/ / Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Легенды Колмара

Малый Драконий Род

Элизабет Кернер

Она слышала Зов неведомого — но считала это сном... Она видела в мечтах драконов — но ее называли безумной... Сон оказался ЯВЬЮ, безумие — РЕАЛЬНОСТЬЮ, а девчонка с заштатной фермы — дочерью могущественного мага и нареченной невестой Короля Истинных Драконов. Но ныне ее супруг закован в ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ теле — и лишился возможности принимать драконье обличье. Теперь он не в силах защитить от темных сил чернокнижника Бериса ни себя, ни жену, ни их будущего наследника. Остается одно — отыскать и призвать на помощь затерянный, проклятый Меньший род Драконов...

2001 ru en Андрей Вдовин Black Jack FB Tools 2005-09-07 http://www.oldmaglib.com/ OCR Библиотека Старого Чародея, Вычитка — Валерий 2368B2F9-8JJB-4FS3-9A32-79E3C66AA7EB 1.0 Кернер Э. Малый драконий род АСТ, Люкс М. 2005 5-17-030290-8, 5-9660-1571-6 Elizabeth Kerner The Lesser Kindred 2001

Элизабет Кернер

Малый драконий род

Во славу Божию: мужчинам моей жизни -

моему спутнику Стивену Бирду, сильному и любящему, бесстрашному и преданному, кому принадлежит мое сердце и кто оказался настолько смел, что отважился полюбить писательницу и даже жить с ней;

своему отцу, Чену Эвингу,

ученому, любимому и уважаемому папе-сан, который вот уже столько лет «подвизается добрым подвигом»;

брату Лестеру Эвингу,

участнику авторалли, супругу, отцу и временами дантисту, чьи любовь и дружба, как и воспоминания о детстве, так дороги мне;

названому брату Джеймсу Квику,

композитору, певцу, милому собеседнику и сердечному другу вот уже на протяжении многих лет, которому всегда удается меня рассмешить;

и Кристоферу,

всегда направляющему мои эмоции в здравое русло, исключительно преданному другу, -

посвящаю эту книгу.

Глава 1

УТРО НОВОЙ ЖИЗНИ

Когда я пробудилась, позднее зимнее солнце светило мне в глаза. Я улыбнулась: видно, Джеми решил дать нам выспаться.

Что ж. Поспим еще немного.

Это было первое утро моей замужней жизни, и мой необыкновенный возлюбленный лежал подле меня. Его длинные серебристые волосы, струясь, рассыпались по измятой льняной наволочке. «Само собой, — подумала я с улыбкой. — И три луны не прошло с тех пор, как он стал человеком, а он уж и во сне выглядит куда лучше, чем я бодрствуя. Ты гляди-ка: волосы у него даже не спутались!» Я достала из-за плеч свою длинную растрепанную косу. Хвосты у лошадей и то бывают расчесаны лучше! Ну да ладно. Мой супруг Вариен, кажется, не слишком обращает на это внимание.

О Владычица! Мой супруг...

Я воззрилась на него, наслаждаясь теплом его близости, вдыхая его запах... За все время нашей безумной скачки из Корли мне лишь пару раз удалось застать его спящим, когда ему приходила пора сменить меня ночью у костра; обычно же он просыпался от моих шагов и уже сидел, когда я еще только готовилась его будить. А в тех редких случаях, когда он действительно спал, я тоже бывала так истомлена, что у меня едва хватало сил разбудить его — только для того, чтобы самой упасть на его теплое одеяло и заснуть мертвым сном. Едва вернувшись с Драконьего острова, мы вынуждены были спешно покинуть порт Корли, чтобы спастись от людей, нанятых Мариком, моим презренным отцом.[1] Было ясно: им нужны наши жизни, ибо они едва не убили нашу спутницу Реллу. Нам удалось доставить ее к целителям, однако сами мы не осмелились оставаться там и ждать, пока она придет в себя. Мы ускользнули от преследователей — насколько нам было известно.

Утреннее солнце постепенно набиралось сил, и лучи его струились сквозь щели в ставнях, отражаясь на волосах моего супруга, — серебристые пряди казались огненно-золотыми. Подобное я видела разве что однажды. С трепетом я ощутила, как перед моим взором всплывают воспоминания. Прежде чем стать таким, каким он был сейчас, супруг мой имел иной облик — тот, в котором он появился на свет, — и мне доводилось видеть, как яркие лучи дневного солнца играли на его серебристой чешуйчатой броне...

Я вновь улеглась — медленно и осторожно, чтобы не разбудить Вариена. Перед глазами у меня все еще стоял его яркий образ из недавнего прошлого. Он виделся мне жителем Драконьего острова, где обитал его народ, и имя ему было Акор, гордый повелитель кантри — существ, которых люди называют истинными драконами. Он был высотой с дом и весь словно отлит из чистого серебра, от кованого металла рогатой головы до тонких чешуек хвоста; только глаза у него были темно-зелеными, как и самоцвет его души, что сиял на огромном неподвижном челе живым изумрудом. Сейчас он изменился до неузнаваемости: передо мной лежал человек, прошедший сквозь смерть и пламя; однако на лбу у него все еще виднелась бледная отметина, едва различимая, — там, где некогда он носил свой самоцвет. Пресвятая Владычица, чего мы с ним только не натерпелись!

Вариен вздохнул во сне и повернул ко мне голову. Как же он был красив! Кожа его казалась такой нежной и гладкой, точно у ребенка...

Тут мне пришлось сдержаться, чтобы не затрястись от смеха и не потревожить его сон. Милостивая Владычица, чтобы я была настолько влюблена в кого-то! Я, со своим мужским ростом, со своей силищей, с самым что ни на есть заурядным лицом и прескверным нравом! Мне стало почти жаль Вариена. Пожалуй, единственным присущим мне достоинством была именно сила — да еще то, что Джеми называл «решимостью», хотя, по мнению всех прочих, это напоминало скорее кровожадность. Никогда не думала, что в моей груди скрывается такое нежное, любящее сердце, — скорее всего, оно было запрятано настолько глубоко, что до недавних пор даже и знать о себе не давало.

В свое оправдание могу лишь сказать, что росла я без матери, видя подле себя только отца (ну, то есть я всегда думала, что моим отцом был Хадрон), а он ворчал из-за любого моего вздоха и держал меня, словно пленницу, в пределах Хадронстеда — лошадиной фермы, где прошло все мое детство. После его смерти, случившейся минувшим летом, я, к великому облегчению, узнала, что Хадрон мне никем не являлся, и тогда я решила оставить поместье на попечении своего двоюродного брата Вальфера, а сама взялась выяснить, действительно ли смогу жить той жизнью, о которой мечтала с самого детства. Сколько себя помню, в глубине души я всегда страстно желала изъездить весь Колмар вдоль и поперек и отыскать истинных драконов, что живут на таинственном Драконьем острове, где-то вдали от западного побережья. И в конце концов я разыскала их; но все то, что случилось потом, навсегда изменило меня, а со мною и всех кантри...

Вариен вздрогнул и шевельнулся. Я затаила дыхание, чтобы позволить ему вновь спокойно погрузиться в сон. Он так дорог моему сердцу, так отважен, так добр... Я убедилась в его мужестве, еще когда он был в своем прежнем, драконьем обличье: тогда он осмелился презреть законы своего народа ради того лишь, чтобы встретиться со мной, пообщаться, научиться кое-чему и в итоге — хотя поначалу мы об этом даже и не подозревали — обрести во мне свою любовь. Точно какое-то безумие овладело нами обоими: никогда ранее не встречавшиеся, мы за каких-то несколько дней глубоко осознали, что предназначены друг для друга. Это было восхитительно и в то же время ужасно — знать, что ты повстречал наконец ту самую душу, что является словно отражением твоей собственной, и при этом понимаешь, что никогда не сможешь слиться со своим любимым телесно. Мы не видели для себя надежды, ибо знали, что другого пути для нас нет. И мы дали друг другу клятву верности — кантри и гедри, дракон и человек. Обреченные быть навечно разделенными в теле, мы соединились сердцем и разумом...

Я протянула было руку, чтобы прикоснуться к Вариену, но вовремя спохватилась. Не хотелось будить его в столь чудесный миг. Спокойно и безмятежно смотрела я, как он спит, видела, как мягкие лучи зимнего солнца поблескивают на его ресницах, и упивалась веявшим от него благоуханием. Чуть дыша, я осторожно провела рукой вдоль его лица, в дюйме от кожи... Сейчас, когда с той поры прошли уже многие годы, я то и дело вспоминаю это мгновение — так, словно оно случилось сегодня утром. Неумолимое время уже изменило мой облик, и в жизни мне не раз приходилось и радоваться, и печалиться; но именно то первое утро моей новой жизни все так же озаряет мне сердце — как будто солнце, благословившее тогда лик Вариена, никогда прежде не одаривало своими лучами ни одного смертного.

Я уселась, обняв себя за плечи, мечтая снова оказаться в его объятиях, — я знала, что так и произойдет, едва лишь он проснется, но мне нравилось само чувство предвкушения. Раньше я и надеяться не смела, что ко мне может прийти такая любовь. Прежде, до кончины Хадрона, я старалась вообще не думать о любви. В королевстве Илса, где я родилась, выросла и прожила всю жизнь вплоть до минувшей осени, девушки, которым не удается выйти замуж к двадцати годам, обречены на одиночество. А мне в День осеннего равноденствия исполнилось двадцать четыре, и я уж думала, что придется всю жизнь спать в пустой постели, но тут вдруг — раз! — и рядом со мной лежит повелитель кантри.

Повелитель кантри. Драконий царь. Он рассказывал мне, что среди его народа царями не рождаются — их избирают. Его провозгласили царем, когда он был еще юн, и в расцвете лет его больше всего тревожило дальнейшее благо своего народа. Беспокойство за судьбу сородичей не покинуло его и после того, как он обрел человеческий облик. Во время своего пребывания на Драконьем острове я помогла одной из его народа, госпоже Миражэй, при рождении детеныша — первого за последние пятьсот лет. Это стоило мне рук: тогда я их страшно обожгла; но если бы я не оказала помощи, мать и детеныш погибли бы. Пять сотен лет — слишком большой промежуток даже для народа-долгожителя. И если положению не суждено вскоре перемениться, кантри обречены — и Вариен никогда не забывал об этом. Став человеком, он хотел передать правление Шикрару, своему лучшему товарищу и старейшему из кантри, однако народ его решил на совете, что он будет оставаться для них царем даже в своем новом обличье. Шикрар сказал, что позже кантри все это еще обсудят, однако до сих пор мы от них не слышали никаких вестей...

Я была глубоко погружена в свои мысли, но тут Вариен пошевелился, и я вновь взглянула на него.

Он медленно раскрыл глаза — изумительные, темно-зеленые, окаймленные серебром ресниц. Увидев меня, он улыбнулся — улыбка его была подобна утреннему солнцу, что сияло у него в глазах, — и если раньше он был просто красив, то теперь он мне показался самой Любовью в человеческом обличье...

Все его сородичи обладают даром, называемым «истинной речью», — это способность общаться мысленно. К своему удивлению, я обнаружила, что тоже владею этим даром, — люди называют его «бессловесной речью», и куда чаще об этом можно услышать из рассказов у камина, нежели столкнуться воочию. Вариен по-прежнему владел истинной речью, но теперь это было для него почти так же непросто, как и для меня: подобное общение, если оно длилось слишком долго, вызывало сильную головную боль. Благо, что нам было даровано счастье слышать и понимать друг друга без подобных усилий и мук.

И вот этим солнечным утром, лежа подле меня в серебристо-золотом сиянии, он явил мне свой разум. Слов не было, но мне была слышна вся его душа, преисполненная любви, и еще — музыка. О святая Шиа, Матерь всех нас, мне слышалась музыка! Когда-то сердцем и разумом мы слились с ним воедино в полете влюбленных — там, в его темных чертогах на Драконьем острове, — и тогда вместе сложили новую песню, а теперь эта же мелодия звучала у меня в голове, сообщая сердцу больше, чем могли сказать самые изысканные слова. Красота ее была неописуемой.

— Утро доброе, милая моя, — произнес он затем вслух и, с улыбкой притянув меня к себе, звонко поцеловал. Я ощущала его тело — сильное, теплое, зовущее — но желание мое растворилось в нахлынувшей внезапно радости. — Сколь чудесно это первое утро нашей с тобой супружеской жизни! Боюсь, правда, нам давно уже пора вставать.

— Думаю, Джеми решил проявить великодушие, любимый, — пробормотала я, улыбнувшись, и мы обнялись еще крепче. Сердце его билось рядом с моим, и в его объятиях я ощущала себя необыкновенно уютно, уверенная в полной безопасности, оберегаемая силой его любви. В голосе у меня проступало веселье: я не могла сдержать буйной радости, что охватила меня. — Если он до сих пор еще не послал за нами, значит, утро в нашем распоряжении.

— Твой нареченный отец воистину великодушен, — ответил он игриво, и руки его принялись бродить по моей спине. — И как же мы поступим со столь щедрым даром?

Вариен

Обняв меня своими длинными руками, она крепко прижалась ко мне, и я вдруг с удивлением понял, что она плачет.

— Вновь глаза твои источают морскую воду, малышка, — пробормотал я. Как я и рассчитывал, это ее развеселило. Прежде, когда мне еще не было известно, как на языке гедри называются слезы, я оказался свидетелем того, как при первой встрече со мной она плакала от радости, ибо мечта ее, лелеемая долгие годы, наконец осуществилась. Тогда-то я и сказал ей эти слова.

— О Акор, — выдохнула она где-то между смехом и слезами. — Акор, мне все еще не верится, что ты здесь, со мной, что ты человек и мой законный супруг!

— Твой до конца дней своих, моя милая Ланен, — ответил я, поглаживая ее по волосам и наслаждаясь этим чудесным ощущением. — Пусть же Ветры и Владычица позволят нам оставаться вместе многие годы, чтобы я имел возможность показать тебе всю бесконечную истину любви кантри.

В ответ она снова захохотала, да так сильно, что мне пришлось выпустить ее из объятий; но как только она поведала мне причину смеха, я тоже засмеялся.

— Что ж, любимая, — сказал я, нежно поглаживая ее по плечу, — еще раз спрашиваю тебя: что нам делать со столь прекрасным утром?

Подумав немного, она с улыбкой ответила:

— Ты не поверишь.

— Хорошо, пусть так, — ответил я слегка высокопарно, вновь привлекая ее к себе. — Однако в чем же состоит твоя затея, в которую я не поверю?

— Я хочу отправиться верхом к Межному всхолмью, в лес.

Я подумал было, что она шутит, однако заметил, что при этих словах глаза ее полыхнули радостью.

— Зимой солнце здесь редко бывает таким ярким, а я... О Акор, раньше, когда Хадрон был жив, мне ни разу не выпадало счастья побывать там зимой, — сказала она. — А я всегда так мечтала об этом. До Межного всхолмья рукой подать, и, видит Владычица, лошадей у нас предостаточно.

— Думаю, уж по одному-то скакуну на каждого найдется, — ответил я со смехом, по-прежнему не выпуская ее из объятий.

— Да, но когда твоя жена владеет собственными племенными конюшнями, да к тому же еще лучшими в Колмаре, выбор сделать не так-то просто. — Она усмехнулась. — Ну так как? Позволишь ли ты мне ехать, или же мне заставить тебя?

Последнее меня заинтересовало.

— И каким же образом ты это сделаешь? Способности твои достойны восхищения, сердце мое, и ты не перестаешь меня удивлять, но все-таки и во мне сохранилась еще часть моей былой силы. Сомневаюсь, что ты сумеешь вырваться из моих объятий.

— Не все решается только силой, — ответила она, и тут я вскрикнул. Она едва коснулась меня пониже ребер, однако ощущение было крайне необычным, и мне пришлось выпустить ее.

— Что это ты сделала? — принялся допытываться я. — Что это было?

Она принялась смеяться, долго и громко. Не в силах удержаться, я присоединился к ней, хотя и ведать не ведал, что именно так ее развеселило. Смех ее был полон радости — сильной, лишавшей меня всякой способности к сопротивлению.

— Вот уж не думала! — наконец ухитрилась она выговорить. — Неужели драконы так боятся щекотки?

— Щекотки? — я попробовал произнести незнакомое мне слово.

— Да, щекотки. Вот такой, — вновь протянув ко мне руки, она еще раз заставила меня неестественно задергаться. Я решил, что перенять этот навык было бы весьма полезно, и попробовал то же самое проделать с ней. По-моему, у меня неплохо получилось: она вновь расхохоталась. После нескольких очень приятных мгновений она остановила меня поцелуем и сказала, что мы сможем утолить прочие свои побуждения после захода солнца, потом встала и поспешила одеться.

Я гордился своими небольшими достижениями. Одежда уже не казалась мне столь ужасной, как прежде. Теперь она была вполне привычной, и кожа моя давно приноровилась к ткани, так что я уже не поднимал вой только из-за того, что приходилось каждый день одеваться. Когда по пути сюда мы проезжали через одно из больших поселений к северу от Корли, я ухитрился отыскать себе сапоги по размеру, и после этого, как ни удивительно, ноги мои — сбитые и покрытые волдырями — довольно быстро зажили, не понадобился даже целитель. Это привело меня в восторг. Прежде мне и невдомек было, что гедри, к которым я теперь себя причислял, способны настолько быстро исцеляться без посторонней помощи. Нам, кантри, для исцеления требуются месяцы, а то и годы — все зависит от того, насколько серьезны раны, — и чтобы наши тела могли восстановиться, мы вынуждены впадать в вех-сон. Это может показаться существенной слабостью — вообще-то, вех-сон и есть единственная и самая большая слабость кантри — он отнимает много времени; однако нас это не слишком волнует, поскольку народ наш является долгожителем, да к тому же мы настолько хорошо защищены броней, что редко получаем тяжелые раны.

Я вздохнул, и Ланен сейчас же повернулась ко мне.

— Что печалит тебя в столь ясный день, любовь моя? — спросила она, усевшись на постель, чтобы зашнуровать подбитые мягким мехом башмаки.

— Ах, дорогая, я все еще принадлежу двум мирам, — ответил я. — Стоит мне лишь на мгновение подумать о своем народе, как я уже говорю себе не «они», а «мы», не успев и глазом моргнуть. Я счастлив быть человеком, поверь, однако сердцу моему требуется время, чтобы привыкнуть к этому.

Она приблизилась ко мне, пока я одевался, и одарила меня звонким поцелуем.

— У твоего сердца есть столько времени, сколько ему надобно, любовь моя. Ведь, пока оно привыкает, ты все равно рядом со мной.

Проворно подскочив к сундуку, что стоял подле стены, она вынула из него длинное одеяние из толстого сукна ярко-синего цвета.

— Там снаружи холодно, так что тебе понадобится вот это. Может, еще одну рубашку?

— Нет, благодарю, — ответил я. — Суконник я надену, но больше никакой одежды не требуется. Мне и так чересчур тепло.

— Слушай, Вариен, а ты уверен, что ты и впрямь человек? — спросила Ланен с усмешкой. — По-моему, ты похож на человека лишь снаружи, а внутри ты все тот же кантри. Ты не пробовал извергать пламя?

Я рассмеялся.

— Пробовал. Потом целый час говорить не мог. — Я схватил ее и привлек к себе. — Я полностью человек, дорогая. Может, ты хочешь, чтобы я тебе это доказал?

Вновь нежно поцеловав меня, она отстранилась и потянула меня за собой.

— Не сейчас, муж мой! Обуздай свой порыв. Я же говорю тебе: зимой солнце редко сияет подолгу. Давай выйдем из дому — день-то какой чудесный! Потом докажешь мне все, что захочешь, но если я вскорости не выйду наружу, то выйду из себя!

Каким бы пустяком ни казалось это обстоятельство, оно вновь напомнило мне, насколько коротка жизнь у народа, к которому я теперь принадлежал. Столь короткий срок, точно один удар сердца, — так недолго мы с Ланен будем вместе, так мало суждено мне прожить — а ведь изначально мне было отмерено, возможно, еще целое тысячелетие!

— Отправимся же и насладимся этим днем! — воскликнул я. Она направилась к выходу, но я оттащил ее в сторону. Я увлек ее, смеющуюся, на кухню и там, выпустив на мгновение, исчез в кладовой, чтобы через миг предстать перед нею вновь — с грудой сморщенных яблок и вчерашним караваем хлеба.

— Вот теперь — в путь! — провозгласил я и, схватив ее за руку, направился к двери.

Никогда еще не находил я столько необыкновенной радости в таких, казалось бы, простых вещах. Пока мы со смехом седлали лошадей, им, похоже, передалось наше настроение. Едва мы сели в седла, как они сорвались с места и понеслись легким галопом по дорожке, что вела к северным холмам. Ланен как-то рассказывала мне о Межном всхолмье — о том, как она, лежа по ночам в своей неуютной постели, мечтала побродить там. Немалую часть своей жизни она провела в ночных грезах, однако это нисколько не поколебало ее духа, не наполнило сердце преждевременной горечью — и это делает ей честь.

Мы дали лошадям волю, и они резво скакали по дороге. То ли им требовалось хорошенько подразмяться, то ли они просто пытались таким образом согреться, но они сами довольно долгое время не сбавляли галопа. Холмы возвышались впереди, и голые стволы деревьев отчетливо вырисовывались на высоких гребнях, переходя в сплошной бурый покров на склонах. Кони перешли на шаг, и мы ехали друг подле друга. Воздух слегка потеплел, и в нем то и дело чувствовался запах горящих дров, доносившийся с окрестных ферм, разбросанных тут и там; ветер почти полностью стих.

Подъехав к заснеженной лесной опушке, мы спешились, привязали лошадей, оставив им достаточно свободы, после чего накрыли их одеялами и, совершенно позабыв про захваченную снедь, направились в глубь леса. Среди голых ветвей я заметил кое-где темные глянцевито-зеленые пятна: некоторые деревья в отличие от своих погруженных в сон собратьев сохранили листву. Я поинтересовался о них у Ланен.

— Это мои любимцы, — сказала она с улыбкой. — Подойди-ка, понюхай, — и с этими словами она сорвала несколько листьев заостренной формы и растерла их в ладонях. Я почуял тонкий, приятный аромат.

— Что это? — спросил я восторженно.

— Илсанский пентрам, — ответила она. — Это одно из немногих известных мне деревьев — я выбиралась в лес нечасто, и при этом рядом не было никого, кто мог бы рассказать мне, какие деревья здесь растут. Правда, как-то раз в середине зимы Алисонда притащила домой ветки этого самого дерева и развесила их по всему дому, понатыкав там и сям. Их чудесный запах держался несколько недель, и я на всю жизнь запомнила его. Хотя здесь, на холоде, он кажется еще приятнее. — Рассмеявшись, она обняла меня, и я услышал, как разум ее переполняется восторгом, и от этого, казалось, даже воздух вокруг сделался теплее. — Ах, Вариен, до чего же чудесно! — воскликнула она, высвобождаясь из моих объятий. — Утерпеть не могу! Пошли, я поведу тебя на вершину вон того холма! — и она проворно устремилась вперед.

Я последовал за нею, однако ноги мои еще не вполне привыкли к человечьей походке, и вскоре я понял, что так мне ее нипочем не догнать. Поэтому я предпринял кое-что иное.

Каким же я оказался глупцом! И как я мог этого не предвидеть!

Ланен

Я услышала позади крик Вариена. Вдвое быстрее я помчалась назад — и увидела, что он стоит на коленях прямо на холодной земле и в ужасе взирает на свои ладони. Они были слегка оцарапаны — судя по всему, он упал, — но я не видела в этом ничего особо ужасного. Он находился в полном смятении, и, глянув на него, я поняла, что на какое-то мгновение он лишился дара речи. Поэтому Язык Истины, как мне показалось, был бы сейчас очень кстати.

«Вариен, любимый, в чем дело? С чего такое горе?» Моя попытка прибегнуть к истинной речи ничего не дала. Такого раньше не случалось. Разум его был замкнут, я не могла воззвать к нему. Слова мои возвратились ко мне, точно отраженные эхом от скалистого утеса.

— Вариен, ответь же мне! Что произошло? — заговорила я вслух, не на шутку встревожившись. Вместо ответа он неловко поднялся с колен и прислонился спиной к ближайшему дереву. Его трясло, и он был бледен. Думаю, не будь у него за спиною дерева, он бы опять упал. На меня он так и не взглянул. Моя обеспокоенность, смешанная с любовью, еще больше усилилась — и очень скоро обернулась гневом, как обычно со мной и бывает. Подойдя к нему вплотную, я с яростью прошептала его полное имя:

— Вариен Кантриакор раш-Гедри Кадреши-на Ланен!

Тут он поднял глаза и наконец-то встретился со мною взглядом. Я продолжала, уже более спокойно:

— Если ты сейчас же не отзовешься, то, клянусь всеми святынями, я тряхну тебя так, что только зубы застучат! Ответь мне, муж! Что произошло?

Дыхание его было прерывистым, словно он только что стремглав уносил от кого-то ноги. Страшным усилием воли я заставила себя молчать и выжидала. Наконец ему с трудом удалось пробормотать несколько слов:

— Бежать... за тобою... слишком медленно...

Лицо его вновь исказилось гримасой боли и стыда; он то и дело сжимал и разжимал пальцы, словно пытался совладать с собственными руками, которые почему-то его не слушались. Я поборола в себе порыв броситься к нему, обнять... Словно по наитию самой Владычицы я знала, что он сам должен справиться с этим. И ждала. Наконец он выговорил:

— Потом я придумал, как тебя обогнать, чтобы добраться до вершины первым и дождаться там тебя... А-а! — Он откинул голову, словно на него обрушился невидимый кулак, и горло его сжалось настолько сильно, что ему пришлось едва ли не завопить, чтобы протолкнуть наружу слова. Страшным голосом он прохрипел: — Ланен, я пытался взлететь! — и с пронзительным криком вновь пал на колени: должно быть, они подкосились сами собой. Но самое худшее было уже позади; теперь, когда все выяснилось, он расплакался: рыдания сотрясали все его тело. Мне не оставалось ничего другого, кроме как крепко обнять его.

Не будь Вариен в столь ужасном состоянии, я бы рассмеялась: его поступок казался полнейшей глупостью. Но сейчас я не посмела. Слава Владычице, на этот раз она вложила в меня благоразумие. Я не знала наверняка, что именно так его сокрушает, но сокрушенность была налицо. Я просто не выпускала его из объятий, не произнося ни слова.

Наконец он смог заговорить, хотя слова все еще с трудом вылетали из его несчастного горла.

— Я опустился на четвереньки и попытался взлететь, но не тут-то было! Крылья! Они пропали, Ланен! Ох, любимая, как же тяжко это осознавать! — простонал он. — Я лишился их навсегда. Отныне и до самой смерти я привязан к земле, и путь в воздух для меня закрыт. — Казалось, он погрузился в себя: с отрешенным видом он поднялся на ноги, отвернувшись от меня, однако продолжал держать меня за запястья, сжимая их с такой силой, что я даже испугалась за свои кости. — Я еще не гедри, но уже не кантри, моя душа застряла где-то посередине. О моя дорогая Ланен, что же мы наделали!

На мгновение мне вспомнились слова Ришкаана, одного из кантри, который ожесточенно противился нашему с Вариеном союзу.

Видит Владычица, я пыталась забыть его слова, но они продолжали тяжким грузом давить мне на сердце. С самого начала мы с Вариеном видели в нашем единении спасение для кантри и гедри, в то время как Ришкаану мнилось противоположное. Слова его звучали у меня в голове настолько ясно, словно он только что произнес их перед кантри, собравшимися, чтобы решить нашу с Акором участь.

«У меня тоже были вех-грезы, государь Акхор, но в них я узрел лишь смерть и разрушение! Родичи мои, она хочет смешать кровь кантри и гедри! Дети ее будут чудовищами, мир наполнится огнем ракшасов, и некому будет встать на защиту — из-за нее!»

Мои родичи-кантри уделяют пристальное внимание видениям, являющимся во время вех-сна, который охватывает их, когда им требуется исцеление или когда они сбрасывают свою кожу. Ришкаан встретил достойный конец, сражаясь с заклинателем демонов, но тень его сновидения было не так-то легко рассеять.

И теперь Вариен меня страшно обеспокоил. Может, и его тоже посетило видение, подобное тому, что явилось Ришкаану?

Пока я размышляла над этим, он, хвала Владычице, овладел собой. Ослабив хватку, он вновь опустился на колени.

— Прости меня, любимая, — произнес он тихо и послал мне небольшую часть своих мыслей — сквозь плотный заслон, которым поначалу отгородился от меня.

Лучше бы он этого не делал. Я никогда прежде не думала, насколько это опустошает — слышать от кого-то его истинные помыслы, не прикрытые мишурой слов. Те его мысли, которые были на поверхности, еще не слишком ранили, но вот более глубинные открыли мне глаза на многое; кроме того, в самом конце я впервые услышала нечто новое — тихий шепоток скрытого сожаления, который звучал слабее мыслей и больше напоминал некое чувство:

"Крылья мои — мои крылья, увы, ушедшего не вернуть — они исчезли, а я повержен, привязан к земле — привязан к тебе — страшную цену заплатил я за любовь — но в глубине сердца я очень люблю тебя, уж это-то не изменилось и никогда не изменится — прости мне мою слабость — я не могу летать, моя спина обнажена, увы, ушедшего не вернуть — я на всю жизнь останусь калекой (это из-за нее)".

Таков уж Язык Истины, и от этого было еще более горько. Правду не всегда легко выслушивать, а со времени нашей свадьбы к тому же не прошло и суток. Святая Владычица Шиа, неужели нашу радость оказалось так легко разрушить?

— В этом нет моей вины, Вариен, — бросила я, внезапно разозлившись. Своим поступком мой новоявленный супруг уничтожил весь тот восторг, что переполнял мое сердце совсем недавно, и теперь мне казалось, что где-то в глубине души он обвинял меня во всех своих несчастьях. — Я что, силком заставила тебя стать человеком?

Стряхнув его с себя, я поднялась на ноги. Он сейчас же вскочил, потянувшись ко мне. Я отвернулась.

— В чем дело? Что я такого... Ох!.. — голос его был таким удивленным, что я не удержалась и вновь посмотрела на него. — Вот оно что! Дорогая моя, мне все понятно, — продолжал он, и речь его звучала уже не так надорванно. — Ты очень быстро делаешь успехи в Истинной речи, Ланен. Я удивлен! Прежде лишь Шикрар мог постигать мои мысли настолько глубоко. Ты слышала теришнакх — сокрытые слова. Прости меня, милая.

— Сокрытые слова? — воскликнула я с негодованием. — Ну что ж, я рада, что услышала их! Значит, по-твоему, мне доступны глубины чужого разума, Вариен? Ну хорошо, пусть я владею Языком Истины, что из этого? Если уж ты действительно так считаешь...

— Прошу тебя, Ланен, выслушай же меня, — перебил Вариен. — Ты еще не знакома с этим уровнем Истинной речи, поэтому ты пока не все понимаешь. Такие мысли — они возникают сами по себе, непрошено, если не сказать больше. Разве тебе в голову никогда не приходили низкие помыслы, которые твой здравый рассудок тут же отвергал? С шепотом теришнакха мне удалось бы совладать не больше, чем унять чих, однако не следует придавать ему большого значения. Это недостойные мысли, которые спешишь прогнать прочь, едва они дают о себе знать...

Я резко повернулась к нему, кипя от гнева:

— Ты сказал, что я на всю жизни сделала тебя калекой! Это тебе не чих унимать!

И тут, не в силах сдержаться, я вдруг расхохоталась.

Упокой Владычица мою душу, я бы врезала ему прямо тут же, если бы вдруг не услышала от него те же слова, которые только что сама произнесла: он повторил их на Языке Истины, весело и с любовью.

Вот дракон окаянный! Ему всегда удается выжать из меня смех, причем чаще всего мне приходится смеяться над собой.

Тут он привлек меня к себе и одарил поцелуем, долгим и проникновенным, сжимая в крепких объятиях, — и я немного оттаяла. Я все еще сердилась на него, но... когда твой любимый страстно целует тебя, гнев как-то сам собой рассеивается... Когда мы прервались, чтобы перевести дыхание, я положила руку ему на щеку.

— Ну что, Вариен? Прощаешь ли ты меня за то, что я лишила тебя крыльев?

— Нет, кадреши , не прощаю. — Я отстранилась было, но он пояснил: — Как я могу прощать тебе то, чего ты, если уж на то пошло, никогда не совершала? — Взяв меня за руку, он поцеловал мне ладонь, отчего по спине у меня пробежала приятная дрожь. — Не ты ведь изменила меня, любимая. Если ты помнишь, наши встречи, наш союз — все это, кажется, было задумано свыше — Ветрами, которым поклоняется мой народ, и Владычицей Шиа, богиней гедри. Разве могли мы, две смертные души, противиться воле богов?

Легонько поцеловав его, я отступила и наконец-то улыбнулась.

— Вот бы убраться куда-нибудь, где потеплее, — ответила я. — Не знаю, как ты, Дешкантриакор, а я уже до костей продрогла — и как назло, поблизости ни одного дракона, который мог бы разжечь огонь. Давай-ка воротимся.

Мои слова вызвали у него смех. Дешкантриакором Вариена в шутку называл его старый друг, Шикрар, когда мой возлюбленный только стал человеком. Имя это означает «странный царь кантри», и оно как нельзя лучше подходило ему, хотя в конце концов он выбрал себе другое...

Мы быстро вернулись к месту, где были привязаны наши лошади, свернули одеяла и отправились назад в Хадронстед. Зимнее солнце все еще ярко светило, и закат его был не менее восхитителен, чем восход; звон чистого холодного воздуха смешивался с запахом теплого лошадиного тела и временами — с зимней прелью, струившейся из-под копыт лошадей, когда они ворошили прошлогоднюю листву.

Я сочла за лучшее прекратить на время эти разговоры, хотя и понимала, что вопрос остался неразрешенным — теперь он висел меж нами подобно тени (правда, пока еще небольшой), но, поскольку Вариен некоторое время предпочел молчать, я решила оставить все как есть. Думаю, я и сама не слишком стремилась к разговору, потому что отнюдь не ожидала столкнуться с такой глубокой скорбью, чувством потери и гневом — и была потрясена столь тяжелыми и неведомыми мне прежде переживаниями своего возлюбленного.

Ладно, чего уж там, Ланен, давай все начистоту!.. Я не знала, как поступить, поэтому и бездействовала. Если в глубине сердца он чувствовал, что вина его перерождения лежит на мне, то я ничего не могла бы сказать в свое оправдание. Не вздумай я отправиться к Драконьему острову, он бы и до сих пор оставался царем в своем прежнем обличье... Я знаю, что с моей стороны оставить все как есть было глупостью и трусостью, но чего вы от меня хотите? Тогда я была еще слишком молода — я ведь покинула дом лишь минувшей осенью, когда отправилась в путешествие; просыпаясь каждое утро, я видела перед собою новый мир, и это было настолько необычно, что я не верила своим глазам. Может, барды и величают меня «извечно мудрой», но я-то знаю, что отнюдь не такая и никогда таковой не была. Одним словом, нет отъявленнее лгунов, чем сочинители сказаний.

...Когда мы возвратились в поместье, солнце уже зашло, и все тонуло в сумерках. Джеми встретил нас в дверях с усмешкой, усадил на кухне подле очага, поставил перед нами тарелки с густой похлебкой из чечевицы и ячменя и положил рядом крупно нарезанный хлеб с маслом. Мы с удовольствием принялись за еду. Джеми пребывал в каком-то странном расположении духа: мне даже показалось, будто он чем-то доволен. Он то и дело заходился беспричинным смехом, а когда я попросила его отужинать с нами, расхохотался еще сильнее.

— Чего смешного? — проговорила я с набитым ртом.

— Спасибо, девочка, но лично я пока что не обезумел от любви. Я неплохо пополдничал и теперь проголодаюсь не раньше чем через несколько часов. А вот вы оба, готов поспорить, за весь день даже не перекусили.

Мы с Вариеном переглянулись. В суматохе дня, охваченные наплывами переживаний, мы так и не позавтракали, совершенно позабыв о съестных припасах, которые прихватил с собой Вариен, — они так и остались лежать в переметной суме. Мы смущенно улыбнулись но когда я вновь перевела взгляд на Джеми, глаза которого озорно мерцали при свете огня, то решила, что неловкость эта рано или поздно все равно забудется... Да пусть даже лет через десять — какая разница! Я подозревала, что у всех отцов — родных или нареченных, как мой Джеми, — в запасе имеется немало подобных историй о выданных замуж дочерях.

Я уже говорила, что прежде считала своим отцом Хадрона; так было до тех пор, пока Джеми не рассказал мне о моей матери, Маран Вене. Он признался, что я похожа на нее — такая же высокая и сильная, с серыми глазами. Сама я ее не знала: она оставила меня на попечение Хадрону, когда я была совсем еще маленькой. Джеми, кажется, был когда-то предан ей, и они полюбили друг друга, вместе объездили Колмар вдоль и поперек... А потом ей встретился купец Марик Гундарский, и она по какой-то причине (которая была для меня абсолютно непостижимой, ибо даже Джеми не знал этого) покинула своего возлюбленного и спуталась на три месяца с ним. Однако с Мариком она так и не почувствовала себя уютно, но это было и к лучшему; вскоре ее любопытство спасло ей жизнь: она узнала, что Марик замышляет злые козни, связавшись с неким заклинателем демонов. Марик посулил жизнь своего первого ребенка демонам-ракшасам в уплату за Дальновидец — хрустальный шар, который мог показать ему все, что бы он ни пожелал увидеть в мире, и это должно было предоставить ему власть над соперниками. Моя мать Маран и Джеми украли у него Дальновидец чуть ли не сразу после того, как тот был создан. Им едва удалось унести ноги, а спустя шесть недель они по чистой, чтобы не сказать по недоброй, случайности оказались в деревушке, где я впоследствии родилась и выросла; там Маран и повстречала коневода Хадрона. Едва тот увидел ее, как сразу же влюбился (так, во всяком случае, утверждал Джеми); но, выходя замуж за Хадрона, она уже была беременна мной. Уехала она, когда мне не исполнилось и года, а Джеми, во имя своей любви к ней, да еще потому, что я, возможно, была его дочерью — даже сама Маран не знала наверняка, кого считать моим отцом, — остался в Хадронстеде, обязуясь из уважения к Хадрону никогда не заговаривать о прошлом. Он всегда был готов выслушать меня, в то время как Хадрон постоянно от меня отворачивался. Слишком высока, не в меру мужеподобна, более чем заурядна, чересчур сильна, да к тому же еще и диковата — по мнению Хадрона, все во мне было не так, и я влачила невыносимо замкнутую жизнь, покинутая матерью и отвергнутая человеком, которого считала своим отцом. Стоит ли удивляться, что нежная любовь и доброта Джеми стали для меня всем на свете — с тех самых пор, как я себя помню. Правда мне открылась уже после того, как начались мои приключения — менее полугода назад, — а до этого я знала лишь то, что всегда любила Джеми и доверяла ему, всегда могла на него положиться, даруя ему всю свою любовь, которой Хадрон не заслуживал.

Позже я узнала, к своей скорби, что отцом моим на самом деле является Марик Гундарский, все это время разыскивавший меня, чтобы уплатить мною за Дальновидец. Я повстречала его во время своего путешествия. На его-то корабле я и добралась до Драконьего острова, и как раз под его руководством заклинатель демонов вызвал ракшасов, которые должны были забрать меня; сам же Марик пытался склонить меня к тому, чтобы я предала кантри, а потом по доброй воле выдал меня демонам. И именно Акор — то есть Вариен в своем прежнем, драконьем, облике — спас меня из их лап, однако Марик оказался слишком глуп, чтобы остановиться на этом. После он пытался похитить величайшее сокровище — самоцветы утраченных душ, а вместе с ними и сами души родичей Акора. Обороняясь, Марик едва не лишил жизни Акора... Закрыв на миг глаза, я содрогнулась при этих воспоминаниях. Битва была страшной, и я до сих пор иногда в ужасе просыпаюсь от являющегося во сне кошмара: серебристая чешуя Акора, залитая алой кровью... В конце концов Акор и его самый близкий друг Шикрар нашли способ одолеть Марика. Не знаю, как им это удалось, но они разрушили его разум.. Утратив рассудок, он стал совершенно беспомощен, и отныне ему, похоже, суждено было пребывать в таком состоянии до конца дней своих.

Впрочем, мысли о его судьбе нисколько не лишали меня сна.

То, что я почти ничего к нему не испытывала, может показаться странным, однако вплоть до самого путешествия я о нем совершенно не знала, да к тому же он не раз пытался убить и меня, и тех, кто был мне так дорог. Что бы вы чувствовали на моем месте? К моему прискорбию, он являлся существом, породившим меня... Но, как бы там ни было, мой самый что ни на есть настоящий отец сидел сейчас напротив: одна бровь весело приподнята, глаза светятся радостным удовольствием.

— И где же бродят сейчас твои помыслы, милая моя Ланен? — вопросил он с улыбкой. — Мне знаком этот твой взгляд. Ты сейчас где-то за сотню лиг отсюда.

— Да, ты знаешь меня куда как хорошо, — ответила я, усмехнувшись. — Но теперь-то я воротилась, так что уже не важно... Нет ли еще супа?

Потом мы с Вариеном помогли Джеми по хозяйству — накормили и почистили лошадей, вычистили сбрую, наложили свежей соломы... В конце концов Вариен подошел ко мне и нежно, но настойчиво забрал у меня из рук вилы, после чего, взяв меня под руку, отвел в дом. Я была в замешательстве и пыталась было добиться от него, что он замышляет, но он не ответил — лишь шикнул на меня, едва я приоткрыла рот. Настроен он был решительно, но в то же время мне показалось, что его что-то забавляет. Когда же я решила мысленно обратиться к его разуму, то была изумлена глубиною охватывавших его чувств: я ощущала, как от него исходит сильнейшее желание и одновременно — глубокое довольство. Приведя меня в спальню, он запер за собою дверь.

Я была поражена тому, с какой страстью он осыпал меня поцелуями, — казалось, все его тело так и полыхает... Мы выпустили друг друга из объятий лишь для того, чтобы скинуть одежды... Впервые за все время я с трепетом ощутила прилив той глубочайшей страсти, что соединила нас в самом начале; во мне мешались уважение, любовь и желание — крепкие, как основа мироздания. Это было так потрясающе, что я даже не могу передать свои чувства. Я впервые осознала до конца, что несбыточное сделалось явью: я стала супругой Акора, который был старше меня на тысячу лет, обладал мудростью и силой — и до недавних пор оставался верен обету безбрачия. Даже в любовном пылу я не могла не рассмеяться.

— А ты очень быстро учишься для своего столь почтенного возраста!

Одарив меня радостной и страстной улыбкой, он ответил мне... Да вы и сами можете предположить, что он мне ответил, поскольку нежные слова произносятся на брачном ложе не для того, чтобы приводить их в книге.

Глава 2

ЮДОЛЬ ИЗГНАНИЯ

Внемлите же словам Старейшего, Хранителя душ Большого рода. Сим вверяю я душу свою Ветрам, открывая имя свое жаждущим истины: я — Хадрэйтикантришикрар из колена Иссдры.

Узнайте же правду о тех временах, что изменили мир.

Проснувшись внезапно во мраке, я тут же почуял неладное. Я пребывал в глубоком вех-сне, дабы излечиться от ран, и подобное пробуждение уже само по себе было необычным. К тому же воздух вокруг словно звенел, а с землей происходило что-то странное. После вех-сна всегда чувствуешь прилив здоровья и новых сил, что должно быть особенно заметно такому старику, как я; однако сейчас ощущения мои были другими. Сердце мое колотилось, а внутри бесновался огонь — я посчитал это ничем иным, как страхом. Но с чего вдруг?

И тут до моих ушей вновь донесся звук, который и разбудил меня, но я предугадал его за миг до этого. Я услышал глухой рокот: едва уловимый, скорее даже угадывающийся — по дрожи, исходившей глубоко из-под земли. Недолго думая, я выскочил из своих чертогов и взметнулся в ночное небо, не успев даже толком понять, что происходит. Я воззвал на Языке Истины к самой дорогой и родной мне душе:

«Кейдра, сын мой, где ты?»

«Отец? Слава Ветрам! Я пытался обратиться к тебе, но ты не отвечал. Я опасался, что ты все еще охвачен вех-сном. Ты исцелился?»

«Почти да, сын мой. Во всяком случае, я чувствую в себе прилив новых сил и вполне способен к полету. Где ты? Ты замечаешь, как дрожит земля?»

«Я в небе, отец, вместе с Миражэй, — голос его звучал так, будто он смеялся, хотя дыхание его казалось тяжелым. — Не пугайся, твой внук Щеррок у меня в руках. Он уже подрос с тех пор, как ты его видел, и это испытание, похоже, ему по душе. Он ни разу еще не летал. Вот послушай».

Щеррок, малыш Кейдры, был еще слишком мал, чтобы пользоваться истинной речью, но через Кейдру я мог слышать его. Услышанное больше напоминало переживания, нежели было речью или мыслями, но малышу, скорее всего, не исполнилось еще и двух месяцев, да к тому же он был полон совершеннейшего восторга.

«Как долго я был охвачен вех-сном?» — спросил я, успокоившись и находя большое удовольствие в этой мысленной связи с юным Щерроком. Я легко мог представить его себе: крохотные чешуйки кожи, все еще мягкие, спинной гребень, пока еще не развившийся и до конца не затвердевший, короткий хвост, бьющий по сторонам от охватывающего малыша восторга... Оттенок его кожи представлял собой нечто среднее между темной бронзой, свойственной нам с Кейдрой, и ярко-желтым цветом Миражэй, его матери. Самоцвет его души был пока не виден, как и у всех недавно рожденных. В ближайшие девять месяцев чешуя, защищающая самоцвет, отпадет; однако глаза его уже сейчас имели золотистый оттенок, что редко встречается среди нашего народа и считается весьма необычным и красивым. И это вовсе не мое предубеждение: старикам подобные вещи хорошо известны.

"Менее трех лун, отец , — ответил Кейдра. — Ты только что пробудился?"

Я попытался собраться с мыслями, ища в ночном зимнем небе хоть какой-нибудь слабый ветерок, который помог бы моему полету. Мышцы мои, разумеется, затекли, да и плечо все еще побаливало от раны, что нанес мне этот ракшадакх Марик, — о скорбные воспоминания! — однако оба крыла уже достаточно излечились, и в дальнейшем я вполне мог обойтись без вех-сна.

«Земля дрожала дважды?»

«Да».

«Первый толчок и пробудил меня от глубокого сна. А второй заставил подняться в воздух».

Я продолжал прислушиваться, однако устрашающий рокот больше не повторялся. В голове у меня прозвучал мягкий голос: «Полагаешь ли ты, что уже можно опуститься на землю?»

Это была Эриансс, одна из нашего рода, на несколько столетий старше Кейдры, однако гораздо моложе меня. В голосе ее слышалось раздражение. Я поборол в себе внезапное желание рассмеяться.

«Я знаю ровно столько же, сколько и ты, Эриансс. Не так уж много лет минуло со времени последнего землетрясения, разве не помнишь?»

Впрочем, в ее словах был смысл. Я заговорил на Языке Истины, рассеяв свою речь, чтобы было слышно каждому:

«Пусть все, кто желает обсудить это, соберутся на Летнем лугу, что к югу отсюда. Но это не будет собранием Совета. Я никого не принуждаю».

"Тогда там и увидимся, отец, — ответил Кейдра. — А где ты намерен провести остаток ночи?"

Я поднимался все выше и выше, разгоняя крыльями холодный ночной воздух. Я знал, что перенапряжение может мне дорого обойтись, однако сейчас было самое время кое-что выяснить. Огонь земли наиболее хорошо виден в темноте.

«Я отправляюсь на север, Кейдра, и посмотрю, что вытворяет Тераш Вор. Я дам тебе знать, если что-то увижу».

«Тогда доброй охоты. Мы с Миражэй и малышом встретим тебя завтра на Летнем лугу. Смотри держись повыше, когда будешь пролетать над жаркими струями воздуха, отец».

Позабавленный, я зашипел — достаточно громко, чтобы Кейдра расслышал мой смех.

"Хорошо, сынок, и спасибо, что ты так обо мне заботишься. - Я не стал напоминать ни о том, кто впервые рассказал ему о воздушных ямах над огненными равнинами, ни о том, насколько это было давно. Опыт, приходящий с возрастом, иногда слишком обременителен для молодежи.— Передай мои самые лучшие пожелания Миражэй".

«Передам. Всего хорошего, отец», — ответил Кейдра, и голос его затих в моем разуме, хотя и продолжал звучать в сердце. Я поднимался все выше, направляясь на север, и на какое-то мгновение подумал еще о двоих, жизни которых так тесно были переплетены с жизнью Кейдры, с моей жизнью. О Вариене Кантриакхоре — Акхоре, самом близком моем друге, принявшем новое обличье, — и о его возлюбленной, Ланен Кайлар. Я еще раньше решил, что как только очнусь ото сна, то мысленно воззову к ним, но сейчас у меня было дело поважнее. И все же мне было интересно, как они там поживают, и я вспоминал о них, пока летел в холодной зимней ночи по направлению к Тераш Вору, Дышащей Горе, дабы увидеть, что нам всем уготовано Ветрами.

Тераш Вор находится в западной части горного хребта, который отделяет северную половину Драконьего острова от южной. Граница эта обозначена четко: приземистые холмы вдруг резко вздымаются ввысь, образуя пики в пять раз больше по высоте. По виду гор ясно, что в далеком прошлом все они были подобны друг другу. Помню, отец мой Гареш рассказывал, будто в этой гряде есть и другие вершины, которые время от времени изрыгают пламя.

Мои соплеменники — кантри, Большой род, или истинные драконы, как нас называют детища гедри, — живут на этом острове вот уже почти пять поколений, что можно приравнять к пяти тысячелетиям, с тех самых пор, как мы добровольно обрекли себя на изгнание, покинув четыре королевства Колмара в день, называемый Днем Без Конца, навсегда выжженный в памяти нашего народа. В тот день один-единственный отпрыск гедри, человек, именуемый Владыкой демонов, восстал, окруженный великой тьмой, и за каких-нибудь несколько часов изменил мир.

В те времена кантри и гедри жили бок о бок, короткие и долгие жизни текли вместе, к великой выгоде обеих сторон: долгожители-кантри помогали гедри осознать бесконечность времени и не ограничивать себя узкими пределами, отведенными им свыше, а кратковечные гедри напоминали кантри о том, что следует жить каждым текущим мгновением, черпая из него крупицы радости.

Потом наступили черные дни. Началось, все с того, что некий молодой человек, занимавшийся целительством, достиг предела своего недовольства — по его мнению, Владычица, великая богиня-мать Шиа, которой поклоняются гедри, несправедливо обделила его способностями к врачеванию. Он возжелал быть величайшим среди своего народа, однако великое мастерство не было даровано ему Ветрами — или, как говорят гедри, рука Богини, сваявшая его, не была к нему щедра. В своем разочаровании, объятый гневом, он заключил страшную сделку с ракшасами, племенем демонов, третьим из первых четырех народов (четвертым народом были трелли, которые давным-давно вымерли). Он продал демонам свою душу и лишился имени — ныне оно навеки забыто. Его стали называть Владыкою демонов, и он обрел неимоверную власть над кантри. Начал он с того, что подверг смерти многих из своих же сородичей, перемещаясь из одного королевства в другое со скоростью, превосходящей самый быстрый полет. В конце концов он умертвил Айдришаана, одного из кантри, но по какой-то неясной причине пожелал остаться подле его тела. Предсмертный крик Айдришаана был услышан Трешак, его возлюбленной, и та немедленно обратилась к остальным сородичам на Языке Истины — по счастью, все кантри обладают этим даром общения на уровне разума. Тогда мы взмыли в воздух — четыре сотни крепких, сильных представителей нашего рода, — намереваясь уничтожить убийцу, пусть даже ценой собственной гибели. Порыв этот не требовал отваги: ведь в нашем распоряжении имеются крылья, когти и броня — и огонь, который для нас священен; гедри же по сравнению с нами мелкие, голые и беззащитные. Нет, дело было не в отваге. Нас обуревал гнев. Этот отпрыск гедри осмелился уничтожить одного из наших сородичей!

Трешак была первой: на крыльях ярости она устремилась к Владыке демонов, выпустив когти, и пламя ее опалило землю в том месте, где он стоял. Однако огонь не причинил Владыке демонов вреда — он взмахнул рукой, произнеся одно-единственное слово, и Трешак изменилась . Прямо в полете она вдруг уменьшилась до размеров детеныша, синий самоцвет ее засверкал пламенем, и она испустила крик муки и боли. Она пала вниз, ибо крылья не могли больше ее держать, и тогда самоцвет ее души был вырван полчищем младших демонов — рикти.

Было бы лучше, если бы остальные кантри отступили и поразмыслили над случившимся: ведь до этого ни одному из гедри не удавалось противостоять нашему огню, и уж тем более никто не учинял прежде подобного злодейства. Но мы не отступили.

Мы обезумели, и огонь, что поддерживает в нас жизнь, вырвался из-под нашего повиновения — четыре сотни кантри устремились на Владыку демонов, выпуская в воздух языки пламени. Тогда он быстро заговорил, снова и снова произнося одно и то же слово, и чуть ли не половина кантри рухнули на землю, а их самоцветы были вырваны подоспевшими демонами.

Но ему так и не удалось одолеть нас всех. Рассказывают, будто перед смертью он хохотал, а окружавшие его рикти исчезали в нашем пламени, ибо они — самые слабые из ракшасов, наших заклятых оагов и не способны противостоять огню. Предался ли он безумию настолько, что его уже не страшили смерть и боль, или же в своей мрачной душе он верил, что в конце концов его злоба все равно восторжествует — этого мы не знали... Труп его топтали и рвали, пока самый младший из нас, Кеакхор, не выкрикнул: «Он мертв, и мы не можем убить его дважды! Во имя милосердия, обратитесь к раненым!»

Кантри занялись теми, кто был покалечен Владыкой демонов и его слугами. Мы пытались говорить с ними, но все напрасно. Язык Истины дает нам возможность общаться друг с другом во время полета, когда шум ветра заглушает обычную речь, но он также позволяет проникнуться переживаниями и чувствами собеседника — однако на этот раз мы не почувствовали никаких признаков присутствия разума, пусть даже плененного или порабощенного, и единственным ответом на все наши отчаянные попытки обратиться к несчастным сородичам был лишь страх. Среди останков поверженного врага были найдены самоцветы наших сородичей — друзей, детей, родителей, — но в них до сих пор чувствовалась скверна от прикосновения демонов. При естественном ходе событий самоцветы умерших кантри становятся похожими на ограненные драгоценные камни, и во время церемонии вызова Предков, проводимой Хранителем душ, они начинают сиять ровным светом. Тогда тот, кто проводит церемонию, может недолго пообщаться с умершими. Но эти самоцветы светились — они светятся и по сей день, внутренний свет их мерцает и дрожит, и так все время.

Мы верим, что души наших родичей заключены внутри этих камней, они не живы, но и не мертвы, однако, как мы ни пытались, нам до сих пор не удавалось вызволить их оттуда.

Тела наших братьев и сестер превратились в тела диких зверей. Мы не могли убить их из-за своей давней к ним любви, но не в силах выносить этого зрелища. В тот день их впервые назвали Малым родом — так у нас появилось единственное для них название.

Теперь они плодятся, как звери, а жизнь их коротка и одинока. Ежегодно некоторые из нас пытаются взывать к недавно рожденным среди них, однако не получают ответа. Ни разу за все эти долгие, тяжелые дни не было подано ни малейшей надежды на то, что нас хоть кто-то услышал и попытался хоть как-то ответить...

В тот же день мы покинули Колмар, ибо обезумевшие от горя кантри и так уже предали смерти нескольких ни в чем не повинных целителей из рода гедри. Те из нас, кто, невзирая на обрушившееся горе, сумел сохранить здравый смысл, понимали, что двум нашим народам следует расстаться — до той поры, пока выжившие кантри при виде людей не перестанут чувствовать внезапный и неотвратимый порыв отомстить им за злодеяния Владыки демонов...

С того дня прошло почти пять тысяч лет, а среди кантри по-прежнему встречаются те, кто не может сдержать в себе пламени ярости при одной лишь мысли о гедри. И не важно, что ныне в живых не осталось даже правнуков тех, кто были свидетелями этого злодейства: крик, который издала Трешак, когда у нее вырывали душу, эхом звучит сквозь эпохи, преисполненный мучительной ярости и неописуемого отчаяния, — настолько явственно, словно случилось это лишь вчера. Кантри живут до двух тысяч лет, если не вмешиваются болезнь, раны или несчастный случай, поэтому правнуки и праправнуки тех, кто был там, впитали эту историю до мозга костей. Прийти к прощению тяжело, особенно сегодня, когда — увы! — род наш угасает.

Детеныш моего сына Кейдры, Щеррок, родился осенью — ах, он такой чудесный малыш, видели бы вы его глаза! — но до этого кантри в течение пяти сотен лет не имели потомства. Акхор, наш царь и мой сердечный друг, долгое время размышлял о причинах нашего упадка, но и он, несмотря на всю его мудрость, не мог сказать, откуда берет начало наша бездетность. Ныне мы живем в тревоге, опасаясь, как бы наш народ не вымер окончательно. Я молил Ветров, чтобы чудесное превращение Акхора принесло великую пользу: помимо того что он соединился со своей возлюбленной, он, возможно, смог бы узнать от гедри сведения, которые помогли бы и его собственному народу. В противном случае остается лишь одна горькая истина: мы обречены, и Щеррок окажется последним из нашего рода...

Я встряхнул головой и, глубоко втянув в себя ночной воздух, обратился к Упражнению Спокойствия — прямо в полете, разгоняя мрачные думы, что сжимали мне сердце. Подобные мысли делу не подмога, под их тяжестью я не смогу подняться выше ни на взмах крыла. Я постарался сосредоточиться на задаче, которую нужно было решить сейчас. У меня почти получилось.

Некоторые порой задаются вопросом: а что, если подземный гул имеет какое-то отношение к нашему нынешнему положению? Земля на нашем острове редко хранила молчание подолгу, и мы привыкли к ее дрожи; но за последние несколько столетий толчки усилились. Те, что пробудили меня ото сна, были слишком уж могучи, такие случаются и вовсе редко, поэтому нужно было выяснить их причину. Не следует думать, что меня влекло туда лишь собственное любопытство, побуждавшее лететь быстрее; но сейчас, когда мне пришлось занять место Акхора, нашего царя, жившего теперь среди гедри, я должен был беспокоиться о всем своем народе. Меня не покидало какое-то странное чувство. И я все думал, пока летел: а сумел ли Акхор за время своего правления привыкнуть к этому чувству, когда кажется, будто ты несешь судьбу всех прочих кантри на своих крыльях или в собственных когтях — повсюду, куда бы ты ни направлялся и что бы ни делал.

Небо над горой было багряным, и чем дальше, тем все больше. Чего-то подобного я и ожидал. Однако я был еще далеко от места, когда оказалось, что мне удалось предвидеть отнюдь не все.

Тераш Вор обжигал небо своим огненным дыханием: широкая струя огня то и дело устремлялась вверх, чтобы опять низвергнуться на землю, словно полыхающее перо огромной птицы с размахом крыльев во все небо. Держась на порядочном расстоянии, я полетел вкруговую, огибая гору, чтобы получше все рассмотреть. К своему удивлению, я заметил еще несколько огней, поменьше, на северном склоне горы и дальше, на других склонах хребта, — это говорило о том, что глубоко под землей творится нечто ужасное. Я мысленно воззвал к Идай, старейшей из кантри, давней и преданной моей подруге.

«Идай, могу ли я обратиться к тебе?»

"Разумеется, Шикрар, — услышал я знакомый голос ее мыслей. — Что тебя тревожит?"

«Я нахожусь у Тераш Вора, и мне хотелось бы, чтобы и ты увидела то, что вижу я. Ты не прилетишь ко мне? Я буду ждать тебя на Старике».

Она ответила кратко:

«Лечу. Встретимся через час».

Стариком называется самая южная из гор — первая, что вздымается ввысь над тихими холмами далеко внизу. Зовется она так потому, что с определенных сторон очертания ее напоминают огромного черного дракона. С южной стороны имеется большой уступ, который можно принять за часть спины или сложенное крыло, — на нем свободно могут разместиться двое моих соплеменников. Уступ этот часто использовался нами как место встреч. Я тоже бывал здесь изредка, однако всегда чувствовал себя тут неуютно.

Как я уже говорил, нам, кантри, отпущен долгий срок — при естественном ходе событий мы способны увидеть две тысячи лет. Поэтому по природе своей мы не склонны замечать отрезки времени, если они не длиннее часа. Но все-таки время для нас течет так же, как и для других существ. И в ожидании Идай я решил еще разок пустить в ход крылья и быстро облетел огненную равнину. Вернувшись назад к месту ожидания, я был глубоко озабочен.

Я частенько посещал Тераш Вор. Обычно раз в каждый келл — то есть раз в сто зим — горы делали глубокий вздох и с дрожью извергали наружу пламя. Иногда это происходило сильнее, иногда слабее — однако подобное тому, что я узрел сейчас, представало моему взору лишь однажды, когда я сам еще был едва ли не детенышем. Стало быть, нынешнее извержение по силе равнялось самому мощному из всех, о которых помнили ныне живущие, ибо я был Старейшим из кантри. В течение шестнадцати келлов земля не приходила в такое сильное волнение. Я задумался о том, что бы это могло предвещать.

Идай воззвала ко мне, когда нас еще разделяло некоторое расстояние:

«Шикрар, как твои дела? А я-то думала, ты все еще находишься под действием вех-сна, пока сегодня утром не услышала твой призыв собраться на Летнем лугу».

«Да, меня разбудила земля. Но я уже исцелился настолько, что пробуждение не вызвало никаких последствий».

Тут я услышал, как она удивленно ахнула, и почуял, что в разум ее проник страх. Я понял, что она узрела огромную огненную струю.

«Во имя Ветров, Шикрар! Какая сила разрушила камень, отчего он так яростно пылает?»

Она заговорила вслух, едва приземлившись подле меня, и огромные ее крылья, казалось, трепетали. Редко мне доводилось видеть ее столь взволнованной.

— Никогда не встречала ничего подобного!

— Я встречал, только давно: в то время я сам едва научился летать. Давай-ка поднимемся в воздух и попытаемся рассмотреть все как можно ближе.

Мы взмыли с уступа и, широко раскинув крылья, воспользовались восходящими потоками теплого воздуха, чтобы с их помощью подняться повыше. Мы осмотрели яркие пятна, видневшиеся на других горах, и нашли для себя мало утешительного. Это было большое извержение, разливавшееся повсюду, словно ливень по иссохшей земле.

Струи огня на северном склоне Тераш Вора еще можно было бы назвать обычным делом, но вот три других пика горной гряды, которые тоже выбрасывали пламя, заставляли не на шутку обеспокоиться.

Мне казалось, что нынешнее извержение в точности такое же, как и то, что сохранилось в моей памяти со времен юности, и я хорошо помнил, что в то время велось много споров относительно нашего дальнейшего пребывания на этом острове. Не раз серьезно обсуждалась необходимость покинуть это пристанище. Лишь когда гора успокоилась, споры утихли... Впрочем, в столь важном деле нельзя было доверять воспоминаниям детства.

Когда мы с Идай вновь повернули на юг, к своим чертогам и Большому гроту, я воззвал к сыну:

«Кейдра, благополучно ли вы вернулись на землю?»

Голос его в моем разуме прозвучал сильно и уверенно, и одновременно до меня донесся поток тихого восторга, что был подобен большой реке:

«Да, отец, но Щерроку уже не терпится снова в небо! Кажется, полет пришелся ему весьма по вкусу. А ты что-нибудь обнаружил?»

«Многое, но ничего утешительного. Боюсь, я вынужден просить твоей помощи. В состоянии ли Миражэй присмотреть за Щерроком одна? Ты будешь нужен мне во время обряда вызова Предков — мы проведем его в новолуние».

"Она справится, отец, — ответил он, внезапно посерьезнев. — я начну приготовления".

"Тебе необязательно начинать прямо сейчас! — ответил я с шипением: меня позабавили его слова. — Я должен поговорить со всеми, кто явится в полдень на Летний луг; к тому же я все равно не успею подготовиться к Вызову прежде, чем луна народится вновь, так что в любом случае придется ждать следующего новолуния. Впрочем, если ты встретишься со мною в чертоге душ на закате этого дня, мы можем кое-что приготовить".

Он согласился и попрощался со мной. Мы с Идай летели к нашим чертогам молча, ибо нам обоим было о чем поразмыслить.

Берис

Дело сделано! В преддверии своего расцвета я начал вести запись своих деяний. За цену, что я заплатил ракшасам, этой более могучей из двух пород демонов, слова и мысли мои будут появляться на этих страницах, ибо я желаю запечатлеть все, но за недостатком времени не могу заниматься писательством по вечерам, когда мне необходим сон. В сравнении с тем, что я совершил и что еще совершу, это мелочь, но она поможет мне неплохо сберечь время. Книга эта будет моей тайной и истиной; когда я смогу наконец занять причитающееся мне положение и весь Колмар будет у моих ног, рабы мои смогут прочесть о том, как я поработил их. Отчаяние их будет славной приправой к моему торжеству.

Теперь очередная запись в дневнике завершена, и пришло время вновь вызвать демона, которого я отправил на поиски дочери Марика. Несложный обряд вызова вкупе со сдерживающим заклятием — и вот он явился передо мною, скованный. Я увеличил силу заклятия, и тварь скорчилась от боли.

— Говори и получишь свободу, — сказал я. — Где она?

— Я ш-шел по ее с-следу, глупец, но так и не с-сумел сыскать ее, — прошипело существо. — Отпусти меня и ос-станеш-шься жив!

— Я заплатил за тебя, ничтожный рикти. Угрозы твои пусты, и жизнь твоя, как и услуги, теперь не в твоей власти. Говори!

— Она с-спря-ятана, — вскричал демон.

Я стянул кольцо заклятия посильнее, и он завизжал от боли, истошно и пронзительно. Хорошо.

— Ты хочешь сказать, что не можешь ее найти? — процедил я. — Ты что же, смерти возжелал, червяк?

Рикти зашипел, и я ослабил хватку, чтобы дать ему возможность говорить.

— Не моя вина, что та, которую ты разыс-скиваешь, невидима. Ее ис-скали по ту и по эту с-сторону мира, но ее с-скрывает завеса, а имя ее ис-сточает страх.

— Страх? Что за страх может обуять рикти? — Я уже заранее знал единственный возможный ответ, но мне хотелось услышать, что скажет демон.

— Кантриш-ш-ы, — прошипел тот. — Она защ-щище-на: должно быть, кто-то из них пос-стоянно находитс-ся подле нее. Приблизься я к ней — и это с-стоило бы мне жиз-зни. — И тут он добавил с ухмылкой: — А за это ты не заплатил.

— Если не выполнишь сделку, жизнь твоя будет принадлежать мне, — прорычал я.

Самомнение ничтожного демона раздражало меня, и я опять стянул путы заклятия. Как он славно визжал!.. Наконец я вновь отпустил его.

— А теперь, мразь, говори: где ее найти? Если в где-то Колмаре находится истинный дракон, то это место должно жечь тебя, как каленым железом. Где?

— Не один, а двое, гос-сподин, но я не з-знаю, какой из этих двоих охраняет жертву. О котором ты желал бы ус-слышать? Плата твоя была не с-слишком щедра...

— Об обоих, тварь, а иначе ты будешь служить мне по году за каждую каплю крови, что я дал тебе.

Шипя, демон попытался освободиться, но я знал, что имею право предъявлять ему свои требования, и обладал достаточной силой, чтобы заставить его повиноваться. В конце концов он опустился на все свои лапы и устремил взгляд мне через плечо, напряженно всматриваясь в пустоту.

— Первый находится с-среди выс-сокого взгорья к с-северу отс-сюда: на горных перевалах прис-сутствует нечто с-странное, ис-сточающее запах драконов; это и кантри, и в то же время нет. Второй — далеко на с-северо-западе, между большой рекой и морем, но к югу от лес-са и холмов. Меньше, чем первый, однако с-сильнее; кантри, и в то же время нет. Более я не могу тебе поведать, ибо более не з-знаю. — По телу его пробежала Дрожь, и я понял, что больше не выведаю у него ничего. — С-сдел-ка с-совершена, вс-се кончено. Чтоб тебе прожить вс-сю жизнь в боли и умереть в одиночес-стве! — прошипел он напоследок перед тем, как исчезнуть, оставив после себя лишь вонь, какая бывает от тухлых яиц.

Не совсем то, чего я хотел бы узнать, но все-таки новость. Стащив с себя одеяния, которые требовалось носить при совершении обряда, я принялся размышлять над тем, что услышал. Два великих дракона в Колмаре! Я никогда не считал возможным появление здесь хотя бы одного — об этом тотчас же расползлись бы слухи. И один из них защищает дочь Марика, в которой я отчаянно нуждаюсь!

Уничтожить одного из великих драконов будет нелегким делом, хотя моему ученику Кадерану удалось это, прежде чем он встретил собственную гибель на Драконьем острове; да и Марик вполне мог бы сделать не меньше, если бы с умом воспользовался Кольцом семи кругов, могущественным оружием, что я для него изготовил. На сей раз мне следует знать наверняка, что ничего не сорвется. Раз уж одна из этих тварей так пристально оберегает девчонку... Да нет, чепуха какая-то! Ведь они огромны, едва ли им удалось бы укрыться даже в самых глухих уголках великой Трелистой чащи или средь высоких каменных зубьев Восточного взгорья! Но ведь скованный заклятием рикти говорил правду — насколько был способен его ограниченный разум. Присутствовало и впрямь что-то такое, что не позволяло рикти отыскать ее.

И я должен выяснить, что это.

Ланен

На следующее утро мы с Вариеном отправились на кухню, чтобы позавтракать, довольные тем, что удалось подольше поваляться в постели. Мы увидели Джеми: он грел руки у очага.

— Доброе утро вам обоим, — сказал он с усмешкой. — Или уже полдень?

— Еще нет, хозяин Джемет, — ответил Вариен, плотно прижимая меня к себе. — Нет, пока моя возлюбленная столь ярко сияет перед моим взором. Там, где она, всегда утро, не правда ли.

Джеми фыркнул.

— Тоже мне новоиспеченный супруг! Владычица, надели меня терпением! — Он повернулся ко мне: — Он что, всегда такой?

— Сейчас узнаем, — ответила я и, развернувшись у Вариена в объятиях, встала к нему лицом. Я все никак не могла налюбоваться им, равно как и насладиться его прикосновениями. — Ты всегда такой?

Он погладил меня по щеке своей ладонью — нежной, точно детской, — но, несмотря на его человеческий облик, я все же чувствовала огромную силу, таившуюся в нем.

«Пока мы живы, милая моя Ланен Кайлар, я принадлежу тебе, ты — свет всех моих дней. Но, быть может, не подобает столь явно проявлять нашу любовь перед Джеметом? Хотя он и любит тебя, но у него ведь нет подруги жизни».

Тут моя любовь к нему воспылала еще сильнее, хотя я, признаться, думала, что больше уж некуда. Легонько поцеловав его, я отступила на шаг.

«Ты совершенно прав, любимый. Благослови тебя небо за такие рассуждения. А я-то только о себе и думаю».

Вслух же я сказала:

— Хм... Да, Джеми, пожалуй, так и есть. Но мы постараемся сдерживать себя на людях.

— Да уж, это не помешает. Следует ввести законы относительно подобных вещей, — сказал он, покачав головой. Но за его словами я угадала притаившийся смех. — Я так и думал, что вы оба проголодаетесь, поэтому попросил, чтобы утром из деревни пришла Лиз и принесла хлеба. Она неплохо тут всем заправляла, пока тебя не было, — добавил он с озорной усмешкой, обращаясь ко мне, — хотя хлеб ее не идет ни в какое сравнение с твоим.

Я рассмеялась:

— Вот это кстати. Только умоляю, Джеми, не подавай Вариену напрасных надежд! Ты же знаешь: хлебом, который я пеку, впору только гвозди заколачивать!

— Что верно, то верно. Но вот что я тебе скажу, Вариен: я бы отдал недельное жалованье серебром за жареного гуся, которого готовит вот эта девчонка. Уж это-то лучшее из ее блюд. Она неплохая повариха, даром что не умеет печь самый обычный хлеб.

Довольная, я обвела взглядом кухню. Какой бы безрассудной я ни была, когда покидала Хадронстед минувшей осенью, теперь-то я понимала, что это мой дом и он был моим все эти двадцать четыре года. И сегодня, морозным зимним утром, в голове у меня возникло множество воспоминаний, связанных с Джеми и нашей кухней.

— А не осталось ли еще гусей из тех, что были предназначены для жаркого на зиму?

Джеми тут же улыбнулся с воодушевлением:

— Есть парочка, слово даю, не слишком, правда, молодых, но и не старых. Ах, Ланен, у тебя все то же доброе сердце! Ты еще сделаешь своего старика счастливым.

Он рассмешил меня, чего и добивался.

— Готовь свое недельное жалованье: к вечеру я их зажарю, — объявила я, озираясь по сторонам в поисках фартука. — Я бы заставила тебя их ощипать, да только знаю, что это бесполезно.

Сильные руки заключили меня в свой плен, заставив развернуться. Вариен пристально посмотрел мне в глаза.

— Дорогая, прежде чем взяться за работу, которая займет у тебя весь день, тебе нужно поесть, да и мне тоже. И поскорее. А то мне того и гляди захочется человечины. — Глаза его блеснули, когда он поднес мою кисть к губам и поцеловал мне пальцы, потом запястье, затем отогнул мне рукав и сделал вид, что собирается впиться мне в руку.

Я отпихнула его.

— Джеми, покажи этому несчастному голодному созданию, где у нас хлеб и сыр — или овсяная крупа, если ему вдруг захочется каши. Да, и не осталось ли чего-нибудь из тех разносолов, что я в последний раз наготовила?..

Я нырнула в холодную кладовую, выходившую стенами на улицу. Так, куча луку, пучки розмарина, развешанные по балкам, шалфей, несколько кусков свинины, оставшейся от борова, которого закололи нам на свадьбу, — словом, для начала вполне достаточно.

Нет, вы не думайте: я терпеть не могу однообразной и спокойной жизни, и если бы мне сказали, что я вынуждена буду прозябать все последующие годы в уютных стенах поместья, то я еще до рассвета сбежала бы вместе с Вариеном и была бы уже так далеко, как только может унести самая быстрая лошадь.

Но я-то была уверена, что это лишь небольшая передышка, и сейчас просто наслаждалась ею — даже когда мыла овощи в ледяной колодезной воде. Ощущение было знакомым — домашним и уютным, — и я знала, что продлится это недолго.

Я еще не забыла покушения на жизнь Реллы, хотя до сих пор мне было неизвестно, жива она или нет. Однако из того, что Релла мне рассказала на Драконьем острове, а также из подслушанного мною разговора между Мариком и его колдуном Кадераном я знала, что Марик вступил в союз с настоящим повелителем демонов. Я даже слышала имя, которое Кадеран произносил несколько раз, но в то время голова у меня была занята другим, и сейчас я его не помнила. Хвала Владычице, Кадеран отправился на тот свет, однако его неведомый хозяин был жив, а мне совсем не хотелось, чтобы гнев демонов обрушился на Хадронстед и на родных мне людей. Последние слова, которые успела произнести Релла, прежде чем лишилась чувств у меня на руках, обязывали меня отправиться на поиски моей матери, Маран Вены. Я знала лишь одно место, где можно было ее найти, — небольшое поселение под названием Бескин, далеко к северо-востоку, возле Трелистой чащи, где она родилась и выросла. По дороге сюда мы с Вариеном решили, что, отдохнув после путешествия, отправимся в те места и разыщем ее...

А пока меня заботило приготовление начинки для пары гусей, которых предстояло зажарить... Оглядываясь сейчас назад, я восторгаюсь тем, какое наслаждение находила я тогда в этом занятии. Жизнь моя течет настолько быстро, что мне всегда легче смотреть в завтрашний день. Но лучшими днями моей жизни были именно те, когда меня не страшило будущее и не беспокоило прошлое, когда я просто наслаждалась настоящим, где бы я ни находилась и что бы ни делала, будь то даже столь хлопотное занятие, как приготовление ужина для своих родных. Жизнь сама по себе переменчива, и кто знает: может быть, она вскоре и вовсе лишит тебя подобного удовольствия — без предупреждения и без надежды повторить все сначала...

На этот раз я могла гордиться своими поварскими способностями: гуси, насколько я сама могла судить, получились на славу. Вариен уминал их едва ли не с большим удовольствием, чем Джеми. После ужина мы втроем уселись в кухне вокруг огня, чтобы спокойно выпить по кружечке терпкого вина.

Двое младших конюхов, Рэб и Джан, только что закончили мыть посуду и покинули моечную; остальные кормили лошадей и запирали их на ночь в стойла. Снаружи чистый ночной воздух был морозным: от него синел нос и становилось неуютно.

Оказалось, что днем Джеми провел Вариена по всему поместью и все ему показал.

— Вариен сообщил мне, что никогда раньше не видал поместий, — пояснил Джеми слегка удивленно. — Хотя и то сказать: если все, что вы мне тут наплели, правда, то ему это было и ни к чему.

— И все-таки ты сомневаешься, хозяин Джемет, — произнес негромко Вариен. Его, казалось, что-то забавляло. — Как мне еще убедить тебя, если ни мое слово, ни слово твоей нареченной дочери Ланен не в силах развеять твоих сомнений?

Джеми выдержал взгляд Вариена сколько мог, но в конце концов вынужден был отвернуться.

— Вам никогда не убедить меня словами, — произнес он несколько подавленно. Глаза Вариена были лучше всяких доводов. — Только время потратите. Но я сразу пойму, когда вы говорите правду, — уголок его рта искривился в полуулыбке, когда он вновь посмотрел на Вариена. — Ты ведь не думаешь, что я вот так сразу всему поверю? Сам посуди: не очень-то это правдоподобно. Ты хороший человек, Вариен, тут я готов побиться об заклад, пусть и глаза у тебя какие-то странные. Кем бы ты ни был, скажи-ка мне: в тебе осталось хоть что-нибудь от тебя прежнего, что-нибудь такое, что ты мог бы предоставить в доказательство?

— Не знаю. Разве что воспоминания о жизни, прожитой в окружении моего народа, — ответил Вариен с едва приметной грустью. Со стороны могло показаться, что он воспринял слова Джеми совершенно спокойно. — Я еще слишком мало живу в этом новом теле, всего лишь три луны, как мне кажется, — тут он с улыбкой взял меня за руку, и печаль была позабыта. — До сих пор я не слишком обращал внимание на ход времени и не открыл еще всего того, на что мое тело теперь способно, а на что — уже нет. Удивительно, насколько оно иное! Сказать по правде, меня до сих пор больше всего занимают все эти различия. — Тут он выпустил меня и, подняв обе руки вверх, ладонями к себе, посмотрел на них, затем пальцами одной руки потрогал другую. — Эти руки гедри настолько мягки, настолько изящны, что они даже чувствуют поток воздуха. И при этом они такие ловкие, такие умелые, сильные: могут вдеть нитку в иголку, а могут натянуть до предела толстый канат, — он был погружен в собственные мысли, рассматривая свои руки. — Вот чему я действительно завидовал все эти долгие годы, обуреваемый ферриншадиком и мечтая о подобных мгновениях.

— А что это значит — «феррин...» — как там бишь? — поинтересовался Джеми.

— Ферриншадик — это слово из нашего языка, обозначающее сильнейшее стремление, свойственное многим из нас, страстную тягу к общению с иным народом, жажду услышать мысли других существ, наделенных способностью говорить и мыслить, — ответил Вариен задумчиво. — Некоторые из нас избежали этого, но большинству очень хорошо знакомо подобное чувство, нас постоянно и непреодолимо тянет к общению с гедриами, с людьми, которых мы на своем языке именуем «безмолвным народом». Иные из нас горько скорбят об исходе треллей, четвертого народа, которые, отвергнув Силы Порядка и Хаоса, тем самым положили начало собственной кончине.

Джеми глянул на него и покачал головой.

— Извини, Вариен, но о чем это ты, вообще? Что еще за силы? — спросил он.

— Джеми! — воскликнула я. — Ты что, не знаешь «Сказания о Первоначалах»? Святая Владычица, эта песнь даже мне известна!

Джеми пожал плечами:

— Никогда особо не интересовался всякими там бардовскими песенками.

Улыбнувшись мне, Вариен слегка переместился в кресле: теперь он сидел прямо, стараясь смотреть в лицо одновременно и мне, и Джеми. Я усмехнулась:

— По-видимому, это человеческая разновидность той самой позы, которую кантри называют Проявлением Поучения, не так ли?

— Именно так, — ответил он. — Если тебе, Джемет, неизвестно «Сказание о Первоначалах», то сейчас самое время узнать его. Там очень хорошо повествуется о вашем народе.

Он слегка шевельнул шеей, опустив вниз подбородок, — я поняла, что он по привычке пытается использовать те мышцы, которых у него теперь не было, чтобы, изогнув шею дугой, положить голову рядом с лицом ученика. Он заговорил — уверенно, но медленно. Позже я узнала, что в уме ему приходилось переводить древнее сказание кантри на человеческий язык.

— Когда земли Колмара были молоды, там жили четыре шакрима, то есть четыре народа: трелли, ракши, кантри и гедри. Они уже обладали даром речи и разума, когда им стали ведомы Силы Порядка и Хаоса; и вот все они узнали, что в жизни любого народа наступает время, когда необходимо встать перед Выбором. Каждый из этих народов сделал свой собственный Выбор.

Кантри, старейшие из четырех народов, верили, что, хотя Хаос предшествует сотворению мира и сопровождает его конец, главенствует при этом все же Порядок — поэтому они и приняли решение служить Порядку. За это им была дарована долгая жизнь, и они могли помнить все, что происходило в былые времена.

Трелли, народ троллей, решили не выбирать. Они не пожелали принять ни того, ни другого, отвергнув всё. Своим решением трелли обрекли себя на кончину, ибо отвергнуть Силы — значит отвергнуть саму жизнь.

Ракши уже в то время делились на два племени: ракшасов и менее могущественных рикти. И те и другие выбрали соединиться с Хаосом и в этом оказались противоположны кантри. Но Хаос сам по себе не может существовать в мире Порядка, потому что тогда этот мир был бы просто уничтожен в противоборстве двух Сил. Ракши за их выбор была дарована долгая жизнь, чтобы они могли противостоять кантри, и они обрели собственный мир, расположенный по ту сторону здешнего, — однако миром своим они никогда не были довольны.

Гедри же после долгих прений поняли, что не могут договориться между собой; но в отличие от треллей они все же сделали свой выбор. Воистину они избрали сам Выбор — каждый рожденный имел теперь право в свое время решить, какой стороне служить. Так они получили возможность обращаться к любой из двух Сил, подчиняясь собственным желаниям; и хотя кантри и ракши были существами, обладавшими небывалым могуществом, именно гедри унаследовали этот мир...

Вариен улыбнулся: его повествование завершилось.

— Скажи же, Джемет, неужели ты никогда не слышал этой истории? Ваши барды наверняка помнят ее.

Я посмотрела на Джеми. Тот ответил:

— Может, и помнят, да только я ни разу не слышал, чтобы они такое пели. — Голос его казался каким-то странным, и я всмотрелась в него пристальнее. Выражение его лица было очень необычным.

— Сдается мне, все же нечто подобное я слыхивал от своего деда, когда был совсем еще юным мальчишкой. — Он поднял взгляд, и в голосе его зазвучало изумление: — Сколько же тебе лет, Вариен?

Но Вариен не ответил на его вопрос — я решила, что это и к лучшему. Он поднял руки, словно собираясь растереть затекшую шею, однако действовал при этом донельзя неуклюже: вывернув кисти, он попытался было использовать тыльные стороны ладоней, как вдруг остановился и, посмотрев на меня, медленно придал своим рукам прежнее положение. Я ахнула, поняв, в чем дело: он позабыл, что у него нет когтей. Он привык, что всю свою долгую жизнь ему приходилось выворачивать кисти наружу, чтобы случайно не поранить чешую своими огромными когтями, каждый из которых был длиною в локоть. Улыбка его сделалась намного шире, когда он при помощи кончиков пальцев растер мышцы шеи, которые затекли от попытки вытянуть ее так же, как если бы она была драконьей. Потом он рассмеялся, и я вместе с ним.

— Во имя Ветров! — воскликнул он, вскакивая на ноги; глаза его светились восторгом, а голос был низким от переполнявшей его радости.

Он повернулся к Джеми с горящими глазами, в которых, казалось, отражалась вся его душа.

— Эта вторая жизнь — неописуемое чудо, хозяин Джемет! Хотелось бы мне поведать тебе о том, каково это! Я по сто раз на дню останавливаюсь только лишь затем, чтобы прислушаться к собственному дыханию: почувствовать быстрое биение сердца, ощутить, как грудь наполняется воздухом... Должен сказать: это сон, о котором я и не мечтал, — обрести человеческий облик, обладать такими же руками, что и у гедри! Надо же: я — и вдруг хожу на двух ногах! — внезапно он вновь рассмеялся. — Ты себе даже не представляешь, Джемет, до чего это удобно: больше не нужно носить хворост в зубах. На вкус он просто отвратителен, уж поверь.

Я расплылась в улыбке: мне доводилось видеть, как он таскал в пасти хворост; после ему приходилось изрыгать пламя, чтобы выжечь застрявшие в зубах щепья. Сейчас он был ну вылитый Акор — если бы только Джеми был знаком с ним прежде, он бы это тоже понял.

— Годами я пытался научиться ходить выпрямившись, — продолжал Вариен, — но наши ноги для этого совершенно не приспособлены. Каждый раз после таких занятий у меня по целым дням болели суставы, и в конце концов мне пришлось сдаться.

Немного успокоившись, он стоял теперь у огня, грея руки.

— Сколько же тебе в то время было лет? — спросила я, подтрунивая над ним. — Ты мне рассказывал лишь, что учился приземляться на задние ноги, но об этом ни словом не обмолвился.

Он немного помолчал, с улыбкой припоминая давнюю свою глупость.

— Я тогда уже достиг совершеннолетия — правда, недавно, — когда впервые попытался это проделать. Мне шел шестой келл, когда я взялся за эту затею, а свое поражение признал лишь за сотню лет до того, как мне перевалило за сит. — Он с улыбкой повернулся ко мне. — Трудно было отказаться от такого желания, любовь моя, но к тому времени я почти достиг своего полного роста. Шикрар как-то вынудил меня признаться, почему я целый месяц ходил с таким трудом. Боль была ужасная. Я был глупцом, пытаясь проделать подобное.

— А что такое «сит»? — спросила я.

— Тогда уж пусть объяснит заодно, что это за «келл»! — вставил Джеми.

— Келл — это сто зим, — ответил Вариен, глядя на пламя очага, и в огненном полумраке голос его звучал тихо и спокойно, — а ситом кантри называют середину жизни, когда возраст наш вдвое превышает совершеннолетие и пройдена лишь половина жизненного пути. Это радостное время, когда можно спокойно наслаждаться своей молодостью. Сит включает в себя десять келлов — это тысяча зим. Я встретил свой сит двенадцать... нет, теперь уже тринадцать зим назад.

Джеми смачно выругался; лицо его было скрыто полумраком, однако, когда он заговорил, в голосе его послышались странные нотки.

— Ты что, всерьез пытаешься утверждать, что тебе больше тысячи лет?

Я не могла понять, было ли это страхом, или недоверием, или гневом, или же всем сразу.

Оставаясь неподвижным, Вариен ответил:

— Я говорю только правду, Джемет из Аринока. Я видел тысячу и тринадцать зим, и будь я по-прежнему в облике кантри, я бы надеялся увидеть еще столько же. Наш народ живет очень долго — если не возникает никаких препятствий, и многие из нас могут встретить второй сит, прежде чем их заберет смерть.

— Будь все проклято! — вскричал Джеми.

Он не мог больше сидеть на месте: вскочив со стула, он принялся ходить из угла в угол — подальше от огня и от Вариена — и вдруг в один миг развернулся и приблизился ко мне, совершенно не обращая внимания на Вариена. Он встал передо мной, и я была удивлена: на лице у него застыло огорченное выражение.

— Ланен, прах тебя задави, что на вас нашло? Зачем вы так поступаете? Ты ведь знаешь: я тебя никогда бы не осудил, никогда бы не отрекся от тебя. Так зачем же выдумывать эту дикую историю? Ты что, уже не веришь, что я по-прежнему люблю тебя, как любил все эти долгие годы? — Голос его сделался хриплым. — Неужели ты настолько от меня отдалилась, девочка, за такой короткий срок?

Я встала и, положив руки ему на плечи, заглянула ему в глаза. Мне пришлось смотреть на него сверху вниз: я переросла Джеми еще в двенадцать лет. Он вдруг показался мне маленьким и слабым. Я даже слегка опешила.

— Джеми, положа руку на сердце и вверяя душу Владычице, я клянусь, даю тебе святое слово, что это не выдумка. Это чистейшая правда, — сказала я. Мне было нелегко выдержать его взгляд, полный сомнения и неприятия. — Думаешь, я не знаю, что это звучит как безумие? — продолжала я со злостью. — Но я не спятила, и ты меня хорошо знаешь — я не стала бы лгать тебе. Это все правда, Джеми. От начала до конца. Если б я сама там не была, я тоже не поверила бы, но это правда, клянусь тебе душою. Впервые я повстречалась с Вариеном, когда он был Акором, повелителем кантри, истинных драконов. Уже тогда я полюбила его, хотя и знала, что любовь эта ни к чему не приведет. Я видела, как он сражался с заклинателем демонов, и видела ужасные рваные раны на его теле. Святая Владычица, сквозь одну даже виднелись кости! — Я содрогнулась и провела рукой по лицу, пытаясь отогнать страшное видение: Акор, весь израненный Мариком, моим собственным отцом. — Шикрар, Кейдра и Идай отнесли его в его чертог, и там он... ну, то есть мы думали, что он умер, и я вместе с его товарищами оплакивала его кончину. Я сама обнаружила Вариена таким, какой он сейчас, всего лишь через пару часов после смерти моего возлюбленного Акора, — он был гол, точно новорожденный, и лежал посреди праха дракона, которым совсем недавно был сам. Душа его осталась прежней, как и его сердце, разум и память, — изменилось лишь его тело.

Джеми глазел на меня, все еще выражая своим видом огорчение и недоверие. Отвернувшись, я вздохнула и тут обнаружила, что не в силах сдержать улыбки, которая сама собой вылезла на лице. Я вновь с размаху плюхнулась в кресло.

— Клянусь зубьями Преисподней, Джеми, не мне тебя обвинять. Если бы я услышала подобную историю, я бы так и решила, что рассказчик либо спятил, либо врет.

Тогда Джеми повернулся к Вариену, который все так же молчал, глядя в огонь.

— Ну что, Вариен? — сказал Джеми, и огорчение его обернулось холодным гневом. — Теперь уж я заставлю тебя выложить все, что бы там ты ни скрывал. Кем бы ты ни был — убийцей, вором, заклинателем демонов, нищим поэтом, наемником, — я требую, чтобы ты, ради спасения своей души, ради своих же надежд попасть на небеса, во имя любви к моей дочери, — и если ты все еще надеешься узреть перед смертью лик Владычицы, — чтобы ты сейчас же рассказал мне все: кто ты и откуда взялся!

— А с чего это ты решил поверить мне на этот раз? — спросил Вариен, в свою очередь начиная сердиться.

— Потому что второй раз я просить не буду! — ответил Джеми, глядя на него в упор.

К нашему с Джеми удивлению, Вариен низко поклонился:

— Хорошо же, Джемет из Аринока. Вверяю свою душу Ветрам: во имя всего, что для меня свято, во имя надежды попасть на небеса, какими бы они ни были отличными от ваших небес, я поведаю тебе раз и навсегда, кто я такой и откуда родом, насколько мне позволит время.

Пусть унесут Ветры мою душу — среди моего народа эта клятва священна. Я был рожден тысячу и тринадцать зим назад. Матерью моей была Айярэйлиннэрит Мудрая, отцом — Кариштар из колена Лориакейрисов. Я появился на свет с серебристой кожей — подобного мой народ еще не видывал, и это было воспринято как некое знамение, смысла которого никто не знал. Глаза мои и самоцвет моей души были зелеными, как и сейчас, однако это среди моих сородичей не редкость. Я начал летать тридцати зим от роду, на двадцать пять зим раньше обычных детенышей. Совершеннолетия я достиг на исходе пятого своего келла, как это водится у кантри, а менее чем через келл я был избран новым царем, когда умер старый Гареш, отец Шикрара. Впервые я почувствовал зов ферриншадика еще в юности, когда мне было двести сорок зим от роду, — тогда я впервые увидел гедри, приплывших на наш остров. Они сбились с курса, и некоторые из моих сородичей почувствовали к ним жалость. Мы помогли им починить корабль, хотя вступить с ними в общение оказалось нелегко, ибо языки наши очень сильно отличаются друг от друга. Но мы помогли им, чем сумели. Когда они обнаружили лансиповые деревья и открыли, что листья их способствуют исцелению, мы позволили им взять с собой столько листвы, сколько они пожелали, а также несколько саженцев. Спустя совсем немного времени они уплыли, однако я до самого последнего момента следил за ними, охваченный сильным желанием поговорить с этими созданиями. Но это было запрещено. Сразу же, едва они появились, кантри собрали Совет, на котором было принято решение: лишь царь волен вступать с гедри в непосредственное общение, ибо многие из наших сородичей все еще впадали в ярость при одном лишь их виде. К тому времени когда они покинули остров, я уже выучил немного слов их языка — самую малость — и позже, в течение нескольких столетий, узнавал о них все, что только мог.

Посмотрев на меня, Вариен продолжал:

— Когда приплыла Ланен, я уже почти оставил надежду увидеть еще хотя бы один корабль, прибывший за лансипом, — на протяжении целого келла на наш остров не ступала нога ни одного гедри. — Улыбнувшись, он шагнул вперед и взял меня за руку. — Ах, Ланен! Покуда я дышу, никогда не забыть мне того, как ты впервые ступила на землю нашего народа! Я видел, как ты восторженно смеялась, шагая по траве. — Глаза его встретились с моими, и я почувствовала, как страсть, таящаяся в его взгляде, пронизывает меня насквозь. — Я смотрел, как ты преклонила колени, вдыхая запах самой земли, по которой ступали твои ноги.

Я вздрогнула. Самым сильным моим воспоминанием о первых мгновениях, проведенных на Драконьем острове, был запах примятой под ногами травы. До этого я не знала, что Акор, оказывается, наблюдал за мной.

— В первый же вечер мы тайно встретились. Мысленно Вариен добавил, обращаясь ко мне:

«И ты назвала меня братом, моя Ланен, несмотря на ту огромную пропасть обиды и ненависти, что разделяла нас. Уже тогда я любил тебя».

— На следующую ночь мы встретились вновь — под присмотром старейшего из нашего рода, моего сердечного друга Шикрара, который опасался, что я попал под влияние демонов или был околдован ведьмой гедри, — при этих словах Вариен рассмеялся. — Впрочем, вскоре он узнал ее получше! Однако он запретил нам видеться еще раз. И впервые за все время я, царь своего народа, более всех обязанный блюсти наши законы, нарушил этот запрет, ибо не мог выдержать столь скорого расставания. Я отнес Ланен в свои чертоги, что находились далеко за городьбой, отделявшей нас от гедри, и в ту самую ночь судьба наша была предрешена. Она полюбила меня, а я — ее, и каким бы безумием ни казалась любовь между гедри и кантри, даже самое беспросветное будущее не страшило нас. В душе мы воспарили вместе ввысь, слившись в полете влюбленных, — это священный обряд моего народа, столь же действенный, как и клятва верности, что мы дали друг другу во время брачной церемонии не далее как пару дней назад. С того времени души наши стали едины.

Поцеловав мне руку, Вариен выпустил меня и вновь поднялся, встав перед Джеми; во взгляде его одновременно читались достоинство и жалость.

— Это правда, Джемет. Вот кем я был и остаюсь поныне. Хочешь верь, хочешь нет, но в дальнейшем все случилось так, как рассказывала тебе Ланен. Марик, ее отец, навлек на нас демонов, которых мы уничтожили; он пытался принести ее в жертву, но я спас ее; он хотел похитить самоцветы душ моих сородичей, но мы с Шикраром остановили его, и Ланен помогла нам в этом; прежнее мое тело истекло кровью от ран, и когда не осталось ни малейшей надежды, вопреки пониманию и здравому смыслу и случилось невозможное: я очнулся таким, каким ты меня сейчас видишь, посреди груды праха, оставшегося от прежнего моего тела, и самоцвет души был крепко зажат в моей руке. — Он улыбнулся, на этот раз более ласково: Джеми, казалось, начинал понемногу верить его словам. — Она не рассказала тебе лишь о своем собственном вкладе в судьбу моего народа. Кейдра, сын Шикрара, и его супруга Миражэй ожидали появления детеныша — первого среди кантри за последние пятьсот лет. Однако роды протекали сложно, и мы все боялись, что и Миражэй, и малыш погибнут. Именно Ланен помогла сыну Кейдры появиться на свет, спасла и мать, и малютку и этим своим поступком заронила в сердца моих сородичей побуждение к переменам.

Вариен поклонился еще раз и уселся на свое место у огня.

Джеми долгое время молчал. Я видела, как он взвешивает в голове услышанное, и позволила себе ненадолго расслабиться; наконец я увидела, что он пришел к какому-то решению. Глаза его вновь обрели прежний блеск, и он кивнул Вариену:

— Я каждой костью чую, что тут должна скрываться ложь, однако я знавал на своем веку многих и могу распознать, когда говорят правду. Может, конечно, ты и тронутый, но то, что ты мне сейчас рассказал, — истина; по крайней мере ты сам в это искренне веришь, тут уж у меня сомнений нет. А тот крупный зеленый камень, оправленный в золото, который ты надевал во время женитьбы, — это, полагаю, и есть тот самый самоцвет души?

— Да, это он, — ответил Вариен. — Шикрар оправил его для меня в кхаадиш, прежде чем я смог предстать перед своим народом после того, как принял человечий облик.

— "Кхаадиш" — это по-нашему золото, да?

— Да. Мы... Со временем земля, на которой спят кантри, превращается в золото. Мы никому об этом не говорим. Кхаадиш — обычный металл, которому лишь изредка можно найти применение: например, если его отполировать, в нем можно увидеть свое отражение; но для нас он почти не имеет никакой ценности.

Джеми фыркнул:

— Да уж! На этот твой венчик можно купить всю нашу ферму, Да еще и несколько окрестных деревень в придачу. И это только на золото. Если вдруг окажешься когда-нибудь на мели, этот камушек может...

Я заметила, что Вариен начинает не на шутку сердиться, и вмешалась:

— Джеми, прошу тебя, прекрати. Это ведь совсем иное. Разве ты продал бы, скажем, свою ногу, если бы с этого можно было что-то поиметь?

— А что, неужели и этот камень для тебя — что часть тела? — спросил Джеми в замешательстве.

— Больше! — резко бросил Вариен.

Джеми посмотрел на него, но добавлять Вариен ничего не стал.

— Понятно, — произнес Джеми наконец. — Не хотел тебя обидеть, парень. А что до правды насчет твоего драконьего прошлого — утро вечера мудренее, как говорится, а пока постараюсь шире глядеть на вещи.

Вариен кивнул:

— Это редкий дар для любого народа. Благодарю тебя. Уголок рта у Джеми пополз вверх, и губы его растянулись в кривой усмешке.

— Всегда пожалуйста. А у тебя и впрямь царские манеры, откуда бы ни был ты родом.

— Мой народ так бы не посчитал, — ответил Вариен, и во взгляде его теперь угадывался слабый намек на веселость. — Они всегда заявляли, что я чересчур легкомыслен, излишне беспечен и из-за тяги к новшествам слишком быстро приемлю всяческие перемены. Кстати, о новшествах... Я знаю, что среди множества умений, которых мне недостает, есть одно, очень тебе свойственное, и я бы тоже желал его обрести.

— И что же это? — спросил Джеми, опередив меня на полвздоха: я собиралась задать тот же вопрос. Прежде Вариен никогда не упоминал ни о чем подобном.

— Поскольку мы намерены путешествовать по свету, мне придется научиться защищаться. Я ни разу в жизни не держал в руках боевого клинка. Ланен рассказывала мне, что ты в совершенстве владеешь этим искусством. Сумею ли я уговорить тебя обучать меня, пока еще позволяет время?

— Пока позволяет время? — переспросил Джеми. Однако в голосе его звучало согласие, и я знала, что наши намерения не были для него неожиданностью. И все же следовало все ему объяснить.

— Джеми, дело не в том, что меня вновь тянет повидать мир, — произнесла я.

Он приподнял бровь.

— Ну, то есть, — добавила я, рассмеявшись, — дело не только в этом. У нас неприятности. Не знаю, вернулся ли к Марику рассудок и возможно ли это вообще, но если он вдруг оклемается, то вряд ли откажется от своих замыслов насчет прежнего жертвоприношения, так что рано или поздно он явится за мной — или сам, или наймет кого-нибудь.

— Спору нет, — ответил Джеми, и глаза его слабо замерцали. — Я тоже подумал, что приключение ваше закончилось больно уж внезапно От заклинателей демонов так просто не избавишься — их нужно уничтожить. Уж поверь, я знаю.

— Но Кадеран-то мертв, — сказала я.

— Судя по твоим рассказам, он был мелкой сошкой. Я-то знаком с их братом и знаю: настоящий повелитель демонов нипочем не стал бы рисковать своей драгоценной шеей и не отправился бы в столь опасное путешествие. Этот Кадеран никогда не говорил о своем господине?

И тут передо мною всплыло воспоминание: я стою у тропы, ведущей к морю, спрятавшись в густом ельнике, и слушаю, как неподалеку беседуют Кадеран и Марик...

— Он упоминал о каком-то магистре шестого круга. Это тебе о чем-то говорит?

— Зубья Преисподней! — воскликнул Джеми. — Ланен, дела хуже некуда. Повелитель шестого круга может вызывать едва ли не самых могущественных демонов, управлять ими. — Он вновь заходил взад-вперед, и было видно, что он очень встревожен. — Седалище Матери Шиа! Ланен, во имя всего святого, не вспомнишь ли... Скажи, Ланен, ты слышала имя? Они называли какое-нибудь имя?

— Я пытаюсь припомнить, — проговорила я. — Но нет, боюсь, что голова у меня тогда была занята иным. Если они и упоминали какое-то имя, я этого не помню.

— Раз так, хозяин Джемет, то мне тем более нужно научиться владеть мечом, — вставил Вариен.

Джеми поморщился.

— Знаешь, лучше бы я вообще не говорил тебе, как меня зовут, называй меня Джеми, как все называют, и все тут. Само собой, я покажу тебе, как пользоваться клинком, но сейчас-то мы говорим о повелителе демонов и о том, как нам тут поступить. — Он окинул Вариена оценивающим взглядом. — Положим, силенка у тебя в руках имеется, однако во время боя клинок тяжелеет с каждым ударом. Ты когда-нибудь поднимал длинный меч?

Вариен смутился:

— А они бывают разные?

Джеми захохотал:

— Сотни разных, парень! Впрочем, для тебя у меня есть один на примете, с ним и будешь упражняться.

Он прошел к лестнице, за ней стоял длинный низкий короб; порывшись в нем, Джеми извлек здоровенный меч, который, как я помнила, принадлежал Хадрону. Я видела, как отчим доставал его из укромного уголка каждый год, когда собирался в Иллару, на Большую ярмарку, что устраивалась там в начале осени. В дороге он держал его при себе для самообороны и, насколько мне было известно, никогда не обнажал его из гнева. По длине он вполне подходил Вариену, но был, казалось, слишком уж тяжел для его изящного телосложения. Я вздохнула, поняв, что Джеми примеривается к Вариену. В который уже раз.

— На-ка вот, попробуй его в руке, — сказал он и, подняв меч острием вверх, швырнул его Вариену.

Не раздумывая, тот поймал меч в воздухе правой рукой, после чего недоуменно уставился на свои пальцы, сжимавшие рукоять.

— Во имя Ветров, как мне это удалось? — произнес он вслух, переведя взгляд на меня.

— Очень проворно, — ответила я, пораженная не меньше его, но весьма довольная. Он действительно умел двигаться очень быстро. — Ты небось и подумать-то об этом не успел.

— Зачастую от этого все и зависит, — сказал Джеми. — Если внутреннее чутье у тебя развито настолько хорошо, ты уже через несколько лет станешь неплохим бойцом. А как по весу?

Крепко держа тяжелый меч на вытянутой руке, Вариен ответил:

— Мне непонятен твой вопрос. Каким он должен быть по весу? Для меня он не обременителен, если ты это имеешь в виду.

Вариен между делом взмахнул своим оружием, и огромный, тяжелый клинок заплясал в воздухе, точно бабочка летним днем.

Джеми ни за что не стал бы показывать, что творится у него в душе, однако мне, выросшей рядом с ним, не нужна была даже истинная речь, чтобы понять, что про себя он сейчас сыплет изумленными проклятиями. Я хорошо знала, что у него означает такое выражение лица.

— Это я и хотел выяснить. Думаю, для твоих упражнений такой клинок вполне сгодится, — произнес Джеми, теперь вглядываясь в Вариена еще пристальнее.

Вариен опустил меч.

— Благодарю тебя, хозяин Джемет. Теперь, раз ты убедился, что я способен носить это оружие, когда же мы начнем наши занятия? И что я смогу предложить тебе взамен?

Джеми поклонился — самую малость.

— Только свое усердие. Лови, — и он швырнул Вариену ножны, которые тот без труда поймал. — Начнем завтра. Мне нужно немного времени, чтобы приготовить и установить стояк; я зайду за тобою утром, после того как позабочусь о скотине, тогда мы и приступим.

— Благодарю.

Вариен сунул меч в ножны и бережно положил его возле камина.

— Не прочь, если и я с вами увяжусь? — спросила я, поддразнивая Вариена. — Может, на этот раз у меня будет выходить лучше. Признайся, Джеми, я ведь прилагала все усилия во время былых наших ночных упражнений.

Как я и надеялась, он усмехнулся:

— Ну еще бы: ты старалась на совесть. Но хоть я тебя и люблю, девочка моя, однако тебе недостает скорости. А этому, боюсь, научиться нельзя. Нет, ты вполне можешь постоять за себя, этим-то тебя судьба не обделила, но вот биться на мечах тебе, пожалуй, не дано.

Я знаю: он вовсе не хотел преподнести это как пощечину, однако именно такое чувство и вызвал у меня его ответ. Меня удивило, насколько слова его обожгли меня. Я всегда знала, что не особенно владею мечом, но все надеялась, что это дело времени, что когда-нибудь я обязательно стану грозной воительницей. Раньше я любила сказания об арлисских женщинах-воинах и, по-видимому, считала, что моих таланта и силы будет вполне достаточно, чтобы стать такой же, как и предполагала, что в душе я воительница, и верила, что если вдруг придется убить, я смогу это сделать. Меня часто принуждали сдерживать свою силу во время припадков ярости; однако подобное неистовство наверняка было бы очень кстати, сопровождай оно мою руку с зажатым в ней мечом!

Хуже всего было то, что я понимала всю невозможность таких мечтаний, и от этого делалось горько. Проклятье! Не суждено мне быть ни хранительницей очага, ни воительницей — так кем же я стану? Отыщется ли во всем белом свете что-нибудь, на что я сгожусь?

Горесть моя, должно быть, обозначилась у меня на лице, потому что Джеми нагнулся ко мне и поцеловал в лоб.

— Прости, что я грубоват. Я знаю, тебе неприятно это слышать, но рад, что все складывается именно так. — Он пристально посмотрел мне в глаза, и в голосе его вдруг проступила необычная взволнованность: — Ланен, я знавал женщин, которые владели мечом не хуже меня, а некоторые даже лучше. Они были сильными и стремительными, крепкими телом и духом, и им вполне нравилось то, какой жизнью они живут, ибо они подходили для нее. И многие из них погибли в расцвете молодости, а некоторые встретили ужасный конец, и каждую из них я оплакивал сильнее, чем всех мужчин, вместе взятых, что погибали подле них. Как ни дико это звучит, но это правда. — Он нежно погладил меня по щеке своей заскорузлой ладонью и улыбнулся. — Уж я бы предпочел, чтобы ты дожила до почтенной старости, перевидав на своем веку всех драконов, какие только есть на свете. Такая жизнь гораздо приятнее, поверь. — Тут он усмехнулся и, подмигнув мне, вновь выпрямился. — И длится гораздо дольше. Хуже не бывает, когда пытаешься стать тем, кем тебе быть не дано. Так и пропасть недолго. Используй тот дар, коим владеешь, и тогда тебе будет под силу изменить весь мир.

Я зевнула, внезапно почувствовав утомление.

— Ладно. Так и сделаю. Только давай с завтрашнего утра, ладно? День выдался на редкость длинным.

Я встала и потянулась, а Джеми и Вариен рассмеялись; потом Вариен подошел ко мне и одним быстрым движением подхватил меня на руки. Полагаю, ничего особенного в этом нет, когда мужчина берет девушку на руки, с этим все сталкивались. И все же большинство девушек, с которыми проделывается подобное, вряд ли обладают ростом в шесть футов, да и в плечах будут поуже. Вначале я даже растерялась, а он, воспользовавшись этим, прильнул ко мне и поцеловал.

Тут я вышла из себя. Очень сильно и совершенно внезапно. Я попыталась вырваться, но хватка его была железной, так что сопротивляться было явно бесполезно.

— Поставь меня, — процедила я сквозь зубы.

Он перестал улыбаться и опустил меня на пол. Я услышала звук закрываемой двери и поняла, что Джеми предоставил нас друг другу. Мудрый поступок.

— Клянусь Преисподними, чего это ты удумал? — произнесла я отступая от него к двери и дрожа от гнева. — Терпеть этого не могу. — Сжав кулак, я повернулась к двери спиной и что было силы ударила ее, вложив в удар всю свою силу. Я даже услышала, как что-то хрустнуло, но мне было плевать. — В детстве я этого не любила, а теперь и вовсе ненавижу. А тебе бы понравилось, если б тебя кто-нибудь схватил посильнее да лишил всякой возможности сопротивляться?

— Прости меня, милая, — ответил он приглушенно. — Теперь я понимаю, что судил неверно. Я думал... — тут он умолк.

— Что ты думал? — спросила я угрюмо, потирая руку. — Ничего глупее придумать не мог!

Уголок его рта потянулся вверх.

— Когда я сегодня обходил с Джеми поместье, один из... работников, так ведь вы их называете? Те, что следят за лошадьми... Я видел, как один из них проделал такое же со своей девушкой, когда та принесла ему обед. Она смеялась: было похоже, что ей это нравится. — Никогда не думала, что увижу такое, но мне показалось, будто Вариен покраснел. — А потом Джеми сказал мне, что они недавно поженились, лишь месяц назад. И я решил, что такое, должно быть, в обычае у гедри...

Тут я рассмеялась: гнев мой пропал так же внезапно, как и явился, и я крепко обняла его.

— Дуралей, — пробормотала я ему в ухо. Я ощущала тепло его сильного тела; он обнял меня до того заботливо, что в его руках я чувствовала себя так, словно после долгих скитаний вернулась домой. — Прошу тебя, не пытайся быть похожим на человека, милый, просто будь таким, каков ты есть. Ты тот единственный, кого я люблю больше всех на свете. Мы сами разберемся, как нам вести себя друг с другом. И отстранилась от него ненадолго, только чтобы заглянуть ему в глаза.

Я не бранюсь и ценю все твои старания милый, однако Джеми прав: хуже бывает, когда пытаешься стать тем, кем тебе быть не дано.

— Хорошо, тогда буду таким, какой я есть, — ответил он с улыбкой, и его чувственные руки начали прогуливаться по моей спине. — Я твой возлюбленный и новоявленный супруг. Ты утомлена, а я всегда должен заботиться о тебе. Пойдем со мной в опочивальню, дорогая моя, сердце мое, а там посмотрим, сумею ли я заставить тебя на время позабыть про усталость.

С этими словами он поцеловал меня по-настоящему, и страсть его, стремительная, как пламень, передалась мне.

Мы направились в спальню.

Глава 3

МНОГОЕ НУЖНО ПОЗНАТЬ

Берис

Мне следует подольше соблюдать осторожность. Когда утром я покидал Большой зал школы магов, магистр Рикард долго и подозрительно смотрел на меня.

— И все же я говорю, что ты поступаешь опрометчиво, покидая школу именно сейчас, магистр Берис. Впрочем, раз уж на то пошло, ты, похоже, вполне готов к любому путешествию, — сказал он угрюмо. Он всегда такой. Все эти долгие годы, сколько я его знал, он ни на миг не менялся в лице, и так изо дня в день. — Сказать по правде, я никогда прежде не видел тебя столь цветущим. Должно быть, это из-за утреннего света. Я бы даже поклялся, что ты выглядишь лет на десять моложе.

Я рассмеялся и ответил, что это, скорее всего, по причине густого тумана.

— Если бы женщины знали, что туман способен так разглаживать морщины, мы могли бы зарабатывать себе на хлеб заклинаниями погоды, — добавил я.

— С такими делами не шутят, — заявил он премерзким тоном. Очень уж он чванлив, этот Рикард, хотя сам — будто лунь в человечьем обличье, — маленький, тощий, с носом, как у ястреба. Все осторожничает, ублюдок, не доверяет.

— Не один я знаю, какие чудеса может творить снадобье из лансипа, — продолжал он, — и многим известно, что у тебя лансипа хоть отбавляй — с тех пор как ты снарядил к Драконьему острову того несчастного купца, что лишился рассудка. Ты не гнушаешься запретными знаниями, Берис, хотя, я уверен, ты будешь это отрицать.

— Отрицать? Мне нечего отрицать, Рикард. Я знаю, что ты действуешь из лучших побуждений, но все-таки ты поднимаешь много шума из ничего. Тебе ведь известно, что мне в последнее время нездоровилось. И если лансип, который я имел роскошь приобрести себе для лечения, придал моей коже некое подобие молодости, что ж, тем лучше. Но я не настолько глуп и прекрасно понимаю: однажды прошедши, молодость уже никогда не вернется.

Он лишь посмотрел на меня.

— Остерегайся гордыни, Берис, — произнес он наконец. — Она сломила многих, что были посильнее тебя.

Я улыбнулся в ответ, зная наверняка, что в один прекрасный день, очень скоро, смогу наконец-то вогнать кинжал ему в сердце. Я знал Рикарда вот уже два десятка лет, и все это время мы с ним искренне ненавидели друг друга. Но, как бы там ни было, он слишком близко подобрался к истине, а я еще не вполне готов раскрыть все мои секреты. Никому и в голову не приходит связывать имя Малиора, повелителя демонов шестого круга, с именем Бериса, верховного мага школы в Верфарене, и я не хочу, чтобы истина стала известна раньше времени. Вскоре меня это уже не будет заботить; но сейчас пока еще мою почтенную жизнь под именем Бериса следует оберегать. А Рикарду, возможно, предстоит... ну, бывают ведь разные несчастные случаи и тому подобное. Лично мне он уже начал досаждать. Он единственный из магистров (если не считать меня), кому известно кое-что из науки о демонах, и знания его для меня помеха...

Время для путешествия было вполне подходящим. Погода благоприятствовала: дни стояли холодные, но ясные и солнечные. Если так будет и дальше, я достигну Элимара дней за шесть. Будь у меня заранее приготовлена демонова вервь, я мог бы добраться туда за считанные мгновения и так же быстро вернулся бы обратно. На этот раз все-таки возьму с собой одну: здешний ее конец уже закреплен в моих тайных покоях в Верфарене, другой я намерен поместить в Элимаре сразу же по прибытии, чтобы в дальнейшем при случае можно было мгновенно переместиться туда, при этом не оставив следов. Неплохо будет иметь путь для отступления, ведущий в Элимар. По возвращении я на всякий случай установлю и обратное перемещение, чтобы местом прибытия был Верфарен. Демонова вервь должна быть установлена обычным способом на каждом из концов, и это довольно хлопотно. Хотя средство это можно использовать лишь единожды, оно стоит своей цены, обеспечивая мгновенное перемещение из одного места в другое независимо от расстояния. Даже драконы не могут летать настолько стремительно. А после использования вервь исчезает, и никто, кроме ее создателя, не знает, куда переместился прибегший к их помощи человек. Так что цену свою она вполне окупает. Не знаешь ведь, когда подобное приспособление может вдруг понадобиться. Я считаю, что следует быть готовым к любым неожиданностям...

Я все еще не приблизился к разгадке того, как можно уничтожить драконов, однако мне удалось собрать все руководства, какие только нашлись в книгохранилище Верфарена, и сейчас я изучаю их. Наверняка кому-нибудь был известен более действенный способ, как сокрушить этих чудищ, не подвергая себя опасности в битве с ними. Кольцо семи кругов работает неплохо, однако в этом случае использующий его должен находиться в пределах досягаемости драконов. Когда Марик воспользовался таким кольцом, изготовленным мною, эти твари проникли в его разум и лишили его рассудка. Я не хочу, чтобы и со мной произошло подобное.

Я не знал, что они на такое способны. Надо быть с ними поосторожнее.

Но прежде следует вылечить Марика и выведать у него все, что ему известно. Когда он отправлялся в плавание к Драконьему острову, я применил к нему особые чары, благодаря которым каждая его мысль и каждое слово записывались в особой книге, что находилась при мне, в моих покоях. До поры до времени все шло хорошо, но когда драконы искалечили ему разум, прервалась и связь. Книга закончилась гораздо раньше, чем мне было нужно.

Жалкий дурак. Он до самого конца считал, будто я помогал ему в поисках его дочери только для того, чтобы он мог избавиться от своей боли. Еще до ее рождения он пообещал ее демонам, а те взамен сотворили ему шар Дальновидец. Из-за безголовости Марика этот необыкновенный предмет был у него украден сразу же после того, как был создан. Украла его мать Ланен, некая Маран Вена. Но поскольку цена за изделие так и не была заплачена, демоны вложили в ногу Марику боль, которая не давала ему забыть о своей задолженности. Боль эта не прекратится до тех пор, пока его первенец не будет отдан владыкам Преисподних. Как он ни старался все эти годы, он так и не сумел разыскать ни Маран, ни ее ребенка. Однако Силы нижнего мира сами заботятся о себе: минувшей осенью он случайно встретился с дочерью. Он вознамерился выдать ее владыкам Преисподних, чтобы навсегда позабыть о боли, которая преследует его вот уже много лет.

Я позволил ему поверить, будто я намерен оказывать ему помощь за тело его дочери, которое должно было достаться мне после того, как повелители Нижнего мира вынут ее душу. Марик всегда был доверчивым глупцом. Пусть теперь терпит муки до скончания мира. Мне нужна его дочь, целая и невредимая, чтобы исполнилось пророчество, изреченное одним из моих предшественников много лет назад:

Когда излечит время брешь веков,

И разлученные единство обретут,

И в солнечных лучах, восстав из снов,

Потерянные вновь найдут приют -

Плоть Марика Гундарского и кровь

Заставят земли Четырех сплотиться вновь.

Первые две строки по-прежнему темны для меня, хотя я много размышлял над ними. Долго я гадал, что тут подразумевается под «брешью веков» — уж не намек ли это на то время, когда драконы, потеряв в схватке с Владыкой демонов многих из своих сородичей, покинули Колмар? Мне пришло в голову, что эта самая брешь — если она означает разрыв отношений между кантри и гедри, — возможно, уже «излечена», ибо от тех, кто сопровождал Марика в путешествии, я слышал, что его дочь Ланен вместе со своими друзьями была доставлена на корабль самими драконами. Но я не имею ни малейшего представления, что это за «разлученные», которые должны «обрести единство». За неимением прочих толкований предполагаю, что «потерянные» — это либо трелли, либо ракши, демоны, что были обречены на изгнание из этого мира со времен Выбора. Но племя треллей быстро пришло в упадок и спустя столетия вымерло, в живых не осталось ни одного. Поэтому я допускаю, что «потерянные» — это ракши, которые лишены тела как такового и не могут жить сами по себе в этом мире. Следовательно, моя задача — каким-то образом предоставить тело (или даже несколько тел) хотя бы для одного из ракшасов, дабы сбылось пророчество.

Тем не менее исследования мои не прошли даром: я о многом узнал. Тот, кто верит в силу пророчества, но при этом не делает никаких приготовлений, в лучшем случае глупец, а в худшем — мертвец. Поэтому я потихоньку следил за тем, чтобы всех отпрысков королей Колмара постигли какие-либо несчастные случаи. Но не одновременно, прошу заметить, а с промежутками в многие годы, и при этом без каких-либо следов присутствия злых сил — и уж тем более без малейшей возможности отнести причину смерти этих бедняг на мой счет. Крайне полезно иметь в своем распоряжении купеческую гильдию Марика. Ее представительства есть в каждом городе, и везде имеется свой целитель. А многие из целителей — мои люди, тщательно отобранные для этой цели. Как ни крути, а для целителей взывать к магической силе — привычное дело. А отсюда всего один шаг к взаимодействию с демонами, и очень многие, если землю у них под ногами щедро посыпать серебром, соглашаются сделать этот шаг.

Что касается «излеченной бреши», то я крепко подозреваю, что самую большую угрозу моим замыслам таят в себе именно великие драконы, раз им теперь вновь известно о нас и они заключили союз с той самой, которая нужна мне для моих целей. Прежде я не считал их опасными и не думал, что они могут встать у меня на пути: они ведь пребывают на своем острове далеко к западу, поэтому я совершенно не принимал их в расчет, пока злополучная поездка Марика за драгоценными лансиповыми листьями не всколыхнула их, превратив их логово в потревоженный муравейник. По всем сведениям, трое человек были доставлены на корабли самими драконами, бережно и осторожно, хотя прежде эти твари лишь убивали людей! Самое большее, что позволяли людям драконы ранее, — это собирать лансип, который растет только там, и любого, кто осмеливался пересечь установленную границу, они предавали смерти. А тут вдруг ни с того ни с сего встали на защиту горбатой старухи, невесть откуда взявшегося человека с серебристыми волосами и давно потерянной дочери Марика, Ланен. Так мне рассказывали те, кто был там...

Покидая комнату, предназначенную для вызова демонов, я зажег потайной фонарь и задул свечи. Быстрым движением руки и коротким шепотом я запер дверь и запечатал ее заклятием, чтобы не дать возможности чьим-нибудь любопытным глазам увидеть то, что находится внутри. Любой мог бы найти дверь и постучать, но стоит ему взяться за ручку, как он тотчас же забудет, зачем явился сюда, и побредет прочь. Маловероятно, что кому-то вообще удастся сюда пробраться, но перестраховаться никогда не мешает. Все это совершенно безвредно, ибо сотворено с помощью чистой силы и не запятнано ракшасовой скверной.

Свет от фонаря освещал мне обратный путь — вверх по узкой лестнице, ведущей к моим уединенным покоям в школе. Войдя туда через потайную дверь возле камина, я зажег побольше свечей и уселся за свой стол. Нужно было о многом поразмыслить.

Горбунья, к которой драконы оказались столь благосклонны, была некой Реллой, занимавшей высокий пост в Безмолвной службе и уже долгое время враждовавшей со мной. Когда я узнал, что она на корабле, то позаботился о том, чтобы, если ей удастся вернуться из этого плавания, ее тут же прикончили. Быстрый удар ножом под ребра, казалось, сделал свое дело, однако несколько дней назад мне доложили из корлийского представительства купеческой гильдии Марика, что Релла выжила. Кажется, дочь Марика Ланен и этот среброкудрый незнакомец доставили ее в приют общины целителей, а сами скрылись. Целителям щедро заплатили, чтобы они заботились о ней до полного ее выздоровления, и они не пускали к ней посланных мною «посетителей», желавших ее повидать. А не успела она исцелиться, как уже была начеку и сейчас же ускользнула от них. Они не смогли обнаружить ни малейших ее следов. Действительно, очень прискорбно. Раньше они никогда меня не подводили. Впрочем, всегда найдется много желающих взять на себя подобные поручения.

Я открыл чернильницу и придвинул свечу поближе к бумаге.

«Дэвлин, я нуждаюсь в твоих услугах. Ты и твои люди — вы все будете получать по четыре сребреника раз в две недели на протяжении всего срока службы, дорожные расходы я также возьму на себя; если найдете и доставите то, что мне необходимо, по возвращении получите вознаграждение — десять сребреников каждому. Ты должен разделить своих людей на две группы. Одна будет прочесывать земли к северу отсюда — все Сулкитское нагорье между Верфареном и Элимаром. Остальные отправятся в северную Илсу, к западу от реки Арлен и к югу от Межного всхолмья. Найдите мне высокую, не слишком красивую сероглазую женщину со светло-русыми волосами, примерно двадцати пяти лет, такую, которая минувшей осенью путешествовала где-либо вдали от родных мест, или недавно прибыла откуда-то и ведет себя странным образом, или имеет подозрительных спутников, особенно человека с длинными серебристыми волосами. Если она не скрывает своего настоящего имени, ее должны звать Ланен, дочь Хадрона. Доставьте мне ее невредимой».

Пока что этого достаточно. Когда я закончу с дополнительными приготовлениями, я смогу заняться поисками более тщательно. Можно было бы задействовать демонов, но за подобные услуги они заламывают цену гораздо выше серебра, а мне нужно поберечься. Еще многое необходимо сделать, а люди по большому счету на подобное неспособны. Пусть уж Дэвлин и его парни сделают то, что в их силах, не такое уж это сложное дело. Когда придет время, мне потребуется все, что я имею при себе, чтобы подчинить демонов своей воле...

А теперь немного о другом. Следует отметить, что со времени возвращения Марика я решил провести небольшой опыт. Моя доля добычи от сбора лансипа была весьма значительной; кроме того, в архивах школы магов я раскопал способ получения из лансипа снадобья, которое, как утверждают легенды, способно возвращать молодость. Доставка листьев с Драконьего острова в Колмар стоила жизней трети корабельной команды и Кадерана в придачу, а Марик лишился ума; но, по мне, не такая уж это высокая цена. Проклятое дерево растет только на этом острове: ни побеги, ни семена, ни саженцы, что в прошлом купцы неоднократно пытались привезти в Колмар, не приживались и гибли.

Лансип — целебное средство на все случаи жизни, сила его такова, что оно способно исцелить все болезни, поражающие человека. По слухам, самый слабый настой или даже один-единственный сухой лист, замоченный в воде, является мощным лекарством против любых недугов, «от головной боли до сердечных мук». А уж плоды лансипа — вообще большая редкость, они способны излечить любые раны, только вот смерть одолеть не могут. Во время этого злополучного для Марика плавания было найдено целых три дюжины плодов. За одну дюжину, полагавшуюся мне по праву, я выручил столько серебра, что могу покупать все, что мне необходимо, до конца жизни. Я теперь мог бы купить весь Верфарен — город, который является пристанищем для школы магов, где я числюсь в качестве благопристойного верховного магистра. Это ли не величайшая насмешка судьбы?

Приятнее всего, однако, то, что я разузнал о лансипе и его свойствах. В легендах, этих верных друзьях каждого, кто занимается изучением прошлого, отражена древняя вера, утверждающая, будто снадобье из лансипа может возвращать утраченные годы. Мне давно была известна история о богатом купце, которого нашли мертвым, хотя выглядел он лет на сорок моложе, чем был. Несмотря на то что история эта, переходя из уст в уста, претерпела значительные искажения, я обнаружил первоначальную ее запись здесь, в богатом книгохранилище Верфарена. Я не стал повторять ошибки этого купца. Он принял сразу огромную порцию, отчего и скончался. Я же принимаю настой хоть и часто, но в небольших количествах.

Легенды не лгут.

День ото дня я становлюсь все моложе.

Ланен

— Доброе утро, — пробормотала я счастливо, повернувшись лицом к Вариену. Он потянулся, мимоходом обняв меня своей длинной рукой за талию.

— И тебе утро доброе, моя милая, — ответил он, легонько меня целуя.

Солнце еще только-только всходило: просвет ставен бледно серел. Мне было хорошо оттого, что я лежу в постели и мне тепло. А Вариен даже в таком полумраке, казалось, светился. Я подперла голову рукой и слегка отстранилась, продолжая оглядывать его. Святая Владычица, как же все-таки он красив!

— Неужели я так сильно изменился за ночь? — спросил он с улыбкой. — Или, может быть, что-то не так? Скажи мне.

Протянув руку, я погладила его по волосам.

— Я то и дело пытаюсь убедить себя в том, что ты настоящий, — ответила я, улыбнувшись ему в ответ. — Иногда я в этом сомневаюсь.

— Я здесь, и я самый что ни на есть настоящий, сердце мое. С какой это стати тебе сомневаться?

Я провела рукой по его груди, наслаждаясь этим прикосновением, ощущая пальцами его теплую кожу.

— До путешествия на Драконий остров я влачила свою жизнь в одиночестве и думала, что так будет до конца моих дней. И вдруг — нате пожалуйста, свой собственный муж, да еще такой, о котором я... — на мгновение я запнулась, потом нашла в себе силы поделиться своими опасениями. — Клянусь тебе, Вариен: иногда я боюсь, что этот дивный сон закончится, и тогда я навеки прокляну час пробуждения.

Он привлек меня к себе и крепко обнял своими сильными руками. От близости его у меня закружилась голова, словно я выпила слишком много крепкого вина.

— Я здесь, — прошептал он мне на ухо. — И это не сон, который рассеивается с пробуждением. — Словно в подтверждение своих слов, он прильнул к моим губам — о блаженство! — Лучше уж тебе поверить в это и привыкнуть к моему присутствию, ибо я люблю тебя, гордая моя Ланен Кайлар, и, покуда длится моя жизнь, не покину тебя.

— И не вздумай покинуть, не то я тебя из-под земли достану и вытрясу из тебя всю подноготную, — прорычала я.

По-моему, гнев мой вышел не слишком убедительным...

После того как он доказал мне, насколько все у него настоящее, мы вновь расслабленно блаженствовали друг у друга в объятиях, и я негромко проговорила:

— Знаешь, Вариен, я тут подумала: ты когда-нибудь просыпался утром от странного чувства, будто с твоим хвостом что-то не так, будто он пропал? — я ухмыльнулась. — Или оттого, что ты лежишь на спине? Готова поспорить, кантри так не спят.

Он улыбнулся в ответ.

— Почему же, спим. По крайней мере, наши детеныши так спят иногда, когда крылья у них еще не слишком развиты. Правда, в таком положении быстро начинаешь испытывать неудобство, — он усмехнулся. — Повзрослев, я лишь иногда переворачивался на спину, когда она у меня ужасно чесалась, а поблизости не было никого, кто мог бы помочь прогнать зуд. И я так завидовал тому, какие у людей длинные руки! А почему ты спросила об этом, дорогая?

Я глубоко вздохнула:

— Я просто подумала: не жалеешь ли ты, что так изменился?

На миг он умолк, призадумавшись. Это мне всегда в нем нравилось: он никогда не давал поспешного ответа, но продумывал каждое свое слово.

— Не буду лгать тебе, любовь моя. Бывают времена, когда я скучаю по своей прошлой жизни, — ответил он искренне. — Мы существа огня, и чувства наши глубоки и сильны, мы не привычны к внезапным переменам. Но хотя мне и бывает горько оттого, что я утратил крылья и лишился радости полета, хотя мне и недостает былой силы, что могла бы защитить нас обоих, я ни разу не пожалел о том, что Ветры ниспослали мне такое перерождение. Не знаю, каково предназначение у всего этого, помимо любви к тебе и стремления помочь Потерянным, однако нахожу немалое удовольствие в том, что я человек. — Он нежно убрал с моего лица непослушный локон, выбившийся из моей шевелюры. — Ланен, кадреши, любовь у кантриов — вещь серьезная. Я буду любить тебя всю свою жизнь, каким бы обликом я ни обладал. Почему же я должен сожалеть о том, что сейчас мы можем слиться не только душою, но и телом? Нет, дорогая, я не жалею о том, что стал человеком. — Придвинувшись, он вновь поцеловал меня и улыбнулся. — Какие ветры веют нынче, заставляя тебя так сильно трепетать этим солнечным утром?

Мне нравился его голос: глубокий, чистый, звучный, он словно гулко отдавался в его груди.

Я слегка отстранилась, чтобы видеть его глаза.

— Не знаю. Временами на меня словно что-то находит. Я никогда не строила никаких особых замыслов — я лишь начинала жить, когда отправилась к Драконьему острову. Не слишком хорошо представляю, чем еще я буду заниматься в жизни помимо скитаний по свету, знакомств с новыми местами и людьми, поисков новых взглядов на мир. — Я рассмеялась. — Мне казалось, что этого вполне достаточно. Если честно, ты и твои родичи — вы многому меня научили. Однако прежде я всю жизнь мечтала лишь о том, чтобы изъездить весь Колмар. Теперь же...

— А что теперь?

Я вздохнула.

— Теперь, благодаря Шикрару, на нас возложен долг. Я знаю: мы сделаем все возможное, чтобы помочь вернуть Потерянных. Долг этот — честь для нас, только вот... я боюсь... — Сев на кровати, я отвернулась. — К тому же Релла сказала, что мне нужно разыскать свою мать. Я понимаю, что рано или поздно все равно придется это сделать. И не знаю, что сейчас более важно, как мне следует поступить в первую очередь. Тем более я теперь не одна — нам обоим придется решить, что нам делать и в какой последовательности. Иногда я твержу себе, что подобное мне не по силам. Помилуй, Вариен, я ведь выросла в этом небольшом поместье, здесь на сотню лиг вокруг полная глухомань! — Голос мой усиливался вместе с огорчением, хотя я не могла понять, отчего вдруг на меня нахлынули сомнения в собственных силах. — Я не какая-нибудь мудрая и храбрая воительница из сказаний бардов, я из плоти и крови, и мне гораздо чаще свойственно ошибаться, чем верно судить о вещах. Я знаю кое-что о лошадях и садоводстве, достаточно знакома с земледелием, чтобы не умереть с голоду, но этим почти все и ограничивается. Я не великая и доблестная героиня баллад, я... я всего лишь незаконнорожденное дитя безумца, брошенное матерью во младенчестве!

— Это и беспокоит тебя, любовь моя? — нежно спросил Вариен, усевшись рядом и заключив меня в свои объятия. Я прижалась к нему поплотнее; меня переполняло жуткое, давящее чувство отчаяния и гнева, вызванное тем, что от меня ожидают слишком многого, и я вдруг разрыдалась. Хорошо, что Вариен не пытался меня утешить, отвлечь меня от слез своими речами — просто обнял покрепче и держал так до тех пор, пока буря у меня в душе не улеглась. Излив все свои слезы, я оставалась неподвижной в его объятиях, прижавшись грудью к его груди и чувствуя, как его сердце бьется рядом с моим, сильно и равномерно.

Лишь теперь он заговорил; голос его был приподнят:

— Ланен, госпожа моего сердца, я никогда не перестану удивляться, сколь много непознанных глубин таит твоя душа. Ты так юна, ты даже не достигла еще того, возраста, в котором мы, кантри, начинаем учиться летать, но с каждым днем я открываю в тебе что-то новое:

Он слегка отстранился, чтобы увидеть мои глаза. Это было довольно смело с его стороны. Как-то раз, вволю нарыдавшись, я узрела свое отражение в зеркале... Видала я на своем веку женщин, которые только хорошеют, когда плачут, однако мои глаза выглядят в таких случаях жутко покрасневшими и опухшими, и из носа у меня течет... Но он все рано поцеловал меня, спасибо ему за это.

— Моя дорогая, если бы ты верила в то, что мы когда-нибудь оправдаем все надежды, которые возлагает на нас Шикрар, я бы, конечно, порадовался твоему воодушевлению, однако попытался бы найти способ дать тебе понять, что это маловероятно. В лучшем случае, милая, я могу допустить, что нам предстоят долгие годы поисков и исследований, которые в итоге могут ни к чему не привести, несмотря на все наши усилия. Иногда с подобными вещами следует примириться заранее, до отъезда, если уж сразу известно, что все это невозможно. Лишь в этом случае мы будем знать, что хуже наших ожиданий уже ничего не будет.

— Хотела бы я знать, отчего мне так гадко из-за этого, — пробормотала я.

Он провел ладонью по моим волосам.

— Не знаю, милая, однако и мне начинает передаваться твое чувство. Мне ведомо, как глубоко трогает тебя история Потерянных. Но разве слова Шикрара возложили на тебя какую-то ответственность за них?

Последние слезы скатились по моим щекам, и я кивнула.

— Да, именно так. Я чувствую, что на мне лежит ответственность за их будущее, — проговорила я. — Но что, если я не смогу ничего сделать? Что, если мы ничего не изменим, несмотря на все то, что уже произошло с нами? А ведь мы столького натерпелись...

— Кадреши, — произнес он нежно, — мы, кантри, давно убедились, что это невозможно: бессчетные, как листва, годы протекали мимо, а мы ни на шаг не приблизились к решению. И тем не менее каждый год, невзирая ни на что, мы вновь и вновь пытаемся воззвать к своим дальним родичам. Если дело это и впрямь безнадежное, терять нам все равно нечего, — голос его сделался тихим, приглушенным, и слова едва достигали моих ушей, однако даже малейший шепот не мог бы ускользнуть от меня. — Этот мир не держится на твоих плечах, милая моя Ланен, равно как и судьба Потерянных не находится в твоих руках. Если мы и должны попытаться помочь им, то лишь ради наших собратьев, а не из-за славы или потому, что Шикрар, как тебе кажется, считает тебя какой-то героиней из волшебной сказки. — Вариен улыбнулся, согревая мне сердце. — Он вовсе так не считает и наверняка огорчился бы, узнав, что ты восприняла его слова подобным образом. Я хорошо его знаю и уверен: как и я, он надеется, что твой свежий разум привнесет некое просветление — ты ведь смотришь на все совершенно под другим углом, с точки зрения гедри, а не кантри, — быть может, у тебя в голове возникнет некая мысль, которая никогда не приходила и не придет на ум нам. Вот и все, дорогая. Он не ждет, что мы ради него начнем творить чудеса. Но в то же время он никогда не перестает надеяться на чудо.

Он устремил на меня долгий взгляд изумрудно-зеленых глаз, чарующих и успокаивающих своей невероятной глубиной, которая словно поглощала меня.

— Когда ты знаешь, что тот или иной твой замысел невозможен, и понимаешь, что ты, вероятнее всего, не в силах ничего изменить, ты внезапно начинаешь думать об этом по-иному, не так, как в тех случаях, когда у тебя еще есть хоть малая надежда. Если что-либо представляется тебе безнадежным делом, то это даже становится похоже на игру, на тайну, на вызов — отыскать иной путь, в обход невозможного. — Он улыбнулся. — Ты сама только что оплакала свою — нашу — неспособность помочь Потерянным. Кантри пытаются сделать это на протяжении вот уже пяти тысяч лет и до сих пор ничего не добились. Поэтому-то нам нечего терять, ибо мы не можем сделать хуже или меньше, чем уже сделано. — Мне показалось, что в глазах у него полыхнуло пламя. — Единственное, что непростительно, — это даже не пытаться ничего сделать.

— Тогда, во имя Ветров и Владычицы, давай отправимся в путь! — воскликнула я, вмиг загоревшись желанием вскочить и действовать.

Он усмехнулся:

— Прямо вот так? Я восхищен твоим духом, любовь моя, но боюсь, даже ты согласишься, что зимний воздух слишком холоден для твоей голой кожи.

Тут он пробежался рукой по ближайшему участку моего тела, и я пожалела, что объяснила ему, что такое щекотка. Несмотря на все мое воодушевление, я не могла сделать ничего другого, кроме как залиться смехом.

Лицо у него светилось радостью, точно утреннее солнце, когда он привлек меня к себе и обнял.

— Мы отправимся, и очень скоро. А пока, кадреши, давай-ка проверим, на что сейчас способна наша любовь.

Я вновь рассмеялась, теперь уже от восторга. Мне все еще казалось странным и непривычным чувствовать себя столь желанной.

— Вариен Кантриакор, клянусь: ты уже начинаешь к этому пристращаться! А я-то думала, кантри сочетаются лишь несколько раз в жизни!

Он прервал ненадолго свои поцелуи, которыми покрывал все мое тело, — с тем лишь, чтобы сказать:

— Вот тебе еще одно преимущество человеческого облика!

...Все-таки мы умудрились со всем управиться и одеться прежде, чем Джеми послал за нами. Удивительно даже: чего только не сделаешь, если как следует постараться!..

Утро выдалось хмурым, серым и холодным: стояла такая промозглая стынь, что кости продрогли. Я-то предполагала, что буду лишь смотреть, как Джеми станет учить Вариена, и поэтому нацепила на себя едва ли не все теплые одежды, которые у меня имелись: под несколькими юбками скрывались гетры, а поверх плотной шерстяной сорочки я надела толстую льняную рубаху, потом суконник с длинными рукавами и в довершение всего — плащ из овчины, с капюшоном. Теперь я казалась себе чуть ли не в половину больше своих обычных размеров, но зато мне было тепло. Вариен тоже надел суконник и гетры, но от плаща отказался.

— Я и так не замерзну, смею полагать, да и хозяин Джемет наверняка заставит меня все это сбросить, — сказал он.

— Это уж точно, — ответила я. — Только, ради всего святого, не называй его нынче утром «хозяином Джеметом». Джеми терпеть не может этого имени, а ты ведь не хочешь, чтобы твой боевой наставник пришел в ярость?

Заметив, как Вариен открыл рот, я поняла, что он собирается уточнить насчет последнего.

— Уж мне-то поверь, — опередила я его. — Идем, Джеми ждет во дворе.

Джеми испытывал воздвигнутый им же стояк — высокое толстое бревно, установленное стоймя посреди двора. Зрелище было восхитительным и сразу же пробудило у меня множество воспоминаний. Правда, на сей раз свету было куда больше, чем прежде.

Тем немногим, что я знала об искусстве боя, я обязана была Джеми: он обучал меня на протяжении нескольких лет, однако, поскольку Хадрон, мой отчим, был против того, чтобы его приемная дочь овладевала подобными знаниями, мы были вынуждены заниматься в амбаре, где хранился корм, да к тому же еще и по ночам. Тем не менее я до сих пор помнила все движения и приемы, которым меня обучал Джеми, и сейчас, следя за ним, чувствовала, как мышцы мои начинают непроизвольно сокращаться вслед за его выпадами: у Джеми всегда выходило так, словно он танцует... На себя понизу, от себя вверх, затем на себя поверху, от себя вниз, потом прямой рубящий — и так далее, снова и снова, пока мышцы не начинают действовать сами собой, без напоминания, — после чего сменить очередность движений и упражняться, упражняться, развивая силу и выдержку; потом отрабатывать защиту, над чем я всегда билась подолгу; затем несколько пробных поединков с Джеми, то есть с разумной мишенью, когда заученная очередность выпадов рассыпается в прах и остается полагаться лишь на ловкость и быстроту, а в случае плохой защиты получаешь удар плашмя и слышишь: «Это не игра, девочка, ты сражаешься за свою жизнь!»

Я вздохнула, наблюдая, как он закончил ряд выпадов и выпрямился. Он был прав, мне недостает скорости. Если я буду внимательна, я, возможно, сумею выйти живой из короткой стычки, но в долгой битве со сколько-нибудь приличным бойцом я бы проиграла. Хуже всего было то, что, когда противник начинает одерживать верх, меня так и подмывает отшвырнуть меч и пустить в ход кулаки, что само по себе страшно глупо: таким способом можно лишь ускорить свой конец. Раньше я подумывала, что Джеми, должно быть, страшно во мне разочарован, однако его искренние слова, сказанные вчера вечером, глубоко проникли мне в душу, успокоив меня, и теперь недостаток мастерства нисколько меня не огорчал, не то что прежде.

К своему удивлению я услышала, как Джеми подозвал меня. Я медленно приблизилась к нему, осторожно ступая по холодным булыжникам и взирая на него из-под своей шерстяной оболочки.

— Чего тебе? — спросила я умиротворенно.

— Хочу выяснить, способна ли ты еще сражаться, — бросил он с оживлением и, проворно оказавшись позади меня, стянул с моей головы капюшон. — Если ты никогда не будешь зарабатывать на жизнь таким искусством, это еще не значит, что ты вовсе не должна уметь обороняться. Давай разоблачайся и берись за меч.

Холод ли был тому причиной или только что проделанные упражнения, но Джеми выглядел лет на десять моложе своего возраста, а глаза у него так и сияли.

Бурча себе под нос, я скинула плащ, передернулась и подобрала учебный клинок, который Джеми предусмотрительно догадался захватить. Клянусь Владычицей, я и позабыла уже, насколько он тяжел! Я не без труда подняла его острием вверх, и Джеми весело указал мне на стояк.

— Сперва поработай тут минут пять, а я пока пообщаюсь с твоей второй половиной, — сказал он, хлопнув меня по плечу.

Я взмахнула мечом и рыкнула, а он сейчас же ускакал прочь, пританцовывая, и лишь бросил напоследок:

— Не забыла своих наработок?

Ни слова не говоря, я встала перед деревянным столбом и взяла меч наизготовку, всем сердцем благодаря Владычицу за то, что она вразумила Джеми набросать земли на камни вокруг стояка, чтобы никто из нас случайно не поскользнулся.

Ладно. Сделать глубокий вздох, собраться... Вперед!

Хорошо еще, что я только что видела, как Джеми проходил поочередно все движения; впрочем, стоило мне сделать несколько ударов, как рука моя, похоже, сама все вспомнила. Сказать по правде, сноровки своей я не утратила. Во время путешествия к Драконьему острову я несколько раз попадала в обстоятельства, когда приходилось жалеть, что при мне нет доброго клинка... Непривычно все-таки заниматься этим среди бела дня, когда наконец-то достаточно свободного места и можно махать мечом почем зря. Я влилась в знакомую череду телодвижений: раз, два, сильней, сильней — верхний выпад! — использовать вес, два, три, сильней — верхний выпад! — раз, два...

Вариен

Я наблюдал за Ланен с восхищением. Когда она только начала наносить удары по бревну — «стояк» представлял собой ствол дерева шириною в пядь, — она оставалась напряженной, зная, что за ней наблюдают другие, но уже после нескольких ударов расслабилась, видимо почувствовав знакомые движения, и теперь использовала лишь те мышцы, которые были ей необходимы. Я не мог понять, для чего она все время держала свою правую руку согнутой напротив груди, но надеялся вскоре это выяснить.

Пока Ланен упражнялась, Джеми подошел ко мне. Встав напротив, он сказал:

— Обнажи меч.

Я повиновался, осторожно положив ножны на камни.

— А теперь пощупай лезвие.

— В этом нет нужды, — ответил я тотчас же, ибо проверял клинок еще вчера вечером. — А он и должен быть таким тупым?

Джеми лишь поглядел на меня, но даже несмотря на мой трехмесячный опыт, я не смог понять, что означает выражение его лица.

— Прости меня, хозяин Дже... Джеми, но я не улавливаю того, что ты пытаешься дать мне понять.

— Чтобы ты случайно не лишился руки — вот почему клинок должен быть тупым, — ответил он сухо. — Острый будет попозже. Ты запомнил очередность выпадов, которые выполняет Ланен?

— Я следил за их последовательностью. Под всеми этими движениями подразумевается какое-то особое значение?

Половина его рта искривилась в улыбке.

— Нет. Это просто упражнение. Мы подошли с ним к стояку.

— Будет, девочка, — обратился он к ней, и Ланен распрямилась, опуская меч и разгибая правую руку. Она немного потрясла ею.

— Проклятье, уже затекла, — сказала она удрученно. — Святая Шиа, но ведь я так давно не упражнялась.

— Да ну? И думать больше не смей, — сказал ей Джеми. — Позже пройдешься еще разок и отныне будешь работать над этим ежедневно, пока твои руки не обретут былую силенку. Что ж, а теперь, юный Вариен, выйди вперед и покажи мне то же, что сейчас проделывала Ланен. Для начала медленно.

Я поднял меч и взмахнул им. Он сидел у меня в руках неуклюже и казался чем-то чужеродным. Я попытался повторить движения Ланен, соблюдая их очередность, но на третьем ударе потерял равновесие и едва не упал.

Джеми велел мне остановиться.

— А ты точно левша? — спросил он. — Двигаешься больно уж кособоко, разрази тебя гром.

— Я не знаю. Я делаю то же, что и Ланен. А что такое «левша»?

Джеми со вздохом взял у меня меч из левой руки и вложил в правую.

— Попробуй-ка вот так, — посоветовал он, и я сразу же почувствовал, что так гораздо удобнее. Он стал подле меня у столба, управляя моей рукой. — На себя понизу, от себя вверх, на себя поверху, от себя вниз — вот так, пусть вес твоего меча делает за тебя половину работы, теперь от себя вниз, да, а теперь прямой рубящий — из-за головы, и не забывай включать боковой выпад: представь, что метишь противнику в голову. — Он показал мне все это, двигая моей же рукой, и вскоре я сам начал чувствовать размеренный порядок движений. Потом он заставил меня согнуть левую руку и выставить ее немного вперед, точно так же, как Ланен держала свою правую руку. — Когда-нибудь тебе придется держать так щит, — сказал он. — Ты должен привыкнуть к тому, что он постоянно здесь, при тебе. Не забывай отводить согнутую руку немного в сторону, куда противник будет бить мечом.

— А этот удар из-за головы довольно медленный и неуклюжий, — произнес я, следя за собственными движениями. — Разве враг не видит, что на него опускается меч, и не успеет отскочить?

— Ну да, — ответил Джеми, — ты прав, в качестве смертельного удара этот прием не очень-то годится. И все же можешь мне поверить: когда видишь меч, летящий прямиком на тебя сверху, то невольно отступаешь и туг можешь оплошать. К тому же, если противник при этом поднимает вверх щит, у тебя появляется возможность нанести следующий удар по незащищенному телу, если, конечно, ты проворен, а он нет... Ну, ты тут работай пока, а я скажу, когда довольно. — Взяв меня за левую руку, которую я незаметно для себя опустил, он вновь заставил меня согнуть ее в локте. — Не забывай держать руку со щитом у груди.

И он оставил меня упражняться у столба.

Ланен

Джеми подошел ко мне с беззаботным видом, однако взгляд его был решительным, и он заговорил настойчиво:

— Значит так, девочка моя. Если хочешь убедить меня раз и навсегда в том, что эта ваша история не выдумка, используй свою бессловесную речь и скажи ему, что у тебя неприятности, чтобы он бросил меч и явился к тебе.

Ишь ты!

Я ответила негромко:

— Если хочешь доказательств, я могу попросить его подойти, но я не могу лгать ему. Так ничего не получится.

— Отчего же? Просто скажи ему эти самые слова. Уж что-что, а это нетрудно сделать.

— Джеми, этот способ общения неспроста зовется Языком Истины. Это тебе не письмо написать, это как... как подслушать чей-то разговор. Некоторые из старых драконов способны скрывать небольшую часть своих мыслей, но мне такое удалось лишь раз, да и то при хорошей поддержке. Прямая ложь здесь вообще невозможна: твои мысли все равно раскроют обман, даже если ты сам того не желаешь. А это Вариена, по меньшей мере, рассердит.

Он приподнял бровь.

— Любопытно. Что ж, — он оглянулся и посмотрел на Вариена, — тогда попроси его снова взять меч в левую руку.

Я не стала ничего отвечать, а просто мысленно обратилась к Вариену:

"Дорогой — прости, но Джеми опять вздумал нас испытать, — Джеми попросил меня, чтобы ты вновь попробовал проделать то же самое левой рукой, — я молю небеса, чтобы он наконец-то нам поверил".

Я постаралась умолчать о том, что Джеми прежде попросил меня солгать, но вряд ли это у меня получилось: я овладела Языком Истины совсем недавно и, к тому же, никогда не умела особо скрытничать.

Вариен

Я легко прочел побочные мысли Ланен, хотя мне стало понятно, что она старалась их не показывать:

«А я уж думала, что он все понял, он попросил меня солгать тебе, но я сказала, что не могу и не хочу, Он все еще не верит ни тебе, ни мне, но я бы ни за что не стала тебе лгать — ни вслух, ни тем более на Языке Истины».

Я сейчас же перехватил меч в левую руку, и двигаться сразу стало неудобно. Для наглядности я проделал весь ряд движений трижды, при этом чувствуя, как с каждым новым выпадом во мне все больше разгорается гнев, — наконец, вложив в последний удар всю свою силу, я вогнал меч глубоко в землю. Оставив его там, я направился к Джеми и Ланен.

Джеми знал свое дело: когда я подошел, он сразу же пришел в движение и был явно настороже. Правильно сделал. Будь я в своем прежнем облике, я, наверное, в сердцах убил бы его.

— Как дерзнул ты велеть, чтобы Ланен осквернила думы свои ложью?! — воскликнул я. Произнося эти слова, я вдруг осознал, что придаю своей речи несколько устаревшее звучание, а все мое тело при этом так и сотрясается: во мне бушевало желание ударить его. — Язык Истины назван так неспроста! Ужели способны мы лгать друг другу, когда даже помыслы наши столь явственны? Истинная речь не есть праздное развлечение, но способ искреннего общения с себе подобным. Нельзя раскрыть другому самое себя, оставив при этом в тайне истину разума и сердца. Никогда более не помышляй о подобном, Джемет из Аринока, и никогда не проси об этом Ланен.

Джеми кивнул.

— Стало быть, это правда, — произнес он. — Ты и впрямь можешь слышать ее. — Он посмотрел на меня. — Тебе хочется меня ударить, так ведь?

— Еще как хочется, — ответил я, все так же сотрясаясь всем телом.

— Ну давай, попытайся, — сказал он. — Даже если тебе это удастся, я от этого не помру.

— Я не смею, — ответил я, отворачиваясь от него, дыша часто и глубоко. — Вдруг во мне еще сохранилась часть былой силы... я могу покалечить тебя.

— Гм. А ну-ка пошли, — сказал он и, схватив меня за руку, вновь подвел к столбу, при этом, однако, стараясь не поворачиваться ко мне спиной. Мудро с его стороны. — Что ж, возьми меч в правую руку, а когда будешь отрабатывать движения, используй всю свою силу. Вкладывай в удары весь свой гнев. За стояк не волнуйся: снесешь — новый поставлю.

Я почувствовал облегчение, когда позволил своему гневу выплеснуться, пока наносил удары: мне доставляло наслаждение ощущать, как стальной клинок глубоко врубается в дерево и его приходится с силой вытаскивать. Мне показалось, что гнев мой начал рассеиваться, но тут Джеми выкрикнул:

— Давай же! Убей наповал!

Он оказался великолепным наставником. Я как раз собирался нанести высокий удар справа налево — и теперь, вложив в него весь свой гнев и силу всего тела, я с громким рыком рубанул по столбу. Раздался треск ломающегося дерева, а вслед за этим глухой стук: треть стояка рухнула на булыжники, которыми был вымощен двор. На миг воцарилась полная тишина.

— Клянусь огнями Преисподней, Вариен! — проговорил Джеми, после чего очень тихо добавил: — Позволь поблагодарить тебя за то, что когда я предложил тебе себя ударить, ты отказался. Ланен и так уже потеряла одного отца прошлой осенью, так что довольно уже. — Он не мог оторвать взгляда от куска дерева, что валялся на земле.

— Рад служить, — ответил я с усмешкой.

Я вновь был спокоен: весь мой гнев вышел из меня вместе с последним ударом. Прежде, когда я был кантри, мне редко доводилось получать удовольствие от собственной силы. Отрадно было сознавать, что в новом обличье мне это не чуждо.

— Как бы там ни было, — добавил я, обращаясь к Джеми, — теперь ты хотя бы веришь в Язык Истины.

— Вариен, парень, я верю во все, что вы мне рассказали, до последнего слова, — ответил Джеми, по-прежнему глазея на несчастный кусок дерева. Мне не совсем был понятен оттенок его голоса, но все же в нем угадывалось некое благоговение. — До последнего слова.

— Должен ли я продолжать обучение? — спросил я. Тут он поднял глаза и, хлопнув меня по плечу, улыбнулся:

— Нет, парень, думаю, на первый раз хватит. К тому же, — добавил он, взяв меня за руку и поведя к дому, — мне надо сперва соорудить новый стояк.

Ланен

Я все еще была слегка ошарашена, наблюдая, как они зашли в сени, за которыми располагалась кухня. Нагнувшись, я подобрала ножны Вариена — он про них совсем забыл — и, подобно Джеми, уставилась на последствия Вариенова гнева.

Он разрубил древесный ствол толщиною в пядь — это тупым-то мечом!

Джеми был прав: Вариен не нуждается в долгих занятиях. Теперь ему остается лишь научиться избегать клинка противника и наносить удары по цели.

Вот почти и все.

Шикрар

Возвратившись от Тераш Вора, я снизился на поляне неподалеку от своих чертогов. Вокруг висела холодная тьма. Из слов Кейдры я рассудил, что сейчас, должно быть, первое полнолуние нового года — значит, ночь продлится еще часов семь, пока не наступит рассвет, который, возможно, принесет новую надежду и прояснит мысли. Я помнил, как еще в раннем детстве стал свидетелем зрелища, напоминавшего конец света, — это было в окрестностях Тераш Вора темной ночной порою. На следующий день отец вновь отнес меня туда, чтобы показать, насколько дневной свет способен изменить восприятие. При свете солнца я увидел, что там на самом деле не так уж много огня, как мне показалось ночью. Так что я и теперь надеялся, что приход дня позволит пролить на произошедшее достаточно света — по крайней мере, больше, чем способно дать солнце, — но мне придется вернуться туда, чтобы удостовериться. Пока же, однако, я решил, что остаток пути до своего жилища пройду пешком, поскольку крылья у меня затекли и ныли, а едва залеченное плечо саднило от полета в ледяном ночном воздухе. Все еще стояла зима, но спокойный холод земли казался гораздо теплее стремительных потоков морозного ветра.

Когда видишь багряный огонь, полыхающий в трещинах земли, кажется, будто земная поверхность покрыта кровоточащими ранами, и зрелище это внушает крайнюю тревогу. В окружении тьмы тебя переполняет страх, даже несмотря на то, что ты держишься на безопасном расстоянии от огней... Шагая к своей пещере, я не переставал думать об этом, и меня не покидало беспокойство: я костьми чувствовал, что когда в полдень вернусь на огненные пустоши, то не найду там утешения.

Приблизившись к своим чертогам, я обрадовался, ибо увидел, что Кейдра уже явился туда и зажег внутри огонь в знак приветствия. Разумеется, пока я был объят вех-сном, он охранял чертог душ, это было его долгом, и сейчас вид освещенной изнутри пещеры приободрил меня. Едва я ступил под своды своего жилища, как меня овеяло теплом, и я вздохнул с облегчением.

— Ах, Кейдра, рад тебя видеть, и да ниспошлют тебе Ветры благодать за то, что возжег здесь огонь. Нынче ночью я продрог до костей.

Я ступил прямо в костер, с наслаждением ощущая, как языки пламени облизывают кожу и пронизывающий холод ночного воздуха отступает прочь. Огонь для нас — сама жизнь, и поэтому, если пламя его порождено деревом, он лишь греет нас, не причиняя ни малейшего вреда. Я закрыл глаза и, выгнув дугой длинную шею, прильнул носом чуть ли не к самому основанию костра, позволяя дружественному пламени согреть мое лицо, и восторженно вздохнул от блаженного тепла. Огонь нежно ласкал самоцвет моей души, что сиял у меня во лбу, и от этого по всему телу растекался жар. Я подобрал хвост и плотно прижал крылья к бокам, чтобы каждому участку кожи досталась частичка этой пламенной ласки. Кейдру позабавило мое самозабвение, и он зашипел от смеха, глядя, как я купаюсь в благодатном тепле.

Кроме того, он приготовил для меня большой кубок теплой воды, благоухавшей листьями итакхри. Настой этих листьев для нас пусть и не является первым снадобьем от всех недугов, как лансип для гедри, однако имеет приятный вкус и разливает по телу благотворное тепло, возвращая бодрость холодными зимними ночами. Как только я смог оторваться от своей огненной ванны, как сразу же припал к кубку и выпил все до дна.

Кейдре пришлось ждать меня довольно долго, однако он был вынужден набраться терпения, если хотел что-то от меня услышать.

— Ну как, отец?

Ответил я не сразу. У меня перед глазами все еще стояли огненные пустоши, и слова будто застряли у меня в горле.

— Отец, что ты обнаружил? — спросил он вновь. Голос его слегка посуровел: он хорошо знал меня и угадывал мое настроение.

Забудься я на миг — и мой голос сразу бы меня выдал. Но я произнес спокойно:

— Кейдра, сын мой, все ли у вас в порядке с тех пор, как родился малыш? Не забываешь ли ты, опьяненный своим счастьем, подниматься в воздух? Или, быть может, все время проводишь теперь подле сына?

— Мы с Миражэй летаем ежедневно, — ответил он с улыбкой. — Поочередно, каждый по два часа, как ты сам учил меня когда-то.

— А Щерроку, значит, понравилось вчера, когда вы взяли его с собою в небо? Что ж, хорошо. — Я прикрыл глаза. — Лишь спустя годы он научится летать сам, бедный малыш. Но я боюсь, что нам всем придется отдаться на волю полета гораздо раньше.

Не знаю, говорило ли в Кейдре упрямство, или же он просто не мог угадать того, что я видел.

— Зачем еще? К чему ты заговорил о полете, отец? За огненными пустошами нужно наблюдать, это верно, но какая нужда сейчас Щерроку в полете, он ведь еще совсем мал?

Я обратился к нему мысленно, явив перед его внутренним взором то, что все еще не мог облечь в слова. У Кейдры вырвалось проклятие..

— Во имя Ветров! Отец, ты уверен? — спросил он сдавленно. Голос его звучал опустошенно: как я уже говорил, он хорошо меня знал.

— Если хочешь, спроси Идай, она тоже была со мной, — ответил я. — Однажды — давным-давно, когда мне едва миновал второй келл, — я видел, как огненные пустоши свирепствовали под звездным небом. Но по сравнению с тем, что мы с ней наблюдали этой ночью, прежнее зрелище кажется мне теперь не опаснее облака, заволакивающего луну.

— Понимаю, — произнес Кейдра со вздохом и на мгновение умолк. Потом, глянув на меня, недовольно продолжал: — Ты же знаешь, что среди нас найдутся такие, кто даже в этом будет обвинять госпожу Ланен и государя Акхора. Еще бы: стоило произойти хоть какому-то сдвигу, как дому нашему уже грозит уничтожение. Не завидую я тебе, отец: как ты собираешься разубедить их в этом?

— Буду бить их друг о друга лбами, пока не вышибу из них всю дурь, — ответил я коротко.

Мысль, высказанная Кейдрой, посещала прежде и меня. Я знал, что после того, как Акхор со своей возлюбленной покинули остров, в любой напасти, какая бы ни случилась в ближайшие несколько десятков лет, будут винить именно их. Но я и предположить не смел, что так скоро может произойти что-нибудь столь серьезное. Ну, что ж поделать. А жизнь тем и хороша, что застает нас врасплох, когда мы дремлем. Я зевнул.

— Сынок, ты не побудешь здесь со мною еще несколько часов? Чувствую, мне нужен отдых. Землетрясение потревожило мой вех-сон, и я сегодня очень устал.

Кейдра с готовностью согласился.

— Извини, отец. Из-за этих треволнений я совсем позабыл, что ты пробудился раньше времени. Быть может, тебе есть смысл возвратиться в свой вех-чертог?

— Нет, благодарю тебя, — ответил я, устраиваясь на своем ложе из кхаадиша. — По большей части я излечился. Плечо у меня онемело и немного побаливает, но это вполне терпимо. Нет, мне нужно просто отдохнуть, а после не мешало бы и поесть.

Я потряс крыльями и стал укладывать хвост себе под голову. Тут Кейдра сказал:

— Отец, ты и вправду чувствуешь себя настолько хорошо, что готов предстать перед Советом, что бы за этим ни последовало?

Я поднял глаза на Кейдру: он тоже глядел на меня, приняв позу Проявления Озабоченности. Со вздохом я отвернулся.

— Быть может, ты и прав, сынок: я просто дряхлею, — произнес я, стараясь, чтобы голос мой звучал жалобно.

Я достиг того, чего ожидал, хотя и не смог заснуть, пока Кейдра не насмеялся вдоволь.

Летний луг называется так потому, что в разгар лета здесь очень красиво: полыхает ярко-малиновыми соцветиями огненный зев, в неисчислимом множестве пестрея посреди темного багрянца и веселой зелени; желтеют увитые шипами цветы солнцезвездника. Я не изучал растений и знаю всего лишь, как они называются, но красота их всегда радовала меня в теплые месяцы года. Сам луг представляет собой широкое открытое пространство, поросшее травами, где всегда хватает места всем нам, когда мы собираемся в этом уютном уголке.

Зимой это место обычно превращается в стылую, скованную морозом плешь, покрытую щетиной ссохшейся травы, которая не греет душу и не радует глаз даже в пору зимнего запустения. Однако оно хорошо тем, что находится под открытым небом, — один взмах крыла, и ты в воздухе, в полной безопасности. Это лучше, чем сидеть в теплой пещере, вроде нашего Большого грота, рискуя быть заживо погребенным из-за того, что земля вздумала вести себя неспокойно. Я не знал, многие ли откликнутся на мой призыв: это ведь не было настоящим собранием Совета, обязательным для всех...

Утро выдалось серым и безрадостным. Когда Кейдра разбудил меня, я обнаружил, что крылья мои затекли, тело саднило, а в голове стоял туман — и почувствовал, что мне совсем не хочется будоражить кантри известием, что вскоре всем нам, возможно, придется покинуть свой дом. Кейдра позволил мне выспаться вволю, оставив мне лишь немного времени на то, чтобы, прежде чем отправиться на сбор, я мог подкрепиться окороком, который он для меня раздобыл. Я надеялся, у меня найдется время поразмыслить о том, что я буду говорить, чтобы при надобности смягчить недовольство собравшихся, выдвинув какие-то иные предложения.

Впрочем, иногда лучше выложить присутствующим всю правду как есть, если уж им все равно суждено ее услышать, — да и покончить с этим. Разумеется, значительную часть вины родичи взвалят на плечи Акхора — или кинут ему в лицо, даром что он отсутствует. Но все же мы должны сейчас решить, что нам делать, да побыстрее...

Я напился из ледяного ручья, что протекал близ моих чертогов, и это освежило мне голову — теперь я мог размышлять трезво. Вначале я отправился пешком, пытаясь разогреть мышцы, но в конце концов вынужден был расправить затекшие крылья, чтобы пролететь остальную часть пути до Летнего луга, не имея представления о том, кого я там встречу.

Вышло так, что сородичей моих присутствовало там даже меньше, чем я ожидал. Землетрясения, пусть даже такой силы, как вчера, были в наших землях довольно обычным явлением, чтобы из-за этого впадать в страх. Прочие ведь не видели того, что узрели мы с Идай. И все же два десятка кантри — одна десятая всего рода — слетелись сюда, в это холодное, открытое всем ветрам место, чтобы поговорить о том, что же предпринять.

Думаю, что приземлился я довольно-таки недурно, хотя тело у меня затекло и побаливало. Идай мысленно обратилась ко мне, поинтересовавшись, все ли в порядке.

«Все хорошо, наперсница моя, насколько это сейчас вообще возможно. А теперь я прошу тебя мне помочь», — ответил я, после чего поклонился всем собравшимся.

— Доброе утро всем вам, друзья мои, и благодарю вас, что откликнулись на призыв, — произнес я громко. — Нужно многое сделать.

Первым заговорил Крэйтиш, который по возрасту приближался скорее ко мне, чем к Кейдре. В неверном свете зачинающегося дня голос его звучал умиротворенно.

— Шикрар, Хранитель душ, ты можешь поведать нам что-то, о чем мы еще не знаем? Прошлой ночью подземные толчки были сильны, это верно, однако не сильнее, чем в прежние времена. Были они прежде, будут и в дальнейшем. Я давно тебя знаю, учитель Шикрар. Что заставило тебя созвать вместе всех твоих учеников?

Слова эти вызвали негромкий смех. Я давно приобрел привычку учительства. В свое время я обучал молодежь летать, когда еще было кого учить, и, кажется, до сих пор не могу от этого избавиться. А как бывало, тоже подтрунивал надо мной по этому поводу, называя меня Хадрэйтикантришикраром то есть «учителем Шикраром». Как же я по нему скучаю!

— Хотел бы я, Крэйтиш, чтобы можно было чему-нибудь вас поучить. Но я скорее сам нуждаюсь в совете и надеюсь, что кто-нибудь из вас сможет мне помочь. — Мне не пришлось даже возвышать голос, так мало было собравшихся. — Родичи мои, после того как минувшей ночью случились подземные толчки, я отправился к Тераш Вору и там... — На мгновение я закрыл глаза. — Там я увидел такое, что невозможно представить даже в страшном сне. Никогда за всю жизнь свою не видел я, чтобы огненные пустоши были в таком движении: земля там плавится и течет, словно вода. Зрелище это потрясло меня до глубины души. Я призываю в свидетельницы госпожу Идай, которая встретилась там со мною.

Идай обратилась ко всем нам на Истинной речи — смело, объятая гневом и горечью, ибо была прозорливой и знала, что нас ожидает, пусть мне и не хотелось верить в это.

«Шикрар, Хранитель душ, говорит правду. Тераш Вор охвачен огнем, и Айл-Нетх пылает, Лашти и Кил-Лашти объяты пламенем. Прочие горы хотя и не спят, но покамест не пробудились полностью, как эти четыре. Сородичи, я видела, как Ветер Перемен готовится смести землю, на которой мы с вами живем. Мы должны как следует над этим задуматься».

Над общим ропотом разнесся голос:

— Старейший, ты видывал подобное не единожды. Если ныне хуже, чем прежде, что из того? Все со временем проходит.

Я слышал тебя, Трижэй, — ответил я. — Мне тоже приходило это в голову, и поэтому мы с Кейдрой сейчас готовимся к вызову предков. Быть может, кто-нибудь из наших прародителей знает больше нас и, возможно, уже видел подобное ранее.

Я обвел взглядом соплеменников. Большинство из них казались слишком озабоченными и, очевидно, думали так же, как и Трижэй — это, мол, просто самое сильное извержение за все последнее время, но со временем оно прекратится, как и те, что случались до того. Возможно, Трижэй был прав.

Но тут вдруг, стоя на этом холодном и пустынном лугу, я вновь представил себе пылающие огненные пустоши, земля на которых чуть ли не кипела, и понял, что надежде этой не суждено оправдаться.

— Я расспрошу об этом Предков на церемонии Вызова, утром следующего новолуния. А после мы соберемся здесь еще раз — я призову вас сюда на Совет. Пока же у меня к вам, собравшимся здесь, есть три просьбы. Во-первых, я хочу, чтобы и другие слетали к Тераш Вору и сами убедились, что дурное предчувствие возникло у меня неспроста. Во-вторых, чтобы в каждом семействе хотя бы кто-нибудь один постоянно оставался настороже. Если сон земли столь неспокоен, то и мы не должны дремать. — На мгновение я помедлил, но понял, что мне придется выложить им все. — Может статься, друзья, наше время на этом острове близится к концу. Поэтому вот третья моя просьба: пусть те из вас, что помоложе, отправятся в разные концы света — на восток и на юг, на север и на запад, — как можно дальше, насколько будут способны нести их крылья, чтобы разузнать, нет ли где земли, которая могла бы послужить для нас пристанищем. Мы спросим об этом и у Предков, но иногда и свежие вести могут оказаться не менее полезны.

У большинства эти слова вызвали недоуменное молчание, однако беспокойство снедало не только меня, ибо прозвенел еще один голос:

— А что, если такой земли не найдется, Старейший? Тебе ведь известно, что мы давно уже ищем такое место, но до сих пор не отыскали. Что тогда, учитель Шикрар?

Я повернулся к Крэйтишу: голос принадлежал ему.

— Тогда, старый мой друг, нам придется всерьез задуматься о возвращении в Колмар.

— А как же гедри? — вопросил он гневно, и слова его сопровождались громким ропотом остальных.

— Давай не будем тревожиться завтрашними бедами, Крэйтиш, когда у нас хватает забот и сегодня. Если уж нам предстоит иметь дело с гедри, то никуда от этого не денешься, но до этого дня, возможно, еще очень далеко. В любом случае такое решение следует принимать всем сообща. Давайте прежде поговорим с Предками и выясним все, что можно.

Крэйтиша не удовлетворил мой ответ, но, сказать по правде, говорить больше было не о чем. После того как все собравшиеся разлетелись, я мысленно обратился ко всему своему народу, и речи мои были подернуты пеленой озабоченности, пока я произносил слова созыва, которые принято употреблять, когда необходимо собраться на Совет по особому случаю. Их не произносили вот уже шесть столетий, а тут вдруг — второй раз за полгода. Воистину, Ветры, должно быть, иногда подшучивают над нами.

«Внемлите мне, родичи мои! Пусть все, кто легок на подъем, явятся на Летний луг в середине первого дня второй луны; те же, кто не смогут присутствовать, пусть прибегнут к Языку Истины с помощью кого-либо из родственников. Я, Шикрар, Старейший и Хранитель душ, от имени Вариена, повелителя кантри, созываю весь род на Совет, ибо многое следует обдумать и сделать, дабы оборонить собственное будущее. Я призываю вас, о мой народ. Явитесь на Совет».

Вздохнув, я отправился к своим чертогам. Если мне предстояло устроить вызов Предков, следовало еще многое подготовить.

Глава 4

РАССКАЗ НАЕМНИКА

Келлум

Не знаю, почему вы спрашиваете меня об этом. Я и был-то там всего раз.

Впрочем, два раза.

Да, именно поэтому мы и отправились из Соруна в такую даль. Дэвлин, предводитель нашего отряда, говорил мне, что нас наняли для поисков одной женщины — на севере, где лежит Илса. Мы строили догадки: зачем кому-то прибегать к помощи целого отряда наемников, чтобы разыскать какую-то там бабу — может, она ведьма? Хотя Дэвлин сказал, что нет... Он предупредил нас, чтобы мы на ней и волоса не трогали: нужно было просто найти ее и забрать с собой.

Я был среди них новичком. В Сорун я прибыл из... впрочем, это не важно — и решил попробовать себя наемником. Веселенькое это дельце! Одно время я занимался воинским ремеслом, и раз уж мне удавалось при этом выжить, я подумал, что так можно будет легко подзаработать. Я, знаете ли, всегда был этаким недоростком, что тогда, что сейчас, но одно живо смекнул: едва ты начинаешь зарабатывать себе на хлеб мечом, как у других быстро пропадает желание над тобой потешаться.

Ну да, да, знаю. Мне тогда было всего девятнадцать. Вы-то небось в девятнадцать лет были уже мудрыми, как сама Шиа. Все так думают.

Хочешь не хочешь, а пришлось нам порыскать месяца два, прежде чем мы поняли наконец, что на верном пути. Конечно, указания, нам данные, оставляли желать лучшего, но Дэвлин был к такому делу привычен, а заказчик не скупился на жалованье, так что нас не слишком волновало, что поход затянулся. И волновало бы еще меньше, кабы вместо зимы стояло лето. Было нас восемь человек, так что лагерь приходилось разбивать куда чаще, чем нам того хотелось. Мороз пробирал меня до костей, когда приходилось спать на жесткой земле, но я крепился и не подавал виду. Только и делал, что твердил себе и другим: я в порядке, холод мне нипочем, я же мужчина и мне все по плечу. Не важно, что остальные мои спутники занимались своим ремеслом уже давно и были все до одного опытными бойцами, покрытыми шрамами с головы до ног, твердые духом и закаленные телом. Тогда ведь я и думать не думал, что когда-нибудь лицом стану похожим на них, верите ли? В девятнадцать лет кажется, что старость уготована кому угодно, но только не тебе.

В общем, нашли мы наконец нужную деревушку, вернее, Дэвлин нашел. Он оставил нас в небольшом тихом перелеске, а сам вместе с Россом, который был его правой рукой, отправился в ближайшую харчевню подзаправиться. Вернулись они ночью, еле держась на ногах от выпитого, и были охвачены весельем: они разузнали кое-что о нужной нам женщине, и этого было вполне достаточно. Она оказалась дочерью какого-то местного фермера, но прошлым летом папаша у нее преставился, а вскоре после этого она уехала куда-то и вернулась под самый солнцеворот вместе с каким-то парнем, за которого она вышла замуж накануне самой длинной ночи в году. Последняя новость вызвала всеобщий смех, и я хохотал громче всех. Я высказал предположение, что она, должно быть, страшна как смерть — недаром же выбрала самую темную ночь, — и мои спутники разразились новым взрывом хохота.

До поместья, где она жила, было не больше часа неторопливой езды. Дэвлин сказал, что мы выступим, едва начнет светать, и укроемся где-нибудь вблизи поместья, а потом он отправится туда особняком — разузнает, что это за место, и выяснит, как нам сцапать эту девицу без особого шума. Я подивился: чего это он опасается? Я-то как раз был не прочь подраться, тем более что у меня это славно выходило, но он, похоже, хотел попытаться избежать схватки. И мне, помню, подумалось тогда, что он, пожалуй, малость трусоват.

Утро выдалось морозным — аж кости коченели, а день обещал быть таким серым и хмурым, что просто тоска смертная. Помню, я еще подумал, что даже лошади выглядят как-то уж больно вяло, чего уж говорить о себе самом. Впрочем, пока мы ехали, настроение у меня приподнялось, однако поместья мы достигли быстрее, чем думали, внезапно завидев его впереди. И, что хуже всего, нигде не было ни подходящего перелеска, ни построек, ничего. Нам пришлось остановиться на краю размежеванного поля, расчистить в мерзлом кустарнике местечко для костра и заняться лошадьми, а Дэвлин собирался выведать все, что ему было необходимо. Я даже порадовался возможности немного согреться и собирался было уже снять со своей лошади седло, как вдруг Дэвлин подзывает меня и говорит, что я иду с ним. Россу это не слишком пришлось по вкусу, на что Дэвлин рассмеялся и сказал, что если станет выдавать за своего сына Росса, то этому никто не поверит. Всех лошадей мы оставили с остальными: до поместья было рукой подать, лишь пересечь несколько участков поля.

Словно щенок, весело копошащийся в луже, я был в восторге оттого, что наконец-то попаду в самую гущу дел. По пути Дэвлин посвятил меня в свой замысел. Я должен был прикинуться, будто я сын Дэвлина, ослабевший от холода. «Так что сгорбись и прими усталый вид, болван, а то сразу видно, что тебе не терпится влезть в драку», — сказал он. Мы оба должны были представиться странниками с юга, ищущими мою «тетушку», которая перебралась на север и, должно быть, живет где-то в этих краях. Само собой, они о ней ничего не слышали, поскольку ее и вовсе не существовало, зато мы довольно быстро выведали бы, кто живет в поместье и могут ли они оказать нам сопротивление. Я прямо-таки диву дался, как это Дэвлин так быстро все придумал. Замысел его показался мне очень толковым.

Ну так вот. Приблизившись к поместью, мы совсем никого не встретили. Дэва это порадовало, и он зашнырял вдоль стен, с особой внимательностью изучая двойные ворота по обоим углам главного двора. Сооружение было поистине здоровенным, а ворота — добротными и прочными, из толстых досок, на кованых петлях, вделанных в каменные стены так, что и стержни не вытащишь. Насколько мы могли судить, вдоль трех сторон двора располагались конюшни (нам было слышно лошадиное ржание); в одном углу находилась постройка, похожая на амбар, в другом, как предположил Дэв, — склад для хранения сбруи. Вдоль четвертой стены тянулся дом, чуть подальше конюшен. По очертаниям крыш мы сделали вывод, что между конюшнями и домом, скорее всего, проходит еще одна стена, двойная. Вокруг были и другие постройки, но внутри, за этими стенами, должно быть, держали самых лучших лошадей.

Дэвлин потихоньку шепнул мне:

— Тот, кто здесь живет, знает кое в чем толк. Это местечко построено, чтобы можно было обороняться. Им и не нужно выходить за эти стены, если только они сами того не захотят.

С полчаса мы только и делали, что изучали расположение построек, и наконец, обойдя поместье кругом, вернулись к тем самым воротам, с которых начали. На этот раз они оказались раскрытыми. Дэвлин громко прокричал:

— Эй, в доме!

Через какое-то мгновение вышел человек. Среднего роста, с сединой на висках, но крепкого сложения, а по походке можно было подумать, что совсем молод. Он быстро подошел к нам вплотную, точно не хотел, чтобы мы приближались к дому.

— Вижу, вижу, парни. Что привело вас сюда в столь морозный день? — осведомился он, переводя взгляд то на меня, то на Дэвлина.

— Мы были бы весьма признательны, если бы вы позволили нам немного погреться у вашего очага, — ответил Дэвлин, стараясь, чтобы голос его звучал слабо, по-стариковски. — Мальчик вот у меня измаялся совсем, да и я продрог насквозь. Ночью нам пришлось спать на холодной земле, а я, честно говоря, уже не в том возрасте, чтобы такое выкидывать.

Человек продолжал стоять, даже не предложив нам ни воды, ни челану, ни место у огня, и тогда Дэвлин принялся рассказывать ему свою выдуманную историю: мол, я — осиротевший сын его сестры, она умерла совсем недавно, а мы теперь ищем сестру моей матери. Я старался выглядеть жалким и несчастным, но не мог оторвать взгляда от лица этого старика. Он рассматривал нас некоторое время, словно хотел пробуравить в нас дыры своими глазами, потом вдруг расхохотался.

— Вот дурни набитые! Это что же, все, на что вы способны? — Он захохотал еще сильнее, и я заметил, что Дэв старается сохранять спокойствие. А старик все не умолкал.

— Странник, мой капитан еще тридцать лет назад потчевал нас этой же самой историей, советуя использовать ее при каждом случае. Стало быть, или она вновь вошла в употребление, или же и не выходила из оного. Как бы ни было, я знаю ее куда как хорошо, чтобы поверить в ваши россказни.

Дэвлин ни говорил ни слова, лишь глядел на него.

Мужчина распрямился и перестал смеяться.

— Не знаю, как вас величать, парни, да и знать не желаю. Единственное, что мне стоит выяснить... — и тут он принялся молоть какую-то чушь — так, по крайней мере, мне показалось. Я не понимал ни единого слова. Но я чуть наземь не грохнулся от удивления, когда Дэвлин вдруг ответил ему на том же языке.

Джеми

Долгие годы не разговаривал я на наймите, тайном языке наемников, но подобное умение никогда не до конца не забывается.

— Ладно же. Вправду ли ты тот, кем мне кажешься, или просто выскочка, решивший заняться грязными делишками? Понимаешь меня, нет?

— Само собой, дедуля, понимаю, — ответил предводитель. Выговор у него был странным, и он был изрядно удивлен, если не сказать больше. — Вот уж не думал встретить здесь брата.

— Я тебе никакой не дедуля и такой же брат, как вот этот юнец — не сын, иначе и думать не смей. Я порвал с вашей жизнью давным-давно и не собираюсь возвращаться к старому. Что вы здесь делаете и чего хотите?

— У нас задание.

Я сейчас же перешел на темный язык наемных убийц:

— Ты не похож на одного из них, но если понимаешь мою речь, значит, связан кровью и должен ответить: ты здесь ради смерти или ради добычи?

— Что это ты сейчас сказал? Клянусь Преисподними, это не наймит, — произнес незнакомец недоуменно на языке наемников.

Что ж, это и к лучшему. Он не выглядел настолько сметливым, чтобы врать так гладко.

— Хорошо, — продолжал я, вновь переходя на всеобщий язык, к вящей радости второго парня, что был помоложе. — Обычная предосторожность. Я знаю, кто вы. Не совсем ясно, зачем вы явились сюда, но я догадываюсь. Знайте же, что я когда-то жил той же жизнью, что и вы, и даже покруче, так что вы меня не страшите. Ступайте и скажите нанявшему вас, что не сумели найти того, что искали. Вздумаете вернуться сюда, днем ли, ночью ли, и я уже не буду тратить с вами время на беседы. Если увижу кого-нибудь из вас вновь, то решу, что вы угрожаете смертью или расправой мне или моим родным, — и прикончу вас при первой же возможности. Берегитесь. В следующий раз я уже не стану с вами разговаривать.

Старший едва заметно кивнул, и я знал, что он поверил моим словам.

— Позволяю вам убраться, и немедленно, — сказал я. — Скройтесь из виду и больше не возвращайтесь.

Келлум

Я не мог поверить своим глазам: Дэвлин принимал все как должное. Какой-то драный старикашка, при нем не то что меча — ножа не было, а он еще смел угрожать нам обоим. Мне как-то раз довелось увидеть, как Дэвлин укокошил человека прямо у меня на глазах, за гораздо меньшую провинность, — а теперь он вдруг отступал!

— Тебе меня не напугать, старик! — выкрикнул я, становясь к нему вплотную. Хоть я и сам ростом невелик, да только и он был ненамного выше меня. — Пустыми речами боя не выиграть! Ты стар и немощен, так что лучше следи за своей спиной, а то однажды темной но... — я вынужден был умолкнуть. И вовсе не по своей воле — наоборот, у меня была припасена для него еще парочка крепких оскорблений, — но когда тебе подставляют нож к горлу и прижимают руки к бокам, много не наговоришь.

— Он этого не стоит, — произнес Дэвлин спокойно, как ни в чем не бывало. — Клянусь Преисподними, он еще совсем безмозглый молокосос, не нужно сводить с ним счеты.

— Я не имею обыкновения резать всяких дуроломов, — ответил старик. Он убрал нож и развернул меня, чтобы я мог видеть его, все еще крепко держа мои руки. Проклятье, он был гораздо сильнее, чем выглядел.

Смотрит, стало быть, прямо мне в глаза и качает головой, медленно так.

— Ты довольно смел, парень, да только вот заносчив и медлителен. Завязывай-ка ты с этим делом, пока не поздно. Есть много способов пробиться в жизни, и почти все они позволят тебе прожить гораздо дольше, чем если ты будешь заниматься этим ремеслом. Не создан ты для этого.

Он швырнул меня Дэвлину, и тот подхватил меня, не дав упасть на холодную землю.

— Предупреждение принято, сударь, — сказал Дэвлин. — Но я-то не безмозглый юнец. К тому же мне заплачено.

— В таком случае вымаливай помощи у Преисподних, — ответил старик. — Я тебе все сказал.

Затем повернулся на пятках и вошел назад в большие ворота, которые тут же запер за собой.

Дэвлин потащил меня прочь, чертыхаясь. Когда нас уже никто не мог слышать, я задал ему вопрос, вертевшийся у меня на языке. Так просто, пока мы шагали к товарищам.

— О чем это вы там оба говорили?

— Это жаргон наймитов, — ответил Дэвлин. — Он доказывает, что мы оба — наемники, и у нас за плечами годы схваток и реки крови. Не уверен насчет второго его высказывания, но чую, что это было нечто похуже.

Мы еще некоторое время мы шли молча.

— Ты ведь не боишься его? — сказал я наконец.

Дэвлин не сбавлял шага.

— Еще как боюсь. Он проворнее меня, и готов поспорить, ему известно все, что знаю я, и даже больше. Я сразу забеспокоился еще до того, как он заговорил на тайном языке. Он слишком проницателен. Пронзил нас своим пристальным взглядом, будто ножом.

— И что же нам делать?

Дэвлин вздохнул:

— Ничего. Я возвращаюсь к остальным, а ты садишься на свою лошадь и едешь домой.

— Что?! — воскликнул я. — Ты же не думаешь, что тот старик... Да ему просто повезло, я бы не...

И тут второй раз за полчаса я оказался в беспомощном положении. Дэвлин был не так силен и быстр, но ему удалось-таки сграбастать меня.

— Если уж я могу тебя осилить, парень, то тот человек и подавно: он тебе сердце на палку нацепит прежде, чем ты поймешь, что ты покойник. Я уже все обдумал. Он прав, ты слишком медлителен. Езжай домой. Найди себе девчонку, работай где-нибудь на ферме, можешь даже примкнуть к королевской гвардии — словом, живи как душе угодно, только не лезь больше в такие дела. Не годишься ты здесь.

Больше всего меня испугало то, что Дэвлин говорил совершенно спокойно. Вроде как о погоде.

— Я поступлю так, как захочу, это моя жизнь! — прокричал я, пытаясь вырваться.

Он отпустил меня и вновь зашагал вперед.

— Ты прав, жизнь твоя. Поступай как знаешь, Келлум. Но когда будешь подыхать где-нибудь в канаве (и года не пройдет, а может, и до конца недели не протянешь), вспомнишь тогда, что я тебя предупреждал. Если выбрал себе такую участь — мне плевать. — Он потер руки. — Ни слова больше не скажу, все что мог, я сделал. За остальное сам будешь отвечать, своей собственной шкурой.

Я встряхнулся и пошел следом за ним. Я ужасно злился: на себя, на Дэвлина, на этого страшного старика. Еще немного — и я бы сдался. Даже в то время я не был совершенно лишен мозгов: где-то в глубине души я чувствовал страх и начал подумывать — может, в этих словах и впрямь что-то есть?

Когда мы вернулись к остальным, то все вместе отправились назад к тому самому перелеску, где провели прошлую ночь: там хоть было где укрыться, да и дров хватало, не пришлось рыскать далеко вокруг в поисках топлива. Один из нас, что был за повара, развел большой костер, высыпал рядом картошку, которую собирался испечь в золе, потом соорудил похлебку из пригоршни ячменных зерен остатков мяса, которое мы купили на рынке несколько дней тому назад Негусто, конечно, но какая-никакая еда, да к тому же горячая, а нам только того и надо было.

В ранних зимних сумерках Дэвлин и Росс собрали всех нас вместе Мы уселись поближе к огню. Меня охватывала какая-то слишком уж сильная дрожь, несмотря на горячий ужин, и я пожалел о мягкой южной зиме, оставшейся где-то позади, когда Дэвлин заговорил.

— Ну ладно, ребята. То, на что мы наткнулись, оказалось хуже, чем мы думали. Женщину эту я так и не видел, но готов поклясться жизнью, что она там. Загвоздка в том, что ее есть кому защитить. Кем бы ни был человек, которого мы там встретили, в прошлом он служил наемником и ясно дал понять, что убьет нас, если увидит вновь. Вам всем следует знать это.

Он описал этого человека, чтобы мы все смогли узнать его при случае.

— Если ты думаешь, что я столько проехал и так мерз по ночам лишь для того, чтобы сейчас отступить, ты рехнулся, — сказал Росс.

Дэвлин расплылся в улыбке.

— Да, тут я и не сомневался. Но я должен был вам все рассказать. Однако дело верное: он не замедлит прикончить нас, едва только увидит. Поэтому надо сделать так, чтоб он нас не увидел. Выезжаем сегодня ночью. Раз он был наемником, понятно, что историю, которую мы ему рассказали, знает наизусть. Наверняка ему известны и все прочие обычные приемы, так что тут его не проведешь. И поэтому никаких криков о помощи посреди ночи, никакой бродячей лошади под седлом, врывающейся во двор, никакого воя волков, подобравшихся слишком близко к жилью... Мне нужно что-нибудь свежее, да побыстрее.

На наше счастье, волков нынче и так слыхать, будь они неладны, — проговорил угрюмо Джакер.

Вновь заговорил Росс:

— Там, во дворе, в основном конюшни, верно? Тот парень из Деревни говорил, что они разводят лошадей.

— Ну да, — сказал Дэвлин. — И что из того?

— Лошади боятся огня, так ведь?

— И не говори, еще как, — вставил Джакер. В его обязанности входило следить за лошадьми — наверное, из-за этого он и помянул волков. — Огня они терпеть не могут, они от него просто шалеют. Мне доводилось видеть, как они сами влетали в горящий сарай, чтобы заживо там сгореть. А сколько шуму подымают!

Тогда Росс предложил:

— Ну а почему бы не подпалить у них сарай?

Среди нас пронесся ропот недовольства. Пожар может случиться в любом месте, и любой человек, оказавшийся поблизости, будет стараться его потушить. Мы хоть и были наемниками, но не головорезами. Мой отец рассказывал мне однажды, как он присутствовал на пожаре: загорелся какой-то дом, и они не могли вытащить оттуда людей. Он говорил, что крики их слышались не один час. Меня даже иногда мучили кошмары из-за этого.

Дэв выжидал, но никто больше ничего не сказал.

— Это не так просто, как кажется, — спустя какое-то время произнес он задумчиво. — В этих краях постройки возводят из камня. Сараи эти — сплошной камень, до самых стропил, а сверху и крыша покрыта черепицей. Там и гореть-то нечему, снаружи их не поджечь. — Он умолк, глядя в огонь, потом лицо его медленно расплылось в улыбке, и он обвел нас взглядом. — Но окна в стойлах выходят наружу и прикрыты деревянными ставнями, — добавил он, явно довольный собой.

— Да, но устраивать пожар... — возразил Хаск.

Я даже поразился, поскольку всегда считал его черствым сухарем.

— Это не так уж плохо, — ответил Дэвлин. — Мы ведь не будем жечь людей — лишь напугаем лошадей. Джакер, мы все проедем половину пути, после чего пойдем пешком, а ты присмотришь за лошадьми и позаботишься, чтобы все было готово на случай отступления. А остальные... Если этот старик наемник решит вступить в бой, постарайтесь убить его быстро, а не то он сам всех вас укокошит. Если там будут другие — просто выведите их побыстрее из строя, без нужды их убивать не стоит. Девчонка эта ростом не ниже мужика, ее легко можно будет узнать. Как только кто-нибудь из вас схватит ее, пусть издаст громкий и долгий свист — и все сейчас же отходят. Встретимся около деревни — не здесь, тут слишком уж близко.

— Мне это не по нраву, Дэв, — сказал Хаск. Он поднялся на ноги. — Пожар устраивать негоже. Я сам едва не погиб в огне, когда был совсем мал. Негоже это.

Дэв глянул на него снизу вверх: Хаск был высокого роста.

— Можешь предложить что-то получше? Хаск мотнул головой.

— Тогда и спорить не о чем, — сказал Дэв. — Джакер, как думаешь, Хаск сумеет присмотреть пока вместо тебя за лошадьми?

— А то как же, — ответил Джакер.

Вместе с Хаском они работали на Дэва уже долгое время и сошлись настолько близко, что считались даже друзьями. Джакер отвел Хаска в сторону и принялся что-то объяснять ему насчет лошадей.

Я вынул свои ножи и принялся затачивать их — все три, поочередно. Я намеревался свести счеты со стариком наемником сам, желая сполна расплатиться с ним за то, что он выставил меня на посмешище при Дэве. Моим излюбленным приемом было метание ножей: этим искусством я владел в совершенстве.

Ну, то есть, я так думал.

Ланен

За обедом Джеми рассказал нам о наемниках. Вариен был страшно потрясен, узнав, что бывают люди, которым платят за то, чтобы они сражались; однако у него хватило ума понять, что выражение, застывшее на лице у Джеми, не требует вопросов.

— Полагаю, кто-то из участников вашего путешествия не слишком доволен тем, как оно обернулось, девочка моя. А может статься, Марику вдруг полегчало, — сказал он. — Я-то уж точно за последнее время никому не вставал поперек дороги. Ты не знаешь, кому еще могло понадобиться посылать за тобою наймитов, в такую-то даль?

— Только Марику или, может, повелителю демонов, с которым он путался, — сказала я. — Не знаю, кто еще на такое может пойти. Но я очень удивлюсь, если окажется, что Марик способен произнести хоть слово, не говоря уже о том, чтобы замыслить подобное.

Джеми призадумался:

— Тогда, скорее всего, это повелитель демонов. Только почему же, во имя Преисподних, он послал на это дело людей, когда мог бы прибегнуть к помощи демонов?

Тут заговорил Вариен, и хотя голос его оставался спокойным, в глазах у него полыхал гнев:

— Демоны всегда требуют большую цену за свои услуги. Быть может, он небогат или у него не хватает крови, которой он может пожертвовать.

— А где вообще этот Марик? — спросил Джеми, казалось, успокоенный тем, что схватка с демонами нам пока не грозит. — Кто-то ведь должен за ним присматривать. Кто же это может быть? Вы говорили, что он был главой какой-то купеческой гильдии?

— С корабля его снесли его же люди, — негромко проговорил Вариен. — Я не знаю, куда они с ним отправились.

Джеми вздохнул:

— Сказать по совести, я почти ждал этого. Всякие там истории — это, конечно, вещь хорошая, моя милая Ланен, и в устах барда они звучат очень даже неплохо, но вот те, которые за вами охотятся, они-то настоящие, не из песен, и вряд ли так просто дадут вам скрыться. Вы вышли победителями из последней переделки, однако, похоже, ставки слишком велики, и ваши враги не собираются останавливаться на полпути только из-за того, что вам на сей раз удалось унести ноги. Сколь веревочке ни виться — конец все равно найдется. Похоже, во время бегства вы здорово наследили.

Я засмеялась, представив, как за моей лошадью, распускаясь из грубой вязаной попоны, тянется длинная-длинная нить; однако смеха моего никто не поддержал. Вариен был задумчив.

— Что же они, скорее всего, задумают предпринять, хозя... Джеми? — спросил он. — Решатся ли они напасть на такую крепость?

— В зависимости от их числа, — ответил Джеми. — Если их человек двадцать, то могут и попробовать, но коли меньше десятка, то попытаются пустить в ход какую-нибудь уловку, лишь бы добиться своего. Прежде надо бы выяснить, какова их цель.

— Может, золото? — спросила я неуверенно. — Не думаю, что кто-то его видел, но ведь мы привезли его... с Драконьего острова довольно много.

— Что?! — воскликнул Джеми. — Ланен, ты мне даже не говорила!

Я ухмыльнулась:

— А ты и не спрашивал. Я хотела, чтобы это было приятной неожиданностью. Драконы... ну, понимаешь, у них его много, и мы решили, что оно и нам может сгодиться.

— Сколько же его у вас? Я видел только твой венец, — повернулся он к Вариену. — Уже он один может доставить кучу хлопот. Большинство людей за всю жизнь не видят столько золота. А многие не видят его вообще. Вы что, и впрямь... у вас есть еще?

Я сходила за своим мешком и положила его перед Джеми.

— Внутри, — сказала я.

Джеми принялся шарить в мешке, который был и так уже почти пуст. Нашарив что-то, он вдруг округлил глаза. Он вынул оттуда кусок золота — кхаадиша , как называют его драконы, — величиною с кулак. С изумлением он уставился на него, и челюсть его отвисла.

— Ланен говорит, что этот кхаадиш редок среди вашего народа, господин, — произнес Вариен спокойно, — хотя я не вижу смысла в том, что ему приписывают такую ценность. Но за все время, пока мы ехали сюда, я нигде не встречал ни мельчайшего кусочка. Что же можно сделать с таким количеством...

— ...золота. Это называется золотом, Вариен. — Джеми изумленно хлопал глазами. — Клянусь огнями Преисподней! Вариен, одна серебряная монета равняется по стоимости дюжине медным. Ты можешь заплатить человеку два медяка за день работы, и этого будет предостаточно. А одна медная монета делится еще на две или четыре части — они называются полушками и четвертинами. Большинство людей в повседневной жизни пользуются только медными монетами. Но мы торгуем лошадьми, причем лучшими в Колмаре, а за лучших племенных жеребцов иногда удается заполучить и золотой. Одну золотую монету можно обменять на сотню серебряных. Человеку надо работать два года, чтобы получить оплату золотом. И то — одну-единственную монету. А тут... батюшки, да тут, должно быть, чуть ли не две сотни золотых! За такую сумму можно купить всю нашу ферму, до последнего жеребца и кобылы, да еще и работников нанять на много лет вперед.

Вариен коротко кивнул и прикрыл глаза.

— Благодарю тебя, — произнес он со вздохом. Вновь подняв взор, он посмотрел на меня: — Кажется, я начинаю понимать, почему многие из листосборцев на протяжении многих лет отваживались переступать Рубеж, встречая наш гнев. В ваших легендах рассказывается, что драконы крадут этот металл, а потом хранят его, так ведь?

— Да, это так, — Джеми пристально посмотрел на Вариена. — Это правда?

— Нет. Мы не стремимся его добывать. Мы вообще его не ценим. И одержимость гедри этим металлом превосходит границы нашего понимания.

— И все же вот оно, целое состояние!..

— Джемет, такова наша природа, — продолжал Вариен, начиная уже сердиться. — Некогда один человек предал дружбу с кантри ради желтого металла, и предательство это стоило жизни тому, кто ему доверял. Этот металл и ценить-то не за что, он лишь может служить украшением, а ты утверждаешь, что он настолько высоко ценится среди ваших сородичей. Клянусь светлым небом, не понимаю этого!

— Если вы не стремитесь его раздобыть, откуда ж оно у вас тогда берется в таких количествах? — настойчиво поинтересовался Джеми.

— Я же сказал тебе, что такова наша природа, — ответил Вариен, и в словах его теперь явно слышался гнев. — Там, где мы спим, земля превращается в это вещество. Это просто происходит само собой.

Джеми негромко присвистнул.

— Клянусь Владычицей, — пробормотал он. Он положил золото обратно и передал мешок мне, покачав головой. — Вот уж воистину с каждым днем узнаешь что-то новое. Однако это не ответ на вопрос. Ежели вы никому не показывали свое золото, значит, охотятся они вовсе не за ним. Да и рассказанная ими история для этой цели не годится, — добавил он. — Им тогда нужно было бы попасть внутрь и обыскать весь дом — они бы порезали того юнца и принесли его сюда, чтобы мы оказали ему помощь, а пока мы занимались бы им, его приятель обыскал бы комнаты. Нет, их история помогла бы им лишь проникнуть внутрь или отыскать кого-то, — тут он посмотрел на меня. — Зубья Преисподних, Ланен! Ставлю серебро против конского дерьма, что они охотятся за тобой! — Он вскочил со стула и принялся ходить по комнате. — Провалиться мне на месте!..

Я дала ему выпустить пар. Он всегда отменно ругался в подобных случаях — вот и теперь ввернул парочку выражений, каких я не слышала даже от моряков во время плавания к Драконьему острову на корабле листосборцев.

— Ты говорила, что этот ублюдок Марик хотел принести тебя в жертву, когда вы были там с ним на острове? — сказал Джеми наконец. — Тогда готов побиться об заклад своим годовым жалованьем, что эти ребята явились сюда, чтобы завершить начатое им.

Я встрепенулась. В этом был определенный смысл. Марик отчаянно пытался всучить меня тому демону — у него это не вышло только потому, что меня спас Акор. Глянув на Вариена, я заметила в его глазах грусть.

«Случись такое еще раз, я бы уже не смог тебя спасти, любимая, — произнес он на Истинной речи. — С каждым днем я все больше становлюсь человеком, но лишь повелитель кантри способен бороться с одним из владык Преисподних с надеждой на победу».

— Полагаю, ты прав. Что же нам теперь делать, Джеми? Ты думаешь, они нападут на дом?

— Могут, если им достаточно заплатили. Мы выставим на ночь часовых, а спать вы будете в зале — там легче всего обороняться, к тому же там есть камин.

Я вдруг впала в страшное замешательство и почувствовала себя совершенно беззащитной.

— Но, Джеми, наши конюхи — они ведь не воины. А что, если...

— Я предупрежу их, девочка моя, не беспокойся об этом. Сооруди-ка пока ужин: его так и так готовить, а из дому тебе сейчас лучше не выходить. Я займусь караулом и выставлю часовых. — Казалось, он был даже доволен: глаза его сверкали ярко и решительно. — Им не удастся застать нас врасплох, спящими, пока я рядом. Будь умницей, завари нам челану. Он нам понадобится. — Джеми повернулся к Вариену. — А ты, Вариен, достань меч и отнеси его в сбруйную. Там мы его наточим как следует.

Джеми

Все-таки Ланен права. Наши работники не привыкли к битвам. Я предупредил их, и они даже закивали в ответ, согласившись выполнить все, о чем я их попросил, но все же были убеждены, что я делаю много шуму из ничего. Ослушаться они и не думали, но я все-таки несколько раз подходил к ним уже после того, как стемнело, и постоянно заставал врасплох. Хотя даже и не думал таиться.

Я то и дело обходил постройки, проверял двери, пытался успокоить лошадей. Похоже, их что-то тревожило, но я не мог сказать что.

Вернувшись еще раз в дом, я некоторое время грелся в зале у камина — должно быть, несколько дольше, чем мне показалось. Когда я вновь вышел во двор, была уже глубокая ночь. Я чувствовал, как под сапогами похрустывает корочка льда. Луна была в четверти, но светила ярко; небо выглядело ясным и звездным, а проклятый мороз пробирал насквозь.

Вдруг я услышал, как в западной конюшне заржали лошади, тревожно и настойчиво. Я развернулся и направился туда, но не успел сделать и пары шагов, как беспокойство лошадей внезапно обернулось бешеным ужасом и отчаянием. Это был крик о помощи, который не спутаешь ни с чем: от него холодеет внутри, а ноги сами собой устремляются вперед, без малейших раздумий. Я стремглав бросился к конюшне.

Добежав до главной двери, я рывком распахнул ее. И сейчас же в нос мне ударил запах, заглушив на миг даже ржание перепутанных лошадей.

Дым.

Огни Преисподней, будь все проклято!

— Пожар! — заорал я что было силы. — Пожар! Пожар! Пожар! — снова и снова.

Я понятия не имел, что случилось с работником, который обычно спал в этом сарае, но времени на раздумья не оставалось. Дым шел из дальнего стойла слева. На бегу скинув плащ, я отбросил засов и, широко распахнув дверцу стойла, попытался накинуть плащ на голову Буяну, лучшему нашему жеребцу, одному из основателей всего нынешнего поголовья хадронских лошадей. Он был страшно напуган и шарахнулся от меня, в ужасе выгибая шею и сопротивляясь моим усилиям. Я заговорил с ним — как можно спокойнее, зная, что времени у меня в обрез: нужно ведь было вывести и остальных лошадей, а их было немало. Мне удалось накрыть ему морду плащом, и жеребец — хвала Владычице! — тут же остепенился и зашагал следом за мной к выходу.

Я был даже несколько удивлен, обнаружив, что во дворе полно народу: каждый торопливо выводил лошадей наружу. Я остановил одного из наших молодых конюхов, пробегавшего мимо.

— Рэб, скорее, отведи Буяна на выгон, и всех остальных тоже! Да проследи, чтобы натаскали воды — затушить огонь.

Я не стал выслушивать его ответ, а сейчас же помчался назад в конюшню, сквозь дым, к следующему ближайшему от огня стойлу.

Ланен

Когда я услышала, как Джеми во всю глотку кричит «Пожар!», я живо вскочила с постели, не успев даже понять, что происходит. Спала я одетой — мы были готовы к подобной неожиданности — и кое-как умудрилась напялить сапоги. Схватив плащ, я кинулась наружу. Вариен оказался менее расторопным и не поспел за мной, совершенно не уразумев, при чем тут огонь и что происходит с лошадьми.

Хотя я спустилась за считанные мгновения, весь двор уже был полон работников. Одни таскали воду и мочили тряпки, передавая их другим, которые накрывали ими головы лошадей, оберегая глаза и ноздри. Лошади в ужасе заходились ржанием, и я сама закашлялась, когда, схватив мокрую тряпку, вбежала в конюшню.

Огромные серые клубы дыма собирались вверху, расползаясь вдоль крыши, озаряемые отблесками пламени. Казалось, огонь распространяется по сеновалу с быстротой человеческих шагов.

Когда я проходила мимо одного из работников, тот крикнул мне:

— Она не хочет, Ланен! Тень не хочет выходить!

— Тогда оставь ее и спасай остальных! — прокричала я. Наугад открыв одно из стойл, я столкнулась с Огнем, мерином, который принадлежал Джеми. Нимало не раздумывая (в этот миг я вообще слабо соображала), я накинула ему на глаза мокрую тряпку, называя его по имени и изо всех сил стараясь, чтобы голос мой звучал спокойно и естественно, и попыталась без суеты вывести его наружу. К моему величайшему облегчению, он последовал за мной. Выбравшись на свежий холодный воздух, я услышала, как Джеми кричит, чтобы всех лошадей отводили на выгон. Тогда я схватила подвернувшуюся под руку служанку, которая была не у дел, и велела ей отвести туда же Огня. Она ничего не ответила, но, кажется, рада была хоть чем-то помочь.

К этому времени во дворе было уже довольно много лошадей, однако еще не все. Далеко не все. Предусмотрительно стащив тряпку с морды Огня, я вновь кинулась в конюшню.

Внезапно слух мне взрезал истошный крик лошади. Я попыталась пробраться в ту сторону, но пламя было слишком жарким, а сверху, с сеновала, начали падать горящие куски. Мне сделалось дурно: от запаха жженого конского волоса и паленой плоти меня начинало тошнить. Но слезы лить было некогда. Я была уже у соседнего стойла, пытаясь совладать с Безумной Салли, одной из наших племенных кобылиц, которая никак не желала выходить. И тут вдруг услышала нечто такое, от чего пришла в полнейшее удивление. Лишь спустя какое-то мгновение я поняла, откуда доносится этот голос.

Это был Вариен. Внутренний его голос был спокоен и разливался широко: он обращался к лошадям на Языке Истины! Он не использовал слова, только чувства: убеждал их успокоиться, образумиться и давал понять, что снаружи они будут в безопасности, если доверятся людям, которые пытаются им помочь, и последуют за ними.

Я не вполне уверена, но это, похоже, помогло. Безумная Салли успокоилась и даже позволила накинуть на себя недоуздок, после чего последовала за мной, все еще объятая страхом, но уже не упираясь. Я провела ее к выходу как можно быстрее и там передала повод Тэму, одному из молодых работников. Каждый обитатель поместья прилагал все усилия, чтобы спасти как можно больше животных, но где-то внутри я чувствовала, что огонь разбушевался не на шутку, и если нам удастся вывести еще хоть немного лошадей, это будет просто чудом. Разве что Владычица пособит.

Я направлялась назад в конюшню, когда посреди этой бешеной сумятицы мне в голову вдруг явилась смутная мысль: что-то уж больно много народу вокруг, откуда у нас столько? Должно быть, кто-нибудь из деревни прибыл на помощь... И не успела я зайти внутрь, как вдруг сверху на меня что-то обрушилось, накрыв мне лицо, забив рот и ослепив, и я ощутила, как меня хватают сзади, а руки с силой прижимают к бокам. Схвативший меня оказался довольно крупным человеком: он ухитрялся тащить меня одной рукой, а другой крепко сжимал горло. Попытавшись закричать, я тотчас же почувствовала, как в рот мне запихивают кляп, и закашлялась. Тогда я мысленно воззвала к Вариену на Языке Истины, как можно громче, отчаянно стараясь унять кашель и втянуть в себя воздух.

Мне удалось сделать лишь один вздох (когда я рассказываю об этом, создается впечатление, что дело происходило медленно, хотя на самом деле все заняло один миг); я пыталась наугад ударить врага каблуком сапога по голени, когда меня вдруг сбили с ног.

Лишь после того, как меня протащили немного вперед, я вспомнила, чему меня учил когда-то Джеми, и попыталась освободиться от сжимавшей меня хватки. Но враг, казалось, был готов к этому и еще с большей силой сдавил мне горло. Я не могла продохнуть, не говоря уже о том, чтобы сопротивляться: воздух едва поступал мне в легкие.

«Вариен, скорее, помоги мне!» — вскричала я мысленно со всей силы, какая у меня еще оставалась.

«Ланен, сосредоточь свои мысли. Где ты находишься? Ты в сарае?»

«Нет, нет, какой-то ублюдок держит меня за горло, и я не могу кричать. Он тащит меня через двор!»

"Дорогая, успокойся, если можешь. Твоя речь слишком рассеянна, я не могу отыскать тебя, — донесся до меня сильный голос Вариена, звучащий спокойно и убедительно. — Посылай ко мне свои мысли словно через узкое оконце — самое узкое, какое только сможешь себе вообразить. Я последую за тобою".

Думать спокойно оказалось не так-то просто: я была вне себя оттого, что меня с такой легкостью сделали беспомощной, к тому же я переживала за прочих лошадей, которых еще нужно было вытащить из этого пекла, и лишь в последнюю очередь меня беспокоил вопрос о том, кто же это меня тащит по булыжникам двора. Однако отчаяние удивительно способствует обострению разума. Я начала представлять себе игольное ушко, достаточное лишь для того, чтобы пропустить поток моих мыслей, как меня учил Вариен.

"Я здесь, любимый, я здесь, этот ублюдок тащит меня спиной вперед — даже в этой безумной свалке меня можно легко увидеть — Богиня, еще одна лошадь кричит, мне сейчас будет плохо! — проклятье, булыжники кончились, теперь я снаружи, меня тащат по траве, проклятье, не могу дышать!"

Шум начал стихать — или, по крайней мере, изменился. Я все еще слышала ржание лошадей, от которого у меня внутри все переворачивалось, но теперь это уже был не тот раскатистый гвалт, что сотрясал двор: я чувствовала, что лошади находятся здесь же, вокруг меня, — довольно много лошадей и людей.

"Мы пересекаем выгон. Разрази гром этого ублюдка, я не могу нащупать опоры, чтобы задержать его, он шагает слишком быстро. Да неужели же меня никто не видит? А он дюжий, гад! Осторожно, тут еще и другие!"

Мы остановились. Голоса вокруг звучали глухо и до ужаса спокойно, пока мне связывали руки. Я сопротивлялась и снова попыталась кричать, но мне по-прежнему недоставало воздуха, и справиться со мной не составило особого труда. «Одолели», — мелькнуло у меня в голове, и теперь я поняла, что так и есть. Может, тут мне и суждено испустить дух — одинокой, скрученной, посреди собственного поля.

Страх всегда приводит меня в ярость. Я принялась извиваться и сопротивляться еще сильнее и даже пиналась, когда мне это удавалось, однако мой похититель вновь сдавил мне чем-то шею, и пришлось сдаться.

"Вариен, скорее, они связывают меня, и я по-прежнему не могу дышать, — воззвала я на Языке Истины. Я была объята ужасом: воздух совсем перестал поступать мне в горло, я не могла сделать ни вздоха. — Помоги, помоги, я здесь, здесь, прошу тебя, помоги мне, спаси меня, вытащи меня отсюда, они связывают мне ноги, я не в силах их остановить, помоги, помоги, помо-оги-и-и!"

Больше я ничего не могла поделать: я совершенно выбилась из сил, а голова моя раскалывалась оттого, что пришлось прибегать к Языку Истины. Я чувствовала, что вот-вот лишусь чувств от недостатка воздуха, поэтому решила сосредоточиться только на дыхании.

Вариен

Я призвал на помощь всю свою силу и быстро повторил про себя Упражнение Спокойствия, как это принято у кантри, не переставая при этом искать Ланен. Я знал, что больше не сумею ничем помочь лошадям, поскольку Джеми запретил нам входить в сарай. Огонь уже неистовствовал вовсю, и было ясно, что более ничего сделать нельзя. На краткий миг я пожалел о том, что утратил свой прежний облик. Тогда я мог бы с легкостью вынести всех лошадей, ибо огонь не причинил бы мне вреда.

Пытаясь понять, откуда доносится голос Ланен, я заметил, что Джеми начал выводить лошадей из двух других конюшен... Ага, вот оно!

Старые привычки так просто не отмирают. Я всю жизнь считал, что силой своей превосхожу гедри, и знал, что они не могут представлять для меня серьезной угрозы. Поразмысли я над этим хотя бы мгновение, я бы позвал на помощь, но куда там! Подозреваю, я был не так уравновешен, как могло показаться, ибо сейчас же поспешил по зову Ланен с мечом в руке. Я был уже довольно далеко, когда вдруг осознал, что поступил глупо; однако теперь не оставалось ничего другого, кроме как довершить начатое. Вознеся крылатую молитву Ветрам, я приблизился к темной кучке людей, которые были заняты тем, что вязали Ланен по рукам и ногам. Мы были слишком далеко от стен поместья, чтобы там, в общей сумятице, кто-нибудь мог услышать крик о помощи.

Я не стал тратить время на то, чтобы объявить врагам о своем присутствии, — просто поднял меч и ринулся на них. Должно быть, я выдал себя каким-то шумом — возможно, зарычал в гневе; как бы там ни было, они услышали меня и с легкостью избежали моего не слишком меткого удара.

— Убить его, — сказал негромко один из них, указывая на меня. От остальных отделился высокий человек и пошел на меня. Те немногие навыки, что я приобрел этим утром, покинули меня, и им на смену пришли древние, глубоко укоренившиеся порывы. Я чуть было не отшвырнул меч, чтобы накинуться на него, выпустив когти, но в последнее мгновение сумел вспомнить, что когтей у меня нет, — и по чистой случайности избежал его меча. Потеряв равновесие, я попытался отступить, однако он напирал на меня, грозный во мраке ночи.

«Акор!» — услышал я мысленный зов Ланен, на этот раз совсем слабый. Одно-единственное слово — но страх в ее голосе проник мне в душу подобно острому металлу, сжимая мои мысли в холодный и спокойный клубок ярости. Я отскочил назад и обрел твердую опору под ногами; затем, глухо рыча, сам принялся наступать на врага. Он сделал выпад; клинок его, выбивая искры, отскочил от моего меча, задев мне руку. Последовала вспышка боли, но я не обратил на это внимания. Время вокруг меня, казалось, изменило свое течение: я двигался так быстро, как только мог, в то время как противник мой казался мне медленным и неуклюжим. Я сумел нанести удар по его незащищенному телу прежде, чем он успел сделать новый выпад. Он запнулся и выронил меч. Я ударил еще раз, вложив в удар всю тяжесть своего тела.

Он повалился на землю, а я повернулся лицом к остальным. И тут с изумлением увидел, как передо мною на земле распростерлось еще одно тело, а прочие из шайки устремились наутек. Развернувшись в другую сторону, я поскользнулся на мокрой траве и неожиданно уселся на что-то мягкое. Еще один труп. У этого в руке был зажат нож, и лежал он позади меня, однако я был уверен, что не убивал его.

«Ланен!» — позвал я и встряхнул головой, медленно возвращаясь к обычному ходу времени.

«Я здесь, любимый, теперь в безопасности. Здесь, вместе с нашими лошадьми — они бросили их».

Я подошел к ней, полный недоумения.

— Дорогая, как же тебе удалось?..

— Это не ей удалось, а мне. Вечер добрый, господин Вариен.

Келлум

Ну вот, больше и рассказывать-то почти нечего. Когда у Росса достаточно места для размаха, тут уж защищайся не защищайся — он слишком силен, и удар его все равно достигнет цели.

А тут почему-то не достиг. Этому тощему паршивцу с серебристой гривой впору было бы свалиться с оттяпанной рукой — не мертвым, так покалеченным, а он, гляди-ка, остановил удар Росса голым предплечьем! И ведь даже не закричал — разве зашипел, — а потом метнулся вперед и ударил с быстротой змеи. Отродясь не видывал ничего подобного — даже клинка не успел заметить. Росс получил рану, и страшную.

Дэв все пытался связать женщину, но она сопротивлялась со всей яростью, и ему приходилось крепко ее держать. Я попытался метнуть пару ножей, да только так очумел от страха, что не мог как следует прицелиться. Это тебе не старик наймит, тут кое-кто покруче: и сталью-то его не возьмешь, и проворный, точно ветер. Он опять взмахнул своим здоровенным мечом и чуть было не рассек Росса надвое, теперь уж наверняка выбив из него дух; Джакер подобрался к нему сзади и хотел было пырнуть ножом, как вдруг до меня донесся негромкий звук — словно мясник рубит мясо, — и я увидел, как Джакер свалился наземь без единого звука. А потом и Порлан, что подступил спереди, пока этот расправлялся с Россом, — он тоже рухнул как подкошенный.

Дэв выругался и крикнул: «Бежим!» Он пытался уволочь с собой женщину, но она лягалась и вырывалась — пришлось ему выпустить ее. Схватив меня за руку, он пихнул меня что было силы вперед — я отлетел в темноту. И даже не думал сопротивляться. Чья же рука послала эти ножи, что прилетели невесть откуда, прикончив Джакера и Порлана в два счета?

Уж из нас-то никому не хотелось остаться, чтобы выяснить это. Мы опрометью помчались прочь. Погони не было.

Прибыв к месту, где нас ждал Хаск с лошадьми, мы подбросили в костер дров. Дэв рассказал Хаску, что произошло. Меня лишь каким-то чудом не стошнило, хотя я был близок к этому. Никогда мне не забыть того звука, когда Джакера настиг нож. Я не чувствовал стыда из-за того, что пришлось спасаться бегством — другие оказались не лучше меня, — но чем больше я об этом думал, тем больше приходил к выводу, что и Дэв, и старый наймит были правы. Ни Россу, ни Джакеру, ни, Порлану никто даже не думал угрожать. Их просто ухлопали, и все тут, без предупреждения.

А я совсем не хотел, чтобы последней мыслью в моей жизни был вопрос: «Откуда взялся этот нож?» Но, судя по тому, что произошло, именно такая участь и была уготована мне на будущее — и, похоже, будущее это было весьма недалеким. И вот, знаете ли, тогда-то я и решил, за каких-нибудь полвздоха, что мне наплевать, что там обо мне подумают, да только во всем мире нет таких денег, за которые я согласился бы отдать собственную жизнь.

Я подошел к Дэву, когда он окончил разговор. Выглядел он угрюмо. Они с Россом долгие годы работали вместе. Были почти друзьями.

Он сказал остальным, что мы будем ждать, пока не появятся преследователи, — он был уверен, что старый наймит так или иначе вышлет за нами кого-нибудь. Я знал, что похож на труса, но, как я уже сказал, мнение других мне было до балды.

— Дэв, — сказал я, подходя к нему чуть ли не вплотную, — ты прав.

— О чем ты, Кел? — спросил он. Голос его был жутко усталым.

— Насчет того, что я медлителен. Я метнул два ножа в того парня, и ни один его даже не задел. У меня от страха душа в пятки ушла и до сих пор не воротилась.

Дэв молча глянул на меня, а потом вдруг отмочил невероятное: улыбнулся мне! Стоял, положив руки мне на плечи, и улыбался!

— Что ж, хвала Кривому, покровителю всех воров, — это уж как-нибудь пойдет нам на пользу. Келлум покидает нас, парни, чтобы найти себе девушку по нраву и зажить настоящей жизнью.

Оглядев сидевших у костра товарищей, я увидел, что все они весьма довольны тем, что я решил уехать. Это не очень-то подкрепляло мою гордость, но позднее я пришел к мысли, что, возможно, они считали, что моя жизнь рядом с ними каким-то образом повлияет на их смерть, и боялись, что это может произойти не в пример скоро. Хаск даже прибавил:

— Поцелуй ее от меня, парень, когда отыщешь.

Я взобрался на лошадь, а Дэв дал мне немного денег, чтобы хватило добраться до какого-нибудь места, где я смог бы найти работу. Потом я попрощался со всеми, но ни один из них не сказал мне ни одного напутствия в дорогу...

Я никогда не убивал человека, ни до той ночи, ни после. С тех пор я даже не могу проходить мимо лавки мясника на рынке: мне то и дело мерещится тот самый звук, что отнял жизнь у Джакера... Старый наймит оказался прав. Я не был предназначен для подобной жизни.

Глава 5

КОНЦЫ И НАЧАЛА

Вариен

— Госпожа Релла! — воскликнул я с удивлением, узнав ее голос. — Каким ветром занесло тебя сюда, в тот самый час, когда нам нужна была помощь?

— Позже, Вариен. Ты не мог бы взять один из их кинжалов да помочь мне? Я пытаюсь снять с юной Ланен веревки, будь они неладны, у меня уже пальцы оледенели.

Но пока я искал кинжал, Релла уже освободила Ланен. Моя возлюбленная отчаянно порывалась вернуться поскорее в поместье, ибо шум, доносившийся до нас через поле, был ужасен. Равно как и запах. Мы готовы были припуститься туда бегом, но Релла схватила меня за плечо.

— Стой, сударь Вариен, — сказала она. — А как твоя рука? Мне показалось, что этот здоровенный ублюдок ударил тебя мечом.

Слова ее заставили меня вспомнить о боли.

— Так и есть, — ответил я. Теперь, когда жизни моей ничего не грозило и я мог соображать, я ощутил, что рана моя довольно болезненна. — Что же мне делать, госпожа?

— Подожди-ка здесь, — сказала Релла. Она убежала, но почти сразу же вернулась с потайным фонарем. Открыв заслонку, она осветила мой левый рукав: он был мокрый, и я увидел, как по нему растекается темное пятно.

— Я даже не заметил этого в пылу гнева, — сказал я. — Что же делать? Теперь я уже не могу выжечь рану собственным пламенем, как прежде.

— Просто стой и не шевелись, — велела Релла. Я уже начал понимать, что означает подобный оттенок в голосе. Она усиленно пыталась сохранять терпение.

Из своей сумы она вынула длинную полосу ткани и небольшой сосуд.

Ланен осторожно засучила рукава моего суконника, и взору открылся глубокий порез, все еще обильно кровоточащий. Ланен крепко держала меня за руку, а Релла смазала рану каким-то странным составом из маленького сосуда, отчего рана заныла еще сильнее, чем прежде; потом она обвязала мне руку полоской ткани, чтобы скрыть порез.

— Не снимай хотя бы дня два, — сказала она. — Рана, похоже, чистая, быстро заживет.

— Благодарю тебя, госпожа, — сказал я, поклонившись ей на человечий манер, хотя это по-прежнему было для меня непривычно. Я все еще чувствовал, что поклон у меня выходит неловким и не слишком правильным, однако с каждым разом я приноравливался к этому все больше.

— Потом будешь благодарить. Ланен вот-вот убьет нас, если мы сейчас же не вернемся в поместье, — сказала Релла.

— Это точно, — подтвердила Ланен.

Ланен

Мы поспешно пустились трусцой. Спустя какие-то мгновения добрались до выгона. По шуму я уже могла понять, что страх начинает оставлять лошадей; я увидела равномерный людской поток: одни выводили перепуганных лошадей из прочих конюшен, другие несли одеяла, третьи доставляли теплую воду и горячую кашу из овса и отрубей, стараясь сделать все, чтобы успокоить животных, вынужденных находиться на холоде. Я остановила кого-то — теперь уж нипочем не вспомню, кого именно, — и распорядилась, чтобы всех годовалых коней и жеребых кобылиц отвели в летний хлев на склоне холма — какое-никакое, а все же укрытие, пусть и на сквозняке. Работники ответили, что Джеми уже позаботился об этом, и, присмотревшись, я различила неровную вереницу лошадей, которых уводили подальше от огня, шума и запаха гари.

Когда мы приблизились ко двору, шум усилился и дым сделался гуще, и — святая Богиня, вокруг стоял смрад от паленого волоса, жженой шкуры и горелого мяса, густой и тошнотворный, от которого першило в горле! От этого запаха внутри у меня все заходило ходуном, но я не собиралась останавливаться, пока еще могла чем-то помочь. Тут поверх общего шума раздался звук, который я поначалу приняла за пронзительный крик последней погибающей лошади, запертой в своем стойле. Меня бросило в дрожь, но Вариен обнял меня и сказал:

— Это дерево, дорогая. Можешь мне поверить, это дерево.

Он оказался прав. Звук слегка изменился, и я узнала в нем тот самый необыкновенно гулкий треск, что временами издают пылающие дрова, разве что многократно усиленный. Это переломилась толстая балка, поддерживавшая крышу, и грохот от ее падения так и сотряс землю — я почувствовала это ступнями ног. От горящих деревянных стропил шел жуткий потреск — то звонкий, то глухой и раскатистый, словно отдаленный гром, — казалось, дерево корчилось и стенало в чудовищных муках.

Взяв на себя руководство, я ступила во двор, и тут меня ждало замешательство. Оказалось, что мой двоюродный брат Вальфер до этого совершил настоящее геройство: взобрался по лестнице на крышу сбруйной — она находилась ближе всего к огню — и, сорвав черепицу, прорубил топором брешь в крыше, после чего стал заливать водой все подряд. Он заработал довольно сильные ожоги, а один край крыши в конце концов обрушился, однако именно благодаря действиям моего двоюродного брата огонь не распространился на соседние постройки. Алисонда, его супруга, перевязывала ему руки, пока он стоял посреди двора, громко раздавая указания. Последних лошадей увели прочь, и те немногие из нас, что остались здесь, продолжали делать все, что еще было можно предпринять. Спасенным лошадям до самого утра уделялось обилие внимания и заботы, дому тоже уже ничего не угрожало. Мы не переставали таскать ведра с водой, заливая пламя, от которого то и дело взметались искры (хорошо еще, что ветра почти не было), но в конце концов вынуждены были просто дать огню догореть. К счастью, запертые лошади погибли задолго до этого, однако никто даже не порывался отправиться спать. Обитатели поместья все до единого стояли на холоде и ждали, пока погаснет последнее пламя пожара, что произошло лишь перед самым рассветом. Обугленные балки все еще устрашающе багровели, словно в них притаилось пламя демонов, а раскаленные камни постепенно остывали, издавая громкое потрескивание.

Когда каменные стены поостыли и последние уголья были потушены, мы решились войти внутрь полуразрушенной конюшни и обнаружили, что лишились одиннадцати из двадцати четырех лошадей.

Я вновь почувствовала, как к горлу подкатывает поток желчи: способствовало этому не столько отвратительное зрелище, сколько запах — едкий, невыносимый смрад, висевший в воздухе; вся моя обувь и одежда пропитались им, а во рту стоял мерзкий привкус — казалось, мне уже нипочем от него не избавиться. Но к тому времени мы все были настолько утомлены горестью и гневом, что нам чудилось, будто все это происходит не с нами, и даже подступающая временами дурнота не могла взять свое.

Джеми выглядел немногим лучше меня. Редко доводилось мне видеть его таким мрачным, однако когда он заговорил, то немало удивил меня.

— Я считал, что все обернется гораздо хуже, девочка моя, — сказал он, стоя посреди обгорелых развалин и глядя в пустоту. — Мне уже доводилось сталкиваться с пожаром в конюшнях, много лет назад, когда я жил на Востоке, — продолжал он, и я поняла: суровый оттенок в его голосе никак не связан с усталостью. — Тогда мы потеряли больше половины лошадей. Пес его знает, в чем тут дело, да только могу поклясться: сегодня ночью, прежде чем огонь охватил все стойла, что-то заставило едва ли не всех животных самих выйти наружу.

Вариен негромко произнес:

— Что ж, по меньшей мере, порадуемся, что так дешево отделались.

Мне хотелось рассказать Джеми о том, что сделал Вариен, но я знала, что мой любимый прав: лучше помалкивать. Разве мог он сказать о том, что обратился к лошадям при помощи Истинной речи, ведь этого совершенно невозможно было никому доказать?

Между тем утро готовилось смениться днем. Я отправилась помогать Алисонде готовить завтрак и горячее питье для каждого, а Джеми с остальными вновь занялись лошадьми: нужно было убедиться, что они накормлены и обогреты, обеспечить им полный уют и покой. Конюшенные работники принялись за долгое и грязное занятие — им предстояло полностью вычистить стойла, оставив лишь каменные стены. Наконец из ближайшего поселения прибыл целитель, за которым послали на рассвете, и сейчас же занялся теми, кто более всего нуждался в помощи, и в первую очередь Вальфером.

Следующим был Вариен. Мы сняли с него повязку, и целитель охотно пустил в ход свою силу, заявив, что обычные порезы подчиняются его воле гораздо быстрее, нежели ожоги; однако мгновение спустя он изумленно уставился на руку Вариена.

Ничего не произошло.

Сделав глубокий вздох, он попытался снова. Я видела несколько раз, как работают целители, и привыкла, что вокруг них возникает голубоватое свечение, которое словно проникает в рану. Однако на этот раз ничего подобного не случилось.

— Прибегали ли вы раньше к помощи целителей? — вопросил он Вариена, и тот, само собой, ответил, что нет. Целитель нахмурился. — Я слышал о таких вещах, но самому мне никогда еще не приходилось сталкиваться с подобным. Боюсь, милостивый сударь, что вы — редчайший случай. Я знаю, что на некоторых сила целительства не действует, и вы, похоже, один из таких людей. Хвала Владычице, что рана ваша не тяжелая. — Он наклонил голову и понюхал снадобье, которым Релла обработала Вариену рану. — Вы используете верный состав и вскоре будете совершенно здоровы, равно как и прочие. Прошу меня простить, сударь, однако я ничего не могу для вас сделать, а другие тоже нуждаются в моей помощи.

Поклонившись, он отошел к остальным пострадавшим.

Несчастных лошадей, что сгорели заживо, похоронили в общей могиле чуть севернее главных построек поместья. Яма была огромной — широкой и глубокой, и чтобы выкопать ее, потребовалось немало добровольцев из деревни. Однако все трудились не покладая рук, и работа была закончена уже к полудню. Изуродованные огнем конские тела, милосердно прикрытые грубой мешковиной, были с величайшей осторожностью опущены на дно ямы. Я узнала, что и моя собственная лошадка, Тень, погибла в огне. Перебирая в голове события минувшей ночи, я припомнила, что кто-то из работников кричал мне что-то про нее, но в то время я была слишком поглощена другим и не обратила должного внимания... Может, я и трусиха, но я бесконечно благодарила судьбу за то, что не могу видеть сквозь мешковину и не знаю, какой из бесформенных свертков скрывает от меня ее труп.

Лишь когда мы принялись засыпать яму, до меня дошло, что почти все это время я беззвучно плакала. Тень долгие годы верно служила мне — она была для меня настоящей подругой, ибо я долгое время была вовсе лишена каких бы то ни было друзей. У меня на попечении всегда было предостаточно лошадей: многих я знала и на многих ездила верхом, многих обучала, а у иных и сама училась кое-чему — а теперь вот многих потеряла...

«Ах, Тень, вечная и верная моя подружка. Спи спокойно, милая моя. Мне будет тебя не хватать».

Когда последние комья земли были возложены на образовавшийся курган, Джеми подошел ко мне и, обхватив меня рукой за талию, заглянул в лицо: его покрасневшие глаза встретились с моими. Я положила руку ему на плечо, после чего мы развернулись и вместе направились к дому, не говоря ни слова...

Улучив момент, я познакомила Джеми с Реллой; однако о том, что с нами случилось, он смог услышать лишь поздно вечером, когда Релла отправилась спать, а мы втроем устало расселись вокруг очага на кухне. После того как мы поведали ему о событиях прошлой ночи, он потребовал, чтобы я рассказала ему все, что мне известно о Релле, и очень скоро я поняла, что знаю о ней не так уж много.

— Мы познакомились с ней на корабле во время плавания, — рассказывала я ему. — Ей нездоровилось, и я решила присмотреть за ней, так мы и разговорились. А когда листосборцы разбили лагерь на острове и все, кто был на корабле, только и делали, что собирали лансип, мы с ней работали вместе и жили в одной палатке — но я мало что о ней знала вплоть до тех пор, пока не оказалась во власти Марика. Тогда-то она и рассказала мне, что является представительницей Безмолвной службы, и подтвердила, что Марик всерьез спутался с демонами и добра от этого не будет никому. Она помогла мне сбежать, а когда его заклинатель демонов опять схватил меня, отправилась к Акору и все ему рассказала. — Я положила руку Джеми на плечо. — Если бы не она, Джеми, то я бы досталась демонам.

— Безмолвная служба. Понятно, — проговорил Джеми сухо.

Ему довелось повидать в жизни гораздо больше, чем мне. Я слышала о Безмолвной службе лишь пару раз за всю жизнь. Она находится в Соруне, большом городе у излучины реки Кай. Именно о ней гласит вторая часть поговорки о Корли, знаменитом приморском городе: «Хочешь что-то узнать — отправляйся в Корли, хочешь узнать все — отправляйся в Сорун». По слухам, они там, в этой службе, способны разыскать что угодно и кого угодно, только плати.

Джеми стоял и о чем-то размышлял. Я не вытерпела:

— Ради всего святого, Джеми, прошлой ночью она еще раз спасла мне жизнь! — сказала я.

Он повернулся ко мне:

— Да, я это знаю. Но я не знаю почему?

В свою очередь я удивилась:

— Чего?

— Плохо ты знаешь членов Безмолвной службы. Они и времени-то даром не подскажут, даже когда у самих часы под боком. Зачем она здесь?

Я нахмурилась:

— Если ты забыл, я тебе напомню: мы с Вариеном спасли ей жизнь в Корли.

— Да, но это было уже после того, как она спасла тебя: помогла сбежать от Марика, позвала на помощь драконов — но чего ж ради, а, Ланен? На все должна быть причина. Кто-то ведь ей платит.

Как ни удивляли меня его слова, я все же поняла, что вновь столкнулась с собственным невежеством.

— Может, ты в чем-то и прав: вряд ли она такая добрая душа, чтобы просто так беспокоиться за нас. М-да... — Я призадумалась. — Но как ни крути, а прошлой ночью она все же спасла мне жизнь. То есть нам обоим. Что бы ни было тому причиной.

— Тебе и Марик жизнь спас, — продолжал Джеми неумолимо. Я встрепенулась.

— Не может быть, что она с ним заодно, она ведь помогла мне сбежать от него...

— Я и не думал роднить ее с Мариком. Нет, она работает не на него. Но, — и тут он взял меня за плечи, — пока мы не узнаем, что за этим всем стоит, прошу тебя, Ланен, будь поосторожнее.

Я кивнула, осознав вдруг, насколько слепо принимала услужливую помощь Реллы. В самом деле: что ей до меня, с чего она взялась вдруг подвергать свою жизнь опасности? Должна же быть какая-то причина...

Я разрывалась надвое. Обычно я доверяла предчувствиям и опасениям Джеми, но, с другой стороны, он ведь не был с нами на Драконьем острове. Про себя я нимало не сомневалась, что в замыслах Реллы не было ничего дурного. Иначе кантри просто не прониклись бы к ней доверием, и Кейдра не восхищался бы ей, желай она мне зла.

* * *

Ночью мы с Вариеном спали без задних ног: слишком нас утомили минувшие события. Проснулись, когда было уже довольно поздно. После вчерашнего нас обоих пошатывало. С Джеми и Реллой мы встретились за завтраком. Ночью Джеми на всякий случай выставил вокруг поместья тройную охрану, однако врагов было не видать и не слыхать.

— Думается мне, следует поблагодарить вас, госпожа, за то, что спасли Ланен жизнь, — сказал Джеми Релле. — Во всей этой кутерьме я даже не заметил, что она пропала. Я ваш должник.

— Ничего, я награды не требую — разве вот еще чарочку челана да тарелку каши, — отозвалась Релла непринужденно. — А то у меня с голоду живот подвело. Нелегкая вчера выдалась работенка.

— И как же долго мы будем иметь удовольствие видеть вас? — спросил Джеми любезно. И старался-то на совесть, хотя большой любезностью никогда не отличался. Но все же в голосе его слышался оттенок подозрения.

— Об этом, боюсь, я еще не думала, — ответила она весело. Глянув на меня, она кивнула. — Явилась я сюда, чтобы отблагодарить эту вот парочку за то, что спасли мне жизнь. И кажется, уже наполовину отблагодарила.

— Больше, чем наполовину, Релла, — сказала я. — Не будь тебя, мы оба пропали бы.

— Ты-то, может, и считаешь, что мы квиты, девонька, но я нет. Рановато еще об этом. Я не требую платы за свои услуги и рада буду оказать вам любую помощь, какая только понадобится. — Она глянула на Джеми и добавила: — Ежели вы, мастер, не будете против. Вижу, вы мне не слишком доверяете, но мне не привыкать: как ни верти, а люди не слишком любят горбунов...

— Дело вовсе не в том, — ответил Джеми грубовато. — Ланен говорит, что вы из Безмолвной службы. Слыхом не слыхивал, чтобы тамошний народ работал не требуя платы.

Релла рассмеялась в ответ — громким и долгим смехом.

— Вот оно как! А я-то, бедная, подумала: спина моя не понравилась. Нет, мастер, я вовсе не ищу вашего доверия. Но помимо своих прямых обязанностей мы иногда располагаем и собственным свободным временем, а я и вправду не единожды была обязана этим двоим своей жизнью. Ланен разве не говорила, что ей ведома бессловесная речь?

Джеми насторожился:

— Кое-что говорила.

— А говорила ли она о том, как с помощью своего дара спасла целый корабль от недуга, насланного демонами, когда мы возвращались с Драконьего острова? Нет уж, пока я не отблагодарю эту пару сполна, я от них не отстану — или буду при них, или увяжусь следом. Ибо если я верно предполагаю, они тут недолго задержатся.

— Ты права, — сказала я, опередив Джеми. — Мы уже обсуждали это и оба считаем, что пора нам отправляться в дорогу.

Джеми раскрыл было рот, чтобы возразить, однако быстро передумал. Не знаю почему, но мне было совершенно ясно: Релла либо отправится вместе с нами, либо будет преследовать нас как тень, чего бы мы ни предприняли. Когда позже я сказала ему об этом, он ответил, что предпочел бы, чтобы она всегда оставалась у него на виду, нежели брела следом сама по себе. Пока же он, казалось, был не прочь примириться с присутствием Реллы и не собирался настаивать на том, чтобы она убралась восвояси прежде, чем мы обсудим предстоящий путь. Я вздохнула с облегчением: по мне, она уже доказала, на что способна, — и на Драконьем острове, и прошлой ночью: желай она нам вреда, ей ничего бы не стоило просто оставить нас на произвол судьбы. Мне не верилось, что она может замышлять что-то недоброе, а раз уж она все еще считала себя в долгу перед нами, я была готова с радостью принять ее помощь.

У нас состоялся прямо-таки военный совет. Джеми предпочитал, чтобы мы с Вариеном оставались в надежном и защищенном месте, однако мне не хотелось больше подвергать опасности обитателей нашего поместья — может статься, в следующий раз одними лошадьми не отделаемся. Ведь охотятся-то за мной. Меж нами завязался ожесточенный спор — несмотря на то что мы и так страшно устали после вчерашнего, даром что всю ночь проспали.

— Джеми, ты думаешь, мы выиграем что-то, если останемся здесь? — сказала я наконец. Мы сидели вчетвером вокруг очага, прихлебывая челан, чтобы согнать дремоту, и безнадежно пытались придерживаться трезвых взглядов на вещи. — Каким бы мерзавцам я ни была нужна, Джеми, они теперь знают, где я нахожусь, и будут посылать людей снова и снова, пока мы все не сгорим заживо или они не получат, чего хотят. Да я лучше уведу их следом за собой и буду знать, что Вальфер с Алисондой могут спокойно отстроиться заново, чем сидеть здесь и ждать, пока они наберут новых головорезов. — Я повернулась к Релле: — Ты не знаешь, кто бы мог нанять этих людей и сколько их вообще?

— Могу лишь предположить, — ответила Релла. Она, казалось, легче других перенесла недостаток сна и сейчас преспокойно острила свои ножи, пару из которых подобрала минувшей ночью на месте схватки. — Я несколько дней следила за ними, поскольку нам так и так было по пути. До вчерашнего дня их было восемь. Троих сегодня закопали. Остается пятеро — не очень-то много, чтобы отважиться напасть на такую крепость, даже если их подстегивают отчаяние и злоба. Но чем дольше мы будем тянуть, мастер, тем быстрее они раздобудут подкрепление и вернутся.

— А ну как они с этим подкреплением нападут на нас в дороге? — предположил Джеми сердито. — Тот, кто не гнушается поджогом, способен на все. Подобные уловки не приветствуются даже среди наемных убийц. Огонь слишком силен, он способен повлечь за собой большие разрушения. Только самые отъявленные лиходеи могут решиться на такое.

— Джеми, а по-моему, Релла права, — сказала я негромко. Что-то в ее словах глубоко меня задело. — Конечно, я тоже думаю, что они способны на все. Знаешь, Марик ведь почти не применял ко мне силу — он использовал чары амулетов или помощь демонов. Если же их тоже нанял какой-нибудь повелитель демонов, возможно, они стараются не только из-за денег. Я полагаю, колдуны и заклинатели в случае неудачи могут привлечь своих слуг к жестокой расплате.

— Вот и я об этом же подумала, девонька, — сказала Релла, порадовавшись моей смекалке. — Да только в таких случаях эти головорезы обычно защищены охранными чарами. А эти быстро испустили дух. Тех, кто находится под защитой демонов, обычным ножом не достанешь.

— Такие, как они, только и ждут, чтобы пустить в ход клинок, — резко бросил Джеми. — Я еще раз говорю, что они сумеют нас разыскать и всех прикончат, а Ланен увезут.

— Ты сказал — нас? — переспросила я с удивлением. — Я думала, речь идет лишь о нас с Вариеном.

Джеми хмыкнул.

— И долго ли, по-твоему, ты сможешь продержаться в пути, если с тобою еще и вот эта дурья башка увяжется? — спросил он с раздражением. — Один раз я уже отпустил тебя путешествовать, на свою беду. Но на сей раз я не собираюсь выпускать тебя из виду, покуда вся эта кутерьма не утрясется.

— Джеми, но ведь...

— И никаких «но», девочка. — Положив ладонь мне на руку, он порывисто встретил мой взгляд: в глазах у него читалась решимость, твердая и непоколебимая, как булат. — Ты моя единственная дочь, Ланен. Ты, Вариен, хороший парень, но лишь недавно взял в руки меч. А я не могу позволить своей дочери вновь пуститься в путь без надежного защитника.

— Я не смею возражать, Джемет, — ответил негромко Вариен. — Сказать по правде, я рад твоему предложению, потому что, если бы ты не предложил этого; я бы сам тебя попросил.

— Хорошо, — произнес Джеми коротко. — Тогда, быть может, ты прислушаешься к моим словам: я утверждаю, что нам следует остаться здесь.

Релла сузила глаза:

— Знаешь что, мастер, в другой раз я бы подумала, что ты боишься.

— Так присмотрись получше, женщина! — рявкнул Джеми и, вскочив со скамьи, принялся шагать из угла в угол. — С каждым вздохом я ненавижу этих ублюдков все больше, но позапрошлой ночью я не сумел защитить от них Ланен. Они обвели меня вокруг пальца, сукины дети, будь они семижды прокляты! — Он продолжал ходить, и от гулких его шагов сотрясались половицы. Редко мне выпадало видеть его в таком гневе: казалось, он выплескивается из него бурным потоком. — Они увели ее прямо у меня из-под носа, сударыня Релла! Я старею, превращаюсь в медлительного, выжившего из ума болвана. Мне ведь даже в голову не пришло, что пожар был устроен лишь для того, чтобы отвлечь внимание. Эти ублюдки прошмыгнули у меня под носом, а я так ничего и не заметил, пока ты не привела ее назад. Я мог навсегда ее потерять — и даже пальцем не пошевелил, чтобы остановить их. Чтоб им однажды ночью наткнуться на ораву демонов из всех Преисподних разом! — Тут он внезапно развернулся ко мне: — И ты хочешь, чтобы мы отправились посреди зимы втроем...

— Вчетвером, — негромко уточнила Релла.

— ...Отправились вчетвером, чтобы в открытую противостоять тем, кто еще остался, и тем, кто за ними стоит! Я всегда считал, что ты у меня неглупая девочка, однако теперь вдруг начинаю сомневаться.

Меня и саму начал уже обуревать гнев — даже в лучшие времена мне с трудом удавалось сдерживать свой буйный нрав; однако на этот раз заговорил Вариен:

— У вашего народа хотя и не в обычае извергать пламя, однако сейчас мне кажется, что вы оба к этому очень близки.

— Ха, — только и сказал Джеми.

— Не позволяй чувству вины взять верх над рассудком, Джемет. Сейчас ты заблуждаешься и сам понимаешь это. Нам нужно уходить — открыто, но как можно быстрее. Ты не должен позволить, чтобы страх твой помешал тебе узреть истину.

— Я не боюсь их! — прорычал он.

— А я и не сказал, что боишься, — мягко ответил Вариен. Тут Джеми замер и уставился на Вариена.

— Один-единственный промах еще не означает полное поражение, Джеми, — продолжал Вариен. — И если это происходит, мудрый понимает, что не все идет так гладко, как кажется. Когда мне исполнилось всего лишь двадцать зим, я решил, что уже могу летать: крылья мои были большими, да и сам я был довольно силен. И вот, спрыгнув с невысокого утеса, на котором учились летать те, кто был вдвое старше меня, я что было сил заработал крыльями, долго и настойчиво, — и все равно рухнул в море с высоты в тридцать локтей. И дело было не в том, что я пока не мог летать, просто я не знал еще всего того, что необходимо знать для этого.

Не в силах сдержаться, я прыснула.

— Больно было? — спросила я с ухмылкой до ушей.

— Вполне: в тот день я больше не пытался повторить подобное, — ответил он беспечно. — Хотя я и потом продолжал тайно от всех свои попытки и в конце концов полетел спустя пять лет — на четверть келла раньше своих сверстников.

— Не надо мне тут твоего сочувствия, дракон, — рыкнул Джеми. Он поглядел на Реллу и насупился. — А ты чего молчишь: тебе разве не кажется, что он немного того? Летать он, видите ли, учился...

— Да я сама видела его за несколько часов до того, как он обернулся человеком, мне все об этом известно, — ответила она с усмешкой. — Еще вопросы есть?

— Я вот прикидываю: и чего это вам всем так не терпится на тот свет? Ты неплохо обращаешься с ножами, женщина, но даже я не уверен, что сумею выстоять против всех тех, которые могут явиться, — проворчал он. — Я-то не переоцениваю свои силы.

— Джемет из Аринока, ты несешь какую-то ребячью чепуху, и меня это уже начинает утомлять, — сказала вдруг Релла. — Не будь глупцом. Они правы: тебя гложет чувство вины, ты жалеешь себя. Бедный старичок, — добавила она едко. — Ты просто уже не годишься для таких дел, так ведь?

Он обнажил кинжал, едва Релла кончила говорить, но даже при виде стремительно приближающегося клинка она не отпрянула, оставшись стоять на месте. Лезвие ножа остановилось у самой ее груди, где находилось сердце.

Она ухмыльнулась.

— Если уж ты, как сам по глупости утверждаешь, так медлителен — как же тогда тебе это сейчас удалось? Я ведь неплохо, очень неплохо владею своим мастерством, и сноровки мне не занимать. — Ярость, читавшаяся у Джеми на лице, медленно перешла в удивление, и Релла легонько отстранила его руку. — Положи-ка эту свою штуковину, а то еще поранишь кого ненароком. Нам надо забрать отсюда Ланен. Я бы посоветовала отправиться в Сорун, это само собой.

— Почему? — спросила я, пока Джеми постепенно остывал.

— Там дом. Ну, то есть там моя Служба, — ответила она. Тогда я заговорила — быстро, пока Джеми не пришел в себя:

— Есть другое предложение. Я знаю, что этот путь дольше, но... может, нам отправиться в Верфарен?

— Зубья Преисподней, почему именно Верфарен? — спросил Джеми. Голос его звучал теперь вполне обычно, и это было явно к лучшему. Казалось, в голове у него сейчас гудит целый рой мыслей.

— Ланен рассказывала, что там находится хранилище мудрости, которое она называла библиотекой, — вставил Вариен. — Мы с ней должны отправиться туда рано или поздно, а поскольку уходить нам все равно куда-нибудь надо, то этот путь представляется мне наиболее разумным.

Мы опять заспорили...

* * *

Спустя четыре дня мы уже сидели вокруг крошечного костерка на небольшой полянке посреди Трелистой чащи. Из Хадронстеда мы направились прямиком на восток, предварительно объявив Вальферу, что едем в Сорун, а там наймем лодку и отправимся вниз по течению реки Арлен. Это направление показалось нам ничем не хуже других, и мы разгласили его во всеуслышание; впрочем, Вальферу было совершенно все равно, куда мы собираемся держать путь. Он до сих пор оплакивал погибших лошадей, а ко мне относился так, будто я нарочно подстроила все это нападение, чтобы лишний раз ему досадить. Пожелав нам доброго пути, он сейчас же вернулся к своим заботам: нужно было полностью очистить конюшню от обугленных обломков, чтобы вновь разместить там лошадей. Я подумала, что сделать это будет не так-то просто: отвратительный запах горелых лошадиных трупов до сих пор чувствовался в воздухе — казалось, сама земля пропиталась им насквозь. Будь я лошадью, я бы держалась от этого места подальше — впрочем, теперь это была забота Вальфера. Конечно, я считалась наследницей Хадрона, и поместье принадлежало мне по праву, однако еще полгода назад я устроила так, что теперь мой двоюродный братец, Джеми и я — мы втроем владели равными частями наследства при условии, что все мы будем заботиться о лошадях — а уж это-то было любимейшим занятием Вальфера. До сих пор эта сделка была выгодна всем нам.

Мы держали путь к востоку в течение всего дня, а на следующее утро Джеми отклонился немного к северу, чтобы попасть на опушку Трелистой чащи — огромного леса, раскинувшегося на многие сотни миль. Лес был не самым надежным укрытием, однако ничего лучшего мы пока придумать не могли. Мы все еще не решили, куда отправимся.

— Нам нужно как можно больше разузнать о Малом роде драконов, Джеми, — говорила я. — Наверняка за все эти долгие годы кто-нибудь да слышал о них. Разве не ты говорил мне, что богатейшее книгохранилище школы магов в Верфарене — лучшее место, откуда следует начинать любые поиски?

— Да-да, девочка, тут он прав, — подтвердила Релла. — Но стоит ли отправляться прежде всего туда? Гораздо легче нанять лодку — в Соруне или где-нибудь в другом месте по реке Арлен, — чем топать на юг посуху. И где же вы собираетесь перейти реку? К тому же, — добавила она сухо, — у меня кое-какое дело в Соруне. Меня посетила догадка о том, кто мог нанять тех молодчиков, но сперва надо выяснить все наверняка. Оставшиеся в живых, само собой, постараются вскоре пополнить свои ряды.

Джеми отхлебнул еще пива — маленький глоточек, поскольку запасы наши были небогаты.

— Меня это не слишком беспокоит. Тут к ним все равно никто не примкнет.

— Всегда отыщутся олухи, которых можно нанять за деньги, — ответила Релла угрюмо.

— Верно, но тут единственные олухи во всей округе — это те, что уцелели после своего нападения на поместье, — сказал Джеми и неожиданно улыбнулся. — Все подходящие парни на тридцать миль вокруг давно уже работают на меня.

Релла усмехнулась в ответ:

— И как это я сразу не догадалась. Стало быть, мастер, придется им пребывать впятером? Славно. И все же пять больше четырех, а нас-то всего четверо.

— Я могу провести вас такими дорогами, о которых они и не ведают, — негромко ответил Джеми.

— Это и я могу. Дороги-то эти небось уже не те, какими были прежде, когда ты по ним бродил. Я знаю, что тебе известен путь, мастер, но ежели вы будете следовать за мной, мы доберемся до места куда быстрее.

— Слушай, почему ты так меня называешь?

Релла подняла брови и посмотрела на Джеми. Потом произнесла что-то на незнакомом мне языке; какими бы ни были ее слова, они повергли Джеми в изумление. Я чуть в ладоши не захлопала от восторга. В последнее время Джеми все чаще и чаще приходил в замешательство.

Джеми

Она владела языком наемных убийц куда как бегло.

— Не пытайся сделать вид, будто ты не помнишь. Мастер из Аринока слыл легендой, когда я занялась этим ремеслом, — а ведь ты к тому времени уже десять лет как вышел из игры. Удар твой всегда был смертелен, а сам ты не знал ни ран, ни плена — для нас ты был героем.

Я сплюнул на землю и ответил ей на обычном языке. Разумеется, я знал этот кровавый жаргон, но ненавидел его и те воспоминания, которые он мне навевал. Хватит и того, что мне пришлось прибегнуть к нему несколько дней назад, когда я общался на наймите с теми двумя парнями.

— Дуроплясы! Если меня и называли так, то только за моей спиной, да к тому же на почтительном расстоянии, чтобы я не слышал.

Не думал, что ты была в их рядах.

— Как и ты сам, не забывай! — огрызнулась она. — И если я владею кровавым жаргоном, это еще не значит, что я только и делаю, что промышляю убийствами. Да, в свое время я убивала, как в честном бою, так и подло, но редко шла на такое за деньги и уж тем более никогда не делала этого для собственного удовольствия. Не тебе меня судить, Джемет из Аринока.

Я мельком глянул на Ланен. Она задумчиво смотрела в огонь; но когда она подняла на меня взор, я не увидел в ее глазах осуждения, которого так страшился. Выходит, она и впрямь принимала меня таким, какой я есть и каким был прежде. Я был благодарен Владычице и за это.

Вновь я повернулся к Релле:

— Я бы и не посмел тебя судить, госпожа Релла. У тех, кто состоит в Безмолвной службе, на все свои причины и свои источники знаний. Да и как мне судить тебя, когда собственное мое прошлое расстилается передо мной во всей своей уродливости? Нет, сударыня. Скорее я сочувствую тебе всем сердцем и надеюсь, что ты оставишь свою Службу прежде, чем она приведет тебя к погибели.

Она собиралась ответить, но тут вмешался Вариен. Я совсем о нем позабыл; теперь же, когда он заговорил, мне показалось, что его мутит.

— Госпожа Релла, ты хочешь сказать, что убивала своих же соотечественников из-за кхаадиша?

Услышав от него такие слова, я еще раз убедился в правдивости их с Ланен истории. Для человека он был слишком уж наивен.

— Чего? — не поняла Релла.

— За золото, за деньги, — пояснила негромко Ланен. Следует отдать женщине должное — не отводя взгляда, она ответила:

— Да, Вариен. Это так.

Он сейчас же встал и, скрестив руки на груди, потоптался у огня. Он немного оберегал свое поврежденное предплечье.

— А ты, хозяин Джемет? Ты тоже поступал так же? Я глянул на него.

— Последний раз мне пришлось убить человека прошлой осенью, иначе он сам прикончил бы и Ланен, и меня. А до этого я не погружал клинок в плоть тридцать лет; но в те годы — да, к великому своему прискорбию, я убивал ради денег. И только мать Ланен, Маран... — Тут я осекся: не стоило сейчас говорить об этом. — Ну, да это не важно... Да, и я поступал так же.

Вариен развернулся и, не говоря ни слова, скрылся в темноте между деревьями. Ланен встала, не зная, последовать ли за ним или остаться.

— Иди к нему, девочка, — сказала Релла тихо. — Если сейчас он не нуждается в твоем присутствии, вскоре ты ему все равно понадобишься. И не дай ему забрести далеко. Это вам не увеселительная прогулка.

Ланен последовала за Вариеном, всколыхнув темноту.

— Что ж, сударыня Релла, — сказал я, вновь садясь и грея руки над огнем.

— Что ж, мастер Джемет... впрочем, если позволяешь, я буду звать тебя Джеми.

— Джеми всего лишь конюший, госпожа. Он убивал лишь тогда, когда необходимо было защищать собственную жизнь.

— Годится. А меня зови просто Реллой. — Она окинула меня взглядом. — Знаешь, мне лишь однажды пришлось польститься на деньги. А так мы обычно знаем много разных языков, какие подвернутся, те и учим — вот я и подумала, что это наречие мне тоже когда-нибудь да сгодится.

— От него горчит на языке и гадко делается на душе, — отвечал я. Меня вдруг словно окутало былым, до ужаса знакомым мраком, и я ничуть не обрадовался этому. — Я порвал с прежней жизнью, потому что ненавидел сам себя. Если бы не Маран тогда, я не знаю, что с собой сделал бы.

— Да, она мне рассказывала.

Сам того не замечая, от изумления я широко разинул рот, пока Релла не посоветовала мне его закрыть. Хоть не смеялась при этом, и на том спасибо. Наконец мне удалось выговорить:

— Ты знала Маран Вену?

— Да, и знаю до сих пор, — ответила она, широко улыбаясь. Вопреки ожиданиям оказалось, что у нее приятная улыбка. — А ты думаешь, почему я явилась в тот самый миг, когда понадобилось спасти юного Вариена? Оно конечно, дружба дружбой, да и долг платежом красен, но я не стала бы ради этого выслеживать их через весь Колмар. Я выполняю поручение.

— Клянусь Владычицей, Маран! — я поднялся и принялся топтаться взад-вперед, почти как Вариен до этого. — Во имя... Как же она-то во всем этом замешана?

Релла улыбнулась уголком рта:

— Все-таки она мать твоей девочки. И если ее нет рядом, это не значит, что ей безразлична ее судьба.

Я глазел на Реллу, и тут меня словно громом прошибло: я все понял.

— Зубья Преисподней! Дальновидец! — выдохнул я. — Она использует его, чтобы присматривать за Ланен, и когда узнала, что та покинула Хадронстед...

— ...то наняла меня. Быстро смекнула, что надо сделать. И вовремя: я едва поспела на корабль листосборцев. — Она подмигнула мне. — А ты сообразителен. Понятно теперь, как ты заработал себе громкую известность. И знаешь, мы восхищались тобой вовсе не из-за твоего искусства убивать.

Я стоял и молчал; мысли мои неслись стремительным потоком, а сердце то переполняла надежда, то охватывала ярость. Наконец я решил, что могу говорить, и собирался было задать вопрос, который поведал бы этой женщине гораздо больше обо мне, — но из тьмы внезапно донесся громкий крик. Не успело стихнуть эхо, как мы уже неслись туда со всех ног; я был проворнее Реллы, однако она оказалась предусмотрительнее, прихватив с собой горящую головню, чтобы освещать путь.

Хвала Владычице, Ланен никогда не жаловалась на свои крепкие легкие.

Ланен

Я следовала за Вариеном на некотором расстоянии, предоставив ему отдаться собственным мыслям. Я помню, что чувствовала, когда сама впервые узнала о страшной тени прошлого, окутывавшей Джеми (и года не прошло с тех пор), но если Релла права, то мне и в самом деле надо быть рядом с Вариеном, если вдруг я ему понадоблюсь. Я уже собиралась окликнуть его, чтобы он не отходил слишком далеко, когда вдруг услышала в голове его голос — тихий-тихий, печальный:

«Кадреши! Ты здесь?»

«Я здесь, рядом, дорогой. Скажи что-нибудь вслух, чтобы я знала, где ты, а то здесь темно как в Преисподней».

Голос его раздался где-то слева, и я поспешила к нему, хотя это было нелегко: продвигалась я довольно медленно. Повсюду торчали корни, притаившиеся под покровом мертвых листьев, то и дело норовя уцепить меня за ногу. Я чуть ли не упала во тьме прямо на него. Он поймал меня и прижал к себе. Я не говорила ни слова, просто обняла его покрепче и молчала. Он должен был заговорить первым.

— Ради всего святого, Ланен, — вымолвил он, и в низком его голосе чувствовалась горечь. — Твой нареченный отец оказался одним из тех, кто зарабатывает на жизнь убийствами. Это страшное зло. Скажу тебе по совести, дорогая, эта новость камнем легла мне на душу, а перед глазами встал мрак чернее ночи. Как можешь ты это выносить? А он как может?

Я пыталась отнестись к этому с пониманием, но у меня слабо получалось. Мне было известно, что сами кантри умерщвляли моих сородичей без лишних раздумий.

— Вариен, не забывай, что все это было давным-давно. Он ведь сказал, что порвал с прошлой жизнью. Разве это не свидетельствует в его пользу? Он рассказывал мне, что ему очень щедро платили и он мог бы жить как настоящий дворянин, у него был выбор. Но он отказался от такой жизни. Когда он повстречался с моей матерью, он уже решил покончить с этим.

Вариен отстранился от меня.

— Прости меня, любимая. Я знал, что гедри нередко убивают друг друга — те, что пошли по пути ракшасов, — но чтобы отнимать жизнь без причины! Быть чьим-то слепым орудием убийства — убивать не в приступе ярости, не спасая свою жизнь, а просто, так!.. Клянусь Ветрами, этого я понять не могу.

— А кантри никогда не убивают друг друга? — спросила я, стараясь держать себя в руках. Я уже чувствовала, как мой крутой нрав начинает проявлять себя. Я нежно любила его — но разве он имел какое-то право судить Джеми?

— Нет. Никогда с начала времен ни один из нас не посягнул на жизнь своего соплеменника, — произнес он с жаром. — Подобное достойно лишь ракшасов.

Я едва различала его во тьме, но мне показалось, что он скрестил руки на груди.

Нет уж, довольно!

— Вполне возможно, — ответила я порывисто. — Не забывай, что только мы, гедри, вольны сами выбирать свою судьбу. Хорошо, пусть так, Джеми избрал неверный путь много лет назад, но с тех пор он переменился. Для этого нам и даются наши короткие жизни, чтобы сделать верный выбор, и Джеми сделал его еще до моего рождения. Если бы не он, я давно уже была бы мертва. А ты был бы мертв, если бы не Релла, прикончившая того наемника у тебя за спиной.

— Она убила, чтобы спасти мою жизнь, а не из-за денег! — Он был уязвлен.

— Возможно, — ответила я. — Но он убит. А ты хотя бы поблагодарил ее за то, что она спасла тебе жизнь?

— Поздно благодарить! — раздался вдруг рядом чей-то низкий голос, какого я никогда прежде не слышала.

Я вскрикнула: к Вариену метнулась черная тень.

Выхватив из-за голенища сапога нож, я ударила что было мочи, но почувствовала, как клинок скользнул в сторону. На незнакомце была надета толстая кожаная куртка, отлично защищающая в подобных случаях.

— Вариен! — закричала я, пытаясь оттащить от своего возлюбленного темную фигуру.

Лучше бы поберегла легкие.

Я совсем забыла, какой он у меня силач.

Послышался надсадный вскрик, и я увидела, как незнакомец отлетел прочь во тьму, сокрушая своим телом кустарник.

— Ты невредим? — спросила я, протягивая Вариену свою свободную руку и помогая ему подняться, а сама все озиралась в окружавшую нас темноту.

— Там еще и другие. Будь настороже, Ланен.

— Джеми! Сюда! — прокричала я что было силы.

— Ланен! — воскликнул Джеми: он был уже здесь. Вдруг стало немножко светлее, и я могла кое-что различить. Тень с краю освещенного круга отступила во мрак. Релла бросила горящую головню наземь и потащила всех нас назад, к нашему костру, который был едва виден.

— Джеми, ты впереди, вы двое по бокам. Вперед!

Мы старались идти как можно быстрее, но нам мешали древесные корни. Впрочем, не одним нам, хвала Владычице! И все же поспешно двигаться во тьме по предательской лесной почве было не самым приятным делом. Я покрепче сжимала нож — ради собственного спокойствия, хотя успела уже убедиться в его бесполезности.

Мы почти достигли поляны, когда я вдруг услышала позади какой-то звук. Я обернулась, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь сквозь темень.

— Релла?

— Я здесь, девочка, побереги дыхание. То не я была. Идите к огню.

Мы вышли на поляну. Джеми подбросил в костер веток, и он ярко запылал, осветив все вокруг. Мы огляделись, но никого не увидели. Я схватила Вариена и заставила его взглянуть на меня.

— Ты не ранен?

— Не больше, чем прежде, дорогая, — ответил он. Повернувшись, он подобрал свой меч, лежавший подле его мешка. Обнажив его, он уныло произнес:

— Лучше, если мудрость является поздно, чем не является вовсе, правда, Джеми?

— Следи за деревьями, парень, — отозвался Джеми, внимательно осматривая подлесок: нет ли где движения? — И помни, чему я тебя учил: не опускай меча, держи его наготове. Поднятый меч — это уже наполовину удар, так ты сумеешь опередить врага.

Как и Джеми, Релла стала спиной к огню.

— Ты бери северную сторону, я возьму южную, мастер, идет? — сказала она.

Джеми что-то пробурчал в знак согласия.

Хотелось бы мне похвастаться, что я вся так и трепетала в ожидании схватки, — певцы баллад наверняка именно так все и преподносят. Дурачье. Им никогда не понять одной простой вещи: я ужасно неумело обращаюсь с клинком — даже тогда я это понимала. Я не арлисская воительница, пусть и мечтала таковой стать. И мне было страшно. Вокруг темень, нас всего четверо, а сколько врагов — неизвестно. Да что там говорить, я опасливо предполагала, что среди нас вообще только двое настоящих бойцов, поскольку считала, что от Вариена толку не намного больше, чем от меня.

Но что ж поделать. Все мы иногда ошибаемся.

Само собой, когда из-за деревьев выскочили четверо с мечами и щитами и бросились прямо на меня, мне пришлось собрать все свое мужество, чтобы не отшвырнуть нож и не броситься наутек.

— Зубья Преисподней, — пролепетала я. Спасибо моему нраву: он вдруг прорвался наружу, заглушив страх, и из горла у меня вылетел яростный крик. Совершенно не помню, что я там орала, но это заставило часть нападавших приостановиться — или, если на то пошло, замедлить шаг.

Джеми

Перед тем как они выскочили на поляну, я успел заметить краем глаза, что Вариен держит свой меч в точности так, как я ему сказал, всем своим видом смахивая на желторотого новобранца.

Они появились с той стороны, где стояла Ланен, по другую сторону костра. Едва они показались, как Релла уже была в движении, выискивая у них уязвимое место, как и я. А Ланен?

Видя, что все они устремились к ней, я пришел в отчаяние. Если они и впрямь твердо были намерены ее убить, у них это вполне могло получиться, прежде чем мы успели бы что-либо предпринять. И тут она закричала, моя Ланен, охваченная яростью:

— Стойте, где стоите, мерзкие ублюдки! Еще шаг — и вы все покойники!

Я был готов расхохотаться. Двое из них и впрямь остановились — Релле вполне хватило этого мгновения, чтобы метнуть нож — точно, наверняка. Один из них рухнул замертво, даже не пискнув. Я подумал было, что это их остепенит, но нет. Вот недоумки!

Самый здоровый ринулся прямо на Ланен, готовый схватить ее, но у него на пути встал Вариен. Само собой, он попытался достать громилу мечом, но у меня не было времени толком поведать ему о щитах — а у каждого нападавшего при себе был маленький круглый щит-тарч, способный при близком бое сослужить неплохую службу. Я не мог долго следить за происходившим, потому что мне пришлось заняться другим головорезом, но позже Ланен рассказала мне, как было дело.

Ланен

Вариен бился на мечах второй раз в жизни, и ему пришлось туго. Я пыталась как-то отвлечь ублюдка, но он не переставал напирать на моего милого. Когда головорез понял, что Вариен не слишком хорошо владеет мечом, то загоготал.

— Дурень! — проговорил он, с легкостью отразив очередной выпад Вариена, хотя и довольно неплохой. — Оставь! Она все равно пойдет на корм демонам, как бы ты ни старался!

Мне казалось, что только такая дурачина, как я, способна отшвырнуть свой меч прочь; однако когда Вариен услышал эти слова, он в точности так и поступил. Меч его со звоном упал на землю, и до меня донесся звук, который можно сравнить только с шипением; в один миг Вариен метнулся к противнику, отыскав лазейку в его обороне, и занес руку для удара. Он двинул ему кулаком по лицу, вложив в удар вес всего своего тела. Раздался отвратительный хруст: голова верзилы запрокинулась назад, и он повалился наземь.

Вариен прорычал и развернулся к ближайшему врагу — тому, с которым бился Джеми. Он налетел на него сзади, отчего бедолагу швырнуло вперед. Досмотреть мне не удалось, ибо последний из них, которому противостояла Релла, вдруг развернулся и схватил меня сзади. Я почувствовала у горла нож и услышала, как он заорал:

— Одно движение — и ей конец!

Все замерли.

— Бросьте мечи! — приказал державший меня наемник. Он стоял у меня за спиной. Джеми и Релла кинули мечи на землю. Вариен следил за врагом, не спуская с него глаз.

— Она не нужна твоему господину мертвой, — проговорил Джеми тихо.

— Мертвой она и вам не нужна. Держитесь подальше, и я оставлю ей жизнь, — прорычал он, пятясь назад и волоча меня за собой.

И вновь я оказалась в беспомощном положении — пока он не запнулся о корень и не потерял равновесия. Тут-то я и пихнула его что было силы и, упав, навалилась на него сверху всем своим весом. Я услышала, как он надсадно охнул. Он тут же потерял всякий интерес к своему ножу и моему горлу, и я вскочила на ноги, чтобы позволить Джеми схватить его.

Но Джеми не успел.

Вариен одним прыжком подскочил к предводителю наемников и, с яростным рыком подняв его за ворот куртки, с размаху ударил основанием ладони по лицу. Тот сразу же обмяк. Вариен отбросил его, словно ненужную вещь, и подошел ко мне.

— Ланен, — произнес он, бережно взяв меня за руку.

— Помилуй нас Шиа! Как, во имя Преисподних, тебе это удалось? — ахнул Джеми.

— Хоть я и лишился когтей, в моих руках еще живет часть былой силы, — ответил Вариен. — И кажется, она пока помогает.

Джеми

Мы с Реллой оттащили трупы подальше в лес. Волоча тела несчастных наемников, я чувствовал, как душу мою жжет оттого, что мне вновь пришлось убить, пусть даже ради спасения собственной жизни. Но посреди этого зыбучего песка, едва не поглотившего меня в ту проклятую ночь, я ухватился за одну-единственную твердую опору. Ланен никого не убила. Самое страшное — опрокинула того мерзавца, державшего нож у ее горла.

О Богиня, благодарю тебя!

Ланен не убийца.

Ланен

Тогда-то все и началось, после этой страшной ночной схватки. Мне никогда не приходилось настолько тесно соприкасаться со смертью, ощущать ее кругом себя, зная, что выжить может Лишь кто-то один — или я, или враг. Это было ужасно.

Ладно уж, давай начистоту, Ланен. Ужас меня охватил уже после того, как я осознала, что Вариен прикончил головореза, приставившего мне нож к горлу, и поняла, что этот был последним. Меня охватило жестокое злорадство, когда я увидела, как он повалился замертво. Ничего не поделаешь: если выходишь из схватки победителем, всегда охватывает восторг — понимаешь ведь, что будешь жить. Но когда я увидела четыре трупа, которые лишь несколько мгновений назад были живыми людьми... Что ж, ужин наш все равно был скромным, так что меня не слишком обильно выворотило.

Было уже совсем поздно, когда мы вновь собрались вокруг огня. Джеми настоял на том, чтобы мы выставили на ночь часового на случай, если у головорезов вдруг найдутся сообщники, о которых мы не знали. Прочие из нас заснули как убитые — правда, не выпуская из рук оружия.

Меня охватывало изнеможение, пока я лежала и все размышляла о мертвецах, оставленных в лесу. Уже перед тем, как заснуть, я подумала, что смерть — это, конечно, ужасно, но ведь они напали первыми и убили бы нас, кабы сумели. Против ожидания, я спала довольно крепко, но всю ночь мне не переставали мерещиться голоса...

Проснулась я рано — постель моя была тверда и холодна, — и, как ни странно, мне показалось, будто я ничуть не отдохнула, даже наоборот. Голоса, раздававшиеся у меня в голове, слегка приутихли, однако все еще слышались, пусть и не так навязчиво. Я и не думала никому говорить об этом. Я решила, что мне мерещатся души убитых, проклинавшие нас, — но заставила себя не обращать внимания.

Кроме того, я была страшно голодна и тут же осознала: самое трудное, что нас сейчас ждет, — это добыча пропитания (внезапного нападения мы теперь могли не опасаться). Мы прихватили с собой немного снеди, но особо разъедаться было нечем, а до ближайшей деревни, где мы могли бы пополнить запасы, было неблизко. Завтракали овсом, сваренным на воде и слегка подсоленным. После ночи, проведенной на холодной земле, у меня зуб на зуб не попадал, а под ложечкой так и сосало — горячая трапеза оказалась для меня как нельзя кстати, а вкусно или нет — дело десятое.

Позавтракав, мы сейчас же отправились в путь, старательно обогнув место, где Джеми с Реллой сложили мертвые тела. Меня чуть было опять не стошнило, едва я о них подумала, только расстояние и помогло. Мы подались на юг: поскольку мы до сих пор не определились с конечной целью путешествия, нас так и так тянуло туда, где бы мы ни находились...

Ехали мы весь день, лишь к полудню сделав короткую остановку, чтобы подкрепиться; однако еще до наступления вечера нам пришлось разбить лагерь: все были страшно истомлены, особенно я. Меня все еще слегка колотило, и хотя я держала это про себя, мне до сих пор мерещилось, будто я слышу слабые голоса. Нам с Вариеном было поручено раздобыть какой-нибудь мелкой дичи. До сих пор не представляю, как можно было на нас рассчитывать в таком деле. У меня, правда, был лук, и я довольно неплохо умела с ним обращаться, но в тот день я ни за что не смогла бы подстрелить живое существо. В меркнущем предвечернем свете нам пришлось долго собирать стрелы, которые я растеряла по кустам. Ладно, хоть согрелись. У Джеми тоже был лук, и он отправился подальше в лес в надежде раздобыть что-нибудь посущественнее. Он сказал, что видел оленя, — а стрелял он гораздо лучше меня.

Мы с Вариеном возвращались в лагерь ни с чем, как вдруг до меня донесся крик. Ничего подобного я раньше не слышала: кричал не человек, но живое существо, узревшее близкую смерть и стенавшее от страха и боли, расставаясь с насильно вырываемой жизнью. От этого крика я рухнула на колени и схватилась за живот, готовая изойти рвотой; бедняга Вариен стоял подле, поддерживая мне голову, и не мог понять, в чем дело.

— Во имя Преисподних, что это было? — слабо пролепетала я, когда вновь обрела способность говорить.

— Тебе нездоровится? Отчего? — спросил Вариен, не на шутку встревоженный.

Он не мог сдержать своих мыслей, и они потекли у меня в голове могучим потоком:

«Что ты узрела или услышала, что так встревожило тебя?»

Вслух ответить я была не в силах и произнесла на Языке Истины: "Это был крик боли: какое-то существо встретило свой конец; слов я не слышала, только боль и страх, прощание с жизнью. Мне страшно: крик был таким настоящим, таким близким, я совсем рядом почуяла смерть; о Богиня, обереги нас! — Даже Язык Истины давался мне с трудом. — Увидишь ли ты мои мысли, услышишь ли отзвуки этого крика, до сих пор звучащие у меня в голове, если я сейчас вновь о них подумаю?" — спросила я и, когда он кивнул, вновь вспомнила все, что чувствовала и слышала совсем недавно, стараясь, чтобы и ему все это стало доступно. Похоже, у меня получилось, ибо он тотчас же выпрямился и положил руки мне на плечи.

— Ланен, кадреши, — голос его был низок от изумления. — Воистину нас овевает Ветер Перемен, ибо ты перерождаешься на глазах.

Он поднял меня на ноги. Воспоминание приугасло, стало легче стоять, легче думать. Взяв меня за подбородок, Вариен повернул меня к себе лицом. В холодном вечернем свете серебристые его волосы были подобны инею, а в глубоких зеленых глазах светилось понимание.

— Ланен, ты сейчас слышала предсмертный крик оленя. Должно быть, Джеми нашел то, что искал.

— Быть этого не может! С чего бы мне вдруг стало слышаться такое? — воскликнула я, всерьез испугавшись. — И не говори мне, что олени владеют Истинной речью.

— Нет, сердце мое, конечно же нет. Но иногда так бывает — когда кто-нибудь из кантри делается старым и немощным, ему начинают слышаться подобные вещи: пение птиц, ток соков по древесным стволам, предсмертный писк мелких зверушек, пойманных совой в высокой траве. Дорогая моя, — добавил он мягко, — не слышишь ли ты еще чего-нибудь?

— Забери меня Преисподняя! — проговорила я, широко распахнув глаза, из которых против моей воли текли слезы.

Это было куда хуже давешнего нападения. Меня переполнял страх, ужас — словно передо мною внезапно разверзлась бездонная пропасть. От живых врагов можно убежать или вступить с ними в бой — но от собственного разума нет спасенья.

— Вариен... Проклятье! Да, я слышу какие-то запредельные голоса — ну, то есть я знаю, что это голоса, но не могу разобрать слова.

На мгновение он прикрыл глаза.

— Ланен... — И, вновь подняв на меня взор, продолжал: — Я не знаю, как такое возможно. Тебя поразил недуг, который свойствен лишь кантри. Давно это с тобой?

— С минувшей ночи, — ответила я. И, не в силах сдержаться, выругалась: — Провались все в Преисподнюю и пойди прахом!

Сразу же полегчало.

— А почему ты спросил? — поинтересовалась я. Взгляд его тут же просветлел.

— Тогда это нечто иное. А в остальном ты как себя чувствуешь? Эти его слова вызвали у меня улыбку. Да что там — я просто рассмеялась.

— Как понять — «в остальном»? Помимо того что я вся измоталась, дважды за пять дней была пленницей, билась не на жизнь, а на смерть, видела, как моя ферма сгорела чуть ли не дотла, а мой муж поверг врагов голыми руками? Помимо всего этого, что ли?

— Я говорю серьезно, кадреши.

— Извини, — ответила я, взяв себя в руки. — Просто у нас иногда принято подобное: только таким способом можно справиться с тем, что иначе пересилить невмоготу, — посмеяться над своей напастью.

— Знаю. Мы тоже так поступаем. В остальном тебя ничего не беспокоит?

— Насколько могу судить, нет. Устала вот только, как собака, да живот с голодухи к ребрам прилип — а так, кажется, все в порядке. А что, Вариен?

— С нами такое обычно случается в конце долгой жизни, да и то лишь когда мы долгое время проводим без пищи. — Он покачал головой. — Прости меня, дорогая, я не хочу тебя пугать. Я, должно быть, ошибаюсь, иначе и быть не должно. Не известен ли тебе подобный недуг, встречающийся среди твоего народа?

Я опять улыбнулась:

— Разве что безумие. А я, когда последний раз проверялась, была вроде бы в здравом уме, как и обычно.

Он поймал меня, заключив в свои крепкие объятия, и прижал к себе так сильно, словно боялся, что меня у него заберут.

— Ладно, сердце мое. Давай вернемся к костру, а то это заходящее зимнее солнце вовсе не греет. Быть может, я слишком сгущаю краски. Ты продрогла и утомилась — возможно, это всего лишь игра твоего воображения. Пойдем.

Но когда мы вернулись, то увидели, что Релла с Джеми свежуют оленью тушу, чуть подальше от поляны. Тут-то мне и стало не по себе.

Словами я тут ничего не выражу, потому что тогда и слов-то никаких не было. Только чувства, яркие, как свет после грозы, и бессвязные мысли, словно тени на глубоком пруду...

Я ощущала страстное стремление к нему: долгие годы я не видела его, не слышала даже его голоса. Подступило чувство одиночества: пусть я не представляла, куда мне отправиться и где искать его, но знала, что должна быть с ним, знать, что он жив, здоров. По ночам я парила высоко в поднебесье: искала, высматривала — но все же боялась покинуть пристанище, которое сама себе соорудила.

Мысль о нем вызывала в уме вереницу ярких чувств: радость, семья, дом... Но его не было со мной, и это казалось тяжкой раной, что источала горе и скорбь. Я нуждалась в нем, мне нужно было видеть его рядом. Мир меняется, катится туда, где не видно ни проблеска света. Я не могла больше полагаться даже на своих соплеменников. Я видела, как они вступают друг с другом в схватки, видела смерть, что потрясла меня до глубины души и пригасила даже огонь моего сердца.

Там, где должно быть спокойной воде, я видела тернии, и странное чувство взметнулось кроваво-черной пеленой, словно лютая зима поглотила разом и жизнь, и свет. Мне был нужен он — наставник, друг, отец... Мне нужно было слышать исходившие от него звуки, что находились за гранью понимания, но казались такими близкими, близкими...

Глава 6

ИСЦЕЛЕНИЕ

Майкель

Несчастный безумец — мой господин — сидел в своей постели. Он все еще крепко спал, но на этот раз смеялся во сне, и это говорило об улучшении. Последние два раза он просыпался по утрам с душераздирающим криком, подымая на ноги не только тех, кто был к нему приставлен, но и весь дом. Когда я подошел, чтобы разбудить его, он не стал сопротивляться, как делал это обычно, а расслабился у меня в руках и продолжал посапывать, так и не просыпаясь. Я даже понадеялся, что он пошел на поправку.

Я был целителем в Гундарской гильдии с тех самых пор, как открыл в себе силу целителя. Ему тогда было тридцать пять, а мне едва перевалило за двадцать. За последние четырнадцать лет я был свидетелем произошедших с ним перемен, чему причиной была его связь с магистром Берисом из школы магов — связь эта пагубно повлияла на него. Многие годы я добровольно закрывал на все глаза, однако во время путешествия к Драконьему острову истина стала очевидна: душа Марика порабощена ракшасами. Я намеревался оставить его после возвращения, да так бы и сделал, не вздумай он померяться силами с самим повелителем драконов, понадеявшись на поддержку демонов. Не знаю точно, что там между ними произошло, но когда охранники принесли его на корабль, потерявшего рассудок и беспомощного как младенец, я понял, что не смогу бросить его.

Не будь у нас плодов лансипа, он бы не выкарабкался. Я, разумеется, слышал и знал о подобных вещах, однако всегда считал, что это не более чем легенда, пока своими глазами не увидел, какое чудо произошло с госпожой Ланен после того, как она вкусила один из плодов. Руки ее были обожжены до костей, и чтобы залечить такие ожоги, потребовались бы месяцы — если бы она вообще выжила, — при этом пришлось бы прибегнуть к помощи самых искусных целителей во всем Колмаре. А тут вдруг ожоги исчезли за одну ночь. Руки ее должны были на всю жизнь остаться в ужасных шрамах, изуродованные огнем непонятного происхождения, — но вместо этого остались едва заметные следы. Пусть я спас ее от лихорадки, что охватывала тогда ее тело, но, несмотря на все мое мастерство, она умерла бы в ту же ночь, кабы не плод лансипового дерева.

Один плод я заставил Марика съесть сразу же, едва мы отплыли, — он-то и спас ему жизнь; второй плод я дал ему вкусить, когда мы прибыли в Корли, но на этот раз его благотворное влияние было не столь заметным. Я обратился ко внутреннему зрению — способность эта свойственна целителям — и смог увидеть все перемены, происходившие с ним, пока он ел: было удивительно наблюдать, как его покалеченный, разрозненный разум начинает сращиваться у меня на глазах, подмечать, как даже самое легкое недомогание вмиг оставляет его, следить, как чудодейственная сила лансипа вступает в противоборство с болью, не покидавшей его на протяжении многих лет. Когда он доел плод, эта старая его рана притихла, чего раньше не бывало, и после уже не давала о себе знать с прежней силой, как случалось раньше каждый раз. Не думаю, однако, что причиной тому действие лансипа, хотя целебные свойства плодов и в самом деле поражают. Лично мне кажется, что, поскольку разум его был утрачен, злые твари не сумели отыскать его; в то же время я склонялся к мысли, что, пока Марик жив, ему вряд ли удастся полностью избавиться от этого наказания.

Я вполне надеялся, что он сможет полностью поправиться и встать с постели таким, каким и был, однако эта бредовая надежда вскоре начала гаснуть. Миновало более четырех месяцев напряженных стараний, и за ним уже не нужно было ухаживать как за младенцем, но разум его так и не восстановился. Это напоминало глубокую рану, которая только-только перестала кровоточить. Зажить не зажила, однако и ухудшения можно было не опасаться, а со временем придет и исцеление, дай лишь срок. Правда, уверенности в этом с каждым днем у меня становилось все меньше. Он был в состоянии понимать простые слова, но речь его до сих пор не восстановилась.

К тому же после возвращения с Драконьего острова я ухитрился схоронить его подальше от магистра Бериса. Быть может, если бы мне удалось продержать его подле себя подольше, со временем мой господин полностью поправился бы. Но это лишь предположение. Несколько дней назад Берис дал нам знать, что собирается приехать. Я хоть и был личным целителем Марика, но ведь Берис — глава школы магов, а она располагалось в Верфарене, где и обучают целителей.

Во время выборов верховного магистра принято руководствоваться целым набором качеств: те, кто метит на этот сан, должны обладать силой, прямотой, честностью, состраданием. В случае с Берисом решающую роль сыграло его могущество. Чего-чего, а могущества у него больше, чем у всех прочих магов нашего времени, даже взятых вместе. Клика, поддерживавшая его на выборах, распустила слух, будто появление столь могучего целителя — знак того, что силе его в дальнейшем суждено быть востребованной для некоего великого деяния. Это поколебало многих — рад заметить, правда, что меня в их числе не было, — и Берис взлетел так высоко, насколько только может подняться целитель в любом из уголков Колмара.

Меня кидало от него в дрожь.

И он уже был в пути — скорее всего, к вечеру доберется до Элимара. Я не мог предположить, зачем ему понадобилось ехать в такую даль; в это время года путь от Верфарена до Элимара занимает не меньше десяти дней, ибо дорога зимой небезопасна. А я, пока суд да дело, вымыл и побрил Марика, при этом не оставляя попыток побеседовать с ним. Впрочем, тщетно. Взгляд его был таким же отсутствующим, как и месяц назад. Хотя до этого я пару дней отдыхал и теперь смог в полной мере прибегнуть к своей силе, но это ни к чему не привело: несчастный его разум не желал исцеляться.

Некоторые заявили бы, что нынешнее его жалкое состояние — достойная расплата за нечестивые дела. Но пусть тогда объяснят мне сперва: отчего же люди, ведущие праведную жизнь, подвержены вероятности погибнуть в расцвете молодости ничуть не меньше, чем те, для которых смыслом жизни является уничтожение себе подобных? Коли не сумеют объяснить — все прочие их слова будут для меня пустым звуком. Неужели же я должен думать, что Владычица способна так безжалостно отвергнуть одного из своих сыновей? Конечно, он избрал темный путь; однако во всем мире не найдется ни одного существа, которое было бы испорчено безнадежно — помочь нельзя лишь покойнику. Однако должен признаться, что где-то в тайном уголке своего сердца я надеялся, что тело его в конце концов устанет поддерживать в себе жизнь. Иногда по ночам, не заботясь о собственной душе, взывал я к Владычице, моля ее о том, что если уж не суждено ему исцелиться, то пусть хотя бы будет позволено умереть — сейчас, пока он свободен от нечистых помыслов...

Но у нее не было уготовано для своего блудного сына столь легкой доли.

Когда в сумерках прибыл Берис, он потребовал от меня отчета. Он старался держать себя учтиво, однако было ясно, что у него нет времени на любезности. Внимательно выслушав мое суждение о состоянии больного, он довольно доброжелательно объявил, что я, невзирая на сложности, неплохо постарался, а теперь дело за ним.

Этого я и ждал. Сказать по правде, будь на месте Бериса кто-нибудь другой, я был бы только рад этому приезду: кто же еще сумеет оказать моему господину столь непреложную помощь, если не верховный маг Верфарена. Но при мысли, что господин мой окажется в этих вот руках, у меня внутри все переворачивалось.

Под конец я удивил магистра Бериса, да и себя заодно. Стоило ему направиться к постели Марика, как я тут же преградил ему путь, встав между ним и хозяином. Хотя у меня и в мыслях такого не было. Тело мое двигалось словно само по себе, понукаемое глубочайшим внутренним порывом.

— В чем еще дело, целитель Майкель? — спросил он весело. К своему удивлению я услышал, как слова сами собой слетают с моих губ:

— Простите великодушно, магистр, но я не доверю его вам. У больного следует спросить, согласен ли он, чтобы приставленный к нему целитель принял помощь постороннего лица, а мой подопечный не в состоянии дать вам свое согласие.

Берис даже не взглянул на меня.

— А почему же, целитель Майкель, ты посчитал за верное не принимать моей помощи? — спросил он, не отрываясь от своих приготовлений.

— Магистр, вот уже четырнадцать лет я числюсь целителем в этой гильдии. Марик знает меня и доверяет мне. При нынешнем его состоянии доверие — ценнейшая и очень хрупкая вещь. Я залечил провал в его разуме с помощью плодов лансипа, но это лишь первый шаг. Каждый вздох его сопровождается страхом. Если кто-то дотрагивается до него, помимо меня, он пускается в крик. Так что пока я должен настоять на том, что бы он остался на моем попечении.

Наконец-то я привлек его внимание. Сузив глаза, он впился в меня взглядом. Казалось, прошла целая вечность; наконец он пожал плечами.

— Хорошо же. Во имя Сил, Майкель, я делаю тебе вызов: докажи, что ты более годен для того, чтобы исцелить этого человека, нежели я.

Что? Вызов по всей форме? Здесь?

Пока я удивлялся, он в два счета призвал свою силу — и весь засветился ярко-бирюзовым сиянием, так что больно стало смотреть. Я попытался было воззвать к собственной силе — но тут он нанес удар. Неожиданный и беспощадный, что как-то слабо сочеталось с занятиями целительством. И мне показалось, за миг до того, как я лишился чувств, будто голубоватое сияние вокруг его фигуры изошло черными линиями...

Когда на следующее утро я очнулся, мир для меня изменился, но еще больше изменился я сам.

Первым, что я увидел, едва открыв глаза, было лицо Бериса, склонившегося надо мною. Он улыбался. И тут вдруг я осознал, какая у него хорошая улыбка, открытая и искренняя, и удивился, как я мог предаваться столь темным суждениям о нем.

— Что ж, Майкель, ты вновь с нами. Как самочувствие? — спросил он. Речь его действовала успокаивающе, и теперь я понимал, отчего он имел такой успех в Верфарене. От одного лишь его присутствия людям становилось лучше.

— Со мною все хорошо, магистр, — ответил я. Голос мой оказался слабее, чем я того ожидал, и меня довольно сильно мутило — должно быть, поэтому я лежал в постели под присмотром Бериса. Но почему же он здесь?

Он уселся.

— Боюсь, мне придется извиниться перед тобой, мой юный друг. Вчера вечером я так устал и настолько был озабочен несчастной участью своего давнего друга Марика, что обошелся с тобою слишком уж круто. Я сперва лишь попросил тебя разрешить мне осмотреть его, а когда ты отказал мне в этом, боюсь, что я вышел из себя и бросил тебе вызов. Я искренне прошу прощения. Если тебе хочется, чтобы я оставил его на твое попечение, я с радостью соглашусь.

— Могу ли я отрицать ваше право ухаживать за ним, магистр? — ответил я, еще больше смутившись. — Признаюсь, я ничего не помню из того, что было вчера вечером. Вы говорите, я не позволял вам даже посмотреть на него? Чем же я при этом руководствовался?

— Боюсь, отнюдь не здравым смыслом. — Он взял меня за запястье, чтобы проверить, как работает мое сердце, и опять улыбнулся. — Вновь набираешься сил. Хорошо. — Он глянул на меня. — Должен сказать, однако, что приехал я как раз кстати. Мне пришлось немало потрудиться, чтобы изгнать из тебя лихорадку.

— Лихорадку? — переспросил я и приложил ладонь ко лбу. Жара не было.

— Это уже в прошлом, рад тебе сообщить, — сказал он с улыбкой. — Могу лишь предположить, что, когда я прибыл, лихорадка уже завладела тобой, а иначе с чего бы тебе отказывать мне в праве увидеться со старым другом, нуждающимся в моей помощи?

— И правда, с чего? Должен попросить у вас прощения, магистр, — я кисло улыбнулся. — Говорите, вы бросили мне вызов? И я принял его? Должно быть, меня и впрямь лихорадило: я бы никогда не сделал такого в здравом уме. Я глубоко уважаю ваши способности. — Как ни пытался я припомнить недавние события, так и не смог: в памяти словно зияла брешь. Встряхнув головой, я улыбнулся: — Должно быть, я свалился как подкошенный, только вот ничего не помню.

— Тебя уже шатало, когда я призвал свою силу, — ответил он. — Я тебя и коснуться не успел — а ты вдруг распластался на полу. — Он негромко рассмеялся. — Я, правда, испугался, и поделом. Боялся, что убил тебя. Но не волнуйся, теперь все в порядке, делу конец, как говорится. Как ты, встать сможешь?

Я попробовал — и обнаружил, что вполне способен стоять; правда, немного кружилась голова. Я увидел, что нахожусь в собственных покоях — должно быть, слуги перенесли меня сюда после того, как я упал. Берис отвел меня к столику, который он велел поставить в моей приемной, и там мы вместе позавтракали. Трапеза была легкой, как и предписывается всем тем, кто только начинает поправляться после лихорадки. После завтрака мне значительно полегчало — в положении больного я бываю просто ужасен, как, впрочем, и большинство целителей, — и тут я заметил, что вид у Бериса не в пример цветущий. Он весь так и лучился здоровьем и, казалось, помолодел лет на десять — не то что тогда, при последней нашей встрече.

Когда я сказал ему об этом, он улыбнулся:

— Выходит, это уже настолько заметно! Благодарю тебя, со мной и вправду все хорошо. Я провожу опыты с лансипом, что я получил благодаря последнему рискованному предприятию, которое провернул совместно с Гундарской гильдией. — Нагнувшись поближе, он добавил заговорщицким тоном: — Знаешь, я слышал то старинное предание о чудесном лансиповом снадобье, что дарует старикам вторую молодость, и подумал: раз у меня теперь есть и желание, и возможности, почему бы не попробовать? — Вновь откинувшись на спинку стула, он чуть заметно покачал головой. — Увы, — продолжал он обычным голосом, — россказни несколько преувеличены, однако я чувствую себя сейчас куда лучше, чем когда-либо за многие годы. А если это заметно и для глаза стороннего наблюдателя — что ж, тем лучше! Боюсь, старение — не такая уж приятная штука, и стало быть, любая отсрочка здесь весьма кстати. — Потом он посмотрел на меня внутренним взглядом целителя и, казалось, остался доволен. — Ты, похоже, поправился. Не желаешь ли пройтись со мной, посмотреть на нашего подопечного? — Глаза его блеснули. — Или мне придется еще раз бросить тебе вызов? Мы оба рассмеялись.

— Нет, не нужно. Разве что меня вновь охватит лихорадка, тогда уж действуйте, как сочтете нужным, — ответил я. — Однако же я предпочел бы впредь не терять головы — если, конечно, получится. Давайте посмотрим, что мы сумеем сделать вдвоем для моего несчастного хозяина.

По утрам Марик спокойно спал и не просыпался, пока я не называл его по имени. А прежде, бывало, каждый день поднимался затемно. Даже сейчас казалось, что ему так и хочется пробудиться, но что-то ему не дает. То ли некий темный страх держал его в объятиях сна, то ли тело его просто пыталось таким образом отдохнуть ради исцеления его разума — этого я не знал.

Магистр Берис попросил меня подробно рассказать ему обо всем, что явилось причиною нынешнего состояния Марика. Он сказал, что до него дошли некоторые слухи, однако ему хотелось бы услышать все от меня самого — все, что мне было известно, поскольку я сам сопровождал Марика в путешествии. Я поведал ему обо всем, что знал, — что разузнал от этого таинственного Вариена по пути обратно, — но это, кажется, Берису не слишком помогло. Меня не было подле Марика, когда его постигло это несчастье. Меня позвали позже — тогда-то я и обнаружил, что разум его скитается где-то в отдалении, и я при всем желании не могу до него дозваться.

— Был ли он ранен? — спросил Берис, поглядывая на моего господина. — Были ли у него на теле раны, большие или малые, когда ты его увидел?

Я вздохнул:

— У него был небольшой прокол на среднем пальце левой руки, да еще несколько глубоких царапин на груди. Раны его, чем бы ни были они нанесены, оказались заражены — они становились хуже чуть ли не на глазах. Я сумел приготовить припарку из лансиповых листьев, чтобы остановить распространение заражения. После этого я прибегнул к собственной силе и не отходил от него целыми днями, да еще дал ему съесть один из найденных плодов лансипа. Поначалу это лишь удерживало в нем жизнь, но даже этого я не сумел бы добиться лишь собственными силами. Во время путешествия я старался как мог, однако в полной мере применить свою силу сумел, лишь когда мы прибыли в Элимар. Но, как видите, это исцелило лишь его тело. Боюсь, что разум его все ещё блуждает где-то вовне.

Берис воззвал к своей силе и, используя внутреннее зрение целителя, оглядел Марика. Мне было ведомо то, что он увидел. Я не говорил с магистром об этом заранее, чтобы не примешивать к его взгляду свое собственное видение, но то, что я видел, преследовало меня и днем и ночью.

В то время как обычный человеческий разум, воспринятый целителем при помощи внутреннего зрения, предстает перед ним в многоцветном движении — он может быть разъярчен болью, сочно вызолочен радостью или подернут серовато-серебристой пеленой страха, — разум Марика напоминал иссохшую равнину: пустынную, покрытую трещинами от палящего зноя, закаменелую и ломкую, обожженную слепящим, безжалостным солнцем.

Нас обучают исцелять разум (что куда сложнее, нежели исцеление тела) следующим образом: мы пытаемся противопоставить одному видению другое, прямо противоположное, при этом открывая путь для исцеляющей силы. Так, разуму, объятому тьмою, следует осторожно — очень осторожно — показать картину рассвета, но только избегая резких оттенков, вроде пылающей зари, которая может оказать тяжкое воздействие, — позволительны лишь первые намеки зарождающегося света, предвещающие новое утро. Зачастую такое осторожное воздействие даже не заметно для больного, однако со временем, общаясь с ним беспрестанно и прилагая все усилия, можно добиться таким образом исцеления. Во время этого мы и сами словно находимся внутри такого воображаемого мира и поэтому чувствуем, приносят ли наши старания плоды или нет.

Я уже пытался прежде исцелить Марика картинами утреннего тумана, низкой слезящейся тучки и даже легкого дождика (когда совсем уж отчаивался) — но каждый раз, стоило мне отозвать свою силу, вся эта «влага» в один миг исчезала, будто кто-то ее залпом выпивал, а в видении оставалась лишь неровная серая пыль, точно и не было всех моих попыток. Казалось, Марик выпивает до капли все, что я ему предлагаю, но по-прежнему умирает от жажды, хотя сам я во время своих бесплодных попыток становился мокрым насквозь.

И в этот раз я воззвал к своей силе, и она обволокла меня голубоватым свечением — но какой же ничтожной казалось оно рядом с трепещущей лазоревой мантией, что окружала Бериса. Я наблюдал за тем, что происходит: мы способны «видеть» все, даже когда работает другой целитель. Хотя двое целителей не могут узреть в точности одну и ту же картину, итог воздействия равно отобразится для обоих.

И вот я вновь там: стою на твердой, покрытой трещинами поверхности Марикова разума, совершенно омертвелой, без какой бы то ни было, пусть даже самой крохотной надежды на жизнь. Я почувствовал, как Берис дал волю своей силе — и вот на солнце уже наползает туча и поднимается ветер. Я глубоко вздохнул и — готов поклясться! — почуял запах приближающегося дождя.

Если вы гордитесь каким-либо умением, к которому стремились долго и упорно, а потом вдруг встречаете настоящего искусника, который без малейших усилий повторяет то, что давалось вам так непросто, — если вы с этим сталкивались, то поймете, что я при этом чувствовал. На протяжении трех лун мне несколько раз удавалось развернуть перед разумом Мариком образ, пропитанный нежной влагой, который держался у меня с час или около того. А Берис в одно мгновение вызвал целую дождевую бурю.

В глубине души мне стало неспокойно: картина Бериса была слишком резкой, внезапной, бурной. А с покалеченным разумом следует обращаться осторожно, мягко, лишь в этом случае возможно восстановить его целостность — так, по крайней мере, меня учили. Но спорить с Берисом я едва ли мог — как-никак верховный маг Верфарена. Лишь стоял и смотрел — и чувствовал, как студеный сырой ветер понемногу проникает ко мне сквозь плащ, отчего по телу распространяется неприятный холодок. Вдали прогремел гром. Упали первые крупные капли дождя, прибивая пыль. Я чувствовал, как они попадают мне на кожу — холодные, тяжелые, даже больно ощущать их удары. Они не сразу преобразили сушь у меня под ногами, однако можно было уже заметить несколько сырых пятен, появляющихся то тут то там и в следующий же миг словно испарявшихся.

И все-таки по состоянию воздуха я чуял, что долго так продолжаться не может. Капли падали все быстрее и чаще — вскоре я уже стоял посреди настоящего ливня, с небес лило как из ведра. Я почувствовал, что становится небезопасно. Сколь бы ни был я очарован, но в душу прокрался ужас. Подозреваю, что в первое же мгновение я промок до нитки, хотя и не замечал этого: все мое внимание было приковано к земле.

Ибо поверхность под ногами и в самом деле становилась землею. Ничто было не в силах противостоять таким потокам воды — я видел, как трещины переполняются темной жидкостью, края их сглаживаются, и вся иссушенная поверхность превращается в грязь. Вскоре образовались огромные лужи — дождя лило больше, чем способна была впитать земля. Я начал опасаться за Марика и прокричал:

— Господин Берис, достаточно! Наверняка уже довольно!

Ответа я не получил — а дождь все не прекращал, и потоки его становились все обильнее. Образовалось уже целое озеро — и из него вдруг начало появляться нечто.

Это был выползок из кошмара — дракон размером с гору. Струи воды, попадая на блестящую спину твари, тут же с шипением испарялись, но дождь лил сплошной стеной. Чудовище поднялось на задние лапы и ужасающе взрычало — но небеса огласились ответным рыком: раздался оглушительный раскат грома, небо расколола молния — и сверкающим копьем ударила дракона промеж глаз.

Я был ослеплен, находясь в этом мире внутри чужого разума. Встрепенувшись, я сделал пару-другую глубоких вздохов, возвращаясь в настоящий мир, — и тут узрел чудо.

Марик сидел на постели, остановив взгляд на Берисе; он весь дрожал, однако голос его прозвучал на диво внятно:

— Проклятье, отчего так долго?

* * *

Я изменилась с тех пор, как покинула его, — изменилась как душою, так и телом. Я бродила глубоко в лесах при лунном свете, впитывая его лучи, точно воду, чувствуя, как в земле под ногами струятся глубинные потоки, подобно живым существам. Однажды, жаркой летней ночью, я летала — взмывала ввысь и устремлялась вдаль, кружа и носясь в воздухе, что поддерживал мои крылья прочно и твердо, словно камень. Я видела многих таких же, как он, — шагавших, подобно ему, на двух ногах, — но они казались мне страшными в тени деревьев; я видела и себе подобных — четвероногих, с крыльями и хвостами, покрытых чешуей и снабженных острыми когтями.

Но было больше его сородичей, нежели моих.

...Будучи совсем еще юной, я уже знала, что мы различны. По мере роста я задумывалась: когда я сброшу крылья и начну ходить стоймя, не будет ли это больно? Я знала, что он старше и мудрее меня, а выглядел и пахнул он как-то странно; но я также чувствовала и любовь — верную и сильную. Я никогда не задавалась этим всерьез, пока в одно прекрасное утро не наклонилась над озерцом, чтобы напиться, и не увидела в воде собственное лицо цвета осеннего заката — и осознала до мозга костей, что лик мой, подобный прочному и твердому щиту, никогда не станет мягким и не покроется таким же нежным пушком, как у него. Я не стала после этого любить его меньше, но поняла тогда, что должна покинуть его и искать для себя иной доли.

Я искала и нашла — и начала жить с себе подобными; но никогда не забывала — не могла забыть — то милое лицо и тот облик. И теперь, когда грядут великие перемены, во мне проснулось могучее желание — вновь быть с ним. Долго я не могла решить, идти ли мне или все же остаться, долго страхи мои не давали мне сделать ни того ни другого, но в конце концов я отказалась от собственной безопасности и отправилась на его поиски. Никогда мне не понять, отчего я сделала этот выбор и где нашла столько мужества, — но я решилась, и мир был изменен.

Ланен

Прежде я никогда не отказывалась от оленины, однако сейчас была не в состоянии есть, даже после того, как Джеми нарезал немного мяса мелкими кусочками и, нанизав их на вертел, быстро поджарил над огнем, который развела Релла. Пахло недурно, но я, как ни крути, все еще не могла унять отголоски этого страшного крика, до сих пор теребившие мне разум. Вместо этого я куснула морковку — из зимнего хадронстедского запаса, который мы существенно подсократили, набрав кое-чего с собой в дорогу, — и туг же поймала себя на мысли: хорошо вот, что овощи не кричат. В животе у меня и так творилось невесть что, а при этой мысли меня едва не выворотило. Даже морковь показалась отвратительной.

— Что с тобой, девочка? — спросил Джеми, когда я отказалась от оленины. — Мясо прожарилось на славу, а всем нам необходима горячая пища.

— Прости, Джеми, — произнесла я. Не могла же я пуститься сейчас в объяснения того, о чем лишь смутно догадывалась. Он и так с трудом поверил, что люди могут общаться при помощи Истинной речи. Я сомневалась, что вообще стоит говорить об этом. Может, оно так само и пройдет. — Я не голодна. Не могу сейчас даже смотреть на еду.

Он пристально поглядел на меня, потом пожал плечами:

— Как хочешь. Нам надо готовить горячую пищу как можно чаще, а на холоде мясо будет оставаться свежим несколько дней. — Он улыбнулся мне. — Ежели ты не голодна, окажи мне услугу. Пригляди-ка за остальным мясом, а я пока займусь лагерем.

Он оставил меня следить за вертелами с маленькими кусочками оленины, жарившимися над огнем, а сам принялся отвязывать от седел скатки с постельными принадлежностями — свою и мою.

— Хвала Владычице, эти драные ублюдки так были заняты тем, чтобы заполучить тебя, что совсем не заинтересовались нашими лошадьми, — сказал он спустя некоторое время. — Я бы предпочел ехать верхом, чем брести на своих двоих.

— А куда ехать-то? — вопросила Релла, став коленями на холодную землю, чтобы расчистить место себе для постели подле огня. — Мы ведь так и не решили, куда отправимся, — голос ее посуровел. — Я все так же стою за Сорун. Кое-какие подозрения у меня имеются, но я хочу узнать наверняка, кто нанял этих несчастных оглоедов.

— Ты подозреваешь кого-то? А кого именно? Я его знаю? — вырвалось у меня, и губы мои против воли тронула улыбка.

— Нет, если только ты не слышала имени Берис.

Я нахмурила лоб. Имя это казалось знакомым, но я не была вполне уверена. И тут услышала, как Джеми прошипел:

— Берис!..

Голе его прозвучал так низко и напряженно, что я обернулась и посмотрела на него. Он оставил свое занятие: казалось, кроме слов Реллы, его ничто больше не интересовало.

Мне пришлось как следует сосредоточиться, прежде чем я что-то услышала. Голова моя вдруг опять наполнилась голосами, которые теперь были даже громче, чем прежде. Я отчаянно пыталась не замечать их. Что-то в словах Джеми всколыхнуло мне память — что-то такое, о чем он уже упоминал, но я не могла толком припомнить. А с этим шумом в ушах и вовсе было невозможно ни о чем думать.

— Я знаю его, — сказал он. — Ты тоже?

— Да, хотя уж лучше бы и не знать, — отозвалась она. — За ним следят уже много лет, и ни одна из новостей о нем не сулит ничего доброго.

— Так было и всегда, — произнес Джеми, точно впав в какую-то одержимость. — Я знаю его вот уже двадцать пять лет и ненавижу с тех самых пор, как впервые услышал его голос.

— А ты мне по сердцу, Джеми, — заявила Релла, словно пытаясь перенять позу и голос Джеми. И добавила: — Как бы меня не выгнали из Службы за то, что я сейчас тебе скажу, но тебе надо это знать. Ныне он является верховным из магистров и возглавляет школу магов в Верфарене, куда отправляются лучшие молодые целители, чтобы обучаться своему искусству и совершенствовать свои навыки. По всем меркам, место это неплохое, да вот только сам-то он прогнил насквозь — впрочем, насколько нам известно, он всегда был таким. Ходят слухи, будто там уже попахивает демонами.

— Да, и уже лет этак двадцать пять, не меньше, — ответил Джеми. От его слов я содрогнулась, а Релла всмотрелась в него еще пристальнее. Он стоял посреди зимнего леса, забыв о своем мешке, который болтался у него в руке; другую руку он держал на рукояти меча, а сам полыхал от гнева многолетней давности. Голоса у меня в голове звучали теперь потише.

— Оборони нас Владычица, что он такого тебе сделал? — вопросила Релла, широко раскрыв глаза от удивления.

— Спутался с демонами и пытался убить Маран и меня, — ответил Джеми; казалось, слова эти дались ему с трудом. — Но это так, к слову.

И тут я с содроганием вспомнила, как Джеми рассказывал — казалось, не далее как вчера — о повелителе демонов, с которым был связан Марик. Однако случилось это еще до моего рождения, четверть века назад, а Берис уже тогда был немолод, судя по рассказу Джеми. Джеми говорил, что этот Берис умертвил невинного ребенка, чтобы создать Дальновидец — шар, позволяющий его владельцу видеть все, что бы он ни пожелал, независимо от расстояния. Ценой, обещанной за Дальновидец, должен был стать первенец Марика — это и была я, ибо уже тогда мать моя носила меня в утробе, хотя и не знала об этом, — будущий ребенок Марика Гундарского.

— Я поклялся, что прикончу его собственными руками, и теперь у меня появилась такая возможность, — сказал Джеми. — Говоришь, он в Верфарене?

— Мне по душе твои помыслы, однако это невозможно, мастер. Он — глава школы магов! Он неприкосновенен. Почти все вокруг него уверены, что он и есть тот, за кого себя выдает, — верный слуга Владычицы, присматривающий за обучением молодых целителей с редчайшей благонадежностью. Но Безмолвной службе известно о нем больше, да и тебе, как вижу. — Она метнула на меня быстрый взгляд и улыбнулась. — Что ж, ладно. Сдается мне, в Сорун мы не едем. Можно отправиться прямиком в Кайбар и там перебраться через реку, это ближайший путь отсюда до Верфарена.

Джеми бросил наземь мешок и опустился перед ней на колени.

— Госпожа, — произнес он пылко, легонько дотронувшись до ее руки, — тебе необязательно лезть во все это. Я подвергаю себя опасности, чтобы выполнить давнюю клятву. Ланен с Вариеном идут, куда их влечет Владычица и ведет судьба. Тебе необязательно ехать с нами.

— Разве, коневод Джеми? — отозвалась Релла, мягко отстраняя его руку и вынимая из глубин своего мешка еще одно одеяло. — Плохо ты слушаешь, так-то вот. У меня задание, разве забыл?

Я собиралась было спросить, о каком задании речь, как вдруг отчетливо услышала в голове голос... Шикрара, который назвал меня по имени!

— Очнись, девонька! — голос Реллы прервал мои мысли. — Спалишь мясо — сама будешь есть.

Мне удалось-таки спасти немалую часть оленины, и я принялась раскладывать ее на камне, чтобы она остыла, как вдруг Джеми спросил:

— А где же твой муженек.

— Неподалеку, — откликнулась я. — Только что его слышала. Поблагодарив про себя Владычицу за Язык Истины, я воззвала к нему:

«Вариен, где ты? С тобою все в порядке?»

Вариен

Я не был столь брезглив, как Ланен, и вдоволь поел мяса оленя, которого подстрелил Джеми. Мне доводилось иногда слышать предсмертный крик существ, которых я убивал на охоте, и даже видеть выражение их глаз.

Суровая истина заключается в том, что все мы живем благодаря смерти. Мы, кантри, возносим хвалу Ветрам за те чужие жизни, что поддерживают нашу, и просим прощения у существ, которых вынуждены убивать; но мы не смогли бы выжить, питаясь одними лишь плодами. Как-то один из кантри пытался так жить, когда я сам был еще совсем молод, — Крэйтишем его звали. Питался он только корнеплодами и дарами деревьев — и пусть лансиповые плоды способны поддерживать силы долгое время, но в конце концов он все же ослабел и занемог. И Шикрар, старый мой друг, с ревом вломился к нему в чертоги, держа в зубах огромную рыбину, которую сам же изловил. Смекалистый мой товарищ знал, что Крэйтиш питает слабость к рыбе. Тогда Шикрар еще не был Старейшим, но обучал Крэйтиша, как и всех прочих; и когда он велел ему поесть рыбы, Крэйтиш повиновался. Сначала он мог съесть лишь небольшой кусочек, но постепенно окреп — и стал таким, каким был. Как сказала однажды Идай, откуда нам знать, быть может, плоды тоже чувствуют боль и кричат на своем безмолвном языке, когда мы их поедаем?..

Я обнаружил, что мысли мои все больше и больше обращаются к старым друзьям, и на сердце у меня сделалось тяжко. Они так далеко от меня, мои родичи. Я почти позабыл, что обладаю возможностью мысленно общаться с ними. Тогда я извлек из своего мешка грубо сработанный золотой венец, в который Шикрар вставил самоцвет моей души. Я не сразу надел его, а просто держал в руках и разглядывал.

Как мне объяснить это вам? Самоцвет души — это не побрякушка, найденная в земле, это часть нас, часть нашего тела, так же как крыло и коготь, плоть и кровь. Мне все еще не хватало моих крыльев — хотя я все же находил большой восторг в том, что я человек, — но отсутствие самоцвета души печалило меня пуще всего. Это было все равно как если бы человек почти полностью лишился зрения и слуха. Кантри в отличие от людей способны переживать ощущения и восприимчивы к Истинной речи. Так уж мы устроены: не будь Языка Истины, разве смогли бы мы переговариваться друг с другом высоко в воздухе, когда ветер свистит в ушах, а расстояние до соседа никак не меньше двух простертых крыл? Ланен оказалась единственной из гедри, которой стал ведом Язык Истины.

Я надел венец. Голова сейчас же заболела, но мне было все равно — слишком страстно желал я услышать голоса соплеменников.

«Шикрар, друг мой сердечный, слышишь ли меня?»

"Акхоришаан! - сейчас же услышал я восторженный отзыв.— О, хвала Ветрам, я слышу тебя! И разумеется, мне следует звать тебя Вариеном. Голос твой — долгожданный, как лето после долгой зимы, друг мой. Как твои дела?"

Я обхватил себя руками, точно пытаясь обняться с его голосом. Это и впрямь был Шикрар, и разум его говорил с моим, как и встарь; мы были друзьями с незапамятных дней, и дружба наша оставалась крепкой и сильной, как само море.

«Как славно слышать твой голос, друг мой. Зима тянется долго, а жизнь среди гедри подчас нелегка».

"А жизнь и не бывает легкой, что для кантри, что для гедри, — ответил он. Когда радость оттого, что я вновь слышу голос друга, приутихла, я почуял в его речах отголоски тревоги. — Многое случилось за последнее время, Вариен. Есть ли у тебя сейчас время на разговор?"

"И сейчас, и позже, - ответил я.— Но скажи, Шикрар, как у тебя-то дела? Раз ты ответил так быстро, я полагаю, что вех-сон уже не властен над тобою?"

«Да, я исцелился, благодарю тебя. А как ты поживаешь со своей госпожой?»

«Лучше и быть не может, хотя в последнее время нас преследуют напасти. Я усваиваю нелегкую истину о своем новом народе, Шикрар».

«У истины всегда остры края, и это тебе издавна известно. Но, познавая ее, ты ведь не утратил доброго расположения духа?» «С этим все в порядке. Ланен не перестает восторгать мой взгляд и окрылять мне душу... Ах, Шикрар, извини! Мы совсем недавно сочетались браком, и я не могу держать про себя этот восторг, он переполняет меня».

Я почувствовал, что он рад, хотя в настроении его угадывалось и некоторая грусть.

«Акхоришаан, долгие годы ждал я услышать от тебя такие речи. Я рад за тебя, друг мой, хотя, по всей правде, сердце мое возрадовалось бы больше, если б твоя отважная возлюбленная сделалась одной из кантри, а не наоборот. Впрочем, на все воля Ветров, и мы должны верить, что в конце концов они приведут нас куда следует».

«Сердце твое всегда было сильным. Я тоже верю, что так и будет, хотя сейчас я молюсь Владычице гедриов в равной степени, как и Ветрам. А уж вместе Ветры и Владычица наверняка сумеют позаботиться о всех нас! Однако довольно об этом. Шикрар, поговори со мной. Как поживают кантриы? Как мой народ?»

«У нас все хорошо, Вариен. Но не народ твой должен беспокоить тебя, а земля, на которой мы обретаемся. Тераш Вор вновь изрыгает пламень, и подземные толчки разбудили меня, разогнав вех-сон». «Шикрар!..»

«Обо мне не тревожься: я вполне излечился. Но ныне боюсь за наш дом, Акхоришаан. Не один Тераш Вор пышет пламенем. И прочие тоже — даже Лашти и Кил-Лашти охвачены огнем».

"Во имя Ветров! - вырвалось у меня.— Шикрар, созывал ли ты Совет?"

«Он состоится менее чем через две луны — если только нам позволено будет ждать так долго. Боюсь, однако, что нет. В воздухе что-то витает, Акхор, — какой-то тонкий звук, едва уловимый слухом: то он становится громче, то вновь стихает, однако полностью не прекращается. Не знаю, что это такое, но звук этот вселяет беспокойство, если не сказать большего».

«Хотелось бы мне быть с тобою рядом, друг!» — воскликнул я горестно.

"Будь лучше там, где ты сейчас, друг мой, - ответил Шикрар бесстрастно.— Если нам суждено покинуть свое жилище, путь у нас только один. И нам понадобится помощь всех, кто сможет замолвить за нас слово".

В голову мне пришла запоздалая мысль:

«А говорил ли ты с Предками? Вызов их наверняка бы...»

«Кейдра помогает мне с приготовлениями. Тебе ведь известно, что такие мероприятия должно устраивать в новолуние, когда луна еще не народилась. Но оно не сегодня-завтра наступит, а мне еще требуется время, чтобы подготовиться. Придется ждать до следующего новолуния, да и надежда все равно невелика. Если бы наш остров буйствовал как и прежде, нам бы наверняка было известно об этом».

Голова у меня уже начинала раскалываться от боли.

«Друг, извини меня, но я вынужден проститься. Язык Истины, увы, теперь болезнен для меня. Знай же, что сердцем своим я с тобою, и молю: воззови ко мне, когда начнется Совет. Я буду слушать сколько смогу».

«Хорошо, так и сделаю. Здравствия тебе, Акхор, и передай мое искреннее почтение госпоже Ланен», — проговорил Шикрар на прощание и напоследок послал мне благословение, омывшее мой утомленный разум. Я ответил ему тем же и снял с головы венец. И почти сейчас же услышал, как меня зовет Ланен, спрашивая, где я нахожусь. Я повернулся и медленно побрел к лагерю, успокаивая ее, и принялся передавать ей новости, услышанные от Шикрара, с облегчением подумав, что мысленное общение с ней не требует от меня использовать мой венец с самоцветом.

Мы решили отправиться в Верфарен.

Глава 7

САЛЕРА

Салеру встретил я в объятьях пламени.

Снедаемое горем, сирое, печальное дитя;

И вот меж нами воспылала дружба крепкая,

И, став мне дочерью, определила тем мою судьбу она.

Уилл

Всегда считал, что тут нужно нечто большее, — вот и рад бы целую песню сложить, да только уж я не бард. Словом, случилось все нежданно-негаданно, а потом уже поздно было что-то править, да и как тут исправишь? Видно, так оно и было суждено.

Повстречался я с ней девять лет назад. Возвращался как-то домой, насобирав голубых цветочков салерьяна. Салерьян растет только в холмах; как я ни пытался рассадить его в саду — брал отводки, семена, чего только не делал — все зря. Однако же против головных хворей лучше средства не сыщешь — чего уж тут ноги жалеть! Растение это крупное, ни дать ни взять кустарник, а цветочки махонькие и распускаются вовсю ранней весной. Было это недели через три после Весеннего равноденствия, в тот самый, значит, год. Я отправился собирать цветы спозаранку: боялся, как бы дождь не зарядил. И вот уже возвращался назад с полной сумкой, обгоняя большую черную тучу, как вдруг почуял запах дыма.

Вообще-то пора была холодная, так что костром вроде бы никого не удивишь, да только жил-то я дальше всех — посреди лесистого кряжа, что тянется севернее Верфарена, — а до хижины моей оставалось еще добрых две мили. Я знал, что здесь во всей округе дрова жечь вроде бы некому — ну, мне интересно стало, пошел в ту сторону, откуда несло дымом.

Идти было недалеко, но я успел-таки смекнуть, что огонь-то, должно быть, не простой. Запах не походил на дым от дров. Чуялось в нем что-то дикое, необузданное и вовсе уж мне не ведомое, но, помимо прочего, я, приблизившись, различил запах горелого мяса. Я замедлил шаг: от тропы больно уж далековато, а плутать в нехоженом лесу не хотелось. И все же, выглянув из-за ствола огромного дуба, я так и ахнул, едва увидев ее.

Она топталась посреди яростного пламени, выискивая что-то в самом пекле, точно собака, пытающаяся унюхать запах, и при этом издавала жалобные возгласы. Я наблюдал за ней, и тут вдруг она откинула голову и закричала.

Меня словно подбросило от ее крика. Это не было воплем животного, вроде воя собаки, брошенной хозяином, но и на предсмертную муку было не очень похоже. Не боль слышна была в этом крике. Про себя я ничуть не сомневался, что слышу отзвук горести: было похоже, что это создание тяжко страдало, точно потеряв что-то.

Я ни разу не видел драконов так близко — и думать не думал, что они такие непростые создания. И потом, я считал, что они должны быть покрупнее. Но этот дракончик был не больше крупной собаки.

«О Владычица, упокой бедную душу», — прошептал я, едва до меня дошло, что теперь я различаю темные очертания в огне, который угасал прямо на глазах. На твердой земле среди пепла вырисовывались останки более крупной твари. Мне доводилось слышать немало объяснений того обстоятельства, что люди никогда не находят драконьих трупов; теперь же я видел перед собой верную разгадку. Похоже, умирая, они сгорают от своего же огня — не остается ни хвостов, ни чешуи, ни кончиков крыльев, только пепел да несколько кучек обгорелых костей.

Маленький дракончик снова завопил: глаза у него были закрыты, зубы оскалены, а нос обращен к небесам — ни дать ни взять человечья душа, терзаемая болью. И я, дурак набитый (что тогда, что сейчас), не в силах был удержаться и рванулся утешить бедное дитя: у меня всегда вызывают жалость страдания живого существа, будь то человек или зверь. Пускай я не целитель, однако же и травнику не чуждо избавлять от боли, хоть сестра моя Лира и говорит, что, мол, сердце у меня золотое, а вот голова не очень. И все же поступок мой не был таким уж опрометчивым, как могло показаться: роста я немалого, да и силушкой не обделен, так что за себя не боялся.

Внезапно это создание почуяло мое присутствие и угрожающе зашипело, точно огромная змея. Скаля зубы, дракончик следил за мной из-под едва приподнятых век, отчего глаза его обратились в щелки, и низко пригнул голову к земле.

Должно быть, одной Владычице известно, почему я заговорил с ним.

— Ну, ну, не волнуйся, я не причиню тебе вреда, — проговорил я тихо и спокойно, точно с ребенком или раненым псом. «И давай-ка мы оба не будем друг друга обижать, ладно? — подумал я про себя. — Что ты тут делаешь, а, малыш? Ты ведь еще маленький, правда? Обычный детеныш: потерял мамку и не знаешь, куда податься, где схорониться? Не волнуйся, добряк Уиллем поможет тебе, ежели сумеет».

Похоже, голос мой успокоил малыша — по крайней мере, он расслабился и раскрыл глаза пошире, и тут меня ждало еще одно удивление. Глаза его были ярко-голубые, такой же точно голубизны, что и цветы салерьяна, которых я насобирал целую сумку.

— Салера, — произнес я. — Так я буду тебя называть, если у тебя нет иного имени. Салера. Не знаю, мальчик ты или девочка, но это не столь важно.

Медленно-медленно я приближался к нему, двигаясь осторожно, как и требуется, коли имеешь дело с неизвестными животными. Я остановился прежде, чем дракончик отпрянул, и, не переставая говорить с ним, опустился на колени и протянул руку.

— Ну вот, Салера, что же нам делать-то? Могу поспорить, мамка твоя какое-то время хворала, так ведь? У тебя все ребра видно наперечет, бедняжка. И теперь, стало быть, бросила тебя — не по своей воле, конечно, но тебе-то от этого не легче.

Детеныш осторожно приблизился — совсем чуть-чуть, вытянув шею и обнюхивая мою руку. «Похоже, однако, он заинтересовался теперь другим, — подумал я, — вот и славно». Я не знал, смогу ли вновь вынести его крик.

В следующий миг дракончик перевел внимание с руки на мою сумку и принялся вдыхать запах цветов салерьяна — и не успел я и глазом моргнуть, как, клянусь, эта тварь разодрала мне сумку и в один присест сожрала все то, на что я потратил целые часы. А потом дракончик уселся на землю и уставился на меня. Может, он узнал по запаху, что цветы эти обладают целебной силой, может, они его просто привлекли, а может, он был настолько изможден горем и болью, что ему было все равно, — в общем, съел он эти цветы, хранившие запах моих рук. После чего осмелел — или просто перестал опасаться чего-то более страшного, чем то, что уже случилось. Я по-прежнему стоял на коленях, и тут детеныш приблизился и обнюхал меня с ног до головы. Он него веяло теплом, я учуял терпкий душок вроде корицы, но с каким-то резким привкусом, который почему-то заставил меня подумать о грозном огне.

Потом он посмотрел мне в глаза и попытался что-то сказать.

Знаю, знаю, это похоже на бред, но я клянусь: это существо пыталось говорить. Он двигал ртом и издавал какие-то звуки, а глаза его сияли разумом. Только я не мог понять его.

Чувствуя себя полным дураком, я спросил:

— Что? Что ты говоришь?

Готов поклясться, он вновь повторил то же самое. Во всяком случае так мне показалось. Но и на этот раз я его не понял. При этом я совсем позабыл, что нужно было спешить, однако напоминание явилось само собой. Несколько крупных капель упали мне на руки и на лицо. Детеныш поднял голову вверх вслед за мной: небо заволакивали тучи, и чувствовалось, что вот-вот хлынет дождь. Я заозирался по сторонам, но малыш уже сорвался с места. Большая скала, возвышавшаяся на дальнем конце поляны, оказалась вовсе не сплошной, как мне вначале почудилось: в один миг дракон добрался туда и тут же исчез. Я решил было уже возвращаться домой, чтобы прийти сюда позже, когда кончится дождь, но тут услышал его зов. Это было наполовину мяуканье, наполовину блеянье, но все же ни то ни другое. Кого же он звал? Если не мать, то другое близкое существо.

Что ж, выбор был невелик: или присоединиться к этому созданию, укрывшемуся в скале, или оставаться снаружи и промокнуть до нитки. И я выбрал первое.

Слыхом не слыхивал, чтобы кто-нибудь входил в драконье логово с доброго позволения хозяина, — мне пришло в голову, что я первый за многие годы, если вообще не за всю историю. Конечно, люди встречают иногда этих мелких драконов, хотя их вроде бы не так уж много — к тому же большей частью они робки и пугливы, чураются нас. Но у меня не было времени на раздумья — ни об этом, но о том, что меня ждет впереди, — я просто хотел остаться сухим, поэтому и вбежал в пещеру.

Оказалось, что там вовсе не темно: откуда-то сверху, из проема в своде, проникал свет — вся задняя стена была освещена, хотя сейчас было довольно тускло, и внутрь попадало больше дождевых струй, чем света. Стоял нездоровый запах гниения — впрочем, не слишком сильный. Лишь в углу небольшая кучка чего-то наполовину переваренного — должно быть, после неудачной трапезы — да навалы погадок, не особо тщательно присыпанные землей подле стены. А в остальном здесь было сухо и голо, можно даже сказать — чисто. Ни тебе черепов, ни костей — впрочем, никакого золота тоже не было. Едва я нашел миг поразмыслить над этим, как меня чуть ли не разочарование охватило. Я-то слышал, будто драконы спят на грудах сокровищ и на человеческих костях.

В общем, я вошел, став спиною к стене возле входа, а детеныш подошел ко мне. Не знаю: то ли он дождь не любил, то ли впал в такое отчаяние, что готов был принять любое утешение, да только он подобрался ко мне чуть ли не вплотную и посмотрел мне в глаза. Я опять опустился на колени, чтобы быть к нему поближе, а он вытянул свою длинную шею, так что мы оказались нос к носу. Не в силах удержаться, я протянул руку и дал ему обнюхать ее. Втянув разок-другой исходивший от меня запах, он нырнул мне под ладонь.

Ну вот и славно. Я уселся, прислонившись спиною к стене, и ласково потрепал его, ощущая пальцами чешуйки его кожи. Они были на диво гладкими, ничего подобного я раньше не встречал, а цвет их напоминал яркую медь. Сейчас бы я сравнил их с нежнейшим шелком, но тогда я о шелке и представления не имел. Кожа его на ощупь была теплой. Дракончик подобрался поближе, сперва медленно, с опаской, будто все еще сомневался: не выкину ли я какую неожиданность, не причиню ли ему вред, — но вскоре сдался и живо вскарабкался ко мне на колени.

У меня прежде водилось много собак, и я знал, что они способны печалиться так же, как и люди, но тут дело было куда хуже. Этот дракончик казался гораздо разумнее, и несчастье его было лишь горше от понимания того, что он потерял. Я мог лишь обнять его и поговорить с ним, дать ему почувствовать доброжелательное прикосновение, чтобы он понял, что не одинок в этом мире. Такое под силу каждому, кто так или иначе уже сталкивался со смертью.

Наконец он заснул, прямо на моих коленях. У меня не хватило духу отстранить его, даже когда дождь прекратился. Это было восхитительно: я сидел, прислонившись спиною к стене, а этот маленький изнуренный дракончик свернулся, пригревшись у меня на коленях, точно огромный кот, плотно прижав к бокам свои еще не развившиеся крылья и подложив под голову кончик своего хвоста. У меня голова шла кругом: я пытался осознать всю странность происходящего, а в следующий миг уже понимал, что это существо потянулось бы за утешением и к корове, и наверняка с не меньшей охотой, просто подвернулся ему именно я.

Все время пока он спал, я усиленно размышлял: было ведь ясно как дважды два, что детенышу требуется еда, но я и представления не имел, чем питаются эти создания, помимо цветов салерьяна. Что найдется у меня дома, что я смогу для него раздобыть? И вообще, какого он возраста? Не умрет ли он из-за того, что я не сумею узнать, чем заменить ему материнское молоко?

Впрочем, последнее я тут же отбросил: во-первых, я не был уверен, кормят ли драконы молоком, и, во-вторых, я хорошенько рассмотрел его клыки, что торчали из-под нижней челюсти. Они были предназначены для того, чтобы разрывать мясо, это уж точно. Я прикидывал, удовольствуется ли он кроликом (больше у меня в кладовой ничего подходящего не было), или же мне придется оберегать от него своих кур.

Тут дракончик пробудился и потянулся, и сердце у меня так и залилось кровью. Мне уже было знакомо это: я сам вел себя так же, проснувшись однажды утром после того, как мы предали мою матушку земле, — когда ты впервые просыпаешься после такого потрясения, в первое мгновение все кажется не более чем дурным сном. Потягивание как потягивание, ничего особенного — но уже через пару ударов сердца он вдруг замер и сжался, точь-в-точь человек, словно подумавший: «Мир мой изменился. Я одинок и уже не смогу ни потягиваться, ни дышать, ни двигаться так же, как прежде, — никогда уже не смогу». Он испуганно встрепенулся и отпрянул от меня, загребая лапами, — стремительно и резко, при этом исцарапав меня своими когтями. А царапался он больно, скажу я вам. Я вскрикнул. Он сейчас же остановился, оглянувшись на меня. В гневе я обругал его. Не слишком-то осмотрительно, будь я проклят, но бояться существа, которое только что дремало у тебя в объятиях, — это уж слишком, пусть даже и когти у него преострые.

— Полюбуйся-ка на себя, Салера! Зачем тебе это понадобилось? Я тут сижу ради твоего же спокойствия, трачу на тебя все утро — и что взамен? Разодранные штаны да исцарапанные ноги — и только. Чему тебя мамка учила, а? Разве так обращаются с другом?

Детеныш, стало быть, окончательно проснулся и — будь я проклят! — сейчас же подошел к моей руке, даже попробовал зализать Царапины, что оставил у меня на коленях, словно прося прощения.

Хотите верьте, хотите нет, но когда я выбрался из пещеры, этот малыш увязался за мною следом. Дома у меня осталось над очагом варево, и мне нужно было успеть вернуться, пока огонь совсем не догорел, — и, клянусь небом, Салера сопровождала меня до самого дома! Я вновь разжег огонь, помешал варево, после чего сходил в свою маленькую кладовую и принес оттуда кролика, которого сам же прежде изловил. Я лишь вздохнул с сожалением, поняв, что мне придется довольствоваться за ужином лишь корнеплодами.

...Я вынес тушку Салере. Она остановилась напиться воды из ручья, что протекает краем вырубки к северу от моей хижины. Я расчистил себе в лесу лишь небольшой участок — для дома и огородика. Всегда был убежден, что деревья негоже лишать жизни понапрасну, они заслуживают ее не меньше, чем мы.

Она... Ну, то есть я лишь предположил, что это девочка, — но не мог же я постоянно относиться к ней как к бесполому существу, да и мне как-то даже казалось, что это, скорее всего, самка. В общем, так или иначе, она поспешила ко мне, едва зачуяв запах мяса. Я так и опешил: она уселась на задние ноги, осторожно взяла у меня кроличью тушку своими когтистыми лапами — хоть руками называй! — и принялась поедать угощение не хуже, чем иная барышня, разве что управилась в каких-то три счета, громко похрустывая косточками.

Бедняжка. Дичины-то в это время года немного. Она облизала когти, а потом начисто вылизала мне руку, не оставив даже кроличьего запаха, затем не торопясь прошла к ручью и принялась умываться.

Я и помыслить не мог, что мне с ней делать, но в конце концов она сама за меня все решила. Она оставалась со мной в течение года — все лето, и во время сбора урожая, и целую зиму, — пока вновь не пришла весна. За год она довольно сильно подросла — должно быть, почти достигла обычных для дракона размеров. К третьей луне нового года жить с ней под одной крышей стало непросто: все равно что держать в доме лошадь. Тогда-то я и возрадовался тому, что обладаю немалым ростом и силой: порой мне приходилось насильно вынуждать ее сдвинуться с места, когда она упрямилась. Впрочем, по большому счету она научилась вести себя так, чтобы не переворачивать в доме все вверх дном. Спала она напротив огня, а я отодвигал свое кресло подальше в сторону — словом, мы уживались вполне неплохо.

К концу года я уже не представлял своей жизни без нее. Мы повсюду сопровождали друг друга. Я охотился, чтобы прокормить ее — и немалого мне это стоило, скажу я вам, — но как только она вполне подросла и окрепла (едва минуло Осеннее равноденствие), то сама принялась охотиться, теперь уже снабжая дичью меня. В ту зиму я питался роскошнее, чем когда бы то ни было, у меня даже оставалось кое-чем поделиться с жителями соседней деревушки, что терпели лишения и нуждались в помощи. И поэтому были весьма признательны за мясо, которым я делился с ними всю зиму.

Кроме нее мне не с кем было разговаривать — вот я и беседовал с ней, точно с родственной душой, и хотя она вряд ли меня понимала, мне то и дело казалось, что она пытается отвечать. Время шло, и мне даже начало мерещиться, будто я и впрямь слышу иногда, как из пасти ее вылетают отдельные слова. Должно быть, я слегка рехнулся.

А с весной, когда первый теплый ветерок пробежался по моей вырубке, когда я только-только посадил на грядках первые овощи, она вышла наружу и подставила тело ветру. Подняв голову, она втянула в себя воздух полной грудью и расправила крылья. За последнее время они у нее отрасли, успев доставить ей немало неудобств: кожа и сухожилия растягивались медленно, и я перепробовал все свои травки и снадобья, пока не нашел парочку, которые могли бы пойти ей на пользу. Как выяснилось, нежная мазь, составленная из растительного масла, мяты, перца и ароматной смолы, вроде той, какую используют для успокоения боли в суставах зимней порой, вполне годилась, и моя крылатая подруга сама предпочла использовать ее по назначению. Вынюхала ее на полке, и все тут, пока я думал подыскать ей что-нибудь получше. Это снадобье было одним из тех, которое я сам приобретал для своих целей, и, коли уж начистоту, выбор ее убедил меня в том, что я верно угадал: все-таки она женского пола. Обычно я берег это средство для изготовления женских благовоний, которыми торговал на рынке, — но что было делать, не мог же я отказать ей! Так что она не только избавилась от зудящей боли, но теперь от нее исходил восхитительный запах — этакое необычное сочетание изысканных благовоний и драконьего духа.

Одним словом, когда я увидел, как она елозит по земле крыльями, у меня внутри образовалось чувство, которое мне совсем не понравилось. Я понял, что это время вот-вот придет. Нам обоим изначально не было свойственно, чтобы мы жили вместе; хотя она и приноровилась более-менее к моему образу жизни, но ей-то он был чужд. Я надеялся, что она сумеет научиться летать сама. Не мне же ее обучать, в самом деле!

Этого и не потребовалось. Она проделала несколько неудачных попыток, взмахивая крыльями, что выглядело страшно неуклюже, а потом каким-то чудом сумела продержаться в воздухе пару мгновений. Тут ее понесло. После этого она не переставала упражняться, и к началу следующего месяца уже вовсю рассекала воздух — я и не думал, что драконы могут так ловко летать. Я даже слышал, что они летают как куры, однако ей полет давался без особого труда.

И как-то утром, когда весна готова была смениться летом, я проснулся позже обычного и обнаружил ее посреди вырубки. Она ждала меня. Не знаю, как я об этом догадался, но так и было. Она покидала меня, и это был час прощания. Я направился прямо к ней, а она следила за каждым моим шагом. Протянув руки, я обнял ее за шею, а она на мгновение обернула меня своими крыльями.

Я чувствовал, будто прощаюсь с дочерью, и не мог так просто взять да отпустить ее, верите ли? Обхватив руками ее большую голову, я заглянул ей в глаза.

— Прощай же, моя Салера, — сказал я, поглаживая костный выступ на ее щеке. — Малышка моя. Да хранит тебя Владычица, куда бы ни лежал твой путь, дитя. Я буду скучать по тебе. Лети же и будь счастлива!

Она закрыла глаза и прикоснулась головой к моему лбу; я почувствовал тепло ее кожи — она всегда была такой теплой на ощупь! Потом она выпрямилась и посмотрела на меня. И готов поклясться, что-то произнесла; но, несмотря на все то время, что мы прожили с ней под одной крышей, я не смог понять ее. Думаю, в уме я пытался воспринять это как собственное имя, произнесенное ею, но на самом деле звуки были совсем иными.

— Храни тебя Владычица, — повторил я и отступил назад.

Она присела — и затем вспрыгнула, оттолкнувшись своими мощными задними ногами от земли, быстро-быстро разгоняя воздух ударами крыльев. Я молча следил за ней: она не переставала хлестать крыльями, пока наконец не попала в струю теплого воздуха — и тогда, расправив крылья, начала плавно подниматься ввысь широкими кругами. Слово даю: она была самым прекрасным созданием из всех, что я когда-либо встречал. Она повернула к югу — дальше в лес, по направлению к Сулкитскому нагорью — и вскоре пропала из виду.

— Гадкое дитя, всю лаванду мне потоптала, — пробормотал я. — Дракониха несчастная. Никогда под ноги не смотрит, когда ходит по моему садику.

И тут я понял, что сам затоптал добрую половину посадок, — и пошел ругать и ее, и себя, и растения за то, что подвернулись под ноги, когда не надо. Гнев обуял меня настолько, что я не мог трезво мыслить.

Ну, то есть чувство это лишь напоминало гнев.

Никогда больше я не видел ее, как ни искал. Я прожил там еще два года, ухаживая за садиком, помогая соседям, чем было можно, торгуя на рынке зельями, мазями и благовониями, — и все время ждал, что Салера вернется. Но она так и не прилетела. В конце концов я решил разузнать все, что было возможно, о ее народе, ибо мне не было известно об этом почти ничего, хотя я сам вырастил ее, бедняжку.

Единственным местом, куда и впрямь стоило отправиться, был Верфарен, где целителей обучают их искусству. Я слышал, что там находится богатейшее хранилище книг и рукописей. Не может быть, чтобы прежде никто не изучал этих созданий. Я собрал свои пожитки, оставил дверь распахнутой, а очаг полным дров — на случай, если она все же вернется, — и отправился в школу магов попытать счастья.

Это было семь, сейчас уже почти восемь лет назад. Я отыскал все, что можно было найти, хотя для этого потребовалось перерыть всю библиотеку. Чтобы как-то перебиться, я помогал по работе в саду. Со временем я изучил библиотеку настолько хорошо, что когда книгохранитель заболел, он попросил меня остаться и помочь ему. Я так и сделал. Вскоре книгохранитель скончался, и тогда сам магистр Берис поинтересовался, не соглашусь ли я заступить на это место. Я ответил ему по совести, что пока не думал о том, чтобы остаться, но если он настаивает, я могу некоторое время поработать, пока не определюсь с собственным выбором и не решусь покинуть Верфарен.

— И когда же это произойдет? — спросил он меня.

— Как задует нужный ветер и небо позовет, — ответил я. Это было не слишком вежливо, но уже в то время я его недолюбливал. Сказать по правде, я оставался только ради старика Паулина. — И кроме того, я не могу бросить сад.

Он лишь рассмеялся и сказал, что раз я знаю хранилище и ничего не имею против учеников, ему это лишь на руку, а в придачу он получит еще и садовника. Так я и остался там, продолжая выведывать все, что можно, и, бывало, близко сходился с некоторыми из здешних учеников, находя удовольствие от общения с ними: у каждого из них был свой собственный взгляд на жизнь и на учебу. Труднее всего было уживаться каждый год с новыми молодыми девушками, которые находили, что высокий светловолосый мужчина, не так уж намного старше их, весьма притягателен, и не упускали случая попытать счастья. Я не кичусь этим, поймите: по мне, это довольно-таки маетно. Я не виноват, что так выгляжу, но не могу идти навстречу этим юным соблазнительницам, не могу воспользоваться их расположением к себе.

Но как ни крути, а пребывание в ученой среде изменило меня. Я читал все, что попадалось под руку, и даже говорить стал по-другому, нежели раньше. Нельзя ведь прочесть такую кучу слов и не перенять при этом ни одного. Сестренка моя посмеивается надо мною, но все же подозреваю, что втайне она все же поражается. Она единственная, кто знал Салеру, кроме меня, и тоже по ней скучает. Иногда я наведываюсь домой — повидаться с Лирой и убедиться, что моя лесная хижина все еще стоит в целости и сохранности. К слову сказать, я там был совсем недавно — перед последним солнцеворотом — привел там все в порядок, пока морозы не ударили. И опять вернулся в Верфарен, где и встретил Новый год, несмотря на то что никогда не чувствовал себя здесь как дома. Впрочем, нужды воротиться домой я тоже не испытывал.

До тех пор пока не повстречал Велкаса и Арал. Любопытно, что Арал была чуть ли не единственной, которая с самого начала видела во мне лишь друга, и именно она страстно пленила мое сердце.

Иногда жизнь нам подбрасывает такое, чего мы от нее совсем не ждем.

Майкель

Я онемел от удивления.

— Марик? Господин? — прошептал я, не смея верить собственным глазам.

— А кто же еще, Майкель? И что это у тебя с глазами? — спросил он, нахмурившись.

Берис рассмеялся:

— Ему нездоровится, Марик. Измотался весь, хлопоча тут с тобой. Впрочем, теперь вы оба под моей защитой, так что нет нужды для беспокойства.

Слова его, похоже, рассердили Марика, однако он был еще слишком слаб, чтобы выплеснуть свой гнев.

— Пока что так, — пробормотал он. Почему его разозлили слова Бериса, я не мог понять. На мгновение я заподозрил, что он не настолько исцелился, как казалось на первый взгляд.

— Как нога, хозяин? — поинтересовался я.

Казалось, он был удивлен. Опустив взгляд, он напряг мышцы.

— Почти совсем не болит.

— Погоди, еще на ноги встанешь, — ухмыльнулся Берис. — Майкель говорит, ты не мог вылезти из постели даже на пять минут — с тех самых пор, как вернулся, а это, если не ошибаюсь, целых четыре луны. Пора бы тебе поразмяться. — Он ухватился за одеяла и рывком стащил их. — Давай-давай, уже давно утро, пора вставать и действовать.

Магистр поднял моего господина с постели и заставил его встать на ноги, чего я не мог добиться на протяжении нескольких месяцев. Он был слаб, выбит из колеи — и вместе с тем он вновь был самим собой. Разум его исцелился. Я даже не верил своим глазам. Внутреннее зрение было мне все еще доступно, и недолго думая я прибегнул к нему, чтобы узреть разум своего господина.

На этот раз я не увидел пустыни, которая так долго не давала мне покоя. На первый взгляд разум его показался мне вполне таким же, как и у всех: ярко озаренный мыслью и играющий разными цветами; но за внешним видом скрывалось явное различие.

Не знаю даже, как объяснить... Вообразите себе хижину, сплетенную из множества ветвей всех размеров и величин. Поначалу она кажется прочной, но стоит присмотреться получше, как становится ясно, что построена она впопыхах, из дрянного материала, а гвозди, что скрепляют ее, худой ковки и слишком коротки. Вроде бы целая, а налетит внезапный порыв ветра — мигом развалится. Или вот мост — да-да, это самое верное; представьте себе узенький мост над пропастью, которого едва хватило перебросить на другую сторону. Перил на нем нет, и при каждом шаге он так и сотрясается. Перейти по нему можно, но уж больно он хлипкий — того и гляди обрушится под ногами.

Я в ужасе глянул на Бериса. Он не излечил Марика — он залатал его разум тонкими нитками, скрепив куски жиденьким клеем. Это было ужасно и опрометчиво: если слабые швы разойдутся, господину моему станет куда хуже, чем прежде. Глубины подсознания можно обмануть лишь единожды. И если разум Марика сокрушит вдруг эту непрочную спайку, никакие способности Бериса тогда не помогут. Возможно, никто уже не сможет помочь.

Я собрался было уже воспротивиться, но сдержался. Не стоит говорить об этом в присутствии Марика. Мне придется поговорить с магистром Берисом позже, один на один.

А Марик между тем пробовал пройтись. Он был страшно слаб, чего и следовало ожидать, но ему все же удалось сделать несколько шагов, и не раз за этот день. И наконец-то он поел как следует, а то раньше мы все пичкали его жидкой кашицей, словно он был младенцем.

А может, все обойдется? Может, исцеление не подведет? Пребывание в здравом уме естественно для каждого — это и есть лучшее средство. Чем дольше он будет оставаться в добром здравии, тем больше будет крепчать его разум. Но я не одобрял столь скоропалительного и небрежного излечения и твердо решил выложить Берису все, что я об этом думаю, едва поблизости никого не будет.

Салера

Я искала Его, следуя внутреннему зову, хотя меня и пугала мысль о предстоящем путешествии и я не знала, сумею ли отыскать место, где выросла. За минувшие годы я где только не бывала, поэтому совершенно не знала, в какой стороне искать; однако в памяти моей всегда оставалась живой картина: тихая лесистая местность среди гор, где была пещера, напоминавшая мне о давней боли, — и дом посреди лесной прогалины, с ручьем неподалеку. В глубине своей смятенной души я почему-то была уверена, что именно там и найду Его.

Следуя зову сердца, что тянул меня к нему, я мимоходом встречала многих из своих сородичей. Некоторые приближались ко мне с радостными возгласами, и это было чудесно. Я увидела за свою жизнь гораздо больше, чем предполагала, и это доставляло огромную радость моему сердцу. Но подобно тому как день сменяется ночью, во всем есть и темная половина — на своем пути я встречала и многих из Опустошенных. Обликом они подобны нам, но ими не движет ничего, кроме их тусклого огня и вечных поисков пищи. Родственные связи для них ничто: они бросаются друг на друга, в ярости выпуская когти, — кровь леденела у меня в жилах при виде подобного.

Путешествовала я долго: и при солнце, и при луне, перелетая по воздуху и изредка передвигаясь по земле, — и всюду разыскивала какие-нибудь знаки, которые могли бы помочь мне напасть на Его след, отыскать свой прежний дом. Я устраивала передышки, чтобы подкрепиться и вздремнуть, когда нуждалась в этом, и не оставляла надежды — пока наконец земли подо мною не показались мне знакомыми. В эту раннюю пору деревья еще были голы, хотя мне они помнились иными — в белых цветах и красных ягодах, — но это и впрямь оказалось родное мне место. Мы как-то гуляли здесь утренней порой. Я была дома.

Увы, запах моего воспитателя совсем выветрился, а хвост мой прочертил полосу в мягком слое пыли, скопившейся на пороге. Я не чуяла запаха смерти, однако и жизни здесь не было. Но в окрестном лесу была пища, а тут — вода и кров. Я вполне могла прокормиться здесь, ожидая Его возвращения. Ибо в глубине души знала, что Он вернется, это было для меня так же верно, как и то, что за ночью всегда наступает день. Нужно было лишь следить и ждать.

Глава 8

СТРАНСТВИЯ

Шикрар

Было новолуние. С того времени как случилось землетрясение, согнавшее с меня вех-сон, минуло полторы луны.

Мы с моим сыном Кейдрой стояли у входа в чертог душ, ожидая, когда солнце покинет небосвод. Зимние дни уже становились длиннее, и это было заметно, но холод все еще держался и жаждал мести. Воздух был морозным, студеным и чистым, и в эту ночь напрасно было ждать, что лунный свет зальет оледенелую землю своим лучистым серебром.

Кейдра был вполне знаком с обрядом вызова Предков, но в этот раз я решил, что сам буду поститься и предаваться высоким размышлениям, ибо ему сейчас еще нужно было присматривать за своим сыном. Все-таки не было нужды целыми днями заниматься только лишь приготовлениями. Даже когда на протяжении двух последних недель перед обрядом я вынужден был все время оставаться в чертоге, где постился и приводил в спокойствие душу, Кейдра ежедневно навещал меня вместе с Щерроком, чтобы скрасить мое ожидание.

Малыш был просто прелестен, и я то и дело восторгался им. Я уже и позабыл, насколько быстро дети развиваются в столь юном возрасте. С каждым днем он все крепче держался на ногах, а крылья его, казалось, росли едва не на глазах. Еще несколько месяцев — и они достигнут полного соответствия с размерами его тела. Он уже издавал звуки, предвещающие будущую речь, а значит, скоро начнет обращать свой разум не только к матери и отцу. Конечно, Языком Истины он овладеет лишь через несколько лет, но зато уже сейчас он подрос больше чем наполовину, хотя с его рождения не прошло и полугода.

Чешуя его была светлее, чем у отца, ибо мать его, Миражэй, была цвета желтой меди, а его покров представлял собою нечто среднее между ее кожей и темной бронзой Кейдры; глаза же были золотистыми, точно осеннее небо, и неописуемо красивыми. Когда самоцвет его души обнажится, он обретет истинное имя, но это случится не раньше чем к следующему году. После рождения самоцвет еще слишком мягок, чтобы быть снаружи, поэтому сверху он защищен естественными кожными чешуйками. В конце концов, когда самоцвет затвердевает — на исходе первого года жизни, — чешуя на нем высыхает и отслаивается. Это первое взросление, первая веха на жизненном пути всех кантри, и эта пора сопровождается большой радостью.

Сама его жизнь была для меня радостью. Каждый раз при виде малыша — когда я подхватывал его в объятия, крепко прижимал к груди, обволакивал своими крыльями, играл и смеялся вместе с ним — мне вспоминался облик Ланен Скиталицы, спасшей жизнь и Щерроку, и его матери, когда она помогла ему появиться на свет. А иногда я вспоминал мою навсегда ушедшую Ирайс, и сердце мое переполнялось тоской. Она была единственной спутницей моей жизни, матерью моего Кейдры, и я любил ее пуще собственной жизни; но она погибла в расцвете юности, когда Кейдра был совсем еще мал. С тех пор мне всегда ее не хватало, а в последнее время я иногда ловил себя на том, что обращаюсь к воздуху, якобы рассказывая ей о ее внуке. Она бы так им гордилась!..

...Последний краешек солнца скрылся за низкими облаками.

— Пора, отец, — произнес Кейдра.

Поклонившись мне, он принял обычную позу Проявления Уважения. Я чуть было не покатился со смеху, глядя на его серьезный вид, но сумел сдержаться. Лишь поклонился в ответ и принял такое же положение.

— Войдем же смиренно к Предкам в сей час нужды.

Вдохнув напоследок холодный ночной воздух, я ступил под своды чертога. Кейдра должен был оставаться снаружи, пока я его не позову.

Внутри все было приготовлено. С кратким обращением к Ветрам я набрал в грудь побольше воздуху и изверг пламень в самую середину кучи дров, что возвышалась над краями костровой ямы. Огонь для нас священен, а обряд вызова Предков — долг и честь, мы относимся к нему с великим почетом. Костер запылал, осветив чертог; огненные блики заиграли на кхаадише , покрывавшем стены и пол, — поверхность металла сияла множеством самоцветов, принадлежавших когда-то нашим прародителям. Я бросил в пламя особые листья и веточки, символизировавшие собою каждый из четырех Ветров. Заструился благоуханный дымок, который я сейчас же принялся глубоко вдыхать.

Готовясь к обряду, я целых две недели постился и сейчас почувствовал легкое головокружение. Смешанный запах кирика, тел-ас-тера, мерисакиса и хлансифа (последний гедри называют лансипом) распространился по пещере.

Пламя костра ярко отражалось на поверхности самоцветов.

Задняя стена внутренней пещеры была вся усыпана ими. Они располагались в строгом порядке: самые старшие выше всех, глубоко оправленные в кхаадиш , чтобы с ними ничего не случилось. Не следует, правда, думать, что стена эта заключала в себе самоцветы всех кантри, когда-либо живших на свете. Даже если не считать самоцветы Потерянных, внутри которых никогда не угасало яркое мерцание, это мало что изменит: вызову Предков мы научились лишь спустя несколько поколений со времени Выбора. Кроме того, иногда случалось так, что некоторые из нас погибали в отдалении от остальных, и некому было разыскать их самоцветы, чтобы с почетом доставить их домой... Я поклонился им всем; горькие думы посетили меня, когда я склонялся над последним из самоцветов, появившемуся совсем недавно: он принадлежал Ришкаану, который погиб прошлой осенью, сражаясь с заклинателем демонов. Он предал смерти этого ракшадакха , посмевшего угрожать нам, не понимая, что это будет стоить ему жизни.

— Покойся с миром в объятьях Ветров, старый друг, — пробормотал я.

Затем, вновь повернувшись к огню, уселся и, продолжая глубоко вдыхать дым, начал произносить Обращение:

— Во имя Ветров смиренно взываю к вам, о Предки нашего народа. О вы, спящие, явите свою милость, пробудитесь, внемлите мне. Мы, ныне живущие, взываем к вам в нужде. Одарите нас своею мудростью, вещайте вновь на языке жизни, научите нас, чад ваших, тому, что нам желаемо знать. Внемлите, изрекайте, придите нам на выручку. Один из ваших родичей взывает к вам. Меня называют Хадрэйтикантишикраром из колена Иссдры. Заклинаю вас именем нашего народа — ответствуйте.

Кейдра услышал меня и вошел в чертог, усевшись подальше от огня. Я кивнул ему, зная, что теперь нахожусь под его наблюдением, и позволил разуму своему воспарить вслед за струями дыма — через проем в своде пещеры, вверх, к небесам.

Мне казалось, будто я взлетаю на крыльях тумана, хотя я прекрасно знал, что сижу на твердой земле. Вряд ли возможно описать такое чувство. Я слышал, что гедри, когда они тяжело больны, испытывают нечто подобное. Взгляд мой отсутствовал, но разум был остр и чуток. Кейдра попробовал мысленно обратиться ко мне и, когда не получил ответа, понял, что время настало.

— О Предки мои, взываю к вам, — произнес он. — Кхэйтрикхариссдра из колена Иссдры говорит с вами. Дети ваши в крайней нужде: нам нужно обратиться к дару кантриов, что позволяет вспомнить минувшее. Отец мой, Хадрэйтикантишикрар, Хранитель душ, находится подле и приветствует вас.

Я почувствовал, как в горле у меня что-то происходит, и ответил не своим голосом — низким, грубым, как всегда бывает со мною в таких случаях:

— Молви, Кхэйтрикхариссдра, что так заботит живых, зачем они обращаются за советом к мертвым?

— Досточтимые, у нас есть два вопроса к вам. Во-первых, мы желаем узнать об огненных пустошах, что встречаются на нашей земле, в Юдоли Изгнания. — Так мы называем Драконий остров на своем языке. — Земля сотрясается настолько сильно, что никто из ныне живущих не помнит подобного. Горы полыхают и текут точно вода. Досточтимые, ведомо ли вам что-либо об этом?

На этот раз я почувствовал, будто падаю — глубоко под землю, под воду, — и во мне заговорил другой голос. Был он выше и звонче, чем прежний. И раньше я никогда его не слышал.

— Прими мои приветствия, Кхэйтрикхариссдра. Мое имя — Кхэймирнакунакхор. При жизни меня звали Кеакхором; я возглавлял наш народ, когда мы покинули отчину и отправились в Юдоль Изгнания — это был День Без Конца. Я открыл оный остров за много лет до этого, ибо в то время изрядно путешествовал, летая из конца в конец, покуда хватало сил, и делал это ради собственного удовольствия. И я узрел остров таким, как ты описал его, задолго до нашего туда прибытия. Но ведь подземная дрожь никогда не прекращалась полностью, дитя мое. Что же побудило вас ныне потревожить наш сон.

Кейдра поклонился:

— Яви любезность, Кеакхор, загляни внутрь сосуда сего, отца моего Шикрара, и узри то, что страшит нас. Он летал над огненными пустошами. Они опалили ему разум, и ныне он не знает покоя.

Я почувствовал поверх своего разума еще один, иной, — благородный и древний, и в нем явно угадывалось удивление.

— Ты поступил верно, вызвав нас, Хранитель душ. — Я почувствовал, как мои голова и шея сами собой склоняются перед Кейдрой в поклоне. — Жаль, что вести мои не слишком утешительны для вас. Даже в худшую пору, когда мы крепко страшились за жизнь острова, огня было вдвое меньше, чем ныне, насколько я могу узреть это в твоем разуме. — Всем своим существом я чувствовал изумление, охватившее Кеакхора. — Клянусь Ветрами, юный друг, если все виденное тобою истинно, то сами горы вот-вот готовы расплавиться — растечься, будто вешний снег. — Голова моя горестно покачалась из стороны в сторону. — Боюсь, вы в опасности, дети мои, — всем кантри грозит ныне опасность, однако я не в силах помочь этому. Ничего подобного никто из нас прежде не видывал.

Кейдра вновь поклонился.

— Как бы там ни было, я благодарю тебя, досточтимый предок. И, судя по твоим речам, ты можешь дать ответ и на второй мой вопрос. О Кеакхор, Запредельный Скиталец, показавший кантри путь к Юдоли Изгнания, не ведомы ли тебе иные земли, помимо Колмара, где мы смогли бы найти приют? Ибо ты сам узрел, какой рок ожидает нас здесь. Если нам суждено отправиться на поиски иного пристанища, в какую сторону нам лететь? Кеакхор вздохнул внутри меня.

— Увы, юный мой родич, вновь вынужден я поведать тебе не то, что ты желал бы услышать. При жизни я летал повсюду — год за годом искал новые земли, многие дни подряд вынужден был спать на крыльях ветра, ибо снизиться было некуда. Трижды из-за этого меня чуть было не настигла смерть — от усталости и жажды. Нет, Хранитель душ: кроме Колмара, иной земли в пределах досягаемости нет. На севере, на юге, на западе — лишь необъятный океан. Не забывай, что именно Колмар — наша родина, юный друг. Быть может, он призывает нас вернуться. Если вам придется лететь туда, знайте, что в двух днях лета к востоку и немного к югу вы найдете небольшой островок с чистой пресной водой — детеныши и все те, чьи крылья слишком утомит перелет, смогут отдохнуть там немного. Никакой другой земли я не знаю.

Кейдра сейчас же ответил:

— Благодарю же тебя, Кеакхор, за твой приход, высоко чту твою мудрость и не смею более задерживать — ступай с миром, почивай на объятиях Ветров.

— Я отбываю, юный мой родич, однако пусть твой почтенный отец пока не пробуждается. Кое-кто еще желает поговорить, если ты согласишься выслушать ее.

Даже в своем полусонном состоянии я был поражен. Я слышал, что такое случается, когда еще был учеником старого Лэйеалиссейнита, однако сам никогда прежде с этим не сталкивался.

Кейдра кивнул:

— Если одна из наших прародительниц желает говорить, это честь для нас — мы с радостью готовы ее выслушать. Прощай же, Кхэймирнакунакхор.

— Да пребудет с тобою помощь Ветров, юный родич, — мягко отозвался предок и удалился.

Вновь я почувствовал, словно падаю куда-то, даже голова закружилась, — и в следующий миг ощутил присутствие нового разума. О нет! Нет, прошу, я не перенесу этого!

— Приветствую тебя, милый мой Кхэйтри... как тебя называть, дитя мое? — раздался голос той, что говорила через меня.

В этом-то и заключается чудо обряда: я слышал ее голос, а не свой, пусть он и выходил из моих уст. О любовь моя!

Я узнал этот голос — это было так же верно, как и то, что я дышу. Он принадлежал Ирайс, моей возлюбленной, второй половине моей души. Восемь столетий я не слышал ее голоса.

Кейдра был ошеломлен, хотя и не вполне осознавал происходящее.

— Меня называют Кейдрой. Кто говорит со мною? — спросил он глухим голосом, охваченный трепетом.

— Кхэйтрикхариссдра, я твоя мать, — ответила она.

Кейдра вздрогнул, услышав свое истинное имя, однако страха в нем я не почувствовал. В голосе своей матери он явственно слышал любовь. О Ветры, помогите мне!

— Малыш, — продолжала она, — я не могу говорить долго; но когда Кеакхор посетил разум твоего отца, он узрел там во всей ясности и красе твоего сына. Знай же, что отныне и мне ведомо о Щейкриаланэйнтиероке, и любовь моя перейдет к нему через твоего отца.

Ирайс!

— Да сопутствует вам удача при любых невзгодах, родные мои, — и тебе, и твоей возлюбленной Миражэй, и Щерроку, вашему сыну — и пусть же Ветры благополучно оберегают вас, куда бы ни лежал ваш путь.

С этими словами она удалилась; но напоследок я все же почувствовал легкое и нежное прикосновение, словно дальний отзвук песни влюбленных — той самой песни, что мы сложили вместе с нею давным-давно...

Обряд был завершен, и я вышел из полузабытья — объятый болью, которая, как я считал, давно уже была надо мною не властна. Вызывать Предков ради личных целей было запрещено. Я и не мечтал, что когда-нибудь мне доведется вновь услышать ее голос.

Кейдра подошел и обнял меня — а я, беспомощный, возопил от терзавшей меня муки, взывая к Ветрам. Бесконечная, как долгие-долгие годы, горечь обуревала меня, мучительная тоска терзала мне грудь — я даже не заметил иной, обычной боли, что всегда сопровождает завершение обряда.

Если судьба сберегла вас от потери того, кого вы страстно любили, то вы, быть может, и не поймете меня — но я с готовностью сразился бы с демонами, лишь бы продлить то милое, нежное и мимолетное прикосновение, не дать голосу возлюбленной столь скоро умолкнуть навсегда — и сохранить в памяти звучание песни, которую мне уже не суждено услышать по эту сторону смерти.

Майкель

Вскоре после того, как Марик излечился от недуга, Берис позаботился, чтобы мы все оставили дом моего господина, располагавшийся в торговой части Элимара. Мы должны были поселиться в Верфарене, чтобы магистр Берис смог продолжить свою работу в школе, одновременно присматривая за Мариком. Путешествие наше затянулось: обычно поездка из Элимара в Верфарен длится не более десяти дней, даже в зимнюю пору; у нас же она заняла почти две недели, и хозяину моему пришлось крайне нелегко. Прибыв на место, я несколько дней помогал ему прийти в себя после этого путешествия.

Когда ему полегчало, мы с Берисом начали уделять много времени работе с ним — помогали ему учиться ходить, а иногда даже ездить верхом. Выздоровление его шло на диво быстро, принимая во внимание все обстоятельства, однако я по-прежнему беспокоился. Мне не давало покоя видение его наспех залатанного разума...

Был поздний вечер на исходе второго месяца нового года — зима только-только перестала лютовать, и дни начали удлиняться, — когда я сумел наконец поговорить с Берисом один на один. Хозяин мой уже спал. Днем он проехал верхом несколько миль, после чего как следует поужинал — добрый знак. Я был в восторге оттого, что он так быстро восстанавливает свои силы, хотя и не переставал опасаться, что улучшение это, возможно, лишь временное.

Я знал, что Берис вряд ли будет заниматься чем-то важным в столь поздний час, но, проходя напоследок мимо его покоев по пути к себе, я заметил под дверью свет. Я осторожно постучал, и к моему удивлению мне тотчас же открыл слуга Бериса, Дурстан. Он пригласил меня внутрь, а немного погодя проводил в кабинет Бериса. Тот сидел за столом и был явно чем-то занят, однако вид имел вполне приветливый.

— Мастер Майкель, — произнес он, кивнув мне, — проходи, прошу. Надеюсь, нашему подопечному не сделалось вдруг хуже?

— Он идет на поправку, магистр, — ответил я, несколько рассеянно. В комнате стоял странноватый запах, и я пытался определить, что могло так пахнуть. Мне показалось, что подобный запах я уже где-то встречал.

— Что же тогда привело тебя ко мне? — спросил он с улыбкой. Мне было трудно начать: он казался таким любезным и участливым; но я знал, что мне придется что-то сказать.

— Магистр, я искал возможности переговорить с вами о Марике. Я боюсь за него.

— Отчего же? — спросил он с неподдельным удивлением. — Разве самочувствие его ухудшилось?

— Нет, он такой же, каким и был с тех пор, как вы излечили ему разум, — ответил я. — Но...

Повисло молчание. Тогда он спросил, на этот раз колко:

— Что — но? В чем дело, целитель Майкель?

— Это неправильно, — ухитрился выдавить я. — Магистр, я глубоко уважаю то, что вы свершили, но я видел, что происходит у него внутри. Прежде разум его был разбит, покалечен, и вы действительно исцелили его, однако исцеление это частичное, большей частью поверхностное. Излом все еще присутствует: он подобен трещине между здравым умом и безумием, через которую перекинут шаткий, ненадежный мосток. Случись что — и хозяин вновь окажется на той стороне, если только вовсе не рухнет в пропасть. Страх мой в том, что тогда ему будет еще хуже, чем прежде.

— Ты ставишь под сомнение мои приемы и средства? — спросил Берис с улыбкой. — С того времени как я вытащил его, состояние его лишь улучшилось. Он крепнет день ото дня — что разумом, что телом. Чем ты недоволен, Майкель?

— Я... м-м-м... Простите, но... да, я сомневаюсь в ваших средствах, магистр. Меня несказанно восхищает то, что вам удалось забрать моего хозяина из того иссохшего, гиблого места, однако более последовательный и постепенный подход принес бы более надежный результат. А эти заплаты, это поверхностное лечение... боюсь, что все это ненадолго.

Ну вот, высказался-таки.

Берис встал из-за стола. Подойдя ко мне вплотную, он заглянул мне в глаза.

— Хм... Похоже, действие проходит...

— Как, уже? — воскликнул я, опешив. Он что же, знал о Марике нечто такое, что было не известно мне? Рассудок моего хозяина был хоть и хрупок, но пока ему ничего не угрожало, в этом я был уверен.

Он рассмеялся — жестко, неприятно.

— Я не о Марике. Нет, он протянет еще какое-то время. Возможно, со временем это наспех проделанное исцеление пустит корни, укрепится — почем знать? Как-никак сейчас с ним все в порядке. Разве не этого ты хотел?

— Да, но не таким образом, — ответил я. Во мне вдруг вновь проснулись прежние сомнения насчет Бериса. Может, я был слишком уж придирчив, но что-то с ним было не так. Что-то в его глазах... О Богиня! Что Марик первым делом произнес, когда пришел в себя? Отнюдь не приветствие, пусть даже простенькое, вроде «здорово, Майкель»; нет, он спросил: «Что это у тебя с глазами?» Тогда я не понял, о чем он. А теперь вдруг мне отчаянно захотелось кинуться вон из комнаты, найти зеркало и удостовериться, не пристала ли ко мне Берисова зараза. В тот же миг я припомнил, что это был за странный запах.

Дух ракшасов.

«Милостивая Владычица, обереги, забери меня отсюда», — молил я про себя.

Богиня не замедлила с ответом.

Ланен

Шел дождь. Лил и лил, вот уже пес знает сколько дней. Погода испортилась спустя неделю после того ночного боя: студеный ветер понаволок откуда-то промозглых туч, было холодно, и я подхватила насморк, который никак не желал проходить. Дождь преследовал нас уже с полмесяца: мы сумели переправиться через Арлен, чтобы дальнейший наш путь на юг лежал по западным пределам Северного королевства, продвигались полями и лесами, сторонясь больших дорог, и, казалось, не ехали, а ползли. И все это время стояла непогода: дождь то заряжал вовсю, то едва накрапывал, больше напоминая туман, заползая в вещевые мешки и пропитывая сыростью все наши пожитки, но чаще просто моросил — угрюмо, беспрерывно, дни напролет.

До Весеннего равноденствия оставалось больше двух недель. Уже целый месяц мы путешествовали окольными дорогами, с той самой ночи, как на нас напали наемники, — и ни тебе харчевни, пусть самой захудалой, ни постоялого двора, а дождь все никак не переставал.

Ну, так по крайней мере казалось. Когда вынужден согреваться лишь жалкими язычками пламени, лижущими одно-единственное полено, насколько его хватает, уж поверьте, всякое терпение и понимание вскорости улетучиваются бесследно. Джеми начал ворчать на Реллу, Релла ворчала на меня, а я — на всех подряд. Вариен умудрялся сохранять невозмутимое спокойствие, и порой это меня просто бесило. Впрочем, тогда меня все что угодно могло вывести из себя. В свое жалкое оправдание могу лишь сказать, что в голове у меня по-прежнему раздавались голоса. Они, казалось, то и дело являлись сразу скопом, так что иногда сбивали меня со всяких мыслей, хотя временами бывали еле-еле слышны. Не знаю даже, что мне казалось лучше, но я была уверена в одном: голоса эти были мне уже поперек горла — мне вообще все осточертело, и особенно я сама. Спасибо хоть не нападали больше — видать, Владычица все же решила пособить.

Джеми ежедневно уделял нам с Вариеном немного времени, обучая нас бою на мечах. Лично я ненамного продвинулась с тех пор, но вот Вариену вроде бы это мастерство давалось с легкостью: он словно был для него рожден, как дракон для воздуха, — и спустя две луны он владел мечом куда лучше меня. Само собой, мне из-за этого было до злости обидно.

Кажется, я все это время пребывала в дурном расположении духа — по крайней мере когда бодрствовала. И как ни пыталась с этим бороться, ничего у меня не выходило: по любому пустяку я могла выйти из себя.

— Ланен, ну как ты? — спросил негромко Вариен, когда в полдень мы остановились, чтобы перекусить, расположившись под сенью старых деревьев, представлявших собой весьма жалкое укрытие. Но тут хотя бы дождь не так донимал, и то хорошо.

— Так же как и всегда, когда ты меня об этом спрашиваешь, — проворчала я. — Все покоя не никак не найду — и в голове кавардак, и вокруг не лучше.

Я отошла и принялась шарить там и сям в надежде отыскать хоть сколько-нибудь сухого топлива. Найдешь тут, как же!

Мы перекусили черствым хлебом, холодным сыром и полосками вяленого мяса — все это было куда суше, чем мы сами.

— Клянусь вам, — пробурчал Джеми, которому все это уже опостылело не меньше, чем мне, — ежели эта канитель продлится еще неделю-другую, начнется членовредительство.

— Будет петушиться, — откликнулась Релла. Отчего-то она сегодня была настроена куда благодушнее, чем пару дней назад. — Уже недалеко.

— Что недалеко? — спросила я.

— Скоро будет ночевье, полдня пути осталось.

— Что за ночевье? — полюбопытствовал Вариен. — Яви благодушие, госпожа, скажи: там нас ждет очаг и прочная крыша, под которой можно будет схорониться от дождя?

— И да и нет, — отозвалась она. — Огонь там негде разжечь, потому что дыму будет полно, но есть крыша и четыре стены, и пол там сухой, к тому же всегда имеется запас сухого топлива — можно набрать с собой. И еще найдется кое-что подороже лансипа, если никто не успел побывать там до меня.

Она отказалась пояснить, что имела в виду; но сама мысль о прочной крыше над головой представлялась мне на диво ободряющей, пусть даже придется обходиться без огня. Все мы слегка воспрянули духом, даже голоса у меня в голове на время поутихли. Все-таки предвкушение — великая вещь. Это так, к слову.

...Когда мы наконец добрались до ночевья, уже совсем стемнело — и днем-то света было не много: сплошное серое марево, — и Релла не сразу нашла то, что искала. Ночевье и в самом деле было неплохо сокрыто. И к тому же — в точности, как она сказала, ни больше ни меньше. Когда Джеми удалось зажечь огарок свечи, мы увидели, что находимся внутри тесной постройки с приземистыми стенами и крышей, вполне способной защитить от дождя, но настолько низкой, что ни я, ни Вариен не могли стоять здесь в полный рост; в углу стоял небольшой короб, а сверху, в другом углу, узенькая решетка, через которую внутрь проникал воздух, — и ни тебе окон, ни очага. Я принялась ворчать и пригрозила, что разожгу костер прямо на полу, пока складывала в угол мокрые седла и сбрую. Лошадей мы оставили у коновязи под навесом, предварительно покормив их и дав напиться; но спать несчастным животным все равно пришлось на мокрой земле. Впрочем, у нас на каждую лошадь было по два одеяла, и мы понадеялись, что этого будет достаточно.

— И как же ты собираешься разжечь тут огонь, не опалив при этом собственные пятки? — поинтересовалась Релла, немного насупившись. — В последние дни, девонька, ты ведешь себя хуже некуда. Хоть немного-то считайся с теми, кто подле тебя. Это ночевье Безмолвной службы, а не зал в трактире! Если кто-нибудь прознает, что я вас сюда затащила, меня лишат месячного жалованья и заставят четверть года обустраивать такие же вот ночевья по всей округе. И потом, дыму-то все равно некуда будет выходить. Зато тут не продувает — спать нам всем будет тепло и, между прочим, сухо; к тому же свечи есть — вот их сколько хочешь жги. Да, и кстати... — Взяв свечку, она подошла к стоявшему в углу коробу. — Благослови Богиня беднягу, попавшего в немилость! Сухие одеяла, клянусь именем Шиа, и непромокаемые плащи — на всех!

Она принялась вынимать сверток за свертком — каждому досталось одеяло и еще одна скатка в придачу. Последняя оказалась на удивление тяжелой; стянув свои промокшие кожаные перчатки, я ощутила под пальцами необычную ткань. Она походила на мешковину средней толщины, но плетение ее оказалась тоньше, чем я ожидала, и к тому же пахла она как-то странно. Я принюхалась.

— Пчелиный воск, — сказал Джеми, ухмыльнувшись. — Вощеная ткань, клянусь Владычицей! Госпожа Релла, прошу меня простить — да и сам в свою очередь прощаю тебе все, несмотря на то что продрог до костей. — Он сорвал свою промокшую поддевку, завернулся в сухое одеяло, а поверх накинул вощеную холстину — и уселся, прислонившись спиной к стене. — Хвала Безмолвной службе, больше никогда не буду слать им проклятия, если на то не найдется достойной причины, — добавил он. Релла лишь фыркнула.

— А почему же этот воск не ломается на сгибах? — поинтересовалась я, беря пример с Джеми.

Благодаря сухому одеялу я наконец-то почувствовала, что такое настоящее тепло, — последние две ночи я так и спала в мокром, — хотя сама по себе вощеная ткань не грела, но тепло хранила превосходно, и я начала понемногу согреваться. Вариен уселся подле, обернувшись вместе со мной одеялом. От него, как обычно, исходил чуть ли не жар, а мне сейчас только это и было нужно.

— А это уж не твое дело, — ответила Релла чопорно. — Что же, по-твоему, наша служба зря зовется Безмолвной?

— А как ты думаешь, далеко нам еще до Кай? — спросила я. Каждый вечер в течение недели мне приходилось бороться с желанием задать этот вопрос. Я не могла ничего с собой поделать.

К моей вящей радости, Джеми откликнулся:

— Я не слишком уверен в здешних дорогах, но, если только я не ошибаюсь, до реки всего лишь день пути — или около того.

Релла одобрительно приподняла бровь.

— Неплохо для того, кто четверть века торчал на одной-единственной ферме. Думаю, мы доберемся до Кайбара завтра, — сказала она.

— А там найдем гостиницу с большим камином, настоящей постелью, горячей едой и холодным пивом, — добавил Джеми. — И мне плевать: пусть за нами охотятся хоть все наемные убийцы разом. Завтра я намерен спать на кровати.

— Вот это правильно, — сказала я. — Если я смогу согреться и побуду в тепле подольше, может, мне удастся избавиться от этой проклятой простуды.

— Не стану возражать, — сказала Релла. — Меня и саму спина замучила. С самого отъезда стараюсь не обращать на это внимания, но когда-нибудь она меня доконает.

Я редко вспоминала про горб Реллы. При первой нашей встрече она несколько преувеличивала свою горбатость, чтобы казаться беспомощной калекой в глазах моего отца, Марика, но это не было притворством в полном смысле слова — она не могла избавиться от своего телесного недостатка, даже если бы хотела. Я и не знала, сколько неудобств доставляет ей спина, пока мы не начали путешествовать вместе. Она была из крепкой породы, но холод и сырость крутили ей кости, и я то и дело слышала, как она сетует на ломоту в суставах. Во время наших скудных трапез Вариен садился с ней спиной к спине: она говорила, что его тепло хорошо ей помогает. И все же по утрам она не в силах была сдержать стон, когда садилась верхом на лошадь.

И это касалось не только ее. Меня, например, тоже беспокоила спина, и как назло к этому добавилось еще и возрастающее чувство неудобства где-то внизу живота. Несколько раз я даже выбиралась из седла и припускалась трусцой вместе с лошадьми — покуда у меня хватало сил. Не то чтобы я начала толстеть от постоянного пребывания в седле — но мне так казалось с каждой новой луной, когда наступало время кровотечения. Я была обеспокоена: уже неделя прошла как все закончилось, а пальцы у меня до сих пор были опухшими, как и живот, да еще мне пришлось туго стянуть грудь, чтобы унять боль. К тому же в последний раз крови у меня были не такими обильными и длились недолго. В последнее время у меня в утробе вообще происходило что-то занятное, и мне редко удавалось даже как следует поесть. Половина из съеденного вскоре выходило наружу тем же путем; но я тщательно старалась хранить это втайне от других. Причину всего этого я видела в скудном питании, холоде и постоянной езде верхом. И мысль о том, чтобы провести ночь в гостинице — или две ночи, если удастся убедить остальных, — наполняла меня блаженным предвкушением. Будет возможность почистить одежду, помыть волосы и вообще всей помыться — о Владычица, как это здорово! «И может быть, — подумала я в глубине души, — стоит тщательно осмотреться у целителя».

Когда мы согрелись и расслабились, я пробормотала сонно:

— Так, значит, мы уже недалеко от Южного королевства? Я там никогда не бывала. Каково там, а, Джеми?

— Да так же, как и везде, — пробурчал он. Но внутренне он, видимо, так не считал, потому что вдруг издал приглушенный смешок. — Впрочем, кое-что интересное там есть. Раньше я как-то не думал...

— О чем ты.

— Там обитают мелкие драконы.[2]

— Что? — переспросила я, на этот раз более оживленно, и почувствовала, как Вариен подле меня выпрямился и напрягся.

— Ты прав, Джеми. А я-то совсем забыла, — сказала Релла. — Но ты ведь их почти что не видел, верно? Они пугливые твари. За время своих странствий я видела их всего пару раз, хотя это и немудрено: они не станут совать носа туда, где приметили людей. — В темноте голос ее звучал тихо. — И все же они очень красивые, право слово.

"Малый род, кадреши , — раздался у меня в голове голос Вариена: он был возбужден, несмотря на усталость. — Это хорошо. Быть может, нам с тобой будет не так сложно отыскать их".

Мы заснули, сидя внутри этой крохотной постройки; несмотря на то что нам было куда суше обычного, здесь все-таки было сыровато, да и не слишком тепло, поэтому во сне все мы мечтали об обычных, нехитрых радостях. Казалось бы: сухо, тепло — ничего особенного; но если долгое время приходится обходиться без всего этого, то потом вновь обретенное кажется сущим раем. Проваливаясь в сон, я почти не замечала голосов, что звучали теперь непрерывно, хотя и едва слышно; должно быть, я даже улыбалась. Долгие годы я только о том и мечтала, чтобы повидать мир, вырваться из четырех стен, что держали меня в своем тесном плену. «Да, Ланен, слыхивала я, что все в конце концов возвращается на круги своя, но тебя это постигло что-то уж больно быстро», — подумала я сквозь сон.

С тех пор как я впервые покинула дом, прошло каких-то полгода.

Одной лишь этой мысли, казалось, было достаточно, чтобы согнать весь сон. Казалось...

Вариен

Я подождал, пока все уснут. Ждать пришлось недолго. Гораздо труднее было не заснуть самому: я утомился за день, а сухое одеяло так и манило. Но прошло уже так много времени, и я соскучился по своим родичам.

Вынув из мешка венец с самоцветом, я надел его на голову.

Едва самоцвет коснулся моего лба, как я почувствовал присутствие Шикрара. Мне было знакомо это чувство: он будто взывал ко мне без слов. Прежде мы оба нередко к этому прибегали, когда нам было трудно или одиноко.

«Хадрэйшикрар, брат мой, я слышу тебя. Что так тяготит тебе сердце?»

«Акхор!» — воскликнул он, и сейчас же меня подхватил водоворот чувств, заглушающих всякие слова. Поначалу я испугался: может, с Кейдрой что-то стряслось? Однако, воззвав к нему, я сейчас же получил ответ:

«Государь Акхор! Хвала Ветрам! Отец мой нуждается в тебе».

"Кейдра, что случилось? У тебя голос не лучше, чем у него. Шикрар, друг мой сердечный, умоляю: скажи, что так терзает твое сердце? Мне слышна твоя боль, и сердце мое вторит ей. Но ведь с Кейдрой все в порядке? Это... - Я вдруг замолчал, охваченный недоумением.— Шикрар, как же... что стряслось с тобою? Мне издавна известна твоя печаль, еще с юности; но сейчас она вновь заливает твое сердце кровью, словно свежая рана. Этого не может быть..."

К величайшему своему облегчению, я наконец расслышал в его ответе какой-то намек, по которому понял, что он начал приходить в себя.

«Акхор, друг мой надежный, голос твой — словно целебное снадобье для моей истерзанной души. Увы, Акхоришаан! Это из-за вызова Предков. Обряд только что завершился. Акхор... я не мог ее остановить. Йрайс... Йрайс — она говорила через меня, говорила с Кейдрой, благословила малыша Щеррока. Я слышал ее голос, ее речи, чувствовал прикосновение ее души... о любовь моя! Акхор, Акхор, это была Йрайс!»

Я опустил голову — насколько мог, несмотря на боль в голове, с каждым мигом усиливавшуюся. Шикрар обрел супружеское счастье совсем ненадолго — Йрайс скоро покинула нас. Любовь их была необычайной даже среди народа, которому не чужды подобные страсти; горе же было глубоко, точно море, и столь же беспредельно.

«Не знаю, что и сказать, преданный и сердечный мой друг. Могу ли я что-нибудь сделать?»

«Нет, Акхор, не бойся за меня. Я начинаю приходить в себя. Но, увы! рана моя никогда не излечится!»

Я был бы до крайности поражен его душевной мукой, если бы не знал, насколько глубока была любовь Шикрара и как долго он был охвачен горем после гибели своей возлюбленной. Я мог лишь назвать его по имени, без слов давая ему понять, что дружба моя всегда с ним, пытаясь успокоить его. Счастье, что его испытание вызовом Предков было позади, ибо как только большая часть его горя прошла, едва он почувствовал прикосновение моего разума и ощутил поддержку собственного сына, удостоверился в нашей любви, в крепкой дружбе — его тут же охватил сон, ласковый, но неминуемый.

"Да принесет сон ему исцеление, - произнес я негромко, обращаясь к Кейдре. — Много ли ты узнал об исходе обряда Вызова, прежде чем..."

Я почувствовал, как Кейдра невесело улыбнулся.

«Не беспокойся об этом, государь Акхор... Прости, мне следует величать тебя — государь Вариен».

Я тоже улыбнулся.

«Я отзываюсь на оба имени, Кейдра. Ланен частенько зовет меня Акором, даже не осознавая этого. Все-таки долгое время меня величали именно так».

«А мать моя, да упокоится душа ее в объятиях Ветров, покинула нас давным-давно. Не бойся говорить со мною об этом. Я был удивлен, услышав ее голос: она назвала меня по имени. Акхор, она помнит! И рада безмерно, что ей удалось мысленно узреть своего внука Щеррока. Однако в отличие от отца я ничуть не удручен. Вызов Предков прошел небывало, спору нет. Сам Кеакхор пробудился, чтобы пообщаться с нами. Но, увы! в словах его не было утешения. Этот остров никогда прежде так не буйствовал, а Кеакхор, хоть и немало путешествовал, не знает места, куда мы могли бы переселиться. Он даже предположил, что Кол-ар — наш дом по праву — взывает к нам, чтобы мы вернулись...»

«После всего того, что случилось за последнее время, Кейдра, это меня не удивит. Кантри вновь в Колмаре! Это было бы чудесно».

«Это может обернуться бедой, Акхор. Не все наши родичи восприветствуют такое решение».

"А я и не надеюсь на это, - отвечал я.— И все же напомни им от моего имени, Кейдра, что земля эта обширна. Живя на своем маленьком островке, мы позабыли, насколько необъятны просторы Колмара. Нас ведь и так мало, и те, кто сторонятся соседства гедри, не сумеют выжить".

«Ах, повелитель, как все же нам недостает твоей мудрости! Всем, не только моему отцу. Я передам им, государь Вариен. И одно соображение по поводу твоей госпожи, Ланен, Марановой дочери. Знал ли ты, что Кеакхор когда-то избрал себе имя — Запредельный Скиталец? На древнем наречии имя его звучит — КеакхорКайлар!»

"Я скажу об этом Ланен, когда она проснется, - ответил я с улыбкой.— Ее это порадует... Прости меня, Кейдра, у меня ужасно болит голова. Как ни печально, но я вынужден проститься. Передай мое почтение отцу, когда тот проснется".

«Передам, Акхор. И не грусти так. Может статься, ты увидишься с нами гораздо раньше, чем мы все ожидаем!»

Я снял с головы венец и приложил ладони к голове. Это помогло — боль довольно быстро прошла. Я был очень утомлен и все же, прежде чем уснуть, обратился к Ветрам, моля, чтобы Шикрар, проснувшись, все же нашел возможность оградить себя временем и расстоянием — сейчас же пока он был этой возможности вновь лишен.

Уилл

Не успел я об этом подумать, как обнаружил, что стою возле покоев Вела, зимним днем. Приблизившись к двери, я расслышал голоса.

— Велкас та-Герин, поставь меня на пол!

— Потише, женщина. Ничего с тобой не случится. — Тишина. — Ну вот, скоро уж закончу.

— Ну ты у меня потом попляшешь, — последовал резкий ответ. Потом голос немного смягчился: — А у тебя все же неплохо получается.

Я решил, что кто-то же должен сказать им, что их слышно. И дважды громко постучал.

Раздалось приглушенное проклятие, и мне пришлось подождать, прежде чем дверь откроется, — впрочем, недолго.

Велкас распахнул дверь. На лице у него читалось многое, хотя он тщательно старался не выдавать своего настроения. Был бы он обычным парнем, подобное вмешательство наверняка сразу же взбесило бы его — с ходу наговорил бы кучу грубостей, послал бы куда подальше, а уж потом осознал бы, с кем имеет дело. Спасибо, что он не из таких — лицо его тут же переменилось, едва он меня увидел. Он втянул меня в комнату и быстро закрыл за мной дверь.

— Вы бы потише тут. Мне вас в коридоре было слышно, — сказал я, проходя к креслу напротив крохотного камина.

— Спасибо за предупреждение, Уилл, — сказала девчонка. — Больше там никого не было?

— Нет. Все остальные на занятиях, сударыня Арал, как тебе хорошо известно. Какое у вас на сегодня оправдание?

— Никакого нам оправдания не надо. Мы разве тебе не говорили? Вел спросил магистрису Эрфик, можно ли нам работать вместе, чтобы попытаться слить наши силы воедино, это такой замысел особый. Она, похоже, была совсем не против.

— Ну, вот вы здесь — и кого же вы тут лечите? Что-то я никого не вижу, — проговорил я. — А не обманываем ли мы, а?

— Ничуть. Тебе и самому это известно, — Арал стояла на своем. — Ты же знаешь, что я служу Владычице, а она не относится к лжецам благосклонно. Мы уже были внизу, в общем приходе, — там, куда может явиться любой, кому нужна помощь целителя и кто не боится обратиться к ученикам, — и вместе мы работали над двумя посетителями.

— Ну и как, удачно?

— Да, если я тебя правильно понимаю, — ответил Велкас с широкой улыбкой. — У одного была нога сломана: под телегу попал, а у другой в груди раздавались такие хрипы, что из соседней комнаты было слышно. Не часто подвертываются настолько серьезные случаи, и мы извлекли из этого немалую пользу.

— Было удивительно, Уилл, — сказала Арал, сверкнув темными глазами. — Когда они заснули, мы с Велкасом объединили наши усилия, и... это было... о святая Шиа, Уилл, это было просто поразительно! — Голос ее сделался густым от переполнявших ее чувств. — Особенно это касается сломанной ноги. Мне... нам было видно все ее строение, и пока Вел вынимал обломки кости и ставил их на место, я сращивала мышцы и кровяные сосуды. Вместе мы очистили рану от грязи, от заражения, а потом я соединила и разровняла кожу. Так, словно и не было никакой раны.

Она восторженно рассмеялась, и радость ее поразила меня, точно удар кнута. Она смотрела на меня, а у меня колотилось сердце.

— Когда мы его разбудили, он даже говорить поначалу не мог. Только на ногу свою глазел, а потом взял да и встал. — Она опять засмеялась. — Наверное, если бы одежда его не была залита кровью, он решил бы, что это ему пригрезилось.

— Я больше горжусь тем, что мы сделали с больной грудью, — сказал Велкас приглушенно и медленно, точно с ленцой. Я был доволен тем, что он расслабился. Нечасто с ним такое случалось. — Вместе у нас и впрямь неплохо получается. Арал умеет успокаивать людей, убедить их принять помощь целителя, и неплохо бы у нее этому поучиться. У той женщины даже губы посинели, когда дыхание перекрыло — все самообладание потеряла.

— Посмотрела бы я на тебя, если бы тебе пришлось бороться за каждый вздох, — с негодованием выговорила Арал. — У меня однажды была грудная болезнь, и повторно пережить это мне не хотелось бы. Не суди так о людях. Можно подумать, если бы ты не смог дышать, то сохранял бы самообладание!

Вел поклонился в ответ:

— Ты права. Прости.

— Ладно, продолжай давай, — сказала она, хлопнув его по плечу.

— Рассказывать-то особо нечего, но работа была не из легких. Сугубо телесные повреждения, большие раны — они требуют лишь восстановление строения тканей, — проговорил Велкас, чем-то напомнив мне магистра Рикарда в пасмурный день. — Но бывают случаи куда сложнее заражения, и вот они-то по-настоящему интересны. Женщина была одной из тех, кто, едва подхватив простуду, сразу же начинает задыхаться. Мы не только прочистили ей легкие, но нам еще и удалось...

— Тебе удалось, — поправила Арал.

— ...Нам удалось обнаружить у нее в легких скрытую болезнь и изгнать ее. Правда, от простуды мы ее так и не излечили. — Он коротко улыбнулся. — Но она вроде бы не жаловалась. И не нужно умалять свои заслуги, Арал. Твое внутреннее чутье позволило тебе обнаружить недуг раньше меня.

— Выходит, магистриса Эрфик осталась довольна?

— Останется, как только мы ей обо всем поведаем, — сказала Арал с озорной улыбкой. — Мы давным-давно все закончили и поднялись сюда, чтобы... поупражняться в ином.

— Магистриса Эрфик всегда довольна, когда у нас находится причина оставить ее в покое, — добавил Велкас. — Женщина она добрейшая, только вот ничему не может нас обучить.

— Довольно, Велкас. Не стоит так говорить о магистрисе Эрфик, — сказал я сурово.

Впрочем, возражать ему было сложно: он был прав. Эрфик была по-своему мудра и глубоко понимала человеческую природу, но она не многому могла бы обучить Велкаса. Все-таки он был склонен судить всех и вся по каким-то своим, совершенно немыслимым меркам.

Это было частью его дара, из-за чего ему порой приходилось нелегко в жизни. Он был сильнейшим из всех целителей, которые представали перед магистрами на протяжении многих и многих лет. Некоторые прочили ему стать однажды столь же могущественным, как сам магистр Берис, и это из-за того, что во время предварительных испытаний Велкас перенес все до конца. В этом высоком долговязом парне скрывалась сила, пределы которой были никому неизвестны. Мы с Арал были единственными, кто имел об этом хоть какое-то представление, а Велкас взял с нас слово, что мы будем молчать. Вообще-то, он мог бы этого и не делать: кроме того, что в нем таится эта сила, мы больше не знали ничего.

— Ты прав. Прими мои извинения, Уилл. Могу я предложить тебе кружечку челана? На улице зверский холод.

Я усмехнулся:

— Так закрой окно, дурачина. Пожалуй, и от челана я бы не отказался, а то уже насквозь продрог.

Поскольку я был единственным посторонним, Велкас уселся в кресло и закрыл глаза, морща лоб и сосредоточиваясь. Окно так и заскрипело на петлях. Я невольно присвистнул:

— Клянусь Владычицей, Вел! А у тебя неплохо получается.

Арал фыркнула.

— Ха! Неплохо? Да он становится невыносим! Вот как раз перед твоим приходом он поднял меня в воздух и держал так с четверть часа. — Она сердито глянула на него.

— Ничего подобного, ты висела гораздо меньше, и ничего тебе от этого не было. Не пойму, чего ты так переживаешь, — отозвался Велкас кротко, отправившись приготовить всем нам, как обычно, горшок челану.

— Мне не нравится чувствовать себя в полной беспомощности, болван, — ответила она. — Вот погоди, застану тебя врасплох, будешь тогда у меня целый час стоять как каменный истукан — может, после этого поймешь.

— Что ж, может, у тебя и получится. Вообще, мысль прелюбопытная. Надо будет попробовать.

— Ах притихни уж! Готовь свой челан, великий и могучий кудесник.

— Тебе с медом, Уилл? — вопросил он.

Их взаимные колкости были добрым знаком — выходит, ничего такого между ними не было.

...Велкас и Арал — как же мне начать их историю? Ведь позже о них были сложены легенды. В то время я знал их обоих немногим меньше двух лет, с тех самых пор, как они впервые прибыли в школу магов в Верфарене — юные, горячие и зеленые, как весенняя травка.

Начать хотя бы с того, что на первый взгляд они были совершенно разными. Двух более противоположных личностей — как по виду, так и по жизненным взглядам — и сыскать было нельзя. В то время как он был молчалив, уединен и углублен в себя, она вся сплошь состояла из легкого смеха, звонкой речи и резвых движений. Она говорила и действовала по зову сердца, он — по зову разума.

Удивляло в них скорее то, что они оказались способны на взаимную дружбу.

Арал была привлекательной девушкой. Роста она была невысокого и обладала длинными каштановыми волосами, вьющимися и струящимися точно водопад, когда она распускала свои косы, обычно тщательно уложенные вокруг головы. Ее проницательные карие глаза лучились живостью, но свои пышные формы она прятала под облачением, которое сама называла «рабочей одеждой», хотя прочие называли такую одежду мужской: штаны и суконник, доходивший до колен и свободно перетянутый в талии. Впрочем, я мог ее понять. В тех редких случаях, когда она надевала плотно облегающее платье и распускала волосы, она притягивала к себе взоры всех мужчин в округе (включая и меня) точно свеча мотыльков. Всех, кроме Велкаса.

Он был высокого роста, но очень молод, так что вполне мог вытянуться и еще, — но при этом был так худ, что всегда казался даже выше обычного. Кожа его была бледной, а волосы черные, точно вороново крыло, с таким же синеватым отливом; глаза же его, когда он позволял в них заглянуть, потрясали своей яркой синевой. Он не был красивым — так, по крайней мере, отзывались о нем молодые девушки, — но вид его все равно производил впечатление. Вскоре после прибытия он отпустил опрятную бородку — и образ его определился. Великий маг на пути своего становления. Некоторые из девиц пытались, как и подобает, строить ему глазки, но дальше дружеских отношений он с ними не заходил. Из-за этого большинство его поклонниц считали его не в меру застенчивым. Разумеется, эта загадочность, что его окружала, привлекала к нему и Арал.

Не многие знали об этом, однако мне было известно, что из всех учеников она более других уподоблялась Велкасу по силе и уму. Магистры приняли ее в школу спустя лишь несколько месяцев после того, как сюда пришел Велкас. Она взволновала их. Магистриса Эрфик сказала мне как-то раз, что прибытие двух настолько могучих сил может означать или какую-то неведомую борьбу, или зловещую угрозу для мира; но по прошествии двух лет, когда ничего особенного не произошло, многие вздохнули с облегчением. Это говорит лишь о том, насколько слабо они сами разбираются в подобных вопросах.

Может, поэтому-то и завязалась между ними дружба. И кроме дружбы, Арал ничего от него и не ждала — по крайней мере, поначалу, — а он нашел в ней добрую душу и родственный разум. Прошло немного времени, и их уже было водой не разлить. Это не было любовью в обычном смысле — уж никак не с его стороны, — но их товарищеским отношениям многие могли бы позавидовать. Думаю, они просто поняли, что прекрасно дополняют друг друга. Он обладал острым умом, способным противостоять ее собственному, а сила его была еще больше, но он с готовностью ею делился; он был для нее другом, на которого вполне можно положиться, и, несмотря на все барьеры, которыми он отгораживался от мира, всегда был готов помочь, подпуская ее к себе ближе, чем остальных. В свою очередь в ней он находил возможность общения с чутким сердцем, которое способно слушать и которому небезразличны его думы, помыслы и поступки; она согревала, словно уютный камин, когда его неистовая сила грозила превозмочь его...

Мы с Арал беспокоились за Велкаса. В школе было полно незаурядных молодых людей, однако таких, как Вел, было не найти. Он не прочь бывал выпить, и обычно в него входило немало; но Арал рассказала мне, что как-то раз, когда он предавался возлиянию, с него вдруг спал защитный покров — лишь на какой-то краткий миг. И ее бросило в дрожь. Ей даже не потребовалось подключать свое поле или прибегать к обычному для целителей внутреннему зрению, чтобы увидеть то, от чего Вел пытался себя оградить. Он отгораживался вовсе не от внешнего мира. Он пытался защитить себя от мира, что находился в нем самом. Этот внутренний мир ужасал и изматывал его; он же понукал его искать способы сделать свою жизнь как можно более полноценной: он был убежден, что ему не суждено увидеть и тридцати зим.

Я же, однако, считал, что он смог бы дожить и до девяноста лет, если только доказать ему, что он ошибается.

Арал чувствовала подобное, да только в последнее время причины у нее были совершенно иными. Мне это было понятно. Будучи молодой и страстной, она большую часть времени проводила в обществе Велкаса, рискуя, когда объединяла свою силу с его. Неудивительно, что она в него влюбилась. Сложная глубина его дара, которым он делился лишь с ней, похоже, опьяняла ее с головы до ног, и их совместная работа стала для них всем. Это было безнадежно, совершенно безнадежно с самого начала, и даже Арал понимала это. Но любовь, подобно сорняку, вырастает там, где ей вздумается, и на разум тут надеяться уже не приходится.

Я был единственным их другом, старшим товарищем, и они — когда вместе, когда поодиночке — обращались ко мне, если им нужно было с кем-то поговорить. Меня радовала их дружба — да что там, это была прямо-таки честь для меня. Когда я понял, какой глубины Арал роет себе яму, то решил про себя: будь что будет, а я не оставлю ее, когда она оступится и полетит вниз — ибо рано или поздно это произойдет, — я буду поблизости и приду на помощь.

Разумеется, здесь было немаловажно еще и то, что я сам был в нее влюблен...

— Над чем это ты призадумался, Уилл? — поинтересовалась Арал, с улыбкой протягивая мне кружку челана. — Ты где-то очень далеко отсюда.

— Ты права, милая. Прости. — Я встряхнулся. — Стало быть, — добавил я, прихлебнув горячего челану и чувствуя приятное тепло внутри, — магистриса Эрфик одобрила вашу деятельность, говорите? — Я улыбнулся. — Что-то мне с трудом верится.

Велкас скривил рот на манер улыбки, а Арал рассмеялась.

— Ты прав, как всегда, Уилл, — сказала она. — Мы с Белом просто сказали ей, что собираемся пару раз совместно попробовать свои силы в лечении. Уж в этом-то она не могла нам отказать.

— Само собой. И когда же вы впервые додумались объединить усилия? — спросил я. Слишком хорошо я знал их обоих: они не станут врать — по крайней мере, наобум.

Велкас повернулся к Арал:

— В конце прошлого лета?

— Ну да. Во всяком случае, перед урожаем. Может быть, двумя лунами позже праздника солнцестояния.

— Да, похоже.

Арал повернулась ко мне:

— Если уж на то пошло, мне вот не верится, что ты явился, чтобы просто скоротать зимний день.

— А почему бы нет? В саду в это время года работы всего ничего, а травками и зельями я запасся вдосталь.

При этих словах я улыбнулся. Школа магов, понимаешь ли, искуснейшие целители мира — и при этом не снижается спрос на мои целебные отвары для горла или мази, унимающие ломоту в суставах холодной порой. Ежедневно здесь лечили куда более тяжкие недуги, однако неизменными напастями для людей всегда оставались старение костей и зимняя простуда. Ни один целитель не обладал способностью замедлить первое и облегчить второе.

— Знаете, будь кто-нибудь из вас побогаче, я, пожалуй, занялся бы вымогательством и обеспечил бы себя до конца жизни. Если магистр Берис прознает, что вы здесь вытворяете, вас вышвырнут прямо в окно, да так, что костей не соберете.

Арал вдруг помрачнела. Велкас фыркнул:

— Почем знать? Клянусь тебе, Уилл, я обнаружил, что в этом заведении попахивает кое-чем, чего тут и быть не должно; и чем ближе Берис, тем сильнее этот дух. А ты не заметил, что в последнее время вокруг него словно поворачивается вспять? — Вел сделался серьезным, как и Арал. — Это так, Уилл, клянусь. Я не знал, что кто-то способен на подобное, будь он сам повелитель демонов. При беглом взгляде в нем не замечаешь никаких особых изменений; но клянусь тебе: когда я видел его последний раз, он старался искусственно выглядеть старше. Однако осанка его была прямой как никогда, на лице у него я заметил следы грима, а руки его больше не были покрыты ни морщинами, ни старческими пятнами. С магистром Берисом что-то явно не так.

Берис

Это был день новостей. Только что я получил известие от Горлака, лишь час спустя после того, как до меня наконец дошли слухи о том, что же случилось с отрядом наемников, посланных мною на поиски Мариковой дочери.

Ах, Горлак. Мой ученик, пособник моим замыслам. Король Восточного взгорья, порядочный изверг, вечно жаждущий лишь умножения власти и питающий слабость к лести. Он охотно примкнул ко мне, когда искал себе помощников для своих целей: зачем использовать демонов, когда есть люди, которые сами готовы перерезать друг друга? Королевский род Горлака был единственным в Колмаре, который бедствия обошли стороной, ибо лишь Горлак согласился вести войну против трех остальных королевств под моим началом. Я избавил его от участи прочих, я снабжаю его доступными мне сведениями, серебром и продовольствием, а он взамен завоюет мне три королевства Колмара.

Зачем это человеку? Разумеется, ради власти. У меня нет наследника и никогда не будет, и Горлаку это известно. Я даже поклялся, что, если вдруг случится наследнику появиться, Горлак сможет безнаказанно умертвить его. Я пообещал, что он получит троны всех четырех королевств, когда я с ними разделаюсь. Я ведь старик, не так ли? Недолго ему придется ждать — лет десять, от силы пятнадцать.

Только вот я позабыл ему рассказать о своих опытах с лансипом, благодаря которым ко мне возвращается молодость. Ну, что ж поделать. Иногда память подводит. Несомненно, в свое время он узнает об этом.

Сейчас же мне известно, что уже в первые несколько недель он стянул людей к северо-западной границе своих земель — а оттуда рукой подать до Свящезора, столицы Северного королевства. Всем ведь известно, что штурмовать Свящезор зимой — чистое безумие, так что северяне наверняка ничего подобного не ждали.

Я слышал — из своих источников в Гундарской купеческой гильдии, представительства которой разбросаны по всему Колмару, — что Горлак без предупреждения обрушился на укрепленный Свящезор. Король Каррик, несмотря на возраст, еще не выжил из ума, хотя и был застигнут врасплох, и Горлак потратил почти месяц на то, чтобы взять город. И вот теперь он захвачен. Отныне столица Северного королевства принадлежит мне. Старый Каррик, павший в битве, был с почестями похоронен в храме, подле своих предков. Горлаку это ничего не стоило, зато удержало народ от восстания.

Одно дело сделано, впереди еще два.

Горлак не дурак. Он немедленно укрепил Свящезор, посадил там своих людей, и когда вновь объединившееся войско северян под командованием прежних военачальников Каррика напало на город, Горлак был готов к этому. Нападавшие были плохо подготовлены, и их было гораздо меньше, чем надо бы. Спустя еще месяц он подчинил себе все северные земли, ухитрившись сделать так, что слух об этом не распространился за пределы королевства. По большому счету ему это удалось.

Однако уже сегодня какому-то шпиону из Безмолвной службы посчастливилось все выведать, едва лишь эта новость достигла моих ушей, и теперь об этом будет известно всем, кто сумеет достаточно заплатить.

Но меня это не слишком беспокоит. Это будет первым серьезным испытанием: что-то ждет теперь Горлака, отважившегося на столь отчаянное предприятие и не оставившего себе пути к отступлению? А если он доживет до весны, следующей целью будет Илса. Это королевство скотоводов и земледельцев, и население там разбросано, а король Тершет в отличие от Каррика уже и имени-то своего небось не вспомнит. Илсанская армия, если ее вообще можно так назвать, не созывалась вот уже десять лет. Горстка притязающих на трон болванов кружат над желанной добычей, точно стервятники, забыв про все. Перемри они все разом заодно с Тершетом — кто их оплакивать будет? Явно не народ. Черни вообще наплевать, кто стоит во главе государства, лишь бы поборы были низкими да жилось более-менее сносно.

Вот что требуется от Горлака. Выходит у него неплохо, и я доволен. Несколько ящиков с лансипом уже в дороге — вознаграждение ему за хорошую работу. Может быть, это и не так много, но если он предполагает, что старик, которому он втайне служит, вскоре преставится и оставит все преемнику, то жаловаться ему не на что.

Горлак, как я уже сказал, не ведает, что телом я сейчас не старее тридцатилетнего мужчины. Я прекратил потреблять снадобье из лансипа, поскольку меня вполне устраивает и то, что я вернул себе половину прожитых лет. Никаких больше болей в суставах, ни ухудшения зрения, ни старческой сутулости, ни недугов или хворей — ничего такого, что могло бы меня обеспокоить, как прежде. Кануло, кануло в прошлое то время, когда в зеркале мне виделась собственная смерть, притаившаяся совсем рядом, за спиной.

А что касается наемников... До меня дошли кое-какие слухи от людей, посланных мною на север: они обнаружили нечто любопытное, хотя я ожидал от них совершенно иного. Деревенские жители утверждают, что им стало встречаться куда больше мелких драконов, чем раньше. Ничего удивительного в этих драконах нет — они, правда, пугливы и редко попадаются людям на глаза. Как я ни пытался, так и не смог выяснить, какое отношение имеют эти ничтожные твари к кантриам. В кое-каких старинных преданиях говорится, что некогда они были одним народом. Думаю, это вполне возможно, — точно так же и обе породы ракшасов происходят от одного племени. «Кантри — и в то же время нет», — говорил рикти. Могу лишь предположить, что безмозглая тварь по ошибке приняла нескольких мелких дракончиков за одного из их старшего собрата. Так что Ланен, должно быть, находится под защитой еще одного «не совсем кантриа» где-то на севере Илсы. В доказательство тому я вплоть до сегодняшнего утра ничего не слышал о наемниках, посланных мною туда. Похоже, лишь одному из тех, кому я за это заплатил, удалось выжить. Он покинул сотоварищей до того, как с ними расправились. Похоже, это второй из его неглупых поступков. Этот болван только и позаботился послать мне весть в письме, составленном каким-то писцом с его слов, отправив его с Дальними Вестовыми, хотя случилось это лишь спустя несколько недель после того, как ему, должно быть, стало известно о судьбе своих товарищей. Дальние Вестовые куда проворнее обычных конников, но я еще прежде приплатил их предводителю, чтобы необходимые мне вести доходили до меня еще быстрее, — с помощью прибора, что он от меня получил. Это знание умрет вместе с ним.

А первый умный поступок того выжившего счастливчика в том, что он не поставил под письмом своей подписи, да и вообще не брал его в руки. Мне не выследить его. Увы.

Глава 9

ЖИЗНЬ, СМЕРТЬ И ПЛАМЕНЬ

Майкель

Короткий стук в дверь кабинета — и, не дожидаясь приглашения, вошел Дурстан.

— Магистр, ваш подопечный проснулся и сейчас не в себе. — Берис, казалось, даже не пошевелился. — Вы ему не поможете?

— Я все сделаю, Дурстан, — откликнулся я. Не стоит беспокоить господина Бериса. Он и так уже потратил на меня свое драгоценное время.

Поклонившись Берису, я развернулся и собрался было выйти, но тут он рассмеялся и, обойдя стол, схватил меня за руку.

— Ах, Майкель, твоя преданность хозяину делает тебе честь. Я пойду с тобой. Вместе нам наверняка удастся избавить Марика от каких бы там ни было беспокойств.

— Быстрее, господа, прошу же, — сказал Дурстан, проворно устремившись вперед.

Когда мы достигли комнаты Марика, нашим взорам предстало знакомое зрелище, и у меня опять защемило сердце. Мой хозяин сидел в изголовье кровати, прислонившись к резной спинке, и худые плечи его тряслись, несмотря на то что он был укрыт горой одеял и шкур. А в глазах — выражение слепого ужаса, который я надеялся больше никогда уже не увидеть. Впрочем, худшие мои опасения тут же рассеялись: каким бы сильным ни был его страх, рассудок в нем все же еще трепыхался.

— Майкель, помоги мне! — вскричал он, увидев меня. Я был глубоко благодарен, что он обратился ко мне, а не к Берису. — Оно вернулось! Оно снова вернулось!

Я подошел к постели и, явив свое силовое поле, положил руку ему на плечо. Он потянулся ко мне и вцепился в локоть, точно клешней.

— Что вернулось, господин? Тебе больно? — спросил я, осторожно направляя на него свою исцеляющую силу.

Он содрогнулся — и слегка расслабился, задышал ровнее. Я продолжал изливать на него целебный поток, стараясь унять его смятение, и он повернул ко мне лицо. «Что ж, — подумал я, — по крайней мере, сейчас ужас в его глазах не столь безотчетный».

— Нет-нет, это не боль, это... голоса. — Выпустив меня, он схватился обеими руками за голову. — Я опять слышу эти проклятые голоса. Пусть они прекратятся!

Берис присел на постель по другую сторону от моего господина и мягко вопросил:

— Что же они говорят, Марик? Ты можешь разобрать их речь? Я вздрогнул. Это что-то новое. Мне и в голову не приходило, что голоса и впрямь могут что-то поведать.

— Но их так много! — простонал он.

— Постарайся выделить один, любой, один-единственный голос и прислушивайся лишь к нему. Можешь ли ты это сделать?

Марик сосредоточился. Даже в этот миг я восхищался им: так напуган, а способен размышлять. (Я вообще образец преданности. Иногда мне это ужасно мешает.)

— Два из них громче всех. Остальные словно шепот откуда-то издалека.

— Тогда выбери из двух один, — продолжал Берис спокойно. — Сосредоточься. О чем он говорит?

Марик закрыл глаза и сморщил лоб.

— Что-то вроде: «...приходить в себя... увы, рана никогда не излечится...» — Он открыл глаза. — Два голоса, что были громче всех, смолкли. Будь я проклят, что это такое мне слышится, Берис?

— Не знаю. Послушай подольше, и тогда, быть может, мы сможем понять. Тебе больше ничего не слышно?

— Погоди! — оборвал его Марик. На лице у него, впервые за долгие месяце, появился неподдельный интерес. Я, само собой, не мог не обрадоваться. — Сейчас звучит только один, зато уже громче. Кажется, он спросил: «Много ли ты узнал об исходе обряда вызова?» Умолк, наверное ждет ответа. Ага! «Я отзываюсь на оба имени, Кейдра. Ланен часто зовет меня Акором, даже не осознавая этого...» Будь я проклят, Берис! — завопил вдруг Марик так, что мы с Берисом даже подскочили. Глаза моего хозяина были открыты и ясны, а голос звучал сильно, только дрожал от наплыва чувств. — Пламя Преисподней! Ты слышал — Акор! Ланен и Акор! Кто-то, кто знает Ланен, разговаривает сейчас с этим драным серебряным драконом, который меня едва не порешил! А я-то мог поклясться, что он был мертв!

— Слушай дальше! — приказал Берис. Марик, содрогаясь от ярости, вновь закрыл глаза.

— Он говорит с кем-то по имени Кейдра. «...Это меня не удивит. Кантри вновь в Колмаре, это было бы чудесно...» Замолк. Нет, подожди... «А я и не надеялся на это... Земля эта обширна...» Неразборчиво... «...Мы позабыли... просторы Колмара... те, кто сторонятся соседства гедри, не сумеют выжить». Опять тишина. Нет, погоди-ка... «Я скажу об этом Ланен, когда она проснется... У меня ужасно болит голова...» Нет, это все. Больше ничего не слышно.

Марик откинулся назад в совершеннейшем изумлении, однако и я был изумлен не меньше. Берис, совладав с первым впечатлением, казался теперь невозмутимым, но я знал, что он поражен, как и мы.

— Отдыхай с миром, друг мой, — сказал он моему хозяину. — Боюсь, ты переутомился. Я приготовлю тебе усыпительное питье. — Потом он повернулся ко мне: — Благодарю тебя, Майкель, но мы с Мариком продолжим вдвоем. Уже поздно, и я думаю, всем нам хватило на сегодня впечатлений. Отправляйся отдыхать, друг. Утром я тебе все расскажу.

Я собирался было возразить, но вдруг осознал, что вижу, как вокруг Бериса возникает сияние. Едва заметное — но оно означало, что он взывает к своей силе. Мне не хотелось вновь оказаться на полу, а утром опять пробудиться его покорным рабом. Я поклонился.

— Думаю, вам виднее, магистр, я верю в силу вашего дара. Доброй вам ночи, господа.

Я удалился, как покорный слуга; удостоверившись, что меня не видят, я со всех ног помчался в свои покои. Я не какой-нибудь самовлюбленный хлыщ: вот уже несколько месяцев подряд я смотрелся в зеркало лишь затем, чтобы побриться; но сейчас я внимательно изучил свое отражение, особенно глаза.

Ничего особенного я не увидел. Если бы на меня до этого наложили какие-то чары, взгляд мой был бы затуманен, и я видел бы только то, что было нужно другим. Чары, наложенные младшим магом, длятся пару дней, не более. Но если за дело берется Берис — тут приходится говорить уже не о днях, а о месяцах.

Да нет, невозможно. Ему пришлось бы несколько раз обновлять свои чары, какой бы силой он ни обладал.

«А что ему мешает?» — подумал я угрюмо. Я с середины зимы ночую с ним под одной крышей — он мог опоить меня каким-нибудь дурманом или... если у него вообще нет никаких предубеждений, он мог погрузить меня в сон, как поступают все целители, когда состояние их подопечных крайне тяжелое, — после этого даже самый захудалый колдун смог бы наслать на меня свои чары в любую из ночей, и даже несколько раз, если требуется. При поддержке демонов это осуществить довольно легко.

В том-то и дело, что чарами отличается работа демонов, но никак не целителей.

О Богиня! Этот запах!

Бедный мой господин. Я не мог сделать ничего, чтобы уберечь его от Бериса. У меня просто было недостаточно на это сил. А его дочь, эта отважная госпожа, с которой я познакомился на Драконьем острове, — она-то тут при чем?

Я замер на полушаге. Святая Владычица! Голоса, которые слышал Марик, были настоящими! Но чей же разговор он подслушал? Я выругался про себя, понимая, что все еще слишком слаб и к тому же одинок, и вернулся к своим намерениям действовать. Эта бедная девочка опять может оказаться в самом клубке хитросплетений Бериса. Единственным лучом надежды был для меня этот дракон, Акор, о котором упомянул Марик. Я видел, как он доставил госпожу Ланен, тяжело израненную, назад в лагерь, чтобы ее исцелили, и пригрозил Марику смертью или чем похуже, если он не позаботится о ней. Так что дракон Акор, должно быть, в каком-то смысле ее защитник. И я лишь надеялся, что под его защитой она будет в безопасности.

Моя преданность хозяину все еще заставляла меня сомневаться, и все же я достал свой небольшой мешок из сундука, стоявшего у изножия кровати, и стал складывать в него запасной суконник и прочую одежду, а также другие пожитки, которых у меня было совсем немного. «Останься, ты должен остаться с ним, ты дал клятву много лет назад, и время не отменило ее», — твердило мое сознание, пока я готовился к побегу.

Ответом был довод, прежде уже не раз приходивший мне в голову. Человек, которому я давал клятву, был мертв. Разум его был сбит из кусков, скреплен гвоздями, выплавленными в горниле демонов, и я ничего не мог с этим поделать. И если я не хотел сам сделаться рабом ракшасов, мне нужно было немедленно бежать, пока магистр Берис вновь не завладел моей волей.

Все мои пожитки с легкостью уместились в мешок. Денег у меня было немного, но я всегда мог заработать на жизнь при помощи своего дара. Другие только этим и живут. И быть может, однажды я найду способ сразиться с верховным магом Верфарена, хотя надежды на это было мало.

Я не позволял себе даже представить, что еще мог сотворить со мною Берис, пока я, совершенно беспомощный, был в полной его власти.

По привычке я оставил свои покои прибранными, убедившись, что ничто в них не смогло бы указать на то, что я не собираюсь возвращаться. Выскользнув за дверь, я направился вперед по коридорам школы магов, залитых ночным мраком.

Я быстро добрался до главного зала, миновав входную арку общего прихода, куда могли являться все, кому требовалась врачебная помощь, были ли у них деньги или нет. Вход в это помещение был открытым, без каких бы то ни было дверей, — тем самым школа являла расположение всем, без исключения, давая понять, что целители всегда готовы служить своему предназначению.

Чтобы попасть снаружи в общий приход, нужно было пройти через главные ворота. А там, где можно свободно войти, можно и выйти.

Марик

Берис оставил меня наедине с собственными мыслями совсем ненадолго; вскоре он воротился с двумя кружками челана.

— Стало быть, голоса настоящие, — проговорил я. Учуяв запах челана, я пришел в недоумение. — Вот так усыпительное питье!

— Ну нет, спать я тебе пока не дам, — ответил Берис весело. — Ты не узнал голоса, которые слышал?

— Во имя Преисподних, Берис, — проворчал я. — Это тебе не разговор в соседней комнате подслушивать. Голоса эти звучали у меня в голове.

— Это явление именуют бессловесной речью. Я-то думал, что это всего лишь вымысел, а тут на тебе: не успел ты оправиться от своего безумия, как немедленно преподнес мне такую неожиданность. Я хочу понять, как тебе это удалось. Меня передернуло.

— Сегодня, перед тем как вы пришли, я... мне показалось, будто я снова сошел с ума. Мне беспрестанно мерещились голоса. Они что-то говорили, говорили и не желали умолкать, как я ни вопил. Тебе не понять, каково мне было, Берис. Я себе места не находил: они не затихали ни на миг. Но когда смолкли, сделалось еще хуже. После этого я чувствовал лишь... Нет, не могу.

— Что случилось, расскажи мне как следует, Марик, — проговорил он, пристально вглядываясь мне в лицо. — Ты был слишком слаб, чтобы поведать мне все сразу, но теперь, я думаю, ты сумеешь найти в себе силы. — Когда я, кивнув головой, осушил свою кружку, он продолжал: — Ну же, Марик. Все позади, напасть твоя избыта. Лучшее, что ты можешь сделать ради собственного восстановления, — рассказать обо всем, что произошло, во всех подробностях. И ничего не упуская. Давай же, друг мой, поведай мне об этом.

Но я уже достаточно пришел в себя, чтобы насторожиться: с чего бы ему так обо мне печься? Бериса никогда не заботили другие, если только они не могли как-то повлиять на его замыслы, и он никогда не заводил друзей. Впрочем, предложение его было заманчивым. Я чувствовал, как с каждым днем разум мой все больше восстанавливается, а вместе с ним крепну и я; для меня было бы большим облегчением излить все разом — и покончить с этим. К тому же я долгое время был в беспамятстве, а Берис умеет выведывать, что ему нужно. Я был уверен, что он испытывает меня на искренность.

— Кадеран и я сразились с ними — с двумя драконами, серебристым и темно-бронзовым. Серебристого звали Акор, он был Стражем, именно он принес Ланен ко мне на исцеление, а потом опять забрал ее, когда я пытался принести ее в жертву одному из владык Преисподней. — Воспоминание об этом заставило меня содрогнуться. — Чтобы войти, он проломил стену, Берис. Сил этой тварюге не занимать. Бьюсь об заклад, у него одна только голова была длиной с меня — нетрудно прикинуть, каких он был размеров. Даже в дом бы не влез.

— Это произошло незадолго до решающего столкновения, Марик. Ну же, давай, деваться некуда! Не упускай ничего, ни мельчайшей подробности. Вы с Кадераном бились против двух драконов.

— Да. Они плевались в нас огнем, но заклятия Кадерана оберегали нас, и эти твари не смогли проникнуть за магический круг, чтобы до нас добраться. Я бился с ними при помощи Кольца семи кругов; первые пять кругов почти доконали серебристого, но тут еще один дракон, которого мы прежде не замечали, ринулся на нас с высоты. Кадеран отправил его на тот свет, но его мертвое тело обрушилось вниз, раздавив моего товарища напрочь. Я направил мощь шестого круга на бронзового и ранил его, но прежде, чем успел воспользоваться последним кругом, Ланен сбила меня с ног. При ней не было оружия, так что чары Кадерана не могли ее остановить. В ярости я хотел было убить ее последним из семи кругов, но позабыл, что оружие это предназначено только против драконов. Потом я попытался выпустить последний круг, чтобы добить серебристого, но тут услышал, как они... проклятье, Берис! — Дыхание мое было частым и прерывистым, словно я только что как следует пробежался; я весь так и трепетал от ужаса, вновь переживая те страшные мгновения. — Они... Я услышал крики, как будто издалека, но потом понял, что они звучат у меня в голове. Не помню даже, воспользовался ли я последним кругом или нет. Думаю все же, что успел, хотя и не уверен до конца. Я не мог изгнать их из своей головы — они вырвали меня из тела и зашвырнули куда-то во мрак. И я скитался, одинокий, потерянный, лишь изредка на миг возвращаясь назад, словно по чьему-то зову. — Передо мной возникло несколько расплывчатых образов. — И я... я не помню, что было после, лишь смутно припоминаю что-то про наговор Кадерана. Он еще заранее предупреждал меня об этом, все твердил, насколько его наговор гибелен для смертных, — боялся, наверное, что я вздумаю от него избавиться. Не имею ни малейшего представления, как нам всем удалось выжить: то ли Кадеран просто наврал, то ли они как-то сумели раскрыть его замыслы и предотвратить гибельное воздействие наговора. — Я отвернулся от Бериса. — И кажется, я помню, как во тьме мне слышался голос Ланен: будто она говорила со мною... Но нет, это невозможно. — Я содрогнулся. — Мне многое мерещилось, пока я пребывал в небытии... После этого я помню лишь голос Майкеля: он то и дело обращался ко мне, хотя слов я не понимал; он меня чем-то кормил — ничего подобного я в жизни не пробовал: точно налитая спелостью груша, точно сладчайший абрикос... Провалиться мне в Преисподнюю, выругался я: лишь теперь до меня дошло. — Проклятье, это ведь был плод лансипа, так?

— Да, и не будь его, ты бы не выкарабкался. Больше ты ничего не мог есть. Не беспокойся, Марик, плодов еще оставалось предостаточно для нас обоих; твой заместитель продал всю твою долю, выручив за них уймищу серебра. А свои плоды я частью продал, частью съел.

Я уставился на него. Вот уж не думал, что он способен на подобное расточительство; впрочем, ему ведь не было известно, насколько ценны эти плоды.

— Не знай я тебя, Берис, я бы... Нет, готов поклясться: ты выглядишь куда моложе!

— Сейчас это неважно. — Он сдвинул брови, почесал подбородок и принялся мерить шагами комнату. — Я верю всему, что ты рассказал, Марик, хотя на первый взгляд кажется, что это невозможно. То, что они с тобою сделали, могло произойти лишь в том случае, если бы ты обладал даром бессловесной речи, это прежде всего. — Тут он пристально посмотрел на меня. — И похоже, дар этот у тебя имеется — но вот как они об этом узнали? Разве что...

И тут он принялся бормотать что-то невнятное. Я сумел разобрать лишь несколько слов: «С чего бы им... если только...»

Внезапно он вскинул на меня глаза, застыв на другом конце комнаты, и лицо его просияло улыбкой, от которой даже у бывалого человека зашевелились бы волосы на голове.

— Клянусь всеми владыками Преисподних! — проговорил он с каким-то благоговейным восторгом. — Они посеяли зерна своей собственной гибели. Равновесие потребует этого. — Он буравил меня глазами через всю комнату — добрый десяток локтей отделял его от меня. — Марик, ты когда-нибудь предполагал, что обладаешь способностями к бессловесной речи?

— Нет, конечно. Я и слышал-то об этом только из детских сказок, — ответил я. — Но лучше бы это и вправду было сказкой.

— О нет, Марик, друг мой, ни в коем случае. Нам ниспослан великий дар. Сила бессловесной речи никогда не была до конца изучена. — Выражение его лица медленно переменилось — сейчас он удивительно походил на одного из демонов, которых сам не раз вызывал. — И ты был привлечен к этой силе; должно быть, они как-то догадывались, что у тебя есть такие способности. Это значит, что, по меньшей мере, один из них обладает этим даром, а если ты слышал не один голос...

— Иногда мне казалось, будто шепчутся сотни голосов, — перебил я.

— Тогда, вероятно, им всем свойственно это. — Он вдруг рассмеялся — обыкновенным, восторженным смехом. — Ну, Марик, теперь они в наших руках! — Ухмыляясь, он не спеша подошел ко мне. — Эти твари сами сделали так, чтобы ты их слышал, и если ты слышишь хотя бы одного, тогда им от нас никуда не деться! — Он приблизился ко мне вплотную, так что его горящие глаза оказались в пяди от моего лица; дышал он часто и быстро. — А говорить с ними ты можешь?

— Отстань, Берис! — огрызнулся я. — Клянусь Преисподними, ты-то чего об этом так печешься?

— Сделай это ради меня, Марик. Ради нас обоих. Попытайся заговорить с ними.

— И как прикажешь мне это сделать?

— Ты сейчас слышишь голоса?

— Берис, я не хочу...

— Меня не интересует, чего ты хочешь, а чего нет! Прислушайся! Ты слышишь голоса?

Тон его не требовал возражений; я поклялся про себя, что отомщу ему за это.

— Только один, слабый, точно издалека. Совершенно непонятно, что он говорит.

— Прислушайся повнимательней. Можешь разобрать слова? Я закрыл глаза.

— Нет, ничего. Просто слышу, что кто-то говорит, вот и все.

— Попробуй что-нибудь сказать.

— Каким образом? — вопросил я.

— Не знаю. Просто попробуй.

Я попытался направить мысли на голос, но ничего не почувствовал, не услышал.

— Тщетно, Берис. Ничего, совсем ничего.

— Тогда, должно быть, ты можешь их лишь слышать. — Он со вздохом отстранился. — Но все-таки и это гораздо больше чем ничего.

— По мне, так все едино. У меня голова раскалывается, подлец ты этакий. Сними боль.

Он рассмеялся, громко и протяжно; однако же боль тут же пропала, и меня снова стало клонить в сон. Теперь доволен? — спросил я.

— Доволен ли я, Марик? Да, вполне. Ты сейчас гораздо разумнее чем был прежде, до того как покинул Колмар, а благодаря этому ему дару, хоть его и навязали тебе насильно, ты теперь — погибель для любого дракона. Только подумай, Марик, только представь себе. Напасть, что они на тебя обрушили, обернется им же на погибель. Усни сейчас с этими мыслями и узришь во сне, насколько всеобъемлющей может быть власть.

Но я был слишком утомлен, чтобы внимать ему. Улегшись на кровать, я сразу же заснул мертвым сном.

Ланен

Когда мы проснулись, было яркое, солнечное утро. Дождем и не пахло — хвала Владычице! — и даже как будто потеплело. При наличии воображения можно было уже почуять в воздухе легкий аромат приближающейся весны, однако мне не стало от этого лучше.

По правде сказать, я не на шутку начала волноваться. Со мною происходило что-то такое, чему я не находила объяснения: Дело было уже не в голосах, хотя они по-прежнему меня допекали. Уже целую неделю меня мучили постоянные головные боли, а последние несколько дней начала ныть поясница. У меня совсем недавно прошли месячные крови — легко и быстро, чего раньше со мною не бывало; однако боли и отеки до сих пор беспокоили меня. В это утро я проснулась от рези в животе; меня всю так и ломало — и я мечтала лишь о том, как бы найти какого-нибудь целителя, да побыстрее.

Как бы ни было мне паршиво, Релла чувствовала себя не намного лучше. Когда утром мы проснулись в тесноте, она, попытавшись подняться, вскрикнула и выругалась. К тому времени я уже знала, что лучше даже не пытаться ей помогать, и все-таки попробовала, ничего не добившись и лишь рассердив ее. Она заковыляла наружу, а мы уселись и принялись негромко переговариваться, делая вид, что не замечаем ее тяжелого дыхания. Услышав, что она направилась к лошадям, мы вышли следом, чтобы помочь ей: вынесли седла и сбрую. Прежде чем оседлать бедных животных, нам удалось немного их почистить: вид у них был плачевный. Оглянувшись на товарищей, я поняла, что и мы все выглядим не лучше.

Релла первой собрала свой мешок и, превозмогая боль, взгромоздилась в седло, а мы поспешили последовать ее примеру. Перекусить решили в дороге; завтрак состоял из зачерствелого сыра и остатков походных лепешек — замешенные на овсяной муке, они не плесневели, но, святая Владычица, до чего же были черствыми! Так, жуя, отправились мы к Кайбару, который, следуя соображениям Реллы, должны были увидеть уже сегодня. Мне то и дело приходилось ехать с закрытыми глазами: от яркого солнечного света совсем разболелась голова.

Мы почуяли воду куда раньше, чем увидели саму реку; а когда огибали очередную группу деревьев, сквозь голые их ветви до нас донеслось бойкое журчание и переплеск. И вскоре Кай простерла перед нами свои воды: несколькими милями западнее, на другом конце долины, виднелись высокие белокаменные стены Кайбара с его красными крышами. Едва перевалило за полдень, как мы подъехали к городским воротам. Джеми, Вариен и я готовы были остановиться в первой подвернувшейся гостинице, но Релла потащила нас дальше, в глубь города и поближе к реке — там был трактир под названием «Три Государя».

...Кайбар — большой город, расположенный на берегу великой реки Кай, в том самом месте, где в нее с севера впадает река поменьше — Арлен. Последняя служит границей между землями Илсы, моей родины, и Северного королевства, по просторам которого нас носило вот уже две луны. Если встать на кайбарской пристани лицом на запад, то ноги ваши будут попирать земли Северного королевства; впереди, по ту сторону Арлена, вы узрите южные пределы Илсы, а слева, на противоположном берегу Кай, будут простираться границы Южного королевства — одним словом, здесь сходятся земли сразу трех королевств — отсюда и идет название трактира. Правители меня не слишком заботили: хоть я и знала, что ежегодно к нам на ферму и в соседнюю деревеньку наведываются сборщики податей Тершета, короля илсанского, но они никогда не требовали от жителей слишком многого; а о трех других королях мы и вовсе ничего не слыхали. Долгие годы все четыре королевства жили в мире и согласии друг с другом — хотя местные бароны, будучи крупными землевладельцами, частенько затевали между собой перепалки, окрестные жители, в том числе и мы, редко обращали на них внимание.

...Когда мы наконец достигли трактира, Релла зашла внутрь и вскоре показалась вновь — с таким счастливым видом, который на протяжении последних недель был ей никак не свойственен.

— Нужно отвести лошадей в стойла, а хозяин пока приготовит в наших комнатах постели. Я позаботилась, чтобы в наше распоряжение предоставили судомойню, где мы сможем постирать свою одежду. Да к тому же нас всех ждет горячая ванна — только учтите, я первая!

Лошади наши выглядели совсем поникшими — их можно было понять. Вчетвером мы сумели довольно прилично их вычистить, дали им каши из овса и отрубей и вдоволь теплой воды для питья, накрыли им спины сухими одеялами и оставили отдыхать на свежей соломе. Мне удалось скрыть от прочих свое ужасное состояние, да и работа помогла — вроде как полегчало. Огонь, жеребец Джеми, с облегчением вздохнул, когда наконец улегся отдыхать, и мы рассмеялись, поскольку и сами чувствовали в точности то же.

Несмотря на то что все мы были страшно грязные, перво-наперво все же пообедали: время было за полдень, мы как перекусили утром, так больше в рот ничего и не брали. А тут такие яства! Или, может, нам лишь так казалось? Но вообразите: несколько недель питаться по утрам лишь жестким вяленым мясом, овсяными лепешками, черствым сыром и подсоленной овсянкой, и так изо дня в день, — а тут тебе и свежий ржаной хлеб, и мягкий белый сыр, и горячая похлебка с картошкой и полбой, и пирог с олениной, пропитанной крепленым красном вином! После подали даже печеные яблоки, посыпанные пряностями. Мы набросились на блюда с такой прожорливостью, что хозяин, должно быть, решил, что нам приходилось голодать неделями. Лично мне так и казалось: на сей раз я была настолько голодна, что не сумела даже оценить трапезу как подобает. Оставалось лишь надеяться, что съеденное не сразу полезет из меня обратно — может, хоть немного да задержится. Однако боль в голове приутихла.

Пока Релла принимала ванну, я выбрала из всей своей одежды наименее замызганную, в которую и облачилась; прочее же тряпье выстирала, после чего заплатила одной из кухарок, чтобы она развесила мое убранство возле очага на кухне и приглядывала за ним.

Трактиру, к счастью, можно было отдать должное: на первом этаже имелась комнатушка с небольшой печкой и высоким окном, через которое проникало достаточно света, — здесь располагалась настоящая баня. Когда Релла наконец вышла, а служанка принесла чистой воды, настала моя очередь. Прежде всего я наклонилась над лоханью и тщательно промыла волосы, после чего собрала их в пучок и погрузилась в воду полностью. Я чуть не всплакнула от умиления, когда жар начал растекаться по телу, согревая мои продрогшие косточки. Ну и что из того, что лохань коротка, голова все еще болит, а отеки так и не проходят? Обретя наконец долгожданное тепло и возможность чисто вымыться, я пребывала в прекрасном расположении духа и, откинувшись назад, насколько это было возможно, предавалась наслаждению. Только сейчас, расслабившись, я поняла, как же у меня затекли плечи!

Я уже начинала дремать, когда вдруг почувствовала первые приступы боли.

Поначалу мне показалось, что мышцы просто свело судорогой. Слабая резь внизу живота, не более. Мне показалось, что не стоит обращать на это внимания. Вновь я легла, но едва расслабилась, как опять последовала боль — на этот раз несколько сильнее и дольше; но постепенно она улеглась, и тогда я принялась оттирать с себя въевшуюся грязь. Довольно быстро помывшись, я вылезла из лохани, и, нагнувшись над маленькой печуркой, стала сушиться; высушив одну ногу, я выпрямилась, и тут вдруг почувствовала такую резь в животе, будто туда вонзился кинжал. От неожиданности я вскрикнула.

Потом я ощутила странную мокроту между ног и поняла, что это не вода: из меня сочилась кровь. Не сильно, правда, однако время месячного очищения уже прошло. Это меня здорово перепугало; к тому же мне пришлось поспешно выбежать из бани в садик, где меня стошнило. Вот тебе и славный обед! Кое-как удалось мне добраться до своей комнаты; найдя подходящую тряпицу, я соорудила себе прокладку, после чего позвала Реллу.

Релла

Хорошо, что Ланен позвала меня на помощь. Вариен мылся, и я была этому только рада. В таких делах мужья ничего не смыслят, будь они хоть трижды драконами.