/ / Language: Русский / Genre:love_contemporary / Series: Любовный роман

Пожалуйста, не уходи

Элизабет Харбисон

Маленькой Пенни, лишившейся матери, необходима забота. Ее отцу, Чарльзу, – любовь. Красавице Лорел, в один прекрасный день появившейся на пороге их дома, нужна семья и... защита от некоей таинственной угрозы. Смогут ли эти трое найти свое счастье?..

Элизабет Харбисон

Пожалуйста, не уходи

Пролог

– Мы можем взять только одного ребенка, – твердо повторила женщина. – Я знаю, что у нее есть две сестры, но мы не сможем воспитать сразу троих.

Вирджиния Портер, директор приюта "Барри Хоум", что в Бруклине, смотрела на молодую пару, изъявившую желание удочерить годовалую девочку, о которой ничего не было известно, кроме ее имени. Когда она оказалась в приюте, на руке ее был браслет с выгравированным на нем именем – Лорел.

В том, что этим людям можно доверить ребенка, сомнений не было – тщательная проверка не выявила ничего криминального. Вирджиния прекрасно отдавала себе отчет, что люди, которые хотят приемного ребенка, не всегда могут позволить себе взять на воспитание сразу троих.

– Пожалуйста, поймите нас, – продолжила Памела Стэндиш, – мы выбрали эту девочку не потому, что с ее сестрами что-то не так. Просто у ее светленьких сестер могут возникнуть вопросы, почему цвет волос родителей отличается от их собственного, а у брюнетки таких вопросов не возникнет, и ей будет легче влиться в нашу семью.

– Дорогая, может, нам еще раз стоит все обсудить? – робко вставил ее муж.

– Мы уже все обсудили, – повернувшись к нему, ответила женщина, и Вирджинии не понравились прозвучавшие в ее голосе стальные нотки. – Кроме того, – продолжила Памела, – мы хотим, чтобы подробности ее удочерения оставались в тайне до тех пор, пока ей не исполнится восемнадцать. Мы не собираемся скрывать от нее, что она – приемная, но я настаиваю на том, чтобы никто об этом не распространялся.

– Можете не волноваться – это запрещено законом, – уверила Вирджиния.

– Но в ее деле указано, что у нее есть сестры, – вставила сестра Глэдис.

– Я также не хочу, чтобы ей что-нибудь стало известно о них, – категорично заявила Памела, – это создаст для нее только дополнительные проблемы.

– Но когда-нибудь у нее непременно возникнет желание больше узнать о своей семье, – настаивала Глэдис.

– Сестра Глэдис, возьмите себя в руки, – поспешила вмешаться Вирджиния, заметив на лице Памелы недовольство. – Вам известно, что они имеют на это право.

Спор был прерван возгласом светловолосой Лили, которая, смешно переваливаясь, шла к своей сестре.

– Ло! – звала она, упрямо прокладывая себе путь среди разбросанных игрушек. Это была настойчивая девчушка, которая знала, чего хочет, и не отступалась от задуманного.

Памела положила руку на плечо Лорел, словно опасаясь, что Лили может отнять у нее девочку.

Подойдя к сестре, Лили широко улыбнулась:

– Привет, Ло! – Ее маленькие ручки обняли Лорел. – Ло, я люблю тебя! Не уходи! Не уходи.

Сестра Глэдис всхлипнула.

Глава 1

Холодный ветер, гулявший по Хадсон-Ривер-Вэлли, проникал сквозь тонкую вязаную кофточку. Лорел Мидлэнд стояла перед черными коваными воротами Мэнор-Хаус – особняка поместья Грэй Мэнор Вайнярдс. Вокруг нее кружились опавшие листья.

Позади дома, казавшегося совершенно изолированным от остального мира, насколько хватало глаз расстилались бесчисленные акры виноградников.

Лорел бросила последний взгляд на такси. Машина медленно удалялась вниз по пустой извилистой дороге. Лорел еще не приходилось работать няней, но она знала, что справится. По сравнению с тем, что ей пришлось пережить в Колумбии, уход за ребенком – сущий пустяк.

Дом, который виднелся за воротами, больше походил на мавзолей. Лорел с трудом представляла себе, что в нем могут обитать живые люди, не говоря уже о шестилетней девочке.

Лорел едва не поддалась порыву повернуться и броситься прочь, но сдержала себя. Ей нужны были деньги, и, откровенно говоря, она надеялась, что в этом доме будет в безопасности – он походил на крепость. Девушка понимала – ей потребуется время, чтобы окончательно разобраться со своими страхами.

Это работа должна была стать мостом в ее будущее – такое, каким она хотела его видеть: размеренная жизнь учительницы начальных классов где-нибудь в северных штатах.

Я забуду тот ад, через который мне пришлось пройти.

Ветер снова усилился, и Лорел вздрогнула от холода. Никогда еще она не чувствовала себя такой одинокой. Ей даже почудилось, что ветер дует так зловеще, словно предупреждая – беги отсюда, пока не поздно! Девушка постаралась подавить зарождающийся в груди страх – она никогда не позволяла себе отступать перед препятствиями, не позволит и в этот раз.

Лорел решительно нажала на кнопку звонка. В динамике послышалось шипение и треск, затем раздался голос:

– Вы к кому?

– Это Лорел Мидлэнд...

Повисло молчание, и девушка нерешительно добавила:

– Лорел Мидлэнд, новая няня.

– О, конечно, мисс Мидлэнд! Сейчас открою.

Послышался щелчок. Несколько минут спустя ворота, едва скрипнув, отворились.

Словно приглашение в черную пропасть ада, невольно подумалось ей.

Лорел тряхнула головой, отгоняя неприятную мысль, и крепче ухватилась за ручку своего потрепанного чемодана. В нем было все ее богатство: одежда, паспорт, личные бумаги и детский браслет с надписью "Лорел". Сделав глубокий медленный вдох, девушка пошла по дорожке по направлению к особняку.

Лорел еще не успела постучать, как дверь открылась. На пороге стояла маленькая пухленькая женщина с белоснежными волосами, в бледно-голубом платье, плотно облегающем далеко не тоненькую талию.

– Мы очень рады вам, мисс Мидлэнд, – улыбаясь, приветствовала она гостью. – Входите же, не стойте на холоде.

Взяв ее чемодан, женщина сделала приглашающий жест рукой, не прекращая тараторить.

– Меня зовут Мира Дэниэлз. Я живу здесь уже сорок лет. Что ж, будьте как дома, – закончила она.

Украдкой оглядывая великолепно отделанное мрамором фойе, Лорел поблагодарила домоправительницу за теплый прием. Она не ожидала, что ее приходу так обрадуются.

– Вашу подопечную зовут Пенни. Ей шесть лет. Бедняжка переживает не лучшие времена – ее родители попали в автокатастрофу полтора года назад, когда были в Италии. Тогда-то девочка и потеряла свою маму – Анжелина погибла.

Лорел тотчас ощутила прилив сострадания и нежности к девочке, которую еще не видела.

– Мне очень жаль, – сочувственно произнесла она.

Мира Дэниэлз слегка кивнула.

– Для нее это такая трагедия... А ее отцу пришлось начать поиски няни, которая отвечала бы его требованиям. Он думает, что знает, какая няня нужна его дочери, но, поверьте мне, уж я-то знаю – он ошибается.

Лорел отметила, что экономка и словом не обмолвилась, как пережил потерю жены отец девочки, но инстинктивно почувствовала, что лучше не затрагивать этой темы.

– И какую же няню он ищет?

Мира небрежно отмахнулась.

– Лучше и не спрашивайте. Вы отлично справитесь со своей работой, я в этом уверена. Майлз отнесет багаж в вашу комнату. Эй, Майлз!

В вестибюле появился высокий худой мужчина, фигура которого походила на вопросительный знак. Его блестящая лысина, словно зеркало, отражала свет, испускаемый настенными бра. Подойдя ближе, мужчина протянул Лорел руку.

– Здравствуйте. Вы и есть новая няня?

– Думаю, да, – девушка пожала его ладонь. – Меня зовут Лорел Мидлэнд.

– Майлз Керри, – представился он и улыбнулся, обнажив кривые зубы. – Вы молодо выглядите.

Лорел смутилась.

Не так уж я и молода...

– Вы уже познакомились с мистером Греем?

– Еще нет, – быстро вставила Мира, бросив на него укоризненный взгляд. – Пока ты будешь переносить ее вещи наверх, я покажу ей дом.

– В этом нет необходимости, – раздался за их спиной мужской голос. – Она уже уходит.

Лорел вздрогнула и обернулась. Перед ней стоял вылитый Адонис.

– Лорел, познакомьтесь – мистер Грей. Чарльз, это новая няня Пенни – Лорел Мидлэнд.

Мужчина бросил нетерпеливый взгляд на домоправительницу и снова посмотрел на девушку. Его лицо показалось бы ей идеально красивым, если бы не глаза – у него были глаза человека, повидавшего слишком много, чтобы чему-нибудь удивляться. Взгляд этих холодных зеленых глаз невольно приковывал к себе внимание. Прямой, красивой формы нос, полные чувственные губы. Густые волосы светло-каштанового цвета слегка растрепаны, как у озорного мальчишки.

Он был одет в свободную рубашку и брюки, но складывалось впечатление, что на нем строгий деловой костюм.

– По-моему, я выразился достаточно ясно, – мужчина вновь посмотрел на Миру.

– Более чем, – согласилась экономка. – Ты разве не хочешь поприветствовать свою гостью должным образом?

Он промолчал, и Лорел решила, что пора брать быка за рога.

– Рада с вами познакомиться, – улыбнулась она и протянула мужчине руку, желая сделать первый шаг, однако хозяин особняка проигнорировал этот жест.

– Вот как? – спросил он, оглядывая ее с головы до пят.

– Я буду также рада познакомиться с Пенни. Уверена, мы найдем общий язык и великолепно проведем время, – через силу сказала Лорел.

– Вот как... – повторил мужчина и бросил быстрый взгляд на Миру. – Значит, по-вашему, главное, что требуется от няни, – это занять ребенка и позволить ему весело проводить время? – Голос его звучал ровно.

Лорел не была уверена, что понимает, какого ответа он ждет, и не знала, существует ли способ избежать ловушки, которую приготовил ей этот человек, поэтому решилась ответить честно.

– Я думаю, что атмосфера веселья, создаваемая вокруг ребенка, является одной из основных составляющих правильного воспитания, – кивнула она.

– Надеюсь, теперь вы видите, почему она не подходит, – обратился мужчина к миссис Дэниэлз.

– Прошу прощения? – переспросила Лорел.

Хозяин особняка не ответил, продолжая смотреть на экономку.

– Вам известно мое мнение. Прежде всего я хочу видеть свою дочь образованной, а не легкомысленной пустышкой.

Лорел внезапно пришло в голову, что она присутствует при споре, который ведется уже давно и не имеет никакого отношения к происходящему.

– Чарльз, ты просто обязан взять эту девушку, – настаивала Мира.

– Извините, что вмешиваюсь... Мистер Грей, разрешите... – пролепетала Лорел. – Понимаю, как вам тяжело решиться доверить ребенка в чужие руки, но я уверена, что мы с Пенни подружимся.

– Звучит оптимистично, – легкая ироничная улыбка коснулась края его губ.

– На этой стадии отношений оптимизм необходим.

Не будь я оптимисткой, я бы уже протянула ноги после того, что мне пришлось пережить.

– Полагаю, вам это чрезвычайно помогает – на любой стадии.

– Так и есть. – Девушка пожала плечами. Легкая гримаса исказила лицо мужчины.

Лорел не поняла, что это было – одобрение или негодование.

– Кому вы обязаны своим упрямством?

– Предпочитаю слово настойчивость, – слегка приподняв брови, усмехнулась Лорел. – Настойчивость города берет, – перефразировала она известную пословицу.

Мужчина задумчиво кивнул.

– Мисс...

– Мидлэнд, – с готовностью подсказала Лорел.

– Вы очаровательны, мисс Мидлэнд.

– Благодарю вас.

Словно не услышав, он продолжил:

– И я заранее приношу вам свои извинения.

Мира Дэниэлз бросила на него слегка обеспокоенный взгляд.

– Что вы хотите этим сказать? – смело спросила Лорел.

– Вы откровенны, мисс Мидлэнд, – широко улыбнулся он. – Уважаю прямых людей.

Улыбка полностью преобразила его: светло-зеленые глаза стали изумрудными, вокруг них в разные стороны разбежались маленькие морщинки. На щеках вдруг появились ямочки, что придало его лицу озорное выражение.

Сердце Лорел дрогнуло. Его улыбка произвела на нее неизгладимое впечатление.

– Хорошо. Могу ли я надеяться, что вы цените прямоту не только в других? – спросила она.

– Безусловно.

– Тогда, не сомневаюсь, нам удастся найти общий язык.

У Лорел имелся опыт общения с трудными людьми, хотя, возможно, Чарльз Грей мог дать им всем сто очков вперед. Подобные типы не упустят возможности взять верх над своей жертвой, стоит лишь той проявить слабость или выказать неуверенность.

– О, я не сомневаюсь, что наши отношения были бы основаны исключительно на откровенности и доверии друг к другу, – подтвердил Чарльз.

Майлз закашлялся, быстро простился со всеми кивком головы и удалился, шаркая ногами.

Прищурившись, Мира посмотрела ему вслед и ободряюще улыбнулась Лорел.

Девушка снова переключила свое внимание на Чарльза Грея.

– Надеюсь, это станет залогом нашего успешного сотрудничества.

– Все может быть, – кивнул мужчина и обратился к Мире: – Думаю, вы знаете, что нужно делать.

Несколько секунд Лорел пыталась сообразить, о чем идет речь, затем облегченно вздохнула – скорое всего, он имеет в виду разъяснение всех нюансов ее работы.

Однако экономка вовсе не выглядела довольной.

– Только если вы измените некоторые пункты, – не отрывая от хозяина своих голубых глаз, ответила Мира.

– Мы оба знаем, я этого не сделаю.

Лорел сглотнула, подавляя рвавшийся наружу крик.

Что здесь происходит?! Умоляю, просто дайте мне работу!

– Пожалуйста, ради Пенни! – умоляюще произнесла Мира.

При упоминании о дочери губы мужчины сжались в узкую линию.

– Именно ради Пенни я ничего менять не стану.

– Вы просто не хотите себе признаться, что ей нужна молодая, энергичная няня, которой по силам привнести в ваш дом лучик света и радости!

– Я знаю, что нужно моей дочери, – голос мужчины звучал раздраженно, отдаваясь эхом в огромном холле.

– Уверена, мисс Мидлэнд превосходно справится со своей работой, – не сдавалась экономка.

Некоторое время Чарльз Грей молча смотрел на нее, затем медленно произнес:

– Пожалуйста, принесите мою чековую книжку, Мира.

– Зачем? – выдохнула Лорел, чувствуя, как у нее неприятно засосало под ложечкой. Однако жизнь научила девушку: если хочешь выиграть безнадежную битву, без отчаянной храбрости не обойтись.

– В договоре есть пункт, что вы платите мне еженедельно!

– Или по завершении работы, – любезно напомнил мужчина. – А срок вашего контракта истекает сегодня. – Он развернулся, чтобы уйти, но Лорел ухватила его за рукав.

– Подождите!

Чарльз обернулся, вопросительно приподняв брови.

– Хотите сказать, я уволена?

– Вы совершенно правильно меня поняли.

– Но моя работа... вы же только что наняли меня!

– Прошу прощения, – в голосе мужчины не слышалось и тени раскаяния. – Значит, я только что освободил вас от ваших обязанностей.

Глава 2

– Так я... уволена? – недоверчиво переспросила Лорел. – Вы освобождаете меня от моих обязанностей, тогда как я к ним еще не приступала?

– К сожалению, мы больше не нуждаемся в ваших услугах.

– Как такое возможно? Вы нуждались во мне всего две недели назад!

– С этим можно поспорить. – Чарльз многозначительно посмотрел на Миру.

– Послушайте, может, я действительно не отвечаю вашим требованиям, но... поймите меня правильно, я вовсе не иронизирую – почему же у ворот вашего дома не толпятся толпы претенденток, эдаких Мэри Поппинс?

– Такое исключено. С каждой соискательницей проводится индивидуальное собеседование.

– А ведь она правильно подметила, – с коварной улыбкой заметила Мира, – у нас до сих пор не назначено ни одного собеседования, а работать-то надо.

На лестнице послышались легкие шаги. Лорел подняла голову и увидела девочку, одетую в платьице, из которого она уже явно выросла. Девочка шла, склонив голову, ее длинные каштановые волосы были распущены. В руках она держала фарфоровую куклу.

– Здравствуй! – поздоровалась Лорел.

В огромных глазах малышки появилось недоверчивое выражение. Постояв секунду, она снова взбежала вверх по лестнице.

– Пенни, вернись! – окрикнула ее Мира. Девочка обернулась и неохотно сделала несколько шагов вниз по ступенькам.

– Солнышко, иди к нам! Никто тебя не обидит.

– Пускай уходит, – вмешался Чарльз. – Зачем все усложнять?

– Познакомься с мисс Лорел, – не обращая на него внимания, сказала Мира и взяла девочку за руку, чтобы та снова не сбежала.

– Мира, не делай этого! – предостерегающе произнес Чарльз.

Лорел боялась вмешиваться, ведь мистер Грей заявил, что она уволена. Но не поговорить с малышкой она уже не могла.

Присев на корточки, она произнесла, указывая на ее куклу:

– Красивая!

Лорел быстро осмотрела куклу и заметила вышитое на переднике ее старомодного платья имя.

– Мериголд?

Девочка кивнула.

– И имя красивое, – похвалила Лорел.

За ее спиной Чарльз подавил нетерпеливый возглас.

– Можно, я посмотрю на нее поближе?

Лорел потянула куклу к себе, и девочка неохотно позволила ей ее забрать.

– Да она настоящая красавица! – искренне воскликнула Лорел, но в ту же секунду маленькие цепкие пальчики вцепились ей в руку.

– Ты не хочешь, чтобы я познакомилась с ней поближе? – спросила девушка, пытливо вглядываясь в лицо Пенни.

Та отрицательно покачала головой, на ее глазах выступили слезы.

Неужели она меня боится? – пронеслось у Лорел в голове.

– Если ты не хочешь познакомить меня с ней сейчас, то, может, попозже? – ласково спросила она. Ее сердце колотилось от страха.

Все, это конец. Чарльз Грей не мог не заметить, что его дочь мне не доверяет и готова сорваться с места в любую секунду.

Девушка почти слышала, как ее надежды заполучить эту работу лопаются, словно мыльные пузыри, но тут, к ее удивлению и радости, девочка кивнула.

– Ей больно, – тихо сказала она, указывая на Мериголд. – У нее сломана рука.

– Бедняжка...

– Ты няня?

– Ну, в общем-то...

– Тогда сделай так, чтобы ей больше не было больно, – в голосе малышки послышалась мольба.

Лорел вопросительно посмотрела на Чарльза, но помощь подошла с неожиданной стороны.

– Вы можете прямо сейчас подняться наверх, – раздался голос Миры.

– Так ты сможешь починить Мериголд? – спросила Пенни. В ее глазах появилась надежда.

– Думаю, вместе мы справимся, – решительно кивнула Лорел. – У тебя есть клей?

– В моей комнате.

– Ступайте, – подтолкнула их Мира. – Пенни, мне нужно поговорить с твоим папой.

Пенни посмотрела на Миру, затем на Лорел и скосила глаза в сторону лестницы. Единственным человеком, на кого она не смотрела, был ее отец.

Лорел нерешительно застыла, не зная, как ей поступить. Мира одобрительно кивнула, и девушка решилась. В душе ее боролись страх и надежда.

Чтобы попасть в детскую, им пришлось пройти до конца безумно длинного коридора, который освещали многочисленные настенные бра причудливой формы.

Пенни открыла дверь, и они оказались в украшенной позолотой комнате с высоким потолком.

Такое убранство больше подошло бы вдовствующей королеве, нежели шестилетней девочке, невольно подумала Лорел.

– Этот подойдет? – нерешительно спросила Пенни, протягивая ей клей.

– Сейчас узнаем.

Щедро смазав клеем туловище и пострадавшую руку, она крепко прижала детали куклы друг к другу и передала Мериголд ее владелице.

– Теперь некоторое время нужно их так подержать. Вот увидишь, через несколько часов она будет как новенькая!

Девочка робко улыбнулась, и Лорел увидела перед собой уменьшенную копию ее отца.

– Спасибо. Ты добрая, – малышка любовно смотрела на свою подружку по играм, так что Лорел едва смогла расслышать ее благодарность.

Жаль, что твой отец думает иначе, подумала она, а вслух произнесла:

– Я очень рада, что смогла сделать тебе что-то приятное.

– Ты останешься? – спросила Пенни, заглядывая ей в глаза.

– Пока еще не известно, – честно призналась Лорел.

– Значит, ты уйдешь, как и все, – обреченно вздохнула Пенни.

Лорел растрогалась:

– Милая, я очень-очень хотела бы остаться с тобой, поверь мне, но...

Девушке было тяжело смотреть, как улыбка покидает маленькое личико и на нем застывает скорбное выражение. Крепко прижимая к себе куклу, Пенни подошла к окну.

Сердце Лорел наполнилось сочувствием. Она быстро подошла к одинокой фигурке у окна и положила руку на хрупкое плечико.

– Я очень рада, что познакомилась с тобой, Пенни... И с Мериголд тоже.

– Я тебе нравлюсь? – внезапно спросила Пенни.

Кто внушил девочке, что она может кому-нибудь не понравиться? Лорел захлестнула волна ярости, и она порывисто опустилась на колени.

– Конечно, дорогая! – горячо прошептала она.

Пенни вытянула куклу вперед и спросила:

– А Мериголд тебе тоже понравилась?

Рука куклы была еще на месте, с чувством облегчения заметила Лорел. Улыбнувшись, она посмотрела на девочку.

– Вы обе мне очень понравились.

– Я хочу, чтобы ты осталась, – тихо сказала Пенни, глядя на Лорел своими серьезными глазами.

– Поверь, я тоже этого хочу.

Поддавшись внезапному импульсу, Лорел нежно поцеловала малышку в щечку и помахала ей на прощание.

Спустившись с лестницы, она заметила Миру Дэниэлз.

– Мистер Грей ждет вас в своем кабинете, – слегка запыхавшись от быстрой ходьбы, сказала экономка. – Это там, – неопределенно махнула она рукой.

– Миссис Дэниэлз, пожалуйста, скажите, что случилось? – рискнула спросить Лорел. – Зачем мистеру Грею вызывать меня на собеседование, если всем своим видом он только что дал понять, что его дочери не нужна никакая няня? Его предвзятость распространяется на всех или только на меня?

– Нет, что вы... Дело вовсе не в этом. – Мира успокаивающе похлопала девушку по руке. – Видите ли, это я связалась с агентством и попросила прислать няню. Я оставила описание девушки, похожей на вас. Наши с мистером Греем желания по этому поводу не совпадают, – сухо пояснила она.

– А... кого же хотел видеть он?

– Кого-нибудь постарше и построже. Не понимаю, почему он не хочет для своей дочурки молодую, красивую и веселую няню... – Экономка сокрушенно поцокала языком.

Лорел почувствовала, как краска приливает к ее щекам.

– Но я не красива, – смущенно сказала она.

– Чарльз думает иначе.

Щеки Лорел уже горели, и она не знала, куда деваться от смущения. Следующая фраза совсем выбила ее из колеи.

– И ему это не очень-то нравится.

– Боюсь, я не понимаю...

Мира только хмыкнула, ведя Лорел через холл.

– Простите, вам, наверное, кажется, что я болтаю чепуху? Просто мальчик убедил себя, что ему будет намного лучше одному. А так как одни мы не справляемся – у нас есть Пенни, да и дом огромен, – вот он и хочет окружить себя старушенциями. Я-то знаю, Чарльз просто боится, что ему будет трудно притворяться стариком рядом с молодой и жизнерадостной особой вроде вас.

– Вы хорошо изучили мистера Грея, – осторожно сказала Лорел.

– Я живу в этом доме очень давно и знаю Чарльза как облупленного. Такого упрямца вам нигде больше не сыскать. Он никогда не попросит помощи, как бы плохо ему ни было. Каждый раз, когда смотрю на него, у меня сердце кровью обливается.

Экономка остановилась у массивной дубовой двери.

– Ну, милая, дай вам бог удачи уломать моего упрямца, ежели вы действительно хотите помочь нашей малютке. Да и ему самому, если уж на то пошло... Сами-то как думаете, сможете с ним сладить? – Она пытливо взглянула на девушку.

– Я пойду на все, чтобы остаться и помочь Пенни, – пылко сказала Лорел, – но не смогу остаться в доме, где мне не рады.

Мира понимающе кивнула.

– Рядом с вами и его сердце оттает, а уж о Пенни и говорить нечего. Чарльз сам толком не знает, чего хочет, но, если бы вы ему не понравились, этого разговора уже бы не было.

Экономка постучала в дверь и распахнула ее.

– К вам мисс Мидлэнд.

– Входите, – услышала Лорел глубокий голос. Посмотрев на Миру, мужчина произнес: – Я хотел бы поговорить с ней наедине.

– Воля ваша. – Мира строго посмотрела на него, улыбнулась Лорел и оставила их одних.

– Моя экономка – очень настойчивая женщина. Думаю, в этом вы уже успели убедиться. – Голос мужчины звучал раздраженно, однако он улыбался. – Если вы не останетесь, она еще долго будет меня пилить.

– Если это единственная причина, тогда, я думаю, мне вправду лучше уйти, – возразила Лорел.

– Это и вправду было бы лучше, но теперь уже в моих интересах, чтобы вы остались – временно, разумеется. Может, мне удастся убедить ее отказаться от постоянного вмешательства в мою жизнь...

Он пожал плечами, словно сам не верил в то, о чем говорил.

– Что вы конкретно предлагаете?

– Мое предложение следующее: вы остаетесь здесь на месяц. По истечении этого срока вы покинете мой дом, и меня не волнует, под каким предлогом: больная собака, замужество – короче, все что угодно. – Мужчина обратил на нее свои пронзительные зеленые глаза. – Уверяю, внакладе вы не останетесь, так как ваш контракт будет оплачен полностью. Если мне не изменяет память, он рассчитан на шесть месяцев с возможностью продления.

Это было больше, чем рассчитывала Лорел. Этих денег хватило бы, чтобы поддержать отца, но как же Пенни? С другой стороны, высказать свое неодобрение сейчас – значит не получить работы вообще, а за целый месяц у нее может появиться шанс доказать Чарльзу, что она необходима его дочери.

– Я согласна, но обещаю – через месяц вы измените свое мнение.

Мужчина лишь недоверчиво пожал головой.

– Не думаю. Я по-прежнему уверен, что моей дочери нужна более опытная женщина, так как большую часть времени я занят. Но пока вы здесь, я смогу сам заняться поисками новой няни.

Вы хотели сказать, более старая, с негодованием подумала Лорел.

Потому как опыта у меня более чем достаточно.

Однако она поостереглась произнести это вслух – пусть за нее говорят ее поступки.

– Хорошо, – кивнула девушка.

– Есть еще одно условие...

Лорел не понравилось, как прозвучали его слова.

– Какое условие? – как можно спокойнее спросила она.

– Я не хочу, чтобы вы путались у меня под ногами. Никаких случайных встреч, разговоров... Понимаете, о чем я?

– Я вовсе... – оскорбилась Лорел.

– Полно, не думаете ли вы, что мне не известно, какие планы в отношении нас с вами вынашивает моя экономка? Вернуть меня к жизни, не так ли?

Лорел резко вскинула голову.

– В живости вам не откажешь.

– Не понимайте буквально. Вы поняли, что я хотел сказать, верно?

– Думаю, как и вы.

Мужчина молча взглянул на нее, и Лорел испугалась, что зашла слишком далеко.

– Не дерзите, – в его голосе прозвучала странная нотка, словно он едва сдерживался, чтобы не рассмеяться.

Лорел подумала, что, может, он не такой зануда, как кажется.

– Я и не думала, – улыбнулась она.

Чарльз скептически поднял брови, и Лорел почувствовала, как по ее спине пробежала дрожь.

– Скажите, мисс Мидлэнд, почему вы приняли мои условия, которые язык не повернется назвать обычными?

Девушка закашлялась, стараясь выиграть время и найти правдоподобный ответ. Они не были достаточно знакомы, чтобы открыть ему истинную причину, по которой она согласилась принять его предложение, но не посылать же его к черту за то, что он лезет не в свое дело?

– Мне нужны деньги, – просто ответила она. – Я очень рассчитывала получить это место и не рассматривала другие предложения.

– Похоже, вы очень практичная женщина, – заметил Чарльз.

– Приходится.

– Тогда позвольте дать вам совет... – Мужчина подался вперед. – Делите шкуру лишь в том случае, если у вас на руках уже имеется убитый медведь.

Да как он смеет снисходить к ней? Она резко вздернула подбородок и с вызовом, впрочем немного наигранным, четко произнесла:

– В данном случае у меня на руках уже был письменный контракт, поэтому я позволила себе мысленно прибавить к своему бюджету причитающуюся мне сумму.

Чарльз откинулся на спинку кресла.

– Понятно. Но разве вы не знаете, что в письменный контракт можно внести формулировки, безобидные на первый взгляд, но достаточно веские, чтобы разорвать контракт в одностороннем порядке?

– Это относится к обеим сторонам.

– Верно, – мужчина с интересом посмотрел на нее.

Ей очень хотелось знать, какие мысли скрываются за этим непроницаемым выражением лица. Но и он сам, и нить его рассуждений были так чужды Лорел, что не стоило и гадать. В ее мысли вторгся его голос:

– Один месяц, мисс Мидлэнд. Благодарю за сотрудничество.

Глава 3

Когда за девушкой закрылась дверь, Чарльз устало закрыл глаза. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: его экономка совершенно очарована девушкой. Она молода и хороша собой, и Мира надеется, что ей удастся немного оживить мрачный дом... Однако Чарльза терзали смутные подозрения, что этим дело может не ограничиться.

Обычно одного его имени было достаточно, чтобы человека кинуло в дрожь – власть, сосредоточенная в его руках, невольно вызывала у окружающих не только уважение, но и страх.

Но только не у этой малышки.

Чарльз хмыкнул.

Ей было присуще качество, которое его экономка очень ценила, – смелость. Сам он был склонен считать подобное поведение безрассудством, но делал скидку на то, что Лорел до конца еще не осознала, какое место она займет в его доме. Не член семьи, не служанка, но – его служащая, а от своих подчиненных Чарльз требовал беспрекословного подчинения. Возможно, Американский корпус взаимопомощи иностранным государствам приветствует инициативность сотрудников. Однако излишняя свобода приводит к тому, что человек перестает понимать, когда нужно молча подчиниться. Кажется, подобное случилось и с мисс Мидлэнд.

А может, я просто не привык, чтобы люди в моем присутствии высказывали мнения, отличные от моих собственных?.. Что ж, это будет приятным разнообразием... Если только не войдет у нее в привычку.

Однако Чарльз не знал, какое влияние Лорел окажет на Пенни. Прежде ее воспитанием занималась исключительно Анжелина. По крайней мере ее голос был определяющим в том, что касалось выбора школы, няни, проверки домашнего задания и внеклассной деятельности.

Внезапно Чарльз почувствовал раскаяние.

У его жены были собственные представления о воспитании дочери: каждый ее час был расписан по минутам. И хотя временами в нем поднимался протест против почти казарменной дисциплины, царившей в этом доме, теперь он был вынужден признать, что его дочь, пусть неосознанно, свыклась с такой жизнью. Он боялся нанести ей травму, внезапно вырвав из привычного мирка.

За полтора года у Пенни сменилось две няни. Первая вскоре уехала в Калифорнию, чтобы помочь дочери в воспитании внуков, а вторая женщина покинула их совсем недавно – после того, как обвенчалась со своим давним поклонником.

Обе эти женщины напоминали Чарльзу его жену, потому что считали строгий распорядок дня обязательным элементом воспитания. Весь день Пенни был расписан по часам.

Что будет, если ее воспитательницей станет молодая, любящая повеселиться девушка? Неизвестно, как отреагирует Пенни, если ее упорядоченная жизнь будет нарушена. Конечно, нет ничего дурного, если девочка научится радоваться жизни. Но что с ней станет, когда Лорел уедет? А в том, что она уедет, у Чарльза не было никаких сомнений. Ну не может такая красивая молодая женщина добровольно захоронить себя в подобном мавзолее! Даже если это случится, рано или поздно у нее непременно появится ухажер. Ни один мужчина не сможет устоять перед ее обаянием, силу которого Чарльз уже испытал на себе.

Нет, и еще раз нет. Нужна только пожилая женщина, дети которой уже повзрослели, или одинокая, способная безвылазно провести здесь лет двенадцать, пока Пенни не исполнится восемнадцать.

Но и возраст, конечно, не является стопроцентной гарантией... Вспомнить хотя бы последнюю няню, ту, что так внезапно вышла замуж...

Чарльз покачал головой.

Кто бы мог предположить, что мужчина решится оформить отношения со своей пассией спустя десять лет после знакомства?..

Но теперь-то я научен горьким опытом и не наступлю снова на те же грабли.

В первый и последний раз он позволил Мире Дэниэлз взять над собой верх. Если не прекратить это в зародыше, то она, чего доброго, заделается свахой и начнет подыскивать ему пару.

А то, что мисс Лорел Мидлэнд ему вовсе не пара, сомнений у Чарльза не вызывало.

* * *

– Я знаю, кто ты.

Сон Лорел как рукой сняло. Когда она услышала эти слова, ее сердце чуть не выскочило из груди от страха.

Мне это приснилось... или они нашли меня?!

Лорел напряженно вглядывалась во мрак. Когда глаза привыкли к темноте, она разглядела детский силуэт рядом с кроватью.

Пенни.

– Что ты здесь делаешь?

Девочка молчала. Лорел торопливо отбросила одеяло и потянулась к настольной лампе. Яркий свет ослепил ее.

– Милая, тебе приснился кошмар?

Пенни несколько раз моргнула и недоуменно посмотрела на Лорел.

– Что? – Детский голос звучал испуганно. Лорел встала с кровати, положила руку на ее плечо и ласково спросила:

– Ты пришла сюда, потому что тебе приснился страшный сон?

– Н-не знаю...

Девочка затравленно огляделась и чуть не плача воскликнула:

– Я не знаю! Я хочу обратно к себе!

Я знаю, кто ты...

Может, она говорила это во сне? Такое вполне могло быть. Девочке приснилось что-то страшное, но она не могла вспомнить, что именно.

Забудь об этом, велела себе Лорел. Вряд ли следует придавать большое значение словам ребенка. Девочка напугана и не понимает, что говорит.

Но почему у меня так неспокойно на душе?

– Пенни, почему ты сказала, что знаешь, кто я? – осторожно спросила Лорел.

– Потому что ты настоящая сказочная принцесса, – сонно произнесла девочка.

У Лорел чуть не подкосились ноги от облегчения. Она подавила нервный смешок. Она ожидала услышать что угодно, но только не это. А все потому, что от страха она совсем забыла, какая богатая у детей фантазия! Если она не хочет вздрагивать от каждого шороха, ей нужно сейчас же взять себя в руки...

В такие моменты Лорел, как никогда, тосковала по своей лучшей подруге.

Если бы только она была жива!

Если бы она была жива, строго напомнила себе девушка, меня бы здесь не было.

Не чувствуя холода, несмотря на то что она была в одной лишь тонкой ночной рубашке, Лорел взяла Пенни за руку.

Нужно скорее уложить девочку в кровать, чтобы она забыла о своей ночной прогулке.

В комнате Пенни горел ночник. Мериголд лежала на полу.

– Кажется, кто-то упал с кровати, – Лорел подхватила куклу и передала ее Пенни.

– Я думала, что она потерялась, – глаза девочки широко раскрылись, и она крепко прижала Мериголд к себе.

– Нет, просто упала с кровати.

– Я думала, что она потерялась... – твердила Пенни.

– Тише, дорогая. Мы же ее нашли, верно?

Лорел мягко говорила с малышкой, укладывая в кровать. Укрыв Пенни одеялом, она ласково погладила ее по голове.

– Спокойной ночи, милая.

– Уходи! – внезапно выкрикнула Пенни.

Лорел смешалась.

– Уходи, – повторила девочка, – не хочу тебя видеть!

Перемена в ее поведении была столь неожиданной, что Лорел инстинктивно отпрянула. Стараясь, чтобы ее голос не дрожал от страха, она ласково произнесла:

– Я здесь, солнышко, успокойся!

– Уходи, – слезы текли из глаз малышки, – ты все равно уйдешь! Все уходят.

Лорел колебалась, не в состоянии оставить девочку, видя, как ей плохо. Но если причиной этой вспышки ярости стала она, лучше уйти, чтобы не расстраивать ребенка еще больше.

Она опустила руку на головку Пенни, и, к счастью, девочка не отбросила ее. Лорел осмелилась несколько раз погладить мягкие волосы, продолжая что-то тихо, успокаивающе говорить. Когда Пенни расслабилась, Лорел сказала:

– Я уйду, только когда ты этого захочешь.

– Неправда. Ты тоже уйдешь, как и они, – невнятно выговорила девочка.

Лорел низко наклонила голову, чтобы лучше расслышать.

– Кто уходит? Куда они ушли?

Ответа не последовало. Девочка отвернулась, и через несколько секунд до Лорел донеслось ровное дыхание – Пенни уснула.

Девушка погасила свет и, стараясь не шуметь, на цыпочках вышла из комнаты. Закрыв дверь, она устало прислонилась к стене. Сердце колотилось так громко, что, казалось, его стук разносится по всему дому.

Висевшие в дальнем конце коридора часы показывали три часа ночи. Лорел облизнула пересохшие губы. С таким сердцебиением она еще долго не уснет. Чем лежать до рассвета в кровати, ворочаясь без сна, лучше уж спуститься вниз и сделать себе чашечку чая. Может, тогда удастся расслабиться. Ей вовсе не хотелось в первый день работы иметь помятый вид, давая лишний повод мистеру Грею усомниться в ее профессионализме.

Дом спал. Стараясь не шуметь, Лорел осторожно спускалась по широкой лестнице. Рассеянные лучи приглушенного света заливали коридоры и холлы.

Удивительно все-таки, насколько этот дом полон контрастов, подумала Лорел. Снаружи – мрачная средневековая крепость, а внутри – почти что уютно. Хотя до атмосферы тепла и уюта настоящего дома ему, конечно, далеко. Посторонний в жизни не догадается, что здесь живет ребенок. И такую детскую вряд ли где встретишь – такого порядка и чистоты могут добиться далеко не все взрослые.

С этим нужно что-то делать, решила Лорел. Девочка чересчур робка и молчалива для своих лет. И с первого взгляда видно, как она одинока. Нужно заставить ее почувствовать, что это действительно ее дом, а не музей.

Кухня поразила девушку своими размерами. В такой нетрудно и потеряться. Одна стена оказалась стеклянной – огромные окна от пола до потолка выходили на ярко освещенный задний двор, за которым виднелись бескрайние ряды виноградников.

Все, что стоит в обычной современной кухне, здесь было представлено в увеличенном масштабе: огромный стальной холодильник, в котором поместились бы продукты для небольшого ресторана, газовая плита с восемью конфорками, кладовки и нескончаемые шкафы с посудой. Полки были заставлены кухонной утварью и поражали глаз обилием хрусталя, фарфора и серебра.

Просто попить чаю, видимо, не получится, подумала Лорел, осматриваясь. Если повезет, то к утру ей, может, удастся его найти. Вся штука в том, чтобы эта чашечка чая не обошлась ей в недельную зарплату.

Пройдя вдоль стены и безуспешно заглянув во все шкафы, она остановилась на секунду, а затем решительно подошла к буфету, стоявшему ближе всего к двери. Распахнув створки, она стала методично осматривать полки. На одной из них среди консервированных продуктов и герметичных упаковок она с облегчением заметила пачку простого ромашкового чая. Чуть повыше стоял набор безупречно чистых стальных кастрюль и сковородок, а на самой верхней полке девушка заприметила чайник.

Кажется, удача мне улыбнулась.

Лорел потянулась к чайнику, как вдруг послышался треск разрываемой материи. Девушка пошатнулась и резко опустила руку. Чтобы удержаться на ногах, ей пришлось схватиться за полку. Буфет затрясся, и несколько маленьких кастрюль с грохотом покатились по полу. Лорел показалось, что это продолжалось целую вечность. Наконец все стихло. Девушка напряженно прислушивалась, в каждую минуту ожидая услышать топот и крики. Через несколько минут она расслабилась.

О боже! Хорошо, что дом огромен и наверху не слышно, что творится внизу.

Лорел взглянула на свою сорочку. Та была безнадежно испорчена, а на месте лифа виднелась огромная дыра. Кое-как прикрыв грудь, девушка подняла глаза. Взгляд ее уперся в маленький серебряный гвоздик. Его шляпка на сантиметр возвышалась над полкой.

Так вот кто виноват!

Проклятье, теперь придется покупать новую сорочку, потеплее. Зима в штате Нью-Йорк – это вам не Калифорния. Решено, куплю фланелевую рубашку.

Девушка подобрала кастрюли и стала водружать их на место. Поставив одну на стол, она осуждающе посмотрела на чайник. Нет уж, с нее довольно и одного раза!

С кастрюлей в руках она подошла к раковине, чтобы налить воды. Пока вода вскипит, она успеет быстро сбегать к себе и накинуть халат. Вряд ли в доме есть полуночники, кроме нее, но рисковать все же не стоит. Кто знает, кому еще захочется попить чайку.

На пороге кухни Лорел столкнулась с Чарльзом. Меньше всего ей хотелось видеть именно его!

– Какого черта вы здесь делаете? – требовательно спросил мужчина.

Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

– Прошу прощения, мистер Грей. Я спустилась вниз выпить чашечку чая. – Лорел слегка побледнела.

– А звук был такой, словно в кухне началась реконструкция. – Он выжидающе смотрел на нее.

– До этого дело не дошло, – девушка нервно рассмеялась. – Просто кастрюли упали.

– А что с чаем?

Лорел махнула рукой в сторону газовой плиты. До нее донеслось шипение, и, проглотив проклятье, она вихрем подлетела к плите. Так и есть. Вода вся выкипела, хорошо еще, что кастрюля пострадала не очень сильно.

– Чай отменяется, – криво улыбнулась она, надеясь, что хозяину дома присуще чувство юмора.

Он не ответил на ее улыбку.

– Я был уверен, что вы не подходите моей дочери как няня, но я не предполагал, что рядом с вами ей будет угрожать опасность, – мужчина не повышал голос, но она почувствовала себя так, словно уменьшилась в размере.

– Нет, что вы, конечно, нет, – пробормотала Лорел.

Мне нужно чего-нибудь выпить, и покрепче.

Внезапно мысль о вине показалась ей соблазнительной. В конце концов, здесь уйма виноградников, а из него делают вино, не так ли?

Чарльз кивнул в сторону плиты:

– Тогда почему эта кастрюля сгорела? – его голос по-прежнему звучал ровно.

– Не сгорела, – торопливо возразила Лорел. – Просто, пока я с вами разговаривала, вся вода выкипела.

На лице мужчины появилось скептическое выражение.

– Вы ведь работали в Американском корпусе взаимопомощи, мисс Мидлэнд?

Лорел нахмурилась.

Ей не хотелось обсуждать свое прошлое с этим мужчиной, который только ищет предлога, чтобы избавиться от нее. Если он выяснит, что она... Лучше не думать, что он тогда с ней сделает.

– Да, – как можно небрежнее ответила девушка.

Почему мой голос так дрожит?..

Лорел беззаботно рассмеялась – в надежде, что он не заметит ее смятения, и продолжила: – Уверяю вас, ни у кого еще не было повода обвинять меня в намеренном поджоге.

– Чем вы конкретно занимались? – он смотрел на нее, слегка прищурившись.

– Я учительница английского языка.

– Кроме вас, там еще были другие учителя?

Это что, допрос? В три часа ночи?!

– Конечно. Нас было несколько человек.

– Если не ошибаюсь, вы работали в Колумбии?

Она насторожилась.

К чему он клонит?

– Да.

– Крепкие, однако, у вас нервы.

Она церемонно склонила голову.

– Спасибо. Я была рада помочь детям. – Она притворно зевнула, прикрыв рот рукой. – Надеюсь, вы меня извините, если я поднимусь сейчас к себе? Иначе завтра от меня не будет никакого толку.

На миг он заколебался, но, согласившись с ее доводами, коротко кивнул.

– Тогда спокойной ночи, – нерешительно произнесла Лорел, не зная, что еще добавить. – Приятно было с вами пообщаться. И... и извините, что разбудила вас... ну и за все остальное тоже.

Что не сказала вам до конца всей правды, мысленно закончила она и повернулась, чтобы уйти.

– Прежде чем вы уйдете, мисс Мидлэнд, я хочу еще раз добавить, что ничего лично против вас я не имею. Просто я поступаю так, как лучше для Пенни, – уже ей в спину произнес мужчина.

Не удержавшись, Лорел фыркнула, но, когда она обернулась к Чарльзу, лицо ее ничего не выражало.

– При всем моем уважении, мистер Грей, трудно оставаться равнодушной к выражению такой явной неприязни.

Он кивнул, признавая ее правоту. На его лице появилась усмешка, и Лорел поразилась – перед ней стоял настоящий злодей. Но чертовски красивый злодей, созналась она себе.

– Я вам сейчас объясню. Миссис Дэниэлз связалась с агентством в Манхэттене с просьбой прислать к нам няню для шестилетней девочки как можно скорее. Ей прекрасно были известны мои требования – я неоднократно их повторял, – что это должна быть опытная женщина... – мужчина кинул на Лорел быстрый взгляд, – и в летах. Однако же вы здесь.

Конечно, у него свой взгляд на воспитание дочери. Он имел на это право, и Лорел не могла этого не признать.

– Мистер Грей, я знаю, у вас есть собственное мнение на то, как должна воспитываться Пенни. Но я не думаю, что ей нужен строгий надзор. Ваша Пенни – очень независимая и серьезная девочка. Вы меня простите, но единственное, чего ей не хватает, так это родительской любви и ласки, чтобы почувствовать себя в безопасности.

– Она ни в чем не испытывает недостатка и знает – любое ее желание будет исполнено, – сухо ответил Чарльз.

– Неужели вы не понимаете, о чем я говорю? – Лорел нахмурилась. – Никто не спорит, что материально она более чем обеспечена. Но речь идет о родительской любви.

Чарльз сдвинул брови. Похоже, услышанное ему не понравилось.

Придется подойти с другой стороны, чтобы ненароком не вызвать его недовольство.

– Я слышала, Пенни потеряла мать около двух лет назад, – вопросительно протянула Лорел.

– Полтора года, – неохотно уточнил мужчина, опуская голову.

Воцарилось напряженное молчание. Внезапно Лорел почувствовала себя неуютно, словно в кухню ворвался кто-то третий и встал между ними.

Его жена! – сверкнуло яркой вспышкой у нее в мозгу. Ну, конечно! Не только Пенни, Чарльз тоже все еще тяжело переживает утрату близкого человека. Возможно, ему нелегко видеть в доме незнакомую молодую женщину, тогда как его жена...

– Мне очень жаль, – тихо сказала Лорел. – Должно быть, это стало для вас ударом... – И с жаром продолжила: – Если вы только позволите мне помочь, я буду счастлива подарить Пенни свою любовь. Ей будет легче смириться с утратой, если она убедится, что нужна и любима. Тогда вы сможете...

Чарльз отвел глаза, и девушка смешалась. Что она хотела сказать? Что, если забота о дочери ляжет на ее плечи, у него будет время оплакивать свою жену? Это прозвучало бы слишком жестоко. Лучше не перегибать палку. Она и так задела еще не до конца зажившую рану.

Может, вообще не стоило затрагивать эту тему? Но теперь уже поздно.

Когда мужчина снова посмотрел на нее, Лорел ожидала увидеть в них боль или гнев, но его глаза были холодными и непроницаемыми. Последующие его слова повергли ее в шок.

– Как вы помните, мисс Мидлэнд, срок вашего контракта истекает через месяц, а возможно, и раньше, если мне удастся найти подходящего человека на ваше место.

Лорел не ожидала такого удара. Когда ей уже начало казаться, что все налаживается и ей действительно удастся помочь бедной девочке, ее отец безжалостно разрывает тонкую нить возникшего между ними взаимопонимания!

– Но как же... – пыталась она возразить.

Чарльз вскинул руку, призывая ее к молчанию.

– Мне действительно очень жаль. Но я сделаю так, как сказал.

Прежде чем повернуться, он окинул ее взглядом с головы до пят.

Когда его шаги стихли, Лорел еще несколько минут стояла, пытаясь осознать случившееся, и только потом вспомнила, что во время всего разговора стояла перед ним почти обнаженной.

Глава 4

– Лорел Мидлэнд, – повторил Чарльз в трубку. – Последние три года провела в Колумбии. Я хочу знать об этой девушке все. Что-то в ее истории меня настораживает, хотя я не могу понять, что именно.

– Вас понял, мистер Грей. Как только что-нибудь выясню, немедленно с вами свяжусь.

Брендон Брэди был самым лучшим частным детективом, с которым Чарльзу приходилось работать. Они сотрудничали уже несколько лет, и Чарльз полностью доверял ему. Все началось с того, что Брэди разоблачил двух сотрудников, работавших на конкурирующую фирму из Рима.

Чарльз был неприятно удивлен, когда выяснилось, что фирма, которой они передавали сведения, принадлежит его кузену. Вспомнив об этом, мужчина криво улыбнулся. Что ж, дружба дружбой, а бизнес службой.

Наученный горьким опытом, теперь Чарльз знал – информации много не бывает. Если его подозрения не подтвердятся – что ж, тогда мисс Мидлэнд ничего не грозит. Если же он прав, то этой мисс не стоило появляться в его доме.

Теперь, когда Лорел Мидлэнд занялся сам Брэди, он мог вернуться к работе. Однако новая няня упорно не шла у него из головы. Мужчина отложил ручку, потер виски и откинулся на спинку кресла.

Что ему о ней известно? Она приятна в общении, и ее не назовешь некомпетентной. И, что самое важное. Пенни, кажется, доверяет ей. Если бы она оказалась постарше! Когда она уедет, Пенни снова будет страдать, а Чарльз не мог позволить, чтобы это повторилась!

В том, что Лорел уедет, у мужчины сомнений не было. Рано или поздно молодая девушка сбежит из этой глуши, где отсутствуют всякие развлечения.

Чарльз готов признать, что собственная дочь сторонится его, однако он действительно любил девочку и желал ей счастья. Да, Лорел лишь недавно вернулась в Штаты из страны, раздираемой внутренними конфликтами, где о благах цивилизации, возможно, только слышали. Но как только она забудет все ужасы, которые ей пришлось пережить, у нее может появиться ухажер. Она молода и очень красива. Этого достаточно, чтобы заставить мужчину потерять голову.

Бесконечные споры с Мирой Дэниэлз ничего не изменили. Чарльз по-прежнему считал, что Пенни нужна пожилая женщина, которая довольно повидала на своем веку и готова безвылазно провести следующие лет десять в его доме, женщина, готовая принять на себя хоть часть обязательств по воспитанию дочери... И, насколько такое возможно, заменить девочке погибшую мать.

Неприятная правда заключалась в том, что, пока с Пенни занималась Анжелина, в обязанности Чарльза входило лишь выслушивать ее отчеты о том, как Пенни провела свой день, и любоваться нечастыми улыбками дочери. Когда его не было дома – а такое случалось довольно часто, – он любовался ее фотографией. Признаться, Чарльз совершенно не представлял, в чем заключаются обязанности родителя. Ему это всегда казалось какой-то тайной за семью печатями.

Затем произошла авария...

В то время он был в Италии на дегустации вин. Зима в тот год выдалась неправдоподобно холодной для столь теплой страны. Анжелина вбила себе в голову, что ей необходимо повидать его. Чарльз был не в восторге от ее идеи – к тому моменту их брак распался и они вели себя скорее как приятели, а не как супруги. Свободного времени у него совсем не было – в то время он работал словно каторжный.

Невзирая на его доводы – мол, момент выбран неподходящий, в Италии чертовски холодно, я не смогу уделить тебе достаточно внимания, – Анжелина приехала.

Зная характер своей бывшей супруги, Чарльз должен был понять, что все это добром не кончится. На вечеринке она повздорила с кем-то из своих итальянских подруг и в порыве эмоций решила вернуться в отель. Чарльз пытался отговорить ее от безрассудного шага – погода портилась на глазах, – но не сумел. Анжелина вспылила, заявив, что пойдет через горы пешком, если он откажется ее везти.

Чарльз сдался и... совершил роковую ошибку. Он знал, как она решительна, и уже представлял себе ее шагающей по узким извилистым горным дорогам. В таком возбужденном состоянии она легко могла сбиться с пути, а в горах это всегда опасно. В плохую погоду риск возрастает многократно. Он много раз говорил себе, что во всем виновато ее упрямство, но никогда не снимал с себя ответственности за случившееся.

Пока они ехали в машине, он пытался уговорить Анжелину вернуться домой в надежде, что она образумится, и одновременно старался не пропустить место, где разрешен поворот.

К сожалению, дорога была скользкой, и в какой-то момент Чарльз потерял контроль над машиной, а ехавший навстречу грузовик занесло... Все произошло очень быстро. Когда в больнице Чарльз пришел в сознание, ему сообщили, что Анжелина погибла, а сам он получил серьезную травму позвоночника, и доктора опасались, что он вообще не сможет ходить.

А Пенни... Пенни потеряла единственный шанс вести нормальную жизнь. Ибо, пока ее мать была жива, она, на свой лад, любила девочку и заботилась о ней.

Что ему оставалось делать?

Он решил нанять опытную пожилую женщину, не надеясь на молоденьких вертихвосток: то у них любовь, то они сами не знают, чего хотят. Ему нужна была спокойная, уравновешенная женщина, которая останется рядом с Пенни, несмотря ни на что.

И Лорел Мидлэнд совсем не подходила для этой роли.

Лорел Мидлэнд – настоящая Мисс Америка в сравнении с той, которую Чарльз хотел бы видеть няней своей дочери. Красавица с густыми волосами цвета воронова крыла и огромными зелеными глазищами. Все ее существо излучает чувственность. Даже такой сухарь, как Чарльз, ощущал излучаемое ею обаяние.

Ему до сих пор не удалось выкинуть из головы образ Лорел в тонкой ночной рубашке. Не то чтобы рубашка была неприличной, но тонкая материя не скрывала приятных округлостей ее ладной фигурки.

Мужчина судорожно сглотнул.

Лорел задевала какие-то новые струны его натуры. Раздражение, поднимавшееся в нем, стоило Лорел сесть на своего любимого конька и завести песню о том, каким должен быть уход за Пенни, боролось с неистовым желанием.

Она так красива, что может свести с ума любого.

Почему она согласилась жить в такой глухомани?

Чарльз готов поклясться, что в этом замешан мужчина. Наверное, Лорел скрывается от надоедливого ухажера.

Да, такой вариант тоже не стоило исключать. Вспомнить хотя бы ее уклончивые и осторожные ответы, когда он расспрашивал ее о прежней работе. Реакция человека, который от чего-то скрывается. Может, она сбежала от любовника, который допек ее своей ревностью? Иначе чем объяснить ее нежелание говорить о прошлом? У такой женщины в шкафу вполне может быть припрятана пара-тройка скелетов.

Возможно, это лишь его воображение и Лорел способна на прочные длительные отношения. Однако Чарльз не мог отделаться от мысли, что, чем бы ни занималась Лорел – будь то уход за ребенком, исцеление больных или игра в прятки, – для нее все это – временно.

Когда Лорел поймет, что эта работа не для нее, и решит уехать, Пенни может не оправиться от такого удара.

Я не должен с ней больше встречаться, иначе я за себя не отвечаю. Нужно как можно скорее найти другую на ее место.

* * *

В присутствии Чарльза Грея Лорел чувствовала себя удивительно неловко. На нее находила какая-то странная робость. Может, виной тому отстраненность, с которой он ко всему относился.

Еще больше девушку смущала его какая-то неподвижная красота. Скорее всего, немало женских сердец разбилось о стену его безразличия. Его можно было легко принять за известного киноактера, сошедшего с обложки модного журнала. Если бы не его совершенная красота, если бы у него имелся хоть какой-то изъян – нос картошкой, лысина или кривые зубы, – он казался бы больше похожим на обычных людей, более настоящим, что ли.

Лорел чувствовала, что Чарльзу почти удалось запугать ее, и понимала: если она хочет помочь Пенни, ей придется побороть свой страх. Она взялась за эту работу, твердо зная, что при ее квалификации ей тревожиться абсолютно не о чем.

Пенни казалась испуганным зверьком, так и не узнавшим за свою короткую жизнь, что такое тепло и ласка. Лорел вспомнила, как в день знакомства они оказались наедине в детской. Девочка неохотно отвечала на ее вопросы, а затем вдруг замолчала, и, несмотря на все попытки разговорить ее, Лорел была вынуждена уйти, чтобы Пенни не расплакалась.

Лорел не сомневалась, что малышка нуждается в чьем-либо участии. Это нужно любому человеческому существу...

И мне тоже.

Небольшие сомнения у Лорел все же оставались. Она сама, будучи ребенком, не знала настоящей любви: мать держала ее на расстоянии, а отец... отец был слишком разочарован в жизни, чтобы обращать внимание на собственную дочь.

Теперь, когда мать умерла, отец жил один. Его ничего не интересовало. Все его свободное время было посвящено телевизору. Лорел не испытывала к нему большой любви, но бросить его тоже не могла. Ей нужна была эта работа прежде всего для того, чтобы хоть немного поддержать отца.

Глава 5

– Ничего компрометирующего о Лорел Мидлэнд мне узнать не удалось, – голос Брендона Брэди звучал устало.

– А конкретнее?

– Не замужем. Недавно умерла ее мать, но здесь все чисто – естественная смерть. Никаких родственников. Отец живет где-то на севере, но они редко встречаются. Последние пять лет провела в Колумбии.

– Постой-ка... Пять? – Чарльз точно помнил, что ему девушка сказала о трех!

– Точно, пять лет. Уехала туда сразу после окончания университета штата Айова. Особняком не держалась: были подруги, ну и дружки, конечно, водились. Но, похоже, после университета ни с кем отношений не поддерживает.

Неужели никто из ее прежних друзей не сделал попытки что-нибудь узнать о ней? А она сама? Все это очень странно.

– Но кое в чем предстоит разобраться, – в голосе Брендона появилось некоторое воодушевление. – Директор этого корпуса, едва услышав ее имя, стал очень осторожно подбирать слова. Ничего другого нам не удалось узнать.

Чарльз почувствовал разочарование. Все правильно, болтай директор направо и налево о своих сотрудниках, рано или поздно может случиться скандал.

– Хорошо тебя зная, думаю, что тебе все же удалось что-нибудь из него вытянуть?

– Вообще-то, один раз он оговорился. Понятия не имею, насколько это для тебя важно... Короче, он сказал, что ее лучшая подруга погибла в автомобильной аварии. Это страшно расстроило мисс Мидлэнд, и она тотчас же вернулась в Штаты.

А вот это может оказаться полезным.

– Он сказал, как ее звали?

– Ни слова. Он сразу извинился и сообщил, что его ждут срочные дела. Я проверил по своим каналам. Погибшую звали Лорел Стэндиш.

– Неплохо, Брэди, – улыбнулся Чарльз. – Кто она?

Брендон Брэди удовлетворенно фыркнул и обрушил на Чарльза целый поток информации.

– Лорел Стэндиш, удочерена в возрасте двух с половиной лет, с ней в приюте были еще две старшие сестры. Росла где-то в северных штатах, после окончания школы работала секретаршей, а примерно три года назад устроилась на работу в Американский корпус взаимопомощи и отправилась в Колумбию. Это все.

Чарльз нахмурился.

– Значит, наша мисс потеряла лучшую подругу... Как думаешь, можно ли этим объяснить нежелание говорить о прошлом? Не хочет разбередить рану и все такое...

Брендон задумался.

– Вполне вероятно. Но я еще поинтересуюсь.

– Буду обязан.

* * *

Через две недели Пенни пришла к Лорел в комнату и спросила, могут ли они пойти на празднование Хэллоуина.

– Ребята в школе только о нем и говорят!

Лорел это обнадежило. Девочка наконец начинает интересоваться происходящим, а ведь прежде она не проявляла никакого интереса к своим сверстникам.

– Фестиваль речных ведьм, – громко говорила Пенни, – это в Чари...Чапо...

– Ты хочешь сказать, Чапавпа? – пришла на помощь Лорел.

Она знала этот городок – он располагался на берегу реки Гудзон, немного ниже Ривер-Вэлли.

– Точно, это там, – Пенни встряхнула головой.

– Ну что ж, посмотрим.

Они зашли в соседнюю комнату – ею никто не пользовался, однако в ней было уютно и стоял компьютер. Лорел воспользовалась Интернетом, чтобы узнать о фестивале побольше.

– Вот он – фестиваль речных ведьм... ежегодно проводится в Чапавпа...

Девушка быстро пробежала глазами по экрану. Целый день катаний на пони, игры в "кошелек или жизнь", покупка сладостей в маленьких старомодных лавках и море других удовольствий, которые так любят дети...

Лорел украдкой посмотрела на девочку, сидевшую с ногами в большом кресле и тихо напевавшую Мериголд детскую песенку. Пенни выглядела такой счастливой...

Прошло уже две недели с тех пор, как Лорел начала с ней заниматься. В первые несколько дней Пенни держалась настороженно, словно ожидая, что Лорел уйдет с минуты на минуту. Это были тяжелые дни, и Лорел потребовалось все ее терпение, чтобы завоевать доверие девочки. Кажется, эта тактика начинала приносить плоды, потому как временами Пенни немного оживлялась, щечки ее окрашивал румянец, она иногда просила Лорел помочь ей в чем-нибудь. Как жаль, что это пока случалось редко. Пару раз Пенни спрашивала няню, что та думает по тому или иному поводу, но после снова замыкалась в себе.

Лорел тихонько вздохнула.

Когда девочка упомянула о фестивале, Лорел немного приободрилась. Ничего еще не потеряно!

Пенни слезла с кресла и подошла к Лорел.

– Это мне школьная подружка сказала, – доверительно произнесла Пенни.

– Что же ты раньше молчала? Как ее зовут? – с энтузиазмом спросила Лорел.

– Ее зовут Мэгги, – как можно небрежнее ответила Пенни, словно говорила об этом уже тысячу раз и устала повторять.

– Ах, Мэгги, – Лорел решила ей подыграть. – Как же я могла забыть? А она сама будет на фестивале?

– Конечно, она там живет. Еще она говорит, что фестиваль устраивают каждый год и она еще ни разу его не пропустила. Там та-ак весело!

Лорел была очень рада, что у девочки наконец появился друг, с которым она может проводить свободное время.

– Решено, тогда мы идем!

– Ты хочешь пойти туда вместе со мной? – изумленно протянула Пенни. – Вот здорово!

– А как же иначе? Я тоже хочу веселиться!

Личико Пенни вдруг осунулось.

– А папа нам разрешит? – В ее голосе слышалось сомнение.

Неужели отец не разрешает Пенни бывать на таких праздниках? Как у него только духу хватает!

Девушка не могла в это поверить.

– Твоего папу я беру на себя, – решительно произнесла она.

– Да! – победно вскинув к потолку руки, Пенни издала пронзительный вопль. – Мы идем!

Лорел была так тронута этим выражением чувств, что поклялась себе – они пойдут на фестиваль, даже если ей придется на коленях вымолить у Чарльза разрешение на это.

* * *

– Категорически нет, – едва услышав ее просьбу, отрезал Чарльз Грей.

Это прозвучало так безапелляционно, что Лорел растерялась.

Она нашла мистера Грея в библиотеке. Сидя перед камином, он читал "Уолл-стрит джорнэл". При свете пламени он выглядел сногсшибательно.

Стоя перед ним, она остро ощутила всю убогость своего наряда и заурядные внешние данные.

– Но...

– Я сказал – нет.

Девушка попыталась собраться с мыслями. Неужели он не понимает, что своим отказом причинит Пенни боль?

– Но почему?

Светло-зеленые глаза в упор смотрели на нее. Ее внезапно охватил озноб.

– Все просто. Если вы не заметили, дороги здесь извилистые и узкие. Я не хочу, чтобы с Пенни что-нибудь случилось. Вы можете доставлять ее только в школу и обратно.

– Я вожу машину с тех пор, как мне исполнилось восемнадцать!

– Вас не было в США несколько лет. Вы водили машину в Колумбии?

– Нет, – признала Лорел.

– Ну вот. Вы не знаете, как опасны здесь дороги. Прежде чем я полностью доверю вам Пенни, вам нужно вспомнить все навыки.

– Абсурд.

– Вы так считаете? – Мужчина приподнял брови в притворном изумлении.

– Если дороги так плохи, почему транспортная полиция ничего не предпринимает? – с вызовом спросила Лорел. – Слабая отговорка! Придумайте что-нибудь более убедительное!

– Не понимаю... Разве я должен перед вами отчитываться?

Голос его звучал холодно, но в глазах девушка заметила легкие искорки смеха.

– Так и быть, я удовлетворю ваше любопытство. У меня есть достаточно веские основания, чтобы не отпускать туда Пенни.

Внезапно мужчина замолчал, снова уткнувшись в газету.

Ну нет, я не позволю ему уйти от ответа!

– И каковы же они?

– Это касается вопроса ее безопасности, – мужчина отложил газету и снова взглянул на Лорел.

Какие еще вопросы безопасности, чуть не выкрикнула девушка, но сдержалась.

– Что вы хотите этим сказать?

– Я не уверен, что вам удастся справиться с непредвиденной ситуацией, – пояснил Чарльз.

Она опешила.

– Что, по-вашему, криминального может случиться на празднике? Вы же не думаете, что все эти колдуньи, гоблины и привидения окажутся на поверку настоящими? – Она не смогла удержаться, чтобы не поддеть его. – Уверена, вы преувеличиваете.

– Верите вы или нет, но я прекрасно знаю, что такое Хэллоуин, – мужчина недовольно посмотрел на Лорел. Однако выглядел при этом отнюдь не сердитым. – В этом-то и кроется самая большая опасность – среди царящего маскарада вы можете не заметить реальную угрозу.

– И что за реальная угроза?

Он с видимым усилием сдержался, чтобы не повысить голос.

– Видите ли, в этих местах я считаюсь довольно-таки богатым человеком, – спустя несколько томительных секунд нарочито спокойно сказал он. – Фестиваль, фактически маскарад, дочь состоятельного бизнесмена среди огромной толпы народа – просто находка для преступников. Судите сами: никому и в голову не придет заподозрить человека в дурных намерениях, если его поведение будет немного странным или даже угрожающим. Более того, позови вы на помощь, это расценят как очередной розыгрыш.

Лорел понимала, куда он клонит, но не могла с ним согласиться.

– Прежде всего, это – семейный праздник для детей, – возразила она. – Уверена, организаторы примут соответствующие меры безопасности. К тому же там будет ее подружка!

– Что-то я никогда не слышал о ее подругах, – в голосе Чарльза зазвенела сталь.

– Ее зовут Мэгги.

– Просто Мэгги? – недоверчиво переспросил он. – Но фамилия-то у нее наверняка есть?

– Я не спрашивала, – пожала Лорел плечами.

– А кроме ее имени вы что-нибудь вообще о ней знаете?

– Ну, Пенни сказала, что они познакомились в школе, наверное, Мэгги тоже где-то около семи. Это же здорово! Наконец-то у нее появилась подруга!

– Кто ее родители?

– Подумайте сами! Если они в состоянии отдать свою дочь в ту же школу, что и вы... – она позволила себе многозначительную усмешку.

Чарльз, казалось, колебался. Лорел, напротив, не сомневалась, что это удачная идея и праздник Пенни не повредит. Что может произойти среди толпы других пап и мам?

– Не в этот раз, – Чарльз отрицательно покачал головой.

– Ну же, не будьте занудой, – слова сорвались с губ, прежде чем она успела прикусить язык.

Мужчина уставился на нее, не скрывая удивления, вызванного ее фамильярностью, однако промолчал.

Лорел это заметила и велела себе быть смелее. Ей бы только научить его хотя бы немного прислушиваться к мнению других! Она недоумевала, почему раньше считала его хладнокровным и безразличным типом. Если найти верный подход, он и сам не заметит, как начнет соглашаться с ней во всем!

– Если вы так печетесь о ее безопасности, можете нанять охранников, – предложила она, хотя одна мысль о том, что кто-то постоянно будет сверлить им взглядом затылки, вызвала у девушки зубную боль. – Если только им удастся остаться незаметными и не испортить нам праздник. Зато вы будете спокойны!

Взгляд Чарльза словно прилип к ее лицу.

Смотрит так, с раздражением подумала Лорел, как будто я предложила продать его дочь... за пенни!

– Охранников не будет, – наконец выдавил он. – Как и фестиваля. Сознательно подвергать Пенни опасности, когда этого можно избежать?.. Охрана нужна в исключительных случаях, но даже тогда она не дает полной гарантии. Мой ответ – нет.

– Но...

– Вы вообще-то слышите, что я говорю? – Голос мужчины посуровел. Он перевел взгляд на часы на каминной полке.

– Вы собираетесь оставить Пенни в школе на ночь?

Что за черт, я его уже почти дожала!

– Надеюсь, мы продолжим разговор позже.

– Не думаю.

– Может, вам будет удобно после ужина?

– Нет.

– Тогда, может завтра?

Он молча сверлил ее своими светло-зелеными глазами.

Какой невозможный мужчина! Но почему мне не хочется уходить?

– Думаю, мне лучше уйти...

– И правильно думаете.

– Если вы обещаете, что подумаете еще.

Бросив на него последний взгляд, Лорел закрыла за собой дверь.

Лицо Чарльза было непроницаемым.

Глава 6

Пенни была совершенно счастлива. Праздник оказался именно таким, как Лорел и ожидала: толпы детей, сопровождаемые родителями, в руках у всех попкорн и хрустящие яблоки в золотистой карамели. Переполненные коляски, запряженные меланхоличными тяжеловозами, и резвые пони под изящными золотистыми седлами. Отовсюду неслись взрывы смеха. Царившая всюду атмосфера удивительно напоминала ожившую картину Роквелла[1].

Лорел радовалась вместе с Пенни, пока не заметила мужчину в спортивном костюме. Сначала она ничего не заподозрила. Что тут такого, если детям не сидится на месте, а родители вынуждены следовать за своим чадом по пятам, чтобы не потерять его в такой толпе?

Пенни заявила, что сейчас лопнет от кока-колы, и девушка рассмеялась. Она ждала свою подопечную на скамейке, оглядывая прохожих. Холодок страха пробежал по ее спине, когда она вновь увидела этого мужчину возле горки, с которой каталась визжащая от радости Пенни, а затем на скамейке рядом с барбекю.

Мужчина был один. Может, у нее уже началась паранойя и он просто ждет своего ребенка, как и она? Но когда Пенни вышла из павильона с мячиками, Лорел схватила ее за руку и потащила прочь.

Через несколько минут она оглянулась: мужчина никуда не делся, маячил неподалеку.

Девушка почувствовала тягучую пустоту в животе.

Им стала известна моя тайна, и теперь они пришли за мной?

Она не могла поверить, что Майк... и все, кто знал ее тайну, могли так поступить с ней. Нет, этого не может быть! Они ее друзья, она обязана им жизнью... А может, Чарльз не преувеличивал и их цель – Пенни? Мужчина, потерявший жену, не станет рисковать единственной дочерью и заплатит любой выкуп!

– Мне больно! – возмущенно воскликнула Пенни.

Лорел опомнилась.

– Прости, милая, я задумалась. Сильно болит? – Лорел ослабила хватку, но не отпускала девочку от себя.

– Чуть-чуть, – Пенни потерла руку. – Тебя кто-то напугал? – В ее голосе послышалось нетерпение, она весело покрутила головой.

– Нет, что ты. Я просто задумалась. – Нужно немедленно взять себя в руки, иначе Пенни испугается. Так, что здесь имеется огороженного и где больше всего народу?

– Пенни, как насчет того, чтобы попрыгать? Я вижу впереди огромный надувной дворец!

– Здорово! – Пенни вырвалась и припустила вперед.

– Подожди! – сердце билось где-то в горле, когда Лорел снова ухватила девочку за руку. Они перешли на шаг. Лорел старалась не сжимать детскую ладошку слишком крепко.

Господи, что же делать?

Лорел охватила паника.

Конечно, можно допустить, что у нее разгулялось воображение – декорации-то для этого соответствующие. Но если это действительно те, о ком она думала, вряд ли их можно соблазнить яблоками[2]. Они не успокоятся, пока не покончат с ней.

* * *

Телефонный звонок застал Чарльза на совещании рекламного отдела.

– Прошу прощения, что отрываю вас от дел, мистер Грей, но это очень важно, – послышался в трубке взволнованный голос Брендона Брэди.

– Прошу меня извинить, джентльмены, – Чарльз прикрыл трубку рукой. – Это срочно. Новые этикетки не подходят. Подумайте пока.

Когда за последним менеджером закрылась дверь, он спросил:

– Что случилось, Брэди? Тебе удалость что-нибудь выяснить?

– Еще нет, но...

– Тогда какого черта ты мне звонишь? – Мужчина дал волю раздражению. Впервые за пятьдесят лет компания решила поменять дизайн этикеток. От того, насколько они будут удачными, зависело ее будущее. – Я же сказал: звонить только в том случае, если узнаешь что-то о мисс Мидлэнд.

– Речь как раз идет о ней. Один из моих людей за ней наблюдает. Он только что позвонил мне и сказал, что мисс Мидлэнд с Пенни находятся на фестивале.

– Ты хочешь сказать, они в Чапавпа?!

– Именно. После нашего последнего разговора я взял на себя смелость приставить к ней своего человека. Иногда этого оказывается достаточно, чтобы не проделывать лишней работы.

– Ты уверен? – Чарльза не интересовали тонкости детективного дела. – Они действительно там, где ты говоришь?

– Да.

– Выезжаю. Пусть твой человек не спускает с них глаз. Номер моего мобильного у тебя есть. В случае чего – немедленно звони.

– Я понял.

– Спасибо, Брэди, – голос мужчины звучал искренне. – Ты настоящий профессионал.

Двадцать минут спустя Чарльз проехал мимо деревянного указателя с надписью: "Наш дом – ваш дом. Добро пожаловать в Чапавпа!"

Чарльз въехал в город, выискивая место, где припарковаться. Его внимание привлекла табличка, написанная явно от руки: "Мест нет. Пожалуйста, следуйте на Винджаммер-стрит".

Не желая терять времени, он бросил машину рядом с табличкой.

Интересно, во сколько это мне обойдется, в праздничный-то день?

Я ей голову оторву, мрачно подумал Чарльз, в его мозгу билась мысль: "Только бы найти, только бы найти".

Достав телефон, мужчина набрал номер Брендона.

– Я на месте, – кратко произнес он. – Где они?

– Сейчас, – было слышно, как Брендон говорит с кем-то по телефону. – Стен, ты где? Рядом с цирком?

Чарльз внимательно осматривался, пытаясь найти что-нибудь, похожее на шатер шапито.

– Все в порядке. Они рядом с пони, – донесся до него голос Брендона. – Ты их видишь?

– Нет пока.

Сердце Чарльза замерло, а затем бешено заколотилось: к нему бросилась женщина с ребенком. Они бежали, а Чарльз пытался справиться с сердцебиением. Это просто выброс адреналина, уверял он себя. Охотник, настигший свою жертву, чувствует себя так же, и он вовсе не рад видеть эту женщину в выцветших джинсах и легкой рубашке персикового цвета.

– Я их вижу, – сказал он в телефон и быстрыми шагами двинулся вперед.

В руках Пенни была сладкая вата. Лицо ее украшали синие веснушки. При виде усталого, но сияющего личика дочери Чарльз почувствовал, как сердце снова екнуло – никогда еще он не видел ее такой счастливой!

В лице Лорел он прочел страх. Последние несколько шагов мужчина преодолел бегом. Когда они встретились, она упала ему на грудь. Он инстинктивно положил руки на ее плечи.

– Как я рада, что вы здесь! – Голос девушки прерывался от быстрого бега, но на лице была написана радость.

В ту же секунду до них дошла двусмысленность ситуации. Они отпрянули друг от друга одновременно.

– Мне позвонили, – ответил Чарльз на ее немой вопрос.

– Кто?..

– Один мой... сотрудник, – нашелся Чарльз. – Узнав, что вы здесь, он сообщил мне.

Только что он видел следы паники на ее лице, а теперь в ее глазах плескался гнев.

– Так это... – Лорел задохнулась. Проследив за ее рукой, он увидел ничем не примечательного мужчину среднего телосложения, который невольно отступил назад под ее горящим взором.

– Значит, это ваших рук дело? – справившись с эмоциями, спросила девушка.

– Не знаю, – вынужден был сознаться он, – наверное.

– Вы не знаете? – изумилась она. – Но вы же только что сказали, что он работает на вас!

– Тот мужчина целый день не спускал глаз с Лорел, – невинно заметила Пенни, слизывая вату. – Наверное, она ему понравилась, – уже тише добавила она. – Правда, она красивая, папочка?

Не зная, что ответить, Чарльз беспомощно смотрел на молодую женщину и маленькую девочку.

Наверное, она ему понравилась. Правда, она красивая, папочка?..

Его мозг буквально впал в оцепенение. Мужчина тряхнул головой.

– Солнышко, ты вся испачкалась! Идем, я тебя отмою. Не можешь же ты ехать домой такой грязнулей, – поторопила девочку Лорел.

– Но папа...

– Нам нужно идти, – не глядя на Чарльза, перебила ее няня. – Ну же, идем!

Чарльз озадачен, но он не изменил своего решения, Лорел была уверена в этом. Что ж, это все усложняет. Но что сделано, то сделано...

* * *

Чарльз ждал их. Стоило им уйти, как к нему сразу вернулась ясность ума. Сейчас он выскажет этой дамочке пару ласковых! И ей еще хватает наглости вести себя так, словно он во всем виноват!

Лорел с Пенни вернулись, и Чарльз заметил, что с личика девочки исчезли синие веснушки, но оно по-прежнему сияло.

Они направились к машине. Пенни чуть впереди – у нее еще были силы резвиться, словно у щенка, впервые выпущенного на прогулку. Это давало Чарльзу возможность высказаться, ведь то, что он собирался сказать Лорел, не предназначалось для посторонних ушей.

– Как вы осмелились нарушить мой приказ? – требовательно спросил он.

– Приказ? – Ее голос звучал спокойно.

– Ну... – Чарльз осознал, что оправдывается, – пожелание.

Какого черта? Проклятье, это она – моя служащая, а не наоборот!

– Приказ, – твердо повторил он.

– Не знала, что мне запрещено сюда приходить!

– Не вам, – он многозначительно посмотрел на нее.

– Ну хорошо, – уступила Лорел. – Вы отец и знаете, что лучше для вашей дочери, а я – всего лишь служащая и действительно вас ослушалась. Но... посмотрите на Пенни, – взмах руки в ее сторону. – Разве вы не видите, как она счастлива? Я просто не успела убедить вас, что она прекрасно проведет время!

– Вижу, – голос мужчины звучал ровно. – Но это не оправдание. Я подробно объяснил причины своего решения.

– Но я постоянно была рядом!

– Если не ошибаюсь... – он внимательно посмотрел на нее, – когда я здесь появился, вы были напуганы... Если не сказать больше.

Она сбилась с шага и остановилась.

– Вы не понимаете! Это потому... – К своему неудовольствию, девушка почувствовала, что краснеет.

– Так почему? – его голос звучал обманчиво мягко.

Не выдержав его взгляда, Лорел посмотрела на Пенни. Девочка удалилась от них на значительное расстояние.

– Пенни! Постой! Подожди нас! – Она порывисто обернулась к Чарльзу. – Если не хотите, чтобы ваша дочь потерялась, лучше не упускайте ее из виду!

Они прибавили шаг.

– Вы не ответили на мой вопрос, – напомнил мужчина.

– Из-за вашего паршивого детектива! – Лорел дала волю переполнявшему ее раздражению. – Когда я увидела, что за нами кто-то идет, меня чуть удар не хватил! И все из-за ваших рассказов! Думаю, – к девушке вернулось чувство юмора, – что я просто... это просто мое разгулявшееся воображение.

– Но вы понимаете, что тот человек мог оказаться кем угодно? Как бы вы поступили тогда? – Чарльз выжидающе уставился на нее.

– Думаю, взяла бы себя в руки. Просто стала бы еще внимательнее. В конце концов, это праздник, и столкнуться с человеком проще простого. – Она не выдержала его взгляда и опустила глаза.

Чарльз молчал. Девушка снова вскинула голову.

– Это как с привидениями: если человеку сказать, что в доме есть привидения, даже не верящий в их существование будет вздрагивать от каждого шороха.

– Да вы же просто дрожали от ужаса!

– Вам показалось, – ее глаза вспыхнули изумрудным огнем.

– Это вполне мог быть ваш брошенный дружок, – неожиданно сказал Чарльз.

– Что? – Кровь отхлынула от ее лица. – Кого вы имеете в виду? У меня никого нет. А почему вы так говорите?

Странно, почему она побледнела?

– Просто интересуюсь. – Нужно будет сообщить об этой детали Брэди. Если вокруг Лорел ошибается брошенный поклонник, то Пенни лучше всего держаться от нее подальше.

– Где ваша машина? – сменил он тему.

– Мы приехали на поезде.

– На поезде? – Чарльз не верил своим ушам.

– Вы забыли, что со мной была Пенни? Вы же сами сказали, что не разрешаете мне ездить дальше школы!

– Помнится, я также не разрешал вам приходить сюда. – Мужчина неожиданно усмехнулся.

– Я помню.

Пенни остановилась у шатра с гадалкой.

– Не знаю еще, как мне вас убедить... Но я ни за что не позволила бы, чтобы с Пенни что-нибудь случилось.

– Охотно верю. Только боюсь, вы не всегда верно оцениваете вероятный риск.

– Я так не думаю. Опасность попасть в беду на мероприятиях такого рода невелика, тогда как плюсы такого времяпровождения налицо. – Девушка снова кивнула в сторону Пенни.

Чарльз мысленно с ней согласился. Если бы он не видел своими глазами, он бы не поверил, что такое возможно – после трагедии, произошедшей с ее матерью, и до того не очень разговорчивая девочка и вовсе стала молчаливой и необщительной. Но сейчас Пенни полностью преобразилась: стоя в очереди в шатер гадалки, она смеялась и болтала с другими детьми.

– Вы ослушались меня!

– Да. Но дело того стоило!

– Я не терплю, когда мои указания не выполняются.

– В будущем постараюсь вас не разочаровывать.

– Постараетесь? Нет, вы будете делать, как я скажу!

Девушка не успела возразить.

– Следующий, – раздался резкий голос. Лорел оглянулась.

– Кажется, пришла ваша очередь, – кивнула она Чарльзу.

– Моя очередь? – Он проследил за ее взглядом.

– Не задерживайте очередь! – закричала цыганка.

Мужчина оглядел очередь. Люди начинали проявлять признаки нетерпения.

– Папочка, давай, твоя очередь. – Пенни схватила отца за руку. Ему ничего не оставалось, кроме как подойти поближе.

Глава 7

Лорел увидела в этом возможность направить неудовольствие Чарльза на другой объект. Ей уже начали надоедать его нравоучения о том, как ей следует себя вести... Вернее, поправила она себя, как не следует.

– Разве вы не хотите узнать свое будущее? – невинно спросила она.

– Нет!

– Чарльз! – раздался голос пожилой женщины. Вздрогнув, они посмотрели на гадалку и обменялись недоуменными взглядами. – Я не могу ждать весь день!

– Ну же, папочка, – уговаривала Пенни. – Видишь, она уже знает, как тебя зовут!

Будет интересно посмотреть, как Чарльзу удастся выпутаться, подумала Лорел. Она совсем не знала его, но он не был похож на тех, кому можно запудрить мозги всякой чертовщиной. Никогда она еще не встречала такого трезвомыслящего и хладнокровного человека.

Чарльз затравленно огляделся. На него смотрели умоляющие глаза Пенни. Придется подчиниться, чертыхнулся он про себя.

– Дайте вашу руку. – Цыганка взяла его ладонь и принялась водить по ней своими скрюченными пальцами, что-то тихо бормоча про себя. Внезапно она подняла голову, и ее лицо просветлело.

– Вы везунчик, – сказала она, – вам чудом удалось избежать смерти.

Чарльз скептически поднял брови. Старуха продолжала, словно не заметив этого:

– Но не в любви, – она снова уставилась в его ладонь, согнула его пальцы в кулак, распрямила и нахмурилась.

– Вы никогда по-настоящему никого не любили, верно? – Она подняла голову. – Как такое возможно? Но вы еще будете счастливы, – загадочно продолжила цыганка, не ожидая ответа.

Лорел прикусила губу. Чарльз ведь был женат, а Пенни, которая застыла в метре от него, разве она – не плод любви? Все пошло не так, как надеялась девушка. Нужно отвести Пенни куда-нибудь подальше, чтобы у нее не возникло ненужных вопросов. Врет цыганка или нет, но малышка не должна этого слышать.

– Вполне стандартный набор обычной цыганской болтовни, – донесся до нее добродушный голос Чарльза. Но напрягшийся подбородок указывал, что он далеко не в благодушном настроении. – Что-нибудь еще?

Гадалка улыбнулась, обнажив свои беззубые десны.

– Она здесь.

– Простите?

– Я говорю, она здесь, – старуха повысила голос.

Взмахом руки цыганка указала на Лорел, и та замерла, забыв, что хотела увести Пенни.

– В твоем будущем я видела ее, – словно в подтверждении своих слов старуха ткнула пальцем в ладонь Чарльза. – Женщина, с которой ты свяжешь свою судьбу.

Чарльз, нахмурившись, перевел взгляд на Лорел. Она ответила ему слегка испуганным взглядом. Мужчина снова посмотрел на цыганку.

– Может, вы еще сообщите, что сегодня закончится мое пребывание в этом грешном мире? – в его голосе проскальзывали ироничные нотки.

Лорел оцепенела.

– Нет, я говорю только о жизни и о любви. Никогда о смерти. Она – женщина твоего сердца, – повторила цыганка.

Чарльз вынужденно рассмеялся.

– Эта женщина – няня моей дочери.

– Это дела не меняет, – цыганка отмахнулась от его замечания, как от чего-то незначительного. – Она сыграет главную роль в спектакле твоей жизни. Вам суждено быть вместе.

Цыганка откинула его руку, потеряв к нему всяческий интерес.

– А вы, мисс, – обратилась она к Лорел, впиваясь в нее выцветшими, но ясными глазами, – почему вы скрываете, кто вы на самом деле?

Желудок Лорел сжался от неприятного предчувствия. Взгляд Чарльза стал заинтересованным. Заметив, что Лорел не спешит подойти к цыганке, он легонько подтолкнул ее.

Словно на ватных ногах, Лорел сделала шаг вперед. Неужели он что-то заподозрил? Чем, когда она выдала себя?

Лорел натянуто улыбнулась.

– Уже поздно. Пора ехать, – предприняла она последнюю попытку избежать разоблачения.

– Чепуха. У нас еще есть время.

Представление с каждой минутой становится все интереснее, а ее неприкрытое желание удрать все больше интриговало Чарльза.

Лорел обреченно огляделась. Похоже, никто ей не поможет – детям надоело ждать в очереди, и они нашли себе более интересное занятие – завидев клоунов, они подтянулись ближе к сцене, на которой разворачивалось представление. Даже Пенни потеряла интерес к происходящему в шатре гадалки и заворожено смотрела на клоунов. Единственным заинтересованным наблюдателем был Чарльз.

Лорел поняла, что действительно влипла. Она не может просто уйти, чтобы не показаться грубой. Мало того, если она сбежит, это подогреет интерес Чарльза. А вот пристального внимания к себе ей нужно по возможности избегать.

Девушка неохотно села.

Цыганка взяла ее руку и что-то зашептала себе под нос. Затем ее голос стал громче.

– Ты находилась в опасности. Очень плохие люди... хотели твоей смерти. Это было не здесь, – она вопросительно посмотрела на Лорел.

– В Южной Америке, – вымученно произнесла девушка. – Чисто рабочий момент.

– Неправда. Очень плохие люди, и ты знаешь это. Они ненавидят тебя. – Цыганка передернула плечами.

В горле у Лорел стоял ком, губы пересохли. Рука ее начала подрагивать, и она боялась, что это не укроется от внимания Чарльза.

– Это уже в прошлом, – ей приходилось делать над собой усилие, чтобы голос звучал естественно.

– Не могу понять, – продолжала старуха, – ты все еще там, но и здесь. Не понимаю... – Она выглядела немного сбитой с толку.

Еще как может!

Лорел почувствовала движение за своей спиной, и вот Чарльз уже заглядывает в ее ладонь, словно и вправду пытается рассмотреть то, что видела цыганка.

– Ты можешь больше не прятаться. Они не придут за тобой. Ты и твои сестры... вы будете счастливы.

– Сестры? – Девушка ухватилась за это, как утопающий за соломинку. Врать больше не хотелось. – Но у меня нет сестер!

– Вы поссорились? – старуха нахмурилась.

– Нет. Я хочу сказать, у меня нет никаких сестер. Если только... – Я была удочерена... Может, моих сестер удочерила другая семья? Или... у ее настоящих родителей, или у одного из них были еще дети?

– У тебя есть две сестры. Это ясно как божий день. Почему ты от них отказываешься?

Лорел отрицательно покачала головой. Это уже полная чушь. Она почти поверила гадалке, но у нее нет сестер!

– Может, вы что-то путаете? Такого просто не может быть.

– Я знаю, что говорю! – оскорбилась цыганка.

– Тогда я не знаю, как мне еще вас убедить, – Лорел освободила свою руку и встала.

– Вы врете. Я знаю это.

Выцветшие глаза смотрели на нее с таким пониманием, что Лорел смешалась.

– Теперь ты можешь стать сама собой. Так будет лучше для всех.

– Ну так кто вы? – спросил Чарльз, хранивший до этого молчание.

– Я – это я. И ни за кого себя не выдаю. Вам уже все обо мне известно, а эта женщина... – она пожала плечами, – разве можно верить всему, что говорят? – Девушка невольно повысила голос.

– Не волнуйтесь. Я вовсе не давлю на вас. Разве нельзя просто спросить? – Чарльз рассмеялся.

– Конечно. – Она вымученно улыбнулась. – Я знаю, просто... – Лорел снова пожала плечами, кинув предостерегающий взгляд на цыганку. – Я просто не хочу, чтобы люди думали, что это правда, и... все такое.

– Разумеется, – глаза гадалки заблестели. – Люди готовы поверить в свое будущее, только когда оно их устраивает!

– Нам нужно ехать, – обратилась Лорел к Чарльзу, – чтобы успеть до темноты. Иначе на дороге станет небезопасно.

Ей пришлось два раза позвать Пенни, прежде чем девочка услышала ее. Они шли к машине Чарльза молча. Между ними, держась за их руки, скакала Пенни.

Глаза цыганки жгли спину Лорел всю дорогу к машине.

Едва оказавшись в салоне машины, Пенни спросила:

– Папочка, это правда? Ты хочешь жениться на Лорел?

– Разумеется, нет, – быстро ответил тот. – Это была всего лишь шутка.

– Но она не шутила! Она сказала, что Лорел станет моей мамой!

– И оглянуться не успеешь, как ты уже, оказывается, женат, – пробормотал себе под нос Чарльз.

Лорел посмотрела на девочку.

– Милая, мне жаль, но тут папа прав. Это ее работа, как тех клоунов и людей, которые катали тебя на пони.

– Все вранье, – разочарованно протянула Пенни. Ее улыбка поблекла.

Лорел умолчала, что это не первый раз, когда ей гадали. Ей вспомнился старый, иссохший старичок. Это было давно, еще в Колумбии. Она никогда не сможет забыть, что он ей нагадал – слишком ужасным показалось девушке предсказанное им будущее. Но все случилось именно так, как сказал старик: трагедия – потеря – смерть – возрождение.

Впоследствии она жалела, что не расспросила его о своих настоящих родителях. Услышав страшное предсказание, она потеряла над собой контроль и просто сбежала. Что это было? Слабая надежда, что, если она не станет его слушать, ничего этого не произойдет? Девушка до сих пор не могла ответить на этот вопрос.

Сегодня все было по-другому. И гадалка с ее глупыми разговорами о сестрах, которые у нее якобы есть, и Чарльз Грей, который ждет не дождется сделать ее – это ее-то! – своей женой! Все это просто болтовня.

– Лорел? – Голос Чарльза прервал ее размышления. Девушка повернулась к нему.

– Скажите Пенни, что гадание – просто часть праздника, просто людям это нравится. – Он слегка кивнул – видимо, девочка задумалась и не слышала, о чем говорят взрослые.

– Да, именно так. – Лорел перевела взгляд на Пенни. Малышка сидела, насупившись. – Солнышко, а ты сама не хочешь стать цыганкой в следующем году?

– А можно? – Детское личико тотчас же просветлело. – А в "жизнь или кошелек" мне тоже можно будет играть?

Лорел прикусила язык. Ей не нужно было даже смотреть на Чарльза. Она знала, что опять нарушила какой-то его запрет.

– Видишь ли, дорогая, об этом нужно спрашивать у папы, – она невесело улыбнулась, – но я с ним поговорю.

– Мне тоже нужно кое-что с вами обсудить, – Чарльз краем глаза посмотрел на нее и перевел взгляд на дорогу.

– Не сомневаюсь.

– Славно. Значит, иногда вы все же понимаете, что вам говорят.

– Что вы хотите этим сказать?

– Забывчивость только украшает женщину. – Чарльз посмотрел на Пенни.

Лорел слегка порозовела.

– Смотрите, лошадки! – Пенни прилипла к окну. – Мамочка говорила, что, если видишь лошадок и среди них есть белая, нужно загадать желание и оно обязательно сбудется!

Чарльз слегка напрягся.

– Ну и как? Ты видишь белую? – поспешно спросила Лорел.

– Да. И я уже загадала желание.

– Может, и нам скажешь?

– Ну, вообще-то... – Пенни слегка смешалась.

Этого было достаточно, чтобы понять: она что-то задумала. Только не детский праздник с переодетыми гадалками или игру, которую Чарльз не одобрит, с испугом подумала Лорел.

– Я хочу лошадь, – негромко произнесла Пенни, – только я не умею ездить.

– Ты можешь начать с собаки, – пошутила Лорел. Все оказалось не так страшно.

– Похоже, вы считаете, что у меня чересчур спокойная жизнь, – медленно произнес Чарльз, и Лорел слегка поежилась.

– Я хочу не настоящую, – осторожно сказала Пенни. Она чувствовала: папе что-то не понравилось, но не понимала, почему. – Можно мне игрушечную лошадь? Я очень люблю игрушки! И собаку! – голос Пенни звучал умоляюще.

– Конечно. Завтра ты их получишь.

Счастливая, Пенни уже не слушала, что говорят взрослые.

Уф, кажется, пронесло.

Лорел удалось расслабиться, но ненадолго.

– Я хочу с вами поговорить. Через два дня жду вас в своем кабинете.

Глава 8

– Я нашла человека, который знал нашу Лорел, – услышала Лили в трубке задыхающийся от волнения голос сестры. Лили улыбнулась. Роза Тильден Харкер игнорировала приветствия, когда считала, что без них можно обойтись.

– Привет, Роза. Чудесная новость. Кто этот человек?

– Ее тоже зовут Лорел. – Роза сверилась с поспешно нацарапанными записями, хотя знала их уже наизусть. – Удивительно, правда? Ее зовут Лорел Мидлэнд. Человек Уоррена проверил и сказал, что она недавно вернулась из Южной Америки. Они вместе работали в Американском корпусе взаимопомощи.

– Да, удивительное совпадение.

– Но это еще не все. Их общие знакомые говорили, что они были как сестры – просто читали мысли друг друга. Как жалко, правда? – В голосе Розы послышалась грусть. Их младшая сестренка никогда не узнает об их существовании... Она немного приободрилась. Но у них хотя бы появилась возможность узнать о ней!

– Они были очень близки?

– Директор корпуса сказал, ближе и быть не может. Такая связь редко встречается даже у родных сестер. Их так и называли "сестры Лорел". Какая ирония, правда?

– Да. Грустная ирония.

Они помолчали.

– Роза, а что, если нам с Конрадом приехать пораньше? Отец Конрада устраивает в Нью-Йорке какую-то вечеринку для своих сотрудников на следующей неделе. Мы тоже приглашены.

– Конечно, приезжай, Лили! – воскликнула Роза. На душе у нее потеплело.

Тогда они жили в небольшой квартирке многоквартирного дома в Бруклине. Это был волшебный год. Оона встретила своего мужа Уоррена Харкера – он возглавлял строительную компанию – и переехала к нему в Нью-Йорк. Лили вообще перебралась в Лихтенштейн – она недавно вышла замуж за наследного принца Конрада.

С тех пор как Лили уехала, они виделись не часто. В последний раз это было два месяца назад. Прожив всю жизнь вместе, они тяжело переносили разлуку.

– Ты знаешь, двери нашего дома всегда открыты для вас. Я буду рада, если ты приедешь прямо сейчас, – предложила Роза.

– Вещи не уложены, – рассмеялась Лили.

– К черту вещи! Ты можешь купить все здесь! Роза не шутила. У нее появилось странное ощущение, что им необходимо как можно скорее найти эту Лорел Мидлэнд.

– У тебя все в порядке? – Лили нахмурилась. – Ты мне больше ничего не хочешь сказать?

– Нет, я... – Роза не смогла удержаться от слез.

– Дорогая, ты плачешь? – не на шутку забеспокоилась Лили.

– Плачу, – шмыгая носом, отозвалась Роза, – не знаю, что творится со мной в последнее время. Прямо чертовщина какая-то!

– Роза? – Лили как громом поразила мысль. – Ты беременна?

– Как ты догадалась? – Слезы высохли моментально. – Я хотела сказать, когда ты приедешь! – В голосе женщины послышались обвиняющие нотки.

– О Роза! – Сердце Лили защемило от нежности. – И какой срок?

– Совсем маленький. Я узнала об этом сегодня утром.

– Но это чудесно, Роза! Я скоро стану тетей!

– Надеюсь... – Она высморкалась. – Только ты приезжай скорей, ладно? У меня такое странное чувство, что, если мы не найдем Лорел Мидлэнд сейчас, она ускользнет, как и наша сестренка. – Роза снова чуть не расплакалась.

– Ты думаешь, я дурочка, да? Эта девушка – единственное, что у нас есть. Я не хочу терять возможность хоть что-нибудь узнать о нашей сестре. Я выезжаю немедленно. А ты не волнуйся и позаботься о ребенке.

Глава 9

Чем больше Чарльз думал о том, что случилось на празднике, тем сильнее он хотел разгадать эту загадку. Лорел была не робкого десятка. Но, услышав слова цыганки, она по-настоящему испугалась.

Он никогда не верил в гадание. Цыганка сказала, что он не любил Анжелину. Это так, но нельзя исключать вероятность того, что гадалка говорила наугад и ей просто повезло.

Мужчина вернулся мыслями к своему браку. Их союз с Анжелиной был не по любви – просто еще одна деловая уступка. В результате этой сделки произошло слияние компаний, от которого выиграли обе семьи. Мужчина не сомневался – будь Анжелина сейчас жива, они бы уже разбежались.

В первые год-полтора они были любовниками. Совсем недолго – внезапная страсть охватила обоих, и итогом этой страсти стала Пенни. Беременность Анжелины протекала тяжело, и к тому времени, как Пенни появилась на свет, отношения между ее родителями переросли в чисто дружеские. Немного оправившись от родов, Анжелина увлеклась другим мужчиной.

Ни один из них не сожалел о случившемся. Дела шли хорошо, компания процветала. В финансовом положении они стали еще более независимыми людьми, продолжая оставаться друзьями.

Болтовня цыганки ничего общего с этим не имела – так, просто глупая любовная чушь, которую обожают люди.

После того, как я найду подходящую няню, Лорел уедет. О чем тут еще говорить?

К поиску Чарльз приступил уже на следующий день.

Первой претенденткой на место няни стала высокая полная женщина с чопорным выражением на лице, говорившая с сильным британским акцентом. Ей было шестьдесят пять. Однако все сразу пошло не так, как предполагал Чарльз.

Едва усевшись в предложенное им кресло, она напористо заявила:

– Должна сказать, я не одобряю алкоголь, мистер Грей.

– Великолепно, мисс Стерн, – он несколько опешил от столь яростного начала, – я также предпочитаю иметь дело с трезвыми женщинами, особенно если мне нужно доверить им свою дочь.

– Вы меня не поняли, мистер Грей. Я хотела сказать, что не выношу людей, употребляющих алкоголь, – она обвиняюще посмотрела на него. – И мне не нравится, что ваша компания занимается производством вин.

– Совершенно верно, мисс Стерн! Именно производством, а не потреблением. Это, как вы знаете, мой бизнес, а не времяпровождение, – сухо добавил мужчина.

Может, это и лучше, подумал он – сразу установить жесткие правила в отношении спиртных напитков. Так ему удастся избежать головной боли в будущем.

Мисс Стерн отчетливо фыркнула, но согласно кивнула.

– Поймите правильно, я не хотела оскорбить вас. Я предъявляю свои требования сразу, чтобы больше к ним не возвращаться. Детям нужна строгая рука и здоровое питание.

– И что предлагаете вы?

– Неукоснительное соблюдение распорядка дня: подъем в шесть тридцать, в семь часов завтрак – овсяная каша с молоком и никакого сока! Сладкое портит зубы. По возращении из школы – полдник, затем работа на свежем воздухе...

Голос ее ни разу не сбился – видно, она давно уже все продумала, вплоть до мелочей. Чарльз невольно подумал, что Лорел не одобрит его выбор – слишком уж скучна и однообразна будет жизнь Пенни. В ней не останется места импровизации и радости нечаянных открытий. Фактически Пенни будет изолирована от настоящей жизни. Ей откажут в праве совершать собственные ошибки и учиться на них.

В течение дня Чарльз побеседовал еще с несколькими претендентками, но так и не смог сделать выбор. В разгар беседы он ловил себя на мысли, что сказала бы Лорел. Эта слишком строга, слишком чопорна, слишком скучна, слишком болтлива, слишком холодна, слишком... и так далее. Несмотря на свою молодость, а может, благодаря ей, Лорел удалось показать ему, как может быть забавен мир, если иногда нарушать правила. Женщина, похожая на Лорел, только на четверть века старше, стала бы идеальным решением его проблем.

Я попрошу Лорел зайти ко мне вечером. Пенни уже будет спать, и нам никто не помешает. То, что я собираюсь сказать ей, может, не совсем порядочно, но я обязан сделать это как можно скорее – нельзя допустить, чтобы Пенни привязалась к женщине, которая не сегодня-завтра покинет мой дом...

Эта мысль почему-то причинила Чарльзу боль. В последние дни ему стоило огромных усилий сосредоточиться – перед глазами все время стояла Лорел.

* * *

– Знаю, я не должна была брать Пенни на праздник, – еще с порога заявила девушка. – Но вы не могли не заметить, как она сияла. Она была такая грустная и молчаливая, когда я увидела ее в первый раз, а теперь ее словно подменили.

– Прошу вас, – взмахом руки мужчина призвал ее к молчанию – садитесь.

Сев в кресло, она продолжила:

– Миссис Дэниэлз рассказала мне, что раньше у Пенни совсем не было друзей. Теперь у нее появился товарищ для игр.

Чарльз не сразу нашелся, что возразить.

– Вам было известно с самого начала, что для меня это не главное. Ей всего шесть лет. Друзья, игры, праздники – все это придет со временем.

– Я не согласна с вами, мистер Грей. Именно в этом возрасте закладывается фундамент ее будущих отношений с людьми. Взять, к примеру, тех детей из Колумбии. Конечно, их нельзя сравнивать с Пенни – слишком разные условия, – но я все же попробую. Вы знаете, что многие из них потеряли родителей? Им нечасто удавалось даже поесть вдоволь! А рядом – почти война, постоянные разборки полиции с местными группировками, стычки между наркоторговцами. Некоторые дети, потеряв всякую надежду, просто замкнулись в себе! Их никто и ничто не интересовало – это в двенадцать-тринадцать лет! Иногда мы просто не могли до них достучаться!

– Мне очень жаль. Тяжело терять родителей в раннем возрасте. Но, как вы верно заметили. Пенни от них отличается. Она знает, что всегда может положиться на меня.

– Не спорю, – Лорел склонила голову. – Но поймите, ребенок, как и любой взрослый человек, в конце концов привыкает быть один! Думаю, излишне объяснять: рано или поздно это приводит к тому, что человек полностью изолирует себя от жизни. Я не хочу, чтобы подобное случилось с Пенни!

– С ней все будет в порядке, – Чарльзу не хотелось продолжать этот разговор. – Собственно, я позвал вас по другой причине...

– Вот как? – На миг она растерялась.

– Я знаю, вы действительно привязались к моей дочери и принимаете ее дела близко к сердцу, – мягко сказал он. – Поверьте, для меня это многое значит. Очень надеюсь, ее няня будет хотя бы вполовину настолько добра.

– Но разве я не ее няня? Я думала... я надеялась, что...

– Понимаю. Вы хорошо справлялись со своими обязанностями, но знали, почему я вас нанял. С самого начала я не скрывал, что вы не подходите по возрасту. Вчера я начал поиски.

– Вот оно что... – Лорел совсем упала духом. – Хотите сказать, что уже нашли мне замену?

– Еще нет. Но теперь я точно знаю, кто мне нужен. – Чарльз старательно игнорировал мысль, что ему нужна она. Ради Пенни, твердил он себе, я должен так поступить ради Пенни. – Поэтому я настаиваю, чтобы вы завтра же покинули дом, пока еще не слишком поздно.

– Понятно. – Свет в ее прекрасных глазах потух, лицо осунулось.

Мужчина страстно желал, чтобы она еще раз улыбнулась своей мягкой улыбкой. За эти две недели с небольшим она так прочно вошла в его жизнь, что Чарльз не представлял, как станет жить без нее.

Это совершенное безрассудство. Я точно знаю – так будет лучше для Пенни...

И для меня тоже, строго напомнил он себе.

– Я оплачу ваш контракт полностью, как мы и договаривались, – он снова удивился себе – никогда еще он не вел дел таким образом. – Этих денег вам хватит, пока вы не найдете новую работу.

– Только две недели, – произнесла Лорел. – Слишком мало.

– Сколько вам еще надо? – Чарльз прищурился.

А я-то, простак, думал, что она чуть ли не святая!

– Я говорю не о деньгах, – от нанесенного оскорбления кровь прилила к ее щекам. – Я говорю о Пенни.

– Поясните, – потребовал мужчина.

– Все просто, – в глазах Лорел легко читался вызов, – Пенни не заслуживает, чтобы ее покинули, продав за те гроши, которые вы мне подсовываете!

– Покинули? – Она сведет меня с ума. – Вы не покидаете ее. Это я предлагаю вам уйти.

– А я... я отказываюсь от вашего предложения, – девушка выпрямилась.

– Отказываетесь? Как вы можете отказаться, если я вас увольняю?!

Это что-то невероятное.

– Может, и не могу, – Лорел пожала плечами, – но мы заключили с вами договор, и вы обязаны выполнять свои обязательства. Вы имеете право уволить меня лишь по ряду причин, описанных в нашем трудовом договоре. Разрыв контракта в одностороннем порядке при условии выполнения мною всех требований не предусмотрен.

– Если только он не оплачен полностью. Я же предлагаю вам возместить указанную сумму!

– Это условие отсутствует в контракте, а потому вы не можете уволить меня, – не сдавалась Лорел.

– Разумеется, могу.

Она что, сошла с ума? Разве может нормальный человек удержаться от такого соблазна – получить деньги ни за что?

– Что ж, попробуйте доказать это в суде, – дерзко сказала она.

Глаза Чарльза потемнели от гнева. Конечно, ему приходилось увольнять людей, угрожая судом. Но чаще всего все благодарили его за щедрость. Никогда еще он не совершал такого великодушного поступка – полностью оплатить невыполненный контракт! Многие люди дорого бы дали, чтобы оказаться на ее месте, а она упирается и грозит ему судом! Да он может выкинуть ее сейчас, не заплатив ни цента!

– Я вовсе не хочу показаться вам упрямой, – Лорел поняла, что своим заявлением привела его в ярость. – И прекрасно знаю, что вы сделали щедрое предложение. Если бы я работала в вашем офисе, то была бы абсолютной идиоткой, если бы от него отказалась!

– Так в чем дело? – язвительно поинтересовался мужчина.

– Речь идет о вашей дочери! – горячо воскликнула она.

– Верно. Но мы и не обсуждаем высокооплачиваемую работу, требующую специальных навыков, которые необходимо оттачивать постоянно.

– Вы хотите сказать... – Лорел сосредоточенно нахмурила брови, – что для воспитания вашей дочери моих знаний более чем достаточно?

Несмотря на овладевшую им злость, Чарльз любовался ее лицом, ставшим внезапно таким задумчивым.

– Ага, попались! – В голосе девушки он уловил торжествующие нотки. – Вы только что сами признали: моего опыта и знаний достаточно, чтобы работать с детьми. И теперь вы не можете уволить меня на том основании, что я некомпетентна. – Сложив руки на груди, Лорел с вызовом посмотрела на него. Что, съели?

Чарльз был вынужден признать – он сам загнал себя в угол.

– Когда я говорил о специальных навыках, то подразумевал опыт...

– Возраст, – не согласилась она.

– Если вам так угодно считать, то да.

– Вот-вот. Значит, у меня будут основания утверждать, что ваши предубеждения против меня основаны на том, что я молода, а не на том, что я недостаточно опытна.

Она почти выиграла.

Мужчина восхищенно покачал головой.

– Мне не хочется омрачать ваш триумф, но... – он пожал плечами. – Когда я говорил об опыте, я подразумевал не возраст, а то, насколько точно человек, претендующий на данную должность, способен следовать моим указаниям. Например, если я запрещаю своей дочери появляться на фестивале без охраны, я вправе ожидать, что мои требования будут выполнены. Я ясно выражаюсь?

Лорел покраснела. Румянец, заливший ее щеки, только подчеркнул изумрудную зелень ее глаз.

– Моя карта бита, – признала она.

– Вы достойный противник, – отдал он ей должное.

Лорел вздохнула:

– Будем откровенны.

– Я весь внимание.

– Хорошо. Мне нужна эта работа, и она мне очень подходит. Я выбрала ее потому, что мне здесь нравится и к тому же это не так далеко от места жительства моего отца. Я планировала навещать его по выходным.

– И это все?

– Нет. Есть еще человеческий фактор.

– Человеческий фактор?

– Пенни.

– Ах, Пенни... Я думал, вы имеете в виду... – он оборвал себя, не договорив. Его удивляла собственная реакция. Конечно же, она думала о Пенни, в то время как он ко всему подходит по-деловому.

К счастью для него, Лорел не стала допытываться, что он хотел сказать. Она продолжила:

– Не знаю, как мне изменить ваше мнение, но Пенни нуждается в том, чтобы с ней постоянно кто-то находился.

– Но я здесь!

– Временами. – Она, не отрываясь, смотрела ему в глаза. – Но даже если вы здесь, как часто вы проводите с ней время?

Ответ был хорошо известен им обоим.

– Понятно. Да, я редко бываю дома. У меня бизнес не только в Штатах, поэтому мне часто приходится выезжать во Францию, Италию – словом, страны, где виноделие является важным хозяйственным сектором. Поэтому Пенни нужна женщина, готовая остаться здесь на длительный срок.

– Почему вы думаете, что я на это не способна?

– Вы молоды, красивы и только недавно вернулись в Штаты из бедной страны, где прожили несколько лет. Ведь вам еще нет тридцати? Вы не можете спланировать свое будущее...

Он еще не закончил предложение, как в его памяти всплыло предсказание цыганки. Чарльз не знал, как в дальнейшем сложится его жизнь, но в одном цыганка ошиблась – его будущее никак не связано с Лорел Мидлэнд!

Глава 10

– Никто не может, – поправила Лорел. Ее все еще беспокоили слова цыганки, напомнившие о зловещем предсказании старика. Она не поверила ему тогда, но время подтвердило правоту его слов.

Действительно ли никто не может знать свое будущее? Лорел уже не была в этом абсолютно уверена. Что, если есть люди, способные видеть то, что недоступно другим? Глупость это или мудрость – считать всех так называемых прорицателей мошенниками? От собственных мыслей девушке стало немного не по себе.

– Не нужно заглядывать так далеко вперед. Уже сейчас ясно, в чем нуждается Пенни. Ей необходимы любовь и ласка. Я знаю ее недавно, но в моей любви она может не сомневаться! А увлекаться мужчинами до потери пульса мне несвойственно.

– Может, сейчас все так, как вы говорите, но как будет в дальнейшем?

– Я обещаю вам, что не покину Пенни, – голос ее звучал твердо.

– Вы можете влюбиться, и что тогда? – не отставал он.

Это абсолютно исключено. Лорел посмотрела на Чарльза и почему-то не смогла произнести это вслух.

– Вряд ли мне это грозит, – уклонилась она от прямого ответа.

– Вы так в этом уверены? – брови его приподнялись в немом изумлении.

– По крайней мере, что касается ближайшего будущего, – девушка проглотила комок в горле.

– А если это случится уже на следующей неделе?

– Мистер Грей, я не отношусь к тем женщинам, которые влюбляются каждую неделю!

– Чарльз, – поправил он ее.

– Хорошо, Чарльз. Почему вы думаете, что я могу вести себя как легкомысленная девчонка, у которой что ни день, то новое увлечение?

– Я не это имел в виду.

– Нет? Тогда что?

– Я не считаю вас легкомысленной девчонкой, но вы еще слишком молоды. Любовь может подкрасться к вам неожиданно, хотите вы этого или нет.

– Слишком молода? Можно подумать, я не двадцативосьмилетняя женщина, а какая-то тринадцатилетняя соплячка! Вы сами не намного меня старше!

– По возрасту – возможно, но не по опыту.

У нее снова появилась мысль, что он ведет борьбу с самим собой, а не с ней. Девушка удвоила напор.

– Сколько вам? – Ей уже было не до церемоний. – Сорок?

– Тридцать восемь.

Лорел рассмеялась.

– Так вы считаете себя слишком старым для того, чтобы поддаться импульсу и повеселиться, как пятнадцатилетний мальчишка? – Тоненький голос тревоги зазвучал у нее в голове, но она не придала ему значения.

– Мой возраст тут ни при чем, – ровным голосом произнес Чарльз. – Благоразумие не позволит мне сделать это.

Мурашки побежали по ее телу.

– Некоторые назвали бы это цинизмом.

– А вы?

Месяц назад она бы в этом не сомневалась, но сейчас колебалась.

– Я не уверена, – призналась Лорел, – может, это цинично и благоразумно. Почему нет?

– Не подозревал, что такая женщина как вы, может думать подобным образом, – улыбка тронула его губы.

– Такая, как я? – Лорел почувствовала себя уязвленной.

– Вы слишком страстно на все реагируете.

– С чего вы взяли? – Она покраснела.

– Как иначе объяснить, что вы так горячо настаивали на празднике? Вам почти удалось убедить меня тогда.

– Ради Пенни! Я пыталась убедить вас ради Пенни! – Щеки ее все еще горели. Лорел надеялась, что мужчина этого не видит.

– Я знаю. – Некоторое время он, не отрываясь, смотрел на девушку, а затем, словно отгоняя навязчивую мысль, тряхнул головой. – Сейчас неподходящее время это обсуждать!

– Но вы же сами позвали меня! – Такая смена настроения озадачила Лорел.

– Уже поздно, – Чарльз подошел к окну.

Было всего десять часов. Лорел ничего не понимала. Может, ей и вправду лучше уйти?

Ведь он не сказал, что я уволена...

– Хорошо. Может, тогда завтра?

– Ладно. – Мужчина кивнул, не оборачиваясь. Едва сдерживая раздражение, Лорел покинула его кабинет. Что заставляет Чарльза вести себя подобным образом? То он вежлив и приветлив, то внезапно замолкает и ведет себя, словно упрямый ребенок.

Упрямый... очаровательный ребенок, была вынуждена признаться Лорел.

По дороге в свою комнату она досадовала, что не решилась задать Чарльзу вопросы, касающиеся Пенни.

Ей следовало спросить, действительно ли он заботится о своей дочери или только притворяется, что она ему небезразлична? Ведь если его чувства к ней искренни, он должен отказаться от своих предубеждений.

Мне удалось заслужить доверие Пенни, размышляла Лорел, а ведь в первые дни ее поведение менялось с космической скоростью от слепого обожания до ненависти. Разве Чарльз не видит, что Пенни уже привязалась к своей няне и разлука станет для нее тяжелым ударом? Да, девочка еще необычайно сдержанна для своих лет, но с каждым днем становится все раскованнее. В конце концов, она – дочь своего отца...

Стоило напомнить Чарльзу, что он и сам очень сдержан в выражении своих эмоций.

Если она не проявит настойчивость, Чарльз вынудит ее уйти, и Пенни будет считать, что ее снова бросили. Девочка замкнется в себе, в очередной раз обманутая в своем доверии к взрослым. Это может нанести ей серьезную травму, и, вполне возможно, она сломает ей всю жизнь.

Не нужно быть ясновидящим или психологом, чтобы это понять.

Лорел разозлилась.

Почему Чарльз не прислушивается ко мне? Считает, что если я молода, то от меня можно просто отмахнуться?

Лорел остановилась у дверей детской. Каждый вечер, прежде чем отправиться к себе, она заходила к Пенни. Это уже стало привычкой.

Тусклый свет освещал комнату. Девочка спала. Лорел присела на край ее кровати, прислушиваясь к ровному дыханию ребенка. Одной рукой Пенни сжимала лежащую рядом с ней Мериголд. Взгляд Лорел упал на ночник, и в который раз она подумала, что это не совсем подходящая вещь для ребенка. Впрочем, как и вся комната – роскошная и со вкусом отделанная, но какая-то холодная. Будь ее воля, она бы все здесь поменяла, но миссис Дэниэлз в первый же день предупредила ее: все изменения, касающиеся интерьера дома, необходимо согласовывать с мистером Греем. У Лорел было смутное подозрение, что убедить его ей не удастся, поэтому она пока оставила все как есть.

Глядя на спокойное лицо Пенни, Лорел задумалась. Она успела сильно привязаться к девочке, и неизвестно, кто теперь в ком больше нуждался. В свои шесть с небольшим Пенни столько перенесла, что Лорел хотелось переложить хотя бы часть той непосильной ноши, которая легла на хрупкие детские плечи. Детство должно быть счастливым.

Жизнь еще успеет преподнести ей немало неприятных сюрпризов.

Лорел ласково убрала прядь волос с лица Пенни и легонько коснулась губами ее щеки. Мягкая улыбка осветила ее лицо, когда она прошептала:

– Сладких снов, мой ангел.

Девочка заворочалась, но не проснулась. Стараясь не шуметь, Лорел вышла.

Решение было принято – она не покинет Пенни, какие бы бредни насчет пожилой женщины, в которой она якобы нуждается, ни нес ее отец. Она докажет ему, что лучшей няни ему не найти. Дело даже не в деньгах и относительной безопасности, которую она чувствовала в этом доме, а в Пенни.

Если Чарльз любит свою дочь так, как говорит, он сам попросит меня остаться.

Глава 11

Чарльз Грей не считал себя упрямым человеком. Конечно, его поведение в последнее время доказывало обратное, особенно в отношении Пенни и Лорел Мидлэнд. Мужчина говорил себе, что на это его толкают не собственные убеждения, а поведение Лорел. Одно присутствие этой особы вызывало в нем бурю таких чувств, о наличии которых он и не подозревал.

Чарльз задумался. В последнее время его дочь перестала вести себя как маленький дикий зверек, и это целиком и полностью заслуга Лорел. Она заставила Пенни снова поверить в людей. Более того, девочка считает ее своей подругой.

До встречи с Лорел Пенни не была упрямой или необщительной – скорее, молчаливой и застенчивой. В присутствии незнакомых людей она терялась и не могла выдавить из себя ни слова. Но только не с Лорел. С ней Пенни могла говорить часами, о чем, Чарльз не знал, но не беспокоился – бог знает о чем могут шептаться девчонки. В присутствии няни она раскрывалась, словно цветок под солнцем.

Если Лорел сейчас оторвать от Пенни, цветок может увять и навсегда утратить свое неповторимое очарование.

Да, Лорел своенравна и упряма, но Чарльз был почти готов закрыть глаза на некоторые ее недостатки. Как ни крути, за пятнадцать дней девушке удалось достичь того, что две ее предшественницы не смогли и за полтора года.

Мужчина поднялся с удобного кресла и подошел к книжному шкафу. На одной из полок позади Марка Твена был оборудован тайничок. Легкое нажатие – и послышался тихий щелчок выдвигаемого бара. Его рука потянулась к неразбавленному шотландскому виски, но на полпути замерла.

С Лорел Мидлэнд дело лучше иметь на трезвую голову.

Чарльз решил ограничиться каберне пятилетней выдержки.

Сделав глоток, он поставил бокал и залюбовался переливами темно-рубиновой жидкости.

Что случилось с моей упорядоченной жизнью за какие-то две недели? С приходом этой женщины все перевернулось с ног на голову.

Одним глотком мужчина опорожнил бокал и наполнил его снова. Никогда за свою сознательную жизнь он ни о чем не просил женщин – напротив, они умоляли его. Чарльз криво усмехнулся.

Теперь ради благополучия одной маленькой шестилетней женщины мне нужно уговорить другую. Если такова цена счастья моего ребенка, то я готов отказаться от своих принципов.

Не успел Чарльз осушить второй бокал, как в его кабинет ворвалась Лорел. Она быстро пересекла комнату и встала перед ним, вызывающе задрав подбородок. Мужчина закашлялся.

– Прошу прощения, что зашла к вам без приглашения, – начала она. – Я уважаю ваше право на частную жизнь, но дело не терпит отлагательств. Я не решилась сказать вам сразу, но я больше не могу молчать. Вы не правы, мистер Грей. Абсолютно не правы.

Чарльз видел, как дрожат ее губы, но не мог с уверенностью сказать, что было тому причиной: с трудом сдерживаемое торжество или страх.

– Я не понимаю вас.

Но Лорел прочла в его глазах, что он все отлично понял.

– Пенни... Вы абсолютно не правы в отношении того, что ей нужно.

Мужчина приподнял брови, словно предлагая ей продолжать.

– Конечно, в мире полно людей, которые справляются с такой работой лучше меня и знают больше. Но так случилось, что Пенни поверила мне. Я не могу обмануть ее доверие в угоду вам. Поэтому, – Лорел скрестила на груди руки, – я остаюсь.

Чарльз удержал улыбку. Как же она отличается от других! Он мог по пальцам пересчитать людей, осмеливавшихся оспорить его решение или высказать собственное мнение. Он успел уже отвыкнуть от этого. Лорел действовала на него подобно освежающему бризу.

– Вы любите вино?

– Люблю ли я вино? – Девушка растерялась. – Вы хотите выяснить, пью ли я вино или одобряю ваш бизнес?

Откупорив бутылку, Чарльз позволил себе улыбнуться.

– Не стоит искать подвох.

– В таком случае... Иногда я позволяю себе немного расслабиться с бокалом-другим хорошего вина.

– Я хочу узнать ваше мнение об этом каберне урожая две тысячи первого года. – Чарльз наполнил бокал.

Проклятье, кого я хочу обмануть? Я и без нее знаю, вино великолепно. В действительности я хочу узнать, как оно подействует на Л орел...

Конечно, это не совеем порядочно, но мужчина был уже не в силах противиться искушению.

Девушка осторожно приняла бокал из его рук, словно опасаясь, что в нем яд, неуверенно поднесла его ко рту и сделала маленький глоток, затем еще один. Глаза ее блаженно закрылись.

Чарльз, не отрываясь, смотрел на нее. Лорел открыла свои изумрудные глаза и провела языком по губам, слизывая капли. Завороженный, он следил за движением ее языка. Внезапное желание попробовать эти губы на вкус охватило его.

– Что-то не так? – Ее испугало выражение его глаз. Она непроизвольно отшатнулась.

– Нет. Все хорошо, – голос звучал почему-то хрипло. – Все хорошо, – повторил он, – почему вы спрашиваете?

– Вы так странно на меня смотрели, – тихо и смущенно сказала Лорел. На ее щеках выступил румянец. – Наверное, мне просто показалось.

Чарльз попытался взять себя в руки. Черт, он чуть не поцеловал эту женщину! Он не понимал самого себя. Пару часов назад он почти уволил ее, а теперь ведет себя, как разгоряченный юнец.

Так дальше продолжаться не может.

Он сделал шаг назад, увеличивая дистанцию между ними.

– Простите, я ненадолго забылся. Надеюсь, что я не напугал вас.

– Не совсем, то есть нет, – быстро сказала Лорел. – Просто... просто мы говорили о Пенни, и я знаю, как вы ее любите. Я тоже к ней сильно привязалась, но раз мы не можем договориться... – Она замолчала.

– Вы можете остаться, – глухо произнес Чарльз. Она готова спорить до хрипоты, пытаясь до него достучаться. Ее смущение должно было доставить мужчине удовольствие, но почему-то ему не хочется ее мучить.

– Что?.. – Лорел так долго ждала этих слов, что, услышав их, просто обомлела.

– Вы можете остаться, – повторил Чарльз.

Ее изумление сменилось подозрительностью.

– Что заставило вас так круто поменять решение? Совсем недавно вы велели мне убраться!

Непостижимая женщина! Вместо того чтобы поблагодарить, она предъявляет претензии!

– Похоже, вы не так хорошо разбираетесь в людях, мисс Мидлэнд, как считаете, – Чарльз слабо улыбнулся.

– Видимо, да. – Лорел пристально смотрела на мужчину, пытаясь понять, что скрывается за непроницаемым выражением его лица. – Вы не шутите?

– Нет.

Радость охватила все ее существо. Неужели он наконец-то признал, что она пыталась донести до него все эти две недели?

– Значит, по каким-то причинам вы изменили свое решение, и я в самом деле могу остаться? – Он уловил в ее голосе едва слышное ликование.

– Значит, – теперь Чарльз уже откровенно ее поддразнивал. – Но есть одно "но".

– Какое? – всполошилась девушка.

– Вы остаетесь до тех пор, пока будете свято следовать моим указаниям.

– О, конечно! – Лорел легко согласилась бы на что угодно.

– Надеюсь, вы понимаете, к чему я клоню. Насколько я успел убедиться, ваше мнение о том, что лучше для Пенни, не всегда совпадает с моим, – мужчина пристально смотрел на нее. – Поэтому я требую – впредь никакой самодеятельности!

Лорел опустила глаза, прекрасно понимая – Чарльз намекает на фестиваль. Ну ничего, она еще заставит его плясать под свою дудку!

– Можете в этом не сомневаться. – Их взгляды встретились.

– Хорошо. Я должен быть в этом уверен, поскольку, как вы верно заметили, я очень редко нахожусь дома, а Пенни нуждается в постоянном присмотре. К тому же... – Чарльз пригубил вино. Как объяснить ей, что в присутствии дочери он сам немного теряется? Чарльз обожал свою дочурку, но совсем не знал, что от него требуется. Вот мальчики – другое дело.

Со свойственным ей чутьем Лорел поняла, что он пытается сказать. Ей это уже давно бросилось в глаза, но вежливость не позволяла вмешиваться в его личную жизнь.

– Хотите, чтобы я помогла вам завоевать дружбу Пенни? – деликатно спросила Лорел.

– Да. Я очень рассчитываю на вашу помощь, – улыбнулся мужчина.

Ласковая и понимающая улыбка появилась на ее лице – словно кто-то осветил его изнутри.

У Чарльза перехватило дыхание – перед ним стояла настоящая богиня. Внезапно его смех оборвался. Он опустил бокал, жадно охватывая ее всю горящим взглядом. Складки простого домашнего платья выгодно подчеркивали округлости фигуры, а его светло-зеленый цвет превращал ее глаза в темные изумруды.

Все мысли разом покинули его. Он сделал шаг вперед, и Лорел, словно завороженная, шагнула ему навстречу и оказалась в его объятьях. Жадным поцелуем Чарльз впился в ее нежный рот. Она крепче обвила руки вокруг его шеи и ответила на поцелуй.

Прикосновение ее мягкого тела свело его с ума. Мускулы напряглись и затвердели. Слабый огонек желания разгорелся в бушующее пламя страсти, которое пожирало все тело. Мыслей не было – только восторг от ощущения ее хрупкого тела, трепещущего в его крепких руках.

Внезапная мысль заставила Чарльза отпрянуть. Он прерывисто дышал, словно боксер, проведший все двенадцать раундов.

Она нужна мне.

Как это могло произойти? Когда няня его дочери стала значить для него больше, чем любая женщина, которую он когда-либо знал? Он вглядывался в ее затуманенные глаза и не мог найти ответа. Когда Лорел улыбнулась и подалась ему навстречу, он снова позабыл обо всем.

Его горячие губы ласкали ее рот, вызывая в ней неведомые до того ощущения. Когда его руки забрались под платье и коснулись спины, она почувствовала себя тряпичной куклой. Чарльз осыпал ее шею быстрыми поцелуями, и Лорел полностью отдалась своим чувствам.

Время остановилось, но внезапно громкий бой часов заставил девушку вздрогнуть. Чарльз неохотно разжал руки.

Часы пробили одиннадцать, и воцарившаяся затем тишина показалась Лорел оглушительной.

Не зная, куда девать глаза от стыда, она пробормотала:

– Нам не следует этого делать. Пенни...

– Я знаю. – Чарльз безуспешно старался совладеть с бушующими в нем эмоциями.

Она отступила еще на шаг, не спуская с него испуганных глаз.

– Это только все осложнит.

– Согласен. – Мужчина понимал, к чему это может привести. Алкоголь позволил ему расслабиться, и на миг он потерял контроль. Наутро он непременно почувствовал бы угрызения совести, ведь он чуть не воспользовался своим положением. Глядя в испуганные глаза Лорел, мужчина обозвал себя последним негодяем.

– Прошу прощения. Я вел себя неподобающим образом. Обещаю вам, этого больше не случится, – он церемонно склонил голову.

– Вы не совершили ничего такого... – Лорел опустила глаза, пытаясь справиться с волнением. В висках с головокружительной скоростью бился пульс, а изумрудные глаза расширились и стали почти черными. Подняв голову, она произнесла с легкой улыбкой:

– Вино действительно было хорошим.

– Да, отменное.

– Грей Мэнор Вайнярдс. Неплохо звучит. Наверное, ваше дело процветает. – Лорел все еще чувствовала неловкость и не знала, о чем можно говорить после произошедшего.

Чарльз внимательно смотрел на нее, прекрасно понимая, что она должна чувствовать.

– Мне искренне жаль. Уверяю вас, такое случается нечасто... – Он поморщился. – Хочу сказать, прежде я никогда не переступал черту формальных отношений, особенно с людьми, находящимися у меня в подчинении.

Бог мой, неужели я оправдываюсь? Почему в присутствии Лорел Мидлэнд я забываю, что я уже не мальчик, а зрелый мужчина?

– Понимаю вас, мистер Грей. Но ничего страшного ведь не случилось? – Лорел нервно рассмеялась.

– Даю слово, мисс Мидлэнд, больше ничего подобного не произойдет.

Показалось ли ему или по ее лицу действительно скользнула тень?

– Тогда я пойду, мистер Грей. Спокойной ночи. – Девушка направилась к двери. Уже на пороге она обернулась и произнесла: – Еще раз спасибо, что позволили мне остаться. Клянусь, вы не пожалеете.

Дверь бесшумно закрылась за ней.

Дай бог, чтобы это действительно было так.

Глава 12

После всего, что произошло, девушке больше всего хотелось с кем-нибудь поговорить об атом. Она снова вспомнила свою лучшую подругу, которую тоже звали Лорел. Как удивительно, что именно с ней она сошлась ближе всех.

"Сестры Лорел" – так обычно называли их коллеги по работе. "Цветик-семицветик", было их другое прозвище[3]. Обе – школьные учительницы по английскому языку, они иногда подменяли друг друга на занятиях. Многие их общие друзья шутили, что, если потребуется, они смогут так же легко заменить друг друга и в жизни.

Никто не подозревал, что такое может случиться на самом деле... Лорел горько усмехнулась.

Сколько бессонных ночей провела она, вспоминая пережитые ею ужасы, хотя это и причиняло боль. Лорел не часто позволяла себе такую роскошь – в такие дни на нее накатывала горечь потери и острая тоска по человеку, который стал ей больше, чем подругой.

Как нужны ей сейчас ее поддержка и участие! Девушке вспомнились длинные вечера за чашкой крепкого черного кофе и бесконечные разговоры. Подруга помогла бы ей разобраться в запутанных чувствах к Чарльзу Грею!

При первой встрече он произвел на Лорел впечатление умного и сдержанного мужчины, которой поразил ее какой-то демонической красотой. Это впечатление только усилилось, когда он заявил, что она уволена. Девушка долго размышляла над этим и предположила, что суровость – лишь маска, с помощью которой он прячется от излишнего внимания людей. Когда Лорел узнала о смерти его жены, на смену догадкам пришла уверенность, что эта рана еще кровоточит.

Дни шли, и перед ней открывались новые грани его характера. Она уже не сомневалась в том, что он одинок, хотя и пытается это скрыть. Чарльз мог быть очень приятным собеседником – когда хотел, конечно. Красивый, уверенный в себе мужчина, с чувством юмора. Одинокий.

Такие мужчины еще не встречались Лорел. Неудивительно, что Чарльз занял прочное место в ее мыслях. Глядя на Пенни, она с удивлением и радостью отмечала в девочке удивительное сходство с отцом: те же черты лица, светло-зеленые глаза, те же бессознательные жесты, те же внезапные смены настроения. Лорел видела – эти двое любят друг друга, но, стоит им оказаться вместе, не могут найти общий язык. В таких случаях Лорел доставалась роль своеобразного буфера. Может, со временем, мечтала она, ей удастся их сблизить. Осталось только дождаться подходящего момента. Через несколько дней он представился.

* * *

В школе ожидался детский концерт, в котором Пенни принимала участие.

Чтобы Чарльз не смог отвертеться, Лорел не сообщила ему об этом заранее. В полдень она была в его кабинете, надеясь, что он уже справился с неотложными делами.

– Вы могли предупредить меня пораньше, – недовольно сказал мужчина.

– Я бы так и сделала, если бы была уверена, что вы не придумаете какой-нибудь предлог, чтобы улизнуть, – без обиняков заявила Лорел.

– О чем вы говорите? – голос его звучал удивленно, но лицо приняло виноватое выражение.

Это не ускользнуло от Лорел, и она порадовалась, что выбрала правильную тактику.

– Думаю, мы оба прекрасно знаем – если бы вы были предупреждены заранее, вас бы и след простыл. Знаю, как вы не любите посещать подобные мероприятия, особенно когда ожидается много народу.

– А вы знаете людей, которым это нравится? – Чарльз отложил ручку в сторону и взглянул на девушку. – Не считая, конечно, вас.

– Не могу сказать, что особенно люблю их посещать, но, по крайней мере, не боюсь там показаться.

– С чего вы взяли, что я боюсь?

– Когда вы в последний раз куда-нибудь ходили? О, не считая, конечно, того злополучного фестиваля?

– На вашем месте я бы не стал напоминать об этом, – обманчиво спокойным голосом произнес Чарльз.

– Вы правы, – поспешно уступила она.

Лорел удивлялась, почему такой сильный, уверенный мужчина до дрожи в коленках боится пойти в школу? В том, что Пенни ему небезразлична, она уже не сомневалась.

– Все-таки, почему никто никогда не видел вас ни на одном школьном мероприятии?

– Кто вам это сказал?

Лорел позволила себе пропустить его вопрос мимо ушей.

– За месяц я уже дважды была в школе. Вы – ни разу за все время, что Пенни туда ходит. О, вы многое потеряли, не услышав ее концерта для фортепиано! А ее дебют в театре? Она была изумительна в роли Твистера!

В глазах мужчины появилось недоуменное выражение.

– Как, вы не знаете Твистера? – Лорел также изобразила удивление. – Симпатичная деревянная коробочка с секретом в детском мюзикле "Волшебство в магазине игрушек".

– Непростительная забывчивость, – немного грустно улыбнулся Чарльз.

– Но, слава богу, сегодня с памятью и со свободным временем у вас полный порядок. Можем вместе поехать на "Пугало под осенней луной". Пенни исполняет одну песенку...

– Впервые об этом слышу.

Вы много чего не слышали, негодующе подумала Лорел.

– Концерт посвящен приходу осени. Если вы помните, скоро День Благодарения, но не в каждой семье его отмечают. Поэтому, чтобы собрать всех детей вместе, администрация устраивает общешкольное мероприятие. Например, в этом концерте, который по теме перекликается с недавно прошедшим Хэллоуином... – Лорел постаралась лишь вскользь коснуться неприятной темы, – они споют шуточные песенки. Вся неодушевленная природа оживает, и вы узнаете, о чем думает луна, осенние листья, тыковки. Уверена, такого вы еще не слышали! – со смехом добавила девушка.

– Мне нужно посмотреть ежедневник, – Чарльз явно не разделял ее восторгов.

– Посмотреть... Что? – Она резко поднялась со стула. – Что происходит?

Он не выдержал взгляда сверлящих его глаз и опустил голову. Через несколько секунд он снова посмотрел на нее.

– Я не понимаю вас.

– Не понимаете? Хорошо. Почему вы не хотите идти? – прямо спросила она.

Сцепив руки на коленях, Чарльз откинулся на спинку кресла. Он уже достаточно узнал Лорел, чтобы понять – она от него не отцепится. Будет висеть как репей, пока не добьется своего.

Мужчина сдался.

– Я не знаю, что полагается делать на таких праздниках.

– Не понимаю, – в свою очередь изумилась Лорел.

– Когда Анжелина была жива, я никогда не присутствовал на детских праздниках. Я вообще нигде не появлялся. Всем, что касалось Пенни, занималась моя жена. По-моему, ей это нравилось, и она неплохо справлялась. Я решил не вмешиваться. Когда пришло время выбирать для Пенни школу, этим тоже занималась Анжелина. Она была помешана на хорошем образовании. – Мужчина пожал плечами. – Как видите, я ничем не могу здесь помочь.

– Кажется, пора все изменить. Теперь это ваша обязанность, – Лорел ободряюще улыбнулась, подавив порыв взять его за руку и утешить. – Послушайте, у меня нет детей и все происходящее для меня также в новинку. Но это, правда, совсем не сложно. Все, что от вас требуется, так это прийти на концерт, смотреть, как себя ведут другие родители, и лопаться от гордости за ваше сокровище!

– Это так много значит для Пенни? – задумчиво спросил Чарльз.

Лорел вспомнился полный надежды взгляд девочки, когда она серьезно спросила: "Как ты думаешь, папа придет? Пожалуйста, скажи ему, чтобы пришел".

– Конечно, это значит для нее очень много, – уверенно произнесла девушка.

– Тогда я иду, – словно решив что-то для себя, кивнул головой Чарльз.

– Вот и хорошо.

– А вы? Вы тоже идете?

Она подозрительно прищурилась.

– Значит ли это, что, если я скажу "да", вы найдете повод, чтобы отказаться?

– Вас не проведешь! – рассмеялся он.

Лорел улыбнулась в ответ, стараясь не обращать внимания на охватившее ее волнение, и вышла из комнаты.

* * *

Концерт был изумителен. Лорел в какой-то момент едва не расплакалась – так тронули ее сердце звонкие детские голоса.

– Когда выступает Пенни? – шепотом обратился к ней Чарльз. От его близости у нее гулко забилось сердце.

– Не знаю точно, – также шепотом отозвалась она. – А что?

– Телефон. Я должен ответить.

Лорел с негодованием повернулась к нему, но он уже смотрел на сцену.

– Конечно, это не "Богема", но вы можете досмотреть концерт до конца, а потом ответить на ваш чертов звонок, – злым шепотом отозвалась Лорел.

Мужчина повернул к ней голову, в изумлении приподняв брови, но ничего не сказал.

На сцене появилась Пенни. Она выглядела очаровательно, но через несколько секунд стало ясно, что девочка напрочь забыла слова: она молчала, ее испуганные глаза ярко блестели, на щеках горел румянец. Это было заметно даже в задних рядах, где они сидели.

Лорел охватила жалость – она знала, с каким волнением Пенни ждала своего выхода. Девушка украдкой бросила взгляд на сидящего рядом с ней Чарльза. Его лицо словно окаменело.

– Без мороженого, кажется, не обойтись, – громко прошептала Лорел, продолжая смотреть на сцену.

– Это точно, – мускулы на лице мужчины слегка расслабились.

До конца представления никто из них не сказал ни слова. Но это было молчание двух сообщников – почти друзей, для которых слова излишни. Сиденья были узкие, и изредка Лорел случайно касалась Чарльза коленом или локтем. В эти моменты ей казалось, что сквозь нее пропускают электрический разряд. В зале было темно, и она благодарила бога, что Чарльз не видит ее пылающих щек.

Этот мужчина притягивал ее с почти гипнотической силой. Внешне девушка оставалась спокойной, хотя нервы были напряжены до предела. Когда концерт закончился, она вздохнула с облегчением.

По дороге домой Лорел не говорила о случившемся – она ждала, когда заговорит Пенни, но девочка молчала. Когда Лорел уже начала всерьез беспокоиться, с заднего сиденья автомобиля послышался всхлип. Девушка тотчас же отстегнула ремень безопасности и порывисто обернулась.

– Солнышко, что случилось? – мягко спросила она.

– Я забыла слова, – сквозь рыдания выдавила из себя Пенни.

Слава богу, подумала Лорел, а то я уже совсем отчаялась это услышать.

– Ты забыла? – девушка нахмурила брови.

– Да... – Едва сдерживаемое рыдание.

– Странно, а почему я не заметила? – она повернулась к Чарльзу. – По-моему, она отлично справилась!

– И я так думаю. – Мужчина взглянул в зеркало и поймал настороженный взгляд своей дочки. Улыбнувшись, он повторил: – Ты спела просто замечательно!

– Правда? – слезы на ее щеках быстро высохли.

– Ну конечно! По-моему, ты пела лучше всех!

Услышав в его голосе похвалу, Пенни совсем успокоилась.

– Я знаю, откуда у тебя этот талант, – продолжал он, – разве ты не знаешь, что твоя прабабка Люсинда была признанной певицей?

– Кто это?

– Бабушка моего папы, – пояснил Чарльз. – У нее был волшебный голос. Стоило людям услышать, как она поет, никто уже не мог забыть ее голос. В свое время она считалась звездой сцены.

– Вы говорите о Люсинде Моричелли? – изумилась Лорел.

– Верно. Вы о ней слышали?

Ей показалось, или Чарльз в самом деле приятно удивлен?

– Кто же о ней не слышал?

– Ну, это было уже давно. Ее уже, скорее всего, и не помнят.

– Мой отец только ее всю жизнь и слушает. Хочу сказать, все эти шлягеры начала 20-х.

– Ваш отец? – Он мысленно подсчитал в уме. – В таком случае ему должно было исполниться больше сотни, когда вы родились.

– Нет, – рассмеялась девушка, – просто у него есть старенький граммофон и куча пластинок. Они достались ему то ли от его бабушки, то ли от дедушки... не помню точно.

Лорел задумалась, припоминая. В детстве она могла слушать часами волнующий голос Люсинды Моричелли. Через некоторое время она тряхнула головой, возвращаясь в настоящее.

– Наверное, вам тоже досталось что-нибудь по наследству?

– Может, где-то есть ее пластинки, – пожал плечами Чарльз.

– Пенни, хочешь послушать, как пела твоя прабабушка? Уверена, тебе она тоже понравится.

– Хочу.

– Вы знаете, где они лежат? – Лорел обеспокоенно посмотрела на Чарльза.

Машина остановилась перед светофором. Мужчина сосредоточенно нахмурился.

– Думаю, они на чердаке. Последней рубашкой не поклянусь, больше им быть негде.

Оглянувшись назад, он улыбнулся Пенни.

– Думаю, так оно и есть. Мы обязательно их найдем.

Пенни издала радостный вопль и захлопала в ладоши. Она полностью оправилась от своего смущения.

– Тогда едем домой! Вы можете купить мне мороженое завтра.

– Так и сделаем, – улыбнулась Лорел. Как ей ни было интересно послушать старые пластинки, о мороженом она не забыла.

Когда час спустя они добрались до дома, Чарльз, не мешкая, полез на чердак. Лорел с трудом уговорила Пенни почистить зубы, и теперь, чисто вымытая и одетая в пижаму, она сидела на своей кровати, дожидаясь отца. Прошло уже полчаса, а он все еще не появлялся.

Пенни зевнула.

От Лорел это не укрылось:

– Ты можешь лечь и просто полежать. Если уснешь, пластинки никуда не убегут. Мы послушаем их завтра.

– А как же школа?!

– Ты забыла? – Лорел усмехнулась и потрепала ее по голове. – Завтра суббота.

– Точно!

Пенни забралась в кровать. Глаза ее устало закрылись. Не прошло и минуты, как она уже спала.

Лорел ласково коснулась губами ее щеки и поправила одеяло. Пенни очень утомилась – слишком много треволнений ей пришлось сегодня пережить.

Глава 13

Чердак, как и весь дом, был огромен. Лучшего места для игры в прятки не найти, если бы не толстый слой пыли, много паутины и затхлый воздух.

Давно я здесь не был, грустно подумал Чарльз. Сколько часов он провел среди этого хлама, будучи ребенком. Все, что сохранилось от прежних поколений, медленно пополняло этот своеобразный музей. Среди вещей встречались раритеты времен Гражданской войны[4]. История прежних поколений продолжала жить в них.

Чарльз давно хотел навести здесь порядок, но руки никак не доходили. Поэтому все вещи лежали как попало и продолжали пылиться. Теперь-то уж я точно выделю немного времени для уборки, мрачно думал мужчина, открывая следующую коробку.

Черт возьми, в каком углу могут валяться эти пластинки?

Раздавшийся в тишине голос заставил его вздрогнуть. Еще с детских времен он всегда поднимался сюда один. Чердак, казалось, пропитался духом прошедших времен, и Чарльз иногда всерьез думал, что натолкнуться здесь на привидение было бы не более странно, чем увидеть в небе самолет.

– Чарльз? Извините, если напугала. Я не хотела, – проговорила Лорел, осторожно пробираясь к нему, лавируя среди многочисленных коробок и ящиков. – Я только хотела сказать, что вы можете не торопиться. Пенни уснула.

Она остановилась перед ним. На ее губах появилась извиняющаяся улыбка:

– Девочка очень устала.

– Это точно. Я еще в машине подумал, насколько ее хватит.

– Ненадолго. Стоило ей оказаться в постели, как она сразу уснула.

Лорел подняла голову. На тонкой проволоке висела закопченная стеклянная керосиновая лампа, сохранившаяся, возможно, еще со времен Второй мировой войны. По крайней мере, именно такие Лорел видела в кино. Тусклый свет натыкался на нагромождения ящиков, отбрасывая на стены очертания сказочных существ.

– У меня такое чувство, что в любую секунду здесь может появиться призрак. Не хотела бы я оказаться здесь одна, – девушка зябко поежилась.

– Да. – Чарльз поднялся с колен и отряхнул брюки. – А мне, напротив, очень нравится находиться здесь одному.

Она представила себе, как Чарльз выходит из кабинета, поднимается по лестнице... Дальше мысленная картинка обрывалась.

– Когда я был ребенком, – усмехнувшись, сказал мужчина, – это было замечательное убежище.

– О, понимаю.

Она снова огляделась.

– Конечно, все достаточно запущено, но может, именно это и создает столь непередаваемую атмосферу. Словно чердак живет сам по себе, отдельно от остального дома.

– Вы в точности повторили мои мысли. Но когда мне нужно что-нибудь найти – как, например, сейчас, – у меня появляется мысль навести здесь порядок, заменить все эти старинные лампы на современные флюоресцирующие... И выкинуть хотя бы часть этого барахла к чертовой матери!

– Вы не осмелитесь!

– Вы правы, как только это желание приходит, так сразу и уходит, – со вздохом признал мужчина. – Просто рука не поднимается.

Лорел понимающе кивнула, коснувшись старинного граммофона.

– Давненько этим раритетом не пользовались, не так ли? – с полуулыбкой спросила она, сдувая пыль с пальцев.

– Да. Если бы не случай, неизвестно, удалось ли нам вообще когда-нибудь его обнаружить, – с усмешкой заметил он.

Лорел весело засмеялась, поднимая крышку и заглядывая внутрь ящика.

– Надо же, какой он чистенький! А пластинки где?

– Когда вы здесь появились, я еще был в процессе поиска.

Перейдя к следующему ящику, мужчина нечаянно столкнул книгу. Она упала на пол, попутно потеряв несколько страниц, погнувшихся и пожелтевших от времени.

– Может, помочь?

– Если вам не трудно.

Лорел решила начать с сундука, стоявшего под круглым окном, находившимся почти возле самой крыши. Сундук был огромный, в нем спокойно уместилась бы парочка-другая скелетов.

– Не могу поверить, что вы никогда их не слушали! Многие люди дорого бы отдали только за то, чтобы просто иметь у себя такие пластинки.

– Охотно верю, но шуршащему граммофону я предпочитаю что-нибудь более современное.

В ответ до него донесся легкий смех.

Лорел открыла крышку не без опасений, что из сундука кто-нибудь выпрыгнет, и осторожно заглянула внутрь. Сундук был наполнен книгами и – о чудо! – там же лежала ровная стопочка пластинок с записями Люсинды Моричелли.

Девушка не смогла удержаться от радостного возгласа.

– Я нашла их!

– Уже? – Чарльз отставил коробку, которую намеревался открыть, и подошел к ней.

Очень осторожно Лорел вытащила несколько пластинок.

– Вот и они... Надо же, почти в идеальном состоянии, – с благоговением прошептала она.

– Да, нечасто же ими пользовались, – задумчиво произнес Чарльз. – Узнаете, что это за записи?

– Попробуйте вот эту, – она выбрала пластинку, которая входила и в коллекцию ее отца.

Мужчину подошел к граммофону, покрутил ручку и поставил тяжелую иглу на черный диск. Через серию тихих щелчков все помещение наполнил чистый, глубокий женский голос.

На глазах Лорел выступили слезы.

– Что случилось? – обеспокоенно спросил Чарльз, быстро подходя к ней.

– Ничего, – девушка шмыгнула носом и улыбнулась сквозь слезы, – все хорошо, просто... просто это так прекрасно.

– Вы всегда плачете, если расчувствуетесь? – грубовато спросил он.

– Нет, только иногда, – икнула Лорел.

– Женщину это только красит, – Чарльз нежно приподнял пальцами ее подбородок.

Взгляды их пересеклись. Обоих пронзила дрожь. Единственное, о чем могла думать Лорел, – поцелует он ее или нет.

Девушка не могла забыть тот первый поцелуй в его кабинете. Как ни старалась она убедить себя, что это неправильно и нельзя допустить, чтобы между ними что-нибудь произошло, никакие уговоры не помогали. Даже мысли о Пенни не могли защитить ее от искушения. Помимо воли она вспоминала его жаркое дыхание и не могла запретить себе мечтать о нем. Губы ее приоткрылись, она зажмурилась, и в тот же момент почувствовала, как его твердый рот накрыл ее губы.

Повиснув на его шее, словно ноги ее больше не держали, она откликнулась на поцелуй. Мужчина тихо застонал.

Значит, я небезразлична ему!

Голова у нее кружилась, тело словно наполнили раскаленной лавой.

Во имя Господа, что она делает? Чарльз – ее босс, а она всего лишь служащая! Лорел цеплялась за эту мысль, а ее руки в это время бесстыдно скользили по его напряженной спине.

Чарльз сжал ее в своих объятьях так, что ей стало трудно дышать. Сквозь туман, застилавший ее разум, она отметила, как он возбужден, но только крепче прижалась к нему.

Поцелуй стал глубже. Мягко, но настойчиво Чарльз исследовал ее губы. Лорел всхлипнула, и его язык тотчас оказался в глубине ее рта, слегка касаясь зубов, пробуя ее на вкус.

Она полностью отдалась своим ощущениям, а он уже осыпал легкими поцелуями ее глаза, щеки, волосы. Затем его губы опустились ниже, лаская ее нежную шею. Уткнувшись носом в ямочку на шее, он чуть глухо произнес:

– Никогда не думал, что поцелуй может быть таким.

– И я... – задыхаясь, произнесла Лорел.

– Мне остановиться?

– Если только чуть позже, – услышал он в ответ едва слышный шепот.

Чарльз с радостью подчинился. Щекоча ей шею, он снова поднялся к ее губам и покрыл их легкими поцелуями. Чуть отстранившись, он заглянул Лорел в глаза:

– Поднимемся ко мне?

– Думаю, не стоит, – она потянулась к его губам, – иначе будем жалеть о случившемся.

– Скорее всего, ты права.

Они слились в долгом поцелуе. Ослабев от переполнявших ее эмоций, она полулежала в его объятьях. Если это не прекратить сейчас, она не найдет в себе сил оттолкнуть его. Необходимо покончить с охватившим ее наваждением – нельзя позволить себе влюбиться в этого мужчину, который не может ответить ей тем же. Лорел было достаточно той боли и страданий, которые ей уже пришлось пережить. Жить со шрамами на сердце трудно, но можно, а вот как совсем обойтись без него?

Подчиняясь легкому давлению тонких рук Лорел на свои плечи, Чарльз оторвался от ее губ и чуть разжал руки. Воспользовавшись внезапной свободой, она вывернулась из его объятий и сделала шаг назад.

– Нам нужно поговорить, – тяжело дыша, проговорила она.

– Нужно? – Мужчина непонимающе уставился на нее потемневшими от страсти глазами.

Подождав, когда ее дыхание выровняется, Лорел пояснила:

– На следующей неделе будет праздник...

– Какой еще праздник?

– Вы разве не помните? День Благодарения. – Внезапно почувствовав слабость, девушка опустилась на коробку, не обращая внимания на поднявшееся облако пыли, окутавшее ее фигуру.

– День Благодарения? Вот черт!

– Да, – ей удалось подавить усмешку. – На следующей неделе в четверг, – сочла она нужным добавить.

Чарльз лихорадочно пытался вспомнить, что у него назначено на этот день.

– Меня не будет в городе – в четверг у меня встреча в Напа-Вэлли[5]. Отменить ее я не могу.

– Вы... шутите? – От изумления Лорел чуть не потеряла дар речи.

– Бизнес для меня не шутка. – К Чарльзу вернулась привычная невозмутимость.

– Вы уезжаете в День Благодарения? – Ее лицо приняло удивленное выражение. Через секунду она нахмурила брови. – Не могу поверить! Как вы можете оставить Пенни одну в такой день? К тому же и самолеты, наверное, туда не летают...

– Для меня это не проблема, – мужчина небрежно пожал плечами. – В таких случаях я пользуюсь частным аэродромом. Обычно в этот день я даю всем выходной, а мы с Пенни идем в очень миленький ресторанчик "Чез Русс". Это уже стало нашей традицией.

У Лорел в буквальном смысле отвисла челюсть.

– Значит, ваша традиция в День Благодарения – ужин во французском ресторане... – протянула она, – занятно.

– Это ведь семейное торжество, верно? А что вы едите или где – вопрос второстепенный.

– Да, семейный. Так же как индейка с подливкой, пюре с ямсом, запеканка с зеленым горошком, непременно тыквенный пирог и...

– И наесться от пуза, – насмешливо вставил Чарльз.

– Вот именно! Но в компании самых близких людей. Дома, – особенно выделила это слово Лорел. – Так, что можно расстегнуть штаны, если дышать уже невмоготу, и никто не бросит на вас косой взгляд и не удивится, если вы уснете за столом, и...

– Что ж, увлекательный рассказ о традициях семьи Мидлэнд, – перебил мужчина. – И в некоторой степени даже поучительный, – он с трудом сдерживал смех. – Но этот год мы последуем традициям семьи Грей, а на следующий – кто знает... Я буду счастлив, если вы к нам присоединитесь. Я распоряжусь, чтобы мой секретарь прислал приглашение и вам.

Лорел уже открыла рот, чтобы возразить, как он снова перебил ее:

– Я и вправду очень ценю, как вы близко принимаете к сердцу все, что касается моей дочери.

Она опять хотела возразить, но передумала. Его слова звучали искренне.

– Пусть будет по-вашему, – пожала девушка плечами. – Тогда я спущусь вниз – посмотреть, как там Пенни.

– Хорошо, – Чарльз кивнул. – Я сам принесу вниз пластинки. Завтра вы сможете их послушать. – Ему стоило большого труда не просить ее остаться – он слишком хорошо представлял себе, какими будут последствия.

– Думаю, ей понравится. Вы могли бы также рассказать ей о своей прабабушке.

– Я никогда не видел ее, – вздохнул Чарльз. – Когда я родился, ее уже не было в живых. Отец никогда не говорил о ней.

Лорел печально улыбнулась. Ее глаза подернулись дымкой.

– Как грустно... – Она снова немного оживилась. – Пусть вы можете рассказать ей о прабабушке, но пластинки с ее голосом – куда больше, чем просто пластинки. Это уже почти история человека, рассказанная им самим!

– Отлично. Тогда завтра – ваш день.

Их глаза встретились. На несколько секунд воцарились молчание. Его снова охватило желание.

Если я последую за ней, дороги назад уже не будет.

Усилием воли Чарльз обуздал свои чувства.

– Благодарю за сегодняшний день. Теперь я уверен, что не ошибся. Пенни очень повезло. – У мужчины чуть не вырвалось "и мне тоже", но он вовремя спохватился.

– Я очень рада быть здесь. – Лорел проникновенно посмотрела на него. – Спокойной ночи, Чарльз.

Услышав свое имя, он едва сдержался, чтобы не попросить ее остаться. Но что он мог предложить ей, кроме удовлетворения плотского желания? Эта девушка заслуживает большего.

– Доброй ночи, Лорел. – Словно смакуя, произнес он ее имя. – Увидимся завтра.

Глава 14

– Роза, ну как же я рада тебя видеть!

Сестры обнялись – уже не в первый раз. Двухуровневая квартира Розы выглядела великолепно. Так же как и Центральный парк, на который выходили ее окна. Лили ничего не замечала. Все ее внимание сосредоточилось на сестре.

– Дорогая, как ты? Садись!

– Да не беспокойся. Я не стеклянная, а всего лишь беременная, – смеялась Роза.

За эти два месяца, что они не виделись, Роза очень изменилась, подумала Лили. Она выглядит такой счастливой, такой... цветущей, что ли. Брак с Уорреном Харкером пошел ей только на пользу. Сначала Лили встретила его в штыки – как Роза может быть такой легковерной и верить мужчине, являющемуся владельцем одной из крупнейших строительных компаний в США? Конечно, усмехнулась Лили, она тогда не знала, что сама выйдет замуж за наследного принца Лихтенштейна! Но Уоррен был очарован Розой и не скрывал своих намерений. Когда они поженились, он по-прежнему оставался внимателен, надежен и остроумен. В конце концов ему удалось завоевать доверие Лили. Они еще больше сблизились, когда узнали, что он сирота и жил в том же приюте. Задолго до того, как они там появились, он был усыновлен, но никогда не забывал об этом. Поэтому, узнав, что их третью сестру удочерили, он с готовностью предложил им свою помощь.

Роза рассказала сестре, что вначале намеревалась лично сообщить Уоррену о своей беременности. Однако ее решимости хватило на десять минут. Когда она сообщила ему новость по телефону, он выразил немедленное желание вернуться из деловой поездки. С трудом, но ей удалось убедить мужа в том, что она не собирается рожать немедленно. Теперь он звонил каждый день, иногда даже по нескольку раз, чтобы справиться о ее самочувствии.

Через полчаса беседа плавно перетекла к тому, ради чего они встретились.

– Что нового тебе удалось узнать о Лорел Мидлэнд? Ты уже говорила с ней? – подавляя нетерпение, расспрашивала Лили сестру.

– Нет, – выражение ее лица стало менее радостным. – Я не знаю, что и думать.

– Расскажи подробнее!

– Дело в том, – задумчиво протянула Роза, – что о ней никто не слышал с тех пор, как умерла наша сестра. Вероятнее всего, она вернулась в Штаты.

– Конечно, это немного странно, но с другой стороны... Подумай сама: она одна в чужой стране, любимая подруга убита. Бедняжка просто не смогла справиться со своим горем. Отчаявшиеся люди способны на любые поступки.

– А может, она испугалась за свою жизнь, – совершенно серьезно сказала Роза.

– Не думаю. Если только она не была с нашей сестренкой, когда произошла авария, – в голосе Лили звучало сомнение.

– Я этого не знаю, – глаза Розы наполнились слезами. – Ее директор Майк рассказал: наша Лорел случайно узнала, что местные наркобароны привлекали детей к распространению наркотиков. Она пыталась донести об этом властям, но не успела. – Теперь слезы горохом катились по ее щекам. – Сначала официальная версия была такова: она не справилась с управлением, и ее джип упал в овраг и взорвался. Но после тщательного расследования выяснилось, что машина взорвалась еще до падения, и власти не исключают теракт.

– Что было сделано? – Лили была в шоке от слов сестры и даже не могла плакать.

– А что они могли тогда сделать? – всхлипнула Роза.

– Да, наверное, ничего, – немного остыла Лили. – Ну а Лорел Мидлэнд? Как они могли знать, что с ней все в порядке, если она сразу же покинула страну?

– Директор уверен в этом, так как она оставила записку. И детективу, которого нанял Уоррен, удалось выяснить, что сейчас она работает в Грей Мэнор Вайнярдс и присматривает за дочерью Чарльза Грея. Это где-то недалеко от Нью-Йорка.

– Так ты решила не звонить туда, а сразу приехать, чтобы случайно не напугать ее? – догадалась Лили.

– Именно, – слезы у нее почти высохли. – Когда она узнает, что мы хотим поговорить о Лорел Стэндиш, это может ее насторожить – убийцы-то еще на воле.

– К тому же наша Лорел не знала, что у нее есть мы, и никогда не рассказывала об этом своей близкой подруге, – подхватила Лили.

– Я тоже так подумала.

– Значит, заявимся без предупреждения, – приняла решение Лили.

– Если мы с ней встретимся, скорее всего, нам удастся убедить ее, что мы всего лишь хотим узнать о нашей сестре.

– Думаю, с этим проблем не будет. Мы же сестры. Наверняка ее подруга была немного похожа на нас. Это ее убедит, – решительно сказала Лили.

– Возможно.

– А что там насчет наркоторговцев?

Впервые за это время ей удалось улыбнуться.

– Уоррен использовал свои связи, и с помощью Майка ему кое-что удалось на них накопать. Власти заинтересовались.

– Тогда смерть Лорел была не напрасной, – попыталась утешить Розу Лили.

Но почему эта мысль ее не радует? Когда они могли помочь своей сестре, с горечью подумала Лили, они были бедны как церковные мыши. Теперь деньги и власть Уоррена помогли найти сестру. Жаль только, что это случилось слишком поздно. Можно снова посетовать на несправедливость, но это ничего не даст. Хотя, если выбирать между неизвестностью и возможностью что-нибудь узнать о сестре, которую они уже не увидят... Нет, она предпочитает второй вариант.

– По крайней мере, мы смогли сделать для нее хотя бы это, – прочитала ее мысли Роза.

– По крайней мере, – подтвердила Лили. Она прикрыла рот рукой, стараясь удержать зевок. Полет прошел хорошо, но, услышав о том, что ее сестра погибла от рук бандитов, она внезапно ощутила смертельную усталость.

Роза заметила, что сестра выглядит очень утомленной.

– Иди приляг. Ты, наверное, устала. Да еще такие новости... Завтра подумаем, как нам лучше поступить.

Глава 15

В День Благодарения Чарльз уехал, как показалось Лорел, без сожаления. После его отъезда она поняла, что скучает по нему. Конечно, ее суждение не истина в последней инстанции, но она по-прежнему считала, что ему стоило отменить встречу и провести праздник дома.

Нет, конечно, в обычные дни она иногда о нем даже не вспоминала: Пенни занимала все ее внимание. И это было даже к лучшему. Лорел боялась, что, если слишком привяжется к нему, ничего, кроме боли, это ей не принесет. К счастью, присутствие Пенни добавило в ее довольно унылую жизнь новые краски. Теперь Лорел трудно было представить, что когда-то она жила без этой малышки.

Перед отъездом Чарльз подробно рассказал ей, как добраться до ресторана. Она слушала его вполуха – у нее были собственные мысли насчет того, как провести праздник. Все, что нужно, – это правдоподобный предлог, чтобы никуда не ехать. На ее счастье, помощь пришла с неожиданной стороны.

Прогноз погоды предвещал мокрый снег и туман на дорогах. Лорел не хотела подвергать Пенни опасности, поэтому, едва услышав о непогоде, они изменили маршрут следования, заехали в магазин и отправились домой "на всякий случай".

Примерно в час тридцать пополудни – Лорел как раз распаковывала продукты – с неба плотной пеленой повалил мокрый снег.

Теперь праздничный ужин будет таким, каким положено.

Не переборщила ли я, подумала Лорел, оглядывая стол, заваленный яствами. Тут была и жирная индейка, и пакет картошки, и несколько клубней топинамбура, и упаковки мушмулы и зеленого горошка, миска жареного лука, которым посыпают запеканку, а также кастрюлька куриного бульона, шампиньоны, мясные рулетики быстрого приготовления и замороженный тыквенный пирог.

Теперь осталось только молиться, чтобы погода не прояснилась, но снег лишь усилился. Лорел возблагодарила небеса.

В эту минуту в кухню вошел Майлз. Он поздоровался и с любопытством уставился на стол.

– Ну как, нужно еще что-нибудь? Я могу съездить.

– Нет, Майлз, спасибо, мне ничего не нужно. Я все купила сама.

– Похоже, здесь будет славная пирушка, а?

– Ты прав, – девушка с сомнением посмотрела на свои припасы. – Этим можно накормить целую ораву голодных ребятишек.

– Думаю, с сэндвичами из индейки ничего не случится, – Майлз мечтательно закрыл глаза и хмыкнул.

– Хватит на неделю, – уверила она его.

– Знаете, прежняя миссис никогда не готовила, – неожиданно сказал мужчина.

Лорел широко раскрыла глаза.

– Извини, Майлз. О ком ты говоришь?

– О прежней миссис – его жене. Никогда носу своего сюда не показывала, знаете ли. – Он озорно смотрел на девушку. – Думаю, хозяин очень удивится.

– Ты думаешь? – Она слегка покраснела.

– Уж можете мне поверить, – кивнул Майлз. – Я здесь уже пятнадцать лет и много чего повидал. Никогда еще хозяин ни на кого так не смотрел, как на вас. Уж простите меня за эти слова.

– Нет, Майлз. Наверное, ты ошибаешься, – в горле у нее стоял ком. – Мистер Грей относится ко мне как к любой служащей.

– Глаза у меня есть, можете мне поверить. Не так уж я и стар. – Майлз важно покачал головой и засмеялся. – С праздником вас, мисс.

– И тебя с праздником, Майлз.

Она смотрела ему вслед, боясь поверить услышанному. Не мог же он знать, какие чувства она испытывает к Чарльзу. Нет, решила Лорел, Майлз сказал это без умысла. Не тот он человек, чтобы так шутить.

Однако нельзя, чтобы его слова возродили в ее сердце искру надежды. Она решила выбросить это из головы и заняться ужином. О Чарльзе она подумает позже. Ее задача проста – устроить Пенни настоящий праздник, которого у нее еще никогда не было.

Без четверти два она облила индейку маслом, обсыпала солью, сельдереем с перцем и поставила в духовку. В половину третьего аромат жареного мяса заполнил кухню. Лорел позвонила в ресторан и отменила заказ.

В половине четвертого в кухню спустилась Пенни.

– Так пилигримы праздновали День Благодарения? – спросила Пенни, стаскивая с верхушки сладкого картофеля мушмулу.

– Почти, – ответила Лорел, следуя примеру Пенни. – Но вот дух этого домашнего праздника остался прежним.

– Они не ели мушмулу? – Этот вопрос очень заинтересовал девочку.

– Боюсь, что так, крошка. – Оп! Еще один кусочек во рту. – Но думаю, они бы не отказались попробовать.

– Никогда не ела ничего подобного, – восхищенно сказала Пенни. – На День Благодарения у нас с папой всегда был луковый суп и филе миньон.

– Стейк и суп? Ха! – Лорел покачала головой. – То, что мы сейчас едим, – это настоящий ужин в День Благодарения!

Она была твердо в этом уверена. Конечно, за столом не было большой семьи, но атмосфера тепла и уюта витала над ней. Они сидели с Пенни на кухне, стаскивая мушмулу с верхушки сладкого картофеля, запеченного в стеклянной сковороде. Кажется, этот День Благодарения будет помнить не только Пенни – она сама его не забудет.

– Ты помнишь, что папе нагадала та цыганка на празднике речных ведьм?

Лорел старалась не вспоминать ни праздник, ни то, что за ним последовало. Но вопрос требовал ответа.

– И что она сказала? – спросила девушка, стараясь выиграть время.

– Она сказала, вы с папой поженитесь.

– Да? А я и забыла. – Румянец, выступивший на лице Лорел, говорил о том, что она врет.

– Но она и правда так сказала, – настаивала Пенни. – Или что вы проведете жизнь вместе, примерно так.

– Дорогая, но ведь она все равно что актриса, – Лорел старалась, чтобы ее голос звучал уверенно, хотя она вовсе не чувствовала уверенности. – Я тебе об этом уже говорила. Она просто играла, как в театре. Помнишь Твистера?

– Неправда! – выкрикнула Пенни. – Вы с папой поженитесь!

– Милая, кто тебе об этом сказал? Мы с твоим папой просто друзья, – увещевала девочку Лорел.

– Нет, ты врешь! Я знаю! – Голос ее поднялся почти до крика.

– Хорошо, хорошо, солнышко, успокойся! – прошептала Лорел, опускаясь на колени и заглядывая ей в глаза. – Успокойся! – Она взяла девочку за обе руки. – Цыганка просто пошутила. Никто не знает, что случится в будущем. Никто.

– Значит, это может случиться? – подумав, спросила Пенни. – И ты можешь стать моей мамой?

Лорел очень хотелось ответить утвердительно, но она не могла солгать. Как и не могла объяснить маленькой девочке, что люди вступают в брак по обоюдному желанию. Она с радостью согласилась бы, сделай ей Чарльз такое предложение. Однако ожидать от него предложения руки и сердца не только неразумно, но и глупо.

– Нет, солнышко. Но разве я почти не мама для тебя? Ты же знаешь, как я тебя люблю, – она коснулась губами ее лба.

– Но ты нужна папе! Я видела! Когда он с тобой, он совсем другой! – упиралась Пенни.

– Правда? – Сердце Лорел забилось сильнее.

Интуиция детей, как правило, безошибочна.

– Он никогда не говорил с прежними нянями, – девочка с энтузиазмом закивала головой. – А с тобой он только и делает, что разговаривает. Иногда он даже спрашивает, как у тебя дела.

В ее груди разлилось приятное тепло.

Может ли внезапная страсть перерасти в нечто большее? Сможет ли он полюбить меня?

Она вздрогнула, словно в нее ударила молния.

Я люблю его.

Сердце ее забилось. Лорел не знала, когда или как это случилось, но от факта не отмахнуться.

– Твой папа очень милый, – уклончиво ответила она. – Но я не хочу, чтобы ты думала, что мы поженимся. Я здесь ради тебя.

– Но цыганка сказала, ты станешь моей мамой, – не оставляла своих попыток Пенни.

– Нет, дорогая. Ничего такого она не говорила, – со вздохом Лорел села на стул. – Ты веришь мне, Пенни?

Девочка утвердительно кивнула.

– Тогда, прошу, поверь мне, это была всего лишь игра, шутка.

Пенни скептически кивнула.

– Мы спросим у папы, когда он приедет. Он обещал, что скоро будет.

Лорел не нашла в себе сил сказать, что ее папа уехал и вернется не скоро. Она просто сказала:

– Увидим.

Пенни пошла в гостиную смотреть телевизор. Спустя полтора часа все было готово, кухня наполнилась запахом жареной индейки, подливки из потрохов, картофельного пюре, запеченного со сливками и с сыром дор блю, и запеканки с зеленым горошком, приготовленной по старинному рецепту.

В семнадцать пятнадцать дверь на кухню распахнулась, и на пороге появился Чарльз.

Глядя в широко раскрытые глаза Лорел, он весело сказал:

– Кажется, ты удивлена?

– Я не ждала вас так скоро, – пробормотала девушка. – Глухие удары сердца отдавались в ее ушах. На миг она испугалась, что забыла запереть дверь. В памяти всплыли его мрачные предупреждения... Пенни – легкая добыча для похитителей. Но она быстро справилась с собой.

– Из-за сильного ветра полеты отменены. – Мужчина осмотрелся. Удивленно приподняв бровь, он перевел взгляд на нее: – А как же столик в ресторане?

– Я отменила заказ. Погода испортилась, знаете ли... Я боялась, что вечером подморозит и на дороге будет гололед.

– Ясно. – Мужчина подошел к столу и взял дольку яблока. – Вы, оказывается, и готовить умеете.

– Да, – смущенно ответила Лорел.

– То есть, работай вы поваром, у меня было бы гораздо меньше проблем?

Он произнес это без улыбки, и она не поняла, шутит он или говорит серьезно. Сердце снова сильно забилось – на этот раз по другой причине.

– Вы хотите сказать, что жалеете, что взяли меня няней?

– Я этого не говорил, – Чарльз невозмутимо взял еще кусочек яблока.

– Уф, с вами не соскучишься, – Лорел нервно рассмеялась.

На улице выл ветер. Сильные порывы так хлестали по стенам, что дрожали стекла в окнах.

Внутри было тепло и уютно, и Лорел чувствовала себя как дома.

Дверь распахнулась, и в комнату ворвалась Пенни. Она сразу же бросилась к отцу.

– Папочка!

Чарльз схватил ее в свои объятья и прижал к груди.

Лорел ошарашено наблюдала за этой сценой – никогда прежде Пенни не просилась на руки к отцу.

– Ну как, тебе нравится проводить День Благодарения дома? – смеясь, спросил он удочери.

– Это здорово! Лорел приготовила такую вкуснятину! – Лицо девочки сияло, как начищенный пятак.

– Не сомневаюсь, она прекрасный повар, – Чарльз чмокнул дочь в кончик носа и опустил на пол.

– По телевизору идет музыкальная программа. Можно я пойду?

– Конечно, – он взъерошил ее волосы и получил в ответ радостную улыбку.

Когда Пенни вышла, он с задумчивым выражением на лице обернулся к Лорел.

– Все еще не могу поверить, что вам удалось совершить такое чудо за несколько недель.

– Я сама удивляюсь, но Пенни и впрямь стала более открытой.

Чарльз подошел к ней так близко, что она увидела в его глазах свое отражение.

– Вы настоящая кудесница, – тихо сказал он.

– Вы тоже неплохо поработали, – глотать почему-то стало тяжело.

– Думаю, пора поговорить еще кое о чем, кроме вашей работы, – прошептал он почти в ее полуоткрытые губы.

Он легко коснулся ее рта, но сразу же отстранился. Откинув ее голову назад, он вопросительно смотрел ей в лицо.

Лорел уже ничего не слышала и не видела. Кровь бешено пульсировала в висках. Что-то прочитав в ее глазах, он снова притянул ее к себе.

Первый поцелуй был просто способом узнать, какова она на вкус. Второй раз Чарльз поддался слабости. Сейчас остался голод, который могла утолить только она.

Руки Лорел обхватили его за шею, и она еще крепче прижалась к нему. Не прерывая поцелуя, она смело встречала обжигающие атаки его языка.

Чарльз с трудом сдерживался, чтобы не овладеть ею прямо здесь, на кухне. Он опустил руки ей на бедра и с силой сжал их. Каждый нерв в теле Лорел откликался на эту жадную ласку, из груди рвался стон.

Я хочу его – сейчас и навсегда!

Тишину в кухне нарушила трель мобильного телефона.

Лорел отшатнулась как ошпаренная. Что она делает? В любую секунду здесь может появиться Пенни!

Ее реакция рассмешила Чарльза.

– Это всего лишь телефон, – усмехаясь, сказал он.

– Вы разве не хотите ответить?

– Не обращай внимания, – в его голосе слышались мурлыкающие нотки.

Лорел с трудом сдержалась, чтобы вновь не броситься к нему в объятия. Покачав головой, она отступила в сторону.

– Думаю, вам лучше взять трубку. Вдруг что-нибудь случилось?

– С кем? Все, кто мне дорог, – здесь.

При этих словах ей стало трудно дышать. Она несмело улыбнулась.

– Нужно проведать Пенни...

Нужно убедиться, что она не стоит за дверью, подглядывая в замочную скважину.

– Кто же это такой настойчивый? – поморщился Чарльз, доставая телефон. Нажав кнопку "прием вызова", он пробежался голодным взглядом по ее фигуре:

– Мы еще не закончили.

– Я в этом уверена, – прошептала Лорел, улыбнувшись ему краешком губ.

Он смотрел на нее, пока она шла к выходу из кухни. Когда дверь захлопнулась за ней, он прорычал в телефон:

– Для тебя будет лучше, если ты сообщишь мне что-нибудь приятное!

– Это чертовски важно, – раздался в телефоне взволнованный голос Брендона Брэди.

Чарльз опустился на стул. На его сердце скребли кошки.

– Лорел?

– Лорел Мидлэнд мертва.

Из легких Чарльза словно разом выпустили весь воздух.

Глава 16

Убедившись, что Пенни поглощена передачей, Лорел кинулась обратно. Она летела, словно на крыльях, ведь ее ждали горячие поцелуи и объятья Чарльза, а может, даже их счастливая совместная жизнь!

Два месяца назад любовь не входила в ее планы. Но сейчас у нее было такое чувство, что она выиграла в лотерею и впереди ее ждет самый главный приз.

Когда она вошла, Чарльз все еще сидел на стуле, словно у него выбили почву из-под ног. Его лицо посерело.

– Все в порядке? – в испуге спросила Лорел.

Он поднял на нее прищуренные глаза. В них горел такой холодный и яростный огонь, что она испугалась.

– Что случилось? – повторила девушка.

– Вот вы мне и скажете, – грубо ответил Чарльз.

– Я не знаю! Вы получили плохие новости?

– Это были очень плохие новости.

– Я могу вам помочь? – Она положила руку ему на плечо.

Чарльз дернулся, и ее рука свесилась, как плеть.

– Вряд ли, – саркастически заметил он.

Сердце Лорел упало. Она лихорадочно перебирала варианты, но не могла ни на чем остановиться.

Неужели?..

– Пожалуйста, скажите, что случилось, – голос ее предательски дрожал.

– Я только что хотел спросить то же самое.

– Чарльз, я правда не знаю, – с отчаянием в голосе произнесла Лорел. Все ее надежды на счастье лопались, как мыльный пузырь.

– Вы можете начать с того, что наконец скажете, кем являетесь на самом деле, – холодно произнес мужчина.

– Кто звонил вам? – Вся кровь отхлынула от ее лица.

– Частный детектив. Я попросил его навести о вас справки.

– Что?

– Сначала вы ответьте на мой вопрос.

– Меня зовут Лорел, – спустя несколько мучительных минут отозвалась девушка.

– Особа с таким именем мертва. Погибла в результате взрыва в Колумбии – прозвучал ответ.

– Меня зовут Лорел Стэндиш, – склонив голову, призналась она.

– Лорел Стэндиш? – Мужчина выглядел обескураженным. – Та, которая считается погибшей?

– Да. – Из глубины души Лорел поднимался страх.

С кем он говорил? Что ему еще известно?

Удивление Чарльза быстро сменилось гневом.

– Вы что, совсем за дурака меня принимаете? А люди, с которыми вы работали? Неужели они внезапно ослепли? – с сарказмом осведомился он.

– Они знали, – с достоинством ответила девушка. – Это была идея директора – выдать меня за нее, чтобы, вернувшись в Штаты, я могла начать новую жизнь.

– Зачем?

Она вдохнула побольше воздуха.

– В Колумбии я познакомилась с Лорел. Она работала там уже два года. Мы вместе учили детей английскому. Жизнь была относительно спокойной, насколько это возможно, пока я не обнаружила, что местные наркоторговцы привлекают к своему грязному занятию детей. Они соблазняли их парой долларов и кулечком сладостей, чтобы те прятали наркотики у себя.

– Вы сообщили об этом властям?

– Да. Но что с того, если они все там повязаны, – в ее голосе звучала горечь.

– Продолжайте.

– Лорел Мидлэнд была моей лучшей подругой. Когда я ей рассказала, что мне удалось обнаружить, она захотела мне помочь. Я отказалась, потому что не хотела подвергать опасности и ее. Но это случилось, – еле слышно сказала она.

– Что случилось? – На его лице появилось сострадание.

– Обычно в соседний город ездила я – забрать продукты, медикаменты, еду, которую нам присылали. Но в тот вечер... – ее голос задрожал.

Чарльз ласково смотрел на нее.

– В тот вечер я плохо себя почувствовала, поэтому она поехала вместо меня. На следующий день я узнала... узнала, что случилось, – слезы катились по ее щекам.

– Они взорвали машину, думая, что это вы, – мягко закончил мужчина.

– Да. Когда моим друзьям и директору стало все известно, она настояли, чтобы я немедленно уехала, и официально объявили, что я умерла. Я не знаю, хорошо это или плохо, но в тот момент я была оглушена случившимся и даже обрадовалась, что все решается за меня. Понимаю, звучит просто ужасно... – девушку душили слезы.

– Вы ничем не могли помочь подруге. Не вините себя. Это просто несчастный случай, – уверенно сказал Чарльз.

– Вы так думаете? – она с надеждой подняла на него залитые слезами глаза.

– Это действительно так. И я рад... рад, что вы живы.

– Вы... рады?

– Да. Подумать только, если бы вашим друзьям не пришла эта идея, мы могли бы не встретиться, – его голос дрогнул.

– Но как вам удалось узнать?

– Брендон Брэди – частный детектив, который работает на меня. Недавно ему удалось выяснить, что в машине была Лорел Мидлэнд.

– Так даже лучше, – проглатывая слезы, сказала девушка. – Я уже смирилась с мыслью, что мне придется провести всю жизнь под чужим именем. Словно меня не существует, словно я потеряна.

– Нет, ты не потеряна. Ты нашлась. Я нашел тебя и теперь не позволю исчезнуть из моей жизни! – Чарльз зарылся лицом в ее волосы, вдыхая их аромат.

– Вы меня ненавидите?

– Кто я такой, чтобы судить тебя? – Он снова взглянул ей в глаза. – Наоборот, я восхищаюсь твоим мужеством. Я слишком хорошо знаю, куда может привести чувство вины. Нет, ты не виновата. Ты поступила так, чтобы спасти свою жизнь. Теперь моя очередь заботиться о тебе и защищать тебя.

– Ты сказал, – нерешительно начала Лорел, – что знаешь, куда может привести вина. Ты говорил о своей жене?

– Да, об Анжелине. Только месяц назад я стал понимать, что это был несчастный случай. Я не мог предотвратить его, даже если бы попытался. Это ты, моя радость, – мужчина потерся о ее щеку, – заставила меня посмотреть на свою жизнь новыми глазами. – Он серьезно посмотрел на Лорел. – Когда я понял, что влюбился.

– Ты... влюбился? – повторила она. – Но... но ведь я тоже люблю тебя!

Его глаза широко распахнулись и засияли теплым светом.

– Дорогая, это самый лучший подарок, который я когда-либо получал!

– Ты любишь моего папу? – раздался детский голос.

Они обернулись. На пороге стояла Пенни. Улыбка на ее лице была такой же широкой, как и та, что неизвестный художник нарисовал на лице Мериголд, которую девочка держала в руке.

– Да, люблю, – со смехом призналась Лорел.

– Твой папа самый счастливый человек на свете, котенок, – улыбнулся Чарльз.

Пенни подошла и обхватила его за ногу. Его широкая ладонь опустилась на голову девочки.

– Твой папа самый счастливый, – повторил он, – потому у него есть вы.

Подняв голову, Пенни счастливо засмеялась.

– Значит, цыганка была права?

– Значит.

В комнате раздался дружный смех.

Эпилог

В тот же вечер Чарльз рассказал Лорел, как Брендону удалось ее найти. Она восполнила пробелы в его рассказе. Известие о том, что у нее есть две сестры, повергло девушку в шок. Но затем они активно начали поиски. Через неделю оптимизм Лорел начал было иссякать, но однажды утром в доме раздался звонок.

Распахнув входную дверь, Лорел увидела двух женщин: блондинку и рыжую. У девушки появилось смутное чувство, что она знакома с ними.

– Вам кого? – приветливо спросила она.

Женщины переглянулись, и блондинка выступила вперед.

– Простите, вы не Лорел Мидлэнд? – нерешительно спросила она.

– Я... Меня зовут Лорел, – с опаской ответила девушка.

– Знаю, это может показаться странным... – продолжила блондинка, – но мы хотели бы поговорить с вами об одной из ваших коллег... Ее звали Лорел Стэндиш.

Сердце девушки забилось как бешеное.

Неужели такое возможно?

– Мы ее сестры. Я – Роза, – представилась рыжая, а это... – кивок на блондинку, – Лили. Наверное, вы не знаете, что у нее есть сестры. Мы сами... – она резко оборвала себя.

Счастливые слезы катились по щекам Лорел.

– Мы понимаем, как больно вам это слышать. Мы сами узнали о несчастном случае несколько дней назад, – скорбно произнесла Лили. Глаза Розы увлажнились.

Почему я не заметила раньше? Разный цвет волос, но мы так похожи!

– Я, – всхлипнула девушка, – меня зовут Лорел Стэндиш!

Лили резко вобрала в себя воздух. Роза побледнела.

– Это действительно ты? – Лили пристально смотрела на нее. – Тебя удочерили двадцать шесть лет назад, забрав из приюта "Барри Хоум" в Бруклине?

Лорел кивнула головой, пытаясь вновь обрести голос.

– Неделю назад я узнала, что у меня есть две сестры. Но мои поиски ничего не дали.

– Мы узнали о тебе совсем недавно, да и то нам сообщили, что ты... что ты погибла в аварии, – прошептала Роза. – Так это действительно ты?

Лорел кивнула, вытирая глаза.

– Не могу поверить, – широкая улыбка появилась на губах Лили. Она схватила Лорел за руку. – Будем знакомы. Я – твоя старшая сестра, а ты – наша младшенькая. А это – она коснулась рукой еще плоского живота Розы, – наш будущий племянник или племянница.

– Не могу поверить... – сказала Лили, и радостная улыбка осветила ее лицо.

– Подумать только, еще неделю назад у меня не было никаких сестер, а сейчас целых две. Давайте, заходите в дом, – Лорел с любовью всматривалась в лица сестер. – Нам так о многом нужно поговорить!

– Более чем о двадцати годах разлуки, я полагаю, – усмехнулась Лили.

– У тебя есть время? – спросила Роза. В ее голосе слышалось беспокойство.

– Миллион лет. И отсчет только начался.

Лорел взяла сестер за руки.

– Добро пожаловать, – улыбнулась она.