/ Language: Русский / Genre:child_prose

Нотсо Хотсо.

Энн Файн

Ироничная зарисовка одного дня жизни собаки. Вам понравится. Даже будет, чему поучиться… Иллюстрации Тони Росса

Энн Файн

Нотсо Хотсо

1. Как Начался Кошмар

Как-то однажды утром я чешусь, Шкряб-шкряб! Шкряб-шкряб! и не могу остановиться. Это отвратительно.

Все остальные тоже так думают.

— Энтони, прекрати это делать.

— Кто-нибудь соблаговолит выкинуть эту блохастую собаку вон?

— Прекрати сейчасже, Энтони!

Эй! Нотсо Хотсо!

Особенно для такого, как я. Я не привередливый, это уж точно. (Лично я бы назвал это скорее «разборчивый», хотя я знаю парочку типов, которые довольно резко использовали слово «жеманный».) Но я не один из тех противных «Я-собачонка-и-я-буду-чухаться-если-хочу». Я полагаю, я просто так думаю, что мир был бы более приятным местом для всех нас, если бы каждый пытался держать свои ароматы, заблуждения и отвратительные маленькие личные привычки тихохонько при себе.

Называйте меня привередой, если хотите, но мне просто нравится изысканность.

А вот проблемы с кожей — это совсем не изысканно. Как узнают товарищи по несчастью, кожные проблемы — это не то, что вы можете забыть за утро. Они сводят вас с ума, особенно зудящие. Сначала вы думаете, что если вы только почешите это крошечное местечко здесь…

Затем вы думаете, что если вы только немного пройдётесь по этой зудящей-кусучей дорожке там…

А затем вы думаете, что теперь, раз вы так или иначе начали, вы могли бы также почесать на боках чуть-чуть здесь…

И прежде, чем вы осознаете, где вы, каждый отдельный ваш кусочек горит.

Я не преувеличиваю. Я имею в виду именно В ОГНЕ.

И никто не сочувствует. Они только считают, что вы им досаждаете.

— Энтони, если ты не прекратишь чухаться, я снова отправлю тебя во двор, даже если идет дождь.

— Энтони! Прекрати это! Сейчас же!

Поговорим о собачьей жизни. Если бы не Мойра, живущая по соседству, я, возможно, расцарапал бы себя на кусочки.

— Что случилось с вашей собакой?

Как будто бы Джошуа оторвёт на мгновение глаза от своей игры, чтобы взглянуть на своё собственное домашнее животное.

— Ничего.

— Нет, Джошуа, что-то с ним не так. С него нападали странные кусочки кожи по всему вашему ковру.

Я даже не собираюсь рассказывать вам о том, что было после этого. Это просто слишком ужасно. Достаточно сказать, что это привело к спору о том, действительно ли все эти штуки на коврике являются частичками отмершей собачей кожи или нет. А затем нам пришлось ждать, пока Мойра сходит домой за увеличительным стеклом её бабули. И затем мне пришлось терпеть, пока эти двое бесконечно тыкали и похлопывали меня.

— Фу! Гадость! Какая-то дрянь по всей его спине!

— Отвратительно! Ты должен сказать маме.

— Маме? Да её стошнит, если она это увидит!

Мило, да? Наверное, он забыл о некоторых из своих собственных довольно отвратительных привычках. А что касается Мойры, ну, в общем, я довольно часто видел её, сидящей спиной к дому и делающей со своим носом то, что она не стала бы делать ни перед кем, за исключением меня, и, возможно, Белинды, её хомяка.

По крайней мере, эти двое сделали кое-что полезное, когда закончился мой Час Унижения. Они рассказали Её Светлости.

— Ма-ам! С Энтони что-то не так.

— Да, миссис Таннер. Посмотрите на это. Это ужасно!

Итак, миссис Невнимательность наконец-то иноходью приблизилась к дверному проёму, небрежно роняя сыр с тёрки, которую она держит. (Одно маленькое светлое пятно для меня за весь день.)

— В каком смысле не так?

— С него кожа отваливается.

— Отваливается?

— Да. Ужасными, противными, отвратительными маленькими кусочками.

(Ну, спасибо тебе, Джошуа. И не рассчитывай больше на компанию или сочувствие в следующий раз, когда ты заболеешь ветрянкой.)

— Да, миссис Таннер! — подключается Мойра. — И он весь в красной сыпи. И кусочки эти липкие.

(Прекрасно, Мойра. Только не жди, что я приду впустую тратить своё драгоценное время, развлекая тебя, когда в следующий раз ты застрянешь дома с корью.)

Подходит Королева Кухни. Я надеюсь, что у неё, по крайней мере, хватит здравого смысла отложить тёрку, перед тем как она коснётся меня. И тщательно вымоет руки после. В конце концов, как я сказал, я бы не называл себя привередой. Но мне действительно нравится, чтобы остатки пищи, которые соскребают в мою миску, не вредили здоровью.

Трогает меня, ничего! Миссис Что? — В-моём-доме? отступает назад.

— Тьфу! Это ужасно. Это отвратительно.

Ну, большое спасибо. Там есть кто-нибудь, из читающих это, кому нужна толпа бесчувственных людей?

А то у меня здесь полно.

Целый набор.

2. Становится Всё Хуже и Хуже

Лично я бы подумал, что это срочно. Но не она. Не Леди Неторопливость.

— Это срочно? — спрашивает помощник ветеринара, по телефону.

— Нет, — отвечает она. (Только это: «Нет.»)

И она записывается на дневной приём, на четверг.

Однако, вот так-то. Позже, в тот же день, когда мистер Ой-Простите-Опять-Забыл-Купить-Собачью-Еду заявляется с работы, она тут же отправляет его купить упаковку мешков для пылесоса.

— Нет, ты неможешьотложить это на потом, — заявляет она, когда он начинает ворчать — Не в случае с кусками собачьей кожи повсюду. Это срочно.

Не самая деликатная компашка. И не думайте, что я выдумываю, когда я говорю Вам, что меня не прогоняли из дома так яростно или так часто с тех пор, как тот двухлетний малыш с аллергией гостил у нас на прошлую Пасху.

Я предстал во всей красе — даже втихаря превратился во что-то вроде демона солнца, после того, как я прошёл мимо крепости Леди Самовлюблённость, выстроившейся на лестничной площадке из журналов красоты, и заметил статью, которая утверждала, что — разумно используемый — ультрафиолетовый свет может творить чудеса с тем, что они тактично называют «проблемной» кожей.

Хотя этот большая храпящая размякшая разноцветная нахалка на соседской стене всё-таки нахамила и немного подпортила мне настроение, когда я растянулся на травке, чтобы подставить свои бедные зудящие бока целительным силам Небесного Светила.

— Чёй-то выглядишь ты «обшарпанным ковриком», а, Энтони? Семейство кормит тебя таблетками для Выпадения Шерсти?

— Мило, — сказал я, — слышать это от кошки размером с бочку.

— Иди погрызи дверную ручку, Энт!

Я ненавижу, когда она называет меня «Энт».

Поэтому я прокрался назад в дом. И снова был выгнан во двор. И подумал: «Ну, ладно. Это их вина, если я пойду бродяжничать».

И я отправился в парк.

Вообще-то я не любитель компаний. У меня другие интересы. Я думаю, что взмыленная беготня — для юнцов. Когда Крепыш, Толстун и Белла разгорячатся, их вывалившиеся языки слегка похожи на поросячьи. И я уже не говорю о том, что когда они играют в «ДингопротивШакалов», то оставляют после себя вытоптанную траву и поломанные кусты.

Время от времени я высказываю своё мнение на эту тему.

— Вы не могли бы быть более аккуратными? — умоляю я. — Некоторым из нас приходится гулять в этом парке каждое утро. Пожалуйста, попытайтесь оставлять это место после себя таким же приятным, каким оно было до вас.

Они насмехаются, конечно.

— Неужто это Лощёный Энтони, Приятель Смотрителя Парка?

— Я действительно, действительно обеспокоен!

— Ой, тогда укуси меня! Укуси меня!

Обычно наш Крепыш находится в режиме Я-Вожак-Стаи. Я подхожу. Он поворачивается, одаривает меня ультранедружелюбным взглядом «Исчезни, а?» и изрекает: «Крыша поехала, Энт?»

Я закатываю глаза. Я имею в виду, такой сарказм, как десять минут назад. (Или даже раньше.) «Ладно-ладно, разве ты не абсолютно крутой!» — зубоскалю я и жду, когда он ощетинится и глупо рыкнет, что подразумевает: «Посмотрите только на это — мистер Ничто из Ниоткуда», прежде, чем он пригласит меня немного подурачиться с ними.

Но сегодня всё не так. Он проявляет интерес к моей персоне, ну, почти проявляет.

— Что с тобой случилось?

Подключается Толстун.

— Ага. Выглядишь ты странно. Как обшарпанный коврик с ножками.

(Тоже самое сказала та противная кошка. Теперьжея обращаю внимание на эти слова.)

— Что ты имеешь в виду?

Но объясняет уже Белла:

— У тебя выпадают огромные куски шерсти на спине.

Толстун соглашается:

— Выглядишь ты ужасно.

Верный Крепыш не упускает случая поюморить:

— Ты доказывал нам, что ты помесь овчарки и ретривера, — насмешничает он. — Ты никогда не признавался, что ты стопроцентный линь. Линёк!

Теперь я начинаю волноваться — выворачиваюсь назад, пробуя разглядеть те участки себя, что я расцарапывал.

— Ведь не может же быть всё так безнадёжно плохо!

— Ага, мечтать не вредно!

— Не с твоим везением!

— Похоже, в твои таинственные отбивные кто-то что-то подмешал.

И тут появляется запыхавшийся Старина Найджел, целые десять минут, хрипя и пошатываясь, он добирался до нас по парку со скоростью зимы, меняющейся на весну.

— Ой-ёй! — дрожащим голосом выдохнул он. Он уставился на меня слезящимися глазами. — Ты выглядишь даже хуже, чем я себя чувствую. Я полагаю, ты не протянешь дольше меня.

Поговорим о панике. Я развернулся и чухнул домой так, что не чувствовал под лапами земли.

3. Зеркало, Зеркало на Стене

Так, теперь я намерен основательно изучить свои бока и спину. Конечно, с тех пор как началось отслаивание кожи, Моя Домовитая Леди не впускала меня в свою миленькую, всю в розовых рюшечках-оборочках спальню с зеркалом от пола до потолка. Но именно туда я медленно продвигаюсь ползком, когда она не смотрит. (Приходится осторожничать. В прошлый раз, когда она поймала меня, слоняющегося возле двери, она пригрозила: «Попробуй только зайти сюда, пока с тебя сыпется на ковры эта дрянь, Энтони, и я зажарю тебя на шампуре!» И я поверил ей.)

Хотя, «крался» — было более точным словом. Я благополучно пробрался под кровать. Затем вылез из-под неё с другой стороны, туда, где было зеркало.

О, ужас! О, ужас! Представьте только холёного и блестящего меня, вертящего задом, чтобы рассмотреть то, что когда-то было безупречной шкурой, и обнаружить…

Чесотку!

Местами мой зад был совсем ободранным. Если бы я был ковриком, то Вы бы выбросили меня не задумываясь. Я был потрясён. Я пью рыбий жир. Я достаточно времени провожу на свежем воздухе. Я делаю физические упражнения. (Фактически, из всех окрестных собак, вероятно, я единственный, кто следит за своим здоровьем и не имеет вредных привычек.)

Это было несправедливо. Я выглядел ужасно. И если бы я был не там, где мне меньше всего было позволено быть, я бы задрал голову и завыл.

А так как я был именно в самом запретном месте, то я только захныкал.

И как раз в этот момент вошла она. Я не стал ждать неминуемого разноса. (Что-то вроде «Энтони! Разве я непредупреждала тебя, что если ты только войдёшь сюда… бла-бла-ди-бла…»). Поджав хвост между лап, я стал пробираться к двери. Видит бог, я не раб гламурности. Наш мир — это мир дворняжки, и помесь, такая как я, слишком хорошо знает, что суждения по внешности могут слишком легко привести к…

Подождите минутку! Что это было?

Мисс Только-Покажись-В-Моей-Комнате-И-Я-Зажарю-Тебя-На-Шампуре бросилась на колени около меня. Её руки обнимали меня за шею, и в её глазах стояли настоящие слёзы.

— О, Энтони! Бедолажка! Ты страдаешь, да? Ты на самом деле плачешь. О, дорогуша.

И вдруг она уже говорит по телефону.

— Нет! — говорит она помощнику ветеринара. — Четверг неподходит. Бедное создание в агонии. Меня не волнует, сколько людей ожидает у Вас в приёмной. Это — срочно, и я везу его немедленно.

Следующее, что я помню, так это то, что я стою, весь дрожащий, на диагностическом столе, и Делия Мэссингпоул Б.В.Н., Ч.К.К.В. (для тех, кто у ветеринаров не лечится, поясняю — Бакалавр Ветеринарных Наук, Член Королевской Коллегии Ветеринаров) пялится на меня через маленькое увеличительное стекло.

— Да, очень скверно. Должно сильно зудеть.

И это после пяти лет ветеринарной школы? Да такое я мог бы ей сказать бесплатно! Но я только стоял там, тихонько осыпаясь, пока она осматривала дальше.

Затем я отключился. Я не был в состоянии выслушивать детали, так что по сей день я не совсем уверен, сказала ли она, что это была чесоточная имитация чесотки с экземой лёгкой степени, или чесоточная экзема со слабым налётом чесотки, или все эти болезни разом. Я только помню, что старался высоко держать голову и размышлять о внутренней красоте.

Внезапно мисс Мэссингпоул протягивает гигантскую баночку с какой-то жёлтой кремообразной дрянью:

— Это должно помочь.

Леди Лавандовой Комнаты снимает крышку и нюхает:

— Пахнет не очень приятно.

Чё-оорт! Ну, надо же. Вещица-то не предназначается для принятия твоей ванны. Или для твоего лица. Это вообще-то для моей задницы. И раз она поможет, как думает Ветеринар Мэссингпоул, то для меня она — первосортная.

Мисс Намусоришь-На-Мои-Коврики-И-Я-Убью-Тебя всё ещё смотрит с сомнением:

— Как же это на него намазывать?

«Я буду сидеть не двигаясь, — мысленно обещаю я. — Я буду сидеть неподвижно

Но она не об этом беспокоится.

— Эта штука такая липкая, я никогда не вымою её из-под ногтей.

О, моя ты дорогая! Надеюсь, Вы понимаете, что я чуть не свалился со стола, от такой её искренней тревоги и печали обо мне. О боже! Может быть, она скорее заберёт меня домой и позволит мне расцарапать себя дополногооблысеня, чем рискнёт коснуться одним из своих совершенных Перламутровых коготков противной, дурно пахнущей жёлтой дряни.

— У меня идея, — сказала Главнокомандующая Мэссингпоул. — Мы побреем его.

Эй, на чьей она стороне?

Я вытаращился.

И миссис Т. тоже:

— Побрить его?

— Да. Это превосходная идея. (Я замираю от ужаса. Она включает бритву.) Мы сбреем всю оставшуюся шерсть. И тогда крем будет лучше втираться. Проблема уйдет быстрее. А вся его шерсть отрастёт достаточно скоро.

О, конечно! Чудненький план!

Для неё.

Я поворачиваю голову к той самой леди, которая когда-то вызволила меня из клетки; которая когда-то решила, что я буду полезным для её семейства; которая купила мне мою первую настоящую собачью постель и мою ярко-красную пластиковую миску; которая подходила пятнадцатьраз в мою первую ночь, чтобы утешить и успокоить меня.

Она любит меня. Я знаю это. Но угадайте, что эта пронырливая изменница сказала Мяснику Мэссингпоул?

— Отлично. Приступим!

4. Поговорим О Жестокости

Они были безжалостны, эти леди. Я думаю, что никогда ещё так не сражался, и не помню, чтобы я когда-либо так быстро проигрывал.

Поговорим о жестокости. Миледи Мэссингпоул орудовала бритвой как герой фильма ужасов, который Вам ещё не разрешают смотреть, и при этом она угрожала мне анестезией, если я не прекращу извиваться!

А Королева Ручки-в-Креме придавила меня к столу локтями. (Я и сам тщательно забочусь о своих лапах, как всякий щенок, но её паранойя о совершенных ноготках уже не лезет ни в какие ворота).

Брррр.

Брррр.

Брррррррр.

БРРРРРРРРРРРР.

Я, конечно, надеюсь, что никто никогда и в половину не будет так жесток с Вами. Когда они закончили, пол медицинского кабинета стал похож на пол парикмахерской, девицы с блестящими черепами снова в моде.

И я был голый. Моя кожа была как у общипанного цыплёнка.

Они прервались для малюсенькой дискуссии о том, где остановиться.

— Хвост бреем полностью?

— Да, я оставлю только чуточку на самом кончике.

— А что насчёт головы?

Круэлла Мэссингпоул осматривает мою голову в поисках той заразы (неважно как она называется), которая довела меня до такого позора.

— Выше шеи всё чисто. Так что можно оставить голову, и посмотрим, как он пойдёт.

Посмотрим, как он пойдёт? Возможно, она имеет в виду, посмотрим, с какого утёса он бросится. Или посмотрим, как со всей этой свалившей его дрянью, он доберётся до своей подстилки и тихонечко будет чахнуть и угасать.

Посмотрим, как он пойдёт, в самом деле! Он пойдёт точно так, как вы и ожидали, что он пойдет.

Чертовски быстро!

В мои планы не входило позволить всяким любопытствующим в приёмной таращиться на весенний писк моды «ретривер а-ля полуфабрикат, разогреть в микроволновке». Нет уж, гррраждане! Как только она закончила втирать эту противную бурду в моё бедное обритое тело и сняла меня со стола, я рванул прочь.

Захватив абсолютно врасплох Маньячку Мэссингпоул, я крутанулся, нырнул у неё между ног и помчался на выход знакомой дорогой мимо всех её полок с чудненькими Он-Даже-Не-Заметит-Как-Иголка-Войдёт-В-Него шприцами (Мечтать не вредно! Мы не все такие полумёртвые, как Старина Найджел), мимо рядов клеток, набитых хмурыми, озабоченно вылизывающимися кошаками, прямым ходом через заднюю дверь на автостоянку.

Там я и ждал, укрывшись за огромной табличкой ТОЛЬКО ДЛЯ КЛИЕНТОВ, на случай, если кто-нибудь увидит меня.

Наконец-то появилась она, само очарование и обаяние:

— Энтони! Энтониииии!

Она думает, что я идиот?

Я рычу. «Открывай машину! — это означает. — Открой дверь! Впусти меня, пока никто не увидел, живо

— О, вот ты где, пупсик! — она улыбается мне. У миссис Предательницы хватает наглости улыбаться. — Всё в порядке, дорогой. Теперь ты в безопасности. Та противная леди ветеринар больше не огорчит тебя.

Ясно. Она думает, что моя память тоже сбрита. Ну-ну, я так не думаю! Я отлично помню двух человек, которые нависали надо мной и прижимали меня к столу.

Работающих как одна команда.

(И не думай, что этот уникум поспешит, спотыкаясь и падая, назад к своему энтузиасту-целителю.)

Всю дорогу домой я тщательно планирую свой следующий ход. Если она думает, что я собираюсь вышагивать по садовой дорожке с высоко поднятой головой, то она заблуждается. Хотя бы потому, что сплетни распространяются в этом переулке как в крольчатнике…

Я уже представляю. Простенько, незамысловато, под заголовком «Невероятно»:

Огромный, общипанный, четырёхногий цыплёнок замечен в Можжевеловом Переулке.

В этом выпуске:

Мы в Опасности?

А Наш Учёный спрашивает: «Не слишком ли далеко зашло Генетически Модифицированное Вмешательство?»

Смотрите страницы 2, 3, 4, 14 и 16.

Плюс! Любимые рецепты куриных ножек!

Фотографии в нашем специальном рекламном вкладыше.

Совершенно БЕСПЛАТНО!

Нет уж, спасибо. Я проберусь под самой стеночкой дома под прикрытием сирени, спрячусь в рюкзаке под кроватью в свободной комнате и буду ждать, пока я вновь не обрасту шерстью.

Я готов. Как отлично натренированный боец группы захвата, я сгруппировался, готовый к стремительному броску. Она же, как обычно, о чём-то болтает, закидывает помаду в Бардачок и поднимает с пола использованные салфетки.

Затем она выходит, хлопает своей дверью и обходит машину сзади, чтобы открыть мою дверь.

Я вообще-то не собирался толкать её в лобелии. Это действительно не входило в мой план. Это как раз тот случай, о котором мы, профессионалы, так часто говорим:

КТО НЕ РИСКУЕТ, ТОТ НЕ ПОБЕЖДАЕТ.

И только борзая смогла бы угнаться за мной. Я промчался к боковому входу с такой скоростью, что воздух вскипел и чуть не поджёг мусорный ящик. Я завернул за угол со скоростью, достижимой разве что на Формуле-1, сбросил обороты, исчезнув с глаз возможных зрителей между сараем и стеной, и затем, когда она открыла заднюю дверь и начала своё умильное елейное льстивое

— Энтони! О, Энтониииии!

я так рванул мимо неё, что со стороны выглядел, пожалуй, размытым пятном.

И кто же разрушил Грандиозный План? Кого же первым мне посчастливилось лицезреть, как только я выхожу на финишную прямую?

О да, конечно же, соседскую кошку, как обычно, лениво развалившуюся на солнышке на нашем заборе.

Вот чёрт, думаю я. Приплыл. Слух пролетит по всей улице так быстро, что даже до того как мисс Я-Только-Поставлю-Чайник-И-Позову-Энтони потрудится прогуляться к задней двери, эта кошка уже будет продавать билеты:

Приходите и Посмейтесь над Энтом!

Цена: Сливки (или немного печёночного паштета).

И что же происходит?

Самое странное. (Возможно, чудо.)

Кошка не узнаёт меня.

Бросает ли она, зевая, своё обычное высокомерное «О, Неужто-Это-Рохля-Энтони-Опять»?

Нет. Она выглядит так, как будто ей к хвосту подключили электричество в миллиард вольт.

Выгибает ли она спину и мерзко шипит?

Нет.

Потягивается ли она томно, издеваясь?

Нет, нет.

Она исчезает.

Ни с того ни с сего!

Всегда приятно видеть зад этой кошки, но, по правде говоря, это было впечатляюще.

Это искупило многое.

Как только Её Светлость прекратила вопить «Энтонииии!», я скользнул к двери. (Не хватало ещё, чтобы она считала, что я буду подчиняться её командам после тех ТТП (тяжких телесных повреждений), которые она нанесла мне.)

Я прислушался. Превосходно! Она пошла наверх, чтобы огорчить Джошуа по поводу того, что по всему холлу и лестнице остались следы пиршества чипсами. Я потрусил наверх за ними, миновал дверь его комнаты, в то время как она всё ещё по-матерински самозабвенно читала нотации.

— …бла-бла-бла-говорила уже тебе, тысячу раз тебе уже говорила… бла-бла-бла…

Полезное дело, я почти добрался до запасной комнаты. Уже мои глаза остекленели, и от скуки подкашивались ноги.

Но внезапно даже Королева Придира потеряла интерес к тому, что она сама говорила. Она прервалась.

— О, ладно, неважно, — сказала она ему. — Пошли вниз попьём чай, и я расскажу тебе всё, что произошло днём.

«Поведаю тебе, как прикольно было», — думаю, она именно это имела в виду. Ну-ну. Повесели его. Но у меня не было времени стоять и предаваться обидам. Она уже выходила, а мне негде было спрятаться, разве что только в её собственной комнате.

Абракадабра! Я исчезаю.

Если я и до этого был сама тишина, то теперь я едва дышу. Я знаю, так же как и Вы, что любой, кто Искренне Предан своему домашнему любимцу, может воскликнуть: «Нет проблем!», когда замечает немного еды на ковре. Судя по тому, сколько и как она выговаривала Джошуа за упавшие крошки чипсов с ароматом креветок, мне не хотелось бы быть тем бедолагой, который стоял бы с низко опущенной головой в тот момент, когда она узрит жёлтую бурду на своих миленьких фигурных, с фестончиками шторах.

Нет, я держался от всех этих шторок, покрывал и пуфиков на почтительном расстоянии. Я и стоял-то на цыпочках. Даже не шелохнулся. (Это не проблема.)

Я только благоразумно переместился на другую сторону от кровати.

К зеркалу.

Ааааааа!

Поговорим об испуге! Я чуть не умер! Не припомню, чтобы когда-либо моё бедное сердечко колотилось так быстро.

Прикиньте. Вы уже догадались, что ветеринар испортил Вам внешний вид, разрушил Вашу светскую жизнь и не оставил Вам ни единого шанса подружиться с кем-либо за пределами Клуба Страшилищ.

Но теперь-то Вы понимаете, что соседская кошка рванула прочь не потому, что у Вас были проблемы с дыханием.

О, нет.

Очевидно, что она так быстро сделала лапы потому, что увидела того, на кого я теперь смотрел в зеркале Госпожи Тщеславия.

А в спальне, железно, был огромный лев.

5. Кошачий Тест

А сейчас пару слов о юной Мойре. Эта девочка была очаровательна. После того, как она прекратила визжать, и всё было объяснено, она устроилась во внутреннем дворике с Джошуа и начала гладить меня.

На самом деле гладить меня.

Естественно, не по тем местам, где меня намазали липкой дрянью. (Пока у неё тоже нет чесотки, гладить там было бы глупо.) Только голову. Но это успокаивало. Это утешало. И я чувствовал себя не таким уж уродцем.

И именно Мойра подала мне идею.

— Эй, Джошуа, — сказала она. — Давай прогуляемся по магазинам с Энтони и будем всем говорить, что он — настоящий лев.

По магазинам? Ни за что! Я ненавижу ходить по магазинам. Самоуверенные малыши тыкают пальцы тебе в глаза. А детишки твоего возраста затягивают одну и ту же песню: «Ooo! Как его зовут? Можно его погладить? Он не укусит меня?» А те, что косят под взрослых, вообще невыносимы: «Он — мальчик или девочка?» (Я что, похож на девочку? О, да, возможно. Для таких пустышек — да!)

Даже выйти из магазина спокойно не дают, каждый продавец отпускает одну и ту же заезженную шутку: «Вам нужно приучить Энтони относить покупки домой, миссис Таннер».

Нет. Я ненавижу ходить по магазинам.

Но уловив «скажем, что он — лев», я навострил уши. Сначала избавимся от сопровождения. Я вёл себя непринуждённо, в стиле «Я только на минутку выйду. Зов природы, ну, вы понимаете. Мигом вернусь». Они ничего и не заподозрили.

Она тоже. Мисс На-Тебя-Сегодня-Уже-Потрачено-Достаточно-Времени открыла заднюю дверь, буркнув что-то невнятное. (Как быстро увядает сострадание.)

И я был во дворе.

Кошачий тест!

Я, похоже, с первого раза произвёл должное впечатление, судя по тому, что очаровашка не зависала, как обычно, на нашем заборе, изображая томную изнеженность в натуральных мехах. Главный секрет слежки, конечно же, гласит: Знай Своего Врага. Поэтому я мысленно перенёсся к прошлому разу, когда Старушка Толстушка о'Бжоркина была страшно не в себе, а это было, кстати, после того, как она покинула одну из клеток Накладывательницы Швов Мэссингпоул.

Она провёла тогда целую неделю в сарае в саду, зализывая свою рану.

Я заглянул. Да! Дверь приоткрыта. Передайте Шерлоку Холмсу, что обойдёмся без него. Теперь у нас есть Энтони.

Проскользнуть через забор. (Дрянь с боков немного стёрлась. Пора опять начинать следить за весом!)

Теперь ползком-ползком. Ползком-ползком.

(Я просто обожаю это. Как Вы, вероятно, уже догадались, никто не называет меня «Ужасный Энтони». Никто при виде меня не дрожит. А как-то раз я нечаянно услышал, как Белла сказала «Боится собственной миски для воды!», при этом я заметил, что все посмотрели в моём направлении.)

Сейчас же я готов. Какие звуки издают львы? Я знаю, что они рычат. Но как именно? В этом доме мы редко добираемся до просмотра всякой чепухи о живой природе. Она в программах по кулинарии и декорированию. Он всё своё время приклеен к бильярду. А Джошуа предпочитает эти дешёвые и безвкусные американские комедии.

Кажется, в последний раз я видел льва по телевизору в накануне Рождества.

Да. В «КоролеЛьве»! РРРРРРРРРРР!!!!!!!!!!!

Неплохо, для первой попытки. А если к тому же я внезапно возникну в дверях, то для милой кошечки это будет в самый раз. Ещё миллиард вольт! Эффект будет похлеще, чем в фильме ужасов. (Мы все смотрим такие фильмы.) Практически она впечатается головой в одну из неотшлифованных массивных потолочных балок.

Большой удар, большой шум. И вот милашка завывает от страха, забившись в укромный уголок. (Не такой уж и уютный теперь.)

Но я знал, если бы она взглянула на меня ещё разик, то страх переполнил бы клетки её маленького мозга, сжёг бы сам себя, у кошечки посветлело бы в голове и до неё бы дошло, что к чему.

Эй! Нотсо Хотсо!

Всё клёво. Хорошая тренировка. Превосходная репетиция.

Пора на выход.

Пришло время для Большого Шоу.

6. Время Развлечений

Я нашел их, когда они обнюхивали мусорные баки. Честно! Представьте только, если, конечно, сможете, до какой степени должно быть скучно, чтобы дойти до обнюхивания мусорных баков! Выскользнув из-под кустарника остролиста мисс Форсайт к живой изгороди мистера Холла, я незамеченным добрался до ворот парка. И пока они втроём загоняли парочку пухлых белок на дерево — как будто, банда, как будто! — я скользнул за угол на другую дорогу.

На детскую площадку.

Эй! Я тут ни при чём! Мама Мойры говорит, что у всех девушек-иностранок, работающих нянями, есть какой-нибудь «пунтик», что-то типа обязательной причуды, ну, например, очень огорчаются, если в ванной их встретит паучок. Допускаю, что увидеть льва, глазеющего на тебя из-за детских качелей, возможно, не совсем то, о чём ты мечтаешь всю свою сознательную жизнь; но это не причина оглушать всех в окрестностях своим жутким визгом.

Примчалась банда. (Никому не нравится пропускать забавы времени «пить чай».) Но, я подумал, что это угощение чересчур изысканное, чтобы подавать его одновременно для всех, поэтому я проскользнул между компостом и сараем садовника к старому боулинг-павильону.

И вот тут-то я врезался в Старого Найджела.

Очевидно, что его выпустили погулять около миллиарда лет назад, судя по тому, что он одолел лишь половину пути от своего дома, а всё расстояние — полсотни метров. Он остановился чуть-чуть передохнуть, минут на двадцать, чтобы набраться сил для следующего шага. И старался поднять голову. И силился сфокусироваться.

А затем он (вроде бы) увидел меня.

И (вроде бы) остановился.

Мёртвый.

Я тщательно подобрал слово в данном случае. Я не имею в виду «застыл». В «застыл» есть что-то живое. «Застыл» ассоциируется с «насторожился и готов к действию».

Найджел же именно… остановился.

Я стоял и ждал. Но в принципе, это было столь же захватывающим зрелищем, как наблюдать за бабулей, готовящейся ко сну. Так что, в конце концов, я просто подумал: «Вернусь позже» и убежал в Укромную Лощину.

Обычно я там не появляюсь, потому что там нет таблички, разрешающей вход собакам. Но, эй! Сегодня я — лев.

А моя прогулочка вызвала маленький переполох.

— Берта? Вон там я вижу льва?

— Этого не может быть, Глэдис. Должно быть, это пятнышко на твоих очках.

— Я, правда, в самом деле, полагаю, что это — лев, дорогая.

— Ну, если ты так говоришь. Как ты считаешь, лапочке понравится мой сэндвич?

Я стою, ожидая услышать продолжение — что-то вроде, ответ да, если это ветчина или паштет, но нет, если это абрикосовый джем, — когда, внезапно, в лощину вруливают Крепыш и Толстун. Я спрашиваю Вас, какой смысл в табличке «Собакам ЗАПРЕЩЕНО», если все её игнорируют?

А во рту Крепыша соблазнительно устроилась Потерянная Кость.

Хорошо. Я охотно признаю. Много костей теряется. Мы растеряли кости повсюду. (Ну, почти повсюду.). Но эта кость была чертовски особенной. Это была превосходная мозговая кость из наваристого супа. И костный мозг капал с неё. И она была потеряна месяцы, с того самого дня, когда Крепыш зарыл её, потому что в него больше не влезало. (Он был тогда уже объевшимся от пуза пиццей и шашлыками после вечеринки — предупреждаю, сами внимательно посмотрите на шампура: они опасны.) Я избавлю Вас от неприятных подробностей. Скажем только, что в некоторых из тех наполовину съеденных пудингах, оставленных на полу за диваном, было чууу-довищно много хереса и кофейного бренди.

Так что Крепыш смотался под покровом ночи закопать свою косточку, а на утро он едва мог что-нибудь вспомнить.

У меня моментально вылетело из головы, что я изображаю льва.

— Эй! — окликнул я, с дружелюбностью шестимесячного спаниеля. — Вы наконец-то нашли старую трофейную кость!

Крепыш не слушает. Один взгляд на меня, кость на траве, и Крепыш бежит.

И Толстун не очень-то отстаёт от него.

Я поднимаю Потерянную Кость. Превосходно! Будет веселее в понедельник, когда я буду единственным, кто будет знать, где её найти. Я выкапываю небольшую ямку позади Глэдис. (Оказалось, что её сэндвич — с турецким горохом и анчоусами, и потому определенно не для меня.) А затем я дефилирую за угол.

И сразу же налетаю на Беллу.

И тут я влип! Она не пугается, не бежит без оглядки и с воплями. Она начинает ко-кет-ни-чать.

Смотрит на меня и хлопает ресничками.

И угадайте, что она говорит.

— Ну и ну, при-вет, Большой Мальчик! Желаешь прогулку вокруг мусорных ящиков?

Моя очередь пускаться наутёк! Я вернулся к лужайке для игры в боулинг, на которой двадцать Старичков устроили большое соревнование, рассредоточившись по всей территории.

— Лев! Лев на свободе! Лев!

— Вы уверены, Грегори?

— Лев!

Один из них бросил шар для боулинга. Он как-то мягко прокатился у меня между лап. Я попытался пульнуть его обратно. (Поговорим о тяжёлом, я толкал изо всех сил, но у меня ничего не вышло. Эти стариканы, должно быть, гораздо сильнее, чем они выглядят.)

Не желая подпортить имидж, я ускользнул между кустами на ту полянку, где Найджел всё ещё вроде бы стоял, всё ещё вроде бы остановился.

— Найджел? — позвал я. — Найджел?

Он пялится на меня печальными глазами старой овцы. И ничего больше. Даже не мигает.

— Ну, давай, Найджел, — я чуток подталкиваю его. — Пошли. Один шажок.

Он качнулся несколько опасно, но так ничего и не произошло.

Я зашёл спереди. Он всё ещё таращился на меня, но не моргал.

Угу! Нотсо Хотсо. Я всегда думал, что когда не остаётся ничего, чтобы тебя поддерживало, то ты, вероятно, падаешь. Но здесь дело в артрите, так мне кажется. Это сущеебедствие. Найджел часто так говорил.

Он не мог оставаться там, ведь так? Нет, конечно, нет.

И я не мог нести его.

Так что я прибегнул к уловке. Я стоял около него и выл. Жалостливо! Я выл, как будто собрались вместе все Потерявшиеся и Обездоленные. Я выл, чтобы привлечь отзывчивых и чутких людей.

И как только я услышал приближающиеся шаги, я шмыгнул с в кустарник.

Теперь это дело взрослых парней.

— Что случилось, приятель? Из-за чего весь этот шум?

— Колючка застряла в лапке?

— Потерялся один из твоих щенков? — Более пристальный взгляд. Уточнение: — Пра-пра-пра-пра-щенков?

Найджел молчит.

Тогда один из парней подходит погладить его.

Ошибочка!

Он опрокидывается.

БАМС!!!

Я не хочу говорить открытым текстом, на случай, если кто-то впечатлительный и мягкосердечный читает сейчас это перед сном. Давайте просто признаем, что Старина Найджел уж точно был не в первоклассной форме. Он был не вполне в себе. Закончилась его собственная маленькая персональная партия.

Благословение, по сути. Уже довольно долго жизнь была для него тяжким бременем. Любой ответственный хозяин отвёз бы его к мисс Это-Милосерднее-И-Я-Уверяю-Вас-Он-Ничего-Не-Почувствует Мэссингпоул сразу же, как только он…

Эй! Нет времени для мрачной болтовни! На фирменное завывание прибежали работники парка. Пора уходить.

Суматоха.

Рассказать осталось немного. Хаос, который я вызвал, описали в газете. (Я мог бы обойтись и без слова «чесоточный», появлявшегося чересчур часто, но, эй! Таковы уж издержки славы.) Бедняжка Белла — несколько дней она краснела от смущения и неловкости. (Мы все называем её Львиная Королева.) Я заключил сделку с Крепышом: нет уважения — нет косточки, и я сомневаюсь, что он будет дразнить меня так много или так часто.

И все мы сходили на похороны Найджела. (Скромненько «закопали и присыпали», если Вы хотите знать моё мнение. Могло бы быть и поизысканней, но хотя, если Вы там не для того, чтобы любоваться, то, думаю, всё это, в самом деле, не имеет значения.)

А на следующий день Толстяк оставил своего кролика с пищалкой перед нашими воротами, так что у меня будет, чем заняться, пока моя шерсть не отрастёт и я не смогу появляться на людях без того, чтобы каждый тыкал на меня пальцем.

— Видишь его? Я читал об этой собаке в газете. Кажется, то, что произошло, было

Действительно, неправдоподобная история, а?

Но дело в том, что…она закончилась.