/ Language: Русский / Genre:love,

Сделка С Судьбой

Энн Кри


Кри Энн Элизабет

Сделка с судьбой

Энн Элизабет КРИ

Сделка с судьбой

Перевод с английского И. Волковой

Анонс

Лорда Стэмфорда тяготят попытки отца женить его. Фиктивная помолвка вот выход. Леди Джефриз вполне подходит для этой цели, тем более что и у нее имеется свой интерес. Она во что бы то ни стало хотела вернуть поместье, которое брат проиграл Стэмфорду. Вскоре "жених" с удивлением обнаруживает, что притворяться влюбленным очень приятно...

Глава первая

Почему его так долго нет? Дрожащими от волнения пальцами леди Джефриз поправила волосы. Если лорд Стэмфорд не появится сию минуту, она будет вынуждена бежать из его дома, словно обыкновенная воровка.

Все утро Розалин собиралась с силами, готовясь к этому визиту. Если бы у нее было хоть чуточку здравого смысла, то при взгляде на величественный особняк ей следовало бы уехать. Вместо этого она поднялась по парадной лестнице, полная решимости встретиться с пресловутым маркизом Стэмфордом.

Розалин пришла в полное замешательство, когда дворецкий, сообщив, что лорд Стэмфорд вернется с минуты на минуту, настоял на том, чтобы проводить ее в гостиную с огромным резным камином.

Чопорный с виду дворецкий оказался на удивление внимательным: осведомился, достаточно ли ей будет тепло у камина, и придвинул кресло поближе к огню. Она предполагала, что у такого распущенного человека, каким слыл лорд Стэмфорд, и прислуга должна быть подстать. Однако слуги выглядели вполне респектабельно.

Гостиная была обставлена мебелью красного дерева, полы устланы дорогими восточными коврами. Над камином висел портрет красивого мужчины, волосы которого были схвачены лентой, а рука лежала на рукоятке меча. Взгляд холодных глаз показался Розалин чуть насмешливым.

В доме было неестественно тихо: ни шагов, ни голосов слуг, только неумолимое, равномерное тиканье часов. Прошло еще пять минут. Лорд Стэмфорд, совершенно очевидно, не желал ее видеть. Розалин начала злиться. Невоспитанность, вероятно, один из его многочисленных недостатков.

Не может же она сидеть здесь до бесконечности! Придется каким-то образом заставить этого человека увидеться с нею. Она резко встала и уронила ридикюль, содержимое которого рассыпалось по полу.

- Господи! - воскликнула она, опускаясь на колени и задев при этом шляпой за ручку кресла. Шляпа съехала набок. Глаза Розалин наполнились слезами: что за невезение!

- Леди Джефриз?

Перед ней стояли начищенные до блеска сапоги для верховой езды. Она оцепенела. Ее полный ужаса взгляд скользнул по стройным мускулистым ногам, обтянутым лосинами, потом по широкой груди в темном камзоле и остановился на вызывающе красивом лице. Темными волосами и смуглой кожей лорд Стэмфорд походил на надменного итальянского аристократа из какого-нибудь средневекового романа.

- Могу я предложить вам помощь? - вежливо спросил маркиз.

- Нет, я...

Никогда в жизни она не выглядела так глупо. Дрожащими пальцами Розалин попыталась поправить шляпу, потом стала поспешно засовывать в ридикюль вещи и хотела встать, но он опередил ее и помог подняться, чем привел в еще большее смущение.

- Я Стэмфорд. - Легкая усмешка мелькнула на его губах.

- Лорд Стэмфорд?

Неужели это тот беспутный картежник, о котором она столько слышала? Высокий, атлетического сложения - он был скорее похож на человека, который проводит больше времени, занимаясь спортом, чем картежными играми. На его холеном лице не было никаких следов разгульной жизни.

Он не сводил с нее насмешливого взгляда, и Розалин почувствовала, что предательская краска заливает лицо.

- Вы ожидали увидеть кого-то другого?

- Нет, просто вы застали меня врасплох... Я не слышала, как вы вошли, милорд.

- Да, я заметил, что вы были заняты. Извините, что заставил вас ждать. По утрам я лорд Стэмфорд, и прислуга должна быть подстать. Однако слуги выглядели вполне респектабельно.

Гостиная была обставлена мебелью красного дерева, полы устланы дорогими восточными коврами. Над камином висел портрет красивого мужчины, волосы которого были схвачены лентой, а рука лежала на рукоятке меча. Взгляд холодных глаз показался Розалин чуть насмешливым.

В доме было неестественно тихо: ни шагов, ни голосов слуг, только неумолимое, равномерное тиканье часов. Прошло еще пять минут. Лорд Стэмфорд, совершенно очевидно, не желал ее видеть. Розалин начала злиться. Невоспитанность, вероятно, один из его многочисленных недостатков.

Не может же она сидеть здесь до бесконечности! Придется каким-то образом заставить этого человека увидеться с нею. Она резко встала и уронила ридикюль, содержимое которого рассыпалось по полу.

- Господи! - воскликнула она, опускаясь на колени и задев при этом шляпой за ручку кресла. Шляпа съехала набок. Глаза Розалин наполнились слезами: что за невезение!

- Леди Джефриз?

Перед ней стояли начищенные до блеска сапоги для верховой езды. Она оцепенела. Ее полный ужаса взгляд скользнул по стройным мускулистым ногам, обтянутым лосинами, потом по широкой груди в темном камзоле и остановился на вызывающе красивом лице. Темными волосами и смуглой кожей лорд Стэмфорд походил на надменного итальянского аристократа из какого-нибудь средневекового романа.

- Могу я предложить вам помощь? - вежливо спросил маркиз.

-Нет, я...

Никогда в жизни она не выглядела так глупо. Дрожащими пальцами Розалин попыталась поправить шляпу, потом стала поспешно засовывать в ридикюль вещи и хотела встать, но он опередил ее и помог подняться, чем привел в еще большее смущение.

- Я Стэмфорд. - Легкая усмешка мелькнула на его губах.

- Лорд Стэмфорд?

Неужели это тот беспутный картежник, о котором она столько слышала? Высокий, атлетического сложения - он был скорее похож на человека, который проводит больше времени, занимаясь спортом, чем картежными играми. На его холеном лице не было никаких следов разгульной жизни.

Он не сводил с нее насмешливого взгляда, и Розалин почувствовала, что предательская краска заливает лицо.

- Вы ожидали увидеть кого-то другого?

- Нет, просто вы застали меня врасплох... Я не слышала, как вы вошли, милорд.

- Да, я заметил, что вы были заняты. Извините, что заставил вас ждать. По утрам я обычно езжу верхом и только что вернулся. Мы уже встречались?

- Нет, милорд.

- Значит, вы не собираетесь утверждать, что мы знакомы?

- Нет, с какой стати? Я вообще услышала о вас всего несколько дней назад.

- Просто в прошлый раз леди, явившаяся ко мне без предупреждения, хотела возобновить знакомство, о котором я не мог вспомнить, - вкрадчивым тоном сказал маркиз.

О чем это он? Розалин была в недоумении. Но когда до нее дошел смысл его слов, она вспыхнула. Неужели у него хватает наглости полагать, что она решила воспользоваться каким-либо малоубедительным предлогом, чтобы познакомиться с ним?

- Я приехала к вам по делу, милорд.

- Простите, миледи. Но моими делами занимается мой поверенный. Впрочем, в данном случае... - Ленивый взгляд скользнул по ее лицу и опустился ниже. Я буду рад сделать исключение.

- Это личное дело.

Господи, и что это за привычка краснеть по всякому поводу, подумала она.

- Личное? Любопытно, леди Джефриз... Особенно если учесть, что мы не знакомы.

- Дело касается не меня, а моего брата.

- Вашего брата? Прошу вас, сядьте, - небрежным жестом он показал на кушетку, - и расскажите, чем я могу помочь.

Не спуская с нее взгляда, он сел напротив.

- Я сестра Джеймса Уиткомба. - Розалин стиснула руки на коленях, стараясь унять волнение. - Полагаю, с ним вы знакомы.

- Немного... Продолжайте.

- Мне известно, что он проиграл вам свое поместье.

Вытянув ноги и скрестив на груди руки, Стэмфорд внимательно посмотрел на нее, и она увидела, что его взгляд еле заметно посуровел.

- Стало быть, вы здесь по просьбе брата?

- Конечно, нет. Он был бы вне себя от ярости, если бы узнал, что я пришла к вам. Умоляю вас не говорить ему об этом.

- Мне бы и в голову не пришло. Но какое отношение это имеет к вам?

- Как какое? Он мой брат, и поместье всегда принадлежало нашей семье.

- Насколько я понимаю, сейчас оно принадлежит вашему брату, и он волен распоряжаться им по своему усмотрению.

- Да, это так, но мне кажется, что с вашей стороны недостойно таким образом отнимать у человека его наследство.

- Не намекаете ли вы, миледи, что я шулер?

- Вовсе нет! Я только имела в виду, что вы воспользовались неопытностью брата. Я думаю, что...

- Я ценю ваши родственные чувства, миледи, но вашего брата едва ли можно назвать зеленым юнцом. Никто не заставлял его ставить на кон свое поместье. Я не держал пистолет у его виска. Ему не стоило делать такие высокие ставки, коли у него не было возможности их покрыть. Сожалею, что вы потеряли поместье, но я ничего не могу поделать.

- Не понимаю одного, - Розалин вся пылала от негодования. - Зачем вам еще одно поместье? У вас их и так, полагаю, предостаточно.

Лорд Стэмфорд расхохотался.

- Разве поместий бывает слишком много? Уверен, я смогу придумать, что с ним делать. Но мне все еще невдомек, чего вы хотели добиться своим приходом?

Он стал бесцеремонно ее разглядывать. Розалин подумала, что еще никого в жизни так не презирала, но она заставила себя остаться спокойной.

- Я надеялась, что удастся прийти к какому-нибудь соглашению. У меня нет возможности сразу вернуть вам всю сумму, но я могла бы... Она вдруг запнулась, увидев, как блеснули его глаза. Наглый, циничный взгляд окинул ее лицо, потом - фигуру, на секунду задержавшись на груди. Розалин оцепенела: еще никто, даже муж, никогда на нее так не смотрел. - Какое же соглашение вы имеете в виду, моя дорогая леди? Как правило, я не совершаю сделок, чтобы получить карточный долг, но в данном случае, полагаю, мы можем прийти к обоюдному согласию. Вы не совсем в моем вкусе, но у вас хорошая фигура и вы... довольно хорошенькая.

- Простите?.. - вымолвила Розалин в замешательстве.

Когда оскорбительный смысл дошел до сознания, ее захлестнула ярость. Она вскочила.

- Так вы решили, что я пришла к вам за... этим? Да я лучше проведу всю жизнь в долговой яме или повешусь, но не унижусь до такого. - Ее голос дрожал от гнева.

Розалин бросилась к двери, но Стэмфорд преградил ей дорогу и поймал за руку. У нее перехватило дыхание от его пугающей близости. Она попыталась высвободиться, но он держал ее железной хваткой.

Неужели он собирается наброситься на нее? Розалин глянула ему в глаза, опушенные чересчур длинными для мужчины ресницами. Они взирали на нее с лукавой теплотой.

- Постойте, леди Джефриз. Покорнейше прошу принять мои искренние извинения. Боюсь, я неправильно истолковал ваши намерения. Дайте мне возможность исправиться и расскажите, что именно вы хотели.

- Мне надо идти... Отпустите, пожалуйста, руку.

Он тут же повиновался, но, взяв за подбородок, поднял ее голову так, чтобы заглянуть в глаза.

- Не пугайтесь. Обещаю не соблазнять вас у себя в гостиной. Это, знаете ли, моветон.

Он еще смеет издеваться! Отведя его руку, Розалин смерила маркиза надменным взглядом.

- Больше мне вам нечего сказать!

Лорд Стэмфорд неподвижно стоял, загородив широкой спиной дверь и скрестив руки на груди.

- Я не дам вам уйти, пока вы не объясните, зачем пришли. Вы должны дать мне шанс искупить мою вину. Я вел себя недостойно.

- Не могу не заметить, что сейчас вы ведете себя не лучше.

- Боюсь, мое поведение редко можно назвать примерным, - признался он, но было ясно, что он ничуть не раскаивается. - Многие дамы упрекали меня в этом. Однако вернемся к вашей просьбе.

Розалин снова залилась краской. Он посмел сравнить ее с другими дамами, а всем известно, с какими именно женщинами он водит знакомство. Но было очевидно, что спорить с ним нет смысла: он явно намерен не отпускать ее до тех пор, пока она не скажет, зачем пришла.

- Я хотела договориться с вами о том, как выплатить долг брата и вернуть Меритон. Я не могу заплатить сразу его полную стоимость, но какую-то часть вернула бы уже сейчас. У меня есть кое-какие сбережения и небольшой дом в Лондоне. Я выплачивала бы долг частями. Разумеется, с процентами.

- Простите, миледи, но я не могу выполнить вашу просьбу. - Он вдруг стал серьезным.

- Почему?

- Ваш брат должен мне, и я уверен, что он не одобрит ваше вмешательство. Если вам удастся

договориться с братом, он может сам ко мне обратиться. Я буду рад рассмотреть его предложения, но не могу обещать, что верну поместье.

- Понимаю. - Только бы не расплакаться. - А теперь разрешите мне уйти.

- Скажите, леди Джефриз, вы тоже питаете слабость к картам?

- Конечно, нет. Я почти не умею играть в карты.

- Жаль, что не все так трезво оценивают свои возможности, - рассмеялся лорд Стэмфорд.

Он открыл дверь, и Розалин, не обращая внимания на предложенную им руку, спустилась в холл. Он проводил ее до экипажа.

- Вы часто бываете в Лондоне, леди Джефриз?

- Редко, - ответила она, не поднимая на него взгляда.

- Я так и думал. Вам следует знать, что неприлично приезжать ко мне без сопровождения. Удивлен, что ваш муж разрешил вам это.

- К вашему сведению, хотя это вас не касается, я вдова, а не молодая девушка, и поступаю так, как считаю нужным.

- Но вы должны были взять с собой хотя бы горничную. У меня не совсем безупречная репутация. Респектабельные дамы не приезжают ко мне одни.

- Я... была убеждена, что вы джентльмен. - Боюсь, ваша доверчивость могла вам навредить. Я не джентльмен.

- Зачем же этим хвастаться?

- Надеюсь, мы с вами еще встретимся, леди Джефриз.

Не отрывая от нее взгляда, он поднес к губам ее руку. Она тут же ее отдернула.

- Сомневаюсь. У нас разный круг знакомых.

- Могу поспорить, миледи, что мы встретимся... и очень скоро.

- До свидания, милорд.

Улыбаясь, он помог ей сесть в экипаж.

Устроившись на жестком сиденье, Розалин вдруг пожалела, что она не мужчина. С каким удовольствием она влепила бы ему пощечину, а еще лучше вызвала бы его на дуэль и проткнула бы шпагой!

Однако гнев вскоре сменился унынием. Она потерпела поражение. Джеймс должник, их поместьем завладел чужой человек. Слезы брызнули из глаз. Слава Богу, что она не расплакалась перед этим гадким Стэмфордом. Пошарив в ридикюле в поисках платка, она с ужасом обнаружила, что обронила свой любимый веер.

- О Боже! - прошептала она. Ну и денек! Ее веер валяется где-то в элегантной гостиной лорда Стэмфорда!

***

- Проклятье!

Нахмурившись, Майкл опустился в кресло у письменного стола. Эта история с поместьем ничего, кроме неприятностей, ему не

принесет. Он и не думал выигрывать его у Уиткомба. Но уж слишком соблазнительно было воспользоваться шансом оставить в дураках Эдмунда Фэйрчайлда, к которому он питал стойкую неприязнь. Помимо воли он даже посочувствовал молодому человеку, который, видимо, был в долгах как в шелках и на грани разорения, а уж в этом случае растяпа неминуемо попадет в лапы к Фэйрчайлду. Дело осложнялось и тем, что вдовая графиня Карлин, бабушка Джеймса Уиткомба с материнской стороны, была подругой его тетки, леди Спенс. Майкл легко мог себе представить, что скажет тетушка, узнав, что ее племянник выиграл у Уиткомба поместье. Достанется ему на орехи...

А теперь еще и леди Джефриз. Какого черта его угораздило оскорблять ее? С первого взгляда на это милое лицо с ясными невинными глазами было видно, что она леди.

Слишком много времени он проводит с дамами полусвета и явно становится циником. Многие из знакомых женщин не задумываясь предложили бы ему свою благосклонность взамен долга без всяких угрызений совести. Он не раз получал подобные предложения.

С большой неохотой Майкл признался, что леди Джефриз ему понравилась, несмотря на то, что его она явно невзлюбила. Она прелестна, хотя се красота неброская. Строгое серое платье не могло ни скрыть мягких очертаний груди и бедер, ни отвлечь внимание от роскошных черных волос и больших карих глаз. Майкл уже предвкушал их следующую встречу, хотя она наверняка сделает вид, что с ним не знакома, как он того и заслуживает.

Его размышления были прерваны осторожным покашливанием.

- В чем дело, Уоткинс? Еще кто-нибудь с визитом?

- Обо мне не надо докладывать. Я не хочу, чтобы мне опять сказали, что моего племянника нет дома, - произнес женский голос.

Его тетка, леди Маргарет Спенс, решительно вошла в кабинет. Черт бы побрал эту леди Джефриз, подумал Майкл. Если бы не она, он сейчас был бы в клубе, вне досягаемости.

- Дорогая тетушка, рад вас видеть. - Он склонился над рукой леди Спенс.

- Сомневаюсь. Мне впервые удалось поймать тебя дома. Я склонна думать, что ты меня избегаешь.

С деловым видом тетушка сняла лайковые перчатки и села у стола. В свои пятьдесят с лишним лет она выглядела намного моложе. На ней был модный кринолин цвета перванш и такого же цвета ротонда, выгодно оттенявшая светлые седеющие волосы.

- Зачем мне избегать вас? - Майкл сел напротив нее. - Вы же знаете, что я всегда рад вас видеть. Как дядюшка? Он в городе?

- Дядя Фредерик здоров. Но я приехала не затем, чтобы обмениваться любезностями. Ты прекрасно знаешь, почему я здесь, Майкл, не уходи от разговора. - Она строго посмотрела на племянника серо-голубыми глазами, и он почувствовал себя загнанным в угол.

***

Спустя час Майкл вошел в клуб, где его проводили к столику, за которым сидел изысканно одетый коренастый блондин в бутылочного цвета камзоле, полосатом жилете и шейном платке, завязанном на восточный манер.

- Майкл, дружище! А я уже было подумал, что ты не появишься. Я умираю с голоду, поэтому уже сделал заказ.

- Не думаю, что тебе грозила голодная смерть, Чарлз. Меня сегодня одолели визитеры. Сначала... Впрочем, неважно... А потом приехала тетя Маргарет.

- Она опять приставала к тебе с этой крошкой? Ты и глазом не успеешь моргнуть, как окажешься перед алтарем. Хорошо, что тетя Маргарет не моя родственница. Хотя, прости меня, и твоего отца я не хотел бы иметь своим отцом.

- Они и порознь невыносимы, а уж если объединятся... Если бы я оказался под огнем неприятеля, у меня и то было бы больше шансов выжить. - Майкл с мрачным видом повертел в руках бокал с сухим хересом. - Тетка сообщила, что моя будущая невеста приедет через две недели. У нее в семье кто-то заболел, и поэтому она задерживается. Так что у меня есть небольшая отсрочка.

- Не представляю, как они смогут заставить тебя жениться.

- А ты смог бы противиться моему отцу?

- Ты прав, - поспешил ответить Чарлз, потому что официант поставил перед ним наполненную тарелку. - Думаю, никто бы не устоял под его дьявольским взглядом. Всякий раз, как он на меня смотрит, меня бросает в дрожь. Я согласился бы жениться даже на девице с лошадиной физиономией, лишь бы не иметь дело с твоим отцом.

Наступило долгое молчание: Чарлз набросился на еду с энергией человека, не евшего по крайней мере неделю. Майкл с задумчивым видом пил маленькими глотками херес.

Отец Майкла, герцог Эверсли, был известен тем, что управлял делами своего семейства железной рукой. Несколько недель тому назад он велел Майклу приехать к нему в поместье, где и сообщил своему наследнику, что пришла пора жениться. Поскольку, по мнению герцога, его сын неспособен сам выбрать себе подходящую невесту, он сделал это за него. Выбор герцога пал на мисс Элену Рэндал, внучку его старого друга. Сначала она должна быть представлена ко двору, а потом, если не возникнут серьезные возражения с той или другой стороны, будет объявлено об их помолвке.

У Майкла уже сейчас возникала куча возражений. Начать хотя бы с того, что у него не было желания жениться на девушке, только что окончившей школу. Но спорить с отцом бесполезно: герцог не терпел, когда ему прекословили. К тому же его здоровье пошатнулось после недавно перенесенной пневмонии, которая чуть не стоила ему жизни, и Майклу не хотелось его огорчать.

Чарлз, голова которого всегда лучше работала на сытый желудок, положил вилку и сказал:

- Что тебе нужно, друг мой, так это невеста!

- Именно этого добивается мой отец, а я пытаюсь отбиться.

- Ты не представляешь, какие преимущества дает помолвка. - Чарлз был счастливо обручен уже довольно долгое время. - Меня не осаждают мамаши, которые мечтают навязать мне своих дочерей. Мать перестала твердить, что мне надо подыскать себе жену. А моя милая невеста Элизабет не устраивает сцен, если я отказываюсь сопровождать ее на эти скучные музыкальные вечера.

- Я и не предполагал, что помолвка дает столько преимуществ.

- Моя идея заключается вот в чем: если бы ты уже был обручен, твоя семья вряд ли стала бы настаивать на том, чтобы ты сделал предложение мисс Рэндал.

- Да, это было бы как-то неловко. Но ведь невесты обычно ждут, что на них женятся.

Чарлз в задумчивости проглотил несколько кусков ветчины.

- Можно кого-нибудь нанять.

- Нанять? Кого?

- Невесту! Помнишь, как Грили нанял актрису и женился на ней, чтобы получить наследство дяди, жившего в Манчестере? Это сработало, да еще как! Старый Грили поверил племяннику, и тот получил все его денежки. Правда, ему пришлось откупиться от актрисы приличной суммой.

Майкл усмехнулся: у него есть парочка актрис, которые согласились бы на такое.

- В Манчестере это, может, и сошло, а вот в Лондоне - вряд ли. Где я найду такую актрису, которую мог бы представить как свою невесту, в самый разгар сезона? Все те, с кем я знаком, выглядят не слишком респектабельно. А тетя Маргарет учует самозванку за милю.

- Может, тебе удастся нанять иностранку?

- Час от часу не легче! Да отец рассвирепеет, если я скажу, что обручен с иностранкой. Послушай, Чарлз, не беспокойся обо мне. Я что-нибудь придумаю, чтобы избежать помолвки. Куда ты собираешься вечером?

- На раут к леди Уинтроп. Обещал сопровождать маму и Бет. А ты?

- Может, тоже туда загляну.

- Я слышал, в городе появилась Элинор Марчант. Уже видел ее?

- Да, сегодня в парке во время верховой прогулки. Она пичкала меня всякими сплетнями и слухами.

- Надеюсь, ты не собираешься возобновлять с ней отношений. - Чарлз даже передернул плечами, словно ему стало страшно от этой мысли. - В жизни не встречал такого характера. Не знаю, как ты вообще мог ее выносить. Это надо же было устроить скандал прямо на балу. Швыряла вазы...

- Только одну. И не в зале, а в отдельной комнате.

- Какая разница, сколько ваз? Слава Богу, ты от нее отделался, хотя не знаю, как тебе это удалось. Надо быть разборчивее в выборе юбок!

Майкл рассмеялся и встал из-за стола.

- Успокойся, Чарлз. У меня и в мыслях нет снова встречаться с Элинор. Ты идешь? Зайдем на аукцион в "Тэттерсоллз"? Я присмотрел там пару лошадей.

Возвращаясь домой, он неожиданно вспомнил о леди Джефриз. Интересно, она будет на рауте у леди Уинтроп? Хорошо бы была, потому что у него есть прекрасный предлог, чтобы заговорить с нею. Уоткинс нашел в гостиной веер, который, по его словам, скорее всего принадлежит молодой леди. Майкл взял веер и уверил Уоткинса, что непременно вернет его владелице.

Глава вторая

- Я был огорчен, узнав, что у вашего брата неприятности. Я знаю, как много для вас значит Меритон. Не могу ли я что-то для вас сделать?

Розалин встретилась взглядом с холодными глазами Эдмунда Фэйрчайлда, полуприкрытыми тяжелыми веками, и ей стало не по себе. Но ускользнуть от него в этой переполненной людьми гостиной будет нелегко, подумала она.

- Благодарю вас, но вы ничем не можете помочь. Как вы узнали? Я думала, игра была приватная. - А она-то надеялась, что никто, кроме лорда Стэмфорда, Джеймса и ее самой, не знает о долге.

- Я тоже был там. Я пытался что-то сделать, но, увы, Стэмфорд редко проигрывает. Это наводит на мысль... но он так горяч... не хочется думать... Во всяком случае, не беспокойтесь, мы были одни, а я умею держать язык за зубами.

- Благодарю вас.

Розалин удалось улыбнуться. Она вовсе не была уверена, что может доверять Фэйрчайлду. Он как-то приезжал в Меритон в компании друзей Джеймса, и хотя был обходителен, что-то в его взгляде настораживало и было неприятным, особенно когда глаза останавливались на ней.

- Я вес же хочу предложить свою помощь, - настаивал он. - У меня есть средства, и я не смогу спокойно смотреть, как вас выгонят из родового поместья. Давайте прокатимся завтра утром, и я выскажу вам свои соображения.

- Вы очень добры, но... завтра я занята.

- Тогда послезавтра. С тех пор как я увидел вас в Меритоне, я мечтал узнать вас поближе.

- Вот ты где, дорогая!

Вздохнув с облегчением, Розалин обернулась и увидела бабушку. Леди Карлин холодно кивнула Фэйрчайлду.

- Прошу извинить меня, сэр, но я должна представить внучку леди Карузерс. Она собирается уходить.

Леди Карлин потащила за собой внучку, но Розалин успела заметить, что Фэйрчайлд недовольно нахмурился.

- Моя дорогая, тебе не следует с ним разговаривать. - Леди Карлин остановилась, чтобы перевести дух. - Его репутация не из лучших. Люди начнут судачить...

- Я и не собиралась с ним говорить, он сам подошел. Он знакомый Джеймса.

- Вот как. Удивляюсь на Джеймса. Хотя что тут удивляться? Он водит компанию с довольно разнузданными молодыми людьми. Остается надеяться, что он наконец образумится и займется делами в Меритонс. Непростительно с его стороны взвалить поместье на твои плечи. Не женское это дело.

Розалин промолчала. Она еще не сказала бабушке, что брат проиграл Меритон.

- Однако лучше поговорим о тебе. Какого ты мнения о Невиле Гастингсе?

Розалин с трудом вспомнила толстого коротышку с редеющими волосами и в скрипучем корсете. Леди Карлин представила его в первый день их приезда в Лондон.

- Довольно приятный.

- Немного толстоват, но это можно поправить диетой. Однако муж с годовым доходом в двадцать тысяч фунтов - это не шутка.

-Муж?

- Да, конечно. Для тебя, дорогая.

- Бабушка! Мне не нужен муж.

- Еще как нужен. Тебе только двадцать шесть, и ты все еще хорошенькая. Конечно, Невил не совсем то, что я хотела бы для тебя. Ему бы побольше энергии, решительности, что ли.

- Я не думала о том, чтобы снова выйти замуж.

- Ты, конечно, выйдешь за того, кто тебе придется по душе. - Леди Карлин явно не слушала внучку. - У меня на примете несколько подходящих кандидатур.

Зорким оком леди Карлин оглядела гостиную, выискивая новую жертву.

- Смотри, приехал лорд Брэндон. Он подыскивает себе жену, правда, у него пятеро \ детей. Но ведь ты любишь дет... ;

- Бабушка, пожалуйста! Я устала. Мне хочется отдохнуть, хотя бы несколько минут.

- Хорошо. Оставайся здесь. Ты и вправду бледна. Не хватало еще, чтобы ты упала в обморок. Хотя леди Уинтроп сочла бы это за комплимент. Мне надо еще кое с кем поговорить, а потом мы уедем.

Леди Карлин смело ринулась в толпу. На ней было платье из оранжевого шелка, явно не подходившее даме преклонного возраста, но леди Карлин была выше диктата моды.

У Розалин гудели ноги, она устала улыбаться и поддерживать беседу в невероятном шуме. Сесть негде. Вся мебель была вынесена, чтобы в гостиной поместились несколько сот человек, приглашенных на раут.

А тут еще бабушка с ее безумной идеей замужества. Не хватало ей еще этого! Мало у нее забот с Джеймсом!

Ее мысли снова и снова возвращались к брату. С тех пор как четыре года назад умерла их мать, он становился все более неуправляемым и редко появлялся в поместье. Ей казалось, что, если она сохранит Меритон, он вернется, потому что когда-то любил его так же, как она. Теперь Меритон был потерян, а с ним, возможно, и Джеймс.

- О! - воскликнула она. Какой-то тучный джентльмен отступил назад и толкнул ее с такой силой, что она потеряла равновесие и, покачнувшись, уперлась в высокую крепкую фигуру. Сильные руки подхватили ее.

- Простите, пожалуйста, - пролепетала Розалин.

- Извиняться нет нужды. Я всегда рад, когда молодые хорошенькие женщины падают в мои объятия.

При звуке этого знакомого, но ненавистного голоса ее сердце чуть было не остановилось. Она медленно подняла голову и встретилась с насмешливым взглядом маркиза Стэмфорда. Он, видимо, не сразу ее узнал, но потом его лицо расплылось в улыбке.

- О, леди Джефриз, какой великолепный сюрприз! Я же говорил, что мы скоро снова встретимся!

Розалин отодвинулась.

- Прошу извинить меня, милорд...

- Но я высматривал вас весь вечер. А теперь, когда я вас нашел, вы хотите меня покинуть?

Неужели он намекает, что надеялся ее увидеть, подумала она и покраснела до самых корней волос. Так она и поверила!

- Мне надо найти бабушку. Не будем болтать о пустяках.

- А разве бывает что-либо другое на этих утомительных сборищах? Но у меня есть кое-что для вас, поэтому я и хотел вас увидеть.

- Что же это?

- Ваш веер. Вы обронили его в гостиной. Я хотел вернуть его вам.

- Вы хотите сказать, что он при вас? Майкл полез было в карман, но Розалин

схватила его за руку.

- Только не здесь! - Что подумают люди, если он достанет из кармана веер и вручит ей?

- Позволите привезти его к вам домой?

- Нет! Почему бы вам не послать по почте?

- Но я желаю лично вручить веер, чтобы знать точно, что вы его получили. К тому же я надеялся, что мы сможем познакомиться поближе.

- У меня нет никакого желания ближе знакомиться с вами, милорд.

- Но я хотел бы получить возможность изменить ваше мнение обо мне.

Его губы изогнулись во вкрадчивой, многозначительной улыбке, а взгляд остановился на ее лице.

Этот взгляд заворожил Розалин. Глаза у него, оказывается, не черные, а темно-карие. Темные волосы, слегка вьющиеся на затылке... Такие же они мягкие и шелковистые на ощупь, какими кажутся?

Господи, о чем это она думает!

- Я никогда не изменю своего мнения.

Розалин резко повернулась, но путь к отступлению был прегражден двумя дамами, стоявшими почти вплотную. Судя по выражению их лиц, они слышали весь ее разговор со Стэмфордом.

Майкл кивнул дамам и, взяв Розалин за локоть, тихо предупредил:

- Не устраивайте скандала. Общество вас не поймет. Но если вам захочется поругаться со мной в домашней обстановке, я всегда к вашим услугам.

- Если бы у вас была хоть капля здравого смысла, вы бы поняли, что я не желаю ни видеть вас, ни говорить с вами.

Она была в смятении. Ее опыт общения с противоположным полом был весьма скуден, поэтому она не знала, как себя вести с таким мужчиной, как Стэмфорд. Он был красив как бог (или как дьявол?) и так откровенно флиртовал, что она совершенно растерялась.

Розалин обрадовалась, увидев, что леди Карлин пробирается к ним через толпу. Однако радость была недолгой: лицо бабушки выражало явное недоумение. К тому же у нее мелькнула мысль: что, если лорд Стэмфорд расскажет о ее визите?

Он словно прочел ее мысли.

- Не беспокойтесь, миледи, я не расскажу вашей бабушке, как опрометчиво вы поступили сегодня утром, явившись в мой дом без провожатого. Будем считать, что мы только что познакомились. И разумеется, я не скажу о веере. Найду удобный случай, чтобы вернуть вам его.

Розалин не успела ответить: леди Карлин уже подошла, и Стэмфорд почтительно склонился над протянутой ему рукой.

- Леди Карлин, я только что имел счастье познакомиться с вашей внучкой. Она так же очаровательна, как вы.

- Не пытайтесь, молодой человек, морочить мне голову - в моем-то возрасте. Розалин гораздо привлекательнее, чем я когда-то была. Но как вы познакомились? Надеюсь, вас представили?

- Вовсе нет! Мне пришлось самому представиться после того, как ваша внучка споткнулась и я ее поддержал. Все было совершенно случайно. Но, раз уж мы познакомились... я надеюсь, вы разрешите нанести ей визит.

- Возможно, но знайте: я не спущу с нее глаз. Она хоть и вдова, но не чета вашим многочисленным пассиям. Я не позволю вам играть ее чувствами.

- Я буду само приличие.

- Поверю, когда увижу, - решительно ответила леди Карлин и, строго посмотрев на Стэмфорда, добавила: - Ладно. Можете навестить ее.

Надо положить этому конец, подумала Розалин.

- Вы вряд ли застанете меня дома, милорд.

Как они смеют обсуждать ее, как будто она какая-нибудь марионетка и не может иметь собственного мнения!

- Глупости! - оборвала ее леди Карлин. - Конечно, ты будешь дома.

- К сожалению, сейчас я должен откланяться, - сказал лорд Стэмфорд с довольной улыбкой, - но мы скоро увидимся, леди Джефриз, очень скоро.

Он отвесил церемонный поклон и исчез в толпе. Леди Карлин посмотрела ему вслед, а потом повернулась к внучке.

- Просто не верится, дорогая! Лорд Стэмфорд желает нанести тебе визит. Очень странно. Обычно он не обращает внимания на приличных женщин. Не может же он думать... нет, конечно, нет. К тому же ты все еще в трауре.

- Значит, хорошо, что я его надела, - с безрадостной улыбкой сказала Розалин. Это простое синее платье было предметом разногласий между ней и бабушкой, которая заявила, что оно подходит разве что для набожной приверженки методистской церкви.

Пока они ждали, когда подадут карету, мысли Розалин были заняты исключительно тем, какой холодный прием она окажет лорду Стэмфорду, когда он явится к ней с визитом.

- Что ты скажешь о лорде Стэмфорде, дорогая? Признаться, о нем я как-то не подумала. Но теперь... думаю, он подойдет. Во всяком случае, с ним не соскучишься, - прервала ее размышления бабушка.

- О чем вы?

- О том, что лорд Стэмфорд неплохая партия.

- Не понимаю...

- Да ты меня не слушала, дорогая! Его тетка леди Спенс говорила мне конечно, строго конфиденциально, - что герцог Эверсли подыскивает сыну жену. Как это раньше не пришло мне в голову? Ты вполне подходящая кандидатура. Завтра же поеду к Маргарет и намекну ей.

У Розалин вдруг разболелась голова.

- Бабушка, пожалуйста, не надо. Я лучше умру, чем соглашусь стать его женой.

***

На нее совершенно не подействовал его откровенный флирт. Такого Майкл не предвидел.

Взяв у дворецкого плащ и шляпу, он отправился домой пешком. Ему нравилось гулять по ночным улицам, особенно весной.

Нехорошо было дразнить леди Джефриз, думал он улыбаясь, особенно в присутствии леди Карлин. Но как загорались ее глаза, как она мило краснела трудно было удержаться.

Ему самому было непонятно, почему он заинтересовался этой добропорядочной вдовой. Красавицей ее не назовешь. Платье скромное, не по моде простое: ни кружев, ни цветов, никакого декольте, выставляющего напоказ женские прелести. Но платье ей шло.

Такие дамы обычно наводили на него скуку. Леди Джефриз была другая. За скромной внешностью и манерами приличной дамы угадывалась страстная натура. Любому мужчине было бы лестно завоевать такую женщину.

Еще и потому, что она презирает его и не скрывает этого, даже нуждаясь в его снисхождении. Она была с ним честна, и это ему понравилось.

Вряд ли можно надеяться, что мисс Рэндал способна испытывать такие же чувства. По слухам, эта юная леди очень послушна и не пойдет против воли родителей. Жаль, что не леди Джефриз его предполагаемая невеста, хотя она никогда не согласится выйти за него замуж, разве что он насильно потащит ее к алтарю.

Вдруг его словно молнией ударило. О чем это давеча говорил Чарлз? Майкл остановился как вкопанный посреди улицы. Почему бы и нет? Она хорошо воспитана, респектабельна, умна и недурна собой. И ненавидит его.

Чем не невеста?

Подчинить себе добропорядочную леди Джефриз не так уж и плохо. Можно поспорить на что угодно, но он сумеет сломить ее сопротивление.

Несомненно он уговорит ее принять его план.

Глава третья

Яркий солнечный свет пробивался через неплотно задернутые шторы спальни. Розалин с трудом открыла глаза, хотя ей хотелось снова зарыться в подушку и еще немного поспать.

Она не привыкла поздно ложиться, не говоря уже о том, чтобы бодрствовать до двух или трех часов ночи. Но леди Карлин каждый вечер ездила то на раут, то на бал, то на концерт, и Розалин должна была повсюду ее сопровождать.

В дверь постучали. Миссис Хэррод, экономка, вошла с подносом, на котором стояли чашка горячего шоколада и тарелка поджаренного хлеба.

Поставив поднос перед Розалин, она спросила:

- Еще что-нибудь, миледи? - Экономка была доброй женщиной и по-матерински опекала хозяйку. - Я решила, что вы захотите позавтракать в постели. Ведь вчера вы вернулись в три часа ночи и, наверно, очень устали.

Розалин взяла чашку и, откинувшись на подушки, стала размышлять, как бы ей избежать сегодняшнего бала. За десять дней своего пребывания в Лондоне она была на балах больше, чем за восемь лет, прошедших после ее первого появления в обществе.

Ее муж, как и многие его коллеги-ученые, считал светские развлечения легкомысленной тратой времени. А ей все же иногда хотелось немного повеселиться. Но Джон, занятый написанием своего огромного труда, считал все, что отвлекало его от работы, потерей времени.

Это относилось и к ней.

Слезы выступили у нее на глазах, но она сердито их смахнула. Просто за последние пять лет она потеряла многих людей, которые были ей дороги. Сначала умер муж, а годом позже - мать. Отец после смерти матери совершенно пал духом и вскоре тоже умер. А теперь она теряет Джеймса.

Розалин приехала в Лондон, чтобы попытаться сблизиться с ним. После смерти матери он замкнулся и почти перестал разговаривать с сестрой. Отец, подавленный горем, не замечал, что Джеймс становится все более неуправляемым, водит дружбу с самыми отпетыми бездельниками в округе. А после того как умер отец, Джеймс стал все реже бывать в Меритоне и лишь однажды приезжал на неделю с компанией новых друзей.

От этой компании Розалин пришла в ужас.

Ей потребовалось всего несколько часов, чтобы понять, что Джеймс водит дружбу с самыми отъявленными лондонскими гуляками. Она старалась не попадаться им на глаза и не решалась делать замечания брату, боясь, что он замкнется еще больше. Правда, эта компания больше в Меритон не приезжала.

Розалин наконец заставила себя встать с постели. Горничная помогла ей надеть синее батистовое платье с длинным рукавом и оборкой по вороту и убрать волосы в пучок.

Она уже собралась выйти, когда миссис Хэррод, запыхавшись, вбежала в спальню и доложила:

- К вам пришли с визитом. Я проводила его в гостиную.

- С визитом? Кто? Джеймс?

- Нет, миледи. Маркиз Стэмфорд. Он хочет вас видеть.

Розалин непроизвольно схватилась за горло. Зачем он пришел? Для визитов еще слишком рано. Или он думает, что она примет его в любое время?

- Лорд Стэмфорд? Скажи, что меня нет дома.

- Но, дорогая, он очень хочет вас видеть.

- А я не хочу. Еще слишком рано. Миссис Хэррод неодобрительно поджала

губы, но, поняв, что Розалин тверда в своем намерении, кивнула и поспешно вышла.

Он, верно, приехал, чтобы вернуть веер. Мог бы оставить его миссис Хэррод. Розалин взяла роман и села у окна. Через минуту миссис Хэррод просунула в дверь голову и сказала бесстрастным тоном:

- Его светлость просят передать, что они не уйдут, пока не увидят вас. Он будет ждать до тех пор, пока вам будет удобно его принять, даже если это будет за полночь.

- Это просто смешно.

Но что-то подсказывало ей, что Стэмфорд способен выполнить свою угрозу и она окажется запертой в своей комнате на весь день...

Придется спуститься.

Маленькая уютная гостиная была освещена лучами утреннего солнца. Нежелательный визитер сидел в кресле у камина, погруженный в чтение какого-то объемистого тома в кожаном переплете. Увидев хозяйку, он захлопнул книгу и лениво поднялся.

Лорд Стэмфорд был, как всегда, элегантен: в костюме для верховой езды, высоких сапогах и небрежно завязанном галстуке. На фоне выцветших восточных ковров и старомодной мебели он выглядел явно не на месте.

- Леди Джефриз, я не ожидал увидеть вас так скоро. Предполагал, что вы спуститесь не раньше полудня, и на всякий случай захватил из своей библиотеки книгу, чтобы занять время.

- Книгу?

- Вас это удивляет? Время от времени я предпочитаю чтение более легкомысленным занятиям. Бывает, что почитываю что-нибудь из философии или истории. Но только когда не играю в карты, не краду чужие поместья и не ухаживаю за женщинами фривольного поведения.

- Чему обязана, милорд? Ледяной тон его ничуть не смутил.

- Во-первых, хочу вернуть веер. Во-вторых - поговорить с вами наедине.

- Не представляю, о чем нам с вами разговаривать.

- Мне бы хотелось обсудить карточный долг вашего брата. У меня к вам предложение, от которого, я полагаю, мы выиграем оба. Прошу вас выслушать меня.

Розалин села, сжав на коленях руки. Неужели он снова предложит ей?.. У нее сердце забилось от страшного предчувствия.

- Надеюсь, то, что я вам предложу, не покажется вам слишком противным. Я хочу попросить вас обручиться со мною.

- Что вы сказали?

- Я прошу обручиться со мною, - повторил он, - а взамен я верну вашему брату поместье.

- Обручиться с вами? Да вы с ума сошли! Мне бы никогда и в голову не пришло такое!

- Вы всегда высказываете свое мнение с такой преувеличенной вежливостью? - сухо осведомился он. - Возможно, я не совсем правильно выразился. Вам не надо будет выходить за меня замуж, а всего лишь на короткое время стать моей невестой. Сейчас мне очень нужна невеста.

Это прозвучало так, словно речь шла о покупке новой пары сапог.

- Зачем же вам сейчас понадобилась... невеста? В жизни не слышала ничего более... глупого.

Розалин встала и отошла к окну. Маркиз последовал за нею.

- Мой отец настаивает на том, что мне пора жениться. Он уже выбрал мне невесту. Я хочу его остановить, прежде чем в одно прекрасное утро окажется, что в полдень должен явиться к алтарю. Если у меня уже будет невеста, которую я сам выбрал, мне не придется делать предложение юной леди, которую нашел отец.

- Да, верно, - чуть запинаясь, согласилась Розалин. - Но почему я? Я вряд ли вам подхожу. У нас мало общего.

Обезоруживающая улыбка озарила его лицо.

- Вы хотите сказать, что желали бы, чтобы я провалился в преисподнюю, не так ли, моя дорогая? Я вижу, вы шокированы. Вас раздражает мое общество, но это как раз то, что мне подходит. Нисколько не сомневаюсь, что в нужный момент вы с удовольствием от меня откажетесь. Так что сделка выгодна для нас обоих: ваш брат получит свое поместье, а мне не придется жениться по желанию отца. И согласитесь, это будет выглядеть совершенно естественно, если я возвращу Меритон вашему брату - будущему шурину. И никаких кривотолков.

- Да это же шантаж!

- Не согласен. Ну же, леди Джефриз! В чем проблема? Неужели несколько месяцев, проведенных в моем обществе, такая уж большая жертва? Только представьте себе, какое вы испытаете удовольствие, когда публично меня бросите!

Для Стэмфорда, видимо, это всего лишь грандиозная шутка.

И как он смеет быть так уверен, что она согласится играть роль его невесты?

- Несколько месяцев? Да, по мне, лучше вечно гореть в аду, чем провести один день в вашем обществе!

Розалин пришла в ужас от собственной грубости. Но его лицо исказилось лишь на мгновение (а может, ей показалось?) и приняло обычное насмешливое выражение.

- В самом деле? В таком случае разрешите откланяться. А вы подумайте, когда сможете освободить Меритон.

Взяв перчатки, он направился к двери, но потом повернулся и, отвесив поклон, сказал:

- Мое предложение остается в силе день-два. На случай, если вы передумаете. Прощайте, миледи.

- Милорд, я не... - Но, прежде чем она успела извиниться, маркиз ушел.

Розалин в изнеможении опустилась на диван. Никогда еще она ни с кем не была так груба. Ее слова задели его - или ей это показалось? Что может задеть невозмутимого лорда Стэмфорда?

Она встала и заходила по комнате. Ее возбуждение росло. Невозможно принять его возмутительное предложение! Даже ради Джеймса!

Но разве несколько месяцев в обществе лорда Стэмфорда такая уж высокая цена за Меритон?

На что они с братом будут жить? Муж оставил Розалин небольшое наследство и этот дом. Она смогла бы жить скромно, чтобы доходов хватило на двоих, но Джеймс никогда не согласится быть у нее на иждивении.

Что с ним станет?

Невидящими глазами она смотрела на улицу. В конце концов, сколько времени она в действительности будет находиться в обществе лорда Стэмфорда? Вряд ли он будет все время за ней ухаживать. Такой ветреник найдет себе женщину по вкусу.

У нее нет выбора. Только бы его предложение оставалось еще в силе.

***

Было половина первого ночи, когда Майкл приехал на бал, который давала леди Бэркхем.

- Мы уже потеряли надежду вас увидеть, лорд Стэмфорд! Боюсь, многие дамы испытали муки разочарования.

- Сомневаюсь, что этот недуг долговечен.

- Мы собираемся ужинать. Надеюсь, вы присоединитесь к нам.

- С удовольствием. Ваши ужины всегда так изысканны.

Леди Бэркхем удалилась, сославшись на обязанности хозяйки, а Майкл оглядел зал.

Боже, какая скука, подумал он и пожалел, что приехал.

Но в клубе скука не меньше.

Пришлось признаться себе, что он приехал сюда исключительно в надежде увидеть леди Джефриз. Он был уверен, что она согласится с его планом, но просчитался. Ее последние слова сначала ошеломили, а потом рассердили его. Он убеждал себя, что разозлился потому, что сорвался его план. Мнение людей, включая леди Джефриз, его мало волновало. Но на сей раз ему было по-настоящему больно: его невозмутимости, которой он так гордился, был нанесен ощутимый удар.

Но это же смешно. Сейчас он извинится перед хозяйкой и уедет.

И тут Майкл увидел ее.

Она шла ужинать об руку с леди Карлин. На ней было темно-синее платье, подчеркивавшее мягкие округлости груди и стройность фигуры.

Он, пожалуй, останется.

Майкл подошел к ней сзади, когда она клала на тарелку канапе с омаром.

- Леди Джефриз...

Она резко обернулась, и тарелка в се руках опасно накренилась.

- Что вы здесь делаете?

- Я был приглашен.

- Я хотела сказать, что не заметила вас. Вы... получили мою записку?

- Нет, меня не было дома. Означает ли это, что вы хотели меня видеть?

- Да. - Ее щеки едва заметно порозовели.

- Может, мы могли бы продолжить беседу где-нибудь в другом месте?

- Пожалуй.

Майкл отвел Розалин в кабинет лорда Бэркхема и прикрыл дверь.

- Итак, что было в записке?

- Я принимаю ваше предложение, - сказала она так тихо, что он едва расслышал. У нее был вид мученика, приговоренного к галерам.

- Стало быть, вы решили, что ради поместья стоит несколько месяцев пострадать в моем обществе?

- Я не совсем это имела в виду, - виновато ответила она. - Сожалею...

- Нет нужды извиняться. Я отлично понимаю, как вы ко мне относитесь. Очень хорошо, миледи. Ваш брат получит свое поместье.

- А что я должна теперь делать, милорд? Нам следует прямо сейчас объявить о... помолвке?

- Не вижу причин откладывать. - Его губы дрогнули. - Как только мы сообщим об обручении нашим семьям, я дам объявление в "Морнинг пост".

- А это необходимо? - ужаснулась Розалин.

- Так положено, моя дорогая.

- Но что скажут люди? Это так неожиданно. Мы едва знакомы.

- А какое это имеет значение? Я известен всем как человек, быстро принимающий решения. Послушайте, Розалин, чем скорее все устроится, тем скорее ваш брат вернет себе Меритон.

Испуганное выражение вдруг исчезло с ее лица.

- Я не давала вам разрешения, милорд, называть меня по имени.

- А я разрешаю вам называть меня по имени. Не можете же вы называть меня так, как мой дворецкий. Вы ведь приняли мое предложение стать моей женой.

- Ничего подобного. Я всего лишь согласилась притвориться, будто я ваша невеста. Так что, когда мы одни, вообще нет необходимости фамильярничать.

- Притвориться? Нет, дорогая Розалин, мы с вами будем обручены, и вы будете называть меня по имени.

- Не смейте мне приказывать! - сверкнула она глазами. - Я буду называть вас так, как хочу, милорд. Насколько я поняла, наше обручение нужно вам только для того, чтобы избежать женитьбы, спланированной вашим отцом. Наше знакомство этим и ограничится. Мы будем минимально делать то, что положено при помолвке, и ничего больше. В остальном вы вольны поступать, как вам заблагорассудится.

Значит, она решила, что может так легко отделаться? Майкл сложил на груди руки.

- Ошибаетесь. Я собираюсь играть роль преданного жениха. У моей тети Маргарет, не говоря уже об отце, нюх на всякого рода махинации. Более того, я хочу дать понять всем, что влюблен. Я буду повсюду вас сопровождать и пользоваться любой возможностью остаться с вами наедине.

- Но это же... глупо. Зачем заходить так далеко? Мы можем видеться один, ну, может, два раза в неделю. Я не желаю, чтобы вы не отходили от меня, словно какая-нибудь болонка.

- А теперь вы пытаетесь мне приказывать, миледи. Я знаю, что вы хотели бы послать меня к черту, но мы заключили сделку. Надеюсь, вы проявите ко мне немного больше теплых чувств.

- Хорошо. Но я не стану притворяться, будто влюблена в вас, и не намерена флиртовать с вами, когда мы одни.

Они стояли друг против друга, как два дуэлянта. Майкл сдался первым.

- Как пожелаете. Завтра я буду сопровождать вас в оперу и там познакомлю с сестрой и ее мужем. Я попрошу леди Карлин поехать с нами.

- Хорошо, милорд.

- Вам следует называть меня по имени.

- Я понятия не имею, как вас зовут.

- Майкл.

Розалин ничего не сказала, а лишь смотрела на него так, словно хотела, чтобы он провалился. Стэмфорд шагнул к ней, но она отступила. Тогда он взял ее тонкую руку, как будто для поцелуя, но вдруг притянул ее к себе и коснулся губ.

Они были свежими и прохладными. Ему захотелось сжать ее в своих объятиях, но он вовремя одумался.

- До завтра, Розалин.

Маркиз произнес ее имя намеренно медленно, любовно. Она взметнула на него взгляд. Ошибиться было невозможно: он прочел в ее глазах страх перед неизведанным.

Глава четвертая

Розалин смотрела на записку в полной растерянности. Леди Карлин сообщала, что не сможет сопровождать ее в оперу, потому что у нее разыгралась страшная мигрень. Поскольку эти мигрени случались лишь тогда, когда бабушка не хотела во что-либо вмешиваться, Розалин заподозрила, что леди Карлин решила оставить ее наедине с лордом Стэмфордом. Вероятно, она была единственной бабушкой в Лондоне, которая поощряла внучку встречаться с таким повесой, как маркиз.

Розалин смяла записку, едва удержавшись, чтобы не швырнуть се куда-нибудь подальше. От дурного предчувствия засосало пол ложечкой. У нее не было никакого желания оставаться наедине с лордом Стэмфордом, сидеть напротив него в коляске и поддерживать светскую беседу. Но она оказалась во власти этого человека и придется его терпеть.

Почему она в таком смятении? - спрашивала себя Розалин. Она подошла к зеркалу и стала вглядываться в свое бледное лицо. Почему решила, что она в его власти? Это же смешно! Она ведь не одна на свете. У нас есть семья, приличное состояние. Так что нечего бояться. Она отыграет свою роль в этом абсурдном фарсе, вернет Меритон Джеймсу и заживет по-старому.

Все же чувство ужаса при воспоминании о том мимолетном поцелуе не покидало ее. Она непременно даст понять лорду Стэмфорду, что впредь не допустит ничего подобного.

Бросив последний взгляд в зеркало, Розалин взяла с туалетного столика перчатки и веер. Лорд Стэмфорд опаздывал уже на пятнадцать минут.

- Миледи?

Розалин вздрогнула. Миссис Хэррод заглянула в спальню.

- Лорд Стэмфорд ждет внизу. Такой красавец! Весь в черном. Просто герой из романа.

Боже, он очаровал даже экономку. Миссис Хэррод подала Розалин бархатную накидку и, отступив, сказала с неподдельным восхищением:

- Вы тоже очень хороши, миледи. Неудивительно, что сразили его светлость.

Розалин покраснела. Она и не подозревала, что у ее экономки столь романтическое воображение.

Розалин стала медленно спускаться по лестнице, чувствуя, что сердце бьется слишком сильно. Лорд Стэмфорд стоял в гостиной перед камином, рассматривая висевший над ним пейзаж. При звуке ее шагов он обернулся.

Маркиз и вправду выглядел великолепно. Крахмальная рубашка казалась ослепительно белой на фоне черного фрака и подчеркивала аристократические черты смуглого лица. Бриллиантовая булавка сверкала в белом же галстуке. Волнистые волосы блестели в свете люстры. Черные шелковые бриджи и белые чулки дополняли костюм.

Розалин попыталась принять непринужденный вид.

- Надеюсь, я не заставил вас ждать, дорогая?

- Всего пятнадцать минут, милорд.

- Стало быть, я на пути к исправлению. Обычно я опаздываю по крайней мере на двадцать минут. К тому времени, как подойдет к концу наш союз, вы, может быть, приучите меня к пунктуальности. Позвольте... - Он взял накидку и набросил ей на плечи. Его руки коснулись ее шеи, и она внутренне затрепетала.

Он внимательно оглядел ее черное платье из крепа, бриллиантовое колье и сережки.

Предательский румянец выдал ее смущение. Этот записной сердцеед знает совершенно точно, как смотреть на женщину, чтобы дать ей почувствовать, что она привлекательна.

- Бабушка не поедет с нами в оперу, милорд. У нее разыгралась мигрень.

- Она мне об этом уже сообщила. - Стэмфорд продолжал се рассматривать, все больше приводя в замешательство.

- Нам пора ехать, милорд.

- Майкл.

- Простите?

- Обращайтесь ко мне по имени, Розалин.

- Пока мы не объявили о нашей помолвке, я считаю, что в этом нет необходимости.

- Нет, есть. У меня не такое уж трудное имя. Я хочу услышать, как вы его произнесете.

Стэмфорд придвинулся ближе. Она уже знала эту его полуулыбку и поняла, что они так и останутся стоять здесь, если она не выполнит его просьбу.

- Хорошо... Майкл, - еле слышно прошептала она.

- Неплохое начало! Мне понравилось.

***

Пока они ехали в оперу, Розалин никак не могла придумать тему для разговора. Ей казалось, что даже о погоде сказать нечего. Она не знала, куда девать глаза, и всю дорогу смотрела на свои руки, стиснутые на коленях. А когда все же подняла взгляд, то увидела, что лорд Стэмфорд, сидевший в непринужденной позе напротив, внимательно се изучает.

- Почему вы так на меня смотрите? - не выдержала она.

- Как "так"?

- Как будто я какое-то диковинное существо. Это весьма невежливо.

- Прошу прощения, но у вас такое подвижное лицо. Все ваши чувства отражаются на нем. Меня это просто заворожило.

- Не понимаю, почему это так интересно.

Розалин всегда ненавидела свою неспособность скрывать эмоции. Сейчас ей больше, чем когда бы то ни было, хотелось выглядеть холодной и отстраненной. А вместо этого... он говорит, что у нее все написано на лице.

- Женщины, как правило, скрывают свои мысли и чувства под маской невозмутимости.

- В этом есть свои преимущества.

- Не согласен. Я предпочитаю честность. Коляска наконец остановилась у театра.

Им пришлось ждать, пока из длинной вереницы экипажей впереди выходили пассажиры. Розалин увидела, как из одной карсты вышли элегантно одетый джентльмен, дама в вечернем платье и бриллиантах и молодая девушка. Девушка, видимо, была дебютанткой: она с восторгом смотрела на величественный фасад театра и была явно возбуждена.

Вид дебютантки напомнил Розалин ее первый сезон в Лондоне. Тогда се тоже привезли в Королевский оперный театр, и она страшно нервничала, поднимаясь по мраморной лестнице в сопровождении леди Карлин. Но в театре было много дебютанток, и никто не обратил на нее внимания и не рассматривал в лорнет их ложу. Она была даже немного этим разочарована.

Лорд Стэмфорд дотронулся до се руки.

- Розалин, мы приехали. Мы не можем провести вечер в коляске.

Служитель уже открыл дверцу. Стэмфорд вышел и подал Розалин руку. Она приняла его помощь, но споткнулась и уронила сумочку. Он поднял ее и сказал со своей характерной полуулыбкой:

- У вас всегда была неприятная привычка ронять сумочки?

- Нет, только с тех пор, как я познакомилась с вами, - парировала она. Слава Богу, что в темноте он не увидел, как она покраснела.

- Обычно я действую на женщин иначе.

Розалин покраснела еще больше и поклялась себе, что постарается избегать малейших прикосновений. Но он взял ее за руку и, остановившись под сводами фронтона, сказал:

- Прежде чем мы войдем, я хочу, чтобы вы кое-что поняли.

-Да?

- Я предполагаю, что вы боитесь, как бы я не позволил себе лишнего, воспользовавшись нашим договором. Если учесть мое поведение при нашей первой встрече, вы вправе думать именно так. Но можете быть совершенно спокойны: я не заставляю женщин ложиться со мной в постель.

- Конечно... нет, - запинаясь, пролепетала она, сраженная его откровенностью.

Если на нее и не обращали внимания во время ее первого выхода в свет, то сейчас этот пробел был восполнен с лихвой. Все оборачивались в их сторону, пока они шли по фойе. Стэмфорд был невозмутим и лишь кивал знакомым, не останавливаясь. Он крепко держал се под руку, а Розалин, хотя щеки пылали, шла с гордо поднятой головой.

Когда они подошли к лестнице, ведущей к ярусам, какая-то дама схватила Стэмфорда за рукав, заставив остановиться.

- Дорогой Стэмфорд! Как приятно вас видеть. Вы так долго не показывались, что я подумала, вас нет в городе. И вы недопустимо давно не наносили мне визит.

Дама была стройна и хороша собою. Глубокое декольте зеленого платья обнажало идеально гладкую белую кожу груди. Она лишь мельком взглянула на Розалин и тут же отвела глаза.

- Я был занят, - довольно резко ответил Стэмфорд и хотел уйти, но дама крепко держала его за рукав.

- Покатаемся завтра верхом? Мы не виделись целый век.

- Простите, Элинор, но я не могу.

- Как с вами трудно. Представьте меня по крайней мере вашей спутнице.

- Леди Джефриз, разрешите представить вам леди Марчант.

Леди Марчант осмотрела Розалин с головы до ног, словно оценивая врага перед предстоящей битвой, и натянуто улыбнулась.

- Приятно познакомиться.

- Нам надо идти, - сказал Стэмфорд, чуть ли не силой вырываясь из рук настойчивой дамы. Хотя он казался спокойным, Розалин интуитивно почувствовала, что их связывают либо связывали интимные отношения. Как, должно быть, неловко представлять любовницу даме, с которой обручен. И какое счастье, что на самом деле она не его невеста.

К тому времени, как они заняли свои места, спектакль уже начался. Кроме них, в ложе никого не было. Майкл, видимо, догадался, что она удивлена, и, наклонившись к ней так, что она почувствовала на щеке его дыхание, прошептал:

- Мы встретимся с моей сестрой и ее мужем чуть позже. Я хотел, чтобы вы сначала немного освоились.

Розалин обвела глазами зал, который выглядел так же, каким она его запомнила: ярус за ярусом синие с золотом ложи, элегантно одетые джентльмены и сверкающие драгоценностями дамы в этих ложах, передвигающиеся в партере щеголи, приглушенный веерами шепот при виде объектов для светских сплетен.

Сегодня многие лорнеты были направлены на их ложу. Розалин чувствовала себя так, словно сидит на сцене.

Она надеялась на то, что Джеймса нет в театре. Ей, конечно, скоро придется сообщить ему о своем соглашении - нет, обручении - со Стэмфордом. Нехорошо, если он узнает об этом от кого-то другого. Она снова оглядела ярусы и тут заметила, что невдалеке сидит Эдмунд Фэйрчайлд и его лорнет направлен на нее. Она быстро отвернулась, но ее смятение не ускользнуло от внимания Стэмфорда.

- Что-то не так?

- Нет. Я просто смотрю, нет ли в театре брата.

- Мне кажется, что вас это беспокоит.

Ну почему он с такой легкостью читает се мысли?

- Я не сказала ему, что пойду с вами в оперу.

- Понимаю. Струсили?

- Я вообще трусиха.

- Я бы этого не сказал. Вы бы не были сейчас здесь со мною.

Замечание было неожиданным, и она, не зная, что ответить, устремила взгляд на сцену.

Но ей никак не удавалось сосредоточиться. Мешала близость Стэмфорда. Несколько раз Розалин вздрагивала оттого, что их руки соприкасались. Она вздохнула с облегчением, когда кончился первый акт и занавес упал.

- Вам понравилось? - спросил маркиз.

- Да... очень, - пробормотала она, хотя с трудом могла вспомнить, что происходило на сцене.

- Я в этом не уверен. У вас довольно отсутствующий вид.

- Я забыла, как любопытны люди в Лондоне. Вас это не смущает?

Его губы изогнулись в небрежной улыбке.

- Я привык. И вы не обращайте внимания. Очень скоро найдется другой объект для сплетен. - Он подал ей руку. - Однако сейчас, моя дорогая, вам придется смириться со всеобщим вниманием: я собираюсь представить вас своей сестре и ее мужу.

Сопровождаемые любопытными взглядами и приглушенным шепотом, они прошли в фойе и приблизились к небольшой группе, стоявшей в углу.

- Майкл! - воскликнул полный светловолосый джентльмен. - Не ожидал увидеть тебя раньше последнего антракта.

- Я бы и не то сказала! - Одна из стоявших рядом с джентльменом дам было рассмеялась, но осеклась, увидев Розалин. - Не знала, что ты не один!

Она окинула Розалин высокомерным взглядом. Ее сходство с Майклом было очевидно.

Стэмфорд взял Розалин за руку.

- Разрешите представить, леди Джефриз, - лорд и леди Хартман, мой кузен Чарлз Портленд и его невеста Элизабет Маркхем. Можете нас поздравить. Леди Джефриз оказала мне честь, согласившись выйти за меня замуж.

Если бы Стэмфорд направил на них пистолет, они, кажется, были бы меньше ошеломлены. Первой обрела дар речи леди Хартман.

- Это что, одна из твоих обычных шуток?

- Я еще никогда не был столь серьезен. Леди Джефриз вчера приняла мое предложение.

- Боже милостивый! - наконец воскликнул мистер Портленд. Обменявшись взглядом с мисс Маркхем, он с интересом посмотрел на кузена.

- А папа знает об этом? Майкл, он... - начала леди Хартман.

- Сейчас не время это обсуждать, - холодно возразил Стэмфорд.

Он еще крепче сжал руку Розалин, которой казалось, что она стала участницей фарса, сценарий которого не успела прочесть.

Но тут вперед выступил лорд Хартман.

- Разрешите мне первым поздравить вас. Мы, конечно, удивлены, хотя я не понимаю, почему. Мы всегда были готовы к тому, что Майкл не станет медлить, если встретит женщину, которая покорит его сердце. Я имел удовольствие познакомиться с вами много лет тому назад, когда присутствовал на лекции сэра Джона. Я был огорчен, узнав о его кончине. Он был прекрасным человеком и талантливым ученым. Я рад, что вы снова обрели счастье.

- Благодарю вас. - Розалин была тронута добрыми словами в адрес се покойного мужа. - Прошу прощения, что не помню о нашем знакомстве.

- Я рад его возобновить. Дорогая?.. Лорд Хартман обернулся к жене, которая,

не скрывая своего любопытства, разглядывала Розалин. Лукавая улыбка озарила оживленное лицо леди Хартман, напоминавшей своими темными вьющимися волосами, в очаровательном беспорядке рассыпавшимися по плечам, шаловливого эльфа.

- Какая неожиданность! Леди Джефриз, расскажите, где вы познакомились с моим братом.

- На рауте у леди Уинтроп, - поспешно вмешался Майкл.

- Но раут был не далее как два дня назад! Вижу, Майкл, что ты наконец влюбился. Мы уже и не надеялись, что такое может случиться. Леди Джефриз, вы должны мне все рассказать о себе. Откуда вы родом?

- Каро, разве обязательно допрашивать леди Джефриз?

Тон Майкла говорил, что он раздражен. Но его грозный взгляд не смутил сестру.

- А почему бы и нет? Скажите по крайней мере, - обратилась она к Розалин, - как вам удалось заставить моего брата сделать предложение? С другой стороны, мне трудно даже вообразить, что какая-либо женщина, если она в здравом уме, может согласиться выйти за него замуж. Может, он вас подкупил?

Мистер Портленд, не издавший до сих пор ни звука, вдруг поперхнулся.

- Дорогая, леди Джефриз еще не привыкла к твоей манере выражаться, вмешался лорд Хартман.

- Так подкупил или нет? - настаивала леди Хартман.

- Не совсем, - только и сумела вымолвить Розалин.

- Ну, теперь я еще больше заинтригована. Надо нам с вами как-нибудь поболтать, когда не будет моего брата.

- Очень рад за тебя, Майкл, - наконец вымолвил мистер Портленд и стал трясти руку Розалин, приговаривая: - Желаю вам всего наилучшего, леди. Добро пожаловать в нашу семью. Правда, мы все немного сумасшедшие. Не забывайте об этом и не позволяйте нам вас съесть.

- Чарлз, - упрекнула его мисс Маркхем, - что такое ты болтаешь!

- Да ты сама это не раз говорила, - осклабился Чарлз.

- Ну а теперь, после того как вы напугали леди Джефриз своим радушным приемом, разрешите проводить ее в ложу, - холодно заявил Стэмфорд. Он сунул Розалин стакан лимонада, хотя ей вовсе не хотелось пить, посмотрев на нее так свирепо, что она почувствовала себя обязанной выпить этот лимонад. Однако его властность и невероятное самообладание начинали ее раздражать.

***

Розалин накинулась на него, едва они вошли в ложу. Ее карие глаза метали молнии. Она совсем не была похожа на послушную невесту, которую он себе воображал. Он даже нашел в ней несомненное сходство со своей темпераментной тетей Маргарет.

- Как вы посмели так их огорошить? - возмущалась Розалин.

- Что вы имеете в виду? - с невинным видом спросил он.

- Вы прекрасно все понимаете. Они были в шоке. С вашей стороны это жестоко. Следовало каким-то образом подготовить их.

- Уверяю вас, моя семья была бы в еще большем шоке, если бы я проявил деликатность. Этого они от меня ожидают меньше всего.

- Мне их жаль. А также вашу будущую жену, которой придется с этим мириться.

- Я постараюсь как-то вознаградить се за это.

Разговор начал доставлять ему удовольствие. Особенно когда Розалин покраснела до самых корней волос.

- Поскольку теперь известно, что мы обручены, - продолжал он, пересуды, я надеюсь, прекратятся.

- Какие пересуды?

- По поводу наших отношений.

Увидев удивление на ее лице, он осекся. Не говорить же ей, что в обществе уже заключаются пари насчет того, сколько ему потребуется времени, чтобы сделать се своей любовницей. Вот уж от чего она придет в ужас!

- Я хочу быть уверен, что никто не будет искать вашего расположения до того, как мы расторгнем... наше соглашение.

- Поскольку я не намерена снова выходить замуж, вашим планам ничто не угрожает.

- Почему вы не хотите снова выходить замуж? Вы весьма привлекательная женщина. Я удивлен, что вас не окружает толпа поклонников.

- Я не считаю это комплиментом. Мне жаль, что вы судите о женщине только по тому, привлекательна она или нет. Надеюсь, что большинство мужчин, выбирая жену, ищут в женщине другие качества.

- Вы правы. Есть более важные качества, чем красота. Прошу прощения. А как насчет мужчин? Важна ли их внешность?

- Да, но обычно красивая внешность прямо пропорциональна степени тщеславия.

- Не в бровь, а в глаз, миледи. Не имеете ли вы в виду меня?

- Я этого не говорила.

- Но по крайней мере вы считаете меня довольно привлекательным. Какова же степень моего самомнения?

Она вспыхнула и отвернулась.

Как случилось, думал Майкл, глядя на напряженный профиль Розалин, что у него сложилось ошибочное мнение, будто он сумеет подчинить ее своей воле? Она казалась такой спокойной и сдержанной. Но теперь обнаружилось, что она при любой возможности готова скрестить с ним шпаги.

Майкл усмехнулся. Не такая уж и плохая шутка это обручение, подумал он.

Глава пятая

Леди Спенс ворвалась в дом мимо ошеломленного Уоткинса. Вид у нее был воинственный. Когда она вошла к нему в кабинет, Майкл отложил перо и поднялся навстречу тетке.

- У меня было предчувствие, что я вас сегодня увижу, - усмехнулся он.

- Ты не ошибся. - Она села, сняла перчатки и холодно посмотрела на племянника. - Я была сегодня утром у Каролины.

- Ах, вот как!

- Майкл, она сказала, что вчера в опере ты представил женщину, которая якобы является твоей невестой. Я не могу в это поверить. Неужели правда?

- Абсолютная.

- Но это невозможно!

- Почему же? И почему все так удивлены? Ты уже шесть лет подталкиваешь меня к алтарю. Настало время выполнить свой долг и жениться.

- Не прикидывайся дурачком. Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, - отрезала леди Спенс. - Переговоры о твоем обручении с мисс Рэндал уже начались.

- Какие переговоры? Не хотите ли вы сказать, что брак с женщиной, которую я в глаза не видел, уже решен без моего согласия? Я ведь говорил и вам, и отцу, что никогда на это не соглашусь. У меня нет никакого желания жениться на девочке, едва закончившей школу, только потому, что мой отец и этот старый солдафон Шерингвуд разделяют идиотское мнение о соединении двух семей. Я сам выберу себе жену!

- Ты глубоко ошибаешься, - фыркнула леди Спенс, - если думаешь, что твой отец с тобой согласится. Мне даже страшно спросить, что это за женщина, которую ты выбрал. Каролина не захотела мне сказать, хотя вся эта история показалась ей забавной. Я лишь молю Бога, чтобы это была не Элинор Марчант.

- Успокойтесь. Вы найдете мой выбор вполне подходящим. Это Розалин, леди Джефриз. Полагаю, вы знакомы с ее бабушкой леди Карлин.

- Розалин Джефриз? - оживилась леди Спенс. - Нет, Майкл, она не могла согласиться выйти за тебя замуж! Она приличная, респектабельная женщина.

Майкл сел на край стола и усмехнулся.

- Неужели так трудно поверить, что респектабельная дама не прочь выйти за меня замуж? Или я настолько не гожусь в мужья? Остается только удивляться, как это вы не задумываясь толкаете в мои лапы невинную мисс Рэндал.

- Не передергивай, Майкл. Я всегда считала, что, если ты встретишь женщину, которую... Ну да ладно. Но где ты познакомился с леди Джефриз? Леди Карлин постоянно жалуется, что не может выманить се в Лондон.

- Сейчас она приехала. Я познакомился с нею у Уинтропов. И был сразу же очарован. А вы с ней знакомы?

- Давно, еще со времени се первого сезона в Лондоне. Девушку опекала леди Карлин.

Она была такой тихой, скромной. Хорошенькая, большеглазая, но уж очень застенчивая. Бывало, слова из нее не вытянешь. Леди Карлин даже отчаивалась, что не найдет ей мужа. Но, Майкл, если она с тех пор не изменилась, она вряд ли в твоем вкусе. Никогда бы не поверила, что ты мог обратить на нее внимание.

- А я обратил. И обнаружил, что она обладает качествами, которыми, по моему мнению, должна обладать моя жена. Уже после нашей первой встречи я решил, что буду просить ее руки.

- И она приняла твое предложение! - В голосе леди Спенс слышалось отчаяние. - Господи! Я всегда молила Бога, чтобы ты встретил женщину, которая могла хотя бы немного тебе противостоять! Мне жаль бедняжку Розалин, если она в тебя влюбилась. Какая сложная ситуация! Ты сделал предложение леди Джефриз и должен его выполнить. Но как же быть с мисс Рэндал? Ей уже были даны определенные обещания.

- Но они исходили не от меня. Я незнаком с мисс Рэндал. Сомневаюсь, что она так уж горит желанием обручиться с человеком, которого даже не видела. Она когда-нибудь говорила вам, что хочет выйти за меня замуж?

- Нет, не говорила. Полагаю, - задумчиво сказала леди Спенс, - что она хочет выполнить свой долг перед семьей, но у меня не создалось впечатления, что она считает ваш брак делом решенным. Видимо, ей было сказано, что свадьба состоится после того, как вы познакомитесь и решите, что подходите друг другу. Разочарована будет не мисс Рэндал, а скорее лорд Рэндал и твой отец.

- Отец скоро успокоится. Уверен, леди Джефриз вполне соответствует его представлениям о подходящей для меня жене. Она из благородной семьи, умна, хорошо воспитана. Вообразите, как он будет рад, что я не привел в дом одну из моих веселых вдовушек!

- Не думаю, что ему понравится твое своеволие. Ты что-то затеял, Майкл, признайся, - вдруг нахмурилась леди Спенс. - Нашел невесту в самый подходящий момент. Ты влюблен в леди Джефриз?

- Я влюблялся сотни раз, - пожал Майкл плечами. - Но леди Джефриз мне очень нравится. Миленькая, умненькая, и я постараюсь быть ей хорошим мужем.

- Помоги ей Господь! Но что ты скажешь отцу?

- Я надеялся, что вы мне в этом поможете. К вашему мнению он прислушается.

- Прежде я должна встретиться с леди Джефриз. Мне все еще не верится, что ты решил жениться на приличной женщине. Я бы не удивилась, если бы ты вздумал взять в жены леди Марчант или одну из тех невоспитанных особ, с которыми водишь знакомство. У меня такое чувство, что ты нарочно стараешься выбрать самую вульгарную из женщин, только чтобы досадить отцу и всей семье.

- Каролина не раз обвиняла меня в том же самом, - усмехнулся Майкл.

- Ты неисправимый повеса, Майкл. - Леди Спенс вздохнула. - И слишком обаятелен. Я заеду к леди Джефриз, а потом решу, стану ли тебя защищать.

- Только не слишком ее напугайте. Вчера Каролина в этом преуспела. А Чарлз сказал ей, что, выйдя за меня замуж, она станет членом семейки сумасшедших...

Леди Спенс натянула перчатки и завязала ленты шляпы.

- Так оно и есть, и нечего скрывать правду. Может, Розалин со временем опомнится. Но обещаю, что не стану ее запугивать.

- Благодарю вас, тетушка.

Он проводил леди Спенс до кареты, а она, не заезжая домой, отправилась прямиком к леди Карлин.

Затея Майкла показалась ей крайне подозрительной. Она не сомневалась, что упрямый и самонадеянный племянник найдет способ сорвать планы отца. Кто выйдет победителем из этой игры, пока еще неясно.

***

Розалин едва успела снять накидку, как миссис Хэррод объявила, что в гостиной се ждет леди Спенс.

- Такая элегантная дама. Это большая честь, ведь она принадлежит к высшему обществу. Вам надо переодеться.

Розалин взглянула на свое платье. Подол был забрызган грязью. Последние дни она часто ходила гулять в Грин-парк в сопровождении своей горничной Энни. Прогулки помогали ей обрести спокойствие. А парк, где паслись коровы, которых приходили доить крестьянки, немного напоминал ей деревню.

Но сегодня ей не повезло. Какой-то тип в отвратительном зеленом сюртуке и бежевом жилете вес время старался с ней заговорить. Пытаясь от него сбежать, она ступила в лужу и не только промочила ноги, но и забрызгала грязью платье.

А теперь еще леди Спенс, грозная тетка лорда Стэмфорда, ждет ее внизу. Как бы хотелось отказать ей и залезть под одеяло, сославшись на головную боль! Но это невозможно.

- Да, пожалуй, переоденусь. Передай леди Спенс, что я сейчас спущусь.

***

Войдя в гостиную, Розалин увидела элегантную даму с приятным лицом и проницательными голубыми глазами, одетую в темно-зеленый спенсер' поверх светло-зеленого платья. Розалин немного напугал ее аристократический вид, но леди Спенс тепло пожала ей руку, и глаза се засветились добротой.

- Спасибо, что приняли меня, ведь я приехала без предупреждения. Но мне необходимо было вас увидеть, леди Джефриз. Сегодня утром я была у племянника, и он сообщил мне неожиданную новость. Примите мои поздравления, дорогая. Мы все очень рады, что Майкл наконец женится.

Розалин была ошеломлена. Чувствуя, что покраснела, она поспешила предложить леди Спенс сесть.

Дама села на небольшую кушетку около камина и указала на место возле себя.

- Сядьте рядом со мной, моя дорогая. Расскажите мне обо всем. От Майкла я толком ничего не узнала.

Розалин села, не без трепета ожидая, что последует дальше.

- Значит, вы познакомились с Майклом на рауте у Уинтропов? Он сказал, что сразу же был вами очарован.

- Так и сказал? - прошептала Розалин.

- Да. Как только он вас увидел, то сразу же твердо решил, что женится на вас. Вот уж не думала, что он такой романтик! - Леди Спенс, казалось, не замечала ужаса на лице Розалин и продолжала как ни в чем не бывало: - Он, верно, ошеломил вас. Майкл всегда так себя ведет, если ему что-либо нужно. Ваша бабушка сказала, что сначала мой племянник вам не особенно понравился.

- Вы виделись с моей бабушкой?

- Да, перед тем как приехать сюда. Леди Карлин приедет позже, чтобы поздравить вас. Вчера вечером она не была уверена, что вы примете предложение Майкла.

- Вчера вечером? Я не понимаю. - У Розалин голова шла кругом.

- Разве Майкл не сказал? Он вчера нанес визит вашей бабушке, чтобы заверить в серьезности своих намерений?

- Н-нет, он ничего не говорил.

- Неудивительно. Он хотел таким образом сломить ваше сопротивление. Скажите, леди Джефриз, какого вы мнения о моем племяннике?

Розалин смутилась. Вряд ли это будет вежливо, если она скажет правду его тетке. Она решила быть тактичной.

- Он очень любезен.

- Любезен? - Пришло время удивиться леди Спенс. Она взглянула на Розалин с нескрываемым интересом.

Розалин поняла, что допустила промах. Но леди Спенс неожиданно улыбнулась.

- Извините меня, леди Джефриз, но я еще ни от кого не слышала, что Майкл может быть любезным.

- Он может быть обходительным... когда захочет. - На сей раз Розалин сказала правду.

- Скажите, вы в него влюблены?

У Розалин чуть рот не открылся от удивления. Хорошие вопросы задаст эта семейка! - Я... что?

- Вижу, что нет, - весело отозвалась леди Спенс. - И слава Богу, а то я уже начала беспокоиться. Если бы вы были в него влюблены, я бы отговорила вас выходить за него замуж.

Розалин вдруг почувствовала себя так, будто говорит с умалишенной. Леди Спенс, видимо, поняла ее состояние и сказала:

- После того как Эвсрсли - это мой брат - признает свое поражение, он будет вами очень доволен. Вообще-то ему не нравится, когда ему перечат, но это не имеет значения. Свыкнется. Вы, наверно, в курсе: он собрался женить моего племянника и даже выбрал ему невесту, а Майкл был решительно против. Какое счастье, что обручение не состоялось до того, как вы с Майклом познакомились. Я считаю, что вы ему подходите.

- Я... надеюсь.

Проницательный взгляд леди Спенс приводил Розалин в смятение. У нее было странное ощущение, что дама подозревает неладное, но по каким-то своим причинам себя не выдаст. Только бы ей не пришлось встречаться с герцогом! Уж он-то разом раскусит их!

- Хорошо бы обсудить, какой будет свадьба.

- Свадьба?

- Она должна состояться как можно скорее. Мы с вашей бабушкой решили, что недель через шесть будет в самый раз и мы сумеем как следует подготовиться.

- Через шесть недель? - в ужасе воскликнула Розалин. Ей и в голову не приходило, что кто-то захочет обсуждать дату свадьбы, которая никогда не состоится. - Не слишком ли это рано?

- Рано? - Леди Спенс удивленно подняла тонкие брови. - Да мы уже десять лет ждем, когда племянник объявит дату своей свадьбы. К тому же Майкл так быстро сделал вам предложение, что наверняка не захочет долго ждать. Я в этом просто уверена.

Розалин потеряла дар речи. Она стала ломать голову, какую бы выдумать правдоподобную причину, по которой им с Майклом не следует торопиться со свадьбой. Но если уж ее бабушка вмешалась в дело... Розалин содрогнулась. Они не успеют оглянуться, как окажутся перед алтарем!

- Вообще-то мне хотелось, чтобы свадьба была осенью, - робко сказала она. - Я люблю осень, это мое любимое время года. И потом... лорд... Майкл и я хотим получше узнать друг друга.

- Понимаю. Если таково ваше желание - пусть свадьба будет осенью.

- Да-да.

- На следующей неделе мы дадим небольшой обед, чтобы отпраздновать вашу помолвку.

- Это совсем не обязательно.

- Просто необходимо. Мы должны представить вас обществу как будущую маркизу Стэмфорд.

- Но разве...

- Дорогая моя, - сказала леди Спенс, поднимаясь, - я понимаю, что вы взволнованы. Я ухожу, а вы отдохните. Вы ведь будете сегодня на балу, который дают Фонворды? Увидимся там!

Она обняла Розалин и ушла, оставив ее в полном смятении.

Из задумчивости ее вывела миссис Хэррод, объявив:

- Миледи, к вам...

-Я сама о себе доложу! - Леди Карлин ворвалась в комнату и бросилась к Розалин. - Девочка моя! Я знала, что это произойдет. Что-то в его манере подсказало мне... Нельзя терять ни минуты! На этот раз у тебя будет настоящая свадьба!

В полном изнеможении Розалин опустилась на кушетку. Она и не подозревала, что этот фарс с обручением окажется совсем не таким простым, как она думала.

***

Розалин стояла в углу бального зала леди Фонворд, украшенного в стиле греческого храма: бутафорские колонны были увиты искусственными виноградными лозами, вдоль стен расставлены статуи нимф и богинь. Мимо нее в веселом хороводе промчалась вереница танцующих гостей.

Леди Карлин болтала со знакомой дамой, время от времени бросая довольный взгляд на Розалин. Наверняка она делилась с собеседницей новостью об обручении внучки и уверяла ее, что это событие станет гвоздем сезона.

Между тем Розалин уже начинала сожалеть о том, что сделала. Музыка закончилась. Ее взгляд скользнул но расходившейся публике и остановился на дверях - как раз когда появился лорд Стэмфорд. Она спряталась за колонной. Что делать? Так или иначе, ей придется встретиться с ним сегодня.

- Прячемся, моя дорогая?

Она вздрогнула и обернулась. Лорд Стэмфорд стоял перед нею.

- О! Я не слышала, как вы подошли!

- Существует ли какая-либо особая причина, почему вы стоите за колонной? Ваша бабушка сказала, что вы неожиданно исчезли. Если бы я не был уверен, что вы рады меня увидеть, то подумал бы, что вы прячетесь

Он прислонился к стене и скрестил руки на груди. Надо было найти другое место, подумала Розалин. Здесь она буквально загнана в угол.

- На балах всегда так душно. Мне вдруг захотелось свежего воздуха.

- Тогда лучше подойти к окну. Впрочем, давайте потанцуем.

Розалин посмотрела на протянутую руку так, словно это был раскаленный уголь.

- Спасибо, но мне сегодня не хочется танцевать.

- Это почему же?

- Устала, вот и все. - Увидев, что он нахмурился, она сказала: - Я давно не танцевала... и... могу наступить вам на ногу.

- Сомневаюсь. Моя дорогая Розалин, - он сделал шаг навстречу, - может, я не сумел ясно выразиться, но мне хочется, чтобы вы вели себя на людях как настоящая невеста. Вы не только будете танцевать со мной, но и сделаете вид, что получаете от этого удовольствие.

Его властный тон заставил ее напрячься.

- И как я это должна делать?

- Вы будете мне улыбаться и стараться поддерживать разговор. Не давайте повода моей семье заподозрить причину, по которой вы приняли мое предложение.

- Стало быть, вы желаете, чтобы они поверили, будто мне нужны ваши деньги и титул?

Майкл явно не ожидал такого ответа, но вдруг усмехнулся.

- А у вас, оказывается, есть коготки, дорогая. Вообще-то, - он понизил голос, - мне бы хотелось, чтобы они поверили, будто вы в меня по уши влюбились с первого взгляда. Я надеялся, что у них создастся именно такое впечатление.

- Но это еще больше все осложнит, вам не кажется? Ну да ладно, пойдемте танцевать.

Она уже заметила, что на них смотрят. Один денди даже направил на нее свой лорнет.

Стэмфорд взял ее за руку и вывел из-за колонны. Раздались первые такты вальса.

- О Господи, - пробормотала она. Только не вальс. Он вошел в моду лишь в прошлом году, и она ни разу не танцевала вальс на балах.

- Что теперь?

- Я не могу танцевать с вами вальс. Здесь.

- Вы хотите вальсировать дома? Признаюсь, это было бы даже интереснее.

- Я не это хотела сказать. Я никогда не танцевала вальс на балу, где вес на тебя смотрят.

- Я уверен, что вы справитесь. - Его губы слегка подрагивали от сдерживаемой улыбки. Положив ей руку чуть выше талии, он вывел ее в зал и повел в такт музыке.

Маркиз был отличным танцором, и Розалин всего раз наступила ему на ногу.

- Расслабьтесь, - шепнул он. - Все идет хорошо. Смотрите на меня.

Она послушалась. В ответ он улыбнулся ей так тепло, что у нее перехватило дыхание. Ей вдруг показалось, что его ладонь прожигает тонкий шелк се платья. Она отвела взгляд, но затем, напомнив себе, что он притворяется, гордо выпрямилась и посмотрела ему прямо в глаза.

- Так-то лучше. Я предпочитаю видеть ваше лицо, а не макушку. Хотя она и очаровательна.

- Неужели?

- Уверяю вас. Но я подозреваю, что вы мне не верите.

- Вы всегда говорите о пустяках?

- Боюсь, что да. Но если пожелаете, я исправлюсь.

- Начните с того, что перестаньте флиртовать со мной.

- Какая же вы правильная! Но боюсь, ваше условие слишком жесткое. Мне доставляет огромное удовольствие именно флирт.

- А вы когда-нибудь пытались говорить серьезно?

- Иногда. Вы можете предложить тему для разговора? Может, поговорим о сочинениях Платона?

- Для обсуждения на балу эта тема слишком серьезна. Можно начать с более обычного... например, с погоды.

- Когда я держу в объятиях хорошенькую женщину, на ум приходят совершенно другие темы. Вы, например, знаете, что в ваших волосах отражается свет люстр?

Покраснев, Розалин отвела взгляд. Ну почему она не может ответить на его комплимент холодной улыбкой или остроумным замечанием?

Когда вальс кончился, Майкл отвел се к колонне.

- Вот вы где! - Перед ними возникла леди Хартман. Она одарила Розалин лучезарной улыбкой и воскликнула: - Я решила подойти и поздравить вас! Вчера я немного растерялась от неожиданности, и вы могли подумать, что я груба.

- Неудивительно. Для вас это, должно быть, страшный шок.

Каролина засмеялась, и в ее глазах мелькнул озорной огонек.

- Наоборот, шок был чудесный, как только мой муж объяснил мне, кто вы. - Она обернулась к брату. - Сходи и принеси, пожалуйста, лимонаду. Нам с леди Джефриз надо поговорить.

- Надеюсь, ты не собираешься меня чернить?

- Что ты, я просто расскажу о всех твоих ужасных проделках, например, как ты запускал мышей мне в постель и...

Майкл грозно сдвинул брови:

- Джайлзу никогда не приходило в голову отрезать тебе язычок?

- Да все время! Иди же! Обещаю, что ничего лишнего не скажу... по крайней мере сейчас.

Бросив на сестру предостерегающий взгляд, Майкл ушел. Розалин завороженно смотрела ему вслед.

- Иногда он просто невыносим, - сказала Каролина. - Впрочем, почти всегда. Но если знать его слабые места, им можно управлять. Я дам вам кое-какие советы на этот счет.

- Но у меня нет желания им управлять.

- Придется. Пойдемте посидим в укромном уголке.

Каролина понравилась Розалин. Хотя она подчас слишком бесцеремонна, сердце у нее, видимо, доброе.

Каролина кивала знакомым, а потом представила Розалин небольшой группе дам, которым плохо удалось скрыть любопытство за вежливыми улыбками.

Почувствовав, что кто-то подошел сзади, Розалин обернулась и встретилась с ледяным взглядом леди Марчант. В нем было столько яда, что Розалин опустила глаза.

Наконец они оказались в небольшой комнате, примыкавшей к бальному залу, и сели на диванчик.

- Представляю, как вес удивятся, когда будет объявлено о вашей помолвке. Я жду этого с нетерпением. Мне бы хотелось, чтобы вы сразу же поженились, но тетя Маргарет говорит, что вы хотите подождать до осени. Майклу будет полезно немного потомиться. Он привык, что женщины из кожи вон лезут, чтобы ему угодить. На вашем месте я заставила бы его ждать до зимы. К тому времени он будет приручен. Свадьба на Рождество - разве не чудесно?

- Для этого и полувека будет недостаточно, - улыбаясь ответила Розалин, представив себе прирученного лорда Стэмфорда. - Он не кажется мне слишком послушным.

- О, уверяю вас, вы с ним справитесь.

Каролина начала рассказывать о своей семье, и к тому моменту, как появился лорд Стэмфорд с двумя стаканами лимонада, Розалин почувствовала, будто хорошо знакома со всеми. В семье был еще один сын, Филипп, который постоянно жил в Европе, но должен был вскоре приехать домой. А младшей дочери Джулиане предстоял дебют в обществе в следующем сезоне. Розалин узнала, что их отец очень любил мать своих детей, но она умерла, когда Майклу не было и двадцати.

- Надеюсь, Каро не заговорила вас до смерти.

- Нет, что вы. Она рассказала мне все о вашей семье.

- Понимаю. - Выражение его лица было непроницаемым. - Не возражаешь, если я украду Розалин? Тем более что тебя разыскивает Джайлз.

- Правда? Наверно, хочет потанцевать со мной. - Каролина сжала руку Розалин. - Оставляю вас на брата. Вы будете дома послезавтра? Мне бы хотелось заехать к вам.

Каролина упорхнула, оставив лимонад нетронутым.

- Надеюсь, сестра не слишком утомила вас своей болтовней?

- Нисколько. Она мне очень понравилась.

- Рад это слышать. Не хотите ли снова потанцевать?

- С удовольствием.

Когда они входили в зал, какая-то дама столкнулась с Розалин, так что лимонад пролился ей на платье.

- Прошу прощения. - Леди Марчант смотрела на Розалин с притворным удивлением. - О, леди Джефриз, не так ли? Какая я неловкая! Прошу меня простить. - Сделав вид, что только что заметила лорда Стэмфорда, она воскликнула: - Милорд! Какая неожиданность! Вы здесь, а я думала, что вы ненавидите балы!

На них уже обращали внимание. Розалин почувствовала себя оскорбленной.

- Не имеет значения, - процедила она сквозь зубы и посмотрела на Майкла. Его лицо оставалось невозмутимым, но чувствовалось, что он в ярости. - Прошу вас, найдите мою бабушку, - попросила Розалин.

Ей ничего так не хотелось, как убежать, прежде чем разразится скандал.

- Конечно. - Он проводил ее через зал и усадил на свободное место у стены. - Черт побери! Розалин, я прошу прощения.

- Не стоит извиняться. Не вы меня толкнули.

- Но я совершенно уверен, что она сделала это нарочно. Ваше платье промокло. Давайте найдем комнату, где можно его высушить.

- Нет, - вздохнула она, - ничего не получится. Лучше я поеду домой.

- Я вас провожу.

Она подождала, пока он принесет ее накидку. Леди Карлин почему-то отказалась поехать с нею, а просто передала, что заедет к ней завтра.

Лорд Стэмфорд молчал всю дорогу. Казалось, его мысли были где-то далеко. У входа в дом он лишь склонился к ее руке и сказал:

- Я буду у вас завтра. И позабочусь о том, чтобы вам прислали новое платье взамен испорченного.

Глава шестая

Розалин отодвинула письмо в сторону. Она провела все утро, стараясь объяснить своей самой близкой подруге Люси, графине Дармонт, почему с такой поспешностью решилась на обручение с лордом Стэмфордом.

После вчерашнего бала ей плохо спалось, у нее болела голова, и она никак не могла сосредоточиться. Может, станет легче, сели прогуляться по парку?

- Миледи... - В дверях кабинета стояла миссис Хэррод. - К вам посетитель. Ваш брат.

Джеймс ворвался в кабинет мимо изумленной миссис Хэррод, которая поспешила ретироваться.

- Джеймс, что случилось? - забеспокоилась Розалин, увидев, что брат страшно бледен.

- Что случилось? Ты сошла с ума? - закричал он. Розалин не помнила, чтобы ее всегда равнодушный и ко всему безразличный брат был когда-либо так возбужден. - Стэмфорд был у меня и заявил, что намерен жениться на тебе.

- О Господи!

- Ты, кажется, не удивлена. Я и не подозревал, что ты знакома с этим человеком, и вдруг он заявляет, что женится на тебе!

- Я хотела сама рассказать тебе.

- Значит, это правда? Он сделал тебе предложение?

- Да, это правда.

- И ты собираешься его принять? Ты что, влюблена в него?

- Я... мне он очень нравится.

- Я тебе не верю! Такой человек не мог тебе понравиться. Особенно после Джона. Стэмфорд - распутник! О нем ходят такие слухи!.. И у него наше поместье. - Он внезапно умолк, будто пораженный какой-то мыслью. - Он сказал, что вернет Меритон. Что-то насчет того, что это дело семейное... Он сжал кулаки. - Ты решилась на это, чтобы спасти Меритон! - Нет!

- Да! Черт возьми, Розалин! Какое право ты имела вмешиваться! Я же сказал, что сам все улажу. Ты не выйдешь за него замуж!

- А ты не имеешь права мне приказывать, Джеймс. Я выйду за него.

- Ты точно сошла с ума. Или, может, он соблазнил тебя? Если так, я убью его. - В голосе Джеймса звучала решимость. Розалин еще никогда его таким не видела.

- Конечно же, нет. Джеймс, пожалуйста, выслушай меня...

- Этот человек околдовал тебя. Мне остается только молиться, чтобы ты вовремя одумалась. А я не намерен соглашаться с твоим замужеством. - Джеймс направился к двери, но у порога обернулся и сказал: - Я никогда не приму Меритон, если Стэмфорд станет моим зятем. - Он тихо прикрыл за собой дверь, и это показалось Розалин более зловещим, чем если бы браг в ярости хлопнул сю.

Она опустилась на стул, еле сдерживая слезы. Ей даже не пришло в голову, что Джеймс догадается, почему она обручилась со Стэмфордом. И что брат так рассердится. Безразличие, презрение - все что угодно, но не это. Он всегда был замкнут, а сейчас гнев захлестнул его, словно штормовая волна.

Никогда еще Розалин не чувствовала себя такой беспомощной. Сдерживаться уже не было сил, и она дала волю слезам.

***

День был чудесный: немного свежо, как после хорошего ночного дождя. На краю парка паслось небольшое стадо коров. Трое мальчишек попеременно бросали палку черному лохматому псу. Влюбленная парочка, взявшись за руки, прогуливалась по дорожке.

Но Майкл не замечал этих пасторальных сцен. Увидев Розалин, покупавшую букетик фиалок у маленькой девочки, он придержал своего жеребца Фаро и тихо выругался. Какого черта она гуляет по Грин-парку без служанки?

Он приехал к Розалин с визитом, но экономка сказала, что ее хозяйка немного расстроена и пошла прогуляться в парк.

Майкл подождал, пока Розалин купит цветы, и подъехал к ней.

- Что вы здесь делаете?

Она вздрогнула и посмотрела на него с недоумением.

- Я... гуляю.

Он спрыгнул с коня и взял его под уздцы.

- Совершенно неприлично гулять одной по этому парку. Разве вы не понимаете? Это Лондон, а не деревня, где такое поведение приемлемо.

- Я прекрасно знаю, что делаю, милорд. Вам незачем беспокоиться. У моей служанки разболелась голова, поэтому я разрешила ей не сопровождать меня.

- Могли бы попросить дворецкого.

- У дворецкого свои обязанности.

- В таком случае, - не унимался Майкл, - следует отказаться от прогулки.

- Если вы приехали только для того, чтобы прочесть лекцию о приличиях, то попусту теряете время, милорд.

Она повернулась к нему спиной и, высоко подняв голову, пошла по дорожке.

Ее холодный тон обескуражил его. Он нагнал ее и вкрадчиво заговорил:

- Я приезжал к вам, чтобы обсудить наше обручение, любовь моя. - Взяв под локоть, он притянул ее к себе и не без удовольствия отметил, что это заставило ее покраснеть.

- Я не ваша любовь, милорд, и прошу отпустить мою руку.

- Только если вы назовете меня по имени.

- Но это же смешно, мил... Майкл.

- Мил Майкл! Гораздо лучше, чем милорд, вы не находите? Не означает ли это, что я вам все-таки немного нравлюсь, моя дорогая Розалин?

Она вырвала руку, остановилась и повернулась к нему лицом. Он пришел в восторг от того, как сверкали ее глаза, как сжались кулачки.

- Вы отлично знаете, что я не это имела в виду!

- Неужели? Я разочарован.

Ее губы вдруг задрожали и глаза наполнились слезами. Она отвернулась, чтобы смахнуть слезинку. Это движение неожиданно отрезвило

Майкла. Женские слезы, как правило, не вызывали у него иных эмоций, кроме раздражения, но сейчас им овладело чувство вины.

- Моя дорогая девочка, я не хотел доводить вас до слез.

- Я... не плачу. - Она шмыгнула носом, и по щеке покатилась еще одна слезинка.

- Нет, плачете. Посмотрите на меня.

- Я... никогда не плачу, - она покачала головой, все еще пряча лицо.

- Верю. Вы просто расстроены. Что случилось?

- Ничего не случилось. Я хочу вернуться домой.

Слезы уже текли ручьем. Он протянул ей носовой платок. Потом взял за локоть и отвел к раскидистому дубу. Фаро покорно следовал за ним. Бросив поводья, Майкл взял обе руки Розалин в свои.

- Что вас так расстроило, Розалин?

Она наконец подняла голову и, вздохнув, ответила:

- Джеймс. Он приходил ко мне и был страшно зол. Сказал, что ему не нужен Меритон. Я... я должна была... сама сказать ему о нашей помолвке.

- Так дело в этом? Я не хотел вас расстраивать. Наоборот, решил избавить от необходимости говорить с братом.

- Да, знаю, - ответила она, вытирая глаза платком, - но он отказывается от Меритона, раз я обручена с вами.

***

- Но вы-то хотите вернуть поместье? - Он слегка коснулся ее щеки.

-Да

- Не расстраивайтесь так, он придет в себя и одумается. Я об этом позабочусь.

- Спасибо. - Она робко улыбнулась. Впервые за время их знакомства Майкл не

нашелся что сказать. Он вдруг осознал, как приятно держать се маленькую руку в перчатке и вдыхать чистый, легкий аромат духов - смесь лаванды и розы.

Острое желание вдруг пронзило его. Он выпустил ее руку, как будто она жгла его, и увидел, что и Розалин испугалась.

- Я провожу вас домой, - неуверенно сказал он и пошел рядом, боясь нечаянно прикоснуться к ней. - Должен сказать вам еще кое-что, - наконец произнес он, откашлявшись. - Я еще и за этим приезжал к вашему брату. Я отлучусь на несколько дней навестить отца. Он зовет меня. Наверняка хочет узнать о наших... отношениях.

- О Боже! Вы думаете, он рассердился?

- Вряд ли. Тон записки был на удивление сердечным.

- Надеюсь.

Некоторое время они шли молча. Первым заговорил Майкл.

- Может быть, мне опуститься на колено и сделать вам предложение? Так ведь полагается.

- А зачем? Мы же не собираемся вступать в брак. Подождите, пока не встретите женщину, на которой захотите жениться. Во всяком случае, приберегите свое колено для гостиной, а то посреди парка такая поза не очень-то удобна.

У Розалин было серьезное выражение лица, но в глазах плясали чертики.

Майкл проводил ее до дома и, помолчав, сказал:

- Между прочим, я еще посоветовал вашему брату не играть в карты до тех пор, пока не расплатится с долгами.

- Неужели надо было это говорить?

- Да, надо. Вас это расстраивает? Но должен же он понять, что глупо играть на то, чего у него нет. Ко всему, играет ваш брат довольно плохо.

- Значит, - вспыхнула она, - если ты богат и опытен - играть можно! Вы исповедуете эту философию, милорд?

- Естественно, миледи. - Он был явно недоволен се порицающим тоном. - К счастью, я обладаю и тем, и другим.

- И что же случится, если Джеймс все-таки снова сядет играть?

- Поместье перейдет в мои руки.

- Но вы меняете условия нашего соглашения. - Розалин смотрела на него с недоумением. - Вы раньше об этом не говорили.

- На самом деле я ничего не меняю. Какой смысл возвращать ему поместье, если он либо снова проиграет его, либо продаст, чтобы расплатиться с долгами? Вы этого хотите?

- Нет. Вы правы, - тихо промолвила она.

Это признание должно было бы его обрадовать, но он вдруг рассердился.

- Увидимся через день-два, моя дорогая.

Майкл взглянул на ее раскрасневшееся лицо, и ему захотелось прижать ее к себе и поцеловать. Но он, чертыхнувшись про себя, повернулся и ушел.

Розалин, оставшись одна, тупо смотрела ему вслед. Майкл вел себя как-то странно: не то сердился, не то сочувствовал.

Еще более неожиданной была его доброта, и это совершенно сбило ее с толку.

Она вдруг открыла в нем стороны характера, о которых раньше не подозревала.

***

Розалин сидела в своей спальне среди груды шляпных картонок и свертков. Ее планы провести дни в отсутствие лорда Стэмфорда в покое и одиночестве были нарушены леди Карлин, явившейся сразу после ухода Майкла. Она заявила, что не допустит, чтобы се внучка, которая выходит замуж за маркиза, выглядела как гувернантка.

В результате Розалин провела два утомительных дня у белошвеек и в хождениях по магазинам. Теперь она с ужасом думала о счетах. Не только брат будет в долгах.

Джеймс... Стоя перед зеркалом, она машинально надела шляпку, отделанную лентами цвета морской волны, и нахмурилась. Она не видела брага с топ злосчастной размолвки. Даже ездила к нему, но его не было дома. Прождав полчаса, она оставила ему записку и уехала.

- Моя дорогая, - пыталась успокоить ее бабушка, - он, наверно, уехал куда-нибудь с друзьями. - Они сидели в се китайской гостиной и пили чай.

- Но он был страшно зол из-за помолвки. Он считает лорда Стэмфорда распутником.

- Майкл действительно немного легкомыслен, но это делает его еще более интересным. Я очень любила Джона, но он был, как бы это сказать, немного скучен.

- Я любила Джона и никогда с ним не скучала.

- Знаю, дорогая. Но это было скорее уважение, чем любовь. С лордом Стэмфордом все будет по-другому.

- Сомневаюсь.

Розалин покоробило это сравнение Джона с лордом Стэмфордом.

- Я видела, как он на тебя смотрит, - с понимающей улыбкой продолжала леди Карлин. - И это наводит меня на мысль, что не следует откладывать свадьбу до осени. Глупо заставлять мужчину с таким темпераментом, как у него, ждать так долго.

- Что ты имеешь в виду под темпераментом, бабушка?

Леди Карлин в отчаянии всплеснула руками.

- Дорогая, ты хочешь, чтобы я все объяснила своими словами? Ты вдова, и тебе следовало бы знать, что у мужчин есть определенные потребности. Если принять во внимание, как маркиз на тебя смотрит, он не согласится ждать. Леди Карлин внимательно посмотрела на Розалин и добавила: - Если только ты уже...

- Бабушка! Как ты могла подумать!

- Почему это тебя так шокирует? Ты ведь не невинная девушка. До меня не раз доходили слухи, что он весьма обходителен с женщинами. Тебе уже завидуют.

- Вот уж не думала, что люди могут сплетничать на такую тему. Это же просто ужасно!

- Еще как могут! Немногие в свете столь щепетильны, как ты.

Воспоминание об этом разговоре неизменно заставляло ее краснеть. Перед глазами вставало непрошеное видение: она лежит в объятиях Майкла, а он склонился над ней со своей дразнящей полуулыбкой и вот-вот коснется губ...

Вот и сейчас Розалин с трудом прогнала навязчивое видение. В этом плане он совершенно ее не интересует! Стэмфорд, конечно, самый красивый мужчина, которого она когда-либо встречала, но и самый заносчивый и...

- К вам посетитель, миледи. - Миссис Хэррод прервала се размышления.

-Кто?

- Мистер Фэйрчайлд. Вы принимаете?

- Да. Я сейчас спущусь. - У нее не было особого желания видеть этого джентльмена, но он, возможно, знает, где Джеймс.

Миссис Хэррод неодобрительно фыркнула и удалилась. Розалин пошла в гостиную.

Фэйрчайлд сидел на диване, вытянув длинные ноги. При ее появлении он поднялся, и в комнате сразу как будто стало меньше места. На нем были бриджи и голубой камзол. Окинув Розалин оценивающим взглядом, он сказал:

- Леди Джефриз, благодарю, что приняли меня. Я уже однажды заезжал, но вас не было дома.

- Я навещала бабушку. Прошу садиться. Вы видели Джеймса? - спросила она, опускаясь на стул напротив.

- Нет, не видел уже несколько дней. Но я приехал по другому поводу. Откинувшись на спинку дивана, гость сверлил се глазами. - Не буду ходить вокруг да около. Я был удивлен, увидев вас в опере с лордом Стэмфордом.

Что-то в его голосе заставило ее насторожиться.

- Мы знакомы.

- Настолько? Вы уверены, что поступили мудро? У него не самая безупречная репутация. Более того, его любовь к хорошеньким вдовушкам общеизвестна. Мне было бы жаль узнать, что вы поддались его чарам.

- Вам не о чем беспокоиться.

- Вот и хорошо. Он был бы неверным любовником.

- Не понимаю, о чем вы говорите. - Она выдержала его взгляд, но ей стало не по себе.

- Разве? Он завладел поместьем вашего брата, а вы очень хорошенькая. Возможно, он пока не сделал вам предложения, но я не сомневаюсь, что таково его намерение.

Розалин порывисто встала. Ей хотелось крикнуть: мы обручены! Но официально о помолвке еще не было объявлено.

- Вы понятия не имеете о его намерениях. - Она постаралась, чтобы голос звучал ровно. - И мне, конечно, никогда не пришло бы в голову стать его любовницей, если вы это имеете в виду. Прошу вас удалиться, сэр.

- Мне надо кое-что обсудить с вами. Долг вашего брата. Я с удовольствием одолжу ему денег - под разумный процент, разумеется. Я мог бы даже простить ему ту небольшую сумму, которую уже дал.

- Сколько он вам должен? У меня есть свои деньги. - Она и не подозревала, что Джеймс одалживал деньги у Фэйрчайлда.

- Я не имел в виду деньги. Вы могли бы сделать и кое-что другое, чтобы снизить проценты.

- Неужели?

- Да, моя прекрасная Розалин. Поедемте завтра со мной в Воксхолл, и мы обсудим условия.

- Мне никогда не нравился Воксхолл.

- В таком случае пообедайте со мной.

- Нет, не могу.

- Сможете, если захотите вернуть поместье брата.

Увеселительный сад в Лондоне.

Он встал и посмотрел на нее сверху вниз. Его взгляд был таким жестким, что она испугалась.

До нее вдруг дошло, чего он хочет. Надо же было быть такой наивной, чтобы не догадаться сразу! Она отступила.

- Вы ошибаетесь, если думаете, что я на это соглашусь.

- Бросьте свои игры, детка. Я знаю, почему вы пошли в оперу со Стэмфордом. Это почти то же самое, что отдаться ему, даже если он еще не предлагал. Я могу предоставить вам гораздо больше удовольствий, чем маркиз.

Розалин оглянулась на дверь: слава Богу, она у себя дома, и, если закричать, миссис Хэррод тут же примчится.

- Вы ошибаетесь. Он не предлагал мне ничего подобного.

- Да ну? Но на уме у него именно это. Я его не виню. Я желаю вас с того самого момента, как увидел в Меритоне.

Ее охватили страх и отвращение.

- Ни слова больше! Прошу вас уйти.

- Как пожелаете, моя дорогая леди. Что-то заставляет меня полагать, что вы передумаете. Ваш брат у меня в долгу, и я твердо намерен вернуть свои деньги.

Розалин распахнула дверь и наткнулась на миссис Хэррод, стоявшую с метлой в руках. Вид у нее был воинственный и не оставлял сомнений, что если потребуется, то метла погуляет по спине Фэйрчайлда.

Взбежав по лестнице, Розалин скрылась в спальне и, тяжело дыша, прислонилась к двери.

Она всегда беспокоилась за брата. Теперь же у нее появился страх за себя.

Глава седьмая

Три дня спустя Майкл появился в кабинете Розалин. Она ставила в вазу цветы и не слышала, как он вошел. Увидев его совсем близко, она вздрогнула от неожиданности и уронила длинный стебель дельфиниума.

- Милорд... Майкл, я не ждала, что вы вернетесь так скоро.

Он поднял цветок, протянул ей и улыбнулся. Сегодня она выглядела необычно. На ней было белое платье в крупных цветах. Волосы не затянуты в строгий пучок, а мягкими локонами обрамляют лицо. Она была очаровательна. Его вдруг охватило желание дотронуться до се нежной щеки.

- Я только что приехал, - хрипло сказал он.

- О! - Она сунула дельфиниум в вазу. - Но Каролина говорила, что до Эвсрсли-холла почти день пути.

- Верно. После того как я повидался с отцом, мне незачем было оставаться.

- Вы, наверно, устали. Он очень рассердился?

- Вовсе нет. Как ни странно, даже дал согласие на наш брак.

- Брак?

- Я хочу сказать, на нашу помолвку. Согласие отца и вправду удивило Майкла.

Он ожидал, что ему придется что-то доказывать, а выяснилось, что отец доволен. Майкл был почти в шоке и даже заподозрил что-то неладное.

- Я рада, что у вас не возникло трудностей.

- Есть, правда, одно небольшое осложнение: он хочет, чтобы я привез вас в Эверсли-холл.

- Что вы! У меня нет никакого желания встречаться с вашим отцом. То есть я хотела сказать, что уверена, ваш отец приятный человек, но...

- Не надо оправдываться. Я постараюсь сделать все возможное, чтобы ваша встреча не состоялась.

- Спасибо.

- Сегодня объявление о нашей помолвке появится в "Морнинг пост". Полагаю, обед по случаю обручения состоится завтра?

- Да. И зачем только ваша тетя все это затеяла? Я чувствую себя обманщицей.

- Боюсь, что обеда не избежать. Каро сказала, что нам еще повезло - в нашу честь могли устроить и бал!

- А нельзя обручиться тайно? - спросила Розалин с тяжелым вздохом.

- Но тогда не было бы причины заключать наше соглашение. - Майкл достал из кармана жилета небольшую бархатную коробочку. - Мой отец просил передать вам это.

В нерешительности Розалин взяла коробочку и открыла ее. На черном бархате лежало старинное бриллиантовое кольцо с рубинами.

- Примерьте, дорогая, - сказал он, увидев, что она колеблется.

- Майкл, но я не могу это принять.

- Почему? Жених всегда дарит невесте кольцо. С моей стороны было бы нехорошо нарушать традиции. - Розалин молчала, и он добавил: - Оно, конечно, ужасное. Я бы предпочел подарить вам что-либо менее громоздкое, ведь у вас такие изящные пальцы. Но, увы, это семейная реликвия. И согласно традиции, невеста старшего сына должна носить это кольцо. Отец приказал подарить его вам.

- Я не это имела в виду, Майкл. Оно вовсе не ужасное. Оно слишком дорогое.

- Если бы вы были Каролиной, - рассмеялся он, - я бы беспокоился, что вы его поте-рясте. Но с вами такого не случится. Дайте вашу руку, Розалин, я сам его надену.

- Сначала мне надо снять обручальное кольцо. - Когда она, подумав мгновение, сняла с пальца простое золотое кольцо и надела его на другую руку, ему показалось, что взгляд ее стал печален. Впервые с тех пор, как они заключили сделку, Майкл почувствовал укор совести.

Маркиз надел ей кольцо, чувствуя, как дрожат ее пальцы.

- Я верну его вам, когда все закончится.

- Не сомневаюсь.

Она нервно стиснула руки.

- Что-то не так, Розалин? Вас беспокоит предстоящий обед или мой отец?

- Нет. - Она покачала головой. - Меня беспокоит Джеймс.

- Джеймс? - (Он всегда хмурится при имени брата, подумала она.) - Ваш брат снова проиграл поместье?

- Нет, конечно. Он исчез, и я не знаю, где он.

- Понимаю. Вас беспокоит, не стал ли он жертвой мошенничества? - На самом деле Майкл был уверен, что Джеймс просто уехал куда-то с друзьями.

- Надеюсь, что нет. Но раньше он никогда надолго не пропадал. Может, он из-за меня уехал?

- Но это же смешно! Ему двадцать один год, вы за него не отвечаете.

- Отвечаю. Мама, умирая, завещала мне заботиться о папе и Джеймсе.

Майкл не знал, что ему лучше сделать - поцеловать се или хорошенько встряхнуть.

- Но она имела в виду - только пока он был маленьким. Черт, Розалин, не надо плакать!

Майкл шагнул к ней, но она отступила.

- Вам лучше уйти. Простите, что я...

- Ладно. Я наведу справки и узнаю, где он.

- Я не хочу, чтобы вы обременяли себя заботами о... моей семье. - Она уже успокоилась и больше не плакала.

- Хотите вы того или нет, я уже вовлечен в ваши дела, моя дорогая. - На этот раз отступать ей оказалось некуда: позади была стена. Он дотронулся до ее щеки. - С вашим братом все будет в порядке, не волнуйтесь.

Розалин подняла на него взгляд и стала похожа на испуганную лань, которая вот-вот сорвется и убежит.

- Спасибо, - прошептала она.

- Не стоит благодарности, Розалин, - ответил Майкл вдруг охрипшим голосом. Он наклонился, собираясь поцеловать се.

- О, миледи, прошу прощения!

Голос экономки заставил Майкла вздрогнуть.

- В чем дело? - слабым голосом спросила Розалин.

Миссис Хэррод вошла в комнату в сопровождении дворецкого, который нес огромный букет.

- Это прислали вам, миледи. Где поставить цветы?

- Думаю, в гостиной. - Розалин смотрела на букет так, словно никогда не видела цветов. - А от кого они?

- Не знаю. Здесь есть карточка.

Майкл наблюдал за тем, как она взяла карточку, и, дождавшись, когда миссис Хэррод вышла с букетом, поинтересовался:

- Еще один поклонник?

- Нет. У меня нет поклонников. - Розалин развернула записку и стала читать. Майкл увидел, как она побледнела.

- Так кто же прислал букет?

- Никто. То есть, человек, которого я... знаю.

- Дайте записку.

- Нет! - Она спрятала ее за спину.

У нее был такой расстроенный вид, что он не стал настаивать, но решил непременно выяснить, кто мог так ее огорчить своими цветами. А потом убить этого человека.

Неожиданность этой мысли поразила Стэмфорда. Никогда в жизни он не испытывал желания драться на дуэли из-за женщин. Никогда бы не стал рисковать ради них своей жизнью, разве что ради сестер. И вот теперь эта маленькая вдовушка с огромными карими глазами толкает его на какие-то безумства.

Да нет. Не она его толкает. Он сам ради нее готов на все.

На сей раз отступил Майкл, направившись к двери.

- Разрешите откланяться, Розалин. - И, обернувшись, сказал: - Я сообщу вам, если узнаю что-нибудь о Джеймсе.

- Спасибо. Вы очень добры.

- Едва ли. - Остановив на мгновение взгляд на се губах, он круто повернулся и вышел.

***

Майклу потребовалось не много времени, чтобы выяснить, что Джеймс, в компании самых отчаянных лондонских гуляк, отправился на скачки в Ньюмаркет. Майкл надеялся, что Джеймс проявит благоразумие и не станет заключать пари, но это было маловероятно.

Уже собираясь уходить из клуба, он услышал у себя за спиной тихий голос:

- Мне кажется, что поместье Джеймса Уиткомба не слишком удачное приобретение.

Майкл обернулся и, встретившись взглядом с Эдмундом Фэйрчайлдом, тут же разозлился. Вид этого высокого, широкоплечего человека с резкими чертами лица всегда пробуждал в Майкле самые худшие инстинкты. Возможно, потому, что тот был похож на стервятника, высматривающего добычу.

- Сомневаюсь.

- Значит, вы не видели его. Поместье небольшое и нуждается в ремонте, несмотря на усилия леди Джефриз поддерживать его в приличном состоянии. Сомневаюсь, что оно покроет долг.

- Возможно, но я не понимаю, что вам до этого.

- Я готов предложить сумму, которую вам должен молодой Уиткомб. А также проценты по закладной.

- И в чем ваш интерес? - прямо спросил Майкл.

- Не стану увиливать от ответа. Меня не интересуют ни Уиткомб, ни Меритон. Но у нас с вами есть общий интерес.

Майкл сразу понял, куда клонит Фэйрчайлд.

- Вы имеете в виду леди Джефриз?

- Да. - Фэйрчайлд вес еще улыбался, но его взгляд стал жестким. - Эта леди интересует меня уже давно. Признаться, мне не понравилось, когда я увидел ее в опере с вами.

- Вот как?

- Я не терплю конкуренции. Особенно когда мой соперник несправедливо использует свое преимущество.

- Поэтому вы решили перекупить это преимущество?

- Разумеется. Думаю, для вас потеря будет небольшая. Вам нравятся совсем другие женщины. Из э-э... надежного источника я узнал, что вы еще не купили благосклонность дамы.

- Только потому, что не собираюсь се покупать. Мы с дамой, о которой идет речь, обручены.

Промелькнувшее в глазах Фэйрчайлда неудовольствие доставило Майклу наслаждение.

- Как интересно! - Фэйрчайлд загадочно улыбнулся и откланялся.

Фэйрчайлду нужна Розалин, думал Майкл по дороге домой. До него доходили слухи о сексуальных привычках Фэйрчайлда. Говорили, что он не только развратен, но и безжалостен, и, добиваясь женщины, может применить и силу.

Майкла вдруг осенило: это Фэйрчайлд прислал Розалин букет!

***

Розалин слегка подташнивало от волнения, когда дворецкий леди Спенс вел их с бабушкой по элегантной лестнице в гостиную.

- Дорогая, у тебя такой вид, будто ты идешь на казнь. Расслабься! прошептала леди Карлин. Розалин сжала в руке веер, чтобы унять дрожь в пальцах. Бабушка взяла се за руку и почти силой втащила в гостиную.

И это называется обед в узком кругу? Розалин остановилась как вкопанная. В комнате было по крайней мере человек тридцать, однако Майкла среди них не было. А она так рассчитывала на его поддержку!

Хозяйка дома обняла леди Карлин и обернулась к Розалин.

- Вы чудесно выглядите, моя дорогая. - Ее взгляд скользнул по дорогому платью из темно-розового шелка. - Я хочу вас представить нашим гостям. Не знаю, где ваш жених. Видимо, по своему обыкновению, опаздывает. Надеюсь, вы сумеете его перевоспитать.

Леди Спенс представила Розалин бесчисленному количеству родственников и старым друзьям семьи. Потом подвела се к группе молодых людей, которые показались Розалин знакомыми. Это был кузен Майкла Чарлз со своей невестой мисс Маркхем. С ними был незнакомый ей молодой человек.

- Розалин, разрешите представить вам лорда Филиппа Эллиота, брата Майкла. Дорогой, ты знаком с леди Джефриз? Филипп только что приехал в Лондон. Вы, верно, знаете, что он путешествовал по Европе.

- Рад познакомиться, леди Джефриз. Вы не можете себе представить мое удивление, когда я, только приехав, узнал, что мой браг наконец-то женится.

- А уж мы-то как удивились, - ухмыльнулся Чарлз.

- Насколько я знаю, вы познакомились всего несколько недель назад. Если мой брат чего-то очень захочет, он долго не раздумывает. Боюсь, леди Джефриз, он не оставил вам выбора.

- А вот некоторых мужчин надо подталкивать, - заявила Элизабет, улыбнувшись своему жениху.

- Я знал, чего хочу, - ничуть не смутившись, парировал Чарлз. - Просто не был уверен, согласишься ли ты.

- Во всяком случае, добро пожаловать в нашу семью. - Филипп наклонился к руке Розалин. Он не был так красив, как его брат, но умел так же быстро очаровывать.

Она не успела ответить. За спиной раздался знакомый голос:

- Вижу, ты уже познакомился с моей невестой, братец.

- Да. - Филипп отпустил ее руку. - Розалин очаровательна. И, учитывая обстоятельства, ты мог бы и не опаздывать.

Розалин подняла глаза на лорда Стэмфорда и, встретясь с его нежным взглядом, смутилась, но вовремя вспомнила, что это часть игры. Он взял се руку и, не отрывая взгляда, поднес к губам. Ее сердце странно екнуло.

- Я не собирался опаздывать, но моя лошадь повредила ногу. Ничто другое не помешало бы мне явиться вовремя и быть рядом с вами.

Розалин не могла понять, почему он так откровенен на виду у всех. Хоть бы дворецкий поскорее объявил, что обед подан.

Неожиданно разговоры в гостиной смолкли и наступила тишина. Все взоры были устремлены в одном направлении. Розалин тоже обернулась.

В гостиную входила самая красивая девушка, какую она когда-либо встречала. От головки, обрамленной золотистыми локонами, до кончиков белых туфель, выглядывавших из-под простого белого платья, она была само совершенство. Огромные темно-голубые глаза выделялись на лице, цвет которого можно было сравнить разве что с фарфором.

Казалось, девушка не заметила, какое впечатление произвела. На сопровождавших ее дам - пожилую, в платье цвета лаванды, и более молодую, в кружевах, - мало кто обратил внимание. Красавица подошла к леди Спенс и с милой улыбкой поздоровалась с нею.

- Кто это? - спросил лорд Филипп. Он был ошеломлен не менее остальных мужчин.

- Мисс Элена Рэндал, - ответил Чарлз.

Это мисс Рэндал? Та самая, с которой должен был обручиться лорд Стэмфорд? Розалин представляла себе мисс Рэндал хорошенькой, но наивной молодой девушкой, только что окончившей школу. Ей и в голову не приходило, что мисс Рэндал окажется красавицей с походкой богини. Если бы Стэмфорд познакомился с нею, он бы наверняка влюбился и не предложил бы Розалин эту позорную сделку. Она украдкой взглянула на Майкла, ожидая, что он, как вес, сражен красотой мисс Рэндал.

Но она ошиблась. Он просто очень серьезно смотрел на девушку.

Глава восьмая

За обедом Розалин сидела слева от лорда Филиппа.

- Вы надолго в Англию?

- Думаю, навсегда.

- Ваша семья будет этому рада.

Он посмотрел на нее искоса с полуулыбкой, напомнившей ей улыбку Майкла.

- Возможно. Во всяком случае, первое время.

Филипп ей понравился. Они непринужденно болтали о его путешествиях и о книгах ее мужа. Оказалось, что Филипп читал некоторые эссе Джона.

Отпивая вино, она украдкой посмотрела на Майкла, сидевшего напротив. В течение почти всего обеда он не сводил с нее серьезного взгляда. Ей показалось даже, что он сердится. Может, она неправильно себя ведет? Или ему не нравится, как она одета?

Вопреки ее ожиданиям обед оказался не таким уж тяжким испытанием. Оба соседа - справа от нее сидел Чарлз - занимали се разговорами. Однако Майкл явно был чем-то недоволен.

Вскоре леди Спенс подала знак дамам встать из-за стола и оставить джентльменов в столовой пить портвейн и вести мужские разговоры.

Дамы поднялись наверх в гостиную, где Розалин села рядом с Каролиной. Мисс Рэндал уселась напротив.

Каролина сразу же начала поддразнивать девушку:

- Дорогая Элена, боюсь, вы присоединили к своей коллекции еще одно сердце. Бедный Перси Милхерст просто упал к вашим ногам. Что вы будете делать со всеми вашими поклонниками?

- О Господи! - У мисс Рэндал был испуганный вид. - Я его не поощряла. И он говорил такие странные вещи. Я и половины не поняла.

- А что он говорил? Надеюсь, ничего неприличного, Элена.

- Конечно, нет! Он не переставая говорил о моих волосах и глазах, сравнивая их с золотом и озерами. А потом предложил посвятить мне свою поэму. Мне было так неловко, он такой нудный.

- Он всегда такой, - сдерживая улыбку, сказала Каролина. - А многих ли вы знаете молодых людей, которые блещут остроумием? Они лишаются разума, когда видят вас.

Мисс Рэндал покраснела, и Розалин вдруг стало ее жаль. Было очевидно, что у нее нет никакого желания быть первой красавицей сезона, за которой толпами ходят поклонники.

- Я еще не поздравила вас с помолвкой. - Мисс Рэндал повернулась к Розалин. - Надеюсь, вы будете очень счастливы.

- Спасибо.

- Вы поселитесь в Эверсли после свадьбы? Это одно из самых красивых поместий, которые я когда-либо видела. Одни цветники чего стоят! Я обожаю цветы. У меня дома есть розарий.

- Я пока не знаю. Мы это не обсуждали.

- Еще обсудите, - вмешалась в разговор Каролина. - Если только Майкл не захочет, чтобы вы некоторое время пожили вдвоем. У него есть небольшое имение в Корнуолле - очень романтичное.

Розалин почувствовала, как краска заливает ей щеки. Но это же глупо, подумала она. Ведь краснеют, только если любят человека, о котором идет речь.

Каролина, сказав, что ей надо поговорить с леди Спенс, оставила Розалин вдвоем с мисс Рэндал. Розалин стала расспрашивать ее о розарии и доме, а Элена попросила рассказать о Лондоне. Розалин не могла понять, почему Майкл отказался обручиться с такой прелестной девушкой. Возможно, теперь, увидев мисс Рэндал, он передумает. Однако эта мысль почему-то ее не обрадовала.

Она не заметила, что мужчины уже присоединились к дамам. Майкл подошел к ним и вежливо спросил:

- Я надеюсь, вам понравился Лондон, мисс Рэндал?

- О да. Все так добры ко мне. - Она улыбнулась, но ничего в ее манере не говорило о том, что она сожалеет о потере лорда Стэмфорда в качестве потенциального мужа. - Извините, мне надо поговорить с кузиной.

Розалин проводила ее взглядом.

- Какая очаровательная девушка.

- Я в восторге, - холодно ответил Майкл. - Вы были очень веселы во время обеда.

- Мне понравился ваш брат. Он очень интересно рассказывал о местах, где побывал.

- Неужели? - Его голос прозвучал так резко, что она взглянула на него в недоумении.

- Что-нибудь не так?

- Нет, все в порядке. Я нашел Джеймса.

- Где он?

- На скачках в Ньюмаркете. Уехал туда с лордом Колриджем и несколькими друзьями.

- С лордом Колриджем? - упавшим голосом прошептала Розалин. Лорд Колридж слыл в свете денди и мотом.

- Лорд Стэмфорд, мне надо с вами поговорить.

Оба обернулись и увидели леди Карлин, смотревшую на них неодобрительно. Она хлопнула Майкла веером по руке.

- Я разочарована. Я надеялась, что вы уговорите ее быть более разумной.

.Боже, неужели бабушка решила говорить об этом сейчас? Розалин захотелось провалиться сквозь землю.

- Леди Карлин, я вас не понимаю.

- Я говорю о свадьбе. Никогда не поверю, что вы хотите ждать до осени. Тем более что вы с такой поспешностью обручились.

- Бабушка, пожалуйста... - взмолилась Розалин.

- С тобой невозможно говорить, Розалин. Я решила, что хотя бы Стэмфорд тебя уговорит. Она никогда не понимает, что для нее хорошо, особенно в этих делах, - сказала она Стэмфорду.

Майкл посмотрел на Розалин, у которой щеки просто пылали.

- Если вы позволите, мне бы хотелось обговорить это с Розалин наедине.

- Конечно, - ответила леди Карлин, бросив на внучку торжествующий взгляд.

Майкл отвел Розалин в небольшой кабинет рядом с гостиной и, закрыв дверь, требовательно спросил:

- Что все это значит, черт побери?

- Ничего особенного. Бабушка не может понять, почему мы не хотим пожениться прямо сейчас. Я не смогла убедить ее, что нас устроило бы подождать до осени. - Обескураженность на лице Майкла заставила се усмехнуться. - Не беспокойтесь, милорд. В нужный момент я выйду из игры. Я не намерена выходить за вас замуж ни осенью, ни в какое-либо другое время года.

- У меня нет сомнений на этот счет, дорогая. Я прекрасно знаю, что вы думаете о нашей сделке. Но не предполагал, что нас попросят назначить дату свадьбы.

- Я тоже, но только до того момента, как об этом заговорила леди Спенс. Они с бабушкой решили, что свадьба должна состояться через шесть недель.

- Шесть недель? Боже праведный! И что вы на это ответили?

- Я была так ошарашена, что не сразу сообразила, что сказать. А потом придумала, что осень - это мое любимое время года.

- И тетка с этим согласилась?

- Во всяком случае, не возражала. Но моя бабушка... Она считает, что мы должны пожениться немедленно. А уж если моя бабушка что-нибудь вобьет себе в голову, она не отступит. Я обычно с ней соглашаюсь, только бы она отстала.

- Она держит вас в строгости?

- Не то слово!

- Предоставьте ее мне.

- Нет, я не могу вам это позволить.

- Но почему?

- Просто... не хочу прятаться за вашей спиной. Я вовсе не такая беззащитная, как вы думаете. Я управляла Меритоном. А до этого вела хозяйство мужа. Я вполне в состоянии контролировать бабушку и не хочу, чтобы вы вмешивались во все мои дела.

- Я просто хочу облегчить вам задачу. Вы обручены со мною. Значит, я несу за вас ответственность.

- Вы хотите сказать, что задались целью и впредь вмешиваться в мою жизнь?

- Если так стоит вопрос, то да, намерен.

- Вот как! Тогда нам не о чем больше говорить.

Розалин шагнула к двери, намереваясь выйти из кабинета с гордо поднятой головой, но он схватил ее за запястье и рывком повернул лицом к себе.

- Но мне надо вам сказать еще кое-что.

- Вы именно так собираетесь обращаться со своей невестой? - Она смотрела на него с презрением. - Будете силой заставлять слушать вас?

- Вы правы. - Сердитое выражение лица Майкла вдруг сменилось дерзкой улыбкой. - Есть более эффективные способы.

Прежде чем она успела опомниться, он рванул ее к себе и впился губами в ее губы. Она была так ошеломлена, что не сопротивлялась. Больше того. Разомкнула губы и позволила его языку проникнуть внутрь. Правда, сразу же, испугавшись своей неожиданной смелости, резко оттолкнула его.

Пошатнувшись, он отпустил ее. Она стала пятиться, нашарив за спиной дверь, распахнула ее и бросилась бежать.

***

Майкл отшвырнул газету. Что за чушь пишут в этих газетах! Интересным было лишь объявление об их помолвке. Он прочел его по крайней мере пять раз. Имя Майкла стояло рядом с именем Розалин, и это лишало его спокойствия.

Вообще-то объявление ничего не значит, уверял он себя. Никакого обручения на самом деле не было, о чем Розалин постоянно напоминает ему.

А после вчерашнего поцелуя и ему лучше об этом не забывать. Какого черта он се поцеловал! Воспоминания о сладком вкусе ее губ и прикосновении упругих грудей не давали ему заснуть прошлой ночью.

А еще этот проклятый обед! Майкл никогда раньше не досадовал на Филиппа, но вчера, наблюдая, как непринужденно болтала с братом Розалин - с ним-то она никогда не была такой, - почувствовал укол ревности. Ему вдруг пришло в голову, что Филипп относился к тому типу мужчин, которых предпочитает Розалин.

У него уже давно не было любовных интрижек, что и говорить. Но врожденное чувство чести не позволяло ему лечь в постель с другой женщиной, пока он обручен с Розалин, пусть и фиктивно. К тому же вчерашний вечер убедил его, что только одна женщина вызывает у него нечто большее, чем просто плотский интерес, и это - его невеста поневоле.

Майкл тряхнул головой. Впредь никаких отношений, кроме деловых, у него с Розалин не должно быть.

Шум в дверях заставил его обернуться. На пороге стояла Элинор Марчант. За ее спиной маячило растерянное лицо дворецкого.

- Элинор, какой сюрприз! Чему обязан? - довольно холодно спросил Майкл.

- Дорогой Майкл! Я не видела тебя целую вечность! - воскликнула гостья, протягивая руки и улыбаясь. На ней было элегантное платье и отделанная кружевами накидка. Зеленое платье оттеняло красивые глаза цвета нефрита. Глубокое декольте довольно откровенно обнажало полную грудь. Когда-то Майкл находил полуприличный стиль одежды Элинор возбуждающим, но сейчас невольно сравнил его со строгими платьями Розалин и пришел к выводу, что сдержанный стиль его невесты ему больше по вкусу.

- Вечность? Ты преувеличиваешь. Мы виделись всего несколько дней назад, когда ты так вовремя толкнула леди Джефриз.

Элинор сделала большие глаза.

- Это получилось случайно, уверяю тебя. На балах всегда такая теснота. - Она засмеялась грудным смехом и тронула его за рукав. - Ты же знаешь, что под вечностью я не это имела в виду. Мы с тобой не виделись... по-настоящему. - Намек был прозрачным.

- Помнится, прошлой зимой ты ясно дала понять, что желаешь прекратить наши отношения.

- Ты говоришь о нашей маленькой ссоре? Да это просто размолвка. Я не думала, что ты отнесешься к ней серьезно. - Элинор надула губки.

- Если дама говорит, что больше никогда не хочет меня видеть и желает моей погибели, я воспринимаю это серьезно. - На самом деле Майкл почувствовал облегчение, поссорившись с Элинор. Бурный роман с бойкой вдовой начинал его тяготить. А скандал на балу, после которого Элинор уехала из Лондона, избавил Майкла от необходимости выяснять отношения. - Но нет смысла об этом вспоминать. Скажи, что привело тебя ко мне?

- Я сегодня прочитала в газете забавную новость и приехала, чтобы удостовериться, правда ли это.

- И что же ты прочитала?

- О твоей помолвке с этой тихоней леди Джефриз. Я глазам своим не поверила! Скажи, что это неправда.

- Это правда. Я сам дал объявление.

- Странно! Что с тобой случилось, Стэмфорд? Решил жениться на одной из своих любовниц?

Элинор улыбалась, но морщинки у рта свидетельствовали о том, что она в ярости.

- Не нахожу ничего странного в том, что я решил жениться. А леди Джефриз никогда не была моей любовницей.

- Неужели? Насколько я знаю, у тебя никогда не возникало желания жениться. А теперь ты выбрал эту скучную особу. К тому же она старая! Ей по крайней мере тридцать. Я удивилась бы меньше, сели бы ты выбрал какую-нибудь девчушку. О чем ты будешь с ней разговаривать? Она не умеет поддерживать простую беседу.

Майкл старался не поддаваться раздражению, но, когда она начала оскорблять Розалин, обозлился.

- Я не уверен, что ты обладаешь умением вести беседу, моя дорогая. Не припомню, чтобы мы с тобой так уж много беседовали.

Два ярких пятна заалели на щеках Элинор.

- Так вот почему ты на ней женишься! Другим способом ничего не можешь от нее добиться, только разговорами. Хитрая штучка! Я удивлена, как легко ты попался на ее удочку. Хотя мне ее почти жаль. Когда ты от нее устанешь, замужество станет для нее невыносимым.

Майкл сделал шаг навстречу Элинор, но она в страхе отступила.

- Если бы ты была мужчиной, я вызвал бы тебя на дуэль, - угрожающим тоном предупредил он се. - Предлагаю тебе уйти. Ты знаешь, где выход. Не станем беспокоить из-за этого Уоткинса. Я надеюсь, что впредь не будет никаких неожиданных столкновений с леди Джефриз. - Он повернулся к ней спиной и поднял с пола газету.

Услышав, что дверь открылась, он обернулся и успел увидеть искаженное злобой лицо Элинор. Она ушла, с силой хлопнув дверью.

Визит Элинор оставил в душе Майкла неприятный осадок. Ему ли не знать ее злобный характер и умение мстить. Именно поэтому он был рад, что порвал с ней.

Что она может сделать? Не замышляет же убить Розалин или его самого?

***

Элинор ворвалась в столовую своего кузена Эдмунда Фэйрчайлда, когда тот завтракал. Он удивленно вскинул брови.

- Дорогая Элинор, что привело тебя в такую рань? Я вижу, ты не в настроении.

- Эдмунд, мне нужна твоя помощь.

- Ты меня заинтриговала. Но прошу тебя, сядь, мне надо закончить завтрак.

Пока он допивал кофе, Элинор села напротив и стала нетерпеливо стягивать перчатки.

- Ну и что тебя так разозлило?

- Стэмфорд собирается жениться на этой штучке! - без всяких предисловий воскликнула Элинор. - Как это могло случиться? Мне казалось, это ты се хотел!

- И все еще хочу. Но в чем проблема? Я думал, ты распрощалась с его светлостью. - Поскольку она молчала, он внимательно на нее посмотрел. - Или ты надеялась стать следующей герцогиней Эверсли?

- Почему бы и нет! Разве это было так уж невозможно?

- До этого вряд ли бы дошло, даже если бы ты правильно все рассчитала. Но своим последним скандалом на балу ты все испортила. Проклинать любовника и швырять в него вазами - это неприлично, моя дорогая.

- Полагаю, что правильная леди Джефриз никогда бы себе такого не позволила.

- Едва ли.

- Я сделаю все, чтобы и она не стала следующей герцогиней Эверсли.

- Не советую питать надежды на сей счет. Стэмфорд для тебя потерян.

- Ненавижу Стэмфорда, - процедила сквозь зубы леди Марчант. - Я отомщу ему.

- Вот это разговор! И что же ты задумала?

- Пусть Стэмфорд обнаружит, что его нареченная не так уж добродетельна, как он думает. Что за этой правильной внешностью скрывается неверное сердце. Я хочу, чтобы ты сорвал их помолвку.

- Я надеялся, что ты предложишь что-нибудь более оргинальное. Я и сам намерен сделать именно это.

- Но как ты мог допустить, чтобы дело зашло так далеко?

- Дорогая, у Стэмфорда на руках козырная карта - поместье. Его прелестная невеста пойдет на все, только бы вернуть брату не нужную ему недвижимость.

- Значит, она выходит за него, чтобы вернуть поместье?

- Скорее всего.

- А ты не можешь его выкупить?

- Я уже предложил Стэмфорду приличную сумму. Он отказался.

- Неужели он настолько ею увлечен, что хочет жениться? Никогда не поверю! Он просто дурак.

- Вес что угодно, но дураком его не назовешь. У него свои причины, но мне на них наплевать. - В глазах Фэйрчайлда вдруг блеснул такой злобный огонек, что Элинор невольно обрадовалась, что не она его жертва. - Я полон решимости уложить леди Джефриз в свою постель. Сопротивление лишь придает игре интерес. И я буду рад помешать Стэмфорду.

- И что только мужчины находят в этой мышке? - фыркнула Элинор. - Она такая чопорная.

- Часто именно такие женщины более желанны, потому что за холодной внешностью обычно скрывается страстная натура. Нужен лишь мужчина, который разбудил бы эту страсть.

- Эдмунд, не будь так вульгарен!

- А что ты собираешься делать, чтобы не допустить этой свадьбы, дорогая? Или во всем полагаешься на меня?

- Что-нибудь придумаю. - Элинор уже полностью овладела собой. Мысли об интригах и мести всегда действовали на леди Марчант успокаивающе. Она задумчиво откусила кусочек поджаренного хлеба.

- Ты порочная женщина, Элинор, - заметил кузен.

- Я? Вовсе нет. Мне просто не нравится, когда меня оскорбляют. А с людьми, которые ко мне хорошо относятся, я всегда мила.

- Не хочу показаться невежливым, - сказал Эдмунд, вставая, - но мне надо идти. У меня назначена встреча. Желаю удачи, дорогая.

Элинор осталась сидеть за столом. Подперев подбородок и улыбаясь, она обдумывала свою месть.

Глава девятая

Розалин отодвинула в сторону пачку счетов и вздохнула. Если так пойдет дальше, к концу помолвки она разорится. Дорогое это удовольствие - быть обрученной с маркизом! Может, предъявить счета Майклу и потребовать компенсации? Но он, чего доброго, оплатит их все, посчитав, что отвечает не только за нее, но и за ее наряды.

Со дня обеда прошла неделя, и все это время они были не в ладах. После поцелуя в кабинете Майкл был очень сдержан, так что ее страхи по поводу того, что он будет искать дальнейшего сближения, оказались напрасными. В обществе он был к ней предельно внимателен, но, когда они оказывались наедине, вел себя так, словно у нее чума.

Она пыталась убедить себя, что желала именно этого. Чувство вины охватывало ее всякий раз, когда она вспоминала, как таяла в его объятиях. Хотя ее замужество было не очень радостным, она любила Джона. Ей и в голову не могло прийти, что поцелуй другого мужчины может заставить ее, пусть на короткое время, забыть мужа.

- Розалин?

В дверях стоял Майкл. В руках у него была коробка.

- Я не ждала вас сегодня. - Смутившись, она встала и начала поправлять выбившийся из прически локон. - Как видите, у меня гора счетов. Я решила заняться ими.

- Справляетесь? - Он подошел к письменному столу.

- О да. Я как раз хотела сделать перерыв. У вас ко мне какое-то дело?

- Я принес замену вашему испорченному платью.

- Зачем это? Я не могу его принять.

- Вы должны. Я заказал его специально для вас. С помощью Каролины. Откройте коробку.

- Но это неприлично.

- Почему вы так уверены? Вы же его еще не видели. Это очень приличное платье.

- Я имею в виду, что это неприличный подарок. Я не могу принять его.

- Почему вы все время спорите, дорогая? Я просто хотел заменить платье, которое было испорчено. Я ведь вас предупредил, что собираюсь это сделать.

- Но мое платье не было таким уж новым.

- Розалин, вы откроете коробку или нет? - Судя по тону, его терпение иссякло.

У него, по-видимому, плохое настроение, так что спорить бесполезно. Она развязала ленту и подняла крышку. При виде отделанного кружевами бледно-розового корсажа и пышных рукавчиков у нее перехватило дыхание. Дрожащими руками она взяла платье и увидела, что юбка кружевная, на белом шелковом чехле. Еще никогда в жизни она не видела такого восхитительного платья!

Внимательно наблюдавший за ней Майкл осведомился:

- Нравится?

- Оно просто сказочное, - призналась она и положила его обратно в коробку. - Но я не могу его принять.

- Если уж вы не хотите его надеть, то больше некому. Каролина уверяет, что ей не пойдет этот цвет, а для моей младшей сестры оно слишком нарядное.

- Понимаю.

Джон никогда не заказывал платья специально для нее. И сейчас это выглядело так, словно между нею и Майклом существует близость, которой на деле не было. Но ему помогала Каролина. Разве мужчины обращаются за помощью к своим сестрам при выборе платья для своих любовниц?

- Так что? Вы его примете?

- Да, спасибо.

- Значит, сегодня вечером я увижу вас в нем.

- Уже сегодня?

- А что вас смущает? Вы же приедете на бал в честь первого выхода в свет мисс Рэндал? По-моему, вы уже стали подругами.

- Конечно, приеду. Но я хотела надеть... другое платье.

- Это вам не нравится? - Казалось, он был разочарован.

- Что вы! Очень нравится! У меня в жизни не было такого прелестного платья! - Розалин вздохнула. - Но мне было бы гораздо спокойнее, если бы вы подарили цветы или коробку конфет. Платье дарят... э-э...

- Дамам сомнительных добродетелей? - подсказал Майкл.

- Да. - Она покраснела.

- Но я не считаю платье подарком. - Казалось, он немного растерян.

- Теперь я это поняла.

- Так вы наденете его сегодня вечером?

- Да, хотя бы потому, чтобы вы не смотрели на меня сердито весь вечер.

- А это со мной бывает? - совсем сконфузился он.

- Да, если что-нибудь не по-вашему. - Ее разбирал смех. Когда он забывал свои аристократические замашки, то бывал очень мил.

- Придется мне немного поработать над своими манерами. Вы поможете? Я готов поступить в ваше распоряжение.

- Боюсь, я не знаю... что мне с вами делать.

- О, много чего! - сказал Майкл с лукавой улыбкой, от которой она залилась краской. - В чем дело? - спросил он с невинным видом. - Я не имел в виду ничего дурного. Могу быть на посылках или, например, носить за вами покупки.

- Не смешите меня! Люди подумают, будто вы у меня кто-то вроде... слуги. А как же ваша репутация?

- Я и не подозревал, что от моей репутации что-то осталось. Но я готов поступиться ее остатками ради того, чтобы увидеть, как вы мне улыбаетесь. Вот так, как сейчас!

-О!

Улыбка исчезла с ее лица. Она отвернулась, смутившись под его неожиданным взглядом.

- Ну, я, пожалуй, пойду. - Его голос снова стал холодным. Он взял перчатки и с легким поклоном удалился.

***

К тому времени, когда Розалин и леди Карлин приехали, бал был в полном разгаре. Они опоздали из-за того, что сначала бабушка никак не могла найти ожерелье, которое непременно хотела надеть, а потом на ее накидке обнаружилось пятно и пришлось ее срочно менять.

По прибытии леди Карлин тут же объявила, что хочет играть в карты. Проводив бабушку, Розалин встала в сторонке, наблюдая за гостями.

На ней было платье, подаренное Майклом. Оно сидело идеально и очень ей шло. Нежный розовый цвет гармонировал с темными волосами и оттенял белизну ее кожи.

Леди Карлин, слава Богу, не спросила, где она купила это платье. Сказала только, что Розалин еще никогда не была так очаровательна. Интересно, что скажет по этому поводу Майкл, подумала она, но сразу же себя одернула.

Между тем Майкл танцевал с Эленой. Он склонил к ней темную голову, она смотрела на него с прелестной, безыскусной улыбкой. Ее движения были так же грациозны, как все, что она делала. Они выглядели так, словно созданы друг для друга.

У Розалин сжалось сердце. Неожиданно на нее накатила страшная усталость. Лучше пойти к бабушке и посидеть возле нее. В дверях гостиной, где шла карточная игра, она столкнулась с леди Марчант.

- Я еще не поздравила вас с обручением, - сказала Элинор, делано улыбаясь и оглядывая Розалин так, словно надеялась обнаружить какой-нибудь недостаток в се туалете.

- О! - Розалин вежливо улыбнулась и хотела пройти. Но леди Марчант преградила ей дорогу.

- Как это вам удалось уговорить Стэмфорда жениться? Долгие годы он невероятно искусно избегал подобной ловушки. Все просто поражены, что вы сумели его поймать. И так быстро!

Розалин уже не раз слышала именно такое мнение об их помолвке, и ей наконец это надоело. Как будто она заставила Майкла обручиться с нею! Она уже устала вежливо улыбаться в ответ на подобные поздравления.

- Все не совсем так, леди Марчант. Я не заставляла Майкла. Это он уговорил меня. У меня вообще не было намерения снова выходить замуж, но Майкл бывает очень настойчив, если чего-то хочет.

- Правда? Это похоже на Стэмфорда. Ему доставляет удовольствие охота, но стоит поймать дичь, как он сразу же охладевает. Не уверена, что он будет таким уж хорошим мужем, но надеюсь, вы знаете, на что идете.

- Я прекрасно понимаю Майкла.

- Неужели? Тогда вы, верно, не так наивны, какой кажетесь. Если вы готовы закрывать глаза на его амурные дела, я уверена, он позволит и вам делать то же самое.

- Я не собираюсь изменять мужу! - пришла в ярость Розалин.

- В таком случае вам придется провести в одиночестве не одну ночь, дорогая, - усмехнулась Элинор. - Я вовсе не хочу вас расстраивать, просто предупреждаю. Правда, он так искусен в любовных ласках, что заставляет женщину верить, будто она у него единственная.

- Но все же женится он на мне. - Замечание Розалин попало в цель, судя по тому, что улыбка исчезла с лица леди Марчант. Злоба сверкнула в ее зеленых глазах, и Розалин поняла, что у нее стало одним врагом больше.

Леди Карлин была так поглощена игрой, что почти не обратила на нее внимания. Очень скоро Розалин надоело наблюдать за игроками, и она вернулась в зал. Майкла нигде не было видно.

Неожиданно кто-то тронул се за локоть, и, обернувшись, она увидела лорда Филиппа.

- Мой брат ищет вас весь вечер. Он вас нашел?

- Нет, я еще с ним не разговаривала. Я была в комнате, где играют в карты.

- Вот уж куда он наверняка не заглядывал. Но если вы хотите его видеть, загляните на террасу. После того как Майкл исполнил свой долг и потанцевал с мисс Рэндал, он вряд ли пригласит кого-нибудь, кроме вас. Откровенно говоря, я его в этом не виню, - добавил он, глядя на нее с восхищением.

Розалин вдруг почувствовала себя счастливой.

- Тогда я пойду на террасу.

Пообещав Филиппу танец, она пробралась сквозь толпу к дверям террасы.

Здесь было прохладно. Фонари вдоль балюстрады освещали ее тусклым светом. Она постояла минуту, чтобы глаза привыкли к темноте. Внизу в парке прогуливалось несколько пар, а в дальнем углу террасы стояла группа оживленно беседующих мужчин.

Она пошла в противоположный конец, хотя не была уверена, что найдет Майкла. Может, вообще глупо разыскивать его? Но тут она услышала голоса и за высоким вазоном с цветами увидела две фигуры.

- Черт побери, что ты ко мне пристала! У меня нет настроения играть в твои игры. - Розалин узнала голос Майкла.

- Дорогой Стэмфорд, мне стало тебя жаль: стоишь здесь в одиночестве, в столь романтической позе. На тебя это непохоже. Впрочем, в последнее время с тобой и вправду что-то происходит. - Воркующий голос явно принадлежал леди Марчант.

- Глупости.

- Полагаю, что это все из-за твоей очаровательной невесты. Она держит тебя на коротком поводке. Удивляюсь, как ты до сих пор не сбежал.

Розалин стало жарко. У нее не было желания услышать, что ответит Майкл своей бывшей - а может, и настоящей? - любовнице.

Она собралась бежать, но Элинор, видимо, уловила какой-то шорох и посмотрела поверх плеча Майкла. Потом она обвила руками его шею и воскликнула - слишком громко для столь интимного момента:

- Любовь моя, я знала, что ты придешь! Скажи, что соскучился по мне!

Розалин завороженно следила за тем, как Майкл пытается освободиться из объятий Элинор.

- Какого черта! Элинор, отпусти меня!

- Нет! Нет! Не отпущу, пока ты меня не поцелуешь!

- Ты что, взбесилась?

Майклу все же удалось вырваться, натолкнувшись при этом на вазон и чуть его не опрокинув. И тут он увидел Розалин.

- Вы?! - У него был такой вид, будто он только что выпил склянку с ядом.

- Извините... Я вижу, вы заняты. - Красная от смущения, Розалин быстрыми шагами пошла с террасы.

На пороге зала ее вдруг охватило безумное желание расхохотаться. Интересно, у Майкла было свидание с Элинор Марчант, или та заманила его на террасу? Может, следовало остаться и защитить его?

- Дорогая моя, я ищу вас весь вечер. - Эдмунд Фэйрчайлд стоял за ее спиной, лениво улыбаясь. - Я надеялся поговорить с вами, а может, и получить танец.

- Как вы могли подумать, что я соглашусь на что-либо подобное после того, что вы мне наговорили!

Розалин хотела уйти, но он остановил ее, схватив за руку.

- Полагаю, вы ищете своего брата?

- Он в Ньюмаркете. Пожалуйста, отпустите мою руку.

- В Ньюмаркете его уже нет.

- Откуда вы знаете?

- Я интересуюсь тем, где ваш брат, потому что он должен мне деньги. Я всегда слежу, чтобы должники платили мне долги. Потанцуйте со мной, и мы обсудим эту проблему.

На губах Фэйрчайлда играла недобрая улыбочка, и Розалин подумала, что он похож на хищника, который собирается наброситься на свою жертву. Она огляделась, но на них никто не обращал внимания. Сейчас она была бы рада, если бы появился Майкл.

Будто читая ее мысли, Фэйрчайлд рассмеялся.

- Боюсь, ваш жених занят. Именно поэтому я хочу сейчас с вами поговорить.

- Сколько вам должен брат?

- Потанцуйте со мной, и я вам скажу.

- Я не хочу танцевать.

- Захотите, если желаете узнать о своем брате. - В голосе Фэйрчайлда слышалась угроза.

Розалин позволила вывести себя в круг танцующих. Слишком поздно она поняла, что музыка играет вальс. Фэйрчайлд обнял ее за талию и притянул к себе. От него неприятно пахло коньяком и табаком. Она хотела отстраниться, но его пальцы лишь крепче сжались.

- Вы сегодня прелестны, как никогда. Цвет платья выгодно оттеняет ваш румянец. - Его взгляд опустился ниже, и у нее невольно появилось желание повыше подтянуть корсаж. Она ничего не ответила. - Как благородно с вашей стороны пожертвовать собой ради Меритона. Но вы уверены, что он того стоит? Боюсь, что, связав свою судьбу со Стэмфордом, вы обрекаете себя на несчастье.

- Я хочу говорить о брате. Сколько он вам должен?

- Две тысячи фунтов.

Две тысячи фунтов! Половина ее годового дохода! И этот долг, по всей видимости, у Джеймса не единственный!

- Вы знаете, куда уехал мой брат?

-Я не желаю больше говорить о вашем брате. Предпочитаю восхищаться вами.

Она споткнулась, наступив ему на ногу. Его взгляд стал алчным, а пальцы впились в спину.

- Вы слишком близко меня держите, сэр. Это неприлично.

- Правда? Когда я держу вас в объятиях, я забываюсь! - сказал он, но продолжал прижимать ее.

Почувствовав себя в ловушке, Розалин попыталась успокоиться на мысли, что посередине бального зала с ней ничего не может случиться. И тут она увидела Майкла.

Он стоял на пороге террасы и явно кого-то искал глазами. Когда их взгляды встретились, она даже издали увидела, как он напрягся.

Сейчас Стэмфорд направится к ним, в этом нет сомнения.

- Я уже говорил вам, что вы сегодня очаровательны? - прошептал Фэйрчайлд.

- Мне... нехорошо. Мне надо сесть. Пожалуйста!

Фэйрчайлд удивленно поднял брови. В следующую секунду кто-то рванул его за плечо. Они почти столкнулись с другой вальсирующей парой, так что дама даже вскрикнула.

- Предлагаю вам отпустить мою невесту, - прорычал Майкл. У него был такой вид, словно он собирается убить обидчика. Хотя оркестр продолжал играть, пары стали останавливаться, с интересом глядя на обоих мужчин.

- Мы просто танцуем. Не можете же вы возражать против этого? - с подчеркнутым удивлением сказал Фэйрчайлд.

Майкл, как клещами, схватил Розалин за руку.

- Возражаю! Если вы посмеете еще раз к ней приблизиться, я вызову вас на дуэль. - Его голос зазвенел в неожиданно наступившей тишине.

- Но это же смешно, Майкл, прекрати, - взмолилась Розалин.

Краем глаза она увидела бабушку, стоявшую поодаль с открытым от удивления ртом. В первый раз в жизни Розалин пожалела, что не может упасть в обморок прямо на месте.

- Леди Джефриз права. Вы собираетесь вызывать на дуэль каждого, кто с ней будет танцевать? Или это касается только меня? Я ее не заставлял, она сама согласилась.

Майкл глянул на Розалин. Губы его сжались.

- Я хочу поговорить с вами наедине.

Его повелительный тон лишь усилил унижение, которое она испытывала оттого, что на нее все смотрят. Как он смеет ей приказывать на виду у всех!

- А я не желаю говорить с вами, милорд. Отпустите, пожалуйста, мою руку. Мне больно.

Майкл вспыхнул, но отпустил ее. Она прошла мимо него с гордо поднятой головой и не заметила стоявшую рядом леди Марчант, на губах которой играла злобная усмешка. Оркестр заиграл очередной танец, и публика стала расходиться. Ни на кого не обращая внимания, Розалин выбежала из зала.

Бабушка догнала ее уже на лестнице.

- Как это тебя угораздило танцевать с Фэйрчайлдом, дорогая! Как ты могла? Никогда бы не подумала, что ты окажешься замешанной в таком скандале!

И ее еще во всем обвиняют! Это было последней каплей. Розалин вскинула подбородок и заявила:

- Мы сейчас же едем домой!

Леди Карлин была поражена, но спорить не стала.

Глава десятая

Розалин отставила в сторону тарелку с тостами. Зачем пытаться есть, если не можешь ничего проглотить? Как она переживет этот кошмарный сезон в Лондоне после того, что произошло вчера на балу? Она свалится либо от голода, либо от бессонницы.

Что случилось с Майклом? Поскандалил с Фэйрчайлдом и чуть было не вызвал его на дуэль. А потом перед всем светом говорил с ней так, будто это она во всем виновата.

Каждый раз, вспомнив о его высокомерном поведении, Розалин сжималась. Как он смел! Особенно после той сцены с леди Марчант - что бы там ни было. Если бы она могла набраться смелости, то вернула бы ему кольцо с короткой запиской, отменяющей их сделку. Но маркиз может подумать, что ей обидно его поведение. А это, конечно же, не так, убеждала она себя.

Впрочем, у нее есть забота поважнее. Джеймс... Она встала из-за стола и подошла к окну. Хотя за окном светило солнце, ей было холодно. Если он не в Ньюмарксте, то где? Неужели сбежал от долгов? Ей не верилось, что он может поступать столь бесчестно.

Две тысячи фунтов. Дохода от Меритона хватит лишь на то, чтобы выплатить проценты по закладной и заплатить слугам. Надо каким-то образом вернуть долг Фэйрчайлду. У нее мурашки побежали по телу при одном воспоминании об этом негодяе. Сейчас она защищена помолвкой, но что будет дальше? А вдруг он станет угрожать Джеймсу?

Розалин прислонилась лбом к раме. Просить денег у бабушки? Исключено. Она не допустит, чтобы старая леди узнала, какой большой долг оставил отец. Леди Карлин так и не простила лорда Фредерика Уиткомба за то, что он украл ее дочь у своего старшего брата маркиза Ротама. То, что брак оказался на редкость счастливым, не имело значения.

Возможно, ей удастся уговорить своего адвоката дать ей аванс.

У нее еще оставалось обручальное кольцо и драгоценности.

- Миледи! Взгляните, что вам прислали! - Сияющая миссис Хэррод стояла в дверях с огромным букетом роз. - Прелестные, не правда ли? А еще здесь есть записка и небольшая коробочка.

Розалин смотрела на розы с испугом: неужели их опять прислал Фэйрчайлд?

Она развернула записку. Размашистый почерк Майкла. "Примите мои искренние извинения".

- А это, миледи? Хотите посмотреть, что в ней? - Миссис Хэррод протянула ей коробочку.

Дрожащими пальцами Розалин подняла крышку. На темном бархате лежала золотая брошь в форме розы.

- Какая прелесть! - воскликнула экономка.

- О да!

Брошь действительно была красива - простая и элегантная. И Розалин обожала розы.

Сначала она не знала, что и думать, но потом напомнила себе, что это всего лишь жест, чтобы удержать "невесту".

- Я поставлю часть роз здесь, а часть - в гостиной, хорошо?

- Да, конечно.

Миссис Хэррод поспешила за вазой, а Розалин смотрела на брошь и трогала пальцем нежные лепестки. Какая ирония судьбы! Только она подумала, что придется продавать свои драгоценности, как Майкл прислал ей эту брошь!

Она положила украшение в коробку. Нужно конечно, вернуть. А сейчас ей лучше пройтись, пока она не потеряла остатки своей решимости противостоять Майклу.

***

Вернувшись, Розалин узнала, что леди Спенс пьет в гостиной чай.

- Она сказала, что дождется вашего возвращения.

- О Боже! - Как ей после вчерашнего смотреть в глаза тетке Майкла?

Но леди Спенс приветствовала се с обычной теплотой.

- Моя дорогая девочка, - воскликнула она, протягивая руки, - я должна была узнать, как вы себя чувствуете после вчерашнего! Надеюсь, вы не очень расстроились.

- Мне так жаль.

- Почему же? Это ведь не ваша вина, что Майклу непременно надо было поругаться с Фэйрчайлдом. Думаю, вам неизвестно, что они не выносят друг друга. - Леди Спенс села, увлекая за собой Розалин.

- Я не знала. Я и не хотела танцевать с Фэйрчайлдом, но... - Розалин запнулась. Не могла же она сказать леди Спенс, что посчитала себя обязанной уступить Фэйрчайлду из-за Джеймса.

- Дорогая, может, это и ужасно, но я была очень довольна, что Майкл так рассердился.

- Правда?

- Он всегда ко всему слишком безразличный. Приятно было видеть, как он пригрозил Фэйрчайлду дуэлью. Да еще на балу!

Розалин не знала, что ответить.

- А вы молодец, что дали отпор Майклу. Я всегда боялась, что он женится на какой-нибудь робкой, боготворящей его особе, которая станет беспрекословно ему подчиняться.

- Я... понимаю, - только и могла вставить Розалин.

- Все же я надеюсь, что вы не держите на него зла. Думаю, он теперь боится, что вы не захотите с ним разговаривать.

- Вы его видели?

- Сегодня. Я посоветовала ему приехать к вам, но он не был уверен, что вы его примете. - Гостья ободряюще улыбнулась Розалин. - Майкл любит вас, дорогая. Но он похож на своего отца. Тот тоже властен сверх меры с теми, кого любит.

Розалин не знала, куда девать глаза. Конечно, он се не любит, но зачем ему до такой степени притворяться?

- Разумеется, я поговорю с ним, - в растерянности пролепетала она.

- Я и не сомневалась. Вы добрая. Майклу повезло. - Леди Спенс наклонилась и, поцеловав Розалин в щеку, встала. - Вам надо отдохнуть, дорогая. Вы бледны. Бедное дитя, вы, должно быть, страшно переволновались. Завязывая ленты шляпы, леди Спенс поинтересовалась: - Вы сегодня будете на рауте?

- Думаю, да. - Розалин совершенно забыла, что они с бабушкой приглашены.

- Прекрасно. Значит, там вы и встретитесь с Майклом. Между прочим, Каролина планирует пригласить гостей на несколько дней в свой загородный дом на следующей неделе. Прекрасная возможность для вас с Майклом побыть вдали от Лондона. Особенно если учесть события вчерашнего вечера.

Леди Спенс отбыла, а Розалин почувствовала, что осталась совершенно без сил. А тут еще этот раут! Придется пойти, пусть даже чтобы убедить общество, что се ссора с Майклом не была серьезной. Хотя с какой стати она должна подчиняться диктату света?

У женщин часто бывают мигрени. Розалин еще никогда не прибегала к этой испытанной отговорке. Но когда-то же надо начинать. Так почему не сегодня?

***

Майкл бывал на раутах лишь по принуждению. Вот и сегодня он приехал только для того, чтобы увидеть Розалин. Леди Спенс уверила его, что Розалин непременно будет.

Он прошелся по комнатам, но се не было. Какая-то молодая леди в белом муслиновом платье кокетливо ему улыбнулась. Но он нахмурился, и леди упорхнула.

- Бедный мой Майкл! - услышал он за спиной голос Каролины и, обернувшись, встретился с озорным взглядом сестры. - Никогда бы не подумала, что ты можешь так влюбиться. Мечешься по комнатам в ожидании своей возлюбленной. Леди Джерзи только что отметила, что ты стал просто ручной. Если не считать вчерашнего вечера, конечно. Но это лишний раз доказывает, что ты влюблен по уши.

- Я вовсе не влюблен, моя дорогая.

- Ты сердишься, и это еще один признак. Мужчины всегда сердятся, когда влюблены.

Надо бы возразить Каролине, но ведь он решил создать впечатление, что влюблен. Проклятье!

- Смотри, - сказала сестра, - приехала леди Карлин. Но она одна, без Розалин. Надеюсь, ничего не случилось.

Майкл поспешно направился к леди Карлин. Интересно, Розалии заболела или просто избегает его?

Леди Карлин встретила его неодобрительным взглядом.

- Полагаю, вы хотите знать, почему не приехала Розалин? У нее болит голова, и она осталась дома. У нее в жизни не болела голова! Смею заметить, что это вес из-за вчерашнего!

- Леди Джефриз была очень бледна, когда я видела ее днем, - заметила стоявшая рядом леди Спенс. - Я не сомневаюсь, что она нездорова. - Она смерила Майкла холодным взглядом. - Ты, наверно, не извинился перед ней лично?

- Я послал ей цветы и записку. - Майкл нахмурился. Почему он должен оправдываться? - Я непременно заеду к ней и извинюсь. Вы довольны?

- Остается надеяться, что она вас примет, - фыркнула леди Карлин.

- Примет! - Бросив на дам сердитый взгляд, он удалился.

***

Розалин машинально переворачивала страницы средневекового романа. Злоключения героини не отвлекали ее от собственных неприятностей, которые были гораздо более реальными. Вздохнув, Розалин закрыла книгу.

Было одиннадцать часов, но спать не хотелось.

Она услышала, как к дому подъехала карета, а потом кто-то постучал в дверь. Кто бы это мог быть в столь поздний час? Она встала и плотнее закуталась в шаль. На ней было старое платье, волосы перевязаны лентой на затылке.

Сначала раздался голос миссис Хэррод, а потом знакомый мужской. Она оцепенела. Зачем он приехал? У нее вдруг возникло абсурдное желание спрятаться.

Дверь открылась, и он вошел. Одного взгляда на его мрачное лицо было достаточно, чтобы пожалеть, что она не спряталась.

- Милорд! Что вы здесь делаете?

- Я мог бы спросить у вас то же самое. Я вас ждал до тех пор, пока ваша бабушка не сказала, что вы расстроены и заболели.

- Не понимаю, зачем она это сказала. Я отдыхала, когда она заехала. Просто плохо спала прошлую ночь, вот и решила остаться дома и почитать.

- И не сочли нужным предупредить меня? После вчерашнего было особенно необходимо, чтобы нас видели вместе.

- Возможно, но я не обязана отчитываться перед вами за каждый шаг. Не я устроила... эту глупую сцену. Если вы явились сюда, чтобы выговорить мне, то прошу вас немедленно покинуть мой дом.

- Я не собираюсь вам выговаривать. - Майкл сделал шаг к ней и остановился. - Черт, вы правы! Я приехал, чтобы извиниться, а вместо этого веду себя, как сварливый глупец. Но это потому... - Он нахмурился. - Примите мои извинения за вчерашнее.

- Хорошо. - Она сжала руки. - Но я не понимаю, почему вы пришли в такую ярость? Я знаю, что вы не любите Фэйрчайлда, но это был всего лишь танец. Мне Фэйрчайлд тоже никогда не нравился, но как ему было отказать?

- Я не хочу, чтобы он к вам приближался. Он опасен.

Его резкий тон огорошил ее. Он что-то недоговаривает.

- Не смотрите на меня так. Я не хотел вас пугать. Но мне надо знать, чего он от вас добивается.

- Ничего. - Страшно подумать, что может случиться, если она скажет, что Фэйрчайлд предложил ей стать его любовницей.

- Вы уверены?

- Уверена, - ответила она, отвернувшись. - Вообще к чему весь этот мелодраматизм? Я могла бы еще понять, если бы действительно была вашей невестой. Что может сделать Фэйрчайлд?

- Он совершенно безнравственный тип, когда дело касается женщин. Он ни перед чем не остановится, чтобы добиться своего. - Стэмфорд взял ее за плечи и повернул к себе. - Он уже намекал, что вы его интересуете. Я думал, что наша помолвка будет для вас достаточной защитой. Если это не так, я не задумываясь вызову его на дуэль. Я способен защитить то, что принадлежит мне.

- Но это же глупо, милорд. Я не позволю вам драться на дуэли из-за меня. И разрешите напомнить - я вам не принадлежу.

- Принадлежите! - упрямо настаивал он. - До тех пор, пока мы обручены.

У нее закружилась голова: его красивое лицо было так близко... Вспомнился его поцелуй. Что она сделает, если он снова се поцелует? Услышав, как Майкл шумно вздохнул, Розалин поняла, что он думает о том же, и рывком высвободилась из его рук.

- Если вы его вызовете, я откажусь от нашего соглашения. Я против того, чтобы вы подвергались риску, к тому же не хочу, чтобы из-за меня разразился скандал.

Он внимательно на нее посмотрел и улыбнулся.

- Считается, что я никогда не промахиваюсь, моя дорогая. Но приятно сознавать, что вы беспокоитесь за мою жизнь. А то в последнее время у меня создалось впечатление, что вы желаете мне смерти.

- Глупая шутка! - Розалин решила срочно переменить тему. - Спасибо за розы и брошь. Брошь очень красива, но вы зря беспокоились. Уверяю вас, я не собиралась разрывать наши деловые отношения.

- Вы считаете, что это единственная причина, почему я вам ее прислал? Чтобы умилостивить вас?

- Нет... но я не знала, что и думать. - Ей показалось, что он обижен.

Похоже, и эта тема небезопасна. Розалин смущалась все больше. Стэмфорд смотрел на нее так, что она вдруг осознала, что они одни.

- Вас еще что-то беспокоит? - Он заметил ее состояние.

- Нет! Просто я устала. Уже очень поздно.

- Это намек, что я должен уйти?

- У вас, верно, есть другие дела. Разве вы не ходите в клуб или...

Чем еще занимаются мужчины? Ходят к любовницам? Но не может же она спросить его об этом!

- Познакомившись с вами, моя дорогая, я вес вечера провожу на каких-то дурацких приемах, вечерах или балах. Каролина сказала, что леди Джерзи считает меня совершенно ручным.

- Разве я в этом виновата? Я не просила вас повсюду сопровождать меня. Мне было бы одной спокойнее, да и спала бы я лучше.

- По-моему, мы об этом уже говорили, дорогая. - Он скрестил руки на груди, что свидетельствовало о его неудовольствии. - Если я стану проводить вечера в клубе, моя семья вряд ли поверит, что я увлечен вами.

Розалин вдруг почувствовала себя уязвленной. Значит, он считает ее всего лишь помехой.

- Я уже начинаю задавать себе вопрос: зачем вообще нужен весь этот фарс? Мисс Рэндал весьма достойная молодая леди. И мне показалось, что вам с ней очень приятно. Не представляю, почему бы вам не жениться на ней.

Если бы это было возможно, Стэмфорд помрачнел бы еще больше.

- Стало быть, вы считаете, что я должен жениться на мисс Рэндал? прорычал он. - Полагаю, вы лелеете надежду, что я до срока освобожу вас от вашего слова. Но мисс Рэндал меня не интересует, так что наш уговор остается в силе.

Его глаза потемнели, он не отрывал взгляда от се губ. Розалин поняла, что он хочет ее поцеловать, и отпрянула от него.

- Прошу вас уйти, или... я позову экономку. С метлой в руках она может быть очень опасна.

Майкл смотрел на нее так, словно перед ним умалишенная. На какую-то долю секунды Розалин подумала, что он хочет ее задушить, но маркиз потянулся за перчатками и шляпой.

- Такая угроза привела бы в ужас любого мужчину, - насмешливо протянул он. - Завтра мы едем кататься в парк.

- У меня другие планы.

- Будьте готовы и сидите дома.

Он ушел, а она никак не могла успокоиться. Ее трясло от негодования. Почему она не запустила в него чем-нибудь тяжелым? Потом се стали душить слезы. Стена, которой она так старательно себя ограждала, рушится. И в этом виноват лорд Стэмфорд.

Глава одиннадцатая

Майкл натянул поводья, и лошадь пошла шагом. Он надеялся, что скачка поможет избавиться от головной боли, и долго гонял Фаро по Гайд-парку, но мигрень лишь усилилась.

Вчера, уехав от Розалин, он немного перебрал в клубе. Он не мог припомнить, чтобы какая-либо женщина не просто на него сердилась, а отказывалась ему повиноваться. В общении с другими женщинами он всегда сознавал свое превосходство.

С Розалин все по-другому. Вчера вечером она ясно дала понять, что терпит его общество только из-за их сделки. А когда приказала уйти, ему стало вдруг невыносимо больно, и он взорвался.

Самое ужасное было то, что он хотел ей нравиться.

Несколько тяжелых капель упали на его обнаженную голову. Затянутое серыми тучами небо было под стать настроению. Если он не поторопится, то попадет под дождь.

Уоткинс открыл дверь. Майкл прошел мимо него, но осторожное покашливание дворецкого заставило его обернуться.

- В чем дело, Уоткинс?

- Вам записка, милорд. Мне кажется, это срочно.

Майкл взял записку. Наверху стояло имя известного в Лондоне ювелира. Майкла удивило, что ювелир вдруг написал ему: счетами обычно занимался поверенный. Но это был не счет. Майкл прочитал записку, скомкал и тихо выругался.

- Милорд?

- Нет, ничего.

Майкл быстро взбежал наверх, чтобы переодеться. Нравится это Розалин или нет, но ей придется его принять. И немедленно.

***

Однако ее не было дома. Миссис Хэррод сообщила, что Розалин собиралась сделать кое-какие покупки, а потом зайти в библиотеку Хукхэма.

- И должна заметить, милорд, выглядит она усталой. Круги под глазами, будто она плохо спала, моя бедняжка. Не хочется болтать лишнего, но мне кажется, се брат попал в беду.

Поблагодарив миссис Хэррод, Майкл решил сначала поехать к ювелиру. От него он вышел спустя полчаса, оставив адрес, по которому попросил отослать свои покупки. Он был полон решимости найти Розалин и поехал прямиком в библиотеку.

Она стояла у полки, перелистывая какую-то книгу, которую уронила, когда его голос неожиданно раздался у нее за спиной.

- Вас дьявольски трудно найти, моя дорогая.

- Что вы здесь делаете, милорд? - довольно холодно спросила она, стараясь скрыть свое удивление.

- Я хотел поговорить с вами.

- Неужели? Уверена, что с этим можно подождать. Я сейчас занята. - Она снова повернулась к полкам, давая понять, что разговор окончен.

- То, что я должен вам сказать, нельзя откладывать.

- На мой взгляд, можно. Если вы думаете, что имеете право всецело распоряжаться моим временем, то ошибаетесь.

- Я вовсе так не думаю. - Майкл дотронулся до ее рукава, и она дернулась так, будто это было ей неприятно. - Может, вы хотя бы посмотрите на меня?

Розалин достала с полки другую книгу и начала упорно се листать.

- Значит, я буду вынужден повсюду за вами следовать, пока вы не обернетесь.

Она наконец обернулась - с видом мученицы, которой некуда деваться.

- Так что вам нужно, милорд? - Поговорить с вами.

- А мне нужно выбрать книги. Придется вам подождать.

- Хорошо. - Он поднял книгу, которую она уронила. - Вы эту хотели взять? - Он прочел заголовок и фыркнул. - Так вот какие книги вы читаете!

- Отдайте, милорд.

- Не отдам. - Он раскрыл книгу и стал читать: - "...у нее кровь застыла в жилах, дрожь пробежала по телу, во рту пересохло, щеки стали белыми, как мел..." Захватывающее чтение!

То, что правильная леди Джефриз читает средневековые романы ужасов, вдруг развеселило его.

- А я-то думал, что вы читаете только серьезную литературу. Трактаты о нравственности и тому подобное. Весьма неожиданная сторона вашего характера.

- Прекратите! Вдруг нас услышат? - прошептала она. Но рядом никого не было.

Он придвинулся ближе и начал нашептывать ей какие-то стихи.

- Майкл! Не надо!

- А! Наконец-то вы вспомнили, как меня зовут.

- Ну почему вы все время стараетесь поставить меня в затруднительное положение?

- С единственной целью увидеть, как вы краснеете. - Стэмфорд усмехнулся, довольный результатом. - Так вы берете эту книгу?

- Нет, я передумала. Мне вообще не нужны книги.

- Тогда пойдемте. У меня для вас есть кое-что. - Поставив книгу на место, он вывел ее из библиотеки.

На улице она остановилась. Он увидел, что она бледна и у нее действительно усталый вид.

- Что вам от меня нужно?

- Мне необходимо поговорить с вами, Розалин, - тихо сказал он. - Но не можем же мы разговаривать на улице, да еще под дождем. Я отвезу вас ко мне домой. Где ваш лакей?

- У него зубы разболелись.

- Полагаю, что и ваша горничная тоже чем-то занята? - Он взял ее под локоть и повел к экипажу. - У вас, видимо, не так уж много слуг.

- Мне много и не надо.

- Но их должно быть достаточно, чтобы чувствовать себя комфортно.

- Моя жизнь достаточно комфортна. Одного я не могу себе позволить содержать армию слуг, которые выполняли бы каждую мою прихоть.

Не то что он. Его отец был одним из богатейших людей Англии. Ему никогда не приходилось беспокоиться, что у него не хватит денег на слуг или на что-нибудь другое, чего бы он ни пожелал. Он вообще не представляет, что значит беспокоиться о деньгах.

Когда Стэмфорд усадил Розалин в карету и сел напротив, он задал ей вопрос, который его давно интересовал:

- Почему вы не живете с бабушкой, Розалин?

- Потому что тогда я не буду принадлежать себе. Я хочу жить одна, уходить и приходить, когда вздумается. Не хочу быть обязанной никому.

Ее слова поразили его. Не только потому, что это сказала женщина (что было удивительно само по себе), но и потому, что таковыми были и его взгляды на жизнь. Последние десять лет он сознательно избегал каких-либо привязанностей, которые ограничивали бы его свободу, а его финансовое положение позволяло ему быть независимым. Но ему была особенно страшна зависимость другого рода. Такая, которая означала бы, что он уже не может назвать собственную жизнь своею, потому что она будет тесно переплетена с жизнью другого человека.

Майкл глянул на сидевшую напротив женщину. Хочет он того или нет, но их жизни уже переплелись. Как развязать этот узел, одному Богу известно. Хуже всего то, что он не уверен, хочет ли этого.

***

Розалин между тем размышляла о том, почему сидит в карете Майкла. Видимо, она действительно устала, раз позволила ему везти ее к себе домой.

Она украдкой глянула на Майкла. Он сидел прямо, сжав губы и вздернув подбородок, - тот самый высокомерный лорд Стэмфорд, которого знали в свете.

Карста остановилась перед особняком Майкла. Не без внутренней дрожи Розалин припомнила свой единственный визит в этот дом. Пришла бы она сюда, если бы знала, как тесно се жизнь переплетется с жизнью лорда Стэмфорда? На этот вопрос у нее не было ответа.

Лакей открыл дверцу кареты, и Майкл помог Розалин выйти. Взяв се за руку, он быстро поднялся по ступенькам. Дворецкий распахнул перед ними двери.

- Леди Джефриз останется на ланч, - сказал Майкл.

- Очень хорошо, милорд. - Уоткинс повернулся к Розалин, и его лицо расплылось в улыбке. - Разрешите искренне приветствовать вас, леди Джефриз, от имени всей прислуги, как будущую супругу лорда Стэмфорда.

- Спасибо. Вы очень добры. - Розалин немного опешила. Она была уверена, что после первого визита, когда она явилась без предупреждения, да еще и одна, старый слуга не одобряет се появление.

Майкл повел се вверх по лестнице мимо портретов своих предков в париках, бриллиантах и при оружии. Но вместо гостиной он привел се в библиотеку. Ей сразу понравилась эта обшитая деревянными панелями комната, по стенам которой шли ряды полок с книгами. В камине горел огонь.

- Вы, наверно, хотите снять шляпу и накидку? - Увидев, что она колеблется, маркиз добавил: - Я привез вас сюда не для того, чтобы снова отчитывать, если вас это беспокоит. Я сегодня не завтракал и, признаться, голоден. А я предпочитаю обедать в компании. - Улыбка тронула его губы. Надеюсь, вы не собираетесь предложить мне поесть в клубе?

- Извините, - зарделась Розалин. - Я не хотела оскорбить вас вчера вечером.

Он смотрел на нее, пока Розалин снимала шляпу и накидку, а потом молча показал на кресло у камина и уселся на стуле напротив.

От камина шло тепло, за окном равномерно барабанил дождь. Розалин почувствовала себя так уютно, что захотелось вздремнуть. Пересилив себя, она спросила:

- Так о чем вы хотели со мной поговорить?

- Об этом. - Он вынул из жилетного кармана коробочку и протянул ей. Откройте.

Розалин подняла крышку, и у нее остановилось сердце.

- Где вы это взяли? - прошептала она.

- Там, где вы это продали вместе с другими вашими украшениями.

Она с трудом оторвала взгляд от своего любимого медальона.

- Как вы узнали?

- Ювелир прислал мне записку, в которой сообщал, что вы продали кое-какие драгоценности.

- Он не имел права этого делать!

- Он подумал, что я должен об этом знать, и он прав. Почему вы сочли необходимым продать украшения?

- Мне... мне надо расплатиться с долгами.

- Чьими? Вашими или брата? Она сидела, сжав руки на коленях.

- Розалин, скажите, Джеймс снова стал играть в карты?

- Нет, это старый долг. Кредитор требует заплатить. Он угрожает...

- И кто этот кредитор? - Майкл вдруг насторожился. - Фэйрчайлд, да?

Она молча кивнула.

- Розалин, насколько хорошо вы его знаете?

- Он один раз приезжал в Меритон, а потом я снова встретила его уже в Лондоне.

- Розалин, почему вы пошли с ним танцевать?

Она нервно ломала пальцы.

- Он сказал, что Джеймс не в Ньюмаркете. А если я хочу узнать, где он, то должна с ним потанцевать. И еще сказал, что всегда следит, чтобы должники возвращали свои долги. Я боюсь, что Фэйрчайлд... может причинить Джеймсу зло!

- Розалин, он ничего Джеймсу не сделает.

- Откуда вы знаете? Он... страшный человек.

- Потому что я ему это не позволю. - Маркиз говорил так спокойно и убедительно, что она поверила. - Почему вы продали драгоценности, а не обратились ко мне?

- Я решила, что это...

- Меня не касается, не так ли? Когда вы наконец поймете, что меня все касается! Я отвечаю за вас до тех пор, пока мы обручены.

- Я не хочу, чтобы вы за меня отвечали. Я сама справлюсь.

- Доныне у вас это не очень-то хорошо получалось, дорогая. Сколько должен Джеймс?

- Две тысячи фунтов. Майкл, правда же, вам незачем беспокоиться. Как только я отдам деньги Фэйрчайлду, он отстанет.

- Вы не будете платить Фэйрчайлду. Я заплачу.

- В этом нет необходимости.

- Есть, - упрямо заявил Майкл. - Я не хочу, чтобы вы даже приближались к нему. И вы мне скажете, если Фэйрчайлд снова начнет вам досаждать.

Двое лакеев внесли подносы с едой. Поставив их на письменный стол, они придвинули к камину столик и еще одно кресло.

- Поедим? - спросил Майкл, обращаясь к Розалин. Она молча кивнула.

Лакей расставил на столике тарелки с сыром, холодным мясом, маринованными овощами, зеленым горошком, хлебом и пирожными и бесшумно удалился.

Розалин украдкой посмотрела на Майкла. Он наклонил голову, и на лоб ему упала прядь волос. Она вдруг почувствовала, что у нее комок застрял в горле: атмосфера уюта показалась ей вдруг слишком интимной.

- Я хочу поговорить еще кое о чем. Это касается леди Марчант. Что бы вы ни думали, в тот вечер у меня не было с ней свидания. Она...

- Набросилась на вас?

- Можно и так сказать. - У него был явно растерянный вид. - Она не моя любовница.

- Мне жаль, что я не осталась и не предложила вам свою помощь.

- Неужели вы бы это сделали?

- Конечно, но вы сами отлично справились. Эта ситуация, должно быть, повторяется довольно часто?

- Нет, - резко ответил он и нахмурился.

- Простите меня. Я просто хотела немного вас подразнить.

Стэмфорд посмотрел на нее искоса.

- Вечер вообще был неудачным.

- Согласна.

Нерешительный взгляд и прядь волос на лбу делали его почти уязвимым. Розалин быстро отвела глаза, чтобы не поддаться искушению убрать эту прядь.

- Надеюсь, вы отведаете моего угощения. Повар будет сидеть, как на угольях, пока не узнает, понравилась ли его стряпня будущей маркизе. Он довольно вспыльчив и чего доброго пригрозит уходом, если еда вернется на кухню нетронутой.

Его теплый взгляд окончательно привел се в смущение. Розалин взяла вилку и сказала:

- Придется поесть. Не хотелось бы, чтобы по моей вине вы лишились повара.

Она начала есть, но, продолжая чувствовать на себе взгляд Майкла, подняла голову от тарелки.

- Вы, конечно, можете сказать, что это не мое дело. Но почему вы снова не вышли замуж?

- Я как-то об этом не думала. Наверное, просто пока не хочу. Мне все еще недостает Джона.

- Значит, вам посчастливилось выйти замуж по любви?

- Да, я была влюблена в мужа.

- И вы думаете, что больше никого не полюбите?

- Я не хочу больше влюбляться.

- Почему? - удивился Майкл. - Вообще-то люди склонны к этому.

- Слишком больно любить человека, а потом потерять. Я не хочу снова пройти через это. Нет, я никогда никого больше не полюблю, - решительно заявила она.

Стэмфорд не спускал с нее глаз, и она почувствовала, что он ей не верит.

- Теперь моя очередь задавать вопросы, - как можно непринужденней сказала она. - А почему вы не хотите жениться? Когда-нибудь ведь придется?

- Мне еще предстоит встретить женщину, на которой я захочу жениться.

- Разве это так трудно? Я уверена, что многие мечтали упасть к вашим ногам.

- Не скрою, бывало. Но мне не нужна женщина у моих ног. В общем-то я не думал о том, какими именно чертами характера должна обладать моя избранница. Полагаю, будет так: просто встречу и захочу жениться.

Вот уж не думала, что он романтик, удивилась Розалин.

- Вы хотите влюбиться, - тихо сказала она.

- Вы полагаете, что это смешно?

- Вовсе нет. Но даже любовь - это не гарантия счастья. Иногда люди любят друг друга, а живут, словно чужие.

- Таким было ваше замужество?

Его проницательный взгляд напугал ее. Еще ни с кем она не говорила так откровенно о своем замужестве.

Ей хотелось все отрицать, но она почему-то не могла солгать ему.

- Работа была единственной страстью мужа, и я не виню его за это. В жизни не встречала человека, который был бы так предан своему делу, и это меня восхищало. Но хотелось, чтобы у нас оставалось больше времени для нашей личной жизни. Вероятно, ему нужна была не такая жена, как я.

- Возможно, вы слишком многого ожидали от такого человека, как Джон. Однажды я был на его лекции. Он был великолепен. Но даже за то короткое время я понял, насколько он поглощен своим делом. Такому человеку трудно отдавать себя другому. Вам нужен был мужчина другого склада.

Его слова ранили се. Она убедила себя, что Джон - тот единственный мужчина, который ей нужен. Такой красивый, светловолосый и спокойный, он сидел в день своего первого визита напротив нее за обеденным столом ее родителей. Розалин сразу влюбилась в него. Он был похож на романтического рыцаря из ее девичьих снов. Из головы вылетели советы матери, предостерегавшей от замужества с человеком, который намного старше. Даже те четыре года брака, когда она чувствовала, что се мечты не сбываются, она все время убеждала себя, что слишком многого желает. Ей никогда не приходило в голову, что она, возможно, ошибалась.

Ее глаза наполнились слезами. Поставив бокал, она отвернулась.

- Простите, Розалин.

Она встала, но Майкл тут же оказался рядом. Он обнял ее и, прижав к груди, стал гладить по волосам. Она уже не могла сдержать слез, хотя изо всех сил старалась овладеть собою. Его объятия казались надежной гаванью, в которой можно укрыться от всех бед.

Однако очень скоро на смену чувству защищенности пришло беспокойство. Чистый мужской запах, гулкое биение его сердца, сильное, мускулистое тело вызывали незнакомый трепет в ней. Она резко отстранилась.

- Вы, наверно, думаете, что я настоящая лейка, из которой все время струится вода. Я ненавижу слезы. Но это все... из-за Джеймса... и Фэйрчайлда.

Стэмфорд приподнял ей подбородок и стал вытирать слезы своим платком.

- Не надо так беспокоиться. Да найду я вашего Джеймса. И обещаю защитить вас обоих от Фэйрчайлда.

- Ах, Майкл... - Слезы снова потекли ручьем.

- Не плачьте.

- Хорошо. - Она стала промокать лицо его платком. - Все в порядке. - Ее взгляд упал на часы, стоявшие на камине. - О Боже! Я не думала, что уже так поздно.

- А в чем проблема? Вы превратитесь в тыкву или еще что?

- Это карета превратилась в тыкву, - ответила она, вставая. - Я у вас уже два часа. Это неприлично. Мы ведь здесь одни. Не то чтобы вы... - Она запнулась, не решаясь продолжить.

- Ну хорошо. Хотя наша помолвка и ваше положение вдовы дают нам право немного расширить границы приличия. Я прикажу заложить карету и провожу вас домой.

Он помог ей надеть накидку и протянул коробочку с медальоном.

- Между прочим, я верну вам вес ваши украшения.

- Благодарю вас. А я... верну вам деньги, они все еще у меня.

- Мне не нужны ваши деньги, - строго сказал он.

-Но...

- Эта тема мне уже порядком наскучила, дорогая.

***

Всю дорогу они молчали. Дождь еще сильнее барабанил по крыше экипажа.

Миссис Хэррод открыла дверь. Майкл проводил Розалин в холл.

- Вы будете у леди Лэвснхем вечером?

- Да, мы с бабушкой приедем.

- Если там увидят, как мило мы болтаем, все пересуды прекратятся. Однако, если вы передумаете, предупредите меня. Не хочу напрасно слушать, как дочери леди Лэвенхем будут уродовать прекрасные музыкальные произведения.

- Майкл! Что вы такое говорите?

- Только правду. Сами услышите. - Он взял ее руку и поднес к губам. До вечера.

От его легкого прикосновения Розалин словно током ударило. Но ей удалось улыбнуться.

- Спасибо за ланч и за все остальное.

- Не стоит благодарности. Между прочим, Каролина пригласила гостей к себе в поместье на уикенд. Вы приедете?

- Да. Я уже получила приглашение.

- Отлично.

Когда он уехал, Розалин пошла в спальню и, сев на постель, достала из коробочки медальон и долго смотрела на любимое лицо. Отныне всякий раз, глядя на лицо матери, она будет думать о нем.

Глава двенадцатая

Экипаж свернул на дорогу, ведущую к Лэнгборн-холлу - родовому поместью лорда Хартмана. Великолепный парк окружал дом из красного кирпича. Пологие зеленые холмы, убегавшие вдаль, напомнили Розалин мирный пейзаж Меритона.

Впервые за время помолвки Розалин пожалела, что рядом нет бабушки. Но леди Карлин отклонила приглашение, сославшись на то, что се внучке лучше побыть одной в семье Майкла.

- В конце концов, дорогая, они станут твоей семьей. Я же не вечно буду рядом, чтобы направлять тебя.

А Розалин думала только о том, как бы меньше оставаться с Майклом наедине. К сожалению, его близость приводила ее в состояние, близкое к обмороку. Надо надеяться, большую часть времени он будет, как это принято в обществе, проводить на охоте и за картами.

- Как здесь красиво, - прервала ее размышления мисс Рэндал. Элена, Розалин и Каролина ехали в одном экипаже. - Я просто мечтала уехать из Лондона на несколько дней. Спасибо, что пригласили меня.

- Я подумала, что вам нужна передышка, - сказала Каролина с вымученной улыбкой. Розалин была обеспокоена тем, что сестра Майкла бледна и почти не разговаривает. Но на вопрос, не больна ли она, Каролина заверила, что прекрасно себя чувствует.

- Признаюсь, я и не предполагала, что сезон в Лондоне может быть таким утомительным, - пожаловалась Элена. - Иногда мне даже хотелось быть... грубой, особенно когда в сотый раз выслушивала комплимент моим синим глазам.

Экипаж подъехал к дому. Ливрейные лакеи, выскочившие неведомо откуда, распахнули дверцы и помогли дамам выйти. Розалин вместе с другими поднялась на террасу дома и остановилась, дожидаясь, пока подъедут другие экипажи. В одном из них были леди Спенс, Элизабет Маркхем, ее мать и почти глухая тетка Элены Рэндал. Из третьего экипажа выгрузили неимоверное количество чемоданов и коробок.

Джентльмены предпочли ехать верхом. Они уже спешились и стояли возле своих взмыленных лошадей. У ездоков вид был не лучше. Лицо белокурого лорда Брайтона было пугающе красным, Чарлз отирал со лба пот. Один лишь Майкл выглядел бодрым и ничуть не уставшим. Передав поводья конюху, он направился к дому.

Розалин поспешила спрятаться за колонной портика, чтобы избежать встречи с ним. С того дня, как она побывала у него дома, одно его присутствие заставляло ее нервничать.

- Розалин, - спросила Каролина, - ты здорова? У тебя какой-то странный вид.

- Нет, ничего. А вот ты и вправду выглядишь больной.

- Просто... Я уверена, что здесь мне станет гораздо лучше.

- Ты бы прилегла ненадолго.

- Розалин права, - вмешалась леди Спенс. - Отдохни немного в своей комнате. А гостями займусь я.

- Розалин, может, пойдешь со мной? - попросила Каролина.

- Конечно.

На второй этаж они поднялись по лестнице с замысловатыми перилами из кованого железа, а потом прошли по длинному коридору. Остановившись у одной из дверей, Каролина сказала:

- Я покажу тебе твою комнату.

- Я думаю, сначала пойдем к тебе.

- Мне уже намного лучше. Войди и посмотри.

Розалин пришла в восторг: деревянные панели стен нежного абрикосового цвета, легкий ветерок шевелит светлые занавески... Но особенно хорош был вид из окна: зеленые холмы на фоне голубого неба.

- Я сразу поняла, что эта комната - для тебя. Она будет твоей до свадьбы, а потом... я думаю, Майкл захочет, чтобы твоя спальня была рядом с его комнатой.

У Розалин покраснели не только щеки, но и лоб. Что с ней происходит? Можно подумать, что она не вдова, а невинная девушка, которая краснеет при одном упоминании о брачном ложе. А кроме того, она и не собирается замуж за Майкла.

К сожалению, Каролина была очень наблюдательна. Она обняла Розалин и засмеялась.

- Ты все еще смущаешься, стоит упомянуть о брате. Но это же прекрасно, и я люблю тебя за это! Мы все так рады тебе... после всех этих женщин, которые бросались ему на шею.

Каролина уселась на кровать и жестом пригласила ее сесть рядом.

-Я уже не надеялась, что Майкл влюбится. Он так изменился! Почти стал похож на человека! Я его иногда дразню, а он так краснеет!

- О Господи!

- Это правда! И я хочу тебе сказать еще кое-что. Об этом знают только тетя Маргарет и Джайлз. Я... я жду ребенка.

- Ах, Каролина! Это же замечательно! - Теперь уже Розалин обнимала Каролину. - Неудивительно, что ты была бледна. Карсту все время так трясло на ухабах! Но теперь тебе надо отдохнуть.

- И тебе тоже. - Каролина встала. - А потом надо будет подкрепиться. Ты себе не представляешь, какой на меня иногда нападает аппетит. Я пришлю свою горничную, чтобы она помогла тебе раздеться.

И почему только она так всем им нравится? - думала Розалин, сидя на кровати. Они так добры к ней, так рады, что она войдет в их семью... Лучше бы Майкл оставался все тем же высокомерным, циничным лордом, увлекающимся женщинами и пренебрегающим своей невестой. Тогда у нее была бы веская причина бросить его. Его семья, конечно, сочтет ее самой что ни на есть бессердечной женщиной, особенно если он будет продолжать притворяться, что любит ее.

Ей ни разу не приходило в голову, что он, возможно, вовсе не притворяется.

***

Розалин не заметила, как задремала. Ее разбудил осторожный стук в дверь.

- Миледи? Леди Хартман велела передать, что ланч подан в саду. Это платье вам подойдет? - Горничная расправила платье из бежевого муслина в темно-зеленый цветочек.

- Да, конечно. - Розалин села и тряхнула головой, чтобы прийти в себя. - Долго я спала?

- Не более часа, миледи.

Ей казалось, что прошло гораздо больше времени, но солнце по-прежнему стояло высоко. Она неохотно поднялась с кровати, и молоденькая горничная быстро завязала ленты платья, пригладила щеткой ее волосы и убрала в пучок на затылке. Потом оглядела Розалин, объявила, что она прелестна, и убежала.

Розалин взяла перчатки и соломенную шляпу. Все ее вещи уже были аккуратно разложены и повешены в гардеробе. Неужели она спала так крепко, что не слышала, как кто-то распаковывал чемоданы?

Она спустилась вниз. Навстречу бросился лакей и повел се через стеклянные двери на террасу. Из сада доносились смех и голоса. Огромная лужайка перед домом плавно переходила в пологий холм, где среди деревьев виднелся летний домик, а за ним - небольшое озеро.

Розалин пересекла лужайку и присоединилась к обществу, расположившемуся в тени деревьев. Большие столы ломились под тяжестью блюд с закусками, корзин с фруктами, ваз с клубникой со взбитыми сливками и пирожными со свежими персиками.

К гостям, приехавшим из Лондона, присоединилось еще несколько незнакомых Розалин человек. Майкл, стоявший рядом с Чарлзом и Джайлзом, завидев Розалин, тут же подошел к ней.

- Каролина сказала, что вы отдыхаете. Вам нездоровится?

- Нет, я просто немного устала. - Его заботливость доставила ей удовольствие.

- Я боялся, что вам стало плохо от жары. В этих карстах хуже, чем в раскаленной печи. Что бы вы хотели съесть? Я вам принесу.

- Не знаю. Мне вес равно.

- В таком случае, миледи, вы в моей власти. А вы пока найдите место, где бы мы могли сесть.

Под деревьями были расставлены маленькие столики со стульями, а на траве расстелены пледы для тех, кто хотел сидеть на земле. Розалин выбрала место под раскидистым дубом и села, аккуратно расправив юбку. Подняв глаза, она увидела Элену, которая явно не решалась к ней подойти.

- Не хотите ли сесть с нами, Элена? - пригласила Розалин.

- Спасибо.

Девушка грациозно опустилась рядом. Белое платье подчеркивало ее безмятежную красоту.

- Мисс Рэндал! - Лорд Брайтон, сухощавый молодой человек, на лице которого застыла хорошо отрепетированная маска байронического героя, склонился над ними. В руках он держал две наполненные тарелки. - Вы уверены, что полезно сидеть на земле? Я бы, например, побоялся заболеть. Таким хрупким девушкам, как вы, нужно быть осторожными. Это была бы настоящая трагедия, если бы самый прекрасный цветок сезона увял, едва распустившись.

- Я никогда не простужаюсь, - раздраженно ответила Элена, но, увидев за спиной лорда юношу в зеленом камзоле и бриджах, просияла: - Оливер?

- Элена! Что ты здесь делаешь? - удивился молодой человек.

- Меня пригласила леди Хартман. - Розалин удивилась, заметив, что Элена покраснела. - А ты как здесь оказался?

- Я в гостях у Ричарда Бленкхема. Его поместье по соседству. Как удачно, что я тебя встретил. Твоя сестра просила зайти к тебе, когда я буду в Лондоне.

Лорд Брайтон уже с совершенно открытым негодованием смотрел на соперника. Оливер покосился на лорда и спросил Элену, лукаво улыбнувшись:

- Не возражаешь, если я к вам присоединюсь?

- Нам будет очень приятно.

Он сел рядом с Эленой, а та обратилась к Розалин:

- Леди Джефриз, разрешите представить вам мистера Оливера Рединга. Он сосед моего дедушки.

- Приятно познакомиться, - ответила Розалин, которой понравилось открытое, интеллигентное лицо Оливера.

Вскоре к ним присоединились Элизабет, Чарлз и лорд Филипп, так что к тому моменту, когда появился Майкл, на пледе уже почти не оставалось места. Он сел рядом с Розалин, непроизвольно дотронувшись до се ноги, и она вздрогнула.

- Не пугайтесь, это я, - сказал он, ставя перед ней тарелку.

- Я, должно быть, задумалась.

- Я-то надеялся, что вы ждете меня с нетерпением, а вместо этого нахожу вас в задумчивости среди этого шумного общества. - Он огляделся. - Вижу, у королевы Сезона появился еще один поклонник. Кто это?

- Майкл, говорите потише. Это мистер Рединг, друг Элены. Его поместье рядом с поместьем се дедушки.

- Во всяком случае, он явно натянул нос Брайтону. Может, это охладит его пыл и он перестанет мучить нас своими поэмами. - Розалин с трудом сдержалась, чтобы не засмеяться. Стихи лорда Брайтона и впрямь были ужасны. Майкл улыбнулся и, понизив голос, сказал: - Вообще-то я рассчитывал на то, что мы будем обедать одни.

Он сидел так близко, что Розалин чувствовала на щеке его дыхание. Его мускулистое бедро было прижато к ее ноге. Отодвинуться было невозможно. Потянувшись за лимонадом, она чуть не опрокинула стакан. Хорошо еще, что на них никто не обращает внимания, поскольку мужчины, за исключением Чарлза и Джайлза, увлечены Эленой. Розалин, пытаясь наколоть вилкой клубнику, промахнулась, и ягода соскользнула с ее тарелки прямо на колени Майклу.

Ничуть не смутившись, Майкл положил клубнику себе на тарелку.

- Считаю это знаком вашей благосклонности и буду беречь ее весь день. А может, положить ее в карман жилета?

Розалин не могла удержаться от совершенно неприличного хихиканья.

- По-моему, вы созрели для сумасшедшего дома, милорд. Не кладите ее в карман, не то испачкаете жилет.

- Слушаюсь, - сказал он с серьезной миной и съел ягоду. - У вас такая чудесная улыбка, Розалин. Она прямо-таки освещает ваше лицо.

- Оставьте ваши льстивые речи, милорд. - И не смотрите на меня своими бархатными глазами, добавила она про себя.

- Я никогда бы не стал делать вам пустые комплименты, Розалин.

Она опустила глаза в тарелку. Может, она и вправду больна? Разве неровный пульс, дрожащие руки, а временами полуобморочное состояние не могут быть симптомами болезни?

К счастью, лорд Хартман предложил мужчинам сыграть партию в крикет, и Майкл присоединился к ним. Дамы, прикрывшись от солнца зонтиками, расположились на краю поля. День становился все более жарким. Мужчины, разбившись на две команды, поснимали камзолы, а те, кто посмелее, - и жилеты.

Наблюдая за игрой, Розалин поняла, почему мужчины, бегающие по полю в одних рубашках и бриджах, опасны для благочестия женщин. Она не могла оторвать взгляда от Майкла, одетого уж совершенно неприлично: он снял не только камзол и жилет, но и галстук. Мускулы играли под тонкой рубашкой, бриджи из тонкого полотна облегали стройные ноги и бедра. Ее возбуждал даже вид его черных кудрей, лежащих на вороте белой рубашки.

Она была шокирована собственными мыслями. Леди не должны разглядывать мужчин и тем более оценивать их физические достоинства. Может, на нее так действует жара?

- Это занятие на несколько часов! - скорчив недовольную гримасу, сказала Каролина. После отдыха она выглядела свежей и очень хорошенькой. - А здесь слишком жарко. Давайте пойдем к озеру, там намного прохладней.

У воды действительно было не так жарко. Поросший травой берег полого спускался к озеру, в котором плавала пара лебедей, а высокие деревья давали спасительную тень.

Каролина села и сняла перчатки, туфли и чулки.

-Я собираюсь походить по воде. Кто со мной?

Леди Каммингс, полная дама лет тридцати, неодобрительно насупилась:

- Как можно, Каролина! Что за вульгарная идея!

- Я все время это делаю. Джайлз не возражает. Элизабет, Розалин, не хотите попробовать?

- Не знаю, - отозвалась Розалин, но уж очень соблазнительно было погрузить ступни в прохладную воду. - Ладно, я тоже, - решилась она. При Джоне она себе этого не позволяла, он бы не одобрил.

Еще три дамы выразили желание походить по воде. Элена стояла в стороне, и Розалин окликнула ее:

- А вы не хотите к нам присоединиться?

- Нет, спасибо. Я лучше прогуляюсь.

Розалин села на берегу и сняла туфли и чулки. Трава покалывала голые ступни, напомнив то чувство свободы, которое она испытывала в детстве, когда осмеливалась пройтись босиком.

Бет уже стояла в воде. Каролина взяла Розалин за руку, и они осторожно ступили в воду, хихикая, словно две школьницы.

- У! Какая холодная!

Розалин приподняла подол платья, с которого уже стекала вода.

- Ну вот! Я так и знала! - воскликнула она.

- Мне так нравится ходить по водичке, - прощебетала Каролина и поскользнулась. Розалин успела подхватить се.

- Каролина, пожалуйста, будь поосторожней!

- Хорошо. О! Моя шляпка! - Шляпа Каролины упала в воду. - Ну и попадет же мне от Джайлза! Это его подарок!

Розалин потянулась за шляпой, но течение уносило се все дальше.

- О Господи!

- Ничего страшного. Я ее сейчас достану, - заявила Каролина. - Я часто доходила почти до середины озера. Оно мелкое.

- Нет, Каролина. - Розалин вывела ее на берег. - Вот уж когда Джайлз действительно рассердится. Иди сядь. Я достану шляпу.

- Розалин, я не хочу, чтобы ты рисковала жизнью.

- О чем ты говоришь, Каролина? - рассмеялась Розалин, внезапно почувствовав себя готовой к приключению. - Я же умею плавать.

- Я не могу этого допустить. Майкл будет в бешенстве.

Именно это все решило. Розалин вошла в воду. Шляпка зацепилась за кувшинку и тихо покачивалась. Казалось, что она не так далеко от берега. Розалин сделала еще несколько шагов, но дно вдруг круто оборвалось и Розалин оказалась в воде по колени. Подняв платье до пояса, она пошла дальше.

- Осторожней, Розалин! Дальше может быть глубоко, - забеспокоилась Каролина.

Когда Розалин добралась до шляпы, вода уже доходила ей до бедер. Шляпка, к счастью, была не попорчена, лишь немного намокли края.

Ее внимание вдруг привлекли женский смех и мужские голоса. Она обернулась и в ужасе застыла. Партия в крикет, по-видимому, закончилась, и мужчины пришли на берег. О Боже! Она, наверно, похожа на пугало!

Юбка и нижнее белье были совершенно мокрыми. Шпильки выпали из пучка, и волосы в беспорядке рассыпались по плечам.

Путь до берега показался ей бесконечным. К тому же она все время проваливалась в какие-то ямы. Каролина что-то кричала с берега, но она не могла разобрать слов. Острые камни впивались в нежные ступни, привыкшие к мягким туфлям и паркету. Два раза она чуть было не потеряла равновесие, ступив на илистое дно.

Розалин уже почти дошла до берега, когда вдруг напоролась большим пальцем на острый камень. Она вскрикнула и пошатнулась.

Глава тринадцатая

Сильные руки подхватили ее, и она почувствовала, что прижата к знакомой мускулистой груди.

- Что, черт побери, вы делаете? Решили утопиться? - рассерженно вопрошал Майкл.

- Я умею плавать, так что незачем так крепко меня держать. - Розалин вырвалась из его рук и откинула с лица мокрые волосы. К счастью, она не выронила шляпу.

- Ну, это, конечно, меняет дело. Хотя сомневаюсь, что Каролина хотела, чтобы вы рисковали жизнью ради ее шляпы.

- Никакого риска не было! Незачем преувеличивать! Я могу плавать и на большей глубине.

- Можно было попросить садовника. Могу предположить, что это Каролина подбила дам на столь неприличное поведение.

- Что вы имеете в виду, милорд?

Майкл скрестил руки на груди и стал похож на ее отца, когда тот собирался как следует ее отчитать.

- Посмотрите на себя! Вся мокрая! Вы сняли перчатки и шляпу. Это же неприлично.

Она не знала, засмеяться ей или возмутиться.

- Неужели? А вы сами-то прилично одеты?

- Есть разница.

- Ах, так! Стало быть, мужчинам позволено ходить полураздетыми, а женщина не должна снимать даже шляпу. Ее тут же обвинят в неприличии.

- Меня вряд ли можно назвать полураздетым, моя дорогая.

Она позволила себе оглядеть его медленным взглядом - от прилипшей к телу мокрой рубашки до голых щиколоток.

- Разве? Вы сняли камзол, жилет, галстук, и я вижу, что и ботинок на вас нет...

- Хватит, Розалин. Я отнесу вас в дом, потому что вы не можете идти в таком мокром платье, которое самым неприличным образом прилипло к телу.

- Я думаю, что некоторые дамы намеренно увлажняют платье именно с этой целью.

- Но не грязной же водой! К тому же это не пристало моей невесте.

Майкл сказал это таким напыщенным тоном, что Розалин не удержалась и хихикнула. Он насупил брови и рванул ее к себе. Но она его оттолкнула и с ужасом увидела, как он упал навзничь в воду. Выражение его лица не оставляло сомнений в том, что се жизнь в опасности.

Подхватив мокрые юбки, она побежала на берег со скоростью, которой никак от себя не ожидала. Но, поскольку с берега до нее донеслись одобрительные возгласы и аплодисменты, ей захотелось вернуться в воду. Однако там был Майкл...

- Молодец! - кричала Каролина. - Мне всегда хотелось его макнуть!

- Не говори так, Каролина, а то, чего доброго, и другие дамы захотят сделать то же самое, - ухмыльнулся стоявший рядом Чарлз.

- Теперь я знаю, - мило улыбнулась его невеста Бет, - как мне с тобой справляться: буду всегда держать наготове кувшин с водой.

Схватив Розалин за руку, Каролина озабоченно спросила:

- Ты в порядке? Я не хотела...

- Вес хорошо. - Розалин сунула шляпу Каролине. - Я пойду в дом. Если не появлюсь к обеду, ищите мое тело в лесу.

Она слышала, как мужчины начали поддразнивать Майкла, видимо выходившего из воды. Забыв про туфли, чулки и шляпу, она почти помчалась к дому. Кажется, никто се не преследует. Шагов не слышно. Хотя как можно что-то услышать, если так колотится сердце и трудно дышать?

Но что ей делать, когда она явится в дом? Как объяснить, почему она одна, да еще босиком и насквозь мокрая? Она замедлила шаг и взглянула на свое платье. У нее и впрямь неприличный вид. Платье облепляло тело, руки в грязи по самые локти, не говоря уже о ступнях, к которым прилипла трава.

Розалин прохромала к небольшой рощице на краю лужайки. Большой палец ноги болел. Закрыв в изнеможении глаза, она прислонилась к дубу, чтобы отдышаться. Полежать бы, да нельзя, думала она, зелень от травы окончательно испортит платье. - Розалин!

Открыв глаза, она увидела перед собой Майкла. Мокрая рубашка прилипла к груди, с волос стекали капли воды. Похоже, этот мужчина опасен.

Розалин схватила с земли ветку и, прижав к груди, сказала:

- Не подходите ко мне.

Он рассмеялся и поднял руки.

- Положите свое оружие. Как вы думаете, что я собираюсь с вами сделать?

- Задушить меня. Или, может, утопить. Он подошел ближе. В его глазах плясали озорные огоньки.

- Не бойтесь. Живой вы представляете большую ценность. Если я вас утоплю, придется искать другую невесту. Ну уж нет. Слишком много беспокойства. Давайте заключим перемирие. Я обещаю не трогать вас, если вы пообещаете не бить меня этой палкой... или не столкнете в ближайший водоем.

Розалин отбросила ветку. Маркиз стал к ней приближаться, и дьявольский блеск в его глазах вызвал у нее больший страх, чем его гнев.

- Думаю, нам следует пойти в дом. Я не хочу, чтобы вы умерли от простуды.

Майкл подошел совсем близко. Розалин хотела отступить, но позади было дерево. Он оперся руками о ствол по обе стороны се головы, так что она оказалась в ловушке.

- Я не простужусь. Слишком жарко. - Ей казалось, что он слышит, как бьется ее сердце. - Майкл, разрешите мне уйти.

- Но мне полагается вознаграждение за то, что вы пихнули меня в воду. Он смотрел на се губы. - Верно?

- Я думаю, вы его не заслужили. Вы вели себя крайне предосудительно.

- Не согласен. - Он взял ее за подбородок.

- Не глупите, Майкл! Я не собираюсь флиртовать. Это не входит в условия нашей сделки.

- Ах, да, наша сделка. - Он отступил. - Я почти забыл о ней. Погодите, дайте вспомнить ее условия. Я не должен флиртовать с вами. Когда мы одни, мы должны обращаться друг к другу со словами "миледи" и "милорд". И главное - я ни при каких обстоятельствах не должен вас целовать.

- Вот именно, милорд. Я не одна из ваших женщин.

- Сколько же у меня женщин, Розалин, как вы думаете? - На его губах играла чувственная улыбка.

- Понятия не имею. Да и какое мне до этого дело!

- Как какое? Вам все равно, если у человека, с которым вы обручены, есть любовница? Совсем все равно?

- Поскольку мы обручены фиктивно, я... не могу возражать против этого. Не могу предъявлять претензий ни к вам, ни к вашим поступкам. - Она, по-видимому, сказала что-то не то, потому что он вдруг нахмурил брови.

- Мы обручены, моя дорогая. И вы имеете на меня все права. А пока давайте предположим, что вы собираетесь выйти замуж за человека, которого любите. Вам было бы все равно, если бы у него была любовница?

- Конечно, нет, - прошептала она. - Мне бы это не понравилось.

- Я так и думал. К вашему сведению, я бы не стал оскорблять вас тем, что содержал бы любовницу. А если бы мы были женаты, я бы сохранял вам верность.

Именно по тому безразличному тону, с каким он это сказал, Розалин поняла, что задела его за живое. Не думая, она подалась к нему и тронула его за руку. Он посмотрел на нее в изумлении.

- Майкл, простите меня. Я не хотела вас оскорблять. Просто все так запуталось. Я уже и не знаю, кто мы друг для друга. Но спасибо за то, что вы мне сказали. Мне было важно это услышать.

Он отдернул руку, словно обжегшись.

- Майкл? Что-то не так?

- Все в порядке. Но вы правы. Все действительно невероятно запуталось. Вы даже не представляете себе, насколько, моя дорогая. - Неожиданно он как будто пришел в себя. - Я отведу вас домой. Вам надо переодеться, не то вы и вправду простудитесь.

- Сегодня так тепло, что мое платье уже почти высохло.

Он протянул ей руку, и она, поколебавшись секунду, вложила свою в его теплую ладонь. Но, сделав шаг, поморщилась от боли. Это не ускользнуло от его внимания, и он тут же остановился.

- Что такое? Вы ушиблись?

- Нет, но ступни немного болят, я не привыкла ходить босиком, - сказала она и смутилась, потому что он смотрел на се голые пальцы, выглядывавшие из-под грязной и мокрой юбки.

- Неудивительно. Дно озера такое каменистое, что недолго поранить ноги. - Не успела она понять, что он делает, как Стэмфорд подхватил ее на руки.

- Майкл, отпустите меня. Я могу идти сама. - Если я позволю вам идти сейчас, боюсь,

вы потом неделю не сможете ступить на ноги. Не спорьте, Розалин. Я отнесу вас в вашу комнату. - Ее испуганный взгляд заставил его усмехнуться. - Не бойтесь, я вас не уроню.

Больше она уже ничего не боялась. Бережно прижимая ее к груди, он направился к дому. Никогда в жизни Розалин не испытывала подобных ощущений. Она слышала биение его сердца, вдыхала его запах, тонкая ткань рубашки ласкала се щеку.

Чувствуя себя совершенно беззащитной и уязвимой, Розалин сделала последнюю попытку освободиться:

- Я испачкаю вашу рубашку.

- Она и так грязная - ведь вы толкнули меня в воду, - сказал Майкл и крепче прижал ее к себе. Он смотрел на нее смеющимися глазами, но в его взгляде Розалин прочла нечто большее, чем просто смешливость, нечто, чему она не решилась дать название. - Мне нравится держать вас на руках, так что я и не подумаю отпускать вас.

Розалин залилась краской и спрятала лицо у него на груди. Он так легко взбежал по ступеням, словно она ничего не весила, и торжественно пронес ее через гостиную мимо изумленной леди Спенс.

- Что случилось? - встрепенулась леди Спенс. - Вы промокли до нитки, бедное дитя! А где ваши туфли и чулки?

От стыда Розалин захотелось провалиться сквозь землю. И не только потому, что она была босая: из-под мятого платья ее голые ноги были видны до самых колен.

- Ничего страшного. Я решила походить по воде и...

- И чуть не упала, - подхватил Майкл. - Я отнесу ее в спальню.

- Полагаю, это была затея Каролины, - огорчилась леди Спенс. - Я пошлю горничную, чтобы она вам помогла. И прикажу приготовить вам ванну.

-Но я...

- Замечательная идея, - сказал Майкл и понес се вверх по лестнице.

Когда он наконец опустил ее в комнате и она мельком взглянула на себя в зеркало, то пришла в ужас. Темные вьющиеся волосы были в беспорядке, правая щека в грязи.

- О Господи! Как я выгляжу! Майкл отвел с ее лица прядь волос.

- Очаровательно. Мне нравится, когда ваши волосы вот так распущены по плечам. Вы очень красивая женщина, Розалин Джефриз. Вы знаете об этом?

- Нет, я так не думаю. На самом деле я самая обычная женщина.

- А вот и нет! - Весело рассмеявшись, Майкл ушел, оставив ее в полном недоумении.

***

После обеда, когда дамы удалились в гостиную, Каролина отозвала Розалин в сторону.

- Я знаю, что ты обожаешь читать. Мне Майкл об этом сказал. Пойдем, я покажу тебе библиотеку Джайлза. Она, конечно, и моя, но это он все время ищет и находит редкие и старинные книги.

Каролина отвела ее в библиотеку и ушла к гостям, оставив Розалин перед высокими, до потолка, книжными полками. Розалин брала то одну, то другую книгу и, устроившись поудобнее в большом кресле у камина, пролистывала их.

Неожиданно ее взгляд остановился на знакомом названии: "Трактат о Риме и Пунических войнах". Автор - сэр Джон Джефриз. Она достала книгу с полки и погладила кожаный переплет. Это была последняя книга мужа, перед тем как он трагически погиб. Много месяцев он писал се, забывая о еде и сне. Многие ночи она провела одна, пока он работал в своем кабинете, иногда до самого рассвета. Он пообещал ей, что, когда закончит книгу, они совершат какое-нибудь путешествие, например в Шотландию. Но он умер.

Она прижала книгу к груди, и глаза се наполнились слезами.

- Розалин?

Розалин выпрямилась. Почему именно Майкл должен сейчас ее увидеть? Он подумает, что она похожа на плаксивую героиню какого-нибудь романа. И, возможно, снова ее пожалеет. А это ей нужно меньше всего.

- В чем дело, милорд? - спросила она, не поднимая глаз.

- "Милорд"? Мы снова ссоримся? - Хотя она и отвернулась, чтобы скрыть слезы, могла бы поспорить, что его брови поползли вверх.

- Нет. - Она обернулась. - Вам что-то нужно?

- Да, мне нужны вы, моя дорогая. - Он посмотрел на нее более внимательно. - Что-то случилось?

- Нет, конечно.

- Что вы читаете? - Он взглянул на книгу у нее в руках. - Снова какой-нибудь любовный роман?

- Нет. Это одна из книг моего мужа.

- Понимаю. Я просто хотел предложить вам прогуляться по саду. Но, может, в другой раз?

Его тон был таким же нарочито безразличным, как днем, когда она сказала, что его личная жизнь се не касается. Но что она такого сказала сейчас, что могло его... оскорбить?

- Я бы с удовольствием прогулялась, - невольно вырвалось у нее.

- Хорошо, - сказал он уже более мягко и распахнул перед ней дверь на террасу. Там сладко пахло цветами, расставленными в вазонах вдоль балюстрады. Вместо того чтобы взять се под руку, как подобает джентльмену, он крепко сжал ей руку.

- Но уже темно для прогулки, - неуверенно сказала она.

- Напротив. Сегодня полнолуние. Это так романтично, вам не кажется?

Романтично? Что он такое говорит? Она попыталась высвободить руку, но он держал ее слишком крепко. В довершение всего они увидели у подножия лестницы целующихся Каролину и Джайлза. Заметив брата, Каролина, ничуть не смутившись, улыбнулась.

- Ты ведешь Розалин в лабиринт? Не задерживай се там слишком долго, а то я пошлю Джайлза се спасать. Не стоит шокировать гостей.

- Сначала спроси Розалин, желает ли она, чтобы ее спасали, - рассмеялся лорд Хартман. - Может, и нет. К тому же любой, кто настолько безумен, что согласился войти в вашу семейку, должен быть готов к скандалу.

Розалин вся сжалась. Наверняка Каролина и се муженек уверены, что они с Майклом решили уединиться, чтобы немного пофлиртовать... Но Майкл ничуть не смутился.

- Не спугни ее, Джайлз. Она и так готова бежать.

- Майкл, пожалуйста, отпустите мою руку, - взмолилась она, как только они отошли на порядочное расстояние и ее нельзя было услышать.

-Нет.

- Куда вы меня тащите?

- Показать вам сад. Розалин, вам нечего бояться. Я не веду вас в уединенное место, чтобы обесчестить. У меня же есть совесть. Особенно если дело касается вас.

Она закусила губу: как это ему удается читать ее мысли?

Сначала они прошли через небольшой розарий и примыкающий к нему великолепный цветник. Лунный свет, волшебный аромат цветов, тепло мужской руки окутывали ее словно бархатным плащом. Лабиринт находился позади цветника. Вокруг была тишина. Ей показалось, будто они ступили на неизвестный континент, принадлежащий только им одним.

Повороты лабиринта только увеличивали ощущение нереальности. А когда они прошли через деревянные ворота, ведущие внутрь лабиринта, она остановилась, завороженная.

Расстилавшийся перед ними сад светился мягким мистическим светом. Лепестки цветов были словно покрыты волшебной серебристой пылью. Среди кустов и у небольшого пруда в разных позах стояли мраморные херувимы. За прудом белел летний домик, напоминающий греческий храм. По обеим сторонам входа, полузакрытого вьющимся виноградом, стояли статуи богинь.

- Каро называет лабиринт своим волшебным садом. Почти все цветы белые и отобраны с тем расчетом, чтобы лепестки отражали лунный свет. И заметьте: у кустов листья либо сероватые, либо серебристые. Пойдемте.

Розалин пошла вслед за ним по заросшей тропинке между клумб. Вдруг он нагнулся и потрогал высокое растение с кружевными листьями.

- Посмотрите, это артемизия. А рядом - белая роза и...

- ...левкой, милорд. - Все ее страхи внезапно исчезли. Она подавила смешок.

- Верно. - Майкл мельком взглянул на нее, и его губы дрогнули. - Что-то не так, Розалин?

- Нет, ничего. Вы всегда приходите сюда, чтобы говорить о цветах?

- Я еще никогда не приводил сюда женщину, поэтому представления не имел, о чем буду говорить. Особенно с такой прелестной женщиной, как вы.

- В это трудно поверить, - поддразнила она, внезапно почувствовав себя счастливой оттого, что он никого не приводил в это волшебное место.

Майкл взял ее за руку и повел к храму. Около одной из статуй он остановился и повернул Розалин лицом к себе.

- Мне, конечно, хотелось бы кое-что обсудить. Например, то, что в этом белом платье вы похожи на прекрасную, недоступную богиню. А ваши глаза... они так выразительны... что мне кажется, я могу заглянуть в вашу душу. - Он нежно погладил се голые руки.

Трепет пробежал по ее телу, взгляд затуманился.

- Вы дрожите. Вам холодно? Давайте сядем. - Они вошли в храм, и там он усадил ее рядом с собой на скамью. - Так теплее?

- Майкл, вам действительно надо было со мной поговорить? Я имею в виду, о чем-то серьезном? - поспешно добавила она, желая вернуть их разговор в разумное русло.

- Не помню. Ваше присутствие лишает меня рассудка, - пробормотал он.

- Прошу вас, милорд, не надо со мной флиртовать. - Розалин смотрела прямо перед собой, стиснув руки на коленях. Если она не будет на него смотреть, то не будет так чувствительна к его опасным чарам, подумала она.

- Почему же? - Он вздохнул. - Это такое приятное занятие.

- Думаю, нам лучше вернуться в дом.

Она вскочила, но Майкл оказался проворнее. Одним гибким движением он встал и, схватив се за запястье, притянул к себе.

- Что... вы делаете?

- Держу вас крепко, чтобы вы не могли меня ударить.

- Ударить? Зачем?

- Затем, что я намерен поцеловать вас. И так, как полагается.

- Нет, Майкл...

- Я уже давно хочу это сделать. - Голос его сорвался. - Здесь по крайней мере нам никто не помешает. Не возражаете?

Не дожидаясь ответа, маркиз склонился над нею и, глядя прямо в глаза, припал к губам. Отпустив ее руки, он крепко прижал Розалин к груди.

Этот поцелуй не был похож на прежние. Желание волнами окатывало ее тело, лишая остатков воли. Она таяла в его объятиях. Руки как бы сами собой обняли его за шею, а пальцы погрузились в густые, шелковистые волосы. Ее губы разомкнулись, уступая настойчивому проникновению его языка. Голова была как в тумане. Она уже не владела собой. Ей казалось, что она слилась в единое целое с ним, с этой волшебной ночью.

Так вот что бывает, когда тебя целует распутник, подумала она. Так себя чувствуешь, когда выпьешь слишком много вина.

Майкл пришел в себя первым. Даже для него целовать Розалин Джефриз "как полагается" было слишком ошеломляющим. Его опьянил нежный вкус ее губ и легкий аромат духов. Мягкие округлости ее грудей, запутавшиеся в его волосах пальцы - все это грозило лишить его разума. Если он сейчас не остановится, поддастся искушению...

Он нехотя отстранился и пристально посмотрел ей в лицо. В ее выразительных карих глазах он прочел то же изумление, которое испытывал сам. Нежным движением руки он отвел с ее лба прядь волос. Словно выйдя из транса, Розалин вздрогнула и отшатнулась.

- Мне надо вернуться в дом, - дрожащим голосом заявила она и опрометью бросилась бежать.

Майкл помчался за ней, опасаясь, что она заблудится или подвернет ногу.

- Вам не выбраться отсюда одной, - сказал он, догнав ее, но не делая попыток прикоснуться к ней.

Они молча пошли по темному саду. У террасы Майкл остановился.

- Розалин, нам надо поговорить.

- Поговорить?

- Да. Вы, наверно, захотите дать мне нагоняй или даже влепить пощечину. - Этой шуткой он хотел немного успокоить ее.

- Нет, не захочу. - Он ясно видел, как она старается держать себя в руках. - Меня еще никогда не целовал... распутник.

- Неужели? - Он еле сдерживался, чтобы не рассмеяться. - И как вам?

- Довольно интересно.

- Только и всего? Я, должно быть, теряю мастерство. В следующий раз прослежу за тем, чтобы вы оценили мой поцелуй более высоко.

- Следующего раза не будет. В нашем соглашении этого не было.

- Можно внести в него изменения. Я буду сговорчив... - начал он, но запнулся, увидев, что она запаниковала. Не надо торопиться, одернул себя Стэмфорд. - Обсудим это позже, - добавил он более мягко.

- Нам нечего больше обсуждать, - запротестовала Розалин. - Я ничего не хочу менять. Умоляю вас, больше никогда меня не целуйте. - Она снова бросилась прочь, но он схватил ее за руку.

- Чего вы боитесь, Розалин? Клянусь, я не причиню вам зла.

- Пожалуйста, не прикасайтесь ко мне! Я хочу остаться одна.

Он смотрел, как она взбежала на террасу. Как ему хотелось догнать ее, заключить в объятия и успокоить! Но это только больше ее напугает.

Кроме того, ему потребуется время, чтобы разобраться в самом себе. Как он ни старался, но ему было трудно не прикасаться к ней. А какому испытанию он подвергся сегодня, когда нес ее на руках! А когда он нашел се в библиотеке Джайлза, где она сидела, прижав к груди книгу своего мужа, он испытал страстное желание стереть из ее памяти все воспоминания о сэре Джоне.

Глухой стон вырвался из его груди. Надежда на то, что его любопытство будет удовлетворено, как только он ее поцелует по-настоящему, рухнула. Все произошло наоборот: тлевшее в нем желание вспыхнуло ярким пламенем. Он и раньше часто увлекался, но еще никогда не испытывал при этом такой нежности и желания защитить.

Ему бы раньше насторожиться! Все признаки надвигающейся катастрофы были налицо: на балы и рауты он ездил, только чтобы увидеть Розалин, другие женщины перестали его интересовать, а положение жениха, вопреки ожидаемой скуке, оказалось приятным. Не говоря уже о желании всадить пулю в Фэйрчайлда лишь за то, что тот посмел с ней танцевать. Страшно подумать, но он, видимо, зашел слишком далеко, чтобы отступить. Однако не предлагать же ей стать его любовницей!

Значит, ничего не остается, как уговорить се выйти за него замуж.

Когда он навязал ей эту проклятую сделку, то и не помышлял жениться на ней. Но судьба сыграла с ним злую шутку. Сейчас он готов связать себя узами брака, при условии, что эти узы прикуют его к Розалин.

Оставалась лишь небольшая проблема: его невеста скорее умрет, чем выйдет за него замуж. Сегодняшний поцелуй говорил, что она не так уж к нему безразлична. Но как убедить се в этом, вот в чем вопрос. У него есть время лишь до сентября.

Глава четырнадцатая

На следующий день после завтрака Розалин пошла побродить по саду возле дома. После ночного дождя воздух был чист и свеж. Она нашла скамейку в тени небольшой, увитой виноградом беседки.

Ей необходимо было разобраться в себе. Она даже сейчас почувствовала, как кровь прилила к лицу при воспоминании о том, какие ощущения вызвал у нее поцелуй Майкла. Мало того что он стер из ее памяти образ Джона, она вообще уже ни о чем другом не думает. Но это же ужасно!

Розалин прислонилась к колонне и закрыла глаза. Конечно, он ловелас и, несомненно, перецеловал множество женщин. Но зачем ему понадобилось целовать ее? Она и вообразить себе не могла, что такой мужчина, как маркиз Стэмфорд, может находить се желанной. Но ведь, когда он поднял голову, в его взгляде не было обычной дразнящей улыбки. Его обуревали те же чувства, что и ее. В этом нет сомнения!

Да, ее влечет к нему. Это открытие привело ее в ужас. Господи, как же это могло случиться? Он же ей сначала не понравился! А теперь... Ей все в нем нравится: его ум, чувство юмора, его доброта, проявляющаяся так неожиданно. Вот беда! Она не должна, не может позволить себе влюбиться в него!

Какой-то тихий шелест заставил се открыть глаза. У входа в беседку стоял Майкл. Он был в костюме для верховой езды и высоких сапогах.

- Доброе утро, Розалин.

- Доброе утро.

- Разрешите присесть?

Она вскочила, испугавшись, что если он сядет на эту короткую скамью, то окажется слишком близко.

- Я... я уже собиралась вернуться в дом. Леди Каммингс просила сопровождать се на прогулке по саду.

- У меня другое предложение.

- Какое? Разве вы не собрались покататься верхом?

-Да, но с вами. Мы отправимся на пикник.

- Я ничего не слышала о пикнике.

- Это будет наш с вами пикник. Только вы и я.

***

Стэмфорд улыбался, но взгляд был напряженным. Она вспыхнула.

- Не уверена, что это такая уж хорошая идея. И что подумают остальные, если мы уедем вдвоем?

- Они подумают, что мы хотим побыть наедине. Соглашайтесь ехать со мной, или мне придется заставить вас другим способом.

- Неужели? И каким же?

- А вот так.

Он неожиданно обнял ее и легко коснулся губами ее рта, отчего холодок пробежал у нее по спине.

- Майкл! - Она отступила, бросив взгляд в сторону дома. - Не надо! Что, если нас кто-нибудь увидит?

- Так вы согласны или нет? Или я буду вынужден принять более суровые меры.

У него так блеснули глаза, что было ясно: он не шутит.

- Согласна.

- Тогда идите переодеваться и поскорее возвращайтесь.

***

Переодевшись, Розалин спустилась вниз. Майкл разговаривал с братом. Завидев Розалин, Филипп сказал:

- Мне лучше уйти. Я наверняка здесь лишний.

- Что вы такое говорите! - возразила она, при виде Майкла вдруг запаниковав. - Наоборот, я думаю, Майкл не будет возражать, если вы к нам присоединитесь.

- Боюсь, что будет. Спасибо, но я не хочу стать причиной ссоры.

- Очень мудро, - сухо сказал Майкл и бросил на Розалин взгляд, не предвещавший ничего хорошего. - Пойдемте, любовь моя.

- Всего хорошего, - усмехнулся Филипп, поднимаясь на террасу. - Если он будет себя плохо вести, толкните его в холодный ручей с форелью.

- Я думаю, нет необходимости, чтобы вас кто-то сопровождал, - заявил Майкл, когда они подошли к конюшне. - Я не собираюсь вас соблазнять.

Лошади уже были оседланы.

- Его зовут Сэр Генри. Он ласковый, как котенок, - заверил конюх, подсаживая Розалин на небольшую гнедую лошадку.

- Котята иногда больно царапаются, - сказал Майкл, когда они отъехали.

- Я уверена, что Сэр Генри не царапается. Мне кажется, у него очень спокойный характер, - возразила Розалин.

В ответ Майкл лишь улыбнулся, а Розалин вдруг почувствовала себя счастливой. После нескольких недель в душном Лондоне она снова в деревне, над головой синева неба, капельки росы на траве переливаются всеми цветами радуги, птицы щебечут в густой листве деревьев, воздух чист и прозрачен, а легкий ветерок ласкает щеки. Давно ей не было так хорошо и спокойно!

Оглянувшись на Майкла, она увидела, что он за ней наблюдает.

- Вы выглядите счастливой.

- Сегодня замечательный день!

- Я еще никогда вас такой не видел.

- О! - смутилась она. - Куда мы едем?

- Около старого коттеджа есть укромное местечко. Думаю, оно вам понравится. - Ей показалось, что и он наслаждается хорошим днем.

Дорожка вилась вокруг озера и через небольшую рощицу. Вскоре они выехали на поляну перед старым двухэтажным кирпичным домом. Его боковая сторона была вся увита виноградом. Высокие рододендроны росли по бокам входной двери.

- Это и есть старый коттедж.

- Здесь никто не живет?

- Сейчас нет. Когда-то он принадлежал вдовствующей графине, которая хотела жить подальше от сына и невестки. Каролина, когда хочет уединиться, иногда сюда приходит. А иногда они живут здесь день-два с Джайлзом. Дом довольно скудно обставлен, но крыша не течет.

Майкл спешился и протянул руки, чтобы помочь Розалин. Но она как-то неловко соскользнула вниз и упала в его объятия.

- Простите, - пробормотала она, отшатнувшись. - А где мы будем есть?

- За домом есть полянка. А можно и в доме. У меня есть ключ. Что вы предпочитаете?

- На поляне. Было бы жаль не воспользоваться такой хорошей погодой.

Привязав лошадей, Майкл повел Розалин за дом. Небольшая поляна была окружена деревьями и кустарником. В тени стояла каменная скамья.

Розалии села, не зная, что делать дальше.

- Вы проголодались? Или, может быть, сначала прогуляемся?

- Вообще-то я голодна. Утром выпила только чашку чая.

- Значит, будем завтракать. Сейчас все принесу.

- А где же корзинки с сдой? - спросила она.

- Они в коттедже.

Розалин последовала за ним в дом. Он повернул ключ в замке, но дверь оказалась незапертой.

- Я не знал, что дверь отперта.

- Надеюсь, это не означает, что кто-то украл наш завтрак.

- Тогда нам придется придумать, чем заняться, чтобы не думать о еде. Он лукаво улыбнулся, и его взор остановился на ее губах. - У меня есть на этот счет кое-какие соображения.

Розалин ничего не могла с собой поделать: ее щеки запылали.

- Боюсь, ничто не сможет отвлечь меня от еды, если я голодна.

- Вы в этом уверены?

- Может, все-таки поищем еду, милорд?

- Я вижу, - притворно вздохнул он, - что вы намерены поставить меня на место.

Корзинки нашлись в небольшой столовой. Как и предупреждал Майкл, коттедж был обставлен скромно, но в нем было очень уютно - идеальное место для свидания любовников.

О чем это я думаю? - ужаснулась Розалин. И что вообще с ней происходит? До встречи с Майклом ничего подобного ей и в голову не могло прийти!

Не обращая внимания на его протесты, она помогла ему отнести корзинки на поляну. В одной из них она нашла скатерть и, расстелив ее на траве, села и сняла шляпу.

Майкл тоже сел, предварительно сняв охотничью куртку и засучив рукава рубашки. Потом он склонился над одной из корзинок, чтобы достать блюдо. Прядь волос упала ему на лоб, мускулы на обнаженной по локоть руке напряглись. Розалин сглотнула. Похоже, пикник вдвоем - это не такая уж хорошая идея!

Он доставал уже второе блюдо, а она все еще сидела, словно оцепенев. Но нельзя же просто сидеть и глазеть на него! Потянувшись к другой корзине, она извлекла бутылку вина и два стакана, тарелки и приборы.

Майкл вынул последнее блюдо и, поставив его на клеенку, воскликнул:

- Боже правый! Да тут еды хватит, чтобы накормить целую армию!

Розалин рассмеялась.

- Но ведь нам не обязательно съесть все!

- Что вы хотите? - Он начал приподымать одну за другой крышки, перечисляя: - Цыпленок, ветчина, сыр, маринованные овощи, не говоря уже о кексах и пирожных. Положить вам?

- Вы уже ухаживали за мной вчера. Теперь мой черед. Что вам положить? Она взяла тарелку.

Он откинулся, облокотившись на руку, и усмехнулся.

- Все что хотите. Вчера вы позволили мне выбирать.

Уж лучше бы Розалин разрешила ему обслужить себя! Пока она накладывала на тарелку ломтики ветчины и цыпленка, пикули и салат, он следил за каждым ее движением. Обыденная процедура неожиданно превратилась в нечто невероятно интимное.

Стэмфорд сел, и она протянула ему тарелку, нечаянно коснувшись при этом его рукой. Розалин хотела ее отдернуть, но он опередил ее. Сжав се пальцы и заглядывая в глаза, Майкл сказал с улыбкой, от которой у нее остановилось сердце:

- Спасибо, Розалин. Мне нравится, как вы за мной ухаживаете. Вчера вечером вы были похожи на богиню, а сегодня напоминаете прелестную фею.

- Майкл, не смешите меня! Какая я фея!

- Волшебная фея, околдовавшая меня.

- Может, поедим?

- Только если вы пообещаете, что не исчезнете.

- Обещаю.

Он медленно отпустил се руку.

- Надеюсь.

С бьющимся сердцем и пылающим лицом она отодвинулась от него. Что у Стэмфорда на уме? Он, конечно, по своему обыкновению флиртует, но что-то опасное, чувственное проскальзывает в его манере, чего раньше она не замечала.

Розалин положила себе что-то на тарелку и принялась за еду, но ощущала себя неловко, потому что он больше смотрел на нее, чем в свою тарелку. Потом он открыл бутылку, налил вина в два стакана и протянул один Розалин.

- Спасибо. - Слава Богу, рука у нее не дрожала.

Отпив глоток, он поставил стакан.

- Розалин, нам надо поговорить о вчерашнем вечере.

- Стоит ли? Просто мы оба были очарованы красотой сада и лунным светом, только и всего.

- Значит, вы считаете, что мы так страстно целовались потому, что вдыхали аромат цветов или поддались волшебству лунного света?

- Что-то вроде. Этого не должно было случиться.

- Интересная теория, - сказал он, внимательно се разглядывая. - И почему же этого не должно было случиться? Сколько бы вы ни пытались отрицать, между нами существует притяжение.

- Мы заключили сделку. И... не можем позволить себе такое...

- Разве?

- Майкл, уймитесь, - жалобно протянула она. - Ну почему с вами так трудно?

- Потому что вы так восхитительно краснеете! Не хотите пройтись? Стэмфорд встал и протянул ей руку. Хотя он неожиданно сменил тему, се душевное равновесие было нарушено. Кажется, он все же согласился, что вчерашнее можно объяснить лишь помрачением ума. Она-то была именно такого мнения.

Они пошли к ручью.

- Присядем? - предложил он, указывая на траву под деревом.

- Может, лучше погулять?

Майкл сел и, прислонившись к стволу, вытянул ноги.

- А я предпочитаю посидеть. Но не хочу, чтобы вы гуляли одна.

- Я одна уже несколько лет.

Розалин вздохнула, но все же села рядом, старательно избегая малейшего с ним соприкосновения. Хотя ей было нелегко оторвать взгляд от его мускулистых бедер, обтянутых тугими лосинами. Или от его гибких пальцев, которыми он сорвал травинку.

- Стало быть, вы считаете, что наш поцелуй был безумием. И виновата луна?

- Мне не хочется это обсуждать. Правда.

- Но мне интересно. Давайте проверим, правильна ли ваша теория.

- Нет, мы ничего проверять не будем.

Ее голос прозвучал не слишком убедительно, а он придвинулся ближе и, обняв се одной рукой за плечи, другой поднял ей голову, чтобы посмотреть в лицо.

- Если ваша теория верна, это не произведет на вас никакого впечатления, - сказал Майкл и начал ее целовать легкими, отрывистыми поцелуями.

Ей следовало бы оттолкнуть его, но Розалин лишь вздохнула и утонула в его объятиях, словно ждала этого момента весь день. А он двинулся от губ к подбородку, потом дальше, пока не остановился у ямки под горлом.

- Что скажете? - хриплым голосом спросил он, поднимая голову.

- Я... я не знаю. - Усилием воли она попыталась овладеть собою. Наша... наша сделка...

- К черту эту дурацкую сделку!

Майкл прижал ее к себе и яростно впился в ее губы.

Розалин наконец сделала то, о чем давно мечтала: обвила руками его шею и прильнула к нему всем телом. Она позволила ему языком раздвинуть губы и проникнуть в теплые глубины рта. Одной рукой Майкл вынул шпильки из ее волос, и они рассыпались по плечам.

Он оторвался от ее губ лишь на мгновение - для того чтобы осторожно опустить ее на землю. Склонившись над нею, он прошептал:

- Как ты прекрасна.

Его взгляд обжигал, и она закрыла глаза. Он ловко расстегнул крючки на платье и пуговицы нижней рубашки. Когда его губы коснулись тугой, набухшей груди, она уже ни о чем не могла думать, а когда его язык коснулся твердого соска, она выгнулась ему навстречу.

Рубашка слетела с его плеч, и Розалин провела рукой по гладкой груди, упиваясь ощущением упругих мускулов. Ее прикосновения, очевидно, возбуждали его еще больше: Майкл стонал и целовал ее снова и снова.

Он запустил руку ей под юбку и стал гладить шелковистую кожу поверх чулка. Но когда его рука скользнула дальше, в чувственную ложбинку между ног, он внезапно отдернул руку и скатился набок.

Пристыженная и смущенная своим поведением, Розалин лежала, не открывая глаз, пока Майкл, дотронувшись до ее щеки, но спросил:

- Розалин, дорогая, я сделал вам больно? Она открыла глаза и увидела его над собою.

- Нет. Пожалуйста, отодвиньтесь, - прошептала она и села.

Лицо ее горело. Дрожащими пальцами она стала застегивать пуговицы и крючки. Как можно было дойти до такого? Если бы он не остановился, она позволила бы ему заняться любовью. Но просто позволила бы, а отдалась бы ему с радостью.

- Разрешите мне.

Он быстро застегнул вес пуговицы, потом встал, надел рубашку и, заправив се в лосины, помог ей встать. Розалин избегала смотреть на него, боясь увидеть презрение в глазах. А с волосами что делать? Шпильки валялись на земле. Она наклонилась, чтобы подобрать их, но Майкл се опередил.

- Поскольку я виноват в том, что испортил вам прическу, разрешите мне помочь привести ее в порядок, - деловым тоном предложил он.

Пораженная его спокойствием, она осмелилась взглянуть на него. Он говорил так, будто между ними ничего не произошло. Но, в общем-то, действительно не произошло. Стэмфорд совершенно ясно дал понять, что он се не хочет.

- Повернитесь.

- Повернуться? - До нее дошел наконец смысл его слов. - Я сама справлюсь.

Ей очень не хотелось закалывать волосы в его присутствии. В этом было что-то чересчур интимное. Но не возвращаться же в дом с распущенными волосами! Одного взгляда на нее будет достаточно, чтобы все догадались, чем они занимались.

Повернувшись к нему спиной, она подобрала волосы в пучок на затылке.

- Разрешите помочь, - предложил Майкл. - У вас травинки в волосах.

Отстранив ее руку, он распустил пучок и провел пальцами по всей длине волос. Она застыла. Боже, что он с ней делает!

- У вас красивые волосы. Я это заметил в первый день нашего знакомства.

- Д-да? - Да. - Он поднял тяжелые пряди. - Что делать дальше?

- Э-э... Я обычно собираю волосы в пучок и шпильками прикалываю его на затылке.

- Вот так? - Она почувствовала, как он собирает волосы и держит их на весу, как возится со шпильками.

-Да.

Прикосновение его рук к ее волосам вызвало у нее необыкновенно приятные ощущения. Она закрыла глаза. Только бы удержаться, подумала она, и не сделать чего-либо безрассудного, например кинуться ему на шею и умолять закончить то, чего он так и не сделал.

- К сожалению, особого таланта у меня нет, - признался он, опустив руки. - Пучок получился немного кривой. Может, попробовать еще раз?

- Нет! - Она чуть не подскочила. - Я уверена, что вы отлично справились. А под шляпой вообще никто ничего не заметит.

- Если вы в этом уверены... - Стэмфорд окинул ее критическим взором.

- Да. Спасибо. Я думаю, нам пора возвращаться. По-моему, уже довольно поздно. - Она взглянула на небо - на горизонте стали собираться тяжелые темные тучи. - Боюсь, скоро пойдет дождь.

- Вы правы. А у меня в волосах нет травы?

- Простите?

- Я думал, что вы окажете мне ту же услугу. Проведете пальцами по волосам, вытащите травинки и таким образом удалите вес улики. - Его губы подрагивали от сдерживаемой улыбки.

- Нет. Думаю, на сегодня хватит и того, что было.

- Посмотрите хотя бы, нет ли травы.

Он совсем сошел с ума. Если так пойдет и дальше, они не сдвинутся с места до обеда. Она подошла ближе. В его густых волосах действительно застрял стебелек. Чувствуя на щеке его дыхание, она протянула руку. Он стоял неподвижно, пока она не отошла.

- Все, Майкл. Можно идти.

- Хорошо.

Он надел куртку, и они молча пошли рядом, стараясь не прикасаться друг к другу.

Глава пятнадцатая

Тучи все больше заволакивали небо, и к тому времени, как они подъехали к конюшне, начался небольшой дождик.

Майкл спешился первым и помог Розалин сойти с лошади. Ему стоило больших усилий не обнять ее. А Розалин отшатнулась от него так, словно его прикосновение могло ее обжечь.

К дому им пришлось бежать уже под проливным дождем.

Майкл клял себя за то, что произошло на поляне. Какого дьявола он почти овладел Розалин под этим проклятым деревом? Хотел ведь просто поехать на пикник, поговорить с ней, может, пофлиртовать, ну, может быть, сорвать поцелуй, а не валить ее на землю, как какую-нибудь девицу из таверны. А потом и вовсе выставил себя дураком: стал помогать ей приводить в порядок прическу.

Стэмфорд глянул на нее исподтишка. Розалин была бледна и молчалива. Бог знает, о чем она думает. Волосы выбились из-под шляпы, но выглядела она очаровательно, хотя и несколько растрепанной.

Каролина встретила их на лестнице.

- Я увидела вас из окна гостиной и решила тебя предупредить, Майкл. Папа приехал.

- Боже милостивый!

- Он приехал всего час назад и с нетерпением ждет встречи с Розалин.

- О нет! - прошептала она.

Майкл увидел, что она побелела как полотно, и прикоснулся к ее руке.

- Он не кусается.

- Правда, Розалин, он не кусается, - подхватила Каролина. - Пойдем, тебе надо переодеться. Я уверена, что ты ему так же понравишься, как всем нам.

Розалин бросила на Майкла растерянный взгляд, но он ободряюще улыбнулся. Каролина взяла Розалин за руку и повела наверх. На полпути она обернулась.

- Тебе, Майкл, тоже надо привести себя в порядок. У тебя трава в волосах.

***

Когда Майкл вошел в гостиную, герцог стоял возле высоких стеклянных дверей, ведущих на террасу. За окнами лил дождь. Тетка Майкла сидела на диване рядом с Эленой Рэндал. Бет и леди Каммингс играли в карты за большим столом.

Заслышав шаги, Эверсли обернулся. Высокий и прямой, с красивым, хотя и суровым лицом, он выглядел моложе своих пятидесяти лет. Герцог все еще был худ после болезни, но цвет лица говорил о том, что он выздоравливает.

- Что привело вас сюда, сэр? - спросил Майкл.

- Желание увидеть твою невесту, - удивленно поднял бровь герцог. Поскольку у тебя, очевидно, нет намерения привезти ее в Эверсли-холл, я решил приехать сам.

- Вы уверены, что дальняя поездка вам не повредит?

- Я пока еще не на смертном одре, - усмехнулся герцог. - А где леди Джефриз? Меня уверили, что она существует, но я хочу сам убедиться в этом.

- Она пошла переодеться. Мы ездили верхом.

Куда, черт побери, она подевалась? Уже прошло полчаса, как они вернулись. Не могла же она выпрыгнуть в окно! Что за идиотские мысли приходят мне в голову, одернул себя Майкл.

Но тут дверь отворилась, и появилась Розалин об руку с Каролиной. В простом розовом платье и с убранными в строгий пучок волосами она казалась холодной и невозмутимой. Только нервное движение руки, поправившей медальон, выдало волнение.

Майкл представил се отцу.

- Я с нетерпением ждал этого момента, леди Джефриз.

- Благодарю вас, ваша светлость. - Ее голос еле заметно дрожал, но Майкл отметил, что она не отвела взгляда.

- Надеюсь увидеть вас в скором времени в Эверсли.

Она явно удивилась приглашению, и Майкл поспешил вмешаться:

- Я постараюсь уговорить Розалин приехать к вам с визитом.

Может, Эверсли-холл окажется идеальным местом, где он сможет продолжить свои ухаживания, подумал он. И пикники не понадобятся. У Майкла даже во рту пересохло от этой мысли.

Он так погрузился в мечты о том, что может произойти в Эверсли-холлс, что не сразу понял: отец возражает против обычного визита вежливости.

- Я не имел в виду просто визит. Надеюсь, что леди Джефриз поживет у нас. - Настало время Майклу удивиться. Отец устремил суровый взгляд на сына. - Как твоя жена. Потому я и приехал. Не вижу причин откладывать ваш брак. Когда мы вернемся в Лондон, то сразу же займемся приготовлениями к свадьбе.

Майклу показалось, что Розалин тихо ахнула. Он обернулся и увидел, как она побелела. У нее был такой вид, словно ее приговорили к смерти.

Внутри у Майкла все похолодело. Было совершенно очевидно, что она не собирается выходить за него замуж, даже после сегодняшних страстных объятий и поцелуев. После категорического заявления, сделанного его отцом, у него не остается времени на ухаживания, с помощью которых он надеялся склонить се к браку.

Но, как бы страстно он ни желал Розалин, нельзя позволить отцу заставить се идти под венец.

***

За обедом Розалин сидела между Майклом и Филиппом. Она почти не притрагивалась к еде и с трудом поддерживала беседу.

Розалин никогда не была склонна к истерикам или обморокам, но, когда герцог объявил о том, что свадьба должна состояться немедленно, ей показалось, что впервые в жизни она потеряет сознание.

А теперь она сидела в гостиной, с нетерпением ожидая, когда джентльмены покончат с бренди и своими разговорами. Не просидят же они там до ночи! Ей надо срочно поговорить с Майклом.

Майкл за обедом тоже выглядел расстроенным. Он почти ничего не ел, не бросал на нее лукавых взглядов и говорил только то, что было необходимо, чтобы не казаться невежливым. Как будто уже сейчас хотел установить между ними дистанцию. Неужели он думает, что после того, что произошло сегодня, она воспользуется решением его отца и будет настаивать, чтобы он на ней женился?

Спустя час джентльмены наконец появились в гостиной. К ужасу Розалин, Майкла с ними не было. Извинившись перед гостями, она поспешила выйти. Майкла не было ни в столовой, ни в библиотеке. Наконец она увидела, что в кабинете Джайлза горит свет.

Майкл сидел за письменным столом, откинувшись на стуле, со стаканом бренди в руке. Судя по хмурому выражению лица, он был не в настроении.

Увидев ее, он встал из-за стола.

- Моя дорогая Розалин, я, право, удивлен. Я был уверен, что после ошеломляющего заявления отца вы будете избегать меня, как зачумленного.

- Я... я хотела поговорить с вами, но, может быть, лучше позже.

- О чем вы хотите со мной говорить? Разрешите высказать догадку? О предстоящем бракосочетании?

- Уверяю, милорд, я не намерена выходить за вас замуж. Поэтому нет необходимости напиваться до беспамятства.

- Так вы думаете, что это решение отца подтолкнуло меня к бутылке?

- А что еще мне думать? Я никогда не видела вас в таком состоянии.

Майкл мрачно рассмеялся.

- Полагаю, мысль выйти за меня замуж не доставляет вам удовольствия, не так ли?

- Мне не надо замужества без любви. Так же, как и вам.

- Откуда вам знать, что нужно мне? - Он подошел ближе. От него сильно пахло бренди.

- Возможно, и не знаю... По-моему, вам больше не следует пить.

- Вы всегда такая рассудительная! - Он схватил ее и прижал к себе. Значит, вы не желаете выходить за меня замуж?

- Нет! - Она вдруг испугалась.

- Нет? - Его сердитое лицо маячило перед нею, а потом он с силой прижался к се губам, требуя подчинения. Розалин хотела вырваться, но поцелуй лишил се сил, и она обмякла в его руках, забыв обо всем на свете.

Майкл поднял голову и спросил с торжествующим видом:

- А теперь что вы скажете?

- Что вы пьяны. Отпустите меня! Он разжал руки.

- Идите, Розалин.

Боль и гнев сжимали ей грудь. Она вышла, тихо прикрыв за собою дверь.

***

- Буду откровенен: леди Джефриз не хочет выходить за меня замуж. Майкл сидел, ссутулившись, напротив отца. После вчерашнего голова раскалывалась. Он плохо спал, не помогли и несколько чашек крепкого кофе.

- Так как же получилось, что она обручилась с тобой? - В голосе герцога напрочь отсутствовало удивление.

- Я ее заставил.

- И каким же образом?

- Ее брат проиграл мне в карты свое поместье. Она пришла ко мне, чтобы попросить вернуть его, предложив заплатить долг брала. Мне подумалось, что благодаря фиктивной помолвке я смогу избежать женитьбы на мисс Рэндал. За это я верну Розалин поместье. Розалин с самого начала дала мне понять, что я ей не нравлюсь, так что наша помолвка казалась мне совершенно безобидной.

- Понятно.

- Ты, кажется, не удивлен?

- Абсолютно. Маргарет уже давно кое-что заподозрила. Особенно после того, как познакомилась с леди Джефриз, которая без особого энтузиазма принимала твои ухаживания и не торопилась к алтарю. У меня к тебе лишь один вопрос: что ты намерен делать дальше?

- Я собираюсь как можно скорее освободить ее от этой проклятой помолвки.

- А я предлагаю тебе жениться на ней.

- Я же тебе сказал, что она против. Особенно после вчерашнего.

- Сомневаюсь. А как долго эта помолвка должна была длиться?

- До сентября. А потом она с удовольствием даст мне отставку.

- Ты полагал, что к этому времени мисс Рэндал благополучно выйдет замуж, не так ли? Неужели ты думаешь, что я не постарался бы найти тебе другую невесту?

- Думаю, что у тебя уже есть кто-то на примете.

- Ничего подобного. Я считаю, что вы с леди Джефриз идеально подходите друг другу. Не вижу причин, почему бы тебе не употребить все свое обаяние и склонить ее к замужеству. Даю тебе срок до конца месяца. После этого я возьму дело в свои руки.

Всего три недели?

- Я не хочу принуждать ее!

- И я не намерен этого делать. - Герцог встал в знак того, что разговор окончен. Уже подойдя к двери, он обернулся. - Предоставляю тебе самому выработать стратегию.

Майкл со стоном повалился в кресло. Он знал, что отец всегда добивается своего. Если он решил, что Розалин должна стать следующей маркизой, она ею станет. Разве что ей удастся сбежать из Англии. Но герцог найдет се и за границей, будьте уверены. Майкл представил себе выражение лица Розалин, когда она будет стоять рядом с ним у алтаря, и его сердце сжалось.

Но если отец все же добьется своего... Майкл сможет ее обнять и заверить, что брак с ним не означает каторгу, что он будет любить и защищать ее. А потом нежно ее поцелует, а она ответит... Возбуждение, которое он вдруг ощутил, вернуло его к действительности.

О чем он, черт возьми, думает? Майкл встал и, потирая висок, подошел к окну. Надо что-то придумать.

Глава шестнадцатая

- Мне все равно, спит она или нет! Она мне нужна немедленно!

Розалин оцепенела. Зачем бабушка приехала так рано? Не успела она сесть в постели, как леди Карлин ворвалась в спальню.

На бабушке лица не было. Потрясая газетой, она воскликнула:

- Как ты могла скрыть это от меня? От своей родной бабушки! Скажи, что это гнусная ложь!

-Что?

- Вот что! Здесь написано, что твой брат проиграл маркизу Меритон, а теперь Стэмфорд вынуждает тебя выйти за него замуж в уплату карточного долга! Скажи, что это неправда!

- Я еще пока... не вышла замуж за Стэмфорда, - запинаясь, ответила Розалин.

- Значит, это правда! И ты молчала! Как ты могла меня обмануть?

- Я не хотела тебя волновать. Сейчас Меритон снова принадлежит Джеймсу, так что не надо расстраиваться.

- Но ты же продала себя! Обрекла себя на брак без любви! И с кем? С негодяем, который воспользовался ситуацией! Девочка моя, не надо было жертвовать собой. Ты должна была обратиться ко мне.

- Лорд Стэмфорд вовсе не воспользовался ситуацией, - сухо отозвалась Розалин, оскорбившись за Майкла, хотя всего месяц назад она была о нем того же мнения, что и леди Карлин. - И кроме того, я не собираюсь выходить за него замуж.

- Как это не собираешься? - Леди Карлин была озадачена. - У тебя нет выбора. Если ты его отвергнешь, будет ясно, что ты уже некоторым образом расплатилась с ним. Я не желаю, чтобы в свете сплетничали о моей внучке так гнусно. Нет, тебе надо как можно скорее выйти замуж. Я сейчас же поеду к леди Спенс.

У Розалин застучало в висках.

- Я считаю, что поспешная свадьба лишь подтвердит, что все это не вымысел.

- Чепуха! Ты докажешь, что тебе наплевать на сплетни. - Леди Карлин строго посмотрела на Розалин. - Надеюсь, ты не собираешься провести в постели весь день, рыдая? Нам надо нанести кое-кому визиты и начать приготовления к свадьбе. Поскольку ты вдова, тебе нельзя быть в белом, но серый цвет вполне подойдет.

- Бабушка! Я не собираюсь за Май... лорда Стэмфорда! Я этого не хочу, и он тоже. Помолвка была... фарсом. Ему нужна была невеста на какой-то срок, и он пообещал вернуть поместье при условии, что я соглашусь.

Слава Богу! Наконец-то она во всем призналась! Однако облегчения Розалин не почувствовала.

- Но это же смешно!

- Но это правда. Так что видишь - мы не можем пожениться.

- Он влюблен в тебя. Это же совершенно очевидно, и если бы не твой упрямый характер, ты бы призналась, что тоже влюблена в него.

- Бабушка! Разве не ты только что утверждала, что меня заставляют выходить замуж без любви?

- Я просто была шокирована этой заметкой в газете. А что он в тебя влюблен, я давно заметила, как, впрочем, и весь Лондон. Насчет тебя я была не столь уверена, но теперь вижу, как обстоят дела. - Леди Карлин похлопала внучку по руке. - Так что у тебя нет повода для беспокойства. Я возьму на себя приготовления к свадьбе. Может, тебе лучше и не вставать. Тебе понадобятся все твои силы для свадьбы и... - леди Карлин лукаво улыбнулась, - медового месяца. - Нет, бабушка!

Но леди Карлин уже встала и поспешно вышла. Несомненно, для того, чтобы как можно скорее устроить дальнейшую судьбу внучки.

В изнеможении Розалин упала на подушки. Ситуация вес больше усложнялась. Из Лэнгборна они вернулись только вчера, и у нее не было возможности поговорить с Майклом после того, как он так грубо поцеловал се в кабинете Джайлза.

Ее трясло всякий раз, когда она вспоминала о том вечере. Майкл вел себя совершенно непредсказуемо. Может быть, он испугался, что она заманивает его в ловушку? Но тогда почему так рассердился, услышав, что она не выйдет за него замуж?

А утверждение бабушки, будто он влюблен в нее, просто смехотворно. Этого не может быть! Но бабушка всегда видит только то, что хочет видеть.

А заметка в газете! Чьих это рук дело? Похоже, они оба в ловушке, и она вот-вот захлопнется. Надо что-то делать.

Надо разорвать помолвку.

***

Уоткинс проводил ее в гостиную - ту самую, где она впервые встретилась с Майклом.

Розалин была слишком взволнована, чтобы сидеть, поэтому стала разглядывать портрет, висевший над камином. Теперь, когда она ближе узнала Майкла, она уловила сходство: те же темные, умные глаза, та же гордая посадка головы, та же форма чувственных губ.

Услышав знакомые шаги, она обернулась.

- Розалин, я собирался приехать к вам... - У него был усталый вид. Полагаю, вы прочли заметку в "Морнинг пост"?

Она кивнула.

- Моя бабушка приезжала ко мне, когда я еще была в постели. Она была не слишком довольна.

- Представляю. То же самое я могу сказать о своем отце. - Майкл видел, что она страшно нервничает. - Что случилось, Розалин?

Сжав побелевшими пальцами сумочку и сделав глубокий вдох, она выпалила:

-Я хочу разорвать нашу... нашу помолвку.

- Почему?

- Почему? - Холодный тон Майкла ошеломил ее.

- Да, почему? - Он скрестил на груди руки и гордо выпрямился. Она слишком хорошо знала эту его манеру. - Вы дали слово до сентября.

- Знаю, но все изменилось. Ваш отец думает, что вы должны жениться на мне как можно скорее, а моя бабушка...

- Что ваша бабушка?

- После того как она увидела газету, она того же мнения. Боюсь, если мы это не прекратим, то окажемся женатыми. - Она отвернулась. - Поэтому я освобождаю вас от вашего слова и постараюсь как можно скорее уехать из Лондона.

- Если вы это сделаете, я привезу вас обратно. - Он и не скрывал, что угрожает ей. - Не делайте ошибки. Я не освобождаю вас от соглашения.

-Но...

- Более того. Вы выйдете за меня замуж.

Она смотрела на него так, будто ее поразил удар грома. Может, маркиз пьян? Да нет, он трезв и, видимо, принял решение.

- Простите?..

- Вы выйдете за меня замуж.

Выйти за него замуж? Растерянность, гнев и боль нахлынули на нее. Как он смеет приказывать, будто у нее нет никаких прав?

- Выйти за вас замуж, милорд? Я уже говорила вам, что не намерена вообще выходить замуж, а особенно за вас.

Стэмфорд стал приближаться к ней, и ей потребовались все силы, чтобы не дрогнуть при виде его лица.

- Выйдете, дорогая. Даже если мне придется силой тащить вас к алтарю.

- Но зачем вам это? Вы же не хотите на мне жениться! - вырвалось у нее.

- Потому что эта проклятая заметка не оставила нам выбора. Если только вы не хотите скандала. Мой отец настаивает на свадьбе. И наконец... - Его взгляд, словно раздевая, медленно заскользил по ее телу, так что ей стало жарко. - Потому что я этого хочу.

Розалин отступила, наткнувшись на какой-то столик. У нее было такое чувство, что она вот-вот упадет в обморок.

- Нет, - только и смогла прошептать она.

- Обещаю, что замужество не станет для вас адом, как вы, очевидно, предполагаете, - безжалостно продолжал он. - У вас будет титул, а мое состояние будет в полном вашем распоряжении. И вы останетесь совершенно свободны в своих действиях.

- Все то, что вы предлагаете, не имеет для меня значения.

- У вас будут деньги, чтобы устроить в Меритон все, как вы захотите. Меритон не стоит такой жертвы. - Нет?

Майкл стоял совсем близко, отступать было некуда: край столика впился ей в спину. Он нагнул голову.

- Майкл, пожалуйста, не надо, - прошептала она.

Неужели он снова се поцелует? Неужели так, как в последний раз, как будто желая подчинить ее своей воле? Что с ним происходит? - недоумевала она. Сердится на нее, потому что оказался в ловушке? Или потому что испытывает к ней физическое влечение?

Стэмфорд побледнел и отшатнулся.

- Черт возьми, Розалин! Не смотрите на меня так! Я не собираюсь насиловать вас. Обещаю не прикасаться к вам после того, как мы поженимся. Вместе нам придется бывать только в свете, чтобы не вызывать кривотолков.

- Нет... это невозможно!

Снова разочароваться в замужестве? Снова остаться в одиночестве и все время чего-то ждать? Нет, ни за что! Подавив рыдание, она опрометью бросилась вон.

***

Элинор перехватила кузена, направлявшегося в гостиную, где шла карточная игра.

- Эдмунд, мне надо с тобой поговорить! Сейчас же!

Фэйрчайлд недовольно посмотрел на нее и сбросил ее руку.

- Незачем хватать меня. Ты помнешь мне камзол. Что тебя так взволновало, дорогая кузина?

- Он здесь с нею. И они танцуют! Фэйрчайлд оглянулся на танцующих. Его взгляд остановился на Розалин и Стэмфорде: они выполняли несложные фигуры кадрили с застывшими лицами.

- Ну и что?

- Как что? Я думала, что они и разговаривать не станут!

- Мне кажется, они и не разговаривают.

- Я не то имела в виду. Они не должны были даже смотреть друг на друга.

- Дорогая, неужели ты думала, что эта заметка, которую ты послала в газету, положит конец их связи?

- Дело не в заметке. Я надеялась, что и ты что-нибудь предпринял. Что-то не заметно, чтобы она упала в твои объятия.

На лице Фэйрчайлда появилась такая зловещая улыбка, что Элинор вздрогнула.

- Пока нет. Однако сегодня вечером наша очаровательная хозяйка леди Карузерс и одна из наших самых скандальных сплетниц застанут приличную леди Джефриз в весьма неприглядной ситуации. Со мной, естественно.

- Замечательно! - Глаза Элинор заблестели от предвкушения скандала.

- Я так и думал, что ты будешь в восторге. Так что оставь леди Джефриз в покое и займись скучнейшим лордом Мэлтоном.

Проводив кузину взглядом, он вновь обратил свой взор на танцующих.

Танец закончился, и Стэмфорд повел Розалин из круга. Фэйрчайлд увидел, как он склонился над рукой Розалин, а потом пошел прочь. Розалин же, с гордо поднятой головой, направилась в другую сторону. Фэйрчайлд улыбнулся: пришло время действовать.

***

- Пойду где-нибудь сяду, - сказала Розалин бабушке. - Я немного устала.

Леди Карлин прервала диалог - а вернее сказать, монолог - с мисс Вэверли, пожилой дамой, немного тугой на ухо, которая лишь кивала и улыбалась.

- Признаться, ты и вправду выглядишь неважно, - согласилась леди Карлин, мельком взглянув на бледное лицо внучки. - Иди отдохни, но не пропадай надолго. Я не хочу, чтобы подумали, будто ты хандришь из-за этих грязных сплетен.

Розалин слабо улыбнулась и, пожав хрупкую ручку мисс Вэверли, направилась к выходу из бального зала. Она не то чтобы слишком устала - ей просто хотелось побыть одной.

Небольшой зал был полон. Розалин пришлось пробираться через толпу гостей, среди которых было несколько возбужденных дебютанток в белых муслиновых платьях. У выхода ей пришлось прижаться к дверям, чтобы пропустить дородного джентльмена в старомодном парике с косичкой. Тут она почувствовала, что зацепила за что-то краем платья, и услышала зловещий треск: это оторвались кружева по подолу юбки.

Что еще могло с ней произойти сегодня вечером? Розалин вышла в холл и, увидев свободный стул, села и нагнулась, чтобы рассмотреть ущерб, нанесенный платью. Большой кусок кружев и лент был оторван. Придется позвать горничную, чтобы та как-нибудь прикрепила кружева.

Самое лучшее было бы вызвать карету и вернуться домой. Она согласилась приехать на бал только потому, что на этом настояла бабушка.

- Если ты не появишься, твое отсутствие будет замечено. Ты должна поехать не ради себя или меня, а ради семьи Стэмфорда. К тому же, моя дорогая, герцог тоже в городе. Он будет крайне недоволен, если не увидит тебя на балу.

Именно упоминание о герцоге заставило Розалин согласиться. Ей не хотелось, чтобы отец Майкла осудил се.

Может, удастся избежать всего этого кошмара, уехав в какую-нибудь отдаленную деревню в Нортумберленде? Она закрыла глаза, но тут кто-то назвал се по имени.

Перед ней стоял дворецкий в белом парике.

- Миледи, вашей бабушке нужна помощь. Прошу вас следовать за мной.

- Ей плохо? - всполошилась Розалин.

- Не знаю, миледи.

Она пошла за дворецким вниз по лестнице, приподняв юбки, так чтобы не наступить на оторванные кружева. Она едва заметила поздоровавшуюся с ней мисс Маркхем и еще одну даму. Дворецкий проводил се до какой-то двери на первом этаже. Она поблагодарила его и открыла дверь.

Внутри царил полумрак, и Розалин никого не увидела. Она прошла в комнату, оказавшуюся небольшим кабинетом, но диван в углу был пуст.

- Бабушка?

- Я ждал вас.

Леди Джефриз вздрогнула, увидев, как со стула возле двери поднялся Эдмунд Фэйрчайлд. Он встал за се спиной и закрыл дверь.

- Где моя бабушка? - Смятение и страх охватили се.

- Понятия не имею. - Фэйрчайлд пожал плечами. - Полагаю, она играет в карты.

- Но дворецкий сказал... - Он молча смотрел на нее, и ее вдруг осенила догадка: - Это вы велели так сказать.

- Вы, конечно, спросите, зачем я это сделал. Так я вам скажу. Я хотел поговорить с вами наедине и ничего лучшего не мог придумать.

- Не понимаю, о чем нам с вами говорить. Долг моего брата оплачен.

- Можно и так сказать. - От его улыбки у нее по коже побежали мурашки. - Но я вес еще не получил проценты. Их-то я и собираюсь взыскать сегодня.

- У меня нет с собой денег.

- А я и не имел в виду деньги. Мне нужно совершенно другое. Подойдите, Розалин.

- Отпустите меня. Я... я закричу.

- Да вы и пикнуть не успеете.

- Что вам от меня надо? - Розалин не знала, что делать. Он стоял перед дверью, загораживая выход.

- Всего лишь поцелуй.

Мысль о его толстых губах заставила ее содрогнуться.

- Нет.

- Идите ко мне.

Она быстро оглянулась в поисках какого-либо тяжелого предмета, который мог бы послужить орудием защиты. Единственным полезным предметом была чернильница. Не спуская с Фэйрчайлда настороженного взгляда, она отступила назад и схватила чернильницу, но он уже успел подойти к ней. Она метнулась за стол, но он схватил се за запястье.

Наступив на оторванное кружево, она покачнулась. Фэйрчайлд непроизвольно отпустил ее руку, но тут же схватил ее за талию. Ей удалось вырваться, но у него в руке оказалась шелковая роза вместе с куском корсажа. Она обежала угол стола и подняла над головой чернильницу.

Глаза Фэйрчайлда вспыхнули дьявольским блеском. Казалось, сопротивление Розалин только еще больше возбудило его.

- Это меня вряд ли остановит, дорогая.

- Я остановлю.

В дверях стоял лорд Стэмфорд. Фэйрчайлд обернулся, злобно оскалившись. Но через мгновение его лицо приняло свое обычное выражение.

- Леди Джефриз не нуждается в вашей помощи, - делано скучающим тоном произнес он. - Однако советую держать вашу невесту в узде. Слишком уж многих она одаривает своей благосклонностью.

Майкл посмотрел на Розалин с такой холодной яростью, что она сжалась. Его взгляд остановился на корсаже. Словно в кошмарном сне Розалин вдруг обнаружила, что он порван и из-под него видна рубашка. К тому же шпильки выпали из пучка и волосы в беспорядке рассыпались по плечам.

- Я предупреждал вас, чтобы вы не смели к ней приближаться, Фэйрчайлд. Я сумею защищать то, что принадлежит мне, и без всякого сожаления пущу вам пулю в лоб.

- Назовите место.

Розалин обрела наконец дар речи.

- Нет, Майкл. Больше ничего не говорите. Это недоразумение. Ничего не произошло. Но я не вынесу еще одного скандала.

Майкл сжал губы. Она подошла к нему и тронула за рукав.

- Прошу вас. Он этого не стоит.

- Хорошо, дорогая, - немного смягчился он, увидев ее расстроенное лицо. - Предупреждаю вас, Фэйрчайлд, - добавил он жестко, - если вы приблизитесь к моей невесте, я убью вас. А теперь убирайтесь, или я вас вышвырну.

- Не очень-то вежливо с вашей стороны. Однако я и так задержался. Ленивой походкой Фэйрчайлд направился к двери, но его взгляд был насторожен. Возле Розалин он остановился. - Надеюсь, вы понимаете, что выходите замуж за сумасшедшего.

Розалин благодарила Бога за то, что дуэли не будет, но была уверена, что гнев Майкла неминуемо обрушится на нее. Хорошо бы, как по мановению волшебной палочки, очутиться где-нибудь подальше!

У нее так дрожали колени, что она боялась упасть. Она действительно качнулась, но сильные руки Майкла подхватили ее.

- Он сделал вам больно?

- Нет, - ответила она, отводя взгляд.

- Это он порвал вам платье?

- Я порвала юбку в зале.

- А корсаж?

- Он хотел... меня схватить, - сказала она, запинаясь и краснея от стыда, - а я оступилась, и он... порвал...

- Черт возьми, Розалин, что вы делали здесь? - Стэмфорд задыхался от ярости.

-Дворецкий сказал, что бабушке стало плохо. Иначе я ни за что сюда не пришла бы. Пожалуйста, поверьте, я никогда бы по своей воле не подошла к этому человеку.

- Я знаю. - Он погладил ее по щеке. - Но я твердо намерен сделать так, чтобы он не смел даже глядеть в вашу сторону. Он не посмеет оскорблять мою жену.

- Но я... не собираюсь стать вашей женой.

- Уверяю вас, станете. Наклонившись, Майкл запустил пальцы

ей в волосы и заглушил протесты поцелуем. Она сделала слабую попытку оттолкнуть его, но он лишь сжал ее еще крепче. Его губы были нежные и теплые и такие знакомые!

- Дорогая Лидия! Я совершенно уверена, он сказал, что мы увидим это здесь...

Визгливый голос заставил Розалин и Майкла отпрянуть друг от друга. На пороге стояли хозяйка дома и миссис Бслвуд-Смит - самая отъявленная сплетница Лондона.

- Прошу прощения, - пробормотала хозяйка, пятясь к выходу, но взгляд миссис Белвуд-Смит был прикован к разорванному корсажу Розалин.

- О, дорогая! С вами все в порядке?

- Да, - вспыхнула Розалин. - Я порвала платье в зале.

- Конечно, дорогая. - По выражению лица миссис Белвуд было ясно, что она этому не верит.

- Лидия! - Хозяйка дома схватила гостью за руку и чуть не силой вывела за дверь.

Майкл с недоумением глядел вслед дамам. Придя в себя, он решительно закрыл дверь.

- Теперь все понятно, - сказал он. - Завтра всему свету станет известно, что я собирался овладеть вами в кабинете лорда Карузерса. Будь я проклят, если после этого позволю вам оставить меня. - Странная улыбка мелькнула у него на губах. - У вас нет другого выбора, как выйти за меня замуж.

Глава семнадцатая

Розалин сидела на краю кровати в одной рубашке и нижней юбке. Надо бы позвать Энни, чтобы та помогла одеться к званому обеду, на котором ей нужно присутствовать.

Она хотела лишь несколько минут полежать, а вместо этого проспала почти два часа.

С трудом поднявшись, Розалин позвонила в колокольчик.

Каролина устраивала небольшой семейный обед и уверила ее, что все будет очень скромно.

Целую неделю после бала в доме леди Карузерс вся семья из кожи вон лезла, чтобы оградить Розалин от сплетен. Несмотря на усилия леди Спенс и герцога Эверсли, слухи расползлись по всему Лондону. Как Майкл и ожидал, миссис Белвуд-Смит повсюду болтала о том, что видела Розалин в объятиях лорда Стэмфорда, что платье на ней было разорвано, а остальное каждый мог домысливать в соответствии с возможностями своего воображения. Болтали даже, будто лорд Стэмфорд пытался изнасиловать леди Джефриз...

Именно поэтому Розалин не могла бежать из Лондона: это было бы подтверждением слухов, порочащих Майкла.

Однако она отказалась обсуждать их свадьбу. Совершенно неожиданно на помощь ей пришла леди Спенс, заявившая, что Розалин нужен отдых. Они с Майклом показались в свете только один раз. Она заставила себя взять его под руку, улыбаться и кивать знакомым.

- Что вы наденете, миледи? Светлое платье или цвета морской волны? Голос Энни вернул ее к действительности.

- Пожалуй, второе.

Энни засуетилась, доставая платье. Сезон в Лондоне оказался полезным по крайней мере для одного человека - из застенчивой деревенской девушки Энни превратилась в расторопную горничную. У Розалин пока не хватало духа сказать, что ей, возможно, не придется стать горничной маркизы.

Энни помогла Розалин надеть платье и зачесала волосы в пучок на затылке. Потом поднесла Розалин шкатулку с драгоценностями. Взгляд Розалин упал на брошь, подаренную Майклом. Ей вдруг стало грустно.

- Брошь такая красивая, миледи. - Энни заглянула ей через плечо. Хотите ее надеть?

- Не знаю. Да, пожалуй.

Она приколола брошь к корсажу, все еще думая о Майкле.

Они ни минуты не провели наедине, словно все сговорились держать их на расстоянии друг от друга. С ней всегда была либо бабушка, либо кто-нибудь из родственников. Майкл ни разу не приехал к ней. Он был вежлив, даже чересчур, словно они едва знакомы.

Бабушка обещала заехать за ней в своей карете. Розалин взяла перчатки, веер и шаль и спустилась в гостиную.

Она все еще была погружена в свои мысли, когда раздался стук в дверь и миссис Хэррод спросила:

- А где Фредерик?

- Он заболел. Меня послали отвезти ее светлость.

Розалин пожала плечами и вышла на крыльцо. Сыпал мелкий дождь, и она поспешила к карете, но остановилась в недоумении. Экипаж незнакомый, и бабушки в нем не видно. Ее вдруг охватила тревога.

Она хотела позвать миссис Хэррод, но чья-то рука зажала ей рот, ее втащили в карету и захлопнули дверцу. Лошади рванули, и Розалин упала на подушки.

***

Майкл стоял у камина в гостиной Каролины. Он ждал приезда леди Карлин и Розалин, нервы его были напряжены. Он беспокоился за Розалин, ждал встречи с нею. Она и всегда была довольно уравновешенной, но после того ужасного происшествия на балу у леди Карузерс казалось, что она пребывает в каком-то оцепенении. Майкл не знал, как к ней подступиться, боялся даже прикоснуться к ней и, как трус, избегал оставаться с ней наедине. Одним словом, он вел себя так, чтобы не дать ей повода снова отказать ему.

Но леди Карлин приехала одна. Розалин с ней не было. Она нездорова? Или не нашла в себе мужества снова встретиться с его семьей? Или с ним? Он надеялся рассказать ей, что напал на след Джеймса. Возможно, новость о том, что брат покинул Ньюмаркст и уехал в Меритон, порадует ее, и она будет более благосклонна.

Между тем леди Карлин непринужденно болтала с леди Спенс, ничуть, видимо, не смущаясь отсутствием Розалин.

- Вы не представляете, что мне пришлось пережить, прежде чем я уговорила ее поехать к портнихе. Она ни на что не хотела смотреть, ни на фасоны, ни на ткани. Я иногда думаю, что она... - Дама запнулась и обратилась к подошедшему к ней Майклу: - Конечно, мне не стоит так говорить о вашей будущей невесте. Но иногда с ней так тяжело! Я должна вас предупредить.

- Где она?

- Кто? - На лице леди Карлин было написано удивление.

- Розалин. Я полагал, что она приедет с вами.

- Правда? Но вы же написали в записке, что пришлете за ней карету. Признаюсь, это было очень кстати, потому что мне не пришлось так торопиться.

- Я не посылал никакой записки.

- Как же не посылали? Признаться, я была удивлена.

- Где записка?

- Не знаю. Должно быть, я ее выбросила. - До леди Карлин дошел наконец смысл его вопросов. - Вы не посылали записки? Кто же это сделал?

- Понятия не имею. - Ответил Майкл и вдруг похолодел.

Неужели Фэйрчайлд? Неужели он мог отважиться на такое? Мог! Ведь Фэйрчайлд его ненавидит! А теперь Розалин в его руках! От этой мысли кровь бросилась ему в голову.

- Майкл? Что случилось? - обеспокоилась леди Спенс.

- Мне надо уйти. Я должен ее отыскать. Он сбежал по лестнице, остановившись

лишь на минуту, чтобы накинуть плащ: в кармане плаща лежал пистолет. В дверях он столкнулся с Джеймсом Уиткомбом. Тот был бледен, галстук съехал набок.

- Слава Богу, вы здесь! - задыхаясь, воскликнул Джеймс. - Он захватил Розалин!

- Фэйрчайлд? - (Джеймс кивнул.) - Ты в этом уверен?

- Я только что приехал в Лондон и заехал к сестре, чтобы извиниться. Но экономка сказала, что видела, как ее кто-то схватил. Во всяком случае, она думает, что это Фэйрчайлд. Кто другой мог сделать такое? - Джеймс был скорее похож на испуганного школьника, чем на циничного гуляку, каким его все знали. - Это я во всем виноват! Господи! Если бы я не пригласил его в Меритон, если бы не проиграл ему деньги...

- Сейчас это не имеет значения. Я найду ее.

- Я поеду с вами!

- Хорошо. Тогда...

Майкл обернулся и увидел на лестнице Чарлза, Филиппа и Джайлза.

- Думаю, что и мы можем пригодиться, - сказал Джайлз. - Куда едем?

- Расспросите экономку Розалин, что ей известно, а я еду к Фэйрчайлду. Встретимся там. Он убьет мерзавца.

***

Но Фэйрчайлда дома не оказалось. Довольно угрюмый с виду камердинер не склонен был отвечать на вопросы до тех пор, пока Майкл не направил на него пистолет.

- Если вы меня пристрелите, вам от этого будет мало пользы, - с ухмылкой заявил наглец.

- Мне все равно, будешь ты жив или мертв, - пригрозил Майкл. - Я уверен, что другие слуги окажутся более разговорчивы.

Бравада мигом исчезла, как только камердинер понял, что Майкл не расположен шутить.

- Дарли-холл, - выпалил он.

- Думаешь, он сказал правду? - спросил Чарлз Майкла.

-Да.

Чарлз отпустил камердинера, и они выбежали из дома.

Дарли-холл был поместьем Фэйрчайлда в двух часах пути от Лондона. Майклу оставалось только молиться, чтобы они успели вовремя. Ему было страшно даже подумать, что Фэйрчайлд может сделать с Розалин.

***

Карета тряслась по ухабам. Розалин в страхе забилась в самый дальний угол, стараясь не смотреть на Эдмунда Фэйрчайлда. Он не пытался прикасаться к ней, а лишь не сводил с нее холодных глаз, полуприкрытых тяжелыми веками.

За окнами кареты было темно, и Розалин не знала, куда ее везут, но поняла, что они уже выехали из Лондона. Она чувствовала, как от страха и голода к горлу подступает тошнота.

- Куда вы меня везете? - наконец решилась спросить она.

- Увидите, когда приедем, - отрезал Фэйрчайлд.

- Зачем вам это нужно?

В темноте она еле различала его зловещую усмешку.

- Месть.

- Месть? Я вам ничего не сделала.

- Сделали, дорогая, сделали. Для вас было бы лучше, если бы вы с самого начала приняли мое предложение. Я не люблю, когда мне мешают осуществлять то, что я задумал. В данном случае месть будет особенно сладостна, поскольку я выкрал вас из-под носа у Стэмфорда. Он старый мой противник, а его недавние попытки разорить меня стали последней каплей. Это он будет уничтожен, а не я.

Розалин покрепче завернулась в плащ.

- Не понимаю, каким образом мое похищение может его уничтожить.

- Маркиз влюблен в вас, дорогая. Когда он узнает, что вы в моей власти и я наслаждаюсь вашими прелестями, он будет страдать.

- Вы ошибаетесь. Он меня не любит. Мы не собирались жениться.

- В этом вы правы. Вы не выйдете замуж за Стэмфорда.

- Что... вы собираетесь со мной сделать? - прошептала она пересохшими губами.

Фэйрчайлд так на нее посмотрел, что у нее мурашки побежали по телу.

- Стать вашим любовником, что же еще? А потом я, может быть, на вас женюсь.

- Вы не сможете заставить меня.

- Смогу, - рассмеялся он. - Есть много способов. Например, немного опия. Или виски. Но, возможно, ни то, ни другое не потребуется. После нескольких ночей, проведенных в моей постели, вы сами захотите выйти за меня замуж.

- Сомневаюсь.

- Проверим? Идите ко мне, Розалин.

- Нет! - Тошнота вновь подступила к горлу. - Мне плохо, - слабеющим голосом произнесла она. Так и было: она боялась, если Фэйрчайлд прикоснется, ее сразу вырвет.

Он отодвинулся, видимо, решив, что она говорит правду.

Внезапно карета остановилась.

- Какого дьявола! - вскричал Фэйрчайлд, выхватывая висевший рядом с ним пистолет.

- Немедленно выходите!

- Черт побери! - Обернувшись к Розалин, мерзавец пригрозил: - Только попробуйте пикнуть! - Быстрым движением он открыл окно и выстрелил.

Дверцу рванули, и грубые руки выволокли ее из кареты. Раздались выстрелы, она увидела, как Фэйрчайлд упал. В истерике она стала отбиваться от того, кто держал ее.

- Розалин! Это я!

- Джеймс? - Дрожа всем телом, она упала брату на грудь.

- Боже! Ты в порядке? Он ничего тебе не сделал?

- Нет. Ах, Джеймс, как ты здесь оказался?

- Я приехал с лордом Стэмфордом.

- С Майклом?

- Да. Прости меня, Розалин. Это все из-за меня.

- Ты не представляешь, как я за тебя волновалась.

- Уиткомб, миледи с тобой? - Розалин узнала голос Филиппа.

- Да. Все хорошо.

- Идите сюда. Тебе придется быть за кучера. Майкл ранен.

- Нет! - Из груди Розалин вырвался отчаянный крик. Оттолкнув брата, она бросилась туда, где на земле лежал маркиз. Не обращая внимания на грязь, она упала перед ним на колени, со страхом глядя на темное пятно, расползавшееся по его левому рукаву. - Майкл!

Поддерживаемый Филиппом, он приподнялся и посмотрел на нее затуманенным взором.

- Вы в порядке?

- Да, да. Майкл, дорогой... - еле слышно прошептала она.

- Надо снять с него фрак. Вы мне поможете? - спросил Филипп.

-Да.

Но Майкл запротестовал:

- Уйдите, Розалин.

- Помолчите, - оборвала она его. Вместе с Филиппом она стянула с Майкла фрак. Филипп разорвал рукав рубашки, обнажив рваную рану на руке чуть ниже плеча.

- Надо остановить кровотечение. - Филипп уже складывал свой шейный платок. - Попросите у других платки, рубашки, что угодно.

Розалин была словно в страшном сне, помогая Филиппу остановить кровь, лившуюся из раны. Чьи-то голоса, грязь на дороге, моросящий дождь - Розалин ничего этого не замечала. Майкл молчал, но по тому, как крепко сжимал он ее руку и стискивал зубы, она понимала, что он еле сдерживается, чтобы не кричать от боли.

Когда Филипп уже соорудил перевязь из шали Розалин, к ним подошел Чарлз.

- Как он?

- Пока нам удалось остановить кровь, но надо срочно отвезти его к врачу, чтобы вынуть пулю. Где Фэйрчайлд?

- Мы его связали и оставили возле кареты. Когда он выстрелил в Майкла, Джайлз прострелил ему ногу. Но рана не опасная. Что будем с ним делать?

- Я с удовольствием пристрелю его. - Майкл попытался сесть.

- Хотя я полностью разделяю твои чувства, не надо осложнять дело убийством, - сказал Филипп. - Далеко еще до Дарли-холла?

- Полчаса езды, - ответил Майкл и, страшно побледнев, сник на руках Розалин.

- Мы оставим ему лошадь, а карету заберем. Пусть сам добирается до поместья.

Они положили Майкла на сиденье, устроив его как можно удобнее. Розалин отказалась оставить его и села рядом. Он был в сознании, но очень бледен. Филипп и Джайлз сели напротив.

Долго ехали молча. Лишь только раз Филипп наклонился к Розалин и сказал:

- Не беспокойтесь, миледи. Бывало и хуже. Он поправится.

Она кивнула, но сердце ее сжалось. Если он умрет, она не переживет. С потрясающей ясностью ей вдруг открылось, что она любит Майкла.

Глава восемнадцатая

Рука болела. Стэмфорд открыл глаза и с удивлением увидел, что лежит в собственной кровати. Он понятия не имел, какой сейчас день и час. Он смутно помнил голоса, то приближавшиеся, то удалявшиеся, но был не в состоянии даже открыть глаза. Последнее, что он помнил перед тем, как потерять сознание, было склонившееся над ним бледное лицо Розалин.

Он, видимо, застонал, потому что услышал шелест юбок, а потом различил - очень смутно - знакомую фигуру.

- Майкл, ты пришел в себя? Ты меня узнаешь? - Он увидел встревоженное лицо тети Маргарет.

- Да, - прошептал он.

Она нежно дотронулась до его лба.

- Жара наконец нет. Мы так за тебя тревожились!

- Как долго я был в забытьи?..

- Три дня. После того как хирург извлек пулю, у тебя начался жар. Ты был очень плох, Майкл. Выпей воды. - Она поднесла стакан к его пересохшим губам.

Он отпил несколько глотков и снова откинулся на подушки, усилием воли заставляя себя не потерять сознание.

- А где Розалин?

- Она здесь, живет у нас с того дня, как это произошло. Хочешь еще воды?

- Нет, - он отстранил руку тетки. - Я хочу ее видеть.

- Майкл, мне кажется, лучше немного подождать. - Но, заметив, что он откидывает одеяло, намереваясь встать, она вздохнула: - Хорошо. Не надо так волноваться. Сейчас я за ней схожу.

***

Розалин вошла и тихо прикрыла дверь. Майкл лежал неподвижно. Глаза были закрыты, но, когда она подошла к кровати, он повернул голову и посмотрел на нее. Бледность покрывала его лицо, спутанные волосы падали на лоб.

- Розалин. - Он сказал это так тихо, что ей пришлось наклониться. - Что он вам сделал?

- Ничего. Со мной ничего не случилось. Его неподвижность и слабый голос напугали се. Она с трудом сдерживала слезы.

- Я рад. - Он поискал ее руку. - Сядьте. Мне надо с вами поговорить.

Она опустилась на стул возле кровати.

- Не сейчас. Вам надо отдохнуть. Вы очень больны.

Она отвела волосы с его лба, и он закрыл глаза.

Розалин долго сидела у его кровати, как делала все эти бесконечные дни. Дыхание Майкла стало ровным, он больше не метался в лихорадке.

Она гладила его руку, потом на мгновение поднесла к губам. Слезы облегчения катились по ее лицу. Впервые с той ужасной ночи у нее появилась надежда, что он будет жить.

Немного позже в комнату тихо вошла Каролина, чтобы сменить ее. Но спать Розалин не могла и спустилась в библиотеку. Там она, к своему удивлению, застала герцога, который перелистывал какую-то книгу. Завидев Розалин, он отложил книгу в сторону.

Розалин пришлось провести несколько дней в обществе герцога, и она поняла, почему семья трепещет перед ним. Хотя в его волосах уже серебрилась седина, сходство с сыновьями было несомненным - те же красивые, аристократические черты лица. Сначала Розалин решила, что он очень жесткий человек. Но изменила свое мнение, увидев, как он беспокоится о сыне, и поняла, что герцог будет просто раздавлен горем, если Майкл умрет.

- Леди Джефриз, - он учтиво встал ей навстречу, - как вы нашли моего сына?

- Ему гораздо лучше. Жар упал, но он очень слаб. Я все еще тревожусь за него.

- Хирург уверил нас, что, как только спадет жар, самое страшное будет позади. У Стэмфорда железная воля. - Герцог положил ей руку на плечо. - Вам следует лечь, моя дорогая. Вы еле держитесь на ногах.

- Я вряд ли смогу заснуть. - Она попыталась улыбнуться.

- А что вас беспокоит?

- Я не могу отделаться от мысли, что все произошло по моей вине. Это из-за меня он чуть не умер.

- Но вы не можете считать себя виноватой за то зло, которое Фэйрчайлд хотел причинить вам и Майклу. Это было бы глупо. Вам повезло, что Майкл вовремя вас нашел.

- Да. - Она помолчала, а потом посмотрела прямо в глаза герцогу. - Не в этом дело, ваша светлость. Видите ли, Майкл и я, мы... на самом деле не обручены. Мы заключили сделку. Он хотел избежать брака с мисс Рэндал, а я хотела вернуть брату поместье...

- Я знаю, моя дорогая. Майкл обо всем мне рассказал еще в Лэнгборне.

- О Господи!

- Он боялся, что я силой заставлю его жениться на вас, поэтому почувствовал себя обязанным рассказать правду.

- Боже, какого же вы, должно быть, обо мне мнения! - Розалин прикрыла руками пылающее лицо. - Мне так стыдно. Майкл чуть не поплатился жизнью из-за этого!

- Дорогая, не говорите чепухи. Вам не за что корить себя. Как бы то ни было, я рад, что он встретил вас. - Его взгляд потеплел. - А сейчас вам надо отдохнуть. Не надо зря мучить себя угрызениями совести.

Он открыл перед ней дверь и спросил:

- Полагаю, вы его любите?

- Да, очень.

Он прикоснулся к ее щеке:

- Только это имеет значение. Спокойной ночи.

***

Майкл сидел в кресле у окна, выходящего в большой парк позади дома. Когда Розалин вошла в комнату, он попытался встать, но она его удержала.

- Пожалуйста, не вставайте. Вы все еще не поправились. - Он выглядел гораздо лучше, но до сих пор был бледен. - Я побуду с вами совсем немного.

- Я так и думал.

Последние два дня он смотрел на нее именно таким непроницаемым взглядом. Он держался вежливо, но отстраненно, как будто и не просил ее посидеть рядом, когда пришел в себя.

Розалин была в отчаянии, но сумела улыбнуться.

- Я знаю, что Джеймс уже вас поблагодарил, но я тоже хочу поблагодарить вас за то, что вы сделали для брата. Вам не надо было возвращать Меритон.

- У меня нет никакого желания заботиться о чужой собственности. Я считаю для Джеймса лучшим наказанием, если он научится как следует управлять поместьем. - Холодная улыбка тронула его губы. - Посмотрим через несколько месяцев, сколь велика его благодарность. Я послал в Меритон своего лучшего управляющего. Он хороший человек, но строгий учитель. Для карточной игры у Джеймса просто не останется времени. Надеюсь, работа убережет его от опрометчивых поступков.

- Я тоже. Брат винит себя, что пригласил Фэйрчайлда в Меритон и я стала для негодяя своего рода приманкой. Конечно, полная ерунда, но это его, видимо, отрезвило.

- Если он когда-нибудь позволит себе сделать что-нибудь подобное и поставит под угрозу вас, я прикажу его высечь.

- Уверена, он никогда этого не сделает. Но я хочу поговорить с вами о другом. Я думаю... мне надо ненадолго съездить в Меритон.

- Зачем?

- Оставаться здесь нет смысла. Ваш отец знает о нашей сделке, а мисс Рэндал собирается замуж за мистера Рединга. Я так вам благодарна...

- Мне не нужна ваша благодарность, - прервал Майкл, глядя на нее с мрачным видом. - Тем более меня не интересует свадьба мисс Рэндал.

- Что вам от меня нужно? - прошептала она. Майкл встал и, сделав шаг, пошатнулся.

Испугавшись, Розалин схватила его за локоть. А он здоровой рукой крепко прижал ее к себе, прежде чем она успела опомниться. В глазах его уже не было безразличия: они потемнели от страсти.

- Вот что мне нужно.

И он впился в ее губы страстным поцелуем. Для человека, только-только начавшего выздоравливать, этот поцелуй был поразительно властным. Она не стала сопротивляться, боясь причинить ему боль.

Стэмфорд не отпускал ее до тех пор, пока какой-то шум не заставил их оторваться друг от друга. В дверях стоял герцог.

- Не буду мешать вам дольше, чем это необходимо. Полагаю, вы не будете возражать, если ваша свадьба состоится завтра.

Розалин почувствовала, что бледнеет. Она искоса взглянула на внезапно оцепеневшего Майкла. Странная улыбка мелькнула на его губах.

- Я возражаю, сэр. Розалин, вы позволите поговорить с отцом наедине?

- Конечно, - смущенно ответила Розалин и вышла.

Стэмфорд проводил ее взглядом, а потом повернулся к отцу.

- Это невозможно.

- Предлагаю тебе прежде сесть, чтобы не упасть в обморок. А потом скажешь мне, почему. После тех объятий, свидетелем которых я только что оказался, думаю, дело решенное.

- Сомневаюсь, - сказал Майкл, опускаясь в кресло. - После того проклятого бала я сказал ей, что она должна выйти за меня замуж, чтобы спасти свою репутацию. У нее при этом был такой вид, будто она предпочла бы расстрел браку со мной.

- Ты, как всегда, не находишь нужных слов. Но думаю, после свадьбы сумеешь поправить дело.

- Свадьбы не будет.

- А я говорю, что вы поженитесь. Твою репутацию тоже надо спасать, особенно если будешь и дальше целовать леди Джефриз в своей спальне или в отдельных кабинетах на балах.

- Обещаю держаться от нее подальше. Впрочем, она и так собирается уехать в Меритон. Я знаю, что ты умеешь убеждать, но не хочу, чтобы ее принудили выйти за меня замуж.

- Я вовсе не намерен ее принуждать. - Герцог удивленно поднял брови. Надеюсь, она согласится. Ты ведь се любишь, не так ли?

- Больше всего на свете. Слишком сильно, чтобы навязывать ей брак.

- Свадьба будет простой: только семья и близкие друзья. А теперь отдохни. - Уже в дверях герцог добавил: - Ты можешь поговорить с ней завтра. А дела вы уладите после того, как поженитесь.

Откинувшись на спинку кресла, Майкл в изнеможении закрыл глаза. Ей надо было уехать, пока он был без сознания. Если уж отец что решил, никто и ничто не сможет ему помешать. Майкл молил Бога только о том, чтобы Розалин не возненавидела его.

Страшное волнение неожиданно охватило его. Он испугался. Но не того, что свадьба будет завтра, а того, что это может не произойти.

***

Розалин сидела в библиотеке и тупо смотрела на бюст Шекспира. Услышав тихие шаги, она стряхнула оцепенение и увидела леди Спенс.

Сев рядом с Розалин, тетя Майкла спросила полным сочувствия голосом:

- Вы в порядке, дорогая? Боюсь, мой брат иногда слишком давит, особенно если что-то уже для себя решил.

- Он... хочет, чтобы мы поженились завтра.

- Я знаю. Откровенно говоря, для меня это было неожиданностью. Но думаю, что так будет лучше. Знаете, Майкл очень вас любит.

- Но он никогда мне об этом не говорил.

- Возможно, потому, что не уверен в ваших чувствах. Он обеспокоен тем, что вас против воли заставляют выйти за него замуж. Если вы уверены, что не хотите выходить за него, что не любите его, я постараюсь предотвратить свадьбу.

- Нет... этого я утверждать не могу, - прошептала Розалин. - Но ведь герцог наверняка рассказал вам, что мы не собирались пожениться.

- Я догадалась об этом гораздо раньше. Дорогая, я знаю, что вы не думали о том, чем это может кончиться. Но иногда судьба распоряжается нами по-своему. Вы с Майклом поженитесь, потому что предназначены друг для друга. Я была в этом уверена с самого начала. Так что мой совет: поженитесь завтра и начните новую жизнь.

Розалин поняла, что спорить бесполезно. У леди Спенс, несмотря на мягкую с виду манеру, был не менее сильный характер, чем у брата. Неудивительно, что Майкл задумал фарс с обручением, чтобы избежать нежелательного брака! А когда Уоткинс объявил о прибытии леди Карлин и Розалин увидела сияющее лицо бабушки, она поняла, что се судьба решена. Противостоять троим - это уж слишком!

Глава девятнадцатая

Энни застегнула крючки на подвенечном платье Розалин и наклонилась, чтобы расправить юбки. Волосы Розалин, собранные в узел на затылке, спадали локонами на плечи. Каролина воткнула ей в прическу фиалку, а леди Спенс застегнула на шее нитку жемчуга.

- Ты выглядишь просто прелестно, - воскликнула появившаяся в дверях леди Карлин. - Вылитая мать! Если бы она тебя видела! - Бабушка поцеловала внучку в мокрую от слез щеку и сунула ей в руки миниатюрный портрет матери.

- Спасибо, бабушка, - сквозь слезы поблагодарила Розалин.

- Я надеюсь, что ты будешь так же счастлива в браке, как твоя мать.

Розалин обняла старую даму. Наконец все было готово, и леди Спенс взяла Розалин за руку.

***

Майкл стоял в гостиной в ожидании невесты. Позади толпились гости, но он их не замечал. Маркиз не отрывал взгляда от дверей. Ему казалось, что время остановилось. А Розалин все не появлялась. Может, ей удалось сбежать? - в отчаянии подумал он.

Но тут двери распахнулись, и появились сначала его сестры и леди Спенс, за ними леди Карлин под руку с Джеймсом, и наконец - Розалин. Майкл вздохнул с облегчением.

Она была прекрасна. Серо-голубое платье оттеняло идеально гладкую бледную кожу. Она подошла к нему словно в трансе, и у него мелькнула мысль, не опоили ли ее чем-нибудь.

Лорд Стэмфорд взял невесту за руку - холодную как лед - и подвел к священнику. Вид у нее был растерянный. Ему захотелось прямо здесь обнять и успокоить ее, но с этим придется подождать до конца церемонии.

Для Розалин свадьба прошла будто во сне. Единственно реальным был Майкл - серьезный, с бледным лицом и рукой на перевязи. Он крепко сжимал руку Розалин, пока священник произносил традиционные слова. Она слышала, как Майкл повторяет слова обета: "Я, Майкл Стивен Эллиот..." Потом священник повернулся к ней. Она, должно быть, не сразу ответила, потому что Майкл стиснул ей руку, прошептал:

- Пожалуйста, Розалин.

Она увидела его глаза и, очнувшись, стала послушно повторять слова обета.

Лорд Стэмфорд надел ей на палец кольцо, и их объявили мужем и женой, после чего он наклонился и запечатлел на ее губах нежный поцелуй.

Гости потянулись в столовую. Хотя на приготовления было мало времени, леди Спенс с помощью племянниц и леди Карлин удалось устроить грандиозный свадебный завтрак. Жениха и невесту усадили во главе длинного праздничного стола.

Розалин глянула искоса на Майкла, и он показался ей неестественно бледным. Маркиз почти все время молчал, и она подумала, что муж в таком же шоке, как и она. Неужели герцог воспользовался болезненным состоянием сына и приказал ему жениться на ней? Даже думать об этом было страшно.

- Вы ничего не едите, Розалин.

Она вздрогнула при звуке его голоса, но обратила внимание, что и его тарелка оставалась нетронутой.

- Но и вы тоже.

- У меня что-то нет аппетита. Трудно есть, если находишься в центре внимания. Нам следовало бы удрать, тогда можно было бы избежать этой кутерьмы.

- Вашему отцу это вряд ли понравилось бы. Или моей бабушке.

- Вы совершенно правы. И в том состоянии, в котором я нахожусь, мне было бы трудно прыгать из окна. Какая уж там романтика, если бы жених упал в обморок вам на руки, не правда ли?

- Да, не слишком романтично...

- А вы согласились бы на побег, Розалин? - шепотом спросил он.

Она вдруг смутилась, не зная, что ответить. Ее спас Чарлз.

- Леди и джентльмены, - громко провозгласил он, стараясь перекричать гул голосов, - предлагаю тост за жениха и невесту. - Он улыбнулся и поднял бокал с шампанским.

Было произнесено еще много тостов с поздравлениями и пожеланиями счастья.

А потом к Розалин подошли Каролина и леди Спенс и шепнули, что проводят ее наверх. Майкл тоже встал, но леди Спенс сказала:

- Тебе лучше пойти в свою комнату. У тебя такой вид, будто ты вот-вот свалишься.

- Я не собираюсь падать. - (Однако Розалин не понравилось, как побелели его губы.) - Если вы не против, я хотел бы поговорить со своей женой наедине.

- Не беспокойся. Мы не собираемся похищать Розалин, - успокоила его Каролина. - Ей тоже надо отдохнуть.

Майкл посмотрел на Розалин с такой тревогой, словно боялся, что она может исчезнуть.

Она одарила его ободряющей улыбкой, и дамы проводили ее в спальню.

***

- Вам еще что-нибудь нужно, миледи? Надеюсь, комната вам нравится? спросила экономка, бросив на Розалин озабоченный взгляд. Розалин вздрогнула, осознав, что не проронила ни слова с тех пор, как вошла в спальню.

- Да, она чудесная, спасибо.

Уже днем ее вещи перенесли из гостевой комнаты в эту спальню, смежную со спальней Майкла. Комната была убрана в розовых, кремовых и золотых тонах и действительно была великолепной. Когда экономка ушла, Розалин села на кровать под розовым балдахином. Теперь это ее комната, со странным чувством подумала Розалин.

Энни помогла ей принять ванну и надеть новую ночную рубашку и шелковый халат.

- Как красиво, - сказала горничная, погладив тонкий батист рубашки. В ответ на удивленный взгляд Розалин она добавила: - Это леди Карлин прислала. Она сказала, что вы должны се надеть сегодня вечером.

- Хорошо. - Господи, зачем бабушка сделала ей такой интимный подарок? Впрочем... она знала зачем.

Энни ушла, и комната как-то сразу опустела. Только тиканье часов нарушало тишину. Что же ей делать? Еще никогда Розалин не чувствовала себя такой одинокой.

Майкл, видимо, избегает ее. А может, ему плохо? Она должна его увидеть и поговорить с ним!

Жаль только, что на ней этот роскошный халат, а не простое, с высоким воротом платье. Если она явится в его спальню в таком наряде, он может подумать, что она хочет его соблазнить. Ничего более унизительного и представить себе невозможно.

Порывшись в шкафу, Розалин нашла большую кашемировую шаль и накинула ее поверх халата. Она открыла дверь и почти столкнулась с Майклом.

- Не пугайтесь, это я. Что случилось, моя дорогая?

- Простите. Я не ожидала увидеть вас здесь. - Она стала отступать, нервно кутаясь в шаль. Он закрыл за собой дверь и прислонился к ней спиной.

- Вы случайно не ко мне шли?

На нем был темно-красный шелковый халат. Золотистые блики от свечей играли в его темных волосах. Тень падала на лицо, и Розалин не видела его выражения.

У нее дрожали колени, но она постаралась говорить ровным голосом.

- Мне надо с вами потолковать. Но можно отложить наш разговор до завтра. Мы оба устали.

Майкл приблизился к ней и взял за руку.

- Сядьте. Я считаю, что нам нельзя ничего откладывать. Мы поговорим сейчас. - Он усадил ее рядом с собой на край постели, и Розалин судорожно зажала шаль у самого горла. - Незачем так пугаться, Розалин. Скажите, что вас тревожит?

- Я не понимаю, как все это произошло. Мы не должны были соглашаться.

- Неужели вы не поняли? Это же очевидно. Мой отец решил, что мы должны пожениться. И вот мы женаты. Я лишь надеюсь, что он вас не запугивал.

- Да нет! - рассмеялась она. - Мне все растолковала тетя Маргарет. Она посчитала дело решенным, а я не нашлась, что возразить.

- Одолеть эту парочку у нас было мало шансов, - согласился Майкл. - Им, конечно, можно было помешать, но потребовалось бы время. А в нашем случае времени не было... Да мне, откровенно говоря, и не хотелось им мешать.

Он нежно гладил ее руку, и это очень ее отвлекало. Сделав над собой усилие, она попыталась вернуться к теме разговора.

- Но вы же не хотели жениться. Вам нужна была наша помолвка как раз для того, чтобы избежать женитьбы.

- Да, и я попался в собственную ловушку. - Майкл придвинулся ближе. Но думаю, мне это даже нравится, поскольку моя жена - вы. - Медленным движением он стянул шаль с ее плеч. - Зачем вам это? Если вы замерзли, есть другие способы согреться. - На самом деле ей вовсе не было холодно. Наоборот, она вся горела. Он погладил ее по щеке, отчего ее будто ударило током. - Неужели это такая уж страшная судьба - быть моей женой, Розалин? Я очень серьезно отношусь к обетам. И намерен любить и почитать вас, оставаясь верным до конца своих дней.

-Так вы хотели жениться на мне? - еле слышно прошептала она.

- Да, больше, чем чего бы то ни было. И давно. Возможно, с самого начала.

- Майкл, я...

Наклонившись, он нежно коснулся ее губ.

- Я знаю, что у вас есть сомнения относительно брака. Клянусь, я не оставлю вас. Вы этого боитесь? Я намерен жить очень долго. И никогда не покину вас. Вы никогда не будете одиноки или предоставлены самой себе. Вы моя жена, и вы - часть меня самого, так же, как я хотел бы быть частью вас.

Глаза Розалин наполнились слезами.

- О, Майкл!

- Я люблю тебя. - Он стянул с ее плеч халат. - Как ты думаешь, ты сможешь хотя бы немного меня полюбить?

- О да!..

Каким-то образом она очутилась на подушках, а Майкл вытянулся рядом с ней. Он был без халата, и она увидела густые волосы на груди. Он притянул ее к себе и стал целовать с каким-то жадным отчаянием.

Зажмурившись, Розалин робко гладила его грудь. О Боже, она чуть не забыла, что он еще очень слаб!

- Майкл! Я... что ты делаешь?

Опершись на здоровую руку, чтобы смотреть ей в глаза, он сказал с той неотразимой улыбкой, которая всегда приводила се в трепет:

- Как что? Обольщаю тебя, радость моя. Ты ведь помнишь, мы женаты. Я должен выполнить кое-какие супружеские обязанности, чтобы сделать тебя счастливой. Я решил начать прямо сейчас. В чем дело? Я слишком тороплюсь? Обещаю быть нежным и не делать тебе больно.

- Не в этом дело. Это я могу сделать тебе больно. Ты еще не поправился. Твоя тетя велела мне следить, чтобы ты не перенапрягался.

Его прикосновения действовали на нее пьяняще. Но она не должна допустить...

- Тетка просила проследить, чтобы я оставался в постели как можно дольше, так ведь? Тебе удобнее это делать, находясь рядом.

- Но твоя рана! Я не хочу, чтобы тебе стало хуже.

Розалин нежно прикоснулась к его щеке, но Майкл схватил ее руку и прижал к губам. Глаза его потемнели от желания.

- Ты сделаешь мне больно, если откажешь, любовь моя! Я хочу быть с тобой сегодня ночью и заниматься любовью. Хочу, чтобы ты стала моей. Скажи, что тоже хочешь этого. Скажи, что любишь меня так же сильно, как я тебя.

У нее из груди вырвался звук, похожий то ли на стон, то ли на смех.

- Я люблю тебя, Майкл.

И тогда Стэмфорд неистово завладел ее губами, лаская рукой груди, покрытые тонкой тканью рубашки. Розалин было запротестовала, но он только властно стянул с нее рубашку, и между ними больше не осталось преград.

***

Рассветный луч пробился сквозь шторы и упал на кровать. Майкл повернулся, чтобы крепче обнять мягкое, теплое тело лежавшей рядом женщины. Это драгоценное существо - его жена. Он и представить себе не мог, что это слово может быть таким приятным. Он и не мечтал, что возможно такое полное слияние душ и тел!

Розалин шевельнулась, и он прижался губами к завиткам у нее на шее, зарывшись лицом в густые локоны. Она чуть повернулась и посмотрела на него сонными глазами.

- Доброе утро, любовь моя. Надеюсь, ты хорошо спала.

- Да, очень. Давно так хорошо не спала. А ты? Болит рана?

- Немного, но я выживу. - Майкл улыбнулся. Его рука скользнула по шелковистой коже ее плеча. - Придется мне обеспечивать тебе хороший сон каждую ночь. - Щеки Розалин слегка порозовели от смущения. Ее застенчивость, под которой - он теперь убедился в этом - скрывалась страстная натура, восхищала его. - Может, сегодняшняя ночь убедила тебя, что наш брак не такой уж невыносимый?

- Надо будет еще проверить.

- Значит, ты пока не решила? Придется постараться, чтобы убедить тебя.

Он повернулся, накрывая ее тело своим.

Через час Розалин положила голову мужу на грудь. Он нежно гладил ее волосы.

- Что ты теперь думаешь?

- Думаю, что я смогу это вынести. Более того, мне это даже нравится.