/ Language: Русский / Genre:love,

Серебряная Луна

Элли Крамер


Крамер Элли

Серебряная луна

Элли КРАМЕР

Серебряная луна

Перевод с английского Д.А. Налепиной

Анонс

Жизнь Мэри Райан, хорошенькой и веселой девушки, ясна и безмятежна. Она работает врачом в крошечном городке и собирается замуж за самого красивого парня в графстве. Но тут в родные места возвращается из Лондона друг ее детства. Он не только лишает Мэри душевного покоя, но и перетряхивает весь сонный городок. Дружеские отношения переходят в любовные, а любовные в дружеские, злодеи оказываются милейшими людьми, а благонамеренные граждане злодеями. Счастливые и зловещие события чередуются в закрутившемся калейдоскопе жизни... А Мэри, потеряв безмятежность, приобретает взамен настоящую Любовь.

Пролог

Если бы человек мог хоть иногда заглядывать за Занавес Времени...

Если бы человек мог хоть иногда предвидеть будущее...

Ну хотя бы получше знать свое прошлое!

Однако человек - существо самонадеянное и крайне упрямое. Он не обращает внимания на приметы, природные явления и прочие знаки, которые подает ему Мать-Природа в надежде, что он поймет...

Ну хоть попытается понять.

Как бы то ни было, если бы люди были иными, Билл Уиллинггон не налегал бы на снотворное, а поделился своей трагедией с дедом, а старый Харли мог бы и снизойти до внука.

Дотти Хоул призналась бы подруге, что влюблена в... А Мэри Райан прекратила бы свои дурацкие и совершенно бесплодные отношения с...

И Ник Грейсон стал бы художником, а не риэлтером...

Нет, все по порядку.

Стоял погожий летний день. Над Грин-Вэлли не было видно ни единого облачка. Небо было синее и безмятежное...

Глава 1

Стоял погожий летний день. Над Грин-Вэлли не было видно ни единого облачка. Небо было синее и безмятежное.

Высокий молодой человек с недовольным выражением лица вскинул на плечо большую спортивную сумку и зашагал с холма в долину.

При первом же шаге выражение его лица сделалось еще более недовольным, а при втором молодой человек чертыхнулся и захромал.

Роста он был именно такого, какой обычно нравится детям от пяти до тринадцати. Та самая "оглобля", которой ничего не стоит "достать воробушка". Глаза у молодого человека были серые, большие и сердитые, скулы высокие, брови густые и нахмуренные, рот, вполне возможно, был даже красивым, но это было не заметно, так как губы он сжимал слишком плотно. Волосы были густые, темно-русые, и хотя молодому человеку на вид было не больше двадцати восьми лет, на висках явственно серебрилась седина. Лицо было загорелое, волевое и немного печальное. Одет он был.., да как все молодые люди его возраста. Джинсы, тонкий шерстяной свитер, ветровка защитного цвета, кроссовки.

Молодой человек перекинул сумку на другое плечо, стиснул зубы - по высоким скулам явственно заходили желваки - и медленно продолжил свой путь. Хромал он сильно.

Четверть часа спустя он уже шел по Центральной улице Грин-Вэлли, странного места на юге Англии, которое уже несколько столетий решало и не могло решить для себя: оно маленький городок или большая деревня?

Куры деловито возились в пыли, собаки валялись на обочине, на крыльце небольшого магазинчика с гордым названием "СупермаркИт" мирно дремал очень толстый человек, прикрывшись газетой. За низкими зелеными заборчиками размещались произведения садоводческого искусства под общим названием "типичный сельский садик Южной Англии". Молодой человек шел, глядя прямо перед собой и явно не интересуясь успехами местных садоводов. Казалось, он торопится поскорее миновать оживленное место.., если Центральную улицу Грин-Вэлли можно было считать оживленным местом.

Из-за одного заборчика неожиданно выплыла обширная дама средних лет. На ней было. сиреневое платье, сиреневая шляпка с широкими полями и сиреневые же солнцезащитные очки. У пухлых ног дамы суетилась и сердилась собачонка, чья шерсть явственно отливала сиреневым. При виде молодого человека сиреневая дама воздела руки к небу и издала ликующий вопль:

- Бог ты мой! Кого мы видим, Марджори!

Неужели это наш паршивец! Как ты вырос, маленький разбойник. Настоящий мужчина!

Плечи, стать... Хромаем? Травма на производстве?

Лицо молодого человека неожиданно исказила судорога. Впрочем, он быстро справился с собой и процедил сквозь зубы:

- Добрый день, миссис Бримуорти. Надеюсь, вы хорошо себя чувствуете. Я спешу домой.

- Не понимаю этого, дорогуша, совершено не понимаю. Был бы дом как дом, а уж в это логово спешить совершенно незачем. И как это только Бог смотрит на подобную несправедливость! Вот взять пастора: прекрасный был человек, праведник, одним взглядом искоренявший ересь в любой заблудшей душе. И что же?!

Молодой человек с живейшим интересом посмотрел на миссис Бримуорти.

- Да, действительно, что же?

- Умер!

- Да что вы говорите?

- Умер, чтоб мне лопнуть, да еще и от чего!

Цирроз печени! А ведь он не пил в жизни ничего, кроме вина на причастии. В то время как некоторые ухитряются бренди запивать самогоном - и живут себе до ста лет.

Молодой человек кивнул и аккуратно обошел миссис Бримуорти с фланга.

- Всего доброго, миссис Бримуорти.

- Уже уходишь? Что ж, увидимся позже. Ты ведь, надо думать, теперь надолго?

Молодой человек резко обернулся, и миссис Бримуорти резво отпрыгнула за калитку.

- Я хочу сказать, после того, что случилось, тебе лучше отдохнуть в родных местах, подлечить нервы, хотя лично я всегда считала, что помощь специалистов в подобных случаях незаменима...

- ВСЕГО ДОБРОГО, МИССИС БРИМУОРТИ.

Молодой человек торопливо - насколько позволяла нога - зашагал прочь, спиной чувствуя взгляд сиреневой дамы.

Только спокойно. Не поддавайся. Ты знал, что рано или поздно они обо всем узнают. К. тому же самое плохое ты уже пережил. Глаза той женщины.., и стук комьев земли, падающих на крышку небольшого гроба.

Спокойно. Только спокойно.

- Конечно, миссис Стейн, это очень полезное лекарство. Только не забудьте о пропорциях.

Мэри Райан незаметно потерла висок тонкими пальцами. Накрахмаленный белый халат предательски хрустнул, и миссис Стейн словно коршун впилась острым взглядом в "самого-молодого-на-моей-памяти-доктора-и-зачем-таких-беру т-на-работу-что-они-могут-понимать-в-болезнях".

- Деточка, если тебе не нравится эта профессия, еще есть время ее сменить. Ты ведь ТАК молода...

- Миссис Стейн, мне двадцать пять лет, и я люблю свою профессию. Просто и у врачей иногда болит голова.

- У врачей - да.

Выпустив эту последнюю стрелу, миссис Стейн горделиво покинула светлый кабинет, звеня, переливаясь и грохоча, словно рождественская елка, вышедшая на прогулку.

Мэри еле сдержала смешок. Миссис Стейн пару лет назад открыла в себе явные и несомненные таланты медиума, после чего круто изменила имидж. Корсеты, испанские юбки с бахромой, пестрые шали и бесчисленное количество амулетов на шее и запястьях, гадальные карты, игральные кости и гороскопы, загадочная бледность на впалых щеках и густо подведенные зеленым глаза налицо были все признаки неврастении, но Мэри Райан не зря родилась и выросла в Грин-Вэлли. Все эти два года она терпеливо выслушивала миссис Стейн, тактично подправляя некоторые из ее рецептов (травы, собранные в полнолуние на местном кладбище), чтобы новоявленная предсказательница судеб, прямо скажем, не откинула коньки.

Да, Мэри Райан было двадцать пять лет, и уже второй год она работала у себя на родине, в Грин-Вэлли. Строго говоря, она была фельдшером, а не врачом, для тяжелых заболеваний имелась настоящая больница - пятнадцать миль от Грин-Вэлли, городок Бриджуотер. К счастью, тяжелыми заболеваниями местные жители не страдали, сказывалось отсутствие губительного влияния цивилизации.

Даже с родами отлично справлялась миссис Вейл, энергичная и бодрая старушенция, закончившая курсы акушеров задолго до Второй мировой. Мэри ей несколько раз ассистировала и могла подтвердить высочайший класс местной повитухи.

Собственно, именно миссис Вейл, Гортензия Вейл, помогла Мэри выбрать призвание.

Родители девушки погибли, когда девочке едва исполнилось три года, воспитывала ее бабка, а Гортензия была бабкиной лучшей подругой.

Денег катастрофически не хватало, и тогда две старые леди пошли на немыслимый по своей отчаянности шаг. Они продали свои дома, купили маленький домик в самом конце Центральной улицы и зажили одним хозяйством. Так у Мэри Райан оказалось сразу две бабки, причем обе - не приведи Господь.

Гортензия, профессиональная медсестра, которая помогла прийти в этот мир большинству жителей Грин-Вэлли, и не меньшее число их проводившая в мир иной, обладала острым и довольно циничным складом ума и взглядом на мир. Аманда Райан, бывшая учительница, родная бабка Мэри, была в большей степени идеалисткой, но зато куда более острой на язык.

С самого детства Мэри привыкла к ужасающим скандалам и ссорам, завершавшимся неизменным чаепитием на крошечной веранде (ежевичный джем, горячие булочки - тесто для них замешивалось без отрыва от скандала, масло, сыр и немного шерри для помирившихся валькирий). Мэри ничуть не боялась этих сражений, более того, следила за ними с неизменным восторгом. Гортензия и Аманда были созданы для другой эпохи. Той, где женщины неплохо обращались с холодным оружием, и мужчинам стоило десять раз подумать, прежде чем обидеть прекрасную даму.

Бабушка Аманда умерла десять лет назад, и Гортензия до сих пор не могла простить этого подруге.

Мэри улыбнулась воспоминаниям, встала и осторожно выглянула в коридор. Никого. Можно отправляться на ланч. Домой, в Кривой домишко, как его привыкли называть в округе, хотя никаким кривым он на самом деле не был.

Просто при взгляде на него сразу вспоминались сказки и легенды, где баньши, феи, гномы, эльфы и ведьмы жили бок о бок с людьми, и никого это не удивляло.

Мэри заперла дверь, спустилась с крылечка, взялась за щеколду калитки... Мимо торопливо прошагал высокий незнакомый парень.

Лицо у него было такое, что Мэри едва не отшатнулась. Парень сильно хромал.

Она проводила незнакомца недоуменным взглядом и пошла в противоположную сторону, к дому. Проходя мимо небольшого форума местных сплетниц (председатель - миссис Бримуорти), Мэри невольно ускорила шаги, приметив высокий позолоченный испанский гребень миссис Стейн. До нее донеслись лишь отрывки разговоров.

- ., совершенно дикая рожа! Он сумасшедший, говорю вам!

- Не понимаю, дорогая, как его могли отпустить после убийства?

- И почему не в психушку, а к нам?

- Вот старому пьянице радость - теперь они вместе будут безобразничать!

- КЫШ!!!

Мэри рассмеялась, дамы завизжали и всем скопом нырнули в калитку миссис Бримуорти.

На дороге, кроме Мэри, остался только один человек.

Высокий, широкоплечий, дочерна загорелый, Харли Уиллингтон совершенно не производил впечатления, что ему далеко за восемьдесят. Пронзительные синие глаза сверкали из-под лохматых бровей, усы топорщились в ядовитой ухмылке. Знакомьтесь: местный браконьер и хулиган Харли Уиллингтон.

Мэри смело шагнула к старику и задрала голову, как в детстве, глядя в синие насмешливые глаза.

- Ну чего глядишь, коза?

- Дядя Харли.., дайте леденец!

Оба расхохотались, а потом старик вытащил из кармана конфету в яркой, несколько потрепанной обертке.

- Никак не вырастешь, коза? Куда идешь?

- Обедать. Все выздоровели.

- Ха! Еще бы! Вот если б ты еще пургену этим курицам прописала...

- Дядя Харли, это нехорошо.

- А языком мести хорошо? От их трепотни мухи дохнут.

- Зато газеты не нужны. Они говорят, какой-то бандит приехал. Или сумасшедший. Я не очень слушала, знаю только, что теперь у нас будет два хулигана. Поскольку первый - это вы, то...

Харли Уиллингтон ахнул, хлопнул себя по голове и стремительно помчался прочь. Мэри с некоторым изумлением смотрела ему вслед.

Неужели его так взволновало известие о заезжем хулигане?

Гортензия Вейл сидела в кресле-качалке среди своих цветов и читала "Тайме". Вернее, дремала под надежной защитой широких страниц. Мэри улыбнулась и на цыпочках поднялась на крыльцо. Уже у двери ее догнал бодрый голос.

- Я все слышу. Я не сплю. Я обдумываю статью.

- Какую, бабушка?

- Э-э.., о подоходном налоге. Ерунду они придумали, полную ерунду. Потом - это уже было. После войны. Но тогда и продукты были по карточкам, нельзя ж сегодня-то...

- Бабушка, а почему у тебя газета раскрыта на спорте?

- Потому что я люблю спорт! Кого лечила?

- Миссис Стейн.

- Ха! Ей надо к Фишеру.

- Но он же ветеринар!

- А она здорова как кобыла. Что нового?

- Приехал сумасшедший хулиган. Харли Уиллингтон очень обеспокоился и помчался его встречать. А может, выгонять.

Гортензия энергично качнулась в кресле и выудила из недр темного платья трубку с резным мундштуком.

- Значит, он вернулся. Это хорошо. Старый бандит живо вправит ему мозги. Опять же, природа, цветочки, леса, поля...

- Бабушка! О чем ты говоришь?

- Как о чем? О Билли, разумеется. О Билли Уиллингтоне, внуке старого бандита Харли. Ты его совсем не помнишь?

Мэри нахмурилась. Память усиленно подбрасывала совершенно лишенные очарования воспоминания.

Долговязый парень на велосипеде проезжает точно через центр огромной лужи... Ее любимое голубое платье расцветает уродливыми пятнами грязи...

Пруд, жара, кувшинки... Кто-то хватает ее за ногу и утаскивает под воду... Мэри визжит, глотает воду, кашляет, вырывается изо всех сил...

Комок жвачки запутался в косе... У нее была хорошая коса, длинная, густая.., ровно до того самого дня, когда Билл Уиллингтон дунул из камышинки комком жвачки. С тех пор Мэри всегда коротко стриглась.

- Лучше б я его не помнила, бабушка! Так это его я встретила сегодня! Он хромает.

- Еще бы! Пуля в ноге мало кому прибавляет резвости.

- Пуля? Так он и в самом деле бандит?

- Хм. В детстве он точно им был. Сейчас - не знаю. Иди, обедай. Я еще почитаю. Надо вечером навестить Харли.

- Бабушка!

Старуха окинула Мэри ехидным взглядом.

- Вот что я тебе скажу, молодая докторша.

Не принимай ты старуху Стейн и всю их компанию. У тебя из-за них мозги свихнутся. Харли катал тебя на закорках.

- Да я...

- У всех ребят в деревне есть игрушки, которые он им вырезал из деревяшек.

- Но я же...

- Фишер твой дурак и неумеха, а Харли спас лошадь старого Джона, да и потом ходил за нею, как за малым дитем.

- Бабушка, я...

- И если когда-нибудь я услышу от тебя, что Харли Уиллингтон алкоголик и разбойник, я тебя выпорю вожжами!

- У нас нет вожжей.

- Найду.

- Погоди. Я вовсе не собираюсь так говорить. Я очень люблю дядю Харли и не верю ни единому слову этих дамочек. Правда, самогон он все-таки гонит...

- Так он его из чего гонит-то! Из пшеницы!

На меду, на липовом цвете, на ежевике! Это ж нектар! Забыла, как болела воспалением легких? Если бы не этот-самогон и мед, которыми тебя растирал старый Харли, лежать бы тебе в земле!

- Бабушка!!!

- Не кричи на бабку. Иди ешь.

- Я только хотела сказать, что провожу тебя.

К ним же в гору подниматься, да еще в темноте.

- Это другое дело. Все, уйди! Дай почитать спокойно.

Мэри сидела за небольшим столом и с аппетитом ела жареную картошку. Большинство современных девушек осудили бы ее за такие гастрономические пристрастия, но Мэри нечего было опасаться. От матери и бабки она унаследовала стройную фигурку, длинные сильные ноги, каштановую копну волос и задорно вздернутый носик. От отца - карие глаза и незлобивый характер, а еще смешливость и хорошее чувство юмора. В свои двадцать пять лет девушка любила весь мир и была уверена, что мир отвечает ей взаимностью.

Неожиданно тень набежала на личико Мэри.

Ник Грейсон, укоризненно сказал внутренний голос. Ты обещала пойти с ним сегодня в кино.

Поехать на его машине.

Мэри вздохнула. Ник Грейсон почти официально считался ее женихом. Почти - потому что Гортензия Вейл только фыркала при этом имени, а уж при появлении самого Ника вообще разворачивалась и уходила в дом.

Семья Грейсонов в Грин-Вэлли считалась самой уважаемой. Миссис Грейсон возглавляла все мыслимые и немыслимые благотворительные фонды, ведала церковной кассой и являлась председателем Клуба Цветоводов. Мистер Грейсон в основном почивал на лаврах своей энергичной супруги, зато у него были связи в Лондоне. Какие именно и с кем - не уточнялось, но это было не важно. Достаточно того, что больше таких связей ни у кого в деревне не было. Ник Грейсон, единственный сын почтенной четы, был красив до умопомрачения, хорошо воспитан, образован, а самое главное, единственный в деревне имел надежную и престижную работу. Ник был риэлтером.

Еще у него была собственная машина, он почти всегда ходил в костюме и при галстуке, и даже ненавидевшая все живое миссис Стейн таяла и млела, когда Ник приветливо кланялся ей с противоположной стороны улицы.

Словом, Ник Грейсон был замечательным человеком, и Дотти Хоул, закадычная подружка Мэри, неоднократно намекала, что свадьбу надо играть поскорее, потому что Ник много ездит, а девушек на свете много, так что Мэри и оглянуться не успеет, как его кто-нибудь уведет. Дотти так искренне ужасалась тому, что сама же и говорила, что Мэри от души смеялась над страхами подруги, но глубоко внутри ее одолевали сомнения.

Начать с того, что они вместе уже два года.

То есть с того момента, как Мэри вернулась в Грин-Вэлли после окончания учебы. Они регулярно встречались, ходили гулять, ездили в кино в соседний городок, а на обратном пути увлеченно целовались в машине. Конечно, о более близких отношениях и речи не могло идти.

Ник был слишком порядочен...

Мэри сердито фыркнула. Забавное сочетание:

"слишком порядочен".

Она понятия не имела, нравится ли ей с ним целоваться, потому что никогда об этом не задумывалась. После первого опыта, помнится, она была несколько расстроена, потому что ждала чего-то необычного, но вину приписала себе. Ведь до Ника она целовалась только с одним мальчиком, и это было сто лет назад, в лесу, а мальчишку звали...

О БОЖЕ!!!

Жаркий румянец залил ее щеки. Кружка с компотом опрокинулась, кошка Джу сердито мяукнула и стрелой взлетела на шкаф.

Мэри застонала.

Того мальчишку звали Билл Уиллингтон.

Глава 2

Билл прошелся по комнате, трогая пальцами старую мебель. Он не был здесь тысячу лет, прожил за это время сотню жизней, а в маленькой комнате дома на холме все оставалось таким, как в день его отъезда. Двенадцать лет назад.

Кресло из ивы. Кряжистый стол и несуразные, но прочные табуретки вокруг. Лежанка, застеленная подозрительного вида шкурой. Грубовато сложенный камин, чьим единственным украшением была изумительной работы кованая решетка. Пучки сухих трав под потолком. И целая батарея пузатых старинных бутылей в соломенной оплетке. Краса и гордость Харли Уиллингтона, настойки на.., да на всем, что только можно представить.

Когда Биллу исполнилось тринадцать, старшие ребята подбили его выпить дешевого виски. Страшно гордясь собой, он отправился с ними на лесную вырубку и там, в полуразрушенном сарае дровосеков, приобщился к запретному доселе Миру Взрослых Мужчин. Дальнейшее он помнил плохо. Туман в голове, мерзкая слабость в ногах и желудке, холодный пот...

А потом сквозь мглу проступило лицо деда.

Дед двоился. Билли могучим усилием сконцентрировал волю и понял, что с дедом все в порядке, а рядом стоит Джим Хант, старинный и закадычный дедов дружок. Оба старика - а стариками они были уже тогда, пятнадцать лет назад укоризненно качали головами и вели разговор, услышав который, любой инспектор по делам несовершеннолетних застрелился бы на месте.

- Нет, ты посмотри, что творится, Джим!

Почему бы им не начать продавать просто метиловый спирт? Так и писать на этикетке - метиловый спирт!

- Ну!

- Это ж надо! Чтобы с обычного ржаного пойла так тошнило!

- Ну...

- Не, я точно тебе говорю, отраву они гонят на своих заводах!

- Харли, ему все ж всего тринадцать годков...

- Вот именно! Сколько он мог выпить? Глоток, два, ну три от силы. А на вид - ему сейчас помирать.

Билл возмущенно смотрел на бессердечного деда, но сказать ничего не мог - язык не ворочался.

Потом была ночь, полная кошмаров, и утро, полное позора. Вчерашнее Билл помнил смутно, но ему было стыдно, стыдно до такой степени, что слезы наворачивались на глаза. Он ждал подзатыльника, крепкого словца, но дед даже глазом не моргнул при появлении иссиня-бледного внука.

- Садись к столу, сынок. Надо поесть.

Билл чуть не умер при этих словах, но Харли насильно усадил его вот за этот самый стол и поставил перед ним дымящуюся похлебку.

Аромат щекотал ноздри, янтарные кружочки масла плавали вокруг ложки, и парнишка сам не заметил, как съел все до конца. Как ни странно, ему действительно полегчало. Только после этого дед заговорил.

- Друг мой, ты знаешь, что я могу распознать любой самогон по запаху, назову год, когда был разлит любой бренди, да и сам готовлю отличные.., хм.., напитки?

- Д-да.

- Теперь подумай своей головой - смог бы я это делать, кабы хлестал всякую дрянь?

- Дед, я...

- Я знаю, сынок. Тебе сказали, что пора становиться мужчиной. Так часто бывает. Что ж, признайся честно - испытание оказалось не по силам.

- Дед, я больше...

- Не надо. Лучше условимся вот как. Когда тебе захочется узнать вкус спиртного, скажи мне.

Не думаю, что это случится раньше, чем через годик-два, но я буду наготове.

И все. В высшей степени непедагогично, зато честно. И совершенно правильно. Именно год с лишним Билл и думать не мог о крепких напитках. А потом, в сочельник, дед налил ему и Джиму Ханту по крошечной, с наперсток, рюмочке из одной из пузатых бутылей. Потом из другой. Из третьей. Они ели вкуснейший пирог со свининой, испеченный миссис Амандой Райан, пробовали все виды настоек старого Харли, и дед рассказывал о каждой из них.

- .. Вот видишь, какой яркий изумрудный оттенок? Это смородиновые почки, третьедневошные. То есть, три дня после проклювки прошло - надо собрать, позже уже не то, кошками будет вонять. А вот эта, синенькая, из чего, как думаешь?

- Ну... Черника?

- Балбес! Черника дает лиловый цвет и пахнет паршиво. Ее надо с медом, да на лесном хвоще, тогда она аромат отпускает. А синяя - на васильках. Пшеница на это зелье идет самая отборная, крупная, без парши, а васильки собери по меже, аккуратно лепесточки обдери, а пестики с тычинками не моги, в них яд! Потом настаивай шесть дней, но не больше, а то цвет сойдет Процеживать надо через осиновый уголь, он самый полезный. Кстати, и с похмелья осиновый уголь - первейшее дело. Верно, Джим?

- Ну!

- Дед!

- Чего?

- Ведь это самогон?

- Самогон - дурацкое слово. Сразу вспоминаются дешевые детективы. Мой собственный дед, учивший папу и меня, звал это дело декоктами. Либо эликсирами. Конечно, до эликсира мне далековато, но вообще-то мои настойки помогают от любых хворей. А секрет, знаешь, в чем?

- В чем?

- В том, чтобы не хлестать безо всякого смысла, а употреблять до первого потепления внутри. Верно, Джим?

- Н-ну!

- Тогда ты и аромат лесной или садовый учуешь, и вкус различишь, и сразу скажешь: вот эта, положим, брусничная - на гречишном меду, а вон та лимонная - на липовом.

Будет тебе удовольствие, а не дрянь во рту и в голове поутру...

Билл улыбнулся. Конечно, все эти разговоры совершенно не годились для пятнадцатилетнего паренька, но дед всегда был с ним честен.

Учил, как мог, тому, что знал сам. А когда его познания закончились (по его собственному разумению), послал внука в город. Именно в Лондоне, пару лет спустя, Билл понял, что старый Харли научил его самому главному. Жить по совести и получать от жизни удовольствие Неожиданно тень набежала на лицо молодого человека.

Все это осталось в прошлом. Жизнь больше никогда не будет приносить ему удовольствие и радость, потому что...

Потому что он убил человека.

Харли Уиллингтон сидел на скамейке на самом краю обрыва. Обрывом заканчивался сад Харли, сад, которому Общество Цветоводов Грин-Вэлли единогласно присудило бы ноль баллов. Сад бушевал, кустился и лохматился, птицы орали в нем от зари и до зари, а гнезда свои даже и не думали прятать в укромных местах. Обнаглевшие пернатые прекрасно знали, что в этом саду им не грозит ничего.

Харли наклонился, вытянул из-под скамьи пузатую бутыль в оплетке и два маленьких серебряных стаканчика. Хмыкнул, налил по несколько рубиновых капель, кроваво сверкнувших в лучах заходящего солнца. Сказал, не оборачиваясь:

- Рад видеть тебя, подружка! Раньше ты бывала легче на подъем.

- Это подъем раньше был легче, дружок.

Привет, старый разбойник.

Гортензия Вейл плюхнулась на скамейку рядом со старым Харли, приняла серебряный стаканчик, кивнула и пригубила. Некоторое время царила тишина, потом Гортензия задумчиво протянула:

- Я узнаю гвоздику, боярышник, рябину и малину. Мед - с общего сбора. А вот что еще...

- Тимьян. Вереск. И розовые лепестки.

- Ох. Харли, ты старый колдун, вот что.

Опять помолчали. Потом Харли искоса взглянул на старинную приятельницу.

- Как это ты решилась приползти в гнездо порока, да еще на ночь глядя?

- А я с Мэри. Она меня толкала в спину.

Ну а обратно будет легче. Она будет моими глазами.

- А девочка где?

- Не поверишь - нюхает цветочки. Очень ей нравятся твои мальвы. Ну а где твой?

Харли немного помрачнел.

- В доме. Нехорошо с ним, Горти. Я едва его узнал. Тощий, злой, глаза больные. Хромает сильно. Ну это-то ерунда, вылечу за неделю...

Гортензия кивнула, помолчала, а потом тихо заметила:

- В деревне уже хай поднялся. Трудно ему будет. Наши малахольные мадамы и святого доведут до сквернословия, а Билли сейчас и без них нелегко. Что с ним приключилось?

Харли беспомощно пожал плечами и тут же превратился в настоящего старика. Поникли могучие плечи, даже усы слегка обвисли.

- Не знаю, Горти. Правда, не знаю. Он все молчит и молчит. Обнял меня, расцеловал, по дому, по саду походил, все руками стенки трогал, потом поспал, но недолго. Проснулся - а вид такой, словно он пешком до Лондона и обратно сгонял. Под глазами круги, губы искусал... Ты ведь знаешь, что он теперь...

- Я знаю, что его временно отстранили.

Знаю, что была какая-то темная история. Знаю, что сейчас весь Грин-Вэлли зовет его за глаза психом и убийцей. Пока - за глаза!

- Горти, Билл не мог...

- Харли! Я ведь его увидала раньше, чем ты, и даже раньше, чем покойница Джилл, его мать, упокой, Господи, ее душеньку. Я видела, как он рос. Знаю его не хуже, чем свою Мэри.

Он хороший мальчик. Он не мог сделать ничего такого...

Старики пригорюнились, замолчали. Потом Харли тряхнул седой головой, налил еще по стаканчику рубиновой настойки.

- Ладно. Он теперь дома. У него есть я. У меня - он. В тебе, подружка, я никогда не сомневался, так что, знаешь, прорвемся. Хорошие люди друг друга разыщут. Горти?

- Да, Харли?

- Спасибо тебе.

- За что?

- За то, что пришла.

Мэри не стала мешать Гортензии разговаривать с Харли. Им было, что обсудить. Сама Мэри, не раз бывавшая в гостях у старого разбойника, отлично знала, чем заняться. Цветы, росшие в саду Уиллинггона, не росли больше ни у кого, и девушка решила воспользоваться оказией и рассмотреть их получше ведь сейчас была пора самого буйного их цветения.

Когда они с Гортензией медленно поднимались на холм, Мэри испытывала некоторое беспокойство при мысли о встрече с Биллом, но поскольку никто не вышел им навстречу, успокоилась.

В конце концов, что за глупости! Билл Уиллингтон не был в Грин-Вэлли больше десяти лет, глупо думать, что он вообще помнит Мэри Райан, да если и помнит - они же были детьми!

Сад полностью оправдал ее надежды. Мальвы всех цветов и оттенков источали сладкий аромат, и Мэри радостно рассмеялась при виде этой красоты. Она бродила по саду, восхищаясь и наслаждаясь красотой и спокойствием. Вероятно, именно так выглядел Эдем...

С Биллом они поцеловались тоже в этом саду.

Смешно, здесь почти ничего не изменилось. Как будто время остановилось.

Тогда тоже было лето, вечер, жара, и мальвы, надо полагать, цвели так же пышно. Билл Уиллингтон стоял под раскидистой и древней яблоней - вот она, кстати, - и ухмылялся своей отвратительной, нахальной усмешечкой. Ему было пятнадцать с небольшим, а ей - почти четырнадцать, и за час до их встречи в саду Мэри поругалась вдрызг со своими подружками, потому что они смеялись над ней, называли малышкой и несмышленышем.

Ну да, да, она еще ни разу не целовалась, но ведь и все ее подружки, ладно, почти все, тоже понятия не имели, как это делается! Злая как оса, Мэри сбежала в сад к дяде Харли, потому что именно сюда она и сбегала всю жизнь, когда появлялся повод. Старый великан Уиллингтон всегда защищал ее, утешал, умел рассмешить и развеселить...

Злая Мэри Райан сердито смотрела на нахального Билла Уиллинггона. Потом он, хмыкнул и сказал:

- Чего тебе, малявка?

Эта "малявка" ее и доконала. Мэри Райан шагнула вперед, схватила обалдевшего Билла за вихры, притянула к себе и со всего маху поцеловала прямо в губы.

Мэри приложила руки к пылающим щекам.

Боже, а уж как они пылали тогда, двенадцать лет назад!

Конечно, Билл ничего не понял. Конечно, это и поцелуем назвать было трудно. Конечно, она удрала. Дала стрекача. Дунула. Слетела вниз с холма, промчалась по Центральной улице, влетела в Кривой домишко мимо ошалевших бабушек, заперлась в своей комнате и повалилась на постель. У нее горели уши, щеки, плечи - вся она горела от стыда и еще от странного торжества. Она все-таки сделала это! Она целовалась с мальчиком! Пусть даже это дурак Билл Уиллингтон, которого она терпеть не могла из-за его дурацких шуточек и ухмылок.

Мэри покачала головой и строго приказала собственным воспоминаниям отправляться спать. Повернулась, чтобы отправиться за Гортензией, - сумерки становились все гуще. И едва не заорала в голос.

Прямо перед ней стоял высокий худой парень. Глаза на изможденном скуластом лице горели каким-то мрачным огнем, губы были плотно сжаты. Темные вьющиеся волосы тронула седина. Широкие плечи, большие сильные руки... Сейчас одной рукой он держался за сук старой яблони. Судя по всему, парень был рассержен. Или даже зол.

Мэри охнула и отступила назад.

- Простите... Вы так неожиданно появились...

Я испугалась.

- Какого черта вам здесь надо?

- Я.., мы здесь.., я и тетя Горти...

- Кто вы?

- Я? Мэри. То есть... Мэри Райан...

Лицо парня исказила судорога, и лишь спустя несколько мгновений Мэри поняла, что он пытается улыбнуться. И не может. Потом он заговорил, но голос его звучал хрипло и довольно пугающе.

- Простите меня. Я.., я не должен был так...

Я отвык от людей... Мне... Господи, Мэри, это же я! Билл!

- Билл? Билл Уиллингтон?

Вот теперь он усмехнулся, но это была на редкость неприятная усмешка.

- Что, не узнать меня, да? Не бойтесь, леди.

Что бы вам не наговорили обо мне, я не опасен. Не буду вам мешать.

Он резко повернулся и исчез. Просто растворился в сумерках, ни один сучок не хрустнул, даже трава не зашуршала. Мэри ошеломленно смотрела ему вслед.

Она была веселой и доброй девушкой. Ее всегда окружали приветливые и хорошие, в общем-то, люди. По крайней мере, так она привыкла считать. Да, Билла она когда-то терпеть не могла, но ведь это просто детские обиды, все давно прошло... Почему же на лице этого молодого человека ясно читалась такая ненависть, такая боль, такое презрение? И как странно и страшно горели его серые глаза!

Мэри торопливо кинулась на поиски Харли и Гортензии. Странно, но ее колотил озноб.

Старики вели неторопливую и негромкую беседу, однако при появлении Мэри Харли приветственно замахал рукой.

- Пришла, коза? Налить тебе рюмочку, ты, вроде дрожишь?

- Ох, дядя Харли... Бабушка!

- Что случилось, дорогая? Ты и впрямь дрожишь.

- Я.., там был Билл.., он меня напугал!

Лицо Харли потемнело. Он резко поднялся со скамьи.

- Что такое, девочка? Он был груб?

- Нет. Но у него такое странное лицо... Страшное. Он был очень недоволен, что я в саду...

- Глупости. Просто он не ожидал в первый же день по приезде встретить свою старую подружку.

Гортензия тоже поднялась на ноги и подхватила Мэри под руку.

- Перестаньте вы, оба! Мэри, ты врач, мне стыдно за тебя. Где твоя профессиональная выдержка? Харли, нечего изображать из себя пэра Англии. Ну встретились, ну не ожидали. Ничего такого. Парень приехал отдохнуть, а тут прямо под окнами неизвестная девица нюхает цветочки.

Я бы тоже была недовольна. Все. Пошли домой.

- Да. Простите, дядя Харли. Все в порядке.

- Горти, я прошу прощения...

- Старый бандит! Отстань от меня! И приходи в гости. Не могу же я все время шастать к одинокому мужчине по ночам, да еще в горку!

И Билла приводи, когда отдохнет. Ой, надоели вы мне. Мэри, держи меня крепче, я ни бельмеса не вижу в сумерках.

- Держу. Пока, дядя Харли. И не расстраивайтесь. Я сама виновата.

- Пока, коза. Горти, не упади.

Внука он нашел в дальнем углу сада. Билл сидел на одной из бесчисленных садовых скамеек, раскиданных по саду тут и там, и курил, безучастно глядя перед собой. Харли нахмурился, но при виде лица молодого человека немедленно раздумал делать выговор.

На лице Билла Уиллингтона застыло мрачное отчаяние.

Дед откашлялся.

- Курим?

- Да.

- Что-то многовато.

- Моя обычная доза - три пачки в день.

- Очумел? Вот потому ты и тощий.

- Я жилистый, дед. Тетка Вейл приходила, да?

- М-да. И ты успел напугать ее девчонку.

- Знаешь, в жизни бы ее не узнал. Такая... прямо красавица.

- Не то слово. И умница. И характер хороший.

Билл все так же безучастно кивнул.

- Хорошо. Повезет кому-то. Или уже повезло?

Харли закряхтел. Он всегда кряхтел при мысли о Нике Грейсоне.

- Да есть, вроде, один малый. Сынок старухи Грейсонши.

Билл вежливо удивился.

- Ну надо же. Неужели из этого зануды выросло что-то стоящее?

- Бес его знает. Костюмчик, машина, работа. В принципе, ничего плохого о нем нельзя сказать...

- Вот бы тебе такого внука, а, дед?

Харли отшатнулся, как от удара.

- Ты что, с ума сошел! Билли, если ты сейчас же не придешь в себя, я не знаю, что я с тобой...

Билл легко, пружинисто поднялся на ноги.

Ростом он был с деда. Подошел, крепко обнял старика за плечи.

- Не надо, дед. Я сказал глупость. А сделать со мной уже ничего нельзя. Я уже все сам с собой сделал.

В эту ночь в доме Уиллингтонов не спали.

Харли сидел на веранде и о чем-то размышлял. Билл метался без сна на своей постели.

Иногда усталость брала свое, и он забывался, но вновь и вновь просыпался, давясь беззвучным криком.

Одно и то же.

Глаза той женщины. И комья земли, падающие на крышку небольшого гроба.

Гортензия заговорила только возле дома, когда они уже почти прошли всю Центральную улицу.

- Вот что, Мэри. Я не зря назвала тебя доктором и все такое. Парню надо помочь. Он в большой беде, и это по медицинской части.

- Я же не психиатр...

- А кто сказал хоть слово про психиатров?

Наслушалась? Стыд и позор!

- Бабушка, я никого не наслушалась, просто он так странно себя...

Гортензия Вейл остановилась. Маленькая, сухонькая, похожая на сердитую птицу.

- Всего я тебе не могу сказать. Да и не знаю всего-то. Это уж их дело, Харли и Билла. Психиатр нужен здесь только Глории Стейн, не к ночи будь помянута, а вот мальчику надо помочь. Помнишь, как ты убегала от нас с Амандой на холм? Пряталась там от обид, от невзгод своих девчачьих? Никто ведь и не думал тогда посмеяться над тобой, сказать, мол, глупости все это? Тебя утешали, подбадривали, защищали. Билли сейчас тоже прячется на холме от обид. От невзгод. Может, и от большой, настоящей беды. И ему тоже нужен кто-то, кто поймет, утешит и не станет смеяться или, хуже того, осуждать. Харли за него жизнь отдаст, я его люблю, но мы старики. Ты ему ровесница, росли вы вместе. Не бросай его.

- Тетя Гортензия, я...

- Я сказала, не бросай!

Гортензия Вейл сердито фыркнула и величаво удалилась к себе в комнату. Мэри осталась одна, растерянно глядя вслед старухе и абсолютно ничего не понимая.

В эту ночь ей снился очень странный сон. Под раскидистой древней яблоней стоят они с Биллом. Он смотрит на нее страшным ненавидящим взглядом, и губы его искривлены беззвучным проклятием, а она не в силах ничего сказать и даже пошевелиться. Потому что ей так больно и так страшно, что сердце разрывается на части.

Глава 3

Грин-Вэлли, неделю спустя

- Нет, вы только подумайте! Сидит сычом на своем холме, вообще вниз не спускается...

- Как же не спускается! А к мисс Райан в больницу?

- Помяните мое слово, они нам еще устроят веселую жизнь! Не зря старик всю жизнь браконьерствовал. Погодите, вот ограбят банк...

- Какой банк?

- Ну не банк. Магазин. Или кого побогаче.

- Что вы такое говорите! Все-таки он из Лондона...

- Ну и что? Сколько жулья в этом Лондоне, вы знаете? Я вообще не знаю, куда смотрит мэр!

- Надо заявить в полицию.

- А я считаю, самое место ему в психушке!

Ведь страшно подумать, молодой, здоровенный бык, а глазищами так и зыркает, так и зыркает...

- Гортензия Вейл тоже хороша. Говорят, навещает их.

- Совсем из ума выжила. Ведь вдвоем живут, женщины. Прирежет их, и не пикнут. А то и изнасилует...

- Господи, какой ужас вы говорите! Вот я читала в "Сан", одна девушка познакомилась с молодым человеком, даже поженились, а он оказался маньяком...

- Да что вы такое говорите уважаемая! Он же работал в...

- Оставьте вы, ради Бога. Про этот случай, кажется, в газетах писали, мне кузина Салли звонила из Бриджуотера, а муж Салли как раз знаком с одним шофером, тот часто ездит в Лондон, у него там тетка, так вот она и рассказывала, что скандал был нешуточный...

- Погодите вы со своими кузинами и тетками! Он сумасшедший, я точно знаю. У него даже справка есть о нетрудоспособности. Знаете, что это значит?

- Ну?

- Не "ну", а то, что он вас прирежет, а ему за это ничего не будет!

- В самом деле, что ж это он на работу никак не устроится? Значит, не может?

- Бандиты не работают.

- Надо предупредить мисс Райан. Она ведь при лекарствах. Наркотики...

- Хорошо, что молодой Грейсон на ней женится...

- Как женится?

- Обыкновенно. Вы что, не знали?

- Да нет, просто я не думала... Она, конечно, милая девушка, внимательный такой доктор...

- И не говорите. Прекрасную микстурку она прописала моему старику. Совсем перестал кашлять.

- Сейчас изобрели новое лечение, магнитом. Полчаса в день лежите на нем - и все как рукой...

- А я слушала по радио, скоро поменяются магнитные полюса Земли. Года через два, кажется. И тогда все.

- Что - все?

- Конец света.

- Давно уже конец света. Вы посмотрите, что творится. Когда это было яйца по два фунта дюжина...

- Безобразие!

Мэри выглянула в коридор, удостоверилась, что на прием никого нет, и с радостной улыбкой вернулась в кабинет. На белой кушетке сидела, болтая ногами, золотоволосая и симпатичная Дотти Хоул, ее лучшая подружка.

Дотти училась на курсах машинисток в соседнем городке и жила последние три месяца у тетки. С сегодняшнего дня у нее начались каникулы, и теперь подружкам не терпелось поболтать вволю. Дотти приехала вчера вечером и кое-что о последних событиях уже знала. Основной ее особенностью было умение реагировать на самые невинные события с неподдельным ужасом, так что Мэри даже побаивалась расспросов о Билле Уиллингтоне. Такого потрясения Дотти могла и не перенести.

- Наконец-то! Я соскучилась по тебе, До.

- Я тоже, ужасно! Меня совсем замучили эти курсы. Маникюр псу под хвост, пальцы сводит, а от всех этих тренировочных текстов у меня голова болит. К тому же тут у вас такое творится! Мама просто в ужасе.

Мэри удивилась. Миссис Хоул была одной из самых здравомыслящих особ в Грин-Вэлли.

- Почему? Мне казалось, в ужасе только миссис Бримуорти и миссис Стейн с компанией.

- Да нет же, Мэри, глупая! Это вовсе не об Уиллингтонах. Это о шоссе.

- Каком еще шоссе?

- Через Грин-Вэлли собираются прокладывать шоссе, скоростное, кажется. Разумеется, городок должен расцвести, но кто-то может расстаться со своим домом.

- А ты откуда знаешь?

Неожиданно Дотти залилась румянцем.

- Это Ник... Ник Грейсон сказал!

Только сейчас до Мэри дошло, что уже целую неделю она и не вспоминает о Нике Грейсоне. Он и раньше часто бывал в разъездах, в последнее время почти не жил дома, но за эти несколько дней Мэри даже не подумала о нем ни разу...

- Господи, Ник? Ты не поверишь, До, столько дел, я совершенно замоталась. И что он сказал?

Дотти немного успокоилась.

- Ну он ничего наверняка не говорил, но сказал, что может выйти неплохая сделка, хотя ему страшно неудобно, все-таки соседи. Я так поняла, он хочет достать точные планы строительства и предложить людям продать свои дома...

- За бесценок? Не может быть. Ник не мог бы...

- Да в том-то и дело! Он страшно, просто кошмарно переживает. Ведь никакого обмана нет, потому что они все равно потеряют свое жилье, а государство им даст меньше, чем может предложить Ник, ну а ему выгодно, ведь он получает процент от сделки, но все равно получается, что он обманщик, а ты же знаешь, какой он...

Ах, Мэри, какой он у тебя замечательный!

Дотти мечтательно завела глаза к потолку и потому не заметила смятения, отразившегося на лице подруги. Мэри промямлила:

- Да, конечно. Он очень.., порядочный.

- Да! И красивый. И умный. Честное слово, ты очень рискуешь.

- Дотти, ты опять.

- Если бы вы поженились, все было бы иначе.

- Мне некогда.

- Что? Мэри, иногда ты бываешь совсем как Гортензия. Я ее очень уважаю, но она - синий чулок!

- Бабушка Гортензия? Да у нее романов было в молодости...

- Ну и что? Она Ника терпеть не может. А вот этого жуткого бандита пожалуйста!

Мэри неожиданно рассердилась. Ледяным тоном, удивившим ее саму, она раздельно и четко произнесла:

- Дотти Хоул, не смей уподобляться старым сплетницам! Нельзя оскорблять человека, даже не зная его толком. Что ты можешь знать о Билле?

Дотти заморгала голубыми глазами и сложила губки бантиком.

- Ну, Мэри, какая ты злющая! Это же все знают! Он попал в ужасную историю в Лондоне, что-то, связанное с убийством, потом его выгнали с работы и он вернулся в Грин-Вэлли, а старый Уиллингтон...

- МИСТЕР УИЛЛИНГТОН, Дотти. И не вздумай говорить о дяде Харли плохо. Как тебе не стыдно!

- А я и не говорю ничего. Просто он всегда был немножко.., хулиган! В хорошем смысле!

Мэри не выдержала и расхохоталась. Сердиться на Дотти было невозможно.

Дотти немедленно засияла улыбкой, устроилась на кушетке поудобнее и скрестила руки на пышной груди.

- Я слушаю. Рассказывай мне все. Итак, Билл Уиллингтон не бандит. А кто?

И тут Мэри поняла, что ей совершенно не хочется рассказывать Дотти про Билла Уиллингтона. Совсем.

Да и рассказывать-то, собственно, было нечего. Почти.

На следующий день после посещения дома Харли Уиллингтона Мэри проснулась слегка разбитой и преисполненной решимости творить добрые дела. После скудного завтрака в одиночестве - Гортензия сладко спала, предусмотрительно накрывшись вчерашней газетой, - Мэри с некоторым смятением подумала о том, что никакого четкого плана у нее нет и придется импровизировать. Для начала стоило встретиться с Биллом Уиллингтоном и попытаться наладить отношения.

По дороге на холм она отчаянно трусила, и под действием этого чувства в голове рождались не вполне достойные мысли.

Почему она должна помогать малознакомому, в общем-то, человеку?

Чем она может ему помочь? , Что, если она не сможет ему помочь?

Может, ему и помощь никакая не нужна?

И вообще, это глупо!

В отвратительном настроении она дошла до пышных кустов шиповника и боярышника, которые служили забором владений Уиллингтонов.

Харли был дома, сидел на веранде и чинил какой-то загадочный механизм, состоящий из пружин и дощечек. Мэри предпочитала не задумываться, что это. Легенды о браконьерских подвигах старого Уиллингтона основывались на богатом фактическом материале.

- Привет, дядя Харли.

- Привет, коза. Дай отвертку, она упала, а мне лень вставать, Пожалуйста. А... Билл дома?

- В саду. Хочешь всыпать ему за вчерашнее?

- Нет. Хочу попробовать еще раз поздороваться.

- Дело хорошее. Он у родника.

- Так я пошла?

- Иди. Будет худо - вызывай кавалерию.

Мэри засмеялась и смело направилась в сад.

Сад Харли отличался от леса, посреди которого он находился, только наличием плодовых деревьев (яблонь) и садовых скамеек (дубовые доски, положенные на дубовые же пни). В остальном это была нормальная лесная чаща, со всеми лесными обитателями. Мэри с восхищением проводила глазами стройную лань, неспешно удалявшуюся от тропинки, поглазела на двух белок, верещавших на ветвях орешника, и перепрыгнула через пыхтящего ежика.

Билл сидел, ссутулившись и опустив голову, возле прозрачного родника, обложенного камнями. Мэри робко кашлянула, и молодой человек поднял голову. Выглядел он ужасно.

Темные круги под глазами, ввалившиеся скулы, темная щетина. При виде Мэри он вскочил на ноги, и она с тревогой отметила, что двигается он бесшумно и упруго. Как хищник.

Как волк.

- Это вы?

- Доброе утро, Билл. Я решила попробовать еще разок.

- В каком смысле?

- Вчера у нас не получилось. Надеюсь, сегодня пойдет лучше. Итак привет, Билл! Давно не виделись, Я рада встрече.

Билл смотрел на нее во все глаза, смотрел с подозрением и недоверием, ища насмешку в ее словах и улыбке, - и не находил.

Стройная темноволосая девушка с карими глазами улыбалась приветливо и очаровательно, ямочки на щеках делали ее неотразимой.

Она чуть склонила голову набок, и темные локоны коротко стриженых волос упали ей на щеку. Она поправила их небрежным, естественным движением. Ни капли жеманства или кокетства.

Билл упивался ее видом. Он сам не понимал, почему так рад ее приходу. Наконец он опомнился и хриплым от смущения голосом вымолвил:

- Привет, Мэри. Я.., тоже рад встрече. Присядь.., те?

Она рассмеялась - словно льдинки зазвенели в хрустальном бокале с шампанским! Билл сроду не пил шампанского со льдом, как-то не довелось, да и не с кем было, но смех Мэри напоминал именно это, и ничто другое.

- Помнится, мы были на "ты", когда ты топил меня в пруду.

- Ох...

- И когда жвачку запустил мне в косу - тоже.

- Коса. Точно, у вас.., у тебя была коса, длинная и в руку толщиной. Сколько же лет прошло?

- Со времен косы - пятнадцать, а уехал ты отсюда двенадцать лет назад.

Он сделал шаг, чтобы подать ей руку, и тут же ногу прошила острая боль. Не сдержав яростного ругательства, Билл неловко покачнулся и тяжело опустился на скамью. Мэри и глазом не моргнула. Шагнула вперед и села рядом на дубовую скамейку.

- Сильно болит?

- Да.., черт! Извини. Я ругаюсь, как сапожник.

- Ерунда. Слышал бы ты, какими словами поливают своих мужей некоторые роженицы.

Можно посмотреть?

Не дожидаясь ответа, она протянула руку и коснулась его ноги. Сильные тонкие пальцы уверенно и профессионально ощупали колено, пробежали вверх - и Билл в смятении отпрянул. Ощущения были слишком сильными. Слишком возбуждающими.

Девушка виновато взглянула на него.

- Я сделала больно? Извини. Ничего, что я так нахально?

Он смотрел на ее пальцы, красивые, изящные, с коротко подстриженными ногтями, и против воли представлял, как она касается этими пальцами его лица. Кладет прохладную узкую кисть на лоб.., и он засыпает.., наконец-то засыпает!..

- Билл!

- Прости. Я немного не в себе. Ты ведь врач?

- Звучит громко, но... Я фельдшер. До врача мне еще три года ординатуры, но я соскучилась по Гортензии и Грин-Вэлли.

- Странно.

- Почему?

- Обычно из таких городков хотят уехать.

- Ты-то вернулся.

- У меня.., были обстоятельства.

Судорога гнева исказила изможденное лицо Билла. Он вскинул на Мэри серые яростные глаза.

- Впрочем, ты наверняка уже наслышана о них?

Она ответила ему бестрепетным и лучистым шоколадно-карим взглядом.

- Я не собираю сплетни. И ты не принц Уэльский.

- Но о том, что я псих, ты уже знаешь?.

- Да, в основном от местных психопаток.

Билл, еще немного - и нам придется начинать все по новой в третий раз. Почему ты злишься?

Секунду он боролся с отчаянным желанием сказать в ответ что-то резкое, злое, что-то, способное погасить эту доброжелательную улыбку, но внезапно в голове что-то щелкнуло, и Билл Уиллингтон просто и тихо ответил:

- Я очень устал, Мэри. В этом все дело. Я устал.

Она посерьезнела и кивнула.

- Это вполне уважительная и понятная причина. Не сочти меня любопытной нахалкой, Билл, но.., карты на стол, как говаривала бабушка Аманда, подозревая бабушку Гортензию в мухлеже. Честно говоря, старики хотят, чтобы я взяла над тобой шефство, но лично я...

- Этого не хочешь. Так?

- Нет. Я вчера здорово испугалась. Кроме того, ты уж не обижайся, детства сон златой оставил не лучшие воспоминания о Билли Уиллингтоне, из-за которого я рассталась со своей косой и чуть не проглотила лягушку.

- Мэри, я...

- Погоди. Теперь я вижу перед собой своего почти ровесника, моего давнего приятеля, который к тому же немного нуждается в поддержке. Я могу и готова оказать эту поддержку, только и всего. Мне это сделать легко и приятно. Если неприятно тебе - просто скажи об этом.

Билл смотрел на нее во все глаза. Вот это девушка!

Большую часть своей лондонской жизни Билл Уиллингтон общался с совершенно другими женщинами. Размалеванные, порочные, нюхающие кокаин и зовущие всех мужчин "лапуля" или "красавчик", они были лживы до мозга костей. Билл потратил несколько лет, чтобы научиться общаться с ними и ими управлять. В результате он и понятия не имел, что на свете еще остались другие. Вот такие, свежие, кареглазые, со звенящим смехом и прохладными сильными пальцами. Искренние и честные.

- Мэри, я... Я тебе благодарен. Честно говоря, я даже не ожидал, что после вчерашнего...

- Проехали. Что ж, если в принципе мы пришли к согласию, тогда позволь задать тебе чисто профессиональный вопрос.

Билл немедленно напрягся, но Мэри не обратила на это никакого внимания.

- Я хотела бы осмотреть твою ногу. Ты можешь прийти ко мне в кабинет, но если тебе удобнее здесь, в доме - нет проблем.

Билл едва не ахнул. Пуля, месяц назад перебившая ему сухожилия и чудом не раздробившая коленную чашечку, вышла из верхней части бедра. Тот подонок стрелял в него с земли...

Иными словами, простым закатыванием брюк тут не обойтись. Их придется снять, а снимать штаны перед кареглазой Мэри Райан совершенно немыслимо.

Она склонила голову на плечо уже знакомым ему жестом и усмехнулась.

- Билл! Напоминаю, я - фельдшер. В Грин-Вэлли - врач. "Он сердито тряхнул головой, отвел глаза.

- В больницу я не пойду. Бримуотерша наверняка будет висеть на заборе. Если можно, то дома, ладно?

- Конечно. Что это - вывих, ушиб...

Он посмотрел ей прямо в глаза и ответил неестественно спокойно:

- Пуля.

И ничего не случилось. Мэри Райан просто кивнула головой.

- Ясно. Помощь оказали сразу? В больнице?

Швы накладывали?

Билл покорно захромал вслед за ней к дому.

- Я потерял много крови, а саму пулю достали уже в тюремной больнице...

Ему показалось - или ее плечи чуть напряглись?

- Потом зашили, а через неделю начались боли. Врач ничего не понял, потому что зажило все хорошо.

- Сейчас посмотрим. Дядя Харли, можно вас выгнать на минуточку с веранды? Мне нужен свет и кушетка.

- Конечно, коза. А что ты будешь с ним делать? Пороть?

- Нет, осматривать.

Билл направился в дом. Мэри опустила голову, пряча улыбку.

Вышел он через пару минут. Теперь на нем красовались довольно потертые, но чистые шорты. А еще через миг улыбка Мэри начисто угасла.

Во время учебы она проходила пулевые ранения, практика была в военном госпитале, и Мэри отлично знала, что творит кусочек раскаленного металла, вонзаясь в живое тело. Нога Билла была основательно покалечена.

Он заметил выражение ее лица и криво ухмыльнулся.

- Паршиво выглядит?

- Выглядит нормально. Боюсь, что паршиво внутри. Вероятно, тебе плохо сшили сухожилия, а они при такой ране наверняка были разорваны. Тебе больно наступать? Спускаться с горы или подниматься?

- Спускаться. И иногда всю ногу прошивает болью.

- Все ясно.

- Мэри?

- Да, больной?

- Это уже не исправишь?

- Что ты! Просто это довольно долго и мучительно, а кроме того, требует не медикаментов, а, в основном, твоих собственных усилий.

Я назначу тебе массаж и прогревания с ультрафиолетом, а тебе придется ежедневно выполнять упражнения.

Билл кивнул. Он не очень вникал в слова. Все мысли и чувства были сконцентрированы только на одном: пальцы Мэри Райан на его ноге.

Он дал бы прострелить и вторую ногу, если бы это гарантировало постоянное прикосновение этих пальцев.

- Девочка, еще он плохо спит.

- Дед! Отстань.

- Не отстану. Мэри, малышка, что такое фенобарбитал?

- Снотворное, дядя Харли. Очень сильное.

- Вот! Он приехал только вчера, а сожрал уже шесть штук!

- Дед!!!

- Что "дед"? Мэри, дочка, запрети ему;

Мэри как-то странно посмотрела на Билла, а потом медленно, подбирая слова, поинтересовалась:

- Ты выпил так много, потому что не действует? Или...

- Или я наркоман? Нет. Я не наркоман. Хотя - черт его знает. Я уже месяц пью эти таблетки, - А вначале помогало?

- Нет. Я практически не спал этот месяц.

Мэри нахмурилась.

- Это плохо. Очень плохо. Особенно в сочетании с фенобарбиталом.

Билл немедленно разозлился.

- Я не нарк, ясно?! Я не колюсь, не курю и не употребляю колеса. Я просто не могу спать, что в этом плохого?!

Карие глаза сверкнули.

- Это плохо, потому что человек не может без сна. Истощается нервная система, отказывают сердце, почки, мозг! А когда вдобавок к этому ты глушишь организм снотворными...

- Леди, не вынуждайте меня быть грубым!

- Билли!

- Отстань, дед! Сейчас она тоже скажет, что я псих!

- Она не скажет, хотя ты - псих!

- Дядя Харли!

- Я нормальный!

- Я вот щас как всыплю тебе нормально...

- Знаешь, дед...

- ТИХО!!!

Старый и молодой Уиллингтоны замолчали и уставились на Мэри. Она улыбнулась обоим.

- Вы очень темпераментны. Оба. Остыньте.

Дядя Харли, от вас потребуется особый.., декокт.

- Вот! Умница, даром, что в городе училась.

Понимает!

- Декокт должен включать мелиссу, пустырник, мяту, резеду, мед, дягиль, боярышник и зверобой.

- Я не пью...

- Билл должен пить его по чайной ложке... простите, по вашей маленькой рюмочке три раза в день. На ночь можно две рюмочки.

- Я не...

- Молчи, балбес! Говори, девочка.

- Билл. Сегодня вечером ты придешь на массаж, и я дам тебе комплекс дыхательных упражнений для сна...

- Это же ерунда...

- ДЛЯ СНА! И комплекс нагрузок для ног.

Выполнять их надо точно, желательно в одно и то же время, ни в коем случае не превышать нагрузки. Будешь спорить со мной - упеку в больницу на вытяжку.

- Браво! Вылитая Аманда!

Мэри сурово посмотрела на своего нового пациента. И рассмеялась.

Ближе к вечеру он пришел на массаж в кабинет. Мэри знала, чего ему это стоило. Лицо Билла напоминало застывшую маску, но глаза горели мрачным огнем. Он зашел в кабинет, плотно притворил за собой дверь, едва не прищемив нос Глории Стейн, потом расстегнул куртку и протянул Мэри слегка помятые, но все равно прекрасные мальвы.

- Тебе. От деда.

- А от тебя?

Он неумело улыбнулся.

- Я не умею дарить цветы - Что поделать. Иди за ширму, снимай брюки и ложись.

Она здорово делала массаж, это он оценил сразу. По сведенному болью от долгой ходьбы колену побежало тепло, потом расслабились мышцы бедра, а еще чуть позже Билл понял, что впервые за месяц не чувствует боли. Мэри установила на штативе синюю лампу, прикрыла Билла пледом и ушла из-за ширмы, ласково улыбнувшись ему на прощание.

Нога не болела, лампа грела, до него доносился негромкий голосок Мэри и трубный гудеж старика Чембера, жаловавшегося на прострел в пояснице и плече. Билл прикрыл глаза и блаженно вздохнул.

Когда через четверть часа Мэри заглянула за ширму, Билл Уиллингтон крепко спал. Во сне его лицо стало совсем юным, темные волосы прилипли к чуть влажному лбу. Тем неестественнее выглядела седина на висках. Мэри тихонько вздохнула.

Глория Стейн вплыла в кабинет, поджав и без того тонкие губы. Обстреляв комнату пронзительными взорами, она надменно взглянула на невозмутимую Мэри и оскорбленным голосом заявила:

- Я прошу вас подписать рецепт, моя милая. На консультацию мне, видимо, придется ехать в Бриджуотер.

- Воля ваша, миссис Стейн, хотя я могла бы вас проконсультировать и здесь.

- Возможно. Возможно, я отстала от жизни и теперь в больших городах, где учат на докторов, принято одновременно осматривать и дам, и мужчин. Возможно, там это считается пристойным. Но я воспитана иначе.

- Миссис Стейн, это полная ерунда. Я не собираюсь вас осматривать, потому что вы совершенно здоровы...

- Что?! Я.., ах!.. Как вы...

- Вы совершенно здоровы, а ваш травяной сбор действительно хорош при запорах...

- Ой! Умираю...

- Кроме того, мужчина, то есть мистер Уиллингтон, находится за ширмой и крепко спит.

- Спит?! Он что, будет здесь ночевать?

- Нет. Он принимает лечебную процедуру.

Сон входит в нее. Потом он проснется и пойдет домой.

Глория Стейн простерла сухую длань, увешанную браслетами, отчего по комнате пошел перезвон, но патетическая речь так и не увидела свет. В этот момент из-за ширмы раздался не то стон, не то вой, не то крик боли. Глория подскочила, Мэри бросилась за ширму.

Лицо Билла было искажено болью, глаза закрыты, по впалым щекам текли слезы. Он сидел, неловко склонившись набок, плед упал на пол. Кулаки были стиснуты до синевы, а с пересохших губ срывались бессвязные слова.

- Я не виноват... Мне никогда не забыть этого, мэм, но я не виноват... Накройте ему лицо; черт вас побери!!!

Глория Стейн, повизгивая от волнения, суетилась за спиной Мэри, пока девушка пыталась привести Билла в чувство.

- Он сумасшедший, говорю тебе, Мэри'.

Надо вызывать полицию и врачей! Он нас все перережет!

- Замолчите, вы.., глупая и злая женщина!!!

Глория Стейн отшатнулась. Глаза Мэри Райак пылали огнем, на щеках темнел лихорадочный румянец.

- Что вы себе позволя...

- Выйдите из кабинета! Немедленно! И если я узнаю, что вы распускаете о мистере Уиллингтоне мерзкие слухи, вы за это ответите, Уходите. Сейчас же!

Глория Стейн пулей вылетела вон, а Мэри трясущимися руками сломала головку ампулы с раствором аммиака. Нашатырь помог, Билл открыл глаза, дурные и мутные, словно у пьяного, - Билл! Билл, ради Бога! Это я, Мэри.

- Мэри? Что это... Опять, Господи, опять...

Будь оно все проклято!

Он вдруг крепко и страшно прижался лбом к плечу девушки, и она ощутила, как его колотит крупная дрожь.

- Я безумен?

- Нет, Билл, нет. Поверь мне. Ты просто устал. Тебе надо отдохнуть, набраться сил.

- Это никогда меня не отпустит. Никогда.

- Расскажи мне. Выпусти на свободу свои страхи.

- Нет. Не сейчас.

Он торопливо и резко отстранился, потянулся за пледом, накрыл ноги и взглянул на Мэри почти с ненавистью.

- Я должен один. Сам. Ты мне не поможешь.

Она встала, вышла за ширму, дождалась, пока он оденется. Билл уже был у двери, когда она окликнула его ровным, спокойным голосом.

- Возьми, это список упражнений. Ты должен их выполнять.

- Спасибо.

- Билл...

- Не надо, Мэри.

- Надо. Просто послушай. Слабость - не позор. Каждый может попасть в беду. Каждому - слышишь! - каждому может понадобиться помощь. Плечо. Голос в ночи. Кто-то, кто выслушает и помолчит вместе с тобой. Я не претендую ни на что, но если однажды тебе понадобится такая помощь - позови. И не держи это в себе.

Она думала, что он хоть что-то скажет в ответ, но Билл Уиллингтон молча вышел из кабинета.

Мэри была уверена, что он больше не придет, однако на следующий день Билл пришел на прием, как ни в чем не бывало.

Глава 4

Целую неделю Мэри Райан делала Биллу Уиллингтону массаж ноги, прогревала ноги ультрафиолетом и дотошно выспрашивала, как он выполняет упражнения. Он отвечал немногословно, но спокойно, на взгляды и шушуканье очереди в коридоре не обращал внимания однако по другим поводам в Грин-Вэлли не появлялся.

А вчера вечером Мэри проводила его домой..

Всего этого Мэри рассказывать Дотти не стала, ограничилась лишь кратким и сухим отчетом, из которого следовало, что у Билла серьезная травма ноги, и она просто лечит его. Дотти поохала, позакатывала глаза, а потом в кабинет постучали, и Дотти упорхнула, обещав прийти вечером в гости и наболтаться с подружкой всласть.

Мистер Кримсон изъявил желание полечиться горчичниками, и Мэри была рада этому.

Процедура была простой, но зато долгой, а значит, у нее было время все обдумать.

Особенно вчерашний вечер.

Она сама не знала, почему решила проводить его. Собственно, Билл успел уйти вперед, когда Мэри Райан неожиданно вскочила, быстро собрала сумочку, наскоро пригладила волосы и побежала за ним.

В самом конце улицы, возле здоровенного куста персидской сирени она увидела сразу несколько человек.

Билл стоял один, спокойно, ничуть не напряженно, хотя напрягаться были все основания. Напротив него, ссутулившись и сунув руки в карманы, то и дело сплевывая в сторону и себе под ноги стоял цвет молодежи Грин-Вэлли. Сэм О'Рейли, Халк-Хоггис, Саймон Джонс, Вэл Соммерс и Пинк Паттерсон. Двое последних были еще совсем мальчишками, в то время как Сэм, Саймон и Халк являлись совершеннолетними лоботрясами и самыми настоящими - в отличие от старого Харли - хулиганами. Мэри знала их с детства и терпеть не могла, но совсем иначе, чем когда-то Билла. Этих она по-настоящему боялась.

Было что-то мерзкое и плотоядное в ухмылке Саймона, Халк успел побывать под следствием еще в школьные годы, а Сэм... Сэм, по мнению Гортензии Вейл, своим пребыванием на свободе был обязан исключительно родству с мэром - он был его племянником.

Мэри ускорила шаг, чувствуя, как ползут по спине мурашки. До нее донесся тихий, мерзкий смешок О'Рейли.

- Зря ты сюда приехал, Билли. Нам такие плохие парни не нужны, верно, ребята? Мы и сами хоть куда.

- О, Сэм, глянь! Докторша!

Сэм перевел взгляд на Мэри, и глаза у него засветились масляным кошачьим блеском.

- Кого мы видим. Какое приятное событие.

Мисс Касторка собственной персоной.

Он потянулся к Мэри, девушка отпрянула, но в этот момент Билл каким-то неуловимым, танцующим движением переместился вбок и заслонил Мэри.

- О'Рейли, шел бы ты себе домой. Или еще куда.

- А ты мне не указывай, ублюдок. И не зыркай на меня, не боюсь. Ничего ты сделать не можешь, Билли, потому что ежели хоть пальчиком меня тронешь, тебя мигом упекут в тюрягу. Или в дурку, где тебе самое место. Так что можешь идти квасить вместе с дедом. Это у вас лучше получается. А мисс Мэри мы проводим, верно, ребята?

Ответом ему было нестройное ржание "ребят". Мэри против воли схватилась за руку Билла, мельком отметив, что у него прямо-таки стальные мышцы... Сэм осклабился еще гаже.

- Ой, смотри, за ручку держатся! Что же это за процедуры у вас такие, а? Кстати, мисс Мэри, я давно хотел уточнить: процедуры - их как, берут? Или дают? А дают всем? И сколько раз за вечер? Честно говоря, я бы не отказался - если недорого...

Речь мистера О'Рейли прервалась странным булькающим звуком. Мэри не очень поняла, что произошло, но Сэм повалился на колени в пыль, судорожно глотая воздух, а по подбородку у него заструилась кровь. Халк и Саймон мгновенно перестали ржать и двинулись на Билла, он оттолкнул Мэри в сторону и шагнул им навстречу.

Они напали одновременно с двух сторон, словно гиены, целя Биллу в пах и в лицо, однако он ушел от них все тем же легким танцующим движением, мгновенно развернулся лицом к нападавшим и легонько - на вид - толкнул их. Эффект был поразительный. Халк почему-то впечатался в Саймона, и оба взвыли от боли и ярости. Через секунду они кинулись на Билла, а он встретил их такими же не правдоподобно мягкими ударами и вновь уложил в пыль. В этот момент мелкие негодники Вэл и Пинк опомнились и схватили Мэри за руки. В лицо девушке ударил отвратительный перегар дешевого вина, дрянных сигарет и гнилых зубов, она вскрикнула и почувствовала, как трясущиеся потные ладони лезут ей за ворот, бесстыже ощупывая грудь. Мэри взвыла и с силой впечатала каблук в ногу одного их маленьких мерзавцев, другому неловко, но эффективно заехала в нос локтем и тут же завопила:

- Билл! Сзади!

Билл, направлявшийся к ней, молниеносно обернулся, одновременно пригнувшись, - и тем самым избежал удара ножом, который сжимал в руках разъяренный О'Рейли. Сэм пошатнулся, на секунду потеряв равновесие, потом развернулся и снова бросился на Билла.

Дальнейшее Мэри созерцала с открытым, как ни совестно в этом признаться, ртом. Раньше она видела подобное исключительно в кино.

Билл Уиллингтон неуловимым движением поднырнул под нож, почти одновременно впечатав ребро ладони в кадык Сэма О'Рейли. Еще через долю секунды он зацепил противника ногой под колени и сильно дернул. Сэм грохнулся и остался лежать на дороге, а Билл разогнулся, с силой выбросив другую ногу вбок.

Халк Хоггис улетел в сирень. Билл закончил замах ногой прыжком и в полете врезал Саймону Джонсу ногой в челюсть. Тот послушно улегся рядом с Сэмом.

На этом кино кончилось. Билл охнул, страшно и неразборчиво выругался и сел рядом с поверженными врагами. Мэри с воплем кинулась к нему, испугавшись, что Сэм успел задеть молодого человека ножом. Со всего маху бухнулась на колени, заглянула в глаза Биллу.

Тот с трудом улыбнулся своей волчьей, кривой ухмылкой.

- Ничего страшного. Нога опять... Пропал массаж, Мэри.

- Плевать! Я тебе его буду делать всю жизнь, главное - ты цел!

Она выпалила это, не думая, не рассуждая, почти яростно - точно так же яростно она поцеловала его двенадцать лет назад под древней яблоней.

А в следующий миг он ее притянул к себе и коротко, страшно поцеловал в трясущиеся губы.

Потом отстранил от себя и очень осторожно запахнул разорванную на груди блузку. Мэри опомнилась, залилась румянцем, опустила глаза и увидела, что клочья батиста почти не прикрывают обнаженную грудь.

Билл с трудом поднялся, помог подняться ей, и они пошли прочь, даже не взглянув на распростертые тела врагов. Малолетние мерзавцы сбежали.

Уже на тропинке, ведущей к дому Харли, до него было гораздо ближе, чем до Кривого домишки, - Билл молча стянул футболку и протянул ее Мэри. Она закусила губу и поблагодарила смущенным кивком. Поспешно натянула ее прямо поверх драной блузки. Футболка была старая, застиранная, мягкая и пахла Биллом.

И сушеными травами дяди Харли.

Она подняла глаза и замерла. Билл Уиллингтон хромал по тропинке в одних джинсах. Мэри даже не представляла, что у мужчины может быть такая фигура. Особенно, если этот мужчина - дылда Билл, Билл-Достань-Воробушка, Билл-Оглобля...

Широкие плечи бугрились мускулами. Узкие бедра, сильные ноги... По Биллу, как по анатомическому атласу, можно было изучать мускулатуру.

И еще - какие бывают шрамы после огнестрельных и ножевых ранений.

Страшный кривой шрам уходил со спины на ребра. Старый шрам, уже светлый. Звездочки пулевых ран на правой лопатке, на правом плече и предплечье. Сравнительно недавний тонкий шрам на левом предплечье. Мэри обогнала Билла, остановила, зачарованно провела пальцами по его груди. Билл молчал.

- Господи... На тебе же живого места нет!

Как же это, Билл?

- Так получилось, Мэри. Идем. А то у меня нога откажет, а у тебя начнется истерика.

- С чего это?

Он посмотрел на нее спокойно и внимательно, потом взял ее руки в свои.

- У тебя шок, сестренка. Ты отлично держалась, мисс Райан, правда. Дралась как рысь. Но теперь за это придется заплатить. Доктор - ты, но в таких делах я разбираюсь лучше. Через пару минут до тебя дойдет, что с нами случилось, и тогда лучше иметь под рукой дедовы декокты.

- Де-ед!!!

- Ого-го, мой мальчик, я дома!

- Мы с Мэри.

- Отлично!

Билл оказался прав. На веранде, уютно освещенной керосиновыми лампами, за столом, укутанная мягким пледом, Мэри вспомнила ужасную сцену, и ее заколотило. Харли немедленно выудил из шеренги пузатых бутылей одному ему ведомый "декокт" и щедро налил девушке. Мэри поднесла стаканчик к прыгающим губам.

Аромат и огонь - вот главные составляющие, которые она могла бы назвать. Аромат леса и сада, цветов и трав. Огонь - жидкий, живительный, мигом согревший ее изнутри. Мэри аккуратно поставила стаканчик на стол, уткнулась в плечо старика и заревела. Билл, уже переодевшийся и умывшийся, стоял в дверях и хмуро смотрел на нее, сжимая и разжимая кулаки. Харли откашлялся.

- Надо понимать, подрался? Испугал девочку?

- Дед, отстань.

- Он.., ме-ме-ня...

- Я ему всыплю, не волнуйся.

- Он.., меня защитил. Они первые напали.

- Значит, не всыплю. Сколько их было?

- Пя-пятеро...

- Трое, дед. О'Рейли, Хоггис и младший Джонс.

- Пя-пятеро...

- Молодец, хвалю. Садись, обними ее, она вся трясется, а я принесу пож.., поесть чего-нибудь. Горти меня четвертует, чес-слово.

Едва Билл оказался рядом и неловко, смущенно приобнял ее за плечи, Мэри вскинулась, вцепилась ему в рубашку и запричитала, то и дело шмыгая носом:

- Я пойду свидетелем, я все скажу, я про нож скажу и про то, как они первые начали, я скажу, ты мой пациент, ты вообще не мог их бить, это они, они сами друг друга, я не дам им тебя опять арестовать...

Харли замер у двери, с явным умилением взирая на эту картину, а Билл недоверчиво посмотрел на рыдающую и бормочущую Мэри и опять - второй раз за вечер - улыбнулся. Харли кашлянул.

- Ты не думаешь, что можно ей рассказать, сынок?

- Ей-то? Ей все можно. Она же доктор.

- Ну так и скажи.

Мэри вскинула залитые слезами глаза и непонимающе поглядела на обоих Уиллингтонов.

- О чем.., рассказать?

Харли отлепился от притолоки и сел напротив Мэри.

- Как ты думаешь, чем Билли занимался в Лондоне, коза?

- Мне все равно!

- Ох, эти девчонки! Слушай меня, девочка, и не реви. Билли служил в полиции. В отряде особого назначения.

Мэри ошеломленно перевела взгляд на Билла. Он смотрел на нее серьезно.., и немного ехидно.

- Такты...

- Я полицейский, Мэри. Я проработал в Скотланд-Ярде одиннадцать с половиной лет.

Начинал с младшего констебля, потом попал в Особый отряд. Это уголовная полиция. Тяжкие преступления.

Она трясущимися руками гладила его плечи и руки, не замечая, как странно смотрит на них старик Уиллингтон.

- Эти шрамы... Это все была твоя работа...

В тебя стреляли, резали тебя, Билл, Господи, какая же я идиотка...

- Тихо, доктор. Держи себя в руках.

- Билл, прости меня.

- За что, маленькая?

- Я такая же, как они. Как Бримуортиха, как Стейнша...

- Вот уж нет. Ты гораздо симпатичнее.

- Ты не смейся. Я такая же. Я им поверила, понимаешь? Я ни минуты не сомневалась, что ты бандит, что ты убил человека...

Лицо Билла окаменело. Он поднял голову и спокойно сказал деду:

- Дед, проводи ее, пожалуйста. Я на своей ноге не дойду.

Мэри вскинулась, Харли кивнул и ушел за курткой, которая была ему совершенно не нужна в этот душный летний вечер.

- Билл, если ты меня не простишь, я умру!

- Ты, что, маленькая. Как я могу тебя за что-то не простить, особенно, если не за что прощать?

- Я виновата...

- - Ты ничего не знала и не могла знать. Я ведь, в некотором роде, был на секретной работе. Поэтому и слухи.., именно такие.

- Я назвалась твоим другом, а друзья не могут так думать о друзьях...

- Мэри, уймись. Ты самая храбрая, самая добрая и самая красивая девушка во всем Грин-Вэлли. Ты меня вылечила. Почти. И ты ни в чем передо мной не виновата. Иди. Дед тебя проводит, выспись, а потом мы поговорим, обещаю.

- Билл...

- Я даю тебе слово офицера. Я все тебе расскажу.

Мэри смыла едкую горчицу с пальцев, попрощалась с мистером Кримсоном и уставилась в окно. Скоро должен прийти Билл Уиллингтон.

Видимо, у нее была здоровая натура и крепкая нервная система, потому что ночь она проспала без задних ног и без всяких сновидений.

Засыпая, она слышала тихую и яростную перебранку Гортензии и Харли в гостиной, но слов не разобрала.

Сон ей приснился лишь под утро, опять тот же. Почти. Только теперь Билл не сердился и не ругался, а протягивал ей руки, и во сне она была так счастлива, так счастлива.., что проснулась со смехом.

Потом, минуту спустя, пришел дикий, необъяснимый стыд. Она вспомнила все - и потные ладони на своей груди, и странный смертельный танец Билла, одного против трех, и короткий яростный поцелуй.., и то, как бережно он запахивал на ней остатки блузки. Вспомнила свои слова, горячие, необдуманные, искренние. Вспомнила то, что чувствовала на веранде у Харли, когда Билл рассказывал ей о себе. И ударилась в панику.

Потому что это никоим образом не походило на дружеское участие в судьбе молодого Уиллингтона. На простую симпатию. На приязнь.

Больше всего это смахивало...

На любовь?

Мэри распахнула окошко настежь, придвинула стул, встала на него коленками и уставилась в вечереющую даль с блаженным и несколько шалым выражением лица.

Она думала об этом все утро, думала днем, думала и сейчас. Пыталась анализировать, спорила сама с собой, задавала вопросы, на которые не было ответов.

Во-первых, с какой стати? Они знакомы всего неделю.

Ну, не неделю, больше, разумеется, но тогда не считается, тогда они были детьми. И никакой симпатии тогда друг к другу не питали.

Ах, не питали? Тогда с какого же перепугу ты именно его поцеловала двенадцать лет назад?

Так там же никого другого не было!

Можно подумать, будь там Сэм О'Рейли, ты бы и его поцеловала!

Глупости.

Хорошо. Пойдем с другой стороны. Билл ей симпатичен, ей его жалко, она хочет помочь.

Вчера они попали в непростую ситуацию, он вел себя в высшей степени достойно, и это усилило симпатию. Совместные приключения сближают.

Вот Ник - это совсем другое.

Кстати, интересно, как бы повел себя Ник Грейсон?

Мэри фыркнула. Ник Грейсон не повел бы себя в этой ситуации никак, потому что в жизни не попал бы в такую ситуацию.

А ты пофантазируй. Война. Нашествие марсиан. Ты, Ник и шайка злодеев.

Мэри загрустила. По всем внешним данным Ник Грейсон вполне тянул на рыцаря на белом коне - статный белокурый красавец, ясные голубые глаза, здоровый румянец, играет в теннис и гольф... Но вот никак она не могла представить его в сияющих латах с мечом в руке.

Только в синем костюме с папочкой под мышкой. И в галстуке. Кто же защищает юных дев в таком виде?

Мэри опять вспомнила Билла. Как он двигался.., танцующей, не правдоподобно легкой походкой, словно скользя между противниками. Легкие на вид прикосновения, странная, пугающая грация - и абсолютная выдержка.

Спокойствие. Уверенность.

Ник. Думай о Нике. Вы с Ником поженитесь.

Будете жить в маленьком беленьком домике.

Вокруг садик. В садике цветочки. Миссис Грейсон расскажет, как их правильно сажать.

По вечерам вы будете разгадывать кроссворды, потом целовать друг друга в щеку и ложиться спать. У Ника будет синяя пижама...

- Мэри, милая...

Она заорала в голос, свалилась со стула, стукнулась коленкой и уронила графин с водой.

Симпатичная румяная физиономия Ника Грейсона, внезапно появившаяся прямо перед носом Мэри в окне, выражала смущение, удивление и легкий укор.

- Господи, Ник, у меня чуть инфаркт не случился!

- Прости, милая, мне захотелось сделать тебе сюрприз. Ты не рада меня видеть? Мы не виделись целую вечность. Девять дней, если быть точным.

- Разумеется, я рада. Заходи.

Она сама не знала, почему ее разбирает такая досада. И тут, глядя в красивое, знакомое до зубной боли лицо Ника, Мэри Райан впервые в жизни позволила себе мысль, от которой Дотти Хоул, умей она читать мысли на расстоянии, умерла бы на месте.

Как интересно! У него абсолютно коровьи глаза...

Ник ходил по кабинету и болтал всякую ерунду. Рассказывал о потрясающих сделках, которые он заключил за эти девять дней. Момент, когда он начал задавать вопросы, Мэри пропустила, потому что думала о том, почему запаздывает Билл.

- Мэри, ау! Чем занята эта хорошенькая головка? Я говорю, что у вас здесь творится?

Миссис Бримуорти загадочно закатила глаза и велела мне крепиться.

- Прости, я задумалась. А миссис Бримуорти - кошелка.

- Мэри! Стыдись. Она, конечно, на любителя, но нельзя же так о пожилом человеке...

- Старая сплетница, ханжа и проныра.

- Боже, что происходит? Мисс Райан, я тебя не узнаю. Где профессиональная этика? Где любовь к людям?

- Видел бы ты, что они тут устроили за эту неделю! Так и хочется устроить врачебную ошибку, жаль, они здоровы как лошади.

- Я тебя не слушаю! Это не ты. Мэри, милая, да что с тобой? Ты как-то взвинчена, мне кажется...

- Ник, прекрати шастать по кабинету. У меня выдались нелегкие дни, и я.., присядь, пожалуйста.

Ник осторожно уселся на кушетку, пристроив папочку рядом. Мэри испытала сильнейшее желание ударить его этой папочкой по голове.

Боже, да что с ней происходит?!

- Ник. Нам надо поговорить. Как ты ко мне относишься? Ник пошел пятнами и торопливо переложил папочку на другую сторону.

- Мэри, мне казалось, это не может вызывать никаких сомнений...

- Я хочу услышать прямой ответ на прямой вопрос. Как ты ко мне относишься.

- Э-э... Хорошо! Очень хорошо.

- Так. Спрошу иначе. Какие чувства ты ко мне испытываешь? Что нас связывает? Связывает ли нас что-нибудь?

Мэри Райан никогда в жизни ни с кем не разговаривала таким тоном. Она не узнавала собственный голос, вернее, узнавала его очень хорошо и знала точно, что это не ее голос. Это голос бабушки Аманды. Точно таким же голосом и тоном она ругалась с Гортензией, а маленькая Мэри восхищенно слушала, точнее, подслушивала в кустах жасмина.

- Ник, мы смотрим кино, катаемся в твоей машине и три раза поцеловались. Я хочу знать, что это значит. Для тебя.

Ник был близок к обмороку. Судорожным движением он выхватил из кармана расческу, привел в порядок и без того идеальный пробор и откашлялся.

- Мэри, ты уж извини, я просто как-то растерялся. Ну разумеется.., кино, машина, мы с тобой... Я думаю, у нас.., отношения.

- Ник, не разговаривай, как семиклассница из католической школы! Я сейчас завизжу.

КАКИЕ у нас отношения, можешь сказать?

- Э-э.., хорошие. Я надеюсь.

Мэри набрала воздуха в грудь, но Ник ее опередил. Он встал и подошел к ней.

- Прости, прости. Извини меня, милая. Я действительно веду себя, как последний олух. Все дело в том, что я совершенно не умею говорить на эту тему. С мамой советоваться невозможно.

Отец из всего процесса ухаживания запомнил только знакомство с бабушкой и дедушкой, а друзья.., я как-то не уверен, что они будут говорить со мной серьезно. Видишь ли, Мэри, я не слишком остроумен. Нет, с головой у меня все в порядке, но вот по части каламбуров и прочего я не силен.

- Ник...

- Погоди. Дай мне договорить. Одним словом, я совершенно не умею разговаривать на эту тему. Просто мне кажется, что мы с тобою сможем построить хорошую семью. Мне всегда так казалось. Я с тобой чувствую себя легко. Ты очень веселая, добрая и внимательная. У тебя хорошая профессия. Ты мне очень нравишься, Мэри, и вот еще что...

Ник, бордовый от смущения, полез в карман пиджака и достал маленькую коробочку.

- Я еще на прошлой неделе собирался, но тут образовалась одна сделка в Манчестере, и пришлось ехать... Мэри, я надеюсь, ты согласишься...

Она ошеломленно открыла коробочку. Тонкий золотой ободок и маленькая звезда из крошечных бриллиантиков. Здесь же бирочка с пробой и свернутый чек.

Она подняла на Ника глаза, разом растеряв весь свой боевой задор, а он заторопился, достал кольцо из коробочки и стал торопливо ловить ее руку, чтобы надеть его на палец...

- Мэри, я скоро смогу начать выплачивать кредит за дом, пока мы могли бы пожить у мамы с папой, но если ты захочешь, то можно и у миссис Вейл, хотя я не думаю, что это удобно, с другой стороны, мне пока все равно придется много ездить...

- Ник...

Они не смотрели друг другу в глаза, судорожно сцепившись руками и не чувствуя ничего, кроме мучительной неловкости и смутного ощущения, что что-то идет не так. В этот самый момент грохнула дверь, прозвучало сдавленное, очень тихое проклятие. Мэри и Ник разом повернули головы, так и не разомкнув рук.

Билл Уиллингтон был иссиня-бледен. Костяшки пальцев, сжимающие косяк двери, тоже были белыми. Из прокушенной губы текла тоненькая струйка крови. На измученном лице горели адским огнем темно-серые глаза. У его ног лежали растрепанные цветы. Шиповник, купальницы, веточки вереска...

- Простите меня, мисс Райан. Я забыл постучаться. У меня и в мыслях не было вам мешать.

- Ну что ты! Ник, познакомься, это Билл Уиллингтон, он недавно вернулся и вот теперь ходит на проце...

- Я очень рад...

- Извините, мисс Райан. Я зашел сказать, что больше не приду. Вы мне очень помогли. Нога почти не болит. Спасибо. Чек пришлите по почте, сколько сочтете нужным, не стесняйтесь.

Если бы голосом можно было убивать, то Мэри должна была бы умереть на месте. Она смотрела на Билла во все глаза, а он смотрел на ее руку. На ту самую, до которой дорвался Ник Грейсон. На ту, где горело тоненькое золотое кольцо.

- Желаю вам всего доброго. Да, и счастья. В личной жизни.

Белая изящная дверь захлопнулась с грохотом, которому позавидовало бы любое артиллерийское орудие. Ник подскочил, Мэри не шелохнулась. Дверь дождалась, когда осядет известка, и величаво рухнула внутрь кабинета.

В горле Ника что-то смешно пискнуло.

- Боже, он сумасшедший, да? Мэри, милая...

Ник осекся.

На лице его будущей жены расцветала блаженная и счастливая улыбка. Мэри Райан перевела искристо-шоколадный взор на ошеломленного Ника Грейсона и нежно улыбнулась ему.

- Спасибо тебе, Ник. Ты не представляешь, как ты мне помог. Дотти права, ты необыкновенный. Изумительный.

Она осторожно сняла колечко, положила его в коробочку, поставила ее на стол и направилась к выходу. Окаменевший Ник провожал ее взглядом, благодаря которому его сходство с теленком достигло полной идентичности.

Уже в дверном проеме Мэри Райан обернулась.

- Совсем забыла. Я не могу выйти за тебя замуж. Извини.

Глава 5

Звезды несутся навстречу летящим веткам.

Темно. Душно.

Огни пролетают мимо. Желтые, сонные, сытые. Чужие.

За этими огнями прячутся люди. Обычные люди, ведущие обычную жизнь. В этой жизни нет места тому, кто мечется среди летящих в лицо веток и никак не может понять, почему звезды проносятся мимо.

Что с тобой?

Где ты?

Куда тебя несет?

Почему в твоей крови бушует черное иссушающее пламя? Почему тьма не пугает тебя, а влечет?

Потому что я позволил себе расслабиться.

Пропустить удар. Представил на миг, что тоже имею право на желтые, сытые, сонные огни, размеренную жизнь, улыбки, степенное раскланивание с соседями по утрам... Потому что решил, что вот так, за здорово живешь, возьму и получу весь мир в наследство.

И карие глаза будут сиять для меня одного.

И только я один буду наслаждаться звоном льдинок в бокале золотого шампанского, ловить твой смех, пить его, как то самое шампанское, и хмелеть от него.

Я позволил себе мечтать. Надеяться. Хотеть.

Любить...

Любить? А что это такое?

Разве может любить человек, у которого вместо сердца обугленная головешка, а вместо мозгов - месиво из снотворного и ночных кошмаров.

Разве ты знаешь, что такое любовь?

Ты посвятил жизнь практически археологии.

Копаться в грязи и выуживать из нее крохи, осколки, ошметки чужой жизни.

Вылез из грязи и пошел на свет карих глаз.

Забыл, кто ты есть на самом деле.

Расплачивайся теперь. Уходи, да побыстрее.

Присохший бинт надо отдирать быстро, чтобы не болело.

Пошел прочь! И не смей больше думать о ней. Она - не для тебя.

Билл Уиллингтон шел стремительно, почти бежал. Нога - о диво! - почти не болела, во всяком случае, не мешала отмахивать метры за метрами, ломиться сквозь некошеную траву, через кусты, вглубь старой рощи, где уж и тропок никаких нет.

Он не понимал, что с ним. Никогда раньше такого не испытывал. Хотя... Тогда, миллион лет назад, глядя в глаза той женщины он тоже был в отчаянии.

Сегодня у отчаяния был совсем другой вкус.

Он наломал букет не в саду, отошел подальше, а потом еще и спрятал его, чтобы дед не увидал. Нарочито небрежно попрощался, медленно спустился по тропинке с холма, потом воровато оглянулся, свернул, дал крюка и снова поднялся на холм, нашел припрятанный букет и отправился к Мэри.

Он был смущен и счастлив. У него было легко на душе, впервые за долгое, чертовски долгое время.

Он придет к Мэри, вручит ей букет, и она засмеется, склонив голову на плечо, поправит темные локоны небрежным, естественным жестом, а потом сделает ему очередной массаж ноги, и он будет полчаса умирать от счастья, чувствуя прикосновение ее прохладных, сильных и нежных пальчиков к своей коже.

Он не оскорбит ее ни взглядом, ни жестом.

Не даст догадаться, что все в нем встает на дыбы, вопит и умоляет о близости - нет, какое там! - просто о возможности побыть рядом.

Вдохнуть аромат темных волос. Утонуть в шоколадном взгляде. Улыбнуться в ответ на звонкий смех. И поверить, что они друзья. И что это, возможно, когда-нибудь, еще через миллион лет превратится в нечто большее.

Нечто большее...

Билл попал в большой город юнцом, но юнцом довольно стреляным. Жизнь в Грин-Вэлли только с виду была сонной и благостной, страсти бурлили и здесь, а уж таким, как Билл, испокон веков везде приходилось несладко.

Его мать, Джилл Уиллингтон, была единственной дочерью Харли Уиллингтона. Рано овдовев, упрямый браконьер сам воспитывал дочь, не желая признавать тот очевидный факт, что девочки несколько отличаются от мальчиков, и не только физически. Единственные женщины, которым он позволял изредка давать себе советы, были Гортензия Вейл и Аманда Райан.

Они все трое были ровесниками, а с Амандой у него в юности даже был роман.

В результате вполне спартанского и чисто мужского воспитания Джилл выросла девушкой умной, не правдоподобно честной и искренней, привыкшей жить исключительно по велению сердца. Отца Билла она повстречала во время учебы в колледже, влюбилась в него так же, как и все в этой жизни делала - без оглядки и без сомнений. Через три месяца бурного студенческого романа наступили каникулы, влюбленные расстались, как они думали, на пару недель, и уже дома, в Грин-Вэлли, Джилл поняла, что беременна.

Нет, она и в мыслях не допускала, что ее возлюбленный будет не рад известию. Она нетерпеливо дожидалась, конца каникул, но по возвращении в студенческий кампус выяснила, что отец ее ребенка забрал документы и уехал неведомо куда. В своей комнате она нашла письмо от него. Он обещал, что никогда не забудет ее, и желал ей счастья.

Джилл собрала вещи и вернулась домой. В тот же день рассказала все отцу, не распаковывая на всякий случай сумку. Харли насупился, помолчал некоторое время, гоняя крупные желваки на скулах, а потом поднял голову и посмотрел на свою юную взрослую дочь. Джилл встретила его взгляд бестрепетно и смело. Она очень любила папу и была готова принять любое его решение.

Харли фыркнул и изрек:

- Что ж, надеюсь, на этот раз будет парень!

Завтра сходи к Горти, она спец по всяким женским штучкам. И не смей реветь!

- Я и не собиралась, па.

- Это я на всякий случай. Вдруг соберешься.

Джилл?

- Да, па?

- Опять же на всякий случай. Если твой этот самый появится - ну вдруг! - мне оторвать ему голову?

Она улыбнулась.

- Зависит от того, как ты собираешься относиться к его сыну и своему внуку.

- Понятно. Значит, обнять и поблагодарить.

Ну и чудненько. Ты точно не будешь реветь?

Юная взрослая дочь обняла отца за могучую шею.

- Па, я его любила. И люблю до сих пор. Он дал мне самое ценное, что мужчина может дать женщине. Я ни разу с ним не ссорилась и рассталась без слез, в любви, не в ненависти. Из-за чего же мне реветь?

Харли кивнул и поцеловал дочь. Больше они к этому разговору не возвращались.

Джилл не зря была дочерью старого Уиллингтона. Ни одна из деревенских сплетниц не посмела и рта раскрыть за все время ее беременности. Джилл умела так посмотреть своими громадными серыми глазищами, что разговоры увядали сами собой. Гортензия Вейл и Аманда Райан обеспечивали тылы.

В положенный срок Джилл родила Билла, и Гортензия действительно первой увидела нового жителя Грин-Вэлли. Однако юной матери не пришлось порадоваться даже первым шагам своего ребенка. Когда Биллу исполнилось семь месяцев, Джилл подхватила сильнейший грипп, перешедший в воспаление легких, и все "декокты"

Харли и антибиотики Гортензии оказались бессильны. Джилл схоронили рядом с ее матерью.

Гортензия и Аманда помогали, как могли, а еще год спустя Аманда сама стала бабушкой.

Гортензия, не имевшая собственных детей, возилась с новорожденной Мэри, потом мчалась к двухлетнему крепышу Билли и была совершенно счастлива.

Еще три года спустя Мэри осиротела, обретя тем самым сразу двух бабушек, случился эпохальный переезд в Кривой домишко, а Билла Уиллингтона в первый раз обозвали ублюдком.

Он дождался возвращения деда из леса и задал ему вопрос. Серьезно и абсолютно по-взрослому выслушал тихий ответ, а уже на следующий день в Грин-Вэлли случился грандиозный скандал. Посреди бела дня пятилетний пацан вошел в магазин Джоса Бримуорти, деловито забрался на прилавок и изо всех сил двинул кулачком Джосу по носу. Свидетелей было много, но в магазине мгновенно воцарилась мертвая тишина. Билли Уиллингтон слез с прилавка и ушел домой.

Как это ни странно, именно с тех пор его не трогали. Никто и никогда. Ни в школе, ни во время обычной мальчишеской возни - это сверстники, а взрослые... Взрослые воздерживались от замечаний юному Биллу, даже когда он несколько перегибал палку.

Тем не менее, он не стал хулиганом и балбесом. Для этого у него был слишком хороший друг - его дед.

Лондон ошеломил его, но только в первый момент. Харли отправил внука к своему старому армейскому дружку, Морису Каннагану, который к тому времени занимал уже должность суперинтенданта в Скотланд-Ярде, в отделе уголовной полиции.

Сильный и рослый не по годам парень пришелся ко двору. Билла окружали суровые, грубоватые мужчины. Если его и опекали, то делали это ненавязчиво и довольно скупо. Но именно среди этих мужчин, вечно небритых и невыспавшихся, скорых на не вполне цензурную брань и не имеющих понятия о хороших манерах, он обрел настоящих друзей.

Когда ему исполнилось двадцать четыре, его взяли в Особый отряд. К тому времени он знал Лондон - а в особенности его дно - лучше, чем Харли знал свой лес, умел стрелять без промаха, драться и раскручивать самых неразговорчивых задержанных в течение пары минут.

Он был профессионалом, знал и любил свое дело, хотя время от времени ощущал странную тоску. Слишком много грязи. Слишком много порока. Слишком много боли, крови и человеческой подлости.

Особый отряд занимался тяжкими преступлениями и особо сложными задержаниями насильников, убийц и вообще закоренелых и профессиональных преступников. К двадцати пяти годам Билл Уиллингтон узнал, что убивают и за несколько шиллингов, на панель выходят за дешевую выпивку, а за дозу наркотика могут продать собственного ребенка. Он видел искалеченные трупы, вынимал из петли проституток, вытаскивал из помоек новорожденных младенцев, завернутых в грязное тряпье, а в награду получал пулю и нож.

Все чаще ему снился дед, Грин-Вэлли, а еще - какая-то девчонка, чьего лица он никак не мог вспомнить, проснувшись. Помнил только, что они с ней стояли под старой яблоней в саду и не то разговаривали, не то молчали - не поймешь. Он очень хотел хоть раз увидеть и запомнить ее лицо, но ничего не получалось.

По повадкам и даже внешнему виду Билл стал напоминать волка, этакого худого зимнего волка, обманчиво тощего и нескладного. На самом деле под его кожей перекатывались стальные мускулы, а острые нюх и глаз делали его смертельно опасным для преступников противником. Инструктор по рукопашному бою души в нем не чаял, а проститутки, поставлявшие в Ярд информацию, наперебой врали друг дружке о том, каков "красавчик Билли" в постели.

Женщины в его жизни... Нет, пожалуй, их не было. Был первый опыт, жгучий и стыдный, оставивший мерзкий привкус дешевого вина во рту. Были короткие связи по "оперативной" надобности. Была одна, едва ли не вдвое старше его, женщина, которую он, наверное, немного любил. Или думал, что любил. Скорее, их просто свело взаимное одиночество и желание заполнить беспросветные ночи хотя бы иллюзией тепла. Она была вдовой одного из сослуживцев Билла, погибшего во время операции. В Отряде об этой связи знали, не одобряли, но и не порицали. Все кончилось как-то само собой, она просто продала квартиру и уехала на север, в свой родной городок. Билл провожал ее на поезд. Они избегали смотреть в глаза друг другу и, кажется, оба испытали облегчение, когда поезд тронулся.

Потом случилось то, что случилось, и он вернулся домой, ощущая себя не человеком, а, скорее, выжженной пустыней в человеческом облике. Яркие краски и свежие запахи заставляли его морщиться и прикрывать глаза.

В виске поселилась ноющая тупая боль...

Которая закончилась в тот миг, когда он увидел Мэри. Услышал ее смех. Утонул в ее глазах.

Теперь эта боль вернулась.

Полчаса назад, в ее кабинете.

Такое ощущение, что ему с размаху приложили по роже горячей сковородкой.

Ха, он даже не разглядел лицо Грейсона.

Интересно, каким он стал? В детстве был чистенький и розовенький, что твой поросеночек.

Впрочем, ничего плохого о нем тогда сказать было нельзя. Зубрила и чистюля, первый ученик, однако списывать всегда давал, не ябедничал, не стучал на курильщиков и даже однажды заступился за Билла перед учителем, хотя профиту ему в том никакого не было.

Смешно. Сегодня Билл даже не разглядел его лица. И все потому, что смотрел только на их с Мэри сплетенные руки. И на золотой ободок кольца на нежном, прохладном, сильном пальчике.

Боевой офицер, бывалый оперативник, взрослый, жесткий и суровый мужик, Билл сейчас ощущал себя беспомощным младенцем. Ведь даже обижаться он не имел права, потому что не имел никаких прав на Мэри в принципе.

Кроме одного.

Он ее любил. И желал.

Это не было темной похотью молодого мужчины, давно не имевшего отношений с женщиной. Это не было страстью измученного отсутствием любви сердца. Скорее, это было сродни благоговейному восторгу, хрупкому и осторожному восхищению перед тем, что оказалось невыносимо прекрасным и настолько совершенным, что достаточно просто смотреть и благодарить Бога за эту возможность.

Вчера вечером он видел ее обнаженную грудь, мог даже дотронуться до нее. Но сейчас был не в силах даже вызвать мысленный образ обнаженной груди Мэри. Это казалось кощунством.

Вчера вечером он обнимал ее, прижимал к своей груди, вытирал ее слезы, сжимал дрожащие пальчики и смотрел в залитые слезами карие глаза. Но он не мог представить ее в своих объятиях. Это было невозможно. Немыслимо.

Гордый, как сто тысяч древних королей, внук Харли Уиллингтона мечтал превратиться в пса и лечь у ног Мэри Райан. Отдать за нее жизнь такой вопрос даже не стоял. Это не обсуждалось. Зачем же еще нужна эта самая жизнь?

Но даже псом ему не стать. Потому что она любит Ника Грейсона и выходит за него замуж.

Харли отложил в сторону ржавый капкан, который вознамерился почистить, и прислушался. Острый слух браконьера вылущил из ночного свиристения, шелеста и поскрипывания странные, глухие звуки. Харли поднялся и бесшумно спустился в сад.

Его внук стоял на коленях в траве, мокрой от росы, у подножия корявой древней яблони.

Обхватив голову руками, он медленно раскачивался из стороны в сторону и тихо выл. Харли едва не схватился за сердце, на секунду поверив, что Билл и впрямь лишился рассудка.

Потом старик бесшумно и жалостно вздохнул.

Он понял, в чем дело.

Так плачут мужчины, не умеющие плакать.

Так плакал он сам, двадцать семь лет назад, на могиле собственного ребенка. Джилл.

Чувствуя себя старым и безмерно усталым, Харли на цыпочках вернулся в дом. Он понятия не имел, что ему делать дальше.

Гортензия Вейл откинулась на спинку кресла и смерила золотоволосую пышечку Дотти насмешливым и полным ехидства взглядом.

Дотти ответила ей безмятежной и доверчивой улыбкой.

- Я, наверное, много говорю, миссис Вейл?

- Что ты! Я бы сказала, ты практически сфинкс.

- Кто?

- Ясно. Неважно. Значит, с курсами покончено? Или вернешься, доучишься?

Дотти неожиданно вспыхнула и опустила голову.

- Я хочу уехать, миссис Вейл.

- Во как! Ты же раньше не хотела? Собиралась найти работу в Бриджуотере и ездить из дома. Мэри по тебе скучает - по необъяснимой для меня причине, но не мое это дело. Так чего это вдруг?

Дотти и внимания на шпильки старухи в свой адрес не обратила. Она не поднимала глаз, нервно завязывая узелки на бахроме скатерти.

- Я тоже ее очень люблю, Мэри, миссис Вейл. Но ведь она выходит за... Ника...

- Ха!

- Ей будет не до меня. Да и мне...

- Вот это правильно. Тебе замужем самое место. Бросай ты вертеться перед зеркалом, заканчивай курсы для очистки совести и выходи замуж. Секретарша из тебя получится аховая, а вот жена - хоть куда.

- Все вам смеяться, миссис Вейл!

- Вот сейчас я как раз серьезна, как собор святого Петра! Дотти, ты уж прости меня за мой язык, но я всю жизнь такая, мне привычки менять поздно. Поверь мне, есть женщины, которым противопоказано работать. Они даже добиваются успехов, делают карьеру, зарабатывают деньги и хорошо одеваются, покупают себе квартиры и машины, ездят на всякие курорты и ходят в театр но посмотри такой женщине в глаза, а там одна тоска и полная бессмысленность. Потом ей вдруг попадается какой-то небритый мужик с брюшком и склонностью к выпивке, проходит полгода - оп-па!

Мужик уже выбрит, чисто одет, сыт и бросил пить, ходит на работу и ездит на ее машине, а она сама, босая, беременная и в халате, варит ему суп и абсолютно счастлива. Потом у них родится трое детей, она растолстеет и забудет, как звали ее маникюршу, но, что характерно, все они будут счастливы.

- Фу, миссис Вейл...

- Дурочка. Я ж не говорю, что все должны такими быть. Просто это случается, и очень даже часто. Ты, сдается мне, из таких. И нечего здесь стыдиться. Кабы ты читала не блестящие журналы, а книжки, то знала бы, что в древности всех самых главных богинь такими и изображали.

- В халате?!

- Босыми и беременными. И еще тебе скажу.

За всю свою долгую и насыщенную жизнь я перевидала миллион женщин. Самыми красивыми были, знаешь, кто?

- Кто?

- Беременные на последних месяцах. Когда пузо уже на нос лезет и сил нет ни причесываться, ни красоту наводить.

- Ужас какой...

- Ох, Дотти, дурочка ты маленькая. Ничего.

Со временем поймешь. Слушай, а где же моя дорогая внучка? Неужели в Грин-Вэлли случилась какая-то эпидемия?

Дотти немедленно ужаснулась позднему времени и даже заломила было руки, но тут раздался стук калитки - и в желтом круге света садового фонаря возник Ник Грейсон. Он был в синем костюме и с папочкой, но зато весь в известке, всклокоченный и бледный. В голубых глазах горело отчаяние. Гортензия, изготовившаяся при его появлении демонстративно удалиться, замерла, не на шутку заинтригованная.

- Ого! Что это с тобой случилось, юный Грейсон? Одна из твоих недвижимостей рухнула тебе на голову?

- Ник! Боже мой, что с тобой?! Почему у тебя такой вид? И где Мэри?

- Миссис Вейл, я страшно извиняюсь... мне нет прощения за столь поздний визит, но я... Дотти, здравствуй, прости, я совсем потерял голову... Дело в том, что случилось нечто ужасное!

Гортензия нетерпеливым жестом велела Дотти замолчать и уставилась на Ника.

- Говори! И не вздумай заикаться, не то окачу водой. Дотти, если завизжишь, пеняй на себя. Где Мэри?

- Я, миссис Вейл, олух. Непростительно глупый дурак...

- Полностью согласна. Дальше?

- Я так мечтал об этом моменте, так долго откладывал - и все испортил! Я ее обидел...

Глаза Гортензии Вейл опасно сузились и засверкали ехидным огоньком.

- Так это она, моя ласточка, дала тебе по башке?

- Миссис Вейл.. - Я сделал ей предложение...

- Ну?!

- А она...

- Ник!

- А она...

- Соберись, юный Грейсон. Глотни шерри, это помогает. Итак? Ты остановился на "а она".

- А она.., мне отказала!

- СЛАВА БОГУ!!!

Гортензия Вейл единым махом опрокинула в себя рюмку шерри, приготовленную для Ника, Дотти ахнула и кинулась к несчастному отверженному, а сам Ник, окончательно обессилев, поник на краешке садовой скамьи. Гортензия потерла сухонькие ручки и воинственно поинтересовалась:

- Ну и где она теперь?

- Она ушла.

- Как? Куда?

- Я не знаю. Сначала пришел молодой Уиллингтон и сломал дверь в кабинете, а потом Мэри ушла.

- С ним?

- Нет, он раньше ушел. И, кажется, в другую сторону.

- Ник Грейсон! Какого лешего ты здесь сидишь? Мэри ушла в темноте, одна, неизвестно куда, а ты квохчешь здесь, словно беременная курица!

Ник встрепенулся и вскочил со скамейки.

- Да! Я пойду ее искать. Я найду ее и извинюсь, попрошу прощения, а потом попробую еще раз.

Дотти повисла у него на плече.

- Ник, но ведь уже ночь! Надо позвать кого-нибудь, это может быть опасно...

Гортензия презрительно хмыкнула, но Дотти не обратила на это внимания.

- Я пойду с тобой! Я не отпущу тебя одного, в таком состоянии! Миссис Вейл, мы найдем Мэри, не волнуйтесь, пожалуйста.

- Миссис Вейл, я...

Гортензия простерла вперед руку.

- Вперед, мои юные герои! Я верю, вы найдете мою бедную девочку и вернете ее несчастной старухе! Вперед!

Дотти и Ник кинулись к калитке, а Гортензия плюхнулась на стул и разразилась довольным хихиканьем. Если бы "юные герои" могли услышать "несчастную старуху", то очень удивились бы.

- Сломал дверь, значит? Хорошо. В мое время возникли бы сложности. Вейл был хлипковат для такого, да и двери не делали из фанеры.

А тут: пожалуйста, хлоп, бах - и до нее наконец дошло. Нет, она бы хоть подумала, каково мне было бы всю жизнь звать старую Грейсоншу кумой, когда мы с ней с пятьдесят седьмого года не здороваемся...

Глава 6

Мэри бесшумно вступила на дорожку, ведущую к дому Уиллингтонов, но Харли услышал ее. Поднял голову, вскочил, шагнул навстречу.

Девушка поразилась произошедшей с ним перемене. Нет, она знала, что старику за восемьдесят, он был ровесником Гортензии и Аманды, но Мэри привыкла к его вечно молодецкому виду. Харли Уиллингтон гнул подковы голыми руками и до сих пор уходил в лес с ночевкой на два-три дня.

Сейчас же перед ней был старик. Даже жилистые смуглые руки, протянутые к ней, по-старчески дрожали.

- Дядя Харли, что с вами? Что-то случилось? Билл.., он вернулся?!

- Плохо, дочка, очень плохо. Он вернулся, да только смотреть на него я не могу. Жалко.

- Где он?

- Был в саду. Не ходи туда, Мэри.

- Почему?

Она вскинула голову и с подозрением посмотрела на старика. Тот покачал головой и душераздирающе вздохнул.

- Никогда я не умел этого, коза. Может, и Джилл из-за этого... Ах ты, Господи!

- Да о чем вы, дядя Харли?! Почему мне нельзя увидеть Билла?

- Потому что! Есть такие моменты, когда к мужику лучше не подходить. Надо одному ему дать побыть, мужику-то.

Мэри вдруг закусила губу, чувствуя, как закипают в горле непрошеные слезы. Сказала сразу осипшим, тихим шепотом:

- А я вот как раз думаю, его нельзя оставлять одного. Так мне почему-то кажется.

Харли сокрушенно покрутил головой.

- Не знаю я, Мэри. Думал, поживет он дома, побродит по лесу, отъестся, отдохнет... Ты, да вот Горти, пособили, лечение назначили, он, вроде, хоть улыбаться стал. Да только лучше не становится, девочка. Ведь он так и не спит. Неделю уж, почитай, не спит. Забудется на полчаса - и просыпается с криком. А то начнет об стену биться. Я делаю вид, что не слышу, да разве я глухой? Вчера, после ваших приключений, он совсем помягчал, чаю мы с ним выпили, посидели, поболтали, хоть я у бабки твоей и задержался. Он зевать начал, я обрадовался.

- И что? Опять?

- Опять. Да еще хуже. Кричал, умолял кого-то, а кого - не разобрать. Жжет его изнутри, Мэри.

- Вот видите. Разве можно ему одному?

Харли выпрямился, помрачнел еще больше.

- Ты на меня, Мэри, не сердись, только я все-таки спрошу. Как, положим, твой жених на это дело посмотрит? И что Билли ему скажет, коли он к Билли возымеет претензию?

Мэри странно улыбнулась. Погладила старика по руке. Осторожно обошла его и пошла по дорожке в сад, не оглядываясь.

Билла в саду не было, но девушка не колебалась ни секунды. Ноги сами ее несли вперед, по хорошо знакомому с детства пути.

В четверти часа ходьбы от дома Уиллингтонов раскинулось небольшое, сказочной красоты лесное озерцо. Было оно миниатюрным, но удивительно чистым и глубоким. Торфяное дно придавало воде коричневый оттенок, но сама вода была абсолютно прозрачной. Вдоль берегов росли купальницы и водяные лилии, осока и камыш. Имелся здесь и маленький пляж, стихийно разбитый несколькими поколениями детишек из Грин-Вэлли. По какой-то удивительной негласной договоренности взрослые сюда купаться не приходили. Нет, гуляли, конечно, и назначали свидания, и даже рвали букеты водяных цветов, но пикников не устраивали, на берегу всей семьей не располагались.

Озеро было заповедной детской страной. Мэри не смогла бы вспомнить, когда именно она перестала сюда ходить... Хотя нет. Смогла бы.

После того, как Билл Уиллингтон притопил ее около камышей, и она верещала и кашляла на радость всей ребятне, а он, гад, над ней смеялся!

Мэри уклонилась от ветки и тихонько засмеялась. Беспричинная радость наполняла ее, словно воздушный шарик - гелием. Вот еще секунда - и полетит Мэри Райан над рощей, под звездами, смеясь и ловя руками звезды. Это чувство крепло в ней всю дорогу, но только после слов дяди Харли все наконец встало на свои места.

Предложение Ника было под стать его появлению - нелепым и неожиданным. Она целых два года ждала этого предложения, представляла, как оно все будет, а на поверку вышло глупо и неловко.

Как странно: за все два года ей ни разу не пришло в голову задать этот простой вопрос - как Ник к ней относится? Что чувствует на самом деле? Мэри передернула плечами. Вот так бы и вышла за него, и жила бы, видя ежедневно, утром и вечером, а по выходным и целый день, это красивое, правильное, румяное.., и невыносимо скучное лицо!

Красавец Ник Грейсон. Умница. Завидный жених.

Надо же, она могла испортить свою жизнь и даже не узнать об этом!

В колледже, да еще медицинском, разумеется, все и все знали о физиологии человека и, так сказать, механизме сексуальных отношений.

Мэри к тому же была воспитана Гортензией, акушеркой со стажем. Никогда, будучи даже подростком, она не заливалась румянцем при упоминании о том, что кто-то из девочек уже занимался ЭТИМ. Более того, именно Мэри просвещала большинство своих подруг по данному вопросу. Она привыкла относиться к этому естественно и просто. Не зря же в научной литературе секс считался одним из "естественных отправлений" человеческого организма.

Она не теряла сознание при мысли о будущей первой брачной ночи с Ником. Она просто об этом не думала. По всей видимости, выйди она за него, их супружеские отношения возникли бы легко и.., бесстрастно?

Она прижала ладони к внезапно загоревшимся щекам. В этом-то и дело.

Мэри Райан, взрослая, здоровая и жизнерадостная девушка двадцати пяти лет, впервые в жизни испытывала возбуждение и волнение при мысли о мужчине. О конкретном мужчине.

И это не был Ник Грейсон.

Когда Билл повернулся и вышел из кабинета, с этим своим бледным до синевы, измученным лицом, в голове у Мэри что-то щелкнуло, и все встало на свои места. Головоломка сложилась, ответы на все вопросы нашлись, сумбур, если он и был, улегся. Мэри отчетливо поняла простую вещь, ту самую, которая не давала ей покоя с первого дня пребывания Билла в родном доме.

Она хочет помогать ему. Хочет лечить его.

Хочет поддержать его. Она хочет быть с ним рядом. Желательно ближайшие лет семьдесят.

В идеале - вечно.

Она хочет прикоснуться к нему не на сеансе массажа, а по-настоящему, нежно и осторожно, ласково и бережно, погладить небритую щеку, разгладить мрачные морщины на лбу, поцеловать усталые волчьи глаза, прогнать из них тоску и боль. Прижать его голову к своей груди, гладить, гладить так рано поседевший висок, унимая боль, вытянуть все его кошмары, все тайные страхи, излечить, помочь, спасти...

Но не только этого она хочет для Билла Уиллингтона. Кое-что потребуется и от него. Его руки. Сильные, спокойные мужские руки, которыми он обнимет ее и прижмет к себе. Ровное тепло его тела. Стук сердца возле ее уха.

Четкий, свежий запах его кожи, запах мужчины, молодого сильного зверя.

Ей потребуются его уверенность и спокойная сила. Его внимательные серые глаза. Его жесткие, но такие нежные губы. Его поцелуи...

Короче говоря, ей потребуется Билл Уиллингтон. Весь, без остатка.

Мэри прижалась к темному гладкому стволу осины, задохнувшись от жаркой волны отчаянного желания, нахлынувшего на нее. Низ живота скрутило судорогой, но это не имело никакого отношения к гинекологии. Сердце бешено стучало, и этому не мог помочь ни один кардиолог в мире. Зрение, слух, обоняние обострились до предела, хотя вряд ли нашлись бы окулист и отоларинголог, способные объяснить это с научной точки зрения.

В темноте, посреди настороженно шелестящего леса, темноволосая ясноглазая девушка засмеялась тихим грудным смехом, оттолкнулась спиной от дерева и пошла вперед. Она точно знала, куда идти. Она шла к своему мужчине.

Билл сидел, совершенно укрытый шатром из ветвей ивы. Озеро, освещенное луной, казалось серебряным, ни единое дуновение ветерка не шевелило его поверхность, и над миром вокруг повисла такая тишина, что в ушах звенело. Было душно и томно, тревожно и прекрасно, но человек, прятавшийся под шатром из ветвей ивы, ничего этого не чувствовал.

Он смотрел на серебряную гладь, и глаза, измученные бессонницей, слезились. В голове гудел и звенел надсадный гул, поэтому тишины Билл просто не слышал. Несмотря на духоту, его бил озноб.

С малолетства привыкший к лесу, закаленный опасностями в лондонских трущобах, чуткий и осторожный, словно дикий зверь, Билл сейчас ничего не видел и не слышал. Именно поэтому и пропустил ее появление. Ветви ивы чуть качнулись, зашелестела трава, и рядом с ним уселась Мэри Райан, невозмутимая и на редкость жизнерадостная.

Он сильно вздрогнул, сердце подскочило куда-то к горлу. Мэри Райан была последним существом во Вселенной, которое он ожидал увидеть рядом с собой в этот момент. Даже бенгальский тигр, выйди он из кустов, не ошеломил бы Билла до такой степени.

Кареглазая невеста Ника Грейсона усмехнулась, не глядя на него.

- Испугался? Это месть.

- За.., что?

- За это озеро, пятнадцать лет назад. Во-он те камыши, видишь?

Узкая нежная рука протянулась мимо его носа, указывая направление, а он, идиот, еле удержался, чтобы не припасть к ней губами.

Эту пытку надо прекратить. Благотворительностью надо заниматься там, где.., ею надо заниматься!

- Зачем ты пришла?

- Не твое дело.

- Это же надо! Откуда ты узнала, что я здесь?

Дед выследил?

- У тебя самомнение, Билл Уиллингтон, как у супермодели. Один ты, что ли, про это место знаешь? Я тоже выросла в Грин-Вэлли.

Помолчали. Билл все косился на ее руку, пытаясь разглядеть кольцо, но у него ничего не получалось. Кольца не было. Неужели она его сняла специально? Это уже прямо цинизм какой-то...

- Где.., жених ждет?

- Кого?

- Тебя, не меня же.

- Я уж испугалась. Какой жених?

Он не выдержал. С глухим ревом схватил ее за руку развернул к себе, попутно удостоверившись, что кольца действительно нет, наклонился к ней совсем близко и рявкнул:

- Не нуждаюсь в вашей жалости, мэм, ясно?!

Няньки мне не нужны!

- Я помню, помню. Боевой офицер.

- Слушай, Мэри, шла бы ты.., к своему Грейсону!

Она хмыкнула и ответила в тон:

- Ну а ты тогда чеши к своей Бримуортихе!

Билл опешил. Разговор, и без того нелегкий, плавно перетекал в русло полного безумия.

- При чем здесь Бримуортиха?

- А при чем здесь Грейсон?

- При том, что он твой жених.

- А Бримуортиха твоя двоюродная теща.

- Мэри, дед сказал...

- А мне бабка!

- Мэри...

Неожиданно голос у Билла сломался. Он с ужасом почувствовал, что сейчас расплачется, словно маленький пацан.

- Мэри, я же видел вас, вы...

Она развернулась к нему, словно маленькая разъяренная кобра, молниеносно и с яростным шипением.

- Что ты видел? Как мы ЧТО делали? Целовались? Вручали друг другу верительные грамоты? Занимались любовью?

- Вы.., держались за руки. У тебя было кольцо.

Неожиданно она успокоилась, выдернула у него свою руку, обхватила коленки и отвернулась. Глядя на озеро, произнесла удивительно мирным голосом:

- Он просил моей руки. Я отказала. Кольцо осталось у Ника. Ты пришел именно в этот патетический момент. И сделал его еще более патетическим, сломав дверь.

Билл судорожно глотнул воздух. Мир вокруг стремительно наполнялся тишиной, ароматами, теплом, духотой, писком комаров, блеском луны, красотой озера, темнотой, звездами, ангелами на золотых облаках и ощущением шампанского...

- Мэри?

- Да?

- Я идиот?

- Нет.

- Прости за дверь... Я починю!

- Что ты! Не надо. Мне очень понравилось.

Потом, именно дверь меня и спасла.

- Спасла?

- Вообще-то я тебя обманула. Когда ты вошел, я ему еще не отказала. Поэтому он и кольцо успел надеть. А вот когда дверь упала, у меня как-то прояснилось в голове.

- И что?

- И я ему отказала.

- И что?

- И пошла искать тебя.

- И что?

- И нашла.

- А зачем?

- Мне надо тебе кое-что сказать.

Она повернулась к ошалевшему Биллу и склонила голову на плечо. Пес внутри Билла взвыл и улегся на спину, задрав все четыре ноги.

Убей, убей меня, хозяйка, чтобы я умер у твоих ног совершенно счастливым!

- Билл.

- Я слушаю, Мэри...

- Мне кажется, что я тебя люблю.

Он прикрыл глаза и немножко посидел в этом состоянии полного и абсолютного счастья. Потом открыл глаза и взял ее за руку. Покончить со всем сразу и бесповоротно, потом она уйдет, а еще потом он утопится. Все очень хорошо получится, и вопрос с бессонницей будет решен.

- Мэри. Этого не может быть. Я тебе сейчас все объясню.

- Билл! Ты слышал, что я сказала?

- Слышал. Это все вчерашний шок. Его последствия...

Она склонила голову на другое плечо и блаженно улыбнулась ему в лицо. Покачала головой и прошептала с нежностью:

- Действительно, идиот!

Билл чувствовал, что почва стремительно вырывается из-под него, грозя падением в такую пропасть, что самому не выбраться. Он предпринял последнее титаническое усилие.

- Послушай меня, Мэри Райан...

- Нет! Это ТЫ меня послушай! Я знаю, что ты хочешь сказать. Что я всего лишь влюбилась в твой геройский поступок, потому что на самом деле я тебя не люблю, потому что тебя любить нельзя, потому что жизнь твоя омрачена страшной тайной, о которой ты мне не скажешь, потому что она слишком ужасна.

- Мэри, я...

- Заткнись! И выслушай меня. Я влюбилась в тебя гораздо раньше. Давным-давно. Тогда у тебя еще не было никаких страшных тайн, а один только отвратительный характер. Я влюбилась в тебя, когда ты топил меня в этом озере. Я влюбилась в тебя, когда ты залепил мне куском жвачки. Я влюбилась в тебя по уши, но не понимала этого, злилась на тебя и весь мир из-за того, что не понимала, злилась так, что чуть не лопнула, а чтобы не лопнуть пошла и поцеловала тебя под яблоней!

Билл дернулся, словно ударенный током, и подался вперед. Мэри не обратила на это никакого внимания и горячо продолжала:

- После этого злость моя прошла, а влюбленность осталась, но ты уехал, и я так и не успела ничего понять. Потом я выросла и была совершенно спокойна, понимаешь? Как Спящая Красавица, как Белоснежка, как чурбан!

Ведь я же любила тебя и не знала об этом! Как же я могла реагировать на кого-то еще? И если б ты не приехал, я бы прекрасненько вышла за Ника, потому что мне было все равно, за кого выходить, ведь ЛЮБИЛА-ТО Я ТОЛЬКО ТЕБЯ, ПОНИМАЕШЬ?!

Билл чувствовал легкое головокружение. Такая "теория выхода замуж за другого" оказалась для него несколько неожиданной. Мэри осеклась и добавила совсем тихо:

- Но ты приехал. Саданул дверью. Спящая Красавица свалилась с лежанки, Белоснежка проснулась. Я все поняла и вспомнила. Билл?

- А?

- Я идиотка?

Он посмотрел на нее. Потом молча привлек ее к себе. Зарылся лицом в густые каштановые волосы, вдохнул ее запах и застонал, но теперь совсем иначе. Это был стон счастья, стон радости, стон человека, у которого просто не осталось сил на пение и радостный смех.

Мэри прижалась к нему, обвила руками, замерла. Почти все, как она придумала. Стук его сердца возле ее уха. Могучие руки на ее плечах.

Его запах. Его тепло. Не хватает только малости...

- Билл.

- А?

- Поцелуй меня. Пожалуйста!

- Нет, маленькая.

- Что-о?

- Сначала - слово офицера.

- Какое еще слово офицера?!

- Я вчера тебе его дал, забыла?

- Билл, я ничего не хочу знать. Мне все равно, что было с тобой до того, как ты приехал.

- Правда?

- Не в том смысле, что все равно, а в том смысле, что это ничего не изменит.

Его тело изменилось. Руки стали жестче. Сердце глухо бухнуло и забилось ровно. А потом Билл Уиллингтон отстранил ее, растрепанную, пылающую, возбужденную до предела, от себя и тихо заговорил...

... Я был хорошим полицейским, Мэри. Начал с самого низа, учился всему, чему меня могли научить. Первое время на задержаниях было страшновато. А на дежурствах и вовсе доводилось видеть такое, что до тошноты...

Но я не жалел, никогда не жалел. Во-первых, это же дед меня отправил, а уж деду я всегда доверял на все сто. Во-вторых, учителя мне попались очень даже неплохие, хотя ругались на меня страшно. Я знал, что делаю важное, хорошее дело. Борюсь со злом. Помогаю добру. И делаю это вполне конкретным образом.

Я столько зла этого самого видел, Мэри!

Порой даже сомневался, наяву ли я это вижу.

Неужели люди могут делать такое с людьми!

Шлюхи продавались за рюмку спиртного, за дозу наркотика. Матери выставляли своих малолетних дочерей на панель. И сыновей, кстати, тоже. Мы находили в мусорных баках младенцев. Если они были еще живы - отвозили в госпиталь, а там выяснялось, что почти все они были наркоманами. Понимаешь, доктор! Новорожденный младенец - наркоман...

К трупам я быстро привык, а вот к этим детям - нет. Страшно было в это верить. Совсем близко, через пару кварталов, кипит совсем другая жизнь. Туристы кормят голубей на Трафальгарской площади, красные автобусы везут лондонцев по делам и просто так... В театрах играют, в опере поют, в музеях выставки...

Я в музей первый раз попал два года назад, Мэри. И как назло, на выставку Босха, Дюрера и Гойи. "Дьявол глазами художников" называлась. Очень она мне понравилась. В самый раз про меня и мою работу. Потому что я-то с десяток лет уже знал, каков из себя дьявол.

Ну ладно, это потом. Что еще надо знать про мою жизнь? Она большим разнообразием не отличалась. Сутки через трое дежурства, патрулирование по улицам, а в промежутках - допросы свидетелей, потерпевших, ну и, если повезет, самих преступников.

Чем еще занимались... Да ничем, в смысле свободного времени. Свободное время мы тоже, как правило, проводили на работе. Семейным, конечно, проще, только их у нас было мало, семейных. Все больше холостые да разведенные.

Я даже сошелся с одной женщиной, вдовой одного нашего парня. Ничего, что я тебе об этом.., впрочем, ты же врач. Тебе можно все.

Мы не любили друг друга. Так... Прятались.

От одиночества, от страха, от тоски. Она потом уехала, а я через месяц не смог вспомнить, какого цвета у нее глаза.

Все остальные, Мэри, были такие, что даже врачу об этом лучше не рассказывать. Нет, ты не смотри на меня с таким ужасом. Я с ними работал. Понимаешь, есть такая штука, называется работа под прикрытием. Я и еще несколько наших парней притворялись преступниками.

Крутыми парнями. Селились в трущобах, заводили знакомства, связи. Шлюхи нам помогали.

Проще говоря, стучали.

Вот такая жизнь, Мэри... Когда меня взяли в Особый отдел, я думал, будет легче. Не надо притворяться, влезать в шкуру этих подонков.

Просто приезжаешь, оцепляешь район и бьешь негодяям морды до полного изнеможения. Оказалось - нет.

Во-первых, меня продолжали использовать на работе под прикрытием, уж больно хорошие контакты у меня завязались в одном подпольном притоне. А во-вторых, бить морду не так уж легко, особенно, если перед тобой сопливый пацаненок или девчушка. Крупные рыбы редко попадаются, вместо себя они подставляли подростков, таких, кому ответственность не светит.

Мы накрыли один такой притон. Операция была в самом разгаре, когда он рванул в окно.

На вид он был совсем мальчишкой, но лет-то ему было вполне достаточно. Ронни-Малыш, так его звали. Он торговал наркотиками с двенадцати лет, держал под собой десяток малолетних проституток и был замешан по меньшей мере в трех убийствах. Хороший у него был список, верно?

Я погнался за ним. Был уверен, что возьму его спокойно, без стрельбы и лишнего шума.

Дыхалка у Ронни была никуда, сказывался стаж наркомана. Но он спасал свою жизнь и потому несся как заяц. Потом споткнулся и упал. Выстрелил в меня с земли. Попал в ногу. Я отключился на несколько секунд, потом открыл глаза, попробовал сесть - и тут мой напарник заорал мне "Билл, сзади!" Я развернулся и выстрелил. Инстинктивно. Так меня учили.

"Питон" называется моя пушка, Мэри. Называлась, вернее. Специальная разработка для спецподразделений. Это только в кино после выстрелов красиво умирают и даже успевают произнести монолог. "Питон" с десяти метров пробивает в человеке дыру, в которую можно просунуть кулак.

Я даже не понял, кто там упал. Потом подполз поближе и увидел. Ему лет пятнадцать было.

Ходил в помощниках у Ронни. Мы его знали.

Он, наверное, с рождения в полиции на учете состоял. Но ему было пятнадцать лет...

Потом меня штопали, останавливали кровь, а я все смотрел на этого парня. Он лежа был еще меньше. И пушка в руке. Потом уж я узнал, что он двоих наших успел из нее положить. Но лежал на земле передо мной мальчик. И это я его убил.

В больницу меня отвезли ближайшую, нашу, при Ярде. Тюремная больница. "Мы не шьем, а штопаем", говорил всегда Джонни Блауз, тамошний хирург, но меня они зашили на совесть. Уже там меня навестил мой начальник и сказал, что хотя расследование и будет проведено, беспокоиться не о чем. Мол, это по-любому была самооборона, а еще и двое наших сотрудников убиты...

Но я-то видел его, Мэри. Маленького мальчишку с неестественно вывернутой рукой. Пистолет казался огромным, такой он был щуплый, паренек этот.

Я знаю, зря я это сделал, но только через пару дней я сбежал из госпиталя и поперся на похороны. Адрес мне дали в Ярде. Я шел с палкой, еле-еле, и очень хотел не успеть, упасть, потерять сознание. Я трусил, Мэри.

А на кладбище никого не было. Только пастор, старичок такой смешной, да мать этого паренька с двумя девчушками. И гроб уже в могиле был. Я глазам своим не поверил, думал, может, я ошибся? Гроб был совсем маленький, Мэри. Белый, узкий, из простых досок. Детский гроб.

А потом пастор дочитал молитву, и эти девчушки, совсем маленькие, подошли и бросили на крышку по комку земли. Подошли могильщики и стали забрасывать могилу. Помнишь, какая жара стояла месяц назад, Мэри? Земля была совсем сухая, спекшаяся. И ее комья стучали по крышке, как выстрелы.

А потом я хотел подойти и тоже бросить землю, хотел что-то сказать его матери, даже, кажется, начал говорить, но тут она подняла на меня глаза.

Она меня не ударила, Мэри, не обругала, не прокляла. Просто стояла и смотрела. Ничего больше я не помню. Говорят, в управление я пришел без палки и белый, как полотно. А потом Джим Бейлис хлопнул меня по плечу и сказал, что нечего так переживать из-за какого-то ублюдка... И тогда я его избил. Я этого не помню, честно говоря. Туман у меня стоял перед глазами, Мэри. И глаза той женщины.

Меня тут же отстранили и отправили в бессрочный отпуск по ранению. Начальник заступился, поэтому обошлось без скандала. Служебное расследование проводят до сих пор, но это все ерунда. Это не главное. Главное, Мэри, то, что с того самого дня я перестал спать. Только закрою глаза - и она стоит. Смотрит на меня. И земля стучит по крышке гроба. Белого, маленького. Детского гроба.

Ты вся дрожишь, Мэри? Прости. Я должен был тебе это рассказать. Вернее, не должен был вообще с тобой связываться. И приезжать не должен был. Расслабился... Дед все знает, но молчит. Я думаю, если бы у меня был хоть один шанс, он бы мне его дал. Но у меня его нет, и потому дед молчит. Это единственное, что он может для меня сделать.

Вот такая, Мэри, история...

Лягушки голосили над озером страстную кантату, луна забралась на самый верх и стала маленькой, как серебряная монетка, все вокруг стало призрачно-седым и нереальным, но Мэри этого не замечала. Она сидела, судорожно прижав кулаки к груди, и черный, мутный ужас клубился у нее в горле, мешая дышать и начисто лишая речи.

Как он может носить в себе столько боли?

Он совсем молодой парень, почти ее ровесник, но их разделяют века. Тысячелетия. Глупая беззаботная девчонка Мэри Райан, со своей глупой уверенностью, что мир прекрасен, а все люди хороши по-своему, со своей непоколебимой жизнерадостностью - и Билл Уиллингтон, взрослый мужчина, переживший страшную трагедию и сумевший выжить, не сойти с ума, не потерять человеческий облик. Держащийся из последних сил за хрупкую соломинку под названием "родной дом", усталый и загнанный, одинокий и гордый, несчастный и сильный...

Она страшно боялась сделать что-то не так.

Страшно! Она чувствовала себя неловкой и громоздкой, глупой и несуразной девчонкой. Но тишина давила, беспощадно резала уши своей звенящей пилой, и не было больше никакой возможности молчать, сидеть неподвижно, ждать, поэтому Мэри Райан протянула руку, коснулась холодных пальцев Билла, впившихся в траву, - и крепко сжала их.

Откашлялась, потому что голос отсутствовал напрочь.

- Билл?

- Уходи.

- Нет.

- Уходи, Мэри. Ты хороший, добрый человек, но я освобождаю тебя от этого бремени.

Ты не можешь помочь.

- Могу.

Он поднял огромные, обведенные черным глаза.

- Чем же, Мэри?

Она ничего не сказала. Просто закрыла глаза и поцеловала его в губы.

Почувствовала, как напряглось в немом протесте тело Билла, испугалась, что он сейчас ее оттолкнет, и поскорее обвила руками его крепкую шею, неловко, совершенно не грациозно перекатилась на коленки, потянулась к нему, прижалась.

Обняла его изо всех сил - и успокоилась.

Теперь все было правильно. Все, как надо.

Через мгновение, равное вечности, он ответил на ее поцелуй. Руки его налились теплом и силой. Он подхватил ее на руки, прижал к себе, поднял лицо к серебряной луне и тихо прошептал:

- Спасибо тебе, Господи! Зря я в Тебя столько лет не верил...

Их поцелуи становились все дольше и слаще, лягушки орали все сладострастнее, а серебро луны затопило лес и озеро, вскипело и перелилось через край, и в серебряной кипящей лаве кожа Мэри светилась, а глаза Билла горели...

Он опустился вместе со своей ношей на траву, его губы скользнули по шее Мэри, задержались на бешено бьющейся жилке, потом спустились ниже, к ключицам. Она беспокойно и нервно гладила его плечи, дрожала от нетерпения и страха, льнула к нему...

Билл на секунду оторвался от Мэри, чтобы расстегнуть и снять ее кофточку. А потом он со вздохом припал к ее трепещущей груди и замер.

Через несколько секунд Мэри немного обеспокоилась. Билл не шевелился. Она с трудом приподнялась, придавленная к земле его весом.

Паника родилась где-то в животе, покатилась к горлу нарастающим криком - но в этот момент Билл глубоко вздохнул, обвил ее обеими руками и сонно пробормотал:

- Спасен... У нее глаза шоколадные... Я умру за нее...

Мэри замерла.

Она лежала у подножия старой ивы, целомудренно прикрывшей их ветвями. На обнаженной груди Мэри покоилась голова Билла Уиллингтона, пряди его темных, посеребренных сединой волос щекотали ей шею.

Билл крепко спал.

Мэри улыбнулась луне, заглянувшей в этот момент между ветвей ивы, и прикрыла глаза.

Глава 7

Билл тонул, тонул в какой-то темной воде, проваливался в тартарары, но при этом радостно улыбался. Тьма была шоколадной, как глаза Мэри, нестрашной и бархатной, теплой и ласкающей. Глаза больше не болели, и ушел из виска тупой, ноющий гул. Тело было легким и невесомым.

Он не мог пошевелить руками, но знал наверняка, что это даже и хорошо, потому что в руках он сжимает что-то очень важное и безмерно ценное.

Потом тьма закончилась, вернее, превратилась в обычную лесную темноту, и по хорошо знакомой тропинке он вышел в свой собственный сад, прямо к древней и корявой яблоне.

Под яблоней стояла девочка в светлом платье, босая, темноволосая. При появлении Билла она подняла голову и радостно засмеялась, протягивая к нему руки, а он - прямо во сне - испуганно зажмурился, боясь увидеть на месте лица девочки прежнее туманное пятно.

Прохладные нежные руки провели по его щеке. Билл робко открыл глаза.

Под старой яблоней, в заросшем дедовом саду перед ним стояла и смеялась Мэри Райан, и льдинки звенели в хрустальном бокале, рассыпая во все стороны золотистые пузырьки...

Билл рассмеялся, вторя ей, - и проснулся окончательно.

Было совсем раннее утро. Солнце пробивалось сквозь заросли, разбрасывая пригоршнями бриллианты и изумруды, повисающие на траве и ветках ожерельями росы.

Птицы распевали на все лады, и даже ворона - весьма неважный певец жизнерадостно каркала на кусте боярышника.

Мэри открыла глаза - и утонула в счастливом взгляде Билла. Серые глаза светились таким восторгом и преклонением, что девушка немедленно ощутила себя королевой.

Странно... Смущения не было. Совсем. Хотя из одежды на ней была только юбка, а Билл по-прежнему обнимал ее.

Теперь, одарив Мэри сияющим взглядом, он снова прижался щекой к ее груди и блаженно затих. Мэри осторожно вытянула вверх затекшие руки и потянулась.

- Кошмар! Я заснула.

- Я тоже.

- Я заснула голая, с малознакомым офицером полиции, в лесу, на берегу озера, куда в любой момент может примчаться орда детей.

- Мэри?

- Чего тебе?

- Я тоже заснул.

- Да, но ты-то заснул одетый, к тому же с уважаемым человеком, врачом Грин-Вэлли...

БИЛЛ! Ты заснул?!

- Да.

- И проспал всю ночь?

- Как убитый.

- И тебе не снились кошмары?

- Мне снилась ты.

- Ох... А мне ты. Кажется. Потому что точно я не помню. Я помню только, что была очень и очень счастлива.

- Мэри?

- Что?

- Ты вчера сказала.., что тебе кажется.., ну... что ты меня...

- Я тебя люблю?

- Я...

- Так я тебя люблю.

- Мэри?

- Ну?

- Я тебя люблю.

- Ох, Билл...

- И я не могу без тебя жить. Я умру без тебя. Я умру за тебя. Я умру с твоим именем на губах. Я вообще никогда не умру, если рядом будешь ты!

- Билл... У меня сердце сейчас разорвется. Я такая счастливая, что прямо ужас. Господи, как я разговариваю! Билл!

- Мэри...

- Я люблю тебя. И я всегда буду с тобой.

Всегда. И тоже никогда не умру. Мы будем абсолютно бессмертные и вечно влюбленные.

Он опять поцеловал ее, на этот раз нежно и осторожно, а потом она без всякого смущения выскользнула из его рук, скинула юбку - и через пару секунд они вдвоем нарушили многолетнее табу Грин-Вэлли, с хохотом и криком нырнув в теплую коричневую воду лесного озера.

Полчаса спустя они шли по еле заметной тропинке к дому Уиллингтонов. Билл отводил ветки в сторону и отшвыривал коряги, попадающиеся по пути, а Мэри держала его за руку и утопала в собственном счастье.

Любовь накрыла ее сверкающей волной, оглушила, ослепила - и подбросила к самому солнцу. Мир цвел совершенно иными красками, у всех птиц были другие голоса. Мэри ощущала себя частью этого мира, и мир был прекрасен.

Правда, не весь.

На веранде старого дома их ждал карающий меч.

Гортензия Вейл и Харли Уиллингтон поднялись с кресел, в которых, совершенно очевидно, провели эту ночь. Рядом со столом валялась пустая бутыль в соломенной оплетке, на столе стояла еще одна. Из-за покрывавшей бутыль пыли невозможно было понять, сколько чудодейственного напитка в ней осталось, но старики выглядели вполне бодро и достаточно воинственно. Мэри ойкнула и спряталась за спину Билла. Билл едва заметно расправил плечи.

Харли возвышался над Гортензией, как дуб над кустиком, но наибольший трепет внушала именно названная бабка Мэри. Она и выступила вперед, уперев сухонькие кулачки в бока и пронзительно сверкая очами.

- Та-ак! Вот, значит, мы и приперлись, здрасте! Всеобщая радость в этом месте, фанфары и ценные подарки. Ну! И что это значит?

Билл кашлянул.

- Миссис Вейл, очень жаль, что так получилось, но...

- А ты вообще помолчи, Билл Уиллингтон!

Я спрашиваю сейчас свою, прости Господи, внучку, а у тебя свой дед имеется.

- Да уж, Билли, внучок, как-то...

- Помолчи, Харли! Мэри, как я должна ко всему этому относиться?!

- Бабушка, я...

- Бабка старая, больная насквозь, места себе не находит, мечется по дому, а внучка по лесу гуляет! Лютики собирает!

- Бабушка, мы...

- Бабка старая, на ладан дышит, еле ноги носит! В ночь поперлась, на гору влезла, искала внучку по темным кустам!

- Горти, я же тебе светил...

- Помолчи, Харли! У меня чуть инфаркта не случилось, я уже все передумала, ночь не спала, а внучка выходит из кустов, вся в росе и рубашка наизнанку!

Мэри охнула и испуганно уставилась на свою блузку. Трюк был старый как мир. Блузка была в полном порядке, и Гортензия победно усмехнулась.

- Что и требовалось доказать! Как ты можешь, Мэри! Ты знаешь этого молодого человека без году неделю...

- Горти, ну ты уж...

- Бабушка, я знаю его с детства!

- Ты знаешь этого молодого человека с детства и прекрасно понимаешь, что он из себя представляет! Ты знаешь, что с ним произошло...

- Бабушка!

- Горти!

- Миссис Вейл!

- И после этого ты заставляешь его всю ночь таскаться по лесу, чтоб у него еще и воспаление легких случилось! Ты, врач!

- Я фельдшер...

- Ты, фельдшер! Я в ужасе. Молодой Уиллингтон, относительно тебя могу сказать только одно: в мое время молодые люди так себя не вели.

- Миссис Вейл, поверьте, я и Мэри...

- В МОЕ ВРЕМЯ молодые люди не впадали в истерики и не хлопали дверями так, что эти двери ломались. В мое время молодые люди спокойно и честно говорили девушкам о своих чувствах.

Билл ошеломленно смотрел на старуху, Харли несколько оторопело переминался с ноги на ногу, а Мэри осмелилась наконец выползти из-за плеча Билла. Голос Гортензии достиг патетических высот.

- Но я не буду тебе ничего говорить, молодой человек. На это у тебя есть дед.., помолчи, Харли! Я скажу тебе, Мэри, поскольку ты моя внучка. Так вести себя нельзя!

- Бабушка, я больше не буду.

- Будешь, будешь. То есть, я на это очень рассчитываю. Стать внучатой тещей Ника Грейсона мне никогда не улыбалось, но ты же никогда не слушаешь умных людей. Да, и в следующий раз, когда соберешься ночевать в лесу, оставь записку. Фу, устала. Харли! Почему ты молчишь? Тебя что, это все не касается?

Харли затравленно огляделся, потом крякнул, расправил пышные усы и изрек:

- Стало быть, Билли, ты и сам все прекрасно понимаешь, так что и нечего об этом разговаривать! Завтракать будете?

Мэри и Билл переглянулись и захохотали.

Через три четверти часа на веранде воцарились мир и покой. Харли курил трубку, Гортензия намазывала маслом пятую по счету булочку, Мэри и Билл смотрели друг на друга. Потом Мэри задумчиво сказала:

- Страшно подумать: если бы не Ник с его предложением...

Гортензия упустила булочку.

- Ой! Я совершенно забыла о юных героях!

- О чем ты, бабушка?

- О Грейсоне и Дотти.

- О Боже! Дотти! Я же обещала ей прийти пораньше...

На лице Гортензии расцвела ехидная ухмылка.

- Поскольку сейчас начало шестого, ты не наврала. Уж пораньше, так пораньше. Дело в другом. Они пошли тебя искать.

- Кто?

- Дотти и Ник. Он собирался извиниться и сделать тебе предложение еще раз, а Дотти решила сопровождать его, чтобы не было так страшно.

- И чем все закончилось?

- А я почем знаю! Судя по всему, они тебя не нашли. Придем домой узнаем, не надо ли теперь искать их самих.

Домой отправились все вместе. Харли возглавлял процессию, за ним бодро топала Гортензия, а замыкали шествие Билл и Мэри, державшиеся за руки.

У калитки Кривого домишки их встретила толпа народа. Суровая, но спокойная миссис Хоул, мать Дотти, растрепанная и заплаканная миссис Грейсон, а также группа сочувствующих под предводительством миссис Стейн и миссис Бримуорти. Последняя при виде Уиллингтона старшего издала душераздирающий крик и метнулась на противоположную сторону улицы.

Харли ухмыльнулся абсолютно волчьей улыбкой.

- Доброе утро, дамы.

Гортензия шагнула вперед и сердито уставилась мимо миссис Грейсон.

- Чему обязана? Неужто кто-то из вас рожает, леди?

Миссис Грейсон облизнула губы.

- Миссис Вейл, я понимаю, мы никогда не были дружны, но... Гортензия, Боже мой, я места себе не нахожу! Умоляю, скажите, вы не видели Ника?

Щуплая Гортензия ухитрилась посмотреть на дородную миссис Грейсон сверху вниз и высокомерно процедила:

- Я видела молодого Грейсона, как и все в этой деревне, и не один раз. Если вы имеете в виду последние полчаса - то нет. Не видела. И не понимаю, с чего бы мне его видеть. Вы его из дома выгнали?

Миссис Грейсон взмахнула руками и залилась плачем. Высокая и строгая миссис Хоул нетерпеливо взмахнула рукой.

- Хватит, Гортензия. Имей немного такта.

Мы все знаем о вашей размолвке, но сейчас не время. К тому же уж я-то доподлинно знаю, что Дотти собиралась ночевать у вас. Мэри, это правда?

- Да, миссис Хоул, но я...

- Помолчи, Мэри. Твоя дочка, Летиция, была у нас вчера вечером, мы с ней пили чай и болтали, то есть болтала, в основном, она. Мэри задержалась на работе. Потом к нам вломился молодой Грейсон...

- Боже, Ник не мог...

- Мог! И вломился! Он был малость не в себе, если спросите мое мнение, как медицинского работника. Порывался бежать в ночь и кого-то спасать. Твоя дочь, Летиция, изъявила немедленное желание спасти самого молодого Грейсона, и они оба удалились в ночь. Это все.

- Но...

- Об остальном спросите своих детей сами.

- Но как...

- Очень просто!

Гортензия выпрямилась и бросила красноречивый взгляд за спины собравшихся. Все обернулись.

Красивый молодой человек в синем помятом костюме и золотоволосая пухленькая девушка брели по Центральной улице, взявшись за руки. Они были в грязи, в волосах застряли стебли травы, светлая блузка девушки напоминала рубище театрального нищего. Молодой человек был столь же чумаз. Тем удивительнее выглядело выражение, застывшее на их лицах.

Дотти Хоул и Ник Грейсон, если судить по их лицам, были полностью и абсолютно счастливы.

Ник совершенно случайно поднял голову и с отстраненным изумлением обозрел молчаливую группу дам Грин-Вэлли. При виде Мэри он несколько ожил.

- О, Мэри, ты нашлась? Хорошо. Здравствуйте, мистер Уиллингтон. И вы.., мистер Уиллингтон. Мама, почему ты здесь в такую рань?

Не дождавшись ответа, молодой Грейсон увел за собой Дотти. Когда они скрылись за поворотом, тишина была нарушена общим вздохом. Затем Гортензия заявила:

- На твоем месте, Летиция, я бы подумала о приданом.

Миссис Хоул подпрыгнула на месте.

- Что ты несешь, Гортензия Вейл! Моя дочь честная девушка...

- Вот именно. Как честная девушка, она теперь должна выйти за него замуж.

- Дотти и Ник очень дружат...

Голосок миссис Бримуорти напоминал уксус, в котором растворили килограмм сахарина.

- Мне тоже так кажется, милая Летиция.

ОЧЕНЬ дружат. Это прямо-таки бросается в глаза.

Дамы Грин-Вэлли прошли отличную жизненную школу Они прекрасно знали, когда и чью сторону следует занимать. Петиция Хоул была достойным противником миссис Бримуорти, так что голоса были поделены поровну. Надвигалась буря, и под ее прикрытием Гортензия и Мэри торопливо распрощались с обоими Уиллингтонами и юркнули в калитку.

Мэри с наслаждением рухнула в свою постель и проспала до полудня. Разбудил ее голос Гортензии, о чем-то споривший с Харли. Тот возражал, но как-то безнадежно.

- ., пусть едет. Он должен покончить с этим, вот и все. Ну да, да, можно просто послать письмо с просьбой об увольнении, можно спрятаться у тебя на холме - и что дальше? Им с девочкой здесь жить. Или ты хочешь, чтобы они удрали из родных мест?

- Горти, я разве говорю чего? Просто боязно мне. Он ведь первый день, как спит нормально, вот прям по приходе и завалился! А ,тут это письмо. Я уж и над паром хотел подержать, да струхнул. Билли ведь легавый, сразу поймет, что я лазил в конверт.

- Отдай ему письмо и спроси, в чем там дело. Ой, Харли Уиллингтон, не знала я, что ты такой нерешительный теленок!

Мэри торопливо натянула футболку и джинсы, задержалась на миг перед зеркалом, осторожно провела пальцами по груди... Здесь несколько часов назад покоилась голова Билла. Ее любимого. Ее единственного.

Она слегка покраснела и бросилась вниз.

Гортензия расхаживала по дорожке, Харли сидел на ступеньках. При виде Мэри он просиял.

- Проснулась, коза? А мой спит до сих пор.

Вылечила ты его.

- Я очень на это надеюсь. А что за письмо?

Я случайно услышала наверху...

Гортензия фыркнула.

- Ха! Случайно! Ладно врать-то. Из Лондона письмо, официальное. Со штампом Скотланд-Ярда. Харли его спрятал и теперь гадает, отдавать его Биллу или нет.

- Дядя Харли, конечно отдавать! Ведь Билл ждет решения...

- Так-то оно так, дочка, да ведь смотря какое решение.

- Любое! Ему нужно покончить с этой историей, освободиться от этого раз и навсегда.

Отдавайте и не сомневайтесь. Хотите, я отдам?

- Хочу!

- Еще чего! У, старый браконьер! Ты, значит, письмо спер, а она должна отвечать?

- А мы не скажем, что я его спер...

Мэри взяла письмо и направилась к калитке..

Позади нее разгоралась война насмерть. Девушка с улыбкой слушала доносившиеся до нее фразы и вспоминала бабушку Аманду. Как они ругались с Гортензией! Гомер и Шекспир обзавидовались бы!

- Ох, и вредная же ты бабка, Горти Вейл!

- А ты дед, сто лет в обед, обалдуй и пьяница. Нахлестался сегодня ночью своих декоктов, а теперь робеешь.

- Да ты ж со мной пила!

- Я? Да что это ты такое говоришь, Харли Уиллингтон! Сколько я выпила? А ты сколько?

- Да уж выпила...

- Попрекаешь, значит? Скопидом несчастный!

- Это я-то скопидом?..

Мэри усмехнулась и торопливо направилась к дому на холме.

Билл читал письмо, сигарета дотлевала у него в пальцах, а Мэри сидела напротив за столом и терпеливо ждала.

Лицо Билла не выражало абсолютно ничего, только скулы немного заострились. Дочитав и перечитав, он протянул листок бумаги Мэри.

- Я не понимаю, Билл. Тут очень много каких-то номеров...

- Это номер уголовного дела, номер моего личного дела, ну и всякие исходящие-входящие. Смысл в том, что расследование закончено, и меня приглашают явиться для оглашения решения комиссии. Если не явлюсь, пришлют письменно, еще через пару недель.

- А если поедешь сам?

- Тогда завтра. Может, послезавтра.

- Поезжай.

Он вскинул на нее серые, тревожные глаза.

- Ты считаешь?

- Конечно. И думать нечего. Покончишь со всем этим раз и навсегда. Примешь решение.

- Мэри... А ты?

- Что?

- Какое решение примешь ты?

Она склонила голову на плечо, обласкала шоколадным взглядом, улыбнулась.

- Я приму любое ТВОЕ решение, Билл.

- Если меня оставят на службе...

- Значит, поеду за тобой. Впрочем, ты меня еще никуда не звал.

Билл задохнулся, словно воздух стал стеной, в которую он врезался.

- Мэри, я ведь... Черт, ну что ж я за идиот, в самом деле! Мэри!

- Что, Билл?

- Ты выйдешь за меня замуж?

- Да.

Она встала, обошла стол, положила руки на плечи Биллу. Сказала спокойно и тихо:

- Я выйду за тебя замуж, Билл. Прямо сейчас. Здесь. Пойдем.

Она повела его в сад. Билл шел, чувствуя, как стучит в висках сердце, как дыхание то и дело сбивается, как горит в жилах серебряным огнем кровь.

Маленькая женщина с искристыми глазами вела его за собой, и впервые за много лет он чувствовал себя счастливым и немного испуганным. Он боялся только одного - причинить ей боль. Обидеть неловкостью. Испугать резкостью. Он слишком долго жил в жестоком мире мужчин, чтобы вот так, сразу и насовсем поверить в счастье.

Трава оплетала им ноги. Птицы пели над головами. Цветы обволакивали ароматом.

Их собственный маленький Эдем звал своих Адама и Еву. Потому что во все времена это бывает впервые, когда нет никого и ничего вокруг, есть только ты и я.

Я люблю тебя, говоришь ты.

Я люблю тебя, отвечаю я.

Иначе мир давно остановился бы.

Харли пил чай, Гортензия отдыхала. Спор вымотал обоих, тем более что и спорили-то ни о чем. Теперь двое стариков наслаждались тишиной и покоем. Как выяснилось, очень недолгим.

Дотти Хоул тенью проскользнула в калитку.

Не поднимая глаз, поздоровалась с Харли, а потом умоляюще взглянула на Гортензию. Во взгляде девушки было столько отчаяния и тоски, что Гортензия прикусила язык и удержалась от ядовитого замечания. Молча кивнула в сторону дома и сама пошла вперед.

В маленькой беленькой комнатке Гортензии царил стерильный порядок операционной. Хрустящие кружева салфеток, безупречная белизна покрывала на узкой кровати. В высокой голубой вазе три белых розы. Окно было раскрыто, и ветерок шевелил страницы книги, оставленной на маленьком столике у подоконника.

Дотти остановилась на пороге. Румянец полыхал заревом на нежных щеках, в голубых глазах стояли слезы. Гортензия опустилась в кресло и пытливо взглянула на подружку своей внучки. Ее, как и большинство молодых людей Грин-Вэлли, Гортензия знала с самого детства.

То есть, с самого появления на свет Божий.

Знала - и в глубине души любила.

- Ну что с тобой? От матери влетело? Помиритесь.

- Я хотела... Мне нужно с вами поговорить, миссис Вейл.

- Заходи и садись. В такой позе только деньги занимают, да и то, когда знают, что это бесполезно. Садись, говорю!

Дотти слабо пискнула и торопливо уселась на край табуретки. Помолчала, а потом тихо спросила, не поднимая глаз:

- Миссис Вейл, скажите, а если в первый раз.., и никак.., ничего... Это очень опасно?

Гортензия поразмыслила немного и с подозрением уставилась на Дотти.

- Что ты имеешь в виду, балаболка? Что именно в первый раз? Устроилась на работу?

Проглотила муху с супом? Сломала ноготь?..

О Господи!!! Дотти? Посмотри на меня, детка!

Ты имеешь в виду то же, что и я? То есть, я думаю о том же, о чем ты меня спросила? Ты и Ник... Вы, вместо того, чтобы искать Мэри...

Юные герои, за ноги вашу мамашу!

Дотти разразилась слезами, но тут же взяла себя в руки и гундосым до ужаса голосом рассказала все.

- Мы пошли сразу к реке. Ник был в ужасном состоянии. Правда, не смейтесь. Ему ведь очень тяжело, миссис Вейл. Над ним все смеются, а хвалят его только старые грымзы, вроде Бримуортихи. Так всю жизнь было, и в школе тоже. Он никогда толком не веселился, не играл.

Миссис Грейсон заставляла его только учиться.

Я знаю, мы ведь с ним дружили в детстве. Он мне жаловался.., нет, не на маму, а так, на жизнь.

Он Мэри очень любит, миссис Вейл. Он так переживал, что она ушла, все звал ее, а потом мы услышали голоса и смех, противный такой... пьяный. Это О'Рейли с дружками у костра сидели. Я вдруг представила, что будет, если они нас сейчас заметят, зажала Нику рот, стала его тащить подальше, но те ребята все равно услышали. Они стали разные гадости говорить и пошли нас искать. Я не могла быстро идти, ногу подвернула, и тогда мы спрятались...

Гортензия кивнула.

- Правильно сделали. С О'Рейли и его дружками надо встречаться, только имея при себе берданку. Дальше, девочка. И не сопи, вон там салфетки.

- Спасибо. В общем, мы спрятались. В копну сена. А они ходили рядом. Совсем близко. Мы их могли рукой достать. Я зажмурилась от страха, а Ник дрожал, но молчал. Потом они ушли, и я заревела, вы же знаете, какая я нервная насчет всяких ужасов. А Ник меня обнял, стал утешать, говорил, что все позади и мы сейчас пойдем домой, он не даст меня в обиду... Миссис Вейл, он так говорил, что я вдруг представила, это он не Мэри, а меня любит. И я его поцеловала. И еще раз поцеловала, а потом он меня тоже поцеловал, в общем, так странно все получилось... Я не знаю, что теперь делать! Ведь Мэри моя лучшая подруга, а я с Ником... Мы...

- Успокойся, кому говорят. Если ты о моральной стороне дела, то забудь. Мэри за Ника не выходит. Она его не любит.

- Но ведь...

- Если хочешь знать мое мнение, она скоро выйдет за молодого Уиллингтона - если не будет дурой и не станет слушать его терзания и сомнения. Ник Грейсон может считать себя совершенно свободным.

Дотти прижала стиснутые кулачки к груди.

- Миссис Вейл! Так это правда? Господи...

Но ведь Ник об этом не знает.

- Ну рано или поздно он об этом узнает, можешь не сомневаться. Так, что еще?

Дотти покраснела и опустила голову.

- Я же и спросила... Если в первый раз и никак не.., ну то есть...

- Без презерватива?

Дотти чуть не свалилась со стула от смущения. Гортензия с искренним изумлением смотрела на эту симпатичную, вполне современную деваху, которая едва не теряла сознание при произнесении вполне приличного слова.

- Дотти, детка, я ведь не выругалась, насколько я понимаю. Презерватив - официальное название резинового изделия, которым пользуются уже не первое столетие миллионы людей. Ты что, никогда не покупала в аптеках... ах, да. Первый раз, значит... Так что тебя волнует? Ник - парень вполне чистоплотный и приличный, не думаю, чтобы у него было много подозрительных связей...

- Миссис Вейл! Что вы такое говорите! Я имею в виду совсем не это. Я имею в виду... А вдруг я беременная?!

Гортензия сначала опешила, а потом разразилась хохотом.

- Ой, не могу... Они учатся в школах, ездят на машинах, магнитофоны всякие покупают, а простейших, самых элементарных вещей не знают! Нет, милая, не плачь. СЕЙЧАС ты не беременна. Процент вероятности довольно высок, но все зависит от... Да мало ли, от чего зависит. Иди домой, умой мордашку и поговори с Ником. Ты ведь влюблена в него, верно?

Ну так и скажи ему об этом.

- Но разве девушка может первой...

- Если эта девушка только что провела с ним ночь в одном стогу - может. Поверь мне.

Дотти слабо улыбнулась, встала, пошла к двери, но уже на пороге обернулась.

- Миссис Вейл, а может быть, на всякий случай вы порекомендуете мне какое-нибудь средство.., лекарство.., ведь еще не поздно...

Лицо Гортензии потемнело.

- Иди отсюда, Дороти Хоул! И не смей даже думать об этом. Если б ты видела, как воют несчастные женщины в кабинетах у врачей, как умоляют дать им совсем другое средство! Чтобы родить! А не могут, потому что в юности сваляли самого большого дурака. Никогда я тебе не присоветую такого средства, Дотти, слышишь?

Уйди с моих глаз, чтоб я тебя не видела.

Уже у калитки Дотти нагнал суровый оклик старой акушерки.

- И если что надо будет - заходи!

Глава 8

Они остановились прямо под старой яблоней. Древнее дерево казалось сказочным существом из старинных легенд. Зимой искривленные узловатые ветви напоминали руки старухи, но сейчас буйная листва покрывала их, и яблоня вновь была молода. Мелкие зеленые яблочки висели гроздьями. Билл помнил их вкус с детства. Кисло-сладкие, терпкие, душистые.

Сорт был неизвестен, потому что Харли никогда не интересовали формальности.

Они вступили в тень дерева и сделались невидимками. Под ногами шуршала густая трава, над головами пели птицы. И никого в целом мире.

Сердце Билла стучало в висках, в горле, в кончиках пальцев - где угодно, но только не в положенном месте. Кровь, казалось, в десятки раз быстрее бежит по жилам. Молодой человек почти ничего не видел вокруг. Перед ним плыло только лицо Мэри. Нежный румянец на щеках. Огромные карие глаза. Длинные ресницы.

Задорно вздернутый носик.

Она опять склонила головку набок, темные короткие локоны упали на щеку. Почему-то именно в этот миг Биллу открылись все тайны Вселенной. Он понял, что смерти нет. Что мир бесконечен. Вероятно, он даже постиг тайну атома, просто у него не было ни времени, ни желания думать о таких глупостях. Время и пространство стремительно меняли свой облик, превращаясь в нечто иное, чему не было и не могло быть названия, потому что в этом мире не было человеческих слов. Только стук сердца. Только горячечное дыхание. И разгорающаяся в теле легкость.

Он раздевал ее осторожно, едва касаясь точеных плеч и тонких рук. Он умирал от восхищения и погибал от священного ужаса. Солнце било сквозь мечущиеся на ветру листья, и облик Мэри мерцал, подрагивал, растворялся в медовой дымке этого дня, первого дня творения их новой жизни.

Билл замер, когда ее пальчики коснулись его обнаженной груди. Когда он разделся, он не знал.

Не помнил. Густая трава поглотила их одежду, и они оказались наедине в своем Эдеме. Адам и Ева, познающие любовь.

Сказать, что он желал ее, было бы не правильно. Он весь был желанием. Это не имело ничего общего с возбуждением или похотью.

Просто его тело, его кожа, его кровь, кости и сухожилия стремительно плавились в золотом и ослепительном огне, и этот ручеек лавы стремился слиться с другим, таким же. Он точно знал - таким же. Потому что в карих глазах видел то же пламя.

Маленькая женщина обвила руками его шею, привстала на цыпочки. Она опять была первой, опять опережала его на миг, но это было неважно. Впервые в жизни Биллу не хотелось брать.

Быть лидером. Побеждать. Ему хотелось только дарить. Подчиняться, покорно следовать за ней и ее желаниями. Он глубоко и прерывисто вздохнул и обнял ее.

Они медленно опустились в траву, не сводя глаз друг с друга. Девушка закусила губу, и в глазах на мгновение мелькнул страх, веселый ужас перед неведомым, а потом на смену ему пришла мудрость, заложенная в генах, в крови, в закоулках памяти. И тогда ее руки нежными птицами метнулись по его телу, и жар стал нестерпимым, ручеек лавы превратился в поток - и небо взорвалось.

Он целовал ее яростно и отчаянно, нежно и мучительно, пил ее дыхание, ловя губами глухой стон, бьющийся в горле. Она отвечала с той же страстью, торопливо учась всему, что еще секунду назад было тайной.

Грудь к груди, бедра спаяны намертво, кожа горячая и гладкая, влажная от пота... Чья?

Моя? Ее?

Стон, счастливый всхлип, мышцы вьются под кожей, кровь закипает золотыми пузырьками... Ее? Моя?

Как уловить, кто главнее в этой смертельно-сладкой схватке, кто берет, кто отдает, если оба - сильнее?

Если два тела стали одним целым, и дыхание одно на двоих, а кровь общая, и жизнь общая, и счастье поднимает над землей и швыряет за грань небес - как различить?

И надо ли различать, если любовь - это двое?

Только тогда в этом смысл, и тайна, и счастье, и боль, и ослепительный свет под стиснутыми веками, и боль, мгновенно переходящая в блаженство? Как понять, из чего это все состоит?

И надо ли понимать?

Мэри не видела ничего. Она была ветром и травой, солнцем и водой, она умирала и воскресала, едва успевая удивиться тому, что все-таки жива.

Оказалось, что вся ее жизнь не стоила ничего, потому что только сейчас она жила по-настоящему. Только сейчас, в объятиях Билла она видела истинные цвета земли и неба, слышала все звуки, пронизывающие лес и сплетающиеся в удивительную симфонию, вдыхала аромат трав и цветов и сама была этими цветами и этой травой.

Она таяла от счастья в этих сильных, уверенных мужских руках, она пила его поцелуи и наслаждалась запахом его кожи, она ненасытно и смело ласкала, гладила, впивалась, познавала, брала и отдавалась, не сомневаясь и не задумываясь.

Впервые в жизни она чувствовала себя целой, единой, могучей и прекрасной, почти бессмертной и очень красивой.

Они сплелись в неразделимом объятии, превратились в изваяние, замерли но только на мгновение, а потом что-то изменилось в мире, и старая яблоня подхватила раскидистыми ветвями их общий счастливый крик.., смех? Стон?

Какая разница!

И солнце взорвалось от прикосновения к коже, разлетелось на тысячу тысяч звезд, тьма окутала их плечи и вознесла в такую высь, что и не рассказать словами.

И они летели, обнявшись, сквозь теплую, нежную тьму, а в конце вспыхнуло новое солнце, облило их золотом новорожденных лучей, но позже снова явилась тьма и мягко опустила их на невидимый и мягкий, как пух, песок времени, укутала плащом вечности и оставила отдыхать.

Они лежали в траве, ошеломленные, вычерпанные до дна, измученные и счастливые, не в силах разомкнуть объятий. Как ни странно, яблоня, трава и солнце остались на месте, хотя в принципе этого не могло быть.

Мэри вытянула голую ногу, коснулась кончиком пальца чашечки львиного зева. Оттуда с укоризненным гудением вылетел здоровенный шмель, покружил над ними и улетел восвояси.

Мэри засмеялась, и у Билла немедленно побежали мурашки по спине.

Льдинки и шампанское. Золотые пузырьки.

И счастье без конца.

- Мэри?

- М-м-м?

- Я тебя люблю.

- И я тебя.

- Мэри?

- А?

- Ты моя женщина.

- Да.

- И ты всегда будешь со мной.

- Всегда.

- А я всегда буду с тобой, потому что я твой.

- Мой. Твоя. Ох, до чего же здорово...

Полежали, помолчали, остывая.

- Мэри?

- А?

- Я тебя.., тебе не больно.., ну...

- Билл!

- Что?

- Я тебя люблю.

Как правило, разговоры всех на свете влюбленных довольно бессодержательны на вид, хотя на самом деле полны глубочайшего смысла.

Просто это смысл только для двоих.

Билл подтянул к себе ногой рубашку и укутал плечи Мэри. Она блаженно вздохнула и уткнулась носом ему в грудь. Он замер, страстно желая, чтобы этот миг не кончался никогда.

В этот момент в маленький Эдем ворвался энергичный голос, хорошо им знакомый.

- .. Харли, я за последнюю неделю только и делаю, что таскаюсь к тебе на холм. Это неприлично, в конце концов!

- Хо-хо, предпочитаешь, чтобы я к тебе таскался с пузырем под мышкой?

- Старый охальник! Нет, Бримуортиха права. От Уиллингтонов одни неприятности. Ты подумай, что ж я, девочка - по горам прыгать?

- А чего это ты орешь, Горти? Я не глухой.

- Глуп ты, Харли Уиллингтон, как пробка!

Мэри прыснула, вскочила на ноги, сгребла одежду и бросилась в кусты. Билл пережил небольшой сердечный приступ при виде обнаженной возлюбленной, а потом поспешно присоединился к ней. Надежно укрывшись в зарослях боярышника, они торопливо одевались.

- А почему Гортензия так кричала, правда?

- Ох, Билл, неужели не понял? Она же нас предупреждала.

- Ты думаешь, она догадывается...

- Бабушка Гортензия всю жизнь проработала акушеркой. Мечтала о собственных детях, но Бог не дал. С тех пор, как она это поняла, у нее одна цель в жизни. Как бы это помягче выразиться... Чтобы все плодились и размножались.

- Вообще-то не все бабушки так относятся к.., э-э-э.., этому процессу.

- Да. Не все. Но моя - особенная. Бабушка Аманда такая же была.

- Честно говоря, мой дед тоже.

- Не зря у них одна компания в юности была.

Твой дед ухаживал за моей бабушкой Амандой.

Только они все время ссорились. А Гортензия их мирила.

- Знаю. Они с Амандой чуть не расписались, но поругались на пороге мэрии. Ох, Мэри...

- Ты чего?

- Ведь если бы они не поссорились, мы бы сейчас не были вместе!

Мэри рассмеялась и обвила руками шею Билла.

- Боевой офицер! Вы совершеннейшее дитя!

Они немного побродили по лесу, чтобы унять легкую дрожь в коленях и подозрительный блеск в глазах. Говорили о всякой ерунде, держались за руки и беспрерывно целовались. Мэри щебетала, словно птичка, Билл был бесконечно и полностью счастлив.

Поэтому и только поэтому он утратил свою обычную осторожность и не обратил внимания на негромкий шорох в кустах, уже возле самого дома.

Если бы Билл был внимательнее, да еще и обернулся бы напоследок, то наверняка разглядел бы горящие животной злобой глаза на прыщавом лице Сэма О'Рейли.

На семейном совете - Гортензия, Харли, Мэри и Билл - постановили: Биллу ехать в Лондон, разбираться со своими делами и возвращаться домой. Гортензия со свойственной ей категоричностью заявила, что свадьбу будут играть в Грин-Вэлли. Билл и Мэри немедленно залились румянцем, как малые дети, а Харли крякнул.

- Горти, ну хоть для приличия спросила бы их самих-то? Может, они.., того-этого.., не торопятся?

- Ага! По лесу шариться торопятся, а это, значит, не торопятся? Ну ты даешь, Харли Уиллинггон! И вот всю жизнь ты такой был! Запомни простую вещь: без свадьбы только мухи женятся.

Повисла напряженная пауза. Все переваривали народную мудрость. Первым засмеялся Билл. Потом к нему присоединилась Мэри. Загрохотал Харли. Гортензия окинула их гневным взором.

- Давайте, давайте. Дерите глотки-то, клоуны. Ох, устала я от вас! Уж не в мои бы годы чужую судьбу устраивать. Билл Уиллингтон! Я тебя внимательно слушаю.

Билл поперхнулся смехом, немного испуганно посмотрел на Гортензию. Та безмятежно ела варенье из блюдечка, искоса посматривая на него.

- В каком это смысле?

- В таком, что пока я еще ничего от тебя не слышала.

Билл просиял и хлопнул себя по лбу.

- Понял! Миссис Вейл! Я прошу у вас руки вашей внучки.

- Слава Богу. Хороший мальчик. Я подумаю.

- Бабушка!

- Неприлично сразу соглашаться. Надо подумать.

- Так ты же сама...

- Помолчи! Я думаю. Билл Уиллингтон!

- Да, мэм?

- Я согласна. Бери мою внучку и береги ее как зеницу ока, а не то я тебя сживу со свету.

Билл взял Мэри за руки. Серые глаза его светились тихой нежностью.

- Я буду беречь, миссис Вейл. Гораздо лучше, чем зеницу ока.

На следующее утро Мэри проводила Билла до автобуса. Он махал ей рукой, пока мог видеть, а потом уселся поудобнее и задремал. Теперь он больше не боялся засыпать.

Ночь они провели не вместе, но зато одновременно приснились друг другу. Мэри проснулась с ощущением счастья и какой-то странной легкости во всем теле.

Теперь она шла обратно, в деревню, лениво поддавая ногой камушки и комки глины. Сердце пело, голова была занята только Биллом.

На краю деревни ее ждал неприятный сюрприз. Сэм О'Рейли со товарищи подпирали забор миссис Стейн, то и дело отвратительно сплевывая в пыль. Мэри немного напряглась и ускорила шаг. О'Рейли вряд ли решится приставать к ней средь бела дня, да еще в стратегической близости от миссис Стейн, но даже разговаривать с ним Мэри не хотелось.

Смачный плевок под ноги заставил ее сбиться с шага, и парни немедленно захохотали. Вэл Соммерс заливался визгливым хихиканьем, точь-в-точь шавка-зачинщица в своре диких собак. Халк ржал, точно жеребец. Саймон Джонс недобро ухмылялся - не иначе, высмотрел усмешку у какого-нибудь кинозлодея. Сэм О'Рейли смеялся негромким, на редкость противным смехом, но когда Мэри посмотрела ему в глаза, ее точно жаром обдало. В поросячьих глазках О'Рейли стыла самая настоящая звериная ненависть. Злоба, которую Мэри ощущала почти физически.

Она уже прошла мимо, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не побежать, когда в спину ей ударил шипящий голос:

- А у тебя красивая задница, шлюха, я видел! Я бы тоже за нее подержался. Или это можно только тому ублюдку? Может, поторгуемся? Не пожалеешь.

Мэри остановилась. Почувствовала, как на смену жару приходит лютый холод. Такой, от которого белеют губы и стынут глаза. Она развернулась. Подошла к ухмыляющимся парням.

Видимо, что-то такое было у нее в глазах, потому что ухмыляться они перестали. Все, кроме Сэма.

Медленно и раздельно произнося слова, Мэри выцедила:

- Если ты еще раз откроешь свой поганый рот, О'Рейли, я заявлю на тебя в полицию графства, и тогда никто, даже дядюшка, тебе не поможет. А мне есть, о чем заявлять. Самое меньшее - это спаивание несовершеннолетних. Ведь тебе нет восемнадцати, Вэл Соммерс, не так ли? Ты уверен, что тебе ничего не грозит. Тюрьма - не грозит, это верно. Но принудительное лечение от алкоголизма - легко! И я тебе это устрою. О Хоггисе и Джонсе я и не говорю.

- Да ты...

- Закрой рот, подонок! И веди себя тихо.

Иначе кое-кто тебя сильно удивит.

Она шла, спиной чувствуя их ненависть и страх. Капельки пота выступали на висках и над верхней губой, она лихорадочно слизывала их, но шага не ускоряла. Шавки. Бродячие шавки, смелые только тогда, когда их боятся. Стервятники, питающиеся твоим страхом.

А она больше не боится. Потому что у нее есть Билл. Огромный, сильный Билл. Ее мужчина. Ее муж.

Духота стекалась к Грин-Вэлли, давила на крыши, прибивала пыль на Центральной улице. Ребятишки не вылезали из реки и лесного озера. Куры дремали в пыли. Собаки прикидывались дохлыми.

Духота росла, распухала, словно опара.

Люди становились все более раздражительными, хоть и вялыми. Неясная тревога висела в воздухе. Небо стало каким-то блеклым, выцветшим, словно беспощадное солнце выпило из него прохладную свежесть красок.

Ни единого облачка до самого горизонта, однако Харли Уиллингтон обеспокоенно покачал головой и закрыл все ставни в доме. Он знал, чем заканчиваются такие дни.

Идет гроза.

Гортензия Вейл слегка дрожащими руками накапала себе в стакан резко пахнущие капли.

Посидела в кресле у окна, тихо обмахиваясь бумажным веером. Тонкие губы очертила почти незаметная синяя полоска.

Ник Грейсон у себя дома аккуратно взял со стола фарфоровую вазу, шарахнул ее об пол и вышел из комнаты. Миссис Грейсон ахнула и хотела что-то сказать, но из горла вырвался только слабый писк. Речь, посвященная тому, что Дотти Хоул - милая девушка, но совершенно не пара Нику, пропала втуне.

Миссис Стейн, задыхаясь, распахнула окно.

В комнате было трудно дышать из-за непрерывно курившихся восточных благовоний. Впервые в жизни миссис Стейн разглядела в хрустальном шаре картинку. Настоящее предвидение! И на редкость отвратное.

Миссис Бримуорти с причитаниями поливала из маленькой леечки придушенно хрипящую фиолетовую болонку Марджори. Ожирение и густая шерсть делали существование несчастной собачонки совершенно невыносимым.

Дотти Хоул, шевеля губами от сильного умственного напряжения, читала книгу "Организм женщины". На миловидном личике застыло выражение тоскливого ужаса.

К полудню духота достигла немыслимой отметки. И тогда тоска, неясный страх и общая подавленность погнали обитателей Грин-Вэлли из их домов. Они жаждали общения.

Признанным центром такого общения испокон веков являлся "СупермаркИт". Разумеется, свое громкое имя он получил не сразу. Основатель династии лавочников, Иеремия Бримуорти, был мясником, его дети и внуки присовокупили к мясной лавке бакалею и молочный отдел, а уж Джослин Бримуорти, нынешний владелец и супруг достойной миссис Бримуорти, переименовал сельский магазинчик в горделивое "СупермаркИт". Ошибка в названии никого не раздражала. Это считалось особым местным колоритом.

Именно здесь в два без малого часа пополудни и сошлись почти все жители Грин-Вэлли.

Именно здесь и вспыхнул скандал.

Впоследствии Харли Уиллингтон и сам не мог объяснить, чего это его понесло в магазин средь бела дня, когда там заведомо трутся дамы, краса и гордость Грин-Вэлли. Обычно он делал покупки поздно вечером, перед самым закрытием. Заодно они с Джосом выкуривали по трубочке и обменивались соображениями по политическим, экономическим и иным вопросам. Времена, когда Джос был обижен на семейство Уиллингтонов (после получения оплеухи от пятилетнего Билла) давно миновали, и теперь Джос и Харли приятельствовали, тщательно скрывая этот факт от миссис Бримуорти. Собственно, именно такие отношения и связывали Харли почти со всеми женатыми мужчинами Грин-Вэлли.

Как бы там ни было, Харли Уиллингтон приперся в магазин Джоса именно тогда, когда там находились миссис Бримуорти, миссис Стейн, безутешная миссис Грейсон и прочие достойные женщины. Как ни странно, Гортензия Вейл тоже избрала для покупок этот неурочный час. Ей совершенно некстати захотелось зеленого чая.

Харли тактично держался в стороне, рассматривая образцы рыболовной лески в дальнем углу магазина, Гортензия громко бурчала себе под нос всякие безобидные замечания насчет "некоторых", и тут миссис Бримуорти решила попробовать себя в роли народного трибуна.

- Раз уж мы все здесь...

Миссис Стейн немедленно подтянулась поближе к товарке и окинула Харли зловещим и загадочным взором, на который тот не обратил ни малейшего внимания. Миссис Бримуорти откашлялась и взяла тоном выше.

- Чаша народного терпения переполнена, мистер Уиллингтон. От лица попечительского совета Грин-Вэлли...

Гортензия уронила жестяную банку с тушенкой. Миссис Бримуорти подпрыгнула, но решимости не растеряла.

- Так вот, от лица попечительского совета...

- Сроду ты ни в какой совет не входила. Ты и в двери-то еле пролезаешь.

Гортензия изрекла это как бы себе под нос, но по толпе собравшихся прокатился легкий, как сквозняк, смешок. Миссис Бримуорти сбилась, покраснела и стушевалась бы окончательно, тем более что Харли соизволил наконец повернуться к ней лицом. Однако в этот момент знамя из рук раненого бойца подхватила миссис Стейн. Ожерелья сверкнули, браслеты забренчали, подведенные зеленым глаза уставились прямо на Харли Уиллингтона.

- Милая миссис Бримуорти слишком мягкосердечна. - Короткий и презрительный взгляд в сторону подруги. - Она склонна видеть в людях хорошее. Мне же открыты тайны грядущего...

Харли протянул жилистую длань и осторожно снял с замысловатой прически прорицательницы зеленую гусеницу. Миссис Стейн содрогнулась, но устояла.

- Одним словом, Харли Уиллингтон, вы Должны знать: либо ваш внук уберется из Грин-Вэлли, либо мы заявляем в полицию.

Харли успел поднять брови - и только. Гортензия Вейл выскочила вперед и подбоченилась.

- Смотрите-ка! Она заявит в полицию! Больше никуда не собираешься заявлять?

- Разумеется, и приложу все усилия, чтобы было назначено медицинское освидетельствование.

- А вот это ты врешь! Тут у тебя ничего не выйдет.

- Это почему это?

- Это потому это, что как только психиатры тебя завидят, они тут же упекут тебя в дурку. И никакого освидетельствования не понадобится. Все и так видно.

- Я не желаю говорить с особой, которая... которая...

- Девочки, не ссорьтесь.

- Помолчи, Харли! Ну, какая особа-то? Нет, ты скажи, Кассандра недоделанная!

В этот момент миссис Грейсон заломила руки и пронзительно выкрикнула:

- Мистер Уиллингтон, мы действительно просим, чтобы вы вошли в наше положение. В Грин-Вэлли нет и никогда не было полиции, раньше она просто не требовалась, но теперь.., теперь мы уже вторую неделю не находим себе места. Уильям, разумеется, ваш родственник, я понимаю, но согласитесь, криминальное прошлое...

- Мама!

Красный, как майская роза, Ник Грейсон замер на пороге магазина. Позади маячила перепуганная Дотти Хоул.

- Как ты можешь так говорить, мама! Ты ничего не знаешь о человеке...

- Мне ничего не нужно о нем знать. По крайней мере, больше того, что я уже знаю. Мне даже странно, Ник.., по-твоему, пулевое ранение - это так обыденно?

Гортензия фыркнула.

- Ага! Пулевое ранение - значит, бандит. А у Стейнши в прическе петушиные перья - значит, она курица. Шавку миссис Бримуорти зовут Марджори - значит, она питается маргаритками. Блеск! Молодой Грейсон! Я официально, при всех прошу у тебя прощения. Называла тебя дурнем, а зря. Это наследственное, ты здесь ни при чем.

Миссис Грейсон вспыхнула, но быстро взяла себя в руки.

- Одним словом, Харли, вы должны нас понять. Вашему внуку лучше уехать и постараться вернуться к нормальной жизни. Он еще молод и может исправиться.

Харли кивнул, задумчиво рассматривая миссис Грейсон. Потом поднял голову и обвел взглядом всех собравшихся. Хмыкнул, покачал головой - а потом протянул к носу миссис Грейсон огромный кукиш. Дав ей возможность полюбоваться сложной фигурой из пальцев, старый браконьер повернулся и спокойно вышел из магазина.

Примерно с полминуты стояла тишина, а потом разразился скандал. Упоительный, пошлый, грязный, базарный скандал, в котором преобладали доводы типа "Сама дура!" и "Я помню, что вы говорили про моего мужа!"

Гортензия Вейл купалась в волнах скандала, как небольшая акула в теплом море. Миссис Бримуорти краснела и лиловела в тщетной попытке переговорить неугомонную старушку, миссис Стейн выкрикивала что-то маловразумительное весьма пронзительным голосом, а миссис Грейсон поднатужилась и выдала самый убийственный довод:

- Не думаю, миссис Вейл, что нашим детям стоит продолжать встречаться!

Гортензия смерила ее горящим взором.

- В кои веки полностью с вами согласна.

Более того, им вообще не надо было начинать.

К счастью, теперь эти печальные раздумья будут обуревать не меня, а миссис Хоул.

- Что-о?

- А до вас так и не дошло? Когда придумывали поговорку "Быстрее мысли", вас в виду не имели, миссис Грейсон. Да, вот, знаете ли, такая вышла история.

- Какая.., история? Ник! НИК!!! Что говорит эта ужасная женщина? Какая история с миссис.., нет, с мисс Хоул?

Ник выпятил грудь вперед и выпалил, словно бросаясь в ледяную прорубь:

- Я женюсь на Дотти, мама!

Гортензия, натура несомненно артистическая, громко зааплодировала.

- Браво, юный Грейсон! Снимаю все обвинения. Тебя подменили в роддоме, это ясно. Так держать!

- Ник, я требую объяснений...

- Ник.., миссис Грейсон, простите его, он сам не знает...

- Дотти, я в своем уме и мне двадцать восемь лет! Я отвечаю за свои слова!

- Ник, как ты мог... Но ведь вы с Мэри...

Голос Гортензии перекрыл все остальные голоса и подголоски.

- Леди! И отдельные джентльмены. Счастлива сообщить, что моя внучка, мисс Мэри Райан, выходит замуж за Уильяма Уиллингтона.

- Вот вам и массаж!

- Я так и думала...

- Миссис Вейл! Я от души поздравляю вас.

Он отличный парень.

Последняя реплика стала лучшим завершением скандала. Произнес ее Джос Бримуорти, после чего в магазине воцарилась мертвая тишина. Джос Бримуорти посмотрел на дам Грин-Вэлли и добавил с решимостью человека, которому уже нечего терять:

- А ты, жена, иди домой. И хватит сплетни разносить, да с разными психопатками якшаться.

Миссис Бримуорти громко сглотнула, растерянно посмотрела по сторонам и тихо вышла из магазина. За ней разбрелись и остальные.

На поле боя осталась только Гортензия Вейл.

Она с восхищением оглядела мистера Бримуорти с головы до ног, прищелкнула языком и удалилась, так и не купив зеленый чай.

Духота ли была тому виной, сокрушительное ли поражение авторитета миссис Бримуорти, но слухи разгораться не спешили. Только оставшаяся в одиночестве миссис Стейн громогласно известила двух кумушек на углу Центральной улицы, что если уж невинных девушек отдают в жены пришлым преступникам, значит конец света уже близко.

Вэл Соммерс, сын одной из кумушек, был проинформирован обо всем полчаса спустя.

Еще через час Сэм О'Рейли налил себе полную рюмку хлебного виски из запасов дядюшки, выпил залпом и оглядел мутным взором свою шайку.

- Я считаю.., ик! Стыд и позор.., чтобы чужаки и ублюд.., ик!.., ки трахали наших.., ик! Девушек. Пора показать, кто в Грин-Вэлли держит масть! Ик!

Глава 9

Билл стоял навытяжку, устремив неподвижный взор, согласно Уставу, на пять дюймов выше левого плеча говорившего в данный момент суперинтенданта Фокса.

Почему в полицейских участках стены всегда окрашены в линялый синий цвет, думал Билл. Нехватка денег тут ни при чем. Отсутствием нужной краски можно было отговориться до Второй мировой, но никак не в наши дни. Тогда что? Уверенность плюс тонкий расчет полицейских психологов, что в таких стенах даже никудышный легавый будет стараться изо всех сил раскрыть самое глухое дело?

Билл выслушивал официальное заключение комиссии Отдела внутренних расследований Скотланд-Ярда. Собственно, он уже все знал, оглашение выводов было всего лишь формальностью. Таким образом его коллеги и друзья официально извещались, что с Билла Уиллингтона сняты все обвинения.

Старик Каннаган тоже был здесь. Он вышел в отставку три года назад по настоянию миссис Каннаган, однако остался на должности независимого эксперта по расследованиям - должности, придуманной начальниками специально для него. Каннагана в Ярде не просто уважали. Его боготворили.

Сейчас старик внимательно слушал монотонный голос суперинтенданта, зачитывавшего подробности дела. Билл исподтишка рассматривал его лицо, как всегда удивляясь сходству Каннагана со своим дедом. Оба высокие, загорелые, синеглазые, у обоих прокурены густые усы, обоим нельзя дать их лет.

Старик Каннаган и Харли вместе служили, потом вместе воевали. Каннаган был крестным Джилл, матери Билла, а крестной была Аманда Райан, бабушка Мэри.

Билл подумал о Мэри - и губы неудержимо поползли в улыбку. Ее смех зазвучал в ушах Билла, а кожа загорелась при воспоминание о ее ласках.

Он скучал без Мэри, хотя они расстались только сегодня утром. Собственная квартира - обычное казенное жилье с убогой обстановкой показалась ему едва ли не тюрьмой. Билл ходил по комнате, собирая немногие свои личные вещи, и чувствовал себя здесь чужим. За мутными окнами звенел, гудел, сквернословил Лондон, солнце казалось тусклым, жара плавила асфальт. После Грин-Вэлли Билл чувствовал себя здесь пришельцем.

В управление он явился в форме, и это тоже стесняло его. Мало того, что за все годы службы он надевал ее всего пару раз, так она еще и немилосердно жала, особенно в плечах.

На груди Билла поблескивали значки и орденские планки, алой полоской горела нашивка за ранения. Билл Уиллингтон был героем, хотя мало кто об этом знал. Такова была специфика службы.

Суперинтендант потихоньку закруглялся.

Билл не видел лиц сослуживцев, но знал, что они за него искренне рады. Знал и то, что через некоторое время многие из них будут так же искренне расстроены и огорчены.

Оглашение закончилось, и к Биллу потянулись коллеги с поздравлениями. Его крепко хлопали по плечу, жали руку, говорили какие-то несуразные, но теплые слова. На миг в душе молодого человека шевельнулась горечь. Этот мир был для него родным в течение десяти с лишним лет. Многие из этих людей помнили его голенастым угрюмым мальцом, ничего не знавшим и не умевшим.

Полчаса спустя Билл стоял в кабинете суперинтенданта. Мистер Фоке еще раз перечитал его заявление, досадливо крякнул и передвинул листок Каннагану, сидевшему здесь же.

Билл стиснул зубы. Нелегко резать по живому...

Каннаган перечитал заявление и кивнул.

- Все ясно, Фоке. Разумеется, с формальной точки зрения у нас нет оснований отказывать Уиллингтону. Это его решение, и мы все понимаем, чем оно продиктовано.

Билл вскинул голову.

- Если позволите, мистер Каннаган... Я хотел бы уточнить. Я написал прошение об отставке не из-за обиды и не из-за душевного потрясения. Я никогда не был излишне трепетным, не так ли? Просто.., у меня изменились некоторые обстоятельства. Скажем так, семейные.

Каннаган быстро взглянул на Билла.

- Надеюсь, мой старый друг в добром здравии?

- О да! И посылает вам горячий привет и приглашение навестить нас в Грин-Вэлли.

Суперинтендант Фоке усмехнулся.

- В таком случае мне известна лишь одна причина, по которой молодой перспективный розыскник может попроситься в отставку. Я прав, Уиллингтон?

Билл улыбнулся неожиданно широкой и по-детски застенчивой улыбкой.

- Да, сэр. Полагаю, вы угадали. Я собрался жениться.

Каннаган расхохотался.

- Барышня попалась с норовом, Билли? Не хочет быть женой полицейского? Куда же ты подашься? В школьные учителя тебя вряд ли возьмут.

- Я и сам не пойду, Боже сохрани. А что до Мэри... Она меня любит и готова разделить со мной любую судьбу. В этом я не сомневаюсь. Но я.., я ведь больше не смогу работать в Отряде спецназначения, из-за ноги. Бумажная работа не по мне. Да и дома я, оказывается, не был целую вечность.

Фоке и Каннаган переглянулись, потом суперинтендант заговорил медленно и осторожно.

- Вот что, Уиллингтон. Как уже сказал мистер Каннаган, никаких формальных поводов отказать вам у меня нет и быть не может. Однако есть встречное предложение. Грин-Вэлли - место тихое и вполне спокойное с точки зрения соблюдения закона. Насколько мне известно, там у вас нет даже констебля. Однако в графстве работников полиции не хватает. Что бы вы сказали, если бы я предложил вам место в полиции графства?

Билл ничего не ответил, потому что был застигнут врасплох. Фоке с нарастающим энтузиазмом продолжал:

- Уголовная полиция в ваших краях - это пять констеблей, коронер и допотопная судебно-медицинская лаборатория. Начальник полиции недавно вышел на пенсию, замены пока нет.

- Но я...

- Вы молоды. И опытны. Разумеется, громких дел, захватывающих погонь и увлекательных расследований в большом количестве я вам не обещаю, но Закон есть Закон. Подданные Ее величества имеют право на защиту от криминала, даже если криминалу и в голову не приходит посягать именно на этих подданных. Согласен, предложение неожиданное, но мне кажется, вы справитесь.

Билл ошеломленно покачал головой.

- Начальник полиции графства... Дед сойдет с ума.

Фоке вздернул бровь.

- Разумеется, он обрадуется...

Каннаган и Билл переглянулись и расхохотались. Отсмеявшись, Каннаган пояснил удивленному суперинтенданту:

- Боюсь, радости старому разбойнику это не принесет. Он сызмальства промышлял браконьерством, а о его самогоне в тех краях ходят легенды. И то и другое трудно подогнать под действия добропорядочного и законопослушного гражданина. Чтобы не ставить внука в неловкое положение, Харли придется либо прекратить этим заниматься...

Фоке заинтересовался:

- Либо?

Каннаган вздохнул.

- Либо лучше прятаться!

Билл вытянулся по стойке "смирно".

- Когда я могу приступить к своим обязанностям, сэр?

Фоке одобрительно кивнул.

- Бумаги уже готовы, ждут только вашей подписи. Хоть сегодня.

- Разрешите с завтрашнего дня?

- Разрешаю. Удачи вам, мистер Уиллингтон.

Так и случилось, что из Скотленд-ярда Билл Уиллингтон вышел в должности начальника полиции графства.

Первым его желанием было немедленно уехать в Грин-Вэлли, однако в Лондоне у него еще остались кое-какие дела.

Маленький домик в пригороде Лондона он отыскал не сразу. На узкой грязной улочке дома были похожи, словно близнецы. Подслеповатые окна, выщербленный кирпич, ржавые кровли...

Билл постучал в облупившуюся дверь и стал ждать. Когда за дверью откликнулся женский голос, сердце у него глухо бухнуло и провалилось куда-то вниз. Ему мучительно хотелось оказаться за сто миль отсюда, но он знал, что это невозможно. Надо раздать все долги.

Дверь открыла худощавая женщина средних лет.

Просто одетая, очень грустная, она торопливо вытирала тряпкой мокрые руки, а при виде офицера полиции - форму Билл так и не снял - тихо ахнула и схватилась за косяк. В серых усталых глазах плеснул страх. Билл заторопился.

- Простите, если напугал вас, мэм. Все в порядке. Я только хотел... Могу я войти?

Билл отлично знал и этот район, и все прочие подобные районы столицы Империи. Глаза и уши тут были не только у стен, но даже у мусорных бачков.

Женщина отодвинулась в сторону и нерешительно кивнула.

- Проходите, коли пришли. Я-то перепугалась, не случилось ли что с девочками. Они гостят у своей тетки. Это в Вест-Энде.

Она провела его в крошечную гостиную, бедную, но чистенькую, скудно обставленную дешевой мебелью. На допотопном комоде стояла фотография в дешевой рамочке, и при виде нее у Билла снова зашлось сердце.

Худенький паренек с настороженным, немного хищным лицом смотрел прямо в объектив. Потрепанные джинсы, футболка с названием молодежной рок-группы... Обыкновенный мальчишка, каких пруд пруди в любом районе Лондона.

Но у этой женщины он был один-единственный.

Билл не стал садиться. Он помолчал, собираясь с силами, и выпалил:

- Мэм, я тот самый полицейский, по вине которого погиб ваш сын. И я приношу вам свои искренние соболезнования и извинения, хотя знаю, что это звучит глупо и кощунственно. Если вы не укажете на дверь сразу же, то знайте, я готов помочь вам, чем смогу.., если здесь вообще можно чем-то помочь.

Силы разом кончились, но с души словно свалился огромный груз. Билл чувствовал себя вымотанным, как после непосильной работы.

Женщина тихо охнула, приложила ладонь ко рту. Прошли века прежде, чем она заговорила.

Голос ее звучал надломленно, но ровно.

- Я и то смотрю, лицо ваше мне, вроде, знакомо. Вы ведь были на похоронах, верно?

Да, не думала я...

Билл стоял, окаменев, боясь вздохнуть. Внезапно женщина стремительно приблизилась.

Ударит, спокойно подумал Билл. Ударит и выгонит взашей. Ничего. Это правильно. Ты это заслужил.

Ничего не случилось. Женщина с усталыми глазами просто взяла его за руку.

- Ты еще совсем молодой, сынок, а голова сединой прибита. Тяжкая у вас работа, я знаю.

Садись. Да, не думала я, что ты придешь. Что хоть кто-то из ваших придет. Думала, побоитесь. Или просто не обратите внимания.

- Я был ранен. Поэтому не пришел сразу.

- Я помню, ты с палкой был на кладбище.

Это Джонни тебя ранил?

- Нет. Не он. Другой. Главарь банды. Подонок и негодяй. Он сел и сел надолго. Возможно, навсегда. Это не вернет вам сына, мэм, но.., но больше он никому не причинит зла. Не заставит страдать ни одну мать. Я не оправдываюсь, я просто хочу, чтобы вы это знали.

Она кивнула, села с ним рядом. Помолчала немного, потом заговорила, глядя в сторону.

- Я одна их ращу. Отец Джонни меня бросил, а девочки от другого человека. Он умер. Пил много. Работал на верфи, вот и пил. Я за него вышла, чтобы у Джонни был отец, хоть какой.

А вышло только хуже.

Про банду я давно знала. Джонни в ней с десяти лет. Я работала на трех работах, да девчонки маленькие, да дом, стирка, уборка...

Знаю, все так говорят. Я не оправдываюсь. Упустила я моего мальчика.

К четырнадцати годам с ним и вовсе сладу не стало. Я, дура, все по старинке боялась, чтобы он пить не начал, на отчима насмотревшись, а он, оказывается, наркотики уже попробовал.

Этот Рональд.., он страшный был парень. Все его боялись, даже взрослые. Малолеток под себя подобрал и творил, что хотел.

Когда уж я узнала все, то у Джонни и в ногах валялась, и выпороть пробовала, и уговаривала, только все зря. Зелье это его уже крепко держало. Единственное, сестренок он очень любил. Все говорил, что скоро у нас будет много денег и тогда он всех нас отсюда увезет, туда, где тепло и нет никаких бандитов. А какие деньги, если он даже мои, спрятанные, выискивал и на наркотики тратил?

И с пистолетом он уже давно ходил. Наверное, надо было самой в полицию заявить, да как же на родного сына... А вышло еще хуже, вот как.

Ты не виноват, сынок. Я знаю. Только прощения у меня не проси, не надо. Дело даже не в том, прощу я тебя, не прощу... Сын он мне был. Плохой, глупый, злой, бандит - а все ж таки сын. Но и ты не виноват. Я понимаю.

У тебя глаза хорошие. И пришел ты не по приказу, не по службе, я это поняла сразу. Мучает тебя это. Казнишь себя. Не казни. Джонни судьбу свою сам выбрал. Двух человек убил. Отнял жизнь. Наверное, это расплата.

Я знаю, тебя это грызет изнутри, жить не дает. Так вот что я тебе скажу: никакой подлости ты не совершил. Сделал свою работу, у вашего брата она тяжелая и кровавая, мы тут не понаслышке об этом знаем.

Ты иди, сынок. Иди и будь спокоен. И спасибо тебе, что пришел. А помогать мне не надо. Мы скоро уедем с дочками. В Уэльс. Родня у меня там.

Рыбаки. Уедем подальше от города этого гнилого. Жаль, Джонни здесь лежать останется...

Она заплакала неожиданно и беззвучно, уронив голову в руки. Билл посидел еще несколько секунд, потом поднялся, осторожно двинулся к дверям. Сердце саднило от острой жалости, но на душе и впрямь полегчало.

Уже у двери он оглянулся. Женщина не открывала лица, беззвучно всхлипывала, вся уйдя в свое горе. Билл осторожно положил на зеркало у двери пачку банкнот - все, что у него было на счете. Копить он сроду не умел, так что состояния не нажил, однако не раздумывая оставил все этой женщине.

Вышел, тихонько прикрыв за собой дверь.

Глубоко вздохнул, прищурился на алый закат, потом пошел прочь, постепенно ускоряя шаг.

Долги были розданы. Билл Уиллингтон был свободен.

Завтра утром он сойдет с автобуса и спустится в зеленую долину, туда, где раскинулся среди рощ и лугов Грин-Вэлли, его родной городок.

Завтра он обнимет деда.

Завтра он поцелует свою Мэри.

И начнется совсем другая, новая и прекрасная жизнь.

Сумерки потихоньку наползали на Грин-Вэлли, и Мэри устало потянулась, хрустнув накрахмаленным халатом. Вчерашняя духота всколыхнула в пожилых обитателях деревни старые болячки. Сегодня Мэри целый день измеряла давление и прописывала сосудорасширяющие лекарства. Поток болящих схлынул совсем недавно, и девушка наслаждалась передышкой.

Разумеется, не только гипертония заставила многих прийти в чистенький кабинет с новой дверью. Большинство томилось от любопытства, так и сяк пытаясь расспросить Мэри о ее скоропалительном и сенсационном замужестве. Она отвечала с неизменной улыбкой, а в глазах ее горели такие любовь и нежность, что даже отъявленные скептики уходили обескураженными.

Приходили Ник и Дотти. Дотти вышла из положения, разрыдавшись и повиснув на шее у Мэри с криком "Ты самая замечательная!". А Ник долго мялся, краснел и жался, а потом вдруг порывисто схватил Мэри за руку и стал отчаянно трясти ее, приговаривая, что очень рад за нее, что Билл отличный парень, а он, Ник, наоборот, болван и остолоп, но надеется, что Мэри его простит и они останутся добрыми друзьями.

Растроганная и приятно удивленная его словами, Мэри расцеловала обоих и в свою очередь пожелала им счастья. Дотти залилась еще более горячими слезами, теперь уж точно счастливыми, а Ник вдруг посерьезнел, обнял Дотти за плечи и задумчиво сказал:

- А знаешь, Мэри, жизнь ужасно сложная штука. Ведь действительно, если бы не эта дверь, мы бы могли так и не понять, кого любим на самом деле. Я хочу сказать, как странно развивается человеческая судьба. Дотти всегда была моим другом, а тебе всегда нравился Билл, но только сейчас мы поняли... Неважно. Теперь все неважно, кроме того, что мы все обязательно будем счастливы.

Дотти ушла умываться, а Мэри, понизив голос, спросила своего бывшего жениха:

- Как миссис Грейсон? Все еще не может смириться с твоим решением? Почему она так, ведь Дотти прелесть...

Ник погладил Мэри по руке и серьезно произнес:

- Она обязательно полюбит Дотти. Просто нужно время... Мама ведь ужасно честолюбива и любит меня без памяти. Она мечтала, чтобы я вырос гением, она была уверена, что я гений, а ведь это не так, и она это в глубине души понимает...

- Перестань, Ник, ты и в самом деле умница, нечего наговаривать на себя.

- Я не гений, Мэри. Я обыкновенный середнячок и не вижу в этом ничего зазорного.

Мне всю жизнь хотелось бегать с мальчишками, купаться в озере, целоваться с девочками, ходить в кино - а вместо этого я зубрил, зубрил и зубрил. Я любил рисовать, а мама настояла на торговле недвижимостью...

- Почему ты не поговорил с ней раньше?

- Честно? Я ее жалел. Мэри, она очень страдает.., от нашего с папой несовершенства. Именно поэтому все нелепые слухи о папиных связях в Лондоне...

- Как это?!

- Да нет у него никаких связей! Просто в Лондоне живет папин дядя, он часовщик, уже совсем старенький, а в молодости ему однажды довелось инспектировать часовой механизм Биг Бена. Папа этим очень гордится, кстати сказать. Разумеется, это страшная тайна. Моя бедная мамочка - ужасный сноб, Мэри. Но я все равно ее люблю.

Растроганная Мэри поцеловала Ника в щеку.

В своем новом обличье он был гораздо симпатичнее прежнего.

Потом вернулась Дотти, и они с Ником ушли, взяв с Мэри обещание прогуляться вечером до реки.

Мэри улыбнулась. Жизнь казалась ей удивительной и прекрасной.

И именно в этот момент новая дверь с треском распахнулась. Мэри вскрикнула и вскочила на ноги. На пороге стояла Гортензия, держась рукой за сердце.

- Мэри... Дом на холме... Старый Харли... Дом горит!

В лиловых сумерках зрелище получалось великолепное. Багряное ядро пожара в оранжевом ореоле отбрасывало на светло-фиолетовое небо розовые сполохи, а уж в самом верху все было затянуто темно-синим бархатом. Именно так мог бы описать это зрелище поэт, либо художник, однако жителям Грин-Вэлли было не до эстетики. Люди выбегали из домов, некоторые оставались стоять у своих калиток, но большинство бежало в сторону холма.

Мэри обогнала бы всех, но на ее руке мертвым грузом повисла Гортензия. Бросив на бабушку всего один взгляд, Мэри поняла, что та держится на ногах из одного только упрямства.

- Бабушка! Оставайся здесь. Я не буду бросаться в огонь, обещаю. Но если дяде Харли нужна помощь.., я ведь врач!

- Ты фельдшерица и девчонка. Я против тебя Гиппократ.

- Я не спорю. Но сейчас важно время. Посиди здесь и пережди. Выпей свои лекарства, постарайся не нервничать. Дотти! Ник! Какое счастье, что вы здесь! Приглядите за бабушкой.

Мэри успела заметить ужас, отразившийся на лицах ее друзей при произнесении этого кощунственного предложения. Гортензия Вейл работала на свою репутацию долгие годы.

Однако сейчас было не до ерунды. Мэри помчалась к дому Харли Уиллингтона, в душе сокрушаясь, что не захватила из кабинета медицинскую сумку. Правда, она надеялась, что сумка не понадобится, но все же...

Отовсюду неслись крики женщин, визг ребятишек, а Джос Бримуорти запустил на полную катушку старую сигнальную сирену. Звук сирены, как водится, только добавил паники, и Мэри порадовалась, что успеет на холм первой, без всей этой толпы.

Сердце у нее захолонуло еще на полдороге.

Даже на таком большом расстоянии было видно, что пожар разбушевался не на шутку. Силуэты деревьев чернели на фоне оранжево-алой, гудящей и рычащей стены огня, в которую превратился старый деревянный дом. Лицо и волосы Мэри опалял нестерпимый жар.

Она ворвалась в калитку, поскуливая на ходу от страха и боли в запекшихся губах. Харли она увидела сразу. Старик лежал на земле, лицом вниз, в нескольких шагах от веранды, вернее, от того, что раньше было верандой. Мэри взвыла от ужаса и кинулась к нему, забыв об огне.

Харли был тяжелый, очень тяжелый. Она думала, что не сможет даже приподнять его, однако скрытые возможности человеческого организма дали о себе знать, и девушка смогла потихоньку оттащить старика в сторону сада. Здесь жар был поменьше, а высокая сочная трава и кустарник хоть немного, да прикрывали от огня и искр.

Мэри трясущимися пальцами нащупывала пульс у Харли на шее. В голове метались обезумевшими зайцами бессвязные мысли. Мы все привыкли считать его здоровяком-великаном, а ведь ему за восемьдесят! Точнее, уже под девяносто! Только не умирай, дядя Харли, пожалуйста, не умирай...

Она закричала от радости, уловив слабое биение пульса, и стала звать Уиллингтона старшего, звать настойчиво и требовательно, не позволяя ему погрузиться в забытье окончательно. Метнулась вглубь сада, сорвала с себя рубашку. Оставшись в одной футболке, намочила тонкую ткань в холодной воде. Не отжимая, поспешила обратно.

Вода оживила Харли мгновенно. Он с трудом приподнял веки, и на Мэри с закопченного лица уставились яркие синие глазищи браконьера Уиллингтона.

- Дядя Харли! Слава Богу!

- Что ты говоришь, коза. Чему тут радоваться...

- Вы живы!

- Псу под хвост такую жизнь.., им было по тридцать лет...

Она с подозрением уставилась на старика - не бредит ли? Харли глубоко, со стоном вздохнул.

- Я не сбрендил, дочка, не думай. Я о своем зелье. Некоторым настойкам было по тридцать лет.

А две бутылки остались еще от моего папаши.

В этот момент со стороны дома донеслась звонкая канонада. Видимо, именно сейчас и погибали "декокты" Харли Уиллингтона. Мэри улыбалась сквозь слезы, крепко держа старика за руку.

- Настоек вы еще наделаете, дядя Харли.

Главное - вы живы. Дом Билл построит, мы с ним построим. На том же месте, еще лучше...

Все разберем, уберем горелое... На древесном пепле все вырастет лучше прежнего... Что бы я Биллу сказала, если б с вами что-то случилось...

- Не причитай, девочка. Мне еще от Гортензии влетит, вот увидишь. Думаешь, она меня будет жалеть? Черта с два!

- Дядя Харли, а как это случилось? Короткое замыкание?

- Да у меня и электричества-то в доме нет, Господи, помилуй. Я сам толком не понял, Мэри. Спал я на веранде, ежели честно сказать.

Сморила меня духота, да и на баб в магазине я разозлился. Принял пару стаканчиков того, что ты Биллу прописала, да и закемарил в кресле.

Просыпаюсь - дымом несет и вроде как глаза застлало, туманом как бы. Я спросонку в дом полез, а там уж и не продохнуть. Стыдно сказать, Мэри, только я в собственном доме заблудился.

- Это бывает. Угарный газ нарушает координацию. Вам повезло, что вы дремали на веранде, а не в доме.

- Это точно. Ну вот. Выбрался я из дома и решил сматываться, да только тут меня окончательно разморило и тюкнулся я башкой в землю, как последний пьяница... Ох, горло пересохло.

- Лежите тихонечко, я сейчас.

Мэри осторожно устроила Харли на траве и кинулась по знакомому пути к роднику.

Она наклонилась над холодной, словно лед, струйкой, с наслаждением плеснула себе в лицо воды. Потом торопливо сунула под воду рубашку, чтобы отнести драгоценную влагу Харли.

Пора было выбираться с холма...

Боли не было. Был просто глухой удар в висок, словно мешком, набитым ватой, приложили по голове.

Мэри без звука, без вскрика рухнула лицом в мокрую траву. Тьма. Тишина.

Она уже не чувствовала, как ее подхватили, перекинули через плечо и потащили прочь от догоравшего дома, в лес. Не чувствовала, как царапают лицо и руки ветки шиповника.

Она вообще ничего не чувствовала.

Глава 10

Разумеется, Харли обязательно забеспокоился бы, куда это делась Мэри Райан. Возможно, он даже поднялся бы на ноги и пошел бы ее искать, и тогда все было бы совсем иначе...

Однако именно в тот момент, когда было уже почти пора начинать волноваться, Харли нашли односельчане. Пожарище неожиданно превратилось в некое подобие воскресного базара. Харли подхватили, ловко переложили на невесть откуда взявшиеся носилки, понесли из сада прочь, в то время как соседи взялись разбирать догоравший дом и рубить обгоревшие ветви с окрестных деревьев.

Кто-то обтер Харли лицо мокрой тканью, он уж обрадовался, что это Мэри, но тут из тьмы возникло лицо пожилой и энергичной мисс Джонсон, учительницы. Она настойчиво и уверенно уложила встрепенувшегося было погорельца обратно на носилки и велела отдыхать и ни о чем не тревожиться.

Его снесли вниз с холма, и вот тут Харли основательно струхнул, увидев, как к нему мчится на всех парах маленькая и решительная старушка - его старинная подруга Гортензия Вейл. Он слабо улыбнулся и помахал ей рукой.

Следом за миссис Вейл поспешали златовласка Дотти Хоул и молодой Грейсон, который даже в экстремальных условиях этого вечера не утратил идеального пробора, правда, вечной папочки при нем не было.

Гортензия вцепилась в край носилок Харли и энергично потрясла их.

- Будь ты проклят, старый мерзавец!

Дотти смешно всплеснула ручками, Ник Грейсон оторопел.

- Миссис Вейл, это не слишком.., э-э-э.., все-таки мистер Уиллингтон пострадал...

- Это он еще не пострадал! Это он сейчас пострадает! Потому что именно сейчас я дам ему по голове, и мне это будет несказанно приятно! Сколько раз я тебе говорила, чтобы ты не курил около своих декоктов?!

Последняя фраза была обращена уже непосредственно к Харли и сопровождалась патетическим жестом маленькой высохшей ручки. Гигант Харли испуганно подался назад - насколько это было возможно.

- Горти, чтоб мне лопнуть, я не курил. Хочешь - дыхну...

- Ну да, конечно! Да от тебя же несет, как от майского костра! Нечего сказать, отличный способ скрывать свои грешки! Покурил - сожги чего-нибудь, вот никто и не учует...

Дотти неожиданно прыснула, и это спасло Харли Уиллингтона, потому что Гортензия немедленно переключилась на новый объект.

- А что это такого смешного сказала я, Дороти Хоул, а?! И есть ли что-то смешное в сегодняшнем вечере?

- Да я просто...

- О да! Ты проста как правда, это точно.

Смеяться над несчастным погорельцем! Над одиноким стариком, чья мирная старость обречена на жизнь под открытым небом...

- Горти, ну это ты уж хватила.

- Помолчи, Харли! Еще не догорели стены старого дома, Дороти Хоул, а некоторые уже беспечно смеются. Им невдомек, что чувствуем мы, одинокие старики, вырванные из привычного мира наших жилищ...

Дотти чуть не плакала, Ник внимал, приоткрыв рот, Харли осторожно слезал с носилок.

Гортензии явно понравились нарисованные ею самой образы, потому что в голосе ее появились надрывные нотки профессиональной поэтессы, читающей собственные стихи о несчастной любви.

- .. Им, бессердечным юнцам, не понять, что чувствует старый человек, которому на склоне лет некуда преклонить голову. Как может страдать тот, на чьих глазах погибло дело всей его жизни... Неужели ни одна не уцелела?

Этот вопрос Гортензия задала в той же тональности, поэтому слушатели ошеломленно посмотрели на нее, не произнеся ни слова. Поэтесса немедленно уступила место профессиональной акушерке, энергично призывающей целую родильную палату "тужиться и не валять дурака".

- Харли Уиллингтон, если тебя контузило горящей балкой, ты так и скажи. Я ведь тебе вопрос задала!

- Мне, Горти?

- Ну не молодому же Грейсону. Я спросила, неужели ни одна не уцелела?

На лице Харли отразилась целая гамма чувств, а потом он неожиданно просиял.

- Ой, Господи, да нет же! Я ведь перенес большую часть бутылок, особенно старинные, в летний погреб, в саду. Остались только этого года, весенние. Я и запамятовал. Меня ведь и Мэри о том же спрашивала, а я чумной был, сказал, что все сгорело...

- Так ты видел Мэри?

- Ну а как же? Она ж меня первая нашла.

Гортензия немедленно вцепилась в закопченную куртку своего старинного друга.

- Как первая? Тебя вынесли Артуровы ребята да мисс Джонсон, учительша. Они тебя и нашли...

- Горти, я не контуженный и не в склерозе.

Мэри меня нашла. И вытащила тоже Мэри. Оттащила в сад, подальше от огня, потому как меня сморило в двух шагах от дома. Кабы я там дожидался спасателей, мне бы точно крышка.

Я думал, это она их прислала.

Дотти взвизгнула и вцепилась в руку побледневшего Ника. Гортензия неожиданно глубоко вздохнула и очень деловито села на траву. Голос у нее стал тихим и на редкость рассудительным.

- Это от неожиданности, не волнуйтесь.

Значит, она все еще на пожаре. И я ей всыплю, когда она вернется, потому что она обещала не лезть в огонь. Интересно, а какого.., что она там делает, если единственный пострадавший - здесь?

Харли осторожно заметил:

- Она девочка ответственная, решила подежурить, вдруг кому плохо станет от угару...

Ник вдруг отчаянно вскрикнул:

- Так надо же просто пойти и спросить. Я сейчас, миссис Вейл! Одну минуту! Дотти, не ходи никуда, останься с миссис Вейл.

Юноша кинулся во тьму, озаряемую сполохами догорающего пожара и ручными фонариками.

Харли крякнул, выпрямился и решительно направился за ним. Гортензия слабо вскрикнула:

- Нет, Харли, не ходи. Ты еще слаб...

- Глупости, Горти. Я продышался на воздухе.

- Ник сам все узнает и приведет к нам Мэри.

- И очень хорошо.

- Харли...

- Это МОЙ дом сгорел, Гортензия. И я имею право на него посмотреть в последний раз. Дотти, малышка, не давай ей делать глупости, а еще лучше отведи-ка ее домой и сделай чаю покрепче.

Дотти с трепетом выслушала это распоряжение и робко повернулась к Гортензии, даже не надеясь на успех. Однако старая женщина устало оперлась на руку девушки и растерянно кивнула.

- Пожалуй, он прав, детка. Мне просто не дойти за ними, а на сырой земле много не высидишь. Сейчас они вернутся вместе с Мэри, а у нас уже будет чай...

Именно в этот момент вся духота, копившаяся в небе над Грин-Вэлли эти дни, взорвалась оглушительным раскатом грома. Бело-синяя вспышка молнии с треском полыхнула в окончательно потемневшем небе, и на землю обрушился ливень. Он завершил тушение пожара, разом забив все маленькие островки огня, смыв гарь и сажу с ветвей, охладив запекшуюся землю. Стало легче дышать.

Мокрые до нитки, Дотти и Гортензия доковыляли до Кривого домишки. Гортензия сунула девушке купальный халат и шерстяные носки, переоделась в сухое сама, и они сели рядышком на застекленной веранде - ждать новостей.

Чайник они так и не поставили.

Харли догнал Ника еще на тропинке и молча зашагал рядом с ним. Навстречу им метнулась тень, вспыхнул свет фонарика. Это был Джослин Бримуорти, с ним еще несколько мужчин.

- Рады видеть тебя на ногах, старый друг.

Как ты?

- Бывало и хуже. Помог дождичек, верно?

- Да уж. Работы совсем не осталось. Завтра по свету начнем разбирать все это дело, чтобы ребятишки не полезли. По такой погоде-то они не сунутся. Хреновые дела, Харли.

- Полностью с тобой согласен, Джос. Но горечи, как ни странно, не испытываю. В этом доме было немало радости, но и горя хватало. Билли потребен другой дом, новый. Я как-то не мог представить, что они заживут отдельно от меня, а настаивать, чтоб жили в этой халупе...

- Я не о том, Харли. Сдается мне.., то есть нам всем, что это был поджог.

Ник охнул, а Харли мгновенно стал похож на ястреба, высмотревшего в траве добычу.

- И откуда это такие мысли, Джос?

- Да уж больно ровно занялось. Со всех четырех сторон. Моего папашу, как ты знаешь, еще в тридцать третьем жгли, я с тех пор запомнил. К тому же дом твой не из бумаги был сложен. Халупа не халупа - а построен добротно. Такие стены от уголька не займутся, а весь пожар длился минут двадцать. Не иначе, помогли дому твоему сгореть.

Ник, аж приплясывавший от нетерпения, вклинился в разговор.

- Простите, что перебиваю, мистер Бримуорти, но миссис Вейл очень волнуется, и если Мэри вам больше не нужна...

- Мэри? Мисс Райан? Она нам очень пригодилась бы, потому что Финч здорово обжег руку, а Конвею балка упала на ногу, но ведь ее здесь нет!

Харли ахнул и шагнул вперед.

- Джос, ты уверен? Ведь здесь наверняка была тьма народу...

Толстяк приосанился.

- Я, как ты знаешь, отвечаю в Грин-Вэлли за гражданскую оборону, Харли. Да, в первый момент неразберихи хватало, но потом мы все организовали. Посторонних и зевак убрали, мужчин постарше и потолще поставили в оцепление, потому как толку от них немного. На холме никого больше нет, Харли, и не было.

Харли и Ник переглянулись. Джос с тревогой наблюдал за обоими. Наконец Харли медленно произнес, не сводя глаз с молодого человека:

- Вот что, Джос, полагаю, твой "манлихер" все еще в хорошем состоянии?

- .Ну да...

- Я займу его на пару часов.

- Мистер Уиллингтон, вы думаете...

- Малыш Ник, я думаю сразу о нескольких вещах. Во-первых, Мэри точно была здесь, она выволокла меня из огня, напоила водой и пошла за ней еще раз. В этот момент появились твои, Джос, парни. Стало быть, погибнуть в огне...

- Ой, Господи!

- .. ПОГИБНУТЬ В ОГНЕ ОНА НЕ МОГЛА.

Тихонько уйти тоже не могла. Еще не могла улететь и провалиться под землю. Во-вторых, Джос Бримуррти, малыш Ник, предполагает - а у меня нет оснований ему не верить, - что нашу с Биллом хибару подожгли. Не думаю, чтобы это сделали монашки из соседнего монастыря, да даже Стейнша на это вряд ли способна. Стало быть, недобрые, лихие людишки отирались возле моего дома. "Манлихер" против них самое оно.

Ну а в-третьих... В-третьих, я ни за что не пойду говорить Горти, что ее внучка пропала.

Примерно через сорок минут Ник Грейсон провожал глазами высокую широкоплечую фигуру Харли Уиллингтона, уходившего во тьму с "манлихером" Джоса Бримуорти за плечом.

На дождь старый охотник не обращал ни малейшего внимания, а вот Ник чувствовал себя препаршиво. Его знобило, в горле саднило от сажи, а главное - он очень боялся идти к миссис Вейл.

Медленно волоча ноги, он вошел в палисадник Кривого домишки. С тоской посмотрел на приветливый желтый огонек в окне. Именно в этот момент до Ника Грейсона и дошел весь ужас ситуации. В Грин-Вэлли совершено страшное преступление. Похищена Мэри Райан, сожжен дом Харли Уиллингтона. Это с трудом укладывалось в голове, а кроме того, совершенно невозможно было идти в теплый уютный дом, переодеваться в сухое и пить чай, зная, что Мэри в руках бандитов.

Ник, бледный и чумазый, возник в дверях, напоминая призрак, и Дотти немедленно завизжала. Гортензия устало махнула рукой.

- Как хорошо, что есть вещи, которые остаются неизменными. Восход солнца, зима и лето, визг Дотти Хоул по любому поводу... Входи скорее, юный Грейсон. Я спокойна и не впаду в истерику. Так надо понимать, Мэри вы не нашли?

- Н-нет...

- Слава Богу.

- Как? Миссис Вейл...

- Нет, я в себе и в своем уме. Если вы ее не нашли, значит она, по крайней мере, жива. Не погибла в огне, не задохнулась от дыма. Где старый бандит?

- Он ушел. Искать Мэри. Ружье взял.

- Хорошо. Выпей чаю, Ник. Дотти, налей ему шерри, там, в буфете возьми. Снимай ботинки и носки, мальчик. Не смотри на меня с ужасом, воспаление легких никого не украшает, а смерть от переохлаждения никогда не будет героической. Садись к огню, грейся и рассказывай.

Через полчаса в комнате воцарилась тишина, прерываемая только всхлипами Дотти. Гортензия смотрела в огонь, поджав губы. Ник ждал.

Наконец он не выдержал.

- Миссис Вейл! О чем вы сейчас думаете?

- Я-то? Я думаю о том, что будет завтра.

Что я скажу Биллу Уиллингтону. И что он сделает. А еще я думаю, как бы он распорядился на моем месте всей этой информацией. Увы, я всего лишь акушерка. Тут нужен профессионал...

Утро было сверкающим, умытым, свежим и благоухающим, однако лица людей, собравшихся у магазина Бримуорти на Центральной улице, были мрачны и суровы. Ночная трагедия всколыхнула тихую жизнь городка-деревни, а уж исчезновение Мэри Райан и вовсе вселяло ужас.

- Какой ужас творится!

- Нет, я никогда не одобряла старого Уиллингтона, но поджог... Куда мы катимся?

- А я одобрял! Он хороший мужик, между прочим, мы все тут ошиваемся, а он один-одинешенек двинул в лес искать девушку.

- И что вы предлагаете? Всем туда идти?

Надо вызывать полицию!

- И переизбрать к чертовой матери мэра! Все равно он живет в Бриджуотере, вот пусть там и избирается. Нам нужен свой, местный. Тогда и порядок будет!

- Как же, порядок! Попомните мои слова, все началось с того дня, как вернулся чокнутый внучок Уиллингтона. Не удивлюсь, если выяснится, что это его шайка виновата.

- Какая шайка! Помолчали бы, уважаемая.

- Вот именно. Стыдно даже, старая женщина, а вырядились, как попугай...

- Ох.., умираю.., сердце...

- Не стоит. Врачиху нашу похитили, так что повремените с приступом. Умойтесь холодной водичкой, может, полегчает.

- Ax ты...

- Да ты сама...

Билл сошел с автобуса, жадно втянул ноздрями свежий воздух. Вскинул на плечо большую спортивную сумку. Нахмурился.

Ветерок донес до него запах гари.

Он торопливо зашагал по тропинке, ведущей под гору. Нога совершенно не давала о себе знать, он шел легким и пружинистым шагом.

Билл думал о Мэри. О том, как сейчас разбудит ее, обнимет и расцелует, теплую со сна, а потом она быстро оденется, и они вместе пойдут к деду. Гортензию, разумеется, тоже возьмут с собой. Сядут за крепкий деревянный стол, дед разольет по серебряным стаканчикам рубиновый "декокт".., или розовый. Или изумрудно-зеленый. Или синий, как небо...

Ник Грейсон ждал его на околице Грин-Вэлли. Сидел прямо на влажной траве с несчастным видом. Синий костюмчик навсегда перестал быть синим. Белокурые волосы всклокочены, на бледном лице плохо отмытые следы сажи и грязи... Билл почувствовал, как по спине поползли омерзительные, холодные как лед мурашки страха. Необъяснимого - и потому еще более леденящего.

- Грейсон? Ник Грейсон, это ты? Что с тобой приключилось?

- Здравствуй, Билл. Только не торопи меня, ладно. Гортензия.., то есть, миссис Вейл сказала, что я должен тебя караулить и все рассказать. Мне очень нелегко, но я постараюсь.

Билл выслушал Ника Грейсона с каменным лицом. Только в середине рассказа, когда речь пошла о том, как Мэри тащила из огня Харли, закурил, и Ник заметил, что сильные пальцы слегка дрожат.

Он дослушал до конца, а потом начал задавать вопросы. Ник был ошеломлен. Его никогда в жизни никто ТАК ни о чем не расспрашивал. Это были точные, краткие вопросы по существу, вопросы о самом важном, причем не задай их Билл Уиллингтон, Ник в жизни бы не догадался об их важности. Эти вопросы напоминали уколы шпагой. Когда Билл умолк, Ник почувствовал себя совершенно вымотанным. Это было не слишком приятно, но странным образом успокаивало. Билл Уиллингтон вселял надежду. Более того, уверенность в том, что все будет хорошо.

- Ник... Мне будут нужны молодые мужчины, добровольцы. Желательно наши с тобой ровесники. Сможешь собрать их через полчаса?

- Думаю, они уже все собрались на Центральной площади перед магазином. Сегодня мало кто спал спокойно.

- Хорошо. Я зайду к Гортензии на секунду и приду. Попроси людей не расходиться, лады?

- Ла.., ды.

Билл кивнул и ушел. Ник смотрел ему вслед с изумлением и уважением. Они родились в один год, но сейчас Билл Уиллингтон явно был старше.

Затихшая было свара перед магазином обрела новые силы, когда перед жителями Грин-Вэлли объявился Ник Грейсон и сообщил, что Билл Уиллингтон просит никого не расходиться. Из общего изумленно-настороженного гула взмыл фальцетом вопль миссис Стейн:

- Дожили! Бандит приказывает нам не расходиться! Вот вам кровушка Уиллингтонов!

Чертово семя. Нет, надо вызывать полицию! Вы ослепли и оглохли, люди, но я, заглянувшая за грань этого мира и познавшая тайны...

- Вы бы лучше там и оставались, уважаемая...

- Нет, одно она правильно говорит, надо вызывать полицию!

- Отправьте кого-нибудь в Бриджуотер на машине!

- Полиция!

- Полицию!

- Обязательно известить полицию!

- И войска.

- Чего?

- Кавалерию и артиллерию. Что вы городите чушь? У нас не было и нет никакой полиции.

Кому мы нужны? Вы еще скажите, начальника полиции графства сюда...

- ДОБРОЕ УТРО!

Ник обернулся на знакомый голос - и обратился в соляной столп. Впрочем, не одинокий. Большинство жителей Грин-Вэлли тоже окаменело.

Посреди Центральной улицы стоял высокий широкоплечий офицер. Полицейская форма сидела на нем, как влитая, кокарда на фуражке сияла. А еще сияли орденские планки на груди.

Мужчины Грин-Вэлли машинально отметили, что ордена, пожалуй, все боевые.

Женщины отметили, что орденов много. И красненьких ленточек много. Три.., ах, нет, четыре.

Лицо у молодого офицера было спокойное, загорелое. И очень знакомое.

Толпа шевельнулась, и над ней пронесся тихий вздох:

- Чтоб меня разорвало! Это же Билли Уиллингтон!

Билл чуть заметно улыбнулся, но тут из-за его спины вышла Гортензия Вейл. Глаза у нее были заплаканы, но держалась она бодро. То есть, как обычно.

- Гуся своего будешь Билли называть, Джейк Мэдлин! Это - Уильям Фергюс Уиллингтон, начальник полиции нашего графства! И мой зять!

Через четверть часа небольшие группы молодых людей были готовы к прочесыванию леса.

Те, у кого не нашлось дома оружия, взяли крепкие палки, даже крокетные молотки. Ник на всякий случай прогрел мотор своего автомобиля и сидел теперь, страстно мечтая, чтобы машина понадобилась Биллу.

Сам Билл переоделся. Теперь на нем были удобные, легкие и прочные камуфляжные брюки (Ник знал, что в таких обычно ходят всякие десантники и прочие крутые парни) и простая клетчатая рубаха. А еще у Билла был пистолет, и при виде этого оружия разгорелись глаза не только у деревенских мальчишек. Настоящий, серьезный пистолет. "Питон". Скорострельный, а в умелых руках не уступающий снайперской винтовке.

Группы были готовы к отправке, когда на холме появился человек. Высокий, широкоплечий, белоголовый человек с тяжелым винчестером в руке.

Харли Уиллингтон.

Билл в несколько прыжков добрался до деда.

Ник, чувствуя себя кем-то вроде оруженосца, кинулся следом.

- .. Я прошел мили четыре по лесу. След нашел, хотя сам понимаешь, дожди, мать их...

Короче, до развилки я их проследил, а дальше странно.

- Говори, дед, не томи.

- Перво-наперво - их трое или четверо, один, скорее всего, тащил девочку. Следы четкие, хорошие. Потом, на кустах остались клочки одежды. Вот.., футболочка на Мэри была, цвет я не разглядел, но светлая.

Билл скрипнул зубами так, что Ник охнул.

- Дальше, дед! Время...

- Дальше, от развилки, идет след машины.

Сели они в машину и уехали. Но не в сторону дороги, а в сторону болота. Там топь, сам знаешь.

Я прошел до топи. Машина их высадила и уехала.

Высадила - потому что следы идут прямо на топь.

- Черт!

- Не ругайся. Предлагаю вот что: я возьму пару толковых ребят, да вон, хоть Артуровых сынков, и прослежу, куда умотала машина. А ты иди на болото. Только вот куда там идти, там же нет ничего...

- Есть!

Ник покраснел, потому что голос сорвался и дал петуха. Оба Уиллингтона стремительно развернулись и посмотрели на Грейсона. Билл нетерпеливо дернул подбородком.

- О чем ты, Ник?

- Я знаю, куда они пошли. И кто они, тоже знаю.

- Ого!

Ник заторопился.

- Билл, туда можно даже доехать. Не до самого дома, конечно, он на болоте, но за полкилометра до него. Я сейчас.., машина...

- Погоди! Твоя "мыльница" по лесу не пройдет.

- Так не надо по лесу. Есть другой путь.

Мы быстро доедем, не сильно много они и выгадают, им же по болоту, да еще Мэри тащить...

Харли сильно тряхнул Ника за плечо.

- Говори, кто? И откуда знаешь?

- Я же езжу по всему графству с этой недвижимостью... Позвонил один клиент, сказал, что ему достался в наследство от дядюшки дом, но ему он не нужен, потому что стоит на болоте. Мы стали смотреть планы, документы никакого дома нет и в помине. А потом нашли.

Мистер Эдвардс звали того дядюшку. Дом он построил еще перед войной, жил себе там припеваючи и налогов не платил, потому что болота в земельный кадастр не входили. Племяннику на болоте жить неохота, а дом жалко. Жаловался он, что повадилась туда молодежь, пьянки, грязь, окурки и бутылки...

- Ну?

- Я ездил, смотрел дом, поэтому знаю, как туда добраться. А что до тех, КТО это с Мэри сотворил... Когда мы с Дотти сидели в стогу...

- Что-о?

- Ну неважно. В общем, мы прятались от О'Рейли. Он со своими дружками пьянствовал у реки, а когда услышал голос Дотти, стал звать ее, грязные слова говорить... Намекал, что у него имеется целая усадьба, на болоте, правда, но зато его собственная. Так, пьяный треп, вроде бы...

- Идиот!

Билл с размаху треснул себя по лбу. Харли и Ник испуганно посмотрели на него.

- Чего смотрите? Я - идиот. Мог бы сразу догадаться. Мог бы тебя предупредить. Ведь кто, как не О'Рейли, желает мне и Мэри зла? Кто еще?!

- Ну мало ли...

- Да нет же, дед! Согласен, нашу семью здесь не слишком обожают, но ведь не ненавидят же?

А уж о Мэри я и не говорю. Только О'Рейли со своими подонками... Ник! Поехали! Она у них в руках. В их грязных мерзких лапах. Скорее!

Глава 11

В голове гудело. Ужасный низкий гул с отдельными вкраплениями высоких частот. Эффект поразительный - очень тошнит.

Еще тошнит от запаха. Это даже не запах. Это вонь. Она скользкая на ощупь, ее можно потрогать.

Пила в мозгу взвизгнула особенно мерзко, желудок Мэри подпрыгнул к самому горлу.

Она попыталась приоткрыть глаза, но желудок сказал категорическое "нет". Тогда Мэри решила двигаться медленно. Миллиметр за миллиметром. Гран за граном. За гранью.

Сквозь пелену и красноватую дымку проступали неясные очертания чего-то геометрического грязно-бурого цвета. Чуть левее находилось что-то дрыгающееся, ярко-оранжевое, несомненно живое. Вокруг оранжевого колебались тени - тоже бурые, но более темного оттенка.

Еще было неудобно лежать. Голова упиралась во что-то острое и холодное, руки.., рук, пожалуй, вовсе не было.

Еще было холодно. Не везде, а как-то частями. Животу холодно, ногам нет. Рук она не чувствовала, глазам было горячо, а губы - холодные и ватные, как после наркоза.

В медицинском колледже, на первом же курсе, они - от большого ума, не иначе - решили на себе проверить, что чувствуют пациенты, принявшие дозу наркоза и отходящие от него. Ощущения оказались на удивление мерзкими. Мэри не хотела бы испытать их вновь, но вот - пришлось.

Она попыталась восстановить в памяти то, что произошло... Когда? Откуда бурое, острое и оранжевое? Чем так отвратительно воняет? Чьи это тени?

Потом откуда-то из глубин сознания вылущился не то свист, не то змеиный шип, не то кошмар из детских снов. Голос, похожий на радужную жижу на поверхности болота. Голос, подобный тухлому мясу. Или даже тухлой рыбе.

- Зашевелилась, сучка?

Интересно, к кому это он обращается?

Секундой позже мир стремительно ворвался в рассудок Мэри, властно приказав ей вернуться и прийти в себя. Что-то или кто-то резко мотнул ее вверх и вперед, потом остро и мерзко запахло дешевым самогоном, потом рот обожгла какая-то жидкость. Мэри закашлялась, поперхнулась, давясь жидким огнем, повалилась вбок, в пустоту, в пропасть, в последний момент испугалась и открыла глаза.

Пол рванулся ей навстречу, желудок перестал бороться, и девушку вырвало. Как ни странно, после мучительного спазма, вывернувшего ее наизнанку, стало легче, и неясные тени обрели имя.

Лучше бы они этого не делали.

Мэри Райан подалась назад, задохнулась собственным вскриком.

Оранжевое - огонь, костер, сложенный прямо на полу. Бурое и геометрическое - заплесневелые и поросшие бледным болотным мхом стены большой комнаты. Вонь - от мусора и грязи, омерзительными комками скопившихся по углам.

Все это было не так страшно. Все это можно было пережить. Гораздо страшнее оказалось узнать, что у темных теней человеческие лица.

Вэл Соммерс. Саймон Джонс. Халк Хоггис.

И у самого огня - Сэм О'Рейли.

Он смотрел на нее. И ухмылялся. Маленькие глазки масляно светились, в уголках рта засохла слюна.

- Очнулась, маленькая шлюха? Это хорошо.

Он бросил в огонь ветку, поднес к губам грязно-зеленую бутылку и сделал глоток. Помотал головой, зажмурился, потом громко рыгнул.

- Ох, крепка, зараза... Халк?

- Я погожу. Намечается кой-что поинтереснее. Не так ли, докторица?

Мэри непроизвольно подалась назад, оттолкнулась ногами, поползла... Связанные какой-то грязной тряпкой руки не позволяли закрыться, одернуть задравшуюся (футболку, сжаться в комок. Не позволяли защищаться.

Страх затопил ее всю, с ног до головы. Стало пусто в груди, холодно в животе, руки и ноги превратились в ватные валики. Она чувствовала, что у нее дрожат губы, дрожат постыдно и жалко, к тому же все сильнее. Это видели и те, кто смотрел на нее, ухмыляясь с той стороны костра.

Сэм неспешно поднялся, вразвалочку подошел к лежащей Мэри. Медленно расстегнул брюки, вытянул из них рубаху. От него нестерпимо воняло потом и спиртным. Он слегка наклонился вперед.

- Говорят, ты лечишь массажем? Твой дружок, ублюдок Уиллингтон, немного отшиб мне одну важную часть тела. Нет, она работает, но массаж ей не повредил бы. Как ты на это смотришь? Показать?

Он взялся за резинку трусов, и Мэри зажмурилась. Грубый хриплый хохот заставил ее вжаться в грязный пол.

- Смотрите-ка, она боится смотреть! Небось, у твоего любовничка и смотреть не на что? Так поинтересуйся, как оно бывает у настоящих мужиков! Халк, Сай, а ну...

Грубые жесткие руки бесцеремонно схватили Мэри, проволокли по полу, вздернули куда-то вверх, причиняя неимоверную боль, однако любая боль отступала перед невыносимым ужасом, который испытывала несчастная пленница.

Она оказалась распростертой на грязном и сальном до невозможности столе. Сэм О'Рейли навис над ней, и тогда она закричала истошно и жалобно, как загнанный заяц, как раненый зверек, а потом вслепую ударила ногами...

Сэм отлетел в сторону, разразился грязными проклятиями, а Халк и Саймон - идиотским хохотом.

- Поберегись, Сэм, а то никакой массаж не поможет.

- Смеетесь? Ничего. Сейчас она узнает. А ну, держи ей ноги!

Мэри брыкалась и извивалась изо всех сил.

Отчаяние придало ей сил, но шансы были слишком неравны. Здоровенный Халк вцепился ей в ноги, Саймон вывернул и завел за голову руки. Боль парализовала, не давала двигаться. О'Рейли наклонился совсем близко к ней, дохнул в лицо омерзительным перегаром.

Мэри плюнула ему в глаза и изо всей силы ударила лбом в ухмыляющуюся рожу. Раздался дикий вой и новый град ругательств, а в следующий миг окровавленный Сэм О'Рейли рванул на ней футболку с такой силой, что просто сорвал ее с девушки. К радостному вою добавилось мерзкое торопливое хихиканье Вэла Соммерса.

Мэри выгнулась в руках насильников, взвыла из последних сил.

Жесткая, грубая рука больно ухватила ее за грудь...

А потом наступил конец света.

Ник Грейсон домчал до нужного места с такой скоростью, что это проняло даже привычного ко всему Билла. На самом краю болота машина остановилась, и оба молодых человека выскочили, даже не потрудившись открыть дверцы. Билл коротко и деловито проверил оружие и посмотрел на Ника.

- Теперь возвращайся. Дальше я пойду один.

Ник вскинул голову. В эту минуту он здорово походил на благородного рыцаря из детской книжки, и никакого вам сходства с теленком...

- Ты не моя мамочка, Билл Уиллингтон. Мы пойдем вместе.

- Ник, не обижайся. Прости, но это не игрушки. Там придется драться...

- Я, по-твоему, гожусь только математику списывать? Там Мэри и ей нужна помощь. Ты крутой и вообще новый начальник полиции, но подонки О'Рейли об этом могут и не знать. Вперед.

- Ты не знаешь лес...

- Ты его знаешь, этого достаточно. Вперед, Билл! Здесь даже быстрым шагом минут пятнадцать...

В этот момент из глубины леса до них донесся женский крик. А может быть, и не женский.

Нику приходилось слышать, как кричат зайцы, по весне попадающие под колеса автомобилей. Крик был очень похож.

Они молча кинулись в самое болото, и Ник ни на секунду не усомнился в том, что делает.

За рекордно короткий промежуток времени они промахнули отрезок пути, на котором даже бывалые следопыты шли медленно и осторожно, нащупывая шестами надежные кочки.

Дом вырос перед ними бесшумно и зловеще, а потом из него донесся еще один крик.., и жуткий гогот.

Билл не успел рассердиться на Ника, наорать на Ника, отправить Ника обратно. Чистым безумием было тащить этого перепуганного и доброго, как теленок, парня в самое сердце трясины, да еще на битву с Сэмом О'Рейли.

Однако в этот момент раздался крик Мэри, и Билл перестал размышлять о чем-либо.

Он просто повернулся и кинулся на крик.

Тропа по трясине проходила левее, совсем в другом месте.

Не все ли равно, где вас застигает конец света?

У Мэри перехватило дыхание - во-первых, от вони, исходящей от Сэма О'Рейли, во-вторых, потому что он навалился на нее всей своей тяжестью. Кричать она больше не могла, оставалось только умереть.

В этот миг с треском вылетела оконная рама, сбившая с ног испуганно заскулившего Вэла Соммерса, Вслед за рамой, всего лишь секундой позже, величаво обрушилась часть обветшавшей и прогнившей стены дома.

А потом неведомая сила смела О'Рейли с Мэри, освободила ее руки и ноги и ушла гулять смерчем по комнате. Девушка скатилась со стола, больно ударилась об пол, но даже не заметила этого и, скуля, поползла в угол. Ослепшая от слез, измученная, испуганная до смерти зверушка. Не человек.

Чьи-то руки подхватили ее, и она стала слепо отбиваться, из последних сил шлепая по воздуху и чему-то мягкому. С самой окраины сознания долетел до нее совершенно неуместный в данный момент голос, который она хорошо знала.

- Мэри, это я, успокойся, бедная девочка.

Мэри, МЭРИ!!!

Потом ее голые и грязные плечи накрыл чей-то пиджак, и она подумала, что он наверняка синего цвета. А потом она узнала Ника Грейсона и едва не разрыдалась от счастья, но в этот момент Ник смешно ойкнул и сильно дернул ее в сторону.

Мимо них промчалось нечто крупное и воющее. Судя по голосу - Халк Хоггис. На громадной скорости он врезался в стену, развалил ее окончательно и исчез в клубах вонючей пыли.

И тогда Мэри поняла.

Конец света называется вовсе не Армагеддон Конец света носит имя "Билл Уиллингтон".

...Отскок. Атака. Пируэт, вольт. Прими удар и продолжи его. Плохо. Ты не паровой молот.

Сколько можно махать кулаками и не устать?

Ну пусть полчаса. Потом тебя сомнут. Еще раз.

Продолжи удар. Прими его на грудь, развернись в ту же сторону и проводи его до конца.

Поймай момент, когда он потеряет равновесие, и придай ему дополнительное ускорение.

Замечательно. Не останавливайся. Уходи в вольт.

Теперь обратный пируэт. Используй инерцию удара противника. Как бы он ни был силен - действие всегда равно противодействию. Сколько бы он ни отдал сил удару - ты всегда можешь вернуть ему столько же.

Пируэт. Мягче. Плохо. Ну и что, что лежит?

Он же моргает. А должен вырубиться. Еще раз.

Разминка окончена. К бою, господа офицеры.

Даю установку. Офицер Уиллингтон, на вас совершено нападение. Нападавших.., ну пусть будет пятеро. Отлично. Очень хорошо. Плохо, Билл, плохо.., держи удар! Хорошо. Очень хорошо.

На сегодня достаточно. Билл, можешь снять повязку с глаз...

Он перестал любить и ненавидеть, перестал чувствовать боль и блаженство, превратился в слух и зрение, а еще в ветер и силу. В огонь и водопад. В сухой лист и бешеного тигра.

Он танцевал со смертью, он это знал. Потому что смерть глядела на него из безумных зрачков подонков, осмелившихся прикоснуться к его женщине.

Он был спокоен и холоден. Они сделали свой выбор. Они должны умереть.

Билл Уиллингтон, краса, и гордость Особого отряда, боец от Бога, любимый ученик маленького, пожилого и желчного Джона Джу - уроженца Китая, тридцать лет проработавшего инструктором по рукопашному бою в криминальной полиции Лондона.

Он двигался четко и почти бесшумно. Все его движения были стремительны и экономичны, он был холоден и спокоен, и все же эффект, произведенный им, можно было сравнить только с бомбой, упавшей в курятник.

Улетевший через стену Халк благоразумно выбыл из борьбы и торопливо насколько позволяли травмы - улепетывал через болото.

Через четверть часа его брезгливо вытянет за шкирку из трясины Харли Уиллингтон.

Саймон Джонс дрался тяжеловесно и тупо - в точности так, каким и был он сам. У него не было ни малейшего шанса против Билла Уиллингтона, но зато не было и капли воображения, чтобы понять это.

Самым опасным был Сэм О'Рейли. Не в смысле мастерства. Просто он обезумел от ярости, алкоголя и жажды мести. Он кружил, не подходя близко к Биллу, не подпуская его к себе, отскакивая и уворачиваясь с неожиданной ловкостью, но сам только и ждал момента, чтобы броситься и вцепиться врагу прямо в горло. В рукаве Сэм прятал нож.

Саймон издал странный звук горлом - такой звук издает срубленное дерево за миг до того, как упасть, - и рухнул на пол, корчась и прижимая обе руки к промежности. Билл перелетел через него легким прыжком и ринулся на Сэма. У него все еще не было случая достать оружие, да, по правде сказать, он про оружие и забыл.

Он помнил только одно. Только одно стояло у него перед глазами.

Полуобнаженная, окровавленная Мэри кричит, выгибается в руках мерзавцев.

Они сами выбрали.

Билл обманул Сэма коротким пируэтом, взвился в воздух, в прыжке выбив нож, который заметил еще в первый миг боя. Опустился в мягком полуприсяде, тут же отпрыгнул от обмякшего и разом поскучневшего Сэма.

Уголком глаза уловил слишком знакомое, слишком привычное движение в полумраке сзади, и тут же в мозг ему вонзился вопль Мэри:

- Билл! Сзади!

Время замкнуло круг.

"Билл! Сзади!"

Хрупкая мальчишеская рука, неестественно вывернутая, измазанная кирпичной пылью пополам с кровью. Не правдоподобно большой пистолет рядом со скрюченными детскими пальцами.

"Простить я тебя не прощу, сынок, но и винить не стану. Ты просто выполнял свою работу"

Ты просто убил мальчишку.

Вэл Соммерс трясущимися руками притянул к себе дробовик. Его никто не видел, потому что никто на него и не смотрел. Этот чертов Уиллингтон скакал по комнате, словно бешеный, а Сэм рычал и кидался на него, словно цепной пес.

Вэлу было страшно, так страшно, как никогда в жизни. Зачем они послушались Сэма?

Зачем подожгли дом старого Харли? Да еще и докторшу украли... Верных две статьи, и никто не посмотрит, что Вэлу всего семнадцать! Пока дойдет до суда, восемнадцать будет...

Он взвел курки и прицелился. Дуло прыгало из стороны в сторону, но до Уиллингтона было рукой подать. Он не промахнется. А потом убьет их всех, и эту сучку, и зануду Грейсона, и всех, всех, кто посмеет тронуть его, Вэла. Он их всех убьет, и тогда никто ничего...

Она закричала, эта паршивая девка, эта дрянь, подстилка! Она кричала и ползла вперед, а Вэл против воли все смотрел на ее голую грудь, всю в синяках от лап О'Рейли.

А потом раздался выстрел.

Билл опустил пистолет. Мэри с тихим всхлипом бросилась к нему на шею и затихла. Он тоже затихал. Остывал. Приходил в себя.

Он всегда хорошо стрелял. Прицельно, навскидку, вслепую. По движущейся мишени, по мишени неподвижной, по нескольким мишеням.

Он умел реагировать на движение, умел упреждать даже снайперский выстрел.

Исковерканный дробовик валялся у самой стены. Разорванный ствол, разнесенное в щепки ложе приклада. "Питон" - серьезная игрушка.

Вэл Соммерс скорчился на полу, тихо подвывая и баюкая синюю от сильнейшего удара руку. Пара пальцев у него была точно сломана.

Глаза у парнишки были дурные.

Ник Грейсон слабо кашлянул, невидимый в полутьме.

- Интересно. Такое ощущение, что ваши пули столкнулись в момент вылета из.., как называется эта палка с дыркой?

Билл улыбнулся, баюкая Мэри в своих объятиях.

- Эта палка называется дуло. Называлась.

Теперь это просто мусор. Палка с дыркой. Он не успел выстрелить.

Мэри вскинула голову, поглядела на Билла с такой неистовой любовью, что ему сделалось жарко.

- Билл.

- Тихо, маленькая. Сейчас будем выбираться отсюда. - - Билл, я люблю тебя.

- А я - тебя.

- Билл...

- Что?

- Ты его не убил.

Он понял. Понял все, что она имела в виду, что хотела сказать, да не знала как, понял - и оценил.

Мэри была совершенно права.

Он просто выполнил свою работу.

Билл Уиллингтон осторожно отвел темные локоны с нежного личика своей женщины. Поцеловал шоколадные глаза. Подхватил Мэри на руки и понес к выходу.

Эпилог

Свадьбу докторши и молодого Уиллингтона справляли всем городком. Или всей деревней?

Вообще-то Билл настаивал на немедленном венчании, но Гортензия сообщила, что не отдаст свою девочку бродяге, у которого ни кола ни двора. Харли неуверенно хмыкнул и ретировался во время монолога своей старинной подруги, а сам Билл начал всерьез подумывать о небольшом злоупотреблении служебным положением. Строго говоря, это и злоупотреблением не назовешь ведь общественный порядок Гортензия Вейл нарушала раз по десять в день...

Как бы то ни было, свадьбу отложили на три недели. За это время на холме вырос новый дом.

Строили всей деревней. Или всем городком?

Пока мужчины крыли крышу, женщины - особенно состоящие в Клубе цветоводов Грин-Вэлли - занимались тем, что Гортензия называла "уборкой территории". Следы пожара удалось почти полностью ликвидировать, цветы дамы принесли вместе с дерном, а апофеозом этих действий стало явление пунцовой от волнения миссис Бримуорти. Перед собой она толкала садовую тачку, а в тачке переливались всеми оттенками нежности ее знаменитые коллекционные мальвы.

Гортензия Вейл только презрительно фыркнула, но старый Харли Уиллингтон церемонно склонился над пухлой ручкой миссис Бримуорти и высказал предложение забыть обо всех разногласиях, имевших место.., ну, скажем, года с пятидесятого? Миссис Бримуорти переливалась всеми оттенками багряного и пунцового и улыбалась на удивление милой улыбкой.

А потом была свадьба.

Из Лондона приехала целая толпа дюжих мужчин в штатском, которое они носили с явной неуклюжестью. Возглавлял их, впрочем, безупречно одетый старик, чем-то напоминавший Харли Уиллингтона. Пошли слухи, что это помощник премьер-министра, но Ник Грейсон пресек пустые разговоры, сообщив, что это знаменитый мистер Каннаган, легенда лондонской криминальной полиции.

И было застолье, были песни и танцы, были смех, шутки и пожелания молодым, были тосты за здоровье Гортензии Вейл и Харли Уиллингтона, было шампанское со льдом и салют из охотничьих ружей, словом, была настоящая, шумная и радостная свадьба.

Именно в силу ее шумности никто и не заметил, что молодые ускользнули в неизвестном направлении.

Билл и Мэри стояли возле древней раскидистой яблони. Почерневший ствол, казалось, изогнулся еще сильнее. Ветви, с которых осыпались все листья, выжженные пожаром, больше, чем когда-либо, напоминали руки старухи.

Билл молча погладил старое дерево.

- Ничего, Мэри. Мы посадим здесь новую яблоню. Яблоню нашей любви. И она будет такой же долговечной, как и эта старушка. А весной она зацветет... Наверное, не будущей, а через пару лет, но ведь мы же подождем, правда, Мэри?

Он осекся, увидев лицо своей жены. Мэри улыбалась, легонько поглаживая ветку.

- Знаешь что, Билл...

- Что, любимая?

- Мы не будем сажать новую яблоню.

- Но...

- Посмотри сюда.

И она осторожно наклонила ветку поближе к Биллу.

Он всмотрелся - и увидел...

Сквозь обугленную, израненную кору, сквозь истерзанную плоть старого дерева пробился зеленый побег. Билл изумленно вскинул глаза.

Старая яблоня жила. Там и здесь проглядывали молодые побеги, одновременно робкие и нахальные, как это свойственно молодости.

Зазвенели кусочки льда в золотистом шампанском. Солнце утонуло и растворилось в шоколадных глазах. И тогда, обнимая под старой юной яблоней свою молодую жену, Билл Уиллингтон вдруг понял, что это и есть бессмертие.