/ Language: Русский / Genre:love_contemporary / Series: Панорама романов о любви

Золотая любовь

Элизабет Кейли

Что происходит, когда встречаются двое разочарованных в любви людей, а мимо пролетает скучающий Амур? Конечно же божественное чувство вспыхивает в их сердцах! Мейбл понимает, что Крис — Мужчина Ее Жизни, его она так долго ждала, его видела во сне. А Крис наконец-то находит мисс Само Совершенство, которая сможет растопить лед в его сердце. Выпавшими на их долю страданиями они заслужили счастливый финал своей сказки. Но чем эта история может закончиться, если он — частный детектив и его наняли следить за ней? На одной чаше весов — их любовь, а на другой — жизнь маленького мальчика: если Крис не представит своему клиенту улики против Мейбл, его больной племянник не дождется операции. Может ли любовь быть разной? Да. Может ли одна любовь быть сильнее другой? Кто знает…

Элизабет Кейли

Золотая любовь

1

Мейбл автоматически помешивала ложечкой остывший кофе, внимательно изучая контракт, лежавший перед ней. Через полчаса, когда закончится ланч, она должна будет отдать исправленный документ шефу. Очень обидно, конечно, что приходится тратить на работу с бумагами столько времени, но она сама согласилась участвовать в конкурсе на замещение вакантной должности старшего менеджера.

— Еще кофе, мисс? — Голос официантки вывел Мейбл из задумчивости.

— Нет, спасибо, — ответила она, понимая, что так и не успела перекусить. — Принесите, пожалуйста, счет.

Официантка кивнула и бросила заинтересованный взгляд на документы. Мейбл усмехнулась. Работая в этой забегаловке, девушка никогда не сможет позволить себе такую страховку. Сюда включено абсолютно все, вплоть до укусов макак. К тому же в случае необходимости этой страховкой могут воспользоваться и близкие родственники. А в случае смерти застрахованного ее можно будет продлить для наследников. Да и отчисления, в принципе, будут проводиться небольшие, вот только первоначальный взнос составляет почти десять тысяч фунтов. Не каждый может позволить себе такую роскошь!

Мейбл точно не могла, но она была оптимисткой и верила в то, что когда-нибудь сможет позволить себе даже больше, чем заплатить десять тысяч за медицинскую страховку. А еще она верила, что это «когда-нибудь» наступит довольно скоро.

Не зря же я работала как ломовая лошадь в последние несколько недель! Уверена, место достанется мне, а это — внушительная зарплата, полный социальный пакет — получше того, что есть сейчас у меня, да еще и премия в размере оклада к Рождеству. Еще директор намекнул, что выигравший конкурс сразу же получит какое-то материальное вознаграждение. Эти деньги мне бы не помешали!

Мейбл прикинула, сколько у нее скопилось неоплаченных счетов, и пришла в ужас. А уж думать о том, как будет выглядеть годовой отчет из банка по ее кредитной карточке, вообще не хотелось.

Да, мне эта работа нужна как воздух, иначе придется брать кредит в банке и затягивать пояс как можно туже…

Тяжело вздохнув, Мейбл положила документы в папку и рассчиталась за ланч, к которому так и не притронулась. Она с грустью посмотрела на аппетитный кусочек торта и дала себе обещание купить огромный тирамису, как только выиграет этот конкурс.

Мейбл вообще не привыкла думать в категории «если» и успела добиться к двадцати пяти годам завидного положения. Пусть она пока простой менеджер, но в очень крупной страховой компании с возможностью карьерного роста. Пусть пока ее съемная квартирка находится в Лэдбоук-Гроув, а не Хампстед-Гарден-Саберб, но Мейбл верила в себя и знала, что сможет пробиться на самый верх, достаточно лишь приложить чуть-чуть усилий.

Она встала и набросила на плечи кардиган, недавно купленный на распродаже по неимоверно смешной цене. Но ведь ее коллеги-женщины об этом не знают. Мейбл обвела зал кафе рассеянным взглядом. Мужчина за соседним столиком, которого Мейбл сразу же окрестила пожирателем, все еще трудился над своим карри.

Она поморщилась, сразу же вспомнив Стива. Последний претендент на звание Мужчина Мечты тоже не ел, а питался. Он строго высчитывал калории, которые должен был потребить, а что и как есть Стива совершенно не волновало. Сначала Мейбл это забавляло, а потом, когда их отношения стали заходить в тупик, «питание» Стива начало раздражать ее, примерно так же сильно, как и привычка курить в туалете. И уж во всяком случае — так же, как незакрытый тюбик зубной пасты.

Но воспоминания о Стиве и особенно о том, как они расстались, были для Мейбл не самыми приятными. Пусть этот опыт она получила почти год назад, она до сих пор вздрагивала при мысли, что Стив может позвонить.

Впрочем, мужчина, напомнивший Мейбл об одном из самых ее неудачных романов, если, конечно, не считать Стенли, не обращал на Мейбл никакого внимания и продолжал поглощать еду ровно в том количестве, какое требовалось для поддержания организма в рабочем режиме.

А возле его руки на столе поблескивала бирка с ключом от камеры хранения. Мейбл замерла и вонзилась взглядом в этот кусочек металла, словно впервые в жизни видела такие ключи. Она сглотнула и… Рука сама потянулась к ключику и опустила его в карман кардигана. Мейбл повернулась и совершенно спокойно вышла из кафе.

Опять, опять это началось! — обреченно думала Мейбл, идя по улице. Ворованный ключик жег ее бедро через плотную ткань кардигана. Почему я никогда не могу сдержаться? У меня ведь железная сила воли. Я могу не спать несколько суток и выглядеть свежей только потому, что так нужно. Я могу качать пресс по триста раз, хотя сил уже нет на то, чтобы дышать. Я могу придерживаться диеты, когда все вокруг предаются чревоугодию. Почему же я не могу пройти мимо вещи, которая манит меня?

Дрожащей рукой она дотронулась до кармана и тут же отдернула руку, будто там притаилась смертоносная змея.

Это накатывает на меня словно лавина, и я ничего, ничего не могу с собой поделать! И ведь мне не нужны эти вещи, совершенно не нужны. А вдруг меня когда-нибудь поймают?

Мейбл вздрогнула, представив себе это.

А если узнают на работе? Никто не станет со мной возиться и выяснять, почему я это делаю, меня просто выкинут на улицу. Я ведь даже не могу пойти к врачу, чтобы разобраться с этой проблемой. Не могу ему сказать! Никому не могу сказать. Ни за что! Мейбл Брукс — воровка. Боже мой, я даже самой себе с трудом признаюсь в этом! Но как же быть с ключом? Вдруг в ячейке мужчина хранит что-то ценное?

Но Мейбл не успела как следует обдумать эту мысль, она уже вернулась в офис.

— Ну где ты ходишь?! — укоризненно закричала Джейн.

— А что такое? — удивилась Мейбл. — Я была на ланче. И даже вернулась раньше положенного.

— И ты еще спрашиваешь, в чем дело?! — возмутилась Джейн, подхватывая Мейбл под руку и буквально неся ее на себе вверх по лестнице. — Да мистер Визенроут просто рвет и мечет, требует тебя немедленно!

Мейбл пожала плечами и с усилием освободилась от крепкой хватки Джейн. Она осторожно поправила волосы, быстро проверила состояние макияжа с помощью маленького зеркальца и, довольная своим внешним видом, отправилась к грозному шефу.

Наверное, только Мейбл не боялась мистера Визенроута, и, когда ее спрашивали, почему она не пугается громовых раскатов голоса босса, Мейбл честно отвечала: она-то знает, что все делала правильно, чего же ей бояться?

А вдруг Визенроут узнал о том, что я… Мейбл остановилась, словно запнулась, и задумалась. Нет, откуда же ему знать! — поспешила она успокоить себя. Еще никто и не когда не ловил меня за руку. Никто не знает о моей… болезни. Мне нечего опасаться.

Мейбл тряхнула головой, отгоняя страхи, и вошла в кабинет Визенроута.

— Вы меня вызывали? — поинтересовалась она с порога.

— Да! Где вы ходите, мисс Брукс, черт возьми?!

— Я была на ланче, до конца которого еще двадцать минут, — сохраняя на лице каменное выражение, ответила Мейбл. Она-то знала, что большинство сотрудников страдают из-за двух ошибок: или начинают оправдываться, или пытаются разговаривать с боссом в том же тоне, что и он.

— Тогда почему вы оказались на работе, если должны еще двадцать минут отдыхать?

Мейбл с трудом сдержалась, чтобы не закатить глаза.

— Я хотела закончить проект, чтобы отдать его вам сразу же после перерыва.

Она уже поняла, что босс просто ищет, на ком бы сорвать злость. Но становиться куклой для битья Мейбл вовсе не собиралась!

— Показывайте, что у вас там! — мрачно потребовал Визенроут.

— К сожалению, я сейчас не могу предоставить вам результаты своей работы.

— Почему это?

— Потому что я еще не привела документацию в соответствующий вид.

— И когда же вы собирались это сделать?

— В оставшиеся от перерыва двадцать минут.

— Ладно, давайте так, — проворчал Визенроут, как будто делал Мейбл одолжение, о котором она долго и слезно просила, — если что, я у вас уточню.

Мейбл молча подала ему папку с документами.

— Садитесь, что ли. — Визенроут углубился в материалы, подготовленные Мейбл.

Она села в кресло и терпеливо стала ждать решения босса. Мейбл совершенно не волновалась, потому что еще в школе поняла: когда работа сдана, волноваться не имеет смысла. Переживать нужно было, когда работала.

Все же нам повезло с Визенроутом. Как бы противен он ни был в общении, специалист он классный, подумала Мейбл, наблюдая за выразительной мимикой на лице босса. Брови его то поднимались, то хмурились, но Мейбл оставалась невозмутимо спокойной.

— И что я должен делать после того, как получил вот это? — поинтересовался Визенроут и потряс перед Мейбл пачкой листов с ее работой.

— У вас есть два варианта. Первый: отправить меня обратно за стол в общей комнате. Второй: выделить мне отдельный кабинет, — спокойно предложила Мейбл.

— И как вы думаете, что я сделаю?

Мейбл пожала плечами.

— Я могу только предполагать.

— Интересно было бы послушать…

Мейбл поняла, что ей предложено высказать предположения. Она незаметно вздохнула и начала:

— Мой проект выполнен не просто в срок, а раньше срока. Сделан он отлично, у клиентов не будет никаких вопросов, а у их адвокатов — ни одной зацепки, чтобы выбить из нас страховку в не соответствующем контракту случае. Дальше. Этот контракт сразу же приносит нам довольно крупную сумму, а шансов на то, что клиента покусает бешеная макака очень мало. Мы собираемся заключать подобные контракты с клиентами, состояние здоровья которых оценивается как удовлетворительное, так что вероятность того, что нам придется часто выплачивать крупные суммы, ничтожно мала. А родственники застрахованного могут воспользоваться нашими услугами только в том случае, если у них нет другой страховки или она не покрывает расходы. Как вы понимаете, с отсутствием страховки все просто: сейчас невозможно найти не застрахованных людей. Теперь разберемся с покрытием оставшейся суммы. Люди, которые могут себе позволить выложить десять тысяч фунтов единовременно, я более чем уверена, застраховали и своих близких на крупные суммы. Так что даже если их страховка закончилась, мы будем покрывать не всю сумму, а только ее часть, и чаще всего это будет малая часть. Так что мы получаем огромные деньги при минимальных шансах делать большие выплаты.

— А клиенты? Думаете, они такие уж дураки, что не разберутся в этом? — иронично поинтересовался Визенроут.

— Я вообще никогда не думала, что клиент глупее меня. На крайний случай, любой может нанять адвоката…

— И все же, — настаивал босс.

— Для клиентов выгода очевидна: да, в случае стандартных схем страхования они будут выплачивать эти десять тысяч много лет. Но ведь если с ними или с их близкими случится что-то по-настоящему серьезное, все равно придется где-то искать деньги. А так, если есть свободные десять тысяч, почему бы не перестраховаться? Этой страховки хватит даже на поддержание жизни ВИЧ-инфицированного в течение двадцати лет! А ведь каждый год стоит около пяти тысяч фунтов. Дальше. Мы выплачиваем страховку даже в самых экзотических случаях. Перечисление заболеваний занимает только двадцать страниц! И ведь в нашу страховку включено лечение венерических заболеваний, а подавляющее большинство страховок такого не предусматривает.

— А вы не боитесь, что только на венерических заболеваниях мы разоримся?

— Застрахованным лицом будут выступать серьезные люди, старше тридцати пяти лет, возраст включен в условия страховки. К тридцати пяти годам подавляющее большинство уже знает, как защитить себя. Да и кому приятно посылать страховому агенту счета за анализы на сифилис?

— Тут вы правы. Но ведь есть еще и неразумные дети…

— Если вы внимательно читали, я ввела пункт, по которому лечение заболеваний, передающихся половым путем, оплачиваются только застрахованному лицу.

— Очень умно, мисс Брукс! — сдержанно похвалил ее босс.

— Как вы убедились, эта схема страхования удовлетворяет и клиента, и нас. И потом я предусмотрела некоторую гибкость. Например, если человек уверен, что он никогда не заразится венерическим заболеванием, он может исключить эту группу заболеваний из списка и платить меньше. Но если все же заболеет, мы ни копейки ему не выплатим.

— Резюмируйте, мисс Брукс.

— Если бы у меня были такие деньги, я бы ни минуты не задумывалась!

Визенроут довольно похлопал в ладоши.

— Надеюсь, вы любите золото, — сказал он.

Мейбл удивленно посмотрела на него. Это был первый раз за три года, что она работала в «Медикал иншуар компани», когда шефу удалось ее удивить.

— Просто таблички на дверях у нас золотые, — пояснил Визенроут. — Добро пожаловать в разряд руководящих сотрудников, мисс Брукс! И учтите, я назначаю вас на ответственный пост не только потому, что вы первоклассный специалист, но и потому, что вы отлично ладите со всеми и еще ни разу до меня доходили слухи, в которых фигурировало бы ваше имя.

Мейбл толком и не помнила, как прошел остаток дня: все вокруг суетились, да и она сама овладевала искусством быть в разных местах одновременно. За «время безвластия», как остроумно окрестил кто-то период отсутствия старшего менеджера, накопилась просто гора дел, которые следовало решить немедленно.

Организованность и уверенность в себе позволяли Мейбл легко справляться с делами, даже работая в условиях цейтнота. Но кое-что поразило и ее в этот сумасшедший день. Оказывается, она пользовалась популярностью среди коллег: никто не шипел ей в спину и не бросал косые взгляды. Ее охотно поздравили даже конкуренты в борьбе за место.

Только оказавшись в своей квартирке, Мейбл поняла, как сильно она устала за этот день. Тишина, хорошая книга или фильм и теплый плед — вот и все, что ей нужно было от жизни сегодня вечером. Она сбросила кардиган, и из кармана выпал ключик.

Мейбл вздрогнула и посмотрела на ключик, как на ядовитое насекомое. Сегодня у нее был такой удачный день, и надо же было этому дурацкому ключику вывалиться именно сейчас! Она ведь уже успела забыть об инциденте в кафе…

Осторожно наклонившись, Мейбл подняла ключ. Она с презрением посмотрела на кусок металла и покачала головой: как долго она еще сможет скрывать ото всех свою дурную наклонность? В принципе, приступы клептомании случаются с ней крайне редко. Может быть, она постепенно научится с этим жить? Она ведь очень сильная.

Мейбл еще раз тяжело вздохнула, но ее беспокойная натура требовала действия. Она подошла к каминной полке и взяла в руки небольшую шкатулку. Посмотрев на нее, Мейбл улыбнулась. Если бы вдруг в ее дом забрались воры, они бы, несомненно, решили, что в этой шкатулке хозяйка хранит драгоценности, и каково было бы их удивление, когда бы они открыли шкатулку.

В шкатулке лежали: носовой платок, медальон, колечко, брелок для телефона. К этой странной коллекции добавился теперь и ключ от ячейки. Мейбл понимала, что глупо хранить дома ворованные вещи, хоть цена их и была смешной, но выбросить их не могла.

Мейбл поставила шкатулку на место и закрыла ее на потайной замочек. Только теперь она вздохнула спокойнее. Да, она украла ключик, но теперь, когда он хранился в ее тайнике, можно было выбросить из головы этот странный случай и успокоиться. Все же эта коллекция собиралась почти два года. Если так будет продолжаться и дальше, до конца жизни Мейбл даже не наполнит эту шкатулку!

Как хорошо, что мне никогда не хочется что-то украсть в магазине, подумала она. Все мои безделушки не представляют никакой ценности. Даже колечко не золотое. Их владельцы, конечно, расстраивались, обнаружив пропажу. Но я бы долго не горевала о потере носового платка… Подобным образом Мейбл уже не раз и не два успокаивала себя.

И все равно после очередной кражи несколько дней ей снились страшные сны, вспомнить которые утром она не могла.

Сегодня я так устала, что вырублюсь, как только коснусь головой подушки! — подумала Мейбл, лежа в ванне с ароматной пеной. Да, я ворую иногда всякие безделицы, но у многих есть еще более неприглядные хобби, и им это не мешает спокойно жить. И потом: я же не хочу этого! Все происходит как бы без моего участия. Так ли я виновата в кражах?

Но облегчения почему-то не было, совесть упорно требовала, чтобы Мейбл нашла человека, у которого украла ключ и вернула его.

В конце концов, ячейку всегда можно вскрыть. Мейбл готова была поспорить, этот мужчина так и сделал, если, конечно, в ячейке хранилось что-то ценное. Так что в ключе он уже вовсе и не нуждается. Да и где она будет его искать? Даст объявление в газету: «Украла ключ от камеры хранения. Владельца прошу обращаться по адресу…»

И так и этак вертя эту мысль в голове, Мейбл легла в кровать и завернулась в одеяло. Усталость сделала свое дело: как только ее голова коснулась подушки, все мысли, даже самые настойчивые, сразу же испарились, и она провалилась в сон.

2

Крис Лоундхед сидел за столом и от безделья метал в мишень, висящую на входной двери, ножик, богато инкрустированный полудрагоценными камнями. Этот ножик довольно давно ему подарил один клиент. В принципе Крис не постеснялся назвать ему астрономическую сумму гонорара, но от ножа отказываться не стал: это был отличный экземпляр в его коллекцию. Великолепно сбалансированный, легкий и изящный, он, казалось, сам знает, куда лететь. Иногда Крис даже всерьез задумывался, что управляет полетом ножа — его рука или его мысль.

Рука к себе, от себя, пальцы придают ножу точное направление, свист воздуха — и дрожащая сталь в центре мишени. Буквально в следующее мгновение дверь распахнулась, и Крис чуть не лишился сознания, представив, что могло бы случиться, войди его секретарь секундой раньше.

— Миссис Бастроу, когда же вы научитесь стучать! — воскликнул Крис. — Вы же знаете, что я могу метать нож!

Дородная, уверенная в себе дама не сочла нужным ответить. Она начинала работать в детективном агентстве «Лоундхед детектив эдженси» еще до того, как сыновья старшего Лоундхеда изменили название на «Лоундхед бразерс детектив эдженси».

Она к Крис и его брату Тому по-прежнему относилась, как к неразумным детям… ладно, учитывая, что «детям» все же давно за тридцать, как к неразумным подросткам.

— К вам посетитель, — спокойно доложила она и удалилась.

Крис покачал головой и дал себе зарок перевесить мишень на противоположную стену. Хотя иногда миссис Бастроу доводила его просто до припадка, убивать ее в планы Криса не входило. Он быстро убрал нож в ножны, висевшие на поясе. Крис и сам никогда не смог бы объяснить, зачем в век огнестрельного оружия он носит на поясе кинжальчик, которым убить-то можно, только если хватит мастерства попасть в глаз. От серьезного противника им отбиться не представляется возможным. Но что-то подсказывало Крису, что этот подарок сыграет в его судьбе важную роль. Он еще не знал какую, но своей интуиции научился доверять давно. Все же работа у него такая!

Крис поправил на столе какие-то бумаги, положенные здесь с чисто декоративными целями, и постарался придать своему лицу серьезное выражение.

— Добрый день, мистер Лоундхед, — поздоровался его новый клиент. — Меня зовут мистер Блэк.

Крис сразу же понял, что фамилия вымышленная. Но какая ему разница? Главное, чтобы клиент исправно платил и не втягивал его во что-то незаконное. Хочет быть мистером Блэком — ради бога!

— Добрый день, мистер Блэк, — поприветствовал его Крис и протянул руку.

Он был удивлен силе рукопожатия клиента и постарался незаметно, под столом, размять пальцы, сплюснутые этим рукопожатием.

— С чем вы ко мне пожаловали? — в чуть архаичной манере поинтересовался Крис, зная, какое благоприятное впечатление производят по-настоящему хорошие манеры на клиентов.

Он приветливо улыбнулся и снова стал серьезен. Сложно быть младшим в семье потомственных сыщиков! Все время приходится доказывать всем подряд, в том числе и себе, что ты достоин своей семьи.

— У меня возникло одно небольшое затруднение, — медленно, тщательно выговаривая слова, начал объяснять свои проблемы мистер Блэк.

— Люди без затруднений к нам не приходят. Не смею говорить «к счастью», иначе нам нечем было бы кормить семьи. Но все же хотелось бы видеть иногда людей и без проблем. — Крис широко улыбнулся мистеру Блэку. — Что же у вас случилось?

— У меня украли одну очень ценную вещь.

— Вот как… — Крис поощрил его продолжать. Честно признаться, ему порядком надоели долгие паузы в рассказе клиента. — Вы хотите, чтобы я ее нашел?

Мистер Блэк кивнул в знак согласия.

— И что же это такое? — поинтересовался Крис.

— Вы умеете молчать, мистер Лоундхед? — вдруг спросил клиент.

— Это часть моей работы. Лоундхеды в этом бизнесе уже более ста лет. В нашей семье хранится предание, что мистер Конан Дойл списал некоторые черты своего сыщика с одного моего предка.

— Отличная рекомендация! — хмыкнул мистер Блэк. Наконец-то впервые за весь разговор на его лице появилось что-то человеческое.

Крис облегченно вздохнул. Кажется, он сумел пробить стену между собой и клиентом. Нужно признать, мистер Блэк дался ему совсем не просто. Обычно дружелюбный и обаятельный Крис легко преодолевал стеснительность или скрытность некоторых клиентов, но вот с мистером Блэком пришлось повозиться.

— Итак, что у вас пропало? — Крис стал серьезным, всем своим видом демонстрируя, что пора бы переходить к делу.

— У меня украли ключ от ячейки камеры хранения.

— Невелика беда, мистер Блэк. Вы можете обратиться с соответствующим заявлением, и, я уверен, содержимое ячейки вам отдадут без проблем.

— Дело в том, что в этом случае придется привлекать полицию, делать опись содержимого, мне бы не хотелось этого.

— Простите, мистер Блэк, но ни с чем противозаконным я не связываюсь. К сожалению, помочь вам не могу, — сразу же сказал Крис и привстал с кресла, давая понять мистеру Блэку, что пора уходить.

— Успокойтесь, молодой человек, и сядьте на место! — неожиданно металлическим голосом сказал мистер Блэк.

Крис, удивляясь самому себе, подчинился.

— В тех документах, что лежат в ячейке, нет ничего противозаконного. Но они могут сильно испортить жизнь некоторым очень высокопоставленным лицам, если попадут не в те руки. Уничтожить их нельзя. Думаю, вы понимаете, что подобные доказательства не уничтожаются даже теми, против кого направлены. Я должен их лишь сохранить. Полиции даже знать не следует об этих бумагах. Вам, впрочем, тоже. Но я вижу, что вы честный человек, а в наше время честность ценится почти так же высоко, как честь во времена Шерлока Холмса.

— И что же вы мне предлагаете? — поинтересовался Крис.

— Взяться за это дело. Даже если что-то и всплывет, вы будете ни при чем, вы всего лишь сыщик, который искал ключ.

Как Крису ни неприятно было думать о том, что он «всего лишь», в словах мистера Блэка был резон. У агентства почти не было заказов, во всяком случае, ничего интересного, и Крису до смерти надоело возиться с неверными женами и их молодыми любовниками.

— Есть еще один веский довод в пользу моего предложения.

Мистер Блэк протянул Крису чек. Достаточно было всего одного взгляда на сумму, чтобы все сомнения Криса улетучились, словно туман под жаркими лучами солнца.

— Я так понимаю, вы согласны? — усмехнувшись, уточнил мистер Блэк.

— Что-то мне подсказывает, что я совершаю ошибку, — медленно сказал Крис. — Но…

— …Есть предложения, от которых отказаться невозможно, не так ли? — закончил за него мистер Блэк.

Крис кивнул. Он усилием воли заставил себя собраться и заняться делом, оставив в стороне дурные предчувствия.

— Почему вы так уверены, что его украли? — сразу же спросил Крис.

— Потому что я не мог его потерять.

— Знаете, как это бывает…

— Знаю. Дело в том, что я пришел в кафе перекусить. Сел за столик, а ключ положил рядом с собой, чтобы он случайно не выпал из кармана, когда я буду надевать пальто. Я выпустил ключ из поля зрения секунд на десять. И вот теперь я у вас.

— Вы уверены, что не могли смахнуть его локтем?

— Я потом внимательно осмотрелся. Ключа нигде не было. Как и девушки, сидевшей за соседним столиком.

— Хорошо, — нехотя согласился Крис.

Он все же надеялся, что факт кражи доказать нельзя, и это стало бы поводом отказаться от этого странного дела. Да, его брату сейчас очень нужны деньги, речь идет о жизни его ребенка, но можно ли покупать жизнь на преступные деньги?

Крис вспомнил бледное, почти прозрачное личико племянника, всего опутанного какими-то проводами. Ради жизни Эдди стоит рискнуть собственной шеей. Он достанет Блэку этот ключик хоть из преисподней.

— Итак, ключ украли. Это мы определили. Вы говорили о какой-то девушке?

— Да, за соседним столиком сидела девушка. Она довольно долго смотрела на меня. А потом, как раз когда я отвернулся, исчезла с моим ключом.

— Как выглядела девушка?

— Я ее толком не видел…

— Но вы же сказали, что она на вас смотрела!

— Думаю, вы поймете, о чем я: иногда взгляд можно чувствовать кожей. Так вот, ее взгляд я почувствовал очень хорошо.

Крис понимающе кивнул. Он тоже умел чувствовать чужой взгляд.

Но для этого нужно обладать специальной подготовкой, подумал он, стараясь, чтобы ни глаза, ни лицо не выдали его мыслей. Да, этот мистер Блэк совсем не так прост.

— Мистер Блэк, я прекрасно понимаю, что вы знаете и умеете то же, что и я. Возможно, даже больше. Раз вы обратились за помощью ко мне, у вас должны быть какие-то причины, о которых я даже не хочу знать. Так вот: мне бы не хотелось прибегать в работе с вами к методу ассоциаций, я могу случайно узнать что-то такое, что знать мне не следует. Постарайтесь сами восстановить в памяти хоть что-то об этой девушке. Если хотите, можем вместе поехать в то кафе…

— Не стоит. Я и так уже давно насилую свою память, пытаясь хоть что-то вытащить. Сейчас я вам расскажу все, что знаю. Эта девушка невысокая. Рост пять и три десятых фунта, вряд ли выше. Дальше: она неплохо зарабатывает. Я слышал ненавязчивый запах ее духов. Мне даже кажется, что это были «Черутти». Дешевый парфюм так пахнуть не может. Одета она была довольно просто, но в то же время элегантно: многие женщины с завистью посматривали на нее. Так же я сделал вывод, что эта девушка красива. Некрасивые девушки вызывают совсем другую реакцию у окружающих. Больше ничего сказать вам я не могу. Ни цвета волос, ни возраста, ведь я сидел к ней спиной.

— Этого уже вполне достаточно, чтобы начать расследование, — успокоил его Крис. — По крайней мере, я знаю, о ком расспрашивать официанток.

— Я рад, что вы вняли голосу разума, мистер Лоундхед. Я рассказал вам все, что мог. Если я понадоблюсь вам, вот мой контактный телефон. И, мистер Лоундхед, не стоит выяснять, кто владелец данного номера. Вы же знаете, скрыть такую информацию проще простого. Займитесь лучше расследованием.

Крис молча проглотил обиду, прекрасно понимая, что его клиент абсолютно прав: у него уже руки чесались выяснить, на кого зарегистрирован этот номер.

— Отлично. Как только я что-то узнаю, сразу же вам сообщу, — спокойно сказал он.

— Постарайтесь уложиться в десять дней. Каждый выигранный вами день — плюс десятая часть вознаграждения. Вашему племяннику сейчас нужны средства.

Мистер Блэк поклонился и вышел. После этих слов Крис понял, что он прочно попал на крючок.

Будь что будет! — решил Крис, после недолгого раздумья. Я всегда смогу выкрутиться, а Эдди должен жить.

Он быстро собрался и уже через полчаса был в названном мистером Блэком кафе. Крис заказал чашечку кофе и внимательно осмотрелся. Он сел за тот же столик, что и мистер Блэк, и быстро вычислил, где должна была сидеть гипотетическая воровка.

Как только подошла официантка, Крис жестом предложил ей присесть, одновременно выложив на стол купюру. Официантка приподняла бровь, но деньги молниеносно исчезли в кармашке ее фартука.

— Через десять минут заканчивается моя смена. Я к вам подойду.

Крис пожал плечами и в задумчивости пригубил свой кофе. Он оказался весьма недурен.

А что, если я ее сейчас вижу здесь? — вдруг подумал он, но тут же обуздал разыгравшуюся фантазию. Ни один нормальный вор не вернется на место преступления. Это только расчленителей и всяческих маньяков туда тянет. А жаль. Все было бы гораздо проще.

Наконец официантка вернулась и села напротив него.

— Что вы хотели узнать? — спросила она, сразу же переходя к делу.

Крис молча выложил на стол еще одну купюру. Глаза ее округлились.

— А не вызвать ли мне полицию? — поинтересовалась она.

— Полиция за эту информацию платить не будет, — спокойно парировал Крис. Он уже не в первый раз вел подобные разговоры, и пока что все шло по давно отрепетированному сценарию.

— Отлично! Мы с вами друг друга понимаем. Так что вы хотели узнать?

— Вы работали в первую смену три дня назад?

— Какое это было число?

— Пятнадцатое.

— Да, я.

— Вы обслуживаете эти столики?

— Да.

— Тогда мне всего-то нужно узнать про одну девушку, которая обедала у вас.

Официантка рассмеялась.

— Даже если бы вы мне ее подробно описали, я бы ни за что не смогла сказать, была она здесь или нет! Я вижу за день сотни лиц, можно ли все запомнить?

— Очень сложно, но я вам помогу вспомнить. Кстати, как прошел тот день?

— А зачем вам это знать?

— Мне почему-то кажется, что у вас что-то случилось пятнадцатого…

Официантка фыркнула.

— Вы ошибаетесь. Все было, как всегда. Я встала в пять утра и тряслась потом на поезде. Как назло, шел дождь, а едва я пришла на работу, он закончился. Впрочем, так не везти может только мне…

Крис с удовольствием понял, что перед ним любительница поплакаться на свою судьбу; Такая просто не могла не заметить красивую и успешную женщину. Он временно отключился от потока жалоб, но мозг старательно все фиксировал.

— …и тут еще эта выдра принялась мне указывать, что и как нужно делать. Мол, у нее в сливочнике закончились сливки! А я что, должна бросить всех и бежать наполнять ей сливочник? Мало того что заняла лучший столик, так еще и возмущается!

Официантка кивком головы указала Крису на тот самый столик, где сидела подозреваемая. Он оживился и подобрался, словно гончая, взявшая след.

— А почему вы решили, что она выдра? Девушка была несимпатичная?

— Девушка! Да ей уже давно за тридцать! Ну… — официантка смутилась, — может и не так давно, но она явно старше меня.

Крис окинул внимательным взглядом лицо своей собеседницы и, сделав скидку на то, что нет женщин, прибавляющих себе в уме лет, оценил возраст своей подозреваемой лет в двадцать шесть максимум.

— И долго она возмущалась? — умело подлил масла в огонь Крис.

— Ай, она была так увлечена своими бумагами, что и не заметила того, что я так и не наполнила сливочник.

— Интересно, а что это за бумаги были?

— Откуда я знаю? Буду я еще на всякие бумажки смотреть!

— Отлично, значит, больше у вас никаких конфликтов с этой девушкой не было.

— Какие конфликты! Она была так увлечена своими бумажками, что не обратила на меня никакого внимания, даже чаевых не оставила. Правда, у нее сумма была ровная… Так ведь торт свой даже и не понюхала! Вот что с людьми деньги делают!

— Почему вы решили, что у нее много денег?

— Так я сейчас вспомнила: у нее на столе лежал договор медицинского страхования. Она сидела и что-то черкала в нем. Наверное, хочет застраховаться подороже. А вот я никогда не смогу себе такого позволить! И буду умирать в дешевой больнице среди нищих и насекомых.

Крис уже порядком раздражало это нытье, но рассказ о. полисе был его единственной ниточкой.

— А почему вы решили, что это дорогой полис?

— Так ведь он был на бумаге с прожилками и разводами. Желтоватой такой, похожей на… как его…

— На папирус? — подсказал Крис.

— Да, именно. Там еще были зеленые кресты и закорючки какие-то… Я не разглядывала, что конкретно там нарисовано.

— Вы очень помогли мне, мисс, разобраться в одном сложном деле, — поблагодарил ее Крис и положил на стол еще одну купюру, меньшего достоинства, чем две предыдущие, и глаза официантки разочарованно блеснули.

— А почему… — начала было она.

— Я дал ровно столько, сколько стоит ваша информация.

— Дадите десять фунтов, если я еще кое-что расскажу?

Крис была противна эта женщина, но она могла добавить что-то действительно важное.

— Если я сочту, что информация того стоит, — спокойно сказал он.

— А как я узнаю, стоит или нет?

— Никак. — Крис откинулся на стуле и пожал плечами. — Вы мне расскажете и положитесь на мою честность.

Он вытащил из кошелька деньги и помахал ими перед носом своей осведомительницы. Глаза ее жадно загорелись, и Крис понял, что она готова продать и мать родную, не то что информацию.

— Когда эта девица выходила, она сунула в карман ключик, который лежал возле мужчины, который сидел здесь.

— И почему вы ее не остановили? — удивился Крис.

— А с чего я буду ее останавливать? Мне она ничего плохо не сделала… А если этот мужчина такой растяпа, так ему и надо. Он к тому же и скряга: до пенни все подсчитал!

— Вы заработали свои деньги, — спокойно сказал Крис и отдал ей вожделенную бумажку, которая, как и остальные, на глазах растворилась где-то в ее сумочке.

Почти как Коперфильд! — подумал Крис и усмехнулся. Он встал из-за стола и, не прощаясь, вышел из кафе, твердо решив больше никогда туда не заходить.

Такие, как эта девица, отобьют охоту к еде даже у умирающего от голода! — подумал Крис, поднял воротник и пошел к машине, которую оставил за углом. А кофе здесь варят неплохой!

3

Интересно, существует ли идеальный мужчина? — раздраженно подумала Мейбл, глядя на сопящего рядом Уоррена. Ну или хотя бы такой, который не раздражал бы меня сразу же после того, как я занималась с ним сексом.

Мейбл тяжело вздохнула и потянулась за блузкой. Она не хотела оставаться с Уорреном этой ночью. Ни этой, ни следующей, никогда!

Было нечестно с моей стороны продолжать эти странные отношения, думала Мейбл, стараясь одеваться по возможности бесшумно. Я уже давно ничего не чувствую к Уоррену. Он стал для меня никем. А был ли Уоррен кем-то для меня?

Мейбл удивленно посмотрела на мужчину, с которым была близка последние несколько месяцев. Посмотрела так, словно в первый раз его увидела.

С тех пор как Стенли бросил меня, я так и не смогла прийти в себя, огорченно подумала она. Может быть, Кристин права, и мне действительно стоит обратиться к специалисту за помощью? Нужно разобраться в себе самой в первую очередь. С тех пор как Стенли ушел, со мной творится что-то странное. Никак не могу наладить отношения с мужчинами, и… я стала воровать.

Мейбл вздрогнула: совсем недавно она научилась просто думать об этом! Все же признаться, пусть только в своих мыслях, в преступлении очень, очень сложно.

Уоррен перевернулся на другой бок и во сне поискал рукой ее. Не найдя, нахмурился и недовольно пробормотал что-то.

А ведь это могло бы меня умилить! — удивленно подумала Мейбл. Что же это такое происходит? Мне иногда кажется, я мщу всем подряд мужчинам за то, что со мной сделал Стенли. А ведь если разобраться, ничего такого сверхстрашного в понимании современного человека с нами не случилось! Да, Стенли переспал с другой женщиной, да, она была моей лучшей подругой. Ну и что? Пережили и забыли. А я вот уже два года порчу жизнь себе и другим. Ну чем передо мной виноват Уоррен? Может быть, он и не питает ко мне неземную страсть, но, по крайней мере, уважает и ценит. Ему хорошо со мной, и Уоррен не стесняется в этом признаться. Он ведь уже пару раз намекал на то, что не прочь на мне жениться, если я только дам ему знак, что согласна…

Мейбл внимательно посмотрела на Уоррена.

Статный светловолосый красавец. Главный менеджер крупной торговой фирмы. Свой, уже выкупленный дом, отсутствие бывших жен, детей и даже родителей. Нет никаких препятствий для того, чтобы они могли быть вместе. Ведь даже фильмы и книги они любят одни и те же!

Я не могу это сделать! — огорченно подумала Мейбл. Просто не могу! Я ведь знаю, что сделаю Уоррена несчастным. Я не смогу дать ему тот покой, ту стабильность, которую он ждет от брака. Для Уоррена поход к алтарю это еще одна сделка, которую он собирается заключить на выгодных условиях. А для меня?

Мейбл впервые задала себе этот вопрос. Нет, конечно же она не раз представляла свою будущую жизнь. Всякие варианты представали в ее воображении: от бедного разнорабочего, с которым она будет делить все тяготы, до миллионера, который случайно встретит ее на улице и попросит спасти от одиночества. Как трезвомыслящая девушка, Мейбл знала, что, скорее всего, ее муж будет похож на Уоррена — золотая середина. Но представить, что она проведет всю жизнь рядом с ним!

Ни за что! — твердо решила Мейбл. Я должна все сказать Уоррену сегодня же. Больше нельзя продолжать этот балаган. Я не знаю точно, чего хочу от брака, но, по крайней мере, я не должна чувствовать к будущему мужу раздражение. Чем дольше я стану затягивать попытки порвать с Уорреном, тем тяжелее мне будет сделать это. Пройдет еще несколько месяцев, и я позволю жалости победить, а потом буду до конца жизни рыдать в подушку, когда он будет вот так засыпать. Нет, Уоррен этого не заслуживает!

Мейбл осторожно прикоснулась к плечу Уоррена.

— Эй, проснись, пожалуйста, — прошептала она.

— Мм… — пробормотал он, притягивая Мейбл к себе. — Ты так вкусно пахнешь. И, знаешь, мне ужасно нравится, когда ты меня будишь!

Она мягко отстранилась, и Уоррен открыл глаза. Он удивленно посмотрел на женщину, которую в мыслях уже называл свой невестой.

— Что такое? Почему ты оделась? Мы ведь собирались вместе позавтракать утром. Ты обиделась из-за того, что я уснул?

— Нет, Уоррен, дело не в тебе.

Он резко сел на постели и пристально посмотрел Мейбл в глаза. Уоррен был слишком хорошим дельцом, чтобы не чувствовать: сейчас что-то случится, и не обыкновенная истерика обиженной женщины, у которой разгулялись гормоны.

— Выкладывай все начистоту, — попросил Уоррен, натягивая на себя простыню. Впервые он почувствовал смущение оттого, что оказался перед Мейбл, обнаженным.

— Понимаешь, я только что поняла, что не могу быть с тобой, — выпалила она и отвернулась.

Уоррен осторожно взял ее подбородок двумя пальцами и заставил посмотреть ему в глаза.

— В чем дело, Мейбл?

Его голос звучал так ласково, а в глазах было такое разочарование, что Мейбл чуть было не отступилась от своего решения. И только нежность этого прикосновения остановила ее: как же можно обманывать человека, который так нежен и ласков с ней?

— Прости, Уоррен, но я тебя не люблю, — пробормотала Мейбл, отводя взгляд.

— Я никогда и не просил твоей любви, — спокойно ответил Уоррен. — Я просто хотел, чтобы ты была рядом со мной. Это все, что мне нужно, Мейбл.

— Но я не могу быть рядом, не любя! — взвилась она. Слезинка, словно капелька на бархатном лепестке розы, заблестела на ее щеке.

— Пойми, Мейбл, мы уже не дети. Точнее я уже не ребенок. Я знаю, что брак — это сделка. И я хочу, чтобы мы с тобой совершили эту сделку лучшим образом. Ты то, что мне нужно, а я то, что нужно тебе. Так о чем же еще думать? И что значит любовь, Мейбл? Пройдет несколько лет, и самая жаркая, страстная любовь утихнет. Это всего лишь гормоны. Что будет, когда эндорфин, или что там отвечает за влюбленность, перестанет вырабатываться?

— Я не хочу думать об этом, Уоррен. Я хочу прожить жизнь рядом с человеком, на которого мой организм хоть несколько лет реагировал выбросом эндорфина.

Щека Уоррена дернулась, и он криво улыбнулся, пытаясь за этой улыбкой скрыть свою боль. Мейбл встала с кровати и отошла от него.

— Ты уходишь? — глухо спросил Уоррен.

— Да, — просто ответила она. — Ты хороший человек, и я не хочу сделать тебя несчастным…

Уоррен несколько долгих секунд молчал, а потом вдруг улыбнулся. Его глаз мелко подергивался от нервного напряжения.

— Знаешь, я всегда боялся услышать от женщины слова «ты хороший человек, Уоррен». Не зря, как видно.

— Ты еще будешь счастлив, обязательно будешь! — дрожащим голосом сказала Мейбл.

— Я хотел быть счастлив с тобой. Но если ты не хочешь этого… Нельзя никого сделать счастливым против его воли. Я любил тебя, Мейбл, любил, как умел. Я делец, и ничего с этим не поделаешь…

— Я понимаю, Уоррен. Твоей вины в том, что случилось, нет. Мне правда было хорошо с тобой, и я надеюсь, ты когда-нибудь встретишь женщину, с которой будешь счастлив.

— Жаль, что этой женщиной оказалась не ты.

Мейбл всхлипнула и поспешила вытереть слезы.

— Мне тоже очень жаль, Уоррен, — пробормотала она и выбежала из спальни. Не было сил смотреть ему в глаза!

Ключи — на столик и тихо закрыть за собой дверь. Теперь точно все…

Как просто, подумала Мейбл, привалившись спиной к двери дома Уоррена. Как просто и как сложно…

Она еще несколько минут постояла недвижно, стараясь ни о чем не думать, и побрела вниз по улице, надеясь найти в этот поздний час такси.

Крис тихо вошел в больничную палату. Как всегда он внутренне содрогнулся, увидев Эдди в путанице проводов. Мэгги, его мать и жена Тома, читала ему сказку о Питере Пене. Крис видел, что Эдди с интересом слушает, но глаза у него слипаются. Все же мальчик был очень слаб. И вот его выбритая голова упала на подушку, и огромные глаза закрылись.

Крис подошел к Мэгги и положил руки ей на плечи.

— Ну как он сегодня? — тихо спросил Крис.

Мэгги устало пожала плечами.

— Все так же.

Крис почувствовал, что маленькая и хрупкая, но очень сильная духом Мэгги готова расплакаться. Вот уже почти два года каждый день она старалась улыбаться, убеждать всех вокруг и в первую очередь сына, что с ним все в порядке. А если даже и не в порядке, что ж, скоро он поправится и будет, как остальные мальчишки, гонять в футбол.

До пяти лет Эдди был обычным мальчишкой, его родители и Крис радовались первым шагам, первым словам, первым вопросам. Он смеялся и плакал так же, как и остальные дети. Но однажды Томас и Мэгги не уследили за подвижным мальчиком, и он упал с лестницы. Все боялись, что у ребенка перелом, но он посинел и начал задыхаться. Уже буквально через час родители узнали ужасный диагноз: у Эдди врожденный порок сердца и помочь ему может только сложная и дорогостоящая операция.

Мэгги и Том с достоинством приняли эту новость и сразу же начали собирать средства на операцию. Им помогли родственники, знакомые, благотворительные организации, но нужная сумма все не набиралась. Постоянно приходилось что-то отдавать на поддержание жизни Эдди, который без дорогих лекарств мог просто не дожить до операции.

Теперь вся жизнь семьи вертелась вокруг Эдди. Томас и Крис брались за любые дела, лишь бы они приносили деньги, которые были нужны позарез. И вот сейчас Крис мог наконец-то уверенно сказать: Эдди будет жить.

Мэгги взяла себя в руки и благодарно пожала ладонь Криса. Она поправила одеяло на сыне и поцеловала его.

— Давай выйдем, — шепотом сказала она. — В последнее время Эдди так мало спит!

Крис согласно кивнул, и они вышли в небольшой холл. Крис сбегал к автомату за кофе для Мэгги и усадил ее в кресло.

— Ты должна съездить домой, — обеспокоенно глядя на нее, сказал Крис.

Мэгги покачала головой.

— Если я уеду, приедет Том, а он должен хоть немного отдохнуть.

— Я останусь с Эдди. Или ты больше не доверяешь племянника крестному отцу и по совместительству дяде? — попытался пошутить Крис.

Мэгги слабо улыбнулась, но все же вновь покачала головой.

— Ты должен устраивать свою жизнь, Крис. Тебе уже почти тридцать пять, а ты все возишься с чужой семьей и чужим ребенком. Пора бы подумать и о себе!

— Мэгги, как ты можешь такое говорить?! — укоризненно воскликнул Крис. — Вы моя семья, а Эдди мне вовсе не чужой! Он мой сын, хоть и крестный.

— И все равно ты должен был уже лет пять как жениться!

— Видишь ли, Мэгги, не всем повезло так, как моему братцу, он вообще знатный везунчик! Я так и не нашел свою Мэгги.

Мэгги бледно улыбнулась.

— Если бы я не знала, как ты ко мне относишься, решила бы, что ты завидуешь брату и пытаешься признаться мне в любви.

Крис озорно подмигнул ей.

— Предлагаю: забираем Эдди и убегаем от Тома. Ты же сама говорила, что он отвратительный муж.

— Ох, Крис, ты настоящий рыцарь! — Мэгги начала подыгрывать Крису в давно знакомой игре, которой они поначалу доводили Тома чуть ли не до припадка. — Но я уже сделала свой выбор. Я принадлежу Тому и ничего не могу с этим поделать. Теперь мне придется нести свой крест до конца жизни…

Они рассмеялись, но смех был невеселым. Крис уже и вспомнить не мог, когда в последний раз они искренне смеялись.

— Да, Мэгги, у меня есть хорошие новости, — наконец сказал Крис. Он все еще не знал, как рассказать ей об этом странном деле.

Мэгги пристально посмотрела на него. В ее глазах плескалась надежда, и Крису уже в который раз стало больно оттого, что на долю этой прекрасной женщины выпали такие страдания.

— Я сегодня получил одно неплохое дело!

— И что же это за дело? — осторожно спросила она.

Крис молча вытащил из кармана чек и протянул его Мэгги. Она дрожащими руками взяла его и изучила, не веря своим глазам.

— Если добавить то, что у нас есть, хватит даже на несколько месяцев реабилитационного периода! — торжествующе воскликнул Крис.

Мэгги с недоверием смотрела на чек. Безумная надежда, что все время жила в ее душе, вдруг расправила крылья и теперь рвалась из груди, словно птица. Но Мэгги хватило сил сдержаться. Она пристально посмотрела Крису в глаза, и он почему-то не выдержал этого прямого взгляда.

— Что это за дело такое, Крис? — спросила Мэгги. — Я замужем за детективом почти десять лет, и никогда не видела чеков на такие суммы…

— Не думай об этом, Мэгги, это пустяк. Лучше скажи, что Эдди могут готовить к операции.

— Нет, ты должен рассказать мне все! — упрямо потребовала Мэгги. — Я должна знать, что это за деньги и каким путем они тебе достанутся!

Крис тяжело вздохнул. Да ему было бы проще выдержать бой с Томом, отцом и дедом, которые отличались завидным упрямством, чем с этой хрупкой женщиной.

— Мэгги, прошу тебя, просто возьми эти деньги! — взмолился Крис. — Ты же не хуже меня знаешь: каждый день промедления уменьшает шансы Эдди остаться в живых! Я не хочу потерять его. Мы все это не переживем…

— Я тоже не хочу потерять сына, Крис, но я не хочу потерять и тебя. Я не могу покупать жизнь сына за твою. Скажи мне, откуда такие деньги?

— Неужели ты думаешь, что я мог связаться с криминалом?! — удивился Крис.

Мэгги покачала головой.

— Нет, я знаю, ты честный человек. Но, Крис, я очень, очень боюсь, что тебя хотят втянуть в какую-то грязную историю.

Крис тяжело вздохнул и в нескольких словах пересказал Мэгги свой разговор с мистером Блэком. Рассказал и о том, что ему удалось узнать о таинственной воровке.

— Вот видишь, в этой истории нет ничего криминального! — закончил он.

Мэгги чувствовала, что здесь что-то не так. А своей интуиции она уже давно научилась доверять.

— Почему же такая большая сумма? — тихо спросила она. — Дело того не стоит…

— Я так понимаю, большая часть денег платится за мое молчание, — спокойно ответил Крис. — Я не очень верю в историю о том, что в этом сейфе лежат какие-то документы на премьер-министра или кого-то в этом роде!

— А вдруг там контрабанда, или наркотики, или что-нибудь еще этакое? — встревоженно спросила Мэгги.

— Брось, Мэгги! — Крис делано рассмеялся. — Скорее всего, там просто какие-то неприглядные документы о самом мистере Блэке. Мало ли, согрешил когда-то, появились фотографии, он их выкупил, спрятал в сейф, а ключ украли. Не знаю, правда, зачем, может быть, чтобы снова его шантажировать…

— Крис, ты же сам не веришь тому, что говоришь! — возмутилась Мэгги. — Почему он их сразу же не уничтожил?

— Мало ли! Хочешь, расскажу забавную историю?

— Только обещай мне, что ты хочешь ее рассказать не для того, чтобы я отвлеклась от этого чека и странного заказа, — подозрительно глядя на Криса, попросила Мэгги.

— Обещаю! — Крис подкрепил обещание самым честным своим взглядом.

— Рассказывай.

— Один мужчина купил огромную плазменную панель тысяч за пять фунтов.

— Ого! — присвистнула Мэгги.

— Вот именно. Но появился в магазине буквально через неделю и купил еще одну такую же.

— Зачем? — удивилась она.

— Просто жена уехала куда-то, а он позвал домой приятелей, что его благоверная категорически не приемлет. Они выпили, включили то ли спорт, то ли политическое шоу. И что-то им не понравилось: то ли гол не те забили, то ли политическую позицию выступающего не разделяют… в общем, кто-то ногой разбил эту панель.

— Ужас какой!

— Это еще не все. Потом они все вместе пытались выкинуть панель через окно. Не получилось. И вот мужчина пришел в себя после этого, с позволения сказать, мальчишника, и побежал покупать новую панель. Он предпочел потерять еще пять тысяч фунтов, чем испытать на себе гнев жены.

— Мораль? — спросила Мэгги.

— Очень простая: мужчина пойдет на все, лишь бы избежать скандала в доме. Видно, что-то нечисто у нашего мистера Блэка.

— Это-то меня и беспокоит! — воскликнула Мэгги.

— Тебе не о чем волноваться. Даже если он преступник, я никогда не буду отвечать за его преступления. У меня есть лицензия, которой я дорожу, имидж, которым я дорожу даже больше, чем лицензией. Я прекрасно знаю законы и никогда не стану их нарушать. Все будет хорошо, Мэгги. А даже если что-то и случится, я всегда смогу выкрутиться. И потом, ты же понимаешь, что подставлять меня не в интересах этого мистера Блэка!

Мэгги наклонила голову и поджала губы. Крис чувствовал, что ему так и не удалось убедить невестку.

— Подумай об Эдди, — тихо попросил Крис. — Это только мое решение, и я его принял.

Мэгги подняла голову и сердито посмотрела на Криса.

— Мне иногда кажется, что ты все еще тот глупый подросток, которым я тебя узнала, когда пришла в ваш дом! Я готова спорить, что твой клиент знал об Эдди! Как ты не понимаешь: нельзя доверять человеку, который шантажирует больным ребенком!

Крис удивленно посмотрел на нее. Иногда ему казалось, что в их агентстве явно не хватает Мэгги. Она, может быть, и не очень хорошо разбиралась во всех хитростях их ремесла, но вот интуиция у нее была развита великолепно. Почти на грани ясновидения.

— Мэгги, — проникновенно сказал он, беря ее за руку, — может быть, это наш единственный шанс помочь Эдди. Ты же знаешь, каждый день приближает конец. Он сейчас уже очень слаб. И чем дальше, тем слабее он становится. Что, если он просто не доживет до операции? Мы должны принять эти деньги и помочь ему. А дальше будь что будет!

— Я никогда не прощу себе, если ты пострадаешь!

— А я никогда не прощу себе, если из-за того, что я испугался риска, незначительного, заметь, риска, умер Эдди. Нет, Мэгги, ты должна принять эти деньги. Не ради меня, ради сына.

— Мам! — послышался тихий и слабый голосок Эдди.

Мэгги встрепенулась и бросилась к сыну.

— Что, дорогой?

— Там Крис пришел?

— Привет, Эдвард! — поприветствовал Крис племянника. — Как твои дела?

— Почему ты называешь меня полным именем? — спросил мальчик.

— Потому что очень скоро ты станешь взрослым парнем и еще будешь думать, позволять ли выживающему из ума дядюшке обнять тебя.

Эдди весело рассмеялся. Крис всегда смешил его. Но мальчик тут же затих.

— А если я не вырасту? — вдруг спросил он.

Мэгги и Крис переглянулись.

— Конечно же вырастешь! — воскликнула Мэгги. — Кстати, у нас есть одна хорошая новость: тебе скоро сделают операцию!

— И я смогу встать с этой кровати? — В глазах мальчика загорелась надежда.

— Ну не сразу, ковбой! Но очень, очень скоро, — пообещал ему Крис.

Он посмотрел Мэгги в глаза и понял, что она сдалась.

4

— Давай, Мейбл, поднимайся! Хватит хандрить, ты просто сводишь меня с ума своим кислым видом! Подумаешь, не получилось с Уорреном, хотя он отличный парень и мечта любой девушки, это не повод впадать в депрессию!

Кристин вскочила с кресла и принялась трясти Мейбл за плечи. Подруга всегда отличалась более жизнелюбивым нравом, чем Мейбл, и даже в самых кошмарных ситуациях могла найти что-то хорошее.

— По крайней мере, тебе еще несколько лет не придется думать о том, что приготовить на ужин! — сообщила Кристин после недолгого раздумья.

— Я знаю, что ты считаешь семейную жизнь кошмаром, но, Кристин, ведь когда-то и тебе нужно будет выходить замуж! — Мейбл решила перевести разговор с собственных неудавшихся отношений на личную жизнь подруги.

— Не хотела бы думать о браке, как о чем-то, что мне придется делать! — фыркнула Кристин и отправила в рот очередную конфету.

Мейбл с завистью посмотрела на подругу: постоянно веселая, жизнерадостная и жизнелюбивая, так еще и может без всяких последствий для фигуры уничтожать шоколадные конфеты просто килограммами!

— Я трачу очень, очень много калорий. Ты даже не представляешь себе сколько! — пожаловалась Кристин, заметив взгляд подруги.

Мейбл тяжело вздохнула.

— Кстати, от волнения и переживаний женщина сбрасывает столько же веса, как если бы она весь день пахала в спортзале! — заметила Кристин и протянула подруге коробку с самым невинным взглядом, на который только была способна.

Мейбл с сомнением посмотрела на конфеты.

— А, мне уже все равно! — махнула она рукой. — Раз уж с мужчинами у меня не складывается, есть ли смысл беречь фигуру?

Кристин сразу же отняла у нее коробку и укоризненно посмотрела на подругу.

— Ты делаешь себя красивой не для мужчин, а для себя. Ты должна каждое утро просыпаться, смотреть в зеркало и думать: боже мой, да только ради того, чтобы лицезреть мою красоту, солнце каждый день поднимается из-за горизонта!

Мейбл рассмеялась.

— Если учесть, что Солнце ниоткуда не поднимается, а это Земля вращается вокруг своей оси…

— Вздор! — перебила ее Кристин. — Вот в этом и заключается твоя ошибка.

— Мне казалось, что вращение Земли вокруг Солнца — научно доказанный факт. Один славный малый, чуть не отправившийся на костер за свои идеи, на смертном одре все же сказал: «И все-таки она вертится!».

— Я тоже училась в школе и знаю о Галилее, — отмахнулась Кристин. — Я ведь имею в виду совершенно другое: ты настолько не уверена в себе, в своих силах, что делаешь одну глупость за другой. Плевать на то, как вращается Земля, плевать на то, что думают о тебе окружающие, вообще на все плевать, кроме себя. Только ты есть на этом свете, только ради тебя все вертится. Так вот, если ты усвоишь это, мужчины будут падать у твоих ног и складываться ровными штабелями, как только ты будешь уверена, что мир появился ради тебя и вместе с тобой если и не погибнет, то, по крайней мере, потеряет большую часть своего очарования.

— Но, Кристин, мне вовсе и не нужно, чтобы они складывались штабелями! — возразила Мейбл. — И вообще, отдай конфеты, мне требуются хоть какие-то положительные эмоции!

Кристин недовольно протянула ей коробку.

— Штабеля мужчин нужны тебе хотя бы для того, чтобы иметь возможность выбирать, — наставительно сказала она. — Среди песка может попасться настоящая жемчужина! Точнее алмаз, который тебе еще нужно будет огранить.

— Не хочу никого огранять, — прошепелявила Мейбл, запихивая в рот конфету.

— Хочешь сразу же получить идеального мужчину? Может быть, я сейчас разрушу твои хрустальные мечты, но такого не бывает! Просто надо найти что-то, максимально близкое к идеалу.

— А потом что делать? — поинтересовалась Мейбл. — Каждый день убеждаться, что он далек от этого идеала?

— Ты пессимистка! — заявила Кристин таким тоном, словно обвиняла подругу в ужаснейшем злодеянии. — Есть два варианта развития событий. Первый: ты его перекраиваешь так, как тебе нужно.

— Не очень-то я верю, что можно изменить человека в нашем с тобой возрасте… — Мейбл хищно прицеливалась на следующую конфету.

— Второй вариант: ты заставляешь себя думать, что все его недостатки — своего рода достоинства и что ты полюбила его именно за эти недостатки.

— Нелегко обманывать себя.

Кристин весело рассмеялась.

— Как ты наивна, Мейбл! Да обманывать себя проще всего! Оглянись вокруг. Как ты думаешь, все эти толстые девицы в розовых лосинах представляют себе объективно, на что они похожи? Нет! Они уверены, что самые красивые, сексуальные и тому подобное! А то, что жир свешивается по бокам, так мужчины любят пышечек!

Мейбл передернулась и, так и не выбрав конфету, вновь отложила коробку.

— Успокойся, — приказала ей Кристин. — Они отличаются от тебя тем, что не истязают себя диетами и не тратятся на спортзал. Ты как раз видишь объективную картинку в зеркале. Пора бы научиться закрывать глаза на все, что может тебя расстроить.

— На все? — удивилась Мейбл.

— По крайней мере, на то, что отражается в зеркале. Так что там у вас с Уорреном случилось?

Мейбл пожала плечами. Она вовсе не хотела говорить об этом сейчас, но, с другой стороны, Кристин отменила свидание, примчалась к ней с другого конца Лондона, лишь бы помочь подруге…

— Просто я вдруг поняла, что не смогу прожить с ним всю жизнь, поняла, что буду несчастна. Я не люблю его, Кристин, и никогда не любила…

— Но тебе было с ним хорошо?

— Уоррен — идеальный мужчина. Ласковый, внимательный, заботливый, да и секс был великолепным. Во всяком случае, в сравнении со всем, что я пробовала.

— Даже лучше Стенли? — ляпнула Кристин и досадливо скривилась, поняв, что допустила бестактность.

— Я всеми силами постаралась вычеркнуть Стенли из памяти. Все, что я помню о нем в плане постели, это последнюю сцену, где он и Дженни в полном изнеможении лежат на нашей кровати. — Мейбл замолчала и опустила глаза. — Знаешь, Кристин, что меня добило?

— Нет, — тихо ответила Кристин.

— У Стенли на шее был медальончик, который я ему подарила. Мы называли его талисманом нашей любви…

Кристин тяжело вздохнула, вспоминая те ужасные дни, когда Мейбл была одной ногой на том свете. Кристин казалось, что подруга просто не сможет пережить свою боль. Она обняла Мейбл и прижалась щекой к ее щеке.

— Прошло два года, Мейбл, — тихо, но очень твердо сказала Кристин. — Тогда тебе было всего-то двадцать три года. Сейчас ты понимаешь, как молода и наивна была тогда. Разве нынешняя Мейбл реагировала бы на измену так же? Ты выросла, изменилась, не пора ли изменить и свои взгляды на отношения мужчины и женщины? Не пора ли забыть мечты о Великой Любви и Идеальном Мужчине?

Мейбл слабо улыбнулась и благодарно пожала руку подруги.

— Пойми, Кристин, я стала такой, какая я сейчас, в том числе и благодаря этому случаю со Стенли. Если бы не его предательство, кто знает, может быть, я бы так и осталась на всю жизнь наивной двадцатитрехлетней девушкой?

Кристин пожала плечами. Она не могла понять Мейбл, хотя и старалась. Но в конце концов, она может только давать советы, делать ошибки — прерогатива Мейбл. Пусть даже эти ошибки совершает каждая женщина на этой безумной планете!

— Ешь конфеты, тебе нужны эндорфины, — сказала Кристин, как бы предлагая отказаться от этой сложной темы.

Мейбл застонала и закатила глаза.

— Только не говори мне ничего про эндорфины! — попросила она. — Воспоминания еще слишком свежи…

— А что это за воспоминания у тебя связаны с эндорфином? Насколько я помню, это же гормон удовольствия… — удивилась Кристин и откуда-то из бездонных недр своей сумки достала вторую коробку конфет.

Мейбл поняла, что свою порцию удовольствия она сегодня получит, пусть даже и от шоколада.

Завтра на работу в новой должности. Да еще и шеф потребовал, чтобы я нашла страхуемых, на которых можно было бы опробовать схему. И где мне их искать? Не давать же объявления в газету! Нет, я должна расслабиться в последний свой вечер в статусе простого менеджера! — решила Мейбл. Где-то у меня была бутылка испанского вина…

Крис рассеянно листал справочник, выписывая страховые агентства, которые ему придется посетить, чтобы найти похитительницу чужих ключиков, а возможно, и чужих тайн.

Он уже переговорил с Томом, и брат отправился на вокзал Кингс-Кросс сторожить ячейку: вдруг воровка появится там, чтобы воспользоваться своим «приобретением». Но что-то подсказывало Крису, что в ближайшие дни содержимое интересующей его ячейки будет в целости и сохранности лежать в металлическом ящике. А он привык верить своей интуиции, без этого в его профессии никак нельзя.

Список получался более чем внушительным. Тогда Крис решил выделить среди них в первую очередь те, которые занимались только медицинским страхованием. Он довольно быстро вычислил, что загадочная воровка — служащая страхового агентства. Какой клиент агентства может править бланк? Значит, она готовила документы.

Стоп! — велел сам себе Крис. Если она готовила документы, что-то там правила, значит, она разрабатывает какую-то новую программу! Кажется, круг сужается…

Крис довольно потер руки.

Список агентств, специализирующихся только на медицинском страховании, получился не длинным: всего-то около десяти компаний. Да и круг подозреваемых сузился: не просто все женщины — менеджеры этих компаний, а те, кто занимается разработкой или внедрением новых проектов.

Крис еще раз внимательно просмотрел свой список и попросил своего небесного покровителя дать ему терпения, если вдруг в его построение вкралась ошибка: не хотелось бы бродить по Лондону в надежде случайно встретиться с этой женщиной!

Он встал из-за стола и упругим шагом вышел на улицу. Миссис Бастроу улыбнулась ему вслед. Точно так же выходил и его отец, как только нападал на след. Ей было приятно, что маленький Крис наконец-то вырос и достойно продолжает дело своего отца. Только вот клиент не нравился миссис Бастроу. Но что она могла с этим сделать? Крис слишком упрям, а тут еще и Эдди… Нет, у молодого Лоундхеда просто не выхода: он должен взяться за это дело и распутать его. А уж потом они все вместе подумают, как им выпутаться из этой истории…

Крис побывал уже в трех агентствах, и везде его ждала неудача. Но, по крайней мере, не было еще ни одной девушки, которая хоть сколько-нибудь походила на описанную ему официанткой. И это было хорошо: Крис даже не представлял, как стал бы искать нужную девушку, если бы подозреваемых было двое или даже больше.

Наконец он, уставший и порядком проголодавшийся, зашел в приемную «Медикал инушуренс компани». Приветливая секретарша улыбнулась ему и чуть привстала, излучая готовность помочь.

Крис усмехнулся и подумал, что, если бы он искал секретаря, а не менеджера, давно зашел бы в тупик: все они были похожи, как однояйцовые близнецы.

— Добрый день, чем я могу помочь вам? — прощебетала девушка.

— Я хотел бы узнать, с кем можно переговорить насчет новых страховых схем. Вы ведь предлагаете что-то новое?

— Конечно! — Девушка заулыбалась еще шире, хотя Крис не думал, что это вообще возможно. — Вам нужно обратиться к мисс Брукс, она как раз запускает новый проект. Молодая, но очень перспективная сотрудница! — как бы по секрету сообщила ему секретарь.

Крис вновь с трудом сдержал усмешку. Он радостно улыбнулся и спросил:

— Как я могу ее найти? И, кстати, как зовут перспективную мисс Брукс?

— Мейбл. Ее кабинет прямо по коридору, пятая дверь. На ней есть табличка, так что вы не ошибетесь. Как вас представить?

— Мистер Лоундхед, — ответил Крис. Он давно научился не представляться вымышленными именами, тем более если человеку не составит труда уточнить сведения о нем. Отец не раз повторял сыновьям: «Чем больше правды, тем незаметнее ложь». И Крис научился пользоваться этим приемом великолепно.

Он быстро нашел нужную дверь и вошел в кабинет.

— Вы — мистер Лоундхед? — улыбаясь, спросила Мейбл.

Крис замер на пороге, словно его ударило разрядом. Интуиция кричала: «Это она!» Но и сердце говорило то же самое! Крис впервые в жизни растерялся и не знал, что ему делать. Маленькая, совершенно миниатюрная, с длинными волосами цвета настоящего темного шоколада, она была тем идеалом, который часто представлял себе в мечтах Крис. А когда Мейбл подняла на него огромные серые глаза, словно подернутые какой-то странной серебряной дымкой, Крис понял, что пропал. Этим глазам невозможно лгать, но и они лгать не умеют.

— Я Мейбл Брукс, старший менеджер и руководитель нового проекта. Очень надеюсь, что стану вашим агентом, — представилась она, словно и не видела растерянности Криса.

— Крис Лоундхед, — ответил он и смущенно пожал ей руку.

Он не ожидал, что ответное рукопожатие Мейбл окажется мужским. Только сейчас за красотой и невинностью он увидел внутреннюю силу, и сила эта, удивительная в такой миниатюрной женщине, поразила Криса сильнее, чем ее внешняя красота.

— Очень рада с вами познакомиться, — улыбаясь, сказала Мейбл. — Мы как раз разрабатываем один совершенно удивительный проект. Давайте я вам сейчас все расскажу, а потом дам прочитать документы. Мне кажется, что, если вы ищете что-то по-настоящему новое, наш проект как раз то, что вам нужно, мистер Лоундхед!

— Зовите меня Крисом, — вдруг вырвалось у него.

Мейбл улыбнулась.

— Между страховым агентом и его клиентом не может быть никаких тайн? — спросила она, но Крис понял, что это вовсе не вопрос, мисс Брукс именно так и строит свои отношения с клиентами. — Тогда зовите меня Мейбл. Так и мне, и вам будет проще. Итак, о нашем новом проекте!

Мейбл жестом предложила ему сесть в удобное кресло и села не напротив, чтобы не оказаться в оппозиции, а рядом. Она увлеченно рассказывала Крису о проекте, а он только и мог, что любоваться на нее. Но постепенно четкие, логичные построения Мейбл стали доходить до его сознания, и Крис с интересом прислушался. Наконец Мейбл закончила свой рассказ и приступила к следующей части беседы.

— Вы понимаете, что есть некоторые вопросы, которые мне необходимо вам задать? — спросила она.

— Конечно, — легко согласился Крис. Ему казалось, что он сейчас готов ответить на что угодно, лишь бы быть рядом с Мейбл как можно дольше.

— Чем вы занимаетесь, Крис?

Его имя, произнесенное голосом Мейбл, было слаще всякой музыки, и Крис понял, что как последний простофиля попадается на такие простые уловки, известные всякому менеджеру! Да он и сам неоднократно пользовался подобными приемами. И все же рядом с Мейбл все теряло смысл…

— Я частный детектив, — ответил Крис.

— О! — воскликнула Мейбл, и глаза ее загорелись, она даже чуть приподнялась в кресле, словно в кинотеатре пыталась разглядеть из-за шляпки впереди сидящей дамы происходящее на экране. — Тогда мы можем разработать для вас совершенно уникальную схему! Это ведь очень опасная профессия?

Теперь уже Крис улыбнулся.

— И вовсе она не опасная! Большей частью мне приходится следить за неверными женами и мужьями, чтобы достать материал для возбуждения в суде дела о разводе.

— Да уж, не очень-то и весело! — усмехнулась Мейбл. — Никакой романтики…

— Я и не ждал романтики, — признался Крис. — Я потомственный сыщик. Так что об этой работе знал все еще раньше, чем научился читать. Меня в детстве сначала раздражали, а потом развлекали рассказы о частных детективах и их якобы веселой и интересной жизни.

— Хотите сказать, что угрозы огнестрельных ранений в вашей работе быть не может?

Крис улыбнулся.

— Мне кажется, вы разочарованы, Мейбл?

— Немного, — призналась она. — Еще никогда не составляла страховки, где указывалось бы лечение от огнестрельных ранений.

— Вы любите все новое?

— Я бы сказала, я люблю все неизведанное. — Мейбл весело и открыто улыбнулась.

Ей нравился этот сыщик!

Боже мой, и это через сутки после того, как я рассталась с Уорреном! — поразилась самой себе Мейбл. И о чем я только думаю?

Она бросила на Криса быстрый взгляд из-под ресниц и легко ответила на свой вопрос: я думаю о том, как бы затащить его в свою постель. С ума сойти! Я толком не знаю мужчину, а мечтаю с ним переспать! Как это на меня не похоже… Что бы это значило?

Но долго размышлять над тем, какое впечатление производил на нее мистер Лоундхед, Мейбл не могла. Она собралась с силами и продолжила расспросы:

— Каково состояние вашего здоровья?

— Я здоров, насколько в этом безумном мире такое возможно, — просто ответил Крис.

Мейбл вновь улыбнулась. Ему показалось, что в этой улыбке было что-то призывно-первобытное, как выразилась бы острая на язык Мэгги.

Неужели она чувствует то же, что и я? — испуганно подумал Крис. Нет, это просто дружелюбное отношение агента к клиенту. В конце концов, она моя главная подозреваемая. Точнее я почти уверен в том, что именно Мейбл была в том кафе. Но значит ли это, что она украла ключ?

Крис потряс головой, стараясь отогнать рой мыслей. Сейчас он должен заняться первоочередными задачами. А время для душевных терзаний и вопросов еще будет.

— Отлично! — воскликнула Мейбл. — Это значит, мы можем взять с вас меньшую сумму, а процент поставить больший.

— Вы говорили что-то о родственниках, — вспомнил Крис.

Может быть, он бы даже и заключил этот контракт, зная, что Эдди еще понадобятся деньги на реабилитационный период. И много больше, чем десять тысяч…

— У вас есть больной родственник? — озабоченно спросила Мейбл.

— Да, у моего племянника сложный порок сердца. Деньги на операцию мы уже нашли, но ведь и потом потребуется еще много средств…

В глазах Мейбл появилась жалость.

— Я вам сочувствую, Крис, — мягко сказала она, положив руку ему на плечо.

И как ни странно, все мысли о сексе тут же исчезли из ее головы, остались только жалость и непреодолимое желание помочь ему, поддержать. Мейбл видела, какая боль отразилась в его глазах, когда Крис говорил о племяннике. Чувствовала, что он сделает все, лишь бы мальчик выжил.

— Спасибо, — просто сказал он, легко принимая ее жалость и сочувствие. Так легко, как не смог бы принять ни от одного другого человека.

Крис поднял глаза и встретился взглядом с Мейбл. Они смотрели друг на друга бесконечно долго и в то же время бесконечно мало. Серебристое свечение ее глаз завораживало, успокаивало, обещая спокойствие, а нежная синева его глаз убаюкивала Мейбл, словно волны океана под палящими солнечными лучами.

Где-то хлопнула дверь, чьи-то голоса ворвались в их маленький мирок, и Мейбл опустила глаза, а Крис прочистил горло. Очарование, волшебство момента было нарушено. Но Мейбл так хотела верить, что не навсегда…

— Мне очень жаль, Крис, но сведения о состоянии вашего племянника повысят размер первоначального взноса, — с тяжелым сердцем произнесла Мейбл.

— Да, я понимаю, — пробормотал Крис.

— Но я надеюсь, что я смогу что-то придумать, чтобы помочь вашему племяннику. Сколько ему лет?

— Восемь. И уже два года он прикован к постели и не может жить без специальных приборов. Он так хочет домой…

Крис почувствовал, что на глазах появилась влага, а голос задрожал. Но теперь у Эдди есть шанс. Как хорошо, что они заговорили о несчастном маленьком мальчике. Крис уже принял чек и должен довести это дело до конца. Да, ему нравится Мейбл, но придется поступиться собственными чувствами. И потом, что такое может с ней сделать этот мистер Блэк? Ну не убьет же он ее из-за какого-то ключа!

И все же Крис понимал, что теперь не сможет бросить на произвол судьбы эту женщину. Мейбл стремительно вошла в его жизнь и вдруг стала необходима. У Криса просто не было времени разобраться в себе и в своих чувствах.

Я приду домой, успокоюсь, я подумаю, что же делать дальше, решил Крис. Одно ясно: я должен разобраться с этой ситуацией. Должен понять, как же могла Мейбл украсть этот дурацкий ключ. Она просто не способна на преступление. Кто угодно, но только не она! Я знаю.

В это время Мейбл описывала самые разнообразные варианты будущей страховки Криса, но он почти не слышал ее. Крис любовался ее глазами, ее губами, ее волосами. Словно дивную музыку, слушал ее голос. Как божественное благовоние, вдыхал тонкий, чуть уловимый аромат ее духов. Эта женщина была его мечтой, воплотившейся в реальности. Она, и только она, могла помочь ему забыть.

— Мейбл, я хочу пригласить вас на свидание, — вдруг выпалил Крис, неожиданно не только для Мейбл, но и для самого себя.

— Простите? — смутившись, пробормотала она.

— Я хочу пригласить вас на свидание. Не подумайте, что я просто добиваюсь лучших условий для себя или чего-то для племянника. Я действительно хочу пригласить вас куда-нибудь.

— Но ведь…

— Прошу вас, Мейбл, не говорите мне пока ничего. Я сейчас уйду, оставлю вам свой телефон, а вы мне перезвоните и скажите, согласны вы или нет. А если не перезвоните через три дня, я сам позвоню вам.

— Вы не оставляете мне никаких вариантов! — вдруг улыбнулась Мейбл.

— Я не могу отпустить вас просто так, — выпалил Крис.

Он поспешно вскочил и вручил Мейбл свою визитку. Их пальцы встретились, и оба вздрогнули, словно это прикосновение было самым интимным жестом, какой только можно себе вообразить. Крис с трудом отнял свою руку. Прикасаться к Мейбл — что может быть чудеснее? Но он знал, что испытывает судьбу, оставаясь рядом с ней так долго.

Крис повернулся и быстрым шагом вышел из кабинета, даже не попрощавшись с Мейбл.

Но разве нужны слова, когда говорят глаза, когда ведут безмолвный диалог души?

5

Мейбл положила голову на руку и задумчиво уставилась в стену. Вот уже три часа двадцать минут она всеми силами старалась сделать вид, что занимается делами, но в голове был один Крис Лоундхед.

Какой он странный… и такой привлекательный!

Она не понимала, что с ней творится сегодня. Ни один мужчина до Криса — даже Стенли! — не мог заставить Мейбл забыть о работе. Сейчас же она только удивлялась, с чего бы это мистер Лоундхед вдруг занял так много места в ее мыслях, и радовалась, что теперь у нее отдельный кабинет. Мейбл вовсе не хотелось, чтобы весь отдел пялился на ее задумчивое лицо.

Может быть, я влюбилась? — вдруг предположила она, но тут же поспешила отмести эту версию. С чего мне в него влюбляться? Я вообще этого Криса видела в первый раз в жизни! Я не настолько импульсивна, чтобы влюбляться в первого встречного. Сейчас я возьму себя в руки и займусь делами. Вот у меня лежит какой-то отчет. Если он лежит, значит, я должна его прочитать.

Логика была безупречной, и Мейбл, тяжело вздохнув, взяла какой-то документ и попыталась сосредоточиться на его содержании, но потерпела полный крах. Буквы расплывались перед глазами, удивительным образом превращаясь в мужественное лицо Криса. Прямой красивый нос, чувственные губы. Резко очерченные скулы, высокий лоб и восхитительные синие, не голубые, а именно синие глаза.

Боже мой, он просто красавчик! — подумала Мейбл и застонала. Если в самое ближайшее время мистер Лоундхед не покинет мою голову, придется брать отпуск, все равно нормально работать я не могу. Правда, готова поспорить на что угодно, мистер Визенроут ни за что меня не отпустит. Да он скорее съест свою шляпу, если она вообще у него есть, чем даст мне отпуск перед Рождеством, да еще и когда только повысил меня! Так что и нечего думать об этом. Я же хочу удержаться на новом месте?

— Давай, Мейбл, возьми себя в руки! — требовательно сказала она самой себе и тут же покачала головой: разговаривать с собой — последнее дело. Мейбл искренне надеялась, что ей не придется воспользоваться своей страховкой для покрытия счетов от психиатров.

Но даже этот призыв не помог, до конца рабочего дня Мейбл витала где-то в облаках и очнулась, только когда секретарша осторожно постучала в ее дверь.

— Мисс Брукс, я знаю, что это место значит для вас очень многое, — осторожно сказала она, мило улыбаясь, — но ведь уже половина седьмого! Вам не стоит сейчас перерабатывать, можете быстро сойти с дистанции. Будет жаль, ведь вы так впечатляюще вырвались вперед…

Мейбл благодарно ей улыбнулась и чуть покраснела. С одной стороны, приятно понимать, что все вокруг уверены, будто она трудоголик, но, с другой стороны, она ведь так ничего толкового сегодня и не сделала!

— Спасибо, Кейси, — поблагодарила Мейбл секретаршу. — Я уже собираюсь. А вы почему до сих пор на работе?

— Мой бойфренд обещал заехать за мной после работы, а у него сломалась машина. Вот сижу жду, пока он поменяет какую-то штуку. Как раз появилось время подогнать хвосты. Вы же знаете, если есть бумаги, всегда есть чем заняться. — Она тяжело вздохнула.

— Вот уж точно! — воскликнула Мейбл, с ужасом рассматривая свою корзину для входящей корреспонденции.

Кейси еще раз улыбнулась и закрыла дверь.

Мейбл быстро привела в порядок рабочий стол и дала себе клятву завтра не думать бог знает о чем, а сразу же заняться неотложными делами, Не хотелось бы к Рождеству «подгонять хвосты», как выразилась Кейси.

Неожиданно легкой, танцующей походкой Мейбл вышла из офиса и, почти летя, спустилась по лестнице. Она что-то напевала себе под нос и радостно улыбалась.

Крис, уже порядком продрогший под нудным дождиком, сразу же приободрился и совершенно неожиданно для самого себя улыбнулся. И тут же испуганно поспешил спрятать улыбку. Что же это за слежка, если объект вызывает чувства, пусть эти чувства и приятны ему?

Он поднял воротник и спустился за Мейбл в подземку. Следить за ней было очень легко: казалось, девушка не замечает ничего вокруг. Крис уже несколько раз нарушал правила слежки, но Мейбл все так же не замечала его, увлеченная своими мыслями. Детектив Лоундхед успел обругать себя последними словами за то, что слишком сильно реагирует на мисс Брукс, но ничего не мог с собой поделать! Одного взгляда на ее счастливое лицо было достаточно, чтобы Крис чувствовал себя словно надутый гелием шарик. Ему хотелось взлететь над землей и медленно скользить рядом.

Он потряс головой, словно ньюфаундленд, вылезший из воды, и в последний момент вскочил в вагон, в который села Мейбл. Пока что она не делала ничего предосудительно и ехала в направлении, противоположном Кингс-Кросс. Но Крис знал, что это может быть тщательно просчитанной тактикой поведения. Только дурак сразу же бросился бы к ячейке. А мисс Брукс на дурочку не была похожа даже сейчас, когда улыбалась неизвестно чему. Мейбл была просто очень счастливой женщиной, светящейся этим счастьем, как рождественская елка гирляндами.

Я в тупике, думал Крис, внимательно следя за каждым поворотом головы, каждым движением губ. Все указывает на то, что Мейбл взяла ключ. Крис не находил в себе сил использовать слово «украла». Она совсем не похожа на воровку! Тем более не похожа на человека, который может спланировать преступление и осуществить его. Да она бы и не смогла никого шантажировать, даже если там лежат какие-то документы! Что же мне с тобой делать, Мейбл Брукс?

Она вдруг поднесла ладошку к губам, слово боялась рассмеяться на весь вагон, и Крис невольно заулыбался. Ее жест был таким наивным, таким милым, что просто невозможно было удержаться от улыбки!

Наконец Мейбл вышла из вагона и все тем же упругим шагом направилась к выходу из метро. Крис неотступно следовал за ней. Вдруг он подумал, что Мейбл, возможно, кто-то ждет дома. Почему он так опрометчиво пригласил ее на свидание, даже не выяснив, есть ли у нее кто-нибудь?

Если бы бойфренд был, Мейбл бы сразу же об этом сказала, поспешил успокоить себя Крис. Почему-то мысль о том, что у нее может быть кто-то, кого она любит, с кем делит свою жизнь, больно ранила его.

Крис начал внимательно оглядываться вокруг: вдруг ее все же кто-то ждет?

Какое мне дело до того, свободна Мейбл или нет! — сердито подумал он, усилием воли заставляя себя сосредоточить внимание на Мейбл. Она просто объект, просто объект! — словно заклинание повторял он, но все же невольно любовался природной грацией «объекта» и улыбался, как только она улыбалась.

Мейбл же вопреки общепринятому мнению не чувствовала за собой слежки, как небрежно ни вел ее Крис. Наконец-то она с чистой совестью могла подумать об этом загадочном, непредсказуемом мистере Лоундхеде. Словно торнадо он ворвался в ее жизнь, перевернув все с ног на голову за каких-то двадцать минут.

Что будет дальше? — думала Мейбл, подставляя ладонь под капельки дождя. Как часто мы с папой ловили капельки… Сколько я уже им не звонила? Наверное, больше месяца. Сегодня же позвоню. Пусть мама сразу же начнет меня расспрашивать о том, когда же я наконец выйду замуж. Хорошо хоть папа смирился с тем, что я остаюсь в Лондоне, но конечно же он сообщит мне, что в Рединге было бы лучше. И все же они будут рады моему продвижению по службе. Готова спорить, завтра же мама растрезвонит всем соседям о том, что ее красавица дочурка уже занимает ответственный пост. И обязательно намекнет, что этот мой пост связан с деятельностью тори.

Мейбл улыбнулась, представив, как может приукрасить действительность ее мама. Миссис Брукс была уверена, что украшательство в небольших количествах не повредит никакому факту.

Я ужасно соскучилась по ним! — вдруг поняла Мейбл. Может быть, съездить к ним на Рождество? Хотя нет, если я приеду одна, мама тут же притащит какого-нибудь отпрыска порядочный родителей и устроит мне смотрины. Пусть она делает это из лучших побуждений, мне не очень хочется провести весь вечер в беседах о творчестве Шопенгауэра. И почему это все мамины протеже уверены, что меня можно поразить только глубокими познаниями в области литературы и изящных искусств?

Мейбл остановилась возле супермаркета и вспомнила, что Кристин обещала заглянуть сегодня поболтать. Уже вчера Мейбл простилась с диетой и фигурой. Почему бы не продолжить и сегодня в том же духе? А с жиром на бердах она будет бороться, как только этот жир появится.

Решительно вздернув подбородок, Мейбл вошла в зал, взяла корзину и сразу же направилась к отделу деликатесов. Ее корзина наполнилась практически моментально, и Мейбл с удивлением посмотрела на кучу всяческих вкусностей.

Лопну, подумала она, но все же добавила имбирное печенье: Кристин очень его любила.

Если мы все это съедим сегодня вечером, у нас начнется диатез. Ну и пусть! — решила Мейбл и отправилась в винный отдел.

Она долго рассматривала бутылки. Мейбл всегда считала, что широкий ассортимент — страшное зло, уж очень сложно выбирать. А тут еще и хотелось красного вина, но она отлично знала, что это просто дурной вкус — пить красное вино со сластями.

Раз уж я решила устроить себе большую радость, буду устраивать ее себе так, как мне хочется, а не так, как положено!

Мейбл взяла бутылку каберне и уверенно положила ее в свою корзину. В ее огромных серых глазах, странные серебристые блики которых сегодня весь день преследовали Криса, сразу же появился вызов. Но никто не обратил внимания на то, что она взяла и как это сочетается друг с другом. Кассир спокойно выбила чек и сняла с кредитной карты Мейбл деньги.

Крис взял пачку сигарет и расплатился за нее в самой дальней от Мейбл кассе. Он уже успел проанализировать покупки Мейбл и сделал вывод, что его объект ждет сегодня кого-то в гости. И этот кто-то не мужчина! Ни одна женщина не признается мужчине в страсти к конфетам, печенью, крекерам и прочим радостям жизни.

Впрочем, может, я плохо знаю Мейбл? В конце концов, все мы любим сласти, так зачем же этого стесняться? Почему женщины уверены, что мужчинам нравятся субтильные красавицы типа Кейт Мосс? Меня такие женщины всегда пугали: вдруг прямо сейчас упадет в голодный обморок? А как с ней заниматься сексом, если есть шанс просто не найти ее без одежды? Нет, уж лучше толстушки!

Мейбл, перепрыгивая через лужи — дождь явно усилился, — добралась до подъезда самого обычного дома и вошла в него. Через три минуты на пятом этаже зажегся свет в окне. Но Крис все же решил проверить, действительно ли Мейбл живет здесь или просто решила уйти от слежки. Вдруг он в ней ошибся и Мейбл просто изумительно владеет всеми шпионскими трюками?

Он вошел в подъезд и с удивлением увидел консьержа. Крис не ожидал, что в этом районе жильцы могут себе позволить содержать его. Но Крис на то и был детективом, чтобы моментально сориентироваться в обстановке.

— Добрый вечер, — приветливо улыбаясь, поздоровался он. — Не могли бы вы мне подсказать: девушка, которая сейчас вошла в подъезд, здесь живет?

— А зачем вам это нужно, мистер? — подозрительно глядя на него, спросил консьерж.

— Понимаете, я сегодня познакомился с мисс Брукс днем и вечером встретил ее в метро. Пытался догнать, но она сегодня просто летит, а не идет! Мне показалось, что она вошла в этот подъезд, но ведь я мог ошибиться…

— Да, мисс Брукс живет здесь, но…

— Спасибо, — быстро перебил его Крис. — Не нужно называть мне номер ее квартиры. Лучше уж она сама меня пригласит. Согласитесь, было бы просто неприлично вламываться не приглашенным к одинокой молодой и красивой женщине, которая к тому же только что вернулась с работы.

— Полностью с вами согласен, мистер! Может быть, вы хотите оставить мисс Брукс записку?

— Нет, все, что я хотел бы ей сказать, я скажу при личной встрече. — Крис мечтательно улыбнулся.

Роль влюбленного еще никогда не давалась ему так легко.

Он махнул на прощание консьержу и поспешил из подъезда, недоумевая, почему это мисс Брукс вызвала такой переполох в его душе. Крис уже давно все расставил по полочкам и распланировал свою жизнь на двадцать лет вперед. Влюбленность в эти планы не входила. Брак — да, но сумасшествие, которое, Крис чувствовал, уже затягивало его, — нет. Хватит с него бессонных ночей и слез в подушку, в которых стыдно признаваться и самому себе. Хватит и замирания сердца перед каждым свиданием. Сэнди отбила у него всякую охоту переживать это еще раз!

Но доводы разума быстро отступили перед зарождающимся чувством, и Крис, оглянувшись на свет в окне Мейбл, просвистел какую-то мелодию и даже попрыгал на одной ноге. Правда, он быстро опомнился и оглянулся — не видел ли кто-нибудь его сумасшествие? Он поправил плащ, поднял воротник и зашагал к метро. Прыгать на одной ноге в двадцать семь лет все же как-то несолидно!

В этот момент Мейбл выглянула в окно. Почему она это сделала, сказать не смог бы никто, даже она сама. Просто что-то толкнуло ее под руку, заставляя бросить все и приподнять штору на окне. На самой границе света фонаря Мейбл увидела силуэт мужчины, прыгающего на одной ноге. Она улыбнулась и опустила портьеру. Кажется, сегодня не она одна сошла с ума!

Кристин появилась как всегда в самый подходящий момент: Мейбл уже приготовила все, что требовало приготовления, и даже откупорила вино.

— Привет! — радостно пропела подруга, вплывая в комнату.

— Что это с тобой? — удивилась Мейбл.

— Да так, — отмахнулась Кристин. — Как дела? Мне кажется или ты пришла в себя?

Мейбл рассмеялась.

— Тебе не кажется! Я уже в полном порядке и предлагаю это отметить!

Кристин прошла в комнату и удивленно присвистнула. Правда, свист у нее не получился, поэтому пришлось напрячь речевой аппарат:

— Ого! Сразу видно, что ты прекратила хандрить, но ударилась в обжорство!

— Надоело заботиться о том, что никого больше не заботит. — Мейбл махнула рукой и отправилась на кухню, чтобы забрать из микроволновки разогретый пудинг.

— Это ты о фигуре? — поинтересовалась Кристин, следовавшая за ней тенью. — Тебе помочь?

— Нет, я уже все сделала, — отказалась Мейбл и вернулась к теме разговора: — Ни один мужчина ни разу не делал мне комплимента типа «у тебя такой плоский живот»! Ни разу! Вопрос: стоит ли заботиться о животе, если их больше волнуют глаза, волосы и грудь?

— Не стоит! — подтвердила Кристин. — Кстати, в первую очередь худеет именно грудь.

— Дело даже не в том, что за чем худеет. Просто мне уже надоело подстраиваться под мужчин. Почему я должна вылезать из шкурки, недосыпать, пропадая в спортзале, недоедать, чтобы сохранить результаты? И все это ради чего? Ради того чтобы застать Стенли с лучшей подругой?

— Господи, когда же ты уже наконец-то об этом забудешь?!

Мейбл пожала плечами.

— Скорее всего, никогда.

— Мне кажется, было бы лучше, если бы ты выбросила Стенли из своей симпатичной головки, — наставительно сказала Кристин.

— Эта неприятная история имела место два года назад, но я до сих пор делаю выводы. Так что не стоит пока ее забывать.

Кристин покачала головой.

— Ты считаешь, что я не права? — спросила она, увидев скептическое выражение на лице подруги.

Кристин предпочла ничего не говорить и лишь выразительно возвела глаза к потолку.

— В некоторой степени ты права. — Мейбл легко истолковала этот взгляд. — Но ведь если я забуду о Стенли, я буду то и дело повторять свои ошибки. Не люблю наступать на одни и те же грабли несколько раз подряд!

— Ты сейчас делаешь себе другие грабли, — осуждающе заметила Кристин.

— Интересно какие же?

— Ты пытаешься убедить себя, что ни одному мужчине нельзя доверять. И что из этого получается? Вокруг тучи перспективных мужчин, а ты ни с кем не можешь дойти до конца.

— Интересно было бы знать, где в твоем понимании конец романа?

— Перед алтарем, разумеется!

— Кристин, тебе хочется замуж?!

Мейбл была потрясена. Ей казалось, что подруга размышления о семье и браке относит к разряду кошмарных. И вдруг такие мысли, да еще и озвученные!

— Я нормальная женщина! — возмутилась Кристин. — Да, я хочу белое платье, букет и домик в пригороде, где я буду готовить обеды и растить детей!

— Как-то у тебя в картинку мужчина не помещается, — усмехнулась Мейбл.

— Помещается, — ответила Кристин и вдруг стремительно покраснела.

От удивления Мейбл даже рот открыла. Краснеющая Кристин — это что-то новенькое! Она тут же наполнила два бокала вином и протянула один подруге.

— Предлагаю тост. За женское взаимопонимание! — Мейбл подняла бокал и чокнулась им с удивленной тостом Кристин.

— Мне кажется, нам обеим есть сегодня что сказать, — объяснила Мейбл. — Если мы будем скрывать это, краснеть и заикаться, ничего хорошего не получится. Меня, например, так распирает, что я чуть не разболтала все сначала нашей секретарше, а потом консьержу! Представляешь, какой ужас! Я вовсе не сноб, но…

— И что же у тебя случилось? — удивилась Кристин, но потом взглянула на стол и пожала плечами. — Впрочем, можно было догадаться по этому великолепию, что что-то сбило все твои установки за один день.

Мейбл промолчала.

— Или кто-то, — закончила Кристин, и теперь пришла очередь Мейбл краснеть.

— Вот это да! Ты что, влюбилась?! — весело закричала Кристин и, схватив Мейбл за талию, закружила ее по комнате.

— Остановись, ненормальная! — потребовала Мейбл. — Мне сейчас плохо станет!

— Признавайся! — требовала Кристин.

— Ну не влюбилась, но очень даже увлечена, — не выдержав давления, призналась Мейбл. К тому же ей так хотелось кому-нибудь в этом признаться!

— Кто он?

— Частный детектив.

— Ты что, с ума сошла? — удивилась Кристин. — Где ты его откопала-то?

— Я его нигде не откапывала, он сам пришел ко мне.

— Рассказывай! — потребовала Кристин и села на диванчик. — Все-все! Особенно подробно о том, какой он красавчик.

— Тебе не хватает красивых мужчин? Купи женский журнал! — посоветовала Мейбл.

— Знаешь, мне иногда кажется, что женские журналы — для лесбиянок.

— Почему это?

— Ты когда в последний раз читала «Космополитен», например?

— Уже и не вспомню! — призналась Мейбл. — Кажется, когда гостила у родителей. Они рано ложатся спать, а мне было скучно. Вот и решила полистать…

— Можешь не оправдываться, — успокоила ее Кристин. — Я не вижу в этом ничего предосудительного. Такое чтение даже полезно: мозги разгружаются. Читаешь и думаешь: боже мой, ну зачем мне десять советов о том, как увлечь мужчину! Я прямо сейчас сама могу написать с сотню!

— И все равно читаешь! — подхватила Мейбл и рассмеялась. — Так почему эти журналы для лесбиянок?

— Потому что там исключительно женщины на фотографиях! Мужчины попадаются так же редко, как и алмазы чистой воды.

— Настоящие мужчины попадаются не чаще, — прокомментировала Мейбл.

— Мы сейчас не о том. Я в женском журнале не могу найти красивого мужчину, чтобы полюбоваться на него и помечтать о том, что когда-нибудь встречу такого же симпатичного блондина. А вот красивых женщин — сколько угодно!

— Тебе нравятся блондины?

— Раньше терпеть не могла, а сейчас и не знаю…

— Почему? — тут же пристала к ней Мейбл.

— Сначала ты мне расскажешь о своем детективе, а потом я тебе все объясню.

Мейбл улыбнулась.

— Если мне чего-то и хочется сейчас больше, чем рассказа о твоих амурных делах, так это рассказать самой о Крисе!

— Значит, он Крис? Мне нравится это имя.

— Но-но! Места уже заняты! — шутливо пригрозила Мейбл.

— И какой он?

— Восхитительный! Он высокий, стройный, но не тощий. Даже под пиджаком видно, что у него отличные мускулы. Мне ужасно захотелось снять с него рубашку и проверить, не гладкий ли он под ней!

— Ты любишь волосатых мужчин! — изумилась Кристин. — Сегодня просто день открытий…

— В меру волосатых. Никогда не понимала гладких мужчин. Ну что это за мужчина, если у него отсутствует один из вторичных половых признаков?

— Ладно, о том, насколько он волосатый, ты мне расскажешь потом, когда проверишь! — отмахнулась Кристин. — Какие у него глаза?

— Голубые! — Мейбл мечтательно улыбнулась. — Как небо весной, как море под солнцем. А волосы у него черные и на висках седина, словно серебро…

— Он что, старый?

— Нет, ему, наверное, еще нет и тридцати.

— А откуда же седина?

— Есть мужчины, которые рано седеют. И потом, мне кажется, он, несмотря на возраст, многое пережил. Знаешь, если бы он был низеньким блондином с карими глазками-щелочками, все равно меня тянуло бы к нему!

— Почему?

Мейбл задумалась. Наконец она подняла голову и, улыбаясь, ответила:

— В нем есть сила.

— Сила?.. — задумчиво протянула Кристин.

— Да, есть мужчины, на которых смотришь и понимаешь, что с ними ты будешь в полной, абсолютной безопасности. А еще понимаешь, что, если он что-то тебе прикажет, ты выполнишь не задумываясь. И не потому, что он приказал, а потому, что понимаешь: он знает, как сделать все правильно!

— Мне кажется, я понимаю, о чем ты говоришь, — пробормотала Кристин. — Но разве в Уоррене не было этой силы?

— Я ее не чувствовала.

Кристин почему-то опустила глаза.

— Давай выкладывай! — потребовала Мейбл. — Мне даже кажется, я знаю, что ты хочешь мне сказать!

Кристин тяжело вздохнула.

— Мне бы очень не хотелось, чтобы между нами встал мужчина, — начала она. — Ты же знаешь, мужчины приходят и уходят, а подруги остаются…

— Ты влюбилась в Уоррена!

— Откуда ты знаешь? — удивилась Кристин.

Мейбл улыбнулась.

— У тебя все время при упоминании его имени такой виноватый вид, что не догадаться невозможно! Я вот только не пойму: когда ты успела?

— Мне кажется, я его полюбила с первого взгляда. Но я не признавалась даже себе в этом, ведь Уоррен был с тобой. А сегодня мы с ним случайно встретились, поболтали, и поняли, что должны встретиться еще раз. И мне уже хочется, чтобы Уоррен был всегда рядом!

— Вы с ним очень похожи, — совершенно спокойно сказала Мейбл. — Вы оба считаете себя циниками, но умеете любить нежно, преданно, страстно, как не могут многие романтики. Значит, ты считаешь Уоррена сильным?

— Да, он тот, кто может мне приказывать!

— Что же я могу сказать? Желаю вам счастья! — Мейбл поднялась и обняла подругу.

— Ты правда не сердишься на меня? — с опаской спросила Кристин.

— За что же мне на тебя сердиться? — удивилась Мейбл.

— Ну ты же только что порвала с Уорреном…

— Но ведь уже порвала! Я давно поняла, что он не моя половинка. Я хочу не просто выйти замуж, я хочу найти Своего Мужчину. Мужчину Всей Жизни.

— А мне кажется, я его уже нашла, — тихо сказала Кристин.

— Тогда не упусти его! — посоветовала Мейбл.

— А что ты собираешься делать со своим красавцем с голубыми как море глазами?

— Пойти на свидание для начала.

— Он уже пригласил? — Кристин сразу же оживилась.

— Да, сегодня в конце разговора. Но мне иногда кажется, что это слишком быстро…

— Нет ограничения скорости в любви! Уж я-то знаю! — Кристин весело подмигнула подруге.

— Значит, я вдавлю педаль газа до упора!

6

Крис нервным жестом провел рукой по волосам. Мэгги, заметив этот жест, усмехнулась: давно она не видела деверя таким взволнованным.

— Ты как мальчик перед первым свиданием! — улыбнулась она, подавая Крису одежную щетку, которую он явно искал.

Крис благодарно улыбнулся в ответ и принялся смахивать с плеч несуществующие пылинки.

— Кто она? — спросила Мэгги.

— Самая замечательная женщина на свете! — ответил Крис, и глаза его восторженно заблестели.

— Почему же мы еще ничего о ней не слышали?

— Потому что это наше первое свидание.

— И как давно вы знакомы?

— Мэгги, мне кажется, в последнее время тебе очень скучно. Я скажу Тому, чтобы он уделял тебе больше внимания, — мягко осадил ее Крис. — И правда, пора бы вам уже сходить в кино или в ресторан…

— Если не хочешь отвечать, так и скажи. — Мэгги обиженно надула губки и отвернулась.

Крис осторожно положил руки ей на плечи и повернул к себе лицом.

— Не обижайся, — попросил он. — Ты же знаешь, как я люблю тебя, Эдди и Тома. Вы моя семья, и я не смогу прожить без вас и дня.

— А как насчет твоей зеленоглазой колдуньи? — хитро спросила Мэгги.

— У нее серые глаза, — поправил ее Крис и рассмеялся. — Мне кажется, нам с Томом стоит передать дела тебе и сидеть с ребенком и заниматься домом.

Мэгги невинно захлопала ресницами.

— Так ты расскажешь или мне придется вытягивать из тебя правду клещами? — поинтересовалась она, помогая Крису завязать галстук.

Кому-то их отношения могли бы показаться странными, но Крис относился к Мэгги как к сестре, а она до сих пор считала деверя неразумным ребенком. Впрочем, когда Мэгги появилась в доме Лоундхедов, Крис действительно был почти ребенком, чуть старше шестнадцати. Только благодаря Мэгги Крис перестал чувствовать себя заброшенным и никому не нужным. С ее помощью он быстро выбрался из болота подростковых проблем. Том любил брата, но после смерти отца ему пришлось зарабатывать на жизнь для всей семьи, так что на Криса часто просто не хватало времени. Между братьями навсегда могла вырасти стена непонимания и отчуждения, если бы не Мэгги. Она взяла на себя все заботы о доме и о мрачном подростке с длинными, давно не мытыми волосами. И в первую очередь заставила его подстричься.

Сейчас она с удовольствием любовалась красивым интеллигентным мужчиной. Мэгги было приятно понимать, что без ее влияния не обошлось. Теперь, когда у Мэгги вновь появилась надежда, что ее сын выздоровеет, она собиралась и Эдди вырастить таким же красавцем.

Она почувствовала, что сейчас расплачется, и всхлипнула.

— Ты чего? — удивился Крис.

— Вспомнила тебя в первый день нашего знакомства. Ты еще сказал, что у меня ничего попка, но все остальное могло бы быть и получше.

— Мне до сих пор стыдно, — признался он.

Мэгги махнула рукой, давая понять, что давно простила и забыла.

— Ты был ужасным подростком, но я рада, что у нас с Томом получилось вырастить из тебя человека!

— Мэгги, ты говоришь так, словно тебе пятьдесят и ты моя тетушка! — Крис рассмеялся и чмокнул ее в щеку. — Ты очаровательная женщина, прекрасная мать и просто чудо-сестра! Я тебе так благодарен за все, что ты для меня сделала, что и не знаю, смогу ли когда-либо отблагодарить тебя по-настоящему. Кажется, мы закончили с комплиментами и благодарностями? — Крис улыбнулся и чуть встряхнул невестку. — Давай, возьми себя в руки, ты же сильная женщина! Было бы из-за чего плакать.

Мэгги всхлипнула еще разок и улыбнулась в ответ.

— А как ее зовут?

Крис рассмеялся. Эта женщина всегда могла заставить его сделать что-то. Будь то мытье и стрижка волос или рассказ о своих сердечных делах.

— Ее зовут Мейбл, и она самая прекрасная девушка на свете, — сообщил Крис. — Впрочем, это я уже говорил.

— И у тебя это серьезно?

— Откуда я знаю? Это только первое свидание. Но мне бы очень хотелось, чтобы это было серьезно.

— Когда ты нас познакомишь с Мейбл?

— Слушай, я еще сам с ней толком не знаком! — чуть раздраженно заметил Крис. — Первое свидание, Мэгги, только первое свидание!

Мэгги фыркнула и выразительно пожала плечами.

— Еще до того, как твой братец соизволил пригласить меня на свидание, я знала, что выйду за него замуж!

— Ты всегда умела добиваться своего. И этим мне очень нравишься. Но я правда не знаю, получится ли у меня что-то в этот раз.

— Ты все еще не можешь забыть Сэнди? — участливо спросила Мэгги.

Крис опустил глаза. Ему совсем не хотелось вспоминать сегодня Сэнди. Этот вечер был посвящен Мейбл, и белокурая бестия из прошлого не должна вновь встать между Крисом и его новой девушкой!

— Прости, — извинилась Мэгги, сразу же почувствовав его состояние. — Тебе уже пора идти, я тебя только задерживаю…

— Все в порядке, Мэгги, — успокоил ее Крис. — Я действительно никак не могу забыть Сэнди. Но, может быть, это и к лучшему. Буду учиться на своих ошибках.

— Главное, не повторять эти ошибки…

— Успокойся, Мэгги, я не собираюсь наступать на те же грабли во второй раз. Мейбл совсем не такая. В ней нет ни капли лжи или притворства. Она будет говорить правду, даже если эта правда и неприятная. Она и кокетничать-то как следует не умеет! — Крис весело усмехнулся, вспомнив, как Мейбл краснела под его пристальным взглядом. — Она наивна, добра, честна, мила, да еще и красива.

— Мне кажется, что я уже не хочу знакомиться с этой Мейбл. Никогда не завидовала другим женщинам, и не хотелось бы начинать.

— Брось, Мэгги, она тебе понравится, и я уверен, вы подружитесь, — улыбнулся Крис. — Вы найдете общий язык. Мне кажется, мы с Томом еще будем долго ломать голову, как бы разбить ваш тандем…

— Наверное, ты очень хорошо меня знаешь.

— Бог мой, половина восьмого! — спохватился Крис. — Как быстро летит время рядом с красивой женщиной!

— Подхалим! — Мэгги шутливо ударила его щеткой. — Спеши к своей Мейбл и не забудь, что ты обещал привести ее к нам на Рождество!

— Когда это я обещал? — Крис застыл на пороге и удивленно оглянулся.

Отец лично обучал их с Томом науке частного сыска, и тренировке памяти и внимания в разработанной им программе уделялось очень много внимания.

— Буквально три минуты назад, когда рассказывал, какая она замечательная, — ответила Мэгги, честно глядя ему в глаза.

Крис покачал головой.

— Точно передам тебе дела…

— Я просто надеюсь, что к тому моменту Эдди разрешат вернуться домой, — тихо сказала Мэгги. — Мне бы хотелось, чтобы собралась вся семья и чтобы мы все были счастливы. Мне до смерти надоело встречать Рождество в больнице!

Крис не выдержал и вернулся, чтобы обнять ее.

— Все будет хорошо, Мэгги, обещаю тебе, — сказал он, поглаживая ее по спине. — Завтра Эдди прооперируют. Помнишь, что сказал врач? Если все будет хорошо, к Рождеству его выпишут.

— Мне так хочется в это верить, Крис!

— Ну так и верь.

Мэгги смахнула непрошеные слезы.

— Ладно, ты уже опаздываешь. Передавай ей привет!

— Обязательно! — усмехнулся Крис и ушел, не оглядываясь.

— Половина восьмого, Кристин, а я все еще не одета! Полный шкаф, а надеть нечего! — вскрикивала Мейбл, в раздражении отбрасывая очередной наряд.

— Может быть, вот это? — спросила подруга, протягивая ей облегающее черное платье, усеянное блестками.

— Черное, — скривилась Мейбл. — Слишком темное…

— Слушай, тебя не поймешь! — взорвалась Кристин. — Цветные — слишком вызывающие, черные — слишком темные! Давай решай быстрее, через десять минут приедет такси.

Мейбл тяжело вздохнула и приложила к себе брючный костюм цвета топленого молока.

— Слишком строго! — решила она, и костюм полетел в кучу вещей, которые она забраковала.

Кристин щелкнула пальцами и вскочила.

— Знаю!

— Что ты знаешь? — удивилась Мейбл.

— Только попробуй сказать, что тебе это не подходит, и я просто не знаю, что с тобой сделаю, — пригрозила подруга и бросилась к шкафу.

Она вытащила платье, о котором Мейбл уже успела забыть. Месяца три назад она, поддавшись импульсу, купила его на распродаже за смешные деньги, но так и не нашла повода надеть.

Двухслойное платьице с завышенной талией сидело на ней великолепно. Розовый атлас нижнего слоя оттенял нежную кожу Мейбл, а черный гипюр верхнего слоя делал платье достаточно строгим, и в нем можно было идти даже в самое шикарное заведение. Черная атласная ленточка завязывалась под грудью в кокетливый бантик, а тонкие бретели открывали точеные плечи и высокую грудь.

Как только Мейбл надела платье, она сразу же поняла, что это именно то, что нужно. Да и Кристин выглядела довольной.

— Это же Кален Миллер? — спросила Кристин, доставая откуда-то из недр шкафа золотистые босоножки на умопомрачительной шпильке. Она с удовольствием рассмотрела их и утвердительно кивнула: она никогда не путала марки!

— Да, но я ни разу их не надевала, — растерянно сказала Мейбл.

— Все когда-нибудь случается в первый раз, — успокоила ее подруга. — Они подойдут сюда идеально!

— Но ведь они золотые, а платье черное с розовым! — возмутилась Мейбл.

Кристин тяжело вздохнула и возвела глаза к потолку. Весь ее вид красноречиво говорил, как сложно ей бывает подчас с Мейбл и как она терпеливо относится к своим непростым обязанностям подруги.

— Атлас переливается? — спросила она.

— Да, — удивленно сказала Мейбл.

— Отлично! Твои босоножки тоже переливаются. И платье, и босоножки переливаются теплыми оттенками. Вывод?

Мейбл пожала плечами. В ответ Кристин послала ей еще один красноречивый взгляд.

— Вывод прост: они идеально сочетаются! Да к тому же на ноге босоножки будут почти незаметны. Так, что-то переливается, да стразы поблескивают…

— На них еще и стразы?! — Ужасу Мейбл не было предела.

— А куда сейчас без стразов? — задала резонный вопрос Кристин.

— Чем я только думала, когда их покупала? — неизвестно у кого спросила Мейбл, но, поймав грозный взгляд Кристин, продолжать спор не решилась.

Она надела босоножки и даже позволила Кристин повесить ей на шею бусы из крупного жемчуга, явно искусственного, которые только что красовались на моднице Кристин.

— Ну вот! — Кристин удовлетворенно осмотрела свое творение, чуть взбила пальцами локоны Мейбл и теперь окончательно удовлетворилась.

— Очаровательно! — констатировала она. — Ты похожа на куклу или скульптуру кого-нибудь из титанов Возрождения — выбирай, что тебе больше нравится. Настоящая женщина не может быть такой красивой!

Мейбл посмотрела на себя в зеркало и поняла, что подруга абсолютно права. Она выглядела восхитительно. Милой, нежной, беззащитной, такой, какой и была на самом деле. Но она так старательно скрывала это от всех, что уже и сама успела забыть маленькую девочку Мейбл.

— То, что нужно! — прокомментировала Мейбл.

— Я рада. — Кристин зарделась. — Все же хорошо, что ты хотя бы иногда слушаешь мои советы.

— Спасибо тебе огромное! Если бы не ты, я бы до сих пор выбирала и в итоге пошла бы бог знает в чем!

Мейбл видела, что подруге приятна ее благодарность, и собиралась еще немного потешить самолюбие Кристин, однако за окном просигналила машина.

— Тебе пора. Веди себя хорошо, но, если представится случай, пользуйся им! — Кристин с хитрой улыбкой подмигнула Мейбл, на щеках которой сразу же проступил румянец. — Ты же поменяла сегодня постельное белье?

— Ничего я не меняла, еще слишком рано, Кристин! — укоризненно заметила Мейбл, набрасывая пальто. — Глупо я выгляжу в пальто и босоножках?

— Нормально, сразу видно, что ты собралась в приличное место, — успокоила ее Кристин. — А простыни зря не поменяла…

Мейбл лишь покачала головой. На самом деле сегодня весь день она думала об этом. Но потом вспомнила, что каждый раз, как она готовилась к ночи любви, все получалось из рук вон плохо! Мейбл даже надела бы удобное белье без всяких там кружев и бантиков, но под такое платье обожаемый ею хлопок в разноцветных сердечках явно не подходил.

Она чмокнула подругу в щеку и вылетела из квартиры, надеясь, что Кристин не забудет выключить везде свет, когда уберет разбросанные по всем комнатам вещи. Они часто помогали друг другу собраться на свидание, а потом оставались в квартире подруги, чтобы убраться после этих сборов. И ни Мейбл, ни Кристин ничего странного в этом не видели. Помогать так помогать!

Мейбл села в такси и назвала ресторан. Водитель уважительно присвистнул.

— На свидание? — поинтересовался он.

— Да, — ответила Мейбл, и глаза ее загорелись.

— С ветерком?

Мейбл рассмеялась и кивнула. Она сходит из-за Криса с ума. Чего только стоит решение пойти на свидание с совершенно незнакомым мужчиной! А то, как она ждала его звонка? Это было самое настоящее сумасшествие, и Мейбл отлично это понимала, но ничего, совершенно ничего не собиралась с этим делать. Да, впервые за два года она вновь сходит с ума. И ей это нравится!

Мейбл расплатилась и вышла, поблагодарив за пожелание провести отличный вечер.

Поёживаясь от легкого озноба, вызванного то ли холодом, то ли волнением, Мейбл вошла в ресторан.

— Добрый день, — поздоровалась она с метрдотелем. — Меня пригласил мистер Лоундхед.

— О, прошу вас! Самый лучший столик!

Он пошел в зал, показывая Мейбл дорогу. Крис встал, как только заметил их. Мейбл почувствовала, как ее щеки заливаются краской смущения. И в то же время грудь щемило от восторга: какой же он красивый!

— Вы просто очаровательны! — вместо приветствия сказал Крис и поцеловал Мейбл руку.

— Спасибо, — пробормотала она, окончательно смутившись. Мейбл уже и вспомнить не могла, когда ей в последний раз целовали руку! Почему-то все мужчины, с которыми она встречалась, были уверены в феминистических наклонностях Мейбл.

Крис отодвинул для нее стул и сел сам напротив.

— В этом ресторане разнообразная карта вин, — сказал он. — Что вы предпочитаете?

Мейбл пожала плечами.

— Я вообще-то люблю красные вина, но ведь выбор зависит от того, что мы будем заказывать?

— Тогда я предлагаю начать с шампанского!

Крис жестом подозвал официанта, заказал шампанское и взял у него меню. Он протянул Мейбл экземпляр без цен и углубился в изучение кухни ресторана, попутно отпуская забавные комментарии, так что уже через несколько минут Мейбл забыла о своем смущении и весело смеялась.

Мейбл наслаждалась вечером и обществом Криса. Он умел веселить ее, как никто другой. Крис знал множество историй и анекдотов. Он имел свою точку зрения на все вопросы и аргументированно ее доказывал. Был в курсе всех книжных новинок и последних нашумевших (и не очень) фильмов. Чем дольше Мейбл слушала его, тем отчетливее понимала, что пропала. Природное очарование Криса заставило ее забыть о Стенли, об осторожности, о том, что простыни на ее постели недельной свежести.

Они танцевали под хиты двадцатых годов «Почему я тебя люблю?», «Роз Мари», «Боль где, чем ты знаешь» — все самые романтичные баллады и самые любимые песни Мейбл.

Крис с нежностью смотрел на лицо Мейбл. Она прикрыла свои удивительные лучистые глаза, наслаждаясь музыкой, и тихо подпевала. Ее розовые губы так и манили Криса. Больше всего на свете ему сейчас хотелось прикоснуться к этим чудным лепестками распускающегося под солнцем чудесного цветка. Выпить до дна их нектар, ощутить всю их сладость, заставить их трепетать в ожидании прикосновения.

Он больше не мог сдерживаться и осторожно прикоснулся губами к виску Мейбл там, где шелковые волосы завивались небольшими колечками. Мейбл вздрогнула и замерла, но не отстранилась. Крис чувствовала, как бешено бьется ее сердце, видел, как пульсирует Жилка на шее, слышал, как прерывается ее дыхание. Он хотел большего, он хотел видеть, как Мейбл будет извиваться в его объятиях, видеть, как широко распахиваются ее глаза, как ее губы выговаривают его имя.

Но вот музыка закончилась. Мейбл подняла на него свои огромные глаза, в которых плескались, словно в глади горного озера, серебряные блики. И Крис почувствовал, что, если он сейчас предложит уйти вместе, Мейбл согласится. Но он так же хорошо понимал, что, если сегодня все случится, это навсегда изменит его жизнь. Все же Крис был слишком хорошим детективом, чтобы совершенно забыть о своем деле.

Боже мой, я ведь готов сделать все, чтобы обмануть своего клиента! — с ужасом подумал он, осторожно провожая Мейбл к столику. Я чувствую, что Мейбл взяла этот чертов ключик, но я так же хорошо чувствую, что она просто не может быть преступницей! Что же происходит? И что мне теперь делать? Я не могу уже вернуть деньги: операция Эдди оплачена, оплачено и его реабилитационное лечение. Что мы будем делать, если мистер Блэк потребует обратно свои деньги?

— Крис, у тебя все хорошо? — тихо спросила Мейбл и положила свою маленькую кисть поверх его кисти.

И Крису вдруг собственная рука показалась преогромной. Он вспомнил, как в первый раз взял на руки племянника — маленький сморщенный комочек. Тогда его пронзило то же чувство нежности и преданности.

Ему хотелось обнять Мейбл и никогда не выпускать ее из объятий, хотелось защитить ее от всего мира, навсегда оградить от слез и разочарований.

Боже мой, да я же люблю ее! — удивленно подумал Крис.

— Эй, что случилось? — еще раз окликнула его Мейбл.

Крис потряс головой и улыбнулся ей. Он обдумает все позже, когда отвлекающего фактора в виде самой прекрасной женщины на свете не будет рядом.

— Все в порядке, — мягко сказал он. — Хочешь кофе?

Они и сами не заметили, как перешли на «ты». Это произошло так естественно, будто они были знакомы уже много-много лет. Крис чувствовал, что рядом с Мейбл не может быть места лжи и обману. Только рядом с ней и в семье брата он мог быть самим собой. И Крис был готов многое отдать за это чудесное ощущение.

— Если честно, не очень, — призналась Мейбл. — Может быть, мы выпьем кофе у меня?

Она и сама не ожидала, что сделает такое предложение. Крис удивленно вскинул голову и посмотрел ей в глаза. Мейбл почувствовала, что тонет в голубых озерах его глаз.

Больше не нужны были слова, и ни один звук не потревожил диалог их глаз, разговор их душ.

7

Крис заглушил мотор и пристально посмотрел на Мейбл. Она почувствовала его взгляд и улыбнулась в ответ. Медленно, словно во сне, Мейбл протянула руку и прикоснулась к щеке Криса. Ее пальцы мягкими, чуть ощутимыми движениями изучали каждую черточку его лица. Вот они пробежали по скулам, вот чуть задели морщинки возле глаз, вот прикоснулись к чутким крыльям носа…

Он ощущал тепло ее пальчиков, ощущал тонкий, чуть уловимый запах, присущий только Мейбл. Запах роз, фиалок и еще чего-то почти неуловимого. Наверное, так пахнет весна и любовь.

Глаза его закрывались, а голова кружилась от удивительных ощущений, которые дарила ему Мейбл. Ее пальчики прикоснулись к чуть приоткрытым губам, и Крису показалось, что мир взорвался тысячью осколков.

Его губы открылись навстречу ласке Мейбл и захватили ее пальчики, осторожно целуя их. Крис вздрогнул, услышав, как сбилось ее дыхание, как чуть слышный стон сорвался с ее губ.

Он повернулся и, взяв двумя пальцами ее подбородок, с головой нырнул в серебристый водоворот ее чудесных глаз.

— Поцелуй меня, — вдруг попросила Мейбл.

Ее голос дрожал от напряжения, а хриплые нотки сводили Криса с ума.

Крис наклонился и нежно прикоснулся губами к уголку ее губ. Мейбл задрожала, словно под порывами ледяного ветра, и подалась навстречу его губам, мечтая стать одним целым с этим мужчиной, слиться с ним в безумном танце близости двух душ.

Но вместо того чтобы впиться страстным поцелуем в ее губы, Крис отстранился и внимательно посмотрел на нее.

— Что такое? — пробормотала Мейбл и покраснела.

Крис покачал головой и улыбнулся.

— Ты самая прекрасная женщина на свете, — сказал он.

Мейбл смущенно улыбнулась и опустила глаза.

— Самая прекрасная, — повторил Крис и наклонился к ней.

Его губы были нежнее крыльев бабочки, легче первого снега. Чуть ощутимыми прикосновениями Крис целовал ее губы от одного уголка к другому. Он чувствовал, что Мейбл хочет большего, но не торопился, ибо понимал: нельзя сейчас спешить, и ласки его были тоньше шелка, мягче пуха.

Он чувствовал, как тает Мейбл в его руках, словно снег под горячим солнцем. Ее прерывистое дыхание сводило Криса с ума, заставляло забыть обо всем на свете. Он осторожно прикоснулся к горячим губам Мейбл языком, попробовав их на вкус. Медленно его язык повторял путь, который до этого прошли губы. Так медленно, что Мейбл казалось: она не выдержит больше ни секунды этой сладкой пытки.

Наконец Крис прильнул к ее губам. Мейбл тихо застонала и подалась ему навстречу. Ее тонкие руки обвили плечи Криса, и вот он прерывисто вздохнул, когда Мейбл запустила пальцы в чуть вьющие волосы на затылке.

Поцелуй становился все более страстным. Мейбл казалось, что этот ураган страсти сейчас унесет ее куда-то далеко-далеко, туда, где они еще ни разу не бывала.

Но вдруг она отстранилась. Крис недоуменно посмотрел на нее.

— Не здесь, — тихо сказала Мейбл и протянула ему руку, призывая следовать за собой.

Они вышли из машины и, поминутно целуясь, поднялись к квартире Мейбл.

Крис больше не мог сдерживать страсть. Он прижал Мейбл спиной к двери и положил руки на восхитительно тонкую талию. Его страсть могла бы сравниться по силе лишь с ураганом или цунами. Его поцелуи сводили Мейбл с ума, заставляя забыть обо всем на свете.

Она уже с трудом могла держаться на ногах, а губы Криса становились все настойчивее, все требовательнее. Мейбл обняла его и прижалась, чтобы не упасть. Руки Криса медленно опустились на упругие ягодицы, обтянутые тонкой тканью платья, и осторожно сжали их.

Мейбл откинулась назад и тихо застонала, чувствуя, что готова отдаться ему прямо здесь и сейчас. Когда она закинула ногу на бедро Криса и прижалась к нему, Крису показалось, что воздух вдруг покинул его легкие. Близость ее зовущего тела, страсть, которую он разбудил в Мейбл, заставляли его забыть обо всем на свете. Цивилизованный мужчина ушел куда-то в сторону, и на его место вернулся дикарь, который нашел свою женщину и хотел только одного: успокоить сводящую с ума, но дарящую такое блаженство боль. Он осторожно приподнял Мейбл и впился губами в трепещущую жилку на ее тонкой шее.

Ключ выпал из ослабевших рук Мейбл со страшным грохотом. Это звук буквально на несколько секунд привел их в чувство. Мейбл дрожащими руками подняла ключ и с трудом вставила его в замочную скважину, но она никак не могла повернуть ключ: осторожные прикосновения губ Криса к ее шее сводили с ума Мейбл так же, как и его страстные поцелуи. Тогда Крис осторожно отстранил Мейбл и открыл дверь.

Сплетясь в страстных объятиях, они вошли в темную квартиру и захлопнули за собой дверь. Мейбл пыталась нащупать рукой выключатель, но вскоре отказалась от этой затеи: губы Криса медленно опускались вниз по ее шее, отыскивая упругие полукружья груди. Он спустил бретельки с ее плеч и провел рукой по напрягшимся под тонким кружевным бельем соскам.

Мейбл застонала и откинулась назад, приглашая его продолжать. Крис медленно опустил тонкое кружево бюстгальтера, задержавшись возле сосков Мейбл. Он прикоснулся губами к нежной, чудесно пахнущей коже. Стон наслаждения стал ему вознаграждением и поощрением. Крис провел языком вокруг соска, и Мейбл задрожала, не в силах сдерживать страсть и желание, которые завладели ею. Наконец губы Криса нашли сосок, и он осторожно взял его в зубы, заставляя Мейбл извиваться от страсти.

— Что же ты со мной делаешь… — прерывающимся голосом прошептала Мейбл и подняла его голову, чтобы впиться губами в его губы.

Дрожащими пальцами она расстегнула пуговицы на рубашке Криса и провела ладонью по его мускулистой груди, чуть путаясь в жестких волосках. Ее пальцы опускались все ниже и ниже, и вот уже Крису казалось, что он сходит с ума. Он взял в захват кисти рук Мейбл и завел их за ее спину. Крис прижал ее своим большим сильным телом к стене и вновь припал к губам Мейбл в поцелуе.

— Возьми меня! — потребовала Мейбл, когда наконец-то Крис отстранился от нее.

— Ты уверена? — вдруг спросил он.

Мейбл одним ловким движением освободилась от его захвата и оттолкнула Криса на шаг от себя. В мгновение ока избавившись от платья и трусиков, Мейбл развела руки в стороны и призывно облизала губы. Крис понял, что больше просто не в силах сдерживаться. Он сделал шаг к ней, но Мейбл остановила его и быстрым и ловким движением расстегнула ремень на его брюках.

— Ты меня видел, я хочу видеть тебя, — сказала она, держась за пуговицу брюк Криса.

Медленнее, безумно медленно, на взгляд Криса, она расстегнула ширинку и осторожно помогла ему снять трусы. В бледном свете уличного фонаря Крис стоял перед ней такой красивый, такой желанный, что Мейбл перехватило дыхание.

Крис прижал ее к стене. Мейбл чувствовала рядом с собой его горячее тело, напряженная плоть Криса упиралась ей в бедро.

— Давай же, — попросила Мейбл и подалась ему навстречу.

Крис приподнял ее и осторожно погрузился в манящие глубины ее прекрасного тела. Мейбл замерла на секунду, чувствуя, как заполняется им, как становится одним целым с этим мужчиной.

Но вот Крис сделал первое движение, и Мейбл застонала, запрокидывая голову, отдаваясь во власть Криса, полностью растворяясь в нем и подчиняясь ему.

Два белеющих в неверном свете уличного фонаря тела сплелись в безумном танце. Древняя музыка жизни подхватила их и понесла на крыльях все дальше и дальше, туда, где золотое солнце взрывается тысячью осколков, чтобы потом вновь собраться и вновь взорваться миллиардами страстных стонов и криков.

Мейбл тревожно вскрикнула и села на кровати.

— Что случилось, малыш? — спросил Крис, обнимая ее за плечи.

Она облегченно выдохнула и прижалась к его теплому, уже успевшему стать родным телу.

— Мне показалось, что тебя нет рядом, Крис.

— Все в порядке, это просто сон, — успокаивающе гладя ее по спине, ответил он.

— Да, все в порядке, — сказала Мейбл, успокаиваясь. — Все в порядке, ты со мной.

Она снова легла и нежно прижалась к Крису. Он обнял Мейбл и поцеловал ее в висок.

Больше всего на свете сейчас Крису хотелось забыть о том, что Мейбл главная подозреваемая по делу, которое он расследует. Но сейчас, когда страсть поостыла — а Крис чувствовал, что она не ушла, да и никогда не уйдет окончательно, — он мог спокойно подумать о своих поступках и взвесить их.

Что я здесь делаю? Почему оказался рядом с этой женщиной? Почему именно она? — уже в который раз спрашивал себя Крис, но только сейчас решился ответить самому себе: все просто — я влюбился в Мейбл, словно мальчишка. Но ведь я не имею права забывать об этом дурацком деле. Я уже взял деньги, я обещал найти преступника. Может быть, поговорить с Мейбл? Прямо спросить ее, где этот дурацкий ключ и зачем она его взяла.

Крис посмотрел на спящую Мейбл, покачал головой и осторожно, чтобы не разбудить, поцеловал ее веки.

Я все ей скажу, но только не сейчас, решил он. Только не сейчас. Сейчас я хочу любить ее, защищать и оберегать от всего мира. Это моя женщина, и я сделаю все, чтобы она больше никогда не просыпалась ночью в страхе.

8

Крис в самом мрачном расположении духа сидел в своем кресле и метал ножи. Том вот уже несколько минут с нескрываемой тревогой следил за младшим братом. Когда же нож в восьмой раз вонзился в десятку и начал мелко в ней подрагивать, что говорило бешеной силе, с которой Крис вогнал его, Том не выдержал и спросил:

— Что с тобой происходит? Это из-за Мейбл?

Крис усмехнулся.

— Мэгги уже все тебе рассказала?

Том лишь пожал плечами.

— Конечно рассказала. Ты же ее любимчик, и она просто светилась от счастья и гордости, когда сообщила мне, каким красавцем ты стал и что наконец-то появилась на твоем горизонте нормальная девушка. До сих пор не могу понять, кем тебя считает Мэгги — сыном, братом или кем-то еще!

— Я и сам не понимаю, но очень благодарен ей за поддержку.

Том встал и подошел к брату.

— Прости, — тихо сказал, — в последние два года мы с тобой даже и не разговаривали по-человечески.

— Брось! — отмахнулся Крис и положил руку на плечо Тома. Он вдруг с удивлением увидел, как постарел в последнее время старший брат. — Мы пережили два страшных года. Тебе и так было тяжело. Я уже большой мальчик и могу сам решать свои проблемы.

Том невесело усмехнулся.

— Мне кажется, нам с тобой все же стоит поговорить.

— О чем же? — поинтересовался Крис, хотя и так отлично понимал, что хочет ему сказать брат, но всеми силами старался избежать неприятного разговора.

— О Мейбл Брукс и о том, что между вами происходит.

— Да что тут говорить. — Крис развел руками. — Я влюбился по уши, зная, что она преступница.

— И что же ты собираешься делать?

— Выяснить, куда Мейбл дела ключ и отдать его этому мистеру Блэку. Он ведь нанял меня, чтобы найти ключ, не так ли?

— Мне с самого начала не понравилось это дело, — признался Том. — Жаль, что я узнал о нем, когда ты уже принял деньги.

— Прекрати, — попросил Крис. — Ты же знаешь, это был наш последний шанс.

— Я боюсь, что этот чек никому не принесет добра…

— Не каркай! — попросил Крис.

— Я и не каркаю. Просто ты влюбился в преступницу, которую тебя же и просили найти. Крис, ты уже в безвыходной ситуации!

Крис тяжело вздохнул и еще раз метнул нож. На этот раз кинжал даже не попал в цель!

— Я и сам знаю, что в безвыходной ситуации! — усмехнулся он. — Но что же теперь сделаешь?

— Для начала можно пойти и поговорить с Мейбл, выложить ей все начистоту и подумать вместе, что можно сделать, — предложил Том.

Крис покачал головой.

— А как ты собираешься искать этот ключ? Будешь, словно вор, обыскивать квартиру любимой женщины?

— Не знаю, — сердито буркнул Крис.

— Не тяни, решай что-нибудь быстрее!

— Как я могу что-нибудь решить, если любой вариант заканчивается тем, что Мейбл может отвернуться от меня! — возмутился Крис.

— Молчанием ты тоже ни к чему хорошему не придешь, — резонно заметил Том. — Когда-нибудь Мейбл узнает правду, и тогда тебе будет в сто крат труднее доказать что-то.

— А что я буду должен доказывать? — поинтересовался Крис. — Я люблю ее, а это доказывается не словами, а делами. Если к золотой свадьбе она узнает, с чего все началось, будет уже поздно что-то менять.

— Не стоит начинать будущее со лжи. — Том недовольно покачал головой. — Если уж ты думаешь о золотой свадьбе, подумай и о том, как больно ей будет узнать, что ты обманывал ее все эти годы! Поставь себя на ее место, Крис. Представь, что бы ты почувствовал, если бы узнал, что Мейбл роется в твоих вещах, чтобы доказать твою причастность к преступлению?

— Но не могу же я просто так бросить это дело? На карту поставлена жизнь Эдди!

Том побледнел, но взгляд его остался твердым и уверенным.

— Если нужно будет вернуть деньги этому мистеру Блэку, мы пойдем на это, — спокойно сказал он. — Операцию мы оплатили из своих сбережений, хватит даже на два первых месяца реабилитации. А потом все еще может измениться…

— Я не хочу полагаться на случай, Томас. Я никогда не прощу себе, если с Эдди что-то случится только потому, что я увлекся женщиной. Я знаю, что мне нужно сделать.

— Рассказать ей все? Объяснить, что ты пошел на это только потому, что от денег зависит жизнь Эдди? — спросил Томас, и Крису показалось, что он даже обрадовался.

— Нет, — уверенно сказал он, хотя сам такой уверенности не чувствовал. — Я просто порву с Мейбл. Тогда я смогу продолжать дело спокойно, найти этот ключ, смогу даже обыскать ее квартиру…

— А потом? — спросил Том.

— О том, что будет потом, я не хочу думать, — отрезал Крис.

— Ты делаешь ужасную ошибку! — воскликнул старший брат.

— Может быть, но я буду знать, что это моя ошибка. И подумай сам, Том: смогу ли я быть счастлив, зная, что мое счастье основано на жизни одного маленького мальчика?

— Крис, ты делаешь ошибку, — вновь повторил Томас, но уже без особой надежды убедить брата.

— Это мое решение, — твердо сказал Крис. — И давай больше не будем об этом. Почему Мэгги до сих пор не звонит?

Томас нервно пожал плечами.

— Операция длится от четырех часов. До конца минимального срока еще полчаса.

— Если хочешь, можешь ехать к Мэгги, я тут и сам справлюсь. Ты сейчас ей нужен гораздо больше.

— Ты уверен, что сам…

— Конечно! — твердо сказал Крис, понимая, как сильно брату хочется быть сейчас с женой в больнице, где решается судьба их ребенка.

— Ну тогда до вечера!

— Не забудьте мне позвонить, когда все закончится! — крикнул ему вдогонку Крис. — А то я вас знаю, обрадуетесь и думать забудете о том, что дядюшка тут волнуется! И, Том, я уверен, все будет хорошо.

— Да, все будет хорошо. Мы не забудем! — кивнул Том и махнул брату на прощание.

Крис слабо улыбнулся и, как только Том закрыл за собой дверь, устало рухнул в кресло. Он принял единственно верное решение, но как тяжело оно ему далось!

Мне нужно позвонить и поговорить с Мейбл! Нужно сказать, что все кончено, убеждал себя Крис. Но он просто не мог протянуть руку, снять трубку и набрать номер, который запомнил с первого же раза.

А ведь она ждет моего звонка, вспомнил Крис. Может быть, если я не позвоню, Мейбл все поймет? Да и что я ей сейчас скажу? Мне придется рассказывать все так, как есть, а я этого не вынесу! После того, что произошло между нами этой ночью, я не смогу, просто не смогу…

Крис уронил голову на руки и почувствовал, как глаза защипали непрошеные слезы. Резкий звонок интеркома заставил его взять себя в руки.

Еще будет время оплакать эту любовь, которая так и не успела начаться, подумал Крис.

— Да? — сухо спросил он, снимая трубку.

— Вам звонит какая-то Барбра, говорит, что она ваша одноклассница, — сообщила миссис Бастроу.

— Барбра! — обрадовано воскликнул Крис, сразу же вспоминая свою школьную подружку. — Соединяйте. Привет, я тебя не слышал уже лет десять! — обрадовано закричал Крис в трубку.

— Привет! Я в Лондоне, мне на глаза случайно попалось объявление в газете. Ты все же продолжил дело отца?

— Все мы в детстве уверены, что не будем делать так, как делают родители, — усмехнулся Крис и совершенно честно сказал: — Я рад тебя слышать, Барбра.

— Я тоже очень рада. Я буду в Лондоне неделю. Может быть, пообедаем как-нибудь вместе?

— С удовольствием! — обрадовался Крис. Ему сейчас нужно поговорить с кем-то, кто не имеет никакого отношения ни к Мейбл, ни к его работе, ни к его семье. — Как ты смотришь на то, чтобы завтра вечером поужинать со мной?

— А Сэнди не будет против? Она ведь у тебя такая ревнивая! — хмыкнула Барбра.

— Мы с Сэнди расстались, — мрачно сказал Крис. Ох не к добру Барбра ее упомянула!

— Прости, — растерянно сказала она.

— Ничего, — отмахнулся Крис. — Это уже старая история. Так я заеду за тобой завтра в восемь? Ты где остановилась?

— Давай не завтра, а послезавтра, — попросила Барбра. — У меня на завтра запланирована встреча с родственниками. Как бы мне ни хотелось пропустить это мероприятие, но, увы…

— Отлично, давай послезавтра.

— Заезжай за мной в «Ритц», я буду ждать тебя в фойе.

— Ого! — присвистнул Крис. — Вижу, у тебя дела идут просто отлично.

— Нам нужно будет так много друг другу рассказать! — рассмеялась Барбра. — До послезавтра!

Крис положил трубку и улыбнулся. Как хорошо, что Барбра позвонила. Теперь ему хотя бы есть о ком подумать, кроме Мейбл.

Но как Крис ни старался сосредоточиться на делах, он постоянно вспоминал волшебный вкус губ Мейбл.

9

Мейбл блаженно потянулась и открыла глаза. Новое утро было солнечным, таким же солнечным, как и вчерашнее утро, когда она проснулась рядом с Крисом.

Интересно, что он сейчас делает? — подумала она, вскакивая с кровати. Мейбл была полна сил, никогда еще пробуждение не было таким легким! Наверное, это любовь…

Мейбл хихикнула и игриво подмигнула своему отражению в зеркале. На нее смотрела совсем молодая девушка, юная и свежая, словно весенний рассвет. Вот уже много лет Мейбл не видела ничего подобного в зеркале. Нет, она всегда отлично выглядела, но по большей части это была заслуга косметических средств и процедур. А сейчас Мейбл не только выглядела прекрасной и желанной, но и ощущала себя таковой.

Да, я люблю и любима! Что может украсить женщину лучше, чем это чудесное чувство?

Впереди была целая суббота, и Мейбл собиралась провести ее с пользой. Во-первых, следовало наконец-то разобрать скопившиеся счета. Во-вторых, она уже почти два месяца откладывала генеральную уборку. Если в четверг ночью Мейбл было совершенно безразлично, что подумает о ее доме Крис, сегодня этот вопрос заботил ее всерьез.

Но не успела Мейбл взяться за пылесос, как зазвонил телефон. Она со вздохом отложила щетку и подняла трубку. Мейбл даже знала, кто звонит, и поэтому понимала, что притвориться, будто ее нет дома, нет никакой возможности.

— Привет, Кристин, — обреченно поздоровалась Мейбл и упала на диванчик. Что толку стоять, если разговор затянется не менее чем на полчаса?

— Как ты узнала, что это я? — удивилась подруга.

— Кто еще может позвонить мне в половине восьмого утра в субботу? — резонно заметила Мейбл.

— Рассказывай! — потребовала Кристин, и по характерным звукам Мейбл догадалась, что она устраивается на диване поудобнее, намереваясь выспросить все подробности.

— А что мне рассказывать?

— Как прошло свидание! Кстати, почему это вчера у тебя был отключен домашний телефон?

— Просто я не хотела никого слышать.

— Вот тебе и на… — обиженно пробурчала Кристин.

— Да, я хотела побыть одна и разобраться в том, что со мной происходит, — спокойно ответила Мейбл.

Она не чувствовала за собой никакой вины. Вчера, когда наконец-то закончилась бешеная гонка на работе, она спокойно села и наедине с собой подумала о том, что она чувствует к Крису и как же собирается жить дальше. Только потому, что Мейбл смогла побыть в одиночестве, сегодня утром она проснулась, понимая, почему ей хочется петь и почему вдруг тело стало таким легким, что Мейбл даже побаивалась, как бы она не взлетела посреди запруженной лондонской улицы!

— И что же с тобой происходит? — Любопытство все же победило, хотя Мейбл почти и не сомневалась в этом, все же она слишком хорошо знала Кристин.

— Я влюбилась! — сообщила Мейбл.

Кристин издала странный звук, что-то среднее между боевым кличем индейцев и взвизгом бензопилы.

— Что это с тобой? — спросила Мейбл, чувствуя, как ее губы расползаются в широченную улыбку.

— Мне кажется или у тебя сейчас вид, как у кошки, наевшейся до отвала сметаны? — полюбопытствовала Кристин.

Мейбл расхохоталась.

— Да, я именно так и выгляжу. Я даже рада, что впереди целых два выходных. На меня вчера все смотрели как на сумасшедшую, а я просто ходила и улыбалась.

— Вот это было зрелище! — вставила Кристин.

— Да, теперь у меня есть два дня, чтобы хоть чуть-чуть прийти в себя.

— А как же этот твой возлюбленный? — поинтересовалась подруга.

— Крис вчера мне не звонил, но ведь мы только утром расстались. Что толку звонить? — совершенно спокойно сказала Мейбл, хотя ей очень хотелось, чтобы Крис позвонил — хотя бы пожелать ей спокойной ночи.

— Так, значит, вы… — медленно сказала Кристин. И тут же весело воскликнула: — Я же говорила тебе, что нужно поменять простыни!

— Мне кажется, что мое белье достаточно чистое, чтобы можно было на нем заниматься любовью! — ответила Мейбл чуть обиженным голосом.

— Не сомневаюсь. Но на шелковых простынях делать это гораздо интереснее!

— Это уже когда начинаешь во время любви замечать что-то другое. Мы же просто наслаждались друг другом.

— Что-то мне подсказывает, вы даже не дошли до кровати, — протянула Кристин.

Мейбл предпочла пропустить это проницательное замечание мимо ушей. Да, она была рада рассказать подруге, почти сестре, о событиях этого памятного вечера, возможно, самого важного вечера в ее жизни. Мейбл так хотелось поделиться с кем-то тем, что они с Крисом стали близки, но вот вдаваться в подробности не собиралась. Есть вещи, которые должны знать только двое.

— И когда вы теперь собираетесь встречаться? — поинтересовалась Кристин.

— Не знаю. Думаю, Крис позвонит мне сегодня, и мы что-нибудь придумаем.

Кристин выразительно хмыкнула.

— Даже если мы решим не выходить из дома и заказать еду из ресторана, я не вижу в этом ничего предосудительного! — отреагировала Мейбл на странные звуки, издаваемые подругой.

— Странно, что он тебе вчера не позвонил…

— Я же сказала, мы расстались только утром. К тому же это был очень важный для него день.

— Почему?

— Потому что в пятницу его племяннику делали очень сложную операцию. Мне кажется, у Криса было о чем подумать, кроме меня, — сказала Мейбл, всеми силами стараясь убедить себя, что лично она совсем не против, тем более что речь идет о маленьком страдающем ребенке.

— Тебе обидно! — тут же догадалась Кристин, которая каким-то даже не шестым, а, наверное, сотым чувством догадывалась, о чем думает или что чувствует подруга.

— Ну-у-у… — протянула Мейбл.

— Можешь дальше не объяснять, — перебила ее Кристин. — С одной стороны, ты понимаешь, что Крис сейчас волнуется и переживает за племянника, но с другой стороны, тебе бы очень хотелось, чтобы он немного подумал и о тебе. Это нормально, Мейбл, и не стоит этого стесняться!

— И все же мне неловко.

— Перед кем?! — изумилась Кристин.

— Перед самой собой.

— Как это? — удивилась подруга.

Мейбл тяжело вздохнула. Ей иногда казалось, что Кристин просто не понимает, что такое муки совести. Впрочем, подруга всегда поступала так, что перед самой собой ей стыдно не было.

— Давай не будем углубляться в философские рассуждения о том, что такое совесть и с чем ее едят, — попросила Мейбл. — Кстати, как у вас с Уорреном дела?

— Мы не такие реактивные ребята, как вы, — усмехнулась Кристин. — Уоррен пригласил меня на ужин завтра вечером. Ты поможешь мне?

— А вдруг меня куда-нибудь пригласит Крис?

— Придумаем что-нибудь! В первый раз, что ли, преодолевать трудности! — отмахнулась Кристин. Она предпочитала не задумываться над проблемами, которые, возможно, никогда и не возникнут. — У твоего телефона есть громкая связь?

— Конечно.

— У меня готов план действий! — обрадованно закричала Кристин.

Мейбл даже пришлось убрать трубку подальше от уха. Впрочем, она уже привыкла к бурному выражению чувств подругой. Тем временем Кристин принялась рассказывать о своей очередной гениальной идее:

— Мы просто включим громкую связь и будем рассказывать друг другу, что собираемся надеть! Мы ведь все покупки делаем вместе, а то, что есть из старья, знаем наизусть!

— Вот и отлично, — согласилась Мейбл, пытаясь вспомнить, что висело в шкафу подруги, когда она в последний раз помогала ей собираться на свидание. Обычно Мейбл отводилась роль китайского болванчика, который должен сидеть смирно и кивать головой.

— Знаешь, мне все больше и больше нравится Уоррен, — чуть смущенно призналась Кристин. — Он такой милый, очаровательный и забавный!

Мейбл поняла, что она слишком плохо думала о подруге: все же Кристин неудобно, ведь она завела роман с мужчиной, которого ее подруга оставила всего-то неделю назад!

— Это просто великолепно! — воскликнула Мейбл. — Он отличный парень, и я не сомневаюсь, что два таких прожженных прагматика, как вы, смогут найти общий язык.

— Мне иногда кажется, что прагматизм начал меня подводить, — призналась Кристин. — Стыдно сказать, но я вчера достала «Унесенных ветром» с Вивьен Ли. Представь только, я плакала, особенно когда она произносила этот известный монолог с морковкой в руке!

— С редиской, — поправила Мейбл. — Ее еще тошнило от редиса на голодный желудок.

— Какая разница! И вообще, твоя страсть к подробностям до добра не доведет! — отмахнулась Кристин. — Главное ведь не редиска, а то, что чувствовала героиня. Это было так… так…

— Ты все равно не подберешь синоним, ты же прагматик!

Кристин тяжело вздохнула.

— Если события будут развиваться так, как они развиваются сейчас, я начну засматриваться на эти сумасшедшие платья с кринолинами и розами! Разумеется, в белом цвете.

— Вот это да! — воскликнула пораженная Мейбл. — Наша Кристин задумывается о свадьбе!

— И что тут странного? — чуть обиженно спросила подруга. — Я все же женщина! Я тоже хочу замуж.

— А кто говорил, что к алтарю пойдет только в черном?

— Тогда у меня был сложный период в жизни, и я всерьез подумывала о том, чтобы начать собирать деньги на искусственное осеменение.

— Ты меня иногда пугаешь, Кристин! — призналась Мейбл.

— А чего тут пугаться? Мне тогда казалось, что все мужики уроды и мерзавцы. И исключений я делать не собиралась ни для кого. Я тогда очень расстраивалась, что нет никакой возможности обойтись без них. Все же здоровье штука тонкая, и мне не хотелось превратиться в мужененавистницу.

— Только не говори мне, что все изменилось с тех пор, как в твою жизнь вошел один симпатичный кареглазый блондин! — рассмеялась Мейбл.

— Но если все так и есть! Мне кажется, что Уоррен — самый замечательный человек на свете. И я даже немного огорчена, что наш роман не развивается с такой космической скоростью, как твой, — призналась Кристин.

— Все влюбленные пары в чем-то похожи, и всем кажется, что такой любви еще никогда не было, — задумчиво сказала Мейбл. — И в чем-то они правы: каждый раз мы любим по-разному. И любовь у всех такая же разная, как и отпечатки пальцев…

— Что-то тебя, подруга, занесло, — протянула Кристин.

— Да, на меня плохо действует мысль, что сейчас придется все же заняться уборкой, — призналась Мейбл.

— Так ты все же решила наконец-то навести в квартире порядок?

— Ну я решила, что ночью, когда голова от страсти отказывает, а вокруг темно, все равно, что творится в квартире, — смущенно объяснила Мейбл, — но вдруг мы решим остаться дома, а не идти куда-нибудь? Что подумает обо мне Крис?

— Правду. Он подумает, что ты — страшная неряха! — весело сообщила Кристин.

— Кто бы говорил! — возмутилась Мейбл. — У меня, если сравнивать с твоим жилищем, по-другому не получается сказать, образцовый порядок!

Они весело рассмеялись. На самом деле Мейбл была аккуратисткой до мозга костей, и только слегка ненормальная домохозяйка, которой откровенно нечего делать, заявила бы, что квартира Мейбл нуждается в уборке.

Кристин не столь трепетно относилась к чистоте и порядку, она спокойно могла разбросать вещи по всей квартире, когда собиралась на работу, но назвать «жилищем» ее уютную квартирку было нельзя.

— Пора бы нам уже заканчивать разговор, — сказала Кристин. — Уоррен обещал позвонить в половине девятого…

— Что, уже половина девятого?! — испуганно воскликнула Мейбл.

— Нет, еще без пяти восемь, но вдруг он позвонит раньше?

— Значит, ты просто проснулась сегодня рано и решила, что, раз уж не сможешь ничем заняться, можно позвонить мне в такую рань и трепаться ни о чем?! — Возмущению Мейбл не было предела.

— Ничего такого я не думала! — начала оправдываться Кристин. — Но ведь ты тоже рано встала? И вообще, Мейбл, давай поговорим завтра утром.

— А вечером тебе лучше не звонить? — чуть улыбнувшись, спросила она.

— Только в самом крайнем случае.

— Это в каком же?

— А вдруг тебе Крис сделает предложение? Как только он скажет волшебное «Будь моей женой» или любой другой вариант этой фразы, сразу же мне звони. Даже если в это время я буду очень, очень занята!

— Договорились! — рассмеялась Мейбл. — Но я думаю, у нас все произойдет не настолько стремительно. Все же я почти ничего не знаю о нем, а он почти ничего не знает обо мне…

Мейбл совершенно случайно посмотрела на свою шкатулку, в которой хранилась самая страшная ее тайна, и передернулась от отвращения.

Да, Крис еще многого обо мне не знает! — горько подумала она.

— Пока, дорогая! — попрощалась Кристин.

— Пока! — ответила Мейбл и улыбнулась, представив, как подруга сейчас повесит трубку и примется гипнотизировать взглядом телефонный аппарат, умоляя его поскорее зазвонить.

Как хорошо, что я могу заняться делом и не думать о том, как скоро позвонит мне Крис! — обрадованно думала Мейбл, принимаясь за уборку.

Но все же взгляд ее постоянно останавливался на упорно молчащем телефоне.

Когда за окном стемнело, Мейбл уже сама сидела на диване и держала в подрагивающих руках телефонную трубку. Она сегодня сделала гораздо больше, чем планировала, и все ради того, чтобы не думать о Крисе, не думать о том, что он до сих пор не позвонил.

Но вот дела закончились, закончилось и терпение Мейбл. Она, словно ребенок, пыталась одной только силой мысли заставить Криса подойти к телефону и снять трубку. Если бы Мейбл знала его номер, она сразу же позвонила бы! Ей уже было плевать и на правила приличия, и на то, что Крис может решить, будто она слишком навязчивая. Мейбл только хотела услышать его голос, его бархатный голос, который ласкал ее слух так же, как руки ласкали тело. Услышать его голос и понять, что он любит ее.

Ну же, позвони мне! — умоляла Мейбл, уставившись на трубку в руке. Прошу тебя, позвони!

Но телефон молчал.

Что же это такое происходит? — думала она, пытаясь найти хоть какое-то оправдание тому, что Крис не звонит. Может быть, с его племянником что-то случилось? Нет, не хочу об этом думать. Операция должна пройти отлично. Маленькие дети не могут умирать под скальпелем! Такого просто не должно быть! Племянник Эдди прооперирован и уже очнулся от наркоза. Но что же тогда помешало Крису позвонить мне? Неужели он не мог выкроить хоть одну минутку, чтобы набрать мой номер и сказать, что не сможет долго разговаривать? Хотя бы для этого!

Мейбл чувствовала, что сейчас расплачется. Она вспоминала глаза Криса, вспоминала его губы, его руки, его ласки. Нет, он не мог лгать, не мог! Их ночь была не просто ночью страсти, она была ночью любви. Безумной, всепоглощающей любви.

Ну почему же он не звонит?! — в отчаянии думала Мейбл, а горькие слезы разочарования уже катились по ее щекам.

В сердцах Мейбл бросила трубку на пол и, раздраженно вытирая слезы, пошла в ванную, чтобы умыться. Она все еще верила, что Крис позвонит, а если и не позвонит, то обязательно приедет. Ей вовсе не хотелось встречать его с заплаканными, покрасневшими глазами.

Но как только Мейбл открыла кран с холодной водой, телефон наконец-то ожил. Она бросилась в комнату, забыв обо всем, и трясущимся пальцем нажала кнопку приема вызова.

— Алло? — дрожащим от волнения и напряжения голосом сказала Мейбл.

Но в трубке раздался совсем не тот голос, который она ожидала услышать. Чей угодно, но только не этот.

— Привет, Мейбл, как твои дела? — напряженно спросил Стенли.

10

Мейбл тяжело опустилась на диван.

— Стенли? — переспросила она, хотя могла бы узнать его голос из тысячи.

— Ты удивлена? — хмыкнув, спросил он.

И Мейбл сразу вспомнила, как чуть приподнимаются уголки его губ — правый всегда немного выше, — и от этого на лице Стенли появляется какое-то демоническое выражение, которое всегда интриговало ее.

— Я не просто удивлена, я поражена, — ответила Мейбл, пытаясь взять себя в руки.

— Наверное, мне стоило позвонить тебе раньше, — задумчиво сказал Стенли.

— Зачем? — искренне удивилась она.

— Мне казалось, нам с тобой есть о чем поговорить.

— Прости, Стенли, но мне не очень хочется ворошить эти воспоминания. Особенно сейчас, когда все начало забываться…

— Я понимаю, Мейбл, как тяжело тебе было. Может быть, это прозвучит глупо, но мне все это время тоже было нелегко. Мы можем встретиться, чтобы поговорить?

— Я не думаю, что нам стоит это делать, — печально сказала она. — Я не уверена, что смогу выдержать эту встречу. Да и зачем, Стенли? Кому это нужно? Мы с тобой уже давно живем порознь, я не имею ни малейшего понятия о том, что с тобой случилось за последние два года, ты не знаешь, как жила я. Мы прекрасно обходились друг без друга. Почему бы не оставить все так, как есть? — устало спросила Мейбл. Она прикрыла глаза и постаралась справиться с волнением.

Два года назад она мечтала об этом звонке, чтобы высказать Стенли все, что она о нем думает. Через полтора месяца после разрыва Мейбл вдруг поняла, что жить без него не может, и жаждала встретиться, чтобы вернуть Стенли. А еще через полгода она с удивлением обнаружила, что очень даже неплохо существует без Стенли, и поняла: чтобы ее рана окончательно затянулась, нужно просто забыть. Забыть не очень-то получалось, но с тех пор она уже не мечтала о неожиданном звонке Стенли.

— Это нужно мне, Мейбл, — тихо сказал Стенли.

Она понимала, что ему трудно дается разговор с ней. Все же Стенли был неплохим парнем, и он понимал, какую боль причинил Мейбл. Понимал, что такое сложно простить.

— Господи, Стенли, ну зачем ворошить прошлое! — взвилась Мейбл. — Тем более сейчас, когда я только начала забывать.

— Значит, все эти два года ты думала о… — Стенли осекся, не зная, что дальше сказать.

— Я много думала о тебе, думала о Дженни, думала о том, какую невыносимую боль причинили мне два дорогих человека! — Мейбл уже не могла остановиться. Она понимала, что причиняет боль Стенли, но слова, которые копились в ее душе два долгих года, наконец-то вырвались. — Я встретила человека, которого полюбила, я смогла забыть тебя, смогла начать все заново. Передо мной чистый лист, Стенли, и я не хочу вносить туда всю грязь прошлых лет.

— Да, ты права, — со вздохом сказал он. — Но, Мейбл, я прошу тебя встретиться со мной не ради меня или тебя…

— А ради чего же? — спросила она.

— Ради ребенка, которого носит сейчас Дженни.

Мейбл почувствовала, как перед глазами все меркнет, и с трудом заставила себя удержать в руках трубку.

Крис напряженно смотрел на телефон и думал о том, что Мейбл ждет сейчас его звонка. Но он решил, что не будет с ней общаться. Он не сможет прямо сказать ей, что это было всего лишь увлечение. Он просто не мог лгать Мейбл! Но как же объяснить все эту сложную, запутанную ситуацию?

Ну хоть с Эдди все в порядке, устало подумал Крис. Врачи сказали, что он перенес операцию гораздо лучше, чем они предполагали. Так что на Рождество Эдди будет дома.

Он бросил еще один взгляд на телефон и быстро отвел глаза, чувствуя, что ему уже стыдно перед Мейбл.

Я не вынесу этого разговора, просто не вынесу! Я последний мерзавец и не имею никакого права входить в жизнь Мейбл. Она такая чистая, такая светлая, она имеет право на любовь! А я? Крис горько усмехнулся. Впервые в жизни я встретил достойную женщину, а сам оказался недостоин ее.

Но от самобичевания Криса отвлек скрип открывающейся двери. Он удивленно поднял голову. Вечер субботы, миссис Бастроу уже давно ушла домой. Кто же мог прийти к нему?

— Добрый вечер, мистер Лоундхед, — поздоровался мистер Блэк и, не дожидаясь приглашения, сел напротив Криса.

— Добрый вечер, — растерянно ответил на приветствие Крис и удивленно посмотрел на неожиданного визитера. Какого черта ему нужно?

— Я пришел поговорить с вами о нашей сделке, — словно прочитав его мысли, ответил мистер Блэк.

— И что же вы хотите мне сказать? — насторожился Крис.

— Из достоверных источников мне стало известно, что вы уже обнаружили воровку…

— Вы следили за мной?! — взорвался Крис и привстал со своего кресла, намереваясь выставить нахального посетителя.

— Ну-ну, — успокоил его мистер Блэк и жестом приказал ему сесть обратно. — Вы же не хотите потерять племянника сейчас, когда все так хорошо?

Крис рухнул в свое кресло. Он понял, что Мэгги оказалась права: этот Блэк еще навлечет неприятности на его голову. Но так же хорошо Крис понимал, что уже взял деньги, обратного пути нет. Да и если у Блэка есть ребята, способные устроить за ним слежку, это значит только одно: пост в больнице не станет для них препятствием.

— Что вы хотите мне этим сказать? — настороженно глядя на него, спросил Крис.

— Только то, что я вам благодарен, мистер Лоундхед. Вы разыскали интересующую нас особу всего-то за три дня. Поздравляю, никто из моих ребят не смог бы решить эту задачку с такой скоростью. Вы заслужили свою награду.

Он протянул чек, но Крис впился глазами в лицо мистера Блэка, словно пытался найти на нем объяснение всему происходящему.

— Вам лучше многого не знать, мистер Лоундхед, — спокойно сказал Блэк. — Вы же очень любите свою семью? У вас такая очаровательная невестка и прекрасный старший брат! Не хотелось бы, чтобы с ними что-то случилось… Как, впрочем, и с вашим племянником.

— Вы мне угрожаете, мистер Блэк? — с трудом сдерживаясь, спросил Крис.

— Нет, я никогда и никому не угрожаю. Это, знаете ли, пошло. Я просто предупреждаю вас: одно неверное движение, и вы будете сожалеть о нем всю свою жизнь. Никогда не понимал, зачем угрожать интересующей персоне? Ведь гораздо страшнее смерти жить и знать, что ты виновен в несчастьях, случившихся с любимыми людьми…

Крис с трудом выдохнул воздух, оказывается, он уже давно перестал дышать. Впервые в жизни Крис по-настоящему испугался. Слова мистера Блэка были правдивы: Крис не боялся за свою жизнь и здоровье, он знал, что сможет за себя постоять. Но Мэгги, Эдди, да и Том… Они ведь не знают, что им грозит опасность… Если Блэк решит причинить вред его семье, Крис не сможет защитить их.

— Вижу, вы поняли меня, мистер Лоундхед, — мягко сказал мистер Блэк. — Вы очень сообразительный парнишка!

Крис хмыкнул, но, впрочем, Блэк, которому было уже за шестьдесят, вполне мог назвать его парнишкой. Вот только Крис чувствовал, что он еще сможет удивить мистера Блэка.

— Что вы от меня хотите? — спросил Крис.

— Вы должны отказаться от мисс Брукс. Вы исчезнете навсегда из ее жизни.

— А с чего вы взяли, что мне интересна мисс Брукс?

Губы мистера Блэка искривились в усмешке.

— Не думаю, что вы спите с женщинами, которые вам неинтересны.

— Мне нужно было проникнуть в дом мисс Брукс, другого способа я не видел. К тому же она хороша собой…

— Бросьте, мистер Лоундхед! — Мистер Блэк пренебрежительно отмахнулся. — Кого вы хотите обмануть? Сейчас в действие вступает простая арифметика. Вы ведь хорошо учились в школе? Три судьбы против одной. Что вы выберете, мистер Лоундхед?

Крис почувствовал, что он действительно не сможет обмануть мистера Блэка. Нужно было делать выбор, и Крис уже знал, каким будет этот выбор. Он опустил голову на руки и мрачно спросил:

— Что мне нужно сделать?

— Вы при мне позвоните мисс Брукс и сообщите ей, что между вами все кончено, — Блэк сразу же превратился из доброго дядюшки в жесткого дельца. — Давайте, мистер Лоундхед! Мне бы не хотелось задерживаться у вас дольше необходимого.

Крис снял трубку и наконец-то сделал то, о чем мечтал вот уже почти два дня.

— Да? — услышал он на другом конце провода родной голос Мейбл и с трудом смог удержаться от слез.

— Привет, — мягко сказал он.

— Крис! — Мейбл явно обрадовалась ему. — Как долго ты не звонил!

В ее голосе не было ни капли упрека, она лишь констатировала факт. И все же сердце Криса чуть не выпорхнуло из груди, когда он понял, что Мейбл скучала и ждала его звонка. Но оно тут же ухнуло с высоты в бездну, как только Крис поймал взгляд мистера Блэка, не предвещавший ничего хорошего.

— Мейбл, мне нужно поговорить с тобой, — с трудом выговорил Крис. — Прямо сейчас.

— Приезжай, — предложила Мейбл и тут же с тревогой спросила: — С твоим племянником все в порядке?

— Да, операция прошла успешно, и скоро Эдди будет дома.

— Я рада, — просто, сказала она. — Так ты скоро приедешь?

— Прости, Мейбл, но я не смогу приехать.

— Ну что же, у тебя сегодня был тяжелый день, — сказала она, и Крис уловил в ее голосе нотки с трудом сдерживаемого разочарования.

Он сглотнул.

— Тогда давай встретимся завтра! — предложила она.

— Мейбл, нам лучше не встречаться, — сказал Крис.

В трубке повисла тяжелая тишина.

— Почему? — совершенно бесцветным голосом спросила Мейбл. — Почему, Крис?

— Так будет лучше и мне, и тебе, — сказал он, а про себя добавил: и одному маленькому мальчику, который только что вырвался из лап смерти.

— Я поняла. Мне было хорошо с тобой. Жаль, что все закончилось так, — спокойно сказала Мейбл и отсоединилась.

Из трубки раздавались короткие гудки, но Крис этого не слышал. Он с ужасом понял: только что он разрушил свое счастье. Больше никогда он не сможет никого полюбить. Мейбл так и останется его мечтой.

— Вы сделали правильный выбор, мистер Лоундхед.

— Что будет с ней? — с тревогой спросил Крис.

— Все будет хорошо. Не волнуйтесь, мисс Брукс найдет свое счастье с кем-нибудь другим.

— Поклянитесь, что не причините ей вреда! — потребовал Крис.

— Я никогда ни в чем не клянусь, — спокойно ответил мистер Блэк. — Прощайте, мистер Лоундхед. С вами было легко работать. Надеюсь, у вашей семьи больше не будет неприятностей.

Он поднес два пальца к виску и отсалютовал. Криса передернуло — уж очень этот жест напоминал выстрел в висок. Тем временем мистер Блэк уже взялся за дверную ручку.

— Эй вы! — окликнул его Крис.

Мистер Блэк удивленно обернулся.

— Если с головы Мейбл упадет хотя бы волосок, вы за это дорого заплатите, мистер Блэк! — спокойно сказал Крис.

Мистер Блэк откровенно ухмыльнулся, бросил на Криса уничижительный взгляд и, ничего не ответив, исчез за дверью. Он явно не воспринял угрозу всерьез.

Как только за этим опасным человеком закрылась дверь, Крис уронил голову на руки. Он не менял позу, пока не позвонила Мэгги и не попеняла ему, что уже давно пора бы быть дома. Крис медленно встал и принялся наводить порядок на столе. Он все делал правильно, но двигался как робот. А как еще он мог двигаться, если в его жизни больше не было цели и смысла?

Мейбл тупо глядела перед собой, совершенно не замечая ничего вокруг. Даже если бы сейчас начался пожар, она бы не предприняла ничего, чтобы спастись. Ей было совершенно безразлично, что с ней будет дальше.

Точно как два года назад, вдруг подумала Мейбл. Да, как два года назад. Мне вновь все равно. Но ведь я сумела справиться тогда — почему я не смогу справиться сейчас?

Она подняла голову и уверенно взяла в руки телефонную трубку, быстро набрала номер, который заставил ее записать Стенли.

Нужно разобраться с призраками прошлого, а уж потом заниматься проблемами настоящего, решила Мейбл.

— Стенли? — спросила она.

— Да, Мейбл! — Стенли обрадовался ее звонку.

— Я встречусь с тобой завтра.

— Отлично! Я заеду за тобой в восемь!

— Пока, — бесцветным голосом сказала Мейбл и положила трубку.

Завтра она узнает, что хочет от нее Стенли, постарается поговорить с ним. Может быть, этот разговор решит ее проблемы? Кто знает… Все же странно: мужчин, которые любят ее, не любит она, а те, кому она готова отдать свое сердце, умудряются втоптать его в грязь при первой же удобной возможности.

Да, я поговорю со Стенли, а потом решу, что делать дальше, решила Мейбл и, завернувшись в плед, включила телевизор, чтобы не оставаться в полном одиночестве этим страшным вечером.

Мейбл было совершенно безразлично, что надеть на встречу со Стенли, но она и сама удивилась, когда поняла, что надела то же платье, в котором ходила на первое свидание с Крисом.

На первое и последнее! — горько подумала Мейбл, но с присущим страдающим мазохизмом людям переодеваться не стала. То, что годилось для Криса, подойдет и для Стенли. В конце концов, чем они друг от друга отличаются? Оба ее использовали.

В дверь позвонили как раз в тот момент, когда Мейбл застегивала босоножки. Те же босоножки. Она открыла дверь и через силу улыбнулась Стенли.

— Привет, — сказала Мейбл.

— Привет, — растерянно отозвался он.

Повисла напряженная пауза.

— Пойдем? — предложила Мейбл, и он согласно кивнул.

Всю дорогу до ресторана они молчали. Это молчание было напряженным, но никто не решился его нарушить. Почему-то сейчас все слова казались пустыми и ненужными.

Когда мы с Крисом возвращались, мы тоже молчали, но это было восхитительно! — подумала Мейбл. Мы стояли на краю пропасти страсти, и заглядывать за край было так волнующе. Но Крис смог удержаться на самом краю, а я сорвалась. Несколько секунд счастливого полета, а потом падение…

Мейбл горько усмехнулась и позволила Стенли помочь ей выйти из машины. Все так же молча они вошли в ресторан и сели за столик. Официант принес меню, и у Мейбл наконец-то появилось хоть какое-то занятие. Сделав заказ, они в ожидании его вновь молчали.

Мейбл не выдержала первой. Она пристально посмотрела на Стенли и спросила:

— Зачем мы здесь?

Стенли отвернулся, покраснел и закашлялся. Мейбл чуть заметно улыбнулась: он всегда так делал, когда волновался.

— Понимаешь, мы так и не поговорили нормально тогда, два года назад. Все было слишком свежо, слишком больно.

— Мне и сейчас, если честно, не хочется говорить, — призналась Мейбл. — Но я понимаю, что нужно это сделать. Что ты мне хотел сказать, Стенли?

— Понимаешь, мы с Дженни сначала решили, что это просто умопомешательство, но вот прошло уже два года, а мы все так же вместе, и теперь… — Стенли замялся и отвел глаза.

— Теперь Дженни беременна, — спокойно закончила за него Мейбл. — Что вы от меня-то хотите?

— Мы бы очень хотели, чтобы ты пришла на свадьбу, а потом стала крестной матерью нашего ребенка, — выпалил Стенли.

Мейбл удивленно уставилась на него. После всего, что с ними случилось, предлагать такое!

— Ты ошеломлена, я понимаю, — скороговоркой начал Стенли, словно боялся, что Мейбл сейчас встанет и уйдет, — но мы с Дженни все это время думали о том, сколько боли и страданий причинили тебе. Но с другой стороны, если бы не ты, мы бы никогда не встретились! Боже мой, Мейбл, все так сложно, все так запуталось…

— Я что-то не понимаю, Стенли. Почему бы вам не сочетаться браком без моего участия? Да и крестную мать ребенку можно найти.

— Понимаешь, Мейбл, нам очень не хотелось начинать семейную жизнь с такой отвратительно истории, — пояснил Стенли. — Может быть, ты не поверишь, но нам до сих пор ужасно стыдно…

— Почему же, — спокойно сказала Мейбл, — охотно верю…

Она замолчала. Молчал и Стенли.

Мейбл рассеянно оглядывала зал. Она пыталась понять, что же теперь делать. Ясно, что Стенли и Дженни решили таким странным образом извиниться перед ней, и Мейбл была готова простить их. Все же, как она уже поняла, сердцу нельзя приказать, и, если два человека созданы друг для друга, они обязательно встретятся и станут близки. Вот только что из этого получится…

Она вздрогнула и пристально посмотрела на мужчину за соседним столом. Он рассеянно ковырял вилкой в салате и, кажется, почти не слушал свою собеседницу — роскошную блондинку, которая то и дело демонстрировала в улыбке великолепные зубы.

Сердце Мейбл замерло. Буквально в трех шагах от нее сидел Крис! Он словно почувствовал ее взгляд и повернулся. Серые и синие глаза встретились, как когда-то давно, и показалось, что она сейчас просто умрет от разрыва сердца, трепетавшего в груди, словно мотылек, попавший в керосиновую лампу и предчувствующий свою скорую смерть.

Крис встал и подошел к ним. Стенли удивленно посмотрел сначала на Мейбл, потом на незнакомца.

— Что вам угодно? — холодно спросил он.

— Вы не могли бы одолжить мне на пару секунд свою даму? — со всей возможной учтивостью попросил Крис.

— Я не вещь, чтобы меня одалживать! — заявила Мейбл и отвернулась.

Тогда Крис довольно грубо взял ее под локоть и поднял со стула. Стенли тут же вскочил со своего места. Барбра удивленно наблюдала за разыгрывающейся сценой. От кого от кого, а от Криса она не ожидала ничего подобного!

— Отпусти меня, — сквозь зубы прошипела Мейбл.

— Нам нужно поговорить, всего-то пару слов, — прошептал ей на ухо Крис. — Ты же не хочешь устроить скандал прямо здесь?

Мейбл кивнула и бросила на Стенли предостерегающий взгляд.

— Это мой знакомый, я скоро вернусь, Стенли, — стараясь сохранять спокойствие, которого не чувствовала, сказала она.

Крис, все так же держа ее за руку, вывел Мейбл в большой зал с диванами.

— Кто это такой? — сердито спросил он, разворачивая Мейбл лицом к себе.

— Какая тебе разница? — поинтересовалась Мейбл, пожав плечами. — И вообще, мне показалось, что все, что ты хотел мне сказать, ты сказал вчера!

— Я должен был так сделать, Мейбл! — с болью в голосе воскликнул Крис. — Ты должна выслушать меня. Тебе грозит опасность, а ты расхаживаешь по ресторанам неизвестно с кем!

— Очень даже известно. Это мой бывший бойфренд, его зовут Стенли. Он только что вернулся в Лондон, и мы вдруг поняли, что жить друг без друга не можем. Так что, Крис, ты опоздал. И не нужно придумывать никаких опасностей. Если понадобится меня спасать, я искренно надеюсь, что отыщется кто-то, кроме тебя.

— Например, Стенли? — ядовито спросил Крис.

— Например, Стенли, — спокойно ответила Мейбл. — Ты предал все, что было мне дорого, Крис. О чем еще говорить? Так что до свидания!

Мейбл резко развернулась и пошла в зал. Крис вдруг понял, что он действительно потерял Мейбл. Больше она не вернется к нему. Глядя перед собой невидящим взглядом, Крис вернулся за свой столик.

— Что случилось, Крис? Кто она? Ты ее любишь? — засыпала его вопросами Барбра.

— Это самая замечательная женщина на свете, Барбра, — спокойно ответил Крис. Он скосил глаза и увидел, как Мейбл целует Стенли. — Женщина, которую я только что потерял.

Тем временем Мейбл изо всех сил пыталась сдержать слезы. Она неожиданно для самой себя, и уж тем более для Стенли, обняла его и поцеловала.

— Что это с тобой? — удивленно спросил он. — Этот парень ничем тебя не обидел?

— Отвези меня домой, Стенли, — жалобно попросила Мейбл. — И не думай, этот поцелуй ничего не значит…

— Это-то я понял, — пробормотал встревоженный Стенли. Он попросил счет и быстро расплатился. — У тебя произошло что-то страшное, Мейбл. На тебе лица нет!

— Отвези меня домой! — Голос ее звучал почти на грани слышимости.

Стенли понял, что сейчас не время расспрашивать, и, не говоря больше ни слова, вывел Мейбл под руку из зала. Они сели в машину и вновь молчали всю дорогу. Но на этот раз Мейбл не чувствовала гнетущей тишины. Ей было о чем подумать.

— Знаешь, он ведь ревновал меня к тебе, — вдруг сказал Стенли. — А это что-то да значит!

Мейбл слабо улыбнулась и положила руку на плечо Стенли.

— Может быть. Очень мило с твоей стороны успокаивать меня, но я не хочу, чтобы это что-то значило.

— Он сделал тебе очень больно?

Мейбл лишь кивнула. Как хорошо, что рядом с ней Стенли! Стенли, который хорошо ее знает, Стенли, который всегда умел ее утешить. Пусть между ними больше нет и никогда не будет любви, разве это главное в отношениях двух людей? Он нашел Дженни, и у них все хорошо. Мейбл готова была многое отдать, чтобы и у нее с Крисом все было так же хорошо.

Наконец-то у нее на глазах появились слезы, и она расплакалась — впервые со вчерашнего вечера. Стенли ошеломленно посмотрел на нее и тут же остановил машину, чтобы дать Мейбл возможность выплакаться у него на плече.

Через двадцать минут она подняла голову и сквозь слезы улыбнулась Стенли. В ее улыбке он видел благодарность.

— Как хорошо, что ты оказался рядом! — сказала Мейбл. — Был бы кто-то другой, не знаю, что бы я делала…

— Ты в порядке? — спросил Стенли.

Мейбл кивнула.

— Только очень хочу оказаться дома.

— Поехали.

Стенли быстро довез Мейбл до дома.

— Может быть, мне стоит подняться к тебе? — спросил он.

Мейбл покачала головой.

— Нет. Я хочу побыть одна. Да и что подумает Дженни?

— Она доверяет мне. Даже не столько мне, сколько тебе.

— Как жаль, что все так получилось, — тихо сказала Мейбл.

— Но ведь мы можем еще все исправить! — уверенно сказал Стенли и вопросительно посмотрел на нее.

Мейбл пожала плечами.

— Не думай, что это невозможно! Просто постарайся понять нас. Прошу тебя, Мейбл, прости нас. Я так хочу, чтобы наш ребенок знал: его родителям нечего стыдиться!

— Спасибо тебе за все, Стенли. Ты много сделал для меня сегодня, — вновь поблагодарила Мейбл. — Я приду к вам на свадьбу.

— Спасибо тебе! — воскликнул он. — Может, приедешь к нам на выходные? Дженни будет рада, да и тебе нужно развеяться. А что насчет крестин?

Мейбл покачала головой.

— Это такая ответственность, Стенли! Я еще не знаю, смогу ли взять ее на себя.

— Ну об этом еще некоторое время можно не думать, все же ребенок родится только в феврале. — Стенли попытался заставить Мейбл улыбнуться, но увидел лишь тень прежней улыбки.

— На каком она сроке? — спросила Мейбл.

— Почти шесть месяцев.

— Так ей же скоро рожать! Какая свадьба?!

— Мы хотели, чтобы ребенок родился в браке. Мне все равно, как выглядит Дженни. Для меня она самая прекрасная женщина на свете. Так ты приедешь?

— Там будет видно. Мы еще созвонимся, Стенли.

Она печально улыбнулась и вышла из машины. Стенли пару раз мигнул ей фарами, а Мейбл помахала ему рукой на прощание.

Может быть, стоит к ним съездить? — подумала Мейбл, открывая ключом дверь подъезда. Судя по всему, Дженни будет меня ждать и расстроится, если я не приеду. Как-то нехорошо расстраивать беременную женщину! Но я подумаю об этом в конце следующей недели. Сейчас я просто не могу! При одной мысли о том, что мне завтра отправляться на работу, хочется завыть.

Мейбл с трудом поднялась по лестнице, какая-то странная слабость овладела ею. Нервное напряжение последних дней дало о себе знать, и она еле переставляла ноги. Как только Мейбл вошла в квартиру, она сразу же, не раздеваясь, упала на кровать и закрыла глаза.

Я ведь уже где-то видела серый «форд», что стоит у подъезда, подумала она, но веки отяжелели и так хотелось спрятаться под одеялом ото всех бед… Мейбл слишком устала, чтобы думать о каком-то сером «форде». Почти на грани сна и бодрствования ей вновь вспомнилось лицо Криса, искаженное гневом, когда он увидел ее со Стенли. И Мейбл улыбнулась, сама не понимая почему.

Много позже ее разбудил какой-то странный запах, но почти сразу же глаза Мейбл смежились, и она упала на подушку. И на этот раз снов она не видела.

11

Мейбл проснулась от того, что голова буквально раскалывалась от боли. Она захотела поднести руки к вискам, чтобы помассировать их, но почему-то не смогла этого сделать. Тогда Мейбл попыталась открыть глаза, и, для того чтобы осуществить это простое действие, ей пришлось приложить титанические усилия.

Она осмотрелась и поняла, почему не может пошевелить рукой: она сидела на стуле, а ее кисти были связаны за спиной. Удивленно поморгав, она благодаря свету тусклой лампочки наконец-то смогла разглядеть помещение, где находилась.

Это был какой-то подвал: ни одного окна, серые, замшелые камни, нетесаные стропила, поддерживающие потолок… Мейбл вздрогнула и попыталась закричать, но в горле пересохло, и она не смогла выдавить из себя ни звука.

— Пришла в себя? — услышала она над ухом хриплый, прокуренный голос.

Мейбл постаралась вывернуться и краем глаза увидела, что за ней стоит какой-то странный субъект. Просто гора мышц, татуировки по всему телу… Он вздрогнула и поспешила отодвинуться от него, но только чуть не перевернула стул, к которому была привязана.

— Сейчас позову старшего, — бросил ей охранник (Мейбл сразу же поняла, что этот детина поставлен здесь, чтобы охранять ее) и вышел из подвала.

Мейбл затравленно осмотрелась вокруг и с ужасом поняла, что впервые в жизни попала в по-настоящему безвыходную ситуацию. Она даже не могла кричать! Хотя, судя по массивным камням, из которых были сложены стены, и потекам на них, она была глубоко под землей, так что ее криков все равно никто не услышал бы…

Что же такое происходит? — недоумевала Мейбл. Зачем меня похитили? Выкуп? Глупо, у меня и родителей есть сбережения, но даже в сумме этого слишком мало, чтобы нарушать закон. Почему меня заперли здесь?

— Вы, наверное, мучаетесь неизвестностью? — вдруг раздался над ее ухом приятный мужской голос.

Мейбл вздрогнула и поспешила повернуться, чтобы встретить опасность лицом к лицу, а в том, что этот мужчина опасен, она не сомневалась ни минуты. Достаточно было слышать бархатные нотки в его голосе. Такие могли бы быть у тигра, собирающегося как следует помучить свою жертву, прежде чем растерзать ее.

— Кто вы? — выдавила из себя Мейбл.

— Странно, — проронил мужчина. — Я-то думал, вы в первую очередь спросите меня, зачем вас держат здесь… Или вы уже все поняли, мисс Брукс?

— Кто вы?! — повторила Мейбл, чувствуя, как ею овладевает паника.

— Можете называть меня мистер Уайт, если уж вам так необходимо мое имя. А теперь, мисс Брукс, мне бы хотелось побеседовать с вами. Точнее вам предстоит ответить на несколько моих вопросов. Если будете хорошей девочкой, мы не сделаем вам больно.

— Я не буду отвечать ни на какие вопросы! — заявила Мейбл и вздернула подбородок, хотя внутри у нее все, казалось, покрылось тонкой корочкой льда.

— Придется, мисс Брукс. Вы же не хотите испортить ужасными шрамами это милое личико?

Мистер Уайт взял двумя пальцами ее подбородок, и Мейбл вдруг вспомнила, как Крис делал то же самое. Но прикосновения Криса были ласковыми и обещали блаженство, а пальцы этого Уайта обещали только боль.

— Что вам нужно от меня? — хрипло спросила Мейбл.

— На кого вы работаете, мисс Брукс?

— Дайте воды, и я вам отвечу, — спокойно сказала Мейбл. Она понимала, что сейчас так нужна мистеру Уайту, что вряд ли он будет пытать ее жаждой.

Он сделал знак кому-то за спиной Мейбл, и у ее губ оказалась чашка с затхлой водой. Но Мейбл показалось, что она еще никогда не пила ничего вкуснее.

— Еще! — потребовала она, опустошив чашку. — И развяжите мне руки!

Мистер Уайт рассмеялся очень неприятным смехом.

— Правильно говорят: дай женщине палец — и она откусит всю руку! Нет уж, моя очаровательная мисс Брукс! Я и воды вам дал только потому, что вы не могли толком говорить. Но сейчас, когда ваш голос окреп, мы с вами побеседуем как следует.

Мейбл вздрогнула. Уайт угрожал ей и даже не пытался это замаскировать.

А зачем? — мрачно подумала Мейбл. Я в его власти.

— Итак, — тем временем продолжил мистер Уайт, — на кого вы работаете?

— Я работаю в «Медикал иншуренс ком-пани».

Мистер Уайт зарычал, словно и правда стал зверем, и больно схватил Мейбл за подбородок. Она сразу же поняла, что теперь на ее лице останется синяк, но подобная мелочь совершенно не волновала Мейбл. Ей бы сейчас остаться в живых!

— Не играйте со мной, мисс Брукс! — потребовал мистер Уайт и вдруг провел языком по ее щеке. Мейбл передернуло от отвращения. — Возможно, вы и готовы терпеть боль. Но что вы будете делать, когда вами займутся мои ребята? Им, знаете ли, порядком надоели шлюхи. Моим мальчикам давно хочется попробовать, каково спать с настоящей леди.

Мейбл задрожала от страха и отвращения, и ее дрожь не укрылась от мистера Уайта.

— Вы все правильно поняли, — насмешливо улыбаясь, сказал он. — Я не остановлюсь ни перед чем, чтобы выпытать, в прямом смысле выпытать, у вас правду.

— Какую правду я должна вам сказать? — дрожащим голосом спросила Мейбл. — Я не понимаю!

— Вы все понимаете, мисс Брукс. Вы все понимаете!

Мейбл почувствовала, как одинокая слезинка сбегает по ее щеке. Если бы она знала, что хочет услышать от нее Уайт, уже давно бы сказала.

Ты сошла с ума! — вдруг сказал Мейбл внутренний голос. И ее это испугало почти так же сильно, как и угрозы мистера Уайта. Мейбл всегда считала, что только ненормальные говорят сами с собой. Но сейчас это был единственный способ удержать себя на грани, за которой было сумасшествие.

Как только они узнают то, что хотят знать, тебя убьют!

Впрочем, меня убьют и если не узнают, с ужасающей ясностью поняла Мейбл. Я должна сделать все возможное, чтобы потянуть время. Меня уже в понедельник хватятся! Я должна продержаться, пока полиция не выйдет на этот притон. Значит, мне придется дурить голову этому Уайту!

— Я все равно не понимаю, о чем вы! — воскликнула она и закусила губу, пытаясь справиться со слезами. Мейбл чувствовала, что у нее вот-вот начнется настоящая истерика.

— Кто приказал вам украсть у меня ключ от камеры хранения? — прямо спросил мистер Уайт.

— Какой ключ? — удивилась Мейбл и тут же поняла, о чем идет речь. Она вдруг хрипло рассмеялась. — Это просто недоразумение! Ужасное недоразумение. Я вам сейчас все объясню…

— Ничего себе недоразумение! — хмыкнул мистер Уайт. — Но раз уж у вас появилось желание все объяснить… Если вы мне скажете, по чьей наводке действовали, я, пожалуй, смогу убедить себя в том, что действительно произошло недоразумение.

— Никто не просил меня брать ключ! Я страдаю клептоманией. Увидела ваш ключик и не смогла сдержаться!

Мистер Уайт вдруг пронзительно расхохотался.

— Эту сказочку можете рассказать кому-нибудь другому! — отсмеявшись, сказал он. — Я не такой дурак, как вам могло показаться. А вы бы могли придумать что-то поубедительнее. Вы меня разочаровали, мисс Брукс!

— Но я действительно клептоманка! — воскликнула Мейбл. Она впервые кому-то призналась в своем страшном пороке, и ей не поверили!

— У вас есть медицинское заключение, мисс Брукс? — поинтересовался мистер Уайт. — Это при условии, что я вообще поверю той ерунде, которую вы тут несете!

— У меня… у меня нет заключения, — с трудом сказала Мейбл. — Я не обращалась к врачу.

— Почему же? Если вы знаете, что больны, нужно обязательно обратиться к врачу! — тоном ласкового дядюшки попенял ей мистер Уайт. — Часто своевременное обращение может спасти жизнь.

Мейбл вздрогнула. Но что она могла сказать мистеру Уайту, кроме правды?

— Я не обратилась к специалисту, потому что мне было стыдно, — стараясь сохранить спокойствие, сказала она.

Мистер Уайт вдруг размахнулся и ударил ее по щеке.

— Лживая тварь… — процедил он сквозь зубы.

От обиды и боли по щекам Мейбл потекли слезы, хотя она всеми силами пыталась не расплакаться перед этим страшным человеком.

— Все отсюда и оставьте мисс Брукс в тишине и одиночестве, — приказал мистер Уайт. — Она сильная женщина и наверняка не любит плакать при свете.

Мейбл услышала топот нескольких пар ног.

— Вы останетесь здесь и будете думать, что скажете мне в следующий раз, мисс Брукс, — заявил мистер Уайт. — Кстати, совсем одна вы не будете. Надеюсь, вы любите милых пушистых зверьков? — Он с удовольствием смотрел, как на лице Мейбл проступает ужас. — Да-да, мисс Брукс, я говорю о крысах. — Он неприятно улыбнулся. — Если уж вам так не нравится мое общество, пообщайтесь с этими милыми животными.

Мейбл сглотнула и закрыла глаза. Нет, она ни за что не попросит Уайта не оставлять ее один на один с крысами! Свет погас, хлопнула дверь и Мейбл осталась одна в подвале.

Крис со злостью ударил по рулю взятого напрокат «форда». Он же знал, с самого начал знал, что не стоит связываться с этим мистером Блэком! Мэгги как всегда оказалась права. Эта история не просто дурно пахнет, она смердит.

Кажется, я обменял жизнь Эдди на жизнь Мейбл, мрачно подумал Крис и завел мотор. Он уже узнал все, что хотел, теперь пора подумать о том, что же делать дальше. Да и торчать перед этим странным домом тоже не стоит.

Как детектив, Крис понимал, что провел слежку безупречно, но, как хороший детектив, он знал, что всегда может найтись кто-то умнее, хитрее и наблюдательнее. Он завел мотор и медленно тронулся вперед, обдумывая свой следующий шаг.

Нужно позвонить Тому, решил Крис. Он должен знать, какая опасность угрожает ему и его семье. Я могу найти сколь угодно много ребят, на которых можно положиться, но только Том знает, как лучше уберечь Мэгги и Эдди.

Крис припарковался на какой-то сонной улочке и набрал домашний номер брата. Том долго не брал трубку, и Крис уже начал нервничать и лишь спустя десять гудков понял, что уже почти четыре часа утра и телефон брата конечно же переключен на ночной режим.

Как только отзвучал тринадцатый гудок, в трубке раздался недовольный сонный голос Тома.

— Что такое? — чуть встревоженно спросил он.

— Это я, Крис, ты должен немедленно обеспечить охрану Эдди и Мэгги. Лучше всего не выпускать их из поля зрения ни на миг.

— Что случилось? — спросил Том. Он явно проснулся, но еще не до конца осознал, какая опасность может им сейчас грозить.

Но Крис уже отключился. Не стоит давать возможность желающим послушать их разговор. Крис был почти на сто процентов уверен, что их телефоны не прослушиваются, но одна сотая процента того, что ребята мистера Блэка сумели обойти защиту, все же существовала.

Как Крис и предполагал, через пять минут его телефон зазвонил. Он нажал на кнопку ответа и без удивления услышал голос брата.

— Во что мы вляпались? — поинтересовался Том.

— В очень неприятную историю, — чуть усмехнувшись, сообщил Крис. — Я только что стал свидетелем похищения. Кто-то из молодцев мистера Блэка украл Мейбл. Сейчас она находится в доме номер пять по Соетли-стрит. Надеюсь только, что ее никуда не перевезут за это время.

— Как это связано с делом о похищении?

— Понятия не имею. Знаю только, что Мейбл в опасности.

— Почему ты за ней следил?

— Вчера мистер Блэк пришел к нам в офис, когда уже никого не было. Думаю, он специально выжидал. Блэк четко сказал мне, что я должен отказаться от Мейбл, иначе пострадаете вы. Он угрожал мне.

— Почему ты сразу же не рассказал?! — возмутился Том.

— Потому что не хотел тебя волновать. Наконец-то мы точно знали, что у Эдди появился шанс, не призрачный и туманный, как это было всего две недели назад, а вполне реальный. Я считал, что сам смогу справиться со всеми проблемами.

— Черт, Крис, почему ты мне все сразу не рассказал?!

— А что бы ты сделал? Отказался бы от последнего шанса? Эдди должен жить.

— Но не ценой чужой жизни, — ледяным тоном прервал его Том.

— Никто и не говорит о том, чтобы принести Мейбл в жертву! — взорвался Крис. — Я помогу ей. Все, что требуется от тебя, — защитить твою семью.

— Ты забываешь, что у меня есть не только жена и ребенок, но и младший брат.

— А ты забываешь о том, что твой младший брат уже больше десяти лет совершеннолетний, — парировал Крис. — Все, Том, я не могу дольше с тобой разговаривать. Я очень боюсь за Мейбл.

— Зачем она им понадобилась?

— Понятия не имею, но надеюсь выяснить в самом ближайшем времени, — пытаясь сохранять видимость спокойствия, ответил Крис. — Да, у меня есть к тебе еще одна просьба. Вызови полицию через час. Мне не помешает поддержка. Они должны запаниковать.

— Если ты подождешь хотя бы двадцать минут и не будешь пороть горячку, я приеду к тебе.

— Не нужно.

— Крис! Их там наверняка не меньше десяти человек! Ты уверен, что сможешь со всеми справиться?!

— Я справлюсь, — твердо ответил Крис.

— Черт, не будь таким самоуверенным! Я не хочу потерять брата.

— Я тоже не хочу потерять брата. Не смогу смотреть в глаза Мэгги. А еще я не хочу потерять Мейбл. Поэтому я должен сделать все сам.

— Кажется, ты всерьез влюбился.

— Нет, Том, я не влюбился, я полюбил. Прошу тебя, защити Мэгги и Эдди и вызови через час полицию. Это все, что от тебя требуется.

— Почему через час?

— Я хочу дать тебе время устроить твоих в безопасности. Задействуй наших друзей: чем больше вокруг народу, тем лучше, но не полагайся ни на кого, кроме себя. Даже на меня.

— Яйца курицу не учат! Я и так все это знаю: нас с тобой учил один человек.

— Тогда хватит трепаться по телефону. Займись делом! Я не прощу себе, если с вами что-то случится!

— Думаешь, я прощу себе, если с тобой что-то случится?

— Прекрати, мне сейчас не до твоих братских чувств. Думай только о Мэгги и Эдди, я могу и сам о себе позаботиться.

Том хмыкнул и отсоединился.

Крис устало прижался лбом к холодному оконному стеклу. Ему предстояло провести как минимум полчаса в ожидании. Тридцать минут думать о том, что Мейбл, возможно, уже нет в живых.

Тысяча восемьсот мучительных секунд! — подумал Крис. Но все же природный оптимизм возобладал. Уже тысяча семьсот восемьдесят пять… Я сделаю все, чтобы спасти Мейбл, и, если Том думает, что я собираюсь погибнуть как герой, спасая возлюбленную, он сильно ошибается. Если сердце не обманывает, мне будет чем заняться после спасения Мейбл!

Выжду тридцать минут, а потом поеду к дому под номером пять. Надеюсь только, у Тома хватит ума не соваться сюда, ко мне на помощь. Полиции будет более чем достаточно!

Том всегда позволял Крису набивать себе шишки самостоятельно, позволял ему взрослеть.

Наверное, это просто еще одна ступень, подумал Том. Крис хочет взять на себя ответственность за жизнь этой Мейбл, что ж, значит, он уже готов. И пусть он берет ответственность не перед алтарем, принося клятвы, а рискуя жизнью, я рад, что мой братик наконец-то вырос!

Том улыбнулся и принялся набирать один номер за другим и все время говорил одно и то же: «Нужна твоя помощь, окружная больница, центральный вход, через полчаса».

Если Крис не хочет его помощи, лучше не навязывать ее сейчас. Пусть разбирается сам. Всем будет лучше, если я сейчас обеспечу безопасность Мэгги и сыну, а уж потом вместе с полицией поспешу на помощь Крису, думал Том. На одно только надеюсь: что сегодня дежурит лейтенант Стейптон. Очень не хочется терять время на объяснения и уговоры. Полицейские — ребята неплохие, но страшно не любят частных сыщиков и обожают бумажную волокиту. Пока я втолкую что и как, Крис и Мейбл или успеют родить пару наследников, или…

О другом варианте развития событий Том предпочел не думать. Иногда мысли могут материализоваться.

12

Мейбл напряженно прислушивалась к тому, что происходит вокруг нее. Сначала тишина подвала казалась ей почти неестественной: полный покой нарушался лишь иногда стуком капельки конденсата, падающей на земляной пол. Но вот, когда чувства Мейбл обострились до предела, она, почти на грани ощущений, услышала тихий цокот множества коготков по камням.

Сердце пропустило один удар. Мейбл поняла, что где-то рядом с ней разгуливают крысы. Отвратительные серо-бурые создания с гадкими облезлыми хвостами и острыми как бритва зубами.

Мейбл всхлипнула и поспешила подавить страх. Но что она могла поделать с отвращением, которое жило в ней с детства? Или с ожившими ночными кошмарами?

Я должна подумать о чем-то другом, убеждала себя Мейбл, должна занять себя чем-то, чтобы не слышать этих гадких звуков! Я… я буду петь!

Мейбл набрала в легкие побольше воздуха и принялась петь бесконечную песенку о рождественских подарках в виде гнезда перепелки, сухой груши и так далее. Но постепенно тишина глушила ее голос, и у Мейбл просто не хватило сил допеть веселую песенку до конца.

Она замолчала и мелко задрожала, вслушиваясь в тишину, ставшую после ее песни еще напряженнее. Мейбл казалось, что темнота вокруг нее становится вязкой, словно вонючая грязь в болоте. Она захлебывалась в этой тишине. Воздух застревал в горле комом, легкие сдавливало будто тисками, и вот уже перед глазами поплыли разноцветные круги.

Мейбл знала, что это такое. Однажды она купалась в шторм, и огромная волна накрыла и утащила ее глубоко под воду. Мейбл до сих пор помнила ужас, когда она вдруг поняла, что может и не успеть наверх, глотнуть воздуха. Но она не позволила себе впасть в истерику и всплыла в самый последний момент, когда легкие уже горели огнем, а в голове разливалась приятная пустота. Только отдышавшись, Мейбл поняла, как близко была к тому, чтобы ее измученные легкие наполнил не живительный воздух, а соленая вода.

Но сейчас она боролась не со стихией, она боролась с собственным страхом. И Мейбл чувствовала, что страх побеждает. Она хотела закричать, позвать на помощь, но воздуха уже не оставалось даже на такое простое и совершенно естественное действие.

Сознание медленно куда-то уплывало, и лишь благодаря усилиям воли Мейбл до сих пор не лишилась чувств. Что-то, что было сильнее любого страха, заставляло ее держаться и не впадать в истерику. Мейбл знала: эта истерика может стать последним, что она успеет сделать в жизни.

Не поддаваться страху! — приказывала она себе. Не поддаваться! Мне еще есть что делать на этой земле. Сейчас я сделаю глубокий выдох, а потом так же медленно вдохну. Для этого нужно просто расслабить мышцы и раскрыть ребра…

Как ни странно, но, вспоминая, как нужно дышать, Мейбл смогла справиться с приступом удушья, и животворная волна сырого подвального воздуха ворвалась в ее легкие. Голова сразу же закружилась, перед глазами замелькали точки. Но Мейбл знала, что это означает всего лишь избыток кислорода. Это были самые замечательные точки в ее жизни!

Мейбл задышала спокойно, и, как ни странно, крысы перестали ее беспокоить.

В конце концов, что они могут мне сделать? — задалась вопросом Мейбл. Да ничего! Я крупнее, хоть как-то, но могу двигаться. Ноги у меня действуют, значит, я смогу наподдать любой твари. Человек — вот самое опасное животное. А те люди, которые держат меня в подвале, страшнее всех крыс, вместе взятых! Крысы, скорее всего, и не подумают меня кусать, а вот молодчики мистера Уайта убьют меня не задумываясь! Лучше подумать не о крысах, а о том, как мне побыстрее избавиться от общества этих головорезов.

Мейбл была так рада вернувшейся способности мыслить логично и не обращать внимания на порядок вдохов и выдохов, что вопрос «Как отсюда выбраться?» казался практически решенным.

Может быть, позвать этого мистера Уайта и постараться в разговоре узнать, что же такое он хочет от меня услышать? Или наврать с три короба…

Мейбл грустно усмехнулась. Нет, это не выход. Она вовсе не такая наивная, какой всем кажется. Яснее ясного, что у мистера Уайта уготовлен для нее один конец. И не важно, будет ли она говорить или станет молчать. Проблема в том, что Мейбл вовсе не устраивал вариант, при котором она окажется в какой-нибудь канаве с перерезанным горлом, да еще и изнасилованной. И никто никогда не узнает, что на самом деле с ней случилось.

Именно так и будет, если я позволю страху взять верх, поняла Мейбл. Я должна бороться за свою жизнь. Надеяться мне не на кого. Крис четко дал понять, что отказывается от меня и не желает продолжать наши отношения. Хотя почему же он устроил мне допрос с пристрастием в ресторане?

Мейбл закусила губу и уставилась куда-то в темноту.

Не время думать о том, что творится в голове у Криса. Если я выберусь… точнее когда я выберусь, я смогу на досуге подумать о том, что такое произошло с ним. А сейчас я должна думать лишь о том, что у меня были еще весьма разнообразные планы на ближайшие восемьдесят лет.

Она начала строить варианты побега. Мейбл пыталась вспомнить все, что когда-то читала в детективах или смотрела в боевиках. Но обычно на помощь героине, оказавшейся в ее ситуации, приходил главный герой: обворожительный и притягательный, но обязательно израненный и в пропитанной потом майке.

Господи, о чем я только думаю! — изумилась Мейбл. Кажется, у меня началось то, что Кристин называет «отходняком». И если у меня не началась истерика от страха, сейчас начнется от смеха! А что, ведь это…

Мейбл подняла голову, и, если бы в подвал проникал хоть лучик света, крысы, увидев выражение ее лица, поспешили бы сбежать как можно дальше…

Да, именно так я и сделаю. Не знаю, насколько этот план реалистичен, но это лучше, чем ждать своего героя! Впрочем, я совсем не отказалась бы от того, чтобы Крис меня спас…

Она невольно хихикнула и сама испугалась своего смешка.

Все, нужно взять себя в руки, а то мне никто не поверит. А может быть, наоборот, стоит дать себе волю? Актриса из меня никудышная, а сейчас натуральность совсем не помешает. Интересно, как бы смотрелся всегда безукоризненно одетый Крис в грязной, пропахшей потом майке?

На этот раз Мейбл не стала сдерживать смешок. Она так ярко представила себе эту картину, что вскоре расхохоталась в полный голос. Ее смех странно преломлялся в пустом огромном подвале. Он то поднимался к потолку, то неожиданным эхом возвращался к ней. Мейбл на несколько секунд даже испугалась — уж слишком демонически это звучало.

Но, как бы странно ее смех ни звучал, свое дело он сделал. Мейбл понимала, что, если она начнет стенать и плакать, никто не обратит на нее ни малейшего внимания. Нужно было сделать что-то экстраординарное. Например, будучи крепко привязанной к стулу, рассмеяться.

Одно Мейбл не учла: она никак не могла остановить этот истеричный смех, и уже не нужно было придумывать ничего забавного. Она просто захлебывалась смехом так же, как до этого захлебывалась темнотой. Спазмы вновь начали сжимать горло, и Мейбл показалось, что она просто не доживет до того момента, когда кто-то обратит на нее внимание. Но теперь истерика была не разыгранная, а вполне натуральная, и Мейбл, даже если бы очень захотела, не смогла бы остановиться ни за что. Иногда смех бывает страшнее слез…

Наконец дверь скрипнула, и в подвал упал тонкий луч. Вспыхнула верхняя лампочка, и Мейбл это показалось ужасно забавным, хотя что в этом было смешного, она ни за что не смогла бы объяснить. Новый приступ хохота искривил ее тело, заставляя изгибаться, и Мейбл упала на пол.

Она чувствовала, как на губах выступает пена, уголок ее сознания, оставшийся нетронутым истерикой, констатировал, что у нее началось что-то вроде эпилептического припадка. Теперь уж Мейбл не на шутку испугалась, но сделать ничего не могла: тело сотрясали судороги, а пена на губах становилась все гуще. Со всей отчетливостью Мейбл вдруг поняла: вот теперь она действительно на волосок от гибели! Собрав в кулак всю свою волю, пытаясь пробиться сквозь раскаты дикого хохота, она прошептала только одно слово:

— Дышать…

Кажется, теперь ее охранник понял, что дело серьезно. Он ворвался в подвал, бросился к Мейбл и развязал ее. Попытался посадить, но Мейбл была словно тряпичная кукла. И даже град сильных оплеух не помог ей прийти в себя.

Тогда охранник решил использовать последнюю возможность: он схватил пластиковую бутылку и плеснул воду из нее в лицо пленнице.

Как ни странно, это подействовало. Мейбл открыла глаза и удивленно осмотрелась.

— Что такое? — хриплым, срывающимся голосом спросила она, с трудом разлепляя веки.

— Вам стало плохо, начался припадок, и вот… — кое-как объяснил охранник.

Мейбл немного приободрилась: кажется, ей повезло, этого парня можно обвести вокруг пальца, достаточно только приложить чуть-чуть усилий! Ее похитители явно не предполагали такого развития событий, иначе бы поставили кого-нибудь опытнее этого мальчика. При другом стечении обстоятельств Мейбл даже назвала бы его милым…

Несмотря на потрясение, которое только что пережила, Мейбл пришлось взять себя в руки и продолжать играть выбранную роль до конца.

— Не могли бы вы мне помочь подняться? — слабым голосом спросила она.

Охранник сразу же подставил Мейбл свое плечо и помог ей встать на ноги. Но едва он всего лишь на полсантиметра отодвинулся, Мейбл сразу покачнулась и чуть не упала. Только ухватившись за своего тюремщика, она смогла удержать равновесие.

— Вам лучше присесть, — пробормотал парень. — Вы очень слабы.

Мейбл показалось, что она чувствует жар, исходящий от его щек. Она постаралась скрыть улыбку. Что ж, это тоже ей на руку!

— Да-да, конечно, — покорно произнесла она и опустилась на ненавистный стул.

Только сейчас Мейбл увидела, что он обит темным, точнее когда-то темным, бархатом. Кое-где из него торчали пружины. Теперь-то она поняла, почему с самого начала ей было так неудобно сидеть на этом проклятом стуле. Как же хочется верить, что эта пытка скоро закончится!

Ни за что на свете больше не сяду на обитый бархатом стул! — дала себе обещание Мейбл, стараясь выглядеть уставшей и обессиленной. На самом деле это было не так уж и сложно: истерика и припадок сильно подорвали ее силы, но Мейбл хорошо понимала, она не имеет возможности отдохнуть. Нужно действовать, и чем быстрее, тем больше у нее шансов обмануть этих мерзавцев и выбраться из узилища.

— Мне очень нужен аспирин! — попросила Мейбл.

— Но я же не могу оставить пост, — возразил охранник.

Мейбл слабо улыбнулась и с видимым усилием подняла руку к белой как мел щеке.

— Почему же? — удивилась она, словно в ее просьбе не было ничего странного.

— Но ведь…

— Вы можете делать все, что хотите со мной, но только дайте мне сначала таблетку аспирина! — взмолилась она. — Всего одну таблетку!

— Мне нельзя оставлять свой пост. У меня есть четкий приказ. Не хотелось бы вызвать неудовольствие мистера Уайта. Мало ли что может случиться с вами, пока меня не будет, — пробормотал охранник с таким неуверенным видом, что Мейбл поняла: она уже близка к победе.

— Куда же я смогу деться из этого подвала? — удивленно спросила она, выразительно обводя рукой сырые, все в потеках стены. — Если вы закроете дверь, я никогда не смогу открыть ее. А выламывать — у меня просто не хватит сил. У меня сейчас и на то, чтобы сидеть, сил нет, не то что пытаться убежать. Ведь дом полон ваших людей?

Охранник смутился, но быстро справился с собой.

— Да, здесь около десяти Мужчин, — выпалил он. — Крепких мужчин. И они не так добры, как я.

Мейбл постаралась сдержать саркастическую усмешку. Она сразу же поняла, что, скорее всего, здесь только напарник этого мальчишки. Мейбл слышала, как они переговариваются за дверью.

— Значит, мне очень повезло, — сказала Мейбл и проникновенно посмотрела на него. — Вы же понимаете, что спасли мне жизнь? Кто знает, как ею распорядится мистер Уайт, но я рада, что у меня есть еще несколько минут, а может быть, и часов. Только в такой ситуации начинаешь ценить время…

Охранник удивленно таращился на нее. Но у Мейбл уже пропало философское настроение.

— Если вы так боитесь отойти, можете попросить кого-нибудь принести аспирин или посторожить меня, — предложила она устало. Любому, даже самому тупому громиле стало бы понятно, что без таблетки аспирина жить ей осталось совсем недолго.

— А вдруг у вас случится еще один припадок? Что же вы будете делать без помощи?

— Если в ваше отсутствие случится припадок, я ничего делать не буду. Это будет последнее, что я почувствую. Я его просто не переживу, — мрачно ответила Мейбл, закрывая глаза. — Мне слишком плохо…

— Хорошо, только вы же должны понимать… — Охранник замялся, и Мейбл поняла, что выиграла этот раунд. Осталось совсем чуть-чуть.

— Значит, вы мне принесете аспирин? — встрепенулась она, словно умирающий от неизлечимой болезни, вдруг узнавший, что ученые открыли новое лекарство.

— Да, только вы ничего не подумайте, я не боюсь, что вы сбежите, вы просто не в силах… — зачастил он.

Вероятно, ты очень волнуешься и пытаешься убедить самого себя, что бояться нечего, подумала Мейбл.

— …но проблему можно решить! Я свяжу вас, — наконец закончил свой монолог охранник.

Мейбл вскинула на него огромные серые глаза, в которых плескался неприкрытый испуг. Охранник тут же отвел взгляд и заговорил вновь, его голос был совершенно убитым.

— Понимаете, вдруг кто-то войдет сюда, когда меня не будет… — окончательно смутившись, пробормотал он. — Это для вашего же блага, мисс! Если увидят, что вы высвободились, вам несдобровать. Мистер Уайт и так очень зол на вас за то, что вы попытались его обмануть…

Мейбл устало закрыла глаза, запрокинула голову и протянула ему руки.

— Вы не думайте, я не буду сильно стягивать, но так нужно, — бормотал он, обматывая Мейбл веревками.

Она безразлично пожала плечами.

Как только охранник завязал последний узел, Мейбл поняла, что теперь она почти на свободе: если бы она изо всех сил не выпячивала грудь и живот, веревки уже давно бы соскользнули на пол!

— Я вернусь через пять минут, — пообещал охранник, проверяя узлы. — Если вам снова станет плохо, кричите. Думаю, вас услышат.

Мейбл вновь кивнула, всем своим видом выражая абсолютное пренебрежение ко всему. Создавалось ощущение, что она уже одной ногой в могиле и теперь ничто вокруг просто не может ее заинтересовать.

— Только не гасите свет… — слабо пробормотала она, изо всех сил стараясь придать своему голосу мягкость и незащищенность с капелькой панического страха. — Здесь крысы…

Охранник внимательно посмотрел на Мейбл и кивнул. Она же в ответ с трудом улыбнулась. План удался, охранник более чем уверен в том, что Мейбл не в состоянии пошевелить даже рукой от слабости. Как же он ошибается!

Как только за тюремщиком закрылась дверь, Мейбл распахнула глаза и принялась ёрзать на жестком стуле, медленно, но уверенно освобождаясь от веревок. Это ей удалось очень быстро, и она тут же вскочила, но ноги мелко дрожали и не держали ее, а в глазах стоял непроницаемый туман.

Давай, Мейбл, возьми себя в руки! — приказала она себе, но слабость все же не проходила, и Мейбл пришлось ухватиться за спинку стула, чтобы не упасть. Если ты сейчас сдашься, больше никогда не увидишь ни солнца, ни неба, ни украшенной рождественской ели, ни глаз Криса. Если бы он только знал, как сильно мне хочется увидеть его!

Мейбл открыла глаза и с удивлением поняла, что туман рассеялся. Она могла нормально видеть, а ноги больше не дрожали от слабости. Открылись какие-то таинственные резервы ее организма, и силы вновь наполняли ее.

Сейчас или никогда! — твердо решила она.

Очень тихо, опасаясь, что кто-то может подслушивать с той стороны, Мейбл взяла стул и подошла к железной двери. Теперь оставалось только ждать.

Ну, не подведи меня! — попросила она стул. Мы ведь с тобой почти сроднились. Мне нужен всего один удар. Для второго у меня просто не будет времени! Надеюсь только, я нигде не допустила ошибки…

Мейбл внимательно осмотрелась и поняла, что она сделала неправильно. Из-за такой глупости мог полететь к чертям весь ее план — единственная возможность вырваться отсюда!

Она бегом — времени уже почти не оставалось, на лестнице Мейбл отчетливо слышала чьи-то шаги — метнулась к лампочке и, обжигая пальцы, выкрутила ее из плафона. Подвал тут же погрузился в темноту.

Мне не нужен свет, его будет достаточно, как только откроется дверь. А ведь если бы я оставила свет, этот мальчишка сразу же увидел бы, что меня нет на месте, и заволновался бы. Видно, припадок все же сказался на моих мыслительных способностях! — недовольно подумала Мейбл.

Шаги раздавались почти у самой двери.

Она покрепче ухватила стул за две ножки и глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться. От одного удара зависела, быть может, вся ее жизнь. И Мейбл была готова если не победить, то хотя бы попытаться хоть что-то сделать для своего спасения.

Наконец мужчина (а в том, что это мужчина, Мейбл не сомневалась ни секунды) остановился и толкнул дверь.

Для него, пришедшего из освещенного коридора, было слишком темно, а Мейбл, глаза которой уже привыкли к темноте, легко различила Широкоплечий силуэт в дверном проеме. Вдруг он показался ей удивительно знакомым, но стул уже начал опускаться на голову вошедшего, и Мейбл могла лишь чуть изменить его траекторию.

Раздался глухой треск ломающегося дерева и еще какой-то странный звук. В руках Мейбл оказались две ножки, а мужчина покачнулся и тихо охнул.

Испуганная до полусмерти Мейбл, уже ничего не соображая, оттолкнула его и бросилась в коридор. Но, видно, удар был не слишком сильным: мужчина исхитрился повернуться и схватить ее за руку. Его пальцы тисками вцепились в плечо Мейбл, оставляя на нем синяки.

— Я-то думал, тебе понадобится помощь, — сказал он.

13

— Крис? — выдохнула Мейбл, не смея поверить себе.

— Да, это я, малышка, — морщась от боли и потирая голову, подтвердил он.

— Но как же…

Она растерянно посмотрела на мужчину, которого мечтала увидеть сегодня. И вот он рядом, он пришел спасти ее! Большего счастья Мейбл и не могла представить.

— Ты пришел за мной? — неизвестно зачем спросила она, хотя и так все было понятно.

Крис улыбнулся.

— Судя по той шишке, что вскочила у меня на лбу, ты и без меня отлично справлялась.

Но Мейбл уже не слышала его. Она бросилась на шею Крису.

— Ну-ну, все уже позади. Точнее почти позади. Обниматься мы с тобой будем потом. Сейчас нужно отсюда выбираться. Ты же не хочешь задерживаться в этом гостеприимном доме?

Мейбл всхлипнула и кивнула. И тут же рассмеялась.

— Что это с тобой? Они тебе что-то давали? — встревожился Крис.

— У меня только что была истерика, когда я представила тебя в образе своего спасителя.

— И что смешного? — поинтересовался Крис, увлекая ее за собой.

— Я представляла спасителя в грязной футболке, а на тебе ни пылинки.

Крис даже остановился от удивления.

— Если бы мне кто-то рассказал о том, что из-за такой мысли может начаться истерика, я бы не поверил, — признался он. — Надеюсь, тебя устраивает спаситель в чистом джемпере?

Мейбл нежно улыбнулась ему.

— Я рада, что ты пришел за мной! — выпалила она и покраснела.

— Я тоже рад, но нам нужно идти, Мейбл! Давай, малышка, я встретил всего двоих, но кто знает, когда появятся остальные!

— А что ты с ними сделал? — с тревогой спросила Мейбл.

— Ничего страшного. Не думай, что мне хочется убивать людей. Я просто оглоушил их. Пусть ими займется полиция, которая будет здесь с минуты на минуту.

Крис вновь взял ее за руку, очень нежно на этот раз, и повел вверх по узкой лестнице.

— И, Мейбл, прошу тебя, помолчи, пока мы не окажемся в безопасности. Все вопросы могут подождать. Договорились?

Мейбл кивнула и мимолетно приникла к его плечу. Вот о чем она мечтала всю сознательную жизнь: найти мужчину, которого ей захочется обнимать в любой ситуации, в любом месте!

Я люблю Криса! — счастливо подумала Мейбл. Теперь, когда они были рядом, ей казалось, что ничего страшного случиться не может. Крис пришел за ней! Он спас ее, он называет ее малышкой. Неужели он любит ее?

Мейбл так и подмывало об этом спросить, но, несмотря на перенесенное потрясение, здравый смысл возобладал над чувствами, и Мейбл решила промолчать.

Крис прав, все можно будет выяснить, как только мы уйдем отсюда, твердо сказала себе Мейбл и сосредоточилась на неровных ступеньках подвальной лестницы. Не хватало еще упасть и получить травму!

Возле двери Крис повернулся к Мейбл и приложил палец к губам, еще раз призывая к осторожности. Она кивнула. Тогда Крис толкнул дверь и первым вышел в узкий, слабо освещенный коридор. Мейбл было рванулась за ним: входная дверь была так близко! Но вдруг Крис сделал какое-то молниеносное движение, воздух задрожал, и почти в тот же момент он дернул Мейбл за руку и повалил на пол, упав на нее сверху.

В первую секунду Мейбл показалось, что от боли она перестала видеть. Кажется, из-за толчка Криса она вывихнула плечо. Но буквально через мгновение, как только первая волна боли отступила, Мейбл услышала какие-то странные хлопки и свист над головой.

Боже мой! — только и успела подумать она, как все окончилось.

Крис поднял ее, растерянно озирающуюся, с пола и осторожно прикоснулся своими тонкими чуткими пальцами к ее лицу, закрывая глаза.

— Пойдем отсюда, малышка, тебе не стоит на это смотреть! — пробормотал он и подхватил Мейбл на руки.

Она уткнулась лицом в его теплый джемпер и постаралась отключить все свои чувства. Но вокруг слышались стоны, а в воздухе пахло чем-то соленым.

— Просто не думай об этом, — шептал ей на ухо Крис. — Просто не думай. Ты больше никогда не увидишь этого, я тебе обещаю! Никогда больше…

Мейбл согласно кивнула и решила думать о том, как сильно она любит Криса.

Но вот в лицо ей ударил холодный воздух морозного дня. Только сейчас Мейбл решилась открыть глаза. Крис поставил ее на ноги, но сил больше не осталось, а в его объятиях Мейбл было так хорошо!

Она покачнулась и, чтобы не упасть, вцепилась в Криса. Слезы брызнули из глаз Мейбл, и вот она уже рыдала, очищая душу от страданий.

— Все хорошо, малышка, теперь все хорошо! — успокаивал он плачущую Мейбл, нежно поглаживая ее по спине. — Теперь уже все хорошо. И всегда у нас с тобой все будет хорошо! Ты же будешь со мной?

Мейбл всхлипнула и заплакала еще горше.

— Ее нужно отправить в больницу! — услышала Мейбл над ухом чей-то голос.

— Не поеду! — мрачно насупившись, сказала она. — Я хочу остаться с Крисом.

— Я приеду к тебе, как только смогу, — пообещал он, отрывая от себя рыдающую, словно маленький ребенок, Мейбл. — А пока я пришлю к тебе Мэгги. Это жена моего брата. Она тебе понравится.

— Я хочу, чтобы рядом был ты! — упрямо сказала Мейбл, продолжая цепляться за него.

— Прости, малышка, но мне сейчас нужно поговорить с лейтенантом Стейптоном. А вот и он.

Крис протянул руку какому-то измученному мужчине в полицейской форме. Мейбл мужчина категорически не понравился. Впрочем, ей сейчас не нравился любой, кто пытался разлучить ее с Крисом. Разлучить сейчас, когда она только нашла его! Точнее он ее нашел.

— Что там случилось? — спросил лейтенант.

— Когда мы выходили, открылась дверь. Я сразу же понял, что это бандиты. Кажется, мой кинжал пригодился: они были так удивлены, что не стали сразу же палить, а тут подоспели твои ребята. В общем, Стейптон, ты меня спас.

Полицейский обреченно махнул рукой.

— Задал ты мне сегодня работы, Лоундхед, — пробормотал он. — Что с ней-то делать?

— Отправить в больницу.

— Крис, а как ты… — Мейбл очень хотела знать ответ на свой вопрос, но он жестом попросил ее молчать.

— Все вопросы потом. Я приеду к тебе в больницу, как только смогу. Поверь мне! Том! — крикнул он кому-то в толпе.

К ним подошел мужчина, и Мейбл сразу же поняла, что это брат Криса. Таким лет через десять станет и Крис: голова почти седая, но голубые глаза по-юношески яркие, тот же прямой нос и упрямый подбородок, те же высокие скулы. Вот только Крис был родным, а Том казался Мейбл таким же неприятным, как и лейтенант, и подошедший врач.

— Я пойду только с тобой! — упрямо сказала Мейбл.

— Том, прошу тебя, отвези ее в больницу! — сказал Крис брату. — Ей нечего здесь делать.

— Я бы хотел допросить мисс Брукс! — подал голос лейтенант.

— Стейптон! Неужели это не может подождать?! — возмутился Крис. — Ты только посмотри, в каком она состоянии! Я не позволю сейчас допрашивать Мейбл.

— Лоундхед, ты что, не понимаешь? Она одна из подозреваемых! — возмутился лейтенант.

— Ей нужна медицинская помощь. Я тебе гарантирую, что Мейбл ответит на все твои вопросы, как только немного придет в себя! Посмотри на нее только, ну какой сейчас из Мейбл свидетель?

Крис посмотрел на Стейптона очень тяжелым взглядом, и лейтенант сдался, понимая, что его значок бессилен там, где властвует любовь.

— Ладно, — проворчал он и добавил, позволив себе угрожающий тон: — Но если мисс Брукс загадочным образом куда-то исчезнет…

— Я больше не позволю ей исчезнуть! — с улыбкой глядя на Мейбл, заверил его Крис.

— Вот и отлично! — фыркнул лейтенант. — Теперь ты за нее отвечаешь.

— Да, — легко согласился Крис.

Мейбл переводила недоуменный взгляд с одного на другого.

— А меня никто не хочет спросить? — наконец поинтересовалась она. Гнев добавил сил, и теперь Мейбл могла стоять, ни на кого не опираясь.

— Том, отправь ее в больницу немедленно! — потребовал Крис.

Но Том опять не успел ничего ответить.

— Вот еще! — возмутилась Мейбл. — Я не твоя собственность, Крис Лоундхед! Я хочу знать, что здесь произошло, почему все это началось и что будет дальше с этими людьми.

— Мейбл, не вынуждай меня засовывать тебя в машину «скорой помощи» силой, — устало попросил Крис. — Тебе нужно поспать и хоть чуть-чуть прийти в себя. И потом, у тебя вывихнуто плечо, нужно наложить шину. Да и вообще проверить, все ли с тобой в порядке. Ты столько сегодня пережила!

— Да, и я хочу остаться здесь, чтобы узнать, из-за чего началась вся эта заваруха! — довольно грубо выразилась Мейбл, но ей сейчас было не до того, чтобы изображать утонченную леди.

— Том! Прошу тебя!

Брат лишь пожал плечами, как бы давая понять, что он не собирается лезть в их спор. Тогда Крис молча подхватил Мейбл на руки и понес к машине «скорой помощи». Мейбл пыталась вырываться, но только сейчас поняла, насколько она слаба и как силен Крис. Наконец она затихла в его руках.

— Так-то лучше! — пробурчал Крис. — Когда ты выспишься, примешь ванну, ты поймешь, что я был прав. А пока что придется подчиниться.

Мейбл бросила на него хмурый взгляд, но ничего не ответила. Крис осторожно прикоснулся к ее подбородку, словно хотел ее поцеловать, но вместо этого тихо сказал:

— Я делаю так только потому, что знаю: так всем будет лучше. Я хочу, чтобы у тебя все было хорошо, Мейбл!

— Без тебя мне не будет хорошо! — не выдержала она.

— Знаю, малышка, мне без тебя тоже очень плохо, — успокаивающе и ободряюще сказал он. — Обещаю, как только здесь все закончится, я приеду к тебе в больницу.

— А ты меня разбудишь, когда придешь? — тоном маленькой девочки спросила Мейбл.

— Конечно. — Крис улыбнулся и провел пальцем по ее щеке.

Мейбл улыбнулась в ответ и позволила врачам заняться ею. На самом деле чувствовала она себя отвратительно: голова кружилась, а плечо болело просто невыносимо, но только сейчас она позволила себе быть слабой. Мейбл откинулась на каталке и закрыла глаза, тотчас проваливаясь в тяжелый, без сновидений сон.

14

Когда Мейбл пришла в себя, за окном уже ярко светило солнце. Она улыбнулась и потянулась.

Какой странный сон мне снился! — удивилась Мейбл. И все же он закончился хорошо. Теперь я знаю, что рядом будет Крис. Надеюсь, сон был вещим.

Мейбл улыбнулась и попыталась перевернуться на другой бок, но ей что-то помешало. Она открыла глаза и только сейчас поняла, что никакой сон ей не снился: вокруг больничная палата, а на руке — тугая повязка.

Хорошо что не гипс, устало подумала Мейбл. Значит, Крис был прав, у меня растяжение или вывих.

— Ты уже проснулась? — услышала она родной голос и повернулась к двери.

Крис с цветами в руках стоял на пороге.

— Доброе утро! — поприветствовал он Мейбл. — Ты любишь розы?

— Мне все равно, какие цветы, главное, что они от тебя! — выпалила Мейбл и покраснела.

Крис сделал вид, что не заметил ее смущение.

— Как ты себя чувствуешь? — участливо спросил он, присаживаясь у кровати.

— Отлично! Особенно сейчас, когда ты рядом. Нужно сказать, основные травмы я получила, когда ты пришел меня спасать. Но даже это радует. — Мейбл ласково улыбнулась ему. — Плечо немного побаливает, а все остальное в порядке…

— Очень хорошо, — сказал Крис и вдруг замолчал, отведя глаза. — Это все случилось из-за меня!

Мейбл непонимающе уставилась на Криса.

— Не ты же меня похитил! — наконец сказала она.

— Я виноват в том, что с тобой случилось. Если бы я сразу же тебе все рассказал, все можно было бы исправить! — Крис отвернулся, но Мейбл увидела, как на его глазах блеснули слезы.

Она осторожно положила руку на плечо Криса и спросила:

— Что случилось?

Прежде чем ответить, Крис долго смотрел в окно, так долго, что Мейбл уже начало казаться, будто он никогда не ответит на ее вопрос.

— Ты знаешь, что я частный детектив? — спросил Крис.

— Да, — удивленно ответила Мейбл. — Ты же сам рассказал мне об этом, когда пришел в офис!

— А ты знаешь, зачем я к тебе тогда пришел?

Мейбл попыталась улыбнуться и обратить все в шутку. Она чувствовала, что вовсе не хочет знать правду! Лучше бы сейчас им с Крисом посмеяться вместе и навсегда забыть этот разговор, да и события последних суток вместе с ним.

— Ну есть две версии, — медленно сказала она, словно просчитывала варианты перед мистером Визенроутом. — Первая: тебе нужен был полис медицинского страхования, и я теперь понимаю, почему ты искал что-то новое. Версия вторая: ты увидел меня на улице и преследовал до офиса, потому что понял — я женщина твоей мечты.

Крис слабо улыбнулся.

— Ты почти угадала.

— Что же еще? — спросила Мейбл.

— Я действительно следил за тобой.

— Рада, что обратила на себя твое внимание. Знаешь что, давай не будем об этом сегодня! — попросила Мейбл. — Скоро Рождество, я хочу провести его рядом с любимым человеком. Я слишком устала за этот год, чтобы еще о чем-то волноваться!

— Я понимаю, тебе сейчас очень тяжело, — сказал Крис, слова будто застревали у него в горле, — но ты должна все знать. Ты имеешь на это право. И лучше уж я тебе расскажу, чем Стейптон. Он отличный полицейский, но совершенно лишен такта. Впрочем, в работе это ему помогает.

Мейбл даже не улыбнулась. Она настороженно посмотрела на Криса.

— Мне не нравится то, что сейчас происходит! Ты уверен, что хочешь мне что-то рассказать? У меня дурное предчувствие, Крис. Я не хочу тебя потерять сейчас, когда только нашла!

— Я тоже не хочу потерять тебя, Мейбл! Но я должен тебе все рассказать. Если потом ты останешься со мной, я буду самым счастливым человеком на свете, а если решишь уйти… Только, прошу тебя, не отвечай ничего сейчас, когда я даже не начал рассказывать!

Мейбл ужасно хотелось уверить Криса в том, что она навсегда останется с ним, но что-то в его голосе или во взгляде удержало ее.

Крис понял, что Мейбл готова слушать.

— Я уже сказал, что следил за тобой. Я неправильно выразился: я не следил за тобой, я целенаправленно искал тебя. Однажды ко мне в офис пришел некто мистер Блэк и попросил найти девушку, которая украла у него ключ от ячейки камеры хранения. Я еще тогда должен был обратить внимание на то, что он просил найти не сам ключ, а того, кто его украл! Но я пропустил это, ведь у Меня на руках уже был чек на крупную сумму.

Крис горько усмехнулся, встретившись взглядом с тревожными серыми глазами Мейбл. Эти глаза, казалось, молили его не продолжать, заклинали остановиться, пока еще не слишком поздно, но Крис знал, что должен это сделать именно сейчас. С каждым днем признание будет даваться ему все труднее, а Мейбл будет все сложнее принять его.

Крис был уверен, что не хочет начинать новую жизнь со лжи, хватит уже.

— Я начал тебя разыскивать. Не буду рассказывать, как мне это удалось, важно одно: я тебя нашел. И в первый же момент понял, что больше не смогу жить вдали от тебя. Я понял, что мне плевать, украла ты этот ключ или не украла. Мне нужна была ты, Мейбл, и только ты. Но и тогда я не рассказал тебе всей правды, хотя и Мэгги, и Том советовали мне так поступить. Я воспользовался твоими чувствами как последний мерзавец!

Крис сжал кулаки, будто боялся, что сейчас ударит сам себя. Мейбл еще никогда не видела его таким. Она была так сильно удивлена, что не находила слов. И большее удивление вызывал у нее не сам рассказ Криса, а его эмоции. Мейбл чувствовала, что дальше все будет только хуже.

— А потом у меня в офисе вновь появился мистер Блэк. Он отдал чек на оставшуюся по договору часть суммы и велел мне позвонить тебе и сказать, что между нами все кончено. Честно признаться, я тогда уже малодушно думал о том, чтобы порвать с тобой. Убеждал себя, что тебе будет лучше с другим мужчиной, что я тебе не пара. А на самом деле просто боялся взять на себя ответственность за твою жизнь, за твое будущее, за твою судьбу. А тут Блэк с его предложением…

— Зачем же ты спасал меня? — вдруг спросила Мейбл. — Да и как ты узнал, что я попала в беду?

— Ты уже догадалась, что мой мистер Блэк и есть твой похититель?

— Да, только он назывался мистером Уайтом.

Крис невесело усмехнулся.

— Он даже не потрудился как следует замаскироваться. Судя по всему, ты вовремя начала действовать: они не собирались тебя отпускать.

— Я это и так поняла. Уайт не счел нужным скрывать от меня свое лицо…

— Значит, ты сможешь его опознать! Это очень упрощает дело! — обрадовался Крис, но тут же помрачнел. — Впрочем, ко мне это не имеет никакого отношения. Это работа Стейптона.

— Так как же ты меня нашел? — повторила Мейбл свой вопрос.

— Я понял, что с Блэком шутки плохи, но вместо того, чтобы заявить в полицию и тем обезопасить тебя, я вновь поступил как последняя сволочь: я поспешил себя уверить, что тебе ничто не грозит. Все убеждал Себя, что мне нет никакого дела до судьбы мисс Брукс. Даже согласился пообедать с давней подругой. И вот в воскресенье в ресторане я увидел тебя с другим мужчиной. Только тогда, Мейбл, я понял, как много ты для меня значишь! Но ты ушла от меня. Ты разозлилась, и имела на это полное моральное право. Я вновь принялся за тобой следить. На этот раз — чтобы выяснить, что для тебя значит тот мужчина, с которым ты пришла в ресторан.

— Он просто бывший друг! Ты ведь тоже пришел со старой подругой? Так что же ревновать меня? Честно скажу тебе, Крис: два года я думала только о Стенли, пока не появился ты. Встретив тебя, я сразу же забыла о нем! А что касается Стенли, то скоро он женится на моей подруге, и у них так же скоро родится ребенок. Стенли просто пригласил меня на свадьбу и попросил стать крестной его ребенка!

— А я все равно ревновал. Да и сейчас ревную. Ну с какой стати ему приглашать тебя в ресторан?

Мейбл улыбнулась, поймав себя на мысли, что ей приятна ревность Криса, но поспешила скрыть улыбку. То, что рассказал ей Крис, давало слишком много поводов для размышлений, и слишком мало — для улыбок.

— Два года назад Стенли и Дженни сделали мне очень больно. Он таким странным образом просил у меня прощения и благословления, что ли, своему браку, — объяснила Мейбл.

Крис коротко кивнул.

— Я следил за вами. Видел, как он высадил тебя у подъезда. Хотел уже уехать и дома спокойно подумать о том, что же делать дальше, ведь я понял, что люблю тебя, и тут заметил еще одних наблюдателей. Вот тогда-то я и сообразил, что мистер Блэк крайне опасен. Но сделать ничего не мог. Я боялся причинить тебе вред. Все же их было больше, а у меня с собой из оружия был только метательный нож. Конечно, он нас спас вчера, но ночью я бы не смог справиться с ними со всеми. Я просто выследил их до логова, попросил Тома вызвать полицию и пошел за тобой.

— Я ждала тебя, Крис, очень ждала, — призналась Мейбл. — Но я не ожидала, что теперь, когда я вновь нашла тебя, мне придется слышать такое от своего спасителя.

Крис опустил голову.

— Я виноват перед тобой, страшно виноват. Ради денег я отдал твою жизнь. И ведь я знал, что делаю! — Он сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев.

Больше всего на свете Мейбл хотелось обнять его, но она не могла даже пошевелиться. То, что рассказал Крис, подкосило ее гораздо сильнее заточения.

Неужели все это случилось потому, что Крис просто продал мою жизнь? ужаснулась Мейбл, пристально глядя на него. А как же уверения в любви? А как же та ночь? Тоже часть сделки? Способ узнать, где я живу, где прячу краденое? Неужели все это было только для того, чтобы отдать меня в лапы этому Уайту… Блэку… какая к черту разница?!

— Что скажешь? — спросил Крис.

Мейбл подняла на него глаза, полные боли и удивления, и покачала головой.

— Я ничего тебе не скажу, Крис. Я просто не знаю, что сказать!

— Но ты любишь меня? Прошу тебя, ответь мне честно! Мы сможем хоть когда-нибудь быть вместе? — с надеждой спросил он.

Мейбл вновь покачала головой.

— Это — нет? — Крис чувствовал, как замирает его сердце, как из души уходит весна.

— Это — не знаю, — поправила его Мейбл. — Мне нужно о многом подумать, Крис. Дай мне время, и я скажу тебе, сможем ли мы быть вместе.

— Ты любишь меня, Мейбл?

— Моя любовь подверглась очень серьезному испытанию сейчас, после всего что я узнала от тебя, — очень тихо, отводя глаза, чтобы не видеть муки на лице Криса, ответила она. — Не знаю, выдержит ли она. Прости, Крис, но я не могу тебе ничего ответить.

Он медленно поднялся и побрел к выходу. Глаза его ничего не видели из-за застилавших их слез. Крис готовился к тому, что Мейбл отвернется от него с ужасом и презрением, но в то же время надеялся, что она поймет и простит его, сможет вновь принять в свою душу.

Ледяной комок в его груди мерно стучал, перегоняя кровь. И Крис знал, что теперь никогда его сердце не будет трепетать, как огонек свечи на сквозняке, и не будет замирать, словно птица, парящая в потоках теплого воздуха. Оно так и останется кусочком льда — если только любовь Мейбл не оживит его.

Настоящая любовь способна и не на такие чудеса!

15

Мейбл тяжело вздохнула: вот уже почти неделю каждый день по несколько часов доктор Макалистер изводил ее вопросами. Но она старалась держать себя в руках и откровенно рассказывала ему все. Как раз сегодня они добрались до истории об измене Стенли. Эта беседа далась Мейбл тяжелее всех других. И все же она с удивлением почувствовала, что после разговора со Стенли ей уже гораздо проще и говорить и думать о нем. Мейбл даже показалось, что доктор Макалистер удовлетворенно кивнул, когда закончил беседу. Это немного обнадеживало Мейбл, ведь лейтенант Стейптон объяснил, что она на данный момент находится под подозрением, если только независимый эксперт не докажет, что она на самом деле страдает клептоманией и все произошедшее просто трагическое совпадение.

— Еще несколько дней, и я смогу поставить вам диагноз, мисс Брукс! — весело сообщил доктор Макалистер.

Мейбл постаралась выжать из себя улыбку, но получилось у нее плохо.

— Я почти уверен в том, что вы не хотели брать этот ключ. Но я так же уверен, что вам нужна моя помощь. Нужно было обратиться к специалисту гораздо раньше, мисс Брукс! — попенял ей доктор.

— Мне было неловко, — пробормотала Мейбл, стремительно краснея, отчего начала смущаться еще сильнее.

— Ложный стыд привел вас к таким трагическим последствиям. Дайте себе слово, что больше никогда не будете избегать людей, которые могут вам помочь, только потому, что вам стыдно, неловко или вы стесняетесь! — потребовал доктор, грозно поглядывая на Мейбл сквозь стекла своих очков.

— Да, конечно, — ответила она.

— Кстати, я считаю, не помешает продолжить наши беседы, и когда я поставлю диагноз.

— Вы же будете меня лечить?

— Судя по всему, ваша болезнь началась как реакция психики на сильнейший стресс. Вы ведь до того, как этот ваш Стенли изменил вам, ничего не брали без спросу? В принципе желание что-то украсть появляется хоть раз в жизни у каждого человека, но осуществляют это желание единицы. И слава богу!

— Как Стенли связан с клептоманией? — не поняла Мейбл.

— Все просто: вы не выдержали стресса, считали себя виноватой…

— Но я тут ни при чем! — возмутилась Мейбл.

— Вы, к сожалению, не могли слышать того, что говорили мне под гипнозом. Чувство вины так глубоко спрятано в вашем подсознании, что даже сейчас, когда мы с вами много и плодотворно работали, вы не хотите признавать очевидных фактов!

— Но почему я должна чувствовать себя виноватой? — изумилась Мейбл. — Ведь это Стенли мне изменил, а не я ему!

— Вы совершенно правы! — Макалистер выглядел так, будто выиграл в лотерею миллион.

— Ничего не понимаю, — призналась Мейбл.

— Подсознательно вы чувствовали свою вину, сознательно понимали, что вы не виноваты, причем ваше сознание право на сто процентов, что бывает не часто. Произошло нарушение координации работы «оно» и «я». И чтобы ваше подсознание и дальше могло чувствовать себя виноватым и упиваться этим чувством, оно начало давать вам команды воровать. Отсюда, кстати, и ложный стыд перед докторами. Теперь вам все понятно, мисс Брукс? — ласково спросил врач.

Мейбл кивнула, хотя совершенно запуталась. Впрочем, если доктор Макалистер считает, что она чувствует себя виноватой, пусть. Главное, чтобы он помог ей прийти в себя и снова начать нормальную жизнь.

— Вот и хорошо. — Он удовлетворенно кивнул. — Что самое интересное, вы, насколько я что-то понял, сами избавились от своих проблем! Ведь в последнее время у вас не возникало желания что-то украсть?

— С момента моей последней кражи прошло чуть больше двух недель. — Мейбл мрачно усмехнулась и даже удивилась тому, как много всего случилось с ней за это короткое время.

— Я думаю, вы больше никогда не испытаете подобное желание. Если только опять не загоните себя в угол.

— То есть? — недоумевающе спросила Мейбл.

— У вас опять что-то случилось, что-то, о чем вы еще не успели мне рассказать. У вас все признаки депрессивного состояния: подавленное настроение, заторможенность движений, снижение побуждений — ряд можно продолжать долго. Самое страшное, что вас ничто не радует! Даже известие о том, что я поставлю вам диагноз, избавляющий вас от судебного разбирательства! Что же такое с вами случилось, мисс Брукс, что вы сначала обрели вкус к жизни, простили себе все прегрешения, а потом в один миг вновь скатились в пропасть?

Мейбл показалось, что доктор не столько задал ей вопрос, сколько просто размышлял вслух. Макалистер встрепенулся, возвращаясь из каких-то одному ему известных областей, и улыбнулся своей пациентке.

— Но об этом мы поговорим завтра, — сказал он. — Сегодня вы и так хорошо поработали и сильно устали. Лучшее, что вы можете сейчас сделать, это лечь и уснуть.

— В последнее время я почти не сплю, — призналась Мейбл.

— Очень, очень плохо. Что же вы мне раньше не сказали? Я выпишу вам снотворное и кое-какие препаратики, ничего сильного, все же не шизофрению лечим, хотя она не лечится…

Еще несколько дней назад Мейбл с трудом сдержалась бы от смеха, наблюдая за своим доктором, но сейчас ей не хотелось даже думать, не то что смеяться.

Тишина и покой. Вот что мне нужно по-настоящему! — подумала она.

— Кстати, я вижу, друзья вас не оставляют. — Макалистер жестом обвел палату Мейбл, заваленную цветами. Она вспыхнула до корней волос, но доктор словно и не заметил этого, он спокойно продолжал: — Это очень хорошо. Я даже скажу медсестре, чтобы к вам пропускали посетителей и в неположенные часы. Ничто вам сейчас не поможет так, как общение!

Мейбл решила не разубеждать доктора. Завтра она ему расскажет, от кого цветы, расскажет и о том, как сильно ей хочется выкинуть все букеты, но не поднимается рука.

— Значит, завтра, в то же время! — закончил жизнерадостный доктор и ободряюще улыбнулся Мейбл.

Она кивнула в ответ и тоже попыталась улыбнуться. Эта попытка оказалась успешнее, но все, кто знал Мейбл прежде, сразу же увидели бы, что это всего лишь слабая тень, даже не тень улыбки, а тень тени.

Одно хорошо, мрачно подумала Мейбл, откидываясь на подушки, как только за доктором Макалистером закрылась дверь, по крайней мере, сегодня ночью я высплюсь. Может быть, у меня сейчас получится поспать? Нужно честно признаться, беседы с доктором меня успокаивают. Надеюсь, он поможет мне разобраться в том хаосе, что сейчас творится в моей душе…

Но не успела Мейбл закрыть глаза, как дверь распахнулась и в палату вошла довольно странная компания: Кристин, Уоррен, Стенли и Дженни. Мейбл не хватало сил даже на то, чтобы удивиться как следует.

— Привет, — растерянно пробормотала она и приподнялась на подушках.

— Привет, дорогая! — прощебетала Кристин и тут же подлетела к Мейбл с поцелуями.

Мейбл сразу же поняла, что подруга нервничает.

Еще бы! — подумала Мейбл. До сих пор чувствует себя виноватой и не уверена в том, что правильно сделала, когда привела Уоррена. Да и остальные, конечно, пришли с ее подачи.

— Кристин, не нужно со мной целоваться только потому, что ты привела ко мне такую разношерстную компанию! — попросила Мейбл, отстраняясь. — Ты же знаешь, я этого не люблю. И вообще, я очень рада всех вас видеть и без поцелуев. И это не просто слова приличия. Так что прекратите ломать комедию и ведите себя нормально!

Посетители переглянулись и пожали плечами. Никто не ожидал от Мейбл такой реакции.

— Кажется, тебе становится лучше? — опасливо предположила Кристин.

Мейбл лишь кивнула.

— Дженни, подойди, пожалуйста, ко мне, — ласково попросила Мейбл. — Я бы сама встала, но если меня засечет медсестра, она просто выставит вас отсюда, а меня свяжет. И доктор Макалистер не поможет.

— Кто такой доктор Макалистер? — весело спросила Кристин, умудряясь при этом показать жестом Уоррену, что ему следует подать Дженни стул: уже и слепой бы понял, что ей скоро рожать.

— Это мой психиатр, — ответила Мейбл, пристально глядя на подругу, которую не видела почти два года.

За это время внешне Дженни почти не изменилась, но что-то в ее глазах подсказало Мейбл, что перед ней совсем другой человек, с которым ей предстоит познакомиться.

— Не стойте вы все как пни! — попросила Мейбл. — Я выздоравливаю, а вы ведете себя будто на похоронах!

Кристин усмехнулась.

— Если это намек, что мы должны сказать что-то хорошее о тебе, то не дождешься. Ты заставила нас поволноваться, и теперь мы имеем полное право тебе отомстить.

— Кристин, что ты такое говоришь?! — осуждающе воскликнул Уоррен.

Но Мейбл, вместо того чтобы обидеться, весело рассмеялась. Черный юмор подходил к ее настроению идеально.

— Возьмите стулья и присядьте! Я больная, а значит, имею право распоряжаться здесь.

Кристин подтолкнула Дженни в спину и под каким-то благовидным предлогом выставила за дверь мужчин, а потом и сама тихо вышла. Она понимала, что Мейбл сейчас нужно поговорить с бывшей подругой. Только Кристин знала, о чем говорит с Мейбл психотерапевт, и только она понимала, как важно для подруги распутать, именно распутать, а не разрубить, все узлы, что держат ее в прошлом.

— Вы уже знаете, кто родится? — спросила Мейбл, чтобы начать с чего-то разговор.

Ей казалось, что проще выдержать еще одну беседу с мистером Уайтом, чем поболтать о том о сем с Дженни.

Дженни несмело посмотрела на подругу и поёрзала на стуле. Судя по всему, ее обуревали подобные же мысли, поэтому она с радостью принялась отвечать на этот вопрос:

— У нас родится девочка.

— Это очень хорошо. Стенли, наверное, рад…

— Да, очень рад.

— А ты ведь хотела мальчика? — Мейбл понимала, что ее слова больно ранят Дженни, но не могла остановиться.

— Ты так много о нас знаешь… Мейбл, я до сих пор не могу поверить, что я сделала это! — вдруг вырвалось у Дженни. — Если бы ты только знала, как сильно я испугалась, когда поняла, что жду ребенка!

— Но что же тут страшного? — удивилась Мейбл.

— Я боялась, что мой ребенок будет проклят, — вдруг тихо сказала Дженни.

Мейбл ожидала чего угодно, но только не этих слов: ну с чего бы ребенку быть проклятым? Да и какие проклятия в двадцать первом веке! Скорее всего, у Дженни просто разыгрались гормоны…

Кажется, не мне одной нужна помощь доктора Макалистера! — подумала Мейбл, с удивлением глядя на подругу.

— Мы ведь со Стенли никогда не должны были… — Дженни запнулась, не зная, что сказать дальше.

— Но при чем тут проклятие?

— Просто я представила, что ты почувствуешь, когда узнаешь, что у нас будет ребенок… Это ведь должен был бы быть твой ребенок!

— Ты же знаешь, Дженни, я тебе не раз говорила: все мы должны только банкам, в которых брали кредит. Ребенок ваш, и выбирать, у кого родиться, он просто не мог! Да и потом, с чего бы мне проклинать ребенка, он-то ни в чем не виноват. Или опять в действие вступила твоя система взаимозачетов?

Мейбл усмехнулась, вспомнив теорию подруги. Дженни считала, что любое действие возвращается к тому, кто его совершил. Поэтому всегда старалась жить по принципу «поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». Конечно, ей было страшно даже подумать о том, как сильно отразится на ней история с изменой.

— Кажется, я начинаю понимать, — медленно сказала Мейбл, пристально глядя на покрасневшую подругу.

Дженни кивнула.

— Я очень много думала о том, как плохо мы с тобой поступили… Это не должно было случиться!

— Но ведь случилось? И что теперь толку размышлять о том, что должно, а что не должно? — резонно спросила Мейбл. — Да и потом, скажи мне честно: ты любишь Стенли?

Дженни подняла на Мейбл покрасневшие глаза. Казалось, еще секунда — и она расплачется. Но голос ее был твердым, она не просто верила в то, что говорит, она знала.

— Да, я люблю Стенли.

— И о чем тут еще говорить! Я рада тому, что два дорогих мне человека нашли свое счастье. И знаешь, я на вас совершенно не сержусь…

— Это неправда, Мейбл, — мягко сказала Дженни.

— Ну и что! — Мейбл выразительно возвела глаза к потолку. — Тебе же было приятно это слышать? Вот и отлично. А сейчас, когда ты в положении, я вообще не понимаю, к чему эти душещипательные беседы?

— Мне просто хотелось…

— Дженни, два года назад я была дико зла на вас. Я чувствовала себя преданной, обиженной и так далее. Но сейчас я понимаю, я должна была просто отойти в сторону и порадоваться. Разве я была бы счастлива со Стенли, если бы ночами, украдкой он вспоминал тебя? Разве был бы он счастлив со мной, если бы чувствовал, что я не та единственная, которая должна быть с ним, рожать ему детей? Что ни случается, все к лучшему. Вы вместе, у вас скоро родится дочка, и вы проживете жизнь, полную любви и счастья. Я правда рада за вас, Дженни.

— Ты, ты…

Но Мейбл так и не узнала, что она. Дженни упала ей на грудь и разрыдалась. Мейбл ошеломленно гладила ее по плечам, пытаясь успокоить.

— Перестань! — попросила она. — Из-за чего слезы? Мы с тобой помирились, все отлично. Я буду на вашей свадьбе, если ты все еще хочешь, я стану крестной матерью твоей малышки…

— Честно? — спросила Дженни, поднимая на Мейбл заплаканные, но лучащиеся счастьем глаза.

— Честно. Как ты хочешь ее назвать?

— Ты и правда больше не сердишься на нас?

— Господи, Дженни! Я же сказала, все отлично! Прекрати даже думать об этом!

— Я себя все это время чувствовала виноватой. — Дженни горестно покачала головой. — И не без оснований.

— Не знаю, успокоит ли тебя это или нет, но я тоже чувствовала себя виноватой! — остановила ее Мейбл.

— А ты-то почему?

Мейбл задумалась. Несколько секунд она смотрела в одну точку, и вдруг открыто и весело улыбнулась.

— Как же все просто! — сказала она, обрадованно обнимая недоумевающую Дженни. — Доктор Макалистер, психотерапевт, который меня сейчас консультирует, сказал, что я чувствовала себя виноватой после всего, что произошло. И мы с ним не могли понять, что же это за выверт психики. А сейчас я поняла: просто я должна была не обижаться на вас, а радоваться вашему счастью. Ведь смогла же я радоваться за Кристин и Уоррена?

— Не понимаю.

— Любовью нельзя управлять, она или есть, или ее нет, — спокойно сказала Мейбл. — Я ведь всегда знала это! Когда вы поняли, что любите друг друга, я должна была просто отойти в сторону, а не обижаться и не устраивать скандал. Но я поступила неправильно, вот откуда чувство вины! Доктор Макалистер будет рад. Он давно говорит, что нужно вовремя избавляться от скелетов в шкафах и тараканов в голове.

Дженни вновь всхлипнула.

— Ну что опять?! — в притворном ужасе воскликнула Мейбл.

— Ты такая добрая… — пробормотала Дженни и вновь расплакалась.

— И вовсе я не добрая! — поспешила остановить ее Мейбл. Она обняла подругу и нежно погладила ее по дрожащим плечам. — Ну же, милая, не нужно. Подумай о нашей маленькой девочке, ей вовсе не нужна мамочка-плакса! И потом говорят, что дети, матери которых нервничали во время беременности, плохо спят, медленнее растут, да и вообще плаксивые. Неужели тебе хочется не спать ночами?

— Я знаю, что не должна плакать и вообще расстраиваться, но в последние несколько недель только и делаю, что реву! — пожаловалась Дженни.

— Гормоны, наверное, — успокоила ее Мейбл. — Так как вы хотите назвать малышку?

— Стенли предлагает назвать ее Оливией, а я хочу назвать дочку Венди.

— «Из Питера получился бы весьма интересный мужчина», — улыбаясь, процитировала подругу Мейбл.

— Ты еще помнишь?

— Конечно же помню! Мы ведь с тобой бок о бок набивали шишки и вместе мечтали о том, что встретим свой идеал. Я, правда, никогда не мечтала о том, что мой избранник будет летать и пришивать свою тень, но о вкусах не спорят.

Дженни весело рассмеялась, от слез не осталось и следа.

— Да уж, Стенли летать не умеет, и с тенью у него все в порядке. Но надо же когда-то осуществлять свои мечты? Может быть, хотя бы моя девочка встретит мужчину, рядом с которым научится летать! Впрочем, даже если ей попадется кто-то вроде Стенли, я не буду сильно возражать. Иногда и с ним я чувствовала себя так, словно вот-вот взлечу. Наверное, в моем положении не стоит объяснять, когда это случалось…

Они переглянулись и весело рассмеялись, словно и не было этой пропасти в два года. Мейбл чувствовала, как теплая волна любви затопляет ее. Как же хорошо, когда рядом близкие и дорогие тебе люди!

Дженни уже увлеченно рассказывала о том, какую детскую они подготовили Венди (они с Мейбл уже решили, что девочку будут звать именно так, разговор со Стенли Мейбл обещала взять на себя), как вдруг взгляд Мейбл упал на один особенно красивый букет: кремовые розы и нежно-розовые орхидеи.

Да, рядом со мной дорогие люди, люди, которых я люблю, но все же я не счастлива. Есть еще один человек, и только он может сделать меня по-настоящему счастливой. Но почему же так все получилось?! Почему?

16

Мейбл вновь попыталась уснуть, когда Кристин, Уоррен, Стенли и Дженни наконец-то ушли. Конечно, она была очень рада их визиту, друзья позволили Мейбл на несколько часов забыть о Крисе. Но она устала улыбаться и смеяться, когда ей хотелось плакать.

Почему так, Крис? — уже в который раз спрашивала Мейбл. Почему бы нам с тобой просто не встретиться случайно на улице? Почему бы тебе не прийти ко мне заключить договор страхования? В конце концов, зачем ты мне все рассказал?! Я бы смогла отлично жить и без этой правды. Да и зачем все было рассказывать начистоту?

Мейбл всхлипнула, но постаралась взять себя в руки. Что толку в слезах? Да и в размышлениях тоже было мало проку. За эту неделю она так много думала обо всем, что случилось, что мысли начали просто бродить по кругу, как лошади на рудниках, вращающие колесо подъемника.

Утомительно и в принципе бесполезно в век ядерного распада, хмуро подумала Мейбл и завернулась в одеяло, словно хотела спрятаться в нем от всего мира. Но вновь распахнулась дверь ее палаты, и вошла медсестра.

Мейбл обрадовалась: вероятно, ей принесли снотворное. По крайней мере, она сможет уснуть.

— К вам опять посетитель, мисс Брукс! — сказала медсестра таким тоном, будто к Мейбл приходят все кому не лень, а она это поощряет.

— Я больше никого не ждут сегодня, — устало ответила Мейбл.

Кто бы это мог быть? — подумала она. А вдруг…

— Какая-то женщина говорит, что она ваша будущая родственница, и на этом основании требует, чтобы я ее к вам пропустила, — объяснила медсестра.

Сердце Мейбл, уже начавшее трепетать в предвкушении долгожданной встречи, которая все разъяснит, камнем упало вниз. Какая еще женщина? И почему будущая родственница? Мейбл почувствовала, что в ее душе просыпается интерес. Кажется, доктор Макалистер был прав и общение идет ей на пользу. Всего два дня назад она, даже не задумываясь, отказалась бы встречаться с этой женщиной, а сегодня…

— Если бы не доктор Макалистер, я бы отправила ее до завтрашнего утра, — продолжала медсестра. — Но он настойчиво потребовал, чтобы я пускала к вам всех, кто хочет с вами поговорить!

У медсестры был такой вид, будто ей велели устроить в палате Мейбл большую вечеринку на несколько десятков человек с шампанским, танцами и стриптизерами.

— Впрочем, если вы устали… Эти последние посетители сидели у вас почти два часа. Неприлично долго, на мой взгляд. Все же это больница. Так мне ей отказать?

— Нет, позовите ее, пожалуйста! — попросила Мейбл, понимая, что надеяться на спокойный сон не приходится.

Она слишком взволнованна, сегодня так много всего произошло. Уж лучше пообщаться с какой-то странной женщиной, чем остаться наедине со своими невеселыми мыслями.

Медсестра бросила на нее выразительный взгляд, но Мейбл предпочла его проигнорировать.

Буквально через двадцать секунд в палату вошла миниатюрная блондинка. Мейбл сразу же поразили ее огромные синие глаза, теплые, словно морские лагуны где-нибудь между коралловыми рифами и песчаными островами. Эти глаза были так похожи на глаза Криса! И в них искрилось веселье и плескался оптимизм. Глядя на эту женщину, сразу же хотелось улыбнуться, а из головы одна за другой выветривались темные и тяжелые мысли. Но Мейбл заметила и глубокие тени под этими чудесными глазами, и ранние морщинки возле губ, какие бывают, только когда человек много плачет.

— Чем обязана? — вежливо спросила Мейбл.

— К чему эти церемонии! — махнула рукой странная посетительница. — Я — Мэгги Лоундхед.

Мейбл вздрогнула и с удивлением посмотрела на нее. Так вот, оказывается, какая эта Мэгги! Крис был прав, когда говорил, что она сразу же понравится Мейбл. Неужели он подослал эту славную женщину просить за себя?

— Крис не имеет ни малейшего понятия о том, что я пришла к вам, — словно почувствовав ее мысли, заявила Мэгги.

Она взяла стул и села возле Мейбл, которая сразу же почувствовала себя неловко. Она ведь уже давно отлично себя чувствовала, и только желание доктора Макалистера оградить ее от травм, пока они не закончат лечение, удерживало Мейбл в больнице.

— Как себя чувствует ваш сын? — осторожно спросила она.

— Эдди уже почти в полном порядке. Он даже начал вставать с кровати! Вчера сам шел, без моей помощи! — В голосе Мэгги переплетались счастье и гордость. — Врачи говорят, что он поправляется удивительно быстро. Думаю, его отпустят домой на Рождество. Это будет самое счастливое Рождество в нашей семье за последние несколько лет. И сказать за это спасибо мы должны вам, Мейбл. — Мэгги благодарно сжала ее руку.

— При чем же тут я? — растерялась Мейбл.

— Более чем уверена, Крис не посвятил вас во все подробности дела, из-за которого вы и оказались здесь?

Мейбл кивнула. Впрочем, ей было достаточно и того, что она услышала от Криса.

— Почему-то они с Томом — это мой муж, брат Криса — уверены, что женщины не должны знать больше того, что они соблаговолили рассказать! — Мэгги презрительно фыркнула. — Тома я от этой дурной привычки уже отучила. Теперь, чувствую, нужно вплотную взяться за Криса. Что он вам сказал?

— Его наняли, чтобы найти меня. Потом к нему пришел наниматель и потребовал отступиться от меня. Заплатил за это деньги… — Мейбл пожала плечами, не зная, что говорить дальше.

— И вам показалось, что Крис просто продал вас?

— А что еще должно мне было показаться? — довольно агрессивно спросила Мейбл.

— Тогда давайте, я расскажу вам, как все было на самом деле! — предложила Мэгги.

— А разве все было не так?

— В принципе, так. Но вы не знаете мотивов Криса, думаю, он вам рассказал не все. Если бы вы их знали, уже давно бы ответили на его послания. Я видела счета из цветочного магазина. Должна признаться, если бы Том решился на такое безумие, я стала бы самой счастливой женщиной на свете и поторопилась бы окольцевать его. — Мэгги весело рассмеялась. — Но я уже окольцована и он расслабился!

Мейбл понимающе усмехнулась.

— Так вы согласны меня выслушать, Мейбл? — уточнила Мэгги. — Кстати, предлагаю перейти на «ты». Если вы достаточно умны и на самом деле любите Криса, уже скоро мы станем сестрами.

— Я еще не слышала предложения руки и сердца от Криса, — заметила Мейбл.

— Кстати, он уже купил кольцо. Просто восхитительное колечко, должна сказать! Крис просил меня сходить с ним, чтобы примерить. Он был прав, когда сказал, что мы с тобой очень похожи. Не знаю, как характером, но, если тоже похожи, нашим мужчинам придется ох как несладко! Мне давно нужен был кто-то в союзниках…

Мейбл не выдержала и рассмеялась, представляя себе, как было бы здорово подружиться с Мэгги. Такой подруги у нее еще не было!

— У тебя красивая улыбка. Я понимаю, почему Крис в тебя влюбился! — вдруг сказала Мэгги. — Скажи, ты любишь Криса?

Мейбл подавилась собственным смешком. Она удивленно посмотрела на Мэгги. Что можно ответить на этот вопрос? И Мейбл вдруг отчетливо поняла, что должна сказать правду.

— Да, я его люблю! — выпалила она, глядя на Мэгги чуть ли не с вызовом.

— Вот и отлично! — расплылась та в довольной улыбке. — Почему сразу не призналась? Казалось, что он тебя предал?

Мейбл смогла лишь несмело кивнуть.

— Впрочем, я бы почувствовала то же самое. Да, Крис действительно должен был тебя выследить. Но задание он получил до того, как встретил тебя и понял, что ты вытеснишь наконец-то из его сердца эту стерву Сэнди!

— Что за Сэнди? — спросила Мейбл, почувствовав в груди неприятный комок.

Неужели это ревность? — удивленно подумала она, но ответить на этот вопрос не успела, так как Мэгги уже начала рассказывать:

— Лет пять назад Крис привел девушку, которую представил как будущую миссис Лоундхед. Мне она сразу же не понравилась, но я решила ничего Крису не говорить. Он был так влюблен в нее, что все равно бы не поверил! Не буду утомлять тебя подробностями о том, как развивался их роман, это заняло бы полдня! Они то ссорились, то мирились, потом опять ссорились, мы даже немного запутались. В конце концов Крис не выдержал и потребовал, чтобы Сэнди как можно быстрее вышла за него замуж. Она согласилась, назначили день свадьбы, и мы все начали активно готовиться. Вечером накануне свадьбы Крис вдруг решил заехать к Сэнди и узнать, все ли у нее в порядке. Каково же было его удивление, когда он застал Сэнди в постели с якобы бывшим любовником. Еще сильнее Криса поразил их разговор: суть сводилась к тому, что Сэнди все это время было противно даже находиться рядом с Крисом, но, чтобы поправить дела своего любовника, она была готова на все, даже стать миссис Лоундхед. Не представляю, что бы с ней стало, если бы они все же поженились, а буквально через год пришлось бы отдать все сбережения семьи для лечения Эдди! — Лицо Мэгги исказилось гримасой отвращения. — В тот же вечер Крис расторг помолвку и демонстративно привез все цветы и украшения к дому Сэнди и вывалил их возле мусорных баков. Должна признаться, мне понравился этот жест!

Мейбл тоже понравился этот жест. Но ей вовсе не понравилось то, что Крис кого-то мог так сильно любить, пусть даже и до встречи с ней.

— В общем, с тех пор много чего случилось. Крис встречался с женщинами, но серьезных отношений боялся как огня. А тут еще и болезнь Эдди… Они с Томом работали как проклятые, чтобы оплачивать просто астрономические счета из больниц, и все равно денег не хватало. Нужно было срочно делать операцию, у нас даже была нужная сумма, но не было средств на реабилитационный период. Врачи сразу же предупредили нас, что это почти так же важно, как и операция. Во всяком случае, если мы на чем-то сэкономим, велика вероятность того, что через несколько лет Эдди вновь придется ложиться под нож.

Мэгги замолчала, и морщинки возле губ обознались четче. Мейбл было искренне жаль эту веселую и жизнерадостную женщину, которую не сломила даже страшная болезнь ребенка.

— Но теперь же все в порядке? — тихо спросила Мейбл.

— Да, теперь у нас есть деньги. Эти деньги мы получили от мистера Блэка или как там его?

Мейбл вздрогнула, словно от пощечины.

— Ты теперь понимаешь, почему мы должны благодарить тебя? — поинтересовалась Мэгги. — Честно признаться, я просила Криса не браться за это дело. Оно еще тогда дурно пахло… Но я не смогла побороть соблазн принять эти деньги, да и Крис не смог. Не знаю, нужно ли нас винить, ведь мы это сделали только ради того, чтобы спасти жизнь восьмилетнему мальчику. А потом, когда Крис все же сблизился с тобой, Блэк приказал ему позвонить тебе, шантажируя нашими жизнями. — Мэгги опустила глаза и тяжело вздохнула. Кажется, она себя ощущала виноватой перед Мейбл.

— Вы поступили совершенно верно, — убежденно сказала Мейбл. — Но почему же Крис мне ничего не рассказал? Я бы поняла, и ведь я могла бы вам помочь! Мы сейчас запускаем новую программу, я бы могла убедить шефа, что нам следует провести благотворительную акцию. И мы бы помогли не только Эдди, но и многим другим детям!

— У Лоундхедов принято не принимать помощь ни от кого. — Мэгги горько усмехнулась. — Они считают, что все должны решать сами и со сложностями должны справляться самостоятельно. Если только Крис узнает, что я к тебе приходила, он меня… Нет, он-то ничего со мной не сделает, все же я для него если и не мать, то уж точно старшая сестра. А вот Том меня убьет! А потом подумает и решит, что я была права. Ты ведь простила Криса?

— Я… но… — смущенно пробормотала Мейбл. — Он сделал мне очень, очень больно. Это так сложно простить!

— Вот еще новости! — возмутилась Мэгги.

— Почему же он мне все раньше не рассказал?!

— Ему уже тогда было невыносимо стыдно. Хотя я ему говорила, что нужно все тебе рассказать! Крис так же упрям, как и Том, и как их отец. Если Эдди будет настоящим Лоундхедом, я не знаю, что сделаю! А у него все задатки есть. — Мэгги скривилась, будто ей под нос подсунули что-то отвратительное.

А Мейбл улыбнулась. Она уже немного представляла на собственном опыте, что такое фамильное упрямство Лоундхедов! И все же неужели Крису действительно было всего лишь стыдно?

— Можешь и не сомневаться, — спокойно сказала Мэгги.

Мейбл удивленно посмотрела на нее. Кажется, жена Тома умеет читать чужие мысли.

— Я вовсе не ведьма, просто у вас у всех на лице написано, что вы думаете! — рассмеялась Мэгги. — Давай позвони Крису и скажи, что ты хочешь, чтобы он забрал тебя домой из этой больницы! Разве тебе тут не надоело?

— А хочет ли он до сих пор меня забрать? — поинтересовалась Мейбл. — Теперь получается, что я напрасно обидела его. Ведь, как только он понял, что мне грозит опасность, он бросился на помощь. Он поставил мою жизнь выше ваших жизней. А я ничего не поняла! Он рисковал вами ради меня. — Мейбл отвела глаза.

— Какой там риск! — отмахнулась Мэгги. — Том многому научил меня, так что я бы всегда успела позвать на помощь и на несколько минут защитить себя и Эдди. Так что с нами ничего не случилось бы. Да и Том сразу же пригнал всех своих знакомых, чтобы они постоянно следили за нами. Крис бросился к тебе потому, что любит тебя, Мейбл, любит так сильно, что готов отказаться ради тебя от всего, что ему дорого.

— Но я не хочу, чтобы он отказывался!

— Вот и скажи ему об этом! Не знаю, почему Крис решил поставить себя перед каким-то странным выбором, подозреваю, что он слегка сошел с ума на почве любви к тебе. — Мэгги озорно подмигнула.

Мейбл густо покраснела.

— Кстати, я так поняла, у Криса отличный вкус. — Мэгги обвела рукой палату, уставленную цветами. — Ни за что бы не поверила, если бы сама не убедилась! Видела бы ты его галстуки! Мне всегда казалось, что, если бы я не появилась в их доме, Том и Крис были бы похожи на чучела! — без ложной скромности сообщила Мэгги.

— Да, цветы, которые он мне присылает, просто прекрасны, — согласилась Мейбл, с нежностью глядя на букеты. — И знаешь, что мне больше всего нравится? Еще ни один цветок не завял!

— Шутишь! — изумилась Мэгги. — Это еще раз доказывает, как сильно он тебя любит!

Мейбл улыбнулась и покачала головой.

— Где сейчас Крис? — спросила она.

— В офисе, наверное. Метает ножи в мишень на двери. Если ты еще хотя бы пару дней будешь на него дуться, он может и убить нашу секретаршу: она всегда входит без стука. А потеря миссис Бастроу будет для агентства серьезной утратой.

— У тебя есть телефон офиса?

Мэгги победно улыбнулась и полезла в сумочку, чтобы найти ручку и клочок бумаги, но это уже было лишним. Дверь вновь, уже который раз за день отворилась, и в палату вошла медсестра.

— К вам еще один посетитель, мисс Брукс.

— Господи, кто еще?! — изумилась Мейбл. Она собиралась позвонить Крису и попросить его приехать за ней, и из-за кого-то придется это отложить. Как некстати!

В палату вплыла огромная корзина ярко-алых роз. И Мейбл, и Мэгги с восхищением выдохнули и всплеснули руками. Из-за корзины показался улыбающийся Крис.

— Именно на такую реакцию я и рассчитывал. Здесь шестьдесят роз. На шестьдесят лет, до самой золотой свадьбы. А потом я подарю тебе еще шестьдесят… — Он осекся, заметив Мэгги. — Мэгги, и ты здесь! Впрочем, мы с Томом знали, что ты все равно не усидишь дома!

— Кажется, мне уже пора. Вдруг Том один не справится с Эдди… Увидимся, Мейбл! — прощебетала Мэгги и будто испарилась.

— На нее невозможно сердиться, — сказал Крис, качая головой, как только за Мэгги закрылась дверь.

— Не нужно на нее сердиться, Крис. Она рассказала мне о том, почему ты поступил именно так.

Крис повернулся спиной, поставил букет, отошел на полшага, поправил его и вновь внимательно присмотрелся. Мейбл не решалась нарушить молчание. И вот, все так же не поворачиваясь к ней лицом, Крис спросил:

— И что ты думаешь?

— Что ты последний дурак! — сердито заявила Мейбл. — Почему ты мне все не объяснил? Я уж не спрашиваю, почему ты мне не рассказал все еще в первый день!

— Ты прав, я последний дурак! — каким-то странным голосом произнес Крис. — Я чуть было не погубил все.

Мейбл осторожно соскользнула с кровати и подошла к нему. Она нежно прижалась к широкой спине Криса и подумала, что никогда и ни с кем не чувствовала себя в такой безопасности, как рядом с ним.

— Да, ты чуть было не погубил все. Мы должны сказать Мэгги большое спасибо: если бы она мне не объяснила, что происходило в твоей голове, не факт, что я простила бы тебя. Все же неприятно думать, что твою любовь обменяли на деньги.

— Но ведь все так и было! — все тем же сдавленным голосом воскликнул Крис.

— Ты спасал жизнь Эдди, Мэгги и брата. Если бы я только знала, я бы сама отдала тебе ключик и встретилась бы с этим Уайтом или как там его зовут!

— Значит, ты простила меня? — Голос Криса дрогнул.

Мейбл нежно поцеловала его в шею и прошептала:

— Да. Мне было легко это сделать, ведь я люблю тебя.

Крис повернулся к ней, и Мейбл с удивлением посмотрела на него. В его огромных синих глазах стояли слезы. Но больше она уже ничего не видела: Крис обнял ее и поцеловал. В первую же секунду Мейбл поняла, что больше никуда не уйдет от него. Что бы ни происходило, она останется с Крисом и с нетерпением будет ждать следующих шестидесяти алых роз.

Когда они наконец-то оторвались друг от друга, Мейбл показалось, что пролетели века.

— Заберешь меня отсюда? — спросила она.

— А как же лечение?

— Теперь я совершенно здорова: я помирилась со Стенли и Дженни, избавилась от застарелых ран, разобралась с новыми и поняла, что это вовсе и не раны. Я вернула свою любовь и теперь здорова. Что мне тут еще делать?

— А как же психотерапевт?

— Он сказал, что, как только я пойму, почему чувствую себя виноватой перед Стенли и Дженни, я сразу же вылечусь! Моя клептомания — потребность подсознания в чувстве вины.

— Ничего не понимаю! — честно признался Крис.

Мейбл лишь махнула рукой, давая понять, что никто ничего не понимает.

— Но он поставит тебе диагноз?

— Не хочется тратиться на адвоката? — насмешливо улыбнувшись, спросила Мейбл.

— Если честно, моя семья сейчас на мели! — подыграл ей Крис. — А тут еще и наша свадьба…

Мейбл вздрогнула и подняла на него свои огромные серые глаза. Крис вытащил из кармана бархатную коробочку и открыл ее. Глаза Мейбл расширились, когда она увидела прекрасное кольцо с сапфиром, окруженным мелкими бриллиантами.

— Мне показалось, оно будет отлично смотреться на твоем пальчике, — сказал Крис. Он встал на одно колено и, с нежностью глядя Мейбл в глаза, спросил: — Мейбл Брукс, ты станешь моей женой?

— Да! — выдохнула она, всего лишь секунду помедлив, и не потому, что была не уверена в ответе, нет, Мейбл знала, что может ответить только так. Ей вдруг показалось, что все это самый прекрасный сон в ее жизни, и она поняла, что больше всего боится проснуться и обнаружить, что Криса нет рядом.

Но как только Крис надел на ее палец кольцо и Мейбл почувствовала прикосновение металла к коже, она поняла, что все это не сон и что Крис теперь всегда будет рядом.

— Я люблю тебя! — прошептал он и нежно прикоснулся губами к ее векам.

— Я тоже люблю тебя, Крис!

Они вновь слились в поцелуе.

Уже гораздо позже, когда Мейбл сидела в машине Криса, она спросила:

— А как же мистер Уайт?

— Что мистер Уайт? — не понял Крис.

— Эдди, Мэгги, да и мне теперь ничто не угрожает? Я не переживу, если мне придется расстаться с тобой хоть на день!

Крис ласково ей улыбнулся.

— Нет, мы накрыли всю шайку. Зато теперь я понимаю, почему ему нужно было не просто найти ключ, а допросить тебя.

— Почему? — Мейбл сгорала от любопытства.

— В ячейке лежал пакет с героином. Его вес — около десяти килограммов. Это почти миллиард! Уайт решил, что ты была подослана кем-то из его конкурентов с целью выкрасть этот героин.

— Вот это да! — изумилась Мейбл. — Чувствовала же, что не стоит брать этот ключ и тем более оставлять его дома!

— Нет, как раз то, что ты его никуда не дела, очень хорошо: у нас есть неопровержимые улики против всей шайки этого мерзавца. Ты же готова дать показания в суде?

Улыбка сползла с лица Мейбл, но она уверенно кивнула.

— Я буду рядом, — успокаивающе сказал Крис.

— Они должны понести наказание, — сурово нахмурив брови, сказала Мейбл. — И даже не потому, что держали меня в этом подвале. Десять килограммов героина это ведь множество загубленных жизней!

Крис с любовью посмотрел на нее.

— Ты же проведешь Рождество с нами? — вдруг спросил он.

— Только на Новый год поедем к моим родителям. Я не могу не прийти к вам на Рождество, Мэгги не простит меня, если я не появлюсь! — улыбнулась Мейбл. — Ты был прав, она мне очень понравилась. И мне ее очень жаль: Мэгги так много пришлось пережить: болезнь сына, а когда казалось, что все уже позади, возникла угроза ее жизни и жизни Эдди…

— Только не вздумай винить в этом себя! — попросил Крис. — Тебе нельзя испытывать чувство вины, вдруг опять проснутся преступные наклонности?

Мейбл шутливо шлепнула ладошкой по его руке.

— Ты уверен, что этот Уайт… А как, кстати, его зовут на самом деле?

— Ты будешь смеяться. Его зовут Роберт Грей!

Мейбл хмыкнула.

— Так о чем ты хотела спросить? — поинтересовался Крис.

— Ты уверен, что этот Грей больше не навредит нам?

— Уверен. Теперь, когда мы вместе, я сделаю все, чтобы в твоей жизни не было место серому цвету!

— А какого цвета теперь будет моя жизнь?

— Золотой!

— Почему золотой?

— Потому что, когда я был близок с тобой, я видел этот чудный золотой свет. Свет нашей любви!

Он ласково посмотрел на покрасневшую Мейбл и нежно улыбнулся ей.

— Золотой? — пробормотала она. — Когда взрывается звезда, наверное, все вокруг становится золотым…

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.