/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Ложь во благо

Элизабет Хардвик

Он долго искал свою звезду – актрису, которая сыграет главную роль в его новом фильме, а когда нашел, не поверил своей удаче. Молодая, красивая, талантливая, а самое главное – никому не известная девушка как нельзя лучше подходила на роль героини. Режиссер и актриса, как это часто бывает, полюбили друг друга, но отношения двух ярких личностей остаются весьма и весьма непростыми. И вот когда, казалось бы, все препятствия между влюбленными устранены, выясняется, что их творческий тандем с самого начала зиждился на обмане. Однако иная ложь может быть благороднее правды…

Элизабет Хардвик

Ложь во благо

Пролог

Он гнал машину по шоссе, автоматически переключая скорости, бездумно поворачивая руль и почти не глядя на дорогу. Он был взбешен. Он, великий актер, любимец публики, баловень женщин, в очередной раз получил от ворот поворот! И от кого? От какой-то смазливой девчонки, делающей в кинематографе первые шаги! Он бросил к ее ногам все, принес ей в жертву свою счастливую семейную жизнь, развелся с женой, оставил единственного горячо любимого сына – а что получил в ответ? «Я католичка и разводов не признаю. Я люблю тебя, но вместе мы никогда не будем».

Он взвыл от нестерпимой душевной боли и до отказа выжал педаль газа. Зачем, зачем мне слава, деньги, жизнь, если рядом не будет ее? К чему просыпаться по утрам? Ходить по земле? Есть? Пить? Во имя чего жить?

Ах, Юнис, Юнис… Ты так молода, так прекрасна…

Яркий свет фар мчащегося навстречу грузовика на миг ослепил его, и он инстинктивно крутанул руль, пытаясь избежать лобового столкновения. Однако скорость была слишком елика, и машина, совершив головокружительный кульбит, оказалась в кювете.

Господи, спасибо… Лоренс, мальчик мой, прости меня… – пронеслось в его угасающем сознании.

И он навсегда погрузился в блаженное небытие.

1

– Мне наплевать на все, что ты там придумал, но это мой фильм, и в нем не будет твоих женщин! Ни одной!

Декстер задохнулся от возмущения. Лоренс не позволил ему закончить, объясниться… Буквально заткнул ему глотку!

Декстер Блумер, хозяин кинокомпании «Лаклан», редко вмешивался в дела режиссеров, а уж если вмешивался, то был предельно учтив. И вот сейчас в ответ на свою деликатную просьбу получил более чем грубый отказ. Бестактность Лоренса Роско переходит все границы! – негодовал Декстер. Его счастье, что он мне почти что сын родной, а то бы прочувствовал тяжесть хозяйского гнева!

Декстер пригласил Лоренса на уик-энд в свой загородный дом исключительно для того, чтобы познакомить с Кимберли. Но кое-что не складывалось так, как хотелось бы, не задалось с самого начала. У Лоренса, который запускает новый фильм, завтра рано утром встреча с продюсером, а Кимберли вряд ли сможет появиться здесь раньше полудня. Именно поэтому Декстеру и пришлось начать разговор о Кимберли самому.

Он с трудом сдержался, чтобы не дать молодому человеку резкой отповеди, которой тот заслуживал. Декстер лишь пристально и с нескрываемым раздражением посмотрел на него.

– Кимберли – не одна из моих женщин, черт побери! Она мне крестница!

– Случайно, не племянница? Крестница, значит… – Лоренс ухмыльнулся. – Ты же был единственным ребенком в семье, откуда они появляются, все эти крестницы-племянницы?.. По-моему, это уже вторая за последние полгода?

– Я не нуждаюсь в подсчетах!

Нет, что себе позволяет этот мальчишка! – возмутился Декстер. Делает оскорбительные намеки… Я, слава Богу, холостяк и если в свои шестьдесят по-прежнему пользуюсь успехом у женщин, то отчитываться за свои поступки, тем более перед Лоренсом, который сам отнюдь не святой, не собираюсь.

– Я тебе скажу это только один раз, – отчеканил Декстер, стараясь держаться предельно вежливо, – и больше повторять не намерен. Кимберли – дочь моего старого друга. И, так уж случилось, она – актриса.

Обычно он был очень ласков с Лоренсом, но язвительный намек молодого человека задел его за живое.

Сейчас Лоренс Роско, известный кинорежиссер, подбирал актеров для нового фильма «Прогулка по саванне», но Декстер, первый человек в кинокомпании, оказывается, уже имел на примете кое-кого на главную роль в этом фильме.

Хозяин положения сейчас – Лоренс, гордость компании. Его предыдущий фильм был отмечен «Оскаром» как лучший фильм года. Декстер считал большой удачей заполучить знаменитого американца и даже не особо рассчитывал на успех, приглашая его поработать в своей кинокомпании. Так что «надавить» на Лоренса при подборе актеров, как ему иногда случалось делать с другими режиссерами, Декстер практически не мог.

– Я никогда не пользовался услугами агентов для подбора актеров. И сейчас не собираюсь. Даже на роли второго плана, – безапелляционно заявил Лоренс и поджал губы.

Негодование Декстера достигло апогея, он с трудом сдержался. Мальчишка! На добрых двадцать лет младше, а туда же!

– Единственное, о чем я тебя попрошу, – задержаться до утра и встретиться с Кимберли, – прорычал он. – Я же не требую обслужить ее в постели!

Губы Лоренса насмешливо дернулись.

– И на том спасибо. Я как-то привык самостоятельно выбирать себе партнерш.

– Думаю, на этом и закончим, – оборвал его Декстер.

– Ну уж нет, – нахально возразил режиссер. – Ты обещал, что у меня будут полностью развязаны руки при съемках этого фильма. Дьявол! Ты почти умолял меня работать в твоей компании…

– Полагаю, «умолял» – сильное преувеличение, – поспешно перебил его Декстер.

– Извини! – продолжал Лоренс тем же бесцеремонным тоном. – Ты, возможно, рассчитывал пристроить в моем фильме своих племянниц? Или крестниц.

Лоренс наконец совладал с собой, голос его зазвучал спокойнее. Декстер не сомневался, что его собеседник просто взбешен, но даже теперь любовался им.

– Мы слишком далеко зашли, мой мальчик. Давай остановимся. Сами. Ведь твой отец и я остались друзьями даже после…

– Когда мы договаривались, что я буду работать в твоей компании, разве брались в расчет твои связи с моей семьей? – жестко, почти грубо возразил Лоренс. – И почему только мы не записали в контракте: на весь период моей работы у тебя не обсуждать моего отца или твоих крестниц? Кстати, когда, по-твоему, заканчивается это утро, до которого ты просишь меня задержаться? – неожиданно спросил он.

Декстер шумно выдохнул. Он, несомненно, задел Лоренса за живое упоминанием о его отце. Надо впредь быть благоразумнее и не тревожить память Кристофера… и уж определенно не вытаскивать на свет скандал, который сломал его карьеру. Это была тактическая ошибка. Чего Декстер действительно не хотел, так это прогневать Лоренса. Его желание было весьма скромным: чтобы Лоренс остался в его загородном доме до завтрашнего полудня и встретился с Кимберли.

Декстер сдержал раздражение и постарался расслабиться.

– Уверяю тебя, Кимберли – вовсе не то, что уже нарисовал тебе твой раздраженный мозг, – как можно приветливее сказал он. – Девочка талантлива.

– Как ее фамилия?

– Кентон. Кимберли Кентон.

– Никогда не слышал о такой, – едко заметил Лоренс, рассматривая оживленно беседующих гостей.

Декстер вновь разозлился, заметив, что Лоренс старается уйти от разговора.

– Да как ты, даже не взглянув, можешь судить о ней?! – взорвался он. – Ты же сам хотел, чтобы Мэрианн играла неизвестная актриса.

– Но я сам выберу, не ты. – Голос Лоренса звучал резко, даже капризно. От серых глаз так и веяло арктическим холодом. – Она знает об этом? – Откровенное презрение звучало в его вопросе. – Ты потому так стараешься? Она считает, что роль уже у нее в кармане?

– Кимберли ничего не знает о нашем разговоре, Лоренс, – успокоил его Декстер. – Да она обиделась бы почище твоего, если бы узнала о моей протекции! Ну хорошо, забудем на время об этом разговоре.

– Хорошо, забудем. На время, – делая ударение на каждом слове, согласился Лоренс.

Декстер и сам ненавидел такие разговоры. Лучше было бы просто познакомить Лоренса с Кимберли. Именно так он собирался поступить. И надеялся, что Юнис, дорогая Юнис, простит его, когда обнаружит, что он сделал.

Юнис…

– Ну что ж, время посмотреть новый фильм Теда Котчефа, – сказал Декстер, заметив сигнал, который подал ему слуга. – Уверен, ты по достоинству оценишь его.

Он, конечно, не был в этом уверен, но кое на что надеялся. Да! Он надеялся.

Выражение лица Лоренса, рельефно высвечиваемого лучами прожектора, не предвещало ничего хорошего. Казалось, что он вот-вот встанет и выйдет из зала. А так много зависело от нескольких следующих минут! Со стороны могло показаться, что Декстер сосредоточенно следит за событиями, разворачивающимися на экране, но на самом деле все его внимание было полностью поглощено сидящим рядом человеком.

Декстер точно уловил момент, когда на экране появилась Кимберли, – по тому, как напрягся Лоренс, как подался вперед в своем кресле, как впился глазами в экран.

Да! Да! Да!

Декстер едва сдерживал волнение. Он был абсолютно уверен, что Лоренс нокаутирован. Теперь все будет зависеть от того, насколько глубоко он заглотнул наживку.

Но в одном Декстер уже нисколько не сомневался: Лоренс не уедет.

2

– Ну вот, а раньше я не верил, что русалки действительно существуют!

Даже веки девушки не дрогнули. Она была уверена, что обладатель бархатного голоса – один из гостей крестного. Их она успела рассмотреть, и ни один, по ее мнению, не заслуживал того, чтобы она открыла глаза. Она прилетела из Англии утром, ужасно устала, едва держалась на ногах. Страшно хотела спать. Но именно это – выспаться – оказалось неосуществимой мечтой в доме, переполненном шумными, разодетыми и не совсем трезвыми людьми.

Наконец она нашла убежище в бассейне, что занимал почти половину цокольного этажа великолепного загородного дома. Удобно устроившись на надувном матрасе, она нежилась в полудреме, чувствуя, как подогретая вода расслабляет ее, снимает дорожную усталость, возвращает силы. Состояние покоя и приятного умиротворения охватило ее, и самое последнее, чего бы теперь ей хотелось, – чтобы кто-нибудь из этой развеселой публики обнаружил ее убежище.

– Я не русалка, у меня нет рыбьего хвоста, – пробормотала она пренебрежительно и для наглядности пошевелила пальцами ног.

Все еще в полудреме она опустила руки в теплую воду. Бикини цвета турецкой лазури выигрышно подчеркивало ее юность, длинные белокурые волосы свободно плавали на поверхности воды.

– Когда русалка не в воде, она без хвоста, – продолжал мурлыкать мужчина.

– Но я в воде! – возразила она с нарастающим раздражением, так и не повернув головы.

Надежда, что назойливый собеседник в конце концов поймет, что вступать в разговор у нее нет ни малейшего желания, и оставит ее в покое, все еще не покидала ее.

– На воде, – поправил мужчина и насмешливо поинтересовался: – Скажите, ваш акцент настоящий или вы просто репетируете роль для вечера?

Она сердито поджала губы. Черт побери! Я так хотела хоть немножко побыть в одиночестве, так нет же! Является какой-то приставучий тип, пытается разговорить меня, да еще издевается над моим английским произношением!

– А это – ваш акцент? – повторила она вопрос, превосходно имитируя его типично американское произношение. – Или вы просто репетируете роль?

– Ну и ну! Ваша взяла!

– А что заставило вас подумать, что я актриса? – Наконец-то девушка проявила к нему интерес.

– Большинство, если не все, гостей Декстера на этом вечере – люди искусства, – объяснил мужчина.

– Включая и вас?

– Включая и меня, – сдержанно, как бы устанавливая барьер, не допускающий дальнейших расспросов, подтвердил он.

Девушка не удивилась резкой перемене тона собеседника. Когда она объявила матери о своем желании стать актрисой, та выплеснула на нее уйму ужасных предупреждений, многие из которых оказались бесполезными, но два совета она взяла на вооружение: никогда не позволять никому использовать себя и, второе, никогда не болтать о себе. Этому девушка должна была научиться, и жизнь научила ее.

Она получила хороший урок от первого же своего режиссера. Тогда она еще не понимала, что его интерес к ней продлится не дольше, чем сценическая жизнь пьесы, – всего три недели. Затем он принялся за постановку новой пьесы… и за новую наивную девочку. Да, она очень страдала. Из-за мужчины, конечно. Ну и из-за провалившейся пьесы.

Теперь она научилась распознавать в милых джентльменах подлинных хищников и даже составила собственную шкалу для определения вязкости их взглядов, направленных на женское тело. Поэтому-то, сразу оценив взгляды сегодняшних гостей как близкие к критической отметке, она и постаралась исчезнуть в бассейне. До сих пор, сталкиваясь с «красавчиками», она чувствовала тупую боль в сердце – памятку, оставленную своим первым поражением.

Боже! Выходит, я все еще сержусь на Майкла за то, что он меня бросил? – удивилась девушка. А думала, что уже избавилась от наваждения. Нет, как оказалось. Что ж, не пора ли взглянуть на загадочного собеседника? Кто знает? Может быть, он как раз то, что нужно женщине?

Черт! Я становлюсь циничной. Станешь тут циничной – после Майкла. И к тому же, женщины всегда гораздо язвительнее в отпуске, чем во время работы. Есть время отточить язычок.

Отпуск. Звучит неплохо, но в действительности означает лишь то, что я снова без работы. Снова! После окончания драматической школы я снялась в проходной роли в фильме, не имевшем успеха, и сыграла в той самой злополучной пьесе, продержавшейся на сцене три недели. Так и выходит, что отдыхала я больше, чем работала.

– Вам не следовало бы спать на воде, – услышала она тот же бархатный голос.

Значит, этот тип не оставил меня в покое.

– Благодарю за совет, – съязвила она, – но я буду делать, что…

Слова застыли у нее на губах, так как она наконец повернула голову, чтобы разглядеть своего собеседника. Нет! Этого не может быть! Это же…

– Вы?! Я… – Забыв, что под ней верткий надувной матрас, она резко села, но потеряла равновесие и с шумом, расплескивая фонтан брызг, плюхнулась в воду.

Этот мужчина!

Я знаю его! Хотя нет, не знаю, я только…

Господи! Какая вода противная на вкус! Не хватает только утонуть в бассейне!

Это же… Нет, мне необходимо вынырнуть…

Но вместо этого она тихо опускалась на дно. Неожиданно сильные руки обхватили ее за талию, вытолкнули на поверхность. Она попыталась плыть к бортику, но эти же руки снова перевернули ее на спину и оттолкнули к середине бассейна. Она попыталась протестовать, однако резким движением вновь была перевернута на живот. Мало того, садист-спаситель слегка нажал ей на спину, заставив еще хлебнуть этой ужасной воды.

– Постойте! – вдохнув, закричала она, пытаясь оказать сопротивление. Безрезультатно. – Вы утопите меня! Ой, больно же!

– Больно же! – передразнил он, снова переворачивая ее на спину. – Следовало бы хорошенько вас отдубасить! – Его лицо исказилось от гнева. – Только набитая дура, не умея плавать, идет в бассейн одна. Я беру свои слова назад. Никакая вы не русалка. Вы сейчас как кит, выброшенный на берег.

Она собиралась дать достойный отпор этой словесной атаке, но, посмотрев на мужчину, передумала. Пожалуй, действительно можно получить хорошую трепку – такое негодование было написано на его лице.

Ну надо же! Он не задумываясь, даже не раздевшись, сиганул в воду, чтобы спасти меня! Девушке стало весело, но она сдержала смех. Пока не время. Посмеемся потом.

– Как вы любезны, – протянула она. – Но вы ошибаетесь, плавать я умею. И даже хорошо. – Не объяснять же, что, узнав его, она от удивления забыла все на свете. В том числе и как плавать.

Лоренс Роско. Режиссер нашумевшего фильма, получившего «Оскар». В прошлом году она смотрела по телевизору вручение наград и видела, как он поднимался на сцену, слышала его великолепную и остроумную речь.

Высокий, смуглый, сероглазый: все данные, чтобы стать звездой экрана или сцены. Но он выбрал другой путь, и его могучий талант развернулся благодаря камере. Так ищут невесту, а находят колдунью. Так он нашел свое призвание. Режиссер от Бога, режиссер, на которого в мире кинобизнеса сегодня молятся. Он был от нее так же далек, как Солнце от Земли. И она могла быть для него только предметом насмешки. Цепляйся теперь коготками за дверной косяк, детка, дверца-то вот-вот захлопнется!

– А мне показалось, что вы тонете. Но, оказывается, вы просто перепутали верх и низ, поверхность и дно, и нырнули вместо того, чтобы вынырнуть. – Он откровенно издевался, подсаживая ее на бортик бассейна.

Справившись, сказать по чести, с не слишком тяжелым делом, он энергичным движением руки стряхнул капельки воды с темной копны волос.

Она попыталась представить, как выглядит. Наверное, не очень… Волосы в беспорядке, светлые пряди прилипли к спине, бикини, почти не скрывавшее ее прелестей, выглядит теперь довольно глупо. Но, черт побери, она и не рассчитывала кого-нибудь здесь увидеть, да и желания, чтобы кто-то увидел ее, тоже не было.

Осторожно, чтобы не поскользнуться в луже воды, набежавшей с нее, девушка направилась к шезлонгу, на который бросила свой халатик перед тем, как забраться в воду.

И, только накинув его на плечи, почувствовала себя чуть увереннее. Приятное тепло махровой ткани успокоило ее.

– Я действительно не права, мистер Роско, – виноватым тоном начала она. – Я…

– Так вы узнали меня? – грубо перебил он и, повернувшись к ней лицом, обдал холодным обвиняющим взглядом.

– Конечно, – ответила она, улыбнувшись, и с легким кокетством добавила: – Разве это удивительно?

Он продолжал в упор рассматривать ее.

Только человек абсолютно далекий от мира искусства не узнал бы Лоренса Роско. После головокружительного успеха его фильма газеты и журналы наводнили его фотографии и хвалебные рецензии. Положим, на фотографиях он обычно выглядит сердитым, но…

Но сейчас мало чем отличается от этих снимков, с досадой констатировала она. Ятто думала, что ему, возможно, не нравится шумиха, раздражают наглые фоторепортеры. Он, вероятно, из числа режиссеров, полагающих, что работа гораздо важнее личной жизни. И, может быть, вообще редко улыбается…

– Не уверен, – буркнул он, поднимаясь с бортика.

Вода ручьем полилась с его одежды.

Он промок до нитки, спасая меня!

Великолепные черные джинсы и светло-серая шелковая рубашка прилипли к телу, рельефно обозначая его мускулатуру. Широкие плечи, сильный торс, плоский живот, узкие бедра…

Казалось, в таком виде и он чувствовал себя неловко.

– Вы недооцениваете свою популярность, – кокетливо возразила она. – Но, думаю, вам сейчас важнее всего переодеться. И добавила с лукавой гримаской: – А то как бы не схватить пневмонию.

– Довольно сложно в такой теплице, – возразил он, но тем не менее начал расстегивать пуговицы на рубашке, обнажив широкую грудь, поросшую темными волосами.

С трудом стянув прилипшую рубашку, он швырнул ее на кафельный пол и начал расстегивать джинсы.

Ну с меня достаточно! – возмутилась она. Допустим, мне двадцать два и назвать невинным младенцем меня уж никак нельзя, однако устраивать передо мной стриптиз! Это слишком!

– Думаю, дядя Декстер на всякий случай держит какой-нибудь халат в раздевалке, – пробормотала она, поспешно отворачиваясь. – Пойду что-нибудь принесу для вас.

Лоренс без смущения продолжал стягивать джинсы. Она почти бегом ринулась к выходу, чувствуя, как разгораются ее щеки. Без сомнения, на нем есть и нижнее белье, но где гарантии, что он не продолжит стриптиз до победного конца?

Лоренс Роско… Задыхаясь от быстрого шага, девушка старательно вспоминала, что читала или слышала о нем. Тридцать восемь лет, темно-каштановые волосы, серые глаза, не женат, единственный ребенок давно умершего актера Кристофера Роско.

Голые факты, не дающие о человеке никакого представления. Разве может газетная статья передать энергию, излучаемую им, ауру или, скажем, цинизм, который окрашивал все его высказывания? Конечно же нет. Да, наверное, газеты существуют не для этого.

Отлично! Похоже, я нашла средство, чтобы взбодриться. Одна доза Лоренса Роско – и усталости от путешествия как не бывало.

Почему же Декстер ни словом не обмолвился о том, что у него в доме остановился известнейший режиссер? Он встречал меня в аэропорту, а затем вез на загородную виллу, так что времени было предостаточно. Скажи он об этом раньше, я бы получше подготовилась к встрече с такой знаменитостью. Хотя вряд ли и тогда была бы готова… увидеть его в таком виде. И не смутиться. Я готовилась бы увидеть интеллектуала, небожителя. Но он предстал передо мной во всей физической красе этакого самца, знающего себе цену.

Лоренс Роско, видимо, не привык считаться ни с кем, но – слава Богу! – когда она вернулась, неся ему дядин халат, трусы на нем все-таки были. Высокий, стройный – он казался гораздо выше ее, а она никак не считала себя малышкой. Все-таки метр семьдесят пять! Наверняка в нем около двух метров! Он отлично загорел, мускулы бугрились под кожей, завитки темных волос покрывали почти все тело и особенно густо – широкую грудь.

Он великолепен!

– Спасибо.

Она смотрела на него несколько секунд, соображая, не сорвался ли с губ восхищенный вздох. Но Лоренс протягивал свою руку, и, по всей видимости, благодарил ее за халат. Слава Богу! Значит, она еще себя контролирует.

– Не за что, – пробормотала она, неловко запихивая кисти рук в карманы своего купального халатика.

– А почему вы называете Декстера дядей? – словно между прочим поинтересовался он, завязывая пояс.

– Это его почетное звание, – ответила девушка, надеясь, что не выглядит полной идиоткой в его глазах. – Меня зовут Кимберли Кентон, – представилась она, решительно вынимая руки из карманов. – Декстер Блумер – мой крестный отец.

Ее заявление не произвело, однако, на Лоренса никакого впечатления. Он насмешливо улыбнулся и легко коснулся ее ладони. Но и этого мимолетного прикосновения оказалось достаточно, чтобы Кимберли вздрогнула как от удара током.

– Декстер – человек разносторонний и многоликий, но, ей-богу, я впервые слышу, чтобы о нем упоминали как о «крестном отце», – с усмешкой заметил он.

Кимберли укоризненно посмотрела на него.

– Не уверена, что ему польстило бы такое звание.

– Вероятно, нет, – согласился Лоренс. – Тем не менее он первоклассный интриган.

Кимберли знала Декстера Блумера всю жизнь. В ее представлении он был отличным другом родителей, благожелательным крестным отцом, хозяином известнейшей кинокомпании, дела которой шли превосходно. Но, возможно, Лоренс, будучи кинорежиссером, знал о нем что-то еще, и знал это лучше всех?

– Значит, его интриги пока меня не касались.

Кимберли пожала плечами. Фильм, в котором у нее была небольшая роль, снимался на одной из принадлежащих компании Декстера киностудий, но она и тогда не сталкивалась с крестным по работе, так как съемки велись на севере Австралии, а Декстер не любил покидать Сидней.

– Нет, – повторила она.

Кимберли точно знала, что обед начнется через час, а она ужасно выглядит: волосы в беспорядке, макияжа никакого… Она не собиралась обедать и даже предупредила об этом Декстера, объяснив усталостью от перелета, но теперь вполне пришла в себя и, как выяснилось, очень проголодалась.

– Неужели?

Она испуганно посмотрела на Лоренса. Боже, сколько холода в его взгляде! Это у меня фантазия разыгралась или действительно во всем его виде сквозит обвинение мне? С какой стати он себя так ведет?

Кимберли нахмурилась.

– Мистер Роско…

– Зовите меня Лоренсом, – перебил он ее.

Возможно, этот мужчина и самый знаменитый из людей, с которыми мне приходилось сталкиваться, но его манеры… Его манеры, мягко говоря, далеки от совершенства.

Как, впрочем, и у большинства янки, неприязненно подумала она.

Кимберли признательно склонила белокурую головку.

– Было очень любезно с вашей стороны прыгнуть в воду и не дать мне пойти ко дну.

– Когда вы познакомитесь со мной поближе, Кимберли, то поймете, что подобные поступки мне не свойственны, – поспешно возразил он.

Вряд ли мне когда-либо захочется познакомиться с тобой поближе, мысленно ответила Кимберли. После этого уик-энда, похоже, наши дорожки больше никогда не пересекутся.

– Кроме того, – продолжал Лоренс насмешливо, – по вашим словам, помощь и не требовалась.

Возможно, не требовалась, но то, что он без раздумий прыгнул в воду, стоило благодарности.

– Если ваша одежда окажется безнадежно испорченной, пожалуйста, сообщите мне об этом, – светским тоном предложила Кимберли. – Я возмещу убытки.

– О, не беспокойтесь! В таком случае вы обязательно об этом узнаете, – усмехнулся он. – Скажите, а цвет ваших волос натуральный?

От неожиданности Кимберли потеряла дар речи. И к тому же вопрос прозвучал достаточно грубо.

Сейчас ее волосы были цвета темного меда, но, когда она их вымоет и высушит, будут как ржаная солома. И, черт возьми, это натуральный цвет! Так же, как и цвет глаз – зеленый. И тон ее кожи – золотистого персика! И вообще, у нее все натуральное!

– Вы что, язык проглотили? – продолжал издеваться Лоренс, абсолютно не собираясь извиниться за столь интимный вопрос.

– Натуральный, – буркнула она, насупившись, как маленькая девочка.

Кимберли точно знала, что никогда раньше с ним нигде не пересекалась, он даже не догадывался о ее существовании. Так почему же он возненавидел чуть ли не с первого взгляда? Может, причина в испорченной одежде?

Но вдруг совершенно неожиданно Лоренс одобрительно кивнул.

– Я так и подумал!

Однако от его взгляда по-прежнему веяло таким холодом, что Кимберли нестерпимо захотелось под горячий душ.

– Если вы не возражаете, я, пожалуй, оставлю вас и пойду приму душ, пока есть время до обеда, – нарочито вежливо произнесла она.

Лоренс сверкнул глазами.

– А если я возражаю?

Никогда раньше на Кимберли не обрушивалось столько грубости!

– Тогда я все равно пойду принимать душ! – отрезала она, предположив, что знаменитому режиссеру вежливость, видимо, недоступна.

Но что это? Боже, какая метаморфоза! К ее удивлению, он улыбнулся! Вместо арктического холода – дружественное тепло. Разве может так измениться человек от одной улыбки?

– А может, нам лучше поладить, Кимберли Кентон? – Голос Лоренса прозвучал дружелюбно, но загадочно.

– Как скажете, – уклончиво ответила она. – Приятно было с вами познакомиться, мистер Роско.

– Лгунья! – услышала она тихую реплику зa спиной.

Кимберли застыла как вкопанная, затем медленно обернулась.

– У меня нет привычки лгать, мистер Ро…

– Лоренс. Мне кажется, я просил вас называть меня просто Лоренсом, – опять грубо перебил он ее.

Кимберли нахмурилась.

– Возможно, вы и просили, мистер Роско, – как можно язвительнее произнесла она, – однако…

– Мы не были официально представлены? – Он откровенно издевался над ней и над ее британским консерватизмом. – Но я подумал, что после всего, что между нами было, после того, как я только что спас вам жизнь, подобные условности уже и необязательны.

– Да нет, не поэтому! Я действительно не могу фамильярничать с кинорежиссером такого масштаба, как вы. – Кимберли с трудом подобрала нужные слова. – Но с другой стороны… У меня действительно нет привычки лгать, Лоренс! Так вот вам правда: встретить вас было не очень-то приятно!

Кимберли резко развернулась и побежала к лестнице, ведущей в главную часть дома. Она могла поклясться, что Лоренс расхохотался.

Кошмар! Этот человек не умеет даже смеяться! Пожалуй, я еще не встречала такого. Холодного. Грубого. Непредсказуемого. И если все эти качества непременные атрибуты получения «Оскара», сказала себе Кимберли, то я очень надеюсь, что не получу его никогда.

Черт! Поскорее бы вообще его забыть. И я только вздохну с облегчением, если он уедет еще до обеда!

Смех оборвался, как только за Кимберли, захлопнулась дверь.

Да, она действительно невероятно красива. Именно это Лоренс заметил вчера вечером, когда смотрел фильм Теда Котчефа, которого уважал за смелые технические решения. Посмотреть этот фильм раньше Лоренсу как-то не довелось, поэтому он с удовольствием следил за техникой съемки, не слишком вдаваясь в происходящее на экране. Но когда в кадре появилась Кимберли, его как током ударило.

В течение последних шести месяцев он искал именно такую девушку, просмотрел сотню претенденток на главную роль в его фильме, но всех отмел, как мусор. И когда вчера вечером по экрану продефилировала Кимберли Кентон, он понял, что наконец нашел свою Мэрианн.

В ней было все, что Лоренс хотел видеть в главной героине своего нового фильма. Нежный ангельский лик, высокий чистый лоб, глаза глубокой зелени, длинная шея, копна густых, цвета спелой ржи волос, божественная фигура и ноги… ноги, которые только мелькнули на экране – стройные, с какими-то трогательными коленками. Да за эти коленки многие мужчины сложили бы голову! В ней определенно было все, что он долго искал. В титрах Лоренс нашел и ее имя – Кимберли Кентон.

Кимберли Кентон! Та самая девушка, на встрече с которой настаивал старый лис Декстер. И вчера в кинозале, скосив глаза на своего друга, Лоренс заметил на его лице удовлетворенную улыбку.

Черт возьми! С одной стороны, ему хотелось послать куда подальше и Декстера, и эту проныру Кентон, уехать, как планировал, рано утром, но с другой, чисто профессиональной стороны, он понимал, что будет кретином, если уедет, даже не взглянув на нее.

Ну вот и отлично! Теперь он ее видел. И у нее было все, что он хотел бы получить в комплекте к своей героине. Но… Декстер как-то «забыл» кое о чем предупредить. Когда в фильме Кимберли произнесла пару фраз, ее слишком правильное английское произношение стало для Лоренса сюрпризом. Он почти отказался от идеи пригласить ее на роль Мэрианн, но несколько минут назад она, забавно передразнив его, блестяще доказала, что может великолепно сымитировать речь и американца, и австралийца. Да кого угодно, если это необходимо.

Итак, он нашел свою Мэрианн. Оставалось только сказать об этом Кимберли. Но вот согласится ли она на эту роль? Лоренс ни в чем теперь не был уверен. Однако она будет форменной идиоткой, если откажется. Ведь фильм сделает из нее звезду. В этом-то он был абсолютно уверен.

– Купался, Лоренс?

Надо же, Декстер! Видно не судьба пройти в свою комнату незамеченным. Лоренс медленно обернулся.

А может, наоборот, удача? Насмешливая улыбка кривила губы Декстера. Похоже, он все знает – и почему Лоренс «купался» тоже. Вероятно, «крестница» уже успела пожаловаться «дядюшке» Декстеру на «ужасного» Лоренса Роско. А может быть, и нет. Кимберли при всей своей хрупкости оказалась отличным бойцом и совсем неплохо выдержала схватку, словесную, разумеется.

– Я познакомился с Кимберли. Сейчас, прямо в бассейне, – сообщил Лоренс, вложив в свой тон максимум доверительности.

– Да-а?

В улыбке Декстера было столько самодовольства, что Лоренсу страстно захотелось стереть ее с лица киномагната, причем немедленно.

– Я был неодет, но, кажется, это нисколько ее не смутило, – продолжил он вызывающе.

Настроение у Декстера явно испортилось, в его глазах появился стальной блеск, который послужил бы предостережением человеку, менее уверенному в себе, чем Лоренс Роско.

– Я искренне надеюсь, что ты шутишь, мой мальчик. – Декстер с трудом сдерживался. – Кимберли здесь, чтобы подлечить нервы, а не для того, чтобы пообщаться с идиотами, которые предпочитают нагишом барахтаться в моем бассейне.

Лоренс понял, что своей цели добился. Декстер взбешен, в противном случае он никогда, не позволил бы себе назвать его идиотом. Однако непроизвольное признание в том, что Кимберли необходимо «подлечить нервы», заинтриговало режиссера. Кимберли на вид лет двадцать или чуть больше. Она слишком молода для того, чтобы успеть пережить неудачное замужество или что-нибудь в этом роде. Тогда возникает вопрос: что же такое с ней приключилось? С чего это молодой девице требуется лечение?

Однако Декстера расспрашивать бесполезно, он все равно не скажет правды.

– Похоже, она ничего не имела против, скажу я тебе. – Лоренс мрачно улыбнулся. – А теперь извини. Я, пожалуй, последую ее примеру и пойду приму душ до обеда.

Глаза Декстера побелели от злости.

– Неплохо бы тебе убраться отсюда до обеда.

Прошлой ночью Лоренс решил, что все-таки перед отъездом взглянет на Кимберли Кентон. Так, по крайней мере, он пообещал Декстеру. Но теперь у него просто не оставалось выбора: он должен еще раз увидеть Кимберли и серьезно с ней поговорить.

Он нашел то, что долго искал, и не собирается это выпускать из рук.

– Я передумал. – Лоренс нервно передернул плечами. – Пожалуй, я немного задержусь. Увидимся позже, Декстер, – небрежно бросил он, прежде чем захлопнуть дверь.

Понятно, что Декстер заботится о Кимберли, но всему же есть предел. И если Кимберли согласится у него сниматься, то будет работать по его правилам. Или вообще не будет!

3

– Ба! Не Кимберли ли Кентон это? В одежде! Вас и не узнать!

При первом звуке голоса Лоренса Роско Кимберли напряглась, его слова возмутили ее. Что это он себе позволяет?

Когда Кимберли, войдя в гостиную выпить предобеденный аперитив, не обнаружила там Лоренса, она испытала огромное облегчение. От осознания того, что новая словесная схватка не предвидится, стало легче дышать. Она даже позволила себе слегка пококетничать с Невилом Кейси, молодым актером, знакомым ей по съемкам у Котчефа. Невил, по-юношески восторженный, легко поддался ее очарованию. Да и что говорить, в облегающем платье цвета пламени Кимберли выглядела восхитительно. Волосы золотым каскадом струились по спине, макияж выгодно подчеркивал глубокую зелень глаз, изумрудами сверкавших в обрамлении пушистых ресниц. Мельком взглянув на Невила после провокационной реплики Лоренса, Кимберли поняла, что юноша явно шокирован, и, пожалуй, умножив сейчас два на два, он получит пять.

– Лоренс! – как ни в чем не бывало поприветствовала она режиссера и, подойдя к нему, непринужденно чмокнула в щеку. – Вы просто великолепны! – растягивая слова, пропела Кимберли, придав голосу легкую хрипотцу.

Да он действительно хорош! – в душе признала она. Черный костюм и белоснежная рубашка превосходно сидели на его спортивной фигуре. Черты лица казались настолько правильными, что закрадывалось сомнение, не высечены ли они из камня. Однако в глазах Лоренса Кимберли заметила разгорающийся насмешливый огонек. Похоже, игра в кошки-мышки только начинается.

– Вы знаете Невила? – Она повернулась к юноше. – Невил, это…

– Лоренс Роско, – закончил за нее молодой человек, нескрываемое восхищение светилось в его глазах, когда он пожимал протянутую ему руку. – Я просто в восторге от «Зыбучих песков»! – воскликнул он, имея в виду последний фильм Лоренса, завоевавший «Оскара».

– Благодарю, – проронил режиссер без каких-либо эмоций. – Вы мне тоже понравились в «Проснись в ужасе».

Невил растаял от удовольствия, как шоколадка под солнечными лучами, услышав из уст метра лестную оценку своего неяркого таланта.

Кимберли насторожилась. «Проснись в ужасе» – тот единственный фильм, где ее имя упоминалось в титрах, но вся роль состояла из двух малюсеньких эпизодов. Так Лоренс видел этот фильм! Интересно, заметил он ее или нет?

Лоренс внимательно посмотрел на нее.

– Что-то не так?

Похоже, обсуждать ее игру он не намерен, да и что там обсуждать! Он вообще мог выйти из зала, например, в туалет, и пропустить тот трехминутный эпизод, в котором она появлялась на экране.

– Все в порядке, Лоренс! – Она улыбнулась. – Не хотите выпить? Я бы с удовольствием составила вам компанию.

Нечто похожее на сочувствие мелькнуло в его глазах, но он мгновенно спрятался за усмешкой, давая понять, что последние ее слова его явно развеселили.

– Я как раз собирался подзаправиться, – подхватил Невил. – Не принести ли и вам что-нибудь заодно?

– Неплохо бы апельсиновый сок, – небрежно бросил Лоренс, все еще не отводя глаз от Кимберли.

Такой взгляд может запросто сбить с ног, подумала она. Хотя на сегодня вполне достаточно и купания. Как не похож этот идущий из глубины его серых глаз взгляд на обожающий взгляд Невила…

– Кимберли? – вывел ее из оцепенения мягкий голос Невила.

– Спасибо, мне пока не надо. – Она посмотрела на свой бокал, все еще наполовину заполненный белым вином.

– Не следовало бы пить этой дряни так много, – сдержанно попенял ей Лоренс, провожая взглядом Невила, спешащего к бару.

– Мне? – Кимберли осторожно посмотрела на него. Как трудно с таким мужчиной, никогда не угадаешь, что он скажет в следующую минуту и что на самом деле будет иметь в виду.

Он вскинул голову.

– Сколько вам лет?

Ну вот! Дался ему мой возраст!

– Двадцать два.

– Гм. Алкоголь, похоже, еще не подействовал на вас. По крайней мере, внешне. Выглядите вы лет на восемнадцать, но что внутри – трудно сказать.

Кимберли нахмурилась. Считать ли сказанное комплиментом? Какой-то двусмысленный получается комплимент.

– Вы не пьете, Лоренс? – Она заметила, что он ограничился апельсиновым соком.

– Нет. Алкоголь притупляет чувства, разрушает организм, портит кожу, он…

– Поняла, поняла! – Кимберли расхохоталась. – И не надо никаких лекций, все-таки мы на вечеринке, а не на собрании анонимных алкоголиков. Ну а в свое оправдание скажу, что пью только вино и только в исключительных случаях, как сегодня.

Однако Лоренс не разделял ее веселья. Строго, почти сурово, он заметил:

– Большинство людей так начинают. Вы…

– А вот и я! – Невил вернулся с бокалами. Протягивая Лоренсу апельсиновый сок, он смущенно улыбнулся. – Извините, но мне придется покинуть вас. Декстер хочет о чем-то со мной поговорить.

– Да неужели? – насмешливо откликнулся Лоренс.

– Правда, – простодушно подтвердил молодой человек, не заметив иронии в его голосе. – Приятно было с вами познакомиться, Лоренс. А тебя, Кимберли, – Невил ласково дотронулся до ее руки, – я еще поймаю.

Кимберли проводила его взглядом. Невил подошел к стоящему у окна Декстеру, который, прежде чем начать с ним беседу, приветливо кивнул ей и Лоренсу.

– Удивительно, какая общая тема может быть у Декстера с этим юношей? – небрежно заметил Лоренс. – Скорее всего ничего интересного. Просто Декстер хочет, чтобы мы остались наедине, уж поверьте мне, – добавил он язвительно.

Кимберли явно смутилась.

– Что вы имеете в виду?

Уж не сосватать ли их собирается Декстер? Лоренс посмотрел на нее, прищурившись.

– Я же предупреждал вас о том, что он – интриган.

Возможно, интриган, но не садист же! – мысленно огрызнулась Кимберли. А сватать меня за такого циника, как Лоренс Роско, определенно может только садист.

Она недоуменно пожала плечами.

– Я за ним не замечала.

Кимберли растерянно огляделась по сторонам. Хоть бы одно знакомое лицо! Находиться рядом с Лоренсом долго просто невозможно. Но, к сожалению, Декстер пригласил на свою вечеринку только элиту театра и кино. Кимберли ни с кем из этих знаменитостей лично знакома не была и видела их раньше только на экране. Пожалуй, в этой компании она – самая незначительная фигура!

Лоренс, как будто прочитав ее мысли, шепнул:

– И не надейтесь! Декстер сейчас даже близко никого к нам не подпустит.

Кимберли нахмурилась.

– Зачем ему это?

Лоренс усмехнулся.

– Вероятно, он хочет дать мне возможность пригласить вас на кинопробы для моего нового фильма, а вам – время, чтобы согласиться.

Кимберли уставилась на него. Почему потолок не рухнул? Почему мир не перевернулся, а все гости одновременно не встали на уши? Почему полчища ворон не слетелись в этот белый зал и не сели на спинки кресел, когда ее так оскорбили? Ведь Лоренс совершенно ясно дал понять, что ее крестный отец хочет попросту повлиять на режиссера. Заставить провести кинопробу. Настоять на том, чтобы любимой крестнице дали главную роль. А хочет ли этого сам режиссер? Кимберли не сомневалась: Лоренс возмущен тем, что Декстер, беззастенчиво пользуясь своим могуществом, пытается оказать на него давление.

Ну а если Лоренс просто неправильно понял его?

– Кажется, всем пора за стол, – как ни в чем не бывало заметил Лоренс, наблюдавший не только за реакцией девушки, но и за тем, как гости начали перетекать из гостиной в столовую.

Кимберли, ошеломленная его сообщением о намерениях Декстера, даже не сопротивлялась, когда Лоренс взял ее за руку и повел в столовую.

– Ну, видите? – насмешливо прошептал он, когда выяснилось, что для Кимберли приготовлено место между ним и Невилом Кейси.

Начинается!

Она поискала глазами Декстера. Он сидел конечно, во главе стола, далеко от нее, и так был увлечен разговором со своей соседкой, что, казалось, не замечал пристального взгляда крестницы.

– Итак, когда вы сможете пройти кинопробу?

Она с испугом повернулась к Лоренсу и наткнулась на его холодный насмешливый взгляд.

– Это несерьезно! – только и смогла пролепетать девушка.

– Я никогда не шучу, если дело касается работы, – строго оборвал ее Лоренс. – К тому же я видел вас в «Проснись в ужасе» и определенно… то есть из того, что я видел… в общем, вы меня заинтересовали, – наконец нехотя признался он. – Я должен объяснить вам, что подготовить для кинопробы, но… – Он вдруг оборвал себя на полуфразе. – Давайте пока подождем и посмотрим.

«Подождем и посмотрим»! Подождем чего и посмотрим на что?

Лоренс Роско! Великий Лоренс Роско! Конечно, сейчас он один из самых модных кинорежиссеров Голливуда. Однако несколько часов знакомства ясно дали понять Кимберли, что это за фрукт. Сколько в нем грубости, высокомерия! И даже если он пригласит ее – что было бы чудом! – сниматься в его фильме, она представить не может, как работать с таким человеком.

Не опережай события, осадила она себя. Возможно, все это минутный бред. К тому же он так и не сказал, понравилась я ему в тех эпизодах или нет.

– Ешь! – напомнил о себе Лоренс. – Копченый лосось великолепен.

Она почувствовала, как краска залила ее щеки.

– Мне двадцать два, Лоренс, – прошептала Кимберли. – Двадцать два, а не два.

– Пожалуйста, не забывайте о еде, Кимберли, – насмешливо поправился он.

Однако в его устах даже эта, казалось бы, вежливая фраза прозвучала как приказ. Кимберли абсолютно не хотелось вступать с ним в дебаты.

– Уже лучше, – невозмутимо проронила она и, взяв нож и вилку, принялась за еду.

К своему удивлению, Кимберли услышала довольный смех Лоренса. Почти такой же, как утром в бассейне. Прищурив зеленые глаза, она мельком бросила на него взгляд.

Когда смеялся, Лоренс выглядел много моложе. Казалось, даже глаза потеплели, утратив привычный стальной блеск. Он кого-то напоминал Кимберли, но кого? Она никак не могла вспомнить.

Лоренс заметил ее внимательный взгляд.

– Что?

Кимберли отрицательно покачала головой – ей сейчас совсем не хотелось обсуждать что-либо с Лоренсом.

– Ничего. Вам надо почаще улыбаться. Это делает вас хоть наполовину похожим на человека. – Еще не закончив фразы, она уже пожалела о сказанном. Похоже, его грубость заразна!

Как недовольна была бы сейчас ее мама, услышь она это! Кимберли с детства внушалось, что хорошие манеры всегда производят приятное впечатление и ничто не стоит так дешево и не ценится так дорого, как вежливость. Но вот беда: Лоренс Роско, видимо, не знаком с этой теорией. Знает ли он, что такое вежливость, – вот вопрос.

– То есть на получеловека, да? – уточнил он тоном прилежного ученика. – А вторая половина?

Правда вряд ли пришлась бы ему по вкусу!

– Пожалуйста, не забывайте о еде, Лоренс! – Кимберли легко передразнила его американское произношение.

Он укоризненно покачал головой.

– Вы сейчас напомнили мне мою школьную учительницу. Мы прозвали ее Драконом.

– Вы учились в частной школе? – Кимберли хотелось сменить тему разговора, а что может быть безобиднее школярских воспоминаний?

Она опустила нож и вилку на тарелку. Никакой надежды доесть восхитительного копченого лосося. Кимберли и дома ела мало, а сейчас, когда сам Лоренс Роско сидел рядом… Лосось вставал поперек горла.

Ее попытка завязать светскую беседу, однако, имела совершенно непредсказуемые последствия. Глаза Лоренса вновь приобрели стальной отлив. Он ощутимо напрягся. В чем дело? – недоумевала Кимберли. Ведь я без всякой задней мысли спросила, где он учился. И мне казалось, что эта тема разговора будет приятна нам обоим. Похоже, я опять сделала что-то не так. Рядом с этим человеком я чувствую себя непривычно неуклюжей.

– Почему вы спрашиваете? – процедил он.

– Просто так. – Кимберли пожала плечами, удивляясь, чего ж такого неприятного было в ее вопросе. Вот уж действительно, разговаривать с этим человеком все равно что идти по минному полю. – Я, например, училась в Швейцарии, но ваш отец, он же был знаменитым актером и, вероятно, мог себе позволить оплатить обучение сына в дорогой частной школе, вот я и подумала…

– Мои родители развелись, когда мне было семь лет, – отрезал Лоренс. – Мы с мамой уехали в Америку. Но вы правы, я учился в частной школе.

Так вот что было этим самым «минным полем» – развод его родителей! – осенило Кимберли. Ну откуда же мне было знать? Когда я родилась, Лоренсу было уже шестнадцать, а его отец умер задолго до того, как я увидела фильмы с его участием. Кристофер Роско умер молодым, лет в тридцать, если не ошибаюсь, успев сняться в двух десятках фильмов, не больше. Но и не меньше. Его шарм, яркий сценический талант памятны публике до сих пор.

– А что с вашей семьей, Кимберли? – прервал ее раздумья Лоренс. – То есть мне интересно, почему ваш крестный отец австралиец? – добавил он поспешно, заметив ее вопросительный взгляд.

Может, тебе и интересно, подумала неприязненно Кимберли, но я не собираюсь удовлетворять твое любопытство!

– Англичанин, который почти постоянно живет в Австралии, – поправила она. – Не волнуйтесь, у меня есть семья. Мама, папа и старший брат. Живут в Лондоне.

– А вы – нет, – задумчиво протянул Лоренс.

– Почему же? Иногда и я бываю там. – Знал бы он, что я проводила дома почти все время своего «отдыха»! – Но от приглашения Декстера трудно отказаться.

– Это точно, – согласился Лоренс печально.

Чем больше Кимберли узнавала этого человека, тем больше сомневалась, что его можно заставить что-нибудь сделать против его воли. И если уж он здесь, так, значит, сам этого захотел, а не потому, что его пригласил Декстер!

– Выглядит восхитительно! – Кимберли обратила внимание на блюдо, которое водрузили в центр стола. – Люблю настоящий английский ростбиф со всякими приправами.

– Неужели вкуснее пудинга? – хмыкнув, поддел ее Лоренс.

Она терпеть не могла пудинги. Мать Кимберли была помешана на здоровой пище. Овощи, цыплята, рыба. Правда, однажды Кимберли попробовала у друзей так называемый «черный пудинг», оказавшийся не чем иным, как кровяной колбасой, и раз и навсегда согласилась с матерью, что английская национальная гордость – просто гадость.

– Актриса, если хочет выжить, должна есть только то, что может себе позволить, – уклончиво заметила она.

Лоренс передернул плечами.

– Ну уж к вам это не относится.

– Я… – Кимберли запнулась.

Да как он смеет?! Опять эти отвратительные намеки! Ну хватит! Больше я не намерена замечать этого невыносимого, способного только на оскорбления человека!

Кимберли демонстративно повернулась к Невилу, полностью игнорируя присутствие Лоренса.

Конечно, она не ошибается, он еще раз подчеркнул ее родственные связи с Декстером. И самое обидное в том, что она действительно крестная дочь киномагната!

Постоянные романы Декстера не были для Кимберли секретом. Мать ее на протяжении многих лет слезно уговаривала Декстера остепениться и связать свою жизнь с одной-единственной женщиной, на что тот обычно отвечал, что эта его единственная женщина уже замужем. Без сомнения, он имел в виду Юнис, мать Кимберли.

Но даже укрепившаяся за Декстером репутация сердцееда и дамского угодника никак не давала Лоренсу Роско права торопиться с заключением об их «родственных» связях, и уж тем более не было почвы для намеков. Определенного сорта намеков. Послушать Лоренса, так выходит, что она, Кимберли, использует влияние Декстера, чтобы сделать карьеру, а для начала заставить режиссера устроить ей кинопробу.

– Может быть, уже хватит?

Она повернулась на голос Лоренса. Тот пристально смотрел на бокал с вином, который Кимберли держала в руке. За весь обед она выпила всего пару бокалов и была уверена, что Лоренс это точно знал. Так почему, собственно, он нервничает?

– Благодарю за заботу, но я в состоянии определить, сколько мне пить, – огрызнулась она.

Он усмехнулся.

– Вообще-то я не это имел в виду. Хотя, возможно, и соглашусь, что пить вам тоже достаточно.

– Вы…

– И лучше выпить кофе или просто пойти спать, – как бы не замечая ее попытки возразить, продолжил Лоренс.

И опять он прав! – с досадой признала Кимберли. Мне действительно необходим кофе. Я смертельно устала, не спала почти двое суток, а то время, что общалась с ним, можно назвать как угодно, но только не отдыхом.

– Я еще в состоянии решать, что мне делать, – упрямо повторила она. – Вот сейчас время идти спать.

– Неужели? – нарочито вежливо произнес Лоренс, и Кимберли почувствовала непреодолимое желание ударить его.

Однако всепоглощающая волна усталости накрыла ее, даже поднять руку она была не в состоянии.

– Пожалуй, вы правы, – уверенно подтвердил Лоренс, пытаясь оторвать ее от стула.

Несколько мгновений она смотрела на него. С трудом, но Кимберли поняла, что многие гости наблюдают за ними. И если продолжать эту возню, то, пожалуй, смотреть на них будут уже все присутствующие. А этого допустить никак нельзя.

Кимберли решительно встала, точнее попыталась это сделать, так как ноги ее абсолютно не слушались. И, если бы сильные руки Лоренса не подхватили ее вовремя, она точно рухнула бы на пол. Он обнял ее за талию и вывел из столовой. Его поддержка пришлась как нельзя кстати, Кимберли буквально засыпала на ходу.

– Вы очень любезны.

– Я уже говорил, что любезность мне не свойственна, – оборвал ее Лоренс. – Я увел вас оттуда только по одной причине. Не хочу, чтобы кто-нибудь, когда я буду представлять звезду моего нового фильма, вспомнил, как я выносил ее из столовой, потому что она выпила лишнего.

– Да не пила я! – вяло возмутилась Кимберли. И почему звезду? Не имел же он в виду меня? Или…

Но задать этот вопрос она уже не смогла. Она просто уснула на широком плече Лоренса Роско.

– Что, черт побери, ты делаешь? – Декстер замер у двери в большой холл, взгляд его не предвещал ничего хорошего.

– Что я делаю? А ты как думаешь? – вопросом на вопрос ответил Лоренс.

– Что это значит, хотел бы я знать! – Декстер устремился им навстречу, глядя на спящую на руках Лоренса Кимберли. – Что ты с ней сделал?

– Не смеши меня, Декстер! Предположим, у нее нет сил идти самой, хотя не сказал бы, что она истощена. Девушка весит гораздо больше, чем кажется. – Лоренс усмехнулся. – Поэтому скажи мне поскорее, где ее спальня, прежде чем я не выдержу и брошу ее на пол.

Кимберли была почти невесомой, но обвинительная интонация Декстера вывела бы из себя и ангела. Лоренс изо всех сил старается избежать скандала, а этот надутый индюк обвиняет его чуть ли не в изнасиловании беззащитной девушки!

– Идем! – мрачно бросил Декстер.

Он провел Лоренса через весь коридор и остановился у последней двери.

– Ну конечно! Самая дальняя комната! Мог бы и сам догадаться! – язвительно проронил Лоренс, наблюдая, как Декстер отпирает дверь.

Осторожно положив Кимберли на кровать, – Лоренс нахально посмотрел на патрона и провокационно осведомился:

– Раздеть ее или сам справишься?

Декстер побледнел от возмущения.

– Не уверен, что Кимберли одобрила бы нас, – пробурчал он, набрасывая на нее покрывало.

Нежность, с которой Декстер снял с Кимберли туфельки, а затем подтянул покрывало почти под самый подбородок, вызвала у Лоренса легкое раздражение.

Кимберли все больше удивляла его и своим видом, и своим поведением. И в бассейне, и за обедом, когда неожиданно воздвигла непроницаемую стену между ними. Она даже пару раз заставила его рассмеяться! Лоренс убеждался, чем дальше, тем больше, что лучшего совпадения характеров Кимберли и Мэрианн просто не может быть. Он смотрел на Кимберли и понимал: именно она, и только она, сможет вытянуть эту роль на все сто процентов, девочка выложится, как никто.

Главная проблема теперь – Декстер. Старик дьявольски уверен в себе и настолько самодоволен, что даже сама идея снимать кого-нибудь из его протеже была Лоренсу противна. Но, положа руку на сердце, разве Кимберли – не единственная подходящая актриса из всех виденных им за последние полгода?

Лоренс взглянул на Кимберли. Спящая, она выглядела еще моложе. Детская невинность сквозила в ее нежном облике. Золотистые волосы разметались по подушке, а обтягивающее красное платье, так сексуально подчеркивающее восхитительные линии ее фигуры и так противоречащее юношеской невинности, было скрыто покрывалом от нескромных взглядов.

Огонь ее изумительных глаз вспомнился Лоренсу. Он свидетельствовал о твердости характера, о том, что никто и ничто не сможет запугать храбрую девочку. И, признал Лоренс, я устроил ей непростой денек. Однако она выдержала все испытания с блеском, продемонстрировав свои внутренние качества, которые я увидел и в характере Мэрианн. Но Декстер! Заботливый крестный отец будет постоянно дышать мне в затылок, когда начнутся съемки!

– Не правда ли, она прекрасна? – прошептал Декстер.

Лоренс вздрогнул.

– Очень.

– Ну и?.. – Декстер вопросительно поднял бровь.

– И – ничего, Декстер. – Лоренс вздохнул. – Я ежедневно вижу десятки красивых женщин, но кто сказал, что все они могут играть?

– Кимберли, черт побери, может!

– Это ты так говоришь, однако…

– Ну так знай, если ты только…

– Я – свободный человек, Декстер, – резко оборвал его Лоренс. – Если тебе это не по вкусу, ищи себе другого режиссера, а я умываю руки!

Можно было представить, что творилось в душе Декстера, но он сдержал себя. Боже, Лоренс даже в гневе хорош. Я его люблю, подумал магнат. И очень дорожу этим несносным молодым человеком!

Лоренс еще раз посмотрел на спящую девушку.

– Кто она, Декстер? – тихо спросил он.

Старик замялся, и Лоренс ощутил тревогу. Да, старый лис о чем-то упорно умалчивает. Но о чем?

– Ты говорил, что Кимберли – дочь твоего старого друга? – продолжал осторожно допытываться Лоренс.

– Да, это так, – быстро согласился Декстер. – Эйлмера Кентона.

Это имя ничего не говорило Лоренсу, но на всякий случай он уточнил:

– Я его знаю?

– Сомневаюсь. Он бизнесмен, – ответил Декстер, но так как Лоренс продолжал вопросительно на него смотреть, добавил: – Банки, недвижимость, нефть.

Иными словами, битком набитый денежный мешок. Как тут не порадеть дочке такого влиятельного друга, догадался Лоренс.

Его взгляд невольно вернулся к безмятежно спящей Кимберли. Нет, что-то здесь не так. Старик явно что-то не договаривает. Но от него правды не узнаешь…

4

Кимберли с трудом разлепила веки. Яркий солнечный свет больно резал глаза.

Она лежала в постели, смотрела в окно и не понимала, где находится. Наконец кое-что стало всплывать в памяти. Ну конечно же! Она у дяди Декстера в его загородном доме. Наверное, вчера она так устала, что даже не задернула на окне занавеси, и вот теперь яркий солнечный свет разбудил ее.

Неторопливо осмотрев комнату, она окончательно пришла в себя.

Господи! Да она и платье вчера не сняла. Как же ее вымотал перелет и разница во времени. Или еще что-то?

Лоренс Роско! Конечно.

Имя подобно бомбе взорвалось в голове, и Кимберли вздрогнула. Весь вчерашний день он преследовал ее, всячески изводил непристойными намеками, а под занавес еще и обвинил в пьянстве! Кимберли резко вскочила с кровати.

Осторожный стук заставил ее повернуться к двери. Улыбаясь, вошел Декстер, держа в руках поднос. Тосты и апельсиновый сок. Завтрак? Декстер принес ей завтрак? Да ей сейчас и в рот-то ничего не полезет.

– Перекуси слегка, Ким. Ланч в два, – предложил он, присаживаясь на краешек кровати. – Как спалось? Было удобно?

Хорошие вопросы человеку, который не помнит, как лег!

– Думаю, да… – промямлила Кимберли, пряча глаза.

Дядя Декстер, как всегда, ласков со мной. Значит, ничего ужасного я вчера не натворила?

– Который час? – поинтересовалась Кимберли, осторожно делая глоток сока. Возможно, он не вызовет тошноту и поможет окончательно проснуться? Но если мне опять предстоит встреча с Лоренсом Роско, то лучше, пожалуй, и не выходить из спальни.

– Одиннадцать, – дружелюбно сообщил Декстер. – Не волнуйся, Ким. Он уехал.

Делая вид, что не заметил мгновенно повеселевших глаз крестницы, он аккуратно отломил кусочек тоста и протянул его девушке. Кимберли вяло прожевала и с трудом проглотила.

– Я…

– И не пытайся убедить меня, что ты не понимаешь, о ком я говорю. – Декстер укоризненно покачал головой. – Лоренс уехал в восемь часов. Но оставил это для тебя.

Он протянул Кимберли конверт, на который та уставилась как удав на кролика. Что мог Лоренс ей написать?

– Это его визитная карточка, – продолжал Декстер, и, поскольку Кимберли даже не попыталась взять конверт, он положил его на кровать. – Лоренс хочет, чтобы ты ему позвонила.

– Он хочет! – возмутилась Кимберли. – А вот у меня нет никакого желания ему звонить! – Она гордо вскинула голову.

Декстер уже не улыбался.

– Не будь идиоткой, Ким, – проскрипел он. – Тебе обязательно надо позвонить ему.

– Ненавижу выскочек! – Она затрясла головой. – Терпеть не могу таких нахрапистых.

– Да ведь не переспать же с тобой он хочет! – рассердился Декстер.

– Пусть и не надеется! – отрезала Кимберли, широко распахнув глаза.

Декстер усмехнулся.

– Отлично сказано, девочка! Однако не горячись. Лоренс не намерен менять свою систему подбора актеров. Он присутствует на всех пробах – лично. Поэтому и хочет, чтобы ты приехала к нему на кинопробу. И, пожалуйста, не упрямься, Ким. Не надо все усложнять.

– Ничего я не усложняю, крестный! Но я же не абсолютная дура! Если тебе как-то удалось заставить Лоренса дать мне кинопробу, то я…

– Разве он похож на человека, которого можно заставить что-нибудь сделать против воли? – оборвал ее Декстер.

Да, пожалуй, что так! Лоренс и сам говорил ей вчера то же самое. Но Кимберли все еще не верилось, что Декстер до конца честен с ней.

– Ладно, не будем тратить время зря! – раздраженно пробурчала она. – Конечно, сняться у Роско – великая удача, но вряд ли это сразу сделает меня звездой, как…

Кимберли умолкла. Что-то такое, кажется, она вчера уже слышала. И именно от Лоренса. «Когда я буду представлять звезду моего нового фильма…» и что-то еще он говорил, но Кимберли не могла вспомнить, похоже, она уже заснула. Так-так! И Лоренс отнес ее в постель. Так вот почему она все еще одета в это красное платье!

– Вскрой же конверт, Ким! Не держи нас обоих в неизвестности, – попросил Декстер.

У Кимберли дрожали руки, когда она решилась распечатать конверт. Да, Декстер прав. Внутри действительно оказалась визитная карточка, на которой золотом было отпечатано имя и телефоны. И ничего больше. Не было, даже адреса…

Тень сомнения пробежала по лицу Кимберли.

– Посмотри, здесь ничего нет, никакой просьбы позвонить ему.

– Переверни карточку, там что-то написано.

Сообщение оказалось предельно кратким:

«Не будь дурой! Позвони!». Эти четыре слова могли бы вообще заменить Лоренсу Роско подпись. Он и здесь умудрился оскорбить Кимберли своей уверенностью, что она немедленно бросится выполнять приказ. И все-таки что же ей делать? Продолжать упрямиться и оставаться в его глазах дурой? Или воспользоваться пусть даже маленьким, но шансом стать звездой в его фильме? Хороший вопрос!

Кимберли Кентон – безнадежная дура!

К такому выводу пришел Лоренс, лежа в постели и разглядывая потолок. Прошло уже двадцать четыре часа, как он покинул дом Декстера Блумера, а звонка от Кимберли так и не дождался.

Он знал, что девушка упряма, допускал, что вспыльчива. Но, несмотря на злость, которой дышали нацарапанные на визитке слова, глупой он ее тогда не считал.

А что делать сейчас?

Он пребывал в отличном настроении, считая, что все-таки нашел свою Мэрианн. Даже похвастался перед ассистенткой. Ну, и что теперь – ничего?

Черт побери! Не в правилах Лоренса Роско гоняться за женщинами, пусть даже по долгу службы! Но теперь он и представить не может, что Мэрианн сыграет кто-нибудь, кроме Кимберли Кентон.

Телефон зазвонил в восемь тридцать. Господь внял его молитвам или дьявол вмешался?

– Доброе утро. – Лоренс издевательски сымитировал оксфордское произношение, недоумевая, отчего это сердце заколотилось с бешеной силой. Услышав в трубке прерывистое дыхание, он начал потихоньку успокаиваться.

– Мистер Роско? – Голос Кимберли приобрел непривычные металлические обертоны. – Я понимаю, что еще очень рано. Простите, если разбудила вас. Но… но я звоню по поводу кинопробы…

Слава Богу! Она не дура, как он начал было думать.

– В двенадцать часов. Сегодня. Это вам подходит? – стараясь скрыть радость, буркнул Лоренс.

Абсолютная тишина на другом конце линии, казалось, тянулась вечность. Затем послышался глубокий вздох.

– Отлично. Дядя Декстер возвращается сегодня в Сидней, и я смогу с ним приехать.

Лоренс крепко сжал трубку. Дядя Декстер!

Опять Декстер. Этот человек становится его Немезидой!

– Ну что ж, договорились. Жду вас в двенадцать.

– Но вы не сказали где.

– Декстер знает дорогу. Не опаздывайте! – предупредил Лоренс и положил трубку.

Господи! Но почему же теперь, когда Кимберли объявилась, он не чувствует себя счастливым!?

Декстер! Вот в чем причина. Декстер – Кимберли. Их отношения кажутся более тесными, чем просто отношения крестного отца и крестницы.

К черту Декстера! Забыть, что Кимберли – его крестница. Сейчас надо думать о том, как за три часа организовать кинопробу. А потом уяснить, нашел ли он Мэрианн.

Однако и спустя несколько часов, просматривая отснятые кадры, Лоренс все еще не мог понять, что же он нашел…

Кимберли появилась на студии в джинсах и в заправленной в них зеленой шелковой рубашке. Волосы свободно струились по спине. Слишком естественная, слишком спокойная, чтобы можно было в это поверить. Когда Лоренс представлял ее своей ассистентке Нэнси Тэсмон, Кимберли, колючая как чертополох, всем своим видом постаралась показать, что в действительности ей совсем не хочется здесь быть.

Нэнси из кожи вон лезла, чтобы Кимберли расслабилась: предложила кофе, поинтересовалась, как та долетела и долго ли собирается пробыть в Австралии. Однако Кимберли была холодна, как дохлая рыба, и Лоренсу оставалось только предположить, что это он своим присутствием так напрягает ее. Извинившись перед Нэнси, он вывел Кимберли из студии.

– Что, черт возьми, с вами?! – раздраженно фыркнул он. – Вы здесь для кинопробы, а не для того, чтобы показывать свои зубки!

– Я не в восторге от всего этого, – пролепетала она, взглянув на него.

Лоренс ушам своим не поверил. Отступив на несколько шагов, он окинул девушку скептическим взглядом. Полное отсутствие макияжа делало ее сегодня еще моложе. Безупречная кожа, великолепная фигура, роскошные волосы.

– Почему, черт вас побери?! – не контролируя себя, прорычал он.

Кимберли вздрогнула.

– Я не звезда, Лоренс, и…

– Позвольте мне судить об этом!

– Я не хочу попусту тратить ваше время…

– Это мое время, – грубо прервал ее Лоренс.

Впервые за сегодняшний день Кимберли почувствовала, как напряжение начало ослабевать. Слабая улыбка появилась на ее лице.

– И мое, – возразила Кимберли.

Лоренс набычился.

– Но мое дороже стоит, черт возьми!

На этот раз Кимберли широко улыбнулась.

– Вот такого Лоренса Роско я знаю и…

Лоренс перебил ее, вопросительно изогнув бровь:

– И люблю? У, черт!

Флиртовать с Кимберли совсем не входило в его планы. Планы! Да с Кимберли вообще никаких планов строить нельзя!

– Давайте займемся делом, – заторопился он, не давая ей опомниться. – Одно из двух: или вы работаете, как я хочу, или мы никогда больше не встречаемся. Хорошо сказано?

Девушка грустно улыбнулась.

– Звучит так, будто я все испорчу.

– А между тем вы сделаете все отлично, – тоном, не терпящим возражения, заявил Лоренс. – Пойдемте и посмотрим. Ну что? Идем?

Они вернулись в студию.

Кимберли была великолепна! В ее игре режиссер увидел все, что хотел видеть в Мэрианн, – ранимость, слабость, хрупкость. Но было еще что-то в ее игре, что задевало, волновало его. Лоренс не мог отделаться от чувства, что раньше он ее где-то уже видел или она ему кого-то напоминает. Ему определенно знаком и этот поворот головы, и овал лица, и, особенно, этот слегка хрипловатый голос. И то, что он никак не мог вспомнить, где видел Кимберли раньше, раздражало его. Беспокойство не покидало Лоренса все время, пока он смотрел на экран. А может, действительно, поберечь свои нервы и пригласить на роль кого-нибудь другого?

– Лоренс, пошли! – Нэнси появилась в студии, где он все еще сидел в темноте. – Надо бы перекусить. День получился длинным. Уверена, ты проголодался не меньше меня.

Ничего необычного в том, что они иногда обедали вместе после долгого рабочего дня, не было. Фактически Лоренс проводил с Нэнси гораздо больше времени, чем большинство мужчин со своими женами. И это вовсе не говорило об их романтических отношениях. Нэнси уже достаточно хорошо изучила босса и оставила, всякую надежду.

Красивая, высокая, стройная – в свои тридцать она еще ни разу не была замужем. Работа была для нее всем. Последние пять лет она была ассистентом Лоренса и считала, что нашла именно то, что хотела. Лоренс был ей очень признателен, Нэнси заменяла ему и память, и записную книжку. Она без запинки могла ответить, где и когда он должен быть. И, что важнее, всегда знала, где он действительно был. Заботу о правильном питании босса Нэнси тоже включила в список своих служебных обязанностей.

– Хорошая идея! – согласился Лоренс. – Просидеть столько часов в студии! Пора, пора нам подкрепиться.

– Я заказала столик у Джо. – Нэнси загадочно улыбнулась.

Если бы так поступила какая-нибудь другая женщина, Лоренс бы мог заподозрить тайный умысел «заарканить» его, но Нэнси… С Нэнси ему было хорошо и уютно, как с заботливой старшей сестрой.

Да, именно как со старшей сестрой, хотя Нэнси и была моложе его. У него никогда не было сестры. Одиночество – вот его единственная сестра, знакомая с детства.

Лоренс Роско предпочитал не думать о детстве и полагал, что прочно заблокировал все воспоминания. Но сейчас мозг предательски развернул перед внутренним взором картинки детства и юности, и Лоренсу стало не по себе.

А виноват во всем опять Декстер! Надо же было ему упомянуть об отце – тогда, на приеме в загородном доме! Хотя Декстер и его отец дружили, дружба выдержала не одно испытание временем, было кое-что в их отношениях, о чем Лоренсу не хотелось бы вспоминать.

Он все еще хмурился, когда они с Нэнси добрались до ресторанчика Джо. И его раздражение только усилилось в уютном зале, потому что в глубине, за столиком у самой стены, он увидел Кимберли и Декстера. Кимберли была сногсшибательна в платье цвета изумруда, которое как нельзя лучше подходило под цвет ее глаз, чего, конечно, Лоренс не мог видеть, но о чем прекрасно знал.

– Сильные мира сего! – презрительно процедил он, садясь за столик так, чтобы хорошо видеть и смеющуюся Кимберли, и ее пожилого кавалера.

Они уже празднуют победу? – брюзжал про себя Лоренс. Они смеются надо мной? Господи! Так становятся параноиками. Ведь режиссер фильма – я, мне, и только мне решать, сказать «да» или «нет».

Но что же мне делать? Положа руку на сердце, я готов признать: кинопроба прошла более чем удачно.

– Что-то не так? – Просматривавшая меню Нэнси взглянула на него вопросительно.

– Все в порядке! – буркнул Лоренс, уткнувшись в карту вин.

Хотел он того или нет, все его мысли блуждали вокруг столика, где сидела Кимберли с мужчиной, которого Лоренс начинал потихонечку ненавидеть.

– Уж не Кимберли ли там? – как из тумана выплыл голос Нэнси. – О, да с ней Декстер Блумер! – проследив за взглядом босса, проронила она.

Теперь Лоренс открыто посмотрел на яркую парочку.

– Да, – подтвердил он небрежно и принялся внимательно изучать меню.

– Правда, она хороша? – Нэнси, подперев ладошкой щеку, внимательно разглядывала Кимберли. – Такие локоны роскошные, а глаза… Просто изумруды. Ну а фигура… Нет, она великолепна!

– Хватит, Нэнси! – резко оборвал ее Лоренс. – Я достаточно ее рассмотрел сегодня, поверь.

Нэнси удивленно приподняла брови.

– Можно вопрос? Она…

Он саркастически улыбнулся.

– А то ты сама не догадалась. Она прошла.

– И когда ты ей об этом скажешь? – Нэнси, видимо, решила внести полную ясность.

– Когда сам буду абсолютно уверен, – отрезал Лоренс и наконец развернул салфетку.

Нэнси резко захлопнула кожаную папку с меню.

– Лоренс! Я тешу себя надеждой, что знаю тебя, как самое себя, или, по крайней мере, лучше, чем все остальные. Ты – скрытный человек. – Она передернула плечами под его сердитым взглядом. – Но я уважаю даже твои странности. Ты знаешь, я сама довольно замкнута. – Нэнси хмыкнула – ее личная жизнь для Лоренса была покрыта непроницаемым мраком. – Но скажи мне, пожалуйста, почему один вид Кимберли Кентон вызывает у тебя аллергию?

Лоренс усмехнулся.

– Что, заметно? Нет, Нэнси. Не она. Он. – Лоренс кивком указал на Декстера.

– Ага! – Нэнси ехидно рассмеялась. – Расскажи кому другому! О, кажется, они уходят.

Лоренс провел сегодня уйму времени, наблюдая Кимберли на экране. Но живая Кимберли была совершенна. Как справедливо заметила Нэнси, великолепна!

Она шла к выходу чуть впереди Декстера. Ее волосы шелком струились по плечам и спине. Слегка заалевшее лицо светилось от удовольствия, зеленое короткое платье подчеркивало прелесть ее соблазнительной фигуры и не скрывало длинных стройных ног. Мужчины провожали ее восхищенными взглядами.

Лоренса порадовало, что Кимберли привлекла к себе внимание. В конце концов он хотел такую Мэрианн, которую люди сразу замечают в толпе и на которую они обязательно пойдут смотреть. Мисс Кентон способна гипнотизировать толпу, это он понял, впервые увидев ее на экране. Но то, что на нее заглядывались в основном мужчины, слегка раздосадовало его.

– Лоренс! – Декстер тепло поприветствовал режиссера, поравнявшись с его столиком.

От киномагната пахло эксклюзивным мужским парфюмом и очень дорогим вином. Декстер как-то сказал, что именно так и должен благоухать, впрочем, чуть заметно, настоящий мужчина. – Мое почтение, Нэнси. – Галантно склонившись, он поцеловал ей руку. – Рад видеть вас снова, моя дорогая.

Кимберли и Лоренс обменялись взглядами.

– Празднуете? – поднимаясь из-за стола, с раздражением спросил Лоренс.

Несомненно, при виде этой женщины у него на душе становилось муторно.

Зеленые глаза предостерегающе сверкнули.

– Нет еще. Да и нечего пока, – равнодушно проронила Кимберли. – Так уж случилось, это любимый ресторан дяди Декстера.

Лоренс довольно часто заходил сюда с Нэнси, но не мог вспомнить, чтобы когда-либо раньше встречал здесь босса.

– Отлично! – Он понимающе кивнул. – Ну и как? Получили удовольствие?

– Более чем, – протянула Кимберли, и в глубине ее зеленых глаз запрыгали бесенята.

Пока вы не появились! – прочитал в них Лоренс недосказанное. Его компания, очевидно, была Кимберли так же неприятна, как ему ее. И это тоже раздражало Лоренса.

Да что ж это такое! Он постоянно раздражался и нервничал с того самого момента, как Декстер упомянул имя своей крестницы. Он не льстил себе надеждами, что все женщины попадают под действие его неотразимого шарма. К тому же, и он приложил к тому некоторые усилия, большинство людей согласились бы, что шарм и Лоренс Роско несовместимы. Но то, что он привлекателен, признавали многие. И репутация «звездного» режиссера действовала на женщин почище наркотика. Отчего же у Кимберли к нему антипатия?

– Как прошел день? – поинтересовался Декстер.

Как будто я обязан перед тобой отчитываться! – мысленно огрызнулся Лоренс.

Понятно, что Декстера интересует только результат кинопробы. Но объявить свое решение Лоренс предпочел бы не здесь и уж конечно не ему. Однако заметив в изумрудных глазах девушки страх, режиссер смягчился, но все же не отказал себе в удовольствии, бросить вызов Декстеру. Раз тот сует свой нос во все его дела, посмотрим, как ему понравится это:

– Думаю, нам с Кимберли будет о чем поговорить.

К удивлению Лоренса, Декстер равнодушно пожал плечами.

– Знаешь, у Кимберли еще не было времени найти здесь себе агента, поэтому…

– Имея за спиной тебя, она в нем и не нуждается. – Лоренс повернулся к Кимберли. – Итак, завтра я жду вас на студии. В то же время, подходит? – обратился он к Нэнси, которая знала его распорядок лучше, чем он сам. – Поговорим о контракте, – небрежно бросил он.

Кимберли застыла на месте, недоверчиво глядя на режиссера.

– Значит… значит, Мэрианн буду играть я?

Но почему у меня нет желания подтвердить это? – удивился Лоренс. Боже! Что со мной творится? Я искал актрису почти полгода, а, когда наконец нашел, почему-то не в состоянии согласиться с неизбежным. Ведь не жениться на ней я собираюсь – только сделать ее звездой своего нового фильма.

– Лоренс не стал бы тратить на тебя свое драгоценное время, не будь это так, – сухо заметил Декстер. – Верно, Лоренс? – добавил он вызывающе.

Ресторанная публика уже начала обращать внимание на этот петушиный бой. Беспокойство, которым Лоренс был охвачен, когда наблюдал за Кимберли на экране, снова навалилось на него. Во что я, черт возьми, впутываюсь?!

– Это значит, что мы обсудим возможность заключения контракта, – тупо пробормотал он.

Это мой фильм, мой контракт, моя звезда, внушал себе Лоренс. И я буду делать все так, как сам того захочу.

Кимберли продолжала неотрывно смотреть на него еще несколько мгновений, а затем перевела взгляд на Декстера. Лоренс не мог не отметить, как естественно и просто держалась его будущая Мэрианн в ситуации, в которой любая другая молодая актриса хотя бы покраснела.

– Думаю, нам пора оставить наших друзей и дать им спокойно пообедать. – Смущенно улыбнувшись, Кимберли подхватила Декстера под локоть. – Нэнси, мне было очень приятно увидеть вас снова, – тепло добавила она. Мужчины обменялись вежливо-сдержанными поклонами. Прищурившись, Лоренс наблюдал, как пожилой джентльмен и красавица покидают ресторанный зал.

– У тебя такой враждебный взгляд, – шепнула ему Нэнси.

Лоренс резко повернулся.

– Декстер…

– Не в нем дело, – отрезала Нэнси, нахмурившись.

Режиссер помолчал минуту, как бы обдумывая замечание своего ассистента.

– Я не настолько хорошо знаю Кимберли Кентон, чтобы испытывать к ней какие-либо чувства, а тем более враждебность. – Лоренс тщательно выговаривал каждое слово, словно прожевывал жесткую пищу.

– Хотелось бы думать, что так, – быстро ответила Нэнси, продолжая пристально смотреть на него.

Конечно, Лоренс понимал, что пятилетняя совместная работа давала Нэнси огромную свободу, но делать двусмысленные замечания относительно его поведения? Это уж слишком.

– Ну хватит, не дави на меня! Давай же наконец закажем что-нибудь, – предложил он примирительно.

Однако неприятный осадок от прерванного разговора оставался на протяжении всего обеда, и потом, когда Лоренс вернулся поздним вечером в свои роскошные, но такие холодные апартаменты, он все еще вел бесконечный спор с Декстером, с Нэнси и даже заснул с чувством катастрофической недосказанности – словно провалился в ту мало кому известную часть ада, в которой ни на один поставленный вопрос не находится внятного ответа.

Что же его раздражало, почему он исходил злобой при виде такого очаровательного создания? Проклятье, он и во сне не мог в этом разобраться!

Но одно Лоренс понял, проснувшись рано утром. Ему следует сдерживать свои эмоции, раз уж теперь им предстоит вместе работать.

5

– Мне, действительно, очень жаль, Кимберли. – Виновато улыбнувшись, Нэнси вышла из комнаты.

Господи! Зачем повторять одно и то же в четвертый раз?

Кимберли приехала на киностудию точно к двенадцати, как и договаривались. Ее встретила дружелюбно настроенная Нэнси. И вот уже сорок минут Кимберли томится в ожидании Лоренса Роско. Когда же он появится, интересно знать?

Если он надеялся ее таким образом выбить из колеи, то цели добился. Кимберли просто клокотала от ярости. Конечно, Лоренс Роско – великий режиссер, но неплохо бы все-таки и совесть иметь! И, если оказались более важные дела, чем встреча с никому не известной актрисой, ничего нет зазорного в том, чтобы позвонить и предупредить об этом!

– Он определенно где-то на студии, – попыталась сгладить неловкое положение Нэнси, – мы вместе приехали два часа назад. Принести вам кофе?

– Нет, благодарю. – Кимберли поднялась, подхватив сумочку. – Наверное, Лоренс очень занят. Пожалуй, я пойду.

– О, прошу вас, не уходите! – Нэнси взяла ее за руку. – Я уверена, что он подойдет с минуты на минуту.

Она была в Лоренсе Роско более уверена, чем Кимберли. Да, он – грубый, невоспитанный, самонадеянный, но чтобы не прийти на назначенную встречу, да еще по поводу ролей в его фильме?! Нет, такого просто не может быть!

– Извините, леди. Я, кажется, немного опоздал?

Объект ненависти появился в комнате, и воздух в ней сразу же наэлектризовался. Заметив, что Кимберли собралась уходить, Лоренс удивленно поднял брови.

– Ваш контракт. – Он держал в руке несколько листов бумаги. – Простите, не рассчитал время. Подготовка его оказалась несколько сложнее, чем я предполагал.

Мой контракт… – недоверчиво повторила про себя Кимберли. Значит, это не злая шутка, как я начала подозревать.

Ей очень не хотелось ехать сегодня на киностудию. Она была почти уверена, что с Лоренсом ей просто не сработаться. И, если бы не дядя Декстер, который убедил ее в том, что другого случая может и не представиться, она не сидела бы тут и не ждала битых сорок минут появления великого Роско.

– Ты заказала столик для ленча? – спросил он Нэнси, абсолютно не задумываясь, что для ресторана одет не совсем подходяще.

На нем были черные джинсы, очень похожие на те, в которых Кимберли увидела его впервые, и черная шелковая рубашка. Одежда, вполне годящаяся для деловой встречи с актрисой, но не более того.

Так, значит, ленч его сейчас беспокоит гораздо больше, чем мой контракт?!

Кимберли выпрямилась. Высокие каблуки заметно прибавляли ей роста. От обиды у нее задрожал подбородок, и она, еле сдерживая слезы, посмотрела на Лоренса.

– Не смею вас задерживать, – звонким голосом отчеканила она. – Думаю, я…

– Конечно, вы приглашены на ленч, Кимберли, – непринужденно бросил Лоренс и снова обратился к Нэнси: – Ты вызвала такси?

Это «приглашены на ленч» прозвучало как не терпящее возражений приказание присоединиться к ним.

Он даже не удосужился поинтересоваться, располагаю ли я временем их сопровождать! – возмутилась Кимберли. А может быть, у меня совсем другие планы!

Чем больше она узнавала Лоренса, тем лучше понимала, что этот человек никогда и никого ни о чем не спрашивает, он просто приказывает и не терпит возражений.

Возможно, его мать, испытывая вину за разрыв с отцом, позволяла юному Лоренсу делать что угодно, дабы не так остро чувствовать потерю отца, вот он и вырос самонадеянным и высокомерным.

А как же он эксплуатирует Нэнси! Даже если он высоко оплачивает ее труд – так, по крайней мере, хотелось думать Кимберли, – неужели нельзя хоть иногда говорить ей «спасибо»? В такие минуты Кимберли проникалась идеями феминизма, которые вообще-то не вполне разделяла.

– Такси ждет у входа, – сдержанно, в обычной манере разговора с Лоренсом доложила Нэнси, но, словно догадавшись, о чем подумала Кимберли, грустно ей улыбнулась.

– Ну пошли! – весело пригласил Лоренс и, взяв Кимберли под локоток, повел ее к дверям.

Обернувшись, девушка обнаружила, что Нэнси не последовала за ними. Мало того, она, будто по мановению волшебной палочки, исчезла.

Что же это такое? Неужели ей предстоит ленч только в обществе Лоренса?

– Что случилось? – почувствовав ее напряжение, поинтересовался он, не замедлив, однако, шага.

Да как же ему объяснить, что в Австралию я приехала для отдыха и восстановления сил после кошмарного периода в моей жизни, но после встречи с ним живу, будто в скоростном экспрессе, мчащемся неизвестно куда? И, что самое обидное, Лоренс, похоже, сумасшедший машинист этого дурацкого поезда.

– Ничего, – ответила Кимберли устало.

Ничего, если не считать того, что ее запихнули в такси, всю дорогу до китайского ресторана не замечали и даже не поинтересовались, любит ли она китайскую кухню. В результате Кимберли оказалась в отдельной кабинке у стены, а ширма, являющая собой образец искусства китайских мастеров, отделяла ее от всего мира, от переполненного ресторана, оставляя наедине с ненавидящим ее мужчиной – Лоренсом Роско.

Превосходно!

– Китайцы лучше других понимают, что нужно для уединения, – легко угадал ее мысли Лоренс. – Читайте это. – Он положил перед ней на стол контракт. – А я пока сделаю заказ.

Кимберли не была наивной, каковой, возможно, казалась. Да и уроки дяди Декстера тоже не прошли даром. У нее не было никакого желания подписывать свой первый серьезный контракт между закуской и горячим. И вообще подписывать что-либо, не прочитав внимательно, она не собиралась. Наставления дяди Декстера усвоены твердо.

Кстати, есть она собиралась только то, что выберет сама.

Кимберли пододвинула контракт к Лоренсу и углубилась в меню. Она хорошо разбиралась в европейской кухне, неплохо знала мексиканскую, но китайская… Воистину китайская грамота!

– Вы мне объясните, что это значит, – попросила она Лоренса, подарив ему сладчайшую улыбку. – И я сама закажу нам ленч.

Лоренс нахмурился, несколько долгих секунд безмолвно смотрел на девушку, а затем она неожиданно услышала его тихий смех. Этот смех превратил его из надменного красавца в чертовски привлекательного мужчину.

– Только мне без пряностей, – предупредил он, оценивающе, как при первой встрече, глядя на нее.

Кимберли почувствовала, как разгораются ее щеки под раздевающим взглядом.

Черт бы его побрал! Столько времени он был как заведенная машина, робот без эмоций, – и вдруг превращается в чувственное животное, заставляя ее не только увидеть в нем мужчину, но и осознать свою женственность! Она глубоко вздохнула, ощущая, как под шелком блузки начали предательски твердеть соски. Слава Богу, жакет был все еще на ней, и вряд ли Лоренс заметит, какой эффект возымело его обаяние. Но через мгновение Кимберли поймала взгляд своего визави, устремленный именно на эту соблазнительную часть ее тела. Ленивая улыбка появилась на чувственных губах Лоренса.

Кимберли захлопнула карту меню. Значит, игра продолжается?

– Уже выбрали? – насмешливо спросил Лоренс.

Резкое словцо едва не сорвалось с ее губ, и только появление официанта, подошедшего принять заказ, удержало Кимберли от грубости. Однако в ее голове созрел хулиганский план.

Отлично! Он попросил все без пряностей, но об остроте блюд не было сказано ни слова. Вот я и закажу «погорячее». А потом посмотрим, как он будет после этого улыбаться! – ехидно подумала Кимберли.

– Выбрала, – ответила она.

Лоренс одобрительно кивнул.

– И, пожалуйста, побольше минеральной воды, – добавил он, прежде чем официант отошел.

Ну конечно же: никакого алкоголя! Кимберли чуть приуныла, она была не прочь выпить сейчас немного виски.

– Вернемся к контракту, – неожиданно официальным тоном предложил Лоренс. – Я прочитаю его вам, а вы внесете свои замечания. Хорошо?

Кимберли кивнула, хотя кое-что ее беспокоило: ведь она даже не видела сценарий, за исключением тех двух отрывков, по которым делались кинопробы.

Возможно, Лоренс намеревался ознакомить ее с ним позже, после подписания контракта? Сценарий, наверное, в том большом конверте, который Лоренс захватил со студии, а сейчас осторожно положил на кресло позади себя.

Прошло уже полчаса, а Лоренс все еще читал контракт. Им принесли заказанные блюда, и они воздали им должное. Лоренс, к великому разочарованию Кимберли, даже не обратил внимания на невыносимую остроту того, что ел.

Некоторые пункты контракта сразу же не понравились Кимберли. Даже не было нужды обсуждать их с дядей Декстером.

– Неужели вы всерьез рассчитываете, что я подпишу вот это? – начала Кимберли, но Лоренс ее немедленно перебил:

– Я абсолютно серьезен. Я специально выбрал для этого фильма неизвестную актрису – вас. И я не желаю, чтобы неизвестная…

– То есть я! – вызывающе вставила Кимберли.

– То есть вы, – холодно согласился он. – Я не хочу, чтобы вы без моего разрешения давали интервью. И конечно же никаких фотографий. То, что вас до премьеры никто не будет знать, только подогреет интерес к фильму.

В глазах Лоренса появился стальной блеск. Кимберли узнала первый и самый верный признак высшей степени его раздражения.

– Думаю, что это я еще смогу понять, – согласилась девушка. – Но – и поправьте меня, если я ошибаюсь, – это также означает, что я не могу говорить об этом фильме ни с кем, абсолютно ни с кем? Лоренс, у меня ведь есть семья…

– Мама, папа и старший брат, – блеснул он памятью.

– Верно. И вы полагаете, что я смогу запросто исчезнуть, не сказав им, чем буду заниматься последующие восемь – не так ли? – месяцев?

– Может, и дольше, если выбьемся из графика, – невозмутимо уточнил Лоренс, словно издеваясь над ней.

– Тем более. – Кимберли развела руками. – Мой брат будет разыскивать меня с ружьем, если я исчезну так надолго.

– Не думаю, чтобы он нашел нас на Тасмании! – Лоренс ухмыльнулся, называя место, выбранное для натурных съемок.

Глаза Кимберли сузились, как у разозленной кошки.

– Не уверена, что он вообще слышал об этом острове.

– Старший брат? – задумчиво спросил Лоренс.

– Мой единственный брат! – запальчиво поправила она. – И он…

– А ваш отец – Эйлмер Кентон? – продолжал Лоренс, не замечая ее недовольства. – По крайней мере, так его назвал Декстер. А как зовут вашу маму?

– Миссис Кентон! – прорычала Кимберли, доведенная этим допросом до белого каления.

Лоренс довольно захихикал, что сделало его почти добродушным. Почти – потому что Кимберли уже знала, как стремительно меняется его настроение.

– Извините, просто природное любопытство. – Казалось, он попытался разрядить обстановку. – У вас дружная семья? Вы любите своих родителей?

Кимберли представила своего высокого стройного отца, миниатюрную прелестную мать, статного красивого брата… Как, оказывается, она успела по ним соскучиться! Будто прошли недели с ее отъезда, а не какие-то несколько дней.

– Очень, – тепло ответила она.

– Да-а… – задумчиво протянул Лоренс. – Здесь вы правы, это действительно проблема. Проблема!

– У кого-нибудь еще есть такой пункт в контракте? – подозрительно прищурившись, спросила Кимберли. – Неужели у вас?

– Не угадали. – Лоренс сник на глазах. – Во-первых, я – режиссер, во-вторых, у меня никого нет, так что сообщать о своих планах мне некому.

Нет никого?! Кимберли знала, что его отец давно умер, но неужели и мать… Как жаль! Лоренсу всего только тридцать с небольшим, а он уже совершенно один в целом свете?

Она тряхнула головой.

– Извините, но этот пункт настолько необоснованный, настолько безрассудный, что я…

– Что вы отказываетесь подписывать контракт, я вас правильно понимаю? – Лоренс в упор смотрел на девушку.

Стоп! Да ведь это ловушка! – осенило Кимберли. Конечно же ловушка! Он просто не хочет, чтобы я у него снималась, и ищет способ от меня избавиться, не вызвав гнева босса. Отсюда такой нелепый контракт. Я снялась только в одном фильме и вряд ли кто запомнил меня в той малюсенькой роли, но… Но я – крестница хозяина кинокомпании! И, вероятно, Лоренс считает меня недостаточно неизвестной для его героини. Тем более что Декстер – продюсер фильма.

Кимберли выпрямилась в кресле, потянулась за сумочкой.

– Давайте прекратим попусту тратить ваше и мое время. – Вставая, она не удержалась и съехидничала: – Тем более что оно у вас такое дорогое!

Лоренс тоже поднялся.

– Кимберли!

– Пожалуйста, Лоренс! – Она боялась, что не сдержится и просто заорет на него. Столько неприятностей, разочарования от общения с ним, а этот кабальный контракт – последняя капля!

Лоренс крепко сжал ее руку.

– Послушайте, Кимберли. Мне абсолютно не хочется влиять на ход ваших мыслей, хотя, наверное, я и смог бы это сделать, – жестко заметил он. – Но позвольте заверить вас: я не допущу, чтобы кто-то навязывал мне, как поступить.

Не в силах дольше сдерживаться, Кимберли разрыдалась.

– Декстер?

– И Декстер – последний из всех.

Если бы не слезы, пеленой затуманившие ее взор, она, возможно, раньше смогла бы разглядеть, как потянулись к ее губам губы Лоренса, но… Но этот сильный, горячий поцелуй застал ее врасплох.

Да уж, такого Кимберли предвидеть не могла! В переполненном зале ресторана, пусть и за ширмой… Нет, такой поворот событий, невозможно было предугадать! Как невозможно и то, что она ответила на поцелуй.

Казалось, с их первой встречи в бассейне, когда словно электрический разряд проскочил между ними, Кимберли ждала этого момента. И сейчас, когда их губы чувственно слились, тела в едином порыве тесно прижались друг к другу, она почувствовала головокружение.

– Что, черт возьми, я делаю? – Лоренс с трудом оторвался от губ девушки и, разжав пальцы, отпустил ее руку. Резко отстранившись от Кимберли, он помрачнел. – Возьмите этот проклятый контракт! Обговорите все с Декстером. – И, натянуто улыбнувшись, добавил: – Уверен, что он не найдет в нем ничего неприемлемого для вас. – Знакомое насмешливое пренебрежение мелькнуло у него в глазах. Лоренс наклонился к креслу и взял пакет. – Вот, возьмите. – Голос его заметно дрожал. – Может, хоть это заставит вас поумнеть, – добавил он с досадой.

Тщательно скрываемый сценарий! – обрадованно предположила Кимберли.

– Спасибо за ленч, – прежде чем уйти, поблагодарила она, прижимая к груди пакет и контракт.

Она с трудом добрела до стоянки такси. Ноги, как ватные, подгибались на каждом шагу. Забравшись на заднее сиденье, Кимберли постаралась выровнять дыхание. Поцелуй Лоренса внес сумятицу в ее мысли. Но Кимберли была абсолютно уверена, что и он чувствует себя сейчас не в своей тарелке.

Черт побери. Я только что поцеловал Кимберли Кентон! И получил от этого удовольствие! Какая она нежная, страстная… А ее губы! Полный восторг. Мягкие и податливые, источающие нежный аромат губной помады. Они заставили меня забыть обо всем на свете.

Лоренс потряс головой, приходя в себя. Боже! В многолюдном ресторане… Хотя какая разница, где это случилось! Но я поцеловал актрису, с которой собираюсь тесно сотрудничать восемь месяцев как минимум. Есть о чем подумать. Понятно, что близкие отношения повлекут большие затруднения в работе. Если, конечно, Кимберли подпишет-таки контракт.

Если…

Часа через два Лоренс вернулся в офис. Нэнси была занята и лишь приподняла голову, когда босс вошел в комнату.

– И что на этот раз ты сотворил с Ким? – заметив его хмурое лицо, поинтересовалась она.

– А почему ты думаешь, что я обязательно должен сделать какую-нибудь гадость? – вопросом на вопрос ответил Лоренс.

– Потому что не так давно звонил Декстер Блумер и грозился убить…

– Меня?

– Конечно. – Она широко улыбнулась. – Я сказала ему, чтобы он встал в очередь.

– Отлично! – Лоренс присел на краешек дивана. – Ну и что он еще сказал?

Нэнси задумалась.

– Боюсь, я не в состоянии это повторить, но смысл в том, что, если ты хочешь иметь Кимберли… в своем фильме, лучше извиниться перед ней и выбросить из контракта пятнадцатый пункт.

Лоренс задохнулся от возмущения. Извиниться? За что? Уж не за то ли, что поцеловал дрянную девчонку? Ей двадцать два года! Уверен, что она не бросилась к своему крестному жаловаться. Скорее это я должен сожалеть о том, что поцеловал ее. Но не требовать же у Кимберли извинений!

– А что в этом пункте? – заинтересовалась Нэнси.

Согласно пункту пятнадцатому Кимберли запрещалось обсуждать фильм с кем-либо. Именно из-за этого пункта он и опоздал на встречу с Кимберли. Юристу пришлось покорпеть над формулировкой, чтобы все было законно. Может быть, несколько безрассудно, как в общем-то справедливо отметила Кимберли, но законно.

– Да он просто сумасшедший! – отрезал Лоренс. – Ну и как я должен просить извинения? Полагаю, Декстер дал несколько ценных советов.

– Если судить по его интонации, не меньше чем на коленях.

– Это переходит все границы! Такой ценой она мне не нужна! – направляясь к выходу, нервно бросил Лоренс.

– Разве ты… – Нэнси не решилась продолжить.

Лоренс круто развернулся.

– Нет! И… – Он не закончил фразы: резкий телефонный звонок прервал его. – Если Декстер – меня нет! – Выйдя из комнаты, Лоренс направился в кухню, находившуюся здесь же, при офисе.

Было бы, наверное, совсем неплохо выпить сейчас что-нибудь покрепче, но, увы, придется ограничиться крепким кофе.

Лоренс заправлял кофеварку, когда вошла Нэнси. Зверское выражение на лице босса заставило ее застыть на месте, но уже через мгновение она улыбалась.

– Это Кимберли. Осторожнее! – вскрикнула Нэнси, так как Лоренс швырнул пакет с кофе на стол и ринулся к телефону. – Постарайся хоть выслушать ее сначала, а уж потом взрывайся! – крикнула она вдогонку.

Лоренс схватил трубку.

– Да?!

Если Кимберли позвонила только для того, чтобы убедиться в его унижении, ее ожидает сюрприз. Его никто унизить не сможет.

– Я должна перед вами извиниться, – долетел до него из трубки нежный голос.

Это подействовало на Лоренса как холодный душ. Она сама извиняется? Ситуация явно вышла из-под контроля! И нельзя сказать, что это его радует.

– А я думал, что извиняться моя очередь, – насмешливо ответил он.

Кимберли грустно вздохнула.

– Когда я вернулась, дядя Декстер поинтересовался… Нет-нет, не с целью контроля, вы не подумайте… Он поинтересовался, как прошла наша встреча. – Очевидно, Кимберли тщательно подбирала слова. – Но у меня и в мыслях не было, что он позвонит вам. Об этом я узнала только несколько минут назад от… Да неважно от кого! Я… Я подписала контракт и пришлю его вам с посыльным. Он скоро подъедет.

Лоренс был ошеломлен. Кимберли Кентон! Женщина, не похожая на других! Полная для него загадка. Сначала категорически отвергает контракт, а затем подписывает его без единого замечания.

Непредсказуемая, нелогичная!

– Вы прочитали сценарий? – Лоренс поспешил сменить тему разговора. Он был уверен, что ни одна актриса, хотя бы немного заботящаяся о своей карьере, не сможет отказаться от роли Мэрианн. Вероятно, поэтому и Кимберли, прочитав сценарий, подписала контракт.

– Еще нет, – снова удивила его Кимберли. – Я… дядя Декстер… у него не было никаких прав вмешиваться. Я сама способна бороться, – твердо добавила она.

Лоренс ухмыльнулся, представив возможную реакцию Декстера на такие слова Кимберли. И теперь он знал причину, по которой Кимберли подписала контракт. Самолюбие, оскорбленное самолюбие! И очень хорошо, что для него этот вопрос прояснился. Возможно, теперь он сможет понять ее.

– Неплохо сказано! – насмешливо поддразнил Лоренс.

Пауза явно затягивалась.

– Я так не думаю, – наконец послышался ответ.

Ну что же, время их рассудит!

6

Кимберли аккуратно положила трубку, сознавая, что была недостаточно честна с Лоренсом, сказав, что не прочитала сценарий. На самом же деле она пролистала его и убедилась, что наконец-то дождалась блестящей, эмоциональной, исключительной роли.

А еще Кимберли была приятно удивлена, обнаружив, что автор сценария – Лоренс. Но как он смог написать такой шедевр? Кимберли не сомневалась, что Лоренс хорошо знает женщин, а некоторые их проблемы – даже очень хорошо. Но в Мэрианн жили фактически две женщины с разными характерами. Одна – добрая, другая – стерва, но переплетение было таким тесным, что разделить их, различить было практически невозможно. И эти нюансы делали кульминацию фильма захватывающей!

Кто-то осторожно постучал в дверь спальни. Кимберли сейчас не хотелось никого ви-деть, а особенно того, кто, без сомнения, стоял за дверью.

– Входи, дядя Декстер, – пригласила она, подавив вздох. – Ты что, подслушивал?

– Господь с тобой! Разумеется, нет, – с ходу отверг обвинения крестный. Подойдя к кровати, он присел на краешек. – Но, надеюсь, ты не наделала глупостей?

Она вызывающе вздернула подбородок.

– Думаешь, я отказалась от роли?

– Кимберли…

– Я не дура и уже говорила тебе об этом, дядя. Возможно, упрямая, вспыльчивая, иногда сверхсентиментальная…

– Прямо, как твоя мать, – не удержался Декстер.

– … но не дура! – запальчиво закончила фразу Кимберли. – А при чем тут моя мама?

– Примерно те же слова я услышал от нее, когда тридцать лет назад сделал ей предложение, – объяснил Декстер.

Кимберли грустно улыбнулась. Декстер никогда не скрывал, что любил ее мать и рассчитывал на ней жениться.

– Но тут появился мой отец и она потеряла голову? Да?

– Гм. – Декстер неохотно поднялся. – Она должна звонить примерно через час. Не сомневаюсь, что ей захочется поговорить и с тобой.

– А я ей ничего не смогу рассказать. – Кимберли тяжело вздохнула.

– Я же советовал тебе не подписывать контракт в таком виде! – раздраженно проворчал Декстер. – Лоренс не имеет никакого права ставить условия, которые…

– Мы же с тобой договорились, дядя! – перебила его Кимберли. – И давай больше не будем об этом!

– Да-да, конечно, – согласился он неохотно. – Но как мы объясним все маме? Насколько я понимаю, Лоренс предполагает начать съемки с тобой уже в следующем месяце, и ты безвылазно будешь там Бог знает сколько времени. А если Юнис снова позвонит, что мне говорить?

Перспектива вырисовывалась явно не радужная.

Кимберли хорошо понимала Декстера. Мама очень любила ее и брата, но иногда ее любовь и забота становились труднопереносимыми. Вот и теперь, отпустив дочь на край света – а, по мнению Юнис, край света начинался сразу за чертой Лондона, – она не успокоилась, пока не взяла с Декстера слова присматривать за девочкой. И вряд ли она примет его объяснение, что малышка куда-то уехала.

– Ладно, позвонит, тогда и придумаем что-нибудь, – успокоила Кимберли крестного, – а сейчас говорить не о чем. Разве можно упускать шанс сняться у самого Лоренса Роско? – спросила она.

– Боюсь, что твоя мама может с нами не согласиться. – Декстер сокрушенно вздохнул.

Кимберли нежно обняла его.

– Уверяю, мы решим эту проблему.

Однако Декстер сомневался в успехе их заговора. Юнис только с виду беззаботная и беспечная, но доведись ее спровоцировать… Нет, лучше этого не видеть!

7

В течение последующих недель Кимберли было не до раздумий, что предпримет ее мамочка, узнав, как при неясных обстоятельствах ее дочь исчезла в неизвестном направлении. Девушку затянул водоворот примерок костюмов, подбора макияжа и причесок. Ей во всем помогала Нэнси. Лоренс улетел на Тасманию, где уже снимались эпизоды, в которых Кимберли занята не была.

Все свободное от примерочной суеты время она учила роль и репетировала, репетировала, репетировала…

Это была отнюдь не легкая задача, если принять во внимание объем роли. Время летело, катастрофически быстро приближая срок вылета на остров, и Кимберли вдруг запаниковала. Одно дело получить приглашение и дать согласие, но совсем другое – выучить роль и сыграть ее как следует.

Лоренс не простит провала!

Она почти ослепла и оглохла от волнения, так что, когда на пару дней Лоренс прилетел в Сидней, Нэнси побоялась сказать об этом Кимберли. Но Лоренс намеревался вернуться на остров с исполнительницей главной роли!

За последние дни девушки очень сблизились. Они фактически не расставались ни на минуту. Нэнси, угадывая страх в глазах подруги, пыталась шуткой успокоить ее.

– Лоренс как дворняжка – больше лает, чем кусает, – смеялась она.

– Ага, но лает довольно громко. И еще рычит, – гримасничая, подхватила Кимберли.

Нэнси громко расхохоталась.

– Да, он часто рычит, но меня это не пугает. Знаешь, весь фокус в том… – Она умолкла, уставившись на открывающуюся дверь. – Добрый день, Лоренс, – уже серьезным тоном произнесла она.

Он неслышно появился в дверях, насмешливая улыбка гуляла по его губам.

– Ну что же ты, Нэнси, продолжай! «Весь фокус в том»… Так в чем же фокус? – заинтересованно промурлыкал он.

– Чтобы никогда не позволять ему знать, о чем ты думаешь на самом деле, – спокойно закончила Нэнси, нисколько не смущаясь внезапным появлением босса, чего нельзя было сказать о Кимберли. Она просто выпрыгнула из кресла, увидев его. Ужас застыл в ее взгляде.

Лоренс медленно подошел к дивану. За прошедшие три недели у него отросли волосы и теперь темной волной покрывали плечи. Он немного похудел, отчего черты лица стали казаться резче.

– А о чем вы думаете, Кимберли Кентон? – провокационно спросил Лоренс. – Кто подрезал вам волосы? – ошарашил он ее новым вопросом, прежде чем она ответила на первый.

Кимберли застенчиво улыбнулась и дотронулась до волос.

– Только челку. Нэнси… – Она покраснела, рассердившись на себя, что впутала подругу. И к тому же она столько наговорила Лоренсу о своих способностях постоять за себя! – Я сама!

– Это молодит вас, – вынес вердикт Лоренс, удовлетворенно кивнув. – Превосходно!

– Да когда же ты прекратишь пугать ее?! – возмутилась Нэнси.

Лоренс вопросительно посмотрел на Кимберли.

– Разве я вас пугаю?

Она вызывающе усмехнулась. В ее голове с молниеносной быстротой промелькнул ленч в китайском ресторане и поцелуй. От воспоминания о последнем ее щеки вспыхнули огнем.

– Ни в малейшей степени! – ответила Кимберли, бесстрашно встретив его насмешливый взгляд.

– Вот видишь? – Лоренс подмигнул Нэнси. – Я рад, что вы здесь, Кимберли. Не придется вам звонить.

– И это сэкономит нам уйму денег, – не удержалась от ехидной реплики Нэнси.

Лоренс уничтожающе взглянул на нее.

– Если бы я не так нуждался в тебе…

– Мы уже отстаем от графика на два дня, а это большие деньги, – беспечно улыбаясь, перебила его Нэнси.

– Ну, это легко наверстать. А потому я забираю Кимберли сегодня вечером в кино.

Ради всего святого, что он говорит?!

– На премьеру фильма «Чаша Грааля». – Нэнси как всегда знала все.

Кимберли старалась скрыть свое удивление. Ему что, не с кем пойти? Нужна спутница?

– А я-то думала, мне нельзя появляться в обществе вместе с вами.

– Нельзя, – подтвердил Лоренс, – но Нэнси мне сказала, что вы трудились как пчелка. Пожалуй, надо сделать передышку.

Однако Нэнси выглядела такой же озадаченной, как и Кимберли.

– Ты не отказалась от приглашения? – обратился он к Нэнси.

– Разве я что-нибудь подобное делаю без твоего указания? – возмутилась она.

– Пожалуй, нет. Никогда, – согласился Лоренс. – Итак, я решил, что Кимберли должна сегодня получить удовольствие от этого эксперимента.

– Вы – сама любезность, – поддразнила его девушка. – Но ваше появление на премьере будет сенсацией. А появление с незнакомкой – двойной сенсацией. Ведь наверняка нас будут фотографировать. И вся загадочность Мэрианн исчезнет, – с сожалением добавила она.

– Что? – Лоренс, нахмурившись, повернулся к ней. – Вы что, уже считаете себя звездой?

Ну конечно же не считает!

И неожиданно хитрый смысл его плана дошел до Кимберли. Как же она сразу не догадалась? Ведь все приглашенные будут глазеть на него. Мировая знаменитость! Почти не появляется на подобных мероприятиях – и вдруг снизошел! К чему бы это? Возможно, кое-кто и полюбопытствует о его спутнице, так что ж? Ни с чем и останется!

– Наденьте красное платье! То, в котором были у Декстера, – тоном, не допускающим возражения, продолжал Лоренс. – Оно вам очень идет. Не закалывайте волосы. И еще: поменьше косметики. Не люблю размалеванных кукол! – безапелляционно добавил он.

Кимберли широко раскрытыми глазами смотрела на своего режиссера. Кто, черт побери, он такой?! И что это он о себе вообразил?!

– Ты что, Лоренс? Кто же это за женщину наряд выбирает? – заметив, как покраснела Кимберли, вмешалась Нэнси. – Я уверена, что она и сама в состоянии одеться соответственно случаю, – подмигнув подруге, добавила она.

Кимберли с удовольствием отметила, что надменная улыбка сползла с четко очерченных губ Лоренса. Да как он смеет диктовать ей во что одеться, как причесаться, как накраситься! Спасибо Нэнси за поддержку! На съемках как режиссер он может быть тираном, там у него все права на это, но вечером… Вечер – это ее собственное время, и, черт побери, она сама решит, как ей выглядеть!

Она торжествующе улыбнулась и потянулась за сумочкой.

– Тогда я поехала домой. Надо же как следует подготовиться!

Лоренс кивнул.

– А где вы остановились? У Декстера? Так и живете у старика?

Кимберли резко повернулась и успела поймать его дерзкий взгляд.

– Конечно!

– Тогда я заеду туда за вами около семи.

Неужели он все еще во власти своих бредовых фантазий о моих тесных отношениях с Декстером? – предположила Кимберли. Отлично, это его проблема. Не моя. А у меня сейчас своя проблема – как одеться!

– Послушай, она такая ранимая, а ты ее все время пытаешься поддеть! – дождавшись, когда за Кимберли закроется дверь, накинулась на босса Нэнси. – Я за эти дни ее отлично изучила. С ней нельзя так!

Но Лоренс, казалось, не слышал ее упреков. У него перед глазами все еще стояла Кимберли. Сегодня она была даже прекраснее, чем он ее запомнил. За все три недели, что он пробыл на Тасмании, не было ни дня, чтобы он не вспоминал ее. И поцелуй, которым она ответила на его порыв.

Ему тридцать восемь, и конечно же в его жизни были женщины. Но, расставшись, он никогда потом о них не вспоминал, однако с Кимберли все оказалось не так.

Кинопремьера была хорошим поводом, чтобы вернуться в Сидней. Он обманывал даже себя.

Ее присутствие в офисе оказалось для Лоренса неожиданным. Он, по правде говоря, был просто выбит из колеи. Он растерялся и… и начал делать глупости. Например, грубить.

– Ладно, переживет, – не желая открывать истинные чувства перед Нэнси, буркнул Лоренс.

Нэнси неодобрительно посмотрела на него и заметила:

– Ну и вид у тебя! Как у черта.

Он рассмеялся, направляясь к выходу, но, как только за ним захлопнулась дверь, смех тотчас оборвался.

Кимберли Кентон! Так что же с тобой делать?!

Через три часа Лоренс позвонил в дверь дома Декстера.

Кимберли выглядела сногсшибательно. Ее платье, конечно же не красное, а цвета морской волны, расшитое серебряной нитью, плотно облегая, соблазнительно подчеркивало прелесть ее фигуры и усиливало зелень глаз. Волосы, подхваченные серебряной лентой, тугими локонами спадали на плечи. И пусть Кимберли не была одета так, как хотелось Лоренсу, она показалась ему самой прекрасной женщиной, которую он когда-либо видел.

– Помнится, кто-то утверждал, что русалок нет? – прошептал он восхищенно.

Кимберли облизнула губы, коралловая помада влажно заблестела.

– Я…

– Боже мой! Если бы я не знал тебя хорошо, то подумал бы, что ты – романтик.

Лоренс повернулся к говорящему. Как же ему хотелось, чтобы Декстер и его насмешки оказались сейчас за тысячи километров отсюда!

– Не смеши меня, Декстер! – огрызнулся Лоренс и обратился к девушке: – Вы готовы? Если мы поспешим, то приедем раньше всех героев сегодняшнего вечера.

– А я-то думала, что главный герой – вы, – съехидничала Кимберли, откровенно любуясь им. Черный смокинг, белоснежная рубашка – до чего же Лоренс Роско хорош в таком наряде!

– Нет, я – в следующем году, – совершенно серьезно ответил он.

– Счастливо повеселиться, ребята! – пожелал им вдогонку Декстер.

– Постараемся! – заверил Лоренс с тайной надеждой испортить ему настроение.

Но настроение испортилось у него самого, причем сразу же, как они сели на заднее сиденье лимузина, который должен был отвезти их на премьеру. Кимберли притихла в уголке, что было совершенно на нее не похоже, и нервно покусывала нижнюю губу.

– В чем проблемы? – участливо поинтересовался Лоренс.

– Проблемы? – Она широко распахнула глаза. – Кто сказал, что у меня проблемы?

Лоренс вздохнул и закинул руку на спинку сиденья – чуть выше плеч девушки.

– Ладно! Знаете, я действительно был не прав, когда диктовал вам, что надеть. Без моих советов вы справились с этим гораздо лучше.

Это признание крайне удивило и обрадовало Кимберли, однако напряжение не проходило.

Лоренс как бы случайно перенес руку со спинки сиденья ей на плечи.

– Кимберли, я…

– Пожалуйста, не надо, – прошептала она, отодвигаясь от него в самый уголок. – Разве вы забыли? Нас связывает только работа!

– И она будет бесповоротно испорчена, если вы не улыбнетесь, – кисло усмехнувшись, подхватил Лоренс.

Досадно! Об этой женщине он постоянно думает, а она не позволяет даже дотронуться до нее!

– Это была ваша идея, Лоренс, и поэтому… о-о-о…

Его губы, прильнувшие в поцелуе к ее губам, не дали ей договорить.

Лоренс так изголодался по этому ощущению, что сейчас просто утонул в удовольствии. Он пил сладкий нектар губ Кимберли, замирая от свежего теплого дыхания, чувствуя на своей груди ее руки, слабо пытающиеся оттолкнуть его. Кимберли была настолько соблазнительна, что волна горячего желания захлестнула его с головой.

– Мы подъезжаем, сэр! – доложил водитель.

Лоренс резко отпрянул от Кимберли, но в ее глазах успел разглядеть, прежде чем она быстро отвернулась к окну, такое же сильное желание.

У входа в кинотеатр уже собралась толпа желающих попасть на премьеру. Лоренс внимательно вгляделся в нее.

Да, большое спасибо Питеру за его тактичное предупреждение, которое привело его в чувство. Хороши бы они были! Да репортеры, заметив такое, не оставили бы камня на камне, докапываясь до истины.

Но как Кимберли держится! Хладнокровно, с грацией кинозвезды, которой вся эта шумиха не в диковинку, она покинула лимузин. Лавина золотистых волос рассыпалась по ее плечам, румянец разгорелся на щеках, глаза светились как изумруды. Лоренс дерзко предположил, что это его поцелуй сделал Кимберли еще прекраснее.

Он взял ее руку, нежно сжал пальцы и первым ступил на красную ковровую дорожку, ведущую к входу в кинотеатр.

– Все хорошо, – шепнул он своей спутнице, улыбаясь фото – и кинорепортерам, которые суетились вокруг, снимая их появление.

– А вы тут ни при чем! – буркнула Кимберли, но улыбка ни на мгновение не покинула ее лица.

Да, пожалуй, эта женщина действительно умеет за себя постоять! – невольно восхитился Лоренс.

– Хотя я и поцеловал вас сейчас, но не надо делать из этого какие-нибудь выводы! – насмешливо прошептал он.

– Не повторяйтесь! – сверкнув глазами, отрезала она.

Но, как это ни печально, несколько месяцев, пока они будут работать вместе, ему придется это повторять… Кимберли почувствовала, как дрогнули его пальцы, и сердито предупредила:

– И не уверяйте меня, что не нервничаете.

Конечно, нервничаю, но не от того, что имеешь в виду ты, девочка! – подумал. Лоренс. Такие мероприятия уже давно меня не волнуют. Сохранился только чисто профессиональный интерес.

Мир кино Лоренс Роско знал с детства, он очень хорошо запомнил свою жизнь в Голливуде. И собственную клятву вернуться туда триумфатором. В прошлом году он сделал это, получив «Оскара» как лучший режиссер. Но фильм о Мэрианн, надеялся Лоренс, соберет целый урожай призов, и Кимберли должна ему помочь!

– Вовсе нет, я не волнуюсь, – улыбнувшись, заверил он.

Кимберли пожала плечами.

– Теперь мы обречены идти до конца. Или мы выигрываем, или – провал!

Лоренс пристально посмотрел на девушку.

– А что бы вы предпочли? – спросил он, хотя и заметил уже знакомые ему огоньки в ее глазах. Да, она готова бороться!

– Ким! – Громкое приветствие заставило его посмотреть по сторонам. – Ты ли это, Ким?! – последовал риторический вопрос. – Ну конечно же ты! Не верю своим глазам! На прошлой неделе я видел Криса, но он мне не сказал, что ты в Англии. Слушай, а ты прекрасно выглядишь!

Лоренс насторожился, поняв, что Ким – это и есть Кимберли Кентон. Он медленно повернулся на голос – и вздрогнул от неожиданности. В мужчине, спешащем им навстречу, Лоренс узнал Эвана Нилла, актера, игравшего главную роль в фильме, который они пришли смотреть!

Кажется, этот человек знает Кимберли достаточно хорошо, чтобы фамильярно называть ее Ким и говорить ей о том, как прекрасно она выглядит. И кто, черт побери, этот Крис?!

Но все ответы на эти вопросы ничего не стоили в сравнении с тем, что происходило дальше у него на глазах. Эван, подойдя к Кимберли, крепко ее обнял и расцеловал!

Удушающая волна гнева накатила на Лоренса, глаза застила темная пелена. Он совсем перестал что-либо соображать. Единственный вопрос застрял у него в голове.

Кто же ты на самом деле, Кимберли Кентон?!

8

Кимберли, затаив дыхание, отступила на шаг, но, взглянув на приветливое, знакомое лицо Эвана, весело рассмеялась. Однако через мгновение она почувствовала себя неловко.

– Отпусти меня, медведь! – приказала она нежно. – Люди же смотрят!

– Ну и что?

Высокий, белокурый, красивый, как Аполлон, Эван был к тому же одним из самых талантливых актеров, которых Кимберли знала. Его карьера за последние пять лет взлетела в поднебесье.

– До сих пор не верится, что ты здесь. – Эван улыбкой выразил свое приятное удивление неожиданной встречей.

Кимберли скорее почувствовала, чем увидела холодное раздражение мужчины, привезшего ее сюда. Мужчины, который молча стоял рядом.

Было ясно, что Лоренс обеспокоен вниманием людей, которые разглядывали их с явным любопытством. Кимберли, не желая дразнить гусей, мягко высвободилась из рук Эвана и повернулась к Лоренсу, намереваясь их познакомить.

– Эван, это Лоренс Роско. Лоренс – это Эван Нилл.

– Мы уже встречались, – буркнул Лоренс, вяло пожимая протянутую молодым человеком руку.

– Мы даже работали как-то вместе, пару лет назад. – Эван излучал доброжелательность, тогда как от Лоренса так и веяло холодом.

– Да, это так, – подтвердил Лоренс. – Я и не предполагал, что вы знакомы. – Он внимательно посмотрел на молодых людей.

– И давно. – Эван так и не выпустил ладонь Кимберли из своей руки. Он с очевидным удовольствием смотрел на девушку. – Оставайся на фуршет после просмотра, хорошо? – Он не удержался и страстно обнял ее. – Сейчас мне надо бежать, есть кое-какие дела, но я буду рад поболтать с тобой попозже. Может, расскажешь, что произошло за эти годы. – Он многозначительно подмигнул Кимберли, явно намекая на Лоренса.

Девушка повернулась к Лоренсу и наткнулась на его холодный взгляд. Господи! Да что же он опять! Эван – мой давнишний друг и я вовсе не собираюсь быть с ним букой только потому, что кому-то не по вкусу моя болтовня с ним! К тому же Эван мне по-настоящему нравится!

– Мы уедем сразу же после фильма, – заявил Лоренс.

От источаемого им холода воздух вымерзал на два метра вокруг. Он вовсе не собирался объяснять Кимберли, что, приехав на вечер с ним, уехать с другим мужчиной – в высшей степени невежливо. Такие вещи девушкам должна объяснять мать.

Но с какой стати он вмешивается в ее личную жизнь? Контракт распространяется только на работу!

– Не сегодня, Эван. – Кимберли нежно пожала ему руку. – А вот завтра вечером было бы неплохо! – добавила она, с вызовом посмотрев на режиссера.

Эван радостно улыбнулся.

– Чудесненько! И где мне тебя найти? Дай-ка мне номер твоего телефона, – заторопился он, так как распорядитель уже делал ему призывные жесты.

Кимберли с сожалением покачала головой. В ее сумочке лежали только губная помада, расческа да немного денег.

– У меня нет ни ручки, ни бумаги.

Эван поспешно достал из внутреннего кармана пиджака роскошный перьевой «паркер», затем, подтянув рукав вверх, обнажил манжет сорочки.

– Валяй здесь! – сказал он, смеясь.

Кимберли, фыркнув, нацарапала несколько цифр на белоснежной ткани.

– Ты как всегда неисправим!

– Увидимся завтра! – Эван крепко поцеловал ее в губы. – Всего хорошего, Лоренс!

Гробовая тишина была ему ответом.

От хорошего настроения Кимберли не осталось и следа. Неужели Лоренс считает, что, дожив до двадцати двух лет, я так ни с кем и не познакомилась? И меня никто не знает? Это же невероятно!

– Лоренс, я хотела…

– Пойдемте поищем наши места, – грубо прервал ее он.

Да, видимо, он действительно сильно удивлен моим знакомством с Эваном, поняла Кимберли. И не просто удивлен, но и раздосадован. Но как же здорово было увидеть Звана! Она улыбнулась, вспомнив, как весело бывало им раньше. И завтрашняя встреча тоже обещает быть приятной.

– Откуда вы знаете Эвана Нилла? – требовательно спросил Лоренс.

Его присутствие на просмотре вызывало любопытство окружающих. Гости кинопремьеры, в основном люди близкие к кинематографу или к телевидению, откровенно разглядывали их. Кимберли чувствовала себя золотой рыбкой, выставленной в круглом аквариуме на всеобщее обозрение. Но Лоренса, видимо, пристальное внимание, направленное на его персону, мало беспокоит, раз он способен задавать в такие минуты глупейшие вопросы!

Кимберли подарила режиссеру пылкую улыбку – для удовольствия наблюдающей за ними публики – и почти повторила его вопрос:

– А почему бы мне не знать Эвана Нилла?

Лоренс вызывающе усмехнулся.

– Уж не он ли причина вашего нервного расстройства?

Кимберли собрала все свои силы, чтобы не сорваться на грубость. Однако откуда ему известно о ее нервах?

Декстер! – внезапно осенило ее. Конечно, же он! Значит, дорогой крестный поведал Лоренсу обо мне гораздо больше, чем следовало!

– Нет, не он, – прошептала Кимберли, опасаясь, что голос предательски дрогнет.

– Тогда, наверное, Крис? – предположил Лоренс, как будто не замечая ее состояния.

Ну что же, надо держать марку. Кимберли очаровательно улыбнулась. Пусть все видят!

– Нет, и не он. – Голос ее прозвучал хрипло, словно у нее пересохло в горле.

– Но вы, несомненно, были близки с Ниллом, разве я не прав? – прежде чем отвернуться, уколол ее Лоренс.

Кимберли в бешенстве уставилась на его четкий профиль. Теперь ей было не до сладких улыбок на публику. Я была близка с Эваном?! И пришло же такое в голову?! Главное – кому? Лоренсу!

Уж он-то точно не невинный младенец. И, если верить болтовне желтой прессы, половины его любовных похождений хватит на то, чтобы навсегда утратить право осуждать поведение последней шлюхи. Тем более Лоренс действительно ошибался в своих предположениях: Крис – это ее брат Кристиан, а Эван – его школьный друг, поэтому-то Кимберли знала Эвана с детства.

Но не объяснять же все это Лоренсу? Пусть думает что хочет! – решила Кимберли. А я пока даже разговаривать с ним не буду, тем более свет в зале уже гаснет.

Все внимание Кимберли вскоре приковал экран. Эван, как обычно, играл великолепно и, несомненно, заслужил бурные аплодисменты, которыми его наградила публика по окончании фильма.

Как здорово, что я приняла приглашение Эвана провести с ним завтрашний вечер! – порадовалась Кимберли. По крайней мере, там-то Лоренса не будет точно.

Но как сейчас вытерпеть его присутствие в машине? Ведь он, определенно, будет меня сопровождать до самого дома Декстера…

Она молча стояла рядом с Лоренсом, который крепко держал ее за руку. Кимберли была крайне обижена тем, что, остановившись побеседовать с какими-то представительными джентльменами, он не счел нужным представить ее. От его нарочитой грубости ей уже давно было не по себе.

– Мистер Роско! – раздался голос водителя, который подогнал лимузин и ожидал их, открыв дверцу машины.

– Питер, отвези, пожалуйста, мисс Кентон к мистеру Блумеру, – приказал Лоренс, явно не собираясь сопровождать ее.

– А вы не присоединитесь к нам, мистер Роско? – дипломатично спросил Питер.

– Я немного пройдусь. Кимберли, позвоните Нэнси и обговорите с ней детали нашего отъезда. В понедельник, – заглянув в машину, где Кимберли уже уютно устроилась на заднем сиденье, небрежно бросил он и, резко повернувшись, зашагал прочь.

Сообщение о близком отъезде застало Кимберли врасплох. Она безмолвно сидела в уголке огромного лимузина, в то время как Питер, закрыв за ней дверцу, занял свое место за рулем, завел мотор и потихоньку отъехал. Немного придя в себя, Кимберли посмотрела в заднее стекло. Лоренс уже свернул за угол.

Какой маленькой, обессилевшей и абсолютно беззащитной почувствовала она себя в этот момент на огромном кожаном сиденье роскошного лимузина.

Хорошо! Я, допустим, осознавала с самого начала, что появление на кинопремьере – не романтическая прогулка, а часть работы, но у меня и в мыслях не было, что Лоренс запросто бросит меня, не проводив до дома. А я-то, наивная, еще ломала голову, как поделикатнее избавиться от него, когда мы приедем к Декстеру!

Ну что ж, значит, – наплевать и забыть!

Кем бы она ни была – она не стоит моих страданий!

Лоренс стоял на середине моста в темноте, устремив невидящий взгляд на мутный поток воды, несущийся внизу. Он даже не осознавал, зачем сюда приехал и сколько времени стоит здесь после того, как отпустил разговорчивого таксиста. В голове крутилось только одно: откуда у девчонки такая наглость, постоянная наглость с первой встречи до сегодняшнего вечера?

Его присутствие на этой премьере конечно же было необязательным, но появиться там с Кимберли поначалу показалось Лоренсу превосходной идеей. Однако, вместо того чтобы получше узнать друг друга, как он планировал, выясняется, что она знает – и хорошо знает! – звезду этого фильма. Он возлагал большие надежды на этот вечер, но чем все закончилось? А выбросить Кимберли Кентон из головы он уже не в состоянии – факт! Неопровержимый! И долго продержаться от нее на дистанции он тоже не сможет. Восхитительные линии тела, упоительный вкус ее губ просто сводят его с ума.

Когда-то давно, еще в юности, Лоренс решил, что ни одна женщина не будет для него значить так много, чтобы ради нее отказаться от цели своей жизни. Можно наслаждаться женщинами, их обществом, их юмором, их теплом, их любовью, наконец. Но позволять им командовать собой? На этом споткнулся его отец, и Лоренс не хотел, чтобы нечто подобное случилось и с ним.

Кимберли! Эти изумрудные глаза, в которых так и хочется утонуть! Этот маленький носик, это легкое дыхание, которое сводит с ума! Этот восхитительный рот, созданный для поцелуев, и это тело, полное неги и призыва к ласкам! И мелодичный смех, о который все его принципы разбились вдребезги.

Появление красавчика Эвана и его фамильярное обращение с Кимберли вызвало у Лоренса негодование. Как Нилл мог так запросто, на виду у толпы целовать ее?

И зачем тогда существуют какие-то устои? Однако не от того ли, что так легко нарушал их его отец, он и погиб тридцать лет назад?

Лоренс был еще слишком мал в то время, но отлично запомнил слова отца. Тот говорил, что больше не может оставаться с ними, так как полюбил другую женщину. Актрису, с которой работал. И раз такое дело, то им с матерью надо развестись.

Все время, пока шел бракоразводный процесс, газеты были наводнены слухами о предмете отцовских воздыханий. Развод сильно повлиял на карьеру отца. Студии, не желая рисковать своей репутацией, перестали приглашать его. И только верные друзья, такие, как Декстер, да пара режиссеров, продолжали поддерживать с ним отношения.

Однако не прошло и года, как из блестящего, великолепного актера Кристофер Роско превратился в безработного пьяницу, находившего утешение только в вине. И однажды ночью, пьяный и злой, он не смог справиться с рулевым управлением на крутом повороте дороги и слетел с обрыва. Желтые газеты опять подняли крик, что и здесь всему виной была женщина.

Тогда-то Лоренс со свойственным юности максимализмом и решил, что никогда не дотронется до алкоголя и не влюбится в женщину с такой силой, что не сможет без нее жить. И он сдержал свою клятву.

Однако, как оказалось, до поры.

Черт возьми! Похоже, теперь он и сам не знает, чего хочет. За исключением Кимберли, которую он именно хочет: с каждым днем все сильнее. Вот что! Он должен расстроить их завтрашний обед с Эваном Ниллом! К счастью, в контракте есть для этого зацепка!

Приняв решение, он уверенной походкой направился в сторону своего дома. Довольная улыбка блуждала по его губам. Кимберли придет в бешенство, когда обнаружит, что не может встретиться со своим ненаглядным Эваном. Ха! А на разъяренную Кимберли, когда ее глаза сверкают зеленым огнем, стоит посмотреть!

Лоренс почувствовал теплую волну желания, представив эту картину…

Упругой уверенной походкой, с широкой улыбкой на лице он вошел в парк. До дома оставались считанные шаги – только пройти аллею.

Погруженный в свои бессовестные мысли, Лоренс не заметил мужчину, стоявшего под деревьями, куда не попадал свет уличного фонаря. Тот неожиданно возник перед ним с бутылкой в руке.

Лоренс почувствовал сильный удар по голове, вскрикнул и провалился в темную бездну небытия.

9

– Скорее выбраться из этого проклятого места!

Кимберли услышала раскаты голоса Лоренса еще в коридоре клиники.

Почти двадцать минут ей пришлось прождать, пока в приемном покое искали его имя в списках, затем еще около десяти минут занял переход из основного корпуса в частное крыло, куда поместили знаменитого режиссера, пострадавшего в ночном инциденте.

Но из слов, услышанных Кимберли, было ясно, что пациент не собирается задерживаться здесь надолго.

Когда она вошла в палату, Лоренс стоял возле кровати и натягивал рубашку. Утомленная Нэнси, присев на краешек стула, пыталась образумить босса.

Но разве можно ладошкой остановить лавину? Разве можно переубедить Лоренса Роско?

Заметив входящую в палату Кимберли, он зло прищурился.

– Какого черта вам здесь надо?! – грубо прорычал он, не попадая рукой в рукав пиджака. Кимберли отметила, что это был уже другой пиджак, а не тот, в котором он щеголял вчера вечером. Вероятно, вездесущая Нэнси принесла более подходящую в данной ситуации одежду. – Пришли посмотреть, вышибли мне мозги или только оторвали голову?

Кимберли проигнорировала его нападки. Она удивилась бы, поведи он себя по-другому после вчерашних событий.

– Не вижу ничего особенного, – заверила Кимберли, стараясь не смотреть на его забинтованную голову. – Как вас угораздило упасть?

Неужели на него действительно кто-то посмел напасть? Невероятно! Однако марлевая повязка красноречиво свидетельствовала в пользу нападения.

Лоренс резко повернулся к Нэнси.

– Это ты проболталась, что я здесь?

Нэнси, как всегда, сохраняла абсолютное спокойствие.

– Конечно нет.

– Поверьте, это не Нэнси, это дядя Декстер, – поспешила на выручку Кимберли. – Он…

– Так что? Уже весь мир знает, что на меня напали?! – взорвался Лоренс, полностью теряя над собой контроль. Гримаса боли исказила его лицо. Видимо, даже от крика голова просто раскалывалась.

– Сомневаюсь, что всему миру это интересно! – не сдержавшись, съязвила Кимберли. – Но дядя Декстер, очевидно, знает, иначе, как бы он мог сообщить мне?

Лоренс бросил на нее ненавидящий взгляд.

– Ну, раз вы уже здесь, воспользуемся этим. Вы понесете мою сумку. – Не дожидаясь реакции на свой приказ, он быстро направился к выходу из палаты.

Без сомнения, это был приказ! И Кимберли, кажется, поняла, почему Лоренс отдал его. Это был единственный выход из неловкого положения, в котором он оказался. Чтобы не уронить свое реноме в ее глазах, надо выглядеть как можно самоувереннее и решительнее. Особенно если у тебя перебинтована голова. Как на линии огня. И Кимберли в данный момент оказалась просто свежей мишенью.

– Пожалуйста, Ким, не сердись, – виновато попросила Нэнси. – Мне, право, неловко. Может, тебе лучше не идти?

– И пропустить все самое смешное? – Кимберли усмехнулась, тряхнула головой и взяла сумку Лоренса. – Я убедилась, что ранен он несерьезно. Своей агрессивностью он только подтвердил это. И я ни за что на свете не хочу пропустить шоу «Лоренс – повелитель мира и его окрестностей»!

Ни за что!

Узнав от Декстера, что случилось с Лоренсом, Кимберли почувствовала себя виноватой. Вчера они расстались, даже не пожелав друг другу доброй ночи. И никакого предчувствия беды у нее не было…

Но, увидев его сейчас, по-прежнему высокомерного и заносчивого, Кимберли успокоилась. У нее появилась уверенность в том, что этот красавчик очень быстро оправится от любой травмы. Да если бы его раскатал по асфальту грузовик в две тонны весом, Лоренс все равно поднялся бы – выругаться вслед.

– А правда, он сейчас как медведь с больной головой? – Нэнси хихикнула.

– Лоренс с больной головой пострашнее будет, – поправила ее Кимберли, и девушки расхохотались. – Пойдем посмотрим, далеко ли он ушел. Вообще, как мне кажется, уйти отсюда без разрешения труднее, чем попасть на аудиенцию к королеве.

Они застали Лоренса у регистратуры, где он подписывал какие-то бумаги. Медицинская сестра сочувственно посмотрела на Нэнси и Кимберли. И как только вы с ним справляетесь? – без труда читалось в ее глазах.

Лоренс сунул медсестре бумаги, бросил нетерпеливый взгляд на девушек и, не заботясь о том, идут они за ним или нет, заторопился к выходу.

– Похоже, все мои планы на сегодняшний день рухнули, – проворчала Нэнси и с сожалением посмотрела на свое черное платье и красный жакет, явно не предназначенные для походов в медицинские учреждения.

– Вовсе нет! – весело возразила Кимберли. – Ему сейчас нужен кто-нибудь, чтобы разрядиться, так сказать, выпустить пар. И я вполне подойду для этого, часа этак на два. – Она усмехнулась, заметив, как Лоренс пытается поймать такси, не замечая свободных машин на стоянке.

Нэнси грустно улыбнулась на предложение Кимберли.

– Не думаю, что это доставит тебе удовольствие.

– Поверь, я с этим справлюсь.

Нэнси смерила подругу скептическим взглядом.

– Он бывает еще несноснее, сейчас он – ангел.

Но Кимберли только расхохоталась в ответ.

– Не уверена, что видела его другим. Ладно, оставим этот разговор. Лучше бери другое такси. – Она указала на стоянку, где в ожидании пассажиров скучали таксисты. – Уезжай и повеселись от души. А Лоренса оставь мне! – заговорщицки добавила девушка, глядя, как тот, наконец догадавшись пройти на стоянку, уже садится в такси.

– Спасибо! – радостно воскликнула Нэнси. – Я у тебя в долгу!

Кимберли, подхватив сумку Лоренса, поспешила к машине. Запихнув ее на сиденье рядом с Лоренсом, она села сама, исподтишка наблюдая, как Лоренс недоуменно проводил отъезжающее такси, в которое нырнула Нэнси.

– Вы что, жребий бросили? – повернувшись к Кимберли, проворчал он.

Кимберли расположилась поудобнее и невозмутимо объяснила:

– Нет, мы вас еще вчера в карты разыграли. У Нэнси другие планы на сегодняшний вечер.

– Если я не ошибаюсь, это у вас были другие планы на этот вечер, – холодно проредил он.

Да, ошибался Лоренс Роско крайне редко, но сейчас он ошибся на несколько часов. Когда сегодня утром, как и обещал, Кимберли позвонил Эван, она о хулиганском нападении на Лоренса еще ничего не знала. Но зато прояснилось время ее отлета на Тасманию. И, чтобы успеть хорошенько выспаться перед перелетом, она решила встретиться с Эваном за ленчем, оставив свободным вечер.

– Связанные с Эваном Ниллом, кажется, – мрачно добавил Лоренс, не дождавшись ответа.

– А фильм вчера был хорош, правда? – Кимберли как будто не слышала его реплик.

– Более чем хорош, – согласился он. – Но я уверен, что Нилл не нуждается в нашей оценке.

Тем более что Кимберли успела все сказать Эвану утром! Они очень даже неплохо провели пару часов вместе. Кимберли здорово отдохнула в его компании…

– Все нуждаются в том, чтобы их хоть изредка хвалили. – Она печально вздохнула.

– Так почему же вы решили лишить такого счастья Эвана? – удивился Лоренс.

Неожиданно Кимберли страшно захотелось рассказать Лоренсу правду. Рассказать, что она уже встретилась с Ниллом сегодня утром, что уже выказала все свое восхищение фильмом и конкретно его игрой. Но, представив презрительную мину Лоренса, которая появлялась всякий раз при упоминании об Эване, она промолчала.

– Проще смотрите на вещи, Лоренс! – наконец изрекла девушка менторским тоном. – Без напряжения.

Он презрительно усмехнулся.

– Думаете, разговор о Нилле меня волнует? Или последние слова следует отнести к вам?

Кимберли глубоко вздохнула. Да, пожалуй, он действительно самый въедливый и несносный человек из всех, кого она когда-либо встречала.

– Ну уж нет! – протянула она. – Кстати, что говорят эскулапы о возможных последствиях вашей травмы? Навязчивый бред? Галлюцинации? Мания преследования? Или вам грозит что-нибудь серьезнее?

– Плевать я хотел на то, что они там наговорили!

– Что-то новенькое! – съязвила Кимберли, отворачиваясь к окну и тем самым прерывая разговор. Ее, казалось, больше не интересовало, что еще скажет Лоренс.

Во-первых, до сего дня она никогда не посещала никого в больницах и, как возникла такая идея сейчас, сама не понимала. Просто ей показалось, что неплохо приехать. К тому же ее порыв неожиданно поддержал Декстер.

Во-вторых, «благодарность» Лоренса убедила Кимберли, что она с таким же успехом могла оставаться дома и спокойно укладывать чемоданы.

– Неужели вы собирались дежурить у моего одра и вытирать холодный пот с моего чела? – как бы прочитав ее мысли, вдруг спросил Лоренс.

Кимберли аж подскочила от негодования.

– Вы самая неблагодарная свинья! – взорвалась она. – Нэнси угробила сегодня на вас все утро, а вы только и смогли, что нагрубить ей. Я…

– Вы тоже тратите свое время, а я и с вами груб, вы это хотели сказать? – закончил за нее Лоренс. – Вам станет легче, если я извинюсь? – неожиданно грустно спросил он и, заметив ее откровенное изумление, добродушно рассмеялся. – Вы считаете меня неспособным на компромисс?

– Вы неспособны прислушаться к кому-либо, кроме себя! – воскликнула Кимберли.

Он нахмурился.

– Я прошу прощения.

– Уверена, что Нэнси будет рада услышать это.

– Я прошу прощения не у Нэнси, – хрипло прошептал Лоренс.

Неожиданно он оказался совсем рядом с Кимберли, и ее изумил серебряный блеск его глаз.

– Прекратите, Лоренс! – Она неловко заслонилась рукой, пытаясь отодвинуться от него подальше. – У вас что, привычка целовать в машине актрис? – Увидев в его взгляде удивление, она добавила: – Я покончила с этим еще в средней школе.

Он продолжал несколько мгновений смотреть на нее все так же удивленно, а затем на его губах появилась насмешливая улыбка.

– Извините, Кимберли, что, возможно, разочарую вас, но у меня и в мыслях этого не было. Дело в том, что после удара по голове у меня иногда двоится в глазах. Я просто искал точку, чтобы вы были в фокусе.

И все равно она была уверена: Лоренс хотел поцеловать ее! Или она сама хотела, чтобы он ее поцеловал?

Не-е-ет! – ошеломленно подумала Кимберли. Я не могла в него влюбиться! Только не в него!

Впрочем, это объяснило бы мою решимость ехать к нему в клинику сразу же, как только я узнала о нападении.

Однако влюбиться в него – то же, что влюбиться в хамелеона. Никогда не знаешь, что в следующий момент Лоренс сделает или скажет. Правда, если верить опытным людям, непредсказуемость гораздо лучше скуки!

Но мне просто нельзя влюбляться в мужчину, который недосягаем! Я и от той своей несчастной любви толком не оправилась.

Я не могу!

Я не должна.

– Кстати, Кимберли, а вы видели того, другого парня?

– Другого парня? – переспросила она, очнувшись от раздумий.

Лоренс кивнул.

– Я пришел в себя, когда он обшаривал мои карманы. Думаю, он попал в ту же больницу и в то же время.

Реакция у Лоренса была молниеносной. Когда сознание вернулось к нему, он понял, что его избили, да еще и ограбить собираются. Вот тут-то и пригодилось его давнишнее увлечение боксом. Одним сокрушительным ударом он нокаутировал бандита, сломав ему при этом челюсть. Об этом Лоренсу рассказал полицейский, зашедший в клинику поздней ночью узнать, как себя чувствует пострадавший.

– Я не жесток, Кимберли, – продолжал защищаться он, сбитый с толку ее молчанием. – Но не мог же я позволить кому-то безнаказанно избивать меня!

– Конечно же нет, – тихо согласилась Кимберли.

Лоренс нахмурился.

– Звучит неубедительно.

– Что вы хотите от меня услышать? – Голос девушки звучал смущенно. – Как я поняла, нападавший действительно ударил вас бутылкой по голове, и конечно же вы должны были себя защитить.

Почему же мне так хочется оправдаться в ее глазах? – с тоской подумал Лоренс.

– Как вы думаете, Кимберли, нам не стоит менять планы на завтра? – Он неожиданно изменил тему разговора. – Вам придется несколько дней поводить меня за руку, но, уверяю вас, я быстро поправлюсь.

Кимберли рассеянно кивнула, как бы подтверждая, что не возражает. Что же, черт побери, случилось со мной?! – недоумевала она.

– Нэнси принесла утром газеты с рецензиями на фильм. Вы еще помните, что мы вчера вечером ходили на премьеру? – шутливо напомнил Лоренс, слегка задетый ее отсутствующим взглядом.

Лоренс почувствовал огромное облегчение, когда они наконец доехали до отеля. Расплатившись с таксистом, он оглянулся посмотреть, где Кимберли. Она стояла рядом, держа в руках его сумку. Огромная радость охватила Лоренса. Значит, она сразу не уезжает! Хотя чему, собственно, радоваться? Ведь сейчас он потерял ее и, признаться, не знал почему…

Они поднялись на лифте, прошли по коридору к его апартаментам. Всю дорогу Кимберли хранила молчание. Лоренс отпер дверь. Включив свет, он повернулся к девушке, положил руки на ее плечи и, заглядывая в глаза, спросил:

– Что случилось, Кимберли?

Кимберли изо всех сил старалась не встретиться с ним взглядом.

– Ничего, – проронила она. – Сварить вам кофе?

– Неплохо бы! – воодушевился Лоренс. – Я захватил все газеты с собой, так что можно посмотреть. – Он достал из сумки газеты и положил их на журнальный столик.

Минуты три или четыре, пока Кимберли готовила кофе, Лоренс прокручивал в уме их беседу в машине, стараясь понять, чем и когда умудрился обидеть ее.

Неужели несостоявшийся поцелуй стал причиной столь резкой перемены в ее настроении?

Кимберли вернулась в комнату. Лоренс с удовольствием заметил у нее в руках две чашки. Значит, она не намерена покинуть его немедленно! Освободив на столике место для чашек, он протянул ей газеты с отчетами и фотографиями, сделанными на премьере.

– Одна из них совсем недурна, посмотрите-ка! – Он указал на снимок в центре полосы.

«Лоренс Роско и таинственная незнакомка» – прочитала Кимберли текстовку. Она присела на софу.

Достаточно далеко, чтобы коснуться ее, подумал Лоренс с сожалением.

Кимберли недоуменно пожала плечами.

– Я что-то не могу понять, – внимательно изучая снимок, пролепетала она. – Этот несчастный пункт в моем контракте…

– Не играл никакой роли в данном случае, – перебил ее Лоренс. – Все было под моим контролем. И не сердитесь, прошу вас. Теперь вам уже недолго оставаться «таинственной незнакомкой».

Она бросила газету на стол.

– Я не сержусь.

Лоренс поднял на нее глаза и мягко спросил:

– Что вас беспокоит? Я вас чем-то обидел?

Она грустно улыбнулась.

– А если не вы?

– Ну, если верить вам, только у меня и есть особые способности обижать вас, – самокритично ответил Лоренс.

Кимберли вздохнула и взяла чашечку с горячим кофе.

Как вести себя с ней сейчас? – гадал Лоренс.

Интимные отношения с женщинами складывались у Лоренса обычно без особых усилий с его стороны, без принуждения или хитрых уловок. И, когда они переставали доставлять ему удовольствие, Лоренс легко обрывал связь. А с хорошенькими старлетками, занятыми в его фильмах, он попросту заключал джентльменское соглашение, не беря на себя каких-либо дополнительных обязательств. Но Кимберли не была ни тем, ни другим. Интимных отношений между ними не было, да и ее режиссером, по правде говоря, он еще не стал.

– Вы что, поссорились с Ниллом? – спросил он, нахмурившись.

– Конечно же нет, – возразила Кимберли. – Эван и я – давнишние друзья, и поссориться нам трудно. Здесь не те отношения.

Проклятье! Что же там за отношения? Лоренс никак не мог узнать от Кимберли что-нибудь о ее знакомстве с этим баловнем жизни. Девчонка упорно уходила от всех расспросов, чем еще сильнее разжигала любопытство Лоренса.

Конечно, она уже не ребенок и у нее могут быть всякие «отношения». Но Лоренсу очень не хотелось видеть Эвана Нилла их участником, хотя тот чертовски привлекателен, богат, талантлив, словом, завидный жених. Его «дружеские» отношения с Кимберли просто сводили Лоренса с ума!

Кимберли резко поднялась.

– Пожалуй, мне лучше уйти.

– Думаю, что нет, – возразил Лоренс, тоже вставая. – Кимберли, я не понимаю, что случилось, но чувствую, что наши старания отделаться молчанием ни к чему хорошему не приведут.

Она глубоко вздохнула и вскинула голову.

– Лоренс!

Но он не мог больше сдерживаться. Его неодолимо влекло к ней, к ее трепещущему телу, к ее горячим губам, к загадочности, недоговоренности, словом, ко всему, что делало ее не просто привлекательной, а манящей, дразнило и разжигало его воображение.

И Лоренс сделал то, что хотел сделать еще вчера вечером. Крепко обняв Кимберли, он, словно изголодавшийся, приник к ее мягким податливым губам.

Как же далек был его поступок от решения, принятого вчера вечером, когда он смотрел на мутную стремнину реки…

10

Взрыв страсти, когда оба, потеряв всякий контроль над собой, ринулись навстречу друг другу, буквально оглушил их. Руки сплелись, губы жадно искали поцелуя.

Пуговички на блузке Кимберли не стали для Лоренса преградой – он сильным рывком стянул тонкую ткань с ее плеч. Губы прильнули к мягкому теплому шелку кожи. Кимберли застонала от щемящего удовольствия. Его горячий влажный язык коснулся мочки ее ушка, Лоренс слегка прикусил его, вызвав у нее бурю восторга. Кимберли с жадностью бедуина, неделями скитавшегося по безводной пустыне, пила его поцелуи, разгораясь все жарче и жарче.

Его рука задержалась на груди девушки и нежно сжала ее. Лишь шелк бюстгальтера отделял ищущие пальцы от твердеющих сосков. Лоренс осторожно исследовал ее шею в поисках самых чувствительных точек и, найдя их, заставил Кимберли затрепетать от жгучего удовольствия, доставляемого его умелым языком.

Кимберли осторожно ласкала его плечи, а затем неожиданно хищно впилась ноготками в кожу. Она почувствовала силу его желания и в ответном чувстве, охватившем ее, закрыла глаза…

Она даже не заметила, когда Лоренс сдернул с нее бюстгальтер, но задохнулась от восторга, когда сосок оказался у него во рту. Мурашки побежали по телу, и она была не в силах побороть эту дрожь. Как и сопротивляться, когда Лоренс подхватил ее на руки и нежно перенес на софу.

Он лег рядом и привлек Кимберли к себе. Его руки и губы продолжали ласкать полуобнаженное тело девушки. Пальцы Кимберли запутались в его густой темной шевелюре. Она прижала голову Лоренса к себе, чувствуя жар прерывистого дыхания. Ее тело отвечало на каждое прикосновение ладони Лоренса. От чувственного удовольствия, охватившего ее, когда влажный язык Лоренса прошелся за ее ушком, Кимберли чуть не потеряла сознание.

– Ты прекрасна, Кимберли, – хрипло шептал Лоренс, стягивая с себя рубашку. – Совершенна, превосходна, изумительна!

Он и сам был великолепен. Загорелый, мускулистый, крепкий. Его широкая грудь поросла шелковистыми мягкими волосами, которые приятно щекотали чувствительную кожу Кимберли. Она не сомневалась, что скрытое под остатками его одежды было так же прекрасно.

Движения Лоренса не оставляли сомнений в его намерении заняться с Кимберли любовью. Его губы продолжали срывать упоительные поцелуи, а язык ласкал полуоткрытые восхитительные губы девушки, прежде чем ворваться в теплую влажность ее рта.

Кимберли почувствовала его крайнюю настойчивость и, полностью теряя над собой контроль, погрузилась в океан непреодолимого желания. По всему телу разлилось блаженство, и дрожь охватила каждую ее клеточку.

Такого наслаждения ей еще не доводилось испытывать. Оно волна за волной накрывало Кимберли с головой, несло по стремительному потоку чарующей неги, пока Кимберли полностью не обессилела.

Лоренс посмотрел на нее темными от страсти глазами.

– Кимберли?

Она не могла поверить в происходящее. Сжирающий ее внутренний огонь, который превращал в пепел скромность, стыдливость, сдержанность… Лоренс, открывшийся с совершенно неожиданной стороны…

Она взглянула на него, и неизвестно из каких глубин вернувшаяся застенчивость заставила ее быстро отвести глаза. Боже, что я творю?

– Не отворачивайся! Пожалуйста, не прячь глаза! – хрипло простонал Лоренс, нежно дотронувшись до подбородка, чтобы повернуть ее лицо к себе. – Кимберли, я…

– Пожалуйста, остановись! – взмолилась она.

Я и так слишком далеко зашла, сказала себе Кимберли. Если сейчас не остановиться, то все наши планы совместной работы полетят к чертям!

Кимберли змейкой выскользнула из-под него и села, натягивая блузку на обнаженные плечи и пытаясь дрожащими руками побыстрее застегнуть пуговицы. Конечно, это не предназначалось для вытирания пота, ну да ладно! – посмеялась она над собой, запихивая свой бюстгальтер в сумочку, предварительно вытерев об него влажные руки. Как-то не очень приятно надевать на себя вещи, которые только что валялись на полу, брошенные туда пусть даже и в порыве страсти.

– Пойми, нам так нельзя. Это наша ошибка, – по-прежнему не глядя на Лоренса, пробормотала она смущенно.

– Я их немало наделал за свою жизнь. – Его голос прозвучал глухо.

– Надеюсь, что мы постараемся обо всем этом поскорее забыть, – неуверенно прошептала Кимберли.

– Забыть, что произошло? Или не произошло? – грубо отозвался Лоренс, натягивая рубашку. – Не знаю, как ты, но я сделать этого не смогу. Неужели ты все-таки сможешь? Конечно, она тоже не сможет ничего забыть, но притвориться, что забыла, ей, возможно, не составит большого труда. Или она не актриса? К тому же, похоже, Лоренса привлекает только секс. Ни о какой влюбленности здесь нет и речи. Для нее же секс – не главное. Она в него влюбилась, и незачем себя обманывать, что, согласившись на физическую близость, она потеряет его сразу же, как закончатся съемки, а возможно, и раньше. Лоренс просто вычеркнет ее из своей памяти, как делал это не раз со всеми своими прежними связями. И для нее тогда это будет гораздо болезненнее, чем остановиться сейчас.

– Пожалуй, я пойду, – пробормотала она.

– Ясно. Ты все-таки решила не пропускать встречу с Ниллом! – В голосе Лоренса опять зазвенели льдинки.

В других обстоятельствах Кимберли, возможно, и сказала бы Лоренсу правду, но сейчас пусть лучше он злится! С таким Лоренсом ей легче расстаться, чем с нежным и ласковым любовником, пусть и не состоявшимся.

Она посмотрела на часы.

– Еще только девять. А актеры, в основном, совы и предпочитают ночную жизнь. – Кимберли опять обошла прямой вопрос, фактически не солгав ему.

Лоренс с презрением отвернулся и буркнул:

– Не смею больше задерживать. Встретимся завтра в аэропорту. Прошу не опаздывать.

Вылет в девять тридцать, но регистрация за час до вылета.

И опять только дела! – возмутилась Кимберли. Впрочем, чего другого ожидать? Лоренс – режиссер до мозга костей. И тут уж ничего не попишешь. А свои эмоции надо учиться сдерживать. Хотя и так ясно, что последующие месяцы принесут мне много боли и сердечных страданий.

– Хорошо, значит, я буду в половине девятого, – согласилась она. – Ты разве не проводишь меня?

Он вперил в нее холодный взгляд и не сделал даже попытки подняться. В его словах прозвучала откровенная грубость:

– Зачем? Ты и сама хорошо ориентируешься.

Кимберли пробиралась в свою комнату, стараясь не шуметь, чтобы не потревожить Декстера. Он обязательно начнет расспрашивать, как прошла ее встреча с Лоренсом, а ей сейчас совсем не хотелось говорить об этом.

Кажется, ей повезло. В холле никого не было, в кухне, куда она наведалась выпить стакан воды, – тоже.

Кимберли бесшумно двигалась по коридору, когда дверь спальни Декстера неожиданно распахнулась и на пороге появился крестный, на ходу завязывающий пояс халата. Кимберли застыла на месте как вкопанная и виновато посмотрела на Декстера. Ей казалось, что отблески той страсти, которую она только что разделила с Лоренсом, клеймом отпечатались на ее лице. Однако встретившись взглядом с Декстером, она, к своему удивлению, заметила в его глазах глубокое смущение.

Было всего половина десятого! Кимберли за все время своего пребывания в доме крестного ни разу не заметила, чтобы тот ложился спать раньше полуночи. Но сейчас, судя по его голым ногам, выглядывающим из-под длинного халата, он только что встал с постели. И, похоже, кроме халата на нем больше ничего нет! Неужели?..

– Я не ожидал, что ты так скоро вернешься, – пробормотал он, явно чувствуя неловкость.

Его смущение окончательно подтвердило догадку Кимберли, что в постели Декстер был не один. Бедняжка! Это же, в конце концов, его дом! А она околачивается здесь уже несколько недель. И вот наконец-то выдался свободный вечер, когда можно без помех побыть со своей подругой, так она является раньше времени и все портит!

– Извини, но я прямо в постель. Жутко устала, а завтра рано вставать. Поговорим утром, – скороговоркой пробормотала Кимберли, всем своим видом стараясь не показать, что обо всем догадалась. Как неловко получилось!

– Хорошо, но… но звонила твоя мама, – вспомнил Декстер.

Кимберли не понравился его тон.

– И что?

– Она хочет, чтобы ты ей позвонила, когда вернешься.

Только не сейчас! – мысленно простонала Кимберли. Я просто не могу сейчас ей звонить. Маму не проведешь. Она по голосу догадается: что-то случилось. И если в ее душу закрадется сомнение, ближайшим же рейсом примчится в Сидней. И не найдет меня здесь!

Я позвоню ей с острова, решила Кимберли.

– А сейчас возвращайся к… в постель, – обратилась она к Декстеру с лукавой гримаской на лице, понимая, в какую неловкую ситуацию они оба попали по ее вине. – Не беспокойся и не вскакивай утром будить меня. Нэнси позвонит мне в половине восьмого, так что не ломай своих планов на утро.

– Отлично! Но не забудь позвонить маме. Ты же ее знаешь! – добавил Декстер многозначительно.

Да, Кимберли очень хорошо знала свою мать. Но все равно не собиралась бросаться ей звонить. Только тогда, когда спокойно сможет ответить на все ее вопросы.

11

Лоренс развалился в кресле самолета. У него зверски болела голова. Он закрыл глаза, чтобы избежать расспросов Нэнси, к тому же ему страшно хотелось спать, но уснуть он не мог. Он не смог уснуть и вчера вечером, когда неожиданно ушла Кимберли. Ушла, чтобы провести вечер с Эваном Ниллом. А может, и не только вечер?

Ему не надо открывать глаза и поворачивать голову, чтобы убедиться в том, что Кимберли наблюдает за ним с тревогой, а возможно, и со страхом. Она смотрела на него так уже в аэропорту, когда приехала туда вместе с Нэнси. Она как будто ожидала упреков в свой адрес или резких слов.

Но вся беда в том, что Лоренс действительно не знал, как себя вести с ней теперь. Прошлым вечером он на нее разозлился, был готов просто уничтожить ее…

Она буквально плавилась в его руках! Невозможно отрицать ее к нему влечение. Но Кимберли все-таки бросила его и ушла к другому мужчине! Утром в аэропорту он смог лишь кивнуть ей, а заговорить так и не решился. Впрочем, что он мог ей сказать? Сам же нарушил все свои правила и получил за это сполна. Теперь надо нащупать такие отношения, чтобы все-таки было возможно работать вместе. Надо. Но что делать сейчас, он определенно не знает!

– Приземляемся, Лоренс. – Голос Нэнси вплыл в сознание издалека и словно из тумана.

Лоренс недоумевал, как не услышал объявление стюардессы пристегнуть ремни. Лайнер начал снижаться.

Черт побери! Надо взять себя в руки. Впереди – съемки фильма. И Кимберли станет в нем звездой!

– Кимберли…

– Да? – Она смотрела на него широко открытыми глазами.

Господи! Он произнес ее имя вслух! Да он ведет себя как глупый школьник. Ведь не влюблен же он в нее на самом деле! Нет, он никогда не влюбится в женщину, с которой предстоит совместная работа.

– Ты пристегнула ремни? – нашелся он.

– Конечно! – В ее голосе звучало недоумение.

Лоренс удовлетворенно кивнул.

– Посмотри! Как тебе остров с высоты? – Лайнер скользил вдоль бухты по направлению к аэропорту, понемногу теряя высоту.

– Выглядит неплохо, – немного помолчав, проронила Кимберли, даже не взглянув в иллюминатор.

Лоренс раздраженно отвернулся. Да, эта потенциальная звезда, похоже, доставит ему гораздо больше проблем, чем он предполагал.

Она казалась безмятежно счастливой, когда, сидя в машине рядом с Нэнси, ехала из аэропорта. Кимберли любовалась красотами поздней весны на острове: ярким золотом буйно цветущего дрока, разноцветьем полян, синими и белыми колокольчиками, поздними нарциссами. На уже зеленеющих лугах паслись стада коров и отары овец.

– Боже, как красиво! – воскликнула она.

От ее улыбки у Лоренса защемило сердце.

Такой он Кимберли еще не видел.

– Что, опять голова разболелась? – встревожилась Нэнси, взглянув на него.

– Немного, – отвернувшись, пробормотал он, смущенный тем, что опять застигнут врасплох.

Девушки весело щебетали на заднем сиденье машины. Кимберли расспрашивала Нэнси об острове, который та покинула ради карьеры много лет назад. Лоренс в беседу не вступал – ему было тяжело даже слышать голос Кимберли.

– Господи, да когда же вы замолчите? – не поворачивая головы, простонал он. – У меня мозги трещат от вашего кудахтанья!

Девушки не прекратили беседу, но перешли на шепот. Теперь Лоренс многих слов не мог разобрать, и это злило его еще больше. Все раздражало его сейчас, но больше всего – Кимберли Кентон.

Хобарт, главный город острова, ошеломил Кимберли. Она засыпала Нэнси вопросами об истории, об обычаях и о традициях островитян.

Даже то, что Нэнси и Кимберли спелись, раздражало Лоренса. Казалось, девушкам вполне хватает общества друг друга и ни в ком другом они не нуждаются. Положим, опекать молодую актрису входило в служебные обязанности Нэнси, но ее повышенное внимание к Кимберли явно выходило за рамки этикета и служебного долга. Неужели Кимберли раздражает только его одного?

Лоренс почувствовал явное облегчение, когда машина подрулила к дому, арендованному съемочной группой на время работы. Он попросил водителя не загонять машину в гараж, так как собирался встретиться с операторской группой, которая вовсю трудилась даже в его отсутствие, снимая природу. Да и от Кимберли Лоренсу пока хотелось держаться подальше.

– Выбирайте любую из спален. Только справа от лестницы – моя. – Лоренс протянул им ключи. – Если, конечно, не хотите жить вместе, – добавил он сухо. Настроение его резко упало: он все-таки посмотрел на Кимберли.

Она была счастлива и… великолепна! На лице ни следа косметики, отчего она выглядела немного беззащитной, но еще более привлекательной.

– С тобой? – Нэнси кокетливо стрельнула в него глазами. – Нет уж, спасибо! – добавила она, уже откровенно хохоча.

– Ну а ты, Кимберли? Мы могли бы согревать друг друга ночью. – Лоренс криво усмехнулся.

Нэнси медленно повернулась и, прищурившись, посмотрела на него. Она отлично понимала, что это просто шутка, но явно не одобряла ее. А вдруг он на что-нибудь надеется?

– Если я не ошибаюсь, в доме центральное отопление, – строго отрезала Кимберли.

– Но в Англии, должно быть, намного холоднее? – продолжал он язвительно.

Кимберли пожала плечами.

– Давно там не была, возможно…

Лоренс отдавал себе отчет в том, что подобная игра не доведет до добра, пора прекратить дразнить судьбу, но как будто дьявол вселился в него, морочил, не давая остановиться.

– Ну и где, интересно, ты жила, пока не приехала к Декстеру? – не замедлил Лоренс задать провокационный вопрос.

Глаза Кимберли превратились в узенькие щелочки.

– Где или с кем?

Лоренс вздрогнул. Похоже, ледяной барьер снова возник между ними.

– Тебе виднее.

– В Стокгольме, – сообщила Кимберли. – Там очень холодно зимой. Думаю, здесь будет лучше. Однако спасибо за предложение. – Она не мигая смотрела ему прямо в глаза.

– Пожалуйста. Ну, устраивайтесь. Увидимся позже.

– Да, Лоренс! – задержала его в дверях Нэнси. – А как насчет обеда?

– Поищите что-нибудь в холодильнике, – неуверенно бросил он, посчитав, что самое время исчезнуть.

Его щеки предательски пылали. Мальчишка! – подумал Лоренс. Я веду себя, как мальчишка!

12

– Он меня ненавидит! – Кимберли, закрыв лицо руками, разрыдалась.

– Я так не думаю, – осторожно возразила Нэнси, обходя кухонный стол, за которым сидела Кимберли. – Лоренс никогда не вел себя так эмоционально. Знаешь, все-таки очень хочется есть. Давай заглянем в холодильник.

Кимберли изо всех сил старалась успокоиться, но не могла сдержать слез. Все-таки «шутка» Лоренса о совместной спальне очень больно ударила по ее натянутым нервам.

– Эй! – Нэнси присела рядом, испытующе глядя на нее. – Что, дорогая? Между вами что-то было?

Нэнси очень нравилась Кимберли, и она была уверена, что наконец-то нашла подругу. Но даже ей Кимберли не решилась открыть душу.

– Да нет. Ничего такого, о чем стоило бы поговорить, – стараясь не смотреть Нэнси в глаза, промямлила Кимберли. – Но ты сама все слышала. Он просто невыносим!

Нэнси вздохнула сочувственно.

– Я же тебе говорила, не раскрывайся перед ним. Не позволяй ему читать твои мысли. Иначе он и вправду достанет тебя. Вот тогда-то твоя жизнь уж точно станет невыносимой.

– Не представляю, как ты его переносишь! – прошептала Кимберли.

– Знаешь, есть еще одна хитрость. Не помню, говорила ли я тебе об этом, – продолжала Нэнси. – Никогда не задевай его, иначе ты же и останешься битой.

Как запоздало это предупреждение!

Девушки распаковали вещи, каждая в своей спальне. Стараясь не возобновлять разговор на щекотливую тему, они приготовили ленч.

Кимберли с любопытством обошла дом и, к своему удивлению, обнаружила, что в нем, кроме них троих, больше никого нет. Все остальные комнаты оказались свободны.

– Лоренс любит простор, – объяснила Нэнси.

– Ага! Расскажи кому другому! Это все из-за пятнадцатого пункта, будь он неладен! – воскликнула Кимберли. – Или я не права? – Она вопросительно подняла брови.

– Я тебе этого не говорила, – нехотя отозвалась Нэнси.

– Да потому что мы обе это знаем! И наше так называемое «уединение» связано именно с этим. – Кимберли не прельщала перспектива оставаться здесь почти наедине с Лоренсом.

– Не злись ты так! – проворчала Нэнси. – Пойми, тут гораздо лучше, чем с группой. Намного удобнее. Поверь моему опыту, наконец.

Нэнси поднялась из-за стола, убрала посуду, оставшуюся после ленча. Подойдя к окну, она выглянула и прислушалась.

– Знаешь, по-моему, наша машина в гараже. Давай, я покажу тебе остров. Поехали?

Кимберли заколебалась.

– Вдруг Лоренс вернется, а нас не будет?

– Ну и что? – Нэнси пожала плечами. – Мы совсем не обязаны сидеть здесь и дожидаться, когда он соблаговолит явиться. И вообще, кто знает, когда он вернется? Такой великолепный день, просто грех не прогуляться.

Нэнси, взяв на себя роль водителя и гида одновременно, старалась изо всех сил.

– Это прямо маленькая Англия, – изумлялась Кимберли, разглядывая из окна лимузина проносящиеся мимо придорожные строения.

– Но лучше, – уточнила Нэнси. – Возможно, я пристрастна, но я считаю, что здесь гораздо лучше, чем в Англии. Разве что дороги похуже, разогнаться трудно, но зато и аварий здесь меньше, чем в Англии или в Штатах.

Кимберли импонировало то, как эстетка Нэнси пытается внушить любовь к своему в общем-то довольно простому и даже грубому острову.

– И, подумать только, что всего месяц назад я даже не слышала об этом острове… – задумчиво заметила Кимберли.

– Да, мы не очень распространяемся о его красотах, чтобы не привлекать большого количества туристов. Ведь остров невелик, хочется сохранить его первозданным, а туристы… Да ты и сама отлично знаешь, чего от них можно ожидать. – Нэнси нахмурилась, но тут же улыбнулась.

Кимберли великолепно отдохнула в этой поездке, но от предложения навестить родителей Нэнси отказалась. Ей хотелось в тишине поработать над ролью, пока не вернется Лоренс.

Было уже около восьми. Кимберли сидела на софе, поджав ноги. Раскрытый сценарий лежал рядом.

Услышав шум подъехавшей машины, она насторожилась. Хлопнула входная дверь, и неожиданно прежнее напряжение навалилось на нее. Нестерпимо захотелось пить, Кимберли слезла с софы и спустилась в кухню.

Лоренс стоял у холодильника, спиной к ней.

– Мне показалось или ты действительно на машине? – как можно спокойнее спросила Кимберли.

Лоренс медленно повернулся и взглянул на девушку. В зеленом свитере и в плотно облегающих джинсах, со свободно распущенными волосами, босая, она походила на настоящего хиппи. Но ему понравился и этот новый ракурс.

– Я взял напрокат еще одну машину. Иначе втроем трудно обойтись, – объяснил он. – Послушай, я думал, что вы позаботитесь о хлебе насущном, но в холодильнике по-прежнему пусто. И вообще, есть что-нибудь пожевать? – хмуро поинтересовался он.

Кимберли внимательно посмотрела на него. Да, он здорово устал, темные круги появились под глазами. Видимо, ему нелегко дался сегодняшний день с перелетом и съемками сразу же после него. Да еще этот удар бутылкой по голове!

– Нэнси уехала навестить родителей, а я тоже еще не обедала, – поспешила объяснить Кимберли. – Но в холодильнике кое-какая еда все же есть. Несколько яиц и салат. Давай сделаем омлет и салат.

Лоренс кивнул.

– Ты приготовишь омлет, а я салат. Хорошо?

Следующие пятнадцать минут неожиданно показали, что они могут спокойно находиться в обществе друг друга. И даже работать вместе. По крайней мере, незамысловатую еду они готовили в полном согласии.

– Совсем неплохо! – заметил Лоренс, прожевав первый кусочек омлета.

Она усмехнулась – комплимент пришелся ей по вкусу – и протянула на американский манер:

– Мы, умирающие с голоду второсортные артисты, должны уметь приготовить недорогое блюдо так, чтобы оно возбуждало аппетит.

Лоренс наклонил голову и пристально уставился на Кимберли.

– Что-то ты не очень похожа на умирающую, – наконец подвел он итог своим наблюдениям.

Еще бы! – подумала Кимберли. Разве моя семья допустила бы такое? Хотя я и принимаю их помощь только в самом крайнем случае.

– Я не хотел тебя обидеть, Кимберли, – хмуро произнес Лоренс, по-своему истолковав ее молчание. – Черт, я, кажется, совсем разучился вести светскую беседу! – Он положил нож и вилку на стол, откровенно злясь на себя.

Кимберли мягко улыбнулась.

– Я не обиделась, Лоренс. И, если честно, сильно сомневаюсь, что ты вообще мог когда-нибудь это делать. Пожалуй, уже поздно учиться.

– Ешь свою еду, женщина! – произнес он притворно грозно.

– Так-то лучше! – весело откликнулась Кимберли. – И даже не старайся изменить себя, Лоренс! Не поймут.

– Ты заставляешь меня хорошо о себе думать, ты знаешь об этом, женщина? – спросил он, самодовольно щурясь. – А что, я действительно безнадежный деспот?

Кимберли открыла рот, чтобы ответить, но в последний момент передумала. В конце концов, честность – не всегда верная политика.

– Я лучше помолчу, не возражаешь?

Лоренс широко улыбнулся.

– Еще никто и никогда так со мной не разговаривал.

Кимберли вопросительно посмотрела на него.

– И?..

– И даже не старайся изменить себя, Кимберли! Не пойму! – Пожав плечами, он почти дословно повторил ее слова.

Что-то похожее на легкий флирт проявилось в их беседе, но Кимберли почему-то не хотелось прерывать игру.

– Можно считать это первым комплиментом?

– А ты как думаешь? – Лоренс смотрел на нее не мигая. Глаза приобрели уже знакомый ей стальной блеск.

– Ну уж нет! Я первая спросила.

– Уже во второй раз за последние несколько минут? – задумчиво прошептал он и, заметив непонимающий взгляд Кимберли, объяснил: – Я уже чуть раньше похвалил твою стряпню.

– Хорошо, два комплимента за один вечер! – торжественно провозгласила Кимберли, еле сдерживаясь, чтобы не расхохотаться.

– А как ты отнесешься к белому вину, если мы добавим его к нашему «обеду»? – спросил Лоренс, направляясь к холодильнику. – Я купил несколько бутылок на прошлой неделе, когда решил, что вы с Нэнси будете жить здесь.

Кимберли видела эти бутылки, но, так как знала, что Лоренс не пьет, ей и в голову не пришло предложить вино к столу.

– Бокал было бы не плохо, – неожиданно вырвалось у нее.

Куда подевалась ее осторожность? Зачем ей вино, когда Лоренс и так пьянит ее? Однако идти на попятный было поздно, слово – не воробей. Ладно, она только пригубит бокал, и все будет прекрасно.

Но вино оказалось превосходным. Кимберли с удовольствием выпила весь бокал и без зазрения совести налила себе еще. Рассказ о поездке по острову она приберегла на конец обеда.

– Да, место чудесное! – поддержал ее восхищение Лоренс. – А какой воздух! И, что немаловажно для нас, киносъемками островитяне не избалованы. Или не утомлены – не знаю, что точнее. Поэтому дополнительных затруднений не возникает. Народ здесь славный!

Кимберли согласно кивнула.

– Если они хоть капельку похожи на Нэнси, то о чем говорить! А Нэнси, наверное, очень рада провести несколько месяцев в родных краях.

– Да, она смогла уехать с острова, но не смогла забыть его, – серьезно заметил Лоренс. – Ты, наверное, не знаешь, но это именно она посоветовала нам посмотреть остров. И если бы не ее подсказка, снимали бы мы этот фильм где-нибудь на Арнемленде.

Удивительно, но они болтали как старые друзья. И вчерашний вечер, и утренняя напряженность – все казалось далеким и незначительным. Но когда раздался шум подъезжающей машины, на которой, вероятно, вернулась Нэнси, расслабленное состояние мгновенно улетучилось.

– Не уверена, что Нэнси захватила ключи от дома, – заметила Кимберли, и как бы в подтверждение ее слов раздался мелодичный звон дверного колокольчика.

– Странно, она отлично знает, как пройти черным ходом, – недовольно пробурчал Лоренс, вставая, чтобы отпереть входную дверь.

Кимберли даже не пошевелилась, продолжая мелкими глоточками потягивать вино. Если это Нэнси, то пусть сама убедится, что ее осторожность в данном случае ни к чему. И совсем необязательно предупреждать о своем появлении.

Но Лоренс почему-то задерживался. До Кимберли доносились приглушенные голоса и, похоже, женского голоса слышно не было. Необъяснимое волнение охватило Кимберли. Выждав еще несколько минут, она поднялась и тоже направилась в холл. На полпути она уже четко улавливала встревоженные мужские голоса.

Почувствовав ее присутствие, Лоренс оглянулся.

– Нэнси попала в аварию, – сказал он взволнованно. – Полицейский сообщил, что она в госпитале.

Картины одна страшнее другой промелькнули перед мысленным взором Кимберли. Она в ужасе уставилась на полисмена.

– Только порезы и ссадины, да еще сломана рука, миссис Роско, – поспешил успокоить ее он. – Уверяю вас, ничего смертельного. Извините, что так поздно побеспокоил вас, но родители мисс Тэсмон убедительно просили сообщить вам об этом.

Кимберли почувствовала, как краска заливает ее щеки. Надо же ему так ошибиться! Назвать ее миссис Роско! А Лоренс даже не поправил его. Почему он не сделал этого?

– Мы сейчас же поедем в больницу, – заверил полицейского Лоренс. – Спасибо, что сообщили о несчастье с мисс Тэсмон.

Полицейский кивнул и направился к машине.

Кимберли решила, что сейчас не до выяснения отношений. Она разберется во всем позже.

Бедная Нэнси! Что ж это такое – сплошное невезение. Сначала Лоренс, теперь Нэнси…

– Пошевеливайся, Кимберли! – бросил Лоренс.

Ужасный конец приятного вечера.

Всю дорогу до Хобарта они молчали, – В голове Кимберли крутился вопрос, который, она, несмотря на решение поразмыслить над ним позже, не могла прогнать.

– Перестань думать о полицейском! – как будто прочитал ее мысли Лоренс. – Сейчас лучше оставить все, как есть, пока мы не узнаем, как отнесутся на острове к нашему совместному проживанию в одном доме. Ну а если серьезно, то сейчас просто не время кому-то что-то объяснять, – добавил он, открывая перед Кимберли двери приемного покоя.

Переговорив с медицинской сестрой, Лоренс торопливо направился к палате, где лежала Нэнси.

– Мы сможем пробыть у нее всего несколько минут, – сказал он Кимберли, которая еле поспевала за ним. – Ей дали обезболивающее, и она сейчас спит. Ну да хоть взглянем на нее.

Нэнси выглядела ужасно! Похоже, она вылетела через лобовое стекло, разбив его вдребезги. «Порезы и ссадины», – сказал полицейский. Да, но какие порезы и какие ссадины!!!

Кимберли задохнулась от сострадания к подруге. Слезы дрожали на ее длинных ресницах. Лоренс терпеть не мог женских слез. После смерти отца его мать много плакала, и у Лоренса на всю жизнь осталась горечь от их вида. Взяв бумажную салфетку из коробочки, стоящей на прикроватной тумбочке, он принялся вытирать слезы на щеках Кимберли, как когда-то вытирал их на лице матери.

– Не пугайся, внешность обманчива. Все не так уж и плохо, – утешал ее Лоренс, сам не веря в то, что говорит.

– О, Лоренс! Бедная Нэнси! – Кимберли прижала мокрое от слез лицо к его плечу. – А мы сидели дома, наслаждались обедом, думали, что и она проводит приятный вечер с родителями! – Ее плечи тряслись от рыданий. – Она ведь поправится, Лоренс? Поправится, да?

У Лоренса подкатил комок к горлу. Эта девушка своей искренностью задела в его душе что-то, что он считал давно умершим. Даже к своей матери он не испытывал таких нежных чувств, какие вызвала Кимберли Кентон. А ведь он очень любил свою мать.

– Она поправится, Кимберли. Обязательно поправится, – уверенно сказал он. – И прекрати реветь! Вряд ли это понравится Нэнси, если она вдруг проснется. Пойдем-ка отсюда, все равно мы пока ничем ей не поможем, а я боюсь, как бы этот кошмар и тебе не навредил.

Лоренс поспешил к двери, но неожиданно остановился, круто развернулся и вновь подошел к Нэнси. Не обращая внимания на Кимберли, которая застыла в дверях с широко раскрытыми глазами, он наклонился к молодой женщине и нежно поцеловал ее. Слезы мгновенно просохли на щеках Кимберли. Она гордо выпрямилась и, высоко подняв голову, вышла из палаты. Лоренс догнал ее уже в холле. В молчании они прошествовали к машине.

– Что-нибудь выпьешь? Сварить кофе? – спросил Лоренс, когда они вернулись домой.

– Нет, спасибо, – вяло отказалась Кимберли. – Если ты не возражаешь, я пойду прилягу.

– Почему я должен возражать?

Лоренс сел за стол, придвинул бокал с недопитым Кимберли вином и, прежде чем осоз-нал свое действие, осушил его, а затем с отвращением поставил бокал обратно на стол.

– Что ты так на меня смотришь? – встретившись с Кимберли взглядом, спросил он.

Кимберли удивленно перевела глаза на пустой бокал.

Черт возьми, разозлился Лоренс, я не обязан перед ней отчитываться в своих действиях!

Я вообще никогда и ни перед кем не отчитывался!

И не собираюсь!

13

Кимберли долго не могла уснуть. Нэнси, в ссадинах и в кровоподтеках, так и стояла у нее перед глазами. Кимберли, проворочавшись всю ночь, поднялась, лишь забрезжил рассвет. Однако Лоренс все-таки опередил ее. Значит, ему тоже не спалось.

Она нашла его в кухне за приготовлением кофе. Мельком взглянув на Кимберли, он продолжал процеживать кофе себе в кружку.

– Налей себе, – кивнул он на кофеварку.

Она наполнила чашечку горячим, но почти безвкусным кофе и села напротив него. Кимберли ненавидела электрические кофеварки. Кофе получался хоть и крепким, но каким-то пресным на вкус.

Гнетущая тишина повисла в помещении. Кимберли в конце концов не выдержала затянувшегося молчания.

– Ты уже позвонил в больницу?

Лоренс кивнул.

– Нэнси не спала. Я сейчас еду туда. Ты со мной?

Кимберли показалось, что он спросил ее просто из вежливости. Скорее всего ему хотелось бы встретиться с Нэнси наедине.

Она отрицательно покачала головой.

– Передай ей от меня привет и скажи, что я заеду попозже.

– Ладно, – проворчал он удивленно. – Пожалуйста, никуда не исчезай. Когда я вернусь, поедем на съемочную площадку. Пора познакомить тебя с группой. Хорошо? – не дождавшись ее реакции, переспросил он.

– Хорошо, – эхом отозвалась Кимберли.

Что ж, работа есть работа! Даже если ураган, наводнение, цунами! Или любимая женщина лежит с переломанной рукой!

А то, что Лоренс любит Нэнси, для Кимберли стало абсолютно ясно после вчерашнего посещения больницы. Возможно, он и сам это осознал только сейчас.

Кимберли была буквально уничтожена этим открытием. Ужасно, что человек, который тебе не безразличен, влюблен в другую женщину.

И эта женщина – твоя подруга, по крайней мере, таковой Кимберли считала Нэнси.

– Если Лоренс думает, что он единственный мужчина в жизни Нэнси, он сильно заблуждается! – злорадно подумала Кимберли, набирая телефонный номер…

Самолет прибыл точно по расписанию. Декстер появился одним из первых. Весь его багаж состоял из одной дорожной сумки, поэтому он без задержки прошел прямо в зал, где его с тревогой ожидала Кимберли.

Но ее удивлению не было предела, когда она увидела идущих за Декстером мужчину и женщину.

Этого не может быть! Каким образом? Когда? Как?

За Декстером спешили ее мать и брат!

– Объясню потом, – шепнул Декстер, заметив ошеломленное выражение лица крестницы. – Как ты?

Мужчина, как говорится, без возраста, сегодня он выглядел на все свои шестьдесят! Видимо, бессонная ночь, после того как Кимберли сообщила ему о случившемся с Нэнси, дала себя знать.

Кимберли была почти уверена, что женщина, с которой она застала Декстера вечером в воскресенье, была не кто иная, как Нэнси. И по тому, как воспринял ее звонок дядя, она поняла, что не ошиблась.

О своем решении вылететь на остров первым же утренним рейсом Декстер сообщил немедленно. Но даже намека на то, что с ним прилетят и ее родные, в словах Декстера Кимберли не услышала. Расспрашивать его о чем-либо сейчас было абсолютно бесполезно. Декстера интересовала только Нэнси.

– Лоренс звонил в госпиталь рано утром. Нэнси не спала. Он сейчас там, – поспешила сообщить Кимберли.

Да, это будет не лучший момент в жизни двух мужчин, когда выяснится, что они влюблены в одну и ту же женщину…

– Кимберли… – обратилась к ней мать, но Декстер перебил ее:

– Не сейчас, Юнис. Обсудишь все позже. А сейчас я хочу побыстрее увидеть Нэнси и убедиться, что с ней все в порядке.

Декстер направился к выходу, ясно давая понять, что и остальные должны следовать за ним.

– Лоренс?.. – Юнис попыталась все-таки что-то спросить у Кимберли, но Декстер довольно агрессивно повернулся к ней.

– Я же сказал, Юнис! Все потом. – Никогда раньше Кимберли не слышала, чтобы Декстер разговаривал с ее матерью таким тоном. – Ты сама решила сюда приехать, тебя никто не приглашал. И если тебя что-то не устраивает, то это твои проблемы.

Кимберли успокаивающе сжала руку матери, готовой к ответной атаке, и прошептала:

– Он очень беспокоится за Нэнси.

– Да, Нэнси, видимо, очень дорога ему, – сдалась Юнис.

И не только ему. Лоренсу тоже, подумала Кимберли. И вряд ли он похвалит меня за то, что я позвонила Декстеру, не посоветовавшись с ним.

Декстер сидел рядом с таксистом, Кимберли с родными расположились на заднем сиденье. Крис и Кимберли оказались рядом.

– Ты что здесь делаешь? – спросила она брата.

Крис вел семейный бизнес вместе с отцом, и оторваться от дел его могла заставить только катастрофа вселенского масштаба.

Крис оказался зажатым между женщинами. Ему было ужасно неудобно и тесно.

Сиденье явно не рассчитано на такую атлетическую фигуру плюс мама и я, с усмешкой подумала Кимберли.

Крис пожал широченными плечами.

– А я и не думал никуда ехать, – мрачно пробурчал он. – Ма устала от туманных объяснений Декстера, почему ты не звонишь, и решила сама все узнать. – Крис снова передернул плечами. – Отец сейчас никак не может покинуть Лондон, но ты же знаешь нашего па! Разве он мог позволить, чтобы ма путешествовала одна, да еще на другом континенте?! Вот поэтому я и вынуден делать вид, что я – телохранитель ма. – Особой радости в словах брата Кимберли не услышала.

Она мысленно выругалась. Не позвонить матери вовремя! А ведь Декстер настоятельно просил ее об этом. И вот к чему привела ее несобранность!

Ладно, хватит казнить себя, ведь все равно ничего уже изменить нельзя. Сейчас она доставит Декстера в больницу, а потом побеспокоится о матери и Крис. Хотя не мешало бы подумать и о себе. После такого нарушения контракта ее работа в фильме может закончиться, даже не начавшись! Ведь вероятность выполнить требования, заключенные в пресловутом пятнадцатом пункте, после встречи с ее мамой будет равна нулю.

– Мы пойдем с тобой, – решительно заявила Юнис, когда такси подъехало к больнице.

Она грациозно выбралась из машины. Крис как привязанный последовал за ней.

Кимберли хмуро посмотрела на них. Да, ситуация явно выходит из-под контроля. Ведь она собиралась только проводить Декстера до палаты и сразу же вернуться. Вряд ли там все спустится на тормозах. И лучше бы мужчинам обойтись без свидетелей.

Но, встретившись с решительным взглядом матери, Кимберли предпочла промолчать. Бесполезно! – Бесполезно что-нибудь говорить, объяснять, требовать! Мама так решила, значит, так тому и быть. Обидно! Пропали даром все ее усилия скрыть от Лоренса, кто ее мать. Ему будет достаточно одного взгляда, чтобы узнать ее. Ведь эта стройная, элегантная и чертовски привлекательная даже в свои пятьдесят с хвостиком, леди – не кто иная, как широко известная в свое время кинозвезда Юнис Рэйберн! И вряд ли Лоренс придет в восторг от такого открытия. Ему ведь на роль Мэрианн была нужна неизвестная актриса, а не дочь знаменитости! Жаль, что не удалось сохранить тайну хотя бы до окончания съемок, потом – Кимберли надеялась! – это было бы уже неважно. Ее собственный талант докажет всем, что мать здесь ни при чем. Но неожиданный приезд матери поставил ее планы под угрозу!

Сказать, что, увидев Декстера и Кимберли, Лоренс разозлился, значит, ничего не сказать! Он был просто взбешен.

– Какого черта вы здесь делаете?!

Слова застряли у него в глотке, когда он увидел еще одну парочку, входящую в палату. Мужчина не вызвал у него никакого интереса, но женщина…

Лоренс вспыхнул как спичка. Его лицо окаменело, посерело. Он не отводил от Юнис ненавидящего взгляда.

– Вы? – наконец прохрипел он. – Что…

– Все в порядке, Лоренс. – Кимберли поймала его руку, крепко сжала в своей. – Ты видишь…

– Нет, не все в порядке, черт возьми! – Он грубо выдернул свою руку. Все его внимание было по-прежнему сконцентрировано на Юнис. – Что вы здесь делаете? – ледяным тоном спросил он.

Юнис выпрямилась во весь свой рост.

– Лоренс…

– Не смейте называть меня так! – закричал он. – Не смейте! Лучше вообще замолчите! – Взбешенный, он повернулся к Декстеру. – В какие дьявольские игры ты играешь, Блумер? Что она здесь делает? – Он сжал кулаки.

Кимберли ничего не могла понять. В чем дело? Почему один вид ее матери приводит Лоренса в ярость? Гнев исказил черты его лица. И он совершенно несоизмерим с тем маленьким обманом, на который она пошла, чтобы сыграть Мэрианн. Но, скажи она правду, ей не видать бы этой роли как своих ушей!

Ох, наверное, все-таки было бы лучше сразу сказать Лоренсу правду…

– Веди себя прилично, Лоренс! – Декстер резко повернулся к нему. Он уже немного успокоился, убедившись, что жизнь Нэнси вне опасности, но поведение Лоренса снова выбило его из равновесия.

– Вести себя прилично? – прорычал Лоренс, еле сдерживаясь. – Ты привозишь сюда эту женщину и ты же предлагаешь мне оставаться спокойным? Ты…

– Меня не интересует, кто вы, – Крис подался вперед, его голос дрожал от возмущения, но оставался тихим, – но я не позволю вам говорить с моей матерью или о моей матери в оскорбительном тоне! – Он встретил гневный взгляд Лоренса с олимпийским спокойствием.

– А вы сами-то кто такой? Ее сын? – презрительно процедил сквозь зубы Лоренс.

– Я предупреждал вас не говорить о моей матери в таком тоне!

– Крис! – Кимберли с криком бросилась вперед и повисла на руках брата, удерживая его. Казалось, мужчины совсем потеряли головы.

Неожиданно Лоренс обрушил свой гнев на нее.

– Крис?! – воскликнул он мрачно. – Не хочешь ли ты сказать, что твой дружок Крис – сын этой…

– Проклятье! Я же предупреждал вас!

И, прежде чем Кимберли поняла, что происходит, Крис с размаху ударил обидчика. Лоренс зашатался, но удержался на ногах. Он быстро сгруппировался и нанес в челюсть Крис ответный удар.

– Что здесь происходит? – Удивленная медсестра возникла в дверях, очевидно, не в силах поверить, что в палате ее подопечной действительно разгорается драка. – Что это такое? Немедленно все вон!

– Но… – Грозный вид медсестры заставил Декстера умолкнуть на полуслове.

– Мисс Тэсмон только вчера попала в аварию! Она еще очень слаба. Ей необходимы покой, тишина. А вы что здесь устроили? И вообще, время для посетителей – после обеда! И не больше двух одновременно. Прошу вас! – придя в себя от изумления и возмущения, добавила она.

Широко распахнув дверь, медсестра дала всем понять, что необходимо удалиться.

Все без возражений направились к выходу: Крис, потирая ушибленную челюсть, Юнис, явно расстроенная безобразной сценой, Лоренс, свирепо сверливший взглядом затылки обоих.

Прежде чем последовать за всеми, Кимберли ободряюще улыбнулась Декстеру, который на несколько мгновений задержался, чтобы наедине попрощаться с Нэнси.

– Надеюсь, ты удовлетворен, Лоренс? – язвительно спросил Декстер, когда вся «компания» покинула больницу.

– Удовлетворен?! – холодно переспросил тот, сдерживая бешенство. – Даже не пытайся переложить всю вину на меня, Декстер! Ты все время знал, что Кимберли знакома с этим Крисом! Значит, тебе было хорошо известно, кто его мать! Ты…

– Боюсь, что все не совсем так, как ты думаешь, Лоренс! – вмешалась в перепалку Кимберли, твердо вознамерившись немедленно положить конец всей этой неразберихе. Лучше поздно, чем никогда.

Еще несколько минут назад Кимберли не могла вспомнить, кого напоминает ей Лоренс. Однако сейчас, глядя на все эти разъяренные лица, она вдруг абсолютно точно поняла кого. Вопрос только – почему? Но Кимберли была уверена, что, прежде чем закончится этот сумасшедший день, найдет ответ на этот вопрос.

Лоренс повернулся к девушке, с трудом соображая, что ему говорят. И причина всему – эта женщина! Юнис Рэйберн!

Он ненавидел ее почти всю свою жизнь, а сейчас она снова напомнила о себе своим неожиданным появлением! В том, что она знает, кто он, Лоренс не сомневался ни минуты. Только одно то, что она знает его имя, говорило о многом.

И Кимберли завела шашни с ее сыном?

– Что не так? – зло прохрипел он. – То, что он – ее сын, или что ты любила его?

– Нет, Крис, нет! – Кимберли рванулась вперед, чтобы снова удержать от драки молодого человека, спешившего защитить честь своей матери. – Ты жестоко ошибаешься в наших с ним отношениях, – продолжила она, вновь повернувшись к Лоренсу. – Послушай…

– Кимберли, я сомневаюсь, что людная улица – лучшее место для выяснения отношений, – вмешалась в разговор Юнис, заметив, что прохожие с любопытством наблюдают за горячей перепалкой.

Лоренс с ненавистью посмотрел на нее, резкие слова уже готовы были сорваться с его языка, но что-то остановило его.

Она была все так же прекрасна, надо отдать ей должное. Тридцать лет назад она просто ошеломляла своими роскошными золотыми волосами, свежестью привлекательного лица, безукоризненной фигурой. Время только добавило ее лицу выразительности, а фигуре – женственной зрелой грации. Пожалуй, сейчас она даже привлекательнее, чем тогда. И эта красота безжалостно разбивала сердца…

– Для такого разговора вообще трудно найти подходящее место, – презрительно заметил Лоренс. – И, по правде говоря, у меня нет никакого желания выслушивать, что вы там можете сказать! – добавил он резко. – Поостынь, малыш! – ехидно посоветовал он, заметив готовность Криса снова пустить в ход кулаки. – Может, ты объяснишь своей матери, что…

– Хватит, Лоренс! – вмешался Декстер, чувствуя, что ситуация вновь накаляется и выходит из-под контроля. – Неплохо бы поймать пару машин.

– У меня своя машина, благодарю, – высокомерно отказался Лоренс.

– Великолепно! Значит, одна машина уже есть, – продолжил Декстер, делая вид, что не заметил его дерзости. – Так поехали поскорее, где вы там остановились? Сядем и поговорим обо всем, как цивилизованные люди. Каковыми мы все и являемся, – добродушно закончил он.

Возможно, что все мы – цивилизованные люди, но сесть за один стол с Юнис Рэйберн – выше моих сил, мрачно подумал Лоренс. И о чем мне с ней говорить? Разве что спросить, сколько жизней она еще погубила за прошедшие тридцать лет! А что касается Кимберли, то я не уверен, смогу ли вообще смотреть на нее после того, как узнал о ее связях с семьей Рэйберн! Но…

Она стояла в стороне ото всех, ее зеленые глаза были полны слез, весь облик выражал полную безысходность.

Кимберли выглядела юной, беззащитной и несчастной. Что-то дрогнуло в груди Лоренса, и на мгновение ему захотелось просто подойти к ней, обнять и успокоить. Сказать, что все будет хорошо.

Но это было бы ложью, потому что ничего хорошего между ними быть не может, пока рядом маячит семья Рэйберн.

– Я так не думаю, Декстер, – не согласился он. – Я…

– Это не просьба, – прервал его Декстер. – Необходимо время, чтобы во всем разобраться и решить все раз и навсегда.

– Все и так решено, – раздраженно ответил Лоренс. – Я хочу тех двоих, – он кивнул в сторону Юнис и Криса, – убрать с острова первым же авиарейсом…

– Ты не можешь так поступить! – ужаснулась Кимберли.

– Насколько я понимаю, вы не хозяин этого острова, – вмешался Крис, – не хозяин, мистер… мистер…

– Роско, – спокойно подсказал Декстер. – Его зовут Лоренс Роско, Крис.

Крис вздрогнул, как от удара, и настороженно уставился на Лоренса.

Итак, Крис слышал обо мне, понял Лоренс. Его мать, видимо, призналась во всех своих грехах. Ну, это теперь ее проблемы.

Лоренс повернулся к Кимберли, взгляд его посуровел.

– Мне показалось, что твои друзья собираются задержаться на острове. Так у меня к тебе просьба. Ни в доме, ни на съемочной площадке они появляться не должны. Ясно?

Она глубоко вздохнула.

– Лоренс…

Декстер не дал ей договорить.

– Нам уже ясно, чего ты хочешь и чего не хочешь, Лоренс. Но в твоих же интересах поехать сейчас вместе с нами и выслушать все, что мы тебе скажем.

Казалось, что босс, высказавшись, вообще перестал замечать Лоренса.

Да, но зачем он вообще сюда прилетел? – задался вопросом Лоренс. Память услужливо вынесла на поверхность картинку: Декстер, склонившись над Нэнси, нежно держит ее за руку. Что бы это значило? Лоренс тряхнул головой, как бы отгоняя видение. Ладно, с этим разберемся потом. А сейчас самое главное – избавиться от Юнис Рэйберн и от всех воспоминаний, которые она привезла с собой.

– Вам нечего мне сказать, – уверенно произнес он.

– Боюсь, что есть, – вступила в разговор Кимберли, робко дотронувшись до его руки.

Лоренс, нахмурившись, взглянул на ее прекрасное лицо. Черт побери! У него даже не возникло желания оскорбить ее или причинить ей боль, хотя он и понимал, что во всем виновата именно Кимберли. Из-за нее здесь этот Крис, из-за нее Юнис Рэйберн снова вернулась в его жизнь…

– Ничего, что я хотел бы услышать, Кимберли, – уточнил он, крепко сжав ее руку. – И я обязательно объясню тебе все в другой раз. Или твой друг сам тебе все объяснит, – добавил он, с откровенной ненавистью посмотрев на Криса.

Этот мужчина раздражал его не потому, что был сыном этой ужасной женщины. Высокий, загорелый, красивый, он, возможно, был любовником Кимберли, и это бесило Лоренса гораздо больше.

Кимберли отрицательно покачала головой.

– Ему ничего не надо мне объяснять, – прошептала она, заметив, как болезненно вздрогнула ее мать. – Ничего!

Лоренс резко отдернул руку. Ледяным холодом повеяло от его взгляда.

– Значит, ты с самого начала знала, что…

– Нет! – прервала она его. – Нет, я ничего не знала до недавнего времени. Но…

– Я не верю тебе, – не дал договорить ей Лоренс. – Ты…

– Она ничего не знала, Лоренс, – вступила в разговор Юнис. – Она и сейчас многого не знает, – продолжала она тихо, глядя на дочь умоляющими глазами. – Многого. – Она печально покачала головой. – Так же, как и ты, Лоренс. Ведь тогда ты был совсем ребенком. Тебе было всего семь лет.

Его глаза гневно сверкнули.

– Вполне достаточно, чтобы понять, что вы увели у моей матери мужа.

– Человека нельзя «увести», Лоренс, – возразила Юнис.

– Хорошо, тогда соблазнили, – исправился он насмешливо. – Как бы это ни называлось, но мой отец бросил из-за вас мою мать. Надеюсь, вы не будете это отрицать?

Юнис тяжело вздохнула.

– Нет, но…

– Конечно же вы не виноваты, – с издевкой продолжал Лоренс, – ведь вы…

– Лоренс, прекрати! Здесь не место для выяснения отношений! – взбешенно рыкнул Декстер, едва успев подхватить Юнис, еле державшуюся на ногах.

– И ты туда же, Декстер, – брезгливо сказал Лоренс. – Каждый мужчина, встретившись с ней, влюбляется в нее. Эта женщина…

– Моя мама, Лоренс, – быстро прервала его тираду Кимберли.

Он не мигая уставился на девушку, беззвучно хватая ртом воздух.

– Что ты сказала? – наконец выдавил он.

– Юнис Рэйберн – моя мама, Лоренс, – тихо повторила Кимберли. – А Крис – мой брат, – добавила она вызывающе.

Ну конечно же! – осенило Лоренса. Вот кого напоминала мне Кимберли с первой встречи. Такие же золотистые волосы, изумрудные глаза. Но чтобы Юнис оказалась ее матерью?.. Это никогда не приходило мне в голову. Хотя после нашего знакомства в бассейне загородного дома Декстера на меня почему-то нахлынули воспоминания о детстве, о несчастье матери и смерти отца… Но и тогда я никак не связывал имена Рэйберн и Кентон!

Господи! Выходит, Декстер обо всем знал?! Он должен был знать! Ведь он дружил с моим отцом и, без сомнения, знал и Юнис в те далекие годы. И он – крестный отец Кимберли… Проклятье! И после всего этого он лично устроил нашу встречу?

А Кимберли! Как она могла так бесстыдно лгать? Лгала ли она с самого начала или, как уверяет ее мать, девушка и сама многого не знает? Но вот Юнис-то можно верить в последнюю очередь!

– Крис Рэйберн. Или Кентон? – Вновь Крис оказался в центре внимания Лоренса.

– Кентон, – хмуро отозвался тот.

– Так вот, Кентон, вы абсолютно правы, я не хозяин острова, но… Но у меня все права на фильм и я единолично подбираю для него актеров…

– У Кимберли – контракт. Подписанный, – не выдержав, вмешался Декстер. – И, между прочим, тобой тоже.

– Я еще не закончил, Декстер, – с ледяным спокойствием предупредил Лоренс. – И, пожалуйста, не дави на меня. Я этого не переношу.

Декстер даже глазом не моргнул.

– Я тоже.

Лоренс мрачно усмехнулся.

– Я знаю, что ты любишь жить со всеми в мире, но это не всегда удобно, Декстер, уверяю тебя. – И, повернувшись к Кимберли, продолжил ровным, безразличным тоном: – И я вправе выбирать, с кем жить под одной крышей, поэтому лучшее, что ты сейчас сделаешь, это соберешь свои вещи и исчезнешь из дома вместе с ними. И постарайся сделать это до моего возвращения, в противном случае я тебе помогу убраться.

Лоренс круто развернулся и направился к машине. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не завыть как раненый зверь, не споткнуться и не грохнуться на землю. Только гордость – или гордыня? – помогала ему удержаться на ногах. Он смог «не заметить» боли Кимберли на глазах у всех, но себя-то зачем обманывать? Он беззащитен перед ее слезами. Беззащитен, как маленький мальчик. Она же выглядела совершенно убитой, такой потерянной и… и неправдоподобно прекрасной. Но он должен пережить это, перешагнуть. Он не может позволить, чтобы дочь Юнис Рэйберн вошла в его жизнь. Ни сейчас, ни когда-либо в будущем.

14

Кимберли была в полном замешательстве. Что делать? Где принять нежданных гостей? Правда, Лоренс дал ей время на сборы и вернется нескоро…

– Поехали в мою резиденцию, все равно больше ехать некуда, – печально пригласила она.

Всю дорогу от больницы до дома никто не проронил ни слова.

– Лоренс всего не знает, да, мама? – спросила Кимберли, едва переступив порог.

– Ким, – мать с болью посмотрела на нее, – это не совсем то, что ты думаешь. И не то, что думает Лоренс. – Она грустно покачала головой. – У меня никогда не было любовной интрижки с его отцом.

– Это правда, Кимберли, – подтвердил Декстер. – Я знал Кристофера Роско и Юнис в те давние годы, и версия Лоренса о случившемся требует поправки.

– Но он полагает, что так было, – настаивала Кимберли.

– А я знаю, что этого не было! – Декстер раздраженно передернул плечами. – И поэтому считаю, что пора поставить все точки над «i».

– Ты считаешь? – Юнис посмотрела на него недоверчиво. – Я теперь понимаю, что тебе необходимо ускорить дело, но, Декстер, ты не имел права…

– Ты видела сейчас Лоренса, Юнис, – мягко прервал ее Декстер. Его взгляд был полон сострадания. – Тогда он был совсем ребенком, а сейчас он – мужчина, который ни о ком не заботится, равно как и о нем не заботится никто, – грустно добавил он.

– Но ты мог бы рассказать обо всем мне первой, Декстер, – негодующе упрекнула его Юнис. – Ты можешь представить, что я пережила, когда узнала все из газет? Когда увидела их фотографию на первой полосе воскресного выпуска? «Лоренс Роско и таинственная незнакомка»! Ничего себе! – Юнис вздрогнула, вспомнив эту публикацию.

– Да, – встрепенулась Кимберли, – Эван посылает тебе привет, Крис!

Брат кивком поблагодарил ее, затем обратился к матери:

– Ма! Думаю, что это было и для Кимберли не меньшим шоком. – Он участливо посмотрел на сестру. – Ты ведь любишь это чучело, так, сестричка?

Кимберли промолчала. Да, она любит Лоренса, но это ее проблема.

Однако Крис и не нуждался в словесном подтверждении своей догадки. Вспыхнувшее лицо девушки говорило за нее.

– Декстер, ты, когда строил свои планы, думал головой? – со злостью обратился Крис к «дядюшке». – Ты что, действительно считал, что ящик Пандоры не откроется при знакомстве Кимберли и Лоренса?

– Если честно… Думал, обойдется, – неохотно ответил Декстер. – Лет десять назад, когда умерла его мать, Лоренс остался совершенно один. Раньше он не был таким озлобленным, но с годами его грубость и цинизм становятся просто непереносимыми. Тебе это трудно понять, Крис. У тебя все в порядке. Твоя семья тебя любит.

– Однако кто дал тебе право так вести себя с нами? – вмешалась в разговор Юнис. – Крис прав, ты всколыхнул воспоминания, которым лучше бы оставаться за семью печатями.

– Лучше для кого? – Декстер неодобрительно оглядел присутствующих. – Я наблюдал, как рос Лоренс, видел, что прошлое делало с ним. И пусть все это затрагивает тебя, Юнис, я не могу больше думать, что только ты одна вправе решать его судьбу. Возможно, мне следовало бы обсудить все с вами, но я… У Лоренса ведь никого нет, Юнис! Он вырос, полагая, что отец бросил их с матерью потому, что полюбил кого-то – тебя – больше, чем любил их. Представляешь, что пережил он за эти годы? Думаю, вряд ли. – Декстер потряс головой. – У меня никогда не было своих детей, но Лоренс стал мне почти что сыном. Прав я или нет, но, думаю, ему пора узнать, что он в этом мире не одинок. – Декстер испытующе посмотрел на Юнис и на Криса.

Кимберли тоже повернулась к ним.

– Все так. Я знаю, что Лоренс…

Она умолкла, неожиданно увидев стоящего в дверях Лоренса. Поглощенные эмоциональным разговором, они не услышали, как подъехала машина.

– Мы не ожидали, что ты вернешься так быстро, – смущенно пробормотала Кимберли.

– Понятно, – отрубил он. – Но поскольку у меня прав находиться здесь все-таки больше, чем у вас всех, пожалуй, я посижу в сторонке и подожду, пока вы не уберетесь отсюда. – Лоренс удобно устроился в кресле. – Ну что же ты, Кимберли? Не смею мешать вашей беседе. Продолжай! Ты остановилась на «Лоренс…» – напомнил он ледяным тоном.

Как же, нужна ей подсказка! Она просто не знала, как выйти из этого глупого положения. С надеждой Кимберли посмотрела на мать.

Юнис сидела, сцепив руки. Макияж теперь только подчеркивал ее бледность. Она медленно кивнула дочери.

Мама хочет, чтобы я сказала Лоренсу правду? Кимберли глубоко вздохнула. Молчать дольше нет никакого смысла. Все и так далеко зашло.

– Я говорила, – начала она неуверенно, – говорила…

– Постой, Кимберли! – остановила ее мать. – Так, пожалуй, нечестно. Не ты должна это сделать. Я. – Она решительно поднялась. – Ты многого не знаешь, Лоренс!

– Все, что мне нужно, я знаю, – безапелляционно возразил он.

– Нет, не все. – Юнис подняла голову, и неожиданно всем стало видно, что она уже немолода.

У Кимберли защемило сердце. Ей совсем не интересно, что было тридцать лет назад. Она любит свою мать и не перестанет ее любить, что бы там о ней ни наговорили.

– Есть один факт, неопровержимый факт, – Юнис на мгновение задумалась, слезы выступили у нее на глазах. – То, что…

– Что ты мой брат! – решительно вмешался в разговор Крис, нежно отодвинув мать.

Кимберли застыла как громом пораженная. Вот ответ на ее вопрос, кого напоминал ей Лоренс. Такое ощущение возникало у нее и раньше, когда она увидела обоих мужчин рядом в палате Нэнси. Кимберли бросилось в глаза их поразительное сходство. Оба темноволосые, с твердым взглядом серых глаз, с упрямым подбородком. Даже комплекция одинаковая! Да, Лоренс напоминал Кимберли ее собственного брата. Оставался вопрос – почему? Теперь прояснилось и это. Крис, оказывается, сын Кристофера Роско, а вовсе не Эйлмера Кентона.

Только как это может быть, если мать отрицает любовную связь с легендарным актером? Однако факт остается фактом.

Кимберли посмотрела на Лоренса. Он все так же сидел в кресле с презрительной усмешкой на губах, как будто то, что сказал Крис, его не касалось. Однако глаза выдали его. В них девушка ясно разглядела уже знакомый ей тревожный стальной блеск. Да сильнее, чем обычно, пульсировала синяя жилка на виске.

А я бы просто упала, скажи мне кто, что у меня есть брат. Впрочем, он и так сидит, так что падать некуда, подумала Кимберли.

– Когда вы все уехали, я вернулся к Нэнси, – обратился к Декстеру Лоренс. – Похоже, вы здорово с ней спелись! Даже сговорились заполучить роль Мэрианн для Кимберли?

– Думаю, что «сговорились» – сильно сказано, – неожиданно покраснев, пробормотал Декстер.

– Неужели? – насмешливо осведомился Лоренс. – А как по-другому назвать то, что она сообщила тебе, в какой ресторан мы пойдем? То, что грудью защищала Кимберли? А ее телефонный звонок, когда я попал в больницу? Тебе, возможно, и было наплевать на меня, но ты передал информацию бедняжке Кимберли. Нужны еще факты или этих достаточно? Мне-то они превосходно открыли глаза.

Декстер тяжело вздохнул.

– А ты не пытался задать себе вопрос, зачем мы все это делали?

– Ни в коем разе, – пробурчал Лоренс.

– А то, что Кристиан тебе только что сказал, надеюсь, ты услышал?

– Конечно, черт тебя побери! – Лоренс вскочил и ринулся на середину комнаты.

– Лоренс!

– Да погоди ты, Кимберли! – огрызнулся он. – Я слышал всякие толки, Декстер! Но предпочитал пропускать мимо ушей. И мне наплевать на все, что бы они, – Лоренс презрительно посмотрел на Юнис и Крис, – мне ни наплели!

Кимберли едва не плакала, видя расстроенное бледное лицо матери.

– Посмотри на Криса, Лоренс! – с трудом сдерживая рыдания, попросила она. – Пожалуйста, только посмотри на него. Видишь, как вы похожи? Мой отец – блондин и белокожий! – Она раньше никогда об этом не задумывалась, но сейчас приводила как неоспоримый довод. – Мама тоже блондинка. Крис – мой брат, в этом я не сомневаюсь. Но сейчас я четко вижу, что он и твой брат тоже. Посмотри на него, Лоренс, – повторила Кимберли, и слезы потоком хлынули из ее глаз. – Только посмотри на него-о-о.

Лоренс не хотел смотреть на Кристиана Кентона, человека, который, по общему утверждению, является его братом. Почти всю жизнь Лоренс провел в одиночестве и не хотел, чтобы кто-то вдруг заявлял о своем с ним родстве.

Он насмешливо посмотрел на Юнис.

– А вы еще убеждали меня, что не состояли в любовной связи с женатым человеком? С моим отцом?

Она облизнула верхнюю губу. Совсем как Кимберли, когда волнуется, мелькнуло в голове Лоренса. Только у Кимберли это выглядит беззащитно, а Юнис так же беззащитна и уязвима, как пиранья.

– Этого не было, – прошептала Юнис, поднимая на Декстера полные слез глаза. – Декстер, ты заварил всю эту кашу. Я не знаю, как рассказать Лоренсу, что случилось тогда между его отцом и мной.

– Даже не беспокойтесь! – Лоренс усмехнулся, поворачиваясь к Крису. – Допустим, что ты сказал правду.

– Это правда! – поспешил заверить его Крис. – Моя мама объяснила мне все, когда мне исполнилось восемнадцать, предварительно обсудив с… с моим отчимом, Эйлмером, и они оба решили, что мне следует знать, кто мой настоящий отец. Кристофер Роско, – добавил он.

Резкая боль пронзила сердце Лоренса. Ребенком он настолько сильно любил своего отца, что это граничило с обожествлением. Он верил, что отец может сделать для него все. Даже луну с неба достать, попроси он его об этом. И уход отца из семьи больно ударил по неокрепшей детской душе Лоренса. Это было предательством – полюбить кого-то сильнее, чем его и маму. Однако поначалу мальчик довольно часто встречался с отцом, но потом эти свидания все больнее воспринимались матерью, и в конце концов она запретила им встречаться.

А потом отец умер. Его смерть была внезапной, неожиданной, Лоренс даже не смог с ним попрощаться. Тогда ему казалось, что отец навсегда ушел из его жизни. Однако, как выяснилось, он ошибся.

– Давай пройдемся, Лоренс! – вторгся в его воспоминания голос Криса.

– Давай, – отозвался Лоренс. – Но, что бы ты мне там ни говорил, мое мнение вряд ли изменится, – решительно предупредил он.

– Это твое право, – не стал с ним спорить Крис.

Проходя мимо Кимберли, Лоренс мельком взглянул на ее все еще заплаканное лицо. На короткий миг ему захотелось остановиться и поцелуем осушить эти прекрасные изумруды, ласково погладить мокрые щеки и шепнуть, что все будет хорошо.

Ну нет, вот этого-то, пожалуй, уже никогда не будет!

Заглушив свое мимолетное желание, Лоренс послал ей ничего не значащую улыбку и последовал за Крис.

Солнцу, казалось, не было никакого дела до их мрачного настроения, оно щедро выплескивало свое тепло на землю. Звонко распевали какие-то пичуги. Белоснежные облака, подгоняемые легким бризом, плыли по ярко-синему небу.

Мужчины молча вышли из дома и остановились, зачарованно глядя на слегка волнующееся море. Они замерли неподвижно, как будто боялись нарушить доносившуюся до них симфонию чудесных звуков птичьего пения и шума моря.

Лоренс прикрыл глаза и представил, как здорово было бы оказаться здесь вот так же с Кимберли, а не с ее братом. Ее брат! И, как выяснилось, не только ее. Лоренс посмотрел на Криса.

Да, этот парень и вправду великолепен. В атлетически сложенном тридцатилетнем мужчине с темной волнистой шевелюрой и с серо-стальными глазами Лоренс увидел себя, каким был несколько лет назад.

Почувствовав этот оценивающий взгляд, Крис повернулся к Лоренсу с легкой, чуть насмешливой улыбкой и, слегка наклонив голову, негромко спросил:

– Это судьба, не так ли? До тех пор, пока Декстер не сказал мне, кто ты, мне и в голову такого не приходило. Но теперь, раз уж я знаю, что ты – Лоренс Роско, мне… – Он нахмурился. – Может, это покажется тебе странным, но у меня ощущение, что я нашел недостающий кусочек картинки-загадки. И она наконец сложилась целиком.

Удивительно, но всего несколько минут назад Лоренс почувствовал то же самое. У него есть брат! Отрицать это глупо, да и невозможно. Этот парень действительно его брат. И в их венах течет одна и та же кровь – кровь их отца. Да, но Кристиан также брат и Кимберли. Господи! Как же он ненавидел этого неизвестного Криса, о котором упоминала Кимберли, полагая, что он – ее любовник. Но теперь все еще больше запуталось. Ее брат – и его брат тоже! Проклятье! Выходит, что он и Кимберли некоторым образом родственники?

– Знаешь, Лоренс, я до сих пор отлично помню, что почувствовал, когда мама рассказала мне, кто мой настоящий отец, – глядя на морскую гладь, задумчиво продолжал Крис. – Не удивляйся, но мое отношение к Эйлмеру нисколько не изменилось. Он был мне отцом со дня моего рождения и заботился обо мне, как о собственном сыне. Я по-прежнему работаю вместе с ним в нашем семейном бизнесе и, вероятно, буду работать и дальше. И только сегодня, увидев твою реакцию на то, что я твой брат, я понял, чего мне недоставало в жизни. Хотя я, похоже, и не отдавал себе в этом отчета, – хмуро добавил он.

– Недостающее звено? – Лоренс усмехнулся. – Ну что ж, сейчас самое время упасть друг другу в объятия, как давние… э-э-э…

– Давние любовники? – весело подхватил Крис.

Хохот Лоренса разорвал тишину.

– Да, ты – мой брат, это точно! Умение посмеяться над собой – наша фамильная черта, – объяснил он нарочито печально.

– Правда? – Крис, дурачась, капризно надул губы. – А я-то все удивлялся, откуда у меня это?

Лоренс перестал смеяться.

– Ну и что же нам теперь делать? Я признаю, что ты мой брат, но…

Возражать дальше, понял Лоренс, невозможно, когда налицо физическое и духовное сходство! Да и вообще, зачем Декстеру или даже Юнис Рэйберн придумывать такое?

Даже Юнис Рэйберн!

Вот в ком серьезная проблема. Со временем я, возможно, даже полюблю брата. Но Юнис! Эту женщину – мать Криса и Кимберли! – я ненавижу всей душой!

– Но ты не уверен, смиришься ли с тем, что Юнис – моя мать, и не знаешь, как к ней относиться? – закончил за него Крис, внимательно наблюдая за сменой эмоций на лице собеседника.

Лоренс поджал губы. Нет, он отлично знал, как относиться к Юнис, и то, что она – мать его брата, дело не меняло.

– И как быть с моей сестрой? – продолжал Крис.

– С Кимберли? – переспросил Лоренс. – Как быть с ней?

Крис нетерпеливо повел плечами.

– Это мой вопрос!

– Кимберли подписала контракт. Главная роль – ее, – глядя в морскую даль, печально сказал Лоренс.

– А ты что, выполнишь этот контракт? Ведь ты недавно пообещал вышвырнуть ее! – напомнил Крис.

Лоренс глубоко вздохнул. Так что же на самом деле ему делать с Кимберли? Этот вопрос преследовал его давно, но ответа он до сих пор не нашел.

– Послушай, Крис, я думал, что ты собирался рассказать мне о себе и… и о твоей матери.

Крису очень не хотелось уходить в сторону от своего последнего вопроса, но ведь действительно причиной их «прогулки» было желание рассказать Лоренсу об истинных отношениях их отца и Юнис Рэйберн.

– Не перебивай меня! – с обидой попросил Крис. – Я же еще не закончил. Что, метаться из стороны в сторону – тоже фамильная черта?

– Продолжай! Больше перебивать не буду, – заверил Лоренс.

Он даже не представлял, как трудно будет ему сдержать это обещание. Рассказ Кристиана полностью перечеркивал все его представления о событиях тридцатилетней давности.

Юнис Рэйберн познакомилась с Кристофером Роско, когда ей было всего двадцать с небольшим. Ее пригласили на главную женскую роль в фильм, в котором Кристофер, уже звезда экрана, должен был играть героя-любовника. Кристофер не на шутку увлекся молоденькой актрисой, но та отвергала все его ухаживания, оставаясь абсолютно безразличной к его чувствам. Юнис была католичкой, и ей претила связь с женатым мужчиной.

Кристофер Роско развелся с женой, полагая, что если он будет свободным, то сможет завоевать сердце девушки. Однако из-за своих религиозных убеждений Юнис не признавала развод. В ее глазах Кристофер все равно оставался женатым человеком.

Любовь к Юнис становилась для Кристофера настоящим мучением. Навязчивой идеей. Он посылал ей каждый день огромные букеты цветов, следовал за ней повсюду, устраивал сцены ревности, если она разговаривала с другими мужчинами дольше, чем ему казалось допустимым. В общем, он в конце концов превратил и ее жизнь в кошмар. Но самое печальное во всей этой истории было то, что девушка тоже полюбила Кристофера и при других обстоятельствах могла быть с ним счастлива.

– Я не верю этому! – не выдержал Лоренс. – Твоя мать рассказала тебе лишь то, что не очернило бы в твоих глазах ее репутацию.

– Нет, Лоренс! – возразил Крис. – Декстер тоже знает правду, спроси у него.

– Декстер – человек пристрастный. Он, несомненно, сам влюблен в твою мать. И тогда, и все прошедшие годы был влюблен.

– Да, ты прав. – Крис одобрительно улыбнулся. – Ведь Юнис была просто красавицей. Кимберли очень на нее похожа, как ты думаешь?

– К сожалению.

Крис усмехнулся.

– А сейчас кто пристрастен? Моя мама – милая и добрая женщина, только ты не хочешь ни замечать, ни поверить в это. Но я говорю тебе правду.

– А в чем правда? Да в том, что у нее была связь с женатым мужчиной! – продолжал стоять на своем Лоренс.

– Нет, не было этого! – Крис выдержал тяжелый взгляд брата. – Да. Она любила его, даже если ты не веришь в ее чувство. А если любишь кого-либо, очень трудно сказать «нет».

Твое появление на свет – неопровержимое доказательство: тридцать лет назад она изменила своим убеждениям и сказала «да», подумал Лоренс.

Крис как будто прочитал его мысли.

– Мама признает, что совершила ошибку. Что, будучи глупой и неопытной, позволила сердцу взять верх над рассудком. Но только один раз, Лоренс! Только раз, – добавил он.

– И одного раза оказалось достаточно: ты тому подтверждение. – Лоренс презрительно усмехнулся.

Крис вспыхнул.

– Я понял, почему ты ненавидишь мою маму! Ты полагаешь, что она умышленно увела твоего отца от тебя и от твоей матери. Но я и пытаюсь тебе объяснить, что это не так! Она не провоцировала его. Это «да» было сказано через несколько месяцев после его развода, уже после того, как он покинул вас. Мама ошиблась, но обнаружить, что беременна, будучи одинокой и незамужней, – это ли ни страшное наказание за такую ошибку?

– Она могла бы выйти за него замуж. Ведь отец только этого и добивался, судя по твоему рассказу.

Крис отрицательно покачал головой.

– Наш отец погиб именно в тот день, когда мама узнала, что беременна. Она даже не успела сказать ему об этом. Да и вообще вряд ли сказала бы. Они поссорились, и он уехал. Больше живым она его не видела.

– Значит, она обманула Эйлмера Кентона, выйдя за него замуж. Представляю, как был шокирован Кентон, когда его сын родился абсолютно на него не похожим и к тому же черноволосым! – Лоренс откровенно издевался.

– Вот что я тебе скажу, дорогой братец, – судя по тону, Крис явно терял выдержку, – я уже давно заметил, что злоба разрушает в первую очередь тех людей, которые носят ее в себе. И, как бы тебе ни хотелось, но все было иначе, чем ты думаешь. Моя мама не скрыла от Эйлмера правду. Они были знакомы задолго до того, как наш отец влюбился в нее, и, когда мама рассказала Эйлмеру о своей беременности, тот заверил, что все равно любит ее, и попросил выйти за него замуж. Уверяю тебя, мама никогда не пыталась выдать меня за сына Эйлмера. А он считал, что если любишь женщину по-настоящему, то и ее ребенок будет тебе дорог. Лоренс, а ты обратил внимание, как меня зовут? – продолжал Крис. – Меня назвали так в честь моего настоящего отца, нашего отца. И, между прочим, с полного согласия Эйлмера.

– Не уверен, что смог бы поступить так же, – заметил Лоренс. – Эйлмер, должно быть, удивительный человек. Хорошо бы с ним познакомиться.

– Да, он такой, – согласился Крис. – Знаешь, несмотря на странное начало их супружества, оно оказалось на редкость удачным. Они очень счастливы вместе. И нам с Кимберли здорово повезло с родителями.

– Уверен, что и Декстер был бы не прочь жениться на Юнис, – проронил Лоренс.

– Это действительно так. Он просил ее об этом, – с улыбкой сообщил Крис. – Но она решила иначе.

Очень популярная леди, неприязненно подумал Лоренс.

– Пожалуй, я вернусь в дом. – Крис осторожно тронул его за руку. – А тебе, наверное, хочется сейчас немного побыть одному? Ну что же, разбирайся во всем.

Да, мне, без сомнения, надо сейчас остаться одному, согласился Лоренс. И гораздо дольше, чем думает Крис. Если сказанное им – правда, то все предстает в другом свете. Конечно, трудно вот так, сразу, поверить в то, что Юнис не виновата в разводе родителей, что она его не требовала, а сама оказалась жертвой необузданной любви Кристофера Роско. И всю жизнь расплачивалась за свою ошибку.

– Да, вот еще что! – вспомнил Крис, задержавшись на дорожке, ведущей к дому. – Пока ты здесь один, Большой брат, найди, пожалуйста, немного времени, чтобы подумать, как ты поступишь с сестричкой, – попросил его Крис и поспешил к дому.

Лоренс застыл от удивления. Большой брат! Надо же так его назвать! Определенно, Крис начинал ему нравиться. Он все больше напоминал Лоренсу его самого, но еще не хлебнувшего одиночества. Но что же все-таки делать с «сестричкой»?

15

Кимберли вздрогнула, услышав, как хлопнула входная дверь. Ее мать и Декстер только что рассказали ей примерно то же, что Крис, по его утверждению, объяснил Лоренсу.

Интересно, как он все это воспринял? Ведь подобное открытие должно гораздо сильнее задеть его, а не меня, подумала Кимберли.

Для меня все осталось почти неизменным. Я так же нежно и горячо люблю свою мать. Уважение к отцу и восхищение его поступками только выросло. Но стало гораздо острее чувство щемящей любви к Лоренсу. Его же представление о прошедших годах должно было полететь вверх тормашками.

И еще одно сообщение может выбить почву у него из-под ног, озабоченно размышляла Кимберли. Нэнси, женщина, которую он любит, дала согласие выйти замуж за Декстера Блумера!

Почувствовав затылком взгляд Лоренса, Кимберли обернулась. Лоренс остановился в дверях и недоуменно оглядел комнату. Кимберли была одна. Все остальные разбрелись по свободным комнатам. Кимберли в конце концов уговорила их немного отдохнуть после перелета и поездки в больницу. Так, по крайней мере, она объяснила им свое предложение. Хотя на самом деле ей просто не хотелось, чтобы, когда вернется Лоренс, между ними снова завязалась словесная перепалка. Уж лучше она примет удар на себя!

– Привет! – осторожно начала она.

– Привет! – Ответ Лоренса прозвучал небрежно. Не вынимая рук из карманов, он вошел в комнату.

Кимберли с тревогой продолжала наблюдать за ним. Лоренс кругами бродил по комнате, внимательно разглядывая рисунок обоев. Вот это меньше всего должно интересовать его сейчас! Кимберли нервно облизнула губы. Долгое молчание становилось просто невыносимым. В конце концов она не выдержала и с трудом прошептала:

– Извини.

Лоренс застыл как вкопанный.

– Какого черта ты извиняешься?!

Она тяжело вздохнула.

– Мама и Декстер рассказали мне, что случилось тридцать лет назад, и…

– Вот именно, тридцать лет назад, – оборвал он ее. – Да тебя еще и на свете-то не было! Так при чем тут твои извинения?

Да, меня тогда еще не было, согласилась Кимберли. И вообще могло не быть, если бы мама вышла замуж за Кристофера Роско или за Декстера. Но что же сейчас получается? Мой брат оказался и братом Лоренса! Выходит, что мы таким странным образом становимся вроде как родственниками?

– Все в порядке, Кимберли! Извини за грубость, это просто шок. Но раз уж так получилось, то мне, пожалуй, надо поскорее полюбить моего младшего брата, – грубовато сказал Лоренс.

– А маму? – нерешительно спросила она.

Лоренс тяжело вздохнул.

– А вот здесь необходимо время, но… Но все возможно, Кимберли.

Он явно старался успокоить ее, однако тревога не проходила. А что же будет со мной? – обеспокоенно гадала Кимберли. А с фильмом? Что вообще происходит?

– Ты очень на нее похожа! – неожиданно выпалил Лоренс.

Что же теперь, презирать меня за это? – подумала Кимберли. Да, я действительно, судя по фотографиям и по фильмам, очень похожа на маму в молодости. Именно потому я и взяла фамилию отца, когда решила стать актрисой. Чтобы только самой добиться успеха – или провалиться? Самой, без поддержки знаменитой мамочки! И все так и было, пока не вмешался заботливый Декстер. Возможно, мои собственные успехи пока невелики, но это мои успехи. Поэтому я и разозлилась, когда узнала, что роль Мэрианн досталась мне не без вмешательства Декстера.

– Ты отдашь роль Мэрианн кому-нибудь другому? – с замиранием сердца спросила она.

– Что?!! И это после всего, что я от тебя натерпелся?! – заорал Лоренс. – Ну уж нет! Ты подписала контракт, так изволь его выполнять, черт побери!

– Но…

– Помолчи, Кимберли! – приказал Лоренс. – Без сомнения, для актрисы лучше совсем неизвестные родители, уж тем более не кинозвезды такого масштаба, как Юнис Рэйберн. Но как знать? – Он нервно передернул плечами. – Может, твое родство с ней окажется для всех дополнительным сюрпризом, когда фильм выйдет на экран.

Господи! Опять он думает только о работе! – с досадой додумала Кимберли. Никто и ничто изменить его не сможет! Даже свою ненависть к моей матери он хочет использовать для рекламы фильма!

– Знаешь, мама и Крис решили поскорее вернуться в Англию, – сообщила она и поджала губы.

– Ты с ними не поедешь, – раздраженно прохрипел он.

Кимберли почувствовала, как нарастает в ней волна возмущения.

– Нет, Лоренс. Это невозможно.

– Почему?

Она не могла выдержать его испытующий взгляд. Не объяснять же ему, что она любит его!

– Все изменилось, Лоренс.

– Что именно?

– Все! – Кимберли вспыхнула. – Ты познакомился с моей мамой, знаешь, кто она. И кем тебе приходится Крис. И… и Нэнси выходит замуж за Декстера! – выпалила она, зажмурившись.

– Да, похоже, дело идет к свадьбе, – невозмутимо согласился Лоренс.

Кимберли открыла глаза и недоверчиво уставилась на него. И это все? Он что, все еще верен своей клятве ни в кого не влюбляться? И позволит любимой женщине вот так просто сказать другому «только смерть разлучит нас»? Да он псих!

– И это тебя не волнует? Ты не вмешаешься? – Кимберли явно ничего не понимала.

– Нет, это неудобно.

– Неудобно?! – повторила она возмущенно.

Лоренс кивнул.

– Кажется, Декстеру и так не очень нравится, что она разъезжает по свету со мной. Нэнси, вероятно, придется искать работу. Другую, поближе к дому. – Он вздохнул. – Но я смогу это понять.

– Ты… сможешь?.. – Кимберли задохнулась от негодования.

– Конечно. Я не уверен, что и мне понравилось бы, если бы моя жена моталась по свету с другим мужчиной. Даже если бы этого требовала работа, – мрачно добавил Лоренс.

– Так у тебя нет жены!

– В том-то и дело. Но, если бы была, я, вероятно, чувствовал бы то же самое, что и Декстер. – Он вскинул голову. – Супругам нельзя надолго расставаться. Развод моих родителей тому пример. Кто знает? Если бы мой отец не оставлял маму так часто одну, уезжая на съемки, возможно, все сложилось бы по-другому и они не расстались. Декстер не хочет такой ошибки. Он наконец-то дождался стоящей женщины!

Она подняла на Лоренса глаза.

– Я что-то не понимаю тебя. Ты позволишь Нэнси уехать с Декстером, так, что ли?

– У меня есть выбор? Вряд ли я смогу запретить ей выйти замуж. Она уже большая девочка, может самостоятельно сделать выбор. И, кроме того, – он задумчиво посмотрел на Кимберли, – я думаю, что они действительно великолепно подходят друг другу и счастливы вместе.

Кимберли придерживалась того же мнения. Нэнси и Декстер слишком долго шли друг к другу. Однако…

– Разве ты не любишь Нэнси?

– Конечно, люблю. Она всегда… Подожди-ка, Кимберли. – Лоренс испытующе посмотрел на девушку. – Спросив, люблю ли я ее, ты что имела в виду?

– Что я имела в виду? – Кимберли разозлилась не на шутку. – Конечно же любовь, семью! Лоренс, я же видела, как ты огорчился, когда мы приехали ночью в больницу…

– Разумеется, огорчился, – нетерпеливо перебил он ее. – Ведь она попала в аварию!

– Я-я-ясно, – протянула Кимберли. – Лоренс, а тебе не кажется, что пора бы прекратить жить как за непроницаемой стеной? Скрывать все свои чувства, эмоции? Так ведь ты потеряешь женщину, которая любит тебя, а по-твоему, кого-то другого.

Его лицо окаменело.

– Ты это серьезно?

– А разве похоже на шутку? – Голос Кимберли звенел, как натянутая струна.

– Я что-то не пойму, о ком мы говорим. Минуту назад мы говорили о Нэнси и Декстере и о том, что я люблю Нэнси. Выяснили, что это ошибка и под любовью к Нэнси я подразумеваю другие чувства, а не те, которые подразумевала ты. А сейчас мы перешли к Эвану Ниллу?

– К Эвану? – удивилась Кимберли. – Разве я упомянула имя Эвана? Я…

– Не имя, разумеется, – перебил он ее. – Но под «кем-то» ты его подразумевала?

Кимберли уставилась на Лоренса. При чем здесь Эван? Она даже не вспоминала о нем в последние дни. Он был ее другом, не более того, и конечно же она не ожидала, что его имя вдруг выплывет сейчас в разговоре.

– Давай-ка вспомним сообща, о чем мы только что болтали, – предложила Кимберли, не в силах самостоятельно справиться с царящим в голове сумбуром. – Я не могу понять, при чем здесь Эван и когда его имя возникло в разговоре. Я пыталась убедить тебя разрушить эмоциональную тюрьму, в которую ты заточил себя. Объясняла, что иначе ты потеряешь Нэнси, а ты вдруг переключился на Эвана. – Кимберли внезапно умолкла, ошеломленная мелькнувшей догадкой. – Лоренс…

Он пересек комнату и почти вплотную подошел к Кимберли.

– Откуда ты взяла, что я влюблен в Нэнси? – Лоренс взял ее за руку. – Да, я люблю Нэнси, но не влюблен в нее. И только сейчас я понял, что это далеко не одно и то же. Так вот что я отвечу на твой вопрос, который ты мне только что задала. Я не буду бездействовать и не позволю никакому другому мужчине увезти от меня женщину, в которую я влюблен. Будь это Эван Нилл или кто-то еще, кого ты знала до приезда в Австралию.

Боже! Лоренс влюблен в меня! – поняла Кимберли. Неужели это правда?!

Лоренс нежно пожал ее руку.

– У меня правило – не привязываться к женщинам, с которыми я работаю. Я всегда следовал ему, но… Но тебя я честно предупреждаю. Несмотря на то что ты подписала контракт на восемь месяцев, именно все эти восемь месяцев я буду стараться убедить тебя полюбить меня.

Невероятно!

Потрясающе!

Восхитительно!

Кимберли весело рассмеялась.

– Не надо меня ни в чем убеждать, – заверила она. Положив руки на плечи Лоренса, девушка заглянула ему в глаза и, заметив в них испуг и недоумение, объяснила: – Я уже давно люблю тебя. И я вдребезги разбила свое сердце, потому что последние двадцать четыре часа не сомневалась, что ты влюблен в Нэнси.

– Однако я думал, что у вас более живое воображение, леди! – Руки Лоренса стальными обручами обхватили ее талию. Он весело рассмеялся. – А знаешь, почему еще я расстроился вчера в больнице? Просто я не мог спокойно перенести твои слезы.

Кимберли крепко прижалась к нему и спрятала разгоряченное лицо у него на груди.

– И я никогда не была влюблена в Эвана. Он – старый школьный товарищ Криса, и только. А вот что касается Майкла…

– Мужчины, который довел тебя до нервного расстройства?

Кимберли выдержала пристальный взгляд Лоренса.

– Я даже не могу сейчас вспомнить, как он выглядит!

И это было правдой, так как все остальные мужчины перестали для нее существовать с того момента, как она встретила Лоренса и полюбила его. Как говорится, с первого взгляда.

– Даже и не пытайся! – с притворной свирепостью приказал Лоренс. – А сейчас поцелуй меня, женщина! Иначе я окончательно сойду с ума!

И она была счастлива выполнить его приказ.

– Ким! О!

Кимберли почувствовала, как напрягся Лоренс. Проследив за его взглядом, она повернула голову. Юнис Рэйберн застыла в дверях. Вид дочери в объятиях Лоренса, очевидно, напомнил ей многое…

Лоренс перевел глаза на Кимберли и, заметив ее тревогу, ободряюще подмигнул ей.

– Миссис Кентон! – тепло поприветствовал он Юнис. – Извините, но официально нас никто друг другу не представил. Я – Лоренс Роско.

Кинозвезда на мгновение растерялась, но быстро пришла в себя. Актерский опыт, вид – но, помог. Прямо держа спину и милостиво протягивая руку для поцелуя, словно викторианская дама из высшего общества, она подыграла Лоренсу:

– Полагаю, моя дочь тоже вскоре будет носить это имя?

Лоренс торжественно поцеловал руку Юнис и усмехнулся, понимая, что первый барьер преодолен. Он не был наивен и знал, что до полного взаимопонимания ему и матери Кимберли еще очень далеко. Но первый шаг все-таки сделан!

– У меня не было еще случая спросить ее об этом. Однако я надеюсь, что да. – Он тепло посмотрел на Кимберли.

– Думаю, что Кимберли Роско – звучит совсем неплохо, – заверила она. Любовь светилась в ее изумрудных глазах, улыбка не, сходила с губ.

– Я могу это расценивать как согласие?

Лоренс затаил дыхание в ожидании ответа.

– Ну, я, пожалуй, оставлю вас, – пробормотала Юнис и ретировалась.

Лоренс нежно обнял девушку.

– Я люблю вас, Кимберли Кентон. И вы сделаете меня самым счастливым человеком в мире, если согласитесь стать моей женой.

Ну вот, я и произнес слова, отметил Лоренс, которые, как я думал совсем недавно, от меня не должна была услышать ни одна женщина! Но я уже не могу представить, как жить без Кимберли.

– С радостью, Лоренс! – воскликнула она. – Потому что я тоже очень тебя люблю!

– Давай поженимся побыстрее, – шепнул он, снова крепко обняв ее.

Она рассмеялась.

– Как скажешь, дорогой.

– В таком случае, предлагаю, чтобы Юнис и Крис задержались здесь, а твоему отцу мы позвоним. Надеюсь, он найдет время прилететь на свадьбу. И тогда сможем пожениться уже через несколько дней.

– Это здорово, Лоренс!

У Кимберли от счастья перехватило дыхание. На прекрасном острове, среди девственной природы, она скажет ему при всех своих родственниках «Да!».

Лоренс и представить не мог раньше, что любовь может так изменить жизнь, наполнить ее новыми звуками, цветом, радостью. А знать, что и тебя любят нисколько не меньше, так это вообще изумительное чувство. Лучшее, что может испытать человек.

И у него с Кимберли так будет всегда.

Эпилог

Декстер так не нервничал со дня своей свадьбы с Нэнси, а прошло уже шесть месяцев их совместной жизни. Но сегодняшняя премьера нового фильма Лоренса Роско заставила его поволноваться так же, как в тот самый замечательный день в его жизни.

Без сомнения, фильм ждет грандиозный успех. Последние четыре месяца почти все газеты и журналы рассказывали о Кимберли и Лоренсе. И тот факт, что во время съемок они поженились, только добавлял интереса публики к фильму «Прогулка по саванне».

В ожидании премьеры они собрались все вместе в офисе: Кимберли и Лоренс, Юнис и Эйлмер, Нэнси и Декстер, Крис.

– Теперь для полного счастья нам надо женить Криса, – шутливо заметил Декстер.

Нэнси подарила ему улыбку, ласково взъерошила седые волосы.

– Ах ты, мой романтик, – шепнула она и громко добавила: – Надеюсь, Крис и сам найдет себе жену.

– Но ведь наши последние усилия не пропали даром. – Декстер кивнул в сторону Кимберли и Лоренса.

– Ну, если ты за что берешься, все получается, – заверила мужа Нэнси.