцене какого-то душещипательного фильма о любви.

— Я подумаю над твоими словами, Райан, обещаю, — пробормотала она, высвобождая руки и глядя куда-то ему в грудь. — А теперь отвези меня, пожалуйста, домой.

— Домой? — Райан добродушно усмехнулся, и впадины на его щеках превратились в две складки, по которым так и хотелось провести пальцем. Окинув его лицо беглым взглядом, Дженифер вновь уставилась ему в грудь. — Но, Джен, сейчас всего лишь десять часов. Для Сан-Диего детское время.

— А для меня — время приготовления ко сну. — Дженифер гордо приподняла голову и посмотрела на него с дерзостью восемнадцатилетней девчонки.

— Ты в Калифорнии, Джен, — продолжая улыбаться, протяжно произнес Райан. Его улыбка всегда действовала на нее как какое-то магическое заклинание. — Устрой себе каникулы, забудь о режимах и правилах.

А что со мной будет по окончании этих каникул, тебя, конечно, не волнует, подумала Дженифер, поджимая губы.

— Пойдем, выпьем бренди и кофе на террасе, — сказал Райан. — А потом поедем домой.

Дженифер ничего не ответила.

— Не хочешь ли ты сказать, что если вернешься домой поздно, то получишь выговор от отца? — Райан приподнял бровь.

— Естественно, нет!

— Или… — По его лицу пробежала тень. — Или ты, как тогда, боишься, что если твоя семья увидит тебя в моей компании, то выразит недовольство?

— Во-первых, мне давно наплевать на мнение моей семьи по какому бы то ни было поводу, — с чувством собственного достоинства заявила Дженифер. — Во-вторых, сегодня вечером мои родители и братья отправились в какой-то ресторан в Бальбоа-парке и наверняка еще не вернулись. Я с ними не поехала, а о том, что встречаюсь сегодня с тобой, рассказала только бабушке. Она пообещала присмотреть за Элис и уложить ее спать.

— Значит, не произойдет ничего страшного, если ты задержишься еще на часок. — Райан аккуратно положил руку ей на талию и кивнул в сторону террасы. — Кофе с бренди — отличная штука для завершения ужина.

Дженифер вздохнула, сдаваясь.

Терраса этого ресторана представляла собой некий цветочный оазис. Ультрамариновые, кроваво-красные, канареечно-желтые, оранжевые, белые, лиловые цветы красовались здесь в вазах на столах и на полу, росли в подвешенных между опорами чашах, в длинных ящиках вдоль стены. Их запахи сливались в божественный букет, в благоухающее облако, с готовностью обволакивавшее каждого приходившего сюда посетителя.

Уже сам этот аромат мгновенно подействовал на Дженифер расслабляюще. Но главным, что развязало ей язык, было бренди.

Сначала, непривыкшая к спиртному, она чуть не выплюнула обжигающую жидкость обратно в бокал.

— Ты бы хоть предупредил меня, что заказал драконий напиток! — воскликнула она, с жадностью глотнув свежего воздуха и сморщив лоб.

— Драконий? — Райан рассмеялся.

— Конечно! Только драконы, у которых и так во рту огонь, могут получить удовольствие от подобной гадости! — Дженифер приоткрыла рот и принялась махать перед ним рукой, охлаждая язык. Глоток бренди уже растекался по ее внутренностям, безжалостно их опаляя.

— Бренди надо уметь правильно пить, — объяснил Райан. — Не торопясь, маленькими глоточками, задерживая жидкость во рту, прежде чем проглотить. Тогда и ты почувствуешь удовольствие, можешь в этом не сомневаться.

Дженифер взглянула на него с недоверием, вновь поднесла к губам бокал, пристально рассмотрела его содержимое, словно надеялась, что в состоянии увидеть в нем какое-то подтверждение словам Райана, еще раз глянула на собеседника и сделала малюсенький глоток.

Когда бренди полилось вниз по стенкам ее горла, она действительно испытала удовольствие — приятное возбуждение, сладостное расслабление.

— Я же говорил, — сказал Райан с улыбкой, заметив появившийся в глазах Дженифер блеск.

Что-то в его голосе заставило ее мысли, вопреки твердому решению не думать сегодня о прошлом, резко переключиться на воспоминания о том лете в Принстоне. В ее мозгу зазвучал его прерывистый нежный шепот: «Милая, сладкая моя Джен… Я хочу попробовать тебя всю, хочу изучить каждый миллиметр твоего тела… Ласкай меня… Почувствуй меня…»

Она глотнула еще бренди, надеясь при помощи спиртного выгнать из мозга провокационные мысли, но тем самым лишь усугубила ситуацию. Ее кровь, разгоряченная картинками из прошлого и алкоголем, помчалась по жилам с утроенной скоростью, а шепот Райана в голове послышался так отчетливо и волнующе, что у нее перед глазами все поплыло.

«Я сделал тебе больно, милая моя? В следующий раз все будет по-другому, обещаю… Какая же ты вкусная, нежная…»

Она машинально протянула руку к бокалу, опять поднесла его к губам и хлебнула еще немного бренди.

— Чем больше пробуешь, тем больше хочется, — многозначительно понизив голос, прокомментировал ее разраставшуюся жажду Райан.

— Что? — Дженифер с шумом поставила бокал на стол, с неохотой возвращаясь сознанием в реальную действительность.

— Я говорю, чем больше пробуешь, тем больше хочется, — повторил Райан, глядя своим светящимся взглядом прямо ей в глаза.

— Верно, и это касается не только бренди, — выдала Дженифер, все еще пребывавшая под впечатлением своего мысленного путешествия в лучшую пору жизни.

Райан рассмеялся невеселым смехом.

— Полагаю, именно поэтому ты сразу же после расставания со мной выскочила замуж: я разжег в тебе неуемную страсть к сексу и без него ты уже не могла жить!

— Угадал! — выпалила Дженифер, вспыхивая. — Между прочим, я этого и не стесняюсь! Да, ты разжег во мне страсть к сексу, а Сэмюэл…

— Сбавь тон, Джен, — прервал ее Райан приглушенно. — Вовсе не обязательно делать достоянием всех присутствующих историю развития твоей сексуальности.

Дженифер резким движением прижала к губам ладонь и огляделась вокруг. Головы нескольких людей с соседних столиков были повернуты в их сторону.

Ее щеки залило краской стыда, и она опять схватила бокал. А сделав еще глоток бренди, решила продолжить разговор.

— Мы с Сэмюэлом очень друг другу понравились!

— Неужели? Насколько мне известно, твой Сэмюэл в отцы тебе годился. — Райан возмущенно покачал головой. — И как он посмел затащить в постель девочку?

Лицо Дженифер в секунду побледнело.

— Во-первых, — с жаром воскликнула она, — не тебе разглагольствовать о вопросах этики! Во-вторых, никто никуда меня не затаскивал! Я сама захотела сблизиться с Сэмюэлом, потому что в тот момент остро нуждалась в мужском внимании!

— После того как я обошелся с тобой, ты захотела сойтись с кем-нибудь взрослым, мудрым, надежным, — глядя в пустоту и как будто рассуждая с самим собой, произнес Райан.

— Именно! — подтвердила Дженифер.

— С тобой все понятно, но никак не возьму в толк, почему он воспользовался твоим состоянием?

— Я еще раз повторяю: никто мной не пользовался! — выходя из себя, заявила Дженифер. — Сэмюэл в тот момент тоже переживал трагедию: его жена умерла от сердечного приступа всего несколько месяцев назад. Нас потянуло друг к другу, мы как будто почувствовали, что оба нуждаемся в утешении. Сэмюэл был на редкость благородным человеком! — воскликнула она в запале. — Когда он узнал о… — Ее слова повисли в воздухе, и от сознания того, что она чуть не выболтала ему свою тайну, ей сделалось дурно.

— Когда узнал о чем, Джен? — спросил Райан, глядя на нее в изумлении.

Дженифер покраснела, потом побледнела. Ее губы шевельнулись, вытянулись в полоску, взгляд впился в стол.

— Джен?

— Гм… Когда он узнал, что через несколько месяцев у нас появится ребенок, не раздумывая, сделал мне предложение, — вывернулась Дженифер, не узнавая свой голос. — Его моя новость очень обрадовала, — добавила она более уверенно. — Он очень хотел этого ребенка.

Райан фыркнул.

— Почему же тогда смылся от тебя, не постарался сохранить семью?

Дженифер вздохнула.

— Мы оба сделали для этого все, что было в наших силах, но… — Она приподняла плечи и развела руками. — Понимаешь, когда мы оба очнулись от пережитых бед, то осознали, что не можем продолжать жить вместе.

— Нет, не понимаю, — с решительностью ответил Райан. — На мой взгляд, в тот момент вы должны были думать уже не о себе, а только о ребенке.

— Да как ты можешь судить о подобных вещах? У тебя ведь никогда не было ни детей, ни жены. — Дженифер слышала собственные слова как будто издалека, но сознавала, что произносит их как-то странно — протяжно и чуть искаженно.

Я опьянела, подумала она, почему-то уже не испытывая особых угрызений совести.

— Потому-то у меня и не было семьи, — спокойно ответил Райан. — Я не из тех, кто принимает столь серьезные решения под влиянием каких-то переживаний.

— А ты никогда не испытываешь одиночества, живя один? — поинтересовалась Дженифер, еще сильнее растягивая звуки в словах.

Райан самоуверенно улыбнулся.

— Дорогая моя, отсутствие у меня семьи еще не означает, что я постоянно один.

— М-да. — Дженифер представилась вереница красавиц, посещающих коттедж, в котором жил сейчас Райан, и ее горло сдавило какое-то гадостное ощущение. Прищелкнув языком, она опять потянулась к бокалу.

— По-моему, бренди тебе достаточно. — Уверенным жестом Райан взял бокал у нее из руки и придвинул к ней чашку с остывшим кофе. — Выпей вот это и поедем домой.

Спустя несколько минут они уже ехали домой в машине Райана. За всю дорогу никто не произнес ни слова. Голова Дженифер на удивление быстро прояснилась, когда она вспомнила, как чуть было из-за хмеля и неосторожности не раскрыла Райану свой главный секрет.

Остановив машину у калитки, он вышел на улицу вместе с ней.

Она приоткрыла рот, собравшись сказать вежливое «спасибо за вечер» и удалиться, но в этот момент его руки мягко легли ей на плечи. Он осторожно привлек ее к себе.

Опьянение его близостью не шло ни в какое сравнение с эффектом алкоголя. Оно наступило в считанные доли секунды, разлившись по всему телу Дженифер, заполнив собой все ее существо. С каждым ударом разволновавшегося сердца из нее улетучивались страдания бесконечно долгих восьми лет, страхи, тревоги, отчаяние. Она медленно, двигаясь словно в густом тумане, приподнялась на цыпочки и потянулась к Райану губами. Он приник к ним с жадностью путника, прошагавшего целый день по пустыне и наконец-то увидевшего колодец с водой.

Как часто, лежа одна в холодной постели, она представляла себе этот момент. В подобные мгновения ей казалось, что ее мечты — реальность, настолько отчетливо слышалось в них дыхание Райана, биение его сердца. Теперь же она сознавала, что ее грезы были жалким, блеклым подобием действительности, что, уходя с головой в мир своих сладких мечтаний, все эти годы она просто дурачила себя.

Поцелуй продолжался, как запомнилось Дженифер, целую вечность, топя миллиметр за миллиметром намерзший на ее сердце лед. Когда наконец Райан отстранился и, тяжело дыша, произнес: «какая же ты вкусная», она едва расслышала его слова.

— Может, нам следует возобновить наш роман? Посмотрим, что из этого выйдет? — прошептал он.

Дженифер провела по лицу рукой, как будто снимая с него иллюзорную завесу.

Я и так знаю, что из этого выйдет, подумала она, ощущая внезапное желание разреветься. На моем сердце опять появится кровавая рана, а ты… Ты полностью во мне разочаруешься, в особенности после того, как узнаешь, что все эти годы я не рассказывала тебе о нашей дочери…

Отступив на шаг назад, она сказала глухим изменившимся голосом:

— Нет, Райан. Наверное, нам лучше оставить все, как есть.

— А еще раз поужинать со мной ты не откажешься? — Его глаза, отражая свет фонарей у дома, ярко блестели.

— Гм… — Дженифер в нерешительности покачала головой. — Райан, я…

— А если я пообещаю, что больше ни разу не затрону в разговоре тему, касающуюся твоей личной жизни? — Он шагнул к ней и легонько провел подушечками пальцев по ее руке.

Она содрогнулась.

— Н-не знаю…

— Ладно, сегодня я не буду больше мучить тебя, — к великому ее удивлению, сдался Райан. — Но завтра… — Он наклонил голову, и она почувствовала на щеке его горячее, дурманящее дыхание. У нее закружилась голова. — Завтра наступит новый день, Джен. — Он многозначительно посмотрел ей в глаза. — Я должен кое о чем тебя предупредить: ты связалась с большим упрямцем.

Было около полуночи, когда Дженифер вошла в дом. Все спали. Она на цыпочках пробралась в комнату Элис и внимательно, как будто видела впервые, рассмотрела ангельское личико спящей дочери.

— Твоя мама чуть не совершила чудовищную ошибку, солнышко, — сказала она одними губами.

Еще раз осмотрев личико Элис, ангельски чистое и безмятежное во сне, Дженифер вздохнула.

Если нам с Райаном все же суждено быть связанными любовными узами, то почему это не случилось тогда, восемь лет назад, когда мне еще было нечего скрывать? — подумала она с грустью, отходя от кровати к большому трюмо, и прошептала своему затененному отражению:

— Как же все сложно, как несправедливо!

Несправедливо? — переспросило ее второе я. А справедливо то, что, испугавшись гнева родителей, ты не рассказала Райану о том, что скоро он станет отцом? Справедливо то, что ваша дочь целых семь лет росла вдали от него, лишенная отцовской любви, ласки, заботы?

Хорошо, что никто не видел сейчас Дженифер и было темно, — она смотрела на себя в зеркало и чувствовала, что от стыда ее щеки горят огнем.

— Я сама во всем виновата, сама, сама, сама, — пробормотала она на выдохе. — Погрязла во лжи и теперь из нее не выберусь.

Наутро Дженифер ожидал новый сюрприз.

— Дорогая, вчера вечером нас пригласили на ланч соседи, — сообщила, поздоровавшись с ней, бабушка. — Чудесные люди — пожилая пара примерно нашего с дедом возраста и их дочь-вдова.

Где-то за виллой этих чудесных людей располагается тот самый коттедж, в котором живет сейчас Райан, прозвучало в голове Дженифер. Видеться с ним после вчерашнего, тем более в присутствии толпы людей, я буду не в состоянии.

— Они сказали, что будут особенно рады, принять у себя твою Элис, — добавила бабушка, и ее глаза и губы озарились улыбкой.

Дженифер задержала в легких воздух, в растерянности пробегая невидящим взглядом по расставленным на кухонном столе чашкам с дымящимся кофе.

— У тебя на сегодня что-то запланировано? — спросила бабушка, и радость в ее глазах сменилась озадаченностью, потом тревогой. — Или… Или тебя пугает перспектива идти в гости вместе с папой и Майклом?

Дженифер заставила себя улыбнуться и взяла бабушку за худые руки. Она прекрасно знала, что для них с дедом нет ничего важнее ее примирения с отцом.

— Нет, нет, я ничего не планировала на сегодня. И с удовольствием схожу в гости к вашим соседям. — Буду надеяться, что Райана во время ланча не окажется дома, добавила она про себя.

— Чудесно! — Тонкие пальцы бабушки переплелись с пальцами Дженифер. — Они ждут нас к полудню. Есть сядем в саду, так что одевайтесь с Эл во что-нибудь легкое и удобное.

Легкое и удобное, повторяла мысленно Дженифер, просматривая свой гардероб. Какую одежду два старика и их дочь-вдова находят удобной? Наверняка не короткие шорты и топы. Вырядись я в них, и бедные бабушкины соседи попадают в обморок.

Ее выбор пал на платье в цветочек из хлопчатобумажного поплина — с рукавами три четверти, неглубоким V-образным вырезом и широкой юбкой длиной до колена, образчике чопорности и занудности.

Если я напялю на себя вот это, тогда угожу всем — и папочке, и старикам, и скорбной вдове, подумала Дженифер, оглядывая платье со скептической улыбкой. Она и взяла его с собой для подобных мероприятий во избежание излишних шпилек и уколов.

Когда они с Элис спустились вниз, где уже собрались все члены семейства, отец оглядел ее критическим взглядом и остался вполне доволен.

— Моя юная леди, надеюсь, вы помните, как надлежит вести себя в приличном обществе, — произнес он строго, обращаясь к Эл. — Пережевывать еду следует с закрытым ртом, за столом сидеть спокойно, не заговаривать со взрослыми, пока к вам не обратятся, не…

— Перестань, Джейк! — воскликнул с раздражением дед в то самое мгновение, когда терпение Дженифер достигло предела. — Наша Джен прекрасно воспитала Эл. Мы все давно убедились, что о правилах приличия эта девочка всегда помнит.

— Надеюсь, что так, — проворчал Джейк, окидывая дочь и внучку предупреждающе недовольным взглядом.

Дженифер стоило немалых усилий, чтобы ничего ему не ответить.

— Только бы эта вдовушка не увлеклась воспоминаниями о своем безвременно ушедшем супруге, — проворчал Майкл, первым выходя из дома. — А то я умру со скуки.

— Не все вдовушки одинаковые, мой дорогой, — смеясь ответила бабушка, следуя за ним. — Изабелла на редкость обаятельная женщина.

Майкл пренебрежительно прихрюкнул.

— Все женщины одинаковые! Именно поэтому я до сих пор не женат!

— Ты не женат потому, что любишь только одного человека на свете — самого себя, — не удержавшись, выдала Дженифер, ступая на ответвление гравиевой дорожки. О неспособности своего брата должным образом обращаться с женщинами она с удовольствием написала бы целую поэму, если бы была наделена соответствующими талантами.

Лицо Майкла перекосило, их мать боязливо глянула на отца, а тот сдвинул брови и смерил Дженифер убийственным взглядом.

— Ты забыла, чем закончилась твоя собственная семейная жизнь?

Дженифер покачала головой.

— Нет. Но и не боюсь признать, что совершила ошибку, выйдя замуж.

— Умоляю, успокойтесь! — взмолилась бабушка. — Мы идем в гости, скандалить сейчас совсем не время.

Увитая виноградными лозами вилла соседей являла собой само воплощение домашнего уюта и тепла. Нежно-розового цвета с красной наклонной крышей, она стояла в окружении моря цветов, деревьев, лавочек и декоративных фигурок из камня и дерева.

Как только гости вошли во двор, им навстречу из парадной двери проворно вышла пожилая женщина, поразившая Дженифер живостью движений и блеском вполне юных, ясных глаз. Ее наполовину поседевшие волосы были утянуты в хвостик, белоснежные брюки капри великолепно обтягивали чуть полноватые бедра, а футболка цвета киновари — округлые плечи и полную грудь. Складки на лбу, паутина тонких морщин вокруг глаз и рта выдавали возраст этой женщины, но ее лицо выражало столько жизнелюбия и восторженности, что на морщинах внимание не акцентировалось.

— Как я рада, что вы все пришли к нам! — провозгласила она, улыбаясь широкой открытой улыбкой.

Когда к ней присоединился столь же молодцеватый супруг в шортах и спортивной рубашке, Дженифер почувствовала себя в своем дурацком платье настоящим синим чулком.

Подумаешь! — попыталась она успокоить себя. Главное, что отец не портит мне настроение своими укоризненными взглядами.

— Милости просим! — пробасил хозяин глубоким сильным голосом. Его взгляд остановился на Элис, скромно, но с явным любопытством рассматривавшей все вокруг. — Юная мисс, вы непременно должны познакомиться со всеми нашими зверями. — Он обвел жестом вырезанные из камня и дерева фигурки слонов, львов и медведей. — У нас найдется и многое другое, что наверняка вас заинтересует. Меня зовут мистер Ларк, но ты можешь обращаться ко мне просто по имени — Ричард. — Его круглое лицо с толстыми губами расплылось в милейшей улыбке. Он протянул девочке руку.

— А меня зовут Элис, — ответила та.

— Элис?

Услышав звучный женский голос, Дженифер резко повернулась туда, откуда он раздавался, в сторону калитки. По выложенной камнем дорожке к ним приближалась рыжеволосая женщина.

— Красивое имя! — воскликнула она, подмигивая Эл и обводя веселым взглядом гостей. — Здравствуйте! Безумно рада видеть всех вас. Я Изабелла.

Гости назвали свои имена, обменялись с хозяевами улыбками и рукопожатиями, и вся компания направилась в сад.

Дженифер украдкой поглядывала на Изабеллу и не верила, что перед ней та самая вдовушка, от занудных воспоминаний которой так боялся устать Майкл.

Ей было лет сорок пять, но выглядела она потрясающе. Моложавая, стройная, загорелая, статная, в топе на тонюсеньких лямочках и в шортах с мягкими складками у пояса и с косыми прорезными карманами, она так и приковывала к себе взгляд. Ее лицо походило на материно, но глаза отличались большей выразительностью, а нос и губы — несравненным изяществом.

«Дорогая моя, отсутствие у меня семьи еще не означает, что я постоянно один», прозвучали в голове Дженифер слова Райана, и ее сердце пронзила молния ослепляющей ревности.

— Ланч будет готов буквально через четверть часа! — объявила Изабелла, одаряя гостей лучезарной улыбкой. — А пока предлагаю всем выпить сухого вина!

Внимание Дженифер привлекла появившаяся из-за кустов фигура высокого человека. Оцепенев, она медленно повернула голову и, увидев Райана — в шортах и легкой не застегнутой на пуговицы рубашке, страстно возжелала провалиться в своем проклятом платье куда-нибудь в подземное царство.

— Дорогой, ты пришел очень вовремя! — звонко, как певчая птичка по весне, прощебетала Изабелла. — Я как раз предложила гостям вина. Разольешь его по бокалам? — Она протянула руку и фамильярным жестом провела ладонью по рельефному животу Райана, сияющему бронзовым калифорнийским загаром.

Он взглянул на нее и лучезарно улыбнулся.

У Дженифер все сжалось внутри, а перед глазами замелькали белые точки.

Идиотка! Какая же я идиотка! — подумала она, неимоверными усилиями сохраняя внешнее спокойствие. Размечталась вчера, будто только мне одной он может так улыбаться.

— Представлять вам Райана, думаю, излишне, — сказал Ричард, похлопывая его по широкому плечу. — Он ведь был у вас в Принстоне.

Бенджамин шагнул к Райану.

— Привет, Райан! Рад новой встрече.

Майкл и отец Дженифер ограничились в приветствии сдержанными кивками, а мать несмелой улыбкой.

— Элис наверняка еще не пьет вина, — сказала Изабелла, опускаясь на корточки перед Эл и внимательно разглядывая ее лицо. — Значит, угостим ее лимонадом. Ты любишь лимонад?

Дженифер с недовольством проследила за тем, как личико ее дочери просветлело под изучающе-добрым взглядом Изабеллы. Как будто почувствовав исходящую от незнакомой тети доброту, девочка радостно улыбнулась и кивнула, но тут же, увидев строгое выражение глаз деда, посерьезнела и сказала:

— Да, спасибо.

Райан отправился к столу с приготовленными бокалами и бутылью вина и принялся разливать его. Изабелла нежно потрепала девочку по щеке.

— У меня такое чувство, что я где-то уже видела тебя, как будто мы давно знакомы.

Элис повела плечом, а у Дженифер словно все заледенело внутри.

Неужели ей удалось разглядеть в Эл какое-то сходство с Райаном? — подумала она с ужасом. Неужели эта женщина настолько проницательна?

Изабелла выпрямилась и оглядела девочку с высоты своего роста.

— Удивительно!

Ее задумчивый взгляд медленно скользнул в ту сторону, где у стола стоял вполоборота к остальным присутствовавшим Райан. Он был сосредоточен на разливании вина и не видел, что на него смотрят.

Только не паникуй! — твердила себе Дженифер, то сжимая, то разжимая пальцы. Даже если в ее голове и мелькнула какая-то догадка, это еще ничего не значит. Правда известна одной мне, а от меня никто ничего не узнает.

— Знаешь что? — Изабелла опять наклонилась к Элис. — Беги-ка вон туда, там тебе будет интереснее, чем в компании взрослых. — Она указала рукой на калитку в низком заборчике, отделявшем этот сад от другого — изобиловавшего всевозможными кустарниками, клумбами, с беседкой из металлических прутьев и старыми качелями на высоких столбах. — Там много разных птиц и бабочек, а дальше, за домом, есть пруд с рыбками и такие же фигурки, как во дворе.

Глаза Элис заблестели. Она с опаской взглянула на деда, потом, более спокойно, на мать.

— Мам, можно я туда пойду?

Дженифер чувствовала себя так, будто только что очнулась от кошмарного сна, и, страстно желая скрыть свои эмоции от окружающих, растянула губы в улыбке.

— Раз Изабелла разрешает, конечно, можно.

— Подожди, Элис!

Изабелла торопливыми легкими шагами прошла к заднему входу в виллу, заглянула туда, что-то кому-то сказала, а через минуту чья-то рука протянула ей стакан с прозрачным желтым напитком. Улыбаясь, она зашагала назад. Дженифер смотрела на ее миловидное лицо с точеными чертами, на длинные стройные упругие ноги, и ее сердце заходилось от ревности, с каждым последующим мгновением становившейся все более невыносимой.

— А вот и обещанный лимонад! — объявила Изабелла, приблизившись и протягивая Элис стакан. Та взяла его, сказала «спасибо» и довольная направилась во второй сад.

Семейство Ховардов вместе с Ричардом и его женой уже расселось по удобным скамейкам с высокими спинками, и завязалась беседа, а Дженифер так и стояла на прежнем месте, словно приросла к нему.

Райан принес вино, какой-то молоденький парень — очевидно, работник Ларков — помог раздать всем по бокалу. Изабелла в знак одобрения нежно провела рукой по затылку Райана, а тот опять одарил ее улыбкой.

Дженифер, ощущая себя крайне неуютно и понимая, что выглядит ужасно нелепо, прошагала на отказывающихся сгибаться ногах к складному стулу у высокого дерева, опустилась на него и хлебнула вина, проклиная те мгновения, когда согласилась прийти сюда и когда напяливала на себя это старушечье платье.

— Один мастер, которого давно уже нет в живых, сделал для нас деревянных зверюшек. Изабелле тогда было всего пять лет, — зычным басом рассказывал гостям Ричард.

Дженифер попыталась заставить себя прислушаться к его словам и забыть о своей неловкости, но ее мысли упорно плыли в другом направлении.

Между Райаном и Изабеллой приличная разница в возрасте, думалось ей. Хотя такая женщина, как эта, будет способна очаровывать мужчин и в шестьдесят, и в семьдесят лет. К тому же она богата и вполне может позволить себе иметь молодого любовника. Но почему Райан делает вид, что живет в коттедже садовника? Ведь наверняка большинство ночей они проводят вдвоем, в ее спальне… Что им мешает жить вместе, не скрывая этого? Старшие Ларки? Память о ее погибшем муже?

Она отрешенно смотрела в бокал и вдруг почувствовала, что на нее падает чья-то тень, и подняла голову.

3

— Тебе не понравилось вино? — спросил Райан, пытаясь тоже заглянуть в ее бокал. — Или в него что-то попало? Муха? Травинка?

Дженифер заправила за ухо прядь волос и постаралась придать своему лицу бесстрастно-спокойное выражение.

— Почему ты так решил?

— Ты смотришь в бокал с таким видом, будто вместо вина в нем оказалась простая вода. — Райан недоуменно шевельнул бровями. — У тебя сегодня неважное настроение?

Дженифер гневно взглянула ему в глаза. Освещенные солнечными лучами, они казались сделанными из голубого льда. Сегодня утром он, по-видимому, не брился — нижние части его щек и подбородок покрывала короткая щетина. От этого он выглядел еще сексуальнее, а боль в сердце Дженифер, порожденная ревностью, ощущалась еще острее.

— Какое тебе дело до моего настроения? — спросила она медленно и спокойно, старательно прикидываясь, что пребывает в самом что ни на есть умиротворенном расположении духа, и понимая, что это плохо у нее получается.

Райан шагнул к ней ближе, и его покрытая волосами нога коснулась ее колена.

— На тебе сегодня необычное платье, — протяжно заметил он, пропуская мимо ушей ее нелюбезность. — Думаешь, что, спрятавшись за скучной тряпкой, заставишь меня забыть, какая под ней красота?

У Дженифер перехватило дыхание. Легкое возбуждение, овладевшее ею с того самого мгновения, когда в саду появился Райан, молниеносно разгорелось в ней до угрожающего накала.

— Сейчас же отойди от меня, — прошипела она, напуская на себя строгости.

— Даже не подумаю, — игриво ответил Райан. — Прикасаться к тебе — для меня это высшее блаженство. Знаешь, чего мне хочется в данную минуту больше всего на свете? — Он многозначительно осмотрел ее грудь, прикрытую цветастой тканью. — Унести тебя из этого сада к себе в коттедж, высвободить из плена этого ханжеского платья и заняться с тобой…

— Тише, — процедила Дженифер сквозь зубы. — Не хватало только, чтобы твои непристойные шутки достигли ушей моих родственничков!

— За это можешь не переживать. В данный момент о нас с тобой никто даже не вспоминает.

Дженифер повернула голову и посмотрела на весело обсуждавшую что-то компанию. Ей сразу бросилось в глаза то, с какими восторженными лицами ее дед, отец, Бенджамин и даже Майкл глядят на Изабеллу. Райан был прав: о них двоих никто не помнил.

— Убери свою чертову ногу, — велела Дженифер, захлебываясь шипучим коктейлем из страсти, злобы и ненависти.

— Только не кипятись, милая…

— Я тебе не милая! — отрезала она. — Эти пошлые словечки прибереги для своей любовницы. — Под воздействием порыва она резким кивком указала на вставшую в эту секунду со скамейки Изабеллу, которая энергичными жестами принялась что-то изображать.

Райан проследил за взглядом Дженифер, сильно нахмурился и уставился на нее так грозно, что ей сделалось не по себе.

— На что ты намекаешь?

— Ни на что я не намекаю! — Дженифер нервно отодвинула ноги в сторону. — Просто никак не ожидала встретить тебя здесь.

Райан пожал плечами и отступил на шаг назад.

— Я снимаю у Ларков коттедж, работаю на них. Они и меня пригласили сегодня на ланч. Что в этом удивительного?

Дженифер насмешливо фыркнула.

— Да уж! Разве могло подобное мероприятие пройти без тебя! Изабелла этого не вынесла бы!

Мышцы на лице Райана напряглись. Оно как будто окаменело.

— Да, нас с Изабеллой связывает давняя дружба, и мы действительно любим отдыхать вместе, — проговорил он жестко.

Дженифер вскинула голову.

— Признаюсь тебе честно, Райан: мне абсолютно наплевать на то, чем вы любите заниматься с Изабеллой. Называй ваши отношения хоть дружбой, хоть каким угодно другим словом. — Она облизнула пересохшие губы. — Только не подумай, что я ревную, но, когда смотришь на вас, на ум приходит только одна мысль: что ты принадлежишь этой женщине.

Лицо Райана сильнее помрачнело.

— Даже если это и так, что с того? — произнес он, отдаляясь еще на шаг.

— Ничего! Просто я не думала, что тебя с такой легкостью может купить богатая женщина!

Когда последнее слово слетело с ее губ, ей показалось, что из глаз Райана на нее устремляются две огненные стрелы.

Что со мной происходит? — испуганно подумала она, горячо сожалея о сказанном. Зачем я наговорила ему таких гадостей? Не знаю, что бы я сделала, окажись сейчас на его месте…

Райан испепелял ее взглядом на протяжении нескольких секунд, потом без слов зашагал прочь.

Некоторое время Дженифер еще сидела на месте, пожираемая угрызениями совести, не зная, как ей теперь быть. Остаться на ланч означало подвергнуть себя настоящей пытке. Уходить и обижать тем самым хозяев тоже не хотелось — в центре сада уже накрывали большой стол. Промучившись с минуту, она все же решила, что сошлется на головную боль и уйдет.

Элис все это время гуляла во втором саду. Внезапно обеспокоенная ее долгим отсутствием, Дженифер поднялась со стула и направилась к низенькому забору. На душе у нее кошки скребли, и думать о чем-то уже не было сил. Единственное, о чем она сейчас мечтала, так это побыстрее очутиться за пределами владений Ларков и попытаться забыть о событиях сегодняшнего дня.

Когда на ее предплечье мягко легла чья-то теплая рука, она вздрогнула и резко повернула голову.

— На ланч уже накрыли, — дружелюбно улыбаясь, сообщила Изабелла.

— Да? А я… Гм… Я хочу взглянуть на Элис… Слишком долго ее не видно. Как бы не упала в пруд, — запинаясь, пробормотала Дженифер.

— Пойдем, поищем ее вместе, — сразу предложила Изабелла.

— Н-нет, нет, спасибо, я сама. — Дженифер подняла руку ладонью вперед. — Вас ждет компания.

— Во-первых, давай будем обращаться друг к другу на «ты», — сказала Изабелла так простодушно и по-доброму, что отказать ей не представлялось возможным. — Во-вторых, компания немного подождет. Главное — удостовериться, что все в порядке с ребенком.

Они зашагали к заборчику вдвоем.

— Как только я увидела тебя, у меня возникло такое чувство, что мы можем подружиться, — призналась Изабелла.

Дженифер посмотрела на нее с удивлением, пытаясь понять, нет ли в ее словах подвоха.

— У нас с тобой много общего — обе были замужем, теперь одинокие, — продолжила Изабелла. — Только у тебя есть дочка, а мой муж не смог подарить мне такого счастья. — Она печально улыбнулась, пожимая плечами. — У Бернарда не могло быть детей.

— Давно он умер? — осторожно поинтересовалась Дженифер.

— Шесть лет назад. — Изабелла выдержала паузу. — Кстати, почему ты так холодно поприветствовала сегодня Райана Таунсенда? Неужели вы не подружились с ним за то время, пока он жил у вас в Принстоне? — Легким плавным движением руки она раскрыла калитку и шагнула в сторону, позволяя гостье первой пройти в соседний садик.

Дженифер с радостью воспользовалась этой возможностью — таким образом пряча от Изабеллы проступившую на щеках красноту.

— Мы были знакомы с ним совсем недолго… — торопливо проговорила она. — А потом не виделись и не общались целых восемь лет.

— Странно, — ответила Изабелла, следуя за ней. — Я давно знаю Райана, и мне всегда казалось, что все, с кем он знакомится, сразу видят в нем друга. Он очень надежный и порядочный человек.

Порядочнее не бывает! — угрюмо усмехнулась про себя Дженифер, но вслух ничего не произнесла. Ее внимание привлекла вдруг та самая машина, на которой Райан возил ее вчера в город. Она стояла в дальней части садика, у высокой ограды с широкими металлическими воротами.

— Думаешь, твоя девочка там? — спросила Изабелла, проследив за взглядом гостьи.

— Что? А, нет. Я смотрю на машину. — Дженифер несколько неестественно улыбнулась. — Ваша?

Изабелла заулыбалась.

— Да. Совсем еще новая. Если тебе понадобится съездить в Сан-Диего или куда-то еще, я с радостью дам тебе ключи.

— Нет-нет, спасибо. — Дженифер энергично покрутила головой. — Я не решусь ездить по Сан-Диего на автомобиле, слишком плохо знаю этот город.

Изабелла понимающе кивнула и поправила тонкую бретельку топа на загорелом плече.

— А вон и наша девочка! — воскликнула она, заметив рядом с одной из каменных фигурок Элис.

— Эл! — крикнула Дженифер.

Элис повернула голову, отвлекаясь от таинств какой-то одной ей ведомой игры.

— Пора за стол! — крикнула Изабелла, маша девочке рукой и улыбаясь своей ясной, приветливой улыбкой.

Элис тоже просияла и побежала им навстречу. Ее распущенные русые волосы заколыхались, как колосья на ветру.

— Скорее пойдем за стол! — звонко подбодрила ее Изабелла.

Дженифер тихо вздохнула.

По всей вероятности, исчезнуть отсюда до ланча у меня не получится, подумала она понуро.

…Когда Ховарды ушли и проворная служанка Одри убрала со стола, Ричард со своей женой Амалией отправились прогуляться к океану, а Изабелла с Райаном остались в саду.

— У тебя несчастный вид, мой дорогой, — произнесла Изабелла, глядя не на Райана, а куда-то на крупные грозди прозрачного винограда.

— А у тебя красивые ноги, — буркнул Райан, тоже не поворачивая головы.

— Мои ноги точно такие же, какими были два часа назад, а твое настроение как раз в тот момент резко изменилось, — спокойно ответила Изабелла.

Райан промолчал.

— Ну же, что тебя мучает? — Она протянула изящную руку и ласково потрепала его по коротко стриженной темноволосой голове.

Райан цокнул языком.

— Все это пустяки!

— Тем более расскажи мне о них. Может, я чем-нибудь сумею тебе помочь? — Изабелла взяла со стола стакан с соком и кубиками льда и прислонила его к щеке.

— Зря я согласился сегодня принять участие в этом дурацком мероприятии, — проворчал Райан, становясь еще мрачнее. — Признаться, семейство Ховардов я не перевариваю.

— Почему же? Мэри-Роуз и Филип — милейшие люди! — воскликнула Изабелла.

— Я говорю не о стариках. Они действительно милые. Их я вообще давно воспринимаю как родственников.

— Неудивительно! Папа рассказывал, Филип и твой отец в молодости были друг для друга ближе братьев.

Райан кивнул.

— Но вот его сынок и этот самовлюбленный Майкл! — Он презрительно фыркнул. — Их я просто не выношу! — У него на скулах заходили желваки.

— Успокойся, дорогой! Разве можно так сильно нервничать из-за того, что тебе пришлось провести пару часов в компании двух снобов! — Изабелла вернула стакан на стол. — К тому же на меня они произвели довольно неплохое впечатление.

Райан зло ухмыльнулся.

— С тобой, Ричардом и Амалией они, естественно, старались быть любезными и обходительными. А все почему? Потому что увидели, что вы живете в богатстве, что стол у вас ломится, что выглядите вы ухоженными и здоровыми.

Изабелла положила руки на подлокотники плетеного садового кресла и слегка нахмурилась, внимательно слушая собеседника.

— Если же они увидели бы тебя или твоих родителей в роли слуг или где-нибудь на рынке выбирающими на ужин рыбу, то и не взглянули бы даже в вашу сторону, — с пылом продолжил Райан. — Они считают себя высшей расой, уверены, что могут удостаивать своим вниманием лишь избранных — сытых, образованных и обеспеченных.

— Откуда ты все это знаешь? Они обидели тебя когда-то? У себя, в Принстоне? — задала Изабелла сразу несколько вопросов.

— Угадала. — Губы Райана скривились. — Ты же знаешь, каким я был, каким продолжаю быть. Меня стесняют мое наследство и титулы, мне важно доказать самому себе, что и без них я чего-то стою!

— Конечно, дорогой, я все это знаю. И очень уважаю тебя за стремление быть по-настоящему достойным человеком. — Изабелла осторожно прикоснулась к его плечу, словно желая немного остудить его жар.

— В ту пору я учился в аспирантуре и вкалывал на Уилмингтоне простым рабочим.

— В нефтяной компании отца на какой-то руководящей должности работать отказался, заявил, что не хочешь начинать свой трудовой путь папенькиным сыночком. — Изабелла с одобрением кивнула. — Я помню эту историю.

— Во время отпуска я поехал вместе с Филипом и Мэри-Роуз в Принстон, — вновь заговорил Райан, немного успокоившись. — В Принстонском университете в одной из химико-биологических лабораторий в то лето как раз проводили одно исследование — его результаты очень пригодились потом для моей научной работы. По утрам через день я ездил в университет, все остальное время был свободен. Болтаться без дела я ненавижу, вот и занялся починкой старого трактора Ховардов и машиной их соседей.

Он перевел дыхание.

— С Мэри-Роуз и Филипом мы сразу условились, что они никому не расскажут ни о том, что я потомок знатного, аристократического рода, ни о благосостоянии моей семьи, ни о цели моего приезда в Принстон. Люблю, когда люди ценят во мне меня, а не денежки моего папы и не известные названия школ, в которых я когда-либо учился.

— Я знаю, знаю, дорогой, — утешающе, спокойно, словно поливая на раны больного чудодейственный бальзам, произнесла Изабелла. — И очень тебя понимаю.

— Так вот, в то лето Джейк и Майкл Ховарды практически не появлялись дома — у них огромный особняк на окраине Принстона. Оба они адвокаты и в то время занимались каким-то запутанным делом в Трентоне.

Он замолчал, внезапно уходя в себя.

— И? — спросила Изабелла, немного подождав. — Каким образом эти двое тебя обидели?

Райан устало потер лоб.

— За пару недель до нашего отъезда они явились домой буквально на несколько дней. Увидев меня в своем внутреннем дворе, перепачканного мазутом, ни один, ни другой даже не ответил на мое «здравствуйте», и в течение всего пребывания дома оба смотрели на меня как на грязь. — Он шевельнул губами, словно захотел сплюнуть, но ничего подобного, естественно, себе не позволил.

Последовала непродолжительная пауза.

— Это говорит лишь об одном: и сын и папаша — люди ограниченные, — сказала Изабелла, первой прерывая молчание. — А что касается Эммы, она показалась мне человеком довольно душевным.

Райан покачал головой.

— А я считаю ее безвольной и слабохарактерной. Муж контролирует каждый ее шаг, каждый вздох.

— Тебе виднее, — ответила Изабелла.

— На мой взгляд, из всего их семейства самый достойный — это Бенджамин, — произнес Райан. — Только он один имеет по каждому поводу какое-то личное, далеко не всегда совпадающее с суждением папаши, мнение.

— А Дженифер? — изумилась Изабелла. — Ее ты тоже находишь слабохарактерной?

Глаза Райана потемнели, желваки на его скулах заходили быстрее.

— Конечно! Она до сих пор мечтает во всем соответствовать требованиям папочки.

— У меня о ней сложилось совсем иное мнение, — возразила Изабелла. — Мне она понравилась и внушила доверие с первого мгновения нашего знакомства. Скажу больше: я была бы не прочь стать для нее другом.

Райан громко засопел и ничего не ответил.

— А еще мне показалось, — добавила Изабелла с осторожностью, — что вы очень друг к другу неравнодушны.

Райан нервно рассмеялся и отвел взгляд в сторону.

— Не смеши меня! Дженифер неравнодушна только к своему папаше. Чтобы его порадовать, она много лет назад даже выскочила замуж за какого-то старика, тоже юриста.

Изабелла ненадолго задумалась.

— Я редко ошибаюсь в людях, Райан, ты ведь знаешь. За ланчем Дженифер была подавленна и держалась скованно, это я заметила, но не увидела в ней ни трусости, ни склонности раболепствовать даже перед собственным отцом… — Она опять что-то прикинула в уме. — Признайся: вас с ней что-то связывает?

Столь прямого вопроса Райан никак не ожидал от тактичной Изабеллы. Никогда раньше она не пыталась залезть ему в душу.

— Мы были с ней любовниками, — так же открыто ответил он.

Изабелла прищелкнула языком.

— Мне в голову сразу пришла такая мысль, но я, естественно, не могла быть уверена… — Она помолчала. — Ты жил тогда в доме Ховардов, вместе с ней?

— О нет! Я жил в домике для прислуги. — Райан хмыкнул. — Я понимаю, что поступил ужасно, лишив восемнадцатилетнюю девочку… — Он резко замолчал, сжал пальцы в здоровенный кулак. — Но, черт возьми, Джен сама безумно этого хотела!

— Так, значит, она тогда была еще…

— Да, Джен была девственницей. Возможно, мне следовало усмирить свои страсти, не прикасаться к ней, но…

— Не оправдывайся, — поспешно перебила его Изабелла. — Я на сто процентов уверена, что, не изъяви сама Дженифер ответного желания, ты никогда и пальцем бы ее не тронул. М-да. И почему же вы расстались?

Райан провел рукой по волосам.

— В тот день, когда ее папаша вернулся домой, она появилась во дворе и прошла мимо меня, будто мимо незнакомца, — сдавленным голосом произнес он. — Побоялась, видите ли, показать своему самодуру-родителю, что водит знакомство с человеком, который ремонтирует трактор.

Изабелла погладила его по голове.

— А остальные члены ее семьи знали о ваших отношениях?

— Нет. Мы встречались по ночам за конюшней, — ответил Райан слегка охрипшим от волнения голосом.

— Все и закончилось на том, что Дженифер прошла мимо тебя? — спросила Изабелла.

— Нет. — Райан вздохнул. — Как только Джейк и Майкл опять свалили, она сразу примчалась ко мне — прямо в комнату, в которой я жил в доме для прислуги. Увидев ее на пороге, я тут же сказал, что она мне надоела и что наш роман остался в прошлом. Посоветовал ей вычеркнуть меня из памяти.

— Дурачок, — нежно пробормотала Изабелла. — Ты ведь до сих пор ее любишь.

— Нет! — Райан уверенно покачал головой. — Я и тогда ее не любил. Был просто увлечен ею, не более.

— Что-то подсказывает мне, что ты кривишь душой, — сказала Изабелла. — Я сразу обратила внимание на то, как, увидев сегодня Дженифер, ты как будто осветился изнутри.

— Вздор! Джен для меня — перевернутая страница.

— И на то, каким стал пасмурным после разговора с ней, — не обращая внимания на его слова, продолжила Изабелла. — Ты и примчался-то сюда сейчас наверняка только потому, что узнал о ее приезде, верно?

Райан явно смутился и пробурчал себе под нос что-то неразборчивое.

— Послушай моего совета, дорогой: обуздай свою гордыню и поговори с Дженифер. У меня такое чувство, будто, если ты это не сделаешь, пропустишь в жизни нечто крайне важное.

Райану с отчетливостью вспомнилось, с каким насмешливо безразличным видом Дженифер бросила сегодня ему в лицо свои злые слова. Он с ослиным упрямством сжал губы и еще раз категорично покачал головой.

— Мне не о чем с ней разговаривать. И крайне важными я считаю в жизни отнюдь не любовные разбирательства.

Изабелла улыбнулась снисходительно-доброй улыбкой.

— И все же подумай над моими словами. — Она неторопливо, с гибкостью кошки поднялась с кресла и с удовольствием потянулась, разминая затекшие после долгого сидения мышцы. — И еще: расскажи ей, кто ты такой. Между влюбленными не должно быть никаких тайн и недомолвок, ложь разъедает самые лучшие отношения.

— Еще чего! — огрызнулся Райан. — Я ведь сказал, что не намереваюсь ни о чем с ней разговаривать!

Изабелла прищурилась, пристально посмотрела ему в глаза и вдруг весело рассмеялась.

— Очень смешно, — брюзгливо пробормотал Райан, внезапно почувствовав себя глупым юнцом.

— Пойду искупаюсь, — сквозь смех проговорила Изабелла и легкой девичьей поступью зашагала в сторону побережья. — Погодка сегодня отличная, — бросила она через плечо.

Райан проводил ее долгим задумчивым взглядом.

…Дженифер сидела на диване в доме старших Ховардов, поджав под себя ноги, а Мэри-Роуз в любимом кресле, обитом шотландкой. На столике перед ними стояли две чашки с чаем и большая расширяющаяся кверху серебряная ваза с инкрустацией, до краев наполненная конфетами в разноцветных блестящих обертках.

— Помнишь, как мы ездили с тобой, Бенджи и дедом на Тенерифе? — спросила бабушка, и ее ласковые глаза под нависшими веками засияли теплым, мечтательным светом. — Ты тогда была ровесницей Элис.

— Я отлично помню ту нашу поездку, — ответила Дженифер, на мгновение словно вновь становясь семилетней девочкой, пораженной диковинными красотами самого крупного из островов Канарского архипелага. На ее губах заиграла улыбка. — Дедушка все три недели курил на Тенерифе свернутые вручную сигары, а ты каждый день покупала нам с Бенджи то игрушки из соломы и керамики, то какие-то экзотические сладости.

— А помнишь, как во время празднования Фиестас де ля Крус в Санта-Крус-де-Тенерифе наш Бенджи чуть не потерялся? — спросила Мэри-Роуз, готовая вот-вот рассмеяться.

Дженифер нахмурила брови, напрягая память, а секунду спустя разразилась хохотом.

— Помню, помню! В особенности то, как горько он расплакался, когда нашелся, и как утратил интерес абсолютно ко всему — и к процессиям, и к фейерверкам.

Она отпила чая и уютнее устроилась на диване. Ее мать и Элис отдыхали в дальней части виллы. Мужчины уехали в Сан-Диего. Они с бабушкой сидели в просторной гостиной на втором этаже. Воздушную занавеску на приоткрытых окнах трепал легкий бриз с океана. Пахло чаем с жасмином и созревшими лимонами из сада.

— Я потом весь год рассказывала подружкам о пещерах со сталактитами, кратерах вулканов, застывшей лаве и минералах причудливых расцветок, — пробормотала Дженифер, не переставая улыбаться. — А еще о тех цветах, похожих на огромные свечи… Гм… Постоянно забываю, как они называются…

— Тахинастес, — подсказала Мэри-Роуз. Всю свою жизнь она проработала учительницей истории в одной из средних школ Сан-Диего и обладала прекрасной памятью.

— Точно! — воскликнула Дженифер. — Тахинастес. — Она помолчала, предаваясь воспоминаниям. — Помню, никто из одноклассников не верил, что я видела драконово дерево, которому почти тысяча лет.

Мэри-Роуз улыбнулась, взяла из вазы конфету, развернула ее, откусила кусочек и запила чаем.

— Удивительная вещь — память, — сказала она. — Мостик, навеки соединяющий нас с прошлым.

Да уж, подумала Дженифер, и ее настроение сию секунду испортилось. Когда-то я была беззаботной и безгрешной, никому не лгала, ничего ни от кого не утаивала. Верила в добро, стремилась к чему-то светлому и возвышенному. А потом встретила Райана, воспламенилась кучей новых для меня непреодолимых чувств, забеременела… И все пошло наперекосяк. А теперь, когда я уже привыкла к такой жизни, Райан опять возник у меня на пути, вновь все спутал, разбередил мою душу…

— Почему ты вдруг опечалилась? — полюбопытствовала бабушка. — Вспомнила о чем-нибудь неприятном? Может, о сегодняшнем ланче?

Дженифер смутилась и взглянула на нее с недоумением.

— Ты считаешь, что для меня этот ланч был неприятен?

— Считаю, — ответила бабушка, откусив еще кусочек конфеты. — И догадываюсь, кто прямо перед ним испортил тебе настроение.

— Кто же? — спросила Дженифер, внутренне напрягаясь.

— Райан Таунсенд, — сказала бабушка с невозмутимым видом.

— Что? Почему ты так решила?

Мэри-Роуз рассмеялась.

— Если бы ты видела себя со стороны до и после беседы с Райаном! Я сразу поняла, что он чем-то тебя обидел.

Дженифер опустила голову.

— Не Райан меня обидел, бабуль, — проговорила она тихо и быстро. — А я его.

— Правда?

— Сама не понимаю, зачем я это сделала.

— Может, до сих пор питаешь к нему какие-то чувства? — сдерживая улыбку, спросила бабушка.

Щеки Дженифер густо покраснели. Она вскинула голову и вновь опустила ее, от растерянности и стыда не в силах смотреть Мэри-Роуз в глаза.

— О каких еще чувствах ты говоришь? — тщетно пытаясь казаться изумленной, произнесла она.

— У вас ведь был роман тогда, восемь лет назад, — мягко сказала Мэри-Роуз.

— И… Ты об этом… Знала? — пролепетала Дженифер, тушуясь еще сильнее.

Мэри-Роуз протянула худую руку и утешающе провела пальцами по плечу внучки.

— Конечно, знала.

А ведь я старалась вести себя предельно осторожно, растерянно подумала Дженифер. Выходила к Райану только после того, как в доме гас весь свет. Когда же она увидела нас? Где?

От жуткой неловкости ей стало ужасно жарко, и она принялась машинально махать перед лицом рукой.

— Не волнуйся ты так, девочка моя, — певуче произнесла бабушка. — Я, например, не вижу в тех ваших отношениях ничего страшного.

Дженифер посмотрела на нее пытливо и с недоверием. Каких бы либеральных взглядов бабушка ни придерживалась, вряд ли она могла одобрить поведение восемнадцатилетней внучки, у них под носом предававшейся страсти с приезжим работягой.

— А как… — протяжно и с вопросительной интонацией проговорила Дженифер, желая спросить, откуда бабушка узнала о ее с Райаном связи, и не зная, в какие слова облечь свой вопрос.

— Как я догадалась о том, что у вас роман? — спросила бабушка, словно прочтя ее мысли. — Все очень просто. Если каждый раз при упоминании об одном и том же парне девушка краснеет, это верный признак того, что она в него влюблена. — Мэри-Роуз весело подмигнула.

Дженифер вздохнула с облегчением.

— Да, в то лето я действительно увлеклась Райаном, — еле слышно сказала она. Впервые в жизни ей представился случай заговорить о своей первой и негасимой любви с кем-то из близких.

— А сейчас это увлечение вновь пробудилось, правильно? — спросила бабушка.

Окончательно сконфузившаяся и вместе с тем обрадованная возможности поделиться своими переживаниями с родным человеком, Дженифер опустила плечи.

— Даже не знаю, что тебе ответить…

— Желательно правду, — спокойно и по-дружески сказала Мэри-Роуз.

Дженифер с опаской оглянулась на дверь.

— С мамой ты не делишься подобными вещами? — с пониманием поинтересовалась Мэри-Роуз.

Внучка кивнула и прошептала, боясь, чтобы ее не услышали:

— Мама добрая, но находится в слишком сильной зависимости от отца. А с ним у нас… Сама знаешь, какие отношения…

Бабушка удрученно покачала головой, поднялась с кресла, прошла к двери из толстого узорчатого стекла и плотно закрыла ее.

— Если бы ты только знала, моя милая, как горячо мы с дедушкой надеемся, что однажды вы все заживете мирно и счастливо! — воскликнула она, возвращаясь на место.

— Я знаю, что это — ваша самая заветная мечта, и с удовольствием исполнила бы ее, но, увы… — Дженифер беспомощно развела руками. — В нашей семье все зависит в основном от папы.

Мэри-Роуз погрузилась в печальную задумчивость, потом вдруг вновь оживилась.

— Кстати, ты так и не рассказала мне, что сейчас испытываешь по отношению к Райану.

Лицо Дженифер приняло страдальческое выражение.

— Разве это для тебя так важно, бабуль?

— Еще и как важно, детка. Пойми, я не из любопытства мучаю тебя расспросами, а из желания помочь, дать совет.

— Нашу ситуацию не изменят, по-моему, никакие советы. — Дженифер закусила нижнюю губу.

— Это еще почему?

— Потому что мы с Райаном абсолютно разные люди! — выпалила Дженифер, ощущая вдруг острую потребность высказать все наболевшее. — Я и в самом деле опять увлеклась им, а он и раньше и теперь смотрит на меня как на возможность развлечься, понимаешь?

Мэри-Роуз на мгновение закрыла глаза, а открыв их, уверенно заговорила:

— Я давно знаю этого человека, детка. И никогда не считала его каким-нибудь ветреником. У меня такое ощущение, что вы просто чего-то друг другу недоговорили или в чем-то неправильно друг друга поняли. Ты сказала, что обидела его сегодня. Так пойди и попроси прощения. Может, заодно и побеседуете с ним о ваших отношениях, во всем разберетесь.

— Нет! — отрезала Дженифер. — Я знаю, что Райан не воспринимает меня всерьез, и если начну приставать к нему с какими бы то ни было разговорами, то только сделаю себе больно! Может, сейчас он и выслушает мое извинение и даже простит меня, но через неделю-другую потеряет ко мне всякий интерес и пойдет своей дорогой. Нет! Уж лучше нам вообще больше не разговаривать!

— Значит, ты трусишь? — провокационно спросила бабушка, прищуривая глаза. — Значит, полагаешь, что имеешь право обижать людей и спокойно о них забывать?

Если бы я была в состоянии забыть Райана! — подумала Дженифер, едва не разражаясь нервным смехом.

— И добровольно отказываешься от возможного счастья? — задала еще один вопрос бабушка.

— Счастья? — У Дженифер больно защемило в груди. — Разве можно быть счастливой с человеком, который тебя не любит?

— Райан сам сказал, что не любит тебя?

— Н-нет, но… Я в этом не сомневаюсь, — пробормотала Дженифер.

Мэри-Роуз наклонилась и взяла ее руки в свои.

— Пообещай мне, моя дорогая, что все же поговоришь с Райаном. Ты ведь сама сказала, что с удовольствием осуществила бы нашу с дедом мечту…

— Но речь шла совсем о другом! — напомнила Дженифер.

— Мы мечтаем о счастье вас всех и были бы безмерно рады, если бы узнали, что хотя бы твоя личная жизнь наконец-то устроилась, — торопливо пояснила Мэри-Роуз. — Тогда ваш бедный дед хоть немного успокоился бы и…

— Это шантаж, бабушка! — прервала ее Дженифер, чувствуя себя загнанным в угол зверьком.

— Нет, моя хорошая, — тихо возразила Мэри-Роуз. — Это всего лишь просьба….

Элис проснулась в четыре дня, десять минут спустя из своей комнаты вышла Эмма, а еще через четверть часа мужчины вернулись из города. Эл изъявила желание сходить на пляж, а Бенджи тут же вызвался сопроводить ее.

Дженифер до самого ужина просидела у себя, вновь и вновь прокручивая в голове разговор с бабушкой и ведя мучительный диалог с самой собой.

Может, я и вправду должна извиниться перед Райаном, попытаться побеседовать с ним? — думала она, расхаживая по комнате. Может, действительно бегу от счастья?

От счастья? — переспрашивал у нее расчетливый и трезвый голос рассудка. А как же Эл? Как ты планируешь купаться в счастье с Райаном, если до сих пор скрываешь от него самое главное? Будешь, находясь с ним, продолжать лгать? Или наконец раскроешь ему свою тайну?

— Не знаю, не знаю, не знаю, не знаю, — бормотала Дженифер, закрывая глаза и прислоняя к ушам ладони, словно таким образом пытаясь отгородиться от внешнего мира, от нерешенных проблем и пугающих перспектив.

Думаешь, узнав о том, что Эл его дочь, Райан возликует? — продолжал пытать ее внутренний голос. Не возненавидит тебя за столь долгое молчание? Он имел полное право все эти семь лет быть для вашей девочки отцом и, может, с удовольствием выполнял бы свои родительские обязанности!

— Может, может, может, черт возьми! — шептала чуть не плача Дженифер, распахивая глаза, убирая от ушей руки и мечтая спастись от справедливых укоров внутреннего «я».

Но оно не замолкало, продолжало монотонно и целеустремленно над ней издеваться.

Только представь себе, какой начнется переполох, когда твоя тайна станет известна всем, звучало в ее мозгу. Вообрази, как на это известие отреагирует твой папочка, Майкл да и все остальные. От тебя отрекутся, тебя начнут презирать.

— И правильно сделают, — отвечала вслух Дженифер, кусая губы. — Я только этого и достойна. Сама во всем виновата, могла сразу найти в себе мужество и всем рассказать правду.

Тогда забудь о Райане, говорил голос рассудка. Оставь все, как есть, продолжи жить, как жила. Теперь уже слишком поздно что-то менять.

Она мрачно кивала, и все начиналось сначала.

Неожиданно пришедшая ей на ум мысль заставила ее застыть посередине комнаты и в испуге прижать ладони к груди: что если, гуляя на пляже, Элис и Бенджи повстречают Райана? Что, если они начнут разговаривать, он узнает дату рождения Эл и что-нибудь заподозрит?

Похолодев, она выскочила на балкон и, прикрыв глаза рукой, словно козырьком кепки, принялась изучать пристальным взглядом желтую полосу пляжа.

Помимо виллы ее бабушки и дедушки и виллы Ларков поблизости стояли еще два дома. Их, по словам Мэри-Роуз, обычно сдавали туристам.

Дженифер увидела фигуры двух женщин в свободных легких юбках и блузках-разлетайках, размеренно шагавших в сторону невысокого утеса, и молодое семейство — мужчину, женщину и ребеночка годиков двух-трех, плескавшихся на самой мели. Ни Бенджамина, ни Элис нигде не было.

Они могли уйти куда-нибудь за утес или в противоположную сторону, за те высокие деревья, успокаивала себя Дженифер. Нет ни малейшего повода паниковать, Бенджамин ведь взрослый парень!

Но ее душа, игнорируя разумные доводы, продолжала болеть до тех пор, пока брат и дочь не появились из-за утеса и не направились в сторону дома.

Тяжело дыша и ругая себя за неумение владеть собственными эмоциями, Дженифер сосредоточила внимание на Эл. Та шла вприпрыжку, что-то рассказывая улыбающемуся дяде, — вполне довольная жизнью, пышущая здоровьем девочка.

У меня есть чудесный ребенок, квартира в Принстоне, любимая работа, семья — пусть не дружная, но все же, — бабушка с дедушкой, размышляла Дженифер. В этом моя жизнь, мое счастье. Ничего другого мне не нужно.

Ужинать сели в восемь. Сначала Филип и Джейк, перебивая друг друга, рассказывали всем о посещении огромного книжного магазина в Сан-Диего и о том, каких книжек они там накупили. Потом разговор плавно переключился на впечатления от похода в гости к соседям.

— Как вам понравились устрицы у Ларков? — спросил Бенджамин. — По-моему, они были отменные!

— Не назвал бы их отменными, но довольно неплохие, — важно ответил Майкл.

— На мой взгляд, и устрицы, и вино, и десерт — все, чем угощали нас сегодня Ларки, было, как всегда у них, бесподобным! — воскликнул Филип.

— Мне тоже все понравилось, — подхватила Мэри-Роуз.

— Лично меня убило присутствие за столом этого плебея Таунсенда! — скорчив омерзительную рожу, пробрюзжал Майкл. — Кстати, вы обратили внимание, какие дорогие у него часы?

— Я старался не смотреть в его сторону, — сказал Джейк пренебрежительным тоном. — Но то, как он ловко управлялся за столом с приборами и как галантно ухаживал за дамами, мне бросилось в глаза. Научился же где-то хорошим манерам!

— На меня то, как Райан за мной ухаживал, произвело серьезное впечатление, — неожиданно произнесла Эмма, и на нее устремились изумленные взгляды всех членов большого семейства. — Да, да, — с большей уверенностью продолжила она. — Он действительно прекрасно воспитан. А вот некоторые не умеют даже как следует поздороваться с людьми.

— Послушай-ка, Эмма… — рявкнул опешивший Джейк.

— Только не повышай на нее голос! — строго прервала его Мэри-Роуз. — Эмма абсолютно права, и я очень рада, что она наконец-то расхрабрилась и открыто высказала по этому поводу свое мнение. Майкл и Джейк! В тот момент, когда в саду появился Райан и вы с ним не поздоровались, я чуть не сгорела за вас от стыда! — Она с укоризной посмотрела сначала на сына, потом на старшего внука. — Вы поступили очень некрасиво.

— Верно ты говоришь, Мэри-Роуз, — согласился Филип. — Вы, ребята, повели себя ужасно. Райан — достойнейший человек и не заслуживает такого к себе отношения.

Джейк молчал, надменно приподняв голову, а Майкл то и дело высокомерно фыркал.

— Хорошо еще, что Бенджамин и Дженифер не берут с вас пример, — добавил Филип.

Если бы ты знал, дедушка, каких гадостей я наговорила Райану, думала Дженифер. Если бы ты только знал.

С трудом дождавшись окончания ужина и уложив Элис спать, Дженифер вышла во двор и медленно зашагала к калитке. Майкл и отец играли за удобным пластиковым столиком в шахматы, мать с бабушкой о чем-то разговаривали, потягивая в беседке сок, а деда с Бенджи вообще не было видно. По-видимому, они, как и планировали за ужином, спустились в погреб попробовать, не настоялось ли вино из какого-то редкого сорта винограда.

Дженифер приблизилась к дверке в заборе, приостановилась и сообщила, обращаясь ко всем, кто присутствовал во дворе:

— Я пойду прогуляюсь!

Отец, недовольный, что его отрывают от игры, поднял голову и окинул дочь осуждающим взглядом.

— Прогуляешься? Это в десять-то часов вечера?

— Я не спрашиваю у тебя разрешения, папа! — твердо ответила Дженифер. — Просто предупреждаю вас и хочу попросить кого-нибудь приглядеть за Эл. Бабушка?

— Конечно, конечно, дорогая. Ступай, развейся! — Мэри-Роуз сделала ей знак глазами. — За Элис не беспокойся, я за ней присмотрю.

— Спасибо, — ответила Дженифер. — Я ненадолго.

— Иди, иди, дочка! — крикнула Эмма.

Дженифер вышла за калитку и по плотно утрамбованной извилистой песчаной тропинке медленно зашагала к соседней вилле, намереваясь обогнуть ее и с другой стороны подойти к коттеджу садовника.

Это решение она приняла за ужином, когда, поставив себя на место Райана, прочувствовала то, что, должно быть, испытал он сегодня за время их пребывания у Ларков. Только теперь, приближаясь к нему через синюю полутьму сумерек, она была уже не так твердо убеждена, что ему нужны ее извинения.

По крайней мере, очищу свою совесть, избавлюсь от еще одного лишнего груза, думала она, пытаясь рассеять сомнения. Если он не захочет меня слушать и пошлет куда подальше, я ничего не потеряю. Если же простит, тогда…

Перед ее глазами возникали смутные картинки того, что же последует за прощением, и она содрогалась от трепетного волнения.

На верхнем этаже небольшого коттеджа свет не горел. Только два нижних окна выделялись в полумраке ярко-желтыми пятнами. Парадная дверь была полураскрыта.

Свернув с тропинки на бетонную дорожку, ведшую к дому, Дженифер сбавила темп до минимума. За то время, пока она шла на дрожащих ногах по этой дорожке, в ее голове пронеслось несколько десятков противоречащих друг другу мыслей.

Может, не следовало слушать бабушку? Она постоянно верит в несбыточное. Вот и нас с отцом и Майклом затеяла примирить, а ведь это невозможно… Нет, раз уж я решила, доведу дело до конца, чего бы мне это ни стоило! Попрошу у него прощения, я перед ним виновата. Только… По большому счету он нуждается вовсе не в этом! Мне следует извиниться перед ним не за сегодняшнюю глупую дерзость, а за многолетний обман… Нет, у меня не хватит на это мужества! Нет! А если… Если Райан не один? Если развлекает сейчас гостей, точнее — какую-нибудь гостью? Или не какую-нибудь, а конкретно Изабеллу?

Ей сделалось так тошно, что в голове помутнело, а пальцы сами собой сжались в кулаки. Если бы перед ней выросла сейчас стена, она, не задумываясь откуда эта стена взялась, с размаху долбанула бы по ней кулаком, чтобы отделаться от гадкого приступа ревности.

Чем ближе она подходила к дому, тем сильнее дрожали ее руки и ноги, тем настойчивее невыносимый страх окутывал ее сердце неприятным морозцем.

У самого крыльца Дженифер в нерешительности остановилась, втянула в себя побольше воздуха и выдохнула. На ней были босоножки на высоких каблуках и платье цвета розового дерева с узким верхом на тонких бретелях и узкой короткой юбкой. Высказывание Райана о том наряде, в котором она появилась у Ларков, засело в ее сердце острой занозой, вот к ужину она и оделась совершенно по-другому.

Простояв на месте с несколько минут, Дженифер неуютно поежилась, шагнула к первому светящемуся окну, приподнялась на цыпочки и осторожно заглянула внутрь.

В комнате никого не было. Покрытый цветным покрывалом диван, журнальный столик с газетами, выключенный телевизор, картина с изображением какого-то водопада на стене, торшер в углу — все эти вещи выглядели вполне невинными. О недавнем присутствии в этой комнате женщины не говорило ничто.

Дженифер чувствовала себя мальчиком-подростком, подглядывающим за постельными сценами соседей, ее сердце бешено колотилось, а дыхание от волнения превратилось в прерывистые вздохи. Тем не менее, осмотрев первую комнату, она сделала три шага в сторону, переходя ко второму окну. Оно было плотно зашторено, и как Дженифер ни выгибала шею, так и не смогла ничего рассмотреть сквозь узкую щель сбоку.

Не зная, как ей быть, она перевела растерянный взгляд на приоткрытую дверь. В это мгновение откуда-то из-за спины на нее устремился ослепляюще яркий луч света. Инстинктивным движением она подняла руки и закрыла ими лицо.

4

— Высматриваешь, что бы украсть, Джен, — послышался справа резкий голос Райана. — Имей в виду: если я не досчитаюсь сегодня хоть какой-нибудь мелочи, сразу заявлю на тебя в полицию!

Растерянная, пристыженная, перепуганная Дженифер, не поворачивая головы, пронзительно выкрикнула, пугаясь собственного голоса:

— Немедленно выключи этот чертов фонарь, Райан!

— Попрошу не указывать, что я должен делать, что нет, находясь у себя дома! — жестко осадил ее Райан. — Тем более в таком тоне.

Послышался приглушенный щелчок, и слепящий луч погас. Дженифер медленно повернула голову и осмотрела высокие деревья, обрамлявшие коттедж зеленым, потемневшим в синеве сумерек кольцом, но Райана не заметила.

— Где ты? Я тебя не вижу! — слегка дрожащим от нервного перенапряжения голосом произнесла она.

Луч вновь вспыхнул, теперь направленный не на нее, а на самого Райана. Он полулежал в гамаке, натянутом между двумя деревьями с крупными блестящими, как лягушачья кожица, удлиненными листьями. В вытянутой руке у него был большой походный фонарь. Дженифер окинула его быстрым несмелым взглядом и, оробев еще сильнее, отвернулась — ей показалось, что он голый.

Поток света опять устремился на нее, прямо ей в лицо. Она вновь прикрыла глаза руками.

— Что тебе здесь понадобилось? — требовательно спросил Райан.

— Я… Пришла, чтобы…

Чувствуя себя абсолютно беззащитной и потерянной, Дженифер как будто забыла все известные ей слова. Мысли в ее голове разбежались в разные стороны, как муравьи из муравейника, разрушенного безжалостной рукой человека.

— Чтобы что? — не проявляя к ней ни капли сострадания, рявкнул Райан.

Дженифер вздрогнула и съежилась, словно от холода.

— Прошу тебя, выключи свет, — пробормотала она гораздо более тихим, виноватым голосом.

Райан выполнил ее просьбу.

— Итак?

— Я ничего не собиралась у тебя украсть… За кого ты меня принимаешь?

Райан ухмыльнулся.

— Вот уж не знаю, за кого тебя принимать, Джен! Ты не перестаешь меня удивлять! Расскажи, зачем пожаловала, тогда я и выкину из головы все черные мысли, касающиеся твоего визита!

Дженифер громко вздохнула.

— Я хочу извиниться, — произнесла она нерешительным полушепотом.

— За то, что заглядываешь в мои окна? — издевательски участливо спросил Райан.

— Н-нет. — Дженифер энергично покачала головой, понимая, что выглядит круглой дурочкой. — В твои окна я заглянула, боясь помешать тебе… Подумала, что, быть может, ты чем-нибудь занят…

— А не проще ли было позвонить в дверь и таким образом выяснить, свободен я или нет?

Его голос звучал все так же враждебно. К тому же стоять под его окнами на своих высоченных каблуках для Дженифер с каждой секундой становилось все невыносимее.

— Гм… Да, ты прав, — покорно согласилась она. — Я действительно должна была просто позвонить в дверь.

Последовало гнетущее молчание.

— Я хочу извиниться за то, что перед ланчем наболтала тебе всяких гадостей, — собравшись с духом, выдавила из себя Дженифер. — Порой под влиянием каких-то внешних воздействий и внутренних переживаний произносишь вслух невероятные вещи…

— Это уж точно! — Райан невесело рассмеялся. — Я тоже сказал тебе сегодня, будто мечтаю предаться с тобой любви. А ведь это не соответствует действительности.

У Дженифер больно сдавило грудь.

Неужели ему кажется, что я недостаточно унижена? — подумала она, сострадая самой себе.

Райан спрыгнул с гамака на землю и медленно зашагал к коттеджу. Теперь Дженифер увидела, что он не совсем голый, а в шортах, в тех же самых, в которых приходил на ланч.

— Я догадываюсь, почему ты наговорила мне всякой ерунды, — сказал он, останавливаясь прямо перед ней. — Почему так вырядилась, направляясь ко мне сейчас.

Она вопросительно посмотрела на него, но ничего не спросила.

— Ты ревнуешь меня, Джен, бесишься от ревности и мечтаешь доказать самой себе, что в состоянии выдержать конкуренцию.

— Конкуренцию?

— Да, конкуренцию. С Изабеллой. — Райан сложил руки на рельефной груди.

Как ни неприятно было для Дженифер слышать подобные вещи, опровергнуть их она не могла — пребывала в слишком подавленном, слишком растерянном состоянии.

— Да, я ревную… И ненавижу себя за это, — прошептала она, не осмеливаясь смотреть Райану в глаза. — Меня пугает то, что я испытываю по отношению к тебе. Я хочу избавиться от этих чувств, но не могу…

— Зачем же от них избавляться, Джен? — заметно потеплевшим голосом спросил Райан.

Его дыхание опаляло ее щеки, его запах сводил с ума. Она прикрыла глаза и задержала дыхание, страстно возжелав остаться навеки в этом мгновении или хотя бы запечатлеть его в памяти в мельчайших подробностях.

— Чтобы не повторить ошибки, допущенной восемь лет назад, — сдавленно произнесла она.

— Ты считаешь нашу связь ошибкой? — спросил он с чувством. С возмущением, негодованием или печалью — этого Дженифер не смогла точно определить.

— Да, считаю.

— Что же тебя заставило броситься в мои объятия? — с прежней резкостью произнес Райан. — Неуемное желание узнать, как это бывает с простыми трудягами?

«Как это бывает» — раскатистым эхом отдалось в голове Дженифер. Да как он может называть это столь пошлыми словечками? Я отдалась ему тогда не только телом, подарила всю себя, все эти годы живу разожженной им в моем сердце любовью, а он смеется мне в лицо!

— Не смей издеваться надо мной! — процедила она сквозь зубы.

— А ты ответь на мой вопрос, — ничуть не смущенный ее грозностью, сказал Райан. — Зачем ты связалась со мной тогда? Ведь считала, что я тебя недостоин, правильно?

— Правильно! — заявила Дженифер, все еще удушаемая гневом. — И сейчас считаю точно так же!

Райан отступил от нее на два шага.

— Тогда почему задерживаешься у меня так надолго? — ледяным тоном спросил он. — Все, что хотела, ты уже сказала. Уходи.

Уйти сейчас казалось самым простым и самым разумным решением, но Дженифер не двигалась, словно прикованная к месту неподъемными цепями. Она сознавала, что смотрится глупо, что с каждой последующей минутой трясина этих странных и опасных отношений затягивает ее все глубже и глубже, но как будто больше не могла, не умела владеть собой.

— Я уйду, но прежде ответь мне, пожалуйста, на один вопрос: вы с Изабеллой любовники? — проговорила она каким-то странным, чужим голосом.

— Не твое дело, — холодно и отстраненно ответил Райан, направляясь к крыльцу. — Насколько я понимаю, тебе нравится тут стоять. Что ж, желаю приятно провести время!

Он зашел в дом и закрыл за собой дверь. Через несколько мгновений свет в окнах на первом этаже погас, а еще спустя минуту зажегся на втором этаже.

Дженифер, ощущая себя самым несчастным созданием во всей вселенной, прошла к маленькому фонтанчику, присела на его бетонный край и обхватила голову руками.

За последовавшие несколько минут у нее перед глазами промелькнула вся ее жизнь, вернее — тот отрезок жизни, который начался с их с Райаном знакомства. Сколько трудностей и невзгод довелось ей пережить за эти долгие и нелегкие восемь лет! Учеба, работа, беременность, неудачное замужество, развод, смерть, тяготы матери-одиночки, непрекращающиеся скандалы с отцом и братом… Со всем этим она успешно справлялась и шла по жизни, высоко подняв голову. А повторно повстречав на пути Райана, вмиг превратилась в слабачку, достойную лишь презрения.

Почему я не могу встать с этого проклятого камня и, наплевав на все, что у нас с Райаном было, с достоинством уйти из его жизни? Почему сижу одна, согнув спину, умирая от жалости к себе, от чувства вины перед ним? И почему, черт возьми, мне встретился здесь не какой-нибудь другой мужчина — с темными или светлыми волосами, все равно, — а именно он? Опять он!

Теперь ее окутывала типично южная, глубокая тьма, разбавляемая лишь сиянием звезд и лившимся из окна коттеджа светом. Она долго мучилась раздумьями, что ей делать, тщательно размышляла, что ее ждет в том или ином случае, и наконец поднялась на ноги и зашагала туда, куда звало ее сердце. Не на виллу к бабушке и дедушке, а в домик садовника. К Райану.

Дверь оказалась не заперта. Дженифер несмело переступила через порог и сразу увидела Райана, стоявшего на верхней ступени ведшей на второй этаж лестницы.

— Наконец-то, — пробормотал он, протягивая вперед руки. — Скорее иди ко мне, моя Джен.

По нетвердым шагам, по тому, как крепко она схватилась за поручень и как медленно начала подниматься к нему, он понял, чего ей стоило принять решение войти в этот коттедж.

— Райан, я не… — задыхаясь от волнения и страха, произнесла она, с трудом дойдя до середины лестницы и приостановившись. — Наверное, мне вообще не следовало приходить…

— Почему, глупенькая? — тихо, словно боясь спугнуть ее, как какую-нибудь птаху, спросил Райан. — Ты не доверяешь мне, боишься меня?

— Я боюсь себя, — призналась Дженифер, и ее зеленые глаза стали вдруг похожими на глаза беспомощного ребенка, ждущего от взрослого поддержки и помощи. — Мое сердце разрывается от желаний и чувств, но я знаю, что эти желания запретны, что претворить их в жизнь я не могу…

— Кто тебе сказал, что не можешь? Наверняка ты ошибаешься. — Теперь голос Райана звучал невероятно нежно, проникая в самую душу, как будто убаюкивая ее.

Дженифер склонила голову.

— Ты сам заявил, что не хочешь меня, — пробормотала она еле различимо.

Райан тихо рассмеялся.

— Я брякнул эту глупость из желания тебя позлить, Джен, разве ты не поняла? Иди же ко мне… скорее!

Дженифер поднялась еще на две ступеньки — медленно и осторожно, как будто у нее болели ноги. Остаток пути ей помог преодолеть Райан, наклонившись, взяв ее за руку и притянув к себе. Очутившись на небольшой площадке перед спальнями, Дженифер, подчиняясь власти внутреннего порыва, трепетно и горячо прижалась к нему всем телом.

— Джен, милая моя, сладкая, — захлебываясь счастьем, зашептал Райан.

Его сильные руки обвили ее тонкую талию, скользнули вверх, к обнаженным плечам.

— Не надо, Райан, прошу, — тяжело дыша, взмолилась Дженифер. — Я не должна… Нам не следует…

— Почему же? Почему? — спросил он, касаясь губами ее горячего лба.

— Мне нужно идти… Вдруг Элис проснется… — лишь крепче прижимаясь к нему и запуская свои длинные тонкие пальцы в его густые короткие волосы, торопливо проговорила Дженифер.

— Но ведь ты не можешь уйти от меня сейчас, — произнес на выдохе Райан, приблизившись ртом к ее уху и начиная покрывать теплую мочку с сережкой-гвоздиком легкими, как тонкокрылые мотыльки, поцелуями.

Дженифер блаженно застонала в ответ, впиваясь пальцами в его затылок, закрывая глаза и ощущая себя человеком, добровольно ступающим в бездонную пропасть.

Целуя ее шею, Райан снял с ее хрупких плеч тонкие бретельки, ловким быстрым движением стянул вниз платье, и оно упало на пол бесформенной кучей. Когда его ладони заскользили по ее обнаженной спине, животу, бедрам, будя в ней разноцветный фейерверк давно забытой, смывающей все на своем пути страсти, она уже и не вспоминала ни об Элис, ни о семье, ни о страданиях, обрушившихся на нее после их расставания.

Обжигающие губы Райана, до умопомрачения желанные и знакомые, коснулись ее выглядывавшей из-под кружевного лифчика груди, плоского живота, потом он обхватил ими край ее маленьких трусиков, медленно стянул их до коленей… Дженифер вскрикнула, запрокидывая голову и уносясь сознанием в бездну счастливой неги.

Легко, как будто она была невесомым перышком, Райан подхватил ее на руки, внес в спальню, в которой горел свет, и положил на кровать с высокими полукруглыми спинками. В считанные секунды освободив ее от лифчика, трусиков, съехавших к самым ступням, и босоножек, он снял с себя шорты и трусы, шагнул к комоду и выдвинул верхний ящик.

— Райан… — позвала охрипшим голосом Дженифер, возвращаясь своим затуманившимся сознанием в действительность. — Райан, подожди…

Он рассмеялся веселым тихим смехом, достал из ящика коробочку с презервативами, извлек один в поблескивавшей черной упаковке, поднял его вверх и покрутил в воздухе.

— Ничего не бойся, радость моя. Я как всегда очень предусмотрителен.

Дженифер беспомощно покачала головой.

— Я не об этом… Я должна кое о чем поговорить с тобой.

— Потом, Джен, милая… Потом… — зашептал Райан горячо и страстно. — Потом. — Он опустился на кровать и принялся гладить ее стройные ноги, бедра, живот.

— Райан, это очень важно… — жалобно проговорила Дженифер, кладя ладонь на его руку.

Широкие брови Райана сдвинулись, образуя сплошную линию, разделенную посередине глубокой морщиной.

— Ты передумала? Или вообще не хочешь меня? — Его широкие загорелые плечи приподнялись и опустились. — Быть может, я неправильно тебя понял?

— Нет, нет, я хочу тебя, — пожимая его руку, проговорила Дженифер. — Только мне нужно кое о чем тебе поведать… Ты очень многого не знаешь, Райан, и прежде, чем…

Он осторожно высвободил руку, ласково обхватил обеими ладонями ее лицо и по-детски дурашливо потерся носом о ее аккуратный носик.

— Неужели ты в состоянии думать сейчас о чем-то постороннем, Джен? Я хочу тебя до невозможности и просто сгорю, если мы заведем какую-нибудь беседу.

Он поцеловал ее — горячо, продолжительно и ненасытно, потом ловко надел презерватив.

Радость слияния с ним в единое целое так потрясла Дженифер, что у нее из глаз по вискам, утопая в светлых волосах, потекли тонкие ручейки слез. В ее памяти эти ощущения хранились как самые яркие из всех, что ей когда-либо доводилось испытывать, но не могли сравниться с тем, что она чувствовала сейчас. Быть может, тогда, восемнадцатилетней девочкой, она не умела еще чувствовать его так полно, не могла наслаждаться им настолько самозабвенно.

— О Господи! — вскрикнул Райан, содрогаясь в блаженных судорогах оргазма. — Джен, ты прелесть…

Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, он провел рукой по покрывшемуся потом лбу и взглянул в глаза Дженифер. Освещенные счастливым сиянием, они походили на два изумруда. Ее щеки горели, губы трогала светлая, беззаботная улыбка.

— Ты ничуть не изменилась с годами, Джен, — проводя пальцем по ее раскрасневшемуся рту, сказал Райан полушепотом. — Разве что стала более страстной, более раскрепощенной.

Он с восторгом оглядел ее вздымающуюся грудь, ее изящные, точеные плечи.

Дженифер отвернулась.

— Но мое тело изменилось. К сожалению, роды не делают женскую фигуру красивее, наоборот — портят ее.

Райан изучающе осмотрел ее живот и, заметив две тонких извилистых белых полоски, идущие от пупка вниз, нежно поцеловал их.

— Я с тобой не согласен. Роды делают женщину гораздо красивее.

— Спасибо. Не думаю, что ты сказал это абсолютно искренне, но слышать такое приятно. — Дженифер приподнялась на локте и прикрыла грудь тонкой шелковой простыней.

— Знаешь, что пришло мне в голову, Джен? — Райан прилег с ней рядом, загадочно сузил глаза и улыбнулся. — Это наше свидание ни в коем случае не должно стать последним.

— Думаешь, нам стоит опять закрутить роман? — Дженифер представила себе, как каждый вечер до отъезда будет уходить из дома, провожаемая укоризненным взглядом отца, и возвращаться ночью, крадясь на носочках, как какая-нибудь воровка.

— Да, именно об этом я и подумал, — подтвердил Райан, сияя.

Дженифер покачала головой.

— Нет, Райан. Этому роману осталось существовать совсем недолго — в конце месяца мы уедем. Нет смысла и заводить его.

— Но, может, у нас получится продолжить отношения и после твоего отъезда?

— Райан, я приехала сюда с семьей по просьбе бабушки. И не смогу на глазах у всех уходить каждую ночь к любовнику. Расценивай это как ханжество, но я так воспитана и измениться не в состоянии.

Райан о чем-то задумался. Дженифер принялась украдкой наблюдать за его лицом: напряженным, слегка наморщенным высоким лбом, пульсирующей венкой на виске, взглядом, устремленным в пустоту. Ее так и подмывало протянуть руку и погладить его губы, чуть впалые щеки — теперь гладко выбритые, отливающие синевой. Но она не смела давать волю чувствам и довольствовалась тем, что может рассматривать его.

— Мы должны попробовать пожить с тобой вместе, — наконец выдал Райан.

Дженифер, никак не ожидавшая услышать от него нечто подобное, качнула головой и криво улыбнулась, намереваясь ответить какой-нибудь милой глупостью, но он смотрел на нее настолько серьезно, что она не посмела шутить. Просто промолчала.

— У нас ведь никогда не было возможности изучить характер друг друга, привычки, вкусы, — продолжил Райан. — В постели нам здорово вдвоем, но это все, что мы друг о друге знаем.

Дженифер не совсем понимала, к чему он клонит, и смотрела на него настороженно и озадаченно.

— Я предлагаю тебе переехать ко мне и провести со мной оставшуюся часть отпуска. Тогда никто уже не посмеет сказать, что ты бегаешь по ночам к любовнику, мечтая утолить чисто физиологические потребности.

— Райан… — протянула Дженифер, умиленная его предложением и до жути не желавшая отвечать ему отказом. — Во-первых, у меня есть ребенок…

— Ну и что? — перебил ее он. — Возьми Элис с собой, поживем втроем.

— И я в ее присутствии буду спать с чужим дядей?

— Будем вести себя осторожно! — Глаза Райана горели. Было видно, что с каждой последующей секундой он увлекается своей идеей все больше и больше. — Обещаю, что в присутствии девочки я не позволю себе ни единой вольности.

— Все не так просто, Райан, — ответила Дженифер медленно. — Бабушка с дедом позвали нас сюда, надеясь примирить, понимаешь? Они долгое время жили в Денвере, ты об этом прекрасно знаешь, а под старость лет захотели устроить все в жизни так, как рисуется им в мечтах: вернулись в родной Сан-Диего, воспылали желанием улучшить наши отношения. Здоровье деда оставляет желать лучшего, вот бабушка и позвала нас сюда так настойчиво.

Райан скорчил недовольную гримасу.

— Я очень уважаю Мэри-Роуз и Филипа, Джен, они для меня как будто родственники, но эта их задумка — просто глупость, разве ты не понимаешь? Восемь лет назад больше всего на свете ты боялась гнева собственного отца, Майкл во всем ему подражал, а твоя мама перед ним благоговела, и сейчас все остается по-прежнему. Я убедился в этом сегодня за ланчем. За пару недель ничего не изменится, даже если ты вообще не будешь выходить из дома. Ты наверняка сама это сознаешь.

Не найдясь, что ответить, Дженифер молча повела плечом.

— Если же мы с тобой сумеем устроить свое счастье, то и Филип и Мэри-Роуз доживут остаток лет в спокойствии, — продолжил Райан. — Я очень хочу узнать, что ты за человек, Джен. Меня влекут к тебе не только сексуальные желания. Пожалуйста, подумай над моим предложением. Теперь все зависит только от тебя.

Едва слышно договорив последние слова, он придвинулся к ней и поцеловал в губы. Она с готовностью ему ответила и явно с удовольствием вновь слилась бы с ним в любовном пылу, но он ощущал, что теперь ждет от нее чего-то большего. Торопливое соитие перед расставанием уже не казалось ему настолько привлекательным. В его воображении возникали другие картины: проведенные вместе ночи, совместные завтраки, планы на день…

— Ты вкусная, как конфетка, — прошептал он, осторожно отстраняясь, вставая с кровати и поднимая с пола трусы. — Я провожу тебя до дома.

Дженифер растерянно хлопнула глазами, медленно повернула голову и посмотрела на часы на комоде.

— Ого! Уже так поздно! Как незаметно пролетело время!

— Не поздно, а рано, — смеясь, поправил ее Райан. — Я схожу за твоим платьем.

Он принес с лестницы платье, поднял с пола лифчик и трусики. Дженифер откинула простыню, встала и, повернувшись к нему спиной, стыдливо прикрыла грудь руками.

— Не смотри, как я буду одеваться.

Как трогательно и соблазнительно она выглядела в эти мгновения: по-девичьи невинной и в то же время женственно кокетливой. Райан поднял вверх руки, ладонями вперед, давая понять, что не собирается вступать с ней в спор, и, быстро натянув на себя шорты, вышел.

— Я подожду тебя внизу! — крикнул он уже с лестницы.

В его груди теснились странные чувства — такие, каких ему не доводилось испытывать никогда раньше. Эта женщина пробудила в нем желание обзавестись чем-то по-настоящему существенным, жизненно важным, коренным образом изменить свою жизнь.

Может, это и есть любовь, думал он, ожидая ее внизу, на крыльце, прислушиваясь к приглушенному шуму океана. Как еще назвать эти непонятные приступы нежности, когда я смотрю на нее, эту бредовую идею пожить вдвоем? Наверное, так оно и есть… Это любовь…

Доведя Дженифер до калитки, Райан крепко сжал ее руку.

— Все зависит от тебя, Джен, — прошептал он и, прикоснувшись губами к ее рту, быстрой уверенной походкой зашагал назад, к коттеджу.

Дженифер проводила его восхищенным взглядом и направилась в дом.

Все спали. Вилла была погружена во тьму. Бесшумно пробравшись к себе в комнату, Дженифер задумалась, ванну ей принять или душ, и, отказавшись и от того и от другого, так как шум воды мог кого-нибудь разбудить, скинула с себя платье и лифчик и в одних трусиках, сохраняя на своем теле тепло и запах Райана, нырнула в постель.

Свежие воспоминания о сегодняшнем свидании закружились в ее голове длинной пестрой вереницей. Она понимала, что должна уснуть, чтобы не выглядеть утром помятой и утомленной, но сон не шел, перед глазами так и стоял образ Райана, а в ушах звучал его голос: «Все зависит от тебя, Джен».

Она воспроизвела в памяти тот эпизод, когда он достал из ящика презерватив и с гордостью сообщил, что как обычно обо всем позаботился.

Какой предусмотрительный! — подумала она, печально усмехаясь. Считает, что презервативы — стопроцентная защита от всех неожиданностей! Если бы не зачатие Элис, то и я, наверное, была бы до сих пор уверена в надежности этих резинок!

Проворочавшись с полчаса под белоснежной простыней, украшенной вышивкой, она зажгла ночник, поднялась с кровати и принялась в одних трусиках расхаживать взад и вперед по устланному ковром паркетному полу.

Что же мне делать? Что делать? — ломала она голову, покусывая в своем непомерном волнении большой палец правой руки. Зачем я опять переспала с ним? Зачем позволила себе повторно напиться его колдовства? Почему не подумала заранее, что ступать на эту зыбкую почву крайне опасно? Идиотка! Теперь я никогда не обрету прежнего покоя!

Она закрывала глаза — и обрывки фраз Райана вновь стучали в ее висках, как капли затяжного дождя по металлическому подоконнику. «Я предлагаю вам переехать ко мне… Меня влекут к тебе не только сексуальные желания…»

Раньше он не говорил мне таких слов, размышляла она, испытывая немыслимое удовольствие. В нем произошло много перемен. Теперь и мое к нему чувство более сложно и серьезно. Пугающе серьезно…

Я ощущаю, что способна решиться на то, о чем он меня просит.

Раскрыть перед ним душу.

Довериться ему.

А рассказать правду об Элис? — прозвучал в ее мозгу убийственно трезвый голос рассудка.

— Нет! — прошептала она, замирая на месте.

Как только Дженифер, невыспавшаяся и подавленная, вышла утром к столу, ее мать поинтересовалась:

— Как вчера погуляла, дорогая?

— Хорошо, мам. Очень даже хорошо.

Она щекой почувствовала устремившийся на нее взгляд бабушки, умиравшей от любопытства.

— Очень рада за тебя, — на удивление весело и одобрительно ответила Эмма. — Тебе следует больше времени уделять себе, Джен. Общаться с Эл — для меня это сплошное удовольствие. Если хочешь, можешь уходить на прогулку в любой момент.

— Я не хочу злоупотреблять твоей добротой, мама, но спасибо за предложение, — ответила Дженифер.

Потянулись мучительные минуты и часы раздумий о Райане и споров с самой собой. Чем больше она обмозговывала ситуацию, в которой оказалась по собственной воле, тем больше склонялась к убеждению, что должна прервать связь с Райаном и никогда в будущем не вступать с ним в близость. Чересчур много явных помех их счастью — это казалось ей очевидным. Слишком сильным был страх перед необходимостью раскрыть ему свою тайну.

Я должна поговорить с ним, решила она наконец. Сказать, что не могу принять его приглашение. По крайней мере этого он заслуживает.

— Если твое предложение остается в силе, мам, я, пожалуй, и сегодня схожу прогуляюсь, — сказала Дженифер с наигранно беспечным видом, присоединившись к матери и бабушке. Они пили в саду послеобеденный чай.

— Верное решение, дочка, — ответила Эмма, оживленно кивая. — Отношения между влюбленными должны постоянно подпитываться общением, особенно на ранних стадиях их развития. Встречайтесь с Райаном как можно чаще, ведь наш отпуск скоро закончится.

Дженифер приоткрыла рот и вытаращила глаза.

— Тебе все известно о нас с Райаном?

— Да, да, ей все известно, девочка моя, — смеясь, ответила за невестку Мэри-Роуз. — Было бы известно и Джейку, если бы он повнимательнее наблюдал за тобой и видел в тебе не только недостатки. Ведь ты вспыхиваешь как рождественская елка каждый раз, когда кто-нибудь упоминает Райана.

— Все не так, как вы думаете… — конфузясь, пробормотала Дженифер оправдывающимся тоном. — На самом-то деле между мной и Райаном… Нет ничего особенного…

Эмма погладила ее по плечу.

— Ничего не объясняй, дорогая. С нами ты можешь быть откровенной и ни о чем не беспокоиться. От нас с бабушкой никто не узнает о твоем секрете, обещаем. — Ее любящие кроткие глаза сделались вдруг необычайно серьезными. — Позволь, я дам тебе один совет, дочка: не бери пример с меня и не бойся претворять в жизнь свои мечты.

— Что это с тобой, мама? Ты никогда в жизни не говорила мне подобных вещей!

— Только потому, что постоянно считала своим долгом помалкивать в любой ситуации, думая, будто это поспособствует сохранению в семье мира. Я лишь совсем недавно поняла, что таким образом добиваюсь как раз обратного эффекта. Если ты не станешь бороться за то, чего действительно хочешь в жизни, Джен, никто не сделает это за тебя. Я долго и упорно уклонялась от борьбы, а теперь стала слишком старой, чтобы что-то менять.

— Пока ты жива, должна постоянно стремиться изменить то, что тебя не устраивает, Эмма! — возразила ей свекровь. — Джейк самодовольный и властный, но ведь он не всегда был таким. Отчасти и ты виновата в том, что в нем развились и укрепились эти качества, моя дорогая, потому что вела себя с ним чересчур покладисто и покорно. Возможно, если бы ты подавала Дженифер другой пример, она сейчас не пыталась бы сохранять в секрете свой роман с Райаном!

— Никакого романа у нас нет, бабушка! — запротестовала Дженифер.

— Называй это как хочешь, детка, но обмануть меня тебе не удастся!

Дженифер на некоторое время ушла в себя. Она была бы безгранично счастлива, если бы убеждение ее мамы и бабушки соответствовало действительности. Настоящего романа с Райаном она желала всем своим сердцем, ведь любила его на протяжении нескольких лет. В данный момент эта любовь, долгие годы дремавшая в сокровенных тайниках ее души, вырвалась наружу, превратившись в огромный негасимый костер. Костер, повелительно требовавший все больше и больше топлива.

Ей хотелось разделять мысли, печали, радости, грезы Райана, проводить с ним все свободное время, отдаваться ему без остатка… Но она не могла высвободиться из плена всепоглощающего страха и знала, что до конца своей жизни будет обязана оставаться его рабыней.

— Как ты погрустнела, Джен! Уж не передумала ли идти сегодня на прогулку? — ворвался в думы Дженифер тревожный голос матери.

Она не передумала. Сегодня ей непременно следовало увидеться с Райаном. В последний раз.

Как только она вошла в его дом, сразу поняла, что он готовился к ее приходу. На нем были не привычные шорты или джинсы с футболкой, а черные брюки из тонкой доброкачественной ткани, великолепно подчеркивавшие его узкие бедра, и белоснежная шелковая рубашка с короткими рукавами. На ее фоне его загорелые руки казались сделанными из бронзы.

В гостиной на столике стояли серебряный подсвечник с пятью высокими зажженными свечами, два сверкающих в их сиянии бокала, большая хрустальная ваза на толстой ножке, наполненная фруктами, и ведерко с бутылкой вина.

Райан, улыбаясь широкой, радостной улыбкой, обвел стол рукой и обнял Дженифер за плечи.

— Я безумно счастлив, что ты пришла.

Втянув в себя его сводящий с ума запах, увидев его светящиеся ликованием глаза, Дженифер, зная, что сейчас будет вынуждена разбить его иллюзию, почувствовала себя злостной преступницей.

— Райан, я пришла только для того, чтобы поговорить, — поспешно сообщила она.

— Конечно, — игриво отозвался Райан, крепче прижимая ее к себе.

— Я не шучу, — сказала Дженифер тверже, скрепя сердце отстраняясь от него.

— Я слушаю тебя очень внимательно, — все еще пребывая в несерьезно-приподнятом расположении духа, произнес Райан.

— Я тщательно обдумала твое вчерашнее предложение и решила, что должна ответить тебе отказом. У нас не может быть совместного будущего, — старательно держа в узде свои эмоции, проговорила Дженифер.

— Что? — Лицо Райана вытянулось.

— Все, что между нами произошло вчера, было довольно мило, — протараторила Дженифер, сознавая, что говорит совсем не те слова, которые намеревалась сказать.

— Довольно мило?! — прогремел Райан, в секунду становясь мрачнее тучи.

— То есть… Я имею в виду… Наверное, я неудачно выразилась, — спотыкаясь, пролепетала Дженифер. — Мне очень понравилась наша вчерашняя ночь, Райан, — продолжила она, собравшись с мыслями, — но мы поступили весьма неразумно.

— Неразумно?

Райан побледнел от ярости и некоторое время молча буравил Дженифер взглядом. Потом медленно заговорил:

— Разумным называют решение купить телевизор, запустить новую производственную линию, построить дом, черт возьми! Но назвать разумным или неразумным занятие любовью! Прости, Джен, это не укладывается в моей голове! Я всегда считал и буду считать, что секс относится к сфере чувственных удовольствий и никоим образом не связан с расчетами.

— Ладно, ладно, я согласна, что для выражения своей мысли опять подобрала неверное слово! — воскликнула Дженифер. — Я хотела сказать, что, занимаясь сексом, мы поступаем… Не мудро. Да, не мудро.

Райан продолжительно на нее посмотрел и неожиданно затрясся всем телом, заливаясь смехом.

В первое мгновение губы Дженифер тоже невольно расползлись в улыбке — настолько заразительно и громко он хохотал. Но она быстро взяла себя в руки и, подбоченившись, выкрикнула, пытаясь перекрыть его смех:

— Я серьезно с тобой разговариваю!

— Неужели? — спросил Райан, успокаиваясь.

— Да! Я считаю, что нам никогда не удастся вычеркнуть из памяти восемь лет, в течение которых мы ни разу не побеседовали друг с другом даже по телефону, не поздравили друг друга ни с единым праздником, не написали друг другу и пары строк.

— Что же ты предлагаешь? — опять мрачнея, спросил Райан.

— В том-то и дело, что ничего! Нам не стоит возобновлять этот роман. Если бы мы еще жили не на столь огромном расстоянии, то, может, шаг за шагом и пришли бы к чему-то серьезному.

— И разумному, — поддразнил Райан.

— И разумному! — подтвердила Дженифер, защищаясь. — Хоть тебя и раздражает это слово, вести себя разумно еще никому не мешало!

— Да, Джен, ты абсолютно права, — издевательски торжественным тоном произнес он.

— Так для нас обоих будет лучше: разойдемся, пока не зашли слишком далеко!

— Правильно! — поддакнул он, абсолютно не понимая, о чем речь.

— В нашем возрасте смешно во второй раз наступать на одни и те же грабли!

— Верно!

— Нам давно пора научиться не повторять собственные ошибки, а извлекать из них урок!

— Полностью с тобой согласен!

— Вот и прекрасно! — Дженифер перевела дух и уставилась в пол. — Тогда давай подведем под прошлым черту и расстанемся друзьями.

— Думаешь, это у нас получится? — спросил Райан, глядя на нее настолько бесстрастно, что, посмотрев ему в глаза, она не поняла, что он испытывает. — Кого ты пытаешься обмануть, Джен, меня или себя?

— Не обмануть, а убедить, и, естественно, тебя!

— Скажи на милость: зачем ты пришла сюда сегодня? — Он чуть наклонился вперед, как будто хотел лучше видеть выражение ее глаз. — Я ведь сказал вчера: теперь все зависит только от тебя. Если бы сегодня ты просто не явилась, я без объяснений понял бы, какое ты приняла решение.

— Я подумала, что должна по-человечески поговорить с тобой, — пробормотала Дженифер, нервно сжимая и разжимая пальцы.

— Поговорила? Отлично! — Он взял ее за плечи, развернул на сто восемьдесят градусов и бесцеремонно вывел во двор. — Желаю счастья!

Чувствуя себя побежденной, а не победительницей, Дженифер сделала несколько шагов по направлению к калитке и остановилась посреди дорожки как вкопанная, не смея оглядываться назад и не в состоянии продолжать путь.

— В чем дело, Джен? — послышался у нее из-за спины голос Райана.

Она медленно повернула голову. Он стоял в дверном проеме, прислонившись спиной к косяку, засунув большие пальцы рук под пояс брюк.

— Я не могу, не могу уйти отсюда, черт побери! — жалостливо пробормотала Дженифер.

…Во второй половине следующего дня к Ховардам пожаловала Изабелла. Пройдя к столу во дворе и грациозным движением изящной руки поставив на него корзину с гроздьями крупного белого винограда, она повернулась к Дженифер, только что вернувшейся с Эл с пляжа, и сообщила:

— Я бы хотела побеседовать с тобой с глазу на глаз. Может, пройдем вон туда? — Она кивком указала на покрытую зеленой краской низкую скамеечку, проглядывавшую сквозь стволы деревьев из глубины сада, и, не дожидаясь ответа, направилась к ней.

Ее идеально обработанные ногти на обутых в открытые босоножки ногах покрывал такой же, как на ногтях рук, перламутровый лак, ее пятки были нежными и гладкими, как у ребенка. Следуя за ней по саду, Дженифер рассматривала ее идеально уложенные блестящие рыжие волосы, ее насыщенно-малинового цвета платье с соблазнительным овальным вырезом на спине и ругала себя. За то, что, накупавшись с Эл, столь небрежно завязала свои локоны в хвост, и за то, что нарядилась сегодня в блекло-сиреневое простенькое платьице на пуговицах спереди.

Изабелла уселась на скамейку и посмотрела прямо в глаза Дженифер, оставшейся стоять и чувствовавшей себя серой мышкой.

— Вы с Райаном встречаетесь, верно? — без предисловий начала она.

— Можно сказать, — сильно смутившись, ответила Дженифер.

— Он тебе нравится?

Не видя смысла в отрицании очевидного, Дженифер кивнула.

— Ты ведь не хочешь заставить его страдать?

— Естественно… А почему ты спрашиваешь у меня об этом? — предчувствуя что-то страшное, спросила Дженифер.

— Он сказал мне, что на выходные вы собрались вдвоем съездить к нему домой и что вернетесь не раньше понедельника, — игнорируя ее вопрос, произнесла Изабелла.

— Правильно, — ответила Дженифер и, чересчур напуганная странным поведением соседки, забыла о своем смущении. — Скажи мне, в чем дело, Изабелла. К чему ты клонишь? Пришла сюда, потому что приревновала его ко мне?

Аккуратно накрашенные перламутровой помадой губы Изабеллы растянулись в печальной улыбке.

— Даже не знаю, что тебе ответить, Дженифер. Если быть предельно искренней, признаюсь: я действительно ревную к тебе Райана и завидую твоей молодости. Мне уже сорок семь, мое время ушло.

Она задумчиво помолчала и продолжила:

— Но пришла я к тебе вовсе не из-за ревности. Я знаю Райана с самого детства и люблю его как надежного друга и исключительно порядочного человека. Он не заслуживает, чтобы его дурачили.

У Дженифер потемнело в глазах. Безумный страх, все это время лишь щекотавший ее сердце, теперь сжал его цепкой холодной хваткой.

Изабелла, не добавляя больше ни слова, опустила руку в большой накладной карман сбоку на платье, извлекла оттуда конверт и протянула Дженифер.

Та недоуменно взглянула на нее, рассмотрела конверт, ничем особенным не отличавшийся, раскрыла его, достала пожелтевшую от времени фотографию. И чуть не вскрикнула от ужаса и неожиданности, увидев на ней изображение полуторагодовалой Элис.

Да, да, девочка со снимка смотрела на нее точно такими же, как у Эл, миндалевидными глазами. На ее пухлых щечках тоже играли ямочки, а губки напоминали бантик — именно так в том возрасте обожала их складывать Эл. Только этот ребенок был наряжен в странную юбку в складочку, блузку, каких давным-давно дети не носили, и чепец, отделанный кружевом. Если бы не старомодная одежда и не желтизна карточки, Дженифер ни секунды не усомнилась бы, что видит на ней свою дочь.

Ей показалось, вся кроль незаметно вытекла из нее.

— Где ты это взяла? — слабым, едва различимым голосом прошептала она.

— Из фотоальбома, который я нашла в прошлом году у себя дома, — ответила Изабелла. — Увидев твою дочку, я сразу заметила в ней поразительное сходство с кем-то из своих знакомых, потом весь день терзалась, вспоминая, с кем же именно. А сегодня вдруг догадалась. — Она махнула рукой, указывая на фотографию. — Это мать Райана в детстве.

— Нет, нет, это невозможно. — Дженифер отчаянно закрутила головой, сознавая, что пропала, отказываясь верить в то, что ее сокровенная тайна раскрылась столь непредвиденным образом, в столь неподходящий момент.

— Мой отец и отец Райана дружили в молодости, хотя с Филипом, твоим дедом, их связывали более близкие, чуть ли не братские отношения, — спокойно сказала Изабелла. — Райан был поздним ребенком у своих родителей. Леона родила его, по-моему, в тридцать пять лет.

Дженифер слушала и не слышала ее. Весь сегодняшний день до настоящего момента она была окрылена счастьем — каждый миг, каждый час хотела кричать на весь мир о подарке, который наконец-то преподнесла ей судьба. В ее голове то и дело звучал исполненный нежности голос Райана: «Почему я, болван, не понял тогда, восемь лет назад, что повстречал свою единственную любовь? Мы созданы друг для друга, Джен…»

И вот над этим счастьем, только-только зародившимся и еще неокрепшим, нависла свинцовая беспощадная туча.

5

Дженифер очнулась от своих мыслей, туго соображая, но отчетливо понимая, что лгать Изабелле смешно и бессмысленно, и произнесла глухим, не своим голосом:

— Что ты собираешься делать?

— Ты признаешь, что Элис — дочь Райана? — спросила Изабелла.

Дженифер тяжело опустилась на скамейку рядом с ней и уставилась на кусок покрытой травой земли под своими ногами.

— У меня нет другого выхода.

— В таком случае, я должна спросить у тебя, что ты собираешься делать, дорогая? — мягко и вместе с тем строго произнесла Изабелла.

— Не знаю, — выдохнула Дженифер. — Не знаю, не знаю, не знаю!

Она зажмурилась и больно, чуть ли не до крови, прикусила нижнюю губу, неистово желая проснуться сейчас и понять, что визит Изабеллы и эта проклятая фотография всего лишь приснились ей. Когда она вновь открыла глаза, в них блестели слезы.

— Почему? Почему это случилось именно сегодня, в тот момент, когда мы с Райаном едва-едва вновь обрели друг друга? — прошептала она, глуша рвавшиеся из груди рыдания. — Может… — В ее голосе прозвучали вдруг резкие, агрессивные нотки, а глаза воинственно блеснули. — Может, ты задумала отнять его у меня?

Изабелла взяла фотографию из дрожащих рук Дженифер, вернула ее в конверт и убрала в карман.

— Послушай меня, дорогая, — тихо, но твердо сказала она, глядя на Дженифер своими красивыми лучистыми глазами. — Я считаю тебя не врагом, а другом, и хочу не разлучить вас с Райаном, а, наоборот, сблизить.

— Сблизить? — переспросила Дженифер, повышая голос. — Но ведь ты собралась рассказать ему о своей догадке, я правильно поняла?

— Если возникнет такая необходимость, я действительно все расскажу Райану.

Откуда-то с пляжа послышался пронзительный детский хохот. Глаза Изабеллы просветлели, тут же погрустнели, потом вновь стали серьезными. Она провела холеной рукой по руке Дженифер со сморщенной от долгого пребывания в воде кожей на пальцах.

— Ты оказалась в крайне сложном положении, и я понимаю тебя и сочувствую. Поэтому-то и пришла сейчас именно сюда. Не с Райаном завела речь об этой фотографии, а с тобой. Я хочу, чтобы именно ты раскрыла ему свою тайну.

По щекам Дженифер покатились прозрачные ручейки.

— Если же ты этого не сделаешь, я буду просто вынуждена поговорить с ним об Элис сама, — продолжила Изабелла. — Он мой верный давний друг, я не могу и не хочу поступать по отношению к нему подло.

— А я не в состоянии разрушить то, что между нами опять зародилось! — воскликнула Дженифер, не заботясь в это мгновение о том, что ее слова может услышать кто-нибудь из родственников. — Я знала, знала, что нашему счастью что-нибудь да помешает!

Изабелла достала из второго кармана носовой платок и по-матерински заботливо вытерла мокрые щеки Дженифер.

— Ты любишь Райана? — спросила она осторожно.

— Да! — выпалила Дженифер. — Все это время я не переставала любить его!

— А простила бы, если бы он сообщил тебе, к примеру, что у него есть еще один ребенок? От какой-нибудь другой женщины?

Дженифер моргнула, и с ее ресниц на щеки опять упали две крупные соленые капли. Простила бы она его, если бы узнала о чем-нибудь подобном? Смогла ли бы продолжать так же сильно и полно его любить? Да. Смогла бы.

— Я простила бы ему все, что угодно, — пробормотала она, рассматривая сморщенные подушечки собственных пальцев. — Райан дорог мне такой, как есть, со всеми достоинствами и недостатками.

— А почему считаешь, что и он не в состоянии все понять и простить? — спросила Изабелла. — Райан — человек порядочный, великодушный и справедливый. Поверь в него.

Дженифер в этом не сомневалась. Чем больше она общалась с ним, тем выше ценила его и уважала. Но твердо знала, что святых людей на свете не существует, что доброте и благородству лучших из тех, кто был ей знаком, есть предел. Поэтому и не ждала, что, услышав от нее столь сногсшибательное признание, Райан не перестанет ею восхищаться, доверять ей.

— О Боже! — простонала она, закрывая глаза ладонями. — Неужели ты не могла прийти ко мне после нашего с Райаном возвращения? Неужели не могла позволить нам насладиться этим совместным уикендом?

— Дженифер, дорогая, я специально поговорила с тобой именно до вашей поездки. Чтобы вы смогли наедине, вдали от твоих родственников спокойно обо всем побеседовать. Ты должна рассказать Райану правду как можно скорее. Так будет лучше, послушай моего совета!

— Он придет в бешенство… Все закончится, — убито пробормотала Дженифер.

— Конечно, Райан позлится, — подтвердила Изабелла рассудительно. — Но и обрадуется. Иметь такого ребенка, как твоя чудесная Элис, — об этом мечтает каждый нормальный мужчина, достигший возраста Райана.

Дженифер повернулась к ней и взглянула на нее умоляюще.

— Пожалуйста, Изабелла! Если ты действительно относишься ко мне как к другу, не рассказывай Райану ничего до выходных. Потом я непременно сама с ним поговорю, но не теперь! Наш роман еще так хрупок, мы должны укрепить его, подготовить для серьезных испытаний.

Изабелла оглядела ее встревоженные, заплаканные, перепуганные глаза с трогательной лаской и вновь погладила по руке.

— Ты действительно веришь, что во время уикенда сможешь беззаботно наслаждаться обществом Райана, зная, что вас ждет впереди? Как ты будешь лежать в его объятиях, смотреть в его полные нежности и любви глаза, разговаривать с ним на отстраненные темы, мечтать о будущем?

Дженифер хотелось проникнуться ненавистью к этой несравненной рыжеволосой вдовушке, столь человечной и доброй, заткнуть ей рот, разглядеть в ее сострадании и желании ускорить их объяснение с Райаном ревность, зловредность, тонкий, корыстный расчет. Но она сознавала, что порыв Изабеллы благороден и чист, и питала к этой женщине самые теплые чувства. Из ее груди вырвался сдавленный стон, за ним — так долго жаждавшие вырваться на свободу рыдания.

— Дженифер, дорогая! — Изабелла обняла ее и привлекла к себе. — Не терзайся так, побереги нервы.

Поберечь нервы? Дженифер казалось, что она стоит на грани между жизнью и смертью, из-под ее ног как будто уплывала земля. Жестокость создавшейся ситуации хлестала ее невидимой плетью, а она была не в силах даже прикрыться руками.

Изабелла встала со скамейки и бережно подняла на ноги Дженифер.

— Пойдем.

— Куда? — Дженифер испуганно вцепилась ей в руку, удерживая ее. — Я не должна появляться в таком виде перед дочерью, да и перед всеми остальными тоже.

— Не беспокойся, мы направимся не к тебе домой, а к нам. Я знаю одну тропинку здесь, в саду, пройдем по ней, и нас никто не увидит.

Дженифер не двигалась с места, глядя на нее со страхом и неуверенностью.

Изабелла догадалась, что ее останавливает, и добавила:

— Мои родители уехали в город за покупками, а Райан — улаживать какие-то дела, связанные с вашим путешествием. Ничего не бойся, мы пройдем так незаметно, что не попадемся на глаза даже слугам.

Она обвила рукой талию Дженифер, и та покорно позволила провести себя по узкой змейке-тропе между деревьями к соседней вилле.

— Сполосни лицо холодной водой, дорогая, — сказала Изабелла, открывая перед Дженифер дверь в просторную ванную, отделанную керамической плиткой цвета морской волны. — А я попрошу Одри приготовить для тебя освежающую маску.

Увидев свое отражение в зеркале, Дженифер ахнула. Ее веки покраснели и раздулись, белки глаз сделались мутными, нос приобрел оттенок спелого помидора, губы распухли. Все это обрамляла безобразнейшая прическа — наспех завязанный из невысохших после купания волос хвостик. Споласкивание лица холодной водой вряд ли помогло бы ей сейчас.

Вернувшаяся Изабелла была того же мнения.

— Надо привести тебя в порядок, — сказала она, окинув критическим взглядом ее лицо. — Садись сюда.

Дженифер послушно опустилась на стул с наклонной спинкой перед огромным, в полстены зеркалом и рассеянно осмотрела непомерное множество шкафчиков и полочек из пластика такого же, как плитка, цвета.

— Запрокинь голову, — деловитым тоном скомандовала Изабелла. — И постарайся расслабиться.

Дженифер закрыла глаза, когда Изабелла принялась делать ей массаж лица. Она слышала, как хлопнула дверь и чей-то мелодичный женский голос произнес: «Вот, миссис Хэнк». Минуту спустя Изабелла начала накладывать на ее лоб, нос, щеки и подбородок какую-то прохладную кашицу. Запахло свежим огурцом.

— Огуречная маска отлично снимает отеки, — сообщила Изабелла довольно.

— Почему ты так добра ко мне, Изабелла? — не выдержав, спросила Дженифер. — Зачем так возишься со мной, пытаешься помочь?

— Ты хороший человек, но совершила ошибку. А Райан любит тебя.

У Дженифер в груди разлилось что-то теплое и до невозможности приятное. Райан и сам сказал ей вчера о любви, но это произошло в постели, после бурного занятия сексом и могло ничего не означать. Если же о том же самом он поведал Изабелле, пребывая в более трезвом состоянии, значит, действительно испытывал к ней, Дженифер, серьезные чувства.

— Райан сам сказал тебе об этом? — спросила она, замирая от волнения.

— Не то чтобы прямо так и сказал. Но я очень хорошо его знаю и уверена, что не ошибаюсь. По-моему, даже то, как он на тебя смотрит, говорит само за себя.

— После нашего с ним разговора об Элис… — Дженифер замолчала, глотая подкатившийся к горлу ком. — После этого он перестанет так смотреть на меня…

— Вы собираетесь взять девочку с собой? — спросила Изабелла.

— Сначала хотели, но мама изъявила желание провести с ней эти дни. Папа с Майклом уедут по каким-то делам в Лос-Анджелес, а Бенджамин планировал встретиться с бывшим однокашником, который сейчас отдыхает в Лонг-Бич. Хорошо, что я согласилась оставить Элис с мамой. Не хватало только, чтобы моя дочь видела, как Райан сделает из меня котлету.

Изабелла усмехнулась.

— Кстати, тебе о Райане наверняка тоже известно далеко не все.

— Догадываюсь. — Дженифер тяжело вздохнула, и мелкие кусочки огурцов, наложенные на ее подбородок, под струей воздуха на несколько мгновений похолодели. — Но уверена, что его признания не перевернут всю мою жизнь.

Еще сегодня утром она страстно желала, чтобы часы, отделявшие ее и Райана от завтрашнего дня, промчались как можно быстрее. Теперь мечтала максимально отдалить его наступление.

— Расскажи мне что-нибудь о Райане, Изабелла. Что происходило в его жизни в течение восьми лет нашей разлуки?

Изабелла долго о чем-то размышляла, прежде чем ответить.

— Пусть он сам обо всем расскажет, дорогая. У вас впереди целая жизнь. Позволь дать тебе единственный совет: не откладывай объяснение с ним в долгий ящик. Чем раньше Райан узнает, что доводится твоей Элис отцом, тем лучше.

…Удивлению Дженифер не было границ, когда такси привезло их на небольшой частный аэродром и они с Райаном направились к легкому двухмоторному самолетику — белой птице с расправленными крыльями, застывшей в ожидании.

— Я ничего не понимаю, — сказала Дженифер, широко раскрытыми глазами наблюдая за Райаном, проворно укладывавшим в багажное отделение сумки. — Кто будет управлять самолетом?

Райан рассмеялся, словно услышал какую-нибудь глупость или шутку.

— Не беспокойся, не ты.

— Значит, ты? — недоверчиво спросила Дженифер.

— Естественно, Джен. Забирайся в кабину. — Он приблизился к ней и заботливо помог залезть внутрь самолета. Потом, прикрыв глаза широкой ладонью, взглянул на небо. — Погодка как по заказу! В такую только и летать!

Дженифер смотрела на него во все глаза, когда, усевшись на сиденье слева, он уверенными движениями надевал наушники, клал руку на ручку управления, ставил ноги на педали, включал электропитание.

Авиадиспетчер дал «добро», загудели моторы, самолет тронулся с места и покатился по взлетно-посадочной полосе.

Через несколько минут, а может, секунд, — Дженифер не могла сказать точно, так как от растерянности и изумления словно лишилась чувства времени, — двухвинтовая машина уже набирала высоту.

— Никак не думала, что мы полетим на самолете… — Дженифер боязливо вытаращилась на приборную доску.

— Ты выглядишь так, будто секунду назад узнала, что надвигается конец света, — смеясь заметил Райан. — Успокойся, милая моя. Я доставлю тебя на землю в целости и сохранности. — Он нежно потрепал ее по округлому колену. — Обещаю.

— Очень на это надеюсь, — ответила Дженифер, сверля глазами его руку на своей ноге. — Только, пожалуйста, не отвлекайся на меня.

— Джен, ты в безопасности, уверяю тебя. Этот самолет приобрел перед смертью муж Изабеллы, а он делал только суперкачественные покупки. За несколько лет эта машинка ни разу меня не подвела. Я в нее просто влюблен.

Дженифер метнула в него предупреждающий взгляд.

— Не смей ревновать! — Райан шутливо пригрозил ей пальцем.

Дженифер хотела задать ему кучу вопросов, но все эти вопросы кружили в ее голове беспорядочным роем, перепутываясь и смешиваясь. Она не знала, есть ли у Райана какое-нибудь образование, где он родился, как учился в школе, чем увлекается, что любит, кто его родители, живы ли они, есть ли у него братья или сестры. По сути дела, она не знала о нем ровным счетом ничего. Ей было неизвестно даже то, куда конкретно они летят.

— А Изабелла не рассердится на тебя?

Райан повернул голову.

Она с удовольствием взглянула бы сейчас на выражение его глаз, но увидела лишь собственное отражение в темных авиационных очках, которые он надел перед полетом.

— За что Изабелле на меня сердиться?

— Ты снимаешь у ее родителей коттедж и, насколько я поняла, выполняешь для них какую-то работу. Может, ты понадобился бы им в эти дни? А самолет? Разве ты имеешь право улетать на нем, куда и когда тебе вздумается?

Райан опять рассмеялся — точно так же, как в прошлый раз, будто она сказала какую-нибудь чушь или отпустила шутку.

— Ты многого обо мне не знаешь, Джен.

— Это точно. — Дженифер с грустью уставилась сквозь стекло фонаря на ватные клочки облаков. — Ты появился в моей жизни из ниоткуда, мы некоторое время встречались. — Она криво улыбнулась. — Не встречались даже, а просто занимались любовью. Я ведь ни разу не спросила, откуда ты, кто ты такой, зачем приехал в Принстон. Просто прибегала к тебе по ночам, и мы предавались страсти. Потом ты сказал, что наша связь окончена, уехал, прошло восемь лет… Короче говоря, мы изучили лишь сексуальные способности друг друга, об остальном не имеем ни малейшего представления.

— Почему же, — возразил Райан. — Мне о тебе известно многое: ты дочь знаменитого в Нью-Джерси, восхищенного собой юриста, у тебя есть два брата, один из них пошел в папочку, другой — довольно славный малый. Ты была замужем, у тебя есть ребенок…

У Дженифер похолодели руки. Она до сих пор не рассказала ему, кто отец Элис, и в данный момент уж точно не собиралась этого делать. Он управлял самолетом и Бог весть как отреагировал бы, если бы узнал ее тайну прямо сейчас.

— Кто я такой — с удовольствием тебе расскажу, — продолжал Райан. — Я родился близ Лас-Вегаса, в одном живописном местечке на берегу Колорадо — кстати, именно туда мы и летим с тобой сейчас. В Принстон приезжал с другом отца, твоим дедом, они вместе учились в колледже, потом вместе жили какое-то время в Сан-Диего. Работа моего отца связана с нефтедобычей — вернее была связана, сейчас ему уже семьдесят, он отошел от дел.

Дженифер слушала его предельно внимательно. Даже если в скором времени ей предстояло расстаться с этим человеком, он доводился отцом ее дочери и все, что было связано с его происхождением, вызывало в ней повышенный интерес.

— С отцом у меня отличные отношения, — с увлечением рассказывал Райан. — Хотя, когда я был помоложе, у нас с ним часто возникали конфликты. — Он улыбнулся каким-то своим мыслям, по всей вероятности, воспоминаниям о временах минувшей молодости. — Я упрямый, в любой ситуации поступаю по-своему, отец не всегда был от этого счастлив. У меня есть старшая сестра. Ей сорок лет, она живет в Финиксе с мужем и двумя детьми. — На его губах опять появилась улыбка, на этот раз открытая и умиленная. — Я обожаю своих племянников. И вообще люблю детей.

Густая волна стыда сдавила Дженифер горло. Если бы не ее страх, Райан целых семь лет мог бы наслаждаться общением с собственным ребенком. Она вдруг полнее и глубже осознала, насколько страшное преступление совершила, утаив от него правду, и закрыла глаза, не в силах представить себе, как заведет с ним этот разговор.

Лучше расстаться с ним, умереть, черт возьми, думала она, проклиная свою трусость. Если он обо всем узнает, то просто озвереет, возненавидит меня, задушит.

— Джен? — позвал Райан обеспокоенно. — С тобой все в порядке?

Дженифер распахнула глаза, но посмотреть на него не осмелилась.

— Да, да, все в порядке. Я, наверное, просто устала. Отвратительно спала сегодня.

Так оно и было. Точнее, она вообще не спала в прошлую ночь — до самого рассвета просидела в кресле, обхватив себя руками, потерянная и несчастная. Ей хотелось найти самое верное, самое мудрое решение и было невыносимо думать о скорой утрате счастья. Она даже не заметила, как ночная темень постепенно рассеялась, превратившись в утро, поняла, что наступил новый день, только тогда, когда в ее спальню уже лились желто-розовые потоки света.

— Наверное, я утомил тебя своей болтовней? — Райан опять повернулся к ней, и она, бросив на него быстрый робкий взгляд, вновь увидела в его очках две уменьшенных и искаженных копии себя.

— Нет, что ты. Мне очень интересно тебя слушать. — Ее распирало от желания спросить у него про мать, хотя она сознавала, что это опасно. Несколько секунд здравомыслие и любопытство ожесточенно боролись в ней, и победителем из этого боя вышло любопытство. — А мама? Расскажи мне что-нибудь о своей маме.

Он был в очках, но она увидела, а скорее почувствовала, как погрустнели его глаза.

— Мама очень давно умерла. Я тогда только пошел в школу, а Сандра, моя сестра, училась в старших классах.

Как ни кощунственно это показалось самой Дженифер, известие о том, что матери Райана нет в живых, принесло ей мощное облегчение.

— Мама была удивительной женщиной, — сказал Райан задумчиво. — Жизнерадостной, общительной, отважной. В молодости, еще до встречи с отцом, занималась альпинизмом и парашютным спортом.

— Ничего себе! — воскликнула Дженифер, на секунду забыв о своем подавленном состоянии и рисуя в воображении юную особу, как две капли воды похожую на повзрослевшую Элис. Вот она укладывает парашют на земле, вот закидывает его за спину, входит в вертолет — нет, в самолет! — а спустя некоторое время решительно ступает из него в пустоту…

Пожалуй, я все же не хотела бы, чтобы моя Эл в этом походила на бабушку, подумала Дженифер, передергиваясь.

— По прошествии трех лет с момента смерти мамы отец повстречал другую женщину, Адриану, — продолжал рассказывать Райан. — Они до сих пор вместе. Мы с Адрианой сразу нашли общий язык. Она энергичная, веселая, умная. Сандра, моя сестра, долго к ней привыкала, но теперь они как подружки — постоянно звонят друг другу, во всем друг с другом советуются.

Слушая его, Дженифер мужественно сражалась с наваливавшейся на нее дремотой — бессонная ночь давала о себе знать. В конце концов слова Райана начали сливаться в ее сознании в поток неразборчивых звуков, а потом и вовсе стихли.

Она проснулась, когда самолет уже стоял на земле, а Райан без очков и наушников рассматривал ее лицо, опершись локтем на подлокотник и уперев подбородок в ладонь.

— Как же крепко ты спала, Джен! — воскликнул он, улыбаясь, когда она раскрыла глаза. — Тебя всегда укачивает в полете?

Вообще-то, если не принимать во внимание сегодняшнее воздушное путешествие, летать на самолетах ей доводилось всего несколько раз в жизни. Но во всех тех случаях перед полетом она нормально спала и не переживала нервных потрясений.

— Не-а, обычно не укачивает. Не знаю, что со мной сегодня.

Райан помог ей сойти на землю и обвел рукой простиравшуюся до самого горизонта долину за пределами аэродрома.

— Эти края — моя родина, Джен. Добро пожаловать!

Его лицо озарила вдруг спокойная чистая радость. Он подставил его легкому свежему ветерку и глотнул воздуха.

— Мм, обожаю этот запах. Так пахнет только здесь, на берегу Колорадо. Я очень рад, что мы прилетели сюда сегодня вдвоем с тобой, моя милая Джен.

Дженифер сделала глубокий вдох и тут же поняла, о каком запахе он ведет речь. Об аромате реки, смешанном с цветочными и травяными нотами, об ощущении простора и полной свободы, побуждающем дышать глубже и смотреть на мир веселее.

Дженифер улыбнулась.

— Я тоже рада, что прилетела сюда с тобой.

Нет, я не стану портить ему выходные, вдруг твердо решила она. Ни ему, ни себе. Проведем эти дни беззаботно и счастливо, пусть они запечатлятся в памяти нас обоих светлым праздником, а уж потом… Потом я наберусь храбрости и разрушу своим признанием все песочные замки, которые мы успеем построить…

— А вот и Билл! — воскликнул Райан, маша рукой приближавшемуся к ним торопливыми шагами со стороны небольшой кирпичной постройки — наверное, диспетчерского пункта — человеку с полулысой головой.

У него лишь на макушке не было волос, и в забавной попытке скрыть этот свой изъян он зачесал на нее специально отрощенные волосы сбоку. Только это почти не помогало. Лысина все равно предательски проглядывала сквозь жидкие пряди, блестя в ярких лучах летнего солнца.

— Мистер Таунсенд, очень рад! — проговорил приятным баритоном Билл, приблизившись и пожимая Райану руку. — Прелестная мисс! — Он повернулся к Дженифер и отвесил нечто вроде поклона.

Ему было лет сорок — сорок пять. Своим большим клювообразным ртом и круглыми добрыми глазами он напомнил Дженифер утенка из любимого мультика Эл.

— Машина в порядке? — спросил у него Райан.

— В полном, мистер Таунсенд. Ждет вас на обычном месте.

— Самолет подготовьте к понедельнику.

— О'кей. — Билл достал из багажного отделения сумки. — Помочь вам донести их?

— Нет, спасибо, — ответил Райан, забирая у него вещи. — Они не тяжелые.

Взяв Дженифер за руку, он повел ее к небольшой парковочной площадке на краю аэродрома, разделенной сеткой на две половины. Справа стояло несколько обычных автомобилей, слева — один-единственный новенький красавец — «ягуар» сливового цвета. Привычной свободно-уверенной походкой Райан подошел к машине, достал из кармана ключи, открыл багажник и положил в него сумки.

— А кто разрешил тебе… — пробормотала Дженифер, кивая на автомобиль в полной обескураженности. Она видела, что Райан ведет себя совершенно естественно, но не могла поверить в то, что он имеет право разъезжать на столь шикарных автомобилях.

Райан в очередной раз рассмеялся и открыл для нее дверцу.

— Мы ни у кого не должны спрашивать разрешения, моя милая.

С территории аэродрома они выехали на асфальтовую дорогу, проходившую вдоль берега реки. Залюбовавшаяся красотой пестрого ковра цветов, какой-то особенно сочной зеленью трав, Дженифер на некоторое время позволила себе забыть о том, что ее жизнь вот-вот превратится в ад, и по-детски беспечно заулыбалась.

— Я хочу серьезно поговорить с тобой, — проник, в ее мечтательность торжественно напряженный голос Райана.

Она взглянула на него и, увидев, что впадины на его щеках углубились, испугалась. Он остановил «ягуар» у бордюра и сжал ей руку.

— Давай прогуляемся к реке.

К воде они шли медленно и молча. Трава и цветы ласкали ноги Дженифер, мягко прикасаясь к ним своими листьями, стеблями и лепестками. Река мерно шумела, не обращая ни малейшего внимания на двух приближающихся к ней людей. До того, что эти люди находятся в шаге от беды, ей не было никакого дела. Остановившись на песчаной отмели, Райан взял Дженифер за руки.

— Я хотел пожить с тобой в эти дни в отеле, милая, — начал он хрипловатым голосом. — Но Адриана, моя мачеха, отец и бабушка, узнав, что я собрался привезти с собой тебя, захотели, чтобы мы приехали домой.

Руки Дженифер невольно задрожали. По сути Райан не сказал ничего особенного, но по его взгляду, по интонации, с которой он произносил свои слова, она поняла, что в эти самые мгновения происходит нечто крайне важное. Важное для них обоих.

— Мои домашние хотят познакомиться с тобой, Джен. Они сразу догадались, что ты для меня — та единственная, с которой связывают жизнь навеки, понимаешь?

Дженифер ничего уже не понимала. Боялась понимать. О столь огромном счастье она и не мечтала, потому что не заслуживала его, была его недостойна. С каждым словом Райана кошмар ее положения становился все невыносимее, но она продолжала молчать.

— Я ни разу не разговаривал с родными о женщинах, Джен, а о тебе поведал с радостью, и они сразу поняли, что ты для меня значишь.

Дженифер сначала ощутила в глазах жжение, а через мгновение они наполнились слезами.

— Ты плачешь, милая? — растерянно спросил Райан. — Считаешь, что я тороплю события? Чувствуешь, что не готова принять столь серьезное решение?

Дженифер расширила глаза, и, подернутые пеленой слез, они показались Райану двумя каплями зелено-синего моря.

— Ты еще не знаешь, хочешь связывать со мной свою жизнь или нет? — добавил он полушепотом.

Она зажмурила глаза и закрутила головой.

— Ну, ну, не переживай так сильно, счастье мое, — проговорил он исполненным нежности и заботы голосом. — Я все устрою: позвоню домой, скажу, что в этот раз мы не сможем приехать. Если тебе требуется время, я готов подождать.

— Нет, нет, — с трудом заставляя свой одеревеневший язык двигаться, произнесла Дженифер. — Если твои родители уже ждут нас, поедем к тебе…

— Но в таком случае… — Райан замолчал, виновато глядя ей в глаза. — Понимаешь, моя бабушка и Адриана… В общем, в некоторых вопросах они довольно консервативны, и если я привезу домой свою невесту, то ее поселят в отдельной комнате…

Быть может, если бы Дженифер не пребывала сейчас в столь серьезном расстройстве, она сумела бы замаскировать свои истинные чувства. Но в данных обстоятельствах эмоции владели всем ее существом — слишком много переживаний и неожиданностей выпало на ее долю в последние несколько дней. С выражением ужаса в глубинах зеленых глаз Она приоткрыла рот и энергично закрутила головой, будто услышала новость о чем-то абсолютно невероятном.

Райан порывисто прижал ее к своей широкой груди.

— Счастье мое, у нас будет масса возможностей заниматься любовью вне дома. Только посмотри! — Он обвел рукой широкие просторы долины с колышущейся под легким ветерком травой, разбавленной вкраплениями алых, фиолетовых, жгуче-красных полевых цветов.

— Но… Если мы займемся сексом прямо здесь, нас могут увидеть, — запротестовала Дженифер. — Это запрещено, за подобные выходки штрафуют или даже арестовывают…

Ее последнее слово заглушил его веселый смех.

— Нет, Джен. Никто нас не арестует. Мне в этих местах разрешено заниматься чем только ни пожелает душа.

Он подхватил ее на руки и закружил на месте. Блестящая гладь реки, неровные пятна песка среди травы, цветы и серая лента дороги замелькали перед глазами Дженифер цветастым калейдоскопом. Ее легкие переполнялись свежим воздухом, и она едва успевала выдыхать.

Когда Райан остановился, оба они уставились друг на друга, как при первой встрече. Поначалу он казался ей расплывчатым и как будто окутанным туманом, потом, когда приобрел свои прежние очертания, — до боли, до невозможности родным. Она потянулась к нему губами. Последовавший поцелуй лишил их обоих ясности мысли, способности думать, рассуждать, что-то анализировать, в чем-то сомневаться.

Спустя полчаса Дженифер лежала у него на плече, облизывая распухшие губы, тщетно пытаясь вспомнить последовательность и подробности событий, которые только что в который раз дали ей возможность побывать в раю.

Когда Райан остановил «ягуар» у величественной постройки, похожей на королевский дворец, Дженифер поежилась от смешанного чувства — легкого испуга и восторга. Решив, что Райан собрался зайти к кому-нибудь из своих высокопоставленных знакомых, она слегка втянула голову в плечи, обхватила себя руками и принялась рассматривать здание с любопытством выпорхнувшего из гнезда птенца.

— Джен, мы приехали, — забавляясь ее видом, сказал Райан.

Она резко повернула к нему голову и озадаченно моргнула.

— Что ты имеешь в виду?

— То, что сказал, — ответил Райан, с улыбкой кивая на трехэтажную усадьбу. — Мы приехали. Вот мой дом.

Дженифер незаметно ущипнула себя за бок, удостоверяясь, что не спит, и медленно повернула голову обратно.

Его дом представлялся ей скромным, но уютным, небольшим коттеджем вроде того, в котором он жил за виллой Ларков. Адриана — доброй, но замкнутой женщиной, давно свыкшейся с ролью мачехи, отец — похожим на Райана, а бабушка — чопорной старушкой в строгом платье серо-коричневых тонов.

Насчет дома она точно ошиблась. Обнесенная кованой оградой, усадьба Таунсендов представляла собой настоящую жемчужину архитектуры. Строгий и торжественный фасад, отделанный барельефами, широкая парадная лестница с двумя мраморными скульптурами по бокам внизу, большой фонтан посередине полукруглого переднего двора — все это показалось Дженифер настоящей сказкой.

— Нет, — решительно заявила она, внимательно рассмотрев здание. — Не может быть.

Райан весело засмеялся. В это мгновение раскрылась парадная дверь, и вниз по лестнице сбежал немолодой, но поразительно статный человек в черных брюках и белоснежной рубашке.

— Малькольм идет нас встречать, — пробормотал Райан.

Дженифер беспомощно закрутила головой, переводя взгляд то на Малькольма, то на Райана.

— Сейчас же перестань надо мной издеваться, Райан! — само собой слетело с ее губ. — Скажи, что ты шутишь, что остановил меня рядом с этим замком, чтобы похвастаться, какие у тебя соседи.

— Увы, дорогая, я ненавижу лгать, — ответил Райан, чмокая ее в разрумянившуюся от волнения щеку.

Спустя несколько секунд блистательный Малькольм уверенным отработанным движением раскрыл для Дженифер дверцу автомобиля и помог ей выйти.

— Мисс…

— Ховард, — представилась Дженифер, назвавшись своей девичьей фамилией.

— Мисс Ховард, безумно рад с вами познакомиться. — Он приложил руку к груди и слегка поклонился. Потом повернулся к вышедшему из машины Райану. — Мистер Таунсенд, добро пожаловать домой.

— Спасибо, Малькольм. Где Адриана и бабушка?

— В малой гостиной.

Райан взял Дженифер за руку и повел ее вверх по широкой лестнице.

— Ты ставишь меня в ужасно неловкое положение, — проговорила она тихо, задыхаясь от негодования. — Сначала объявляешь, что собираешься познакомить с домашними, потом… — Лаконично выразить словами то, что обстановка, в которой он вырос, представлялась ей совсем другой, что вид этого дворца поверг ее в шок, она не сумела — была совершенно сбита с толку.

— Что потом, Джен? — Райан испытующе посмотрел ей в глаза.

— Потом… Потом привозишь меня в такую роскошь, а ведь я считала тебя… — Она вовремя осеклась.

— И кем же ты считала меня, милая моя?

Дженифер беспомощно развела руками, чувствуя себя дрессированной собакой — все понимающей, но не умеющей разговаривать.

— Бедняком? — помог ей Райан. — Трудягой, выходцем из народа?

— А что я еще могла о тебе думать? — выпалила она с досадой. — Ты даже не заикался о том, что… — Ее голос опять оборвался.

— О том, что богат? — опять подсказал Райан. — Это ты хотела сказать, Джен?

— Да, это!

— А что изменилось бы? Ты стала бы по-другому ко мне относиться?

Дженифер ничего не успела ему ответить — в это самое мгновение перед ними бесшумно раскрылась тяжелая парадная дверь и молоденький паренек-слуга с улыбкой поприветствовал их обоих.

Дженифер с полураскрытым ртом рассматривала фрески на стенах огромного холла, портреты в золоченых рамах и мозаичный пол, пока они шли к спиралевидной лестнице, ведущей наверх. Малая гостиная располагалась на втором этаже. Ее размеры заставили Дженифер тут же задуматься, что же собой представляет большая гостиная.

На двух дам, поднявшихся, как только они вошли, с высоких кресел-тронов, она обратила внимание во вторую очередь.

И мачеха и бабушка Райана разительно отличались от тех женщин, которых до недавнего времени рисовало ей воображение. На обеих были изысканные платья, на Адриане — длиной до середины голени, из воздушной бело-розовой ткани, на бабушке — из бордового шелка. Кто есть кто Дженифер определила сразу, несмотря на то что обе женщины для своих лет выглядели великолепно.

Адриана была смуглой шатенкой с крупными карими веселыми глазами и длинной на удивление гладкой шеей. Бабушка в первую же секунду подкупала своим ласковым мудрым взглядом.

Обе женщины приблизились к Райану и Дженифер со счастливыми улыбками.

— Мы заждались вас! — объявила Адриана и обняла Райана так сердечно и крепко, будто доводилась ему родной матерью. — Думали, вы появитесь раньше.

— Мы немного прогулялись по берегу, — ответил Райан. — Я познакомил Дженифер с местными красотами.

— Дженифер! — Адриана протянула ей руки. — Как мы рады, что вы приехали вместе.

Смущенная, Дженифер пожала ей руки и ответила на ее слова улыбкой.

Бабушка поцеловала внука в обе щеки, пробормотала ему какие-то нежные ничего особенного не значащие слова и перевела взгляд на Дженифер. Та, сознавая, что после занятия сексом с Райаном на берегу реки выглядит далеко не лучшим образом, покраснела.

— Дженифер, детка, чувствуй себя как дома. Мы очень рады, что этот негодник привез тебя к нам. — Она с любовью потрепала внука по плечу.

— Нас ждут шампанское и легкая закуска! — объявила Адриана, беря Райана и Дженифер за руки и ведя их к большому круглому столу на одной ножке в дальнем конце комнаты. На нем уже стояли пять столовых приборов, пять бокалов и ваза с нежнейшими белыми цветами.

— Сегодня мы спокойно пообщаемся узким семейным кругом, — сказала бабушка, усаживаясь на один из стульев. — А завтра и послезавтра…

— О, нет! — прервал ее Райан. — Только не говори, что вы наприглашали кучу гостей!

Бабушка залилась звонким смехом.

— Не беспокойся, дорогой, — утешила его Адриана. — Приедут только родственники. Завтра — на ужин, послезавтра — на обед. — Она подмигнула Дженифер. — Вы двое можете посидеть за столом совсем недолго, потом отправляйтесь на прогулки, поезжайте в Лас-Вегас, в общем занимайтесь, чем посчитаете нужным.

— О'кей, — согласился Райан, помогая Дженифер сесть за стол.

Послышался шум раскрывающейся двери, и гостиная наполнилась чьим-то громким оживленным басом.

— А! Вот и вы! Наконец-то!

Дженифер проследила, как стройный высокий мужчина лет шестидесяти пяти — семидесяти, с такими же, как у Райана, светящимися голубыми глазами пересек комнату, направляясь к Дженифер. Она поднялась со стула, на который только что опустилась.

— Итак, Дженифер, будем знакомиться! — Отец Райана пристально рассмотрел ее лицо и с явным одобрением кивнул. — Я Вильям, давний друг твоего деда. Безмерно рад видеть тебя в своем доме. — Они обнялись, и Вильям выразительно взглянул на сына, посылая ему какой-то безмолвный сигнал.

Обед прошел в оживленной беседе и плавно перелился в ужин. Поначалу Дженифер держалась несколько скованно, потом, удивляясь самой себе, разговорилась.

Вечером, лежа в широченной ванне в ванной комнате, прилегавшей к ее спальне, она напряженно анализировала все, что произошло, пытаясь разложить по полочкам изобилие новой информации, которую за сегодняшний день узнала о Райане.

Он богат, думала она, и у него потрясающе дружная семья. Почему я не догадалась об этом с самого начала нашего знакомства? По его уверенной манере держаться, разговаривать, общаться. По самодостаточности и независимости, отличавшими его еще в те годы. А сейчас, когда я узнала об их дружбе с Ларками, когда съездила с ним в шикарный ресторан, когда поняла, что мой дед считает его отца чуть ли не братом? Неужели не могла сообразить, что он относится к высшим кругам общества, что образован и интеллигентен? Идиотка! Не потрудилась пораскинуть мозгами!

При мысли, что если бы у нее хватило смелости вовремя рассказать Райану о своей беременности, то жизнь их дочери с самого рождения протекала бы совсем по-другому, ей стало совсем плохо — хоть топись в этой роскошной ванне. У ее девочки был бы не только надменный и брюзгливый дед, но и второй — добрый и жизнелюбивый, и множество других родственников.

Следующий день пролетел незаметно. С утра Дженифер и Райан сходили на прогулку, в час дня приехала Сандра со старшей, восемнадцатилетней дочерью. Обе — болтушки и большие любительницы шуток — с первого момента знакомства запали Дженифер в душу, в обеих она, к своему великому ужасу, сразу разглядела схожие с Элис черты.

Часам к четырем гостей понаехало столько, что Дженифер была уже не в состоянии запоминать их имена и лица. Все знакомились с ней с большим удовольствием и искренним добродушием, но это не радовало ее, а все сильнее и сильнее удручало.

Я не достойна быть частью этой большой веселой семьи, думала она, нещадно бичуя себя. Я презренная лгунья, преступница, злодейка! Лишила счастья стольких невинных людей — собственную дочь, Райана, его отца, сестру, бабушку, Адриану…

Ужинали в саду, специально подготовленном для приема гостей. Справа располагался длинный стол, уставленный деликатесными блюдами, слева на небольшом возвышении играли музыканты. Тут и там стояли маленькие скамеечки.

По прошествии полутора часов гости разбрелись по саду, разбившись на группки, кто-то остался за столом.

Дженифер к этому моменту настолько замучила себя упреками, что смотрела перед собой абсолютно безучастным взглядом, уже не задумываясь о том, какое впечатление производит на окружающих. Адриана, заметив ее состояние, подсела к ней, занимая стул только что отошедшего Райана.

— Что с тобой, дорогая? Неважно себя чувствуешь?

Дженифер вздрогнула, но даже не повернула головы.

— Думаю о своей дочери, — ответила она, ощущая, что находится на грани.

— Об Элис? Райан много о ней рассказывал. По его словам, твоя девочка — просто прелесть. Скучаешь по ней?

— Все гораздо сложнее, — отрешенно произнесла Дженифер.

Адриана осторожно коснулась рукой ее спины.

— Может, ты боишься, что Райан не примет Элис?

Дженифер промолчала.

— Райан очень порядочный парень, Дженифер, — сказала Адриана с чувством. — Уж если он захотел жениться на тебе, значит, решил, что готов полюбить всем сердцем и твою дочь…

— Я думаю совсем о другом, Адриана! — неожиданно нервно воскликнула Дженифер, вскидывая голову и устремляя на мачеху Райана утомленный взгляд.

— О чем же? — спросила та, с тревогой всматриваясь в ее глаза.

— О том, что отец Элис — вовсе не мой бывший муж! — выпалила Дженифер, ощутив, что груз, давящий на ее сердце, стал вдруг непомерно тяжелым.

Адриана осмотрелась по сторонам и, убедившись в том, что гости в ней не нуждаются, решительно поднялась со стула и взяла Дженифер за руку.

— Пойдем.

Они вошли в дом и проследовали в библиотеку на первом этаже. Усадив Дженифер в глубокое кресло, обтянутое коричневой кожей, Адриана присела перед ней на корточки и взяла за руки.

— Ты сказала, что отец Элис — не твой муж. Кто же тогда?

Дженифер хотела что-то ответить, но вместо этого громко всхлипнула. Ее губы задрожали, и она безутешно расплакалась.

— Райан. Отец твоей дочери — Райан, — произнесла Адриана утвердительно, обо всем вдруг догадавшись.

Дженифер закивала, утирая слезы, содрогаясь всем телом.

— Не плачь, дорогая, не плачь. Вильям давно хотел, чтобы сын подарил ему внуков. Представляю, как он обрадуется этой новости. — Она принялась гладить Дженифер по голове, расправляя ее слегка растрепанные ветром пшеничные пряди. — А Райан… Ему что, ничего не известно?

— В том-то и вся беда, — простонала Дженифер. — Я побоялась рассказывать ему правду…

— Но когда-нибудь собираешься это сделать? — мягко, без намека на давление, поинтересовалась Адриана.

— Да. — Дженифер громко и жалобно всхлипнула. — Я планировала поговорить с ним в эти выходные, но все никак не решаюсь… Мне страшно, Адриана, безумно страшно. Я знаю, что, обо всем узнав, он возненавидит меня, не захочет больше слышать обо мне… Знаю и то, что только этого и заслуживаю…

Последовало продолжительное, невообразимо мучительное для Дженифер молчание. Она сидела, вдавившись в кресло, продолжая тихо плакать, представляя себе, что должна испытывать по отношению к ней в эти минуты добрая, искренне любящая Райана Адриана.

Та легонько сжала ее руки.

— Успокойся, дорогая, умоляю тебя. И внимательно меня выслушай. О том, как на твое признание отреагирует Райан, я ничего не могу сказать, это непредсказуемо. Но твердо знаю, что Элис он примет всем сердцем и сделает все, что в его силах, чтобы стать для нее настоящим отцом. В этом можешь не сомневаться. Запомни и еще одну вещь: независимо от того, изменится ли что-то в ваших с Райаном отношениях, в этом доме вам с Элис всегда будут рады. Рассчитывай на мою поддержку в любых трудностях, обещаешь?

Шмыгнув носом, Дженифер медленно кивнула.

— А теперь я оставлю тебя, дорогая. Райан появится здесь с минуты на минуту, помяни мое слово. Побеседовать вам лучше один на один.

Крепко обняв Дженифер, она вышла, плотно закрыв за собой дверь.

Оставшись одна, Дженифер откинулась на спинку кресла, безгранично несчастная и в то же время довольная тем, что скоро все будет позади.

Я виновата и понесу за это наказание, размышляла она, глядя на дверь. Я украла у дочери и ее отца семь лет счастья. Он не знал и никогда не узнает, как наша девочка делала первые в жизни шаги, училась говорить, мыслить, писать, читать, не делил с ней радости познания мира, не видел, как она сияла, идя на первый школьный урок…

Из коридора послышались знакомые звуки уверенных шагов, и у нее потемнело в глазах.

6

Райан стремительно вошел в библиотеку и, мгновенно заметив, что Дженифер плакала, приблизился к ней, обеспокоенно наклонился и сильно нахмурил брови.

— Что случилось, радость моя? Ты плакала? В чем дело?

— Я… — Дженифер затрясло, как в лихорадке, и она схватилась руками за подлокотники, впивая пальцы в мягкую кожаную обивку. — Я должна кое о чем поговорить с тобой.

Райан опустился на корточки прямо перед ней — так же, как несколько минут назад Адриана, — и накрыл ладонью ее руку.

— Я догадывался, что у тебя есть какая-то тайна, — проговорил он с любовью. — Ты чем-нибудь больна?

Лучше бы я была больна, подумала Дженифер, на мгновение закрывая глаза и собираясь с мужеством.

— Нет.

Лицо Райана потемнело, глаза померкли.

— Ты не любишь меня? — произнес он едва слышно.

— Люблю! — выкрикнула Дженифер. — Люблю больше всех на свете! Я никогда и никого так не любила, Райан.

Он бережно разжал ее пальцы, отцепляя их от подлокотников, и взял ее руки в свои.

— А все остальное для меня неважно, милая моя. Твоя любовь — это единственное, о чем я мечтал в жизни.

— Не все так просто, Райан… — пробормотала Дженифер.

Он задумчиво посмотрел на нее, отпустил ее руки, медленно выпрямился, отступил на шаг назад и на глазах из преданного и любящего превратился в отчужденного и холодного.

— У тебя есть кто-то другой, — произнес он ледяным тоном. — Правильно?

— Нет! Нет!

— Тогда в чем же дело?

В желудок Дженифер как будто впилась сотня пиявок, а сердце словно пронзила огненная стрела. Она долго обдумывала в последние дни, каким образом преподнести свою новость Райану, чтобы он воспринял ее не слишком болезненно, но теперь осознала, что лишь напрасно тратила время.

Все заготовленные ею варианты фраз напрочь стерлись из памяти. Сделав глубокий вдох, она выпалила первое, что пришло ей на ум:

— Отец Элис не Сэмюэл. А ты.

Райан целый день не мог отделаться от ощущения, что Дженифер чем-то терзается. Она держалась естественно и просто, с улыбкой знакомилась со всеми его родственниками, с ним была ласкова и мила. Но в те редкие моменты, когда внимание окружающих переключалось с нее на что-нибудь иное, непременно погружалась в какие-то неведомые ему раздумья. Теперь он все понял.

«Отец Элис не Сэмюэл. А ты» — запоздалым эхом отдалось в его сознании.

Ему вспомнилась зеленоглазая дочка Дженифер, и, на миг представив себе, что в жилах этой девочки течет его кровь, он ощутил столько незнакомых ошарашивающих чувств, что решительно покачал головой.

— Нет! Этого не может быть! Нет!

— Если для доказательства тебе потребуются данные анализа на ДНК, мы сделаем этот анализ, — ровным, поразительно спокойным голосом произнесла Дженифер.

И все же едва уловимые нотки неподдельного отчаяния в этом голосе и застывшее в ее глазах выражение глубочайшего раскаяния без какого бы то ни было анализа убеждали Райана, что она говорит правду.

Засунув руки глубоко в карманы элегантных брюк, он нахмурил брови и уставился в пустоту.

В его памяти в удивительно мелких подробностях возник момент знакомства с маленькой Элис. Он обратил тогда особое внимание на оттенок ее волос и глаз — не такие, как у Дженифер, — и подумал, что если бы события развивались по-другому, то отцом этого ребенка мог быть он. Прогулка по Ла Хойе, совместный обед в ресторане… В тот день в его голове не раз мелькала мысль, что их с Эл дружба завязалась как-то уж очень быстро, что эта девочка завладела его сердцем с необыкновенной легкостью…

В какое-то мгновение в нем даже зародилось подозрение, но честные глаза Дженифер уверяли, что их обладательница неспособна на ложь. Особенно на столь серьезную.

В последующие дни об Элис он старался не задумываться, так как решил, что сначала должен вновь завоевать расположение и любовь ее мамочки.

Проклятье! — выругался он про себя. Эта особа, распоряжаясь судьбами людей, наверное, считает себя Господом Богом! А я-то думал, что нашел самую справедливую из женщин!

— Как я расскажу эту сногсшибательную новость родным? — прогремел он, внезапно поворачиваясь к Дженифер и опаляя ее горящим, как пламя конфорки, взглядом.

— В этом нет необходимости, — ответила она дрожащим шепотом. — Адриане я все уже рассказала.

— Что?

Лицо Райана, еще несколько минут назад светившееся любовью, приобрело вдруг сероватый оттенок. Впадины на его щеках углубились, на скулах заходили желваки, а на правой щеке сверху нервно задергался мускул.

— Значит, я узнаю эту новость не первым? Даже этой чести ты меня не удостоила?

Дженифер никогда не думала, что его голос может звучать настолько свирепо и зло. Приподняв руки, как будто в мольбе о пощаде, она тут же безвольно уронила их на колени и опустила голову.

— Я не намеревалась разговаривать с Адрианой, Райан, — приглушенным голосом, даже себе самой показавшимся странным, произнесла она. — Так получилось…

— Я даже не сомневаюсь, что ты не собиралась с ней разговаривать! — проревел Райан. — Если бы все складывалось по-твоему, ты и со мной никогда в жизни не поговорила бы!

— Нет! — вскрикнула Дженифер, резким движением поднимая понурую голову. — Я планировала рассказать тебе правду именно в эти выходные! Если бы ты только знал, как тяжело мне было носить в себе эту тайну на протяжении целых восьми лет!

— Для того чтобы освободиться от этого груза, ты выбрала самый что ни на есть подходящий момент! — выпалил Райан. — В доме полно моих родственников, все приехали, чтобы познакомиться с тобой, чтобы провести вместе с нами сегодняшний вечер!

— Выслушай меня, Райан, умоляю! — Дженифер наклонилась вперед и попыталась взять его за руку, но он отшатнулся в сторону. — Клянусь тебе, я не…

— Я не желаю слушать твоих оправданий!

— Но…

— Ты обошлась со мной как с последним проходимцем, Джен!

— Позволь, я все объясню!

— Ты непременно мне все объяснишь, только не сейчас, а в тот момент, когда я этого захочу! — Взгляд Райана метал сверкающие молнии. — В данную же минуту мы оба должны сидеть за столом — через пять минут подадут десерт.

— Нет, нет, нет! — запротестовала Дженифер, крутя головой. — Я не смогу теперь смотреть в глаза твоим родственникам, не подвергай меня этой пытке!

Райан устрашающе рассмеялся.

— Думаешь, только тебе позволено издеваться над людьми?

— Я ни над кем не желала издеваться, я…

— Не распинайся, моя дорогая, — шагнув к ней и наклонившись, проговорил Райан со зловещей улыбкой на губах. — Потом обо всем мне расскажешь, в более подходящее время. Я уверен, что сейчас ты без труда найдешь в себе силы вернуться за стол и продолжить одаривать гостей своими фальшивыми улыбками.

— Нет! — выкрикнула Дженифер. — Я не смогу! У меня не получится…

Райан схватил ее за руку, решительным рывком поднял на ноги и с неумолимостью робота повел к выходу.

— Все у тебя получится, моя дорогая. В твоих артистических способностях я ни секунды не сомневаюсь. Час назад у тебя чудесно выходило дурачить всех и вся, выйдет и сейчас!

У Дженифер не было другого выбора. Торопливо семеня вслед за Райаном по длинному коридору, она свободной рукой поправляла волосы и дула на вспухшие веки, пытаясь привести себя хоть в относительный порядок.

Хорошо, что на улице было уже темно, а разноцветные гирлянды, развешанные на деревьях и протянутые вдоль стен дома, освещали лица собравшихся за столом весьма неярко. Кроме того, внимание захмелевших от дорогого вина и всеобщего веселья людей к этому моменту заметно притупилось, и они не увидели в лице Дженифер, вернувшейся на свое место и натянувшей на губы улыбку, ничего особенного.

Десерт подали ровно в половине десятого. Чей-то глубокий мужской голос произнес:

— А помните, как наш Райан, будучи пятилетним мальчишкой, один укатил в город?

Все присутствующие залились веселым смехом, тему воспоминаний о детстве Райана с удовольствием подхватили. Дженифер сознавала, что все эти истории рассказывают для нее, и делала вид, что с увлечением их слушает, и улыбалась, когда смеялись все остальные, хотя ничего не слышала и не понимала.

Только Райан и, быть может, Адриана с бабушкой замечали, как высоко поднимается под тонкой тканью блузки ее грудь, как подрагивают веки, как напряженно сложены губы. Увидел Райан и как по ее щеке покатилась слезинка, и как она, мужественно сохраняя нейтральное выражение лица, взяла салфетку и вытерла эту слезинку, притворившись, будто промокает уголки губ.

На то, что к десерту она даже не притронулась, обратил внимание лишь Малькольм — образцовый дворецкий, сын сына дворецкого, верно служившего герцогу Таунсенду еще в прошлом столетии.

Райан искренне хотел воспылать к Дженифер ненавистью, порадоваться ее страданию, насладиться ее подавленностью. Однако то, что ее голова опускалась все ниже и ниже, то, что все сильнее и сильнее тускнели зеленые глаза, доставляло ему лишь боль.

Он разговаривал с родными, смеялся, поглощал поданные на десерт сладости, но все его существо стремилось утешить Дженифер, ему с трудом удавалось удерживать себя от того, чтобы погладить ее по голове.

Возможность улизнуть выдалась Дженифер только тогда, когда толпа гостей перешла в большую гостиную, где их уже ждали горячий кофе и бренди. Еще вчера она умирала от любопытства, задаваясь вопросом, как выглядит это помещение. Сегодня же едва обратила внимание на его огромные размеры и изысканное роскошество обстановки. В данное мгновение ее мозг чуть не лопался от напряжения, а сердце рвалось на куски от беспомощности и боязни будущего.

Отыскав глазами Райана и заметив, как, разговаривая с сестрой, он нервно теребит пальцы, она торопливо вышла в просторный холл, приблизилась к раскрытому окну, высунула на улицу голову и посмотрела на усеянное звездами небо. Их мерцание показалось ей настолько спокойным и холодным и так не соответствовало ее нынешнему состоянию, что она зажмурила глаза.

Кто-то из гостей завел песню. Несколько голосов — мужских и женских — дружно подхватили ее. Часов пять назад, когда родственники Райана только собирались, Дженифер искренне завидовала ему, мечтая, чтобы и у нее была такая же большая веселая сплоченная семья. Теперь же присутствие столь многочисленного скопления людей и производимый ими шум действовали на нее раздражающе.

А кто мешает мне уйти в свою комнату? — вдруг подумала она. Зачем я торчу в этом необъятном холле? Зачем издеваюсь над собой? Райан, конечно, озвереет, заметив мое отсутствие, но он и так безумно зол, а значит, с моим уходом Ничего не изменится.

Дженифер решительно направилась по коридору к лестнице, но, дойдя до переднего холла и бросив взгляд на одну из картин в золоченой раме, на несколько мгновений замерла, будто остолбеневшая.

С картины на нее смотрела дама средних лет с ясными миндалевидными глазами и мальчишечьи дерзким выражением лица. Дженифер не требовалось спрашивать у кого бы то ни было, кто эта женщина. Она сама знала ответ.

Если бы Элис не доводилась Райану дочерью и если бы Дженифер не видела фотографию его матери в детстве, она, наверное, не рассмотрела бы сейчас сходства изображенной на портрете женщины со своей дочерью. Слишком взрослым был взгляд этой женщины, слишком четко очерченным — овал лица, слишком темными были волосы. Но Дженифер знала, что перед ней портрет бабушки Эл, и черты, которые внучка унаследовала от этой дамы, буквально бросались в глаза.

Почувствовав вдруг неприятный озноб, Дженифер рванула с места и поспешно зашагала вверх по лестнице. Пение и смех, доносившиеся до нее из большой гостиной, становились все приглушеннее и неразборчивее.

Как я расскажу Эл о том, что Райан ее настоящий отец? — думала Дженифер, приближаясь к комнате. Сумею ли найти нужные, понятные для ребенка слова, не потерять ее доверие? Как я виновата перед ней! Как виновата! Перед ней и перед Райаном. Никто не вправе лишать детей отцовской любви, а отцов — любви дочерней. Я совершила страшную ошибку и должна настроить себя на то, что понесу соответствующее наказание…

Комната встретила ее оживляющей прохладой, божественным запахом свежести, чистого белья и ароматом жасмина.

Слуги уже приготовили для нее кровать, зажгли ночник на тумбочке из темного дерева, поставили на маленький овальный столик с тремя ножками серебряный поднос с наполненным водой графином.

Чувствуя себя опустошенной и разбитой, она скинула у двери туфли на высоких каблуках, ступила босыми ногами на ковер с длинным мягким ворсом, закрыла руками лицо и заплакала.

Если бы я не была такой трусихой, моя дочка с самого рождения могла бы расти в заботе и любви, думала она. Мне не пришлось бы отдавать ее в детский сад, нанимать нянь, не потребовалось бы так много работать…

Дженифер вытерла щеки тыльной стороной ладони и решила, что должна попробовать как можно скорее забыться сном. Часы, предшествующие рассвету, — самое темное время суток, прозвучала в ее ушах давным-давно услышанная где-то фраза.

— Утром я взгляну на ситуацию по-другому, — пробормотала она вслух, в последний раз всхлипывая. — Тогда и решу, как быть.

Подготовка ко сну — столь привычные для любого человека освобождение от одежд, в которых проходил целый день, принятие душа, чистка зубов — подарила ее нервам столь желанное успокоение. Но когда, надев чистую ночную сорочку, она вышла из ванной, ее сердце вновь забарабанило по грудной клетке учащенно и громко. У широкого окна, повернувшись к нему спиной, стоял Райан.

Одного взгляда на него было достаточно, чтобы определить, что он в бешенстве. Жгучая ярость сочилась, как казалось, из каждой его поры. Голубые глаза сейчас выглядели темными, каждый мускул челюсти, лба, щек пребывал в невиданном напряжении. Увидев Дженифер, он сразу же решительно шагнул ей навстречу.

Она всегда знала, что Райан Таунсенд — натура страстная и отчаянная, но никогда прежде не ощущала настолько отчетливо, что от него исходит угроза. Ее спину защипал морозец, а руки покрылись гусиной кожей. Когда он уже находился от нее в нескольких шагах, она резко, больше инстинктивно, нежели осознанно, дернулась в сторону двери.

Райан оказался проворнее. Не успела Дженифер сообразить, что происходит, он уже загораживал ей путь своей широкой, твердой как камень грудью.

Его руки крепко обхватили ее запястья, и ей почудилось, что ее заковали в железные путы. Объятая паникой, она забилась, бормоча что-то несвязное. Райан, словно не замечая ее попыток вырваться, с невозмутимым видом потащил ее к кровати.

— Пусти меня! Пусти, слышишь? — завопила Дженифер, пиная его и выкручиваясь. — Интересно, что сказали бы Адриана, твой отец, сестра и бабушка, если бы увидели, на что ты способен! Изверг! Отпусти меня.

Райан спокойно усадил ее на край кровати и только тогда разжал руки и отошел.

Она осмотрела запястья и потерла их, еле сдерживаясь, чтобы опять не расплакаться.

Он, естественно, в сто раз сильнее меня и в состоянии сделать со мной что угодно, подумалось ей, и ее изболевшееся сердце от жалости к самой себе как будто сократилось в размерах. Ему ничего не стоит переломить меня, как спичку. По-моему, в ярости он способен на что угодно.

Перед ее глазами уже начала возникать чудовищная картина, когда Райан заговорил:

— Я жду объяснений, Джен.

Его голос прозвучал не так свирепо, как там, в библиотеке, полтора часа назад, но теперь в нем сквозила какая-то более устрашающая, продуманная угроза. Ноги и руки Дженифер сковало льдом, в горле пересохло, а голова пошла кругом.

— Я знаю… Что очень виновата перед тобой, Райан… Я перед всеми виновата, — пробормотала она, запинаясь и останавливаясь после каждых нескольких слов. — Могу себе представить, что ты сейчас испытываешь…

Райан усмехнулся.

— Неужели?

— Да, — прошептала Дженифер. — Потому что и сама ужасно страдаю. Хранить подобную тайну столько лет — не так-то просто…

Она несмело посмотрела на него и увидела в его глазах столько враждебности, что сразу же отвела взгляд в сторону.

— А кто тебя просил делать из своей беременности тайну? — произнес Райан, четко выговаривая каждое слово.

Дженифер сжала плечи.

— Если бы ты только знал, как часто мне хотелось повернуть время вспять и с самого начала повести себя по-другому! Я сознаю, что должна была набраться смелости и сразу обо всем тебе рассказать.

— Но почему ты этого не сделала? — требовательно спросил Райан, насквозь просверливая ее своим взглядом. — Только не пытайся объяснять все тем, что я уехал из Нью-Джерси. Если бы ты по-настоящему захотела со мной связаться, могла позвонить Мэри-Роуз с Филипом и просто спросить у них, где меня найти.

Она вновь взглянула на него.

— А если бы я и вправду с тобой связалась и сообщила бы тебе свою новость, ты поверил бы мне? Мы постоянно предохранялись, и ты был убежден, что я от тебя не забеременею.

— А ты была убеждена, что твой ребеночек достоин лучшего отца, чем я, не так ли? — Глаза Райана сузились, губы искривились в издевательски пренебрежительной усмешке. — Ты стыдилась того, что забеременела именно от меня, верно?

— Подобных мыслей мне даже и в голову не приходило! — воскликнула Дженифер с чувством.

— Я не верю тебе, Джен, — резко и безжалостно заявил Райан, расправляя свои широкие плечи, словно готовясь к схватке с серьезным врагом. — Ты не посчитала нужным ставить меня в известность о своей беременности, потому что, подобно папочке, видела во мне жалкого плебея, связь с которым следует держать в тайне от окружающих. Предпочла выскочить замуж за первого подвернувшегося под руку равного себе представителя высшего класса, наверное не успев даже выучить его имя. Взяла фамилию этого человека, сообщила всем, что у вас скоро появится ребенок. А это был мой ребенок!

— Я не могла поступить иначе! — Теперь Дженифер смотрела Райану прямо в потемневшие глаза, надеясь, что он увидит подтверждение тому, что она говорит, в ее взгляде. — Но не потому, что стыдилась связи с тобой! Вовсе нет! Просто, если бы мой отец узнал, что скоро у меня появится незаконнорожденный ребенок, не раздумывая, отрекся бы и от меня, и от него. Я лгала, Райан, и признаю это, но лгала только ради Элис.

В глазах Райана вспыхнул и погас какой-то ужасающий, дьявольский огонь.

— Нет, Джен, — протяжно проговорил он. — Ты лгала только потому, что слишком труслива. Потому что захотела пойти по самому легкому пути. — Он презрительно ухмыльнулся. — А я, дурак, не мог налюбоваться тогда твоими правдивыми глазами, умилялся твоими рассуждениями о святости семьи и нежелании осквернять ее.

Уже не в состоянии оправдываться и сознавая, что ей больше нечего терять, Дженифер решила вдруг, что должна рассказать ему абсолютно все.

— Я еще хуже, чем ты думаешь. Несмотря на то, что до отъезда из Калифорнии я в любом случае намеревалась рассказать тебе об Эл, сегодня и в ближайшие дни я не сделала бы этого, если бы не разговор с Изабеллой.

Лицо Райана исказилось, словно от нанесенного в спину удара.

— Что? Значит, и Изабелла уже знает об этом? — прогрохотал он. — Похоже, прежде чем поговорить со мной, ты посчитала своим долгом разболтать о своей тайне всем и каждому!

Дженифер сделала жест руками, прося его остановиться.

— Изабелла сама обо всем догадалась. У ее родителей в альбоме каким-то образом оказалась фотография твоей мамы в детстве. Увидев Эл, она сразу поняла, что та ей сильно кого-то напоминает, долго ломала голову, кого именно, а буквально накануне нашего с тобой отъезда догадалась. Пришла ко мне, показала карточку…

Райан ударил себя ладонью по лбу.

— А почему я сам не увидел, что Эл похожа на маму? Почему не сообразил… — Он в отчаянии всплеснул руками.

— Я всегда мечтала в один прекрасный день познакомить Элис с ее настоящим отцом, — пробормотала Дженифер, уже не надеясь, что Райан ей поверит. — Сотню раз представляла, как расскажу вам обоим правду…

— Мечтала! — передразнил Райан. — Только для претворения своей мечты в жизнь ты и пальцем не пошевелила, Джен, и если бы не Изабелла, то так и продолжала бы молчать. Как хорошо, что у меня есть такая подруга, как она! Теперь благодаря ей — к сожалению, не тебе — я наконец-то стану для собственной дочери отцом!

Дженифер смотрела на него и не могла поверить в то, что этими же самыми губами, презрительно кривящимися сейчас, он еще вчера покрывал ее нежными поцелуями, шептал ей слова любви.

Теперь в его глазах не было и намека на нежность и любовь, они горели злобой и жаждой мести. И, глядя в них, она испытывала парализующий страх.

Некоторое время оба они не произносили ни звука. У Дженифер было такое чувство, что если она протянет руку, то сможет пощупать гнев Райана, заполнивший собой все пространство комнаты. Когда молчание начало давить на нее так, что уже невозможно было выдержать, она кашлянула, втянула в легкие побольше воздуха и проговорила:

— Что мне сделать, чтобы ты поверил в мои слова? Как доказать, что я искренне раскаиваюсь в своем…

Последнее слово застряло у нее в горле остроугольной костью. Не дождавшись, пока она договорит, Райан злобно и отрывисто расхохотался.

— Ты спрашиваешь у меня совета, Джен? Но я не в состоянии тебе помочь! Ты живешь в мире вранья, а мне его законы неизвестны. Сама что-нибудь выдумай, воспользуйся каким-нибудь проверенным трюком, тебе ведь это ничего не стоит.

— Не смейся надо мной, Райан! — вспыхнула Дженифер.

— А я и не смеюсь — говорю вполне серьезно. В последние дни ты дышишь ложью и, наверное, уже не понимаешь, что такое правда. Каждый раз, когда ты открываешь рот, знаешь, что должна исказить какие-то факты.

— Ты несправедлив ко мне, Райан! — Дженифер скрестила руки на груди, крепко прижав их к туловищу. — Я налгала тебе только об Элис, больше ни о чем!

— Но твоя жизнь — прошлое, настоящее, будущее — неразрывно связана с Элис. Каждый раз, когда наш разговор заходил о тебе, ты предварительно подтасовывала в уме те или иные события.

Дженифер молчала, сжимаясь при каждом его слове.

— Я имел право знать правду, Джен, а ты умышленно и беспощадно вводила меня в заблуждение. Неужели ты посмеешь оспорить это?

Дженифер медленно покачала головой.

— Но ты тоже врал мне, строил из себя простого трудягу. Кто ты на самом деле, я узнала только вчера!

Райан насупился.

— И ты полагаешь, что можешь класть на весы столь несравнимые вещи?

Дженифер потупила взгляд. Она прекрасно знала, что виновата перед Райаном гораздо сильнее, что искупить свою вину не в силах. Знала и то, что совершала свои грехи только из лучших побуждений, руководствуясь велением собственного сердца.

— Я полагаю, Райан, что наши проступки действительно несравнимы. — Она выдержала продолжительную паузу. — Я уже во всем окончательно запуталась. Единственное, в чем на сто процентов уверена и в чем готова поклясться жизнью своей дочери, так это в том, что люблю тебя. Я всегда тебя любила. И никакие беды и перемены не изменят во мне этого чувства.

— Никакие? — многозначительно переспросил Райан. — Даже мое заявление о намерении забрать у тебя Элис? Ты девять месяцев вынашивала ее, потом семь лет воспитывала, теперь настал мой черед о ней позаботиться.

— Ты не сделаешь этого! — вырвался из груди Дженифер истошный крик. — Ты не сможешь! — Очертания предметов в комнате и сам Райан вдруг расплылись перед ее глазами.

— Почему ты так в этом уверена, Джен?

Дженифер взяла себя в руки, страшась мысли, что в столь ответственный момент лишится чувств.

— Потому что ты не настолько жестокий, Райан, — проговорила она ослабевшим голосом. — Сейчас ты сердишься на меня, поэтому и запугиваешь. Причинить же реальную боль мне или нашей дочери попыткой нас разлучить не сможешь. В этом я не сомневаюсь.

Он окинул ее странным взглядом, значения которого она не поняла. Потом кивнул.

— Ты права, — сказал он жестко. — Прибегать к крайним мерам я не собираюсь. Это означает, что мы с тобой должны прийти к своего рода компромиссу.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Дженифер, испытывая облегчение и в то же время настораживаясь.

Райан прошелся взад и вперед по комнате и остановился у окна спиной к Дженифер.

— У нас есть один разумный выход. Мы должны пожениться и таким образом, избежав судебных разбирательств, нервотрепки и позора, предоставить нашей дочери то, чего у нее никогда не было: полноценную семью, в которой оба родителя сосредоточат на девочке всю свою любовь и заботу. Вы с Элис будете жить здесь, с нами, вдали от твоих вздорных отца и брата.

Он повернул голову.

— Как тебе моя идея, миссис Таунсенд? По-моему, более цивилизованного и мудрого решения нам не придумать.

Цивилизованного? Мудрого? — повторила про себя Дженифер. Надо полагать, Райан только что сделал мне предложение. Столь язвительным и отчужденным голосом! Это невероятно!

— Не знаешь, что ответить, моя дорогая Джен? — спросил он так же издевательски, медленно отходя от окна и возвращаясь на то место перед Дженифер, на котором стоял несколько минут назад.

— А если бы я не рассказала тебе правды… Ты заговорил бы со мной о женитьбе? — тихо спросила она.

— А если бы ты до сих пор не знала, какого я происхождения и какими располагаю средствами, то так же пламенно клялась бы мне в любви? — ответил Райан вопросом на вопрос.

— Да.

— Я тоже попросил бы тебя выйти за меня замуж. Конечно, все произошло бы абсолютно по-другому. Если бы я до сих пор пребывал в неведении, то как последний дурак доверял бы тебе и свято надеялся на то, что ты и я сможем создать крепкую, здоровую семью.

— А теперь? — еле слышно произнесла Дженифер.

Райан пожал плечами.

— А теперь мы поженимся просто потому, что так нам будет удобно. Заключим, так сказать, деловую сделку. Я удочерю собственную дочь — опять-таки, чтобы не подвергать и себя и ее лишним испытаниям. — Он помолчал, и Дженифер показалось, она чувствует в этом его молчании страшную тоску. — Мы поженимся исключительно ради дочери.

— Но ведь любовь не может исчезнуть из сердца человека так быстро, Райан! воскликнула Дженифер.

— В жизни случаются даже совершенно невероятные вещи, Джен, — обжигающе холодно улыбаясь, ответил Райан.

Дженифер опустила голову, униженная и морально раздавленная.

— Зачем же тогда ты собираешься связать со мной свою жизнь?

Райан ответил не сразу, но, когда заговорил, его голос вновь наполнился теплом, воскресившим в памяти Дженифер самые потрясающие из проведенных совместно моментов.

— Потому что я очень неравнодушен к тебе, Джен! Потому что даже в данную минуту, когда от злости на тебя во мне бушует буря, меня распирает от безумных желаний. — Черты его лица смягчились, но в следующую же секунду опять окаменели, а голос вновь стал резким и жестким. — Я с удовольствием сорвал бы с тебя сейчас эту чертову сорочку и улегся с тобой в постель.

Шокированная резкой переменой выражения его лица и тоном, каким он договорил последние слова, Дженифер растерянно протянула вперед руки.

— Почему же тогда ты не подходишь ко мне и не делаешь то, чего хочешь? — Ее голос от напряжения, страха и надежды слегка дрожал.

— Потому что я презираю свою слабость! — Райан неожиданно повернулся и уверенными, твердыми шагами направился к двери. — И потому что на свете существуют и другие возможности для того, чтобы мужчина мог удовлетворить свои плотские потребности!

— Например? — задыхаясь от обиды, крикнула ему в спину Дженифер. — Посещение публичного дома?

— Думай, что хочешь, — бросил через плечо Райан. — Фантазия у тебя развита отлично.

На этой ноте он и ушел бы, если бы Дженифер ему позволила. Но подхлестнутая незримым кнутом, она соскочила с кровати и, каким-то чудом не запутавшись в длинной сорочке, настигла его, когда он уже приближался к двери, схватила за руку и, вложив всю силу, какой только наделила ее природа, развернула его лицом к себе.

— А ты, оказывается, ни капли не изменился, Райан Таунсенд! — выпалила она, теряя всякое терпение и тоже приходя в ярость. — Прикрываешься личиной порядочности и человечности, а сам как был своенравным мальчишкой, так им и остался!

— Считай, что так, Джен, — ответил он преспокойно, глядя ей в глаза неморгающим взглядом. — Но независимо от того, какой я, Элис вскоре узнает, кто ее настоящий отец. Хочешь — принимай мои условия и выходи за меня замуж, не хочешь… — Он повел плечом. — Тогда можешь быть свободна.

После ухода Райана Дженифер долго лежала в кровати, пялясь в потолок и не смыкая глаз. Их разговор вновь и вновь прокручивался в ее мозгу, и как огромная гора на нее наваливался страх, какого она еще не ведала.

Райан не сможет так обойтись с нами, он неспособен на подобную жестокость, вновь и вновь пыталась убедить себя она. Мы разговаривали в самое темное, самое сумрачное время суток, в тот час, когда снятся наиболее жуткие кошмары и совершаются тягчайшие преступления. Райан был в бешенстве, не мог управлять своими эмоциями, хотел заставить меня страдать — вот и начал угрожать.

Ты абсолютно в этом уверена? — вступал с ней в спор трезвый внутренний голос. Убеждена, что его обида рассеется с приходом нового дня? Не боишься, что своей ложью нанесла по его самолюбию чересчур сильный удар? Что оскорбила слишком серьезно?

Лежа в холодном поту, от ужаса Дженифер боялась шелохнуться.

Если Райан решится тебя жестоко наказать, он не остановится ни перед чем, продолжал говорить в ней голос рассудка. А у него есть все — власть, деньги, связи, личный самолет. Если ему придется похитить у тебя Эл, он и на это отважится.

В ее памяти закрутились воспоминания об увиденных когда-то по телевизору или прочитанных в газетах сообщениях о том, как отцы похищают детей у матерей. Перед ее глазами поплыли образы заплаканных женщин, умоляющих с телеэкрана вернуть им их чад.

Ей сделалось так дурно и тошно, что в течение некоторого времени она не чувствовала себя, ничего не видела и не слышала. Когда силы медленно вернулись к ней, когда тумбочка, окно, стены, столик с наполненным водой графином приобрели прежние формы, она откинула простыню, вскочила с кровати и принялась ходить взад и вперед по покрытому ковром полу. Ее мозг заработал так ясно и напряженно, как, наверное, никогда в жизни.

Когда за окном рассвело, а птицы в саду залились переливчатыми трелями, Дженифер знала, что ей делать. Возможность осуществить свой план она получила уже за завтраком.

Некоторые из родственников Райана, приехавшие из отдаленных городов, оставались у Таунсендов на ночь. Утром они встретили Дженифер приветливыми улыбками и сообщили, что собираются посетить только вчера открывшуюся выставку какого-то знаменитого в Неваде художника и что с удовольствием возьмут с собой и ее.

Дженифер оглядела всех присутствовавших за столом и не обнаружила Райана.

— А Райан? Он не поедет с нами? — спросила она, стараясь выглядеть максимально невозмутимо.

— Райан час назад уехал прогуляться верхом, — сообщила Адриана. — Ему захотелось побыть одному, проветриться и над многим поразмыслить. — Она придвинула для Дженифер стул и подала ей чашку горячего шоколада. — Ты понимаешь, о чем я, верно ведь, дорогая?

— Конечно, — ответила Дженифер с улыбкой, садясь за стол.

Он избегает меня, подумала она. Уединился, чтобы продумать, каким образом ему лучше украсть Эл. Решил не терять времени даром. Но у него ничего не выйдет! Я никому не отдам свою дочь!

— Он сказал, что вернется не раньше обеда, — добавила Адриана.

— А когда обед? — спросила Дженифер.

— В два.

Дженифер посмотрела на часы. Ровно девять. На реализацию задуманного времени ей оставалось предостаточно.

— Тогда я тоже поеду на выставку! — объявила она, удивляясь собственной способности разговаривать в столь сложный момент настолько весело и бодро. — Когда вы планируете выехать?

— Как только ты соберешься, — ответил Стивен, двоюродный брат Райана.

Дженифер отодвинула от себя чашку с шоколадом.

— Я уже собрана. Завтракать мне не хочется.

Шумной гурьбой все, кто был за столом, за исключением Адрианы, отца Райана и его бабушки, высыпали во двор и расселись в три машины.

Дженифер с детства мечтала побывать в блистательном Лас-Вегасе, хоть на денек окунуться в его атмосферу азарта и свободы, побродить по известным улицам, пройтись по знаменитому Стрипу. Но сегодня, глядя на этот город сквозь окно автомобиля, она практически ничего не видела. Все ее мысли были сосредоточены на одном — на побеге.

Чтобы не вызвать никаких подозрений, с собой она взяла лишь сумочку. Решила, что за остальными вещами пришлет кого-нибудь позднее, родителям Райана напишет письмо.

Надеюсь, они все поймут и простят мне столь странное исчезновение, размышляла она, не слыша ни болтовни сидевших рядом Стивена и его жены, ни лившейся из радиоприемника задорной музыки. Я попрошу у них прощения, поблагодарю за гостеприимство и пообещаю приехать вместе с Элис, как только поулягутся страсти.

Выставочный зал, к великой радости Дженифер, был в этот воскресный день полон народа. Договорившись у входа, что по окончании просмотра они встретятся в кафе на углу, члены компании разбрелись в разные стороны. Дженифер сделала вид, что засмотрелась на одну из картин, и, улучив момент, выскочила из зала на улицу, перешла через дорогу и нырнула в здание напротив с большой вывеской «Прокат велосипедов».

А несколько минут спустя, вооруженная картой города, выкатила на дорогу велосипед, села на него и помчалась в сторону аэропорта Лас-Вегаса. Как ни была она сосредоточена на предстоящей операции, скоро заметила в потоке автомобилей на дороге «ягуар» сливового цвета. И рассмотрела сидевшего за рулем Райана.

В ту ночь Райан ни минуты не спал. От Дженифер он ушел в небывалом гневе, о будущем, которое еще несколько часов назад рисовалось ему в самых радужных красках, не мог думать, не содрогаясь. Мысль о том, что у него есть дочь, безмерно радовала его, но эту радость отравляли чувство задетого самолюбия, горькое сожаление о потерянных годах и непомерная обида на Дженифер.

Всю ночь он пробродил по окутанному тьмой саду, раздираемый самыми кошмарными думами. А утром решил, что должен выбить из себя хандру и взглянуть на вещи более рассудительным и здравым взглядом.

Отделаться от тоски ему как всегда помогла прогулка на любимом жеребце, вороном Антее. Вместе со свежестью и зарядом энергии в его голову пришло прояснение. В какой-то момент он вдруг осознал, что рассматривает ситуацию только сквозь призму собственных оскорбленных чувств и не принимает во внимание чувств Дженифер.

Только тогда он смог поставить себя на ее место и осознать, что должна была испытывать она — лишенная им невинности, неопытная, находившаяся в зависимости от самодура-отца, не имевшая ни малейшей возможности посоветоваться с кем-то, найти правильный выход из положения. Положения, в котором оказалась не только по своей вине.

Да, она лгала мне, да, играла в игры, но и я вел себя далеко не лучшим образом, мысленно рассуждал Райан. Отвернулся от нее, ничего не объяснив, не поговорив, не рассказав, что для меня значат наши отношения. Естественно, ей было страшно со мной связываться. Я сам во всем виноват.

Он вернулся домой, полный решимости пойти к Дженифер и утешить ее, но она с его родственниками только-только уехала в город. Узнав, что они отправились на выставку, он тут же помчался вслед за ними.

В выставочном зале одного за другим ему удалось разыскать всех своих братьев, сестер, теть, дядь и юную племянницу. Только она, Дора, увидела в окно, как Дженифер пересекает улицу и входит в пункт проката велосипедов. Не говоря ни слова, Райан рванул туда.

Ему сообщили, что Дженифер Виллингтон Ховард буквально несколько минут назад взяла напрокат велосипед, приобрела карту города и расспросила, как добраться до аэропорта.

В волнении забыв произнести слова благодарности за предоставленную информацию, Райан вылетел на улицу, сел в машину и поехал к аэропорту Лас-Вегаса по той дороге, о которой упомянули в пункте проката.

Буквально через несколько минут он увидел ее. Она ехала у самой обочины на невероятно высокой для велосипеда скорости, низко пригнувшись к рулю, напряженная до предела. Ее пшеничные волосы трепетали на ветру светлым облаком, полупрозрачная блузка, наполненная воздухом, окружала ее стройный гибкий стан как воздушный шарик. Создавалось впечатление, что каждая клеточка ее организма, каждая частичка души сосредоточены на одном — на побеге.

Она хотела убежать от него. Вместе с Элис. И действовала с такой решительностью, на которую женщины, как казалось Райану, просто неспособны.

Он объехал несколько машин впереди и поравнялся с ней. Некоторое время они продвигались вперед бок о бок. Райан заулыбался.

— Эй, уважаемая! Сбавьте скорость, а то вас оштрафуют! — крикнул он шутливым тоном.

Дженифер даже не взглянула в его сторону.

— Если ты намерен остановить меня, Райан, тебе придется врезаться в меня своим «ягуаром», — прорычала она, напоминая ему кошку, защищающую своих котят.

— Что ж, — еще больше забавляясь, ответил Райан. — Придется последовать твоему совету.

Он немного повернул влево, надеясь на то, что, прижатая к бордюру, Дженифер сама остановится. Но произошло непредвиденное: велосипед повалился набок, послышался жуткий лязг, Дженифер полетела вниз лицом на поросшую травой широкую полосу земли, отделявшую проезжую часть от тротуара.

Резко затормозив, Райан вылетел из автомобиля, подскочил к ней, опустившись на колени, приподнял ее с земли и оглядел вымазанное травой лицо. Ему показалось, она не дышит.

— Джен! — вскрикнул он, не видя никого вокруг: ни затормозивших на тротуаре прохожих, ни водителей, остановивших свои автомобили и подошедших к ним с дороги.

Его рука сильно дрожала, когда он прикладывал ее к сердцу Дженифер. Она раскрыла глаза.

— Боже мой! Джен! Как я испугался. — Райан крепко прижал ее к груди, порывисто коснулся губами ее пахнущих травой и медом волос. — Что же я наделал!

— Чуть было не совершил умышленное убийство, — пробормотала Дженифер ослабевшим от сильного потрясения голосом.

— У тебя что-нибудь болит? — Райан осторожно отстранился, усаживая ее на траве.

Она повернула голову вправо и влево, покрутила кистями и ступнями, слегка надавила на грудную клетку.

— Вот здесь… Здесь немного давит.

— Ей требуется помощь! — послышался со стороны тротуара пронзительный женский голос.

— Да, да! Пожалуйста, вызовите «скорую»! — вскинув голову и умоляюще глядя на незнакомку, попросил Райан.

— Нет, нет! — тут же запротестовала Дженифер. — Я чувствую, что со мной все в порядке. — Она посмотрела на женщину и на остальных людей, уставившихся на нее в тревожном ожидании, с бодрой улыбкой. — Честное слово.

Прохожие и водители еще несколько мгновений поколебались, потом, видя, что беспокоиться действительно не из-за чего, разошлись и разъехались по своим делам.

Райан достал из кармана носовой платок и принялся с особой бережностью вытирать перепачканное зеленью лицо Дженифер.

— Я не хотел причинить тебе вреда, Джен. Думал, ты остановишься. Ты точно не нуждаешься во врачебной помощи? Выглядишь ты неважно.

— А ты как выглядел бы? — проворчала Дженифер. — Думаешь, сиял бы здоровьем, если бы только что впечатался лицом в траву? Если перед этим не спал бы целую ночь, представляя себе, что у тебя похищают ребенка?

— Я никогда не сделал бы ничего подобного.

— Это ты теперь так говоришь. А прошлой ночью был уверен, что готов на все. — Дженифер нахмурила брови.

— Прошлой ночью я не мог управлять собой. Мною владели ущемленное самолюбие и сильная, просто бешеная ярость. — Райан вздохнул, стыдясь своей вчерашней несдержанности.

— Нет, Райан! Я чувствовала, что ты полон решимости, — возразила Дженифер дрожащим голосом. — Но запомни: ты украдешь у меня дочь, только если убьешь меня! Пока я жива, она должна быть со мной!

— Мы должны стать семьей, Джен, ты, я и Элис, — пылко прошептал Райан, вновь привлекая ее к своей груди и утыкаясь носом в ее медовую макушку.

— Опять предъявляешь мне ультиматум? — требовательно и строго спросила Дженифер.

— Это не ультиматум, Джен, — ответил Райан. — Мы с тобой слишком долго и совершенно напрасно боролись с неизбежным. Настала пора принять тот факт, что с самого начала нам следовало остаться вместе.

— Из-за Элис? — Дженифер подняла голову и взглянула в его голубые глаза. На ее ресницах поблескивали слезинки.

— Нет, глупенькая. — Райан обхватил ее лицо ладонями и нежно чмокнул в нос. — Просто я люблю тебя и верю, что мое чувство взаимно. Без тебя я не мыслю своей дальнейшей жизни, без тебя и без нашей дочки. Мне не терпится поскорее стать для нее настоящим отцом, стать мужем для тебя.

Дженифер склонила голову и коснулась губами его ладони.

— Если бы в жизни все было так просто, как на словах…

— Любовь не проста, Джен, — пробормотал Райан, на секунду замирая от блаженства, вызванного ее милым ласковым жестом. — Она запутанна, непонятна и безжалостна, вот почему сегодня мы дошли с тобой до полного безумия.

— Мы! — Дженифер фыркнула. — Не я столкнула тебя с дороги, мой дорогой!

— Верно, с дороги столкнул тебя я, но я никуда от тебя не убегал. — Он кивнул на всеми забытый велосипед, валявшийся на траве, и едва удержался, чтобы опять не заулыбаться. — И куда ты планировала удрать от меня на столь серьезной машине?

— В аэропорт! — гордо приподнимая подбородок, заявила Дженифер. — Оттуда на самолете в Сан-Диего, к Эл. А с нею — домой, в Нью-Джерси.

— Если ты все еще мечтаешь уехать, я не стану тебя удерживать, Джен. Сам довезу тебя до аэропорта, — сказал Райан с поразившим Дженифер спокойствием.

Она смерила его взглядом.

— Значит, перспектива жить с нами уже не кажется тебе столь привлекательной?

— Я не это имею в виду.

— Что же тогда?

— Что я готов поехать за тобой на край света, если только в таком случае смогу находиться рядом с вами.

— Но… Твой дом здесь, на берегу Колорадо…

— Да, Джен. Но если мне придется выбирать между тобой и родиной, я…

— Я не собираюсь выдвигать тебе подобных условий, — поспешно сказала Дженифер. — Я… Чувствую, что уже влюбляюсь в эти края и смогла бы привыкнуть к ним…

— А как же твой дом в Принстоне, твоя карьера? — Райан протянул руку и заправил ей за ухо прядь волос, сбившуюся на щеку.

— По-моему, я вступаю в новый этап жизни, — задумчиво ответила Дженифер. Странно, но мне вдруг ужасно захотелось махнуть на работу рукой и полностью посвятить себя семье и ребенку. — Она несмело посмотрела ему в глаза. — Я хочу слишком многого, правда?

Райан радостно рассмеялся.

— Нет, Джен. Твои желания мне очень нравятся.

— Ты действительно веришь в то, что у нас с тобой получится что-нибудь серьезное? — В ее зеленых бездонных глазах буквально за секунду промелькнули, сменяя друг друга, надежда, тревога, сомнение и страх.

Райан отчетливо это увидел и поспешил ответить:

— Я уверен в том, что если двое людей по-настоящему чего-то хотят, то обязательно этого добьются.

— Но как нам быть с моей семьей? С отцом, так недоброжелательно относившимся к тебе в прошлом? — На милое лицо Дженифер легла тень.

— Твой отец — не проблема, — сказал Райан невозмутимо. — Он примет меня с распростертыми объятиями, когда узнает, что я потомок герцогов и глава нефтяной компании. Майкл просто последует его примеру, так как жить своим умом не умеет. Бенджи пожмет мне руку и пожелает удачи, с ним мы прекрасно ладим. Мэри-Роуз с Филипом ничему не удивятся, они давно знали, чем закончатся наши отношения. А твоя мама, когда поймет, что ты счастлива, только порадуется за тебя. Вот и все.

Дженифер тяжело вздохнула.

— А Элис? Как мы ей все объясним?

Райан положил руку на ее плечо.

— С Элис мы поведем себя осторожно. Сначала просто заживем одной семьей, привыкнем друг к другу. А когда настанет время, все расскажем ей. Не сомневаюсь, что она все правильно поймет. Я сразу разглядел в ней твою силу характера и твердость.

— Силу характера? — Дженифер недоуменно покачала головой. — Сегодня ночью ты заявил, что я трусиха.

Райан улыбнулся, впадины на его щеках превратились в милые складки, которые Дженифер так обожала. Не удержавшись, она протянула руку и провела по ним пальцем.

— Ты самая смелая из всех известных мне женщин, Джен.

— Значит, ты не разочаровался во мне?

— Я люблю тебя еще сильнее, счастье мое. Кстати… — Он поднял голову, осматриваясь вокруг. — Я хотел, чтобы этот разговор произошел между нами абсолютно при других обстоятельствах. Подожди меня здесь, я вернусь буквально через пару минут.

Он энергично поднялся на ноги и почти бегом устремился к торговому центру из красного кирпича с несколькими входами в виде арок. А вернулся с огромным букетом ярко-красных роз.

Дженифер ждала его на прежнем месте, только не сидя на траве, а стоя.

Когда он подбежал к ней и опустился на одно колено, она увидела в нем двадцатичетырехлетнего большого мальчика, точно такого, каким встретила его впервые.

— Я люблю тебя, Джен, — произнес он, сильно волнуясь, протягивая ей цветы. — И прошу тебя стать моей женой.

Глаза Дженифер застелила пелена слез. Ее грудь наполнилась таким горячим и блаженным чувством, что ей показалось, она сейчас умрет от счастья.

— Ты согласна? — спросил Райан с оттенком неуверенности в голосе.

Дженифер взяла у него букет и крепко сжала его в руке, не замечая впившихся ей в ладонь шипов.

— Конечно, я согласна, Райан, — проговорила она сквозь слезы. — Я мечтала об этом с тех пор, как впервые увидела тебя.

Он выпрямился, подхватил ее на руки и, опьяненный радостью, закружил на месте.

Эпилог

Наконец-то увидев Райана одного — он направлялся к пляжу, — Элис выбежала за калитку.

— Райан!

Было раннее утро, вторник. Прошлый день обрушил на голову девочки столько неожиданностей, что, слишком взволнованная, она поднялась сегодня ни свет ни заря и вышла во двор в глубокой задумчивости.

Мама с Райаном объяснили ей вчера, что очень скоро они втроем будут жить в большом-пребольшом доме рядом с городом под названием Лас-Вегас, что у нее появится новая просторная комната, что с начала учебного года она пойдет в другую школу.

Перспектива расставания с принстонскими друзьями огорчила ее, но очень обрадовало другое, о чем она и мечтала побеседовать с Райаном. Вчера такой возможности ей не выдалось — все взрослые пребывали в странном веселье и целый день бурно обсуждали, где лучше устроить свадьбу Райана и мамы и кого на нее пригласить.

— Райан!

Услышав детский голос, Райан испытал такое блаженство, от которого у него слегка закружилась голова. С того самого момента, когда Дженифер раскрыла ему свою тайну, он мечтал уделять своей дочери максимум внимания, чтобы наверстать семь упущенных лет. Но, вернувшись в Сан-Диего и вместе с Дженифер серьезно побеседовав с Элис, увидел ее растерянное личико и решил, что должен действовать медленно и осторожно, чтобы не травмировать тонкую детскую душу.

— Эл! Как я рад тебя видеть! — Он опустился на корточки и протянул к ней руки. Та, ни секунды не колеблясь, подбежала к нему и обняла за шею, как будто на каком-то подсознательном уровне давно знала, что он ее отец. — Ты так рано проснулась? Где мама?

— Мама еще спит, я не стала ее будить.

— Умница! Правильно сделала. — Райан, объятый чувством ликования, продолжил вместе с ней путь.

— Я хотела спросить у тебя кое о чем, — немного смущенно проговорила девочка.

— Можешь спрашивать у меня о чем угодно, Эл. И обращаться за помощью, и делиться секретами, если, конечно, захочешь. Я умею хранить тайны. — Райан снова остановился и нагнулся к ней, внимательно глядя ей в лицо.

Элис, смутившись еще больше, опустила глаза и как будто стала изучать собственные пальцы, но потом порывисто приблизилась нежными алыми губками к уху Райана и прошептала:

— А можно я буду считать тебя своим папой?

В глазах Райана больно защипало — как в детстве, когда он плакал от сильной обиды. Прилив непомерно глубоких чувств сдавил ему горло, и в первое мгновение он не мог произнести ни слова.

Элис терпеливо ждала, рассматривая его лицо своими умными блестящими глазами — такими, какие когда-то были у его собственной матери. В какую-то секунду что-то мимолетное в ее взгляде показалось ему бесконечно родным.

— Конечно, Эл, — ответил он, придя в себя. — Конечно, считай меня своим папой. О такой дочери, как ты, я всегда мечтал.

— Правда? — Ее глаза сделались вдруг мудрыми и взрослыми.

— Даже не сомневайся в этом.

— Здорово! — Она хлопнула в ладоши и прижалась своей щечкой к его щеке. — Интересно, кто из нас двоих быстрее добежит до утеса? — вдруг спросила она. На ее губах заиграла озорная улыбка.

Несколько мгновений спустя оба они, хохоча, неслись по мягкому песчаному пляжу в направлении утеса, даже не подозревая, что из окна виллы за ними с нежностью и умилением наблюдает пара любящих зеленых глаз.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.