/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Муки и радости

Эйлин Колдер

Стив Орбелл никогда не был суеверным. Не верил в духов, в привидения, в ведьм, в колдовство, не признавал магию — ни черную, ни белую. Он сам не знал, отчего позволил встреченной на улице гадалке предсказать ему судьбу. Естественно, он не поверил ни одному слову и наверняка забыл бы обо всем, если бы… предсказание не начало сбываться! Однажды в полнолуние Стив обнаружил в своем коттедже прелестную девушку. Наутро она исчезла, успев только назвать свое имя. Но Стив не сомневается, что обязательно найдет ее, потому что чувствует: она его счастье, его любовь, его единственная…

Эйлин Колдер

Муки и радости

Пролог

Знаете, каково это — быть белой вороной собственной семье? Особенно когда ваша мамочка — властная и упрямая леди и держит под своим острым каблучком самого Ричарда Орбелла! Да-да! А Дороти Орбелл была именно такой леди.

Но как иначе управлять огромной семьей? — искренне удивилась бы она, если бы кто-нибудь вздумал попенять ей на излишне авторитарный стиль поведения. Все должно быть под контролем!

Стив Орбелл, младший ребенок в семье едва вырвался из-под бдительной опеки своей мамочки по окончании Оксфордского университета. Естественно, не обошлось без скандала, слез и причитаний. Но Стив твердо стоял на своем:

— Ноги моей в Лондоне не будет! У меня есть свои идеи, своя жизнь.

— Сынок, ну подумай, что это за работа — сторож неолитического заповедника! — причитала Дороти.

— Ма, зато у меня будет достаточно времени писать стихи.

— Ты можешь прекрасно писать стихи и в Лондоне, кто тебе мешает? Но зато твоя семья будет всегда с тобой рядом!

— Вот это и пугает меня. Мне уже двадцать шесть. Моя семья слишком долго меня опекала. Я уже взрослый мужчина!

— Конечно, взрослый мужчина! Посмотри на себя! Когда ты острижешь эти патлы? А джинсы — в каком году ты их стирал? Скажи еще, что тебе пора заводить семью! Ты хоть подумал, на что ты будешь ее содержать? На жалованье сторожа?

— Мама, не начинай по-новой! Во-первых, не сторожа, а смотрителя. Во-вторых, жениться я пока не собираюсь. Я уже все решил!

На следующий день после этого разговора Стив Орбелл отправился на вокзал Ватерлоо и взял билет до Солсбери, небольшого городка в графство Уилтшир. Из Солсбери до Стоунхенджа ему предстояло добираться на машине.

До отправления поезда оставалось около получаса. От нечего делать Стив изучал расписание поездов, как вдруг кто-то дернул его за рукав. Оглянувшись, он увидел немолодую цыганку с сигаретой во рту.

— Эй, красавчик, давай погадаю тебе на дальнюю дорожку!

— Извините, мне нечем вам заплатить. — Стив всегда чувствовал себя неловко перед попрошайками.

— Твои часы вполне подойдут!

Стив минуту поколебался, затем снял часы и положил в подставленную суховатую ладонь. Цыганка спрятала их в складках своей необъятной юбки, улыбнулась и, усевшись прямо на перрон, раскинула карты. Она забубнила так быстро и невнятно, что Стиву показалось, что она немного не в себе.

— Чужая девушка будет твоей в день, который ночи длинней. Пропажу найдешь не в бездонном колодце, а в доме, который своим зовется.

— Что это значит? — спросил Стив недоуменно.

— Скоро сам узнаешь. Ты меня еще вспомнишь, золотой! Старая Ангесса никогда не ошибается! Тебя ожидают удивительные события в странном месте. — Она встала и удалилась неспешной походкой.

Ну да, подумал Стив, Стоунхендж легко можно назвать странным местом! Скорее всего, старуха подслушала мой разговор с пожилым господином около кассы, отсюда и ее осведомленность о конечном пункте моего путешествия.

Объявили посадку на поезд до Солсбери. Стив подхватил чемодан и сразу же забыл и думать о странной цыганке.

Прошло два года. Стив снял небольшой домик в получасе ходьбы от Стоунхенджа, и потекли похожие друг на друга как близнецы дни. Два раза в сутки Стив осматривал находящуюся в его ведении территорию в сопровождении колли Матильды, которую он щенком купил в близлежащей деревушке. Зимой и осенью работы было мало, поскольку аборигены местной достопримечательностью не интересовались — привыкли. Зато летом к заветным камням начиналось форменное паломничество, и тогда у Стива начинались горячие денечки. Иногда приходилось даже полицию вызывать на подмогу.

Однообразная, скучная жизнь — скажет кто-то? Возможно, но Стиву такая была по душе. Мать прочила ему карьеру ученого, а не участь бродяги без гроша в кармане, однако у Стива не было амбиций: все, что ему нужно, — это синее небо над головой и много свободного времени. И все это у него теперь есть в избытке. А самое главное — никто больше его не поучает, как ему следует жить, какую прическу носить и с какими людьми общаться.

1

— Неужели родители совсем не следят за своими детьми? — Вики возмущенно надула губки.

— Похоже на то, — отозвалась Сара.

— Да бросьте вы! Такой божественный вечер? Стоит ли обращать внимание на расшалившихся детишек! — возразила Ада.

— Подождите меня еще немного, — шепнула Сильвия Коллин, подбегая к своим подружкам, одетым по случаю костюмированного вечера белочками. Все трое выглядели весьма и весьма забавно.

— Мы бы с удовольствием остались, — Вики поправила шапочку, к которой были пришиты ушки, — но мы обещали быть на вечеринке у Боба.

Боб владел небольшим баром в окрестностях Лондона.

— Надеюсь, ты уже закончила работу и можешь отправиться с нами, — добавила Сара.

— Спасибо, что достала нам приглашения и внесла в список гостей. — Ада чмокнула Сильвию в щеку.

Сара посмотрелась в зеркальце маленькой пудреницы, потом пригубила шампанского из узкою тонкостенного бокала.

— Ты, Сильвия, конечно, рисковала, пригласив нас сюда, но вечеринка того стоила, — произнесла она, рассматривая визитку, которую ей удалось получить у одного из высокопоставленных гостей.

Чтобы босс не узнал о том, что она провела на вечер своих друзей, Сильвия записала их в гостевой лист под вымышленными именами.

— Это лучшая вечеринка, которую мы посетили за последний месяц, — согласилась Вики.

— Отличное угощение, — подхватила Ада.

— Да, необычайно вкусно! — сказала Сара. — Что-то я до сих пор не вижу Красавчика Орбелла!

— Он обязательно будет! — заверила Вики.

Может быть. Сильвия постоянно поглядывала в окно, выходящее в парк. Ночью он дышал прохладой, листья деревьев поблескивали в свете полной луны. Романтическая картина! Она могла вдохновить самого усталого циника. Ну где же Красавчик?

Сильвия оглядела фойе театра, по случаю костюмированного бала декорированного в готическом стиле. Театр «Блиц» праздновал свое тридцатилетие, и на закрытую вечеринку были приглашены избранные.

— Похоже, я вижу самого Ричарда Бартона! — восхищенно пискнула Сара.

Сильвия рассеянно кивнула, по-прежнему ища в толпе гостей Красавчика.

— А вон Вивьен Вествуд, — прошептала Ада. — Она — знаменитый модельер одежды, очень экстравагантная леди! Недавно я была на показе ее моделей в одном из ночных клубов. Это что-то потрясающее!

— Девочки, если мы сейчас не уйдем, то никуда не успеем! — призвала подруг к порядку Вики.

— Да, так много вечеринок. И так мало времени! — вздохнула Ада.

— Тем более стоит поторопиться! — заявила Сара.

Сильвия подала бокал с мартини господину в костюме медведя, затем ведьме в высокой шляпе. Потом в очередной раз взглянула на своих подружек и улыбнулась: они выглядели очень смешно. Пушистые хвосты, плюшевые шапочки с ушами из рыжего меха, усы нарисованные черным карандашом…

Вики — миниатюрная шатенка с гривой волос, таких прямых, будто их только что прогладили утюгом. В то время как Ада, на которую тотчас заглядывались мужчины, была высокой, русоволосой и статной. Сара — широкоскулая, с чистой кожей, короткой мальчишеской стрижкой, была противницей косметики и предпочитала в одежде спортивный стиль, поскольку беспокоилась исключительно о своем удобстве.

— Девочки, мне бы так хотелось поехать с вами! — с сожалением промолвила Сильвия. — Может, позавтракаем завтра вместе?

— Давайте встретимся в кофейне «Мэри»? Там удивительно вкусные йогуртовые пирожные! — предложила Вики.

Все согласились.

— Кстати, как насчет ведьм в Стоунхендже? — спросила Сильвия у Ады.

Ада начала свой бизнес год назад. Недавно она узнала о празднике летнего солнцестояния, который ежегодно проводила в Стоунхендже группка энтузиасток, и решила, что, если организовать на уик-энд соответствующий тематический тур, это привлечет охочих до экзотики лондонцев и принесет ей немалый доход. Поэтому она просила своих подруг съездить с ней на разведку.

— Солнцестояние приходится на следующие выходные. Так что надо отложить все дела, — ответила Ада.

— Я арендую машину, — предложила Вики. Она единственная из четверых имела права и обожала водить.

— Там посмотрим. Может, лучше все же поехать поездом? — задумалась Сильвия. — Было бы неплохо устроить пикник на свежем воздухе. И позагорать в купальниках.

— На следующую неделю обещают теплую погоду, — поддержала ее идею Сара. — Я слышала в новостях.

— Мы легко уместимся вчетвером в машине, — приняла сторону Вики Ада, которая не любила поезд.

— Надо договориться, что взять с собой, — сказала Сильвия.

— Аспирин. — Вики рассмеялась. — Говорят, местные ведьмы готовят сказочную настойку из трав, от которой сносит крышу.

— Забудь про аспирин, — усмехнулась Ада, — я возьму «кровавую Мэри».

— И забудь про купальники, Сильви, — сказала Сара, — Ночью лучше купаться нагишом.

— Разве там есть какой-нибудь водоем? — удивилась Вики, не любившая дикий отдых.

— Да, озеро. А вокруг — небольшие домики.

Сильвия и Вики недовольно переглянулись.

— Надо взять крем от комаров. А то будет не до купания, — заметила Сильвия.

— Не забудьте взять по вещице от мужчин, которых хотите приворожить, — добавила Вики. — В субботнюю ночь ведьмы совершат магический обряд, надо будет бросить вещицу в центр магического круга.

— А я слышала, что надо бросить вещицу, читая собственные заклинания, — уточнила Сара.

— И что, мужчина сразу влюбится в тебя? — заинтересовалась Сильвия, думая о Красавчике Орбелле.

— Да, или у вас будет секс, — уверенно подтвердила Вики.

В этот момент Сильвии увидела наконец того, кого искала, и затаила дыхание. Владелец двух газет, нескольких модных галерей, записной театрал и балетоман, Красавчик Орбелл продолжал дело своего отца и пользовался всеобщей любовью и уважением.

Сильвии казалось, что он симпатизирует ей.

— Поговори с ним ради бога! — зашептала Сара.

— Он смотрит сюда, — заметила Вики. — Он собирается подойти, нам надо спрятаться!

Сильвия бросила мимолетный взгляд на свой наряд из золотого шифона, нервно поправила золотой обруч на голове. Вроде все в порядке. Остается лишь надеяться, что Красавчику понравится ее костюм Клеопатры.

Сердце Сильвии начинало колотиться от одной мысли о встрече с ним, что уж тут говорить о постели!

— Он так богат, — пробормотала она и вздохнула.

— Постарайся об этом не думать, — наставляла ее Вики, — думай о нем, как о среднестатистическом служащем.

Но это была невыполнимая задача. Высокий, ладный, всегда со вкусом одетый, Красавчик Орбелл даже в рубище оставался бы самим собой — то есть настоящим английским джентльменом. Манеры у него были соответствующие — Сильвия знала это наверняка, поскольку он частенько посещал театральный буфет, в котором она работала.

— Он определенно направлялся сюда. Но вон та женщина в костюме курицы его перехватила, — пробормотала Ада.

— Он шел сюда только потому, что хочет выпить, — возразила Сильвия.

— Брось ты! — хмыкнула Вики. — Стал бы он таскаться в театр каждый вечер, чтобы выпить чашечку кофе, если бы не флиртовал с тобой! Ты думаешь, ему во всем Лондоне больше негде выпить кофе? Хотя бы у себя в офисе?

— Он просил называть его Полом, — задумчиво сказала Сильвия.

— Полом?! — воскликнули хором ее подруги.

— Да, это его имя.

— Я не знала об этом. — Вики удивленно подняла брови.

— Мало кто знает. Все давно называют его Красавчиком.

— Смотрите, смотрите, он отделался от этой курицы и идет сюда! — возбужденно зашептала Сара.

Сильвия нервничала. Она всего лишь официантка в театральном кафе. Место, конечно, далеко не престижное, а Сильвия не хотела отставать от своих подружек. В течение последнего года они преуспели в реализации своих амбиций. Ада открыла фирму «Безумные выходные», Вики работала бухгалтером, а Сара риэлтером.

Но Сильвии пока не везло. Она имела диплом декоратора, но никак не могла найти работу. Когда ей надоело обивать пороги, она решила изменить тактику: работая в театре, она могла обзавестись необходимыми связями и воплотить в жизнь свою мечту. А то, что вакансия была только в театральном кафе, ее не смутило.

Сильвия любила все, связанное с театром, и, даже находясь по другую сторону рампы, чувствовала себя причастной к искусству.

Удивительно, но расчет Сильвии оправдался: Дэниел Кеннет, директор театра «Блиц», обещал в скором времени взять ее на испытательный срок: один из декораторов собирался уволиться. Надо было подождать всего две недели. Стоит ли говорить, что Сильвия считала даже не дни, остававшиеся до воплощения ее мечты в жизнь, — часы!

Впрочем, у нее была и еще одна мечта: провести ночь с Красавчиком. Наверное, это было бы фантастично! Конечно, это только мечта, но, кто знает, может, и она когда-нибудь сбудется?

Сильвия рассеянным взглядом окинула фойе. К юбилею театра здесь открылась выставка скульптур из частных коллекций, и, кстати, предмет ее воздыханий, Красавчик Орбелл тоже прислал несколько. Сильвия знала об этом, возможно, даже лучше других сотрудников театра, поскольку помогала в расстановке экспонатов, так как Дэниел намекнул, что эта помощь ей зачтется.

— Кажется, что фигуры парят! — удивилась Ада.

— Точно невесомые! — подтвердила Сара.

Сильвии было приятно это слышать, поскольку именно этого эффекта она и добивалась. Значит, у нее все-таки есть талант!

— Хотела бы я с таким Аполлоном встретиться! — воскликнула Ада со смехом.

— Надейся, надейся! — съязвила Сара.

— Вон идет твой мистер Великолепие, — понизив голос, сообщила Вики.

Сильвия мысленно подобралась. Он такой же, как я, попыталась внушить она себе. Куда там! Она, дочь школьных учителей, безработный декоратор, в данный момент подвизавшаяся в театральном кафе, вела довольно скромный образ жизни по сравнению с Красавчиком.

— Знай себе цену! — зашептала ей на ухо Сара. — Ты молодая, красивая, умная, образованная женщина.

— Да, это так. — Сильвия вздохнула. — Но почти все эти качества скорее недостаток, чем достоинство.

Чем ближе подходил Орбелл, тем сильнее она волновалась. Он был потрясающе красив в костюме дворянина семнадцатого столетия: богато расшитый зеленый камзол, пышный кружевной воротник и кружевные же манжеты. На красивой перевязи висела шпага, вполне возможно, что настоящая. На голове Орбелла был роскошный завитой парик по моде того времени, образ довершала бархатная треуголка темно-зеленого цвета.

— Иди, иди, Сильви! — чуть ли не хором зашипели на нее подруги.

Легко им говорить! Сильвии казалось, что от снедающего ее волнения дрожит каждая клеточка тела.

— Все, мы исчезаем, Сильви! — прошептала Вики.

— Не забудь взять какую-либо вещицу от него, — напомнила Сара, — ручку или зажигалку.

— Что-нибудь, что можно будет кинуть в ведьминский котел, — пояснила Ада.

Мысль о том, что можно приворожить Красавчика Орбелла, прочно засела в голове Сильвии.

— Сотворить заклинание не так уж и сложно, — пробормотала она. — Но будет ли толк?

— В любом случае надо попробовать, а там видно будет, — ответила Сара.

— Увидимся утром в кафе. — Вики чмокнула ее на прощание в щеку. — В десять.

— Пока… — рассеянно отозвалась Сильвия — ее внимание было приковано к Красавчику.

Когда он подошел к ней, сердце Сильвии пропустило несколько ударов, а потом тревожно забилось.

— Что ты будешь пить, — она сделала паузу, кое-как справилась со своим дрожащим голосом, — Пол?

Он одарил ее ослепительной улыбкой.

— Все, что угодно, кроме гоголь-моголя! — сказал он доверительно. — Если я встречу хотя бы еще одну курицу, то закричу!

Сильвия улыбнулась шутке.

— Разве ты можешь выйти из себя? Тем более когда я рядом? — кокетливо спросила она.

— Нет, рядом с тобой это невозможно.

Когда Красавчик начинал флиртовать с ней, Сильвии казалось, что она глупеет на глазах, и от этого она чувствовала себя скованно. Не дай бог ляпнуть что-нибудь не то и безвозвратно утратить завоеванные ею позиции.

Стараясь не обращать внимания на возрастающую нервозность, Сильвия продолжала вести светскую беседу.

— Как тебе понравился сегодняшний вернисаж?

— О! Великолепно! Тем более что я тоже в некотором роде принял в нем участие.

Сильвия попыталась представить тот образ жизни, при котором можно позволить себе собирать собственную коллекцию, и не смогла.

— Неужели? — спросила Сильвия заинтересованно, хотя и прекрасно знала, кому принадлежит часть выставленных экспонатов.

— На выставке есть скульптуры из коллекции моего дяди, — подтвердил Пол. — В частности, статуя богини плодородия.

— Я прочитала в каком-то журнале, что скульптурные изображения богини плодородия обладают интересными свойствами. — Щеки Сильвии слегка покраснели. — Они дарят счастье в любви и усиливают потенцию.

— Неужели? Что ж, вполне может быть. — Пол усмехнулся. — Мой дядя был неоднократно женат.

— И еще они способствуют воспроизводству и обогащению.

— Под воспроизводством подразумевается секс?

Сильвия пожала плечами.

— Очевидно.

— А у тебя это есть? — спросил Пол и широко улыбнулся.

— Статуи плодородия? — Она сделала вид, что не поняла вопрос. На секунду Сильвия представила себя в постели с Полом, и у нее перехватило дыхание. — Нет, у меня нет ни статуй, ни скульптур, ни даже статуэток. Но с остальным все в порядке.

Пол выглядел заинтригованным.

— Как насчет виски с содовой? — спросила она.

— Спасибо. Только виски побольше!

Наливая в стакан виски, Сильвия разглядывала костюм Пола, прикидывая, что бы стащить для задуманной ворожбы. Шпага, перевязь, шляпа и парик были слишком громоздкими, незаметно их не украдешь. Попросить у него ручку или визитную карточку? Сильвия уже хотела остановиться на этом варианте, как внезапно заметила кончик носового платка, выглядывающий из кармана. Отлично! То, что надо! Сильвия улыбнулась. Ничего не подозревающий Пол улыбнулся в ответ.

Она подала ему стакан и, чуть помешкав, притворилась, что хочет чихнуть. Не задумываясь, Пол вытащил из кармана и подал ей свой шелковый платок. Сильвия громко чихнула в него. Уловка сработала!

— Не возражаешь, если я оставлю его себе? Буду хранить его здесь, чтобы ты почаще заглядывал! — Сильвия сопроводила просьбу очаровательной улыбкой.

— А ты всегда здесь? Неужели у тебя нет выходных? — Пол смотрел на нее так, что Сильвия почувствовала себя самой красивой девушкой в зале.

— Нет, почему же! В следующий уик-энд мы едем с подружками в Стоунхендж.

— Я ни разу там не был.

— В день летнего солнцестояния там очень интересно.

— Звучит заманчиво!

— Поехали с нами! — предложила Сильвия.

— Ты же с подругами.

— Для тебя место всегда найдется!

Пол улыбнулся, Сильвия посмотрела в его лукавые голубые глаза и забыла обо всем на свете.

Из мечтательного оцепенения ее вывели встревоженные голоса, огласившие фойе.

Сильвии хватило взгляда, чтобы понять, что произошло. Один из постаментов был пуст.

— Статуэтка Амура! Она исчезла… — прошептала она.

2

На следующее утро Сильвию вызвал детектив Альберт Люк — он накануне выезжал на место происшествия, но ввиду позднего времени, а также из-за того, что большинство свидетелей находились подшофе, он решил перенести допросы на утро следующего дня.

Когда Сильвия вошла в его кабинет, Люк оценивающе оглядел ее с головы до ног. Потом кивком указал на неудобное кресло с высокой спинкой и жестким сиденьем. Сильвия села. Люк был длинным, худым как щепка, с коротким ежиком седых волос и чернильно-черными пронзительными глазками. Сильвия подумала, что с такой внешностью ему бы сниматься в кино — в ролях главных злодеев он бы имел несомненный успех.

— Я бы попросил вас не выезжать из города, — проскрипел он.

Не слишком хорошая новость.

— Я что, под арестом?

— А вы куда-то собрались? — спросил Люк, похоже, не собираясь отвечать на ее вопрос.

— Да, на праздник летнего солнцестояния, к ведьмам, — ответила Сильвия, не уверенная, впрочем, что ответ его удовлетворит.

— К ведьмам? — переспросил Люк. Судя по тону, ему показалось, что он ослышался.

— Ну да, к язычникам.

— А, — промолвил он, — так вы язычница?

Замечательно! Колесо завертелось! В его голове наверняка уже родилась версия о моей причастности к пропаже статуи, с неудовольствием подумала Сильвия. Статуя языческого бога, и подозреваемая — язычница. Просто конфетка, а не версия! Этого мне еще не хватало!

— Я вовсе не язычница! Просто я никогда не видела настоящих ведьм. Мне интересно посмотреть.

— Что вы скажете об этом? — Люк показал ей список гостей и ткнул пальцем на выдуманные фамилии, под которыми она записала своих подруг. — Кто эти женщины?

— Я не знаю.

Сильвия решила все отрицать. Не стоит вовлекать подруг в это недоразумение. И пусть Люк попробует доказать, что именно она внесла эти фамилии в список. Но дотошный детектив начинал ее нервировать. Скорее всего, он попытается доказать, что это она отключила сигнализацию. Пока он будет идти по ложному следу, упустит время, и статуэтку тогда найдет нескоро.

— Кто бы ни украл статуэтку, он обязательно попытается ее продать, — сказала Сильвия. — Почему бы вам не поискать ее в антикварных лавках и у жучков на черном рынке?

— Возможно.

Сильвия приободрилась: слава богу, этот детектив вполне вменяем. Конечно, в планы ее подружек вовсе не входило воровство! Они пришли потанцевать, выпить, расслабиться, пофлиртовать с мужчинами. Однако она рано радовалась.

— О чем с вами говорили эти женщины? — спросил детектив холодно.

И об этом уже знает!

— Да ни о чем не разговаривали. Так, перебросились несколькими словами о работе.

— Они что, безработные?

— Не знаю. Но мне они показались порядочными женщинами. Такие не крадут статуэтки. Да, — оживленно продолжила она, — они говорили, что любят маленьких детей. И животных.

— Грабители в костюмах белок, — пробормотал Люк. — Славно!

Неужели детектив всерьез подозревает ее подруг?

— Они выглядели как очень порядочные женщины, — повторила Сильвия.

— Вы же сказали, что не разговаривали с ними!

Люк сверлил ее взглядом.

— Да. — Сильвия сглотнула. — Они только заказывали напитки, и мы перебросились несколькими фразами.

— И вы решили, что они порядочные? — насмешливо спросил детектив.

— Они не выглядели грабителями!

— А как выглядят грабители?

— Ну-у-у… не так, как хорошенькие женщины. Послушайте, детектив! Я действительно пытаюсь помочь следствию! И, если вам еще захочется поговорить со мной, я в любой момент…

Сильвия не успела договорить, потому что на столе зазвонил телефон. Детектив снял трубку. Пока он разговаривал, Сильвия сидела как на иголках. Она никогда не умела врать и, наверное, уже не научится. По ее лицу всегда все было видно. Наконец Люк закончил разговор и, повесив трубку, вперил взгляд в Сильвию.

— Мне уже пора идти, — рискнула она навязать ему свои правила игры. — На самом деле пора.

— Еще один вопрос.

— Да, пожалуйста.

— Как у вас с сексуальной жизнью?

— С сексуальной жизнью? — удивленно переспросила она.

— Да, с сексуальной жизнью, мисс Сильвия Коллин.

— А, я поняла.

Неужели он думает, что я украла статуэтку Амура и поставила ее у себя в спальне? Сильвия почувствовала, что кровь прилила к щекам.

— У меня нет с этим проблем. Все Прекрасно, — ответила она.

Если не считать моих фантазий о Красавчике Орбелле и того, что мама каждый день молится, чтобы мне встретился прекрасный молодой человек с солидным доходом и блестящими перспективами, закончила она мысленно.

Прежде чем детектив Люк пожелал бы задать ей еще один каверзный вопрос, Сильвия поднялась и поспешила к двери.

— Вам кто-нибудь говорил, что вы похожи на Грету Гарбо? — догнал ее вопрос детектива.

Сильвия остановилась и обернулась.

— Да. — Она попыталась изобразить улыбку, хотя и подозревала, что это послужит толчком к тому, чтобы Люк сделал какие-нибудь умопомрачительные выводы. — Мне говорили, сэр.

Покинув наконец полицейский участок, Сильвия поспешила на работу. Мысли ее были тревожными. Вдруг из-за этой вчерашней кражи и подозрений детектива в том, что она, Сильвия, замешана в преступлении, ее мечта работать по специальности никогда не воплотится в жизнь? Она не собирается до конца дней своих работать официанткой. А оттого, что под подозрением не только она, но и ее подруги, веселее не становилось.

Едва она пришла на рабочее место, как ее вызвал Дэниел Кеннет.

— Сильвия, мне надо с тобой поговорить.

Час от часу не легче. Голос Дэниеля нельзя было назвать приветливым.

— Конечно, мистер Кеннет, — сказала Сильвия, подавив вздох.

— У меня был разговор с детективом Люком, — сказал он торжественно. — Я очень сожалею, Сильвия, но до тех пор, пока статуэтка не найдется, мы вынуждены тебя уволить.

— Посмотри на это с другой стороны, — посоветовала Ада.

— Интересно с какой? — уныло спросила Сильвия, которая за эти дни успела прочно записать себя в неудачницы.

Подруги едва уговорили ее ехать в Стоунхендж. Сильвия долго сопротивлялась, но их было трое против нее одной, и в конце концов она согласилась нарушить предписание детектива Люка не покидать Лондон.

Сейчас они находились на открытом пространстве вместе с другими женщинами, проводящими ритуал. В центре был начерчен магический круг.

Ведьмы передавали из рук в руки чашу с настоем из корней и трав.

— Хочешь, помоги мне с программами «Безумные выходные» и «Горожанин». — Ада старалась говорить шепотом, чтобы никто, кроме подруг, не слышал.

— Сейчас это было бы кстати, у меня слишком много свободного времени, а накопления тают, — призналась Сильвия.

Ада улыбнулась.

— Считай, что ты в доле!

Программа «Горожанин» была придумана Адой для богатых фермеров, интересующихся искусством. Им предлагался рассчитанный на неделю тур, включавший в себя посещение музеев, выставок, театров и экскурсии по историческим местам Лондона.

У Ады уже было несколько заявок, по которым она планировала подписать контракты. Пока она не хотела нанимать на этот проект людей, поскольку не знала, будет ли он настолько успешен, как она планировала, и потому обратилась за помощью к подругам.

— Мы с Сарой уже взяли отпуска, — сказала Вики.

— Ну что ж, я с вами! — откликнулась Сильвия и сделала большой глоток колдовского зелья. Напиток обжег ей горло, она едва смогла вдохнуть. — Господи, что это?

— Настойка на чистом спирте, несомненно, — ответила Ада, приложившись к сосуду.

Сильвия, тем не менее, усомнилась. Она сделала еще глоток.

— Совершенно неповторимый вкус.

— Остановись, — мрачно предостерегла ее Вики.

Однако предостережение запоздало. Сильвия почувствовала невероятную легкость во всем — и в теле, и в голове. И даже ее постоянные на протяжении последних дней переживания о том, что она не сможет теперь видеть Красавчика Орбелла каждый день, поскольку уволена, отошли на дальний план. Может, он приедет сегодня в Стоунхендж, как обещал? Сильвия вздохнула.

В машине подруги решили не говорить о детективе Люке и о пропавшей статуэтке, чтобы не портить себе отдых. Сильвия очень надеялась, что на следующей неделе полиция отыщет пропажу и ее восстановят на работе. Если, конечно, Амура не вывезли за границу. Наверное, эту статуэтку не так-то просто продать. Но от нее, увы, ничего не зависит, остается только ждать.

Вики отняла у впавшей в транс Сильвии чашу с напитком и сделала глоток.

— Да, действительно стало жарко, — промурлыкала она.

— Помнишь прошлое Рождество? — спросила Ада. — На улице было десять градусов тепла.

— Глобальное потепление, — изрекла Сара. — Искупаемся в озере после церемонии?

Церемония… Сильвия завороженно смотрела на большой котел, установленный в центре магического круга. Под котлом извивался огненными языками костер. Сильвия достала из кармана платок Пола и свое заклинание.

— Не знаю, хорошо ли я написала… — прошептала она.

После потери работы она сомневалась во всем и, главное, в себе.

— Я думаю, это не важно. У тебя сейчас такой сложный период, — сочувственно сказала Ада.

Обряд меж тем шел своим чередом. Женщины одна за другой входили в магический круг, помешивали кипящую в котле жидкость специальной палкой, сильно смахивающей на черенок метлы, и бормотали заклинания.

Настала очередь Вики: она ворожила на своего бывшего бойфренда Дика. Вики забубнила заклинание.

— Готовься, скоро твоя очередь, — прошептала Сильвии Ада.

Одна за другой женщины подходили к котлу. Одна, кидая в котел запасной комплект ключей от машины, просила, чтобы угнанное средство передвижения нашлось. Другая, бросая клочок волос, просила вернуть любовника…

Сильвия никогда прежде не участвовала в подобных мероприятиях и чувствовала себя дискомфортно. Темнота, горящий костер, странные женщины… Дикое место!..

Может, она и сбежала бы, но выпитая настойка из корней и трав притупляла неприятные ощущения от увиденного. Она не любила алкоголь, и, возможно, ей следовало ограничиться одним глотком, зато в желудке было тепло и плохие мысли практически испарились из ее головы. Видимо, зелье имело пролонгированное действие, поскольку еще через минуту Сильвии стало казаться, что большинство женщин совсем не походят на сумасшедших, просто обычные домохозяйки и служащие вспомнили детство и играют в ведьм.

Ада толкнула ее локтем.

— Смотри, пошла Сара. Следующая ты.

Сильвия вошла в магический круг, опасливо приблизилась к котлу и заглянула в него. Ее лицо обдало горячим паром. В котле бурлила темная жидкость.

Глубоко вздохнув, Сильвия прикрыла глаза и представила Красавчика. На какое-то мгновение она забыла о пропавшей статуэтке, о детективе Люке и о том, что ее беспокоило больше всего — о том, что она безработная. Интересно, Красавчик приедет сегодня к ней? Откашлявшись, она расправила свой листок и начала читать заклинание.

— Странный дух, услышь меня, я танцую вкруг огня! Отдаю тебе в задаток друга милого платок! Пусть он влюбится в меня, умоляю, дух огня! Пусть полночною порой милый Орбелл будет мой!

Сильвия бросила платок в кипящую жидкость. Странно, когда она отходила от котла, то почему-то не сомневалась, что заклинание подействовало. Сильвия вышла за магическую черту, уступив место Аде. Ада прочла заклинание о благополучии своего бизнеса, пожертвовав духу проспект своей фирмы. После того как все присутствовавшие произнесли заклинания, пламя потушили.

Участницы «шабаша» начали расходиться.

— Как ты думаешь, от этих жутких заклинаний будет толк? — спросила Сильвия, когда подруги направлялись к озеру.

Сара усмехнулась.

— Жутких?

— Я не знаю, — пробормотала Сильвия, — у меня были какие-то сверхъестественные ощущения.

— Никак ты замуж собралась за Красавчика Орбелла? — спросила Ада.

— Или хочешь просто с ним переспать? — поинтересовалась Вики.

— Так, девочки, давайте раздеваться! — скомандовала Сара, когда они подошли к берегу.

— Я не собираюсь здесь купаться, — заартачилась Сильвия.

Сара пристально посмотрела на нее.

— Могу я спросить почему?

— Потому что здесь камни, коряги и пиявки.

— Чушь! — объявила Вики, — Я пойду первой, а вы за мной.

Подруги одна за другой попрыгали в воду, и Сильвия, вздохнув, начала раздеваться.

— Вы уверены, что нас никто не увидит? — спросила она, снимая шорты.

— Так здесь же нет никого, — заверила Ада.

Вики, вернувшись на берег, достала из сумки пластиковые стаканчики и фляжку.

— Мне кажется, нам надо согреться, — сказала она.

Подруги поддержали ее.

Алкоголь делал Сильвию очень смелой, и она наконец, забыв о камнях, корягах и пиявках, пошла в воду.

Вики, на которую виски также оказало воздействие, решила созорничать: она вспомнила детские забавы в бойскаутовских летних лагерях и надежно спрятала одежду подруги.

3

— Ведьмы! — насмешливо ворчал Стив. — Устраивают шабаш посреди ночи. Каждое полнолуние он обходил свои владения в поисках незваных гостей. Матильда трусила рядом, тревожно принюхиваясь. — Половина этих дамочек — мужененавистницы, сводящие счеты с мужчинами, которых когда-то любили. А вторая половина мечтает приворожить новых поклонников.

Стив не любил соваться к ведьмам. С друидами было намного проще. Но еще проще было быть одному. Наедине с природой. Именно в это время в его голове слагались самые лучшие стихи. Вряд ли ведьмы могли нанести вред древним камням, скорее Стиву следовало опасаться за свое здоровье. Он был наслышан о своих предшественниках: один смотритель сошел с ума, другого исцарапали кошки, третий долго мучился лихорадкой. Но Стив не боялся за себя. Он вообще ничего не боялся.

Матильда настороженно поводила ушами. Стив был уверен, что ведьмы где-то поблизости. Значит, завтра у него точно будет много работы. Ему придется убирать мусор, оставшийся от костров, собирать потерянные наручные часики, пудреницы и прочую дребедень. Однажды он даже нашел тесак для разделки мяса. Что нужно этим женщинам? Чем они там занимаются? — удивлялся он.

После таких обходов он каждый раз радовался, что еще не женат. Похоже, судьба к нему благосклонна.

Секс, конечно, совсем другое дело. Мужчине никогда не бывает достаточно секса. Стив не мог не признать, что ведьмы всегда выглядели соблазнительно, особенно после того, как напьются своего настоя. И тем более когда плавают обнаженными в озере.

Голоса? Нет, скорее всего, показалось. Прислушавшись вновь, он явственно услышал плеск. Но это, вероятно, вода плещет о берег. Он направился к своему домику, дорожку прекрасно было видно в лунном свете. Матильда рванулась было с поводка к открытой двери, но Стив придержал собаку. Странные звуки раздавались откуда-то из глубины домика.

— Есть тут кто-нибудь?

Никто не ответил. В ночной тишине слышались шорохи леса и шум ветра.

— Кто здесь? — повторил Стив, привязывая собаку у порога.

Может, одна из ведьм заблудилась? Эта мысль вызвала у Стива улыбку. Тогда это счастливая ночь! Хорошо, если бы это оказалась та эффектная блондинка, которая днем спрашивала у него дорогу в Стоунхендж.

— Привет, красавчик! — отозвался красивый сексуальный голос.

Точно, это она!

Голос шел из глубины комнаты. Стив замер на пороге. Обнаженное тело женщины светлым пятном выделялось на темном покрывале кровати, кожа блестела в свете луны.

Стив даже потер глаза. Он не мог поверить, что это не сон.

— Ты потерялась? — хрипло спросил он.

Она не ответила. Какой-то металлический предмет упал на пол со стола. Наверное, она сняла кольцо? Хорошо. Значит, она здесь не для праздной болтовни. У Стива участилось дыхание, кровь быстрее побежала по сосудам.

Без сомнения, эта та блондинка, с которой он разговаривал днем. Стив мог поклясться, что он почувствовал тот же запах духов, что и днем. Да, она была за рулем старенького «мини». Девушка показалось ему довольно симпатичной. Ему хотелось посмотреть на нее и убедиться, что он не ошибся.

— Хорошо, что ты пришла. Почему ты не включила свет?

Снова нет ответа. На секунду Стиву даже показалось, что женщина исчезла. И вообще, что это просто сон. Но нет, она засмеялась. Стив улыбнулся — что-то легкомысленное, детское было в этом смехе. А скорее всего, блондинка на шабаше переусердствовала с ведьминской настойкой.

— Мне нравится темнота, — прошептала она.

— В темноте хорошо, — согласился Стив.

Да. Это точно та самая блондинка! У него уже не осталось сомнений.

— А здесь очень, очень темно…

В ее шепоте слышались зазывные нотки, похоже, она не прочь переспать с ним. Ну что ж, это неплохо. Стиву нравилось делать женщинам приятное.

— Сколько ты выпила?

— Что?

— Мне бы не хотелось, чтобы ты делала что-то, чего бы не сделала, будучи трезвой.

— А ты джентльмен! — И она громко икнула.

— На самом деле нет. Просто пытаюсь быть им. — Стив досадливо поморщился, его голос прозвучал слишком громко и мог нарушить интимность момента.

— Ты хочешь получить мое согласие?

— Да!

— Да, красавчик! — сказала она торжественно.

Они замолчали. Стив слушал прерывистое дыхание незваной гостьи. Да, без сомнения, секс входит в ее планы на ближайшую ночь. Его сердце забилось быстрее, Стив ощутил знакомую тяжесть в паху.

Он хорошо помнил, как выглядела блондинка, когда выходила из машины и спрашивала у него дорогу. Длинные шелковистые волосы, собранные на затылке в хвост. Тонкая талия, пышная, соблазнительная грудь, красивая линия бедер, стройные ноги — все в ее облике было гармонично.

Стив прерывисто дышал, губы у него пересохли. Да, ему действительно повезло!

Каждый год эти странные женщины появлялись в Стоунхендже, кричали что-то хриплыми каркающими голосами, потом расходились — пьяные, как сапожники, насколько он мог судить. Некоторые разгуливали по окрестностям голышом, видимо потеряв одежду. Но в первый раз ведьма пришла к нему в гости.

Она все еще молчала, и Стив подошел к ней. Была не была! От ее нагого тела пахло свежестью.

— Абракадабра. Вот и я.

Она опять засмеялась. В темноте он видел только очертания ее тела и по движению воздуха догадался, что она наклонилась к нему.

— Фокус-покус! — Она тряхнула головой, и капли влаги брызнули ему в лицо.

— Ты просто мокрая ведьма!

Издав возглас удивления, она сильно качнулась в сторону. Стив едва успел удержать ее за талию, иначе бы его гостья оказалась на полу.

Она тяжело вздохнула и, с трудом ворочая языком, пробормотала:

— Мне так жаль… — Но, судя по тону, она, похоже, ни о чем не сожалела. А уж Стив-то тем более. — Я замерзла, — пожаловалась она.

— Мы должны тебя согреть. Ты, должно быть, плавала. — Его низкий голос звучал обольстительно.

Стив не мог поверить, что эта сексуальная женщина достанется ему. Он чувствовал ее дыхание на своем плече. Ее обнаженная упругая грудь касалась его груди. Он провел рукой по ее волосам. Даже мокрые, они были приятными на ощупь. Стив возблагодарил бога за то, что он послал ему женщину, о которой он мог только мечтать. Он не знал, за что заслужил такую милость, но, очевидно, за что-то хорошее.

— Я плавала голой, красавчик, — зачем-то сообщила гостья.

— Жаль, что я не видел.

Стив представил, как лунный свет танцует на ее мокрой коже, и последние крохи здравомыслия покинули его.

Она рассмеялась.

— А еще я голой гуляла по лесу.

— В лесу это не возбраняется, — заверил он ее.

Больше Стив не мог ни о чем думать. Ее губы были так близко… Теплое дыхание точно шарфом укутывало его шею… Соблазн был велик.

Стив был не в силах бороться с вожделением. Его руки скользнули вдоль ее спины вниз.

— Без чулок! — прошептал он, хотя это было очевидно.

— Зачем они нужны, красавчик?!

Она со смехом обвила руками его шею. Стив держался из последних сил. Гостья дрожала — то ли от холода, то ли от нетерпения, капли стекали с ее волос. Ее губы коснулись его губ, и Стив потерял над собой контроль.

— Я вовсе не настоящая ведьма, — призналась она вдруг.

— Не обманывай меня!

Стив обхватил ее голову ладонями и ответил на поцелуй. Глубоко и страстно. Незнакомка так же страстно ответила, и Стив едва сдержал стон, зародившийся в груди. Ему казалось, что он всю жизнь ждал этого момента, этого ночного визита ведьмы.

В голове не было ни одной мысли. Стив едва понимал, что на самом деле происходит. Почему-то для него поцелуи незнакомки стали самым главным, самым важным, самым необходимым. От нестерпимого желания он готов был взорваться.

Поцелуи только разжигали его голод. И ее, кажется, тоже. Стив застонал и притянул ее за бедра к себе.

— Я хочу тебя, — прошептал он, едва узнавая собственный голос.

У Сильвии — а это была она — бешено забилось сердце. Пусть он влюбится в меня, заклинаю, дух огня! — всплыло в ее затуманенном сознании.

— Я тоже тебя хочу.

Стив осыпал поцелуями ее губы, щеки, шею, груди. Нежность кожи незнакомки привела его в неистовство. Стив поймал губами сосок и стал ласкать его языком. Она прогнулась, еще плотнее прижимаясь к нему бедрами, словно умоляя, чтобы он взял ее.

— Неужели я не сплю? — прошептал Стив, скользя руками по прекрасным изгибам ее тела. Его губы и руки были поистине неутомимы. — Я хочу увидеть тебя, дикарка! — пробормотал он.

— Дикарка?

Стив испугался, что она обидится и уйдет. Только не сейчас, когда она распалила его! Его рука скользнула между ее ног, и он понял, что незнакомка вовсе не собирается уходить, более того, она жаждет продолжения.

— Нет! — вдруг воскликнула она.

Стив немедленно остановился, и она хихикнула.

— То есть да, красавчик!

— Ты уверена? Ты действительно этого хочешь?

Ни с одной женщиной ему не было так хорошо. Каждое ее движение свидетельствовало о том, что она хочет быть с ним. Наверное, она все-таки ведьма и околдовала его, он игрушка в ее руках…

— Я действительно этого хочу, — ответила она.

— Кто ты?

— Ты знаешь, красавчик.

Он знал: ведьма. Но он хотел знать больше. Ее имя, адрес, номер телефона. Чтобы быть уверенным, что он сможет ее найти.

Прежде чем он успел это сказать, ее руки скользнули вниз. Стив вздрогнул и погрузился в сладкое забытье от прикосновения ее пальцев и нежных поглаживаний. Эти прикосновения доставляли ему неизъяснимое блаженство, особенно когда ее ногти слегка царапали нежную кожу.

Все вокруг исчезло. Были только он и она. Одни в этом лесу. Одни под этой луной. Одни в целом мире.

— Я так рад, что ты здесь… — прошептал Стив пересохшими губами.

— Я ворожила на тебя, красавчик, — призналась она.

— Ты на самом деле думаешь, что я — красавчик?

— Конечно.

— И ты ворожила на меня?

— Да. Именно поэтому ты в моей кровати.

На самом деле это она была в его кровати, но Стив не стал ее поправлять. И вовсе не из-за того, что он был польщен. Ни одна ведьма прежде на него не ворожила, насколько он знал.

— Ты ворожила, чтобы у нас с тобой был секс?

— Да, — мурлыкнула она и сомкнула шаловливые пальчики.

Стив издал протяжный стон и бросился в атаку. Страсть бушевала в нем с невиданной силой.

— В твоих волосах запутались листья, — сказал он хрипло.

— Так убери их.

Один за другим он вытягивал листья и сухие веточки из ее мокрых длинных кудрей.

— Тебе повезло, что ты не попала в заросли ежевики, — пробормотал он, но его мысли далеко от лесных зарослей. — Что бы ты ни бросила в этот котел, — добавил он, ненасытно целуя ее плоский живот, — но это определенно добавило тебе шарма в моих глазах. Садись на меня, — сказал он, подтягивая ее за талию.

— Как на метлу? — Она хихикнула.

— Ты точно ведьма!

Ее язычок коснулся губ Стива, заставляя замолчать.

— О да, дух огня привел тебя ко мне, — прошептала она хрипло, — для ночной оргии.

— Так давай ее устроим!

Она расхохоталась.

— На всю ночь?

— Почему бы и нет, если ты не передумаешь. У меня только один вопрос…

— Какой?

— Мужчина и женщина могут делать массу глупых вещей вместе. Скажи мне, ведьмочка, что ты хочешь?

— Ты думаешь, ведьмы иначе устроены?

— Да.

— Выбор за тобой.

— Тогда для начала ты — сверху. Все остальное позже.

— Позже? — хрипло выдохнула она, обнимая его бедра коленями.

Привстав, она медленно опустилась, и Стив застонал, войдя в ее горячее лоно.

— Все позже! — подтвердил он и яростно и жадно взял ее, доведя и себя, и ее до полного сумасшествия.

Кровь стучала в висках Стива, все его помыслы были об этой фантастической женщине, которая называла его красавчиком.

Он погладил ее крепкое ладное тело, задерживаясь на бедрах, и, крепко обняв незнакомку, перевернулся, увлекая ее за собой. Теперь он был сверху.

— Не улетай, маленькая ведьма! — простонал он, вновь войдя в ее зовущее тело. — Я поделюсь с тобой всем, что знаю о ночной магии!

4

Что случилось? Сильвия осторожно ощупала свое тело. Вроде все на месте, но отчего она чувствует себя как-то не так, иначе, чем всегда? Травяная настойка действительно сносит крышу, права была Вики. Или это говорила Ада? Сильвии казалось, что по ней проехался грузовик. К тому же, груженый.

Или ее прокрутили в бетономешалке.

Теперь Сильвия пыталась открыть глаза, но быстро отказалась от своей затеи, решив, что это слишком болезненно. Да, она бы с удовольствием пролежала весь день в тишине с ломтиками свежего огурца на веках.

Господи, зачем она пила эту гадость?! На спирту был настоян колдовской напиток, нет ли, но ей казалось, что она частично утратила память. Голова гудела. Все тело ломило. Мыслей не было никаких.

Открыть глаза — больно. Думать — больно. Казалось, даже кожа болит. Все болит.

А сон был хорош. Если бы не болели губы, Сильвия обязательно бы улыбнулась. Ей приснилось, что Красавчик Орбелл был с ней. Она прошептала заклинания, и они занялись любовью. И как занялись! Это был секс без запретов и ограничений, который длился всю ночь.

Сон был такой реальный… Удивительно реальный, подумала Сильвия и вздохнула.

К ней постепенно возвращалась память. Чем дольше Сильвия обо всем думала, тем крепче становилась уверенность, что все произошло на самом деле. Неужели она сходит с ума? Или Орбелл, как обещал, приехал за ней в Стоунхендж?

Она припомнила его прикосновения, поцелуи, приятный запах его тела. Как его сильные руки ласкали каждый дюйм ее тела. Прикосновения к ее соскам, от которых она испытывала… оргазм!

Да, стоило только ему дотронуться до нее, как ее охватывал жар. Одним легким движением он разжигал в ней неописуемую страсть.

А когда он вошел в нее, она почувствовала доселе неизвестное ей ощущение, головокружение от экстаза. Это было сумасшествие! У Сильвии никогда не было такого хорошего секса!

Может, заклинание сыграло с ней шутку?

Действо с котлом в центре магического круга показалось ей настолько мрачным и темным, что от одной мысли о нем Сильвию передернуло. Она вспомнила, как какой-то голос говорил ей: «Я поделюсь с тобой всем, что знаю о ночной магии!» И этот голос принадлежал мужчине!

Ее сердце тревожно забилось. Да, если бы ей сегодня пришлось сдавать экзамен за степень бакалавра по сексу, она бы преуспела. Сильвия дала себе зарок, что, вернувшись домой, обязательно купит книгу заклинаний. Ее сновидение было ярким, она запомнила массу деталей.

Внезапно она услышала лай и слегка приоткрыла глаза. Этого было достаточно, чтобы убедиться, что она не в своем домике. О-о-о! Сильвия почувствовала, как ее охватила паника. Теперь она не могла закрыть глаза, даже если бы очень этого захотела. Где она? На окнах занавески. Здесь, несомненно, кто-то живет. Постоянно. И это не гостиница, в которой они остановились.

Осторожно поворачивая голову, Сильвия разглядывала помещение. Похоже, здесь произошла катастрофа: дверь ванной распахнута, по полу разбросана мужская одежда. Фланелевая рубашка большого размера, грязные джинсы. Разношенные, грязные ботинки. На тумбочке у кровати — открытая бутылка крем-соды. Не слишком роскошно. Неужели она зашла не в тот коттедж? И переспала неизвестно с кем, думая, что ее ласкает Красавчик Орбелл? Как такое могло случиться, если подруги клялись ей, что в этом лесу нет ни одного мужчины?

В совершенном отчаянии Сильвия попыталась сесть на кровати. Села. Обхватила голову руками. Казалось, что руки ее не слушаются. Она нащупала что-то в волосах.

Листик. Замечательно. Сильвия взглянула на свои босые ноги. Да-а, где-то она бродила после купания в озере. Странно, что она помнит про озеро…

Внезапно рядом кто-то всхрапнул.

Сильвия вздрогнула. Ни Вики, ни Ада, ни Сара просто не могли издавать подобные звуки. Значит, она не в коттедже подруг. Нет.

Стараясь не делать резких движений, Сильвия осторожно повернулась, чтобы лучше рассмотреть лежащего на кровати человека. Это был широкоплечий мужчина, мускулистый… Так, значит, она с ним забавлялась всю ночь?..

Кто он?

Его кожа была упругой, загорелой и блестящей. Волосы великолепные: густые, длинные, орехового цвета. Сильвия помнила, как эти шелковые пряди скользили между ее пальцев. Слабый солнечный свет едва пробивался через задернутые занавески, золотя кожу незнакомца. Как зачарованная, Сильвия смотрела на эту картину.

Она несколько раз моргнула, чтобы стряхнуть наваждение, и огляделась в поисках своей одежды, но внезапно вспомнила, что потеряла ее на озере. Она пришла сюда, думая, что это ее коттедж. А он, должно быть, подумал…

Да. Ему показалось, что он знает ее. Замечательно. Такие истории обычно происходят с Вики. Но не с ней. Что бы Вики сделала в таком случае? Ответ пришел сам собой: бежала! Доверься своим инстинктам, Сильви!

Она встала и сделала шажок. Деревянные половицы скрипнули под ногами. Она оглянулась в панике на незнакомца, но он не пошевелился. Пока все хорошо. Сильвия жадно взглянула на простыню, ей хотелось рискнуть и взять ее. Не идти же при свете дня голышом! Интересно, далеко ли до ее коттеджа?

Сильвия направилась к двери, осторожно ступая на цыпочках. Она уже преодолела половину пути, как матрац скрипнул под тяжестью лежащего на нем человека.

— Куда собралась?

Сильвия застыла. Ей было неловко от собственной наготы, она боялась повернуться лицом к мужчине, с которым провела ночь. И ей совершенно не хотелось, чтобы он видел ее лицо.

— Если хочешь, можешь взять мою рубашку, — сказал он.

Сильвия, возможно, и воспользовалась его предложением, но тогда нужно было бы вернуться сюда, чтобы отдать рубашку.

— О, спасибо. Я лучше так. — Сильвия с трудом узнала собственный голос. Он звучал глухо, потусторонне.

— Ты уверена?

Откуда этот покровительственный тон? Неужели он думает, что проведенная вместе ночь дает ему право так разговаривать с ней, как будто они знакомы много лет? Сильвия все еще стояла к нему спиной. Ей очень хотелось обернуться, но она боялась. От этого мужчины исходили какие-то флюиды, буквально парализующие Сильвию.

Но она все-таки посмотрела на него. И мысли запрыгали от охватившего Сильвию волнения. Незнакомец очень внимательно изучал ее. Сильвия подумала, что странно называть незнакомцем человека, с которым провела ночь, но она действительно ничего о нем не знала. Даже такого пустяка, как имя.

На его губах появилась легкая улыбка, скорее всего, из-за того, что он заметил ее смущение. У него были широкие скулы, тяжелый, волевой подбородок, темные выразительные глаза с влажным блеском.

Сильвия чуть не поддалась соблазну вернуться к нему в постель, но ее взгляд очень кстати упал на его фланелевую рубашку, грязные джинсы и ботинки. Да, незнакомец оказался великолепным любовником, но он явно не тот тип, с которым можно надеяться на какие-либо перспективы. Во всяком случае, Сильвия не могла его представить в своей лондонской жизни.

А Сильвия была женщиной прагматичной. Она предпочитала избегать по возможности ненужные проблемы. А проблем у нее… Мало того что она осталась без работы, так она еще и главная подозреваемая по делу о краже статуэтки Амура. Так зачем ей еще приключения?

— Я думал, что ты… — Окончание фразы повисло в воздухе.

Ну точно, он ее с кем-то спутал.

— Нет. — Несмотря на неловкость ситуации, Сильвия улыбнулась.

— Мы еще встретимся?

— Нет.

Он медленно сел, подложил под спину подушку, словно готовился к продолжительной беседе. Сильвии крайне неприятно было его разочаровывать, но она не собиралась стоять перед ним обнаженной. Ей и так было неловко.

Сильвия сделала шаг к двери, но не удержалась и спросила:

— Как тебя зовут?

— Стив, — сказал он и после небольшой паузы добавил: — Я здесь работаю смотрителем.

— Смотрителем? — точно эхо повторила Сильвия.

Конечно! Наверное, у нее капитально съехала крыша, если она понадеялась, что ее ворожба привлечет Красавчика Орбелла!

— А ты думала, кто я? — Кажется, он немного обиделся.

— Красавчик.

— Спасибо. — Он польщенно улыбнулся.

— Нет, — пыталась объяснить она, — я думала… Я думала… гм…

Вероятно, лучше не объяснять, что она перепутала его с Красавчиком Орбеллом. Лучше, чтобы он об этом никогда не узнал.

Как ни странно, Стив придерживался того же мнения, потому что сказал:

— Не надо объяснять.

Он выглядел польщенным. Замечательно! Стив думает, что она, увидев его днем, решила переспать с ним.

— Послушай, прекрасно, что мы с тобой встретились, но мне пора идти.

— О, Ундина! Ты хочешь уйти, так и не назвав своего имени?

Его улыбка говорила о том, что это, скорее всего, формальность. После бурно проведенной ночи он был уверен, что они достаточно узнали друг друга.

— Я живу в Лондоне…

— А я здесь все время, — сообщил Стив.

— Меня зовут Ада Сент-Джеймс, мой номер есть в телефонной книге, — с легкой душой солгала Сильвия. Она не могла открыто сказать этому приятному человеку, что совсем не хочет продолжать с ним знакомство.

К тому же она была уверена, что парень забудет, как ее зовут, едва за ней закроется дверь. А даже если и не забудет и позвонит, Ада наверняка подумает, что он послан ей ведьмами, которые варят такой замечательный напиток.

— Ада Сент-Джеймс, — произнес он медленно, будто пробуя ее имя на вкус. — Я скоро позвоню тебе, Ада Сент-Джеймс! Иди смело, собака не тронет.

Сильвия почувствовала себя виноватой. Его голос звучал так приветливо! Так искренно! И он доставил ей ночью незабываемое удовольствие. На самом деле! Ей не хотелось его обманывать.

Она поступила так потому, что привыкла планировать свою жизнь. Прежде всего надо восстановить свое честное имя, сняв с себя подозрения в воровстве. Далее у нее на повестке дня стояла работа. Потом — найти достойного мужчину с такими же, как у нее, интересами и устремлениями.

Хорошо бы, конечно, выйти замуж за Красавчика Орбелла, тут же внесла она уточнение в третий пункт своей программы-максимум. Даже несмотря на то что он не появился прошлой ночью и заклинание не работало. А может, сработало, просто она что-то сделала не так и на месте Пола оказался Стив? Сильвия не могла поверить, что она пришла ночью в дом к незнакомому мужчине в чем мать родила, до утра занималась с ним сексом — и все это ни с того ни с сего. Неужели на нее так алкоголь подействовал?

Сильвия дошла до двери и взялась за ручку.

— Если честно, — сказала она, — я влюблена в одного человека… Кроме того, меня уволили с работы из-за пропажи бесценной статуэтки…

— Я понял, — сказал он сухо.

— Я знала, что ты поймешь.

Сильвия торопливо выскользнула за дверь и закрыла ее за собой. У порога, помахивая хвостом, лежала рыжая колли. Сильвия осмотрелась. Не видно ни озера, ни дороги — сплошные деревья Сильвия отчего-то была уверена, что все коттеджи расположены рядом, но это оказалось не так.

Она беспомощно оглянулась на закрытую дверь. Что теперь? Вернуться к Стиву и попросить помощи? Конечно, он не откажет, но… Не стоило продолжать это знакомство, сведенное в постели.

Однако Сильвия не могла не думать о минувшей ночи. О прикосновениях человека, которому она со страстью отдавалась, полагая, что это Красавчик Орбелл. О прикосновениях, от которых она таяла.

Сильвия решительно пошла прочь от домика. Ей оставалось лишь надеяться, что ее коттедж недалеко и что в столь ранний час она не встретит в лесу людей.

5

— Хорошее начало дня, — пробормотал Стив, раздвигая занавески.

Прошедшая ночь была сном, вот и все.

Только ведьма была реальной. Осторожно ступая босыми ногами, она шла по тропинке, вьющейся между деревьев. Ее обнаженное тело блестело в лучах восходящего солнца. Стив заметил бледные полоски от купальника: очевидно, она уже успела позагорать.

— Симпатичная, — произнес он. И через минуту добавил: — И совершенно сумасшедшая в постели.

Лето выдалось на редкость засушливым и жарким. Это хорошо, подумал Стив, иначе она замерзла бы. Почему она не взяла мою рубашку? Почему она пошла нагой, ведь до деревни, где гостиница, довольно далеко? Стив подумал, что сам не решился бы идти через лес в чем мать родила.

Ночная гостья внешне была похожа на какую-то известную актрису. Стив напряг память и вспомнил. Грета Гарбо!

Ее зовут Ада Сент-Джеймс. Стив решил, что имя ей подходит. Она — шикарная женщина, правда, со странностями. Стив готов был держать пари, что она не только привлекательна, но и умна.

Скорее всего, работает в библиотеке или в научном центре. Или она журналистка. Может быть, дочка состоятельных родителей. Хохотушка. Любит забавы.

Стив нахмурился. Она сказала, что потеряла работу. Да, точно. Но Стив с трудом понимал, что она говорила, поскольку его единственным желанием было затащить ее обратно в постель.

Кто знает, сказала Ада правду или обманула? Она еще упомянула о какой-то украденной статуэтке. Для чего она это сказала?

Интересно, она действительно ворожила на него? Возможно, потому что Стив чувствовал себя околдованным. Как только дверь за гостьей закрылась, ему тотчас захотелось, чтобы она вернулась. У него внутри все переворачивалось от одной мысли, что он ее больше не увидит.

Он помотал головой, пытаясь избавиться от назойливых мыслей, и пошел кормить Матильду. Интересно, когда можно будет позвонить ей, чтобы не показаться навязчивым? Или позвонить сразу?

Нет, сразу не получится, ведь она не оставила свой номер телефона, сказав, что он есть в телефонной книге. И она постоянно в чем-то оправдывалась. Но что-то мешало ему подумать, что она не в себе.

Вот таким образом, старик, ты влюбился, сказал себе Стив. Я едва могу поверить в это!

Он вышел из дома с сумасшедшей надеждой на то, что Ада вернулась и стоит за дверью. Матильда приветливо завиляла хвостом. Девушки не было. Она ушла. Надеяться не на что.

— Ты уж прости меня, что я вчера тебя не накормил. Но здесь две порции: вечерняя и утренняя. Все честно. На, ешь! — сказал Стив, ставя перед ней миску, и почесал Матильду за ушами.

Стив вернулся в комнату, подобрал с пола рубашку. Внезапно под столом что-то блеснуло. Кольцо? Да, оно самое.

Наклонившись, он подобрал кольцо и стал его рассматривать. Оно было серебряным, с витиеватой надписью. Неужели это обручальное кольцо? Невозможно! Она не должна быть замужем! Несмотря ни на что, я должен найти ее!

Стив непроизвольно сжал кулаки. Он убил бы любого мужчину, который посмел бы любить Аду Сент-Джеймс. И что с того, что она к нему ничего не испытывает! Конечно, им было хорошо вместе, но для нее это знакомство на одну ночь.

Он был белой вороной в своей семье еще и потому, что совсем не интересовался женитьбой. Он ничего не планировал, ни о чем не заботился. Стив сбежал от своей семьи, как черт от ладана.

А эта Ада создана для него. Он чувствовал это. Он знал это. Ему захотелось посмеяться над собой, но вместо смеха из его груди вырывался странный хрип. Покачав головой, точно пытаясь избавиться от морока, Стив снова стал рассматривать кольцо.

Да, кольцо, похоже, обручальное. Однако интуиция подсказывала ему, что Ада вряд ли согласилась бы на простенькое серебряное колечко. Стив не мог объяснить, почему ему в голову пришла такая мысль.

Еще ему казалось, что Ада чувствует себя намного комфортнее в городе. Он представил ее в строгом костюме… и воображение тут же услужливо поставило рядом с ней респектабельного мужчину — с хорошей работой и положением в обществе.

Совершенно не понимая, зачем он это делает, Стив примерил кольцо на мизинец — на другой палец оно не налезло бы. Если кольцо ценное, Ада вернется за ним. Либо она позвонит и попросит вернуть его. Он мог бы послать кольцо почтой или отвезти лично, но она не оставила ему адреса.

— Пропажа ценной статуэтки… — задумчиво пробормотал Стив.

Отчего-то ему казалось, что эта Ада наплела ему о себе с три короба. Но что-то в ее рассказе было правдой. Однако он располагал слишком скудной информацией — и как тут отделить зерна от плевел?

Стив сказал себе, что надо выбросить из головы это знакомство. Затем, повернув кольцо на пальце, он прошептал:

— Пусть она вернется за ним!

— Ну наконец-то! — закричала Сара, распахивая дверь коттеджа. — Вон она!

Вики и Ада подбежали к ней, чтобы убедиться собственными глазами, что их подруга жива и здорова.

— Она голая! — Ада едва не задохнулась от удивления. — С тобой все в порядке, Сильви?

— Все прекрасно! — заверила Сильвия.

Однако это было не так. Ей казалось, что она целую вечность блуждала по лесу, хотя на самом деле ее путешествие длилось не больше двадцати минут.

— Иди сюда! — Сара затащила ее в домик.

— Где ты была? Где ты была всю ночь? — набросились на нее с вопросами Вики и Ада.

— Длинная история, — только и смогла ответить Сильвия.

— Мы тебя искали, — сообщила Вики.

— Ты уверена, что все в порядке? — спросила Сара, накидывая на плечи подруги банный халат.

— Абсолютно, — подтвердила Сильвия, просовывая руки в рукава и плотно запахивая халат.

— Ты выглядишь так, словно спала в лесу. Неужели ты действительно заснула где-то под деревом? Ты потерялась? — допытывалась Ада.

— Я так виновата перед тобой, что спрятала твою одежду. — Вики побитой собачонкой смотрела на Сильвию, вымаливая прощение.

Сильвия очень любила своих подруг, несмотря на разницу в возрасте: она была на два года младше, поэтому они частенько проявляли о ней материнскую заботу. Иногда, правда, их опека ее раздражала.

— Конечно же я не потерялась! — возмутилась она.

— Посмотри, сколько мусора в твоих волосах! — заметила Ада и принялась вытаскивать прилипшие листочки. — В твоем коттедже всю ночь никого не было, мы проверяли!

— И постель не разобрана, — добавила Сара.

— На ней точно никто не спал, — подтвердила Вики.

— Мы думали, что ты разозлилась на то, что не приехал Красавчик Орбелл, — продолжала Ада.

— Тем более ты говорила, что хочешь побыть одна, — оправдывалась Вики.

— А потом ты не появилась на завтраке.

— Тут замечательная выпечка. Хочешь принесу? — предложила Вики.

— Что с тобой произошло? — наконец задала Ада вопрос, который волновал всех. — Мы было подумали, что твое заклинание сработало, и Красавчик Орбелл приехал сюда…

Сара и Вики переглянулись, и Сара закончила мысль Ады:

— Но все оказалось не так.

— Мы уже хотели идти к домику местного смотрителя, — сказала Вики.

— Только не туда! — воскликнула Сильвия.

Подруги уставились на нее, и у всех троих на лицах было одинаковое выражение.

— Чем было плохо попросить у смотрителя помощи? — недоумевала Ада.

— Тем более у такого смотрителя! — Вики ухмыльнулась. — Я не видела его, но слышала, как рассказывали, что он очень недурен: широкие плечи, потрясающий загар, все мышцы на своих местах. То, что надо!

Ада ухмыльнулась.

— Говорят, он настолько красив, что женщины поедут сюда только для того, чтобы посмотреть на него, а не на древние камни.

— Он определенно звезда Стоунхенджа! — согласилась Сара.

— Да-да, вы абсолютно правы! — подтвердила Сильвия, подходя к холодильнику и наливая себе стакан соку. Обернувшись, она увидела, что подруги, раскрыв рты, смотрят на нее. — Я познакомилась с ним. Он показался мне… очень приятным.

Разумеется, слово «приятный» не могло передать все, что думала она о Стиве! При одном только воспоминании об обнаженном теле Стива, она начинала трепетать.

— Ты действительно ведьма, — пробормотала Сара. — Ты спала с ним!

Сильвия усмехнулась. Подружки действительно не ожидали от нее такой прыти!

— Почему бы нет? — проронила она, пожав плечами.

— А как же твои принципы? Поцелуй только на третий день знакомства? — съязвила Вики.

— Объятия — только после знакомства парня с родителями? — поддержала ее Ада.

— Секс — только после помолвки? — добавила Вики.

Что все-таки произошло? Даже сейчас Сильвия толком этого не понимала. Все, что она знала, это то, как ей было хорошо в объятиях этого парня. Ей так не хотелось их покидать! Казалось, он знает все тайные желания ее тела, а его ласки дарили невыразимое наслаждение.

— Я думаю, пришло время поменять свои взгляды, — глубокомысленно изрекла Сильвия.

— Замечательное начало! — Вики расхохоталась и зааплодировала.

Ее примеру последовали Сара и Ада.

— Нечего смеяться! — закричала Сильвия. — Вы сами такие же!

— А я надеялась, ты скажешь, что я такая же скромница! — не унималась Ада.

— Они тебя специально дразнят, — объяснила Сара.

— Надеюсь, ты нас с ним познакомишь? — спросила Вики.

— Нет, неужели ты на самом деле спала с ним? — с благоговением произнесла Ада.

— Да, на самом деле.

— Ну и как это было? — спросила Вики.

Ада, Сара и Вики дружно устремили на Сильвию любопытные взоры.

Правда выглядела ужасно, и рассказывать поэтому не хотелось. К тому же у Сильвии гудела голова, кожа была липкой, точно от кленового сиропа, волосы растрепаны. Но ее тело… оно чувствовало себя великолепно!

— Он принял меня за ведьму, — со смехом сообщила Сильвия.

Ада кивнула.

— Естественно.

— Думаю, нам не стоит продолжать отношения. Я ему даже номера телефона не оставила.

На мгновение Сильвию охватило чувство вины за то, что она назвалась Адой. А вдруг он найдет ее номер в телефонной книге и позвонит? А сколько глупостей она наговорила перед уходом: о пропавшей статуэтке, о потере работы… Нет, он не должен позвонить!

— Ну ты даешь! — Сара даже присвистнула. — Тебя интересовал только секс, а не развитие отношений!

— Точно! — подтвердила Сильвия. Она не скрывала от подруг, что мечтает о женихе с хорошей профессией, похожем на ее отца. — Он же всего-навсего смотритель!

— Да ты сноб! — Ада засмеялась.

— Прошлой ночью это не помешало Сильвии соблазнить парня, — осадила ее Сара.

— И это было великолепно, — внезапно призналась Сильвия.

— Знаешь, — Вики вздохнула, — похоже, ты все сделала вовремя.

— Что это значит? — Сильвия заволновалась, заметив, что подруги снова переглянулись.

Никто не торопился ей отвечать. Да, они точно от нее что-то скрывают!

— У нас плохие новости, — произнесла наконец Вики.

Сильвия похолодела. Эта неделя вообще была для нее плохой. Если не считать тех прекрасных сумасшедших часов, которые она провела со Стивом.

— Рассказывайте, я слушаю.

— Тебе лучше присесть, — предложила Сара.

Сильвия медленно села. Подруги явно не шутили. Раз они сказали, что новости плохи, значит, так оно и есть. Сильвия терпеливо ждала.

Вики молча подала ей газету. Сильвии сразу бросилась в глаза большая фотография Красавчика Орбелла в черном смокинге. На его руках была женщина в подвенечном платье с букетом цветов.

— Вчера в три часа дня в церкви святого Патрика венчались Пол Орбелл и… — прочитала Сильвия.

Конечно, новость была не из приятных, но отнюдь не неожиданной. Она не слишком надеялась на то, что между ней и Орбеллом будет что-то серьезное. Он был богат и знаменит, а она… Между ними пропасть. Да, он флиртовал с ней, ну и что? Да, ходил пить кофе в ее кафе два последних месяца, да, шутил, да, говорил с ней об искусстве…

Мечтая о нем, она не слишком заблуждалась. Единственное, на что она могла рассчитывать, так это на секс с ним. Красавчик интересовался ею. Определенно, интересовался!

Вот поэтому неприятная новость и не сразила ее наповал. Особенно после того, как она всю ночь занималась сексом со Стивом.

— Напрасно я потратила на него свое заклинание, — легкомысленно сказала Сильвия.

Подруги смотрели на нее с сочувствием.

— Ты уверена, что все хорошо? — поинтересовалась Вики.

Сильвия задумалась. Если не принимать во внимание ее ночные похождения, сегодняшнее утро можно было считать логическим продолжением неудачной недели. Она потеряла работу, о которой всю жизнь мечтала и которая, можно сказать, была у нее в кармане. Она никогда не выйдет замуж за Красавчика Орбелла. Сильвия вздохнула. Все-таки прок от заклинания был. У нее был прекрасный секс, правда, не в той постели!

— Да, — пробормотала Сильвия с улыбкой, — травяная настойка сыграла со мной злую шутку.

— Еще какую! — согласилась Вики.

Сильвия снова вспомнила сильные объятия Стива, его крепкие мышцы, мягкую, шелковистую шевелюру. Она вспомнила, как он выбирал листики из ее волос, и ее бросило в жар.

— Но теперь все в порядке. Только бы поспать несколько часов, — уверенно проговорила Сильвия.

— Я думаю, так даже лучше, — согласилась Вики, удивленная тем, с каким спокойствием подруга восприняла известие о женитьбе Красавчика Орбелла.

— Может, стоит собраться и поспешить в Лондон? Мы еще успеем к ланчу, — предложила Сара.

— Мы можем захватить с собой горячие булочки, — предложила Ада.

— Или остановимся и перекусим по дороге яичницей с беконом, — предложила Вики.

Все трое посмотрели на Сильвию и хором спросили:

— Ты не против?

Сильвия возблагодарила судьбу за прекрасную ночь со смотрителем Стоунхенджа. Именно эта встреча помогла ей спокойно отнестись к известию о женитьбе Орбелла.

— Я — за! — уверенно заявила Сильвия.

6

Неделю спустя Стив стоял перед дверью туристического агентства Ады Сент-Джеймс. Он увидел рекламное объявление в газете и обрадовался. Все-таки визит в офис — это не визит в дом. Агентство Ады находилось в двухэтажном старинном здании на тихой улочке недалеко от Британского музея.

Может, он зря приехал, ведь Ада даже не просила его позвонить.

У нее собственный бизнес! Не зря ему показалось, что девушка любит роскошь. И программа отдыха, предлагаемая агентством клиентам, безусловно, составлена человеком талантливым. Не то что он со своими никому не нужными стихами. Правильно говорил его отец: «Ты должен делать то, на что есть спрос».

Стив рассматривал афишу-«сандвич», где в пластиковых ячейках лежали рекламные проспекты. Вот предложение для туристов из других городов — однодневные экскурсии по Лондону. Вот всевозможные курорты…

Стив вытер пот со лба и вздохнул. На нем, как обычно, были джинсы и фланелевая рубашка. Мимо прошла женщина в костюме из лайки. Другая, в элегантном льняном платье, вела по улице красиво подстриженного пуделя. Стив подумал, что он смотрится белой вороной не только в своей семье, но и в Лондоне вообще.

Он поднялся по ступенькам и, открыв стеклянную дверь, решительно шагнул внутрь. Зазвенел колокольчик. Приятная женщина со светлыми волосами, сидевшая за столом напротив двери, мило улыбнулась ему.

— Чем могу вам помочь?

— Я ищу Аду Сент-Джеймс.

— Это я. Чем могу быть вам полезной?

Стив был так ошеломлен, что долго тряс протянутую ему руку.

— Ох, извините, — смущенно пробормотал он, опомнившись.

Стив долго обдумывал план своих действий. Он принял во внимание, что, вполне возможно, его ночная гостья замужем. Учитывая, что она обронила кольцо. Он свыкся даже с этой мыслью, но решил все равно найти девушку. И вдруг выясняется, что она назвалась чужим именем!

Теперь он даже не понимал, что чувствует. Скорее всего, злость. Но Стив даже представить не мог, что не увидит ее вновь. Всю неделю воспоминания мучили его. Ночная гостья так и запечатлелась в его памяти: обнаженная, стоящая посреди его домика, беспомощно прикрывающая наготу руками.

Он помнил, как она пришла к нему в дом той лунной ночью. Ада Сент-Джеймс. Настоящая Ада Сент-Джеймс стояла перед ним и озабоченно смотрела на него.

— С вами все в порядке? Вы выглядите так, будто увидели привидение!

— Вы очень любезны.

Женщина прищурилась, будто мучительно что-то вспоминая. Внезапно ее лицо разгладилось.

— О, я все поняла!

— Что именно?

— Должно быть, вы хотите купить тур «Горожанин». — Ада приняла его за фермера.

Стив мог объяснить, что он просто ищет женщину, с которой провел ночь, но ему было неловко.

— «Горожанин»? — переспросил он.

— Да! — ответила Ада, улыбаясь. — Вам очень повезло! У меня как раз появилась помощница. Она вами и займется!

— Займется мною?

Во что меня втягивают? — подумал Стив. И почему женщина, с которой я спал, назвалась Адой Сент-Джеймс? Может быть, они подруги?

— Да, — подтвердила женщина. — Ее зовут Сильвия Коллин, это моя подруга. Она вам обязательно понравится!

— Я уверен, что тур, который вы предлагаете, очень интересный. Но произошла ошибка, я…

— Для начала просмотрите вот эту брошюру, — перебила его Ада. — Всего одна неделя, и вы будете ориентироваться в Лондоне, как у себя дома. Будете чувствовать себя уверенно среди своих деловых партнеров, будете им интересны.

Какие деловые партнеры? Как ей объяснить, что у него никогда не было и не будет деловых партнеров? За кого она его вообще принимает?

— К тому же тур недорогой, — продолжала женщина. — У нас уже много заявок.

Стив едва понимал, о чем она говорит. Его больше заботил вопрос, существует ли на самом деле женщина, с которой он переспал, или ему пригрезилось. А ее кольцо? Оно ведь не могло пригрезиться! Стив сунул руку в карман джинсов и нащупал кольцо.

— Знаете, мне нужно немного больше, чем просто культурная программа, — произнес он.

— Я поняла! Все наши клиенты имеют собственные пристрастия и желания. Вот поэтому они и выбрали нас! Итак, в этой брошюре…

Стив рассеянно листал брошюру. Насколько он понял, туристическое агентство «Безумные выходные» предлагало зажиточным фермерам ненадолго влезть в шкуру горожан, изменить свои привычки, подышать смогом, приобщиться, словом, к культурным ценностям. Чтобы было потом что рассказать «деловым партнерам» по возвращении в деревню.

— Программа начинается с вводной сессии, во время которой вы купите себе новую одежду, — услышал он.

Стив посмотрел на джинсы, в которых превосходно себя чувствовал, и тупо переспросил:

— Одежду?

— Костюм, — объяснила Ада. — Вы пойдете в магазин в сопровождении моей помощницы.

Почему я не ухожу? — удивился Стив. Потому что эта Ада — единственная ниточка, связывающая меня с моей таинственной ночной гостьей.

— Вы будете под ее руководством всю неделю, — объясняла Ада. Она назвала сумму, в которую выльются услуги ее фирмы, и Стив присвистнул. — Поначалу кажется дорого, — подтвердила она, — зато вы сможете производить впечатление на своих гостей и клиентов. После покупки костюма и посещения визажиста вы будете выглядеть потрясающе! Вы посетите лучшие музеи Лондона, выставки, театры, рестораны… Побываете в таких интересных местах, которые изменят ваши представления о современном мире. — Она протянула ему фотографию. — А вот ваша Ариадна.

Стив взглянул на снимок и вздрогнул. Это была она, его ночная гостья! В сиреневом летнем костюме она выглядела потрясающе! Итак, она работает здесь! А говорила, что ее уволили… Но, может быть, она устроилась сюда на днях?

— Кто это?

— Ваш эскорт. Сильвия Коллин. — И она свободна?

— Абсолютно! — с легким удивлением подтвердила Ада.

— Она замужем? Мне будет неловко, если…

— Нет-нет, она не замужем.

— И она целую неделю будет меня везде сопровождать? — Стив прикинул, что вполне может взять неделю отпуска.

— Да.

— И сколько это будет стоить, вы сказали?

Пока Ада терзала калькулятор, Стив размышлял. Ему трудно было думать о своей ночной гостье, как о Сильвии. Целую неделю в своих мечтах он называл ее Адой. Но в конце концов имя — не главное. Он привыкнет. Главное, что она нашлась и что она не замужем.

Ада показала ему итог. Стив опять присвистнул.

— Чем вы зарабатываете на жизнь, если не секрет? — спросила Ада.

Стив подумал, что, если он скажет, что работает в заповеднике смотрителем, она усомнится в его платежеспособности. Поэтому он выбрал другой вариант:

— Я — поэт, публикуюсь под псевдонимом. — Это тоже не было правдой, поскольку пока его стихи не заинтересовали издателей.

— Замечательно!

— Я не захватил чековую книжку… — предупредил Стив.

— Оплатите, когда я выставлю вам счет.

— Хорошо.

Они расстались, довольные друг другом.

Сильвия сняла трубку телефона.

— Алло?

— У меня хорошие новости! — прощебетала Ада.

— Мне сейчас неудобно разговаривать. — Сильвия покосилась на детектива Люка, нанесшего ей визит.

— У тебя есть работа на всю следующую неделю! — не позволила себя сбить с толку Ада. — Один парень хочет купить тур «Горожанин». Ты будешь его сопровождать. Его не слишком прельстила перспектива посещения театра, но, увидев тебя, думаю, он воспылает энтузиазмом.

— Откуда ты знаешь? Может быть, ему нравятся брюнетки? А может, он маньяк и извращенец?

— Наверное, общение с этим противным детективом сделало тебя такой мнительной!

Сильвия хмыкнула.

— Ты угадала, мы как раз с ним беседуем.

— Извини, что оторвала от приятного разговора, я хотела тебя обрадовать.

Сильвия в самом деле обрадовалась. Во-первых, ей очень нужны были деньги. А во-вторых, надо было отвлечься. С тех пор как они вернулись из Стоунхенджа, Стив не шел у нее из головы. Она просыпалась ночью от эротических сновидений и даже принимала холодный душ. У нее даже появилась шальная мысль еще раз прокатиться в Стоунхендж.

— Парень пишет стихи, и мне кажется, что он богат, — расхваливала клиента Ада.

Может быть, это отвлечет меня от эротического бреда, подумала Сильвия.

— Хорошо, я согласна.

Закончив разговор, она повернулась к детективу и успела поймать на себе его подозрительный взгляд.

— Катрин Леви, Аманда Смит, Дорри Велл, перечислил он имена, под которыми Сильвия записала своих подруг в гостевом листе той злополучной вечеринки в театре. — Так вы знаете этих женщин?

Сильвия отрицательно покачала головой.

— Хочу сказать вам одну вещь.

— Какую? — Сильвия изо всех сил старалась казаться невозмутимой.

— Вы не умеете лгать, мисс Коллин. — Детектив встал и прошелся по комнате. — Знаете, что я думаю?

— Что?

— Вы записали под этими именами своих подружек, чтобы они могли прийти на бесплатный фуршет, покрутиться в обществе актеров и состоятельной публики, завести полезные знакомства… Конечно, вы не крали статуэтку. Но вы не хотите признаться в том, что вписали посторонних в список, так как в этом случае вас не восстановят на работе, даже если статуэтку найдут.

— Вы детектив, вам виднее!

— И это все, что вы можете мне сказать?

Она почувствовала себя неловко под его пристальным взглядом. Сильвия невольно вспомнила, как Стив пристально разглядывал ее тело. Да, она даже услышала его дыхание… Он был такой мускулистый, сильный…

— Мисс Коллин?

Сильвия заморгала.

— Извините, детектив, вы меня о чем-то спросили?

Детектив Люк укоризненно покачал головой.

— Я прошу позвонить вас, если вы что-нибудь вспомните относительно интересующего меня дела. Мне пора идти. Всего доброго, мисс Коллин!

7

— Ты! — выдохнула Сильвия.

Она почувствовала, что ей стало тяжело дышать. Стив так же потрясающе выглядел в одежде, как и без нее. На нем были все те же поношенные джинсы и фланелевая рубаха. Сильвия ощутила непреодолимое желание запустить под нее пальчики.

— Ты! — повторила она.

Они встретились в кабинете Ады. Хозяйка кабинета разговаривала по телефону, и они, чтобы не мешать, разговаривали шепотом.

— Я.

Сильвия не могла понять, как он выследил ее, хотя ей было очень приятно вновь его увидеть. Она не знала, как себя вести в этой ситуации.

— Ты удивлена?

— Очень. Я думала, ты смотритель, — осторожно сказала Сильвия, — а не поэт.

— А я думал, что ты — Ада Сент-Джеймс, — парировал Стив насмешливо.

— Извини.

— Зачем ты меня обманула?

Сильвия молчала. Во-первых, тогда она еще была влюблена в Пола Орбелла. Во-вторых, она потеряла работу и подозревалась полицией в краже, что, несомненно, сказалось на ее умственных способностях. В-третьих, Стив не вписывается в ее жизнь. Как все это ему объяснить?

— Когда ты ловишь женщину на лжи, ты всегда ее преследуешь? — наконец спросила она.

— Большинство женщин меня не обманывали. — Он улыбнулся.

Ого, какая самоуверенность! Сильвия вяло улыбнулась в ответ.

— Как ты меня нашел?

— Увидел рекламу в газете.

— И, приехав в агентство, понял, что я не Ада Сент-Джеймс.

— Правильно.

— Понял, что я назвалась чужим именем, и это тебя не остановило?

Он одарил ее таким взглядом, что Сильвию бросило в жар. Она надеялась, что это не слишком заметно со стороны. Под жадными взглядами Стива она чувствовала себя особенной, желанной и понимала, что с этим невозможно бороться.

Он был несомненно красив. Но это не объясняло, почему она теряет голову каждый раз, когда смотрит на Стива. Неужели ее заклинание подействовало?

Ее чувства к Стиву не подчинялись никакой логике. Она надеялась, что когда-нибудь влюбится в приятного мужчину, похожего на Красавчика Орбелла. Но никак не в Стива!

— Почему ты меня преследуешь? — спросила она.

Стив поудобнее устроился в кресле, закинул ногу на ногу.

— Ты говоришь так, словно ты — добыча. Неужели ты не рада меня видеть?

— Я не уверена.

— Тебе не стоило уезжать, Ундина!

Его голос завораживал и соблазнял. По спине Сильвии пробежала дрожь, точно Стив прикоснулся к ней рукой. Она и хотела бы думать, что между ними ничего не произошло, но слишком хорошо помнила его ласки и подозревала, что будет помнить о них еще очень долго.

— Ундина оставила одну вещицу, — усмехнувшись, сообщил он.

— На мне ничего не было!

Эта реплика вызвала у него улыбку.

— Да, ты была в костюме Евы.

Вытащив кольцо из кармана, Стив показал его Сильвии. Конечно, как она могла забыть! Ее кольцо! Сильвия была уверена, что потеряла его, но не знала где.

— Ты нашел его!

— Около своей кровати.

— Мне подарила его мама пару лет назад на день рождения. Я его везде искала.

Стив бережно взял ее руку, и у Сильвии перехватило дыхание. Время остановилось, как только их руки соприкоснулись. Стив бережно надел кольцо на ее палец, и Сильвии на миг показалось, будто они стоят перед алтарем.

Ох! Сильвия усилием воли заставила себя вернуться к реальности. Она поняла, как опасно находиться рядом со Стивом, коль скоро у нее появляются такие мысли. Ей нужен мужчина, разделяющий ее взгляды на жизнь, Стив на роль моего спутника не годится, сказала она себе, не слишком, впрочем, уверенно.

Она знала, что брак, основанный на сексуальной близости, а не на близости интересов недолговечен. Может быть, сбежать прямо сейчас, пока еще не слишком поздно?

Сильвия и сбежала бы, если бы не обещание помочь Аде. Она не могла подвести подругу, которая рассчитывала на ее поддержку. Стив взял отпуск и приехал в Лондон, чтобы увидеть ее, и заплатил фантастические деньги за какой-то дурацкий тур. Конечно, Сильвии это льстило. Но от мысли, что они будут вместе целую неделю, ее бросало в дрожь. Сильвия бросила взгляд на Стива. Неужели она хочет еще раз переспать с этим простаком?

— Знаешь, я на самом деле рада, что ты приехал сюда, желая увидеть меня. Но…

Ее взгляд скользнул по его красивым крупным рукам, обхватившим колено. Сильвия отметила, что джинсы сидят на нем как влитые.

Стив наклонился к ее уху, и Сильвия невольно вздрогнула.

— О чем ты думаешь?

О том, как ты прекрасно выглядишь в одежде. А еще лучше без нее.

— О том, что это не похоже на настоящую работу, — ответила она.

— Почему ты мне солгала? Я все еще хочу это узнать.

— Я сомневалась.

— В чем?

— Что захочу увидеть тебя вновь!

Ада бросила на нее строгий взгляд, и Сильвия умолкла.

— Тихо, мы мешаем, — шикнул на нее Стив. Он взял со стола лист бумаги и написал: «Я не успокоюсь, пока ты не скажешь, почему не рада меня видеть».

Сильвия отметила, что у него «паркер» с золотым пером, и удивилась: откуда у простого смотрителя такая дорогая ручка?

Она достала из сумочки простой одноразовый «бик» и написала: «Поговорим после».

«Хорошо», — написал он после некоторого колебания.

Сильвия бросила нетерпеливый взгляд на Аду: когда же она закончит наконец разговор?

— Мне не слишком хочется быть твоим эскортом. Считаю, что это плохая идея, — призналась Сильвия часом позже, когда они сидели в кафе, куда они отправились сразу после подписания контрактов.

Сильвии, правда, не очень понравился лукавый взгляд, которым их проводила Ада, но она надеялась, что Стив ничего не заметил.

Сначала они чинно сидели за столиком друг против друга, но потом Стив придвинулся ближе к Сильвии. Ему очень нравился тонкий аромат ее духов. Аромат был весенний, чистый и свежий, и ему казалось, что он готов вдыхать его бесконечно.

— Почему плохая? — удивился Стив.

— Я попытаюсь объяснить.

Обычно Стив не навязывался, если видел, что его общество нежелательно. Но на этот раз он не мог поверить, что девушка действительно хочет избавиться от него.

— У тебя есть жених?

— Нет.

Он не мог не улыбнуться.

— Ты думаешь, этот проект — странная идея?

— Нет, но…

— Ты прекрасная женщина.

— Спасибо, но…

— У тебя есть друг?

— Нет!

— Любовник?

— Нет!

— А я?

— Ты мне не любовник!

Стив внимательно посмотрел на нее.

— А я припоминаю совершенно другое, Сильвия.

Несмотря на все ее протесты, Сильвия выглядела так, словно ничего не имеет против того, чтобы снова очутиться с ним в одной постели.

— Это была всего лишь одна ночь, — тихо возразила она.

— По твоему виду можно сказать, — Стив понизил голос, — что ты не прочь ее повторить.

— Ты всегда такой… — Сильвия задохнулась.

— Смелый?

Она кивнула.

— Нет.

— Тогда почему я удостоена такой чести?

— Ты меня приворожила, — напомнил он ей ее же слова, произнесенные во время ночного визита. Стив вообще помнил события той ночи отчетливо, у него никогда не было столь экстраординарных знакомств. — Поэтому я и искал тебя, Сильвия.

От одного взгляда на нее, у Стива начинало ныть в груди. Было на что посмотреть. Стройная фигура, красивая, да еще и с необузданным нравом! У нее была превосходная кожа, зеленые кошачьи глаза, длинные ресницы, красивой формы брови, волосы цвета спелой пшеницы…

— Я не сказала бы, что ты мне несимпатичен.

— Неплохо для начала.

Сильвия впервые посмотрела ему в глаза.

— Ты ведь не примешь ответ «нет», не так ли, Стив?

Обычно Стив довольно спокойно относился к тому, когда ему отказывали, но Сильвия сводила его с ума, хотя он не собирался сообщать ей об этом.

— А у меня есть выбор?

— Конечно, ты свободный человек. — Она скрестила руки на груди.

— Свободный? После того, как ты зачаровала меня?

Сильвия потупилась.

— Ты же не веришь в это.

Конечно, он не верил в магию. До недавнего времени. Самое удивительное, но заклинание беспокоило Стива.

— Сожалею, но я, кажется, начал верить…

— Послушай, — сказала Сильвия рассудительно, — на самом деле заклинание не работает. Если хочешь, можно купить книжку и сделать обратное заклинание. К тому же я ненастоящая ведьма.

Да она дурачит его!

— Ты не ведьма?

Сильвия покачала головой.

— Нет, я поехала вместе с Адой и еще двумя моими подругами в Стоунхендж посмотреть, как ведьмы отмечают день летнего солнцестояния. Ада собиралась потом рекламировать поездку как новый вид отдыха.

Так или иначе, Стив обрадовался, что Сильвия не занимается всерьез магией. Не то что это его пугало, но это снимало мистический флер с тех сумасшедших чувств, которые он испытывал к Сильвии. Если она не ведьма, заклинание не должно иметь какой-то силы.

— Скажи, как звучало твое заклинание?

— Это не имеет значения.

— Нет, это важно для меня. Я должен знать, чем я… жертвую.

— Ты ничем не жертвуешь.

Стив не был уверен в этом. Он стал жертвой страсти.

— Так о чем ты просила?

— Я тебе уже говорила. Послушай, это была странная ночь для меня. Я хочу, чтобы ты меня правильно понял. Я была расстроена.

Стив усмехнулся.

— Из-за меня?

— О, из-за многого. Кроме того, я слишком много выпила.

— О да!

— Дело в том, что я обычно так себя не веду.

По тому, насколько она была раскованна в постели, в это трудно поверить, подумал Стив.

— Ты это о чем? О сексе? — уточнил он.

— Да, я занималась сексом, — призналась она, — но только не с незнакомцами.

Стив придвинулся к ней еще ближе, и воспоминания о той ночи вновь нахлынули на него. Он едва боролся с желанием обнять Сильвию за талию и притянуть к себе. Она обовьет его шею руками, и они опять станут одним целым в любовном танце…

Он едва стряхнул с себя это наваждение.

— Ты говоришь, что не переспала бы со мной, если бы не была слишком пьяной?

— Нет, — ее голос прозвучал хрипло, — не точно, но…

Чем дольше Сильвия смотрела на Стива, тем больше он понимал, что эта ночь захватила ее мысли так же, как и его. Итак, почему же она не хотела его видеть?

— Тебя беспокоило, что ты пришла в дом к незнакомцу?

— Нет, я думала, что ты — кое-кто другой.

— Кое-кто другой?

— Я думала, некто, кем я интересуюсь, приехал встретиться со мной в Стоунхендж.

— В мой коттедж?

— Я думала, что это мой коттедж!

— Ты попала не в ту постель? — Стив никак не мог поверить.

Сильвия кивнула.

— Понятно. Извини, я все неправильно истолковал.

— Ты ведь тоже принял меня за кого-то другого. За другую… — заметила она.

Белокурая ведьма!

— Да, верно, только я был в собственной постели.

И поэтому у него были все основания верить, что он именно тот мужчина, с которым Сильвия хотела заниматься любовью.

Стив понимал, что потерял ее. Мысли перепутались в его голове. Внезапно Сильвия тронула его за локоть, и ему показалось, что его ударило током. Стива распирало от злости. Он приехал в Лондон только для того, чтобы услышать, что она приняла его за другого! Теперь ему хотелось только одного: поскорее уйти отсюда. Стив посмотрел на Сильвию.

— Не понимаю, отчего ты злишься, — сказала она. — А меня ты с кем перепутал?

Он пожал плечами.

— С блондинкой, которая спрашивала у меня дорогу до Стоунхенджа.

— Не злись на меня! — попросила она.

— Ты хочешь, чтобы я уехал веселый и довольный? Без всяких сцен?

Осуждение мелькнуло в ее глазах. И когда Стив вгляделся в их глубину, то пожалел о сказанных словах. Игра закончена. Ночь, которую они провели вместе, была тысячу лет назад. Стив не знал почему, но все это его жутко тяготило. Стиву казалось, что он встречался с Сильвией когда-то раньше, до той ночи. Может быть, во сне. Или в иной жизни. Или в параллельном мире. Вот почему он не мог себе позволить расстаться с ней.

— А почему бы и нет? — прошептала Сильвия.

Потому, что ему надо было справиться со своими чувствами. Потому что, чем больше он смотрел на Сильвию, тем сильнее хотел припасть к ее пухлым губам.

Стиву хотелось покрыть поцелуями ее лицо, шею, плечи. Он смотрел на пульсирующую жилку на ее виске и вспоминал, как Сильвия мурлыкала, когда он покусывал мочку ее уха.

— Я, наверное, не отношусь к типу мужчин, которые тебе нравятся, — сказал Стив и удивился тому, как прозвучал его голос.

— Это не совсем так. Только…

На его губах появилась кривая усмешка.

— Хорошо. Тогда в чем дело? Я здесь, правильно? Для чего? Чтобы стать парнем, который тебе подходит! Конечно, нефтяным магнатом мне не быть…

— Не в этом дело, — сказала она беспомощно.

— Докажи мне это!

— Как?

— Измени меня!

Сильвия выглядела озадаченной.

— Дело в том, что у меня определенный, специфический стиль жизни, — пыталась объяснить она, — и я над ним много работала.

— Ну да, квартира в Челси, друзья — завсегдатаи закрытых клубов.

— А что в этом плохого?

— Абсолютно ничего, — ответил Стив, — просто пытаюсь подстроиться под твои фантазии.

Сильвия, откинув прядь волос, с любопытством посмотрела на него. Он оказался весьма настойчивым.

— Ты действительно хочешь этим заниматься?

— Да. И я действительно пишу стихи.

Ее ладонь все еще лежала на его локте.

— Замечательно. Но ты же совсем меня не знаешь, — пробормотала она.

Стив подумал, что знает кое-что, чего о ней не знали другие ее бойфренды.

— Ты меня тоже не знаешь.

— Ты живешь в Стоунхендже, — продолжала она, — а я терпеть не могу деревню и природу.

— Зато природа любит тебя. — Стив улыбнулся. — Ты выглядела настоящей нимфой.

Сильвия покраснела.

— Спасибо.

— Тебе спасибо.

— Не благодари меня.

— Ты права, — согласился он, — не за что благодарить, если учитывать, что та ночь была ошибкой.

— Прекрасной для меня.

Они долго смотрели друг на друга. Стив точно знал, что ему надо от Сильвии. Определенно — секс. И точно так же он знал, что каждый поцелуй только усилит его страсть, причинит ему новые муки. Сильвия права. Ему нравится его жизнь отшельника.

Но, учитывая то, как Сильвия его притягивает, разве вправе он бежать? Стив слегка наклонился в сторону Сильвии. Этого было достаточно, чтобы их тела соприкоснулись. Стив почувствовал, как его наполняет жар. Он не потрудился сдерживать себя, а только еще плотнее прижался к ней.

— Хотя бы скажи, кто он.

— Он?

— Да.

— Ты о ком? — Ее губы слегка приоткрылись, точно она хотела его поцеловать.

Она что, шутит? Раздражение, смешанное с желанием, охватило Стива, когда он посмотрел на ее невинное, открытое лицо. Ему не удавалось побороть эти чувства, пока губы Сильвии были так близко.

— Мужчина, которого ты ожидала той ночью, — пробормотал Стив.

Его неудержимо влекло обнять ее за талию. Сильвия прерывисто дышала, он чувствовал тепло ее дыхания на своих губах.

— Это не имеет значения, — сказала она тихо.

Не было никаких помех. От поцелуя их отделяло всего лишь одно дыхание. Стиву казалось, что он годами ждал этой встречи, а не какую-то неделю.

— Это важно для меня.

— Почему?

Она хочет знать почему. Потому что он любит ее. Стиву было невыносимо думать, что все эти стоны были посвящены какому-то парню, имени которого он никогда не узнает. Когда Сильвия извивалась под ним в экстазе, Стив был уверен, что она знает, кто дарит ей наслаждение.

— Я хотел бы знать, с кем ты была мысленно, когда находилась в моих объятиях.

Сильвия чуть откинула голову и посмотрела ему в глаза.

— С тобой, — честно призналась она. — Я была с тобой, Стив.

— Но ты этого не знала той ночью.

— Я знаю это сейчас.

Ему не хотелось, чтобы она забыла эту ночь. Может быть, это был мужской эгоизм, но Стиву не давала покою мысль о сопернике.

— Ты любила его?

— Нет.

— У вас было назначено свидание?

— Что-то вроде того.

Как может быть что-то вроде свидания? Стив не понимал.

— Я собираюсь поцеловать тебя, — предупредил он, наклонившись к Сильвии.

Их губы встретились. Волшебство не исчезло. Все было так же прекрасно, как ему запомнилось.

Сильвия задрожала, как пламя свечи на ветру. И все мысли, которые Стив хотел отринуть, все его сумасшедшие чувства вновь вернулись, как будто не уходили.

— Ты уверена, что мы никогда не встречались раньше?

— Да, — прошептала она.

— Я изменил свое мнение. — Стив резко отстранился.

— О чем?

— Я никуда не уйду. Мне нужен эскорт.

Сильвия хмыкнула. Она еще чувствовала вкус поцелуя на своих губах.

— Увидимся завтра в восемь утра. Жди меня в холле гостиницы.

— Ты не удивишься, если я вдруг окажусь очень хорошим? — спросил Стив, ухмыляясь.

8

— Он хоть приличный? — спросила Сильвия.

Она стояла около примерочной в бутике и проклинала себя за авантюризм.

— Если я скажу «нет», ты все равно войдешь? — отозвался Стив из-за занавеса.

Сильвия улыбнулась и помедлила, прежде чем отодвинуть занавес.

Они были всего несколько часов вместе — достаточно долго для того, чтобы позавтракать и посетить парикмахерскую, — а Стив даже не попытался ее поцеловать. Ну что ж, мне же легче, утешала себя Сильвия.

Однако минувшей ночью она не могла сомкнуть глаз. После встречи со Стивом в агентстве, а затем в кафе ее одолевали различные эротические фантазии. Ей хотелось встретиться с ним в приватной обстановке и насладиться его объятиями.

И в то же время она чувствовала во всем происходящем опасность для себя, но любопытство перевешивало здравый смысл. Все утро Сильвия украдкой поглядывала на соблазнительный изгиб губ Стива.

— Ты готов? — спросила она.

— Да. Он выглядит вполне прилично.

Сильвия не была уверена, что так и есть на самом деле. Осторожно заглянув и убедившись, что Стив одет, Сильвия вошла в примерочную. Помещение было тесным, и из-за этого Стив, стоящий на возвышении в окружении трех зеркал, казался еще крупнее, чем был на самом деле. Его огромная фигура занимала собой все пространство.

— Твой одеколон пахнет великолепно, — пробормотала Сильвия.

— Мне тоже нравится.

Они покупали его вместе. Сильвия сама выбрала этот аромат: ей казалось, что присутствующие в нем нотки лайма и сосны несомненно должны подходить Стиву.

Сильвия внимательно разглядывала Стива и наконец произнесла:

— Ты был прав.

— Насчет чего? — Он рассеянно рассматривал свое отражение в зеркалах.

— Костюм хорошо сидит.

— Спасибо.

Часом раньше в парикмахерской Стив расстался со своими патлами, а теперь, в этом костюме, он стал похож на типичного молодого лондонца, служащего в солидной фирме. Сильвия так и сказала:

— Ты выглядишь, как брокер или как адвокат.

Стив рассмеялся.

— Это хорошо?

— Это непривычно.

— Согласен с тобой.

Стилист определенно знал, что делал. Когда он состриг длинные пряди над ушами и над лбом, лицо Стива обрело большую выразительность. Сильвия бросила взгляд на его волевой подбородок и широкие скулы.

— Парикмахер не зря получил свои деньги!

Кожа Стива была обветренной, загорелой из-за постоянного пребывания на свежем воздухе. Именно поэтому Стив казался немного старше своих двадцати восьми лет. Однако сейчас, облаченный в костюм, он стал выглядеть не старше, но более внушительно.

Стив все еще разглядывал свое отражение, словно никогда не видел себя в костюме. Сильвия подумала, что, возможно, так оно и есть.

— Неужели?

Она кивнула.

— Жаль, что ты скрывал свое лицо под этими дикими космами!

Сильвия знала, что Стив купил тур «Горожанин» только для того, чтобы иметь возможность быть рядом с ней в течение недели. Но Сильвия твердо решила соблюдать все перечисленные в договоре пункты. Обещали сделать из деревенского увальня-фермера лондонского денди — сделаем!

— У тебя потрясающая фактура, Стив.

— Потрясающая фактура? — переспросил он, словно никогда раньше не слышал этих слов.

— Да, — подтвердила Сильвия. — Классический профиль, я бы даже сказала аристократический. Ты мог бы играть римских патрициев или даже императоров. Если бы не ямочка на подбородке.

— Ты уверена? А разве у Юлия Цезаря не было ямочки на подбородке? Или у Нерона?

— Ты что, читал их биографии? — удивилась она.

Стив рассмеялся.

— Читать умеют не только горожане, Сильвия.

Она смутилась.

— Я не это имела в виду…

— Хочешь, верь, хочешь, не верь, — добавил он, — но даже в такой дыре, как Стоунхендж, есть телевидение.

Сильвия пристыженно прикусила губу. Она приехала в Лондон из Ридинга, и ей столько пришлось работать над собой, чтобы стать настоящей столичной жительницей! Она даже переусердствовала в своем стремлении, поскольку подруги не уставали пенять ей за снобизм. А Стиву, похоже, безразличны произошедшие с его обликом метаморфозы, несмотря на то что он выложил за тур немалые деньги.

— Ты можешь сколько угодно смеяться, — предупредила она, — но тебе понравится окончательный результат. Завтра у тебя массаж, лекция о здоровой пище и тренинг для снятия стресса.

Стив хмыкнул.

— Тогда мне надо придумать себе какой-нибудь стресс. Уборка территории после шабаша ведьм подойдет?

— Может быть. Но тебя ждут и другие процедуры, от которых кровь стынет в жилах.

— Хорошенькое дело!

— Я так и знала, что ты мне поверишь на слово.

— Может, твоя Ада подписала контракт с телевидением и ведет съемки скрытой камерой для телешоу «Экстремалы»?

— Не волнуйся, все честно. Никто ничего не снимает. Просто советую тебе внимательно прочитать договор.

— Надеюсь, там ничего не говорится о пластической операции? — с деланным испугом осведомился Стив.

— Нет, на это потребовалось бы слишком много времени.

— А визит к стоматологу?

— Этого тоже нет, — сказала Сильвия.

Стив не нуждался ни в услугах пластического хирурга, ни в стоматологе. Да в любом ресторане Лондона его с радостью посадили бы за лучший столик у окна, чтобы привлекать внимание публики. Его природная фактура просто нуждалась в обработке, чтобы заблистать всеми своими гранями.

— Ты действительно великолепно выглядишь, Стив.

Стив поймал ее восхищенный взгляд.

— В костюме! — уточнил он, довольный комплиментом. — Теперь ты не побоишься появиться со мной в приличном обществе?

Сильвия улыбнулась.

— Нет, не побоюсь.

Похоже, Стив был доволен достигнутым эффектом.

— Тебе следует тоже одеться соответствующе. В какое-нибудь маленькое черное платье от Кардена, — сказал он озабоченно, но его глаза светились легкой иронией.

— Ну да, а еще надеть чулки с подвязками, — подыграла ему Сильвия.

— С черными подвязками, — уточнил он.

— И ты не будешь возражать против платья с открытой спиной.

— С открытой грудью лучше, — пошутил Стив, — но так и быть, я согласен и на открытую спину. А нельзя, чтобы было открыто и то, и другое?

— Я думаю, открытой спины вполне достаточно.

— Хотя и это платье на тебе хорошо смотрится, — сказал он.

Платье из джерси красивого терракотового цвета доходило до колен, открывая стройные красивые ноги Сильвии.

— Знаешь, вот этот костюм мне нравится больше чем тот, который ты мерил перед этим, — сказала она серьезно.

Первый костюм кофейного цвета подходил к загару Стива, покрой второго, несомненно, подчеркивал его индивидуальность.

Костюм был пошит из серой ткани, рубашка выглядела ослепительно белой по сравнению с приглушенным цветом пиджака. Продавец прикатил вешалку с галстуками самых разнообразных расцветок.

— Костюм сидит идеально, — сказал продавец.

— И брюки по длине подошли, — заметил Стив. — Не придется подгонять.

Склонив голову набок, Сильвия долго смотрела на него.

— Что-то не так? — забеспокоился Стив.

Сильвия быстро выбрала галстук и, подойдя к Стиву, приложила его к груди своего подопечного. Едва Сильвия убрала руки, как Стив спросил:

— Что скажет мой эскорт о походе в итальянский ресторан?

— Только не в этом костюме! — Она указала на ценник, прикрепленный к поле пиджака.

Стив ухмыльнулся.

— Нет проблем!

Сильвия была удивлена, что на него цена не произвела особого впечатления. Как странно… Может, это бравада? Но Стив явно не из тех, кто привык лицемерить. Он был прямой, открытый. Во всяком случае, показался Сильвии таким, и пока у нее не было повода изменить свою точку зрения.

— Послушай, — сказала она, — я знаю, почему ты все это делаешь. Ты купил этот дурацкий тур только из-за меня, Стив.

— Да, это так, — подтвердил он, широко улыбаясь. — Но ты же согласна, что мне необходимо… э-э-э… пообтесаться?

Сильвия задумчиво кивнула.

Ей эта работа тоже была на руку. Во-первых, конечно, деньги. Во-вторых, она рядом со Стивом. В-третьих, он настолько прочно занимает ее мысли, что она напрочь забыла о своих проблемах и о детективе Люке. Да, и самое забавное, что после знакомства со Стивом Пол Орбелл совершенно исчез из ее сознания, словно и не занимал в нем в первое место целых два месяца.

Можно подумать, что она ворожила на Стива, а не на Красавчика. Сильвия постаралась прогнать от себя эти мысли.

— Стив, позволю себе напомнить: одежда и еда не входит в стоимость купленного тобой тура. — Она вздохнула. — Костюм тебе очень идет, но я против, чтобы ты покупал его. И вместо итальянского ресторана предлагаю пойти в паб.

— А как же тогда ты собираешься обучать меня привычкам и поведению джентльмена? — спросил он и, понизив голос, добавил: — Моя жаркая леди!

— Мне просто нравится музыка в пабе.

— Ты любишь музыку?

— Да, особенно классику и блюзы.

— Тогда предлагаю включить в повестку дня поход на концерт.

— Неужели?

— Я думаю, это пригодится для изменения моих манер и имиджа.

— Исходя из моих наблюдений, сделанных за сегодняшнее утро, могу сказать, твои манеры намного лучше, чем я представляла, — призналась Сильвия.

Его глаза озорно сверкнули.

— У тебя еще слишком мало опыта общения со мной. Может быть, ты делаешь поспешные выводы.

Да, то, что Стив хорош в постели, вовсе не означает, что он сумеет правильно заказать обед в ресторане, мысленно согласилась Сильвия.

— Может быть, — сказала она. И, поскольку никак не могла смириться с мыслью, что он покупает костюм, только чтобы произвести на нее впечатление, добавила: — Я думаю, этот костюм тебе совершенно не пригодится в Стоунхендже.

— Верно, но мы ведь договорились вечером пойти в ресторан.

— Мы можем не идти туда, где предъявляют повышенные требования к одежде.

— А что, если именно туда я хочу пойти? — сопротивлялся Стив.

Поужинать в дорогом ресторане с таким красивым мужчиной, как Стив, было очень заманчиво. Он ей на самом деле нравился. Но, несмотря на то что внешне Стив выглядел превосходно, Сильвия придерживалась прежнего мнения по поводу выбора спутника жизни. Он не ее круга!

Однако других парней на горизонте пока не было. А Стив вряд ли мог себе позволить дорогие развлечения.

— Я видела, как ты живешь, — сказала она.

— Ну и что? — Он выглядел по-прежнему невозмутимым.

Сильвия не выдержала и рассмеялась. Несмотря на все ее вчерашние заверения о том, что они не подходят друг другу и им не стоит быть вместе, она наслаждалась компанией Стива и его шутками.

— Это незабываемое зрелище. Старая мебель, полный шкаф фланелевых рубашек, старые джинсы…

— Значит, я смогу надеть костюм на похороны.

— На чьи?

— На собственные похороны.

Сильвия улыбнулась.

— Ты что, уже назначил день?

— Если ты не будешь спать со мной, я убью себя.

— Не смешно.

— Ладно. На чьи-нибудь похороны, — поправился Стив с улыбкой, — а может, на свадьбы. Кроме того, я хочу поужинать с тобой. Не забывай об этом.

Сильвия поняла, что спорить с ним бесполезно, но все же повторила:

— Ты не должен его покупать.

Стив широко улыбнулся.

— Мне нравится, что ты чувствуешь себя виноватой.

— Но я не чувствую себя виноватой! — возразила она, встревоженная тем, как хорошо Стив почувствовал ее переживания.

— Я уверен, что чувствуешь. — Его рука скользнула по ее талии. Стив крепко прижал Сильвию к себе, повергая ее в полное смятение. — Ты думаешь, что я покупаю этот костюм, который никогда не буду носить, только для того, чтобы понравиться тебе, — сказал он, — или чтобы ты не думала, что я — деревенский увалень.

Сильвия действительно так и думала. Но теперь ее голова была свободна от всяких мыслей. Сильвия даже не заметила, как ее руки оказались на плечах Стива. Его взгляд, казалось, пронизывал ее насквозь. Ей вдруг стало невыразимо легко.

— Я ценю твое беспокойство обо мне, Сильвия. Но я хочу, чтобы ты знала одну вещь.

— Какую?

— Я никогда не делаю то, что мне не хочется делать.

— Неудивительно, что тебя так взволновала моя ворожба, — поддразнила его Сильвия.

— Может быть, твой заговор на меня подействовал только потому, что я этого тоже захотел? Я много думал о тебе, о нас с тобой.

Она тоже о нем думала. Глупо было это отрицать, но с той памятной ночи Сильвия вновь хотела почувствовать его поцелуи и ласки.

— Я знаю. Но я на самом деле думаю то, о чем тебе сказала. Я не хочу участвовать в опустошении твоего кошелька.

— Я больше думаю о том, как попасть к тебе в постель, а не о том, чтобы быть разоренным.

Может быть. Но он хотел купить костюм по экстраординарной цене только для того, чтобы отужинать с ней в ресторане.

— Послушай, тебе же нравится твоя жизнь!

— Да.

— Пойми, что, только находясь в твоем домике, я была для тебя ведьмой.

Она убрала руки с его плеч. Сильвия понимала, что никогда бы не смогла разделить со Стивом его образ жизни, даже если бы навела в его доме образцовый порядок.

— Знаешь, я считаю, нам следует поехать к тебе, вместо того чтобы продолжать эту дискуссию. Это гораздо ближе, чем Стоунхендж.

— Стив, — настаивала Сильвия, — ты купил тур, который на самом деле тебе нужен как рыбе зонтик. Теперь ты собираешься приобрести костюм, который никогда не будешь носить. То есть собираешься купить его ради одного вечера и чтобы нравиться мне. Все это настораживает.

Да, Сильвия не хотела, чтобы Стив шел на такие жертвы ради нее, тем более ради одной ночи с ней.

Стив наклонился к ней так близко, что у Сильвии не осталось сомнений: он собирается ее поцеловать.

— Сильвия, — прошептал он, — не думаю, что это имеет сейчас какое-либо значение.

— Серьезно? — Она безуспешно пыталась отстраниться.

— Да. В чем-то ты права. Я люблю свой образ жизни.

— Я знаю это.

Они попросили продавца отложить костюм, сказали, что зайдут через час и отправились завтракать.

За завтраком Стив рассказывал ей массу разных вещей, которыми Сильвия вовсе не интересовалась. О камнях Стоунхенджа, о концентрических кругах, которые появляются в графстве Уилтшир. О своей собаке Матильде. О том, что у него есть родные в Лондоне. Он, оказывается, остановился у брата, хотя и указал в договоре местом своего проживания гостиницу, в холле которой они сегодня утром встретились.

— Ну и я не доверяю женщинам, — закончил он свой рассказ.

— У тебя были разочарования в прошлом?

— У кого их не было! Я уже говорил тебе, что являюсь в собственной семье белой вороной. Мои родные ждут не дождутся, когда я остепенюсь. Тетя Бриджит пригрозила лишить меня наследства из-за моего образа жизни. Но это не самое страшное. — Стив рассмеялся. — Я обманул ожидания всех: учился в неправильной школе, у меня было неправильное хобби, — он понизил голос, — и неправильные женщины.

— В каком смысле — неправильные? — Сильвия попыталась улыбнуться.

Стив внимательно посмотрел на нее.

— Тебе это должно быть знакомо. Юбки чересчур короткие. Блузки слишком обтягивающие.

— Ужасно звучит.

Он медленно кивнул.

— Смешно!

— Я тоже всегда была ужасно смешной.

Боже, зачем я это сказала? У Сильвии перехватило дыхание.

— Сильвия, ты думаешь, у нас с тобой был просто секс? И не стоит ничего усложнять?

Она знала, что это не так, но тем не менее сказала:

— Да.

Боже, помоги мне справиться с этим! — взмолилась Сильвия. Она чувствовала, как остатки здравого смысла покидают ее.

— Ты считаешь меня одним из тех парней, на которых вешаются женщины.

— Ну и что?

А вдруг и я из их числа? — подумала Сильвия.

— Выходи замуж за биржевого маклера.

— Твои слова да Богу в уши!

Стив попросил счет. Пока он расплачивался с официантом, Сильвия приняла решение и внезапно почувствовала облегчение. Впервые после той их сумасшедшей ночи. Конечно, ее нервировала настойчивость, с которой Стив ее преследовал, но он прочно занял в ее мечтах место Красавчика Орбелла и Сильвия готова была рискнуть.

— Моя квартира недалеко отсюда, — сказала она.

— Тогда почему мы все еще здесь сидим?

— Потому что ты решил поцеловать меня, прежде чем мы встанем из-за столика.

Стив поцеловал ее, и они дружно рассмеялась.

Прежде чем покинуть торговый центр, они зашли в бутик. К ним со всех ног бросился продавец.

— Вы будете покупать костюм, сэр? — осведомился он.

Стив вопросительно посмотрел на Сильвию. Она пожала плечами. Она не могла думать ни о чем, только о том, что через полчаса они со Стивом окажутся в постели. По ее глазам он понял, о чем она думает.

— Сэр? — осмелился напомнить о себе продавец.

— Да, — сказал Стив, не отрывая от Сильвии взгляда. — Костюмы великолепны. Мы берем оба. — Он наклонился к уху Сильвии и прошептал: — Все просто превосходно!

— Вот здесь я живу, — сказала Сильвия.

Ей очень хотелось, чтобы Стиву понравилось ее гнездышко. Кроме того, она надеялась, что немного успокоится, оказавшись дома. Несмотря на возражения Сильвии, Стив взял такси и всю дорогу держал ее руку в своей руке.

Сильвия не уставала себе удивляться. Она едва могла поверить, что с нетерпением ждет, когда они займутся любовью.

— Ого! Есть чем похвастать! — присвистнул он.

— Даже камин есть, — сказала она гордо. Сильвия тщетно пыталась скрыть свое возбуждение, ее голос дрожал.

Стив внимательно осмотрел камин.

— Трудно было отыскать более удачную квартиру в этом районе, — пробормотал он.

— А ты хорошо знаешь этот район Лондона? — немедленно спросила Сильвия.

— Стоунхендж — в другом графстве, но не на другой планете.

Всколыхнувшиеся было подозрения Сильвии улеглись. Он прав. К тому же Стив упоминал о брате, живущем в Лондоне.

— Мне помогла найти эту квартиру подруга. Она служит в агентстве недвижимости. Я сняла эту квартиру на пять лет.

— Теперь все понятно.

Стив разглядывал огромные окна, забранные декоративными решетками.

— Тебе надо заняться дизайном, — наконец сказал он, впечатленный увиденным.

— Спасибо.

Она не стала говорить, что имеет профессию декоратора. Ведь тогда он наверняка начнет задавать вопросы, а Сильвии сейчас не хотелось вспоминать, что в ее жизни с недавнего времени все пошло наперекосяк.

В комнате преобладал синий цвет. Мебель, купленная Сильвией на блошином рынке и собственноручно ею отреставрированная, была раскрашена звездами и полумесяцами. На полу лежал не новый — купленный там же по случаю, но вполне прилично выглядящий — ковер. На полках стояли безделушки, в высокой вазе — букет цветов. На софе лежали разноцветные подушечки, подаренные Сарой.

Аде принадлежала идея купить разноцветные драпри из органзы: красные, зеленые, розовые, голубые и желтые. Подруги сшили их, и теперь свет, проникающий в окна, окрашивался в разные цвета, отчего казалось, будто в комнате висит радуга.

— Напоминает гарем, — сказал Стив, потрогав шелковистую ткань занавески.

Сильвия рассмеялась.

— Можно подумать, что ты часто посещал гарем в последнее время.

— В последнее время нет. Но я всегда готов!

— Будем считать, что это твой первый раз. — Ее лицо внезапно стало грустным. — Арендный договор заканчивается через два года.

— Это не может не огорчать, — Стив бросил взгляд на высокий потолок, — такую квартиру сложно найти. Но поверь мне, не стоит становиться зависимым от города и удобств и уподобляться тем, кто надрывается, чтобы платить высокую арендную плату, но жить в Лондоне, вместо того чтобы переехать в пригород.

— Ты читал об этом? — осведомилась Сильвия ехидно.

— Смотрел кинофильм.

Каждый раз, когда этот парень открывал рот, он ухитрялся ее удивлять. То вдруг оказывалось, что он может оценить ее дизайнерский талант, то он угадывал ее мысли.

— Ты любишь кино?

— Да, очень.

— В моем бунгало есть телевизор, мы с Матильдой любим смотреть фильмы.

— Я тоже люблю кино.

— Я так и знал, что у нас много общего, если присмотреться.

— А кто сейчас не любит кино? — возразила Сильвия.

— Ты всегда стараешься оттолкнуть человека?

— Только когда собираюсь с ним переспать, — ответила она с улыбкой.

Стив жадно посмотрел ей в глаза, блестевшие от возбуждения.

— Может, не будем терять времени, Сильвия?

— Давай я приготовлю нам что-нибудь выпить, а ты осмотришь другие комнаты, — предложила она.

— Прекрасно.

Стив вышел в коридор. Сильвия отправилась в кухню, где в холодильнике стояла бутылка белого вина. Если Сильвии не изменяла память, она и три ее подруги собирались выпить это вино по поводу разрыва Сары с любовником, но в последний момент отправились отмечать событие в бар на соседней улице. А бутылка так и осталась стоять нетронутой. И вот теперь она пригодилась.

Сильвия откупорила бутылку. Ее сердце стучало быстрее с каждой минутой. Интересно, что Стив сейчас делает? — подумала Сильвия, доставая с полки фужеры, которые ей подарила Ада на Рождество. Наверное, разглядывает кровать.

Сильвия надеялась, что интерьер спальни ему понравится. Она приложила немало сил, чтобы все в этой комнате выглядело женственно и воздушно.

Ни один мужчина не согласился бы спать в такой комнате. Но все, кто ее видел, говорили, что находят дизайн комнаты очень сексуальным. А что еще нужно, чтобы мужчина чувствовал себя мужчиной?

Сильвия поставила на поднос фужеры, бутылку, тарелочку с бисквитами. Взглянула придирчиво, красиво ли смотрится, и осталась довольна.

Глубоко вздохнув, она направилась в сторону спальни.

— Ты уже освоился? — весело спросила она, входя в комнату и осеклась. — О нет…

Стив лежал на кровати, накрывшись покрывалом, и храпел! Да уж, он освоился и еще как! И он не притворялся: его грудь мерно поднималась и опускалась в такт его дыханию. Сильвия почувствовала себя обманутой. А где же бурный секс?

Тем не менее, Сильвия решила не будить Стива. Она подождет. Он ведь проснется когда-нибудь. Лучше бы, конечно, раньше, чем позже. Бросив на него еще один взгляд, Сильвия вздохнула, выругалась себе под нос и, подойдя к прикроватной тумбочке, поставила на нее поднос.

Затем она осторожно присела на край кровати и склонилась над Стивом. Не успела она придумать, что ей делать дальше в такой ситуации, как Стив открыл глаза. На его лице появилась улыбка от уха до уха.

Он совсем не спал! Вот ведь плут!

А его глаза! Они были необыкновенны. До сих пор ни один мужчина так не смотрел на Сильвию. Но, чтобы помучить Стива, она решила выдерживать его взгляд так долго, на сколько хватит ее сил. А ее пальцы тем временем одну за другой расстегивали пуговицы на платье.

Стив отвел взгляд, только когда Сильвия встала и платье скользнуло к ее ногам. Но тут же его глаза жадно впились в ее груди, темно-розовые соски которых просвечивали через тонкую ткань бюстгальтера.

— Великолепно! — воскликнул он охрипшим от вожделения голосом.

Сильвия кокетливо улыбнулась.

— Я рада, что ты одобряешь.

— Но было бы еще лучше, если бы ты нырнула ко мне под покрывало, Сильвия.

— Подожди, милый.

— Если ты не поспешишь, — пообещал он, — я сам тебе помогу раздеться.

— Я принесла нам вино. — Сильвия потянулась к тумбочке и взяла с подноса один фужер. Во рту у нее пересохло, и прохладное вино живительной влагой оросило горло. — Я на самом деле думала, что ты уснул, Стив.

— Я тебя обманул, — промурлыкал он.

Стив откинул покрывало. Он был обнаженным, как Сильвия и предполагала. И таким же красивым, как в то утро в его домике.

— Тебе удалось!

Сильвия с удовольствием разглядывала его крепкое, загорелое тело. Затаив дыхание, она протянула ему фужер.

— Выпей, — предложила она. — Хорошее вино, тебе понравится.

Но Стив не спешил дегустировать напиток. Он ждал, пока Сильвия ляжет рядом с ним, обнаженная. Потом он очень медленно вылил вино на нее, распределяя жидкость по шее, ключицам, грудям, по плоскому животу. А затем Стив принялся слизывать влагу…

9

Стив пытался сконцентрироваться на том, что говорила ему Сильвия. Но не мог: ему показалось, что за ними следят. Улучив момент, Стив осторожно посмотрел назад через плечо и встревожился не на шутку. За ними действительно следили! Какой-то тип пытался укрыться от них за деревянной статуей. Как будто он мог остаться незамеченным, с такими-то габаритами! Кроме того, его дешевый синий костюм и горчичный галстук выделяли его в нарядной толпе.

— Мне очень нравится вот эта картина. — Сильвия остановилась. — Разве она не прелестна? Посмотри, какие восхитительные краски! А взгляд! Какой характер, какая яркая индивидуальность запечатлена в этом портрете!

Стив не мог не признать, что ему портрет тоже нравится.

— Я сразу обратил на него внимание.

Они пошли дальше, и внимание Стива привлек портрет пожилой женщины с растрепанными волосами.

— А вот одна из ваших ведьм, — пошутил он.

— Нет, не похоже. Должны быть метла, черные свечи и старинная книга в потертом переплете.

Стив хмыкнул.

— Ты уверена, что у нее всего этого нет?

— Ты пытаешься со мной спорить?

— Женщины твоего типа всегда втягивают в дискуссию.

— Стив, ты испытываешь мое терпение!

— Да ладно, я просто пошутил.

Стив нежно привлек Сильвию к себе и бросил взгляд на следящего за ними парня. Может, тот отстал? Нет, следует за ними как приклеенный.

— Посмотри на эту красавицу! Она похожа на тебя. Такие же золотистые волосы!

— Ну что ты, я в два раза худее, чем она.

— Конечно, ты же ничего не ешь!

— А как тебе эта сладкая парочка?

— Как будто с нас с тобой писали, — хмыкнул Стив.

Сильвия одарила его чудесной улыбкой. Стива распирало от гордости. Он переехал к Сильвии день назад, забрав свои вещи от брата. У них был абсолютно сумасшедший, фантастический секс. Они так подходили друг другу, как если бы были двумя половинками одного целого.

Стив испытывал глубокие, сильные эмоции, неведомые ему раньше. Ему казалось, что Сильвия чувствует то же самое.

Они много гуляли по Лондону, разглядывали яркие витрины или шли в театр, а потом горячо обсуждали пьесу. Или заходили в какой-нибудь ресторан. На Стива большое впечатление произвела экскурсия по Темзе и каналам. А может, ему было просто хорошо рядом с Сильвией, куда бы они ни направлялись.

Она рассказала ему о том, что предшествовало ее увольнению с работы, о том, что пропала статуэтка и что полиция подозревает ее если не в краже, то в соучастии. Стив не сомневался, что Сильвия ни в чем не виновата. У него не было никаких доказательств, он просто это знал, и все.

Уже после их первой ночи в Стаунхендже он чувствовал, что они предназначены друг другу, будто были половинками одной души. И то, что они встретились, предопределено звездами. Или судьбой. Или еще кем-нибудь. Стив не знал, как это объяснить. И незачем искать объяснения, говорил он себе.

Стив всегда думал, что он и женитьба — понятия несовместимые, а теперь начал сомневаться в твердости своего решения остаться холостяком. Ни одна женщина не восхищала его так, как Сильвия.

Он оглянулся. Преследователь по-прежнему находился в десяти шагах от них. Стив не сомневался, что парень интересуется Сильвией, а вовсе не его скромной персоной. Что ему от нее надо? Может, это какой-то бывший ее поклонник, который не хочет смириться с тем, что ему дали отставку?

Да, Сильвия слишком красива, чтобы мужчина мог легко забыть ее. Особенно она красива сегодня. В черной блузе с глубоким вырезом, в широких полосатых брюках, в туфлях на высоком каблуке она смотрелась шикарно.

Сильвия же не замечала ничего вокруг, она была поглощена созерцанием полотен.

— Посмотри внимательно на этот пейзаж! Сколько в нем воздуха! Осенние деревья точно парят над сухой листвой…

— Да, Сильвия, мне очень нравится!

Еще больше Стиву нравилось то, что заинтересовавшее Сильвию полотно было забрано стеклом и можно было не привлекая к себе внимания, следить за назойливым незнакомцем в синем костюме.

— Откуда ты столько знаешь о живописи?

— У нас были лекции по искусству в колледже.

Стив снова бросил взгляд на незнакомца — тот старательно делал вид, что любуется картинами, а сам подбирался к ним поближе. Определенно, он хочет подслушать, о чем они говорят!

Сильвия что-то говорила, но Стив не слышал ни слова. Он был слишком занят незнакомцем. Ему бросилось в глаза, что человек не просто наблюдает за ними, а еще и делает записи в блокноте.

Стив подпустил соглядатая поближе и крепко схватил за руку повыше локтя, чтобы тот не попытался бежать.

— Кто вы? — спросил он, сдерживая ярость.

— Думаю, мисс Коллин это известно, — ответил незнакомец, спокойно выдержав его взгляд.

Он полез во внутренний карман, достал из него черный бумажник и, развернув, показал Стиву свое полицейское удостоверение.

— Его зовут детектив Люк, — сказала Сильвия и пошла прочь из зала.

Стиву не оставалось ничего другого, как последовать за ней. Они сели на скамью в скверике во дворе музея. Сильвия была вне себя от ярости и никак не могла успокоиться. Детектив Люк испортил им такой прекрасный, замечательный день! Ей хотелось разорвать его на куски!

Сильвии не верилось, что за ней стали следить, тем более когда у нее свидание. Как такое могло произойти?! Неужели Люк уверен, что она, Сильвия, — преступница?!

Сильвия искоса посмотрела на Стива, Как он теперь будет к ней относиться, теперь, когда знает, что полиция следит за ней? Стив выглядел искренне взволнованным, и у Сильвии возникло чувство вины перед ним. Кроме того, она сама виновата в том, что за ней следят. Ведь она солгала на допросе, разве не так? Ну хорошо, пусть не солгала, но сказала только часть правды.

— Значит, ты не придумала насчет пропавшей статуэтки? — спросил Стив.

Сильвия покачала головой.

— Нет. Все, что я рассказала тебе, — правда. Знаешь, сколько себя помню, я всегда хотела работать в театре художником-декоратором.

— Но ты же работала в кафе? — он нахмурился.

Сильвия кивнула.

— Ну да. Я работала в кафе при театре, потому что надеялась свести нужные знакомства и получить место декоратора. Кстати, мне его обещали в скором времени, если бы не это происшествие со статуэткой.

— Интересная стратегия! Мне кажется, ты — хороший специалист. У тебя есть образование, ты много знаешь об искусстве. Да и квартиру ты свою оформила — просто загляденье.

Слезы навернулись на глаза Сильвии. Какой же Стив хороший! Понятно, вряд ли обычный смотритель может оценить качество ее работы и разбираться в искусстве. Его попытки были настолько трогательными, что Сильвия, поддавшись порыву, обняла его.

— Спасибо, Стив.

— Не надо меня благодарить. Ты лучше подумай, что тебе дальше делать!

Глубоко вздохнув, Сильвия начала рассказывать Стиву о той злополучной вечеринке в театре, на этот раз — со всеми нюансами и подробностями.

— Для вечеринки составляли пригласительный лист. Туда же включили друзей мистера Орбелла, по его просьбе, — объясняла она. — Не знаю, слышал ли ты об Орбеллах, но это очень богатая семья. — Сильвия не стала упоминать о том, что Пол Орбелл флиртовал с ней. К чему эти подробности, ведь он теперь женат. — Они уже несколько веков процветают, были приближены к королевскому двору.

— Угу! — только и хмыкнул Стив.

— Я к чему о них говорю так подробно. Они занимаются коллекционированием и меценатством, — продолжала Сильвия. — Несколько произведений искусства из их коллекции были выставлены в фойе нашего театра на выставке, приуроченной к юбилею… — Она покачала головой. — У них собственный Рембрандт и Вермер! Можешь себе представить? Как тебе это — повесить Дега в своей гостиной?

Она взглянула на Стива и заметила, что он чем-то смущен. Да, простым людям трудно представить размер чужого богатства и понять замашки богатых людей, подумала Сильвия.

— Вернусь к вечеринке, — поспешно сказала она, чтобы не смущать Стива еще сильнее. — Ричард Орбелл, тот самый, Который женился на Дороти Орбелл, в девичестве Корнуэлл, которая по слухам была влюблена совсем в другого…

— А я смотрю, ты неплохо знаешь историю этой семьи.

Сильвия тяжело вздохнула.

— Да. Я читаю светскую хронику, но ты не подумай ничего плохого, только из любопытства. Я вовсе не охочусь за богатыми женихами.

Стив ухмыльнулся.

— Не сомневаюсь. Ты ищешь ровню, представителя среднего класса, на большой куш не замахиваешься.

Сильвия, к своему удивлению, улыбнулась. У Стива неплохо с чувством юмора!

— Ты не можешь поставить мне в вину то; что я хочу лучшей жизни.

Стив пожал плечами, в его глазах мелькнула ирония.

— А как насчет любви?

— Можно подумать, что любовь и хорошая жизнь — взаимоисключающие понятия!

— Иногда.

— Ладно, не будем спорить. Итак, на вечере была украдена статуэтка, принадлежавшая Орбеллам. Статуэтка Амура неизвестного автора. Я слышала, она приносит удачу в любви. — Внезапно Сильвия задрожала.

— С тобой все в порядке? — встревожился Стив.

— Да, просто замерзла немного.

День действительно выдался прохладным.

— Иди сюда, — пробормотал Стив, обнимая Сильвию одной рукой и прижимая к себе.

Его объятия действовали на Сильвию волшебным образом: она сразу забывала обо всех неприятностях. Она вздохнула, прижалась щекой к его груди и прикрыла глаза, слушая дыхание Стива.

— С тобой хорошо.

— Хорошо? Я рад! — Он обнял ее сильнее.

— Ты знаешь, — Сильвия заглянула Стиву в глаза, — я бы с удовольствием выпила чашечку кофе.

— Подожди меня здесь. — Он крепко стиснул ее кисть в своей ладони. — Я скоро вернусь, малышка!

На противоположной стороне улицы находилось небольшое кафе. Стив туда и направился. Какой прекрасный парень! — мелькнуло у Сильвии в голове.

Сначала Стив пытался оградить ее от преследования детектива Люка, теперь побежал за кофе для нее. Сильвия всегда мечтала о том, чтобы избранник грел ее, когда она мерзла, утешал, когда ей было грустно, приносил кофе, когда она хотела пить.

Стив именно так и поступал. С какой готовностью он помчался за кофе! Точно один глоток решил бы все ее проблемы. Сильвии уже не хотелось кофе, ей не терпелось скорее увидеть Стива, почувствовать вновь его крепкие объятия.

Через пару минут он вернулся с двумя стаканчиками с кофе. Его джинсовая куртка распахнулась от ветра, демонстрируя видавшую виды клетчатую фланелевую рубашку.

Сильвия невольно вспомнила склад рубашек в его коттедже в Стоунхендже, и ее губы растянулись в широкой улыбке.

— Тебе никто не говорил, что ты похож на дровосека? — спросила она, когда Стив подошел поближе.

— Да, мне говорили это довольно часто. Может, поэтому я умею находить нужные дрова, чтобы разжечь в нас огонь.

Судя по всему, этот дикарь совсем не так прост, как ей показалось в начале их знакомства.

— Звучит убедительно!

Стив уселся рядом с Сильвией.

— Много ли надо для счастья? Глоток глинтвейна, теплый плед в холодную погоду, крыша над головой в дождь…

— Похоже, ты уже соскучился по своему домику. Кстати, кто сейчас кормит твою собаку?

— Я ее отдал знакомому парню в деревню, он умеет обращаться с собаками.

Сильвии нравилось разговаривать со Стивом. Беседа текла плавно, не прерываясь неловкими паузами. Время летело незаметно. Оказалось, у них нет разногласий по многим важным вопросам, несмотря на стремление Сильвии противопоставить свой стиль жизни образу жизни Стива.

Стив вручил один стаканчик Сильвии. Кофе был на удивление хорош. Густой, черный, с небольшим количеством сливок.

Сильвия невольно вспомнила парня, с которым когда-то встречалась. Его звали Питер Уэлдон. После трех месяцев знакомства он так и не смог запомнить, какой она предпочитает кофе. И это было последней каплей, переполнившей ее чашу терпения. Она порвала с ним.

Отец и мать поддержали ее тогда. «Если парень не может запомнить, какой кофе ты любишь, — сказала мать, — как он запомнит более важные вещи впоследствии?»

Сильвия, вдохнув приятный аромат, сделала небольшой глоток. Стив тоже потягивал кофе из своего стаканчика, обняв Сильвию свободной рукой. Ей было тепло и уютно в его объятиях.

— Почему детектив Люк думает, что ты причастна к краже статуэтки? Ты ведь работала в тот вечер в баре, есть много свидетелей, они подтвердят, что ты наливала им напитки…

— Мне поручили подключать сигнализацию.

— И ты ее подключила.

Сильвия благодарно улыбнулась. Стив был единственным человеком, кроме ее подруг, кто верил в ее невиновность. Может быть, родители тоже ей поверили бы, но Сильвия решила не посвящать их в свои неприятности. Она не сообщала им ни о пропаже статуэтки, ни о потере работы.

— Да. Детектив Люк не поверил мне, но я точно помню, что подключила сигнализацию.

— А ты не заметила ничего подозрительного?

Сильвия покачала головой.

— Я вспоминала все миллион раз. Два раза в полиции, и почти каждый день после этого случая. Детектив Люк расспросил меня обо всем, — она нахмурилась, — я как-то совсем забыла о детях, которые были на вечеринке.

— Дети? — удивился Стив. — Что им там делать?

— Да. — Сильвия кивнула. — Я поэтому и обратила на них внимание. Мальчик и девочка, они были в костюмах эльфов. Такие веселые, смешные! — На ее лице появилась улыбка.

— Ты любишь детей?

— Разве их можно не любить?

— От них столько шуму!

— Я не соглашусь с тобой.

— В любом случае, детектив Люк изучает все возможные варианты.

— Я так старалась сделать все хорошо… — Сильвия невольно всхлипнула. — Я так много работала!

— Ты так говоришь, будто можешь работать плохо, — удивленно произнес Стив.

— Не в этом дело. Я просто единственный ребенок в семье. Все мои подруги старше меня. Я привыкла прислушиваться к чужому мнению. И только в последнее время начала принимать решения сама. Делаю то, что хочу. Я так мечтала работать в театре! И именно в этом театре! Только там я смогла бы полностью реализоваться. Конечно, спасибо большое Аде за поддержку, но мне бы не хотелось вечно работать в ее агентстве.

— Еще бы! Работать в театре намного приятнее, чем заниматься сексом с мужчиной вроде меня, — проронил Стив.

— Не обижайся, но у меня были другие мечты.

— Только не надо меня жалеть!

— Извини.

— Тебе не за что извиняться.

— Что же мне делать?! — Сильвия горестно вздохнула.

Стив подмигнул ей.

— Не волнуйся, я что-нибудь придумаю.

Сильвия снова вздохнула и пригубила кофе.

— Я просто не знаю, как все исправить. Дэниел Кеннет, директор театра, действительно хотел взять меня декоратором, в театре как раз освобождалось место. За день до пропажи статуэтки он сказал мне, что это место у меня в кармане… Я даже не знаю, как пережить, если он возьмет на работу другого человека.

— Одну минуточку! Кажется, у меня есть идея!

— Какая? — Сильвия с надеждой взглянула на него.

— Я смотрел недавно один фильм… и вот какой я сделал вывод: если у женщины депрессия, она обязательно должна съесть…

— …Плитку шоколада, — закончила Сильвия.

— Верно! Слушай, а пошли в кино?

— С ума сойти! — прошептала Сильвия, глядя на Стива. — Ты почти так же спокоен, как мои подружки!

— Почти?

— Извини. Но я их знаю намного дольше, чем тебя. Они меня всегда балуют и поддерживают. У них чутье на мои неприятности.

— Как это?

— Стоит мне расстаться с мужчиной — они тут как тут!

— Может быть. Но я умею кое-что, чего не умеют твои подружки.

— Например?

— Я докажу тебе это после кино, — пообещал Стив.

Двумя часами позже Сильвия лежала на кровати и облизывала пересохшие губы. Она едва могла поверить, что этот парень окажется таким предприимчивым. После кинотеатра они зашли в магазин, где Стив сделал кое-какие покупки.

Только придя домой и оказавшись в спальне, Сильвия поняла, что Стив задумал: он довел ее до экстаза, поливая обнаженное тело Сильвии шоколадным сиропом из бутылки, которую купил в магазине. Стив не успокоился, пока ее тело не покрылось ровным слоем шоколада.

— Хорошо, что я не забыл про шоколад! — Его голос стал хриплым от возбуждения.

— Если бы мы начали заниматься этим в кинотеатре, — пробормотала Сильвия, — нас бы арестовали, Стив.

Он стал медленно слизывать с ее тела шоколад, продвигаясь от ключиц все ниже и ниже. Когда его губы достигли низа живота, из груди Сильвии вырвался протяжный стон.

Это было настоящее сумасшествие!

Она даже не предполагала, что может так остро чувствовать. Стив устроил ей настоящую сладостную пытку. Его язык казался прохладным по сравнению с ее разгоряченной кожей. Эти прикосновения будоражили Сильвию.

Стив медленно слизывал шоколад с ее кожи, а Сильвия думала о том, как же он хорош. Даже слишком хорош! До чего божественны прикосновения его языка! Просто магия какая-то!

— Я больше не могу… — прошептала Сильвия.

— Потерпи, моя сладкая! Я знаю, что тебе нужно!

Его руки устремились вниз по красивой линии ее бедра, к округлым коленям, лаская каждый дюйм ее упругого тела. Восприятие Сильвии обострилось до предела. Время остановилось. Сильвии казалось, что своими прикосновениями Стив лепит ее тело заново. И это было великолепно.

— А вдруг детектив Люк захочет тебя арестовать? — внезапно остановившись, спросил Стив.

— Я не боюсь, — пробормотала Сильвия, прислушиваясь только к нежным прикосновениям его пальцев.

Воцарилось молчание. Жадные губы Стива нежно терзали упругую кожу Сильвии, и ей было не до размышлений о детективе Люке. Ласки Стива доводили ее до исступления.

Стив наклонился к лицу Сильвии, страстно целуя ее в губы. Его язык был сладок от шоколада.

— Ты не боишься? — спросил он через некоторое время.

Сильвия даже не помнила, о чем они говорили. Единственное, о чем она мечтала, так это избавиться от чулок, которые она не успела снять.

— Ты о чем? — задала она в свою очередь вопрос.

— Не боишься ареста?

Ах да, они же говорили о детективе Люке!

— Нет. — Ее голос предательски дрогнул. — Я надеюсь, ты будешь навещать меня в тюрьме.

— Обязательно!

Стив дразнил ее, и это было невыносимо. Что он думает, она — железная? Нет, она больше не выдержит! Ее кровь кипела от желания.

— Поцелуй меня! — прошептала Сильвия.

— Здесь? — Он указал на затвердевшие соски.

— Да, — попросила она.

Сильвия запустила свои пальчики в густые волосы Стива. Боже, как она хотела, чтобы он коснулся ее сосков! Но он опять уклонился, доведя ее желание до предела. Это и нравилось ей, и причиняло невыносимую боль.

Она опустила руки, пытаясь отстегнуть чулки от пояса. Стив поймал ее руки и прижал их к своему паху. Сильвия почувствовала силу его желания, и это возбудило ее еще больше. Она расстегнула «молнию», лаская и доводя Стива до исступления.

Он осыпал ее поцелуями, вновь старательно избегая касаться напряженных сосков. Когда он наконец обхватил один губами, из груди Сильвии вырвался стон, а тело пронзил горячий спазм.

Время любви казалось бесконечным. Сильвия не понимала, что Стив творит с ней. Она едва могла дождаться, чтобы он вошел в нее, разделяя ее наслаждение. Но он был непредсказуем, а ее тело с радостью принимало его правила любовной игры.

Прошло всего три дня, и Сильвия удивлялась, насколько он чувствует все нюансы ее ощущений и желаний. Она не представляла, как вообще могла жить без Стива. Просыпаясь утром, она протягивала руку и дотрагивалась до него, точно не веря, что все это не сон.

— Ты здесь! — шептала она.

— Да, — заверял он ее.

Она прижималась щекой к его плечу, чувствовала приятный запах его тела. И вновь начинала ласкать его. Стив отвечал ей страстными поцелуями. Казалось, он был неутомим. Они вновь и вновь занимались любовью.

Стив каждый раз придумывал новую прелюдию. Сильвии нравилось это. Ей нравилась его сила, натиск. Ей казалось, что они оба сходят с ума. Он знал о ее желаниях больше, чем она сама. Их взаимный голод, казалось, никогда не будет утолен. Они спали мало, урывками, точно пытались наверстать упущенное, за те годы, которые прожили друг без друга.

10

— Почему ты так заводишь меня? — спросила Сильвия у Стива как-то вечером. В ее голосе слышалось невольное восхищение.

— Я ничего такого не делаю.

Они направлялись в Хэмпстед, чтобы под открытым небом послушать классическую музыку. Надо было занять места поближе к эстраде. Ада посоветовала им отправиться на концерт заранее, иначе им пришлось бы искать место на траве. Сильвия села рядом со Стивом. Он обнял ее за талию.

— Угадай, что они сыграли? — спросила она с улыбкой.

— Моцарт. Симфония номер четыре.

Она рассмеялась.

— Ты уверен, что не Бетховена?

— Абсолютно!

— Можно подумать, ты знаком с классической музыкой! — съязвила она. — Осторожно! — добавила Сильвия, когда он захотел поцеловать ее. — Тебе не будет плохо от пресыщения?

Она встряхнула головой, ее светлые волосы блеснули в солнечном свете.

— Ты выглядишь роскошно! — прошептал Стив, щекоча губами ее ухо.

— Интересные слова для простого смотрителя!

— Удовольствие созерцать тебя творит чудеса с моим словарным запасом!

— Спасибо! Ты тоже выглядишь суперневыразимособлазнительно!

— Длинное слово для ведьмы!

— Почему ты думаешь, что я — ведьма?

— А разве сейчас ты не использовала свое заклинание? Свою абракадабру?

— Не скажу. Иначе мой принц ночью превратится в лягушку, к несчастью.

Стив рассмеялся.

— Мы не можем этого допустить!

На Сильвии было обтягивающее черное платье. Она купила его года три назад, когда Вики была увлечена одним известным скрипачом. Они всей компанией ходили на его выступления, по этому случаю Сильвия и купила себе это платье. Скрипач долго водил Вики за нос, кормил пустыми обещаниями, и наконец она решилась на разрыв отношений.

С тех пор Сильвии некуда было надевать платье.

— Ты действительно роскошная! — прошептал Стив. — Я знаю это!

— А я думаю, ты меня обманываешь. — Сильвия улыбнулась.

— Честное слово!

— А, значит, ты честный человек!

— Это тебя удивляет?

— Тогда ты один из первых.

— Минуточку! Твои опыты с противоположным полом не так уж плохи!

— Да, если иметь в виду эту неделю. — Она лукаво посмотрела на него и добавила: — У меня даже близко такого не было! — Она с любопытством посмотрела на Стива. — Можно сказать, ты прожженный ловелас!

— В моей глуши бывает мало женщин! — Он ухмыльнулся. — И я им не доверяю.

— Но ты доверяешь мне?

— Да, доверяю. — И добавил: — Несмотря на все твои подозрения, я до сих пор придерживаюсь своей позиции: ты ошеломляюще красива!

— Ты думаешь, слово «ошеломляюще» лучше, чем просто «роскошная»?

Стив рассмеялся.

— Ты тоже выглядишь блестяще! — сделала ему комплимент Сильвия.

На Стиве был тот самый костюм, который они купили в бутике. Вместе с элегантным галстуком, рубашкой и ботинками он смотрелся очень стильно. Казалось, что Стив сошел с обложки модного журнала. Как смешно, подумала Сильвия, он мне чем-то напоминает Красавчика Орбелла. Наверное, так Пол мог выглядеть в молодости.

Они были примерно одного роста, разве что глаза у Красавчика были голубые, а не темные, как у Стива. Да и цвет волос у них похож, только у Стива они чуть выгорели под ярким летним солнцем.

— Может быть. — Внезапно он встал с места, озабоченно оглядываясь.

Сильвия нахмурилась.

— Куда ты собрался? Мне хотелось бы послушать музыку!

— Да, но…

Стив схватил ее за руку и потащил через толпу слушателей прочь от сцены. Нет, решила Сильвия, это уж слишком! Она раньше не замечала за Стивом стремления командовать. Сильвия не любила, чтобы ею командовали, ненавидела диктат. Тем более она говорила Стиву, что решила руководствоваться в жизни только своим мнением.

Сильвию сейчас не беспокоили мелкие разногласия между ними. Она была уверена, что, когда неделя закончится, Стив захочет продолжать видеться с ней. Неделя — слишком малый срок, чтобы судить о человеке.

Она решила ничего не загадывать на будущее. Хотя Стив был лучшим из всех, с кем она встречалась. И сейчас он совсем не был похож на того парня, с которым она познакомилась в Стоунхендже.

— Куда ты меня тащишь? Я слушаю концерт! — напомнила Сильвия, искоса поглядывая на Стива, который вдруг стал абсолютно неуправляемым. — Что случилось?

Ее вдруг осенила догадка: Стив вовсе не пытался продемонстрировать свою власть. Детектив Люк опять преследует ее. Вот в чем дело! Ее сердце затрепетало, когда Сильвия подумала о том, что Стив вновь пытался спасти ее от назойливого внимания полицейского. Это было так мило с его стороны! Он ведет себя как настоящий рыцарь!

— Он опять нас преследует? — спросила она.

Стив нахмурился.

— Кто?

— Детектив Люк.

— А. Нет. — Он выглядел чем-то обеспокоенным.

— Тогда в чем проблема? — допытывалась Сильвия.

— Проблема?

— Кто-то преследует нас? Может, твои прежние подружки?

Думать о том, что Стив убегает от подружек, было ужасно неприятно.

— Да нет же!

Взгляд Сильвии потемнел.

— Ты когда-нибудь жил в Лондоне?

— Давай оставим в покое мое прошлое. — Он улыбнулся Сильвии. — Я просто сильно проголодался и решил, что мы должны пойти в ресторан.

Сильвию не устроил этот ответ, но она не стала спорить. Прогнав прочь тревожные мысли, она тоже улыбнулась Стиву.

Когда они дошли до Трафальгар-роуд, Стив повернул налево.

— Разве мы не идем в ресторан?

— Может, для начала заглянем в антикварную лавку неподалеку? — Он нежно сжал ее руку.

— Здесь их много: Но они очень дорогие. Лучше пойти на блошиный рынок.

— Незачем. Разве я не светский лев?

— Скорее всего, светский кот, — промурлыкала Сильвия.

Стив притянул ее ближе, обнимая за талию. Они шли в молчании, и Сильвия отметила, что наслаждается близостью Стива. Они прогуливались по блошиному рынку, полному всяких антикварных диковинок и просто рухляди. Подойдя к одному из развалов, Стив вдруг заметил на прилавке свои именные часы. Он остановился и поднес часы к глазам: сомнений быть не могло. На серебряном корпусе были выгравированы инициалы — С.О.

Он сразу припомнил гадалку на вокзале Ватерлоо. Смысл ее слов о странной девушке, с которой он познакомится в странных обстоятельствах, стал вдруг ему понятен. Оставалось разрешить загадку про пропажу в собственном доме.

— Ты что, собираешься их купить? — Сильвия давно и настойчиво дергала его за рукав.

— Тебе они не нравятся?

— Нет, почему же! Симпатичные часы и подходят под твой костюм.

— Мне они напомнили об одном странном происшествии несколько лет назад. — Стив внимательно посмотрел на нее. — Знаешь, похоже, наша встреча с тобой не случайна.

— Расскажи, расскажи мне об этом!

— Ты хочешь, чтобы я умер голодной смертью? Давай дойдем до ресторана, и там я тебе все расскажу. — Стив расплатился с продавцом и сунул часы в карман.

Они подошли к уютному ресторану, находящемуся в старинном здании викторианского стиля.

В зале было малолюдно и царил полумрак. Они выбрали уютный столик возле окна, выходившего в небольшой сквер.

— Что? — спросила Сильвия, заметив, что Стив смотрит на нее.

— В этом черном платье ты похожа на кошку. — Он улыбнулся. — Точнее, на маленького котенка.

Засмеявшись, она зажмурилась.

— Мяу!

— Только не перебегай мне дорогу!

— Не волнуйся. Я не причиню тебе вреда. Ты должен держать меня дома и выполнять все мои желания, — промурлыкала Сильвия.

— Ты же говорила, что хочешь жить своей собственной жизнью!

— Мур! — Перламутровым ноготком она поскребла его галстук. — Разве ты не знаешь? Кошки всегда гуляют сами по себе!

— После этой недели… — начал Стив.

— Да? — У Сильвии перехватило дыхание.

— Я помню, Сильви, — продолжал он, — мы только хотели повеселиться, но…

— Ты не хочешь, чтобы неделя заканчивалась?

Он покачал головой.

— Это было бы слишком хорошо!

Сильвия едва могла поверить в происходящее. Неужели любовь проникла в ее жизнь таким необычным способом? Она ведь произнесла заклинание, зачаровывающее Красавчика Орбелла! А вместо него влюбила в себя смотрителя из Стоунхенджа, который разбудил ее чувственность с немыслимой силой!

— Я сожалею…

— О чем? О том, что наше взаимное увлечение ломает твой стиль жизни? Карьеру, цели? Ты практичная женщина, Сильвия Коллин!

— Да, — не стала отрицать она.

— Мне даже ничего не останется на память о тебе.

Но зачем им расставаться? Сильвия спешно перебирала в голове разные варианты. Что Стиву делать в городе? Она уже не в первый раз думала об этом. Он, должно быть, очень привык к Стоунхенджу. Но в Лондоне полно парков, зоосад, где можно найти работу на свежем воздухе в привычных для него условиях. Вряд ли Стив захочет работать в офисе.

Он не отрывал от нее глаз, потом прильнул к губам Сильвии долгим страстным поцелуем. От Стива пахло ментолом и хорошим кофе. Возможно, ресторан не самое подходящее место для поцелуев, но Сильвии было так хорошо, что она перестала думать о подобных мелочах.

Она прижалась к Стиву, такому горячему и желанному, и почувствовала, как закипает ее кровь. Сильвия прикрыла глаза, позволяя своим чувствам свободно парить. Ее мысли были сбивчивы и запутанны. Почему раньше она ни с кем не чувствовала себя так хорошо, как со Стивом?

Сильвии стало жарко, она откинулась назад. Каждую минуту в ее голове проносились воспоминания об их близости. Сегодня утром, пока она еще нежилась в постели, Стив пожарил оладьи. Мужчина, который умеет готовить! Кто бы мог подумать! Он принес поднос с завтраком в спальню: оладьи были политы сиропом, на блюде лежала свежая клубника, дымились две чашечки ароматного кофе.

Стив вновь поймал ее губы, лаская их своим языком. У Сильвии бешено забилось сердце. Ей не хотелось, чтобы этот поцелуй когда-нибудь закончился, но надо было возвращаться к действительности.

— Может быть, мы все-таки для начала поедим?

Мысли Стива витали где-то далеко. Его темные глаза были затуманены и казались еще более загадочными, чем обычно. Он не сразу отреагировал на слова Сильвии.

— Да, конечно. Ну теперь скажи: я стал более цивилизованным?

— Чем больше я узнаю тебя, тем меньше я думаю, что тебе нужна была какая-либо тренировка. Так ты мне расскажешь обещанную историю?

Во время их долгих ночных бдений Стив много рассказывал ей разных историй из своего детства. О том, в какой строгости его воспитывали. Сильвия рассказывала о себе. В чем-то их жизни были похожими. Чем больше Сильвия узнавала о нем, тем больше он ей нравился.

Стив был заводным, непослушным, бедствием для всей семьи. Белой вороной. Ожидания семьи сковывали его, как панцирь.

Конечно, у него были амбиции. Но Стив отнюдь не мечтал быть «белым воротничком». Единственное, о чем он думал серьезно, так это о сочинении стихов.

Она не считала себя ни знатоком, ни ценителем поэзии. Но то, что Стив читал ей вслух, казалось Сильвии очень интересным и значительно отличалось от всего, что она читала раньше. Стихи были насыщены мистическими метафорами и образами, словно пришедшими из снов.

Сильвия читала в основном романы, из поэтов ей были знакомы только Блейк да Бернс. Она решила, что ей необходимо познакомиться с современной поэзией.

— Да, конечно, — пробормотал Стив. — А может, отложим истории на вечер?

— Похоже, моя магия иссякла! Какая жалость!

— Наоборот, я заколдован еще больше, чем обычно.

— И поэтому мы сейчас займемся таким прозаичным делом, как ужин!

— Всего лишь на час, моя сладкая! А затем мы отправимся прямо в постель!

— Считай, ты меня уговорил.

— Стив! Ну конечно же это ты! — раздался голос рядом с их столиком. — Мы видели тебя на концерте. И, когда мы хотели подойти, ты куда-то исчез. Твоя мама решила, что это вовсе не ты. Она сказала, что никогда не видела тебя с короткими волосами, а тем более в костюме.

Сильвия оглянулась и с удивлением увидела высокого стройного мужчину с седой шевелюрой. В руках у него была тросточка. Дорогой костюм сидел на нем с элегантной небрежностью.

— Идемте за наш столик, — пригласил он, — твой брат и София уже ждут нас. Розалия с детьми не смогли приехать. Они улетели на Мальту и вернутся только в пятницу. Кстати мы собирались поехать к ним в гости в загородный дом под Ширнессом. Твоя тетя Бриджит и дядя Томас тоже поедут с нами и рады будут видеть тебя в Ширнессе.

Стив был явно раздосадован этим пространным и путаным монологом, но седого джентльмена это, кажется, совсем не заботило. Поняв, что ответа от Стива он так и не дождется, мужчина повернулся к Сильвии и широко улыбнулся ей.

— Как поживаете? — спросил он любезно.

— Как поживаете? — не менее любезно отозвалась она.

Сильвия протянула ему руку.

— Ричард Орбелл, — представился он. Заметив, как у Сильвии вытянулось лицо, он улыбнулся. — Спросите меня снова, и я снова вам скажу то же самое. Да, уверяю вас, это я. Ричард Орбелл, отец Стива. Стив, я хочу знать, кто эта очаровательная молодая леди. Ты такой девушки явно не заслуживаешь. Она слишком хороша, чтобы мучиться с тобой. И она, наверное, тоже принимает тебя за смотрителя? — Он дружелюбно похлопал Сильвию по плечу, — Мисс… кх…

— Коллин, — пробормотала Сильвия, абсолютно ошеломленная свалившейся на нее информацией.

— Не волнуйтесь, мисс Коллин, вы в надежных руках. Мы с женой приглашаем вас поужинать с нами.

11

Сильвии кусок в горло не лез. Напротив нее за столом сидел Красавчик Орбелл. Похоже, он не узнал ее. Только часом позже она заметила, что он пытается что-то припомнить. Бывший ее возлюбленный даже не заметил, что она называет его по имени. Очевидно, флирт с официанткой не откладывался в памяти Пола Орбелла.

Она даже предположить такого не могла! Но Стив, Стив тоже хорош! Сильвия неизменно отталкивала его руку, когда он пытался дотронуться до ее коленей. Стив так много рассказывал о себе, но ни разу не упомянул о своем происхождении! А в контракте, когда покупал у Ады тур, указал вымышленную фамилию. Конспиратор чертов!

Сильвия хмуро ковырялась в своей тарелке. Порции салата были микроскопическими, да и закусок было немного. Зато приготовлены они были именитым поваром, рецепт их держался в тайне. Сильвия до сих пор не могла поверить, что все происходит на самом деле.

Тетя Бриджит оказалась знаменитой Бриджитт Орбелл. А Красавчик Орбелл оказался тем самым братом, у которого Стив останавливался в Лондоне. Разве их семью можно было сравнить с семьей Сильвии?

Что и говорить, они одни из самых богатых людей королевства. Вот лжец! Стив Орбелл родился даже не с серебряной — с золотой ложкой во рту! Он не расставался с ней целую неделю и ни разу даже не намекнул ей, что она заблуждается и что он не Простой смотритель. Не открылся, даже когда они проделывали все эти штуки с шоколадом!

Сильвия удивлялась, как до сих пор не встала с места и, скомкав салфетку, гордо не вышла из ресторана. Вот парадокс! Сначала она мечтала о Поле Орбелле, затем сошлась со Стивом. И тот, и другой оказались лжецами. Это же надо так вляпаться! Нарочно не придумаешь!

Она чувствовала, что Стив пытается теснее прижаться к ней. Его дыхание было прерывистым, дрожащим, но это теперь только раздражало Сильвию. Она с удовольствием бросила бы ему в лицо свой десерт, но была уверена, что никто не оценит публичную сцену в ресторане. Тем более Сильвия считала ниже своего достоинства устраивать сцены.

— Я знаю, ты злишься на меня, — прошептал Стив.

— Да кто ты такой?! — Она свирепо взглянула на него. — Изобретатель? Гениальный хирург? — И сама удивилась, какие смехотворные, детские обвинения ему бросает.

Сильвия еще ни разу не была в столь идиотском положении.

Как она могла поверить в его игру? Как сразу не разоблачила его? Отчего вдруг простой смотритель пишет золотым «паркером» и завязывает галстук, не глядя в зеркало?

Она опять оттолкнула руку Стива, пытающегося погладить ее колени. Он просто использовал ее! Да, как и его брат! Сильвия посмотрела через стол на новоиспеченных молодоженов, которые мололи вздор о теннисе. Сестра Стива и Пола Розали профессионально играла в теннис, несмотря на то что имела двоих детей.

— Ты даже не представляешь, кто крутится возле Розали! — то и дело патетически восклицала София, поднимая свои тонкие выщипанные брови.

Сильвия думала только о том, как поскорее улизнуть из-за стола. Она чувствовала, что ее голова вот-вот взорвется, пока София без остановки рассказывала, что перед Розали унижались телевизионные знаменитости, живущие по соседству в Ширнессе.

Щебет Софии утомлял, но Сильвия была довольна тем, что от нее не требуют принимать участие в общей беседе. Если ее спросят о работе, лучшим выходом для нее было бы солгать, что она не работает. Но она так ненавидела ложь, тем более что столько раз от нее страдала. Сильвия не хотела быть такой же лживой и лицемерной, как Орбеллы.

Но есть ли у нее выбор? Было бы соблазнительно рассказать Орбеллам, что ее нанял в эскорт их сын, дабы повысить свой культурный уровень. Было бы приятно сообщить Орбеллам, что обоих их сыновей стоит поучить элементарной честности.

София Орбелл продолжала свою бесконечную болтовню — теперь она пыталась узнать у Сильвии, не из тех ли она Коллинов, которые проживают в Брайтоне, и не родственница ли она известного финансиста Марка Коллина. Сильвия не только не была их родственницей, но ничего и не слышала об этих своих однофамильцах.

Сильвия смотрела на Софию и испытывала отчего-то… жалость. Да, жена Красавчика была обворожительна, под стать ему. Красивый овал лица, выразительные глаза, черные волосы и брови. Крупные, чувственные губы, ухоженная кожа. Сильвия не могла хорошо рассмотреть ее платье из многослойного шифона, но оно было вычурно, легко и воздушно. Посмотрев на нее, можно было сделать один вывод: божественна!

Но как бедняжка глупа! Ее монологи состояли сплошь из клише. В них не было логики, создавалось впечатление, что София понятия не имеет о связном изложении. Она перескакивала с темы на тему, ее лексика была убогой, как и ее умишко, но при этом она явно была высокого мнения о своем интеллекте и имела нахальство судить о других. А еще она то и дело преданно заглядывала мужу в глаза и, что бы он ни сказал, поддакивала. И заводила свои бесконечные разговоры по-новой. Ужас!

К счастью, Ричард Орбелл, который сразу понравился Сильвии, вовсе не был впечатлен монологами невестки. Исподволь он посматривал на Сильвию, пытаясь понять, в каких она отношениях с его сыном.

Дороти, напротив, внимательно следила за Софией. Но и она не была в большем восторге от невестки, как и Ричард. В конце концов, Сильвия могла уйти с ужина с чувством удовлетворения от того, что хоть некоторые члены семьи Орбелл разделяют ее мнение по поводу Софии.

До сего дня Сильвия следила за жизнью Орбеллов по колонкам светской хроники. Было бы неплохо, если бы ее иллюзии уцелели после этого вечера. Дороти выглядела абсолютно непроницаемой: нельзя было понять, что у нее на уме. Да и Стиву удалось одурачить Сильвию!

Дороти и тетя Бриджит были очень элегантными дамами. Обе женщины носили короткие стрижки, явно сотворенные модным парикмахером, а их макияж несомненно был делом рук очень дорогого визажиста. Их платья были куплены явно не на распродаже. Все выглядело просто, без вычурности, но стоило оч-чень больших денег и могло ввести в заблуждение разве что воспитанницу монастырской школы.

Томас Орбелл, дядя Стива, высокий, статный, черноволосый, тоже присутствовал на этом ужине. Это ему принадлежала пропавшая статуэтка Амура. Томас был не особенно разговорчив. Большую часть времени он сидел, уткнувшись в свою тарелку. Поднимая голову, он бросал на всех задумчивый взгляд и снова опускал ее.

Иногда он начинал теребить булавку для галстука, украшенную крупной жемчужиной, точно пытаясь проверить, не поддельный ли жемчуг. Томас вновь поднял голову только тогда, когда услышал вопрос Дороти, обращенный к Стиву:

— Скажи, что ты делаешь в Лондоне? — Она с любопытством смотрела на сына. В ее голосе слышалось недоумение.

— Ничего особенного. — Стив пожал плечами и в очередной раз попытался положить руку на колено Сильвии. — Мы с Сильвией осматривали достопримечательности, побывали в театре и в Британском музее.

Родственники дружно уставились на Стива.

— В музее? — переспросил Томас.

Стив кивнул, закидывая руку на спинку кресла, в котором сидела Сильвия. Он решил больше не раздражать ее своими посягательствами.

— Да, там была выставка Климта. Сильвия много мне о нем рассказала. Она великолепно знает историю живописи, — сказал он, ловя на себе кислый взгляд подруги.

— Вы учились в колледже на искусствоведа?! — воскликнула Дороти.

Поняв, что ей неизбежно придется втянуться в разговор, Сильвия ответила:

— Нет, я по профессии театральный декоратор.

— Вы представляете, а мы даже не знали о выставке, словно живем на другой планете, — точно извиняясь, произнесла Дороти.

— Ну что ты, Дороти! Климт — это пройденный этап. У нас полно современных художников его уровня, — уверенно заявил Томас.

— Вряд ли вы таких найдете! — сказала Сильвия горячо. — Климт, может быть, сложен для восприятия, но он неповторим. Он внес неоценимый вклад в декоративное оформление театров. Его портреты насыщены роковым эротизмом, его золотые орнаменты запоминаются навсегда. Я считаю этого австрийца гениальным!

Переведя дыхание, Сильвия откинула прядь со лба. За столом воцарилось молчание. Скорее всего, все привыкли соглашаться с дядей Томасом.

— Браво! — воскликнула Дороти.

Несмотря на ее теплую улыбку, Сильвия чувствовала дискомфорт. Лучше бы она вовсе не открывала рта. Если бы Дороти возненавидела ее, Сильвии было легче никогда больше не встречаться со Стивом.

— Я так и знала, что вы — особенная! — в том же духе продолжала Дороти. — Я это точно знала! Ни одна женщина не могла заставить моего сына слушать симфонии, ходить по выставкам. Тем более надеть костюм и подстричься!

Когда Сильвия рискнула вновь взглянуть на Стива, она была вынуждена признать, что разделяет позицию Дороти. Сейчас, в костюме и со стрижкой, Стив выглядел гораздо привлекательнее своего брата, Пола Орбелла. Если бы Стиву не пришла в голову блажь жить в Стоунхендже, он бы блистал в светском обществе.

Вполне возможно, он бы мог стать акулой бизнеса, мирового бизнеса. Аристократ, он выбрал для себя иной путь. Почему? — удивлялась Сильвия. Стиснув зубы, она отогнала прочь навязчивые мысли.

Ей вовсе нет дела до мотивов Стива! Ее это не интересует! Больше всего ей хотелось подняться из-за стола и сказать Стиву, что она по достоинству оценила его ложь. Скрыть от нее, что он Орбелл! Да как он посмел! Сильвии не терпелось уйти из ресторана. Только тогда она сможет успокоиться и привести свои мысли в порядок.

— Вы вызываете восхищение! — прижав руку к груди, продолжала Дороти. — Так разбираться в искусстве! Молоденькая девушка! Должно быть, вы любите живопись. Скажите, где вы познакомились со Стивом?

Сильвия так и знала, что этим закончится! Затем последуют вопросы, где она училась, кто ее родители, кем она работает. И вопросам не будет конца! Она вздохнула с облегчением, когда Томас прочистил горло и вновь заговорил:

— Надеюсь, выставка Климта прошла с успехом, без всяких неприятных инцидентов.

За столом заговорили все одновременно. Похоже, все поняли, на что он намекал.

— Не будь смешным, Томас! — перекрыл общий гомон громкий голос Дороти. — Твоя драгоценная статуэтка застрахована! Кроме того, детектив Люк делает все возможное. Он заслуженный человек. Проработал более двенадцати лет в полиции и имеет безупречную репутацию.

— Репутацию! — фыркнул Томас, горестно покачав головой.

— Точно! — подтвердил Пол. — Ему нельзя доверять. Как и Дэниелу Кеннету. Как ты знаешь, я каждый день бываю на выставках, — он заискивающе улыбнулся матери, — особенно, если выставляются коллекции моей семьи.

В тоне Пола было столько подобострастия, что Сильвия стиснула зубы от злости. Такое впечатление, что им здесь все позволено! Ее здесь никто не услышит. Чем дальше продвигался разговор, тем больше она это понимала. Деньги решают все.

Но Красавчик не прав! Он оказался хуже, чем она думала! Даже не потому, что она втайне пыталась одобрить Стива. Пол Орбелл наговаривал на людей, которых вовсе не знал. Хорошо, что Стив выбыл из этой семейной империи.

Сильвия уже понимала, почему он это сделал. Ему претило лицемерие и подобострастие, которым так щедро был наделен светский мир. Конечно, среди себе подобных Стив быстрее мог удовлетворить свои поэтические амбиции. Он мог писать в свободное от бизнеса время. Но он не смог. Впрочем, это не ее дело.

— Да, — продолжал Пол, — репутация Дэниела Кеннета после такого происшествия пострадает. Пусть не перекладывает ответственность с себя на своих служащих. Да кто ему поверит? Он не приложил никаких усилий, чтобы побеспокоиться о безопасности выставки, которую сам же и затеял по случаю юбилея своего театра.

— К тому же эта статуэтка бесценна, — добавила Дороти. — Томас, как тебе только в голову пришло предоставить ее для этой выставки?!

— Кто знает, может быть, какой-нибудь извращенец украл ее, чтобы наладить свою сексуальную жизнь, — продолжал Пол.

— Или извращенка, — не удержавшись, добавила Сильвия.

Она подумала, что, если, по их мнению, статую украл извращенец, не стоит ли поискать его среди Орбеллов? У людей избалованных достатком гораздо больше шансов быть извращенцами.

Кроме того, ей было неприятно, что Пол негативно отзывался о Дэниеле Кеннете. Сильвии Дэниел нравился, она всегда мечтала с ним работать. Даже сейчас, когда он поспешно, только на основании беседы с детективом Люком ее уволил, Сильвия не держала на него обиды.

— Пожалуйста, Пол, будьте к нему великодушны! — попросила она. — Мистер Кеннет — прекрасный администратор…

— Вы знаете Дэниела? — Дороти посмотрела на Сильвию с неподдельным интересом.

Для Сильвии были загадкой отношения между Кеннетом и Орбеллами. Она знала, что Орбеллы достаточно часто посещали их театр, но и только. Сильвия предпочитала не совать нос не в свое дело и не интересовалась тем, что ее не касается. Так что она могла только догадываться о степени близости Дэниела к Орбеллам.

— Я знаю его достаточно хорошо, чтобы говорить то, что сказала, — ответила она.

— Откуда вы его знаете? — допытывалась Дороти, будто Дэниел Кеннет был не директором театра, а принцем крови.

— Сильвия когда-то работала в театре «Блиц», — пояснил Стив, надеясь, что мать отстанет от его подруги.

— А я думала, что знаю всех актрис и администраторов «Блица»… — Дороти покачала головой, внимательно глядя на Сильвию.

Сильвия решила не объяснять Дороти, что она всего лишь подавала кофе и бутерброды в театральном кафе. Не объяснять, что с ней флиртовал ее сын Пол, который, правда, едва ли помнит ее имя.

— Требовать увольнения Дэниела было бы непростительной ошибкой, — сказала Сильвия убежденно. — Мало кто обладает такими познаниями в искусстве, как он. Дэниел работал в театре со дня его основания и работал прекрасно.

— Вы делаете успехи! — проронил Томас. — Сначала Климт, теперь Кеннет!

О, как же Сильвии хотелось отхлестать Стива по щекам за его слишком длинный язык! Разумеется, ей пришлось сдержаться. Сильвия даже не смотрела в его сторону. Ей было жалко себя до слез. Как все было хорошо, пока она не знала, что он такой…

— Быть может, вы и правы, — сказал Пол. — Но из-за беспечности Кеннета моя семья лишилась одного из лучших экспонатов фамильной коллекции, которая собиралась веками. Вы слышите, мисс? Ве-ка-ми!

— Тебе следовало лично позаботиться об охране, мой мальчик, — заметила Дороти. — Может, все же не стоит наказывать Кеннета?

— Молодец, Пол! — одобрительно сказал Томас, пропуская мимо ушей реплику Дороти. — Сразу видно, что ты — нашей закалки!

Да, это люди без зазрения совести манипулируют жизнями других! — возмущенно подумала Сильвия.

— Мистер Кеннет уже предпринял меры и наказал кое-кого из служащих, — заверила Сильвия.

— Откуда у вас эта информация? — немедленно спросил Томас.

— Я… Из собственных источников.

Сильвия встала, бросила салфетку на стол рядом с нетронутым великолепным десертом.

— Я работала в театре. Мистер Кеннет доверил мне расставить экспонаты и подключить сигнализацию к ним. Я все сделала, как надо. Однако в момент кражи сигнализация почему-то не сработала. Исчезла статуэтка Амура. Поэтому мистер Кеннет уволил меня, пока виновный не будет найден. — Она посмотрела Томасу в глаза. — Теперь вы удовлетворены, сэр?

Повисло долгое молчание.

— Пожалуйста, сядь, дорогая, — пробормотал Стив.

Он не ожидал, что болтовня за столом скатится на такую опасную тему и Сильвия окажется в центре всеобщего внимания.

— Я сожалею, — продолжала Сильвия, — но у нас со Стивом были другие планы на этот вечер.

— Извините, Сильвия. — Дороти выглядела немного расстроенной. — Я не знала, что все так получится. Мы только хотели, чтобы вы поужинали с нами.

— Ну что вы, не стоит извиняться. Я просто вспомнила, что мне нужно быть дома через полчаса, — солгала Сильвия и, прежде чем Стив успел подняться, добавила: — Я думаю, Стиву следует остаться и пообщаться с вами, вы давно не виделись. — Она улыбнулась. — Он буквально вчера говорил, как сожалеет об этом.

— Подождите! — Дороти схватила ее за руку. — Здесь какая-то ошибка! Как я вам уже говорила, я знаю всех актеров и администраторов театра «Блиц», но, стало быть, не всех. Вы, судя по всему, квалифицированный специалист и к тому же хорошо относитесь к Дэниелу, которого я обожаю. Не знаю, почему мы с вами раньше не встречались. Но я думаю, Кеннет вас уволил, чтобы умилостивить Пола.

Пол хмыкнул.

— Но я чего-то не понимаю, — продолжала Дороти. — Пол был шокирован тем, что Дэниел уволил всего лишь официантку из театрального кафе…

— Верно, — подтвердила Сильвия. Ее сердце колотилось так громко, что ей казалось, будто его стук слышат не только Орбеллы, но и те, кто сидят за соседними столиками.

Дороти непонимающе смотрела на нее.

— Я и работала официанткой в театральном кафе, — спокойно сообщила Сильвия.

— О боже! А я-то удивлялся, почему ваше лицо мне знакомо! — выдохнул Пол.

Сильвии показалось, что он стушевался. Но ее уже не интересовала его реакция.

— Официанткой?

Дороти невидяще уставилась в пространство. Создавалось впечатление, что она вслушивалась во внутренний голос, который подсказывал ей, что делать дальше в столь щекотливой ситуации. Или, может, она вышла в астрал, чтобы получить там ценный совет.

Сильвия с усмешкой подумала, что неплохо было бы пригласить Дороти на спиритический сеанс. Она бросила взгляд на Пола Орбелла. Настроение у него явно испортилось. В отличие от глупышки Софии Сильвия прекрасно понимала отчего именно оно испортилось.

— Дэниел Кеннет обещал мне место декоратора, — продолжала Сильвия. — Надо было подождать пару недель, пока появится вакансия. Одно я знаю точно: сигнализация была подключена!

— Я верю вам! — воскликнула Дороти, выйдя из транса. Она открыла свою сумочку и, достав карточку, протянула ее девушке. — Вот. Здесь адрес моей дочери Розали в Ширнессе. Мы собираемся туда на уик-энд. Дэниел Кеннет обещал приехать к нам в пятницу на чай. Мы собирались обсудить с ним пропажу статуэтки. Он очень расстроен всем происходящим. Пожалуйста, Сильвия, вы должны приехать.

Черт побери! Сильвия не ожидала такого оборота. Она полагала, что после того, как Орбеллы узнали; кто она такая, она больше никогда и никого из них не увидит. И вот ее приглашают на чай! Подумать только! Все чудесатее и чудесатее, как сказала бы героиня ее любимой книжки Алиса.

— Большое вам спасибо за приглашение, — заставила себя сказать Сильвия.

Если она примет его, то ей не избежать встречи со Стивом. Впрочем, он может и не поехать в Ширнесс. Ему давно пора вернуться в Стоунхендж к своим каменным развалинам.

Но в таком случае он может потребовать от нее объяснений с глазу на глаз, чего Сильвии определенно не хотелось. Он уже солгал ей. Как ему теперь верить?

Стив. Сильвии жаль было с ним расставаться, хотя она и была очень зла на него. Он так сексуален… Так красив… Так хорош в постели…

Она вздохнула. Ее подвела собственная доверчивость. Ведь были какие-то моменты, когда она подозревала, что Стив не так прост, как кажется. Но вместо того, чтобы добиться от него правды, она предпочитала закрывать глаза на очевидное. А его это вполне устраивало! Как он, наверное, потешался над ней, когда она, принимая его за неотесанного мужлана, учила его манерам! Плебеи бывают еще большими снобами, чем аристократы, и это всегда очень смешно. Сильвия только сейчас поняла, что истинный аристократизм в духе, в свободе поступков, в естественности поведения, а не в умении правильно держать вилку и нож, завязывать галстук или в тому подобной ерунде.

— Спасибо еще раз за приглашение, миссис Орбелл. Однако вряд ли я смогу им воспользоваться…

— Если вы хотите восстановиться на работе, то вам лучше приехать, — сказал молчавший все это время Ричард Орбелл.

Сильвия вынуждена была признать его правоту.

— Хорошо, — сказала она, — я, возможно, приеду… на чай. — Сильвия старательно избегала взгляда Стива.

— Обязательно приезжайте, Сильвия! — настаивала Дороти. — У нас достаточно комнат. Я хочу с вами познакомиться ближе. Я чувствую, у вас большое будущее! Я также позвоню детективу Люку…

— О, только не это! — с отчаянием воскликнула Сильвия. — Он, я уверена, обойдется без моей помощи.

Но Дороти не обратила внимания на ее реплику.

— Нам всем нужно объединить усилия. В таком деле надо обязательно прислушиваться к мнению профессионалов…

Сильвия на мгновение заподозрила, что Дороти столь усиленно зазывает ее к себе из-за Стива. Неужели эта почтенная леди не брезгует примитивным сводничеством? А может, она просто как мать благодарна Сильвии за то, что она сумела заставить Стива выглядеть прилично?

— Моя жена будет счастлива отдать вам целое крыло в доме нашей дочери, Сильвия, — сказал Ричард, приятно улыбаясь.

— Я просто хочу, чтобы Дэниел понял, что вы наш друг, — объяснила Дороти. — Друзья Стива — наши друзья.

Великолепно! Она точно сводничает! Как ни странно, Сильвии не хотелось, чтобы Дэниел вернул ее в театр под нажимом Орбеллов.

— Я думаю, мистер Кеннет сам примет решение относительно моей дальнейшей работы в театре, — сказала Сильвия.

— Конечно, вы правы! — успокоила ее Дороти. — Вот почему мы все вместе должны распутать эту запутанную историю. Если вам неприятно видеть детектива Люка, можно его не приглашать. Я обещаю, Сильвия, что его не будет. Мы с ним встретимся позже.

— Спасибо, что пошли мне навстречу, миссис Орбелл! — с чувством поблагодарила Сильвия. — На самом деле, мистер Орбелл, я уверена, что все встанет на свои места, когда детектив Люк найдет статуэтку.

— Но возможен и другой вариант развития событий, — сказала Дороти дружелюбно, — он может совсем ее не найти!

Сильвия почувствовала, что Орбеллы ее загнали в угол. Теперь не принять их приглашение будет просто неприличным. Надо смотреть фактам в глаза.

Стив лжец, и Сильвия не собирается продолжать с ним отношения. Но, похоже, благодаря Дороти Орбелл, ей придется пойти на компромисс. Да и надо наконец расставить точки над «i» в истории с пропавшей статуэткой. Сильвия точно знала, что включила сигнализацию, и не хотела, чтобы ее ложно обвиняли.

И вполне возможно, что Дэниел Кеннет выгнал ее только под нажимом Пола и детектив Люк тут ни при чем. Ей придется поехать в Ширнесс, чтобы встретиться с Дэниелом в неформальной обстановке и узнать его истинные чувства и намерения. Если в Ширнессе будет и Стив… Что ж, если будет, вот тогда Сильвия и подумает о стратегии общения с ним. Скорее всего, после сегодняшнего грандиозного разоблачения он вряд ли рискнет попасться ей на глаза.

— Я приеду, — наконец сказала Сильвия. — До встречи! Меня не надо провожать, — заметила она, когда Стив попытался встать.

— Сильвия! — Стив тем не менее поднялся.

— Я провожу вас, Сильвия, и посажу в такси, — опередил сына Ричард Орбелл.

Сильвия с удивлением отметила, что Стив покорно сел. Бунтарь-то он бунтарь, но отец имеет над ним определенную власть. Если бы Сильвия не была так расстроена из-за того, что Стив водил ее за нос, она бы рассмеялась — у Стива был взгляд, как у побитой собачонки.

— Благодарю вас, мистер Орбелл, — только и успела сказать Сильвия, как он подхватил ее под локоть.

— Я не хочу, чтобы вы подумали, будто Орбеллы совсем невоспитанные, — усмехнулся он.

Они под руку вышли из ресторана, и Ричард велел швейцару остановить такси.

— Вы очень бледны, Сильвия, — сказал Ричард. — С вами все в порядке?

— Да, все хорошо. — Сильвия попыталась улыбнуться.

Но не смогла! Столько всего произошло с того момента, как к их со Стивом столику подошел Ричард Орбелл! Она решила порвать со своим любовником, который остался там, в ресторане, со своей многочисленной родней. Его отец провожает ее до такси. И он действительно Орбелл, тот самый Орбелл!

Сильвия едва сдерживалась, чтобы не расплакаться от досады и злости. Все внутри нее протестовало: нет, нет, нет! Они со Стивом провели такую прекрасную неделю! Ей казалось, что это блаженство никогда не кончится!

Может быть, она была для Стива, как и для его братца — просто игрушкой? Которой можно поиграть и бросить без всякого сожаления? Сильвии было больно об этом думать. Разве можно просто так забыть то, что между ними было?

Но что ей теперь делать? Она ведь по сути даже не знала Стива. Как только ей открылась правда о его семье, что-то внутри нее сломалось. Теперь все было по-другому.

Внезапно Сильвия вспомнила про заклинание, которое произнесла в Стоунхендже. Напрягая память, она попыталась восстановить в точности слова, которые произносила. Нет, она не уточнила, с каким из Орбеллов хочет близости. О замужестве она не говорила ни слова.

Кроме того, Сильвия теперь сомневалась, что платок, столь изобретательно выманенный ею у Пола, принадлежал ему. Сильвия поняла, что заклинание и вправду подействовало, только объект был другой. Они со Стивом шутили по этому поводу, но тогда Сильвия не знала, что он тоже Орбелл.

Сильвия пошатнулась, но Ричард вовремя подхватил ее.

— Не волнуйтесь, — он одарил ее очаровательной улыбкой, — я всегда произвожу на женщин такое впечатление!

И вы, и ваши сыновья, подумала Сильвия. Но если разоблачение Стива разрушало их отношения, то заклинание связывало их вопреки всему. Они стали его жертвой. Сильвия была в этом уверена.

Сколь бы сильными ни были их эмоции, они — плод колдовства и не имеют к реальности никакого отношения. Сильвия стало немного легче от этой мысли.

Кажется, настало время опять воспользоваться белой магией.

12

— Мистер Орбелл с детьми пошли прогуляться на берег. Они упрашивали его с самого утра. Придут с минуты на минуту, — сказала Луиза, горничная Розали, проводив Сильвию в комнату для гостей. Посмотрев в окно, она добавила: — Похоже, шторм надвигается, вряд ли они будут купаться. В любом случае, они скоро вернутся. Детям надо переодеться к чаю.

— Да, погода портится, — подтвердила Сильвия, глядя на черные тучи, затягивающие небо.

Она поставила свою сумку на пол и огляделась. На полу лежал пушистый ковер, кровать была застелена кремовым кружевным покрывалом. Стены были оклеены обоями, где по светло-кремовому полю тут и там были разбросаны букетики маков. Кремовый тюль и красные гардины — все было выдержано в одном стиле.

— Я думаю, мне тоже стоит переодеться к чаю.

Сильвия представления не имела, как у Орбеллов принято приходить к чаю, но не сомневалась, что дорожный костюм для чайной церемонии не годится. Кроме того, ей было необходимо подготовиться к неизбежной встрече со Стивом за чайным столом.

— Вы прекрасно выглядите, — заверила Луиза.

— Спасибо вам за теплые слова.

— Мистер Стив Орбелл уже здесь. Он так давно не приезжал к нам… К несчастью, он не слишком любит общаться со своей семьей. Мистер Кеннет и детектив Люк еще не приехали, — продолжала говорливая служанка, — но будьте уверены, они приедут. Чай подадут через час. Вам помочь распаковать вещи?

— Спасибо, я сама, — пробормотала Сильвия.

Как только Луиза вышла, Сильвия закрыла дверь на задвижку. С колотящимся сердцем она достала из дорожной сумки объемистый пакет. Быстро подойдя к окну, чтобы задернуть гардины, Сильвия взглянула на лужайку перед домом.

Да, Луиза сказала правду, Стив был здесь. Он стоял под окнами комнаты Сильвии и разговаривал с Томасом Орбеллом. Сильвия, впрочем, почти не сомневалась, что он прислушается к ее настоятельной просьбе и не появится в доме сестры в этот уик-энд.

Сильвия взглянула на кровать и невольно представила, как она и Стив занимаются на ней любовью. Точно по мановению волшебной палочки она вновь почувствовала скольжение его крепких рук вдоль своего тела. Прикосновения были настолько реальными, что Сильвия ощутила, как от возбуждения ее охватывает дрожь. Сильвия в отчаянии застонала: всю эту неделю ее преследовали подобные видения. Неужели она никогда от них не избавится?

Всю эту неделю Стив звонил ей, добивался с ней встречи, чтобы объяснить, по какой причине скрывал свое происхождение. Сильвия слушала его голос, обливаясь слезами, но вешала трубку, не говоря ни слова.

Даже когда Стив пришел к ней с огромной корзиной цветов, Сильвия не сменила гнев на милость. Стив стоял перед закрытой дверью и пытался до нее докричаться:

— Я знаю, ты дома, Сильвия! Я понимаю, что ты рассержена. Но, пожалуйста, позволь мне войти и поговорить с тобой обо всем!

Она стояла по другую сторону двери и боялась даже дышать. Даже в глазок она осмелилась посмотреть, только когда услышала удаляющиеся шаги Стива. Его настойчивость немного примиряла Сильвию с действительностью, потому что говорила о том, что Стив и не думал ее использовать как игрушку в своих сексуальных забавах.

Независимо оттого, что их отношения дали трещину, Стив был намерен вернуть ее. Наверное, она ему действительно нравилась. Но это ничего не значит, быстро сказала себе Сильвия, чтобы не растерять решимости сделать то, что она задумала.

Сильвия посмотрела чуть дальше, на море. Волны стали выше, тучи сгущались, сквозь них едва проглядывали клочки голубого неба.

— Жутко… — прошептала Сильвия.

Задернув гардины, она села на кровать и вскрыла пакет. Сначала она вытащила колокольчик, затем свечи и книгу. Далее следовал пучок сухой травы, к которому колдунья с Йорк-стрит, которую на днях посетила Сильвия, привязала отворотное заклинание. Эту траву надо было сжечь. Возможно, трава была какой-нибудь сверхъестественной, мистической, собранной какой-нибудь великой колдуньей, но Сильвии этого никогда не узнать наверняка. Объект, на которого направлено обратное заклинание, должен находиться не далее ста ярдов, чтобы ворожба подействовала. Так сказала колдунья. Надо ковать железо, пока горячо, решила Сильвия.

Она подошла к камину и разложила все необходимое для колдовства по кругу. Встав в середину круга, Сильвия раскрыла книгу заклинаний на нужной странице. Затем она положила на тарелку, предварительно обернутую фольгой, пучок травы и подожгла его.

— Замечательно, — пробормотала она, когда сухие травинки загорелись. — Пахнет, как марихуана. — Сильвия никогда не баловалась травкой, но по молодежным вечеринкам хорошо запомнила этот аромат. — Ах, колокольчик!

Она взяла колокольчик, закрыла глаза, как ей велела колдунья, и сделала десять глубоких вдохов и выдохов. Затем открыла глаза и три раза позвонила в колокольчик. Сильвия была удивлена необычным тоном колокольчика. Колдунья не предупредила ее, что звук будет таким громким! Как, впрочем и о том, что от пучка сухих стебельков будет столько дыма!

Густой, едкий дым быстро заволакивал комнату. Может, открыть окно и проветрить комнату? Нет, это опасно, решила Сильвия. Здесь полно народу, кто-нибудь увидит дым, идущий из окна, и заклинание не подействует!

— Надо поспешить, — пробормотала она и помахала рукой, чтобы разогнать перед собой дым. Прозвонив еще три раза в колокольчик, Сильвия проговорила: — Пусть исчезают старые слова, а этот звон — начало колдовства.

Вроде пока все идет, как надо. Правда, Сильвию беспокоил густой дым, от которого начало щипать глаза и першить в горле. Но хуже всего было то, что Сильвия начала сомневаться: неужели она действительно хочет, чтобы старое заклинание перестало работать?

Стив без сомнения в нее влюблен. Он не отвернулся от нее после того, как узнал, что она назвалась чужим именем. После того, как Сильвия в свою очередь уличила его в лукавстве и предприняла попытку порвать с ним, он продолжал звонить, пытался восстановить отношения. Разве это можно просто так сбросить со счетов?

Разве Стив был лжецом? Многие женщины прощают своим мужчинам и худшие прегрешения. Стив не солгал, а просто умолчал правду. Ей оставалось только гадать почему. А как он заботился о ней! И, в конце концов, надо смотреть правде в глаза: только после обряда, проведенного в Стоунхендже, она познала настоящий секс. Заклинание привело ее в коттедж Орбелла. Ну а то, что Орбелл оказался не Полом, а Стивом… Наверное, она сама виновата, ведь она ворожила в первый раз и, скорее всего, что-то сделала неправильно.

Может быть, заклинание сработало. Может быть — нет. Но все выглядело так… естественно! Да, соблазн не делать обратное заклинание велик, подумала Сильвия. Но если мы со Стивом в один прекрасный день решим пожениться, я всегда буду думать, что Стив на самом деле не любит меня, а все, что он делает, — результат колдовства.

Она заставила себя сосредоточиться на задуманном.

— Будь свободен мой друг, я звоню: динь, динь, динь! Заклинание старое, прочь уходи! — прошептала она, звоня в колокольчик.

Да, я сделала это! — подумала Сильвия. Ее глаза были полны слез, но отнюдь не из-за дыма. Теперь, следуя полученной инструкции, следовало перечитать прежнее заклинание.

Поставив колокольчик рядом со свечами, Сильвия взяла книгу заклинаний и осторожно развернула лежащий в ней сложенный листок. Это было то самое заклинание, которое она читала в Стоунхендже, которое таким странным образом соединило ее со Стивом. Она прочла, давясь слезами:

— Странный дух, услышь меня, я танцую вкруг огня! Отдаю тебе в задаток друга милого платок! Пусть он влюбится в меня, умоляю, дух огня! Пусть полночною порой милый Орбелл будет мой!

Она напряженно ожидала, что сейчас ей станет легче. И вдруг на нее хлынула вода. Целый водопад низвергся с потолка. Одновременно громко завыла сигнализация.

— Что за черт!

Сильвия поспешила к окну. Едва она успела открыть его, как раздались первые раскаты грома. Стена ливня обрушилась на дом и побережье.

Сильвия задрожала. Она была сбита с толку. Может быть, ей только показалось, что она в доме, а не под проливной стеной дождя на улице? Но это невозможно! Минуту назад она устроила такой же ливень в комнате.

— Ох… — пробормотала она, — пожарная сигнализация!

Сильвия, махая руками, заметалась по комнате, пытаясь быстрее прогнать дым через окно.

— Действительно пахнет марихуаной, — прошептала она с ужасом. — Фу! — Наверное, наркоманы были бы в восторге от этих клубов дыма.

Да, поздно она спохватилась. Перед домом, несмотря на проливной дождь, собралась небольшая толпа. Когда дым немного рассеялся, Сильвия разглядела Стива, Дороти и Ричарда, Пола с Софией, Томаса и Розали с детьми.

Она попыталась изобразить на лице подобие улыбки.

— Извините за беспокойство! Тревога ложная! Я все объясню! — Сильвия повысила голос, чтобы перекричать сигнализацию и шум непогоды за окном. — Розали, обещаю! Я все помою и высушу!

— Это опять она! — воскликнул Пол. — Похоже, эта неутомимая официантка курила марихуану! Детектив Люк сейчас нас всех арестует!

— Это шалфей! — поспешила заверить Сильвия. — Розали, это просто шалфей! Не волнуйтесь!

Поняв, что требуется его помощь, Стив бросился в дом, но в комнату к Сильвии попасть не смог, так как дверь по-прежнему была закрыта.

— Что ты там делаешь, Сильви? — Он попытался перекричать сирену.

Сильвия не думала, что Стив поверил, будто она курит сигареты, скрывая этот факт от него. Не открывала она из опасения, что в этой маленькой комнате вряд ли избежит его объятий. Конечно, чары со Стива уже сняты, но… Но чувства-то Сильвии к нему нисколько не изменились!

Она открыла дверь.

Сильвия чувствовала себя такой несчастной! Ей хотелось, чтобы он опять обнял ее, вновь занялся с ней любовью. Слезы лились из ее глаз. Может быть, Стив никогда и не любил ее? А был с ней только из-за этого проклятого заклинания?!

Но что, если дело все же не в колдовстве? А его огненные ласки? А его забота о ней? А его многочисленные звонки?

Сильвия безуспешно старалась остановить слезы, текущие по щекам. В голове у нее все перемешалось.

— Ложь… Везде ложь… — прошептала она бессильно.

13

— Все не так, сладкая моя! — заверил Стив.

Сильвия отошла к распахнутому окну, и он шел к ней, по пути то и дело останавливаясь, чтобы отключить разбрызгиватели и пожарную сигнализацию. Все стихло. Был слышен только шум ливня за окном.

— Черт побери, Сильвия! — Голос Стива прозвучал неожиданно громко.

— Не смей на меня ругаться! — вспылила Сильвия, не дав ему закончить фразу. — Я не делала ничего плохого, Стив!

Он замер у камина, разглядывая лежащие перед ним предметы.

— Я пытался дозвониться до тебя целую неделю, но ты не брала трубку!

— У меня была причина не разговаривать с тобой.

— Какая?

— Внутренний протест.

— Ты же знаешь, я ничем не хотел обидеть тебя!

Сильвия расправила плечи, пытаясь вернуть себе самообладание и забыть, что она только что чуть не устроила пожар в доме Розали.

— Ты все время обманывал меня!

— Неужели ты на самом деле думаешь, что я использовал тебя? Только из-за того, что я не сказал тебе, что я — Орбелл?

— Ты должен был сказать мне это!

— Я пытался. Я приезжал к тебе.

— Неужели?

Стив сделал шаг к ней.

— Не подходи ближе! — упрямо сказала Сильвия.

Он остановился и по привычке запустил пятерню в волосы. Черт! Короткая стрижка! И на все эти жертвы он пошел ради нее! Стрижка! Костюм! Цветы! Романтические ужины при свечах! Испытаний хуже этих Стив и представить себе не мог!

— Почему ты на меня сердишься, Сильвия? Из-за того, что я — Орбелл? Этого не может быть!

— Все ужасно независимо от того, кто ты. Ты делал вид, что тебе нужен эскорт! Ты пришел к Аде, разузнал все про меня и…

— Я никогда тебе не лгал!

— Ты ведь не смотритель!

— И да, и нет.

— В любом случае, это уже не важно.

— Почему?

— Потому что ты позволил мне… — Ее голос внезапно дрогнул, и Сильвия замолчала.

Стив почувствовал, как его охватывает жар. Он был уверен, что Сильвия хочет сказать: ты позволил мне влюбиться в тебя! Естественно, чувство собственного достоинства не позволяло ей признаться в любви первой.

— Позволил тебе влюбиться в себя? — подсказал Стив.

— А ты самонадеянный, — пробормотала она. — Но хорошо, допустим. Я влюбилась.

— Ты влюбилась в меня, зная, что я не достоин тебя?

— Я так не думала. Ты сам все знаешь. Мы с тобой столько раз обсуждали этот вопрос! Я не собираюсь повторяться.

Тем не менее они разговаривают! Стив еще на шаг приблизился к Сильвии. Он ждал грозного окрика, но, кажется, она ничего не заметила, занятая своими переживаниями.

— Не важно, как все произошло. Я благодарен судьбе за все! Лучше закончить этот разговор в кровати, а затем…

Стив даже не надеялся, что она захочет с ним разговаривать. Но все же купил для Сильвии подарок и мечтал, что он ей понравится. Он не мог дождаться того момента, когда она откроет коробку. Стив представлял, каким светом озарится лицо Сильвии и…

— Ты не нуждался ни в эскорте, ни в культурной программе. Но ты делал вид, что нуждался в них! Притворялся этаким деревенским недотепой!

— Я не делал вид! Никем я не притворялся! — защищался Стив.

Сильвия с болью посмотрела на Стива. Он смутился, хотя действительно не чувствовал за собой никакой вины.

— Если моя семья любит искусство, это не означает, что и я тоже. И еще… Ты права. Они таскали меня по всем галереям, сколько я себя помню. На выставки, на спектакли… Но только с тобой я смог наслаждаться всем этим. Почему ты не веришь мне, Сильвия? — Темные глаза Стива стали почти черными от сильного волнения. — Боишься?

— Кого? — Она насмешливо вскинула брови.

— Меня. Моей семьи. Богатства. Но я не такой, как они.

Сильвия хотела было возразить, но промолчала. Взгляд Стива блуждал по ее лицу. И только теперь он понял, как боялся не увидеть Сильвию снова. Его сердце тяжело стучало. Ему хотелось заключить ее в объятия, поцелуями стереть с ее лица это удрученное выражение… Но он сдержался. Он знал, что сейчас не время.

— Может, и боюсь, — подтвердила она, — но теперь это не имеет значения, — добавила Сильвия чуть слышно.

Стив приблизился к ней еще на шаг, но между ним и Сильвией словно стояла невидимая магическая преграда. Было слишком тяжело преодолеть эти разделяющие их ярды. Может быть, Сильвия не любит его?

Стиву хотелось обнять ее, поймать ее губы в плен своих губ, хотелось, чтобы их тела соприкоснулись и наполнились огнем, от которого не будет спасения, огнем, в котором сгорят все недоразумения, подозрения, страхи… И бороться с желанием поцеловать Сильвию Стиву с каждой секундой становилось все труднее.

— Черт возьми! Мне действительно не нужна была культурная программа, — пробормотал он.

— Зачем тебе! Ты же Орбелл!

— Да, я Орбелл, — согласился он. — Белая ворона в стае Орбеллов.

— Это твой выбор!

— Ты права, Сильвия. Когда я сказал, что уезжаю в Стоунхендж, мой брат встретил мое сообщение в штыки. С отцом у нас был заключен договор… — Стив помолчал. — О нем знаем только он и я. И ты должна знать. Если я вернусь, он все забывает и включает меня в семейный бизнес. У меня диплом Оксфордского университета. И после его получения я уехал из Лондона. Это был мой первый самостоятельный поступок. — Стив взглянул на нее и улыбнулся. — Работа смотрителя давала мне возможность заниматься творчеством. Если бы я ходил на обычную службу, то у меня ни на что не оставалось бы времени. К тому же мне бы пришлось посещать эти нудные светские приемы… — Стив вздохнул. — В любом случае я не могу понять, почему твои чувства ко мне изменились.

— Все изменилось! — вскричала Сильвия. — Было нечестно с твоей стороны скрывать свое происхождение! Все, что между нами произошло, — было построено на лжи. Но это еще не все. Дела обстоят гораздо хуже. В этом виновата я сама. Ты должен понять, что я…

Куда уж еще хуже? Стив безумно хотел Сильвию, боялся ее потерять. Стив, не отрываясь, смотрел в ее зеленые глаза, которые сверкали от гнева. Он понял, что понравилось его матери в Сильвии: ее честность и цельность натуры. Не многие женщины решились бы бросить мужчину из семьи Орбелл, тем более влюбленного по уши.

— Признай же наконец, что между нами что-то было, Сильвия! — Его голос дрогнул. — Вспомни, как мы целовались…

Они были готовы клясться друг другу в вечной любви! Неожиданная встреча с родителями Стива разрушила их отношения.

— Да. Я думаю, что между нами что-то было. Но ты должен знать, что я…

— Я весь перед тобой, как на ладони! — перебил ее Стив, опасаясь вновь услышать отповедь по поводу его лжи.

Сильвия смотрела на него широко распахнутыми глазами.

— Ты уверен, что на самом деле влюблен в меня?

— Да.

— Даже сейчас, в эту самую минуту? — подозрительно спросила она.

— Да! — без колебаний повторил Стив.

— Ты уверен?

— Что ты имеешь в виду?

— Ты на самом деле что-то чувствуешь?

— Да.

Воспользовавшись замешательством Сильвии, он подошел еще ближе.

— Вот здесь, — Стив осторожно дотронулся пальцем до ее щеки, — растеклась тушь.

Сильвия прерывисто вздохнула.

Она позволила мне прикоснуться к ней! — ликовал Стив. Я молодец, удачно выбрал момент! Какое счастье вновь прикоснуться к ее коже! Теперь только бы не спугнуть Сильвию неосторожным словом или движением!

— И еще здесь. — Он осторожно переместил руку на подбородок Сильвии и чуть приподнял ее голову, чтобы лучше видеть ее глаза. — Я бы никому не пожелал быть Орбеллом!

Сильвия выглядела потерянной, как будто она предпочла бы быть где угодно, но только не рядом с ним. Она чувствовала его жаркое дыхание на своих губах.

— Почему? — спросила она.

Стив ухмыльнулся.

— Ты не представляешь себе, что это значит. Сколько женщин слетаются на это имя, как мотыльки на огонь! Как они обливают друг друга грязью, сколько хитроумных маневров совершают, чтобы их пригласили на свидание! При всем этом в глубине души они не любят тебя. А любят твои деньги, твое положение в обществе. Полу это все нравилось, поэтому он и не возражал, чтобы его называли Красавчиком. Его не волновали мотивы женщин, жаждущих его благосклонности. Или он делал вид, что не волновали. — Стив проникновенно посмотрел на Сильвию. — Я наблюдал за тобой на ужине. А ты наблюдала за моими родственниками, Сильвия. Наблюдала за шоу. Как умело они разыгрывают свои роли! И это все мама! Она привыкла исподволь управлять всей семьей. Все стараются угодить ей. И знаешь почему?

Сильвия отрицательно покачала головой. Она смотрела на Стива широко распахнутыми глазами, она не ожидала от него таких откровений, не думала, что Стив будет говорить с ней о том, что его мучило.

— Деньги. Ее деньги, — сказал он. — Все хотят быть внесены в ее завещание, рассчитывают на то, что им достанется большой куш. — Он рассеяно погладил пальцами ее щеку. — Ты должна была это заметить! Все стараются подсесть к Дороти поближе и рядом с ней словно делаются меньше ростом. Или стараются всячески завоевать ее расположение. Честно, Сильвия, я не могу жить с этим. Была бы моя воля, я бы завещал всю нашу фамильную коллекцию музеям. У нашей семьи слишком громкое прошлое. Думаю, многие из нас почти и не живут настоящим. А я хочу жить. Настоящим. Что касается женщин…

Стив умолк и вновь с любовью посмотрел в глаза Сильвии. Что-то в них изменилось. Стив не мог точно определить что, он даже не мог предположить, о чем Сильвия сейчас думает. Он знал одно: эти глаза были другими в ту блаженную неделю, когда он совсем не вспоминал о своей чертовой семье.

— Женщин? — слабо откликнулась Сильвия.

— В университетские годы я частенько покидал студенческий городок. Переодевался в старые джинсы и застиранную футболку. Заходил в один из пивных баров. Оттягивался на полную катушку. Никто на меня не давил, не воспитывал, не говорил, что прилично, а что неприлично. Никакого давления. Когда женщины флиртовали со мной, я скрывал свое настоящее имя. Я назывался Джо Паркером. Или Кеном Ольви. Или еще как-нибудь. Только тогда я ощущал себя самим собой. Именно тогда у меня возник план уйти из семьи. — Стив вновь с нежностью посмотрел на Сильвию, надеясь, что она правильно его понимает. — Я прекрасно понимаю, кто я. Я знаю свое происхождение. Но я хочу большего.

— Большего, чем быть Орбеллом? — усмехнувшись, спросила Сильвия.

Стив утвердительно кивнул.

— Я хочу своей собственной жизни.

— Почему ты не рассказал мне всего этого раньше? — спросила Сильвия недоуменно.

— Как ты не поймешь?! Это было почти как тогда, в университете. Ты не знала, кто я, и у нас все было хорошо. Я не пытался обмануть тебя. Просто хотел, чтобы ты приняла меня такого, какой я есть. Без всякого бэкграунда.

Стив не понимал, что происходит. Чем больше он объяснял, тем более испуганной выглядела Сильвия. Ее глаза наполнились такой болью, что он больше не мог этого выдержать.

— Черт! — воскликнул он. — Ты даже не представляешь, Сильвия, что ты для меня сделала!

Сильвия задумчиво посмотрела на что-то за его спиной.

— В этом-то вся проблема, Стив, — сказала она сдавленно. — Я боюсь того, что сделала.

Он проследил за ее взглядом. Дым в комнате рассеялся, и Стив увидел начерченный на полу магический круг. Внутри круга лежали колокольчик, свеча, обгорелый пучок травы. На черном переплете книги золотыми буквами было вытеснено: «Книга заклинаний».

Что здесь произошло? Он обратил вопросительный взгляд на Сильвию.

— Я все объясню! — прошептала она с дрожью в голосе. — Ты никогда не был влюблен в меня. Тебе только это казалось. Может быть, ты даже что-то чувствовал последние несколько минут… Но, скорее всего, это просто рецидив.

Что она такое говорит? Стив подошел и медленно поднял книгу с пола. Она будто сама собой открылась на странице, заложенной листком, на котором было что-то написано почерком Сильвии.

«Применить для Стива», — было написано над магическим заклинанием.

— Да, тебе действительно придется мне все объяснить, — пробормотал Стив, хотя и не был до конца уверен, что хочет слышать объяснение.

Сильвия наблюдала за его лицом, когда Стив читал заклинание.

— Странный дух, услышь меня, я танцую вкруг огня! Отдаю тебе в задаток друга милого платок! Пусть он влюбится в меня, умоляю, дух огня! Пусть полночною порой милый Орбелл будет мой! — прочитал он.

Выходит, Сильвия с самого начала знала, что он — Орбелл. Да, им было хорошо в постели. Можно предположить, что заклинание подействовало. Каждый раз, когда Стив думал о Сильвии, его кровь превращалась в раскаленную лаву. Черт, неужели все дело только в заклинании? Сможет ли он когда-либо забыть Сильвию? Сможет ли он простить ей обман? Неудивительно, что она выглядела такой виноватой.

— Я тебе говорила, что ворожила… — пробормотала она.

Интересно, откуда она взяла его носовой платок? Ей пришлось бы долго рыться в его шкафу. Мать дарила ему платки каждое Рождество, Стив редко пользовался ими, предпочитал бумажные платки или просто салфетки. Он оторвал глаза от листка и перевел их на книгу. У него перехватило дыхание. Стив поверить не мог, что Сильвия может такое сделать.

«Обратные заклинания. Забудьте логику!»

Мало того что Сильвия знала, что он — Орбелл, стоило ему в нее влюбиться, так она применила обратное заклинание! Стив поднял глаза на Сильвию.

— Ты хотела все отменить? — пробормотал он. — Стереть те искры, которые между нами возникли? Позволить исчезнуть нашей магии?

Она медленно кивнула. Очевидно, она даже не представляла, что он сейчас испытывает. Не то что бы Стив верил во все эти заклинания… — ни раньше, ни теперь, — но он чувствовал себя обманутым, поскольку надеялся, что они останутся околдованными друг другом… возможно, навсегда!

— Вот о каком обмане я говорила, — сказала Сильвия тихо.

Стив не мог сдержать свой гнев. Словно внутри у него открылась кровоточащая рана.

— Я должен был знать! Ты за мной следила?

Он говорил и сам себе возражал: как она могла это сделать? Она выглядела такой невинной!

— Ты с самого начала знала, что я — Орбелл! — продолжал обвиняющим тоном Стив.

Губы, которые всего лишь минуту назад мечтали прикоснуться к губам Сильвии, были искривлены презрительной усмешкой. Глаза, в которых недавно было обожание, теперь смотрели на нее так, словно впервые видели. А может, он вовсе не знал раньше, какая она была?

— Ну ты молодец!

— Нет! — закричала Сильвия. — Ты все неправильно понял!

— Неужели? — спросил Стив, приблизившись к ней.

Сильвия вжалась в подоконник. Он почувствовал, как ей хочется улизнуть, скрыться.

— Ты выглядела такой искренней, правдивой, сладкой!

— Я такой и была, — подтвердила она.

— В самом деле? — Стив подошел настолько близко, что она услышала биение его сердца. — И я еще чувствовал себя виноватым после того вечера в ресторане! Да! Мне было по-настоящему плохо оттого, что я не сказал тебе правду!

Теперь, после разоблачения Сильвии, ему хотелось наказать ее за те одинокие часы, которые он провел, думая о ней, мучая себя воспоминаниями об их упоительной близости. Тело его становилось горячим и мокрым от пота. Стиву казалось, что он ощущает запах кожи Сильвии и прикосновение ее легких пальчиков…

Эта маленькая ведьма знала, как приворожить мужчину!

— Я думал, что нравлюсь тебе!

— Это правда! — воскликнула она, задыхаясь.

— Даже надеялся, что когда-нибудь ты полюбишь меня!

— Я…

— Когда мы были в постели, я думал, что ты была самой безумной, горячей, необузданной…

— Так и было! Так и было! Но только из-за заклинания! — с отчаянием вскричала Сильвия. — Это не было реальностью, Стив! Это не могло продолжаться долго. И я никогда не узнаю, что бы случилось, если бы мы встретились, как обычно встречаются люди.

Стив, казалось, не слышал ее слов.

— И ты меня заставила чувствовать вину! А сама с самого начала знала, что я Орбелл, и лгала мне!

— Нет! Я думала, ты обыкновенный парень! Послушай!

Неужели она действительно скажет, что влюбилась в него?

Стив заметил, что Сильвия побледнела, ее глаза казались большими и испуганными. Он проклинал себя, что причинил ей боль. Несмотря ни на что, Стив чувствовал безумное влечение к Сильвии.

Какая-то часть его сознания даже не хотела получать объяснения ее двуличности. Ему хотелось вновь прочесть каждую часть магического заклинания, совершить какие-нибудь обряды, сделать что угодно — только чтобы Сильвия принадлежала ему вечно.

— Как ты не понимаешь, Стив? — прошептала она. Ее голос дрожал так сильно, что Стив с трудом разбирал слова. — Я не ворожила на тебя!

— Но в заклинании ясно написано — Орбелл. Если не на меня, то на кого же?

— Гм… На Пола.

Минуту, не меньше, Стив молчал. Похоже, он был в шоке.

— Тогда это объясняет историю с носовым платком, — произнес Стив задумчиво. — Пол никогда не выходил из дома без него. Значит, мой брат?..

Два розовых пятна расплылись на бледных щеках Сильвии. Она была очень смущена последним обстоятельством. Никто в здравом уме не стал бы привораживать Красавчика Орбелла. Или надо было быть такой яркой красавицей, как София, которая, как узнала Сильвия, потратила пару лет, чтобы добиться Пола.

Стив внимательно смотрел на Сильвию. И, хотя было не время, вспоминал, какие сладкие у нее поцелуи, как ему нравилось доводить ее до неистовства.

— Мой брат? — повторил он.

— На самом деле я почти не знала его, — защищалась Сильвия.

— Ты полагаешь, мне от этого легче? — Стив покачал головой. — Что было?..

— После?

Он заставил себя кивнуть. Сильвия потихоньку направилась к двери, словно собираясь сбежать. Стив остановил ее, взяв за руку. Блуза на ней намокла, через мокрую ткань просвечивало кружево белья.

— Той, первой ночью… — он с трудом выдавливал из себя слова, — ты думала, что я…

— Красавчик? Нет, не совсем так. Как только ты дотронулся до меня, все мысли о Красавчике испарилась из моей головы. В самом деле, после Стоунхенджа я ни разу о нем не вспомнила. Как будто и не была в него влюблена. Но как ты не поймешь?!.

— Не пойму чего?

— В чем проблема! Заклинание подействовало на тебя!

Стив смотрел на Сильвию. То, что она рассказала, никак не проясняло ситуацию. Ему казалось, что все это — неудачная шутка, мистификация. Над ней надо посмеяться — и забыть! У него мурашки по коже бегали, когда Сильвия нервно облизывала губы, показывая кончик языка.

— Твой брат часто бывал в «Блице», — продолжала она.

— Это всем известно.

Стив видел, как мучительно Сильвия напрягается, чтобы сказать следующую фразу.

— Он флиртовал со мной. Это было еще до женитьбы на Софии, — поспешно добавила она. — Конечно, это уже не имеет значения. Увидев меня в ресторане, он едва вспомнил меня.

— И? — Стив жадно смотрел на ее зовущие губы.

— Ты меня даже не слушаешь! — пробормотала Сильвия расстроено. — Поэтому я решила, что оно подействует.

— Что подействует?

Сильвия посмотрела на него, как на слабоумного.

— Возвратное заклинание на тебя. Я подумала, что первое заклинание, написанное для него, подействовало на тебя. Следовательно, я должна сделать что-то, чтобы ты не обманывался. Может, между нами не возникло бы никаких чувств, если бы не колдовство.

У Стива не укладывался в голове весь этот бред.

— Ты была влюблена в моего брата?

— Именно — была.

— А сейчас?

— Конечно нет! Между мной и твоим братом ничего не было. Но он был таким обходительным и очаровательным!..

Стив кивнул, точно соглашаясь с последним высказыванием.

— Красавчик был на юбилейном вечере, где я подавала коктейли, — продолжала Сильвия, — в ту ночь пропала статуэтка, принадлежащая вашему дяде Томасу. Пол богат, красив и…

— …Он Орбелл, — продолжил за нее Стив.

— Да, — еле слышно произнесла она. — Сначала я думала, что ворожба — это просто шутка. Мы с подругами приехали в Стоунхендж на день летнего солнцестояния. Я почти не знала твоего брата, но я надеялась, что он появится…

— В твоем домике?

— В моей постели.

— В моей постели, — поправил Стив.

Он вздохнул. Сильвия все еще порывалась уйти. Внезапно они услышали шум подъехавшей машины. Вздрогнув от неожиданности, Сильвия подбежала к окну. Стив последовал за ней. К дому подъехал черный седан. В нем сидела два человека.

— Люк и Кеннет, — сказала Сильвия.

Внезапно она с легкостью перемахнула через подоконник и очутилась на зеленом газоне. Стив даже не успел понять, что она делает.

— Там же дождь! Забирайся обратно!

— Я уже мокрая!

Стив не знал, что подумать. На него вдруг нахлынули воспоминания об их первой ночи. Он почувствовал жар в паху, ему захотелось поймать Сильвию, прижаться к ней всем телом, чтобы она содрогнулась от страсти, и…

— Стойте! — закричала Сильвия. — Вы, двое, остановитесь! Я вас узнала! Вы были там той ночью!

— Кто? — Стив тоже выбрался за ней через окно. — Какой ночью?

Дэниел Кеннет и Люк только что приехали и не думали убегать, следовательно, она обращалась не к ним. Стив крепко держал Сильвию за талию и не давал ей вырваться. Он заметил детей Розали, своих племянника и племянницу. Сильвия обращалась именно к ним.

— Не двигайтесь! Вам лучше оставаться на месте! Стив, как их зовут?

— Бетти и Крис.

Он никак не мог понять, какое отношение имеют дети к их разговору. В его голове все смешалось: заклинания, ощущения, слова и поступки.

Бетти с Крисом и не подумали останавливаться. Их туфли скользили по мокрой траве.

Стив удивился еще больше, когда Сильвия порывисто обняла его. Каждая клеточка его тела восторженно откликнулась на ее прикосновение.

— Отпусти меня, Стив, — сказала Сильвия твердо.

Стив опустил руки.

Он недоуменно смотрел вслед убегающей за детьми Сильвии. Люк и Кеннет еще не подошли к дому. Дети бежали по направлению к небольшой роще, росшей почти у самого берега. Они уже переоделись к чаю, похоже, в парадной одежде бегать было не слишком удобно. Внезапно они остановились. Дорогу им преградила Сильвия.

— Дай мне это! Сейчас же! — приказала она. Стив нахмурился. У Криса в руке что-то было.

Бетти спряталась за спиной брата.

— Даже не подумаю! — выкрикнул Крис и вновь бросился бежать.

Сестренка старалась не отставать от него.

Стив наконец разглядел, что у племянника в руке. Пропавшая статуэтка Амура.

14

— Я сказала: стой! — закричала Сильвия.

Она видела, как к ней приближается Стив, но не собиралась медлить. Она полетела вслед за мальчиком, размахивая руками. Ее мокрые волосы развевались по ветру, делая Сильвию похожей на ведьму.

— У него статуэтка Амура! — прокричала она Стиву.

— Я знаю! Я видел ее!

Сильвия совсем запыхалась, но заставляла себя бежать. Мокрая земля скользила у нее под ногами. Оглянувшись через плечо, она увидела, как детектив Люк и Дэниел Кеннет, видимо, что-то заметив, присоединились к преследованию.

— Крис очень быстро бегает! — пожаловалась Сильвия.

— Не для меня!

Стив обогнал Сильвию. Она поняла, что он сдерживал темп бега, чтобы быть рядом с ней, и ее сердце пронзила боль.

Раз статуэтка нашлась, можно спокойно уезжать отсюда. Сильвии совершенно не хотелось оставаться в компании Орбеллов.

Стив поймал ее на мыслях о богатом муже. Семья Орбелл теперь узнает о ее увлечении магией либо будет думать, что она курит марихуану. Она чуть не спалила спальню Розали. В довершение ко всему Сильвия вспомнила лицо Стива, когда он увидел возвратное заклинание.

Ее опять пронзила боль. Он выглядел глубоко потрясенным. Но что ей оставалось делать? Она просто пыталась исправить свою ошибку. Но почему Стив выглядел так, точно ничего нельзя исправить? Точно она не может отменить их любовь…

Ведь это была… любовь?

Сильвия видела, как Стив схватил мальчишку за плечи.

— Отдай мне ее! — потребовала Сильвия, когда добежала до них.

Она буквально вырвала Амура из рук мальчишки. Как только бесценный артефакт оказался у нее в руках, Сильвия успокоилась.

— Это то, что мы ищем?! — прокричал детектив Люк, подбегая.

За ним следовали Дэниел Кеннет, Пол, Томас, Дороти и Розали.

— Я хотел ее вернуть, — начал оправдываться Крис, — но Бетти мне не дала этого сделать.

— Ты врешь! — закричала Бетти. — Ты отключил сигнализацию, Крис! — Она поискала глазами Розали. — Да, мама, это он сделал!

— Я собирался ее вернуть…

— Я заметила их на вечере в «Блице», — сказала Сильвия, глядя на детектива Люка. — Они были среди гостей. — Должно быть, они пришли с Полом, поняла теперь она. — Когда я увидела их из окна, я их узнала. Но я не знала, чьи они…

— Это мои дети, — сказала Розали, — и они должны мне кое-что объяснить, — сурово добавила она.

— Крис хотел быть привлекательным, — объяснила Бетти, — но он заставил меня поклясться, чтобы я ничего не говорила дяде Томасу.

Все посмотрели на Криса. Он понуро опустил голову. Сильвия продолжала думать о Стиве, но даже боялась взглянуть на него. Что он сейчас о ней думает? Будет ли нормальная женщина применять колдовство ради секса с мужчиной? Тем более ради такого ничтожества, как Красавчик? Пускай она выбрала не того брата… Но какая женщина будет поджигать дом, чтобы исправить ситуацию?

Загромыхал гром. Поднялся ветер, небо потемнело. Сильвия вновь посмотрела на мальчика.

— Я его уговаривала вернуть статую. Но он меня не слушал, — торопливо ябедничала Бетти. — Не думайте, что я сплетничаю, но он украл статую из-за одной девчонки.

— Не слушайте Бетти! Я думал…

— Она учится в его классе, ее зовут Кетлин Нэш! — торжественно объявила Бетти.

— Кетлин Неш? — переспросила Розали.

— Она нравилась мне с начала года. — Крис показал сестре кулак и нахмурился. — Когда Кетлин подружилась с другим мальчиком, я не знал, что мне делать. Она только глупая девчонка, но я думал…

— Статуэтка лежала у него под кроватью, — пояснила Бетти, — я знала, что он ее где-то прячет, но только сегодня нашла. Я ее вытащила, чтобы показать тебе, мама, но он отнял у меня, и…

— Меня обвинили в воровстве, — сказала Сильвия.

Дети посмотрели на нее.

— Вы работали на вечере! — воскликнула Бетти.

— Дядя Пол рассказал тебе, как работает сигнализация, так, Крис? — спросила Сильвия.

— Да, я рассказывал ему, — с вызовом подтвердил Пол. — Ну и что?

— Извините нас, — попросила Бетти.

— Я надеюсь, вам эта история доставила не слишком много неудобств, — сказал Крис.

Сильвия грустно улыбнулась.

— Я потеряла работу.

— Ах, это так глупо! — воскликнула Дороти.

Она была абсолютно спокойной, собранной, элегантной. Она единственная стояла под зонтом, и, учитывая его размер, все присутствующие могли под ним поместиться.

— Кроме того, Сильвия — наш хороший друг, — объявила Дороти.

Дэниел Кеннет сложил руки на груди.

— Я этого не знал, Сильвия, то есть мисс Коллин. Вы должны были меня предупредить, что вы дружите с Орбеллами. Надеюсь, вы простите меня за это недоразумение.

В следующее мгновение Сильвия встретилась взглядом со Стивом. У нее внутри все сжалось. Его глаза блестели, но выражение их было неопределенным. Как бы ей хотелось броситься в его объятия, насладиться с ним сексом! Но она заставила себя отвернуться.

— Не волнуйтесь! — сказала она Дэниелу, едва сдерживая подступившие к глазам слезы. — Мы не так уж близки. Мы познакомились недавно. Кому-нибудь из вас лучше взять ее. — Сильвия вытянула вперед руку со статуэткой.

— Давайте я возьму, — засуетился детектив Люк. Он бережно взял статуэтку, кончики его усов тревожно зашевелились. — Я был уверен, что экспонат вернется на свое место в коллекцию. Я недооценивал вас, мисс Коллин. Спасибо вам за возвращение этого бесценного произведения искусства.

— Вы были правы, — тихо сказала она детективу, чтобы никто, кроме него, не услышал. — Белки были моими подружками.

— Я так и думал! — Его лицо расплылось в благодушной улыбке.

— Очень хорошо! — взволнованно произнес Томас. Его увесистая лапища легла на плечо Сильвии. Похоже, он был неплохим спортсменом в свое время, — На самом деле, — продолжал он, — отличная работа! Кто бы мог подумать, что вы работаете под прикрытием!

Под прикрытием? Гм. Неплохо! Не стоит лишать этих людей иллюзий насчет моей роли, подумала Сильвия.

— Я увижу вас в понедельник? — подобострастно спросил у Сильвии Кеннет. — Конечно, в должности декоратора, если вас это место устроит, — добавил он, немного нервничая.

Неожиданный поворот дела! Но Сильвия так мечтала об этой работе, что у нее не было сил отказаться.

— Конечно, устроит! Это моя мечта, мистер Кеннет. Я с радостью снова буду работать вместе с вами.

— Тогда до понедельника.

— А теперь прошу всех к столу! — пригласила Дороти.

— Спасибо, Дороти, — сказала Сильвия, — я была рада встретиться с вами, но мне надо возвращаться в Лондон. Надеюсь, вы поймете меня. Я очень рада, что статуэтка нашлась.

Дороти выглядела разочарованной.

— Я думала, вы останетесь. — Она помолчала. — И поедете в Лондон со Стивом. Но если вам нужно ехать сейчас…

— Да, мне нужно, — заверила Сильвия.

Она видела, как рассержен и расстроен Стив, и понимала, что ей лучше уехать. Она не смогла бы оставаться здесь дольше. После всего, что она натворила, мог ли он иначе смотреть на нее?

У Сильвии больно сжалось сердце. Когда она, простившись со всеми, повернулась, чтобы попрощаться со Стивом, его уже не было.

Сильвия бросила свои вещи на заднее сиденье и завела двигатель. Она неплохо справлялась с вождением в сухую погоду, но сейчас дождь лил не останавливаясь.

Не сказать, что ей стало легче. Стив не пришел в ее комнату, когда Сильвия упаковывала вещи. Неужели он решил расстаться с ней? Неужели она надеялась, что он станет уговаривать ее остаться? Глупо!

Но как же ей хотелось, чтобы он пришел в ее комнату, обнял, снял с нее мокрую одежду и занялся с ней любовью! Но он не пришел. Сильвия собрала вещи и сбежала, даже не переодевшись.

Сейчас она сожалела о своей поспешности, поскольку начала замерзать. И, похоже, из-за чрезмерного увлечения своими переживаниями пропустила нужный поворот. Сильвия никак не могла найти место для разворота: двойная сплошная линия тянулась, кажется, бесконечно. К тому же двигатель дико визжал и постукивал.

Сильвия ничего не понимала в устройстве автомобиля, но шум показался ей подозрительным. Может, это вовсе не двигатель стучит?

Потоки воды били о лобовое стекло. Сильвия дрожала и с трудом сдерживала слезы. Нет, она не будет плакать из-за мужчины, даже из-за Стива Орбелла. Тем более что она сама все испортила.

Безумная неделя, проведенная со Стивом, была волшебной. Фантастической. И чем все закончилось? Счастье длилось лишь мгновение! А теперь потянутся бесконечные дни, похожие друг на друга, как овцы в стаде. И бесконечные, душные ночи в одиночестве. Сильвия только теперь поняла, что она потеряла!

Уныло тянулась дорога. Сильвия вытирала лицо тыльной стороной ладони. Это не слезы, это просто дождь, заверяла она себя. Да, этот проклятый дождь шел повсюду. Словно хотел помешать ей вернуться домой.

И тут снова раздался дикий визг. Сильвия притормозила у обочины и открыла дверцу, чтобы выйти посмотреть, в чем дело. Вряд ли бы она что-то поняла, но хоть убедилась бы, что нет задымления. Снаружи было холодно и ветрено. Единственным выходом было остановить попутную машину и просить отбуксировать ее в сервисный центр, либо к вилле Розали.

Дорога была пустынна. Стараясь не впасть в истерику, Сильвия решила доехать до ближайшего указателя. Девушка вновь завела двигатель и поехала. Мотор визжал, как кошка, которой прищемили хвост, но Сильвия старалась не обращать на это внимания. Наконец показался указатель. На нем было написано только одно слово: пляж.

Ничего утешительного. Она точно сбилась с пути! Постепенно сгущались сумерки. Похоже, пляж был частной собственностью. На пляже виднелась большая крытая беседка. Вокруг ни души. Сильвия подумала, что, пока она окончательно не замерзла, стоит переодеться в сухую одежду в машине, пока никого нет.

Какая-то тень мелькнула в беседке. Может, ей показалось?

В беседке действительно кто-то был. Она может попросить помощи! А вдруг это какой-нибудь ненормальный? Похоже, воображение Сильвии разыгралось не на шутку. Ежедневные выпуски новостей в изобилии потчевали обывателей сообщениями об убийствах и похищениях. Но она всегда может убежать и спрятаться в машине, не так ли? Сильвия решила все же сходить в беседку. Она потянулась к сумке на заднем сиденье. Там у нее лежал зонтик.

Коробка!

Она стояла на заднем сиденье. Сильвия так торопилась уехать, что не обратила на нее ни малейшего внимания.

Сняв крышку, Сильвия заглянула внутрь. Там на голубой подстилке лежал смешной толстый щенок. Несомненно, это был подарок Стива. Слезы вновь подступили к глазам Сильвии. Щенок смотрел на нее крохотными черными бусинками-глазками.

Так вот откуда раздавался визг!

— Ах ты мой маленький! — запричитала Сильвия.

Слезы текли по ее щекам, она прижала к себе щенка, целовала и гладила его. Щенок согрелся и радостно лизнул ее в нос.

Стив купил этого щенка для нее и привез в Ширнесс. Несмотря на все, что произошло между ними, он все еще любил ее.

— Ты чудо! — прошептала Сильвия. — Я так и назову тебя: Чудо!

Стив подарил ей Чудо, значит, они обязательно встретятся! Он понял, что Сильвия совсем не хочет с ним расставаться! И никогда не хотела. Он простил ее!

Сильвия посмотрела на беседку. Через струи дождя она смогла ясно различить одинокую фигуру. Это был мужчина. Скорее всего, он подскажет ей, как выбраться отсюда.

Стоило ли ей уезжать? Сильвия погладила щенка, уютно устроившегося у нее на руках.

— Подожди меня здесь! — сказала она щенку. — Я вернусь через минуту! Обещаю!

Она открыла дверцу машины и нырнула под дождь, прикрываясь мокрым жакетом. Сильвия быстро добежала до беседки.

— Извините! — крикнула она человеку, находящемуся внутри. — Сэр, вы не могли бы мне помочь?

Сильвия быстро поднялась по ступенькам.

— Сэр! Я…

Очень медленно он обернулся, и Сильвия едва не задохнулась от радости. Меньше всего она ожидала сейчас увидеть Стива. Наверное, это самая настоящая магия!

— Стив! — воскликнула ошеломленная Сильвия.

— Я думал, ты уехала.

Сильвия все еще не могла поверить, что это он.

— Я уехала. Но я нашла щенка.

— Тебе он понравился?

— Очень! Я нашла его совершенно случайно, мне показалось, что мотор барахлит… Я заблудилась и решила узнать дорогу…

Стив, не слушая ее сбивчивых объяснений, схватил ее и стиснул в объятиях. Она прижалась щекой к его груди. Сильвии уже не было холодно.

— Тебе никуда не нужно ехать. — Его голос казался чуть хриплым на фоне мерно падающего дождя. — Ты там, где должна быть, Сильви. В моих объятиях.

— Как ты здесь оказался?

— Решил прогуляться. Здесь хорошо думается. Отец построил эту беседку специально для меня.

Неужели и это побережье — собственность Орбеллов? — подумала Сильвия. Она кружила, кружила и даже не покинула их землю! Стив нежно гладил ее шею, затем легонько приподнял ее осунувшееся лицо за подбородок. Какое-то мгновение он колебался, но затем жадно припал к ее губам.

Как всегда, прикосновение его губ было опьяняющим. Ей хотелось, чтобы этот поцелуй никогда не кончался. Но Сильвия знала, что в глубине его души все еще живет обида. Все было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Все было так загадочно!

— Я не хотела делать возвратное заклинание. Я не хотела расставаться с тобой, но я так боялась!..

— Я думал, ты не хочешь, чтобы я любил тебя.

— Это не так, — прошептала она.

Стив молчал. Сильвии казалось, что их свели неведомые, ирреальные силы. Она слышала шум прибоя и дождя. Волны мерно накатывали на берег. Казалось, они со Стивом — одни в этом мире.

— Я думал о нас. Как я мог позволить тебе уехать! — пробормотал он. — Ведь мне тебя нагадали два года назад. Я тогда не поверил! Одна цыганка на вокзале Ватерлоо. Она мне предсказала тебя и пропавшую статуэтку, я только сегодня понял, что все оказалось правдой. Ты мне послана судьбой!

— Но я же ворожила на твоего брата! Потом наделала столько глупостей, что…

— Но ты влюбилась в меня. Тебе только оставалось поверить, что это — реальность.

— Всего лишь?

— Да.

Сильвия почувствовала сильное возбуждение. Она не могла больше терпеть. Сильвия быстро начала расстегивать пуговицы на своей блузке. Затем, прижавшись к груди Стива, она застонала от удовольствия, прикрыв глаза.

— Как я мог обижаться на тебя? — пробормотал он, покрывая ее лицо поцелуями. — Я так по тебе скучал! Скучал по всему этому. — Стив провел ладонью по ее спине. — Ты нужна мне, Сильвия.

— Ты мне тоже. — Ее голос был хриплым, голова кружилась. Между ними вновь возникло странное, непреодолимое притяжение. — Я не знаю, в чем дело. Может быть, я неправильно колдовала, — прошептала она. — А может быть…

— Что бы это ни было, — перебил Стив, обнимая ее за талию, — но старая поговорка верна.

— Поговорка? — переспросила Сильвия, не понимая, о чем он говорит.

— От добра добра не ищут.

Их губы встретились. Стив подхватил ее на руки, Сильвия крепко обхватила его руками за шею.

— Неужели ты меня не разлюбил после возвратного заклинания?

Стив отрицательно покачал головой.

— Я не верю в магию. Но я знаю несколько магических штучек.

— В самом деле?

— Но это другая магия. Вот какая. — Он прижал Сильвию к себе и поцеловал.

Да, это была магия любви, та самая магия, которой Сильвия ждала. Горячие поцелуи, наслаждение друг другом. Навсегда! — подумали они.

Эпилог

Год пролетел незаметно, как один день. Ранним июньским утром Сильвию разбудил телефонный звонок.

— Да? — Она сонно потянулась.

— Привет, Сильвия, это Ада.

— Привет, дорогая!

— Ты не забыла, какой сегодня день?

— Суббота. А что?

— Число, вспомни число. И тебе все станет ясно!

Сильвия посмотрела на перекидной календарь, стоящий на журнальном столике. Двадцать второе июня. Сегодня день летнего солнцестояния! Ровно год назад она впервые приехала в Стоунхендж.

— Ожидай сегодня всех нас. Вики и Сара заедут сейчас за мной! — продолжала Ада.

— И еще группа поддержки из четырнадцати человек? — Сильвия засмеялась. — Ну нет, всех мы не сможем разместить!

— Группа поддержки поедет автобусом. А мы бы хотели отметить ваше новоселье. Никогда бы не подумала, что ты решишься уехать из Лондона.

— Дэниел Кеннет предложил мне свободный график работы, особенно после того, как наш театр завоевал специальный приз на фестивале за мои декорации.

— Знаю-знаю, об этом писали все лондонские газеты.

— Я бываю в Лондоне пару раз в месяц, но скоро буду бывать и того реже.

— Неужели? Ты?..

— Да, моя дорогая Ада! У нас наметился еще один член семьи, кроме Матильды и Чуда.

— Представляю, как обрадовался Стив!

— Нет, ты не можешь этого представить! Он целыми днями только об этом и говорит! Пишет детские стишки и песенки. Дороти и Ричард пока ни о чем не знают. Мы решили сделать им сюрприз. Они вот-вот вернутся из круиза вокруг земного шара.

— Сильвия, когда же вы все успеваете?! И новый дом, и ребенок, и работа!

— Дом нам подарили родители Стива сразу после свадьбы. Я же тебе рассказывала. Ты забыла?

— А как дела у Стива?

— Стив все-таки выпустил книгу стихов. Критики отозвались о ней положительно. Он ведет прежний образ жизни. — Сильвия сразу вспомнила о разбросанных рубашках, в которых с таким удовольствием валяется Чудо. — Ты знаешь, тем не менее мы счастливы!

— Это я и хотела от тебя услышать! Для моего агентства ваша счастливая встреча — лучшая реклама.

— Спасибо тебе, Ада!

— За что?

— Если бы не ты, всего этого могло и не быть.

— Нет, Сильвия, я тут ни при чем. Я верю, что браки заключаются на небесах. Всем повелевает его величество Случай. И какая бы ты рассудительная ни была…

— Нет, Ада, я уже давно перестала быть практичной и рассудительной. И ты знаешь, мне это очень нравится!

Сильвия выглянула в окно. По петляющей лесной дорожке шел Стив в сопровождении Чуда и Матильды. Все трое были мокрые после ежедневного утреннего купания. Сильвия знала, что сейчас троица ворвется в дом, сметая все на своем пути, и устремится в кухню.

— Ада, я с тобой прощаюсь до вечера! Мои возвращаются с купания! Иду варить кофе.

Сильвия улыбнулась. Колдовство. Магия. Стив все-таки знал в них толк. Иначе чем можно объяснить это счастье — быть с ним рядом?

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.