/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Миры Подземья

Обряд Крови

Элейн Каннингем


sf_fantasy Элейн Каннингем Обряд крови ru en Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-05-02 D4DE9DB8-A2CE-4A9F-A035-557081B5AC1C 1.0

Элейн Каннингем

Обряд крови

Глава 1. Путешествие во тьме

В землях Торила есть немало могущественных личностей, чьи имена редко можно услышать, и о чьих делах говорят приглушенным шепотом. К числу таких принадлежат и Сумрачные Торговцы, коалиция предпринимателей, ведущих торговлю с таинственными обитателями Подземья.

Как говорят, всего их шестеро, и все они отличаются умом и бесстрашием, и амбиции их куда больше их совести. Членство в этой тайной группе добыть нелегко, для этого надо пройти долгий и трудный путь, под наблюдением не только членов картеля, но и сил Нижнего Мира. Те, кто смог пережить инициацию, получали редкое окно в таинственные земли: право попасть в подземный торговый город, называющийся Мантол-Дерит.

Его гигантская пещера, примерно в трех милях под поверхностью, защищена магией сильнее чем крепость любого чародея. Секретность — первая линия обороны города: даже в Подземье немногие знали о существовании этого рынка. Точное местоположение было известно единицам. Даже те торговцы, кто вели там дела регулярно, затруднились бы указать местоположение пещеры на карте. Пути, ведущие в Мантол-Дерит столь запутаны, что даже дуэргары или глубинные гномы не могут использовать свое чувство направления. Между рынком и близлежащими поселениями лежит лабиринт тоннелей, в которых обитает множество различных живых и неживых опасностей — монстры, секретные двери, телепорты и магические ловушки.

Никто не мог «наткнуться» на Мантол-Дерит: либо торговец досконально знал маршрут, либо погибал по дороге.

Так же защищен был рынок и от магического обнаружения. Странное излучение Подземья было очень сильно в толще камня, окружавшего пещеру. Никакой магический проб не смог бы пройти — он либо рассеивался, либо возвращался к пославшему его, иногда опасно измененным. Так что любые попытки магически исследовать тайны Мантол-Дерита были обречены закончиться либо разочарованием, либо трагедией.

Даже для дроу, неоспориемых владык Подземья, доступ к рынку был нелегким. В ближайшем поселении темных эльфов, знаменитом Мензоберранзане, не более восьми торговых компаний единовременно знали секретные тропы. Это знание было ключом к неимоверному богатству и власти, обладание им было отметкой высшего статуса для представителей торгового класса. Естественно, за него боролись яростно, сложнейшими интригами и кровавыми боями оружия и магии, что вероятно заслужило бы одобрительные кивки правящих матрон города — если бы жрицы Лолт обращали внимания на дела простолюдинов.

Очень немногие из женщин, правящих Мензоберранзаном — в основном, матроны-матери, поддерживавшие союз с той или иной торговой группой — сколь либо интересовались миром за границами пещеры их города. Дроу были склонны к самоизоляции: абсолютно убежденные в превосходстве своей расы, фанатично поклоняющиеся Лолт, полностью вовлеченные в борьбу и интриги, на которые толкала их Леди Хаоса.

Статус — это все, борьба за власть поглощала все силы. Только в исключительных случаях подземные эльфы могли ненадолго отвлечся от этого. Но Ксандру Шобалар, третью дочь благородного дома, сейчас вела самая могучая эмоция, известная дроу: ненависть и жажда мести.

Члены Дома Шобалар были отшельниками, даже по параноидальным стандартам Мензоберранзана, их редко видели вне родовой крепости. Однако сейчас Ксандра оказалась куда дальше от дома, чем когда-либо намеревалась быть. Путешествие в Мантол-Дерит было долгим — полуночный час Нарбондели наступит и пройдет возможно сотню раз с начала ее пути, прежде чем она вернется в стены Дома Шобалар.

Большинство женщин благородных семей не осмеливались покидать свои места на такой срок, из боязни что вернувшись они обнаружат, что их позицию занял кто-то другой. Ксандра об этом не беспокоилась. У нее было десять сестер, и пять из них, как и Ксандра, числились среди редких в Мензоберранзане женщин-магов. Но никто из них не хотел ее работы.

Ксандра была Госпожой Магии, и обязанностью ее было обучать волшебству юных представителей рода Шобалар, и некоторых других магически одаренных молодых дроу. Конечно, работа была очень ответственной, но славы куда больше можно получить накапливая собственную магическую силу, проводя эксперименты порождавшие новые чудеса магии. Если вдруг одна из волшебниц Шобалар попытается занять позицию инструктора, могущественная Ксандра ее само собой убьет — но только потому, что так полагается. Ни одна женщина дроу не отдаст другой свою собственность, даже если ей самой она не слишком нужна.

Ксандре Шобалар ее работа могла не особо нравиться, но она была мастером своего дела. Маги Шобалар считались среди самых изобретательных в Мензоберранзане, и все ее ученики получали достойное образование.

Среди таковых числились дети — как девочки так мальчики — Дома Шобалар, несколько вторых и третьих сыновей других домов, принятых Ксандрой на обучение, и группа мальчиков — сыновей простолюдинов, которых она купила, украла, или приняла в семью — этот вариант обычно сопровождался своевременной смертью всей семьи, оставлявшей одаренного ребенка сиротой.

Как бы они не попадали в Дом Шобалар, студенты Ксандры постоянно занимали высшие места в ежегодных соревнованиях, поддерживавших дух соперничества в юных дроу. Такие победы открывали двери в Сорцере, школу магии Академии Тир Бреч. До сих пор каждый тренированный у Шобалар при желании получал допуск в Академию, и большинство становились мастерами Искусства. Даже те ученики, кто обучался лишь основам магии, а в дальнейшем становились жрицами или воинами считались опасными противниками в магическом поединке.

Поддерживать подобную высокую планку было делом гордости, а этого у Ксандры Шобалар хватало.

Однако именно эта превосходная репутация была причиной проблемы, отправившей Ксандру в далекий Мантол-Дерит.

Почти десять лет назад у Ксандры появилась новая ученица, девочка обещавшая стать волшебницей огромной мощи. Сперва Госпожа Магии была счастлива, видя ее как возможность вознести свой престиж до невиданных ранее высот. Ведь ей доверили магическое образование Лириэль Баэнре, единственной дочери, и наследницы Громфа Баэнре, могущественного архимага Мензоберранзана! Если дитя окажется действительно одаренным — а это было почти определенно так, с чего бы еще могучему Громфу тратить свое время на ребенка, родившегося от такой безмозглой красотки как Сосдриэль Вэндри? — то, вполне возможно, юная Лириэль в свое время унаследует титул своего отца.

И какой же будет ее известность, предвкушала Ксандра, если она окажется учительницей следующего архимага Мензоберранзана! Первой женщины, занявшей эту высокую позицию!

Ее первоначальную радость слегка притушило настояние Громфа держать их договор в секрете. Это было реально, учитывая скрытность клана Шобалар, но так тяжело для Ксандры, не иметь возможности похвастаться новой ученицей, повысить статус своего Дома расположением самих Баэнре.

Все же, Госпожа Магии предугадывала время когда маленькая девочка вступит в соревнование начинающих магов — и выиграет его! — и довольная проводила время в раздумьях о грядущей славе.

С самого начала Лириэль превзошла все надежды Ксандры. По традициям, обучение магии начиналось когда дети входили в Десятилетие Ашарлекстен — период между детством и половой зрелостью. В эти годы, обычно начинавшиеся примерно в пятнадцать лет и заканчивавшие с наступлением зрелости или двадцать пятого года — что раньше — дети дроу наконец становились достаточно сильными физически чтобы использовать силы чародейской магии, и обучались читать и писать на сложном языке дроу.

Лириэль пришла к Ксандре в возрасте пяти лет, практически только выйдя из младенчества.

Хотя большинство темных эльфов получали возможность использовать присущие всем дроу магические способности куда позже, Лириэль уже отменно владела этой магией, и более того, могла читать руны дроу. Что еще важнее, она обладала огромным врожденным даром, позволявшим превратить владеющего простым волшебством дроу в настоящего мага. За исключительно короткое время маленькая девочка научилась читать простейшие заклинания, воспроизводить магические знаки, и даже впечатывать в память довольно сложные заклинания. Ксандра была в экстазе. Лириэль мгновенно стала ее гордостью, ее привилегированной — почти любимой — приемной дочерью.

И в этом статусе оставалась почти пять лет. В этом возрасте девочка начала обходить студентов Шобалар достигших возраста Ашарлекстен. Ксандра начала беспокоится. Когда Лириэль превзошла куда более старшую Битнару, собственную дочь Ксандры, та почувствовала недовольство. Когда девчонка Баэнре овладела заклинаниями, способными поспорить с возможностями некоторых магов Шобалар, недовольство Ксандры превратилась в холодную ревнивую ненависть которую женщины дроу испытывали к своим соперницам. Когда юная Лириэль достигла своего полного роста, и начало подтверждаться детское обещание ее необыкновенной красоты, в Ксандре вскипела глубокая и очень личная зависть. А когда растущий интерес маленькой дряни к мужчинам — солдатам и слугам Дома Шобалар со всей очевидностью указал что она входит в Ашарлекстен, Ксандра нашла возможность для драматичного — и окончательного — завершения образования Лириэль.

Для взаимоотношений между дроу такая последовательность довольно типична, необычным здесь была лишь сила неприязни Ксандры, и то, скольким она готова была пожертвовать чтобы удовлетворить свою бешенную ненависть к слишком талантливой дочери Громфа Баэнре.

Вот эти-то события и привели Ксандру на улицы Мантол-Дерита.

Несмотря на неотложность своего дела, волшебница вынуждена была прервать свой путь, отдавая дань восхищения открывшемуся ей виду. Ксандра никогда раньше не покидала пещеры Мензоберранзана, а странный экзотический рынок был мало похож на ее родной город.

Мантол-Дерит расположился в гигантском природном гроте, промытом тысячелетия назад беспокойными водами, и поныне продолжавшими свою работу. Ксандре привычна была черная гладь озера Донигартен, и глубокие колодцы, тщательно охраняемые сокровища каждой крепости благородных Домов.

Здесь, в Мантол-Дерите вода была живущей силой. Даже звуки пещеры в основном создавались бегом воды: водопады на стенах грота, фонтаны мягко игравшие в маленьких бассейнах, которые казалось были повсюду вокруг, ручейки текли по пещере.

Не считая плеска и бульканья, эхом отражавшихся от стен, город-рынок был необычно тих. Мантол-Дерит не был шумным базаром, это было место для тайных сделок, тонких переговоров.

Народу здесь было немного. На взгляд Ксандры, около двух сотен во всей пещере. Мягкий шорох голосов и случайное щелкание башмаков на обрамленных драгоценными камнями тротуарах не соотвествовали даже такому небольшому числу обитателей.

Света было куда больше чем звука. Несколько тусклых ламп хватало чтобы заставить всю пещеру искриться, потому что стены ее были выложены разноцветными кристаллами и драгоценностями. Все строения тоже были яркими: стены вокруг фонтанов были чудесными мозаиками, выложенными из полудрагоценных камней, мостки пересекавшие поток были вырезаны — а может и выращены — из кристаллов, драгоценности украшали и тропинки. Сейчас например туфельки Ксандры шуршали по дорожке из бриллиантово-зеленого малахита. Даже дроу, привыкшая к роскоши Мензоберранзана, шла по такому богатству с некоторой нервозностью.

По крайней мере воздух здесь был привычен подземному эльфу. Влажный и тяжелый, наполненный ароматами грибов. Заросли гиганстких грибов обрамляли центр рынка. Под гигантскими шляпками торговцы устанавливали небольшие прилавки, предлагая самые разные товары. Парфюмерия, ароматное дерево, специи, экзотические, ароматные фрукты — которые вошли в моду у богатых жителей Подземья — добавляли пикантные ароматы к сырому воздуху.

Для Ксандры самым странным на рынке был мир, царивший между представителями различных воюющих между собой рас, которые вели здесь свои дела. У прилавков и на улицах мимо друг друга спокойно проходили глубинные гномы — свирфнебли; другие обитатели глубин — раздражительные и опасные дуергары; несколько очень подозрительно выглядящих торговцев с поверхности; и, конечно же, дроу. В четырех углах грота были выкопаны дополнительные пещеры, представлявшие хранилища и раздельное жилье для четырех основных групп: свирфнебли, дроу, дуэргаров и жителей поверхности. Ксандра направилась к пещере представителей Верхнего Мира.

Шум воды становился все сильнее по мере приближения Ксандры к цели, поскольку угол рынка, на котором продавались товары из Земель Света, находился около самого большого водопада. Воздух здесь был особенно сырым, прилавки и столы закрыты покрывалами, чтобы обезопасить их от вездесущего тумана.

Влага скапливалась на скалистом полу грота, заставляла сыреть одежду и шерсть, носимую скопившимися здесь жителями поверхностями — пестрым сборищем орков, огров, людей, и всяческими комбинациями таковых.

С гримасой отвращения Ксандра подтянула плащ, чтобы он закрыл нижнюю половину лица, защитив ее от зловония. Она огляделась, ища в копошащейся пахучей толпе того, кто отвечал бы данному ей описанию.

Похоже, разыскать среди такой публики женщину дроу куда легче, чем выделить нужного человека; из глубины длинного тента раздался низкий, мелодичный голос, вежливо позвавший волшебницу, правильно назвав ее имя и титул. Ксандра обернулась на звук, удивленная, что в таком грязном окружении можно услышать голос дроу.

Но маленькая сутулая фигура, ковылявшая к ней, принадлежала человеку.

Мужчина был стар по меркам людей, с белыми волосами, темным морщинистым лицом и медленной, заплетающейся походкой. Годы оставили на нем следы — шагал он опираясь на палку, левый глаз закрывала повязка. Однако все это не убавило его гордости, и не мешало его успеху; он демонстрировал достаточно свидетельств и того и другого.

Палка была сделана из дорогого дерева, и украшена драгоценными камнями и позолотой. На серебристой тунике тонкого шелка он носил плащ, покрытый золотой вышивкой и скрепленный на шее бриллиантовой заколкой. Камни размером с яйца ручных ящериц сверкали на его пальцах и горле. Улыбка его была вежливой и уверенной — мужчины, добившегося многого, и довольного собой.

«Хадрог Прол?» уточнила Ксандра.

Торговец поклонился. «К вашим услугам, госпожа Шобалар», сказал он на беглом языке дроу, но с сильным акцентом.

«Ты знаешь кто я. Значит, должен знать что мне нужно.»

«Конечно, госпожа, и я буду счастлив помочь вам во всем. Присутствие столь благородной леди делает честь этому заведению. Прошу вас, пройдите внутрь», сказал он, отодвигаясь, чтобы она могла войти в павильон.

Слова Хадрога были правильны, манера вежлива почти до заискивания — что, естественно, было самым верным подходом когда ведешь дело с высокородными дроу. И все таки что-то в нем показалось Ксандре странным. По виду он казался спокоен — дружелюбен, расслаблен почти до невнимательности. Другими словами, наивный дурак. Как мог такой человек выжить так долго в тоннелях Подземья, для волшебницы было загадкой. В дополнение ко всему, она заметила что Хадрог, в отличии от большинства людей, не нуждается в жгучем свете факелов и ламп.

В его тенте царила приятная темнота, но похоже трудностей ему это не доставляло, несмотря на лабиринт ящиков и столов, содержавших его товары.

Любопытствуя, Ксандра прошептала слова простейшего заклинания, которое могло бы прояснить природу торговца и магии которую он мог использовать. Она была не слишком удивлена, когда ищущая магия отразилась от торговца; либо он использовал какой-то способ защититься от подобных заклинаний, либо обладал врожденной способностью сопротивляться магии, почти не уступая в этом ей самой.

У Ксандры были подозрения о происхождении торговца, подозрения слишком необыкновенные, чтобы высказывать их вслух, но она не сомневалась что этот «человек» вполне привычен к Подземью, и более чем способен постоять за себя, несмотря на кажущуюся хрупкость и старость.

Торговец полу-дроу — подозрения Ксандры действительно соответствовали истине, — казалось, не заметил действий женщины. Он провел ее вглубь павильона, где стоял ряд больших клеток, каждая с единственным обитателем. Хадрог махнул рукой в их сторону, и отошел, давая возможность Ксандре осмотреть товар.

Колдунья медленно пошла вдоль ряда клеток, разглядывая странных существ, предназначенных для продажи в рабство. Рабов в Подземье было более чем достаточно, но постоянно беспокоящиеся о своем статусе темные эльфы всегда с готовностью приобретали новых, чем более удивительных — тем лучше, а рабы из Земель Света ценились особо. Женщины халфлингов ценились как личная прислуга за их умелые руки, и способность превратить прическу в сложное произведение искусства. Горные дварфы, обладавшие большим мастерством в работе с оружием и драгоценностями чем их родичи-дуэргары, считались трудноуправляемыми, но более чем оправдывающими трудности содержания. Люди были полезны для различных простых занятий, к тому же они могли обладать знанием заклинаний и зелий, неизвестных Внизу. Популярны были и экзотические звери. Дроу склонные к оригинальности держали их как ручных, или демонстрировали в маленьких частных коллекциях. Некоторые животные попадали на арену Многолюдного района Мензоберранзана. Там те дроу, кто предпочитал наблюдать за убийством чем убивать самим, собирались и делали ставки, а опасные животные дрались друг с другом, рабами разных рас, и даже дроу — солдатами, жаждущими доказать свое воинское мастерство, или наемниками, гонявшимися за монетами и мимолетной славой, которая была наградой выжившему.

Хадрог обладал рабами и животными почти на любой вкус. Ксандра удовлетворенно кивнула, оглядывая коллекцию; ей не зря указали на этого торговца полукровку.

«Мне не сообщили, госпожа, какой раб вам требуется. Если вы опишете ваши пожелания, возможно я смогу помочь в поисках», предложил Хадрог.

Странный свет зажегся в алых глазах волшебницы. «Не рабы», поправила она. «Добыча».

«Ах, вот как» Торговец не был удивлен. «Ритуал Первой Крови, я правильно понял?»

Ксандра рассеянно кивнула. В ритуале Первой Крови, ознаменовавшем взросление, юные дроу должны были охотится и убить разумное или опасное существо, желательно из Земель Света. Рейды на поверхность были одним из способов выполнения ритуала, но вполне обычным было и проводить его в лабиринтах дикого Подземья, если удавалось заполучить подходящих пленников. Но сейчас выбор ритуальной добычи был особенно важен, и Ксандра со всей тщательностью приступила к рассмотрению предлагаемых вариантов.

Ее алые глаза надолго задержались на съежившейся фигурке ребенка, бледнокожего, золотоволосого эльфа. В своей ненависти дроу уделяли особое место для родичей с поверхности. Фейери, как еще звали эльфов Земель Света, были самыми частыми мишенями ритуалов Первой Крови, когда те проводились в форме рейдов, но редко на них охотились Внизу. Плененные фейери могли пожелать умереть, и большинство так и поступало, прежде чем их могли доставить в темные пещеры.

Соответственно, раздобыть такую редкую жертву для ритуальной охоты было бы почетно.

Ксандра с сожалением покачала головой.

Хотя мальчик был достаточно взрослым, чтобы обеспечить спортивный интерес

— пожалуй, одного возраста с дроу которая должна была охотиться на него — остекленевшие, застывшие от ужаса глаза говорили об обратном.

Юный эльф, казалось, не обращал никакого внимания на окружающее, взгляд его был сосредоточен в наполненном кошмарами мире его воображения. Да, мальчик дорого стоил, многие дроу заплатили бы немалую цену за удовольствие уничтожить даже столь жалкого эльфа. Но Ксандре нужна была куда более опасная жертва.

В следующей клетке находился великолепный зверь, напоминавший кошку, с рыжеватой шерстью и крыльями как у летучей мыши. Существо мерило клетку шагами, хвост его — длинный, гибкий, усеянный прочными шипами — яростно метался, звеня о решетку. Уродливое лицо, напоминавшее человеческое, было искажено яростью, и глаза его буравили Ксандру взглядом полным голода и ненависти.

О, это уже неплохо! Не желая казаться слишком заинтересованной — что, конечно же, добавило бы немало золота к запрошенной цене — Ксандра повернулась к торговцу, подняв бровь в скептически вопрошающей дуге.

«Это мантикора. Опасный монстр», угодливо объяснил Хадрог. «Обожает человеческое мясо — хотя, полагаю, с удовольствием отобедает и дроу, если таково ваше желание! То есть», мгновенно добавил он, «я хотел сказать, что хищная природа зверя добавит интереса охоте. Мантикора сама охотник, и достойный противник!»

Ксандра внимательно оглядела тварь, с одобрением отметив клыки и когти. «Разумна?»

«Хитра и коварна, во всяком случае».

«Но способна ли она к рассчитанным действиям, и противодействию замыслам противника?» настаивала колдунья. «Молодая волшебница, которая должна пройти ритуал, очень сильна; мне нужна добыча, которая заставит ее полностью продемонстрировать свои возможности».

Торговец развел руками. «Сила и голод тоже могучее оружие. А этого у мантикоры достаточно».

«Раз ты промолчал об этом, я так полагаю собственной магии у нее нет», заметила дроу. «Есть ли у нее по крайней мере способность сопротивляться вражеской магии?»

«Увы, нет. Такая власть, великая леди, по праву принадлежит дроу. Трудно найти подобные возможности у низших существ», тон торговца был точно рассчитан, чтобы польстить и успокоить собеседницу.

Ксандра фыркнула и повернулась к следующей клетке, где огромное животное в белой шерсти обгрызало ляжку рота.

Эта тварь походила на куаггота — медведеподобного существа, живущего в Подземье — отличаясь заостренной головой и сильным мускусным запахом.

«Нет, боюсь йети для ваших целей тоже не подойдет», задумчиво заметил Хадрог. «Эта юная волшебница выследит зверя даже по запаху».

Неожиданно незакрытый глаз торговца вспыхнул, он щелкнул пальцами. «Подождите секундочку! Думаю у меня есть как раз то, что вам надо!»

Он заторопился прочь, и вскоре вернулся, ведя за собой человеческого мужчину.

Первой реакцией Ксандры было отвращение. Торговец казался достаточно хитрым и понимающим пути дроу, чтобы не предлагать такой некачественный товар. Она презрительно оглядела человека — отметив его грубую, как у дварфа, фигуру, бледную кожу бородатого лица, странные татуировки заметные сквозь тонкие волосы головы, пыльную робу ярко красного цвета, которую посчитали бы безвкусной даже дешевые мужчины по найму, работавшие в Восточном районе.

Но когда Ксандра встретилась взглядом с его глазами — зелеными и твердыми как лучший малахит — презрительная ухмылка изчезла с ее губ. Увиденное поразило ее: разум куда выше ее ожиданий, гордость, хитрость, ярость и невыразимая ненависть.

Едва позволяя себе надеяться, Ксандра отыскала взглядом его руки. Да, локти туго связаны вместе, ладони окутаны толстым коконом шелковых нитей. Наверняка и несколько пальцев переломано — такие осторожности вполне разумны, когда имеешь дело с владеющими магией в качестве пленников. Не имеет значения. Жрицы Дома Шобалар вылечат такие травмы без проблем.

«Маг», сказала она, удерживая голос спокойно-небрежным.

«Могущественный маг», подчеркнул торговец.

«Увидим», прошептала Ксандра. «Развяжи его — я проверю его мастерство».

Хадрог, к его чести, не пытался отговорить женщину. Торговец быстро развязал руки магу, даже зажег пару маленьких свечей, позволяя тому видеть.

Одетый в красное человек болезненно разминал пальцы. Ксандра заметила, что ладони его хотя и помяты, но невредимы. Она вопросительно покосилась на торговца.

«Амулет запрета», объяснил Хадрог, указывая на золотой ошейник, тесно сжимавший шею человека. «Это магический щит, не позволяющий магу использовать изученные и запечатленные в его памяти заклинания. Однако он может изучать и задействовать новые. Разум его невредим, как и заклинания. Как и ладони, кстати. Признаю, это дорогой метод транспортировки магически-одаренных рабов, но моя репутация требует, чтобы товар доставлялся неповрежденным».

Редкая улыбка показалась на лице Ксандры. Она никогда не слышала о подобном, но к ее плану это подходило идеально.

Хитрость, быстрый ум, и мастерство в магии — вот что ей было нужно. Если человек пройдет эти тесты, она научит его всему, что ему понадобится. То, что позднее можно будет покопаться в его разуме, и заполучить весь запас его знаний для себя было дополнительным плюсом.

Дроу быстро достала из сумочки на поясе три маленьких вещицы, и показала их внимательно наблюдавшему человеку. Медленно, она сотворила нужные жесты и произнесла слова простого заклинания. Маленький шар темноты опустился на одну из свечей, полностью закрыв ее свет.

Ксандра протянула такой же набор компонентов для заклинания человеку. «Теперь ты», приказала она.

Красноробый маг понял, что от него хотят. Гордость и гнев отразились на его лице, но лишь на мгновение — соблазн неизученной магии был слишком силен. Медленно, болезненно осторожно, он повторял жесты и слова Ксандры. Вторая свеча мигнула и потемнела, пламя ее с трудом виднелась сквозь слой серого тумана, окружившего ее.

«Человек неплох», признала волшебница Шобалар. Для любого мага было необычным достижением воспроизвести заклинание — даже не совсем удачно — без изучения магических символов. «Но произношение у него жуткое, и это сильно усложнит дело. У тебя не найдется случайно мага владеющего дроу? Или хотя-бы Общим Подземья? Такого легче было бы обучить».

Хадрог глубоко поклонился, и поспешил прочь. Вернулся он один, но одна ладонь его была раскрыта и протянута вперед, демонстрируя Ксандре, что у него есть другое решение проблемы. Слабый свет окруженной туманом свечи сверкнул на двух маленьких серебряных серьгах, каждая в форме полукруга.

«Для перевода речи», объяснил торговец. «Одной прокалывают ухо, чтобы понимать, другой губу, чтобы быть понятыми. Могу я показать?»

Дождавшись кивка Ксандры, торговец поднял другую руку, и дважды щелкнул пальцами. Два охранника-полуорка заторопились к нему, схватили мага и удерживали его, пока Хадрог прокалывал крошечными металлическими иглами ухо человека и левую сторону его верхней губы. Маг немедленно выдал длинный ряд проклятий на дроу, столь сочных и изощренных, что ошеломленный Хадрог попятился.

Ксандра весело расхохоталась.

«Сколько?» потребовала она.

Торговец назвал бешенную цену, быстро заверив Ксандру, что в нее входят магический ошейник и серьги. Дроу быстро прикинула их стоимость, добавив вероятную ценность заклинаний, которые она возьмет у этого человека, и в довершение ко всему — смерть Лириэль Баэнре.

«Согласна», с мрачным удовлетворением ответила Ксандра.

Глава 2. Тени в Багровом

Треск Муландер мерил шагами свою камеру, алое одеяние шуршало за его спиной. Нелегко было уговорить Госпожу что ему необходим яркий шелк, но он Красный Маг, и останется им, как бы далеко он не находился от Тэя.

Прошло около двух лет с момента, когда Муландер впервые встретился с Ксандрой Шобалар, и началось его странное обучение. Хотя ему не было позволено покидать комнату — большое помещение вырезанное в глухой скале, с узкими вентиляционными отверстиями высоко в потолке — обращались с ним неплохо. У него было в достатке пищи и вина, все удобства, и главное, напряженное и углубленное изучение магии Подземья. За такую возможность многие его знакомые ухватились бы обеими руками, и, по правде сказать, Треск не слишком сожалел о своей судьбе.

Красный Маг был некромантом, и могущественным представителем фракции Исследователей — группы чародеев, предпочитавших оставить границы Тэя как они есть, и жаждавших все более могущественной магии. Яростный приверженец принципов Исследователей, Муландер все же выделялся из рядов Красных Магов, поскольку он был одним из очень небольшого числа волшебников, не принадлежавших полностью по крови правящей расе Мулан.

Отец его отца был Рашеми, и его наследством было мускулистое тело и густые волосы на лице. От матери-волшебницы достался талант и амбиции, а так же рост и желтоватый цвет кожи, считавшиеся признаками аристократии Тэй.

Холодные глаза Муландера, напоминавшие драгоценные камни, и узкий нос изогнутый как скимитар, придавали его лицу жутковатое выражение, и хотя, подчиняясь обычаю, он выбривал череп, но густой длинной бородой, отличавшей его от почти безволосых Мулан он гордился чрезвычайно. В общем, он был впечатляющим мужчиной, легко несшим вес шестидесяти лет на гордых плечах. Тело его было сильным, разум острым, магия могуча; прошедшие годы лишь проредили его седеющие волосы, о чем он не сожалел, поскольку это упрощало бритье головы.

Госпожа Шобалар тоже облегчила ему это, предложив ему исключительно острую бритву, и слугу халфлинга для этих целей. Более того, женщина, казалось, восхищалась покрывавшими голову Муландера татуировками. Очень мудро с ее стороны: каждый рисунок был магической руной, которая, будучи активизирована нужным заклинанием, превратит кусочки мертвой материи в страшных магических слуг. Дайте ему труп, и он создаст армию. Или точнее, сумел бы создать, если бы только мог задействовать свою некромантию!

Муландер раздраженно просунул палец под золотой ошейник, который держал в заключении его Искусство.

«В свое время, тебе будет позволено снять его», сказал холодный голос за его спиной.

Красный Маг вздрогнул, и повернулся, оказавшись лицом к лицу с Ксандрой Шобалар. Даже после двух лет ее неожиданное появление нервировало его — как это, наверняка и задумывалось.

Но сегодня обещание в словах дроу затмило его обычную злобу.

«Когда?»

«В свое время», повторила Ксандра. Она прошла к креслу, и удобно устроилась в нем. Два года мелочь для дроу, но она была отлично осведомлена о человеческой нетерпеливости, и намеревалась наслаждаться ею.

Столь же веселила ее и с трудом сдерживаемая ярость в глазах Красного Мага.

Ксандра развлекалась, представляя эту ярость выплескиваемую на ее ученицу Баэнре.

Столь долгожданный день приближался.

«Ты хорошо учился», начала Госпожа. «Скоро, у тебя будет шанс проверить обретенное мастерство. В случае успеха, награда будет щедрой».

Дроу выудила из выреза платья маленький позолоченный ключ, и высоко подняла его. Наклонив голову на бок, она послала Красному Магу холодную, дразнящую улыбку. Глаза Муландера расширились в понимании, затем сверкнули эмоцией куда сильнее жадности. Его голодный взгляд был прикован к ключу, который Ксандра медленно опустила, и вернула обратно в его потаенное хранилище.

«Вижу, ты понял что это. Хочешь ли ты узнать, что ты должен сделать чтобы заслужить его?»

Дрожь отвращения прошлась по спине Красного Мага. Он отчаянно надеялся, что просторное одеяние скрыло его инстинктивный — возможно, фатальный — ответ. Однако он тут же понял, что ошибся; улыбка Ксандры стала шире, и еще более издевательской.

«О, не в этот раз, дорогой Муландер», промурлыкала она. «У меня есть для тебя в запасе приключение другого рода».

Госпожа быстро описала обряд Первой Крови, ритуальную охоту, которую должен был пройти каждый молодой эльф, прежде чем он сможет считаться настоящим дроу. Муландер слушал с нараставшей тревогой.

«Значит, я буду добычей», сказал он ошеломленно.

Глаза Ксандры багровым пламенем отразили ее гнев. «Не будь идиотом! Ты должен победить! Я не для того пошла на такие затраты, чтобы ждать другого исхода!»

«Битва магов», пробормотал он, начиная понимать. «Ты готовила меня к магическому поединку! И заклинания, которым ты меня обучила?»

«Представляют собой все атакующие заклинания, известные твоей юной противнице, а так же подходящую защиту от них». Ксандра с неожиданно суровым лицом наклонилась вперед. «Ты меня больше не увидишь. У тебя будет новый учитель, еще примерно тридцать циклов Нарбондели. Боевой маг. Он будет работать с тобой ежедневно, и обучит тебя всему о тактике дроу. Возьми у него все что возможно».

«Поскольку он уже никогда никому не даст уроков», предположил Муландер.

Ксандра улыбнулась. «Правильно. Для человека, у тебя многообещающие способности к двойной игре! Но ты среди дроу, и тебе придется многое узнать о тонкости и предательстве».

Маг ощетинился. «Мы в Тэе знакомы с искусством предательства! Ни один маг не дожил бы до моего возраста, тем более не достиг бы моего положения, без подобного умения!»

«Правда?» Голос дроу сочился сарказмом. «В таком случае, как же ты сюда угодил?»

Муландер смог ответить лишь гневным взглядом, но Госпожа Магии и не нуждалась в ответе. «У тебя могущественная и любопытная магия», заметила она отдавая ему должное. «Сильнее чем я считала возможным для человека, и судя по твоей гордости, сильнее чем у большинства твоих сородичей. Как бы еще тебя смогли одолеть и продать в рабство, если не через измену?»

Не дожидаясь ответа, Ксандра поднялась с кресла. «Я предлагаю тебе следующие условия», сказала она в неожиданно деловой манере. «Когда настанет время, тебя уведут в тоннели возле города — как часть твоей подготовки, у тебя будет карта для запомнания. Там ты встретишься с начинающей волшебницей, ты узнаешь ее по золотистым глазам. У нее будет ключ, который освободит тебя от ошейника. Тебе придется победить ее в магическом поединке — используй любые средства, но она не должна выжить!»

«Затем ты заберешь с ее тела ключ, а дальше делай что хочешь. Девчонка будет одна, и преследовать тебя не станут. Возможно, ты найдешь собственный путь в Земли Света — если для тебя там есть еще место. Если нет, с заклинаниями, которым я тебя научила, и со своей собственной магией смерти, ты прекрасно приживешся Внизу».

Муландер слушал, не выказывая эмоций, тщательно пряча неожиданную надежду, которую оживили в его сердце слова дроу. Все это могло быть и хитроумной ловушкой, он не собирался демонстрировать радость, чтобы повеселить эту проклятую женщину.

А может, она ожидала, что он испугается?

В этом случае, она также будет разочарована. Он не боялся. Красный Маг ни на мгновение не подвергал сомнению исход схватки, он знал полную меру своих сил, даже если Ксандра Шобалар этого не знала.

О, он более чем способен одолеть эльфийскую девчонку в магическом поединке

— он убъет маленькую дрянь, и найдет себе какую-нибудь потаенную пещеру в этом подземном мире, окружив ее защитными заклинаниями и иллюзиями такими, что даже могущественные дроу не смогут его найти.

Он сделает это, поскольку волшебница права в одном — для Муландера нет надежд на теплый прием в Тэе, а в любых других землях для Красного Мага места не может быть тем более. Нашел цель и другой укол Ксандры: он действительно был предан. Предан собственным молодым учеником, как когда-то он и сам изменил своему учителю. Неожиданно, ему стало интересно, какую подлость готовит юная воспитанница Ксандры для своей учительницы.

«Ты улыбаешся», заметила дроу. «Мои условия тебе по нраву?»

«Вполне», ответил Муландер, решив что разумнее держать свои фантазии при себе.

«Тогда позволь мне дополнить твою радость», мягко сказала Ксандра. Подойдя к мужчине, и подняв тонкую черную ладонь она дотронулась до его челюсти. Он инстинктивно дернулся, и попытка скрыть это только развеселила дроу. Она придвинулась ближе, едва касаясь стройным телом его просторных одежд. Багровые глаза прожигали его взгляд, и Муландер почувствовал как щупальце принуждающей магии вползло в его разум.

«Скажи мне правду, Муландер», спросила она — и слова ее были издевкой, поскольку оба они знали, что ее заклинание позволит ему говорить только правду. «Ты действительно так ненавидишь меня?»

Муландер встретил ее взгляд. «Всей душой!» поклялся он, со страстью большей силы чем когда-либо прежде показывал — большей, чем сам в себе предполагал найти.

«Отлично», выдохнула Ксандра. Высоко подняв руки, она сцепила ладони за его шеей, и взмыла вверх, пока ее глаза не оказались на одном уровне с его. «Тогда помни мое лицо когда будешь охотиться за девчонкой, и помни это».

Дроу прижала свои губы к губам Муландера в жутковатой пародии на поцелуй. Ее страсть была сродни его: только ненависть и гордость.

Ее поцелуй, как когда-то сам он поступал со своими девушками-ученицами, был печатью полного владения, знаком жестокости и абсолютного презрения, куда болезненнее для гордого мага чем удар кинжала. Тем не менее, он вздрогнул когда зубы дроу глубоко погрузились в его нижнюю губу.

Ксандра резко отпустила его, и отплыла прочь, как темный призрак, холодно улыбнувшись и стирая капельку его крови со своих губ.

«Помни», повторила она, и изчезла так же неожиданно, как появилась.

Оставшись один в своей клетке, Треск Муландер хмуро кивнул. Он долго будет помнить Ксандру Шобалар, и всю свою оставшуюся жизнь будет молить всех темных богов, известных ему, чтобы смерть ее была медленной, болезненной и позорной.

А пока он выместит часть своей ненависти на другой дроу, которой полагается смотреть на него — на него, Красного Мага, мастера некромантии! — как на добычу.

«Пусть же охота начнется», пробормотал Муландер, и окровавленные губы скривились в ухмылке, когда он вновь подумал о секрете, который смог утаить от Ксандры Шобалар, и который вскоре использует против ее юной ученицы.

Глава 3. Великое приключение

Дверь в спальню Битнары Шобалар с грохотом ударилась о стену, распахнутая с энергичностью, которая могла возвещать пришествие единственной персоны. Битнара, читавшая книгу, не оглянулась, даже не моргнула. К этому времени она уже слишком давно имела дело с неудержимой Баэнре, чтобы выказывать хоть какую-то реакцию.

Но игнорировать Лириэль долго невозможно. Девочка ворвалась в их обиталище, раскинув руки, и дикая грива белых волос летела вслед за ее радостным танцем.

Старшая девушка спокойно разглядывала ее. «И кто наложил на тебя заклятие безумия?» спросила она угрюмо.

Лириэль резко остановилась и заключила свою соседку по комнате в объятия. «О, Битнара! Я наконец-то пройду ритуал Первой Крови! Госпожа только что сказала мне об этом!»

Шобалар высвободилась насколько могла незаметно, встала с кресла и оглянулась в поисках чего-либо, что могло бы объяснить ее нежелание оставаться рядом с младшей. У противоположной стены на полу валялась кипа одежды; Лириэль обычно обращалась со своей одеждой с таким же презрением, с каким змея относится к сброшенной шкуре. Битнаре все время приходилось прибираться за маленькой неряхой. Сейчас это, по крайней мере, позволило ей оказаться как можно дальше от нежеланных жестов симпатии, обрушиваемых на нее юной соперницей.

«И давно бы пора», прямо заметила волшебница-ученица, разглаживая и укладывая брошенную одежду. «Тебе скоро восемнадцать, ты давно уже в своем Ашарлекстен. Я часто удивлялась, чего так долго ждет госпожа моя мать!»

«Я тоже», искренне ответила Лириэль. «Но Ксандра все мне объяснила. Она сказала, что не могла объявить церемонию пока не нашла подходящую добычу, которая позволит мне проявить все мое умение. Только подумай! Великая и героическая охота — приключение в диких пещерах Темных Владений!» она возбужденно плюхнулась на кровать с удовлетворенным вздохом.

«Госпожа Ксандра», холодно поправила ее Битнара. Она, как и все в Доме Шобалар, знала, что с Лириэль Баэнре должно обращаться со всем возможным уважением, но даже дочь архимага обязана соблюдать определенные правила.

«Госпожа Ксандра», послушно повторила девочка. Она перекатилась на живот, и подперла подбородок обеими руками. «Интересно, на что я буду охотиться», мечтательно сказала она. «Так много удивительных и страшных монстров в Землях Света! Я читала о них», призналась она с улыбкой. «Может, гигантская дикая кошка, с черно-золотой кожей, или огромный бурый медведь — вроде четырехногого куаггота. Или даже огнедышащий дракон!» заключила она, хихикнув над собственными словами.

«Можно только надеятся», пробормотала Битнара.

Если Лириэль и услышала злое замечание соседки, она не подала виду. «Что бы там ни было, я встречу его как равная», поклялась она. «Я буду использовать оружие соответствующее его природным способностям — кинжал против когтя, стрела против ядовитого плевка. Без огненных шаров или облаков яда, без превращений в каменную статую!»

«Ты знаешь это заклинание?» ошеломленно потребовала Шобалар. Подобная магия требовала значительной силы, необратимая трансформация и любимый способ наказания у жриц Баэнре, управлявших Академией. Вероятность что это импульсивное дитя может владеть таким заклинанием пугала, особенно если учесть, что Битнара дважды оскорбила юную Баэнре с тех пор, как она вошла в комнату. По стандартам Мензоберранзана, для подобного возмездия у той были все основания!

Но Лириэль только бросила своей соседке лукавую улыбку. Молодая волшебница фыркнула и отвернулась. Она знала Лириэль двенадцать лет, но так и не привыкла к добродушному подразниванию девочки.

Лириэль любила смеяться, и любила, когда другие смеются вместе с ней. Поскольку немногие дроу разделяли ее подход к юмору, с некоторых пор она перешла к маленьким проделкам для развлечения других студентов.

Битнара никогда не была ее мишенью, но она и не находила их особо смешными. Жизнь — вещь суровая и серьезная, магия — Искусство, которым надо овладеть а не средство для детских проказ. Тот факт, что этот «ребенок» обладал мастерством магии куда выше ее, глубоко задевал гордую женщину.

Не только это подогревало зависть Битнары. Госпожа Ксандра, мать Битнары, всегда выказывала особое предпочтение к девчонке Баэнре — граничащее иногда с симпатией. Этого Битнара не забудет никогда, и никогда не простит. Так же не радовало ее и то, что выбранные ей мужчины с трудом помнили свое место и долг, когда поблизости оказывалась золотоглазая дрянь.

Битнаре было двадцать восемь, расцвет молодости; Лириэль была во многом еще ребенком. И все же она уже сейчас притягивала мужские взгляды. По слухам, Лириэль тоже начинала обращать на это внимание, и относилась к подобным вещам с характерным для нее веселым добродушием. И это тоже раздражало Битнару, хотя почему собственно, она бы не смогла сказать.

«Ты придешь на празднование моего взросления?» спросила Лириэль с тенью печали в голосе. «После ритуала, я имею в виду».

«Конечно. Я обязана».

На сей раз, замечание Битнары получило ответ — Лириэль почти незаметно вздрогнула. Но она пришла в себя так быстро, что старшая женщина не успела обрадоваться победе. Лицо Баэнре стало непроницаемым, она небрежно пожала плечами.

«Да, верно», сказала она спокойно. «Я смутно помню, что должна была посетить твое, несколько лет назад. Какая там была твоя добыча?»

«Гоблин», раздраженно сказала Битнара. Это было ее больное место, поскольку гоблинов не считали ни слишком разумными, ни особо опасными. Она разобралась с ним легко, одним заклинанием парализации и острым ножом. Ее собственная Первая Кровь оказалась простой формальностью, вовсе не приключением о котором мечтала Лириэль. Великое приключение, ха! Девчонка наивна до невозможности!

А так ли это? С неожиданным шоком Битнара поняла, что последний вопрос был едва ли невинным. Немногие словесные уколы могли достичь цели так точно. Глаза ее остановились на девочке, и опасно сузились.

И вновь Лириэль пожала плечами. «Что сказала Матрона Хинкуте'нат в храме, цикл или два назад? 'Культура дроу постоянно изменяется, мы должны приспосабливаться, или умереть' «.

Голос ее был ровным, и ничто на ее лице или в ее словах не давало Битнаре причины для возмущения.

Однако Лириэль ясно давала понять, что давно уже распознала словесные атаки Битнары, и теперь не будет спускать их как раньше, но отвечать ударом на удар.

Проделано было отлично, даже Битнара признала это. Если приспособляемость действительно ключ к выживанию, то эта, казалось бы витающая в облаках маленькая дрянь, пожалуй, доживет и до возраста старухи Матроны Баэнре!

А сама Битнара обнаружила, что не может найти слов в ответ.

Вежливый стук по открытой двери освободил ее от этой неприятной необходимости.

Повернувшись она увидела одного из слуг своей матери, разодетого молодого мужчину из какого-то низшего Дома. Небрежно поклонившись Шобалар, он перенес внимание на младшую девушку.

«Вас ждут, Принцесса», сказал мужчина, обращаясь к Лириэль по принадлежавшему ей формальному титулу, молодой женщины из Первого Дома.

В дальнейшем, наверняка, ей будут принадлежать куда более звучные титулы: архимага, если Ксандра добъется своего, или волшебницы или жрицы, или даже — упаси нас Лолт! — матроны. Принцесса был врожденный титул, не добытый. Но даже и так, Битнара завидовала ему. Бесцеремонно вытолкнув высокородную мерзавку и симпатичного посланника из комнаты, она захлопнула за ними дверь.

Плечи Лириэль поднялись и опустились в протяжном вздохе. Слуга, примерно ее возраста, и знавший Битнару куда лучше, чем хотел бы, бросил на нее взгляд, граничащий с сочувственным.

«Что понадобилось Ксандре?» спросила она наконец, уже по пути к апартаментам Госпожи Магии.

Перед тем как ответить, слуга осторожно огляделся вокруг. «За тобой послал архимаг. Его слуга ожидает в покоях Госпожи Ксандры».

Лириэль запнулась на полушаге. «Мой отец?»

«Громф Баэнре, архимаг Мензоберранзана», подтвердил мужчина.

Лириэль вновь прибегла к «маске» — как она называла выражение, которое долго практиковала перед зеркалом: безразличная слабая улыбка, глаза, не выражавшие ничего, только чуть-чуть циничного интереса. Но за этой маской, разум девушки жгли тысячи вопросов.

Жизнь дроу полна сложностей и противоречий, но для Лириэль не было ничего более запутанного, чем ее эмоции по отношению к отцу. Она почитала и презирала, восхищалась и боялась, ненавидела и тосковала — все сразу, и все на расстоянии. И насколько она могла судить, все эти чувства были совершенно безответны. Великий архимаг Мензоберранзана оставался для нее тайной.

Громф Баэнре был ее отцом, без сомнения, но родство дроу велось только по женской линии. Архимаг пошел против обычая, приняв свою дочь в клан Баэнре — страшной ценой для самой Лириэль — а затем оставил ее на попечение Шобалар.

Что теперь понадобилось от нее Громфу Баэнре? Годы прошли с тех пор, как она получала от него известия, хотя его слуги регулярно компенсировали Шобалар расходы по ее содержанию и обучению, и следили чтобы у нее были карманные деньги для ее редких визитов на Базар. Лириэль полагала, что нынешний вызов мог означать только какие-то неприятности. Но что она такого сделала? Или, скорее, какая из ее выходок была раскрыта и о ней было доложено отцу?

Затем она подумала о другой возможности, столь полной надежды и обещаний что «маска» испарилась как гаснущий магический огонь. Эльфийка разразилась радостным смехом, и обняла ошеломленного — и весьма обрадованного — молодого слугу.

После ритуала она будет считаться истинной дроу! Возможно тогда Громф сочтет ее достойной своего внимания, возможно даже будет сам обучать ее!

Ведь он наверняка слышал о ее достижениях, и знает, что она постигла почти все, чему можно научится в Доме Шобалар.

Наверняка так оно и есть! решила Лириэль, ускользая из полных энтузиазма объятий юноши. Она торопливым шагом направилась к покоям Ксандры, подгоняемая редчайшей из всех эмоций дроу: надеждой.

Мужчины у темных эльфов не обращали особого внимания на собственных детей, но скоро уже Лириэль перестанет быть ребенком, и будет готова к следующему этапу магического обучения. Обычно речь шла об Академии, но для этого она слишком молода. Наверняка у Громфа есть план для ее будущего!

Радостное предвкушение Лириэль несколько поубавилось при виде посланца ее отца, каменного голема размером с эльфа, слишком хорошо он ей был знаком. Это магическое создание было частью ее самых ранних и самых жутких воспоминаний. Но даже этот смертоносный посланник не мог полностью изгнать радость из ее сердца, восхитительную возможность, певшую в нем: быть может, она наконец нужна отцу!

По настоянию Ксандры, полный патруль из восьми всадников на пауках сопроводил Лириэль и голема в богатый район Нарбонделлин, где был расположен дом Громфа Баэнре. Вот Лириэль миновала Темные Шпили не любуясь на изяшные формы черной скалы. Вот она не обратила внимание на симпатичного капитана стражи, стоявшего в дозоре у ворот крепости Хорлбар. Она даже проехала мимо элегантных маленьких магазинчиков, продававших парфюмерию, тончайшие шелковые одеяния, магические статуэтки и другие восхитительные товары, не удостоив их ни единого жаждущего взгляда.

Какое все это имело значение, по сравнению с мгновением времени ее отца?

Несмотря на это, Лириэль пришлось собраться с силами при первом взгляде на особняк Громфа Баэнре. Здесь она родилась, и провела первые пять лет жизни в роскошных покоях своей матери, Сосдриэль Вэндри, которая много лет была любовницей Громфа. Это был уютный мирок, только Лириэль, ее мать и несколько слуг заботящихся о них. С тех пор Лириэль осознала, что Сосдриэль — которая была редкой красавицей, но не обладала ни магическим даром, ни амбициями необходимыми для процветания в Мензоберранзане — души не чаяла в своей дочери, и сделала ее центром своей маленькой вселенной. Несмотря на это, а может быть именно благодаря этому, Лириэль не могла заставить себя вновь взглянуть на свой первый дом, с той поры как она оставила его двенадцать лет назад.

Вырезанный в сердце гигантского сталактита, особняк архимага считался лучше защищенным магией, чем два дома любых других городских магов вместе взятые. Скользнув с верхового паука — способ передвижения, предпочитавшийся Домом Шобалар — Лириэль последовала за молчаливым смертоносным големом к черному строению.

Каменный голем коснулся одной из рун, мелькавших и сменявших друг друга на темной стене; тут же появилась дверь. Жестом приказав Лириэль следовать за ним, голем исчез внутри.

Молодая дроу глубоко вдохнула и направилась вслед за слугой. Она примерно помнила дорогу к кабинету Громфа Баэнре. Здесь она впервые встретила своего отца, впервые обнаружила свой дар и любовь к магии. Казалось правильным, что здесь начнется и следующий этап ее жизни.

Громф Баэнре поднял на нее взгляд, когда она вошла в кабинет. Его янтарные глаза, такие же как у нее, холодно разглядывали дочь.

«Прошу, садись», пригласил он, указывая элегантной ладонью с длинными пальцами на кресло. «Нам многое нужно обсудить».

Лириэль тихо подчинилась. Архимаг сделал паузу, и она долгое время просто разглядывала его. Он выглядел точно как в ее воспоминаниях: суровый, но красивый дроу, в расцвете сил. Это было не удивительно, учитывая как медленно стареют темные эльфы, но Громф по слухам был свидетелем рождения и смерти семи столетий.

Протокол требовал, чтобы Лириэль предоставила первые слова магу более высокого ранга, но через некоторое время она не могла больше вынести тишину. «Скоро я пройду ритуал Первой Крови», объявила она с гордостью.

Архимаг мрачно кивнул. «Я слышал об этом. Ты останешся здесь, в моем доме, до ритуала, еще многому тебе надо научится, а времени для подготовки мало».

Брови Лириэль озадаченно вздернулись. А разве не этим она занималась все двенадцать лет? Разве не изучила она базовые — но достаточно могущественные — боевые заклинания, и не тренировалась с оружием? Меч ее не интересовал, но ручным арбалетом или метательным оружием она владела не хуже любого, а то и лучше! Уж конечно, она знает достаточно чтобы предстать в завершении ритуала победительницей, с окровавленными руками!

Слабая, жесткая улыбка коснулась губ архимага. «Быть дроу это куда больше, чем умение прибегать к грубому насилию. Я, однако, не совсем уверен что об этом помнит Ксандра Шобалар!»

Эти загадочные слова заставили Лириэль нервничать. «Сэр?»

Громф не стал тратить силы на объяснения. Открыв ящичек в столе, он достал оттуда маленькую зеленую бутылочку. «Это флакон-клетка. Он пленит любое существо, которое выставит против тебя Шобалар».

«Но как же охота!» запротестовала Лириэль.

Улыбка архимага осталась, но глаза заледенели. «Не будь дурой», сказал он спокойно. «Если охота обратится против тебя, и твоя добыча получит преимущество ты используешь этот флакон! Ты можешь затем легко пролить кровь как положено и выполнить требования ритуала. Смотри — « сказал он, отворачивая крышку и демонстрируя сверкающую митриловую иглу, торчавшую с ее нижней стороны.

«Закрути крышку, и твоя добыча мертва. Затем тебе нужно только разбить флакон, и мертвое существо окажется перед тобой, кинжал — трансформированная игла, естественно — пробьет его сердце или глаз. На предварительной церемонии у тебя будет точно такой же кинжал, чтобы избежать всяческих разбирательств насчет оружия. Кинжал магический, и исчезнет в тот момент, когда игла будет окровавлена, чтобы его не нашли случайно брошенным по дороге. Если тебя заботит гордость, никто не обязан знать как погибла твоя добыча».

Чувствуя себя странно преданной, Лириэль взяла бутылочку и прочно прикрутила крышку на место. На самом деле, она находила подобное неспортивное решение ужасающим. Но флакон был даром ее отца, и она попыталась высказать хоть что-либо одобрительное.

«Госпожа Ксандра будет восхищена этим», сказала она тускло, хорошо зная, что волшебница Шобалар обожает всяческие магические устройства.

«Она не должна ничего знать о флаконе, или о любом заклинании которое ты здесь изучишь! Так же ей не стоит слышать и о других, более сомнительных твоих умениях. О, оставь этот невинный взгляд, можешь дурить им стражников», сухо сказал он. «Я отлично знаю капитана наемников, хвастающегося как он научил принцессу метать ножи не хуже любого головореза из таверны! Хотя как ты умудрилась проскользнуть мимо этих пауков-стражей, которых Матрона Хинкуте'нат ставит на каждом шагу, да еще и пройдя через весь город найти эту таверну, даже я понять не могу».

Лириэль ухмыльнулась. «Я наткнулась тогда на таверну случайно, а капитан Джарлаксл узнал мой медальон Дома, и помог мне в изучении — множества различных предметов! Но я и впрямь обхитрила пауков. Рассказать как?»

«Возможно, потом. Ты должна поклясться на крови, что этот флакон не попадется на глаза Ксандре».

«Но почему?» настаивала она, искренне озадаченная.

Громф долго и внимательно разглядывал свою дочь. «Как много молодых дроу погибает во время ритуала?» спросил он наконец.

«Такое бывает», признала Лириэль. «Рейды на поверхность нередко встречают трудности — люди или эльфы фейери иногда узнают об атаке и получают время подготовиться, или они дерутся лучше чем ожидалось, или их оказывается больше. И время от времени под ребра участникам рейда попадает кинжал дроу», добавила она спокойно. «Если ритуал проводится Внизу, случается что дроу пропадают в диком Подземье, или сталкиваются с монстром который оказывается сильнее их».

«А иногда их убивает то, за чем они должны охотится», сказал Громф.

Это было очевидно; девушка сделала недоуменный жест.

«Я не хочу, чтобы с тобой произошла беда. Ксандра Шобалар может не разделять моих добрых пожеланий», сказал он прямо.

Лириэль неожиданно похолодела. Множество эмоций кипели и танцевали глубоко внутри ее, ожидая пока она вытянет любую — и все же она на самом деле не чувствовала ни одну из них. Все ответы оставались за пределами ее досягаемости, ибо она не могла понять, какой из них можно выбрать.

Как мог Громф предположить, что Ксандра Шобалар предаст ее? Госпожа Магии взрастила ее, уделяя ей больше внимания и благорасположения чем могли даже мечтать большинство детей дроу! Не считая матери — которая дала Лириэль не только жизнь, но и чудесный пятилетний кокон безопастности и даже любви — Лириэль считала, что именно Ксандра больше всего сделала для того, чтобы она стала такой, какой есть. А это было очень многое. Хотя Лириэль не помнила лица матери, она понимала, что от Сосдриэль Вэндри ей досталось что-то очень редкое для ее народа, нечто такое, что ничто и никто не сможет у нее отобрать. Ни даже Громфу Баэнре, который приказал убить ее любимую мать двенадцать лет назад!

Лириэль уставилась на отца, слишком ошарашенная, чтобы понять что раздиравшие ее на части мысли ясно отражаются в ее глазах.

«Ты мне не доверяешь», заявил архимаг, голосом абсолютно лишенным эмоций. «Это хорошо — я начинал отчаиваться насчет твоей ясности в суждениях. Может быть, ты все же переживешь ритуал. Теперь слушай внимательно, я объясню этапы активации магии флакона».

Глава 4. Первая кровь

Ритуал Первой Крови начался на третьем цикле после встречи Лириэль с отцом. Она возвратилась в Дом Шобалар к концу дня, поскольку подобные церемонии всегда начинались в темный час Нарбондели.

Когда гигантские часы Мензоберранзана угасли, знаменуя приход полночи, Лириэль стояла перед Хинкуте'нат Алар Шобалар, матроной-матерью клана.

Молодая дроу раньше редко общалась с матриархом Шобалар, и чувствовала себя немного обеспокоенной стоя перед столь впечатляющей фигурой.

Хинкуте'нат была высшей жрицей Лолт, как подобает правящей матроне, и была типичной представительницей последовательниц Паучьей Королевы. Ее тронная комната напоминала Лириэль жуткое и опасное логово. Тени были повсюду, черепа множества жертв Шобалар были превращены в тусклые лампы, отбрасывающие маски смерти на любую поверхность, окутывавшие призрачным сиянием темные лица собравшихся перед троном повелительницы.

Большая клетка стояла в центре зала, готовая принять ритуальную добычу. Со всех сторон ее окружали гигантские, выведенные с помощью магии пауки, составлявшие большую часть сил Шобалар. Собственно, пауки несли стражу повсюду

— в каждом углу комнаты, на каждой ступени к тронному возвышению, даже свисали с потолков на длинных блестящих нитях.

В общем, тронный зал был вполне подходящим окруением для матриарха Шобалар. Холодная и коварная, матрона напоминала паука, повелевающего из центра собственной паутины.

На ней было черное одеяние, где серебрянными нитями изображались паутины, и взгляд, который она бросила на Лириэль, своим спокойствием и безжалостностью подошел бы любому когда-либо жившему арахниду. Характером своим она также была сродни паукам: даже среди дроу Матрона Шобалар заслужила особую репутацию за коварное и запутанное ведение дел.

«Ты подготовила добычу?» спросила матрона у своей третьей по старшинству дочери.

«Да», сказала Ксандра. «Юная дроу, стоящая перед тобой, демонстрирует большие способности, что можно было ожидать от дочери Дома Баэнре. Предложить ей нечто меньшее, чем истинное состязание было бы оскорблением Первой Семьи».

Матрона Хинкуте'нат подняла бровь. «Понятно», сухо сказала она. «Ну что же, ты в своем праве, и это в пределах правил Первой Крови. Едва ли возникнет такой вопрос, но ты понимаешь, что несешь ответственность за все возможные осложнения?» Когда Ксандра хмуро кивнула, матрона вновь повернулась к Лириэль. «А ты, Принцесса, готова?»

Баэнре низко поклонилась, отчаянно стараясь пригасить блеск в глазах, и придать лицу ничего не выражающее спокойствие.

Три дня в доме Громфа не смогли полностью уничтожить ее мечты о приключении.

«Это будет твоя добыча», сказала Госпожа Ксандра. Она подняла руки и резко развела их в стороны. Тихий треск раздался в пропитанном влагой тяжелом воздухе, и прутья клетки вспыхнули магическим огнем. Все глаза в помещении повернулись, дабы лицезреть ритуальную жертву.

Сердце Лириэль стучало от волнения — так громко, что ей казалось, что все вокруг слышат это.

Затем свет окруживший клетку рассеялся, и она была столь же уверена, что все могут почувствовать жесткую, холодную руку, схватившую ее и заставившую сердце замереть.

В клетке стоял человек в ярко красном одеянии. Лириэль редко видела людей, и мало интересовалась ими, но неожиданно обнаружила, что у нее нет желания убивать этого. Он был слишком похож на эльфов, слишком похож на — личность!

«Это оскорбительно», начала она низким сердитым голосом. «Мне внушали что мой ритуал Первой Крови будет проверкой мастерства и храбрости, охота на опасное существо с поверхности, вроде кабана или гидры!»

«Если ты не поняла сути ритуала, я в этом не виновна!» бросила Ксандра. «Годами ты слышала истории о рейдах на поверхность. Кого, по твоему, мы убивали — животных? Жертва есть жертва, неважно на двух ногах или четырех. Ты присутствовала на церемониях; ты знаешь, что требовалось от тех, кто проходил до тебя».

«Я не стану этого делать» сказала Лириэль, с королевской надменностью, сделавшей бы честь самой Матроне Баэнре.

«Не тебе выбирать», указала Матрона Хинкуте'нат. «Право назвать добычу и правила принадлежит госпоже или матроне».

«Продолжай», сказала она, поворачиваясь к дочери.

Госпожа Ксандра позволила себе улыбнуться. «Этот человек-маг будет доставлен в пещеры Темных Владений на юго-западе Мензоберранзана. Ты, Лириэль Баэнре, будешь проведена к близлежащему тоннелю. Ты должна найти и уничтожить человека, используя любое оружие. Для этого у тебя есть десять циклов; мы не станем искать тебя до истечения срока».

«Но ты должна взять с собой этот ключ», продолжила Ксандра, вручая девушке маленький золотой ключ. «Я подвесила его на цепочку — держи его при себе постоянно. Мы не желаем, чтобы ты попала в беду: с этим ты сможешь в случае нужды немедленно вызвать помощь из Дома Шобалар. У тебя большой талант, ты отлично тренирована», добавила Госпожа менее суровым тоном. «Мы полностью уверены в твоем успехе».

Столь явная забота старшей женщины дала Лириэль искорку надежды.

«Госпожа я не могу убить этого мага!» отчаянно прошептала она, позволив глазам ясно выразить собственное беспокойство. Наверняка ведь Ксандра, обучившая и вырастившая ее, поймет ее чувства, и снимет с нее этот груз!

«Ты убьешь, или ты умрешь», объявила волшебница. «Таково требование ритуала Первой Крови, такова жизнь дроу!»

Голос Ксандры был холодным и ровным, но Лириэль не пропустила вспышку в красных глазах волшебницы. Ошеломленная пониманием, Лириэль уставилась на свою учительницу, которой так доверяла.

Убей или умри. И нет сомнений, какой исход предпочтет Ксандра.

Лириэль оторвала взгляд от мстительного багрового пламени, и постаралась сосредоточится на последовавшей церемонии. Безмолвно принимая ритуальные благословения матроны, девушка испытала странное и очень ясное видение: где-то глубоко в ее сердце крохотная искорка света задрожала и угасла — предвестник, возможно, опускавшейся тьмы. Необъяснимая печаль коснулась Лириэль, но исчезла прежде чем она смогла задуматься о столь странной эмоции. Для юной эльфийки подобное видение должно было быть вполне подходящим — добрым знаком, а не причиной для сожалений. Скоро, очень скоро она станет настоящей дроу!

Глава 5. Убей или умри

Лириэль осторожно пробиралась по сумрачному коридору. Одним из подарков ее отца была волшебная обувь, сотканная из мягкой кожи и магии темных эльфов. Лириэль шла издавая не больше шума, чем ее собственная тень.

Так же на ней был новый плащ — не пивафви, поскольку эти уникальные плащи дроу обычно носили как раз те, кто прошел этот ритуал. Конечно, были и исключения, и у самой Лириэль был один из таких магических плащей маскировки — что немало помогало ей в тайных экскурсиях из Дома Шобалар — но молодым дроу запрещалось носить их во время Первой Крови. Преимущество невидимости делало его слишком легким, и считалось неподобающим для первого настоящего убийства.

Таким образом, Лириэль была хорошо видна для теплочувствительных глаз разнообразных смертоносных обитателей Подземья, и следовательно подвергалась постоянной опасности.

Молодая дроу была настороже. И все же, она не чувствовала себя готовой к охоте. Она вообще не была уверена, что еще может что-то чувствовать: горе и ярость покинули ее, оставив за собой странную пустоту.

Лириэль привыкла к предательствам, в большом и в малом, и все еще пыталась уверить себя, что должна просто не обращать внимания и идти дальше — с осторожностью. Так было с Битнарой, чьи злобные выпады и зависть когда-то глубоко ранили ее. Так было и с ее отцом, кто двенадцать лет назад причинил ей такую боль, которую больше никто и никогда не мог повторить с тех пор.

Но Ксандра Шобалар так легко не отделается, угрюмо поклялась Лириэль. Предательство Ксандры было иным, и оно не пройдет незамеченным — или неотомщенным.

Мстительность была важнейшим чувством для темных эльфов, но для Лириэль эта эмоция была внове. Она наслаждалась ей, как недавней чашей зеленого вина с пряностями — горько, да, но обостряет ощущения, и усиливает решимость. Лириэль была еще очень молода, и готова была принять и не обращать внимания на многое в своих сородичах. Но сегодня она впервые отчетливо увидела желание ее смерти в чужих глазах. Инстинкт подсказывал ей, что подобное не должно остаться безнаказанным, если она хочет выжить.

Но еще глубже, в самом сердце, девушка чувствовала горькую обиду на Ксандру, заставлявшую ее пренебречь велениями души, действовать против своей воли.

Лириэль не желала подчиняться требованиям своей Госпожи, но что еще может она сделать, чтобы быть принятой как истинная дроу?

Что?

Улыбка медленно проявилась на ее лице, одновременно с тем, как в ее разуме появлялось решение дилеммы. Быть дроу это куда больше, учил ее отец, чем умение прибегать к грубому насилию.

Тяжесть, сжимавшая ее грудь, немного ослабела, позволив ей впервые осознать странную вещь: она совершенно не боялась опасного и дикого Подземья. Для нее место это казалось прекрасным, интересным, полным неожиданных поворотов и путей. Опасность, приключение и восторг были в воздухе и камне. В отличии от Мензоберранзана, каждому камешку которого была придана форма, монумент гордости и могуществу дроу, здесь все было новым, таинственным и полным восхитительных возможностей. Здесь она сможет найти собственное место. Лириэль ощутила неожиданную и глубокую любовь к огромному, неприрученному миру.

«Великое приключение», тихо сказала она, повторяя без следа иронии слова собственной отброшенной мечты. Неожиданная улыбка осветила ее лицо, и нежно погладив скалу она добавила, «Первое из многих!»

Без предупреждения, яркая сфера резко вылетела из-за угла тоннеля, и направилась к ней.

Схватка началась.

Тренировки и инстинкт сработали мгновенно: Лириэль выбросила навстречу руки крест-накрест, выставив вперед ладони. Защита сформировалась за мгновение до взрыва. Девушка закрыла глаза и отвернулась, и тут же сверкающий шар расцвел вспышкой магического пламени.

Лириэль упала и откатилась в сторону, как ее учили поступать в случае подобных атак. Магический щит мог удержать лишь один-два удара такой мощи, и разумнее всего убраться с линии огня. К ее изумлению, второй удар пошел низом

— и прямо к ней. Лириэль вскочила на ноги, и бросилась назад по тоннелю. Она успела укрыться от надвигавшегося огненного шара за большим сталагмитом.

Взрыв грохотом прокатился по тоннелю, дождь камней обрушился на дроу. Кашляя и отплевываясь от пыли, она тем не менее сплела ответное заклинание.

Отвечая ее магии, пыль и дым начали стекаться в центре коридора, вскоре собравшись в большой шар. Лириэль указала в направлении невидимого мага, и шар послушно поплыл за угол в направлении врага.

Затаив дыхание, она ждала следующей атаки. Когда ее не последовало, она медленно и осторожно крадучись направилась к повороту. Спереди не доносилось ни звука, только удаленный стук капель. Это обнадеживало: шар горячего удушающего дыма должен был отыскать и окружить источник его происхождения. Если все прошло как надо, человек уже задохнулся в ядовитых продуктах собственного заклинания. Лириэль пошла побыстрее. Если это так, времени найти и откачать его немного.

Вокруг становилось все ярче, по мере того как она спускалась все дальше по извилистому коридору. Неожиданно путь оборвался, и Лириэль увидела открывавшуюся перед ней пещеру, ничего подобного она раньше не видела и даже вообразить не могла.

Светящийся лишайник покрывал почти весь камень, наполняя пещеру слабым и таинственным голубоватым сиянием. Сталагмиты и сталактиты соединялись, образуя каменные столбы, и большие кристаллы в них отблескивали сверкающими гранями, впиваясь в ее глаза как крохотные кинжалы.

И новый сверкающий шар ожил в центре пещеры. Лириэль бросилась назад, схватившись за ослепленные глаза. Чуткие уши уловили шипение и свист приближающегося снаряда; все что она успела сделать, это бросится на камень.

Шар прошел мимо, но едва-едва. Обжигающая боль коснулась ее, когда он пролетал над ней, волосы начали тлеть и дымится. Хрипя и кашляя, она вновь перекатилась в сторону. Одновременно она лихорадочно моргала, пытаясь отогнать искорки и вспышки, затмевавшие ее зрение.

Думай, думай! — приказала она себе. Пока она только реагировала: это был верный путь к поражению.

Пытаясь выиграть время, Лириэль призвала врожденную магию дроу, окутав шаром тьмы источник магического света перед ней. Это немного выровняло ситуацию, но преимущества человеческого мага не лишило: в пещере все еще вполне хватало света, чтобы он мог спокойно видеть.

Она же никак не могла обнаружить его.

Подозрение, укоренившееся в ее разуме еще с первой атакой мага, неожиданно превратилось в уверенность. Он предвидел ее действия. Он точно знал, как она будет реагировать. Возможно, он был тренирован для этого. Угрюмо сцепив зубы, Лириэль приступила к выяснению, насколько хорошо его подготовили.

Ее ладони мелькнули сплетая заклинание, которому научил ее Громф — редкое и сложное заклинание, известное лишь немногим дроу, и используемое еще реже. У нее ушла большая часть дня на его изучение, но теперь затраты окупались сторицей.

В центре пещеры, окруженный и частично защищенный кругом каменных колонн, стоял человек. С изумленным выражением на бородатом лице, он разглядывал свои вытянутые руки. Причина была очевидной: пивафви, накинутый поверх красного одеяния, который должен был обеспечить ему невидимость, неожиданно заблестел и заискрился. Он был не только натренирован, ему оказали и другую поддержку!

Маг быстро оправился от удивления. Глубоко вдохнув, он плюнул в сторону Лириэль. Из губ его вылетела темная полоса, затем другая. Глаза дроу расширились, когда она увидела двух живых гадюк, скользящих к ней с неестественной быстротой.

Выхватив с пояса два кинжала, Лириэль метнула их в ближайшую змею. Клинки вошли крест-накрест, почти отделив голову гадюки от туловища.

Обезглавленная змея несколько мгновений билась в агонии, преградив путь второй, и позволив Лириэль повторить бросок.

На сей раз она метнула только один нож. Он вошел змее в распахнутую пасть, и с вылетел с другой стороны головы, сопровождаемый хлынувшей кровью. Лириэль позволила себе короткую улыбку, и решила достойно отблагодарить наемника, научившего ее метанию.

Задержка была мгновенной, но этого хватило. Руки человека уже двигались в жестах заклинания — знакомого ей.

Лириэль достала маленький дротик с пояса и сплюнула на него. Повинуясь мысленному приказу, другой компонент заклинания — крошечный сосуд с кислотой — поднялся из ее раскрытой сумки. Схватив его, она подбросила оба предмета в воздух. Пальцы мелькнули, сплетая заклинание, и светящаяся полоса метнулась навстречу такой же, несшейся к ней. Кислотные стрелы столкнулись на полпути между сражающимися, распылив вокруг зеленоватые капли смертоносной жидкости.

Человек взмахнул рукой. Магия стекала с его пальцев, разворачиваясь в полете гигантской паутиной. Странное голубоватое освещение пещеры отблескивало в нитях, превращая липкие капли на них в драгоценности прекраснее жемчужин и лунных камней. Лириэль успела восхититься смертоносной красотой паутины, пока она летела к ней.

Единственным словом дроу призвала несколько гигантских пауков, размерами с детенышей ротов. Армия пауков взмыла ввысь к потолку пещеры, схватив паутину и утянув ее с собой.

Лириэль расставила ноги пошире и послала к упрямому человеку поток огненных снарядов. Как она и ожидала, он мгновенно сотворил вокруг себя защитный экран. Она узнавала жесты и слова силы — те же, что использовали дроу. Маг действительно был подготовлен для этого боя, и подготовлен хорошо!

К несчастью для Лириэль, маг был обучен даже слишком хорошо. Дроу надеялась, что бушевавший в пещере огненный шторм ослабит колонны, окружащие мага, так чтобы они обрушились на мага когда ослабнет его щит. Но вскоре стало ясно, что магический барьер он поместил перед каменным скоплением, обезвредив ее стратегию. Щит не слабел под ее ударами: напротив, он поглощал их энергию, сверкая все ярче и ярче. Лириэль распознала защитное заклинание дроу, но ее саму никогда ему не учили!

Наконец Лириэль устало опустила руки, истощенная той мощью, которую обрушила на магическую паутину Ксандры.

И только теперь девушка поняла всю степень предательства своей воспитательницы.

Человек был тренирован в магии и тактике боя в Подземье, более того, он знал достаточно о своей противнице чтобы предвидеть и отразить каждое ее заклинание. Он был избран и подготовлен со всей тщательностью — не чтобы проверить ее, но чтобы убить ее! Ксандра Шобалар не стала успокаиваться на одних пожеланиях гибели своей ученицы: она сделала для этого все от нее зависящее!

Лириэль поняла, в какое положение загнало ее это предательство. Ее единственной надеждой на победу в поединке с магом — и Ксандрой Шобалар — оставалась не ее боевая магия, но лишь ее собственная сообразительность.

Она отчаянно обдумывала варианты. Ей ничего не было известно о человеческой магии, но то, что маг использовал только заклинания дроу было очень подозрительно. У него должна была быть немалая подготовка чтобы освоить столь могущественные силы; наверняка у него были и собственные заклинания. Почему же он их не использует? Разглядывая человека, девушка неожиданно нашла очевидный ответ. Ее пальцы сомкнулись на ключе, которые ей дала Ксандра, и одним резким рывком она сорвала его с золотой цепочки, прикрепленной к поясу.

Гнев полыхал в золотых глазах Лириэль, когда она достала флакон, данный ей отцом. Поймать мага будет нелегко, но она найдет способ.

Лириэль открыла крышку, и кинула ключ внутрь. Но прежде чем вернуть крышку на место, она сорвала митриловую иглу, и отбросила ее прочь.

Убей или умри, сказала Госпожа Ксандра.

Так тому и быть.

Глава 6. Вспоминая кошмары

Треск Муландер щурясь смотрел сквозь свечение собственного щита в сторону своей противницы. Пока что все шло, как он и ожидал. Девчонка была хороша, Госпожа Ксандра не преувеличивала. Она даже смогла преподнести несколько сюрпризов, вроде своей меткости с ножами.

Ничего страшного. У Муландера тоже было кое-что в запасе.

Ксандра Шобалар вырвала из его разума огромный запас заклинаний некромантии. Однако одного из них колдунья дроу коснуться не могла: оно хранилось не в разуме, но в плоти.

Муландер был Исследователь, всегда ищущий новую магию там, где обычные люди видят только смерть. Разлагающиеся трупы, даже падаль на скотобойне, могут быть использованы для создания чудесных и страшных существ, полностью ему подконтрольных. Но самое необычное и тайное его творение еще только ждало своего воплощения.

В кусочке неживой плоти — маленькой темной родинке, державшейся на его теле тончайшим покровом кожи, он хранил существо огромной силы. Чтобы призвать его, нужно лишь довершить отделение от тела.

Маг полез большим и указательным пальцем под золотой обруч.

Какая ирония, что зачарованная родинка была скрыта под его магическими кандалами!

Муландер оторвал этот кусочек, наслаждаясь острым уколом боли — ибо это была смерть в миниатюре, а смерть была источником его силы. Бросив крошечную родинку на пол он с голодным предвкушением наблюдал как созданный им монстр обретает форму.

Многие Красные Маги создавали тварей тьмы: страшных летающих существ, создаваемых кощунственным объединением тел обычных животных. Муландер пошел дальше. Поднимавшееся перед ним существо было создано из его собственной плоти и его собственных кошмаров.

Муландер начал с самой жуткой вещи, которая была ему известна — копии своей давно умершей матери-волшебницы, — увеличил е до гигантских размеров и добавил части каждой твари что когда либо наводила ужас на его сновидения. Крылья как у летучей мыши — или демона — висели у нее за плечами, когти росли на человеческих ладонях. Клыки вампира, ляжки и ноги лютоволка, отравленный хвост виверны. Женский торс прикрывала драконья броня — естественно, цвета Красных Магов. Только глаза, жесткие зеленые глаза, такие же как и его собственные, остались нетронутыми. Они остановились на девчонке дроу — охотнике, вдруг ставшем добычей — и наполнились памятной Муландеру жестокостью. Невольная дрожь прошлась по спине могущественного мага, вызвавшего монстра, сотканного из отметин на его душе оставленных давно ушедшим хмурым детством.

Монстр пригнулся. Волчьи лапы опустились, мускулы на мощных ляжках напряглись готовясь к прыжку. Муландер не стал опускать магический щит. В монстре сохранилось достаточно напоминавшего ему о матери, чтобы его вопль боли от столкновения с защитой доставил ему удовольствие.

Так же приятен был и шок на лице юной дроу. Однако она с завидной быстротой пришла в себя, и отправила в лицо твари пару кинжалов. На мгновение Муландер познал истинное счастье, когда клинки глубоко погрузились в проклятые зеленые глаза.

Монстр издал вой, полный ярости и тоски, раздирая лицо когтями в попытке вырвать кинжалы. Длинные кровавые борозды отпечатались на его лице, прежде чем клинки дроу наконец упали на пол пещеры. Ослепленное и разъяренное, существо надвигалось на девушку, лапы дико хлестали по воздуху.

Дроу выдернула с пояса боло, коротко размахнулась и бросила. Оружие туго обвернулось вокруг шеи ослепленной твари, которая с бульканьем стала разрывать кожаные ремни. Резкий треск прокатился по пещере, и вслед за ним раздался грохочущий рев. Принюхиваясь в поисках жертвы, уродливое создание Муландера, выставив когти, метнулось к дроу.

Но та взмыла в воздух, быстрая и грациозная как птица, и тварь звучно шлепнулась на каменный пол. Быстро перекатившись, она вскочила на ноги. Громоподобные звуки наполнили пещеру, когда монстр взмахнул крыльями; медленно и неуклюже он поднялся в воздух, в погоне за добычей.

Молодая волшебница окутала тварь гигантской паутиной, но существо легко разорвало ее. Она осыпала его градом дротиков, но те лишь беспомощно отскакивали от бронированного тела.

Дроу сотворила заряд черной молнии, и метнула его как копье. К беспокойству Муландера, молния разорвала одно из кожистых крыльев.

Вопя от ярости, монстр по нисходящей спирали рванулся вниз, и с грохотом ударился о камень.

Не важно: схватка брала свое с юной эльфийки. Она медленно опускалась к полу, к челюстям израненного, но поджидающего монстра.

Золотые глаза отчаянно повернулись к злорадствующему лицу Муландера.

«Хватит!» выкрикнула она. «Я знаю, что тебе нужно — убери тварь, и я отдам тебе это без боя. Клянусь в этом — всем, что есть темного и священного!»

Улыбка жестокого удовлетворения посетила лицо Красного Мага. Он не верил никаким клятвам от любых дроу, но знал, что боевые заклинания этой почти исчерпаны. И не удивительно, что она боится продолжать бой. Девчонка еще совсем мала — по человеческим меркам, она выглядела лет на двенадцать-тринадцать. Несмотря на все наследие своего происхождения, и свои магические способности, она была просто соплячкой, и конечно же не ровня таким как он!

«Брось мне ключ», приказал он.

«Убери эту тварь» молила она.

Муландер замешкался, потом решился. Даже без магического создания, он куда сильнее этого ребенка. Мановением руки он отослал монстра назад, в кошмары породившие его. Но другой он вызвал огненный шар, достаточной мощи, чтобы расплющить дроу о стену пещеры, оставив от нее только горстку пепла. По страху в ее глазах он видел, что она понимает свое положение.

«Здесь — он здесь» лихорадочно бормотала девочка, рывшаяся в сумочке у пояса. Ей мешал ее собственный страх: дыхание прерывалось всхлипываниями, тонкие плечи дрожали от рыданий.

Наконец, она вытащила маленький шелковый мешочек и подняла его. «Ключ здесь. Возьми его, и пожалуйста, позволь мне уйти!»

Красный Маг легко поймал брошенный мешочек, и вытряхнул в ладонь маленькую светящуюся сферу. Это был защитный пузырек — элементарная магия, легко создаваемая и легко разрушимая — в котором находился изящный флакон полупрозрачного зеленого стекла. А внутри него был крошечный золотой ключ, обещание свободы и могущества.

Оглянись он на молодую дроу, Муландер мог бы задуматься, почему глаза ее сухи несмотря на плач, почему она больше не испытывает никаких сложностей в левитации. Подними он взгляд от долгожданного ключа, он мог бы узнать холодный триумф в ее золотых глазах. Он видел прежде это выражение, очень недолго, на лице своего собственного ученика.

Но гордость сделала его слепым к предательству прежде, заставила его сделать ловушку, итогом которой был смертельный приговор; приговор, который был заменен на пожизненное рабство.

Когда к нему наконец пришло понимание, Муландер осознал, что эта ошибка будет последней.

Глава 7. Ритуал

Лириэль Баэнре вернулась в Мензоберранзан уже через два дня, со следами схватки на лице и в одежде, усталая, лишившаяся части своих прекрасных белых волос, но все же победительница. По крайней мере, так предполагалось. Только на церемонии она должна будет предъявить формальные доказательства совершенного убийства.

Все в Доме Шобалар собрались в тронном зале Матроны Хинкуте'нат, чтобы присутствовать на церемонии вхождения во взрослую жизнь. Так требовал закон, но большинство пришли бы все равно, ради удовольствия полюбоваться на кровавые свидетельства, ради воспоминаний и гордости своих собственных первых убийств. Такие моменты напоминали всем присутствующем, о том, что значит быть дроу.

В самый темный час Нарбондель, Лириэль шагнула вперед, чтобы занять подобающее место среди своего народа. Ксандре Шобалар, своей Госпоже и учительнице, должна она была предъявить ритуальные доказательства.

Лириэль долго смотрела в глаза старшей волшебнице, вглядываясь в алые глаза Ксандры взглядом ледяным и спокойным — полным молчаливой силы и смертельного обещания. Этому она также научилась у отца.

Когда наконец в глазах Ксандры мелькнула неуверенность, Лириэль глубоко поклонилась и потянулась в сумочку на поясе. Достав оттуда маленький зеленоватый предмет, она высоко подняла его, демонстрируя всем вокруг. Раздался шепоток, некоторые маги Шобалар распознали назначение артефакта.

«Ты удивляешь меня, дитя», холодно бросила Ксандра. «Ты, говорившая о 'честной охоте', пленила и убила свою добычу подобным образом!»

«Больше не дитя», поправила ее Лириэль. Со странной улыбкой она резко швырнула сосуд на пол.

Он разбился, с тонким печальным звуком, долго отражавшемся эхом в наступившей ошеломленной тишине — ибо перед Госпожой Магии стоял человек, и глаза его сверкали яростью. Он был вполне живым, и в одной руке его был золотой ошейник, заставлявший его подчинятся воле Ксандры.

Со скоростью, отрицавшей его возраст, человек сотворил алую светящуюся сферу и метнул ее, не в Ксандру, но в мужчину, стоявшего на страже у задней двери. Несчастный дроу разлетелся кровавыми клочьями. Прежде чем кто-либо успел вздохнуть, кусочки плоти взвились в воздух, начиная принимать иные, жуткие формы.

А затем на долгое время все в комнате были очень заняты. Маги и жрицы Шобалар творили заклинания, воины сражались с крылатыми тварями существование которых породила смерть их собрата.

Наконец остались только Ксандра и маг, стоявшие друг напротив друга, почти вплотную, и сверкавшие неестественным сиянием, когда заклинания их встречались со скоростью и тонкостью дуэли мастеров меча. Взгляды всех присутствующих в комнате, дроу и их рабов, скрестились на смертельной схватке, и зажглись от удовольствия, с которым они дожидались ее исхода.

Наконец, одна из атак Красного Мага пробила защиту Ксандры: кровавый след как от удара кинжалом прорезал лицо дроу, от скулы до челюсти. Плоть разошлась, демонстрируя белеющую кость.

Ксандра издала вой, посрамивший всех банши, и с быстротой сделавшей бы честь любому великому воину нанесла ответный удар. Боль, отчаяние и гнев вместе вылились в магический разряд, громыхнувший на весь огромный зал.

Человеку досталась вся мощь удара. Как пущеная стрела, его дымящееся тело взмыло в воздух и назад. Он ударился в дальнюю стену почти под потолком, и сполз вниз, оставляя быстро остывавший след на камне. Дыра размером с обеденное блюдо была на месте его груди, а измятое одеяние стало слегка более яркого оттенка.

Ксандра тоже упала, полностью истощенная скоротечной схваткой, и еще более ослабленная потоком крови, щедро хлеставшей с ее разодранной щеки. Слуги дроу бросились к ней, ее сестры-жрицы собрались рядышком, шепча исцеляющие заклинания. Все это время Лириэль стояла рядом с троном, лицо ее отражало только маску циничного удовольствия, а глаза источали холод.

Когда наконец Госпожа Магии оправилась достаточно, чтобы заговорить, она заставила себя сесть, и дрожащим пальцем указала на юную волшебницу. «Как посмела ты сотворить такое!» выплюнула она. «Ритуал был осквернен!»

«Вовсе нет», спокойно ответила Лириэль. «Ты указала, что маг может быть сражен любым оружием, по моему выбору. В качестве оружия я избрала тебя».

И вновь абсолютная тишина окутала зал. Нарушил ее странный звук, никогда не слышанный раньше; никто и никогда не ожидал его услышать.

Матрона-мать Хинкуте'нат Алар Шобалар хохотала.

Да, конечно, звук был суховат, но в голосе матроны и в ее багровых глазах было искреннее удовольствие.

«Это против всех законов и обычаев», злобно начала Ксандра.

Матрона оборвала ее коротким жестом. «Требования Первой Крови исполнены», объявила Хинкуте'нат, «ибо их предназначение — сделать из ребенка настоящую дроу. Свидетельство острого ума служит этому не хуже, чем окровавленные руки».

Игнорируя дочь, матрона повернулась к Лириэль. «Отличная работа! Всей властью этого трона и этого дома, я объявляю тебя истинной дроу, достойной дочерью Лолт! Оставь позади свое детство, возрадуйся в темном могуществе, нашем наследии и наслаждении!»

Лириэль приняла ритуальное приветствие — не с глубоким поклоном, на сей раз, но с коротким кивком головы. Она больше не ребенок, а как благородная женщина Дома Баэнре она никогда не склоняется перед дроу меньшего ранга. Громф обучил ее всем подобным вещам, заставляя ее повторять пока она не осознала каждый оттенок и нюанс сложнейшего протокола. Он объяснил ей, что церемония означает не только окончание детства, но и полное вхождение в клан Баэнре. Все, что стояло теперь между ней и этим почетом, были ритуальные слова, которые она должна была произнести.

Но Лириэль еще не закончила. Следуя импульсу, который она лишь смутно понимала, она пересекла возвышение к бессильно сидевшей Ксандре, хмуро предавшейся в руки жриц Дома.

Лириэль наклонилась, чтобы посмотреть глаза в глаза своей бывшей учительнице. Она медленно подняла руку, и мягко дотронулась до подбородка старшей дроу — редкий жест, который иногда использовали чтобы успокоить или погладить ребенка, а чаще чтобы привлечь его внимание, перед выдачей распоряжений. Едва ли Ксандра, чей разум затуманивала боль, поняла значение жеста своей недавней ученицы, но видимо бессознательно она почувствовала его. Вздрогнув, она отдернулась от прикосновения Лириэль, и глаза ее вновь наполнились бешенством.

Девушка только улыбнулась. Затем она неожиданно провела по изуродованной щеке Ксандры, собрав в ладони немного крови, покрывавшей лицо волшебницы.

Одним быстрым движением, Лириэль вскочила на ноги и развернулась к наблюдавшей матроне. Она тщательно размазала кровь Ксандры по обеим ладоням, а затем предъявила их Матроне Хинкуте'нат.

«Ритуал выполнен; я больше не ребенок — я дроу», объявила Лириэль.

Тишина последовавшая за ее словами была долгой и неспокойной, ибо значение ее действий вышло далеко за пределы привычного и обыкновенного.

Наконец Матрона Хинкуте'нат склонила голову — но не в ожидавшемся знаке завершения. Матриарх Шобалар добавила тонкие различия, превращавшие жест повелительницы в приветствие равных. Это была редкая честь, но еще реже было одобрительное понимание — и искреннее уважение — в паучьих глазах женщины.

Все это для юной дроу было весьма ироничным. Хотя Хинкуте'нат очевидно пришелся по нраву заключительный жест Лириэль, сама она не понимала, почему сделала то, что сделала.

Вопрос этот мучил Лириэль в ходе празднования, традиционно сопровождавшего завершение церемонии взросления. Спектакль, который она обеспечила для своей Первой Крови доставил удовольствие дроу, и празднование было необыкновенно воодушевленным и долгим. Сама она, на сей раз, приступила к развлечениям без своего обычного энтузиазма, и совсем не была огорчена, когда колокольчик возвестил об окончании ночи.

Глава 8. Дочь своего отца

Вызов из Нарбонделлина пришел в начале следующего дня. На сей раз, Громф Баэнре приказал упаковать все вещи Лириэль, и отослать вслед за ней.

Юная дроу восприняла эту новость спокойно. На самом деле, Лириэль не жалела о том, что покидает Дом Шобалар. Возможно, она не осознала до конца все значение собственной церемонии Первой Крови, но точно знала, что не может дольше оставаться поблизости от Ксандры Шобалар.

Прием в особняке архимага Лириэль встретила примерно такой, какой и ожидала. Слуги встретили ее, и провели в предназначенные ей покои — небольшие, но роскошно оформленные, а главное, с отличной библиотекой магических книг и свитков. Отец явно желал, чтобы она продолжила изучение магии. Однако самого Громфа она не встретила, и самое большое, что могли ей предложить слуги, это уверить Лириэль, что архимаг пошлет за ней когда пожелает ее видеть.

Так и получилось, что новоиспеченная дроу провела свой первый цикл в одиночестве, которое она предчувствовала для многих будущих дней и ночей. Лириэль обнаружила, что оставаться одной болезненно трудно, и безмолвные часы тянулись бесконечно.

Как ни странно, Лириэль меньше гордилась собой, чем могла бы. Она жива, прошла тест Первой Крови, отомстила Ксандре Шобалар за предательство публичным унижением… даже нашла способ уклониться от убийства человека.

Почему же она чувствует его кровь на своих руках, так же ясно как если бы она сама вырвала у него из груди сердце? И что за сожаление было глубоко в ее душе, что за странное смирение? Хотя она не могла подобрать название для этого чувства, Лириэль подозревала что оно всегда будет отбрасывать тень на ее жизнерадостный дух.

Часы шли, и вновь темный час опустился на Мензоберранзан. Именно тогда ее наконец потревожили: слуга попросил Лириэль одеться и ожидать архимага в его кабинете.

Неожиданно у Лириэль пропало желание увидеть отца. Что скажет Громф о ее неортодоксальном подходе к охоте и церемонии Первой Крови? За три дня приготовлений архимаг не раз высказывал обеспокоенность ее мудростью и амбициями, говоря что она слишком беззаботна и доверчива, указывая на странные черты в ее характере. Она подозревала, что все происшедшее ему не понравится.

Лириэль как ей указали поторопилась в отцовские покои. Ждать ей пришлось недолго, вскоре появился Громф, все в том же великолепном лоснящемся пивафви, хранящем арсенал магического оружия, который свидетельствовал о его могуществе и высоком статусе. Архимаг отреагировал на ее присутствие коротким кивком, и уселся за стол.

«Я слышал, что произошло на твоей церемонии», начал он.

«Ритуал был исполнен», честно — и немного защищающимся тоном — ответила Лириэль. «Пусть я и не пролила крови, но Матрона Хинкуте'нат одобрила мои действия!»

«Не просто одобрила», сухо сказал архимаг. «Матрона Шобалар немало впечатлена ими и тобой. Что более важно, и я тоже».

Лириэль молча поглощала это. Неожиданно она выпалила, «Да, но я хотела бы понять, почему!»

Громф задрал одну бровь. «Ты должна бы научится говорить с меньшей искренностью», посоветовал он. «Но на сей раз ничего страшного. Собственно, твои слова только подтвердили мои подозрения: ты действовала частично по плану, но частично ведомая инстинктом. Это очень неплохо».

«Значит, ты не сердишся?» уточнила Лириэль. Встретившись с вопросительным взглядом архимага, она добавила: «Я думала, ты будешь в ярости, когда узнаешь что я не убила человека».

Громф замолчал надолго. «Ты сделала нечто более важное: ты выполнила и букву и дух ритуала Первой Крови, на самых тонких уровнях, и это делает честь тебе и твоему дому. Маг-человек мертв — но это всего лишь необходимая формальность. Использовать Ксандру Шобалар как орудие было отличной находкой. Но обмыть руки в ее крови, это было поистине великолепно!»

«Благодарю», сказала Лириэль, столь мрачно, что это вызвало удивленное хмыкание архимага.

«Ты все еще не понимаешь. Ну что же, я объясню прямо. Человек-маг никогда не был твоим врагом; Ксандра Шобалар была твоим врагом! Ты поняла это, повернула ее же коварство против нее, и объявила победу по крови. И сделав это, ты доказала что понимаешь, что значит быть дроу».

«Но я не убила», задумчиво сказала Лириэль. «Почему же тогда, хоть я и не убивала, я чувствую себя как если бы сделала это?»

«Ты не пролила крови, но ритуал тем не менее закончился как и должен был», заметил архимаг.

Лириэль обдумала это, и неожиданно осознала что слова отца верны. Ее невинность ушла, но гордость и власть, предательство, интриги, выживание, победа — все это она знала теперь очень хорошо.

«Истинная дроу», повторила она, голосом на девять частей состоящем из триумфа а на одну из сожаления. Она глубоко вздохнула и посмотрела в глаза Громфа — как в зеркало.

На кратчайшее мгновение Лириэль заметила искорку острой печали в глазах архимага, как отблеск золота сверкнувший сквозь толстый слой льда. Она появилась и ушла столь быстро, что Лириэль сомневалась, ощутил ли ее сам Громф; в конце концов, семь столетий холодного и расчетливого зла лежали меж ним и его собственным ритуалом взросления. Даже если он еще помнил это чувство, он уже не мог дотянуться в свою душу, и испытать его. Лириэль поняла, и наконец смогла найти имя для этого последнего элемента, определявшего настоящую дроу.

Тоска.

«Поздравляю», сказал архимаг голосом, оттененным подсознательной иронией.

«Благодарю тебя», ответила ему дочь.