/ Language: Русский / Genre:love_short

Я дождусь...

Элизабет Хардвик

Гордая, независимая Сьюзен превыше всего ценит долг и ответственность, готова ради этого на любые жертвы. Того же требует и от близких людей. Каково же было ее потрясение, когда она узнала, что чуть было не разрушила счастье сестры! По-новому взглянуть на жизнь, относиться к себе и окружающим более снисходительно научил ее Эдвард. Преуспевающий бизнесмен, наслышанный о Сьюзен как о властной и расчетливой хозяйке отеля, он сумел за внешней сдержанностью разглядеть в ней ранимую, страстную и удивительно щедрую натуру. Это история о любви-соперничестве двух сильных людей. До последней страницы трудно предположить, чем завершится напряженная психологическая коллизия, сумеет ли Эдвард завоевать строптивую Сьюзен.

Элизабет Хардвик

Я дождусь

1

Сьюзен огляделась по сторонам: руки чесались сделать что-нибудь полезное — что-нибудь, что относится к ее прямым обязанностям. Например, расстелить Эдварду Каллигану постель. Никто из обслуживающего персонала отеля не удивился бы, узнав, что хозяйка лично захотела позаботиться о комфорте и уюте высокого гостя. Она всегда интересовалась всем, входила в каждую мелочь, касающуюся любимого дела.

Кровать в номере люкс была двуспальная, но при желании на ней могли устроиться все десять человек. Сьюзен откинула с одной стороны тяжелое верхнее покрывало и уголок покрывала нижнего, из более мягкой ткани. Интуиция подсказывала ей, что Эдвард проведет эту ночь не один. Стало по-женски жаль невесту, которой он изменял накануне свадьбы. Она откинула покрывало и с другой стороны. Волна негодования снова захлестнула ее: двойная жизнь, которую вел этот мужчина, говорила о его нечистоплотности, двуличии, отсутствии моральных принципов. А если Каллиган лицемер в отношениях с женщинами, то кто поручится, что он не использует запрещенные приемы и в бизнесе? В общем, она решила не терять бдительности и выяснить истинную причину, по которой он собирается гостить в отеле столь продолжительное время.

Проходя мимо шкафа, Сьюзен вздрогнула, на лбу выступил холодный пот. Боже, неужто это она, рассудительная взрослая женщина, только что провела здесь томительные полчаса, каждую минуту умирая от опасения, что вот сейчас дверца откроется и…

Что я делаю? — думала Сьюзен полчаса назад, цепенея от страха и одновременно сознавая всю нелепость происходящего. Ситуация, в которой по иронии судьбы она оказалась, скорее напоминала фарс, чем размеренные будни владелицы респектабельного отеля. Она словно участвовала в одной из тех старомодных комедий, что время от времени еще крутили по телевизору. Сьюзен снисходительно посмеивалась, когда герои по ходу действия прятались в бутафорских шкафах. Однако сейчас это совсем не казалось смешным — другого выхода у нее просто не было.

Звук приближающихся шагов лучше любого суфлера напомнил о том, что жилец люкс-апартаментов Эдвард Каллиган возвращается в свой номер. Убежищем Сьюзен стал платяной шкаф, в духоте которого витал запах сухих цветов и дорогого мужского одеколона. Конечно, она могла бы никуда не прятаться, а встретить постояльца с невозмутимым видом, но, услышав щелчок замка, запаниковала, не придумав вразумительной причины, почему оказалась в закрытом номере своего гостя. Да, но объяснить, с какой стати я сижу в его гардеробе среди роскошных костюмов из английской шерсти, будет еще труднее, иронизировала Сьюзен, уже не зная, плакать ей или смеяться. Позволить втянуть себя в такую авантюру! Только моя сестра способна подбить на такое.

А ведь, казалось, они правильно рассчитали время, когда можно незаметно побывать в номере Эдварда. Еще утром, во время регистрации, он просил ужин в номер не подавать, пожелав спуститься в общий зал ресторана. Сейчас было восемь вечера. Все гости уже привели себя в порядок, и наслаждались вечерним аперитивом. Что же ему понадобилось в номере? — недоумевала Сьюзен. Может быть, забыл что-нибудь в кармане пиджака и через секунду с позором изгонит меня отсюда? Надо было прятаться в ванной, хотя там было бы еще меньше шансов остаться незамеченной.

В ковровом покрытии с длинным ворсом, которым был устлан пол спальни, тонули все звуки, поэтому Сьюзен даже вздрогнула от неожиданности, когда сквозь узкую щель совсем близко увидела начищенные до блеска туфли Каллигана, черного цвета и очень элегантные. Сьюзен подумала, что туфли сделаны на заказ, и эта мысль вызвала у нее раздражение. Черные брюки тоже выглядели безупречно. Больше ничего нельзя было разглядеть, потому что дверцы шкафа были приоткрыты лишь немного.

Впрочем, в этом не было необходимости — после утреннего разговора Сьюзен уже имела представление о внешности этого мужчины. Каллиган был очень хорош собой, хорош настолько, что заставлял трепетать сердца представительниц прекрасного пола в возрасте от шестнадцати до шестидесяти лет. Девушка вспомнила, как он, небрежно облокотившись о стойку регистрации, не отрываясь смотрел на нее своими пронизывающими голубыми глазами. Но в них отражалось скорее равнодушие, чем искренний интерес к ней или окружающему миру, У него был прямой нос с небольшой горбинкой, красиво очерченный чувственный рот, волевой подбородок, придававший лицу законченность и некоторую надменность. Густые каштановые волосы — несколько длиннее, чем обычно носят мужчины, — были небрежно зачесаны назад, открывая высокий благородный лоб.

Интересно, как этот невозмутимый модник поведет себя, обнаружив меня здесь, усмехнулась про себя Сьюзен. И на какую-то долю секунды ей даже захотелось, чтобы это случилось.

— Располагайся, дорогая, — громко сказал Каллиган. — Через минуту я присоединюсь к тебе, мне нужно позвонить.

— Кому? Глэдис? — послышался глубокий женский голос. Дама манерно растягивала слова.

— Да, — сухо ответил Эдвард.

Господи, он не один! — только и успела подумать Сьюзен, как снова зажурчал женский голосок.

— Бедняжка Глэдис! Она бы, наверное, расстроилась, узнав, что мы здесь вдвоем.

— Тебя это очень волнует? — спросил он с издевкой.

— Да нет, не особенно.

— Я тоже так думаю. Лучше выпей чего-нибудь, пока я разговариваю. Там справа маленький бар.

— Хорошо, дорогой. Только, пожалуйста, недолго, я просто умираю от голода, — сказала дама одновременно и кокетливо, и настойчиво.

Ну наконец-то они вспомнили об ужине, вздохнула с облегчением Сьюзен. Она уж было решила, что оказалась в совсем незавидном положении. Подумала, будто Эдвард Каллиган привел сюда эту женщину, что называется, поразвлечься. Как бы она чувствовала себя, запертая в тесном шкафу напротив кровати и вынужденная наблюдать то, что люди обычно скрывают от чужих глаз?

Эдвард закрыл за собой дверь спальни и присел на кровать с телефоном в руках. Даже строгий вечерний костюм не мог скрыть его атлетического телосложения. Густые пряди темных волос касались белоснежного воротничка. Если бы Сьюзен так не волновалась, не дрожала от страха каким-нибудь неловким движением выдать свое присутствие, то смогла бы признать неоспоримый факт: Эдвард Каллиган был одним из красивейших представителей сильной половины человечества. К сожалению, девушке было совсем не до его неотразимой внешности. Все силы уходили на то, чтобы унять нервный озноб, и единственное, чего ей хотелось, — чтобы кроме нее в этом номере не было ни одной живой души.

В это мгновение в поле зрения Сьюзен попал предмет, ради которого она, собственно, и пришла. Возле тумбочки стоял дорогой, туго набитый портфель. И нужно-то было всего ничего — мельком просмотреть его содержимое, чтобы убедиться, насколько их с сестрой подозрения верны. Кто бы мог подумать, что все так осложнится! У Мелани, младшей сестры Сьюзен, помимо общей, была еще и личная причина интересоваться приездом Эдварда Каллигана. Это в конечном итоге и решило вопрос о том, кому идти в тыл неприятеля. Сейчас, когда дело непредвиденно осложнилось, Сьюзен благодарила небеса за то, что настояла на своем. И хотя она очень любила сестру, ей было совершенно ясно, как Мелани поведет себя в критической ситуации. Не в состоянии выдержать напряжения, Мел предпочла бы сдаться, а что самое ужасное — призналась бы, зачем проникла в номер.

— Алло, Глэдис! — Видимо, Эдвард Каллиган услышал знакомый голос на другом конце провода. Он пододвинулся к середине кровати, лег и с видимым удовольствием вытянул ноги. Ботинки он при этом не снял, и Сьюзен, тут же это отметив, причислила Каллигана к той породе людей, которые наплевательски относятся к чужой собственности и в гостиницах ведут себя по-свински.

— Да, я снова в Лондоне и прекрасно помню, что свадьба через неделю. Знаешь, я ценю твою иронию, но приглашение высылать мне не надо. — По ходу разговора лицо Эдварда становилось все более мрачным, а в голосе появился металл. — Как непосредственный участник торжества, я отлично знаю, во сколько и где именно оно состоится. Организуй все с присущей тебе педантичностью, а я обещаю быть в нужном месте в нужное время, по правую руку от тебя.

Оказывается, Каллиган на днях женится! Хорош, нечего сказать. В соседней комнате томится «дорогая», с которой он собирается ужинать, а потом бог знает еще чем заниматься… И ему хватило наглости звонить невесте и беседовать о предстоящей свадьбе! А что еще интереснее, похоже, обе дамы не избалованы ни его нежностью, ни уважением. Нельзя сказать, чтобы Сьюзен очень потрясло это открытие. Все, что она услышала, вполне соответствовало ее мнению об этом человеке. Мужчины такого типа, расчетливые и эгоистичные, встречались на ее жизненном пути, и она относилась к ним с нескрываемой неприязнью.

— Ну ладно, — тяжело вздохнув, Эдвард немного смягчился. — Мне тоже очень жаль. Согласен, что такое отношение никуда не годится. И я тебя люблю. Береги себя. Увидимся на следующей неделе. — Он положил трубку на рычаг, закинул руки за голову и глубоко задумался. Нахмуренный лоб и сузившиеся глаза придали его лицу таинственное выражение. Внезапно он громко чихнул, потом еще и еще. Встал с кровати, чем-то жутко недовольный и раздраженный.

Слушая, как Эдвард Каллиган говорил со своей невестой, Сьюзен немного успокоилась и даже стала размышлять о взаимоотношениях влюбленных. Ей всегда казалось, что накануне свадьбы жених и невеста обычно ни дня не могут провести друг без друга, а Эдвард, похоже, не горел желанием поскорей увидеться со своей возлюбленной. Все это было так странно.

Когда Сьюзен снова отыскала глазами мужчину, верхняя часть его фигуры оказалась скрытой от нее створками гардероба. Минуту или две он стоял неподвижно, о чем-то раздумывая. Наконец сдвинулся с места, и Сьюзен вздохнула с облегчением. Правда, радость ее была преждевременной, потому что Эдвард наклонился и, взяв портфель, направился к выходу. Вот почему я не могла найти портфель, догадалась Сьюзен. Очевидно, он никогда не расстается с ним, везде носит с собой, чтобы никто…

Не успела девушка додумать свою мысль, как вдруг от страха у нее перехватило дыхание. У самой двери Эдвард Каллиган внезапно развернулся и пошел по направлению к ее убежищу. Руки и ноги Сьюзен обмякли, и неприятный холодок пробежал по спине. Он забыл что-то в кармане пиджака. Сейчас он откроет шкаф, и я пропала!

— Дорогой! — раздался недовольный женский голос и настойчивый стук в дверь. — Если мы сейчас же не выйдем, то просто-напросто опоздаем.

— Иду, — отозвался Эдвард Каллиган.

Он стоял почти вплотную к шкафу. Нервы Сьюзен были на пределе, восприятие настолько обострилось, что она почувствовала тепло его дыхания. Все жизненно важные процессы ее организма как будто приостановились, она замерла, предчувствуя опасность. Холеная, безупречной формы рука мужчины потянулась к полированной дверце.

Все, я проиграла, обмерла Сьюзен. Теперь надо хотя бы достойно выйти из положения. Но что же сделать? Что сказать? Может быть, вообще ничего не объяснять? Увидев меня, он непременно захочет пригласить администрацию, но я же, собственно, и есть администрация. Тогда он, как человек цивилизованный, вызовет полицию, и, когда я расскажу, что хотела всего ничего — порыться в его личных бумагах, меня отправят куда следует и по-своему будут правы.

Факты, как известно, упрямая вещь. Эдвард Каллиган — очень крупный предприниматель. Ни полиция, ни тем более он сам не поверят, что она хотела найти лишь документы, касающиеся ее семьи. Если, конечно, таковые вообще существовали, в чем она сильно сомневалась.

Во всем виновата сестра. Это она забила тревогу, когда несколько дней назад в отель позвонил секретарь и попросил зарезервировать номер люкс для Эдварда Каллигана на неопределенно долгое время. Насколько продолжительным будет это время, по словам секретаря, зависит от того, "как дела пойдут". Исходя из этого, Мелани почему-то решила, что Каллиган собирается перекупить их отель. Год назад Эдвард был гостем на свадьбе Мелани и Дэвида. В тот праздничный день у них состоялся разговор о гостиничном бизнесе. Рассказ счастливой невесты о том, как хорошо у них идут дела, произвел на Каллигана сильное впечатление, и он поделился с ней своими планами стать совладельцем одного из отелей.

За последнее время все очень изменилось. Огромные расходы, связанные с перепланировкой и расширением помещений гостиницы, грозили настоящей катастрофой, потерей всего. Необходимо было срочно что-то предпринять, чтобы исправить положение. На фоне этих переживаний Мелани вбила себе в голову, что Эдвард Каллиган во что бы то ни стало решил воспользоваться случаем и заполучить их собственность.

Подозрения сестры казались Сьюзен неубедительными. Вряд ли небольшой особняк, рассчитанный всего на семнадцать спален, мог заинтересовать человека, привыкшего играть по-крупному. Но ситуация осложнялась еще и тем, что Мелани и ее муж расстались чуть больше месяца назад.

Дэвид как член семьи был прекрасно осведомлен о состоянии семейного бизнеса. Он мог просто поделиться с Каллиганом конфиденциальной информацией о возможном банкротстве сестер. Заодно Мелани хотела выведать у Каллигана, не начал ли Дэвид дело о разводе. Образовался целый клубок интриг, и Сьюзен ничего не оставалось, как решиться тайком проникнуть в номер Каллигана. Делала она это исключительно ради душевного спокойствия младшей сестры. Вздумай Сьюзен отказаться, Мелани пошла бы сама, а, принимая во внимание ее эмоциональное состояние после размолвки с мужем, это было рискованно. Сьюзен была уверена, что Мел и Дэвид смогут преодолеть несходство характеров и разногласия. Но если бы сестру застали за тем, что она обыскивает личные вещи школьного приятеля своего мужа, все бы чрезвычайно осложнилось.

А может, Мел недалека от истины, и Каллиган действительно хочет заполучить отель? Недаром же он повсюду таскает за собой портфель. Но даже если это так и он настолько непорядочен, что готов воспользоваться чужой бедой, ему придется попотеть. Я не намерена сдаваться и буду бороться до конца. Я вложила в этот отель всю душу, в нем моя жизнь. Сьюзен разволновалась, а Эдвард все стоял в нерешительности рядом с гардеробом. И вдруг он опять чихнул, потом еще раз, да так, что пришлось идти к туалетному столику, чтобы взять из специальной коробочки салфетки. Сьюзен вспомнила, что он чихал еще утром. Похоже, простудился, бедняга.

Не переставая чихать, Эдвард подошел к двери спальни и распахнул ее. В проеме Сьюзен увидела стройные женские ножки в шелковых чулках. Разглядеть ее фигуру целиком не удавалось.

— Ты не заболеваешь? — обеспокоенно спросила женщина.

Он отрицательно покачал головой.

— Что-то поздновато для сенной лихорадки. Надеюсь, у тебя аллергия не на меня? — пошутила она, но в ее смехе Сьюзен почудился оттенок обиды.

— Нет, уверен, что не на тебя. — Ответ прозвучал убедительно. — Пойдем наконец ужинать. Мы и так бестолково потратили полвечера. Но наверстать упущенное ведь никогда не поздно. Правда, дорогая?

Женщина смущенно засмеялась, и ее смех еще некоторое время доносился из коридора, пока они не вошли в лифт. Сьюзен выждала минут пять, чтобы дать им достаточно времени спуститься в ресторан, и только потом уже раскрыла створки своего убежища. Проклятый шкаф! Она была сама себе противна, когда наконец выбралась из тесного деревянного ящика.

Резким, нетерпеливым движением она откинула назад тяжелую копну огненно-рыжих волос, и они рассыпались непослушными прядями по ее плечам. Пышная челка едва касалась красиво очерченных бровей, которые обрамляли сияющие глаза удивительного изумрудного цвета. Ростом Сьюзен была выше среднего и, просидев полчаса согнувшись в три погибели, теперь с удовольствием выпрямила спину, расправила затекшие плечи, встала на цыпочки и потянулась. Сейчас, когда все неприятное было позади, ей стало смешно. Она шла сюда, чтобы избавить Мелани от позора, а сама чуть не попала впросак.

В результате своей неблаговидной операции Сьюзан сделала вывод: по какой бы причине Эдвард Каллиган ни находился в ее отеле, он вряд ли станет разбрасывать вокруг или оставлять в карманах пиджаков бумаги, порочащие его репутацию. А вот если ее, Сьюзен, застанут в номере за обыском его одежды или портфеля, который он все-таки унес, могут возбудить уголовное дело. Глупо было и приходить сюда, не придумав хоть какой-нибудь причины. Правда, теперь, когда никакой опасности не было, ее так и подмывало пошуровать в его вещах.

— Ну как, что-нибудь нашла? Что-нибудь по поводу развода? — спросила Мелани, когда Сьюзен спустилась в холл. В ее вопросе слышались нетерпение, страх, надежда на лучшее. На первый взгляд, ничто не говорило о кровном родстве этих двух женщин. Младшая пошла в мать. Небольшого роста, хрупкая, почти прозрачная бледная кожа и короткие светлые волосы — все это делало ее похожей на девочку-подростка. Сьюзен, напротив, была копия отца. Рыжеволосая, пышущая здоровьем красавица. Волевая, с характером, полная жизни. Сестры перешли в уютную гостиную, которая была их рабочим кабинетом и комнатой отдыха одновременно. Она была спроектирована так, что находилась в самом дальнем отсеке здания, чтобы администрацию понапрасну не беспокоили.

— Объясняю еще раз. — Терпение Сьюзен было на исходе. — Я ничего не нашла, потому что в шкафу было темно. А если серьезно, подумай сама, Мел, — Эдвард Каллиган птица слишком высокого полета, чтобы кто-то мог поручить ему вести своибракоразводные дела или за чем-то посылать в наш отель. И твой Дэвид даже на правах школьного друга вряд ли решился бы на такое. Каллиган из тех людей, которые и пальцем не шевельнут, если это им не выгодно. А что ему до тебя и Дэвида?

Сьюзен на секунду задумалась, и перед ее глазами, словно освещенное вспышкой фотокамеры, мелькнуло надменное лицо Эдварда. Кто бы мог подумать, что этот вчера еще чужой и чуждый ее семье человек теперь полностью овладел ее мыслями. Она попыталась переключиться истала увещевать сестру:

— И вообще, почему ты все время говоришь о разводе? Вы с Дэвидом всего лишь поссорились, сомневаюсь, что дело дойдет до развода. — Она краем глаза глянула на сестру — та была явно разочарована. — Потом, ты ведь не думаешь, что Каллиган поселился у нас только из-за тебя. Помнится, ты подозревала его еще кое в чем.

— Да, он, кажется, хочет заняться гостиничным бизнесом. — Мелани сделала неопределенный жест рукой, на которой сверкнули два дорогих ее сердцу кольца. Одно, украшенное сапфиром и россыпью маленьких бриллиантов, в массивной золотой оправе, Дэвид подарил ей, когда они объявили о помолвке. Второе, обручальное, было более строгим и изысканным. — И я думала, что, если у Каллигана в номере обнаружатся какие-нибудь бумаги, касающиеся нашего отеля, значит, он недавно виделся с Дэвидом и они что-то затевают, — сказала Мел.

— Похоже, мне все ясно, — медленно произнесла Сьюзен.

Приятная усталость охватила ее тело. Вечера были благодатным временем для нее и сестры. Суета и дневные заботы отступали. Зал ресторана и бар были полны гостей. Удовлетворенные хорошим ужином, благожелательные и добродушные, они словно излучали хорошее настроение. Кто-то решил прогуляться по городу, насладиться тишиной живописных старинных улиц, переулков и маленьких площадей этого местечка невдалеке от шумного Лондона. Но Эдвард Каллиган и его спутница остались и продолжали сидеть за столиком, увлеченные беседой.

— Дорогая Мел, — снова заговорила Сьюзен, — поверь, Дэвид не собирается разводиться с тобой. Он любит тебя и всегда любил. Ваши амбиции и разногласия — явление временное. Главное, что весь этот год вы были счастливы вместе. Я твоя сестра и никогда не стану убеждать тебя в том, чему сама не верю. Я чувствую, что все у вас наладится. — Но Мелани, казалось, ничто не могло убедить. Она по-прежнему сидела с напряженным, взволнованным лицом. — Хорошо, Мел, — продолжала Сьюзен, стараясь сохранять спокойствие. Если ты так уверена, что Эдвард и Дэвид за последние четыре недели встречались и о чем-то договорились, подойди и спроси у него об этом сама. Ты ведь знаешь его, не так ли?

— Да, знаю, но это не совсем удобно. Мы виделись всего один раз, на свадьбе. Вдруг он уже забыл меня? Он вечно занят, держит кучу всякой информации в голове, для меня там вряд ли найдется местечко. Даже Дэвид видится с ним очень редко. Кстати, он ведь когда-то работал на Каллигана и до сих пор вспоминает это время с удовольствием и даже ностальгией… Слушай! — вдруг встрепенулась Мелани. — А может, ты спросишь? — Она сделала умоляющие глаза и кокетливо прикусила нижнюю губу. — Ты такая раскрепощенная, общительная…

— Но я же незнакома с ним! — возмутилась Сьюзен. — Если помнишь, меня не было на твоей свадьбе по той простой причине, что в последнюю минуту меня увезли в больницу с приступом аппендицита.

— Но я же хотела перенести свадьбу, — попыталась оправдаться Мел.

— Да я не обвиняю тебя, а просто объясняю. К тому же свадьба — это прежде всего праздник для двоих любящих людей. И ее не отменяют, если кто-то из гостей не может на ней присутствовать.

— Ты не кто-то, ты моя сестра, — разгорячилась Мелани.

— Да, я твоя сестра и поэтому хочу, чтобы у тебя было меньше проблем и разочарований. В тот день я очень просила Дэвида не отменять торжества, зная, с каким нетерпением ты ждала его.

— Он не должен был слушать тебя. Что за манера решать все за моей спиной?

— Слушай, Мел, мы не о том говорим. Какая разница, кто был, а кто не был на твоей свадьбе год назад, если сегодня речь идет о разводе. О Господи, Мел, я не то хотела сказать. Прости меня! — спохватилась Сьюзен, но было уже поздно. Мелани побледнела, ее губы дрогнули, а на глаза навернулись слезы.

Сьюзен отлично знала за собой способность ляпнуть что-нибудь в неподходящий момент. Не потому, что она была злой или нетактичной, просто это было сильнее ее. Ситуация вдруг выходила из-под контроля и неизбежно приводила к неприятным последствиям. Возможно, это было одной из причин, почему Сьюзен в свои двадцать семь лет все еще оставалась незамужней. Как любила повторять ее мать, еще не родился тот мужчина, который бы хотел, чтобы у жены был такой острый и длинный язык. А чтобы, образно выражаясь, подкоротить этот язычок, у них у всех кишка тонка.

— Ну не обижайся, Мел. — Неприкрытая нежность зазвучала в голосе Сьюзен. — Просто пойми меня. Мы с Каллиганом совсем незнакомы, и я буду выглядеть невоспитанной дурой, если подсяду к его столику и стану с пристрастием допрашивать, кто он, да что делает в нашем отеле.

Мелани мало-помалу успокоилась и продолжала настаивать на своем:

— Ну, Сюзи, ты же со всеми гостями такая приветливая. Умеешь так расположить к себе, что через пару минут они начинают чуть ли не исповедоваться перед тобой.

В принципе, так на самом деле и было, но Сьюзен чувствовала, что Эдвард Каллиган совсем не похож на тех мужчин, которые останавливаются у них. Он даже не посмотрит на меня, лишь напомнит, что я не журналистка, а администратор, и должна выполнять свои прямые обязанности, вздохнула про себя Сьюзен. И я ничего не смогу ему возразить. Кроме того, мои вопросы могут насторожить его, и тогда нам с Мелани уж точно не удастся ничего разузнать. Да, он крепкий орешек… Девушка уже было отчаялась, как вдруг ее осенило.

— Слушай, Мел, я придумала, что нам делать. Вернее, что ты должна сделать. Пригласи Эдварда Каллигана на обед, а на обеде будем присутствовать мы обе. Ведь это гениально, правда? Но пригласить должна именно ты, потому что ты его знаешь, а я нет. — Мелани попыталась протестовать, но Сьюзен не давала ей раскрыть рта. — Мел, ведь это невежливо: он был на твоей свадьбе, он сидел за одной партой с твоим мужем, а ты до сих пор не подошла и не пожала ему руку, Я понимаю, что ты немного стесняешься, даже побаиваешься его! Увидишь, он с удовольствием примет приглашение, но только от тебя, а не от меня, которую знать не знает. И потом, твоя совесть чиста. Ты же не пряталась в его шкафу, как я, и не оказалась в самой гуще его интимных проблем. Мне сейчас и в глаза-то ему стыдно смотреть. Хочешь — верь, хочешь — не верь, но я чувствую себя перед ним виноватой.

Последний аргумент против идеи Сьюзен, за который ухватилась Мелани, звучал так:

— Сомневаюсь, что он долго пробудет у нас. Такой человек может за полчаса собраться и уехать на другой край света.

— Вот и приглашай его на завтра, на вечер, не сдавалась Сьюзен. Она порывисто встала, провела ладонями по бедрам, чтобы разгладить узкую черную юбку, которая заканчивалась ровно на середине колена. — Ну ладно, ты думай, а я пойду в холл и займусь делами. Но учти, будущее твоего брака процентов на семьдесят зависит от предстоящего обеда. — Сьюзен придирчиво оглядела себя в старинном зеркале, подмигнула через плечо сестре и вышла. Она понимала, что ее последняя фраза была больше похожа на провокацию, но цель в конечном итоге оправдывала средства.

В это время суток у конторки регистрации было относительно спокойно, и Сьюзен воспользовалась передышкой, чтобы разобрать накопившуюся документацию. Возиться с бумагами всегда казалось ей утомительным занятием, но избежать этой рутины было невозможно.

До недавнего времени отелем занимались их родители, но два года назад у отца случился инфаркт, и было решено взять небольшой тайм-аут. По настоянию врачей мать поспешила отправить мужа на отдых в Испанию. Так постепенно отель перешел в руки сестер. Управлять любым бизнесом вообще непросто, а здесь нужно было с ходу, не докучая персоналу расспросами, освоить все премудрости гостиничного дела. Они постоянно должны были за чем-то следить, что-то заказывать, и времени на личную жизнь, друзей и развлечения почти не оставалось.

— Добрый вечер, Сюзи, — услышала она знакомый мужской голос с приятной хрипотцой. — Интересно, ты когда-нибудь отдыхаешь?

Вопрос был на удивление созвучен ее невеселым мыслям, поэтому она не нашла в себе сил ответить Норману своей обычной приветливой улыбкой. Он был шеф-поваром ресторана. Настоящий мастер своего дела, виртуоз по части приготовления самых сложных и экзотических блюд, Норман к тому же был человеком честным и легким в общении. Их ресторан обслуживал не только постояльцев, но и всех желающих, что приносило отелю существенную прибыль. За шесть месяцев работы Норман полностью сменил штат обслуги и скрупулезно отобрал помощников по кухне. Благодаря ему у Сьюзен работали только профессионалы. Ресторан стал модным, и жители города, иностранные туристы и прочие любители вкусно поесть с удовольствием приезжали сюда, чтобы отведать блюда от шеф-повара.

— Не так часто, как бы хотелось, — печально ответила Сьюзен и, подперев щеку ладонью, посмотрела Норману в глаза. Он был одним из тех немногих мужчин, на которых она могла смотреть снизу вверх, даже надев туфли на высоких каблуках. Высокий, стройный кареглазый блондин, он был по-мужски красив. Много раз Сьюзен задумывалась над тем, почему, имея такие таланты, Норман работал у нее и, судя по всему, уходить не собирался. Хотя иногда ответ на этот вопрос становился очевиден.

— Сюзи, я хочу, чтобы ты приняла мое приглашение пойти завтра куда-нибудь вместе. Знаю, что вечером ты свободна.

Девушка почувствовала себя неловко. Это был не первый раз, когда Норман приглашал ее провести с ним вечер, а она всегда отказывала. И не потому, что ей не хотелось, наоборот, она бы с радостью, но здравый смысл подсказывал, что служебный роман может повредить их бизнесу. Необходимо было соблюдать дистанцию, чтобы все оставалось по-прежнему стабильным. Доверительно общаться, дружить, но не переступать черты. Иногда, конечно, хотелось плюнуть на все и броситься головой в омут, но слишком многое было поставлено на карту: дело, честь семьи, будущее ее и Мелани.

Сегодня, кстати, причина отказа была уважительной и правдивой — намеченный обед с Эдвардом Каллиганом. Сьюзен была уверена, что хотя бы из уважения к жене Дэвида этот гордец примет их приглашение. Она улыбнулась.

— Мне очень неловко, Норман, но я уже приглашена на завтра.

Он сделал несчастное лицо, но уходить не спешил. Его рабочий день ужезакончился, а до закрытия ресторана оставались считанные минуты. Последние посетители не спеша потягивали кофе из фарфоровых чашечек.

— Опять не повезло, — усмехнулся он. — И кто же тот счастливчик?

— Ты его не знаешь, — ответила Сьюзен уклончиво.

— Так-так, — заинтересовался Норман и с заговорщицким видом перегнулся через стойку. — Тайный возлюбленный, да? — Озорные огоньки заплясали в его глазах.

— Вовсе нет! — прыснула Сьюзен. — У меня не остается времени ни на тайных, ни на каких-либо других возлюбленных.

— Для меня есть какие-нибудь сообщения? — Холодный властный голос прервал дружескую беседу.

Ни Сьюзен, ни Норман — в этом она была уверена на сто процентов — не заметили, что кто-то подходит к конторке регистрации. Однако она тотчас узнала этот голос, зря, что ли, она томилась в шкафу, слушая его впечатляющие разговоры с невестой и длинноногой профурсеткой. По выражению лица и презрительному взгляду, каким он окинул Сьюзен и ее собеседника, девушка поняла, что Каллиган слышал кое-что из их разговора, в частности ее замечание о возлюбленных. Она с достоинством повернулась, чтобы проверить специальное отделение на вертикальной стойке, где должна была лежать корреспонденция для постояльца номера люкс Эдварда Каллигана. Одному богу известно, чего ей стоило скрыть свою неловкость и держаться по возможности непринужденно. Дежурная улыбка появилась на ее лице.

— Нет, мистер Каллиган, для вас ничего нет. — За спиной Эдварда, чуть поодаль, Сьюзен заметила женщину, которая равнодушно наблюдала за происходящим. Наверное, это и есть та «дорогая» с длинными ногами в шелковых чулочках, подумала девушка.

Каллиган кивнул, мрачно глянул на Нормана и со значением произнес:

— Если что, я буду в баре. — В следующее мгновение он чихнул и, злобно пробормотав "черт побери", почти свирепо сверкнул своими холодными голубыми глазами. Профессиональная улыбка все это время не сходила с губ Сьюзен.

— Мистер Каллиган, — заговорила она как ни в чем не бывало, — похоже, у вас начинается простуда. Могу предложить средство, чтобы облегчить…

— У меня нет простуды, — резко оборвал он. — Если будут звонки, знаете, где меня искать.

Он снова кивнул, повернулся на каблуках и пошел навстречу блондинке, поджидавшей его у входа в бар. Сьюзен прищурилась, чтобы получше рассмотреть эту таинственную леди. Лицо длинноногой златовласки, надо признать, оказалось довольно смазливым. Каллиган подошел и взял ее под руку, она буквально расцвела, затрепетала от счастья.

Так, прикинула про себя Сьюзен, если позвонит невеста, он в баре. В конце концов, я не уполномочена врать или что-то придумывать о его местонахождении. Конечно, я не скажу Глэдис, что в баре ее жениха ждет другая женщина. Ладно, нечего забивать себе голову, это не мои проблемы.

— По-моему, я знаю его, — медленно произнес Норман, провожая глазами парочку. Норман был своим человеком в отеле, и Сьюзен посчитала возможным назвать ему имя загадочного гостя.

— Это Эдвард Каллиган, — как бы безразлично обронила она.

— Эдвард Каллиган? — Норман задумался, вспоминая, что же ему было известно об этом человеке. — Неужели это действительно он? Невероятно богатый и удачливый предприниматель, владелец сети роскошных ресторанов во многих столицах мира, завсегдатаями которых являются сливки общества. Да. Похоже, я не ошибся. — Норман присвистнул. — Слушай, Сюзи, а у тебя не возникает вопрос, почему этот воротила остановился в таком скромном заведении, как наше?

— Конечно, возникает. Наверное, он не хочет привлекать внимание или афишировать свои отношения с той блондинкой.

— А почему? — наивно удивился Норман. — Она же просто красавица. Не женщина — мечта!

Сьюзен трудно было примириться с выдающимися достоинствами другой женщины, но спутница Каллигана и впрямь представляла собой нечто особенное. Маленькая, худенькая, словно выточенная из слоновой кости, она невольно притягивала взгляды. Прелестные длинные ножки и юное, почти по-детски нежное лицо делали ее похожей на дорогую куклу. Остается только прибавить к этому портрету полное бесстыдство, усмехнулась про себя Сьюзен. Встречается с без пяти минут женатым мужчиной, а при этом наверняка знакома с его невестой.

— Они не женаты, — объяснила Сьюзен. Подобная осведомленность о личной жизни Каллигана могла бы удивить Нормана, но он, похоже, не обратил на это особого внимания.

Норман лукаво подмигнул ей, перегнулся через стойку и сказал:

— Бьюсь об заклад, они представились как мистер и миссис Смит.

Сьюзен расслабилась и лучезарно улыбнулась:

— Знаешь, Норман, не пойму почему, но присутствие этого Каллигана заставляет меня быть начеку. Что-то в нем настораживает.

В отличие от Сьюзен, Норман воспринимал все происходящее легко. Не пытался анализировать ситуацию, а просто наблюдал забавные сценки из жизни людей. Он немного отстранился от конторки и с прежней улыбкой принялся наставлять Сьюзен:

— Не бери в голову. Твоя предубежденность против Каллигана продиктована всей этой шумихой вокруг его имени. Я сам читал в газетах душераздирающие письма брошенных им женщин, которые поливали его грязью. Относись к этому проще, ведь это своего рода хитрый ход, реклама.

— Я их не понимаю, — искренне недоумевала Сьюзен. — Как бы там ни было, но обсуждать личную жизнь публично?.. Я, наверное, другого склада. А что ни говори, джентльмены, подобно Каллигану, как мы убедились, предпочитают блондинок. — И она засмеялась.

— А я вот, — подхватил Норман, — предпочитаю рыжеволосых. Неужели не соблазнишься завтра поужинать со мной? Хочешь, устроим все у меня дома, и я сам приготовлю для тебя что-нибудь божественное?

— Еще раз прошу прощения, — с улыбкой сожаления произнесла Сьюзен, — но я действительно не смогу.

— Ну что ж, не буду настаивать, но и сдаваться не намерен. Не последний день живем. Все еще впереди. — Он взглянул на часы. — Всего доброго, Сюзи, мне пора, а то моя крошка решит, что я нашел себе другую женщину.

Сьюзен засмеялась и крикнула ему вдогонку:

— Увидимся послезавтра.

Норман помахал уже от самого выхода. После разговора с ним у Сьюзен было светло на душе. Остроумие и оптимизм шеф-повара последнее время очень помогали ей веселее смотреть на жизнь. Провести вечер с Норманом теперь уже не казалось ей таким предосудительным, наоборот, встречи с ним сулили ей долгожданное тепло, внимание, беззаботный смех. Сьюзен размечталась и на какое-то мгновение потеряла ощущение времени и пространства. Воображение увлекало ее все дальше и дальше от суеты и однообразия будней.

— Вы могли бы заказать мне телефонные переговоры на завтра на семь часов утра? — Знакомый грубоватый голос внезапно вернул девушку с небес на землю. Едва опомнившись, она снова увидела перед собой Эдварда Каллигана. Еще и десяти минут не прошло, как он скрылся в баре со своей подружкой.

— Простите, что вы сказали? — смущенно переспросила Сьюзен.

— Я хочу заказать переговоры на утро, — повторил он нетерпеливо. — Вам не трудно будет справиться с этим?

Щеки Сьюзен зарделись. Саркастический вопрос Эдварда больно задел ее профессиональную гордость. Она еле сдержалась, чтобы не отплатить ему той же монетой. Известная истина, мол, клиент всегда прав, не позволила ей парировать укол.

— Не беспокойтесь, я справлюсь, — ответила она сухо.

— Смотрите не перепутайте, в семь тридцать, — кивнул он. — Да, и еще кофе, пожалуйста. — Каллиган чихнул.

Сьюзен не всегда записывала просьбы и заказы своих клиентов. За два года работы она так натренировала память, что могла запоминать большой объем текущей информации и в нужный момент использовать ее. Но сейчас под пристальным взглядом этого жесткого человека она аккуратно записала все в специальный блокнот.

— Вы ошиблись, мисс. Один кофе, — поправил он, увидев ее пометки. Сьюзен подняла на него глаза и была встречена наглой и насмешливой улыбкой — Моя гостья уехала на ночь, — сухо объяснил Каллиган, перехватив взгляд девушки, когда она машинально попыталась отыскать за его спиной маленькую блондинку. Мало того что там никого не оказалось, так вдобавок Сьюзен еще попала в неловкое положение. Теперь все прояснилось. Оказывается, она поспешила с выводами, решив, что Каллиган проведет ночь не один. И поделом мне. Я плохо подумала о человеке, которого, в сущности, совсем не знаю. А теперь он стоит передо мной и смотрит так, словно видит насквозь, читает мои глупые мысли и потешается. — Я ведь заказывал номер для одного человека. — Каллиган прервал неловкую паузу. — Для себя, — добавил он и снова чихнул. Сьюзен собрала волю в кулак, чтобы противостоять торжествующей насмешке, которую читала в его глазах. Она была сильной женщиной и по опыту знала, что и ее взгляд может быть непреклонным и уничтожающим.

— Номер, мистер Каллиган, оплачивается как таковой, независимо от числа гостей, которые будут в нем проживать, — заявила Сьюзен с вызовом.

— Неужели? — Каллиган сделал вид, что удивился, и его брови поползли вверх. — В таком случае почему бы вам не присоединиться ко мне наверху? Выпить по стаканчику на сон грядущий, — поспешил пояснить он, заметив, как ярость полыхнула в темно-зеленых кошачьих глазах женщины.

После неосторожных высказываний Эдварда Сьюзен решила выдержать паузу, чтобы опомниться и придумать достойный ответ. Она прекрасно понимала, что он играет с ней, и в этой игре хотела быть с ним на равных. Если каждый день этого ловеласа настолько насыщен общением с женщинами, проносилось у нее в голове, как тот, которому я стала свидетельницей, неудивительно, что он преуспел в науке обольщения. Даже я, умная, здравомыслящая женщина, смутилась, когда он почти вплотную придвинулся ко мне и заговорил своим возбуждающим тихим голосом. Ничего, сейчас я ему отвечу. Она состроила вежливую улыбку и заговорила как ни в чем не бывало.

— Мистер Каллиган, вы производите впечатление человека, у которого начинается серьезное заболевание. Может быть, ангина или грипп. И, учитывая, что это заразно, для всех было бы лучше, если бы вы приняли лекарство и легли спать в обнимку с грелкой, а не с женщиной. Они вам сейчас противопоказаны. — Сьюзен торжествовала. Тирада, которую она произнесла, была просто убийственной. Но на Каллигана она, похоже, не произвела никакого впечатления. У него были железные нервы, и ни один мускул на лице, а тем более глаза не выдали его истинных чувств.

— Позвольте мне самому решать, что для меня лучше. Я уже говорил вам, что не болен. — Каллиган снова чихнул. — Просто у меня аллергия на ваши духи. Поэтому, если вы все-таки надумаете присоединиться ко мне сегодня вечером… — Он протянул руку, чтобы лучше рассмотреть ее имя на табличке, приколотой к блузке, и как бы невзначай коснулся ее груди. — Вы, милая Сьюзен, примите, пожалуйста, душ, чтобы смыть аромат духов. Я, видите ли, чихаю от них, а это совсем не романтично. — Каллиган замолчал и посмотрел на нее долгим немигающим взглядом.

Сьюзен оцепенела. Такое объяснение его нездоровья было неожиданным для нее. Ей-то казалось, что после того, как она случайно узнала о подробностях его личной жизни, Каллиган, сам того не подозревая, стал уязвим перед ней. Подобная осведомленность могла в критическую минуту сыграть ей на руку. А тут эта аллергия! Все логично, размышляла она. Каллиган чихал, только когда находился рядом со мной. Так было утром во время регистрации, сейчас и… в спальне его номера. Неужели он знал, что я там? Вдруг он будет меня шантажировать?

Есть ли у него доказательства? Состояние шока не проходило. Губы не слушались ее, и она не могла проронить ни слова.

Чтобы прервать тягостное молчание, Каллиган кашлянул.

— Я еще некоторое время не буду спать. Если вы передумаете и захотите выпить после напряженного трудового дня или просто поболтать, я буду рад. Только не забудьте смыть духи. — Он развернулся и пошел к лифту. Сьюзен смотрела ему вслед, не в силах шевельнуться. Ее лицо неестественно побледнело. Перед тем как двери лифта сомкнулись, Эдвард помахал ей рукой.

Нет, все это не случайно, размышляла Сьюзен. Не может даже самый наглый и бесцеремонный человек так разговаривать с женщиной. Должна быть какая-то причина, чтобы так измываться над незнакомым человеком. Неужели он знает, что я была в его спальне? Неужели знает?

2

— Какая жалость, что у Нормана сегодня выходной, — с досадой сказала Мелани, пытаясь, не повредив нежную мякоть, вынуть косточку из авокадо.

Сестры уже два часа провели на кухне, занимаясь приготовлением фирменных блюд своего шеф-повара, который в это время, устроившись на диване в своей уютной квартире, потягивал виски и лениво гладил кошку.

— Нам бы его золотые руки и умение — был бы шанс ублажить Эдварда Каллигана настолько, чтобы выудить из него все, что нас интересует. Как ни странно, но вкусная еда просто чудеса творит с мужчинами. Уф! — с облегчением выдохнула она, когда косточка наконец выскочила и, упав на пол, покатилась к ногам Сьюзен. Мелани разрезала крупный лимон и обильно полила его соком авокадо, чтобы плод не потемнел и не потерял своей привлекательности. Это был один из кулинарных секретов, которыми иногда делился с ними Норман.

После всего случившегося Сьюзен совершенно не разделяла энтузиазма, с которым ее младшая сестра готовилась к предстоящему обеду. Она была разочарована и расстроена, узнав, что Эдвард Каллиган принял их приглашение. Оказалось, что Мелани успела перехватить его рано утром в холле, когда он собирался идти на деловую встречу. Они мило поговорили, и, по словам Мел, он искренне обрадовался возможности провести вечер в компании старых знакомых.

Но для Сьюзен перспектива пообщаться с Каллиганом уже не казалась такой привлекательной, как раньше. Она смутно подозревала, что Эдвард имеет что-то против нее. Во всяком случае, о чем-то догадывается. Сьюзен с детства не любила неопределенности и недосказанности. После того разговора, поддавшись порыву, она хотела немедленно подняться в номер Каллигана и расставить все точки над «и». Но здравый смысл и жизненный опыт подсказывали, что не стоит принимать опрометчивых решений. В памяти всплыла мудрая поговорка "Не пойман — не вор". И правда, думала она, Эдвард так и не открыл шкаф, не вывел меня за руку оттуда. Значит, прямых доказательств моей вины у него нет, только косвенные. Моя задача — замять это дело. По возможности не встречаться с ним, чтобы не провоцировать на неприятный разговор, и тогда проблема исчезнет сама собой.

Но прежде чем она успела поделиться своими переживаниями с сестрой, объяснить, почему обед лучше не устраивать, та уже прибежала и с восторгом сообщила, что приглашение принято.

— Между прочим, Мел, — чувствовалось, что Сьюзен нервничает, — Каллиган вчера ужинал в нашем ресторане. И тебе лучше меня известно, какой он гурман. Ты ведь не думаешь, что он не сумеет отличить готовку профессионала от стряпни двух дилетанток.

— Ну конечно, не думаю, — с обидой отозвалась Мелани. — А что ты предлагаешь? — Она нагнулась за косточкой и бросила ее в мусорный бак.

— Я предлагаю напоить его, — спокойно сказала Сьюзен.

— Что? — Глаза Мелани расширились от удивления.

— Ну, не совсем напоить. Я неточно выразилась. Просто нужно, чтобы на столе было много хорошего дорогого вина. Больше, чем предполагает подобный обед. Он, я думаю, не обидится, а будет приятно удивлен.

Мелани с улыбкой на лице стала обдумывать эту смелую идею, а Сьюзен занялась делом. Она очищала вареные креветки, чтобы потом залить их майонезом домашнего приготовления и начинить ими авокадо. Возня с морепродуктами всегда вызывала у нее чувство брезгливости, но, когда блюда из обитателей морских глубин готовил кто-то другой, например Норман, она ела их с удовольствием.

— Впрочем, меня все это больше не волнует, — продолжала Сьюзен. — Я уже сказала, что вечером полно работы и мне некогда будет рассиживаться в ресторане. Разберу документацию и подежурю на телефоне.

Настроение девушки стремительно поползло вверх. Уважительная причина, по которой можно было не присутствовать на обеде, появилась как-то сама собой. Теперь Сьюзен могла избежать серьезного испытания провести несколько часов, поддерживая светскую беседу и оставаясь милой и вежливой, в обществе человека, который был ей откровенно неприятен. Неожиданно все это перестало казаться Сьюзен таким значительным. Все страхи, которые волновали ее, исчезли. Стало безразлично, зачем Каллиган поселился в их отеле. Он не сможет его купить, если они не будут заинтересованы в его продаже. А они не будут заинтересованы никогда. И обед я задумала ради Мелани, размышляла Сьюзен. Ей нужно разузнать побольше о Дэвиде. И если разговор получится, я буду абсолютно лишней.

— Но ты же совершенно свободна до десяти часов, — заметила Мелани. — У тебя будет почти полтора часа, чтобы посидеть с нами.

— Да что ты говоришь! — Сьюзен решила бороться до конца. — А ты забыла, что в баре сегодня работает меньше обслуживающего персонала, чем обычно?

— Нет, не забыла. Но я была уверена, что ты отправишь туда Дорис. Она, по-моему, уже не раз выполняла эту работу и прекрасно справлялась. А мы в это время приведем в порядок постели в номерах. И никаких проблем.

Сьюзен не уставала удивляться сестре. Беспомощная и неуверенная в отношениях с людьми, Мел была сама логика и практичность, когда дело касалось управления отелем. Наверное, свою роль сыграл пример родителей. Все проблемы и неурядицы решались на глазах у девочек. Волей-неволей запомнишь, как выйти из трудной ситуации. Мелани все правильно рассчитала, и Сьюзен просто нечего было возразить. Дело, конечно, было не в загруженности и нехватке времени. Просто не хотелось присутствовать на этом обеде.

Нужно было во что бы то ни стало избежать встречи с Каллиганом, но Сьюзен чувствовала, что попала в заколдованный круг. Пространство отеля — это ее мир, из которого ей не вырваться, и, пока этот человек находится здесь, она не может игнорировать его. Значит, снова опасаться разоблачения? Прятаться в собственном доме, где она привыкла отдыхать душой?

— Сюзи, ты скоро закончишь с креветками? Нам надо уже цыпленком заняться. — Нетерпеливый тон сестры вывел Сьюзен из задумчивости. — Смотри, уже семь, а у нас ничего не готово. Потом еще кровати надо заправить.

Так неожиданно для самой себя Сьюзен поняла, что ее попытка найти причину не обедать с Каллиганом была безуспешной. Но это совсем не означало, что она смирилась. Просто Мелани своими доводами ослабила ее решимость, однако надежда, как говорится, умирает последней.

Сьюзен чувствовала, что в ее жизни началась какая-то странная, возможно, неудачная полоса. Обстоятельства явно складывались не в ее пользу, и она ничего не могла сэтим поделать. Такого раньше с ней не случалось. Жизнерадостная и по-хорошему предприимчивая, она никогда не плыла по течению. Но Каллиган, словно злой гений, появился и превратил ее размеренную и предсказуемую жизнь в хаос. Поэтому она даже не удивилась, когда, отправившись приводить в порядок спальни, узнала, что ей достался первый этаж. Тот самый, где находился номер Каллигана. Она было хотела поменяться с сестрой, но той уже и след простыл.

Чтобы снова не попасть в дурацкое положение, Сьюзен приняла все меры предосторожности. Она долго и упорно звонила в его номер, потом что есть силы стучала в дверь, но ответа не последовало. Слава богу, он не вернулся, сделала вывод Сьюзен, хотя ей и показалось странным, что в половине восьмого его еще не было. Ужин был назначен на восемь. Наверное, умение опаздывать он считает признаком хорошего тона, усмехнулась она и открыла дверь своим ключом.

На первый взгляд можно было подумать, что в номере никто не живет. Никаких следов присутствия человека. Не было в беспорядке разбросанных вещей, кровать аккуратно заправлена, нет и намека на запах какого-то одеколона, воздух очень свежий. Подобная аккуратность холостого мужчины вызывала удивление и уважение.

Сьюзен намеревалась сделать все как можно быстрее. Она откинула тяжелое покрывало и в то же мгновение услышала, как за ее спиной открылась дверь. Девушка вздрогнула и резко обернулась. На ее лице застыло растерянное и одновременно виноватое выражение. Ее страх был похож на тот, который испытываешь в детстве, когда чувствуешь, что будешь наказан несправедливо. Ты не хотел сделать ничего плохого, а взрослым было некогда разбираться. Попался — значит, отвечай. Так и Сьюзен. Пришла в номер по хозяйственным делам, но Каллигану ничего не объяснишь. Оказалось, что он все это время был в номере. Принимал душ и не мог слышать ни звонков, ни стука. Какое-то время они молча стояли друг против друга. Совершенно ошарашенная, она словно приросла к полу. Он абсолютно голый, но, несмотря на это, невозмутим и даже развязен. Наконец он прервал затянувшуюся паузу:

— Опять вы здесь! — На сей раз в его голосе не было ни иронии, ни ноток обольщения, одна сплошная неприязнь. Сьюзен оцепенела и не могла должным образом отреагировать на его "опять".

Конечно, ее гордость была задета подобным отношением, но Каллигана тоже можно было понять, поэтому Сьюзен постаралась не принимать близко к сердцу его слова. Взаимные оскорбления и пикировка отошли для нее на второй план. Она неожиданно поймала себя на мысли, что любуется им. Влажные, зачесанные назад волосы придавали лицу Эдварда мальчишеское выражение. Он не был накачан, как культурист с обложки спортивного журнала, но рельеф его мышц был гармонично прорисован, красивый равномерный загар подчеркивал мужественность всего образа. Сьюзен старалась запомнить все до мельчайших подробностей и вдруг представила себе свое лицо и вытаращенные глаза, в которых, как в открытой книге, можно было прочитать ее мысли. Она смутилась и заговорила скороговоркой:

— Мне очень жаль, что так получилось, но я звонила и стучала. Никто не ответил, и я решила…

— Я и не мог ответить. Я был в ванной. — Голос Эдварда прозвучал сухо и безразлично. При этом он почему-то не делал никаких попыток надеть трусы или халат. — Если не ошибаюсь, я приглашал вас вчера. На сегодня мы не договаривались.

Осознав, что он имеет в виду, девушка покраснела.

— Вы не так поняли. Горничная должна была привести в порядок ваш номер…

— Так почему же не привела? — Его темные широкие брови удивленно приподнялись, а голубые глаза впились в Сьюзен.

Так почему же вы не оденетесь? — про себя передразнила она Каллигана Абсолютное отсутствие комплексов. Или он привык так вести себя с женщинами? Может быть, эпатирует меня, проверяет реакцию? Если так, то я его оценила.

— Потому что сегодня я заменяю горничную. У нее много работы в баре. Мы распределили обязанности, чтобы не было заминок. В отеле сегодня меньше обслуги, чем в будние дни.

— Ладно, Сьюзен, не надо ничего объяснять. Все и так предельно ясно. — В его голосе слышались скука и усталость. — Вы просто… — Он не успел договорить, потому что в эту секунду зазвонил телефон. — Будьте любезны, снимите трубку, а я пока что-нибудь надену. Прохладно стало.

Ну наконец-то, мысленно обрадовалась Сьюзен. Процедура закаливания души и тела подошла к концу. А к телефону не притронусь. Что я ему, личный секретарь? Я здесь совершенно случайно оказалась и не обязана…

— Сьюзен! — Вежливые интонации уступили место нетерпению. — Я, кажется, попросил вас ответить на звонок, — Он бросил на нее повелительный взгляд и, распахнув створки платяного шкафа, стал осматривать его содержимое.

Сьюзен сняла трубку и поставленным голосом электронной куклы произнесла нужный текст:

— Администрация отеля слушает.

Не понимая толком, что за абонент находится на другом конце провода, она всеми силами пыталась заставить себя не смотреть в сторону обнаженного Каллигана. Искушение было велико, но Сьюзен эта сцена казалась чересчур интимной. Подобное могло происходить между мужем и женой, между любовниками. Но чтобы два чужих человека так непринужденно и откровенно вели себя друг с другом, это что-то невероятное. С другой стороны, все происходящее забавляло ее, и Эдвард уже не казался неприступным и злым эгоистом. Просто он был уверенным в себе мужчиной с потрясающим чувством юмора.

— Что же это такое! — доносился откуда-то издалека негодующий и капризный женский голос. — Я прошу соединить меня с номером Эдварда Каллигана, а попадаю неизвестно куда. Пожалуйста, сделайте что-нибудь.

— Не волнуйтесь, мадам, — все так же бесстрастно отчеканила Сьюзен, — мистер Каллиган сейчас будет говорить с вами. — И она протянула трубку Эдварду, посмотрев на него умоляющими глазами. За это время он успел надеть черные хлопковые плавки, которые скорее подчеркивали, чем скрывали его мужское естество, но Сьюзен стало немного спокойнее. Тем не менее атмосфера оставалась накаленной. Между мужчиной и женщиной, которых таким оригинальным способом свела судьба, что-то зарождалось. Нечто хрупкое и неуловимое. Оно могло в одно мгновение испариться, но могло и остаться, превратившись в чудо, которое называют любовью.

Каллиган, похоже, не торопился услышать голос нервной леди и продолжал выбирать костюм на вечер. Надо было спасать положение.

— Мадам, вы не могли бы немного подождать? Эдвард Каллиган сейчас не может подойти к телефону. — От растерянности механические нотки пропали, и Сьюзен заговорила своим естественным голосом. Это, конечно, не могло не насторожить бдительную леди, и она взорвалась:

— Да что вы себе позволяете! Что значит "не может подойти к телефону"! Да вы знаете, с кем раз…

— Спасибо, Сьюзен. — Каллиган аккуратно взял трубку из безвольной руки девушки и поднес к уху. — Глэдис! Я так и понял, что это ты. Кто это был? Это представитель администрации отеля. Да, представитель администрации женского пола. — Он весело глянул в сторону Сьюзен. — Ценю твою заботу, но с этим у меня все в порядке. — Сьюзен снова стала свидетельницей, как медленно менялось выражение его лица. Еще секунду назад насмешливое и игривое, оно стало жестким и чуть ли не гневным. — Глэдис! — резко сказал он. — Когда прекратится этот идиотский каждодневный отсчет перед свадьбой? Я прекрасно помню, что теперь осталось всего десять дней.

Свадьба, спохватилась Сьюзен. А я-то совсем забыла, что он скоро женится. Она стояла так близко к нему, что могла ощущать его тепло. Хотелось долго-долго смотреть на его сильное стройное тело. Сьюзен никогда не чувствовала себя достаточно раскованной в отношениях с мужчинами. Мать учила ее сохранять дистанцию, знать себе цену, не позволять смутить себя словом или прикосновением. Поэтому Сьюзен всегда держалась с достоинством, и многие считали ее неприступной.

То, что случилось с ней сегодня, не поддавалось никакому объяснению. Ее женское естество впервые так неистово откликнулось на призыв мужчины. И за его внешней привлекательностью она чувствовала что-то родное, необходимое ее душе. От его близости кружилась голова. Нужно было только протянуть руки, нежно коснуться его плеч и утонуть, раствориться в блаженстве. Он разговаривает со своей невестой — как предупреждение пронеслось у нее в голове. Он женится на ней через десять дней. Я немедленно должна уйти. Я совсем потеряла рассудок. Как в тумане, она подошла к двери и уже хотела открыть ее, когда услышала приглушенный голос:

— Куда вы?

Сьюзен медленно обернулась: его голубые глаза смотрели прямо на нее. Прикрыв микрофон ладонью, он снова спросил:

— Куда же вы уходите? Я думал, вы хотели постелить мне постель. — В его глазах снова заплясали веселые, насмешливые искорки. Непреодолимое желание поскорее удалиться еще отражалось в ее взгляде. Однако Эдвард заметил, как это выражение погасло, сменившись чем-то близким к отчаянию, когда она взглянула на его роскошную кровать. Он не мог понять причины смятения, охватившего девушку, и продолжал подшучивать, прикрыв ладонью трубку. Наконец Сьюзен не выдержала, дала волю своей злости.

— Знаете, мистер, — ледяным тоном заявила она, — я не буду тут ничего стелить. Потрудитесь сделать это сами.

Каллиган, не ожидавший такого отпора, опешил, его глаза стали непроницаемыми.

— А я полагал, вам за это деньги платят.

От гнева кровь прилила к щекам Сьюзен. Что он о себе возомнил? Она вдохнула побольше воздуха, чтобы ответить обидчику, но вовремя осеклась. Он же наверняка не знает, что я сестра Мелани и совладелица отеля. Конечно, кому придет в голову, что главный администратор дежурит у конторки регистрации и прибирается в номерах? Мог бы догадаться, что в семейных отелях все обстоит именно так. А не разыграть ли мне его? Вот он удивится, встретив меня за обеденным столом!

— Вы только о деньгах и думаете, — буркнула она наигранно-сердито, решив до конца оставаться в роли нерасторопной горничной. — Небось, хозяйке моей скажете, будто я работать отказалась? А то, что я потеряю работу, и мой муж и пятеро детей останутся без поддержки, вас не волнует! — Сьюзен старалась не смотреть на Каллигана, боясь расхохотаться.

— Да вы девчонка совсем, чтобы иметь пятерых детей! — рассмеялся Эдвард.

Она изобразила оскорбленную невинность.

— А меня еще несовершеннолетней замуж выдали.

— Конечно, могли выдать. Но что-то не похоже. — Он строго посмотрел на нее.

Сьюзен все больше опасалась не совладать с собой и решила побыстрее ретироваться.

— С вами, по-моему, кто-то по телефону разговаривает, — язвительно напомнила она. — А мне пора бежать другие комнаты убирать. — Она гордо направилась к двери. — Надеюсь, вам у нас понравится.

— Не сомневаюсь, — презрительно бросил ей вслед Каллиган,

Когда Сьюзен с высоко поднятой головой вышла из люкса, она почувствовала себя победительницей. Обвести вокруг пальца такого ловкача! Теперь она не боялась обвинений с его стороны. Если он принимал ее за горничную, то всегда можно сказать, дескать, она несколько раз по делам забегала в его номер. А ее духи оказались такими стойкими, что он, бедный, весь вечер чихал. К тому же, узнав, что она совладелица отеля, он не посмеет даже заикнуться о своих подозрениях. Все устроилось как нельзя лучше. Сьюзен уже не испытывала никакой неловкости перед назначенной встречей, наоборот, с нетерпением ждала обеда.

Мелани с укором взглянула на сияющую сестру. Она очень устала стоять у плиты, а украшение десерта вытянуло из нее остатки энергии.

— Ты что-то повеселела за последние сорок минут. Что-нибудь случилось? — спросила она недоверчиво.

— Ничего особенного. Столько всяких мелочей надо было уладить, за всем проследить. Теперь вроде все в порядке и можно со спокойной: совестью расслабиться и насладиться спокойным вечером. Я не нужна тебе? Хочу пойти переодеться.

— Иди, конечно. — Мелани все еще смотрела на Сьюзен с подозрением. — Но, по-моему, ты прекрасно одета.

Сьюзен действительно была одета весьма элегантно: черная узкая юбка и белая блузка из тончайшего шелка. Этот наряд очень шел к ней, но девушке хотелось поразить и покорить Эдварда, а для этого надо было немного изменить внешность, добавить ярких штрихов.

— Мне хочется надеть что-нибудь другое. Я быстро.

За пять минут она приняла душ, почувствовав себя обновленной и счастливой. Надела маленькое черное платье, которое превосходно подчеркивало линии ее безупречной фигуры и открывало стройные ноги. С удовольствием расчесала густые волосы и распустила их по плечам. Потом слегка припудрила лицо и подкрасила губы. Получилось восхитительно.

По дороге к маленькой гостиной она пыталась представить, как отреагирует Эдвард, узнав, кто она такая на самом деле. Чудесное превращение скандальной горничной и многодетной матери в независимую и состоятельную хозяйку отеля. Массивные резные двери гостиной были закрыты, но по приглушенным голосам Сьюзен поняла, что Каллиган и Мелани уже там. Мел, казалось, просто таяла от удовольствия беседовать с лучшим другом своего возлюбленного супруга. Пора мне появиться на сцене, решила Сьюзен и распахнула двери.

Эдвард недовольно обернулся на звук. Когда он узнал девушку, недовольство сменилось изумлением. Не понимая, что, собственно, происходит, он, однако, не забыл, что даму принято приветствовать вставанием.

— Сюзи, ну наконец-то! — воскликнула Мелани и схватила сестру за локоть, как утопающий хватается за соломинку. Пожалуй, ей было совсем не так уютно в компании Каллигана, как казалось со стороны. — Вот и Эдвард пришел, — выпалила она ни с того ни с сего.

Бедная Мел, думала Сьюзен. Она, похоже, совсем растерялась. Не знает, как себя вести, о чем говорить. Ничего, вместе мы как-нибудь справимся, и от меня сейчас многое зависит.

— Очень приятно, что вы приняли наше приглашение, — сказала она, изобразив на лице светскую улыбку и протянув Эдварду руку. — Я Сьюзен, старшая сестра Мелани. А вы, насколько мне известно, старый друг Дэвида. — Сьюзен внимательно наблюдала за мимикой Каллигана. Она нарочно сделала ударение на слове «старый» и не без удовольствия отметила, как Каллиган напрягся. Он, конечно, не был старым — тридцать шесть лет, а выглядел и того моложе, но ей хотелось во что бы то ни стало вывести его из равновесия.

Он вежливо принял ее руку в свою и на долю секунды сжал, сильнее, чем этого требовал этикет.

— А вы совсем не похожи. Едва ли кто-то подумает, что вы сестры, — вкрадчиво произнес Каллиган, откровенно любуясь Сьюзен.

— Ой, а сколько было шуток и розыгрышей по этому поводу, особенно в детстве. Как мы мальчишек дурачили, — весело щебетала Мелани, у которой уже поднялось настроение.

— Охотно верю, что дурачили, — поддержал ее Каллиган, все так же пристально разглядывая Сьюзен.

Он и сам в тот вечер был невероятно хорош собой. На нем был темно-синий костюм, светлая рубашка и строгий галстук, заколотый золотой булавкой. Шелковистые волосы вились на концах и касались накрахмаленного воротничка.

— Я вас на некоторое время оставлю, — засуетилась Мелани. — Проверю, как там цыпленок, и буду подавать холодные закуски. — Ей хотелось, чтобы Каллиган по достоинству оценил ее кулинарные способности и при случае напомнил о них Дэвиду.

Она проворно встала, и ее хрупкая фигурка скрылась за дверью. В комнате на несколько минут воцарилось молчание. Каллиган продолжал таращиться на Сьюзен, а она ответила на его взгляд с вызовом. Чувствуя себя в более выгодном положении, девушка не испытывала никакого смущения. Она бымногое дала, чтобы узнать, что происходит у него в душе, хотелось понаблюдать, как он поведет себя. Но внешне Эдвард оставался спокоен и невозмутим.

— А где же ваш муж и пятеро детей? — на полном серьезе поинтересовался он.

— Ну, вы же знаете современные нравы, — игриво ответила Сьюзен. Она удобно откинулась в кресле и приготовилась к словесной дуэли. — Сегодня вместе, завтра врозь.

— А у вас это что, семейная традиция? — все так же невозмутимо спросил Эдвард.

Сьюзен поняла, что он имел в виду. Она чуть подалась вперед.

— Что, простите?

— Ну как же! Насколько мнеизвестно, вашасестра и Дэвид прожили в браке меньше года и собираются развестись.

— Неужели? Какие интересные подробности вам известны, — иронизировала Сьюзен, но в душе насторожилась. Если Каллиган приехал по просьбе Дэвида, то все намного серьезнее, чем она предполагала. По ее мнению, развод был сугубо личным делом двух людей, состоявших в браке. Привлекать к этому кого-то из знакомых казалось ей недопустимым. Неужели Каллиган, пусть и на правах лучшего друга, согласился копаться в чьем-то грязном белье?

— А вы, стало быть, не горничная, а сестра. — Задумчивый голос Каллигана прервал ход ее мыслей.

— Да, как это ни странно, я старшая сестра Мелани, — гордо отчеканила Сьюзен, словно кто-то хотел опорочить ее честное имя.

— Дэвид рассказывал о вас, — тихо и так же задумчиво проговорил Эдвард.

Сьюзен показалось, что за этим, на первый взгляд, незначительным замечанием скрыт какой-то смысл, что-то важное. Она напряженно всматривалась в лицо Эдварда, чтобы уловить хотя бы тень разгадки, но оно было непроницаемо. Словно мифический оракул, он был недоступен для нее. Досадуя на свою несообразительность и его скрытность, ей оставалось только продолжить беседу в том же полушутливом-полуироничном тоне.

— А как, кстати, поживает Дэвид? — Это был запланированный вопрос вечера, ответ на который был необходим Мелани как воздух. Сама она постеснялась бы спросить, и Сьюзен сделала это за нее.

— Последний раз, когда мы виделись, все было в порядке.

Эдвард сказал это таким тоном, что у нее пропало всякое желание дальше интересоваться этой темой. Каллиган недвусмысленно дал понять, что вопрос закрыт. Какая досада! Сьюзен чертыхнулась про себя. Интуиция подсказывала ей, что школьные товарищи встречались совсем недавно, и между ними состоялся разговор, в котором, как ни странно, фигурировала она. Но вот в связи с чем и почему, было непонятно.

Снова в разговоре наступила пауза. Взгляды Эдварда и Сьюзен пересеклись. Наконец девушка не выдержала и отвернулась, как бы вспомнив о том, что давно хотела сделать.

— Пока мы ждем, хочу предложить вам вина. — Изображать холодную вежливость ей всегда удавалось.

— Спасибо, но ваша сестра уже поухаживала за мной. — И он жестом указал на бокал, стоящий на расстоянии вытянутой руки на маленьком кофейном столике. — Давайте лучше я налью вина вам. — Он насмешливо улыбнулся.

Глоток хорошего вина. Это было как раз то, о чем в эти минуты больше всего мечтала Сьюзен. Ей хотелось снять напряжение, накопившееся за день, и отнестись ко всему происходящему менее серьезно. Вечер, к ее немалому огорчению, проходил не так гладко, как она предполагала. Каллиган почти равнодушно встретил ее чудесное превращение. Во всяком случае, слишком быстро овладел ситуацией. Они снова были на равных, и он все чаще пытался взять верх.

— Нет, я не могу себе позволить затруднять вас. Вы — наш гость, и мне не хотелось бы выглядеть нерадушной хозяйкой. — Она нервничала и начинала переигрывать. Интонация становилась приторной.

— Ну, как хотите. Я ни на чем не настаиваю. Кстати, приступы чихания сегодня не мучают меня. Вы, наверно, решили не пользоваться духами.

— Для этого вечера я выбрала другие духи, принимая во внимание вашу болезненную реакцию на определенные запахи. — Теперь уже ее тон красноречиво свидетельствовал, что парфюмерную тему продолжать не стоит.

— Как мило с вашей стороны проявить обо мне такую заботу. — Каллиган не унимался.

— Да, я не так плоха, как может показаться, мистер Каллиган.

— Ну зачем же так официально. Зовите меня просто Эдвард.

— Великолепно, просто Эдвард, — рассеянно повторила Сьюзен и направилась к комоду, на котором Мелани оставила прозрачный поднос с бутылкой белого вина и хрустальными фужерами. — Давайте я освежу ваш бокал.

Она грациозно прошлась по комнате с бутылкой в руке, пытаясь отвлечь его внимание. Пусть лучше полюбуется на меня, чем играет словами. Неужели даже вид красивой женщины не может заставить его переключиться, подумать о чем-нибудь приятном, помечтать о предстоящей свадьбе, наконец? Хотя это, по-моему, не самое радостное событие в его жизни. Куда же запропастилась Мел? Ушла вроде на пять минут, а до сих пор нет. Полить соусом цыпленка и выложить на блюдо авокадо не требует столько времени.

Сьюзен наполнила бокалы и откинула с лица прядь непослушных волос. Эдвард сухо предложил тост за знакомство и предстоящий обед. Их бокалы едва соприкоснулись. Сьюзен про себя ругала сестру, которая, как трусливый заяц, предпочла прятаться в кухне, бросив ее в трудной ситуации. Каллиган думал о чем-то своем. Возможно, корил себя за то, что принял приглашение пообедать в кругу старых знакомых. Обстановка становилась напряженной, затянувшееся молчание действовало на нервы обоим.

— Что же мы стоим? — спохватилась Сьюзен. — Давайте сядем. — Она опустилась в широкое мягкое кресло, демонстрируя Каллигану свои красивые ноги в черных шелковых чулках. Он сел напротив и, слегка прищурившись, продолжал внимательно разглядывать ее.

— У меня великолепная память на лица, но я не помню, чтобы вы были на свадьбе. — Он говорил так, словно их несостоявшаяся встреча могла сыграть какую-то важную роль в их судьбах, так, словно он очень хотел ее встретить, но не довелось.

Сьюзен обратила на это внимание, но значения не придала. Каллиган то был предельно серьезным, то становился насмешливым и ироничным. Какой он настоящий — понять было невозможно. Ей хватило мужества признаться самой себе, что между ней и Эдвардом словно искра пробежала еще в первый день знакомства, но перерастет ли оно во что-то большее, Сьюзен не загадывала. Пусть все идет своим чередом. Отношения были настолько хрупкими, что любая ошибка могла все разрушить. Все на полутонах, на ощущениях, на недомолвках. Иногда Сьюзен даже казалось, что она все нафантазировала и в действительности их ничто не связывает.

— Я не была на свадьбе, потому что у меня возникли проблемы со здоровьем, — неохотно объяснила она.

— Настолько серьезные, что вы проигнорировали бракосочетание любимой сестры?

— Да, довольно серьезные. — Распространяться о своих болячках не было никакого желания, равно как и вспоминать малоприятные больничные будни.

— Представляю, как расстроилась Мел. Вы ведь так много значите для нее…

И чего он так муссирует эту тему? — рассердилась Сьюзен.

— А родители ваши приезжали, — не унимался он. — Если не ошибаюсь, они теперь постоянно живут в Испании, а бизнес целиком и полностью перешел к вам после болезни отца.

— Разумеется, они приехали поздравить Мел. — Сьюзен старалась держать себя в руках. — И потом пожили здесь несколько недель, потому что я была в больнице, а Мелани — в свадебном путешествии. Некому было заниматься отелем. — Сьюзен рассказывала все это по инерции, а сама не уставала удивляться, насколько хорошо Каллиган осведомлен обо всем, что касается ее семьи.

— Вы, наверное, очень близки с сестрой. Поддерживаете друг друга в трудную минуту.

— Мы очень сблизились, когда стали вместе работать. Сообща решали проблемы, это нас сплотило. Можете себе представить, как нам обеим было жаль, что я не смогла присутствовать на ее бракосочетании. Мелани даже хотела отменить свадьбу.

— Неужели? — Эдвард говорил таким тоном, словно не верил ни единому ее слову. Он откровенно издевался и провоцировал. Сьюзен не выдержала.

— Объясните мне, почему…

— У меня все готово! — торжественно объявила Мелани, появляясь в дверях.

Разговор оборвался, и они пошли к столу. Мелани взяла гостя под руку, а Сьюзен одиноко поплелась сзади. Ее не покидала мысль, что у Каллигана есть какая-то причина плохо относиться к ней. И это не имело ничего общего с ее духами или засадой в его гардеробе. Здесь было что-то посерьезней. Но что именно, девушка никак не могла взять в толк.

3

— Кто бы мог подумать, что вечер получится таким ужасным, — устало простонала Мелани и закрыла лицо руками.

Ее миниатюрная фигурка утопала в широком белом кресле, скорее похожем на облако, чем на предмет мебели. Конечно, она преувеличивала, определение «ужасный» больше подходило для фильма ужасов, но это был самый неприятный обед в ее жизни. Если бы через минуту ей предложили выбрать одно из двух зол: пойти к дантисту или провести еще один вечер с Эдвардом Каллиганом, она бы выбрала первое, хотя лечить зубы боялась больше всего на свете.

Таких закрытых людей, как Эдвард, ей встречать еще не приходилось. При всем своем обаянии и обходительности он умел держать собеседника на расстоянии. Даже когда они с Сюзи завели разговор о Дэвиде, Каллиган пустился в долгие рассуждения о мужской дружбе, о школьных годах, совместной работе, а по делу так ничего и не сказал. Когда беседа перешла на гостиничный бизнес, он ухитрялся задавать им такие конкретные вопросы, что девушки, сами того не желая, выложили ему все, что знали и умели, до мельчайших подробностей. Сьюзен, спохватившись было, что они добровольно раскрыли свои карты и это не пойдет на пользу делу, решила побольше узнать о нем самом, о его планах на будущее, секретах успеха. Но ничего из этой затеи не вышло. Он просто заморочил им голову. Перескакивая с темы на тему, сыпал шутками и анекдотами и в результате так ничего и не сказал о себе.

Сестры остались в неведении, что привело его в их отель: то ли хлопоты за Дэвида, то ли гостиничный бизнес, то ли чистая случайность. Он тщательно скрывал мотивы своего приезда и напоминал им профессионального работника спецслужб. Одно было ясно: он разбогател именно благодаря своему удивительному таланту общаться с людьми, брать от них как можно больше и ничего не отдавать взамен.

— Не переживай, Мел, — успокаивала сестру Сьюзен, протягивая ей чашечку кофе. — Согласись, что мы переоценили свои силы, но полным провалом этот обед тоже не назовешь.

Мелани подняла на нее глаза. Она выглядела совершенно несчастной.

— Но, Сюзи, как ты не понимаешь, я чувствую себя одураченной. Я проговорила с ним четыре часа, ты чуть меньше, и мы не узнали ровным счетом ничего.

Мел была права — тут было от чего прийти в уныние. Каллиган просидел с ней до полуночи. Сьюзен успела полтора часа подежурить в холле у конторки регистрации, а вернувшись, застала их в той же гостиной, в тех же позах мило беседующими. Напоследок Эдвард увлеченно рассказал им о своей поездке в Россию. Сьюзен слушала с интересом, а Мелани совсем сникла и клевала носом.

— Послушай, Мел, во всем нужно искать положительные стороны. Будем считать, что мы наладили с ним контакт. Возможно, скоро Каллиган захочет пригласить нас куда-нибудь. Нам будет уже легче общаться, и в конце концов мы найдем способ говорить с ним на равных.

— Сюзи, разве ты не понимаешь, что это практически невозможно?

Конечно, в глубине души Сьюзен понимала, что это правда, но ей любой ценой хотелось приободрить сестру, вселить в нее надежду.

— Дорогая Мел, а почему ты сама не хочешь связаться с Дэвидом?

— Я не могу! — с отчаянием в голосе возразила Мелани. Она вся как-то съежилась, побледнела и стала похожа на маленькую птичку, — Он мне такого наговорил! Язык не поворачивается повторить.

— Ну что уж он тебе такого мог наговорить? — улыбаясь, мягко спросила Сьюзен, зная за сестрой манеру все преувеличивать.

Она хорошо помнила тот, можно сказать, роковой вечер, когда после крупного скандала Дэвид ушел из дома. С тех пор прошел уже месяц, а о нем не было никаких известий. Мелани тогда толком ничего не объяснила сестре. Сьюзен не настаивала, чтобы не причинять ей душевную боль. Думала, со временем она сама расскажет, может, совета попросит. Но шли дни, а Мел все больше замыкалась, переживала свою беду в одиночестве. Сейчас был подходящий момент, чтобы все прояснить.

Мелани уставилась в пол, стараясь избежать взгляда сестры.

— Не мучай меня. Я не хочу и не могу говорить об этом.

— Мел, но об этом обязательно надо говорить. Тебе же легче станет. Как бы вы ни обидели друг друга, любовь, соединившая вас, никуда не делась. Я уверена, что все еще можно уладить.

Сьюзен всегда нравился Дэвид. Они с Мел подходили друг другу и были прекрасной парой. Развод для Мелани был бы трагедией. Но если раньше Сьюзен считала некорректным вмешиваться в их конфликт, то теперь горела желанием помирить двух дорогих ей людей.

— Объясни, почему ты так противишься всему, что может способствовать вашему сближению? Разве он сказал, что разлюбил тебя? Или здесь замешана другая женщина?

Она задавала вопросы и сама себе удивлялась. Это было первое, что пришло ей в голову, хотя в случае с Мелани едва ли могло быть причиной разрыва. Дэвид никогда не давал повода сомневаться в искренности своих чувств к жене. Он буквально на руках ее носил, нянчился, как с ребенком.

— Если я скажу тебе, что это так, — чуть слышно спросила Мелани, по-прежнему не поднимая глаз, — ты мне поверишь?

— Не поверю, — честно призналась Сьюзен.

— Придется, потому что это чистая правда.

Шерше ля фам, Сюзи, так, кажется, говорят французы.

— Мел, ты ошибаешься, этого быть не может! Дэвид однолюб, и потом…

— Сюзи, он мне сам признался. — Мелани порывисто встала. — Ладно, хватит об этом, а то я разревусь. Спокойной ночи, пойду к себе.

Сьюзен пробормотала что-то невнятное ей вслед и осталась в маленькой гостиной наедине со своими мыслями. За последние дни ее восприятие окружающего мира изменилось. Отношения между людьми предстали как бы в ином свете. Она задумалась о непредсказуемости поступков мужчин и женщин, о парадоксах психологии. Не то чтобы раньше жизнь казалась ей безоблачной и гармоничной, просто до последнего времени ей не приходилось сталкиваться с откровенными проявлениями человеческой подлости и предательства.

Ярчайшим примером стал Эдвард Каллиган, который вел чуть ли не тройную, жизнь, а теперь оказалось, что и в ее семью проникло зло. Она никого не обвиняла, ей только хотелось понять, почему так происходит. Теперь стало ясно, что останавливало сестру сделать первый шаг к примирению. Дэвид отверг ее, и, если у их брака еще был шанс, именно он должен был прийти и восстановить то, что разрушил. Но он не спешил. А это означало, что он уже все решил для себя и впереди — развод. И все же у Сьюзен не укладывалось в голове, что какая-то женщина смогла отнять Дэвида у ее сестры. Еще недавно их семейная идиллия радовала отца и мать, старики рассчитывали в скором времени нянчить внуков.

Видимо, дружба с Каллиганом не прошла даром для Дэвида. Дурной пример заразителен. Верность в браке стала немодным предрассудком. Сьюзен хотелось закричать, сорвать на ком-нибудь свою ярость, и она поспешила закрыться в своей спальне.

На следующее утро первым, кого встретила Сьюзен, спустившись в холл, оказался именно Эдвард Каллиган. Весь день они с Мелани старались быть на виду, чтобы в случае необходимости дать распоряжение персоналу или лично поприветствовать гостей, многие из которых останавливались в их отеле из года в год. Каллиган был, пожалуй, первым постояльцем, которого она не хотела бы снова увидеть в этих стенах.

Он как раз закончил свой завтрак и в хорошем настроении выходил из зала ресторана. Каллиган был одет в черный деловой костюм-тройку и белоснежную рубашку с серым безупречно повязанным галстуком. Сьюзен шла к своему рабочему месту с намерением разобрать накопившиеся бумаги и оказалась у него на пути. На ней была вчерашняя узкая черная юбка и персикового цвета блузка, которая красиво оттеняла цвет ее волос. Избежать встречи не было никакой возможности.

— Доброе утро, Сьюзен, — приветствовал он ее добродушно, без тени иронии.

— Доброе утро, мистер Каллиган, — сдержанно ответила она.

— Ну зачем так официально? Вчера вечером я был просто Эдвард. — Он произнес это нарочно громко, чтобы услышала молоденькая девушка, дежурившая у стойки регистрации. Сьюзен поняла его коварный замысел и постаралась ответить так же громко.

— Вчера вечером вы были гостем моей сестры.

— Выходит, вашим гостем я не был? — Он удивленно приподнял брови.

— Нет, не были, — сухо ответила Сьюзен. Ей надоело притворяться и плести словесные кружева. После того, что Мел рассказала ей вчера, Эдвард лишился в ее глазах остатков романтического ореола. Быть может, несправедливо — Сьюзен это понимала, — но тем не менее она считала Каллигана косвенно виноватым в несчастье сестры. Она решила держаться от него подальше, даже если для этого понадобится выглядеть невежливой. Но Каллигана, похоже, не смутила ее прямота.

— Почему вы так враждебно относитесь ко мне, Сьюзен? Ведь вы меня совсем не знаете.

Это я-то его не знаю, возмутилась мысленно Сьюзен. Да я знаю о нем больше, чем его собственная невеста.

— Или вам достаточно того, что я друг Дэвида? — продолжал он с искренним любопытством.

— А какая тут связь? — Ей была непонятна логика его умозаключений.

— Я… — Эдвард неожиданно чихнул, и у него на глазах выступили слезы. — Вы снова надушились этой отравой, — разочарованно констатировал он.

— Да, — сама не зная зачем, подтвердила Сьюзен.

— Не надолго же в вас проснулось милосердие. А может, оно и не просыпалось? Вчера вы не надушились, чтобы я своим чиханием не испортил вам обед, а о том, что у меня аллергия, вы думали в последнюю очередь. Стоит мне подойти к вам на расстояние пяти шагов, как у меня начинается приступ.

Сьюзен уже сталкивалась с этим престранным свойством его организма. В тот день, когда она пряталась у него в комнате, все было именно так, как он говорил.

— Дело в том, мистер Каллиган, что это мои любимые духи, — холодно заявила девушка. — И я не смогу и не захочу отказаться от них из-за того, что у вас они вызывают аллергию. Поэтому нам необходимо принять какое-то компромиссное решение. И самое разумное, на мой взгляд, — по возможности больше не встречаться. — Она повернулась, но не успела сделать и шага, как он больно схватил ее за локоть и развернул к себе лицом.

— Отчего вы все время бросаетесь на людей? Вероятно, у вас был неудачный роман, из-за которого вы стали ненавидеть всех и вся, считая себя вправе распоряжаться чужими судьбами. Боитесь, что кто-то окажется счастливым? Вот почему у вас нет времени завести "тайного или какого-то другого любовника". — Он слово в слово повторил фразу, которую она два дня назад обронила в разговоре с Норманом.

Сьюзен задохнулась от негодования. На каком основании он кидает ей в лицо такие страшные, уродливые обвинения? Это просто какой-то бред, нелепица! Случайно подслушал разговор, выхватил двусмысленную фразу и комментирует ее на свой манер. Обвиняет в чрезмерном самомнении. И неужели все это лишь из-за того, что я откровенно призналась, что он мне не нравится? Привык, что ему все на шею вешаются. Высокомерия хоть отбавляй. Она высвободила свою руку и как можно более спокойно сказала:

— Моя личная жизнь вас не касается. А в следующий раз, прежде чем обвинять других, посмотрите на себя — вдруг захотите что-нибудь исправить. — И хотя говорила Сьюзен предельно вежливо, в ее зеленых глазах бушевал океан страстей.

Каллиган на мгновение задумался, а потом спросил:

— Что такого вы знаете о моей личной жизни, что мне надо было бы исправить?

— Знаю не только я, но почти все, кто работает здесь, — ответила Сьюзен.

— И что же это? Позвольте узнать.

— Позавчера с вами была женщина, — нехотя объяснила Сьюзен, уже раскаявшись, что ввязалась в обсуждение этих никому не нужных подробностей.

— Женщина была не со мной, мы просто обедали вместе.

— Хорошо. А когда я была в вашем номере, вам позвонила женщина по имени Глэдис. Став невольной свидетельницей вашего разговора, я поняла, что вас с ней связывает нечто большее, чем приятельские отношения.

— Это правда. — Он утвердительно кивнул, и его лицо помрачнело.

— Вот и получается, — объявила Сьюзен тоном прокурора, — новый день — новая женщина.

— Нет, Сьюзен, это еще не предел цинизма, — парировал Каллиган. — Вот если бы я встретился в один день с двумя женщинами… — И он с вызовом посмотрел ей в глаза.

— И это было, — не останавливалась Сьюзен. — Смею вам напомнить, что, проводив маленькую блондинку, вы сделали мне недвусмысленное предложение провести ночь в вашем номере.

— Но вы же не согласились.

— Ну и что? Важен сам факт.

— Если бы я знал тогда, кто вы, то никогда не сделал бы этого предложения.

Последняя фраза показалась Сьюзен оскорбительной, и она не удержалась от вопроса;

— А что изменилось с тех пор, как вы со мной познакомились?

— Очень многое изменилось. — Он пристрастно оглядел ее с ног до головы. — Я понял, что вы не из тех женщин, которые мне нравятся. Моя подруга должна быть нежной, женственной и…

— Навязчивой, — с отвращением добавила Сьюзен, вспомнив суетливую и сюсюкающую «дорогую». Почему он считает, что я не могу быть нежной и женственной? — думала Сьюзен. Ее самолюбие было задето. Он ведь совсем меня не знает.

— Только не навязчивой, упаси господи, — серьезно сказал Эдвард.

— А вы не требовательны, — съязвила Сьюзен. — Значит, ваш идеал — нежная, женственная и ненавязчивая. Может, будут и другие пожелания?

— А вы хотите предложить свою кандидатуру?

— Конечно нет. Вы слишком самоуверенны. Так же, как я не отвечаю вашему представлению об идеальной женщине, и вы не похожи на мужчину моей мечты. — Она буквально захлебывалась потоком слов, чтобы высказать Эдварду все, что о нем думала.

— Холостого пастора найти не так трудно. Я удивляюсь, почему вы до сих пор не замужем. — Каллиган недоуменно пожал плечами.

Неужели он думает, что я мечтаю о браке со служителем культа? Я уважаю этих мужчин, но они прежде всего преданы Богу и своей пастве. А я хочу, чтобы муж принадлежал мне безраздельно, чтобы заботился обо мне. Я устала быть сильной и независимой, устала преодолевать трудности, хочу, наконец, опереться на кого-то и расстаться со своим одиночеством. Этот внутренний монолог прибавил Сьюзен самообладания. Пора было ставить точку в затянувшемся разговоре.

— Ваши измышления по поводу моего будущего, мистер Каллиган, меня не интересуют. Как, впрочем, и вы сами. — Это прозвучало довольно грубо, но она и не собиралась подбирать выражения.

— Вы в этом уверены? — Казалось, он сомневался в ее категоричности.

Сьюзен считала, что говорить больше не о чем, а тем более что-то переспрашивать и уточнять. Каллиган, по всей видимости, намеренно тянул время, чтобы окончательно вывести ее из себя. Она была уже настолько взвинчена, что даже то обстоятельство, что смотреть на него приходилось снизу вверх, раздражало ее. Он был намного выше ее ростом, и положение не спасали даже ее высоченные каблуки.

— Абсолютно уверена, — сказала она тихо и равнодушно.

— А мне кажется, вы пытаетесь оскорбить меня из духа противоречия или просто потому, что встали сегодня не с той ноги. — Эдвард играл с ней как кошка с мышкой.

Господи, когда же это кончится! — взмолилась про себя Сьюзен. Эмоции снова захлестнули ее, и, вместо того чтобы смолчать, она невольно подыграла ему.

— Дух противоречия, мистер Каллиган, здесь ни при чем. Я, по-моему, ясно дала понять, что не хочу с вами общаться. И если уж обстоятельства сложились так, что вы живете в моем отеле и нам время от времени придется сталкиваться, давайте просто не обращать внимания друг на друга.

— Боюсь, что это будет затруднительно. — Каллиган усмехнулся.

— Почему? — нетерпеливо бросила Сьюзен, опасаясь нового подвоха.

— Хотя бы потому, что четверть часа назад я говорил с вашей сестрой и пригласил ее и, конечно, вас, — слово «вас» он произнес нарочито отчетливо, лукаво глянув на Сьюзен, — отужинать со мной, чтобы отблагодарить за вчерашнее гостеприимство.

— Это, пожалуйста, без меня, — запротестовала девушка. — Уверена, что вы с Мелани прекрасно проведете вечер вдвоем. Как видите, управление отелем имеет свои негативные стороны. Мы не можем отлучаться обе одновременно, только по очереди. — Она облегченно вздохнула, решив, что удачно выпуталась из ситуации, и подумала, как же отвратительно должна себя чувствовать Мел в ожидании этого ужина на голгофе.

— Не расстраивайтесь, Сьюзен, — не унимался Эдвард. — Мелани все предусмотрела. Мы посидим прямо здесь, в вашем ресторане. Никто не будет в обиде, и вы в любую минуту сможете отлучиться по делам. — Он был безмерно доволен собой и торжествовал. Сьюзен вынуждена была признать, что ее ловко загнали в угол. Пришлось смириться с поражением.

— Да, это очень разумное решение, — рассеянно пробормотала она. — А сейчас, извините, мне пора идти. — Она машинально поправила волосы и поспешила удалиться.

— Я буду с нетерпением ждать нашей встречи! — с пафосом крикнул ей вслед Эдвард, но для Сьюзен в его словах звучала только насмешка.

Весь день прошел под впечатлением от утреннего разговора. Про себя она продолжала полемизировать с Каллиганом, и от этого ее нервозность только нарастала. Почему он не оставит ее в покое? Зачем эти никому не нужные разговоры, нелепые обвинения? Их ничего не связывало, и, тем не менее, этот мужчина позволял себе манипулировать ею, приводил в смятение все ее существо. Она, словно птица, бьющаяся о стекло, не могла выбраться на свободу, избавиться от его подавляющей энергии.

— Сюзи, я перестала тебя понимать, — с укором заметила Мелани. — Вчера почти в домашней обстановке ты выглядела так, словно собралась на прием к королеве. А сегодня, когда мы обедаем в общественном месте, и множество придирчивых глаз будут оценивать наш внешний вид, ты даже не позаботилась о том, чтобы привести себя в порядок,

Сьюзен никак не отреагировала на замечание сестры. Она уже решила, как поведет себя за ужином. Каллиган должен уяснить, что ее совершенно не интересует его мнение ни о ее красоте, ни о ее манерах. Равнодушие и холодность, может быть, даже бестактность — вот ее оружие против него. Она осталась в той же юбке и блузке, а волосы собрала в тугой пучок на затылке и закрепила заколкой из слоновой кости.

Мелани, наоборот, в этот вечер постаралась выглядеть нарядной. Она надела облегающее голубое платье, чтобы подчеркнуть небесный цвет своих глаз, распустила белокурые волосы (у нее была немного отросшая стрижка каре) и вся как-то повеселела и преобразилась.

После разрыва с Дэвидом Мелани очень похудела и осунулась, хотя и без того была худощавого телосложения. У нее появились темные круги под глазами, потому что по ночам она не спала, а все думала о своих проблемах. Но сегодня, и Сьюзен с радостью отметила это, сестра выглядела превосходно. Девичья хрупкость и нежность делали ее привлекательной, несмотря на следы переутомления. Да и эти следы были тщательно скрыты косметикой.

— Мел, ты сегодня такая хорошенькая! — Сьюзен обняла сестру за плечи. — Просто глаз не отвести. Вот бы Дэвид сейчас видел тебя!

— Я провела полтора часа перед зеркалом, чтобы Каллиган запомнил меня красивой и жизнерадостной. Уверена, что Дэвид спросит его, как я выгляжу. Так зачем давать повод себя жалеть? Пусть лучше думает, что у меня все прекрасно, и я ни о чем не жалею.

Она капнула на указательный палец чуточку духов и нанесла их на запястье и около мочек ушей, закрыла пузатый флакончик и обернулась к сестре, готовая спуститься в холл. Сьюзен была забавна сама мысль, что ее пригласили на обед в ее же собственный ресторан, но она решила не размышлять на эту тему, а просто вкусно и с удовольствием поесть, что бы ни происходило за столом.

Каллиган был пунктуален и уже ждал их у входа в бар.

— Мои прекрасные леди, я просто ослеплен вашей красотой! — воскликнул он и пошел им навстречу.

Со стороны это выглядело как комплимент, но Сьюзен во всех высказываниях Эдварда чудились насмешка и подвох. Она понимала: он не мог не заметить, что она пальцем о палец не ударила, чтобы одеться подобающе случаю. Сам он опять был в новом костюме и свежей, как зимнее утро, рубашке. Рядом с нарядной Мелани и этим франтом Сьюзен смотрелась более чем скромно, но ей было все равно, что подумают окружающие. Она даже выдумала для себя оправдание, будто деловой обед не предполагает парадной формы одежды.

В следующий момент произошла странная путаница. Выяснилось, что идея пообедать в ресторане отеля не принадлежала Мел, хотя Каллиган и утверждал это очень настойчиво. Мелани удивленно хлопала накрашенными ресницами и объясняла, что это именно он изъявил желание остаться в отеле, чтобы еще раз насладиться кулинарным искусством их замечательного шеф-повара. Сьюзен не стала докапываться до истины. Ей и так стало ясно, что Каллиган все подстроил, чтобы у нее не было возможности не прийти. Но зачем он это сделал, оставалось для нее загадкой.

— Сьюзен, по-моему, вы нервничаете. Что-нибудь случилось? — участливо и одновременно с иронией спросил Эдвард. Похоже, начиналась старая песня, и девушке надо было запасаться выдержкой и терпением.

— Нет, вам показалось, — вежливо ответила она. — Давайте же наконец пойдем куда-нибудь, — обратилась она к сестре и Эдварду одновременно.

— Конечно, конечно. Правда, я полагал, что мы сначала выпьем что-нибудь в баре.

— Выпить можно и за столиком ресторана. У нас прекрасная карта вин, — с холодной вежливостью предложила Сьюзен и увлекла их за собой.

— Да, карта действительно богатая. Я обратил на это внимание еще в первый день, — согласился Эдвард, галантно распахивая перед дамами стеклянные двери. — Я сделал одно интересное наблюдение. — Каллиган продолжил непринужденную светскую беседу, когда они расселись вокруг стола. — Место, где люди едят, всегда является центральным и самым приятным как в частном доме или квартире, так и в крупных или совсем крохотных отелях. Ваш пример не исключение.

Мелани довольно улыбнулась. Тема разговора была ей по душе.

— Мне очень приятно, что вам у нас понравилось. Мы совсем недавно закончили оформление интерьера и…

— Да дело даже не в интерьере, — мягко перебил ее Эдвард. — Здешняя кухня — вот что божественно. Ваш шеф-повар дорогого стоит.

— Вы правы, он настоящая находка, — подхватила Мелани.

— А как он вообще попал к вам? — В голосе Каллигана звучала неподдельная заинтересованность. — Профессионал такого класса достоин работать в самых фешенебельных и дорогих заведениях Лондона. И удивлять своим мастерством истинных ценителей кулинарного искусства.

— А разве только очень богатые люди могут быть истинными ценителями кулинарного искусства? — ехидно ввернула Сьюзен, считавшая снобизм не самой привлекательной человеческой чертой.

— Не спешите обвинять меня в предвзятости и дискриминации, Сьюзен, — возразил Эдвард. — Задумайтесь на секунду какие деньги он мог бы зарабатывать в более престижном заведении, чем ваше. Только без обид. Вы же понимаете, что я имею в виду.

Конечно, Сьюзен понимала, что он имеет в виду. Ей и самой неоднократно приходило в голову, что в отеле классом повыше или эксклюзивном ресторане жалованье Нормана было бы несравненно больше того, что он имел здесь. Но сам Норман почему-то не задумывался об этом. В один прекрасный день он просто пришел и предложил свои услуги на кухне, и сестры охотно взяли его. Начинал он с младшего помощника, но за короткое время благодаря своему таланту и изобретательности стал шеф-поваром. С тех пор ресторан приносит солидную прибыль, а Сьюзен и Мелани все еще не могут поверить, как им сказочно повезло.

— Не скажу, что Норман работает бесплатно, на благотворительных началах. Но, насколько мне известно, деньги не являются главной целью его жизни, — многозначительно подытожила Сьюзен.

— Про цель это вы на меня намекаете? — Лукавые огоньки заплясали в глазах Каллигана.

— Нет, конечно. Ни на кого я не намекаю, просто размышляю вслух, — невозмутимо объяснила девушка.

— А вот и меню, — обрадовалась Мелани.

Очутившись между двух огней, она постепенно начинала чувствовать себя судьей на боксерском ринге. Сильные и полные энергии, Сьюзен и Эдвард деликатно метали друг в друга громы и молнии. Мелани опасалась, как бы в пылу схватки они не задели ее за живое. Надо было как-то смягчить, разрядить обстановку, но вмешаться в их словесную дуэль она не решалась. Поэтому, когда к столу подошла официантка, Мелани решила воспользоваться моментом и переключить всеобщее внимание на карту вин.

Единодушно выбрали недорогое, но знаменитое своими исключительными вкусовыми качествами столовое вино "Шато Марго". Как ни странно, Эдвард и Сьюзен заказали одинаковую закуску и основные блюда: это были суфле из лосося под белым соусом и стейк Веллингтоне. Мелани предпочла паштет и утиную грудку в апельсиновом желе. Все эти яства таяли во рту, и разговор постепенно иссяк. Яблочный пирог со взбитыми сливками, поданный на десерт, смог осилить только Эдвард. Отправляя в рот последний кусочек, он подозвал официантку и попросил пригласить в зал шеф-повара, потом удовлетворенно откинулся в кресле и закурил.

— Сьюзен, — заговорил он, лениво растягивая слова, — вы обратили внимание, что наши гастрономические вкусы совпадают? Может быть, это знак судьбы и во мне все-таки есть черты вашего идеала?

Это было просто смешно. Сьюзен первый раз слышала, что похожие гастрономические пристрастия могут стать залогом любовных отношений или брака.

— Мистер Каллиган, вы опять льстите себе. И ваша шутка кажется мне скорее нелепой, чем смешной.

— Уж и не знаю, что мне делать, Сьюзен. Вы упорно отказываетесь воспринимать меня всерьез.

Эдвард рассчитывал продолжить диалог, но Сьюзен предпочла промолчать, заметив, что к столику приближается Норман. Она приветливо улыбнулась ему, а Каллиган, перехватив взгляд, встал со своего места, чтобы поприветствовать повара. Пару секунд он разглядывал Нормана, словно восстанавливая в памяти его облик, и наконец узнал в нем того самого блондина, который у конторки регистрации обсуждал со Сьюзен интимные вопросы.

— Эдвард Каллиган, — представился он, протягивая шеф-повару свою сильную и ухоженную руку. — Я позволил себе пригласить вас, чтобы поблагодарить за великолепную еду, которую вы для нас приготовили.

— Норман Осборн, — назвал в ответ свое имя шеф-повар, пожимая руку Каллигана. — Мне очень приятно слышать эти слова. Рад, что вам понравилось.

— Почему бы вам не присоединиться к нам и не выпить? — предложил Эдвард, жестом указывая Норману на свободное кресло. — Надеюсь, ваше начальство не будет возражать.

Сьюзен не понравился взгляд, каким окинул ее Каллиган, узнав в поваре ее давешнего собеседника. Можно было подумать, что он вообразил, будто их связывает нечто большее, чем профессиональные отношения. Разумеется, они дружили, если таковое вообще возможно между мужчиной и женщиной. И к чести Сьюзен, именно благодаря ее осмотрительности и благоразумию эта дружба до сих пор не переросла в роман.

— Благодарю вас, но пока я занят, — произнес с сожалением Норман. — Приятно было познакомиться. До вечера, Сюзи. — Уже на ходу обернувшись, он посмотрел на нее как-то по-особому.

Тем временем Эдвард внимательно наблюдал за происходящим, и многозначительный прощальный взгляд шеф-повара не укрылся от его всевидящего ока. А Сьюзен сделала вид, что ей нет дела ни до одного из мужчин. Про себя она размышляла, какие картины рисует сейчас бурное воображение Каллигана и не кажется ли ему странным, что ее выбор пал на Нормана, который даже отдаленно не напоминал пастора, которого Эдвард прочил ей в мужья.

— Как давно он работает у вас? — спросил Каллиган, когда Норман удалился.

— Приблизительно полгода, — ответила Сьюзен. — С тех пор наш ресторан стал популярным.

— Ну, это неудивительно. Удивительно другое, — продолжал он, прищурившись. — Что удерживает его в этом очаровательном, но маленьком и скромном местечке? Мне думается, у него есть весомая причина довольствоваться этой работой и, скорее всего, личного характера. — Он пристально посмотрел в глаза Сьюзен, пытаясь прочитать в них ответ, но девушка словно отгородилась от него стеной. — Вы часто общаетесь и должны были бы знать…

— Нет, не знаю. — Она была спокойна, как никогда. — Я вообще привыкла разделять бизнес и личные отношения. А что до Нормана, полагаю, все дело в отсутствии тщеславия. Кстати, Эдвард, почему вы так подробно расспрашиваете о нем? Можно подумать, вы хотите похитить его у нас. — Она улыбнулась своей шутке.

— Зачем же похищать? — На лице мужчины не было и тени улыбки. — Я использую цивилизованные методы, предложив ему то, от чего он вряд ли откажется.

Сьюзен похолодела и на мгновение потеряла дар речи.

— Я не совсем понимаю вас. — Она с трудом справилась с собой.

— Странно, вы казались мне такой сообразительной. На самом деле, Сьюзен, все предельно просто. Узнав о том, какой самородок пропадает в этой дыре, я решил предложить ему работу в одном из своих ресторанов. Не имеет принципиального значения в каком. Этот парень настолько талантлив, что поднимет любое дело. А иначе зачем, вы думаете, я приехал в этот пансион для престарелых путешественников? — Он хитро улыбнулся и попросил у официантки счет.

4

За столом воцарилось тревожное молчание. Неожиданное признание Эдварда Каллигана об истинной причине его приезда поразило сестер как гром среди ясного неба. Ни одно из их подозрений не подтвердилось, но правда оказалась еще хуже, чем они могли предположить. Было не совсем понятно, кто в этой ситуации сыграл роковую роль, разрекламировав Нормана Каллигану.

Практичный бизнесмен, видимо не поверив на слово, решил проверить информацию на своем собственном желудке. Что ж, эксперимент удался, с горечью подумала Сьюзен. Но каким циником надо быть, чтобы сообщить нам об этом таким образом! Нанести удар в спину! А сам он, по всей видимости, считает это в порядке вещей и не чувствует никакой неловкости.

— Правда, с самим Норманом на эту тему я еще не говорил, — продолжал Каллиган, передав официантке свою кредитную карточку и сделав вид, что не замечает отчаяния в потухших глазах сестер. — Не хотелось делать это за вашей спиной, особенно после того, как вчера вы любезно пригласили меня на обед.

Господи, какое лицемерие, думала про себя Сьюзен. Ей было физически неприятно видеть его самодовольное лицо напротив. Он ведь прекрасно сознает, что мы, можно считать, уже лишились Нормана — надо быть совсем ненормальным, чтобы отказаться от предложения работать на такого известного дельца, как Каллиган. Но без Нормана мы очень скоро разоримся. Ресторан — единственный стабильный источник дохода, который позволял им держаться на плаву.

Гнев и отчаяние одновременно нарастали в ее душе. Под угрозой оказалось дело отца и матери, их прошлое, их энергия и любовь, которыми были наполнены стены этого маленького особнячка. Но и судьба Нормана была небезразлична Сьюзен. Не использовать такую возможность было бы с его стороны ошибкой, о которой он может сожалеть всю жизнь. Положение было безвыходное, просто катастрофическое. И все из-за этого коварного, двуличного человека, который ради своей цели и по трупам готов пройти!

Внезапно терпение Сьюзен лопнуло, словно кто-то проткнул иголкой воздушный шар. Она расправила плечи, выпрямилась, придвинулась ближе к Каллигану и, как потревоженная кобра, злобно зашипела.

— Вы очень красиво говорите, мистер Благородство. Но когда вы за что-то беретесь, от ваших холеных рук повсюду остаются грязные следы. — Эдвард побелел, и его глаза сделались страшными. Сьюзен невольно отпрянула, испугавшись, что он ударит ее.

— Вы, вероятно, знаете обо мне больше, чем я сам, — хрипло выдавил он, до боли сжав кулаки, чтобы погасить свой гнев.

— Я знаю, что вы мер…

— Перестань! — властно приказала Мелани, выйдя вдруг из полуобморочного состояния. — Сейчас не время и не место выяснять отношения. — Она машинально скользнула взглядом по залу, который был заполнен до отказа. Посетители пили кофе, болтали и, похоже, совершенно не интересовались тем, что происходило за столиком Сьюзен и Мелани. Потом она с ледяной учтивостью обратилась к Эдварду: — Давайте встретимся завтра в нашем офисе в десять утра.

Каллиган утвердительно кивнул.

— Бас это время устраивает? — спросил он Сьюзен.

— Вполне. А сейчас прошу меня извинить. — Она встала из-за стола и пошла к выходу.

Сьюзен была восхищена выдержкой сестры.

Суметь овладеть ситуацией в тот момент, когда казалось, что произойдет нечто ужасное. А я вот была не на высоте, чуть не вцепилась в эту гладко выбритую физиономию. Наверное, я слишком эмоциональна, размышляла она, совершенно без сил упав в кресло в своем офисе. Милый Норман, как же мы будем без него! Неужели все должно скоро кончиться? А вдруг Дэвид нарочно рассказал Каллигану про него, чтобы расстроить наши дела? Но нет, быть этого не может. Я уже в каждом начинаю видеть врага. Паранойя какая-то. Мы сами виноваты. Нельзя было допускать, чтобы благосостояние отеля зависело только от кулинарного мастерства шеф-повара…

— Что-то подсказывает мне, — услышала она знакомый голос, — что на месте этой канцелярской скрепки вы предпочли бы видеть мое бренное тело.

Сьюзен вздрогнула и моментально внутренне собралась. Справа от ее кресла в дверном проеме стоял невозмутимый Эдвард Каллиган. Потом она опустила взгляд на свои руки — пальцы крепко сжимали совершенно исковерканную скрепку, которую она погнула в приступе ярости, сама того не заметив. Сьюзен поднялась и бросила ее в корзину для бумаг.

— Там, по-моему, черным по белому написано; "Только для администрации", — устало заметила девушка. Каллиган, с подчеркнутым вниманием изучив табличку, пожал плечами.

— Здесь еще есть "Пожалуйста, стучите", — прочитал он с выражением. Ситуация явно забавляла его.

— Но вы решили не затруднять себя. — Кровь снова начинала стучать в висках, и, чтобы не закружилась голова, Сьюзен вцепилась руками в деревянный стол.

— Решил что? — Эдвард аккуратно закрыл дверь, прошел в глубь комнаты и сел на край того самого стола, о который опиралась девушка.

— Решили не стучать, — чуть ли не по складам повторила Сьюзен. Ей снова приходилось смотреть на него снизу вверх и испытывать при этом что-то похожее на клаустрофобию.

— Я стучал.

— Почему вы все время врете? — Ей безумно хотелось стереть с этого красивого лица насмешливую улыбку.

— Не будем спорить. Считайте, что я пришел к вам в гости.

— Тогда вы перепутали время. Вас ждут завтра утром, ровно в десять.

— Сьюзен, но почему так официально? Неужели все из-за того, что я хочу помочь в карьере талантливому парню? Разве вы не слышали поговорку, что в бизнесе все средства хороши?

— Вы путаете. Не в бизнесе, а в любви и на войне.

— С какой страстью вы это сказали! — Каллиган на секунду задумался. А знаете, влюбиться в вас — все равно что начать боевые действия. — Он понизил голос и приблизил к ней свое лицо. — И может быть, битва стоит того, чтобы ее выиграть. — Он скользнул глазами по ее губам, груди. — Кто знает!

Сьюзен немного отклонилась, а он уже как ни в чем не бывало сидел в кресле напротив нее.

— Хотите, дам вам совет? — Эдвард лукаво прищурился. — Но даже если не хотите, все равно дам. Никогда в жизни не делайте поспешных выводов. Это поможет вам избежать многих ошибок и не выглядеть смешно…

— Не надо меня учить! — сурово оборвала его Сьюзен, довольная тем, что сумела дать отпор наглецу,

— Нет, надо. — Каллиган встал, и комната словно уменьшилась в два раза. Он медленно надвигался на нее, как огромная туча на солнце. Растерянность отразилась на лице девушки, а этого допускать было нельзя, она понимала это, но сделать ничего не могла. Эдвард подошел к ней так близко, что Сьюзен была вынуждена запрокинуть голову, чтобы видеть его лицо. Ее поразила глубина его темно-синих глаз, обрамленных длинными черными ресницами, великолепию которых могла бы позавидовать любая женщина. Его рука нежно прикоснулась к ее затылку и осторожно расстегнула заколку.

— Грешно собирать такие роскошные волосы в пучок, — глухо проговорил он, распуская непослушные пряди по плечам. — Вот так-то лучше. — В его глазах мелькнуло искреннее восхищение,

— Эдвард…

— Ничего не говорите, Сьюзен. — Он коснулся губами ее губ. Она инстинктивно попыталась высвободиться, но он крепко обнял ее за гибкую талию.

В его поцелуе не было ни грусти, ни насилия, он будто пил с ее губ божественный нектар, стараясь собрать все до последней капли. Ее сопротивление стало ослабевать, по всему телу разлилось упоительное тепло, а под грудью, где солнечное сплетение, появилась тягучая и сладкая боль, от которой кружилась голова.

— Не будь такой напряженной, я не причиню тебе вреда, — прошептал Каллиган, на мгновение возвращая ее из чудесного сна в реальность. Его язык становился требовательным и настойчивым. Она чувствовала, как, словно в каком-то шаманском танце, он касается ее нёба и самых дальних уголков рта. Ее руки безвольно покоились на его плечах, ноги ослабели, и она приникла к Эдварду, тесно прижалась к нему, они стали на мгновение одним неразделимым существом.

Никто еще не целовал ее так. Ни один мужчина еще не разбудил в ней такого неистового, почти первобытного желания отдать всю себя без остатка. Она хотела, чтобы он овладел ею прямо здесь, на полу этой крохотной комнаты, хотела в полной мере испытать тот бешеный ураган страсти, который так внезапно бросил их в объятия друг друга. Думать Сьюзен не могла и не хотела. Она была целиком во власти чувственного наслаждения.

— О боже, Сюзи, что ты делаешь со мной! — Он немного отстранился, чтобы посмотреть на нее. Его синие глаза затуманились от желания.

— Я делаю? — мгновенно ощетинилась девушка.

— О нет, только не принимайся снова меня ругать. — Она с удовольствием ощутила на своем лице его горячее дыхание. — Это безумие, Сюзи, но я хотел бы заниматься с тобой любовью прямо здесь, до тех пор пока от усталости мы не сможем пошевелиться. — Он словно прочел ее собственные мысли. Стыдливый румянец на мгновение окрасил ее щеки.

Но ведь это действительно безумие! Мы даже не нравимся друг другу! Сьюзен опомнилась и попыталась освободиться.

— Что с тобой? — Каллиган продолжал удерживать ее словно в тисках. — Ну кто бы мог подумать, что желание настигнет нас в этом, с позволения сказать, неприспособленном для любовных игр месте.

Какие любовные игры, какое желание! Это какое-то наваждение, помутнение рассудка.

— О чем ты думаешь, Сюзи? — с беспокойством спросил Эдвард, разжимая свои объятия.

— Я думаю о том, что еще вчера вы говорили, какая я некрасивая, злая и беспринципная.

— Что? — Он мгновенно побледнел. — Выходит, вот почему вы так профессионально изображали страсть. Хотели самоутвердиться? Если так, то вам это удалось. Теперь я понимаю, почему Осборн теряет свои лучшие годы в этой богадельне.

— И что же вы понимаете? — Сьюзен уже отошла на приличное расстояние, и они оказались в разных углах комнаты,

— А то, каким оригинальным способом можно удерживать при себе нужных людей. Оказывается, достаточно просто спать с ними…

— Сюзи, ты здесь? — В комнату заглянула Мелани. — А я решила… — Она тотчас осеклась, увидев, что девушка не одна. Картина, представшая ее взору, была весьма красноречивой. — Ну как это называется? Мы же договорились встретиться и разобраться во всем завтра. — Она вопросительно глянула на Каллигана, не получив ответа от сестры.

— Мистер Каллиган решил не откладывать дело в долгий ящик, — съязвила Сьюзен. — Вообще-то, он пришел сюда совсем с другими намерениями. — Она не сводила пронизывающего взгляда со своего противника. Золотисто-рыжие волосы, в беспорядке рассыпавшиеся по плечам, и пылающие щеки делали ее похожей на героиню какого-то спектакля или кинофильма.

— Ну, мои другие намерения могут и подождать, — вступил Эдвард. — А что касается основной причины нашего конфликта, я советую вам…

— Мы не нуждаемся в ваших советах, — отрезала Сьюзен.

— Не перебивайте, пожалуйста. Я советую вам пока ничего не говорить мистеру Осборну.

— Поскольку речь идет о его будущем, эта просьба кажется мне нелепой и абсурдной. — Голос Сьюзен уже почти срывался на крик, но Эдварда, похоже, не смущала перспектива стать свидетелем женской истерики.

— Как бы там ни было, — по-деловому продолжал он, — это прежде всего вопрос коммерции, и, пока ваша сторона до конца не уяснила себе, что я планирую предложить этому человеку, он ничего не должен знать.

— Коммерческая тайна здесь ни при чем. На самом деле вы не хотите, чтобы Норман догадался, как велико ваше желание заполучить его для одного из своих ресторанов, — не унималась Сьюзен.

— Он сможет диктовать свои условия, — с достоинством возразил Эдвард.

— Вот только знать этого пока не должен, да? Боитесь, слишком много запросит? — Горькая усмешка искривила ее губы.

Он устало и разочарованно покачал головой и обратился к Meлани:

— Вы производите на меня впечатление более здравомыслящего человека, чем ваша сестра. — Его голос стал значительно мягче. — Вам не кажется, что рыжие волосы — это своеобразная печать, которой Господь наделяет неуравновешенных, импульсивных людей? Но суть не в этом. Я очень прошу вас на сегодня закрыть тему шеф-повара и перенести обсуждение, как мы и договаривались, на утро.

Мелани была в нерешительности.

— Хорошо, мистер Каллиган, но дело в том, что я совершенно согласна со Сьюзен. Нет никакой разницы, когда Норман узнает о грядущих переменах в его жизни — сейчас или десятью часами позже. Вы ведь все уже для себя решили и добьетесь своего любой ценой.

— А как же иначе? — Эдвард сделал большие глаза и оживленно, с неподдельной заинтересованностью продолжал: — Но только, ради бога, объясните мне, Мел, почему заурядный закон свободного рынка вы воспринимаете как личное оскорбление? Спрос рождает предложение, и вы могли бы догадаться, что рано или поздно появится человек, который захочет воспользоваться услугами Нормана с выгодой для обоих. Я могу понять, почему это так задело Сьюзен, но вы? Неужели и вы… — Он не успел договорить.

— Успокойтесь, Каллиган, у вас слишком разыгралось воображение, — предостерегающе перебила его Сьюзен. Она была шокирована тем, что Эдвард плохо подумал о бедной Мел, которая и в мыслях не могла бы изменить мужу. То, что ее саму он записал в любовницы шеф-повара, уже не вызывало у Сьюзен бурной реакции. — Хорошо, леди, я вижу, что уже порядком надоел вам. Увидимся завтра. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, мистер Каллиган, — пролепетала Мелани, а Сьюзен промолчала, потому что в эту минуту не могла подобрать ни единого вежливого слова.

— Сюзи…

— Не надо, Мел, — умоляюще прошептала девушка. От перенапряжения у нее внезапно наступил упадок сил. Она медленно подошла к креслу, села и устало закрыла глаза.

Она не могла себе простить, что позволила себе такую слабость наедине с этим невыносимым человеком, полностью потеряв контроль над собой в его объятиях. И в то же время то, что она испытала с ним, сильнейшим образом потрясло все ее существо. Такого блаженства не дарил ей ни один мужчина. Конечно, у нее были и увлечения, и романы, но никогда романтическое чувство не захватывало ее целиком.

Мать уже в подростковом возрасте воспитала у девочек высокую самооценку и требовательность в выборе партнера. Благодаря этим качествам ее семейная жизнь сложилась удачно, того же она желала и дочерям. К двадцати семи годам Сьюзен имела четкое представление о том, с каким мужчиной она хотела бы пойти по жизни.

Эдвард Каллиган был полной противоположностью этого образа, и тем ужаснее было сознавать, что именно он пробудил ее чувственность. Что в нем так неодолимо влекло ее: порочность, легкое отношение к жизни, внешняя красота? Сьюзен не находила ответа и от этого в душе все сильнее росла тревога. Нужно было рассказать о случившемся сестре, но мешали подступившие слезы и комок в горле. Казалось, ей снится страшный сон: она хочет позвать на помощь, а рот не слушается, и звуки, еще не родившись, тонут в какой-то вязкой фантастической пустоте.

— Сюзи! — Мелани уставилась на сестру с каким-то священным ужасом. — Ты сейчас такая же, какой была я… Это судьба! У тебя на лице написано…

— Что написано? — выдавила Сьюзен.

— То же, что у всех женщин в нашей семье. У меня, когда я встретила Дэвида, наверное, и у мамы, когда она познакомилась с отцом. Мы, Моррисоны, влюбляемся внезапно и на всю жизнь. Я чувствовала, что придет время и с тобой случится такое…

— Не говори глупостей, Мел! — Сьюзен грубо оборвала мечтательный монолог сестры. — Я не знаю, что там происходило у вас с мамой, но надеюсь, что в моей жизни все будет по-другому. И с Эдвардом Каллиганом в последнюю очередь. — Она вскочила и нервно заходила по комнате.

— Разве ты не влюблена в него? — ласково и немного разочарованно спросила Мелани.

— Ну как тебе такое в голову пришло? — уверенно ответила Сюзи, но, по правде говоря, она и сама не могла разобраться в своих чувствах. Одно она знала наверняка: это не должно быть или стать любовью, потому что полюбить такого эгоистичного и аморального человека значило бы добровольно обречь себя на долгие годы страданий.

— Но, Сюзи, я же почувствовала, что между вами что-то произошло. Что-то… Ну, ты понимаешь, я имею в виду…

— Понимаю, — снова перебила ее сестра. — Но Каллиган из той породы мужчин, которые готовы соблазнять любую женщину моложе шестидесяти лет.

— Ну зачем ты так! — Мелани негодующе покачала головой. — Дэвид рассказывал мне, что Каллиган, напротив, очень разборчив в отношениях, он порядочный человек. А романы его скоротечны потому, что. по его словам, он еще не встретил ту единственную, которую узнает с первого взгляда. Конечно, он самолюбив и не хочет, чтобы его использовали, поэтому подчас вынужден использовать других.

Интересно, с иронией подумала Сьюзен, я уже в числе использованных?

— А еще Дэвид говорил, будто Каллиган придумал себе женщину-мечту, которой в действительности не существует.

Сьюзен совершенно не занимало, что думает Дэвид о своем друге и его сексуальной жизни, но она знала, что Мел необходимо иногда произносить его имя, вспоминать то, что он когда-то сказал. В этом заключалось ее маленькое счастье. Для себя Сьюзен уже составила мнение об Эдварде Каллигане и не нуждалась в его коррекции.

— Радуйся, Мел, — с наигранным воодушевлением сказала она. — У этой сказки счастливый конец. Принц нашел свою принцессу, через неделю они поженятся, будут жить долго и счастливо и умрут в один день!

— Это ты про Эдварда? — недоуменно спросила Мел.

— Ну а про кого же! — раздраженно бросила Сьюзен.

— Значит, Каллиган женится, а Дэвид даже не заикнулся мне об этом. — В ее голосе звучала детская обида.

— Мел, последний раз ты говорила с Дэвидом месяц назад. С тех пор столько воды утекло. Тогда, может быть, и речи не было ни о какой свадьбе.

— Ты права, но все-таки странно, что Эдвард поселился здесь, когда у него на днях такое событие.

— Разумеется, странно, — пробормотала Сьюзен. — Но нас это не должно волновать. Мы уже и так слишком долго его обсуждаем. Лучше подумай, что с нами будет, если мы лишимся Нормана. Это грозит разорением, а наши родители просто не смогут пережить потерю.

— У нас есть шанс, может, он откажется принять предложение Каллигана. Хотя… — она перехватила скептический взгляд сестры, — это было бы безумием с его стороны. Но откуда, откуда Эдвард узнал о нем?

Для Сьюзен этот вопрос не был таким неразрешимым. Она подозревала, что тут не обошлось без Дэвида, но сестре ничего говорить не стала. Во-первых, не хотела подливать масла в огонь — их брак и так был под угрозой, а во-вторых, у нее не было никаких доказательств.

— Сейчас это не имеет значения. У нас серьезная проблема и надо думать, как ее решить.

5

На следующее утро после бессонной ночи Сьюзен ни на йоту не приблизилась к разгадке своей неожиданной реакции на поцелуй Эдварда Каллигана, Согласиться с Мелани, будто причиной была вспыхнувшая внезапно влюбленность, она не могла, да и не хотела. Признаться самой себе, что не устояла перед мужским обаянием, не позволяла гордость.

История взаимоотношений ее матери и отца всегда была примером для нее. Они действительно полюбили друг друга с первого взгляда, и долгие годы их чувство оставалось таким же романтичным и трогательным, как в молодости. Родителей связывало нечто большее, чем любовь или страсть. Видимо, они, как в старинной легенде, были двумя половинками одного существа и не могли чувствовать себя счастливыми друг без друга.

Замужество Мелани тоже поначалу казалось предопределенным свыше. Их роман развивался бурно и стремительно. Дэвид красиво ухаживал за ней, а она буквально боготворила своего жениха. Даже сейчас, после разрыва, Мел не позволяла себе ни одного грубого или резкого слова в его адрес, словно оберегала свои воспоминания от жестокости и несовершенства реальной жизни. Она жила мечтой об идеальных отношениях мужчины и женщины и ни за что на свете не рассталась бы с ней, уверенная, что если очень сильно чего-то желать, то это обязательно сбудется.

Идея полюбить однажды и на всю жизнь, безусловно, была прекрасна и привлекала Сьюзен. Но не такому же мерзавцу, как Эдвард Каллиган, посвящать это чувство!

— Ты выглядишь такой расстроенной. Неужели все так плохо, Сюзи? — участливо поинтересовался Норман, заглянув в офис. После завтрака у него оставалось два свободных часа, чтобы съездить домой и покормить любимую кошку. К ленчу он возвращался в отель и работал до позднего вечера.

Сьюзен приветливо улыбнулась ему.

— Ты очень внимательный, Норман, мне это приятно. И в самом деле, у меня сегодня не лучший день.

— Любой день должен приносить радость, тем более такой удивительной женщине, как ты. Пойдем лучше выпьем кофе, и я постараюсь развеять твои дурные мысли.

Сьюзен взглянула на часы. До встречи с Эдвардом Каллиганом оставалось полчаса, она решила принять приглашение и немного отвлечься.

— Пойдем. Только в десять мне нужно будет уйти по делам.

— Отлично, а я поеду домой.

Они прошли в зал ресторана и устроились за маленьким столиком у окна. Официантка принесла им дымящийся ароматный напиток в изящных фарфоровых чашечках. Посетителей почти не осталось, и помещение хорошо просматривалось.

Сьюзен машинально обернулась и встретилась глазами с Каллиганом, который сидел сзади, недалеко от их уютного уголка. Его взгляд говорил о многом. В нем было все: презрение, насмешка, вызов. Можно было подумать, что Эдвард — ревнивый муж, рано утром заставший свою жену в кафе с другим мужчиной. Сьюзен было безразлично, что он думает о ней с Норманом, главное, что ей самой не в чем было себя упрекнуть. Она снова повернулась к Норману и постаралась больше не отвлекаться.

— Хорошо вот так спокойно посидеть с тобой. — Сьюзен сделала глоток, и приятное тепло разлилось по ее телу. — Я давно хотела спросить: тебе по-прежнему нравится работать здесь? — В вопросе не было подвоха. Девушка искренне хотела выяснить, как обстоят дела.

— Да, Сюзи. У вас в отеле теплая домашняя обстановка. Сейчас трудно найти место, где люди так искренне, по-дружески относятся друг к другу. Единственное, что огорчает меня, — размолвка Дэвида и Мелани, но я уверен, что это у них ненадолго. Знаешь, мы ведь здорово подружились с ним. Не с кем теперь посидеть в баре и поговорить по-мужски. — Он печально улыбнулся.

— Скажи, — поинтересовалась Сьюзен, — с тех пор как Дэвид ушел, он не пытался связаться с тобой? Может быть, звонил?

— Нет. Он совершенно пропал. Но ты не волнуйся, скоро они с Мел помирятся, и он вернется. Знаешь, как говорят: милые бранятся — только тешатся.

— Хотелось бы верить, — задумчиво проговорила Сьюзен.

— Смотри-ка, наш знаменитый гость все еще здесь, — с удивлением заметил Норман, перехватив взгляд Сьюзен, которая не удержалась и снова обернулась к Эдварду. Тот, похоже, не спешил уйти из ресторана и заказывал уже вторую чашку кофе.

Он караулит меня, возмутилась про себя девушка.

— Баловень судьбы… — равнодушно сказал Норман.

— А разве тебя не интересуют успех, богатство? — удивленно спросила Сьюзен.

Норман пожал плечами.

— Постольку-поскольку и уж, конечно, меньше, чем его. Видишь ли, Сюзи, я всегда считал, что есть вещи и поважнее. Когда ты достигаешь определенной высоты, у тебя уже нет пути назад. Нужно двигаться только вперед, и ты постепенно теряешь свободу, становишься рабом своего успеха.

— По-моему, ты слишком пессимистично рассуждаешь, — улыбнулась она.

— Может быть, но я знаю, что ни слава, ни богатство не могут сделать человека счастливым.

— Это правда, — согласилась Сьюзен и подумала, что Каллиган — яркое тому доказательство. У него есть все, о чем только можно мечтать, но он страшно одинок. Женится явно не по любви, а сам, как говорила Мелани, безуспешно ищет несуществующий идеал возлюбленной. — А что делает тебя счастливым? — Она попыталась выбросить Каллигана из головы, хотя сделать это было нелегко, ощущая его ледяной взгляд на своем затылке.

— Это провокация? — вопросом на вопрос ответил Норман.

— Как ты мог такое подумать, — рассмеялась Сьюзен. — Мне просто интересно. Мы ведь никогда толком не говорили по душам.

— Это потому, что ты старательно избегаешь меня. Я бы мог тебе целый вечер рассказывать о своих представлениях о жизни, если, конечно, это не скучно.

— Совсем не скучно, — убежденно ответила Сьюзен. — Я много думала: что такой одаренный человек, как ты, делает в нашем скромном семейном отеле? Но твои слова по поводу успеха частично удовлетворили мое любопытство.

— Только частично? — парировал он. Сьюзен пристально посмотрела ему в лицо.

Хорош собой, молод, не женат, да еще и невероятно талантлив.

— Если честно, — вздохнула она, — мое любопытство не удовлетворено даже частично. Признайся, Норман, почему ты здесь, как ты нашел нас?

Он принял загадочный вид, медленно сделал глоток и осторожно поставил чашечку на блюдце.

— Это длинная история. Мне, как Шахерезаде, понадобится не один долгий вечер, чтобы рассказать ее тебе. — Лукавая улыбка заиграла у него на губах.

— Сдается мне, я попалась в расставленные сети. — Сьюзен улыбнулась в ответ. Норман посерьезнел.

— Означает ли это, что ты наконец приняла мое приглашение пообедать? — не веря в свою удачу, переспросил он.

— Ты угадал, — подтвердила девушка и краем глаза взглянула на свои маленькие золотые часики, подарок отца. — А сейчас мне пора. Счастливо.

— Пока, Сюзи. Только не забудь, что ты мне обещала!

Когда девушка вышла из ресторана, Эдвард Каллиган тоже поднялся со своего места и быстрым шагом последовал за ней. Вскоре они поравнялись, но Сьюзен и не думала начинать разговор.

— Вы сделали это мне назло? — первым не выдержал Каллиган.

— Вы имеете в виду мой разговор с Норманом? — холодно спросила девушка. Она выбрала, как ей казалось, подходящий тон и решила, что лучший способ защиты — это нападение.

— Да, черт возьми, именно это я имею в виду! — Он был очень недоволен и едва владел собой. — Мы ведь договаривались, что вы не сообщите своему ухажеру о деловом предложении, которое я собираюсь ему сделать.

Сьюзен с презрением взглянула на него, продолжая идти в направлении своего офиса.

— Я считаю ваше обвинение оскорбительным, потому что оно в корне неверно, — невозмутимо заявила она. — Во-первых, мистер Осборн никогда не был моим ухажером, а во-вторых, о вас мы вообще не говорили. — Здесь она немного покривила душой, но в принципе разговор о природе успеха только косвенно касался Каллигана. — Были более приятные темы.

— В этом я не сомневаюсь, — ухмыльнулся Эдвард, но, похоже, поверил.

— Приветствую вас обоих, — лучезарно улыбаясь, встретила их Мелаyи. — Вы решили обойтись без меня?

Сьюзен подобная шутка показалась неуместной и двусмысленной.

— Нет, дорогая, — как можно мягче возразила она. — Хорошо бы побыстрее покончить с этим, у нас с тобой полно дел.

Эдвард, войдя в кабинет, вальяжно развалился в кресле. Одет он был, как обычно, безупречно и чувствовал себя хозяином положения. Сьюзен, наоборот, не спешила садиться, потому что, возвышаясь над ним, чувствовала некое превосходство. Бодрое настроение Мелани как-то вдруг улетучилось, и ока стала искать поддержки у сестры.

— Сюзи, может быть, ты скажешь что-нибудь?

Девушка не заставила себя долго ждать.

— Я могу сказать только, что считаю нашу встречу пустой тратой времени. Решение оставаться у нас или уходить будет принимать сам Норман. — Ее голос звучал более чем уверенно, потому что после разговора с шеф-поваром о смысле богатства и успеха она не сомневалась в том, что он откажется от предложения Эдварда Каллигана.

— Я согласен, что от его решения на сто процентов зависит успех задуманного мной. Сюда же я пришел, чтобы объяснить вам, что не собираюсь вероломно лишать вас такого нужного отелю человека. Я дам вам время подыскать ему достойную замену. Приблизительно три месяца. Думаю, это честно.

— Мистер Каллиган, — вмешалась Сьюзен, — по-моему, вы опережаете события. Главный герой еще не сказал свое "да".

— Вы правы, но, прежде чем обратиться к нему, я хотел все утрясти с вами.

— Зачем? От нас ведь ничего не зависит, — недоумевала Сьюзен.

— Рад, что вы понимаете это. Наверное, вы также понимаете, что я мог и не посвящать вас в свои планы. Но делать что-то за вашей спиной, тем более добиваться успеха ценой вашего разорения — это не в моих правилах. — Сьюзен не верила своим ушам. Неожиданно Эдвард Каллиган стал раскрываться совсем с другой стороны. — Норману, думаю, это было бы не по душе. А вот если вы отнесетесь с пониманием…

Девушка не дослушала. Господи, какая же я дура. Решила, что в этом истукане проснулось благородство, а он, оказывается, переживает за душевное спокойствие Нормана.

— Вы очень плохо думаете о нас, мистер Каллиган, — вступила в разговор Мелани. — Ни я, ни Сюзи не станем препятствовать Норману, каким бы ни было его решение, тем более отравлять ему существование, если он будет работать здесь еще какое-то время, уже приняв ваше предложение. Что и говорить, нам тяжело расстаться с ним, но раз уж так сложилось, он должен сделать выбор.

— Только, пожалуйста, переговорите с ним как можно быстрее, — добавила Сьюзен. — Нам всем тогда станет значительно легче.

Женщины всегда казались Эдварду загадочными и непредсказуемыми существами, но такой развязки он просто не ожидал. В его глазах светилось искреннее восхищение сестрами.

— Отдаю вам должное, вы обе — очень сильные женщины.

Это мы-то сильные? — подумала Сьюзен. Одна страдает по мужу, сама не зная, есть у нее таковой или уже нет. Другая ночами не спит, думает, как бы отель не пошел с молотка. С делами справляемся кое-как, нечем родителей порадовать…

Каллиган уже поднялся и собирался выйти из кабинета. Девушка заметила это и поспешила сообщить:

— К вашему сведению, мистер Каллиган, сейчас Нормана в отеле нет, он вернется к четырем. Но вы можете позвонить ему домой и назначить встречу, у меня где-то был его телефон. — Она подошла к столу и взяла кожаную записную книжку черного цвета.

— Не сомневаюсь, Сьюзен, что у вас есть домашний телефон Осборна, — сухо заметил Эдвард, — но не ищите его. Я лучше поговорю с ним вечером с глазу на глаз.

— Как хотите. — Девушка небрежно бросила книжку обратно на стол. — Что-то еще?

Каллиган взялся за ручку двери, но выходить не спешил.

— Да, кое-что есть. Я хочу поблагодарить вас.

— За что? — почти испуганно спросила она, решив, что он имеет в виду вчерашний вечерний инцидент. Краска залила ее щеки, и стало неловко от присутствия Мелани.

— За то, что не надушились своими любимыми духами. — Его смеющиеся голубые глаза светились какой-то удивительной добротой. — Мне приятно, что вы подумали обо мне.

Выбор духов не имел в то утро ничего общего с ее мыслями о Каллигане. Она вообще не думала о нем, когда одевалась к завтраку. Тем более было обидно, что не имея на то никаких оснований, Эдвард пытался придать их отношениям какую-то интимность в глазах Мелани. Сьюзен решила пресечь подобные попытки.

— Позволю себе огорчить вас… — ледяным тоном начала она.

— Нет-нет, молчите, — мягко перебил ее Эдвард. — Не надо разрушать мои иллюзии. Жизнь без них — тяжелая штука.

Он вышел и тихо прикрыл за собой дверь. Сьюзен какое-то время молчала, без выражения уставившись на дверь, потом повернулась к сестре.

— Да нет у него никаких иллюзий. Он просто не в состоянии создавать их, потому что они слишком эфемерны для его конкретной натуры.

— А разве это плохо? — с неожиданной горечью в голосе возразила Мел. — Зато ты всегда знаешь, кто перед тобой. Он твердо стоит на ногах, не увлекается химерами. — Это были как раз те качества, которых не хватало Дэвиду.

— Мелани, тебе пора выяснить, где скитается твой муж. Ты скоро с ума сойдешь от этого никому не нужного ожидания. Кому и что ты хочешь доказать? — Сьюзен решила проявить строгость по отношению к сестре. Мел мгновенно внутренне напряглась.

— Я сама знаю, когда и что мне делать! — Она порывисто встала и с каменным лицом направилась к двери.

— Постой, куда же ты? — чуть ли не взмолилась Сьюзен, уже успевшая пожалеть о своей внезапной резкости.

— Оставь меня! — Мелани сделала предостерегающий жест рукой и вышла из комнаты.

Сьюзен села за стол и, отодвинув от себя кипу счетов, устало опустила голову на руки. Она была серьезно обеспокоена душевным состоянием сестры. Нервозность Мелани с каждым днем нарастала и в любую минуту грозила прорваться, обрушиться лавиной, которую ни контролировать, ни усмирить будет нельзя. Должно было произойти какое-то чудо, чтобы накопившаяся в душе Мел тоска и обида больше не мучила ее. И этим чудом могло быть только возвращение Дэвида, но как с ним связаться, Сьюзен понятия не имела.

Сьюзен обрадовалась, услышав нетерпеливый стук в дверь, напоминавший ритм какой-то детской считалочки. Она работала с бумагами уже несколько часов и, наконец, получила возможность отвлечься.

— Войдите, — несколько официальным тоном пригласила она.

— Привет! — В комнату заглянул Норман. — Можно, я займу несколько минут твоего драгоценного времени?

— Конечно можно. — Девушка приветливо улыбнулась ему.

— Отлично! — Пружинистой походкой он преодолел небольшое расстояние от двери до кресла и расположился напротив ее стола. — Я решил ковать железо, пока горячо.

— Что ты имеешь в виду? — недоумевающе пробормотала она.

— Только не говори, что ты все забыла и снова вынуждена отказать мне. — Норман задорно улыбнулся. — Я целый день голову ломаю, не могу выбрать, куда нам с тобой пойти.

За секунду до этой его фразы Сьюзен потеряла нить разговора. Она мельком глянула на круглый циферблат, висевший на противоположной стене. Стрелки показывали без десяти пять. Неужели Каллиган уже успел поговорить с ним и сейчас он объявит мне о своем уходе?

— Прости, Норман, — опомнилась она, — я прослушала. Что ты сказал?

— Я сказал, что от счастья совсем потерял голову и не могу выбрать, где бы нам с тобой побывать. Зато я точно знаю, какой это будет день, — следующий понедельник.

— Так ты имеешь в виду наш совместный ужин! — Сьюзен наконец поняла, о чем идет речь.

— Ну конечно, — снова развеселился Норман. — Сегодня утром ты имела неосторожность принять мое приглашение.

Кто бы мог подумать, удивлялась Сьюзен, что в такой ситуации он вспомнит об этом ужине. Может быть, Каллиган еще не успел сделать ему предложение?

— Значит, в понедельник, — рассеянно поддержала разговор Сьюзен. — Я постараюсь договориться с Мел.

— Сюзи, — усмехнулся Норман, — ну ты бы хоть сделала вид, что рада провести со мной вечер.

— Не обижайся, разумеется, рада. Просто устала и неважно себя чувствую. Зато, чтобы доставить тебе удовольствие, я сама выберу место, куда мы пойдем.

— Ну и прекрасно! Я буду с нетерпением ждать исполнения своей мечты. А сейчас мне нужно идти, а то они там с овощами напортят.

— Норман, ты напрашиваешься на комплимент. С тех пор, как ты здесь, все было безупречно.

— И впредь будет безупречно! — У самого порога он обернулся и хитро прищурился. — Потому что я остаюсь.

Сьюзен оторопела, а Норман со счастливой улыбкой на лице добавил:

— Я отказался от предложения Эдварда Каллигана! — Дверь бесшумно закрылась.

Свершилось! — ликовала Сьюзен. Но что теперь будет, как отреагирует баловень судьбы на свое поражение?

6

День прошел в обычном напряженном ритме, без особых происшествий, и Сьюзен воспользовалась свободной минутой, чтобы расслабиться в глубоком кресле в маленькой гостиной. На дне души шевелилось беспокойство — неприятного разговора ей сегодня не избежать. Внезапно раздался настойчивый стук в дверь, и сердце девушки учащенно забилось: не было никаких сомнений — это Каллиган.

Не дожидаясь приглашения, он бесцеремонно открыл дверь и буквально ворвался в комнату. Его внешний вид красноречиво свидетельствовал, что ему не до шуток. В темно-синих глазах полыхала неприкрытая ярость.

— Хорошо же вы обработали Осборна, нечего сказать! — В его голосе Сьюзен почудилась ненависть. Изо всех сил она старалась неосторожным жестом или словом не выдать свой испуг. Она и предположить не могла, как страшен может быть рассерженный мужчина. От иронии, насмешки не осталось и следа. Каллиган был не на шутку взбешен.

— Я вас не понимаю, мистер Каллиган, — холодно заметила она.

— Нет, это я при всей своей искушенности не понимаю, что такое вы могли ему посулить, что он даже не выслушал до конца мое предложение? Денег у вас нет, возможностей нанять ему помощников тоже. Так что же, черт возьми, вы придумали?

Сьюзен чувствовала, что ее застали врасплох, она не готова к подобному разговору. Сказывалась даже такая мелочь, как одежда. Она имела неосторожность сменить свою строгую деловую униформу на легкомысленные джинсы и коротенький голубой пуловер. На голове был художественный беспорядок, и, наконец, она была без туфель, чтобы дать отдых ногам.

Все это не способствовало ни уверенности в себе, ни непреклонности в голосе. Сьюзен лихорадочно искала выход из создавшегося положения.

— Мистер Каллиган, — как можно учтивее начала она после паузы. — Сожалею, но вы выбрали не самое удобное время, чтобы выяснять отношения. Сейчас у меня законный отдых. А к своим обязанностям я вновь приступлю приблизительно через два часа. Тогда, с вашего позволения, мы и продолжим.

— Но почему не сейчас? — Каллигану не терпелось выплеснуть свое раздражение немедленно.

— Потому что, повторяю, сейчас у меня перерыв.

— Значит, когда вы отдыхаете, ваши мозги не в состоянии справиться даже с самой примитивной информацией?

— Давайте не будем опускаться до взаимных оскорблений. — Сьюзен продолжала сохранять спокойствие.

— Но почему же не будем? Вы подло обманули меня. Вы опередили меня, заранее поговорив с Осборном.

— Да, говорила, но только не о вас, — уже на повышенных тонах запротестовала Сьюзен.

— Позвольте вам не поверить, — ехидничал Эдвард.

— Мне все равно, что вы думаете, но вы не имеете никакого права называть меня лгуньей. Я понятия не имею, по каким причинам Норман мог отказать вам. — Девушка сказала об этом как бы в пылу перебранки, но надеялась выведать таким образом правду.

— Не прикидывайтесь дурочкой. — Он презрительно усмехнулся. — Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, — он объяснил свой отказ причинами личного характера. А вы, думаю, — самая главная из этих причин.

Сьюзен с досадой прикусила нижнюю губу.

— Только вы со своими извращенными взглядами и представлениями могли подумать такое. Не для того чтобы оправдаться перед вами, а просто из чувства справедливости заявляю: с Норманом никакие отношения, кроме деловых, меня не связывают.

Казалось, Каллиган немного поостыл, но его взгляд все еще оставался недоверчивым.

— Что с вами, Сьюзен? Вы прямо мертвой хваткой вцепляетесь в мужчин, которые попадают в поле вашего зрения. Неужели вы так боитесь одиночества?

— Это какой-то бред! Вы обвиняете меня в каких-то абсурдных вещах. Если вам угодно, я поклянусь на Библии, что не настраивала Нормана Осборна против вас и никогда не была с ним близка. Сама не знаю, зачем убеждаю вас в этом, но сил уже нет противостоять потоку ваших нападок.

— Норман Осборн здесь ни при чем, — задумчиво продолжал Эдвард. — Я уже не имею в виду никого конкретно, просто хочу по-человечески понять вас.

— Не стоит затруднять себя. У вас и так напряженный график. — Новая волна раздражения захлестнула Сьюзен.

— Вы очень красивая женщина, — невозмутимо продолжал Каллиган. — Молодая, пылкая. Многие искушенные в любовных перипетиях мужчины не устояли бы перед вашим удивительным обаянием. Ваша строптивость интригует, вызывает желание подчинить вас себе, обладать вами.

— Мистер Каллиган, вы забываетесь. Я не намерена выслушивать рассуждения о моей внешности и о ваших желаниях…

— А я не намерен выслушивать, чего вы хотите, а чего нет. Я буду говорить о вас, чего бы мне это ни стоило. — Сьюзен притихла. — Прожив здесь около недели и пообщавшись с вами и вашей сестрой, я сделал вывод, что вы подчинили свою жизнь интересам этого заведения. Я, безусловно, ценю такую самоотверженную преданность делу отца и матери, но, замыкаясь в этом ограниченном мирке, вы совершаете преступление против самой себя. Неужели вы не хотите иметь собственный дом, выйти замуж, родить ребенка?

— Конечно, хочу! — Желания, спрятанные в тайниках души, вдруг выплеснулись в этом крике. — Но я не имею права думать только о себе. У меня есть чувство долга и ответственности, и это не идет ни в какое сравнение с моими эгоистическими желаниями.

— Сюзи, вы не понимаете самого главного. Вы никогда не сделаете счастливыми близких людей, если будете только выполнять свой долг, упиваясь своей жертвенностью. Вы сами должны обрести счастье, и тогда все, кто находится рядом, разделят его с вами.

— Я совершенно счастлива и довольна жизнью, — упрямо защищалась она.

— Что-то незаметно, — с грустной улыбкой отозвался он.

— Уходите! — не выдержала девушка. — Я не хочу вас видеть, вы не имеете права говорить мне все это. Вы мне никто.

— Нет, имею, — хрипло возразил он и приблизился к ее креслу. Она порывисто встала и оказалась в полушаге от него. — Я обнимал тебя, целовал твои мягкие губы, чувствовал, как твое гибкое тело со всей страстью отвечает на мои ласки. Я люблю жизнь, боготворю красоту, которую она создает, и не могу позволить, чтобы в круговороте каждодневных забот ты превратилась в брюзжащую старуху…

— Злую и беспринципную, — процитировала девушка.

— Вот именно, — засмеялся он.

Этот смех стал последней каплей, переполнившей чашу терпения. Сьюзен замахнулась, чтобы ударить Каллигана по лицу.

— Не надо, Сюзи, это лишнее. — Он мгновенно перехватил ее запястье и сильно, но не до боли, сжал. — Успокойся, — прошептал он, горящим взором наблюдая, как взволнованно вздымается ее грудь, пылает лицо.

— Отпустите. — Она дернулась, чтобы высвободиться.

— Сюзи, когда ты перестанешь воевать с ветряными мельницами? — задал он риторический вопрос и пристально вгляделся в ее глаза. Его рука нежно коснулась ее щеки и губ, словно кисть художника нанесла на полотно контур любимого лица. Потом он чуть запрокинул ее голову и стал покрывать поцелуями губы, лоб, глаза.

Девушка не успела опомниться, как ее закружило в вихре блаженства. Руки сами собой обвились вокруг мужественной, сильной шеи, губы, словно лепестки лилии, потянулись к живительной влаге его рта. Она тихонько застонала, когда пальцы Эдварда дотронулись до ее обнаженного тела, скрытого под коротеньким джемпером, и медленно двинулись вверх к чашечкам шелкового лифчика, обтягивающего упругие груди. Она ощутила, как от возбуждения набухли соски, а его пальцы затрепетали, чувствуя это. Горячее и полное страсти дыхание Каллигана овевало ее лицо и шею, а настойчивые пальцы продолжали ритмично ласкать торчащие соски, пробуждая уже знакомое неистовое желание слиться в томительной истоме с этим подавляющим, наступающим мужчиной.

Сьюзен не сопротивлялась, когда он аккуратно расстегнул ее шелковый лифчик, приподнял джемпер и опустил свое лицо в мягкую и прохладную белизну ее тела. Длинные пальцы девушки утонули в шелковистых волнах его волос. Они чуть покачивались, словно под действием странного гипноза. В такт этому тихому танцу Сьюзен плотнее прижимала к своей груди его лицо, наслаждаясь пьянящей радостью, которую дарил ей Эдвард; кончиком влажного языка он сначала дразнил ее соски, играл с ними, а потом захватывал их горячим, жаждущим ртом так внезапно, что ей каждый раз приходилось сдерживать рождающийся внутри крик сладострастия.

Наконец он подхватил ее на руки и понес к широкому дивану. Девушка с готовностью приникла к нему, вдыхая пленительный аромат его мускулистого тела. Когда он плавно опустил ее на диван, глаза Сьюзен молили о пощаде, которую он и хотел прочитать, немного отстранившись и вопросительно посмотрев в лицо девушки. Их губы снова встретились, и у нее перехватило дыхание, когда она почувствовала приятную тяжесть его тела. Он стал медленно и ритмично двигаться, продолжая поглаживать покрасневшие соски, похожие на спелые земляничины. Сьюзен, даже одурманенная ласками, не могла не заметить, как охотно откликалась каждая клеточка ее тела на его молчаливый призыв, на его тепло, легкое прикосновение.

Но существовало и то, чего она еще не испытала с ним. Тягучая, сладкая боль в солнечном сплетении теперь опустилась ниже и проникла в ставшее влажным от возбуждения лоно. Эдвард снял с нее джемпер и отбросил в сторону лифчик. Он методично и долго целовал ее обнаженные руки на сгибах локтей и в запястья, потом ласкал губами живот, словно отдавая дань ее красоте.

— Ты — великолепная женщина, — хрипло шептал он, приподнимаясь на руках.

Сьюзен никогда бы не назвала себя таковой, страдая от многих комплексов, которые испытывает большинство людей по поводу своей внешности. Как многие женщины, она была недовольна своей фигурой, считала себя неуклюжей. Но Эдвард говорил, что она прекрасна, и Сьюзен чувствовала себя королевой.

Она счастливо улыбнулась, снова привлекая его к себе, как разомлевшая на солнце львица. Теперь уже она пила божественный нектар с его губ, стараясь собрать все до последней капли. Девушка чувствовала, как напряглась, словно окаменела, его плоть, и, когда ищущие пальцы Эдварда коснулись металлической пуговицы на ее джинсах, Сьюзен застонала. Замочек молнии медленно пополз вниз, и его горячая рука накрыла влажную материю ее шелковых трусиков. Девушка выдохнула с облегчением и благодарностью.

Каллиган снова приподнялся на руках, чтобы видеть ее преобразившееся от желания лицо.

— Тебе ведь это больше нравится, чем воевать с ветряными мельницами? — шепотом спросил он.

В это мгновение Сьюзен как будто окатили холодной водой. Девушка с ужасом представила, как все это выглядит со стороны: она лежит полуголая на диване проходной комнаты в объятиях Эдварда Каллигана — человека, сама мысль о котором вызывала у нее исключительное отвращение. Я с ума сошла, лихорадочно проносилось у нее в голове. Снова позволить самым примитивным способом соблазнить себя! Где же моя гордость, мое достоинство, если я могу отдаться первому встречному демоническому красавцу?

— Что с тобой, Сюзи? — Его голос зазвучал резче, когда он прочел на ее лице выражение панического ужаса.

Она с силой оттолкнула его и вскочила с дивана, на ходу застегивая джинсы и натягивая джемпер, который прелестно обтянул ее все еще возбужденные груди. Сьюзен отметила про себя, что эта вещь едва ли что-то скрывала, но в любом случае другой одежды у нее не было. Разыскивать лифчик она не стала, потому что для этого надо было поднять глаза на Каллигана.

— Убирайтесь отсюда! — грубо приказала она, уставившись ему куда-то в плечо.

— Но почему? — спокойно спросил он.

— Потому что я так хочу! — Ее зеленые глаза сверкнули нетерпением. — А если вы намекаете на то, что сейчас произошло между нами, то подобное больше никогда не повторится.

— Что значит "подобное"? — удивился Каллиган. — Мы с вами взрослые люди, Сюзи, и нас просто-напросто влечет друг к другу.

— Нас совсем не влечет друг к другу, — отрезала она, и от волнения ее щеки заалели.

— Не будьте смешной. Еще чуть-чуть — и мы бы сгорели в огне нашей страсти.

Господи, подумала Сьюзен и зажмурила глаза, словно в них внезапно ударил поток яркого света, какое унижение! Как же мне дальше жить в своем собственном доме и как чувствовать себя, если я каждую минуту буду сознавать, что человек, который сводит меня с ума, постоянно находится где-то рядом. Ведь он не уедет так скоро, как мне бы хотелось, а снова и снова будет уговаривать Нормана принять его предложение.

— Не надо настаивать, мистер Каллиган. Я хочу, чтобы вы ушли, — твердо заявила она.

Эдвард несколько мгновений смотрел на нее в полной тишине, потом встал.

— Я уйду, Сьюзен, но только потому, что вижу, как вы нервничаете. На самом деле наш разговор еще не окончен.

Какой же это разговор? — про себя парировала Сьюзен. Если он имеет в виду разговор тел, на уровне животных, тогда да. Но логического завершения, предусмотренного матушкой-природой, он, к счастью, не получил. А то, что я нервничаю, так это мягко сказано, я просто в бешенстве и с трудом держу себя в руках. Вслух же она произнесла гораздо меньше:

— А я считаю, что окончен. — Девушка повернулась к нему спиной и обхватила себя руками, словно пытаясь защититься от внешнего мира. В комнате стояла гулкая тишина: не скрипнул пол, не щелкнула дверь — значит, Эдвард все еще был здесь.

— Сьюзен, — позвал он снова.

— Сейчас же уходите! — Она боялась, что вот-вот сорвется. Вместо этого Каллиган пересек комнату и повернул девушку к себе лицом.

— Вам двадцать семь лет, Сьюзен, — ласково приговаривал он и качал головой, словно журил маленькую девочку. — А вы так болезненно восприняли то, что произошло сейчас с нами. Это не так уж страшно и вовсе не трагично, — добавил он печально.

Конечно, для него все просто, продолжила Сьюзен свой внутренний монолог. Просто изменять своей невесте за несколько дней до свадьбы, просто довести до разорения наш отель и, наверное, просто обмануть партнера по бизнесу. Все это, безусловно, не так уж страшно и вовсе не трагично по сравнению с другими несовершенствами мира. Вслух говорить об этом не было ни малейшего смысла, потому что Каллиган, похоже, считал ее неопытной, неискушенной и вообще инфантильной девицей.

— Мистер Каллиган, я не думаю о происшедшем, как о какой-то трагедии, но считаю, что это ошибка, — устало сказала она.

— Нет, вы нарочно напускаете на себя вид оскорбленной невинности. Вы боитесь, что Норман вас осудит, если вдруг узнает о случившемся. Думаю, он непременно изменит свое отношение к вам. — Эдвард неосознанно снова шел на конфликт.

— Даже если он изменит свое отношение ко мне, — с вызовом воскликнула Сьюзен, — то все равно никогда не согласится работать у вас!

— Так вот оно что. — Эдвард посуровел, — Вы скажете ему, будто я пытался соблазнить вас. Правдоподобное объяснение вашему страстному поведению в моих объятиях! Если это так, Сьюзен, то у вас очень серьезные проблемы. Мне жаль вас, — уже у самой двери добавил он. — И жаль того, кто вздумает связаться с вами. — Он говорил слишком категорично и уверенно, и девушке невольно захотелось защитить себя.

— Вы ничего не знаете обо мне и еще пожалеете о том, что сказали сейчас.

— К сожалению, я знаю достаточно. К сожалению, потому что… Но теперь это уже неважно. — Он немного помедлил. — А что касается Нормана Осборна, делайте что хотите, воля ваша. Мне теперь все равно. — И он с шумом захлопнул дверь.

Сьюзен осталась одна. Подспудно она чувствовала неудовлетворенность, потому что ситуация повернулась так, будто бы он хороший, а она плохая. И ушел он как-то картинно, словно положительный герой какой-то пьесы, оскорбленный, но не павший духом. Неужели, думала Сьюзен, он и вправду полагает, что я могу кого-то шантажировать, интриговать? Я не то что не буду использовать этот инцидент в своих целях, а сделаю все возможное, чтобы никто не узнал о нем, да и сама постараюсь вычеркнуть его из памяти. Хотя это и нелегко, грустно подытожила она.

— Ты плохо выглядишь, Сюзи, — как профессиональный диагност констатировала Мелани, когда сестра пришла сменить ее у стойки регистрации через два часа после описанных выше событий. — Уверена, что ты нездорова.

Мел была недалека от истины. После того как Эдвард Каллиган наконец ушел, Сьюзен постаралась привести в порядок свои мысли и одежду и прямиком направилась в ванную. Расслабиться в теплой воде и душистой пене с добавлением успокоительных трав было необходимо, чтобы вернуть себе бодрость и присутствие духа. Девушка читала в каком-то женском журнале, что вода снимает отрицательную энергетику. Но смыть Эдварда Каллигана не удалось. Наоборот, вид собственного обнаженного тела всколыхнул в ней воспоминания о пережитом, а легкое раздражение на нежной коже груди — результат небритости Эдварда — свидетельствовало, что все это ей не приснилось и не пригрезилось. Она и сейчас физически ощущала, что у нее на лбу написано, чем она недавно занималась с мужчиной.

— Нет, Мел, со мной все в порядке. — Она избегала подозрительного взгляда сестры, делая вид, что ищет на стойке какую-то бумажку.

— Но ты выглядишь совсем больной, — не унималась Мелани. — Если хочешь, я подежурю за тебя. А ты пойди приляг.

— Не надо, — сквозь зубы процедила Сьюзен и, заметив, что ее тон обидел сестру, поспешила извиниться. — Не обращай на меня внимания. — Она нежно погладила руку Мелани, — Я нормально себя чувствую и вполне в состоянии работать. — Девушка искренне хотела остаться, потому что работа всегда помогала ей отвлечься от грустных мыслей. Много проблем, много вопросов, новые лица, разговоры — все это не давало скучать, а тем более заниматься мазохизмом.

— Ну хорошо… — Мелани замялась. — Знаешь, я только что говорила с Эдвардом. — Она словно боялась чего-то. Сьюзен тоже боялась, но точно знала чего. Неужели Каллиган намекнул сестре о том, что произошло?.. Она почувствовала, что краснеет. — Представляешь, — продолжала сестра, — он сказал, что ни разу не видел Дэвида после того, как тот ушел от меня.

Слава богу, я здесь ни при чем, обрадовалась про себя Сьюзен.

— И что же Дэвид? — приободрившись, подхватила она.

— Я же говорю, он не видел Дэвида уже несколько месяцев. — Мелани не обиделась, что сестра невнимательно слушает ее, она была готова повторить эту фразу еще раз десять, чтобы только произнести любимое имя.

Действительно, эта новость была интригующей. Но тогда откуда Каллиган узнал о Нормане? — размышляла Сьюзен. Здесь что-то не сходится. Может, Каллиган сказал Мелани, что не видел ее мужа, а на самом деле встречался с ним? Впрочем, что я гадаю, спрашивать ведь все равно не буду.

— И Каллиган даже не знает, где он живет? — на всякий случай решила уточнить Сьюзен.

Мел выглядела озадаченной.

— А об этом я не подумала спросить, — растерянно проговорила она.

— Ну и зря, — сухо заметила Сьюзен. Эдвард Каллиган, приходилось признать, был человеком замечательного ума, и у него была оригинальная манера вести разговор. Здесь была важна каждая деталь, любой нюанс. Он сказал Мел, что не встречался с Дэвидом уже многие месяцы, но они могли перезваниваться или переписываться. Но так как сестра не догадалась напрямую спросить об этом, Эдвард, вероятно, не посчитал нужным об этом рассказать.

Мелани явно расстроилась.

— Теперь у меня уже не будет возможности ничего уточнить. Он заказал завтрак на полвосьмого, — подавленно пробормотала она.

Сьюзен удивленно пожала плечами.

— Поговоришь с ним позже.

— Позже не получится, сразу после завтрака он уезжает. — Увидев изумление в глазах сестры, Мелани спохватилась: — А разве я тебе не говорила?

— Нет, не говорила. Ну, раз так, — она поспешила сгладить свою слишком эмоциональную реакцию, — я первым делом приведу в порядок его счета.

Тут было о чем подумать. На первый взгляд все было предельно ясно. Норман отказался от его предложения, и Эдварду ничего не оставалось, как отступить. С другой стороны, он не производил впечатления человека, который сдается после первой неудачи. На какое-то мгновение Сьюзен решила, что и сама сыграла не последнюю роль в его поспешном отъезде, но вскоре отбросила эту мысль, посчитав, что основной причиной была его предстоящая свадьба.

— Что же мне делать с Дэвидом? — как бы в никуда спросила Мелани.

— А что ты хочешь с ним делать? — усмехнулась Сьюзен, но по-доброму.

Слезы выступили на глазах Мелани.

— Я уже не знаю, что думать, как жить, но больше так не могу. Я устала, Сюзи, помоги мне!

— Ты сама должна помочь себе, — нежно убеждала та.

— Но я же в дурацком положении. Дэвид знает, где я, а где он, я понятия не имею.

— Позвони его родителям, — предложила Сьюзен.

— А вдруг они не знают, что мы поссорились? Как я им сообщу, пожилые люди все-таки. В общем, Каллиган был моей последней надеждой. — Она обреченно вздохнула. — А может быть, ты на прощание поговоришь с ним обо мне?

— Я? — оторопела Сьюзен. — Нет, Мел, ни за что на свете, не могу даже ради тебя.

— Сюзи, я беременна, — побледнев, сказала Мелани не своим голосом. — Только не говори, что я обязательно должна сообщить ему об этом. Если так, то мне он больше не нужен, — возбужденно заключила она.

Сьюзен прекрасно понимала, почему ее сестра так горячится. Она бы и сама не позволила мужчине вернуться к ней только потому, что ожидает от него ребенка. Это было унизительно и противоестественно. Мужчина прежде всего возвращается к женщине, а наличие ребенка придает этому оттенок какой-то повинности, расплаты за грехи молодости. С другой стороны, Дэвид имел полное право знать, что в обозримом будущем станет отцом. Сама Мел — Сьюзен это хорошо известно — давно мечтала о малыше. И надо же было случиться, чтобы ребенок уже рос и развивался, а его будущие родители расстались.

— Я думала, — более спокойно продолжала Мел, — если и говорить с Дэвидом, то ни в коем случае не спекулировать ребенком. Но если мы встретимся, на нейтральной территории, вдруг он что-нибудь заметит? У меня просто безвыходное положение. Поговори с Эдвардом, может, он все-таки знает, где мой муж. — В ее глазах застыла мольба.

Все оказалось куда серьезней, чем можно было предположить. Сьюзен решила забыть на время о собственной гордости ради сестры и ее будущего младенца. Это решение было сродни подвигу камикадзе, но другого выхода просто не было.

7

Рано утром следующего дня Сьюзен пришлось смириться, что ни тональный крем, ни пудра не смогли сделать ее лицо менее бледным. Несмотря на это она все-таки спустилась в холл и всеми силами старалась придать себе независимый вид. Эдвард Каллиган уже приличное время назад прошел мимо нее в зал ресторана и вот-вот должен был снова появиться в холле.

Сьюзен чувствовала, что она как туго натянутая струна, которая каждое мгновение могла лопнуть. Она дорого бы дала, чтобы убежать со своего рабочего места в их личные с Мелани комнаты, хотя и сознавала, что просто обязана внутренне собраться и поговорить с Эдвардом как ни в чем не бывало. Если бы от этого не зависело душевное спокойствие беременной сестры, и ноги бы ее не было здесь. Несмотря на данное самой себе обещание вычеркнуть из памяти минуты близости с Эдвардом, мысленно девушка снова и снова возвращалась в его объятия, в этот сладостный чувственный сон, еще недавно незнакомый ей.

— Доброе утро, Сьюзен, — приветствовал ее холодно-вежливый знакомый голос. — Если позволите, я бы хотел оплатить свой счет. — Каллиган незаметно подошел к стойке, а девушка все еще плутала в лабиринтах своих мыслей. — Счет, пожалуйста! — повторил он громче и не так официально, как вначале, потом окинул ее оценивающим взглядом и встревоженно спросил: — Как вы себя чувствуете?

Сьюзен чувствовала себя не в своей тарелке. Строптивость и вспыльчивость на время оставили ее, и девушка не на шутку испугалась, что в ее характере за эту ночь произошли необратимые изменения. Но Эдварду так не казалось. Он уже неоднократно имел возможность наблюдать, как гнев преображает ее лицо, и сегодня было то же самое.

— Ну вот, так-то лучше! — усмехнулся он. — А то я сначала не узнал вас в этой безропотной и тихой леди.

Отвечать на его колкости было некогда, и Сьюзен прикусила язык.

— У вас есть время, чтобы пройти со мной в служебный кабинет? — вымученно спросила она. — Я хочу поговорить с вами.

— О чем? — изумился мужчина.

— Я потом вам объясню, — пробормотала Сьюзен, чувствуя, что не может толком сформулировать причину.

Несколько мгновений Каллиган внимательно всматривался в ее лицо, что-то решая для себя. Наконец он утвердительно кивнул.

— Хорошо, пойдемте. У меня есть несколько свободных минут.

Надо же, возмущалась про себя девушка. Его величество соблаговолил уделить мне несколько минут своего драгоценного времени! Да если бы не Мел, я бы ни за что не попросила его об этом. Ладно, мне нужно успокоиться. С таким настроением я не смогу говорить о деле. Она молча вышла из-за стойки и пошла по коридору немного впереди него. Было как-то неловко чувствовать на себе отнюдь не невинный взгляд Эдварда, скользивший по ее обтянутой приталенным костюмом фигуре, и Сьюзен ускорила шаг.

— Я внимательно слушаю вас, — по-деловому начал Каллиган, когда девушка заняла свое место за столом, напротив его кресла. Раздражение на секунду сверкнуло в ее глубоких, изумрудного цвета глазах.

— Насколько мне известно, Мелани вчера говорила с вами, — сдержанно сказала она.

— Да, — с какой-то настороженностью ответил он.

Так, реакция не очень обнадеживающая, подумала Сьюзен и продолжила:

— И если вы помните, она спрашивала вас о Дэвиде.

— Да, помню, — так же односложно и настороженно ответил Каллиган.

Сьюзен сглотнула. Мало того, что у нее не было никакого желания вступать с ним в беседу, так он еще делал все, чтобы испытать ее терпение, словно нарочно сопротивлялся, не подпускал. Правда, он всегда был таким, и удивляться тут нечему, мысленно подытожила девушка.

— Вы сказали, что не видели ее мужа уже несколько месяцев. — Со стороны все это напоминало допрос, но прокурор в лице Сьюзен чувствовал себя менее уверенно, чем подсудимый.

— Действительно, не видел, — подтвердил он равнодушно.

— Хорошо… — медленно протянула Сьюзен, принимая его правила игры. — Тогда я спрошу по-другому. Вы за последнее время говорили с Дэвидом?

Каллиган как-то понимающе взглянул на нее, и внезапная улыбка осветила его напряженное до этого лицо.

— Сьюзен, давайте-ка устроимся поудобнее, — совсем другим тоном, даже как-то задорно предложил он. — Думаю, этот разговор окажется куда более долгим, чем мы с вами предполагали.

Все ясно, внутренне торжествовала девушка, значит, все-таки говорил. Я сумела разгадать странную логику и ход его мыслей. Сьюзен присела на край мягкого крутящегося офисного стула и положила руки на стол, а Каллиган демонстративно вытянул ноги и откинулся на спинку кресла.

— Мне нужен конкретный ответ на поставленный вопрос, мистер Каллиган. Вы говорили с Дэвидом? — строго переспросила она.

Его темно-синие глаза сузились.

— Если и говорил, почему вас это так интересует?

— Я интересуюсь этим из-за Мелани.

— Только из-за нее? — с вызовом поинтересовался он.

А из-за чего же еще! — воскликнула про себя девушка. Какие еще фантастические по степени нелепости мысли лезут ему в голову? Мел была всем для нее. Кроме родителей, которые уже давно не жили с ними, сестра была ее единственным родным человеком. Как этот мужчина, который вчера так пламенно рассуждал о счастье людей, окружающих Сьюзен, мог подумать, что ею движут какие-то интересы, кроме заботы о Мелани? Это казалось тем более странным, что они с сестрой никогда не давали Эдварду повода предположить, что между ними происходят какие-то закулисные ссоры или скандалы. Их отношения и на людях и наедине были теплыми, товарищескими. А среди родных братьев и сестер это не такое уж распространенное явление.

— Вижу, вам не понравился мой вопрос, — ледяным тоном произнес Каллиган. — Понимаю, слышать правду не всегда приятно.

— Смотря какую, — невозмутимо возразила Сьюзен. — Моя правда в том, что я переживаю за сестру, чей брак находится под угрозой.

— Я не верю вам. От замужества вашей сестры камня на камне не осталось, сплошные руины, и вам лучше других это известно.

— Буду откровенна, мистер Каллиган. Мне необходима ваша помощь, чтобы узнать хотя бы о том, где можно отыскать Дэвида. Ситуация очень серьезная, серьезнее, чем вы думаете, а эта на первый взгляд незначительная мелочь могла бы существенно помочь мне и Мелани.

— Ах, как вы любите вмешиваться в чужие дела, Сьюзен. Неужели жизнь так ничему и не научила вас? Разве недостаточно вреда вы уже причинили?

Сьюзен изумилась, заметив, как в глазах Эдварда мелькнуло отвращение. Тут ее осенило.

— Видимо, вы имеете в виду историю с Норманом? Если так, — она гордо тряхнула головой, — еще раз говорю: я не имею никакого отношения к его отказу.

— Позвольте вам снова не поверить. — Горькая усмешка искривила его губы. — Но под словом «вред» я подразумевал совершенно другое. Ваша вина в том, что вы стали яблоком раздора между супругами.

— Я?! — Сьюзен не верила своим ушам. Каллиган все путает. Между ней и молодоженами не было никакой натянутости или неприязни. С Дэвидом она прекрасно ладила, почти подружилась, он стал чуть ли не ее братом. Просто Каллиган хочет сбить меня с толку.

— Вы ошибаетесь, непростительно ошибаетесь. — В ее голосе звенели драматические нотки.

— Нет, не ошибаюсь. Я готов подписаться под каждым словом, сказанным в ваш адрес.

— Вами управляет непомерная уверенность в своей правоте. — Сьюзен вскочила со своего места. — Вы что, Господь Бог, чтобы быть всеведущим? Вы взвалили на себя непосильную ношу. Опомнитесь, пока не надорвались под ее тяжестью.

Каллигана нимало не смутил ее обличительный монолог.

— Вы очень красноречивы, Сьюзен. Все, что вы сейчас сказали, как нельзя лучше характеризует вас. — Он был совершенно спокоен.

— Я не знаю, о чем вы… — пробормотала она, завороженная строгим пристальным взглядом.

— Неужели не понимаете? — Его тон стал более мягким. — Мне трудно поверить в это.

— Вы обязаны немедленно все объяснить! — Глаза девушки воинственно вспыхнули.

Каллиган задумался.

— Это мне так «везет» или вы со всеми такая ершистая?

— Я не ершистая. — Девушка старалась не выходить за рамки приличия. — Однако вы обвиняете меня в том, чего я не совершала, а потому я требую объяснений.

Каллиган покачал головой.

— Не думаю, что вам доставит удовольствие их услышать.

— Позвольте мне самой решать, что для меня хорошо, а что нет.

— Конечно, это ваше право. — Эдвард иронично усмехнулся. — Но по моим наблюдениям вы не всегда объективно и здраво оцениваете ситуацию. Например, вы посчитали время, проведенное в моих объятиях, ошибкой, а я об этом другого мнения. — Сьюзен чувствовала, что теплая краска заливает ее лицо, и понимала, что это лишь на руку Каллигану, который очень ловко уводил ее от основной темы разговора.

— Мистер Каллиган, вернемся к тому, с чего начали. Мы говорили о Мел, — ехидно уточнила она.

— Нет, это вы говорили о Мел. Я же говорил о вас и вашем отношении ко мне. — Эдвард получал удовольствие, поддразнивая девушку.

— У нас с вами нет никаких отношений! — возмутилась она. Сьюзен не успела оглянуться, как Эдвард неожиданно встал и оказался рядом с ней.

— Нет, есть. — Он уверенно, но осторожно взял ее за подбородок. — Вы мне интересны. Я первый раз вижу, чтобы такая страстная женщина так беспокоилась о благополучии других и совершенно не заботилась о себе.

— Если вы полагаете, что тоже должны быть мне интересны… — Сьюзен чувствовала себя совсем беспомощной, заглядывая в его пронзительные глаза.

— Вам просто необходим такой мужчина, как я, — категорично заявил Эдвард. — Иначе в один прекрасный день вы проснетесь истеричной, никому не нужной старой девой! — Он говорил почти зло. — Я вас чувствую и знаю, несмотря на то, что вы настойчиво отрицаете это. В какой-то момент я даже подумал… но сейчас это неважно. — Он наморщил лоб и провел рукой по своим волосам. — Вам необходимо пересмотреть свои взгляды на жизнь, отношение к людям. И даже после этого я очень хорошо подумаю, прежде чем вернуться сюда и снова встретиться с вами.

"Вернуться, встретиться", — эхом отдавались в голове девушки его слова.

— Между нами ничего не было и не будет, — твердо ответила она.

— Еще как было, Сьюзен, — загадочно улыбнулся он, снова нежными пальцами словно обрисовывая контур ее лица. — Ваше тело понимает меня лучше, чем вы, и надолго запомнит пьянящее тепло моих рук. А на прощание я хочу пожелать вам кое-что: повернитесь лицом к жизни, и тогда она, возможно, улыбнется вам своей самой чарующей улыбкой.

Когда Каллиган коснулся ее лица, Сьюзен инстинктивно прикрыла глаза. "Повернитесь лицом к жизни", повторила она про себя как заклинание и открыла глаза. Эдварда в комнате уже не было. Постепенно придя в себя, она решила подвести итоги. Они оказались из рук вон плохи: ничего конкретного о местонахождении Дэвида узнать не удалось, как и не удалось выяснить, почему Каллиган отвел ей какую-то неприглядную роль в отношениях между сестрой и ее мужем. Наконец Каллиган уехал, так и не оплатив свои счета. Вспомнив определение Мел, она посчитала себя "одураченной".

— Я так долго уговаривал тебя поужинать со мной, — не подавая виду, что расстроен, сокрушался Норман, — а ты, похоже, совсем не рада.

— Я просто устала, прости меня, — встрепенулась Сьюзен.

Она действительно уже давно витала где-то в облаках, подхваченная вихрем своих мыслей, и только утвердительно кивала своему кавалеру на все его вопросы. И даже если бы он сообщил ей, что за соседним столиком вкушает десерт тень отца Гамлета, она бы нимало не удивилась этому. Для него же этот вечер был очень важен. Он долго готовился, представлял себе, как все пройдет, но его надежды рассыпались как карточный домик.

— Прости меня, Норман, — ласково повторила она и взяла его руку в свою. — Я и вправду сама не своя, все время думаю о чем-то постороннем.

Но не потому, что мне с тобой неинтересно, — поспешила заверить его Сьюзен, заметив, как он напрягся. — Очень много проблем навалилось. Так о чем ты говорил?

— Спасибо за честность. — Он горько усмехнулся.

— Зато здесь очень вкусная еда! — Девушка сделала попытку приободрить его.

Ресторан в результате пришлось выбирать Норману. Это было прелестное местечко в часе езды от их отеля. Казалось бы, Сьюзен должна была чувствовать себя счастливой рядом с красивым и внимательным спутником, но в ее мыслях подспудно присутствовал Эдвард.

— Ты была такой хмурой весь вечер, — недоверчиво сказал Норман. — Я решил, что здешняя кухня тебе не понравилась.

— Неужели? Как неловко вышло, — смутилась девушка. — Мне все понравилось, даже очень. Ты же знаешь, что я никогда не ем так много, а сегодня мои тарелки совершенно пусты.

— А я думал, ты по рассеянности все подъела.

— Да нет! — весело засмеялась Сьюзен.

— Тывсе за Мел переживаешь? — спросил он участливо.

— В том-то и дело, — вздохнула девушка.

— Я стал замечать, что она плохо выглядит в последнее время. Это, конечно, не мое дело, но вдруг у нее что-нибудь со здоровьем не в порядке?

Сьюзен утвердительно кивнула головой, но объяснять ничего не стала.

Пару дней назад Мелани стал мучить токсикоз. Приступы тошноты начинались с раннего утра и с определенной периодичностью продолжались до восьми вечера. Все это время Мел пластом лежала на кровати, ничего не могла есть и чувствовала самые неуловимые запахи, о существовании которых раньше и не догадывалась. К нормальной жизни она возвращалась только вечером, совершала набеги на холодильник, но поглощала все самое бесполезное: готовую пиццу, чипсы и газированные напитки. Она предпочитала смотреть телевизор, нежели общаться с сестрой. Сьюзен не навязывалась, но с тревогой наблюдала за ней.

Единственный, кого Мелани мечтала видеть рядом с собой в эти дни, бесспорно, был Дэвид.

И Сьюзен очень страдала, чувствуя свою вину в том, что не сдержалась в разговоре с Эдвардом Каллиганом. Нужно было вести себя поумнее и похитрее и во что бы то ни стало выяснить, где находится муж Мелани, а потом попытаться связаться с ним.

Пора было продолжать разговор: Норман выжидательно смотрел на нее.

— Боюсь, у нее проблемы с желудком, но не могу уговорить пойти к врачу. И потом, эти переживания из-за размолвки с мужем. Не знаю, как помочь ей. — Сьюзен не хотелось продолжать эту тему, она устала день за днем, ночь за ночью думать об одном и том же. К тому же было жаль нагружать своими проблемами такого впечатлительного и сентиментального человека, как Норман.

— Знаешь, Сьюзен, — задумчиво заговорил он, — я понял, что гордость может быть плохим советчиком и здорово помешать в жизни.

— Но я совсем не горжусь тем, что… — принялась она защищаться, решив, что разговор пойдет об Эдварде Каллигане и причине его отъезда.

— Что ты, — мягко прервал ее Норман, — я имел в виду Дэвида и Мел.

— Прости, — смутилась она, проклиная в душе Каллигана и все с ним связанное. — Ты так говоришь об этом, словно испытал нечто подобное на своем опыте, — предположила Сьюзен.

— Так и есть. Несколько лет назад я вдруг почувствовал себя властелином мира: удачная карьера, женитьба по любви, маленькая дочка. Думал, что многого достиг, счастлив и что так будет всегда. Как же я ошибался!

Сьюзен была потрясена. Ей почему-то и в голову не приходило, что Норман мог быть когда-то женат, хотя для мужчины его возраста в этом не было ничего необычного. Тотчас она вспомнила о скорой женитьбе Эдварда Каллигана и снова рассердилась на себя, что никак не может забыть его.

— Теперь, как я понимаю, ты один. Почему так случилось? — мягко спросила она.

— Ты, наверное, заметила, что, перечисляя свои завоевания, на первое место я поместил карьеру. Я считал, что и моя жена должна думать, будто это самое важное в нашей жизни. Что все должны боготворить мое дело. Когда Шерри надоело занимать второе место, чувствовать себя заброшенной, она собралась и ушла от меня. Но я не виню ее. Такие отношения немыслимы в браке, который предполагает равноправный союз двух тел и душ. А когда в семье появляется ребенок — тем более. Целые дни они проводили вдвоем с малышкой, а я до поздней ночи был занят собой. Пусть я не гулял, не развлекался, а делал карьеру и зарабатывал деньги, все равно это не извиняет меня. Потому что в это время она страдала от одиночества.

— Но ты же работал для вас обоих.

— Да, но это не способствовало нашей любви. Что могли дать ей наши отношения, кроме сознания, что она замужем, и обеспеченной жизни? Меня она почти не видела, а наслаждаться плодами цивилизации одна не хотела. Я сначала не мог понять Шерри, называя ее капризной, думал, чего ей еще не хватает. А теперь понимаю. Самое главное, чтобы рядом с тобой был любимый, преданный человек, а остальное неважно.

Норман говорил очень эмоционально, и Сьюзен искренне сопереживала ему. Теперь ей стало понятно, почему он наотрез отказался от заманчивого предложения Каллигана. Оказывается, у него уже все это было и он заплатил за это дорогой ценой.

— А ты видишься с ними? — осторожно спросила Сьюзен.

Норман улыбнулся.

— А почему, ты думаешь, я угнездился в этом месте? Шерри повторно вышла замуж, так что надежды у меня теперь нет, но зато по выходным я вижусь с дочуркой Лорой. Мы с ней неплохо ладим, надеюсь, так будет и впредь.

Вот так неожиданно Норман открылся ей с той своей стороны, где были боль и разочарование. Все ее недоумения разрешились. Но это откровение подтолкнуло ее подумать и о своей семье. Надо смотреть правде в глаза — та опасная гордость, о которой говорил ее собеседник, угрожала разрушить и судьбы ее близких. Во многом именно из-за болезненной гордости страдала Мел, да и самой Сьюзен именно гордость и амбиции помешали до конца расспросить Эдварда Каллигана о Дэвиде. Если бы она повела себя по-другому, то он, возможно, помог бы ей. Выходит, ее гордость могла стоить Мелани примирения с любимым человеком, а ее будущему ребенку — отца.

— Похоже, я дал тебе повод к размышлению? — удивился Норман.

— Обо всем этом стоит подумать. Мне очень жаль, что у тебя все так получилось. Как грустно.

— Не жалей меня, — возразил он мягко. — С Шерри мы теперь друзья, и я очень люблю свою дочь.

Сьюзен снова подумала о своих. У ее сестры и Дэвида, безусловно, был шанс, необходимо только протянуть им руку помощи. А для этого она должна еще раз встретиться с Каллиганом, как бы трудно ей при этом ни было.

8

— Так-так… Не думал, что ваш отель настолько нуждается в деньгах, что вы решитесь пуститься в столь дальний путь, чтобы лично предъявить мне неоплаченные счета!

Слова прозвучали как пощечина, и первым инстинктивным желанием Сьюзен было развернуться и, не говоря ни слова, уйти, чтобы больше уже никогда не видеть и не слышать этого неисправимого циника. Но она переборола нахлынувший порыв и, собрав волю в кулак, приказала своему оскорбленному самолюбию молчать. Раз уж приехала, а это стоило ей немалых усилий, нужно было забыть на время о своих амбициях и игнорировать любые проявления его мерзкого характера.

Девушке было очень нелегко вырваться из своего маленького городка, чтобы встретиться с Эдвардом Каллиганом в Лондоне. И дело было не в том, что отель требовал постоянной ее заботы. До наступления сезона оставалось еще какое-то время, и график был не столь напряженным. Причина была в Мелани, которая ни за что не хотела отпускать сестру.

Тем не менее, Сьюзен настояла на своем, сказав, будто давно обещала навестить школьную подругу, с которой не виделась уже много лет.

Она понимала, что время для каких-либо поездок было совсем неподходящее: Мелани как никогда требовалась ее моральная поддержка. С тяжелым сердцем покидая дом, Сьюзен успокаивала себя только тем, что задуманное ею должно было все вернуть на круги своя.

Поезд прибыл точно по расписанию. На вокзале она еще раз проверила адрес Каллигана по справочной книге и вышла в город. Прямо у выхода пожилая женщина продавала жареные каштаны, а на противоположной стороне улицы находилась симпатичная кондитерская, откуда доносились божественные ароматы свежей выпечки и горячего шоколада. Но Сьюзен была до такой степени взволнована предстоящей встречей, что у нее даже пропал аппетит. Она подошла к стоянке такси — скоплению аккуратненьких черных машин в стиле ретро, внешний вид которых, как дань традиции, на протяжении многих лет оставался неизменным, — села в автомобиль и объяснила водителю, куда ей нужно попасть. Квартира Эдварда находилась в наиболее фешенебельном и престижном районе Лондона, Челси.

Чтобы хоть немного отвлечься, Сьюзен удобно устроилась на сиденье и стала смотреть в окно. Там, словно кадры из документального фильма, мелькали достопримечательности одной из красивейших столиц мира: Вестминстерское аббатство — шедевр готической архитектуры, куда она приходила с матерью еще девочкой и где боялась ступать на каменный пол, потому что в него были вделаны надгробные плиты с надписями; величественный Тауэр, при виде которого у нее в детстве замирало сердце. Показалась Трафальгарская площадь, место скопления туристов, где они с отцом и крошкой Мел когда-то кормили голубей.

Наконец шофер высадил ее у особняка в викторианском стиле и пожелал всего наилучшего. Девушка поднялась по мраморным ступеням, держась за кованые поручни, и позвонила в дверь.

Она распахнулась сразу же после первого звонка, и Эдвард Каллиган прямо с порога огорошил ее своим откровенно презрительным предположением. Для Сюзи это было полной неожиданностью. Она думала, что ее встретит горничная или домработница, которая сначала справится о ее имени, предложит подождать в гостиной, принесет кофе и только потом проведет в кабинет хозяина. Вместо этого перед ней предстала его гладковыбритая самоуверенная физиономия, словно он никуда не уезжал и они снова стояли у конторки регистрации.

— Я здесь не для того, чтобы потребовать оплатить ваши счета. Хотя это и стоило бы сделать, — язвительно объяснила она.

— Неужели у нас с вами могут быть и другие темы для разговора? — Он чуть приподнял широкие, чуть сросшиеся на переносице брови.

— Я очень надеюсь на это, — подтвердила Сьюзен, стараясь не терять самообладания.

— Не сочтите за бестактность, — он мельком глянул на свои коллекционные ручные часы, — но если этот разговор надолго, сейчас для него не самое подходящее время. Через полчаса у меня назначена деловая встреча, а нам еще нужно ехать туда на машине по малознакомой дороге.

Сьюзен тоже посмотрела на часы и про себя удивилась. Деловая встреча в половине седьмого — это что-то новое… Она была уверена, что правильно рассчитала, когда удобнее всего появиться в его квартире. К этому времени Каллиган должен был успеть вернуться из офиса, но, с другой стороны, было еще не слишком поздно, чтобы он мог вообразить, будто она захотела провести с ним вечер. Но, как выяснилось, случилась досадная неувязка.

— Понятно, — разочарованно протянула девушка. — В таком случае давайте договоримся встретиться завтра.

Она не собиралась задерживаться в Лондоне надолго. Как только она выведает у Каллигана, где искать Дэвида, она без промедления отправится туда. Задать свой заветный вопрос прямо сейчас, когда Эдвард спешит, Сьюзен побоялась. Ей нужна была спокойная обстановка и какое-то время, чтобы рассказать ему о тяжелом положении Мелани и о том, что сестра ждет ребенка.

— Зачем откладывать на завтра? — спросил Каллиган. — Можно встретиться позже сегодня же…Пройдите на минуту, что вы там стоите. Мне за вами ухаживать некогда: через минуту придет мой шофер, а я еще не готов.

Сьюзен последовала за ним в глубь, как она ожидала, роскошной квартиры, потому что, если Эдвард Каллиган арендовал ее, она просто обязана была быть таковой. Девушке показалось забавным, что по сравнению с номером люкс ее отеля, в котором Каллиган поддерживал порядок, в собственной квартире он позволил себе полностью расслабиться. Предметы его туалета были разбросаны повсюду. Проходя мимо очередного кресла, Эдвард стянул с него вечерний пиджак и, на ходу надевая его, направился к зеркалу, чтобы завязать галстук.

— Но вы сказали, что на вечер у вас запланирована деловая встреча? — Сьюзен выглядела обескураженной.

— Ну, аперитивы никогда не растягивались на целый вечер. — Он улыбнулся уголками губ и серьезно добавил: — Мои дела не займут больше часа, а потом я собираюсь пообедать, и вы можете присоединиться ко мне.

Это было не самое галантное приглашение на обед в ее жизни, но, учитывая, как натянуто они расстались, это было самое вежливое предложение, на которое был в данной ситуации способен Эдвард Каллиган. Другого выхода, как принять его, у Сьюзен просто не было.

Мудрый и проницательный, он даже в спешке не мог не заметить, что девушку терзают сомнения.

— Соглашайтесь, Сьюзен. Тем более что с каждой минутой меня все больше интригует ваш неожиданный визит. Вот сейчас я имею возможность наблюдать, как на глазах произошло раздвоение личности. Неистовая Сьюзен уже готова послать меня к черту, а благоразумная Сьюзен призывает смириться и принять приглашение. Мой вам совет: послушайте вторую. — Он несильно похлопал ее по плечу, как бы вселяя мужество. — Соглашайтесь, вкусно поедите хотя бы.

Она посмотрела снизу вверх на его красивое лицо, и в его синих глазах заплясали озорные огоньки.

— Давайте, Сюзи, решайтесь. — В голосе послышалось нетерпение. — Я не могу ждать до ночи, пока вы согласитесь. И потом…

В это мгновение раздался настойчивый звонок в дверь, и Каллиган развел руками.

— Вот и мой шофер. Ну что, Сьюзен, да или нет?

— Я… — все еще колебалась девушка.

В дверь снова позвонили, и Каллиган бросил:

— Откройте, пожалуйста. Мне еще надо забрать свой портфель из спальни.

Он энергично вышел из холла, даже не посмотрев, собирается ли гостья выполнить его просьбу, потому что был уверен — так оно и будет. Он весь в этом. Самонадеянность, наверное, родилась вперед него, сердито подумала Сьюзен и пошла открывать. А может быть, и специфика работы сделала его таким: один отдает приказания, другие их выполняют. Когда она распахнула дверь, то не поверила своим глазам: перед ней во всей красе стояла "дорогая".

А как же деловая встреча, шофер, которого не хотелось бы задерживать?.. Мысли стремительно сменяли одна другую. Не станет же он утверждать, будто эта очаровательная блондинка, с которой я видела его в отеле, и есть его шофер.

— Здравствуйте. — Женщина приветливо улыбнулась ей. — А Эдвард готов?

Сьюзен невольно залюбовалась. В причудливом платье из небесно-голубой тафты и такого же цвета шляпке с вуалью блондинка казалась нереальной, напоминая принцессу из волшебной сказки или профессиональную модель с обложки модного журнала. Сьюзен не отвечала. У нее в голове не укладывалось, с какой беззаботностью встретила эта дама ее неожиданное появление в квартире Каллигана. Как можно так приветливо улыбаться мне? — мысленно удивлялась она. Я бы так не смогла.

— Сейчас он придет, — наконец с усилием выдавила Сьюзен. — Пошел за своим портфелем в спальню. — После слова «спальня» щеки ее внезапно запылали. Оставалось радоваться, что в холле был немного приглушенный свет и ее стыдливость не сыграет с ней злую шутку.

— Понятно, — легкомысленно кивнула блондинка и принялась с любопытством разглядывать Сьюзен. — А мы с вами нигде не встречались? — весело спросила она.

— По-моему, нет, — равнодушно ответила Сьюзен, не желая вступать даже в самую невинную болтовню. — Проходите. Эдвард сейчас придет, — из вежливости добавила она.

Сьюзен вспомнила, как оценивала шелковые ножки «дорогой», сидя в шкафу, как потом обсуждала ее достоинства с Норманом, и решила, что напрасно покривила душой, сказав, будто они не встречались. Женщины прошли в гостиную, и маленькая блондинка протянула Сьюзен свою изящную руку в атласной перчатке.

— Меня зовут Элен.

— А меня Сьюзен.

Блондинка не успела опуститься в мягкое кожаное кресло, как в гостиной появился Каллиган, с любопытством оглядывая дам. Сьюзен испугалась, что с его губ вот-вот сорвется какая-нибудь колкость в ее адрес.

— Привет, дорогой. — Элен плавно поднялась, разглаживая пышные складки платья, и поцеловала Эдварда в щеку.

— Сьюзен, вы можете остаться здесь и подождать меня, — сухо предложил Эдвард, пока блондинка застегивала запонки на манжетах его белоснежной рубашки. — Я скоро буду. Это было бы очень удобно для нас обоих.

Девушка заколебалась. Предложение остаться в его квартире было неожиданным. Сьюзен льстило, что Каллиган настолько доверяет ей. Но, с другой стороны, остаться одной в чужом доме было неловко. Пришлось бы отвечать на звонки или принять случайного гостя, которым вполне могла оказаться Глэдис.

— Сьюзен, мне совершенно некогда ждать, пока вы взвесите все «за» и «против». Нам пора идти. А вы оставайтесь и решайте, чем мы займемся, когда я вернусь, — заключил он высокомерно.

— Было очень приятно с вами познакомиться, — тепло сказала блондинка.

— Мне тоже, — пробормотала Сьюзен, не уставая удивляться, как можно так невозмутимо и приветливо вести себя в такой двусмысленной ситуации.

— Может быть, еще увидимся, — добавила Элен, воспользовавшись моментом, когда Эдвард внезапно остановился и стал бегло просматривать какие-то бумаги.

— Может быть, — односложно ответила девушка, которая не могла дождаться, когда они наконец уйдут.

— Вы будете в субботу на свадьбе? — не унималась блондинка, стараясь заполнить неловкую паузу.

Ну и ну, подумала про себя Сьюзен. Неужели Элен собирается присутствовать при бракосочетании Глэдис и Эдварда? Какое лицемерие! Личная жизнь Каллигана, похоже, заслуживает приключенческого романа. Как хорошо, что я не одна из его поклонниц.

— Нет, — ответила она сухо, ставя тем самым точку в разговоре.

— Элен, ты готова? — Каллиган закрыл портфель. Казалось, он пропустил мимо ушей их диалог.

— Конечно, — ласково пропела блондинка.

— Если захотите кофе, — не оборачиваясь, бросил Эдвард, — все необходимое найдете в кухне. Более крепкие напитки в баре, в соседней комнате. Через час я вернусь.

Сьюзен хотела заметить, что и сама догадается, как себя развлечь, но за Эдвардом и его очаровательной спутницей уже закрылась дверь.

Ну что же, буду осматриваться, подумала девушка и поежилась. Ситуация складывалась странная, неформальная, а Сьюзен очень боялась допустить хотя бы намек на интимность в отношениях с Эдвардом Каллиганом. Только бы не заявилась его невеста, взмолилась она. Ей хватило одного короткого разговора, чтобы оценить неуравновешенность и истеричность этой дамы. Правда, с таким женихом, рассудила Сьюзен, любая с ума сойдет. Интересно, как бы она отреагировала, увидев меня здесь?..

Наконец девушка решилась пройти на кухню. Идея выпить чашечку горячего кофе показалась ей соблазнительной. Обнаруженные в шкафу зерна были самого высокого качества, и напиток получился удивительно вкусным и ароматным. Сьюзен приготовила вторую чашку, но решила воздержаться, чтобы вконец не разболтать свои и без того расшатанные нервы. Пока все шло благополучно: телефон молчал, а Сьюзен, забравшись на высокий стул, смотрела на проезжающие под окном машины. И тут случилось то, чего она больше всего опасалась. Раздался звонок в дверь. Паника охватила девушку, сердце ее учащенно забилось. Для Каллигана было слишком рано, это явно был кто-то другой. В дверь позвонили еще раз, более настойчиво. Сьюзен не выдержала и пошла открывать.

Того, кто оказался за порогом, она меньше всего ожидала увидеть.

— Сьюзен?! — Дэвид не смог скрыть своего изумления.

Одного мимолетного взгляда было достаточно, чтобы заметить, как похудел и осунулся этот здоровый молодой мужчина с тех пор, как они виделись в последний раз. Его лицо выглядело изможденным, на лбу и в уголках рта наметились морщины.

Значит, ему тоже несладко, с облегчением подумала девушка. Он страдает в разлуке с Мел. Как же все-таки хорошо, что я решилась приехать сюда. Все мои предположения подтвердились: Эдвард и Дэвид все это время поддерживали связь, только Каллиган почему-то скрывал это от нас.

— Рада снова видеть тебя, Дэвид. Проходи, пожалуйста, — пригласила девушка и пошире распахнула дверь, но он не спешил.

— Вообще-то я пришел поговорить с Эдвардом, — напряженно выдавил он.

— Я понимаю, — мягко улыбнулась Сьюзен. — Его сейчас нет, но он скоро придет. — Она мельком глянула на часы. — Сказал, что вернется через час. Еще полчаса осталось. Входи же, — просительно позвала Сьюзен.

— Я… — заколебался Дэвид.

— Знаешь, как Мел скучает по тебе, — выпалила она, испугавшись, что он уйдет.

Упоминание о жене, казалось, совсем выбило его из колеи. И без того бледное лицо Дэвида приобрело какой-то серый, землистый оттенок.

— Пойдем, — продолжала уговаривать Сьюзен. — Я тебе кофе приготовлю, или выпьешь чего-нибудь покрепче. А может быть, ты просто не хочешь говорить со мной?

— Но при чем здесь это, Сьюзен? — почти с раздражением возразил он. — Я просто…

— И ты даже ничего не спросишь о Мел? — потихоньку закипая, поинтересовалась девушка.

— Ты всегда так, — с досадой выдохнул Дэвид. — Найдешь уязвимое место. — Желваки заходили на его лице, и он прошел в квартиру вслед за Сьюзен.

— Не сердись, — примирительным тоном сказала она, наблюдая, как он наливает себе изрядную порцию виски.

Все говорило о том, что он частый гость в этом доме, — знал, где что лежит, вел себя похозяйски. Если бы только знать об этом раньше, вернулась к своим размышлениям Сьюзен. Сколько же бессонных ночей провела Мелани, сколько слез пролила!

Дэвид глотнул из своего стакана, и румянец медленно проявился на его щеках.

— Вот так-то лучше, — прошептал он и в блаженстве прикрыл глаза. — Признаться, не ожидал встретить тебя здесь. — Дэвид снова повернулся в ее сторону.

— Разве Эдвард не говорил тебе, что гостил в нашем отеле? — Сьюзен удивленно приподняла брови.

— Говорил, конечно, но, пожалуй, не сказал самого главного. Вы, оказывается, подружились, — мрачно констатировал он.

Девушка чувствовала, что в словах Дэвида скрыт какой-то подтекст, направленный против нее. Раньше он никогда не позволял себе говорить с ней в таком тоне. Теперь же открыто демонстрировал ей свое пренебрежение. Сначала Сьюзен подумала, что Дэвид простонапросто сжигает мосты, не считая необходимым быть вежливым с сестрой своей бывшей жены. Но выглядел он таким несчастным: оброс, похудел и совсем не походил на влюбленного в какую-то роковую женщину. Из чего Сьюзен заключила, что он не разлюбил Мелани, а его неприязнь относится именно к ней, Сьюзен. Оставалось выяснить, чем она ему не угодила.

— Мы с Каллиганом не подружились. — Она отрицательно покачала головой. — Единственная причина, почему я нахожусь в этой квартире, — это последняя надежда выяснить, где искать тебя. Каллиган должен был знать наверняка.

— Я просил его никому не говорить, — равнодушно объяснил Дэвид.

— Интересно, а он не рассказал тебе, какой измученной выглядит твоя жена, как она много раз спрашивала о тебе?

— Рассказал. — Признаваться в этом было ему явно тяжело.

— Ну и что же ты? — не унималась Сьюзен.

— А что я! — Равнодушие уступило место нахлынувшим эмоциям. — Весь ужас в том, что ничего не изменилось. И ты — лучшее тому доказательство.

— Я тебя не понимаю, — недоумевала девушка.

— Да ты никогда не понимала, — Он горько усмехнулся.

— Так объясни жемне! — буквально взмолилась Сьюзен, схватив его за руку. — Объясни, почему два любящих человека внезапно расстаются и уже целый месяц занимаются самоистязанием?

— А что тебе Мел сказала? — холодно поинтересовался он.

— В том-то и дело, что ничего конкретного. Что-то про другую женщину, про взаимные оскорбления. Толком ничего. Давай сначала сядем, — предложила Сьюзен. От волнения у нее подкашивались ноги. К тому же Дэвид уже прилично выпил, и ему нужно было на что-то опереться. Немного подумав, он сел, продолжая вертеть в ладонях стакан с виски, словно грел о него свои руки. — Чем ты теперь занимаешься? — поинтересовалась она, решив на короткое время сменить тему, чтобы снять напряжение. — Тыгде-нибудь работаешь?

— Да, — односложно ответил он, по-видимому, не желая распространяться.

— А где? — предприняла Сьюзен еще одну попытку.

— Слушай, по-моему, мы собирались говорить о Мел, — нетерпеливо перебил он девушку. — Ты хотела рассказать о ее настроении, самочувствии.

— Мелани очень плохо. Мог бы и сам догадаться, — с вызовом произнесла она.

— Господи! — убитым голосом выдохнул он и закрыл ладонями лицо.

— Дэвид, объясни мне наконец, что происходит. Может быть, я смогу помочь, — умоляла Сьюзен. В ответ он только усмехнулся и посмотрел на нее с сожалением.

— Да, жизнь любит подшутить над нами. С юмором у нее все в порядке. Когда… — Дэвид осекся на полуслове и прислушался. В коридоре щелкнул дверной замок. Эдвард Каллиган вернулся домой,

Сьюзен предпочла бы, чтобы он хоть немного задержался и не прерывал этот долгожданный и важный для нее разговор. Она боялась, что в присутствии третьего Дэвид замкнется и шанс понять что-нибудь в этой путанице недомолвок и взаимных обид будет, возможно, безвозвратно потерян.

— А вот и я! — раздался насмешливый голос хозяина, когда он вошел в комнату и обнаружил, что у него уже двое гостей. Бросив несколько критический взгляд на Сьюзен, он протянул руку Дэвиду. — Рад снова видеть тебя, старина.

— Я тоже, — по-дружески ответил Дэвид. — Пока тебя не было, мы со Сьюзен поговорили.

— Можно узнать о чем? — осторожно поинтересовался Эдвард, наливая себе виски в стеклянный стакан с широким дном и с удовольствием усаживаясь в широкое кожаное кресло.

— Да так, собственно, ни о чем, — уклончиво ответил Дэвид и резко поднялся со своего места с явным намерением уйти. — Я, в общем-то, просто так к тебе зашел, а сейчас оставлю вас, чтобы не мешать…

— Никуда ты не пойдешь, — решительным тоном перебил его Каллиган. — Мы со Сьюзен собираемся приготовить ужин, и ты должен присоединиться к нам. — Последняя фраза прозвучала в форме приказа.

Девушка не поверила своим ушам. Это было что-то новое. Оказывается, Каллиган и не собирался вести ее ни в какой ресторан. Какое счастье, что пришел Дэвид, подумала она. Перспектива ужинать наедине с Каллиганом в его квартире, да еще поздно вечером, не вдохновляла ее. Это все равно, что попасть на ночлег в замок людоеда, усмехнулась она про себя.

Супруга Мелани, похоже, не убедил приказной тон его приятеля, и он попытался возразить:

— Эдвард, я не хочу…

— Дэвид, я очень прошу тебя остаться, — снова перебил его Каллиган, но более мягко и как-то просительно. — Сейчас дружно все приготовим, поедим и, может быть, сможем развязать этот гордиев узел. Сьюзен проделала долгий путь, и из-за тебя, между прочим. Нужно проявить хотя бы элементарное гостеприимство.

— Хорошо, я останусь, — недовольно буркнул Дэвид. — Но не вижу во всем этом никакого смысла. Уже ничего не изменишь.

— Ну, смысл всегда есть, а изменить хоть что-нибудь просто необходимо, и прежде всего для тебя. Это, по-моему, твой брак сегодня поставлен на карту. И я знаю, ты хочешь отыграть свое счастье и умение любить. Я ошибаюсь? — от волнения голос Каллигана дрожал.

После этих слов Дэвид на глазах как-то сник и еле слышно прошептал:

— Нет, все правда.

Напряжение спало, и вся компания переместилась в кухню, которая по степени оснащенности последними достижениями бытовой техники очень смахивала на космический корабль. Сьюзен все еще казалось неправдоподобным что она совершенно на равных готовит ужин вместе с Эдвардом Каллиганом в частной квартире последнего. Дэвид не принимал участия в стряпне. Он сидел и потягивал красное вино, которое Эдвард откупорил, чтобы приготовить соус для мяса.

— Я вижу, Дэвид слишком много пьет. С ним давно такое? — полушепотом спросила у Эдварда девушка. Каллиган глянул в сторону друга.

— Уже несколько недель, — так же тихо ответил он. — Теперь вы понимаете, почему я приехал в ваш отель? В принципе, поговорить с Осборном мог и мой помощник. Но я сам хотел проверить, что у вас там происходит.

— Ну и как, успешно? — съязвила Сьюзен.

— Мы позже поговорим на эту тему, — примирительно заключил Эдвард, — А сейчас сделайте, пожалуйста, салат. Если Дэвид не поест, он совсем опьянеет. — Каллиган покосился на приятеля, который снова подливал себе рубиновый напиток.

Сам хозяин продолжал ловко орудовать на кухне. Мясо было уже готово, и к нему на гарнир запеченные с сыром шампиньоны и крошечные маринованные луковички. Добавив какие-то специи в салатную заправку, он дал попробовать ее Сьюзен. Вкус был потрясающий.

— Секретный рецепт, — объяснил он, заметив, что ей понравилось. — Конечно, я не Норман Осборн, но тоже кое-что умею, — подколол он девушку.

Сьюзен весело улыбнулась:

— Вам нужно запатентовать это чудо, и вас станут превозносить даже гурманы с других планет, — пошутила она.

— Заметь, Дэвид, — Каллиган обернулся к приятелю, — это первый комплимент, который мне сделала эта женщина. И, боюсь, он окажется последним, — с насмешливым сожалением добавил он.

— Но это было впервые, когда вы действительно заслужили комплимент, — так же насмешливо оправдалась она.

Каллиган от души расхохотался.

— Вы, Сюзи, удивительная женщина. Единственная, кто возбудил во мне целую гамму эмоций: ярость, недоумение, сексуальное влечение, смех. И все это почти одновременно.

— Может, тебе стоит жениться на ней? — ехидно спросил Дэвид, который почти не притронулся к еде.

Глаза Каллигана сузились и стали непроницаемыми.

— Может, и стоит, — ледяным голосом ответил он. — Она совсем не такая, какой ты пытался ее представить.

А какой же Дэвид пытался меня представить? — встрепенулась про себя Сьюзен. И когда они говорили обо мне: перед тем, как Каллиган приехал в наш отель, или уже после?

Дэвид порывисто встал, с шумом отодвинув свой стул.

— Значит, она умудрилась и тебя одурачить! — проворчал он с отвращением. — Все! Мне тут делать нечего, я ухожу.

— Сядь! — тоном, не терпящим возражений, потребовал Эдвард.

— Нет. — Опьянение придало Дэвиду нахальства и развязности.

— Я сказал, сядь, — грубо повторил Каллиган. Он не сделал ни одного резкого движения, сидя в удобном плетеном кресле, но чувствовалось, что он, как хищный зверь, в любой момент может броситься на свою добычу, которой в данный момент был Дэвид. Тот быстро сел на свое место, похожий на безвольную гуттаперчевую куклу.

— Вы, по-моему, очень сблизились, — злобно пробормотал он.

— К сожалению, не настолько, как бы мне хотелось, — отозвался Эдвард. — Но, надеюсь, когда мы во всем разберемся, это "к сожалению" можно будет исправить.

Сьюзен совсем растерялась. Она все еще не понимала, почему Дэвид так враждебно против нее настроен. С другой стороны, было странно слышать, что Каллиган желает сблизиться с ней, в то время как у него на днях должна состояться свадьба.

— Я отказываюсь понимать! — Дэвид снова вскочил. — После всего, что я рассказывал тебе…

— А тебе не кажется, — перебил Каллиган, — что все это время ты устраивал охоту на ведьм, что ты сам накрутил себя, что ты совершенно не прав?

— Это я-то не прав! — возмущался Дэвид, — Я, который из-за всего этого был вынужден целый месяц жить в разлуке с любимой женой? Я не мог больше всего этого выносить: "Нам нужно отложить свадьбу, потому что Сюзи заболела", "Мы не можем уехать на выходные и оставить Сюзи одну", "Ничего нельзя менять, не посоветовавшись с Сюзи", "Будь более приветливым с бедной Сюзи". Это кошмар! — Он резко повернулся к оторопевшей девушке. — Мел была замужем за мной, а не за тобой, понимаешь? Но ты все время стояла между нами. — Дэвид бросал ей обвинения, все больше озлобляясь.

Сьюзен смертельно побледнела и буквально вжалась в свой стул. Каллиган решительно поднялся.

— Хватит, Дэвид! — приказал он.

— Нет, не хватит, я только начал… — Неожиданно Дэвида качнуло, и он тяжело опустился на пол.

— Допился, — с отвращением бросил Каллиган.

Сьюзен сидела неподвижно. Только теперь она осознала, что имела в виду сестра, когда сказала, что причиной их разрыва стала женщина. Оказывается, она и была той самой женщиной, из-за которой распался брак Мелани и Дэвида.

9

— Сьюзен, не надо принимать так близко к сердцу бред пьяного мужика. — Эдвард участливо склонился над ней, стараясь вывести девушку из оцепенения. Она разочарованно покачала головой.

— Это не бред. Во всяком случае, совсем недавно это не было бредом для вас. Все это вы уже однажды выслушали от него и поверили. — Она с осуждением посмотрела в тревожные синие глаза Каллигана. — Вы знали, что он думает обо мне, и разделяли его чувства. А я все это время не могла понять этой предубежденности, этих нелепых обвинений… — Девушка с трудом поднялась. Слезы подступили к ее глазам, и она поспешила отвернуться, чтобы скрыть приступ слабости.

— Сюзи… — В голосе Эдварда звучало отчаяние.

— Не трогайте меня, — резко отмахнулась девушка и снова обхватила себя руками, чтобы защититься от него и от всего несправедливого внешнего мира. Каллиган подошел к ней.

— Но, Сюзи, я уже понял, что ошибался, что вы совсем не такая, что я напрасно принимал всерьез измышления Дэвида, у которого от разлуки с женой, можно сказать, рассудок помутился.

— И что же заставило вас изменить свое мнение обо мне? — сурово спросила девушка, которая уже сумела справиться с собой. Она посмотрела себе под ноги: развалившийся на полу Дэвид в полусне простонал что-то невнятное.

— Давайте сначала уложим в постель этого бедолагу, — угрюмо предложил Эдвард. — А потом уже поговорим спокойно.

— Нам не о чем говорить, мистер Каллиган, — холодно возразила Сьюзен.

— А я думаю по-другому, — настаивал Эдвард.

— Мне наплевать, что вы думаете, — вырвалось у нее. — Ни с вами, ни тем более с ним, — она посмотрела вниз, — я не собираюсь вести никаких разговоров. — Тем не менее, Сьюзен опустилась на колени, пытаясь приподнять отяжелевшего из-за сильного опьянения Дэвида. — Где у вас тут спальня? — нетерпеливо спросила она.

— Отойдите, вы надорветесь. — Он мягко отстранил Сьюзен и взвалил на себя спящего приятеля. — Поймите, он напился, а когда протрезвеет, будет раскаиваться, что вел себя так непотребно. Он будет жалеть о каждом брошенном в запале слове.

Пока Каллиган волок Дэвида в спальню, Сьюзен стала прокручивать в голове все, что услышала. Вообще, какая-то странная обида или ревность по отношению к ней проявлялась в поведении мужа Мелани и раньше. Он изначально не одобрял их взаимно жертвенной сестринской любви. Но Сьюзен и в голову не приходило, что Мел сделала из нее такой фетиш. Если бы она догадывалась, то немедленно пресекла бы это. Оказывается, нелепый культ старшей сестры превратился в реальную угрозу их семейной жизни. Дэвид, видимо, был совсем не далек от истины, когда сказал, что ее тень встала между супругами. А Каллиган метко назвал меня яблоком раздора, подумала девушка. Слава богу, все наконец прояснилось, и я больше не буду воевать с ветряными мельницами. Теперь я знаю правду.

Комната, в которую они притащили Дэвида, была специально предназначена для гостей. Отделанная в кремово-желтых тонах, она выглядела нейтральной, очевидно чтобы угодить вкусам разных людей. Безвольное тело спящего было положено поверх покрывала. Эдвард снял с него ботинки и укрыл шерстяным пледом. Дэвид протяжно храпел.

— Ему будет неудобно спать, — возмутилась Сьюзен. — Надо его раздеть, постелить простыни, ну что-нибудь…

— Ничего, и так поспит, — равнодушно заметил Каллиган. — При других обстоятельствах, я понимаю, но в таком состоянии комфорт большой роли не играет. — Бросив взгляд сожаления на своего зятя и тихо прикрыв дверь, девушка последовала за Эдвардом.

— Давайте выпьем кофе, — устало предложил Каллиган, когда они вернулись в гостиную. — Спиртного на сегодня уже достаточно. Сьюзен не хотела ни того, ни другого.

— Я думаю, мне пора, — так же устало произнесла она.

— А куда вы пойдете? — поинтересовался он.

— Перед тем как прийти сюда, я сняла номер в отеле, — как-то безнадежно ответила она, посмотрев на свои маленькие часики. Было одиннадцать вечера: время явно не подходящее, чтобы идти в отель или даже просто выходить на улицу. Это все-таки Лондон, не самое безопасное место для ночных прогулок. Правда, Сьюзен не боялась сейчас темных улиц и подозрительных личностей, поскольку у нее была цель: поскорее добраться до отеля и хорошенько выспаться. На следующий день она собиралась вернуться домой и все рассказать Мелани.

— Значит, здесь вы не хотите остаться? — Эдвард вопросительно приподнял брови.

— Разумеется, нет, — нетерпеливо ответила девушка, уловив скрытый в его фразе подтекст.

— Жаль. Нам бы здесь никто не мешал, — загадочно улыбнулся Эдвард.

— У вас уже есть постоялец на ночь, так что скучать не придется, — язвительно напомнила девушка.

— Ладно, Сюзи, давайте объявим перемирие. — Мужчина стал совершенно серьезным. — Чашка крепкого кофе не повредит ни вам, ни мне. Сегодня и так был тяжелый день. — Он провел рукой по волосам и прикрыл глаза. Девушка прошла на кухню, где почти освоилась, и быстро все приготовила.

— А как прошла ваша деловая встреча. Удачно? — поинтересовалась она, разливая дымящийся напиток в зеленые кружки с ручками в виде якорных цепей.

— Деловая встреча?.. — недоуменно переспросил он, потом до него дошло. — Да-да, все прошло благополучно, но я в этом и не сомневался.

Красиво очерченные брови Сьюзен игриво взлетели вверх.

— Еще одна выгодная сделка, — уточнила она с иронией. Они сидели друг против друга на высоких стульях, стоявших около барной стойки, и смотрели глаза в глаза.

— А я ведь вам, похоже, не нравлюсь, — очень серьезно и даже с огорчением произнес Эдвард.

Девушка задумалась. Вопрос "нравится-не нравится" не совсем подходил для этой ситуации. Каллиган как мужчина казался ей очень привлекательным, но она боялась признаться в этом даже самой себе. Увлечься им было бы полнейшим безрассудством, принимая во внимание его скандальную репутацию и рой женщин, вьющихся вокруг него. Конечно, он мне нравится, мысленно произнесла Сьюзен. Нет. Слово «нравится» не то. Неужели я люблю его? Не может быть… Любовь? Смятение охватило все ее существо, краска прилила к щекам.

— Что с вами, Сюзи? — встревожился Эдвард. — Вы снова вспомнили выпады Дэвида? Если так, выбросьте его из головы. Он был не в себе. — Мужчина поднялся и одной рукой обнял девушку за плечи, словно отгораживая от дурных воспоминаний, согревая своим теплом. — Он у меня еще пожалеет о том, что наговорил. — Каллиган бросил угрожающий взгляд на дверь, за которой мирно похрапывал его приятель. — Ну, не будь же такой. — Он ближе наклонился к ней, и в это мгновение больше всего на свете Сьюзен захотелось почувствовать вкус его губ.

И это случилось. Сначала нежные, но с каждой секундой все более страстные и настойчивые поцелуи Каллигана закружили ей голову, увлекая в удивительный фантастический полет из суетной серой реальности в край блаженства. Эдвард чувствовал, с какой готовностью отвечает девушка на его ласки, как тает, словно воск, от тепла его рук, какие мягкие и податливые у нее губы, с какой нежностью гладят его волосы ее руки. Он осторожно снял ее с высокого стула у импровизированной стойки бара. Теперь они стояли, вплотную прижимаясь друг к другу, чувствуя, в каком лихорадочном ритме стучат их сердца. Неистовая волна блаженства и чувственной дрожи пробегала по телу Сьюзен, когда сильные руки Эдварда касались ее грудей, каждая как раз помещалась в его ладони. И он гладил и ласкал их, словно это были чудесные райские яблоки. Ее соски напряглись, раздраженные настойчивой игрой ищущих пальцев, и она все теснее прижималась к напряженным мускулам его бедер, чувствуя, что раскрывается, как дивный ночной цветок, чтобы принять в себя эту подавляющую, покоряющую силу мужского начала.

— Я хочу тебя, Сюзи, — услышала она полустон-полушепот Эдварда, не отрывающегося от ее губ. — Я хочу любить тебя так долго, пока не потеряю ощущение времени и пространства, так долго, чтобы ты стонала от счастья и изнеможения.

Сьюзен чуть отстранилась и посмотрела на него темно-зелеными, заблестевшими от желания глазами. Она любила его, любила и страстно желала, но не могла произнести ни слова, почти теряя сознание от наслаждения его близостью. Каллиган сжал своими ладонями ее лицо и глубоко-глубоко заглянул в глаза.

— Останься со мной этой ночью. — От возбуждения его голос был хриплым. — Останься со мной, я сделаю тебя счастливой.

Она и сама больше всего на свете хотела остаться, забыв обо всем на свете, не думая о завтрашнем дне.

— Эдвард, я… — Она осеклась: из соседней комнаты донесся звук, как будто на пол упало что-то очень тяжелое. Сначала девушка не могла понять, в чем дело, потом послышался звон бьющегося стекла.

Дэвид! — сообразила она.

— Черт! — выругался Эдвард, явно расстроенный, что грубая реальность вторглась в их объяснение, но не выпустил Сьюзен из своих объятий,

— Господи, вдруг он ударился головой или сильно порезался? — испугалась Сьюзен.

— Да он еще не такого заслуживает, пусть там хоть шею себе сломает, — зло проворчал Эдвард.

— Он же твой друг! — Девушка с негодованием высвободилась из его рук.

— Черт знает что он, а не друг, — огрызнулся Каллиган. В это время в спальне Дэвида снова раздался грохот. — Похоже, жив еще. — Эдвард продолжал злиться. — Пойду посмотрю, что там творится. Только не уходите, Сюзи, — попросил он.

Девушка и не собиралась уходить. Во всяком случае, пока не убедится, что с Дэвидом все в порядке. Кульминация их чувственного всплеска миновала по воле случая, и уже ничего не вернешь. Впрочем, это было только к лучшему. Вступать в интимные отношения с мужчиной, который на днях предстанет перед алтарем, было, с одной стороны, глупо, потому что будущего у них не могло быть, а с другой — просто непорядочно.

— Черт с ним, подождет, — бросил Эдвард, который словно читал ее мысли. — Скажи мне хоть что-нибудь перед тем, как уйти.

Что она могла сказать? Что в очередной раз допустила ошибку, что здравый смысл подсказывает ей не поддаваться его обаянию, что у нее и так полно проблем, что она боится своей любви к нему и поэтому хочет бежать?

— Как бы там ни было, Сьюзен, мы должны сейчас сказать друг другу очень важные вещи, — выдохнул Эдвард.

— Только не сейчас, — еле слышно возразила девушка. От волнения у нее пересохло в горле, и она с трудом могла говорить. — Надо помочь Дэвиду.

— Я так не думаю, но сделаю, как ты хочешь, — строго сказал Эдвард и, нахмурившись, пошел в комнату для гостей.

Оказалось, Дэвид, проснувшись, хотел встать, но опрокинул настольную лампу, которая, разбившись, так напугала девушку. Сам он тоже упал и, когда Каллиган вошел к нему, беспомощно барахтался на ковре, пытаясь встать на ноги.

— Куда это, интересно, ты собрался? — грубо окрикнул его Эдвард, взял под мышки и усадил обратно на кровать.

— Мне плохо, — жалобно простонал Дэвид. Он был совершенно зеленого цвета. — Кажется, меня сейчас с…

— В ванную его скорей, — скомандовала Сьюзен.

Они подхватили его под руки и буквально волоком потащили в туалетную комнату. Там Дэвида вывернуло наизнанку, но он почувствовал себя гораздо лучше.

— Сьюзен, шла бы ты в спальню, пока я устрою этому герою холодный душ.

Девушка с удовольствием ушла. Она не знала, чем помочь, да и зрелище было не из приятных. Правда, пошла она не в спальню, а на кухню, чтобы убрать все, что осталось от ужина. Сьюзен составила тарелки, сковороды и бокалы в посудомоечную машину, вытерла со стола и задумчиво огляделась вокруг. В принципе, момент был подходящий, чтобы незаметно удалиться, но она предпочла остаться. Так было честнее по отношению и к хозяину дома, и к Дэвиду. Каллиган, несмотря ни на что, был ему другом, а она, какая-никакая, но родственница, свояченица. Она чувствовала ответственность перед Мелани за здоровье ее «блудного» супруга.

— Ну, как он? — спросила Сьюзен, обернувшись на звук шагов Каллигана. Он все еще выглядел угрюмо, и Сьюзен с улыбкой подумала, что в детстве, должно быть, он так же долго дулся, когда его лишали сладкого. Теперь, разумеется, «сладким» для Эдварда стали женщины.

— Спит как убитый и, надеюсь, до утра больше не проснется. После такой встряски и холодного душа он совсем обессилел, — мрачно объяснил Каллиган и налил себе воды из-под крана со встроенным фильтром.

— Ему нужно прекратить пить в таких количествах, — заметила Сьюзен, — Он просто напросто спивается, а это может стать неизлечимым недугом. Даже если они с Мелани помирятся, и он на радостях будет так же бурно обмывать свое счастье, как заливал горе, то в результате превратится в алкоголика. Мел не переживет этого. Он исковеркает жизнь ей и себе.

— Все это так, — задумчиво подтвердил Каллиган. — Я и предположить не мог, что он становится алкоголиком. Мне ведь и обслуживающий персонал на него жаловался, а я, дурак, не принимал этого всерьез.

— Какой обслуживающий персонал? — удивилась Сьюзен.

— Ах, да, — вздохнул Эдвард, — вы ведь не знаете. Я устроил его менеджером в отель, который приобрел около полугода назад.

Сьюзен насторожилась. Подозрения Мелани, что Каллиган планирует скупить недорогие отели и заниматься, плюс ко всему, еще и гостиничным бизнесом, подтвердились.

— А когда именно вы предложили Дэвиду это место: до или после того, как он расстался с Мел? — с вызовом поинтересовалась девушка.

Каллиган немного смутился.

— Получается, что до, но…

— И после этого вам хватило наглости обвинять меня в том, что я манипулирую людьми? А сами используете такие изощренные методы для достижения своих целей.

— Но Мелани все равно бы не бросила вас одну и не ушла бы работать ко мне даже из-за Дэвида, — защищался Каллиган.

— Может быть, это и так. Вернее, дай бог, чтобы это было так, — согласилась Сьюзен, хотя в душе решила, что, как только вернется домой, устроит сестре допрос с пристрастием. — Но, предлагая ему работу, вы же знали о тех проблемах, с которыми столкнулся ваш ближайший друг в семейной жизни? Получается, что и вы приложили руку к этому запутанному делу.

— Ничего подобного. — Каллиган нетерпеливо отмахнулся.

— Я замечаю, вы очень многого недоговариваете. — В ее глазах полыхнуло негодование. — И самое главное, о чем вы умолчали, видя, в каком положении находится моя бедная сестра, это то, что знаете, где жил и чем занимался все это время ее муж. Вот что огорчает меня больше всего. Я было подумала… Но теперь это неважно. Помните, вы когда-то сказали мне так. Что ж, мне пора идти. — Она взяла со стола свою сумочку и пошла в коридор. — Да, когда Дэвид проснется, передайте ему, что Мел на днях свяжется с ним. Пусть морально подготовится.

Сьюзен решила во что бы то ни стало заставить сестру переступить через свою пресловутую гордость. Ситуация, по сути, была почти комической. Той самой роковой "другой женщины", из-за которой так убивалась Мел, просто не существовало. Сама того не зная, Сьюзен стала причиной разлада между супругами. Все это было поправимо.

— Не уходи, Сьюзен, нам нужно поговорить. — Эдвард догнал ее у самой двери и крепко взял за локоть.

— Нам уже ничего не нужно, — убежденно ответила она, мечтая поскорее вырваться из его квартиры. Нервы девушки были на пределе. Прикосновение его руки снова вернуло ей ощущение близости с ним, ощущение полета. Почему мне так не везет? — в сердцах подумала она. Я невольно поссорила Дэвида и Мел, мне не нравится Норман, которому нравлюсь я, и, наконец, я безумно влюбляюсь в человека, который через несколько дней женится на другой. — Отпусти меня, Эдвард, я не могу больше находиться в этом доме.

— Хорошо, — согласился он, едва сдерживая свои эмоции. — Но я отвезу тебя в отель.

— Нет, — запротестовала Сьюзен.

— Не спорь со мной, — сказал Эдвард своим излюбленным, не терпящим возражений тоном.

— Дэвида нельзя оставлять одного, — не унималась девушка.

— Еще как можно. Уверен, с ним ничего не случится за то время, пока меня не будет. Я ему не нянька, чтобы не смыкая глаз охранять его сон. Я тоже не железный и больше не намерен терпеть его выходки.

Бедный Дэвид, подумала Сьюзен. Завтра утром Каллиган устроит ему веселую жизнь.

Машина Эдварда почти бесшумно маневрировала в черном лабиринте узких улиц ночного Лондона. Ехали молча, но молчание было напряженным, в воздухе чувствовалась какая-то недосказанность, ожидание чего-то. Наконец подъехали к отелю, и Каллиган затормозил.

— Спасибо, — вежливо пробормотала Сьюзен.

— Не за что. Я не сделал ничего особенного. Девушка открыла дверь и уже собиралась выйти, но Эдвард неожиданно крепко сжал ее руку.

— Я найду тебя, — хрипло произнес он, впиваясь в нее глазами.

Он женится на другой, повторила она про себя отрезвляющую фразу и вышла из машины.

Уже стоя на тротуаре, она чуть нагнулась к окну автомобиля.

— Не надо искать меня, мистер Каллиган. Если Мел уйдет от меня работать в ваш отель, я буду настолько занята, что не смогу поговорить с вами даже у стойки регистрации.

— Вы же сами не верите в это, — с обидой возразил Эдвард.

— Еще как верю. Место Мел рядом с ее мужем. — И их малышом. Про малыша она добавила уже про себя.

— А мистер Осборн тоже будет объектом вашей занятости? — ехидно поинтересовался Каллиган.

— Это наше личное дело, — отрезала Сьюзен.

— Попробую дать вам еще один совет. — Эдвард явно вошел во вкус. Он чуть откинулся на сиденье, достал пачку сигарет и с удовольствием закурил. — Проанализируйте свои чувства к Норману. Если бы вы по-настоящему любили его, то никогда бы с такой страстью не ответили на мои ласки. Поверьте мне, я знаю женщин.

— Спокойной ночи, мистер Каллиган.

Сьюзен с силой захлопнула дверцу и с высоко поднятой головой поднялась по мраморным ступеням гостиницы. Она старалась прямо держать спину и всем своим видом демонстрировать достоинство и независимость. Седой швейцар в строгом черном пальто и цилиндре с улыбкой распахнул перед ней стеклянные двери. В эту секунду девушка не удержалась и оглянулась назад, и только тогда машина Эдварда тронулась с места. Оказавшись в просторном ярко освещенном холле, Сьюзен сникла, внезапно ощутив тяжелый груз этого странного вечера на своих плечах.

На поверку Каллиган оказался очень хорошим психологом и, несмотря на ее уклончивые ответы, полуправду, игру, словно видел ее насквозь. Норман действительно ничего не значил в ее жизни, просто очень талантливый повар и приятный человек, не более того. Узнав историю его жизни, Сьюзен даже перестала воспринимать его как потенциального поклонника, прекрасно понимая, что Норман не сможет относиться к ней так же, как к Шерри, что его бывшая жена будет всегда незримо присутствовать рядом с ними. Кроме того, у него была дочь, в которой он души не чаял. В общем, его сердце безраздельно принадлежало прошлому, и он мог подарить девушке только его частицу. Но в отношении с мужчиной Сьюзен не хотела довольствоваться малым, она должна была чувствовать себя единственной и неповторимой.

Однако главное все же состояло в том, что она не любила его. Ее мыслями безраздельно владел Эдвард Каллиган. Это было странное, парадоксальное чувство, какая-то любовь-ненависть, вечная борьба женского и мужского начал. Он был настоящим, реальным человеком со своими достоинствами и недостатками, привычками и слабостями, но в то же время в нем присутствовало таинственное, неотразимое обаяние.

Почему жизнь так несовершенна? — печально подумала Сьюзен, открыла свой номер и, быстро раздевшись, буквально упала на кровать. Расстегивая одну за другой стилизованные под жемчужины пуговицы на блузке, девушка смотрела в темноту, и в ее памяти всплыл отрывок из шутливой песенки, которую она когда-то слышала на деревенском празднике:

Юноша девушку любит, а ей полюбился другой.
Но тот не ее, а иную назвал своей дорогой.

Норману нравлюсь я, я влюблена в Эдварда, а он на днях женится на другой, вздохнула Сьюзен. Как же я устала! Завтрашний день не сулил никаких положительных изменений: ее ждал нелегкий разговор с сестрой и бесконечные мысли об Эдварде Каллигане.

Сьюзен вернулась домой к полудню следующего дня. Встать рано утром не составило никакого труда — всю ночь она просто не сомкнула глаз. Чтобы немного передохнуть с дороги, она устроилась в широком мягком кресле в маленькой гостиной с зеркальцем в руках. Зеркальце было очень старое, в серебряной оправе, на длинной ручке с причудливым узором и принадлежало еще прабабушке. Девушка задумчиво всматривалась в свое мутное отражение. Под глазами пролегли темные тени, от усталости скулы заострились, а глаза были совсем потухшие.

Вот бы увидеть в этом старинном зеркале свое будущее, приподнять за краешек завесу! Но вдруг оно такое же туманное и некрасивое, как эта изъеденная временем эмаль? — почему-то подумала Сьюзен и из суеверия отложила зеркало в сторону. Пора было искать сестру и рассказать ей о своих злоключениях.

Мелани из-за своего недомогания полулежала на офисном диване и без энтузиазма изучала какие-то документы, когда услышала деликатный стук в дверь. Подняв голову, она не поверила своим глазам — в дверном проеме стояла Сьюзен. Такое неожиданное и скорое возвращение сестры удивило, но в большей степени обрадовало ее. Мел хотела подняться, но испугалась, что резкое движение снова вызовет у нее приступ тошноты. Сьюзен прочла это по ее глазам и сделала предостерегающий жест рукой.

— Сиди, Мел, я сама подойду к тебе и объясню свой внезапный приезд, — ласково сказала она, чувствуя нахлынувший прилив нежности. — Знаешь, а я, оказывается, за эти два дня очень соскучилась по тебе.

— Я тоже, — пролепетала Мелани. — Но не совсем понимаю…

— Тебе ничего и не нужно понимать, — мягко перебила ее Сьюзен, подсаживаясь к сестре и с трепетом прикасаясь рукой к ее животу. — Я сейчас тебе все расскажу.

Реакция Мелани на сумбурный рассказ Сьюзен об истинной причине ее отъезда, о встрече с Дэвидом и Эдвардом Каллиганом оказалась непредвиденной. Вместо того чтобы обрадоваться и подробнее расспросить о муже, она возмутилась, услышав об обвинениях, брошенных им в лицо Сьюзен.

— Дэвид не имел никакого права говорить с тобой о подобных вещах! — горячилась Мел.

— Да слава богу, что он наконец заговорил о них, — возражала Сюзи. — Мне теперь стала понятна причина вашей размолвки, ситуация разрядилась.

— Но его фантазии нелепы, ревновать меня к тебе просто глупо, это какое-то ребячество.

— А если он так чувствует? — защищала зятя Сьюзен. — По правде сказать, я не могу обвинять его. Он прежде всего самолюбивый мужчина, а ты заставляла его быть все время в каких-то рамках, подстраиваться под мои интересы.

Превратила его жизнь в кошмар, чтобы не обидеть меня, хотя мне это было совершенно не нужно, да и не могло быть нужно. У вас своя жизнь, вы семья, ты не должна жертвовать своим счастьем ради меня. Тем более что я этого не требую и не могу требовать. Моя жизнь — это мое дело. Я не чувствую себя одинокой из-за того, что ты вышла замуж, а я еще нет. Я не ревную тебя к Дэвиду. Не делай из меня фетиш. Потом, — продолжала Сьюзен, — почему ты не рассказала мне, что ему предложили работу в Лондоне, и он хочет, чтобы вы насовсем перебрались туда?

— Потому что и речи быть не могло, чтобы переехать туда. Это предательство по отношению к тебе, — пробормотала Мел, не поднимая глаз.

— Но зачем ты так категорично? — возразила Сьюзен. — Я вполне способна самостоятельно управлять отелем.

— Но ты же знаешь, что это не так, — возражала Мел. — Мы обе прекрасно знаем, как тяжело нам приходится, мы едва сводим концы с концами. Если кто-то один отступит, все полетит в, тартарары.

— В сущности, ты права, но так было раньше…

— А что изменилось сейчас? — изумленно перебила Мелани.

— Многое изменилось, — спокойно ответила Сьюзен.

С ее стороны это был хитрый ход. Она прекрасно понимала, что лучший способ решить семейные проблемы — расстаться. Дэвид и Мел должны жить отдельно от нее, а раз им представилась возможность осесть в Лондоне, упускать ее было преступлением. Оставалось только убедить сестру, что она, Сьюзен, самостоятельно справится и с делами, и с одиночеством. Справиться и с тем и с другим ей мог помочь мужчина. Такового в действительности не было, но для отвода глаз можно было использовать Нормана Осборна, немного злоупотребив ради такого дела его добрым отношением к себе.

Грядущие перемены настораживали и волновали впечатлительную Мелани. Ее сердце учащенно забилось и щеки заалели.

— Я не совсем понимаю тебя, — неуверенно обратилась она к сестре.

— А здесь все предельно ясно, — уверенно отозвалась Сьюзен. — Я буду не одна, со мной рядом будет человек.

— Но у нас нет денег, чтобы оплачивать услуги менеджера. — Глаза Мел расширились от удивления.

— При чем здесь менеджер, Мел? — Сьюзен сделала вид, что разозлилась. — Разве я произвожу впечатление синего чулка? Ты что думаешь, я всю жизнь собираюсь оставаться полухозяйкой-полугорничной и костьми лягу в этих четырех стенах? Или ты считаешь меня настолько непривлекательной, что ни один мужчина не сможет полюбить меня и связать со мной свою жизнь?

— Я совсем так не думаю! — взволнованно запротестовала Мелани. — Да ты в тысячу раз красивее меня. Просто ты никогда не давала повода… И я считала, что… — Мел нервничала и запиналась.

— Не надо ничего считать, когда дело касается меня и моей личной жизни, — отрезала Сьюзен. Для убедительности эта фраза должна была прозвучать как можно более жестко. — И я не собираюсь тратить свои и твои лучшие годы на этот пансион для престарелых путешественников, как выразился один наш общий знакомый.

— Но, Сюзи, ты всегда так заботилась обо мне, особенно когда родители переехали в Испанию, — торопливо заговорила Мел. — Я считаю своим долгом отплатить тебе той же монетой, я не хотела бросать тебя. А сейчас получается, что своим навязчивым вниманием мешала тебе устроить личную жизнь. Прости меня, я такая глупая. Я и не думала пренебрежительно относиться к твоему праву на счастье. — Ее темно-синие глаза повлажнели, казалось, она вот-вот заплачет.

— Значит, ты не хотела огорчать меня и решила, что для этого больше подходит Дэвид? А он, между прочим, твой муж и даже по церковным законам считается тебе более близким человеком, чем твои родители, а тем более сестра. Он должен стоять первым в твоей жизни. К тому же ты ждешь от него ребенка. Мне будет не так уж плохо без вас, — заключила она уже более спокойным голосом.

— А кто этот человек, этот мужчина? — поинтересовалась Мелани. Слезы ее быстро высохли, и в ней взыграло любопытство. — Или мне не стоит спрашивать?

— Пока не стоит, — ответила Сьюзен, которая была вполне готова к этому вопросу. — Дело в том, что он сам еще не догадывается, что я собираюсь его осчастливить, — с горькой усмешкой добавила она.

— Норман?! — неожиданно воскликнула Мел. — Ведь Норман, точно? — Ей на ум могло прийти только это имя, ведь он был единственным мужчиной, с которым Сьюзен согласилась поужинать за последние несколько лет. Логика ее мышления была вполне понятна.

— Повторяю, — строго заметила Сьюзен, — сейчас еще не время называть его имя. И потом, у нас очень много дел, которые нельзя откладывать в долгий ящик. Например, твой визит к Дэвиду с извинениями.

— Ни за что! — вспыхнула Мел.

— Прости, дорогая, но выбирать тебе не приходится. После всего случившегося именно ты должна сделать этот жест доброй воли. В вашей размолвке целиком и полностью виновата ты. Умей признавать свои ошибки.

— Я боюсь, — простонала Мелани.

— Ты должна перебороть себя. — Сьюзен была непреклонна.

— Но как я найду его?

— Вчера он остался ночевать у Эдварда Каллигана. — Сьюзен решила не распространяться, при каких обстоятельствах это произошло. — И если он ушел, в чем я сильно сомневаюсь, Эдвард с удовольствием подскажет тебе, где его искать.

Мелани не была в этом уверена. Во время своего проживания в их отеле Каллиган произвел на нее впечатление скрытного человека. С какой стати он будет помогать ей найти Дэвида? Сьюзен прекрасно умела читать по лицу своей сестры.

— Не переживай, — подбадривала она. — Каллиган очень изменился за это время. Он будет счастлив помочь тебе.

— А вдруг Дэвид прогонит меня? — нагнетала страха Мелани. — Он… — Девушка не успела договорить.

За дверью послышались какие-то голоса, дверь распахнулась, и в комнате появился сам Дэвид. Он выглядел не намного лучше, чем за ночь до этого. На нем была та же одежда, но сидела еще более нелепо, чем вчера. Волосы стояли дыбом, как будто он нарочно взъерошил их, прежде чем войти. Сьюзен с беспокойством наблюдала за сестрой. Ту била мелкая дрожь, заметная даже невооруженным глазом.

— Вот тебе и ответ на твой последний вопрос, — холодно сказала она.

Мел сглотнула. На ее лице было написано, что она безумно счастлива видеть своего мужа, но в то же время боится, что их встреча закончится новым скандалом.

— Нам лучше оставить их наедине, — раздался повелительный голос Эдварда Каллигана.

Теперь уже вздрогнула Сьюзен, не подозревавшая, что он стоит тут же за дверью.

Эдвард и Сьюзен сидели друг против друга в маленькой гостиной.

— Похоже, вы не очень рады видеть меня, — немного печально заметил Каллиган. — Я и сам не люблю быть в тягость. Но не мог же я позволить этому бедолаге самостоятельно вести машину. Хотя на вид он трезвый, случись что, тест показал бы наличие алкоголя в крови.

— Надеюсь, он прибыл с мирными переговорами? — как бы невзначай поинтересовалась Сюзи, но в душе чувствовала тревогу: мало ли что могло спьяну взбрести ему в голову.

— Выбирать ему не приходилось. Иначе он бы в один день потерял жену, работу и друга, — объяснил Эдвард.

И ребенка, добавила про себя Сьюзен.

— Но вы ведь не оказали на него давления? — снова спросила девушка. — Потому что, если он сам еще не готов помириться с женой, вряд ли что-нибудь получится.

— Ну конечно нет, Сьюзен, — возмутился Каллиган. — Разве вчера он произвел на вас впечатление человека, который наслаждается разлукой с любимой женщиной? — Сьюзен все еще ни в чем не была убеждена. Каллиган продолжал: — Дэвиду было просто необходимо сегодня приехать сюда. И я без колебаний согласился на время стать его личным шофером.

— Кофе заказывали? — Знакомый приветливый голос прервал диалог. В маленькую гостиную вошел улыбающийся Норман с прозрачным подносом в руках. Он красиво сервировал стол и собирался удалиться.

— А что, в ресторане вашего отеля шеф-повар сам обслуживает гостей? — спросил Эдвард, смерив Осборна тяжелым взглядом.

Норман сделал вид, что не обратил внимания на шпильку в свой адрес, и, с нежностью посмотрев на девушку, ответил:

— Когда шеф-повар знает, что это для Сьюзен, — всегда.

— Понятно, — с неприкрытой досадой процедил Каллиган. — В таком случае вы уже сделали все, что могли, и можете быть свободны, — грубо бросил он.

Сьюзен была шокирована такой вспыльчивостью и неоправданным хамством, а Норман пропустил все мимо ушей и откровенно игнорировал наглого гостя.

— Как дела, Сюзи? — заинтересованно спросил он. — Как провела два дня вне этой крепости, с подругой удалось повидаться?

Девушка еще не успела ответить, как вклинился Эдвард.

— Не могли бы вы продолжить этот обмен последними новостями в другое время? — холодно-вежливо попросил он. — Вы прервали наш со Сьюзен разговор на самом интересном месте. — Он грозно посмотрел в лицо высокому блондину.

— Прошу прощения, что перебил вас, — равнодушно произнес Норман и небрежно кивнул Каллигану. Уже у самой двери он обернулся и весело подмигнул Сьюзен, из чего она сделала вывод, что Норман не почувствовал себя оскорбленным, ситуация только позабавила его.

Оба взрослые люди, а ведут себя как дети, с досадой подумала девушка. Мужчины, очевидно, так и остаются инфантильными до конца своих дней. Только бы эта непосредственность и мальчишество не помешали Дэвиду все уладить с сестрой.

— Вы мне нальете кофе или мне самому это сделать? — нетерпеливо спросил Эдвард. Брови Сьюзен возмущенно приподнялись, и он поспешил извиниться. — Простите, я сегодня совершенно не выспался. — Он наморщил лоб, словно у него внезапно заболела голова.

Сьюзен разлила горячий ароматный напиток в кремовые фарфоровые кружки и, лукаво улыбнувшись, сказала:

— Простите за фамильярность, мистер Каллиган, но вчера вы так хорохорились, убеждая меня, что и пальцем не пошевелите ради Дэвида, а сегодня даже не отпустили его одного… —

Она добавила в кофе немного сливок и передала ему чашку.

— Дэвид в последнюю очередь был причиной моей бессонницы, — мрачно пробормотал Эдвард и окинул девушку грустным взглядом, недвусмысленно давая понять, что основной причиной была она.

Сьюзен было любопытно, что именно не давало ему покоя: то, что он с присущей ему самоуверенностью не мог пережить ее отказ провести с ним ночь, или то, что позволил себе проявить слабость, чуть ли не на коленях умоляя ее об этом? Наконец она остановилась на совершенно другой версии.

— Вас, наверное, совесть мучает? Не дает покоя чувство вины? — Сьюзен имела в виду его моральный долг перед Глэдис.

— Чувство вины? — изумился он. — О чем это вы… — договорить он не успел, потому что в комнату влетела возбужденная Мелани.

— Сюзи, дорогая, я так счастлива. Мы поговорили с Дэвидом, и теперь все будет хорошо! Хорошо, понимаешь! — Она, как девочка, закружилась по комнате, не обращая внимания ни на кого вокруг. Сьюзен поднялась и ласково, но крепко обняла ее за плечи, испугавшись, что сестра может споткнуться и причинить вред ребенку.

— Я так рада за тебя, Мел. — Девушка была растрогана и с трудом могла говорить. — Рада за вас обоих. — Она обернулась и по-доброму улыбнулась Дэвиду, у которого все еще был нелепый и виноватый вид.

— Неужели с этого дня мой менеджер начнет думать о деле, а не о своей горькой участи? — ввернул Эдвард и тоже поднялся.

Дэвид что-то обиженно пробурчал.

— Да я шучу, старина, — улыбнулся Эдвард. — С твоей-то головой, даже работая вполсилы, можно обставить дюжину обычных менеджеров. Ты у меня самый замечательный. — В знак примирения друзья пожали друг другу руки. — Наверное, Сьюзен будет скучать без вашей несносной парочки. — Каллиган посмотрел на девушку с наигранным сожалением, проверяя, готова ли она к такому повороту событий.

Сьюзен и бровью не повела: она была готова. Пусть ее ожидали трудности, но счастье сестры было важнее.

— Мы уже не парочка, — гордо объявил Дэвид, прижимая к себе Мелани. — Нас трое: мы ждем ребенка.

— Поздравляю! — Голос Эдварда потеплел, и он вопросительно посмотрел на Сьюзен. Та чуть кивнула, давая понять, что уже давно знает об интересном положении сестры.

— Я бы на вашем месте, Эдвард, не говорила так уверенно, будто Сюзи будет скучать без нас, — вступила сияющая от удовольствия Мел. — Насколько мне известно, она не останется одна…

В эту секунду Сьюзен захотелось провалиться сквозь землю. Она попалась в собственные сети. Так правдоподобно рассказывая сестре о своих планах на будущее, она преследовала определенную цель: заставить Мелани поверить, что после ее отъезда жизнь в их отеле не замрет, как в сказке о спящей красавице, что все будет идти своим чередом. Поэтому она и придумала какого-то несуществующего мужчину, который якобы придет к ней на помощь и оградит от всех житейских проблем. Но никак не предполагала, что Мел публично объявит об этом, тем более в присутствии Эдварда Каллигана, который, как она понимала, долго гадать не станет и сразу решит, что этот мужчина — Норман Осборн. И, как назло, сегодняшнее поведение шеф-повара в маленькой гостиной служило этому прямым доказательством.

Впрочем, чего, собственно, я так переживаю? У нас с Каллиганом все равно нет будущего, печально подумала Сьюзен.

— Интересно, — полушепотом пробормотал Эдвард, реагируя на объявление Мелани. Он притянул к себе затравленный взгляд Сьюзен словно магнитом и долго держал ее под прицелом своих пронизывающих синих глаз. Потом как ни в чем не бывало переключил внимание на счастливую пару. — А когда дитя любви должно появиться на свет? — поинтересовался он.

— Через шесть месяцев. — От счастливых улыбок у Дэвида уже болели мышцы лица.

— Вы молодцы. — Он подошел и слегка приобнял их обоих. — А теперь давайте отметим примирение и благую весть и все вместе пообедаем в ресторане вашего отеля.

В душе Сьюзен не приветствовала эту идею. В компании Каллигана ей было не по себе, но отказаться было бы невежливо, это значило обидеть зятя и сестру.

— Ничего, если я присоединюсь к вам чуть позже? — кокетливо спросила она. — Мне нужно привести себя в порядок и кое-что закончить в офисе.

На самом деле она просто хотела выиграть время, чтобы собраться с духом и подготовиться к тому, что еще пару часов придется провести в обществе Эдварда Каллигана. Сьюзен знала, что он не выпустит ее из своих лап, пока не выяснит наверняка, кто стал ее избранником. Откровенно говоря, ей льстило, что он ревнует ее, но это собственничество было бесплодным: Каллиган не принадлежал ей, их ничего не связывало, к тому же он собирался жениться на другой.

— Да брось ты, Сюзи, — ворковала Мел. — Ты прекрасно выглядишь, а бумажные дела подождут.

— Мне нужно всего пять минут, — не сдавалась Сьюзен и, чтобы дать знак Мелани, сильно наступила ей на ногу. Мел поспешила замолчать.

— Мы оба будем через пять минут, — убедительно подтвердил Эдвард. — Я уж прослежу, чтобы она не спряталась от нас. А ты, Дэвид, закажи пока бутылку шампанского. Когда его подадут, мы уже будем на месте.

Супруги засмеялись и, взявшись за руки, вышли из маленькой гостиной. Сьюзен стояла в полной растерянности. Если бы она предполагала, чем обернется ее просьба, она бы сразу безропотно пошла в зал ресторана. Получалось, что она второй раз попадает в собственную ловушку.

— Пойдемте-ка в ваш служебный кабинет, — произнес Эдвард своим не терпящим возражений тоном и, не дожидаясь ответа, взял ее за локоть и повел через холл по коридору. Гостиница была маленькая, и он отлично ориентировался в ней.

Боже мой, думала Сьюзен, у которой уже не осталось ни сил, ни желания сопротивляться. Как же он любит подчинять всех своей воле, нимало не заботясь при этом о чувствах других людей! И зачем Мел сболтнула про меня? От радости, наверное. Ей простительно. Получается, я сама во всем виновата.

Когда они пришли в кабинет, девушка отстранилась.

— О чем вы собирались говорить со мной? — спокойным голосом спросила она, хотя назвать ее состояние спокойным было нельзя.

— О Мелани и Дэвиде. А вы что думали?

— Послушайте, Эдвард, — Сьюзен нервничала, — по-моему, инцидент исчерпан. Я сделала все возможное, чтобы примирение состоялось. И это мне удалось…

— Я не об этом, Сьюзен, — перебил Каллиган, читая по глазам девушки, что разговор ей крайне неприятен.

— Это становится интересным, — продолжала защищаться она.

Эдвард проигнорировал ее реплику и так же спокойно продолжал:

— Ваши зять и сестра, в особенности сестра, уверены, что вы решили в ближайшем будущем круто изменить свою личную жизнь. Я хочу узнать, так ли это и имеет ли Норман Осборн отношение к этим планам.

Сьюзен поняла, что ее предположение относительно темы разговора подтвердилось, и решила дать на прямой вопрос такой же прямой ответ:

— Мистер Каллиган, я считаю, что это не должно вас интересовать.

Эдвард надвинулся на нее.

— Меня интересует все, что касается вас. То, что вы хотите сделать, нелепо. Осборн не тот мужчина, который вам нужен, которого вы заслуживаете, в конце концов.

— А вы, конечно же, тот? — с вызовом спросила она.

— Да. Думаю, что я именно тот. — Он пытался вложить в эту фразу всю силу убеждения, на которую только был способен.

— Я искренне поражаюсь вашей самоуверенности, Эдвард. Она просто гротескна. Заслуживает стать темой короткого рассказа.

Мужчина горько усмехнулся.

— Я рад, что вас хоть что-то поразило во мне, — сказал он совсем серьезным голосом и, заметив удивление на лице девушки, продолжал: — Да, Сьюзен, представьте себе, что меня, как и всех простых смертных, могут радовать тривиальные, обыденные вещи. Например, то, каквы произносите мое имя, хотя и делаете это крайне редко.

Властный, мужественный, неприступный Каллиган говорил с неподдельной горечью в голосе, с какой-то безысходностью, срывая с себя карнавальную маску пресыщенного плейбоя. Сьюзен не знала, как реагировать на такое откровенное признание: она смутилась, обрадовалась, но сильнее всего был испуг, что и ее чувства под давлением обстоятельств вырвутся наружу. Допустить этого она не могла.

Девушка находилась в более невыгодном, уязвимом положении. Как бы ни были красивы слова Эдварда, какая бы любовная мука ни отражалась в его глазах, он по-прежнему был помолвлен с другой женщиной и пока не сказал ни слова о том, что собирается расторгнуть помолвку. А раз так, надо было оставаться холодной и рассудительной, чего бы это ни стоило. Идеальным вариантом было спастись бегством из уединенного кабинета в многолюдный зал ресторана. Девушка постаралась напустить на себя выражение безразличия.

— Думаю, мистер Каллиган, нам уже давно пора присоединиться к Мелани и Дэвиду, — заявила она и повернулась лицом к двери.

В это мгновение Эдвард порывисто шагнул вперед и обнял девушку за плечи. Он сильно и в то же время нежно прижал ее спину к своей груди и животу и зарылся лицом в золотисто-рыжие волны ее волос. Сладкая истома охватила все тело Сьюзен, ноги ослабели; испытывая ни с чем не сравнимое блаженство, она закрыла глаза.

— Сюзи… — Его голос хрипел. — Мне действительно нужно с вами поговорить. Не здесь. Где-нибудь далеко отсюда, где нам никто не сможет помешать.

На самом деле у них уже была возможность побыть наедине, "далеко отсюда", где "никто не мог им помешать", в его лондонской квартире, но Сьюзен тогда предпочла не воспользоваться представившимся шансом. Сейчас даже сквозь туман нахлынувшей чувственности в ее сердце закралось подозрение, что Эдвард, не смирившись с ее предыдущим отказом, хочет наверстать упущенное. Она сделала нетерпеливое движение, пытаясь высвободиться из его сильных рук, и торопливо заговорила:

— Мистер Каллиган, не далее как пару недель назад вы советовали мне прекратить думать только о себе и вспомнить, что и другие люди имеют право на счастье. Сейчас у меня есть определенные обязательства перед сестрой и ее мужем. У них сегодня праздник, и я уже согласилась разделить его с ними за обеденным столом. — Каллиган неохотно выпустил ее. — И, кстати говоря, у вас по отношению к ним тоже есть обязательства: это была ваша идея устроить посиделки с шампанским. Нужно быть ответственным за свои слова и поступки.

— А разве нам не нужно быть ответственными прежде всего перед самими собой? — несколько театрально, как показалось Сьюзен, возразил он.

— Это не тот случай, — жестко ответила девушка, начиная выходить из себя. Ей не нравилось, что представление об ответственности для Каллигана менялось под воздействием обстоятельств и во многом зависело от его личного удобства. Например, в данную минуту его совершенно не волновала ответственность перед его будущей женой Глэдис. — Так что, пожалуйста, — уверенно продолжала она, — идите и ждите меня за столом, я приду чуть позже. Мне действительно необходимо кое-что сделать.

— Но, Сьюзен…

— Эдвард, — девушка оборвала его, чтобы не дать возможности сбить себя с толку, — если вы настаиваете, мы продолжим этот разговор в другой раз. — На самом деле Сьюзен хотела выиграть время и в подходящий момент указать ему на дверь.

— Я действительно настаиваю, — упрямо повторил он.

Девушка утвердительно кивнула. Она прекрасно понимала, что так оно и будет. Если уж Каллиган что-то задумал, попробуй только встать у него на пути. В своей напористости он напоминал крутолобого бычка, которого опасно дразнить красной тряпкой. Таким образом, Сьюзен согласилась продолжить выяснение отношений, но твердо решила дать ему понять, что роль любовницы ее не устраивает. Ничего другого в связи с предстоящей свадьбой, по ее мнению, он предложить не мог. Но и она не собиралась идти на компромисс.

Каллиган недовольно отвернулся и закурил, девушка перевела дух после своего энергичного монолога, достала из ящика стола изящную пудреницу и провела пуховкой по разрумянившемуся лицу. Потом нарочно, чтобы позлить настырного гостя, собрала непослушные локоны в пучок и закрепила заколкой из слоновой кости.

— Идите же. Я присоединюсь к вам через пять минут. Оставить вас одного в моем служебном кабинете было бы неосмотрительно с профессиональной точки зрения, — насмешливо добавила Сьюзен, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. Ощущение напряженности за столом вряд ли порадовало бы зятя и сестру. Наконец Каллиган удалился, но был совершенно обескуражен.

У Сьюзен в запасе было несколько минут, чтобы продумать свои дальнейшие действия. Как ей хотелось сейчас попросить совета у матери, этой неунывающей оптимистки, знающей ответы на все каверзные вопросы и умеющей легко справляться с проблемами. Прижаться бы к ней в широком кресле в полутемной комнате у горящего камина, рассказать, что полюбила почти женатого мужчину, любвеобильного, опасного, но непреодолимо влекущего. Рассказать, как страшится одиночества, как боится сделать неверный шаг.

Мать наверняка посоветовала бы ей как можно быстрее прервать с ним всяческое общение. Как говорится, с глаз долой — из сердца вон. Но вот претворить это, безусловно, мудрое пожелание в жизнь было бы очень нелегко. Привыкший добиваться своего, Каллиган просто так не отступит.

Нужно было что-то придумать, чтобы вынудить его не преследовать ее. Может быть, шантаж? — подумала девушка. Пригрозить ему, что разыщу эту сумасшедшую Глэдис и расскажу о его домогательствах. Ну нет, это слишком неблагородно. Что же тогда? Идея! — вслух воскликнула Сьюзен. Как же я сразу не сообразила? Мои духи!

Ее любимые духи «Гейша» — вот что могло навсегда избавить ее от рокового Эдварда Каллигана.

Одна капелька этого творения знаменитейших парфюмеров вызывала у него сильный приступ аллергии: он начинал непрерывно чихать, слезились глаза, затруднялось дыхание. Сьюзен прекрасно помнила, как жалко выглядел этот самоуверенный, неприступный человек, когда она, надушившись этой, как он позже выразился, «отравой», пряталась в шкафу его номера, еще не подозревая, какой эффект произведет ее выбор парфюма.

Однако девушка колебалась. Такой способ избавиться раз и навсегда от его ухаживаний казался ей слишком жестоким. Со стороны реакция Каллигана на «Гейшу» выглядела как симптомы серьезного простудного заболевания, зрелище отталкивающее и неэстетичное. Решиться так подставить человека было нелегко. Но, с другой стороны, размышляла Сьюзен, только это коварство, намеренное оскорбление может его образумить. Он разочаруется во мне, решит, что я подлая сумасбродка, совсем такая, какой меня живописал Дэвид. Пелена с его глаз упадет, и он навсегда забудет даже думать обо мне.

Забудет думать обо мне… мысленно повторила она. Но забуду ли я? Или буду втайне следить за его жизнью по газетным и журнальным статьям, сводкам светской хроники? Буду читать, куда он отправился в свадебное путешествие, какие у него успехи в бизнесе, как он назвал своих новорожденных детей. И начну по ночам оплакивать свою первую, единственную, но не состоявшуюся любовь. Все равно сделаю, как задумала, решила она, а там будь что будет. Я сильная, я все перенесу.

Сьюзен закрыла офис на ключ и пошла в дальний отсек гостиницы — туда, где были расположены их с Мелани спальни. Свою она оформляла сама, без помощи дизайнера, но постаралась выдержать все в одном стиле: антикварная, но недорогая ореховая мебель, а вся обивка, шторы, покрывала — из ткани, напоминающей гобелен с изображением роз, выдержанных в пастельных тонах. Комната получилась очень нежная и уютная.

Заветный флакон стоял на столике трюмо, и зеркальные створки многократно его отражали. Девушка отвернула крышечку и начала методично душиться. Переборщить и показаться вульгарной она не боялась. Для осуществления задуманного запах должен был быть очень сильным. Сьюзен смочила кожу под коленками, на запястьях и сгибах локтей, шею, вырез лифа, за ушами и, наконец, немного капнула на щетку и хорошо прочесала ею волосы. В спальне стало просто нечем дышать, и девушка поспешила в ресторан.

Увлеченная беседой, троица не заметила, как Сьюзен вошла и остановилась, чтобы понаблюдать за сестрой и зятем со стороны. Мелани выглядела очень оживленной и вся светилась от счастья. Дэвид совсем не походил на вчерашнего опустившегося, разочарованного пьяницу, а весь как-то подобрался, преобразился и, похоже, был готов на ратные подвиги в честь вновь обретенной жены и будущего младенца. Ну, слава богу! — подумала девушка, но сердце у нее сжалось из-за того, что такого никогда не произойдет между ней и Эдвардом.

Каллиган беззаботно смеялся над очередной остротой, на которые Дэвид всегда был настоящим мастером. Он совершенно искренне, всей душой отдавался этому смеху. Загорелый, мужественный, красивый, как киногерой, казалось, он был так близко, только протяни руку, но на самом деле принадлежал другому миру, другой женщине.

Сьюзен расправила плечи, заставила себя широко и беззаботно улыбнуться и уверенно направилась к столику. Каллиган еще на расстоянии заметил ее и одарил таким откровенным, полным теплоты и нежности взглядом, что она почти физически ощутила энергетику и силу его чувства. Решимость Сьюзен ослабела, ей так захотелось ответить ему взаимностью, но холодный рассудок возобладал, и она изобразила на лице равнодушие.

Мысль о Глэдис, будущей жене Эдварда, словно архангел с мечом в руках, не позволяла ей даже мечтать о возможности проникнуть в райский сад счастливой любви. Я никогда не буду одной из таких, как Элен, не присоединюсь к свите его обожательниц, — словно молитву, полушепотом пробормотала она.

Как выяснилось, за столом обсуждалась животрепещущая для девушки тема: невеста Эдварда Каллигана.

— …уж уверен, что Глэдис будет самой неотразимой невестой всех времен и народов! — каким-то излишне саркастическим тоном объявил Дэвид.

— С этим не поспоришь, — согласился Эдвард, вставая, чтобы поприветствовать вернувшуюся Сьюзен. Когда все расселись, он добавил: — На трех своих предыдущих свадьбах она тоже выглядела великолепно.

Услышав это, Сьюзен чуть не подавилась. Выходит, эта загадочная женщина, мысленно прикинула она, уже неоднократно состояла в браке, а Каллиган, похоже, исправно присутствовал при каждом очередном таинстве. Интересно!

— Вот только заканчивается все совсем не так феерично, как начинается, — снова вступил Каллиган. — У меня даже появилась теория на этот счет… — Он запнулся на полуслове и чихнул. — Простите. — Ну так вот: свадебная церемония привлекает ее больше, чем само замужество.

Дэвид расхохотался, а Эдвард снова чихнул, его глаза заслезились, и он торопливо достал платок из внутреннего кармана пиджака.

— Сюзи, — Дэвид все еще смеялся, — извини. Очень неловко говорить так в твоем присутствии о человеке, которого ты даже не знаешь. Но Глэдис — это что-то необыкновенное!

— А Сьюзен и необязательно знать ее, она имела удовольствие беседовать с этой леди по телефону, — весело заметил Эдвард, улыбаясь своим мыслям. — Этого достаточно, чтобы составить мнение о Глэдис.

Интересно, возмутилась про себя Сьюзен, какого мнения я могу быть о женщине, на которой женится тот, кого люблю я? Да я ее просто ненавижу, будь она хоть образцом добродетели. И уверена, что не одинока в своих чувствах. Многие поклонницы Каллигана сейчас проклинают тот день, когда она родилась на свет. Что-то я разнервничалась, одернула себя девушка и постаралась расслабиться.

— Слишком она у тебя чопорная и заносчивая, — не унимался Дэвид, с удивлением отметив, что приятель снова несколько раз чихнул. — Тебе бы как следует взяться за ее воспитание.

Сьюзен, удостоверившись в действенности своих с «Гейшей» стараний, как нашкодившая школьница, почувствовала себя неловко и принялась боязливо ерзать на стуле. Каллиган, у которого были уже совсем красные глаза, перехватил ее бегающий взгляд: он моментально все понял.

— Приятель, — продолжал ни о чем не подозревающий Дэвид, — а ты, сдается мне, здорово простудился. Невеста никогда не простит тебе, если ты явишься на торжество с мокрым носом и перезаразишь всю честную компанию.

— Я не болен, — уныло возразил Каллиган. Его глаза стали уже непроницаемыми и холодными, жесткими, словно осколки льда. — Просто… — Он чихнул раз, другой. — И правда, мне, кажется, надо срочно что-то принять. Сьюзен как-то обмолвилась, что у нее есть какие-то чудодейственные средства. Или мне послышалось? — Мужчина резко повернулся к ней. В его голосе прозвучал только ей понятный вызов.

Как назло, все опять шло наперекор ее планам. Она предполагала, что Каллигану станет настолько плохо, что он извинится и уйдет, чтобы больше никогда не появляться в том месте, где с ним так непорядочно обошлись, а получилось, что она снова попала в яму, которую готовила для другого. Эдвард энергично и решительно встал.

— Вы закажите себе что повкуснее, — посоветовал он счастливой парочке, — а мы опять вас покинем на пять минут. — Он как бы галантно, но на самом деле очень крепко взял Сьюзен за руку, поднимая растерянную девушку с места. — Не правда ли, Сьюзен? — хрипло уточнил он.

— Да-да, — криво улыбнулась девушка, думая, что у нее непременно останется синяк от этой железной хватки. Но нужно было делать вид, будто ничего не происходит. Устраивать сцену в общественном месте, да еще за праздничным столом не позволяло воспитание. Она хотела что-то добавить, но Каллиган уже выводил ее из ресторана. Чтобы никто ничего не заподозрил, девушка продолжала сохранять на лице хотя и неестественную и напряженную, но все-таки улыбку.

— Сейчас молчите, — приказал Эдвард, когда они оказались в холле. — Ни слова. Ни единого звука. — Он крепко стиснул ее плечи и смотрел немигающим взглядом ей в лицо. Потом снова крепко взял за руку и настойчиво повлек в глубь коридора, в дальние комнаты отеля. — Где тут ванная? — спросил Каллиган, когда они оказались уже в другом конце маленькой гостиной.

Сьюзен повернулась к нему с расширенными от удивления и испуга глазами.

— Но я не…

— Я сказал — ни слова! — резко перебил он. — Просто укажите мне направление.

Девушка указала, чувствуя, что Эдвард на грани срыва, а с этим шутить было опасно. И зачем ему понадобилась ванная, с досадой подумала она. Минутой позже все прояснилось. Продолжая крепко держать ее за руку, Эдвард переключил рукоятку смесителя в режим душа, открыл воду и с таким же мрачным лицом, как прежде, пальцами попробовал воду.

Господи, пронеслось в голове Сьюзен, неужто он при мне разденется и полезет в душ? Но я-то здесь при чем, я не любительница эротических шоу. Девушка ошиблась: об эротическом шоу не было и речи.

Нимало не заботясь ни о ее прическе, ни об одежде, Каллиган наклонил ее над ванной и стал поливать водой. Мокрые волосы прилипли к ее голове и щекам, в глаза попала тушь, блузка стала совершенно прозрачной от воды, которой Сьюзен к тому же изрядно нахлебалась.

— Да как вы… — попыталась крикнуть она, но Эдвард уже поставил ее в исходное положение и обмотал голову полотенцем.

— Я же просил вас не пользоваться этими мерзкими духами! — хриплым голосом укорял ее Эдвард. — Но вас хлебом не корми, дай сделать назло. Вы самая вздорная женщина из всех, кого я встречал за всю свою сознательную жизнь. Сьюзен, вы что, плачете? — Его тон мгновенно изменился, и он встревоженно заглянул в ее лицо. Она и сама осознала это только сейчас, почувствовав, как теплые слезы побежали по ее щекам. Сьюзен плакала из-за него, из-за этого долгожданного, но не принадлежащего ей мужчины.

Она подняла на него свои огромные, омытые слезами зеленые глаза. В них не было ни ершистости, ни строптивости — в них отражалась сила, но сила не в прямом смысле слова, а подкупающая сила женской беззащитности и слабости.

— Я надушилась, чтобы вы… — всхлипывала Сьюзен, — чтобы вы навсегда ушли, потому что я не могу… — Она закрыла лицо руками. — Не могу больше этого выносить!

— Не стесняйтесь, Сюзи, — успокаивал и одновременно подбадривал ее Каллиган. Вся его злоба куда-то улетучилась. Да и не было, собственно, особой злобы, просто задетое мужское самолюбие. Он крепко прижал ее к себе и тоже совсем промок от ее слез и мокрой одежды. — Плачьте, Сюзи, не сдерживайтесь. Могу поспорить, вы не часто позволяете себе такую роскошь. Плачьте, и все, что накопилось на душе, уйдет.

Каллиган удивительно понимал ее. Она и вправду уже забыла, когда плакала в последний раз. Все время надо было быть сильной, не распускать нюни, преодолевать трудности. А как тяжело быть сильной, держать все в себе, не дай бог о каких-то проблемах узнает отец: нужно было беречь его сердце. И совсем не на кого положиться. Рыдания Сьюзен становились все более громкими, совсем как ее смех, когда она теряла контроль над собой. Но делать что-то наполовину было не в ее характере: плакать — так плакать, смеяться — так от души.

К своему удивлению, она обнаружила, что находится уже не в ванной, а в маленькой гостиной. Каллиган сидит на диване, держит ее на коленях, а она уткнулась лицом ему в шею. Девушка попыталась встать.

— Не надо, Сюзи, будьте, где вы есть, — хриплым голосом предупредил он ее движение. — Так хорошо, когда вы тут.

— Но… — пробормотала Сьюзен.

— Никаких «но», — мягко перебил Эдвард. — Надо же наконец кому-то жалеть, лелеять, ласкать вас. А я всегда готов, и совершенно бескорыстно. И очень хочу, чтобы наши желания совпали. — Он вопросительно заглянул в ее глаза. О, как ей хотелось ответить утвердительно, все ее существо так и льнуло к нему.

— А как же Глэдис? — с отчаянием вырвалось у нее. Она бы никогда не заговорила первой об этой женщине. Но нахлынувшие эмоции да еще слезы подтолкнули ее.

— А что Глэдис? — искренне удивился Эдвард.

— Но вы же понимаете, — неуверенно начала Сьюзен, — если она узнает… Ей будет тяжело, больно…

— Ну знаете, Сюзи, я считаю себя уже достаточно взрослым человеком, чтобы слишком уж интересоваться мнением сестры о своих поступках, а тем более о выборе собственной жены. Да и ее бесконечные неудачи в создании семьи тоже характеризуют ее не с лучшей стороны. В общем, она не тот человек, с кем стоит советоваться.

— Сестра?! — изумилась Сьюзен. Словно вспышка молнии озарила в ее уме это слово. Значит, Глэдис была его сестрой! Значит, он ни на ком не женится!

— Да! — озадаченно подтвердил Эдвард. — А вы что думали?

Невеста, возлюбленная, любимая женщина, проносилось в голове девушки. И вдруг она вспомнила, что он сказал что-то о выборе жены.

— Вы меня имеете в виду? — вслух произнесла она изменившимся голосом.

— Имею в виду в каком смысле? — окончательно запутался Эдвард. — Лучше скажите, за кого вы принимали Глэдис? — настаивал он.

Сьюзен набрала в легкие побольше воздуха: сейчас или никогда.

— Все время шел разговор о свадьбе… Я думала… Глэдис — невеста.

— А я, выходит, жених. — Каллиган поежился и передернул плечами. — Поверь, я люблю ее, потому что она моя сестра, родная кровь. Если бы она была посторонней, я бы и не приблизился к ней… Десять лет назад наш отец отошел от дел и поделил между нами свое многомиллионное состояние. Глэдис, по-моему, так и не смогла переварить это. Такое богатство в столь юном возрасте вскружило ей голову. От скуки и пресыщенности она раз в два года выходит замуж, потом разводится, никак не может найти себе применения. Следующий брак вряд ли что-то изменит. Но, во всяком случае, ее опыт полезен для меня. Я стал осмотрительнее, требовательнее к себе и другим. Семья — ведь это святое. У меня нет права на ошибку. — Каллиган поудобней усадил Сьюзен и положил ее голову себе на плечо. — Я всегда знал, что дождусь настоящую, единственную, неповторимую. И это будет навсегда.

— Такую, как Элен? — осторожно спросила девушка. Каллиган чуть отстранился и с улыбкой посмотрел на нее.

— Вы, вероятно, считаете, что я близок со всеми представительницами прекрасного пола, которые попадают в поле моего зрения? — Видно было, что он обиделся. — С Элен мы много лет работаем вместе, она мой ассистент и помощник. По правде говоря, — Каллиган нахмурился, — ситуация сложилась не простая. Глэдис выбрала себе в очередные мужья бывшего мужа Элен… А она великолепный работник. Вспомнить хотя бы что именно благодаря ее стараниям нам удалось обнаружить Нормана Осборна именно в вашем отеле, — признался Эдвард. Это было, конечно, неожиданностью, но Сьюзен, пожалуй, даже обрадовалась. Этот факт окончательно обелил Дэвида в ее глазах.

— А вы знаете, какой успех в прошлом имел наш шеф-повар? — после паузы спросила Сьюзен.

Эдвард кивнул.

— Он владел одним из самых модных ресторанов в Лондоне. Когда Элен, можно сказать, выследила его здесь, мы решили, что упустить такой шанс было бы глупо. Приехав сюда, я хотел убить сразу двух зайцев: переговорить о деле с Норманом и попытаться уладить все между Мел и Дэвидом, поставив на место, как говорил ваш зять, злую и сварливую старшую сестру. А она-то оказалась совсем другой. Мне жаль, что я наговорил вам столько жутко оскорбительных вещей. По дороге сюда я Дэвида хорошенько пропесочил за клевету. Но все равно еще раз прошу простить мне мою бестактность. — Он чуть коснулся губами ее макушки.

— А я, — встрепенулась Сьюзен, — еще раз хочу сказать, что никогда не была близка с Норманом. Он обосновался здесь, потому что неподалеку живет его бывшая жена с дочерью… Мы с ним только друзья. — Было заметно, что Каллиган с волнением ждал этого признания, и теперь он облегченно вздохнул.

— Мне казалось, он надеется на что-то большее? — все-таки спросил он.

— Возможно, — ласково ответила Сьюзен. — Но мы, Моррисоны, по теории Мелани, влюбляемся только однажды и навсегда. — И она теснее прижалась к нему. Эдвард счастливо улыбнулся.

— У Дэвида есть похожая теория и на мой счет, — произнес он. — И я согласен с ним. Я всю жизнь искал единственную, страстную и строптивую рыжеволосую девушку с нежным именем Сьюзен. Оно напоминает журчанье ручья, скрытого от людских глаз в лесной глуши. Когда мы поженимся, я буду каждую минуту повторять твое имя.

— Ты говоришь об этом с такой уверенностью, так легко… Если бы кто-то вчера сказал, что ты сделаешь мне предложение, я бы не поверила. Да яи сейчас не верю. Мне кажется, все это сон.

— Нет, милая, это не сон. Я хочу, чтобы ты стала моей женой, и мы не будем ничего откладывать. Мы и так столько времени жили врозь. Хватит одиночества. Каждый из нас выстрадал и заслужил свое счастье…

— Знаешь, это странно, — перебила его Сьюзен, — но я доверяю тебе как самой себе. Я готова идти за тобой, потому что люблю. Ты не сказал мне этих слов, но я сама скажу без тени неловкости или стеснения. Я люблю тебя, Эдвард.

Он с трепетом провел ладонью по ее лицу.

— Значит, ты выйдешь за меня? — шепотом спросил он и прижал ее к своей груди.

— Да, — выдохнула Сьюзен и тут же почувствовала вкус его губ. Все преграды рухнули, и она уже в изнеможении лежала на мягком диване. Ее лицо зарделось, волосы волнистым золотисто-рыжим веером разметались по подушкам, губы в сладкой истоме отзывались на поцелуи Каллигана.

— Знаешь, — счастливый, немного ленивый и кокетливый голос Сьюзен нарушил тишину, — в тот первый вечер, когда ты приехал к нам, я пряталась в шкафу в твоей спальне.

— Знаю, — лукавым шепотом ответил Каллиган.

Сьюзен отодвинулась от него.

— И ты даже не спросишь, зачем я это сделала? — удивленно и в то же время доверчиво спросила она.

— Не спрошу. — Его голос звучал по-мальчишески беззаботно. — Должны же у жены быть какие-нибудь секреты от мужа. И если снова захочешь спрятаться в шкафу, я, может быть, присоединюсь к тебе. Только, чур, не душиться «Гейшей». — И он весело рассмеялся.

Девушка потянулась к его губам, и он с готовностью ответил ей. Их уже трясло от желания, они никак не могли насытиться близостью друг друга.

— Я заслужила это чудо, я всегда знала, что дождусь, — прошептала Сьюзен.

Неистовый прилив страсти захлестнул ее, как мощная океанская волна, которой нет преград. Странное, безотчетное желание быть беспомощной жертвой, настигнутой ловким охотником, овладело ею. Она с ненавистью избавлялась от одежды, торопясь быть любимой, желанной… И когда уже мощные, непрекращающиеся толчки раскачали ее, и диван под ними уподобился утлой лодочке в бурном штормовом море, любимое лицо затмило свет. Она плакала, сама не ведая отчего. Все что угодно, но лишь бы это счастье не кончалось. Ей хотелось просить его, слезно умолять никогда, никогда ее не бросать, но она только крепче сжала губы.

И в это мгновение вся комната, небо за окнами, шум листвы и пение птиц взорвались разноцветными лепестками. Не помня себя от несказанного блаженства, она громко застонала. И он, догоняя ее, застонал следом и опустился рядом в изнеможении, крепко-крепко обняв ее за плечи.