/ Language: Русский / Genre:love_contemporary, / Series: Панорама романов о любви

Рыжая Шальная Любимая…

Элизабет Хардвик

Заказав в ресторане обед на дом, Артур Фергюсон и не подозревал, что тем самым навлек на себя кучу неприятностей. Молоденькая официантка начала с того, что разбила хрустальные бокалы, затем наговорила Артуру гадостей, после чего нахлобучила ему на голову кастрюлю со взбитыми белками и вдобавок… оказалась его будущей сводной сестрой. Выход из этого был только один: успеть жениться на ней до того, как она изведет его окончательно…

ru en Д. А. Налепина Black Jack FB Tools 2005-10-10 OCR and Spell check Полина DD3FF6D8-FD70-4122-B734-7F8B9109B3E7 1.0 Хардвик Э. Рыжая, шальная, любимая… Панорама 2002 5-7024-1456-Х

Элизабет ХАРДВИК

РЫЖАЯ, ШАЛЬНАЯ, ЛЮБИМАЯ…

Пролог

Она до смерти устала от всех этих взглядов. Жадных, любопытных, бесстыжих, раздевающих, подглядывающих, ворующих…

Жаль, что на пляж нельзя приходить в чадре. То есть можно, но зачем тогда сюда идти? Она хихикнула, представив себе заголовки газет:

НЕСРАВНЕННАЯ МЕГГИ ПРИНЯЛА МУСУЛЬМАНСТВО ПОСЛЕ НЕУДАЧНОЙ ПЛАСТИЧЕСКОЙ ОПЕРАЦИИ…

ВЕЛИКОЛЕПНАЯ МЕГ СТАНОВИТСЯ ЖЕМЧУЖИНОЙ ГАРЕМА…

Фу, какие глупости. Надо забыть про газетчиков, сплетни, слухи, кино…

Кому ты нужна в гареме, моя дорогая! Тебе-то отлично известно, что «Великолепной Мег» уже исполнилось пятьдесят четыре года, тридцать пять из них она провела в кинобизнесе, крутясь как белка в колесе и раздражая своего отца и всю свою семью. Да, она унаследовала фамильное упрямство своего рода. Да, она всегда поступала так, как подсказывало ей сердце. И всех мужей своих она любила, слышите вы, любила!

Вот и осталась одна.

Настойчивый взгляд преслёдовал женщину, раздражал, выводил из себя. Наконец она решилась резко осадить не в меру настойчивого поклонника. Резко села в шезлонге, отбросила за спину черные как смоль волосы и вскинула на незнакомца холодные синие глаза.

И тут же забыла, что хотела сказать.

Высокий, очень стройный худощавый, черноволосый, как и она сама, но волосы сильно тронуты сединой, немолодой, но… самый замечательный на свете мужчина смотрел на нее с таким детским восхищением, с такой задумчивой нежностью, что она буквально потонула в этом взгляде. Она забыла обо всем на свете. Почему-то ей, взрослой, умудренной самым разнообразным опытом женщине, актрисе, в конце-то концов, казалось, что этому мужчине можно довериться, можно положить ему на грудь голову и стать слабой, женственной и беспомощной — он обязательно защитит, укроет и будет ее оберегать…

Она не представляла, что это чувство еще может вернуться к ней, однако приходилось смотреть правде в глаза.

Кинодива влюбилась, словно школьница, с первого взгляда в абсолютно незнакомого мужчину. Здесь, на пляже в Пасадене. Прямо сейчас, в течение нескольких секунд.

Худощавый мужчина встал, церемонно поклонился ей… и пошел прочь. Сердце Мег сдавил ужас. Сейчас он исчезнет, растворится на шумных улочках древней Пасадены, и она никогда больше не увидит этих зеленоватых глаз, спокойных и добрых, полных искреннего восхищения!

Говорят, когда шотландцев крестили, добрый Боженька разрешил им понемножечку колдовать, а уж кто не умел колдовать, тот наверняка умел предсказывать будущее — втайне от святых отцов. Иначе им было не прожить в суровых и прекрасных меловых скалах Лоссарнаха.

Достойная дщерь древнего шотландского рода, Мег отчетливо поняла, что по горячему песку от нее уходит ее судьба, ее закатная и самая настоящая любовь.

Знаменитая актриса метнулась вслед за незнакомцем, схватила за руку и, когда он с удивлением и радостным недоверием посмотрел на нее, вдруг по-настоящему смутилась, покраснела и прошептала:

— Умоляю, только не уходите… Простите меня… Просто мне кажется, что я вас люблю!

Глава 1.

Бах! Трах!

— Проклятье!

Артур поднял голову, оторвавшись на мгновение от писем, которые ему нужно было подписать, и прислушался. Такое впечатление, Что где-то рядом разбился бокал, Или окно. А потом кто-то выругался. Дзинь!

— Тысяча проклятий! Артур положил ручку на стол и двинулся к дверям, откуда доносился звон. Столовая соседствовала с его кабинетом.

Несколько раньше он обедал там с двумя своими партнерами по бизнесу — Артур находил, что совместное принятие пищи очень благотворно влияет на подписание выгодных контрактов. Обед закончился уже пару часов назад, но стол был все еще накрыт. В комнате никого не было.

Кто-то невидимый произнес:

— Будь оно все проклято! Нужно убрать эти два бокала. О дьявол!

Последнее прозвучало, как крик боли.

Артур, сильно заинтригованный, медленно обошел огромный дубовый стол и наконец, обнаружил источник звуков и криков, Из-под стола виднелась чья-то светло-рыжая шевелюра. Загадка разрешилась просто — это была девушка, пришедшая сделать уборку после обеда, явно из того же ресторана, откуда прибыл и обед. Одна из официанток мсье Жюля, надо полагать. Артур почти не помнил ее появления во время обеда, что неудивительно, учитывая важность проходивших переговоров, однако рыжие волосы запомнил. Девушка выпрямилась и хмуро уставилась на свою левую руку, по которой струилась кровь. Артур кашлянул.

— Вы… вы порезались?

Он ожидал любой реакций, но только не такой: девушка подскочила на месте и уронила очередной бокал. Артур в отличном броске поймал богемский хрусталь, не позволив бокалу присоединиться к двум своим невезучим собратьям, валявшимся в виде груды сверкающих осколков под столом.

— Вы что, хотели, чтобы из вашей зарплаты вычли стоимость трех, а не двух бокалов? Ладно, неважно. Сильно порезались?

Он шагнул к девушке, намереваясь осмотреть порез, но та проворно спрятала руку за спину и уставилась на него блестящими зелеными глазищами.

— Мне очень жаль, если я вас побеспокоила, мистер Фергюсон. Я хотела убрать со стола и… и… разбила их. И я…

Дальнейшее осталось неизвестным, ибо девушка разразилась потоками слез. Артур даже вздрогнул при виде такой бурной и трагической реакции. Его темные брови слегка сдвинулись. .

— Ну-ну, не стоит так уж расстраиваться. Это всего лишь пара бокалов. Не думаю, что мсье Жюль зажарит вас за это на вертеле. Он не гоблин, а вполне милый человек, насколько мне известно.

Мсье Жюль довольно часто обслуживал деловые обеды и вечеринки, которые Артур Фергюсон устраивал в офисе для своих партнеров. Точнее, это делали его официанты, и хотя рыжей девушки Артур раньше не видел, она, видимо, дорожила своей работой у мсье Жюля и боялась потерять ее.

— Знаете что… скажите мсье Жюлю, что их разбил я.

Артур не переносил женских слез. Видеть не мог. Он нахмурился, вспомнив недавнюю (всего полгода назад) историю с Сильвией. О, как она рыдала, но это были совсем другие слезы — слезы злости, досады, обиды, слезы, вызванные его сообщением о том, что их отношения порваны. Сильвия даже, помнится, швырнула в него вазой с цветами.

Артур скривился от неприятных воспоминаний. Рыжая девушка отчаянно затрясла головой.

— Я не могу сделать этого. Он включит стоимость бокалов в ваш счет, а это нечестно!

Честно… нечестно… честно… Не слишком часто приходилось Артуру слышать эти слова. Кроме того, неужели два бокала разорят мультимиллионера Артура Фергюсона?

Девушка попыталась вытереть слезы, но вместо этого размазала кровь по лицу. Прошипела что-то сердитое себе под нос и начала шарить по карманам в поисках платка. Пожалуй, именно в этот момент Артур впервые внимательно посмотрел на нее.

Невысокая — вряд ли достанет ему до плеча — и худенькая, стройная, в черных джинсах и светлой блузке, выгодно подчеркивающей высокую грудь, рыжие волосы до плеч обрамляют миловидное личико, усыпанное веснушками. Впрочем, нет: веснушками были усыпаны только высокие скулы и вздернутый носик. Зеленые глаза, огромные блестящие, над ними черные ресницы, чувственные губы, решительный — пожалуй, чересчур решительный для официантки — подбородок с ямочкой. Короче, носи она крахмальный фартучек и юбку покороче, Артур улыбался бы ей весь обед. Кстати, а чего это он улыбается сейчас? И почему улыбается она?

Надо признать, эта улыбка сквозь слезы превратила рыдающую девушку в рафаэлевского ангела, лукавого, шаловливого и невыносимо хорошенького. Настолько хорошенького, что дыхание у Артура перехватило.

— Во всяком случае, спасибо за ваше предложение насчет бокалов. И, как вы правильно заметили, они не стоят того, чтобы расстраиваться из-за них.

Рыжая нахалка улыбалась, осенило Артура, потому что прекрасно понимала, какое впечатление она произвела на него. Он нахмурился и безуспешно попытался стать холодным и гордым воротилой с Уолл-стрит.

— Так о чем же вы, в таком случае, рыдали?

Улыбка сбежала с ее лица, и веснушки побледнели, отчего у Артура почему-то испортилось настроение.

— Я… я порезалась.

— Но кровь уже не идет. Похоже, порез не слишком серьезный.

Артур подумал, что потратил на девицу уже достаточно много своего драгоценного времени, и решительно произнес:

— Я позову свою секретаршу, она заклеит вам палец пластырем. Пойдемте, я покажу, где можно вымыть руку. И лицо, кстати, тоже.

Она машинально провела рукой по щеке.

— Я уже говорила, мне жаль, что побеспокоила вас.

О, если бы она знала, насколько сильно она его побеспокоила!

— Как вас зовут?

— Джолли.

Она шмыгнула носом, и глаза опять подозрительно заблестели. О боги, только не это! И разве Джолли — не мужское имя?

— Ваш отец хотел мальчика?

— Между тем, что он хотел и что получил в итоге, большая разница.

При этих словах зеленые глаза сердито сверкнули. Секунду спустя она повергла Артура в глубочайшее изумление своим вопросом.

— Вы женаты, мистер Фергюсон?

— Я… вообще-то… так получилось, что нет.

— Я так и думала. Я вообще много раз замечала, что женщины становятся похожи на своих мужей, а мужчины — на своих…

— Послушайте, Джолли, я полагал, что вы здесь для того, чтобы накрыть на стол, убрать с него и отправиться домой, а вовсе не для того, чтобы проводить сеанс психоанализа!

Получилось резковато, но она сама виновата. Артур Фергюсон был полностью выбит из колеи. День так хорошо начинался! Прекрасный ланч, удачные переговоры, а впереди еще ужин с хорошенькой блондинкой, с которой они познакомились буквально накануне… Все это улетучилось неведомо куда, осталась только рыжая незнакомка, у которой порезан палец.

Джолли смутилась и покраснела.

— О, простите меня! Я просто сама не своя сегодня.

С этими словами она спрятала лицо в ладони и разрыдалась в голос. Этого Артур вынести уже не мог. Он решительно шагнул к ней и заключил ее в объятия.

Какая же она была маленькая! Рыжие волосы были шелковыми на ощупь, а плечи — такими хрупкими, что он даже испугался, как бы не сделать ей больно. Птичка! Маленькая, рыжая, пугливая, да еще и раненая птичка. Малиновка.

Что он делает, кто-нибудь может сказать? Она официантка! А если кто-нибудь войдет и увидит их вместе?

— Э… Джолли…

В ответ она только теснее прижалась к нему, спрятав пылающее личико у него на груди. Артур беспомощно огляделся. Теперь он уже желал, чтобы кто-нибудь вошел и разрешил эту идиотскую ситуацию за него.

Кое-как ему удалось вытянуть из кармана носовой платок, и девушка мгновенно схватила его, а затем деликатно высморкалась.

Ну почему они все так любят рыдать в его присутствии?

— Правда, простите меня. Я сегодня получила очень плохие известия, как раз перед выходом из дома. Обычно я не рыдаю на груди у незнакомых мужчин.

Она улыбнулась, и Артур тоже смог изобразить некое подобие улыбки на своем ошарашенном лице. Кстати, при виде этой улыбки дыхание у него снова перехватило. Что же за ужасные новости могла получить эта девушка?

— Ничего, все в порядке. А я могу чем-нибудь помочь?

Он чуть сам себе язык не откусил. Да что с ним такое!

Артур Фергюсон вырос в огромной семье. В типичной шотландской семье, где всем заправлял дед, ему поддакивала мать Артура, ей подыгрывали две его родных тетки, а под ногами вертелись кузины и кузены, сосчитать которых было выше его сил. Свой дом в Лондоне Артур не без основания считал цитаделью покоя и оплотом тишины и старался по возможности избегать шумных вечеринок и светской суматохи. Он любил покой и одиночество.

Именно поэтому сейчас он недоумевал, что заставляет его принимать участие в судьбе совершенно посторонней девицы, которая сморкается в его носовой платок и пачкает кровью его белоснежную рубашку.

Джолли печально улыбнулась.

— Вряд ли вы сможете мне помочь, но спасибо за то, что предложили помощь.

Теперь он чувствовал досаду, потому что она явно не желала рассказывать, в чем дело.

— Знаете, говорят, что проблемами лучше делиться, тогда они становятся меньше.

— Я не думаю, что вам это будет интересно.

— А вы попытайтесь.

Джолли еще раз шмыгнула носом.

— Я не… Ладно. Это все Огги… то есть мсье Жюль. Он будет не слишком доволен, если узнает, что я обсуждаю его частную жизнь с одним из его клиентов.

Мсье Жюль? Огюст Жюль Лавернье? Откуда молоденькой официантке знать имя своего хозяина? То есть такое имя, которое… которое могла бы употребить женщина, находящаяся с мсье Жюлем в куда более близких отношениях! И эти слезы.

Мсьё Жюль и Джолли?

Артур не мог скрыть своего изумления. Девушке было явно немногим больше двадцати, а мсье Жюлю никак не меньше пятидесяти. Весна и Осень. Нет, все возможно и все бывает, но…

В любом случае, Артур Фергюсон не собирается лезть в личную жизнь мсье Жюля.

— Пожалуй, вы правы. Мне не стоит вмешиваться. Я позвоню насчет пластыря.

— Мистер Фергюсон!

— Да, Джолли?

— Спасибо.

Она улыбнулась, и сердце вновь подпрыгнуло у Артура в груди. Бежать, бежать немедленно!

* * *

В кабинете до него дошло, что это и в самом деле было бегство. Неужели от этой девчонки Джолли? Смешно.

Просто он устал от женских слез. Он их не выносит. Он терпеть не может, когда женщины рыдают у него на груди и пачкают ему рубашку кровью из порезанного пальца. Зарубите себе это на носу!

Что подумал о ней Артур Фергюсон? Джолли даже застонала, правда, тихонько.

Она целый день пыталась сдерживать себя и гнала мысли прочь, накрывая стол для богатого клиента. Ей почти удалось не думать… но потом все пошло кувырком, два бокала разбились, и это показалось Джолли наимрачнейшим символом ее разбитой вдребезги — так она считала — жизни.

Но даже если и так — все равно, она не имела права голосить у Артура Фергюсона на груди, не говоря уже о том, что рубашку ему придется выкинуть.

Джолли мрачно взглянула на мокрый комочек ткани, судорожно зажатый в кулаке. Его платок. Нужно будет его постирать, отгладить и послать мистеру Фергюсону по почте. Нет, конечно, он не разорится на платке, но тут дело принципа. Она…

— А вот и мы! Артур сказал нам, что у нас случилась маленькая авария!

Секретарь мистера Фергюсона, Долли Бэнкс, была миловидна, дружелюбна и смешлива, а, кроме того, обожала заменять все местоимения на одно емкое «мы».

Джолли с тоской подумала, что самой большой аварией мистер Фергюсон, наверняка, считает ее саму. Господи, как стыдно!

— Ничего страшного. Хватит маленького кусочка пластыря. Спасибо. Кстати, вы не могли бы подсказать мне размер рубашки Ар… мистера Фергюсона?

Светлые брови Долли взлетели вверх в веселом изумлении.

— Размер рубашки?

Нет, пожалуй, придется выяснять это другим способом.

— Не имеет значения. Простите. Я сейчас закончу убираться и уйду.

— Отлично. Мы тогда пошли?

Долли скрылась за дверью с тем же веселым изумлением на лице, а Джолли принялась за работу. Она довольно быстро сложила все в специальные корзины, и даже осколки разбитых бокалов завернула в газету и спрятала туда же.

Везло ей сегодня, как утопленнице! У самого лифта она вновь столкнулась с Артуром Фергюсоном и только тихонько вздохнула, заметив выражение паники на его привлекательном худощавом лице. Еще бы, он совершенно справедливо опасается входить с ней вместе в лифт. Мало ли, что она может выкинуть, когда двери закроются и они останутся наедине в тесной кабине! Джолли робко прошептала:

— Привет…

— Джолли?

Он с явным нетерпением дожидался лифта. Наверняка позвонит мсье Жюлю и попросит его больше никогда не присылать эту ненормальную официантку. Неважно, она и так больше никогда не придет. Просто сегодня не хватало персонала.

Свой ресторан мсье Жюль открыл пять лет назад и очень быстро завоевал симпатии многих важных клиентов. Его кухню и обслуживание ценили так высоко, что довольно быстро установилась практика сервировки обедов на дому или в офисе. Заказы делались чуть ли не за несколько месяцев, ибо ценителей настоящей французской кухни в Империи хватало.

К несчастью, именно сегодня выяснилось, что едва ли не половина обслуги заболела гриппом, так Джолли и попала в дом Артура Фергюсона.

Невеселые раздумья девушки были прерваны деликатным покашливанием молодого миллионера.

— Позвольте мне помочь…

— Нет, что вы, в этом нет никакой необходимости…

Однако он просто подхватил обе корзины и посторонился, пропуская ее в лифт. Джолли забилась в угол кабины и подсматривала за ним сквозь ресницы.

Высокий, худощавый, прекрасно сложен. Синие глаза, темно-русые волосы, тонкий породистый нос и красивый рот. Двигается легко и изящно, не скажешь, что целыми днями просиживает в кабинете. Симпатичный. Нет, пожалуй, красивый. Или нет, симпатичный…

Кабина остановилась, и Джолли очнулась.

— Спасибо.

— Это первый этаж. Вы где оставили машину?

— Внизу, в подземном гараже. Не беспокойтесь, я дойду…

— Ерунда.

Он решительно нажал на кнопку подвального этажа, и двери закрылись.

— Нет, правда, не надо было…

— Надо, надо! Такая малявка не должна таскать в одиночку тяжеленные корзины. Кстати, поправьте меня, если я ошибаюсь, но ведь вы сегодня обслуживали стол в одиночестве?

Вообще-то она хотела возмутиться на «малявку», но вместо этого залепетала:

— Да, но у нас сегодня все заболели, и мне пришлось, понимаете…

— Не понимаю! Хоть бы все и умерли — все равно нельзя так поступать, и я скажу об этом мсье Жюлю при первой же возможности.

— О нет, ради Бога! У меня же все получилось! Разве у вас есть претензии к ланчу?

— Нет, но…

— Ну так в чем же проблема? Артур задумчиво взглянул на нее и медленно произнес:

— Знаете, Джолли, это не мое дело, но мсье Жюль сядет вам на шею, если вы будете все ему прощать.

— Но это был всего лишь ланч!

— А я не о ланче говорю.

В подвале было довольно темно, и девушке не удалось разглядеть выражение лица Артура, а о чем он говорил, она не понимала. Нет, конечно, два бокала — это безобразие, и рыдать не стоило, но ведь все остальное прошло на ура, и гости выглядели вполне довольными…

— Я позволил себе дать вам совет, Джолли. Так сказать, с мужской точки зрения. Вы можете принять его к сведению — или выбросить из головы.

— Спасибо, но…

Ничего она не понимала! В особенности того, почему Артур Фергюсон заходит обратно в лифт с таким печальным, просто трагическим выражением лица.

Странный человек. То добр, как ангел, то суров, как святой Петр, то убегает от нее в кабинет, то предлагает какие-то дурацкие советы… В роли отца-наставника он совершенно не смотрелся!

Джолли испустила тяжелейший вздох, выруливая с подземной стоянки в город. Артур Фергюсон стоял самым последним в списке ее сегодняшних проблем.

Первым в списке значился Огюст Жюль Лавернье. Мсье Жюль.

А также тот факт, что сегодня утром он сообщил ей о своем решении жениться на женщине, с которой впервые повстречался три недели назад в Пасадене.

Глава 2.

— Это нам пришла посылочка!

Долли Бэнкс водрузила на стол Артура Фергюсона большой квадратный сверток, на котором крупными буквами были написаны имя и адрес Артура.

Мистер Фергюсон нахмурился — все его мысли были заняты проблемами выгодного контракта, который требовалось подписать в самое ближайшее время. С юридической стороны все было уже в порядке, но Артуру почему-то хотелось посоветоваться со своим кузеном Джеком Монтегю. Адвокаты и юристы у него и самого были отличные, но Джек обладал сверхъестественным чутьем на… да на все на свете!

К сожалению, сообщила по телефону домоправительница Джека, мистер Монтегю улетел в гости к дедушке. Да, к мистеру Мак-Фарланду. Нет, неизвестно, когда вернется. Да, она обязательно передаст, что Артур звонил. Нет, что вы, никакого беспокойства.

Артур осторожно опустил трубку на рычаг и задумчиво почесал переносицу золотой ручкой «Паркер». Вчерашний вечер отзывался в затылке тупой болью. Блондинка не оправдала надежд, и сейчас Артур почти сожалел о потраченном впустую времени. Собственно, почему почти? Просто сожалел!

Красавица Гвен начала противно и глупо хихикать с первых минут ужина, трещала без умолку, постоянно намекая на знакомство со всеми знаменитыми модельерами мира и на козни тех бездарных девок, которым это знакомство не по душе, ела мало, а пила еще меньше, так как фигуру ей требовалось беречь днем и ночью, ну и так далее.

Высадив Гвен у ее дома, Артур не сдержал вздоха облегчения, на что таксист понимающе хмыкнул. Гвен еще немного постояла на крыльце, ожидая, когда же Артур назначит дату их следующего свидания, но мистер Фергюсон позорно бежал с поля боя. Артур очнулся и уставился на Долли.

— Что это такое?

— Понятия не имеем! Мы не открывали. Написано же: в собственные руки.

Тут Долли загадочно хмыкнула и заглянула боссу в лицо. Босс, надо отдать ему должное, и глазом не моргнул, только поджал губы.

— А если там бомба? Или еще что похуже.

Долли фыркнула. Она знала, что он имеет в виду. Сильвию она терпеть не могла, но за десять лет работы у Артура привыкла философски относиться ко всем Сильвиям, Глориям, Гвен, Джилл и прочим. Она прекрасно знала, что босс ни одной из своих пассий всерьез не увлекался.

— Глупости мы говорим! Курьер был одет в форму известной и уважаемой компании, ведомость была настоящая, так что…

— Это не дает никаких гарантий.

— Да? Ну тогда будьте настоящим мужчиной, босс, и шагайте навстречу опасности. Вскройте ее!

Ей легко говорить! Артур знал, что веселая и живая Долли не одобряет его образа жизни, его замкнутости и ледяного спокойствия, но он сам выбрал себе такую жизнь и дорожил ею. Хотите бурь и потрясений — поезжайте в Гленнакорах, к старому Мак-Фарланду, он вам обеспечит и то, и другое.

Артур же помнил слишком много потрясений своего детства и отрочества. Став взрослым, он поклялся, что отныне его жизнь станет спокойной и ровной, лишенной всякого рода эксцессов.

Молодой человек подозрительно оглядел сверток со всех сторон. Обратного адреса не было.

— Курьер не сказал, кто это прислал?

— Нет. Но если мы боимся, то можно вызвать саперов…

— Я не боюсь, и саперы — это глупость.

— О, значит, мы смело вскроем эту посылочку?

Артур смерил Долли грозным взглядом и откинулся на спинку стула.

— Держу пари, Дол, что в детстве ты пробиралась в комнату, где стояла елка, и вскрывала все подарки. Дотерпеть до Рождества тебе, конечно, не удавалось ни разу.

— Возможно. Но ты, босс, в таком случае наверняка из тех прилизанных и послушных мальчиков, которые медленно вскрывают упаковки, аккуратно сворачивают бумагу, сматывают веревочку в клубочек и только после этого открывают сам подарок.

Артур грустно улыбнулся, вспомнив свое детство.

— Мисс Бэнкс, перестань меня подначивать. Я сейчас открою этот несчастный пакет и… Боже, что это еще такое?!

В свертке оказались белоснежный носовой платок и шелковая белая рубашка.

Долли, как ни странно, не выглядела удивленной. Она задумчиво покивала и негромко произнесла:

— Так вот зачем ей был нужен наш размерчик…

— Кому?!

На самом деле он догадался сам. Рубашку, скажем, мог прислать кто угодно, но платок был не новым, просто тщательно выстиранным и выглаженным. Все это могла прислать только Джолли!

Ни письма, ни записки в свертке не было, это Артур сразу увидел, впрочем, этого и не требовалось.

Она знала, что он все поймет. Боги всемогущие, но ведь она простая официантка, а эта рубашка явно из дорогого бутика! Зачем она это придумала!

Артур взглянул на часы — половина третьего. Ресторан уже открыт.

— Долли, будь ангелом, соедини-ка меня с рестораном мсье Жюля.

— Сейчас. Артур…

— Что?

— Будь с ней помягче, ладно? Она просто прелесть! И была ужасно расстроена. Она не заслужила…

— Долли, просто набери номер и переключи на меня.

— Слушаюсь, босс. Простите, босс.

Долли гневно задрала нос и выплыла в приемную, а Артур хмуро посмотрел ей вслед.

Не хватало еще, чтобы она подумала, будто у них с Джолли вышла какая-то размолвка, что их что-то связывает!

А Джолли хороша! Такие подарки! Глупая девчонка! Лучше бы подумала, стоит ли ей связываться с мсье Жюлем только из боязни потерять работу!

Телефон зазвонил. Артур поспешно поднял трубку.

— Добрый день. Вас приветствует ресторан мсье Жюля. Чем могу служить?

— Будьте добры, позовите к телефону Джолли.

— Джолли? Но, сэр… боюсь, у нас нет посетителей с таким именем…

— Она работает у вас.

— О… да… сейчас, одну минуту, не вешайте трубку. .

До Артура некоторое время доносились невнятные голоса, затем трубку снова подняли.

— Простите, сэр, но, судя по всему, Джолли будет в ресторане только вечером.

— Во сколько?

— Обычно вечерняя смена заступает в семь часов.

— Отлично. Запишите за мной столик на одного. Фергюсон. Восемь часов.

— Конечно, сэр. Передать Джолли, что вы звонили?

— Нет! Ни в коем случае. Пусть это станет сюрпризом.

О да, это будет сюрпризом, да еще каким!

— Конечно, сэр. Ваш заказ принят. Ждем вас с нетерпением.

Артур повесил трубку и побарабанил пальцами по столу. Девчонка сама напросилась, так что пусть не удивляется. Конечно, стоило бы хорошенько потрясти ее за шиворот, чтобы пришла в себя и не разводила мелодрам е рубашками, но…

Во всяком случае, этот вечер обещает быть поинтереснее предыдущего.

Одеваясь на ужин, он с недоумением обнаружил, что тихо напевает себе под нос. Это его даже как-то ошарашило. Неужели он так рад, что снова увидит рыжую Джолли? Не может этого быть! Это значит, что…

Телефон на тумбочке у кровати зазвонил и прервал размышления молодого миллионера. Артур уже собрался не обращать на звонок никакого внимания, но телефон звонил настойчиво, и пришлось поднять трубку.

— Да?

— Два! И с добрым вечером, братик.

— Джек! Где ты? У меня к тебе важное дело, а ты пропадаешь неизвестно где. Никогда тебя нет поблизости, когда надо!

— Арчи, брат мой, ты все время упускаешь из виду, что я писатель! А юристом я становлюсь лишь иногда, только чтобы сделать своим родственникам одолжение. Дед вызвал меня в Гленнакорах, но я уже вернулся…

— Что там опять случилось?

Артур спросил это несколько ворчливо. Старый Мак-Фарланд имел неприятную привычку менять свое завещание не реже, чем раз в три месяца, в зависимости от того, кто из родни в данный момент был в фаворе.

Собственно, Артура не слишком волновало само наследство, он и без денег старого Мак-Фарланда был миллионером, однако мать Артура, Маргарет, старшая и, в общем-то, любимая дочь Мак-Фарланда, обычно впадала в ярость, когда дед вычеркивал ее из завещания, а это косвенно отражалось на Артуре. Мег считала, что он должен вмешаться.

* * *

— Арчи, вот поэтому я тебе и звоню.

— Слушай, а это терпит до завтра? Я уже ухожу, ты меня в дверях застал.

— В принципе, терпит, но…

— Но?

Неуверенность в голосе Джека Монтегю могла означать только одно: опять это чертово завещание!

— Если честно, Арчи, то лучше бы нам было поговорить сегодня.

— Ладно, Джек. Я заказал столик у мсье Жюля на восемь часов. Встретимся там, идет?

— У мсье Жюля? Жюля Лавернье? Но…

— В чем дело? Какие-то проблемы?

Артур имел в виду личные проблемы Джека, потому что не помнил точно, был ли его двоюродный брат в данный момент с кем-нибудь помолвлен.

Три двоюродных брата, Джек, Брюс и Артур, выросли вместе в замке Гленнакорах в Шотландии, и в те беззаботные годы их называли Три Шотландских Дьяволенка. В Оксфорде, куда все трое поступили в возрасте восемнадцати лет, их называли просто и без затей: Три Шотландских Короля. В настоящее время, когда всем им было чуть за тридцать и все трое были не женаты, их звали Три Завидных Жениха.

Надо отметить и то, что холостой статус совершенно не предполагал полного неприятия женщин, и Джек подтверждал это каждый месяц личным примером. Не говоря уж о Брюсе…

— Да нет, Артур, все нормально. Даже интересно… Я ополоснусь с дороги, переоденусь и приеду. Жди меня.

Артур повесил трубку и вздохнул, слегка нахмурившись. Джек был ему нужен по делу, кроме того, они дружили и всегда были рады видеть друг друга, но в сегодняшних обстоятельствах Джек явно был лишним.

Ладно, будем надеяться, что братец опоздает и у Артура будет несколько минут. Да и зачем ему больше-то? Всего и надо, что отчитать Джолли за идею с рубашкой.

Вперед, Артур Фергюсон! Джолли ждет сюрприз с большой буквы!

Кэти с грохотом обрушила грязные тарелки в мойку и восторженно сообщила:

— Джолли, за одиннадцатым столиком сидит ПОТРЯСАЮЩИЙ мужчина и требует, чтобы позвали тебя.

— Меня? Ты уверена?

— Он сказал: Джолли.

Кэти подхватила поднос с фруктами и умчалась в зал. Джолли почувствовала, как ее желудок падает куда-то вниз. Зачем посетителю ресторана требовать к себе Джолли?

Мсье Жюль сухо заметил, помешивая соус в небольшой соуснице:

— Ты бы пошла посмотрела, что ему надо. Джолли одернула черную юбку и расправила кремовую блузку. .

— Ты посылаешь меня, чтобы я убедила посетителя, будто у нас самая дешевая в мире еда?

— Если сравнить наш экстерьер, то у тебя больше шансов, чем у меня. На мою талию он вряд ли заглядится.

— Очень смешно! Что бы ты без меня делал! Ты же ни минуты без меня не можешь.

— Я могу попробовать, но не сегодня. Джолли…

Она обернулась и с вызовом взглянула в зеленые умные глаза стройного немолодого человека. Мсье Жюля.

— Что тебе?

После вчерашнего его сообщения о помолвке Джолли едва сдерживалась от колкостей и обидных слов. Останавливало ее только нежелание выносить сор из избы, но и сдавать свой позиции она не собиралась.

— Джолли, улыбайся! Клиенты это ценят. И отчасти платят и за это.

Джолли фыркнула и вылетела из кухни. Она шла по залу легко и независимо, но только до того момента, пока не увидела столик номер одиннадцать и клиента, сидевшего за ним Артура Фергюсона!

Она этого и боялась — после сегодняшнего звонка в ресторан и ее собственной посылки. Боялась, но гнала от себя эти мысли, а вот теперь колени у нее подкашивались и в горле пересохло от страха. И без того страшно, а он еще так ослепительно хорош! Черный строгий костюм, белая рубашка, будь она неладна!

Соберись, Джолли! Может, он и наикрасивейший из всех известных тебе мужчин, но это еще не повод расстилаться под его ногами наподобие жалкой тряпочки. Кроме того, не из-за нее же он сюда пришел! Вон, у него второе место свободно, значит, с кем-то встречается. Вот и хорошо, на нее у него просто не будет времени.

Очень удачно, что в данный момент он смотрел в окно. Джолли несколько раз глубоко вздохнула и пискнула:

— Мистер Фергюсон?

Он резко повернулся и неожиданно поспешно встал ей навстречу. Синие глаза смотрели строго и… еще как-то.

— Джолли? Уделите мне пару минут, если не трудно. Или вы предпочитаете, чтобы я вернул ваш подарок на глазах у всего ресторана?

Она скосила глаза и увидела, что коробка стоит около его стула, Джолли села, точнее, плюхнулась на стул. Нет, угроза публичного позора ее не пугала, точнее, не успела испугать. Он хочет вернуть рубашку…

— Да, я хочу вернуть это… Кстати, зря вы так закалываете волосы. Цвет становится темнее и неинтереснее. С распущенными волосами вы просто золотая. — Она нервно хихикнула.

— Золотая? Знали бы вы, сколько я вытерпела из-за этого цвета в детстве! Меня дразнили Морковкой.

— Дети бывают жестоки, это верно. Возможно, более жестоки, чем взрослые. Но, я полагаю, мужское население впоследствии было куда более объективно в оценке цвета ваших волос?

Вот чего не заметила, того не заметила!

— Возможно… мистер Фергюсон?

— Артур. Не будьте столь официальны. В конце концов, вы послали мне достаточно интимный подарок, кстати, угадав размер.

Джолли облизнула пересохшие губы.

— Вообще-то мне подсказали…

Артур и ее отец были одинакового сложения и роста, так что размер рубашки определить было не трудно. Вот магазин и фирму подыскать было куда труднее.

Глаза Артура напоминали синий лед.

— Я не спрашиваю, кто и как вам помог.

— Честно говоря, если размер подошел и цвет устраивает, то я не понимаю, почему…

— Она не понимает! Джолли, вы не можете дарить рубашки из натурального шелка незнакомцам!

Артур практически прошипел это сквозь зубы, а Джолли неожиданно улыбнулась. Почему-то ей было немного смешно. Молодой человек с подозрением уставился на нее.

— И что такого смешного я сказал?

— Ничего, просто пять минут назад вы утверждали, что мы достаточно близко знакомы.

— Но я не хочу, чтобы вы это делали!

— Что делала?

— Улыбались!

Мсье Жюль оказался не прав: этот клиент совершенно не желал платить за улыбку. Похоже, сегодня она выиграла спор. Интересно, а почему Артур не хочет, чтобы она улыбалась? Впрочем, нет, не очень интересно.

— Мсье Жюль требует от нас вежливости и дружелюбия по отношению к клиентам. Артур мрачно уставился на нее.

— А вы всегда поступаете так, как говорит мсье Жюль?

Только не со вчерашнего дня! Теперь она так зла, что никогда не будет его слушать! Но Артур Фергюсон… Он был добр к ней вчера, и она хотела отплатить ему тем же.

— Кстати, а понравится ли ему, что вы угрохали свое недельное жалованье на подарок малознакомому человеку?

Джолли смотрела на Артура с изумлением. Она не предполагала, что ее вполне естественный поступок — заменить испорченную вещь на новую — вызовет такую бурную реакцию. При чем тут ее зарплата за неделю!

— Я хочу сказать, что не собираюсь рассказывать мсье Жюлю о том, что случилось между нами вчера…

— Но между нами вчера ничего не случилось!

— Кроме того, я хочу сказать, ваше поведение было не вполне профессиональным…

— Ну, естественно, нет!

— Джолли, если вам не трудно, перестаньте меня перебивать на каждой фразе! Я хотел сказать, что не собираюсь жаловаться вашему боссу и рассказывать о том, что вы были расстроены до слез и даже поранили себя. Именно поэтому вам не следовало покупать эту рубашку… Я понятно выражаюсь?

— Ясно как день. Вы полагаете, что я купила эту рубашку в надежде умаслить вас, чтобы вы не ябедничали мсье Жюлю насчет того, что его официантка рыдала на груди одного из важных клиентов. Так?

Она поинтересовалась об этом вполне мирным голосом, но что-то подсказало Артуру, что мягкость эта обманчива.

— Так.

Черт, почему он чувствует себя таким дураком?

Мужской голос за спиной Джолли весело произнес:

— Привет, Арчи, я не опоздал? Такси не желало ловиться.

Джолли обернулась и вздрогнула, увидев незнакомца. Она была уверена, что Артур ждет женщину, но ошиблась. Возле столика остановился мужчина, высокий, темноволосый и необыкновенно привлекательный. Глаза у него были карие, а волосы чуть длиннее, чем у Артура, но в остальном они были очень похожи.

Теперь темные глаза незнакомца весело сощурились и немедленно обежали Джолли с ног до головы. Джек Монтегю пришел к незамедлительному выводу, что маленькая девушка в униформе официантки, с рыжим хвостом на голове, никак не может быть пассией Артура Фергюсона.

— Мне кажется — поправь, если я ошибаюсь, — но ты здесь не один, Арчи.

Джолли опомнилась и вскочила.

— Он уже один. Джентльмены извинят меня? Мне надо вернуться на кухню. Там мне самое место!

— Джолли! Мы не закончили наш разговор.

— Думаю, закончили. Вы привлекаете к себе внимание.

Ее взгляд был холоден, хотя в голосе звучала горечь. Посетители ресторана и впрямь начинали обращать на них внимание, не говоря уж о Кэти, которая буквально прилипла к дверному проему и вытаращила глаза до нереальных размеров.

— Пусть смотрят. Я еще не закончил.

— Арчи, может, я пойду? В следующий раз поговорим…

— Заткнись, Джек! Джолли, я…

— Джолли? Ты сказал, Джолли?!

Во взгляде кареглазого незнакомца зажглось острое любопытство, а вот от взгляда Артура могли бы завять даже цветущие баобабы. Джолли с каждой секундой понимала все меньше и меньше. Артур сдерживал самую настоящую ярость.

— Джек, я уже сказал, сядь и помолчи. Закажи что-нибудь. Я вернусь через минуту.

С этими словами он схватил Црхаат за руку и буквально протащил ее через весь зал в служебное помещение. Она попыталась успокоить его.

— Почему бы вам не взять рубашку и не забыть об этом неприятном инциденте?

— Может, потому, что я не хочу…

— Джолли, все в порядке? Кэти сказала, здесь какие-то проблемы…

Мсье Жюль был невозмутим и изыскан, но взгляд его был тверд и строг.

Прекрасно! Просто замечательно. Только этого ей и не хватало! Оказаться виноватой в глазах мсье Жюля из-за Артура Фергюсона, черт бы побрал всех мужчин на свете!

— Никаких проблем. Мистер Фергюсон как раз собирался вернуться на свое место и приступить к еде. Не так ли, мистер Фергюсон?

В глазах мсье Жюля отразилось смятение.

— Мистер Фергюсон? Вы — Артур Фергюсон?

— Ну и что с того?

Джолли больше не могла этого вынести. Ситуация становилась не просто смешной — она напоминала дурацкий фарс. Двое мужчин испепеляли друг друга тяжелыми взглядами, словно боксеры на ринге, ждущие, кто первым нанесет удар.

Девушка устало вздохнула.

— Артур, пожалуйста, вернитесь на свое место. Мы поговорим обо всем произошедшем чуть позже. Если вы считаете, что это необходимо.

Джек появился как раз вовремя.

— Арчи, помоги мне с меню! Не знаю, как ты, а я голоден.

Артур некоторое время ошалело переводил взгляд с Джолли на мсье Жюля, но потом здравый смысл возобладал.

— Пожалуй, ты прав, Джек. В конце концов, это же ресторан.

В его голосе явно прозвучала ирония, но мсье Жюль и глазом не моргнул.

— Да, это ресторан, и притом один из лучших в городе. Извините нас, джентльмены, но нам с Джолли надо на кухню, готовить.

Он стиснул стальными пальцами локоть Джолли и буквально утащил ее на кухню. Дождавшись, когда захлопнется дверь, он цыкнул на любопытную Кэти и повернулся к Джолли. Брови были грозно сдвинуты, зеленые глаза смотрели строго.

— А теперь объясни мне, во имя неба, что ты делаешь, дева! Почему ты шушукаешься по темным углам с Артуром Фергюсоном?

Джолли уставилась на мсье Жюля, открыла рот… и закрыла его. Она понятия не имела, как можно ответить на этот вопрос.

Глава 3.

Джек почти насильно всунул брату меню в негнущиеся пальцы.

— Взгляни сюда и успокойся. Присядь и объясни, что, черт побери, здесь происходит.

Артур сел, чувствуя на себе изумленные взгляды официанток. Да Бог с ними! Куда больше его интересовало, о чем сейчас беседуют на кухне Джолли и ее престарелый любовник.

Теперь он был в этом уверен. Между девушкой и шефом ресторана существовала какая-то очень тесная связь, в этом Артур не мог ошибиться. От мсье Жюля во время их стычки исходил какой-то животный импульс, явное желание оградить Джолли от Артура, и молодой человек расценил это как чувство собственника по отношению к своему имуществу.

Мешался под ногами Джек, который так и не сел на место, мешало и то, что со вчерашнего дня в груди Артура поселилось совершенно новое ощущение. Ему хотелось защитить Джолли. Особенно от этого старого… мсье Жюля.

Артуру очень не понравилось это ощущение.

Ему просто неоткуда было взяться. Они с Джолли познакомились только вчера, да и встреча их продлилась всего несколько минут, если уж быть честным.

— Братец, поправь меня, но мне казалось, ты звал меня в ресторан, чтобы поесть, а не для того, чтобы поссориться с шеф-поваром и владельцем.

Артур посмотрел на Джека, словно не понимая, откуда тот взялся. Его мысли были далеко, если точнее, то на кухне ресторана. Рядом с Джолли.

— Что ты говоришь, Джек?

Джек смиренно вздохнул и аккуратно положил на стол меню.

— Давай-ка выпьем чего-нибудь. Я чувствую в этом острую необходимость.

Кузен повернулся к официантке, улыбнулся ей чарующей улыбкой номер три (для младшего обслуживающего персонала отелей, ресторанов и т.д.) и заказал бутылку шабли.

Артур могучим усилием воли собрал все свои мысли воедино, хотя так и не смог вспомнить, о чем его только что спрашивал Джек. Кстати, а зачем ему вообще был нужен Джек? Ах, да. Контракт. Консультация Джека. Так, спокойно. Давайте все по порядку.

Из кухни не доносилось ни рыданий, ни ругани, так что можно было предположить, что любовники помирились и сейчас, например, целуются. Эта мысль вызвала отвращение, ярость и головную боль.

На принесенный поднос Артур смотрел с искренним интересом и любопытством. Вроде бы он заказывал что-то из мяса, но с уверенностью сказать этого было нельзя. Он еще раз попытался собраться с мыслями.

— Так ты говорил, Джек, что… э-э-э…

Джек с явным сожалением изучал расстроенное лицо кузена.

— Арчи, ответь мне, только честно, что ты здесь делаешь?

— Сейчас? Пью вино. Потом, надеюсь, буду есть мясо. По-моему, в ресторане принят именно такой стиль, не находишь?

— Очень смешно! Спрошу по-другому, Что тебя связывает с этой Джолли?

— Ну… в общем… вполне законный вопрос…

— Так что же?

Артур беспомощно вцепился в бокал с вином, как утопающий вцепляется в соломинку, старательно избегая взгляда Джека.

— А с чего ты решил, что нас что-то связывает?

Джек возвел очи горе и вздохнул, затем терпеливо и кротко пояснил:

— Она сидела рядом с тобой, когда я пришел, и вы оба были явно заняты разговором. Более того, очень эмоциональным разговором. Обычно в ресторанах так себя не ведут. Это не тот стиль, который здесь принят, если говорить твоими словами.

Артур мысленно проклял прозорливость Джека.

— Ну, в общем, ты прав. Она работает у мсье Жюля в обслуге. Вчера она обслуживала обед у меня в офисе.

— И все?

— Да, все, а даже если и не все — с каких это пор ты стал моим исповедником, Джек?

Джек явно призадумался, и это удивило Артура. Обычно брат за словом в карман не лез.

— Арчи… Когда ты последний раз виделся с тетей Мегги? То есть с твоей матерью?

Губы Артура искривила ехидная усмешка.

— Я пока еще помню, кем мне приходится Мег, братишка.

— Так все-таки, когда?

— Джек, я сейчас тебе врежу! Я ведь не на перекрестном допросе, или как?

— Я больше не работаю адвокатом, Артур, и тебе это прекрасно известно.

— Значит, тебя обуяла ностальгия.

— Поверь, у меня есть причина задать этот вопрос. Повторяю немного в другой форме: ты виделся с тетей Мегги в последние три недели?

Артур хмыкнул.

— Позволь напомнить, что матери уже за пятьдесят, а мне — за тридцать, и мы давно перестали отчитываться друг перед другом за наши передвижения по земному шару.

— Артур, я не собираюсь тебя отчитывать за отношения с матерью.

— Да уж, не надо. А то ведь и я могу спросить, давно ли ты звонил тете Кэт. То есть твоей матери.

Вместо мяса принесли рыбу. Значит, мозг окончательно отказался служить хозяину. И все из-за рыжей девчонки, чем-то напоминавшей оленей в поместье старого дедушки Мак-Фарланда. Рога у них были рыжие, а глаза большие и лучистые.

— Джек, давай ближе к делу!

— Отлично. Значит, с матерью ты давно не виделся и не разговаривал?

— Несколько недель, это уж точно.

— Значит, здесь ты сегодня оказался совершенно случайно?

— Я уже сказал… А что ты, собственно, имеешь в виду? Каким образом моя мать связана с рестораном мсье Жюля?

Джек набрал воздуха в грудь, помолчал и резко выдохнул. Отвел глаза и сказал очень спокойно:

— Что ж… Как ты знаешь, я встречался с нашим дедом… О, вот, наконец, и тот, кто нам нужен.

Артур повернулся в направлении взгляда брата. Ресторан на секунду замер, а затем наполнился восторженным гулом. В дверях стояла женщина, которой на вид было лет тридцать, окружающих она увёряла, что ей сорок, а на самом деле ей было пятьдесят четыре.

Маргарет Бранд. В девичестве Мак-Фарланд, В первом замужестве Фергюсон. Актриса и просто красавица.

В тот же самый момент из кухни появилась Джолли, и сердце у Артура почему-то упало куда-то вниз. Девушка едва сдерживала слезы, ее лицо покраснело не то от гнева, не то от обиды. Она даже не взглянула по сторонам. Ее каблучки выбили дробь по паркету, когда она решительно подошла к величественной кинозвезде. Теперь сомнений не осталось: Джолли была в ярости.

— Вы! Что ж, полагаю, вы удовлетворены! Вы получили то, что захотели, — он ваш!

С этими словами она опрометью бросилась мимо Маргарет, вон из ресторана.

Артур повернулся к Джеку, как никогда остро ощущая, что сходит с ума.

— Во имя неба, что все это значит?!

— Иди за Джолли, Арчи, Погоди, не перебивай. Просто раз в жизни не спорь и сделай то, что тебе говорят. Иди за ней. А я пока постараюсь разобраться на месте.

С этими словами Джек поднялся и двинулся навстречу Маргарет Бранд. Она уже оправилась от шока, вызванного внезапным взрывом эмоций Джолли, и теперь величаво шествовала между столиками, очаровательно улыбаясь всем сразу и никому в отдельности.

Артур мгновенно оценил две перспективы — встреча с матерью или погоня за Джолли — и выбрал второе. В этот момент чарующий голос пропел:

— Арчи, мой мальчик! И Джек здесь, какой приятный сюрприз.

Артур мрачно смотрел, как Маргарет целует в щеку Джека. Безупречная фигура, синие глаза с поволокой, черные волосы сложены в простую, но изысканную прическу, платье стоит не меньше чьего-то пожизненного содержания — Маргарет Бранд была одной из самых очаровательных и изящных дам на свете. И самой последней женщиной, которую хотелось бы сейчас видеть Артуру Фергюсону, ее единственному сыну.

Джек многозначительно кашлянул.

— Артур, Джолли…

Мег вскинула бровь плавным, небрежным и тщательно рассчитанным движением лицевых мышц.

— Джолли?

Артур нехотя пояснил:

— Та молодая девушка, которая только что напала на тебя.

— А, так это Джолли…

— Братец, ты идешь?

С удовольствием, родственнички!

Долго искать ее не пришлось. Джолли стояла, прислонившись к дверям ресторана, ее худенькие плечи сотрясались от рыданий.

Причиной этих слез совершенно очевидно и бесспорно являлась Маргарет Бранд, но Артур не имел ни малейшего понятия, с какой стати!

Как он мог! Как он смел! И эта ужасная женщина!

Нет, Маргарет Бранд, безусловно, очень хороша. Но ведь она уже дважды побывала замужем, она старая и опытная, как можно даже думать, просто думать о женитьбе на ней!

— Джолли…

Она замерла, узнав голос Артура Фергюсона. Выбегая из зала, она его даже не заметила, чего явно нельзя было сказать об ее уходе. Драматический выход!

Джолли торопливо вытерла слезы и повернулась к Артуру.

— Мистер Фергюсон?

Смотреть ему в глаза она не могла, да и голос звучал так себе. Дрожал и прерывался.

Его голос прозвучал чуть насмешливо, но мягко.

— Сегодня явно не ваш день, да?

Этот человек даже не представляет, до какой степени он прав. Джолли думала, что их спор за столиком — самое плохое, что ждет ее в этот вечер, но по сравнению с разговором на кухне это были цветочки. Даже нет, бутончики! Цветочки — на кухне, а уж ягодки — появление этой женщины.

— Эй!

Она угрюмо посмотрела на белоснежный носовой платок, который Артур протягивал ей.

— Я вам только что предыдущий вернула…

— А я оставил его в зале. Ничего, брат захватит мои вещи. Возьмите, Джолли. У вас вся тушь потекла.

Значит, тот человек — его брат. Похожи…

Она взяла платок, пробормотала благодарность, начала вытирать глаза и только тут вспомнила, что никакой туши у нее на ресницах нет и не было. Она сегодня вообще не красилась. Артур Фергюсон смеялся над ней!

— Очень смешно!

И не смогла сдержать ответной улыбки, сразу осветившей ее личико. Артур кивнул.

— Вот так-то лучше. Знаете, что бы там ни было, не может все быть настолько плохо, что…

Улыбка увяла на бледных губах девушки, слезы снова закипели на ресницах.

— Все гораздо хуже, чем вы думаете. Чем вы даже можете себе представить.

— Хотите, поговорим?

Поговорить ей хотелось, но… Артур Фергюсон… Не самый лучший вариант жилетки, в которую можно выплакаться.

Нет, говорить с ним она не хотела, но чувствовала, что если не выговорится, то взорвется от распиравших ее чувств. Кроме того, возвращаться в ресторан у нее нет никакого желания.

Джолли тяжело вздохнула, приняв нелегкое решение.

— Давайте кофе выпьем?

— Джолли, это то, что нам обоим сейчас просто необходимо, но… — Это просто кофе, Ар… мистер Фергюсон.

— Просто Артур.

Ну и слава Богу! Звать жилетку «мистер Фергюсон» просто смешно и нелепо.

— Хорошо. Так вот, это просто кофе, ничего больше. В любом кафе, а не у меня дома.

— А не слишком ли я шикарен для кафе?

Вообще-то да, подумала Джолли, но о том, чтобы вести его к себе, и речи не могло быть. После сегодняшнего скандала на кухне ей как раз не хватало, чтобы Жюль Лавернье обнаружил мистера Фергюсона у себя дома.

— Джолли, может быть, пойдем ко мне? К нему домой? Еще того лучше!

— Вообще-то я не думаю, что вам будет интересно все это выслушивать. Может, я просто пойду домой и лягу спать? Мама всегда говорила, что с утра мир становится не таким противным.

— А моя няня утверждала, что проблема, которой поделились, становится в два раза меньше.

Он сказал, няня. Не мама. Хотя в его кругу детей обычно воспитывают няни. В любом случае, как-то грустно слышать, что теплые отношения сложились у Артура не с собственной матерью, а с няней. Джолли росла не так. Ее мать всегда была рядом, Джолли купалась в ее любви и привыкла чувствовать себя абсолютно защищенной. Год назад мама умерла, и девушка до сих пор ощущала страшную пустоту в душе от этой потери.

— Может, няня была права, но моя мама всегда учила меня, что не стоит ходить в гости к незнакомым мужчинам.

— Няня мне тоже говорила, что не следует приводить в гости незнакомых женщин, но сегодня я согласен рискнуть. А вы?

Джолли не удержалась и снова улыбнулась. Артур немедленно окаменел.

— Я же просил вас не делать этого.

— Не поняла…

— Неважно.

Они поймали такси и уселись рядом на заднем сиденье, но всю дорогу молчали. Джолли почувствовала, как внутри нее нарастает паника. Не стоило ли последовать совету мамы? Он совершенно чужой ей человек, вон, сидит и молчит, словно обдумывает какие-то зловещие планы…

— Джолли, неужели я похож на негодяя, который заманивает юных девиц в свой дом и лишает их невинности?

Ее глаза немедленно наполнились слезами. Не готова она сейчас к подобным шуткам, нет сил, не осталось!

— Джолли! Простите меня. Знаете, у меня тоже выдался нелегкий вечерок, хотя это, конечно, не повод вымещать свое раздражение на вас. Простите меня, ладно?

Он дружески пожал ее руку, и Джолли с удивлением и смущением почувствовала трепет от этого прикосновения. Не то чтобы ее руки никогда не касался мужчина, но прикосновение Артура Фергюсона было слишком волнующим… и приятным.

— Слушайте, конечно, я все понимаю, но… может, это и впрямь не лучшая идея, насчет поговорить? Вы уже достаточно времени на меня потратили, а сегодняшний вечер могли бы провести с большей пользой.

— Слишком поздно. Мы уже приехали.

Такси притормозило у ярко освещенного подъезда шикарного дома. Артур расплатился с шофером и крепко взял Джолли за локоть, словно боясь, что она удерет в последнюю минуту.

Дом мсье Жюля тоже был довольно хорош, но то, что предстало перед Джолли, ни в какое сравнение не шло! Консьерж предупредительно вскочил на ноги, сгибаясь в услужливом поклоне перед мистером Фергюсоном; а затем понесся вперед, чтобы вызвать лифт. Сверкающее хромом и никелем чудо техники абсолютно бесшумно вознесло Джолли и Артура в пентхаус. В коридоре ноги девушки утонули в мягком и пушистом ковре, ее расстроенное личико отразилось в бесчисленных зеркалах, мягко подсвеченных красивыми светильниками.

Она думала, что после этого великолепия квартира Артура уже не удивит ее. Она ошибалась.

После современного, сверкающего полированным металлом коридора она очутилась в изысканных апартаментах. На полу лежал темно-коричневый мех, резные старинные кресла манили в свои объятия, вдоль стен протянулись старинные же книжные шкафы, откуда загадочно поблескивали позолотой корешки книг, повсюду были развешаны картины, подобранные с большим вкусом и явным знанием дела.

На одной из картин Джолли разглядела великолепный, почти сказочный замок, окруженный туманными горами. Девушка в восхищении прошептала:

— Это же Клайд! Виды старой Шотландии…

Неужели подлинник?

И тут же прикусила язык. Что же еще, как не подлинник!

— Это замок моего деда. Выпьете что-нибудь?

Джолли ошеломленно взирала на замок. Куда она попала, боже ты мой! Разве это подходящая компания… То есть разве она сама — подходящая компания для миллионера, внука владельца сказочного замка, который из ностальгических соображений заказывает картины самому Клайду!

— Я… да, немного виски.

— Дед бы это одобрил. Он всегда говорит, что нельзя доверять женщине, которая не пьет виски.

Еще бы! Старый шотландец не может иначе относиться к виски. И к женщинам.

Виски пришлось кстати — Джолли настоятельно требовалось расслабиться, ибо все это великолепие окончательно добило ее. Дыхание перехватило, огненная жидкость устремилась в желудок и согрела девушку.

— Садитесь, Джолли.

Артур пододвинул ей кресло. Простое, казалось бы, движение, но это вновь напомнило ей, что она наедине с мужчиной, которого едва знает, а в случае чего на помощь звать будет некого. Вряд ли консьерж услышит ее крики, а услышит, так не прибежит.

— Ну что, готовы к разговору? Что случилось?

Она глотнула еще виски и неожиданно опять вспомнила собственную ярость.

— Эта женщина!

— Маргарет Бранд?

— Да. Вы ее видели?

— Ха! Вряд ли кому-нибудь удастся не заметить появление Маргарет Бранд. Но я все еще не понимаю, при чем здесь она.

— А она и ни при чем. Это все я.

— Не скажу, что мне все сразу стало ясно. Джолли судорожно вздохнула. — Это просто. Мой… Жюль Лавернье… Мсье Жюль…

— Я знаю, кто такой мсье Жюль, Джолли.

Артур заметил это сухо и сурово, но Джолли не обратила внимания.

— Он собирается жениться на ней!

Впервые за два дня она выпалила это в полный голос, и ей сразу полегчало. Чего не скажешь об Артуре Фергюсоне.

— Жениться на ком?!

— На Маргарет Бранд, естественно!

От неожиданности Артур забыл о приличиях.

— Ты это серьезно?!

— Вот и я ему то же самое сказала. Но, похоже, это действительно так.

— Но я… она же… он…

— Невероятно, правда? — Джолли вскочила и нервно зашагала по комнате. — Он впервые встретил ее три недели назад — и вот пожалуйста! Жениться собрался.

— Три недели назад…

— Да это же смешно! Как это можно, за три недели понять, что любишь человека настолько, что готов и даже мечтаешь жениться на нем!

— Ну, вообще-то это случается… Хотя я изумлен не меньше тебя. Джолли, ты уверена, что ошибки нет?

— На все сто! А зачем она сегодня приперлась в ресторан, как ты думаешь?

— Ну… может, поесть?

— Да прямо! Она ест как птичка — хороша жена для шеф-повара.

Артур скупо улыбнулся.

— Что ж, за такую фигуру надо бороться.

— Только не говори, что она и тебе нравится!

Переход на «ты» свершился очень легко и безболезненно. Джолли этого даже не заметила, а Артур решил оставить все как есть.

— Уверяю тебя, я один из тех немногих мужчин, на которых совершенно не действуют чары Маргарет Бранд.

— Отлично! Нет, спасибо, виски хватит.

— Джолли… прости, если я буду бестактен, но… если мсье Жюль действительно собирается жениться на Маргарет Бранд, куда в таком случае денешься ты?

— Куда подальше! Пусть не рассчитывает, что я буду сидеть и молча соглашаться со всем, что он делает. Из дома придется, конечно, уехать…

— Ты живешь с ним?!

— Вообще-то недавно. Только два месяца, с тех пор, как окончила колледж, Да я, собственно, и не собиралась задерживаться у него надолго, только до сентября, когда начну работать.

— Но ты же работаешь в ресторане…

— Это тоже временно. Я собираюсь работать в детском саду. Я училась на преподавателя-воспитателя.

Артур выглядел совершенно сбитым с толку и даже шокированным.

— Прости, мне нужно некоторое время, чтобы все это осмыслить.

Джолли ободряюще улыбнулась и пояснила:

— Я работаю у мсье Жюля только на каникулах. Не волнуйся, на повара я тоже училась, и довольно неплохо, но потом поняла, что хочу работать с детишками, вот и поступила в колледж.

— Сколько же тебе лет?

— Двадцать пять.

Вопрос Артура не удивил ее. Почти все считали ее моложе, чем она была на самом деле. Сама Джолли думала, что это из-за маленького роста.

Растерянность Артура усилилась.

— Джолли, но в таком случае ты уже достаточно взрослая, чтобы понимать… Конечно, это не так просто, но… как ты можешь оставаться с человеком, который собирается жениться на другой женщине?

— Но он же еще не женился!

— И что? Ты собираешься дотянуть до самой свадьбы?

Теперь в его голосе звучало явное раздражение, он даже поставил свой бокал на столик и резко развернул девушку к себе. Она ответила яростным огнем зеленых глаз.

— Конечно! Свадьба не завтра, у меня еще есть шанс образумить его!

— Джолли, ты же привлекательная молодая женщина, ты…

— Я не Маргарет Бранд!

— Да к черту Маргарет Бранд!

— Прям мои слова!

— О, Джолли…

В следующий момент он уже целовал ее.

Это была самая распоследняя вещь, которой она могла ожидать, и Джолли попыталась было вырваться, но вместо этого сама прильнула к Артуру всем телом, страстно желая, чтобы этот поцелуй никогда не кончился.

Ярость и обида превратились в страсть и огонь, губы жадно отвечали его губам, руки судорожно бродили по сильным плечам…

Никогда она не испытывала ничего подобного! Все ее тело словно растворилось, растаяло в руках Артура, она горела и сгорала у него на груди, их тела сливались в единый горячий слиток золота…

Все кончилось слишком внезапно. Артур отпрянул от нее с хриплым стоном, словно обжегся.

— Что я… Боже мой! Прости меня, Джолли! Я не должен был! Я привез тебя сюда, чтобы помочь, поговорить, а вместо этого… Черт, черт, черт, но ведь он же тебе в отцы годится!!!

Задыхающаяся, ошеломленная Джолли посмотрела на Артура с безбрежным изумлением.

— Кто?

— Да мсье Жюль!

Она сглотнула. Попыталась унять дрожь в коленках.

— Артур… я не знаю… должно быть, я плохо объяснила. Артур, но ведь Жюль Лавернье и есть мой отец!

И всю ее жизнь он был самым любимым и самым любящим отцом на Свете. До того самого момента, как сообщил ей о своей женитьбе на Маргарет Бранд. На женщине, чье лицо украшало обложки всех модных журналов, на женщине, чья карьера в телесериалах принесла ей миллионы, на женщине, которая никак не могла быть искренней, ибо притворство было ее профессией.

Она смотрела на Артура Фергюсона, смущенная, перепуганная, а он стоял перед ней, застыв, словно истукан. Рот слегка приоткрыт, глаза вытаращены, волосы всклокочены, галстук съехал набок…

Видели бы его сейчас друзья-миллионеры!

Глава 4.

Ее отец.

Мсье Жюль — отец Джолли. Не любовник, а отец.

И он собираётся жениться на Маргарет Бранд.

Прелестно! Есть прекрасный повод сходить к психиатру. Долли знает чудных врачей. Пара недель отдыха, все как рукой…

И ведь надо было просто дослушать Джека! Он об этом и собирался сказать!

Джолли робко тронула его за руку.

— Я понимаю, мое поведение выглядит несколько эгоистично. Просто моя мама умерла год назад. Они были женаты двадцать восемь лет. Двадцать восемь лет! Мы были такой счастливой семьей… Я и представить себе не могла, что папа способен в кого-то влюбиться, да еще предложить выйти за него…? так быстро.

Она смотрела на Артура, а тот неимоверно страдал от собственной глупости.

Ее отец!

Главное, что все эти домыслы насчет отношений Джолли и мсье Жюля были исключительно плодом его собственного воображения. Нет, конечно, Джолли никогда не говорила, как ее фамилия, а он ее и не спрашивал, да и папой мсье Жюля не называла, но ведь и ни о чем другом не говорила! Ничто, абсолютно ничто в ее словах не указывало на то, что их с Жюлем Лавернье связывают какие-то иные отношения. Этот вывод — совершенно идиотский — Артур сделал самостоятельно.

Теперь следовало разрешить другую проблему. Как сказать девушке, что…

— Я, пожалуй, пойду? Я заняла массу твоего времени.

— Джолли!

Он схватил ее за руку, развернул к себе, и зеленые глаза Джолли тут же снова наполнились слезами.

— Я знаю, что веду себя, как последняя эгоистка, но… я даже представить не могу, что эта женщина станет моей мачехой!

Артур нежно привлек плачущую девушку к себе, гладил хрупкие плечи, нежно баюкая ее в своих объятиях, и мрачно думал о том, что это входит у него в привычку. Не то чтобы это было ему неприятно, но Джолли искренне жаль, она действительно расстроена. Впрочем, лучше пусть плачет у него, на груди, это как-то успокаивает. От ее улыбки он вечно теряет душевное равновесие? И дыхание почему-то перехватывает.

Действительно, странно: Джолли совершенно из другого теста, нежели Маргарет Бранд. Великая актриса наших дней вся состоит из огня, продуманно-естественных поз, броской внешности, а Джолли… Это все равно, что сравнивать колибри с малиновкой. Если Джолли появится в ресторане, как это сделала сегодня Мег Бранд, на нее вряд ли обратятся все взоры.

Конечно, если она при этом не будет улыбаться.

Вдобавок ко всему, у Артура не было никаких сомнений, какую женщину он предпочитает.

— Джолли, не надо так расстраиваться. Это всего лишь от неожиданности. Я очень сомневаюсь, что Маргарет Бранд когда-нибудь станет твоей мачехой.

— Но мой отец в этом твердо уверен!

— А я абсолютно уверен в обратном.

— Но как…

— Просто поверь мне. Я…

Артура прервал звонок снизу, из холла.

Скорее всего, это был Джек, ведь их разговор в ресторане так и не состоялся. Артур поймал себя на мысли, что именно сейчас ему менее всего хочется видеть кого-то еще, особенно Джека. Хотя нет, в этом отношении пальма первенства принадлежит Маргарет Бранд.

Джолли торопливо вытерла слезы.

— Ты не собираешься ответить, Артур?

— Вообще-то собираюсь, но…

Ему нужно время, чтобы поговорить с Джолли, убедить ее во всем, рассказать ей все, но Джек торчит внизу, а если он узнает, что все это время Джолли провела здесь, то наверняка подумает совсем не то, что нужно.

— Джолли, пообедаешь со мной завтра?

— Зачем?

— Странный вопрос! Просто я хочу с тобой пообедать.

— Но почему? Если ты меня приглашаешь из жалости…

— Мне, во-первых, тебя совершенно не жалко…

Святая правда! Вот если Маргарет Бранд станет ее мачехой, тогда конечно.

— Мне просто нужно поговорить с тобой.

Время поджимало, Джек томился под дверью и строил догадки, а консьерж наверняка уже рассказал ему о гостье мистера Фергюсона.

— Ладно.

— Отлично! Теперь я провожу тебя и посажу в такси, и советую тебе дома немедленно улечься спать. Твоя мама была права, я надеюсь, и утро все расставит по своим местам.

А Артур Фергюсон этому поспособствует!

Уже в лифте девушка судорожно вздохнула.

— И все равно: все очень плохо.

Еще бы! Кому это знать, как не Артуру! Но если правильно взяться за дело, любую ситуацию можно исправить. Ну, почти любую.

В глазах Джека засветился живейший интерес при виде Джолли, но Артур ледяным голосом пресек все попытки брата заговорить.

— Я вернусь через минуту. Только посажу Джолли в такси.

Краем глаза он успел заметить, что Джек принес сверток из ресторана. Ничего, это подождет.

Перед тем как сесть в машину, Джолли обернулась и смущенно улыбнулась ему.

— Ты был очень добр ко мне, Артур.

— Ладно тебе. Не забудь про завтра. В половине первого, пойдет? У Романо. Это…

— Я знаю, где это. И еще раз спасибо.

Артур Фергюсон стоял и провожал такси глазами, пока оно не скрылось за поворотом, затем вздохнул и пошел обратно. Брови его были нахмурены, а мысли беспорядочно крутились в голове.

Джек встретил его ехидным взглядом и невинным замечанием:

— Очень симпатичная девчонка. Артур смерил его холодным взором. — Она дочь мсье Жюля. Но ты, кажется, осведомлен об этом?

У себя в квартире он первым делом допил остатки своего виски и заново наполнил бокалы — для себя и для Джека. Двоюродный брат кивнул, принимая бокал.

— Спасибо. Да, ты прав, я в курсе. Вот твой пакет.

— Спасибо.

Артур просто положил пакет на столик, ничего не поясняя. Джеку про это знать не обязательно. Виски выпили в полном молчании, и Артур потянулся за бутылкой, чтобы снова наполнить бокалы. Джек тихо охнул:

— Не много ли мы пьем, Арчи? Ведь поесть толком нам сегодня не удалось.

— Я приготовлю омлет, идет? А ты пока расскажешь мне, в чем дело.

Приготовление омлета и салата заняло всего несколько минут, а потом оба брата уселись за кухонный стол. Артур так давно жил один, что вполне справлялся с нехитрыми блюдами. Мог и гостя накормить. Сегодня гостем был Джек.

А жаль. Лучше бы Джолли…

— Скажи сразу, я прав или нет: дед вызвал тебя из-за того, что мать собирается выйти за мсье Жюля, владельца ресторана?

Маргарет Бранд. Его мать.

Хоть в это и трудно было поверить, да Артур часто и не верил, кинозвезда Маргарет Бранд была его родной матерью и теткой Джека Монтегю.

Выглядела она превосходно, нет слов, немногим старше самого Артура, но ведь он-то знал, что она его мать! Они никогда не были близки, звонили друг другу редко, виделись и того реже, но он прекрасно помнил слова Мег о том, что она больше не собирается замуж. Сообщение Джолли стало в полном смысле слова громом среди ясного неба.

— Ты прав. Она сообщила обо всем деду, когда навещала его в прошлые выходные.

— И дед решил, что самым подходящим гонцом будешь ты, потому что мы дружим.

— Вообще-то тетя Мегги собиралась сама тебе все сказать, но тут возникла одна трудность.

— Джолли?

— Да. Джолли. Она совсем не испытывает радости по поводу появления нового члена семьи.

— Так же, как и я!

— Послушай, Арчи, я никогда не вмешивался в ваши отношения с тетей Мегги…

— Ну, так и не начинай.

— А я и не собираюсь.

— Правда?

— Правда. Во-первых, в этом нет необходимости: твои чувства — это твои чувства. Во-вторых, есть куда более интересный вопрос, который нам предстоит разрешить.

— Какой же?

Джек посмотрел на брата с некоторым сожалением. Как на душевнобольного.

— Как ты собираешься сообщить Джолли, что ты — сын Маргарет Бранд? Если конечно, тебе не все равно, как она к тебе относится, а ведь она тебя возненавидит после этого.

Артур и сам этого боялся.

— Похоже, пока она ни о чем не догадывается.

— Еще бы, ты же так удачно увез ее с поля боя!

— Джек! Ты же сам велел мне это сделать!

Артур злился, потому что знал: Джек прав. Надо было с самого начала сказать Джолли правду насчет Маргарет. Но ведь тогда девушка и впрямь стала бы относиться к нему, мягко говоря, без симпатии, а вот этого Артуру и не хотелось. Честно говоря, он и сам не знал, чего бы ему хотелось от Джолли, но явно не ненависти и презрения.

Теперь у него оставалось меньше суток, чтобы придумать, как лучше сказать Джолли всю правду, не вызвав у нее ненависти.

Она опаздывала.

Она знала, что опаздывает не меньше чем на пятнадцать минут, и не удивилась бы, если бы Артур не стал ее дожидаться. Да и не расстроилась бы особенно. У Джолли совершенно не было ни сил, ни желания идти на эту встречу.

Вечером она последовала его совету и сразу легла спать. К своему собственному изумлению, Джолли заснула мгновенно и так крепко, что даже не слышала, как вернулся ее отец. Проснулась в девять утра и мрачно слушала радио, доносившееся снизу и свидетельствовавшее о том, что Жюль Лавернье уже встал. Маргарет Бранд наверняка рассказала ему о вчерашнем скандале в ресторане, и теперь Джолли ждала бури.

Буря и случилась. Отец бушевал, Джолли не осталась в долгу, и утреннее объяснение закончилось тем, что она очень подробно объяснила, куда отец может отправляться со своей работой в ресторане, и что она немедленно идет искать себе квартиру. На прощание отец сказал ей кое-что интересное…

Джолли даже застонала, вспомнив утреннюю сцену. Никогда в жизни они так не ругались, и виновата в этом Маргарет Бранд.

На ногах словно повисли тяжелые колодки, Джолли с трудом дотащилась до ресторана Романо, открыла дверь… и застыла в изумлении.

Артур не ушел. Он ее дождался, Он сидел за столиком у окна, точно так же как вчера вечером в ресторане ее отца, смотрел на улицу и о чем-то размышлял. Увидев Джолли, он встал и подвинул ей стул. Девушка заметила, что очень многие женские головки повернулись в их сторону. Ничего удивительного — такой красавец рядом с такой серой мышью!

— Джолли, я рад тебя видеть… Ты сегодня не работаешь?

— Нет. С сегодняшнего дня я устроила себе бессрочный выходной, хотя мой отец, кажется, не знает такого слова. Ничего, женится — узнает.

— Ты хотела сказать, если женится.

— Это ты отца моего не знаешь.

— То есть ты больше у него не работаешь?

— Мы решили, что нам надо разойтись в разные стороны, так будет лучше для всех. Долгие проводы… Красивая рубашка!

— К черту рубашку! То есть… я не то хотел сказать. Рубашка замечательная, и я еще не поблагодарил тебя за нее.

А он смущен! Неужели ему подарков никто не дарит? И правильно делает.

— На здоровье. Как это ты переменил свое мнение?

— Я подумал, что было бы нечестно отказываться от нее из-за тебя. Ты старалась…

— Это точно.

— Джолли…

— Ты пробовал здешнюю лазанью? Рекомендую.

Голос Артура стал несколько суше.

— Джолли, я пытаюсь начать с тобой разговор, а ты…

— А я думала, ты пригласил меня на обед.

— Я и пригласил тебя на обед, но поговорить нам все равно надо.

— Значит, есть не будем. Понятно.

Она со вздохом отложила меню, которое внимательно изучала, избегая взгляда Артура. Он с некоторым сомнением поглядел на нее.

— Ты сегодня какая-то другая.

— Да? Может, это потому, что я еще маленькая и обижаюсь на то, что мой отец женится на другой женщине, не спросив моего мнения?

Почему она так возбуждена? Еще полчаса назад она едва ноги волочила, а сейчас вся ощетинилась тысячей невидимых иголок.

Почему Артур Фергюсон так действует на нее? Потому, что он мерзавец!

— Все образуется, Джолли.

— Ты так уверен в этом? Почему, интересно?

— Потому, что я…

Молодой официант неслышно возник у столика.

— Могу я принять ваш заказ? Джолли улыбнулась юноше.

— Пожалуйста, лазанью и зеленый салат.

Артур нервно вздрогнул и буркнул:

— Мне то же самое.

— Желаете минеральной воды, сока, или чего-нибудь…

— Нет!!!

Джолли ласково кивнула оторопевшему парню.

— Спасибо вам.

Официант послал ей благодарный взгляд и удалился на кухню. Артур ворчливо заметил:

— Я помню, что еще вчера ты сама была официанткой, но так ли необходимо любезничать с обслугой теперь?

Глаза Джолли сверкнули гневом. — А про хорошие манеры ты ничего не слышал? Почему я должна портить чей-то день, если мой собственный не задался?

— Спасибо за науку.

Что-то не то, слишком нервно, слишком для ее измученных нервов! Зачем Артуру Фергюсону эта встреча, этот разговор, почему они ссорятся по такому незначительному поводу, у них есть повод лучше.

— Артур, зачем ты меня пригласил?

— Что ты имеешь в виду?

— Не делай из меня идиотку! (Господи, опять! Да что с тобой, Джолли Лавернье?!) Я имею в виду, что тебе, сыну Маргарет Бранд, надо от меня, дочери Жюля Лавернье?

Вообще-то она этому сегодня утром не поверила. Отец рассказал об этом, потому что его, видите ли, очень заботило, о чем это его дочь могла говорить с Артуром Фергюсоном!

Осознание этого сообщения пришло только сейчас, и теперь Джолли рассердилась не на шутку. Что нужно от нее сыну Этой Женщины? Кстати, а выглядит она действительно потрясающе, едва ли не ровесницей своего сына. .

Сыночка своего ненаглядного! Подумать только, а Джолли еще благодарила его вчера за доброту и проявленное понимание! Он целовал ее! Еще хуже то, что и она целовала его. Да еще как!

Теперь все объяснялось гораздо проще, хотя и противнее. Он хотел ее умаслить из-за мамаши, вот что.

Какой же она была дурой, сидела и рассказывала ему все свои переживания, свои чувства…

Злость кипела в Джолли, переполняла все ее существо. Что ж, стоило прийти на этот обед только для того, чтобы сказать ему все в лицо. Вон, дыхание перехватило у актрисиного сына! Ничего! Полезно.

— Ну, что молчишь? .

— Я не совсем уверен, что знаю, что говорить…

— Тогда могу тебе помочь — извинения излишни. Чего ты добивался, скрывая правду? Почему не сказал сразу? Я даже в толк взять не могу, чего ты хотел, но предупреждаю: что бы ты ни сказал сейчас, это не изменит моего мнения об этом браке. Я не соглашусь с ним ни за какие коврижки!

Отец ей хотя бы не врал, а этот красавец… Красавец нахмурился.

— Позволь мне все объяснить, Джолли, Я не больше твоего рад этому известию о свадьбе. Кроме того, до того, как ты сказала об этом, я и понятия не имел, что они…

Джолли ему не верила, Он наверняка на стороне своей матери. Даже если он и правда не знал об этом раньше, после рассказа Джолли у него была масса времени, чтобы признаться ей во всем. Если бы он этого хотел, разумеется, а он не хотел. Он просто уверял ее, что этот брак невозможен, потому что… а, кстати, почему?

— Значит, мой отец, владелец дорогого ресторана и прекрасный шеф-повар, недостаточно хорош для твоей аристократической матери?

Эта мысль молнией сверкнула у Джолли в мозгу, как только она вспомнила замок на картине в доме Артура. Маргарет Бранд выросла в этом замке.

Артур дождался, пока официант поставит перед ними тарелки и уйдет, и осторожно начал:

— Джолли…

— .Да кто ты такой, а?! Кто такая твоя мать?!! Знаешь ли ты, что там, где я выросла, таких, как твоя мамаша, называли…

— Джолли!!! Остановись. Позволь заверить тебя, что ты вряд ли сможешь удивить меня любыми эпитетами в адрес моей матери. Большинство я уже использовал сам, остальные мне просто известны, но это не значит, что я позволю другим оскорблять ее в моем присутствии.

— Да? В таком случае тебе придется провести остаток жизни, сражаясь за ее честь, потому что мне лично неизвестны люди, которые могут сказать о ней хоть что-то хорошее.

— Кроме твоего отца, надо полагать?

— Она просто запудрила ему мозги, вот и все. Он ослеплен, это пройдет. Я, по крайней мере, надеюсь, что это произойдет, пока не стало слишком поздно.

— Да уж!

— Не твое дело, Артур Фергюсон! Я даже не знаю, кого из вас презираю больше — тебя или твою мамашу! Все, хватит с меня! Ешь свою лазанью, можешь и мою заодно съесть!

Она вскочила, с трудом сдерживая гнев.

Неожиданно сильная рука Артура больно стиснула ее запястье.

— Джолли, я на твоей стороне.

— А я ни на какой стороне, Артур! Благодаря твоей матери и тебе у меня даже дома теперь нет! :

Нет, она не заплачет, ни за что не заплачет! Никогда больше она не доставит ему удовольствия видеть ее слезы!

— Отпусти меня!

— А если не отпущу?

— Тогда… тогда я тебе врежу! На его лице появилось нечто вроде веселого изумления, уж больно по-детски прозвучали эти слова, и этого насмешливого и недоверчивого выражения Джолли хватило с избытком. Та самая капля, переполнившая сосуд, соломинка, сломавшая спину верблюда, искра, от которой вспыхнул Большой Лондонский пожар…

Она со всей силы двинула ему по ноге, вложив в удар всю свою ярость, и получилось не просто больно, а очень больно, потому что Артур Фергюсон не сдержал крика боли и выпустил ее руку. Чего она и добивалась. На губах Джолли заиграла наиболее противная, из всех на свете противных улыбок. — Прощай, Артур.

Она повернулась и пошла к выходу, гордо подняв голову и не обращая ни малейшего внимания на изумленные взгляды шокированных посетителей ресторана Романо. Душу Джолли переполняло чувство глубочайшего удовлетворения. Оно не покидало ее довольно долго, ровно до тех пор, пока таксист не повернулся к ней и не спросил, куда ее везти.

Радость как ветром сдуло. Только сейчас девушка поняла весьма неприятную вещь.

После разговора с отцом ей действительно некуда было идти!

Глава 5.

— Она меня ненавидит!

С этими словами Артур уставился на Джека, только что вошедшего в его офис. Сам он не так давно вернулся из ресторана. Прихрамывая.

Джек спокойно уселся на стул, скрестив руки на груди.

— Вижу, что ты разрешил эту сложную ситуацию с присущими тебе тактом и дипломатичностью.

Артур только мрачно фыркнул. Какой там такт! Какая дипломатия! Джолли, эта рыжая фурия, с самого начала знала, кто пригласил ее на обед, и наверняка накручивала себя с раннего утра.

Он-то рассчитывал, что все объяснит ей в спокойной и приятной обстановке, но кто-то — наверняка, мсье Жюль, — опередил его, поэтому она пришла не слушать, а мстить. Ссориться. Беситься. Лягаться. Боже, как болит нога! Кто бы мог подумать, что такая хрупкая на вид девушка лягается, словно взбесившийся мул!

Он мрачно посмотрел на брата.

— У меня не было ни единого шанса, Джек. Отец наверняка ей все рассказал, она уже знала, что я сын Маргарет Бранд.

— Бедный Арчи!

— Не смейся, ты и половины не знаешь.

— Не знаю, но надеюсь, что ты все мне расскажешь.

Артура распирали чувства, он должен был с кем-то поговорить, он понятия не имел, что ему делать дальше и должен ли он вообще что-то делать, особенно когда речь шла о Джолли, и именно поэтому он, не задумываясь, выложил Джеку всю историю в ресторане Романо.

— …И тогда она меня лягнула.

Даже рассказывая об этом, Артур все еще не мог поверить, что у девчонки хватило наглости выполнить свою абсолютно детскую угрозу. Он так увлекся, что некоторое время не замечал странных конвульсий, сотрясающих его кузена. Джек прилагал титанические усилия, чтобы не расхохотаться в голос.

Тонким, слегка дрожащим голосом он переспросил Артура:

— Она… тебя… лягнула? Прямо на глазах у всех? Посреди ресторана Романо?

— Главное, что это была середина моей голени! Да, ты не ослышался, она лягнула меня, и у меня есть доказательства.

С этими словами он задрал брючину и продемонстрировал великолепный лилово-багровый синяк на ноге:

— Знаешь, Арчи, а мне нравится эта твоя Джолли.

— Она не моя Джолли!

Еще бы! Вряд ли она теперь захочет его даже видеть, не то что говорить с ним. А жаль. Артур с изумлением обнаружил, что сердце его забилось несколько быстрее при воспоминании о поцелуе, о хрупких плечах, которые сжимали его руки…

Забудьте об этом, мистер Фергюсон! Общение с Джолли Лавернье влечет за собой громадные трудности, и даже физические травмы.

Джек наконец-то успокоился и поинтересовался вполне деловым тоном:

— Ну и что теперь?

— Теперь на очереди у меня встреча с матерью.

— Ты серьезно? А надо ли?

— Может, и не надо. Но мне будет спокойнее. На этот раз она играет в свои актерские игры с хорошими, в общем-то, людьми. Жюль Лавернье недавно овдовел. Не думаю, что моя мать способна искренне утешить его. Впрочем, как и кого-либо на свете.

— Ну-у-у… Впрочем…

Что хотел сказать Джек Монтегю, осталось Тайной, ибо дверь в кабинет распахнулась, и на пороге возникла Великолепная Мег собственной персоной. Безупречный макияж, шикарная прическа, черное платье от Диора и огненно-красный кардиган, расшитый жемчугом.

— Долли сказала, вы тут секретничаете с Джеком…

Джек встал, поцеловал тетушку в щеку и придвинул ей стул.

— Я уже собирался уходить. Пока, тетя Мегги. Артур, увидимся.

Артур сделал вид, что не заметил ноток предостережения в голосе брата.

Когда дверь за Джеком закрылась, Мег ринулась в наступление.

— Перестань так страшно таращить глаза и хмурить брови. Я помню, что сюда мне приходить не стоит, но мне срочно понадобился твой совет.

— Мой… что?! Ты шутишь, должно быть!

Обычно они с матерью не виделись месяцами, а встречались совершенно случайно, как вчера в ресторане, например, ну а о советах речь вообще никогда не шла.

Мег бросила на него загадочный взгляд и непринужденно уселась в кресло, а не на стул, закинув одну стройную ногу на другую.

— Дело в следующем. Ты, кажется, дружен с Джолли…

— Поправка, мэм! Я был дружен с Джолли до того момента, как она узнала, что я ваш сын, или, вернее, что вы — моя мать. Что, впрочем, одно и то же. С тех пор Джолли… скажем так, не видит во мне друга.

И это его ранит куда больнее, чем синяк на ноге, а вот почему — он и сам не знает.

— Понятно. Артур… Что мне делать?

Он чуть не подскочил от изумления. Рак свистнул на горе, коровы научились летать, солнце взошло на западе, а Мег Бранд спрашивает совета у собственного сына, да еще и выглядит при этом искренне смущенной. Впрочем, последнее можно во внимание не принимать: актриса она и впрямь потрясающая.

— О чем ты, дорогая мать?

— О Джолли, разумеется. И постарайся не ломать комедию, дорогой сын! Я прекрасно знаю, что ты в курсе моей помолвки с Жюлем Лавернье, отцом Джолли.

— Да, мне кто-то об этом говорил.

— Знаешь что, если бы ты хоть из вежливости интересовался тем, как я живу, ты бы узнал это от меня лично. Но поскольку ты…

Она задохнулась от возмущения, и Артур воспользовался этим.

— Вчера вечером ты и виду не показала, что знаешь Джолли.

— Естественно, мы же не встречались раньше! Я догадалась, конечно, но не хотела устраивать сцену в ресторане. Понимаешь, Джолли не по вкусу пришлась идея о нашей с Жюлем свадьбе.

— И почему бы это, а, Мег?

Мег снова очень странно посмотрела на Артура. С грустью и интересом одновременно.

— Как странно… В детстве ты был совершенно очаровательным парнем, Артур. Добрым, ласковым и внимательным. Что с тобой произошло?

— Ничего. Эго жизнь, Мег. В основном, твоя жизнь.

— Не могу поверить… Артур, я знаю, что совершила множество ошибок в прошлом, но…

— Ошибок?! Да ты всю жизнь жила как хотела, и никак иначе! А когда мой отец умер, ты просто забыла про меня, хотя я был еще, мягко говоря, маловат для самостоятельной жизни, и вообще…

Вот чего Артур никогда в жизни не видел, так это слез на глазах Маргарет Бранд и еще этого жалкого, затравленного выражения на красивом лице. Она словно состарилась в одно мгновение, стала беззащитной и неуверенной в себе…

Стоп, она же актриса! Тридцать пять лет она проживает на экране чужие жизни и прекрасно знает, как должна выглядеть несчастная, покинутая всеми стареющая мать, которую не любит сынок-эгоист. Не может быть, чтобы про это не снимали кино!

— Артур, я знаю, что была не слишком хорошей матерью тебе, особенно когда умер твой отец, но я так тосковала без него…

— Я тоже тосковал.

— Я знаю, Арчи, поверь, я знаю это, но… это другое. Я потеряла мужчину, которого любила больше жизни. Мне казалось, что это я умерла тогда. Конечно, я совершила ошибку, выйдя замуж второй раз. Я сделала это только от одиночества… Господи, да что бы я сейчас ни сказала, это ничего не изменит.

Прошлое остается в прошлом. Теперь надо думать о будущем.

Артур с сомнением смотрел на Мег Бранд. Это было что-то новое в ее репертуаре, таких ролей он не помнил. Никогда она с ним так не разговаривала, да что там! Она вообще с ним не разговаривала долгие годы. Теперь Артур понятия не имел, как он должен на это реагировать.

— О чьем будущем мы говорим, мама? О твоем или о моем?

Мег выпрямилась в кресле и произнесла ровным и спокойным голосом:

— Я люблю Жюля Лавернье. Он первый и единственный мужчина, которому я по-настоящему доверяю со дня смерти твоего отца. И я хочу выйти за него замуж.

— Это я уже знаю, как знаю и то, что ты это сделаешь, что бы я ни сказал.

— Я не сделаю этого, если Джолли будет против.

— Могу ответить на это только то, что скорее ад замерзнет, чем Джолли будет за.

— Я знаю.

И опять он не узнавал свою мать. Она поникла, опустила глаза и думала о чем-то своем, очень личном, очень тайном, очень дорогом… и горьком. Обычно Мег Бранд держала свои эмоции под контролем. Неужели на этот раз случилось нечто, действительно тронувшее ее душу?

— Дорогая мама, неужели ты хочешь уверить меня, что неспособна захомутать Жюля Лавернье без согласия его дочери? Признаться, я не знаю мужчин, способных устоять перед твоим обаянием.

— Ты ничего не понял, Артур. Жюль готов к свадьбе, хоть завтра, он и не думает о Джолли, но я… я не могу. Не слишком удачной получится наша семейная жизнь, если дочь Жюля будет против этого брака. Я не встану между отцом и дочерью.

Артур ушам своим не верил. Неужели Мег действительно любит Жюля Лавернье, любит настолько сильно, что готова пожертвовать собственным счастьем ради кого-то еще?

Мег невесело усмехнулась.

— Что, неожиданно для тебя, да? Если бы мы были ближе друг к другу эти двадцать лет, ты бы лучше знал меня.

— Как тебе известно, я презирал твоего второго мужа и предпочел остаться с дедом в Гленнакорахе.

— Что ж, к тому времени, когда мы развелись, я вполне разделяла твои чувства.

— Серьезно?

— Да. Артур, дорогой мой, ведь за пять лет второго брака я едва ли не навсегда потеряла своего сына, так неужели сейчас я позволю, чтобы то же самое случилось с Жюлем и его дочерью? Нас с тобой разлучил мой брак, но с Джолли этого случиться не должно.

Артур во все глаза смотрел на свою мать и не узнавал ее. Неужели все эти годы он ошибался?

— Мне нужна твоя помощь, Артур. Помоги мне убедить Джолли, что я действительно люблю ее отца и хочу сделать его счастливым. Поможешь?

Хороший вопрос. Сложный. Будь это не его мать, отказался бы мгновенно и жестко, но это была его мать.

Значит, придется все-таки сыграть ту роль, которую уже приписала ему разгневанная Джолли: роль защитника интересов собственной матери. Только вот перед кем играть? Джолли вряд ли захочет его слушать.

— Джолли, тебя к телефону!

Бабушка окликнула ее снизу, но Джолли не спешила взять трубку. Кто это может быть?

Никто понятия не имел, что Джолли живет у своей бабушки по матери, только отцу пришлось сказать, чтобы он не волновался.

Уже сегодня она могла бы переехать в собственную квартиру, которую удалось снять в рекордно короткие сроки, но переезд отложился из-за каких-то проблем с водопроводом. Джолли вздохнула и подняла трубку.

— Да?

— Джолли? Должен заметить, что тебя было очень трудно отыскать.

Она задохнулась от неожиданности. Артур Фергюсон.

— Чего тебе надо?

— Я подумал, что тебе будет интересно узнать: у меня перелом голени, и я лежу в клинике.

Девушка охнула и схватила трубку второй рукой, сразу позабыв о холодном тоне.

— у тебя… что?!

— Наконец-то я тебя заинтересовал. Вообще-то… это не совсем так.

— Насколько не так?

— Самую малость. Я не в клинике, и перелома у меня нет.

— То есть ты соврал от первого до последнего слова?

— Я преувеличил, Джолли. Нехорошо сразу обзываться.

— Артур, чего ты от меня хочешь?

— Поужинать с тобой. Сегодня.

— Зачем?

— Ты очень подозрительна. Почему нам нельзя поужинать?

Причин было много, но не все она собиралась открывать Артуру Фергюсону. Во-первых, он очень хорош собой, во-вторых, он ей слишком небезразличен, в-третьих — она боится повторения поцелуя, в-четвертых…

— Ну так что, Джолли? Это просто ужин.

Просто ужин!

Нет, второй раз она на это не купится. Должны быть какие-то причины, и на этот раз мистеру Фергюсону придется их открыть заранее. Наверняка речь пойдет о женитьбе ее отца на его матери, а в этом деле нужна ясность. Джолли Лавернье больше не имеет на отца никакого влияния, да и не собирается ни на что влиять. Пусть живет как хочет.

— Артур, мой отец ужё достаточно взрослый человек и принимает решения без моей помощи.

— Да?

— Да!

Она не разговаривала с отцом уже два дня, и это ранило ее до глубины души. Никогда в жизни она не могла себе даже представить, что это возможно, и все из-за Маргарет Бранд, чей сын никак не хочет этого понять.

— Джолли, я не очень понимаю, в чем проблема. Ты добилась своего, можешь быть довольна, так что мы…

— О чем это ты?

— Как о нем? Моя мать разорвала помолвку с твоим отцом.

— Что?!

— Ну да! Все кончено. Вчера вечером она разорвала помолвку. Тебе слышно? Повторяю по слогам: ра-зо-рва-ла…

— Но почему?

— Тебе какая разница? Ты же этого хотела.

Хотеть-то она хотела, но почему-то не чувствовала никакого удовлетворения от новости, сообщенной Артуром. Если Жюль и Маргарет просто подумали и поняли, что совершают ошибку, это одно, но если причиной разрыва было что-то иное… И как в этом случае чувствует себя ее отец?

— Джолли, ау! Честно говоря, я ожидал более бурной радости по этому поводу.

Какая там радость! Отец, должно быть, страшно переживает, и она этому способствовала.

— Ты ошибался, Артур. И ошибаешься, если думаешь, что я отправлюсь вместе с тобой праздновать!

— Думаю, это сильно сказано, Джолли. Конечно, нам не придется поднимать бокал за счастливую пару, но…

— Как ты можешь быть таким бесчувственным? Не знаю, что ощущает сейчас твоя мать, но папа наверняка в ужасном состоянии, и все, что ты можешь сделать сейчас, это…

— Минуточку, леди! Ты же сама хотела, чтобы свадьба не состоялась!

— Ты этого тоже хотел. Ты вообще считал, что мой отец не достоин твоей матери!

— Я такого не говорил!

— Но ты так думал! И теперь, как мне кажется, не без твоей помощи, так же думает и твоя мать! Как ты смеешь…

— Остановись. Прямо сейчас.

— Не остановлюсь! Ты совершенно явно был ошеломлен известием о том, что мой отец…

— Ты столь же явно не испытывала восторга от того, что моя мать выходит за него, так что мы квиты! Ты выиграла, Джолли. Дракон повержен, истина восторжествовала.

Мало того, что Джолли не чувствовала себя победительницей, она вообще отвратительно себя чувствовала! Почему-то в мозгах вертелась мысль о предательстве, хотя откуда ему взяться… и кто кого предал…

Нет, она не изменила своего мнения о женщине, которая встала между ней и ее отцом, но только сейчас ей в голову пришла мысль о том, что она, Джолли, совершенно не вправе решать чужую судьбу и вмешиваться в чужую любовь, даже если речь идет о ее отце. И тут она совершенно неожиданно разозлилась на Артура.

— Ты очень жесток, вот что я тебе скажу!

— Это почему же? Только потому, что не переживаю по этому поводу?

— Нет! Потому… потому… потому что ты эгоистичная свинья!

Пауза потрескивала электрическими разрядами и напоминала тишину перед смерчем.

Потом Артур тихо и очень вежливо поинтересовался:

— Это надо понимать так, что ты не идешь со мной ужинать сегодня вечером?

— Не иду сегодня, не иду завтра, не иду никогда! А теперь извини, мне надо идти.

— Папу утешать?

— Не твое собачье дело!!!

Трубка с оглушительным треском рухнула на рычаг. Джолли с пылающими от гнева щеками смотрела на телефон, словно это был Артур Фергюсон.

Нет, каково, в самом деле! Жестокий, самовлюбленный эгоист! И мамочка его туда же! Значит, они решили, что их голубая кровь слишком хороша и простые смертные, вроде Джолли и ее отца, недостойны даже рядом с ними по земле ходить?! Посмотрим!

И вообще, еще увидим, кто от кого отказался! Артур Фергюсон со своей самоуверенностью может катиться в. преисподнюю, а Джолли Лавернье во всем разберется и без него.

Господи, ну почему этот человек доводит ее до такого состояния?!

Глава 6.

Артур чувствовал себя приблизительно так же, как убийца, вернувшийся на место своего преступления.

Нет, ресторан мсье Жюля ничем не напоминал залитое кровью место преступления, обслуга была все так же приветлива, из кухни доносились божественные запахи, розы благоухали в изящных вазах, тонко и грустно пела где-то за ширмами гармоника — все было изысканно и уютно, как всегда.

Вот только Артур Фергюсон чувствовал себя, словно на арене. Самое неприятное и раздражающее — это то, что арену создал он сам.

В том, что Джолли в бешенстве повесила трубку, мог сомневаться только глухонемой. Почему? Потому, что она рыжая хулиганка. Что он ей сказал? Только правду, ничего, кроме правды, да и не мог он сказать ничего другого, потому что…

Господи, как же он от всего этого устал!

Вот уже третий день он не занимался никакими делами, отложил массу важных встреч, переговоры, забыл подписать целую пачку документов, накричал на Долли Бэнкс, плохо спал, много пил и чувствовал себя совершенно разбитым.

Как хорошо, как тихо и спокойно он жил в своем доме! Как замечательно и мирно текла его жизнь — переговоры, обеды, контракты и ужины, никаких неожиданностей, а главное, никакого шума и крика. И вот, с появлением рыжей официантки в его офисе, жизнь дала такой перекос, что Артур уже сам не понимал, что делает.

Вот, скажем, простой вопрос: зачем он сюда сегодня пришел? Нет ответа, ибо Артур этого не знал. Наоборот, он совершенно точно знал, что приходить сюда не следует, так как Джолли Лавернье высказалась по телефону прёдельно откровенно, но он все-таки здесь, и ему почему-то очень интересно, помирилась ли она со своим отцом.

Метрдотель приветствовал Артура улыбкой и легким поклоном.

— Добрый вечер, мистер Фергюсон. Мы рады снова видеть вас в нашем ресторане.

Артур слегка подскочил и с подозрением уставился на метрдотеля — не смеется ли? Но нет, насмешки он не заметил. Обслуга мсье Жюля была отлично вышколена.

— Добрый вечер. Мой секретарь должен был заказать столик на одного.

— Да, конечно, сэр. Позвольте вас проводить? Тот же самый столик, если вы не против.

А с чего бы ему быть против? Три дня назад его этот столик вполне устраивал, сойдет и теперь.

— Отлично. Сегодня я собираюсь провести здесь весь вечер.

— Да, конечно, мистер Фергюсон. Ваш брат в прошлый раз сказал, что вас срочно вызвали в офис, очень жаль.

Молодец, Джек. Хорошая мина при плохой игре и безупречное самообладание.

Следующие слова мистера Фергюсона вылетели у него как бы сами собой.

— Скажите, Джолли… то есть мисс Лавернье, сегодня здесь?

Артур спросил об этом совершенно непроизвольно и тут же расстроился. Ему показалось, что на бесстрастно-вежливом лице метрдотеля промелькнула тень понимающей улыбки.

— Да, сэр, мисс Лавернье сегодня в ресторане. Должен ли я сказать ей, что вы…

— Нет!!! Я просто поинтересовался, здесь ли она, ничего больше!

Отлично. Она здесь и, будем надеяться, с ней все в порядке.

— Могу я предложить вам напитки, мистер Фергюсон?

— Да. Виски, пожалуйста.

— Содовая и лед?

— Нет, просто виски!

Почему этот метрдотель так назойлив? Почему просто не принесет виски и не уйдет отсюда? Голова у Артура начала побаливать.

Он только сейчас осознал, какую тактическую ошибку совершил, не позвонив и не разведав о Джолли заранее. Теперь прощай, спокойный вечер! Если эта рыжая фурия находится в нескольких метрах от него, о покое можно забыть.

Она не хочет его видеть, понимаете ли! Это было нечто, совершенно новое для Артура. Обычно — в прошлом — он всегда сам прекращал отношения с женщинами, делая это спокойно и тактично, но впервые отказывали ему, и это неожиданно рассердило его.

Сегодня он запомнил, что заказывает: рыбное ассорти и стейк из лосося. Зелень, лимоны, минеральная вода.

Все выглядело восхитительно, пахло божественно, было наверняка упоительно на вкус, но вот вкуса-то Артур и не чувствовал. Его мысли были далеко.

Джолли здесь, на кухне. Несколько шагов, полминуты времени — и он мог бы увидеть ее. В результате этих мыслей он стал нервно вздрагивать на каждый стук двери и метать в сторону кухни несколько затравленные и осторожные взгляды.

Смешно! Какого дьявола он так волнуется? Почему переживает о случившемся? В конце концов, он просто сказал ей правду, ничего больше, к тому же, раз она здёсь, значит, помирилась с отцом. Должна спасибо сказать, а не ругаться с ним и обзываться свиньей!

Разумеется, он отлично знал, что она и не подумает говорить спасибо, считая его бездушным и жестоким эгоистом. Господи, ну почему нет на свете совершенства? Сделаешь приятное матера — разозлится Джолли, согласишься с Джолли — будет больно Маргарет. Джолли, Джолли, рыжая нахалка, где-то ты сейчас…

— Что ты здесь делаешь!

Погруженный в размышления, Артур попросту прозевал появление Джолли из кухни и был застигнут врасплох. Девушка успела пройти по всему залу, ласково улыбаясь постоянным клиентам, кивая и раскланиваясь направо и налево.

Улыбалась она ровно до того момента, когда увидела Артура за тем же самым столиком у окна, что и в прошлый раз.

Артур Фергюсон аккуратно отложил вилку и нож и посмотрел на Джолли с мягким укором в синих глазах.

— Тебя я хотел пригласить в какой-нибудь другой ресторан, но поскольку ты не согласилась…

Он говорил и внимательно разглядывал девушку. Кремовая блузка, черная юбка, волосы аккуратно заколоты в пучок, щеки разрумянились, а глазищи подозрительно сверкают.

Не то на кухне слишком жарко, не то она до такой степени не рада их встрече.

Джолли явно не ожидала его здесь увидеть, но и для него ее появление оказалось неожиданным, так что они были на равных, Требовалось взять инициативу в свои руки, и Артур попытался это сделать.

— Искренне надеюсь, что ты не планируешь закатить еще одну сцену в ресторане своего отца. Два скандала подряд — это уже перебор. Люди начнут покупать сюда билеты, в цирк, и забудут про превосходную еду.

Джолли со свистом втянула воздух. Ей стоило титанических усилий сдерживать себя в присутствии этого напыщенного эгоиста и нахала, который, к сожалению, абсолютно прав: еще одна сцена непозволительна.

— Я не собираюсь закатывать скандалов, я просто спросила, что ты здесь делаешь.

Ее голос звучал подозрительно кротко, но в зеленых глазах горел совершенно недвусмысленный огонек.

Артур нарочито небрежно огляделся по сторонам.

— Я полагаю, здесь большинство занято одним и тем же. Едой. Процессом поглощения пищи. Трапезой.

— Почему именно здесь?! Пришел поиздеваться?

— Улыбайся, Джолли. Люди начинают коситься с подозрением.

— К черту их! Что бы вы с моим отцом ни советовали, я вам не Чеширский Кот и не собираюсь улыбаться, как дура! Особенно по заказу.

— Вообще-то с такими волосами ты больше похожа на Лисичку-Сестричку, а не на упомянутого кота, но это дело вкуса и литературных пристрастий…

— Артур!

— Я очень внимательно тебя слушаю, Джолли. Или тебе просто приятно произносить мое имя?

Она молча смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова, и Артур счел это хорошим знаком. Может, разговор все-таки получится? Конечно, она бросила трубку, да и сейчас не выглядит особенно дружелюбной, но стоит попробовать.

— У тебя есть несколько свободных минут? Может, присоединишься ко мне, выпьем по бокалу вина?

— Присоединиться? К тебе? Да будь у меня бокал вина, я бы тебе его на голову вылила, а не разговоры бы с тобой разговаривала!

В этом была вся Джолли, но Артур почему-то чувствовал себя счастливым. Казалось, сам воздух вокруг этой девушки искрится жизнью, словно шампанское. Наверное, именно это качество Джолли ему так импонировало: с ней не соскучишься.

Именно скуку он очень скоро начинал чувствовать раньше, когда отношения с женщинами развивались по обычному сценарию.

— Напрасно отказываешься. Божоле превосходно! Может, все-таки передумаешь и присоединишься ко мне?

Она процедила сквозь зубы:

— Не передумаю. Меня ждут на кухне. Благодаря тебе и твоей драгоценной матушке я сегодня с ног сбилась.

— Да, ресторан полон, как я погляжу, но только непонятно, какое к этому отношение имеем мы?

— Ах, непонятно? — С этими словами Джолли уселась напротив него. — Разъясняю. Ты отговорил свою мать, сказав, что она совершает ошибку, выходя за моего отца.

— Но я не…

— Будь добр, дай мне закончить!

Артур решил, что это и в самом деле будет лучше. Джолли явно была готова взорваться. Не хватало снова стать посмешищем всего ресторана.

— Я молчу.

— Благодарю. Так вот, по твоему совету великая актриса наших дней разорвала помолвку с моим отцом. Отец решил, что ему нужно отдохнуть от всего этого. От твоей матери. От ресторана. От меня. От всего! И вот…

— То есть ты хочешь сказать, что твоего отца сейчас на кухне нет?

— Ты потрясающе догадлив.

— Но в таком случае… Я не понимаю, кто же… Ты хочешь сказать, что всю эту еду готовишь ты сама?! Одна?

— А что? Что-нибудь не в порядке?

— Нет, наоборот, все великолепно.

Артур был ошеломлен. Когда Джолли говорила, что помогает отцу на кухне, он думал, что она режет овощи для салата или что-нибудь в этом же роде, но то, что она настоящий повар… И великолепный повар, надо сказать! Еда была превосходна.

Значит, мсье Жюля в ресторане нет? Тогда понятно, отчего так старается вся обслуга во главе с метрдотелем. Никто не должен догадаться, что шеф-повар уехал неведомо куда. На кухне сегодня, должно быть, сумасшедший дом!

— Я разве не говорила тебе, что училась на повара?

Говорить можно что угодно, но то, что она оказалась прилежной ученицей, несомненно и приятно.

— Ты отличный повар, Джолли. У меня и тени сомнения не возникло, что на кухне колдует сам мсье Жюль. Рыба тает во рту, ассорти превосходно.

— Меня учил папа.

— Он отлично поработал. Однако где же он теперь?

В зеленых глазах девушки неожиданно появилось отчаяние. Джолли тихо и растерянно произнесла:

— Я понятия об этом не имею. Он мне ничего не сказал. А сама я не хотела спрашивать.

Артур уставился на Джолли. Дважды он открывал рот, чтобы заговорить, и дважды закрывал его, так и не решившись произнести ни слова.

У Джолли Лавернье был еще один несомненный талант: лишать Артура Фергюсона дара речи.

Почему он молчит? Пусть скажет хоть что-нибудь, неважно, что именно.

Увидеть его сегодня в ресторане она не ожидала, но на смену шоку немедленно пришло дикое желание вновь высказать Артуру Фергюсону все, что она о нем думает. О нем и всей его проклятой семейке. Что ж, она это сделала, а он теперь сидит и смотрит на нее своими синими глазами, красавец проклятый!

День сегодня выдался ужасный. Телефонный разговор с Артуром закончился ссорой. Возвращение к отцу — тем, что он немедленно сообщил ей, что уезжает на несколько дней. Что она могла на это возразить? Правильно, ничего, вот она и не возражала.

Она пыталась поговорить с отцом, обсудить сложившуюся ситуацию, но Жюль Лавернье был тверд как скала. Решил уехать и уехал.

В его отсутствие все заботы о ресторане легли на ее плечи. Мало того, что настроение было ужасное, так еще и работы непочатый край.

Видеть Артура Фергюсона, который в довольно большой степени являлся причиной всех проблем, было выше ее сил.

— Почему ты молчишь?

— Я не уверен, что знаю, о чем тут можно говорить.

— Надо же! Впервые в жизни, небось?

— Джолли, ты вряд ли исправишь ситуацию, если будешь пытаться уколоть меня.

— Скорее всего, но я себя лучше чувствую, когда ругаюсь с тобой.

— Не сомневаюсь. У тебя даже глаза заблестели ярче, но это не вернет твоего отца. Он отправился зализывать раны.

— Раны, нанесенные твоей матерью! Она была первой и единственной женщиной, на которую папа посмотрел после смерти мамы, а она… она… Она растоптала его чувства, плюнула ему в душу.

— А раньше ты об этом не думала? Например, когда ставила ультиматум собственному отцу!

— Я не…

— Ты бросила работу, сбежала из дома, разве это не ультиматум? Я или она, вот что ты имела в виду.

Краска сбежала со щек Джолли, она отчаянно закусила губу, чувствуя, как глаза наливаются слезами.

— Я просто… просто… Извини, я сейчас…

Джолли опрометью кинулась на кухню. Едва тяжелая дверь захлопнулась у нее за спиной, девушка разрыдалась безудержно и отчаянно.

Еще через мгновение она почувствовала, как сильные руки властно обняли ее и развернули к обладателю широкой и крепкой груди. К Артуру Фергюсону. Джолли успела с возмущением подумать о том, что он преследует ее, но в следующую секунду уже прижалась к нему, чувствуя невыразимое облегчение. Артур, вздохнув, достал из кармана носовой платок.

— Это уже вошло в привычку, ты не находишь? Может, подарить тебе целый контейнер, или у тебя слабость именно к моим носовым платкам?

Она не ответила, но рыдания стали глуше.

Весь день она старалась не думать об отце и его отъезде, но Артур все говорил слишком правильно. Папа уехал не только из-за разбитого Маргарет Бранд сердца, он уехал и от своей собственной дочери.

А эта самая дочь не нашла ничего лучше, как разозлиться на Артура Фергюсона, свалив на него всю вину за случившееся.

Да, он не в восторге от этой свадьбы, но вот мог ли он так запросто пойти и приказать Маргарет Бранд разорвать помолвку? Она не производит впечатления женщины, прислушивающейся к чужим советам, не говоря уж об указаниях. Как ни крути, а вина Джолли в расторжении помолвки очевидна.

Кэти влетела в кухню и охнула, увидев Джолли в объятиях Артура.

— Ой, извините, что прерываю вас, но… Джолли, за десятым столиком просят добавки шпината… Им очень понравилось…

Артур мрачно взглянул на Кэти.

— Скажите этому десятому столику, что…

— Нет, нет, Артур, все в порядке. Кэт, скажи им, что через пару минут все будет готово…

Джолли немного смущенно высвободилась из рук Артура. В глаза ему смотреть она не решалась.

— Мне правда, нужно идти. Я…

— Я иду на место, доедать моего лосося. А потом я дождусь тебя и провожу домой.

Джолли в некоторой панике посмотрела на него. Дома было пусто и мрачно, но бабушку она попросила пожить с ней, и появление Артура в доме могло быть воспринято…

— Джолли, я не спрашиваю, а утверждаю. И не надо торговаться. У нас все еще масса нерешенных вопросов, нам многое надо обсудить, так что…

Вообще-то она и не собиралась торговаться, она просто хотела отказаться, но при взгляде на это суровое и мрачное лицо, на упрямо поджатые губы и сдвинутые брови всякая охота спорить отпала. Джолли покорно кивнула.

— Я заканчиваю в районе половины первого ночи.

— Отлично.

Он сухо кивнул ей и удалился из кухни. Джолли оглянулась и не смогла сдержать улыбки. На лицах Кэти и еще двух официанток отражалась вся гамма чувств, глаза были вытаращены, рты открыты.

— Шоу окончено, девочки! Пора за работу.

Работать оказалось очень трудно. Только усилием воли ей удалось не пересолить, не переперчить и не пересластить фирменные блюда. В голове крутилась только одна мысль: ее ждет Артур Фергюсон, и он собирается провожать ее до самого дома.

Мало было этого, часов в одиннадцать Артур пришел на кухню и непринужденно уселся на свободный стул. С ужином он уже расправился, а теперь чувствовал себя вполне привольно в святая святых ресторана мсье Жюля.

Большинство обслуги уже отправилось по домам, Джолли раскладывала последние десерты и думала об Артуре. Он не произнес ни слова, но она спиной чувствовала его присутствие.

— Я уже скоро…

— Занимайся своими делами и не обращай на меня внимания. Я все равно никуда не уйду.

Легко сказать, не обращай внимания! Он же пойдет к ней домой. Поговорить… А кроме, как поговорить?

Они не были союзниками, но не были и противниками, не были врагами, но и друзьями тоже, однако Джолли слишком хорошо помнила еще кое-что.

А именно то, как он целовал ее три дня назад.

И как она отвечала на эти поцелуи.

Глава 7.

По дороге домой Артур молчал, предполагая, что Джолли до смерти устала за сегодняшний день. Она выглядела абсолютно измученной и вымотанной до предела, и это Артуру очень не нравилось. Он неожиданно поймал себя на том, что злится на Жюля Лавернье именно за то, что он бросил дочь одну на такой сумасшедшей работе. Ресторан-то чей?! Вот и не было у него никакого права уезжать, оставив все на Джолли. Подумаешь, рань! ему надо зализать! Девочка с ног валится, а родной отец…

— Артур, вылезай, мы приехали.

Он очень сердито посмотрел на нее, потому что мысленно все еще ругал Жюля Лавернье, и Джолли ответила ему непонимающим и удивленным взглядом. Они вместе вошли в дом, и девушка поинтересовалась:

— Могу я угостить тебя кофе?

— Нет, не можешь. Ты можешь только сесть вот в это кресло и подождать, пока я сам приготовлю кофе. За сегодняшний вечер ты и так обслужила уйму людей. Честно говоря, я и не представлял, что в ресторане со стороны кухни такой сумасшедший дом. Как вы со всем справляетесь…

Он говорил, а сам деловито сновал по кухне, доставая чашки, засыпая кофе в кофейник, расставляя на столе сахар, блюдца и ложки. Джолли наблюдала за ним, несмотря на усталость, с веселым изумлением. Опомнившись, она решила поддержать разговор:

— Вообще-то обычно на кухне работают два повара, но сегодня Дэвид — это наш второй повар — взял выходной, а папа…

— А папа уехал зализывать раны, так что ты осталась одна, так? .

— Ну не могла же я просить Дэвида выйти в свой выходной и отработать за двоих. Это не слишком удобно.

— А мне кажется, что это твой отец поступил не слишком хорошо, укатив неведомо куда и бросив тебя одну. С таким хозяйством! В конце концов, это просто разорванная помолвка, а не смертельная рана, тяжелая болезнь или конец света! Готово. Артур с неостывшим возмущением посмотрел на кипящий кофейник и стал разливать» кофе.

Наконец все было готово, и они оказались за столом, друг против друга, с дымящимися чашками в руках. Джолли некоторое время задумчиво грела ладони об чашку, а затем тихо произнесла:

— Артур… А ты когда-нибудь был влюблен?

Молодой человек с немалым изумлением воззрился на девушку. Никто я никогда не задавал ему столь интимного вопроса, даже Джек и Брюс, его двоюродные братья. Он неожиданно смутился и выпалил в ответ:

— А ты?

Джолли улыбнулась, и эта улыбка была уже не такой усталой, как прежде.

— Один раз… Но это, пожалуй, не в счет.

Артур совсем не был в этом уверен. Что за мужчину она любила? Любил ли он ее? А если любил, то где он теперь? Все это было очень важно для Артура, хотя и непонятно почему.

Джолли рассмеялась.

— Мне было девять лет, а ему десять.

Здравствуйте! Пожалуй, рыжей нахалке и впрямь стало легче, раз она, уже может шутить, да еще так удачно. А вот он шутить на эту тему не собирается. Для него слишком мучительно даже думать, что Джолли могла быть в кого-то влюблена.

Стоп, Артур Фергюсон. Очнись. Спокойствие и холодная вежливость. Перспектива пойти к психиатру на прием все еще довольно отчетлива, так что держи себя в руках.

— Значит, твой мужчина был старше тебя.

— Можно и так сказать. И все же это не повод рассуждать о том, что сейчас чувствует мой отец. Я не много знаю о любви.

Она была права, должно быть. Артур не мог припомнить, был ли он влюблен в десять лет. Возможно, именно поэтому он и продолжал считать, что разрыв Жюля Лавернье с Маргарет Бранд никак не может быть трагедией всей жизни.

Он прекрасно помнил, что говорила ему Мег пару дней назад, и даже вынужден был признать, что стал относиться к ней с большим пониманием, однако в целом его отношение к матери не успело перемениться. Слишком долго они были чужими друг другу, слишком многое в их жизни происходило независимо друг от друга. К тому же Артур привык не доверять словам матери-актрисы.

— Джолли, поверь, он справится с этим, переживет боль, забудет это…

— Артур, мне немного страшно это тебе говорить, но… Мне нужна твоя помощь. Устрой мне встречу с твоей матерью!

Артур отставил чашку, не веря своим ушам.

— Это еще зачем? Помнится, еще пару дней назад ты не смогла даже находиться с ней под одной крышей.

Джолли смущенно потупилась и покраснела.

— Да, я помню, но… Что, если я была не права? Что, если я ошибалась насчет нее? Столько всего случилось, папа столько мне наговорил… Надо было мне подумать, прежде чем говорить. Если папа любит ее…

— Джолли, ты же сама сказала, что он ее не любит, что это попросту невозможно после трех недель знакомства. Знаешь, уж если на то пошло, то я знаю Мег больше тридцати лет, и то не могу сказать наверняка, что люблю ее!

Конечно, он немного преувеличивал. Маргарет была его матерью, и он обязан был уважать ее и заботиться о ней, но любить…

Джолли тяжко вздохнула.

— Мне казалось, расторгни он помолвку, и я буду только рада, но вот это произошло — и что? Я не в силах видеть отца таким расстроенным. Он несчастен.

— Лучше побыть несчастным несколько дней, чем всю жизнь, уверяю тебя!

Джолли склонила голову набок и долго и проникновенно смотрела на Артура, прежде чем заговорить снова.

— Ты и впрямь никогда не был влюблен, Артур.

Артур занервничал.

— Был, не был, какая разница! Это ведь не повод считать меня дураком, который ничего не понимает в жизни. Любить — не самое главное!

— Да? А что же тогда главное?

— Ну… Не знаю… Может быть, уважение, доверие… Да Боже мой, я знаю кучу примеров, когда прекрасные отношения не строились на любви!

На самом деле он лукавил. Эта сторона жизни действительно прошла мимо него.

Маргарет говорила, что любила его отца, и их брак был счастливым, но отец умер, когда Артуру было всего одиннадцать лет, и он не слишком хорошо, скажем так, разбирался в сложностях жизни. Что до второго брака Мег, к нему Артур относился с отвращением и презрением, и этим все было сказано.

Таким образом, очень давно Артур Фергюсон поклялся самому себе, что если он когда-нибудь и совершит этот самоубийственный шаг — в чем он с каждым годом сомневался все сильнее, — то это никогда не будет браком по любви. Этого чувства он не признавал и не имел ни малейшего желания испытать его.

Любовь — что может быть бестолковее и утомительнее. Ни одного спокойного дня, все мысли блуждают неизвестно где, все подчиняется капризам и фантазиям малознакомой особы, которая входит в твою жизнь и начинает в ней распоряжаться… Артур Фергюсон был категорически против этого безобразия и немедленно выложил все это Джолли.

Девушка нахмурилась и понурила голову, а затем негромко произнесла:

— Что ж… Очень жаль. Мне кажется, это грустно.

Она и впрямь загрустила, а Артур вдруг понял, что ему очень не хочется быть причиной этой грусти.

— Эй! Выше голову, леди! Мне кажется, мы собрались не для того, чтобы обсуждать мои взгляды на брак и любовь, а для того, чтобы поговорить о твоем отце, разве нет?

Не самый лучший ход, в панике подумал он, видя, как зеленые глаза Джолли наливаются слезами. Все равно, так лучше! Она ухитряется задавать ему именно те вопросы, на которые ему вовсе не хочется отвечать.

— Артур, прости… Так что насчет разговора с твоей матерью? Как ты думаешь, это возможно?

Только не с его помощью! Он не собирается устраивать встречу Джолли с Мегги Бранд, потому что Джолли ему… Короче, не собирается.

— Я так и не понял, для чего.

— Знаешь, если честно, то я и сама не знаю. Это покажется странным, но мне кажется… Мы ведь обе любим отца, может, это принесет какой-то результат? Понимаешь?

Понимать он понимает, только мало в это верит.

— А ты забыла, что именно моя мать разорвала помолвку с твоим отцом? Что-то это не слишком вяжется с обликом влюбленной женщины.

— В том-то и дело. Я хочу сама во всем разобраться, если надо, то просто спросить ее напрямик, зачем она это сделала. И если это из-за меня…

— Даже если из-за тебя, что ты можешь сделать? Моя мать не из тех, кто привык считаться с чувствами и желаниями других. Она всю жизнь посвятила себе, любимой.

Он злился все больше, потому что помнил слова Мег. Она уверяла его, что не хочет становиться между Жюлем Лавернье и его дочерью, и если это так, то Артур Фергюсон получается самым большим дураком на свете. Не только потому, что позволил детским обидам завладеть его сердцем навсегда, но и потому, что берется судить и учить жизни других людей, а сам в этой жизни ни чёрта не понимает!!! Неужели он зря презирал свою мать?

Не может этого быть.

Артуру очень не нравилось, как на него смотрит Джолли. В ее взгляде слишком явно читалась жалость, а он не мог позволить жалеть себя. Глупости! Он всю жизнь считал себя хозяином положения, но вот приходит рыжая девчонка, задает пару неудобных вопросов — и на месте Артура Фергюсона, молодого и преуспевающего бизнесмена, появляется озлобленный, растерянный, одинокий и не слишком умный мальчишка, готовый топать в бессильной злобе ногами и визжать, что его никто не понимает.

А утром все казалось так просто… Маргарет Бранд позвонила и сообщила о разрыве помолвки, и единственным желанием Артура было немедленно все рассказать Джолли.

Он был искренне уверен, что она обрадуется.

Когда Артур узнал, что девушка отправилась обратно к отцу, он был почти доволен. Все явно становилось на свои места. Оказывается, все только начиналось. Джолли поговорила со своим отцом, а теперь хочет говорить и с его матерью. Никогда, никогда Артур Фергюсон не поймет женщин! Хотя, нет, надо быть справедливым и беспристрастным: большинство известных ему до сего момента женщин были просты, как прямая линия, но вот мать и Джолли оказались настоящими загадками.

Джолли не сводила с Артура блестящих глаз.

— Так ты представишь меня своей матери, или мне придется искать иные пути?

— Джолли, ну почему ты не можешь просто смириться с тем, что все кончено? Смириться и быть благодарной судьбе…

— Ты познакомишь нас? Она его и не слушала! Артур вскочил и гневно зашагал по кухне.

— Нет! Я вас не познакомлю. Почему ты не можешь забыть всю эту ситуацию? Мать будет продолжать сниматься, твой отец со временем утешится и займется рестораном, а ты…

— А я не успокоюсь, пока не поговорю с твоей матерью!

Он в ярости уставился на Джолли сверху вниз, она ответила горящим взглядом. Упрямая девчонка! Ослица! Упрямая, как… как…

Как он сам?

Что ж, ладно, будем умнее. Раз она уже все решила, раз все равно встретится с Мег Бранд, так не лучше ли для всех будет, если и Артур поприсутствует при этом разговоре?

— Хорошо. Я поговорю с матерью завтра утром и узнаю, захочет ли она встретиться с тобой. Устраивает?

Джолли в ответ просияла такой улыбкой, что у Артура привычно перехватило дыхание. Как она это делает?

Девушка вскочила, не в силах сдерживать радость.

— Спасибо, Артур! Хочешь еще кофе? Его голос прозвучал несколько сдавленно. — Кофе?

— Ну да, на дорожку?

Она очень устала за день в ресторане, устала до такой степени, что даже не хотела спать. Кофе и разговор по душам были в самый раз, однако Артур, судя по всему, был иного мнения.

Что-то он грустный какой-то… Наверное, не хочет встречаться с матерью. Жаль, но у Джолли нет выхода. Они должны поговорить, придется Артуру потерпеть.

Надо сказать, в течение сегодняшнего вечера Джолли пришлось пересмотреть свое отношение к Артуру. Вначале она была твердо уверена, что он не хочет этого брака, так как считает Жюля Лавернье недостойным своей матери, но теперь Джолли видела, что это не так. Скорее, наоборот. Его слова, его горькая интонация подсказывали девушке, что Артур Фергюсон не любит свою мать. Это стало для Джолли настоящим шоком. Как можно не любить мать?

А если и Мег не любит своего сына?

— Артур…

Он ничего не ответил, только поднял на нее свои синие глаза, и в этих глазах были смятение, грусть, еще что-то… Джолли робко улыбнулась, и вот тут Артур переменился в лице. Он вскочил и подошел к ней.

— Какого дьявола… Как ты это делаешь?!

— Я не понимаю…

— Каждый раз, когда ты улыбаешься… Я каждый раз еле удерживаюсь, чтобы не поцеловать тебя!

Джолли ахнула и хотела шагнуть назад, но было уже поздно. Сильные руки сомкнулись вокруг нее, и через секунду девушка уже погибала в объятиях Артура.

Она могла бы рассердиться. Что это, в конце концов, за ерунда! Не улыбаться, что ли, никогда в жизни? Но дело было в том, что она всей душой жаждала этих поцелуев, таяла в этих руках, желала большего и большего…

Она чувствовала, как ослабели ноги, но упасть не боялась — эти стальные руки держали ее крепко, так крепко, что она всем телом ощущала жар его кожи. Руки Артура нежно ласкали ее плечи, осторожно касались груди, возбуждающе поглаживали напряженные до боли соски…

Он оторвался от ее губ и склонил голову ниже, Теперь он целовал ее горло, ключицы, плечи, и горячее дыхание мужчины обжигало ее грудь.

Артур сам не верил тому, что происходит. Его пальцы стали действовать сами по себе. Они ловко и быстро расстегнули шелковую блузку девушки, обнажая ее грудь, а затем из груди Артура вырвался глухой стон. Нагота Джолли ошеломляла, ослепляла, словно солнце.

— Как ты прекрасна…

Он замолчал, потому что приник губами к этой нежной груди, целуя каждый дюйм матово-белой кожи, осторожно касаясь кончиком языка нежно-розовых сосков, чувствуя, как они каменеют под его ласками…

Джолли горела, ее трясло, словно в лихорадке, она так хотела этого мужчину, так хотела, что, скажи ей об этом кто-нибудь другой, сгорела бы от стыда, но не теперь. Теперь было только желание, только жар двух тел, только огонь, пожирающий ее изнутри. Она мечтала увидеть его наготу, хотела ласкать его так же, как он сейчас ласкал ее…

Ее тонкие пальчики коснулись пуговиц его рубашки, и в этот момент Артур со стоном стиснул оба ее запястья своей жесткой — и такой нежной — рукой.

— Это была плохая идея…

Теперь на смену страсти пришел жгучий стыд. Артур Фергюсон даже не смотрел на нее, когда протягивал растерзанную блузку. Джолли почувствовала, как румянец заливает не только щеки, но и все тело.

Что она делает?! За десять минут она почти разделась, а значит, на полное совращение Джолли Лавернье должно уйти не более четверти часа. Что он подумал о ней! Два часа назад она и видеть его не хотела, а теперь готова на все, хоть на столе в собственной кухне…

— Я, пожалуй, пойду, Джолли. Прости меня…

Он извиняется?!

Джолли была уверена, что никогда больше не сможет посмотреть ему в глаза. Какой стыд! Так целоваться, так ласкать, лежать в его объятиях почти обнаженной…

— Да. Пожалуй, так будет лучше…

Он кивнул, но с места не двинулся. Джолли не могла смотреть на него, но чувствовала его взгляд. Наконец она не выдержала.

— Пожалуйста, Артур! — Да-да. Сейчас. Я… я позвоню тебе завтра. Насчет матери.

Она надеялась, что он хочет позвонить по другому поводу.

Дурочка, несчастная дурочка, Джолли Лавернье, бестолковая Морковка, мечтающая — вот уж воистину! — о принце. Они с Артуром родились на разных планетах и жили в разных мирах, а встретились благодаря стечению обстоятельств, к тому же не слишком приятных для обоих. В другое время Артур и внимания на нее не обратил бы.

Она облизала пересохшие губы.

— Я думаю, будет лучше, если я перестану улыбаться в твоем присутствии.

Шуточка получилась так себе, но надо же как-то разрядить атмосферу. В конце концов, однажды Артур Фергюсон может стать ее сводным братом.

— Да. Ты права. Так я позвоню?

— Конечно. Я буду в ресторане в одиннадцать.

— Как некстати твой отец исчез. Занимался бы своим делом, тогда мы смогли бы нормально поговорить.

— Он скоро вернется, я уверена.

— Надеюсь. Ты абсолютно измотана.

Они разговаривали как-то судорожно, все еще избегая смотреть друг на друга, и это становилось невыносимым. Джолли уже мечтала, чтобы Артур поскорее ушел. Ей необходимо одиночество, надо обдумать то, что между ними едва не произошло. Господи, какой ужас!

Одно слегка утешало — Артур чувствовал себя не лучше.

Артур чувствовал себя отвратительно. Мир рушился, порядок уступал место хаосу, и он, Артур Фергюсон, ничего не мог с этим поделать.

Что с ним случилось? Да, Джолли очаровательна, особенно когда улыбается, но она вовсе не красавица, она маленькая, она рыжая, у нее веснушки на носу…

У нее такие веснушки!

— Я пошел. Запри за мною дверь, Мне не очень нравится мысль, что ты остаешься одна в этом огромном доме.

Бабушка!!! Боже, она ведь могла проснуться. Интересно, а что сказал бы на это Артур…

— Поверь, Артур, я вполне самостоятельна и могу ночевать в одиночестве. И вообще я уже могу отвечать за себя…

— Что-то я этого не заметил!

Началось. Гнев мгновенно вытеснил и чувство стыда, и чувство разочарования, и даже возбуждение после недавней сцены.

— Артур Фергюсон, я не сомневаюсь, что на свете найдется масса людей, которым интересно твое мнение, но я к ним не принадлежу, так уж получилось!

— Ты дверь не забудь запереть, самостоятельная!

Джолли захлопнула дверь за Артуром, едва дав ему пройти и больше не беспокоясь о бабушке. Ярость клокотала в крови. Как он смел намекать…

Внезапно она без сил прислонилась к двери. Как это произошло? Что это было? Артур Фергюсон был первым мужчиной на земле, видевшим ее обнаженную грудь, его пальцы так ласкали ее тело, как невозможно даже и представить, а его поцелуи…

Достаточно того, что она на них отвечала, словно обезумев и потеряв всякий стыд!

И он ни разу не улыбнулся. Нет, он не смеялся над ней, он вообще не умеет смеяться. Наверное, из-за матери.

Интересно, как она сможет завтра смотреть ему в глаза в ее присутствии?

Глава 8

Артур не ожидал ничего хорошего от этой встречи.

Бог с ней, с Мег, но Джолли…

Слово есть слово, и Артур позвонил матери, как и обещал, утром, то есть в то время, которое Мег Бранд считала утром, когда не снималась: в половине первого дня. Проработав долгие годы в театре, да к тому же снимаясь в телевизионных сериалах, Маргарет отвыкла вставать рано. Впрочем, сегодня ее голос звучал вполне удовлетворительно. Можно было даже сказать, что она была приветлива с Артуром.

Чего никак нельзя было сказать о нем самом.

Ночь, проведенная практически без сна, не прибавила ему хорошего настроения, голова болела, глаза слипались. Нет, никто и ничто не мешало ему заснуть по приезде домой, но едва Артур закрывал глаза, перед ним вставал образ рыжей Джолли Лавернье. Больше всего молодого человека раздражало то, что он никак не мог внятно объяснить самому себе, почему эта девица так привлекала его, а когда Артур Фергюсон не мог чего-то объяснить, он впадал в беспокойство и меланхолию.

Кроме того, полнейшей загадкой оставался эффект удушения, который на него оказывала улыбка Джолли.

Никогда в жизни он не имел дела с женщинами типа Джолли. Его избранницы обычно были красивы яркой, вызывающей красотой, обладали приличным счетом в банке, были ухожены, уверены в себе, независимы и уравновешенны.

Джолли Лавернье не подходила ни под одно из этих определений. Красавицей она становилась только когда улыбалась, а уравновешенной ее назвать не мог бы даже слепоглухонемой. Взять хоть то количество носовых платков, которые Артур на нее потратил!

Так почему же он снова и снова ищет встречи с этой девушкой, почему опять влезает в самый эпицентр смерча под названием «Проблемы Джолли Лавернье»?

Господи, даже с собственной матерью он встречается второй… нет, третий раз за неделю, и все благодаря Джолли.

Артур закрыл глаза и представил себе маленькую девушку с зелеными глазами и волосами цвета лисьего меха… солнечного света… золота… Девушку, которая лягается и грозится вылить ему на голову красное вино. Девушку, из-за которой вся его размеренная жизнь превратилась в ад кромешный.

А вот Долли Бэнкс, несчастная предательница, смела утверждать, что Джолли — это самое лучшее, что могло случиться в жизни Артура Фергюсона. Артур Фергюсон, по словам Долли Бэнкс, имел все шансы окончательно закиснуть в размеренном укладе своей жизни, а Джолли внесла в нее свежесть и свет.

Свет! Ха-ха! От ядерного взрыва тоже много света!

— Артур, ты опять хмуришься.

Мег тронула сына за руку. Они ехали в отель, где должны были встретиться с Джолли Лавернье. Артур вздрогнул и убрал руку.

— Это потому, что мне совершенно не улыбается перспектива влезать в сложности твоей личной жизни. Я долгие годы вполне счастливо жил без этого.

— Артур, но это ты устроил нашу встречу, не я.

— Меня попросила Джолли, сам бы я до такого не додумался.

— М-да… Послушай, мне стоило бы спросить тебя об этом чуть раньше, но… Ты хорошо знаком с дочерью Жюля Лавернье?

— Нет.

В его коротком ответе заключались все снега Арктики, но на самом деле очами души своей Артур видел Джолли в своих объятиях, ее нежную грудь, которой касались его губы, ее…

— Но ты говорил, что вы друзья.

— Были друзьями. Да и то это сильно сказано. С тех пор, как возникла проблема твоего замужества, мы находимся в стадии вооруженного перемирия, которое в любой момент может быть нарушено.

— Однако именно тебя она попросила устроить эту встречу.

— Только потому, что поблизости не оказалось ее отца.

Мег печально кивнула.

— Я сильно ранила Жюля своим решением.

— Так зачем ты это сделала?

— А у меня был выбор? Ты же отказался мне помочь!

— Вот только не надо переводить все стрелки на меня!

— Артур, я вовсе не хочу тебя ни в чем обвинять. Просто констатирую факт. Я хотела поговорить с Джолли, Жюль не хотел этого. Ты помочь отказался. У меня не осталось иного пути.

— Могла бы поступить, как обычно: плюнуть на чужие переживания и укатить в Ниццу.

Маргарет Бранд грустно посмотрела на своего взрослого и упрямого сына.

— Наступит день, Артур, и мы с тобой, возможно, сядем и поговорим, как взрослые люди. Я очень надеюсь на это… Ладно. Жюль говорил, что Джолли разумная и добрая девушка. Каково твое мнение о ней?

Вопрос заставил Артура несколько опешить. Он судорожно пытался сформулировать Ответ, но это не очень-то получалось. Как можно назвать разумной рыжую тигрицу? О какой доброте можно говорить при виде лесного пожара?

— Мое мнение таково: дождись встречи с ней и сама все увидишь.

Артур сам чувствовал, что говорит не слишком любезно и даже сварливо, но машина уже подъехала к отелю, а значит, до запуска баллистической ракеты «Джолли» осталось совсем немного времени.

Артур увидел Джолли на открытой террасе ресторана при отеле и неожиданно почувствовал, что настроение улучшается. Почему он не считал ее красавицей? В этом красном брючном костюме, в черной шифоновой блузке, с распущенными по плечам золотыми волосами она была не просто хороша — сногсшибательна!

Маргарет Бранд, напротив, являла собой тип сумрачной кельтской красоты. Серое платье, очень светлый макияж и простая нитка жемчуга на шее в сочетании с белой кожей, черными волосами и синими глазами навевали мысли о легендарных шотландских колдуньях, заманивавших неосторожных путников своей красотой.

Артур Фергюсон не сомневался ни минуты, что каждая деталь сегодняшнего наряда обеими дамами была продумана до мелочей. Мать его в этом смысле не удивляла: сыграть столько ролей и не выбрать нужного образа для нее было бы нереально. А вот Джолли… Он в буквальном смысле слова онемел.

То есть это значит, что не только улыбка Джолли Лавернье смертоносна для Артура Фергюсона.

Артур мучительно пытался решить, не стоит ли ему быстренько представить дам друг другу, извиниться и удрать. Как-то не видел он себя сидящим между ними двумя на этой солнечной террасе!

Однако через несколько минут он обнаружил себя именно между ними, причем в тот момент, когда уверенно делал заказ официанту на троих.

Повисла тяжелая тишина. Джолли и Мег пристально смотрели друг на друга, изучая, оценивая, делая свои выводы, и Артур занервничал. Нужно было срочно разряжать обстановку.

— Э-э-э… Джолли, у тебя сегодня снова трудный день?

— Не такой, как вчера.

— Понятно… а твой отец? Не объявлялся?

— Нет.

Она, не отрываясь, смотрела на Маргарет, видимо, ждала, — не скажет ли та что-нибудь о Жюле Лавернье, но прямо вопрос не задавала. Что ж, тогда он сделает это за нее.

— Мег, а ты? Ничего о нем не знаешь?

Мег посмотрела на него абсолютно ничего не выражающим взглядом и закинула ногу на ногу.

— Артур, я… О, чудесно, вот и чай!

Она одарила молодого официанта такой улыбкой, что тот явно забыл о своих обязанностях. Еще бы, сама Мегги Бранд!

Артур досадливо поморщился. Всю жизнь он наблюдал эту реакцию на появление своей матери. Он ненавидел знакомить ее со своими школьными друзьями, а в университете вообще пытался скрыть, что она его мать, Практически все существа мужского пола резко глупели при виде знаменитой актрисы, что всегда бесило ее единственного сына. Джолли тоже задело такое поведение официанта, Артур был в этом уверен. Зато Мегги купалась в обожании. Это была ее стихия, на этом поле она никогда не испытывала неловкости и не знала проигрышей.

— Я налью вам чаю? Артур? Джолли? Не сдаваться! Он-то получил надежную прививку против ее чар!

— Да, а пока наливаешь, расскажи все же, не слыхала ли ты о том, куда уехал мсье Жюль.

Показалось ему, или рука Мег действительно дрогнула? В любом случае, она справилась с собой за считанные мгновения и любезно улыбнулась Джолли, протягивая девушке полную чашку. Артур решил усилить нажим.

— Ну и? Не слышу ответа. Мег подмигнула Джолли.

— Он и в детстве был таким, Упрямый и напористый. Пошел в девять месяцев, заговорил в…

— Мама!!! Я полагаю, Джолли совершенно неинтересно выслушивать рассказ о моих младенческих подвигах.

Мег издевательски приподняла одну бровь.

— Мне это только кажется, или ты сегодня немного нервничаешь, Арчи?

Кто там в древности хотел убить свою мать?

— Нет, тебе не кажется, Мег. И я уже объяснил тебе, в чем дело. Я не хочу влезать в твои проблемы.

И вот тут Мег выпалила из всех орудий.

— Тогда почему бы тебе не оставить нас Джолли и не отправиться на работу? Поверь, мы обе знаем, что ты крайне занятой человек, и ценим, что ты уделил нам время. Я прекрасно вернусь на такси. А с Джолли… я уверена, мы обо всем сумеем поговорить и без твоей помощи, не так ли, дорогая?

Артур в панике обернулся к девушке. Он же все это затеял ради нее, неужели она тоже…

— Артур, мне тоже кажется… Спасибо за беспокойство, но теперь ты можешь заняться своими делами.

Годы в бизнесе из кого хочешь сделают спартанца. Тысячи маленьких лисят — наверняка родственники Джолли Лавернье — грызли оскорбленную душу Артура Фергюсона, но он совершенно спокойно поставил чашку на стол.

— Что ж… раз это ваш выбор… Мне остается только подчиниться. Я ухожу.

Он повернулся и пошел, не дождавшись от своих дам ни единого комментария. Все! Он умывает руки! Они встретились, дальше не его забота, вот и прекрасно. Наконец-то жизнь войдет в свою колею, а все женщины мира, рыжие, брюнетки, блондинки и лысые, пусть катятся…

Он так разозлился, что успел с достоинством выйти на улицу, прежде чем сообразил, что машину оставил на подземной стоянке отеля. Пришлось возвращаться обратно, и, хотя он старался не смотреть на террасу, все равно заметил, как Мег что-то сказала Джолли, глядя на него, а рыжая нахалка улыбнулась!

Нет прощения! Отныне он навсегда вычеркивает ее из своей жизни!

Джолли наблюдала за уходом Артура со смешанными чувствами. Во-первых, она побаивалась оставаться наедине с Мег Бранд, во-вторых, понимала, что в присутствии Артура разговор у них вряд ли получится, а в-третьих, было очень смешно видеть, как вытянулось лицо Артура, когда он понял, что его попросту выгоняют. В-четвертых, было страшновато, не слишком ли он разозлился.

— Джолли, на вашем месте я не стала бы слишком беспокоиться об Артуре. У него взрывной характер, что он всячески старается скрыть. Он любит, чтобы все было под контролем, а так бывает не всегда. Жизнь богаче. И иногда его собственный нрав выходит из-под его же контроля, Не волнуйтесь, он скоро успокоится.

Было так странно сидеть и обсуждать Артура с кем-то другим, тем более так хорошо знавшим его. Маргарет Бранд, великая актриса, нянчила маленького Артура, меняла ему пеленки, учила ходить и говорить…

— Я не волнуюсь за него, просто мне немного грустно, что он рассердился… на нас.

Мег рассмеялась.

— Я к этому уже привыкла. Большую часть моей жизни Артур на меня обижается и сердится по самым разнообразным причинам. А вот вам, должно быть, неприятно…

Интересно, а что Маргарет Бранд думает об отношениях Джолли и Артура?

А что думает об этих отношениях сама Джолли?

Если говорить о прошедшей ночи… О нет, только не о прошедшей ночи, это было слишком ужасно. И прекрасно, но больше ужасно… Но ведь потом настало утро, и Артур позвонил, как и обещал, своей матери, и договорился о встрече, и перезвонил Джолли, и привез мать сам, и даже хотел остаться с ними… Такое поведение не свойственно тому, кому на вас наплевать.

Джолли наряжалась и красилась сегодня в основном для Артура. Он ведь видел ее только в образе серой мышки да замученной официантки-поварихи, а ей хотелось показать себя и с другой стороны.

Да заметил ли он вообще хоть что-нибудь!

— Артур был очень любезен, миссис Бранд.

— Что совершенно ему не свойственно. О, не поймите меня неправильно, Джолли! Я его очень люблю, моего сына; он хорош собой, добр, заботлив, настоящий джентльмен и все такое, но обычно он старается это скрывать, причем делает это весьма успешно.

Джолли не смогла сдержать улыбку. Мег Бранд была очень умна и очень остра на язык.

Актриса ответила улыбкой и подвинула Джолли блюдо с пирожными.

— Так-то лучше. Угощайтесь. О фигуре подумаем завтра.

Маргарет Бранд могла бы подумать о фигуре в лучшем случае и через месяц, но и у Джолли особых проблем с весом никогда не было, так что она с неожиданным аппетитом откусила эклер. Маргарет последовала ее примеру и вдруг хихикнула совсем по-девчоночьи.

— Мы не смогли бы сделать этого при Артуре. Он считает, что леди не едят кремовые пирожные. Джолли… Я очень люблю твоего отца.

Джолли чуть не подавилась, настолько неожиданно прозвучало это заявление. Она недоверчиво посмотрела на Маргарет и увидела, что актриса смотрит на нее очень серьезно и прямо. В ее синих глазах было такое чувство, такая грусть… что Джолли как-то сразу и навсегда поняла: эта женщина действительно любит ее отца.

Девушка нервно облизнула губы. Слова давались с трудом, но она все-таки смогла произнести:

— Перед уходом Артур задал вам вопрос… знаете, где мой отец сейчас?

— Да.

— Он в порядке?

— Да.

Джолли кивнула, опуская голову.

— Это все, что я хотела узнать.

Маргарет грустно улыбнулась.

— Ты думаешь, Артур тоже поверил мне, с такой же легкостью?

— Я думаю… нет. Но ведь он и не волнуется за него так, как я.

— Ты права. Артура волнует совсем другое… Мой второй брак был очень неудачным.

— Я не думаю…

— Это так, и я знаю об этом. Артуру было чуть больше одиннадцати, когда умер его отец, и двенадцать, когда я снова вышла замуж. Не лучший возраст для мальчика, чтобы уметь примириться с отчимом. Он почти сразу невзлюбил Джейка Бранда. Я была настолько глупа, что выпустила ситуацию из-под контроля, и лишь потом узнала, что Джейк… он был жесток с моим мальчиком. Артур тоже скрывал это, но в четырнадцать лет заявил мне, что ненавидит моего мужа и меня и хочет жить с дедом в Шотландии. Я опять ничего не сделала, более того, я прожила с Джейком еще несколько лет, прежде чем узнала правду. Тогда я развелась, но наши отношения с сыном были испорчены безвозвратно.

Джолли слушала Маргарет с жалостью и острым интересом. Этот рассказ позволял ей лучше понять Артура. Теперь ясно, почему он стремился помочь ей: он-то прекрасно знал, какие беды может принести его отцу и ей новый брак, окажись он неудачным.

Загвоздка лишь в одном: Джолли не могла ненавидеть Маргарет Бранд, она ей верила.

— Он был ребенком, миссис Бранд.

— Став взрослым, он так и не изменился. Я понимаю его — он остался, по существу, без матери именно тогда, когда более всего в ней нуждался. Именно поэтому, девочка, я не могу себе позволить встать между тобой и твоим отцом!

Опять-таки с одной лишь разницей: Джолли не ребенок.

Маргарет помолчала и медленно произнесла:

— Жюль говорил мне, что, если мы с тобой встретимся и нормально поговорим, ты мне понравишься. Он был прав.

Джолли вскинула на актрису подозрительно заблестевшие зеленые глаза.

— Он и мне то же самое говорил о вас, И знаете… в этом он тоже оказался прав. Пожалуйста, когда будете говорить с ним, скажите ему…

— Почему ты не скажешь сама? Понимаешь, Джолли… Я не могла сказать при Артуре. Когда он позвонил утром, я даже растерялась… Словом, твой отец у меня дома. Он приехал ко мне в ужасном состоянии, и я просто не смогла…

— Все в порядке, Маргарет. Все хорошо. А папа знает, что мы с вами встречаемся сегодня?

— Нет, я не сказала ему. Он бы захотел пойти со мной, а Артур… Представляешь, что было бы, встреться они на пороге моего дома?

— О да! Маргарет, как вы думаете, папа слишком разволнуется, если я приеду сейчас с вами к нему?

— Разволнуется, даже наверняка, но хорошее волнение. Тем более что я…

— Что, Маргарет?

— Как обычно, я слишком тороплю события, но… мне очень хочется получить твое согласие быть свидетелем на нашей свадьбе!

— Маргарет, на самом деле я согласилась бы, даже если бы вы оказались абсолютно кошмарной особой, ради папы. Но вы не такая. Вы хорошая.

Актриса улыбнулась, и в синих глазах блеснули слезы.

— Хорошо бы, и Артур это понял.

Джолли шла рядом с Маргарет Бранд и: думала об Артуре. Своем сводном брате. Как он прореагирует на подобное известие?

Глава 9.

Артур понятия не имел, что он делает в половине двенадцатого утра у входа в ресторан мсье Жюля.

Оставив мать и Джолли в отеле вчера днем, он ушел в абсолютной ярости, будучи полностью уверенным в том, что никогда больше не захочет с ними обеими разговаривать, однако сегодня ярость уступила место удивлению и некоторому раздражению, так как, судя по всему, обе дамы сами не имели никакого желания разговаривать с ним.

Интересно, они все еще ненавидят друг друга или уже пришли к соглашению о перемирии? Нет, Джолли он прекрасно понимал, но вот почему его мать невзлюбила девушку? Да, не стоило рассказывать Мег, как она лягнула его и собиралась выплеснуть красное вино прямо на рубашку, но в остальном девушка абсолютно очаровательна и просто не может вызывать неприязнь!

Кроме того…

Он усилием воли заставил себя прекратить думать о Джолли и глубоко вздохнул. Если — предположим! — они уже помирились, то какого рода соглашение могло быть заключено?

В любом случае Артур не собирался подвергать свою жизнь смертельной опасности, встречаясь со своей матерью с раннего — впрочем, не слишком — утра. Именно поэтому он и стоял у входа в ресторан. Сам ресторан был еще закрыт, но Джолли, по его расчетам, должна была уже прийти на работу.

За стеклянными дверями кто-то ходил, но Артуру было не видно лица. Молодой человек чувствовал себя, мягко говоря, неловко.

Нет, он вовсе не собирается давить на девушку, просто… просто надо выяснить все до конца.

Артур решительно постучал в дверь. Получилось тихо. Он смущенно огляделся и предпринял вторую попытку. На этот раз его услышали, и в замке повернулся ключ. Дверь медленно открылась.

— Простите, мы еще закрыты, но… Вы?!

Вежливая улыбка поблекла на лице мсье Жюля, как сорванный цветок, едва он узнал Артура. Сам Артур был также весьма разочарован этой неожиданной встречей. Он рассчитывал, что дверь откроет сама Джолли или, на худой конец, кто-нибудь из официантов, но уж никак не мсье Жюль, владелец ресторана и отец Джолли.

Губы Артура презрительно скривились.

— Так вы вернулись?

— Как видите.

— Вовремя. Джолли с ног сбилась во время вашего отсутствия.

Это прозвучало явным и довольно сварливым упреком, и мсье Жюль гордо выпрямился, даже позволив себе сверкнуть глазами.

— Я полагаю, эта касается только моей дочери и меня.

— Не согласен. Я…

— Послушайте, Артур, чего вы хотите?

Меньше всего Артуру хотелось ссориться с отцом девушки, но прямой вопрос требовал такого же ответа.

— Я хочу поговорить с Джолли.

Мсье Жюль коротко кивнул и отступил, пропуская Артура внутрь.

— Она на кухне. Да, Артур…

— Я вас слушаю?

— Прошу вас, не говорите и не делайте того, что может ее расстроить.

— Я?! Мне это нравится! Это я, что ли, несколько дней назад ошарашил ее сообщением о своей скоропалительной свадьбе? Это я…

— Артур, повторяю, это касается только меня и моей дочери. Что же касается вашей матушки…

— А вот нашей матушки мы вообще касаться не будем!

— Нет, будем. Разве не вы оскорбили и расстроили ее? Не пора ли перестать упрекать ее за ошибку, которую она, по вашему мнению, совершила, выйдя замуж второй раз?

Артур стиснул кулаки и призвал фамильную выдержку на помощь.

— Как вы сами справедливо заметили пару минут назад, мсье Жюль, это касается только меня и моей матери.

С этими словами молодой человек холодно кивнул мсье Жюлю и отправился на кухню.

Джолли стояла спиной к двери и что-то резала на большом столе. Дверь за Артуром захлопнулась, но девушка приняла его за кого-то другого и бросила не оборачиваясь:

— Не мог бы ты принести мне яйца из холодильника? :

Не говоря ни слова, Артур отправился к огромному холодильнику, вынул из него упаковку яиц и молча положил на стол рядом с Девушкой.

— Спасибо. Я… О господи, это ты… Я думала, это папа.

Румянец окрасил ее бледное личико, и сердце Артура учащенно забилось.

— Нет. Я не папа. Кстати, когда он вернулся?

— Этой ночью. Ты не против… Мне надо закончить с этим соусом…

— А что это? Суфле?

Честно говоря, Артуру доставляло некоторое удовольствие то, что она смущена и удивлена. За последние несколько дней он слишком часто испытывал эти чувства сам, и никакого удовольствия это ему не приносило.

Джолли улыбнулась — словно солнышко просияло.

— Это не суфле. Это лимонные меренги.

— А что тут такого смешного? Ты сегодня выглядишь вполне счастливой.

Почему-то это раздражало Артура. Да, папа вернулся, но это же не повод… То есть повод, но надо ведь все выяснить…

— Ты видел папу?

— Да, он сам открыл мне дверь. Он вернулся окончательно или только до тех пор, пока ты не найдешь себе помощников?

Она бросила на него короткий взгляд. Артур немедленно занервничал. Может кто-нибудь объяснит ему, что происходит?

Девушка тем временем совершенно спокойно закончила взбивать желтки, вылила пышную пену в соусницу и поставила на маленький огонь. Затем она вытерла руки и невинно осведомилась:

— Почему бы тебе прямо не спросить, что ты хочешь узнать?

Потому что! Потому что после появления здесь мсье Жюля он, Артур, вообще ничего не понимает! И не уверен, что вообще хочет о чем-либо спрашивать!

— А сама ты как думаешь? Аромат лимона приятно щекотал ноздри. Джолли лукаво улыбнулась.

— Например, удалось ли нам с твоей матерью вчера допить чай, не выцарапав при этом друг другу глаза.

— Ну и как?

Он постарался, чтобы голос прозвучал небрежно, для чего стал рассеянно разглядывать блестящую кухонную утварь. Джолли опять бросила на него короткий взгляд.

— Я счастлива сообщить вам, мистер Фергюсон, что все обошлось без нанесения физических увечий.

Чего не скажешь о его самолюбии! Подумать только, вчера с ним обращались, словно с бессловесным официантом, а сами прекрасно обошлись без него!

Теперь это самое самолюбие мешало Артуру расспросить о подробностях, поэтому он холодно кивнул, давая понять, что вся эта суета совершенно его не интересует.

— Ну… а твой отец? Кстати, откуда он приехал? Вернее, где был?

— Не знаю. Я не спрашивала.

— Не спрашивала? Но почему?! Учитывая сложившиеся обстоятельства, это было самым первым, что Артур хотел знать в данный момент!

Джолли пожала плечами.

— Это не мое дело.

Она попробовала ароматное варево, удовлетворенно кивнула и сняла соусницу с огня.

Артур уже открыл рот, чтобы поспорить с последним утверждением девушки, но, увидев выражение ее хорошенького личика, отказался от этой затеи. Джолли могла быть упрямой как мул, если обстоятельства этому способствовали.

— Ладно. Попробуем зайти с другой стороны. Что ты…

Его прервал звонок таймера плиты. Джолли грациозно скользнула мимо него и открыла духовку.

— Извини. Коржи… о, прекрасно. Готовы.

Артур начал закипать.

— Послушай, неужели все эти плюшки не могут подождать?

— Разумеется, не могут! Любой шеф-повар, если он, конечно, настоящий шеф-повар, скажет тебе то же самое!

Артур был вынужден признать в глубине души, что повар из Джолли великолепный. Счастлив будет тот мужчина, чьей женой она станет!

Господи, о чем он думает! Какое ему дело, какой женой будет рыжая Джолли!

— Артур, извини, но сейчас будет очень? громко. Мне надо взбить белки.

Электрический миксер взвыл, словно раненый тигр, и Артур получил небольшой тайм-аут, чтобы обдумать то странное направление, в котором текли его мысли.

В конце концов, он ведь пришел только для того, чтобы убедиться в том, что девушка нормально чувствует себя после вчерашнего разговора с его матерью. Это так, а значит, ему уже незачем здесь торчать.

Правда, он так ничего и не узнал.

Наступившая тишина была прямо-таки звенящей. Джолли повернулась к Артуру.

— Все. Выпьешь кофе? Меренги почти готовы. О, прости, я забыла, мне нельзя тебе улыбаться. Не хмурься.

Артур чуть не дал себе самому пинка. Надо следить за своим выражением лица! Холодное и вежливое безразличие, так, кажется?

— Спасибо, но от кофе я, пожалуй, откажусь. Я просто хотел убедиться, что с тобой все в порядке после вчерашнего. Вижу, что все нормально.

С этими словами Артур начал отступление из кухни. Подальше от Джолли.

Конечно, все нормально! Мсье Жюль вернулся, они с дочерью помирились…

Джолли грустно смотрела вслед Артуру. Если бы не вчерашняя встреча с его матерью, они с отцом до сих пор находились бы в стадии затяжных военных действий. Самое меньшее, чем она могла отблагодарить Артура, это чашка кофе, а еще — подробный рассказ о том, что вчера произошло в отеле после его ухода. Для всех было бы лучше, если бы обо всем он узнал от нее.

— Пожалуйста, не уходи, Артур! Кофе уже готов, осталось только разлить его в чашки.

Она видела, какая внутренняя борьба отражается на его худощавом и смущенном лице. Несомненно, он все еще злился на Джолли и свою мать, однако некоторая его часть страстно хотела остаться и узнать подробности. Как правильно сказала его мать, Артур Фергюсон должен всегда на сто процентов владеть ситуацией, а сейчас ситуация была ему вообще неизвестна!

— Ладно. Но времени у меня мало. В час я приглашен на обед.

Иначе говоря, давай, побыстрее выкладывай, Джолли, потому что я и так потратил уйму своего драгоценного времени на эту идиотскую ситуацию!

Ну и пожалуйста! Интересно, а кто это пригласил его на обед? Насчет деловой встречи она бы знала заранее, ведь их ресторан всегда обслуживает такие обеды. Может, это не деловая встреча?

Может, это свидание с женщиной?!

Нет, он, конечно, целовал ее несколько раз. Но все это было результатом секундного порыва, обстоятельств, а не каких-то особых отношений. У него вполне может быть женщина.

Неожиданно Джолли поняла, что эта мысль ее не просто расстраивает, она ее раздражает! Да еще как! Артур обедает с другой… целует другую… Артур в постели с другой…

От последней мысли стало совсем плохо.

Даже руки затряслись, и Джолли поспешно брякнула поднос с горячими чашками обратно на стол, едва не обрушив их на сверкающий чистотой пол.

В чем дело?

Что это с ней?

В эту секунду Джолли все поняла. Она влюблена в Артура Фергюсона, влюблена по уши, насмерть, до дрожи в коленках!

Что она там несла ему про отца и Маргарет? Мол, нельзя влюбиться, зная человека всего три недели. Сама Джолли управилась значительно быстрее.

За пять дней.

Господи, только бы он не догадался!

— Мне казалось, ты говорила, что это ненадолго…

Его ехидный голос вернул Джолли на грешную землю, и она торопливо принесла кофе. Судя по всему, Артур и понятия не имел, какое потрясение она только что пережила, вот и хорошо! И не надо ему об этом знать!

Да если он узнает, то… С его отношением к любви, насколько она успела узнать, он убежит от нее на край света, переплывет океан и спрячется у аборигенов в Австралии!

— Бисквит?

Сейчас он уйдет, и она больше никогда не увидит этого человека! Или, наоборот, будет встречать еще долгие годы, станет свидетельницей его неудачного, лишенного любви брака, а это еще более мучительно.

Нет, это надо быть такой непроходимой дурочкой, чтобы влюбиться в Артура Фергюсона!

— Не хочу я бисквит, спасибо. Итак, ты думаешь о моей матери?

Мысленно он себя похвалил. Лучшая щита — это нападение.

Джолли смело встретила его испытующий взгляд.

— Мне кажется, она очень мила, очаровательна, очень красива…

— Давай опустим официальную часть. Что ты о ней думаешь?

— Тебе это не понравится.

— Ага! Она тебя поймала! Сыграла несчастную, всеми покинутую женщину, и ты купилась!

Он с возмущением откинулся назад, гневно раздувая ноздри. Джолли тоже почувствовала раздражение. Они ведут себя просто смешно!

— Не могу с тобой согласиться.

Да, они ели пирожные с кремом и хихикали, словно две школьницы, да, Джолли поверила, что Маргарет действительно любит ее отца, но это не значит, что она всецело приняла ее сторону. Просто каждый имеет право на недостатки, и почему Маргарет должна быть непогрешимой?

Артур сердито проворчал:

— Не могу поверить, что она тебя одурачила!

— Артур, то, что я думаю или думала о твоей матери, не имеет большого значения. Мое мнение вообще мало что решает.

— О, только не говори, что твой отец до сих пор считает ее безупречной, даже после того, как она разорвала помолвку.

Джолли постаралась говорить как можно мягче.

— Мой отец вовсе не так глуп, как ты думаешь.

Они с отцом проговорили всю ночь напролет после того, как Джолли проводила Маргарет и вернулась вместе с Жюлем Лавернье домой. Теперь девушка была уверена, что отец знает, что делает, что он действительно любит эту женщину и готов простить ей многое, и что та, в свою очередь, любит его.

Джолли облизнула пересохшие губы. Уже двенадцать часов, и отец скоро вернется на кухню. Их с Артуром время истекает.

— Артур, с помолвкой все не так просто… Они все-таки собираются пожениться.

— Ты это серьезно?!

— Абсолютно.

— Какой ужас!

Он бессильно опустил голову, и Джолли очень захотелось утешить его, изгнать из его памяти боль и обиды прошлых лет, из-за которых он никак не мог примириться с матерью. Вместе с тем она понимала, что это бесполезно до тех пор, пока Артур сам не захочет этого. Понять и простить.

— В любом случае они поженятся…

— Надеюсь, ты не ждешь, что я пошлю им свои поздравления?

— Думаю, для тебя это чересчур.

— Но Ты, конечно, поздравишь молодоженов? Может, даже подружкой невесты станешь.

— Артур, тебе никто не говорил, что злость и обида разъедают душу? Что ты не можешь всю жизнь…

— Мне кажется, я довольно ясно выразил свое отношение к твоим изысканиям в области прикладной психологии, нет?

— О да, Артур Фергюсон, в некоторых вопросах ты был весьма прямолинеен. Только позволь тебе заметить, что в данном случае ты не главное действующее лицо. И я тоже. Поэтому твое — и мое — мнение не так уж важны для твоей матери и моего отца.

— Другими словами, они поженятся с нашим благословением, или же без него.

— Да, но с ним им было бы легче.

— Хочешь поиграть в счастливое семейство, Джолли? А я вот не хочу!

— Что ты имеешь в виду?

— А то, что раз они способны обойтись без моего благословения то и мое присутствие на свадьбе тоже необязательно.

Упрямый, гордый, строптивый мальчишка! Его гордость для него важнее всего, важнее свадьбы его собственной матери, важнее счастья других людей.

Джолли решила попытать счастья еще раз.

— Артур, ты не можешь…

— Почему это? Я, в конце концов, не присутствовал на ее первой свадьбе!

— Да ты же еще не родился!

— Зато во время ее второй свадьбы я был в наличии, но опять не присутствовал. Они с Джейком сбежали и поженились тайно, а семье рассказали все потом, поставили, так сказать, перед фактом. Не вижу повода нарушать семейную традицию.

Джолли встала. На щеках пылал румянец гнева.

— Ты забываешь только об одном. Тебе уже нё двенадцать лет.

— Не имеет значения, сколько мнё лет. Ответ тот же.

— Что ж… Ты должен знать. Маргарет и папа просили меня быть одним из свидетелей.

— Как мило!

— И они были бы счастливы, если бы ты согласился стать вторым свидетелем.

— И не мечтай!

— Но я…

— А им можешь передать, что их уловка не удалась. Незачем было подсылать с этим заданием тебя.

Честно говоря, они этого не делали. Она сама напросилась, решив, что так будет лучше. Что ж, она ошиблась.

— Знаешь, кто ты! Самый тупой и безжалостный упрямец на свете, капризный осел, вот кто ты!

— А ты, моя прелестная Джолли, самая наивная и восторженная девица из тех, кого я встречал в жизни.

Все, что произошло дальше, могло иметь только одно объяснение: дикие инстинкты!

Джолли схватила со стола миску со взбитыми белками и надела ее на голову Артура.

Он медленно и даже с достоинством снял миску и аккуратно поставил ее на стол. Взбитая пена медленно и красиво сползала по его волосам и лицу. Джолли замерла, с ужасом взирая на дело своих рук. За пять дней она ухитрилась сделать столько, что не хватит и десяти жизней, чтобы он простил ее.

Он ее и не простит. Никогда!

Глава 10

— Честно говоря, не вижу ничего смешного, Джек! .

Артур мрачно смотрел на своего кузена Джека, корчившегося от смеха напротив него. Они сидели в ресторане — не у мсье Жюля! — и беседовали, хотя вряд ли это можно было назвать беседой. Джек не мог ни слова произнести, из глаз у него текли слезы, а из груди вырывалось тоненькое сипение и стоны. Джек смеялся. Хотя нет, он не просто смеялся. Он рыдал от смеха. Наконец ему удалось справиться с собой.

— Арчи, прости! Черт, но это невыносимо смешно. Только представить — полная миска взбитых белков!

Артур попытался испепелить излишне смешливого кузена суровым взором, но тщетно. Джек опять трясся от хохота. Что ж, возможно, через много лет и сам Артур сможет улыбнуться этим воспоминаниям, но сейчас, спустя лишь час с небольшим после происшествия, он на это неспособен!

Вначале он смотрел на Джолли ошарашено и безмолвно. Это казалось ему кошмаром, дурным сном, но никак не явью. Однако теплые струйки пушистой белковой пены, сползавшие по его окаменевшему лицу, ясно указывали на то, что все случившееся — правда.

Джолли смотрела на него с явным и неприкрытым ужасом, даже ее проняло. Сам же Артур понятия не имел, что ему делать дальше. Возможно, поддаться первому — говорят, самому точному — импульсу и просто придушить ее на месте? К сожалению, в этот момент в кухню вошел мсье Жюль.

— Что тут у вас? Мне показалось, я слышал громкие возгласы… О Боже, что это?!

Артур повернулся к мсье Жюлю с максимально возможным в такой ситуации достоинством, отлично сознавая, как глупо он выглядит.

— Ваша дочь только что продемонстрировала мне, что слухи о непредсказуемости и социальной опасности рыжих особей имеют под собой массу оснований.

В этот момент ему очень удался яростный взгляд в сторону Джолли, и она тихо охнула в ответ:

— Я просто…

— Ни слова больше! Я ухожу немедленно. А вам, мсье Жюль, я буду крайне признателен, если вы известите мою мать, что я не нуждаюсь в приглашении на вашу свадьбу.

Мсье Жюль мрачно взглянул на молодого человека.

— Вас назвали в качестве одного из свидетелей…

— Меня это не волнует. Полагаю, Джолли объяснит вам все подробнее, а мне пора. Кстати, учитывая все случившееся, мне просто опасно идти на эту свадьбу, По логике событий ваша дочь должна зарезать меня кухонным ножом прямо во время церемонии. Все остальное она уже испробовала.

— Артур!

— Да, леди?

— Я… я прошу прощения.

— Всего доброго.

Она не попыталась остановить его еще раз, за что он был крайне ей признателен. Торопливо вытерев лицо и голову полотенцем, Артур Фергюсон прошествовал к дверям. Домой! Под душ! Смыть с себя весь этот кошмар и забыть о рыжей хулиганке.

К сожалению, забыть не получилось, и, сидя за столиком с Джеком, кипящий от гнева Артур не сдержался и все выложил кузену.

Кто бы мог подумать, что двоюродный брат может оказаться такой бессердечной и смешливой скотиной!

— Арчи, ну перестань, прошу тебя. Если бы это случилось с кем-нибудь еще, ты бы тоже смеялся!

— Возможно, но это случилось не с кем-нибудь, а со мной!

Благодарение Богу, это в последний раз. Больше Джолли Лавернье не удастся поставить его в такое идиотское положение.

— Знаешь, братишка, ведь твоя Джолли не произвела на меня особого впечатления в первое знакомство. Однако теперь, я думаю, к ней стоит присмотреться. У девушки большой потенциал.

Почему-то Артуру было неприятно слышать, что Джолли на кого-то не произвела большого впечатления. А ее глаза? А улыбка? А… Стоп. Успокоиться и забыть. Холодное безразличие.

— Полагаю, у тебя будет шанс, Джек. Вы встретитесь на свадьбе моей матери.

Совершенно незачем им встречаться! Джек слишком смазлив. И вообще…

— Тебя наверняка пригласят.

Да, а еще пригласят Брюса, их второго брата, а он еще смазливее Джека! Девицы на нем так и виснут.

Черт!

Перед глазами замаячил призрак рыжеволосой нахалки, и Артур с удивлением понял, что не стал бы ее осуждать, рассмейся она над ним так же, как и Джек. Честно говоря, это и впрямь получилось смешно…

— Эй, Арчи, я очень рад, что чувство юмора вернулось к тебе. Ты уже улыбаешься.

— Да уж. Кстати, а как ты общаешься с барышнями вроде Джолли?

— Честно говоря, я еще не встречался с такими, но мне кажется, она прямо создана для меня.

Да, сейчас, разбежался! Она — единственная в своем роде, уникальная, неповторимая…

— Кстати, Арчи, я думаю, ты должен тоже пойти на свадьбу. Хотя бы для того, чтобы устроить гостям какое-нибудь незабываемое шоу.

Артур и сам склонялся к этой мысли, хотя и по другой причине. Джек и Брюс рядом с такой эмоционально неуравновешенной и легкомысленной особой, как Джолли Лавернье… Она нуждается в защите, хотя и не догадывается об этом!

Два часа спустя, уже в своем офисе, Артур Фергюсон откровенно жалел, что отказался быть свидетелем на свадьбе. Нет, чувства матери его по-прежнему не волновали, но он окончательно утвердился в мысли, что Джолли нельзя бросать на произвол судьбы перед лицом смертельной опасности в лице Джека Монтегю и Брюса Клайда.

Долли Бэнкс заглянула в комнату.

— А нам три раза звонила Джолли Лавернье!

— По телефону?

— Что это с нами? Как же еще можно звонить? Колоколов у нас на доме нет.

— Когда речь идет о Джолли Лавернье, удивляться не приходится ничему. Знала бы ты, что она сегодня выкинула… Так, значит, звонила?

— Три раза.

— И что?

— И ничего. Первые два раза она просто звонила, даже не называлась, спрашивала мистера Фергюсона, но мы ее узнали. А в третий раз она звонила минут десять назад.

— И что?

— И ничего!

— Она просила перезвонить ей?

— Нет. Мы были очень тихие и такие… расстроенные.

— Ладно. Позвонит еще — соедини.

Он откинулся на спинку стула и нахмурился. Звонила. Три раза. Расстроена. Наверняка хочет извиниться. Ничего, пусть помучается. Еще не хватало, чтобы он перезванивал ей! Никогда!

Джолли места себе не находила. Встреча Артура была назначена на час, а сейчас уже четыре. Видимо, предчувствия ее не обманули. Женщина!

К пяти часам она чувствовала себя самой одинокой и несчастной девушкой на свете. Почему; ну почему она вылила на него эти проклятые яйца! .

Да, он ее разозлил своим упрямством, да, она обиделась за отца и Маргарет, но это еще не повод реагировать именно таким образом! За это ей прощения не дождаться во веки веков.

Что она ему скажет при следующей встрече? Сможет ли она вообще что-то сказать?! Какие еще извинения можно придумать? Может, поползать на коленях… поцеловать землю у него под ногами… посыпать голову пеплом…

Ну и семейка у них получится! Мать и сын едва терпят друг друга, пасынок и отчим не желают иметь ничего общего, а уж что до сводных брата и сестры…

— У тебя что, нет дома? Что ты здесь торчишь?

Мсье Жюль давно уже ворчал у нее за спиной, но Джолли его только что расслышала. Дом, конечно, есть, и ей даже очень нужно туда поскорее попасть, потому что вдруг Артур ей перезвонил, а она все еще здесь? А вдруг он сам приехал?

А вдруг коровы начнут летать, как птицы?

— Джолли, девочка! Просто забудь об этом.

— Да? А Артур забудет, как ты считаешь, па?

— Не уверен. Похоже, этот молодой человек вообще ничего не забывает. Посмотри хоть на его отношение к собственной матери!

Вообще-то Джолли могла понять чувства Артура. Он был двенадцатилетним мальчиком, когда она вышла замуж во второй раз, ему не хватало ее любви и понимания, и он очень страдал. Нынешний взрослый Артур, разумеется, не страдал до такой степени, но просто не мог забыть тех детских воспоминаний.

— Папа, я не думаю, что ты прав. Артур просто не может забыть свои детские страхи и муки, вот в чем дело.

— Да, но Маргарет страдает по-настоящему! Она вполне способна отказаться от свадьбы, чтобы угодить своему сыну.

С этим Джолли была согласна. Маргарет страстно и нежно любила Артура, несмотря на все их стычки и ссоры. Она была вполне способна на столь решительный шаг, а вот отец Джолли — и в этом девушка тоже была уверена — не сможет пережить такого удара, так как тоже любит Маргарет по-настоящему.

Джолли с грустью вспомнила, какую боль причинило ей известие о помолвке отца. Ведь тогда едва минул год со дня смерти ее матери.

— Слушай, Джо, может, Мег необязательно знать обо всем этом? В конце концов, вы с Артуром подружились, так почему бы не попытаться еще разок поговорить с ним…

— Папа, я тебя умоляю! Какая дружба! Ты что, способен дружить с тем, кто выливает тебе на голову целую кастрюлю взбитых белков!

И еще кричит на него! Бьет по ногам. Собирается облить вином. И вообще…

— Я бы сказал, что это зависит от того, кто спровоцировал подобные действия. Кроме того, немаловажную роль играет наличие или отсутствие чувства юмора… Хотя вообще-то ты права. У этого молодого человека чувство юмора отсутствует.

— Дверь была открыта, так что я позволил себе войти. Мне послышалось или вы действительно обсуждаете мое чувство юмора?

Голос Артура Фергюсона был обманчиво кроток и тих, синие глаза внимательно глядели на отца и дочь Лавернье, брови были вопросительно приподняты.

Джолли почувствовала, как земля уходит из-под ног. Что это за окном мелькнуло — не летающая ли корова? Артур Фергюсон снова здесь, но вряд ли можно было нарочно подобрать более неудачный момент для его появления. Явиться за извинениями и застать нахальное обсуждение его характера!

Жюль Лавернье, казалось, не потерял присутствия духа.

— Артур, сердце вашей матери будет разбито, если вы не придете на свадьбу.

— Для того чтобы сердце разбилось, его нужно иметь.

Мсье Жюль резко дернулся вперед, но Джолли повисла на его руке.

— Нет, папа, не надо!

Артур с места не двинулся, но в синих глазах зажглось изумление. Неужели Жюль Лавернье и в самом деле собирался ударить его? Хотя чему же здесь удивляться… Гены!

— Теперь я понимаю, откуда это у вашей дочери!

— Вы же не понимаете слов!

— Что ж, Джолли хотя бы не оставляла синяков. По крайней мере, таких, которые можно сразу заметить. А я очень сомневаюсь, что мама оценит по достоинству ваше, мое или же наше с вами появление на свадьбе с фингалом под глазом.

Джолли немедленно вспыхнула. Что это за идиотские намеки насчет синяков, которых не видно? Человек, который не в курсе их отношений, может подумать, что они… Проклятый Артур!

Жюль Лавернье справился с собой и холодно процедил:

— Я должен понимать ваши слова так, что вы отказались от своего намерения не приходить на свадьбу?

— Я подумал и решил, что это было бы слишком вызывающе. Кроме того, вам же нужен второй свидетель.

Джолли отступила от отца и пристально посмотрела на Артура Фергюсона. Значит, подумал и решил? А может, это та женщина за него решила? Что ж это за особа, которая имеет такое влияние на строптивого миллионеришку Арчи Фергюсона?! Она набрала воздуха в грудь и неожиданно выпалила:

— Ну и что теперь, аплодировать тебе прикажешь? Подвиг совершил! Да если бы не…

— Джолли!!! Артур, это очень благородно и любезно с вашей стороны. Благодарю вас.

Мсье Жюль протянул руку, и Артур кротко пожал ее.

— Мои поздравления и все такое. Будьте счастливы.

— Мы постараемся. А сейчас, с вашего позволения, я пойду и сообщу Маргарет хорошие новости.

Джолли и Артур проводили Жюля Лавернье упорным молчанием. Артур — потому что решение уже было принято, и мсье Жюль здесь был ни при чем, Джолли — потому что все ее мысли занимала проклятая разлучница, с которой Артур провел весь сегодняшний, и наверняка не только сегодняшний, день.

Наконец молодой человек повернулся к девушке.

— Ну так что? Я жду.

Чего он ждет, медали? Или сразу ордена?

— Джолли, ты звонила мне в офис три раза. Значит, чего-то ты хотела?

Эти телефонные звонки начисто вылетели из ее рыжей головы, как только она вспомнила о неизвестной женщине. Ну и дурой же ты теперь выходишь, Джолли Лавернье!

— Я хотела извиниться.

— Еще раз?

— В первый раз ты меня, по-моему, не расслышал.

— Мне в уши белок попал. Взбитый.

Артур улыбался, а Джолли не знала, куда деваться от стыда. Господи, да что он с ней делает! Никогда в жизни она себя так раньше не вела, только с ним.

Интересно, а своей мадам он об этом рассказал? И вообще о том, что Джолли ухитрилась сотворить с ним за последние несколько дней. О Боже, только не это! Хватит и того, что у него есть подружка, а она, Джолли, просто смешна со своими старомодными заскоками и…

— Как прошел обед? Лимонные меренги удались?

— Да, только белки пришлось взбивать еще раз…

— А я думал, ты собрала в кастрюльку эти.

Она с трудом выдавила улыбку.

— Ты унес на себе большую часть. Артур огляделся по сторонам и невинно заметил:

— Ты уже освободилась на сегодня? Может, проводить тебя домой?

Не этого ей хотелось, не этого, но теперь все мечты можно оставить в прошлом. Раз у него есть женщина, Джолли здесь ловить нечего. И время терять незачем.

Джолли вздохнула.

— Нет, спасибо, это необязательно. День выдался… тяжелый. Прогуляюсь пешком, проветрюсь.

— Уверена?

Что-то загадочное светилось в синих глазах, но Джолли никак не могла понять, что именно. Почему-то она старалась избежать этого взгляда.

— Уверена. Артур… Спасибо. Зато, что переменил решение. Папа очень рад, сам видишь.

— Будем надеяться, маменька тоже обрадуется.

— Конечно, обрадуется! .

Оба замолчали в некотором смущении. Говорить стало не о чем. Постепенно тишина становилась невыносимой и неловкой, и Джолли решилась нарушить ее еще раз.

— Я действительно прошу прощения за… сегодняшнее. И обещаю, что впредь буду держаться от тебя подальше — во имя твоей же безопасности.

И увидит она его только на свадьбе, меньше чем через месяц, и будет он там наверняка с этой своей… теткой!

— Ну-ну, не думаю, что ты так уж смертоносна для меня.

— Так будет лучше.

— Для кого?

— Для нас обоих. Знаешь, мне трудно это говорить, но… я очень рада за Мег и папу, однако их брак вовсе не означает, что мы… что я и ты…

— Я понимаю.

Ничего ты не понимаешь, Артур Фергюсон, и, слава Богу! Просто я тебя люблю, но знать тебе об этом ни к чему.

— Что ж… Увидимся на свадьбе?

— Да. Думаю, да. Пока, Джолли.

Он повернулся и вышел, дверь негромко хлопнула за ним, и рыжеволосая тоненькая девушка молча сползла на кафельный пол, сотрясаясь в беззвучных рыданиях.

Никогда, никогда Артур Фергюсон не узнает ее тайны! Он не должен узнать, никто не должен узнать!

Джолли Лавернье насмерть влюбилась в Артура Фергюсона.

Глава 11

Артур отпил шампанского из высокого хрустального фужера. Семья Мак-Фарландов, Фергюсонов, Клайдов, Монтегю и прочих представителей славного клана радостно жужжала и смеялась вокруг него, а он молча и безучастно взирал на это сборище. Что он здесь делает?

Вопрос был чисто риторический. Артур прекрасно знал, что избежать этой вечеринки не было никакой возможности. Дед настоял на том, чтобы Мег и Жюль отпраздновали свою помолвку в фамильном замке в Шотландии за две недели до самой свадьбы. Честно говоря, найти предлог не приезжать Артур мог бы, однако было одно обстоятельство…

Вернее, именно это обстоятельство в данный момент и отсутствовало.

Артур не виделся с Джолли десять дней и был уверен, что на приеме, устроенном старым Мак-Фарландом, она непременно объявится, однако ее не было среди гостей. Сам Артур прилетел в Шотландию сразу после сложнейших переговоров в Сиднее, а это одиннадцать часов лету! Он едва успел принять душ и переодеться, а теперь выясняется, что все эти подвиги совершены зря. Как она могла не приехать на помолвку собственного отца?! Брюс, его двоюродный братец, оказался рядом и ухмыльнулся, приветственно воздев к небесам бокал шампанского.

— Салют, Арчи! Не могу поверить, что случилось, Ты — здесь!

Брюс был очень похож лицом на Артура, только глаза были не синие, а зеленые, что делало его абсолютно неотразимым для всех особей женского пола. Впрочем, в данный момент Артура не волновало ничего, кроме; одного вопроса: где Джолли Лавернье?

— Брюс, как ты полагаешь, когда наступит удачный момент, чтобы облобызать мою новобрачную мать и тихо удалиться в свою комнату?

— Что? Мне казалось, вы с тетей Мегги за последние дни достигли примирения… в некотором смысле.

Да уж, бокалами друг в друга они не швыряли и вообще вели себя корректно.

— Ты прав, мы помирились, но тебе отлично известно и то, что я ненавижу эти сборища. Скоро дед начнет требовать, чтобы мы одевались в цвета своих кланов и приносили с собой волынки. Ему с годами все больше нравится роль патриарха, хотя все знают, что одна половина присутствующих терпеть не может вторую половину. Кстати, а ты что здесь делаешь?

Брюс был художником и большую часть времени проводил в полном уединении на маленьком островке без названия, рисуя море и скалы, а между делом изучая разных ползучих тварей. Семейные торжества он обычно попросту игнорировал, так что сегодня, видимо, случилось одно из двух: либо он заехал в город за красками, либо его остров ушел под воду.

— Я здесь потому, что мне чертовски хочется увидеть нашу новую сестричку. Джолли, кажется?

Артур чуть не уронил фужер и резко развернулся к Брюсу.

— Ты говорил с Джеком?!

Кузен глумливо ухмыльнулся.

— Такой шанс я пропустить не мог. Судя по всему, горячая штучка.

— Она не из тех, за кем ты привык волочиться, Брюс.

— А кто говорит об этом? Мне просто хотелось познакомиться с новой родственницей.

— Ну надо же! Впрочем, у тебя ничего не выйдет. Джолли не приехала.

— Ах!

— В каком смысле «ах»?

— Просто «ах» — и все.

Брюс хранил на своем смазливом лице абсолютно невинное выражение, а Артур с грустью подумал о том, как сильно изменилась его жизнь с появлением в ней рыжей хулиганки. Нет, в делах все было в порядке, даже лучше, нежели когда-либо. Просто сейчас он отчаянно скучал… по Джолли. Ему не хватало ее веснушек, ее скандалов, ее рыжих волос… Господи, как спокойно текла его жизнь до знакомства с ней!

Какое кошмарное было спокойствие. Как в гробу.

— Брюс, я…

— Прости, братец, но я вынужден тебя покинуть. Кое-кто в этом зале заслуживает более пристального внимания.

Многие женщины в этот вечер заслуживали подобного внимания, взять хоть Маргарет и ее сестер, но не за ними же устремился неугомонный Брюс!

— Валяй, а кого ты углядел?

— Ой, исчезла… нет, слава Богу, вот она. Мона Лиза! Рыжая Джоконда!

Брюс всегда был романтиком, Артур — прагматиком, а Джек помещался где-то посередине» поэтому все три брата дружили, хотя и непрестанно поддразнивали друг друга. Но о ком он говорит?

Рыжая Мона Лиза?

Артур знал только одну рыжую Мону Лизу в своей жизни. Джолли.

Ее улыбка могла в мгновение ока превратить Артура Фергюсона в бушующий вулкан. Подумайте, он не видел ее десять дней…

Встревоженный Артур пытался пробиться сквозь толпу гудящих родственников и знакомых, постёпенно закипая, так как собеседницы Брюса все еще не было видно. На полпути его отловила мать, рядом с ней призывно улыбалась высокая блондинка.

В другое время Артур, несомненно, задержался бы, пусть хоть на минуточку, но не теперь! Джолли в опасности! Рядом с ней Брюс, зеленоглазый демон-отшельник! Сколько девиц, закрыв глаза, соглашались жить в палатке и мыться холодной водой только ради того, чтобы слушать, как он читает им Киплинга, широкими мазками запечатлевая суровую красоту Северного моря.

Блондинка оказалась настырной.

— Меня зовут Лесли, Лесли Мидуэй! Я играю сестричку Мег в новом сериале. Потрясная вещь!

— Да-да… конечно, я… что-то слышал.

— Она красавица, наша Мегги, правда?

Вообще-то это не было вопросом в полном смысле слова, да Артур и не знал, что тут можно ответить. Его занимали только Брюс и Джолли, но не убивать же из-за этого блондинку?

Кстати, забавно. Жюль Лавернье любит Маргарет, Джолли прониклась к ней добрыми чувствами, и даже эта белокурая бестия, похоже, искренне любит коллегу, что и вовсе невозможно в актерском мире. Что ж получается, все эти люди ошиблись? А может, это он ошибся?

Ладно, сейчас не до этого.

— Простите меня, мисс Мидуэй…

— Лесли. Просто Лесли. Шикарный домище! Обалдеть.

Артур вырос в этом замке и прекрасно понимал чувства Лесли. Дед, старый Хью Мак-Фарланд, ухитрился сохранить старинный дух буквально в каждом уголке своего родового гнезда. Единственное новшество, которое он допустил, — так это паровое отопление, хотя и огромные камины продолжали служить хозяевам верой и правдой. По стенам висело различное холодное оружие, помнившее еще сражение при Баннокберне, слегка потускневшие гобелены стоили примерно столько же, сколько весь городской офис Артура. Землями дед распорядился истинно по-шотландски: никаких огородов и полей, девственные леса и кристально чистые озера.

В другое время он бы потолковал с Лесли, но сейчас…

— Простите меня, мне и в самом деле надо…

— Арчи, посмотри, кого я привел!

Голос Брюса раздался из-за спины, но Артур прекрасно знал, кого он ведет. Эти духи…

Джолли была прелестна. Зеленое платье до колен, под цвет глаз, огромных, лучистых. Легкий шелк мягко облегает тоненькую и стройную фигурку. Рыжие волосы волной льются по плечам. Косметики совсем немного, только коралловая помада на губах, на губах, которые хочется попробовать на вкус…

Артур почувствовал, что голоден как волк.

И нем как рыба.

— Артур?

— Д…Джолли?

Что-то она похудела за эти десять дней, и под глазами синяки, да и в лучистых глазах скорее грусть, чем счастье.

Девушка посмотрела на Лесли Мидуэй и перевела на Артура вопросительный взгляд, ожидая, когда он представит дам друг другу. Он и не думал этого делать, поскольку все его мысли сейчас были сосредоточены на одной из пятнадцати спален замка. Какой именно — не принципиально, кровати есть во всех, и на любой из них можно — и нужно! — заняться любовью с Джолли, сейчас, немедленно, сию секунду.

— Я — Лесли. А вы, наверное, дочь Жюля?

— Да.

Лесли излучала доброжелательность, а Джолли превратилась в ледяную статую. Вмешался Брюс, его мурлыкающий баритон поплыл вокруг, и Артуру немедленно захотелось пристукнуть братца на месте.

— Бедняжка Джолли плутала в башнях северного крыла и никак не могла выбраться к гостям. Поэтому ее никто и не видел.

Вот все и выяснилось! Теперь осталась самая малость — скинуть руку Брюса с плеча Джолли, подхватить ее и…

— А почему ты не сказал мне, что Брюс Клайд твой брат?

Картины Брюса висели на стене в гостиной Артура, а не сказал он по очень простой причине. Они с Брюсом и Джеком выросли вместе, и Артуру как-то никогда не приходило в голову одновременно называть братьев еще и по фамилии. Просто Брюс. Просто Джек.

То, что Брюс Клайд — известный художник, а Джек Монтегю — популярный писатель, не вносило ничего нового в их отношения. Все три брата добились больших успехов, каждый в своем деле, но на их дружбу и взаимную привязанность это никак не влияло. Он мог бы, конечно, объяснить это Джолли, но, судя по ее обиженному и разочарованному виду, это ее вряд ли утешило бы.

Господи, ну почему он становится олухом рядом с Джолли Лавернье?!

Артур был прекрасен.

Джолли боялась этой встречи и мечтала о ней все десять дней. Мечтала, потому что скучала. Боялась — потому что предчувствовала, что увидит его с той самой женщиной, которая имеет на него столь сильное влияние, что даже заставила его переменить свое решение и стать свидетелем на свадьбе.

Значит, Лесли, говорите?

Высокая. Блондинка. Маленькое Черное Платье. Сексуальная. Чувственная. Соблазнительная. Уверенная в себе.

Все в этой женщине было, все, чего не было у Джолли.

— …Я говорю, разве это так важно?

Важно, неважно, важно… О чем говорит Артур Фергюсон? Ах да, о брате. Разумеется, неважно, просто глупо, что она этого не знала.

До чего же талантливое семейство! На десять обычных семей хватит. Знаменитая актриса. Мультимиллионер. Известный художник. Роскошный дед. Джолли чувствовала себя маленькой, одинокой и несчастной среди этих титанов.

Нет, она догадывалась, что будет нелегко, но не до такой же степени! Блондинка эта… Хорошо, хоть Брюс Клайд настроен так дружелюбно.

— Джолли, это не заслуживает столь тяжких раздумий, Клянусь. Может, лучше обдумаешь мое предыдущее предложение?

Артур смерил Брюса испепеляющим взглядом и процедил:

— Какое еще предложение, братец? Джолли сердито вскинула на Артура зеленые глазищи.

— Твой брат был так любезен, что предложил написать мой портрет.

Что его так разъярило? Во-первых, это просто дружеский жест, во-вторых, кого заинтересует портрет Джолли Лавернье, пусть даже и кисти самого Брюса Клайда, в-третьих…

— Та-а-ак! Это что, новый метод заманивания молодых девушек на твой проклятый остров? Посидим, покормим чаек, этюды порисуем…

Брюс, мерзавец, излучал ехидство.

— Если тебя это так беспокоит, братишка, можешь присоединиться к нам. Посидишь в уголке во время сеансов, я дам тебе арифмометр — посчитаешь денежки…

В воздухе пахло грозой. Два красавца-кузена стояли друг против друга, что само по себе было зрелищем хоть куда, только из зеленых глаз одного струился смех, а синие глаза другого метали молнии. Что все-таки с Артуром? Почему он так взбешен? И на что это намекает Брюс? С какой стати Артур должен сторожить ее во время сеансов, господи, да о каких сеансах мы вообще затеяли спор!

Джолли с облегчением вздохнула, услышав обеденный гонг. Сейчас все рассядутся, поедят, выпьют вина…

Расселись. Брюс Клайд, за ним Джолли, следующий Артур, а рядом с ним блондинистая Лесли. Лучше не придумать. И ведь никто никого специально не усаживал, само все получилось.

Именно в этот трагический момент в мозгу Джолли сверкнула ясная и простая мысль: она по-прежнему любит Артура Фергюсона, и ничего поделать с этим нельзя. Девушка сидела и переживала, когда Артур наклонился к ее уху.

— Все в порядке, Джолли?

Она подскочила от неожиданности и даже отпрянула от него, а он, в свою очередь, чисто инстинктивно прикрылся рукой. Естественно, теперь он по гроб жизни будет опасаться каких-нибудь заскоков с ее стороны!

— Д-да… все в порядке. А как ты?

— Да тоже вроде бы ничего. Слушай, ты серьезно… ну, насчет предложения Брюса? Джолли покачала головой и чуть улыбнулась.

— Брюс просто проявил тактичность.

— Ха-ха! Брюс никогда не бывает тактичен, когда речь заходит о работе.

Джолли нервно сглотнула. Что происходит, хотела бы она знать!

В разговор вмешался сам Брюс.

— Мое имя поминают всуе? Или по делу?

— Джолли полагает, что насчет портрета ты говорил не вполне серьезно.

— О, как раз наоборот, я серьезен, как никогда в жизни. У меня предчувствие, что портрет Джолли станет венцом моей следующей выставки.

— А может, она не хочет, чтобы ты ее рисовал? Хочешь или нет?

Голова у девушки пошла кругом. С одной стороны — знаменитый художник хочет писать ее портрет. С другой — ее совершенно не привлекает перспектива стать объектом разглядывания и обсуждения. С третьей — не хотелось бы, чтобы братья из-за нее ссорились. Она вообще собиралась быть тише воды, ниже травы на этой вечеринке, пришла только ради отца и его спокойствия.

— Ради Бога, давайте обсудим это как-нибудь потом. Мне кажется, ваш дедушка собирается произнести тост.

Хозяин замка и впрямь поднялся со своего места, за что Джолли была ему очень благодарна.

Обед не принес Джолли никакой радости. Нет, еда была великолепна, но компания оказалась явно неподходящей. Все портила белокурая бестия. Каждый раз, когда Артур оборачивался к Лесли, в сердце Джолли со скрежетом проворачивался тупой и ржавый нож ревности. Интересно, а спать они отправятся в одну! спальню? При мысли об этом Джолли стало совсем нехорошо. Она вяло ковырялась вилкой в тарелке, не очень понимая, что за еда лежит перед ней.

— Ты что, на диете?

— А? Нет, просто есть не хочется.

— Ты даже копченого лосося не ела! И куриные грудки в винном соусе. И суфле из шампиньонов!

Вот и наблюдал бы за своей Лесли! Так нет же, весь вечер сидит и смотрит в рот Джолли!

— Я же говорю, я не голодна!

— Как твоя новая работа? Надо же, запомнил.

— Все хорошо, спасибо. Рассказывать пока нечего, я только на прошлой неделе начала.

— Нервничала?

Это здесь она нервничает, а в детском садике ей очень хорошо и спокойно.

— Джолли, я уверен, нервничать незачем. Дети тебя полюбят.

А ты, Артур Фергюсон?

Нервничать она начала с самого приезда в графство. Жюль Лавернье, Маргарет и Джолли ехали в машине по проселочной дороге, а вокруг расстилались зеленые поля, на опушках рощ паслись олени, не боявшиеся людей, а уж когда из-за поворота показался замок Мак-Фарландов, огромный, древний, сказочный, с башенками и узкими окнами, с коваными воротами и флагами на башнях, Джолли совсем упала духом.

Старый Мак-Фарланд встретил их на пороге, расцеловал Джолли в обе щеки и сам проводил в отведенную ей комнату, предложив отдохнуть перед обедом. Отдых ей был не нужен, просто требовалось время, чтобы собраться с силами. И по замку она не плутала, не совсем же она дурочка. Не могла она видеть Артура с этой Лесли!

Дело не в Лесли. И даже не в ее привлекательности. Джолли не могла видеть рядом с Артуром вообще никого из женщин. Она вздохнула и снова взглянула на мужчину своей мечты.

— Я рада, что пошла работать, мне все нравится, и не ем я не поэтому.

— Тогда почему? Все еще беспокоишься за своего отца?

— О нет. Они прекрасная пара.

— Да уж.

— Артур, ты все еще…

— Господи, да не мое это дело. Меня, собственно, никто и не спрашивал.

Не любит Артур Фергюсон разговоров о браке. Интересно, а красотка Лесли об этом знает? И как она к этому относится? Если Артур женится на другой женщине…

— Пойдем потанцуем, Джолли?

— Э, нет, Арчи, Джолли обещала первый танец мне. Не плачь, она выкроит тебе полечку в конце вечера. Пока потренируйся.

Брюс подхватил Джолли под руку, и она бросила на него изумленный взгляд, но молодой человек ответил ей неожиданно хитрым подмигиванием. У него был вид заговорщика. Брюс Клайд все знает, осенило девушку. Он знает, что она влюблена! Интересно, а не расскажет ли он об этом своему брату?

Секунду назад Джолли мечтала о бегстве в спальню, но сейчас адреналин бурлил в крови. Только не это! Любой ценой надо заставить Брюса молчать!

— Отлично! Идем веселиться.

Артур откликнулся наисладчайшим голоском:

— Только побереги ноги, Брюс.

— Арчи, тебе стыдно! Я уверен, Джолли божественно танцует.

— Я не о танцах. Она еще и божественно лягается.

Джолли вспыхнула от возмущения.

— Я уверена, что Брюс — в отличие от некоторых — джентльмен и не сможет довести меня до такого исступления.

Брюс хмыкнул.

— Хорош! Как ты мог, Артур! Доводить до исступления хорошеньких девушек нельзя.

— Некоторые этого вполне заслуживают, уж ты мне поверь.

У Джолли от злости и обиды слезы выступили на глазах, но она поспешила отвернуться. Еще не хватало, чтобы он увидел, как она плачет!

Неужели единственное, что их связывает, это взаимные обиды?!

Глава 12

— Она абсолютно очаровательна, Арчи!

Брюс почти пропел это в ухо брату. Они сидели в музыкальном салоне и наблюдали за кружившимися в танце парами. Джолли танцевала со своим отцом, Жюлем Лавернье. Смотрелись они прекрасно: высокий, моложавый мсье Жюль и маленькая, стройная Джолли. Сейчас она звонко хохотала, откинув голову.

В ответ на слова Брюса Артур только сухо кивнул. Его душила ярость. Брат называется! Только что он танцевал с ней, причем уже третий по счету танец, а теперь имеет нахальство обсуждать с ним, Артуром, который так и просидел у стены все это время, девушку, из-за которой…

— Арчи, но почему ты ей сам об этом не скажешь?

— А с какой стати я должен ей это говорить?

— Потому что ты влюблен в нее. Артур поперхнулся шампанским.

— Я в нее что?!

— Ты. Влюблен. В Джолли. Должен сказать, я одобряю твой вкус. Я всегда был уверен, что когда ты влюбишься — если я, конечно, доживу до этого солнечного дня, думал я тогда, — то выберешь для себя девушку, необычную во всех отношениях. Джолли прелестна, умна, с большим чувством юмора…

— Я не влюблен в Джолли!!! Ты всегда был романтиком, дорогой братец, но я никогда не думал, что это сделало тебя слепцом!

— Это и не сделало меня слепцом.

— Значит, шампанское виновато.

— И не шампанское. Артур, скажи пожалуйста, а ты всю жизнь планируешь притворяться идиотом?

— Как-то я не замечал, что, произвожу такое впечатление!

— Будешь производить, не беспокойся. Как только позволишь ей уйти из твоей жизни.

— Позволь напомнить, что через пару недель мы с ней станем братом и сестрой. Брюс изумленно вскинул брови.

— И тебе этого достаточно для счастья?

— Я тебя не понимаю, Брюс Клайд!

— Что-то ты непонятлив для мультимиллионера. Полчаса назад ты испепелял меня взглядом, когда я держал ее за руку, а затем тебе явно хотелось задушить меня, когда мы с ней танцевали…

Чертов Брюс! Глаз художника, ничего не попишешь! В одном он не прав: просто смешно говорить о любви, ведь они с Джолли знакомы чуть более двух недель, причем не виделись большую часть этого времени, так что…

— Я просто ждал, когда она начнет лягаться. Брюс улыбнулся.

— Она не начнет.

— Да? А с чего это ты так в этом уверен?

— Уверен — и все. А тебе бы не опоздать. Глаза Артура опасно прищурились.

— О чем это ты, братик?

Брюс посмотрел на него с явным сожалением.

— Она — женщина, и этим все сказано, Артур. К несчастью, мы с тобой не единственные мужчины, кто это видит.

Артуру опять захотелось пристукнуть кузена. Он не желал разговаривать на эту тему, не желал и все! Любовь здесь и вовсе ни при чем, просто хочется уберечь девушку от ошибок, она слишком импульсивна.

— А почему ты ее не приглашаешь, Арчи? Струсил?

— Да, как же, жди! На «слабо» хочешь меня взять? Не выйдет!

— Я просто выразил удивление, почему ты не танцуешь со своей будущей сестрой.

— Потому что мой настоящий кузен прожужжал все уши…

— …И будет жужжать до самого утра, если ты не пойдешь и не пригласишь ее немедленно.

— Да тёбе-то что до этого!

— Ничего.

— Ты меня за нос водишь, Брюс!

— Артур, я просто хочу поделиться радостью, вот и все. Она действительно божественно танцует: такая легкая, словно перышко, и в то же время от нее так и веет чувственностью… Кто-то зарычал или мне послышалось?.. У-упс! Ты опоздал, братик! Дедушка вышел на линию огня.

Артур резко обернулся. Старый Мак-Фарланд уже вывел спокойную и красивую Джолли на середину комнаты.

Владельцу замка Гленнакорах никто не давал его восьмидесяти лет. В черных волосах едва пробивалась седина, широкие плечи, атлетическая фигура, красивое лицо… Над орлиным носом сверкали сапфирами ярко-синие глаза. Сказать по совести, Хью Мак-Фарланд ничем не уступал своим внукам.

Артур глазам своим не верил. Жюль Лавернье собирался стать третьим по счету мужем Маргарет Мак-Фарланд, старшей и любимой дочери деда. Артур Прекрасно помнил, в какой шок повергло деда известие о втором браке Мегги, но на этот раз кандидатура жениха явно была одобрена. Брюс тихо усмехнулся за плечом.

— Старый дьявол оценил добычу.

— Да, и судя по всему, мы узнаем об этом из первых рук. Он идет к нам.

Проводив свою даму на место» дед и впрямь направился к внукам. Его голос вполне соответствовал образу воинственного горца из Лоссарнаха. Враги должны были падать в обморок целыми полками.

— Что это с вами, юноши! Вокруг кишмя кишат красавицы, красотки и красотулечки, а вы жметесь в уголке, словно пара идиотов!

Свое возмущение дед подкрепил шампанским, а Брюс рассмеялся:

— Дед, я согласен со всем, кроме идиотов. Мы не жмемся.

— Жметесь! Особенно ты, Артур. Брюса я видел танцующим, тебя — нет. Что такое? Мы слишком провинциальны для тебя?

— О чем ты, Дедушка! Большинство этих людей приехали из Лондона. Дед прищурился. А хорошенькая девочка, верно?

— Джолли?

— Имя не расслышал, но на мордашку она принцесса. Надо будет предупредить Мегги и Жюля, чтобы приглядывали за ней и за вами. А то скоро я стану прадедушкой.

Пронзительные синие глаза скользили от одного внука к другому. Брюс продолжал лукаво улыбаться, но Артур не выдержал:

— Дед, и ты туда же!

Он развернулся и пошел прочь. Мак-Фарланда это нисколько не смутило, хотя он и поинтересовался у Брюса:

— Я что-то не так сказал?

Ответа брата Артур уже не расслышал. Он быстро подошел к Джолли, болтавшей и смеявшейся с какими-то молодыми актерами в углу зала, и прорычал:

— Потанцуем?!

Джолли даже вздрогнула, увидев эти нахмуренные брови и сверкающие от гнева синие глаза.

— Ты… ты уверен, что этого хочешь?

Он хотел совершенно не этого! Он хотел немедленно заняться с ней любовью, а танец здесь вообще ни при чем, но поскольку танец в данных обстоятельствах больше всего напоминал то, чем он хотел заняться…

Стоп. Надо глубоко вдохнуть и медленно выдохнуть… Спокойствие, полное спокойствие… Я — океан. Большой, спокойный океан. Мои изумрудные волны лениво накатывают на песчаный берег. И в этих волнах плещется Джолли Лавернье. Я обнимаю ее своими волнами, ласкаю нежную кожу, подхватываю это прекрасное тело…

Все-таки психиатр необходим!

— Я лично уверен, что хочу пригласить тебя на танец, но, возможно, ты за сегодняшний вечер уже наслушалась, а в таком случае… Пойдем прогуляемся?

При коротком взгляде на себя в громадное венецианское зеркало Артуру очень захотелось укусить себя побольнее. Ну кто, скажите, кто, кроме дрессировщика хищников, согласится по доброй воле гулять с человеком, у которого ТАКОЕ выражение лица! Конечно, она не пойдет, и будет совершенно права…

— Джолли, погоди. Я попробую еще раз. Дорогая Джолли, как ты относишься к тому, чтобы мы прогулялись по свежему воздуху?

Джолли не могла сдержать улыбки.

— Дорогой Артур, я весьма положительно отношусь к этой идее и с удовольствием прогуляюсь по свежему воздуху.

Он подал ей руку, и они чинно удалились из зала, оставив одного из молодых актеров с разинутым ртом, а второго — в явной меланхолии.

Вечер был чудесным и совершенно неправдоподобно идиллическим. Луна сияла, лягушки надрывались, лилии благоухали, где-то далеко в лесу нестрашно подвывали волки.

Лунный свет превратил Джолли в абсолютно фантастическое создание, и Артур Фергюсон замер, даже рот слегка приоткрыл. Девушка, не замечая этого, восхищенно прошептала:

— Как же здесь красиво! Артур, посмотри…

Наверное, все дело было в том, что она слишком быстро обернулась. Чисто рефлекторное движение, не иначе.

Во всяком случае, через мгновение его руки обвились вокруг тонкой талии, а губы слились с ее губами. Джолли прильнула к нему, и Артур с огромным облегчением осознал, что именно это взаиморасположение их тел приносит ему лично и успокоение, и трезвость ума, и полное и абсолютное блаженство. Джолли наверняка чувствует то же самое, она трепещет в его объятиях…

Джолли отшатнулась от него с тихим стоном.

— Мы не должны делать этого, Артур! Он замер в немом отчаянии, глядя, как наливаются слезами лучистые глаза. Рук он так и не разжал, и девушке пришлось упереться ему в грудь руками.

— Отпусти меня, прошу тебя! Артур…

Его хватка ослабла, но девушку он не выпустил. Очень тихо и очень спокойно Артур произнес, глядя Джолли в глаза:

— Я никогда не причиню тебе боли. Никогда. Ты должна это знать.

— Тогда отпусти.

— Но почему? Нам нет нужды возвращаться в салон. Мы можем пройти по галерее и подняться ко мне…

— Нет!

Она вырвалась и стремительно бросилась обратно в салон. Ошеломленный миллионер смотрел ей вслед. Что он сказал? Что он сделал такого, чего можно так испугаться? Что, черт побери…

Он резко обернулся и увидел Брюса. Кузен внимательно и испытующе смотрел на него.

— Джолли вернулась одна и в несколько растрепанных чувствах, так что я счел необходимым выйти и проверить — может, она утопила тебя в пруду?

Лучше бы она утопила меня в пруду, подумал Артур Фергюсон.

Как он мог! Как он смел это сделать! Целовать ее, обнимать, зазывать в свою комнату — ведь у него же уже есть женщина, эта белокурая Лесли.

Нет, она знала, как скептически он относится к любви, к браку, но ведь всему есть предел! И где? В доме своего деда! В замке!

И что теперь ей делать? Артур вернется в любой момент, а она вовсе не уверена, что сможет спокойно смотреть на него после того, что произошло, так что ей надо бы уйти — но не хочется тревожить Мег и отца.

Джолли разрывалась на части, но тут ее неожиданно выручил старый Мак-Фарланд, громогласно возгласивший, что старикам нужно следить за режимом (тут он выпил залпом бокал шампанского), поэтому он объявляет последний вальс, который и станцует с самой красивой женщиной сегодняшнего дня. Прежде чем Джолли успела понять, почему это все с улыбкой глядят на нее, могучие руки Мак-Фарланда уже увлекали ее в вальсе по сверкающему паркету. В следующий миг Джолли услышала бодрый шепот старика:

— Улыбайся, глупышка, улыбайся гордо и независимо. Никогда не позволяй Мак-Фарланду понять, что он смог тебя победить.

— Но Мак Фарланд…

— Да, да, Мегги вышла тогда за Джона Фергюсона, неплохого парня, но Арчи родился Мак-Фарландом. Настоящим, не то, что все прочие. Вот только насчет женщин соображает медленно. Впрочем, и это он в меня. Моя последняя жена ударила меня сковородкой по голове — только тогда я окончательно понял, что влюблен и хочу на ней жениться.

Джолли хихикнула, но тут же вспомнила, что творила с Артуром сама. Господи, и после всего этого он зазывает ее в спальню? Что же это за штука такая, любовь?

— Горлица моя, я по глазкам вижу, что вы уже кое-что на нем испробовали. Да, он не сильно сообразителен. Будь я на сорок лет моложе, я бы уже делал вам предложение.

Она опять рассмеялась.

— Если бы вы были на сорок лет моложе, я бы согласилась не задумываясь.

Музыка смолкла, и хозяин замка одобрительно улыбнулся хрупкой девушке с рыжими волосами.

— Ты вольешь свежую кровь в наши жилы, солнышко! Спокойной ночи. Я уверен, что очень скоро мы снова встретимся.

Он поцеловал Джолли в щеку и помахал ей рукой. Джолли улыбнулась в ответ, хотя на сердце было тяжело. Они увидятся, конечно увидятся, на свадьбе, через две недели. Вот хорошо бы Артура не видеть, а старый Мак-Фарланд ей очень нравится…

Джолли обернулась и прямо-таки споткнулась о синие молнии, летевшие из глаз Артура. Он стоял возле самых дверей и смотрел на нее. Подумайте, злится! Он — злится.

Мег подхватила Джолли под руку и легко коснулась пылающей щеки девушки губами.

— Чудесный вечер! Как тебе мой отец? Фантастика, правда?

— Ода!

— Мы с Жюлем собираемся выпить бренди в библиотеке перед сном. Присоединишься к нам?

— Нет, Мег, спасибо. Я очень устала. Позовите с собой Артура. Судя по виду, он нуждается именно в бренди.

Джолли вылетела из комнаты, даже не посмотрев, последовала ли ее совету Мег. В большом холле она беспомощно огляделась, разглядывая четырё совершенно одинаковые лестницы, ведущие в четыре башни. Где же Северная башня?

Низкий голос, в котором явно звучала издевка, а еще гнев, раздался у Джолли за спиной, и она резко обернулась. Артур.

— Мечешься в надежде, что появится Брюс и проводит тебя до дверей спальни?

Что ему надо! Шел бы к своей белобрысой!

— Я просто пытаюсь понять, какая лестница ведет в Северную башню.

— Сверься с компасом. Вот эта — восток, эта — запад, эта — юг…

— Спасибо, достаточно. Прости, я была плохим бойскаутом…

Ее голос подозрительно дрогнул, и Джолли развернулась спиной к Артуру, намереваясь едва ли не бегом кинуться по своей лестнице.

— Джолли, я…

— Ой, Артур, как хорошо, что я тебя нашла! Я везде тебя искала.

Голос Лесли заставил ноги Джолли превратиться в желе. Она еле добралась до верхней ступени, присела там и потому расслышала почти весь их разговор. Теперь слезы текли сами собой.

— Я был здесь, Лесли.

— Я просто хотела сказать, что все было здорово, просто шикарно! Чудесный вечер, роскошная вечеринка.

— Рад, что тебе понравилось.

— А я рада, что мы познакомились.

Что за ерунда? О чем говорит эта женщина?

Джолли слегка нахмурилась сквозь слезы и отлепилась от стены. Размазывая остатки макияжа по щекам, она брела к своей спальне, размышляя над странными словами собеседников внизу.

Джолли была уверена, что Лесли приехала вместе с Артуром, она видела их вместе и поняла так, что Лесли и есть женщина Артура Фергюсона. Однако из разговора выходило, что они только здесь познакомились, а значит, Артур приехал сюда не е Лесли. Он один сюда приехал!

Тогда кто же его женщина?

А с чего ты вообще выдумала эту самую женщину, Джолли Лавернье? Только потому, что десять дней назад он сходил на ланч, после которого переменил свое решение относительно свадьбы Мег и Жюля? И ты, несчастная, решила, что повлияла на него некая женщина. Но если никакой женщины нет — кто же тогда повлиял на Артура Фергюсона?

Глава 13

Господи, когда уйдет эта утомительная женщина? Она говорит, и говорит, и говорит, словно не видит выражения его лица! Артур медленно закипал, слушая безостановочное щебетание Лесли. Единственное, что его интересовало в этой жизни и в данный момент, — Джолли. Он не мог забыть затравленное и несчастное выражение ее лица. Эго он с ней сотворил, он, мерзавец, своей грубостью, своими капризами…

А ведь он любит ее.

Любит… Странное слово. Странное чувство. Между прочим, Артур Фергюсон был уверен, что это чувство никогда не посетит тихую обитель его души. Он всегда предполагая, что любовь — это нечто раздражающее, бестолковое, суматошное и необъяснимое. Так оно и оказалось. Он понял это только что, целуя Джолли на террасе. Вся его жизнь идет кувырком из-за одной-единственной рыжей хулиганки.

И он этому очень рад.

Потому что помимо беспокойства любовь принесла еще и блаженство. Щенячий восторг при виде улыбки Джолли. Горделивую радость за ее успех на вечере. Тихую нежность при воспоминании о ее слезах…

Впервые в жизни Артур чувствовал себя целым. Джолли была его половинкой, той самой, которую все ищут, но находят только счастливцы. Он не понимал и половины того, что с ним происходит, но мечтал рассказать девушке о своих чувствах, потому что в глубине души был уверен, что она все поймет именно так, как надо.

Или не поймет?

Холодный ужас окатил его ледяной волной. Джолли не любит его! Там, на террасе, она изо всех сил пыталась освободиться из его объятий, убежала от него!

Что ему делать?

Брюс возник из тьмы коридора и мягко, но настойчиво взял Лесли под локоть.

— Я провожу тебя, Лесли.

Маргарет окликнула сына негромко и как-то особенно нежно. Артур медленно и задумчиво поднял на нее глаза.

Любила ли мать отца так же сильно, как он любит Джолли? Любит ли она сейчас так же Жюля Лавернье? Если это так, то он виноват перед ней. Сильно виноват. Все эти годы, все эти последние месяцы.

Мег улыбнулась.

— Мы с Жюлем собираемся выпить бренди на сон грядущий. Не присоединишься к нам?

Не дожидаясь ответа, она взяла сына под руку и увлекла его в библиотеку.

В камине уютно потрескивали дрова, от огня плыло тепло, однако Артур почти не замечал этого. Бренди, которое налил ему Жюль Лавернье, не имело вкуса.

Мысль о том, что Джолли не любит его, убивала, столь же тяжело было думать о том, как он виноват перед собственной матерью. Однако Мег смотрела на него без обиды, мягко и понимающе.

— Артур…

На самом деле Маргарет и Жюль очень волновались за сегодняшний прием, и нынешнее поведение Артура вызывало у них удивление. Они, честно говоря, ждали, что он выкинет что-нибудь неподобающее, будет язвить, демонстративно уйдет раньше всех, но вот он сидит с ними, тихий, потерянный, ушедший в себя. Мег была готова к чему угодно, только не к этому. Она привыкла считать сына эгоистичным и не слишком умным мальчишкой, который никак не хотел понять того, что он не имеет никакого права распоряжаться чужими жизнями. Джолли тоже так себя вела сначала, однако у нее хватило ума самой понять свою ошибку.

Артур медленно поставил нетронутый бокал бренди на стол и вздохнул, словно человек, пробуждающийся от долгого и крепкого сна. Он встал и положил руку на плечо Жюля Лавернье. Голос его прозвучал непривычно тихо и мягко:

— Я от всей души поздравляю вас обоих и желаю вам всего самого лучшего. Я надеюсь, вы действительно будете счастливы. Особенно ты, мама.

Маргарет почувствовала, как к горлу подступили слезы. Все эти годы, двадцать с лишним лет, Артур почти всегда называл ее только по имени. Мег. Не мама. Слезы полились из глаз, хотя она старалась удержать их. Артур быстро подошел к ней и обнял ее.

Столько лет она пыталась достучаться до него, докричаться, а он только отталкивал ее. Любовь к Джолли вернула ему разум и зрение, Артур понял, как глупо и эгоистично вел себя все эти годы, и ужаснулся этому. К тому же сейчас он прекрасно понимал, что никогда не переставал любить свою мать.

— Артур… ты сделал меня сегодня по-настоящему счастливой…

— Вот и будь счастлива, мама, ладно?

— А ты? Ты счастлив?

— Если и нет, то винить в этом мне стоит только себя самого.

— Но Джолли…

— Джолли — прелёстная и милая девушка.

Артур поднял голову и смело посмотрел в глаза Жюлю Лавернье. Знает ли отец Джолли? Неужели Артур чем-то себя выдал? Или его чувства очевидны? Но тогда… знает ли о них Джолли?

— Вы можете ею гордиться, Жюль.

— Когда она вылила на вас кастрюлю с белками, я уже не был в этом так уверен. Артур слабо усмехнулся.

— Я это заслужил. Она просто не стала скрывать своих чувств.

О да! Она — не скрывала. А вот он слишком привык сдерживаться, возможно, потому и потерял ее.

— Ладно. Уже поздно. Оставляю вас одних…

Хотя, впрочем, какое же это одиночество… Спокойной ночи.

Артур вышел из библиотеки, постоял немного посреди холла — и вдруг решительно взбежал по ступеням наверх. Ему казалось, он нашел правильный вопрос, Теперь дело было только за Джолли.

Ответа он не получил. Несмотря на его стук в дверь, ни единого звука не донеслось из комнаты девушки. Должно быть, она уже заснула.

Почему он так спешит поговорить с ней? Ждал же он тридцать с лишним лет, почему бы не подождать еще одну ночь! Подумаешь, не поспит! Только бы не запутаться в собственных мыслях…

Он столкнулся с Джолли в коридоре, ведущем из Южной башни. Она и не ложилась! При виде Артура она слегка шарахнулась назад и показалась ему очень испуганной.

Пусть только попробует опять сказать ей гадость! Одно грубое слово — и…

— Джолли? Ты что, все-таки потерялась?

Странно, тон был почти радостный. Ничего не значит! Артур Фергюсон способен на все.

— Позволь, я покажу тебе дорогу в твою спальню?

Зеленые глаза с нескрываемым подозрением впились в его лицо. Джолли нехотя буркнула:

— Вообще-то… Мег и папа приглашали меня выпить бренди, так что я подумала… Все равно бессонница…

Храбрость города берет. Она сама себе не верила насчет библиотеки в Южной башне, но что делать! Кто же знал, что Артур появится так неожиданно, из-за угла.

Он кивнул.

— Я только что от них. Мне показалось, им хочется побыть вдвоем.

Румянец окрасил щеки Джолли.

— Конечно… Как глупо с моей стороны!

— Пойдем, выпьем бренди со мной, а? В большой гостиной, у камина. Мне надо поговорить с тобой, Джолли…

Она едва не бросилась от меня бежать, с грустью отметил Артур.

Она едва не бросилась от него бежать, идиотка несчастная!

Спать она, конечно, не могла, потому что невозможно спать, не извинившись перед ним за свое дурацкое поведение на террасе. Ведь она думала, что Лесли — его подружка, а раз это не так… Короче говоря, Джолли не выдержала и отправилась к Артуру. Постучала в дверь, но ответа не дождалась. Единым духом представила, что он развлекается со своей девчонкой, потому и не открывает, и кинулась к себе, а теперь вот выясняется, что он был внизу, с папой и Мегги!

— С удовольствием, Артур.

Она подала ему руку, и они чинно спустились вниз. В гостиной было тепло и невероятно уютно. Огромный камин не только грел, но и освещал комнату, уставленную старинной мебелью. Здесь повсюду были фотографии, причем часть из них, несомненно, запечатлела Артура Фергюсона в самые разные моменты его жизни. Джолли с любопытством оглядывалась, пока Артур наливал бренди.

— Артур…

— Давай присядем…

Он подождал, пока она опустится на удобную кушетку, и сел рядом, Это всколыхнуло все чувства девушки с новой силой. Ей было почти физически больно сидеть с ним рядом, видеть его худощавое, красивое, чуть печальное лицо, встречать взгляд синих глаз…

Он задумчиво смотрел на огонь сквозь янтарный напиток в бокале, затем негромко произнес:

— Я думаю, тебя обрадует известие о том, что я помирился с мамой.

— Правда? Ой, Артур, это же замечательно!

Синие глаза неожиданно уставились прямо на нее, и Джолли почувствовала легкое головокружение.

— Да. С мамой я помирился, а теперь хочу помириться с тобой.

— Со мной?!

— Я испугал тебя или причинил тебе боль там, на террасе…

— О нет!

— Нет? Странно… Впрочем, все равно. Что-то я сделал неправильно, и это задело тебя. Я приношу свои извинения.

Громадные часы бухнули, и Джолли взвилась в воздух. Нервы были натянуты, словно струны. А вдруг кто-нибудь войдет сюда и увидит их? Что тогда подумают?

— Артур, ты не должен извиняться… Просто я думала, что Лесли Мидуэй… Что она твоя… твоя подружка, ну то есть, что вы вместе здесь, в замке. Вот я и…

— Что? С чего ты это взяла?!

Джолли нервно зашагала по комнате. Сидеть рядом с Артуром Фергюсоном было выше ее сил.

— Она же была с тобой, когда мы с Брюсом подошли. Потом сидела с тобой за столом. И ты в тот день передумал насчет свадьбы!

Артур глядел на нее дикими глазами. Опять начинаётся! Он ни слова не понимает. В какой день?

— Было понятно, что тебя переубедил человек, с которым ты обедал десять дней назад.

— Так. Ясно. Ты права. И ты решила, что это была женщина?

— Ну конечно! А что? Это не…

— Это был Джек. С ним я обедал десять дней назад. И он ржал надо мной, как скаковая лошадь после удачного заезда. А женщина все-таки была. Та самая, из-за которой я передумал.

— Я так и думала.

Артур поставил бренди на стол и подошел к Джолли. Теперь между ними было не больше трех дюймов.

— Это была ты, Джолли.

— Я?! Но…

— Джек и Брюс собирались на свадьбу. Они оба чертовски хороши собой и к тому же страшные донжуаны. А ты…

— Что «а я»?

Артур даже зажмурился на секундочку, а потом строго спросил:

— Что ты на самом деле делала в Южной башне?

— Искала тебя. Я слышала ваш разговор с Лесли, поняла, что была полной дурой, и отправилась извиняться.

— Почему?!

— По кочану! Так: что же «а я»?

Он выдержал настоящую борьбу с самим собой и выпалил:

— А ты — красивая, очаровательная, смешливая, сексуальная…

— Артур!

— …и я решил, что пойду на эту проклятую свадьбу, иначе два этих красивых урода ни на шаг не отойдут от женщины, которую я люблю!!!

Джолли смотрела на него, забыв даже вовремя дышать. Что он сказал? Про кого он это сказал? Она спит? Бредит? Плохо слышит?

— Вот теперь я тебя и вправду напугал…

— Я не испугалась. Повтори, что ты сказал.

— Пожалуйста. Я тебя люблю. Я не представляю себе иного счастья, чем просыпаться с тобой рядом всю свою жизнь, говорить с тобой, смеяться с тобой, ссориться с тобой, даже — если это необходимо — получать от тебя полную кастрюлю взбитых белков на голову!

— Я… Ты… Ты знаешь, что твоя бабушка ударила твоего дедушку сковородкой по голове, чтобы он понял, что любит ее?

— Что? Моя бабушка?! Истинная леди?!!

— Это точно.

Во взгляде Артура промелькнул живейший интерес.

— И что, сработало? Хотя, о чем я спрашиваю! Они жили совершенно счастливо в течение пятидесяти лет! Джолли, душа моя, скажи, неужели ты все это проделывала со мной, потому что любишь меня?

Она расхохоталась, и в комнате сразу стало светлее.

— Не совсем так. Вернее, не потому, что я люблю тебя. Я просто тогда не понимала, чем же ты меня так выводишь из себя.

Артур в тревоге ждал продолжения. Если мужчина вызывает у женщины столь сильную ярость, значит ли это, что…

— Артур Фергюсон! Я влюбилась в тебя по уши, до смерти, до потери пульса и разума! Я люблю тебя.

— Джолли Лавернье, я влюблен в тебя еще сильнее, в чем и признаюсь. Я люблю тебя! Ты выйдешь за меня замуж?

Джолли со свистом втянула воздух.

— Ты уверен, Артур? Брак… Может, сначала стоит проверить чувства?

Ее голос предательски дрогнул на этих словах, но голос Артура был тверд.

— Нет. Нечего проверять. Я уже все понял. Любовь — это когда волшебно, бестолково, горячо, невыносимо, сладко, больно, блестяще, тихо, вполголоса, на всю катушку, это когда звезды днем и солнце ночью, когда летишь ввысь и ловишь радугу за хвост, а ангелы смеются на небесах…

Он прервал сам себя, привлек Джолли к себе и нежно поцеловал в губы. Впрочем, поцелуй был нежным и робким только полторы секунды. Потом мир вокруг взорвался, и влюбленные провалились в черную дыру, в которой было не страшно, а очень хорошо, так хорошо, что хотелось плакать и смеяться одновременно…

Джолли понятия не имела, сколько веков прошло с тех пор, как Артур Фергюсон заключил ее в объятия и стал целовать. Наконец он с трудом оторвался от ее губ и произнес, чуть запыхавшись:

— Мне кажется, я влюбился в тебя с первого же мига нашей встречи… Джолли хихикнула.

— Не верю. Я кричала на тебя. Я рыдала. Я ужасно выглядела!

— Что ж, слезы сделали тебя только милее… А когда ты улыбаешься — у меня дыхание перехватывает, честное слово. Ты выйдешь за меня, рыжая?

— Ода!

— А когда? Скоро?

— Очень скоро.

Она все еще не могла поверить, что ее обнимает человек, которому она хочет принадлежать вся без остатка, всю свою жизнь!

— Я все еще не верю, Артур… Я обещаю, слышишь, клянусь, что никогда больше не ударю тебя, и взбитые белки не вылью на голову, и…

— Солнышко, не обещай того, что не в силах выполнить. Кстати, я теперь понимаю, что часто поступал так, что у тебя просто не было другого выхода. Ты действовала… ммм, инстинктивно. Я люблю тебя, моя дикая рыжая Джолли, моя ясная девочка! Я уверен, что очень скоро ты подаришь мне близнецов — а, скорее всего, тройняшек, зная твою непредсказуемость, — и я очень этому рад! С этого мы начнем.

Джолли тихо засмеялась, прижимаясь к его груди. Судя по всему, жизнь с Артуром Фергюсоном обещала массу интересных вещей…

Эпилог

Старый Хью Мак-Фарланд отложил книгу и потянулся, глядя на закат. Под рубашкой волной прокатились могучие мускулы. Он встал и подошел к перилам каменной террасы, окружавшей средний ярус величественного замка Гленнакорах. Внизу расстилался изумрудный луг. Никаких газонов! Только англичане могли выдумать стричь вольную траву, словно это новобранец или больной тифом!

Внизу раздался многоголосый вопль. На лужайку перед домом выкатились Три Шотландских Дьяволенка, пяти лет от роду. Все трое были равномерно покрыты слоем грязи и пыли, у каждого в руках был меч, любовно вырезанный их прадедом из букового полена, в волосах, отливающих боевой медью, торчали пестрые перья настоящих белоголовых орлов (индюшка Пегги до сих пор жалобно клокотала на птичьем дворе, жалуясь на свою горькую судьбу).

Они остановились, как по команде, задрали рыжие головенки и одарили старого Мак-Фарланда сиянием сине-зеленых глаз. Старик помахал им со стены, и мальчишки с гиканьем помчались прочь.

Мак-Фарланд смеялся. Негромкий звук за его спиной заставил старика обернуться. В еле-дующее мгновение он уже подбрасывал высоко в воздух двух оглушительно хохочущих девчушек лет трех. Излишне говорить, что и удравшие индейцы, и хохочущие девчонки были похожи, словно горошины из одного стручка.

Высокая, стройная женщина, улыбаясь, вышла на террасу и остановилась в отдалении, глядя на возню патриарха Гленнакораха со своими правнучками.

— Папа, ты их балуешь.

— Мег, девочка, не говори глупости! Эй, горлицы мои, летите-ка к бабушке Мегги! Хватит ей играть молоденьких девиц, пора побыть бабушкой. А где Солнышко?

— Папа, я как раз хотела тебе сказать… Я очень волнуюсь, мне кажется, они с Артуром ссорятся.

— Опять? Последний раз это закончилось двойней. Кого ждем теперь?

— Папа! Это серьезно! Они же в оружейной комнате!

— Ничего, у Мак-Фарландов крепкая голова. А, вот и они. Арчи, внучек, почему ты держишься за плечо? Солнышко, ты промахнулась?

Старый Мак-Фарланд легко подхватил свою миниатюрную внучатую невестку на руки, и Джолли Фергюсон весело рассмеялась.

— Нет, он сам упал. Я сказала, что у нас будет мальчик, а Артур удивился, почему только один.

— Я не удивился, я просто не поверил.

— Кто-нибудь знает, где мой муж?

— На кухне, где же еще…

— Дьяволята, ау! Найдите дедушку Жюля и скажите, что у нас скоро будет еще один братик.

— Горлицы мои, не прыгайте так по своему прадедушке, он уже старенький…

— Папа!

— Дед!

— А ну, кто первый добежит до озера?!

— Дед!

— Папа!

Солнце садилось за меловые горы. Завтра оно встанет опять. И послезавтра. И еще, и еще…

Потому, что солнце вечно. Потому, что любовь бесконечна. Потому, что счастье — для всех.