/ Language: Русский / Genre:sf,

Первый Линзмен Первый Линзмен 2

Эдвард Смит


Смит Эдвард Элмер 'Док'

Первый линзмен (Первый линзмен - 2)

Э.Э. "ДОК" СМИТ

ПЕРВЫЙ ЛИНЗМЕН

Первый линзмен #2

Борьба между двумя архицивилизациями Эрайзией и Эддором выходит на новый качественный уровень. Эддориане, используют всевозможные средства агрессии, против союзников Эрайзии - землян, при этом оставаясь в тени. Линза - прибор, полученный землянами на Эрайзии, пока позволяет им сохранять паритет в этой войне. Многие из Линзменов, членов Галактичексого патруля, понимают, что Линза служит не только для идентификации и связи. Это что-то большее...

ГЛАВА 1

В главную лабораторию Холма, переполненную людьми, вошел посетитель. Никем не замеченный, он пробрался в конец лаборатории и остановился в шести футах от огромного норвежца, склонившегося над электронным микроскопом. Выхватив автоматический пистолет и торопливо нажимая на курок, он почти в упор семь раз выстрелил в ничего не подозревавшего ученого: два раза в голову и пять раз в позвоночник.

- А, Гарлейн из Эддора! Я ждал, что ты навестишь меня. Присаживайся!

Светловолосый, голубоглазый доктор Нильс Берген-хольм, которому пистолетная очередь не причинила ни малейшего вреда, обернулся и махнул огромной ручищей, указывая на табурет рядом с собой.

- Но ведь это были не простые пули! - с удивлением и даже с каким-то недоверием воскликнул посетитель.

Ни один из встретившихся сейчас людей - или, точнее, существ - не удивился тому обстоятельству, что никто из окружающих не обратил внимания на происшествие. Однако было очевидно - злоумышленник растерялся, потерпев неудачу.

- Ну, раз уж они смогли сделать летучей даже такую форму плоти, какую не берут и необычные пули, почему же тебя не вернули в Эрайзию, где тебе самое место? - продолжал он.

- Какая разница: обычные пули или необычные? Запомни раз и навсегда, Гарлейн,- тебе больше не удастся совершать насильственные действия против сторонников Цивилизации. В любом месте. Лучше уж возвращайся в Эддор и тихо сиди там.

- Ты так считаешь? - ухмыльнулся Гарлейн.- Неужели вы отважитесь на подобный шаг, вы, которые боялись нас более двух миллиардов теллурийских лет? Так опасались, что даже не осмеливались носа высунуть, дабы мы о вас не узнали. Боялись, не решаясь предпринять каких-либо попыток предотвратить гибель ваших новых цивилизаций в одном из миров или галактик? Выходит, вы боитесь нас и теперь - вот даже сейчас, встречаясь со мной, пренебрегаете контактом "разум против разума", а настаиваете на таком медленном и неудобном способе, как устное общение?

- Вряд ли твое мышление столь бессистемное, запутанное и нечеткое. Зря стараешься убедить меня, что ты просто глупый,- голос Бергенхольма звучал ровно и бесстрастно.- Я не думаю, что ты вернешься в Эддор, а точно знаю. Ты поступишь именно так, когда узнаешь некоторые обстоятельства. Ты протестуешь против устного общения, так как оно - самый простой и надежный способ предотвращения утечки информации, которой ты так отчаянно добиваешься. Что касается прямого контакта наших разумов, то такой контакт уже практиковался. Помнишь, как раз перед тем, как ты, действуя под именем Серого Роджера, вспомнил факты, о которых вся ваша раса уже давным-давно забыла? Во время той встречи я достаточно хорошо изучил каждую характерную черту и специфику реакции твоей личности: теперь могу распознавать тебя по твоим символам, Гарлейн из Эддора. А ты не знаешь обо мне ровным счетом ничего, только то, что я эрайзианин - факт, в общем-то, очевидный с самого начала. В течение многих эпох мы действительно скрывали от вас свое существование,- ровно продолжал Бергенхольм без какой-либо заминки и паузы.- Поскольку причина подобного сокрытия не дает тебе покоя, могу кое-что пояснить. Если бы вам, эддорианам, удалось узнать о нашем существовании раньше, вы создали бы достаточно мощное орудие противодействия и не позволили бы довести наше дело до желаемого результата. Теперь все позади, конец уже не за горами.

Действительно, твои деяния в облике Ло Супа в Уйгурии осуществились беспрепятственно. Да и приняв облики Мо-ридата Понтийского, Суллы, Мария и Нерона в Риме, Ганнибала в Карфагене, а также таких кровожадных чудовищ, как Чингисхан и Атилла, Муссолини и Гитлер, азиатских тиранов, вы могли хозяйничать в свое удовольствие. Вам не чинили особых препятствий на Ригеле IV, Велантии, Палей-не VII и еще во многих местах. Однако в облике Вирджила Сэммса, само время решило положить конец такой пагубной, деструктивной деятельности, препятствующей прогрессу. Поэтому-то я и установил барьер между вами и теми, кто иначе оказался бы совершенно беззащитным.

- Но почему теперь? Почему не много эпох назад? И почему избран именно Вирджил Сэммс?

- Ответ на твои вопросы содержал бы слишком ценную и пока еще секретную информацию. Ты сумеешь сам ответить на них -хотя для тебя это будет уже слишком поздно. Но продолжу. Ты обвиняешь меня, вернее Эрайзию, в трусости. Какая гнусная и глупая мысль! Лучше поразмысли, почему ты потерпел сокрушительное поражение на планетоиде Роджера? Почему в последнее время тебе ничего не удалось сделать? Как ты оказался в данной ситуации?

Образ мышления твоей расы в своей основе материалистичен и механистичен. Нас же вы считаете "философами" и "непрактичными идеалистами". Тем не менее ты обнаружил, к своему удивлению, что ваши даже самые разрушительные средства физического уничтожения (вспомни-ка свои пули!) не способны причинить вреда даже той форме плоти, которую я сейчас представляю. Уж не говоря о реальной сущности, которая составляет мое "Я".

Самоуверенность, врожденная склонность тиранов недооценивать оппонента подобные качества, присущие тебе, поставили тебя в довольно затруднительное положение. Думаю, такое представление о нас подведет тебя и в будущем...

- ...или ты убедишься, что все станет по-другому,- огрызнулся Гарлейн.Согласен, возможно, ваши действия продиктованы не трусостью. Но весьма близки к ней. Если бы вы могли эффективно действовать против нас в прошлом, то не создавали бы иллюзию пассивности. И будь вы в силах противостоять нам, вы бы действовали, а не ограничивались болтовней. Это элементарная, понятная всем истина. Она очевидна, и не пытайся отрицать ее. Не жди от меня, будто я поверю твоим возражениям.

- Отрицать? Конечно, нет. Но я рад, что ты произнес слово "эффективно", а не "открыто", ибо мы действовали эффективно против вас с тех пор, как вновь возникшие планеты достаточно остыли и на них могла развиваться разумная жизнь.

- Что?! Вы действовали? Каким образом?

- И об этом тебе тоже представится возможность узнать, правда, тоже слишком поздно. А сейчас я сказал все, что мог. Дальнейшей информации от меня не жди. Ведь тебе известно, что взрослых эрайзиан сейчас больше, чем эддориан. Часть их и будет полностью блокировать все действия тсаж-дого из вас. И тебе, надеюсь, ясно: для меня безразличен твой выбор - исчезнешь ты или останешься. Я буду сопровождать тебя везде, следовать за тобой в пространстве, контролируемом эддорианским экраном, куда бы ты ни направился. Выбор за тобой.

Гарлейн исчез. Исчез и эрайзианин, причем мгновенно. Но доктор Нильс Бергенхольм остался. Повернувшись, он продолжил работу именно с того момента, когда она была прервана, четко помня, что уже сделано и что еще предстоит сделать. Бергенхольм умел пользоваться различными способами воздействия на людей, используя их безупречно, хотя форма плоти, которую коллеги из Трипланетной Службы воспринимали как Нильса Бергенхольма, энергетизирова-лась не сверхмощным интеллектом Дроунли Формовщика, а эрайзианским ребенком, слишком юным, чтобы справиться с грядущими событиями.

Эрайзия наготове. Каждый дееспособный эрайзианин, достигший зрелого возраста, даже еще не повзрослевший, был призван действовать в решающий момент. Конечно, особой напряженности никто не чувствовал. Хотя поставлена необычная задача, ее решение предусматривалось и обдумывалось в течение многих лет, точнее, эпох. Эрайзиане знали, что им делать, в деталях обсудили, как осуществить планы. Они выжидали.

- Я не располагаю достаточно ясной картиной последовательности событий. Начну с того обстоятельства, что слияние разумов, частью которого является Дроунли, не уничтожило Гарлейна из Эддора, когда тот принял форму плоти Серого Роджера,- такую мысль направил в слияние Старейшин Эрайзии молодой Наблюдатель, действующий под именем Эвконидор.- Могу ли я в подходящий момент направить к вам мою визуализацию для пополнения информации и получения инструкции?

- Можешь,-ответили Старейшины Эрайзии, мощнейшие интеллекты влиятельной и могущественной расы, соединив свои сознания в единое целое.- Ты не зря используешь время. Приступай к выполнению поставленной задачи.

- Гарлейн, находящийся от других эддориан на огромном межгалактическом расстоянии, фактически изолирован и может быть уничтожен,- продолжал робко юноша, направляя свои мысли в соединенный разум.- Ведь гибель Гарлейна несколько ослабит Эддор, что будет нам на руку. Это аксиома. Но, однако, гораздо выгоднее позволить ему остаться в живых. Вот совершенно неоспоримые доводы: Гарлейн и его приятели предположат, что эрайзиане не в состоянии уничтожить его, поскольку до сих пор такого не совершилось. Эддориане, уверенные в своей мощи и полагающие, что мы гораздо ниже их по развитию интеллекта, не сочтут необходимым развивать такое направление в науке, как создание механических экранов, работающих на атомной энергии и направленных против мышления третьего уровня. В таком состоянии они будут находиться до тех пор, пока не поймут, что уже слишком поздно, а вся их мощь не спасет эддориан от уничтожеяия. Кроме того, они даже не подозревают, что Галактический Патруль, который вот-вот начнет действовать, фактически станет главным участником их уничтожения. Но у меня нет ясности, зачем нам сейчас убивать одного эддорианина. Я также не могу сформулировать или представить себе мало-мальски наглядно и четко средства, которые применялись бы для окончательного уничтожения данной расы. Мне не хватает некоторых фундаментальных знаний о событиях, имевших место за много эпох до моего рождения. Я не вправе поверить, будто мое восприятие и моя память настолько несовершенны. Может быть такие данные никогда не были доступны нам?

- Это действительно так. Конечно, твои представления о будущем не очень четкие и точные в деталях, что наступит, безусловно, после нескольких дополнительных циклов работы в лаборатории. Но твои знания о прошлом столь же исчерпывающи, как и у любого из нас.

- Я понимаю,- согласился Эвконидор.- Это необходимо сделать, и одной смерти ничтожнейшего из эддориан - Наблюдателя - будет достаточно. К тому же она не удивит и не всполошит Внутренний Круг Эддора, когда обнаружится, что интегрированный, тотальный разум Эрайзии в состоянии убить лишь столь хилую сущность. Я понимаю.

После такого обмена мнениями воцарилось молчание и наступило ожидание. Минуты? Или дни? Или недели? Кто мог поведать? И что значит время для любого эрайзианина?

Потом прибыл Дроунли. Прибыл в тот момент, когда Эвконидор покинул лабораторию Холма - ведь даже межгалактические расстояния ничего не значат для скорости мысли. Он соединил свой разум с разумами трех других Формовщиков Цивилизации. Объединенный интеллект Эрайзии, сбалансированный и готовый к действию, перебросил сам себя через космические дали. Эта мощнейшая, досель неведомая концентрация ментальной силы поступила на внешний экран Эддора практически в то же мгновение, что и сущность, представлявшая Гарлейна.

В отличие от эрайзианина эддорианин прошел сквозь экран без сопротивления.

Эрайзия нанесла удар по внешнему защитному экрану Эддора. В долю секунды экран был уничтожен. А потом, стремительно и неожиданно для защитников Эддора, эрайзиан-ские силы разделились. Слияние Старейшин, включая Формовщиков, захватили эдцорианина, который управлял экраном, набросили на него плотную энергетическую сеть и вытолкнули в межгалактическое пространство.

Проникнув в его сознание и не обращая внимания на сопротивление, они буквально вывернули наизнанку незадачливого противника. И, прежде чем жертва погибла от их зондажа, Старейшины Эрайзии узнали много сведений об эддо-рианах и их предках, об уровне их интеллекта. Затем Старейшины возвратились в Эрайзию, предоставив молодым, еще недостаточно окрепшим и не столь совершенно развитым в интеллектуальном плане согражданам право предпринимать все, что они сочтут нужным, против мощного Эддора.

Будет ли остановлена атака этих юных у второго, третьего, четвертого или, наконец, у внутреннего экрана, доберутся ли эрайзиане до самой планеты, нанесут ли ей ощутимый удар, прежде чем отступить,- не так уж и важно. Планировалось, что эддориане устранят это вторжение без особого труда. Они должны поверить, будто Эрайзия для них не представляет реальной угрозы.

Однако все-таки сражение выиграли эрайзиане. И овладели теперь ситуацией до такой степени, что могли просчитать каждый существенный момент предстоявшего сражения. Они пришли к не слишком радостному заключению: все их исследования четко показывают - уничтожение эддо-риан повлечет за собой их собственную ненужность в качестве стражей Цивилизации.

И хотя эрайзиане ознакомились с таким неутешительным для себя прогнозом, они без колебаний продолжили свою деятельность.

ГЛАВА 2

Холм, штаб-квартира Трипланетной Службы, а теперь и штаб создающегося Галактического Патруля, представлял собой гору, покрытую странной броней. Но человеческие существа не любят долго находиться под землей, несмотря на прекрасное освещение, и комфортабельное кондиционирование. Темница и есть темница. Так что резервация распространилась далеко от подножья этого серого, унылого, зеркально гладкого, металлического усеченного конуса. Снаружи находился маленький город, с сотнями высокопродуктивных ферм. В городском парке, кроме различных аттракционов, имелось примерно дюжина теннисных кортов.

Один из них с трех сторон окружали трибуны. Ясным майским вечером около сотни зрителей следили за соревнованиями. Два человека сидели на одной из трибун в ложе, где места хватило бы и для двадцати, с восторгом наблюдая за смешанной парой, которая в напряженном поединке выигрывала чемпионат Холма.

- Приятная пара, Род, скажу я тебе. И чисто играют,- шеф Трипланетной Службы Сэммс обратился к своему компаньону, когда противники меняли поля.Правда, по-моему, этой малышке следовало бы чуть больше на себя надеть: ведь белые нейлоновые шорты будто оголяют ее, лучше бы она играла без них. Я ей говорил уже не раз. А она не слушает - с каждым выходом на корт на ней все меньше и меньше одежды.

- Ну, разумеется,- спокойно улыбнулся комиссар Родерик Кимболл Киннисон.-Чего ты еще можешь ждать от нее? От матери ей достались волосы, а глаза у нее твои. Почему бы ей не унаследовать и твое упрямство? Ей есть что показать, а большинству показывать нечего. Вот одного я не могу понять, почему они не... Он замолчал.

- Я тоже не понимаю. Бог свидетель -мы сделали все для их сближения... Джек Киннисон и Джилл Сэммс, несомненно, составили бы прекрасную пару. Но почему-то они не хотят... Но подождем... Они еще дети, и дружба их достаточно крепка.

Правда, если бы Сэммс-отец оказался на корте, а не на трибуне, он был бы несколько шокирован, ибо молодой Киннисон, сохраняя на лице улыбку, такое говорил своей импозантной партнерше, что о дружеских чувствах здесь едва ли могла идти речь.

- Слушай ты, куриная башка, тупица, слабоумная жира-фиха,- бушевал он вполголоса, но с горечью и обидой.- Я. вышибу из тебя мозги! Я тысячу раз говорил тебе, чтобы ты контролировала свою половину, а не лезла на мою! Если бы ты находилась на своем месте или хотя бы заметила мой сигнал, Френк не сделал бы счет до тридцати. И если бы Луаз не попала в сетку, она переиграла бы тебя, плоскостопую дуру, находясь в километре от твоей позиции, и выравняла бы снова счет. Ты зачем сюда пришла - играть в теннис или проверить, сколько у тебя поклонников среди зрителей?

- А ты как считаешь? - томно ответила девушка. Ее карие с рыжим отливом глаза, казалось, рассыпали искры.- Ты лучше посмотри на себя и не учи меня жить! Для твоего сведения, великий пилот Джон К. Киннисон, сообщаю: именно оттого, что ты не можешь перестать быть "убийцей" Киннисоном даже на такой короткий срок и позволить двум нашим хорошим приятелям выигрывать хотя бы иногда очко или даже сет, я не собираюсь превращаться в "убийцу". А еще я скажу тебе...

- Ты мне ничего не скажешь, Джилл, это я буду тебе говорить! Если ты начнешь раздавать очки направо и налево, в один прекрасный день обнаружишь, что раздала их слишком много. Я не признаю такие игры. И пока ты играешь со мной, должна считаться с моими принципами. Если ты еще раз зевнешь, то следующий мяч, полученный мной, угодит в самую тесную часть твоих шикарных белых шорт - как раз туда, где должен находиться задний карман. Это станет такой сенсацией в городе, что ты три дня будешь сидеть дома и жевать рукава халата. Так что смотри!

- Ты невыносимый зануда! Я с удовольствием разбила бы ракетку о твою голову! И сделаю это, дай только уйти с корта, если ты не...

Раздался свисток. Вирджилия Сэммс, сама улыбка, подбежала на носках к линии подачи, застыв на миг, став воплощением грациозности и пластики. Мяч просвистел на минимальном расстоянии над сеткой - подача аса. Игра продолжалась.

А через несколько минут в душевой, когда Джек Кинни-сон бодро горланил, растираясь полотенцем, к нему шагнул парень огромного роста и смачно вмазал между лопаток.

- Мои поздравления, Джек, и прочая, и прочая... Но есть одна вещичка, о которой я хочу спросить. Между нами, ладно?..

- Откуда такая неожиданная робость, Мейс? Это на тебя не похоже.

- Ну... как бы это сказать... Ты ведь знаешь, что я умею читать по губам...

- Конечно. Мы все умеем. Ну и что?

- Только то, что... ну, я видел, как вы с мисс Сэммс говорили на корте. Если так щебечут влюбленные, то я тогда подзаборный щенок.

- Влюбленные? Какой дьявол сказал тебе, что мы влюбленные?.. Да в своем ли ты уме? Влюбленные! Я и эта рыжая вонючка, эта крокодилиха с жидкими мозгами! Да как ты мог такое подумать!

- Подожди-ка, Джек! - Голос гиганта стал заметно строже.- Конечно, ты сейчас сбился с курса из-за долгого перелета. У этой девушки все при ней. Она - самый класс во всей Резервации - ведь она настоящая красавица!

- Что? - От изумления молодой Киннисон перестал вытираться и уставился на приятеля.- Ты хочешь сказать, что ты не ухаживал за ней только из-за того...Он хотел сказать: "Что ты мой лучший друг во всей галактике", но не договорил.

- Ну, я думал, что это похоже на предательство,- его собеседник тоже не высказал вслух слова, которые в глубине души знали оба.- Но если между вами ничего нет... тогда все о'кэй...

- Подожди меня пять секунд, пойдем вместе.

Джек быстро оделся, и вскоре оба молодых офицера, затянутые в безупречно сидящую, черную с серебром форму Патруля, направились к женской раздевалке.

- ..да, она хороша... во многом...- Киннисон словно бы извинялся за сказанное в душевой.- Хотя кажется на первый взгляд, что у нее свиная голова и цыплячье сердце, она, в сущности, неплохая. Действительно, много над собой работает... большую часть времени. Только мне она не нужна даже с доплатой, и я ей тоже. У нас это взаимно. Да и у тебя с ней тоже ничего не получится, Мейс. Через неделю тебе захочется вырвать у нее одну ногу и отлупить еехэтой ногой... Но в таких случаях советы бесполезны - тут надо самому через такое пройти. Ты мне все равно не поверишь.

Вскоре появилась мисс Сэммс; она была одета не так вызывающе, как на корте,- блузка и модная плиссированная юбка.

- А вот и Джилл! Это Мейс, я рассказывал тебе о нем. Мой товарищ по экипажу, электронщик Мейсон Нортроп.

- Да, я слышала о тебе, Мейс, много слышала. Они с симпатией пожали друг другу руки.

- Он не решался подойти к тебе, Джилл, потому что вообразил, что станет браконьером, если начнет за тобой ухаживать. Можешь себе представить? Я рассеял его сомнения. И откровенно назвал ему причину. Так что он теперь запасся изоляцией против твоего высокого напряжения, не старайся зря.

- Да неужели? Как это мило с твоей стороны!

Она дотронулась до объемистого призматического бинокля, составной части обмундирования каждого офицера службы Космического Патруля.

- У-гу,- Нортроп заволновался, но держался стойко.

- Если бы я была такой рослой и здоровенной, как ты,- продолжала Джилл, с восхищением взирая на фигуру в шесть с лишним футов роста и в две сотни фунтов стальных мышц и крепких костей,-я бы схватила его за пятку, покрутила бы над головой и забросила на пятнадцатый ряд. Все дело в том, Мейс, что Джек опоздал родиться, запоздал на много веков. Ему бы служить надсмотрщиком на строительстве пирамид - хлестать рабов. Или еще лучше - стать одним из тех людей, о которых говорится в забавных книжках - их мы нашли в прошлом году, разбирая университетский архив,-о господах в пробковых шлемах, плантаторах или что-то в этом роде. Такие типы могли казнить и миловать, вершить свое правосудие. Они-то полностью распоряжались вассалами и их семьями, слугами и служанками. В особенности служанками! Джек любит маленьких, сюсюкающих и лепечущих ерунду девчушек, бесхарактерных и абсолютно безмозглых. Не так ли, милый?

- Ох! Тише, Джилл, пожалуй, мне нужно мало-мальски прийти в себя. Давайте отложим наш разговор, хорошо? Увидимся чуть погодя.

Киннисон повернулся и заспешил прочь.

- Знаешь, почему он так быстро с нами распрощался? - Джилл улыбнулась своему собеседнику обворожительной, белозубой улыбкой.- Вовсе не потому, что он сдался. Вон из-за той блондинки, она в ярко-красном. Очень немногие блондинки могут себе позволить носить одежду такого немыслимого цвета. Ее зовут Димпль Майнард.

- А она...

- Сюсюкающая и лепечущая? У-гу. Это она. Ведь ты наверное понял, что мы говорили не то, что на самом деле думали... или... по крайней мере...- ее голос погрустнел.

- Не знаю, правду вы говорили или нет,- отвечал Норт-роп, конфузясь.Какая-то дикая чепуха, я даже не уловил смысла. Не могу понять, почему вы оба-пожалуй, самые чудесные люди в мире - должны обязательно ссориться друг с другом. Ты можешь объяснить?

- Не знаю, думала ли я когда-нибудь над этим,- Джилл поджала нижнюю губу.Действительно, он великолепный парень и даже нравится мне иногда. Большую часть времени мы ладим. Мы вообще на людях не цапаемся, но когда остаемся вдвоем... тогда ссоримся из-за любого пустяка и вообще без повода... Скажи, разве мы иначе не можем? Мы как одноименные заряды: отталкиваемся друг от друга тем сильней, чем меньше между нами расстояние. Вот как я представляю ситуацию, Мейс.

- Возможно, так оно и есть,- лицо Мейса прояснилось.- А у меня заряд с противоположным знаком. Пошли!

В это самое время в глубоко укрытом под землей офисе Вирджила Сэммса два самых могущественных человека Цивилизации были поглощены беседой.

- ...неприятности, заставившие четырех человек нашего ранга не сомкнуть глаз всю ночь,- голос Сэммса звучал ровно, но глаза казались грустными.Впрочем, ты-то можешь поторапливать своих время от времени. Они ведь, в основном, находятся в солнечной системе: быстрый перелет - и дело сделано. Языки и обычаи знакомы. Но как, повторяю, закон может работать эффективно, да и вообще работать в таких условиях, когда кто-то совершает, например, убийство или пират грабит космический корабль, и, прежде чем преступление обнаружено и раскрыто, виновный уже удалился на сотни парсеков? Разве может теллурианец Джон Закон отыскать преступника в чужом и странном, с нашей точки зрения, мире, где вообще ничего не слышали о нашем Патруле, там общаются на непонятном для нас языке, а может быть, и не на языке вовсе,- где несколько месяцев уходит только на выяснение ситуации, если, конечно, ее вообще удается прояснить. И есть ли там туземная полиция? Но ведь выход должен быть, обязательно! - Сэммс ударил ладонью по блестящей крышке стола.- И с Божьей помощью я найду его - Патруль будет функционировать по-настоящему!

- Крестоносец Сэммс, ныне и присно! - В голосе Кин-нисона нет и следа насмешки, лишь дружелюбные нотки и восхищение.- И я могу поклясться, что ты это сделаешь. Твой Межзвездный Патруль, или как там он...

- Галактический Патруль! Так и только так он должен называться.

- ...он у тебя уже в кармане. Ты ведь почти все подготовил, Сэме. Создана система - Невия, колонии на Альдеба-ране II и других планетах, даже Валерия, все приведено в готовность. Забавно с Валерией, разве не так?

Тут на миг наступила тишина, затем Киннисон продолжал:

- Стоит только обнаружить алмазы, как там появятся голландцы. А голландские женщины приезжают вслед за мужчинами. И, несмотря на предостережения медиков, появляются маленькие голландцы. Хотя большинство взрослых умирают - три "" это не шутка,- практически все дети выживают. У них нормально развивается костная и мышечная система, ходить они начинают в полтора года-это вполне нормально. Говорят, что третье поколение там полностью акклиматизируется.

- Что ж, это свидетельствует о более высокой способности человеческих существ к адаптации, чем считалось прежде. Не старайся отвлечь меня, Род. Ты прекрасно знаешь, с. чем мы столкнулись, какие новые проблемы появились с развитием звездной коммерции в космосе. Новые пороки тут как тут - наркотики, тионит, например. Мы даже не напали на след, ни малейшего намека на то, откуда поступает подобная зараза. И не мне рассказывать тебе о пиратстве, которое приобрело невиданные масштабы.

- Я и не возражаю... Взгляни на цену альдебаранских сигар, единственно годных для курения! Кстати, ты ведь отказался от мысли, что Эрайзия - это пиратская штаб-квартира?

- Ну, такое утверждение определенно не верно. Пираты боятся Эрайзию даже больше, чем космические бродяги. Она не стандартная планета: абсолютно закрытая территория, очевидно, для всех, включая моих лучших оперативников. Мы о ней знаем только название - Эрайзия, которое присвоили ей наши планетограсры. Она - самая непонятная для меня вещь, которую я когда-либо встречал в своей жизни. Я лично собираюсь отправиться туда, лишь выкрою время. Конечно, я не рассчитываю на быстрый успех - узнать все то, что не могут добыть мои лучшие сотрудники. Я получаю противоречивую информацию: она никогда' не совпадает. Правда, в одном все сходятся - никто не мог подобраться близко к планете, так что мне крайне необходима информация из первых рук. Не отправишься ли ты со мной туда, Род?

- Попробуй только не взять меня!

- Но мы не должны ничему удивляться,-задумчиво продолжал Сэммс.- Едва мы коснемся оболочки,-как можем столкнуться со странными необъяснимыми явлениями. Факты, ситуации, события, даже существа, к встрече с которыми мы, судя по нашему теллурийскому опыту, видимо, совершенно не подготовлены. Хотя со многим мы сталкивались. Если бы десять лет назад кто-нибудь сказал, что существует такая раса, как ригелийцы, как бы ты реагировал? Ты же ведь в курсе - наш корабль летал туда. Час, проведенный в ригелийском городе, минутная поездка в ригелийском автомобиле доведут теллурийского жителя до потери рассудка.

- Понимаю, к чему ты клонишь,- кивнул Киннисон.- Пожалуй, я бы ввел проверку психологического здоровья. А паленийцы - те еще чуднее. Люди - пусть мы назовем их так,- которые живут на Плутоне и получают удовольствие от такой жизни! Существа необычные, их никто не понимает, насколько мне известно. Но тебе не придется удаляться слишком далеко от дома, чтобы найти работенку по разгадке таинственных явлений. Кто и сколько времени был Серым Роджером? Почему им был? Вот еще одна загадка - твой молодой Бергенхольм. Да, кстати, ты никогда мне не рассказывал, почему именно Бергенхольм, а не Родебуш и Кливленд наладили хрансгалактическую коммерцию. Это причина девяти из десяти наших самых интересных нерешенных проблем. Насколько мне известно, Бергенхольм до сих пор даже не получил звание инженера.

- Разве я не проинформировал тебя? А я считал, что мы обсудили данный вопрос. Он не инженер и не был им. Что касается первоначальной модели безынерционного привода Родебуша-Кливленда, то эта модель была не совсем удачной, ты знаешь сам...

- Откуда мне знать?! - воскликнул Киннисон.

- Они месяцами ломали голову, а результата никакого. Однажды пай-мальчик Бергенхольм притопал в их мастерскую - громадный, неуклюжий, спотыкаясь о свои собственные ноги. Он невинно таращил глаза пару минут на эту штуку, а потом и говорит:

- Почему бы вам не использовать уран вместо железа и не перемотать все так, чтобы получить волнообразные движения такой-то формы? - И он изобразил на скорую руку пару действительно великолепных кривых.

- А зачем мы должны переделывать? - заворчали Роде-буш и Кливленд.

- Чтобы все заработало,- сказал он и вышел из помещения, равнодушно озираясь, как и вошел.

От отчаяния они попытались выполнить его указания - и модель заработала. С тех пор с "Бергенхольмом" - так назвали аппарат - ни у кого не возникало никаких проблем. Вот почему Родебуш и Кливленд, причем оба, настаивали, что новый двигатель должен носить имя изобретателя.

- Я знаю, поэтому снова возвращаюсь к уже сказанному. Раз он такой гигант мысли, почему же в его собственной работе над метеоритом пока нет хороших результатов? Или они есть?

- Нет... или по крайней мере не было до вчерашнего вечера. Но вот в моем блокноте записано: он просит разрешения зайти ко мне сегодня. Он будет с минуты на минуту.

- Замечательно. Это очень кстати, я смогу поговорить с ним в твоем присутствии.

Действительно, скоро молодой ученый вошел в кабинет и был представлен комиссару.

- Начинайте, доктор Бергенхольм,-сказал Сэме.-Вы можете быть вполне откровенны с нами, будто беседуете со мной наедине.

- Как вы, вероятно, слышали, меня называют психом,- Бергенхольм сразу взял быка за рога.- Ходят слухи, что я вижу вещие сны, слышу голоса, у меня бывают видения и тому подобное. Я действую, опираясь на предчувствия и интуицию. Будто я гений. И вот в вашем присутствии хочу вполне определенно заявить: я не гений, если я понимаю значение этого слова так же, как и все остальное человечество.

Бергенхольм замолк. Сэммс и Киннисон обменялись взглядами. Последний нарушил недолгое молчание.

- Мы с советником как раз говорили о том, что вокруг нас существует слишком много непонятного. С распространением нашей деятельности на новые пространства Вселенной мы не гарантированы от того, что все чаще будем сталкиваться с самыми невероятными явлениями. Я полагаю, что мы выслушаем все, что вы нам расскажете, с пониманием и без предубеждения.

- Прекрасно. Но прошу вас не забывать, что я ученый. И как таковой, привык наблюдать явления, обдумывать их в спокойной обстановке, детально анализируя и проверяя каждую гипотезу. Я вообще не верю в сверхъестественные силы. Наша Вселенная не могла бы возникнуть, она не существовала бы, если бы не действовали естественные и неизменные законы. Я еще раз подчеркиваю неизменные, джентльмены. Все, что уже произошло, происходит сейчас или еще только произойдет, было, есть и будет статистически связано с предшествующими и последующими событиями. Если я не приму этого безоговорочно, я потеряю всякую веру в действенность научных методов. Поймите, даже если когда-либо и произошло хоть одно "сверхъестественное" событие, оно рассматривалось бы как совершенно непредсказуемое явление, которое повлекло за собой целый ряд неожиданных изменений. В это не поверит ни один ученый из нашей Вселенной.

Но я должен признаться: даже мне самому приходилось делать подобные, странные вещи - вызывать какие-либо явления, которые я не могу объяснить ни вам, ни другим человеческим существам, опираясь на принятую в нашей науке символику"

Или обратимся к еще более необъяснимому-назовите это предчувствием, если желаете. Именно об этом я и хотел поговорить с вами сегодня.

- Но вы изъясняетесь как-то загадочно,-запротестовал Сэммс.

- Я просто подготавливаю вас к восприятию невероятной вещи, о которой сообщу позже. Вам, конечно, известно, что любая ситуация, с которой рассудок не в состоянии справиться, любая действительно серьезная дилемма, которую не удается логически решить, могут вызвать расстройство рассудка - фрустрацию, бегство от реальности и так далее. Вы также, наверное, понимаете, что я стал сознавать собственные странности задолго до того, как их кто-либо заметил.

- А-а-а, я понимаю. Да, конечно,- Сэммс, весьма заинтересованный, подался вперед.-Ваша сегодняшняя личность вполне адекватна и абсолютно цельна. Как же вам удалось справиться с такой сложной ситуацией?

- Я полагаю, у вас имеются данные о моих родителях?

Сэммс, всегда собранный и проницательный, не обратил внимания на то, что норвежец ответил вопросом на вопрос.

- Да... я начинаю понимать... впрочем, комиссар Кинни-сон не имел доступа к вашему досье. Расскажите сами.

- Мой отец - доктор Хьялмар Бергенхольм. Моя мать - доктор Ольга Бьернсон. Они физики-ядерщики, причем выдающиеся. Их называют пионерами в этой области. Уже много лет они работают на самых передовых рубежах в данной науке.

- А! - воскликнул Киннисон.- Мутант? Рожден с даром ясновидения или что-нибудь еще в этом роде?

- Не ясновидение в том смысле, как такой феномен описывается в науке, нет. Мы не располагаем фактами, будто компетентные ученые-исследователи признали наличие подобного свойства. Мои способности - совсем иное явление. Можно ли использовать мой феномен - интересная тема для размышлений, но к нашему разговору не имеющая ровным счетом никакого отношения. Если вернуться к нашему предмету, скажу: я абсолютно уверен, что существует наука об интеллекте, такая же определенная, позитивная и неизменная в своих законах, как и физические науки. Не буду сейчас вам это доказывать, но сам уверен - такая наука существует, и я рожден со способностью воспринимать, по крайней мере, некоторые ее элементы.

Обратимся теперь к вопросу о Золотом метеоре Патруля. Это - характерный физический символ, характерный признак. У пиратов есть такие же одаренные физики, как и у нас. И уж коли физическая наука может изобретать и синтезировать, она может также анализировать и копировать. Но есть черта, которую физика переступить не в состоянии. Физика не анализирует, не имитирует реальные продукты того, что я так неопределенно назвал наукой об интеллекте.

Мне известно, советник Сэммс, что Трипланетная Служба нуждается кое в чем гораздо более мощном, чем метеор. У меня есть сведения, что эта потребность становится все более актуальной по мере расширения сферы действий Патруля. И без эффективной системы действия символа-определителя Солнечный Патруль натолкнется на значительно большие трудности, чем Трипланетная Служба, а его логическое преобразование в Космический Патруль, или как там эта межпланетарная организация будет называться, станет, безусловно, невозможным. Нам требуется такой характерный признак, который в состоянии распознать любой представитель Цивилизации, где бы он ни находился, определить точно и безошибочно. Необходимо исключить возможность подделки подобного символа. Наш символ должен сразу же выделить самозванцев, готовых пойти на обман. Символ действует как средство телепатии, помогая поддерживать контакт между его владельцами и другими разумными существами с высоким или низким уровнем развития: тогда установится ментальное общение более быстрое и четкое, чем физическое. При ментальном общении не нужно изучать чужие языки. Примером такого общения - контакт между нами и жителями Ригеля IV или Палейна VII; те и другие, как известно, отличаются высоким интеллектом и, вероятно, знакомы с телепатией.

- Вы читали и читаете мои мысли? - спокойно поинтересовался Сэммс.

- Нет,- бесстрастно отозвался Бергенхольм.- Не читаю, но в этом нет и необходимости. Любой здравомыслящий человек, который действительно задумывался над данным вопросом и принимает близко к сердцу благо цивилизации, неизбежно приходит к таким же выводам.

- Весьма вероятно, что так оно и есть. Но не будем терять время. У вас ведь имеется какое-то готовое решение, иначе вы не находились бы здесь. Так что же?

- Вот мое предложение: вы, советник Сэммс, должны поскорее отправиться на Эрайзию.

- На Эрайзию! - воскликнул Сэммс и продолжил: - На Эрайзию! Почему на Эрайзию, ведь и без нее предостаточно горячих точек во Вселенной? И как нам подойти к данной проблеме? Разве вам неизвестно, что никому не удавалось до сих пор даже близко приблизиться к чертовой планете?

Бергенхольм пожал плечами и раскинул руки, изображая полнейшую беспомощность.

- Что это - очередное ваше озарение? Почему вы так решили? - включился в разговор Киннисон.- Или вам кто-то что-то сказал? Как вы пришли к подобной идее?

- Это не интуиция,-отвечал норвежец убежденно.-И никто мне не говорил ни слова. Но я знаю -так же определенно, как знаю, что соединение водорода и кислорода рождает воду: жители Эрайзии имеют непосредственное отношение к науке, которую я назвал наукой об интеллекте.

Если Вирджил Сэммс отправится на Эрайзию, именно там он добудет нужные ему символы, которые иначе нигде не сможет получить. На вопросы, как и откуда я все это знаю... не могу... нет, впрочем... теперь я уверен, что сообщу вам вскоре!

Ничего не добавив к сказанному, не спросив разрешения удалиться, Бергенхольм повернулся и поспешно вышел из кабинета. Сэммс и Киннисон ошеломленно поглядели друг на друга.

- Ну? - спросил Киннисон с усмешкой.

- Я отправляюсь. Немедленно. Прав он или нет, пусть ты считаешь, что я не в своем уме,- отправляюсь! Я верю каждому его слову. Ведь перед нами выступал все-таки Бергенхольм, а не кто-либо еще. Ну, а ты? Со мной?

- Да. Признаюсь, он не убедил меня полностью, на все сто процентов. Но, как ты говоришь, Бергенхольм слишком талантлив, чтобы не прислушаться к его идеям. И хоть шансы минимальны, следует попытаться. На чем мы отправимся? Может, на "Бойсе" или "Чикаго"? - это уже прозвучал голос комиссара общественной безопасности и главнокомандующего объединенными Вооруженными Силами.- Я авторитетно заявляю: "Чикаго" - самый скоростной и мощный корабль во Вселенной.

- Рекомендация одобрена. Старт завтра, в двенадцать ноль-ноль.

ГЛАВА 3

Супердредноут "Чикаго", приблизившись к незримой, но тем не менее четко установленной границе, которую не пересекал никакой другой корабль, получил разрешение на продолжение полета и стал двигаться дальше по инерции, медленно преодолевая милю за милей. Каждый член экипажа, начиная с комиссара и советника, ощущал напряженное беспокойство. Разные, порой просто фантастические истории распространялись вокруг Эрайзии, поэтому никто не знал, что ждет их впереди. Они приготовились к самому неожиданному-оно не заставило ждать.

- А, теллурианцы, вы весьма точны,-сильный, властный, низкий резонирующий псевдоголос раздался в глубинах мозга у каждого члена экипажа, находящегося в чудовищно огромном военном космолете.-Пилоты и навигаторы, вы продвигаетесь курсом один, семьдесят восемь, тире семь, двенадцать, пятьдесят три. Держитесь данного курса, не включая двигатель, сохраняя теллурианское гравитационное ускорение. Вирджил Сэммс приглашается к беседе. Он вернется к экипажу ровно через шесть ваших часов.

Ошеломленные первой встречей с телепатией, члены экипажа "Чикаго" не заметили ничего необычного во фразеологии этой точнейшей, алмазно-четкой мысли. Кроме, однако, Сэммса и Киннисона, настоящих мастеров четкости во всем. Тем не менее, хотя они и были готовы распознать малейший признак гипноза или внушения, никто из них ни в малейшей степени не заподозрил тогда или когда-либо потом, что Вирджилу Сэммсу вообще не понадобилось выходить из корабля.

Сэммс был убежден, что он поднялся на борт спасательной шлюпки и направился в ней к сияющей дымке горизонта, за которой находилась Эрайзия. Комиссар Киннисон мог заверить так же определенно, как и любой другой член экипажа,- Сэммс совершил эти действия, поскольку он, другие офицеры и большая часть экипажа наблюдали за поведением Сэммса. Они видели, как спасательная шлюпка уменьшается в размере, удаляясь; видели, как она исчезла в странной радужной энергетической пелене, которую не могли пробить даже самые всепроникающие ультрамощные шпионские лучи.

Они ждали.

Поскольку каждый свидетель событий до конца жизни был убежден, что все происходило в действительности, это заслуживает более подробного рассказа.

Вирджил Сэммс провел свой маленький челн сквозь внутренний экран Эрайзии и увидел планету, настолько напоминавшую Землю, что ее можно было принять за двойника. Белые снеговые шапки гор, бескрайние синие просторы океанов, зеленые континенты, кудрявая россыпь облаков.

Есть ли там города? Поскольку он вообще не представлял, что его ожидает, то готовился ко всему. Правда, не верилось, будто на Эрайзии имеются большие города. Эрайзиане, с которыми Сэммсу предстояло общаться, были совершеннейшими суперменами, существами с высокоразвитым интеллектом вне человеческого понимания или опыта и полностью соответствовали изречению йеив ех тасЫпа. Неужели расе суперменов нужны такие неудобные вещи, как города? Определенно нет. На Эрайзии не может быть городов,- решил Сэммс.

Их и не оказалось. Спасательная шлюпка снизилась, замедлила полет и плавно опустилась в ангар с автоматической регулировкой. Ангар стоял на окраине небольшой деревни, окруженной фермами и лесами.

- Сюда, пожалуйста.

Незримый голос пригласил Сэммса к двухколесному экипажу, который поразительно напоминал открытый автомобиль.

Автомобиль тронулся с места, как только Сэммс захлопнул дверцу. Он устремился по мощеному шоссе, свободному от транспорта, мимо ферм и домиков и остановился перед приземистым, массивным сооружением, вероятно, самым главным здесь.

- Сюда, пожалуйста,-и Сэммс, миновав автоматическую дверь, направился по короткому, пустому холлу и оказался в обширном центральном зале, где находилось сооружение, похожее на чан, а перед чаном стояло глубокое кожаное кресло.

- Садитесь, пожалуйста.

Сэммс, поблагодарив, принял приглашение. Он не был уверен, что смог бы и дольше держаться на ногах.

Он ожидал встречи с чудовищной силы интеллектом, но увиденное намного превосходило все его самые необузданные фантазии. Сэммс различил мозг-просто мозг - и больше ничего. Почти круглый, не меньше футов десяти в диаметре, плавающий в жидкости, от которой исходил приятный аромат,- МОЗГ!

- Расслабьтесь,- спокойно приказал эрайзианин, и Сэммс обнаружил, что может расслабиться.- Через того, кто тебе известен под именем Бергенхольма, я прослышал о твоем желании и разрешил тебе прибыть сюда, разумеется, в порядке исключения, чтобы дать инструкции.

- Но это... ничего из этого... нет_. это не может быть реальным! - лепетал Сэммс.- Я... должно быть... воображаю все это... и я знаю, что нахожусь под гипнозом - ведь я не подвержен ему, у меня прививка против любого гипноза.

- А что такое реальность? - спокойно спросил эрайзианин.- Ваши самые глубокие мыслители не смогли ответить на данный вопрос. Даже я, хоть и намного старше, наделен неизмеримо большими способностями к умственной деятельности, чем любой представитель вашей расы, даже я не решусь дать ответ на этот вопрос. Мы также не ждем от тебя, поскольку твой жизненый опыт так ограничен, что ты безоговорочно поверишь в какие-либо объяснения, которые я мог бы представить, передав путем телепатии или словесно. Ты должен сам убедиться при помощи пяти твоих органов чувств: я и все вокруг тебя- реально, конечно, в том смысле, как ты понимаешь реальность. Ты различаешь деревню и это здание; ты лицезреешь плоть, вмещающую самую сущность, которой являюсь я. Ты ощущаешь твою собственную плоть: постучи костяшками пальцев по дереву, и ты ощутишь касание и услышишь звуковые вибрации. Войдя в зал, тй почувствовал аромат питательного физиологического раствора, что является средой моего существования. Теперь о вкусовом ощущении. Ты голоден? Или, может, хочешь пить?

- Я хочу пить и есть.

- Попей из кувшина, он стоит вон там, в нише. Дабы из-бежать'всякой видимости внушения, я ничего не скажу о составе этого питья, лишь приведу только один факт: жидкость абсолютно идентична химическому составу твоих тканей.

Не без опасения Сэммс поднес сосуд к губам и, чуть подождав, держа его обеими руками, сделал глоток. Как ХОРОШО! Запах жидкости напоминал все наиболее аппетитное привычной ему кухни. Все самые изысканные кушанья, которые он перепробовал в своей жизни, казалось, присутствуют здесь. Ни один напиток не утолял так его жажду! Но Сэммс не смог выпить его до дна, хотя сосуд не был большим: он быстро насытился, наверное, напиток по своей питательности был несравненно выше, чем отменное жаркое из говядины! Чувствуя легкое пресыщение, Сэммс, поставив кувшин на место, снова повернулся к своему необычному собеседнику.

- Вы меня убедили. Все это реальность. Никакое психологическое воздействие не может так полно удовлетворить чисто физиологические потребности организма голод и жажду. Огромное спасибо за то, что вы позволили мне явиться сюда, мистер?..

- Можешь называть меня Ментор. У меня нет имени в вашем понимании. Теперь, пожалуйста, поразмысли - говорить нет необходимости - о твоих проблемах и трудностях, о делах выполненных и намерениях.

Сэммс быстро и обстоятельно сконцентрировал внимание и начал мысленно анализировать, хватило несколько минут для передачи всей истории Трипланетной Службы и создания Солнечного Патруля. Затем почти три часа он уделил детальной структуре Галактического Патруля, каким он ее представлял. Наконец Сэммс вернулся к реальности. Вскочив на ноги, он сделал несколько шагов по залу и заговорил.

- Однако есть закон жизни, одно присущее ей и абсолютно отрицательное обстоятельство, которое делает всю нашу затею невозможной! - горячо и с отчаянием вырвалось у него.- Ни один человек, ни группа людей, кто бы он ни был, не должны наделяться огромной властью. Совет, а вместе с ним и я, сделали все, что в наших силах, но сделанное нами - это практически самая малость по сравнению с тем, что Галактический Патруль мог бы и должен осуществлять. Но я первый выступлю против передачи исключительной власти одному лицу. Любой диктатор, от Филиппа Македонского до какого-нибудь азиатского тирана, претендовал на такое самоуправство, объясняя свои деяния благом народа. В первые годы правления, пожалуй, подобный лозунг мог соответствовать действительности. Но потом... разве я поверю, что Галактический Совет - да и я сам - сможем противостоять магии власти? Кто будет контролировать контролеров?

- Подобная мысль делает тебе честь, юноша,- ответил бесстрастно Ментор.-Такова одна из причин, почему ты сейчас находишься у нас. Ты еще не можешь знать, что именно ты действительно не подвержен коррупции. Я же знаю. Более того, существуют силы, с помощью которых явления, кажущиеся тебе сейчас неосуществимыми, станут обычными, распространенными, повседневными. А теперь вытяни руку.

Сэммс выполнил приказание: вокруг его запястья защелкнулся платиново-иридиевый браслет; на нем, подобно браслету от часов, находился предмет, напоминавший крупную чечевицу или линзу. Теллуриец оцепенел от изумления. Непонятный предмет, казалось, состоял из тысяч - или миллионов крошечных алмазов, каждый из которых пульсировал, излучал все цвета радуги и выбрасывал, словно транслировал, турбулентный поток переливающегося, полихроматического света!

- Преемник Золотого метеора Трипланетной Службы Лиги,- сказал спокойно Ментор.- Эрайзианская Линза. Ты можешь поверить мне на слово, со временем убедишься сам, что ни один человек не сможет носить эрайзианскую Линзу, если он в каком-то смысле не достоин этого. Здесь есть еще одна такая -для твоего друга, комиссара Киннисона. Ему нет необходимости физически являться самому на Эрайзию. Линза помещена в футляр-изолятор и не светится. Дотронься до поверхности Линзы, только чуть-чуть и очень быстро, ибо прикосновение болезненно.

Сэммс кончиком пальцев едва коснулся тусклого, серого и безжизненного драгоценного камня: его рука непроизвольно дернулась в сторону, по всему телу прошла судорога, пронзительно-болезненная и мучительная,- ощущения неприятные, такие он никогда не испытывал.

- Неужели Линза живая?! - вырвалось у него.

- Нет, она не живая в том смысле, как ты понимаешь это...- Ментор помедлил, словно подыскивая слова, которые могли бы описать не понятное теллурийцу явление.- Но она наделена, по вашим меркам, подобием жизни, псевдожизнью. Именно данное обстоятельство позволяет ей испускать характерные лучи, причем лишь в том случае, когда образует энергетическую цепь с живым существом - назовем его "эго",- с которым она находится в соответствующем резонансе. Светящаяся Линза совершенно безвредна: она совершенна, насыщена энергией. Когда она тусклая, она крайне опасна, ты убедился сам. Тогда она наполнена энергией; в данной фазе она ищет контакта, жаждет и требует насыщения. В таком состоянии ее псевдожизнь явно влияет на жизнь того, с кем она не находится в контакте: последний выбивается из седла за какие-то секунды, перемещается из одной плоскости в другую или из привычного цикла-в непривычный.

- Значит, только я один - из всех живых существ, могу носить вот эту самую Линзу? - Сэммс облизал пересохшие губы и уставился на нее, излучающую теплое сияние на его запястье.- Но когда я умру, она превратится в потенциальную угрозу?

- Ни в коем случае. Линза создается только для живого существа и функционирует в соответствии с его плотью. Как только ты перейдешь в другой цикл, твоя Линза распадется.

- Замечательно! - Сэммс вздохнул с облегчением.- Но тут есть одно обстоятельство... эти вещи... не имеют цены... а ведь их нужно миллионы... а вы не...

- Тебя интересует, что мы получим взамен? Казалось, эрайзианин улыбнулся.

- Именно так,- Сэммс вспыхнул, но сдержался.- Никто просто так ничего не делает. Альтруизм прекрасен в теории, но у нас нет ни одного примера его воплощения на практике. Я готов заплатить требуемую сумму-естественно, в рамках разумного и возможного - за Линзу. Но я должен знать цену.

- Она стоит дороже, чем ты предполагаешь сейчас,- голос Ментора звучал торжественно.- Тот, кто носит Линзу из Эрайзии, тот берет на себя огромную ответственность, а это не в состоянии выдержать слабый рассудок. Груз власти, ответственность, знания, способность полностью разрушить любой разум, менее сильный. Альтруизм? Нет. Во всяком случае, не воздаяние добром за зло, во что так непоколебимо вы верите. Созданный вами образ - или абсолютная белизна, или беспросветная чернота - неверен. Никогда не существовало ни абсолютное зло, ни абсолютное добро.

- Но ведь тогда все усложняется! - запротестовал Сэммс.- Теперь я вообще не вижу причины, побуждающей вас делать все это для нас.

- И тем не менее причин предостаточно, хотя я не уверен, удастся ли мне объяснить их понятно, как мне хотелось бы. Есть три причины: любая из них вполне достаточна, чтобы побудить нас предпринять такой шаг, как оснащение Линзами вашего Галактического Патруля. Во-первых, в свободе или рабстве, в демократии или полной регламентации действий нет ничего исконно правильного или неправильного. Но нам представляется следующее: наиполнейшее счастье, благополучие для большинства существ - оптимальное продвижение к тому, что кажется высшей целью, прогрессом, словом, к тому, к чему стремится в своем развитии соответствующий цикл существования в огромной и не познанной еще Схеме Бытия. Данную цель возможно достичь при условии, если для каждого индивидуума будет гарантирован максимальный объем интеллектуальной и физической свободы, которая согласуется с интересами личности и не мешает развитию общества в целом. Мы, обитатели Эрай-зии, являемся лишь малой частью этого цикла. Для тебя, нашего согражданина по данному циклу, сейчас еще сложно поверить нашему утверждению: само следование законам Бытия - это и есть полная компенсация за все наши усилия.

- Я никогда не размышлял об этом под таким углом зрения,- Сэммсу было трудно осмыслить услышанное, понять все до конца.- Кажется, начинаю понимать логику ваших рассуждений... я уже верю вам.

- Во-вторых, у нас немало обязательств особого рода, поскольку жизнь на многих планетах возникла из эрайзийс-ких семян.- In loco parentis (Являясь родителями) - мы окажемся отброшенными в сторону, если не предпримем активных действий. И в-третьих, ты ведь тратишь драгоценное время и силы на игру в шахматы. Зачем ты это делаешь? Что ты получаешь от этого?

- Зачем? Хм... я думаю... гимнастика для ума... Мне нравится игра.

- Ну вот, видишь? А я знаю, что один из ваших древних философов утверждал, будто полностью компетентный мозг, изучив одно-единственное явление, принадлежащее к определенной Вселенной, в состоянии реконструировать или представить себе наглядно всю Вселенную от момента ее создания до самого конца.

- Да. По крайней мере, я слышал такую мысль, но никогда не верил в возможность ее реализации.

- Это несбыточно хотя бы потому, что такого абсолютно компетентного мозга никогда не было и не будет. Ведь пришлось бы усвоить бесконечный объем информации, на что потребовалось бы бесконечное количество времени и бесконечная емкость мозга. У нас есть игра, похожая на ваши шахматы. Мы называем ее "Визуализация Вселенной". В моей визуализации женщина по имени Кларисса Мак-Дугал, ваш потомок, собирается пойти в магазин под названием "Бренлерс" на планете... хотя нет, давай рассмотрим более близкое событие, касающееся лично тебя: вот повод проверить правильность нашего решения. Где ты будешь находиться и чем заниматься в какое-то определенное время в будущем. Скажем, через пять лет.

- Давайте попробуем. Если вам удастся это сделать, то вы прекрасный предсказатель.

- Удалимся на пять теллурийских лет. С того момента, как ты пересек защитный экран Холма в начале данного путешествия. Через пять лет, начиная с этого момента, ты будешь... позволь мне, пожалуйста, минутку подумать... ты будешь в парикмахерской, которая еще не построена; ее адрес - Тысяча пятьсот пятнадцать, Двенадцатая авеню, Спокан, Вашингтон, Северная Америка, Теллус. Имя парикмахера - Антонио Карбонеро, он левша. Занят стрижкой твоих волос. Или, вернее, стрижка уже закончена, а он подбривает бритвой "Дженсон-Кинг-Берд" короткие волосы около твоего левого уха. Весьма небольшое, четвероногое, полосатое, серое существо из расы, именуемой "кот",- молодой кот по кличке Томас, хотя в действительности он женского пола,- прыгнет на твои колени, умильно обращаясь к тебе на своем языке, который знаком тебе лишь частично. Вы называете это мяуканьем и мурлыканьем.

- Да,- только и мог сказать пораженный Сэммс.- Кошки действительно мурлыкают, в особенности котята.

- Очень хорошо. Я никогда не видел кошек в реальности и благодарю тебя за помощь в моей визуализации. Это юное существо женского пола, ошибочно именуемое Томас, не рассчитав траекторию своего прыжка, слегка толкнет хвостом локоть парикмахера, и тот чуть-чуть порежет тебя, трехмиллиметровый порез параллельно левой скуле, немного выше ее. Парикмахер тотчас приложит кровоостанавливающий карандаш к ранке. Вот прогноз, я полагаю, достаточно подробный, у тебя не возникнут трудности с проверкой его точности?

- Подробный? Точность? - Сэммс не знал, что и подумать.- Но послушайте: я не хочу намеренно исказить смысл ваших слов... Скажу лишь - люди вообще не любят, когда парикмахер делает порез, даже такой незначительный. Я запомню указанный вами адрес и кошку- и никогда туда не пойду!

- Любое отдельное событие влияет на следующее за ним,- спокойно пояснил Ментор.- Ты человек занятой. Поэтому, часто и серьезно думая о сказанном мной, ты все же за пять лет об этом совершенно забудешь. И вспомнишь, лишь когда кровоостанавливающий карандаш коснется твоего лица, ты будешь ругать себя за то, что не внял моим предсказаниям.

- Еще бы,- усмехнулся Сэммс, и усмешка оказалась не слишком веселой. Он был поражен интеллектом, продемонстрированным только что Ментором, а также уверенностью эрайзианина в неминуемости предсказанного им события.- Если все это произойдет в Спокане, несмотря на ваши предупреждения, я заслужу, чтобы меня назвали полным идиотом.

- То, о чем я упомянул, это весьма крупное событие; так прогнозировать легко даже для начинающего мыслителя,- Ментор не обратил внимания на решение Сэммса не посещать названную им парикмахерскую.-Действительно, сложно предусмотреть мелкие детали, например, какова длина и масса состриженных волосков, куда и как они падали, атмосферное давление, температура, влажность, фасон стрижки, манеру владения мастером ножницами и тому подобное. Ты уже понимаешь, юноша, как ценна возможность проверить точность моей визуализации.

- Но, Ментор! - запротестовал Сэммс.- Я не могу помочь вам в таких вещах! Как я смогу узнать или сообщить точную массу, длину и положение каждого отдельного волоска?

- Ты не сможешь. Но поскольку ты будешь носить Линзу, я сам смогу все проконтролировать и точно сопоставить свою визуализацию с действительностью. Знай, юноша: где есть Линза, там может быть и эрайзианин, если это ему нужно. А теперь, сопоставь данный факт и чувство удовлетворения при игре в шахматы или от другой умственной деятельности, а также свои впечатления, которые ты имея возможность получить в результате нашего контакта, и тебе не придется сомневаться: мы, эрайзиане, получим полную компенсацию за буквально пустяковые усилия, связанные с изготовлением любого количества Линз для вас.

- У меня не осталось сомнений. Но эта Линза... С каждой минутой я все больше боюсь ее. Я понимаю - она превосходно идентифицирует личность: могу себе представить, она будет служить замечательным телепатическим средством общения. Но обладает ли Линза и другими особенностями... что они из себя представляют?

- Я мог бы сказать тебе, но, пожалуй, не стану. Так лучше для твоего собственного блага, я умолчу о них, отвечу лишь в самых общих чертах. Ты прав, Линза обладает и другими свойствами. Представь такое: два существа имеют всегда различные способности; так и две Линзы не будут иметь идентичных свойств; любая Линза сама по себе не обладает никакой силой, она просто концентрирует, усиливает и подчеркивает те качества, которыми обладает ее носитель. Вы должны развивать собственные способности.

- Я понял, сэр. Вы дали мне Линзу для Родерика Кин-нисона. Ну а другие кандидатуры? Кто отберет их?

- Пока это будешь делать ты,- продолжал Ментор.- Ты убедишься, что твой выбор окажется правильным. Только одна из отобранных тобой кандидатур не получит Линзу, и это существо должно быть прислано к нам. Ты начнешь разрабатывать систему отбора; со временем она станет все более жесткой. Так нужно: не ради самого отбора - ведь линзмен в состоянии осуществлять отбор даже среди младенцев в колыбели,- а из-за чести держать экзамен на право ношения Линзы. А пока кандидатов отбирай сам. Ты будешь поражен и испуган, когда обнаружишь, сколь мал выбор.

Ты войдешь в историю как Первый Линзмен Сэммс, Крестоносец, человек, чье широкое видение проблемы и блестящая реализация ее позволят Галактическому Патрулю стать таким, каким он и должен быть. Разумеется, ты найдешь себе способных помощников. Киннисоны, с их несокрушимым напором и неукротимой волей; Костиган, у которого кроме гордого ирландского сердца еще и лучшая голова и мускулатура в Стране Скал - Ирландии; твои кузены Джордж и Рэй Олмстеды, твоя дочь Вирджилия...

- Вирджилия! Да как она может оказаться в такой компании? Что ты знаешь о ней и откуда?

- Разум эрайзианина при самом беглом знакомстве с тобой умеет визуализировать факты из твоей жизни, тем более присутствующий уже двадцать три года. Ее диссертация по психологии; интенсивные исследования под руководством ученых с Марса и Венеры, пусть даже какого-то одного фактора, имеющего место на Северном полюсе Юпитера,- изучение мускулов лица, рук и других частей человеческого тела. Ты ведь долго будешь помнить ту игру в покер?

- Определенно буду! - Сэммс усмехнулся, слегка сконфуженный.- Она ясно предупредила нас о своих намерениях, а потом обыграла, обчистив наши карманы до последнего цента.

- Естественно. Вирджилия, сама того не сознавая, готовилась к работе, предначертанной ей судьбой. Теперь подведем итоги. Знай, ты будешь чувствовать себя некомпетентным и недостойным - в этом особенность линзме-на. Если ты сканируешь мозг Родерика Киннисона, почувствуешь: он, а не ты должен быть первым в Галактическом Патруле. Поэтому пойми заранее: ни один мозг, даже самый мощный во всей галактике, не сможет ни полностью произвести визуализацию, ни достоверно оценить себя. Комиссар Киннисон, просканировав твой мозг,- а он сделает это,-узнает правду и будет весьма удовлетворен. Однако время нас поджимает: через минуту тебе придется уйти.

- Огромное спасибо... спасибо,- Сэммс поднялся и остановился в нерешительности.- Я полагаю, что все будет в порядке... то есть я смогу увидеть вас снова, если?"

- Нет,-холодно произнес эрайзианин.- Мои прогнозы указывают мне - такого не потребуется и ты не захочешь посетить меня или пообщаться со мной или каким-нибудь другим жителем Эрайзии.

Контакт прекратился, словно между ними опустился непроницаемый занавес.

Сэммс вышел из здания и вошел в ожидавший его аппарат передвижения, который тут же повез его назад к спасательной шлюпке. Она стартовала и прибыла на "Чикаго" точно в назначенный срок - Сэммс отсутствовал ровно шесть часов.

- Ну вот, Род, я и вернулся,- начал он и замолчал, не в силах вымолвить ни слова: как только Сэммс назвал имя друга, Линза представила ему полную картину мыслей собеседника. Он прочитал мысли товарища, и это потрясло его, он буквально потерял дар речи.

Сэммс всегда любил Рода Киннисона и восхищался им, знал, что у него невероятные способности и железная хватка в работе. Он верил, что его приятель, чистый и прямой человек -лучший в мире. Взыскательный руководитель, предъявляющий требования прежде всего к себе. Теперь, увидев "эго" Киннисона, открывшееся ему сполна, сравнив сознание друга с сознанием других офицеров корабля, тоже, без исключения, достойных людей,-Сэммс понял, каким гигантом мысли был на самом деле Родерик Киннисон.

- Что случилось, Вирдж? - воскликнул Киннисон и торопливо шагнул к нему, протянув руки.- У тебя такой вид, словно ты столкнулся с привидением. Что они с тобой сделали?

- Ничего, ровным счетом ничего особенного. Но твое определение не совсем точно передает мое состояние. Пойдем в мою каюту, Род!

Не обращая внимания на любопытствующие взгляды младших офицеров, советник и комиссар прошли в каюту и оставались там в течение практически всего обратного полета на Землю. И действительно, два друга все еще занимались Линзой, когда "Чикаго" совершил посадку. После этого они оба отправились на автомобиле в Холм.

- А кого ты собираешься послать первым, Вирдж? - спросил Киннисон.- Я полагаю, у тебя уже есть несколько кандидатур?

- Я могу назвать пятерых, ну от силы шестерых, кто уже готов,- ответил Сэммс мрачно.- Раньше я поклялся бы: мол, назову сотню. Но они все не дотягивают до~уровня наших требований. Джек, Мейсон Нортроп и Конвей Костиган - для первого экипажа. Лайман Кливленд, Фред Родебуш и, возможно, Бергенхольм - я еще не успел продумать его кандидатуру. Вскоре я узнаю о нем все, использовав Линзу. Вот и все пока.

- Не согласен с тобой. А что ты скажешь о своих кузенах, близнецах Рое и Джордже Олмстедах; они выполняют ужасную работу- они в контрразведке?

- Пожалуй... Вполне возможно.

- А если подхожу тебе я, то из наших командоров подойдут Клейтон со Швейкертом. И Кнобс с Далом Налтеном. А потом, что ты скажешь о Джилл?

- Джилл? Как, я и не... конечно, она во многом подходит, но... против, правда, ничего не скажешь, или... я не знаю...

- Почему бы не отобрать ребят, к ним присоединится Джилл?

Вызвали молодежь, рассказали им о проблеме, объяснили, в чем суть. Реакция молодых людей была сразу же единодушной. Джек Киннисон взял инициативу в свои руки.

- Конечно же, Джилл должна войти в экипаж! - взорвался он.-Не взять ее, такую способную? Неужели можно?

- Джек! Слышать такое от тебя? - казалось, Джилл была крайне удивлена.-Я, конечно, понимаю, что я вонючка, притом полоумная. С жидкими мозгами и косыми глазами.

- Да, все это относится к тебе и еще многое другое,- Джек Киннисон не уступал, ничуть не смущаясь присутствием отцов.- Но даже при всем твоем идиотизме половина твоего ума лучше, чем у большинства людей целая голова. Учти, я никогда не считал и не говорил, что ты не можешь шевелить мозгами, если захочешь. Поэтому, обсуждая вопрос о линзменах, сэр,- он обратился к Сэммсу,- у нее данных стать линзменом столько же, сколько и у нас, остальных. А может, и больше.

- Тогда я учитываю ваше мнение, если нет возражений против ее кандидатуры? - спросил Сэммс. Возражений не было.

- Какой корабль нам снарядить и когда?

- "Чикаго". Сейчас. Он еще не остыл и готов к старту. Не считая обычной текущей профилактики, он не нуждается в основательном ремонте. Так что отправляйтесь!

И громадный военный корабль совершил свой второй круиз, причем столь же благополучно, как и первый. Офицеры и экипаж "Чикаго" знали, что молодые люди покидали корабль поодиночке и возвращались поодиночке, каждый в своей спасательной шлюпке. А встретились они не в рубке управления, а в каюте Джека Киннисона -три молодых линзмена и девушка. Новоиспеченные линзмены были ошеломлены, прямо-таки потрясены. Ни один из них не решался показать свою Линзу. Джилл, ведь у нее Линзы не было... Девушка прервала недолгое молчание.

- Разве она не была самой безупречной и красивой, какую только можно представить? - вздохнула Джилл.- И рост на семь футов с лишним не в счет. Она выглядела лет на двадцать, за исключением ее глаз, но на самом деле ей, вероятно, перевалило за сотню: так много она знала... Но почему вы, ребята,таращитесь на меня?

- Она? - воскликнули три голоса одновременно.

- Да. Она. Разве я не права? Я знаю, что мы находились там по одному, но я думала, что с нами всеми беседовал один и тот же человек. А что видели вы?

Все трое начали разом рассказывать, подняв невообразимый шум, затем все одновременно умолкли.

- Говори ты первый, Спуд. С кем ты беседовал и что он, она или оно сказал? - Хотя Конвей Костиган был на пару лет старше остальных, они называли его без церемоний по прозвищу.

- Главное Управление Национальной Полиции -шеф сыскного отделения,- живо сообщил Костиган.-Между сорока тремя и сорока пятью; шесть футов с половиной, один семьдесят пять. Требовательный, прекрасные манеры, проницательный; специалист крупного масштаба, каких мало. Похож внешне на твоего отца, Джилл: такие же темно-рыжие волосы, чуть подернутые сединой; такие же золотистые крапинки в глазах. Он побеседовал со мной, затем достал из сейфа Линзу, защелкнул ее у меня на запястье и приказал убираться и больше никогда не показываться ему на глаза.

Джек и Мейс посмотрели на Костигана, на Джилл и друг на друга. Затем оба враз присвистнули.

- Как я понимаю, ваши сообщения не будут одинаковы, за исключением, вероятно, незначительных деталей,- заметила Джилл.- Твоя очередь, Мейс.

- Приземлился я в университетском городке Эрайзии,- начал свой рассказ Нортроп бесстрастным голосом.- Огромная территория - сотни тысяч студентов. Меня отвели на физический факультет - в личную лабораторию декана факультета. Там установлена огромная панель, а на ней' миллион измерительных приборов и счетчиков. Он сканировал и измерил каждый компонент моего мозга, потом составил схему, занеся ее на перфоленту, пожалуй, такую же сложную, как и сама панель. Разумеется, для него все это так же просто, как для дантиста изготовление зубных протезов или для сталевара закладка плавки. Он рявкнул пару раз, обращаясь в мой адрес, а потом приказал: "Исчезни!" Вот и все.

- Точно все? - спросил Костиган.- Разве он не добавил: "И не показывайся мне на глаза"?

- Он так не сказал, это точно, но интонация была недвусмысленной.

- Вот вам уже и сходство в деталях,- прокомментировала Джилл.- Теперь ты, Джек. Ты так завистливо смотришь на нас, словно все мы кандидаты на ношение генеральских погон.

- У-гу. Хотя, может, так оно и есть. Дело в том, что я вообще ничего не видел. Даже самой планеты. Просто облетел один круг по орбите внутри экрана. То, с кем я беседовал, являлось образцом чистой силы. А Линза просто появилась на моем запястье, вместе с браслетом и всем прочим, прямо из разреженного воздуха. Этот некто сообщил мне массу сведения, правда, за слишком короткое время, а его последние слова - приказ не возвращаться и не обращаться сюда.

- Хм_.м...м_-Случай Джека оказался особенно трудно объяснимым, даже для Джилл Сэммс.

- Короче говоря,- отважился подвести итог Костиган,- все мы видели именно то, что ожидали увидеть.

- Не-ет,-не согласилась Джилл.-Я определенно не ожидала увидеть женщину.нет. Каждый из нас видел, мне кажется, то, что ему было полезней всего, что принесло бы ему наибольшую пользу. Я вот гадаю, произошло или нет все на самом деле.

- Конечно, при всех противоречиях это могло быть и реально,- Джек нахмурился, раздумывая.- Все-таки что-то там происходило - ведь Линзы настоящие. Меня беспокоит одно - почему они не дали тебе, Джилл, Линзу? Ты ведь не хуже любого из нас. Если бы я не знал, что это бесполезно, я бы сразу же отправился туда снова и...

- Не говори чепухи, Джек! - Однако глаза Джилл засияли как звезды.- Я знаю, что ты способен на такой поступок, и в такие минуты я почти люблю тебя. Иногда... Но мне вовсе не нужна Линза. Между нами, я без нее лучше себя чувствую.

- Притормози, Джилл! - Джек Киннисон поглядел пристально в глаза девушки, но своей Линзой так и не воспользовался.- Кто-то, вероятно, совершил ужасный поступок - разочаровал тебя, заставил поверить, что... Или ты действительно поверила и упала духом?

- Действительно. Честно признаюсь. Эта эрайзианка была в тысячу раз женственней, чем я, но она тоже не носила Линзу - никогда не носила. Женский разум и Линза несовместимы. Эта несовместимость обусловлена полом. Линза такая же принадлежность мужчин, как и усы, причем лишь немногие мужчины достойны носить Линзу. Очень специфические мужчины, вроде вас троих, отца или Киннисона-старшего. Энергичные мужчины, наделенные невероятной силой и огромным кругозором, умеющие выбрать цель, как снайпер. Разумеется, каждый свою цель. Вас невозможно остановить, как и ледник в горах: и вы вдвое тверже и вдесятеро холодней, чем он. Женщина просто не может иметь такой склад ума. Когда-нибудь появится женщина-линзмен - одна-сдинственная: такое совершится не скоро, и этой женщиной буду не я. В моей работе...

- Ладно, продолжим. Что же это за работа, которой ты собираешься заниматься?

- Да я и не знаю! - воскликнула Джилл с округлившимися от удивления глазами.- Мне казалось, будто все о ней знаю, а теперь вижу, что вовсе не так. А вы-то понимаете, чем вы должны заниматься?

Они тоже не имели представления. Все также удивились, как и Джилл, обнаружив данный факт.

- Ладно, вернемся к леди линзменше, которая когда-нибудь появится. Мне сдается, она будет какой-нибудь крокодилихой. Этого не избежать, если исходить из основанной на различии полов природы Линзы. Ментор не высказала вслух эту идею, но она наглядно показала, что...

- Ментор! - воскликнули все три молодых человека. Все они встречались с Ментором.

- Я начинаю понимать,- сказала задумчиво Джилл.- Ментор. Это вовсе не конкретное имя. Цитирую словарь; в нем я нашла недавно это слово. Цитирую: "Ментор - мудрый и верный наставник". Конец цитаты. У вас есть еще вопросы, мальчики? У меня нет, и я начинаю синеть и дрожать от страха.

Наступило молчание. И чем больше они задумывались, эти три молодых линзмена и девушка, одна из двух земных женщин, когда-либо встречавшихся сознательно с эрайзианским разумом, тем глубже становилась тишина.

ГЛАВА 4

- Так ты, значит, ничего на Невии не нашел? - Родерик Киннисон поднялся, швырнул дюймовый окурок сигары в пепельницу, зажег новую и заходил по комнате, глубоко засунув руки в карманы.- Я удивлен. Нерадо поразил меня - ведь он птица высокого полета. Я был уверен, что он пройдет испытание.

- Я тоже,- сказал мрачно Сэммс.-Он высоко летает, как и подобает орлу. Но пока еще недостаточно вырос. Я, то есть мы с тобой, убедились: материал, из которого получаются линзмены,- чертовски дефицитен. На Невии он отсутствует; нет даже намека на то, что он когда-нибудь там появится.

- Трудновато, конечно... Ты правильно утверждаешь: мы должны набирать Галактический Совет Носителей Линзы из представителей многих солнечных систем. Иначе наша идея вообще не осуществится. Даже в нашей миниатюрной и сравнительно однородной группе не обошлось без ревности. В Солнечный Совет должны входить преимущественно линзмены, и причем представлены граждане всех обитаемых планет Солнечной системы. Со временем даже Плутона. Кстати, твой мистер Саундерс не слишком обрадовался, когда ты забрал у него Кнобоса и Дала Налтена; сделав из них линз-менов, ты поставил их намного выше самого мистера.

- О, я убедил его... Но поскольку Саундерсу еще далеко до уровня линзмена, ему весьма трудно понять ситуацию полностью.

- "Трудно" - не то слово, которое тут уместно. Но вернемся к охоте за линзменами,- Киннисон нахмурился и помрачнел.- Я, как и говорил прежде, уверен: нам нужны линзмены, и не из гуманоидов. И чем больше, тем лучше. Не считаю, что у нас много шансов. Для меня неясно прав ли ты, допуская высокую позитивную корреляцию между определенным уровнем умственных способностей и технологическим прогрессом?

- Зачем гадать? Начни с любой планеты, включая Не-вию, и проверь на практике.

- Тогда начну с известных фактов. Межзвездные полеты для нас дело новое. Мы пока далеко не залетали и не обследовали пространство в достаточной степени. Но в восьмой Солнечной системе, знакомой нам лучше других, есть семь планет, не считая Валерии, которые напоминают Землю по своей массе, величине, климату, атмосфере и по силе тяготения. На пяти планетах из семи нет разумной жизни. И мы создали там колонии быстро и без проблем. Теллурийские миры Проции и Веги стали дружественными соседями - слава Богу, мы кое-чему научились на Невии, ибо они уже были населены высокоразвитыми расами: Проция -такими же людьми, как и мы, Вегия - людьми, похожими на нас, но с хвостами. Многие другие миры в этих системах населены также более или менее разумными, негуманоид-ными расами. Насколько высоко их интеллектуальное развитие, трудно судить, но линзменов среди них стоит поискать.

- Мой вывод таков: ни одна из обнаруженных нами рас не владеет пока ни атомной энергией, ни какой-либо формой космических полетов. В случае контакта с расами, владеющими космическими кораблями, мы не оказались бы открывателями. Все наши колонии расположены в пределах двадцати шести световых лет от Земли. Все, кроме, пожалуй, Альдебарана II, что находится в пятидесяти семи световых годах. Он -лакомый кусочек для многих наших, даже несмотря на такую значительную удаленность, ибо почти идентичен с Землей. Но вот невиане, находясь от нас на расстоянии свыше сотни световых лет, нашли нашу планету... Это свидетельствует о том, что они - более древняя раса с высоким уровнем развития... Но ты ведь сейчас сказал, что среди них никогда не появится линзмен!

- Твои рассуждения были сходны поначалу с моими. Давай обсудим все заново: я хочу убедиться, согласишься ли ты с моим выводом.

- Хорошо... я...- Киннисон умолк, погрузившись в размышления, затем продолжил: - Конечно, невиане не колонизировали, не осваивали новые пространства. Просто-напросто охотились за железом - прекрасно организованные, специализированные экспедиции по поиску сырья, в котором они остро нуждались.

- Точно,- согласился Сэммс.

- Ну, а ригелийцы занимались разведкой пространства, а ведь Ригель расположен примерно в четерехстах сорока световых годах отсюда. У нас не было ничего, что могло бы их привлечь или заинтересовать. Они только помахали нам ручкой, пролетая мимо, и отправились дальше... Ну как, я все еще иду по твоим стопам?

- Попал в точку. Ну, а что ты скажешь о паленийцах?

- Я думаю... там, может, что-нибудь и получится. Палейн так далеко отсюда, что никто даже толком и не знает, где это - вероятно, в тысячах световых лет. Паленийцы не только освоили эту Солнечную систему - ведь колонизация ими Плутона свершилась задолго до того, как наша белая раса начала освоение Америки. Вирдж, мне не нравятся наши идеи. На Ригеле IV ты, вероятно, что-то и отыщешь с твоей Линзой... Но Палейн, Вирдж!

- Понимаю, что это будет непросто,- согласился Сэммс холодно,- но если существует хоть минимальный шанс, я попытаюсь. И у меня есть информация, которую все некогда было с тобой обсудить. Помнишь, мы совсем недавно говорили о том, сколько затрачено сил, чтобы вступить хоть в какой-то контакт с паленийцами на Плутоне. Ты утверждал, что никто не может их понять, и тогда был прав. Однако теперь, когда есть Линза, я прокрутил еще раз записи их мозговых импульсов и сумел расшифровать, причем так, словно они записаны на классическом английском языке.

- Что? - воскликнул Киннисон и тут же смолк. Сэммс тоже молчал.

- Ладно, продолжай,- прервал молчание Киннисон.- Расскажи мне об остальном, выкладывай козырь, который ты приберег напоследок.

- Высказывания - сами по себе - были ясными и понятными. Однако их фон, второй смысл, намеки трудно расшифровать. Очевидно, некоторые их коды и стандарты радикально отличаются от наших. Даже фантастически отличны: я просто не в состоянии соединить в своем сознании поведение и этику паленийцев и их высокоразвитый интеллект и высокий уровень технологии. У них есть, без сомнения, несколько достаточно развитых мощных умов. Ни одна характерная особенность их мышления, выделенная мною дедуктивным методом, по своей природе не противоречит идее Галактического Патруля. Поэтому я собираюсь на Плутон, а оттуда, надеюсь, на Палейн VII. Если там есть лин-змены, я заполучу их.

- Не сомневаюсь,- констатировал спокойно Кинцисон, ведь он знал лучше, чем кто-либо другой, характер своего друга.

- Но хватит обо мне. Что у тебя?

- Проблемы развиваются в трех главных направлениях. Во-первых, пираты. Поскольку это затрагивает мою собственную деятельность, я справлюсь с данной проблемой сам, разумеется, если ты не найдешь более достойной кандидатуры. Вместе со мной ею занимаются Джек и Костиган.

Второе - наркотики и другие пороки. Я надеюсь, что ты подыщешь кого-нибудь, кто разберется с этими вопросами, поскольку, честно говоря, решить их не в моих силах. Кнобос и Дал Налтен пытаются отыскать хоть какие-либо признаки вовлечения в данный процесс планетных или даже межпланетных высоких кругов. Хотя Сид Флетчер не линзмен, но я не могу открыто отстранить его от работы: ведь он владеет ситуацией с наркоманией и прочими пороками и работает практически постоянно с этими линзменами.

Третье - чистая (или, скорее, грязная) политика. Чем детальнее я занимаюсь ею, тем яснее мне, что политика будет самым обширным и ожесточенным полем битвы из всех трех направлений. Тут слишком много острых углов, во многом я ни черта не разбираюсь. Например, как поступить, когда твой дружок сенатор Морган устроит политический спектакль, как только обнаружит, что мы создаем Галактический Патруль. Поэтому я хочу уклониться от политики.

Ты, как и я, прекрасно осведомлен, вероятно, даже лучше меня, что Морган представляет всего лишь Комиссию по выявлению вредной деятельности при Североамериканском Сенате. Прибавь еще тысячи других, подобных ему, разбросанных по всему пространству, кто станет трепать нам нервы, прежде чем Патруль окрепнет, встанет на ноги, и ты поймешь, с какой ерундой линзмену придется иметь дело. Помимо того, что линзмен должен быть безупречным дипломатом, он обязан знать и ответы почти на все эти вопросы, сохраняя спокойствие и держа себя в руках. Для этого нужна большая сила воли. Вот воля у меня есть, а насчет остальных качеств - не уверен. У Джилл ее нет, но она обладает другими достоинствами. Фейрчайлд твой, ас по части дипломатии,- не линзмен и никогда им не станет. Поэтому можешь сделать сам вывод, как обстоят дела с политикой.

- Возможно, ты и прав... Но деятельность линзмена должна рассматриваться выше всего...-Сэммс какое-то время размышлял, потом лицо его прояснилось.Впрочем, пожалуй, я смогу найти кого-нибудь в этой поездке. Скажем, паленийца, у которого квалификация намного выше, чем у нас.

Киннисон фыркнул.

- Держу пари: если это удастся, я оплачиваю твой недельный отдых в любом пансионате на Венере, укажи только название.

- Лучше побереги свои деньги, ибо такой, как у нас, уровень развития там совсем не редкость; я исхожу лишь из известных нам фактов об интеллекте паленийцев.- Сэммс замолчал, глаза его сузились.-Я не уверен, выведет ли Моргана и ему подобных из себя простое обстоятельство: существа не из Солнечной системы получат право голоса в наших политических делах. Но, по крайней мере, налицо что-то новое и необычное. Ты высказал желание уклониться от политики, но позволь узнать, что поделывают у тебя Нортроп, Джилл и Фейрчайлд?

- Ну у нас состоялось несколько бесед. Разумеется, я не смогу приказать ни Джилл, ни Дику...

- Точнее, не хочешь,- поправил его Сэммс.

- Не могу,- упрямо повторил Киннисон.- Джилл, хотя и твоя дочь, но она не состоит в штате Солнечного Патруля. А Служба, где работает Фейрчайлд, все же Трипланетная, и она останется Трипланетной, пока ты не подготовишь всем свой сюрприз - Галактический Совет и Галактический Патруль. Обрати внимание, у Нортропа и Фейрчайлда открытые глаза и уши, но закрытый рот, а Джилл вынюхивает все, что только может, о наркотиках и прочем, а также о различных политических трюках. Ребята сообщат тебе результат своих исследований - факты, выводы, догадки и рекомендации,- дай только знать.

- Хорошая работа, Род, спасибо. Я хотел позвонить сейчас Джилл, но не знаю, где она может находиться... Однако с Линзой, вероятно, отпадут и телефонные звонки? Я попытаюсь связаться с ней таким способом.

- ДЖИЛЛ! - он интенсивно направил свою мысль в Линзу, стараясь одновременно вызвать в памяти образ дочери. Но, к большому удивлению, обнаружил, что в этом не было необходимости.

- Я слышу,- пришел почти молниеносный ответ, он даже не успел додумать свои вопросы до конца.- Не вызывай меня с таким напряжением, па, слишком больно, я чуть не споткнулась.- Вирджилия действительно была с ним, внутри его собственного сознания, ближе чем когда-либо вообще.- Хочешь, чтобы мы доложили о результатах? Сейчас? Или ты еще не готов?

- Если согласиться с твоей оценкой моей текущей работы, а это похоже на клевету, я не готов.-Сэммс свел интенсивность мысли до уровня беседы.-Я как раз хотел посоветоваться с тобой по этому поводу. Входи, Род...

Быстро усиливая интенсивность мысли, Киннисон ввел ее в курс дел.

- Джилл, ты согласна с высказываниями Рода?

- Да. Полностью. Мальчики тоже.

- Тогда считаем, что вопрос решен, если, разумеется, я не найду более подходящей кандидатуры.

- Конечно. Имей в виду, мы поверим в ваши планы, когда увидим все своими глазами.

- Где ты сейчас находишься и что делаешь?

- Я в Вашингтоне. В европейском посольстве. Танцую с Геркимером Геркимером Третьим, первым секретарем сенатора Моргана. Собираюсь немного пококетничать с ним, чтобы завоевать его доверие - чисто женское коварство. Но в этом, как оказалось, не было необходимости. Он уверен, что сможет преодолеть мое сопротивление.

- Осторожней, Джилл! Такими вещами не...

- Это старо, как мир, дорогой папочка, и просто. И Геркимер Геркимер Третий не представляет реальной опасности. Он только воображает себя коварным злодеем. Посмотри-ка на него - ведь тебе удастся это сделать с помощью Линзы?

- Что ж, попробую... О да, я вижу его так же хорошо, как и ты,- его мозг, находясь в полном контакте с мозгом дочери, получил те же импульсы, что посьшала она, желая поделиться с отцом своими мыслями. Сэммс увидел умное, приятное лицо, сильно загорелое, которое склонилось на расстояние всего нескольких дюймов к его собственному.- Мне не нравится беседа, а он еще меньше.

- Простое объяснение - ты ведь не девушка. Мне забавно, я не собираюсь обижать его, разве что, пожалуй, накажу за тщеславие - не упаду к его ногам. Я уже узнала от него весьма много интересного, причем он даже и не подозревает, что делится со мной секретами.

- Я уверен в тебе. Но все же будь очень осторожна и не сорвись. Игра не стоит подобных жертв, пока не стоит.

- Не беспокойся, папа,- она засмеялась радостным смехом.- Имея дело с такими плейбоями, как этот, я не сдаюсь сразу, мое сопротивление измеряется в миллионах, скиллио-нах или Биллионах ом. Но вот идет сам сенатор Морган вместе с толстым и отвратительным венерианином; сенатор подзывает моего дружка, незаметно, но не для меня, кивнув ему. Я вдыхаю густой и сочный ароматный запах - словно рядом со мной скунс. Мне жаль, я вынуждена распрощаться с Солнечным советником, но ведь я хочу узнать, что сейчас происходит,- а я должна это сделать,- мне нужно сосредрточиться. Когда ты вернешься, сообщи нам, и мы доложим тебе обо всем. Держись, па!

- Этого тебе надо пожелать, а не мне. Счастливой охоты, Джил л!

Сэммс, до сих пор спокойно сидевший за своим столом, потянулся и нажал кнопку с надписью "гараж". Его офис находился на семидесятом этаже, гараж- в подвале. Засветился экран, на нем появилось молодое приятное лицо.

- Добрый вечер, Джим. Пожалуйста, отправь мою машину ко въезду на Райт Скайвей.

- Слушаюсь, сэр. Она прибудет через семь-десят секунд.

Сэммс выключил связь и после краткого обмена мыслями с Киннисоном вышел в холл, направляясь к шахте лифта * с надписью "ВНИЗ". Там он шагнул через проход прямо в л шахту высотой около тысячи футов. Хотя рабочий день давно окончился, в шахте оставалось еще довольно много народу. Но это не мешало никому - безынерционные столкновения даже не ощущались. Линзмен, опустившись вниз до шестого этажа, моментально остановился.

Выйдя из шахты, он присоединился к поредевшей толпе, спешившей к выходу.

У портала линзмен привычно предъявил карточку - свои водительские права, но в такой формальности давно уже не было нужды. Любой знал, или надеялся, что знает, Вирджила Сэммса.

- Кабина четыре шестьдесят пять, сэр Первый Линзмен,- сообщил ему одетый в униформу привратник, даже не взглянув на протянутую пластинку.

- Спасибо, Том.

- Сюда, пожалуйста, сэр Первый Линзмен,- и молодой привратник со сверкающими белыми зубами на удивительно черном лице, гордо пройдя к указанной кабине, открыл дверцу машины.

- Спасибо, Денни,-обратился Сэммс с подчеркнутой признательностью, хотя прекрасно знал, где стоит его авто-мобиль.

Сэммс уселся в машину, дверца мягко захлопнулась за ним. Автомобиль "дилингем" одиннадцать-сорок на двух толстых, мягких шинах плавно сорвался с места. Половину пути по ведущему на поверхность арочному туннелю машина преодолела со скоростью в сорок миль; в круто поднимавшемся вверх туннеле, ведущем на верхнюю "улицу", она повысила скорость до девяносто миль. Подобно мотоциклу, "дилли" накренилась на своих гироскопах под точно рассчитанным углом; огромные, слабо накачанные шины словно слились с эластичным синтетическим покрытием мостовой. Один поток автомобилей не мешал другому: ведь эта сквозная магистраль в шесть уровней над Варик-стрит не была обычной улицей; там имелся только один въезд, которым воспользовался Сэммс, и лишь один выезд - супермагистраль с ограниченным доступом.

Сэммс обозревал привычный лабиринт транспортных магистралей, среди которых его шоссе представлялось лишь крошечным отростком; лабиринт, начинавшийся у поверхности земли и поднимавшийся выше небоскребов в центральном округе Нью-Йорка.

Магистраль круто набирала высоту; Сэммс чуть разогнул правую ногу, "диллингем" увеличивал скорость. Громкоговорители, установленные на трассе, что-то пели, орали и ревели, но он не слышал их. Сверкающие знаки, вспыхивающие и переливающиеся всеми цветами спектра - полный триумф электрического века - загорались, складываясь в приятные слова и соблазнительные картинки, но и на них он не обращал внимания. Сияла реклама реклама, создаваемая классными специалистами: ее цель -продать все, что угодно. Однако Первый Линзмен был закаленным обитателем большого города. Его ум уже давно прекрасно фильтровал информацию, отбирая только нужную. Лишь так можно выдержать темп жизни в большом городе.

Приблизившись к скоростной трассе, Сэммс включил габаритные огни, сбросил скорость и втиснул свой автомобиль и поток транспорта. Фары в тысячу пятьсот ватт каждая не ослепляли - рассеянность их света обеспечивались по-ияризованными линзами и ветрозащитными стеклами.

Словно червь, он проложил извилистый путь, перебираясь на левую скоростную сторону магистрали.

Двадцатью минутами позже, проехав пятьдесят миль, Оммс свернул со скоростной трассы туда, где прежде находился Южный Норфолк и Коннектикут. Это место превратилось теперь в ровное, огромное пространство - Нью-Йоркский космический порт.

Нью-Йоркский космопорт и тогда, до постройки Первой Вазы, считался самым загруженным и большим из всех существовавших на планетах Цивилизации. Ибо Нью-Йорк С'ити, уже долгое время главный финансовый и коммерческий центр Земли, занимал доминирующее положение и в экономике Солнечной системы, опережая намного ос-(альных своих соперников.

А Вирджил Сэммс отвечал за размещение военных кораблей Трипланетной Службы на каждом участке Вселенной, поскольку постоянно росла угроза пиратства. Поэтому он не считал себя посторонним в Нью-Йоркском космопорту а, будучи превосходным психологом, постарался запомнить имена практически всех сотрудников порта.

Сэммс не успел еще передать свой "диллингем" служащему, как к нему обратился человек, которого он прежде не видел.

- Мистер Сэммс? - уточнил незнакомец.

- Да,- Сэммс не стал подключаться к Линзе: он еще не приобрел ни привычки, ни навыков моментально проверять каждое существо, приближавшееся к нему под каким-либо предлогом, чтобы выяснить об его действительных намерениях.

- Я Айзексон...- человек замолчал, словно дал о себе исчерпывающую информацию.

- Да? -Сэммс приготовился слушать дальше: обратившийся не произвел на него никакого впечатления.

- "Межзвездные Космические Пути", знаете такую фирму? Мы две недели пытались попасть к вам на прием, но нам не удалось прорваться сквозь ваших секретарей. Потому-то я и решил взять вас приступом тут и поговорить с глазу на глаз. Ведь мы здесь одни, как были бы в любом из ваших офисов. Мне хотелось бы побеседовать с вами по поводу выдачи эксклюзивных привилегий на полеты к дальним планетам и колониям.

- Минуточку, мистер Айзексон! Несомненно, вы располагаете информацией о том, что у меня в настоящий момент нет даже портфеля советника и что практически вся моя энергия сейчас и в обозримом будущем направлена на другое?

- Это так, но вы до сих пор остаетесь боссом. Все выполнят ваши указания, стоит вам лишь сказать. Разумеется, мы не пытались вступить с вами в деловые отношения раньше, но на сегодняшний день ничто не может воспрепятствовать вашему участию в самом колоссальном деле, которое когда-либо предпринималось. Уже сейчас мы самая большая корпорация из всех ранее существовавших, мы продолжаем расширяться, причем быстро. Не занимаясь мелочами в бизнесе и не тратя времени на мелких чиновников. Вот чек на миллион, хотите, я положу эту сумму на ваш счет...

- Меня это не интересует.

- Такой гонорар только за знакомство,- продолжал собеседник как ни в чем не бывало, словно его и не прерывали.-И двадцать пять миллионов последуют за первым взносом тотчас, как мы получим привилегии.

- Меня это не интересует.

-- Не-е-е-ет? - Айзексон удивленно посмотрел на лииз-мена. А Сэммс уже подключил Линзу.- Ладно". Я признаюсь - вы нам ужасно нужны. Вы достаточно умны, чтобы понимать - ведь мы любым способом добьемся своей цели - с вами или без вас. Впрочем, с вами все шло бы проще и быстрее. Поэтому я уполномочен предложить вам кроме упомянутых двадцати шести миллионов...-он посмаковал эти слова, прежде чем изрек,-двадцать два с половиной процента от космических перевозок. На сегодняшнем рынке это означает пятьдесят миллионов, через десять лет такая сумма превратится в пятьдесят миллиардов. Это максимум, что я могу предложить, высшая ставка.

- Я рад слышать, но все же меня ваше предложение не заинтересовало,-и Сэммс зашагал от Айзексона, вызвав при этом своего друга Киннисона.

- Род? Говорит Вирджил.

И он пересказал происшедшее.

- Фью! - Киннисон выразительно присвистнул.- А они не из робкого десятка, как ты считаешь? Для начала получают согласие - и вот ты уже заворачиваешь в бумажку то, что они просят, и вручаешь им, словно фунт кофе.

- Или ты, Род.

- Может быть...-сказал в раздумье гигант-линзмея - Но каков крючок! Полнейшая законность и обоснованные аргументы - все в их пользу. Дальние планеты - альфа Центавра, Сириус, Проция и другие. Монополия на все перевозки будет означать...

- Рабство, ты имеешь в виду! - взорвался Сэммс.- Это отбросит Цивилизацию на тысячу лет назад!

- Конечно, но разве их это волнует?

- То-то и оно... Негодяй признался, что они при необходимости обойдутся и без моей помощи". Меня, сам понимаешь, удивляет такое заявление.

- Очень просто, Вирдж. Ему не известно, кто такой лин-!мен. Никто не знает, кроме самих линзменов. И потребуется какое-то время, чтобы слухи о них просочились в общество.

- И еще потребуется время, чтобы им поверили.

- Верно. А теперь вернемся к фирме "Межзвездные Космические Пути". Станет ли она монополией - к чему стремятся ее руководители? Вряд ли. Напомню тебе: не случайно больше половины членов Солнечного Совета - линз-мены, а любой галактический советник автоматически становится линзменом. Поэтому продолжай начатое дело, мой мальчик, не думай больше об Айзексоне и компании. Он будет у нас вместе с компаньонами вод колпаком, пока ты находишься в отъезде.

- Но мне сдается, я упустил какие-то детали.

Сэммс вздохнул с облегчением, когда вошел в штаб-квартиру Патруля.

Очередь на регистрацию небольшая, но у Сэммса не было времени ждать. Разнаряженная, но далеко не глупая блондинка, оборвала себя на полуслове и сказала человеку, стоявшему перед ней:

- Извините, пожалуйста! Одну минуточку... Сэр Первый Линзмен Сэммс?..

- Да, а вы мисс Риган?

Ее коммуникатор, в просторечии "болтающий ящик", заработал.

- Первый Линзмен Сэммс прибыл, сэр,- объявила девушка и выключила связь.

- Добрый вечер, Сильвия. Вызовите заместителя командира Вагнера, пожалуйста, или кого-нибудь еще, кто занимается оформлением,- попросил Сэммс.

- Сэр, вы уже оформлены. Командор Клейтон ждет вас... А вот он и сам.

- Привет, Вирджил! - Командор Клейтон, большой, солидный мужчина с покрытым шрамами лицом и копной седых волос, энергично пожал Сэммсу руку. В его петлицах сверкали две серебряные звезды, знаки отличия главнокомандующего Континентальным контингентом Патруля.- Я подброшу тебя. Мисс Риган, вызовите "клопа", пожалуйста!

- О, в этом нет необходимости, Алекс! - запротестовал Сэммс.- Я найду себе что-нибудь сам.

- Только не на базах Патруля в Северной Америке, дружище. Ни где-либо еще: ведь линзмены пользуются абсолютным приоритетом. Пусть пораньше все усвоят эту истину.

"Клоп" - автомашина, напоминавшая джип,-ждала у дверей. Два человека вскочили в нее.

- "Чикаго" - и мигом! - приказал Клейтон.

Водитель воспринял его слова буквально. Гравий вылетел из-под шин, когда маленький автомобиль сорвался с места и взял старт к воротам. У ворот, часовой четко отсалютовал, увидев промчавшего мимо него "клопа". Мимо казарм, мимо ангаров и взлетных полос аэропорта, на космодром. Космические ангары - это огромные, широко раскинувшиеся строения, созданные из бетона, и стали, сверхпрочных огнеупорных материалов, а также изоляции и вакуумных устройств. Они снабжены кондиционерами и холодильным оборудованием для производства тысяч тонн льда в час. Предназначены ангары не только для технического обслуживания, погрузки и разгрузки, но и для защиты имущества и людей от последствий взрывов при старте и посадке космических кораблей.

Огромное расстояние между двумя ангарами скрадывало их истинную величину, а также размеры кораблей, возвышавшихся над ними. Издали "Чикаго" казался вполне безобидным и маленьким. Но когда "клоп" приблизился к нависшему над ним корпусу корабля и водитель резко затормозил, стараясь остановить машину у самого входа в ангар, Сэммс едва удержался, чтобы не вздрогнуть. Эта холодная, безмолвная, серая, плавно округлая стена из стального сплава нависала над ними невероятно высоко, убегая ввысь пугающе далеко, за видимые пределы устойчивости. Казалось," она вот-вот упадет.

Сэммс невольно уставился на грозную массу металла, горой возвышавшуюся над ним, и улыбнулся - не без усилия - своему спутнику.

- Как ты считаешь, Алекс, нужно ли человеку преодолевать страх от мысли, что корабль вот-вот упадет на него? Я как-то до сих пор с этим не справляюсь.

- Да ты, вероятно, и не сможешь. Мне так и не удалось пересилить страх, а ведь я тут один из самых старых ветеранов. Многие утверждают, что не обращают внимания, но, разумеется, когда поблизости нет детектора лжи. Вот потому-то пассажирские ангары просторнее и больше, чем сами корабли,- слишком много пассажиров падает в обморок. Их приходится укладывать на носилки, а это загораживает проход. Однако дикий страх на Земле перед полетом в космос имеет все же положительный момент: попав внутрь корабля, пассажиры чувствуют себя в полной безопасности и не устраивают скандалов.

- Хорошо, я кое-как справился с боязнью. До свидания, Алекс, спасибо тебе!

Сэммс вошел в ангар, плавно поднялся наверх, сопровождаемый офицером, в каюту капитана и устроился в удобном кресле перед ультраволновым экраном. На экране коммуникатора дежурный произнес:

- Винфилд - к Первому Линзмену Сэммсу. Вы готовы стартовать в двадцать один ноль-ноль?

- Сэммс - к капитану Винфилду,- ответил линзмен.- Я буду готов.

Резко завыли сирены. Аварийная станция Р1ХМУ наполнила эфир сигналами об опасности. Персонал и технику, которые находились поблизости от ангара "Чикаго" и могли пострадать от взрывной волны, отвели в безопасное место.

Последовал взрыв. На экране появилась сине-белая вспышка.

Скоро экран просветлел. Нижние, плотные слои атмосферы "Чикаго" прошел за секунды; затем воздух становился все более разреженным, корабль устремлялся вперед все быстрее и быстрее.

Вот уже он в открытом космосе. Земля превращалась в быстро сжимавшийся крошечный мячик, даже Солнце становилось меньше, бледнее, а свет его заметно слабел. Скорость "Чикаго" приобрела постоянную величину; скорость, непостижимая для человеческого разума.

ГЛАВА 5

Много часов подряд Вирджил Сэммс сидел неподвижно, уставившись на экран, но он почти не видел его, хотя было на что посмотреть - чудеса космического пространства, постоянно меняющаяся, непрерывно движущаяся панорама с невероятно блестящими точками, величина которых не поддавалась определению на глаз, трудно сказать - большие они или маленькие. Удивительная картина развертывалась на фоне посеребренного дымкой черного бархата. Такое зрелище не может надоесть даже самому придирчивому наблюдателю. Но Сэммса охватили невероятно тяжелые раздумья. Ему предстояло решить проблему, не имевшую, очевидно, решения. Как... как... КАК сумеет он сделать то, что обязан сделать?

Сэммс понял, что приближается время посадки: он поднялся и легко поплыл через каюту к натянутому канату: перебираясь по нему, добрался до рубки управления. Разумеется, Сэммс мог находиться в рубке с самого начала полета, если бы захотел, но зная, что космические офицеры не любят, когда в эту святая святых входят посторонние, он и не появлялся там без особой необходимости.

Капитан Винфилд, уже пристегнувшись, сидел на командирском месте. Пилоты, навигаторы и компьютерщики занимались каждый своим делом.

- А я только что собирался позвать вас, Первый Линз-мен,- Винфилд указал рукой в сторону кресла рядом с ним.- Пожалуйста, займите место помощника капитана.- И через пару минут: - Переходите на инерционный ход, мистер Уайт!

- Внимание всему экипажу,- спокойно произнес помощник капитана Уайт в микрофон.- Приготовиться к инерционному маневрированию. Класс номер три. Начали!

Крошечные красные огоньки на панели моментально стали зелеными. Белым светом засиял блок "Бергенхольма", после чего масса Вирджила Сэммса вдруг возросла от нуля до пятисот двадцати пяти фунтов - на военных кораблях тогда не тратили полезную площадь на такие пустяки, как установка искусственной гравитации. Сэммс готовился к перемене силы тяжести, ожидал ее: дыхание его стало свистящим. Но, будучи весьма заинтересованным побыстрее преодолеть неприятные ощущения, он, конвульсивно сглотнув пару раз, сделал несколько глубоких вдохов и обрел норму.

Главный пилот погрузился с головой в работу, с виртуозным мастерством выполняя задание, что соответствовало его рангу и званиям; его действия были настолько отточены, что казались простыми. Он словно выводил трели, брал аккорды, арпеджио - все на пульте, и - манипулируя педалями, направлял с филигранной точностью мощные силы супердредноута-необходимо придерживаться скорости, заданной в Нью-Йоркском космическом порту, координируя ее гравитацией планеты, находящейся уже далеко внизу.

Сэммс уставился на экран: сначала на непривычно крошечное горячее солнце, затем на окружающий его мир, обманчиво голый и необитаемый, куда они неслись с ужасной, пугающей скоростью.

- Мне кажется невероятным... - заметил он, обращаясь отчасти к Винфилду, а больше к самому себе,- что это Солнце может быть таким горячим. Ригель IV находится почти в двести раз дальше от него, чем Земля от Солнца, примерно восемнадцать миллиардов миль - и все же на окружающих планетах жарче, чем в пустыне Сахара.

- Синие гиганты всегда и большие, и горячие,- ответил капитан, будто речь шла об общеизвестном факте,-а их радиация, пусть и невидимая глазу, вообще смертельна. А Ригель в этом регионе - одна из самых больших планет, правда, другие тут намного горячее. Дорадус С, к примеру, по сравнению с ним просто обычная сальная свечка. Я собираюсь на днях слетать туда, посмотреть. Но довольно об астрономии - мы находимся уже на высоте двадцати миль, ваш город прямо под нами.

"Чикаго", плавно замедлив полет, остановился, зависнув неподвижно, реактивные двигатели издавали мягкий шипящий звук. Сэммс направил свой зрительный луч вниз, а вместе с ним и мысль ищущую, вопрошающую. Никогда лично не встречаясь с ригелийцами, он не мог представить их в своем сознании и найти схему поведения, необходимую для установления контакта с представителями этой расы. Но, заранее зная тип мышления существа, с которым он предполагал войти в контакт, Сэммс осмотрел весь ригелийский город, но не нашел ничего подходящего. Общение получилось весьма неполным и несовершенным: без сомнения, контакт не удался. Впрочем, он сумел добиться, чтобы его поняли.

"Надеюсь, вы простите мне это, возможно, неприятное для вас и определенно непрошеное вторжение,- подумал он, тщательно и медленно,- ведь мне хотелось обсудить с вами проблему, которая вскоре приобретет исключительное значение для всех разумных существ, обитающих на планетах Вселенной".

- Я приветствую тебя, теллурианец,- разум соединился с разумом. Собеседник-ригелийский профессор социологии, стоявший у своего письменного стола, был похож на настоящее чудовище: бочкообразное тело, четыре ноги-колоды, ветвистые руки-щупальца, неподвижный купол головы, отсутствие глаз, а вместо ушей... Тем не менее разум Сэммса соединился с разумом монстра очень быстро и без всяких усилий; Сэммс установил почти такой же контакт, как с разумом собственной дочери!

Да что разум! Трансцендентная уравновешенность, головокружительный диапазон мышления и кругозор, невозмутимое и несокрушимое спокойствие, наивысшая безмятежность, уверенная определенность и точность, железная стабильность - вот какие встретил он качества, незнакомые и немыслимые для человеческой и человекообразной расы.

- Отбрось все мысли о вторжении, Первый Линзмен Сэммс... Конечно, я слышал о вас, людях, но никогда всерьез не рассматривал возможность встречи с одним из вас, причем с установлением контакта разумов. Впрочем, у нас появились сообщения, будто наше сознание не в состоянии войти в контакт с разумом представителя вашей расы, разве что крайне ограниченно и неполно. Я теперь понимаю: именно Линза способствует такому совершенному контакту и только благодаря ей вы прибыли сюда. Это правда?

- Правда,-и Сэммс стал молниеносными импульсами мозга сообщать свою концепцию Галактического Патруля. Сначала все шло довольно гладко, но, пытаясь подробно описать качества, необходимые для линзмена, Сэммс стал сбиваться.-Сила, энергия, кругозор, конечно... диапазон... умение командовать... Но превыше всего абсолютная независимость... полная устойчивость к коррупции...

Сэммс, конечно распознал бы такой разум, встретив и изучив его, но вот как его найти... Наверняка не найдешь подходящий разум на планетах, где царит сила и власть. Он сам и Род Киннисон случайно оказались среди власть имущих, а вот Костиган нет... и Кнобос, и Дал Налтен...

- Я понял тебя,- прервал его ригелиец, уяснив, что Сэммсу больше нечего сообщить.- Конечно, я не гожусь для такого дела; и не знаю никого, кто мог бы подойти. Постой...

- Неужели ты считаешь себя непригодным?! - воскликнул Сэммс.- Я был уверен, встретив твой разум. С умом такой глубины и широты, с огромным кругозором и блестящими мыслями и мощью, ты, без сомнения, неуязвим для коррупции!

- Это верно,- сухо согласился собеседник.- Таковы мы все. Ни один ригелиец не был, не будет и не может быть, пользуясь твоей терминологией, "коррумпированным" или "подверженным коррупции". Впрочем, только интенсивней-шая концентрация моего разума на каждой клеточке твоего сознания помогает расшифровать в доступной форме твои высказывания.

- Так вот оно что. О, я понял. Я начал не с того конца: я стал искать в первую очередь качества, редкие для моей собственной расы.\

- Разумеется>Мы, ригелийцы, обладаем, пожалуй, также достаточно развитым умом. Названные качества, например, "сила", "энергия" так же редки у нас, как абсолютная независимость мышления среди вас. То, что ты называешь "преступлением", нам не известно. У нас нет полиции, правительства, законов, организованной армии. Наш принцип, применяя ваш лексикон: "Мы живем сами, позволяя жить другим. Мы работаем сообща на общее благо".

- Я не знаю, что ожидал найти здесь, но определенно не такое...- Сэммс чувствовал себя, причем впервые, полностью раздавленным, потерянным.- И ты считаешь, у меня нет никаких шансов?

- Я уже подумал об этом, шанс есть... Правда, слабый, но все-таки шанс,медленно проговорил ригелиец.- Например, я вспоминаю одного любознательного мальчика, первым посетившего вашу планету. Очень многие из нас удивлялись, беседуя между собой или мысленно раздумывая, о странных свойствах разума этого малыша. Что заставило его или других потратить время, усилия и энергию на совершенно, казалось бы, бесполезное занятие - исследование новых планет? Зачем? Он даже изобрел какие-то доселе неизвестные двигатели и открыл новые виды энергии, которые, я считаю, никогда не принесут реальной пользы!

Сэммс был потрясен той холодной убежденностью, с которой ригелиец выступал против освоения межзвездных просторов.

- Я должен отыскать этого мальчика и поговорить с ним. Он сейчас, наверное, где-нибудь далеко от дома, летит в космосе? Вы хотя бы приблизительно знаете, где он может находиться?

- Сейчас мальчуган в своем родном городе; он поднакапливает средства и изготовляет горючее, дабы потом продолжить свою бесполезную деятельность. Название города... то есть., на твоем английском языке звучит... Сантаун, Санберг? Нет, это должно отражать специфику... Ригельсвиль? Ригель Сити?

- Ригельстон, я бы так предложил...- вставил Сэммс.

- Точно - Ригельстон,- ригелиец отметил его местонахождение на воображаемой карте полушарий, выполненной гораздо аккуратнее и подробнее, чем на глобусе, который в это самое время изучали капитан Винфилд и его помощник.

- Благодарю. А теперь не могли бы вы связаться с юным исследователем, попросив его собрать весь свой экипаж и тех, кого может заинтересовать мой проект?

- Конечно, да. Сделаю. Мальчик и подобные ему люди не совсем нормальны, сами понимаете, однако, я думаю, даже они не столь безумны, чтобы появиться на вашем корабле.

- А им нет необходимости являться сюда. Встреча произойдет в Ригельстоне. Я буду настаивать провести ее там.

- Настаивать? Чувствую, ты не лжешь. Вот странно... Я бы сказал, фантастически странно. Вы, склочные, агрессивные, антисоциальные, порочные, мелкие душонки без извилин в мозгу... Вы, трусливые, нервные, быстро и без причин возбудимые, нестабильные, уродливые как морально, так и физически...такие оскорбительные слова-мысли сыпались настолько щедро и безлично, словно ригелиец говорил о погоде. Помолчав, он продолжал: - И все-таки в стремлении воплотить этот абсолютно иллюзорный прожект ты подвергаешь себя- опасным испытаниям, на какие я не согласился бы ни при каких обстоятельствах. Может быть." Не исключено, что в данном случае ты реализуешь принцип совместной работы на общее благо: мой рассудок из-за отсутствия конкретных данных не в состоянии это понять. Теперь я связываюсь с исследователем Дронвиром.

- Пожалуйста, попроси его не представляться мне. Я не хочу являться на встречу с предвзятым мнением.

- Резонная мысль,-согласился ригелиец.-Кто-нибудь в аэропорту укажет вам выжженное пространство на суше, место, где космический корабль наших исследователей совершает посадки, которые приводят нас в ужас; Дронвир попросит встретить тебя в аэропорту и привезти на условленное место.

Телепатическая связь оборвалась: Сэммс повернул свое бледное, покрытое потом лицо к капитану "Чикаго".

- Боже, какое напряжение! Не советую заниматься телепатией без особой на то необходимости, прежде всего с такими отличающимися от нас расами, как ригелийцы!

- Не беспокойся, не буду! - слова Винфилда прозвучали не слишком сочувственно, но мягкий тон голоса исправил впечатление.-Ты выглядишь так, словно тебя здорово отдубасили. Что прикажешь делать дальше, Первый Линзмен?

Сэммс отметил на корабельной карте местоположение Ригельстона, затем надел наушники и специальный, устойчивый к радиации бронекостюм, снабженный охладительной системой и, главное, толстыми свинцовыми стеклами для защиты глаз.

Аэропорт, расположенный довольно далеко от самого города, они нашли без особого труда, а также полосу, где разрешили посадку теллурийскому кораблю. Он опускался медленно, сопла легко справились с гравитацией, вдвое более сильной, чем на его родной планете. Потоки огня и газа не добавили новых значительных разрушений к произведенным находившимся там кораблем. Очертаниями он напоминал торпеду, обладая массой, равной одной двадцатой массы "Чикаго".

Супердредноут совершил посадку, уйдя в твердый и сухой грунт на глубину десяти-пятнадцати футов, прежде чем остановился. Сэммс, ведя телепатическую связь с существом, которое, согласно договоренности, встречало его, быстро проанализировал его разум, войдя в тесный контакт с ним, и понял бесполезность своей затеи - прибывший не мог стать линзменом.

Сэммс тяжело спустился по трапу. Удвоенная сила тяготения чуть затрудняла его шаг, но нагрузку он в состоянии выдержать гораздо лучше, нежели решить предстоящие проблемы. У трапа ждал ригелийский автомобиль с гостеприимно распахнутой дверцей.

Сэммс представлял - правда, в общих чертах,-какова будет модель машины. Двухколесный экипаж немного походил на его собственный "диллингем". Кузов напоминал узкую стальную торпеду, тупо закругленную с обеих концов. Окна отсутствовали, но вот что бросилось в глаза, удивив его неожиданно и неприятно: твердая, вязкая сталь, из которой был сделан корпус, имела толщину полтора дюйма; и даже это чрезвычайно мощное бронированное тело побито и поцарапано, особенно спереди и сзади. Повреждения, хаотично разбросанные по поверхности, глубокие вмятины, такие же, как на крыльях земных гоночных автомобилей.

Линзмен вошел, не испытывая особой радости, в мрачный, черный салон машины. Дверца, похожая на иллюминатор, казалось, вообще не пропускает света. Интерьер внутри машины выполнен в черных тонах. Сэммсу салон напоминал угольный подвал в полночь! Сэммс даже вздрогнул, затем неуверенно телепатически обратился к водителю:

- Кажется, мой контакт с тобой ослабевает. Я опасаюсь, что мне придется буквально вцепиться в тебя крепче, отбросив условности и вежливость. Лишенный света и развитого,как у вас, чувства ориентировки, я оказался сейчас практически беспомощным.

- Не беспокойся, Линзмен. Я предложил сохранить тесный контакт, но ты, мне показалось, отказался. Вероятно, просто недоразумение из-за нашей взаимной неосведомленности об особенностях мышления друг друга. Пожалуйста, расслабься и настройся на мое сознание, входи! Ну как, лучше?

- Несравненно лучше. Благодарю.

Сэммс действительно почувствовал себя вполне сносно. Темень исчезла, поскольку с помощью восприятия риге-лийца он мог "видеть" и в темноте, полно и объемно воспринимая окружающую обстановку. Сэммс отлично ориентировался как внутри автомобиля, так и рядом с ним, а также видел огромный звездолет, на котором прибыл на Ригель IV. Он мог рассмотреть подшипники и палец коленвала в двигателе внутреннего сгорания автомобиля, внутреннюю структуру сварных швов, скрепляющих стальные листы, оживленную толчею в аэропорте и даже предметы, лежащие глубоко в грунте. Он обозревал и детально различал самые открытые части атомного двигателя "Чикаго".

Сэммс не терял времени зря. Теперь, отыскав глубокое, удобное кресло, сделанное по форме человеческого тела, приваренное к полу и оснащенное мягкими ремнями для безопасности пассажира, он быстро уселся и закрепил ремни.

- Готово?

- Готово.

Дверца захлопнулась с диким лязгом, так что в наушниках загрохотал гром. И это только начало. Мотор заработал - взревел двигатель внутреннего сгорания, мощность которого, видимо, превышала тысячу лошадиных сил, достигая максимальной эффективности - результат творческой мысли инженеров. Их, бесспорно, не беспокоило такое земное понятие, как шум или вибрации. Машина сорвалась с места, ускорение отбросило Сэммса глубоко в кресло. Скрежет от трения о поверхность шин и шум работающего двигателя порождали страшный рев, а тут еще вибрация и резонанс металла - все грозило Линзмену встряхнуть мозги в его черепной коробке.

- Ты страдаешь! - воскликнул водитель, явно сочувствуя гостю.- Меня предупреждали - стартовать и останавливаться нужно не резко, ехать медленно и осторожно объезжать препятствия. Предупредили, что ты хрупкий и изнеженный, я поэтому стараюсь двигаться с максимальной осторожностью. Скажи, я плохо веду машину, слишком резко?

- Да нет, все в порядке. Дело в другом. Этот невероятный шум...- а потом, решив, что ригелиец просто не поймет его, Сэммс быстро продолжил: - Вибрации в атмосфере, от шестнадцати колебаний в секунду до девяти-десяти тысяч.- Он объяснил, что такое секунда.- Моя нервная система чувствительна к таким вибрациям. Но я, предусмотрев это, постарался ненадежнее защититься. Не обращай внимания.

"Атмосферные вибрации? Атмосферные вибрации? Атмосферные вибрации?"

Водитель удивленно размышлял, получив эту новую для него информацию. Вот он обогнул обшитый сталью бетонный столб на скорости минимум шестьдесят миль в час, проскочив так близко от него, что соскреб слой защитного покрытия с металла.

Водитель затормозил слишком резко, стараясь разминуться с дико мчавшимся навстречу грузовиком; ремни безопасности безжалостно врезались в тело Сэммса, чуть не разрезав его на мелкие кусочки; не помог ни скафандр, ни остальное снаряжение.

Вот водитель вклинился в поток транспорта, причем рискованно, лишь на долю дюйма не столкнувшись с огромной стальной колонной с одной стороны и вереницей скоростных экипажей с другой.

Затем сидящий "за рулем" виртуозно выполнил двойной поворот с разворотом, едва разъехавшись на встречной полосе с машинами, мчавшимися в противоположном направлении.

Словно подытоживая всю эту наглядную демонстрацию сумасшедшей езды, водитель влился на полной скорости в поток оживленной магистрали, до отказа забитой транспортом; странно, что там ему удалось найти место для своего автомобиля. Правда, автомобили не разъехались, а коснулись вскользь корпусами - вмятины ерундовые, глубиной только в дюйм, но поистине адский шум и грохот.

- Я не могу понять, какой эффект от таких вот вибраций,- в конце концов решился спросить ригелиец, не сознавая, как туго приходится гостю. Для водителя все шло своим привычным чередом.

- В этом мире, боюсь, понять этого нельзя,- заметил Сэммс слабым голосом.Здесь, очевидно, тоже, как и везде, жители больших городов убивают сами себя, используя для передвижения транспорт.

- Да, мы постоянно строим новые дороги, но их все равно не хватает и не хватает.

- А что это за холмики вдоль дороги? - Сэммс уже в начале поездки обратил внимание на длинные, очевидно, светонепроницаемые сооружения; они были единственными непрозрачными объектами.- Или это что-нибудь секретное, о чем мне нельзя спрашивать?

- Что? О, эти? Вот потеха!

Один из ближайших холмиков вдруг утратил непрозрачность, наполнился яркими полосами и вспышками и стал похож на ткань с бешено мчащимися узорами неописуемой конфигурации, с ярко вспыхивающими знаками, которые, как изумленно обнаружил Сэммс, имели определенный смысл. Выяснил он это самостоятельно, не обращаясь к ригелийцу.

ЕШЬТЕ ПИЩУ ТИГМИ!

- Реклама! - молниеносно понял Сэммс.

- Реклама. Ты же тоже не видишь ее, когда сидишь за рулем?

Наконец-то установился первый контакт между двумя высокоразвитыми расами в Первой галактике.

Бешеная езда продолжалась, шум становился все более непереносимым. Трудно нам представить город с пятнадцатью миллионами жителей, в котором, несмотря на развитую и широко разветвленную транспортную сеть, никогда не предпринималось ни малейшей попытки бороться с шумом! Каково же пришлось Первому Линзмену Сэммсу - он был вынужден терпеть грохот целый день.

Массивный ригелийский автомобиль прокладывал себе путь в плотном потоке машин, взбираясь вверх по магистралям, зажатым между стальными стенами без окон.

Наконец машина остановилась рядом со зданием, большая часть которого еще строилась. Тяжелая дверца автомашины распахнулась. Они вышли.

И тогда - это свершилось при дневном свете - Сэммс просто остолбенел от немыслимого сочетания ярких красок предметов, окружающих его. Представшие его взору цвета вообразить невозможно ни одному существу, обладающему зрением. Красные, желтые, синие, зеленые, пурпурные... Оттенки одной гаммы цветов или случайно возникшие дичайшие сочетания - все это резало глаза и доставляло такой же дискомфорт, как чудовищный шум.

Напряженный и настороженный, линзмен проследовал за своим гидом по узкой дорожке, ведущей сквозь стену, где трудились клепальщики и сверлильщики. Вскоре они очутились в комнате практически без стен. Вместо потолка положены ярус за ярусом огромные балки. Но это - место их встречи: там собралась почти сотня ригелийцев!

Направляясь к собравшимся, Сэммс неожиданно увидел, что крановщик уронил стальную плиту весом в пару тонн с высоты восьми или десяти футов на пол прямо позади него.

- Я был готов выскочить из скафандра,-так описывал Сэммс свою реакцию; это описание, видимо, соответствовало его реальным переживаниям.

Во всяком случае, он на короткое время потерял контроль над собой, и ригелиец послал ему мысленный импульс, успокаивая, спрашивая и удивляясь одновременно. Ригелиец никак не мог понять такую повышенную чувствительность теллурийца, как Сэммс не постиг, что для этих людей понятие физического насилия абсолютно незнакомо.

Сэммс закрыл глаза, спасаясь от хаоса ярких красок, невероятным усилием воли отвлекся от оглушительного шума, принуждая себя сконцентрироваться каждой клеткой мозга на своей задаче.

- Прошу вас синхронно подключиться к моему сознанию, и чем больше вас будет, тем лучше,- направил он свою мысль на группу людей, а потом стал общаться с каждым в отдельности. И никто ему не подошел. Некоторые были сильней других, инициативнее, энергичнее, более напористые. Но никто не подходил. Пока...

- Слава тебе Господи! - из-за нахлынувшего на него ликования и облегчения Сэммс теперь не замечал ни ярких красок, не слышал шума.-Вы, сэр, годитесь в линзмены. Как я догадываюсь, вы - Дронвир.

- Да, Вирджил Сэммс. Я Дронвир. И наконец-то я добьюсь того, к чему всю свою жизнь стремился. А как с остальными? С моими старыми друзьями? Разве некоторые из них не годятся?"

- Не знаю. Ты сам будешь выбирать...- Сэммс остановился, удивленный. Остальные ригелийцы находились в комнате, но контакт установился у Сэммса только с Дронвиром.

- Они поняли твою мысль и, сознавая, что вопрос более или менее личный, оставили нас одних беседовать, пока мы кого-нибудь из них не пригласим подключиться к нам.

- Твои рассуждения мне нравятся, я это ценю. Ты отправишься в Эрайзию. Там получишь Линзу для себя. Вернувшись сюда, отберешь достойных и пошлешь в Эрайзию стольких своих приятелей, сколько сочтешь необходимым. Ты будешь выполнять задания, пользуясь эрай-зианской Линзой. Затем хотел бы позвать тебя прилететь на Землю и принять участие в Галактическом Совете. Ты согласен?

- Согласен,- Дронвиру не требовалось времени на обдумывание ответа.

Собравшиеся разошлись. Тот же самый водитель отвез Сэммса назад к "Чикаго", причем так же "медленно" и "осторожно", как и в предыдущий раз. Но теперь свои мучения Сэммс переносил не так болезненно, хотя Сэммс прекрасно осознавал, что любой толчок или крен машины добавляет дополнительный синяк на его тело, сплошь покрытое синяками и ранами. Он добился успеха, и эйфория победы выполнила функцию обезболивающего лекарства.

Капитан "Чикаго" встретил Сэммса в переходном шлюзе, заполненном воздухом, и помог снять скафандр.

- С тобой действительно все в порядке, Сэммс? - поинтересовался Винфилд, обращаясь к линзмену не в качестве капитана, а старого друга.- Ты не давал о себе знать, и мы начали беспокоиться. Ты неважно выглядишь. Я, черт побери, не одобряю, как ты спокойно относишься к своим травмам ребер и левой ноги. Я доложу ребятам, что ты вернулся в удовлетворительной форме, но все-таки попрошу докторов обследовать тебя, разумеется, на всякий случай.

-Винфилд объявил по всему кораблю о возвращении Сэммса, который через свою Линзу отчетливо ощутил чувство облегчения и радости у экипажа. Данное обстоятельство удивило его. Кто он такой, почему все так сильно переживали жив он или нет?

- Я в норме,- ответил Сэммс.- Меня вылечит двадцатичасовой сон. Я проснусь как Новенький.

- Возможно. Но сейчас ты все равно отправишься в лазарет,- настаивал Винфилд.- Мне кажется, ты хочешь, чтобы мы отвезли тебя на Теллус?

- Верно. И поскорей. Бал у посла, как тебе известно, состоится вечером в следующий вторник, и моя обязанность присутствовать на нем, от этого я не могу отказаться, даже если бы мне предоставили справку о моей полной нетрудоспособности.

ГЛАВА 6

Бал у посла, одно из самых важных событий года, был в полном разгаре. Нельзя сказать, что любой мало-мальски известный теллуриец был приглашен на бал, но всякий, кто находился там, несомненно, в чем-то считался примечательной личностью. В веселых затеях .участвовали молодые и красивые женщины и мужчины, никто не выставлял напоказ дорогие платья, стоящие кучу денег, и изысканные ювелирные украшения, а также свои лица с наведенным на них макияжем или надушенные духами телеса.

Быть пионерами - удел молодежи, поэтому присутствующие здесь представители колоний отличались молодостью: мужчины и женщины. Именно женщины создавали приятную атмосферу и гармонию.

Нельзя утверждать, что все присутствующие на балу были представителями рода человеческого. Разумеется, в празднестве участвовали и теплокровные, дышащие кислородом чудовища, прибывшие сюда из сотен различных солнечных систем. Там веселилось несколько марсиан, танцевавших в своих светлых одеждах с пунктуальной математической точностью, представителей венериан, они чинно сидели или важно расхаживали.

Одна пара выделялась даже среди всеобщего блеска и великолепия. Множество глаз неотрывно следили за ней, не упуская ее из поля зрения.

Девушка высокая, грациозная, гибкая, как тростинка. Ее прозрачное шелковое платье фосфоресцировало и сияло всеми оттенками зеленого цвета. Шлейф от платья расстилался по полу, а на уровне груди материал платья таинственно исчезал, оставались, правда, отдельные кусочки материи на особо интимных местах - держались, очевидно, за счет магнетизма самой владелицы одежды. Ее платье, пожалуй, единственное из всех, не украшал букетик цветов. Розочка, со вкусом сделанная из огромного изумруда, неизвестно как держалась на ее обнаженном плече. Волосы, так отличавшиеся от безукоризненно уложенных в прически у остальных дам, собраны в художественном беспорядке в пышную бронзово-рыжую копну. Мягкий взгляд влажных глаз - Вирджилия Сэммс владела ими мастерски, как и красивыми руками -излучали золотисто-каштановые искры девической чистоты и невинности.

- Я не могу обещать тебе следующий танец, Геркимер, честно, не могу!-взмолилась она, устремляясь в объятья молодого человека и прижимаясь к нему чуть ближе, чем того позволяли приличия.- Я очень хочу потанцевать с тобой, правда, но не могу, и ты знаешь почему?

Молодой человек отличался мужественной красотой, она же - женственностью.

- Понимаю. Ты наобещала несколько танцев.

- Несколько! У меня во-о-от такой список! Сенатор Морган - раз, потом мистер Айзексон, еще я условилась с мистером Оссменом, что танцую один танец с ним, хотя я не выношу венериан - они удивительно жирные и вообще отвратительные! Потом, посмотри, рогатая жаба с Марса, а там - гиппопотам с Джовии.

Называя очередного кандидата и перечисляя своих партнеров, она метко характеризовала каждого из них, причем ловко и изящно манипулировала руками, как бы мимоходом касаясь пальчиками плеча партнера, будто настоящая светская дама.

Геркимер Геркимер Третий, хотя и изрядный Дон Жуан, был по-настоящему опытным и искушенным дипломатом. Он в результате многолетней тренировки научился владеть собой, не выдавать на лице истинных чувств и переживаний. И если бы у него зародилось подозрение в отношении красивой девушки, которую он удерживал в своих объятьях, или кто-нибудь намекнул, что она всячески старается обвести его вокруг пальца, он только улыбнулся бы в ответ, как улыбаются дипломаты высокого ранга. Но Вирджилия Сэммс не вызывала у него подозрений. Однако зная, что она дочь Вирджила Сэммса, он постарался" не обнаруживать явного интереса к некоторым названным ею именам. А она и не глядела ему в глаза: ее скромно потупленный взор едва ли достигал его подбородка.

Тем не менее Геркимер Геркимер Третий не знал многих деталей: Вирджилия принадлежала к числу лучших психологов своего времени, а так пылко прижалась к нему не из-за его мужского обаяния - в таком положении ей удобнее было осуществить свой замысел. Она могла собирать информацию с помощью своих глаз, в исключительных случаях, когда требовались очень точные данные, Вирджилия использовала свои необычайно чуткие пальцы с невероятно восприимчивой кожей. Она изучала множество людей, занося в специальные таблицы их реакции, например, в данный момент реакцию своего партнера по танцам на высказывания и жесты, создавая определенный образ нужных ей людей. Вот итог ее деятельности все свидетельствовало о том, что может совершиться УБИЙСТВО!

И мысли Вирджилии Сэммс были заняты теперь гораздо более неотложным и важным, чем Галактический Патруль, пока еще мифический. Она надеялась, что Геркимер не окажется таким же опытным физиономистом, как она. Ведь ей труднее хранить свои секреты, нежели ему: еще чуть-чуть, и он почувствовал бы биение ее сердца." Впрочем, она объяснила бы этот факт довольно легко, отделалась бы парочкой шуток... Нет, он не физиономист, определенно нет. Он не смотрел ей в лицо, не заглядывал в декольте ее платья, стараясь увидеть много больше... Там, куда устремлялся его взгляд, покоились его руки, у нее не дрогнул предательски ни один мускул.

А тревога Джилл возрастала: ее глаза, пальцы и гибкое тело сообщали все новую информацию. Она уже не сомневалась, тут готовилось покушение. Но кто же жертва? Отец? Вероятно. Старший Киннисон? Возможно. Кто-нибудь еще? Едва ли. И когда? Где? Каким образом? Она еще не знала, а должна узнать наверняка... упоминание имен ничего не дало, а визуальный контакт... Почему нет отца? Может, лучше, если он здесь сегодня не появится?..

Вирджил Сэммс вошел в зал.

- А папа посоветовал мне, Геркимер,- сладко заворковала Джилл, впервые глядя в его глаза целую минуту,- потанцевать с каждым из них. Так что видишь... О, пришел отец, наконец-то! Я волновалась-куда же он запропастился.-Она кивнула в сторону входа и пролепетала бесхитростно: - Он почти никогда не опаздывает, ты ведь знаешь, а я...

Он взглянул в указанном ею направлении, когда его глаза встретились с глазами Первого Линзмена, Джилл узнала три необходимых ей факта: ее отец, здесь, скоро. Она удивлялась, что сохраняет самообладание, правда понимая, что это дается ей с большим трудом.

Внешне оставаясь спокойной, она чувствовала, как внутри у нее все дрожало. Как поступать? Ведь она же знала, хотя, конечно, у нее нет убедительных доказательств; один-единственный промах -и последствия могут стать ужасными.

Медлить нельзя. Не следует дожидаться окончания танца, ибо может быть поздно. Извиниться и прервать танец - это вызовет подозрения, потом... никто не направит на нее Линзу - она же с Геркимером. Воспользоваться моментом и махнуть рукой отцу, ведь она так долго его не видела... Хотя нет, наименьший риск-связаться с Мейсом. Он наблюдал за ней всегда, и она заставит его воспользоваться Линзой...

Нортроп взглянул на нее; склонясь на плечо Геркимера на один мимолетный миг, она изобразила на своем лице испуг, что получилось даже ненаигранно.

- Я тебе нужен, Джилл?- его мысль, переданная Линзой, лишь коснулась ее сознания. Полного контакта не произошло: никто, за исключением отца, не направлял Линзу на Вирджилию Сэммс - это слишком интимно, словно поцелуй.

- Ты мне очень нужен! Как никогда в жизни. Входи в контакт, Мейс, скорее, прошу тебя!

Он установил контакт с ее сознанием сначала робко, но, получив информацию от девушки, все его мысли о робости и недопустимости получения сведений интимного характера исчезли.

- Джек! Спуд! Мистер Киннисон! Мистер Сэммс!-он работал с Линзой быстро, отдавая приказы почти яростно.- Слушайте меня!

- Спокойно, Мейс, тебя понял,- ответил низкий, ровный голос Родерика Киннисона.- Первое, это оружие. У кого-нибудь, кроме меня, есть пистолет? У тебя, Спуд?

- Да, сэр.

- Хорошо. А ты, Джек, и ты, Мейс.

- У нас с собой "льюистоны".

- Надо бы что-нибудь посолиднее. "Пугачи" годятся лишь в обычных ситуациях. В исключительных случаях, разумеется, приходится застрелить и не одну дюжину невинных людей, стоящих рядом. Но в такой толпе, как эта, лучше постараться уложить того, в кого целишься. Бегите скорей к моей машине, вы двое, не мешкая, замените оружие- и побыстрее.

Каждый из них знал, что автомобиль Родерика Киннисона - истинный арсенал оружия на колесах.

- Эх, если бы ты тоже был в форме, Вирдж, но теперь это уж, разумеется, не исправить. Пробирайся медленно, направляйся в северо-западный угол. Спуд, поступай так же.

- Это невозможно!- начал Сэммс.

- Я не уверена ни в чем, правда...- пролепетала его дочь, протестуя против таких поспешных мер.

- Вирджил, ты рассуждаешь как обыватель. Помолчи и пошевели мозгами. А я почти уверен в справедливости твоих опасений, Джилл, и считаю необходимым принять меры. Ты можешь теперь расслабиться, не волнуйся. Мы прикрываем Вирджила, я вызвал подкрепление. Немного расслабься. Хорошо! Не скрываю, следующие минуты могут стать критическими. А ты действительно уверена, Джилл, что Геркимер - ключевая персона?

- Уверена вполне,- она пришла в себя - ведь линзмены теперь были начеку.

- Хорошо. Тогда пусть он якобы уговорит тебя танцевать с ним все танцы, без перерыва. Следи за ним. Он должен получить сигнал и знает того, кто будет стрелять. Если бы тебе удалось за долю секунды предупредить нас, это бы нам помогло. Постараешься?

- Да вот еще я хотела сказать" Большой, липкий, вонючий живодер!

Казалось, слова девушки бессмысленны, но Киннисон-то точно понял, кого она имела в виду.

- Еще одна деталь, Джилл. Ребята возвращаются и со своими партнершами продвигаются в тот угол. Понаблюдай, заметит ли Геркимер, что они сменили кобуру.

- Нет, он не заметил,- сообщила она через минуту.- Я тоже не вижу разницы, хотя смотрю внимательно.

- Но различия между "шестнадцатым" и "пятым" гораздо существеннее, чем между луной и месяцем,- сухо возразил Киннисон.-Впрочем, штатским такая деталь не слишком бросается в глаза, как нам, военным. Мальчики, держитесь поодаль, не подходите слишком близко. Теперь, Вирдж, не теряй контакта с Джилл и с нами: ей не следует выдавать себя, кричать и показывать пальцем...

- Но все это абсурдно!- негодовал Сэммс.

- Абсурдно, вот дьявол!-Родерик Киннисон оставался холодным и рассудительным, правда, в его лексиконе появились далеко не светские выражения, что свидетельствовало о напряжении.^- Перестань играть в идиотского героя и раскинь мозгами. Ты не согласился на пятьдесят миллиардов? Неужели думаешь, что они предложат еще больше, если могут нанять убийцу за сотню? А что еще им остается делать?

- Но ведь не устроят же они бойню на балу у посла, Род? Ведь не решатся, я думаю.

- Раньше, может быть, и не пошли бы на такое. Но ведь именно ты объяснил мне: методы у преступников изменились. Теперь чем наглее преступление, тем сильнее переполох - значит, больше шансов у преступников уйти незамеченными. Заруби это на носу, рыжий осел!

- Ладно... в конце концов, может, ты и прав.- Сэммс согласился с другом.

- Тебе прекрасно известно, что это так. А вы, ребята, в особенности Джек и Мейс, расслабьтесь. Вы не сможете метко стрелять, напрягаясь, как пружина. Поболтайте с дамами или мечтайте о Джилл...

- Это не составит для нас труда, сэр,- Мейсон Нортроп чуть усмехнулся.Вот мне пришла мысль, Джилл. Ментор недаром сказал, что тебе никогда не понадобится Линза.

- Что?- переспросила Джилл.- Я не улавливаю связи.

- Нет? Могу поклясться, что все остальные уже поняли. Я прав?-другие линзмены, включая Сэммса, согласились.- Объясняю. Неужели ты надеешься, что любой из этих петухов, тот же Геркимер Геркимер Третий, позволил даже такой красивой козочке, как ты, забраться к себе в огород и, применю привычную терминологию, запудрить ему мозги?

-О... я и не подумала, однако вы правы, и я рада... Попе, ты говорил о подкреплении. Сколько на это уйдет времени? Я надеюсь, что смогу выдержать, если вы все будете поддерживать меня, но...

- Ты сможешь, Джилл. Это займет от силы две-три минуты.

- Поддержка? Подкрепление? Что вы еще выдумали?- разозлился Сэммс.

- Что слышал. Целая армия, черт побери,- ответил Кин-нисон.- Я послал командору Александру Клейтону - а у него две звезды на погонах - мысленный приказ, получив который он выскочит из кресла. Все, имеющееся у него в распоряжении, приведено в полную боевую готовность. Бронемашины всех видов, вертолеты, крейсеры и тяжелые корабли и многое другое. Я бы упорхнул вместе с тобой, пока не поздно, если бы смел.

- Если бы смел?-спросила Джилл, потрясенная этой мыслью.

- Верно, милочка, я не решаюсь. Вдруг они что-нибудь затеят: нас не застанут врасплох. Но только бы они не начали, я молюсь.

Однако молитвы Киннисона остались не услышанными. А Джилл различила неожиданно резкий, весьма слабый звук, будто кто-то уронил карандаш. Она почувствовала, что шейная мышца ее партнера слегка напряглась, а голова Геркимера вот-вот повернется. Джилл устремила взгляд в этом направлении и за доли секунды тщательно все обследовала.

Какой-то человек непринужденно полез в карман, словно за носовым платком. Но на балах у посла не пользуются такими серовато-синими носовыми платками, так напоминающими сталь автоматического пистолета.

Джилл готова была закричать и указать пальцем, но времени уже не было. Она сразу вызвала отца - линзмен увидел все, что видела она. Прозвучало пять выстрелов, практически они слились в один: девушка не успела даже шевельнуться. Она все-таки вскрикнула, правда, потом, когда кричали десятки других женщин, и это уже не имело значения.

Конвей Костиган, кадровый офицер с молниеносной реакцией и многолетним опытом стрелка, нажал на курок первым, чуть раньше наемного убийцы. Именно реакция Ко-стигана спасла жизнь Вирджила Сэммса в тот день. Однако убийца, умирая, раненный в голову, все же успел спустить курок рука умирающего дернулась, пуля, миновав сердце Сэммса, прошла через его плечо.

Родерик Киннисон, уже пожилой мужчина, его сын и Нортроп - еще недостаточно опытные в подобных делах, опоздали на несколько миллисекунд. Правда, они целились в тело, не в голову, но каждая рана была смертельной мужчина рухнул на пол.

Сэммс пошатнулся, но не упал. Тогда Киннисон-старший очень осторожно сбил его с ног.

- Отойдите! Уйдите! Освободите место!

- Мужчины, отойдите! Сходите за носилками! Женщины, подойдите сюда.-Сильный грудной голос Киннисона, привыкшего отдавать команды, гремел над толпой.- Тут присутствует врач?

Врач подошел. Проверили его карманы - не вооружен ли он; вскоре врач принялся за работу.

- Джой - Бетти - Джилл - Клио,- Киннисон позвал свою жену и дочь, Вирджилию Сэммс и миссис Костиган.- Вы четверо идите сюда первыми. Теперь вы и вы - и вы...- продолжал он, выбирая массивных женщин, одетых в просторные платья.-Встаньте сюда, прямо над ним. Прикройте его, чтобы больше никто не мог в него выстрелить. А другие женщины пусть встанут сзади них теснее, заполните промежутки! Джек, иди сюда. Мейс -сюда. Костиган, отправляйся на другой конец зала, я останусь чдесь. Теперь слушайте все. Я прекрасно знаю, что ни одна из вас, дамы, не носит оружия на груди, но у всех у вас длинные юбки -на вас ведь бальные платья! Теперь внимание: стоит лишь кому-нибудь из вас сделать хоть одно движение или поднять юбку, я прострелю ей мозги, сразу, без всяких вопросов.

- Сэр, я протестую! Это беззаконие!- воскликнула какая-то матрона.

- Мадам, я полностью согласен с вами. Это действительно беззаконие Киннисон постарался улыбнуться - Однако это необходимо. Я прошу прощения перед всеми и перед вами, доктор, хотите письменно, но, разумеется, только когда мы перенесем Вирджила Сэммса на борт "Чикаго". До тех пор я не поверю даже родной бабушке.

Доктор взглянул на него.

- "Чикаго"? Рана не кажется мне слишком серьезной, но пострадавшего следует сразу отправить в госпиталь. А вот и носилки! Так... пожалуйста(tm) тише... сюда, прекрасно. Пожалуйста, вызовите "скорую", и немедленно.

- Уже давно вызвал. Но никакого госпиталя, доктор - Там легко проникнуть через окна, подложить бомбу в здание. Я не хочу ничем рисковать.

- Только своей собственной жизнью,-резко вмешалась Джилл. Убедившись, что Первому Линзмену смерть от раны не грозит, она снова стала интересоваться происходящим:- Ты ведь тоже важная птица, как тебе известно, а вытянулся во весь рост на открытом месте. Возьми другие носилки, ложись на них, а мы все заслоним и тебя тоже... И не будь упрямцем, последуй собственному совету!-рассердилась она, когда Киннисон заколебался.

- Я бы не упрямился, будь это необходимо. Если бы им удалось убить твоего отца, тогда другое дело. Я был бы следующим. Но раз Сэммс отделался царапиной, нет смысла, детка, убивать даже хорошего заместителя.

- Царапина!-Джилл просто задохнулась от возмущения.- Ты называешь эту ужасную рану царапиной?

- А что? Впрочем, только благодаря тебе все так благополучно обошлось,- он повернулся к ней с искренним восхищением.- Кости целы, основные артерии не задеты, легкие не повреждены. Через пару недель твой отец будет как огурчик.

- А теперь,-продолжал он громко,- вы, леди, будьте любезны, возьмите носилки. Мы пойдем все вместе, толпой, причем медленно, к двери.

Женщины, теперь уже не возмущаясь, а явно довольные, что оказались в центре внимания, с энтузиазмом выполнили его просьбу.

- Алекс!- крикнул Киннисон.

- Да. Где прикажешь поставить "скорую" с докторами и санитарками? Она не проходит в ворота.

- Ломай ограду. Потом по лужайке. Прямо к подъезду. И не обращай внимания на всю мишуру, которую они понаставили вокруг. Пусть твой адъютант передаст, чтобы они прислали нам счет за причиненный ушерб. Сэммс ранен в плечо. Это не слишком серьезно, но я отвезу его в Холм, где он будет в безопасности. Что у вас наверху - "Бойз" или "Чикаго"? У меня не было времени посмотреть.

-Оба.

Джек Киннисон вздрогнул при виде чудовищного танка, который, круша статуи, фонтаны и искусно подстриженные деревья, вминая все в землю, тяжело двигался по территории посольства. Джек, облизнув пересохшие губы, посмотрел на отряд солдат, обшаривавших дорогу, прилегающий к ней участок земли и оттесняющих толпу. Потом, подняв голову, заметил висевшие над ними вертолеты, а еще выше восемь легких крейсеров, зловещих стражей, явно готовых к удару. На довольно большой высоте он отметил длинные ленты огня: там, как он знал, находились самые новые и разрушительные космолеты. С лица Джека медленно сходила краска, оно побледнело.

- Боже Милостивый, отец!- он дважды сглотнул - Я и представления не имел,.. Но ведь такие громадины могут...

- Не только могут, сын. Они, черт возьми, и сделают, если уж сумели добраться сюда со всей тяжелой техникой так быстро,- губы у Киннисона-старшего поджаты, а глаза не ослабляют бдительности ни на долю секунды, даже когда он посылал через Линзу свои мысли.-Мы, мальчики, не требуем от вас уметь все на свете, сейчас вы проходите ускоренное обучение. Запомните главное: жизнь Вирджила Сэммса- наиболее важная ваша задача во всей Вселенной! Если бы они добрались до него полчаса назад, это, строго говоря, не было бы моей виной, но если что-то произойдет сейчас, вина целиком ляжет на меня.

Сухопутный крейсер, притормозив на гравии, остановился напротив входа; человек в белом выскочил из него:

- Позвольте мне посмотреть на раненого...

- Не сейчас!-резко ответил Киннисон.-Необходимо соблюдать осторожность вдруг найдется смельчак, который захочет закончить начатую работу. Клейтон, поставь своих людей вокруг корабля и подними Сэммса на борт!

Защищая носилки со всех сторон, Сэммса подняли на крейсер. Массивная дверь шумно захлопнулась, и Киннисон издал вздох облегчения. Сопровождающие направились в город.

- Поедешь с нами, Род?-поинтересовался командор

Клейтон.

- Да, но только через пару минут. Пусть штабная машина меня подождет, я вас догоню,- он повернулся к трем молодым парням-линзменам и девушке.Непредвиденное происшествие расстроило наши планы, но не полностью, надеюсь. Никаких изменений в программах "Матиз" и "Боскония", ты, Джилл, продолжай общаться с Костиганом согласно плану. Нортроп, тебе придется проинструктировать Джилл по плану "Цвилник", выяснить, что ей известно. Вирджил собирался заняться этим сегодня вечером, но вышла неувязка, сами знаете. Согласуйте свои действия с Кно-босом, Далом Налтеном и Флетчером. До выздоровления Вирджила вам с Джеком придется заниматься проектом "Забриска" и "Цвилник" - а Вирджил свяжется с вами через Линзу. Обдумайте информацию и затем действуйте по своему усмотрению. Ну, вперед!

И он поспешил к ожидавшему его автомобилю.

- "Боскония"? "Цвилник"?- спросила Джилл.- Что это такое, Джек?

- Мы и сами еще не знаем, может, так называются планеты...

- Чушь!-насмешливо проговорила она.-Ты можешь говорить разумно, Мейс? Что такое "Боскония"?

- Простое, характерное, легко запоминающееся новое слово, предложенное, кажется, доктором Бергенхольмом...- бодро начал он.

- Ты ведь понимаешь, что я имела в виду,- продолжала она, но вдруг умолкла -ее остановил, мгновенно передав свою мысль через Линзу, Джек. Вмешательство Джека едва уловимо, оно лишь коснулось ее сознания, тем не менее Джилл вздрогнула.

- Где твои мозги, Джилл? Ты совершенно бездумно болтаешь. Вокруг нас высокопоставленные особы, среди них могут оказаться опытные люди, умеющие читать по губам. Это забавно, не правда ли?- он тотчас переключился на другой предмет.- Тебе известно об операции "Матиз", поскольку тут фигурирует твое любимое слово - политика. Операция "Цвилник" - наркотики, пороки и тому подобные дела. Операция "Боскония" - пиратство; им занимается Спуд. Операция "Забриска" - за нее отвечаем мы с Мейсом - проверка странных помех в субэфире. Подключайся, Мейс, и продолжай. Увидимся на борту, пока. Очищай эфир, Джилл!

Молодой Киннисон исчез из ее сознания, его сменил Нортроп. Какая разница! Мейс установил контакт осторожно, как и Джек, игриво ведя разговор, но готовый моментально дать задний ход, если коснется нечаянно какой-то нежелательной личной темы. Сознание же Джека контактировало с ее сознанием совсем по-другому, чем сознание Мейса.

- Теперь об операции "Цвилник",- начала Джилл.

- Сначала выслушай мое замечание. Я заметил, что ты и Джек... Нет, вы совпадаете по фазе, синхронны, но будто...

- Охотимся друг на друга?- предположила она.

- Не совсем... "Принуждаете", пожалуй, будет точнее. Словно держите вместе распиленное напополам бревно. Вероятно, ты и сама это замечаешь.

- Разумеется, но я считала - только мы с Джеком знаем о трениях. Мне нравится Джек, очень даже, но на расстоянии.

- А мы с тобой совпадаем, наверное, циклы у нас подобны. Джек говорил тогда правду, что ты... то есть... он... Я не верил до сих пор, но если... тебе известно, конечно, что ты для меня значишь.

Джилл растерялась; она, удивленно подняв брови, произнесла вслух:

- Но я не имела ни малейшего представления!

- Конечно, нет. Но ты ответила, прервав контакт через Линзу, и перешла на прямое общение. Я тоже обнаружил, что не могу лгать, используя сознание. Я в растерянности, а впереди столько работы. Ответь мне хоть что-нибудь. Сейчас словно я без скафандра в космосе между планетами.

- Не думаю,- живо отозвалась Джилл, порозовев, но голос ее звучал твердо.Тебе нужно запастись скафандром и достаточным количеством кислорода, чтобы добраться до другой планеты - другой цели. А теперь давай-ка лучше возьмемся за работу.

- Да. Спасибо, Джилл, огромное спасибо. Наговорил гебе разной чепухи, но я хотел выяснить,- он глубоко вздохнул.- Вот и все. Теперь устанавливай тесный контакт со мной.

Она уменьшила свои особые барьеры, которые препятствуют прямому контакту с ее сознанием, обнаружив, что в данном случае выполнила процедуру на удивление легко, как привыкла это делать с отцом. Мейс, быстро посылая мысли, объяснил Джилл все, что знал о четырех операциях, и в итоге сказал:

- Я не приписан к выполнению плана "Забриска" надолго, видимо, придется работать вместе с тобой над программой "Матиз", как только твой отец поправится. Очевидно, у меня роль связного - ни Кнобс, ни Дал Налтев не знают тебя настолько, чтобы связываться через Линзу. Верно?

- Да. Я встречалась с мистером Кнобсом лишь однажды и никогда не видала доктора Дала Налтена.

- Ты готова поговорить с ними при помощи Линзы?

- Да. Давай.

Два линзмена подключились к сознанию Мейса. Но их мысли, наложенные на мысли Нортропа, дошли до девушки весьма четко, словно все четверо беседовали, сидя за столом.

- Фантастика!- воскликнула Джилл.- Я не могла даже представить себе!

- Сожалеем, что побеспокоили вас, мисс Сэммс...- Джилл снова удивилась.

Голос в глубине ее сознания имел характерный марсианский тембр, но вместо резких горловых звуков и шипящих согласных, свойственных марсианам, произношение английских слов безукоризненное.

- О, не обращайте внимания. Вы меня не потревожили. Правда! Я никак не привыкну к телепатии.

- Мы тоже никак не приучимся. Но причина вызова важна: есть ли у вас новости, пусть даже незначительные, относительно программы "Цвилник"?

- Боюсь, очень мало, да и это,в основном,догадки. Я полагаю, отец рассказывал вам о том, как я работаю?

- Да. Точных данных мы и не ожидаем. Догадки, предположения, вероятностные ориентиры - все величины, увы, неисчисляемые.

- Ну вот, я встретила низкорослого, слишком жирного венерианина по имени Оссмен на приеме в Европейском посольстве. Кто-нибудь его знает?

- Я знаю,- ответил Дал Налтен.- Коммерсант с хорошей репутацией. У него обширные интересы на Теллусе, он проводит там почти все время. Не значится ни в одной из наших картотек... Хотя, все может быть. Продолжайте, пожалуйста, мисс Сэммс.

- Он пришел на прием отдельно от сенатора Моргана; но в тот вечер заключил с сенатором соглашение. Я уверена, что речь шла о тионите. Вот единственно новый момент.

- Тионит!- воскликнули в один голос трое линзменов.

- Да. Тионит. Точно.

- Насколько точно, мисс Сэммс?- переспросил серьезно Кнобс.

- Я не уверена, что именно данное соглашение касалось тионита, нет, но вероятность приблизительно девять десятых. Вот в чем я уверена, так это в том, что сенатор Морган и Оссмен располагают секретной информацией о тионите.

Наступила пауза, ее прервал марсианин:

- Сид!- закричал он, и даже Джилл смогла почувствовать скорость мысли, передаваемой Линзой.

- Да, Кнобс. Флетчер слушает.

- Я о трофеях, добытых тобой на астероидах. Героин, ха-див и ладолиан, не так ли? Тионита нигде не встречалось?

- Никакого тионита. Однако ты помнишь, вероятно, часть банды смылась, но одно достоверно - мы не видели никакого тионита и никогда не слышали о нем. Правда, поползли сплетни, но ведь без них не обойдешься.

- Разумеется. Спасибо, Сид.

Джилл наблюдала, как блестящий мыслительный аппарат марсианина буквально крутится и щелкает: молниеносный обмен мыслями с венерианином: в первые же секунды девушка потеряла нить разговора.

- Еще один вопрос, мисс Сэммс,- включился Дал Нал-тен.- Вам не удалось обнаружить существование связи между Оссменом или Морганом, с одной стороны, и каким-либо служащим из компании "Межзвездные Космические Пути"?

- "Космические Пути"! Айзексон!- у Джилл перехватило дыхание.-Как... никто даже и не подумал об этом, по крайней мере, никто меня не предупреждал. Я сама не догадалась провести подобные тесты.

- Мысль о таком варианте пришла мне в голову минуту назад, при упоминании о тионите. Если какая-то связь и имеется, проследить ее невероятно трудно. Однако большинство, чуть ли не все из исполнителей операции "Матиз", нуждаются в фактах, позитивных или негативных, имеющих для них огромное значение. Мы просим вас держать эту важную деталь в памяти.

- Ну, разумеется. Я постараюсь.

- Благодарим вас за содействие. Один из нас свяжется с вами, поскольку теперь мы изучили структуру вашей личности. Да пусть заживут раны вашего отца!

ГЛАВА 7

В ту ночь, очень поздно - или, вернее, очень рано на следующее утро сенатор со своим первым секретарем заперся в офисе, оснащенном двойной защитой от шпионских лучей. Круглое, тяжеловесное, пышущее здоровьем лицо Моргана утратило свой цветущий вид, пальцы левой руки барабанили но стеклянному верху стола. Серые глаза с острым взглядом оставались такими же проницательными и расчетливыми, как обычно.

- Наш план провалился, Геркимер... полный провал.., но я не вижу ни одного просчета. Операция выполнялась по плану. Выстрел с гарантией. Брайнард не мог промахнуться. Вплоть до последней доли секунды все шло превосходно. А потом бац! Полное фиаско. Приземлился Патруль, и все взяли под контроль. Где-то произошла утечка информации, но где; черт побери?

- Не было утечки, шеф. Это однозначно,- секретарь, вытянув свои длинные ноги, скрестил их вновь, отбросил наполовину выкуренную сигарету и закурил новую.- Располагай они информацией, не убили бы только простого стрелочника. Вам известно так же хорошо, как и мне, что Киннисон - самый крутой мужик по эту сторону ада. Если бы он знал хоть что-нибудь, то уничтожил бы всех на своем пути, включая нас с вами. Киннисон не разрешил бы Сэммсу и на миллиметр приблизиться к месту, где совершится убийство. И конечно, не тянул бы время, а тотчас же ввел свою армию. Нет, шеф, утечки информации быть не могло. Но как Сэммс или Киннисон обнаружили наши планы?! Вероятно, сам Сэммс - он ведь дьявольски умен, умнее Киннисона,- узнал о покушении прямо на месте. Наверное, увидел, как Брайнард доставал оружие.

- Я анализировал этот вариант и согласился бы с ним, если бы не одно обстоятельство: интервал между выстрелами и прибытием танков.

- Виноват, шеф,-Геркимер изобразил огорчение.-Тут я опростоволосился.

- Одна минута и пятьдесят восемь секунд.

- Не может быть! Морган не ответил.

- Конечно, Патруль очень мобилен, всегда в боевой готовности... Они могли перебросить всю технику на транспортных лучах. Но даже в этом случае... пять минут, по моей оценке, шеф. Четыре с половиной - абсолютный минимум.

- Проверь. .Что ты намерен предпринять?

- Не знаю. Ваши доводы перечеркивают мои предположения. Факты говорят об утечке информации между двумя с половиной и тремя минутами до подачи сигнала. Я спрашиваю вас, шеф, в чем здесь загвоздка?

- Вот это-то и беспокоит меня. Очевидно, кто-то узнал о наших намерениях перед тем, как все произошло, получив сигнал, они почему-то не устроили кровавую бойню. Если они считали, что он находится где-то недалеко, то почему же не стали его искать?

- А теперь я спрашиваю. Почему наш мистер Мургатройд не предпринял ничего? Разве не договаривались о прибытии флотилии?

- Мой вопрос сходен с твоим. Я тоже не понимаю, почему армада не прикрыла операцию, выполнявшуюся одним человеком, особенно так тщательно спланированную, но нас должны интересовать линзмены. Я не спускал с них глаз ни на секунду. Ни Сэммс, ни Киннисон не сделали и шага в течение тех двух минут.

- За это время Киннисон-младший и Нортроп выходили из зала.

- Действительно. Выходили. Один из них мог вызвать Патруль.- Морган, барабаня пальцами по столу, помолчал несколько минут, потом не спеша продолжил: - Существуют две, только две возможности, хотя ни одна из них не может считаться даже приблизительно вероятной. Это или Линза, или девушка.

- Девушка? Будьте разумны, сенатор. Я-то в курсе, где она была и о чем думала каждую секунду.

- Это очевидно,- Морган, перестав постукивать рукой, цинично улыбнулся.-Я получаю чертовское удовольствие, наблюдая, как ты ешь пирог один, нет чтобы для разнообразия поделиться с друзьями.

- Ну уж нет!- звучный голос Геркимера стал жестким.- Игра еще не закончена.

- Это заявляешь ты,-усмехнулся сенатор.-Не могу поверить, что найдется женщина, которая устоит перед обаянием Геркимера. Ты уже обрабатываешь ее шесть недель, вместо привычных шести часов, и еще ничего не добился?

- Я достигну цели, сенатор,- ноздри Геркимера яростно штрепетали.- Я добьюсь ее, так или иначе! Пусть даже это !адание станет для меня последним.

- Держу пари - ты не добьешься и через шесть месяцев.

- Ставлю пять тысяч. Но, однако, почему вы считаете, что ее нужно опасаться? Она натренированный психолог, но и я тоже, причем старше и опытней ее. А ее подражание йогам - полнейшая чепуха - учиться сидеть со скрещенными ногами, созерцать собственный пупок и стараться жить в унисон с вечностью. Неужели проповедование таких истин ставит ее на один уровень со мной?

- Не берусь ничего утверждать. Но она дочь Вирджила Сэммса.

- Что из того? Вы же не тычете пальцем в Джорджа Олмстеда - вы сами его выбрали выполнять одно из самых сложных наших дел. А по крови он родственник Вирджила Сэммса, как и Джилл. Они оба вылупились из одного яйца!

- Физически - да. Психологически и по менталитету - нет. Олмстед реалист, материалист. Он мечтает получить вознаграждение за свои труды на этом свете, а не на том, и готов на все, ради успеха. С другой стороны, Вирджил Сэммс - я не вижу необходимости объяснять, кто он такой. Но мне сдается, вряд ли ты сознаешь, как она похожа на него.,Если она не играет с тобой, то только благодаря твоему неотразимому обаянию...

- Послушайте, шеф. Она не узнала ничего и не предпринимала никаких попыток. Я танцевал с ней все время, держа ее вот так близко,- он показал руками,- я уверен в своих утверждениях. Выбросьте из головы, будто она могла узнать что-то от меня. Вам ведь известно- никто на Земле или где-либо еще ничего не прочтет на моем лице. Да, забыл, она изображала застенчивость, даже не глядела на меня. Ваш довод придется исключить.

- Что ж, придется,-Морган снова принялся барабанить по столешнице.-Будь у меня хоть малейшее подозрение, что она одурачила нас, я загнал бы тебя на рудники. Но никаких доказательств нет, остается Линза. Такой вариант более логичен, но намного фантастичнее. Тебе удалось выяснить хоть что-нибудь о Линзе?

- Нет. Только то, что они рассказали сами. Отличительный знак группки высокопоставленных особ. На балу я начал подозревать, что они не выложили нам главного.

- Я тоже.

- Проследим по минутам. Итак, пять линзменов и Джилл Сэммс. Зал полон военных, командоры и их заместители из всех континентальных правительств Земли, с других планет, из колоний, у всех при себе, как полагается при параде, личное оружие. Никто ни о чем не знает - прокрутим такой вариант. И вот в течение нескольких последних секунд некто, проведав что-то, вызвал помощь. Вероятно, это незаметно сделал один из линзменов. ОДНАКО - в момент готовности номер один линзмены держали свои пушки наготове- и не льюистоны, отметьте это-и стреляли, в то время как другие вооруженные офицеры даже не подозревали о происходящем. Все говорит, что здесь не обошлось без Линзы.

- Я тоже пришел к такому же выводу. Но проблемы не исчезли,' они остались. Как все произошло? Чтение мыслей?

- Передача мыслей на расстоянии!-фыркнул Герки-мер.- Мой разум не готов к такому объяснению.

- И мой тоже.

- Может, Брайнард вел себя нервозно? Я не глядел на него.

- Брайнард не нервничал, но был немного напряжен.

- Вот-вот. Наемные убийцы не аккуратисты. Кто-то из линзменов заметил, как тот напрягся, и у него возникло подозрение. Объявил, как и полагается, тревогу. Предупредил остальных, чтобы те были начеку. Но здесь не все сходится - почему не застрелили наемника раньше. Они следили за ним и очень быстро отреагировали.

- Может, и так. Но состряпанное тобой объяснение жидковато и натянуто, хотя и опирается на факты... Мы-то двое способны сопоставить события, реально их оценить. Но заметь, милый мальчик, не всем подобные рассуждения понравятся.

- Неприятно слышать такое, босс. Во всей этой истории имеется положительный момент,- Геркимер злобно осклабился.-Можно свалить все на Большого Джима Тауна. Именно из-за него мы можем оказаться - и окажемся - в глубокой заднице, ведь это он посылает таких слабаков на убийство!

В импровизированном лазарете, защищенном тяжелой броней, Вирджил Сэммс приподнялся на койке и, направив свою мысль Киннисону, застал друга в смятении и беспокойстве.

- В чем дело, Род?

- Во многом!- рявкнул в ответ гигант линзмен.- Они слишком далеко нас обогнали. Что-то готовилось, а мы и не подозревали. Я выглядел безмятежным ребенком, позволив обдурить меня. Я места себе не нахожу от бешенства. Возможно, этим история с покушением и закончится, но вряд ли - вот я и пытаюсь угадать, что произойдет дальше.

- Ну и что же?

- Ничего. Я запутался. Теперь твоя очередь. Придется тебе пошевелить мозгами, давай соображай. Что бы ты предпринял, окажись на стороне противника?

- Ах, вот что. По-твоему, нет надежной техники, чтобы добраться до космопорта?

- Ты догадался. Но в силах ли ты выдержать переезд?

- Конечно. Плечо обработали и забинтовали, а рука на перевязи. Я могу ходить.

- Что ж, убедительно. Клейтон! Твои наблюдатели что-нибудь обнаружили?

- Нет, сэр.

- Хорошо. Киннисон - командору Клейтону. Приказ. Один вертолет спускается и забирает Сэммса и меня на подъемнике. "Бойз" и крейсеры несут вахту, максимальная бдительность. "Чикаго" берет нас на борт. "Чикаго" и "Бойз" откомандированы и приданы мне. Все.

- Клейтон - комиссару Киннисону. Приказ получен и выполняется... Все.

При перевозке обошлось без инцидентов. Два супердредноута взмыли в верхние слои стратосферы, направляясь на запад. На полпути к Холму Киннисон вызвал доктора Фредерика Родебуша.

- Фред? Киннисон. Пусть Клив и Бергенхольм свяжутся с нами. Далее. Что показывают счетчики Гейгера снаружи "Холма", есть ли отклонения?

- Все нормально,- сообщил через минуту физик-линз-мен.- А что?

Киннисон рассказал о недавних происшествиях.

- Передай ребятам, чтобы весь персонал Холма находился в боевой готовности.

- Боже мой!- воскликнул Кливленд.- Ведь такой оборот дела отбросит нас во времена Межпланетных войн.

- С одним исключением,-заметил Киннисон.-Атака, если она состоится, произойдет на современном уровне. Хотелось бы надеяться - мы сможем выдержать ее.

- Несколько бомб могут достичь цели...

- Я не про бомбы спрашивал.

- Тогда про что же?

- Изотопы. Толстый покров пыли. Движется медленно, мелкая субстанция, с которой ни наши корабли, ни защитные экраны Холма не справятся. Мы должны решить, первое,- будет ли Вирджил Сэммс в большей безопасности там, в Холме, или в космосе в "Чикаго", и второе,- сколько времени можно продержаться.

- Понимаю... Я считаю, что надежнее здесь, под Холмом. Продержимся месяцы, а то и годы, пока все не наладится. И мы всегда сможем выбраться отсюда. Не имеет значения температура поверхности, у нас достаточно мощные экраны, есть тяжелая вода, кадмий, свинец, ртуть и все остальное.

- Это именно то, что я надеялся от тебя услышать. А теперь об обороне... Пусть не считают, будто впадаю в истерику, но я прокляну себя, если еще раз попадусь на крючок...

Контакт ослабевал.

- Могу я высказать предложение, сэр? Бергенхольм прервал затянувшееся молчание.

- Рад выслушать тебя - твои предложения всегда интересны.

- Прошло несколько месяцев с тех пор, как проводились последние учения по чрезвычайному положению. Устройте еще одни - сейчас, если даже ничего не произойдет, то это будет просто очередная внеплановая тренировка, с перекличкой, повышениями по службе и денежными наградами за лучшую организацию.

- Блестяще, доктор Бергенхольм!-живой ум Сэммса моментально уловил идею. Вот что, Род, мы проведем первые маневры Галактического Патруля!

- Я бы рад, Вирдж, но не осилим. Мои ребята готовы, но не готовы вы, Совет.

- Все устроим за несколько минут. Мы дожидались подходящего психологического момента. Теперь, при обострении обстановки, самое время. А ты ожидаешь атаку или нет?

- Да. Иначе не стал бы заваривать кашу. Я и доведу дело до конца. Не логично отказываться от предположения, что тот, кто хотел убить тебя, столь же хороший стратег, как и я, а то и посильнее.

- Ну, а какова ваша реакция, доктор Бергенхольм?

- Мои размышления дают повод утверждать: следует ожидать атаку крупных сил. Покушение на Первого Линз-мена Сэммса, весьма вероятно, только первый шаг в грандиозной операции.

- Я не... что ж, вполне вероятно. Так, давай начинай, Вирдж...

Фраза не была закончена, потому что Сэммс уже начал говорить. Одновременно сознание восьми других линзменов присоединилось к разуму теллурийцев. Сэммс, весьма серьезный и торжественный, обратился к своему другу:

- Галактический Совет в сборе. Обещаете ли вы, Родерик К.Киннисон, укреплять всеми своими силами и данной вам властью авторитет Совета во Вселенной?

- Обещаю.

- Властью, данной мне, президенту Галактического Совета, назначаю вас порт-адмиралом Галактического Патруля. Мои коллеги по Совету теперь объединяют вооруженные силы из различных солнечных систем в Галактический Патруль... Это не займет много времени... Далее, вы зачитаете приказы о кадровых назначениях, а также о мобилизации.

Тем временем оба супердредноута приблизились к Холму. "Бойз" остался "висеть", "Чикаго" спустился. Киннисон теперь не занимался посадкой корабля, доставкой Сэммса и возвращением "Чикаго" на орбиту. Его мысли были заняты иным.

- Всему личному составу всех вооруженных сил, входящих в настоящее время в Галактический Патруль!- Кинни-сон обратился по ультраволновому микрофону торжественным, чуть резковатым голосом.- Говорит порт-адмирал Киннисон с Теллуса. Все ли вы поклялись в верности Галактическому Патрулю? Все ли вы дали присягу?

- Поступило подтверждение.

- Короче. Документы вы уже получили. Запишите в бортовые журналы дату и время операции. Назначения: командор Клейтон из Северной Америки...

В своем офисе в Нью-Йоркском космическом порту Клейтон, услышав сообщение, щеголевато отдал честь; глаза его сияли, а покрытое шрамами лицо просветлело.

- ...назначается адмиралом Первого Галактического региона. Командор Швейкерт из Европы...

В Берлине узкогрудый человек, подтянутый, с редкими светлыми волосами и голубыми глазами, церемонно поклонился и четко отсалютовал.

- ...назначается адмирал-лейтенантом Первого Галактического региона.

И далее по списку. Назначения уже давно согласованы, на освободившиеся должности имелись претенденты. Затем последовал список командоров с других планет - Марса, Венеры, Джовийской подсистемы, Альфа-Центавра, Сириуса, Валентин, Проциона, Альтаира, Фомалоута, Веги, Альде-барана главнокомандующих вооруженными силами своей планеты.

- Адмиралы-лейтенанты и высшее командование настраивают свое сознание на меня, остальные свободны!

Киннисон замолчал, начав работать через Линзу.

.- Предыдущее сообщение для протокола. Мне излишне говорить вам, друзья, как я рад поздравить вас с новыми назначениями! Хотелось бы рассчитывать на вашу поддержку и иметь надежные тылы, если начнется заварушка.

- Поддержим, шеф! Мы с тобой. Род! Гранитный Род, порт-адмирал!- донеслись до него отрывки мыслей. Верные солдаты, с которыми он не раз делил опасности и невзгоды, ликовали как школьники.

- Обстоятельства могут потребовать от нас активных действий. В ходе выполнения заданий вы, разумеется, заслуженно получите новые звездочки.Киннисон обрисовал ситуацию, сказав в заключение:- Как видите, все может ограничиться только учениями. Но противник, задумав грандиозный план захвата планет, в состоянии построить даже военную флотилию, тогда мы можем оказаться втянутыми в самое грандиозное сражение. Будьте готовы ко всему. Теперь я перехожу на официальную связь для протокола.

- Киннисон ко всем командующим армадами, субармадами и другими боевыми подразделениями Галактического Патруля. Общие цели и тактические задачи: оборона Холма против условной Черной Армады. Численность, мощность и состав ее неизвестны, прибытие неприятельских вооруженных сил - неизвестно, нет даты вторжения.

Киннисон - адмиралу Клейтону. Приказ. Я снимаю с себя командование кораблями "Бойз" и "Чикаго".

- Клейтон - порт-адмиралу Киннисону. Приказ получен. Принят к сведению. Нахожусь у главного правого шлюза на "Чикаго". Проинструктировал Мастерсона, командующего этим гигантом; он будет ждать вас, чтобы переправить вниз, в Холм.

- ЧТО? Да какого дьявола...- не выдержал Киннисон.

- Виноват, Род, виноват, и мне лучше конечно бы помолчать. Но так нужно. Простые адмиралы бороздят космические просторы со своими армадами. Порт-адмиралы остаются на земле. Я докладываю вам обстановку, а вы отдаете распоряжения, управляя всем ходом сражения на расстоянии.

- Понимаю,-примирился Киннисон.-Понимаю твои козни! Какая грандиозная идея!

- Пошевели своими мозгами,-спокойно произнес Сэммс.-А затем спустись с небес туда, где твое место.

И Киннисон после недолгого раздумья с наигранным благодушием спустился на грешную землю, но не в уже знакомое управление Патруля, а в глубочайшие бункеры под ним. Мрачный и исполненный горечи, поначалу он тут же ушел с головой в работу. Нужно руководить обустройством Штаба Великой Армады (ШВА), его штаба, привлечь лучшие умы и новейшую технологию трех миров на укрепление обороны Холма. Спустя короткое время дисплеи ШВА наглядно свидетельствовали, что адмирал Клейтон и адмирал-лейтенант Швейкерт неплохо справляются со своим заданием.

Вся тяжелая техника, принадлежавшая Земле, планете-матери, уже находилась на месте; доставлены и более малочисленные и легкие корабли Марса, Венеры. А армады отдаленных солнечных систем - катера, разведчики и несколько легких крейсеров обеспечивали себе благоприятную позицию в космосе.

Каждый из курсирующих в космосе сотен кораблей буквально прочесывал окружающее пространство своими мощнейшими лучами-детекторами.

- Мило.- Киннисон повернулся к Сэммсу. Оба стояли у командирского пульта.О лучшем нечего и мечтать!

- А вдруг ничего не произойдет?-Сэммс скептически поджал губы.- Сколько времени продлятся учения?

- Разве это от меня зависит. Ты не беспокойся, только бы успеть установить защитные экраны, тогда я буду самым счастливым человеком во всей вселенной.

Киннисона не обманула интуиция: еще не закончился монтаж защитного оборудования, как ожил громкоговоритель.

- Флагманский корабль "Чикаго" - Штабу Великой Армады!- резко прозвучали слова.- Замечена Черная Армада. Время - двенадцать часов, угол отклонения плюс двенадцать градусов, расстояние - около тридцати световых лет...

Киннисон хотел дать распоряжение кораблям, находящимся в космосе, о дальнейших действиях, но он был теперь важная птица -будь проклято такое счастье! Отвечает за большую политику и генеральную стратегию, а всю текущую работу выполняют другие. Ему, конечно, не нравился такой расклад, но ничего не поделаешь. Мысли, словно искры, мелькнули у него в голове.

- ...На таком большом удалении в данный момент не представляется возможным оценить ни силу, ни состав неприятеля. Будем информировать вас в дальнейшем.

- Поблагодари,- приказал он начальнику связи Рэн-дольфу, носившему серебряные звезды майора.

Киннисон повернулся к экрану. Клейтон обойдется без приказа подтянуть свои легкие корабли: они мчались во весь опор к Солнцу и Теллусу. Штаб разработал три генеральных плана битвы. Каждый - специфичен, есть положительные и отрицательные моменты.

Операция "Аккорн" предусматривает сражение на большом расстоянии, приблизительно в двадцати световыхто-дах. Вся Армада, особенно тяжелая техника, будут находиться далеко от Холма, это сделает автоматику бесполезной... Противник не сможет предпринять неожиданные шаги, автоматика даст сбой, появятся неожиданные обстоятельства.

Операция "Адак". Сражение на расстоянии средней дальности. Некоторые из Больших Мозгов в Штабе считают ее идеальным вариантом. Правда, если Черная Армада прекрасно оснащена неизвестным нам сверхмощным оружием, операция "Адак" снимается с повестки дня.

Остается операция "Аффик". Сражение на близком расстоянии. Три огромных преимущества. Во-первых, можно использовать собственное наступательное оружие Холма, пока оно не выйдет из строя. Во-вторых, новые защитные поля Родебуша-Бергенхольма. В-третьих, невозможность обманного маневра, все атаки будут своевременно обнаружены и предотвращены. Но... огромный недостаток: часть боевых сил противника, и, вероятно, значительная, сможет прорваться. Управляемые снаряды, оснащенные сверхскоростными двигателями, полициклическими бурами и атомными боеголовками, способны сотрясти земной шар.

Однако новые защитные поля не позволят полностью разрушить нашу планету, а чтобы добраться до Вирджила Сэммса, придется разнести весь мир, например, бомбой огромной мощности? Такой бомбы нет на других планетах. Земля держит первенство в данной отрасли во всей известной части Вселенной. Могу поклясться,- Черная Армада оснащена оружием североамериканских образцов. Похоже, на них работал специалист масштаба Адлингтона: конечно, могли шпионить и за мыслями, лабораториями или цехами Адлигнтона. Но это только гипотеза.

- Значит, план "Аффик", Вирдж, если состав их армады не отличается радикально от имеющегося в космосе оснащения.

- Я не слишком удивлен твоим выводам.

Спокойное заявление и не менее спокойный ответ прекрасно характеризовали обоих. Киннисон не просил совета. Сэммс не предлагал его. Киннисон, взвесив все, принял решение. Сэммс, уверенный, что принятое решение самое лучшее, согласился с ним без вопросов или критических замечаний.

- У нас есть еще одна или две минуты,- заметил Киннисон.- Не совсем представляю фронт их наступления. Они, возможно, идут окольными путями.

Не успел он договорить, как прозвучало сообщение: Черная Армада. Она мощнее войск северо-американского контингента, но уступает теперешней Великой Армаде Патруля. Три или четыре больших корабля...

- А у нас их шесть!- воскликнул ликующе Киннисон.- Два наших собственных, азиатский "Гималаи", африканский "Йоханнесбург", южноамериканский "Боливар" и европейский "Европа".

...Боевые крейсеры и тяжелые крейсеры - непривычно высокая доля разведчиков и легких крейсеров. Три или четыре больших корабля, которые на таком расстоянии не удалось пока идентифицировать; наблюдатели выдвинулись вперед для их изучения.

- Передай Клейтону,-сказал Киннисон Рэндольфу,- действовать дальше согласно операции "Аффик".

- Рапорт продолжается,- ожил снова динамик.-У них три больших корабля, приблизительно класса "Чикаго", но по форме напоминают каплю смолы, а не сферу...

- Ох!- Киннисон обменялся молниеносной мыслью с Сэммсом.- Не нравится мне это - значит, они быстро летают.

- ...Боевые крейсеры также имеют форму капли. Небольшие корабли построены в виде торпеды. Три самых крупных корабля до сих не идентифицированы. Устанавливаю с вами визуальный контакт. Конец связи.

Оба линзмена, находясь в контакте с Клейтоном, заметили все, что видел он. Громадный Боевой Клин наготове, отдан приказ открыть огонь с двухсекундной готовностью. Каждый офицер, ведущий огонь на кораблях Патруля, прикоснется к кнопке в одну и ту же долю секунды. Из Клина вылетят семимильные столбы энергии невероятной мощности.

Главные тяжелые корабли Черной Армады и мощные крейсеры, разумеется, оборудованы экранирующими генераторами силового поля, способными выдержать самый чудовищный натиск Патруля. Но корабли меньшей величины вспыхнут от попадания в них боевых лучей и сгорят дотла.

За мгновение до того, как Киннисон отдал приказ открыть огонь, ведущие наблюдатели сообщили два факта, заставившие адмирала Первого Галактического региона отменить атаку. Первое: три загадочных грузовых корабля развалились, прежде чем луч поражения достиг их, а сотни - даже тысячи - мелких объектов разлетелись в разные стороны, подобно брызгам, далеко за пределы возможного действия луча Патруля, со скоростью, во много раз превышавшей скорость света. Второе: предчувствие Киннисона оказалось пророческим. Целая туча воинов Черной Армады, затаившихся где-то на Земле, уже мчалась к Холму с юга.

- Отставить!-закричал Клейтон в микрофон.- Построение Клином отменяется! Действовать независимо. Легкие крейсеры и разведчики, перехватывайте их бомбы! Тяжелые крейсеры и боевые крейсеры, блокируйте аналогичные боевые единицы Черных, лучше два к одному.

Космическое пространство наполнилось стремительно мчавшимися, пылавшими, бешено перестреливавшимися кораблями. Три черных супердредноута выдвинулись вперед одновременно. Их лучевые батареи, точнейшим образом синхронизированные и нацеленные, хлестнули по одному из ближайших к ним супертяжелых кораблей Патруля - "Бойзу". Под яростной силой этого согласованного удара первый, второй и третий экраны, а потом и сама экранирующая стена корабля вспыхнули. Пламя полыхало всеми цветами спектра. Однако главный пилот "Бойза" оказался сообразительным. За долю секунды он спас корабль: в тот момент, когда не выдержала экранирующая стена, корабль рванулся в сторону. Конечно, на нем много пробоин, он выведен из строя, но распылить в пространстве его не удалось. Фактически, как выяснилось позже, потери экипажа составили всего сорок человек.

К Черным фортуна оказалась менее благосклонной. "Чикаго", оставшийся без напарника, соединил свои лучи с "Боливаром" и "Гималаями" против "Номера Два"; затем, через какие-то полсекунды, с другими двумя гигантами - против "Номера Три". В очень краткий миг два супердредноута Черных прекратили свое существование.

А корабль Черных "Номер Один" вовсе не собирался погибать. Его сообразительный капитан приказал набрать максимальную скорость и удалиться. И вот корабль уже в ста миллиардах миль от Земли и уходит все дальше.

- "Боливар"! "Гималаи"!-резко рявкнул Клейтон.-Догнать его!

Ему ужасно хотелось самому присоединиться к погоне, но он не мог себе позволить: необходимо оставаться здесь, в штабе. Нет времени даже выругаться. Без передышки он отдавал приказы:

- "Чикаго"! "Йоханнесбург"! "Европа"! Действовать по своему усмотрению против самых тяжелых боевых единиц противника. Сотрите их в порошок, ко всем чертям!

Он заскрежетал зубами. Разведчики и легкие крейсеры действовали отлично, но силы неравны - трое против одного. Сколько солдат Черных ринулось к Холму, но им не продержаться долго.

Клейтон взглянул на экран. Он предполагал, что бомбы Черных снесут броню с Холма; там, где находился прежде Холм, он ожидал увидеть дыру глубиной в милю. Но Холм стоял на своем месте! Возможно, он немного съежился - Клейтон не мог рассмотреть достаточно хорошо из-за ослепительного сияния от практически непрерывно сотрясающих весь мир атомных взрывов. Однако Холм находился на своем месте!

В тот момент Клейтон, похолодевший и потрясенный от виденного неописуемо ужасного спектакля, заметил черный крейсер, продырявленный и беспомощный: громадина рухнула на бронированную гору с неподдающейся человеческому сознанию скоростью. Крейсер, ударившись о поверхность, не зарылся в гору, не образовал кратер от удара. Корабль растекся тонким слоем на площади величиной более акра по крутой и явно по-прежнему бронированной поверхности!

- Ты видел, Алекс? Иначе ты бы не поверил,- донесся тихий голос Киннисона.- Сообщи всем нашим кораблям, пусть держатся подальше. Тут сила более чем в сто тысяч "" действует в направлении, перпендикулярном каждой точке нашей поверхности. Что там с "Боливаром" и "Гималаями"? Не очень-то им повезло с поимкой главаря Черных!

- Ну... я не знаю... Я проверю... Нет, сэр, не удалось... Они сообщают, что отстали и скоро потеряют след.

- Вот чего я боялся! Родебуш, пожалуй, единственный, кто предвидел подобный исход. Ладно, нам придется пересмотреть конструкцию и кое-что перестроить...

Порт-адмирал Киннисон, отдав необходимые приказы, откинулся в кресле, улыбаясь. Битва практически завершилась. Холм победил. Силовые поля Родебуша-Бергенхольма помогли выстоять в аду интенсивной атомной бомбардировки какую мог когда-либо вообразить человеческий разум. А противник оказался на волоске от полного уничтожения.

Прежний бронированный заслон Холма исчез. Превратился в... На сотни футов от поверхности пространство наполнено горячей, радиоактивной массой. Избавиться от последствий радиации нелегко, понадобится целый комплекс мер; миллионы кубических ярдов материалов придется выбросить в открытый космос на грузовых кораблях - там они потеряют радиоактивность в течение сотен лет.

Бергенхольм утверждал: силовые поля препятствуют распространению радиоактивности, иначе она проникла бы повсюду. Значит, Вирджил Сэммс находится по-прежнему в безопасности.

- Вирдж, мальчик мой, пошли.- Он подхватил Первого Линзмена под руку, подняв его с кресла.-Категорическое предписание старого доктора Киннисона съесть большой, толстый, сочный кусок бифштекса.

ГЛАВА 8

Покушение на Вирджила Сэммса комментировалось суперзаконниками, линзменами, представителями боевых сил из контингента Северо-Американских Вооруженных Сил и стало главной новостью в масштабах всей Цивилизации. Информация о состоянии здоровья Сэммса заполнила все каналы "Универсальных Теленовостей" на целый час. Затем в поразительно быстро нарастающем темпе последовали сообщения о создании Галактического Патруля, мобилизации - якобы для маневров-Великой Армады Галактического Патруля и, наконец, об отчаянной и почти успешной атаке на Холм.

- Подождите секунду, друзья. Скоро вы увидите необычайное-такого не наблюдал никто и никогда не увидит.

Взгляд популярного ведущего "Теленовостей", а также телескопическая камера оператора были направлены на дымящуюся, шипящую, раскаленную поверхность древнейшей цитадели Трипланетной Службы, а на десятках иных миров миллиарды зрителей все теснее и теснее собирались вокруг миллионов видеоэкранов и громкоговорителей - хотели увидеть и услышать потрясающие новости.

- Вон там, друзья, смотрите - единственная действительно неприступная крепость, из построенных когда-либо человеком. Наши эксперты списали ее, считая устаревшей. Но, видимо, у линзменов есть кое-что в рукавах, кроме рук, хе-хе! До сих пор линзменам не придавали особого значения и не особенно ими интересовались. Ваш покорный слуга заявляет - в Линзе скрыто гораздо больше секретов и загадок, чем мы считали, иначе зачем понадобилось устраивать грандиозные хлопоты и идти на колоссальные расходы, не говоря уже, например, о попытке убить Первого Линзмена?

- Как мы уже сообщили вам несколько минут назад, все члены Цивилизации направили официальные послания, в которых самым искренним тоном отрицается какая-либо причастность к инциденту. Друзья, все покрыто тайной, происшествие становится более и более загадочным. Ни одного человека из Черной Армады не удалось взять живым! Даже с уцелевших кораблей, получивших пробоины. Они взорвали сами себя! И в обломках не удалось обнаружить ни военной формы, ни судовых журналов.

- А теперь гвоздь нашей программы. "Универсальные Теленовости" получили эксклюзивное разрешение на интервью с двумя высшими линзменами. Оба вам известны - Вирджил Сэммс и Киннисон - Гранитный Род. Мы собираемся отправиться, разумеется, при помощи дистанционного управления, прямо в офис Галактического Патруля, непосредственно в Холм. Вот мы и там... Сделайте пару шагов поближе к микрофону, пожалуйста, мистер Сэммс, или я должен называть вас иначе?..

- Вы должны говорить Первый Линзмен Сэммс,- ворчливо заметил Киннисон.

- О да, Первый Линзмен Сэммс. Благодарю вас, мистер Киннисон. Теперь, Первый Линзмен Сэммс, наши зрители хотели бы узнать подробнее о Линзе. Что она из себя представляет? Кто изобрел ее? Как она функционирует?

Киннисон начал было что-то отвечать, но Сэммс послал ему мысленный приказ остановиться.

- Я отвечу на все ваши вопросы, задав свой,- Сэммс весело рассмеялся -Вспомните случай с пиратами, научившимися подделывать Золотой метеор Трипланетной Службы?

- О, я понимаю,- ас "Теленовостей" обладал молниеносной реакцией.Совершенно секретно?

- Совершенно секретно. Вы правильно ответили,- подтвердил Сэммс.- И мы собираемся сохранить некоторые детали, касающиеся Линзы, в секрете как можно дольше.

- Вполне справедливо. Что ж, прошу прощения, дорогие зрители, вы согласитесь - это их право. Ладно, тогда, мистер Сэммс, кто пытался убить вас и откуда, по вашему мнению, появилась Черная Армада?

- Не имею представления,- произнес Сэммс медленно.

- Неужели правда? Разве у вас нет ни малейшего подозрения или вы не говорите только из дипломатических соображений?

- Я ничего не утаиваю и с помощью своей Линзы могу дать вам убедиться в этом. Мысли, управляемые Линзой, идут прямо из мозга, а не через своевольные мышцы нашего языка. Рассудок не лжет - даже если такая ложь называется "дипломатией".

Линзмен продемонстрировал свое утверждение репортеру, который продолжил беседу.

- Он говорит правду, люди, и ему удалось заставить меня онеметь на пару секунд, что само по себе уже подвиг. И теперь, мистер Сэммс, последний вопрос. Для чего такая суматоха вокруг Линзы? Для чего здесь вы, линзмены, Галактический Совет и так далее? Чего вы хотите добиться? Кто заинтересован избавиться от вас -ведь предпринимаются отчаянные усилия? И ответьте мне через Линзу, пожалуйста, повторите сказанное вслух одновременно. Какая потрясающая сенсация!

- Я готов ответить как голосом, так и через Линзу. Наша основная цель...и он процитировал дословно звучные фразы, которые Ментор впечатал неизгладимо в его сознание.- Вы убедились сами - ничтожно мало счастья и действительного благосостояния во всех мирах. Мы предлагаем улучшить прежде всего нашу жизнь, доставить удовлетворение каждому работающему, выполняющему любимое им дело. Относительно попытки меня убить. Логическое объяснение, мне кажется, таково: некая группа, или организация, или раса, недовольная намерениями линзменов, решила убрать нас со своего пути, начав с меня.

- Благодарю вас, мистер Сэммс. Я уверен, все телезрители не отрываясь смотрели с наслаждением интервью с вами. Теперь, друзья, о Гранитном Роде, о Киннисоне... Немного сюда, поближе... благодарю. Есть ли у вас какие-нибудь подозрения.

- Конечно, есть! - рявкнул Киннисон так энергично, что пятьсот миллионов человек враз подпрыгнули у своих экранов.- Как вы хотите, отвечать мне голосом, через Линзу или одновременно? - Потом добавил через Линзу: - Смотри, сынок -я подозреваю каждого!

- П-п-п". ппо... пожалуйста, мистер Киннисон.- Даже король репортеров, мастер на все руки, был потрясен, но он выкрутился ловко, и заминка оказалась едва заметной.- Ваша мысль, направленная мне через Линзу, такова - вы подозреваете каждого.

- Так точно. Я подозреваю любое континентальное правительство. Я высказываю недоверие политическим партиям, организованным меньшинствам и группировкам, подозреваю капитал и трудящихся. Я особо обращаю ваше внимание на организованную преступность в поле моего расследования, нации, расы и миры, о которых мы еще пока и не слышали, даже ты, самый ловкий охотник за новостями во Вселенной!

- Но у вас нет пока ничего конкретного, я полагаю?

- Если бы я располагал нужной мне информацией, неужели я стоял бы тут и болтал с тобой!

Первый Линзмен Сэммс сидел в своих личных апартаментах и думал.

Линзмен Дронвир с Ригеля IV стоял рядом с ним, помогая думать.

Порт-адмирал Киннисон, со всей присущей ему энергией и напором, начал всестороннюю программу исследований, расширения, переделки конструкций и перестройки.

Вирджилия Сэммс ходила на все приемы и балы практически каждый вечер. Она танцевала, флиртовала, болтала. Как она болтала! Безобидная болтовня, но пронизанная безыскусными вопросами и замечаниями, которые, пожалуй, и заставляли партнера, беседовавшего с нею в тот момент, чуточку опешить, тем не менее не вызывали особых подозрений.

Конвей Костиган, спрятав под длинным рукавом Линзу и изменив внешность, разъезжал по просторам Вселенной, зорко наблюдая за событиями и детально докладывая обо всем.

Джек Киннисон выполнял навигационные операции и работал на компьютере, помогая своему другу и однокашнику.

Мейсон Нортроп, окруженный макетами, диаграммами и схемами, слушал и наблюдал.

Дал Налтен и Кнобс с десятками талантливых помощников анализировали данные наблюдений, производившихся в трех мирах, и подготовили, можно сказать, побочный продукт их усилий - монументальный справочник "Кто есть Кто в преступном мире".

Высококвалифицированные специалисты ввели в компьютеры миллионы данных, составляя статистику.

А доктор Нильс Бергенхольм, оставив на время свои обычные занятия, приступил к исследованиям в области, тесно примыкающей к органической химии.

На стенах апартаментов Вирджила Сэммса развешаны карты, диаграммы, таблицы. Стопки бумаг громоздились на его столе, обработанные листки выбрасывались в корзину. Пока не...

- Сэр, линзмен Олмстед с Альфацента,-объявила секретарша.

- Хорошо. Пригласите его, пожалуйста.

Олмстед вошел. Мужчины, внимательно посмотрев друг на друга, расхохотались и обменялись энергичным рукопожатием. Они были буквально неотличимы. Только у гостя волосы каштановые.

- Я рад познакомиться с тобой, Джордж. Тебя, конечно, направил ко мне Бергенхольм?

- Да. Он обещал подправить твои волосы, сделав их похожими на мои, даже вкрапить седые волоски. А мне он создал чудо, а не парик.

- Женат? - Сэммс хотел узнать как можно больше подробностей.

- Вдовец, как и ты. И...

- Подожди минуту, пока достаточно.

Он направлял через Линзу вызовы. Линзмены в разных частях Вселенной подключились, наладив контакт между собой.

- Линзмены, особенно ты, Род. Здесь Джордж Олмстед, его брат Рэй тоже в пределах досягаемости. Перехожу к делу, внимание!

- Мне эта затея не нравится! - протестовал Киннисон.- Слишком опасно. Когда я сообщил всей Вселенной, что намерен держать тебя под охраной, это не было шуткой!

- Если Бергенхольм уверен, что мы будем абсолютно похожи...

- Я заверяю,-низкий резонирующий голос Бергенхольма рассеял сомнения линзменов.-Подмена не обнаружится.

- ...никто не должен знать, Джордж, даже подозревать, что у тебя есть Линза.

- У меня нет сомнений,- Олмстед спокойно рассмеялся.- Итак, никто, за исключением нас и твоего секретаря, не ведает, что я здесь. Много лет назад я стал специалистом по таким делам. Фотографии, отпечатки пальцев и прочее - мы все уже продумали.

- Хорошо. Я не могу здесь работать эффективно,- искренне признался Сэммс в том, о чем все знали.- Дронвир более опытный аналитик и синтезатор, чем я, он справится при необходимости с работой. Мы уже знаем, что компания Тауна Моргана, энергетика Маккензи, промыш-ленность Оссмена и "Межзвездные Космические Пути" тесно сотрудничают и одинаково заинтересованы в тионите. Прослеживается незначительная связь - едва ли не случайная - между смертельными случаями от тионита и прибы-тием в Солнечную систему некоторых лайнеров, принадлежащих "Межзвездным Космическим Путям". Еще ин-тересный факт: некоторые чиновники из Службы Земного Экрана тратят значительно больше, чем зарабатывают, позволяя, вероятно, нелегально садиться космическим кораблям или лодкам с этих кораблей. Мошенники привозят контрабанду, в том числе, не исключено, и тионит. Короче, нам не хватает веских доказательств, и мне пора помочь получить их.

- Я не одобряю твое решение, Вирдж.- Ни один из Кин-нисонов еще не сдавался без боя.- Олмстед классный специалист, а ты наш главный координатор. Почему бы не по-зволить ему продолжить заниматься контрразведкой - той работой, которой ты рассчитываешь заниматься сам,- а ты останешься здесь и будешь направлять всех?

- Я обдумывал все достаточно долго, и...

- Потому что Олмстед не может ее выполнять,- молчавший до этого разум решительно вмешался в разговор.- Я - Руларион с Северного полюса Юпитера, сказал это. Здесь задействованы психологические факторы: способность выделять и оценивать детали в сложной ситуации, способность принимать правильные решения без колебаний, а также многие другие, которые в совокупности можно характеризовать как мощь разума. Ты как считаешь, Бергенхольм с Теллуса? Ибо я почувствовал в твоем разуме в каких-то аспектах приближение к моей собственной философии и психологии.

Бергенхольм тут же отреагировал:

- Я согласен. Возможно, Олмстед не потянет.

- А как ты считаешь, Сэммс справится? - спросил Киннисон.

- Трудно сказать,-неуверенно пожал плечами Бергенхольм.

- Никто не определит, смогу я или нет, но я собираюсь попробовать.- И Сэммс, сняв свою Линзу, прекратил споры, попросив Бергенхольма и двух других линзменов пройти в его кабинет.

- И еще одно мне не по душе,- буркнул Киннисон.- Без Линзы с тобой может случиться непредвиденное.

- Но я расстаюсь с ней ненадолго. А кроме того, Вирджилия не единственная в семействе Сэммсов, кто может работать иногда лучше без Линзы.

Приглашенные линзмены быстро вошли в кабинет Сэм-мса и через поразительно короткое время вышли. Еще несколько минут спустя два линзмена не спеша прошествовали через приемную.

- Гуд-бай, Джордж,- громко сказал рыжеволосый человек,- желаю тебе удачи!

- Того же желаю тебе, шеф,- и человек с каштановыми волосами вышел.

Секретарша Норма, неглупая и наблюдательная девушка, проводила глазами уходившего мужчину.

- Я потрясена, мистер Сэммс,- заметила она.- Разница в цвете волос и в привычке сутулиться... У вас, вероятно, есть общий предок?

- Конечно. Он мой дальний троюродный брат. Много лет зная друг о друге, мы встретились впервые.

- Дальний троюродный брат? Как это понимать?

- Ну, скажем, когда-то жили-были два человека, их звали Альберт и Честер...

- Что? А не два ирландца по имени Пат и Майк? Вы не ошиблись, босс? девушка шгутовски улыбнулась.

- Я говорю сейчас как специалист по генеалогии, а не как юморист. Но продолжим. Честер и Альберт имели каждый четверо детей, двух мальчиков и двух девочек, по две пары идентичных близнецов. И когда они выросли...

- Не хотите ли вы утверждать, будто эти близнецы переженились?

- Точно. Почему бы и нет?

- Ну, такой вариант перечеркнул бы все законы вероятности. Впрочем, продолжайте,- я уже, кажется, понимаю, что последует.

- Каждая из пар имела одного-единственного ребенка. Назовем детей Джим Сэммс и Сэлли Олмстед, Джон Олм-стед и Ирена Сэммс.

Легкомысленное настроение девушки улетучилось.

- Джеймс Александр Сэммс и Сара Олмстед Сэммс ваши родители. В итоге... Джордж Олмстед ваш...

- Вот именно, родственник. Ты лучше меня разбираешься в генеалогии, когда-нибудь и выяснишь, кем он мне приходится. Так что нет ничего удивительного в том, что мы так похожи. И нас трое, а не двое,- у Джорджа есть абсолютно похожий на него брат-близнец.

Рыжеволосый линзмен, вернувшись в кабинет, закрыл дверь и направил через Линзу мысль Вирджилу Сэммсу.

- Сработало, Вирджил! Я беседовал с ней целых пять минут, практически облокотившись на ее стул, и она не упала в обморок. А если мой парик, выполненный Бергенхоль-мом, одурачил ее, так что говорить о твоем - он одурачит любого.

- Чудесно! Я уже проверил, узнают ли меня по внешности, встретив одного чересчур дотошного знакомого: он меня не признал.

Последние сомнения исчезли, Сэммс уселся в тяжелый, защенный от радиации и нейтронного излучения челнок-лодку,- единственное транспортное средство для проникно-вения в Холм. Затем скоростной крейсер увез его в Нампу, где находился в ремонте "случайно" поврежденный трансконтинентальный корабль Олмстеда. В городе Олмстед отсутствовал короткий срок, и никто не хватился его. Сэммс, заняв место Олмстеда, прокомпостировал оставленные Ол-мстедом билеты и добрался до Нью-Йорка. Там Сэммс пересел на вертолет, летевший в контору сенатора Моргана. Его провели в кабинет Геркимера Геркимера Третьего.

- Олмстед. С Альфацента.

- Да? - Рука Геркимера чуть-чуть шевельнулась.

- Вот.- Линзмен бросил на стол конверт так, чтобы он остановился в дюйме от руки Геркимера.

- Проставьте отпечатки пальцев. Вот здесь. Сэммс выполнил это требование.

- Вымойте руки вон там,- Геркимер нажал на кнопку.- Сравните отпечатки с картотекой. Проверьте обе половинки разорванного листа, волокно к волокну.

Он повернулся к линзмену, стоявшему спокойно у стола.

- Рутина. Формальность, но необходимо ее выполнить.

- Конечно.

Затем несколько долгих секунд собеседники созерцали зрачки друг друга.

- Вы можете приступать, Олмстед. Нами получены лестные отзывы о вас. Вы ведь никогда не работали с тионитом?

- Нет. Я даже не видел его.

- Почему вы хотите этим заняться?

- Ваши разведчики обследовали меня: что они вам сказали? Нет ничего необычного - продвижение от рядового до генерала, а также мой труд принесли пользу и мне, и организации.

- Себе сначала, организации напоследок?

- А как же иначе? Я не отличаюсь от большинства. На этот раз они дольше смотрели друг другу в глаза, словно стремясь прожечь взглядом.

- Ну почему же? - Геркимер еле заметно улыбнулся.- По крайней мере, мы не афишируем это.

- Разумеется, я тоже бы не стал выкладывать все свои карты.

- Понимаю. Вы подойдете нам, Олмстед, если останетесь в живых. Вам ведь еще предстоит пройти тестирование. Вы знаете об этом?

- Мне говорили.

- Ну а вам не интересно узнать, в чем оно состоит?

- Не особенно. Вы ведь прошли его, не так ли?

- Что вы имеете в виду?

Геркимер вскочил, его глаза запылали.

- Только то, что слышали. Вы вольны усмотреть в моих словах все, что вам заблагорассудится,- голос Сэммса звучал холодно, а его глаза ничего не выражали.-Вы выбрали меня таким, каков я есть. Неужели вы надеялись, что, поднявшись по лестнице сюда, я начну подхалимничать?

- Нет, конечно,- Геркимер, сев в кресло, вытащил из ящика стола две маленьких, прозрачных капсулы, каждая содержала несколько частиц пурпурной пьши.- Вы знаете, что у меня в руках?

- Догадываюсь.

- В каждой - большая дозированная порция, ее вы-держит только сильный человек со здоровым сердцем. Сади-тесь. Здесь одна доза. Вытащив пробку, поднесите капсулу к одной ноздре, вытряхните содержимое и понюхайте. Если вы не воспользуетесь следующей дозой, сидя здесь, у стола, вы останетесь жить и следовательно, выдержите тест. Не удержавшись, умрете.

Сэммс присел, вытряхнул содержимое капсулы и вдохнул.

Его рука ударила по столу с глухим стуком, ладони сами собой сжались в кулаки; натянутые сухожилия отчетливо проступили под кожей. Лицо побледнело, глаза закрылись; он резко стиснул зубы. Каждый мускул его тела напрягся, словно в смертельной судороге. Сердце сильно и часто коло-тилось, дыхание стало затрудненным.

Смертельное "замыкание мускулатуры", характерное воздействие тионита.

Галактический Патруль стал для Сэммса действительнос-тью, силой для проникновения во все миры, галактики, вселенные в ныне существующих пространствах и временах. Он четко представил суть действия Линзы, ощутил время и пространство, познал абсолютное начало и окончательный конец.

Он видел и делал вещи, над которыми деликатно опуска-ли занавес, так как любое его желание - духовное или физическое, благородное или низкое,- которые Вирджил Сэммс когда-либо в своей долгой жизни испытывал, полностью удовлетворялись, ЛЮБОЕ ЖЕЛАНИЕ.

Когда Сэммс сидел, неподвижно напрягшись в крайнем экстазе, на грани жизни и смерти, дверь открылась, и в кабинет вошел сенатор Морган. Геркимер вздрогнул, почти незаметно, когда повернулся, в карих глазах вспыхнула мгно-венно подавленная искра вины.

- Приветствую, шеф. Заходите и садитесь. Рад вас видеть. Идея позабавиться - не совсем моя.

- Неужели? Когда же ты прекратишь садистские штучки? - сенатор уселся у стола своего помощника, кончики пальцев его левой руки начали беззвучно барабанить по столу.- Ты случайно не обдумывал идею о...? - Он выдержал многозначительную паузу.

- Что за идея? - Геркимер подыгрывал безукоризненно.- Он слишком ценный человек, чтобы им кидаться.

- Я знаю это, а вот ты притворяешься наивным ребенком. Ты жалок сейчас, как никогда, поскольку прекрасно знаешь, как вести себя с настоящим асом своего дела. Вот почему он и выбран для секретной работы. А тебе пару пустяков подсунуть ему понюшку чуть-чуть больше нормы.

- Абсурдное обвинение, шеф.

- Так ли? Помни, о конкуренции не может быть и речи: он не задействован в твоей области, не вскарабкается выше тебя по служебной лестнице. Для каждого тут места достаточно. В чем же причина? Твоя кровожадность не вынудила бы тебя зайти так далеко.

- О'кэй!.. Я ненавижу проклятую семейку! - Геркимер взорвался в слепой ярости.

- Понимаю. Это усугубляет дело.- Лицо Моргана просветлело, пальцы остановились -Тебе не удалось добиться благосклонности Сэммсовой дочки, так ты отыгрываешься на ее родственниках.- Его спокойный ровный голос таил в себе больше угрозы, чем все самые громкие проклятья.-Не путай свои амурные делишки с работой и контролируй свои садистские наклонности. Смотри, чтобы подобные затеи никогда не повторялись!

- Не буду, шеф. Я вышел из себя,- он довел меня до дьявольски возбужденного состояния.

- Именно этого он и добивался. Элементарно. Превратив тебя в дурачка, он сам по сравнению р тобой покажется умным. Гляди, твой гость приходит в себя.

Мышцы Сэммса расслабились. Он с усилием открыл глаза. Затем, когда закрыл их снова, содрогнулся: он всегда был весьма высокого мнения о себе как о мужчине, но в своем забытьи опустился в такие глубины разврата, совершал подлости и деградировал морально. И все же каждая клетка его существа требовала продолжения; разум и тело жаждали испытать вновь подобное высшее потрясение, которым он так невероятно страстно наслаждался.

А перед ним лежит еще одна порция, прямо на столе. Даже завзятые "нюхачи" тионита опасались получать дополнительную порцию наркотика. Если он примет вторую порцию, она убьет его. Что из того? Что такое смерть? Какой толк от жизни? Зачем, если не. испытывать наслаждения, только что пережитые им снова и снова? И кроме того, тионит не в состоянии убить его. Он супермен, сейчас он это доказал!

Сэммс, выпрямившись, потянулся за капсулой. Даже такого легкого движения оказалось достаточно для Первого Линзмена Вирджила Сэммса-он снова смог себя контролировать. Однако жгучее желание повторить эксперимент не исчезло. Пожалуй, даже усилилось.

Пройдут месяцы, прежде чем он сможет думать о тисните или даже просто о пурпурном цвете спокойно, без спазм в дыхании и напряжения мышц. Спустя годы он нет-нет да вспомнит, пусть мимолетно, о темных тайниках его собственной души. Но именно внутренняя борьба с самим собой, со своей волей превратила его снова в Вирджила Сэммса. Коснувшись ампулы большим и указательным пальцем, Сэммс не взял ее, а толкнул капсулу через стол к Геркимеру.

- Убери ее, мальчик. Одной понюшки такой дряни хватит мне на всю жизнь,-он уставился вопросительно на секретаря, затем, повернувшись к Моргану, кивнул: А сам он так и не признался, проходил ли когда-нибудь подобный тест.

С явным усилием Геркимер сдержался, не наговорив дерзостей, а Морган заметил:

- Вы слишком разговорчивы, Олмстед. Можете встать?

Схватившись за стол обеими руками, Сэммс, покачиваясь, встал на ноги. Кабинет качался; каждый предмет, находившийся здесь, двигался по немыслимой орбите. У Сэммса раскалывалась голова, будто бомба разлеталась на осколки, черные и белые мушки и разноцветные вспышки мелькали перед глазами. Он, опустив одну руку, затем вторую, рухнул назад в кресло.

- Еще не совсем,- признался он, помертвевшими губами.

Морган тщательно старался скрыть изумление, но не потому, что человек рухнул в кресло, а что так быстро пришел в себя и поднялся самостоятельно. Вот уж действительно "тигр" или скорее "динозавр".

- Такое состояние продлится несколько минут - у одних больше, у других меньше,- бесстрастно сообщил Морган.

Он развернул венерианскую сигару, удобно поместив ее между зубами, зажег и сделал три медленных затяжки.

- Давайте на минуту забудем про Геркимера. Готовы ли вы работать у меня?

- Вы всегда находились наверху. Вам-то, вероятно, не приходилось доказывать свое право согласиться или отказаться от чего-либо. Хотя, впрочем, не исключено, что и вы подобное испытали!

- Хотите знать, как удержаться на плаву в этом мире? Урок первый: умасливай шефа,- Морган изобразил на лице и придал голосу умеренное презрение.

- Спасибо за урок, сенатор - Сэммс, почти придя в себя, любезно улыбнулся.- Я уже опытный и не в детском саду, иначе бы не сидел здесь.

- Я позволю тебе выиграть одно очко, но только сейчас учти.- После таких слов подчиненные Моргана обычно начинали пресмыкаться, но не Олмстед.- Больше не пытайся повторять. Может оказаться не совсем безопасным.

- О, достаточно безопасно, по крайней мере, на сегодня Ведь я еще не согласился работать у вас.

- Неужели ты настолько наивен, что полагаешь, 6удто выйдешь живым из этого здания, если я не возьму тебя на работу?

- Назовите мое поведение наивностью, пусть так. Я догадываюсь - у вас здесь полно пушек, но для меня они ничего не значат.

- Не понял? - голос Моргана звучал плавно, чуть дрожаще.

- Ничего не значат,- Олмстед не сдавался.- Как известно, я уже давно живу на свете и не держусь за матери.

- Понимаю. Ты не боишься ни черта, ни дьявола. И ты проверяешь меня, так же как я проверяю тебя.Еще очко. Ты мне начинаешь нравиться, Джордж. Я знаю наверняка, чего стоит твое второе очко, но пусть оно остается за тобой для ровного счета...

- Вот мой ответ. Любой человек, чтобы стать моим боссом, должен быть, по крайней мере, таким же молодцом, как я сам. Иначе я не соглашусь сотрудничать с ним.

- Что ж, достаточно откровенно. Ты мне действитетельно нравишься, Олмстед! - Крупное лицо Моргана расплылось в улыбке. Он встал, шагнув вперед, и энергично пожал линзмену.- Так ты хочешь получить работу? А когда жешь приступить к делу?

- Да, сэр. Я хочу работать и был готов приступить к работе еще два часа назад, сэр.

- Прекрасно! - Морган был обрадован. Ничего не ком ментируя, он заметил и понял перемены в форме обращения собеседника.- Ты не спросил, что предстоит тебе делать и сколько будешь получать?

- В настоящий момент, сэр, это имеет второстепенное значение. Что касается работы, я или смогу ее выполнить или выясню, почему ее невозможно выполнить. Теперь по поводу оплаты.Вы произнесли множество слов, но вот слова "большая" среди них не было.

- Прекрасный ответ! Я предсказываю - ты далеко пойдешь,- Морган снова потряс руку линзмена, и снова не смог оценить степень искренности сенатора.вторая половина дня. Нью-Йоркский космопорт. Космический ский корабль "Вирджин Квин". Явиться к капитану Виллоуби в контору ангара в четырнадцать ноль-ноль. Ну, а на обратном пути можете заглянуть к кассиру. Гуд бай!

ГЛАВА 9

Пиратство процветало. Но в течение многих лет не возникало подозрений о существовании связи между большим бизнесом и пиратами. Мургатройд представлялся простым космическим капитаном Киддом. Но даже если у него действительно имелись связи с "Межзвездными Космическими Путями", никого это не удивляло. Такие контакты существовали всегда; самые отчаянные пираты в стародавние времена совершали сделки в тесном партнерстве с первыми семействами мира. Вирджил Сэммс размышлял о пиратах и пиратстве, покидая офис сенатора Моргана. Он продолжал обдумывать данную проблему, передавая сообщение Родерику Киннисону:

- Хватит говорить о чепухе и обо мне, Род. Сообщи последние новости по операции "Боскония".

- Образуются бесконечные филиалы. Твоя догадка верна: потери от нападений пиратов у "Космический Путей", вероятно, фиктивные. Конкретных нападений не зафиксировано: не обнаружено ни одного корабля с оставшимися в живых членами экипажа. Только от такого человека поступит реальная информация. Сведения о полном исчезновении корабля нам не годятся.

- Звучит не слишком убедительно, но я весь внимание.

- Правильно делаешь. Надвигаются перемены, ойи наступят быстрей, чем ты думаешь. Мы без всяких сложностей достали списки пассажиров и экипажей независимых кораблей, исчезнувших без следа. Их родственники и друзья - в основном, разыскивали жен - обнаружены без труда, за исключением отдельных личностей, часто переезжающих с места на место,- следы их затерялись. Как тебе известно, космический экипаж, в основном, состоит из молодых парней, а их жены еще моложе. Эти молодые женщины, как правило, где-то работают, большинство из них вышли снова замуж. Короче, все здесь нормально.

- А в случае с кораблями "Космических Путей"?

- Во-первых, удивляет, как мало публиковались списки пассажиров, а списки экипажа, вероятно, не публиковались и вовсе. Сейчас не время подробно рассказывать, как мы добыли нужные нам материалы. Замечу только, что десяток жен, фактически вдов, исчезли, и ни одна не вышла повторно замуж. Правда, некоторых нам удалось найти, но им наплевать, живы их мужья или нет. Но это не все. Помнишь исчезновение круизного корабля со студентками?

- Конечно. Оно наделало много шума.

- Отмечу интересный момент: за день до старта корабля колледж был ограблен. Подвал вскрыт с помощью термита, а административное здание сгорело до основания. Школьные записи превратились в пепел. И в результате список пропавших пришлось составлять на основании заявлений друзей, родственников и других лип,

- Припоминаю. У меня тогда создалось впечатление, что космическая компания обставила... О! - Сэммс вдруг резко насторожился.- Этот круиз выполнял корабль "Космических Путей"!

- Так оно и есть. Вспомни, в то время исчезло несколько кораблей, а не один, где пассажирами, в основном,были женщины. В тот год в колледже "Остин" училось много студенток. В круиз отправились девушки, обучавшиеся заочно, а не постоянные студентки, поэтому их могли и не занести в список студентов.

- Но, Род! Тогда это означает... но где?

- Вот именно. Выяснить надо - "где"? В нашей Галактике свыше двух миллиардов солнц, по некоторым данным и оценкам еще больше в ней обитаемых планет, где живут существа, в той или иной степени похожие на людей. Тебе известно, какая часть Галактики исследована и как быстро идет освоение оставшихся пространств? Ты гадаешь, как и я, где теперь находятся пропавшие космонавты и инженеры, их жены и подружки. Хотя я уверен в четырех вещах: первое- они не погибали в космосе; второе - они поселились на комфортабельной и прекрасно оборудованной теллурийской планете. Третье -они построили там армаду. Четвертое - эта армада атаковала Холм.

- Мургатройд... Ты подозреваешь его? Хотя сообщение Киннисона расстроило Сэммса, он держал себя в руках.

- Не могу ничего утверждать. Но факты - упрямая вещь.

- Они продолжают создавать вооруженные силы,- сказал Сэммс.-Их армада превысила предполагаемые нам размеры. Теперь у них возникнет более мощная армия, нежели наши соединенные силы.

- Ты сейчас удивишься,-с горечью ухмыльнулся Киннисон.

- Что ты имеешь в виду?

- Именно то, о чем ты сейчас собирался спросить. Ты ведь знаешь пространство галактики, примыкающее к Теллусу?

-Да.

- Там, где еще, может быть, тысячу лет не начнется освоение, есть планета, которую можно считать двойником Земли. Ни атомной энергии; ви космической техники, но промышленность развита, жители жаждут контактов с нами. Проект "Беннет". Совершенно, совершенно секретно. Никто, кроме линзменов, о нем ничего не знает. Два приятеля Дронвира -умные, серьезные, квалифицированные специалисты- занимаются разработкой. И скоро там построят космическую военную базу Галактического Патруля.

- Но, Род...- Сэммс попытался протестовать, его разум, анализируя события далекого будущего, предвидел много проблем, различные трудности, программы.

- Забудь про сложности, Вирдж! - перебил его Кин-нисон.- Конечно, не обещаю легкой жизни, но мы можем создавать параллельно многие производственные единицы, причем у нас получится на гораздо более высоком уровне. Ты можешь спокойно заниматься своими собственными делами когда нам понадобится, у нас в глубоком тылу будет уже спрятана армада, рядом с которой официальные силы выглядели бы как боевая группа. Я чувствую, у тебя свидание. Там ждет Джилл. Передай ей от меня привет.

Сэммс находился в шикарном вестибюле отеля; к нему приближались двое плейбоев в морской форме и Джилл Сэммс. Девушка подошла к нему первой.

- Ты сразу узнала меня, моя милая?

- Без проблем, дядя Джордж.- Она быстро поцеловала его, а жаждущие развлечения парни испарились.- Я так рада тебя видеть, я прослышала многое о тебе.

В знаменитом ресторане, в тихом уединении среди самого шумного и битком набитого ночного заведения города они умеренно пили, не очень умеренно ели, а уж разговаривали и вовсе взахлеб.

- Ты думаешь, здесь вполне безопасно? - спросила прежде всего Джилл.

- Абсолютно. Сверхчувствительные микрофоны здесь ничего не услышат, в темноте даже опытный специалист, читающий по губам, не поймет ни слова, разве только лишь пользуясь двенадцатидюймовым биноклем ночного видения.

- Боже! Какая великолепная работа! Если бы не ты... не твоя сущность, мне бы не узнать тебя даже сейчас.

- Значит, ты думаешь, что я в безопасности?

- Абсолютно.

- Тогда перейдем к делу. Ты, Кнобс и Дал Налтен обладаете острым и мощным разумом. Все вы не можете ошибаться одновременно. Значит, "Космические Пути" связаны с бандой Тауна-Моргана и с тионитом. Логическим продолжением этого, по мнению Дала, будет...- Сэммс остановился.

- Заметь, знаменитый Мургатройд - не очередной главарь пиратов, он работает на кораблях "Космических Путей* и принадлежит к шайке Тауна-Моргана-Айзексона. Неужели все настолько прогнило!

- Теперь следующий вопрос. Кто, по твоему, настоящий босс?

- Ну, конечно, не Геркимер Геркимер Третий,- Джилл помахала розовым указательным пальчиком. Ее спросили о мнении, и она сообщила его без обиняков и колебаний.- Он способен заправлять делами небольшой бутербродной. Клен-дер тоже отпадает - он даже не мелкая рыбешка, так, медуза. С равной уверенностью боссом не поставят ни венерианина и ни марсианина. Они способны заниматься делами только на своей планете, но не в крупном масштабе. Правда, я не встречалась лично с Мургатройдом, но слышала отзывы о нем. Он готов соперничать с Тауном. И Большой Джим - это поразило меня, как, наверное, удивит тебя - почти наверняка не первая скрипка.

Она посмотрела вопросительно на отца.

- Еще вчера твой рассказ очень удивил бы меня, но сегодня я оцениваю ситуацию спокойно.

- Я рада. Я ожидала возражений и была готова даже усомниться в достоверности собственных выводов -ведь они не согласуются с общепринятым мнением. Остается Айзексон и сенатор Морган,-Джилл нахмурилась в замешательстве. Казалось, она впервые чувствовала неуверенность.- Айзексон, конечно, незаурядная личность. Способный, хорошо информированный, очень энергичный. Исполнитель экстра-класса. Управляет "Космическими Путями", и он на своем месте. С другой стороны, я всегда считала Моргана никчемной пустомелей...

- И я тоже -до сегодняшнего дня,-согласился с горечью Сэммс.-Я предполагал, что он просто коррумпированный, алчный, апеллирующий к черни политикан. Мы должны радикально изменить наши оценки по отношению к нему.

Разум Сэммса был возбужден. Джилл и он пришли к одинаковому заключению. Но если Морган в действительности Главный Стрелок, почему же он снизошел до личной беседы с такой мелкой сошкой, как Олмстед? Или работа Олмстеда гораздо важней, чем он, Сэммс, предполагает?

- У меня еще куча дел, которые я хотел бы обсудить с тобой,- продолжал он почти без перерыва,- но вопрос о лидерстве, пожалуй, единственный, когда мой личный опыт может повлиять на твои суждения. Поэтому расскажу тебе о сегодняшнем происшествии.

Наступил вторник, время четырнадцать ноль-ноль. Сэммс направился в контору. За большим чистым столом сидел сухопарый, энергичный, седовласый человек

- Капитан Виллоуби?

-Да.

- Джордж Олмстед прибыл для прохождения службы.

- Четвертый офицер,- капитан нажал на кнопку, тяжелая, звуконепроницаемая дверь автоматически закрылась и защелкнулась.

- Четвертый офицер? Новое звание, что ли? И до какой станции выдан билет?

- Задание специальное. Вот вам контракт, прочтите и подпишите.

Он не добавил, "если согласны". Совершенно очевидно - капитан Виллоуби никогда не отличался болтливостью и постарается быть сдержанным и со своим новым подчиненным.

Сэммс читал.

- Четвертый офицер... должен... не несет ответственности за проведение операций или оснащение указанного космического корабля... груза...

Линзмен, сдержав свои чувства, взял капитанскую ручку - очевидно, Виллоуби считал, что его собственная могла быть наполнена исчезающими чернилами - и написал имя Джорджа Олмстеда твердым, летящим почерком Джорджа.

Виллоуби провел Сэммса на борт грузового корабля "Вирджин Квин" и показал его каюту.

- Вот, пожалуйста, мистер Олмстед. Кроме ознакомления с особым грузом и с вашими подчиненными другой работы во время перелета у вас не будет. Можете свободно передвигаться по кораблю, за одним исключением. Не заходите в рубку управления, пока я вас не позову. Вам ясно?

- Да, сэр.

Виллоуби удалился, а Сэммс, запихнув свою сумку на полку, взял опись имущества.

Помещение оказалось, конечно, очень маленьким, однако оснащено достаточно экстравагантно. Имелись полки для книг и карт, ультрафиолетовые лампы, тренажеры и игры. Сэммс нашел приемник, к счастью, принимающий программы почти со всех концов Вселенной. И только один недостаток - отсутствовал ультраволновой видеоэкран, что не удивило Сэммса. "Они" едва ли позволят Джорджу Олмстеду узнать, куда его везут.

Но что удивило Сэммса, так это встреча со своими будущими подчиненными: вместо одного или максимум двух их оказалось сорок. И все они принадлежали, как определил Сэммс с первого взгляда, к слоям общества, именуемых космическими отбросами самого низкого пошиба. Правда, не все из них считались космическими бомжами и бичами. Шестеро - самые сильные физически и твердолобые - оказались беглецами из камер смертников, убийцами, настоящим сбродом. Сэммс выбрал из шести наиболее крупного и на вид очень жестокого - рыжего гиганта с глазами-буравчиками, и спросил:

- Тебе сказал, Творн, чем ты будешь заниматься?

- Ничего не говорили. Только предупредили - ожидается опасность, но выполни я все, что мне прикажет босс, может, останусь целехонький, даже не буду ранен. А мне на следующей неделе предстояло отправиться прямиком на небеса, понимаете? Вот как я попал сюда, босс.

- Понимаю.

И Вирджил Сэммс, психолог-профессионал, изучал и анализировал своих подопечных одного за другим, пока его не вызвали в рубку управления.

Навигационный пульт прикрыт, отсутствовали карты. На единственном действующем видеоэкране была видна планета и безжалостное солнце.

- Я намерен сообщить вам все, что мне известно о вашей предстоящей работе и о планете, находящейся там, внизу. Ее называют Тренко.

Для Вирджила Сэммса, первого борца за Цивилизацию, данное название ни о чем не говорило.

- Вы должны взять пять человек из вашей команды, спуститься вниз и собрать зеленые листья, сколько сможете унести. Зеленые, зрелые. Широколистники лучше всего, листья около двух футов в длину и одного фута в ширину. Но не становитесь слишком разборчивы. Не найдя широколистных, тащите все, что сумеете ухватить.

- В чем состоит трудность? - спокойно спросил Сэммс.- И в чем риск данного предприятия?

- Никаких проблем, даже туземцев не видать. Трудность в самой планете. После Эрайзии - самая проклятая планета во Вселенной. Я никогда не подходил к ней ближе, чем сейчас. Поэтому я знаю о ней только по слухам. Там существует какое-то необычное явление, убивающее людей или лишающее их разума. Мы отправляем на материк семь или восемь лодок в каждом рейсе и тридцать пять или сорок человек. Самый большой груз, который кто-либо унес оттуда, составил меньше двухсот фунтов листьев. Зачастую не приносят вообще ничего.

- Они сошли сума? - Несмотря на самообладание, Сэммс побледнел.- И каковы симптомы? Что они рассказывают?

- Разное. Основной симптом, кажется,-потеря зрения. Не становятся слепыми в буквальном смысле, а теряют ориентировку, не находя расположение предметов, видят несуществующее. И каждую ночь льет ливень, вода поднимается выше чем на сорок футов, а к утру все высыхает. Самые страшные грозы во Вселенной, и скорость ветра-я могу показать диаграммы - более восьмисот миль в час.

- Фью! А как у нас со временем? С вашего разрешения, перед высадкой я бы хотел произвести разведку.

- Неглупая идея. Пара ребят пытались сделать то же самое, но им не повезло -они не вернулись назад. В вашем распоряжении два теллурийских дня, нет три.-Только тогда спишу вас со счетов и пошлю других ребят. Выберите себе пятерых мужчин и проверьте, можно ли что-нибудь придумать.

Когда лодка стартовала, голос Виллоуби резко донесся из динамика:

- Я-то знаю, у вас, пятерых, есть всякие там идеи. Забудьте о них. Четвертый офицер Олмстед командует вами и имеет полномочия всадить полунции заряда в кишки любого. Пошевеливайтесь побыстрее, выполняя его приказы. Только замечу, что лодка отклонилась от курса или плывет зигзагами, сотру ее в порошок и распылю в пространстве. Хорошего урожая!

В течение сорока восьми часов, потратив лишь немного времени на сон, Сэммс исследовал и осматривал планету Тренко. Полученные сведения повергли его в ужас. Планета очень аномальна.

Она весьма своеобразна: атмосфера состоит не из такого воздуха, к которому мы привыкли; ее гидросфера не походила на воду. Почти половина атмосферы и большая часть гидросферы были химикалиями, веществами с низкой температурой парообразования; точка кипения воды на планете - примерно семьдесят пять градусов по Фаренгейту. Дни на Тренко неописуемо жаркие, а ночи страшно холодные.

Вследствие перепада температуры ночью льют дожди; по сравнению с ними теллурийский ливень, когда в час выпадает осадков на дюйм,-просто моросящий дождик. На Тренко действительно хлещет - сорок семь футов и шесть дюймов осадков каждую ночь, из года в год. И такая чудовищная конденсация влаги, конечно, рождает ветер. Графики Виллоуби построены точно. За исключением полюсов, на Тренко не найти ни места, ни времени, где спрятаться от урагана.

А молнии! Не те легкие и случайные вспышки, хорошо знакомые нам на Земле, а беспрерывное, ослепляющее сверкание, по яркости превосходящее обычное солнце. Грохочущие, с треском разрывающиеся разряды в мультимил-лиарды вольт не просто освещают темноту, а искажают до неузнаваемости и само пространство. Зрение почти совершенно бесполезно в этой фантастически измененной среде.

Приземлиться на дневной стороне планеты невозможно из-за ветра, за исключением, вероятно, полудня. После посадки никто не выстоит и пары минут. Посадка на ночной стороне планеты практически тоже неблагоприятна - на лодку обрушится гигантский поток воды. И все же линзмен не отступил перед стихией.

Беспрестанно, час за часом, от полюса к полюсу, круглые сутки Сэммс орудовал видеолучом и "шпионским" лучом, направляя их вниз, к неясной поверхности Тренко,и постоянно получал бессмысленные фантастические результаты. Он отчетливо видел, что планета опрокинулась, накренилась, закружилась. Она разбивалась на куски, каждый из которых выписывал безумные, с точки зрения математики, траектории.

Отчаявшись, Сэммс снова направил луч вниз, стараясь сохранить его в фиксированном положении. Вновь у него на глазах планета развалилась, но он выдержал испытание. Он знал, что лодка находится за пределами стратосферы, выше на добрых две сотни миль. Тем не менее он воочию видел, как чудовищные массы острых скал падают вниз с огромной скоростью прямо на его маленькую лодку!

К несчастью, экипаж, которому он пока не уделял особого внимания, увидел ту же картину, и один из парней, дико крича, прыгнул к Сэммсу, протянув руку к пульту управления. Сэммс, схватив пистолет и дубинку, обернулся вовремя: рыжий великан хладнокровно уложил нервного спутника сокрушительным ударом ребра ладони по основанию черепа.

- Спасибо, Творн. Почему ты так поступил?

- Я ведь хочу выбраться отсюда живым, а он отправил бы нас в преисподнюю. Ты знаешь чертовски много, гораздо больше, чем мы, и я ставлю на тебя. Понятно?

- Понятно. Ты умеешь работать с динамитом?

- Виртуозно,-скромно признался великан.-Ты лучше скажи, насколько мне вырубить парня -я сделаю с точностью до минуты. Но разумнее выбить из него мозги прямо сейчас. Он дурной, будет нам только мешать.

- Я присмотрюсь, умеет он работать или нет, не торопись. Ты с Проция, ведь так?

- Ага - Мидлэндз - Северная Централь.

- Чем ты занимался и как сюда попал?

- Вначале ничего особенного. Просто прикончил парня, который на это нарывался сам; но этот проклятый мальчонка оказался богатым - вот меня и упекли на двадцать пять лет. Мне такой расклад пришелся не по душе, я стал буянить. Меня засадили в одиночку. Я попытался бежать -убил шестерых или восьмерых, может, дюжину охранников, но вырваться не сумел. Тогда-то меня и завербовали на этот проклятый ялик. Вот моя история, босс.

- Я назначаю тебя командиром отделения. Возьми взрывчатку,- он вручил Творну свою дубинку.- Смотри за ними - мне же некогда. Посадка будет, наверное, жесткой.

- Исполню, босс.-Творн занялся калибровкой своего оружия, ударяя себя для пробы по ноге.- Давай продолжай. Выброси из головы тех малявок, считай, воздушный танк у тебя в полном распоряжении.

Наконец Сэммс решил, что ему предпринять. Он, поместив терминатор на утреннюю сторону, направил свой маленький корабль вниз. Одним взглядом окинув солнце, Сэммс выключил батареи и, позволив лодке свободно падать, следил только за приборами давления и гироскопами.

Сто миллиметров ртутного столба. .Триста. Пятьсот. Он замедлил спуск. Ударившись слишком жестко, кораблик разобьется вдребезги, а он не имел ни малейшего представления об атмосферном давлении на поверхности Тренко. Шестьсот. Семьсот.

Лодка буквально сползала вниз, все медленней и медленней. Приземление стоило ему нервов, словно он шел на казнь. Восемьсот. Как относится к его действиям команда? Скольким из них потребуется "помощь" Творна? Сэммс быстро оглянулся. Никого! Теперь, не видя галлюцинации на экране, парни совсем не страдали - он единственный человек на борту, чувствовавший беспокойство.

Девятьсот... девятьсот сорок. Лодка, ударившись с силой о поверхность жидкости, вызвала всплеск. Поскольку спуск проходил медленно, а слой жидкости оказался весьма глубоким, все вроде бы обошлось. Сэммс, включив ненадолго двигатель, развернул острый нос лодки в сторону солнца. Маленький корабль медленно подался вперед, задевая за дно так же мягко, как речной пароход, пробивающийся в грязевом потоке. Сэммс удерживал равновесие корабля. Ливень слабел. Линзмен понял - критический момент почти преодолен.

- Привязаться ремнями, а то ветер может опрокинуть лодку.

Сэммс решил, что на искажение изображения на экране влияет расстояние. Медленно и осторожно он направил ви-деолуч. Десять футов... двадцать... сорок... Четкость изображения полная. На пятидесяти видимость ухудшилась, на шестидесяти почти пропала. Сэммс вернулся назад, на сорок, и стал изучать растительность, вдруг появившуюся на поверхности. Листья, прижатые ураганом к грунту, выпрямились, достигнув длины нескольких дюймов. Наверное, там обитали и животные, но Сэммс в тот момент не интересовался фауной Тренко.

- Растения, которые нам нужны, босс? - спросил Творн, уставившись на экран через плечо Сэммса,- Нам надо выходить и приступать к сбору?

- Не сейчас. Даже ухитрившись открыть люк, мы не выдержим напор ветра, который изувечит нас - срежет голову подчистую, стоит только ее высунуть. Ветер спустя некоторое время утихнет; выйдем около полудня. А пока начнем подготовку. Пусть ребята достанут пару запасных распорок, несколько карабинов и цепей, сотню футов космической линии передач.

- Хорошо,-продолжал он, когда приказ был выполнен.- Оснастите линию передач карабинами, тогда я втяну вас обратно на корабль даже при ветре. Я займусь установкой дистанционного управления лебедкой.

Еще безжалостное, бело-синее солнце не взошло, а шестеро мужчин облачились в космические скафандры, и Сэммс осторожно открыл воздушные шлюзы. Ветер дул теперь едва ли сильнее, чем земной ураган, бешено обрушиваясь на широколиственные растения, стремящиеся вверх.

Четыре человека, пристегнув свои скафандры к линии передач, переместили ее наружу. Каждый схватил по два листа -самых широких, сочных и пурпурных. Сэммс, втянув их назад, принял "урожай". Творн аккуратно складывал листья.

Полдень принес минуты "покоя": крепкий, сильный мужчина мог уже выстоять под ветром, передвигаться без риска оказаться унесенным за горизонт. В течение нескольких спокойных минут все шестеро набрали новую партию листьев. Блаженное состояние оказалось непродолжительным: ветер яростно задул в обратном направлении с огромной скоростью; снова пришлось воспользоваться лебедкой и линией передач.

- На сегодня хватит, ребята,- вскоре объявил Сэммс.- Стоит ветру усилиться, и линия лопнет. Вы слишком хорошие работники, не хочу терять вас. Возвращайтесь в лодку.

Когда наступила ночь, полил дождь и дно размягчилось, Сэммс, подняв лодку из ила, устремился прочь с планеты, послав сигнал на "Вирджин Квин". Лодку приняли на борт.

- Быстренько справились, Олмстед,-поздравил его Виллоуби.- Удивительно, что вы вообще вернулись, да и набрали довольно много зеленой дряни, не потеряв ни одного человека. Доложите мне, каков вес сбора, мистер!

- Триста сорок восемь фунтов, сэр,- доложил весовщик.

- Бог мой! Да одни широколистные. Никто и никогда еще не приносил подобный урожай! Как вам удалось, Олмстед?

- Наверное, я могу не отвечать на ваш вопрос,- Сэммс не хотел кого-либо оскорбить, просто раздумывал.-Я не утаиваю ничего, но мой способ не приемлем для других.

- Правильно,- уступил капитан без недовольства.- Но какой груз! И никаких потерь!

- Один баллон с воздухом, но воздух тоже дорог,- нарочно пробурчал Сэммс.

- Воздух! - фыркнул Виллоуби.- Да я дам тебе сотню баллонов с воздухом в любое время за один лишь листочек!

Вот это и нужно было узнать Сэммсу!

Капитан Виллоуби решил, что у Олмстеда большое будущее. Поэтому он сменил тактику.

- Вообще-то, мне велено не просвещать вас, пока мы не прибудем на Тренко,извиняющимся голосом произнес он вскоре после старта "Вирджина Квина" с системы Тренко.- Но мне не дали инструкцию, как действовать дальше, не исключено, они не ждали вас на борту, как обычно происходило с остальными. Кстати, оставайтесь в рубке управления, если желаете.

- Благодарю, капитан, но хорошо ли это? - Сэммс незаметно кивнул головой в сторону остальных офицеров.- Не следует давать слабинку во время полета. Меня совершенно не интересует, где мы летим. А то вдруг у кого-нибудь в голове мелькнет странная мысль.

- Разумеется, вы правы,- тем более, как вы догадываетесь, у вас в колоде одни тузы.

- Спасибо, Виллоуби. Я не забуду вашего отношения.

Сэммс, конечно, не раскрыл своих карт. По времени, затраченному на перелет, он определил с точностью в несколько парсеков расстояние от Тренко до Солнца. Он не знал направления, поскольку не видел ни одной звезды или созвездия, но умело засек курс, который взял первоначально корабль. Сэммс остался весьма доволен.

Несколько дней прошли без событий. Сэммса снова вызвали в рубку управления - корабль приближался к Солнечной системе, состоящей из трех солнц.

- Мы будем садиться? - спросил он безразличным тоном.

- Вовсе нет,-ответил Виллоуби.-Вы погрузите широ-колистник в лодку, спуститесь вплотную к поверхности и сбросите контейнер с парашютом на место назначения. Замедлите ход, пилот, переходите на инерционный, вписывайтесь в скорость вращения планеты. Теперь глядите, Олмстед. Вам знакомы такие системы?

- Нет, но я слышал о них. Два солнца вон там гораздо больше, чем кажутся, и расположены весьма далеко от нас. А третье значительно меньше и находится между ними. А у больших солнц есть планеты?

- Говорят, пять или шесть у каждого, и слишком горячие. У солнца, куда мы приближаемся, семь, но Номер Два -ее называют Кавенда -единственная в системе тел-лурийская планета. Первым делом мы отыскиваем большой континент в форме бубнового туза... Он единственный с таким очертанием... Заметьте, один конец больше второго,- северный конец. Проведя линию, разделите континент пополам и отмерьте от северного конца треть длины линии. Вот точка, куда нужно сбросить груз. Видите кратер?

- Да. Кратер огромный.

- Он почти пятьдесят миль в поперечнике. Спускайтесь, пока не будете на все сто уверены, что ящик упадет именно внутри кратера. Затем сбрасывайте его. Парашют и пусковое устройство автоматические. Понятно?

- Да, сэр. Ясно.

Сэммс отправился выполнять задание.

Его интересовали звезды, а не доставка широколистника.

Такие гиганты, как Канопус, Ригель, Бетельгейзе, Денеб, конечно, видны хорошо: надо постараться их узнать. На Тренко его попытка не увенчалась успехом. Но он попытается снова. Ригель или Бетельгейзе? Или Орион? Млечный Путь очень слабо виден, но различим. Тогда Сириус должен находиться вон там, а Поллукс там; и на. этом расстоянии они должны иметь одинаковую яркость. Альдебаран оранжевый и на порядок ярче, чем Поллукс, а Капелла желтая, яркая. А вот и Орион. Значит, полустанок с тионитом находится где-то близко от правого восхождения в семнадцать часов и склонения плюс десять градусов.

Сэммс вернулся на "Вирджин Квин"; они стартовали. Сэммс задал незначительные вопросы, и Виллоуби отважился на весьма скудную информацию, но Первый Линзмен узнал многое! Отчужденный, молчаливый, ничем не интересовавшийся, он, казалось, проводил все свое время в каюте, когда не выполнял обязанности по службе; но его глаза не дремали, а уши все слушали.

Корабль "Вирджин Квин", совершив быстрый перелет, прибыл в точно назначенный срок Сэммс разгрузил свой контейнер, взял новый, предназначаемый для Земли. Корабль прошел техническое обслуживание. Затем перелет на Теллус. Стоянка в доке Нью-Йоркского космопорта.

При первой же возможности Сэммс соединился через Линзу с Нортропом и Джеком Киннисоном.

- Мы записали свыше тысячи сигналов,- сообщил Нортроп,- но только один нес сообщение, да и то бессмысленное.

- Почему бессмысленное? - резко спросил Сэммс.- Всякое сообщение, переданное через Линзу, имеет смысл.

- Да, мы поняли, что там говорилось,- вклинился в разговор Джек."Готов-готов-готов-готов..."

- Что? - воскликнул Сэммс, и молодые люди почувствовали, как заработал его мозг.-А сигнал случайно не исходил из точки, координаты которой около семнадцати часов и плюс десять градусов?

- Почти так. А что? Как ты узнал?

- Тогда сигнал несет смысл! - воскликнул Сэммс и созвал генеральное совещание линзменов.

- Продолжайте работу на тех же направлениях,- распорядился Сэммс в конце совещания,- пусть Рэй Олмстед остается в "Холме" на моем месте. Я собираюсь на Плутон и, надеюсь, на Палейн VII.

Родерик Киннисон, разумеется, протестовал, и, конечно, его протесты не возымели действия.

ГЛАВА 10

Плутон находится примерно в сорок раз дальше от Солнца, чем Земля. Каждый квадратный метр земной поверхности получает тепла в тысячу шестьсот раз больше, чем Плутон. Солнце выглядит с Плутона туманным, расплывчатым пятном. Даже в перигее, событии, которое случается лишь раз в двести сорок восемь теллурийских лет, да еще в полдень, да причем на экваторе, на Плутоне жутко холодно: любому теплокровному, дышащему кислородом человеку, трудно описать климатические условия поверхности этой планеты так, чтобы землянам стало понятно.

Лучшим инженерам Патруля потребовалось более шести месяцев на усовершенствование амуниции - ведь ни один обычный космический скафандр не годился.

- Следи за своими ногами, Вирдж! - такова последняя напутственная мысль Родерика Киннисона.- Вспомни, о чем предупреждали психологи, побывавшие там: контакт с грунтом в течение пяти минут - и ступни обморожены до лодыжек. Ребята не слабаки и ротозеи, но наклейки на подошвах иногда соскальзывают. Почувствуешь, как твои ноги начнут мерзнуть, бросай все, лети назад на максимальной скорости!

Вирджил Сэммс совершил посадку на планету. Его ноги оставались теплыми. Убедившись, что обогреватели в скафандре функционируют отлично, он пешком добрался до селения, рядом с которым была совершена посадка. И там он увидел первого паленийца.

Или, уточняя, заметил часть паленийца, ибо ни одно существо из трехмерного мира никогда не видело и не увидит в полном объеме любого представителя дышащих ядом, холоднокровных рас. На планетах, где температура составляет всего лишь несколько градусов выше абсолютного нуля, не развивалась жизнь, напоминающая земную. Тем не менее жизнь - высокоразумная жизнь - имеет место в миллионах и миллионах миров, где отсутствует атмосфера, кислород и вода. Даже в своих низших формах она вынуждена простираться в гиперпространство, и именно метаболическое распространение позволяет жизни существовать в подобных экстремальных условиях.

Человек не может видеть существа целиком из-за ухода их в гиперпространство, за исключением текучего, аморфного, постоянно меняющегося изображения, представляющего трехмерный аспект данного существа; безнадежно пытаться описать его или набросать портрет.

Вирджил Сэммс уставился на паленийца, стараясь разглядеть, на что тот похож. Трудно понять: глаза у него или антенны, руки-ноги или щупальца, зубы или клюв, львиные когти, или птичьи лапы, или ноги; кожа, чешуя или перья. Палениец даже отдаленно не напоминал Сэммсу ничего, что линзмен когда-либо видел, воспринимал или воображал. Сэммс направил мысль-вопрос.

- Я Вирджил Сэммс, теллуриец,- начал он медленно, осторожно, установив лишь локальный контакт с сознанием существа.- Не смогли бы вы, сэр или мадам, уделить мне минуту вашего времени?

- Весьма охотно, линзмен Сэммс, поскольку мое время не представляет никакой ценности.

Мозг существа функционировал в унисон с мозгом Сэммса, отреагировав на его обращение молниеносно и точно. Землянин чуть не упал от удивления. Часть мозга паленийца установила контакт с мозгом Сэммса. Пройдут года, прежде чем Первый Линзмен, а вслед за ним и остальные, узнают о палениицах побольше, чем он узнал при первом контакте.

- "Мадам" будет более близко к истине,- мысль туземного существа передавалась гладко.- Мое имя, в вашей символике, Двенадцатая Пилинипси; по образованию, практике и роду занятий я главный декситробопер. Я чувствую, вы, вероятно, уроженец Третьей планеты, на которой, как считали, никакой жизни не может существовать. Однако общение с вашей расой до сих пор было почти невозможным... Ах, Линза... примечательная штучка, ничего не скажешь. Мне легко убить вас и забрать ее, если бы не очевидный факт - ею можете владеть только вы.

- Что?! - испуг и оцепенение охватили разум Сэммса.- Вы уже знакомы с Линзой?

- Нет. Ваша Линза первая, которую кто-либо из нас видел. Но механика, математический расчет и философский смысл данной вещи ясны.

- Что?! - снова воскликнул Сэммс.- Тогда, значит, вы можете производить Линзы сами?

- Ни в коем случае, не больше, чем вы, теллурийцы. Процесс изготовления их весьма сложен, ни один палениец не в состоянии наладить их производство.

- Понимаю.

Линзмен заставил себя собраться: Первый Линзмен растерялся.

- Вы далеки от этого, сэр,- заверило его существо.- Если учитывать чужеродность окружения, в которое вы добровольно перенесли себя так бессмысленно, ваш разум хорошо интегрирован и силен. Представляю, что было бы, если мы поменялись местами. Одна мысль о невыносимой жаре на вашей Земле... Не приближайтесь, пожалуйста! - Существо исчезло, появившись на удалении многих ярдов. Его сознание содрогалось от отвращения, ужаса и явной неприязни.Однако продолжим. Я пыталась проанализировать и понять ваши намерения, но безуспешно. Неудача не слишком удивительна, поскольку мой разум слаб, а мои возможности невелики. Объясните, пожалуйста, доходчиво вашу миссию.

В течение целых пятнадцати минут Сэммс пытался объяснить идею Галактического Патруля, но к концу монолога единственная реакция паленийки абсолютное непонимание.

- Я совершенно не в состоянии понять, какова польза вашего проекта или необходимость подобной организации,- констатировала она вяло.- Такой альтруизм - какой в этом прок? Немыслимо, чтобы другая раса стала бы рисковать ради нас или пытаться что-то для нас сделать. А мы ради кого-то должны тратить силы. Игнорируй и проигнорирован будешь - вот наш Первый Догмат.

- Но между нашими мирами существует все-таки торговля; ваши люди прислушиваются к нашим психологам, а вы не игнорируете меня,- возразил Сэммс.

- Ох, никто из нас не совершенен,- отвечала Пилинип-си, махнув разветвленными щупальцами.-Этот идеал, как и любой другой, может быть приближен лишь относительно; и я, будучи немного чудной и глуповатой, а также слабой и сомневающейся,-намного дальше от совершенства, чем другие.

Пораженный, Сэммс попытался сделать новый заход.

- Возможно, я сумел бы более ясно объяснить свою позицию, узнай вас лучше. Мне известно ваше имя, что вы женщина с Палейна VII,- надо отдать должное Вирджилу Сэммсу: он действительно подумал "женщина", а не "самка".-Каково ваше занятие? Что такое "главный де-кситробопер"?

- Она или он, может, оно... надзирает за работой де-кситробопинга,- мысль, хотя и абсолютно четкая, не помогла Сэммсу, и паленийка, поняв это, предприняла еще одну попытку:

- Декситробопинг занимается... пищей? Нет - питающими...

- А! Фермерство - сельское хозяйство,- решил Сэммс. Паленийка промолчала.Охота? Рыболовство? - Ответа не последовало.- Изобразите мне, пожалуйста, смысл данного слова.

Она попыталась, но для Сэммса движения паленийки остались непонятны. Странная, текучая, меняющая очертания фигура прыгала взад и вперед, поднималась и падала, появлялась и исчезала, циклически изменяя форму, очертания и величину. Она, вращаясь как волчок, представлялась с щупальцами, в чешуе, покрывалась странными, отвратительными на вид, похожими на перья клочьями. Но совершенно очевидно результат подобной активности явно равнялся нулю. Сэммс ничего не понял.

- Вот я все показала,- мысль Пилинипси вновь стала четкой.- Вы наблюдали за мной и не поняли. Это странно, поразительно! Поскольку Линза облегчает общение и понимание в невероятной степени, я надеялась, что ее свойство распространится и на физическое общение. Но туг, вероятно, какое-то базисное, фундаментальное различие. Интересно... если бы у меня тоже была Линза...

- Почему бы и нет,- прервал ее с волнением Сэммс.- Почему бы вам не отправиться на Эрайзию и не испытать себя? У вас великолепный, поистине выдающийся мозг. Он на уровне линзменов во всех отношениях, кроме одного - вы не хотите им пользоваться.

- Отправиться на Эрайзию? - Эта мысль, по теллурийс-ким меркам очевидно, вызвала презрительный смех.- Как глупо. Дискомфорт, вполне вероятно даже угроза для моей личности.

- Хорошо,-передал Сэммс мысль,-тогда представьте меня кому-нибудь, кто тупее, глупее и более чудной, чем вы.

- На Плутоне нет.- Паленийка не обиделась.- Вот почему я беседовала с предыдущими теллурийскими визитерами и вот почему я и сейчас общаюсь с вами. Другие вас избегают.

- Понимаю.- Мысли Сэммса были мрачными.- А тогда как насчет родной планеты?

- Ах! Действительно, существует группа, клуб таких персон. Ни один из них, разумеется, не безумен, не заблуждается в такой степени, как вы, но все они гораздо более ненормальны, чем я.

- Кто из клуба мог бы проявить желание стать линз-меном?

- Таллик наименее стабильный член Клуба Нового Мышления. Крагзекс недалеко от него ушел. Но я не поверю, что даже Таллик - даже Таллик в самых эксцентричных своих проявлениях - окажется настолько сумасшедшим и присоединится к вашему Патрулю.

- Я должен встретиться с ним сам. Не могли бы вы дать мне карту, которая поможет добраться отсюда до Палейна VII?

- Конечно, вы получите карту. Поступившая от вас информация мне не пригодится. А я просто и быстро от вас избавлюсь.

Паленийка, направив детальную карту в мозг Сэммса, оборвала телепатическую связь и беззаботно отправилась по своим непонятным делам.

Сэммс, у которого голова пошла кругом, вернулся в свою лодку и стартовал. Пролетали световые годы и парсеки, а он размышлял и размышлял. Кем были в действительности па-ленийцы?

Он знал - Линза примет и переведет в его символику любую мысль или послание в любом коде или искажении. Тут виновата не Линза, собственная символика подкачала. Общие понятия - вещи, факты, события - чужды жизненному опыту теллурийца, не находилось аналогий; в человеческом мозге отсутствовали каналы и механизмы, способные воспринять их.

Не раз он с Родериком Киннисоном бурно обсуждали предстоящие встречи с формами высоко разумной жизни, чуждыми человечеству. После встречи с паленийкой Сэммс понял реальность таких предположений.

Он быстро нашел паленийскую систему, а там и Па-лейн VII, планету почти такую же темную на своей солнечной стороне, как и на противоположной - ее обитатели не нуждались в свете. Инструкции Пилинипси оказались подробными и точными: Сэммс без особых хлопот обнаружил местоположение главного города -или, скорее, главной деревни, поскольку на планете не существовало настоящих городов. Он добрался до единственного космического порта планеты. Неужели это порт! Он попытался вспомнить дословно беседу о порте с главной декситробопершей Плутона.

"Место, где садятся космические корабли",-вот формулировка ее мысли; она показала ему точно, где расположен порт по отношению к городу. Ничего больше. Его мозг, не ее, добавил туда ангары и стартовые установки, автомашины технического обслуживания, служащих и многое другое, привычное для космических портов. Или пале-нийка не восприняла таких деталей, которые Сэммс обрисовал визуально, или она не придала значение неточностям его понимания, не заботясь исправить их.

Представшее перед ним пространство голо, как его ладонь, не считая выбоин, шлака. Паленпорт йе отличался от других районов чрезвычайно скудной поверхности планеты.

Сэммс не обнаружил никаких сигналов; никто не сообщил ему о правилах посадки. Очевидно, каждый действовал здесь на свой страх и риск. Тогда Сэммс, включив мощные посадочные огни, благополучно сел на грунт. Надев скафандр, он зашагал к воздушному шлюзу, но, передумав, направился к грузовому люку. Сначала Сэммс намеревался добраться пешком, но, увидев неровное, пустое поле и совершенно неизвестную местность между полем и городом, решил поехать на "ползуне".

Это средство передвижения, хотя и тихоходное, могло пройти буквально везде. Его сигарообразный корпус сделан из магниевого сплава, шины большие, мягкие и крепкие; имелись и гусеницы, а также два винта - воздушный и водный и складные крылья. У ползуна реактивный двигатель для движения вперед, торможения и маневрирования. Он способен пересекать пустыни Марса, океаны и болота Венеры, покрытые трещинами ледники Земли, зубчатую, холодную поверхность астероида, состоящего из железа, и покрытую кратерами и тончайшей пылью Луну, конечно, не с одинаковой скоростью, но одинаково безопасно.

Сэммс, открепив машину, отпарковал ее в грузовой шлюз. Ползун скользнул, грузовое отверстие закрылось. Вот он и на планете!

Включать передние фары или нет? Он не знал реакции паленийцев на свет. Тогда, на Плутоне, ему не пришло в голову спросить, а ведь эта деталь могла оказаться весьма важной. Посадочные огни корабля могли отрицательно повлиять на исход его миссии. Разве он не в силах передвигаться и при свете звезд?.. Но все-таки нужен свет. Незаметно никаких признаков в радиусе нескольких миль присутствия хоть одного паленийца. Он, конечно, знал, что на Палейне его ожидает темнота, однако ожидал увидеть здания или машины - автомобили, самолеты и, естественно, космические корабли, а не необъятную пустоту.

Но должна быть проложена дорога от главного города Палейна до его единственного космопорта, хотя Сэммс, не обнаружив ее из своего корабля, не нашел и теперь. Или не распознал. Поэтому, вцепившись в руль вездехода, он направился в город напрямик.

Езда оказалась малоприятной - словно по зубцам шестеренки, но конструкция ползуна позволяла преодолевать все препятствия, а кресло водителя амортизировало и смягчало удары.

Приблизившись к Паленополису, он ослабил свет фар и замедлил ход, а на въезде выключил и вовсе, надеясь на свет звезд.

Ну и город! Вирджил Сэммс видел места обитания жителей почти на всех планетах Цивилизации. Осматривал города, выстроенные в виде кругов, секторов, сегментов, эллипсов, треугольников, квадратов, параллелограммов - практически любых конфигураций, известных в геометрии. Посетил строения всех форм и размеров - узкие небоскребы, широко расползшиеся одноэтажные здания, многоугольники, купола, сферы, цилиндры, целые и усеченные конусы и пирамиды. Но каким бы ни был план или очертания построек - они все без исключения оставались ему понятными. А здесь!

Глаза Сэммса, привыкнув к темноте, различали все достаточно четко. Но он не понимал увиденное. Не было ни плана, ни согласованности составляющих элементов. Казалось, что космическая рука швырнула сотню зданий - невероятно и бессмысленно разнообразных очертаний и размеров, немыслимой архитектуры - на пустую площадку: попав туда, каждая структура с тех пор и оставалась именно на этом месте и в том же положении. Кое-где громоздились в беспорядке, упавшие друг на друга дома, по три и более. Местами встречались большие площади неправильной формы. Улицы, как таковые в традиционном понимании, отсутствовали.

Сэммс направил свой вездеход на открытую площадку, остановил его, отключив гусеницы и приглушив двигатель.

"Не торопись, дружище,- посоветовал он сам себе,- пока не выяснишь, чем занимается декситробопер. Старайся ни во что не вмешиваться и не нанести ущерба!"

В то время даже линзмены не знали, что холоднокровные и ядодышащие не обязательно трехмерные существа. Сэммс же понял: увиденные здесь явления не всегда поддаются объяснению. Они с Киннисоном рассуждали о такой возможности, но действительность буквально потрясла сознание Первого Линзмена.

Ему не требовалось подъезжать ближе. Он достаточно детально исследовал паленийскую структуру личности и мог направить на нее Линзу даже с большого расстояния. Личный визит в Паленополис он расценивал как жест дружбы, а не необходимость.

- Таллик? Крагзекс? - посылал он мысль в разных направлениях.-Линзмен Вирджил Сэммс вызывает Талли-ка и Крагзекса с Палейна VII.

- Крагзекс отвечает, Вирджил Сэммс,- поступила ответная мысль, алмазно-ясная, точная, как и у Пилинипси.

- А Таллик здесь или где-нибудь в другом месте?

- Он здесь, но в данный момент он эмфозирует. Скоро присоединится к нам.

Проклятье! Снова непонятное слово. Сначала "декситробопер", а теперь "эмфозирует".

- Минуточку, пожалуйста,- попросил Сэммс.- Я не понимаю вашу мысль.

- Я уже почувствовал. Конечно, это моя вина, я не полностью настроил мое сознание на ваше. Пожалуйста, не считайте, будто я недооцениваю ваш разум.

- Конечно, нет. Я первый теллуриец, которого вы встретили?

-Да.

- Я уже обменялся мыслями с одной паленийкой, у нас возникла та же трудность. Я не в состоянии ни понять, ни объяснить данный факт. Наверное, различия между нами настолько велики и основательны, что в некоторых вопросах взаимопонимание фактически невозможно.

- Квалифицированное умозаключение и, несомненно, верное. Эмфозирование, это... Я вас правильно понял, в вашей расе существуют только два пола?

- Вы поняли правильно.

- Мне трудно объяснить подобное явление, тут нет наглядных аналогий. Эмфозирование тесно связано с репродукцией.

- Я уяснил,- и Сэммс, будто повернув ракурс, раскрыл для себя совершенно новое -не только искренность паяе-нийца, но и пределы возможностей его Линзы.

Линза по самой своей природе прецизионна. Она, улавливая мысли, переводила их точно на английский, причем допускался определенный процент ошибок. Если какая-то мысль не отражала прямых эквивалентов английского языка, Линза не переводила ее вообще, предлагая взамен произвольный символ - символ, который начиная с данного момента ассоциировался всеми Линзами с этим конкретным понятием.

Вскоре к Сэммсу и Крагзексу присоединился Таллик, Сэммс снова повторил им, установив контакт сознаний, как проделывал уже много раз, свои идеи и планы о Галактическом Патруле. Крагзекс отказался участвовать в подобней программе, почти так же резко, как и Пилинипси, а Таллик раздумывал и колебался.

- Всем известно, что я психически не вполне здоров,- признался он.- Не исключено, поэтому мне очень хочется получить Линзу. Но, судя по вашим заявлениям, мне не получить ее без веских на то причин, и только для моих чисто личных целей.

- Ты прав,- признался Сэммс.

- Я расстроен,- удрученно "вздохнул" Таллик.- Мне подсунули одну работенку. Проекты - трудные, чрезвычайно сложные, иногда даже на грани опасности. И Линза могла бы пригодиться.

- Да? - спросил Сэммс.- Если ваша работа значима два многих, Ментор, не сомневаюсь, даст вам Линзу.

- Меня такое предложение устраивает. Мы, паленийцы, самоуверенные, подлые, скаредные, трусливые, неискренние и пронырливые, как вы, впрочем, уже поняли. У нас нет "храбрости". Мы достигаем своих целей окольными путями, коварством и обманом, - Линза безжалостно выдавала Вирджилу Сэммсу бескомпромиссно точные английские эквиваленты каждой мысли паленийца. - Мы действуем, если обстоятельства вынуждают нас, открыто, с минимумом персонального риска. Эти характерные черты и особенности, несомненно, исключают всякую возможность для меня и для любого представителя моей расы стать линзменом.

- Не обязательно, - возразил Первый Линзмен Вирд-жил Сэммс, понимая, что говорит правду.- Вы считаете свой разум хилым. Но что тогда говорить мне. Ведь я воспринимаю только одну - человеческую - грань истины. При более широком рассмотрении ваша мотивация может оказаться не менее "благородной", чем моя. А теперь вопрос: вы трудитесь вместе с другими паленийцами на общие цели?

- Иногда.

- Тогда сможете понять желательность работы с непа-ленийскими существами во имя достижения целей, которые пойдут на благо обеих рас?

- Если определится такая цель, то да. Но я не способен пока увидеть ни одной. У вас есть уже какие-либо проекты?

- В настоящий момент - нет, - Сэммс уклонился от ответа. Он уже пустил в ход все свои аргументы. - Однако я совершенно уверен, что, отправившись на Эрай-зию, вы получите -информацию о нескольких подобных проектах.

Наступило молчание.

- Ну что же. Я отправлюсь-таки на Эрайзию! - воскликнул наконец Таллик. Я заключу сделку с вашим другом Ментором. Я выплачу ему долю, скажем, пятьдесят процентов или сорок -за время и усилия, которые сэкономлю, создавая мои собственные проекты.

- В путь-дорогу, Таллик, - Сэммс намеренно скрыл свое действительное мнение о планах паленийца. - Когда вы можете отправиться? Сейчас?

- Нет. Сначала я закончу плановый проект. Через год, вероятно, или больше, или меньше. Кто знает?

Таллик прервал общение, и Сэммс недовольно нахмурился: не зная точную протяженность года на Палейне VII, он предполагал, что год длится долго, очень долго.

ГЛАВА 11

Маленький черный космолет-разведчик под командованием мастера-пилота Джона К.Киннисона и мастера-электронщика Мейсона М.Нортропа двигался курсом, близким к заданному. Однако, принимая во внимание оснащение и состав экипажа, летел не обычный разведчик. Рубка управления набита до отказа электроникой и компьютерами, яблоку негде упасть. Градуировка и нониус шкал приборов по размерам и точности похожи на такие, что встречаются только на больших кораблях Галактической Службы. Экипаж вместо обычных двадцати человек насчитывал лишь семерых - повара, трех инженеров и трех офицеров-наблюдателей.

Младший третий офицер, сидевший у пульта, изучал что-то на экране, сравнивая с картой, прикрепленной перед ним. Наконец он обернулся, к двум линзменам.

- Кто из вас в настоящий момент официально является командиром этой несчастной бочки с лягушками внутри?

- Он,- Джек использовал свою сигарету как указку.- Тот парень, у которого над верхней губой еще пушок. Я не приступлю к исполнению обязанностей до шестнадцати ноль-ноль. У меня в запасе драгоценная теллурийская минута, когда можно помечтать о красотках земных, таких далеких от меня и в прошлом, и в будущем.

- Ха! Красотках? Во множественном числе? В следующий раз, повстречав наяву некую персону, фотокарточки которой попадаются у нас на корабле на каждом шагу, я расскажу ей о твоей склонности к полигамии. Пропускаю мимо ушей клевету насчет моих усов хотя бы потому, что ты не в состоянии отрастить свои собственные. Я игнорирую и тебя тоже, видишь? - Демонстративно повернувшись спиной к развалившемуся в кресле Киннисону, Нортроп осторожно перешагнул через три или четыре макета и уставился на экран через плечо офицера-наблюдателя. Затем он стал рассматривать карту.- Что случилось, Стью? Я ничего не вижу.

- Система, с которой мы зарегистрировали сигнал, тройная, а на карте она отмечена как двойная. Неудивительно - весь регион мало исследован, перед нами астрономические, а не навигационные карты. Вот мы и первооткрыватели, а наш командир корабля - посмотри, в должностной инструкции написано "командир", а не "командиры" - должен".

- Теперь это я,- объявил Джек, величественно направляясь к экрану.Криббле-краббле... Я выберу имя ребеночку. Я доложу. Я войду в историю.

- Шаг назад, малыш! Тебя тут и в помине не было, когда совершался акт открытия,- Нортроп положил огромную ладонь на лицо Джека и мягко толкнул.- Ты точно войдешь, но не в историю, а носом в пол,- если попытаешься похитить хоть один-единственный гром и одну молнию у меня. Ты бы окрестил ее "Димпль" какое оригинальное имя!

- А ты бы какое назвал имя? "Вирджилия", я полагаю?

- Не угадал, милый,- хотя именно это имя Нортроп и собирался вписать в бортовой журнал, а теперь колебался.- В честь нашего проекта планета, куда мы направляемся, получит название "Забриска"; солнца "А-, В- и С-Забриски", в зависимости от величины. Офицер-наблюдатель, несший вахту, лейтенант Стюарт Ролингс, занесет соответствующие данные в вахтенный журнал. Можешь ты классифицировать их отсюда, Джек?

- Предложу несколько версий, впрочем, достаточно близких к истине.Наступила пауза, а через несколько минут он продолжил: - Два гиганта, сине-белый и синевато-желтый, и желтый карлик.

- Убедил... ладно. Мне кажется, мы подлетаем уже достаточно близко.- Джек отключил двигатель, и безынерционный корабль мгновенно остановился в открытом космосе.- Я надеюсь, у нас достаточная стабильность. Открой свои камеры, Мейс. Вытащи первый снимок через пятнадцать минут. Обеспечивай меня материалами - я начну выполнять задание.

Работа длилась около часа.

- Какой-то предмет приближается с большой скоростью со стороны Теллуса,-доложил офицер-наблюдатель.- Крупный. Мне связаться с ним?

Но предмет -им оказался корабль -дал о себе знать первым.

- Вызывает космический корабль "Чикаго". У вас все в порядке? Назовите себя, пожалуйста.

- Космический корабль NА773 на связи. У нас все нормально...

- Нортроп! Джек! - летела мысль Вирджила Сэммса. Супердредноут, проскочив мимо них на несколько сотен миль, остановился.- Почему вы стоите здесь?

- С данного места поступил сигнал, сэр.

- О! - сотня мыслей пронеслась в сознании Сэммса.- Я вижу, вы работаете с компьютерами. Вам нужна моя помощь?

- Нет, сэр. Пока у нас есть все, что нужно. Сэммс тем не менее поднялся на борт; три линзмена стали изучать карту.

- Мне,- сказал Сэммс,- любопытно: то ли усложняется тионитовая проблема, то ли возникает абсолютно новая? Продолжайте, мальчики. И каким будет ваш следующий шаг?

Джек уже решил, что они начнут свои исследования с планеты А-Забриска-П. Он подлетел на разведчике совсем близко к планете, не теряя полного обзора, и развернул свой корабль на одной линии с Солнцем.

- Пока мы ожидаем, давайте познакомимся с планетой,- предложил Сэммс.

А-Забриска-П их разочаровала. Маленькая, безводная, лишенная атмосферы, крайне неживописная, абсолютно плоская -ни возвышенностей, ни впадин, нет даже метеоритных кратеров. Каждый квадратный ярд поверхности - точная копия остальных.

- Никаких перемен,- сообщил Джек, отрывая глаза от прибора.- Эта кучка песка необитаема, никто здесь не поселился. Вот загадка.

- Действительно,- подтвердил Нортроп.- Но я утверждаю: сигналы поступили отсюда. Похоже, они отправлены с корабля. Теперь, пока мы здесь и с нами "Чикаго", других сигналов не последует.

- Не обязательно,-Сэммс попытался разрушить традиционные теллурийские представления. Он еще не догадывался о правде, но не отрицал наличие различных вариантов.- Возможно существование высокоразвитой жизни даже на такой планете, как эта.

Ждать пришлось не очень долго, через несколько часов коммуникационный луч внезапно ожил.

- ГОТОВО-ГОТОВО-ГОТОВО...- четко доносилось почти целую минуту.

Нортроп назвал несколько чисел, Джек маневрировал маленьким кораблем, три офицера-наблюдателя, зорко следя за своими экранами, посылали видеолучи, ультралучи и "шпионские" лучи по указанным координатам.

- И постарайтесь пробиться сквозь планету, вдруг они на другой стороне! отрывисто скомандовал Джек.

- Да нет, они здесь, на этой стороне! - Ролингс увидел первым.-Ничего особенного, хотя... похоже на релейную станцию.

- Реле! Я покажу тебе реле...-Джек хотел было выругаться, но замолк: молодые офицеры сдерживались в присутствии Первого Линзмена.- Давайте совершим посадку, сэр, и осмотрим место.

- Обязательно.

Они приземлились и осторожно высадились. Горизонт, гораздо более близкий, чем на Земле, казался отодвинутым вдаль, в поле зрения ничего - ни дерева, ни куста, ни камня, ни крошечной впадинки - полное геометрическое совершенство поверхности из гладкого, твердого, ослепительно белого песка, прекрасно отражающего лучи и дьявольски горячего. Сначала Сэммс засомневался-температура грунта в четыреста семьдесят пять градусов! Неужели такое возможно-пустыня из ультрагорячего, сине-белого песка. Их космические костюмы, включая подошвы, снабжены теплоизоляцией. Поэтому какое-то время они могли здесь спокойно находиться.

Ящик, где помещалась релейная станция, сделан из нержавеющего металла в форме куба, сторона которого около пяти футов. Он зарыт в грунт, но его верхний край находился вровень с поверхностью и практически не отличался от окружающего песка, не прикреплен ни болтами, ни сваркой: он свободно лежал на песке.

Предварительная проверка лучами показала: ящик не заминирован и любой может прикоснуться к нему. Джек поднял крышку за край, трое линзменов тщательно осмотрели механизм: там находился высокочувствительный приемник, узко направленный передатчик, урановые часы и "вечный" комплект питания. Больше ничего.

- Что дальше, сэр? -спросил Нортроп.-Вероятно, существует и входной сигнал, скорее всего, его мы услышим через пару дней. Придется поторчать здесь, чтобы убедиться, приходит он с Кавенды или нет?

- Правильно, вы с Джеком лучше подождите,- Сэммс с минуту подумал.- Вряд ли сигнал придет с Кавенды и вообще придет дважды из одного направления, но нам придется убедиться в этом.

- Мне кажется, я понял, сэр! - вскрикнул Нортроп.- Здесь поставлен специальный прибор, наведенный на антенну, находящуюся на одной из планет Солнечной системы. Я могу без труда сбить им наводку. Правда, вряд ли это входит в наши цели.

- Разумеется, нет. Мы должны выследить их, не возбуждая подозрений. Как часто, например, они прилетают сюда для обслуживания станции - меняют ленты, проводят профилактику?

- Только менять ленты. Не слишком часто, в зависимости от величины роликов. Я сейчас просмотрел ролик - на нем осталось ленты на три месяца.

- А отработанной ленты хоть отбавляй.- Сэммс, выпрямившись, уставился на равнину.- Глядите-ка, мне показалось, там что-то движется. Да, действительно движется!

- Сюда что-то ползет, вот забавно,- Джек рассмеялся.- Похоже на колеса с лопастями и осью, копия старинного речного парохода; катится беззаботно. Он проследует мимо меня в четырех футах, не собираясь отклоняться ни на волосок Я попытаюсь его блокировать и взгляну, что он из себя представляет.

- Осторожно, Джек! - предостерег Сэммс.-Не прикасайся к нему: вдруг он под напряжением.

Джек взял металлическую крышку, которую все еще держал в руках, и, двигая взад-вперед в песке ее краем, установил вертикальный барьер на пути механизма. "Пароходик", не обращая внимания на преграду, не изменил свой скорости - пару миль в час. В длину он достигал двенадцати дюймов, а его выступы, похожие на колеса с лопастями, были в ширину в два дюйма и в диаметре дюйма три.

- Вы думаете, он действительно живой, сэр? В таком-то месте?

- Я уверен. Смотри внимательней.

Существо ударилось о барьер и остановилось. Вернее, оно не продвигалось вперёд, скорость же оборотов не изменилась, будто его не беспокоило, что ведущие колеса скользили по песку, и оно оставалось на месте, так как не могло вскарабкаться на вертикальную металлическую плиту.

- Вот безмозглое создание! - заметил Нортроп, присев на корточки.- Не попятится и не объедет. Пусть оно и живое, но определенно лишено ума.

Существо, оказавшись теперь в тени, резко затормозило, закачалось и рухнуло.

- Не загораживай свет! - крикнул Джек и быстро оттолкнул своего друга; лишь только аппарат очутился в зоне освещенности, он ожил, возобновив вращение столь же энергично, как и раньше.- Меня озарила идея. Аппарат действует наподобие энергетического конвертора: поглощает солнечную энергию, никаких аккумуляторов - здесь они ему не нужны, а проведи он в тени еще пару минут, погиб бы. Правда, обычно тут тени нет.

Джек, вытянув руку, дотронулся до середины крутящейся оси. Ничего не произошло. Он повернул аппарат под прямым утлом к крышке. Существо покатилось прочь по прямой линии, совершенно довольное новым направлением. Поймав его снова, Джек воткнул щуп неглубоко в песок, прямо перед осью и внутри одного из колес с лопастями. И существо стало кружиться вокруг тонкой проволоки, казалось, не способное выбраться даже из такой простой ловушки и готовое двигаться по крошечному кругу бесконечно.

- Ты правильно отметил, Мейс, безмозглое создание! - воскликнул Джек.Какие тут мозги!

- Замечательное открытие, мальчики, замечательное! - Сэммс был в восторге.- Хочу попробовать, доберусь ли я до его сознания. Попытаетесь со мной?

- Конечно!

Сэммс, настраиваясь на низкие частоты, пробовал и пробовал. Джек с Мейсом следили за существом, которое казалось одушевленным: оно пульсировало и вибрировало, и хотя явно не принадлежало к числу высокоразумных, но обладало определенным сознанием собственного бытия, а значит, разумом, пусть крохотным и примитивным.

- Мне бы хотелось найти еще одного или двух таких существ, надо выяснить... Вы не видите кого-нибудь из них, ребята? - спросил Сэммс.

- Нет, но можем поискать, Стью! - крикнул Нортроп.

-Да?

- Погляди вокруг, хорошо? Найди еще парочку этих фонтем и пригони их сюда.

- Слушаюсь!

И через несколько секунд фонтемы прибыли.

- Вы сфотографируете их, Ланс? -Сэммс позвал старшего офицера по связи с "Чикаго".

- Конечно, сэр, всех. А кто они, впрочем? Животные, растения или минералы?

- Я не знаю. Возможно, ни то, ни другое и ни третье. Я хотел бы забрать парочку на Теллус, но опасаюсь, что они умрут, даже находясь под атомной лампой. Мы сделаем сообщение в Обществе.

Джек, освободив своего пленника, направил его к одному из вновь прибывших существ, и они не остались безучастными друг к другу. Оба отклонились, тесно прижавшись колесами. Оси загнулись навстречу одна другой, каждая под прямым углом. Вот углы соприкоснулись и оплави-лись; место сплава быстро набухло в двойной комок размером с кулак: половинки осей увеличились в два раза. Комок расщепился на четыре части: получилось четыре це-лехоньких колеса с лопастями. С места встречи двух фонтем теперь разъехались четыре, одинакового размера, по маршруту, образованному из двух взаимно перпендикулярных прямых.

- Прекрасно! - воскликнул Сэммс.-И заметьте, мальчики, метод избежать инцеста. На совершенно гладкой планете никакая пара из четверых никогда не встретится; ничтожно мал и шанс, что когда-либо встретятся их потомки в первом колене. Не буду зря тратить времени. Отвезите меня, пожалуйста, на "Чикаго", я продолжу свой путь.

- Вы, кажется, не слишком оптимистично настроены, сэр,-отважился на замечание Джек, когда NА774J приблизился к "Чикаго".

- К сожалению, нет. Я почти уверен: сигнал поступил с корабля, находившегося так далеко, что даже сверхбыстрому крейсеру не подойти к нему на обозримое расстояние... Подожди минутку, Род! - он направил Линзу на старшего Киннисона.

- Что там, Вирдж?

Сэммс быстро объяснил, сказав в заключение:

- Пошли нескольких разведчиков в район Забриски. Тогда мы запеленгуем любой корабль, направивший луч на планету с любого расстояния. Слишком много разведчиков ведь не понадобится, правда?

- Нет, но овчинка не стоит выделки.

- Почему?

- Новой информации не получим. И так ясно, что "Космические Пути" занимаются тионнтовым рэкетом. Корабль окажется чистым. Просто привезет еще одно реле.

- Пожалуй, ты прав,- Вирджил Сэммс не подавал ни малейшего признака недовольства по поводу безжалостной критики его идеи. Он пару минут все интенсивно обдумывал.- Ты прав. А что у тебя с операцией "Беннет"?

- Неплохо,- бодро ответил Киннисон.- Хоть на пару дней приезжай и посмотри сам, как обстоит дело. Поверь, такой любопытный мир, Вирдж, скоро он созреет!

- Обязательно загляну,-Сэммс, прервав связь, вызвал Дронвира.

- Если здесь что-то изменилось, то только к худшему,- лаконично доложил ригелиец.- Слабая позитивная корреляция между смертельными случаями отравления от тионита и прибытием кораблей "Космических Путей" исчезла.

Не было необходимости объяснять, почему это происходит. Противник, предчувствуя, что может быть использован статистический анализ, или из экономических соображений, ограничил свои поставки наркотика.

Дал Налтен не походил на себя, обычно уравновешенного и невозмутимого человека. Выглядел он сумрачным и несчастным; его пришлось долго убеждать рассказать хоть о каких-то результатах,

- Как тебе известно, мы послали лучших оперативников работать на межпланетных линиях,- сказал он наконец угрюмо.-Получили мало данных. Имеющиеся факты, однако, ведут к крайне абсурдным, нелепым выводам. Можно ли, например, объяснить, почему экспорт и импорт тионита между Теллусом и Марсом, Марсом и Венерой, а также Венерой и Теллусом все время точно равен друг другу?

-Что?

- То, что услышали. Вот почему мы с Кнобосом еще не готовы представить даже предварительные соображения. Затем появилась Джилл.

- Я совершенно уверена, что Морган - босс. Я разработала варианты, в которых Айзексон занимает пост капитана, но ни один не убеждает.

- Я уже созрел, чтобы принять эту точку зрения, по крайней мере, как рабочую гипотезу. Продолжай.

- Факты, на мой взгляд, таковы: Морган и его представитель Флирс обхаживают радикалов и либералов в Сенате и Белом доме, предлагая множество настоящих приманок. Комментаторы высказывают разные предположения, но у меня сомнений нет: он метит на следующих выборах в Галактический Совет.

- А вы с Дронвиром сидите сложа руки?

- Разумеется...- Джилл хихикнула, но быстро остепенилась.-Он безукоризненный работник. Разумеется, организуем и нашу собственную пропаганду. Но, к сожалению, это ничтожно мало. Послушай сам и поймешь, что я имею в виду.

В своей комнате Джилл щелкнула выключателем. На экране появилось крупное, серьезное лицо Моргана.

-- ..А кто такие линзмены? - голос Моргана зазвенел, страстная убежденность сквозила в каждом слоге.- Все они наемники правящего класса, убийцы в спину, мошенники и негодяи, ОРУДИЕ БЕЗЖАЛОСТНОЙ ВЛАСТИ. Под маской демократии они пытаются насадить самую ужасную, самую жестокую тиранию во Вселенной...- Джилл со злостью щелкнула выключателем.

- ...И многие люди клюнут на эту... эту чушь! - она почти кричала.- Если бы у них были мозги, как у... пусть даже как у той фонтемы, о которой мне рассказывал Мейс, они бы задумались, но они слушают!

- И они клюют. Ведь он опытный актер, даже больше, чем актер.

- Нам теперь ясно, что не действуют никакие призывы к разуму, никакие психологические контрмеры. Мы с Дронвиром пришли к заключению: ты должен целыми месяцами показывать себя публике.

- Может, и придется, но сейчас у меня масса неотложных дел.

ГЛАВА 12

Подлетая к Кавенде в своем черном корабле-разведчике, Вирджил Сэммс выключил атомный двигатель и включил сверхмощные детекторы. На целых пять дететов (расстояние, на котором один космический корабль способен обнаружить другой ) в каждую сторону кораблей не было. Некоторая активность наблюдалась на планете прямо по курсу, но Первого Линзмена это не беспокоило. Лишь бы только его не обнаружили. Он ожидал, что на планете задействовано множество различных датчиков, а также радары.

Он прослушал пространство в пределах одного детета, остановился и проверил снова. Все тихо. Сэммс установил скорость, которая, как он надеялся, соответствовала его намерениям, снова включил шестнадцатицилиндровый дизельный двигатель, который мог развивать скорость, во много раз превышающую при инерционном ходе. Правда, каждую минуту двигатель тратил массу кислорода, но ведь Сэммс не собирался оставаться тут надолго. Главное - с отключенными атомными двигателями корабль не регистрируется на экранах детекторов большого диапазона, обычно используемых повсюду. Поскольку скорость корабля превышала скорость света, ни электромагнитные детекторные сети, ни радары его не "видели", это как раз то, к чему Сэммс стремился.

Первый Линзмен не считался лучшим компьютерщиком системы, да и инструменты у него далеко не самые точные. Позиционные погрешности он надеялся откорректировать, но по мере приближения к Кавенде, держась в конце полета на одной линии с крохотной луной, он забеспокоился - не сделал ли ошибку при определении скорости. Замедляя ход и сбрасывая скорость, которая должна быть чуть больше скорости света, он мог допустить едва-едва заметную погрешность в одну миллисекунду, что означало смещение на двести миль.

Звякнуло реле, сила тяги упала, корабль перешел на инерционный ход. Сэммс вздохнул с облегчением: скорость не увеличилась резко и не упала, чего он боялся, стрелка замерла на середине. Он спохватился вовремя, ведь через секунду-другую корабль вышел бы из-под прикрытия массы луны и мог быть обнаружен с Кавенды. Сэммс дал команду кораблю перейти на свободный ход, включил инерцию, а затем и на полную мощность ревущий двигатель. Посадив корабль на грунт, он с радостью отметил, что поверхность спутника более шероховатая, чем на земной Луне, скалистая, с впадинами и кратерами. На таком фоне движущийся механизм засечь практически невозможно.

После серии коротких и тщательно выполненных безынерционных скачков корректируя свою скорость после каждого столкновения с грунтом,- Сэммс поместил корабль в позицию, когда огромный шар Кавенды повис прямо над его головой. С глубочайшим вздохом облегчения он, заглушив главный двигатель, включил заряженные до отказа аккумуляторы, направив детектор и "шпионские" лучи на планету. Теперь-то можно рассчитывать на богатый улов!

Судя по показаниям детекторов, на всей планете имелась лишь одна активная точка. Точно определив ее местонахождение и переведя лучи на минимальную мощность, он осторожно приблизился к ней. Стоп! Его ожидания оправдались, там находился блок "шпионских" лучей, большой, диаметром почти в две мили, а он оказался точно под ним.

Сэммс привез с собой телескоп, значительно мощнее, чем телескопический видеоэкран его разведчика. Сила гравитации на поверхности этой Луны едва достигала пятой части земной, и он без труда, выгрузив все детали прибора из корабля, установил его.

Но и телескоп не слишком выручил. От Луны, конечно, рукой подать до Кавенды, но нельзя рассчитывать на точный результат при пользовании переносной оптикой. Все-таки линзмен разглядел нечто похожее на фабрику и, напрягая зрение, выделил остроконечный объект и темную, круглую каплю, видимо, космический корабль пиратов. Твердо он был уверен в двух фактах: на Кавенде нет настоящих городов и современных космических портов, даже аэродромов.

Сэммс, размонтировав телескоп, убрал его, наладил детекторы и стал ждать. Иногда он засыпал, конечно, но любой обычный детектор при необходимости подает звуковой сигнал, когда в его поле наблюдения происходят какие-либо перемены. А Сэммс привез специально сконструированный прибор. Когда корабль с дельцами наркобизнеса стартовал, Сэммс, отметив его отлет, покинул Кавенду так же незаметно, как и приблизился к ней, и направил свой разведчик по следам пиратов.

Стратегию преследования Сэммс выработал заранее: на дизельном ходу на расстоянии чуть больше одного детета он последует за преступниками и определит их маршрут. Потом постепенно отстанет от них, затем, включив атомный привод, приблизится к их кораблю на расстояние одного-двух дететов и снова продолжит наблюдение. Такую процедуру повторит неоднократно, пока не соберет необходимые сведения.

По данным линзменов, фирма "Космические Пути" всегда пользовалась обычными лайнерами или грузовиками, а разведчик Сэммса, конечно, быстроходнее любого из таких кораблей. Пусть даже - весьма невероятное предположение! - корабль противника сверхскоростной и выигрывает в скорости, все равно он будет находиться в пределах действия его детекторов, когда приблизится к месту назначения. Но Сэммс ошибался!

Первый замер показал, что пираты находятся от него на расстоянии не двух дететов, а трех с половиной; во второй раз прибор фиксировал четыре с четвертью детета, в третий - почти пять. Хмурясь, Сэммс смотрел, как яркая прежде световая точка блекнет в темноте. Круглая капля - он ее почти разглядел на Кавенде - оказалась космическим кораблем, но не обычным, как он предполагал, а ультраскоростным. Сэммс запустил атомный двигатель и договорился с порт-адмиралом о срочной встрече на корабле "Чикаго".

- Что там впереди на этой линии? - спросил он у главного пилота супердредноута, едва корабли состыковались.

- Нам ничего не известно об этом, сэр,-ответил тот, изучив поступившие сведения.

На борту гигантского военного звездолета Сэммс вместе с Киннисоном склонились над картами.

- Скорее всего - это Эридан,- предположил Киннисон.- Хотя курс изменен. Но, решившись добираться окольными путями и потеряв лишний день, они останутся в выигрыше. А "Космические Пути" владеют всем на этой планете, главное богатейшими урановыми рудниками. Никто не станет подозревать, будто корабль летит с грузом урана. Ты не против взять Эридан под колпак?

Сэммс обдумывал несколько минут предложение Киннисона.

- Нет... не сейчас. Мы еще слишком мало знаем.

- А мне сдается, самое удобное время и подходящее место: мы кое-что выясним,- настаивал Киннисон.- Нам известно, вернее, почти известно, следующее: суперскоростной корабль, везущий груз тионита, совершил посадку на Эри-дане. Вот последняя информация, которой мы располагаем. Предлагаю оцепить планету, объявить военное положение, не впускать и не выпускать никого, пока мы не найдем нужного нам человека и не заставим его говорить!

- Ты горячишься, Род. Мы поймаем лишь несколько мелких рыбешек, а этого нам недостаточно: мы не сможем действовать открыто, пока не будем уверены в достаточной эффективности своих мероприятий.

- Все же ты не прав,- проворчал Киннисон.- Наши сведения чертовски мизерны, Вирдж!

- Да, да,- согласился Сэммс.- Из трех основных аспектов только политический полностью ясен. Мы знаем, откуда привозят тионит и где его производят. Эридан^ вероятно, следующее звено. Нам известны мелкие торговцы и несколько дельцов покрупнее. Но кто ими правит, кто у них босс или боссы? О пиратах сведений еще меньше.

- Что ты собираешься делать на Эридане?

- В настоящий момент - ничего. Но Кнобс и Дал Налтен должны переключить свое внимание с пассажирских лайнеров, принадлежащих "Космическим Путям", на корабли с ураном из Эридана, обслуживающими все три внутренние планеты. Ясно?

- Ясно. Тогда бы мы нашли прекрасное объяснение. Они танцуют уже длительное время - перегоняя те же самые упаковки с наркотиками взад и вперед столько раз, что углы ящиков уже все обтерлись. Вот бы нам добраться до верхушки. Настораживает меня Морган: неужели он Большой Босс, трудно представить его в этой роли. Горластый, жуликоватый политикан, прятавший папку с документами, компрометирующими партийных боссов или махинации властей, материалы о девочках-хористках, теккиловых шубах с Марса. Но человек, которого мы ищем, не станет заниматься такой ерундой.

- Не береди мне рану,-болезненно прореагировал Сэммс.- Но ты ведь хотел рассказать о пиратах, я весь внимание,- обратился Киннисон к Сэммсу.

- Нам не. за что зацепиться... Разве что перечень товаров, которые им, кажется, больше всего нравятся, да тот факт, что даже вооруженный эскорт порой не в состоянии гарантировать сохранность грузов. Эскорт ведь исчезает тоже. И на основании перечисленных фактов, мне кажется, мы можем кое-что предпринять. Пожалуй, следующее...

Скоростной, обтекаемый грузовик и тяжелый крейсер размеренно двигались по межзвездному пространству. Поставщик-торговец вез баснословно дорогой груз: не слитки драгоценных металлов или драгоценностей, а изделия, буквально не имеющие цены,- прецизионные ставки, уникальные оптические и электронные приборы, точнейшие часы и хронометры. На корабле находился и Первый Линзмен Вирджил Сэммс.

А на борту военного корабля летел Родерик Киннисон. Впервые в истории обычный военный крейсер украшал флаг порт-адмирала.

В пределах досягаемости детекторов этих двух кораблей в пространстве не обнаружены другие объекты, однако два линзмена знали, что они не одни. В полутора дететах от них со скоростью грузового транспорта, параллельным курсом скользили шесть громаднейших капель смолы, супердредноуты, о существовании которых не подозревали ни тел-лурийское, ни колониальные правительства, летели полусферическим строем, открытым вперед. Самые быстроходные и смертоносные корабли, какие когда-либо создавал человек,- первые плоды операции "Беннет". В экипажи супергигантов входили линзмены Костиган, Джек Киннисон, Нортроп, Дронвир с Ригеля IV, Родебуш и Кливленд. Там отсутствовали детекторы: восемь линзменов без труда постоянно поддерживали тесное общение, словно находясь в одной комнате.

- Ребята, будьте начеку! - передал спокойно Сэммс.- Через несколько световых минут мы пройдем мимо необитаемой Солнечной системы. Планеты нетеллурийского типа, приготовьтесь к любым сюрпризам. Настроиться на Кинни-сона и на вашего капитана.

Какое-то мгновение эфир на целый детет во всех направлениях был пуст. В следующий миг три интенсивных, блестящих точки вспыхнули на экране на одной линии с мертвой планетой, которая находилась заманчиво близко.

Такое развитие событий удивило всех. Ожидали встретить двух налетчиков: линкор -для нападения на эскорт и крейсер -для торговца. Пираты, став осторожней или подозрительней, послали на задание сразу три супердредноута, однако такой расклад не изменил стратегии Патруля. Сэммс принял решение, а Дронвир, Бергенхольм и Руларион с Юпитера согласились с ним: командир пиратской экспедиции находится на борту корабля, атакующего торговца.

Родерик Киннисон увидел на экране - а потом и остальные линзмены - еще шесть точек ярко-белого света.

- Джек и Мейс, будете ведущими! - послал приказ Киннисон.- Дронвир и Костиган - правый фланг. Фред и Лай-ман - левый фланг. Вперед!

Огни пиратских кораблей бешено пульсировали, заполняя эфир и субэфир плотной полосой помех, сквозь которую не пробиться ни одному сигналу бедствия. Два супердредноута против крейсера, один против грузовика. Разумеется, пираты не сомневались, что крейсер окажет яростное сопротивление, поскольку крейсеры Патруля считались мощными кораблями, готовыми к нападению и к обороне. Кроме того, экипаж для Патруля набирался из настоящих мужчин. Командир дредноута, атаковавшего грузовик, откровенно удивился: первый лучевой удар был направлен на нос корабля, дабы не повредить драгоценного груза. Однако носовая секция, включая рубку управления, не вылетела в пространство, как предполагалось, в виде сгустков и струй расплавленного и частично превращенного в пар металла. Оказалось торговец - не картонный кораблик.

Специальные экраны защищали грузовик и лично Первого Линзмена Сэммса, о чем позаботился Родерик Кин-нисон. Общая масса экранных генераторов превышала вдвое остальной груз, хотя и он не был пылинкой. Вот почему лучи корабля пиратов, штурмовавшие и бившие в упор, буквально опоясывая грузовик, не достигли цели и не могли проникнуть внутрь корабля. Вне себя от злобы нападающие пускали в ход весь имеющийся арсенал боевой техники, но единственный результат - чудовищный выброс энергии, ослепительными каскадами разлетающейся во всех направлениях от теллурийского грузовика.

На секунду капитаны других линкоров замерли от удивления. Экраны крейсера функционировали, отражая удары двух супердредноутов! Пираты попали в ловушку: шесть мощных "капель смолы", модернизированные, оснащенные современным оборудованием и техникой, обрушились на них, перекрыв все каналы связи.

Получив приказ уничтожить нападающих, четверо кораблей, прибывших от Беннета, моментально превратили в пыль оба атаковавших крейсер корабля.

Затем четверка кораблей присоединилась к своим двум космическим собратьям, преследовавшим единственный оставшийся пиратский корабль, который из последних сил старался улизнуть из переделки. Однако с шестью мощнейшими кораблями ему не справиться - их силовые лучи буквально зажали его в тиски.

Теперь стереть в порошок уцелевшего налетчика пара пустяков, но у Патруля имелись другие инструкции - получить информацию. Каждый из патрульных кораблей вонзил более десятка лучей в мерцавшие защитные экраны противника; это оказалось достаточным, чтобы полностью вывести защитную сеть из строя: пиратский корабль оказался на грани катастрофы. В дело включились игольчатые лучи, они прогрызали стофутовую дыру в пиратском корабле, нащупывая жизненно важные узлы. Теперь "шпионские" лучи проникли без помех вовнутрь, энергетические ножи отсекли все части корабля, оставив одну рубку управления, повисшую в пространстве.

Уравняв скорости корабля и рубки, линзмены, произведя швартовку, пошли на штурм! Возглавлял атаку Дронвир с Ригеля IV, за ними следовали Костиган, Нортроп, Киннисон-младший, а также взвод вооруженных и бронированных солдат космической морской пехоты.

Сэммс и двое ученых, а также Киннисон-старший не участвовали в рукопашной схватке.

Большинство пиратов, конечно, погибло во время разрушения их корабля. Еще больше было уничтожено игольчатыми лучами. Однако в рубке управления находился взвод гвардейцев, сомкнувшихся вокруг капитана и офицеров.

Пока штурмующие находились еще в космосе, силовые установки срезали переборку рубки. Силовой луч отбросил срезанную стенку в сторону, и атакующие свободно ворвались туда.

- Костиган, Нортроп, Киннисон - внимание! - послал Дронвир мысль.-У меня больше нет времени на драку. Командир пиратов умирает. Присмотрите, пожалуйста, за оставшимися, пусть они не мешают мне, пока я займусь им.

Дронвир настроил свой мозг на мозг капитана пиратов, который, хоть и находился при смерти, яростно сопротивлялся. Но ригелийцу помогали два самых сильных разума Земли - Гранитный Родерик Киннисон, с его напористостью, несокрушимой волей и неукротимой убежденностью, и Вирджил Сэммс, Первый Линзмен.

- ГОВОРИ! - потребовал сконцентрированный тройной разум, противостоять которому пират не мог.-ОТКУДА ВЫ ПРИЛЕТЕЛИ? Сопротивление бесполезно. Мы Галактический Патруль. ГОВОРИ! НАЗОВИ СВОИХ БОССОВ! ГОВОРИ! ГОВОРИ! ГОВОРИ!

Последовал ответ, туманный и не содержавший имен и даже намека на точные пространственные координаты покоренной планеты, похожей на планету Беннет, принадлежащую Патрулю.

Вот расплывчатые образы двух человек: один из них Мургатройд, шеф пиратов, не знакомый ни Киинисону, ни Сэммсу, и за ним главный образ - БОЛЬШОГО ДЖИМА ТАУНА.

ГЛАВА 13

- Теперь о Мургатройде,- в своем офисе в Холме Родерик Киннисон беседовал с Первым Линзменом.- Что с ним делать?

- Мургатройд. Хм... м... м,-Сэммс медленно выпускал струйку дыма, наблюдая, как она исчезает в воздухе.- Ах да. Мургатройд. Мое предложение: в настоящий момент оставить его в покое.

- О'кэй,- ответил Киннисон.- Объясни почему?

- Он - не ключевая фигура. Даже если мы разыщем его... Кстати, смогут ли его отыскать наши агенты?

- У наших агентов такой же шанс сделать это, как и у агентов противников разузнать о трюке с заменой Сэммса на Олмстеда или о нашей планете Беннет. Нулевой.

- Верно. И даже если бы мы отыскали его и обнаружили секретную базу, которая, несомненно, надежно спрятана, как и наша, мы все равно не предпримем решительных действий. Нам известен гораздо более важный факт - Таун действительно стоит над Мургатройдом.

- Я это понял. Теперь-то почти вырисовывается схема их организации.

- Не сказал бы, что почти,- Сэммс улыбнулся довольно уныло.- Масса неразрешенных вопросов. Например, кто такой Айзексон? Десятки раз я прикидывал, но не хватает информации. Неточная схема, как ты понимаешь, опаснее, чем вообще никакая. Позиция нашего друга Джеймса Ф. Тауна не ясна. Он действительно важная птица среди пиратов, да и в политике тоже. Факт поистине удивительный.

- Один приятный момент налицо-нам не нужно охотиться за ним. Ты ведь уже анализировал его действия.

- Да. Но новые сведения о нем проясняют его поведение, подкрепляя нашу рабочую гипотезу о том, что Аизексон глава наркосиндиката. Вице-президент, ответственный за наркотики.

- Это новость для меня. Почему вы так решили?

- Сейчас не приходится сомневаться, что во главе синдиката стоит Морган, являющийся довольно долгое-время настоящим боссом теневой торговли в Северной Америке; президент Витерспун находится у него под пятой, вероятно, выполняет его распоряжения.

- Босс Джим Таун тоже в верхнем эшелоне- не исключено, что он главнокомандующий вооруженными силами.

- Что ж, похоже на правду. Вот, Вирдж, тебе и схема: Его Всемогущество Морган, секретарь по военным делам Таун и секретарь по наркотикам Айзексон. Очень мило. Это делает операцию "Матиз" еще более сложной и опасной, чем мы считали прежде. Главная задача формулируется очень просто: надо убедить суверенные государства Земли, в частности, на Северо-Американском континенте, доверить Галактическому Патрулю огромную власть и полномочия.

- Достаточно логично, Вирдж. Имеется множество прецедентов. Уже давно, еще до космической эры, когда только что начали использовать атомную энергию, единственными наркотическими веществами, с которыми приходилось бороться, были кокаин, морфий, героин и другие чисто теллурийские продукты. Я читал об этом позавчера.

Киннисон повернулся, взял книгу с полки и перелистал страницы.

- Россия была в то время самым "трудным" ребенком в мире, она установила то, что называли "железным занавесом" - отказалась играть с соседскими детьми, собрала свои игрушки и пошла домой. Но вот - вот это... первоисточник неизвестен - некоторые ссылки указывают на доклад некоего человека по фамилии Гувер, где-то в конце сороковых - в начале пятидесятых, по грегорианскому календарю. Слушай!

- Подписано соглашение о всемирном наркотическом контроле пятидесятью двумя нациями, включая СССР и его государства-сателлиты. Это было единственное международное соглашение, в отношении которого коммунистические страны не ограничились устными заверениями. Все подписавшие протокол нации обязывались отменить национальные суверенитеты в пяти в высшей степени значительных вопросах, а именно:

- обеспечить агентам "Наркотического контроля" из всех подписавших соглашение стран свободный, секретный и нерегистрируемый въезд в страну, проезд по ней без ограничений и выезд из нее.

- всецело сотрудничать в любой из программ "Наркотического контроля", осуществляемых в любой из подписавших соглашение стран;

- при соответствующих обстоятельствах хранить в полном секрете информацию, касающуюся операций "Наркотического контроля";

- полностью и постоянно информировать Центральное ведомство по наркотическому контролю о действиях, упомянутых выше.

- И очевидно, Вирджил, соглашение работало даже в те времена. Разумеется, мы сможем обеспечить работу Патруля сегодня.

- Ты рассуждаешь так, словно ситуации сопоставимы. Ведь всем странам придется распрощаться практически с большей частью национального суверенитета, менять мышление, становясь единицами галактической цивилизации. Галактический Патруль будет высшей и единственной властью в межсистемных связях.

- Какова программа! - и Киннисон задумался на несколько минут.- Готов биться о заклад - ты сможешь ее осуществить.

- Теперь об Эридане.- Сэммс тут же перескочил на следующую тему.- Давай посмотрим, известно ли нам что-нибудь еще.

Доклад Кнобоса и Дала Налтена сжат и точен. Ученые обнаружили корабли с ураном, принадлежащие фирме "Космические Пути", которые, без всяких сомнений, перебрасывают тионит с Эридана на планеты Солнечной системы. Специальные "шпионские" лучи оказались бесполезны, и они рассматривали вопрос о целесообразности исследования Эридана собственными силами, но потом отказались от проекта. Эридан находится под властью "Ураниум Ин-корпорейтед", его население состоит из теллурийцев-землян. Ни Дал Налтен, ни Кнобос не смогут замаскироваться настолько, чтобы там работать - их тотчас поймают и расстреляют.

- Спасибо, ребята,-поблагодарил Сэммс, когда закончили краткий доклад. Затем, обращаясь к Киннисону, добавил: - Дело за Конвеем Костиганом. И Джеком? Или Мей-соном? Или обоими?

- Обоими,- решил Киннисон,- надо бы прикомандировать к ним одного помощника."

- Интересно, что с моей дочерью? Я немного беспокоюсь за нее, Род. Она слишком много на себя берет, не по ее силенкам. И сейчас она позарилась на лакомый кусочек, боюсь, не проглотит, поперхнется. Узнавая ближе Моргана, я все меньше разделяю ее-идею сотрудничать с Геркимером Геркимером Третьим. Я неоднократно говорил ей, приводя веские доводы, да без толку, разумеется.

- Понимаю. Единственный способ укреплять зубы - это кусать ими. Тебе довелось испробовать данный способ, мне тоже. Пусть наши детки попробуют. А теперь о Геркимере Третьем...-Он подумал мгновение, затем сказал: - Брось. Ведь она выполняет задание, которое только ей и по зубам. С Линзой у тебя есть возможность наблюдать за ней, не говорю уже о Мейсоне Нортропе, а он настоящий парень... Не думай, будто ей что-то угрожает.

- Я тоже не вижу особой опасности,- признался Сэммс, но лицо его оставалось озабоченным. Он нашел дочь с помощью Линзы: она на приеме и танцует, причем, к его сожалению, с первым секретарем сенатора Моргана.

- Привет, па! - она весело приветствовала его. На лице не дрогнул ни единый мускул, она по-прежнему кокетливо смотрела на своего партнера.- Имею честь доложить тебе: я использую все способы обольщения.

- Ты прислушалась к моим советам?

- О, конечно,- заверила она.- Я собрала целые стопки данных. Но я еще не приступила основательно к анализу. Пока только игра, и мы оба играем в строгом соответствии с правилами.

- Это хорошо. Держись так и дальше, моя милая.

Сэммс отключился, а его дочь вплотную занялась красавцем секретарем.

Вечеринка продолжалась. Мисс Сэммс танцевала без передышки, поочередно с той или иной из присутствующих знаменитостей, но чаще всего с Геркимером Геркимером Третьим.

- Выпьешь? - спросил он.- Малость. Холодненького?

- Чуть-чуть, и очень холодненького,- с удовольствием согласилась она.

Держа бокал в руке, Геркимер указал на ближайшую дверь.

- Я прослышал, наш хозяин приобрел старинную бронзовую вещицу- Нептуна. Не желаешь взглянуть?

- Хочу, разумеется,- ответила Джилл.

Проходя через затемненный коридор, кавалер шепнул:

- Тут есть действительно то, на что стоит посмотреть, Джилл. Гляди.

Она взглянула. Молодая женщина ее роста и сложения, с такими же ярко-рыжими волосами, причесанными, как у нее, такая же до мельчайших деталей одежда и украшения, с бокалом в руке, скользнула в бальный зал.

Джилл хотела возмутиться, но не смогла: в краткий миг луч Р-пистолета прошелся по ее позвоночнику, от бедер до шеи. Она не упала - заряд был очень слабым. Джилл не могла ни сопротивляться, ни крикнуть. И конечно, она знала почему.

Невианские паралитические пистолеты запрещены законом, как, впрочем, и газ Ви-Два. Тем не менее он это сделал.

В мгновение ока появилась женщина, одетая в шуршащий и ослепительно белый халат и державшая плащ с капюшоном, а Геркимер нацепил бороду и тяжелые роговые очки. Спустя мгновение Вирджилия Сэммс почувствовала себя совершенно беспомощной и абсолютно неузнаваемой. Она неловко ковыляла, поддерживаемая деловитым доктором и заботливой сестрой милосердия.

- Вам еще потребуется моя помощь, доктор Мюррей? Женщина заботливо и умело усадила пациентку на заднее сиденье автомобиля.

- Нет, благодарю вас, мисс Чайлдс,- Джилл поняла: беседа затеяна для отвода глаз -для привратника и шофера, если их потом будут опрашивать.-Состояние миссис Гарман... э... Ничего особенно серьезного.

Автомобиль выехал на улицу, и Джилл впервые в жизни по-настоящему испугалась, борясь с захлестнувшей ее волной панического страха. Капюшон съехал на глаза - Джилл будто ослепла. Она не могла пошевелить ни единым мускулом. Тем не менее она поняла, что машина проехала несколько кварталов как ей показалось, шесть,- на запад от Болтон-стрит, потом свернула налево.

Почему никто не направляет на нее Линзу? Отец отключен от связи до завтрашнего дня, конечно, Киннисоны и Спуд не осмеливались сами на такой шаг, только после непосредственного ее приглашения. Вдруг Мейс перед сном решится связаться с ней? Сейчас уже время, когда он ложится, правда, вчера она разговаривала с ним довольно язвительно, потому что в это время читала интересную книжку. Пусть он вспомнит о ней...

-Мейс! Мейс! МЕЙС!

И Мейс отозвался.

Глубоко под Холмом Родерик Киннисон метал громы и молнии - ведь он физически не мог быстро выбраться из-под своей горы. А в Нью-Йоркском космопорту Мейсон Нортроп и Джек Киннисон стремглав устремились на помощь.

- Где ты, Джилл? - спросил Нортроп.- В каком автомобиле?

- Совсем недалеко от Стенхоупского кольца,- после общения со своими друзьями Джилл вернулось ее обычное спокойствие и уравновешенность.-В пределах восьми или десяти блоков, я уверена. Черный "седан-уилфорд", последняя модель года. Увидеть номер не удалось.

- Ну уж помогла ты нам! - в бешенстве кричал Джек-Радиус в десять кварталов - черт-те какая территория, а добрая половина машин в городе -черные "седаны-уил-форды".

- Заткнись, Джек! Давай, Джилл, продолжай сообщать малейшие подробности, все пригодится.

- Я следила за поворотами и за дорогой. Наверняка это Стенхоупское кольцо. Не знаю, сколько мы проехали по кольцу и куда направились после, но движение здесь слабое, а тут и вообще нет. Вы догадываетесь, что сейчас последует.

Джилл и остальные линзмены знали - Геркимер остановился у обочины. Он вышел из автомобиля, неся парализованное тело девушки, капюшон сдвинулся, чуть приоткрыв ее глаз. Боже! Она разглядела еще один автомобиль - ярко-желтый "конвертибль" стоял на другой стороне улицы, на полквартала впереди. И еще прочитала надпись: НА ЭТОЙ СТОРОНЕ СТОЯНКА ЗАПРЕЩЕНА С 7 ДО 10 ЧАСОВ. Здание, куда они направлялись, выше трех этажей, номер на нем -один, четыре - только бы он приподнял ее чуть повыше, тогда бы она разглядела остальные цифры один-четыре-семь-девять!

- Бульвар Раштон, Мейс?

- Возможно. Дом с номером четырнадцать семьдесят девять расположен на стороне, где движение вниз. Скорей!

Геркимер вошел в здание; два человека в масках заперли дверь за ними, блокировав ее.

- Держите дверь запертой! - распорядился Геркимер.- Вы знаете, что делать, пока я не вернусь.

В лифт и наверх. Через массивную двойную дверь в помещение, где из мебели выделялся тяжелый стальной стул, привинченный к полу. Два человека в масках встали за ним.

К Джилл медленно возвращались силы. Капюшон сняли. Ее лодыжки крепко привязали к передним ножкам стула. Геркимер четырежды обвязал веревку вокруг ее тела и спинки стула, завязав морской узел. Затем, все еще сохраняя молчание, он отступил назад и закурил сигарету. Последние следы паралича исчезли, но любые действия девушки были блокированы.

- Положи на нее двойной груз,- приказал Геркимер,- но смотри, не сломай ей ничего на данном этапе. Еще успеем.

Джилл, до сих пор пребывавшая в бешенстве и ярости, а к в страхе, стиснула зубы, чтобы не закричать, когда давле-ние на ее позвоночник усилилось. Она не могла шевельнуться и облегчить боль, лишь скрежетала зубами и сверкала глазами. Теперь-то она начала понимать, в какую историю влипла. Геркимер Геркимер Третий оказался настоящим чудовищем, такой тип никогда не встречался в ее жизни.

Он, спокойно шагнув вперед, сжал складки платья в кулак и дернул. Платье с вырезом на спине и без пояса разорвалось. Он, прижав сигарету к телу Джилл, подержал ее - послышалось шипение и разнесся слабый запах горелого мяса, когда горящий кончик коснулся чистой, белой кожи под левой подмышкой. Джилл, дернувшись, отчаянно завизжала, но ее мучитель остался безучастным.

- Теперь ты не сомневаешься в том, на что я способен. Мне надоело увиваться вокруг тебя. Я хочу знать две вещи: всю информацию о Линзе исходные данные о ней, ее функциональные особенности, естественно, кроме тех, о которых заявлено публично. Второе, что случилось на приеме у Посла. Начинай говорить побыстрей, иначе будет больно.

- Тебе не уйти отсюда с моей информацией, Геркимер,- Джилл прилагала отчаянные усилия успокоиться, взять себя в руки, справиться со своими расходившимися нервами.- Меня хватятся, проследят...

Она замолкла, глотнув воздух. Разве вправе она сказать ему о непрерывном общении с линзменами, поверив, он сразу же убьет ее. Джилл моментально переключилась на другую тему.

- Мой двойник не совершенен, трудно водить за нос тех, кто хорошо меня знает.

- А этого и не требуется,-мужчина язвительно осклабился.- Никто из твоих хороших знакомых не подойдет к женщине близко и, значит, не заметит различие. Все, Джилл, планировалось тщательно. У тебя сейчас нет ни единого шанса, пропадешь, как клочок бумаги в огне.

- Джилл! - ворвалась в сознание мысль Джека Киннисо-на.- Ты не на Раштоне, дом четырнадцать семьдесят девять двухэтажный. Какая может быть еще улица?

- Я не знаю...

- Проклятье! Попробуем найти кого-нибудь, кто знает этот район.- Спуд, лови такси на кольце, а я свяжусь по Линзе с Паркером...

Мысль Джека оборвалась - он настроился на местного линзмена.

Сердце у Джилл упало: почти определенно, линзмены не найдут ее вовремя.

- О, перестаньте! ПЕРЕСТАНЬТЕ! - невыносимая боль чуть ослабла. Она смотрела, словно зачарованная ужасом: вот второй пылающий огонек приближается к ее оголенному телу.- Даже если я заговорю, вы меня, все равно убьете. Вы не выпустите меня отсюда.

- Убить тебя, моя крошка? Нет, если, конечно, поведешь себя хорошо. У нас столько планет, о которых Патруль и слухом не слыхивал, а ты пока еще можешь на какое-то время заинтересовать мужчину, если действительно постараешься. Попроси хорошенько, я выполню обещания. Убивать тебя постепенно доставит мне удовольствие, как, впрочем, и от кое-чего другого. Разнообразные штучки - ты уже испытала одну,- еще немножко погорячее сюда и сюда. Кричи, сколько тебе угодно: мне нравится, а комната звуконепроницаемая. Еще повыше на полдюйма... еще... плавно... вниз. У нас есть полчаса.- Геркимер знал, что на живую, восприимчивую девушку с богатым воображением его слова окажут воздействие, подобное самым жестоким пыткам.-Затем займемся ногтями на руках и ногах, прикладывая горящие лучины, покрытые двойной дозой сигнального пороха. Затем на очереди твои глаза, нет, я их оставлю пока -лучше посмотри на парочку червей-сверлильщиков с Венеры, обрабатывающих твои ноги, и на марсианского бурильщика, отплясывающего на твоем голеньком животике.

Больно схватив девушку за волосы левой рукой, он откинул ее голову назад, затем рванул вниз, почти до прикованных рук. Его правая рука с каким-то предметом приблизилась к ее горлу.

- Будешь говорить или нет, твое дело,- голос звучал бездушно и холодно, как смерть.-Но учти, говори только правду. Дважды не солжешь. Считаю до десяти. Раз.

Джилл издала горловой звук, она задыхалась, и он немного приподнял ее голову.

- Можешь сейчас говорить?

-Да.

-Два.

Беспомощная, неподвижная, скованная ужасом, она даже не представляла, что такое может присниться в кошмарном сне. Джилл, потрясенная и в нервном шоке, оставалась на грани безумия. Она ухитрилась пересохшим языком облизать бескровные губы.

- Говори с ним, Джилл! - мысль Нортропа вонзилась в ее мозг. Ее поклонник неистовствовал, не стыдясь своих чувств, переживая ее физические и душевные страдания.- В девятнадцатый раз повторяю - говори с ним! Мы уже нашли дом Хэнкок-авеню,- мы войдем через две минуты!

- Да, Джилл, не упрямься, как ослиха, разговаривай с ним! - Мысль Джека Киннисона сверлила ее разум. Девушка не ощущала отвращения к его прикосновению: здесь отсутствовала любовь, лишь товарищество по оружию.-Говори правду, чертовка! - Снова настойчиво зазвучала в ней мысль Джека.- Это не имеет значения - ему все равно долго не жить, никому не успеет рассказать.

- Но я не могу, не буду! - бушевала Джилл.- Зачем, Киннисон тогда."

- Джилл! - мысль Сэммса пыталась пробиться в ее разум.- Никакого вреда! Начинай говорить, или я шлепну тебя по твоей розовой попке!

Потом они посмеются над неосуществимостью такой угрозы, но тогда она сделала свое дело.

- Девять,-Геркимер по-волчьи оскалился со сладострастием садиста.

- Остановись, я скажу! - завизжала Джилл.- Убери прочь эту гадость, я буду говорить!

Она разразилась неистовыми рыданиями.

- Спокойно,- Геркимер сунул какой-то предмет в карман, затем влепил ей пощечину - отпечатки его пальцев оставили красный след на ее белой, как мел, щеке.-Не верещи. Я еще и не начинал работать над тобой. Давай насчет Линзы.

Она дважды сглотнула, прежде чем смогла начать говорить.

- Она с...- всхлипнула девушка,- с Эрайзии. Я сама не слишком сведуща, но из того, что мне говорили ребята, Линза...

С наружной стороны здания три черных силуэта стремительно спускались вниз. Нортроп и Киннисон-млад-ший остановились на уровне шестого этажа. Костиган направился дальше обезвредить охрану.

- Пули, а не лучи,-напомнил ирландец своим товарищам.- Мы должны очистить место, не наследив, поэтому постарайтесь по возможности не портить имущество.

Два бандита, стоявшие позади стального стула, упал" первыми, затем Джек послал пулю в лоб Геркимеру. Нортроп, не удовлетворенный таким концом, перевел рычаг на полный автоматический режим, и десяток пуль пробили падающее тело, прежде чем оно рухнуло на пол.

Еще мгновение - и девушка свободна.

- Джилл!

- Мейс!

Они стояли, прижавшись друг к другу. Трудно поверить, но это был их первый поцелуй и, ясное дело, не последний.

Джек, побагровев от ярости, подобрал плащ и швырнул его в забывшую все на свете парочку.

- Закутайся! - зашипел он.-Лучшие люди во Вселенной находятся в полной боевой готовности к вылету,- каждую секунду может произойти заварушка. Мейс! Очнись! Они и так всегда взбудоражены, видя, как она шастает полуголая, а если им посчастливится увидеть ее в такой позе, особенно с тобой,- гарантирую, предохранители перегорят! Тебе влепят миллион затрещин и семьсот лет тюрьмы. Пока! Увидимся в Космопорту.

Джек Киннисон, рванувшись к ближайшему окну, в бешенстве распахнул его и нырнул головой в проем.

ГЛАВА 14

Контора по найму рабочей силы, в которой персонал насчитывал сотни тысяч,-это бойкое место: ее филиалы разбросаны по всему Теллусу, а условия работы настолько близки к идеальным, насколько это вообще возможно. Это и понятно, фирма связана с колониями, где условия труда почти такие, как рабство. Поэтому вербовка рабочих является проблемой номер один. Объявления: "Требуются рабочие фирме "Ураниум Инкорпорейтед" - покрыли всю планету Земля. Двенадцать часов ежедневно в течение всех семи дней каждую неделю филиалы конторы по найму "Ураниум" полны народу, в основном отбросами человеческого общества.

Бывали, разумеется, и исключения. Вот один мужчина, пробившись сквозь пеструю толпу, просунул карточку в окошко с надписью "Информация". Здоровенный парень ростом в шесть футов, он из-за ста девяноста фунтов веса выглядел неуклюжим, а выражение его лица было угрюмым.

- К Биркенфельду, по целевому назначению,- буркнул он в окошко приятным басом.

Хладнокровная, ловкая блондинка манипулировала клавишами: "Мистер Джордж ВДжонс, сэр, по целевому назначению..."

- Благодарю вас,- и мистера Джонса сопроводили в контору Биркенфельда.

- Садитесь, пожалуйста, вот стул, мистер... э-э... Джонс.

- Так вы меня знаете?

- Да. Нечасто бывает, что человек с вашим образованием, квалификацией и явными способностями приходит к нам в поисках работы по собственной инициативе, и весьма основательная проверка в этом случае просто необходима.

- Тогда для чего я приехал сюда? - спросил посетитель агрессивно.- Вы могли бы выслать мне отказ по почте. Я привык к такому приему, с тех пор как освободился.

- Мы, работающие на периферии Цивилизации, не позволяем себе судить о человеке по его прошлому, если оно не исключает возможности полезно трудиться в будущем. В ряде случаев, аналогичных вашему, мы весьма заинтересованы в устройстве на работу и в сотрудничестве.

Чиновник внимательно изучал посетителя.

Конвей Костиган всегда избегал попадать в центр внимания, стать незаметным среди остальных - вот его образ жизни. Даже на приеме у Посла он ухитрился остаться в тени. Никто, кроме линзменов, а также Клио и Джилл, не знали, что у него есть Линза, а линзмены не болтали. Он был на сто процентов уверен, что Биркенфельд не простой чиновник, но не сомневался, что чиновники из "Ураниума", проверявшие документы, не нашли каких-либо компрометирующих его данных.

- Правда? - Джонс повеселел.- Я хочу получить шанс. Я начну с самого низа, готов улететь далеко от Теллуса, как вы скажете.

- Мы объясняем в рекламе, и это соответствует действительности,возможности на Эридане неограниченные.- Биркенфельд осторожно выбирал слова.-В вашем случае только от вас зависит: получите ли вы абсолютно все или ничего.

- Понимаю,-насторожился Джонс.-Повторения ошибок не предвидится.

- У вас все будет в порядке,-чиновник утвердительно кивнул.- Тем не менее я должен уточнить наши взаимоотношения. Если ваша жизненная ошибка,- скажем так, случайна,- вы, работая у нас, далеко пойдете. Если же вы сейчас ведете фальшивую игру, то долго не продержитесь и получите по заслугам.

- Что ж, достаточно откровенно.

- Ваша готовность начать с нуля похвальна. Уже доказано: те, кто проходит все ступеньки - снизу вверх,- становятся отличными исполнителями в нашей службе, по крайней мере. С чего вы готовы начать?

- А каков выбор?

- Забойщик, я полагаю,-достаточно низкая ступень работы, судя по вашему телосложению и физической силе подойдет вам.

- Забойщик?

- Тот, кто добывает руду в руднике. Все начинают с такой профессии, и для вас не будет исключения.

- Разумеется.

- Отнесите документы мистеру Калкинсу, комната шесть тысяч двести семнадцать. Он направит вас на комиссию, где вы пройдете необходимые формальности.

И в этот вечер в полутемных меблированных комнатах мистер Джордж Вашингтон Джонс после детальной проверки Специальной службой протянул свою широкую и немного грязную ладонь в экранированное вместилище в своем набитом всяким барахлом чемоданчике и прикос-/ нулся к Линзе.

- Клио? - образ миловидной матери его чудесных детишек возник в сознании Костигана.- Все сделано, моя сладкая, совершенно никаких подозрений. Прерываю связь, пока, Клио.

- Не унывай, Спуд, дорогой, будь осторожен,- ее голос звучал бодро, но за напускным оптимизмом прорывалась огромная тревога.- О, как бы я хотела быть там с тобой!

- Я бы тоже, милая,- их соединенное сознание перескочило в прошлое, в красную невийскую тьму, где они трудились вместе на огромной, покрытой водой Невии. Однако сейчас об этом не приходилось и мечтать.

- Со мной поддерживают связь ребята, они-то и сообщат тебе о моих делах.

Джордж Вашингтон Джонс отправился на Эридан простым рабочим-забойщиком. Он опустился в шахту в клети-шахтном подъемнике -примерно на четыре тысячи восемьсот футов. Проехав на рудовозе по горизонтальному штреку около восьми миль, он очутился в ярко освещенной пещере, именовавшейся станцией "Двенадцатого" и более глубоких горизонтов. Ему выделили койку, на которой он проспит следующие пятнадцать ночей. "Пятнадцать суток внизу и три наверху" говорилось в стандартном контракте.

Он прошел четыреста ярдов и стал медленно пробираться вверх по лазу - в некоторых местах едва шире его плеч - к горизонту в трехстах футах выше. Добравшись до цели, он представился горному мастеру, его непосредственному боссу, и нагнулся к скреперу, напоминавшему совок. Он уже разбирался в руде глянцевый, металлический смоляно-черный блеск уранинита, или смоляной обманки; желтый - отунита и карнотита, меняющаяся и обманчивая зелень то-бернита. Все ценное Джонс отбирал из скрепера, складывая в желоба для добытой породы: небольшое количество пустой породы шло в отвал.

Через несколько дней он привык к работе, и приноровился дышать странно безжизненным, сухим, сжатым воздухом. И уже через несколько дней на его зычный крик: "Ничего вниз!" - он получил в ответ: "Вот тебе!" - и горсть мелких камешков. Он понял, что выдержал неписаные и неофициальные испытания! Теперь принят в братство настоящих трудяг.

Джонс решил менять свою роль человека-невидимки и в первый же день пребывания "наверху" присоединился к своим товарищам, отправившись в один из самых злачных и шумных кабаков Данаполиса. Мужчин, разумеется, встретила стая хихикающих, верещащих, ярко размалеванных и сильно надушенных дам, и тут поведение Джонса стало весьма нетрадиционным.

- Купите мне бутылочку, мистер! А как насчет танца?

- Иди своей дорогой, сестричка,- он отодвинул назойливую деву в сторону.Я уже накувыркался внизу, да у тебя и нет той штучки, которая мне нравится.

Явно не замечая, что девица обменялась многозначительными взглядами с парой крепких типов, именуемых "вышибалами", забойщик прошествовал к длинному бару с пестреющими этикетками бутылок.

- Дай-ка мне пузырек ананасной шипучки,- заказал он грубо,- и пачку теллурийских сигарет "Саншайн".

- Шип-п-учки?..- от удивления бармен едва смог выговорить это слово.

Вышибалы были проворными, но Костиган проворней. Жесткий удар коленом угодил одному под ложечку, железный локоть ударил другого в челюсть так сильно, что чуть не сломал шею. Бармен начал размахивать увесистым ломиком и тут же обнаружил, что летит по воздуху на столик. Люди, столик и бутылки с грохотом рухнули на пол.

- Я сам выбираю себе компанию и пью, что мне хочется, черт побери,-объявил Джонс.-Этих сопляков никто не трогал; и я вот что скажу...-его жесткие глаза злобно обшарили помещение,- я сейчас в плохом настроении, и тех, что будут катить на меня бочки, я спроважу на ремонт, а может, и в морг. Ясно?

Разумеется, это было уж слишком. Дюжина отпетых головорезов вскочила, чтобы проучить зарвавшегося наглеца, который поставил под сомнение честь мужского населения всего Эридана. Затем, пока шесть или семь служащих бара яростно дули в полицейские свистки, последовал шквал действий, слишком бурный, чтобы глаз смог разобраться в последовательности событий. Конвей Костиган, один из самых быстрых людей, чьи руки и ноги не имели себе равных в Патруле, старался остаться в живых, и ему это все-таки удалось.

- Какого дьявола, что здесь за бардак? - закричал хор хриплых, властных голосов, и шестнадцать полицейских- Джон-закон не ездит в одиночку в этот район, а только повзводно,-размахивая дубинками, наконец вытащили Джорджа Вашингтона Джонса с самого низа кучи. У него наличествовали разные ссадины и синяки, но ни одна кость не была сломана и шкура практически уцелела.

Поскольку его версия происшедшего не только не совпадала, но и сильно отличалась в весьма существенных деталях от показаний нескольких свидетелей, не принимавших участия в потасовке, он провел остаток своих выходных дней за решеткой: ход событий, который вполне его устраивал.

Время шло; быстро последовали должности: старший забойщик, горный мастер, старший горный мастер, и затем - какой скачок вверх! - начальник смены. За это время он попадал в разные, порой очень странные ситуации, но Джонс понимал, что все здесь не так просто, к нему присматриваются...

Вдруг случилась беда. Громкоговорители отрывисто заорали: "Взрыв! Обвал! Вода! Газ! Радиация! Пар!" - и замолкли - короткое замыкание. И не было возможности понять, какая из этих бед случилась на самом деле.

Напряжение света упало, свет погас. Шипение воздуха, подающегося из золотников,- шум, который из-за своего постоянного, неизменного и универсального присутствия вскоре переставал замечаться - стал различим, так как резко изменились интенсивность и тон. Спустя секунду раздался грохот, сопровождаемый треском рушившегося крепежа и резким, незабываемым скрипом гнущейся и ломающейся стали. Обезумевшие люди, как обычно бывает в таких ситуациях, орали, ругались, бежали в кромешной тьме к подъемнику.

Начальник смены Джонс за несколько секунд подвесил свою аварийную лампу, питавшуюся от батареек, и за три-четыре секунды, прибегнув к помощи обоих кулаков, ног и двух шлангов, восстановил порядок. Всего четыре человека мертвы, не так уж и плохо, учитывая обстановку.

- Всем наверх! Под отвесную стенку! - отрывисто приказал он.-Она-то не упадет, это настоящий монолит. Теперь, орлы, у кого при себе аварийные комплекты, наденьте маски. Те, кто их не имеет, оставайтесь здесь - надеюсь, что некоторое время вы в безопасности.

Он убавил свой свет. Затих скрежет массивных стальных конструкций ломавшегося крепежа.

- Этот лаз можно расчистить. Я погляжу. Райт, у тебя голова на месте?

- Думаю, да.

- Будешь за старшего. Я спущусь в штрек. Если там можно пройти, просигналю фонариком. Посылай тех, кто в масках, вниз, по одному. Выбивай мозги из любого, кто сеет панику.

Джонс, направляясь вниз по лазу, обнаружил проход и просигналил. Затем, отдав краткие приказания, он повел людей по темному и затихшему штреку к "станции".

По дороге отряд разобрал несколько завалов.

Станция тоже оказалась тихой и темной. Джонс, направив свою лампу на каске на аварийный щит, разбил стекло и нажал на кнопки. Загорелся свет. Сигналы тревоги замигали, завыли и зазвенели. Роторный воздушный насос издавал снова приглушенное жужжание. Но водяной насос, содрогаясь и воя, грозил в любую секунду выйти из строя. Джонс не мог справиться с ним.

Сама станция, обшитая сверхпрочной сталью, оснащенная стальными опорами, осталась неповрежденной, но персонал погиб. Четыре мужчины и женщина - сестра милосердия - застыли в разных позах на своих постах.

Дым, клубами вырывавшийся из главного штрека, с каждой минутой становился все гуще. Джонс ткнул в другую кнопку; щит из асбеста, тунгстена и огнеупорного стекла толщиной в целый фут плотно опустился поперек туннеля.

Дым рассеялся, мигание сигнальных огней прекратилось, звуковые сигналы смолкли. Джонс снял маску, нашел переговорное устройство и щелкнул тумблером. Он называл и называл имена по списку,- никто, кроме одного, не ответил.

- Райт и еще пятеро,- Джонс выбрал пятерых горняков, способных трезво мыслить,-возьмите пистолеты. Стреляйте, если потребуется. Пусть проходчики прочистят штрек настолько, чтобы можно было пройти. Ты найдешь горного мастера, у него девятнадцать человек наверху, в шестидесятом забое. Их подъем блокирован. У них уже снова есть свет, работают двигатели и воздух хороший, но расчистка подъемника идет медленно. Райт, ты бросишь снизу в подъемный ствол заряд. Вы, остальные, отправляйтесь назад в штрек расчищать канализационную скважину. Проверьте все забои и выработки, всех, кого найдете в живых, направляйте ко мне...

- А какой толк! - завизжал кто-то.-Мы все равно уже покойники - я хочу пить и...

- Заткнись, осел! - послышался глухой удар кулака, и вопль затих.- Воды много - цистерны полны этим добром.- Седой горняк повернулся к самозваному боссу и мотнул головой в сторону работавшего насоса.- Скоро будет ее слишком много, не так ли?

- Не будем гадать - за работу! Оставшись один, Джонс схватил микрофон:

- Эй, кто-нибудь, наверху,- сказал он хрипло.

- О, на "Двенадцатой" кто-то еще жив! - заверещал женский голос.-Мистер Кленси! Мистер Эдварде! Там кто-то жив!

- К дьяволу Кленси, и Эдвардса туда же. Дай мне главного инженера или главного геолога,-рявкнул Джонс.-И побыстрей!

- "Двенадцатая" станция,- говорит Кленси,- если управляющий рудником Кленси и слышал резкие слова Джонса, то он их проигнорировал.- Стенли и Эмерсон будут через минуту. А пока скажите, кто у телефона? Я не могу узнать ваш голос.

- Джонс. Начальник смены, забой пятьдесят девятый. Пришлось немного повозиться, пока добрались до станции.

- Что? Где Пеннойер? Рили?

- Все покойники.

- А где были вы?

- Наверху, в забое. Объясните, что произошло?

- Сорвалась вагонетка, а затем взорвался легкодетонирующий заряд, прямо на станции "семь". Это у главного ствола. Главный ствол разрушен'выше седьмого горизонта, аварийные стволы номер один на шестом, номер два на седьмом горизонтах Вот и главный инженер Стенли.

Управляющий отошел от микрофона.

- Я хотел бы знать,- начал Джонс,- почему чертов водяной насос перегружен?

- Насос качает со слишком большой глубины. На пяти горизонтах над вами все мертвы, и насосные станции не работают. Так что лучше очистите одну из канализационных скважин и...

- Чушь собачья! - взорвался Джонс.- Где у нас на это время? Дайте мне Эмерсона!

- Эмерсон слушает.

- У вас есть с собой план горных выработок?

-Да.

- Вы можете указать мне самое короткое расстояние до одиннадцатого горизонта?

- Могу,- главный геолог отдавал кому-то отрывистые приказания.- Карты будут через минуту. Слава Богу, внизу есть человек с мозгами.

- Не требуется сверхчеловеческого разума, чтобы нажать на кнопку. Поторопитесь с планами.

- Вот я их уже держу. Начните в самой высокой точке пятьдесят девятого забоя. Повторите.

- Забой пятьдесят девять,- Джонс махнул рукой, прокричав эти слова. И последовал за горняками, которые сразу же побежали. Пробегая мимо весело жужжащего насоса, он яростно пнул его ногой.

- Скажите, зная мощность насоса и емкость отстойника, можете вы примерно рассчитать, сколько времени у нас есть, чтобы добраться до одиннадцатого горизонта?

- Хорошо, я вызову вас.

- Райт! - заревел начальник смены, и эхо оглушительно разнесло крик вверх и вниз по узкой выработке.

- Много ли шахтеров с вами? Половина смены?

- Около того.

- Хорошо. Отбери крепильщиков, и быстро начинайте устанавливать крепь. Все, что найдете, хватайте и тащите сюда. Проходчики, расчищайте завал. Забойщики, берите лопаты и бросайте породу. Работайте быстро, но делайте все на совесть. Если крепление не выдержит, нам конец, все рухнет.

Они знали. Знали, что нужно делать, и делали это; яростно, но внимательно и точно.

Подключился геолог.

- Мои самые оптимистичные прикидки - сорок одна минута.

- С какого момента?

- С момента отказа насоса.

- Значит, четыре минуты назад,-скорее, пять. И еще пять, прежде чем мы начнем рубить. Сорок одна минус девять и две десятых, получится...

- Два целых двадцать три сотых фута в минуту.

- Спасибо. Райт, что ты скажешь: какой ширины мы должны пробить ход в такой породе, чтобы делать два с четвертью фута в минуту?

- Хм...- горняк поскреб свою заросшую бакенбардой щеку.- Трудно сказать, босс. Как ни крути, без бурового станка не пройдешь и двух футов в минуту.

- Так давай рубить пять футов. Скажи об этом крепильщикам. Мы будем держать бур в руках.

Райт с сомнением потряс головой:

- Ясно, что мы не хотим окочуриться тут, босс, да и ты тоже, но как такую штуку держать в руках?

- Сделаем штатив. Будет колотить, но человек выдержит: станем быстро меняться. Нам нечего терять, раз приходится делать выбор между буром и костлявой старухой!

И через какое-то время ротор заглотил и выплюнул глыбу породы свыше пяти футов глубиной. Два человека, вместо обычных троих, управляли им; меняли направления сложных пневматических подвижных резцов, которые таранили породу с постоянным и огромным давлением.

Два человека держали бур по одной минуте - больше не выдерживали.

Поскольку выработка удлинялась и крепь приходилось устанавливать все выше, работа пошла медленней: они начали терять выигранное поначалу время. В узком отверстии не было места для работы большого количества рабочих. Сквозь бурю пыли и летящих камней крепильщики ухитрялись подносить крепь, но не могли устанавливать ее на место достаточно быстро -на их пути толкалось слишком много народу.

И Джонс, кусая свой ус и игнорируя яростные звонки "телефона", мрачно поглядывал на часы. Оставалось три минуты. И более восьми футов породы.

- Дай-ка я сам доделаю оставшееся! - не выдержал он и полез наверх.

Он, установив локти на импровизированный штатив, расставил ноги и поднял тяжелый механизм, который, визжа и урча, радостно принялся за работу.

Четыре дюйма, шесть. Один фут, два, три. Неужели мучительная агония продолжалась всего одну минуту? Или он не держит проклятую машину - почему она перестала рубить? Нет, она еще рубила - камни барабанили по его шлему и отскакивали от него так же яростно и обильно, как и раньше; он мог ощущать скорее телом, чем какими-либо органами чувств, ту ярость, с которой работали смены крепильщиков.

Нет, прошла только одна минута. Оставалось еще вдвое больше. Он будет здесь до тех пор, пока не пробьет дыру насквозь. Упорно, теряя под конец сознание, линзмен Конвей Костиган победил.

А в забое, далеко внизу, какой-то новый и очень властный голос вызывал из динамика:

- Джонс, черт побери, Джонс, ответь мне! Если Джонса там нет, пусть ответит кто-нибудь еще!

- Да, сэр? - Райт робел отвечать на повелительный вызов, но и боялся молчать.

- Джонс? Это Кленси.

- Нет, сэр. Не Джонс. Райт, сэр, старший горняк.

- Где Джонс?

- Наверху, в дыре, сэр. Он один пробивается наверх.

- Один? Спроси, сколько человек с ним?

- Двое, сэр. Там больше нет места.

- Передай ему: хватит, пусть поставит другого, я не хочу, чтобы он отдал Богу душу, черт побери!

- Он только один из нас такой сильный, сэр, но я передам ему ваши слова,сообщение пошло наверх, и ответ не заставил себя ждать.- Прошу прощения, сэр, но он велел передать, чтобы вы шли к чертям, сэр. У него нет времени на болтовню.

В то же мгновение Джонс пробился на верхний горизонт. Ошеломленный, опьяненный, почти потерявший сознание от нечеловеческого напряжения, линзмен неуклюже выкарабкался, уставившись на сноп света, бьющий из дыры вверху.

- Зачем нужно было этому проклятому геологу врать нам? - пробормотал он.У нас еще куча времени, зачем я надрывался - вода не подошла.

Он, слабо пошатнувшись, сделал короткий шаг. Тотчас погас свет. Предсказания геолога оказались точными. У них действительно оставалось время, но оно измерялось в секундах.

И Джонс, логичный до конца на свой весьма странный манер, стоял в почти осязаемой тьме, пошатывался и думал. Если человек ничего не может видеть при широко открытых глазах, он или слепой, или без сознания. Покамест он не слеп, значит, должен быть без сознания, только еще не знает этого. Он вздохнул, слабо и благодарно, и рухнул.

Аварийный свет скоро восстановили. Все поняли -они спаслись. Паники больше не возникало. Начальник смены пришел в себя, обрел полное сознание. Горняки спускались вниз по штреку к станции "одиннадцать".

Нет необходимости продолжать рассказ об этой мрачной истории. Горизонт за горизонтом возвращался в строй, две партии встретились на восьмом горизонте. Половина людей была спасена, и -что гораздо более важно с точки зрения "Ураниум Инк" - самый глубокий и богатейший урановый рудник не вышел из строя па год с лишним, а начал выдавать на-гора руду через пару недель.

Джорджа Вашингтона Джона, все еще чуть не пришедшего в себя после перенесенного испытания, вызвали в главную контору. Перед его приходом состоялся следующий разговор.

- Я хотел бы назначить его помощником управляющего рудником,- заявил Кленси.

- Я не согласен.

- Но послушайте, мистер Айзексон! Как мне комплектовать свой коллектив, если вы хватаете каждого стоящего че-|ловека, найденного мною, прямо из рук?

- Не вы его нашли, а Биркенфельд. Он находился у вас только на испытаниях, а сейчас направляется в департамент "Q".

Кленси, открывший было рот для дальнейших возражений, замолчал: ведь департамент "Q" - это ДЕПАРТАМЕНТ "Q".

ГЛАВА 15

Костиган не удивился, увидев Биркенфельда, с которым впервые встретился в элегантной приемной "Ураниума". Но не ожидал увидеть Айзексона. Разумеется, он в курсе, что фирма "Космические Пути" владеет на правах собственника "Ураниумом Инк" и планетой Эридан. Но ему, скромному от природы, не приходило в голову, что он сам и история с аварией привлекут внимание такой богатой "шишки". Поэтому появление учтивого и хитрого лиса объяснило мнимому Джонсу многое и рассеяло некоторые его сомнения. Айзексон - персона из верхнего эшелона, вне компетенции Костигана. На таком уровне должен действовать сам Вирд-жил Сэммс, но поскольку его нет...

Вопреки опасениям линзмена вместо допроса с пристрастием встреча оказалась дружеской и неформальной. Он выслушал комплименты насчет своих разумных суждений и принятых решениях. Его отблагодарили устно и выдали приличную сумму на расходы. И вот последний вопрос:

- Джонс, меня слегка поразила одна вещь,- признался Айзексон с поистине обезоруживающей улыбкой.- Если вы не пьете и не ищете женского... общества, почему же вы оказались в притоне "Ревущий Джек"?

- Тут две причины,- сказал Джонс, смущенно ухмыльнувшись.- Меньшую не так-то просто объяснить, но... ну, у меня на Земле время проходило не очень просто... все ведь вы знаете об этом, я полагаю?

Они знали.

- Довольно смутные перспективы в целом, и на душе кошки скребли... А хорошая потасовка поставит все на место. Так всегда бывает.

- Ясно. А главная причина?

- Разумеется, я понимал, что нахожусь на проверке. Меня могли повысить или оставить внизу навсегда. Для быстрого продвижения желательно лизать ботинки боссам - тогда тебя потянут вверх. Но могут подтолкнуть и люди снизу, с которыми ты работаешь. Лучший способ завоевать крутых ребят - сдружиться с некоторыми из них, разумеется, не в рабочее время. Я достаточно силен в драках, правда, рассчитал - полиция прибудет вовремя, меня не измолотят слишком сильно. И я выиграл.

- Понял,- сказал Айзексон.- Первое средство повышения используется почти повсеместно; возможность второго варианта не приходила мне в голову. Чисто сработано.- Он повернулся к другим членам комитета.-Я полагаю, завершаем встречу?

Айзексон слегка кивнул, задавая вопрос, и остальные, словно соревнуясь, закивали в ответ. Совещание закончилось, но магнат не поспешил вернуться к своим собственным делам и не отправил Джонса.

- Я хотел показать вам, если вы не возражаете, наземную часть нашего предприятия.

- Мое время в вашем распоряжении, сэр. Мне весьма интересно.

Нет необходимости входить в детали самого крупного в Цивилизации уранового предприятия. Достаточно сказать, что Айзексон показал Джонсу всю чудовищно-необъятную территорию уранового завода Номер Один. Экскурсия завершилась на верхнем этаже административного здания, возвышавшегося над всей территорией, в надежно защищенном от всего мира силовым экраном кабинете, где стоял стол, пара стульев и огромный сейф.

- Закуривайте,-Айзексон, придвинув пачку любимых сигарет Джонса, зажег сигару.-Вам ведь известно, что вы проходили проверку. Интересно, догадывались ли вы об объеме данной проверки?

- Предполагал,- усмехнулся Джонс.- За исключением, конечно, аварии.

- Здравая мысль, мой мальчик, действительно здравая. Ты заметил, конечно, что-то вроде голосования в конце нашего совещания?

Джонс заметил, хотя и не сказал ничего вслух. Большой босс, подойдя к сейфу, открыл его и достал удивительно маленькую коробочку.

- Вы прошли единогласно и теперь узнаете тайну. Естественно, мы вам доверяем не безоглядно. Вы будете находиться под наблюдением еще длительный срок и умрете, сделав ошибочный шаг.

- Мне представляется это прекрасной сделкой, сэр.

- Рад, что вы смотрите на вещи здраво, как мы и предполагали. Вы видели предприятие. Неплохой размах, правда?

- Грандиозный завод, сэр. Такого я еще никогда не видел в своей жизни.

- Не сомневаюсь, что вы удивитесь, узнав, что вот этот офис - настоящий штаб, а эта маленькая упаковочка - наш настоящий бизнес на планете.

Он захлопнул дверцу сейфа и повернул круглый диск.

- Пару часов назад меня бы подобная информация крайне удивила,- Костиган не мог позволить себе ни казаться глупым, ни обнаружить слишком большую осведомленность. Ему приходилось придерживаться золотой середины.- Но после всего увиденного здесь жди любых неожиданностей.

- Как вы думаете, что в этой коробочке? - спросил Айзексон.- Кстати, комната защищена от всех лучей.

- И от всех нападок Галактического Патруля?

- Определенно.

- Тогда содержимое коробочки могло начинаться с буквы,- сложил два пальца почти с молниеносной быстротой в "Т" и показал без паузы "М",- я имею в виду морфий.

- Ваша осторожность и сдержанность похвальны. Если у меня оставались какие-либо сомнения в ваших способностях, то сейчас и они исчезли.- Он замолчал, нахмурившись. С возрастанием уверенности в способностях человека уменьшалась вера в его искренность. Такое сомнение грызло Айзексона всякий раз, когда новый работник посвящался в тайны департамента "Q". Суждение комитета положительно. Комитет ошибался, правда, дважды, но ошибки удалось просто устранить. Парня предупредили, и этого достаточно.

Босс потянулся к кнопке.

- Вы будете работать вместе с заместителем управляющего предприятием, пока не войдете в курс дел и не ознакомитесь с вашими должностными обязанностями. Потом мы переведем вас на Теллус в качестве заместителя управляющего предприятием. Однако ваши основные обязанности связаны с департаментом "Q", который вы в один прекрасный день сможете возглавить, будучи послушным.

Кстати, в полете на Теллус подобная коробочка, что хранится в сейфе, отправится с вами.

- О... я понимаю, я постараюсь, сэр. Возможно, мне потребуется время освоить все досконально, сэр, но я обещаю выполнить задание.

- Уверен, именно так вы и поступите.

Вирджил Сэммс обязан проверять факты, которыми располагал. И не только для ответа на любопытные вопросы, но и для безоговорочного решения дел в коллегии.

Джек Киннисон и Мейс Нортроп забрали посылочку с тионитом в точно определенном месте: там во время каждого рейса Джордж Олмстед оставлял след, бросая тионит в атмосфере Кавенды. Такая процедура проходила у него гладко.

Кавенда была примитивным миром. Уровень культуры туземцев, гуманоидов по своему типу, в некоторых отношениях приближался к культуре североамериканских индейцев времен Колумба, иногда их можно сравнить с древними кочевниками-арабами. Поэтому никто не обращал внимания на парочку кочующих "туземцев", неузнаваемых под грязными, водонепроницаемыми одеялами и тонким слоем мазута и грима, которые безучастно и без любопытства наблюдали за спускающимся на парашюте с неба, на землю ящиком. Усевшись верхом на неуклюжих лошадок, они следовали за ящиком, когда его везли в поселок белых людей. В отличие от многих других туземцев, эти двое не потащились в деревню молча ожидать, прислонившись спиной к камню или стене, своей очереди на простую работу в обмен на стакан очень крепкого пойла. Однако они постоянно были в курсе всех дел странных белых людей. По очереди псевдотуземцы выезжали в пустыню за два-три дня до спуска штуки, которая может летать без крыльев.

Поэтому появление космического корабля у Кавенды удалось точно зарегистрировать, как и его прибытие на Эридан. Инженеры Патруля придумали способ слежения за кораблем от старта до посадки, не возбуждая подозрений.

Джек Киннисон праздно томился в главном зале космо-порта "Данаполис". Проглотив утром крошечную капсулу, изготовленную Специальной службой, он знал, что находится под непрерывным наблюдением "шпионских" лучей уже два часа, но не выдал себя - внутренние карманы пальто и задние карманы брюк экранировали практически все, а Линза была невидима.

- Мейс! - послал он мысль, не меняя безразличного выражения на лице.- Я еще под колпаком. А ты как?

- Тоже! - фыркнул тот в ответ.- Они накрыли меня.

- Не расслабляйся. Я вызову Спуда. Спуд!

- Слушаю, Джек,- Конвей Костиган, находившийся теперь в одиночестве в святая святых департамента "О", не казался слишком занятым, хотя на самом деле это было йе так.

- Местная контрразведка засекла нас: ни Мейс, ни я не можем сейчас даже пошевелиться. Кого-нибудь еще накрыли?

- Нет. Все чисто.

- Хорошо, сообщи, что блокировщики "Цвилника" вырубили нас.

- Сделаю, только соблюдайте дистанцию. Кто-нибудь висит у вас на хвосте?

- Блондинка с большими глазами. Слишком роскошные волосы, конечно, не настоящие. Вся замотана в проволоку.

Киннисон обратился к Нортропу и Костигану, надеясь разузнать что-либо о девице.

- Как у тебя, Мейс? Ты тоже нашел себе маленькую подружку?

- Да, твоя правда, но не маленькую. Повыше меня.

Нортроп показал на высокую, нарядную брюнетку, прогуливающуюся мимо него с непринужденным, подчеркнутым изяществом профессиональной модельерши.

- Хм... Мне она не знакома,- сообщил Костиган,- но обе носят при себе четырехдюймовые блоки "шпионских" лучей и проволоки-антенны. Защищены от Р-пистолета. Я не могу, разумеется, просветить их насквозь, но распространю их фото среди ребят,- может, кто и узнает.

Проницательные оперативники Патруля, наводнившие Эридан, изучили и проанализировали сведения. Никто не знал высокую брюнетку.

- Я знаю блондинку,- сообщил Паркер из Вашингтона-Хейзел де Форс, весьма крутая девочка. Будь осторожней! Обходи ее подальше - она так же ловко владеет ножом и наркотическими средствами, как и огнестрельным оружием.

- Спасибо, Паркер, я слышал о ней,- Костиган соображал быстро.- Невозможно сказать, на кого она работает в данный момент.

- Только у заказчика должна быть куча монет. Ее расценки очень высокие. Все?

- Все, ребята.-Затем Костиган обратился к Джеку и Нортропу: - Вы двое полностью выбиты из игры. Без спецзащиты вы представляете собой слишком легкую добычу, а если выставите экраны, то это только подстегнет их подозрения, и они схватят вас сразу же после этого - или, может, вообще ликвидируют. Вам лучше убраться. Здесь вы все равно ничего сделать не сможете.

- Сможем! - запротестовал Киннисон.- Ты ведь хотел организовать диверсию, не так ли?

- Да, но вы уже...

- То, что мы уже сделали, не идет ни в какое сравнение с тем, что мы можем сделать. Устроим грандиозную диверсию.

- Что вы задумали? - строго спросил Костиган.

- Да так,- уклончиво ответил Джек.- И не старайся запретить нам. Мы здесь сами по себе, как тебе известно.

Скромно скучающая пышная блондинка с огорчением уставилась на табло, на котором к времени прибытия корабля, опаздывавшего уже на три часа, прибавилось еще тридцать минут. Она полистала какую-то книгу, посмотрела на ее обложку, отложила. И Джек Киннисон, вдруг приняв решение, сел рядом с ней.

- Пардон, мисс, но я, кажется, почувствовал на себе ваш взгляд. Не можете ли вы сказать, почему приличия предписывают, чтобы два человека, застрявшие в этой карусели, когда никто не может сказать, что и когда прибывает, должны страдать поодиночке? Ведь им было бы гораздо приятней страдать вдвоем? - Глаза девушки медленно открылись, она не казалась пораженной или испуганной, вроде бы даже не особенно и заинтересовалась. Взгляд ее настолько не выражал хоть малейшего интереса, что он начал сомневаться - собирается она строить из себя сладкую невинность до конца или нет?

- Да, приличия иногда бывают глупыми,- признала она, наконец, и ее пухлые губки изогнулись в некое подобие улыбки. Голос, тихий и мелодичный, превосходно гармонировал с другими ее очаровательными достоинствами.- В конце концов, безупречно воспитанные люди знакомятся на борту корабля, почему же тогда не побеседовать и в зале ожидания?

- Вот именно, почему бы и нет? Я же безупречно воспитанный человек, уверяю вас. Мое имя Вилли Борден. Друзья зовут меня Билл. А вы?

- Беатрис Бейли, или просто Би.

- Мы могли бы пообедать. Я тут с приятелем. Он где-то на поле. Здоровенный боксер с черными усами, тонкими, словно нарисованными. Может быть, вы видели, как он разговаривал со мной недавно?

- Да, теперь, когда вы сказали об этом, кажется, припоминаю. Слишком большой - чересчур большой,- девушка говорила беспечно, но сумела дать понять, что Джек Киннисон бьш как раз то, что надо.- Ну и что?

- Я сказал ему, что пообедаю вместе с ним. Может, разыщем его и отобедаем вместе?

- Почему бы и нет. Он один?

- Был один, когда я видел его в последний раз,- и хотя Джек точно знал, где Нортроп и кто с ним, он решил подстраховаться на всякий случай, ибо не представлял, что в действительности знала эта "Би Бейли".- Впрочем, у него здесь много знакомых, может, он уже куда-то ушел. Позвольте, я ухвачу что-нибудь из вашей добычи?

- Можете взять эти книги - благодарю. Но поле такое большое, как вы рассчитываете отыскать его? Или вы знаете, где он?

- Не-а,- сказал он беспечно. Это был критический момент. Она, конечно, ничего не подозревала - пока,- но явно обнаруживала признаки того, что ей не хочется уходить отсюда, а если откажется идти...- Честно говоря, мне1 не очень хочется его искать. Так как мы решим? Заскочим в третий док, я скажу, что искал его, а потом прямо в ресторан. Или вы предпочтете, чтобы он нам не мешал совсем?

- Мой адвокат советует мне не отвечать в таких случаях,- девушка весело засмеялась, но ее ответ бьш достаточно ясным.

Прогресс в их отношениях никак нельзя было назвать бурным, Киннисон не очень-то искал Нортропа. Тем не менее чуть южнее третьего дока две молодых парочки встретились.

- Моя кузина, Грейс Джеймс,- сказал Нортроп, не моргнув глазом.-Дикий Вилли Борден, попросту именуемый Лысый, из-за его волос. Познакомься, Грейс.

Девушек познакомили друг с другом; каждая оглядела другую с совершенно ничего не значившей улыбкой и обычными бесцветными словами приветствия. Были они действительно, как казались, совершенно незнакомы? Или на самом деле работали вместе так же тесно, как и два молодых линзмена? Если они играли, то это была великолепная игра; никто из молодых людей не смог заметить ни малейшего промаха.

- Куда направимся, пилот? -Джек не хотел терять времени.-Ты ведь знаешь здесь все места, где нам будет приятно посидеть.

- Сюда, мой друг,- Нортроп зашагал. Дорожка проходила прямо за третьим доком, где стоял один-единственный ультраскоростной корабль. Если в ближайшие пятнадцать секунд ничего не произойдет...

Спокойно. Четверка поравнялась с входом. Дверь распахнулась, и линзмены приступили к действиям.

Не очень-то легко справиться с женщиной с сильными руками, но на их стороне была скорость и внезапность. Однако мужчине невозможно добиться приличной скорости, когда он тащит гибкую, сильную, основательно вооруженную женщину в полном сознании, да еще при этом надо следить, чтобы она не могла пустить в ход ни кулаки, ни зубы, ни пистолет, ни нож. С другой стороны, женщину, если она без чувств, нести довольно просто и безопасно. Поэтому Джек развернул свою партнершу, захватил обе ее ладони левой рукой. Правая рука быстро потянулась к шее, сильный палец безошибочно нажал на нужный нерв девушка потеряла сознание. Итак, две жертвы благополучно доставлены на борт, и космический корабль, окруженный непроницаемым экраном, стартовал.

Киннисон не уделял внимания ни кораблю, ни его курсу - команды заранее введены и должны исполняться. Он положил свою жертву на пол, обыскал, снял проволоку, аппаратуру, взял оружие защиты и нападения. Он не стал раздевать ее до конца -но тщательно удостоверился, что единственным оружием, оставшимся у молодой леди, было то, которым наделила ее природа. Нортроп позаботился о своей мнимой кузине с такой же тщательностью. Благоразумно убрав оружие, они надежно закрыли двери.

- Теперь, Хейзел,-сказал Киннисон, сохраняя тон предыдущей беседы,-ты уже пришла в себя, по крайней мере, две минуты назад. Ты убедилась, что твоя знаменитая сексапильность не сработала. Тут нет ничего, что ты смогла бы схватить и использовать как оружие, а ты слишком опытная, чтобы бросаться на меня с голыми руками. Кто капитан в вашей команде - ты или эта лошадь в юбке?

- Лошадь в юбке! - воскликнула стройная брюнетка, но блондинка говорила громче, быстрей и грубей.

- Вы думаете, что сможете удрать с этим грузом? - спросила она.-Каким образом, ты...-поток грубой, окопной брани, детально характеризующей Киинисона, казалось, мог бы проложить себе дорогу сквозь четыре слоя асбеста.И что ты собираешься со мной делать?

- Что касается первого вопроса, я думаю, что да,- отвечал Киннисон, игнорируя лексикон глубокого космоса.- Что касается второго - сейчас не знаю. Что бы ты сделала, если бы мы поменялись местами?

- Стерла бы тебя в порошок - или взяла бы нож и...

- Хейзел! - резко предостерегла брюнетка.- Осторожно! Ты выведешь их из себя, и они...

- Заткнись, Джейн! Если они нас не тронули до этого, то не причинят вреда и теперь; это психологически невозможно. Не так ли, легавый?

Хейзел зажгла сигарету, глубоко затянулась и выпустила облако дыма в лицо Киннисону.

- Вполне вероятно, что так,-признался линзмен совершенно искренне,- но мы можем изолировать вас обеих до конца вашей жизни.

- И что вы приспособите под клетку? Мы сейчас в такой же безопасности, как у Христа за пазухой. И кроме того, мы обязательно поменяемся местами, и очень скоро. Вы, может, и не догадываетесь, но самые быстрые во Вселенной корабли уже следуют за нами.

- Ты ошибаешься. У нас тоже полно скоростных кораблей: мы сейчас летим на свидание с оперативным отрядом. Но хватит болтать. Я хочу знать, почему ты следила за нами. Давай выкладывай.

- О, правда, что ли, рассказать? - Хейзел злобно заворковала.- Поди, сядь к мамочке на коленки, тити-битти, солдатик ты мой маленький, и она тебе расскажет все, что тебя интересует.

Оба линзмена испробовали все, но ценной информации не получили: женщины были настроены так интенсивно враждебно, что их ментальные блоки оказались, хотя и бессознательно, замкнуты против всех попыток контакта.

- В их сумочках есть что-нибудь, Мейс? - спросил Джек.

- Погляжу... Ничего особенного - вот только,- тон Нортропа заставил Джека быстро взглянуть на него.

- Просто письмо от дружка,- Хейзел пожала плечами.- Валяйте, читайте!

- Нам не слишком интересно проверять писанину, конверт и прочее, нет ли там невидимых чернил.

Он уже прочитал содержание скрытого послания, но никто, кроме Патруля, не должен знать, что любая передача разумной информации, как бы закодирована, или запутана, или зашифрована, или еще как-нибудь изменена она ни была, не могла скрыться от носителя эриданской Линзы.

- Слушай, Хейзел,- приступил Киннисон, держа в руках слегка окрасившуюся теперь бумагу.- "Три шесть два" - это ты, я полагаю,- "Вышеупомянутые мужчины проверяются точка назначьте три девять восемь: - вот ты, Джейн,"познакомьтесь точка если не получите других инструкций в восемнадцать ноль-ноль часов ликвидировать немедленно точка первая группа".

Светловолосая оперативница потеряла свое железное самообладание.

- Как... этот код не поддается расшифровке! - выдохнула она.

- Снова неверно, милая. Среди нас есть специалисты.- Он послал мысль Нортропу.-Это несколько меняет дело, Мейс. Я собирался отпустить их, теперь колеблюсь. Лучше посоветуемся с боссом, правда?

- По-ло-жи-тель-но!

Сэммс решил проблему за одну минуту.

- Твое решение правильно, Джек. Пусть подружки уходят. Сведения бы нам пригодились, но вы их не получите. Женщины ничего не знают. Поздравляю, мальчики, с полным успехом операции.

- О-о! -Джек мысленно состроил гримасу партнеру, после того как Первый Линзмен отключился.- Они знают достаточно, чтобы прикончить нас с тобой, но это не важно, сказал он!

- И правда нет, юноша,- усмехнулся в ответ Нортроп.- Может быть, так оно и было бы, если бы они добрались до нас; но теперь мы им уже не по зубам.

- Тогда давай их упакуем,- Джек повернулся к блондинке.- Иди, Хейзел. Лодка номер четыре. Ты как, сама пойдешь или мне снова поработать с твоей шеей?

- Ты мог бы подумать и о других местах, это было бы гораздо интересней,-она встала и уставилась прямо в его глаза, губа ее презрительно кривилась.-Если бы ты был мужчиной, а не сублимированным бойскаутом...

Киннисон распахнул дверь. Хейзел с важным видом пошла вперед, но ее рослая подруга отпрянула.

- А ты уверена, что там есть воздух и они действительно хотят нас выпустить? Может, они предлагают нам подышать космосом...

- Ха? У них для этого кишка тонка,- ухмыльнулась Хейзел.- Пошли, Джейн. Ты говоришь, номер четыре, дорогуша?

Она шла впереди. Киннисон открыл дверь лодки. Джейн заспешила внутрь, а Хейзел остановилась и вытянула руки.

- И вы даже не хотите поцеловать малюток на прощанье, сосунки? - протянула она.

- Лучше бы тебе зря не тратить время. Мы отправим эту посудину, запечатанную или открытую, через пятнадцать секунд.

Киннисон надеялся, что девицы не догадываются, каких усилий стоит ему сохранять голос ровным и бесстрастным.

Хейзел взглянула на него, начала что-то говорить, поглядела снова. Она отошла уже на достаточно безопасное расстояние, шагнула в лодку и потянулась к рычагу. И когда створки плавно сдвигались, линзмены услышали звонкий смех, напоминавший звяканье льдинок, разбившихся о колокола.

- Исчадие ада! - Киннисон вытер пот со лба, когда лодка отделилась от корабля.-Я слышал про парня, который держал тигра за хвост, но...- Его мысль выдохлась на удивленной и смущенной ноте.

- Да-а,- Нортроп пребывал не в лучшем состоянии.- Вот уж настоящий переплет, куда мы попали, мистер.

- Мы все-таки выбрались живыми... А теперь, когда все позади, давай вызовем Спуда, узнаем, как там у него дела.

Костиган-Джонс заверил их, что все идет своим чередом. Путь тионита прослежен от космического корабля до собственного офиса Джонса; и теперь посылка в сейфе департамента "Q" под персональным надзором и охраной Джонса. Костиган спокойно выслушал всю историю.

- Теперь скажи, должен был я пристрелить их или нет? - спросил Джек,- Речь не о том, мог бы я это сделать или нет - я не смог бы - но должен ли был это сделать или нет?

- Не знаю,- Костиган подумал немного.- Не думаю. Нет. Я не стал бы, даже если и смог бы. Игра не стоит свеч. Кто-нибудь все равно пристрелит их раньше или позже, но пусть это будет не наш человек.

- Спасибо, Спуд, мне немножко легче. Все.

Стол Костигана-Джонса был пуст, там отсутствовали бумаги, связанные с его теперешним положением в департаменте "Q". Поэтому приготовления к отъезду были недолгими и простыми: открыв сейф, он сунул коробку в карман, захлопнул и запечатал сейф, взял автомобиль компании, чтобы добраться до космопорта.

Не возникло формальностей и при его отправке с планеты. На Эридане функционировала, конечно, таможня, но поскольку корпорация "Ураниум Инк" владела Эриданом на законном основании, таможня не обращала внимания ни на корабли, принадлежащие компании, ни на немногочисленных ее служащих, носящих золотые значки. Поэтому Джонс не нуждался ни в билете, ни в паспорте, ни в визе. Люди компании летали на кораблях компании в любых направлениях без разрешения и беспрепятственно. Теперь в ауре власти своего нового назначения с золотым значком номер тридцать восемь - Джордж В Джонс отправлен на корабль с ураном, где ему предоставили каюту.

Полет с Эридана на Землю прошел без происшествий. Рейсовый грузовик вез уран к месту назначения. Разумеется, его груз был застрахован - непременное условие межзвездной торговли. Только два человека ведали правду: данный полет необычен, нет аналогов ему и не предвидится. Если бы корабль эскортировали или охраняли, тогда другое дело - факт необычности не был бы столь очевиден. Но ни один корабль Патруля не подходил ближе чем на четыре детета - Вирджил Сэммс и Родерик Киннисон строго следили за выполнением приказа.

Путешествие оказалось неутомительным, Джонс был занят каждую минуту: чтобы изучить материалы, полученные от Айзексона - проекты, схемы организации производства, технологические карты завода номер восемнадцать на Теллусе,времени полета даже не хватило.

После прибытия в частный космопорт, являющийся составной частью завода, Джонс не без удивления отметил, что таможенники в североамериканском порту такие же любезные, как и их коллеги на Эридане. Они даже не потрудились пересчитать ящики, не говоря уж о проверке их содержимого. Официальные декларации и документы проштемпелевали, не заглядывая в них. Правда, они провели поверхностный досмотр членов экипажа и помещений, но двузначный номер золотого значка произвел на них действие магического талисмана. Без единого вопроса владельца значка с его багажом самым первым эскортировали в автомобиль.

- Административное здание,- сказал Джонс-Костиган водителю.

ГЛАВА 16

Основой всех начинаний эддориан была жажда власти. Следует пояснить эту мысль. Междоусобицы и споры, интриги внутри страны происходили как неизбежное следствие развития их разума. Им явно недостаточно событий, происходивших на одной планете. В отличие от эрайзиан они не удовлетворялись философскими исследованиями бесконечных возможностей Вселенной. Им нужно действовать, что-нибудь делать или заставлять другие, слабейшие существа выполнять их замыслы относительно переустройства Вселенной соответственно их представлениям.

Проведя разведку двух галактик, они решили оказать такую высокую честь плуранам. Плур -планета, где солнце столь изменчиво, что все плуранские формы жизни подвергались радикальным циклическим изменениям, чтобы выжить при чудовищных климатических нагрузках, происходящих там каждый год. Физическая форма существования ничего не значила для эддориан. Поскольку ни одна другая планета не напоминала хотя бы отдаленно их собственную, физическая жизнь существ, подобных им, в наших галактиках, была невозможной. Но плуранский разум оказался на весьма высоком уровне развития.

В момент истории, современниками которого были Вирджил Сэммс и Родерик Киннисон, эддориане были заняты и, если можно употребить это слово и счастливы. Гарлейн из Эддора, второй в иерархии власти после Всевы-сочайшего, Его Наивысшего Превосходительства применительно к ним, уделял мало внимания какой-либо одной-единственной планете или расе. Даже такой ум, как у него, имея задачу контролировать действия в начале двадцати миллионов, вскоре шестидесяти миллионов, а затем и ста миллионов миров, мог делать выводы только в общих чертах, не вдаваясь в детали.

Доклады теперь стекались к Гарлейну постоянно нараставшим потоком разных миров, солнечных систем и галактических регионов. Гарлейн анализировал огромные пласты информации, сопоставляя, сравнивая и соотнося их, выявляя общие направления и тенденции и вероятные результаты. Гарлейн издавал приказы, выполнение которых превратило весь галактический регион в мир, соответствующий Большому Плану.

Однако Гарлейн не знал, что на Сол Три что-то неладно. На Сол Три, на этой вредной планете, которая не так давно причинила ему больше беспокойства, чем все остальные миры, вместе взятые.

Теперь, когда все позади, легко говорить, что он должен был продолжить свой личный надзор за Землей. Но можно ли согласиться с такой точкой зрения? Эгоистичный, самоуверенный, невежественный Гарлейн знал, что ему наконец удалось превратить Теллус в заурядную, ничем не отличающуюся от остальных, планету. Гарлейн подумывал, не сделать ли исключение из правил, если бы не угроза вмешательства со стороны соединенного разума Старейшин Эрайзии.

Гарлейн мог и не узнать, что новорожденный Галактический Патруль успешно защищал Трипланетный Холм от Черной Армады. Не ведал об этом и его плуранский заместитель, ни один член ужасной группы, уже тогда называвшей себя Советом Босконии. Босконец самого высокого ранга, зная о фиаско, хладнокровно уверенный в своей власти, не счел незначительный поворот событий достаточно важным и не доложил непосредственному начальству. Он уже предпринял меры, чтобы исправить положение. Фактически все шло своим чередом. Усыпив бдительность Патруля, надо заставить его поверить в собственное превосходство - вера, которая затем окажется для него фатальной.

Существо, похожее на землянина, за исключением слабого, но отчетливо проступающего голубого цвета кожи, беседовало с сенатором Морганом целых два часа за закрытыми дверьми.

- По всем интересующим нас пунктам ваши доклады полны и исчерпывающи,сказал важный посетитель.- Но вы ничего не сообщали о Линзе.

- Сознательно. Мы изучаем данную проблему. Но любой доклад, основанный на сведениях, которыми мы располагаем в текущий момент, окажется неполным и без каких-либо выводов.

- Понимаю. Как обычно, достаточно похвально. Новость об этом явлении, однако, дошла до высших кругов, и мне приказано проверить, основательны ли выводы, и определить, можно ли справиться с данным явлением без вмешательства высших сил.

- Я всецело уверен в...

- Решать буду я, а не вы.

- В соответствии с предложенной и одобренной вами процедурой,- докладывал Морган,- один линзмен захвачен живым. Поскольку Линза обладает телепатическими свойствами и действует на большие расстояния, операция выполнена в кратчайший срок. Линза после снятия ее с руки Патрульного перестала излучать свет, а оперативник, снявший ее, погиб. Затем Линзу передали еще четверым - рабочим, не представлявшим для нас ценности. Все четверо погибли, значит, исчезла всякая возможность случайного совпадения. Предпринята попытка проанализировать фрагмент активного материала, но безуспешно! Материал оказался полностью инертным, без реагирования на электрические заряды, субатомную бомбардировку, изменения температурных условий. Человека, разумеется, допрашивали под наркотиком, заставляющим говорить правду, и лучами. Его мозг отрицал знание природы Линзы. Его разум сообщил: Линза получена им на планете Эрайзия. Я предлагаю на ваше рассмотрение мою гипотезу: высокопоставленные чиновники Патруля применяют гипноз, дабы скрыть действительное происхождение Линзы.

- Ваша гипотеза принимается к рассмотрению.

- Линзмен умер во время проверки. Через две минуты после его смерти Линза исчезла.

- Исчезла? Что вы имеете в виду? Улетела? Растворилась? Была украдена? Распалась? Или что?

- Больше похоже на испарение или сублимацию, правда, не наблюдалось постепенного уменьшения в объеме, а также не удалось обнаружить никакого остатка - ни твердого, ни жидкого, ни газообразного. Браслет из платинового сплава цел.

- А потом?

- Патруль предпринял лучевую атаку и уничтожил нашу экспедицию.

- Вы уверены в данных фактах?

- У меня есть подробные записи. Не хотите ли посмотреть?

- Пришлите их ко мне в офис. Я снимаю с вас любую ответственность за все, касающееся Линзы. Я даже, пожалуй, передам ваши записи в высший эшелон. Есть ли еще какие-нибудь материалы, не обязательно факты, которые могут иметь отношение к данному вопросу?

- Нет,- ответил Морган.

Сенатор не счел уместным упомянуть о бесследном исчезновении его секретаря номер один и нескольких боевиков. По его мнению, Линза тут не причастна, разве что чисто случайно. Геркимер, несмотря на советы и приказы, вероятно, грубо обошелся с девицей, и банда Сэммса с ним рассчиталась. Так ему и надо.

- Что ж, не могу сказать ни единого плохого слова о любой фазе вашей работы. Вы, в частности, отменно работаете с тионитом. Разумеется, вы соблюдаете необходимые предосторожности при подборе основного персонала?

- Конечно. Путем проверки и неослабного наблюдения. Наш мистер Айзексон собирается повысить человека, который проявил себя весьма удовлетворительно.

- Продолжайте в том же духе. До свидания.

Посетитель вышел.

Морган потянулся к кнопке, затем отдернул руку. Нет. Хотя ему бы, пожалуй, и следовало присутствовать на предстоящей беседе, но времени в обрез. Он проверял Олм-стеда неоднократно и лично, досконально изучив, что этот человек из себя представляет. Данное дело относится к департаменту Айзексона, пусть Айзексон и действует. У него самого полно работы, которую может выполнить только он, предстоят выборы.

А в офисе президент фирмы "Космические Пути" Айзек-сон поднялся и пожал руку Джорджу Олмстеду.

- Я вызвал вас по двум причинам. Во-первых, ответить на ваше послание о том, что вы готовы к более ответственной работе. Почему вы решили, что у нас имеется такая вакансия?

- Нужно ли мне отвечать?

- Пожалуй, нет... нет,- магнат рассмеялся. Морган прав - этого человека не назовешь глупым.- Такая работа есть, и вы к ней готовы. Тем более что вы уже подготовили себе заместителя по организации сбора широколистника. Вторая причина моего вызова - почему уменьшился, а не увеличился, как было приказано, сбор широколистника, добываемого в каждую поездку? Данный факт, Олмстед, очень серьезен.

- Я объяснял. Или вы не верите моим доводам?

- Ваши аргументы могли попасть ко мне при передаче в искаженном виде. Я хочу услышать их непосредственно от вас.

- Хорошо. Неразумно быть алчным. Учтите важный момент. При столь большом объеме добычи, резко повышается опасность выслеживания кораблей с тионитом Патрулем, поэтому я снизил норму и советую вам еще больше уменьшить плановые показатели. Сейчас вы и так получаете на порядок больше того, что когда-либо имели раньше. Подумайте над этим.

- Понимаю. Как вы вывели нормативную цифру? На каком основании ее установили?

- Чистая интуиция, не более. Я прикинул: около трехсот процентов от предыдущей средней ежемесячной добычи удовлетворили бы любого, конечно, не слишком алчного и не теряющего здравого рассудка. При увеличении объема вывоза поднимется шум, что нам вообще не нужно. Поэтому я и срезал норму добычи до трехсот фунтов и посоветовал Ферди придерживаться такой же нормы или завязывать с этим делом, пока еще цел.

- Вы превысили свои полномочия и нарушили субординацию... Однако вы могли оказаться правы. Несомненно, вы правы в принципе, но мы испытываем ощутимое давление - нужно увеличить объем продукции.

- Я представляю. Но учтите, что мой дорогой кузен Вирджил Сэммс, вы уже о нем слышали, человек с большими завихрениями. Он мечтатель, идеалист, в голове у него полно красивых концепций об изменении Вселенной, об избавлении от таких людей, как мы с вами. Вы совершите ошибку, списав его со счетов, считая за дурака. И вы представляете, вероятно, лучше меня, каков Род Киннисон. На вашем месте я бы поискал желающих поскорее заткнуть их проклятые пасти и выбить им зубы.

- Я, пожалуй, склонен последовать вашему совету. А теперь о предполагаемом повышении по службе. Вы, конечно, знакомы хотя бы в общих чертах с нашей деятельностью в Нортпорте?

- Естественно, я слышал о крупнейшем урановом заводе на Земле. Но я не настолько компетентен в данном вопросе, чтобы стать хорошим техническим исполнителем.

- Этого и не требуется. Мы наметили вас на должность главного в новой и весьма перспективной отрасли нашего бизнеса, известной под названием департамент "Q", не имеющей отношения ни к производству, ни к урану.

- "Q"? Внимательно слушаю вас. Какие обязанности связаны с этой... э... должностью? Чем я конкретно должен заниматься?

Две пары холодных жестких глаз уставились друг в друга на мгновение неуступчиво замерли.

- Открою вам секрет, который не слишком, полагаю, удивит вас: в Нортпорт иногда поступает не только уран, но и иные вещества.

- Я отнюдь не удивлен,- сухо ответил Олмстед.- И какова моя задача?

- Пока не будем вдаваться в детали. Я хочу знать ваше мнение в принципе.

- Принимаю предложение.

- Очень хорошо. Я отвезу вас в Нортпорт, и мы продолжим разговор на месте.

В защищенном от "шпионских" лучей, звуконепроницаемом купе лайнера, принадлежащего "Космическим Путям", они продолжали разговор.

- Вопрос прост, хотел бы узнать, мистер Айзексон, сколько моих предшественников находились на данной должности и что с ними стало? До них добрался Патруль?

- Их было двое. Нет подтверждений и, конечно, ни одного свидетеля, что приверженцы Сэммса нас в чем-то подозревают. Но у тех двоих не хватало широты интеллекта и масштабности для подобной работы. Не умели работать с людьми. Одного отвлекали всякие прожекты, другой не выдержал нагрузки. Если у вас не появятся навязчивые идеи и вы выдержите морально, перед вами откроются грандиозные перспективы.

- Неужели со мной может произойти подобное, я искренне удивлюсь тогда.

На лице Олметеда появилась невеселая усмешка.

- Я тоже,- согласился Айзексон.

Он знал заранее, что представляет из себя сидящий рядом с ним человек и насколько он крепок. Самого Моргана окрутил, заткнув за пояс Геркимера - а ведь тот тоже не сосунок. При мысли о секретаре, исчезнувшем совсем недавно при таинственных обстоятельствах, магнат на мгновение потерял нить беседы. В чем суть дела - Линза или женщина? Или то и другое? Будь он на месте Моргана... Правда, у него собственных забот предостаточно, стоит ли беспокоиться о головорезах Моргана. Он, взглянув на непроницаемое, едва усмехающееся лице-Олмстеда, понял, что принял правильное решение.

- Очевидно, я стану одним из основных звеньев в главной цепочке поставок. Каковы средства и методы работы, какое прикрытие?

- Сначала о средствах. Вы отправляетесь на рыбалку. Надеюсь, вы мастер ловить рыбку?

- Могу ли я быть уверен, что мне не придется заниматься там какими-либо аферами?

- В один из ближайших уик-эндов, а затем в каждый уик-энд, мы надеемся, вы займетесь вашим излюбленным видом спорта на озере. С собой вы будете брать, как и полагается, закуску и выпивку в ящике для ленча. Покончив с едой, вы должны выбросить ящик за борт.

- Это все?

-Да.

- Ящик для ленча, следовательно, особый?

- Внешне вполне обычный. Теперь относительно прикрытия. Вам нравится должность "Директор по исследовательской работе"?

- Зависит от характера исследований. Прежде, еще не будучи инженером, я занимался чистой наукой, на так давно, да и большим специалистом никогда не слыл.

- Это одна из причин, почему я и надеюсь на положительный результат. Нам нужен человек, имеющий склонность к научной работе, разбирающийся в общих чертах в происходящем, а главное, со здравым смыслом и способностями. Иными словами, интеллект, умение заставить специалистов реально смотреть на мир и работать совместно. Вы справитесь, с обязанностями. В этом я уверен, все знают, что вы не даром получаете деньги, но мы не скрываем, что ваши предшественники не справлялись с заданием.

- В такой интерпретации звучит неплохо. Только я пока не уверен, справлюсь ли.

Беседа продолжалась, но особого интереса она больше не представляла. Они приземлились вовремя. Айзексон представил нового директора по исследовательской работе управляющему предприятием Рэнду, который, в свою очередь, познакомил его с некоторыми учеными, а также импозантной дамой, его личной секретаршей.

Приступив к работе, Олмстед сразу понял, что департамент исследований крепкий орешек. Ведущие специалисты-исследователи вели себя вызывающе, средний состав взирал на него мрачновато, а мелкие служащие выглядели настороженными и невеселыми. Секретарша гордо носила рыжеволосую голову на породистой шее. Сотрудники, мужчины и женщины, веря в поговорку "новая метла метет по-новому", составляли в течение двух месяцев самые пессимистические прогнозы. Они весьма удивились, обнаружив, что новый босс не занимался делами целых две недели, а только читал отчеты и детально знакомился с департаментом.

- Как тебе нравится новый босс, Мей? - спросила как-то гордую даму другая секретарша.

- О, не так уж и плох... мне кажется,- тон у Мей крайне сдержанный.- Он спокойный, даже скрытный, никаких реплик или вольностей. Вот задачка, достанется ли мне когда-нибудь босс, который будет хоть чуточку работать? Послушай, Молли,- Мэй неожиданно засмеялась: - Сначала у меня в начальниках ходил фотограф, ты помнишь, со стереоаппаратом миллионной стоимости и прочей дребеденью, потом любитель гольфа. На что тратит деньги доктор Олмстед?

- Скоро узнаешь, дорогая моя, не беспокойся,- игриво заявила Молли.

- Я надеюсь, Молли, очень,- ответ Мей звучал двусмысленно.- Жизнь секретарей крутая. Сидеть за столом или на совещаниях по шесть-семь часов в день - и все за паршивую тысячу в месяц.

- И это заявляешь ты, Мей? Но мы дождемся своего, а?

Время шло. Джордж Олмстед изучал отчеты и доклады, читал, хмурясь, перечитывал, дотошно сравнивая один материал с другим. Часто рыжеволосая Мей разыскивала ему доклад, прочитанный две недели назад. Он взял на вечер три доклада домой, а утром нажал три кнопки, вызвал вежливых молодых научных работников, оцепенело представших перед его глазами.

- Доброе утро, доктор Олмстед.

- Привет, ребята. Я не слишком силен в фундаментальной теории ваших докладов, но если объединить их, в силах ли вы разработать единый проект процесса очистки и обогащения урана?

Они молчали, покольку такие задачи не входили в обязанности ни одного из них.

- Теперь это будет вашей главной задачей, таков мой приказ. Отложите остальные дела, соедините свои головы и пошевелите мозгами. Сначала теоретически, а потом организуйте небольшой лабораторный эксперимент. Затем придете сюда для новой беседы.

- Хорошо, сэр.

Через несколько дней они вернулись в кабинет.

- Получилось?

- В теории все отлично, сэр, опыт же в лаборатории не идет.

Трое молодых людей держались еще более напряженно, чем прежде. Такое происходит не в первый и не в последний раз - директор по исследовательской работе снимет пенки с проекта, разработать который сам он не способен.

- Хорошо. Мисс Рид, дайте мне Рэнда... Рэнд? Олмстед. Трое моих ребят придумали весьма занимательное дельце, которое даст миллион экономии в год... Я? Да нет, черт побери! Поговорите с ними. Я понятия не имею ни в одной из трех частей проекта, не говоря уже о изобретении. Дайте им приоритеты класса ААА на авиазаводе сию же минуту. Если они справятся с этим,- можно спорить, что так и будет, я помещу их фото в "Нортпорт Ньюс" и подброшу им по паре тысчонок на нос и недельки две отпуска: пусть проведут его в... Да, я направляю их вам,- он повернулся к ошеломленной троице.- Отнесите ваши расчеты к Рэнду, не. медлите. Покажите ему ваши материалы и топайте на авиазавод.

- Позже Молли и Мей снова встретились в туалетной ко'м-нате.

- Так твой новый босс рыбак! - захихикала Молли.- И говорят, заплатил больше двухсот за одну катушку! Ты была права, Мей! Жизнь босса, наверное, полна трудностей. Сидит он много, а работает мало, хуже, чем любой на заводе.

- Вот несносные сплетники и вруны! - взорвалась рыжеволосая, полностью переменяв свое отношение к шефу. На самом деле он приносит больше пользы, сидя за столом, чем когда другой такой начальник носится распустив хвост по предприятию со скоростью сорока парсеков в минуту!

Джордж Олмстед отрабатывая свои деньги.

Его положение окончательно укрепилось, когда через несколько дней весь исследовательский департамент била дрожь от возбуждения.

- Головы выше! Мистер Айзексон самолично идет сюда! Интересно зачем? Не забрать же от нас Старика, как ты считаешь?

Мистер пришел впервые; детально осмотрел департамент, обращал внимание на работу каждого отдела.

Олмстед, проведя Большого Босса в свой кабинет, включил устройство, защищающее помещение от всех форм шпионажа, подслушивания и прочих форм утечки информации. Но только не против линзменов - перед ними оно бессильно.

- Хорошая работа, Джордж. Чертовски хорошая, поэтому я собираюсь отозвать тебя из департамента "Q" и поспать главным управляющим нашего нового завода на Вегии. Есть ли у тебя подходящий человек, который продолжил бы твои начинания и занял бы тут твое место?

- Включая департамент "Q"? Нет,- в душе Олмстед был разочарован, услышав слово "Вегия". Он метил гораздо выше - на секретную планету Босконских Вооруженных Сил, но понадобится, вероятно, много времени, чтобы заработать право на доступ туда.

- Нет, без департамента "Q". У меня на примете другой подходящий человек для этого подразделения - Джонс. А Вегию он не потянет.

- Хорошо. Предлагаю доктора Уайтворта,- это один из парней, разработавших новый процесс. Передача дел займет некоторое время - три недели минимум.

- Ладно. Три недели. Сегодня пятница. Вы тут владеете ситуацией, не правда ли? Поэтому спокойно можете отдохнуть.

- Я рассчитывал на это.

- Поедете на озеро Чесанкук, маршрут номер двести семьдесят три. Суровый край, отель даже на четвертую категорию не тянет, но рыба клюет бесподобно!

- Рад слышать. Когда сидишь с удочкой, приятно хоть что-нибудь да поймать.

- Будет подозрительно, если вы ничего не поймаете. Ящики для ленча наполняют в кафетерии. Вы знаете. Попросите вашу секретаршу подготовить. Отправляйтесь сегодня во второй половине дня, сразу, как только я уеду. Все проверьте и посетите Джонса перед отъездом. При себе имейте ящик. Счастливо!

- Мисс Рид, пожалуйста, пришлите Уайтворта ко мне. Потом спуститесь вниз, в кафетерий, и возьмите мне ящик для ленча, сэндвичи, термос с кофе и прочую провизию, необходимую для голодного и промерзшего рыбака.

- Да, сэр! - с восхищением взглянула она "на своего босса, который на голову выше остальных шефов на всем заводе.

- Привет, Нед! Садись на трон,- Олмстед махнул рукой на освободившееся кресло за большим столом - И царствуй, пока я не вернусь. Возможно, в понедельник.

- На рыбалку? - У парня окончательно исчезла скованность, сдержанность и недоброжелательность.- Большого и удачного улова!

- Спасибо, мой молодой и блестящий принц! Когда и ты станешь старым и толстым, возможно, и сам однажды отправишься на рыбалку. Кто знает? Пока!

-Обвешенный снастями, Олмстед весело пошел по коридору в офис помощника управляющего Джонса; с собой он тащил ящик для ленча. Он удивился, увидев на боковом столике в кабинете ящик, как две капли воды похожий на принесенный им. Олмстед поставил свой рядом.

- Привет, Олмстед,- ни малейшим движением или выражением лица линзмены не выдали себя.- Завтра рано выметаешься?

- Ага. Зашел сказать начальству, что меня не будет до понедельника.

- О'кэй. Меня тоже, но мне нужно ехать быстрей. Озеро Чемквасабамтикук.

- Это название или ты просто чихнул? Ладно, развлекайся, мой дорогой. На свое место я посадил Уайтворта. Его правление начинается примерно через час, и я весь в поту от беспокойства. Но он, надеюсь, продержится до понедельника, а справится и выполнит все как надо, мы будем привлекать его к делу и дальше. Джонс засмеялся.

- Пусть напутает чуток, ты потом все исправишь. Пока!

- Пока.

Олмстед выкатился из кабинета, неуклюже прихватив чужой ящик, и спустя минуту вышел из здания.

Он вызвал свой "дилингем" и запихнул ящик в багажник беспечно, словно спичечный коробок, а не драгоценный очищенный тионит стоимостью несколько миллионов.

- Желаю вам приятного уик-энда, сэр,- сказал привратник, помогая уложить багаж и снасти.

- Спасибо, Отто. Привезу тебе в понедельник пару рыбешек, если поймаю столько.- Забегая вперед, отметим, что он действительно привез - ведь линзмены держат свои обещания, невзирая на обстоятельства и настроение.

В разгар дня в пятницу шоссе, конечно, уже перегружено. Нортпорт, разумеется, не столица, здесь нет многорядных, с односторонним движением, непересекающихся магистралей. Олмстед не спешил. Он замедлил бег своего импозантного роесинанта, ярко-зеленого цвета, с тщательно отполированной, хромированной облицовкой, и свернул на северную сторону сунерскоростного шоссе. И даже там он не спешил, рассчитывая попасть на инспекционную станцию на границе заповедника в сумерки. Девяносто миль в час вполне достаточно. Он перебрался на девяностомильную полосу и теперь казался неподвижным, остановившимся по отношению к другим машинам в ряду.

Его охватило странное чувство: почудилось, будто автомобили замерли на месте, а шоссе под ними летело назад. Нет ни обгонов, ни виляния, ни выхода из ряда или перемены его. Иногда строй нарушался одинокой машиной, которую незаметно относило вправо или влево: она вынужденно ускоряла или замедляла движение и встраивалась на соответствующей скорости в соседний ряд.

Стоял полдень, яркий и ясный, не слишком жаркий и отнюдь не холодный. Олмстед наслаждался ездой и прибыл к месту поворота точно в намеченный срок. Оставив в стороне широкую гладкую дорогу, он резко сбросил скорость: "дилингем-супер-спортер" не был приспособлен демонстрировать быструю езду на узкой, неровной и холмистой дороге на озеро Чесанкук.

В сумерки Олмстед добрался до поста. Он не остановился на мостовой, а съехал с дороги, выйдя, потянулся и проделал несколько энергичных движений, разминаясь.

- Издалека? - спросил одетый в опрятный мундир охранник.- Ружье есть?

- Нет ружья,- Олмстед открыл дверцы для проверки.- Из Нортпорта. Забавно, не правда ли, в пути трудно заставить себя остановиться, даже когда и не особенно спешишь? Пожалуй, я поем сейчас - присоединяйтесь, есть сэндвичи и горячий кофе, хотите холодную лимонную настойку или лимонад.

- У меня свой ужин, спасибо, я как раз собирался поесть. Так вы сказали, холодная настойка?

- У-гу. Как лед. Ноль градусов по Цельсию.

- В таком случае я охотно присоединюсь к вам. Спасибо.

Олмстед открыл холодильный отсек, вынул две пол-литровых бутылки, поставил их и рядом свой раскрытый ящик для ленча.

- Хм... У вас там прямо-таки полный блеск, мистер,- охранник с восхищением глазел на роскошную громадину, с пониманием вслушиваясь в почти неслышное урчанье мотора.- Я слышал о таких новинках, но вот вижу в первый раз. Здорово. Все удобства?

- Вроде того. Вы действительно не хотите помочь мне справиться с сэндвичами, прежде чем они станут черствыми?

Мужчины закусывали и беседовали. Знал бы охранник, что находится в ящике у его ноги, упал бы в обморок. Но разве он мог даже заподозрить?

Олмстед подрулил к озеру, снял зарезервированный для него номер в ветхом отеле, лег спать, а ранним ясным утром уже сидел с удочкой - эта часть операции доставляла ему истинное наслаждение. Он разбирался в рыбалке, а рыба здесь водилась - большая, осторожная и игривая.

Днем он поел, а потом совершенно открыто, без утайки отправил "пустой" ящик в водную глубь. Не повезет же он обратно в город дешевый, пустой ящик. Он с радостью удил до вечера, а когда солнце коснулось горизонта, стал собирать свое хозяйство и заскользил по спокойной воде к пристани.

Ящик еще не начал излучать радиацию - Нортроп известил его об этой неприятной детали с некоторым беспокойством,- но обязательно заявит о себе, тогда-то Патруль запеленгует его.

А Джордж Олмстед, устало вздохнув и предвкушая еще один день отдыха и рыбной ловли, собрал снаряжение и улов и зашагал к отелю.

ГЛАВА 17

В сорока тысячах миль от центра Земли космический корабль "Чикаго" плыл по орбите на скорости десять тысяч миль в час; именно такая скорость удерживала его практически стационарно над определенной точкой поверхности планеты. Конечно, не случайно Вирджил Сэммс и Родерик Киннисон находились на борту. Их сопровождала добрая дюжина кораблей, не удаляясь слишком далеко от флагманского корабля. На изрядном расстоянии от ведущего корабля кордон из дизельных кораблей-разведчиков очищал пространство. Навигационные офицеры на тех кораблях знали до тонкостей место и куре каждого космического транспорта, законно находившегося в эфире, и появление даже одного неизвестного звездолета привело бы корабли в состояние боевой готовности.

А далеко внизу, стараясь не уклоняться от прямой линии между "Чикаго" и центром Земли, плыла величественная прогулочная яхта, на борту которой находилось восемь лин-зменов; двое из них не отрывали глаз от наблюдательных приборов. Они высматривали ящик для ленча, покоившийся на дне озера.

- Он еще не начал излучать радиацию? - спросил Родерик Киннисон.- Он движется по дну или лежит на месте? Может, кто-нибудь добрался?

- Еще не излучает,-ответил Лайман Кливленд отрывисто.- Ни капсула Нортропа, ни моя не обнаружили никаких признаков активности.

Мейсон Нортроп - блестящий электронщик. Кливленд, пожалуй, величайший в мире специалист в данной области. Никто из них не обнаружил радиацию-следовательно, ее и нет.

Наблюдение показало: ящик не менял своего местоположения, не передвигался подводными течениями, к нему никто не приближался.

- Никаких изменений, Род,- доктор Фредерик Родебуш послал мысль через Линзу.-Шестеро из нас следят за приборами - каждая смена пять минут.

Вскоре присутствующие встрепенулись.

- Тут у меня возникла идея, которая может представлять интерес,- объявил Дал Налтен, венерианец, обливая себя водой.- Конечно, для любого жителя Венеры вполне естественно быть в воде или под водой. Я с огромным удовольствием поплавал бы сейчас в озере... Кстати, наверняка не случайное совпадение: некий венерианин, Оссмен, находится именно сейчас у этого озера.

- Что? - при таком известии девять линзменов подали голос одновременно.

- Точно. Оссмен,-озабоченно произнес венерианин-линзмен только два слова вместо двадцати или тридцати, как обычно.- В красной лодке с желтым парусом.

- А как он найдет ящик? - спросил Сэммс.

- Очень просто. Например, стоит крошечному калану потереться о любой предмет, ни один теллуриец этого не заметит, а каждый венерианин найдет предмет по запаху даже на другом конце озера,- вмешался Дал Налтен.

- Верно. Я упустил такую возможность.

- Не уверен, но продолжайте следить,- распорядился порт-адмирал.Направьте приборы на Оссмена, а парочку на другие лодки. Так ты утверждаешь, Джек, что Оссмен чист, у него нет специального снаряжения? Нет даже блока "шпионских" лучей?

- Здесь это было бы слишком заметно. Вот на Эридане можно нацепить на себя сколько угодно, а нам приходится ходить голыми.

- Все правильно, Род,- согласился Олмстед в своей лодке внизу, а Конвей Костиган в своем кабинете в Нортпорте поддакнул. Безопасность оперативника высшего разряда зависит " первую очередь от совершенства его собственного мастерства.

Под дуновением легкого и порывистого бриза красная лодка медленно двигалась по озеру. Сонный юноша, ко-торого явно не занимало, куда лодку несло, сидел на корме; его левая рука свободно лежала на руле. Оссмен тоже не вы глядел слишком озабоченным, стараясь, правда, избежать столкновений с рыбаками. Его подводные прогулки были продолжительными даже для венерианина, но он входил в воду и выходил из нее яе поднимая волны, как истинный венерианиц.

- Вероятно, у гостя с собой капсула детектора "шпионских" лучей,-предположил Джек.-Ведь венерианин беспрепятственно проглатывает все, он преспокойно отправит себе в желудок целую аналитическую лабораторию. Никто не направлял на него луч?

- Разумней этого и не делать. Наблюдайте за ним, когда он подберется близко к ящику. Дал Налтен, не стоит тебе плыть туда.

- Определенно нет. Вот почему я тут, наверху, и сухой.

Они ждали, и в конце концов бесцельные блуждания Оссмена привели его к месту, где на дне озера находился ящик для ленча. Гость проплыл над ним словно случайно - и только ультракамеры засекли его действия.

- Ящик все еще там,- сообщили люди, работавшие с "шпионскими" лучами,- но упаковка исчезла.

- Прекрасно! -воскликнул Киннисон.-Твои наблюдения видят ее на нем, Джек?

- Бьюсь об заклад, не увидят,-ответил Джек.-Он проглотил ее. Я ожидал, что проглотит и сам ящик с содержимым.

- Сэр, он уже в лодке, мы просветили его со всех сторон. Ничего снаружи.

- Великолепно! Значит, он не рассчитывает передать товар кому-нибудь в толпе. Берем его здесь же под зонтик.

"Чикаго" и остальные звездолеты военного назначения вернулись на свои базы. Прогулочная посудина удалилась. В лесу убирались палатки, группы рыболовов готовились к отъезду. Молодые люди спортивного вида, слонявшиеся по берегу, направились к ближайшим лесным тропам.

Однако Киннисон ошибался, утверждая, что остальная часть операции пройдет гладко, без сучка и задоринки.

Оссмен-венерианин возвращался с озера не один: от озера к отелю, от отеля к автомобилю, на дороге, в поезде, на самолете, на пути к неприметному зданию в обычном деловом районе Нью-Йорка, он нигде не оставался один. Там, где пассажиров было немного, оперативники Патруля словно бы растворялись и не приближались к венерианину слишком близко; а там, где толпа сгущалась, как, например, на некоторых станциях метрополитена, они окружали его в три ряда.

Он добрался до места назначения, защищенное от "шпионских" лучей, поздно вечером в воскресенье. Войдя туда, оставался там недолго.

- Следить за ним "шпионскими" лучами, Вирдж? Или пасти его так?

- Никаких "шпионских" лучей. Пасите так. В условленное времяхнаправьте на него, как обычно, порцию лучей, но не ранее. Удостоверьтесь, что у него уже ничего нет ни на нем, ни в нем, ни в его доме или рядом.

- Сегодня ночью нам дежурить?

- Нет, слишком заметно. Поэтому ты, Фред, и ты, Лай-ман, выполняете первый этап задания, а остальные отправляются отсыпаться.

В понедельник утром здание открылось, вокруг него стояли буквально начеку сотни самых умелых и проницательных детективов, включая Кнобоса с Марса.

"Вот это их штаб-квартира - по крайней мере одна из многих",- подумал марсианин, изучая толпы людей, входивших и выходивших из здания.- Вот почему мы не могли найти ее, Дал. Никто никогда не видел этих служащих. Полная смена персонала .в ходе операции, видимо, межпланетной.

Факты свидетельствовали -оптовики весьма умные и ловкие дельцы.

Но и профессиональная служба слежки была организованна и действовала согласованно.

Использовали и крошечные фотоаппараты с сильными объективами, способные четко фотографировать крупные планы с расстояния пятисот футов, и другие приспособления и аппаратура, нет смысла их перечислять.

Таким образом, оптовики находились под наблюдением, а их сделки с розничными торговцами тщательно фиксировались. Маленькие рыбешки бизнеса действовали не слишком аккуратно, а их клиентура тем более: любой акт передачи фиксировали с расстояния многих миль ультрачувствительными приборами Патруля. Четко и безошибочно покупатель прослеживался от момента покупки наркотика до момента его употребления. Вирджил Сэммс должен иметь конкретные, положительные и однозначные свидетельства. И он их получил. Предполагаемые судьи, просмотрев представленные доказательства, смогут вынести приговор: "виновен".

Как ни странно, единственное происшествие за этот длинный и напряженный день случилось с Джеком Киннисоном. Некий мужчина - позже оказавшийся магнатом преступного мира средней руки,- который в это время даже не был под подозрением оперативников, по той или иной причине вбил себе в голову, что Джек следит за ним. А линз-мен, впрочем, показал часть своего "длинного глаза" - телеобъектив - эффективный даже на больших расстояниях. Вещь прекрасная, но громоздкая, которую дьявольски тяжело спрятать. Во всяком случае, магнат послал призыв о помощи на тот случай, если его телохранителей окажется недостаточно. И его личные телохранители с энтузиазмом закрутились возле линзмена.

Босс поставил две задачи. Первая -умело и спокойно провести острым лезвием по горлу молодого Киннисона от уха до уха; и вторая-разбить фотоаппарат на куски и подвергнуть несколько квадратных дюймов чувствительной эмульсии воздействию яркого дневного света. Но если бы эта "важная персона" и его подручные знали, что фотограф совсем не один, что громадный, неуклюжий детина, торчавший в нескольких футах от него, тоже легавый, они, возможно, и отказались бы от своих намерений.

Два хулигана из четверых поравнялись с Джеком раньше остальных; один собирался схватить камеру, другой пустить в дело нож. Но Джек Киннисон оказался проворней. Он заприметил их, когда они еще подходили. Тремя молниеносными движениями о" вмазал телеобъективом в висок первого, яростно увернулся от второго, обнажившего нож, и направил носок своего башмака в то место, куда любят наносить удары профессиональные борцы на ринге. Оба атакующих мгновенно утратили всякий интерес к действительности. Один из них потерял этот интерес надолго, поскольку телеобъектив тяжелый, очень жесткий и очень, очень твердый.

Сражавшийся Джек еще не пришел в себя, как подоспели не только двое других телохранителей - но и Мейсон Нортроп. Мейсон не был таким быстрым, как Джек; но, как уже говорилось, крупней и гораздо сильней. Какой бы рукой он ни ударил, противник обязательно летел с катушек. Все равно что удар дваддатифунтового молота, упавшего с высоты девяносто семи с половиной футов.

Разумеется, линзмены тоже воззвали о помощи, и скоростному Патрулю потребовались доли секунды, чтобы добраться из одной точки округа в другую. Поэтому также внезапно, как и вспыхнуло, это сражение закончилось, прежде чем другие "утюги" с автоматами и пистолетами смогли добраться до места.

Киннисон-сын чертыхался и яростно проклинал указ, который запрещал ношение оружия. Он клялся, что больше никогда не встанет с постели без, по меньшей мере, двух пугачей; хотя в конце концов ему пришлось признаться, что пищать не о чем. Киннисон-отец вполне терпеливо объяснил, что он получил в этой маленькой потасовке всего лишь слегка разбитую губу, даже прическа не растрепалась, и если бы все носили с собой пистолеты, то какой-нибудь безмозглый, проклятый молодой болван, вроде него, поднял бы пальбу и устроил большой кавардак и испортил бы всю операцию Сэммсу, возможно, безнадежно. Он просит его перестать верещать и отправляться ко всем чертям.

Так Джек и сделал.

- На деле о тионите можно поставить точку, верно? - спросил Род Киннисон.-У юристов хватит времени разложить все по полкам, а потом начинать процесс.

- И да и нет,- нахмурился Сэммс.- Улик достаточно - известно все -от начала производства до конечного потребителя, но, по самым оптимистичным прогнозам, потребуются годы, чтобы поместить за решетку главных виновников.

- А я-то считал, что ты планируешь свой основной удар нанести за три недели до выборов.

- Учти, наркобизнес-лишь малая часть их темных делишек. Мы собираемся прихлопнуть всю нечисть одним ударом, а этой банде принадлежит львиная доля в преступном мире. На ее счету убийства, похищения, взятки, коррупция и подобное.

- Знаю. Ну и что?

- Подумай только, о ком идет речь: президент, почти воловина Конгресса, большинство судей и практически все политические боссы и шефы полиции континента одновременно окажутся под следствием - закон столкнется с чрезвычайно сложной проблемой. Юридический отдел Патруля работает над этим по двадцать четыре часа в сутки, и единственная вещь, в которой они, кажется, уверены, это наличие крайне спорных положений в законе. Таких прецедентов еще не, возникало.

- Будь они прокляты, эти прецеденты! Преступники виновны, и все знают об этом.

- А не собрать ли нам конференцию Галактического Совета? - предложил, наконец, Киннисон.- Или привлечь Бергенхольма, вдруг он со своими озарениями найдет хоть какие-нибудь зацепки.

- Я обсуждал с ним этот вопрос. Сошлись на том, что босконцы знают о наших военных делах столько же, сколько мы об их.

- Слишком наивно ожидать, что они глупы и считают увиденную ими часть Великой Армады максимумом того, чем мы располагаем. Особенно, после предупреждения, полученного у Холма,- произнес Киннисон.

- Не будем слишком оптимистичны. Ты не откажешь им в смекалке, у них есть люди и ресурсы, по меньшей мере равные нашим.

- Но боевой дух, мой мальчик, вот что главное,- продолжал Киннисон.Вирдж, ты ни разу еще не посетил Беннет, хотя я приглашал тебя,туда много раз. Выбери время прямо сейчас и поезжай. Такая экскурсия будет полезна для Беннета и для Патруля: ты докопаешься до сути.

- Пожалуй, ты и прав... Я поеду.

И вот порт-адмирал и Первый Линзмен отправились на Беннет, но не на "Чикаго" или другом супердредноуте, а в двухместном быстролете. Космическое сообщение с этой планетой строго регламентировано. Только л инзмены могли покидать Беннет, причем по очень веским причинам. Оттуда не отправлялась ни почта, ни грузы, а военные корабли Армады, находясь на учебных маневрах внутри плотной, как стекло, оболочки, охранявшей систему, оказались отгорожены от всего живого.

- Но не будет ли сам факт подобных жестких ограничений действовать против боевого духа? Ведь это все равно что тюремное заключение? - поинтересовался Сэммс.

- Пока никто на планете не знал о существовании космических перелетов, и не подозревал, что Беннет- не единственная форма разумной жизни во Вселенной, все шло гладко. Но, встретив лас и осмыслив последствия встречи, они начали бунтовать. Разумеется, я сейчас крайне упростил реальное положение. Ты все увидишь сам, когда мы сядем на планету.

Беннет походил по всем параметрам на теллурийскую планету: по массе, атмосфере к климату; его туземное население состояло из людей и в физическом, .и в умственном отношении. И Первый Линзмен, разъезжая со своим другом, увидел, что люди планеты проникнуты рвением и усердием. Самые лучшие психологи Патруля проделали потрясающую работу.

На Беннете не скрывали, что планета - арсенал и военно-космическая база Цивилизации. Такой формулировкой здесь гордились. Фабрики, все отрасли производства, все предприятия, фермы работали со процентной отдачей. Беннет испещрен сетью построенных космопортов, а сколько сотен их достраивается! К имеющимся военным кораблям прибавлялись каждый час ультрасовременные, ультраскоростные и ультрамощные.

Считалось большой честью участвовать в строительстве подобных кораблей, и слава ждала тех, кто зачислялся в состав их экипажей. Пришлось проводить конкурсные экзамены для соискателей - уроженцев Беннета.

Сэммс не задавал лишних вопросов относительно появления молодых людей на планете -он знал, что они прилетели со всех планет Цивилизации, привлеченные умело составленной рекламой, обещавшей высокооплачиваемую работу на новых и высокосекретных объектах. Сотни таких объявлений распространялись повсюду. Прибывали из Патруля, из "Космических Путей", "Ураниум Инк" и других космических фирм. Не исключена вероятность приезда специалистов и из Босконии, но тщательные проверки давали всегда отрицательный результат. Линзмены, проверяя служащих на Беннете, не обнаруживали ничего подозрительного. Очевидно, босковцы вербовали людей на планетах, не известных ни одному носителю эрайзианских Линз. Правда, босконцы пытались внедриться в Патруль, но Сэммс почти не сомневался, что ни один из них не попал туда.

Беннет узнал о прибытии Сэммса. Где бы он ни появлялся, повсюду его встречали восторженные толпы.

- Ты считаешь, Род, что здесь нам не найти достойных кандидатур носителей Линзы? Ты уверен?

- Увы! Мы не нашли ни одного подходящего человека. Через несколько лет, когда подрастет молодое поколение, будем надеяться, и здесь люди станут достойными линз-менами.

- Проверим.

Поездка закончилась, и оба линзмена полетели назад, на Землю.

- Ну, что, мой скептик и пессимист, прай я или нет? - спросил Киннисон, как только двери корабля закрылись.- Могут ли босконцы соперничать с нами?

- Ты прав, пока у них не получится.

- Давай потратим время полета на разработку плана действий. Я считаю, что прежде всего...

ГЛАВА 18

Конвей Костиган, оставив после себя десятки ложных следов, разорвал свои связи с "Ураниум Инк" сразу же после успешного завершения операции "Цвилник".

Вернувшись на Теллус, он принял незаметное, но активное участие в операции "Матиз", которая находилась в полном разгаре.

- Что, пришло время для всех людей доброй воли и верных долгу явиться на помощь партии? - усмехнулась Клио Костиган.

- Разве ты не слышала, что говорил сегодня босс?

- Да,- легкомысленное настроение Клио исчезло.- Они такие грязные, Спуд, я действительно боюсь.

- Я тоже. Но мы не такие уж белоручки, и Киннисон с Сэммом накрыли их колпаком.

- Отлично.

- Мне сегодня придется половину ночи отсутствовать. Ты не обидишься?

- Что поделаешь. Приятно одно то, что ты вообще появился дома, дорогой, а не торчишь где-нибудь в миллионе световых лет. Я просто таю от восторга.

Порой бывало трудно сказать, что имела в виду лукавая миссис Костиган. Линзмен, взглянув на нее, решил, что она поднимает его на смех, и шлепнул ее пару раз по тому месту, которое наиболее для этого подходило. Потом основательно поцеловал и ушел. В эти дни у него оставалось мало времени на себя и на свою милую, обожаемую жену.

Кампания, начатая Родериком Киннисоном, принимала все больший размах и становилась все более жестокой.

Морган и его команда лезли из кожи вон, выкапывая и придумывая все, что только могли, не очень стараясь быть правдивыми или хотя бы правдоподобными. Борьба переросла в настоящий поединок политических лидеров.

А "мальчики и девочки" из Патруля крутились как боби-ки, то тут, то там, выкапывая факты, немного информации где-то еще, и все это для возмездия, которое обязательно должно совершиться. Они использовали ультраволновые сканеры, "шпионские" лучи, телеобъективы, провокаторов, осведомителей - все, что только могли придумать - и их не всегда можно было выгородить или увести от мести.

- Мы достали это, босс, теперь давайте пустим в дело!

- Нет. Побереги! Держите крепче. Давайте факты - имена, числа, место и количество. Прежде проверь - и пока прибереги!

Проверь! Прибереги! Этот приказ звучал так часто, что вошел в поговорку. Однако, в отличие от поговорок, он тщательно и неукоснительно выполнялся. Оперативники проверяли и проверяли еще и еще, еще и еще раз; и даже сами полностью не сознавали, ценой каких невероятных усилий и какой беззаветной преданности.

Киннисон исколесил весь континент, посетив каждый штат, все большие города, множество деревень и деревушек. И всегда частью его выступления перед аудиторией стала демонстрация действия Линзы.

- Глядите на меня! Сосредоточьтесь на том, что в вашем сознании составляет образ Родерика Киннисона, его индивидуальность. Это позволит любому из вас войти со мной в такой тесный контакт, словно наши сознания слились воедино.

Я сейчас не говорю - вы читаете мои мысли, поэтому точно знаете, что я действительно думаю. Хорошо это или плохо - судите сами. Мое сознание не мешает вашему, ибо я не в состоянии изменить ни базисную структуру вашей личности, ни ментальное поле. Побывав в моем сознании, вы убедились в моем главном качестве - друзья называют это силой и мужеством. Пиратский главарь Морган и его шайка головорезов распространяют обо мне разные небылицы. Но только вы теперь решаете, хотите или нет избрать меня в ваши президенты. Я не в силах повлиять на ваше мнение, но правда - это то, что восприняло ваше сознание. Так действует Линза: обнажая глубины моего сознания для вас, в ответ позволяет мне понять ваши мысли.

Однако обмен мыслями между нами не является гипнозом, как пытается уверить вас Морган. Даже самый умелый гипнотизер со своими помощниками и аппаратурой НЕ МОЖЕТ ВОЗДЕЙСТВОВАТЬ НА СИЛЬНУЮ И СОЗНАТЕЛЬНО СОПРОТИВЛЯЮЩУЮСЯ ВОЛЮ. Если бы был прав Морган, то это означало, что каждый из вас, принявший в данный момент мою мысль-никчемный слабак, и тут вы можете сами сделать выводы.

В заключение напоминаю - и вы запомните хорошенько и никогда не забывайте: здоровый и нормальный мозг НЕ МОЖЕТ ЛГАТЬ. Уста могуг, но сознание- НИКОГДА! Вот почему вся ваша высшая исполнительная власть будет обязат