/ / Language: Русский / Genre:love_history / Series: Отчаянные герцогини

Ночь герцогини

Элоиза Джеймс

Скандальный бал в загородном поместье... Бал, на котором будут присутствовать только отъявленные повесы и дорогие куртизанки... Бал, куда отчаянно хочется попасть очаровательной Гарриет, герцогине Берроу. Чтобы не быть узнанной, она решается на дерзкий шаг – переодевается в мужской костюм и выдает себя за юношу, делающего первые шаги на стезе порока. Однако тайну Гарриет тут же раскрывает хозяин поместья – веселый и легкомысленный лорд Стрейндж. Но он не спешит объявлять об этом – напротив, обещает взять «юношу» под свое покровительство. Гарриет даже не подозревает, что дружба Джулиана – всего лишь хитрая ловушка обольщения...

Элоиза Джеймс

Ночь герцогини

Пролог Правосудие герцогини

15 декабря 1783 года

Суд графства

Герцогство Берроу

Председатель суда – достопочтенный Реджинальд Трудер

Но у меня и в мыслях не было выходить замуж ни за одного из них!

– Проблема не в том, – подавшись вперед, проговорила герцогиня, – чтобы выйти замуж во второй раз. Самое сложное – обзавестись вторым супругом в то время, когда первый еще жив.

– Ну, я вовсе не желаю Эйвери смерти, – объяснила Ловдей Биллинг. – Просто мне хотелось выйти за Джона, вот и все. И я ничего не могла с этим поделать. Я чувствовала себя такой усталой, такой одинокой, а он... он просидел со мной весь вечер!

Судья фыркнул. Ловдей уже решила, было, что он проснулся, но он снова принялся мирно похрапывать.

Герцогиня Берроу была сама доброта. И глаза у нее были добрые, но, взглянув на Ловдей, она укоризненно покачала головой.

– Но ведь ты уже была женой Эйвери... то есть, я хочу сказать, мистера Мозли, когда вышла замуж за Джона!

Ловдей виновато понурилась.

– Эйвери бросил меня три года назад, – плаксиво объяснила она. – Не думаю, чтобы я была ему нужна... он ведь как-то сказал, что я еще глупее, чем свинья по весне.

Броскую красоту герцогине заменяло какое-то тихое очарование, делавшее ее похожей на жену сельского священника. На фоне простого черного платья, которое было на ней, бледное лицо казалось прозрачным. Волосы герцогини, густые и длинные, были заплетены в тугие косы, украшенные плоеной оборкой, – эта прическа свидетельствовала о тонком вкусе ее обладательницы. А в ее глазах было столько доброты и прощения, что Ловдей вдруг безумно захотелось выложить герцогине всю правду.

– Я вовсе не была замужем за Эйвери Мозли... ну, я имею в виду по-настоящему, – призналась она. Скосив глаза на Эйвери, она заметила, как при этих словах он резко дернул головой. – Я была уже замужем, прежде чем вышла за Эйвери. И я не думаю, что наш брак имеет законную силу, поскольку мы обвенчались в какой-то монастырской церквушке в Ирландии, в местечке под названием Ушер, и Эйвери потом потихоньку шепнул мне на ухо, что эта свадьба была ненастоящей.

При этом заявлении ошеломленный Эйвери едва не свалился со стула. Но Ловдей, словно забыв о нем, не сводила глаз с герцогини.

– Собственно говоря, отец впервые выдал меня замуж, когда мне только-только исполнилось двенадцать.

– Двенадцать?!

Похоже, герцогиня испытала настоящий шок, поэтому Ловдей поспешила поскорее все объяснить.

– На самом деле все не так ужасно, – поправилась она. – К тому времени я была уже совсем, почти взрослой и очень хороша собой – словом, все было не так уж плохо, как вам, возможно, кажется.

– Как его звали?

– Моего супруга? Мистер Бакли. Но он умер. А после смерти мистера Бакли я вышла замуж за Гарольда Экклса.

– Надеюсь, мистер Экклс еще не успел покинуть этот мир? – В голосе герцогини слышалась робкая надежда.

– Что вы! Нет-нет – мистер Экклс пребывает в добром здравии... ну, насколько это возможно для человека, сидящего в долговой тюрьме. Я всегда навещаю его, когда бываю в Лондоне. Не смог расплатиться за пальто и две ленты для шляпы, вот и угодил в тюрьму. И сидит там вот уже... да, почти одиннадцать лет. В результате я вышла замуж за... – Ловдей немного помолчала, старательно собираясь с мыслями, чтобы ничего не напутать, – за месье Джованни Баттисту. Он был итальянец – пообещал, что увезет меня с собой. И обманул – вместо этого подарил пару перчаток, после чего исчез навсегда.

– И тогда в вашей жизни появился мистер Мозли? – спросила герцогиня.

Ловдей кивнула.

– Конечно, я не должна была так поступать, – пробормотала она. – Знаю, что не должна. Но я просто не знала, что мне делать... а он уговорил меня. А потом бросил и уехал.

– Да, вы оказались в трудном положении, – признала герцогиня. – Если я правильно поняла, ваш первый супруг умер, второй в настоящее время в тюрьме за долги, третий сбежал в Италию, брак с четвертым не был законным, а пятый ваш муж...

– И некому позаботиться обо мне и детях – ведь мой отец после того итальянца объявил, что знать меня не желает.

– О детях?! – Растерявшись, герцогиня пробежала глазами ворох разложенных на столе бумаг. – Но во всех этих прошениях нет ни единого упоминания, о каких бы то ни было детях! – проговорила она.

Вместо Ловдей на этот вопрос ответил стоявший рядом с Джоном щегольски одетый мужчина, по виду – истинный лондонец.

– Мы сочли, что это не имеет прямого отношения к разбираемому в настоящее время делу, ваша светлость. Как свидетельствуют данные документы, мой клиент женился на этой даме по доброй воле. Со всем уважением должен заметить, что считаю данное судебное разбирательство весьма... хм... необычным. И раз уж я заговорил об этом – нельзя ли, по крайней мере, разбудить нашего уважаемого судью?

Герцогиня высокомерно притворилась, что не слышит. Ловдей следовало бы предупредить этого лондонского стряпчего, что у них, в Берроу, свой суд и свое представление о том, как следует разбирать подобные дела. Трудер, конечно, пьяница, но это ничего не значит – ведь они с герцогиней до сих пор творят суд и расправу как в старые добрые времена, и, благодарение Богу, у них в Берроу все благополучно.

– И чьи же это дети? – осведомилась герцогиня, снова повернувшись к Ловдей.

– Да так сразу и не объяснишь, – упавшим голосом проговорила Ловдей. – Собственно говоря, каждому из своих мужей я подарила по ребенку. Ну, кроме Джона, конечно, – видите ли, мы ведь поженились совсем недавно.

– То есть у вас четверо детей? – уточнила герцогиня.

– Пятеро, – поправила Ловдей. – Гарольд – ну тот, что сейчас в тюрьме, – сделал мне двоих.

В зале суда повисла тяжелая тишина. Ловдей услышала, как Джон переступил с ноги на ногу. Если бы только... но нет, уже слишком поздно.

– То есть в действительности вы миссис Экклс, – подвела итог герцогиня.

– О, вы правы, госпожа герцогиня! Я тоже так считаю, – закивала Ловдей.

– Ваша светлость! – прошипел стоящий рядом мужчина.

– Ваша светлость, – послушно повторила Ловдей. – Но ведь Гарольд в долговой тюрьме!

Взгляд герцогини снова обратился к скамье, на которой сидели свидетели, и Ловдей машинально повернула голову и посмотрела туда же. Там сидел Джон... ее Джон с голубыми глазами. И Эйвери тоже сидел там, сердито кривя тонкие губы – впрочем, как обычно.

– Что заставило вас возбудить дело, мистер Мозли? – спросила герцогиня.

Эйвери разразился бурным потоком слов, смысл которых заключался в том, что он желает вернуть свою жену – вне зависимости от того, что он тут наговорил.

Некоторое время герцогиня пристально разглядывала его. Потом снова повернулась к Ловдей.

– У вас есть деньги? – поинтересовалась она.

– О нет! – ответила Ловдей. – Ни пенса сверх того, что дают мне мужья.

На какое-то время в зале вновь воцарилось молчание. Потом герцогиня снова заговорила.

– А ваш отец... он еще жив? – уже более мягким тоном поинтересовалась она.

– Да, но он... – Ловдей запнулась.

Герцогиня сложила руки. От всего ее облика исходило ощущение доброты.

– Он болен, не так ли?

– Да. Мне так сказали, – прошептала Ловдей.

– Но у вашего отца имеются кое-какие средства, которые вы можете унаследовать – со временем, конечно. Верно?

Ловдей оглянулась на Джона, увидела знакомые голубые глаза – и вновь, непонятно почему, почувствовала себя дурой.

– Именно поэтому Эйвери и хочет меня вернуть. Из-за фабрики. А Джон... Мне кажется, он потому и принялся ухаживать за мной. Тоже из-за фабрики.

При этих словах Джон молча встал и вышел – что уже само говорило за себя.

Эйвери последовал его примеру. Так что Ловдей немного поплакала. А потом герцогиня снова заговорила.

– Вам не стоило выходить замуж столько раз, Ловдей, – мягко пожурила она.

– Знаю, – шмыгая носом, кивнула Ловдей.

– Я посоветуюсь с судьей и попрошу, чтобы вас оправдали. Но вы должны дать слово, что не будете снова выходить замуж. Вы должны сделать все, чтобы помочь мистеру Экклсу выйти из долговой тюрьмы. А после вы вернетесь к нему – вы меня поняли? Обещаете?

– Да, – поклялась Ловдей.

Герцогиня, протянув руку, потрясла судью за плечо. Всхрапнув пару раз, судья открыл глаза. Герцогиня шепнула ему что-то на ухо, он громко фыркнул и трубным голосом объявил:

– Дело прекращено! – И снова захрапел.

После всего герцогиня подарила ей пять фунтов, наказав выручить Гарольда из тюрьмы, да поскорее. Гарольд вряд ли задолжал больше одного-двух фунтов, даже с учетом стоимости пребывания в тюрьме, так что Ловдей попыталась вернуть герцогине лишние деньги, но та отказалась их взять.

Глава 1 Золушка наряжается на бал, а фея-крестная приносит ей гусыню вместо тыквы

6 января (Двенадцатая ночь) 1784 года

Бал-маскарад

Загородное поместье герцога Бомона

Гарриет, герцогиня Берроу, после того как ее супруг отбыл в мир иной, очень скоро поняла, что существует две категории вдов: очаровательные и такие, кто, подобно Ловдей Биллинг, из-за кучи детей едва сводит концы с концами. Вдовушки, которые ночи напролет танцуют и кокетничают с молодыми людьми, и другие – в унылых траурных платьях, которые удостаиваются лишь жалостливой или презрительной улыбки.

У Гарриет не было ни малейших иллюзий по поводу того, к какой из этих двух категорий причислить себя.

Ее супруг скончался почти два года назад, но ни одному мужчине – ни молодому, ни уже в летах – не приходило в голову пригласить ее на танец. Почему-то у большинства ее знакомых при одном только виде ее в глазах появлялась скорбь, и, вежливо поздоровавшись с Гарриет, они спешили исчезнуть, как будто печаль в их представлении была чем-то вроде чумы, которую можно было подцепить даже на расстоянии.

Иначе говоря, если твой муж покончил с собой, ты автоматически попадаешь в категорию вдов, не способных привлечь внимание ни одного мужчины.

Частично в этом была виновата она сама. Явилась на бал-маскарад к герцогине Бомон – но в чем?! Разве у кого-то повернется язык назвать ее туалет соблазнительным? Или хотя бы чуточку порочным?

– Кем ты нарядилась? – спросила ее подруга Джемма (вышеупомянутая герцогиня Бомон).

– Я персонаж из детских стишков. Угадай какой. – На Гарриет было нечто вроде ночной сорочки из простой хлопковой ткани, которую ее горничная позаимствовала из гардероба экономки. Под нее она предусмотрительно поддела три нижние юбки да еще напихала за корсаж четыре шерстяных чулка. Вдобавок она выгнула спину – чтобы еще больше подчеркнуть пышную грудь.

– Персонаж из детских стишков – с такой грудью, – пробормотала Джемма. – О-очень большой грудью. Ну, просто очень...

– С грудью как у кормилицы, – услужливо подсказала Гарриет.

– Ну, на кормилицу ты точно не похожа! Скорее ты выглядишь безумно соблазнительной. А ты подумала, что будет, если кто-то из наших гостей затащит тебя в укромный уголок и примется щупать?

– Да у меня и в мыслях ничего такого не было, – слегка опешив, принялась оправдываться Гарриет. – И меня никто никогда не пытался щупать. А кстати, что у тебя за костюм?

Нежно-розовое, с перламутровым оттенком, платье Джеммы превосходно гармонировало с ее роскошными, цвета старого золота, не напудренными волосами. Подол платья был украшен крохотными шелковыми маками, и такие же маки были вплетены в ее волосы.

– Я Титания. Королева фей.

– А я – Матушка Гусыня. Что и требовалось доказать.

– Господи, о чем ты говоришь?! – возмутилась Джемма, обняв подругу за талию. – Посмотри на себя, дорогая! Какая еще Матушка Гусыня! Глупости! Для этого ты слишком свежа и хороша собой.

– Зато ни одна живая душа меня не узнает, – заявила Гарриет. Вырвавшись из объятий Джеммы, она уселась на диванчик. – Вот увидишь – все примут меня за доброе, старое, толстое привидение.

Глядя на нее, Джемма принялась хохотать.

– Ну да – за привидение убитой кем-то кухарки, не иначе! Нет-нет, чего тебе не хватает, так это какой-нибудь детали, которая бы подсказала, что ты решила одеться Матушкой Гусыней, – и тогда все наперебой станут восхищаться твоим костюмом, вот увидишь! Подожди минутку, кажется, я придумала!

– О, но...

Не прошло и минуты, как Джемма вернулась. С гусыней.

– Она настоящая? – с сомнением в голосе поинтересовалась Гарриет.

– Ну, можно и так сказать, – хмыкнула подруга. – Боюсь, только немного жестковатая. Моя свекровь имеет пренеприятную привычку украшать стены чучелами животных.

Гарриет неохотно забрала у нее из рук гусыню.

– Просто держи ее под мышкой, – посоветовала Джемма. Гарриет, встав, попробовала сделать, как сказала подруга. – Нет, не так! Вот, поверни ее головой вверх – тогда будет казаться, будто она по-дружески нашептывает что-то тебе на ухо.

Гарриет уставилась в стеклянные глаза мертвой птицы.

– Какая-то она не очень дружелюбная, – недовольно проворчала она. – Вид у нее, во всяком случае, такой, будто она только и ждет удобного момента, чтобы кого-то ущипнуть.

– А дружелюбных гусынь в природе вообще не бывает, – бросила Джемма. – Извини, мне пора – нужно пойти взглянуть, как там дела у Исидоры с ее костюмом. Исидора сказала, что собирается одеться царицей, но, боюсь, как бы она не спустилась вниз, завернувшись в свой носовой платок.

– Кстати, а почему Исидора избегает пользоваться своим титулом? Она ведь герцогиня Косуэй, верно? – спросила Гарриет. – Но вчера вечером она просила доложить о себе как об Исидоре Дель Фино.

– Не думаю, что она вообще когда-то видела герцога. Своего мужа, я имею в виду, – хмыкнула Джемма. – А если даже и так, то много лет назад, да и то мельком. Поэтому она и не пользуется собственным титулом. Впрочем, сегодня она намерена быть царицей Пальмиры.

– Если бы ты предупредила меня, что намерена устроить бал-маскарад, как это принято делать на Двенадцатую ночь, – проворчала Гарриет, осторожно поставив чучело на пол, – я бы тоже нарядилась как-то иначе.

– Прости, что не предупредила тебя заранее, но ведь объявить об этом в последнюю минуту гораздо забавнее, верно? Сразу поднимается такой переполох, люди мечутся по всему дому, придумывая себе костюмы, умора! Бедный дворецкий чуть с ума не сошел! Так весело!

Рассмеявшись, Джемма выпорхнула из комнаты, оставив Гарриет в компании чучела гусыни.

Глупо жалеть себя, уныло подумала Гарриет. Всякий раз, сидя вместе с судьей Трудером в зале суда, она поражалась, сколько на свете людей, жизнь которых куда более беспросветна, чем ее собственная. Да вот взять хотя бы тот случай месяц назад, когда перед судом предстала девушка, стащившая апельсин и полкружки горчицы. Некстати проснувшийся Трудер едва не приговорил бедняжку к каторжным работам. Старый осел!

Ей, Гарриет, нет нужды воровать апельсины. Как-никак она герцогиня; молодость ее еще не прошла, она хороша собой, здорова и...

И одинока.

На голову утки капнула слеза. Гарриет машинально пригладила перья птицы.

Глава 2 Часто женская грудь играет немаловажную роль

Зенобия, царица Пальмиры, запрокинула голову и рассмеялась. Корсаж, весьма ненадежно державшийся на ее пышной груди, слегка приоткрылся. Ее партнер, франтоватый немолодой мужчина, закружился на цыпочках, вскинув одну руку вверх – в точности как цыган, пляшущий на ярмарке в Бартоломью. Не сводя с него глаз, Зенобия снова расхохоталась и взмахнула в воздухе руками, передразнивая своего партнера.

Корсет царицы Зенобии – если он, конечно, имелся – был явно не предназначен для подобных эскапад.

Будь у царицы Зенобии – вернее, у Исидоры – настоящая подруга, промелькнуло в голове у Гарриет, она бы предупредила, что венценосная грудь вот-вот выпрыгнет из корсажа.

Но Гарриет, забившись в уголок, одиноко сидела на своем стуле, не привлекая внимания большинства приехавших на бал мужчин.

Вдова, имевшая глупость явиться на маскарад в костюме Матушки Гусыни, в их глазах не идет ни в какое сравнение с полуобнаженной царицей – и не важно, какие сокровища на самом деле скрывают корсажи, обеих дам. Правда, тот клочок одежды, который сама Исидора именовала корсажем, богато украшенный вышивкой из павлиньих перьев, среди которых, словно глаза павлина, сверкали драгоценные камни, вряд ли был способен что-то скрывать.

Исидора снова закружилась, подняв руки над головой. Выбившийся из прически локон упал ей на плечо. Другие танцоры, затаив дыхание, не сводили глаз с ее бедер. В сладострастных изгибах тела Исидоры было что-то до такой степени неанглийское – ее чувственные, в форме лука Амура губы, то, как она улыбалась лорду Бисби... словно перед ней был сам король, – что это сводило мужчин с ума. Наверное, все дело в ее итальянских предках, решила Гарриет. Большинство англичанок выглядели – да и чувствовали себя – как сама Гарриет: унылыми, пресными. Короче говоря, вылитые Матушки Гусыни.

Лорд Бисби танцевал так, как не танцевал никогда в жизни. Вскинув одну руку в воздух, словно настоящий цыганский король, он выкидывал какие-то немыслимые курбеты. Да, он был очарован, пленен – он был явно без ума от своей прелестной партнерши.

Вдруг внимание Гарриет привлекло какое-то движение в углу – слегка повернув голову, она заметила леди Бисби. С возмущенным, красным от злости лицом, она проталкивалась к увлекшейся танцами парочке. Корсаж Исидоры к этому времени был уже в полном беспорядке. Гарриет, вскочив со стула, перехватила взгляд Исидоры и слегка кивнула в сторону приближавшейся леди Бисби.

Этого оказалось достаточно. Углядев в толпе лицо разъяренной матроны, которая, грудью раздвигая танцующих, явно направлялась в их сторону, Исидора попятилась.

– Лорд Бисби, что вы себе позволяете?! – воскликнула она.

Лорд Бисби, словно очнувшись, растерянно замер. Рука Исидоры взлетела в воздух, и она с размаху дала ему звонкую пощечину.

Бальный зал разом вдруг превратился в музей восковых фигур – гости застыли, точно пригвожденные к месту.

Появившаяся как из-под земли Джемма обняла разбушевавшуюся Исидору за талию.

– Полно, полно! – решительно перебила она. – Лорд Бисби – человек высоких моральных принципов, это всем известно.

– О-о... что же мне теперь делать! – застонала Исидора, трагическим жестом приложив руку ко лбу.

Джемма, развернув Исидору к двери, быстро вывела ее из зала. Это было проделано так ловко, что Гарриет едва удержалась, чтобы не зааплодировать.

Лорд Бисби, разинув рот, так и остался стоять посреди таращившихся на него гостей, пока к нему, наконец, не протолкалась супруга.

Леди Бисби даже снизошла до того, что подарила ошеломленному супругу улыбку. Потом, повернувшись, решительным шагом вышла из зала, а ее смущенный, пристыженный супруг вприпрыжку бросился за ней.

Гарриет вдруг почувствовала, как глаза предательски защипало. Боже милостивый, как она устала плакать! Вот уже почти два года, как Бенджамина нет в живых. Она плакала, когда он умер... плакала и потом. За эти годы она плакала столько, что сама иногда удивлялась себе – ей казалось, что человеческое существо просто не способно пролить столько слез. Откуда они только брались? При мысли о Бенджамине она испытывала какое-то странное чувство – смесь горя, злости и горькой обиды.

Что толку рядиться в костюм Матушки Гусыни – ведь этим не вернешь его к жизни. Что толку горевать... прятаться в углу, когда все веселятся... это не вернет ей Бенджамина. Ничто не вернет ей его.

И как же ей теперь жить? Считается, что вдовам положено вести себя с достоинством. И потом, она ведь не просто вдова – она еще и герцогиня. Учитывая, что племяннику Бенджамина, нынешнему герцогу Берроу, пошел всего одиннадцатый год, и он пока еще учится в Итоне, ее нельзя даже именовать вдовствующей герцогиней Берроу. Итак, она герцогиня, она вдова и ей всего-навсего двадцать семь лет. И что из этого печальнее всего, она и сама не знала.

Гарриет с трудом проглотила вставший в горле ком.

Нет... она не сможет провести всю свою жизнь, скромно сидя на стуле где-нибудь в уголке, пока остальные танцуют. Она не желает больше одеваться как чья-то почтенная мамаша – в конце концов, она никогда не была матерью и вряд ли когда-нибудь ею станет.

Она должна что-то сделать. Должна изменить свою жизнь. Например, начать думать о...

О...

Об удовольствиях, например.

Слово «удовольствия» как-то само собой неожиданно всплыло у нее в голове – и так и осталось там. Гарриет невольно поежилась – это словечко приятно щекотало, словно капли дождя в жаркий день.

Глава 3 Гарриет пытается очертить границы будущих удовольствий

Обшарив чуть ли не весь дом, Гарриет, наконец, отыскала герцогиню Бомон и герцогиню Косуэй – иначе говоря, Джемму и Исидору – в небольшой гостиной.

В полумраке каждого алькова можно было заметить две головы, мужскую и женскую, а на каждом диване ворковали парочки – словно влюбленные голубки весной.

Они с Бенджамином никогда... нет, конечно же, нет! Какое безумие! В конце концов, они ведь были женаты, разве нет? А супруги никогда не целуются на балу – даже если это бал-маскарад!

И разве Бенджамин когда-нибудь целовал ее так? Пресноватые поцелуи мужа всегда имели привкус привычки. Он небрежно целовал жену – и тут же забывал о ней. Именно так она целовала своего спаниеля.

– Ты меня просто спасла! – услышала она голос Исидоры, доносившийся из-за двери крошечной гостиной, где сидели они с Джеммой. – Просто не знаю, что бы я делала без тебя! Леди Бисби с удовольствием съела бы меня живьем!

– Ах, это ты, дорогая? Иди, посиди с нами. Я совсем без сил! – пробормотала Джемма, увидев Гарриет. Они с Исидорой уютно устроились в креслах перед камином.

Гарриет уже направилась, было к ним – и вдруг остановилась как вкопанная. На козетке возле камина раскинулся единственный из ее знакомых, которого ей сейчас хотелось видеть меньше всего, – герцог Вилльерс. Он еще не успел оправиться от трепавшей его жестокой лихорадки, вызванной полученной на дуэли раной, лицо герцога до сих пор казалось бледным и осунувшимся. Герцог был разодет в итальянские шелка, край темно-лилового кружева был расшит узором в виде крошечных черных тюльпанов. От всего его облика веяло изысканностью – костюм выглядел экстравагантным, но оттого не менее эффектным.

– Простите, ваша светлость, – торопливо извинилась Гарриет. – Я не знала, что вы уже встали с постели.

– Я пригрозил, что спущусь вниз и станцую сарабанду, – с хорошо знакомой ей певучей интонацией ответил герцог. – В итоге этот дракон, мой камердинер, смилостивился, позволил мне спуститься вниз и хотя бы одним глазком глянуть на бал – коль скоро я не в состоянии принять участие в веселье.

Гарриет опустилась на стул и застыла в неловкой позе – словно аршин проглотила, – дав себе слово, что через пять минут уйдет. Сошлется на головную боль, на то, что возле камина слишком жарко, или скажет, что договорилась с кем-то встретиться в бальном зале... в общем, придумает что-нибудь – что угодно, лишь бы быть подальше от Вилльерса.

– Очень хорошо, что ты здесь, Гарриет, – томным голосом заявила Исидора. – Так вот, предупреждаю, что твердо решила устроить скандал.

– Бедная леди Бисби, – усмехнулась Гарриет. Исидора расхохоталась:

– Бисби тут ни при чем. Так... скучно стало, решила немного развлечься. Нет-нет, я имею в виду настоящий скандал. Такой, который мог бы заставить моего мужа, наконец, вернуться назад, в Англию.

Гарриет внезапно бросилось в глаза, какой у Исидоры упрямый подбородок.

– Терпеть не могу приводить в качестве примера избитую и всем давно надоевшую историю моей жизни, – вмешалась Джемма, – но мой супруг почему-то никогда не считал устраиваемые мною скандалы достаточным поводом, чтобы сменить Францию на Англию. А где сейчас твой муж, Исидора? Где-то на Дальнем Востоке, я полагаю?

– Честное слово, жаль беднягу Косуэя, – рассмеялся Вилльерс. – Джемма, у тебя тут есть шахматы?

Джемма покачала головой:

– Нет. К тому же, если помнишь, твой доктор строго-настрого велел тебе воздерживаться от шахмат. Тебе нужно постараться как можно скорее избавиться от лихорадки, а ты собираешься вновь напрягать свои бедные усталые мозги.

– Что такое жизнь без шахмат? Жалкое, унылое прозябание, не больше, – прорычал Вилльерс. – Лично я такой жизнью не дорожу.

– Бенджамин наверняка согласился бы с вами, – ляпнула Гарриет, даже не успев подумать, что говорит. И ужаснулась. Ее муж покончил с собой, после того как проиграл партию в шахматы.

И не кому-то, а как раз Вилльерсу.

В комнате воцарилась гробовая тишина, как будто все четверо разом перестали дышать.

Вилльерс, отвернувшись, уставился в камин и промолчал. Но Гарриет внезапно почувствовала острый укол вины – на нее вдруг нахлынули воспоминания двухлетней давности. Она вновь услышала его сбивчивые, неловкие объяснения, и ей стало стыдно. Вилльерс тогда был при смерти, горел в жару – и, тем не менее, собрав последние силы, добрался до особняка Джеммы, чтобы извиниться зато, что в ее доме выиграл ту проклятую партию, после которой Бенджамин и покончил с собой.

– Я... просто я хотела сказать, что если бы доктор в свое время запретил Бенджамину играть в шахматы... – пробормотала Гарриет.

– Причем целый месяц, – не утерпел Вилльерс.

– ...бедный Бенджамин был бы в ярости.

– Я бы уж точно взбесилась, – вздохнула Джемма.

– Этот тиран, мой хирург – кажется, шотландец, – оказался настолько бессердечен, что даже не позволил мне доиграть партию, – простонал Вилльерс. – Не двигаться – максимум одно движение в день... вы хоть представляете, что это такое? Честное слово, мне иногда кажется, что мои мозги не выдержат и вскипят!

– Вам действительно запрещено прикасаться к шахматам целый месяц? – спросила Гарриет.

– Ну-ну, все не так ужасно, – пробормотала Джемма. – Ты ведь можешь читать. Хотя, конечно, книги совсем не то, что шахматы.

– Месяц... – буркнул Вилльерс.

При этом у него был такой несчастный голос, что Гарриет не могла сдержать улыбку.

– Ну, в жизни бывают и другие интересы...

– Женщины, вино и песни, – произнесла вдруг Исидора. – Вот что обычно интересует мужчин.

– Я не пою.

– Предполагается, что некоторые красивые женщины – русалки, и они сами поют, пока мужчины смакуют вино, – усмехнулась Гарриет. Она попыталась представить себе Вилльерса, окруженного соблазнительной толпой сирен, – неожиданно картина ей понравилась. Будь она сиреной, непременно попыталась бы пустить на дно его корабль, мстительно решила она.

– Если вы водите компанию с русалками, будьте так добры, шепните им мой адресок, – закрыв глаза, пробормотал Вилльерс. – А сейчас я слишком слаб, чтобы увиваться вокруг женщин, – не важно, с хвостом они или без.

Он и в самом деле выглядел очень изможденным и бледным. Учитывая неприязнь, которую питала к нему Гарриет, странно, что ее вдруг это волнует. С чего бы ей его жалеть?

– Придумала! – встрепенулась Исидора. – Мой план! Ты можешь в нем участвовать!

– Нет, – пробормотал Вилльерс. – Никогда не участвую ни в чьих планах.

– Жаль, – разочарованно протянула Исидора. – Готова поспорить на что угодно, что слухи о том, что его герцогиня отчаянно флиртует с печально известным герцогом Вилльерсом, заинтересовали бы даже моего неуловимого супруга. Кстати, его стряпчий недавно говорил мне, что он где-то в Эфиопии. Может, решил отыскать истоки древнего Нила? Ах, все мы тут так гордились бы им, верно?

– Но если герцог вернется, чтобы защитить твою репутацию, бедному Вилльерсу придется снова драться на дуэли, – возразила Джемма. – А твой муж – страшный человек. Так и представляю себе, как он, с утра пораньше перестреляв племя каннибалов, потом как ни в чем не бывало, наслаждается утренним чаем!

– Вряд ли я сейчас смогу составить конкуренцию людоедам, – жалобно простонал Вилльерс. Это прозвучало так комично, что все захохотали.

– Ну, тогда мне срочно нужно отыскать кого-то с такой же репутацией, как у тебя! – объявила Исидора.

– Послушай, ты серьезно? – не выдержала Гарриет. – Неужели ты надеешься, что скандал вокруг твоего имени заставит твоего мужа вернуться?

Исидора повернулась к ней. Брови ее были саркастически приподняты, на красивых губах играла усмешка.

– А ты можешь привести хоть одну причину, почему я не могу попытаться? К твоему сведению, я имею удовольствие быть замужем за человеком, которого в глаза никогда не видела – во всяком случае, насколько мне помнится.

– А почему Косуэй решительно не желает жить в Англии? – спросил Вилльерс, открыв, наконец, глаза. – Неужели ты внушаешь ему священный ужас? – Приподнявшись на локте, он с интересом разглядывал Исидору.

– Почему бы тебе тогда не отправиться к нему? – в тот же самый миг вырвалось у Гарриет.

– Но ведь он же исследователь! – презрительным тоном бросила Исидора. – Вы можете представить меня верхом на верблюде, шляющейся по пустыне в поисках истоков древнего Нила?

Гарриет с трудом сдержала улыбку. Сама она принадлежала к той категории отважных женщин, которые ни за что не упустили бы возможности проехаться на верблюде. Но это она. А Исидора, утонченностью и хрупкой красотой напоминавшая экзотическую орхидею, – и верблюд! Нет, такое даже вообразить невозможно.

– А его матушка не может как-то на него повлиять? – спросила Джемма.

– Говорит, что пыталась, но безуспешно, – вздохнула Исидора. – Уверяет, что он ни за что не вернется – мол, он всегда был самым упрямым из всех ее отпрысков.

– Я пару раз встречалась с леди Косуэй, – нахмурилась Джемма. – Готова пари держать, что ей достаточно только пальцем пошевелить, чтобы заставить самого короля Англии плясать под ее дудку. Так что если кто и способен заставить его вернуться, так только она.

– Абсолютно с тобой согласна. Я как раз и рассчитываю на то, что она, испугавшись скандала, сделает все, чтобы он вернулся в Англию.

– А когда он в последний раз был здесь? – спросила Гарриет.

– Восемнадцать лет назад. Восемнадцать! Разве одно это не дает мне основание развестись с ним?!

– Отсутствие фактических брачных отношений – вполне уважительная причина для развода, – кивнул Вилльерс.

– Конечно. Но я не такая дура. По мне, так лучше быть герцогиней просто на бумаге, чем вообще ею не быть, – фыркнула Исидора. – Мне случалось жить на континенте. Я приезжала к Джемме в Париж и довольно долго жила в моем любимом городе – Венеции. Но теперь я желаю жить, как положено взрослой женщине. А я не могу этого сделать – потому что моя нынешняя жизнь какая-то ненастоящая!

Гарриет растерянно моргнула. Такое впечатление, что Исидора выразила вслух то, о чем постоянно думала она сама!

– Если уж говорить начистоту, – продолжала раскрасневшаяся Исидора, – то мне просто надоело спать в одиночестве! Если окажется, что Косуэй – тиран, деспот или негодяй, с которым попросту невозможно жить под одной крышей... что ж, тогда я брошу его и снова вернусь в Италию.

Но тогда по крайней мере я смогу расстаться с этой осточертевшей мне девственностью! И смогу родить ребенка.

Гарриет была потрясена. Даже Вилльерс приоткрыл глаза.

– Что?! Я не ослышался? Кажется, ты сказала – девственностью?!

– Исидора, по-моему, ты все это нарочно, – проговорила Джемма, протянув подруге небольшой флакончик с ароматическими солями. – Признавайся, тебе просто захотелось поразить нас, да? Что до меня, то, поздравляю, тебе это удалось. Я просто в шоке. Так что можешь радоваться.

– Девственность – главное достояние женщины, – невозмутимо объявил Вилльерс. Непохоже, чтобы он был очень удивлен, подумала Гарриет.

– Чушь! – резко бросила Джемма. – И, раз уж разговор пошел начистоту, я тоже выскажусь. Лично я считаю, что безмозглая девственница – самое никчемное создание из всех, какое только можно себе представить.

– Ну да. А девственница, у которой есть мозги, – сокровище, достойное королей, разумеется, – ехидно хмыкнул герцог.

– Смею напомнить, что, помимо этого, я еще и красива, – без ложной скромности заявила Исидора.

– О тщеславие... имя тебе – женщина, – пробормотал Вилльерс. Губы его сами собой расползлись в улыбке. – Кажется, я догадался, что у тебя на уме. Хочешь припугнуть своего герцога, да? Вот, дескать, уеду, рожу кукушонка – и он унаследует твое герцогство, угадал?

– Скорее уж это до смерти перепугает его матушку, – вмешалась Джемма. – Потому что если бы Косуэй беспокоился о наследнике, то давным-давно вернулся бы домой.

– Ты и в самом деле так торопишься расстаться с девственностью? – не выдержала Гарриет. Как странно было видеть, что и другая женщина мучается от одиночества так же, как и она, сама... читать в ее лице тоску, от которой сжимается ее собственное сердце, – и завидовать решительности, которой так не хватает ей самой. Да уж, ревниво подумала Гарриет, Исидора явно не из тех, кто согласится смирно сидеть в уголке с гусыней под мышкой, пока остальные танцуют.

– Видите ли, я еще ничего не решила, – с ребячливой непосредственностью призналась Исидора. – Все будет зависеть от того, сколько времени потребуется моему супругу, чтобы вернуться домой. Просто мне нужен сильный мужчина... ну, вы понимаете.

– Чтобы стать отцом твоего ребенка? – подсказал Вилльерс. – Смею заметить, наш разговор принял на редкость забавный оборот. Никогда еще не видел, чтобы супружеская измена планировалась с таким поразительным хладнокровием.

– Честно говоря, чтобы он оказался таким, кого не напугает скандал, – бросила Исидора. – Вроде тебя, например, Вилльерс. Вот увидишь, если я начну отчаянно флиртовать с тобой, не пройдет и месяца, как слухи об этом достигнут берегов Африки. Гарриет, дорогая, ты наверняка знаешь, у кого из мужчин в Лондоне репутация еще более скандальная, чем у Вилльерса.

– По-моему, у Вилльерса отнюдь не скандальная репутация, – запротестовала Гарриет.

Вилльерс открыл глаза.

– Право же, вы меня удивляете, ваша светлость.

– Почему же, позвольте спросить? Вы никогда не выходите за рамки благопристойности.

– У меня есть незаконные дети, – с оскорбленным видом произнес герцог, будто она задела его за живое.

– У кого из знатных людей их нет? – пожала плечами Гарриет.

– О Боже, как низко я пал! – застонал Вилльерс. – Никакой скандальной репутации! Никогда не выхожу за рамки благопристойности! Какая трагедия! Моя гордость растоптана! Нет, я этого не переживу!

Гарриет пропустила его слова мимо ушей.

– В свете вообще не осталось по-настоящему интересных мужчин.

– Господи... все хуже и хуже! – буркнул Вилльерс.

– Ну, хорошо, и все-таки – у кого, по-твоему, в Лондоне самая скандальная репутация? – настаивала Исидора.

– У лорда Стрейнджа, разумеется, – буркнула Гарриет.

– У лорда Стрейнджа?! – пробормотала Исидора. Брови ее поползли вверх. – Но разве он не светский человек? Он ведь как-никак лорд!

– Только не Стрейндж, – вмешался Вилльерс, маленькими глотками потягивая воду. – Насколько я знаю, Стрейндж – богатейший человек в Англии; хотите – верьте, хотите – нет. Титул ему дал король, причем не так давно. Впрочем, неудивительно, ведь Стрейндж, без преувеличения, спас нашу экономику. Держу пари, он достаточно богат, чтобы купить себе герцогство, и даже не одно, но сам он как-то раз обмолвился, что согласился принять титул просто потому, что ему нравится, как это звучит – «лорд Стрейндж».

– Очень странный, но чрезвычайно умный человек – и репутация у него самая скандальная, – заметила Гарриет. – Имей в виду, лорд Стрейндж не из тех, кто из кожи лезет вон, чтобы доказать, какой он повеса и распутник, когда все, на что он способен, – это гоняться за хористками или...

– ...актрисками, – вклинился в разговор Вилльерс. – Его дом заполняют не только те, кто играет в придворных театрах, но и бродячие, кто выступает прямо на улицах. А кроме них – ученые. Исследователи. Между прочим, сам Стрейндж утверждает, что ни один по-настоящему интересный человек не уедет из Лондона, не побывав в его поместье.

– А как ему удалось так разбогатеть? – заинтересовалась Исидора. – Чем он занимается – торговлей?

– О нет, его отец был вполне уважаемым баронетом, – ответил Вилльерс. – Как бы там ни было, Стрейндж – джентльмен по праву рождения и по воспитанию, но при этом на редкость странная личность. Он всегда делает то, что хочет, и законы света ему не указ. И при этом у него вечно полный дом гостей.

– Великолепно! – загорелась Исидора. – Немедленно еду туда!

– О, но... – Джемма запнулась.

– Но – что? – с вызовом бросила Исидора. – Я желаю устроить скандал – а Стрейндж, по-видимому, просто идеально подходит для этой цели. Потолкаюсь среди всей этой разношерстной толпы актеров и чудесно проведу время. И одновременно буду отчаянно флиртовать с хозяином дома – иными словами, стану раздувать искры, пока дымок от разгорающегося скандала не заставит моего супруга расчихаться и не погонит домой.

– Ты собираешься кокетничать с самим Стрейнджем? – удивилась Гарриет. – Да ты с ума сошла! Тогда твою репутацию уже ничто не спасет.

– Но, ради всего святого, почему?! – возмутилась Исидора. – Он что – такой отвратительный?

– О нет, он как будто очень даже привлекательный мужчина, – усмехнулась Гарриет.

– Тогда я непременно стану с ним кокетничать! Причем, естественно, на глазах у всех.

– Имей в виду, сам Стрейндж никогда не флиртует, – предупредила Гарриет. – Да, он затаскивает женщин в постель – но никогда не играет с ними!

– А вот со мной он будет флиртовать! – объявила Исидора. – Мне еще не доводилось видеть мужчину, которого пришлось бы учить, как волочиться за женщиной. Все, что от меня требуется, – это дать ему понять, что я не прочь прыгнуть к нему в постель, и – вуаля! – Она щелкнула пальцами.

Гарриет рассмеялась.

– Хотела бы я посмотреть, как ты станешь давать ему уроки флирта!

– Тогда поедем со мной, – с усмешкой предложила Исидора.

– Я?! Я бы никогда не решилась на это, Неужели ты всерьез думаешь отправиться в Фонтхилл? Нет, это невозможно! Во всяком случае, для таких женщин, как мы с тобой.

– Как мы? – Исидора сморщила нос. – А почему?

– Хорошая репутация – штука полезная, – вмешалась Джемма.

– А ты откуда знаешь? – напустилась на нее Исидора. – Помнишь, как много лет назад ты бросила своего мужа, а, Джемма? Помахала ему на прощание и упорхнула в Париж – и не вздумай уверять меня, что все эти годы ты только и делала, что заботилась о своей репутации.

– Это как посмотреть! – отрезала Джемма.

– Но ты же не станешь отрицать, что многие годы была притчей во языцех по обе стороны пролива, верно? – фыркнула Исидора. – И вот теперь ты пытаешься убедить меня, что есть место, куда ты не осмелишься приехать?! Но почему? Что такого там может с тобой случиться? Или ты боишься, что тебя внезапно охватит безумная страсть к какому-то актеришке и ты согрешишь с мужчиной ниже тебя по положению?

Гарриет окинула взглядом устроившуюся перед камином компанию. До этой минуты ей как-то не приходило в голову, что все они герцогини. Ну, кроме Вилльерса, разумеется. Тот, естественно, герцог.

– Все гораздо сложнее, чем ты думаешь, Исидора, – пожала плечами Джемма. – Если мужчина ухаживает за герцогиней, то его манит не она сама, а ее титул. О, конечно, он изображает африканскую страсть, но если мы верим, что это любовь, а не просто мужское тщеславие, то мы просто глупы! Так что в данном случае скандал окажется значительно более громким, чем ты предполагаешь, – хотя бы потому, что лорд Стрейндж ниже тебя по положению. Как бы там ни было, я тебе не компания. Хватит с меня скандалов. С этим покончено – навсегда.

– Это еще почему? – заинтересовалась Исидора.

– Потому что так сказал мой муж. Бомон – член палаты лордов, а это большая ответственность. И он не может позволить, чтобы имя его жены трепали в салонах все, кому не лень. А это неизбежно случится с любой женщиной, которой вздумается переступить порог Фонтхилла. Поверь мне, Исидора.

– Чудесно! – вспыхнула та. – Именно этого я и хочу – чтобы обо мне говорили все, кому не лень! Немедленно напишу, свекрови и сообщу о своих планах. А потом пошлю письмо поверенному Косуэя и прикажу, чтобы положенное мне содержание он теперь пересылал в Фонтхилл.

– По своему опыту могу сказать, что если уж женщина твердо решила расстаться с невинностью, ее ничто не остановит, – ухмыляясь, протянул Вилльерс. – Это все равно, что пытаться...

– Ни слова больше! – грозно сдвинув брови, предупредила Джемма.

– Между прочим, я как раз получил от Стрейнджа приглашение и собирался отправиться к нему сразу после бала-маскарада, – продолжал Вилльерс. – Могу взять тебя с собой, Исидора, если хочешь. То есть если не смогу найти себе компанию. Или если у тебя не найдется более подходящей кандидатуры на роль дуэньи.

– Последней дуэнье я указала на дверь еще два года назад, – хмыкнула Исидора. – Нет, я поеду одна.

Вилльерс с Джеммой переглянулись.

– Может быть, ты будешь так любезна, объяснить своей сумасшедшей приятельнице, что она не может появиться в Фонтхилле без сопровождения и – я вынужден напомнить – без приглашения.

– Но я герцогиня, пусть даже и не люблю пользоваться этим титулом! – вдруг заявила Исидора. – Покажите мне дом, обитатели которого решатся захлопнуть дверь перед носом герцогини Косуэй!

– Стрейнджу плевать на любые титулы, – покачал головой Вилльерс. – Держу пари, тебя встретят более радушно, если ты назовешься леди Дель Фино.

Джемма тяжело вздохнула.

– Я не могу поехать с тобой, Исидора. Извини. Это невозможно.

– Я поеду с ней, – вдруг вызвалась Гарриет.

Она услышала, как эти слова эхом отдались у нее в ушах, – так случается, когда брякнешь, что-то не подумав. Они просто сорвались с ее языка – вот и все!

Мгновение все молчали в оцепенении, а потом, как по команде, повернулись к ней.

– Ты?! – ошеломленно пролепетала Исидора.

– Ты не должна принимать слова Исидоры слишком серьезно! – набросилась на нее Джемма. – Вот увидишь – к утру, она уже обо всем забудет! Или передумает.

– Нет, не передумаю, – заупрямилась Исидора.

– А почему мне нельзя поехать с ней? – спросила Гарриет. – Если герцог Вилльерс составит нам компанию, они вряд ли укажут нам на дверь.

Вилльерс коротко хохотнул.

– Вы такая же авантюристка по натуре, как и я!

– Ты не можешь поехать, дорогая! Ведь у тебя не такая подмоченная репутация, как у меня, – увещевала подругу Джемма. – И ты не рвешься вывалять ее в грязи, как Исидора.

– Может, репутация у меня и не подмоченная, – возразила Гарриет, – потому что у меня, ее просто нет. Вряд ли меня кто-то знает – ведь я уже давно живу в деревне. Я герцогиня без герцога, как Исидора. Но если моя репутация погибнет, ничья карьера от этого не пострадает.

– Боже мой, о чем ты говоришь?! – ужаснулась Джемма. – Конечно, тебя все знают! Моя дорогая Гарриет, ты – это ты.

– Я всего лишь унылая, провинциальная вдова, всю свою жизнь, прожившая вдали от столицы, что до брака, что после, – коротко возразила Гарриет. – Мой муж покончил с собой, и те наши знакомые, кто не винит меня в его смерти, ужасно мне сочувствуют. Так что вряд ли кого-то заинтересует, поеду я к лорду Стрейнджу или нет.

– Никто не винит вас в смерти Бенджамина, – перебил Вилльерс. – Потому что если кто-то и виноват в этом, то только я. И, Бог свидетель, так оно и есть.

– Это была его жизнь, – криво улыбнулась Гарриет. – И его решение. Тут некого винить.

К ее удивлению, он вдруг протянул ей руку. И она молча пожала ее. Слова были излишни. Его пожатие оказалось неожиданно крепким и надежным – для человека со столь острым и язвительным языком, как у герцога Вилльерса.

– Как давно это случилось? – осторожно спросила Исидора. – Пожалуйста, прости, что я спрашиваю... дело в том, что я в Англии всего несколько месяцев.

– Почти два года назад, – вздохнула Гарриет. – Я уже давно не ношу траур, так что никто не найдет ничего неприличного, если я приеду на чей-то званый вечер.

– Великолепно! Просто замечательно! – загорелась Исидора. Покосившись на нее, Гарриет решила про себя, что она похожа на христианскую мученицу, хоть сейчас готовую взойти на костер.

Джемма покачала головой:

– Но, Гарриет...

–Да, наряд у нее малоподходящий, – закончил за Джемму Вилльерс.

Гарриет придирчиво оглядела себя. Она совсем забыла, что на ней наряд Матушки Гусыни.

– Мы обе останемся в костюмах. Скажу, что я актриса, – вмешалась Исидора.

Вилльерс покачал головой.

– В доме лорда Стрейнджа все одеваются, как им нравится, так что никакие объяснения не понадобятся. Сам Стрейндж – владелец театра «Друри-Лейн», его дом всегда кишит актерами. Да, идея поехать туда в маскарадных костюмах совсем неплоха. Мне нравится. – Он повернулся к Гарриет. – Особенно если явиться туда под вымышленным именем.

– Вы предлагаете мне одеться как Исидора? Ни за что! – Нет, она скорее умрет, чем согласится на этот жалкий кусочек ткани, который даже не прикрывает груди, в ужасе подумала Гарриет.

– Нет-нет, я имел в виду, что вам нужно сделать так, чтобы вас не узнали, – поправился Вилльерс. – Как я уже говорил, Стрейндж не любит титулы, так что вряд ли он придет в восторг, увидев на пороге своего дома герцогиню... вернее, сразу двух герцогинь.

– Тогда что вы предлагаете? Чтобы я надела мужской костюм? Переоделась мужчиной?

Конечно, это была шутка, случайно сорвавшаяся у нее с языка.

– Ты не осмелишься! – рассмеялась Исидора. Вскинув подбородок, Гарриет хладнокровно запустила руку за пазуху и вытащила из-за корсажа скатанные шерстяные чулки. Один... потом второй... и, наконец, третий и четвертый.

Сложив их кучкой на столе, она спокойно одернула ткань на груди.

– Думаю, – холодно проговорила она, – что я вполне смогу сойти за мужчину.

– В самом деле, – кивнул Вилльерс. – Уверен, что это сработает.

Глава 4 Чужие грехи объясняются, а чужие серебряные шкатулочки раскладываются по полочкам

7 января 1784 года

Фонтхилл

Загородный дом лорда Стрейнджа

От матери Юджиния Стрейндж унаследовала слегка курносый нос и карие глаза, но во всем остальном была точной копией отца – для ребенка у нее было на редкость оригинальное личико. Джастиниан, которого близкие друзья обычно называли Джем, мельком посмотрел на себя в зеркало – сегодня он выглядел как всегда: бледное худощавое лицо, заметно выдающиеся скулы и крупный, немного хищный нос. В темно-серых глазах таилась усталость.

А его дочь выглядела довольно забавно – и причиной тому было не только ее лицо.

– Что это на тебе надето? – удивился Джем, разглядывая Юджинию.

– Мой костюм для верховой езды. Только сегодня я надела шелковую нижнюю юбку – мне нравится, как темная саржа смотрится на фоне розового. Посмотри, папа. – Юджиния покружилась и – да, верно, из-под кромки темной юбки мелькнуло что-то розовое. – Люблю розовый цвет – в нем есть что-то праздничное, верно? А еще я приколола сюда эти розы и накинула шарф – он тоже немного оживляет общий фон, ты согласен?

– А что по этому поводу сказала твоя гувернантка?

– А мы сегодня еще не виделись. Ты же знаешь, она опять влюблена.

– Нет, не знаю. И в кого же, можно узнать?

– Ну, довольно долго она была влюблена в тебя, папа, – пожала плечами дочь...

Джем озадаченно моргнул.

– В меня?!

– Наверное, она слишком часто ходит в театр. Вбила себе в голову, что в один прекрасный день у тебя откроются глаза, и ты предложишь ей руку и сердце, а у меня наконец-то будет мать. Но, в конце концов, она поняла, что ты вряд ли когда-нибудь посмотришь на нее другими глазами. Что ты ее вообще заметишь.

– Я замечаю ее, – сказал Джем.

– Ну, ты ведь не заметил, когда она вдруг исчезла из дома и пропадала целых десять дней!

– А почему ты мне не сказала, что ее не было дома целых десять дней?

– Решила, что каникулы мне не помешают, – с улыбкой сирены объяснила Юджиния. – Я бы потом тебе обязательно сказала, но тут она взяла да и вернулась. А сейчас мисс Уоррен влюблена в лакея.

– Что, безусловно, куда разумнее с ее стороны, чем влюбляться в меня, – кивнул Джем. – И в кого именно?

– В того, у которого такие кустистые брови, папа. – Юджиния, привстав на цыпочки, принялась разглядывать лежащий перед отцом чертеж какого-то строения.

Подхватив дочь, Джем усадил ее к себе на колени – длинные ноги девочки уже почти доставали до пола, но она по-прежнему оставалась легкой как перышко. Когда она была еще совсем маленькой, то выглядела такой хрупкой, косточки ее казались тонкими, как у птички, и он до смерти боялся сломать ей что-нибудь.

– А ты когда-нибудь влюблялся, папа? – спросила Юджиния, запрокинув голову на широкое отцовское плечо и глядя ему в лицо.

– Я давно уже влюбился в тебя, кроха, – очень серьезно ответил он. – И мне этого вполне достаточно.

– Но у нас в доме полным-полно красивых женщин, – рассудительно заметила она.

– Да, согласен.

– Многие из них, я уверена, отдали бы все на свете, лишь бы ты влюбился в них.

– К несчастью, одного желания тут мало. Заставить кого-то полюбить невозможно.

– Мама была бы рада, если бы ты влюбился.

– Откуда ты знаешь? – фыркнул Джем. – Тем более что твоя мама умерла почти сразу же после твоего рождения?

– Ну, мы ведь с ней очень похожи, правда? – без тени сомнения заявила Юджиния. – И ей наверняка понравилось бы то же, что и мне. А мне кажется, ты был бы намного счастливее, если бы у тебя появился кто-то, кто принадлежал бы только тебе, папа.

– Любовь – это всего лишь способ заполучить желаемое. Вроде серебряных шкатулок, которые возит с собой миссис Махоун, – вздохнул Джем. – Но если мне понадобится какое-нибудь украшение, я его просто куплю, вот и все.

– Я думаю, миссис Махоун просто не может позволить себе купить серебряную шкатулку. Возможно, четырнадцать ее серебряных шкатулок – это подарки по числу ее поклонников, – заметила Юджиния. – Муфта у нее красивая, а вот туфли дешевые.

– Прекрасная иллюстрация к моим словам, дорогая. Любовь для нее – единственный способ заполучить серебряную шкатулку. К счастью, мне это не нужно – я достаточно богат, чтобы купить все то, что мне нравится.

– Ну, есть еще многое другое, что можно любить, – с удовольствием ерзая на отцовских коленях, заявила Юджиния. Собственно говоря, больше всего на свете она обожала такие оживленные дискуссии, во время которых ей предоставлялась полная возможность блеснуть умом в спорах с таким серьезным противником, как ее отец. – Простоты всегда в первую очередь думаешь о деньгах, и это твое слабое место.

– А о чем мне следует думать в первую очередь? – осторожно осведомился Джем. Хотя он давным-давно уже привык доверять здравому смыслу и рассудительности своей юной дочери, однако широта его взглядов не доходила до того, чтобы обсуждать с Юджинией свои альковные тайны. Во всяком случае, не в этом возрасте. И уж конечно, он не собирается ей ничего объяснять.

– Любовь – она в сердце, – продолжала Юджиния. – Например, Шекспир говорил, что ничто не должно стоять между двумя любящими сердцами.

– Мы же договорились, и ты пообещала, что целый месяц не станешь цитировать Шекспира, – напомнил Джем.

– А я и не цитировала – просто сжато выразила его мысль.

– Неуверен, что миссис Махоун имела в виду такую любовь, – заявил Джем, на этот раз еще более осторожно подбирая слова.

– Ну конечно, ведь миссис Махоун – всего-навсего содержанка. Или, наверное, будет правильнее сказать, что ей частенько приходится играть роль куртизанки, – поспешно поправилась Юджиния.

– Э-э...

– Лично мне, – продолжила Юджиния, – она всегда представляется героиней какой-то пьесы. У нас в библиотеке есть старая пьеса, она называется «Месть Купидона», – там, в первом акте одна дурная женщина по имени Баха говорит, что «рада, как лучшего друга, принять в объятия грех, и счастлива, приветствовать его».

Джему пришло в голову, что стоит, пожалуй, побеседовать с гувернанткой Юджинии насчет того, что читает его дочь, – конечно, когда они встретятся в следующий раз.

Но Юджиния слишком увлеклась, чтобы заметить, какое впечатление произвели на отца ее слова.

– Конечно, миссис Махоун приходится «принимать грех как лучшего друга» – а как же иначе, верно? Ей же нужно есть!

– И к тому же она очень любит серебряные шкатулки, – не удержавшись, брякнул Джем. И сразу же пожалел об этом.

– Любовь – это не всегда грех, – рассудительно продолжала Юджиния. – И любовь – это уж точно не только серебряные шкатулки. Если уж говорить о любви... возьмем хотя бы мою гувернантку и этого лакея, в которого она влюблена, с бровями, похожими на мохнатых шмелей. Понимаешь, папа, любовь слепа.

– Опять цитата! Мы же договорились – никаких цитат!

– Не цитата, а афоризм, – поправила его дочь. – Его часто используют в разных пьесах. Только его источник мне неизвестен.

Хорошая новость: нанятая им гувернантка, похоже, не даром ест свой хлеб, поскольку его восьмилетняя дочь свободно употребляет такие слова, как «источник». Плохая же...

– Послушай, кроха, единственная женщина, которую я когда-либо любил, была твоя мать. Так что если ты надеешься потанцевать на моей свадьбе, тебе лучше оставить эту мысль.

– Просто тебе не удалось встретить хорошую женщину, – рассудительно заявила его дочь.

– Ну, ты же сама сказала, что в нашем доме полным-полно красивых женщин. Чего-чего, а этого добра тут хватает.

– Красота – это еще не все, папа.

Джем, опустив голову, разглядывал худенькое, скуластое, словно состоящее из одних углов, личико дочери.

– Но я совершенно не хочу влюбляться!

– Как бы там ни было, – поерзав у отца на коленях, продолжала Юджиния, – возможно, ты сам толком не знаешь, чего хочешь. Впрочем, как и большинство мужчин. А вот Джордж Чапмен, драматург...

– Только не начинай! – грозно предупредил Джем.

– Но я вовсе не собиралась его цитировать! – плаксиво пробормотала Юджиния. – Я просто хотела привести тот же довод, Что и он.

Джем пожал плечами. Кто мог предположить, что устои его жизни сможет поколебать восьмилетняя кроха, чья потрясающая память оказалась способна вместить в себя целые страницы современных пьес? Скорее всего он сам виноват – ведь это благодаря ему в Фонтхилл толпами съезжались актеры, чтобы репетировать будущие постановки. Да, участи отца не позавидуешь – ловушки подстерегают на каждом шагу: избежишь одну – непременно угодишь в другую, уныло подумал он. Такое, разумное на первый взгляд, решение – пригласить актеров в Фонтхилл, чтобы не было нужды тащиться в Лондон, когда придет охота пойти в театр, – наделе обернулось авантюрой. Правда, сложности стали возникать, когда в дело вмешалась Юджиния, но все же...

Девочка спрыгнула на пол.

– Я решила посвятить себя поиску подходящей спутницы жизни для тебя, – объявила она.

– Что?!

– Подходящей спутницы жизни. – У двери она оглянулась – любимое и невероятно сложное сочетание знакомых черт, его и Салли. – Если, конечно, ты не передумаешь насчет гувернантки.

– Нет, – отрезал он. – Мне не нужна жена. Слышишь, Юджиния?

Но она уже исчезла.

Глава 5 Мужская натура рассматривается во всех деталях

7 января 1784 года

Загородное поместье герцога Бомона

За чаем

– Чтобы казаться мужчиной, – заявил герцог Вилльерс, – надо думать как мужчина. На самом деле это очень просто.

– Полностью с тобой согласна, – рассмеялась Исидора. – Это и в самом деле просто.

Вилльерс покосился в ее сторону.

– Шутки в сторону. А если серьезно, то, когда человек выглядит как мужчина, окружающие подсознательно видят в нем мужчину. А если вдруг почувствуете, что у кого-то появились сомнения, скажите, что вам нужно пойти отлить. Мужчины уверены, что женщины просто не знают этого слова. Ну, или упомяните как-нибудь вскользь о своем древке.

– О моем... что?! – спросила Гарриет. И вдруг стала неудержимо краснеть. – О... конечно, непременно так и сделаю.

– Нужно, чтобы спереди под брюками была заметна небольшая выпуклость, – посоветовал Вилльерс.

– Таким образом, ты станешь, похожа на большинство английских мужчин, – не утерпела Джемма.

– Господи... это так вульгарно! – пожаловалась Гарриет.

– Мужчины вообще вульгарны, – пожал плечами Вилльерс. – А если у вас такая тонкая и деликатная натура, что ж, никто не заставляет вас натягивать на себя мужскую одежду.

– Я смогу быть вульгарной, – внезапно выпалила Гарриет.

– Ну, если вам удастся выглядеть вульгарной, значит, вы уже на полпути к тому, чтобы сойти за мужчину. У мужчин принято достаточно откровенно обсуждать любовные утехи и вообще все, что происходит в постели. При этом мы никогда не говорим о каких-то там танцах на простынях – все эти эвфемизмы, которые так любят употреблять женщины, не для нас. Зачем? Старые добрые англосаксонские словечки мужчин вполне устраивают.

– И старайся в основном говорить о себе, – встряла в разговор Джемма. – Для мужчины нет более интересной темы для разговора, чем он сам.

– Но, – Гарриет, похоже, окончательно растерялась, – это же ведь буду не совсем я... точнее, совсем не я... в общем, ты понимаешь, что я хочу сказать.

Вилльерс с интересом разглядывал ее смущенное лицо.

– Значит, вы приехали из провинции. Думаю, было бы неплохо выдать вас за моего двоюродного племянника Коупа. Чудак терпеть не может город, так что его никто не знает. Его мамаша всегда была слегка странноватой – это объясняет, почему парнишка получился такой женоподобный.

– Но я не... – начала Гарриет и тут же запнулась, сообразив, насколько глупо будет выглядеть то, что она собиралась сказать. – Наверное, мне все-таки нужно постараться выглядеть не слишком уж мужественно.

– Вам придется научиться ходить по-мужски. Одежду я вам подберу, – сказал Вилльерс, – но мужская походка – это самое важное. Вы курите?

– Конечно, нет! – возмутилась Гарриет. – Но мужская одежда мне нравится. Очень хочется походить в брюках. Я вечно цепляюсь подолом юбки за порог.

– А как быть с волосами? – вмешалась Исидора. – Если вы их сейчас обрежете, то они отрастут не скоро. И как вы тогда сделаете высокую прическу?

Гарриет улыбнулась.

– Ну, тут как раз все просто. – Она потрогала громоздкое сооружение из высоко взбитых локончиков и кудряшек. – Все это – просто шиньон, который соорудила моя горничная. А мои собственные волосы едва доходят мне до плеч.

– Очень разумно, – кивнула Джемма. – Я тоже уже давно собираюсь купить себе такой шиньон.

– Да, мужчины, слава Богу, не завивают волосы, – подтвердил Вилльерс.

– Некоторые завивают, – заявила Исидора. – Вот Сент-Олбенс, например, – могу поспорить, что он завивает! И губы красит помадой.

– Я не буду, – замотала головой Гарриет.

– А я бы вам и не позволил, – буркнул Вилльерс. – Раз уж решили сойти за мужчину, извольте делать все как полагается. То есть раз вы – мое творение, так слушайтесь меня.

Джемма рассмеялась.

– Творение по образу и подобию Вилльерса! Представляю, Гарриет, какой ты будешь иметь успех!

Гарриет закусила губу. Одна мысль о том, чтобы позволить Вилльерсу лепить из нее все, что ему заблагорассудится, была мучительна – особенно если вспомнить, как она пыталась соблазнить его.

Судя по всему, она была не единственной, кто хорошо помнил ту ночь. В глубине его бездонных черных глаз мелькнула насмешливая искорка. «Ты не посмеешь», – словно хотел сказать он. В конце концов, тогда, в карете, когда она поцеловала его, он решился на столь возмутительный поступок, что она была просто вынуждена дать ему пощечину. И в результате теперь ему известно, насколько она безнадежно старомодна и провинциальна – словом, типичная деревенская гусыня.

– Не обязательно же впадать в крайность, – проговорил он. – Почему бы, не одеть вас в платье – мы скажем, что вы престарелая тетушка Исидоры, приехавшая погостить в Лондон. Из вас получится замечательная дуэнья, и никто ни о чем не догадается.

В груди Гарриет всколыхнулась злость. Какой же она, была дурой, что пыталась соблазнить Вилльерса! Теперь он имеет полное право насмехаться над ней. Бенджамин был самым близким его другом – а она... что ее толкнуло поцеловать его? Хотела, чтобы муж наконец обратил на нее внимание?

Превратиться в престарелую, провинциальную тетушку? Ну, нет! Ни за что!

– Не думаю, что мне будет так уж сложно сыграть роль мужчины, – твердо заявила она. – Все, что от меня требуется, – это не забыть, по меньшей мере, раз в час поправлять спереди брюки, чтобы привлечь внимание к... хм... выпуклости, которую я пришью изнутри. – Она демонстративно опустила глаза и уставилась взглядом чуть ниже талии Вилльерса.

– Это удар ниже пояса! – возмутился тот.

– Именно! – поддакнула Исидора. – Именно – причем гораздо ниже!

– К счастью, я привез с собой своего портного, – объявил герцог. – Вам ведь нужно абсолютно все – от сапог до парика.

– Пусть с тебя снимут мерку, а я пошлю за всем этим в Лондон, – предложила Джемма.

– Мне еще нужно заехать в Берроу – предстоит заседание суда, в котором мне нужно участвовать. И только после этого я смогу отправиться в Фонтхилл, – смущенно объяснила Гарриет.

Брови Вилльерса взлетели вверх.

– Судья у нас в графстве – горький пьяница, – объяснила Гарриет. – Ничего не поделаешь, приходится его терпеть – старая традиция. Выпьет бренди и спит весь вечер, а я выполняю за него обязанности судьи. Иначе нельзя: если его разбудить, он отправит на каторгу всех подряд – вне зависимости от того, виновны бедняги или нет.

– А что же нынешний герцог?

– Ему еще одиннадцати нет. И он живет и учится в Итоне. Так что все дела герцогства лежат на моих плечах – я поклялась сберечь его для своего племянника, – объяснила Гарриет. – А это означает, что мне приходится присутствовать в суде. И я буду делать это до тех пор, пока молодой герцог не достигнет совершеннолетия или не представится случай сменить судью.

– Тогда я дождусь твоего возвращения, – согласилась Исидора. – А пока напишу письмо мужу – дам ему знать, что собираюсь поехать в гости к Стрейнджу.

– Как мне нравится ваш план... он такой забавный! – пробормотал Вилльерс.

– Нет ничего приятнее, чем очертя голову сделать какую-нибудь глупость, – сказала Джемма. – Ты же сам в этом участвуешь, Вилльерс. И тебе это нравится!

– Один тот факт, что вы, ваша светлость, вынуждены лежать в постели, оправляясь от раны, полученной на дуэли, уже сам по себе говорит о том, что склонность к безрассудным поступкам у вас в крови, – с ехидцей в голосе заметила Гарриет.

И улыбнулась, заметив, как прищурился герцог – и как округлила глаза Джемма.

Это была какая-то новая Гарриет.

Не вдова.

Не нудная... и уж точно не скучная.

Это была какая-то незнакомая ей самой Гарриет – необузданная, смелая, Гарриет, способная на любое безрассудство; Гарриет, для которой жизнь – вызов, а отнюдь не поражение.

Глава 6 Правосудие герцогини (часть вторая)

1 февраля 1784 года

Суд графства

Герцогство Берроу

Председатель суда достопочтенный Реджинальд Трудер

– Если я вас правильно поняла, мистер Берч, ответчик прикинулся цирюльником, так?

– Да, и украл мою рыбу! – заявил мистер Берч, не сводя умоляющего взгляда с герцогини. Ему уже не раз доводилось слышать, что именно герцогиня, и не кто другой, печется о том, чтобы справедливость была восстановлена, а виновные получили по заслугам.

– Вашу рыбу, – повторила герцогиня.

– Какую рыбу? – рявкнул судья. Щеки у него побагровели, загнутый крючком нос смахивал на птичий клюв. Его скорее можно было принять за подсудимого, у которого разыгралась мигрень, чем за судью графства.

– Ту самую рыбу, которую – по его утверждению – лавочник послал моей жене, – объяснил мистер Берч. И снова подобострастно уставился на герцогиню. По всему было видно, что слушает его только она. Судья снова принялся клевать носом. – И если бы дело в одной только рыбе! – продолжал возмущаться мистер Берч. – Сначала он выдал себя за цирюльника и таким образом втерся в мой дом. Потом украл серебряную чашу, которую моя жена на днях заказала у серебряных дел мастера, а нам сказал, что явился, мол, принести нам рыбу!

– Стало быть, рыба была не ваша?

– Ну, рыба была... э-э... думаю, рыба-то была его. Как бы там ни было, после он явился снова и забрал назад эту самую рыбу, а моей жене сказал, что...

– Каторжные работы, – вынес приговор судья, окинув мутным взглядом зал суда.

Герцогиня дотронулась до его руки, и что-то зашептала ему на ухо. Говорила она тихо, но Том Берч отлично ее слышал.

– Я как раз добралась до сути этого дела, Реджинальд.

– Терпеть не могу рыбу! – буркнул судья. Герцогиня похлопала его по руке.

– Итак, обвинение в краже рыбы снимается, мистер Берч, поскольку вы сами сказали, что ответчик сначала принес вам эту рыбу, а после забрал ее. Однако это позволило ему получить доступ в ваш дом, чтобы украсть принадлежащую вам серебряную чашу, так?

– Его поймали за руку – и чаша была при нем! – с торжеством в голосе объявил мистер Берч. – Поймали на месте преступления! С моей чашей в руках!

– Но ответчик утверждает, что вы, поручили ему отнести чашу к серебряных дел мастеру и попросить его, чтобы он сделал на ней гравировку.

– Если он это утверждает – а это ложь, – то почему же ее обнаружили у него под кроватью?

– Каторжные работы, – всхрапнув, снова объявил судья. – На этот раз я настаиваю, ваша светлость. Этот человек – вор. Он украл рыбу.

Герцогиня с вздохом повернулась к скамье, на которой сидел подсудимый.

– Оскар Сиббл, вас арестовывали уже трижды. И всякий раз вы обвинялись в том, что с помощью какой-нибудь хитроумной выдумки втирались в доверие к почтенным людям, чтобы украсть у них ту или иную ценную вещь.

Берч заметил, что Сиббл даже не потрудился склонить голову, как сделал бы на его месте любой нормальный человек. Вдобавок он еще ухмыльнулся.

– Ну, никто ведь не пострадал, верно? – хмыкнул он. – Эта самая чаша вернулась назад, к Берчу. Так в чем проблема?

Судья прищурился.

– Уведите его! – вдруг взревел он. – И пусть его отправят на каторжные работы!

Герцогиня успокаивающе похлопала его по руке.

– Мы не можем этого сделать, Реджинальд, – шепнула она. – Вы же знаете, в колониях сейчас война. Так что мы не в состоянии отправить его туда на каторгу.

– Тогда пусть его отвезут за океан и выкинут где-то поблизости от берега, – заупрямился судья. – Пусть плывет к этим чертовым американцам – все равно большинство из них отправились туда прямехонько из нашего графства!

– Две недели каторжных работ, – вынесла приговор герцогиня. – И, мистер Сиббл, единственная причина, по которой вам на этот раз удалось избежать тюрьмы, состоит в том, что чаша вернулась к законному владельцу. Похоже, вы славно повеселились – сначала доставили в дом какую-то рыбу, потом стащили ее и вынесли из дома, выдали себя за цирюльника и, наконец, украли у хозяев серебряную чашу. Решили устроить себе развлечение? Но жизнь не игра, мистер Сиббл.

В зале суда наступила тишина.

– Если я еще раз услышу о вас, мистер Сиббл, дело закончится для вас тюремным заключением...

– Пожизненным, – кровожадным голосом закончил судья.

Судебный пристав увел Сиббла. Герцогиня повернулась к мистеру Берчу.

– Похоже, это дело заставило вас изрядно поволноваться, мистер Берч, – сочувственно проговорила она. – Вам очень не повезло. Мне бы хотелось при всех выразить вам свое искреннее сочувствие. И восхищение тем, как достойно вы себя при этом вели.

Мистер Берч, расправив плечи, даже как будто стал выше ростом.

Поклонившись, он надел шляпу и вышел из зала суда. Конечно, герцогиня – это не судья. Но здесь, в Берроу, правосудие – в ее руках. И, Бог свидетель, она справляется со всем этим получше любого судьи.

На обратном пути соседи наперебой кланялись ему.

Глава 7 В загородном доме лорда Стрейнджа появляются очень странные гости

5 февраля 1784 года

Фонтхилл

Загородное поместье лорда Стрейнджа

У Поуви, дворецкого лорда Стрейнджа, была привычка ежедневно являться к хозяину с подробным докладом, и хотя Стрейндж многократно пытался втолковать ему, что у него нет ни малейшего желания вникать во все детали домашнего хозяйства, дворецкий упорно стоял на своем.

– Приехали гости, милорд. Возможно, вы пожелаете спуститься вниз, поздороваться.

– Поздороваюсь вечером, как обычно, – пробурчал Джем. Он плохо спал ночью: в голову ему пришла тревожная мысль. Она касалась системы опор подвесного моста. Чертеж моста углем был уже готов. Мост вышел очень красивый, однако Стрейнджа терзали подозрения, что вес, приходящийся на несущие опоры, может оказаться чрезмерным. Вот если опустить арку пониже...

– Приехал герцог Вилльерс, – объявил Поуви.

– Ему пришлась по душе бархатная комната, не так ли? Герцог обожает всю эту кричащую роскошь. Передай ему, что мы увидимся за ужином.

– Он приехал вместе с герцогиней Косуэй. Джем поднял голову.

– А это еще кто такая? Поуви деликатно кашлянул.

– Позволительно ли мне будет предположить, милорд, что дама, о которой идет речь, может оказаться супругой герцога Косуэя, ныне отсутствующего. Насколько я знаю, договоренность об этом браке была достигнута, когда он был еще совсем юным, но поскольку сразу после этого он уехал из страны, в справочнике Дебретта[1] нет никаких упоминаний о том, что брак этот вступил в законную силу.

– То есть ты хочешь сказать, что он существует только на бумаге, и супружеских отношений в действительности не было?

– Именно, милорд.

– Так что эта дама, строго говоря, все еще его невеста, так?

– Возможно.

Возможно... Вилльерс попросту прихватил этот лакомый кусочек с собой – как овечку на заклание.

– Хорошо, Поуви, с предполагаемой герцогиней я также увижусь за ужином.

– Да, милорд. С ними также приехал молодой человек, которого герцог представил как своего родственника. Некий мистер Коуп.

– Никогда о нем не слышал.

– Совсем еще мальчик. – Судя по тону, каким это было сказано, дворецкий явно считал, что разношерстная толпа гостей, наполняющих дом лорда Стрейнджа, не слишком подходящая компания для столь юного и невинного создания, как родственник герцога Вилльерса.

– Ну, это не наша проблема, Поуви. Кстати, моя новая секретарша, эта мисс Дежарден, уже устроилась?

– Похоже, молодой даме тут понравилось, милорд. Она вполне освоилась. Как я слышал, на завтра она уже запланировала новое развлечение, нечто вроде празднества в таитянском стиле. В честь богини Венеры, милорд.

Джем невольно улыбнулся.

– Я знал, что с ее появлением жизнь в доме сразу оживится. А то в последнее время стало чертовски скучно.

– Мисс Дежарден потребовала, чтобы в южном бальном зале непременно зажгли все свечи, какие только есть, и не тушили, пока она не скажет. – Он деликатно откашлялся. – Возможно, милорд, вы сочтете необходимым намекнуть герцогу Вилльерсу, что его юному родственнику лучше не задерживаться. Мисс Дежарден говорила что-то о... хм... двенадцати девственницах...

– Двенадцати?! – ошеломленно повторил Джем и разразился громовым хохотом. – Ну, тогда она просто волшебница! Готов поспорить, что во всем доме ей вряд ли удастся сыскать хотя бы одну!

– Мистер Коуп... – Дворецкий твердо стоял на своем и не собирался участвовать в празднике в честь Венеры.

Джем со страдальческим вздохом поднялся на ноги.

Он терпеть не мог, когда его отрывали от работы, однако платил Поуви по-царски – и в первую очередь за то, чтобы вовремя узнавать о подобных вещах. Бог свидетель, у них тут не монастырь, и гореть им всем в аду за те грехи, что совершались под крышей его дома. Но одного он не намерен был терпеть – растления малолетних. Он не допустит, чтобы в его доме кто-то расстался с невинностью. Эти таитянские девственницы, черт бы их побрал, явились сюда по доброй воле. И юный мистер Коуп – или как его там? – останется тут, только если сам этого захочет.

Хотя он не мог припомнить ни одного молодого человека, который нуждался бы в защите. Скорее всего, юный родственник герцога Вилльерса сам рвется с поводка.

Вздохнув, Джем молча двинулся вниз по лестнице.

Через несколько минут он без стука вошел в розовую гостиную и окинул быстрым взглядом новоприбывших.

Был лишь один эпитет, достойный мистера Коупа, – прелестный. Его вьющиеся каштановые волосы, стянутые в косицу, не были осквернены пудрой. Юноша был одет в прекрасное пальто – он не был бы родственником герцога Вилльерса, не обладай он присущим всей этой семейке безупречным вкусом. Но его выдавали глаза. Глаза у мальчика были потрясающие – и не только благодаря их цвету и густым ресницам, которым позавидовала бы любая принцесса. Нет, просто они излучали свет невинности.

Джем, прищурившись, смерил Вилльерса неодобрительным взглядом. Во всем этом чувствовалось что-то странное. С одной стороны, Вилльерс, совершенно очевидно, не спал с дамой, которую ему почему-то взбрело в голову притащить с собой, с этой леди Косуэй. Впрочем, она была хорошенькая, даже очень – живая, яркая и кокетливая, – но Вилльерс смотрел на нее без тени вожделения в глазах. С другой стороны, Джем не был уверен, что Вилльерс вообще способен испытывать желание к женщине – во всяком случае, в настоящий момент, поскольку вид у него был – краше в гроб кладут. Окинув взглядом, осунувшееся лицо герцога, Джем прикинул, что тот потерял в весе никак не меньше трех стоунов.

– Вилльерс, – проговорил Джем. Герцог, обернувшись, приветствовал хозяина изысканным поклоном. Даже в таком болезненном состоянии он вел себя как истинный герцог – герцог до мозга костей.

– Давайте-ка, я провожу вас в вашу комнату: по-моему, вам лучше лечь в постель, – вместо приветствия предложил Джем. Слухи о дуэли и болезни Вилльерса докатились и до него, но ему и в голову не могло прийти, что герцог чувствует себя так скверно. Решив, что ведет себя, по меньшей мере, глупо, Джем резко бросил: – Выглядите вы чертовски отвратительно!

– На самом деле все не так уж плохо. Но мне запретили играть в шахматы, так что одна надежда на вас, Стрейндж. Иначе я попросту умру от скуки.

– Как-нибудь справитесь. – Джем, повернувшись к предполагаемой герцогине, приветствовал ее поклоном. – Ваша светлость.

И тут же понял, что перед ним действительно герцогиня. Слишком яркая, так сказать, в итальянском духе, но теперь у него не осталось ни малейших сомнений, что перед ним и в самом деле герцогиня Косуэй. Или, возможно, будущая герцогиня Косуэй – так будет вернее.

Каким-то чудом ей удалось сделать реверанс – учитывая оригинальный покрой ее дорожного платья, облегавшего тело как тугая перчатка.

– Ваш визит для меня большая честь, – вежливо, хоть и слегка натянуто продолжал Джем. Гостей с подобными титулами он не слишком жаловал – особенно же терпеть не мог представителей высшего сословия, которым, похоже, нравилось, когда хозяева в их присутствии вели себя как полные идиоты. Сейчас она начнет капризничать, а через день-два и вовсе запрется у себя в комнате.

Но она вдруг улыбнулась ему, и он мгновенно изменил свое мнение о ней. Смуглая, как у всех итальянок, кожа, сочные, словно вишни, губы... они манили, будто обещая сладость поцелуя...

Может, она и девственница, промелькнуло у него в голове, но непохоже, чтобы она была особенно смущена.

А вот у мистера Коупа поклон вышел неловким.

Джема трудно было чем-то удивить – но сейчас он был явно удивлен. Удивлен тем, как в нем вдруг вспыхнула искорка интереса, при этом не к женщине, а – стыд-то какой! – к юному мистеру Коупу. К этому безусому юнцу с глазами испуганного олененка. К мужчине! «Господи помилуй, – корчась от омерзения к себе, думал Джем. – Старею, наверное». Но если это так, то избави его Боже от такой старости!

Он мысленно дал себе зарок держаться от этого Коупа подальше.

– Сколько лет этому юноше, которого вы привезли с собой? – спросил он шепотом у Вилльерса, как только ему представился удобный случай.

– Двадцать два, – шепнул Вилльерс. – Да, знаю, он выглядит совсем зеленым, но не обманывайтесь на его счет.

– Что вы имеете в виду?

– Жуткий распутник. Притворяется сущим ягненком, поскольку это нравится дамам. Но подождите, пока не увидите его в женском обществе. Они десятками падают к его ногам. Причем, как правило, на спину. Но он славный парнишка и обычно не пытается воспользоваться их слабостью.

– Мне это не по душе. – В голосе Джема появились стальные нотки. – Возможно, мой дом уже стал притчей во языцех, Вилльерс, но я был бы весьма благодарен вам, если бы вы избавили меня от общества вашего родственника. Оправьте его домой, к матушке. – Джем мог говорить прямо – он считал Вилльерса равным себе по уму и образованности.

– Ладно, сдаюсь – он не распутник. – В голосе Вилльерса был скрытый гнев – и одновременно нечто похожее на удивление. – Ничего такого, Стрейндж. Но парнишка имеет такое же право вкусить радостей жизни, как и все, кто приезжает сюда. Вы первый не станете этого отрицать.

– Что вы хотите этим сказать? – нахмурился Стрейндж. – А какой была его жизнь до приезда сюда?

– О, его матушка отличалась большой эксцентричностью, – буркнул Вилльерс. – Она жила в провинции и держала его на коротком поводке.

Джем украдкой покосился на мистера Коупа. Они с герцогиней были заняты тем, что разглядывали статую, которую Джем привез с Крита. Мраморные фигуры Венеры и Марса, слившихся в поцелуе, казались единым целым. Уголки губ у него дрогнули – Джем заметил, что мистер Коуп жадно разглядывает обнаженные тела в том месте, где они соприкасаются.

Герцог перехватил его взгляд.

– Я пообещал, что познакомлю его с другой стороной жизни, не задевая при этом его чувств. Я думаю, вы уже и сами догадались: он еще девственник. Конечно, я бы мог отвести его в любой лондонский бордель, но мне было бы неприятно смотреть, как он станет расплачиваться с какой-нибудь милашкой за ночь «любви».

– Ну, во всем есть свои минусы, – проворчал Джем. В его голосе звучало предостережение.

– Тогда все мои надежды на вас, Стрейндж: очень рассчитываю, что вы укажете ему верный путь. – Вилльерс сделал унылое лицо. – Знаете, дорога утомила меня куда сильнее, чем я думал.

Джем, покосившись на него, кивком подозвал к себе дворецкого.

– Вы сейчас же ляжете в постель, – непререкаемым тоном заявил он, – и я лично прослежу, чтобы вы там и остались. А как насчет этой вашей герцогини? Вернее, полугерцогини? За ней мне тоже придется приглядывать?

Вилльерс слабо улыбнулся.

– Возможно, вам стоит предупредить остальных гостей о ее приезде?

– Неужели у нее такой дикий нрав?

– Джемма устроила бал-маскарад в честь Двенадцатой ночи. Вы знакомы с герцогиней Бомон?

– Как-то раз встречался. Даже приглашал ее приехать сюда, но, похоже, у нее не хватило смелости.

– На этом бал-маскараде герцогиня заставила всех женатых мужчин, бегать за ней, высунув язык. Ощущение было такое, что попал на собачью свадьбу.

Джем фыркнул.

– Надеюсь, вы не были в их числе?

– Нет, в настоящее время я не в форме, – хмыкнул Вилльерс.

– Так вам и надо – нечего было баловаться со шпагой. Мы уже не в том возрасте, знаете ли.

– И вдобавок мне запретили играть в шахматы, – объявил Вилльерс с таким мрачным видом, словно речь шла о смертном приговоре.

– Это кто сказал?

– Доктор Треглоун. Дьявол-шотландец, который вытащил меня с того света. Пару месяцев я пролежал в жару, и в бреду говорил только о шахматах. А когда пришел в себя, этот инквизитор заявил, что мне, мол, необходимо сделать перерыв, чтобы дать мозгам отдохнуть.

– Ах, вот оно что! Выходит, визит в замок падшего ангела вы расцениваете как приятную перемену в жизни! Хотя, если честно, по-прежнему не понимаю, зачем вам понадобилось тащить с собой всю эту компанию. Ладно, так и быть, я о них позабочусь.

– Благодарю. И... отведите им смежные комнаты.

– Что?!

Вилльерс окинул его взглядом.

– А я, было, подумал, что вас ничем не удивишь! – хмыкнул он. – Ладно, отправлюсь-ка я в постель. Надеюсь, вы меня извините.

Поуви провел его наверх, а Джем еще какое-то время молча стоял, не в силах оторвать глаз от странной парочки, любующейся мраморной статуей.

Статуя очень нравилась и самому Джему. Несомненно, она была отличной копией какого-то хорошего мастера. Джем заплатил большие деньги, и статуя того стоила. Венера запрокинула голову в поцелуе. В лице ее запечатлелись смешанные чувства: желание, надежда, отчаяние. Скульптору, изваявшему эти фигуры, удалось передать в камне радость и горе, что несут с собой супружеские узы. Голова Венеры была откинута назад, а тело богини словно плавилось от наслаждения, перед которым она была бессильна устоять.

Глава 8 Что такое счастливый брак

Тот же самый день перед обедом

Оставшись, наконец, одна в отведенной ей спальне, Гарриет, привалившись к стене, давилась смехом. Итак, она это сделала! Она действительно это сделала! Отвесив лорду Стрейнджу поклон, она умудрилась даже пробормотать несколько слов самым грубым голосом, на который только была способна, и он поверил, что перед ним мужчина. Она поняла это по его глазам.

А еще она поняла, что играет в опасную игру. На такую приманку мог клюнуть кто угодно. Она всегда считала, что Вилльерс умен, как сам дьявол, и при этом очень привлекателен – одна его сардоническая усмешка и темные, с тяжелыми веками глаза способны были вогнать в дрожь любую женщину. Но...

Но Вилльерс уступал в шарме их хозяину. В Стрейндже была какая-то особая магическая притягательность. Его худощавое, скульптурно вылепленное лицо с язвительными морщинками возле губ было чрезвычайно выразительным, а его высокая мускулистая поджарая фигура и скрытая сдержанная энергия, которая чувствовалась в каждом движении, невольно заставляли вспомнить элегантного грейхаунда. Но более всего Гарриет заинтриговал дьявольский ум, читавшийся в его темно-серых глазах...

Неудивительно, что Вилльерс считает его гением. Он и выглядит как гений. И этот человек не распознал в ней женщину!

Гарриет упала на кровать. И замерла, не сразу сообразив, что непривычное ощущение в ногах вызвано брюками, которые по-прежнему были на ней.

Странно – укутанная в юбки Гарриет вечно смущалась и чувствовала себя неловкой и неуклюжей, а теперь, в мужском платье, не испытывала ни малейшего стеснения. Несмотря на кажущуюся хрупкость, Гарриет была выносливой от природы, а благодаря долгим прогулкам по утрам, во время которых она проходила помногу миль, ноги у нее стали сильными, как у мужчины.

Бенджамин никогда не одобрял эту ее привычку. Ему хотелось, чтобы жена, нежась на кушетке, слушала, как он хвастается последними шахматными победами, а она предпочитала шумно восхищаться свиньей, окруженной со всех сторон новорожденными поросятами.

– Разве это подобает герцогине? – вечно ворчал он. Но потом, не выдержав, смеялся. Бенджамин всегда любил посмеяться. В общем-то, и ее привычка гулять подолгу не так уж сильно его раздражала. Да и ее ноги – тоже.

Хотя, если подумать, вряд ли у него была возможность толком их рассмотреть.

Дверь в соседнюю комнату скрипнула – Гарриет, сорвавшись с постели, едва не соскользнула на пол.

– Это я, – пробормотала Исидора. – Прости. Мне следовало постучать.

– Входи, – снова растянувшись на постели, сказала Гарриет. – Я тут любуюсь своими брюками.

– Знаешь, Гарриет, это чертовски странно, но ты на удивление похожа, на мужчину. То есть... я хочу сказать, что хотя в платье ты выглядишь очень женственной, однако сразу видно, что ты из тех женщин, кто много времени проводит на свежем воздухе, понимаешь? Не знай, я, что ты женщина, ни за что не догадалась бы, честное слово. Интересно, а у меня получилось бы, как ты думаешь?

– Вряд ли – для этого ты слишком изящная.

– Ну, то же самое можно сказать и о тебе! – возразила Исидора. – А лицо! Этот маленький подбородок... огромные глаза! Кстати, а откуда у тебя взялись такие черные брови?

– Лакей герцога Вилльерса их подрисовал, – рассмеялась Гарриет. – Его зовут Финчли. Он будет помогать мне, одеваться.

– Как ты собираешься одеться сегодня вечером? – полюбопытствовала Исидора. – Я была так разочарована – думала, что у них тут повсюду будут эротические символы! Я хочу сказать – в том же духе, что и та статуя у входа. Жаль, что вся ее нижняя часть – один сплошной кусок мрамора, ничего толком и не разглядишь!

Гарриет, приподнявшись на локте, посмотрела Исидоре в глаза.

– Это ведь была шутка, да? Надеюсь, у тебя и в мыслях нет забраться к кому-то в постель?

– А почему бы и нет? – фыркнула Исидора, пощипав себя за щеки, чтобы порозовели. – Особенно если попадется кто-то подходящий. Давай говорить начистоту: раз уж я рискую своей репутацией, пусть от этого будет хоть какая-то радость!

– Не советую, – твердо сказала Гарриет, глядя на нее в упор. – Я была замужем – и знаю, о чем говорю. Прошу тебя, не делай этого. Возможно, это несправедливо... но твой супруг будет весьма разочарован, узнав, что ты уже не девственница.

– Это если он будет настолько любезен, что прервет свое затянувшееся путешествие и даст себе труд познакомиться со мной, – фыркнула Исидора. – В противном случае лет до восьмидесяти останусь девственницей!

Гарриет покачала головой:

– Нет. Думаю, ты все рассчитала верно, и вдовствующая герцогиня сделает все, чтобы заставить сына вернуться. Но, по-моему, все, чего ты добиваешься, – это стать счастливой замужней женщиной. И верность мужу – залог того, что все это у тебя будет.

– Верность? Кого в наши дни волнует супружеская верность? – буркнула Исидора. – Вспомни Джемму.

– Джемма хранила Бомону верность, пока не застала его в объятиях любовницы. И что-то мне подсказывает, что, даже сбежав от него в Париж, она еще долго была ему верна – надеялась, что он помчится за ней и сделает все, чтобы ее вернуть.

– Но он этого не сделал, да? Палец о палец не ударил, чтобы вернуть свою целомудренную невесту! Похоже, ты все видишь в розовом цвете – что и требовалось доказать.

«Только не свое собственное замужество», – подумала Гарриет.

– Но Джемма хотя бы пыталась! А если ты придешь к мужу, уже имея за плечами кое-какой любовный опыт, боюсь, ваши шансы на супружеское счастье сведутся к нулю. И тогда ты, возможно, пожалеешь, что поторопилась.

– Ну, это, смотря, что понимать под словом «счастье», – пожала плечами Исидора. – По-моему, брак можно назвать счастливым, когда супруги прожили вместе достаточно долго, чтобы обзавестись детьми, и при этом не возненавидели друг друга. Вот о каком браке я мечтаю. Счастливый брак – совсем не обязательно такой, в котором не случаются скандалы. К примеру, у Джеммы с Бомоном как раз такой – хотя Джемма, признаться, меня разочаровывает.

– Вот как?

– Не хотела ей говорить, но это же просто смешно – видеть, как она пляшет под дудку своего мужа! – Исидора надула губки. – Раз уж ей хотелось сыграть со Стрейнджем в шахматы, почему она не поехала с нами? Лично я ни за что не стану подчиняться глупым мужниным прихотям!

Гарриет задумчиво разглядывала потолок. В браке иной раз приходится идти на компромисс – но как объяснить это Исидоре?

– А у вас был счастливый брак? – словно прочитав ее мысли, спросила Исидора.

Ответить она не успела. В комнату ворвалась Люсиль, горничная Исидоры.

– Мне приказали помочь вам облачиться в панталоны, ваша светлость, – со сконфуженным видом пробормотала она. – Мистер Финчли, камердинер герцога, дал мне список всего, что должно быть на вас надето. Позже он сам заглянет, чтобы все проверить.

– Просто не могу дождаться, когда увижу тебя в полном облачении! – воскликнула Исидора, прежде чем скрыться за дверью своей комнаты. А Гарриет все продолжала ломать себе голову над тем же вопросом: был ли ее брак счастливым?

– Да, – беззвучно прошептала она, – я любила Бенджамина. И он тоже любил меня. Хотя и не настолько, чтобы остаться жить.

Глава 9 Геометрические углы и мужчины в шелках телесного цвета

Вернувшись к себе в кабинет, Джем очень скоро обнаружил, что не в состоянии вновь сосредоточиться на чертежах, и в результате ему пришлось провести три кошмарных часа в обществе одного из своих секретарей, того самого, который занимался его зарубежными инвестициями. Он дал согласие продать принадлежавшую ему оливковую рощу в Италии, подтвердил свое желание приобрести две фламандские бригантины, чтобы возить из Вест-Индии хлопок для его прядильных фабрик, подписал письмо с жалобой на участившиеся пиратские набеги, которое собирался послать в палату лордов, после чего дал указание банку выделить двенадцать тысяч фунтов стерлингов на покупку более мощных пушек для своих судов.

К себе он вернулся с жестокой головной болью. Быстро приняв ванну, оделся и спустился в детскую.

Двери в западное крыло, отделявшие его от остальной части дома, как обычно, были заперты на замок. Таков был порядок: каждый день, в два часа пополудни, все двери, ведущие в это крыло, запирались, и возле них выставлялась охрана – чтобы подвыпивший гость со скуки или в поисках приключений не мог забрести в детскую.

При виде хозяина стоявший на часах лакей с поклоном отпер дверь. Машинально кивнув ему, Джем вдруг вспомнил слова Юджинии. Неужели он и вправду привык не замечать людей? Взять, к примеру, этого лакея в косматом парике и с добрыми, как у теленка, глазами... как же его зовут?

– Вы ведь Роберт, так? – вдруг спросил Джем, уже заранее догадываясь, что ошибся.

– Джеймс, милорд.

– Джеймс, – стараясь запомнить, повторил Джем. Юджиния, аккуратно расправив юбки, сидела перед камином.

– Можно мне сойти вниз? – Увидев отца, она вскочила на ноги. – Посмотри, папа!

– Нет, – машинально отрезал он, подходя, чтобы рассмотреть поближе то, что дочь хотела показать.

– Я занимаюсь расчетами, – объяснила Юджиния. – Это так забавно! Прочитала вот в этой книге. Если взять вот этот угол и добавить к нему еще один, внешний, а потом поделить на это, то в итоге получится триста шестьдесят градусов. И так постоянно. Настоящее чудо, правда? Я сейчас пытаюсь придумать, в каких еще случаях получится триста шестьдесят градусов.

Джем нагнулся – его дочь чертила те же углы, что и он сам, когда рассчитывал несущие опоры для моста.

– Очень интересно, – кивнул он. – А где твоя гувернантка, дорогая?

– Я сказала, чтобы она пока спустилась вниз, поужинать, – рассеянно бросила Юджиния. Судя по всему, мысли ее были далеко. – Ей не очень интересны все эти углы, папа. Думаю, она скоро придет. Она начала читать мне Гомера в переводе Чапмена.

– «Илиаду»?

– Нет, ее мы уже закончили. Сейчас читаем «Одиссею», она мне нравится гораздо больше.

– Иногда ты просто меня пугаешь, Юджиния. Ты знаешь это?

– Ну, ты это уже говорил, – безмятежно откликнулась девочка.

Джем направился к выходу, в который уже раз задавая себе вопрос: не подыскать ли дочери подружку?

Хотя поиски подходящей подружки означали бы, что ему придется отослать Юджинию в школу или к кому-то из родственников. Потому что родители достойных юных леди вряд ли позволили бы своим дочерям приехать в Фонтхилл.

Мысль о том, чтобы расстаться с дочерью, показалась ему настолько чудовищной, что Джем постарался поскорее прогнать ее. Но она не давала ему покоя. Для него нет никого дороже Юджинии. Так почему он держит ее тут? Любой нормальный человек на его месте выгнал бы всех гостей в шею, распустил половину слуг, заменив их чопорными болванами с задранным носом и безупречной репутацией, и в глазах света мгновенно прослыл бы образцовым отцом.

Проблема в том, что ему было наплевать, кем его считает свет.

Проблема в том, что руки у него развязаны. Он имеет полное право развлекаться как угодно. А развлечения всегда немного вульгарны, но зато не скучны.

Вернувшись в кабинет, Джем обнаружил, что Поуви с блокнотом в руках уже поджидает его, чтобы, как обычно, дать ему полный отчет на сон грядущий. Он рухнул в кресло и с благодарностью принял из рук лакея бокал с вином.

Это была еще одна его слабость – вернее, страсть, – хотя он ни за что не сознался бы в этом. Джем никогда не увлекался спиртным, однако у него давно уже вошло в привычку выпивать по вечерам бокал красного вина. Сделав глоток, он поднял на Поуви глаза и приготовился слушать.

– Французский кларет от Бертена дю Роше. Я приказал подать его к ростбифу. Меню сегодняшнего ужина: черепаший суп с мадерой, после него лосось в шампанском. Потом ростбиф, отбивные из ягненка, каплун под соусом бешамель и гусенок с печеными яблоками.

Джем одобрительно кивнул.

Поуви перевернул страницу, хотя Джем был уверен, что дворецкий вызубрил все наизусть.

– По поводу некоторых гостей. Миссис Сэндхерст уехала утром, просила передать вам благодарность. Она хотела поблагодарить вас лично, но я убедил ее, что это невозможно.

Джем саркастически вздернул брови.

– Неужели?

– Вообще говоря, мне кажется, по возвращении в Лондон она поспешит обратиться к акушеру. Конечно, будет ребенок или нет, пока еще точно не известно, но, разумеется, ей лучше заранее подготовить мистера Сэндхерста к предстоящему счастливому событию.

– Или не нужно, – пробормотал Джем. – Трубридж уехал с ней или остался?

– Остался. Трубридж весь день твердил, как он одинок, но потом утешился с одной из Граций.

– Вы меня утомляете, Поуви. Все это довольно скучно. Поуви перевернул страницу.

– Мисс Молл Дэвис и мистер Кулинг репетируют свои роли в спектакле. Месье Ботлер, сэр Картрайт и мистер Педли остались погостить еще. – Дворецкий поднял на хозяина глаза. – Мне кажется, милорд, сэр Картрайт пытается втянуть мистера Педли в какую-то рискованную затею – что-то связанное с экспедицией в Танжер.

– Он уже совершеннолетний, – отмахнулся Джем. – А студенты из Оксфорда еще здесь?

– Да, милорд. За завтраком завязалась оживленная дискуссия о способах производства стекла, так что потом они все отправились в молочную, которую было решено временно превратить в лабораторию, и взялись выдувать стекло. Они пытаются проверить, что получится, если добавить в смесь чуточку двуокиси свинца и немного меди. Испанский посол был весьма воодушевлен этой идеей и провел в лаборатории весь день – хотя, насколько я знаю, он был приглашен принять участие в игре.

– Великолепно, – слегка заинтригованный, буркнул Джем. – Обязательно загляну туда сегодня.

– Как вы знаете, милорд, на прошлой неделе в столицу вернулся комиссар по делам флота, привез три вагона «призовых» товаров[2]. Герцог Уинтерсолл прислал письмо – спрашивает, не будете ли вы возражать, если он привезет его с собой на игру. Я взял на себя смелость ответить, что не станете.

– Хорошо, – кивнул Джем. Игра – основное развлечение на приемах в его доме – с каждым днем становилась все более популярной.

– Сегодня ужин будет в тесном кругу, к столу спустится всего человек тридцать, не больше, – с легким упреком в голосе продолжал Поуви. – Его светлость герцог Вилльерс просил передать, что чувствует себя неважно, поэтому останется в постели. Жара у него нет, просто сильная слабость. Я велел кухарке приготовить ему куриный бульон. Это лучшее лекарство для выздоравливающих, – объявил Поуви. – Несколько листиков свеклы, желтый салат латук и цыплята – без кожи, разумеется.

– Поуви, ты просто кладезь премудрости.

Поуви, наконец, отложил блокнот. Джем допил вино. Как обычно, в конце доклада дворецкий собирался поделиться своими наблюдениями о гостях – сведениями, которые он не хотел доверять бумаге. Однако Джему показалось, что сегодня Поуви в замешательстве.

– Тебя что-то смущает?

– Мне слегка не по себе из-за приезда этого мистера Коупа, милорд. Ваша светлость всегда говорили, что не потерпите, чтобы кто-то попытался развратить юное, невинное существо под крышей вашего дома.

– Полностью с тобой согласен, – кивнул Джем. – Но я пообещал Вилльерсу, что лично позабочусь об этом.

– Боюсь, этот юноша скоро поймет, что вызывает интерес у очень многих, – вздохнул Поуви.

– Вот как?

– Таких смазливых женственных юнцов многие находят привлекательными.

– Что ж, придется не спускать глаз с этого мальчишки, – пробормотал Джем. – Проклятие... Зачем Вилльерсу вздумалось привезти его сюда? – Он замялся. – Похоже, герцогу хотелось, чтобы его протеже оценил прелесть женского общества, но...

Поуви и бровью не повел.

– Думается, у мистера Коупа иные планы на этот счет.

– Ладно, я прослежу, чтобы он имел возможность сам сделать выбор, – буркнул Джем. Он скорее отрезал бы себе язык, чем признался в том желании, которое охватило его при одном взгляде на юного мистера Коупа. Уже одного этого было достаточно, чтобы он возненавидел мальчишку. Конечно, это несправедливо, и все же...

– Мне также неясно, что заставило герцогиню Косуэй приехать в Фонтхилл, – с легкой ноткой неудовольствия в голосе продолжал дворецкий.

– Ты меня удивляешь, Поуви. Мне-то казалось, что людские сердца для тебя все равно что открытая книга.

Поуви позволил себе слегка улыбнуться.

– Но в итоге я пришел к выводу, что таким образом она рассчитывает устроить скандал – чтобы вынудить мужа вернуться в Англию.

– Ах, вот оно что! – понимающе кивнул Джем. – Что ж, думаю, это сработает.

– После обеда она написала не меньше двадцати записок, попросив меня отправить каждое франкированным письмом[3], хотя ей ничего не стоило попросить об этом герцога Вилльерса. Мне кажется, ей хотелось, чтобы на конверте значилось ваше имя, а также адрес отправителя – Фонтхилл.

– Что ж, надеюсь, моя скандальная репутация хоть кому-то сослужит добрую службу, – фыркнул Джем. – Это все, Поуви?

– Еще одно слово, милорд. Это насчет вашей новой секретарши, мисс Каролины Дежарден.

– Что она?..

– Она объявила, что для сегодняшнего представления ей понадобятся несколько лакеев – наиболее... ммм... развитых физически. Чтобы представлять первобытных людей.

– И что для этого требуется?

– Шелковые трико телесного цвета с небольшим фартучком из листьев спереди.

Джем поперхнулся смехом.

– Они должны быть сшиты таким образом, чтобы максимально плотно облегать тело, – мрачно добавил Поуви. – Думаю, это будет граничить с неприличием – надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду, милорд.

– Хорошо, Поуви, я прослежу за этим, – с трудом подавив рвущийся из груди смех, пообещал Джем. – Что же до остального... думаю, мисс Дежарден – весьма ценное приобретение. Мне очень понравились ее истории о тех празднествах, которые она устраивала в Париже по просьбе герцогини де Бомон.

Поуви с поклоном удалился. Джем поднялся наверх переодеться в камзол, отделанный на манжетах золотым кружевом (ему бы и в голову не пришло ослушаться Поуви!). Мысли его занимали экстравагантные секретарши-француженки и взбалмошные герцогини.

Глава 10 Планы обольщения лорда Стрейнджа

Гарриет бросила взгляд в зеркало – и внезапно у нее появилось ощущение, что она выпила чересчур много шампанского. Оттуда на нее смотрел очаровательный юноша. Камзол из плотного темно-лилового бархата ловко облегал стройную фигуру, под подбородком пенилось кружево цвета слоновой кости. Небольшие эполеты на плечах делали их шире, а на муаровый жилет спереди спускались пышные концы кружевного жабо, прикрывавшие (или, точнее, скрывавшие) грудь.

Почему-то в женском платье Гарриет никогда не чувствовала себя красивой. На фоне предписываемых модой вычурных причесок ее лицо казалось невзрачным, а многочисленные нижние юбки, панталоны и особенно корсет, приподнимавший грудь, чтобы она казалась пышнее, чем на самом деле, стесняли движения.

Но сейчас, в простых, до колен, бриджах и бархатном камзоле, с волосами, стянутыми на затылке лентой, она вдруг словно впервые увидела собственное лицо.

Гарриет смотрела на него – и не могла отвести глаз. Без всех этих пудреных локонов, спускавшихся на лоб, ее лицо казалось нежным и в то же время волевым. Оказывается, рот у нее почти идеальной формы, а подведенные брови, изогнувшись изящной дугой, подчеркивают форму карих глаз. Гарриет всегда нравился их цвет; единственное, что ее расстраивало, так это тот же коричневый оттенок, что и у волос. Но теперь, когда на ней был лиловый камзол, ее глаза отливали пурпурными отблесками, и это было очень красиво. Даже экзотично.

Единственное, что ее смущало, были ее... хм... ягодицы. Повернувшись к зеркалу спиной, Гарриет придирчиво оглядела себя. Оказывается, у нее они круглые... кто бы мог подумать?! Со всеми этими нижними юбками и пышными панталонами она их толком и не видела никогда. Гарриет попыталась представить себе, как выглядят мужские ягодицы: кажется, ни у кого из знакомых ей мужчин они не были такими круглыми, как ее собственные.

Что, если это выдаст ее с головой?

Сделав глубокий вдох, Гарриет решительно вышла из комнаты. Оказавшись на лестнице, она бросила взгляд вниз и едва не споткнулась – лорд Стрейндж снизу смотрел на нее, словно дожидался.

Нет, конечно, он не мог ждать именно ее. Скорее всего, так он обычно приветствует своих гостей. Гарриет исподтишка бросила на него взгляд, машинально отметив, что для мужчины со столь узкими бедрами он на удивление широк в плечах. Больше всего ей хотелось посмотреть, как выглядят спереди его бриджи, но лорд Стрейндж, облокотившись о перила, изучал какой-то листок.

Расправив плечи, Гарриет спустилась с лестницы самой твердой походкой, на какую только была способна. Уже на последней ступеньке она отвесила ему поклон, сделав изящный жест рукой и слегка выставив вперед одно колено – в точности как учил герцог Вилльерс.

– Добрый день, милорд, – проговорила она, постаравшись, чтобы ее голос звучал низко, по-мужски.

Лорд Стрейндж вскинул на нее глаза.

– Мистер Коуп. – Он поспешно сложил листок.

– Если вы покажете мне, где столовая, я буду рад присоединиться к остальным гостям. – Гарриет слышала доносившиеся откуда-то из коридора взрывы смеха и нестройный хор голосов.

– Я вас провожу, – предложил он. Почему-то вид у него при этом был недовольный.

Дюжий лакей услужливо распахнул перед ними дверь. Однако лорд Стрейндж тронул ее за плечо.

– Мистер Коуп.

– Милорд?

– Вилльерс попросил меня приглядеть за вами. Я постараюсь не спускать с вас глаз. Но, в свою очередь, тоже прошу – если случится что-то такое, что покажется вам необычным или неприятным, тут же дайте мне знать.

Гарриет едва не приплясывала от нетерпения – ее безумно интересовало все необычное. Приятное или неприятное – это уже не важно.

– Благодарю вас, лорд Стрейндж, – кивнула она.

Он повернулся к ней – взгляд у него был равнодушный.

– Что ж, пойдемте. Вилльерс сказал, вы горите желанием поскорее стать мужчиной. Мой дом – самое подходящее для этого место.

Гарриет удивленно взглянула на него.

– Он так сказал?..

Лорд Стрейндж невозмутимо пожал плечами.

– Вам не из-за чего волноваться. Все мы когда-то были молоды. – Он оглядел ее с головы до ног. – Я слышал, матушка держала вас на коротком поводке. Уже по одной только вашей походке видно, что вы редко бывали в мужском обществе. Да и по тому, как вы говорите, тоже.

– Он вам и это сказал?..

– Да. Мы старые друзья. Гарриет судорожно сглотнула.

– Я вам помогу, – бросил он. – Завтра. А сегодня не стоит пытаться прыгнуть выше головы. Надеюсь, французское письмо[4] у вас имеется?

Гарриет заморгала.

– Что-что?

– Хотите сказать, что понятия не имеете, что это такое? Гарриет покачала головой. Из груди Стрейнджа вырвался полустон-полувздох.

– Ладно, завтра объясню. А вы дайте слово, что не позволите никому затащить вас в постель – хотя бы до утра.

– Нет надобности, говорить мне это.

– Проклятие, вы и стоите как женщина! – возмущенно рявкнул он.

Гарриет расправила плечи.

– Вот так-то лучше, – хмуро буркнул Стрейндж. – Фехтовать умеете?

Гарриет снова покачала головой.

– О Господи... ладно, завтра покажу, как это делается. А пока учитесь ходить, как положено мужчине, а не ползать, как дохлая моль. Жаль, что вы в руках не держали оружия – может, хоть это помогло бы, – сказал он, но особой убежденности в его голосе не было.

Высокомерный тон Стрейнджа заставил ее почувствовать себя мальчишкой-сорванцом, которому строгий отец грозит поркой.

– Проклятие... типичный неженка! – рявкнул Стрейндж.

Гарриет заморгала.

– Послушайте, Коуп, вы меня разочаровываете.

Она вызывающе уперлась кулаками в бедра, но тут же съежилась под его презрительным взглядом.

– Вот-вот! – фыркнул он.

– Можете хотя бы объяснить, что вам так не нравится? Челюсть лорда Стрейнджа словно окаменела.

– Скажу вам без обиняков: создавая вас, природа явно что-то перепутала. Вы тут ни при чем.

– Что значит – перепутала? О чем вы?

– У вас слишком длинные ресницы. – Он придвинулся к ней. – И ваша... ваша... – Он ткнул в нее пальцем. – Вы даже сложены не так, как положено мужчине.

Гарриет вдруг почувствовала, что в груди у нее булькает смех, но заставила себя принять оскорбленный вид.

– Уверяю вас, природа наделила меня всем, что положено мужчине.

– Я вовсе не это имел в виду! – слегка опешив, буркнул он.

– Вот и хорошо, – бросила Гарриет. И, чтобы укрепить свои позиции, выразительным жестом провела рукой по застежке бриджей, как это принято у мужчин.

– Обсудим это завтра, – сделав шаг назад, буркнул Стрейндж. – Вилльерс попросил помочь вам, и я пообещал, что сделаю все возможное, но это будет чертовски сложно. Может, начать с того, что познакомить вас с какой-то женщиной? – задумчиво протянул он.

– Уверяю вас, с этим я вполне способен справиться сам. Лорд Стрейндж сердито засопел, потом повернулся к ней спиной, окинув взглядом толпу.

– Пойдемте, – скомандовал он. Она двинулась за ним, и минутой позже уже кланялась «пастушке» с морковно-краснымй волосами и пышной грудью, которая едва не вываливалась из корсажа.

– Позвольте представить вам мисс Нелл Гейл, – проговорил Стрейндж. – Мисс Гейл, мистер Коуп.

Мисс Гейл – или Нелл, как она немедленно попросила ее называть, – кокетливо потупилась, а потом призывно качнула бедрами, отчего ее пышная грудь бурно заколыхалась.

Стрейндж вскоре отошел, а Гарриет принялась беззаботно обсуждать с Нелл костюм пастушки, который, по ее словам, был сшит для репетиции спектакля, где она играла.

Все это было так забавно! Нелл стала для Гарриет настоящим подарком судьбы: она изображала в лицах, как конфузится почтенная матрона, видя, как ее собачка писает на мантию лорд-канцлера, а Гарриет буквально корчилась от смеха. Очень скоро, взяв по бокалу вина, они уже уютно болтали на диване в углу.

– Раз вы мужчина, должно быть, ждете, не дождетесь, когда все начнется. – На щеках Нелл запрыгали лукавые ямочки.

– Не сказал бы... – понизила голос Гарриет.

– Должно быть, мы ровесники, – продолжала Нелл. – Ну, может, я чуточку старше. Хотите, я буду вашей наставницей – ведь вам, похоже, тут все в новинку?

– А вам? – осторожно спросила Гарриет.

– Ну, если вас интересует, не кокотка ли я, могу твердо сказать: нет, – с готовностью сообщила Нелл. – Я актриса! Лорду Стрейнджу принадлежит театр в Гайд-парке, и он предпочитает, чтобы генеральные репетиции проходили у него в Фонтхилле. И вообще, имейте в виду – лорду Стрейнджу не по душе, когда у него в доме бывают дамы легкого поведения. Люди любят почесать языками... – Она понизила голос. – Но тут если что и бывает, то не за деньги – надеюсь, вы понимаете?

Гарриет кивнула.

– Мне нет нужды становиться кокоткой, – продолжала болтать Нелл. – Зачем? Я ведь хорошая актриса. Я никогда не стремилась тянуть из мужчин деньги... они в этом смысле такие странные! Скажу тебе по секрету, Гарри, – в один прекрасный день я стану лучшей актрисой в Лондоне! Но я и сейчас неплохо зарабатываю.

– Могу себе представить, – пробормотала Гарриет.

– Есть только один мужчина, к которому меня тянет по-настоящему, – доверительно шепнула ей на ухо Нелл. – Это Стрейндж. Но к нему не подобраться. Впрочем, думаю, мне удастся его окрутить. Видел, как он смотрит на меня? И, заметь, он ведь первым делом подвел тебя ко мне! Держу пари, он втайне вздыхает по мне, только не знает, как открыть мне свое сердце.

– Ты думаешь, он просто не решается поговорить с тобой? – с некоторым сомнением проговорила Гарриет. На нее Стрейндж не произвел впечатления человека нерешительного.

– Я думаю, он хочет меня. Надеюсь, я не слишком тебя шокирую, мой маленький Гарри? – хихикнула Нелл. – Правда, я молода и хороша собой, а он такой старый!

– А сколько ему лет?

– Тридцать два уже исполнилось, – вздохнула Нелл. – Проверила по книге, где печатают, кто, когда родился... да, ему уже тридцать два стукнуло!

Значит, Стрейндж старше ее на пять лет, подумала Гарриет.

– Проблема в том, что он почти не общается с женщинами, – продолжала Нелл. – Я всю прошлую неделю наблюдала за ним – с тех самых пор как приехала.

– Почти не общается с женщинами? – удивилась Гарриет. – А мне говорили, что у него репутация отъявленного распутника.

– Может, у него и есть любовница, – предположила Нелл. – Но взгляни на него! – Стрейндж танцевал с какой-то немолодой, но все еще красивой дамой. – Глянь, какое у него выражение лица... слушает, но не слышит. И он почти всегда так.

Гарриет молча согласилась с Нелл.

– Как странно! – удивилась она. – А давно умерла его жена?

– Да уж лет восемь назад. Во время родов, кажется. Вряд ли он до сих пор горюет по ней. И потом, всем известно, что у него была связь с Коризандой де Граммон!

– Это нынешняя леди Феддингтон?

– Да. Естественно, теперь она тут не бывает, но незадолго до своей свадьбы с Феддингтоном она была влюблена в него как кошка – поклялась, что бросится с моста, если он не согласится переспать с ней! – И?..

– Ну и что ему было делать, бедняге? Конечно, он согласился. А потом объявил, что если, мол, его попытаются силой заставить проделать это еще раз, то он сам спрыгнет с моста. – Нелл передернула плечами. – Но я знаю... уверена, что, стоит мне только заполучить его в постель, я добьюсь, что он полюбит меня!

Гарриет нисколько не сомневалась ни в актерских способностях Нелл, ни в ее привлекательности. Но при этом она почему-то была уверена, что ее ласки быстро прискучат лорду Стрейнджу.

Она понятия не имела, откуда у нее такая уверенность, но готова была поклясться, что так и будет.

– Интересно, а это кто? – резко проговорила Нелл. Гарриет вскинула глаза – и увидела в объятиях Стрейнджа Исидору. Рядом с ее новой приятельницей Исидора напоминала пылающий огонь. И если Нелл была просто хорошенькой, то Исидору иначе, как красавицей, язык не повернулся бы назвать. И дело тут не только в красоте – во всем облике Исидоры чувствовалась какая-то дикая, необузданная сила...

Гарриет внезапно почувствовала острый приступ зависти. У нее самой не было ни единого шанса заинтересовать такого человека, как Стрейндж, а он... разве он устоит перед Исидорой? Никогда.

Взгляды всех были прикованы к этой паре. И от этих взглядов не ускользнуло, как улыбался Стрейндж... как смеялась его партнерша.

Гарриет беззвучно вздохнула. Конечно, Исидора предупреждала, что станет флиртовать со Стрейнджем. А перед чарами Исидоры не способен устоять ни один мужчина.

Гарриет украдкой покосилась на Нелл. Бедняжка Нелл... она так закусила губу, что та побелела.

Стрейндж склонился перед Исидорой в глубоком поклоне. Но Исидора, повернувшись к нему спиной, словно он был пустым местом, упала в объятия другого кавалера. В этом была она вся – Исидора скорее умерла бы, чем дала мужчине понять, что он ей понравился.

Какое-то время лорд Стрейндж молча стоял посреди зала. Лицо у него было непроницаемое.

– Посмотри-ка! – Нелл больно ущипнула Гарриет за руку. – Она уходит! Может, он ей не понравился?

– Может быть, – прошептала Гарриет.

– Сейчас она танцует с лордом Виннамором, – проговорила Нелл. – Он самый настоящий повеса... ну, ты понимаешь. Представляешь, я слышала, что как-то, раз он умудрился затащить в постель трех Граций сразу!

– Граций?

– Грации – это музыкальная труппа, – сморщив нос, объяснила Нелл. – На самом деле их восемь. Нужно признать, что поют они действительно хорошо, но по большей части зарабатывают, лежа на спине. Послушай, – спохватилась она. – Значит, ты утром увидишь Стрейнджа?

– Да.

– Передай ему мою записку! – Но...

Нелл вцепилась в нее мертвой хваткой.

– Передай, а? – взмолилась она. – Я напишу ее ночью, а потом суну тебе под дверь. Ну что тебе стоит? Будь другом!

Выходит, они уже друзья?

– А я тебе тоже что-нибудь хорошее сделаю, – канючила Нелл. – Я тоже окажу тебе услугу, Гарри. Ты передашь мою записку Стрейнджу – и убедишься, что он ее прочтет, а я, так и быть, познакомлю тебя с одной из Граций. Самой приветливой из всех – ну, ты понимаешь?

– Нет-нет, не нужно, – поспешно отказалась Гарриет. – Я и так буду рад тебе помочь. А что ты собираешься ему написать?

– Приглашу его заглянуть как-нибудь ко мне в комнату, – просияв, шепнула Нелл. – Знаешь, мужчины не любят ломак, им нравится, когда женщина откровенна в таких делах.

Гарриет украдкой бросила взгляд на Стрейнджа. Молодая женщина, с которой он танцевал, призывно улыбалась ему. Ее роскошное кремовое платье украшали цветы, верхняя юбка была густого рубиново-красного цвета. При каждом ее движении лепестки цветов трепетали как живые. Глядя на нее, Гарриет почувствовала приступ женской ревности.

– Догадываюсь, о чем ты думаешь, – хихикнула Нелл. – Да, эта пташка тебе не по карману! Это София Графтон. Она невероятно экстравагантна! Я слышала, она может заплатить тридцать – сорок гиней за платье из чистого шелка, а после заказать еще два-три таких. И не для себя, а для своих горничных. У нее их четыре, ты представляешь? – потрясенно добавила она.

– Но ведь ты же говорила, что дам легкого поведения, не приглашают в Фонтхилл? – растерянно спросила Гарриет.

– Ну, строго говоря, нет, – сказала Нелл. – Купить Софию Графтон невозможно, но ты понимаешь, что я имею в виду. К твоему сведению, ей уже стукнуло двадцать шесть! Небось, уже и морщинки появились. Только взгляни на нее. Видела я таких – целыми днями валяются на диване да потягиваются! Извини за прямоту, Гарри, но в постели от них мало радости.

Гарриет без труда догадалась, что имеет в виду Нелл.

– Ну, я все равно уверен, что таких приглашений лорд Стрейндж получает дюжины. Хочешь, чтобы он выбрал тебя, – значит, попробуй его заинтриговать.

Нелл погрузилась в задумчивость.

– Мне хотелось бы сделать все так, чтобы эта ночь стала для него незабываемой, но если я сама при этом не получу никакого удовольствия... – Она скривилась.

– Напиши ему такую записку, чтобы он был заинтригован, – предложила Гарриет. – Загадай ему загадку. Пусть он поломает голову, от кого она.

– Загадку? – Нелл задумалась. – Знаешь, единственная, какую я знаю, это о курице и яйце... да и то уже толком не помню, в чем там дело.

– Ну, пусть будет не загадка, а короткий стишок, – великодушно предложила Гарриет. – Главное, чтобы он не сразу сообразил, от кого записка.

– Ну, со стихами у меня как-то не очень... – смущенно призналась Нелл. Конечно, я умею читать и писать, но... – Она вдруг вскинула на Гарриет глаза. – Слушай, а может, ты напишешь?

– Послушай, это ведь ты собираешься его соблазнить! – напомнила Гарриет.

– Но ведь он никогда не узнает! И потом – похоже, ты прав. Посмотри на него.

Стрейндж все еще танцевал с Софией Графтон.

– Похоже, ему скучно, – возликовала Нелл. – И у Софии ничего не выйдет, даже если она обсыплет себя жемчугом с головы до ног!

У Стрейнджа был вид скучающего человека, в постели которого побывало столько женщин, что ему это изрядно надоело. Ей вдруг пришло в голову, что и ее тоже не слишком интересует постель – тем более теперь, когда Бенджамина уже нет в живых. Но при этом ее почему-то так и тянуло бросить взгляд на выпуклые мышцы Стрейнджа!

– Знаешь, чем больше я думаю о твоем предложении, Гарри, тем больше оно мне нравится. Конечно, написать его должен ты, потому что только тебе удастся напустить побольше туману и сделать так, чтобы он клюнул. А в благодарность я познакомлю тебя со своей любимой Грацией. Ее зовут Китти, и она просто конфетка. Будь она актрисой, я бы с ума сошла от зависти, честное слово, Гарри!

– Так эти Грации... выходит, они не актрисы?

– О, конечно, нет. Вообще-то я даже толком не знаю, какие представления они дают, – хихикнула Нелл. – Слышала только, что они частенько позируют джентльменам. Если у тебя денег куры не клюют, можно договориться, чтобы они позировали перед тобой все – одновременно.

– Позируют? Обнаженными? – рискнула Гарриет.

– А как же еще? – захихикала Нелл. – Китти частенько играет роль Эрато... знаешь, кто это?

Гарриет покачала головой.

– Муза эротической поэзии, – весело подмигнула Нелл.

– Стоп! Придумал! – воскликнула Гарриет. – Что?

– Эротические стихи! Он будет заинтригован. Вот смотри – можно каждый день посылать ему по стихотворению, а после назначить свидание.

– Гарри, ты просто чудо! – просияла Нелл. – Здорово! Как замечательно, что ты так лихо разбираешься в стихах! Наверное, все потому, что ты мужчина.

– Я никогда не читал подобных стихов, – мрачно буркнула Гарриет.

– Я попрошу Китти, и она сегодня же вечером занесет тебе подходящую книжку. Прямо в спальню. Подумай об этом, Гарри! А ты утром занесешь мне записку. Идет?

Чмокнув растерявшуюся Гарриет в щеку, Нелл исчезла.

Глава 11 А она лежит и ему кричит: «Давай еще!»

Китти оказалась очаровательным миниатюрным созданием с бледно-золотистыми волосами и бойкими, слегка развязными манерами. Намерения выдать себя за «настоящую леди» у нее не было и в помине, зато желания наслаждаться жизнью – хоть отбавляй.

К счастью, она поскреблась в спальню Гарриет до того, как та успела раздеться.

– Нелл сказала, что вы оказали ей большую услугу. – Китти очаровательно захихикала. – Не возражаете, если я присяду? Так устала после всех этих танцев... просто с ног валюсь.

И, не дожидаясь ответа, уселась – прямо на кровать Гарриет.

Гарриет попятилась, пока, наконец, не прижалась спиной к двери.

– С вашей стороны очень мило одолжить мне эту книгу, – сказала она.

– Это одна из моих любимых. Джентльменам нравится, когда я декламирую какие-то из этих стихов. Здесь есть одно очень забавное, – радостно сообщила Китти. – О мужском «хозяйстве». Вот, только послушайте: – «У него ручка, у нее тетрадка, вон как пишет, ровно да гладко!» Смешно, правда? – Она весело рассмеялась. – Тетрадка с двумя страничками!

Гарриет с трудом выдавила улыбку.

– «Хоть росточком он не вышел, коротышкой уродился, но силенок у мальца больше, чем у удальца!» – захлебываясь смехом, продолжила Китти и придвинулась к Гарриет.

– Э-э... – смущенно пролепетала Гарриет, поспешно отодвинувшись в сторону. – Очень забавные стишки, мисс Китти... просто прелесть!

Но Китти не слушала.

– Что я хочу сказать, мистер Коуп, так это что с первого взгляда могу распознать коротышку. Ну а вы... вы наверняка в этом смысле гигант!

Гарриет лихорадочно гадала, что на это сказать, но так и не придумала.

Стук в дверь показался ей поворотом ключа в тюремной камере.

Она обернулась – на пороге стоял лорд Стрейндж.

Он посмотрел на Китти, потом перевел взгляд на Гарриет – и брови его поползли вверх.

– Вы меня удивили, мистер Коуп. Китти заговорщически подмигнула.

– Я как раз принесла мистеру Коупу книжку почитать. Из своей библиотеки. – На щеках у нее запрыгали ямочки.

В глазах Стрейнджа что-то мелькнул. Смущенная Гарриет, чувствуя, как горит у нее лицо, не знала, куда девать глаза – сейчас ей было не до того, чтобы ломать себе голову, что это значит. Интересно, мужчинам случается краснеть? До сих пор она этого как-то не замечала.

Она и глазом моргнуть не успела, как лорд Стрейндж, подхватив Китти под локоток, выставил из комнаты, напомнив, что ей давно пора спать – иначе, мол, пострадает цвет лица.

Потом снова заглянул в спальню.

– Послушайте, Коуп, сначала отучите себя краснеть, а потом уже приглашайте женщин в спальню, хотя это и не столь важно, как умение улучить удобный момент... Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду? Ладно, увидимся утром. Во время верховой прогулки.

Как он невыносим со своей надменностью! В другое время Гарриет жутко разозлилась бы – но сейчас она была так благодарна Стрейнджу, что он избавил ее от Китти, что решила не обращать на это внимания. Еще минута, и та еще, чего доброго, набросилась бы на нее, чтобы полюбоваться ее «ручкой»! Остается только гадать, какое у нее было бы лицо, если бы она обнаружила вместо мужского «хозяйства» скатанный шерстяной чулок!

Люсиль помогла Гарриет снять тесный жилет и размотать повязки, которыми была перетянута грудь. Освободившись от всего этого, Гарриет опустилась в ванну с горячей водой, и из груди ее вырвался облегченный вздох.

– Люсиль, подайте мне тот томик стихов. Он на тумбочке у кровати, – попросила она.

Люсиль, ворча себе под нос, принялась шарить по комнате. Навострив уши, Гарриет поняла, что горничная «не привыкла быть в услужении у двух леди сразу, да еще, если одна к тому же одевается как джентльмен». Но что делать – не могли же они допустить, чтобы юный мистер Коуп прибыл в Фонтхилл в сопровождении горничной!

– Не переживайте, Люсиль, – вздохнула Гарриет. – Идите к Исидоре. А когда понадобится убрать ванну, я позвоню и попрошу кого-нибудь это сделать.

– Я сейчас на минуточку загляну к своей хозяйке, приготовлю для нее ночную сорочку, – ворчливо предупредила Люсиль. – А вы пока читайте вашу книжку и ждите меня – я приду и помогу вам помыть голову. Слава тебе Господи, хоть волосы у вас короткие – справлюсь за пару минут. И то радость!

И сунула ей книгу.

Гарриет открыла заложенную страницу. Стихотворение носило название «Мужское хозяйство». Кое-какие рифмы автору явно удались, но, если честно, ей как-то не верилось, что похабный стишок сможет заинтриговать лорда Стрейнджа.

Следующую страницу занимала песенка, озаглавленная «Прогулка по зеленым лугам». Тут речь шла о примулах... о юноше и его милой, которые лежали на траве.

Уже лучше...

Господи, что это?!

Юноша исполнил ее желание, но его милой «хотелось еще». Гарриет не верила собственным глазам. «А она лежит и ему кричит: Давай еще!»

Гарриет перевернула страницу, наткнулась на еще одно стихотворение, где речь шла о мужском пенисе... и еще на одно. Она уже стала подозревать, что мужчины обожают, когда барды слагают песни о «предмете» их мужской гордости, когда на глаза ей попалось еще одно стихотворение, в котором речь шла от лица женщины. «Зубы – жемчуг, губы – коралл, девушки сотнями падают к его ногам».

Вряд ли кому придет в голову сравнивать губы Стрейнджа с кораллами, но то, что девушки вешаются ему на шею, – видимо, правда. Хотя назвать Нелл девушкой значило бы покривить душой. Впрочем, и Гарриет давным-давно ею не была. Но ведь по какой-то причине и она тоже не могла оторвать от него глаз...

А когда он вдруг перешагнул порог её спальни, сердце у нее забилось так, что едва не выпрыгнуло из груди. Даже голос у него казался более низким, более волнующим, чем у других мужчин. Этот чувственный голос... этот ум, светившийся в его глазах...

Она снова вернулась к книге. Но то, что «милая» требовала от своего возлюбленного – точнее, повторения чего она требовала, – снова вогнало Гарриет в краску.

Неудивительно, что Вилльерс счел ее унылой ханжой – когда он схватил ее в объятия, а она закатила ему пощечину. Судя по этим стихам, женщины отнюдь не стыдятся дарить мужчинам поцелуи – а те охотно целуют, дам в ответ. Он же всего лишь дотронулся до нее.

И все же... непохоже, чтобы подобная песенка могла возбудить в Стрейндже интерес. Вся эта похабная болтовня в стихах, где речь шла исключительно об интимных частях тела, может, и забавна, но... Гарриет невольно вспомнила выражение его лица, когда он танцевал с Софией Графтон, и покачала головой.

Нет, чтобы заинтересовать столь пресыщенного мужчину, нужно что-то другое. Что-то более изощренное. Более интригующее. Полное по-настоящему эротического соблазна.

Вот если бы она писала записку от своего лица...

При одной только мысли об этом все ее тело обдало жаром.

Если бы ей пришло в голову попробовать завлечь Стрейнджа, она сделала бы ставку на его ум. Постаралась бы заинтриговать запиской, но не сексуально. Закрыв глаза, она представила себе, как он распечатывает записку... как ломает над ней голову...

Она заставила бы его ждать. Стрейндж – мужчина, которому все само падает в руки, в том числе и женщины. Что ж, она пригласит его на танец соблазна и желания. Она...

Гарриет вдруг очнулась, словно пробудившись ото сна. Господи... о чем только она думает?! Она явилась к нему, переодевшись мужчиной! Она не может позволить себе строить какие-то безумные планы в отношении хозяина дома.

Уже засыпая, Гарриет поймала себя на том, что в ее голове крутится рифма: постель... хмель.

Она уснула с улыбкой на губах.

Глава 12 Мистер Коуп все-таки становится мужчиной

6 февраля 1784 года

Чья-то рука резко тряхнула ее за плечо. Гарриет приоткрыла глаза – и в панике натянула одеяло до самого носа.

– Пора вставать, юноша! – буркнул Стрейндж. – Все уроки я даю исключительно по утрам, так что если уж мы договорились, что я научу вас фехтовать, то лучше начать прямо сейчас. Но сначала я хотел предложить вам отправиться вместе со мной на верховую прогулку. – Подойдя к окну, он рывком раздвинул портьеры. – Где ваш камердинер? Кстати, вы всегда так долго спите по утрам?

– А который час? – запинаясь, пробормотала Гарриет.

– Почти восемь. Утро выдалось чертовски холодное. Кстати, Коуп, имейте в виду, только женщины валяются в постели по утрам.

– А-а... ладно, – пролепетала Гарриет, вовремя спохватившись, что нужно понизить голос.

– Так, где ваш камердинер?

– Герцог Вилльерс был так добр, что пообещал одолжить мне своего.

– Господи, спаси и помилуй... неужели герцог не мог нанять вам слугу?! Впрочем, не важно. Лакеев у меня хватает. Я могу...

– Нет, благодарю вас. В этом нет никакой нужды, – поспешно перебила Гарриет. – Конечно, камердинер у меня есть, но я оставил его дома. Он... он сломал руку, бедняга, и... и какой же смысл нанимать кого-то на несколько дней, верно? Да и герцог сказал, что его это нисколько не стеснит...

Пожав плечами, Стрейндж направился к двери.

– Жду вас внизу через десять минут. Мы должны выехать затемно.

Съежившись от холода, Гарриет выползла из-под одеяла и зябко передернула плечами. В конце концов, на дворе февраль, брюзгливо подумала она. Одного взгляда в окно хватило, чтобы подтвердились ее худшие опасения – небо было затянуто серыми тучами, а весь двор утопал в снегу. Стуча зубами, она поспешила в комнату Исидоры.

– Исидора! Подъем! Стрейндж пригласил меня покататься верхом!

Исидора, подскочив на кровати, какое-то время молча таращилась на нее, потом со стоном рухнула обратно на постель и сунула голову под подушку. Гарриет, махнув на нее рукой, дернула шнурок, вызывая Люсиль.

Заспанная Люсиль помогла ей облачиться в плотные бриджи, которые застегивались под коленями, и куртку для верховой езды.

– Какая-то она странная... отвороты застегиваются на пуговицу, но почему-то на спине – для чего это? – недовольно ворчала Гарриет, изогнувшись, чтобы разглядеть себя сзади. «Ладно, хорошо уже, что куртка не очень короткая», – вздохнула она. Хватит с нее того, что вчера она весь вечер жалась по углам – ей все время казалось, что кто-то рассматривает сзади ее бедра.

– Чтобы они не трепыхались в воздухе, когда вы скачете верхом, – отрезала Люсиль. Присев на корточки, горничная возилась, прилаживая штрипки. Вдруг она подняла на Гарриет глаза. – О, ваша светлость, вам ведь придется сидеть в седле по-мужски!

– Ничего страшного, – успокоила ее Гарриет. – Я уже ездила так – правда, когда была совсем еще девочкой.

– А, по-моему, это довольно опасно. Шутка ли – возьмешь да и съедешь вниз с лошадиного зада как с горки! – покачала головой Люсиль. – Ладно, готово, можно надевать сапоги.

Гарриет с сомнением оглядела их – сапоги оказались тяжелые, с отворотами на голенищах.

– А теперь штрипки, – скомандовала Люсиль. – Кажется, их нужно пропустить под подошву, а после застегнуть вот тут... Кажется, так.

Гарриет посмотрела на себя в зеркало.

– Ты уверена? А для чего они?

– Понятия не имею, – буркнула Люсиль. – Так сказал Финчли, лакей герцога Вилльерса. А он в таких делах собаку съел, сами знаете.

– Ну, я должна идти вниз, – объявила Гарриет. Свои не напудренные волосы она стянула шнурком на затылке.

– А ваша шляпа! – спохватилась Люсиль.

Гарриет молча выхватила шляпу из рук горничной и поспешно нахлобучила на голову.

– Мне нужно бежать. А то Стрейндж еще чего доброго поднимется наверх и увидит тебя!

– Неужели он зашел к вам в спальню?! Просто не верится! – пробормотала Люсиль. – Счастье еще, что он ни о чем не догадался.

– Люди обычно видят только то, что предполагают увидеть, – бросила Гарриет. Но кого она пыталась убедить в этом – себя или Люсиль? Она не знала.

– На улице жуткий холод. Гляньте, какие морозные узоры на стекле! Вот, я повязала вам еще один шарф поверх вашего. Никто ничего не заметит, а у вас, по крайней мере, шея не замерзнет!

Сапоги для верховой езды так громко топали по деревянному полу, что Гарриет пришлось красться по коридору на цыпочках – иначе гости, чего доброго, решили бы, что она взгромоздилась на лошадь прямо у себя в спальне.

Стрейнджа она обнаружила у подножия лестницы. В лучах утреннего солнца его волосы приобрели оттенок красного дерева. Гарриет внезапно пришло в голову, что ее жизнь еще никогда не была так насыщена приключениями, как сейчас.

– Вы копаетесь как женщина, Коуп, – брюзгливо бросил он.

– И вам доброе утро, милорд, – бодро откликнулась Гарриет. Рядом, держа наготове их пальто, стоял дворецкий. Она натянула на себя великолепное пальто, заказанное для нее Вилльерсом, и повернулась к Стрейнджу. Тот придирчиво оглядел ее с головы до ног.

– Ну и вид у вас! – отрывисто бросил он. – В точности как у Вилльерса. Замерзли? Не беда, скоро согреетесь – я уж позабочусь, чтобы пот лил с вас ручьем.

Гарриет с кислой улыбкой двинулась к двери. Ледяной ветер хлестнул ее по лицу – горло у нее перехватило, сразу стало трудно дышать. Слабый писк, который она издала, вырвался у нее изо рта облачком белого пара.

Грумы держали под уздцы двух верховых лошадей. Жеребец Стрейнджа, завидев хозяина, радостно замотал головой.

– И не вздумайте вылететь из седла, юноша! – отрывисто бросил через плечо Стрейндж. – Я приказал оседлать для вас кобылу вместо жеребца, хотя за этой крошкой еще не всякий жеребец угонится.

Парнишка со встрепанной копной светлых, как солома, волос и россыпью веснушек на носу держал под уздцы лошадь Гарриет. Опасливо приблизившись к ней, Гарриет протянула руку, чтобы погладить кобылу по носу, и почувствовала, как горячее дыхание лошади обожгло ее ладонь. Дав кобыле обнюхать ее руку, она натянула перчатки.

– Поехали! – буркнул Стрейндж.

Возможно, он просто по натуре такой раздражительный, решила Гарриет. Сделав вид, что проверяет подпругу лошади, она украдкой поглядывала, как хозяин дома садится в седло. Гарриет много раз видела, как мужчины забираются на лошадь, но ей и в голову никогда не приходило, что в один прекрасный день ей самой придется сесть в мужское седло.

Но делать было нечего – поставив ногу в стремя, Гарриет зажмурилась и рывком взметнула свое тело в воздух.

Шлеп! Она хлопнулась в седло и принялась подбирать удила с таким невозмутимым видом, словно ничего другого от себя и не ожидала.

Стрейндж повернул лошадь и, не оглядываясь, поскакал по дорожке. Увидев это, Гарриет сделала мальчику знак отпустить ее лошадь. Грум отступил в сторону.

– Не сочтите за назойливость, сэр, – вполголоса посоветовал он, – но будет лучше, если вы покрепче сожмете колени.

Гарриет величественно кивнула и тронула кобылу коленями, предоставив ей возможность самой решать, куда поставить ногу, чтобы не поскользнуться на обледеневшей за ночь дорожке. Солнце уже встало, и на фоне по-зимнему чистого неба четко вырисовывался силуэт Стрейнджа. Утренний воздух был прозрачен и чист, под копытами лошадей позвякивали льдинки – разлетаясь в разные стороны, они с негромким шорохом сыпались на землю вдоль живой изгороди, тянувшейся по обеим сторонам дороги.

– В конце дороги можем пустить лошадей в галоп, – крикнул через плечо Стрейндж.

В галоп?! Господи, когда она была еще девочкой, ее мать считала, что леди вообще не пристало ездить верхом. Лошадей она готова была считать чем-то вроде передвижного дивана, да и то с натяжкой. Поездки верхом сводились к томительно медленному путешествию к месту пикника – при этом грум был обязан вести лошадь в поводу, чтобы той, упаси Господи, не пришло в голову с шага перейти на рысь. А уж о скачке по обледенелой дороге, да еще галопом речь вообще не могла идти.

Гарриет машинально натянула поводья, заставив кобылу замедлить шаг. Однако конец дороги неумолимо приближался. И там, сидя на приплясывающем от нетерпения жеребце, ее поджидал Стрейндж. Естественно, он был уже вне себя.

– Ради всего святого, Коуп, – раздраженно рявкнул он. – Чего вы тащитесь, словно перезревшая старая дева!

Гарриет, разозлившись, вполголоса выругалась. Брови Стрейнджа поползли вверх. Он впервые глянул на нее с интересом.

– Злитесь, что пришлось встать в такую рань? Что ж, выходит, все еще хуже, чем я предполагал. Не уверен, что мне удастся сделать из вас настоящего мужчину.

– В ваших устах это звучит так, словно быть мужчиной – это иметь счастье стать членом какого-нибудь закрытого клуба, – огрызнулась Гарриет. – Однако я не уверен, что это так. По-вашему, если кто-то не испытывает удовольствия, щелкая зубами от холода, когда трясется в седле с риском свернуть себе шею на обледенелой тропинке, – это значит, что он не имеет права называться мужчиной?!

– Дрожать от страха – это не по-мужски, – самоуверенно отрезал он.

– Да? Очень интересно. Список чисто мужских качеств растет не по дням, а по часам, – фыркнула Гарриет. Может, стоит попробовать заговорить ему зубы, подумала она; чем черт не шутит – вдруг он забудет о своем безумном намерении устроить скачку? – Значит, настоящие мужчины встают на рассвете. Им неведом страх. И... как это вы говорили накануне вечером? Ах да, еще они презирают тех, кто цепляется за женский подол.

– Послушайте, вы, ходячее недоразумение! – рявкнул Стрейндж.

– Вы уже это говорили, – задрав нос, вызывающе бросила Гарриет. – Должен сказать, что нахожу вашу грубость отвратительной.

–Да вы только посмотрите на себя! – заорал Стрейндж. – Выглядите точь-в-точь как... хм... держу пари, вы, и слова-то такого не знаете, так что лучше уж промолчу. Но если вы рассчитываете найти женщину, которая снизойдет до такого, как вы, то можете заранее об этом забыть.

– Ну, похоже, у Китти не было сомнений, мужчина я или нет! – сделав надменное лицо, фыркнула Гарриет. – Между прочим, она нашла меня очень даже привлекательным!

– Не спорю, – буркнул Стрейндж. К удивлению Гарриет, голос его при этом звучал сдавленно, будто эти слова дались ему с трудом. – В этом-то все и дело... вы только взгляните на свои волосы!

Гарриет озадаченно нахмурилась.

– Но на мне же шляпа!

– Ваши волосы отливают золотом, – брюзгливо проворчал он. – Как у женщины!

– Можно подумать, ваши лучше! – буркнула она в ответ. – Между прочим, ваши волосы имеют оттенок красного дерева!

Почему-то при этих словах лицо Стрейнджа перекосилось от ужаса. Вонзив шпоры в бока жеребцу, он круто развернул коня.

– Ад и все дьяволы! – рявкнул он, а мгновением позже уже галопом гнал коня по обледенелой дороге.

С губ Гарриет слетел негромкий смешок. Итак, ей удалось-таки заставить Стрейнджа прикусить язык! Ее кобыла невозмутимо жевала удила – поразмыслив немного, Гарриет сжала колени, как советовал парнишка грум. Управлять лошадью коленями было довольно-таки странно, но, может, это позволит ей удержаться в седле, подумала она.

– Ладно, давай, милая, – сказала она, ударив кобылу каблуками. – Вперед! – И отпустила поводья.

Она едва не закричала от неожиданности, но от ударившего ей в лицо ледяного ветра у Гарриет захватило дух. Она хотела остановиться и даже попыталась натянуть поводья, но ее кобыла явно вознамерилась догнать Стрейнджа, а что думает об этом сидевшая в седле Гарриет, ее, похоже, не волновало. Гарриет наверняка вылетела бы из седла, если бы у нее от ужаса не свело судорогой колени. В конце концов, мертвой хваткой вцепившись в поводья, она принялась беззвучно молиться. Шляпа у нее слетела. Ощущение было такое, будто замерзшие уши от холода свернулись в трубочку.

А проклятая кобыла, распластавшись, казалось, летела по воздуху, едва касаясь ногами земли. При каждом ее прыжке Гарриет, оторвавшись, взлетала, после чего со звучным шлепком приземлялась в седло. Ой! Ой! Ой!

Прищурив слезившиеся от холода глаза, она вдруг с изумлением увидела, что, сама не зная как, поравнялась с этим дьяволом – Стрейнджем, а мгновением позже ее кобыла стрелой вырвалась вперед, намереваясь обойти жеребца. Стрейндж же, приподнявшись в стременах, вдруг заорал, и его конь, прибавив скорость, рванулся вперед, оставив кобылу позади.

В самом конце тропинки Гарриет мешком лежала на спине кобылы, хватая воздух пересохшими губами. Она даже не смотрела в сторону Стрейнджа. Если у него хватит наглости сказать что-то оскорбительное о ее манере ездить верхом, подумала Гарриет, она... она задушит его голыми руками!

Но когда она осмелилась поднять на него глаза, то, к своему изумлению, убедилась, что язвительное выражение с его лица куда-то исчезло.

– А вы неплохо держитесь в седле, – буркнул он. – Это уже кое-что. Я даже не думал, что старушка Бесс на такое способна!

Гарриет смотрела на него во все глаза. Казалось, Стрейндж страшно доволен собой.

– Нам пора возвращаться – но уже, боюсь, не галопом. Лошади вспотели, а сейчас довольно холодно. Не хочу, чтобы они простудились.

Гарриет молча возблагодарила Господа за то, что сейчас зима.

Всю обратную дорогу Стрейндж без умолку говорил о каких-то чисто мужских забавах вроде скачек и боксерских матчей. Гарриет слушала в пол уха. Сейчас ее гораздо больше интересовало другое: не повредила ли бешеная скачка наиболее нежные части ее тела, то есть женские. Втайне она весьма дорожила ими, и ей очень не хотелось бы, чтобы с ними что-то случилось. Сейчас, по крайней мере, самое сокровенное местечко между ног потеряло всякую чувствительность – то ли от холода, то ли от долгой скачки. И это ей страшно не нравилось.

К тому времени как они вернулись домой, в тело Гарриет стала понемногу возвращаться чувствительность – правда, нельзя сказать, что эти ощущения были приятными.

Спрыгнув на землю, Стрейндж швырнул конюху поводья.

– Через десять минут жду вас в картинной галерее, Коуп! – рявкнул он.

– Ни за что! – отрезала Гарриет.

Стрейндж, насупившись, смерил ее недовольным взглядом. Похоже, он вознамерился загонять ее до смерти, в ужасе пронеслось в голове у Гарриет.

– Сначала я хочу позавтракать. Лицо Стрейнджа прояснилось.

– Верно. Хороший сочный кусок говядины с кровью и пиво – что может быть лучше? – Не дожидаясь, ее ответа, он исчез.

Пиво и говядина – на завтрак?! Нет, он точно спятил!

Веснушчатый паренек с копной соломенных волос топтался возле нее, ожидая приказаний. Лицо у него было славное, и Гарриет решила, что может ему довериться.

– Знаешь, думаю, у меня вряд ли хватит сил слезть с нее, – отбросив всю свою надменность, созналась она.

Парнишка оглянулся, но грум Стрейнджа уже ушел, уведя хозяйского жеребца. Возле них не было ни души – только у входной двери томился лакей, поджидавший Гарриет, чтобы открыть перед ней дверь.

– Перекиньте ногу через седло, мисс. И слезайте, – шепотом посоветовал паренек.

– Что?! – Гарриет решила, что ослышалась. Он ухмыльнулся.

– Не пугайтесь, мисс. Я никому не скажу, клянусь. Гарриет кое-как перекинула ногу через седло и, скривившись, охнула от боли.

– Как ты догадался?

– Лорд Стрейндж, должно быть, не приглядывался, как вы сидите в седле, – улыбнулся он. – Но вы скачете точь-в-точь как мои сестры. Штука в том, что нужно сжимать колени покрепче и сидеть попрямее. И не забывайте о стременах.

Ухватив Гарриет под мышки, парнишка волоком стащил ее на землю. Она испуганно оглянулась, не видит ли кто, но лакей, карауливший у дверей, куда-то исчез – наверное, замерз и не стал ее ждать. Во дворе не было ни души.

– Спасибо! – беззвучно выдохнула она. – Я бы с удовольствием отблагодарила тебя, только не знаю, куда положить деньги, – ведь сумочки-то у меня теперь нет.

Парнишка расхохотался.

– Джентльмены обычно носят мелочь в карманах. Карманы имеются везде, поищите и обнаружите их. И не расстраивайтесь, мисс! Как я был рад, когда увидел, что вы возвращаетесь, – вот уж не чаял, что вам удастся удержаться в седле! Боялся, что вы себе шею сломаете! – Вдруг в глазах мальчишки мелькнул испуг. – Надеюсь, вы не сочтете меня дерзким, мисс?

– Ничего, – хмыкнула Гарриет и благодарно улыбнулась. – Я могу многое простить человеку, который искренне радуется, что я не свернула себе шею. Как тебя зовут?

– Ник. Я тут и завтра буду, так что рассчитывайте на меня, мисс, – с готовностью предложил он.

– Спасибо, – прошептала Гарриет и, закусив губу, на негнущихся ногах зашагала к двери.

Появится он тут завтра или нет, не имеет никакого значения, стараясь не кривиться от боли, подумала она. Она может считать, что ей повезло, если она вообще будет в состоянии ходить.

И если у нее хватит смелости еще когда-нибудь сесть в седло, поклялась себе Гарриет, то первым делом она позаботится вытащить из штанов свернутый чулок. Оглянувшись, она незаметно поправила бриджи.

О Господи, как же больно... о-ох!

Глава 13 Выясняется, что быть мужчиной и владеть шпагой совсем не одно и то же

Джем, стоя в прихожей, ждал, пока Коуп, наконец, соизволит зайти в дом. Вероятно, юный протеже Вилльерса, сюсюкая с кобылой, так увлекся, что забыл о времени, решил он. В конце концов, тот появился – отдав пальто Поуви, юноша направился к нему. Джем с ехидцей отметил его скованную походку.

Вот и хорошо, хмыкнул он про себя, может, станет меньше походить на изнеженную барышню.

– Говядина, – промурлыкал Джем и, подхватив Гарриет под руку, направился в столовую. – Пошли, Коуп.

Его перехватил дворецкий.

– Лорд Стрейндж, если вам угодно завтракать у себя, мисс Юджиния велела передать, что будет рада присоединиться к вам.

Мало кому из гостей дозволялось видеть Юджинию, но этот Коуп смахивал скорее на церковного певчего, чем на распутного хлыща, решил Джем. Вот из кого могла бы получиться идеальная «подружка» для его дочери, хмыкнул он.

– Хорошо, – кивнул он, развернувшись, и двинулся к лестнице. Уже на полдороге он обнаружил, что Коуп не последовал за ним. – Чего вы ждете, юноша? – бросил он через плечо.

Коуп поднял на него глаза.

– Вы что-то сказали, милорд?

– Мы будем завтракать в моей комнате. Этот наглец еще имел дерзость ухмыльнуться!

– Ах, вот оно что! А я и не понял, что вы меня пригласили! Простите, сэр!

Джем скрипнул зубами. Черт бы побрал его мурлыкающий голос. Похоже, нахальный мальчишка дразнит его!

Нужно подняться наверх и предупредить Вилльерса, что он умывает руки, – нет ни малейшей надежды, что этот сосунок когда-нибудь превратится в мужчину. Но Коуп уже поднимался по лестнице. И, что самое неприятное, Джем поймал себя на том, что этот дерзкий юнец начинает ему нравиться.

Ему пришлось по душе, как тот держался во время их верховой прогулки, – хотя, Бог свидетель, парнишка трясся в седле, как мешок с картошкой. Небось отбил себе всю задницу, злорадствовал Джем. Но ни разу не пожаловался! Да и в наряде для верховой езды он выглядел совсем неплохо, вынужден был признать Джем. Конечно, щупленький точно цыпленок, но подбородок у парнишки упрямый. Если бы еще не его глаза! Разве у мужчины могут быть такие глаза – бархатистые, с длинными, как у девушки, ресницами?

Мысленно выругавшись, Джем двинулся наверх. С каких это пор его стали волновать мужские глаза? Нет, он точно стареет... или совсем выжил из ума...

– Я должен умыться, – в спину ему бросил Коуп. – Где вы будете меня ждать?

Джем вытаращил глаза. Умыться?! Вот черт!

– Комната справа в конце коридора, – гаркнул он.

Естественно, зайдя к себе, Джем тоже умылся, хоть и чувствовал себя уязвленным от того, что изнеженному юнцу с его немыслимой чистоплотностью удалось-таки навязать ему свои привычки. Чертыхнувшись в последний раз, он прошел в маленькую столовую, где обедал, когда не было гостей, – там его уже ждала Юджиния.

Увидев отца, она радостно повисла у него на шее. Вылитая Салли, с печальной усмешкой подумал он. Его покойная жена наивно считала, что многих бед можно будет избежать, если люди станут добрее друг к другу.

– Помнишь, папа, как ты носил меня на плечах? – усевшись, наконец, на стул, спросила Юджиния.

– Конечно. Кстати, скоро к нам присоединится один джентльмен. Его зовут мистер Коуп.

– Не помню, когда я в последний раз видела джентльмена! – сияя глазами, воскликнула Юджиния. – Кажется, это был тот профессор из Оксфорда, специалист по водяным крысам. А этот мистер Коуп – он тоже ученый?

– Понятия не имею, – буркнул Джем. Лакей поставил на стол огромное блюдо с мясом, слегка прожаренным, так что в некоторых местах оно еще сочилось кровью. – Наш гость умирает от голода. Положите ему кусок побольше, – велел он. Себе Джем положил небольшой ломтик говядины – в конце концов, это не ему нужно набираться сил, а Коупу, подумал он. Сам Джем на завтрак предпочитал яйца.

– Тогда чем он занимается? – спросила Юджиния.

– Ничем, – отрезал отец. – Как и большинство мужчин. Дочка сдвинула брови.

– Хорошо, что я не мужчина.

– Ну, многие женщины бездельничают еще больше мужчин.

– Разве можно делать меньше, чем ничего? – рассудительно спросила Юджиния.

– Я имел в виду, что при этом они еще доставляют другим массу хлопот.

– Ты просто циник, папа. Насколько я могу судить, многие женщины заняты с утра до ночи. У них полно работы. Возьми хотя бы мою горничную Ханну. Она трудится с рассвета и до темноты. А тебе известно, что кружево стирают не просто так, а в несколько приемов? Представляешь, сколько времени на это уходит? А у меня куча платьев, и многие из них отделаны кружевами. Да и твои рубашки тоже.

– Ну, я не имел в виду служанок, – буркнул Джем.

– Но они ведь тоже женщины, папа. И, уверяю тебя, им приходится очень много работать. Мне кажется, тяжелее всего приходится тем, кто трудится в прачечной. Как представишь себе эти огромные котлы, в которых нужно все время греть воду! Иной раз я чувствую себя такой виноватой перед ними, папа.

Именно в такие моменты Джем начинал отчаянно жалеть, что Салли больше нет.

– Извини, Юджиния. Я не имел в виду обычных женщин. Я говорил о леди. Им-то ведь не приходится работать.

– Что-то не припомню, чтобы ты знакомил меня с какой-то леди, – задумчиво наморщила лоб Юджиния, намазывая джемом тост. – Интересно, я когда-нибудь видела хоть одну?

– Конечно, – кивнул он. – Например, твоя гувернантка – настоящая леди. И миссис Пэттон тоже. Она приезжала к нам в прошлом году, помнишь?

Дверь отворилась, и в комнату вошел Коуп.

– Это моя дочь Юджиния, – отрывисто буркнул Джем. – Юджиния, познакомься с мистером Коупом.

Пряча улыбку, он позволил себе несколько минут полюбоваться, с каким ужасом Коуп разглядывает лежащий у него на тарелке сочащийся кровью кусок не прожаренного мяса.

– Я уже съел кусок раза в два побольше этого, – без зазрения совести соврал он. – Это пойдет вам на пользу, вот увидите. А потом яйца всмятку. – Джем сделал знак, и подскочивший лакей поставил перед мистером Коупом тарелку с яйцами.

Похоже, у этого сопляка чересчур нежный желудок – ишь, как позеленел, злорадствовал Джем. Содержимое тарелки явно внушало ему отвращение. Тем не менее, храбро взяв в руки вилку и нож, он молча приступил к еде.

– Боюсь, мне не так часто приходилось бывать в компании юных леди, – сказал Коуп. – Расскажите, чем вы обычно занимаетесь, мисс.

Юджинии только того и нужно было. Она тут же погрузилась в рассуждения о геометрических фигурах, углах и прочих тонкостях, рассказала даже о своей коллекции визиток, которые оставляли в их доме торговцы.

– Но больше всего я люблю читать пьесы, – призналась она. – Папа – владелец театра, ему нравится, когда у нас в доме проходят репетиции, где все актеры играют в костюмах, так что я вижу все постановки еще до премьеры в Лондоне!

– Похоже, у вас в семье все увлечены театром, – вежливым тоном произнес Коуп.

Однако это замечание больно задело ту чувствительную струнку в душе Джема, которую он называл совестью. Наверное, ему все-таки не стоило приглашать актеров в дом, где живет его дочь, с раскаянием подумал он.

– Пива, – велел он лакею. Тот поспешно поставил перед мистером Коупом бокал, покрытый густой шапкой пены.

Джем сделал большой глоток. Он не был таким уж любителем пива. Добрый десяток лет он много пил – и работал как вол. А потом понял, что его дочь уже не младенец, пускающий пузыри в детской, а вполне самостоятельная личность, и бросил пить.

Коуп осторожно пригубил бокал. Вот еще кое-что, о чем он обязан ему сказать, подумал Джем, мысленно прибавив в длинному списку еще один пункт. Мужчины не имеют обыкновения пробовать губами напиток. Еще одна дамская привычка, от которой придется его отучить.

– Папа запретил мне цитировать пьесы, – вздохнула Юджиния.

Брови Коупа поползли вверх.

– Проблема даже не в том, что она стала разговаривать исключительно белым стихом, – пожаловался Стрейндж, – а в том, откуда она берет все эти цитаты.

– Ну да, мне нравятся старые пьесы, – кивнула Юджиния.

– Неприличные старые пьесы, – поправил отец.

– Они такие смешные!

– После того как она спросила меня, что означает фраза «ароматные лепестки фиалок, окропленные багровым соком девственности», я запретил ей читать в течение месяца.

– О-о! – потрясенно прошептал Коуп.

Джем злорадно ухмыльнулся – судя по растерянности, написанной на физиономии Коупа, мальчишка тоже вряд ли смог бы ответить на этот вопрос. Он рывком поднялся из-за стола.

– Ну, пока, малыш. У нас урок фехтования – а ты беги к себе в детскую.

– Пожалуйста, можно, я тоже пойду? – взмолилась Юджиния. – Мне так скучно одной! – У нее был такой несчастный вид, что сердце обливалось кровью. Впрочем, отец достаточно хорошо знал ее и помнил наизусть весь репертуар этой юной трагической актрисы.

– Э-э... – замялся Коуп.

– Мне так одиноко в детской, – умоляюще сложив руки, продолжала Юджиния. Представление шло полным ходом. Ресницы ее затрепетали – маленькая плутовка явно собиралась очаровать Коупа, но тот выглядел смущенным.

Джем фыркнул – но, с другой стороны, снова остаться один на один с Коупом ему явно не улыбалось, Боже упаси дать втянуть себя в еще одну дискуссию относительно цвета волос, с ужасом подумал он. Впрочем, мальчишка тут ни при чем – просто одно его присутствие так действует на него, что...

– Ладно, – буркнул он. – Можешь смотреть. Только не вздумай путаться у нас под ногами, поняла?

Он молча направился в картинную галерею, расположенную в восточном крыле, стараясь не прислушиваться к оживленной болтовне за спиной. Рассказ Вилльерса подтвердился – Коуп почти никогда не бывал в Лондоне и не видел ни одной нашумевшей постановки. Однако, как и Юджиния, он частенько читал пьесы. Джем машинально отметил, что Юджиния опять начала сыпать цитатами – запрет был нарушен, но ему не хотелось делать дочери замечание, особенно при посторонних.

Хотя этот Коуп как-то подозрительно быстро перестал быть для него просто посторонним...

Пару лет назад Джем приказал убрать из галереи, висевшие на стенах портреты и сложить на чердаке. Впрочем, это не были портреты его предков – просто старые картины, доставшиеся ему от прежних владельцев вместе с домом.

Теперь вдоль стен тянулись застекленные стеллажи с всякими диковинками. Кое-какие из них до сих пор представляли для него интерес, а другие было просто лень выбрасывать. Но мысль собрать их все вместе пришлась ему по вкусу – а бывшая картинная галерея оказалась единственным помещением во всем доме, куда поместилось чучело ибиса, не говоря уж о короне африканского принца, увенчанной огромным плюмажем из оранжевых, синих и зеленых перьев какой-то экзотической птицы.

Юджиния подтащила Коупа к одной из застекленных витрин, Джем отвернулся, предоставив, дочери возможность таскать Коупа от стенда к стенду и хвастаться – сначала рогом единорога (весьма сомнительным), а потом чучелом белой султанской курицы.

Поуви уже принес рапиры. Джем стащил с себя камзол, разулся, тщательно осмотрел оба лезвия и несколько раз сделал выпад, чтобы немного разогреться.

– Ну что – начнем? – крикнул он.

Похоже, этот Коуп не привык разуваться самостоятельно, решил Джем, глядя, как тот неуклюже стаскивает с ног сапоги. Однако на этот раз он воздержался от ехидных комментариев, хотя и не мог не отметить про себя: любой нормальный мужчина должен уметь обслуживать себя сам.

Коуп молча дергал за сапог, пока, наконец, не стащил его с ноги. Юджиния, хихикая, стояла рядом, пока он бился с другим сапогом. Это продолжалось так долго, что, в конце концов, Джем не выдержал – проклиная себя за малодушие, он рывком сдернул с мальчишки сапог и швырнул его в угол.

– Снимайте камзол, – буркнул он. – И жилет тоже. Коуп молча стащил с себя камзол, но дальше этого дело не пошло. Он уперся как осел – и наотрез отказался расстаться с жилетом под предлогом того, что в галерее довольно прохладно.

– Тебе холодно, Юджиния? – поинтересовался Джем.

– Ничуть. Тут тепло, – поспешно ответила она. Джем повернулся к Коупу.

– Посмотрите, как у нее посинели губы, – буркнул тот. – Может, ваша дочь и готова превратиться в сосульку ради удовольствия подольше побыть в вашем обществе, но лично меня такая перспектива не устраивает.

Джем пригляделся к дочери и молча поклонился. Потом рывком распахнул дверь и, позвав лакея, велел принести Юджинии пелерину, перчатки и капор. Конечно, в галерее было холодно, но ведь они пришли сюда тренироваться, разве нет?

– Побегай! – рявкнул он Юджинии. – Постарайся согреться, а то отправишься обратно в детскую.

Потом обернулся к Коупу.

– Самое важное тут – добиться, чтобы запястье приобрело необходимую гибкость. Когда парируешь удар, одним поворотом запястья можно отвести рапиру соперника II сторону, выбить из рук или заставить воткнуться в его же тело.

Джем оглядел Коупа с головы до ног.

– Шире ноги! – скомандовал он. – Возьмите рапиру в правую руку. Тут придется полагаться не столько на силу руки, сколько на собственные мозги.

Джем быстро показал три основных движения.

– Теперь к бою. Поуви забыл прихватить колпачки, которые надеваются на острие рапиры, так что уж постарайтесь не проткнуть меня, договорились? – Джем коротко хохотнул.

Коуп явно опешил, но Джем уже кружил возле него. Он вновь почувствовал, как в нем волной поднимается раздражение – то самое, которое копилось с того момента, когда он поймал себя на том, какими глазами смотрит на этого юнца.

Конечно, мальчишка тут ни причем. Но кровь стучала у него в висках – он жаждал ринуться в бой.

Юджиния послушно прыгала и хлопала в ладоши, стараясь согреться. Коуп, поглядывая на Джема, тоже начал описывать круги. Джем вдруг заметил, что движения его стали осторожными. Безусый юнец, впервые взявший в руки рапиру, внезапно исчез – теперь перед ним был опасный противник, и этот противник был начеку.

Ну и, слава Богу.

Он просто старается помочь ему стать мужчиной, твердил себе Джем. Бог свидетель, у него и в мыслях нет пустить парнишке кровь.

– Сейчас я буду нападать, – предупредил он. – Обратили внимание, как напряжена моя левая рука? Нужно внимательно следить за каждым движением противника: его тело само подскажет вам, что он собирается сделать, – вы будете знать об этом еще до того, как он сам это поймет. – Сделав полу вольт, Джем стремительно ринулся в атаку.

К его величайшему удивлению, вместо того чтобы отступить назад, Коуп изящным поворотом рапиры умудрился отбить его удар, прежде чем оружие, вылетев из его руки, со звоном упало на пол.

– Неплохо! – Джем разразился хохотом.

Коуп, подняв с пола рапиру, выпрямился. Лицо у него раскраснелось, в глазах горело пламя.

– Вы ударили слишком сильно! – возмутился он.

– А я не собирался нянчиться с вами, – ухмыльнувшись, бросил Джем. – Когда-нибудь – когда вы повзрослеете – настанет день, и вам придется драться на дуэли. Следите внимательно, я сейчас повторю тот же удар. Когда будете парировать, старайтесь держать рапиру горизонтально, а не вертикально.

Коуп, закусив губу, отскочил. Джем с удовлетворением отметил, что в его облике не осталось ничего женственного.

– Хорошо! – крикнул он. – Следите за моим левым плечом. Когда у вас будет больше опыта, вы сможете с первого взгляда догадаться, как будет действовать противник. Вы должны сообразить, куда я намерен нанести удар, в тот самый момент, когда заметите, что оно напряглось. – Вслед за этим последовала стремительная атака.

На этот раз Коупу удалось удержать рапиру и не выронить на пол – хотя удар был такой силы, что рука его опустилась до самой земли.

– Проклятие, ну и слабак же вы! – проворчал Джем.

– Нехорошо так говорить, папа, – с упреком сказала Юджиния.

Опешив от неожиданности, Джем обернулся.

– Держись-ка ты лучше подальше, котенок. Вдруг мистер Коуп снова выронит рапиру.

– Ей вообще не следует быть здесь, – задыхаясь, пробормотал Коуп.

Джем прищурился.

– Я сам буду решать, что можно и чего нельзя, когда речь идет о моей дочери, – отрезал он.

– Не спорю. Но я не могу гарантировать, что снова не выроню рапиру – тем более что вы так увлеклись этим... уроком.

Ну, надо же! Кто бы мог подумать? Щуплый цыпленок вот-вот превратится в коршуна! Джем, пожав плечами, повернулся к Юджинии, но она опередила его.

– Я встану за шкафом, папа, – предложила она. – Оттуда мне все будет видно, и никакая рапира до меня не долетит. – Юджиния быстро спряталась за стеклянным шкафом.

Джем покрепче взял в руки рапиру.

– Мистер Коуп?

– И еще одно, – с мрачным видом проговорил Коуп. – У меня плечо онемело. Думаю, на сегодня с меня довольно.

– Тогда мы продолжим завтра. И послезавтра, – весело объявил Джем. – А через недельку-другую вы сами начнете атаковать, вот увидите! – Потом, обратив внимание, что мальчишка еле держит в руках рапиру, с сомнением в голосе добавил: – Возможно...

Коуп проследил за его взглядом. На скулах у него заходили желваки. Стиснув зубы, он угрожающе поднял рапиру.

– Еще раз. То же самое, – буркнул Джем. – Следите за моим левым плечом.

Но на этот раз все было по-другому. Последовал стремительный выпад, однако рапира Коупа, вместо того чтобы отлететь в сторону, со звоном столкнулась с рапирой Джема, скользнула по ней и... Будь он проклят, если мальчишка не пустил ему кровь!

– Дьявольщина! – рявкнул Джем, опустив рапиру. Коуп нарочито медленно опустил свою.

– Ах, какой я неловкий! – Подойдя, он разглядывал крохотное пятнышко крови, расплывающееся на белой рубахе Джема. – Наверное, нужно было подождать, пока ваш дворецкий принесет колпачки, – с деланным раскаянием заметил он.

Джем глухо зарычал.

А Коуп ухмылялся! Да, черт возьми, ухмылялся!

– Легкий поворот запястья – да-да, я сделал все в точности, как вы говорили, – елейным тоном проговорил он. Потом обернулся к Юджинии. – Может, нужно проводить вашего отца наверх? Или позвать на помощь лакея?

Юджиния уже хлопотала возле Джема.

– Думаю, с тобой все в порядке, папа, – успокаивала она. – Посмотри, кровь уже не идет. Но вы должны быть осторожнее, мистер Коуп. – Лицо ее стало серьезным. – Мой отец уже не так молод – в отличие от вас.

Чудесно... просто великолепно! Джем тут же почувствовал себя старой развалиной.

Он молча направился к двери. За ним вприпрыжку бежала Юджиния.

– Я пойду к себе наверх, папа! – крикнула она.

– Я загляну к тебе перед ужином, котенок! – крикнул он ей вслед.

– О, лорд Стрейндж, – за его спиной проговорил Коуп. – Если позволите... Дело в том, что меня попросили передать вам записку.

– Что?

Коуп молча протянул ему сложенный листок. Развернув его, Джем досадливо поморщился и махнул рукой, отгоняя исходивший от записки слабый аромат духов.

– Господи... Будь я проклят, да ведь это стихи! И подписи нет. Кто вам ее передал?

– Этого я не могу вам сказать.

Но глаза его смеялись. Джем едва не улыбнулся в ответ, но вовремя спохватился. Мысленно чертыхнувшись, он уткнулся в листок и пробежал глазами записку.

Ночной порой,
поет соловушка лесной,  

– прочитал он вслух.

Потом перевернул страницу.

– И все? Всего две строчки?

Джем едва не спросил Коупа, не он ли автор записки, но вовремя прикусил язык. Он?! Если ее действительно писал Коуп, он не желает иметь с этим ничего общего. Впрочем, нет... вряд ли Коуп приложил к этому руку. От записки пахло духами. А от Коупа исходил слабый, но приятный запах мыла.

Джем вдруг разозлился на себя – стыд, какой, он уже начал принюхиваться к мальчишке! Побагровев, он вихрем вылетел из комнаты, не сказав больше ни слова.

Глава 14 Выясняется, что друзей можно отыскать там, где не ждешь

– Ну, как, вы уже успели насладиться зрелищем танцующих Граций? – полюбопытствовал Вилльерс. Откинувшись на высоко взбитые подушки, он сидел в постели, его некогда красивое лицо осунулось до неузнаваемости.

Гарриет осторожно подсела к нему.

– Нет, я разочарована – думала, что нас порадуют представлением во время завтрака, но, увы... Как вы себя чувствуете?

Герцог скривился.

– Этот Треглоун, доктор, которого подсунула мне Джемма, посоветовал остаться дома. И, как это ни грустно, вынужден признать, что чертов шотландец был прав. Но это не важно. Лучше скажите, удалось Стрейнджу сделать из вас «настоящего мужчину»?

– Знаете, по-моему, быть мужчиной на редкость утомительно, – с чувством заявила Гарриет. – У меня все тело болит, правая рука – после урока фехтования, нижняя... э-э... часть – после прогулки верхом, ну и все остальное – за компанию.

– М-да... не повезло. Похоже, Стрейндж принял мою просьбу слишком близко к сердцу. Не ожидал от него такого рвения. Будьте осторожны; готов пари держать, что сегодня вечером он попытается подсунуть вам девицу легкого поведения. Наверное, считает, что это часть обучения.

– Легко вам смеяться, – с упреком бросила Гарриет. И, напустив на себя высокомерный вид, добавила: – Впрочем, хотите – верьте, хотите – нет, а одна дама уже намекнула, что ей приятно мое общество!

– Вот даже как? А я тут валяюсь... О Господи... все бы отдал, чтобы иметь возможность выбраться из постели! Дайте мне слово, что не дадите ей от ворот поворот – хотя бы до тех пор, пока я не встану на ноги и не увижу своими глазами, как вы воркуете!

– Но я стараюсь не попадаться ей на глаза, – созналась Гарриет.

– Ну, боюсь, это будет не так-то просто, – ухмыльнулся Вилльерс. – Хотя в доме у Стрейнджа обычно бывает много народу, однако тут все друг друга знают. Кстати, не думал, что вы решитесь заглянуть ко мне.

Гарриет вскинула на него глаза.

– Почему?

– Ну, я бы не удивился, если бы вы возненавидели меня – Бог свидетель, я это заслужил. – Это было сказано без всякой горечи. Но Гарриет поняла, что он имеет в виду смерть ее мужа, который покончил с собой, проиграв герцогу партию в шахматы.

– Мне было бы гораздо легче возненавидеть вас, чем признаться себе в том, что Бенджамин сам предпочел уйти из жизни.

– Предпочел уйти из жизни? Странный выбор слов, когда речь идет о самоубийстве.

– А как бы вы это назвали? Герцог молчал.

У него и в самом деле удивительные глаза, подумала Гарриет, такие черные, что кажутся бездонными.

– Весь первый год я жутко злилась на Бенджамина – за то, что он не любил меня так, как я того заслуживала; за то, что так сильно любил шахматы, что, проиграв, предпочел расстаться с жизнью; за то, что был так глуп, чтобы наложить на себя руки.

В глазах герцога читалось сочувствие, но он снова промолчал.

Наконец Гарриет, сделав над собой усилие, снова заговорила:

– Шахматы были его настоящей страстью. Поэтому проигрыш в шахматах был для него то же самое, что неразделенная любовь, когда жизнь без любимого существа попросту невозможна. И он покончил с собой.

– Что ж, остается только радоваться, что меня подобная страсть обошла стороной, – усмехнулся Вилльерс. – Конечно, я могу представить себе, как это бывает, но влюбиться самому... А вы? Вы любили когда-нибудь?

– Я... – Гарриет замялась. – Я любила Бенджамина. Он был первым мужчиной, обратившим на меня внимание. А нам обоим известно, насколько «привлекательной» находят меня мужчины. Не говоря уж о том, что в настоящее время я щеголяю в брюках!

– Вы явно недооцениваете себя, – возразил герцог. – Да и свои брюки тоже. Даже мне доставляет удовольствие любоваться вашей... мм... derriere[5], а я ведь сейчас слабее котенка и при всем своем желании не смог бы затащить женщину в постель.

– Ну, меня вы никогда не стремились затащить в постель, – едко бросила она.

– Вообще-то, если честно, хотел, – задумчиво проговорил Вилльерс. – Помните, вы как-то раз поцеловали меня – правда, это было давно. Знаете, я многое тогда отдал бы, чтобы иметь право ответить вам взаимностью, но... Ведь Бенджамин был моим другом – я не мог об этом забыть. И эта мысль отравила бы мне все удовольствие.

– Просто поверить не могу, что я это сделала, – с несчастным видом прошептала Гарриет. – Я сгорела бы со стыда, если бы изменила ему. Знаете, я ведь на самом деле любила Бенджамина!

– Вы оказали бы мне большую честь, – чопорно произнес Вилльерс.

– Бросьте! Я выбрала вас, поскольку вы были ближайшим другом Бенджамина, а мне так отчаянно хотелось, чтобы он, наконец, обратил на меня внимание! Чтобы хоть один-единственный раз предпочел меня своим шахматам!

Вилльерс молчал. Это молчание сказало ей то, что она и без того уже знала: даже если бы ей тогда удалось затащить его в свою постель, это отнюдь не значило бы, что ее предпочли шахматам. Или хотя бы бокалу доброго вина в обществе лучшего друга.

– Ну, – с напускной веселостью проговорила она, – предлагаю покончить с этой грустной темой. Как вам кажется, вы скоро сможете встать на ноги?

– Через денек-другой, – пожал плечами Вилльерс. – Самому надоело валяться в постели. Больше всего я боюсь, что ваш обман раскроется раньше времени. Скажите, а вы действительно намерены погостить тут?

– Ну... если честно, мне страшно нравится ходить в мужской одежде! – выпалила Гарриет, любовно окинув себя взглядом. – И вовсе не потому, что моя, как вы выразились, derriere, делает меня привлекательнее, нет, – просто в брюках я чувствую себя свободнее. И потом... знаете, приятно хотя бы какое-то время побыть... как бы это сказать... не вдовой Бенджамина.

– А что, это так ужасно? – осторожно спросил он.

– Бенджамина все любили. – Гарриет пожала плечами. – Он всегда был такой веселый, всегда был готов помочь – и добрым словом, и деньгами, – у него было много друзей... Но знаете, все это давалось ему без малейших усилий. Может, поэтому он ничего по-настоящему не ценил – ни друзей, ни деньги. Любил только свои шахматы.

– Это уже настоящая болезнь, – вздохнул Вилльерс. Гарриет встала и с усмешкой посмотрела на него сверху вниз.

– И вам самому следует забыть о шахматах. Хотя бы на месяц!

Герцог, закатив глаза, застонал.

– Буду читать. А вы развлекайтесь. В конце концов, вечеринки, которые устраивает Стрейндж, именно для этого и существуют.

– Быть мужчиной так забавно! – призналась Гарриет. – Держу пари, вы даже не догадываетесь, как это здорово. Для этого нужно какое-то время побыть женщиной.

Тяжелые веки Вилльерса опустились.

– Надеюсь, этой участи мне удастся избежать, – хмыкнул он.

– Знаете, мне кажется, вечеринки, которые наш хозяин устраивает в своем загородном доме, мало, чем отличаются от обычных светских приемов – ну, если не считать того, что тут никто не кичится своими предками. Ладно, мне пора. Если появятся танцующие Грации, пошлю вам записочку.

– Лучше загляните как-нибудь сами. Проведаете меня, а заодно расскажете, как продвигаются ваши уроки со Стрейнджем. Надеюсь, ему удастся сделать из вас мужчину.

Глава 15 Таитянский праздник в честь Венеры

– Даже не знаю, хватит ли у меня сил спуститься! – простонала Гарриет. – Все тело просто разламывается! Руку поднять и то, сил нет! И сидеть не могу – так болит!

– Ну не могу же я отправиться на праздник Венеры в одиночестве! – испуганно воскликнула Исидора.

– Что с тобой такое, Исидора? – засмеялась Гарриет. – Похоже, ты нервничаешь.

– Ах, поскорее бы Вилльерс встал на ноги! Кстати, а тебе не кажется, что он притворяется?

– Не думаю. Выглядит он ужасно... и потом, он не такой человек, чтобы валяться в постели, когда в этом нет особой необходимости. А из-за чего ты так волнуешься?

– Люсиль сказала, что вечером для нас будут танцевать шесть девственниц. Вообще-то изначально их должно было быть двенадцать, но удалось отыскать только шестерых, которые отвечают этому требованию.

– Боже, какая распущенность! – фыркнула Гарриет. – Уверена, что Стрейнджу это понравится.

– Почему ты так говоришь? – удивилась Исидора. – Тебе не по душе Стрейндж, да? – догадалась она.

– Типичный представитель мужского пола: спесивый и надутый как индюк; чуть что – злится и рявкает на всех.

Пользуется любой возможностью, чтобы выставить меня в дурацком свете, и наслаждается этим. Видела бы ты, как он расстроился, когда мне удалось поцарапать его концом рапиры – а ведь сам виноват! Это же была его идея – обойтись без колпачков, которые защищают от уколов. Ладно, Бог с ним. Так почему ты так волнуешься из-за этого танца девственниц?

– А ты разве не догадываешься? – всплеснула руками Исидора. – Я слышала, в прошлом месяце, когда в Фонтхилл приезжал какой-то сахарный барон из Южной Америки, его «угостили» каким-то совершенно неприличным представлением, в котором участвовали французские кокотки. Откровенно говоря, я к этому не готова.

– Да и я тоже, – кивнула Гарриет. – Давай сделаем так: если заметим, что эти девственницы нашли себе кавалеров, сразу же уйдем.

– Может, лучше вообще не спускаться? Поужинаем у себя в комнате...

– Боже, что я слышу? Куда девалась твоя отвага, Исидора? Ведь ты хотела устроить такой громкий скандал, чтобы эхо его докатилось до берегов Африки и заставило герцога Косуэя вернуться, наконец, домой!

– Одно дело – устроить скандал, и совсем другое – смотреть, как шесть девственниц разом лишатся невинности.

Гарриет расхохоталась.

– А я-то считала тебя искушенной в таких делах!

– Я притворялась. – По губам Исидоры скользнула легкая улыбка. – А на самом деле я истинная дочь католички. Кстати, матушка у меня была на редкость строгая. Я еще могу позволить себе немного пококетничать, но не более того!

– Клянусь, что уведу тебя из комнаты, если увижу, что эти развлечения принимают рискованный оборот, – пообещала Гарриет. – Но не исключено, что мне самой понадобится твоя помощь, чтобы удрать оттуда.

– Как это? Неужели какой-то мужчина не дает тебе прохода? – с любопытством спросила Исидора. – Знаешь, Гарриет, не хотела тебе этого говорить, но при виде лорда Стрейнджа у меня возникает такое забавное чувство...

Она понизила голос. – Видишь ли, он так странно смотрит на тебя...

– Нет, ничего подобного, – отмахнулась Гарриет. – На самом деле я безумно его раздражаю – но герцог Вилльерс попросил его приглядывать за мной, вот ему и пришлось это делать.

– Ну, не знаю, не знаю, – с сомнением в голосе протянула Исидора. – Ты хоть понимаешь, что я имею в виду, Гарриет? Он...

– Проблема не в нем, а в Китти, – перебила Гарриет.

– В Китти?

– Это одна из Граций. Ты их уже видела? Исидора сморщила носик.

– Только одну – Каллиопу. Такой громадной груди, как у нее, я в жизни не видела. И вдобавок она так затягивается в корсет, что грудь подпирает подбородок. Незабываемое зрелище!

Гарриет расхохоталась.

– Честное слово! Должно быть, у нее короткая шея. А как выглядит Китти?

– Очень хорошенькая, очень милая и... и она очень заинтересовалась мной, – смущенно добавила Гарриет.

Исидора смеялась до слез.

– У тебя появилась поклонница!

Гарриет встала – и тут же поморщилась. Все ее тело разламывалось от боли. Охая, она оглядела себя в зеркало. Сегодня на ней были черные шелковые панталоны и пурпурный жилет, отделанный по краю серебряной вышивкой.

– Тебе не кажется, что я выгляжу слишком расфуфыренной? – озабоченно спросила она. – Финчли говорит, что нельзя, чтобы одежда была вся одного цвета. А вот герцог Флетчер именно так и одевается, и мне кажется, что он всегда выглядит очень элегантно.

– Ну, кроме Флетчера, никто не носит одноцветное платье, – пожала плечами Исидора. – А мне очень нравится эта серебряная вышивка на твоем жилете. И, что самое главное, благодаря этому каждый может убедиться, что ты протеже Вилльерса, – а это немаловажно. Кому придет в голову, что герцог Вилльерс отважится привезти переодетую женщину в дом лорда Стрейнджа? А какой камзол ты наденешь?

– Бархатный, – ответила Гарриет, повернувшись к столу, на котором уже лежал приготовленный камердинером камзол. – Пурпурно-красного цвета.

– Какая очаровательная вышивка вокруг петель для пуговиц! – восхитилась Исидора. – Интересно, а мне пошло бы, если бы я переоделась мужчиной? Вот ты, например, выглядишь просто великолепно! Ничуть не удивляюсь, что Китти вознамерилась тебя соблазнить.

Гарриет надела камзол и принялась разглядывать свое отражение в зеркале. Да, приходится признать, что даже сейчас, несмотря на усталость и ноющую боль во всем теле, она выглядит... неплохо.

Из-за ее плеча выглянула Исидора.

– Только не обижайся, но, по-моему, из тебя получился очаровательный юноша.

– Даже и не думала обижаться, – усмехнулась Гарриет. – Жаль только, что я не могу всегда одеваться как сейчас. Знаешь, меня с детства раздражали мои волосы... зато носить их вот так, просто стянутыми лентой на затылке, мне нравится.

– Ты вполне можешь одеваться так же, как сейчас. Достаточно только избавиться от всех этих воланов, рюшей и ленточек – и фасоны твоих платьев сразу станут более строгими, и они будут немного походить на мужские. Вполне возможно, ты станешь законодательницей новой моды!

Гарриет хоть и покачала головой, но губы ее сами собой расползлись в улыбке.

– Забавно, правда? В первый раз за всю жизнь я чувствую себя очаровательной. Но при этом ни один мужчина даже не смотрит в мою сторону!

– А хочешь, я избавлю тебя от Китти? Просто шепну ей на ушко, что ты моя, и только моя! Тьфу... то есть мой! Господи, Гарриет, нам пора. Гонг прозвенел, чуть ли не час назад.

– С Китти я как-нибудь справлюсь, – улыбнулась Гарриет. Как хорошо, что не нужно брать с собой ни сумочку, ни шаль, радовалась она. Просто выходишь из комнаты, и все!

У дверей в бальный зал их уже поджидал дворецкий.

– Представление вот-вот начнется, – шепотом предупредил он. – Будьте любезны, подождите немного, я сейчас отыщу для вас стулья.

– Благодарю вас, – машинально кивнула Гарриет. И только в последнюю минуту спохватилась, что, как мужчина, обязана пропустить вперед Исидору.

Перед неким подобием сцены были в несколько рядов расставлены позолоченные стулья, на которых чинно рассаживались гости. Гарриет с Исидорой встали позади последнего ряда кресел. Вдоль одной из стен тянулись узкие, от пола до потолка, окна, из которых открывался прекрасный вид в сад. Очень ухоженный, летом он, наверное, выглядел очаровательно, но сейчас, когда окна были затянуты морозными узорами, можно было подумать, что за окнами высятся айсберги.

Стоявшая на сцене молодая женщина устремила пылающий взор в небеса. Потом, вытянув вперед одну руку, вдруг воскликнула:

– Яркая звезда Венера, упавшая с небес на землю, с трепетом поклоняюсь тебе!

– Представляю, как бедняжка замерзла! – прошептала Исидора, зябко кутаясь в шаль.

Платье, в котором была актриса, представляло собой несколько клочков прозрачного шифона, сплошь расшитого блестками. Такими же блестками были усыпаны и струящиеся по плечам распущенные волосы девушки.

– Какой прелестный костюм, – шепнула Гарриет. – Посмотри, как у нее блестят волосы!

– При каждом движении головы, – добавила Исидора. Появилась еще одна актриса – с короной на голове и в платье, покроем напоминающем римскую тогу.

– Я богиня Венера! Проси меня, о чем хочешь, прекрасная девица!

– А я-то надеялась, что буду шокирована, – с разочарованным видом прошипела Исидора. – Увы – все это смахивает на маскарад при дворе... и к тому же скучный.

Кто-то подергал Гарриет за рукав. Обернувшись, она увидела подмигивающую ей Китти.

– Пойдемте к нам, – позвала она. – Я заняла для вас место.

Вдруг, как из-под земли, появился лорд Стрейндж. Подойдя к Исидоре, он поклонился и принялся что-то нашептывать ей на ухо. Гарриет он как будто не заметил – даже головы не повернул в ее сторону.

Хотя не мог не заметить ее. Ну, погоди...

– Исидора, – окликнула она, безапелляционно вклинившись в их разговор и тоже демонстративно не замечая Стрейнджа. Исидора смеялась, всякая тень беспокойства исчезла с ее лица.

Стрейндж принадлежал к тому типу людей, которые выделяются в любой толпе и их просто невозможно не заметить. На лице его лежала тень усталости, но в глубине его существа как будто горело пламя, и Гарриет, поглядывая на него, вдруг почувствовала...

Как глупо!

– Не волнуйтесь о герцогине, – бросил Стрейндж, даже не позаботившись кивнуть мистеру Коупу. – Она сядет со мной, в первом ряду. А вы идите, юноша... прелестная мисс Китти вас уже заждалась!

Гарриет скрипнула зубами.

– Не уверен, что Исидоре прилично сидеть в первом ряду – особенно если танец шести девственниц будет выглядеть шокирующе!

Стрейндж с легкой улыбкой окинул Исидору взглядом.

– Решение будет за ней, – проговорил он таким интимным тоном, что Гарриет почувствовала, как у нее заполыхало лицо. И, конечно, Исидора сдалась – торопливо чмокнула Гарриет в щечку и повернулась к Стрейнджу.

– А ты садись со своей приятельницей! – весело прощебетала она.

Китти, вернувшись на свое место, кивала, как китайский болванчик, подмигивала – словом, всячески давала понять, что ждет, не дождется, когда мистер Коуп присоединится к ней.

– Везет вам, юноша! – бросил лорд Стрейндж, беря под руку Исидору. – Думаю, ваша светлость, сегодня вечером мистеру Коупу вряд ли дадут скучать, – добавил он.

Исидора ответила ему улыбкой.

– Я не пользуюсь этим титулом. Пожалуйста, зовите меня просто Исидора.

Гарриет заставила себя уйти не оглянувшись. В конце концов, Стрейндж не для нее, твердила она себе. И потом, похоже, ему нравится Исидора – чего та, собственно, и добивалась.

Оставленное для нее место оказалось рядом с Нелл, и Гарриет охватила жалость. Бедная Нелл – она ведь влюблена в Стрейнджа. Какое разочарование ее ждет!

– Ты передал ему мою записку? – шепотом спросила ее Нелл.

Венера на сцене, казалось, сердилась.

– «Мне страшно... величие, исходящее от ваших божественных глаз, пугает меня!» – продекламировала девушка, падая к ногам богини.

– Передал, – прошептала Гарриет.

– И что он сказал? Он придет вечером ко мне?

– Я постарался намекнуть ему, – объяснила Гарриет. – Послал две строчки стихотворения. А завтра пошлю еще две.

На лице Нелл отразилось сомнение.

– А о чем это стихотворение?

– «Ночной порой поет соловушка лесной», – прошептала Гарриет.

Стоило Нелл улыбнуться, как лицо ее разом изменилось – простенькая мордашка моментально стала очаровательной.

– Чудесно! – просияла она. Она склонилась к уху Гарриет и заговорщически шепнула: – Я сказала Китти, что ты наследник владельца угольных шахт, так что веди себя соответственно!

Гарриет чуть не упала в обморок.

– Ты – что?!

– Не то чтобы тебе это нужно, – подавив смешок, прошептала Нелл. – Бедняжка и так уже по уши втюрилась в тебя! – Она снова склонилась к самому уху Гарриет. – Твердит, что у тебя, мол, чувственная красота. Чувственная! Умереть – не встать! Надо же – сказать такое о джентльмене!

Гарриет вдруг почувствовала на своем колене руку Китти.

Собравшись с духом, она осторожно отодвинула ногу. Китти скривилась, но предпочла промолчать. А Гарриет немедленно сделала вид, что полностью поглощена представлением.

Венера куда-то исчезла, вместо нее на сцене появились две трепещущие девственницы... Ну, надо же, подумала Гарриет, кто бы мог подумать, что пресловутые вечеринки в доме лорда Стрейнджа на поверку окажутся такими нудными?

Исидора и лорд Стрейндж, высидев минут десять, незаметно ушли. Правда, Гарриет не была уверена, что это как-то связано с шестью унылыми девственницами, с потерянным видом слонявшимися в этот момент по сцене. Скорее всего, Исидоре просто надоело.

Впрочем, ей тоже уже надоело.

– Прошу меня извинить, – прошептала она на ухо Китти, когда к шести девственницам присоединились шестеро столь же скудно одетых молодых людей. Гарриет готова была поклясться, что со своего места видит их посиневшие, покрытые гусиной кожей коленки.

– Мне кажется, начинается самое интересное, – прошептала в ответ Китти. После появления на сцене актеров она не сводила глаз со сцены.

– До завтра, – твердо сказала Гарриет.

Она выскользнула из зала как раз в тот момент, когда одна из девственниц упала в объятия своего кавалера. Гарриет молча порадовалась за них; может, хоть теперь бедняги согреются, с сочувствием подумала она.

Глава 16 Фонтхилл начинает терять славу вертепа

7 февраля 1784 года

На следующее утро он снова ворвался к ней в комнату, даже не удосужившись постучать, однако Гарриет уже была готова к этому. Предполагая нечто подобное, она успела встать и одеться – устроившись в кресле, она читала с таким видом, будто это не она плюхнулась туда за пару секунд до его прихода.

– О! – слегка опешив, буркнул Стрейндж.

Гарриет с улыбкой встала – можно было подумать, что мужчины, врывающиеся под утро к ней в спальню, ей не в диковинку.

– Готовы, сэр? – жизнерадостно поинтересовалась она, стараясь игнорировать тот факт, что при одной только мысли о том, что сейчас снова придется трястись в седле, все ее мышцы разом напомнили о себе ноющей болью.

– Да, – бросил он.

У него снова был сердитый взгляд. Похоже, один ее вид почему-то выводит его из себя, подумала Гарриет. Дурные манеры этого человека потихоньку начинали ее бесить. Впрочем, видно, все мужчины таковы, смиренно подумала она; Бенджамин временами тоже бывал невыносим.

Зато ее с детства приучили, что истинная леди всегда должна держать себя в руках – Боже упаси срывать свое раздражение на других! Ее вышколили так, что Гарриет ни разу не позволила себе огрызнуться на тех, кто постоянно обвинял ее в самоубийстве мужа – даже когда эти люди были непозволительно грубы.

Стрейндж вскочил в седло – лицо его светилось мальчишеской радостью, которую Гарриет помимо своего желания нашла очаровательной.

Едва добравшись до того места, где начиналась дорожка для верховой езды, Стрейндж, приподнявшись в стременах, слегка ударил лошадь каблуками, заставив ее перейти на рысь. Искоса поглядывая на него, Гарриет была вынуждена признать, что ее не просто тянет к этому человеку. Охватившее ее желание было настолько сильным, что она чуть слышно охнула, ощутив собственную беспомощность. Оно было... ненасытным. Она готова была пойти на что угодно, лишь бы иметь возможность коснуться его...

Даже притом, что он считает ее изнеженным юнцом, один вид которого приводит его в бешенство.

Ухватившись за поводья, Гарриет толкнула кобылу коленями, заставив ее перейти на рысь. Ее тряхнуло – соприкосновение с седлом отдалось в отбитых накануне ягодицах такой болью, что Гарриет с трудом сдержала крик. Покрепче упершись в стремена, она попыталась приподняться. Это помогло – правда, ненадолго. Лошадь, набирая скорость, пошла галопом, и Гарриет стало чуть-чуть полегче. Она старалась двигаться в такт движениям лошади, и боль стала потихоньку утихать.

Припав к шее кобылы, Гарриет вдруг поймала себя на том, что скачка начинает доставлять ей удовольствие. Даже холодный ветер, хлеставший ее по лицу и по-разбойничьи посвистывающий в ушах, уже не казался таким резким.

Стрейндж ждал ее в конце дорожки. Гарриет осадила кобылу – грудь ее ходила ходуном.

– Уже лучше, – отрывисто буркнул он. Резко развернув жеребца, он пустил его по дорожке обратно к дому.

– Ради всего святого! – сквозь зубы пробормотала Гарриет, устремляясь за ним. Он ведь сам только вчера говорил, что лошадям после скачки нужно перейти на шаг, чтобы они успели остыть! Махнув рукой, она поскакала за ним. Стоять на месте было невозможно – лютый холод пробирал до костей. Промерзшая за ночь земля звенела под копытами лошади, тонкий ледок потрескивал и разлетался в стороны брызгами сверкающих льдинок.

Ах, как хорошо!

Сердце Гарриет стучало, как молот, в жилах струилась кровь. Она вдруг поймала себя на том, что давно уже – многие годы – не чувствовала себя такой... такой живой!

Наверное, с тех пор как умер Бенджамин, подумала она. Нет, поправилась Гарриет, задолго до того, как он умер. Она чувствовала себя так, словно все это время задыхалась, спеленатая в тугом коконе, а потом покров приподнялся, и она открыла для себя новый, прекрасный мир, окружающий ее со всех сторон; мир, сверкающий яркими красками, в котором бурлила жизнь. Слегка шевельнулись кусты – и на дорожку выскочил олень; краем глаза Гарриет успела увидеть, как мелькнул хвост юркнувшего в нору кролика.

В конце тропинки Гарриет натянула поводья, придерживая кобылу. Ее лошадь, наслаждавшаяся бешеной скачкой ничуть не меньше своей всадницы, грациозно перебирая тонкими ногами, неохотно перешла на шаг, успев, однако, сделать несколько курбетов, которые больно отдались в теле Гарриет. Но та даже не поморщилась – вид загородного дома лорда Стрейнджа до такой степени захватил ее, что Гарриет не заметила боли.

Впервые со времени своего приезда она получила возможность хорошенько рассмотреть его. Он сильно смахивал на рисунок, сделанный детской рукой; феодальный замок и обычный помещичий дом словно спорили между собой и не могли договориться. Левое его крыло щеголяло сверкающим портлендским камнем, зато правое выглядело в точности как часть средневекового рыцарского замка.

Левое крыло как будто припало к земле; от него, словно спицы колеса, в разные стороны тянулись оранжереи и теплицы. Гарриет обратила внимание на какую-то неведомого назначения пристройку, смахивающую на башню: похоже, неизвестный архитектор вознамерился возвести копию знаменитой Пизанской башни, только оригинал не так сильно кренился к земле, как его копия. Она была сложена из кирпича, а венчала ее небольшая, похожая на аккуратную шапочку медная крыша.

Чуть хрипловатый голос за спиной заставил ее очнуться.

– Вы с таким недовольным видом разглядываете мою башню! Хотите увидеть ее поближе?

– Неужели вы на самом деле сами ее спроектировали?!

В первый раз за все время их знакомства Гарриет увидела другого Стрейнджа – лицо его вспыхнуло юношеским энтузиазмом, от едкого сарказма в голосе не осталось и следа.

– Давайте взглянем на нее поближе. – Не дожидаясь ответа, он направил жеребца под низкую арку ворот.

Подув на замерзшие пальцы, Гарриет взяла в руки поводья.

При ближайшем рассмотрении в кирпичной башне обнаружилась деревянная дверь. Сама башня кренилась к земле под каким-то немыслимым углом – казалось, она вот-вот опрокинется. Издалека она походила на деревце, выросшее на самом гребне скалы, – согнутое бесконечными ветрами, оно упорно цепляется корнями за камни.

Короче говоря, при одном взгляде на нее становилось жутко.

Когда Гарриет подъехала поближе, Стрейндж уже спешился и отпирал дверь.

– Идите сюда, – бросил он через плечо и скрылся внутри. Гарриет неуверенно глянула вниз. Ей еще ни разу не приходилось слезать с лошади без посторонней помощи.

Покряхтывая и чертыхаясь от боли, она осторожно вытащила правую ногу из стремени и попыталась соскользнуть на землю.

Кончилось это тем, что она мешком свалилась вниз как раз в тот момент, когда в дверях появился Стрейндж.

Услышав смешок, Гарриет поспешно вскочила на ноги.

– В жизни не видел худшего наездника, – неприязненно объявил Стрейндж.

– Чем издеваться, скажите лучше, как быть с поводьями.

– Просто оставьте их в покое. Все мои лошади прекрасно обучены. Можете сами убедиться – мой жеребец терпеливо ждет, когда я вернусь. Ваша кобыла сделает то же самое.

Гарриет, перебросив поводья через голову кобылы, отошла в сторону. Кобыла, – которая была отнюдь не глупа – мигом сообразила, что в теплом стойле куда уютнее, повернулась и невозмутимо потрусила в сторону конюшни.

Причем довольно резво.

Гарриет переступила порог и окаменела.

Она оказалась в комнате круглой формы – ничем не примечательный пол, зато потолок... он как будто уходил вверх и терялся в темноте. У Гарриет слегка закружилась голова. Она едва не свернула себе шею, прежде чем разглядела высоко наверху место, где потолок переходил в скошенную крышу.

От удивления Гарриет разинула рот.

– Ну что, интересно? – вынырнув из-за ее плеча, спросил Стрейндж. – Я постарался добиться максимального наклона, при котором она способна выдерживать свой вес.

– Я словно оказался в кривой дымовой трубе, – задрав голову, пробормотала Гарриет.

– Если вы учились геометрии, Коуп, то можете убедиться, что мне удалось поставить ее под углом шестьдесят три градуса – и это при пятидесятипроцентном увеличении длины. Что скажете?

– А это не опасно? – поежилась Гарриет.

– Нет, не опасно. При расчетах я учитывал и вес кирпичей.

– Не сомневаюсь. И все-таки это опасно.

– Говорю вам, никакой опасности нет, – нарочито безразличным тоном бросил Стрейндж. По его напряженному тону, она догадалась, что она не первая высказывает свои опасения. – Слуги даже близко к ней не подходят – ну а я особенно и не возражаю. Но ведь это же слуги! А любой образованный человек, понимающий, что такое инженерная наука и архитектура, сразу увидит, что все углы тут тщательно просчитаны.

– Ни одного окна? – удивилась Гарриет.

– Ни одного – окна нарушили бы прочность несущих конструкций.

Убедившись, что она не торопится изъявлять восторг по поводу его инженерного гения, Стрейндж объяснил:

– Летом мы с Юджинией частенько устраиваем тут пикники.

Гарриет с трудом заставила себя отвести взгляд от двух кирпичей, готовых, по ее мнению, вот-вот вывалиться из стены.

– Вам не следует этого делать!

– Делать что?

– Водить дочь в эту башню. Одно дело – рисковать своей жизнью... – «И моей», – мысленно добавила она. – И совсем другое – жизнью собственной дочери. Будь у меня ребенок, я бы близко ее сюда не подпустил!

Он с ухмылкой посмотрел на нее.

– Вилльерс предупреждал меня, что вы всю жизнь просидели под крылышком своей матери. Не хочу показаться грубым, Коуп, но если вы стремитесь повзрослеть, избавьтесь от привычки кудахтать, словно старая наседка, да поскорее! «Ой, сегодня слишком холодно! Ой, это опасно!» – передразнил он ее.

Она одарила Стрейнджа широкой улыбкой.

– Прошу вас, не позволяйте больше дочери ни заходить в эту башню, ни даже приближаться к ней! Вы ведь без памяти ее любите, верно? Зачем же рисковать? Случись с ней несчастье, вы никогда себе этого не простите.

Она пристально смотрела на него – и не отводила глаз, пока не убедилась, что ее слова проникли в его сознание. Потом, повернувшись, вышла из башни.

– И еще одно, последнее... – проговорила она. – Убранство ее комнаты смахивает на бордель. Конечно, я понимаю, что вам нравится подобная атмосфера, коль скоро она постоянно царит в вашем доме, но так ли уж необходимо, чтобы в ней рос ваш собственный ребенок?

Лицо Стрейнджа исказилось от бешенства.

– Никакой это не бордель!

– Скажите, вы сами выбирали обивку стен?

– Нет, я... – Он осекся.

– Позвольте, я угадаю, – ехидным голосом перебила Гарриет. Давно уже она не испытывала такого удовольствия, как сейчас. – Вы обратились в какую-нибудь лондонскую фирму и попросили их заняться этим, верно? Наверняка в одну из тех, в которых куртизанки обычно выбирают обстановку своих будуаров.

Стрейндж ничего не сказал.

– Ну, так как?

– Драпировки и все остальное выбирала мисс Бесси Ла Мотт, – бросил он сквозь зубы. – Но я не согласен с вами – смешно даже сравнивать эту комнату с борделем.

– Держу пари, Бесси просто воспроизвела привычную для себя обстановку, – любезно сказала Гарриет.

Стрейндж широкими шагами направился к своему жеребцу.

– Поскольку ваша кобыла сбежала, вам придется сесть в седло позади меня, – на ходу буркнул он.

Гарриет окинула взглядом его высокую мускулистую фигуру и ощутила невольный трепет, незнакомый мужчинам, зато слишком хорошо знакомый женщинам.

– Я могу пройтись пешком. Ветер стих, и мне уже не так холодно, как раньше.

– Чушь. Юджиния ждет, не дождется следующего урока фехтования. – Судя по тону, каким это было сказано, Стрейнджу не терпелось скрестить с ней шпаги. Подвинувшись в седле, он нетерпеливо оглядел ее сверху. – Надеюсь, хотя бы забраться в седло без посторонней помощи вы сможете?

Казалось, сама мысль о том, чтобы прикоснуться к ней, была ему противна. Обидно... Но Гарриет было не до обид – от холода ее уже била дрожь, поэтому она только покачала головой.

Стрейндж молча протянул ей руку. Подойдя поближе, она уцепилась за нее, потом вопросительно вскинула на него глаза.

– Теперь что?

Но Стрейндж молча уставился на их сцепленные руки. Ее ладонь лежала в его руке.

– Что дальше? – нетерпеливо повторила она. – Может, будете так любезны и вытащите ногу из стремени, чтобы я мог взобраться в седло?

– Кровь Христова! – ошеломленно выдохнул Стрейндж.

И резко дернул ее за руку. Гарриет ахнула – взмыв в воздух, она плюхнулась в седло за спиной Стрейнджа. Пришлось прижаться вплотную к нему, чтобы не свалиться с лошади.

– Оставьте в покое мои плечи! – рявкнул он. – Что вы в них вцепились?!

– А как вы думаете?! Хотите, чтобы ваш жеребец сбросил меня, и я пролетел бы отсюда до соседнего графства?

Гарриет до смерти хотелось дать ему хорошего пинка, однако она, хоть и с трудом, подавила это желание. Жеребец, похоже, даже не заметил ее веса. Он игриво приплясывал, словно спрашивая хозяина, не пора ли вернуться домой.

– Вы оставили лошадь на холоде – и это после долгой скачки! – с упреком бросила она.

– Я тоже об этом подумал, – грубо оборвал ее он. – Лошади, слуги, дети... похоже, меня тоже начинает занимать вся эта чепуха!

– Башни, – тихонько подсказала она.

– Нет, скорее уж сам процесс строительства. Расчеты. Я обдумываю сейчас еще один проект.

В этот момент, захваченный размышлениями о своих инженерных проектах, Стрейндж был совершенно неотразим.

– Вам обязательно нужно так прижиматься ко мне? – вдруг спросил он таким неприязненным тоном, что Гарриет тут же забыла, как только что откровенно любовалась им.

Она еще крепче прижалась к нему. Выходит, ему неудобно? Вот и отлично! Она рассмеялась бы, если бы лицо ее не замерзло так, что превратилось в застывшую маску.

Жеребец начал взбираться на холм, на вершине которого стоял дом Стрейнджа.

– Вы не станете возражать, если я обхвачу вас руками? – прокричала Гарриет, борясь с ветром.

– Что?

Вместо ответа она молча обхватила его за талию.

Его тело разом напряглось.

Но мгновением позже торжествующая ухмылка сползла с ее лица. Тело Стрейнджа, к которому она прижималась, было телом мужчины – мускулистым, горячим, возбуждающим...

Гарриет бросило в жар, перед глазами все поплыло.

Должно быть, это все из-за атмосферы, царящей в этом проклятом доме, со злостью подумала Гарриет.

Лошадь остановилась перед входом в дом. Стрейндж спешился с такой скоростью, что замечтавшаяся Гарриет внезапно оказалась на его месте; седло еще хранило тепло его тела. Насмешливо и слегка презрительно вздернув брови, он смотрел на нее.

Гарриет ответила ему тем же – и смотрела в глаза до тех пор, пока он не отвел взгляд.

– Урок фехтования остается в силе? – невозмутимо поинтересовалась она.

– Разумеется. – Стрейндж повернулся к ней спиной и двинулся к дому. А к Гарриет подскочил Ник.

– Ох, и перепугался же я, мисс, когда ваша кобыла вернулась в конюшню! – прошептал он.

– Со мной все в порядке. Во всем виноват ваш хозяин – уверял меня, что лошади превосходно вышколены и никуда не уйдут без всадника.

– Ну, может, и не уйдут, да только не по такой погоде! – честно ответил Ник. – Стало быть, вы не вылетели из седла?

– Нет. Твой совет помог. Я теперь знаю, как скакать галопом, хотя это настоящая пытка.

– Может, придете как-нибудь пораньше – я тогда покажу вам, как ездить рысью.

– Не хочется поднимать тебя в несусветную рань, – с извиняющейся улыбкой пробормотала Гарриет.

– Я рано встаю. Впрочем, вечером, наверное, даже лучше. Тогда не получится, что вы сначала поедете со мной, а потом с хозяином. Он может заметить. Но можно пока поучиться садиться на лошадь. Чудо, что он еще не обратил внимания, что вы карабкаетесь вверх, словно забираетесь на утес!

– Может, тогда сегодня вечером?

– Договорились. Буду ждать вас на конюшне, мисс. Обычно в это время там ни души, так что все будет в порядке.

Гарриет торопливо улыбнулась.

– Спасибо тебе, Ник! Стрейндж поджидал ее возле двери.

– Похоже, вы свели дружбу с моим конюшонком, – прежним неприязненным тоном заявил он.

– Его зовут Ник. Он мне нравится, – объяснила она, вслед за Стрейнджем заходя в дом и наслаждаясь царившим внутри теплом.

– Вам он нравится?! – изумленно переспросил Стрейндж. Гарриет вскинула на него глаза.

– Он очень славный. – Единственное, что сейчас волновало ее, – как бы поскорее согреться, не будучи при этом уличенной в изнеженности. – Простите, мне нужно пойти отлить. – Гарриет собиралась с достоинством взойти по лестнице, но ее хватило только до середины – остальной путь она проделала галопом. Добравшись до своей комнаты, она рванула дверь, ворвалась внутрь и, скинув сапоги, одним прыжком нырнула под одеяло.

– Ваша светлость! – ахнула Люсиль. – С вами все в порядке? Вы не заболели?

– Замерзла! – стуча зубами, пробормотала Гарриет. – Жутко замерзла!

Люсиль сочувственно прищелкнула языком. Потом бросилась в соседнюю комнату, поспешно принесла еще одно одеяло и укрыла им Гарриет.

– Вы простудитесь до смерти, катаясь верхом в такую рань, да еще в эту жуткую стужу! Берите пример с моей госпожи – она до сих пор в постели. Еще только завтракает.

– Могу отдать тебе свой шоколад, он горячий, – предложила появившаяся в дверях Исидора. – Господи... неужели ты все утро проездила верхом, да еще в такой холод?! – Она всплеснула руками.

– Д-да, – простонала Гарриет из-под груды одеял. – Моя кобыла сбежала домой, и в результате мне пришлось возвращаться, сидя за спиной у Стрейнджа. А холод действительно лютый.

– Сядь и выпей шоколад, – велела Исидора. – Сразу согреешься.

Гарриет с благодарностью обхватила заледеневшими пальцами чашку.

– Ну, что теперь? Что там, на повестке дня настоящего мужчины? – хмыкнула Исидора.

– Урок фехтования, еще один, – пробурчала Гарриет. – Схватка на рапирах. Стрейндж велит мне остаться в одной рубашке, а там всегда чертовски холодно! Проклятие! Наверное, настоящий мужчина обязан быть холоднокровным, как лягушка.

– Гарриет! – ахнула Исидора. – Никогда не слышала, чтобы ты чертыхалась! Похоже, ты вошла в роль!

– Мне нравится ездить верхом, – строптиво возразила Гарриет. – Тебе такое трудно представить, Исидора, я понимаю. У мужчин все по-другому. Женщины ведь сидят боком да еще обычно смотрят под ноги, потому что выбирают дорогу.

Исидора понимающе кивнула:

– Да, понимаю. Я редко езжу верхом, но догадываюсь, что ты имеешь в виду.

– А мужчина просто вскакивает в седло и вихрем скачет вперед – так что волосы развеваются за спиной. Мужчина не надевает парик, потому что его просто сдует. В общем, он прыгает на лошадь и скачет – и все. Конечно, устаешь и приезжаешь вся в поту – и все же это так здорово!

– Не увлекайся! – предупредила Исидора. – Не то дело кончится тем, что ты до конца дней будешь ходить в мужском платье.

Гарриет, кряхтя, выползла из-под одеяла.

– Пора идти фехтовать. Стрейндж ждет. О-о! – Она со стоном потерла ягодицы.

– А я, пожалуй, вернусь в постель! – хихикнула Исидора. – Стрейндж дал мне томик стихов. – На пороге она обернулась. – Он тебе по-прежнему не нравится?

Гарриет пожала плечами.

– Пока терплю. А что о нем думаешь ты?

– По-моему, очень интересный человек. По-настоящему интересный.

Гарриет искоса глянула на нее.

– Исидора, ты ведь замужем.

– Ты уверена? Что-то не заметила пока! – надулась Исидора.

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я.

– Я заметила в Стрейндже одну особенность, – продолжала Исидора. У Гарриет вдруг екнула сердце – ей бросилось в глаза, как затуманился взгляд Исидоры. Прежде она этого не замечала. – Стоит ему только войти в комнату, как все смотрят только на него. Будь я мужчиной, я бы хотела быть такой, как он.

– Ну, он ведь хозяин дома как-никак, – уклончиво пробормотала Гарриет. – Хотя мне кажется, со многими гостями он даже незнаком. Ты заметила?

В дверь коротко постучали – этот стук Гарриет был уже знаком. Через мгновение дверь резко распахнулась, и с губ Исидоры сорвался легкий вскрик. Гарриет обернулась – и встретилась глазами со Стрейнджем.

Исидора была в одном пеньюаре, локоны черных как вороново крыло волос могли поспорить цветом с ресницами.

Довольная улыбка скользнула по ее губам и тут же пропала. Издав еще один испуганный вскрик (совершенно излишний, с точки зрения Гарриет), она поспешно юркнула в соседнюю комнату и захлопнула за собой дверь.

Гарриет и представить себе не могла, что тонкая ткань пеньюара совершенно не скрывает женских ног.

Непохоже было, что Стрейндж при виде этого зрелища обезумел от желания, – но, с другой стороны, откуда ей знать? Брови его поползли вверх.

– Не слишком ли рано для утреннего визита, а, Коуп? Признаться, вы меня удивили, – все тем же неприязненным тоном буркнул он.

 Правда, на этот раз у него были все причины для недовольства. Все выглядело так, точно он ревнует женщину, которую уже облюбовал для себя – особенно если вспомнить, как они с Исидорой флиртовали накануне вечером.

– Мы с Исидорой друзья, – поспешно сказала она. – Просто друзья – и все.

– Ах, друзья! – выразительно протянул он. Молчание, казалось, длилось целую вечность.

– Она... она – крестница моей бабушки. Мы с Исидорой знакомы с самого детства.

– С самого детства, значит. Как удачно, – с непроницаемым лицом заметил он.

– Да, – кивнула Гарриет. – Когда моя матушка была больна, к нам вообще месяцами никто не приезжал, кроме Исидоры.

– Готовы спуститься к завтраку? Я велел, чтобы вам отдельно приготовили не сильно прожаренный ростбиф и подали его вместе с хорошей кружкой пива. Юджиния уже извелась – спрашивает, когда мы снова будем фехтовать.

Гарриет беззвучно застонала. С полусырой говядиной она еще как-нибудь справится – в крайнем случае, как-нибудь пропихнет ее в себя, – а вот пиво она ненавидела.

Урок фехтования в этот раз прошел намного удачнее. Стрейндж молча надел на острия рапир колпачки – и у Гарриет сразу стало спокойнее на душе. Сегодня ему ни разу не удалось выбить у нее рапиру, и она даже умудрилась парировать его фехтовальный прием.

– Сейчас я покажу вам еще кое-что, – сказал Стрейндж. Встав позади нее, он вытянул руку и взялся за ее рапиру.

– Смотрите, – сказал он, – сначала поверните запястье... вот так; теперь поставьте правую ногу под углом. Легким толчком бедра он поставил ее ногу в нужное положение.

Неужели для того, чтобы продемонстрировать этот новый прием, ему непременно нужно было обхватить ее руками?! Рука Стрейнджа нечаянно задела ее грудь. Конечно, она была туго перетянута холщовой повязкой, поэтому вряд ли он мог почувствовать что-то необычное, и все же...

От неожиданности, шарахнувшись в сторону, Гарриет круто повернулась, держа наготове рапиру. Беда в том, что, как только он оказывался рядом, ее тут же кидало в жар.

Юджиния, устроившаяся на стуле за стеклянным шкафом, смотрела во все глаза. Гарриет не могла даже повернуться и послать ей улыбку – лорд Стрейндж настаивал, чтобы все ее внимание было приковано к рапире.

Чуть только заметив, что Гарриет начинает уставать, Стрейндж со свойственным ему коварством предложил устроить тренировочный поединок. Гарриет, привалившись спиной к ближайшему шкафу, хватала воздух пересохшими губами.

– Вы уверены, что нам стоит это делать, сэр? – со сбившимся дыханием сказала она. – Кстати, вчерашняя рана вас не беспокоит?

– Сэр?! – переспросил он. – Ну, поскольку вчера вам удалось пустить мне кровь, думаю, особой нужды церемониться, больше нет. Друзья обычно называют меня Джемом.

– А как ваше настоящее имя?

– Я его давно забыл, – поспешно пробормотал он. – А ваше?

– Гарри, – ответила Гарриет.

Почему-то ей вдруг стало не по себе. Стрейндж – или Джем, как он просил его называть, – снова подошел к ней вплотную, встал сзади и принялся выкручивать ей руки под предлогом того, что она держит их не под тем углом, как нужно. У Гарриет ослабели колени. Когда его худощавое мускулистое тело, жар которого она чувствовала сквозь тонкую ткань рубашки, прижалось к ней, у нее заполыхали щеки. Она машинально попыталась выкрутиться из его рук.

Это было слишком рискованно.

Стрейндж – или Джем – встал посреди комнаты.

– Юджиния, а ты оставайся, где сидишь.

– Да, папа, – кротко кивнула Юджиния. – Надеюсь, ты не станешь возражать, если я буду болеть за Гарри.

– Ничуть, – буркнул Стрейндж, поигрывая рапирой. Смотреть на это было свыше ее сил. Гарриет бросила взгляд на выступающие под брюками бугры мускулов и едва не застонала, только теперь уже не от боли. – Давайте, Гарри. Неужто струсили?

Сделав шаг вперед, Гарриет послушно встала в оборонительную позу. Стрейндж принялся кружить вокруг нее, не сводя глаз с ее лица, уголки губ его подрагивали, в глазах пряталась усмешка.

– Вперед, Гарри! – крикнула Юджиния. – Давай! Вперед!

– Но я знаю только один удар! – заметила Гарриет. – Это нечестно!

Тут ей бросилось в глаза, что Стрейндж напряг плечо, и она машинально вскинула рапиру, чтобы отразить его выпад. К несчастью, рапира Стрейнджа, описав круг, вдруг появилась совсем не там, где она рассчитывала ее увидеть. Острие ее, словно жало змеи, замерло на волоске от ее плеча.

– Это нечестно! – проворчала она, отпрыгнув назад. – Такой прием вы мне не показывали!

– А я видел, что вы следили за моим плечом! – Подмигнув, он снова начал кружить вокруг нее. – Похоже, из вас может выйти толк!

– По-моему, в вас проснулся охотничий азарт, – буркнула она, стараясь держаться все время к нему лицом. – Вы, случайно, не из тех, кто привык часами бродить по лесам с ружьем на плече, выслеживая, кого бы прихлопнуть?

– Ну, Гарри, – сквозь зубы промурлыкал он. – Вы снова меня разочаровываете! А я-то надеялся, что вы обожаете охотиться! По-моему, вы сами мне говорили...

Гарриет возмущенно фыркнула. Рука у нее занемела, а рапира, казалось, на глазах наливается свинцом. Ей стоило невероятного усилия воли просто держать ее на нужной высоте. А ведь нужно еще атаковать! В конце концов, мысленно махнув на все рукой, она ткнула рапирой, не глядя.

Молниеносным движением Стрейндж парировал ее удар; все произошло настолько быстро, что она не успела ничего сделать, – сталь звякнула о сталь, и ей показалось, ее рапира наткнулась на каменную стену. Гарриет охнула от резкой боли в плече.

– Вперед, Гарри! Атакуй! – крикнула Юджиния. – Целься в ногу, Гарри!

– Тихо ты, невозможный ребенок! – цыкнул Стрейндж. При этом он машинально повернул голову, и Гарриет, воспользовавшись тем, что ее противник отвлекся, вскинула рапиру и сделала выпад – лезвие остановилось в дюйме от его горла, едва не поцарапав кожу.

– Ха! – торжествующе крикнула она. Он, обернувшись, смерил ее взглядом.

– Это грязный прием, Гарри!

Было что-то такое в его глазах... рапира едва не выпала из ослабевших пальцев Гарриет. Неужели Исидора права? Неужели Стрейндж и впрямь интересуется ею как мужчиной?

– На сегодня все, – коротко бросила она. И, повернувшись к нему спиной, вложила рапиру в ножны.

А когда обернулась и снова посмотрела на него, то обнаружила, что Стрейндж с интересом разглядывает ее ягодицы.

Ее охватила дрожь. Это уже опасно. Одно дело, когда Китти строит ей глазки, и совсем другое – когда человеку вроде Стрейнджа взбредет в голову... да мало ли что взбредет ему в голову!

– Мне кажется, тебе следовало опустить рапиру чуть пониже, и тогда ты бы попал ему в ногу, – подбежав к ней, сказала Юджиния.

– Какая ты кровожадная! – усмехнулась Гарриет. – Хочешь, чтобы я превратил твоего отца в подушечку для булавок?

– Надеюсь, вы принесли мне еще одну записку? – вдруг спросил Стрейндж.

Гарриет молча показала ему листок. Стрейндж небрежно развернул его.

– Вы не могли бы попросить неизвестного отправителя не так щедро поливать ее духами? – помахав листком в воздухе, бросил он.

– Нет, не могу, – отрезала Гарриет, вспомнив, как стащила из комнаты Исидоры ее любимые французские духи.

– «Но чем я хуже соловья, – вслух прочитал Стрейндж, – ведь по ночам пою и я». Прелестно! Коротко и таинственно. И рифмуется замечательно, «я» и «соловья».

Гарриет смерила Стрейнджа негодующим взглядом.

– Не думаю, что подобные записки следует обсуждать в присутствии ребенка.

Он сделал вид, что не слышит.

– Итак, Гарри, вы не догадываетесь, чего хочет от меня автор этого таинственного послания?

Гарриет нахмурилась.

– Понятия не имею, – буркнула она, возмущенная тем, что Стрейндж считает возможным обсуждать подобную тему в присутствии дочери.

– Похоже, тот, кто писал, хочет назначить тебе свидание, папа, – предположила Юджиния.

– Согласен, – кивнул Стрейндж. – Мне тоже так кажется.

– Это любовное стихотворение, – продолжала Юджиния.

– Похоже, – кивнул Стрейндж.

– Мне кажется, это дама, и она хочет встретиться с тобой... ночью, – сказала Юджиния.

– Ну, – небрежно бросила Гарриет, – думаю, нужно дождаться, пока вы не получите все стихотворение целиком, – только тогда вы сможете точно сказать, чего хочет от вас автор записки.

– Любви, чего же еще? – невозмутимо бросила Юджиния. – Моя гувернантка тоже когда-то была влюблена и папу, но потом, в конце концов, сдалась. Папу не так-то легко подцепить на крючок, знаете ли. Кстати, Гарри, хотите, покажу вам расчеты, которые я сделала вчера вечером? Я просидела над чертежами чуть ли не до рассвета, зато рассчитала все углы крыши для кукольного домика, – похвасталась она.

– И во сколько же ты легла? – озабоченно спросила Гарриет. Вопрос сорвался у нее с языка прежде, чем она успела сообразить, что этого делать не следует.

– Опять вы кудахчете! – поморщился Стрейндж. – Так и слышу в вашем голосе материнские нотки. Боже, Гарри, да что вы за мужчина после этого?! Нет, у меня просто опускаются руки! Уверяю вас, Юджиния вполне способна позаботиться о себе сама!

– Конечно, покажи, – кивнула Гарриет, демонстративно не обращая внимания на Стрейнджа. Только полный идиот позволит восьмилетней дочери не спать до утра. Но теперь хотя бы понятно, откуда у Юджинии эти серые тени под глазами. Девочка выглядела больной.

Юджиния радостно схватила ее за руку и потащила за собой. И хотя Гарриет сейчас больше всего на свете хотелось забраться в горячую ванну, она покорно позволила отвести себя в западное крыло, где каждую дверь караулили дюжие лакеи.

– Здесь кто-нибудь живет, кроме тебя? – спросила Гарриет.

– Нет, никто, – беззаботно сказала Юджиния. – То есть моя горничная, конечно. Папа так старается, чтобы я была в безопасности, что приказал, чтобы тут везде дежурили лакеи.

Однако когда они вошли в детскую, там не было ни души.

– А где же твоя горничная? – удивилась Гарриет.

– Наверное, ненадолго спустилась вниз, – предположила Юджиния. – А гувернантка, скорее всего вот-вот вернется. Она по уши влюблена в одного из наших лакеев, поэтому я всегда знаю, где она.

– И где же она?

– Целуется со своим лакеем, конечно, – пожала плечами Юджиния. – Держу пари, что они снова забились в чулане на втором этаже и целуются там.

Гарриет молча кивнула. Потом, изо всех сил стараясь не морщиться от боли, села и принялась слушать, пока Юджиния показывала ей все расчеты, сделанные ею для стен и крыши кукольного домика.

– А у тебя есть кошка? – спросила вдруг Юджиния, пристроившись рядом.

– Нет. Зато у меня есть собака, – ответила Гарриет. – Ленивый старый спаниель. Его зовут Миссис Кастард. А у тебя есть какое-нибудь домашнее животное?

Юджиния грустно покачала головой.

– Будь у меня собака, мне вряд ли понравилось бы, если бы она сидела взаперти в детской. Да и ей самой тоже. Держу пари, она бы меня возненавидела.

– Глупости! Видела бы ты моего спаниеля – свернется на коврике перед камином и дремлет с блаженным видом.

– Может, он мерзнет? Пожалуй, подброшу-ка я в камин еще полено, – встав, пробормотала Юджиния.

– Подожди минутку, – заторопилась Гарриет. – Ты что, собираешься сама это сделать?

Юджиния жалостливо глянула на нее.

– Конечно, сама, Гарри. А ты что делаешь, когда в камине гаснет огонь?

– Зову лакея, конечно, – непререкаемым тоном отрезала Гарриет. – И тебе советую. Представляешь, что будет, если на тебе загорится юбка?

– Не загорится, – отмахнулась Юджиния. – Я аккуратно. – И прежде чем Гарриет успела остановить ее, осторожно подбросила в огонь небольшое полено. Сноп искр взвился вверх и исчез в каминной трубе. – Обожаю это, – вздохнула Юджиния. – Так красиво, правда?

– Придется мне поговорить с твоим отцом, – пообещала Гарриет, дергая за шнурок. – Куда подевалась твоя горничная? Да и гувернантка, кстати, тоже. А если бы в комнате начался пожар? Что бы ты тогда стала делать?

– Ну, ты просто Матушка Гусыня! – хихикнула Юджиния. – Удрала бы из комнаты, конечно!

– Да, но дверь-то в коридоре заперта! – напомнила Гарриет. – А другой выход тут есть?

– Нет, другого нет, но ведь с той стороны всегда дежурит лакей. И потом, у меня есть план, как в случае чего выбраться из комнаты.

– И что это за план? Юджиния кивнула в сторону окна.

– Выберусь через него. Видишь, там, под самым окном, огромный дуб? Думаю, я без особого труда смогу спуститься по нему на землю.

Гарриет подошла к окну. До дуба было добрых два фута – она очень сомневалась, что даже ей удастся до него дотянуться. А уж Юджинии и подавно.

– И чего ты так суетишься? – пожала плечами Юджиния. – Расскажи мне лучше о своем спаниеле. Миссис Кастард[6]... Какая странная кличка для собаки – особенно если это кобель.

И Гарриет послушно начала рассказывать.

Глава 17 Гарриет внезапно шокирована

Вечером был парадный ужин. Во главе стола сидели лорд Стрейндж и Исидора, а Гарриет, к большому ее удивлению, усадили на противоположном конце. Слева от Гарриет уселась Китти.

– Как дела? – с сияющей улыбкой шепнула она. – Хорошо провел день? А мы репетировали новую пьесу. Мне придется петь мадригалы епископу, представляешь?

– Вот как? – удивилась Гарриет, разворачивая на коленях салфетку.

Китти вдруг принялась хохотать, да так, что не могла остановиться.

Гарриет с удивлением обнаружила, что мужское платье явно повлияло на ее характер – раньше в таких случаях она проявляла ангельское терпение.

– Он велел нам нарядиться ангелочками, – наконец с трудом пробулькала Китти. Ее душил смех.

– Ангелочки, поющие осанну епископу? В этом что-то есть.

– Подожди, пока не увидишь наши костюмы, – перебила ее развеселившаяся Китти. – Наверное, в раю должно быть чертовски жарко... ну, надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду? – Она заговорщически подмигнула Гарриет.

На губах Китти играла шаловливая улыбка. Гарриет стоило немалого труда улыбнуться в ответ. И улыбка ее вышла натянутой.

– Неужели? А крылышки у тебя есть?

– Конечно! Очаровательные, из настоящих перышек. У лорда Стрейнджа появилась новая секретарша, француженка, это она помогала нам с костюмами на этот раз. Крылышки такие мягкие, пушистые – просто чудо! А потом мы снимаем их, кладем на пол, а сами устраиваемся сверху.

– Сверху? – не поняла Гарриет.

– Если хочешь, Гарри, я могу устроить дополнительную репетицию – специально для тебя, – понизив голос, кокетливо проворковала Китти. – Конечно, в одиночку мадригал не споешь, но я могу спеть тебе другую песенку!

– Ты сказала – репетицию? – Сидевший на другом конце стола лорд Стрейндж поднял голову. – Вы обсуждаете ту сцену, в которой участвуют ангелы? Честно говоря, я бы тоже не отказался посмотреть.

Китти мигом одарила его той же лукавой улыбкой, которой незадолго до этого удостоился мистер Коуп. На щеках у нее появились пикантные ямочки.

– Я буду, счастлива, милорд, если вы составите компанию мистеру Коупу, – промурлыкала она.

– Исидора, – повернувшись к своей соседке, Стрейндж взял ее за руку, – хотите поприсутствовать на репетиции, которую устроит лично для вас один из местных ангелов?

– Конечно. – Исидора кивнула, но по ее тону Гарриет догадалась, что эта перспектива отнюдь ее не радует.

– Боюсь, не смогу прийти – сразу после ужина у меня назначена встреча, – поспешно соврала Гарриет.

– Вот как? – лениво переспросил Стрейндж, вглядываясь в ее заалевшее лицо. – И с кем же это, интересно знать? – Хозяин дома окинул взглядом стол и гостей, большинство которых могли скорее похвастаться красотой, чем знатностью рода или благородными предками. – Может быть, с Нелл?

Гарриет ответила ему небрежной улыбкой.

– В вашем доме гостит столько людей, милорд... разве всех упомнишь? – бросила она.

– Ну, тогда после вашего свидания, – негромко проговорил он. – Сам я привык ложиться довольно поздно, да и Китти тоже, уверяю вас. Часов в одиннадцать, например, вас устроит?

Кажется, парнишка-грум собирался показать ей, как ездить рысью, спохватилась Гарриет. И как взбираться на лошадь. Сколько времени это займет?

– Сомневаюсь, что Китти придет в восторг от перспективы прождать меня допоздна. – Она пожала плечами. – Судя по всему, у бедняжки и без того выдался тяжелый день.

– Ну-ну, не преувеличивай, Гарри! – захихикала та. – Не так уж я и устала! Ведь трудиться пришлось в основном лежа на спине!

Крохотная морщинка, залегшая между бровей Исидоры, при этих словах сразу стала глубже.

– Боюсь, для меня это тоже слишком поздно, – вежливо сказала она. – И к тому же я очень устала.

– Жаль, – вздохнул Стрейндж. Прекратив, наконец, разглядывать Гарриет, он повернулся к своей прелестной соседке. – Без вас репетиция потеряет всю свою привлекательность, – с чарующей улыбкой проговорил он.

Гарриет вдруг с дрожью поняла, что если бы Стрейндж улыбнулся ей так, как сейчас улыбался Исидоре, то она бы не устояла. Да что там – она вполне могла бы опуститься до того, чтобы умолять его переспать с ней!

– Значит, в одиннадцать часов? – уточнила Китти. – Может, чем больше будет ангелочков, тем лучше? Я уверена, милорд, – многозначительно посмотрела она на Стрейнджа, – что все Грации будут счастливы, принять участие в вечернем представлении. Для того чтобы исполнить мадригал, нужны трое.

– Думаю, сегодня вечером мы вполне удовлетворимся вами, дорогая Китти, – усмехнулся Стрейндж.

Китти радостно захихикала.

Только сейчас Гарриет начала догадываться, что у Китти на уме.

В этот момент Стрейндж поднялся из-за стола, а вслед за ним потянулись и другие гости. Уже у дверей он обернулся.

– Меня ждут гости. А у вас, мистер Коуп, насколько я помню, важная встреча. Значит, договорились – в одиннадцать? Мистер Поуви вас проводит. – И, не дожидаясь ответа, вышел.

А мгновением позже Гарриет почувствовала ладонь Исидоры на своей руке.

– Мне нужно поговорить с тобой, – прошептала она ей на ухо.

Гарриет, обернувшись к Китти, собиралась что-то сказать. Но глаза Китти так сверкали, а на лице было написано такое нескрываемое торжество, что слова замерли у нее на губах. Похоже, идея оказаться единственным ангелом устраивала Китти как нельзя больше – особенно если зрителями будут только лорд Стрейндж и мистер Коуп. Гарриет едва не поперхнулась.

– Не забудь – в одиннадцать часов! – крикнула Китти, рысцой выбегая из комнаты.

Исидора, ухватив Гарриет за руку, потянула ее в угол.

– Послушай, Гарриет, ты не знаешь, что задумала Китти? Что у нее на уме?

– Только сейчас догадалась, – бросила Гарриет. От страха в голове у нее разом прояснилось. – Да... кажется, знаю.

– Тогда ты должна оставаться у себя в комнате, – не пререкаемым тоном объявила Исидора. – Если Стрейнджу снова придет в голову ворваться к тебе, будет лучше, если он обнаружит тебя уже в постели. – Она опасливо оглянулась, не подслушивает ли кто, но большинство гостей уже разошлись. – Гарриет, это... это ужасный дом! Все эти люди... они... они занимаются такими вещами... Гарриет с трудом подавила смешок.

– Исидора, но ведь ты же с самого начала это знала! Почему, по-твоему, Джемма категорически отказалась поехать с нами, и это притом, что вечеринки, которые она в свое время устраивала в Париже, стали притчей во языцех? Дело в том, что скандальную репутацию они приобрели лишь потому, что кому-то мог показаться рискованным чей-то костюм, или замужняя дама могла приехать туда в сопровождении постороннего мужчины, а не законного супруга. А вот репутация Стрейнджа и все эти сборища в его загородном доме... короче говоря, это совсем другое дело.

– Я это только сейчас поняла. Господи... я чувствую себя такой грязной! Куда подевался Вилльерс?! По-моему, он говорил, что будет охранять нас! Гарриет, что ты собираешься делать?

– Могу тебе точно сказать, чего я делать не буду – не стану развлекаться с ангелом, – твердо объявила Гарриет. – Так что можешь об этом не беспокоиться. Что-нибудь придумаю. Может, просто притворюсь, больной и оставлю Стрейнджа и Китти вдвоем.

– Угу, – буркнула Исидора. – Знаешь, он мне совершенно разонравился! Двое мужчин и одна женщина! Фи! – Она брезгливо передернула плечами. – Зато ты вовсю развлекаешься... со Стрейнджем, разве нет? – Она подмигнула.

– Стрейндж тут ни при чем, – поспешно бросила Гарриет, хотя это была неправда. Без Стрейнджа все было бы по-другому. Она и вполовину не была бы так счастлива, если бы не время, которое они проводили вместе – верхом или с рапирой в руке, обмениваясь ударами или язвительными фразами. Но самое острое удовольствие ей доставляла мысль о том, что она мечтает о мужчине, который даже не догадывается, что она женщина.

Глава 18 Гарриет вновь шокирована

Пару минут спустя она уже входила в теплую конюшню. Внутри пахло вычищенными лошадьми, кожей и слегка навозом. Лошади, увидев Гарриет, все как по команде высунули головы, словно в ожидании морковки.

– Добрый вечер, Ник! – поздоровалась она, увидев вынырнувшего из стойла грума. – Спасибо, что согласился помочь мне. Ты ведь, должно быть, здорово устал за день.

– Должен же я сегодня сделать хоть одно доброе дело, мисс, – усмехнулся тот. – Моя матушка никогда не простила бы мне, если бы я позволил, чтобы вас вывели на чистую воду. – Парнишка замялся.

Гарриет улыбнулась.

– Наверное, собираешься предупредить меня насчет порядков в доме лорда Стрейнджа, да?

– Да вам кто угодно об этом скажет, мисс! – с жаром воскликнул он. – Да вы и не похожи на женщин, которые имеют обыкновение тут бывать! Вам тут не место!

– Но я вдова, – возразила она. – Уверяю тебя, я ничуть не шокирована.

– Вдова или не вдова, все едино! – упрямо буркнул Ник. – Все равно вы леди. А настоящей леди не след бывать в таком доме, как наш.

Гарриет с трудом подавила улыбку. Она ничуть не сомневалась, что Исидора наверняка согласилась бы с Ником.

– Обещаю, что тут же уеду, если мой обман будет раскрыт, – пообещала она. – Ну, ты доволен?

И машинально наклонилась поцеловать его в щеку – ведь он был...

Но, как бы то ни было, ей пришлось отскочить в сторону, поскольку в этот самый момент дверь распахнулась и порыв ледяного ветра ворвался внутрь, осев на пороге пушистыми хлопьями снега. Гарриет застыла.

Пару секунд лорд Стрейндж молча разглядывал их, потом, перешагнув через порог, с грохотом захлопнул за собой дверь и, не сводя с них глаз, принялся медленно, палец за пальцем, стаскивать перчатки. Гарриет с ужасом таращилась на него, словно оказалась в клетке с тигром.

– Добрый вечер, – пробормотала она. – А я думал, вы с гостями, милорд.

– Меня мучили подозрения... что-то подсказывало мне, что лучше не спускать с вас глаз, – негромко проговорил он. Потом повернулся к юному Нику. – Беги к себе, мальчик.

Ник, встревожено покосившись на Гарриет, переминался с ноги на ногу. Она торопливо сунула ему заранее приготовленную монетку.

– Очень благодарен тебе за совет, Ник. Спасибо. Завтра увидимся.

– Но вы... – начал он, но тут же прикусил язык. В душе мальчика боролись рыцарское желание помочь и страх перед хозяином – это было написано у него на лице.

– Иди, – коротко бросил Стрейндж. Было в его голосе что-то такое, что заставило бедного Ника пулей выскочить за дверь.

Гарриет повернулась к Стрейнджу. Он и раньше злился на нее, но сейчас в его глазах сверкало бешенство. Держа в руке перчатки, он похлопывал себя по ладони – точно так разъяренный тигр играет хвостом, почему-то подумалось Гарриет.

– Я могу вам чем-нибудь помочь, милорд? – поинтересовалась Гарриет.

– Надеюсь! – фыркнул он. – Признаться, я решил, что меня попросили приглядывать за вами, юноша, чтобы одна из шлюх, которых полным-полном в моем доме, не лишила нас невинности! Но мне и в голову не пришло, что в роли хищника можете выступить вы сами!

Гарриет ошеломленно заморгала.

– Хищника?! Понятия не имею, о чем вы, но считаю, вы нанесли мне оскорбление, сэр!

– Ничего, проглотите как миленький! Я своими глазами видел, как вы пытались поцеловать этого мальчика – неиспорченного мальчика! – и как потом сунули ему деньги. И вы еще смеете говорить об оскорблении? Гарриет озадаченно нахмурилась.

– Но он оказал мне услугу...

– Такого рода услуги в моем доме оказывать запрещено! – проговорил он. В голосе его чувствовался холодок, от которого Гарриет вздрогнула, словно он приставил ей к горлу нож. – Никогда и ни при каких обстоятельствах! Вы меня поняли?

– Но я...

– Просто «да» или «нет». Вы меня поняли?

Гарриет молчала, стараясь сообразить, о чем идет речь. Единственное, что приходило ей в голову...

Гарриет почувствовала, как глаза едва не вылезли у нее из орбит.

– Вы... не может быть, чтобы вы подумали... – Она судорожно сглотнула. – Да вы чудовище!

Прошло несколько мгновений, и Стрейндж, откинув голову, вдруг разразился оглушительным хохотом. Испуганные лошади насторожили уши и зафыркали.

– Вы дьявол! – крикнула Гарриет, стараясь протиснуться мимо него к выходу. – У вас грязное воображение! Ноги моей больше не будет в вашем доме!

Все еще смеясь, он ухватил ее за руку.

– Я не дьявол, Гарри. Поверьте мне.

– Только отъявленному развратнику могло прийти в голову что-то подобное! – Она попыталась вырвать свою руку.

Стрейндж откровенно ухмылялся.

– Видели бы вы сейчас свое лицо! – вдруг ни с того ни с сего заявил он.

– Мое лицо! – Гарриет внезапно почувствовала, как у нее запылали щеки. – Во всяком случае, в моем лице нет ничего такого, чтобы навести кого-то на подобные грязные мысли! А вы... Вы действительно такой развратник, каким вас считают все, и глупо с моей стороны было приезжать сюда. Но я завтра же уеду из этого дома!

– Ну, как вы не понимаете! – пробормотал Стрейндж, снова ухватив Гарриет за руку. – Я ведь просто хотел защитить юного Ника! Для мужчины, Гарри, вы чертовски хороши собой. Именно это и возбудило во мне кое-какие подозрения – и, как оказывается, напрасно. В конце концов, вы же не виноваты в том, что природа одарила вас такой внешностью.

– Но одно только то, что вы осмелились предположить такое... – продолжала кипятиться Гарриет.

– Послушайте, я взрослый мужчина. Я волен, приглашать к себе кого угодно и не пытаюсь убедить вас, что в моем доме привыкли следовать тем же законам, по которым живет так называемое порядочное общество. Но, помимо всего прочего, я еще имею счастье быть отцом очаровательной девочки. И мне волей-неволей приходится думать о многом.

Гарриет невольно содрогнулась.

– Что ж, мне вас искренне жаль. Потому что моим родителям, – передразнила его она, – никогда не приходилось заботиться о подобных вещах!

– Еще как приходилось! – буркнул Стрейндж. – Чтобы ваши родители – и не волновались из-за вас? С таким-то смазливым личиком? И с вашими-то невинными глазами? Бросьте, Гарри! Конечно, они переживали из-за вас. К чести вашей матери, могу сказать, что она сделала все, что могла. Это ее заслуга, что вам до сих пор не приходилось сталкиваться с подобными вещами.

– Да? Ну, раз вам приходилось, то лишь благодаря своей безнравственной жизни! – выпалила Гарриет. И тут же поймала себя на том, что злость, бушевавшая в ее груди, начинает понемногу стихать. Пару минут назад она готова была бежать отсюда, куда глаза глядят... а вот теперь он смотрит на нее, и глаза у него такие, что у нее в груди все переворачивается. Странное чувство захлестнуло Гарриет... оно было похоже на печаль – но, с другой стороны, о чем ей было печалиться?

– Вполне возможно, – кивнул Стрейндж.

– А все эти люди, что окружают вас! – продолжала возмущаться она. – Что они делают в вашем доме? Это из-за них вам в голову лезут подобные мысли!

– Могу вас уверить, что они приходили мне в голову и до этого.

– Остается только вас пожалеть.

– Что ж, вы должны простить меня, юный Гарри. Ведь я на самом деле думал, что знаю вас. И страшно разозлился – поскольку решил, что здорово в вас ошибся.

Гарриет криво улыбнулась.

– Все в порядке, – с некоторым трудом выдавила она. Очарование этого человека было мощным оружием – и он умело им пользовался. Стрейндж двинулся к дому, непринужденно болтая о всяких пустяках.

Едва войдя в дом, она направилась к лестнице, но Стрейндж перехватил ее на полдороге.

– Надеюсь, вы не забыли о Китти?

– Думаю, вы вполне способны обойтись без меня, – не слишком вежливо буркнула Гарриет. – А теперь прошу меня извинить, милорд...

– Чтобы вы могли подняться к себе и попросить своего камердинера собрать свои вещи?

Гарриет замялась. Она должна это сделать. И все же... как же не хочется уезжать!

– Да, – кивнула она. – Это неподходящее место для меня.

Рука Стрейнджа упала.

– Да, конечно... я не могу помешать вам уехать. Вы зайдете к Вилльерсу попрощаться? Я намеревался заглянуть к нему нынче вечером.

– Тогда я тоже зайду, а заодно и попрощаюсь с ним, – сказала Гарриет. – Хочу воспользоваться случаем и поблагодарить вас за гостеприимство, милорд. К несчастью, я оказался более наивным, чем думал, но это не ваша вина. Будет лучше, если я вернусь домой.

В комнате, которую отвели герцогу Вилльерсу, утопавшей в голубом бархате, царила атмосфера роскоши, уместной, по мнению Гарриет, лишь в будуаре куртизанки. Сам герцог, одетый в расшитый жемчугом черный бархатный халат, нежился на оттоманке возле камина, наслаждаясь исходившим от него теплом. В канделябрах горели свечи – теплый свет, выхватив из темноты лицо Вилльерса, переливался на мягких складках его роскошного халата, стекал по мягкому бархату стен.

Увидев их, герцог с улыбкой отложил в сторону книгу, которую читал.

– Слава Богу, хоть кто-то сжалился надо мной, – томно протянул он. – А то я уж подумывал, не выпрыгнуть ли мне из окна. Чертовски скучно, знаете ли!

– Увы, я принес вам дурную весть, – опустившись в кресло, вздохнул Стрейндж. – Я имел неосторожность оскорбить юного Гарри, и теперь он намерен покинуть мой дом – поскольку у меня, по его словам, грязное воображение. Я ничего не перепутал, а, Гарри?

Гарриет ответила кривой усмешкой.

– Грязное воображение? – переспросил Вилльерс. В глазах его вспыхнул неподдельный интерес. – Согласен. А из-за чего весь сыр-бор?

– По-моему, нет никакой нужды вдаваться в детали, – старательно игнорируя свирепые взгляды Гарриет, отмахнулся Стрейндж. – Боюсь, я невольно оскорбил вашего юного протеже, поспешив обвинить его в том, что Гарри питает противоестественный интерес к одному юноше, моему груму. Извинить меня может лишь то, что Гарри в этот момент попытался поцеловать его. Конечно, я, возможно, несколько старомоден, но мне никогда не доводилось видеть, как мужчины целуются, – ну, разве что во Франции.

– Да? А вот я постоянно пытаюсь поцеловать кого-то из мужчин, – ухмыльнулся Вилльерс. – Просто забавы ради – полюбоваться, как бедняга смутится. Напомните мне, Стрейндж, чтобы я не забыл в следующий раз облобызать вас.

– Жду, не дождусь! – буркнул Стрейндж.

– Вы должны извинить его, Гарри, – томно проворковал Вилльерс, обращаясь к Гарриет. – В конце концов, бедняга живет в такой глуши – откуда ему знать, как ведут себя цивилизованные люди вроде нас с вами?

– Но он решил... – возмутилась Гарриет. Вилльерс примирительно поднял руку.

– Именно, именно! – пробормотал он. – Можно гнушаться какими-то вещами, но это вовсе не значит, что такое не может случиться, верно? Стрейндж несет ответственность за своих людей – и за грумов в том числе.

Гарриет ничего не оставалось, кроме как согласиться.

– Самым правильным в подобных обстоятельствах, – невозмутимо продолжал Вилльерс, – было бы предупредить Стрейнджа, что если он и дальше намерен валять дурака, то в следующий раз вы просто хорошенько вздуете его.

– Вздую?! – изумилась Гарриет. А потом не выдержала и рассмеялась.

– Черта с два! – рявкнул Стрейндж.

– Прошу вас, не уезжайте! – попросил Вилльерс. – Поездка сюда едва не доконала меня, но сегодня мне, наконец, полегчало. У меня даже появилась слабая надежда, что мне, возможно, удастся выбраться из этого бархатного гнездышка, которое уже успело надоесть мне до чертиков!

– А мне показалось, вам тут нравится, – изумился Стрейндж.

– Тут? В этой вульгарной комнате? – скривился Вилльерс. – Голубой бархат... фи!

– Похоже, сегодняшний день для меня стал днем открытий, – вставая, проворчал Стрейндж. – Ладно. Но у нас остается еще одна нерешенная проблема. Не думаю, что вам довелось встречаться с Грациями. Очаровательная труппа молодых женщин. Захотите написать их – они будут только за. Захотите, чтобы они спели или станцевали для вас или попытались другими способом разогнать вашу скуку, – они будут счастливы, вернуть вас к жизни.

– Чудесно! – кивнул Вилльерс. – Не могу сказать, что нуждаюсь в том, чтобы кто-то пытался вернуть меня к жизни, поэтому вынужден отказаться. Хоть это и больно...

– Одна из этих Граций, очаровательная молодая особа по имени Китти, вызвалась дать отдельное представление – специально для нас с Коупом. Вообще-то сильно подозреваю, что она положила глаз на юного Гарри, но я довольно нахально намекнул, что тоже хочу поучаствовать.

– Как это неделикатно с вашей стороны! – поморщился Вилльерс. – Каким вы стали деревенщиной, Стрейндж! Надеюсь, вы не станете этого делать, если какой-то из юных леди вздумается устроить персональное представление для меня. Иначе я немедленно пошлю вам вызов. Так, значит, мисс Китти предложила сыграть для вас? Весьма предприимчивая молодая леди!

– Именно, – кивнул Стрейндж. – Но теперь я начинаю думать, что юный Гарри пока еще не готов к тому, чтобы оценить кое-какие... ммм... детали представления, которое любезно согласилась дать нам мисс Китти.

Гарриет метнула в сторону герцога быстрый взгляд. Естественно, в присутствии Стрейнджа она не могла взглядом попросить его о помощи, но нужно же было ей как-то дать ему понять, что сегодняшняя встреча с Китти никак не входит в ее планы. Поэтому, что бы там ни затеяли Китти со Стрейнджем – а она боялась даже думать об этом, – Гарриет твердо решила, что не станет в этом участвовать.

– Я уже говорил нашему другу лорду Стрейнджу, как мне хочется, чтобы ты, мой юный Гарри, стал, наконец, мужчиной, – продолжал Вилльерс.

– Именно, именно, – закивал Стрейндж.

– Что ж, Гарри, – проговорил Вилльерс. – Может, ты предпочел бы пообщаться с мисс Китти наедине? – Он явно дразнил ее. Это было видно по его глазам, в которых сейчас плясали веселые чертики.

Она вызывающе вскинула голову.

– Просто сгораю от нетерпения, – заявила она. – И обязательно наедине! – И, окинув Стрейнджа надменным взглядом, бросила: – Надеюсь, вы не в обиде, милорд?

– Нисколько, – поспешно пробормотал Стрейндж. В глазах его вновь вспыхнул смешливый огонек, значения которого Гарриет не понимала.

Глава 19 В компании ангелов

Одеяние ангела состояло из двух клочков ткани и пары кожаных крылышек. Гарриет подумала, что если все ангелы одеты таким образом, то мужчины наверняка сочтут небеса поистине райским местечком.

Сердце у Гарриет ухнуло в пятки. Скорее всего, чтобы унести отсюда ноги, ей придется признаться в своей принадлежности к женскому полу. А она явно не была готова к такому повороту событий.

Она закрыла за собой дверь и уже открыла, было, рот, чтобы что-то сказать, но не успела – увидев ее, Китти с хихиканьем бросилась к ней через всю комнату.

– О Господи... – выдохнула Гарриет, увидев, как Китти прошмыгнула мимо нее и поспешно заперла дверь на замок.

Заперев дверь, Китти вернулась.

– Ну-ну, Гарри, – проворковала она, – думаешь, я не знаю, что с тобой?

Такого страха Гарриет никогда не испытывала.

– Знаешь?! – запинаясь, пробормотала она.

– Конечно. – Китти пожала плечами. – Ты немного боишься. Все боятся – особенно в первый раз. Конечно, для мужчины это всегда сложнее – ведь как-никак действовать предстоит ему. Но я...

Похоже, пришло время сказать правду.

– Я не... – начала Гарриет.

Но Китти снова разразилась хихиканьем.

– Только не говори, что для тебя это не впервой, Гарри! Ах ты, плутишка!

– Плутишка? – слабеющим голосом повторила Гарриет.

Во взгляде Китти было нечто такое, от чего Гарриет страстно захотелось оказаться где угодно, только не здесь.

– Я не мужчина, – откашлявшись, призналась она.

– Конечно, но это ведь только пока, – нежно промурлыкала Китти и потянулась к ее руке, но Гарриет резко отпрянула в сторону.

– Послушай, я серьезно. Я не мужчина!

В комнате повисла тишина. Гарриет слышала, как гулко, почти заглушая тиканье дедушкиных часов, бьется у нее сердце.

– Ты не мужчина? – вытаращив глаза, переспросила Китти. – Правда?

Гарриет кивнула: – Да.

– Как же это случилось? – сочувственно спросила Китти. – Несчастный случай в детстве? Или... или что-то похуже?

Гарриет озадаченно моргнула... и вдруг поняла, что сама судьба протянула ей руку помощи, подсказывая выход, который она искала.

– Да, несчастный случай, еще в детстве, – с похоронным видом проговорила она. – Я боялся тебе сказать... ведь ты такая красивая.

– О... – выдохнула Китти. – Ах ты, бедняжка! – Сладострастное выражение исчезло с ее лица, словно стертое тряпкой, в глазах читалось искреннее сочувствие. – Представляю, как мучительно для тебя было признаться мне во всем! Конечно, ведь ты же не хочешь, чтобы об этом узнали.

Гарриет тяжело вздохнула.

– Я могу тебе чем-то помочь? – Китти была в смятении, но при этом исполнена сочувствия.

– Мне уже ничем не поможешь. Это так... так унизительно! – Гарриет вдруг испугалась, что зашла слишком далеко. Похоже, она переигрывает. Но Китти, привыкшая драматизировать любое событие, даже глазом не моргнула.

– Давай-ка выпьем, – похлопав Гарриет по плечу, предложила она. – В таких случаях нет лекарства лучше, чем бренди. Знаешь, в свое время я из кожи вон лезла, чтобы меня взяли хористкой в театр «Друри-Лейн». Директор спросил, смогу ли я сыграть обезьяну. Естественно, предполагалось, что в роли аудитории выступит он сам.

– Господи... и чего же он от тебя хотел?

– Чтобы я покувыркалась на полу – как в цирке. – Китти, пожав плечами, щедро плеснула в бокал бренди и протянула ей. – Держи, Гарри. Это пойдет тебе на пользу. А насчет остального... не вешай нос, слышишь? Мало ли что в жизни бывает? Может, все наладится само собой, когда ты немного возмужаешь. – Она шутливо подмигнула. – В конце концов, «хозяйство» у тебя – дай Бог каждому! Как говорится, все на месте. Эх, жаль – такое богатство пропадает!

– Ты тоже так считаешь? – воскликнула Гарриет, мысленно возблагодарив Бога зато, что не забыла сунуть в брюки скатанный шерстяной носок – пресловутое «хозяйство» и впрямь получилось довольно внушительным. – Стало быть, директор театра решил, что из тебя выйдет гимнастка.

– Не знаю, что он там решил, – мрачно буркнула Китти, – но кувыркаться велел голой.

Гарриет удивленно распахнула глаза.

– Вот-вот, по всей сцене, – подтвердила Китти. – Пообещал, что заплатит кучу денег. Но даже если бы он поклялся озолотить меня, я бы и тогда не согласилась! – Она презрительно поджала губы. – А такое можно делать только удовольствия ради... надеюсь, ты меня понимаешь.

Гарриет сделала большой глоток бренди.

– Да, наверное, ты права.

– Мне не следовало говорить с тобой о таких вещах, – с несчастным видом продолжала Китти. – Ты ведь, наверное, вообще не способен получить удовольствие. Прости.

– Все в порядке, – успокоила ее Гарриет. – Конечно, для меня все это недоступно, но ты говори, я слушаю.

– Это все очень грустно. – Глаза Китти затуманились.

– А как насчет того, чтобы выйти замуж? – поспешно спросила Гарриет. – Ты об этом не думала?

– Мне уже три раза делали предложение, – похвасталась Китти. – Знаешь, наверное, в следующий раз я соглашусь. Четыре – мое счастливое число.

Услышав такой довод, Гарриет почувствовала, что у нее голова идет кругом.

– А если этот четвертый тебе не понравится?

– А мне почти все нравятся, – весело бросила Китти. – Конечно, идеальным вариантом был бы кто-то вроде тебя. Если только... ну, ты понимаешь. – Она деликатно замялась.

– Да, – кивнула Гарриет, одним глотком опрокинув в горло все, что еще оставалось в бокале. – Кажется, понимаю...

К этому времени Китти раскраснелась, и то и дело хихикала, так что разобрать, что она говорит, было нелегко.

Гарриет в очередной раз подхватила покачнувшуюся Китти, которая так и норовила свалиться на пол.

– Нужно раздобыть что-то поесть.

– Можно просто позвонить дворецкому. Можно просто позвонить, и все... – Китти взмахнула рукой и чуть не повалилась, – и все принесут. Ты и представить себе не можешь, что мы заказывали! Вот я, как приехала, велела на завтрак подать шампанское!

– И подали? – поинтересовалась Гарриет.

– Конечно, – невнятно пробормотала Китти, снова угрожающе кренясь в сторону. – Наверное, действительно нужно что-то съесть. Я так переволновалась, что за ужином у меня кусок не лез в горло!

Гарриет, встряхнув, поставила Китти на ноги и подтолкнула к двери.

Поуви хватило одного взгляда, чтобы разобраться в ситуации. Подскочив к ним, он подхватил Китти с другой стороны и кивком подозвал лакея.

– Отыщите лорда Стрейнджа.

– О нет... не нужно! – невнятно запротестовала Гарриет.

– Его милость желает знать все, что происходит у него в доме, – непререкаемым тоном сказал Поуви. Схватив обмякшую Китти в охапку, он поволок ее по коридору с таким видом, словно возиться с нализавшимися ангелами было для него самым обычным делом.

Впрочем, возможно, так оно и есть, подумала Гарриет.

– Идем, Гарри! – заплетающимся языком окликнула Китти.– Эй, где ты? Гарри!

Гарриет, помявшись немного, отправилась вслед за ними в гостиную.

– Стрейндж придет, да? – спросила Китти, стараясь сфокусировать взгляд на дворецком.

– Не могу знать, мисс, – чопорно сказал Поуви. – Если его милость свободен, то придет.

Поуви усадил Китти на стул.

– Яйца в горячем масле, и побыстрее! – велел он лакею. – И еще чашку горячего чая. Ну и парочку бутербродов с лососиной.

Гарриет уселась за стол.

И конечно, не прошло и минуты, как в гостиной появился хозяин дома.

– А, ну конечно – мистер Коуп тоже здесь! – добродушно воскликнул Джем. – А я-то гадал, о ком речь, когда лакей пришел доложить, что какая-то молодая леди немножко перепила!

– Не знаю, почему вы сразу подумали обо мне! – строптиво буркнула Гарриет, подняв на него глаза – просто потому, что больше смотреть, было некуда.

– Наша Китти редко допивается до такого состояния, – объяснил Стрейндж. И, наклонившись, принялся с интересом разглядывать гостью. – Должно быть, вы здорово ее разочаровали.

– Я тут ни при чем, – возразила Гарриет. – Дело в том, что она рассчитывала, что вы сделаете ей предложение – возможно, даже сегодня вечером.

– Еще одно разочарование! – пробормотал Джем. – Боже мой, бедняжка вот-вот уснет прямо на стуле!

– Я должен пойти наверх, – объявила Гарриет. Но не двинулась с места. По всему телу ее разливалось странное возбуждение.

Джем покосился в ее сторону.

– А как же яйца в горячем масле? Я их обожаю. Если приготовить их правильно, они просто тают во рту, а моя кухарка готовит их изумительно.

С его способностью убеждать он и салат из соломы уговорит съесть, мрачно подумала Гарриет. Пару минут спустя, появился лакей – подхватив уснувшую Китти под мышки, он уволок ее в спальню.

– Ай-ай-ай! – сочувственно поцокал языком Джем, усевшись на освободившийся стул. – Молодым девушкам не следует пить как мужчинам. Бренди валит их с ног, и бедняжки засыпают, даже не успев снять свои крылышки. Держу пари, что именно так и произошло, верно?

– Именно, – кивнула Гарриет. – Вы все очень точно описали.

– Никогда не разочаровывайте женщин, Гарри, – нравоучительным тоном проговорил Джем.

В его глазах мелькнул огонек веселого изумления, говоривший... черт, о чем же он говорит?

– А я как раз ломал себе голову над теми стихами, которые вы мне передали, – продолжал он. – Готов поспорить, что завтра утром вы принесете мне две следующие строчки. Я угадал?

– Может быть, – осторожно пробормотала Гарриет. – Если мне их дадут, конечно, – торопливо добавила она.

– Ночной порой... – задумчиво пробормотал Джем. – И дальше что-то о том, что соловей, мол, поет по ночам. Звучит несколько театрально, вы не находите? Как будто из какой-то очень старой пьесы.

Мистер Поуви поставил на стол перед ними нагруженный блюдами поднос.

– Яйца в горячем масле, милорд, – объявил он. – Масла побольше, как вы предпочитаете. И горячий чай с лимоном.

– Спасибо, Поуви. Об остальном мы позаботимся сами, – кивнул Джем. Это было сказано добродушно, но таким тоном, что дворецкий моментально исчез.

– Над чем вы сегодня работали? – осведомилась она, впиваясь зубами в кусочек поджаренного хлеба.

– В основном занимался тем, что писал письма. Лорд-канцлер сообщает, что его величество очень расстроен из-за огромного долга королю Дании. Но я еще два года назад предупреждал, что лучше не вкладывать деньги в акции «Гинни компани», которую субсидирует Дания, однако моим советом пренебрегли. Так что решать эту проблему членам тайного совета теперь придется своими силами.

– Значит, вам приходится общаться с лорд-канцлером? – удивилась Гарриет.

– Деньги! – пожал плечами Джем. – Если у вас они есть, вас постоянно втягивают в разговоры о таких вещах, о которых вы предпочли бы не говорить.

– С лорд-канцлером?

– И с его величеством тоже. Готов поспорить, что еще до конца недели король отправит министра финансов в отставку. Нет, единственным, интересным событием за весь день стал момент, когда я распечатывал посылку с очередными редкостями, которую отправил мне из Лондона один из моих людей.

– И что там было? – полюбопытствовала Гарриет.

– Саламандра, – улыбнулся Джем. – Еще кое-что. И обломок креста, на котором был распят Христос, хотя это уже сороковой по счету, который мне предложили купить. Из всех этих обломков дерева можно построить второй Ноев ковчег.

– Тогда для чего вы его купили? – удивилась Гарриет.

– Он был частью лота, – объяснил Джем. – В прошлом году умер мсье Бонне де ла Мосон, и его коллекцию редкостей пустили с молотка.

Она заметила, что Стрейндж пристальнее, чем обычно, приглядывается к ней.

– Сам-то я по натуре человек ленивый и безответственный, – добродушно хмыкнул он. – Просто мне нравится коллекционировать диковинки... меня всегда влекло к себе все редкое и необычное...

При этих словах в глазах его загорелся огонек, заставивший Гарриет впервые задуматься над тем, не относит ли Джем к числу диковинок заодно и ее саму.

– Все, что не вписывается в общепринятые рамки, само по себе представляет немалую ценность, – продолжал Джем. – А возьмите хотя бы людей – все они так похожи. Скучно до зевоты.

Гарриет довольно быстро расправилась с яйцами в горячем масле. Они и впрямь таяли на языке.

– Тогда почему, ради всего святого, ваш дом всегда битком набит людьми? Если вам с ними скучно, выставите их за дверь. А раз вы этого не делаете, значит, вам нравится окружать себя людьми.

– Ну, тех, кто приезжает в мой дом, вряд ли можно назвать обычными людьми!

Гарриет немного подумала.

– Не согласен, – наконец объявила она. – Хотя поначалу они показались мне довольно забавными. И все же... Знаете, что поразило меня больше всего? Что при всех своих странностях Китти, в общем-то, мало, чем отличается от других юных леди.

– Китти не леди, – возразил Джем.

– И, тем не менее, она очень похожа на них. Тот же тоскливый, ищущий взгляд... ну, вы понимаете. Могу поспорить на что угодно, что она готова выскочить замуж за первого же, кто...

– Пожалуй, мне стоит попридержать язык, – пробормотал Джем.

– Она выйдет замуж и народит кучу детей, – твердо сказала Гарриет. – И хотя потом станет частенько рассказывать, как была одной из Граций, и даже, может, будет с тоской вспоминать это время, но дети не дадут ей скучать и она будет счастлива. Мне даже кажется, что она не станет сильно горевать по тем дням, когда она расхаживала с ангельскими крылышками за спиной.

– Для юнца вы слишком здравомыслящи, – буркнул Джем.

– Ну, здравомыслие – привилегия не только пожилых! – парировала Гарриет.

– И откуда оно берется, позвольте спросить?

– О, от скуки, конечно, – беспечно бросила она. – Когда становится скучно, поневоле начинаешь о многом задумываться. Вот поэтому я и говорю, что между представителями лондонского света и вашими гостями на самом деле очень много общего.

– А что вы думаете о Вилльерсе?

– Он другой. У него есть страсть.

– Шахматы?

– Да. А когда в душе человека живет страсть, у него и жизнь совсем другая.

– А у вас она есть? – Эта фраза прозвучала как обычный вопрос, но Гарриет почему-то смутилась.

Интересно, а у нее есть какая-нибудь страсть? Есть ли у нее то, что привязывает ее к жизни – в отличие от Бенджамина? Он покончил с собой, когда понял, что не может быть первым. Что ж, это тоже своего рода страсть...

– Настоящей, наверное, нет. А у вас?

– Мне повезло, – сказал Джем, расправившись с последним тостом. – У меня, их несколько. Собственно говоря, меня просто-таки обуревают страсти. Мне нравится создавать что-то... вспомните мою падающую башню. Люблю узнавать о всяких диковинках, которые встречаются в природе. А еще я очень люблю наблюдать за тем, как оборачиваются деньги, что весьма полезно для моего кошелька.

– Вам действительно повезло, – кивнула Гарриет. – Если надоедает одно, то всегда остается что-то другое.

– Так найдите и себе какую-то страсть, Гарри. Бог свидетель, вам это необходимо!

Глава 20 Снова подаются яйца в масле

Когда Гарриет поднялась к себе в комнату, выяснилось, что у нее гостья.

При виде поджидающей ее Нелл из груди у нее вырвался стон.

Нелл вскочила на ноги и закружилась по комнате.

– Подействовало! – ликующе закричала она.

– Что подействовало? – упав на стул, устало спросила Гарриет. Возбуждение, вызванное парами коньяка, прошло, и она едва держалась на ногах.

– Стрейндж, похоже, начинает обращать на меня внимание! Не знаю, как тебе это удалось, Гарри, но твоя идея сработала!

– Откуда ты знаешь?

– Мы с ним столкнулись в коридоре. Вдруг он как схватит меня за плечи, заглянул мне в глаза и спрашивает – да так серьезно: «А ваша фамилия, случайно, не Гейл?»

Она замолчала.

– А потом? – полюбопытствовала Гарриет.

– А потом ничего. Я прижалась к нему – вдруг, думаю, он собирается меня поцеловать, – а он повернулся и ушел. И все же голову даю на отсечение – он почувствовал ко мне определенный интерес! Так что у меня появилась одна идея.

– Что за идея? – спросила Гарриет, с трудом подавив зевок.

– Может, выйти за него замуж? Гарриет едва не рассмеялась.

– В самом деле?

Но Нелл не так-то легко было сбить с толку.

– Стрейнджу нужна жена. Судя по всему, его тянет ко мне, и он только и ждет подходящего момента, чтобы объясниться. Если я не буду дурой и правильно разыграю партию, он на мне женится.

– И как ты себе это представляешь? – заинтересовалась Гарриет.

– Откажу ему! – гордо вскинув голову, объявила Нелл. – Скажу «нет!», если ему вздумается затащить меня в постель... ну, в самый первый раз, конечно, – поспешно поправилась она. – Так что тебе придется переписать стихи.

– И как именно мне их переписать?

– Чтобы в них был матримониальный намек, конечно.

– Даже представить себе не могу, как это сделать, – задумчиво протянула Гарриет. – Я ведь до сих пор писал только о наслаждениях, которые ждут под покровом ночи, и все такое... И как прикажешь теперь перейти к разговору о свадьбе?

– Ничего страшного, у тебя получится, – уверенно заявила Нелл, явно желая подбодрить. – Или тебе эта идея не по душе? Может, ты считаешь, с моей стороны будет умнее подождать, пока он не созреет настолько, чтобы по собственной инициативе предложить мне руку и сердце?

– Да... мне кажется, этот план гораздо лучше, – поспешно закивала Гарриет, у которой словно камень с души упал. – Тем более что стихи уже написаны, а в последнем четверостишии «пропел» рифмуется с «Нелл».

– Не могу сказать, что я в таком уж восторге от того, как это рифмуется, – проворчала Нелл.

– Ну, я ведь и не говорил, что я поэт, – отрезала Гарриет. Сорвавшись со стула, Нелл кинулась Гарриет на шею и принялась пылко целовать юного мистера Коупа.

– Гарри, ты мой рыцарь в сверкающих доспехах! Я так тебе признательна! – Расцеловав Гарриет в обе щеки, она выпорхнула за дверь.

А Гарриет так и осталась стоять, как стояла, уставившись в пол.

Страсть...

Слово это проникло в ее мозг, словно острый стальной клинок. «Если бы я могла позволить себе питать к чему-то страсть, – внезапно подумала Гарриет, – то я отдала бы свое сердце благородному искусству фехтования!» Джем не ошибся, дав ей в руки оружие, – потому что только со шпагой в руках, сказал он, можно почувствовать себя мужчиной.

И это сработало. Блестящий, смертельно опасный клинок, который она держала в руках, подарил ей ощущение силы. Она впервые почувствовала себя личностью – кем-то, кого невозможно не заметить. В тот момент, когда противник кружил вокруг нее, готовясь нанести удар, а она, не спуская с него глаз, зорко следила за ним, чтобы парировать, в жилах ее бурлила кровь, а душа пела – так это было впечатляюще. Во всем этом чувствовалась какая-то математическая стройность и логика – та самая, которую она так любила и так хорошо понимала.

Поднявшись на ноги, она снова взяла в руки рапиру – и, странное дело, вся ее усталость мгновенно исчезла. Отодвинув к стене стул, чтобы освободить место, Гарриет принялась отрабатывать приемы, которым накануне обучил ее Джем. Сделать выпад, отразить удар... выполнить финт, ложный выпад... Атака – и молниеносный колющий удар. В голове у Гарриет вновь зазвучал голос Джема: «Удар следует наносить острием клинка, а не боковой его частью». Она представила себе, что перед ней противник, и сделала резкий выпад. Потом еще и еще раз. Гарриет увлеклась настолько, что казалось, она видит, как рапира в руке воображаемого противника со свистом рассекает воздух, – она вскинула шпагу, как учил Джем, чтобы отвести удар.

Захват – это уже последнее средство. Надо суметь выбить у противника клинок.

Гарриет снова и снова повторяла прием – пыталась мысленно представить себе угол, под которым противник держит в руке рапиру, положение его тела, прыгала и крутилась на месте, чтобы острие клинка, когда он наносит удар, поразило воздух, вместо того чтобы пронзить ее тело.

Когда она, наконец, выдохшись, отсалютовала воображаемому противнику и с поклоном сделала шаг назад, по лицу ее градом катился пот.

Дом погрузился в сонную тишину. Была уже глубокая ночь.

И тут ей вдруг послышалось...

Что это... кошачье мяуканье? Нет, подумала Гарриет, больше похоже на плач. Схватив полотенце, она вытерла мокрое лицо и отложила рапиру. Воротник рубашки тоже кромок от пота.

Насколько же все-таки мужчины отличаются от женщин, промелькнуло у нее в голове. К примеру, в женском платье Гарриет никогда не случалось потеть. И сердце у нее никогда так не билось... и в жилах не кипела кровь. Гарриет вдруг поймала себя на том, что ей хочется смеяться от радости.

Даже не позаботившись снова влезть в сапоги, она приоткрыла дверь и стала прислушиваться. Насколько она могла видеть, в коридоре кошки не было. Вдруг неясная догадка молнией вспыхнула в ее мозгу, и Гарриет бросилась бежать.

Юджиния... третий этаж... запертая дверь.

Гарриет вихрем взлетела по лестнице и оказалась перед массивной дубовой дверью, отделявшей крыло, в котором жила Юджиния, от всего остального дома.

Теперь она могла ясно слышать ее – дробный частый стук маленьких кулачков по тяжелой двери и крики, прерываемые рыданиями.

– Юджиния! – окликнула она. – Это я... Гарри. Что случилось?

В ответ последовал целый поток неразборчивых фраз – но голос девочки из-за двери звучал так глухо, что Гарриет ничего не поняла. Повысив голос, она крикнула:

– Что произошло, Юджиния? Огонь? – И припала ухом к замочной скважине.

– Да, – услышала она испуганный детский голосок. – Огонь! В детской!

– О Господи! – ахнула Гарриет. Все поплыло у нее перед глазами. – А где лакей? – прижав губы к замочной скважине, закричала она.

В ответ – отчаянные рыдания.

– Не знаю, – донеслось до нее. – Я тут стучу целую вечность, а никто не слышит! Никто не пришел – а тут холодно и... и темно, а моя гувернантка... – Дальше Гарриет не разобрала.

– Посмотри, много ли дыма! – попросила Гарриет, постаравшись, чтобы голос ее не дрожал.

Но услышала только сдавленные рыдания и еще несколько слов, которые не смогла разобрать.

– Юджиния, послушай меня! И сделай, как я скажу! Приложи ухо к замочной скважине. А теперь посмотри, есть ли в коридоре дым.

Тишина. А потом тихое:

– Нет...

– Очень хорошо! – крикнула Гарриет. Мысли лихорадочно заметались у нее в голове. – Ты не пыталась звонить и звать на помощь? У тебя в детской висит звонок – дерни за шнур.

– Я забыла... – дрожащим голоском пролепетала Юджиния, и Гарриет снова услышала рыдания. – Я так перепугалась, что выбежала из комнаты! Я ни за что туда не вернусь!

– И не нужно возвращаться, – успокоила ее Гарриет. – Просто обернись и посмотри – ты видишь пламя?

На этот раз в голосе Юджинии послышалось легкое удивление:

– Конечно, нет.

– Тогда просто стой, где стоишь, – велела Гарриет. – Не сходи с места, слышишь? Если увидишь пламя, сядь на корточки или ляг на пол у двери. Я вернусь через минуту, обещаю. А ты делай, как я сказал, и все будет в порядке, обещаю, Юджиния. – Гарриет приложила руку к двери – та была холодной. Трудно было поверить, что за ней пылает огонь. Должно быть, пламя еще не добралось до коридора – естественно, ведь на это нужно время. – Юджиния, ты меня слышишь? – окликнула она.

– Да, – ответила девочка. – Но, Гарри...

– Просто жди. Я сейчас вернусь, – резко бросила Гарриет.

Она огляделась – по обе стороны коридора вдоль стен тянулись двери спален. Не колеблясь ни минуты, Гарриет резким толчком распахнула ближайшую дверь и попыталась нащупать в темноте шнур звонка. Его почему-то не оказалась, тогда она бросилась к окну и отдернула шторы, впустив в комнату мертвенный лунный свет.

За спиной она услышала недовольное бормотание – но даже не посмотрела, кто это. Снова бросившись к двери, Гарриет увидела, наконец, шнур – он висел по другую сторону двери, не там, где она искала. Вцепившись в него, Гарриет дернула изо всех сил – а потом еще и еще раз.

– В чем дело?! – услышала она сонный мужской голос.

Обернувшись, она, наконец, разглядела мужчину – в съехавшем набок ночном колпаке, со свирепо вздыбленными усами, он смахивал на разъяренного моржа.

– Пожар в западном крыле, сэр! – запыхавшись, объявила она. Потом снова дернула за шнур, выбежала в коридор и кинулась к двери. – Все в порядке, Юджиния! – крикнула она, стараясь, чтобы голос звучал ровно.

– Мне тут не нравится, – проговорила Юджиния. В ее голосе слышались слезы, и сердце Гарриет едва не разорвалось от жалости, страха и сочувствия. – Тут темно и... и я тут совсем одна! Я хочу к папе!

– А где спальня твоего отца? Разве не в западном крыле? – спросила Гарриет.

– Не-ет... его тут нет... – прохныкана из-за двери Юджиния. – Я заглянула в его комнату – она пуста! Не ходи никуда, Гарри! Не бросай меня!

– Я не уйду! – Присев на корточки, Гарриет гладила руками дубовую поверхность двери, словно это помогало ей успокоить Юджинию. – Обещаю тебе – я никуда не уйду!

– Спой мне песенку! – попросила девочка. Гарриет принялась лихорадочно соображать.

– Прекрасны глаза твои, – запела она, – словно ночные огни, словно звезды в ночи, словно...

– И что это значит? – возмутился из-за дверей детский голос. Но Гарриет показалось, что он звучит уже не так испуганно, как прежде.

– Это значит, что поющий воспевает красоту глаз своей возлюбленной.

– Знаешь, Гарри, ты поешь ну совсем как девушка. А какие-нибудь еще песни ты знаешь?

Слава Всевышнему, ей не пришлось отвечать на этот вопрос. Она услышала на лестнице шаги и поспешно вскочила на ноги. Это оказался лакей, усталый до такой степени, что лицо его казалось пепельно-серым.

– Пожар! – закричала Гарриет. – Пожар в западном крыле – а там за дверью мисс Юджиния, совсем одна!

Какое-то время он ошеломленно таращился на нее, словно никак не мог взять в толк, о чем речь. Потом, не сказал ни слова, повернулся и с грохотом скатился по лестнице.

– Гарри? – окликнула из-за двери Юджиния.

– Да, милая.

– Ты сказал – пожар?

– Не бойся, – твердо проговорила Гарриет. – Лакей сейчас вернется с ключом, и не пройдет и минуты, как я вытащу тебя оттуда, вот увидишь! Все будет в порядке, Юджиния. Мы потушим пожар, а потом пойдем и отыщем твоего отца! – пообещала она.

Который наверняка сейчас мирно спит в чьей-то постели, мысленно добавила Гарриет. Ну конечно, где ж ему быть?! С кем он сейчас – с одной из этих чертовых Граций?

– Но, Гарри, – возразила Юджиния, – огонь не в западном крыле, а у меня в детской.

– Знаю, – кивнула Гарриет. – Не бойся.

– Я и не волнуюсь из-за этого, – ответила Юджиния. В этот момент послышался топот бегущих ног, и затем группа лакеев во главе с мистером Поуви, державшим в руках большой медный ключ, столпились перед дверью.

– Дайте сюда! – приказала Гарриет. Мистер Поуви беспрекословно отдал ей ключ.

Она сунула его в замочную скважину, повернула и рывком распахнула дверь. Возле самого порога скорчилась дрожащая фигурка. Подняв Юджинию на руки, Гарриет выскочила обратно в коридор.

– Слава Богу, слава Богу! – причитал Поуви. Тут в горле у него что-то булькнуло, и голос дворецкого оборвался.

Потянув носом воздух, он принялся озираться по сторонам. Одна из ламп в коридоре, та, что над дверью, горела, тускло, но... ни малейших признаков дыма. Не было даже...

– Юджиния, – поставив девочку на пол, строго спросила Гарриет, – разве ты не сказала мне, что тут был огонь[7]?

Юджиния засопела.

– Конечно, был, – кивнула она. – У меня в детской он всегда горит.

Гарриет присела на корточки.

– Но ты ведь плакала, я слышал. Ты испугалась? Юджиния опять подозрительно засопела носом. На ресницах у нее повисли слезы.

– У тебя в спальне был пожар?

– Н-нет, – запинаясь, пробормотала Юджиния. – Но... но я проснулась, а в комнате – никого!

Гарриет подняла глаза на Поуви и в первый раз за все это время почувствовала, что вновь в состоянии нормально дышать.

– Где лакей, которому велено дежурить возле дверей? И где горничная мисс Юджинии, а также ее гувернантка? Кто обычно спит в ее комнате?

– Я это выясню, – пообещал Поуви. – Прямо с самого утра...

– Вы выясните все прямо сейчас, – отрезала Гарриет, вставая. Она и сама не заметила, как в ней произошла перемена: юный «мистер Коуп» исчез – ему на смену пришла герцогиня, женщина, привыкшая управлять своим огромным герцогством, не говоря уж о том, что она годами творила суд и расправу в суде. – Немедленно выясните, где сейчас находятся все эти люди, Поуви! А потом, – голос ее вдруг стал неуверенным, – возможно, вам захочется сообщить лорду Стрейнджу – если вы, конечно, обнаружите его местонахождение – о том, что произошло.

Поуви вытянулся в струнку.

– Да, сэр, – пролепетал он. – Сейчас же этим займусь. Все будет исполнено, сэр!

– А я отведу мисс Юджинию в свою комнату. – Гарриет окинула взглядом заспанных гостей, столпившихся в коридоре, и вынуждена была признать, что выглядят они совсем не блестяще – опухшие, с помятыми, заспанными лицами и всклокоченными волосами. – Нет никакого пожара, – громко сказала она. – Можете расходиться по своим комнатам. И извините за беспокойство.

– Может, чаю? – в полном отчаянии предложил Поуви. – Или яиц в горячем масле?

– Нет, благодарю вас, Поуви, – отрезала Гарриет. И вдруг услышала голос Юджинии:

– Да, пожалуйста, Поуви!

– Отлично, значит, принесите яйца в горячем масле. Кивнув, Гарриет взяла Юджинию за руку. – Мне бы хотелось понять, что тебя все-таки так напугало. Но сначала пойдем, умоемся, хорошо?

По лестнице они спустились в молчании. Гарриет чувствовала, как у нее до сих пор колотится сердце. Ноги у нее подгибались – то ли от усталости, то ли от пережитого потрясения.

Войдя в свою комнату, она уставилась на валявшийся в углу стул, сброшенные возле него сапоги и стоявшую тут же рапиру.

– Прости... мне очень жаль, что из-за меня ты подумал, будто в детской начался пожар, – присев на край постели, пробормотала Юджиния. – Я вовсе не хотела тебя обманывать – это вышло случайно.

– Успокойся, ты тут ни при чем, – вздохнула Гарриет. – Что случилось? Тебе приснился страшный сон?

– Ой, нет! – отмахнулась Юджиния. – Стала бы я пугаться из-за какого-то сна! Я ведь уже не ребенок как-никак! Повернулась бы на другой бок и уснула снова. Это все из-за крысы!

– Крысы?!

– Да, – уныло кивнула Юджиния. – Она пробежала по моей постели, и я проснулась... и вижу – она сидит и смотрит на меня! Прямо мне в лицо, представляешь?! Такая черная, с мерзким розовым хвостом.

– Может, тебе это просто приснилось? – с сомнением покачала головой Гарриет. – Крысы обычно боятся людей. Наверное, ты видела сон.

– Я знаю разницу между настоящей крысой и сном. И потом, эта крыса укусила меня!

– Крыса укусила тебя?! Где?

– Вот сюда. – Юджиния протянула правую руку. И действительно, чуть повыше запястья виднелись крохотные красные пятнышки – следы острых зубов. Кожа вокруг них покраснела и слегка припухла.

– О нет! – в ужасе выдохнула Гарриет. Схватив Юджинию, она подтащила ее к тазику, плеснула туда воды из кувшина и сунула руку Юджинии в воду. – Мыло! – скомандовала она. – Где мыло?! – Она вновь почувствовала, что сердце едва не выпрыгивает у нее из груди.

– Вот же оно! – Юджиния невозмутимо сунула ей кусок мыла.

Гарриет снова и снова намыливала ее руку.

– Но эта крыса была совсем не грязная, – покачала головой Юджиния. – То есть, я хочу сказать, она напугала меня. Вот я и выбежала из комнаты, чтобы не оставаться с ней. А еще у нее на брюшке было белое пятно – точь-в-точь жилетка! А так она была очень даже чистая, как все крысы!

В дверь постучали. Гарриет зло обернулась, готовая обрушиться на Джема. Но, скорее всего его так и не удалось отыскать, потому что в дверь просунулся Поуви с новой партией яиц в горячем масле. Он аккуратно поставил поднос на стол рядом с креслом. Потом подумал и придвинул к столу другое кресло.

– Хм! – Юджиния, вывернувшись из рук Гарриет, бросилась к столу. Капли воды полетели в разные стороны. – Ну и проголодалась же я!

– Я так понимаю, лорда Стрейнджа так и не удалось найти, – недовольно буркнула Гарриет.

– Да, сэр, – с поклоном ответил Поуви. – Поиски, так сказать... ммм... не увенчались успехом.

– Вы проверили все спальни? – едким тоном осведомилась Гарриет.

Дворецкий моргнул.

– Естественно, нет. Я не мог позволить себе тревожить гостей по такому поводу.

– Ну, так сделайте это! – рявкнула она.

– Лорд Стрейндж будет очень недоволен! – возразил Поуви.

Гарриет смерила его взглядом.

– Лорду Стрейнджу и помимо этого будет, о чем подумать. Возможно, вам захочется лично сообщить вашему хозяину, что переполох возник оттого, что ночью его дочь укусила крыса.

Пригвоздив несчастного дворецкого к месту одним из своих «герцогских» взглядов, Гарриет повернулась к нему спиной. Через минуту она услышала, как захлопнулась дверь.

– Мне кажется, крыса была просто голодная, – жалостливо вздохнула Юджиния. – Я тоже была голодная – гувернантка наказала меня, оставила без ужина и велела лечь спать.

– За что?

– Я разозлилась, – пожала плечами Юджиния. – А это очень дурно. Гувернантка была так недовольна, что хлопнула дверью и ушла.

– И не вернулась.

– Да. Вот я и осталась без ужина. Впрочем, меня всегда так наказывают, если я плохо себя веду. Или дерзко. Но иногда я просто не могу ничего с собой поделать, – вздохнула она.

– Не расстраивайся – не ты одна. Каждому иногда случается вспылить, – буркнула Гарриет, чувствуя, как внутри ее закипает злость. – Но я считаю, ты имеешь право ужинать независимо от того, как себя ведешь.

– Я знаю, как следует себя вести, – продолжала Юджиния, – Но иногда не получается, понимаешь?

– Ты ей нагрубила? – спросила Гарриет.

– Боюсь, что да, – весело заявила Юджиния, впиваясь зубами в очередной тост. – Знаешь, Гарри, у тебя волосы торчком!

Гарриет машинально поднесла руку к голове – и тут же выяснилось, что выбившиеся из косицы волосы рассыпались по плечам.

– Ты сейчас похож на девушку, – объявила Юджиния. – Знаешь, Гарри, из тебя получилась бы очень красивая девушка! – добавила она.

Гарриет внезапно почувствовала себя польщенной.

– Так ты взаправду девушка? – вдруг спросила Юджиния с той очаровательной прямотой, которая свойственна только детям.

Гарриет молча кивнула.

– Я никому не скажу, – успокоила ее Юджиния. – Жаль, что я не такая хорошенькая, как ты. Но тут уж ничего не поделаешь – я давно с этим примирилась.

– Господи, что за чепуху ты говоришь! – возмутилась Гарриет.

– У меня странные волосы, я знаю. И длинный нос.

– Да, у тебя очень мелко вьются волосы, – вынуждена была признать Юджиния. – Но и у меня они тоже вьются. А вот нос у тебя совсем не длинный. И к тому же у тебя красивые глаза.

– А я и не расстраиваюсь, – невозмутимо пожала плечами Юджиния. – У моего папы куча денег, так что я выйду замуж за кого захочу. Просто куплю того, кто мне понравится.

– О Боже! – воскликнула ошарашенная Гарриет.

– А ты богата? – поинтересовалась Юджиния. – Знаешь, по-моему, деньги делают жизнь намного приятнее.

– Да, – подумав немного, кивнула Гарриет. – Наверное, богата. Только я как-то об этом не думала.

– А почему? – искренне удивилась Юджиния. – Тогда ты тоже можешь купить себе мужа. Я тебя научу, как это сделать, – мне папа рассказывал. Едешь в Лондон, идешь к собору Святого Павла... только захвати с собой денег побольше: там можно найти кого угодно – от тренера для верховой езды до жены.

– Ах, вот как? – Брови Гарриет поползли вверх. – А твой папа тоже собирается... купить себе жену?

– Он очень любил мою маму, – вздохнула Юджиния. Глаза у нее закрывались. – Но он не покупал ее. Это она купила его себе.

– Может, поспишь в моей постели, пока не придет твой отец?

Юджиния рухнула на постель. Кажется, она уснула еще до того, как ее голова коснулась подушки.

Гарриет постояла немного, потом протянула руку и ласково коснулась волос девочки. Снова уселась в кресло, вытянула ноги к огню и закрыла глаза. И почти сразу же провалилась в сон.

Когда Гарриет открыла глаза, за окном уже светало. Из-за того, что она спала в кресле, шея у нее онемела и едва ворочалась. Кое-как, кряхтя и морщась, Гарриет встала на ноги и, как была, не раздеваясь, рухнула в постель возле мирно спавшей Юджинии.

Глава 21 О крысах и о том, что кое-кому не мешало бы измениться

Первым, что увидела Гарриет, едва открыв глаза, было лицо Джема – он стоял, разглядывая их обеих, и в его глазах она прочла мучительное беспокойство.

– Она очень перепугалась? – шепотом спросил он. Кажется, в первый раз за все время она увидела другого Джема – вся его самоуверенность вдруг разом пропала, и теперь перед ней стоял встревоженный отец. Он сейчас так мало напоминал умного, язвительного лорда Стрейнджа, которого она знала, что Гарриет даже пожалела его.

– Мог начаться пожар, – резко бросила она и рывком села, спустив ноги с кровати.

Он был без парика. Ну конечно, до парика ли тут, язвительно подумала Гарриет, ведь он и его дама сердца наверняка всю ночь не сомкнули глаз!

– Боже! – пробормотал он, рассеянно взъерошив и без того встрепанные волосы. Это прозвучало как молитва.

Гарриет снова почувствовала прилив острой жалости – и постаралась загнать это неуместное чувство поглубже.

– Она могла умереть от страха, – жестко сказала она. В голосе ее была ледяная ярость. – Гувернантка сбежала. Девочку оставили без ужина. Никто не позаботился ни умыть, ни причесать ее на ночь. В постель забралась крыса, и укусили Юджинию за руку. Вы хоть знаете, что в вашем доме водятся крысы?!

– Знаю ли я, что в моем доме водятся крысы? – машинально повторил он. Было заметно, что он потрясен. – Нет, конечно! Но, наверное, должен был знать. Честно говоря, я предполагал, что тут водятся мыши. Юджиния говорила мне, что слышит иногда царапанье под полом и какой-то неясный писк, и я сказал ей, что во всех старых домах водятся мыши.

– Хейверхиллская лихорадка[8], – мрачно пробормотала Гарриет, впервые дав волю худшему из терзавших ее страхов. Единственное, на что у нее хватило сил, – это выговорить название.

– На какой руке укус? – негромко спросил Стрейндж, наклонившись над постелью. Юджиния крепко спала, укрытая облаком темных волос точно плащом. На губах девочки играла легкая улыбка – наверное, ей снился хороший сон.

– На правой, – прошептала Гарриет.

Джем осторожно взял дочь за руку. За ночь вокруг крошечных красных точек появилась легкая припухлость.

– Господи! – ахнул он. И снова это прозвучало как молитва.

– Однажды от этой лихорадки умер слуга в моем загородном поместье – и случилось это почти через две недели после укуса. Срочно вызовите доктора и не спускайте с нее глаз.

– Господи, какой же я идиот! Думал, что сделал все, чтобы она была в безопасности!

Гарриет не нашлась что сказать.

– Вы даже представить себе не можете, Гарри, что это такое – иметь ребенка, – сказал Джем, устало, опустившись в то самое кресло, в котором она провела большую часть ночи. – Когда умерла ее мать, я решил, что сначала приставлю к ней кормилицу. А потом, когда она немного подрастет, отошлю ее к какой-нибудь родственнице. Неплохая мысль, как вы считаете?

Гарриет была вынуждена признаться, что мысль действительно неплохая.

– Но потом я брал ее на руки – и она прижималась ко мне, я видел ее забавную мордашку и эти ее курчавые волосы, которые вечно стояли торчком, я... – Он осекся. – А знаете, вы немного похожи на нее! – вдруг выпалил он. – Короче, у меня не хватило сил расстаться с ней. Я не смог отослать ее. Нашел ей кормилицу. Нужно было, конечно, отправить ее к тетке Салли – в доме полно женщин, там было, кому о ней позаботиться... но я, идиот, не смог! – Он со злостью стукнул себя кулаком по лбу.

– Все не так ужасно. – Гарриет сама не могла понять, как у нее повернулся язык такое сказать. Утешать его! Однако видеть этого сильного человека в таком отчаянии было свыше ее сил.

– Но теперь я все решил. Она уедет отсюда – подальше от этого дома и тех опасностей, которые подстерегают ее здесь.

Гарриет осторожно кашлянула.

– Может, попробуете обойтись без таких крайних мер? Эти ваши гости, к примеру... если бы вы приглашали к себе только тех, кому можете доверять, вам не было бы нужды постоянно держать дверь детской на замке. И избавьтесь, наконец, от крыс! По-моему, это все не так уж сложно.

– Несложно?! – фыркнул Джем. – А вы хоть представляете себе, что такое смерть?! Это... это как дверь. Человек выходит, прикрыв ее за собой, а вы остаетесь один. И знаете, что он потерян для вас навсегда!

– Так уж случилось, что я совсем недавно потерял очень дорогого для меня человека, – сказала Гарриет. – Но я, по крайней мере, сделал все, чтобы ему ничто не угрожало.

– Я тоже сделал! – ощетинился Стрейндж.

– Это когда устраивали для нее пикники в этой вашей Пизанской башне? – со злостью бросила она. – Когда приглашали сюда всякий сброд... людей, которым вы и сами в глубине души не доверяли, поскольку знали, что им нельзя доверять? Когда постоянно держали дочь под замком, а сами преспокойно укладывались в постель, даже не позаботившись заглянуть кней перед сном, убедиться, все ли с ней в порядке?!

– Я вообще не ложился в постель, – угрюмо буркнул он, не поднимая глаз. Голос у него был усталый. – Что до всего остального... да, вы правы.

– То, что вы сегодня не ложились в постель, – ваше личное дело! Да и потом, разве проблема только в этом? – отмахнулась Гарриет. – Возможно, вам и впрямь лучше отослать ее куда-нибудь. Отец, который шляется по ночам неизвестно где, вместо того чтобы быть с дочерью... Наверное, вам просто не до нее, так? – зло бросила она.

Стрейндж закрыл лицо руками. Гарриет закусила губу, стараясь отогнать непрошеную жалость. Почему у нее такое чувство, что она обязана сделать все от нее зависящее, чтобы утешить его?

– Вы правы, Гарри. Вы абсолютно правы, – глухо пробормотал он.

– Я...

– Отец из меня действительной никудышный. Мой, правда, был еще хуже... но я надеялся, что со временем из меня может получиться совсем неплохой отец. – Стрейндж выпрямился. Увидев его лицо, Гарриет перепугалась не на шутку – за несколько минут оно страшно осунулось, черные круги под глазами смахивали на синяки. – Семейная гордыня... Мне следовало об этом помнить. Из мужчин в нашем семействе никогда не получались хорошие отцы... – Он криво улыбнулся.

– Почему? – резко спросила она. – И потом... кто вам сказал, что вы никудышный отец? Вам просто нужно уделять дочери больше времени.

– Это не дом, а вертеп. А мои гости – просто отребье. Вилльерс оказал вам дурную услугу, Гарри, когда привел сюда. Мне нужно отослать Юджинию... я немедленно этим займусь, – тусклым голосом проговорил Стрейндж.

Гарриет сглотнула.

– Но она любит вас, – едва слышно прошептала она. – Не отсылайте ее! Просто постарайтесь, чтобы ее жизнь стала другой.

– Я допустил, чтобы мою дочь укусила крыса. – Он снова спрятал лицо в ладонях. – Мой дом... он, мягко говоря, кишит крысами... и двуногими тоже. А я сам понятия не имею, как это изменить. И как измениться самому, кстати, тоже. Вряд ли из меня уже получится простой деревенский сквайр, Гарри... – И вдруг, помолчав, неожиданно спросил: – Вы сердитесь? Это от злости ваши глаза вдруг стали такого цвета?

– У злости нет определенного цвета, – буркнула Гарриет, пытаясь переварить то, что он сейчас сказал. Неужели Джем оставит все, как есть – просто потому, что давно махнул на себя рукой? Потому что считает себя безнадежно испорченным и уверен, что не в его силах измениться?

– Странного цвета у вас сейчас глаза, Гарри, – пробормотал Джем. – Иногда они карие. А иногда темнеют и становятся почти фиолетовыми. А когда вы злитесь или что-то вам очень не нравится, тогда они... Так о чем я говорил? – поморщился он.

Отвернувшись, Стрейндж заботливо завернул дочь в одеяло.

– Может, оставить ее тут, пока она сама не проснется? А я могу побыть в какой-нибудь другой спальне, – предложила она. – Бедная девочка так натерпелась...

– Вы тоже. Я заберу ее к себе, – не оборачиваясь, бросил он, подхватив дочь на руки.

Что-то, неразборчиво пробормотав, Юджиния уткнулась носом в отцовское плечо. Длинные худые ножки свешивались с его руки. Гарриет вдруг подумала, что Юджиния смахивает на длинноногого журавлика.

– Спасибо, Гарри. Я ваш должник.

– Вы ничего мне не должны.

– Тогда я дам вам еще один урок фехтования, и будем считать, что мы квиты, идет? – Он окинул взглядом комнату – Гарриет могла бы поклясться, что от взгляда Стрейнджа не укрылась ни стоявшая в углу рапира, ни отодвинутый в сторону ковер.

– Кажется, ваши уроки начинают мне нравиться, – прижалась Гарриет. И почувствовала, как краснеет.

– После обеда, Гарри. А сейчас вам нужно выспаться.

Глава 22 «Преврати меня в блудницу. Или лучше не надо»

8 февраля 1784 года

Когда она снова открыла глаза, Джема рядом уже не было. В комнате стояла тишина, только за окном заливалась звонкой трелью какая-то птаха, примостившаяся на ветке соседнего дерева. Потом она вдруг услышала шуршание – подняв голову, Гарриет увидела сидевшую возле камина Исидору. Та читала книгу.

Гарриет выбралась из-под одеяла.

Исидора покосилась на нее через плечо и снова уткнулась в текст.

– Предупреждаю честно – прежде чем ты вздумаешь полюбоваться на себя в зеркало. А то увидишь, что у тебя на голове, и упадешь в обморок.

– Не упаду, – зевнула Гарриет. – Я всю жизнь живу с такой головой. Моя горничная, после того как помоет мне голову, стягивает мокрые волосы на затылке, иначе на них никакой управы нет.

– Похоже, у тебя была на редкость волнующая ночь, – отложив в сторону книгу, улыбнулась Исидора. – Может, расскажешь мне, что все-таки произошло? До меня дошли слухи о нашествии крыс. А еще о пожаре и о том, как потом всем домом искали пропавшего хозяина. Словом, как в плохой пьесе. Если не считать крыс, конечно, – в этом хоть есть что-то новенькое. Какой-то намек на правду. Звучит слишком мерзко, чтобы оказаться банальной выдумкой. Согласна?

– Да, крыса была – забежала к спальню к дочери Стрейнджа. Бедняжка перепугалась до смерти.

– Бррр! – Исидору передернуло. – Мерзость какая!

– Я сначала решила, что начался пожар, но, как потом выяснилось, это была ложная тревога. Да еще лорда Стрейнджа никак не могли отыскать. Во всяком случае, в спальне его не оказалось. И в его постели тоже. – На душе у Гарриет сразу стало тяжело – у нее было такое ощущение, будто ей на грудь навалили могильную плиту.

– Вот как? Интересно, в чьей же тогда постели он провел ночь? – хмыкнула Исидора.

Гарриет предпочла промолчать. Пугало то, что ее по-прежнему тянуло к Джему – даже сейчас, когда уже не оставалось никаких сомнений в том, что у него имеется любовница.

– Странная ты все-таки женщина! – протянула Исидора. Бросив эту непонятую фразу, она пожала плечами и снова уткнулась в книгу.

– Что ты читаешь?

– Макиавелли. «Государь». Тут рассказывается о том, как правители Италии боролись за власть. Моя матушка говорила, что тут где-то упоминается о моем дальнем родственнике, вот я и решила ее прочитать.

– Кто-то из твоих родственников был правителем Италии? – удивилась Гарриет.

– Нет, как я поняла, он был мелкой сошкой, побочным сыном, что ли. И был весьма сведущ в ядах, – хмыкнула Исидора. – В моей семье почти все могут похвастаться довольно необычными талантами.

– Зато в моей почти все могут похвастаться скучными и нудными добродетелями, – фыркнула Гарриет.

Исидора перевернула страницу. Потом снова вскинула на Гарриет глаза.

– Нудными добродетелями? – переспросила она.

– Вот именно, – подтвердила Гарриет.

– Мне тут пришло в голову... возможно, между нами есть какое-то родство, – ухмыльнулась Исидора. – Просто я заметила, что весь этот сброд в доме лорда Стрейнджа уже не кажется мне таким забавным, как раньше. Вчера вечером лорд Роук сказал мне нечто такое об абрикосах в коньяке... я просто ушам своим не поверила!

– И что же он сказал? – заинтересовалась Гарриет.

– По-моему, это было предложение... не совсем приличное, – пробормотала Исидора. – Я так смутилась, что сбежала в дамскую гостиную. А там ко мне с разговором привязалась какая-то дама с таким толстым слоем косметики на лице, что та смахивала на штукатурку. И с целой копной золотистых волос на голове – вылитая башня, честное слово.

– Прически в виде башни сейчас носят почти все, – уныло проговорила Гарриет.

– А знаешь, что я нахожу особенно странным? – отмахнулась Исидора. – Держу пари, лорду Стрейнджу и самому не нравятся эти его гости. Да что там – он и по именам-то не всех знает.

– Потому что ему все равно, кто его гости; я имею в виду – его не волнует, из знатной ли они семьи и достаточно ли высокое положение занимают в обществе.

– Тогда почему бы ему просто не открыть гостиницу? – фыркнула Исидора. – Лично я никогда не останавливаюсь в гостинице – моя свекровь твердо убеждена, что настоящей леди не пристало это делать, тем более что даме вообще не положено самой за что-то платить. Но вчера вечером у меня возникло чувство, что я нахожусь на постоялом дворе. Или – если называть вещи своими именами – вообще в борделе! Едят и пьют в любое время суток – целые горы бесплатной еды! – а потом подвыпившие гости принимаются гоняться за Грациями!

– Когда ты хочешь уехать отсюда? – спросила Гарриет. Она уже сообразила, к чему Исидора завела весь этот разговор.

– Может, завтра утром? Как ты думаешь, это будет прилично?

– Может, подождем еще денек? – предложила Гарриет. – Нелл упросила меня передать от нее записку Стрейнджу. Так что я завтра напишу ее, и можем уезжать.

– По сравнению с тобой я просто проявляю чудеса благоразумия! – рассмеялась Исидора. – А ты... вот уж никогда бы не подумала, что ты станешь писать любовные записочки лорду Стрейнджу, да еще от лица другой женщины! Ну, просто как у Шекспира!

– Может, предупредить Нелл, что у Стрейнджа уже имеется любовница?

– Думаешь, ее это очень волнует? – В голосе Исидоры звучало нескрываемое презрение.

– По-твоему, Нелл так уж сильно отличается от других? – Гарриет внезапно ощутила желание заступиться за свою новую приятельницу. – Вспомни, какие слухи ходили о Джемме в те годы, когда она напропалую развлекалась в Париже!

– Господи, о чем ты говоришь?! Разве можно их сравнивать? Да, конечно, за Джеммой числится пара-другая любовных интрижек, но она же леди! Ей и в голову не придет прыгнуть в постель к первому встречному, просто удовольствия ради! Ты же знаешь, Гарриет, я никогда не питала особой любви к Косуэю, моему так называемому супругу. Да и с чего бы, правда? Я ведь его толком даже не знаю. Но теперь я твердо могу сказать – если окажется, что он вроде Стрейнджа, брак с таким человеком станет для меня невыносимым.

– Вроде Стрейнджа? – Сердце Гарриет едва не выпрыгнуло из груди. Иметь такого мужа, как Стрейндж... влекущего ее своей диковатой красотой! А его улыбка, литые мышцы, искорки смеха в его глазах, изобретательный ум...

– Именно! – отчеканила Исидора. – Зачем мне такой муж? Никогда не знаешь, в какой постели найдешь его в следующий раз. Держу пари, он и Нелл сделает своей любовницей. Конечно, он не женится на ней, но просто так, ради удовольствия... почему бы и нет?

– Да, – пробормотала Гарриет. – Хотя сама она надеется выйти за него.

– Что?! Он никогда на ней не женится! Да и какой мужчина согласится взять в жены женщину, которая до свадьбы пустила его к себе в постель?

– Зря ты так уверена в этом, – возразила Гарриет. – Я знаю немало светских дам, чей первый ребенок появился на свет что-то уж слишком быстро после свадьбы.

– Ну, после помолвки – это совсем другое дело! – пожала плечами Исидора.

– Не уверена.

– Ну, тогда, похоже, я становлюсь настоящей ханжой! – продолжала Исидора. – Наверное, скоро превращусь в одну из тех злющих старух герцогинь, которые любой пустяк могут счесть верхом неприличия. – Она небрежно дернула плечиком. – Просто мне не нравятся подобные сборища. Да вот хотя бы вчера вечером – подходит ко мне...

– Уж не историю ли с абрикосами ты собираешься мне рассказать?

– Нет, это явившиеся вчера жонглеры. Под конец они все перепились. Я сидела в углу – мы с одной из Граций обсуждали новые моды, – и тут подходят к нам двое из этой компании. Посмотрели на нас, и вдруг один говорит: «Я так пьян, что едва стою на ногах. Положите меня на пол и откатите к шлюхе!» Моя собеседница, по всей видимости, решила, что это очень смешно. Она так хохотала, что едва не свалилась со стула.

– Ох, Исидора... мне очень жаль!

– К счастью, он свалился на пол. И так и остался, там лежать.

– А где же был Стрейндж? Исидора передернула плечами.

– Не знаю. Наконец появился мистер Поуви. Он просто позвал двух лакеев и приказал вытащить пьянчуг из комнаты.

– Наверное, для них это обычное дело, – поморщилась Гарриет.

– Я хочу домой! – жалобно протянула Исидора. Гарриет порывисто обняла ее.

– Мы уедем завтра утром, обещаю! Прикажи Люсиль собрать наши вещи. Я отдам Стрейнджу оставшиеся две строчки стихотворения, и через минуту ноги нашей здесь не будет.

Ничто не длится вечно...

Глава 23 Настоящие леди, амазонки, развратники и острые шипы

Гарриет переписала последние две строчки стихотворения, того самого, которое якобы Нелл сочинила для обольщения лорда Стрейнджа, и вложила его в конверт, предварительно слегка надушив сложенный листок. Потом забралась в ванну и долго сидела в горячей воде, перебирая в памяти события предыдущей недели.

Да, она изменилась, и изменилась навсегда – но разве это так уж плохо? Конечно, она не может до конца своих дней оставаться мужчиной. Зато в ее власти изменить свою жизнь. Она больше не согласна битых два часа, томиться перед зеркалом, пока горничная пытается соорудить у нее на голове нечто вроде копны сена из фальшивых волос. Она не станет снова носить оборки и рюши. Та же портниха, у которой она обычно заказывает себе манто, сошьет для нее удобный, практичный гардероб – женские, но при этом плотно прилегающие к телу платья. Если понадобится, она даже подговорит портного герцога Вилльерса сшить для нее такое платье – или даже два!

И она будет по-прежнему брать уроки фехтования на рапирах – пусть даже до нее ни одна женщина этого не делала!

И, наконец, самое главное – она хочет иметь ребенка. Но появление ребенка подразумевает наличие законного супруга. А это, в свою очередь, означает, что ей придется ехать в Лондон и снова бывать на опротивевших ей балах.

Очень может быть, в конце концов, ей удастся отыскать достаточно умного и интересного мужчину. Образ, который она уже мысленно нарисовала себе, выглядел странно знакомым – она в любой толпе узнала бы, это мужественное, бледное лицо, – но Гарриет, спохватившись, прикрикнула на себя, напомнив, что пора вернуться с небес на землю.

Стрейндж был частью этой их безумной авантюры. Не более того.

Она в последний раз натянула брюки, помогла Люсиль перетянуть повязкой грудь и надела белую рубашку. После чего решительным шагом спустилась в картинную галерею и стала дожидаться Юджинию.

– Ее тут нет, – услышала она чей-то глубокий, низкий голос. Гарриет обернулась. В углу, возле одной из стеклянных витрин, разглядывая ее содержимое, стоял Джем. Крышка витрины была поднята.

– Что вы делаете? – поинтересовалась она, подходя к нему.

– Решил убрать отсюда этот набор шахмат.

Он стал брать в руки резные деревянные фигурки – одну за другой, – расставляя их поверх стекла. Гарриет невольно залюбовалась – каждая из них представляла собой настоящее произведение искусства, не было ни одной похожей. Но что самое забавное, выражение на лицах у них тоже было разное.

– Только посмотрите на черную королеву, – ахнула Гарриет. – Она похожа на мою кухарку, когда та обнаружит, что у нее вышла вся рыба! – Черная королева вызывающе подбоченилась, упершись кулаками в могучие бедра. На ней был фантастической красоты головной убор – изящно вырезанный шарик с отверстиями, сквозь которые был виден другой, поменьше, а внутри его – еще один, и так без конца.

Джем оглянулся через плечо – его темные глаза улыбались.

– Понятия не имею, какое выражение лица бывает у моей кухарки, – хмыкнул он. – Да и потом... нет у меня никакой кухарки! Мне готовит повар.

– Ну, как бы там ни было, именно такое у нее бывает лицо, когда она злится, – пожала плечами Гарриет. Губы черной королевы злобно кривились; можно было поклясться, она сейчас затопает ногами. – А почему вы решили их убрать?

– Хочу отправить их в Лондон, – объяснил Джем. – В подарок герцогине Бомон. В свое время она очень заинтересовалась ими.

– В самом деле? Они и вправду необыкновенно хороши.

– Я бы подарил их вам, но на них лежит проклятие. Гарриет рассмеялась.

– Я купил их у одного принца из Марокко, когда тот был в Лондоне, – с невозмутимым видом продолжал Джем. – Он говорил, что любой, кто приобретет эти шахматы, никогда не будет счастлив в любви. Предупредил, что это «доска гнева» – так он ее назвал.

– Чушь, какая! – покачала головой Гарриет.

– Я поначалу тоже так решил, но теперь подумал, что пришло время избавиться от этих шахмат. Мне в жизни довелось видеть много странного и непонятного, и я научился доверять собственным ощущениям.

– Да уж, учитывая, как вам удалось заставить эту свою башню стоять, накренившись и при этом не падать! – покачала головой Гарриет. – Знаете, я вам верю.

К этому времени уже все фигурки были вынуты из коробки. Короли, словно бросая яростный клич, потрясали в воздухе сжатыми кулаками. На головах у офицеров красовались странного вида маски. От выражения их лиц кидало в дрожь. Гарриет взяла в руку пешку. Как она и думала, крохотный солдат сжимал в руке копье.

– Я прикажу Поуви упаковать их, – сказал Джем.

– Не посылайте их Джемме, – вдруг взмолилась Гарриет. – Лучше продайте кому-нибудь.

Он резко обернулся.

– Ага! Стало быть, и вы поверили в проклятие?

Стоило ей увидеть улыбку Джема, как у нее что-то переворачивалось внутри. Никогда не подводивший Гарриет здравый смысл подсказывал: нужно бежать, – а сердце... сердце молило улыбнуться ему в ответ.

Спохватившись, она вынула из кармана надушенный листок.

– Минутку, – остановил ее Джем. Готовясь к бою, он уже стащил с себя камзол и закатал рукава рубашки, обнажив мускулистые руки. Его мужественная красота невольно напомнила Гарриет о свободе, которой она наслаждалась все это время, – но это была мечта, а не реальная жизнь.

Она найдет себе мужчину, за которого сможет выйти замуж. Достаточно, чтобы он был порядочным человеком и хотел иметь детей.

Удивленно вскинув брови, Джем прочитал стихотворение целиком.

Мала и легка я, как пташка ночная.

Наткнувшись на шип, я вмиг засыпаю.

Узнать, кто я, легко –

Сорвав вуаль нетерпеливою рукой,

Увидишь сам – под ней на мне не будет ничего!

– Эта самая вуаль... звучит как намек на женитьбу, вы не находите, Гарри? Невольно напрашивается сравнение с фатой, – усмехнулся Джем, отшвырнув смятый листок.

– Может, это намек на то, как зовут эту даму? – предположила Гарриет.

– Не представлю, кто это может быть.

Впрочем, он, естественно, знал, что Нелл носит фамилию Гейл[9]. Не глядя на нее, Джем молча стаскивал с себя сапоги.

– Вы, наверное, получаете немало подобных писем? – предположила Гарриет.

– Вовсе нет. Конечно, мне довольно часто делают такие предложения, но... Обычно они менее... хм... завуалированные, – хмыкнул он.

– Почему?

В глазах Джема мелькнул смех.

– Возможно, вы не поверите мне, Гарри – с вашим то смазливым лицом, которому позавидует любая женщина! – но многие дамы находят меня привлекательным мужчиной!

– С чего вы взяли, что у меня смазливое лицо? – возмутилась Гарриет.

– К несчастью, так оно и есть, – буркнул Стрейндж. – Только вспомните бедняжку Китти – она совсем потеряла голову. И это при том, что у нее никогда не было недостатка в мужчинах.

– Китти не пишет мне любовных писем! – запальчиво возразила Гарриет.

Взгляд, которым он смерил ее, заставил Гарриет почувствовать себя полной дурой... и при этом почему-то королевой. А также женщиной – женщиной до мозга костей.

«Ты мужчина, – напомнила себе Гарриет. – Помни, ты мужчина».

– Не уверен насчет того, умеет ли бедняжка Китти управляться с пером и бумагой, – ухмыльнулся Джем. – Но я могу помочь ей – если вы, конечно, не против, Гарри. Точно так же, как вы помогали моей ночной пташке, когда она искала подходящие рифмы.

Гарриет уже открыла, было, рот, чтобы с возмущением все отрицать, но тут же сообразила, что это бессмысленно. Она попалась.

– Боже мой, неужели вы испытываете искушение писать любовные стихи? – спросила она.

– Вы имеете в виду – не тянет ли меня к этому соловушке? Ни в малейшей степени. Но вы меня удивили, Гарри. Кто бы мог подумать, что вы знаете такие слова, как этот ваш пресловутый «шип»! Да еще умеете так изобретательно ими пользоваться!

Гарриет вдруг почувствовала, что начинает стремительно краснеть.

– Уверяю вас, мне известно немало подобных слов! – смущенно пробормотала она.

– Что вы говорите? Тогда как-нибудь на днях дайте мне урок – я ощущаю настоятельную потребность пополнить свой лексикон, – сухо сказал Джем. – Думаю, что справлюсь, и обещаю скрупулезно следовать всем вашим указаниям.

– Для чего? Нисколько не сомневаюсь, что ваша любовница справится с этим куда лучше меня, – буркнула Гарриет. И тут же пожалела, что не успела благоразумно прикусить язык до того, как эти слова сорвались у нее с языка.

Он ответил не сразу, так что у Гарриет была возможность мысленно выругать себя за глупость.

– У меня нет любовницы, – покачал головой Стрейндж. Но Гарриет уже успела овладеть собой. И сейчас она была твердо намерена вести себя так, как положено в таких ситуациях мужчине.

– Чушь! У всех мужчин они есть! – насмешливо фыркнула она. – Для чего вы морочите мне голову, Стрейндж? Уверяю вас, в этом нет никакой необходимости.

– Зовите меня Джем, – с нажимом в голосе проговорил он. – И я вовсе не пытаюсь морочить вам голову. У меня действительно была любовница – пару лет назад. Но потом она вбила себе в голову, что я обязан познакомить ее с Юджинией. А я с самого начала решил, что этого не будет.

– Надеюсь, Юджиния уже пришла в себя? – спросила Гарриет.

– Вполне. Я уволил ее гувернантку. И также лакея, который должен был дежурить у дверей ее комнаты. Поуви удалось выяснить, что в ту ночь они заперлись в чулане, где хранятся столовые приборы, и занимались там любовью, причем не в первый раз. Ну, как насчет урока фехтования, мистер Коуп? Вы готовы?

Гарриет вдруг показалось, что в глазах Джема блеснул насмешливый огонек... и потом, он с какой-то странной интонацией произнес «мистер Коуп», словно смакуя на вкус. Однако она предпочла не обращать на это внимание, просто отошла в сторону и молча стащила с себя сапоги. А когда сбросила с плеч камзол, внезапно удивилась – сегодня в картинной галерее было заметно теплее, чем всегда.

– Вы обратили внимание, что я велел принести сюда жаровню? – крикнул из своего угла Джем.

И действительно – в стороне, у самой стены, стоял окованный листами железа пузатый горшок с углями. От него исходило приятное тепло.

– Не хотел, чтобы Юджиния мерзла, – пояснил он. – А она вдруг передумала – сказала, что сегодня не спустится вниз.

– Вот и хорошо, – рассеянно бросила Гарриет. Она вдруг заметила, что на правой ладони у нее появился водяной пузырь – наверное, накануне переусердствовала в тренировках и натерла руку. Из-за этого ей сегодня было больно держать рапиру.

– В чем дело? – внезапно спросил Джем; – Какие-то проблемы?

– Ничего страшного, – буркнула Гарриет, сжав в руке рапиру. – Engarde[10], сэр!

Джем принял боевую стойку – от его мускулистой худощавой фигуры невозможно было оторвать глаз. Гарриет стоило невероятного усилия заставить себя отвернуться.

– Нельзя отводить глаз от противника! – заметив это, резко бросил Джем.

Гарриет послушно уставилась на него.

– Сегодня я покажу вам еще один прием. Он называется «круговой захват», – пробормотал Джем. – Следите за мной, Гарри.

Взяв рапиру в правую руку, он резко вскинул ее вверх – лезвие, описав изящную дугу, со свистом вспороло воздух, – затем последовал резкий поворот кисти, дуга превратилась в петлю, рапира змеей проскользнула под ней, и все закончилось стремительным выпадом.

– Еще раз, пожалуйста, – попросила Гарриет, стараясь запечатлеть в памяти каждое движение – то, как он вскинул вверх одну руку, как отвел другую назад, чтобы сохранить равновесие... идеально симметричную позу, которую приняло его тело.

Джем с удовольствием выполнил ее просьбу.

– Вот так? – Она попыталась повторить за ним, но почти сразу же почувствовала, что что-то сделала не так. Возможно, слишком высоко вскинула руку или опустила под чересчур острым углом.

– Вы делаете потрясающие успехи, – неожиданно похвалил ее Джем. – Если честно, мои собственные на этом этапе были куда скромнее.

Естественно, она ему не поверила, однако едва Гарриет открыла рот, чтобы сказать ему об этом, как слова замерли у нее на устах. Джем опять оказался позади нее – обхватив ее одной рукой, он крепко прижал ее к себе, чтобы показать, как правильно сделать выпад, – его мускулистая рука легла поверх ее руки. Гарриет с трудом сглотнула. Его тело сжигало ее – как пламя, как забытая клятва, – и вся она загоралась ответным огнем.

– Теперь попробуйте самостоятельно, – предложил Джем, снова встав перед ней в стойку. Выглядел он при этом совершенно, невозмутимым. Впрочем, и неудивительно – он ведь по-прежнему считал, что дает урок фехтования юному Гарри Коупу! Эта мысль придала Гарриет уверенности. Что ж, по крайней мере, Джем даже не подозревает, в какой трепет приводит ее каждое его прикосновение. Конечно, все это было ужасно унизительно... оставалось только утешаться тем, что ее тайна так и осталась тайной.

Она попробовала повторить прием. Раз, другой – и все это время его пытливый взгляд ни на мгновение не отрывался от нее. Потом он, остановив ее, снова показал ей прием, объяснив, что именно она делает неправильно. Через несколько минут Гарриет уже забыла, что еще совсем недавно от одного прикосновения Джема ее кидало в дрожь. Она была настолько поглощена уроком, так старалась сделать все в точности, как показывал Джем, что и думать забыла о подобных пустяках. А еще через какое-то время произошло чудо – у нее все получилось!

– Браво! – одобрительно крикнул Стрейндж. Глаза его смеялись.

Как будто только и дожидаясь этого, ее тело мгновенно снова стало телом женщины: гибким, нежным, с восхитительными выпуклостями.

– Какое у вас странное выражение лица, Гарри! – смеясь, пробормотал Джем. – Надеюсь, вы не станете возражать, если я сброшу рубашку? Что-то стало жарковато... вы не находите?

Такое тело, как у него, Гарриет раньше видела только у мужчин, с детства занимавшихся тяжелым физическим трудом. Только не у джентльменов, нет. Аристократы телосложением все как один напоминали покойного Бенджамина – впрочем, иным и не может стать мужское тело, если его обладатель все дни проводит в кресле перед шахматной доской, неторопливо потягивая бренди и обдумывая следующий ход.

Только не лорд Стрейндж.

Только не Джем.

Его можно было принять за жнеца – тело его, покрытое смуглой, словно позолоченной солнцем кожей, маслянисто блестело от пота, как после тяжкой работы. От его груди исходило ощущение силы. Любая женщина могла только мечтать о том, чтобы припасть к ней и...

Припасть?! К его груди?! Нет, она точно спятила!

– Гарри? – с беспокойством в голосе окликнул Джем. – Что с вами? Вы не заболели? Дайте-ка мне взглянуть на вашу руку.

Он подошел к ней вплотную. Гарриет словно онемела. И даже не подумала возмущаться, когда он разжал ей пальцы. Ладно, пусть у нее на ладони натертость... но кто бы мог подумать, что на нее так подействует близость обнаженного мужчины?!

Лицо у нее запылало. Если она не возьмет себя в руки, причем немедленно, кончится тем, что она начнет, свесившись через перила лестницы, смотреть, как ее собственные крестьяне, обнаженные до пояса, косят траву. Словно томящаяся желанием старая дева...

Если, конечно, вкрадчиво шепнул ей на ухо тихий предательский голосок, она не...

– Похоже, у вас тут волдырь, – разглядывая ее ладонь, пробормотал Джем. – Нужно наложить чистую повязку и...

– Да. Пожалуй, я так и сделаю, – с облегчением кивнула она и осторожно отодвинулась. Коль скоро в его присутствии ноги у нее начинают дрожать, а все тело превращается в какой-то кисель, будет лучше, если она займется этим у себя в спальне.

– Нет-нет, я об этом позабочусь. – Приоткрыв дверь, Джем высунулся в коридор и оглушительно рявкнул: – Поуви! Принеси горячей воды! И мыло!

– Он вас не услышит, – пискнула Гарриет.

– Обязательно услышит. А вы сядьте вот тут и смотрите внимательно – я покажу вам еще один прием.

Смотреть на него?! Это было свыше ее сил. То, что предлагал Джем, станет для нее настоящей пыткой... пыткой, которая ей и во сне привидеться не могла. Гарриет сама не понимала, что с ней происходит – чувства, захлестнувшие ее, как их ни назови, не могли принадлежать той Гарриет, которую она знала много лет. Откуда деревенской простушке было знать, что можно хотеть мужчину до такой степени, что подгибаются колени?!

Это было унизительно.

И вместе с тем... возбуждающе.

Джем, словно средневековый воин, со свирепым видом крутил рапирой над головой. Родись он несколько веков назад, промелькнуло в голове у Гарриет, он был бы викингом; зажмурившись, она представила себе, как он, облаченный в кожаные штаны, с исхлестанным ветром лицом, ведет своих воинов в битву и морской ветер треплет его волосы...

Мысли Гарриет сами собой устремились в ненужном направлении; обругав себя за глупость – в очередной уже раз, – она с усилием сосредоточилась на том приеме, который показывал Джем. На ее взгляд, он демонстрировал головокружительную серию искусных обманных движений, стремительных выпадов и не менее проворных уходов в сторону.

– Вы следите за мной, Гарри? – крикнул Джем. При этом он снова расправил свои смуглые, словно позолоченные солнцем плечи.

Гарриет только слабо кивнула в ответ. Да, конечно, она смотрит.

– Хотите сами попробовать? – сделав перерыв, предложил Джем.

– Нет, – поспешно отказалась Гарриет. И не узнала собственный голос: теперь он звучал как-то странно... в нем появилась несвойственная ей ленивая томность... он обволакивал словно мед.

Глаза Джема подозрительно сузились. Он уже намеревался что-то сказать – но тут, на ее счастье, открылась дверь, и на пороге появился Поуви.

– Горячая вода, милорд, и мыло – как вы просили, – объявил он. – Могу я узнать, кто ранен?

– Всего-навсего обычная натертость, Поуви, – отмахнулся Джем. – Я сам обо всем позабочусь.

Лорд Стрейндж по-прежнему стоял в центре комнаты с таким видом, будто и не подозревал о том, что боги подарили ему тело, о котором любая женщина может только мечтать. Нет, не Гарриет, конечно, она никогда не видела обнаженных мужчин. И не мечтала увидеть.

Она мечтала о любви.

Но постель в этих ее мечтах обычно не фигурировала. Ну... хм... почти не фигурировала.

Дверь за Поуви захлопнулась. Джем обернулся к ней.

– Теперь займемся вашей рукой.

– Я прекрасно справлюсь и сам, без посторонней помощи, – запротестовала Гарриет. Очень тщательно вымыв руку горячей водой с мылом, она насухо вытерла ее полотенцем, которое прихватил предусмотрительный Поуви.

– Если вы не забинтуете эту руку, я отказываюсь давать вам урок, – предупредил Джем.

– Ну и ладно, все равно рука болит, – поморщилась Гарриет. – Если не возражаете, продолжим завтра утром.

– Ну, надеюсь, вы не станете требовать, чтобы мы прервали урок из-за крошечного пузырька на руке? – фыркнул Джем. – Достаточно только забинтовать руку, и все будет в порядке.

– Забинтовать? Но чем? Тут же ничего нет... – начала Гарриет. И тут же умолкла – Джем с рапирой в руке снова принялся кружить вокруг нее.

– Что вы делаете? – вскрикнула Гарриет. Честно говоря, она не так уж испугалась – в глазах Джема прыгали бесенята, он явно забавлялся. И ее сердце, в который уже раз предав ее, снова ухнуло вниз.

– Ищу, чем можно забинтовать вам руку.

– Черта с два вы...

Бац! Последовал резкий выпад – рапира Джема рассекла воздух, и одна из пуговок на рубашке Гарриет, звякнув, покатилась по полу.

В глазах Гарриет застыло возмущение.

Чирк!

Подбоченившись, Гарриет смерила Джема уничтожающим взглядом.

– Что вы задумали, черт вас возьми! Если вы собираетесь разрезать на мне рубашку, я сделаю то же самое с вашей!

– Вот уж это вряд ли, – быстро ответил он. – Все рубашки у меня шерстяные, спрядены из шерсти коз, которых специально для этой цели разводят на Кавказе!

– Знаете, меня бы это не удивило! – фыркнула Гарриет. – Как бы там ни было, моя рубашка не предназначена на бинты – даже притом, что ее сшили из старого доброго английского полотна...

– Тонкая, белая, легко рвется, – добавил Джем. – Почему тогда...

Недоговорив, он сделал молниеносный выпад, и на рубашке Гарриет спереди появилась прореха.

Гарриет, ахнув, поспешно стянула расходившиеся края.

– Да как вы смеете?! – с яростью завопила она. – Ни кто не смеет раздевать меня, не имея на то моего разрешения! Вы что – с ума сошли?

Вместо одного ответа она получила сразу два. Сначала Джем, запрокинув голову, оглушительно захохотал... как сумасшедший! А потом, отсмеявшись, вдруг подошел к двери и быстро повернул ключ в замке. Гарриет почуяла недоброе.

Она испуганно попятилась. Первое, что пришло ей в голову – когда она снова напомнила себе, что она по-прежнему Гарри Коуп: лорд Стрейндж решил, так сказать, расширить горизонты ее познаний до... оставалось только гадать, до каких пределов. Нет, этого просто не может быть! Господи, наверное, он просто решил пошутить.

Однако Джем продолжал наступать – огонек в его глазах ясно давал понять, что он с трудом сдерживает смех. Ноги в чулках ступали бесшумно. Судя по всему, он от души забавлялся.

Гарриет, сделав еще один шажок, повернулась и со всех ног бросилась к двери.

Она даже ничего не успела почувствовать... может, только слабое дуновение воздуха... а потом рубашка вдруг разъехалась у нее на спине. Пахнуло холодом, потом раздался легкий треск разрываемой материи, а вслед за ним – чуть слышный смешок. Она обернулась – ярость, сверкавшая в ее глазах, сделала ее похожей на фурию – и встала в оборонительную позицию, жалея только об одном: что у нее в руке нет рапиры. Желательно без колпачка на острие.

– Как вы осмелились?! Как у вас поднялась рука порвать мне рубашку?

Он рассмеялся ей в лицо.

– Вы очень странный... мужчина! Да, Гарри, очень странный!

– Это не ваше дело! – прорычала она, осторожно отступая к двери и стараясь встать так, чтобы дотянуться до торчавшего в замке ключа. – А вы, сэр, вы... безнравственный, распутный негодяй! Догадываюсь, что у вас на уме! Так вот, зарубите себе на носу: у меня нет ни малейшего желания стать... стать объектом вашего вожделения! Возможно, вам пришла охота расширить свои горизонты – ради Бога! Только на меня не рассчитывайте, слышите?!

– Но, Гарри, – мягко проговорил он, словно пытаясь ее успокоить. Его темно-серые глаза сверкали – то ли от радости, то ли от возбуждения, то ли от чего-то еще, чего она не могла понять. – Дело в том, что я вдруг неожиданно для себя понял, что мне начинают нравиться такие, как вы, мужчины! К стыду своему, должен признаться, что до сих пор старался избегать тех из них, кого принято называть маменькиными сынками. И только теперь понял, как я заблуждался.

– Это ваше дело! Вы вольны, поступать, как вам нравится, только меня оставьте в покое, ясно?! – прохрипела Гарриет. Она осторожно нащупала рукой ключ – при этом ни на мгновение, не сводя с него глаз. Бог знает, что произойдет с ее рубашкой, если она будет вынуждена снова повернуться к нему спиной. Спине было холодно – стало быть, этот мерзавец разрезал ее сверху донизу, сердито подумала она. К счастью, повязка, прикрывавшая ее грудь, по-прежнему оставалась на ней.

– Но что же делать, если я хочу вас! – просто сказал Джем. – Женщины наводят на меня скуку, – негромко продолжал он. Гарриет и не заметила, как он оказался возле нее. Подняв руку, он осторожно коснулся ее щеки. Гарриет испуганно шарахнулась в сторону. – До сих пор я и понятия не имел о том, каким возбуждающим может оказаться... урок фехтования, особенно с таким противником, как вы, Гарри! Это заставило меня взглянуть на многое совсем другими глазами. Мне и в голову никогда не могло прийти, что меня могут интересовать мужчины... но ради вас, Гарри, вернее, вместе с вами, я готов рискнуть!

– Только не со мной, – сквозь стиснутые зубы свирепо прошипела она. – Меня это не интересует!

– Вот как? Значит, надежды нет, и вы никогда не станете для меня очаровательным принцем из сказки, готовым открыть мне совершенно новый мир?

– Нет! – выкрикнула Гарриет. Она уже собиралась повернуть ключ в двери... и тут что-то в его глазах заставило ее остановиться. Держа в руке обнаженную рапиру, он надвигался на нее – одному Богу известно, что у него было на уме! – и, тем не менее, сердце у Гарриет вдруг заколотилось часто-часто, и щеки заполыхали огнем... как у дебютантки на первом балу, когда кавалер сделает ей комплимент.

– Смотрите, Гарри, я опустил оружие, – сказал Джем. – Хотя это в любом случае не имеет значения.

Все произошло очень быстро. Джем вдруг стремительно вытянул руку и рывком сдернул с нее рубашку.

Английское полотно предательски затрещало – рубашка, разъехавшись на две половинки, сползла с ее плеч и превратилась в какие-то лоскуты.

Все ее тело внезапно как будто обдало жаром.

– Так-так... что это у нас тут? – негромко спросил он хриплым от едва сдерживаемого желания голосом.

Длинные пальцы коснулись края повязки, туго обхватившей ее грудь, и, прежде чем Гарриет успела сообразить, что делает, ее рука сама собой взлетела вверх и накрыла его руку.

– Повязка, значит, – пробормотал он. Пристальный взгляд темно-серых глаз остановился на заалевшем лице Гарриет, обежал ее с ног до головы – казалось, он заново изучает ее. Внезапно он резко отодвинулся и схватился руками за голову. – Только ничего не говорите! – в притворном отчаянии простонал он. – Выходит, мне так и не суждено открыть для себя новые горизонты!

Ошеломленная, Гарриет приоткрыла рот, но потом украдкой бросила на него взгляд – и вдруг увидела, как на щеках у него появились смешливые ямочки. Волна радости захлестнула ее с такой силой, что она едва не потеряла сознание: она – может, единственная из всех – догадывается, что чувствует сейчас пресловутый лорд Стрейндж.

Ему было смешно.

– Когда вы догадались? – с вызовом бросила она.

– Ммм, – замурлыкал он. – Можно сказать, знал с самого начала.

– Ложь! Не могли вы этого знать! – пробормотала Гарриет. Дрожа всем телом, она старалась не обращать внимания на то, как его искусные пальцы ловко, слой за слоем, разматывают прикрывавшую ее грудь повязку.

– По-моему, это самый лучший подарок из всех, которые я получал за всю свою жизнь, – прошептал он.

– Так, когда именно вы догадались обо всем? – настаивала она, изо всех сил стараясь взять себя в руки. Что, если он рассчитывает обнаружить под повязкой нечто большее, чем-то, что там есть на самом деле? Возможно, он уверен, что на самом деле она гораздо более щедро одарена природой? Тогда его ждет разочарование...

– Когда мы были в конюшне, – ухмыляясь, сознался он. – А потом и Вилльерс подтвердил, что мои подозрения верны.

– Вилльерс?! – воскликнула Гарриет.

Джем продолжал молча разматывать повязку. Глаза его потемнели, расширившиеся зрачки, будто съели серую радужку, и они стали совсем черными. Затаив дыхание, он снял с нее повязку.

– Какой подарок! Как будто у меня сегодня день рождения, – чуть слышно прошептал Джем. И потянулся к ней.

Гарриет решила, было, что сейчас он обхватит ее груди руками и примется гладить.

Но Джем и не думал трогать ее грудь. Вместо этого он притянул Гарриет к себе, и почти в то же самое мгновение она почувствовала, как его язык скользнул в ее рот. Изумленная, Гарриет оцепенела. Нет, конечно, Бенджамин целовал ее. Целовал, но...

Но он никогда не...

Волна возбуждения захлестнула Гарриет. Он как будто пробовал ее на вкус...

– Что вы делаете? – запинаясь, с трудом выдавила она. Слегка отодвинувшись, он с любопытством посмотрел на нее.

– Целую вас. А вы что думали? – Обхватив ее лицо ладонями, он снова припал к ее губам, но теперь поцелуй уже не стал для нее неожиданностью. Гарриет с готовностью подставила ему губы. Но Джему и на этот раз удалось удивить ее – сначала кончик его языка скользнул по ее губам, словно смакуя их, наслаждаясь их сладостью, и, наконец, последовал поцелуй, живительный, точно глоток холодной воды.

Этот поцелуй...

Он разом изменил все. Гарриет чувствовала, как в ней происходит перемена. Она будто переродилась... Та, прежняя Гарриет, унылая, скучная до зубной боли провинциальная вдовушка, куда-то исчезла – и на смену ей появилась другая Гарриет. Ей казалось, жидкий огонь пробежал по ее жилам... кости ее будто плавились, ей хотелось танцевать. Кровь ее кипела... она едва сдерживалась, чтобы не закричать.

И тут произошло то, чего она меньше всего ожидала.

Она вернула ему поцелуй.

Теперь уже он отодвинулся, тяжело и часто дыша.

– Проклятие, Гарри, – хрипло прошептал Джем, и шепот его эхом отдался в ее голове. – Скажи мне... нет, я не такой дурак, чтобы делать вид, что это имеет хоть какое-то значение, но все-таки... ты ведь уже не девственница, нет?

Уголки губ Гарриет дрогнули.

Он снова поцеловал ее, теперь уже с едва сдерживаемой страстью – и одновременно с благодарностью. Гарриет могла бы поклясться, что это так. Быть девственницей вовсе не так забавно, как может показаться на первый взгляд. В первые месяцы своего замужества, явившись на очередной бал или прием, она обычно старательно тянула время – уезжала оттуда последней, когда у нее уже начинали слипаться глаза, а у Бенджамина, коротавшего время за выпивкой, заплетался язык. Вечерами она упрашивала его научить ее игре в шахматы, а потом часами терпеливо слушала его, снова и снова разыгрывая под его руководством самые известные партии. И все лишь для того, чтобы оттянуть неизбежное – необходимость лечь с ним в постель.

Потому что это было мучительно.

Даже когда первые болезненные ощущения прошли, все осталось по-прежнему. Она никогда не испытывала ничего хотя бы отдаленно похожего на то острое, мучительное желание, какое охватило ее сейчас, когда рядом с ней находился Джем, – желания, от которого у нее подкашивались ноги и перед глазами все плыло.

Забыв обо всем, Гарриет притянула его к себе и отдалась новым для себя ощущениям.

Губы их снова слились в поцелуе.

– У меня такое чувство, будто мы говорим, друг с другом, – чуть позже пробормотала она.

– Так оно и есть, – ответил он, с нежностью целуя ее. Нежность вскоре сменилась страстью – губы Джема стали жадными, требовательными... и Гарриет внезапно впервые почувствовала себя женщиной, красивой и желанной.

И при этом он по-прежнему не дотрагивался до нее.

– Позволь, я попробую угадать, – пробормотал он. – Пусть даже ты уже не девственница, Гарри, однако будь я проклят, если у тебя есть хоть какой-то опыт в поцелуях.

– Ничего, я быстро учусь. – Гарриет потянулась к его губам. Откуда у мужчины такие чувственные губы? – гадала она. Они сводили ее с ума.

– Да, конечно, – кивнул Джем. – Я просто пытаюсь понять правила.

В этом он весь!

– Надеюсь, с пользой для себя? – подняв брови, насмешливо спросила она.

– А вам бы лучше помолчать, юный Гарри, – шутливо прикрикнул Джем. – Кстати, а как тебя зовут на самом деле? – с любопытством спросил он.

– Гарриет.

– Гарриет... – повторил он, словно смакуя ее имя. Потом губы его раздвинулись в улыбке. – Мне нравится.

– А мне больше нравится Гарри.

– Целоваться ты совсем не умеешь, это ясно, – продолжал он. – Но во всем остальном ты явно не девственница.

– Я уже целовалась и раньше! – возмутилась она. – Просто... просто это были другие поцелуи.

– Правда? Значит, не такие?

Придется показать ему, что именно она имеет в виду, решила Гарриет, и... Время пролетело незаметно. Однако он по-прежнему избегал дотрагиваться до нее – в конце концов, немало заинтригованная этим, Гарриет решительно притянула Джема к себе и крепко прижалась к нему всем телом. Она почувствовала бугры литых мышц, гладкую шелковистую кожу, ощутила исходивший от него аромат.

И какое же это было наслаждение!

Ничего подобного она никогда не испытывала: ни в день своей свадьбы, ни в первую брачную ночь.

– Гарриет, – выдохнул он.

– Для тебя я Гарри, – прижимаясь к нему, прошептала Гарриет.

– Было бы неплохо узнать, есть ли у тебя все-таки хоть какой-нибудь опыт в таких делах. Да-да, именно это я имел в виду. – Он слегка охнул, когда Гарриет, прижимаясь к нему, нечаянно коснулась чего-то твердого, выпиравшего из-под ткани его брюк. И это уж точно не был скатанный шерстяной чулок. – Я не имею в виду раз или два, конечно. Просто я тут подумал...

Он, наконец, замолчал – возможно, потому, что Гарриет, которой до смерти надоело ждать, когда он, наконец, решится дотронуться до нее, вдруг пришло в голову, что, собственно говоря, ничто не мешает ей сделать это самой. Нет такого закона, который запрещал бы ей первой коснуться его, с торжеством подумала она. И решительным жестом накрыла ладонью выпуклость под его брюками.

– Я много лет была замужем, – прошептала она, наслаждаясь ее каменной твердостью, которая чувствовалась даже под плотной тканью; клокочущим звуком, который он внезапно издал; судорогой, пробежавшей по его телу. – Так что о мужчинах мне известно все! – храбро добавила она.

Он вдруг оцепенел.

– И ты... все еще замужем? Прости, но тогда... Видишь ли, я, наверное, немного старомоден, но...

– Ты? Владелец загородного дома, известного происходящими там оргиями?!

– Забавно, не так ли?

– Да уж, – кивнула Гарриет. – К счастью, я вдова.

– Хорошо, – с облегчением выдохнул он. – Вернее, просто великолепно! Впрочем, извини... прими мои соболезнования. – Слава Богу, он, наконец, отцепился от двери – руки обхватили ее спину, потом скользнули вниз, обжигая кожу. – Ты очаровательная женщина, – задыхаясь, прошептал он. – Очаровательная... Я с самого первого дня решил, что в жизни не встречал более смазливого мальчишки, но потом, позже, когда догадался, что ты на самом деле женщина, подумал, что никогда еще не видел такой красивой женщины, как ты!

Вся эта чушь, которую он нес, была до такой степени абсурдна, что Гарриет даже не слушала. Сейчас ее куда больше интересовало, что он делал, чем-то, что он говорил. Пальцы Джема гладили ее спину, ласкали обнаженную кожу, и от наслаждения Гарриет выгибалась словно кошка, которую чешут за ухом. Это было восхитительно, особенно когда руки его скользнули к груди. К удивлению Гарриет, он и не думал мять их с той восторженной, немного щенячьей пылкостью, к которой она привыкла за годы своего замужества.

Вместо этого он ласкал ее грудь с осторожной нежностью, едва касаясь кончиками пальцев, как будто она была из хрупкого стекла, и достаточно было одного неловкого прикосновения, чтобы ее разбить. Она ласкал ее так, точно кожа ее была нежнейшим шелком.

Ноги у нее подогнулись. Гарриет покачнулась и сползла бы на пол, если бы он вовремя не подхватил ее.

– Прости, – виновато пробормотал он, – но я сначала хотел убедиться...

– Убедиться?..

И вдруг она спохватилась, что лежит на полу – Гарриет даже не заметила, когда это произошло. Джем осторожно опустил ее на кучку сброшенной одежды. Когда губы его коснулись ее груди, она почувствовала ту же нетерпеливую страсть, от которой дрожали его руки.

Гарриет, запрокинув голову, застонала – ее пальцы запутались в его густых темных волосах. Она попыталась оттолкнуть его, но все было напрасно – Джем ничего уже не слышал.

Он снова и снова целовал ее, водя губами по ее обнаженной коже, пока изнемогавшая Гарриет не почувствовала вдруг, что теряет голову... что еще немного, и она заплачет... и начнет умолять его...

– Пора, – выдохнула она, притянув его к себе. Джем, опершись на локти, с любопытством посмотрел на нее. И вдруг, запрокинув голову, рассмеялся.

– Говоришь, что успела уже побывать замужем, и, тем не менее, так торопишься?

Гарриет, застонав, выгнулась.

– Прошу тебя, Джем! – умоляюще прошептала она.

– И долго ты была замужем? – спросил он, по-прежнему не дотрагиваясь до нее.

– Долго. Несколько лет, – нетерпеливо бросила она.

– Несколько лет – и так и не родила?

Она догадалась, что он имеет в виду. И не сразу ответила. Сердце слегка защемило. Гарриет поспешно сделала вид, будто ничего не произошло.

– Если ты имеешь в виду «французское письмо», – беззаботно бросила она, – то в этом нет нужды. – Но от чуткого уха Джема не укрылась нотка грусти в ее голосе.

Он вытянулся возле нее – упавшие волосы Джема щекотали ей щеку.

– Я не уверена... – выдохнула она. – Подожди!

– Ради дамы – все, что угодно! – галантно прошептал Джем. И, склонившись к ней, впился поцелуем в ее губы.

Но Гарриет, поспешно увернувшись, быстро просунула руку между их телами. Итак, она оказалась права!

– Э-э... Джем...

Он застал ее врасплох. А виноват в этом был его поцелуй, жадный, нетерпеливый и вместе с тем сладостный до такой степени, что Гарриет и не заметила движения его тела. Зато ее собственное тело моментально забило тревогу.

– Прекрати, – потребовала она. – Подожди! – Она чувствовала... она, и сама точно не знала, что именно она чувствовала сейчас.

Гарриет снова пошарила рукой между их переплетенными телами.

– Что это такое? – поинтересовалась она.

– Это? Я, конечно, не проверял, но, насколько могу судить, – хмыкнул Джем, – речь идет о самой ценной части моего тела. О самой необходимой его части. Я бы даже сказал – лучшей его части. Во всяком случае, мне так кажется.

– Это... – Мысль, пришедшая ей в голову, потрясла ее. И все же... Гарриет беспокойно заворочалась. Как бы Джем ни называл эту часть своего тела, она явно оказалась намного больше, чем та, которой мог похвастаться Бенджамин. – Я не уверена... – пролепетала она.

– Все в порядке, – проговорил он и слегка шевельнул бедрами, отчего с губ Гарриет сорвался крик. – Может, все-таки попробуем?

– Да, – прошептала она.

Не было ни ощущения сухости, ни жжения, ни боли. Он осторожно вошел в нее. И замер.

– Мы идеально подходим, друг другу, – прошептала ошеломленная Гарриет. – Тютелька в тютельку – точно части головоломки!

Джем с трудом отодвинулся и посмотрел на нее. Губы его подергивались – видно было, что выдержка его подвергается серьезному испытанию.

– Ты такая маленькая, – выдохнул он.

– Знаю, – вздохнула Гарриет. – И грудь у меня тоже маленькая. – Она осторожно погладила вздувшиеся бугры мышц у него на плечах.

– У тебя чудесные груди – маленькие, как у античных статуй, – пробормотал он. – Поверь мне на слово.

И одним толчком ворвался в нее. Гарриет немного повеселела: самое неприятное было позади, можно было перейти к тому, что ей нравилось больше всего, – ощущать, его глубоко внутри себя. Приятно было чувствовать себя любимой. Чувствовать себя нужной. Гарриет слегка поерзала, устраиваясь поудобнее – вернее, чтобы удобнее было ему, ведь Джему предстояло немало потрудиться.

– Я готова, – объявила она.

Странно... лицо Джема выглядело вполне нормально, приподнявшись на локтях, он с любопытством разглядывал ее. Потом брови его поползли вверх.

– Знаешь, Гарриет, мне в голову приходят очень странные мысли по поводу твоего брака, – пробормотал он.

Да, похоже, он и впрямь чувствует себя великолепно, удивилась Гарриет. Напряжение спало – мышцы расслабились, тело ее принимало его без слов... манило его войти.

– Ммм... – промурлыкала Гарриет. – Может, обсудим это потом?

Грудь Джема покрывала сплошная броня мускулов, а вот волос почти не было. Он прижался губами к ее лбу – и в результате грудь его терлась о ее соски.

На какое-то мгновение он застыл – эта привычка осталась у него с тех пор, когда он был еще желторотым юнцом, не умевшим держать себя в руках. Похоже, у них проблемы, устало подумал он.

Его прелестная Гарри, может быть, действительно вдова, но явно не имеет понятия о том, как следует заниматься любовью. Джем готов был поклясться, что ее опыт в этом смысле равен нулю. Во всяком случае, сейчас энтузиазма в ней было не больше, чем в набитом соломой тюфяке. Правда, она мило улыбалась ему, но это ничего не меняло.

Если выяснится, что она принадлежит к числу женщин, от природы неспособных получать наслаждение, это разобьет ему сердце. Во времена его необузданной юности, еще до его женитьбы на Салли, он пару раз имел несчастье попасть в постель к такой ледышке.

Джем изо всех сил старался показать все, на что способен – а он без ложной скромности мог сказать, что в искусстве любви ему мало равных, – но все было напрасно. Убедившись в этом, он обычно мысленно умывал руки – получив свой «кусочек счастья», он тепло благодарил партнершу, после чего старался как можно быстрее с ней распрощаться. Но на этот раз все оказалось по-другому. Джем поймал себя на том, что ему вовсе не хочется поскорее забыть о Гарриет. Тело Гарриет с шелковистой, цвета слоновой кости кожей, гибкое и вместе с тем округлое, восхищало его – тело настоящей женщины. Джем готов был на все, лишь бы увидеть, как она станет трепетать в его объятиях. Он вылезет из кожи вон, но добьется этого.

Конечно, это было мучительно, но он заставил себя отодвинуться.

– В чем дело? – растерянно заморгала Гарриет, почувствовав, что он выходит из нее. – Что-то не так?

Она еще не готова, подумал он. Не готова принять его.

Он улыбнулся ленивой и сытой улыбкой – так аллигатор улыбается своей беспомощной жертве, прежде чем проглотить ее.

– По-моему, я проголодался, – пробормотал он.

Склонив голову, Джем лизнул ее в щеку, с удовольствием почувствовав, какая она шелковистая и гладкая – точно персик! Мужчина, ха! Нужно быть полным идиотом, чтобы принять ее за мужчину!

Какого же он свалял дурака! Он осторожно обвел кончиком языка ее подбородок, подумав, какой он упрямый и своевольный. Может быть, в этом все дело? Как не похож он на мягкие, срезанные подбородки других дам, предпочитавших проводить весь день в болтовне о нарядах и побрякушках. Это был подбородок женщины, привыкшей думать и способной драться с оружием в руках, женщины, которая...

Впрочем, он почти сразу же забыл, о чем думал, потому что в этот момент коснулся ее губ. Какие прелестные губы – пухлые, чувственные. А цвет... Точно лепестки розы! Еще раз, мысленно обругав себя тупоумным ослом, Джем со стоном припал к ее губам. Теперь он уже не пытался сдерживать свою страсть.

Пусть сама догадается, что он хочет этим сказать. Завладев ее губами, Джем словно давал понять, что отныне она принадлежит ему, ему одному. Что она его женщина.

Мысль об этом смутно брезжила где-то в самом дальнем уголке его сознания, но Джем и так уже все понял. Значит, все эти долгие восемь лет, которые прошли со смерти Салли, он ждал не напрасно – потому что судьба снова послали ему любовь.

И кем бы она ни оказалась, эта забавная маленькая вдовушка, отныне она принадлежит ему.

Снова отодвинувшись, Джем приподнялся на локте и потянулся к ее груди. Вот теперь она ответила ему. Ее руки, лежащие на его плечах, беспокойно зашевелились, скользнули вниз, к его груди, обхватили его спину. Она даже осмелела до того, что осторожно, самыми кончиками пальцев, коснулась древка его копья, но тут же испуганно убрала руку.

Догадка молнией вспыхнула в его мозгу. Кажется, он понял, в чем проблема. Его скромница Гарри с детства привыкла и вести себя, и говорить, как положено истинной леди, – и заниматься любовью тоже.

Хотя по натуре она совсем другая.

В душе она настоящая амазонка, женщина, которая согласится принять мужчину только на своих собственных условиях – и которая потребует то, что ей полагается по праву.

– Прикоснись ко мне, – шепнул он.

– Ч-что?!

Ее широко раскрытые, отливающие фиолетовым глаза на мгновение затуманились. Вот и хорошо, так и должно быть, с удовлетворением подумал он. Его Гарриет слишком много думает. Нужно хорошенько встряхнуть ее – похоже, ей это не повредит.

Ну, в смысле умения шокировать с ним мало кто может сравниться, ухмыльнулся про себя Джем.

– Так-так, Гарри, – с нарочитой медлительностью, лениво растягивая слова, проговорил он, – надеюсь, ты уже поняла, что я за человек? – И, чтобы слегка помочь ей возбудиться, игриво потянул ее за сосок. По телу Гарриет пробежала дрожь.

Проклятие... до чего же тяжело иметь дело с думающей женщиной!

– Я знаю, кем ты хочешь, чтобы тебя все считали, Джем. Но какой ты на самом деле... нет, этого я пока не знаю.

Значит... все-таки ему не удалось еще добиться того, чтобы она выкинула все мысли из головы, предоставив остальное ему.

– Я распутник и вольнодумец, – проговорил он, слегка приподнявшись на локтях. Теперь ее тело казалось ему восхитительным блюдом, которым вскоре ему предстоит насладиться. Усмехнувшись, Джем припал поцелуем к ее груди. Он сжимал и покусывал крохотные соски, пока не услышал ее приглушенный стон. Прекрасно, значит, ей нравится, подумал он, занявшись другой грудью, поскольку решил, что ей это тоже не повредит. Через мгновение она уже извивалась под ним. – Я развратник. Словом, совершенно испорченная личность с грязными мыслями.

Но, похоже, он все-таки недооценил ее – потому что она открыла глаза и уставилась на него в упор.

– Чушь! – фыркнула она. – Могу поклясться, что ты никогда в жизни не был со шлюхой!

Он уже хотел, было возразить, но подумал, что при его стойком отвращении к обсуждению подобных тем он заранее обречен на поражение.

Вместо этого Джем решил прибегнуть к аргументу, который удавался ему лучше всего. К тому, который никогда не давал осечки.

– Нам, распутникам, когда мы занимаемся любовью, нужно все или ничего, – объявил он, сдвинувшись немного вниз. – Раздвинь ноги, дорогая.

Она растерянно уставилась на него во все глаза; сквозь откровенное желание на ее лице проглядывало некоторое беспокойство.

– Тебе хочется... – она замялась, – посмотреть на меня?

– Угу. Ты тут такая нежная и розовая... – Он слегка раздвинул ее напрягшиеся ноги. – Жаль, что ты не видишь того, что вижу я. Ну, ничего, я тебе расскажу. Ах, какие складочки... точно розовые лепестки. А за ними – самая сладкая дверца, какую только может представить себе мужчина. Разговаривать становилось ему все труднее – его тело, непривыкшее к столь возбуждающим беседам, взбунтовалось и требовало, чтобы он немедленно перешел к действиям.

Но вместо этого он еще шире развел ей ноги и подарил Гарриет поцелуй, способный любую женщину превратить и неистовую амазонку.

Впрочем, в отличие от других, с которыми он имел дело, Гарриет не намерена была сдаваться. А вот Салли в свое время лишь глубоко вздохнула и, пробормотав «слава Богу!», опрокинулась на спину.

Но то Салли! А Гарриет, ужом вывернувшись из его рук, села, поджав под себя ноги. Все произошло настолько быстро, он Джем не успел ей помешать.

– Ну-ну, Гарриет, – примирительно пробормотал он. – Не нужно так волноваться. Все, что от тебя требуется, – это подчиниться моим извращенным желаниям. Видишь ли, по-другому я не могу.

– Что? – Она не верила своим ушам.

– Я не умею по-другому заниматься любовью, – терпеливо объяснил Джем, стараясь не слушать, как все его тело возмущенно требует, чтобы он перестал, наконец, нести эту чушь и сделал то, что обязан, был сделать. – Мне нужно попробовать тебя на вкус.

– Ерунда какая! – возмутилась она. – Это еще зачем?! Ты был готов овладеть мною еще пару минут назад!

– А сейчас уже нет, – грустно сказал он, перекатившись на бок и укладываясь так, чтобы она не могла заметить очевидного. При этом он вновь украдкой завладел ее грудью и принялся слегка потирать сосок – Джем уже успел убедиться, что Гарриет принадлежит к числу женщин, у которых очень чувствительная грудь.

– Никогда ни о чем подобном не слышала, – подозрительно пробормотала она. Однако Джем заметил, что взгляд Гарриет немного смягчился.

– Ну, ты же не рассчитывала, что заниматься любовью со мной – все равно, что с твоим... э-э... деревенским сквайром, за которого ты имела несчастье выйти замуж! – оскорбленным тоном проворчал он.

Гарриет молча вытаращила глаза, и Джем сразу же догадался, что стрела попала в цель – похоже, ее покойный супруг был не очень-то силен по этой части, молча возликовал он.

– Мне кажется, у тебя какие-то странные желания, – пробормотала она, с некоторым сомнением разглядывая собственное тело. – Я думаю...

– А ты не думай, – посоветовал он. – Это лишнее. – Не дав онемевшей от изумления Гарриет возразить, Джем удобно устроился между ее ногами и принялся слегка покусывать бедра.

Из горла Гарриет вырвался чуть слышный воркующий тук. Это едва не довело Джема до безумия. Он уже готов был взорваться, но тут его язык, раздвинув нежные складки, проник в самую сердцевину ее женственности, почувствовал ее сладость. Гарриет, выгнувшись, протяжно застонала.

А она, похоже, не такая уж ледышка, возликовал Джем. И явно теряет способность рассуждать. Он услышал что-то вроде невнятного «нет», потом «да», а вслед за этим «Джем», потом послышалось какое-то бессвязное бормотание и снова стон.

– Мне нравится, какая ты на вкус, – сообщил он. – Это просто на тот случай, если сама еще не догадалась об этом. Между прочим, ты пахнешь медом, специями и немного лимоном...

– Лимонным мылом, – выдохнула она.

Зарывшись меж ее бедер, он игриво пощекотал ее кончиком языка – просто, для того чтобы лишний раз подразнить. Упоминание о лимонном мыле слегка покоробило его – подумать только, она еще иронизирует! А он-то вообразил, что она окончательно потеряла голову.

Ну, он ее проучит!

– Что ты сказала? – с невинным видом спросил Джем, заставив себя оторваться от этого увлекательного занятия.

Гарриет подняла голову – глаза у нее были дикие. Ему был хорошо знаком этот взгляд. Джем мысленно поздравил себя – такой взгляд бывает у женщины, которая с трудом сдерживается, чтобы не дать мужчине пощечину.

– Прости, – кротко пробормотал он, – кажется, я не много отвлекся...

Она вцепилась ему в волосы и дернула изо всех сил.

Отлично!

Просто замечательно.

Через минуту он снова поднял голову.