/ Language: Русский / Genre:detective,

Блондинка В Бегах

Эд Лейси


Лейси Эд

Блондинка в бегах

ЭД ЛЕЙСИ

БЛОНДИНКА В БЕГАХ

Перевод с английского Олега Алякринского

1.

Я свалял большого дурака, рассказав Хэлу Андерсону про Роуз. Это я понял, как только у меня развязался язык. Но, правда, такое со мной случилось впервые - что я не сумел держать свой глупый рот на замке.

Со дня нашей последней встречи прошло лет десять, и я все ещё не мог простить Хэлу его предательства. Вот потому-то мне и захотелось утереть ему нос - мол, знай наших!

Я сидел в небольшом баре на набережной Порт-о-Пренса и дожидался, пока загрузят "Морскую принцессу" - мою яхту. Я уже почти осушил свой стакан, как вдруг передо мной выросла высокая - и очень знакомая - фигура в белой куртке стюарда.

- Мики! - заорал он и, хлопнув меня по плечу, стал как сумасшедший трясти мою правую руку. - А я уж подумал, у меня глюки! Черт побери, старина, да ты ни капли не изменился! Такая же гора мускулов, все та же старая шкиперская шляпа и - даже запах от тебя такой же! Как же я рад тебя видеть!

- Не сомневаюсь. Присядь, Хэл, выпей со мной - я плачу.

- С удовольствием!

Он сел за столик, сперва аккуратно подтянув спадающие штаны, и я заказал ещё два рома.

- Ну надо же - после стольких лет мы опять с тобой пьем вместе, заметил Хэл с усмешкой.

- Это точно, - согласился я и подумал, как бы у меня сейчас шли дела, если бы Хэл по-прежнему оставался моим деловым партнером. Во всяком случае, Роуз у меня не было бы.

- А что ты делаешь на Гаити, Мики?

- Старик, ты же сам видишь: сижу, пью ром. Бездельничаю.

- Да, ты совсем не изменился.

- Неа. Я даже и не пытался измениться. А вот ты, я вижу, пытался. Что это за маскарадный наряд?

- Я плаваю на "Американском духе", - и он кивнул в сторону причала там стоял огромный океанский лайнер.

- И каковы же твои функции? Подносишь тазики страдающим морской болезнью?

- Перестань, Мики!

- А я-то думал, что ты уже давно получил университетский диплом и стал важным чиновником в крупной компании.

- Перестань, Мики, - тихо повторил он. - Я два года проучился в колледже. А однажды летом нанялся на сухогруз. Но в Ницце я встретил девчонку-француженку и, когда пришел туда во второй раз, женился на ней. Мы с Колетт живем в Нью-Йорке, у нас там свой дом, двое чудных ребятишек Она такая замечательная - художница, и ко всему прочему...

- Значит, тебя захомутали!

- С ума сошел, парень! Да я так счастлив! Какого черта мне жалеть? Трехразовое питание дома, работа не тянет, регулярно посылаю семье жалованье и раз в пять недель вижусь с женой. Каждый раз все равно что медовый месяц - опять по новой! Все очень неплохо. А то, что я служил когда-то на флоте, мне даже помогает, так что как-нибудь я...

- Как-нибудь, - передразнил его я, - ты разве что избавишься от привычки называть всякую шваль "сэром"?

Он отмахнулся шляпой и рассмеялся.

- Боже, Боже, все тот же старый Мики. Господи, да ведь "сэр" - это только слово и ничего больше. Помню, и ты сам...

- Нет, извини, я к этому не приучен. Это ты у нас...

Он допил ром и сказал:

- Ничего бы у нас не получилось, Мики. Даже на новой яхте. Я непригоден для кочевой жизни. Понимаешь, меня больше привлекает совсем другое - иметь жену, детишек, крышу над головой, семейный очаг, быть кормильцем, беспокоиться о будущем. Я же не...

- ...морской бродяга, - закончил я. - Мда, наверное, для этого нужен особый талант. - Я допил свой стакан и знаком приказал официанту принести нам еще.

- У тебя все та же "Морская принцесса"?

Я кивнул.

- Боже, но надеюсь, не с тем же проржавевшим движком?

- Нет. У меня теперь два турбо-дизеля.

Хэл закатил глаза и присвистнул. От выпитого рома его прошиб пот, и я видел, что ему ужасно хотелось расстегнуть жесткий воротничок своей форменной куртки. - "Морская принцесса", - повторил он со смехом. - Ну и название для двухмоторной развалюхи!

- А что? - подмигнул я ему. - Видел бы ты её сейчас! Кстати, я собираюсь отогнать её к докам - вот только отлив начнется. Не хочешь со мной прокатится? - Пожалуй, именно его подколки насчет "Морской принцессы" и вынудили меня устроить всю эту показуху. К тому же я был слегка поддатый.

Нет, меня ужасно развеселили его выпученные глаза, когда он увидел "Морскую принцессу". Да и сам я лишний раз словил кайф, глядя на нее. Ибо моя малышка - это тридцать два фута сверкающих свежей покраской бортов. Такую красоту вам вряд ли доводилось когда-либо видеть. М-р Баярд, у которого я приобрел провиант, сидел на палубе. Под мышками его полотняного пиджака расползлись темные круги от пота, он обмахивался газеткой. А стекла его солнечных очков, казались одного цвета с загорелой кожей его лица. Он махнул мне, встал и, подойдя поближе, сообщил по-французски, что груз на борту. Я был должен ему сорок долларов и, небрежно протянув полусотенную, сказал, чтобы сдачу он оставил себе. Мистер Баярд так разволновался, что вспотел пуще прежнего. Мы пожали друг другу руки и потом, спрыгнув на мостки, он без устали кричал мне слова благодарности.

Хэл глазел на "Морскую принцессу", точно это была аппетитная бабенка.

- Нет правда, Мики, неужели, это твоя яхта?

- Что, показать бумаги?

- Господи, ну и красотка! Да ведь она стоит не меньше двадцати тысяч! Или больше.

- Больше, - солгал я.

- Это просто мечта!

- Точно.

- Да в такой посудине можно совершить кругосветное путешествие!

- Наверное, я как-нибудь так и сделаю. Хочешь выпить?

Хэл взглянул на часы.

- Пожалуй, у меня ещё есть время.

- У меня полчаса, - сказал я, ведя его в каюту, отделанную полированными панелями красного дерева. Он спустился по трапу, пригнув голову, а я бросил небрежно:

- Да выпрямись ты! Тут высокие потолки! - и в эту минуту пожалел, что пригласил его на яхту. У меня всегда была сильно выраженная склонность к бахвальству - я ничего не мог с этим поделать. А тут я прекрасно понимал, что совершаю ужасную ошибку.

Я выставил бутылку канадского ржаного виски - чтобы в очередной раз подразнить его - и достал из морозильника лед. Каюта была заставлена ящиками и коробками: консервы с рыбными деликатесами, книги, журналы, новенький стереопроигрыватель и прочая ерунда.

Хэл осмотрел камбуз, гальюн, душ, койки и даже в холодильник нос сунул. После чего проинспектировал ящики и коробки. Потом взглянул на меня с хитрой улыбкой - в его глазах стоял немой вопрос: чем же это я, интересно, занимаюсь. И выпалил:

- Контрабанда?

- Все в прошлом. Какая там контрабанда в наши-то дни? - Я передал ему стакан и взглянул на часы. По правде сказать, я собирался отплыть с отливом всего лишь с целью сэкономить горючее.

- Направляешься обратно в Майами? - Его взгляд все ещё шарил по каюте. Наконец он остановились на фотографии Роуз над моей койкой. Я запечатлел её бегущей в бикини по пляжу. Это была моя любимая фотография.

- Нет! - коротко ответил я, ожидая нового его вопроса. Но внутренний голос посоветовал мне больше не говорить ни слова и переменить тему.

Он подался вперед, чтобы получше рассмотреть снимок.

- Гавана?

Я покачал головой.

- Я ведь мотаюсь повсюду, по всем островам на Карибах.

- Ах Мики, баловник, пляжный пострел! - В его голосе прозвучали саркастические нотки.

- Какой уж есть! - Наверное, именно его сарказм и заставил меня позабыть о всякой осторожности. - А это моя жена, между прочим.

- Не-ет! Не верю! - Тут Хэл шагнул вперед и буквально прилип к фотографии. - Ого! - Он обернулся ко мне: его лицо приобрело озадаченно-тревожное выражение. Он рывком расстегнул воротничок. - Ты что, разыгрываешь меня?

- Хочешь посмотреть наше брачное свидетельство?

- Боже, Мики, как такая красавица сподобилась выйти замуж за такого урода?!

- Она оценила мои душевные качества.

- Небось, польстилась на твои деньги

Я хмыкнул.

- У неё своих довольно.

- Такая яхта и такая женщина... И давно все это у тебя?..

- Слушай, ты задаешь что-то очень много вопросов!

- Мики, прости, я не хотел показаться любопытным...

- Надеюсь. - заметил я, размышляя, что если расскажу ему чуток о Розу большой беды не будет, а в это время мой внутренний голос приказывал мне захлопнуть пасть.

Я наполнил стаканы по новой. До начала отлива у меня ещё оставалось добрых двадцать минут. Я открыл коробку сигар - лучших гаванских.

- Надеюсь, ты об этом никому больше не расскажешь, - начал я.

- Даже Колетт! - воскликнул Хэл. И я понял, что он сказал это совершенно искренне. Он никогда не страдал излишней болтливостью. В то же время я понимал, что сам уже наговорил много лишнего и что лучше бы мне все спустить на тормозах и прикусить язычок.

Наступила пауза, во время которой я отчаянно пытался придумать какую-нибудь фигню, какой-нибудь дурацкий повод, чтобы тихо-мирно уйти от разговора. Хэл снова уставился на фотографию Роуз.

- Ну давай, Мики, приятель, я все ещё не верю тебе. Рассей мои сомнения.

Я клюнул на его приманку, точно глупая рыбка, и все ему выложил:

- Однажды мне осточертело в Майами. Эти чартерные рейсы совсем сдохли и у меня осталось только трое или четверо постоянных клиентов. Мне удавалось зарабатывать всего-то по пятерке с носа, причем в основном это были дамы, страдающие от морской болезни и... Словом, я уплыл в Ки-Уэст, на острова, и решил там малость расслабиться.

- А я ещё помню, как мы с тобой мотались на яхте по всему побережью и на острова!

Я кивнул в знак согласия, а сам подумал, что не стоило бы говорить ему про острова - и надо бы поскорее как-то вывернуться и придумать что-то другое.

- В Ки-Уэсте было полно яхт, моторок, катеров - чего хочешь, вот я и отправился на Багамы, и осел на крохотном тихом островочке. Клочок песка и парочка кустов. Жилья нет, да и попасть туда можно было только на морской яхте. Ближе к вечеру я встал на якорь в тридцати-сорока футах от берега. На ужин наловил себе рыбки, потом задал храпака. А утром вижу девчонку на пляже. В жизни не видал такой красавицы! Разве что в кино. Высокая платиновая блондинка - лицо, фигура... закачаешься! Ну ты же видел фотографию. Она сидела на чемодане и снимала чулки. Потом сняла и платье. Под платьем был купальник. Я спустился в каюту и сквозь иллюминатор направил на неё свою подзорную трубу. Вблизи она оказалась ещё более соблазнительной. У неё была ещё и холщовая сумочка через плечо, а в сумочке я рассмотрел знакомые очертания автоматической "пушки" 45-го калибра...

На душе у меня полегчало - уж больно гладким получался мой рассказ. Я даже убедил себя в том, что изменив место действия и некоторые детали, я себя обезопасил от...

- Но ведь ты сказал, что это был всего лишь клочок песка! Как же она там оказалась? - недоуменно прервал меня Хэл.

- Погоди, Хэл. не торопись, дай мне рассказать. Я вышел на палубу и стал за ней наблюдать. А сам про себя подумал: ну как же это ей удалось сюда попасть? Ведь вокруг ни кого! Не говоря уж о лодке. Она, естественно, меня заметила, но притворилась, будто ничего не видит. Потом она малость поплавала - и хорошая пловчиха оказалась! Она вышла на этот крошечный пляжик, натерлась кремом для загара, надела темные очки и улеглась загорать. Словом, вела себя так, точно находилась на частном пляже дорогого отеля где-нибудь в Майами-Бич. Я прыгнул с кормы в воду, поплескался, но она опять ноль внимания. Тогда я вылез на берег и прямо к ней. "Привет, говорю, это что, частный пляж?" - "Понятия не имею! - отвечает она. - Я тут просто позагорать и поплавать приехала. А вы?" Хэл, представляешь, у неё даже голос оказался низкий, чуть хрипловатый, который как нельзя лучше соответствовал её роскошной внешности. Мда, ну я тоже корчу из себя крутого, говорю: "И я тоже сюда поплавать приехал".

Мы посидели молча. У неё была довольно-таки бледненькая кожа, наверное, она вообще в первый раз в том году оголилась на пляже. И мало того что эта девица была неземной красоты, так на лице у неё ещё была печать, знаешь, такой суровости, не подступись! В свои тридцать-тридцать пять она, сразу было видно, много чего в жизни повидала. Эта девица, знаешь, из тех крутых телок, которая чуть что схватится за свою сумочку, вытащит "пушку" и влепит тебе промеж глаз, не задумываясь. Да что там холстинка была такая тонкая, что ей и открывать сумчонку не надо было, чтобы выстрелить, - могла на спусковой крючок нажать прямо через ткань. А сумчонку-то она из рук не выпускала.

Ну словом, сижу я, думаю о своем. Ты же меня знаешь, я ни за что не стану приставать к девке, если знаю, что нарвусь на отпор. И минут через десять я обратно в воду полез. Начался прилив, но у берега глубина была не больше пяти футов и я пехом добрался до "Морской принцессы" и решил наловить устриц. Я сварил...

- Это ты говоришь о нашей старушке? - перебил меня Хэл.

- Ну да, о моей старушке. - ответил я. Его замечание насчет "нашей" яхты меня просто взбесило. - Так вот, я сварил кофе, сделал яичницу, помыл посуду. И в её сторону даже ни разу не взглянул. И тут она мне кричит: "А я сегодня не завтракала. Не покормите меня?"

Я говорю: конечно, покормлю, - и она подхватывает свою одежду, чемодан и сумочку, поднимает над головой и идет по пояс в воде к яхте. А чемодан-то у неё не маленький, то-есть не просто там какой-то саквояжик с ночной рубашкой. Добралась она до яхты, перебросила вещи на палубу, подтянулась на руках и перелезла через борт. А свою сумчонку так и не выпустила из рук. Она держала её в правой руке и словно целилась прямо в меня... А я...

- Испугался? - ввернул Хэл, наливая себе ещё стаканчик и расстегивая куртку.

- Нет. Скажем так: я был осторожен и старался не сделать какого-нибудь неправильного движения, - заметил я, понимая, что в данный момент веду себя как раз неправильно, все это ему рассказывая. Но я уже не мог остановиться, уж больно мне все это нравилось. Не только выпендреж перед Хэлом. Встреча с Роуз стала одним из самых восхитительных моментов в моей жизни, а мне впервые представился случай об этом кому-нибудь рассказать. - Мне показалось, что ей самой не хочется нарываться на неприятности, однако она была готова к любому повороту событий. Она оглядела "Морскую принцессу" и сказала:

- Парусник с мотором. Так себе лодчонка. Конечно же ни радио, ни телефонной связи с берегом!

- Это верно. Ничего такого сногсшибательного, но яхта морская и очень хорошая.

- И команды нет?

- Позвольте представиться: капитан, штурман, кок и судомойка в одном лице, - ответил я и сделал ей яичницу с беконом.

И судя по тому, с какой скоростью девица её уплела, я решил, что она пропустила по меньшей мере два обеда и два ужина. Она как села на свой чемодан, так и не вставала с него, а сумочка лежала у неё на коленях. Покончив с плодами моих кулинарных способностей, она достала мятую пачку сигарет, вытащила одну и бросила пачку мне. Я покачал головой и, протянув руку, положил пачку ей на бедро. Мне в жизни не доводилось находиться вблизи более пикантного бедра. Конечно, она прекрасно видела, как я шарю по ней глазами, но, вероятно, все ждала, когда же заведу с ней веселую игру. А я не завел. Выкурив сигарету, она спросила:

- А до Кубы можно на этой посудине добраться? Вы сказали, что это морская яхта?

- Разумеется. Я неоднократно совершал такие переходы - в хорошую погоду.

- А чем вы занимаетесь?

- Да этим вот самым. Плаваю. Иногда вывожу в открытое море любителей ночной рыбалки, когда и сам не прочь порыбачить. А в минуты мрачного расположения духа просто выхожу на острова - поплавать и позагорать - как вы.

- В одиночку?

Она была слишком крутая девочка, чтобы играть в жеманницу. И я честно ей ответил:

- Ну да, когда хочешь поплавать и позагорать, сопровождающие не нужны.

- А разве вы не страдаете от одиночества? Вам разве не скучно без газет, без радио?

- А вам?

Она рассмеялась - таким журчащим смехом. Ну, то есть, смех был, понимаешь, вполне человеческий, теплый - он словно прорвал оболочку этой её ослепительной красоты. Тут я уж её стал совершенно откровенно разглядывать, не скрывая восхищения её красотой. Докурив, она затушила сигарету в пепельнице, встала и поблагодарила за гостеприимство. Она грациозно перепрыгнула через борт в воду - при этом умудрившись не замочить сумочку с "пушкой", - подхватила одежду, чемодан и побрела к берегу. Она ушла вдоль берега к дальней оконечности островка и скрылась в зарослях кустарника наверное, легла поспать. А я вытянулся на палубе и стал думать о ней. Я понял, что за всеми этими её как бы невзначай заданными вопросами скрывалось желание прощупать меня. Но она все же была слишком хорошенькая, чтобы я слишком серьезно отнесся к её допросу.

Я проспал два часа, потом даже помыл яхту. Я искупался и даже подумал сплавать за песчаный мыс, где она скрылась. но оставил эту затею. Вместо того я достал удочку и поймал классного снука. Потом я понырял, наловил устриц и пожарил рыбу. Ее не было видно, И я подумал, что она уже покинула островок...

- Это как же? - брякнул Хэл.

- Не знаю. Точно так же я не знал, как она на этот остров попала. По правде сказать, я об этом - и ни о чем вообще - не думал. Все случившееся показалось мне сном... Но слушай что дальше было. Я громко крикнул в кустарник:

- Не хотите поужинать?

- Большое спасибо, хочу! - ответила она и внезапно выросла из-за кустов. Может быть, она все это время за мной оттуда наблюдала - не знаю. Она была вся перемазана кремом для загара и покраснела как рак от перегрева. Она подхватила свои вещи и снова потопала по воде к "Морской принцессе". А прилив уже начался, и в десяти футах от берега вода доходила ей до плеч.

- Вам бы лучше оставить вещи на пляже и добраться до яхты вплавь! крикнул я.

- Нет, - твердо ответила она. - А мы не можем поесть на берегу?

Естественно, я понял её затруднение. На острове не было ни души, так что за сохранность своих вещей ей можно было не беспокоиться, однако она не смогла бы доплыть до яхты, не намочив своего пистолета. И я слукавил:

- Нет, нельзя. Печка привинчена к полу.

- Ну тогда мне придется отклонить ваше предложение! - ответила она и побрела обратно берегу. Тогда я отвязал ялик и поплыл к ней. Она ни слова не говоря забралась на заднюю банку - вместе со всеми своими пожитками. Мы поужинали на яхте, почти не переговариваясь, и выпили последние три бутылки пива. Я помыл посуду и закурил сигару. Наконец она нарушила молчание:

- А что вы делали после обеда?

- Ничего. Спал, думал.

- И о чем же вы думали?

- Да уж не помню - о том, что на ум приходило, - ответил я, размышляя, куда же заведет нас этот глубокомысленный разговор.

- Мечтали о несбыточном?

- Пожалуй. А что, мне надо было думать о чем-то конкретном?

- О, только поймите меня правильно! Я и сама люблю мечтать. В детстве я обожала забираться в огромный ящик, который стоял у нас в огороде, и там я воображала себе, что этот ящик - замок, театр... А ведь я и впрямь жила в замке - пока волшебные чары не развеялись. Но если бы этого не произошло, я бы так и осталась в замке своих грез и это перестало бы быть простой мечтой. Вы понимаете, о чем я?

- Не уверен.

- Ну, что этого не так трудно добиться, если вы удерживаете некий баланс. Вот это самое главное: хрупкий баланс между мечтой и реальностью. Ну например, вот этот островок - чудесный клочок ровного песчаного пляжа и чистой воды. Ведь можно представить, что мы находимся сейчас в тихом уголке в Майами-Бич или в Атлантик-Сити, или на Файр-Айленде, или даже в Монте-Карло. Там ведь тоже ровный песок, чистая вода и тишина. Вот я сижу на этом клочке песчаного пляжа - и пока я сохраняю баланс между явью и грезой, я ведь могу воображать, что нахожусь на Майами-Бич. И я могу оставаться здесь - там - до тех пор, пока какой-то неверный поступок, неудачная мысль не нарушит баланс, не разрушит мечту. Понимаете теперь?

- Да, теперь понимаю. В особенности если неверным поступком окажется выстрел из "сорокапятника", который вы прячете в сумочке.

- Ну вот! - вскричала она, хлопнув в ладоши и вскочив на ноги. - Вот вы все испортили! Это как раз то, о чем я и говорю. Мы только что мечтали о песке, воде солнце, Майами-Бич. Ну зачем все портить дурацким замечанием об оружии?

- Да потому что в Майами-Бич и без того много пистолетов. И ещё потому, что вы все это время целились в меня из "пушки", что спрятана у вас в сумке.

- Ну и что, об этом можно забыть - как можно забыть о том, что этот мерзкий островочек без капли пресной воды, без еды, без удобств просто куча дурацкого песка. Мы это просто игнорируем - в этом и состоит весь секрет. Мы просто притворились, что это Лагуна-Бич, а не безлюдный клочок песка. И до тех пор пока кто-то из нас не рассеет чары, мы будем находиться в Лагуна-Бич...

Говорю тебе, Хэл, я дал ей года тридцать три - возраст-то неподходящий для детских игр. Но в то же время было ясно, что она вовсе не психопатка. Она говорила это вполне сознательно. Но я все равно не мог уразуметь, что за комедию она ломает. И предложил:

- Я с вами в одной команде. И по-моему, в настоящий момент мы с вами ужинаем на яхте недалеко от мыса Код - или где вам будет угодно.

- Да вы просто насмехаетесь надо мной! Спасибо за ужин! Я хочу вернуться на берег. Немедленно!

Я спустил ялик на воду, дал ей старенькое солдатское одеяло.

- Вот, возьмите! Здешние комары и блохи страдают от недостатка воображения. Так что вы вмиг забудете, что это не Венеция.

Я довез её до берега и когда вернулся на "Морскую принцессу", мне пришло в голову вот что. Первое - надо ставить парус и рвать отсюда когти, потому что тот, кто привез её сюда - тот, для кого она приготовила пистолет, - мог вернуться. Она вполне смахивала на подружку крупного мафиози. Но была и другая мысль: девица явно на меня вешается. То есть, я же не мог бросить её на голодную смерть - вернее, мне этого не хотелось. Такую красоточку можно встретить раз в жизни. Помнишь те карабины, что мы выиграли в кости?

Хэл кивнул, и в его глазах стоял недоуменный вопрос.

- Ну вот, я вытащил их из чехлов, почистил, зарядил и оставил под брезентом около движков - чтобы в случае чего они сразу оказались под рукой. И пошел спать. А рано утром услышал стук в борт. Начался отлив, и она без труда дошла до "Морской принцессы", как и в прошлый раз держа свои вещи над головой. Она попросилась со мной позавтракать и даже добавила: "Я вам заплачу". В левой руке она держала свой чемоданишко, а в правой сумочку с пистолетом.

- Только смотрите на нарушьте баланс, - подколол я её. - Вчера вечером я вообразил себя миллионером.

- Ну тогда по крайней мере дайте-ка я сама что-нибудь приготовлю.

Она отправилась на камбуз. Я кричал ей, где что найти - хлеб, яйца, но она не отвечала. Я понял, что она играет в разведчика. Наконец не выдержал и заглянул в каюту - она приканчивала пинту джина, которую неизвестно где нашла. Она подняла глаза, увидела меня - и на её лице возникло такое свирепое выражение, что меня дрожь пробрала. Потом зарделась - а может, румянец этот был вызван дешевеньким джином - и сказала:

- Извините, что я тут хозяйничаю. Мне было необходимо выпить чертовски необходимо.

- Ну ничего! - ответил я. И со спиртным она была на короткой ноге: выхлестала пинту джина - и ни в одном глазу. - Но может, не откажетесь сварить кофе и пожарить яичницу?

Она приготовила нехитрый завтрак и мы молча поели на палубе. Она то и дело стреляла в мою сторону глазами, точно оценивала. И я понял, что она готовится к решающей атаке. Она закурила последнюю сигарету, выбросила пустую пачку за борт, и мы оба стали смотреть, как её уносит отливом в океан.

- Такая красная, - проговорила она, - точно морской цветок, точно роза. Кстати, о нашем вчерашнем разговоре: вы понимаете, что если мы оба сыграем по-умному, то ведь и впрямь сумеем осуществить эту мечту, сделать её реальностью - и навсегда?

- Помедленнее, пожалуйста. Я не поспеваю за ходом вашей мысли. Что сыграть по - умному?

- Но это же так просто. Начнем с того факта, что мы с вами одни на этой яхте. Вы вот с меня глаз не спускаете со вчерашнего дня. Вы тоже мне подходите. Так что давайте представим, что я Нэнси, а вы Джо...

- А я Мики.

- ... и мы сидим здесь и нас ничто не связывает с прошлым. И мы можем забыть обо всем кроме того, что мы здесь сидим на этой яхте. Эта яхта сделает нашу мечту реальной. Этот дурацкий клочок песка - жуть, но ведь есть другие острова. Ведь вот прямо сейчас мы можем сняться с якоря и отправиться на Кубу. Там мы загрузимся едой, питьем, горючим и отправимся искать себе подходящий остров - где любопытные дураки не сломают нашу мечту, не нарушат хрупкого баланса. И всю оставшуюся жизнь Нэнси и Мики будут только предаваться радостям жизни. И если мы сумеем мысленно, в воображении поддерживать этот баланс и будем думать только о настоящем, у нас все получится... Наш маленький мир начинается рождается прямо сейчас. У этого мира нет никакого прошлого - а завтра - это то, то мы сами сумеем создать. Ну, как покупаете идею?

- Мне нравится, что вы употребили слово "покупаете" А что вы скажете насчет таких разрушителей грез, как еда, одежда, бензин? Или мы также сможем намечтать себе и доллары?

Она сидела, по своему обыкновению, на чемодане. И тут она встала, отступила от чемодан на шаг и произнесла:

- Мики, откройте чемодан - только не торопитесь! - И ткнула в меня своей сумочкой с пистолетом. Я открыл чемодан. Он был набит пачками банкнот. Сотенные, двадцатки, пятидесятки.

- Вот наш ковер-самолет, Мики. Если мы умерим свои аппетиты, этого нам хватит до конца дней. Так что деньги не проблема - вот они! - Она тронула ладонью свою светловолосую головку. - Пока нам хватит здравомыслия думать только о настоящем - а это, возможно, будет не всегда легко - нам все удастся. Иными словами, Нэнси и Мики родились вот в эту самую секунду! - И она протянула ко мне руки.

- Вы хотите сказать - для нас троих: вас, меня и вашего пистолета?

Она уронила руки так быстро, что я уже подумал: так, сейчас врежет!

- Ну вот опять, - уныло проговорила она. - Опять вы все испортили, Может хватит, а? Если мы намерены удерживать баланс, то вам надо с этим кончать. Прошу вас - перестаньте. Не надо ни шуток, ни каламбуров. Вы же вчера вечером просто могли уплыть. Никто вас не заставлял остаться. И я не заставляю вас жить со мной. Я прошу. Если вы откажетесь, ну что ж, нет значит, нет. Но почему вы вечно вспоминаете про мой пистолет?

- Потому что он постоянно с вами. Он часть вашего настоящего.

Она передернула плечами.

- А у вас пара ружей вон там под брезентом. И ещё я заметила охотничий нож в каюте. Но я же вам про это ничего не сказала. А придет время - и пистолета не будет. Я его просто выброшу. В свое время...

- Вот и весь рассказ, Хэл. - закончил я и, кивнув на стенные часы, встал. - Пора, да и отлив начался. Мне надо выходить. Короче говоря, я купился на эту идею насчет мечты и с тех пор все складывается как нельзя хорошо. Мне было приятно повидаться с тобой и, даст Бог, когда-нибудь ещё свидимся. Но окажи мне одну услугу. Не пытайся меня искать.

- Мики, да разве я когда-нибудь... - широко ухмыльнулся Хэл. Мы вышли на палубу. По выражению его лица я понял, что в голове у него роятся десятки вопросов. Но я ни слова не сказал, и запустил дизель. Хэл прислушался к рокоту двигателей и одобрительно закивал:

- Чисто работает, мощная штука.

Удостоверившись, что паруса и снасти не перепутались, я начал отвязывать грот от гика и освободил фал. Хэл без лишних просьб соскочил на мостки, я кивнул ему и он бросил мне бортовой конец. Больше он не мог сдержать своего любопытства и, отвязав кормовой линь, спросил:

- Мики, и давно это было?

- Ну, не вчера.

- Но ты до сих пор помнишь все-все, точно это было вчера.

- Только не надо меня сажать на скамью свидетеля, Хэл. У меня просто отличная память - и на детали тоже.

- А что произошло с той, первой "Морской принцессой"?

- Столкнулась с "торговцем" и затонула, - солгал я изящно. - Прощай, Хэл. Не забудь бросить линь.

Он швырнул мне конец и спросил:

- Но все же, Мики, что же потом с вами случилось?

- Мы добрались до Кубы после трудного перехода в шторм, - ответил я, крутанув штурвал. "Морская принцесса" медленно повернула нос в открытое море. Я помахал ему.

- А девушка? - заорал он. - Откуда она взялась? Как она оказалась на том острове? Откуда у неё пистолет и деньги? Почему она была в бегах?

В тот момент я испытал едва ли детский восторг. О его возможной реакции я догадался заранее, но все равно удовольствию моему не было предела. "Морская принцесса" уже устремилась из гавани к каналу, и я крикнул ему:

- Хочешь знать правду, Хэролд?

- Конечно! - крикнул он.

- Ты забыл про баланс! - крикнул я.

Он поднес ладони ко рту, сложил их рупором и гаркнул:

- Мики, скажи правду!

- Ну ладно! - гаркнул я в ответ, и дал полный газ. - Вот тебе вся правда: я никогда её ни о чем не спрашивал.

Мне не хватило духу повернуться и взглянуть на его изумленное лицо.

2.

Последние девять месяцев или что-то около того мы с Роуз жили на Каймановых островах - это почти пятьсот миль от Гаити. Раз в два месяца я плавал на Кубу, или в Порт-о-Пренс, или в Кингстон закупить провизии, бензин и прочего. Конечно, я бы мог достать все необходимое в Джорджтауне, на Большом Каймановом острове, но Роуз боялась привлекать внимание и просила меня ходить подальше от нашего дома.

Обычно мое путешествие на Гаити отнимало неделю, а на Кубу ещё меньше. Ночью я, как правило, бросал плавучий якорь, потому что в это время суток море кишмя-кишело судами разного калибра, да и к тому же я не так хорошо ориентировался в этих водах, чтобы стоять за штурвалом со слипающимися глазами. Эти короткие путешествия вызывали у меня смешанные чувства. Я вообще-то люблю бороздить морские просторы, потому-то я и с удовольствием отправлялся в море, чтобы немного отдохнуть от нашего крохотного островка. Но всякий раз я покидал Большой Кайман с неспокойной душой. Роуз никогда не составляла мне компанию и я всегда был нимало удивлен, когда по возвращении обнаруживал её дома. Потому что в глубине души был уверен, что в мое отсутствие она исчезнет точно таким же таинственным образом, как и появилась. По-моему, поначалу она и ко мне относилась с тем же затаенным опасением, что я могу слинять с её деньгами, выданными мне на закупки. Какое-то время деньги оставались непреодолимым препятствием в наших отношениях. Более того, только после одного страшного урагана наши с Роуз отношения - в том числе и финансовые - наконец прояснились. Но ведь пускаясь в путешествие, я оставлял Роуз одну с деньгами и все боялся, что её могут обокрасть или убить - если кто-то прознает про её сокровище в чемодане.

Теперь же, стоя за штурвалом и махая проплывающим мимо яхтам и рыбачьим лодчонкам, я держал курс на Ямайку и размышлял о Хэле. Я ему солгал. Хотя моя последняя реплика была истинной правдой - я ни разу не спросил Роуз, от кого она спасается - правда, мне страшно хотелось это знать. Не потому что мне было любопытно узнать, что же она такое натворила. Роуз мне очень нравилась, а мужчине всегда хочется изучить прошлое возлюбленной так же хорошо, как и её тело. Мало-помалу она порассказала мне много чего интересного о себе, о своем детстве... но вот как только дело доходило до причин её появления на жалком островочке близ Южной Флориды, Роуз вешала на свой ротик большой замок.

Ни разу в жизни мне не доводилось встречать столь напуганную женщину или мужчину. Кто-то - он, он, они? - и впрямь нагнали на Роуз страху. И это был не тот страх, который со временем выветривается из души. Ну скажем, когда я предлагал ей отправиться вместе со мной на Гаити или на Кубу, поглазеть на шумный город, на огни реклам - в её глазах всегда возникал этот неодолимый страх оказаться среди толп американцев - или вообще туристов откуда бы то ни было. А на "нашем" острове, рядом с Анселем и его семьей, с другими островитянами она чувствовала себя в полной безопасности. Но стоило Роуз увидеть чужака, особенно американца, как ею овладевал животный страх.

Все это было удивительно, потому что Роуз очень похожа на меня. Она человек с уживчивым спокойным характером, которого мало что может вывести из душевного равновесия. Ее страхи меня не беспокоили - они меня немного раздражали. И мне уже начинала наскучивать наша совместная жизнь. Денег у нас было вдосталь, Роуз была очень красивая женщина и иногда я даже начинал

мечтать о том, как бы мы могли пожить - хотя бы ненадолго - в Майами или в Нью-Йорке. В жизни мне никогда не доводилось сорить деньгами, но теперь эти зеленые пачки в её чемодане вызвали у меня в душе нездоровый зуд...

Но я решил сдерживать свои страсти до тех пор, пока не выяснится, что за опасность подстерегала Роуз. Потому что, понятное дело, мне не хотелось подвергать её жизнь риску. А этого она как раз и не могла понять - ведь узнай я, что с ней приключилось, возможно, мне удалось бы стать для неё более надежным телохранителем. Ну вот, к примеру, не бахвалиться перед Хэлом, а вовремя заткнуться. Хорошо хоть Хэл - парень свой, не болтун. И все же не будучи посвящен в тайну Роуз, я вполне мог сболтнуть лишнее, сам того не замечая. Ведь невозможно же постоянно играть вслепую...

Но после одной или двух невинных попыток я перестал донимать Роуз расспросами. Ведь даже простой вопрос мог привести её в ярость. Это просто не укладывалось у меня в голове - ведь даже если предположить, что Роуз кого-то убила, вне пределов Соединенных Штатов ей нечего было бояться...

Однажды в Тринидаде я познакомился с отставным военным из Чикаго. Ему было лет сорок пять и он оказался весьма не глуп. Нас сблизила любовь к подводному плаванию. Раз в месяц ему присылали из Чикаго газеты, и у него в бунгало скопилась годовая подшивка. Любое убийство в большом городе газетчики обычно мусолят два-три дня. И сославшись на то, что мне якобы нужно найти результаты одного заезда на бегах, я несколько часов кряду просидел у своего коллеги по плаванию за старыми газетами. Но заработал себе лишь резь в глазах.

Впрочем, не мытьем так катаньем я много чего выудил из Роуз. Иногда я даже задавал ей вопросы напрямик. Когда мы отплыли из Ки-Уэста на Кубу, я спросил у нее:

- Как тебя зовут?

- Я же сказала. Нэнси и...

- Милая, помнишь, я тебе говорил про разрушителей мечты? Нас могут остановить таможенники или береговая охрана - на Кубе или где угодно. У меня все чисто, документы в порядке, и мне хочется, чтобы все так и оставалось.

- А ты не можешь вписать меня как свою жену?

- Конечно, но я же должен знать настоящее имя своей любимой.

- Роуз-Мари Браун.

- Браун, говоришь. Перестань, документы на яхте - единственное, что может...

- Но это правда! Есть люди с фамилией Смит, Джонс и Браун.

- Ну ладно. Теперь ты миссис Мики Уэйлен. Сегодня утром мы поженились в Ки-Уэсте, но оставили свидетельство о браке и прочие бумаги "дома". Я наполовину грек, наполовину португалец. А мой дедушка родом с островов Зеленого Мыса.

- Уэйлен не греческая фамилия.

- Как-то я спросил об этом своего папашу. Он ответил, что его отец был моряком и его прозвали Уэйлен, потому что он часто уходил в долгие плавания на китобойце (1). Как бы там ни было, это моя подлинная фамилия. Мой отец родился и умер в США под этой фамилией. Он был рыбаком.

- Мой папа тоже умер. Он был трамвайным кондуктором. Помню, в детстве, ещё совсем ребенком, я часто ездила с ним в вагоне. Так здорово было!

До Гаваны мы плыли почти в нескончаемой болтанке, и она большую часть пути провела в каюте, мучаясь морской болезнью. Я пытался втолковать ей, что лучше бы она легла у меня в кокпите, но она упрямо не вставала с моей койки.

Прибыв в Гавану, я спустился к ней и сказал:

- Таможня наверняка нас навестит. Открой чемодан и брось какую-нибудь одежду на пачки денег. Наведи там легкий беспорядок и не закрывай.

- У меня нет никакой одежды кроме той, что на мне, - простонала она. Мы не можем спрятать чемодан в трюме?

- Если они начнут обыск, то первым делом полезут в трюм или в машину. Посмотри под койкой в сундуке - там ты найдешь мои старые рубашки и штаны. Набей ими чемодан.

Она опять застонала, прикрыв рот ладонью.

- Ладно, я сам, - вздохнул я, бросив взгляд на берег.

Но Роуз, шатаясь, поднялась с койки. и отрицательно помотала головой.

- Ну ладно, сама так сама, - согласился я. - И только не надо так смотреть на меня - никто твои деньги не найдет.

Мы вошли в гаванский порт без всяких проблем Смеркалось, и вода была как стекло. Роуз вышла на палубу. Ей полегчало, и она проголодалась.

- Ну давай помоемся и пойдем на экскурсию по городу, - предложил я.

- Ты иди. Я останусь.

- Слушай, перестань трястись за свои бабки. Я уберу их в безопасное место и найму мальчишку присмотреть за яхтой. Мальчишка мой старый знакомый.. Да и кому придет в голову обчистить эту посудину.

Она упрямо помотала головой, глядя на яркие огни набережной за доком. В глазах у неё стоял страх.

- У меня платье грязное и мятое, - глухо произнесла она.

- Роуз, послушай, но ведь и я не в смокинге!

- В Гаване слишком много американцев!

Я пожал плечами.

- Ну ладно. Нам надо купить еды...

Она резко отвернулась и спустилась в каюту. Я никак не мог понять, с чего это она так закипела. Роуз вернулась. и протянула мне пачку бумажек.

- Вот двести долларов, купи все что надо. Я подожду тебя здесь.

Я сошел на берег и быстро обошел ближайшие магазины, уверенный, что когда вернусь, Роуз уже на яхте не будет. Но вернувшись, я обнаружил на палубе её сохнущее нижнее белье, чулки, платье. От этого зрелища у меня на сердце потеплело. Роуз высунулась из каюты - на ней был мой свитер, натянутый поверх купальника. Она была рослая и крупная, и мой свитер оказался ей не слишком велик.

Мы поели приготовленный мной ужин, потом сели на палубе и закурили. Глядя на городские огоньки, я заметил:

- Завтра вечером нам непременно надо сойти на берег. В Гаване кипит ночная жизнь. Кастро открыл все шлюзы.

Роуз швырнула окурок за борт, проводив его взглядом, и ушла в каюту. При тусклом свете одинокой лампочки я увидел, как она сняла свитер и выскользнула из купальника. Она стояла у трапика, слегка поеживаясь, тело у неё было красным от солнца, с белыми участками незагорелой кожи. Она была прекрасна, как воплощение эротических фантазий мужчины.

- А мы не можем сами устроить себе ночную жизнь, Мики? - спросила она.

Бросившись в каюту, я постарался ничем не выдать своего сладкого возбуждения.

Мы отплыли из Гаваны ближе к полудню и несколько недель ходили вокруг Кубы. Если в каком-то городке нам на глаза попадался хоть один американский турист, мы тут же снимались с якоря. В Матансе Роуз купила себе белье, джинсы, пару простых платьев. Потом мы стояли в Кабанис-Бей, Баракоа, миновали американскую военно-морскую базу в Гуантанамо, и направились прямехонько в Мансаниль и Сьенфуэгос. Разумеется, крупная женщина - да к тому же ещё роскошная платиновая блондинка - Роуз выделялась на улице любого из этих городков как новенький "роллс-ройс". Но когда я намекнул ей об этом, она и бровью не повела. Через несколько недель я понял, что волосы у неё крашеные, а от природы грязно-каштановые, которые на солнцепеке скоро тоже выбелились и стали песочными.

В крошечном порту Банес мы нашли замечательного мебельщика. Он пришел на яхту и за пятьдесят "зеленых" приделал второе дно к шкафу, на котором стояла моя старенькая спиртовая печка. Он же навесил на шкаф замок с цифровым кодом. Роуз сложила туда деньги и, предав свой чемодан огню, похоже, немного успокоилась. Мне быстро удалось вычислить код. Однажды утром, когда она отправилась на берег за черепашьими яйцами, я сосчитал бабки. Оказалось 63 500 долларов - ещё там была стопка листков, исписанных аккуратным почерком на иностранном языке.. Я решил, что записи сделаны по-голландски или по-шведски. Ни слова разобрать я не смог. Деньги и эти записи были завернуты в клеенку .

Если не считать этого случая, я ни разу не дотронулся до её денег без спроса. Да мне и не надо было. Поначалу при виде такой кучи денег я не на шутку сдрейфил - если они были краденые, то Куба - самое неподходящее место для их всплытия: на Кубе повидали немало "грязных" денег. Но деньги вроде бы были нормальные. Хотя я частенько задумывался о том, что сказать полиции, если она в один прекрасный день к нам нагрянет. Впрочем, я не шибко убивался по этому поводу: я просыпался по утрам от солнечного света, залившего нашу каюту через иллюминатор, и глядел на спящую в моих объятьях Роуз - в эти минуты меня больше ничего не интересовало.

И Роуз вроде бы ни о чем не беспокоилась. Если мы не заходили в большой город или не встречали американце (женщин-туристок она почему-то так не боялась), она не подавала признаков тревоги. Разумеется, жизнь на старушке - "Морской принцессе" нельзя было назвать роскошной. Каюта была тесная и служила одновременно спальней, гостиной и холлом. А в дождь мы сидели там точно в протекающей палатке. В такие дни я видел, как Роуз, не выдержав, горько плакала в рукав.

Но все наши бытовые тяготы скрашивались погожими днями. Тогда мы просыпались поздно, возились в койке, наслаждались друг другом и иногда валялись весь день. Мы оба ужасно любили поспать. Нам также нравились скабрезные шуточки и анекдотцы и иногда мы могли весь день хохотать над очередным анекдотом точно подростки. Или мы вставали на рассвете и шли рыбачить, а когда нам удалось раздобыть ласты и маски, занимались подводной охотой и до полного изнеможения били рыбу самодельными острогами. Мы бросали якорь где-нибудь у совершенно безлюдного пляжа - бесконечные мили белого песка были целиком в нашем распоряжении. Мы плавали и занимались любовью., Мы отлично ладили, во всем, кажется, находя взаимопонимание (за исключением тайны её бегства), и буквально прикипели друг к другу. Это было похоже на огромную картинку-загадку, которая постепенно складывается из множества кусочков - так и я по кусочку складывал большую и ясную картину с изображением Роуз.

Как-то мы отдыхали на пляже недалеко от Камечуэлы и жарили только что выловленных морских окуней. Мне удалось расколоть несколько кокосов, не обломав ногтей, а Роуз сидела у костра и расчесывала длинные мокрые волосы. И вдруг она запела.

Я узнал один из старых шлягеров - "Меланхолическая малышка". На секунду эта мизансцена - бесконечный пляж, солнце, костер и поющая девушка - превратились в кинокадр. Одна только деталь была лишней - интересно, что в этом кадре делал я? Голос у неё был очень приятный.

- Милая, я и не знал, что ты так здорово поешь.

- Ну, на свадьбе у тети Джули я бы не стала петь.

- На чьей свадьбе?

- Это в любимое выражение моего папы, - улыбнулась она. - Оно означает: для души. Правда, я выступала с небольшими оркестриками, была солисткой в так называемых ночных клубах, и однажды даже снялась в кино с музыкальным номером.

- Э, да ты и в кино снималась! - воскликнул я и подумал, что она, скорее всего, участвовала в массовке.

Роуз рассмеялась.

- Только не смотри на меня с таким благоговением! Ты, я вижу, кинолюб. Да, я снялась в нескольких картинах. Крошечные рольки, почти немые и как правило все они оставались на полу монтажной.

- Спой еще. У тебя это так здорово получается.

Она опять рассмеялась.

- А тебе бы показалось, что у меня здорово получается, если бы я была невзрачной девчонкой без этих потрясных сисек?

- Это ещё что за шутки?

- Не обижайся. Это не шутка. - Она скользнула ко мне. - Я хочу тебе кое-что сказать, Мики. Ты помнишь, как мы познакомились и как у нас все началось? Ведь из этого ничего хорошего выйти не могло. Но вышло. То есть, я ведь сначала прекрасно понимала, что ты мной увлечешься - на время. Но у нас с тобой получилось нечто большее. Честно, ты мне очень нравишься. Я уже давно мужчине таких слов не говорила - очень давно. Если вообще говорила когда-нибудь...

Я поцеловал её - грубовато, страстно, радуясь, что она не робкая девица. И ощущая её теплые полные груди у своей волосатой груди, я знал, что она права.

- Роуз, милая, конечно, я запал на тебя - ты же такая красотка! Часто ли такому тюфяку, как я, подваливает счастье держать в своих лапах такое чудо? Но...

- Ты не тюфяк, Мики, уж поверь мне, Мики, я эксперт по тюфякам...

- Это ещё не все. Ты мне тоже очень нравишься. Правда!

- Ты красивый, Мики - это любой стало бы ясно, когда бы она тебя получше узнала. Не смейся, я это серьезно. Ты такой уютный, такой сильный, такой хороший. Ты не пустышка и не притворяла - это высший комплимент, который я могу сказать мужчине. Ну вот хотя бы как ты сказал, что я тебе нравлюсь. И не пытайся мне вешать лапшу на уши про "любовь"!

- Может, я тебя и люблю. Я и сам не знаю, что такое любовь.

- Это все брехня, это нож в спину, - Роуз вырвалась из моих рук и выскочила на ноги. Она прошлась по песку и вдруг сделала "колесо".

Я не понял, хотела ли она таким образом сменить тему разговора. Я только рот раскрыл. Роуз жестом попросила дать ей сигарету. Сев рядом со мной, она выпустила в меня струйку дыма и сказала:

- Рыбу надо время о времени переворачивать - а то сгорит!. И нечего пялиться на меня! Я же была танцовщицей в кабаре, а для этого мне пришлось учиться фигурному катанию, танцам, гимнастике и куче прочих премудростей. Я и стриптизеркой была - и не только в бурлеске. Ну и, конечно, актрисой. Я ведь когда-то была ужасно тщеславной, пока не узнала что почем в этой жизни. Тщеславие - это болезнь

- Я тоже переболел этой болезнью.

- Если Бог одарил тебя талантом, то капелька тщеславия тебе не помешает. Беда в том, что я была пышнотелая и бесталанная.

- Но с твоей-то внешностью...

- Господи, внешность! Знаешь, Мики, я очень часто мечтала родиться плоской как доска! Ну да, у меня и тут всего много и тут все хорошо, и талия что надо! Я рассматривала себя в зеркале, и меня переполняли всякие мечтания, очень тщеславные мечтания, которые сначала толкнули меня на одну дорожку, потом на другую - да все дорожки оказались скользкие и грязные.

Я осторожно перевернул рыбу и выдавил на неё сок из лайма.

- Знаю, меня тоже пропустили через такую же мясорубку.

- Нет, Мики, ничего ты не знаешь. Ты не знаешь, каково это думать, что у тебя все получится, потому что у тебя есть талант, и каково это бывает точно мордой об стол - когда вдруг понимаешь, что ты самая обыкновенная, так, середнячок. Это очень горькое разочарование, но ещё более тяжелый удар - это когда ты понимаешь, что и талант-то не много значит. Все дело в связях. Ну, с талантом ты появляешься на свет, а вот нужные связи приобретаешь. сама. И это заставляет тебя переть вперед, работая локтями, шагать по трупам.... И так ты прешь и прешь, пока... Словом, я ссучилась. Стала записной шлюхой. Я просто слетела со всех катушек, когда вдруг это внезапно поняла. А может, я сама себя просто обманывала, просто юность прошла...

Роуз на мгновение умолкла, глядя в песок, потом произнесла - точно самой себе:

- Этим я папе обязана. Он был великий человек. Он однажды сказал мне слова, которые я не забыла. "Мари... - это мое второе имя и оно ему больше нравилось - Мари, сказал он, тайна счастья заключается в том, чтобы идти по жизни и никому не быть в тягость, в том числе и самой себе". Вдумайся в эти слова и ты поймешь - в них скрыта целая философия. Если бы люди следовали этому правилу, наш мир был бы куда более приятным местом. Только когда я осознала, что все мои невзгоды - от моей внешности и что именно от этого все мои невзгоды, только тогда я сумела успокоиться и притормозить. Вот почему мне и нравится наша с тобой жизнь на яхте. Думаю, тебе бы понравился мой отец. И он бы с тобой поладил.

- Да? - вежливо отозвался я и пошел помыть два пальмовых листа, чтобы подать на них жареную рыбу. Мы с жадностью набросились на еду и на протяжении трапезы не вымолвили ни слова

Насытившись, я растянулся на песке подле Роуз и благодушно затянулся сигарой.

- Роуз, мы с тобой куда больше похожи друг на друга, чем тебе кажется. Во мне тоже притаился этот жучок напористого тщеславия. У тебя вот есть роскошное тело, шикарная внешность, а у меня мускулы и мечта стать когда-нибудь великим боксером.

- Достаточно разок взглянуть на тебя, чтобы это понять.

Я попытался выпустить колечко дыма.

- Бокс изуродовал мне лицо. Я, конечно, никогда не был красавчиком. Но на ринге я получил вот этот шрам над левым глазом. А борьба подарила мне рваное ухо, и разбитый нос.

- Ты занимался борьбой? Но это же ужасное занятие!

- Я однажды даже выступал в честном бою - как любитель. С раннего детства, сколько я себя помню, я только и мечтал о таких мускулах. Это была моя религия. У моего отца был приятель-грек, бывший борец, он научил меня многим приемам и захватам. Благодаря борьбе я получил стипендию и поступил в колледж - да только в то время все вдруг свихнулись на футболе, и борьбу вычеркнули из учебной программы. Я стал хавбеком в третьем составе, но быстро бросил футбол и колледж, потому что на поле ничего не стоило получить тяжелую травму, а я уже рисовал в грезах свой бой с Джо Луисом. Мои сильные ноги и кулачищи, мечтал я, рано или поздно должны заработать мне головокружительны гонорары, но у меня не было нужных связей и все кончилось тем, что я стал ментом на местном ринге.

Роуз стрельнула глазами в мою сторону.

- Что это такое - мент на ринге?

- Дело было до войны, до телевидения, в каждом большом городе были небольшие боксерские клубы. И был своего рода синдикат, который заправлял всеми этими боксерскими клубами. Менеджером у нас был один ловчила, который изо всех сил старался выбиться в люди. Как он популярно объяснил, мне надо было терпеливо дожидаться своей очереди и пока поиграть в бейсбол. Я выходил на ринг раз в месяц, получал свою двадцатку за бой. Иногда я побеждал, иногда ложился на пол - что говорили, то я и делал. Если какой-то боксер выходил из-под контроля, меня выставляли против него, и я его вырубал. Это и входило в обязанности "мента на ринге".

- Поня-ятно.

- Когда началась война, мне только-только исполнилось двадцать. И боев я провел тоже около двадцати. А в двадцать четыре я получил дембель и понял, что больше ждать не могу. В армии я старался поддерживать спортивную форму. Я вернулся в родной город, нашел своего менеджера - он все ещё болтался в том же клубе - и решил, что дело в шляпе. Он заставил меня три раза подряд лечь под трех громил, которые сделали себе карьеру, пока я потел в окопах. Он все уверял меня, что надо ещё чуточку подождать и что мой звездный час близок. Но этот час так и не настал. В общем, когда я окончательно понял, что боксер из меня никудышный, я стал участвовать в клоунаде на борцовском ковре. Отрастил патлы, выкрасил их в огненно-рыжий цвет. На ковер я выходил в костюме сатаны. Но денег на этой клоунаде я зарабатывал не ахти - выступал пять вечеров в неделю за жалкую десятку. Больших успехов я не сделал. Надо быть акробатом и иметь отличную реакцию а я был увальнем. Если упадешь не так как надо, можно все бока отбить - и я изуродовал себе рожу вконец. К тому же я чувствовал себя последним болваном, расхаживая по ковру с копной рыжих волос. Пока я служил за океаном, умер мой отец, мне досталась по наследству его яхта. Я стал промышлять чартерными рыбачьими рейсами - и мне это очень даже понравилось.

Роуз перевернулась на другой бок и губами приласкала мое изуродованное ухо.

- Мы и правда похожи, - прошептала она.

- Угу. Ты была замужем?

Моя рука лежала у неё на животе, и я почувствовал, как она вся напряглась.

- Два раза. И все без толку. - Она вскочила на ноги. - Хочу сплавать. А то вся рыбой перемазалась.

- Дай-ка я докурю сигару, а потом к тебе присоединюсь.

Я смотрел, как она зашагала по песку к воде, как вошла в море и поплыла. Меня переполняла гордость от мысли, что эта великолепная женщина моя! Значит, дважды была замужем. Должно быть, она сбежала от одного из бывших мужей. Она очень богата и очень боится. И все же простой побег от мужа не заставил бы её испытывать такой страх. Или она его убила?

Что ж, это логичное объяснение и её страха - и денег - если она укокошила крупного дельца мафии. А что, вполне вероятно. Ее муж был крупной шишкой в мафии, и она его замочила, дала деру с его бабками - и вот братва устроила на неё облаву.

Такой вариант показался мне возможным. Я ткнул сигару в песок и лениво поплелся к моей Роуз.

3.

Перед закатом я встал на якорь в небольшой бухточке недалеко от Порт-Антонио. Как-то я уже останавливался здесь вместе с Роуз на старой "Морской принцессе". Наверное, за время наших скитаний по Карибскому морю мы вставали на стоянки во всех портах - впрочем, это не слишком большие расстояния.

Решив измерить глубину, я бросил за борт огромную раковину, которую берег сам не знаю зачем, и смотрел, как от неё расходятся круги по воде, а сам тем временем разворачивал яхту под парусом. Я счел, что глубина в этом месте футов шестнадцать, сбросил "данфорт" и отдал футов тридцать якорной цепи, пока якорь не лег на грунт. Ветер усилился и "Морская принцесса" пустилась в танец по волнам. Я разделся и нырнул - удостовериться, что якорь прочно держит. Хотя я прыгнул в воду без маски, я видел все довольно хорошо. Я обожаю подводное плавание с раскрытыми глазами - в эти минуты меня посещает почти что религиозный восторг.

Больше всего мне нравится постоянно меняющаяся картинка - новые и новые оттенки цвета. Роуз такая же: её душа столь же переменчива и многогранна. Иногда она бывала настолько не в духе, что мне казалось, я ей вконец надоел, и она уже не чает от меня избавиться. А потом вдруг она на целую неделю превращалась в неистощимый фонтан эмоций - мы носились по пляжу как угорелые, плавали, рыбачили. Она могла быть спокойной и наивной, как маленькая девочка, но большей частью оставалась задумчивой и суровой. Мне её приступы суровости нравились больше, потому что в эти часы она была настоящей Роуз. А в этой самой бухточке я впервые узнал, какой суровой она может быть.

Крошечная девчушка на тонких ножках и с вспухшим животом присела на корточки и с торжественным выражением лица стала наблюдать, как мы роем в песке каналы. Мы рыли проток для воды, в прилив собравшейся озерцом далеко от кромки воды. Темнокожая шестилетняя девчонка в потрепанном белом платьишке глядела на нас без тени улыбки и явно не хотела составить нам компанию. Тут Роуз вдруг превратилась в добрую мамочку и, подхватив девочку на руки, понесла её к яхте, накормила и дала конфету. Она играла с ней весь день, а к ночи девочка вдруг исчезла - но на следующее утро с первым проблеском солнца уже опять стояла на пляже и ждала нас.

Все те несколько дней, что мы стояли в этой бухте, Роуз была доброй мамой. Они с девочкой играли в дочки-матери в ялике или разводили костер на песке. Мне казалось, что Роуз все это доставляло куда больше радости, чем ребенку. Однажды душной ночью, когда мы уже расположились спать на палубе, я спросил у Роуз:

- А тебе никогда не приходила в голову мысль родить ребенка?

От её резкого короткого смешка в жаркой ночи точно холодком повеяло.

- Мне? Материнство - удел птичек господних. Наш мир - не лучшее место для детей.

- У меня тоже не возникало желания стать отцом. Вот взять рыб или крабов - да всех морских тварей - они откладывают тысячи яиц, а выживают из них, наверное, всего-то пять процентов. Иногда мне кажется, что к этому дело идет и у нас, людей. Детишки мрут от болезней, калечат друг друга, попадают под машины...

- Хватит читать мне лекции! 25 августа моему ребенку исполнится шестнадцать!

Я вытаращил глаза.

- Твоему ребенку?

- А что? Ты считаешь, я и родить не могу? А вот родила и - отдала!

- Мальчик или девочка? - тупо спросил я, точно меня это страшно интересовало.

- Я родила мальчика, он был такой красивый, крупный. Но я в ту пору была такая дура, не знала, как себя прокормить - не то что ребенка. Я была на третьем месяце, когда поняла, что беременна. Я танцевала в одном дерьмовом клубе и у меня вдруг живот как начал расти - меня и вышибли. Тогда я устроилась в универмаг продавщицей, проработала там несколько месяцев, потом мне стало совсем тяжко. Я такой стала толстой, с таким вот брюхом - ты бы видел... Прямо как персонаж балаганной комедии. И никакой работы. Я ходила в больницу наблюдаться и мне врач попался добрая душа, разговорился со мной, и все устроил. Какая-то бездетная пара, кого я и в глаза не видела, оплатила мои долги за жилье, да все больничные счета, да ещё дали мне пятьсот долларов на прощанье. Я села на автобус и отправилась в Голливуд, там стала сниматься.

Я молча считал звезды на небе.

Роуз вдруг резко встала и выругалась.

- Только нечего корчить из себя моралиста! Я все правильно сделала.

- Что? Послушай, милая, это же твои проблемы, значит, все, что ты ни сделала, было правильно.

- Я согласилась с доктором. Ну как я могла ухаживать за ребенком? Уж я повидала на своем веку немало дурех, которые во имя "материнства", "любви" или ещё какого-нибудь дурацкого предрассудка, таскали за собой сопливое потомство. Что хорошего в том, когда ребенок вечно один и живет на чемоданах.. А та пара, которая его усыновила, могла дать ему все что угодно - у них были деньги, свой дом. А если бы я таскала его за собой, он бы вырос и понял, что его мамаша простая бродяга. Я правильно поступила... Ох, Мики, ну зачем я тебе вру... Ведь я поступила так только из боязни, что мальчик станет мне обузой, помешает моей карьере...

- А что папа?

Она взглянула на меня и свирепо бросила:

- А какое его собачье дело? Я даже не удосужилась обрадовать этого ублюдка известием, что он отец моего ребенка.

Обняв её за плечи, я сказал:

- Ну успокойся, Роуз!

- Убери от меня свои лапы!

Я не отпускал её. Она сделала попытку вырваться и выставила вперед колено. Я прижал её ноги бедром и резко опрокинул на спальный матрац.

- Прекрати! Я-то какое к этом имею отношение? Я ведь даже не спрашивал тебя об этом. Хватит!

Роуз тут же перестала сопротивляться.

- Ну конечно, Мики, ты не спрашивал.

Она молчала, и я снова принялся считать звезды. И вдруг она произнесла:

- Я тогда, конечно, была совсем дура. Я ведь даже и не знала точно, кто его отец.

Я вытерся полотенцем и сел ужинать. "Морскую принцессу" болтало дай Бог как. Я не расстаюсь с громадным бульником вулканического происхождения - наследство папы, который упрямо считал этот камень лучшим в мире якорем. Я привязал к нему футов шестьдесят веревки, спустил на воду ялик, отгреб подальше от яхты и сбросил камень около якоря. Только после этого моя яхта перестала скакать на волнах.

Я съел яичницу и стал смотреть, как в мою бухточку заходит побитая многими штормами небольшая яхта с широкой кормой. У неё был один парус из обрезков холстины, а мачта из ствола молодого дерева, которое так и не успело подрасти и постройнеть. Старик-негр с всклоченными седыми волосами стоял у румпеля. Его штаны и рубашка были изрядно обтрепаны, но он для своего возраста сохранился очень славно. Он подплыл поближе и поинтересовался, не хочу ли я купить у него бананов. Бананы мне были ни к чему, но я взял у него связку на доллар. А потом мне в голову пришла мысль пригласить его отужинать. Он ужасно обрадовался и на прощанье подарил мне несколько кокосов и свежевыловленных креветок, которых кубинцы называют лангустинами.

Послушав радио, я пошел проверить якорную цепь, после чего разлегся на койке. Я страшно устал, но сон не шел, я думал о Хэле и о том, какой допрос он мне учинил.

Наверное, ему было очень трудно сменить морскую форму на куртку стюарда и превратиться в мелкого жулика, обделывающего свои делишки в закоулках всех портов. Хэл мечтал о высшем образовании и, помню, как он разъярился, когда потерялись его документы. К тому времени, как он их восстановил, семестр уже начался. Возможно, то обстоятельство, что я успел до войны проучиться в колледже пару месяцев, а потом не воспользовался льготой фронтовика для возвращения в колледж, разъярило Хэла ещё больше. Как я ему честно признался, мне хотелось спокойной жизни, а этой науке в институтах не учат. Хотя мы с Хэлом были знакомы с раннего детства, нас нельзя было назвать приятелями. Ну, во-первых, я был на два года старше. Мы познакомились в молодежном общежитии, а потом Хэл иногда ходил со мной боксировать в спортзал. Он отлично держался на ногах, хорошо владел обеими руками, но боксера из него не получилось - кишка оказалась тонка. А он, верно, знал, что я стал профи. Он со мной никогда это не обсуждал. Разве что однажды после того боя, когда я лег после левого хука, который не мог расплющить даже рулон туалетной бумаги. "Я на тебе доллар проиграл", заявил он мне таким тоном, точно я должен был ему этот доллар.

Но Хэл кумекал в движках, а мой "эссекс" уже загибался - потому что я вечно заставлял его трудиться на износ. И ещё он был большой дока по части купить-продать. Хэл не гнушался рыскать по барм и отелям, где и обделывал свои гешефты. Мы по молчаливому уговору стали своего рода совладельцами "Морской принцессы". Нелегально, конечно, - мы не заключили никакого официального контракта. Слюнтяи, которые во время войны разбежались по кустам и втихаря делали бабки, пока мы сидели под пулями в Европе, косяком хлынули во Флориду. Какое-то время наши дела шли отлично. Мы зарабатывали до сотни в день и могли бы наварить хорошие бабки, вот только я терпеть не мог наших клиентов. Помимо того, что я себя очень неуютно чувствовал в компании чудил, которые воспринимали меня как своего слугу, я не признаю "спортивную" рыбалку. Я всю жизнь провел на море и ловлю рыбу только чтобы пожрать. Наверное, я доводил Хэла до тихой ярости, громко оскорбляя его клиентов или вдруг отказываясь выходить в море и посылая его и его рыбаков к черту. Он-то старался поднакопить деньгу для колледжа, а мне на сытый желудок только бы подавить подушку - больше ничего не надо было.

Мы вложили заработанные деньжата в закупку рыболовных снастей и к тому времени, когда мы были полностью экипированы, береговая охрана разрешила судоходство лайнерам и прогулочным яхтам, так что нам с нашим корытом достались только крошки с барского стола. Мы не могли стать пассажирской яхтой и брать на борт дюжину туристов по десятке с морды, потому что на "Морской принцессе" не было прогулочной палубы. Более того, из-за грот-мачты на палубе оставалось так мало места, что самое большое мы могли только набить человек пять в кокпит - причем когда кто-то из гостей мучила морская болезнь, там была жуткая теснотища. Но спали мы на борту, ели рыбы от пуза и умудрялись жить всего на несколько "зеленых".

И вот как снег на голову нам подвалила удача - мы даже пальцем для этого не пошевелили. Два богатеньких чудака - Уикер и Декер - проворонили самые лучшие рыбачьи чартеры и им пришлось зафрахтовать нас. Они хотели провернуть какое-то совместное дельце и изо все сил старались произвести друг на друга впечатление. Хэл был очарован их замашками крутых бизнесменов и расщедрился на бутылку гаитянского рома. Словом, эти два недоумка позабыли о рыбалке и то ли Уикер, то ли Декер по мере убывания рома стал вспоминать о своем давнишнем увлечении "яхтами". Потом им захотелось встать за штурвал. Меня уже тошнило от их пьяной болтовни, я отвез их обратно в док и предложил проспаться и выйти в море на следующий день. Пока я покупал какую-то провизию на берегу, Хэл позволил мистеру Декеру увести "Морскую принцессу" с причала и после целой серии маневров в гавани он бросил мою посудину прямо на волнолом.

У "Морской принцессы" оказалось вспорото брюхо, а мистер Декер лишился части кожного покрова и ушиб руку. Мы отвезли его в больницу и отбуксировали "Принцессу" в док, где она ушла в воду фута на четыре. Я так рассвирепел на Хэла, что готов был убить его. Когда же мы пришли проведать Декера в больнице, выяснилось, что деньжата у него водились. Он снял себе лучшую палату с личной сестрой-сиделкой. Декер лежал в кровати, правая часть грудной клетки и рука были в гипсе, и он весьма деловито осведомился, во сколько я оцениваю свою яхту.

Он спросил об этом прямо, и я почему-то смутился. Наконец я решил выцыганить у него несколько сотен на ремонт.

- Ремонт обойдется в... - запинаясь, произнес я.

- Восстановление "Морской принцессы", мистер Декер, обойдется тысяч в десять, - перебивая меня, тихо произнес Хэл.

Я чуть язык не проглотил. Мой папаша лет тридцать назад не заплатил за неё и шестисот. И сколько бы она ни стоила сегодня, продать её не было никакой возможности. Яхты такого типа вышли из моды полвека назад.

Но этот мистер Декер оказался крутым парнем.

- Паркер! - пролаял он, и в палату тут же вбежал аккуратненький чистенький паренек с ручкой и блокнотом наготове. Его костюм был отглажен так, что глазам было больно.

- Слушаю, сэр! - произнес он.

- Я хочу купить у этих ребят яхту, которую разбил вчера, за десять тысяч долларов. Займись оформлением необходимых бумаг.

У Паркера работа в руках горела, и к полудню следующего дня мы уже подписали купчую и получили чек, выписанный на нас с Хэлом. Потом мы повели Паркера в ближайший бар обмыть сделку и после второй он оказался своим в доску. Он сообщил нам, что Декер - большая шишка и у него инвестиции в сталелитейную промышленность, строительство и самолетостроение. Он был настолько важной птицей, что во время войны занимал адмиральскую должность. Паркер служил у него одним из секретарей. На меня все это произвело сильное впечатление, но ещё большее впечатление на меня производил чек, который я украдкой разглядывал.

На следующее утро, пока Хэл показывал Паркеру местные достопримечательности, я отправился присмотреть новую яхту. Но Майами оказался раем для фраера и цены тут были сумасшедшие. Я предложил Хэлу поискать подходящую яхту в портах залива.

- Слушай, посмотри сам, - махнул рукой Хэл. - У нас тут с Уолли Паркером две бабенки на примете. Да и к тому же я не разбираюсь в яхтах!

Несколько дней я колесил по всему Югу, пока наконец в Мобиле не нашел подходящую лодчонку за семь тысяч, включая доставку на побережье. Когда же я телеграфировал Хэлу просьбу приехать посмотреть покупку, он в ответной телеграмме попросил меня срочно вернуться. Но меня это не слишком обеспокоило - ведь чек-то был в полном порядке.

Я сошел с автобуса в три минуты первого, а в пять минут первого Хэл меня огорошил.

- Мики, половина чека моя, я это заслужил. Ведь это я уговорил Декера отвалить нам такие деньжищи - сам бы ты согласился на тысчонку-другую...

- Но ведь ты будешь совладельцем классной яхты...

- Нет, Мик. Я бы тебя раньше поставил в известность, если бы знал, где тебя искать. Я намерен потратить свои пять "кусков" на колледж, я хочу чего-то добиться в жизни.

- Послушай, давай купим эту яхту, а ты все равно окончишь колледж по льготе для дембелей. Я стану заниматься яхтой на пару с каким-нибудь мальчонкой, а ты будешь помогать мне по уик-эндам и летом.

- Мик, я собираюсь поступать в университет "плющовой лиги" (1). Уолли пообещал мне помочь. С пятью "кусками" да с льготой для дембелей я сумею попасть в самый престижный вуз, завести нужные знакомства. А Джеймс - ну, мистер Декер - проявил ко мне интерес, когда узнал, что я служил во флоте.

Наверное, видок у меня был смурной, потому что Хэл добавил:

- Я понимаю: ты считаешь, что я тебя предал, но, Мик, ведь на этом чеке стоит и моя фамилия, а удача подваливает только раз в жизни...

- Заткнись! - Я пошел в ближайший банк, он поплелся за мной. Деньги мы получили через несколько дней. Хэл забрал свои пять тысяч, и с тех пор я его не видел вплоть до той встречи на Гаити.

Я стал подыскивать себе яхту подешевле, но все никак не мог найти стоящую. Всеми позабытая "Морская принцесса" печально сидела в гавани. Из воды торчала только верхняя часть кокпита. Когда береговая охрана пригрозила отбуксировать её в открытое море и затопить, я поставил её в сухой док. Потом я разыскал адрес Декера и написал ему пару раз, но он мне не ответил. Тогда я телеграфировал ему с предложением выкупить яхту обратно. В конце концов я поехал в Чикаго сам. Он не захотел со мной встречаться, но я взял Уолли Паркера за грудки и через час отправился восвояси. В кармане у меня лежало письмо, подтверждавшее, что я приобрел "Морскую принцессу" у мистер Декера за один доллар. Из оставшихся у меня 4200 долларов 3100 ушло на её капитальный ремонт, и только через полтора года я возобновил на ней свои рыболовецкие экскурсии.

Но к тому времени море уже кишмя кишело такими же чартерными яхтами и я едва мог заработать себе на чашку кофе с пирожком - при том, что "Морская принцесса" была куда лучше многих яхт. Хотя со стороны по-прежнему казалась старой развалюхой.

4.

В долгих сумерках небо казалось бледным молочным пятном с разбросанными по нему горстками тусклых звезд. Море волновалось, но в общем ночь не предвещала ничего плохого. Поймав по радио какую-то приятную мелодию, я раскурил сигару и, развалившись на койке, стал читать нью-йоркскую газетенку, купленную в Порт-о-Пренсе. Газета была всего-то трехдневной давности. Я ещё не успел даже дойти до странички спортивных новостей, как вдруг услышал плеск весел за бортом и хриплый голос:

- Вы тут, мистер?

Я вышел на палубу и увидел своего старого приятеля-рыбака. В руке он держал пинту дешевого рома и улыбался во весь рот. Я знаком пригласил его на борт. Он подплыл, стараясь на ткнуться в борт "Морской принцессы". Я не возражал против его компании. Мы расположились в кокпите, и он спросил, каким образом я подключил радио. Я сказал, что бортовой дизель на ходу заряжает батареи. Но я, верно, не очень понятно объяснял, потому что он не понял ни слова, хотя кивал и, точно соглашаясь, похлопывал себя по коленке. Я сменил тему, спросив, можно ли мне хлебнуть из его бутылки. Конечно! Зелье обожгло пищевод и устроило мартеновскую печь в желудке. А ведь я только и сделал что глоточек. Джин был похож на гуаро - грубый ром, который гонят из сахарного тростника по всей Центральной Америке. Но я понимал, что тут вынюхивает этот старикан, и не возражал.

Я спросил, не желает ли он отведать моего виски. Немного покочевряжившись для порядка, он ответил, что не прочь - мол, уж окажу вам такую любезность - и сунул свой бутылек в карман. Мы пропустили по три стопки канадского виски под крекеры и сыр. Старик обсудил мою яхту, а потом и преимущества виски перед ромом. Потом мы молча пили виски. Но островитяне обожают трепать языком, и скоро старик не выдержал и, указав на безоблачное небо, пообещал к утру дождь. Я стал ему возражать, сославшись на услышанный по радио прогноз погоды. Но он похлопал себя по коленкам и заявил, что его суставы дают прогноз погоды понадежнее, чем радио.

Он уплетал сыр и крекеры за обе щеки и я уже приготовился вскрыть очередную бутылку, как он предложил прейти на его ром. На сей раз ром не показался мне таким уж обжигающим. Я бросил в стакан немного льда, и старик последовал моему примеру - получилось неплохо. Потом мы вернулись к канадскому виски, и он стал рассказывать о своих рыбачьих подвигах времен юности.

Прикончив виски и ром, мы оба изрядно захмелели. Старик заверил меня, что несмотря на волны сумеет догрести до берега без проблем. Но за бухточкой штормило основательно. Я спустил на воду свой ялик и привязал к его тяжелой лодке. Пока он любовался тиковыми переборками ялика, я перекинул через борт подвесной мотор, умудрившись не разодрать себе при этом лицо, и приладил его к корме стариковой лодки.

Старик был в восторге, я посадил его за руль и мы сделали круг почета по бухточке, подняв веер брызг, а потом направились к берегу. Пока я стоял по колено в воде и прилаживал мотор к свопу ялику, старик шлепал вокруг меня и расспрашивал, сколько стоит мотор, да какой лучше покупать, да сколько бензина вмещает бак. Я отвечал ему с пьяной рассудительностью, точно он и впрямь собирался обзавестись мотором. Я помог ему вытащить лодку на берег, мы торжественно обменялись рукопожатием и он пообещал мне привести завтра утром манго и фруктов. Потом спросил, не найдется ли у меня для него старых штанов.

Увы, у меня не оказалось старых штанов. Я помахал ему и отправился к "Морской принцессе". В ялике было полно воды и я, хоть и вымок до нитки, так и не протрезвел. Давненько я так не наклюкивался.

Я крепко привязал ялик к яхте, убрал мотор в ящик и проверил якоря. Потом спустился вниз. Обычно алкоголь действует на меня как снотворное впрочем, бессонницей я не страдаю. Но теперь сна не было не в одном глазу. Я вытерся насухо, растянулся на койке и взял газету. На сей раз я остановил свой выбор на разделе рекламы и объявлений. Концерты, бродвейские спектакли, кино. В Нью-Йорке я ещё не бывал, и мне ужасно захотелось туда съездить. Теперь - особенно. Это меня даже удивило: я никогда не интересовался ночной жизнью. Однако когда я заполучил красотку с деньгами, во мне проснулся вкус к шику. В последние несколько месяцев я уже неоднократно испытывал это искушение.

Разумеется, об этом не могло быть и речи - по крайней мере до тех пор, пока я ничего не знал о бедах Роуз. Да меня это не слишком заботило. И желания особого не было: Роуз, "Морская принцесса", куча денег - что ещё надо... Правда, я частенько раздумывал о том, что мы все никак не можем найти нужное применение этим громадным бабкам. А если бы я знал, что она такое натворила, то мы могли бы сгонять и в Нью-Йорк, и в Канаду, а может даже махнуть в Париж!

Я рассмотрел несколько газетных снимков Бродвея и стал читать колонку светских сплетен. Потом нашел спортивную страничку, потом опять дошел до новостей. Там была заметка о каком-то хмыре, который пырнул подружу ножом за то, что та отказывалась давать ему деньги. По словам газеты, убийца не отрицал того, что он "иждивенец". Я аккуратно сложил газету и убрал - Роуз обожала читать газеты, но её бесило, если хоть одна страничка оказывалась помятой или равной. Выключив свет, я перевернулся на другой бок и стал думать, а не "иждивенец" ли я сам. Но мне на это было наплевать. Однако я все же стал уверять себя, что все зарабатываю своим горбом. К тому же я, можно сказать, стал пособником её преступления. Да уж, я заслуживал такое иждивение... и работенка эта мне страшно нравилась!

Когда я проснулся, яхту мотало во все стороны. Было темно, а голова у меня разламывалась. Наручные часы показывали начало шестого. Шел ливень. Я послушал шум дождя, потом сел в койке. Чувствовал я себя омерзительно. Вдруг я заметил, что дверь задраена. Я вышел на палубу: даже бухточка и та вся покрылась белыми барашками волн. Ветер и дождь приятно освежили мне лицо и грудь. Я перегнулся через борт облегчиться - и увидел лодку моего приятеля-старика, привязанную к шлюпке. Я огляделся и заметил его лежащего калачиком на корме. Прикрывшись куском старого паруса, он смотрел на якорные цепи.

Я шагнул к нему, старик обернулся и помахал мне темнокожей рукой. Он что-то сказал, но его слова унеслись ветром. Я почти вплотную приблизил свое ухо к его губам, и он прокричал, что в жизни ещё не встречал такого соню и что он весь день пытался разбудить меня.

- День? - переспросил я тупо, вглядываясь в темное небо.

Я не поверил, что проспал целый день, но старик уверял, что пришел с фруктами около полудня, а не сумев меня добудиться, встал на вахту следить за якорями. И ещё он предположил, что штормить будет всю ночь. Мне не улыбалось провести день без Роуз, да и шторм был не Бог весть какой сильный. Если бы у меня так не болела голова, я бы запустил машину. Но упущенное время все равно не воротишь, да и смысла выходить сейчас не было - если уж днем такая темень, то ночью будет вообще хоть глаз выколи.

Якоря стояли на месте и я пригласил старика спуститься со мной в каюту. Он сел и, пока я одевался и жарил яичницу с беконом, все восхищался каютой, щупал койки, оглаживал металлическую окантовку. Я сделал тосты и сварил кофе. Потом я съел пару бананов из принесенной им грозди, а он заторопился: дела на берегу. Мне захотелось подарить ему штаны, но не мог этого сделать после того, как сказал вчера, что у меня нет. Старик спросил, не понадобится ли мне его помощь ближе к вечеру, но я покачал головой и предложил ему десятку. Но он денег не взял и, сунув руки в карманы, заявил с достоинством, что сторожил якорь потому, что считает меня своим другом и ему нравится моя яхта.

В конце концов я всучил ему свитерок и коробку мясных консервов, объяснив, что это ответный дар за фрукты..

Я помог ему погрузиться в лодчонку. Мы оба понимали, что я не смогу, как в прошлый раз, перевесить мотор на его лодку и довезти до берега. Я смотрел ему вслед: старик с усилием греб, вкладывая в каждый гребок все свои силы.

За неимением никаких дел я принял дождевой душ на палубе, и когда снова оделся, окончательно протрезвел и чувствовал себя отлично. Остаток ночи я провел за радиоприемником, каждые полчаса проверяя якоря. Меня не оставляли мысли, как бы было здорово жить с Роуз в Нью-Йорке на широкую ногу.

К утру шторм прошел и на небе высыпали звезды. С рассветом я запустил машину и заметил, что перегревается масло. Мне стоило немалого труда поднять якоря. Выйдя из бухты, я поставил парус, а потом удалился от берега на добрую милю и направился вдоль Ямайки. Я подумал, не стоит ли бросить якорь в Грин-Айленде - городишке на остром мысу - чтобы поспать хоть несколько часов. До Большого Каймана оставалось добрых двадцать часов ходу. Я решил не останавливаться, потому что, уже потеряв день, ужасно скучал по Роуз. Более того, я даже мечтал поскорее увидеть хитренькую рожу своего домохозяина Анселя Смита. Для него я припас коробку гаванских сигар, которые он обожал.

Старина Ансель был способен заговорить вас до умопомрачения, но для нас с Роуз он стал палочкой-выручалочкой.

* * *

Мы много недель мотались по всем карибским портам, точно морские цыгане: Роуз уговаривала меня сняться с места, если только ей казалось, что какой-то мужчина бросил на неё недобрый взгляд. Так мы осели на островке у Анселя. Островок, правда, был не шибко какой, однако земля в основном принадлежала ему и здесь не было туристов. Я давно уже слышал о нем - этот мелкий торгаш занимался контрабандой тканями и прочей ерундой, которую он мог продать в своей лавчонке на острове. Ансель жил в уютном деревянном бунгало с видом на нашу хижину и весь этот остров представлял собой клочок каменистой земли в тысяче ярдов от ближайшего из Больших Каймановых островов, на котором располагалась его лавка. Хотя я сам плохо разбирался в архипелагах южной части Тихого океана, кажется, мы обосновались на типичном острове Южного моря. Тут были белые песчаные пляжи, радужные цветы с сильным пьянящим ароматом, кокосовые пальмы, а жили мы в большой хижине под соломенной крышей, с окном, выходящим на небольшой риф. На этот самый риф напоролась старенькая "Морская принцесса", но вообще-то бухта хорошо защищена от штормов и здесь легко швартоваться, а в прилив уровень воды поднимается настолько, что затопляет этот риф.

Хотя я и раньше слышал об Анселе, мы забрели в его бухту совершенно случайно и, когда обнаружили, что в хижине есть даже водопровод, - он жил здесь до того, как выстроил себе бунгало в честь рождения очередного (и последнего) ребенка, - решили, что это место просто создано для нас. Ему мы объяснили, что у нас несколько затянувшийся медовый месяц - но тайный, так как у Роуз имеется муж, не одобривший идею нашего брака. Ансель проглотил нашу ложь и заверил, что придерживается широких взглядов и все прекрасно понимает. Единственный раз я увидел изумление у него на лице, когда мы за свой счет установили в хижине ванну с душем.

Ансель - темнокожий коротышка лет пятидесяти восьми, с резкими чертами лица и страшно гордится своими шелковистыми белыми волосами. Его жена загорелая женщина, немногословная и крупная, она, вероятно, в состоянии без труда приподнять его от земли одной рукой. У них есть взрослый сын, который занят магазином, и две замужние дочки, живущие где-то на островах. Рождение последнего сына перевернуло всю его жизнь, и Ансель не устает повторять: "Мы всегда знали, что у ней там сынок сидит, и мы его вовремя оттуда выковыряли!"

Когда старик впервые при мне произнес эту фразу, я по дурости спросил, что он имеет в виду.

- Как Сесил, первенец наш, должен был родиться, моя старуха почувствовала четыре удара в пупок. А у нас на островах все знают: сколько ударов в пупок в первый раз, столько и детей баба родит в жизни. Ну вот, после мы за два год настрогали двух дочек, а потом - пшик! Годы идут, а миссис Смит мне все талдычит: "Иди-ка, парень, за работу! Последний ребеночек в животе ждет!" Мики, поверишь, я совсем из сил выбился, делая этого последнего мальца! Но все ж-таки мы его родили! А как же!

Сам Ансель не только большой фантазер, но и лгун. Хотя иногда он соскальзывает на островной диалект, - чтобы меня поразить, наверное, - он неплохо образован и эрудирован. Его два увлечения - история Кайманового архипелага и секс. За пивом он расскажет вам, что Колумб назвал эти острова Тортугами - "черепашьими островами". По убеждению Анселя, Колумб сначала доплыл до Каймановых - а уж потом только заметил Доминику, так что старик Хрис был скорее всего, хреновым навигатором.

Что касается секса, тот Ансель был главным сексологом местного значения. У меня он, ничуть не смущаясь, с важным видом поинтересовался, какова Роуз в постели. Естественно, он считает её самой красивой женщиной планеты - тут мы с ним сходимся. В ответ на мою откровенноть он рассказал мне о женщинах, с которыми он спал - их, кажется, насчитывалось несколько миллионов - и поделился перлами местных поверий о деторождении. Если ползающий младенец заглядывает матери под юбку - значит, она снова понесла, "потому как малыш ищет себе приятеля". Если беременная не будет много трудиться, у неё родится лентяй. Женщина станет бесплодной, если послед первенца не закопать с серебряной монеткой в огороде за домом с восточной стороны. Акушерка должна перепоясать талию беременной тугой веревкой, чтобы ребеночек не выпрыгнул из чрева в легкие матери и та не задохнулась. Я долго не мог понять, дурит он меня или серьезно все это говорит. Ансель много чего знал о тайнах обеа - местного разновидности магии вуду - но наотрез отказывался это обсуждать со мной.

О сексе и деторождении он беседовал с Роуз. Поначалу она жутко злилась, но потом поняла, что просто у него язык чешется поговорить с ней. Я знаю, что ей ужасно нравится и Ансель и его жена.

Если Ансель и подозревал, что у нас денег больше, чем нам полагалось бы иметь, он ни разу не обмолвился словом. А Роуз чувствовала себя на острове в безопасности, по крайней мере настолько, насколько могла себя ощущать в безопасности. Раз в несколько месяцев мы снимались с места на пару дней, потом возвращались в Джорджтаун и регистрировались как вновь прибывшие туристы для получения временной визы.

А уж даже начал думать, что нам суждено навечно остаться приклеенными к этому клочку земли. Восемь месяцев назад по Вест-Индии пронесся мощный ураган и улетел к Флориде, где вызвал наибольшие разрушения. Разумеется, ураган разрушил много построек и на островах. Но нас заранее предупредили об опасности, и я посадил яхту на якорь. Ураган накрыл наш риф, но не нанес нам существенного урона. Но потом произошло непредвиденное: ветер неожиданно поменял направление на сто восемьдесят градусов и с ревом рванул в направлении открытого океана. "Морская принцесса" пустилась в такой головокружительный пляс, что порвала один якорный канат и уволокла второй якорь на несколько сот ярдов, пока её не выбросило на риф.

Спрятавшись за береговыми деревьями, которые впервые за все время буквально плашмя легли на землю, мы наблюдали, как "Морская принцесса" рухнула на риф. А ведь там в потайном ящике хранились все деньги Роуз. Я кое-как дополз до хижины, нашел акваланг и, подгоняемый ветром в спину, побежал к воде. Роуз, цепляясь за мои плечи, пыталась криком и плачем меня остановить. Наконец мне удалось стряхнуть её с себя.

Море бурлило, в воде плавали доски, палки, ящики, ветки деревьев. Но на глубине царило полное спокойствие, и я быстро добрался до рифа. После нескольких попыток взобраться на борт "Морской принцессы" я сильно порезал ноги. Потом я соорудил плотик, привязал к нему клеенчатый мешок с деньгами - и мешочек с иностранными письмами - и отправился в обратный путь, таща за собой плотик. Бросившись в воду, я напоролся на коралловый риф и разодрал себе бедро чуть не до кости. Это было то ещё испытание - плыть против ветра, когда соленая вода разъедает кровоточащую рану на ноге. Я пытался плыть под водой, но мне было тяжело, да и воздух в акваланге уже был на исходе. Так что мне пришлось сражаться с ветром и волнами, и увертываться от обломков, которые неслись по воде со скоростью пули. Выбравшись на берег, я рухнул без сил. Отдышавшись, я подполз к старой перевернутой лодке - эта рухлядь валялась тут много лет и была такой тяжелой, что штормовому ветру оказалось не под силу сдвинуть её с места. Я стал подкапываться под лодку, разгребая пальцами песок, укололся о спрятавшегося в песке гигантского кокосового краба и забросил под лодку кожаный мешок с деньгами. Потом забросал лаз песком. В жизни мне не приходилось выполнять работы тяжелее: под конец я совсем выбился из сил и не мог шевельнуть ни рукой ни ногой. Я лежал, укрывшись от ветра за лодкой, и слушал, как бешено колотится мое сердце - казалось, громче, чем ревущий ураган. Я забылся...

Очнувшись, я вдруг понял, что ветер стих и что Роуз волочет меня к хижине - мое тело оставляло на песке кровавый след.

Она была просто в истерике и вполголоса сквернословила, неловко обмывая и перебинтовывая мои раны. Постель показалась мне райскими кущами. Спустя несколько часов я проснулся. В окно весело заглядывало солнце и в первый момент я даже не вспомнил приключения вчерашнего дня. Я попытался встать, и тут ко мне подошла Роуз с красными от слез глазами. Она оттолкнула меня обратно в восхитительную мягкость кровати. Я притянул её к себе, прошептал ей на ухо, что деньги в мешке под лодкой на берегу, и снова провалился в сон.

Я проспал сутки и, когда опять проснулся, ощутил приятную слабость во всем теле - вот только порезы на ногах и спине болели. Я спросил, нашла ли она деньги, Роуз кивнула и расплакалась. Говорить мне было так же трудно, как подняться с постели, но тем не менее я спросил:

- В чем дело? Почему ты плачешь?

- Ах ты алчный гад! - крикнула Роуз.

- Послушай, детка, я же это сделал для тебя! - ответил я, медленно проговаривая слова.

- Да ты же чуть не утонул! Ты думаешь, мне это нужно очень? Или ты считаешь, что твоя смерть стоит каких-то денег!

- Я же говорю, что сделал это для тебя. Хочешь... пересчитать?

- Алчный гад! - повторила она, отойдя от кровати.

Я был слишком слаб и ничего не понял. Проснувшись ближе к вечеру и немного поев, я уже ощутил себя вполне окрепшим для дискуссии. Она ещё н остыла, и я спросил:

- Дорогая, да что с тобой? Марш-бросок за твоими бабками мне вовсе не доставил удовольствия!

- Естественно! Ты сам готов был рисковать жизнью ради каких-то вшивых денег! Если бы у меня не было этих денег, если бы я их потеряла, ты бы что сделал, прогнал меня?

- Роуз, ты что, свихнулась от страха? Ты хоть отдаешь себе отчет в том, что это значит для ... нас с тобой - остаться без цента на этом островочке посреди океана?! Рано или поздно нас бы депортировали отсюда и нам пришлось бы обратиться за помощью к властям. Ты этого хотела? Вот почему я поплыл за твоими деньгами. А то, что эти деньги принадлежат тебе, ровным счетом ничего не значит.

- Уж это точно! - Ее лицо вдруг исказила мерзкая усмешка.

Я перевернулся на другой бок, лицом к стене, и скоро опять заснул. Я не понимал, что гложет её, но на следующий день, когда я уже встал, она снова была спокойна. Мы больше не говорили о деньгах, и спустя неделю Роуз вообще обо всем забыла.

От "Морской принцессы" не осталось ни досочки - даже старенького эссекского мотора После того как яхта раскололась, её обломки унесло в океан. А к концу месяца, когда я полностью оправился, Роуз согласилась с моими доводами, что нам необходима новая яхта. Я позаимствовал у Анселя старенькую шлюпку - типичную островную посудину с исполинским парусом из мешковины, которая буквально летела по волнам, и сделал на ней сорокамильный переход в Джорджтаун. Покупать там было нечего, но от одного торговца яхтами я узнал об одной посудине, стоящей на приколе в Сен-Круа на Виргинских островах. Телеграммой я запросил побольше информации об этой лодке и, судя по полученному мной ответу, её стоило осмотреть. Я отправился обратно на наш островок, рассказал об этом Роуз и предложил ей отправиться вместе со мной в Кингстон, а оттуда самолетом добраться до Сен-Круа. Разумеется, она боялась появиться в американском порту. Наконец я попросил её дать мне десять "кусков" и совершить покупку одному. Она некоторое время раздумывала - и я прекрасно догадывался, какие мысли роятся у неё в голове. Но ведь яхта нам была нужна позарез, и она это понимала.

В конце концов Роуз передала мне нужную сумму.

- Я вернусь дней через десять или раньше.

- Я засвечу огонь в окошке и буду тебя ждать.

Я схватил её и с силой встряхнул.

- Мне не нравятся твои мысли. Мне вовсе не нужен огонь на окошке - я и так вернусь. Ясно?

Она меня сладко поцеловала, и мы устроили себе ту ещё прощальную ночь.

Выйдя из самолета в Сен-Круа с полными карманами денег, я чувствовал себя крутым мужиком. Яхта оказалась просто игрушкой. Какой-то богатенький чудак вроде нашего мистера Декера построил её себе на заказ где-то за границей, но не особенно доверяя парусам, он установил два мощных дизеля, так что яхта могла бороздить океан как скоростной катер. Хозяин с своей женой и приятелем пригнал её из Нью-Йорка во Флориду, а оттуда, с остановками на островах, они добрались до Сен-Круа - и там с ним приключился сердечный приступ. Вся компания вернулась в Нью-Йорк, а яхту оставила торговцу. Он просил за неё 18 тысяч, уверяя, что ей красная цена 25. Я сначала предложил шесть "кусков" наликом, потом поднял цену до восьми, заявив торговцу, что больше у меня нет. Глядя на мою одежонку, он, видимо, полагал, что у меня в кармане лежало никак не больше двух сотен. Наверное оттого, что на яхте было всего четыре спальных места на двух двухъярусных койках - причем только два места были вполне удобны - большим спросом она не пользовалась. После долгого обмена телеграммами с Нью-Йорком я наконец получил яхту за восемь тысяч.

Я отогнал её в Сан-Хуан и на станции береговой охраны зарегистрировал как новую "Морскую принцессу". И на восьмой день я благополучно обогнул риф перед входом в нашу бухточку.

Навстречу мне с берега плыла Роуз, за ней в весельном ялике спешили Ансель с женой. Я повел Роуз на экскурсию по яхте и заметил, что она просто обалдела. Возвращая ей 1675 долларов, я сказал смиренно - точно вернувшийся из магазина ребенок:

- Это сдача.

- Почему ты так задержался? - отозвалась она так же спокойно.

- Надо было оформить бумажки в береговой охране в Сан-Хуане. Я зарегистрировал её на свою фамилию. Не возражаешь? - Я притянул Роуз к себе, с веселой усмешечкой бросив взгляд на содержимое её купальника. Видишь, я не удрал с твоими бабками - так что можешь задуть свечку на подоконнике.

В её жарком поцелуе я ощутил перегар виски, но нам пришлось подняться из каюты на палубу, потому что Ансель и его жена уже забрались на борт.

* * *

Я сходил в Джорджтаун, поставив все имеющиеся паруса и наслаждаясь плаванием. Но после привычной застольной беседы с таможенным служащим я подумал - ну куда мне спешить. Естественно, я торопился вновь увидеться с Роуз, но я жутко вымотался после двадцатичасового бдения за штурвалом, а для наших с Роуз забав... ну, для этого требовалось хорошенько отдохнуть. Я встал на якорь в доке, попросил хорошего механика проверить, почему повышается температура масла, а сам завалился спать. Когда я не пьян, я могу проснуться в любое нужное время. В полдень я встал и обнаружил механика спящим в кокпите.

Я растолкал его, а он сообщил:

- Я как раз тебя дожидался. Я нашел неисправность. Проверил систему охлаждения, маслопровод, картер и...

- Слушай, я же понимаю, что ты время зря не терял, - перебил я его. Так в чем там дело?

Но я напрасно его торопил. Этот механик не любил торопиться. Он сунул в рот сигарету и не спеша закурил.

- Все это уже порядком поистрепалось, плюс охладитель масла засорился - этим и объясняется перегрев твоего двигателя. Охладитель масла забит!

- Ну и что - дело плохо?

Он выпустил струйку дыма в небо.

- Будет плохо. Ты можешь без проблем ходить с этим движком ещё несколько месяцев. Но его надо подлатать. Если хочешь, я могу заказать в Штатах новый охладитель и установить его. Либо же ты сумеешь достать его в Кингстоне, хотя я сомневаюсь, что у нас на островах найдутся запчасти к этому типу дизеля. Может быть, в Сан-Хуане. Я бы и сам тебе все сделал, но проще будет сгонять в Майами и там прикупить новый охладитель.

Я расплатился с ним, поставил парус и пошел к нашей бухточке. Когда я встал на якорь, Роуз к моему удивлению не выплыла меня встречать, и меня тут же кольнула ужасная мысль, что я её больше не увижу никогда. Миссис Ансель вышла ко мне на ялике и сообщила, что Ансель в лавке . Ее интересовало, что я привез из Джорджтауна. Я передал ей медные чайники она о таких мечтала - и спросил, куда подевалась Роуз.

- Ой, какие красивые чайнички! Вы только посмотрите! А Роуз... заболела.

- Заболела? Что случилось?

- Да ничего. Живот болит. - очень за вас беспокоилась. Шторм был и вы на целый день опоздали. Эта женщина такая нервная! Боже ты мой, я рада, когда она напивается пьяной! Клянусь, никогда ещё не видала женщины, которая бы так волновалась за своего мужчину. Она вас так любит, так любит. Счастливчик вы!

- Да где она? - "Так любит" - это как когда я в шторм поплыл за деньгами, Роуз боялась потерять своего милого мальчика... Ей пришлось бы много чего потом объяснять - если бы она решила начать все сначала с новым кавалером.

- Роуз там, где женщина и должна ждать своего мужчину - в кровати она. Я говорю ей - шторм не сильный. Дождь да молния, да ветер свистит. Мы и потеряли-то всего несколько банановых гроздьев.

Я бросил швартовый в ялик и потащил миссис Смит к берегу. В нашей хижине было темно и прохладно и пахло знакомым запахом Роуз - это был божественный аромат. Когда я открыл дверь спальни, из - за моей спины ударил лучик солнечного света и точно маяком осветил спутанные волосы Роуз и её красивое лицо на подушке. Она заморгала и села.

- Мики, ты?

- Ага!

Она как обычно спала нагая, и когда села в кровати, простыня упала и обнажила её соблазнительное тело. Я шагнул к ней - она метнулась ко мне с видимым облегчением на лице. Что выражала моя рожа в тот момент, не знаю. Может быть, удивление. Мне было наплевать на то, как она ко мне относилась. Много ли мужчин возвращаются домой и застают в постели полуобнаженную улыбающуюся кинозвезду? В призрачном сиянии, точно освещенная сценическими юпитерами, Роуз казалась особенно желанной.

- Что с тобой случилось, Мики?

- Мне пришлось переждать шторм. И потом я проспал, да ещё и в двигателе обнаружились неполадки. Надо ставить новый охладитель масла.

- Я так беспокоилась...

- Перестань, ты же знала, что я вернусь. Успокойся. - Я присел на край кровати, ощущая источаемое ею тепло. Я нагнулся и дотронулся до её локонов, рассыпавшихся по плечам.

Роуз положила мне руку на голову и потрепала за волосы.

- У меня был кошмарный сон про тебя - жуткий!

- Но я же вернулся, со мной все в порядке, милая!

Не сводя с меня пристального взгляда, она медленно кивнула. И тут вдруг случилось то, чего раньше с ней никогда не было - она разрыдалась! Я много раз видел, как Роуз плакала от ярости или отчаяния, но на сей раз это был нежный счастливый плач.

- Не надо плакать, милая, - сказал я. И мы стали самозабвенно целоваться. А я подумал, какой же я все-таки везунчик - даже если бы вся эта история закончилась для меня электрическим стулом, я ни о чем не жалел.

Потом, когда я уже устало провалился в блаженный сон, Роуз меня вдруг растолкала. Я вскочил.

- Что такое?

- Да ничего, - мягко ответила она и, легким толчком отбросив меня обратно на подушку, прижалась к моей груди. - Мики, можно я тебе кое-что скажу?

- Конечно.

Ее губы сложились в какие слова, но я ничего не услышал. Наконец она выпалила:

- Знаешь, я кажется, в тебя влюбилась. Только не иронизируй - я серьезно.

- А я и не иронизирую.

- Кажется, я это вчера поняла. Я чуть с ума не сошла - так за тебя волновалась. Я боялась, что больше тебя не увижу, и вдруг поняла, что если так и случится, я просто свихнусь. А сейчас, Мики, мне... так было... хорошо. Впервые в жизни мне стало ясно, что мужчина и женщина могут значить друг для друга... Можешь считать, что я свихнулась, но это правда. Я ведь говорила, что у меня было много мужчин. Но я просто хочу сказать, что до вчерашней ночи - ты был для меня просто очередным мужиком. Может, чуть лучших других, но все же... А я ненавижу мужчин. Секс для меня всегда был только способом добиться от мужика того, что мне нужно. Так оно было всегда, Мики, а иначе... если бы все мои мужики что-то для меня значили, хоть вот столечко... я бы с ума сошла. Я это могу тебе сейчас сказать, потому что когда ты сюда вошел, я обрадовалась как девчонка. Мики, в жизни не испытывала ничего подобного!

Она бросилась мне на шею и крепко обняла Я тоже обхватил её, не понимая, поверил ли я ей или нет. Мне всегда доставляло огромное удовольствие спать с Роуз. Но даже если это был просто пустой треп, меня это все равно не трогало - я был рад обладать Роуз на любых условиях. Я был бы даже рад просто смотреть на её фотографию на стене. Так уж я к ней относился.

- Мики! Родной мой! Я так тебя люблю! Что б мне для тебя сделать? Ну хочешь, возьми все мои деньги, все до последнего доллара!

- Меня вполне устраивает все как есть, - с опаской ответил я. Раньше она никогда не предлагала мне деньги.

- Нет, Мики, ты не понимаешь. Я хочу сделать для тебя что-нибудь очень важное! Все что хочешь. Хочешь ребенка? Я рожу тебе малыша!

- Нет, не хочу, - и я поцеловал её в щеку.

- Но ты должен позволит мне что-то для тебя сделать. Я хочу быть с тобой такой же, каким ты был со мной.

- Ладно, Роуз, есть одна вещь... - Мои пальцы щекотали её ухо.

- Любимый! - Она стала покрывать мое лицо жаркими поцелуями.

- Скажи мне: от кого ты скрываешься?

Неприятное было ощущение - её тело вдруг подобралось, одеревенело, и она отпрянула от меня так, точно я был ядовитой змеей - и я сразу пожалел, что задал этот вопрос. Забившись в дальний угол кровати, она злобно прошипела:

- Дурак, какого черта ты все испортил?

- Я-то ничего не испортил. Но ведь ты мечтаешь, чтобы наш вымышленный мир стал реальностью. Послушай, Роуз, я хочу чтобы между нами все оставалось по-прежнему, но если ты хочешь, чтобы все это было не понарошку... давай-ка раскроем карты. Ты должна мне абсолютно доверять. Я должен знать, что ты наделала.

- Что я наделала... Несчастный идиот, с чего ты решил, будто я что-то наделала? Я ничего не сделала!

Она приготовилась выпрыгнуть из кровати, но я отшвырнул её обратно. Мы несколько секунд боролись, но тут я имел преимущество, и у неё не было ни единого шанса. Прижав её к кровати и упершись коленом ей в грудь, я сказал:

- Я хочу все знать не из любопытства - просто это поможет мне защитить тебя. Ты видная девочка. Тебя на этих островах все запомнят. Так что рано или поздно нам придется сниматься отсюда. В Порт-о-Пренсе я случайно встретил старинного приятеля, И ещё не раз кого-то встречу. Я должен четко знать, что мне можно про тебя рассказывать, или мне вообще следует всех избегать. И еще...

- Что ты ему про меня рассказал? - прошептала она со страхом.

- Лапшу на уши навесил. О Хэле можешь не беспокоиться...

- Да как ты можешь знать, о чем мне надо беспокоиться!

- Вот именно! Я должен все знать, для твоего же блага.

- Черт, да зачем тебе вообще было рассказывать ему про меня?

- Потому что я не смог от него скрыться, и он заметил меня на яхте. Такие яхты, как наша, за версту видно - я наговорил ему кучу вздора насчет того, что я служу капитаном на яхте одного богача. Неужели ты не понимаешь, если уж мне придется лгать - а я не прочь соврать ради нас с тобой - то я по меньшей мере должен ясно представлять себе, о чем я лгу! И ещё одна штука. Мне тут у Анселя на острове очень нравится. И тебе нравится - хотя бы иногда. Но если бы я все про тебя знал... тогда, может быть, мы смогли бы найти себе местечко и получше. Может быть, мы даже смогли бы пожить какое-то время в большом городе...

- Нет!

- Но почему ты все решаешь за нас двоих? Если полиция тебя повяжет, то ведь и меня вместе с тобой загребут!

- Я не совершила ничего противозаконного.

- Тогда чего же ты так боишься? Почему мы в бегах? Роуз, при том, как я отношусь к тебе, я бы ни за что не... испортил наших отношений. Но мне надо знать.

Роуз встала с кровати и прошлась по комнате. Потом подошла к кровати и уставилась на меня тяжелым взглядом - ну ни дать ни взять томная красотка с журнальной обложки. Она едва заметно дрожала.

Наступило тягостное молчание. Закрыв глаза, я сказал как ни в чем не бывало:

- Я все купил по списку. Вот отдохну немного и пойдем разгрузимся. Новые пластинки, которые ты просила, газеты, журналы. Я потратил 419 долларов 67 центов. Сдача у меня в бумажнике. Я тебе даже мороженого купил.

Она размахнулась, чтобы ударить меня по щеке, но я поймал её ладонь.

- Перестань вести себя так, точно ты мой наемный слуга! - крикнула Роуз.

Я притянул её к себе.

- А разве ты ко мне относишься не как к слуге?

Она снова заплакала, прижимаясь ко мне всем своим горячим мягким соблазнительным телом, обнимала и шептала мое имя.

- Мики, мне даже страшно говорить об этом!

- Милая, тут только мы с тобой - и больше никого. Давай поговорим и вместе все обмозгуем. Я должен все знать - если ты хочешь, чтобы между нами все было так, как ... ты сказала.

Роуз как-то вся обмякла, точно умерла. Потом я услышал, как она шумно набрала полные легкие воздуха, села рядом со мной и проговорила:

- Ладно, все равно рано или поздно пришлось бы тебе все рассказать. Ты прав: мне надо полностью доверять тебе. Дай мне, пожалуйста, сигарету и я тебе расскажу... все, от начала и до конца.

5.

- В Филадельфии я оказалась совсем на мели. Без гроша в кармане и двести долгу. Наконец я нашла себе работенку стриптизерши в одном ночном клубе. Тот ещё клубешник! Занюханная забегаловка на пять или семь столиков, вечно поддатый пианист - поддатый или накуренный, он витал в заоблачных высях ещё до запуска первого русского спутника! Готовилась я к выступлениям в комнатке менеджера. В конце первой недели он рассчитался со мной просроченным чеком, и мы заключили уговор: я стриптизую только по выходным, а по рабочим дням стою за стойкой. Оплата наликом каждый вечер. С учетом чаевых я зашибала приличную сумму - около стольника в неделю. Я решила отсидеть в этом баре пару-тройку месяцев, пока не разделаюсь с долгами. А в клубе дела пошли в гору. Те, кто видели мой стрип-номер, стали приводить друзей. Мужики торчали просто от того, что я подаю им спиртное. Ну сам знаешь, как оно бывает в таких заведениях: мужики глазеют на красивую бабу, перешептываются, глазами таки и сверлят...

Владелец бара просил меня надевать платье с глубоким вырезом и голыми плечами, чтобы клиенты могли заглядывать за вырез, когда я наклонялась над столиками и ставила выпивку. Но вот беда - бар находился прямо напротив входной двери, и недели не прошло как меня продуло на сквозняке. А пока я болела, моего хозяина лишили лицензии на кабаре. Словом, мне опять по новой пришлось искать себе работу. Да вот только я здорово сдала за время болезни, еле на ногах стояла, да ещё и переехала в клоповник. Меня пришел проведать Йозеф - ему одному, видать, было дело до моего здоровья. Он нанял врача и...

- А кто такой Джозеф?

- Не Джозеф, а Йозеф. Йозеф Фодор. Мужик один был такой, лет сорока пяти-пятидесяти...

- Почему был?

Роуз бросила на меня раздраженный взгляд.

- Был и все. Здоровый был мужик, как шкаф. Тихоня с огроменной башкой и седыми патлами торчком. Один глаз у него был какой-то странный - потом я узнала, что этот глаз ему выбили, и он вставил стекляшку. Это был иностранец, который каждый вечер заявлялся в наш бар, попивал винцо и разглядывал завсегдатаев. Он курил как паровоз - одну за одной, вставлял сигареты в золотой мундштук. Носил он европейский костюм, пальто на поясе и тяжелые башмаки. Он, когда приходил, только кивал мне и в конце оставлял доллар на чай. Потому-то я так и удивилась, когда он пришел меня навестить. Но он вообще частенько удивлял меня. Однажды он сел за пианино и стал играть - прямо концерт отгрохал. А когда кто-то из наших пьянчуг заказал ему джазуху, он отмочил такую пьеску - закачаешься! Но потом сколько бы его ни просили, он больше не играл - ни разу.

Он был обаятельный, вежливый - и с характером. Как-то один комик вылез на сцену и стал откалывать шуточки про иностранцев которые, мол, заграбастали все рабочие места. Сам знаешь, какой базар на эту тему может подняться в рюмочной. Началось-то со смешочков, а потом перешло в явные оскорбления, ну и Йозеф врезал ему так, что комик был в нокауте. Ну после такого-то станет кто-нибудь продолжать? А Йозеф не успокоился, схватил пустую бутылку с бара, разбил её и пырнул того парня осколком прямо в живот. Тут подваливает к Йозефу вышибала, а он бывший боксер, поздоровее тебя, да и повыше Йозефа на две головы. Дал он Йозефу в челюсть, а тот применил приемчик то ли дзюдо, то ли ещё чего, и отшвырнул вышибалу в другой конец зала. А после встал в центре - что-то бормочет себе под нос на своем языке, отбитое горлышко бутылки сжимает в кулаке и словно говорит: а ну, кто на меня! Тут легавый с "пушкой" появился. А Йозеф как ни в чем не бывало подошел к нему и стал тыкать в рожу своей бутылкой. А потом встал смирно и ждет с кривой улыбочкой на лице. Легавый орет ему: "руки вверх!" Йозеф не спеша поднял руки, даже отвесил легашу поклон, и дал себя обыскать. У него в кармане нашли пистолетик - маленький автоматический. Тут пришли ещё полицейские и его увели. А через час Йозеф уже сидел на своем обычном месте в баре и попивал винцо, точно ничего не случилось. Крутой был мужичок...

- Так этот Йозеф твой муж?

- Ну. Я же сказала - он был обаятельный мужчина. Представь: узнал, что я заболела и пришел проведать! И щедрый был - оплачивал мои счета. А когда я поправилась - к нему переехала, в дешевенький отель. А через неделю он просыпается утром и вдруг говорит, что уезжает в Чикаго. Не хочу ли я с ним? Я с трудом понимала его - он говорил с ужасным акцентом, но тут не раздумывая ответила: да! Выбора у меня не было. Потом он произнес целую речь о лицемерии моральных устоев в Америке. И под конец сказал, что если я хочу выйти за него замуж, он готов. А же говорю: странный был тип. Ну, а мне-то что терять - замуж так замуж. Хотя мне-то казалось, ему все по фигу и у него, наверное, жен этих было собак как нерезаных по всему миру.

В Чикаго мы поселились в меблирашках, и тут я узнала ещё про одно достоинство Йозефа - он был классный плотник. Он сделал нам миленький столовый гарнитур - прямо как из магазина. А когда мы сидели и слушали радио - телика у нас никогда не было - он мог взять в руки чурбак и за вечер вырезать из него цепь или фигурку...

- А чем он на жизнь зарабатывал? - вставил я.

Роуз пожала плечами.

- Он нигде не работал. Сидел дома и все почитывал иностранные газеты. Он читал на десяти языках, да вот с английским у него туго было. Меня он называл всякими ласковыми прозвищами - "милка", "liebling" (1). Уж не знаю, что это такое. Деньгами Йозеф не швырялся, но доллары у него водились. Никогда не видела, чтобы он ходил в банк или получал переводы. "Зелень" свою он носил в ремне. Не знаю, откуда он их брал.

- А ты не спрашивала?

- Спрашивала. Однажды, после нашей женитьбы, спросила. А он ответил на своем ломаном английском: "Милая парышня, я мноко-мноко рапотал ф сфой жизни. И тафно ушол на покой из этот пезумный мир!" Понятное дело, я интересовалась, чем он занимался и от чего ушел на покой. Так он знаешь что сделал - врезал мне пощечину. А когда меня мужик пальцем тронет - я зверею. Схватила я со стола ножницы - и на него! Он повалил меня на пол и вырвал ножницы. Помню, он стоял возле меня на коленях и улыбался такой странной улыбочкой - ну прямо как тогда в баре. А ножницы приставил мне к горлу. Я от страха язык проглотила. А он сказал: "Ты смелая, парышня. Не закричаль. Я ошень польно моку резать. Смотри, польше меня не зли! Я не злой тшеловек, если только меня не злить. Как и фсе ми". Больше я ему не задавала вопросов. А он меня больше не бил. И вот что самое поразительное: с тех пор он говорил со мной по-английски без акцента!

Роуз сделала паузу, встала и закурила. Я наблюдал за ней в сумерках.

- А почему ты с ним оставалась все это время?

- Я прекрасно понимала, что я для Йозефа - просто аппетитная девка при нем. Но куда бы я пошла? В стрптиз-бар, где мужики пялились бы на мое голое тело? Это что, лучше? А если Йозеф временами и вел себя как ненормальный, все равно жить с ним было куда легче, чем искать работу. Да он был хороший мужик. - Роуз повернулась ко мне. - Тебе это не шокирует?

- Нет. - И я подумал, не такая ли она "просто аппетитная девка", которую и мне приятно иметь при себе. И многие ли хмыри имели при себе такую аппетитную блондинку...

- Неправда, Мики, шокирует. У тебя это на лице написано. Но я даже рада, что шокирует, потому что с прежней жизнью покончено. Впереди годы и годы, которые я готова посвятить тебе!

- Ну ладно, шокирует, шокирует, - сказал я, потому что ей хотелось это услышать. - А теперь расскажи мне про Йозефа.

Роуз присела на край кровати. На фоне дверного проема четко вырисовался её темный силуэт с сигаретой в руке.

- Да нечего особенно рассказывать. Я плохо его знала. В кармане у него лежал пистолет, хотя он не был ни гангстер, ни уличный бандюга. Он много повидал на своем веку, через многое прошел... Все тело у него было в ужасных шрамах. На одном плече, помню, была татуировка - крошечная желто-голубая птичка. Симпатичная. Он рассказал мне, что сделал её в Индокитае. Чудная фигура у него была. Ноги и бедра так себе, но грудь и плечи - мощные, а ручищи побольше твоих. Спали мы в разных кроватях, потому что по ночам его часто мучили кошмары. Он шептал угрозы и проклятия, стонал, махал кулаками и просыпался в холодном поту. А проснувшись, мог заплакать, побежать проверить дверной замок, а иногда таблетки глотал. Я слушала, что он там бормотал, но ни слова не понимала - Йозеф бредил на каком-то иностранном языке. Он частенько повторял одно имя "Кислый-немец". Вилли Кислый. Я хорошо запомнила это имя, потому что когда он его выкрикивал, я почему-то думала о немецкой кислой капусте. И ещё он выкрикивал женское имя. Какое-то азиатское. Он обычно произносил её имя с придыханием - видно, та ещё была краля. Он говорил так: "Ми-Люси-аа!" Но я ни разу не спросила его об этих людях. Не хотела знать.

Роуз затушила сигарету в пепельнице и вытянулась на кровати подле меня. Она молчала несколько минут, и я уж подумал, что она задремала. Роуз вдруг произнесла:

- Хочу все начистоту. Йозеф мне не докучал. Я в основном была одна. Я готовила ему еду, спала с ним. И все. Все остальное время он читал свои газеты да посмеивался. Иногда он говорил вслух - но не по-английски. А однажды он прочитал что-то в газете и просто покатился со смеху. "Да они захомутали Листера, этого подонка! Ну теперь чертям в аду придется попотеть, поджаривая на сковородке его гнусную душонку!" Но в основном - я уже говорила - он возился со своими деревяшками. Вечерами он водил меня в кино, да только смеялся там, где не надо. Иногда мы ходили на концерты там тусовалась патлатая шантропа-джазушники. Если мне нужны были деньги или я скучала, он выдавал мне десятку-двадцатку или больше, если я просила, приговаривая: "Милая барышня, ты что-то не в себе. Пойди купи себе что-нибудь".

Мы частенько ходили по барам, но он ничего не пил кроме вина. Пьяным я его никогда не видела. Друзей у него не было - да и у меня тоже - но в барах он легко заговаривал с незнакомыми. Он любил поболтать о современной музыке. Однажды он разговорился с одним бывшим армейским офицером и они всю ночь проговорили. Кажется, по-французски. Обсуждали наверное, войну - все рисовали схемы на салфетке. Когда Йозеф был в настроении, он классно готовил. Особенно летом. Как же он любил солнце! Все лето мы торчали на пляже, даже палатку ставили на ночь. Плавать он не умел, рыбачить не любил, но обожал солнце. Летом его не мучили ночные кошмары. Вот тогда-то в нем и просыпался повар, и он такие пек печенья - пальчики оближешь!

В январе мы переехали в Нью-Йорк - сама не знаю, зачем. Похоже, ему просто не сиделось на месте и тянуло в большие города, где он мог покупать эти свои иностранные газеты. Мы сняли меблированную квартиру - он никогда не тратился на одежду или приличный отель. В Нью-Йорке у него возникла странная привычка: он стал бормотать себе под нос. Однажды он оторвался от своей газеты и пробурчал: "Да, милка, мир болен. Покоя нигде нет. Этот Сакьет меня очень печалит". Я брякнула: "Ну так попроси своего Сака-Ета оставить тебя в покое". Йозеф грустно посмотрел на меня и сказал, что я тоже больна. Тогда-то он и начал что-то писать каждую ночь, изучая карты в атласе мира. Мне он говорил, что пишет письма. Я уж подумала, что своей азиатской крале. Он мог просиживать за своими каракулями всю ночь, подолгу уставясь взглядом в стену, а потом писал-писал как заведенный. На меня он не обращал никакого внимания - сижу я в комнате или нет, ему было наплевать. Однажды я случайно встретила знакомого антрепренера - он предложил мне место певицы в баре на Манхаттене. Я согласилась - чтобы хоть чем-то заняться.

Йозеф не возражал. Он обычно заявлялся к мне в бар часа в два ночи, выпивал свое вино и забирал меня домой. Это было совсем захудалое местечко = даже без вывески и без афиш перед входом. Разрешения на работу в Нью-Йорке у меня не было, но хозяин бара смотрел на это сквозь пальцы. На сцене нас было двое: я пела, а один паренек играл на органе. Йозеф даже подкинул мне деньжат на пару концертных платьев. И никогда не требовал с меня заработанное. Так продолжалось несколько месяцев. Он все строчил свои письма или пропадал в библиотеке.

Наверное, это случилось в мае - помню, стало уже тепло. Прихожу и вижу: у нас лысый коротышка с мерзкой физиономией - правую ноздрю ему кто-то, видно, откусил и не вернул. Сидят они с Йозефом, чаевничают. Я сразу поняла: это и есть Вилли Кислый. И ещё я поняла: Йозеф был очень недоволен тем, что я пришла так рано. Кислый был форменный извращенец, он все поглядывал на меня да отпускал какие-то скабрезные шуточки. Хотя я не понимала их язык, мне не долго ломать голову не пришлось, что он там такое про меня говорил. Он быстро ушел. А Йозеф с того дня стал сам не свой. Он опять ходил с пистолетом, а в рукаве прятал страшный нож. Я не спрашивала, что случилось, но он сам мне сказал:

- Liebling, скоро у меня будет много денег. Мы уедем далеко-далеко. Тебе не о чем беспокоиться.

В тот день после моего ночного выступления я вернулась к себе. Йозеф уже сидел в моей гримерной - это был угол грязной кухни, отделенный от пьянчуги-повара занавеской. Йозеф был весел, но когда обнял меня, я почувствовала в рукаве нож. Он ушел на кухню и, пока я переодевалась, болтал о чем-то с поваром - кажется, по-итальянски. Домой мы поехали на такси - обычно мы шли пешком - и спросил, какие у меня планы на завтра. Я сказала, что хочу сделать укладку; - Роуз замолчала. - Я так подробно рассказываю потому, что все детали теперь очень важны.

- Давай-давай, - буркнул я, а сам думал, много ли в её рассказе правды.

- Йозеф спросил, когда я должна быть в салоне. Я назвала час. Понимаешь, даже тогда, похоже, ему хотелось быть уверенным, что я не буду ему мешать. А утром...

- Мешать в чем?

- Сейчас дойду и до этого. Слушай. На следующее утро он рано встал. Все было как обычно, да только я смотрю: он собрал свои плотницкие принадлежности. Он ими очень дорожил. Йозеф попросил меня в одиннадцать уйти из квартиры и дожидаться его в салоне. Сколько бы времени ни прошло, я должна была сидеть там и ждать. Вопросов я не задавала. Час походила по магазинам, перекусила. В салон я пришла в полдень и села читать журналы. В два я освободилась и села в зале. Мне стало скучно. Все журналы я прочитала. В полчетвертого я позвонила нашему домоуправу. У него на первом этаже было служебное помещение. Я попросила его проверить, дома ли Йозеф, а он в свою очередь спросил, где я нахожусь. Я сказала, не понимая всю странность его вопроса. Он попросил не вешать трубку, а сам пошел к нам наверх. Я так просидела с телефонной трубкой несколько минут и вдруг услышала на улице вой полицейской сирены. Машина притормозила прямо у салона. Вошли двое легавых - один из них направился ко мне. Меня отвезли в участок. Там я узнала, что Йозефа закололи ножом. Я...

- Убийство повесили на тебя? - перебил я Роуз. Мне всегда казалось, что она скрывается от полиции и что на ней висит убийство.

- Нет! Почему ты меня вечно в чем-то обвиняешь?

- Я просто подумал... Это вполне логично.

- Полиция точно знала время смерти Йозефа - в двадцать две минуты второго. Домоуправ видел, как около часа дня к нам в квартиру поднялся коротышка с изуродованным носом - он как раз драил дверь парадного. Потом в двадцать минут второго - домоуправ болтал с почтальоном - они услышали из нашей квартиры крики, а через две минуты Йозеф распахнул дверь и скатился с лестницы. Он истекал кровью и умер у них на руках. Через несколько секунд прибыла полиция, но убийца сбежал по пожарной лестнице. Естественно, перво-наперво, они взяли меня. Но я могла доказать, что между половиной первого и половиной четвертого находилась в салоне - меня там видели человек десять!

Я сел.

- Ну тогда ты чиста как стеклышко! От кого же ты удираешь?

- А я и говорила, что ничего такого не совершила, - холодно заметила Роуз. - Но все равно я в бегах. От законников. Законники хотят меня убить!

- Как это прикажешь понимать?

- А так и понимай. Уж не знаю почему, но они несколько раз пытались меня убить. Ребята с полицейскими жетонами.

- Но ты же сказала: они проверяли твое алиби и поняли, что ты не могла его убить?

- Да они охотятся за мной вовсе не из-за убийства Йозефа! Я сама не знаю, почему! Ты спросил, от кого я прячусь. Так дай закончить. Легавые меня не трогали - поначалу. Они не только знали, что у меня алиби, они знали, что убийца - мужчина, лысый коротышка с изуродованным носом. Домоуправ не видел, как он выходил из квартиры. Полицейские спрашивали меня о моих любовниках, думали, может, это убийство на почве ревности. Я рассказала им, как познакомилась с Йозефом, как мы поженились. Все рассказала. Это заняло два часа. И когда мне уже казалось, что они готовы от меня отстать, они начали о чем-то перешептываться, точно возникли какие-то новые факты. Меня оставили в крохотной каморке. Наедине со стулом. Потом пришли какие-то новые люди - помоложе и получше одетые, чем полицейские. Они сказали, что из Вашингтона. И...

- Из Вашингтона? Это были ФБР-овцы?

Роуз покачала головой.

- Не знаю. Знаю только, что из Вашингтона. Они ни слова не сказали про убийство, только спрашивали, где мы жили, с кем общался Йозеф, выясняли даже, в какие рестораны мы ходили и чем весь день занимались. Я им все рассказала - то же, что и тебе сейчас. Когда же я упомянула о его письмах, они заинтересовались и стали спрашивать, о чем были эти письма и где они хранятся. И были ли у него деньги. А я им прямо сказала, что я не знаю, что он читал, писал и говорил, потому как все это было на иностранном языке Я им даже старалась помочь, рассказала им про Кислого-немца, про азиатку, чье имя он выкрикивал во сне. А ребята все наседали на меня. Я перепугалась. У меня разболелась голова. Я поняла, что им кажется, будто я что-то от них утаиваю. Но ведь я им все. что знала, рассказала - или почти все.

- Что значит "почти"? - удивился я.

- Ну, я только об одном никому не рассказывала - о своей работе. У меня же не было разрешения, так что незачем было осложнять жизнь себе и хозяину бара. Моя работа не имела никакого отношения к убийству Йозефа - а попадись я в черный список, моя песенка была бы спета. Ребята из Вашингтона все выколачивали из меня имена, названия городов. Они просто отказывались верить, что я ничего не знаю. Меня повезли в квартиру. Там все было в крови. Все перевернуто. Кто-то явно что-то искал. Они и сами устроили обыск: перетряхивали вспоротые матрасы, подушки, обои от стен отодрали. Самое неприятное - мне так и не сказали, что же они ищут. Наконец меня повезли в Нижний Манхэттен - не в полицейское управление, а в какое-то огромное учреждение, где на дверях кабинетов не было табличек с фамилиями. А был уже вечер, и я проголодалась так, что меня тошнить стало. Да и разозлилась я не на шутку. Они по новой устроили мне допрос - откуда у него деньги, да кто его друзья. Я им говорю, мол, голодна, а они мне: сможешь поесть, когда все расскажешь. Они уже со мной не церемонились - грубили, обзывались. Называли дурой, шлюхой... Другие старались вести себя приветливо, предлагали сигаретку и печально говорили, что я вляпалась, советовали все рассказать начистоту. Я все рассказывала, что знала, да только их это мало интересовало. Я опять назвала все адреса в других городах, где мы жили, убеждала их, что у меня нет друзей и что я никого из знакомых Йозефа никогда не видела - за исключением этого самого Кислого.

Когда же я вспомнила, что Йозеф свои деньги носил в ремне и что банковского счета у него не было, они мне сообщили, что у убитого нашли всего сотню долларов. Наконец я рассвирепела и стала спрашивать у них, арестовали они меня или как... Потом я сказала, что воспользуюсь своим конституционным правом не давать показаний и требую вызвать моего адвоката. А минут через десять мне вдруг разрешили идти. Сказали как ни в чем не бывало, точно ничего не произошло. Но так все и началось.

- Что началось?

- За мной стали следить и несколько раз пытались убить. Как только я вышла из их здания - а это было почти у самого порта, первое что я сделала, пошла в бар выпить и перекусить. Сам знаешь, каково смазливой блондинке зайти одной в бар ночью - тут же на тебя вылупляются двадцать пар глаз, и вся эта пьянь думает, что не грех бы такую девицу окрутить. Потом я поймала такси и поехала к нам на квартиру собрать вещи. Там сидел какой-то хмырь, он предъявил какое-то удостоверение и сказал, что я не имею права ни до чего дотрагиваться. Высокий симпатичный парень с тонкими губами и премерзейшей харей. Мне даже показалось, что я мельком видела его в том учреждении. Он нагло заявил, чтобы я перестала ломать комедию, была умницей и стала с ним сотрудничать, иначе меня ждут крупные неприятности. Я спросила, что за неприятности и как мне надо с ним сотрудничать. Он обвел рукой разгромленную комнату и спросил, не здесь ли это спрятано. А когда я спросила, что это такое, он заорал на меня и выхватил "пушку". Он мог убить меня - он так и заявил, что застрелит меня, если я не "расколюсь". Мы были в квартире вдвоем и я страшно испугалась. И сказала, что это где-то в духовке. Парень помчался на кухню и пока он копался в духовке, я огрела его стулом по темени и бросилась вон. Было уже около полуночи, в кармане у меня - двадцать семь долларов. Я поехала на такси в центр, сняла номер в дешевом отеле. Портье, понятное дело, меня всю глазками-то обшарил. Сам понимаешь яркая блондинка без багажа снимает номер на одну ночь. Я завалилась спать, но всю ночь телефон в номере не переставая трезвонил. Словом, я не выспалась и на утро была на грани помешательства.

- А кто звонил?

- Когда я брала трубку, на том конце давали отбой. Наконец я просто сняла трубку и положила на столик. Но тут начали стучать в дверь, а когда я подходила и спрашивала, кто, ответа не было. Я от страха места себе не находила. И обратиться за помощью было не к кому. Не в полицию же. На рассвете я отправилась завтракать - и тут поняла, что за мной хвост. За мной повсюду следовали два обалдуя с сытыми рожами. Они и не скрывали, что следят за мной. За кофе я почитала утренние газеты. Я-то думала, что убийство Йозефа будет на первых полосах, но в газетах об этом не было ни слова. Когда я вернулась в отель, портье велел мне съехать к полудню, намекнув, что я проститутка и таким тут не место...

Я попыталась было поспать хоть пару часов, но не смогла: меня всю трясло. Я съехала в полдень, и за мной увязался толсторожий обалдуй. Я бродила по городу, ломая голову, куда бы приткнуться. Всю жизнь я колесила по стране и не смогла завести себе друзей. А они тогда были бы очень кстати. Вдруг меня схватил за руку какой-то смуглолицый хрен и что-то зашептал. Я не поняла. Сказала ему, чтобы он проваливал, а он дал мне пощечину и пустился бежать. Оба моих топтуна все видели, но и ухом не повели. Но сцена с пощечиной собрала небольшую толпу сочувствующих и к нам подошел полицейский. Он спросил, что случилось, и повел меня в участок. А через несколько минут в участке появился один из вашингтонских ребят, отвел в сторону дежурного офицера и стал ему что-то нашептывать. Дежурный вернулся и пригрозил, что если я появлюсь в этом участке ещё раз, меня арестуют за антиобщественное поведение. После этого вашингтонский ублюдок тихо поинтересовался, намерена ли я ещё фордыбачиться или стану паинькой. Мне хотелось завизжать от бессильной злости - ведь я им, идиотам, уже все рассказала. Но я молча выбежала на улицу. Я добрела до адвокатской конторы, вошла и стала рассказывать про свои напасти тамошнему адвокату - скользкого вида типу. Он счел меня чокнутой. К тому же во время нашей беседы у него зазвонил телефон и после краткого разговора он попросил меня убраться.

Я была вся на нервах. Несколько раз я пыталась отделаться от своих топтунов. Да ведь как от них скроешься - я заметная в толпе. Как-то я переходила улицу и меня чуть не сбила машина - она нарочно рванула прямо на меня, я с трудом отскочила обратно на тротуар. Это была полицейская машина - то ли "форд", то ли "шевроле" без опознавательных знаков. В машине сидели двое - вылитые сыскари. Я пошла дальше. Тут какой-то здоровенный мужик чуть не сшиб меня с ног. И ни слова не говоря, прошел мимо. Я уже просто голову потеряла от страха. Зашла в кафе поесть, да кусок в горло не лез. Мне ужасно хотелось спать. Я попыталась снять номер в нескольких отелях. Но видок у меня уже был всклоченный - и мне отказали. Да и деньги мои таяли. Я ещё и десятку просадила на такси - пыталась отделаться от "хвоста". Потом я купила себе белье и переоделась в туалете какого-то бара. Хозяин моего бара остался мне должен недельное жалованье, но я не хотела заявляться к нему, не избавившись от этих обалдуев. Какой-то парень, притворившись пьяным, предложил мне сходить с ним в отель. Увязался за мной. Потом он совсем распоясался, ткнул меня в спину. А я врезала ему ногой туда, где мужику больнее всего, и пустилась наутек. У меня оставалось лишь одно средство. Я знала, что располагаю одним... оружием, против которого они бессильны.

- И что же это за оружие? - спросил я как последний дурак.

- Ну же, милый, не будь таким глупым! Да, а потом я вспомнила, что читала в каком-то детективе о том, как некий злоумышленник избавился от погони, сев в головной вагон подземки. На каждой станции он выходил и смотрел вдоль поезда - не вышел ли кто еще. И если платформа была пустая, он выпрыгивал как раз перед тем, как двери закрывались. Я попыталась проделать тот же трюк. И мне повезло. У меня в сумочке лежал жетон, и вот пока оба обалдуя спускались по лестнице, я успела вскочить в отходящий поезд. Мы уже отправились, и я видела, как они перепрыгнули через турникет, сунули контролеру свои удостоверения. Я сошла на следующей остановке и спряталась в женском сортире. Никто не видел, как я вышла из вагона...

- Но какое это имеет отношение к твоему секретному оружию?

Тут Роуз просто рассвирепела.

- Слушай, парень, если ты хочешь все узнать, имей терпение дослушать до конца! Я вышла на улицу и постояла на углу. И тотчас у тротуара притормозила тачка. За рулем сидел юнец - ему и двадцати не исполнилось. Мне повезло: у него была квартира в Бронксе. Я прожила у него два дня. Собралась с силами, выспалась. Он, верно, считал, что попал в рай: я не требовала денег. Он уходил только купить свежие газеты и что-нибудь поесть. О Йозефе не было ни слова. Пока этот сопляк мылся в ванной, я дала деру и истратила последний доллар на такси. Добралась до своего бара. Вошла туда, трясясь от страха.

Хозяин не слишком разорялся. Просто поинтересовался, куда это я пропала и посетовал, что уж позвонить-то предупредить я могла. Я наплела ему, что заболела и что мне надо уезжать. Он выдал мне мои тридцать пять. Причем он же сам про них и напомнил. Я спустилась в кухню забрать свой чемодан - в нем я хранила косметику, халат, чулки и старенькое платьишко. Но что-то он больно был тяжелый. Открываю я его - и вижу кучу денег! Я не знала, что мне с ними делать.

- Так ты впервые узнала об этих деньгах?

- Ну да. Я выудила пятерочку и на такси рванула к моему сопляку, наплела ему какую-то чепуху, что мне надо было забрать свои вещи. Я попросила его на другой день отвезти меня в Бостон. Бедняжка, он наверное, потерял работу - ведь из-за меня он два дня не вылезал из дому. Ну, зато он сполна получил что хотел. Мы переночевали в каком-то клоповнике, а наутро я с ним попрощалась и улетела в Майами. Там я поселилась в дешевой общаге, покрасила волосы, купила себе новую одежду. И каждое утро прочитывала все нью-йоркские газеты. Об убийстве Йозефа - ни словечка! Там я провела неделю. Деньги были при мне - теперь я поняла, что ищут легавые. Но идти с деньгами в полицию я боялась. Они бы решили, что я им врала и про эти деньги знала - ведь ни словечком не обмолвилась о своей работе в баре. Я решила залечь на дно и потом слинять в Мексику. А через неделю я вдруг увидела машину перед светофором. За рулем сидел тот мерзкий хмырь с отъеденным носом - Кислый. Я не поняла, видел он меня или нет. Но перетрусила я знатно.

На автобусе я рванула в Ки-Уэст и снова перекрасила волосы. У меня возник отчаянный план. Я купила катерок и навесной мотор. Я решила назвать продавцу свое настоящее имя и нью-йоркский адрес Йозефа. Ему сказала, что еду порыбачить. Он стал со мной заигрывать, попросил не уплывать слишком далеко в открытый океан. Я попросила его написать на корме название "РОУЗ-МАРИ", там ещё была привинчена металлическая пластинка с адресом его конторы. Я закинула свой чемодан, запас еды и питьевой воды и взяла у него консультацию насчет рыбалки. Выйдя в море, я причалила к крохотному островку, перевернула катер и его унесло отливом. Я надеялась, что через несколько дней катер найдут и все решат, что я утонула. А меня тем временем подберет на этом островке какая-нибудь яхта или рыбачья лодка и...

- И ты уговоришь своего спасителя отвезти тебя на Кубу, - закончил я за нее.

Она кивнула.

- Ну вот она, вся правда, какую ты хотел услышать, Мики. - Она стала щекотать пальцами мой правый бицепс - её было любимым занятием. - Я тебе никогда не лгала. С самого первого дня нашего знакомства я выложила перед тобой все карты. Я решила, что брошу тебя, если ты начнешь проявлять чрезмерное любопытство - но ты не стал. До сего дня. Честно, я и не думала, что у нас все так здорово сложится, что я так... западу на тебя. Но я даже этому рада!

Роуз крепко поцеловала меня в губы, и мне стоило немалого труда вернуть свои завихрившиеся мысли в нормальное русло. Прижимая её к себе, я спросил:

- Ты считаешь, Йозеф был международным мошенником и полиция охотилась за ним?

- Уж не знаю, кем он был, но уверена, что полиция охотилась не за ним. Он не боялся полиции.

- И тебе никогда не предъявляли обвинение в его убийстве?

Роуз вскочила.

- Ну сколько раз я должна повторять - нет! Слушай, смени пластинку, а! Ты действуешь мне на нервы!

- Милая, когда я тебя подобрал - или, вернее казать, ты меня подобрала, я почти не сомневался, что ты скрываешься от полиции, но мне было на это наплевать. Сейчас я просто пытаюсь угадать ход рассуждений полицейских. Нам надо это обсудить, так что успокойся.

- Ладно, извини, я не хотела. Полицейские и вашингтонские ребята старались вызнать только одно - где деньги и письма. Я и не знала, что он тайком подбросил их в мой чемодан вечером накануне всех событий. Говорю тебе: я зашла в свой бар по чистой случайности.

- Значит, эти письма лежат в чемодане вместе с деньгами?

- Видимо, так. Но я не смогла их прочитать... А как ты догадался?

- Перестань, Роуз! Ты что, забыла про шторм, который измочалил старушку "Морскую принцессу"?

- Но это было почти год назад! И все это время ты мог... смыться с этими деньгами! Ты же понимал, что я не побегу жаловаться в полицию!

- А я не хотел.

Она издала истерический смешок и порывисто меня поцеловала.

- Ну точно, ты просто создан для меня! Это и доказывает, что наша любовь настоящая! - Она чмокнула меня и соскользнула с кровати. - Есть хочешь? Приготовить что-нибудь?

- Нет, но поспать я не прочь. Скажи мне последнюю вещь: федералам очень не хотелось, чтобы ты обращалась к адвокату. Тебя сразу отпустили, стоило тебе заикнуться об адвокате. Но у тебя не было личного адвоката, почему же ты ни к кому не обратилась за помощью?

- Я же рассказывала: первый же адвокат, к которому я пришла, меня вышвырнул.

- Но ведь есть другие!

- У меня же не было ни гроша, а адвокатам подавай бабки, особенно если речь идет о тяжбе с правительством. А потом, когда у меня деньги появились, я была так напугана и - пустилась в бега! А теперь спи. Я схожу поплаваю и почитаю газеты.

Я смотрел, как она надевает красный купальник и тапочки. Роуз послала мне воздушный поцелуй и побежала к пляжу. Я лежал на горячей кровати, раскинув руки, и пытался думать. Может быть, Роуз все-таки меня дурит? Похоже на то. Хотя её слова о том, как она меня любит, скучает и прочее, было похоже на правду. Роуз говорила об этом и до того, как я стал расспрашивать о её прошлом. Беда только, что вся её исповедь казалась бредом собачьим. Впрочем, я сомневался, что она способна выдумать такую чушь. Да к тому же она могла бы мне ни слова не говорить и оставить все так, как было до сих пор.

Я пошел в сортир и через окошко увидел Роуз загорающую на палубе "Морской принцессы" с газетой в руках. Я подвинул кровать и поднял сломанную планку пола. Она держала деньги в несгораемом металлическом сейфе в подполе. Комбинацию цифр я, конечно, знал. Вытащив из сейфа письма, я стал рассматривать листочки. Аккуратный почерк, стремительно выписанные буквы. Старик Йозеф и впрямь имел твердую руку. Я не мог разобрать ни слова - рукопись казалась смесью немецкого и ещё какого-то языка. Наверное, стоило показать страничку Анселю - он читал на нескольких языках и смог бы разобрать хоть что-то. Но это было рискованно. Я пролистал несколько страниц - ни диаграмм, ни цифр. Я даже подумал, уж не описание ли это какого-то открытия, какой-нибудь новой атомной бомбы или чего-то в том же духе. Я завернул бумаги в клеенку и убрал сейф на место.

Закурив сигару, я улегся в кровать. Каким бы невероятным ни казался мне её рассказ, эти письма все-таки придавали ему достоверность. Так что ничего не оставалось, как поверить Роуз на слово.

Некоторое время я сосредоточенно курил сигару, стараясь привести в порядок свои так называемые мысли. "Попробуй подойти к её рассказу с другой стороны", посоветовал я себе. "Возможно, она и в самом деле была увлечена этим Йозефом, а после его гибели психанула, вообразила, что за ней все охотятся все кому не лень. Даже если бы он был ей совершенно безразличен, она все равно могла психануть, поняв, что лафа в её жизни кончилась. Но чем же все-таки промышлял этот Йозеф? Чем-то он все же занимался - не только ведь каждый божий день читал эти иностранные газеты! И откуда эти деньги? Может, он гробанул банк? Но почему же в новостях не сообщили о его убийстве? Впрочем, легавые всегда себе на уме. Может, Йозеф с Кислым гробанули банк и полиция теперь боится, как бы Кислый теперь вообще не слинял, прочитав об убийстве в газетах...

Так, ну-ка давай перейдем к Роуз. У них на неё ничего нет - иначе бы они и её не отпустили. Это как пить дать. Она напугана до смерти, без гроша в кармане - и вдруг обнаруживает у себя в чемодане кучу денег, что ей подбросил Йозеф. У неё в голове возникает одна мысль - бежать! Теперь предположим, что легавые её возьмут - если, конечно, они и впрямь за ней охотятся. В чем её можно обвинить? Деньги принадлежали её мужу, значит, по закону они сейчас принадлежат ей. А если они краденые, то ведь Роуз об этом и не догадывалась. Ей, во всяком случае, об этом не доложили. Худшее, что могло нас ожидать, - это если ей придется вернуть оставшиеся деньги. Но это вряд ли. Прошло уже больше года, и она теперь Роуз Уэйлен. Бороздит на яхте моря Атлантики. Да и если учесть, какой она проделала трюк на островах очень, надо заметить, остроумный - то сейчас, по прошествии нескольких месяцев, можно предположить, что её дело закрыто. Мы в безопасности. Вот то самое главное - нам ничего не грозит!

Я затушил сигару, встал и встряхнул простыню, чтобы немного её охладить. Потом прыгнул обратно в кровать и уснул сном праведника.

Проснулся я к вечеру и так здорово себя чувствовал, что даже решил побриться. Потом поплыл к яхте, с удовольствием слизывая соленые капли воды с губ. Ансель сидел рядом с Роуз - оба читали купленные мной журналы и газеты. Животик Анселя тяжело вывалился из штанов цвета его кожи.

Роуз выглядела сногсшибательно: крепкое тело расслаблено, ветер треплет белокурые локоны. У неё была привычка читать, шевеля губами.

Я спустился в каюту за сэндвичами и холодным пивом. Но мне ещё кое-чего хотелось. Мне хотелось знать, правду ли рассказала мне Роуз. Ведь, вполне возможно, мне суждено прожить с ней остаток дней. Если только она меня не бросит. Но если она решила остаться, что ж, замечательно, тогда мне тем более надо знать правду. Разумеется, я понимал, что обманываю себя. Все дело в том, что мне ужасно хотелось оказаться в Нью-Йорке вместе с Роуз. Мда, непросто мне придется уговорить её - раз она так боится. Но все же ответ был и так ясен: я сумею настоять на своем. Если Роуз мне наврала, она просто откажется ехать - и все. Но если она рассказала мне правду, я смогу убедить её в том, что ей нечего бояться...

Я поднялся на палубу. Роуз оторвала глаза от модного журнала и улыбнулась. Ансель вскрыл последний кокос из тех, что я приобрел на Гаити. И по своему обыкновению завел занудную лекцию о том, сколь несправедливо относятся люди к кокосовому ореху. Хлеб, видите ли, называют основой жизни, а вот кокос не только служит пищей доброй половине человечества, но и обеспечивает одеждой, посудой, маслом, является строительным материалом и проч.

Ансель разорялся, но я не слушал. Я занимался своим любимым занятием изучал Роуз. Не глядя на неё в упор, а следя за её отражением в воде. Стайки крошечных, точно хромированных, рыбок шныряли у поверхности, превращая водную гладь в разбитое зеркало. Роуз пребывала в отличном расположении духа и комментировала новые фильмы, которые должны были попасть в местные кинотеатры лет эдак через десять. Еще её забавляли новинки моды.

Меня тревожила одна мысль: попроси я её сейчас отправиться со мной в Нью-Йорк, она бы догадалась, что я ей не верю. Это бы её разозлило и она бы могла просто уйти! А этого мне совсем не хотелось. Я мог бы придумать повод для возвращения в Штаты - например, мотивировав это необходимостью починить мотор. А если бы я был поумнее - чего нет, того нет, увы - то сумел бы обтяпать все таким образом, что она бы сама мне предложила поехать в Нью-Йорк.

Я смотрел на воду и любовался ею. Вдруг небо потемнело. Ветер стих. Я повернулся на спину и устремил взор в нависшие тучи. Ансель объявил, что к утру будет дождь. На что Роуз предложила поскорее перенести все вещи с яхты в хижину. Пока она копалась в каюте, Ансель помог мне загрузить шлюпку и перенес мои гостинцы в свою развалюху. Отчаливая, он поинтересовался, не хочу ли я перед ужином поохотиться на нутрий. Они, мол уже появились в окрестных болотах. Нутрии здесь встречаются размером со среднюю собаку, хотя это водяные крысы коричневой масти с белыми пятнами. У них очень нежное мясо и я обожаю его жарить. Но Роуз никогда их не ест, потому что для неё они простые крысы.

Я сказался усталым. Островитян хлебом не корми - дай только поохотиться на нутрий, и если кто-то увидит хоть одну, то на тропу войны выходит вся деревня. В суматохе можно даже получить пулю в спину. Было бы обидно оказаться подстреленным и лишить себя возможности сгонять в Нью-Йорк...

Ансель уплыл, и Роуз стала перевозить вещи на берег. Я отдраил палубу, вымыл каюту - и "Морская принцесса" стала как новенькая. Смазав мотор и убрав паруса, я присоединился к Роуз.

Когда мы перенесли свои пожитки в хижину, уже смеркалось и в воздухе висело плотное душное марево. Мы обливались потом и едва успели подойти к воде, чтобы смыть с тел липкую пленку, как хлынул ливень. Мы разделись догола и встали под небесный душ.

Я думал, что дождь зарядит надолго, но на следующее утро, а точнее к полудню, когда мы проснулись, уже вовсю светило солнце. Правда, утром следующего дня дождь опять лил как из ведра. И не переставал потом пять дней кряду. Мне непогода не мешала: в дождь у меня крепкий сон. Роуз скучала и пыталась слушать пластинки на стареньком стереопроигрывателе. Но бедняга совсем не фурычил: видно, все островитяне как сговорившись включили все свои электроприборы, и напряжение сильно упало.

На второй день электричества опять не хватало, и мы даже не могли читать при тусклом свете. Да тут ещё откуда ни возьмись повылезали мошки да жучки, которые в дождливую погоду прекрасно себя чувствуют - они нам страшно докучали. Я видел, что на Роуз постепенно находит уныние.

Я всегда мог вывести её из этого состояния, но теперь не хотел даже и пытаться. У меня был тайный план, и дождь стал моим верным сообщником. Я мечтал, чтобы ливень не утихал ещё месяц!

И вместо того, чтобы как-то её утешить, я напротив орал на нее, в общем-то вел себя как последний гад. Я ждал, когда же с ней случится истерика с рыданиями - тогда уж точно будет ясно, что она совсем плоха... На четвертое или пятое утро она надулась, и мы не разговаривали весь день. Я решил, что удобный момент настал, однако Роуз, похоже, держалась. Последней каплей, переполнившей чашу её терпения, было вот что. Как-то к нам в хижину заглянула миссис Ансель, и Роуз шепнула мне, что ни под каким видом не сядет играть с ней в карты. Но миссис Ансель пришла к нам за ватой. У неё заболел скарлатиной малыш. Роуз посоветовала немедленно отвезти малыша к врачу в Джорджтаун, но миссис Ансель подняла её на смех: она намеревалась обтереть ребенка ватой, смоченной ромом, и сбить температуру. Держалась она невозмутимо и все повторяла, что природа должна взять свое и чем скорее малыш переболеет, тем же для него лучше.

Мы пошли с ней, Роуз помогла ей обтереть мальчика, у которого температура подскочила почти до сорока и чувствовал он себя очень плохо. Я выкурил с Анселем по сигаре и предложил съездить за доктором. На что он сказал, что все это пустяки - сыпь уже выступила и через недельку малыш оклемается. Я слышал, как Роуз спорит с миссис Ансель - их голоса звучали все громче и громче. Когда Роуз завизжала, что миссис Ансель ни черта не понимает, Ансель подмигнул мне и выбежал из бунгало. Я вышел через несколько минут.

Роуз сидела на пороге нашей хижины - грязная, промокшая - и громко рыдала. Я привел её в дом, раздел, обтер простыней и включил газовый нагреватель воды на полную мощь. Роуз осушила стаканчик виски и при тусклом мерцании газовой горелки я стал зачитывать ей газетные объявления о ночных клубах Нью-Йорка, осведомляясь с невинным видом, не выступала ли она в том или другом заведении, да как там внутри, да как там с выпивкой и едой и все в таком духе. Я прочитал все объявления на полосе, но это не возымело никакого эффекта. Вдруг она закатила истерику и яростно разодрала газету в клочки.

Наступил подходящий момент дернуть за веревочку. Я попытался её успокоить, но она послала меня подальше. Тогда я небрежно бросил::

- Милая, а может, нам уехать отсюда? Ну хоть на несколько недель. Сменить обстановку.

Проведя ладонью по мокрому лицу, Роуз всхлипнула:

- Да какая разница где торчать. Все равно на этих чертовых островах дождь льет и льет!

- Да нет, я не предлагаю съездить на другой остров! Надо совсем сменить обстановку. Может, отправимся на север? Махнем в Джексонвилль, или в Чарльстон, или в Атлантик-Сити, а то и в Нью-Йорк?

- С ума сошел? Я же не могу там показаться!

- Послушай, мы проведем в каждом городе не больше нескольких дней. Обновим свой гардероб, поживем в хороших отелях, сходим в кино, в кабаре...

- Ты хочешь, чтобы меня прикончили? - холодно спросила она, сразу забыв про слезы. - Я же говорила тебе...

- Роуз, милая, да нам не о чем беспокоиться, если все, что ты мне рассказала, - правда!

- Если? - заорала она и, схватив кухонный тесак, вонзила его в стол. Слава богу, что не в меня.

- Полегче, Роуз. Ведь если бы я тебе не верил, я бы не предложил туда съездить. Жизнь на островах - чудесная штука, но иногда надо встряхнуться. Здешняя скучища надоедает. Это Анселю хорошо - он тут родился и вырос. Нам тоже неплохо - вот только последние дни нас доконали. Если бы мы вырывались на пару-тройку недель в большой город и... удовлетворяли свою страсть к развлечениям, мы сумели бы прожить тут до конца своих дней. Но в противном случае - мы же тут просто свихнемся!

- Я не свихнусь.

- Да? Ты посмотри на себя - ты стала такая издерганная, просто на грани буйного помешательства. Да и у меня нервишки ни к черту. А дождь ещё продлится не меньше недели, а то и две. - Я говорил ровно и ласково, как хороший коммивояжер.

- Ты только не волнуйся. На меня просто что-то нашло. Теперь все в порядке.

- Но я бы хотел сменить обстановку.

- Ты только что ездил в Порт-о-Пренс. Если хочешь снова отправиться в путешествие - скатертью дорожка. Но только один!

- Милая, в Порт-о-Пренсе я толкался на улицах, обедал в ресторанах, разок сходил в кино. Но меня постоянно преследовало какое-то беспокойное чувство. Без тебя мне везде тошно. Понятно? Таймс-сквер без тебя будет мне не в радость!

Она долго смотрела на меня изучающим взглядом - её лицо постепенно утрачивало выражение суровой непреклонности. Я вдруг подумал, что мой план провалился. Но не стал об этом жалеть - в конце концов, за одну улыбку Роуз можно было пожертвовать всем чем угодно. Она подошла, взгромоздилась мне на колени, поцеловала и промурлыкала:

- Мне таких слов ещё никто не говорил, Мики,,,

Я обнял её и стал размышлять, чего ради мучаю себя. И все же из-под этих самодовольных чувств наружу карабкалось необоримое желание узнать, врала ли она мне.

- Я тут думал о твоей истории. О Йозефе...

- Неужели надо опять про это?

- Надо! Так вот, я думал-думал и вот что я тебе скажу обо всем об этом. Милая, по-моему, ты напрасно себя запугиваешь. Ты испугалась собственной тени. Ну, скажем...

- Тени? Да меня же хотели убить!

Я поцеловал её в щеку.

- Роуз, успокойся. Я же не хочу тебя испугать. В этой хижине кроме нас никого нет. Чего ты боишься? Я просто хочу поделиться с тобой своими соображениями, а ты мне скажешь, прав я или нет. Ладно?

Ее пальцы опять побежали по моему плечу.

- Ну, я тебя в это втравила, так что ты имеешь полное право задавать вопросы.

- Зачем ты о "правах". Мы же не в суде. Я только хочу, чтобы нам обоим было хорошо. А теперь вернемся к твоему рассказу. И давай сразу договоримся: ты была расстроена, испугана, взвинчена - что естественно. Йозеф был твоим мужем и...

- Но я его не любила!

- Дорогая, представь: мы узнаем, что Ансель убит, разве ты не расстроишься - хотя бы чуть-чуть?

- Ладно, допустим, я была расстроена. Но то ты хочешь этим доказать?

- Ах Роуз, да перестань ты корчить из себя адвоката! На улице дождь нам все равно нечего делать. Мы просто убиваем время за приятной беседой. Итак, когда тебе впервые в голову пришла мысль, что тебя хотят... убить? Когда тот парень наставил на тебя "пушку" в пустой квартире? Но это же старый трюк легавых - напустить на свидетеля страху! Однажды, помню, в детстве, полицейские пытались отвадить нас от купания у причалов нагишом. Подошли двое к доку, сделали нам предупреждение. А один из них все поигрывал своей дубинкой. Для пущего эффекта. Ну, не стали бы они и впрямь дубасить десятилетних мальцов!

- Мики, ты что, хочешь сказать, что я чокнутая?

- Нет, конечно. Знаешь, когда тот легаш поиграл у нас перед носом своей дубинкой, мы знаешь как сдрейфили! Еще ты говорила, что на улице за тобой был хвост, что тебе кто-то досаждал в отеле. Я верю, что все так и было, но может быть, это тоже была такая игра - просто они хотели тебя припугнуть. Какой-то прохожий толкает тебя на улице, кто-то ещё делает тебе на ухо непристойное предложение, а твои "топтуны" при этом и ухом не ведут. Но подумай вот о чем: если они тебя и впрямь "вели", может, им дали указание ни во что не вмешиваться. Да к тому же какой же уличный шутник не приколется к такой видной девице, как ты? Потом ты сказала, что тебя пытались сбить на машине двое, похожие на полицейских. Может и так, а может, в машине сидели просто два алкаша. Ну и наконец, ты уверяла меня, что видела в Майами Кислого. Может, это был он, но может, просто турист, каких там тысячи. Мало ли в Америке мужиков с деформированными носами! А теперь давай ещё вот что учтем. Полиции нужна не ты, а деньги. Но они ведь не знают наверняка, есть у тебя деньги или нет. Если да, то самое большое, что они могут сделать - это потребовать их назад. Ты взяла деньги, которые оставил в твоем чемодане муж - это что, преступление?

- Во время шторма ты рисковал жизнью, спасая мои деньги. Помнишь, что ты мне тогда сказал?

- Да, и сейчас скажу: быть при бабках - это большое удобство в жизни! Но сейчас я хочу сказать другое: ты чистенькая - с какой стороны ни посмотри. И еще, прошло уже два года, и если твой трюк с перевернувшимся катером сработал, полиция о тебе уже и думать забыла.

- Ну, и к чему эта лекция, Мики?

- К тому, что тебе нет смысла прятаться, нам нет смысла торчать на этом дурацком острове до конца своих дней.

- Значит, ты не поверил тому, что я тебе рассказала третьего дня?

- Главное, что ты сама в это поверила. Ты просто все преувеличила, накрутила себя и стал жертвой собственного вымысла. Очнись, милая! Мы в безопасности! Ты была настолько не в себе, что штраф за неправильную парковку или ошибочный телефонный звонок мог бы тебя...

- Мики, я молю Бога, чтобы ты не испытал в жизни такого страха! - Роуз встала и прошлась по комнате. - Ты на самом деле хочешь сказать, что не веришь мне. Не доверяешь.

- Милая, я же не лез к тебе в душу с расспросами, когда думал, что у тебя нелады с законом. И запомни, если ты вляпалась во что-то нехорошее, то ведь и я с тобой тоже - но я бы не заставлял тебя рисковать головой за здорово живешь. Роуз, взгляни на все трезво. Вот ты только что вспылила и тут же подумала, что я гад ползучий, что ничего у нас не получится и нам надо расстаться. В минуту гнева или страха реальные пропорции вещей искажаются. Я уверен, что нам нечего бояться и не стоит заточать себя на этом острове. Если бы это было необходимо, что ж, пришлось бы смириться. Но в этом нет никакой необходимости.

- Ну почему ты так считаешь? Неужели только мой труп убедит тебя в твоей неправоте?

Я подошел к ней и обнял.

- Неужели ты думаешь, что я способен подвергнуть хоть малейшему риску твою жизнь? Разве я дал тебе повод так думать? Или ты полагаешь, что я могу тебя сдать полиции? - Я набрал полную грудь воздуха и выложил главный козырь. - Кроме всего прочего, мне нужно перебрать двигатель и заменить охладительную систему. Этот радиатор уже ни к черту не годен. Причем ни в Джорджтауне, ни в Кингстоне механики мне не помогут. Ехать надо в Штаты. Вот что я тебе предлагаю. Мы пробудем в Штатах месяц-два, а потом вернемся. Я не предлагаю тебе отправиться в Гавану или в Кингстон - потому что два рослых американца там бросались бы в глаза. А в Чарльстоне или Саванне - ну кто заинтересуется какой-то приблудной яхточкой? - Роуз шевельнулась в моих объятьях. - А если ты только почувствуешь хотя бы наималейший намек на опасность, мы снимемся с якоря...

Роуз пошла к холодильнику, который был еле жив из-за перепадов напряжения, и достала коробочку плавленого сыра. Она выковыряла пальцем кусочек и стала медленно жевать. Потом отерла губы тыльной стороной ладони и решительно тряхнула головой.

- Нет, ты все-таки прав, Мики. Еще два дня этого дождя - и я слечу с катушек. Нечего меня дурить - тебе не нужен новый радиатор. Мы уедем. Уедем к черт отсюда. Но видит Бог, как же я боюсь!

6.

Когда мы бросили якорь в Джексонвиле, Флорида, прошло уже почти два месяца с той жаркой дискуссии в нашей хижине на островке Анселя. Мы оба согласились предпринять кое-какие меры предосторожности. Мы регистрировались в отелях как мистер и миссис Мики Андерсон из Тампы, я заказал визитные карточки оптового торговца креветками и запасся целым ворохом дополнительных "удостоверений" - фальшивой членской карточкой клуба "Львов" и фальшивым же удостоверением члена книжного клуба. Роуз коротко постриглась и выкрасила волосы в черный цвет, надела очки с простыми стеклами и щеголяла в простецком, почти неряшливом платьишке. Мы записали в столбик три имени, которые Йозеф шептал во сне: Уильям Кислый, Ми-Люси-а и Гутсрэт, что было похоже на английское "гуд рэт" - "хорошая крыса". Причаливая в очередном порту, мы первым делом бежали к телефонной будке и искали в справочнике этих незнакомцев. Мы решили не выделяться из толпы, не сорить деньгами и чемодан с "зеленью" держать взаперти на "Морской принцессе". Роуз наотрез отказалась от захода в Майами, хотя согласилась с моим планом продефилировать вдоль восточного побережья, а потом вернуться обратно на наш остров. Анселю мы сказали, что едем показаться по Мексиканскому заливу и вернемся через несколько месяцев.

Путешествие было не из приятных. Едва завидев судно с американским флагом, Роуз так мандражировала, что я готов был прыгнуть за борт. Но на мои предложения вернуться она отвечала, что раз кости уже брошены, ей хочется увидеть, что из этого всего выйдет. В первый наш вечер в Джексонвиле мы наскоро перекусили в портовом ресторанчике, полистали телефонную книгу и проспали часов пятнадцать на яхте. Роуз вовсю миловалась со мной, пытаясь удержать в койке, но все же ближе к вечеру следующего дня мы отправились на берег. Заменить радиатор оказалось делом пятнадцати минут. После чего мы накупили какой-никакой одежонки и сняли номер в приличном отеле. Впервые за последние несколько лет я надел костюм и галстук.

Весь вечер мы просидели в номере, Роуз - в обнимку с бутылкой. Но алкоголь никак не помогал ей заглушить нервозность. На следующий день мы сходили в кино, посмотрели телик в баре и, вернувшись в отель, завалились спать. Я проснулся первый и, лежа в горячей ванне, окончательно решил, что все россказни Роуз - сущая чепуха. И не стоило ей из-за своих фантазий так себя терзать.

К моему удивлению, Роуз была очень спокойна. Когда же я заикнулся было о возвращении на Каймановы острова, она возразила, что надо бы ещё побыть в городе, чтобы сполна насладиться нашим "отпуском". После того, как мы облазили весь Джексонвиль, настроение у Роуз заметно поднялось, и она как-то даже пошутила, что купленный мною костюм смахивает на выходную униформу гробовщика. Мы пошли в ближайший универмаг и купили мне недорогой блейзер и слаксы. А она купила платье мешком, в котором выглядела потрясающе.

Через два дня мы отплыли в Чарльстон, а оттуда в Уилмингтон. В каждом городе мы "гуляли" напропалую - особенно мы оторвались в Чарльстоне, где отдали должное местной ночной жизни и досыта насмотрелись фильмов. Роуз была весела как никогда. И однажды в постели она вдруг сказала, что скорее всего я прав и все её страхи - плод её больного воображения. Мы, конечно, все равно везде изучали телефонные справочники, старались не заговаривать с незнакомыми людьми в барах и вели скромную и неприметную жизнь. Но если Роуз совершенно успокоилась, теперь занервничал я. Ну вот, думал я, мы в Штатах - и что я себе доказал? Только то, что рассказ Роуз оказался, как я и подозревал, чистейшей фантазией. А я ещё больше отдалился от правды. И теперь я не оставлял её без присмотра ни на минуту. Меня не покидало тревожное подозрение, что коль скоро Роуз ощущает себя в безопасности, она в любой момент может сделать ноги и вернуться к тому парню, который и дал ей на хранение этот чемодан с деньгами. Ее явное нежелание возвращаться под крылышко к Анселю казалось мне особенно подозрительным.

Я говорил ей, что мы забрались слишком далеко на север - хватит! Я уже и сам не хотел ехать в Нью-Йорк и настаивал, чтобы мы вернулись на остров. У меня возникла новая идея. Я ужасно гордился "Морской принцессой" и считал, что ей под силу любые переходы. Как опытный моряк, я был наслышан о суровых штормах близ мыса Гаттерас и мне захотелось испытать свою яхту. Я был похож на желторотого лихача, который мечтал выжать на своей колымаге сто миль в час, не думая о последствиях этого спурта.

Мы договорились обогнуть мыс и сделать остановку в Норфолке, а потом вернуться на Кайманы, бросая якорь в ещё не исследованных нами портовых городках. Я внимательно изучил карты и прогноз погоды, запомнил все рыбацкие небылицы. Даже Роуз и та с восторгом ожидала нашего плавания. Мы отплыли в Норфолк, но океан у мыса Гаттерас был тих как мирная заводь. Я даже обиделся.

Норфолк нам не понравился. В марте там оказалось довольно холодно, и нам пришлось обзавестись пальто. Так что, проторчав там два дня, мы поставили парус и двинулись дальше на юг. Мы уже почти обогнули мыс, как вдруг нас настиг ураган: волны швыряли "Морскую принцессу" из стороны в сторону. Шторм яростно налетел с юго-востока, принеся с собой снег и дождь. Хотя по радио предупредили о "возможном ненастье", это было похуже смерча. Волны выше нашей грот-мачты трепали "Морскую принцессу" так, что Роуз страшно перепугалась. Я и сам струхнул не на шутку. Я попытался вывести яхту в море, опасаясь, как бы мы не напоролись на прибрежные рифы. Я запер Роуз в каюте, а сам встал у штурвала, перевязавшись веревкой, чтобы меня не смыло за борт.

Ледяная вода заливала под зюйдвестку, а когда я пытался зарифить грот, у меня едва не сломались пальцы. С каждой минутой шторм крепчал. Оставалось одно - повернуть назад и довериться воле ураганного ветра. Каркас грота лопнул, а бакштаги и снасти пустились в безумный танец. Мне удалось-таки убрать грот и даже с одним кливером мы понеслись по ветру на север как гоночный катер. Радиопровода были сметены, шлюпка разбита, крышу кокпита тоже смыло.

Так нас несло шквальным ветром всю ночь. Я продрог до костей. Под утро кливер разлетелся в клочья - я удивлялся, как это он так долго держался. Тут я решил, что мы уже достаточно далеко в открытом море и можно занайтовать штурвал и встать на плавучий якорь. Да и делать больше было нечего.

Я спустился в каюту. Там царил форменный кавардак. Повсюду были раскиданы осколки посуды и вещи. Роуз лежала на койке и стонала. Я попросил её заткнуться, после чего поел и опрокинул пару стаканчиков виски. Невзирая на чудовищную болтанку - можно было подумать, что нас упрятали в футбольный мяч и вбросили в поле, - я снова почувствовал себя человеком.

Я заставил Роуз допить бутылку, но это её не утихомирило. Она лежала свернувшись калачиком и в глазах у неё стоял ужас. Я сел на одеяла и стал морально готовиться к неминуемой смерти.

Но к рассвету океан чуть успокоился. Я вышел на палубу. Ветер стих. Такелаж был цел и, запустив оба дизеля, по компасу взял курс на запад. Одно меня заботило - надолго ли нам хватит горючего. Я запустил помпы, но к счастью оказалось, что мы набрали немного воды. Небо расчистилось, в вышине пролетали самолеты. Я позвал Роуз на палубу. Здесь ей стало лучше - свежий ветер подействовал на неё как понюшка кокаина. Через несколько часов мы пристроились в корму проржавевшему "купцу" и смотрели, как матросы вяло машут нам руками. Наверное, они приняли меня за богатенького яхтовладельца, отправившегося на морскую прогулку.

Навстречу нам стало попадаться больше кораблей, а вскоре показался и берег. А ещё через два часа мы пришвартовались в Эсбюри-Парке, Нью-Джерси. Вот в какую даль отнес нас шторм. И если не считать потери шлюпки, кливера и парусов помельче, яхта с честью вышла из поединка со штормом.

Стоял солнечный день, правда, было холодно, и на земле лежала тонкая пленка снега. Сойдя на берег позавтракать, мы прочитали в газете, что на восточное побережье обрушился "ураган чудовищной силы" и разрушил множество частных лодок и летних домиков. Когда я предложил Роуз вернуться на "Морскую принцессу", она напрочь отказалась и тогда я оставил её в какой-то забегаловке, а сам пошел искать судоремонтную мастерскую. Там я договорился с двумя пройдохами, которые обещали выволочь яхту на берег, починить такелаж, очистить киль и заново выкрасить.

Мы сняли номер в дешевеньком отеле. Роуз настаивала, чтобы я продал яхту, а мы вернулись на острова и подыскали там себе новое судно. Я попросил её помолчать. Правда, настроение у меня было великолепное. Я чувствовал себя бравым морским волком, который победил шторм.

Следующие несколько дней мы шатались по территории дока, и я даже помогал пройдохам ремонтировать яхту. Мне просто не хотелось отлучаться надолго от тайника, где в укромном месте хранились наши денежки. "Морская принцесса" произвела должное впечатление на владельца мастерской и, видя, какая дрянь наросла у неё на киле, он явно понял, что мы прибыли с Карибских островов. Роуз проводила время в киношках, а вечерами мы долго гуляли по продуваемой всеми ветрами набережной или сидели в баре и смотрели телик.

Спустя пару дней Роуз уже посмеивалась, вспоминая, как мы, перепуганные, во время шторма валялись на своих койках, и я понимал, что она восхищалась, как я в одиночку вывел "Морскую принцессу" из шторма целехонькой.

После того, как яхту спустили на воду - она обзавелась новой шлюпочкой и сияла как новенькая (ремонт обошелся нам в 569 "баксов"), - мы решили пробыть в Эсбюри ещё какое-то время. Приближался очередной шторм. Я поставил яхту в док и замкнул каюту на ключ. Поскольку вероятность грабежа в частном доке была невелика, мистер и миссис Андерсон решили прошвырнуться в Атлантик-Сити. Там мы поселились в шикарном отеле, а Роуз купила себе новое платье в обтяжку. Мы классно поужинали, сходили в кино, а потом завалились в ночной клуб. Оказавшись в Атлантик-Сити, Роуз немного нервничала, потому что она как-то выступала здесь, но быстро успокоилась, увидев, что её старый клуб снесли и на его месте вырос жилой дом.

Мы сидели в роскошном кабаре и посмеивались шуточкам эстрадного комика. Роуз комментировала мне на ухо выступление комика и сообщала, сколько получают музыканты за вечер. И вдруг я почувствовал, как напряглось под столом её бедро, прижатое к моей ноге. Я взглянул на нее: Роуз уткнула взгляд в скатерть - на фоне темной оправы её лже-очков и черных волос лицо казалось смертельно-бледным. Даже её загар куда-то вмиг пропал.

- Тебе нехорошо? - озабоченно спросил я.

- Боже, Мики! Это он!

- Кто? - Я стал озираться по сторонам. - Кто, милая?

- Федеральный агент, который пытался меня убить!

- Да где? - внутри у меня все похолодело - я вдруг подумал, что Роуз рехнулась.

- Столик в углу, около колонны. Вон тот здоровенный парень с рыжей девкой. Господи, ну зачем мы только приехали в Штаты!

- Спокойно! - Я снова оглянулся и без труда засек его. Он сверлил взглядом наш столик. Хорошо сложенный, худощавый красавчик - с мерзкой физиономией. Похоже, он прекрасно знал цену своему умению махать кулаками. Моложе меня. Лет пять-шесть назад небось блистал в молодежной футбольной команде.

Поигрывая ложечкой, я задал дурацкий вопрос:

- Ты уверена? - По тому, как этот хмырь глядел на нас, было видно, что уж он-то точно уверен.

- Конечно! - её голос дрожал.

- Слушай меня внимательно! - Я положил ладонь на её бедро. - Мы будем сидеть тут и делать вид, что ничего не происходит. С этими волосами и с очками он тебя вряд ли узнал. Даже если он к нам подойдет, нам нечего бояться: мы с тобой туристы, супруги Андерсон.

- Нет! Это он пытался меня убить!

Я вдруг понял, каким же болваном выгляжу. Мне-то чего трястись? Даже если это доказывало что безумный рассказ Роуз был правдой, то ведь она чистенькая. Я взял её за руку - рука была холодная, как у мертвеца.

- Не волнуйся. Если он станет возникать, я его утихомирю.

Роуз посмотрела на меня и выдавила натянутую улыбочку, показавшуюся мне прощальной.

- Нет, Мики. Сиди и не рыпайся. Ему скажи, что я сама к тебе подсела и ты меня не знаешь. Я отсижусь в гальюне. Если он попытается... постарайся преградить ему путь. И береги себя!

Не успел я даже спросить, что все это значит, как Роуз выскочила из-за столика. Вцепившись в свою сумочку, она слабо улыбнулась мне и направилась в дамский туалет - он находился у входа в клуб. Отороченное мехом пальто, которое Роуз купила несколько дней назад, осталось висеть на спинке стула.

Пока я раздумывал, зачем ей понадобилось идти в туалет, громила встал. С разных сторон они с Роуз устремились к выходу из зала. Я встал и бросился ему наперерез. Роуз уже почти бежала, а он меня не видел.

Когда Роуз вбежала на лесенку, ведущую в вестибюль, я заметил, как его рука юркнула в карман брюк - на мгновение пола его пиджака отлетела в сторону - и тут я увидел, что он схватился за торчащий из кобуры пистолет!

Тут я перешел на бег и со всего размаха въехал ему в плечо. Он споткнулся, а я завел вокруг него танец, которому научился в пору своих занятий борьбой. Я наступил левой ногой на его правую ступню, и когда он перекувырнулся через мое правое колено, врезал ему в живот. Согнувшись пополам, он рухнул на ковер. Он не вырубился - только на мгновенье потерял дар речи, как бывает после хука под дых.

Я скорчил идиотскую ухмылочку, пытаясь представить все досадным недоразумением. К нам заспешили два официанта. А Роуз и след простыл. Она, видно, успела-таки скрыться в женском туалете. Я наклонился и обхватил громилу за талию - якобы помочь ему подняться. Сомнений не было - на поясе у него висела "пушка": я сразу ощутил очертания. Я приготовился было быстренько пробежаться по его карманам, чтобы понять, кто же он такой, но официанты уже были тут как тут. Я криво усмехнулся и пробормотал что-то насчет своей неуклюжести. Угрюмый здоровяк, явно местный вышибала, помог мне поставить громилу на ноги. Вокруг нас начала собираться толпа, но и официанты и вышибала были ушлые ребята: не успел я и глазом моргнуть, как нас препроводили в кабинет менеджера. И пока я сетовал на свою неловкость, на горизонте появился полицейский.

Менеджер оказался вертким лысаном в смокинге - он быстро стал доказывать полицейскому, что все под контролем. Громила тем временем уже пришел в себя, посветил полицейскому в рожу каким-то удостоверением и прихрамывая выскочил из кабинета. Полицейский тоже слинял. Я двинул было за ними, но наткнулся на шеренгу официантов.

- Что за черт? - грозно спросил я.

- Спокойно, нам не нужны неприятности! - отозвался менеджер. На меня надвинулась туша вышибалы.

- Мне тоже не нужны неприятности. Но моя девушка пошла в уборную, и она станет беспокоиться, куда это я делся... - Я осекся и чуть было не откусил себе свой дурацкий язык. Ну какого черта надо было сболтнуть, что Роуз пошла в сортир? Может, она все ещё там сидит, прячется!

Тут вернулся полицейский.

- А вы сядьте лучше! - рявкнул он на меня. И красноречиво потряс в воздухе своей дубинкой.

Я присел на край стола. Что же делать? Несколько минут в кабинете стояла гробовая тишина. Потом вбежал громила с перекошенным лицом. Он шепотом посовещался с полицейским, стреляя в меня взглядом. Полицейский попросил менеджера и официантов удалиться.

- Знаешь, Джордж, я не в курсе, но одно могу сказать: клубу не нужны неприятности! - бросил менеджер на ходу.

Полицейский Джордж кивнул и выпроводил его вон. Потом закрыл дверь и прислонился к ней, держась рукой за кобуру.

Интуиция подсказала мне, что сейчас, возможно, меня будут бить. В голове промелькнула шальная мысль: если начнется потасовка, то, очень может статься, я этих двоих сумею уложить. Но если они вытащат свои "пушки", я пропал. Чего Роуз хотела от меня - чтобы я их задержал? Или она все ещё сидит в сортире? Может, её там тошнит. Или она дожидается меня где-то на улице? Или...

Громила вырос перед моим носом, уперев руки в боки.

- Как ваше имя, мистер? - бросил он.

Но я решил потянуть время и завел свою песню.

- А вы кто такой? И как это понимать?

- Вопросы задаю я! - У него явно чесались руки.

Я с удивлением услышал свой смиренный голос:

- Если вы сотрудник наших правоохранительных органов, я прошу вас предъявить соответствующее удостоверение! - Я взглянул на полицейского у двери и невинно произнес: - Офицер, у этого джентльмена в кармане оружие.

- Он федеральный агент, - прохрипел полицейский.

- Да что вы! - Я был поражен - ну надо же: отправил в нокдаун федерала! Но тогда, выходит, рассказ Роуз о полицейском, который пытался её убить - чистая правда!

- Ваше имя?

- Я совершенно случайно сшиб вас с ног, разве это федеральное преступление?

- Я спросил, как ваше имя, мистер!

- Меня зовут Мики Андерсон. Я здесь проездом, остановился в отеле на побережье. Я не понимаю, к чему эта демонстрация силы, но требую предоставить мне право позвонить своему адвокату. Это Джексон Клэр, из Нью-Йорка.

Имя крупного нью-йоркского адвоката я вычитал в газетах. По лицу федерального агента пробежала тень. Он продолжал уже почти вежливым тоном:

- Мистер Андерсон, я только прошу вашего содействия - как гражданина. Меня интересует женщина, с которой вы сидели за одним столиком...

- Она в розыске?

- Я не сказал, что она в розыске. Я просто хотел поболтать с ней, узнать, может ли она предоставить интересующую меня информацию.

- Поболтать с ней? Так вы болтаете с людьми - под прицелом пистолета!

- Какого пистолета? - встрял полицейский.

Федеральный агент быстро отреагировал.

- Да ну что вы! Я просто проверил, застегнута ли кобура! Так вы нарочно меня сбили с ног?

- Нет, сэр, - Я опять стал играть болвана. - Я просто шел в туалет и вдруг увидел, как вы схватились за кобуру. Я увлекся этим зрелищем и не заметил, как наступил вам на ногу... Вот и все.

- Где женщина, что была с вами?

- А разве её там нет? - спросил я изумленно.

- Она выбежала из клуба и смешалась с уличной толпой.

- Ну да? - Похоже, они не заметили, с каким облегчением я издал этот возглас. - А она мне сказала, что идет в дамскую комнату, вот и я решил сходить... Офицер, я разумеется, не хочу неприятностей, я, знаете, приехал посмотреть город и все такое... На набережной у меня завязался разговор с девушкой и слово за слово, я назначил ей встречу в этом клубе. Она назвалась Джейн и...

- Где она остановилась?

Я глупо ухмыльнулся.

- Понятия не имею. Мы не успели подойти к этой теме.

- Вы сами откуда?

- Я? Я же сказал: неприятности мне не нужны. Я ничего не знаю. Офицер, я женатый человек. Я вам рассказал все, что мне известно об этой даме. Если вы хотите задавать мне вопросы, я настаиваю на встрече с моим адвокатом.

Громила смутился. Я у него явно не вызывал доверия. Пожав плечами, он отрезал:

- Свободны! Вы, мистер, и сами не знаете, как же вам сегодня повезло! Я бы мог упрятать вас за решетку за нападение... Идите!

Я направился к двери, а полицейский достал записную книжку и ручку.

- Дайте-ка я запишу ваше имя и координаты.

Громила в два прыжка опередил меня - он все ещё хромал - и что-то прошептал полицейскому на ухо. Одну руку он положил Джорджу на плечо, а другой рукой открыл мне дверь. Выходя, я услышал слова полицейского:

- Ну ладно, если вы так хотите...

Я стоял в вестибюле ночного клуба и, озираясь по сторонам, искал глазами Роуз. Подошел менеджер и когда я спросил, сколько с меня, он только махнул рукой: мол, проваливай поскорее и все тут. Я взял пальто в гардеробе и попросил гардеробщицу сходить в дамский туалет и поискать там "Джейн". Гардеробщица была совсем молоденькая девушка с сильно накрашенным кукольным личиком.

- Если вы спрашиваете о высокой даме, - ответила кукла, - так она туда и не заходила. Она вышла прямо на улицу.

- Вы сами видели?

- Я уже сказала тому сыщику, что не имею обыкновения следить, кто ходит в туалет. Но её я запомнила, потому что она была высокая и красивая. И ушла без пальто. Больше я ничего не знаю.

Я положил на стойку десятидолларовую бумажку.

- Не знаете, куда бы она могла пойти?

- Мистер, у меня же глаза, а не перископы. Я тут сижу - как же я могу видеть, куда она пошла? - Кукла глянула на десятку. - Я могла бы набрехать вам, что она пошла к набережной. Но я вам честно говорю: не знаю.

- Ладно, бери десятку. Это тебе за честность.

На улице было сыро и противно. Без пальто Роуз могла бы простудиться... Но где же она? Куда могла пойти? У тротуара стояло два такси, но я решил, что спрашивать у таксистов про Роуз бесполезно. Картинно оглядевшись вокруг, я зашагал по улице. Пройдя квартал, свернул в темный проулок с немыми мрачными домами. Постоял. Кажется, за мной не следили. Петляя по переулкам, я добрался до отеля. Моему самолюбию льстило то, как ловко я обошелся с мистером из Вашингтона. Не хуже, чем вывел "Морскую принцессу" из шторма. Теперь оставалось только найти Роуз - уж теперь-то она расскажет мне все начистоту!

Ключ от номера висел у портье, но я поднимался наверх, ожидая, что Роуз выскочит на меня из какого-нибудь темного угла. Мертвая тишина номера озадачила и опечалила меня. Я сел на кровать и закурил сигару. Оставалось только ждать, когда Роуз или придет в отель или позвонит.

Я снял пальто и галстук и включил радио. Но нельзя же вот так просто сидеть. Я говорил себе, что это она виновата во всех наших несчастьях если бы она рассказал мне правду сразу, мы бы носа не высунули с Анселева острова. Но разве происшествие в клубе доказывало, что Роуз поведала мне правду? Федеральный агент, который не видел Роуз два года и никак не мог узнать её в клубе, ни с того ни с сего бежит за ней с "пушкой" наперевес? Да что же такое натворила Роуз, коли за ней развернулась такая охота? Если бы я его не задержал, неужели он бы её пристрелил? Или он только хотел её припугнуть? Потом он с ходу поверил моей болтовне насчет адвоката и не разрешил местному легашу составить протокол. Почему? И еще: мне он сказал, что Роуз не в розыске. Мда, а как бы он вел себя, если бы она была в розыске!

Все это казалось полнейшей бессмыслицей. Федерал прекрасно понимал, что я его сбил с ног вовсе не случайно. Он бы мог заволочь меня в ближайший участок и отметелить там до потери пульса, а он был чуть ли не учтив. Почему?

Я долго ломал над этими "почему" голову, пока она не разболелась. Даже сигара казалась мне отравой. Радиоведущий объявил время: два часа ночи. Надо было что-то предпринять - не сидеть же сиднем до утра. А вдруг Роуз прячется где-нибудь на пляже, ждет меня и дрожит от холода? Но если я уйду из отеля, как же она со мной свяжется? А может, отправиться прямиком в полицию, поскандалить там - а если там ещё и окажется громила из Вашингтона, выяснить у него наконец, что это за дела у него с Роуз и почему он бегает за ней с пистолетом.

Черт, я понапрасну терял время. Прошло два часа. Роуз возможно, уже мертва или... Роуз должна была догадаться, что мне пришлось рассказать им про "мистера Андерсона" и назвать этот отель - тут уж, наверное, полным-полно шпиков... Она могла бы по крайней мере позвонить и сказать... Что сказать? Ну и дурак же я! Уж если они выставили наружное наблюдение у отеля, то и к телефонным проводам прильнули - как пить дать!

Я поднял трубку проверить, работает ли телефон. Телефон работал. А как проверить, прослушивается ли линия? По гудку? Тут я увидел под телефонным аппаратом несколько справочников и вспомнил, что мы даже не поинтересовались, проживают ли в Атлантик-Сити наши люди. Я стал листать книгу. Ничего. Там ещё лежал справочник абонентов в Филадельфии и толстенный нью-йоркский.

От нечего делать, я проверил филадельфийскую телефонную книгу. Ни Уильяма Кислого, ни Гутсрэта. В нью-йоркском справочнике тоже их не оказалось. Чтобы убить время я прочитал все фамилии на Г и К. В Нью-Йорке проживал Уильям Кизлы на 113-й улице и Вилли Кислы на Корк-авеню. Я обрадовался - либо тот, либо другой мог быть как-то связан с Роуз. Но унылая тишина номера вновь пробудила во мне отчаяние. Какая разница, правду мне рассказала Роуз или наврала - главное, где она! Или громила её взял? Или она все ещё ждет меня возле ночного клуба?

Мне не давала покоя мысль - почему Роуз сказала, что идет в уборную, а сама рванула на улицу? Зачем-то пальто оставила. Если она собралась сделать ноги, почему же прямо об этом не сказала? Или она мне больше не доверяла? Или просто все это время использовала меня как свое прикрытие? Или она и впрямь собралась спрятаться в дамской комнате, а увидев, что громила её настигает, в последнюю секунду передумала? Но успела меня предупредить, чтобы я им наплел, будто она меня подцепила... В одном я не сомневался: Роуз была страшно напугана.

В три часа утра я уже места себе не находил. Сунув ночному портье пятерку в руку, я попросил:

- Если миссис Андерсон позвонит или вернется, передайте ей, что я позвоню или приду через час. Пусть она меня дождется или оставит записку.

Представляю, как это прозвучало. Он понимающе усмехнулся.

- Обязательно передам, мистер Андерсон.

Я был на взводе и чуть было не смазал кулаком у него с рожи эту ухмылочку. Но войдя в роль великого сыщика, я ответил ему с той уже усмешкой:

- Я сегодня малость надрался, и она показала характер.

- Это пройдет, - успокоил меня знаток человеческих душ.

- Пойду прогуляюсь. А вы ей передайте - если она появится.

Я зашагал по пустынным улицам к ночному клубу. Он уже был закрыт и сквозь стеклянную дверь я увидел, как парень в выношенной армейской куртке приступил к мытью пола. Выгнув шею, я смог ещё заметить у стойки менеджера - в компании бармена и вышибалы он подсчитывал выручку. Я медленно обошел весь квартал, заглядывая во все закоулки, где бы Роуз могла спрятаться. Не забывал я и поглядывать через плечо - за мной могли следить. Я пытался придумать себе легенду на тот случай, если попаду в лапы ночному полицейскому, но на ум не шло ничего путного. За углом, недалеко от клуба я наткнулся на обшарпанный домину со стеклянным вестибюлем - над его входом горела надпись "ТУРИСТ". Все окна в этом приюте для путешественников были темны. Я позвонил в звонок.

Через какое-то время в вестибюле вспыхнул свет и к запертой двери пришлепал, зевая во весь рот, сонный страж в допотопном ночном халате. На вид ему было лет тридцать пять. Худое лицо, отвисшая тяжелая челюсть, длинные волосы торчали над головой точно куски пакли, а голым ногам, видневшимся из-под халата, явно было зябко.

- Это вы звонили? - поинтересовался он.

- У вас сегодня не поселилась высокая дама? Около полуночи.

Он заморгал и почесал рукой бок.

- Никто ко мне не заселялся сегодня, офицер.

- Я не полицейский. Вы уверены?

- Нет, ну это ж надо! Вы разбудили меня среди ночи, только чтобы задать этот вопрос? Мне бы надо проучить вас!

- Кончайте строить из себя крутого! У вас для этого слишком хлипкое сложение, - миролюбиво отозвался я и призывно помахал перед его носом пятидолларовой бумажкой. - Вот, купите себе карлсбадской воды. Так никто не вселялся к вам сегодня около полуночи?

Он приоткрыл дверь пошире, чтобы выудить банкноту из моих пальцев.

- Уж не знаю, стоило ли ради этой мелочи вставать. У нас уже несколько месяцев ни одной живой души нет. Летом у нас приток большой. - Он поднес банкноту к глазам и увидел, что это пятерка. - Что-нибудь еще?

- Ладно, спите спокойно! - Я повернулся и пошел. Ну вот - урок для сыщиков: вызвать человека на откровенность легче пятеркой, чем полицейским значком. Я обошел квартал в обратном направлении и, дойдя до набережной, даже заглянул под деревянные мостки. Потом я присел на каменные ступеньки и вытряхнул из башмаков песок. Волны лениво набегали на берег и разбивались о волноломы, вздымаясь во тьме белым пенистым веером. Вдалеке я заметил мерцающие огоньки корабля. Океан излучал безмятежный покой. Я ещё раз проклял свою беспечность - какого черта мы сюда приперлись...

Я вернулся к клубу. В глубине горел свет. Я постучал по стеклянной двери монеткой. Стук получился пугающе громкий. Через минуту показался ночной сторож в армейской куртке и спросил, что мне надо. Я сказал, что потерял в клубе одну вещицу. Он посоветовал прийти завтра с утра. Приложив к стеклу две десятки, я громко сказал:

- Нет, все-таки лучше мне сейчас посмотреть.

Он заколебался. На куртке виднелась выцветшая нашивка "Рейнджер". Видно, место ночного сторожа было для него случайным приработком. С ремня у него свисал кожаный мешок с инструментами. Он вытащил оттуда большое долото и, отперев дверной замок левой рукой, бросил:

- Только быстро! У меня ещё полно работы. Что вы потеряли - зажигалку?

- Нет. Девушку. - Я шагнул внутрь. Приглядевшись к моему лицу, рейнджер-сторож забеспокоился.

Отступив на шаг назад, он спросил:

- Это из-за вас сегодня был тарарам в клубе?

- Какой ещё тарарам? - удивился я. - Дружище, от меня сбежала девчонка. В отель не вернулась, оставила тут свое пальто. Я подумал, может быть, она спряталась где-то здесь? Я просто хочу удостовериться, что тут её нет.

- Ну а если вы её найдете, что тогда? Мне неприятности не нужны.

Меня охватило чувство неописуемой радости: ну точно, Роуз здесь!

- Дружище, она не от меня сбежала. Она просто решила, что увидела тут своего мужа и дала деру. Я хочу ей помочь.

Я набавил ему ещё десятку. Он покачал головой. Тут я разглядел его получше: он был старше, чем мне показалось сначала.

- Дружище, если бы я пришел сюда с недобрыми намерениями, неужели ты думаешь, меня бы остановило твое долото? Я служил вместе с рейнджерами в Италии, и знаю, что вы ребята крепкие. Но и ты на меня посмотри. У меня перед тобой огромное преимущество и в весе и в опыте. Уж поверь: меня интересует только эта девушка, я боюсь, что она попала в беду.

- Ну ладно, поверю. Идите за мной.

Мы прошли в зал. На эстраде стояла зажженная лампа. Правда, свету от неё было немного, и в этом тусклом сиянии клуб казался старым и далеко не таким шикарным, как при полном освещении. На крошечной танцплощадке застыли два электрополотера. На столиках громоздились стулья вверх ножками - этакий зловещий мебельный лес.

- Подождите здесь, пока я схожу за ключами, - сказал сторож. Он нырнул под стойку бара и вытащил что-то из ящика. Не ключи, а черный пистолет 45-го калибра.

- Может, вы правду говорите, может нет, - сказал он спокойно. - У меня есть разрешение на эту штуку и я умею с ней обращаться. Так что не дурите.

- Только идиот стал бы тянуть на "сорок пятый"!

Махнув мне пистолетом, он приказал лечь на стойку с вытянутыми вперед руками. Я повиновался, наблюдая за ним в настенное зеркало. Мне подумалось, что сейчас он размозжит мне башку. Но он только обыскал меня и спросил:

- Ладно, вам что надо - её пальто?

- Можно мне встать нормально?

- Валяйте. Только запомните - каким бы героем вы ни были - мое преимущество в правой руке. И не подходите близко. Что вам надо?

Я бросил три десятки на прилавок.

- Гардеробщица уверяла меня, что моя девушка выбежала из клуба. Но я считаю, что она всех обхитрила. Позади здания есть аллейка для персонала. Куда она ведет?

- На кухню. Но она не могла вернуться и проскочить в здание незамеченной.

- А что у вас наверху? - Роуз могла вернуться и утащить повара к нему в квартирку. Она отчаянная девчонка!

- Вы что, ослепли? У нас же один этаж! И на крышу с улицы не попасть.

- А что подвал?

- Туда дверь с улицы. Но вашей подружке пришлось бы повозиться с тяжеленным замком. Пошли глянем. Идите впереди!

Подвал оказался чистеньким, хорошо освещенным помещением, уставленным штабелями ящиков со спиртным и съестными припасами.

- Роуз, это Мики! - позвал я. Звук моего голоса печальным эхом отлетел от низкого потолка и растворился в тишине. Я кивнул на запертую дверь в углу.

- Котельная. Там её быть не может.

- Посмотрим?

Он подошел к двери и отпер замок. В комнатушке стояли два котла и горелка. Мы поднялись наверх, прошли через кухню, заглянули в комнату с холодильником. Встав посреди эстрады, я снова позвал Роуз Но теперь даже эха не было.

- Экскурсия окончена. Все? - спросил он.

- Слушай, кончай ломать комедию! Где она?

- Вот что я вам скажу: когда я заступаю на смену, первое что мы делаем - это обход. Бывает, находим где-нибудь в углу спящего пьяного. Ее здесь нет. Если бы я её нашел, вызвал бы полицию. Не люблю связываться с пьяными бабами.

- Когда мы только-только познакомились, ты брякнул, что, мол, если она здесь... Мне показалось, тебе известно, что она - здесь?

- Мистер, я это так просто сказал - на тот случай, если она незаметно сюда заскочила. Я очень не люблю, когда мужчина принуждает женщину что-то делать силой, но и башкой рисковать из-за какой-то телки тоже не собираюсь. Вам нужно её пальто - берите. Оно там висит. А мне надо работать. К утру я должен все закончить.

- Да хрен с ним, с пальто! - Я двинулся к выходу и прошел две двери, снабженные остроумными табличками: "ЖЕРЕБЦЫ" и "КОБЫЛЫ".

- Давай-ка сюда заглянем напоследок.

- Если уж вам так хочется - ради Бога. Но поосторожнее - пол там скользкий, я все окатил водой из шланга, так что...

- Что ты сделал?

Он озадаченно взглянул на меня.

- Окатил водой из шланга. Я всегда начинаю с туалетов. Если хотите убедиться - смотрите!

- Нет, нет, не стоит. Я думаю, она все-таки объявится. Извини за беспокойство ! - Я постарался не перейти на бег.

- Мистер, вам лучше отоспаться, - заметил он, открывая мне дверь левой рукой.

- Это точно. Сам знаешь, как оно бывает. Встретились, познакомились... Ну, я уж подумал, что мы...

- Нет, не знаю. Я женат и доволен жизнью.

- Счастливец! - я выбежал на улицу. Он запер дверь и махнул мне вслед пистолетом.

Я направился к центру города, ища глазами телефонную будку. Мало того, что я оказался неплохим детективом, я был ещё и классным моряком - и меня вновь захлестнула волна самодовольной гордости. Ибо теперь я точно знал, где она прячется. Ведь Роуз точно указала мне, где её искать. И хотя я допустил один прокол - когда в клубе крикнул "Роуз", а легавым назвал её "Джейн" - теперь это уже не имело значения.

Вставая из-за стола, Роуз сказал мне: "Я спрячусь в гальюне!" Роуз была опытной морячкой и неспроста назвала сортир "гальюном".

Пока я как последний осел сидел я отеле и ломал голову, Роуз спокойненько добралась до Эсбюри-Парка и юркнула на "Морскую принцессу". Больше ей быть негде!

7.

Ночной ресторан я не нашел, поэтому мне пришлось вернуться в гостиничный квартал. Зайдя в вестибюль большого отеля, я отправился в телефон-автомат. Был уже пятый час и я попросил телефонистку звонить в судоремонтную контору до тех пор, пока там кто-нибудь не подойдет. Когда в трубке раздалось сонное "Алло?" - я представился:

- Это Уэйлен с "Морской принцессы". Скажите, моя жена на яхте?

- Нет.

- Точно?

- Мистер Уэйлен, я лег спать только в два часа Она не могла попасть в док - ключ от ворот находится у меня.

- Когда она появится, передайте ей, что я звонил и что я ещё буду звонить.

Повесив трубку, я присел на корточки и раскурил сигару. Теперь я не знал, что и думать.

В кино я много раз видел, как герой, для того, чтобы его звонок не засекли, тут же звонил ещё куда-то. Это всегда срабатывало - в кино. "Морская принцесса" была нашим джокером в колоде, и мне следовало обрубить все тянущиеся к ней концы... Тем более что я увидел в вестибюле толстячка средних лет, у которого на жирной роже было ясно написано: "детектив". Он не спускал с меня глаз.

Я открыл дверь и некоторое время мы молча изучали друг друга.

- Вас что-то интересует? - спросил я наконец.

- Вы! - говорил он вежливо и руки держал на виду. Я подумал, что этот бурдюк с жиром вряд ли сможет со мной потягаться. - Поздновато заглянули к нам на огонек... В телефонной будке решили заночевать?

Ну понятно, это был охранник отеля. Тем не менее, даже если у меня и была рожа рецидивиста, одет я все-таки был прилично. К тому же мне надо было сделать телефонный звонок прикрытия. Я указал пальцем на надпись "Телефон-автомат".

- Это ведь общественный телефон. И работает круглосуточно.

- Так и есть.

- Мне надо ещё позвонить.

- Я же вам не запрещаю. Просто стою.

Я плотно закрыл дверь будки. У меня было только три четвертака. Я опустил одну монету в щель, связался со справочной и спросил номер отеля, в котором я сейчас находился. Потом набрал номер портье и попросил позвать охранника, да побыстрее. Заплатив за десятицентовый звонок двадцать пять, я почувствовал себя страшным богачом. Портье спросил:

- Кто его просит?

- Полиция! - рявкнул я.

Портье поманил моего соглядатая и, пока тот шел к стойке, я повесил трубку и вышел. Только теперь мне вдруг стали понятны все страхи Роуз. Охранник отеля ни с того ни с сего пристально наблюдает за человеком, зашедшим в телефонную будку позвонить... Этот человек - я... и вот уже меня бьет нервная дрожь. Но ведь этот гостиничный охранник вел себя совершенно нормально. Или нет?

Я присел на скамейке на набережной и докурил сигару. Я смотрел на звезды и на прибой - и мечтал опять оказаться вместе с Роуз, на борту "Морской принцессы", подальше от всех этих передряг.

Я вернулся в отель, и ночной портье с ехидцей проинформировал меня, что миссис Андерсон не появлялась и не звонила. Я взял ключ и поднялся в номер. Когда я открыл дверь, моим глазам предстал сущий бедлам. Матрасы были вспороты, сумки вытряхнуты, ящики письменного стола выдвинуты. Как последний болван я шагнул вперед и услышал за спиной свист дубинки - после чего провалился во тьму.

Когда пелена мрака спала с моих глаз, я успел заметить убегающего человека, причем он прихрамывал на одну ногу. Голова гудела и вибрировала, как сдыхающий движок. На макушке вспучилась гигантская шишка и, дотронувшись до нее, я не смог сдержать вопля. Мой бок был точно охвачен огнем. Эта скотина лягнула меня ботинком. Я долго приходил в себя. Поднявшись на ноги, я проковылял к кровати. Мои колени дрожали мелкой дрожью, и я тут же вспомнил свои борцовские подвиги - как я на ватных ногах уходил с ковра. Я присел на край кровати и стал ждать, пока голова вернется в нормальное состояние. Только бы не было сотрясения мозга... Я пошарил по карманам - бумажник с деньгами был на месте.

В ванной я подставил руки под струю холодной воды. Провел пальцами по голове. Крови не было. Я расстегнул рубашку. Левая половина торса посинела, но ребра оказались целы. Я помочился. Не считая острой боли в почках, все было в порядке. Я приложил намоченное водой полотенце ко лбу.

Заперев дверь номера, я спросил у мальчишки-лифтера, не видел ли он хромоногого мужчину. Он отрицательно помотал головой. Впрочем, я не мог точно сказать, точно ли видел хромого.

Я задал тот же вопрос портье

- В течение последних двух часов никто не входил и не выходил кроме вас. Что-то случилось, сэр?

- Нет.

Я двинулся к входной двери. Он окликнул меня.

- У вас расстегнута рубашка, сэр!

Я застегнулся и вышел на улицу. На горизонте появилась бледная полоска света. Морской воздух был лучшим лекарством. Меня обуревали противоречивые чувства: страх, недоумение и - впервые за все время своей интрижки с Роуз злость. Я отправился к центру города и нашел автобусный вокзал. Разменяв доллар, я снова позвонил в судоремонтную. Мне ответил тот же сонный голос, но когда я с представился, голос ожил:

- Ах, это вы, мистер Уэйлен! Мне бы не хотелось выглядеть старым ворчуном, но... Я же сказал вам, что очень поздно лег. Мне необходим сон. То вы меня поднимаете, то, понимаешь, не успел я глаз сомкнуть, приходит ваша жена, теперь опять вы...

Я ощутил прилив сладчайшего восторга.

- Послушайте, вы заработаете десять долларов, если позовете её к телефону!

- А, хорошо, мистер Уэйлен. Ждите!

Минут этак через пятнадцать Роуз подошла к телефону. Дожидаясь её, я чуть ли не пел. Я снова обрел самодовольную уверенность в себе. До Эсбюри а это в тридцати милях отсюда - я бы добрался в миг. Да если надо будет, я зафрахтую катерок и рвану прямо туда. Я резко обернулся - не наблюдает ли кто за мной? От этого поворота мою ушибленную голову словно пробил разряд тока.

Тут меня осенили ещё две идеи. Я все ещё кипел яростью по поводу поставленной шишки и мне хотелось наказать виновника. Раз Роуз на яхте в безопасности, думал я, можно бы сгонять в Нью-Йорк и поискать обоих "Кислых", которых я нашел в телефонной книге, и возможно, разгадать эти тайны. Другая идея заключалась в следующем: мне необходимо распутать этот клубок - по крайней мере предпринять попытку. Теперь будучи уверенным, что федеральный агент и впрямь охотился за Роуз, я хотел раз и навсегда выяснить, в чем же она замешана. Дело тут было вовсе не в моем страхе. То есть, даже если она и объявлена в национальный розыск, думал я, все равно я её не брошу. Но лучше бы знать, с чем я имею дело. И вот мне представился, похоже, последний шанс это выяснить. Мне надо ехать в Нью-Йорк и посмотреть, куда выведет тонюсенькая ниточка, тянущаяся от телефонного справочника. Тут в мои мысли вторгся голос Роуз.

- Откуда ты звонишь? - Она говорила нервной скороговоркой, но её грубоватый голос был исполнен нежности.

- Из телефона-автомата. Не бойся, разговор не засекут. Я обещал ремонтнику десятку. Отдай ему. Ты в норме, милая?

- Да! - Она перешла на шепот. - А ты?

- Все отлично. Искал тебя до посинения. В буквальном смысле...

- Ты где?

- В Атлантик-Сити.

- Боже, да что ты там забыл? Мики, я-то думала, ты меня здесь будешь ждать! Нам надо срочно отплывать.

- Я не сразу разгадал смысл твоей шифровки, - попытался сострить я. Слушай, теперь я и сам хочу во всем разобраться. Пока мы здесь...

- Нет, Мики! - в её голосе зазвенели истерические нотки. - Хватит! Обещай мне, что ты сразу же приедешь сюда и будешь очень осторожен!

- Ладно, но сразу не получится. Я не хочу приводить за собой хвост. Ты не заметила - за тобой не следили?

- Нет. Я успела на автобус на Филадельфию, потом пересела в нью-йоркский поезд. Потом подземкой доехала до Ньюарка, а там взяла такси до Элизабета. И потом, меняя такси, добралась сюда.

- Ну и ну! - Она не переставала меня восхищать. - Теперь слушай: сиди и не высовывайся. Ни о чем не беспокойся. Я скоро буду. Мне ведь тоже придется петлять как зайцу. А в такой ранний час поездов ещё мало. Так что сиди на яхте безвылазно.

- Ладно, но поторопись. Милый, ты точно не ранен?

- Нет. Но звонить я больше не буду. Рискованно. Я делаю отсюда ноги и к вечеру буду с тобой.

- Осторожно, Мики!

- Да. Никуда с яхты не отлучайся.

Я повесил трубку и позвонил в какой-то отель, попросил тамошнего охранника и тут же дал отбой. На всякий случай я позвонил ещё в наш отель и узнал их тарифы. С двумя звонками прикрытия нас не могли засечь - если, конечно, киносценаристы не врали.

Мне повезло - через пять минут отходил прямой автобус-экспресс до Нью-Йорка. Я наблюдал, что за люди в него садятся - среди них не было никого, кто бы напоминал переодетого легавого. Хотя кто мне мог сказать, как должен выглядеть "хвост"! Ясно одно: хромоногий громила не отставал от меня ни шаг с того момента, как я вышел вчера вечером из клуба. Впрочем, он же мог просто проверить все городские отели и найти Мики Андерсона.

До Нью-Йорка было часа четыре езды. Голова моя раскалывалась. Но на Таймс-сквер я выпил кофе и почувствовал себя лучше. Причесаться я не мог из-за шишки, так что пришлось купить себе кепку. Я пошатался по Бродвею, поглазел на спешащих пешеходов и на небоскребы. Их вид меня взбодрил. Я оглянулся по сторонам, точно надеялся увидеть в толпе рожу Хэла. Перво-наперво я решил узнать расписание поездов и автобусов - проще всего это было сделать по телефону. Оказалось, что до Эсбюри-Парка можно добраться в любое время. Теперь мне предстояло немного поработать детективом. Итак, если Роуз рассказала мне правду - а я теперь в этом не сомневался, - все было настолько нелепо и непонятно, что за её рассказом явно должно было скрываться нечто большее. Но единственное, что я мог сделать, - это отправиться на поиски "Кислых", а это заняло бы не больше часа.

Я отправился в район Сотых улиц. Выйдя из метро, я спросил у дворника, как пройти к 113-ой Северной, но он сказал, что я сел не на тот поезд. Пришлось брать такси.

Меня привезли в цветной район. Уильям Кизлы оказался коричневым стариком. Он решил, что я полицейский и стал уверять, что слыхом не слыхивал ни о Вилли Кислом-Немце, ни о Йозефе Фодоре и ужасно обрадовался, услышав от меня, что я ошибся.

Оставался Вилли Кислы на Корк-авеню. Такси привезло меня к покосившейся меблирашке, притулившейся рядом с трущобными домишками и роскошными многоэтажками. Я нажал кнопу звонка в подвал, но мне никто не ответил, тогда я открыл дверь, взбежал по лестнице и позвонил в дверь квартиры.

Дверь открыл коротышка - по виду, бывший жокей. На нем была грязно-серая вололазка, замызганные штаны и тапки на босу ноги. Личико маленькое, все в морщинках. Когда я спросил Вилли Кислого, он как-то странно взглянул на меня и просипел нечто невразумительное. Голос у него, похоже, отсутствовал. Когда я переспросил его, он приложил к уху ладонь трубочкой и попросил меня зайти. Мы стояли в вонючем полутемном коридоре впрочем, лет сто назад, этот дом, возможно, был шикарным отелем. К квартирке наверху бежала покрытая дорожкой лестница с полированным резными перилами. В коридор выходило несколько дубовых дверей, украшенных филигранной резьбой. Внутри дом имел куда более приличный вид, чем снаружи.

Коротышка снова что-то просипел. На мое "Что?" он открыл рот и продемонстрировал беззубые челюсти. Тогда я громко спросил:

- Здесь живет Вилли Кислы? Ки-слы!

Он кивнул.

- У него что-то с носом?

Еще кивок.

- Где он?

Поманив меня к себе, жокей положил было руку мне на плечо, но она там не удержалась и съехала на бедро. Я нагнулся к нему.

- Он... нет! - прохрипел он. Изо рта пахнул затхлый запах плохо переваренной пищи. Мне почудилось, что старик как бы невзначай обыскивает меня.

- А когда он вернется?

- Он...через час. Ждешь?

Я выпрямился.

- Вернусь через час. - Я поднял вверх указательный палец. - Передайте ему, что это очень важно. Пусть он меня дождется.

Коротышка выдавил резиновую улыбку.

- Скажу. Ты кто?

- Друг. - Этот ломаный английский навел меня на мысль. Я подмигнул коротышке и сказал: - Я хочу спросить Вилли о девчонках. О Роуз и куколке по имени Люси. Ты не знаешь такую - Ми-Люси-а?

- Моя передам.

- Лады. Вернусь через час. Пусть Вилли ждет.

- Он ждет.

Я вышел и стал думать, как бы убить час. Зловонное дыхание коротышки не отбило у меня аппетит. На углу я заметил кафешку и съел там яичницу с ветчиной, тост с маслом, выпил соку и кофе. Ко мне вернулось ощущение полноты жизни. Я сидел прямо напротив входа в интересующий меня дом. Интересно, каков этот Вилли? Бок ломило, голова болела, но я чувствовал себя куда хуже после поединков на ковре.

Больше всего меня, конечно, радовал успех, которым увенчались мои поиски Вилли. Да и этот мертвый частный дом меня устраивал. Если он не расколется, я смогу выкупить или выбить из него информацию. Словом, так или иначе, через час я должен все узнать. Я купил сигару и отдыхал, ощущая себя сытым Шерлоком Холмсом. Сам не знаю, зачем я следил за этим домом наверное, не для того, чтобы узнать внешность Вилли заранее. Скорее, у меня возникло подозрение, что все это время Вилли преспокойно сидел у себя и мог в любую минуту сбежать.

В кафешку набилось полно рабочих-строителей в пластиковых шлемах. Они громко галдели. Было уже около полудня и на меня стали бросать косые взгляды, так что я вышел пройтись. По пути купил в газетном киоске пластырь и залепил им ссадину на боку. Пока я стоял на углу и глазел вокруг в поисках аптеки, ко мне подошли два парня и спросили спичек. Оба были похожи на студентов, у одного - высокого и худого баскетболиста - с губы свисала незажженная сигарета.

На профессионалов они никак не смахивали. Высокий встал прямо передо мной, а второй, коренастый крепышок в толстых очках, занял позицию сбоку. Я вытащил коробок и уже открыл было рот, чтобы предложить студентам оставить спички себе, как вдруг почувствовал впившиеся в меня с двух сторон пистолетные стволы.

- Без глупостей, - спокойно пробормотал баскетболист. - Если что, мы будем стрелять.

Я был так ошеломлен, то потерял дар речи. Мальчишке было лет девятнадцать-двадцать, он явно не был ни психом, ни крутым, но его взгляд красноречиво подтверждал данное им обещание. Кто бы они ни были, я понял, что это не полицейские.

- Что это значит? - спросил я.

- Хорош дурака валять! - отозвался крепыш за моей спиной. У него был низкий хрипловатый голос.

Баскетболист держал правую руку в кармане, а левой аккуратно вытащил у меня изо рта сигару, прикурил ею свою сигарету и так же аккуратно вставил сигару между моих губ. Он проделал это так быстро и спокойно, что у меня возникло ощущение полнейшей беспомощности.

- Иди с нами, - тихо сказал высокий, потом вдруг громко хохотнул и, обняв меня за плечи, подтолкнул вперед. Его пистолет в кармане оказался с другой стороны, но хриплый голос сзади предупредил меня:

- Шаг влево-шаг вправо - и ты покойник. Веди себя хорошо, и мы тебя не тронем.

Мы топали по улице. Баскетболист громко нес какую-то ахинею про бейсбол, дружелюбно похлопывая меня по спине. Может, он был театральным актером. Со стороны мы казались тройкой закадычных друзей.

Мы свернули в переулок, прошли несколько домов и оказались на гигантской стройплощадке, откуда в кафе пришли рабочие - открывшийся вид был пугающим. Я видел такое только в Италии - так выглядели города после бомбежки союзников. Руины снесенных старых зданий тянулись на несколько кварталов. Вдалеке урчали бульдозеры и высились подъемные краны, но мы шли по совершенно пустынному месту. Крепыш позади меня подал голос:

- Ну, приступим. Где? - он обшарил меня.

- Где - что? - спросил я. - Я не понимаю, ребята, о чем вы. Что вы ищете? - Одного моего удара под дых баскетболисту было бы достаточно, но против крепыша сзади я был бессилен. Баскетболист спросил.

- Тебя интересует Кислы. Мы не знаем, кто ты и на чьей стороне. У нас нет желания тебя убивать, но убьем - если придет нужда. Все будет зависеть от тебя. Где это? И где девка?

- Да что это такое? - Хотел бы я быть в строительном шлеме. Нового удара моя голова не выдержала бы.

Баскетболист выхватил из кармана небольшой пистолет и ткнул им меня в живот.

- Ты кто? Зачем тебе понадобился Кислы? Это она тебя послала?

Я не знал, что ответить.

- Ну говори, где? - рявкнул крепыш.

Пистолет баскетболиста вот-вот проткнул бы мне живот.

- Я только хотел спросить Вилли об одной азиатской телке по имени Ми-Люси-а. Говорят, она мастерица своего дела. Меня надоумил приятель...

- Хорош нам мозги крутить, парень! - пророкотал крепыш.

- Не надо нас вынуждать, мистер. Мы ведь не шутим, - спокойно подхватил баскетболист. - Где это?

- Слушайте, ребята, коли у вас в руках пушки, кончайте говорить загадками. Скажите прямо, что вы от меня хотите!

- Не, ну ты смотри! Он ещё нам мозги крутит! - голос крепыша хлестнул меня по ушам точно кожаным ремнем. - Не люблю я, когда мне всякая шваль мозги крутит! В последний раз тебя предупреждаю, хорош...

Мимо просвистела пуля. Мы разом обернулись и увидели невысокого здоровяка, появившегося из-за кирпичных руин на другой стороне улицы. В руках он сжимал обрез. Он прокричал что-то неразборчивое. Ребята забыли обо мне и открыли по нему беспорядочную стрельбу. Я только увидел вспышку из его обреза, а потом услышал рокот автомобильного мотора. Из окна мчащегося по улице седана высунулась рука с пистолетом. Водитель стал стрелять на ходу. Издали водитель смахивал на хромоногого громилу из Атлантик-Сити. Ребята несколько раз выстрелили по кирпичам и по приближающемуся седану и бросились бежать. Я упал ничком на землю. Изображая перепуганную ящерицу, я ползком ушел в развалины домов и по горам щебня поспешил перебраться на соседнюю улицу.

Ползком, бегом, ныряя в зияющие провалы подвалов, прячась за огрызки бывших стен, я добрался до улицы и упал, хватая губами воздух. Было тихо тишину нарушал единственный звук - мое шумное дыхание. Я медленно приподнялся и огляделся. Там, где только что грохотали выстрелы, уже никого не было. Я несколько минут вглядывался в море развалин вокруг. Никого.

Вид у меня был страшный. Пальто и брюки изодраны в клочья, сквозь дыру в штанине виднелась протянувшаяся по бедру длинная царапина. Кепку я потерял, и все лицо и руки у меня были выпачканы в грязи. Я пошел по улице, не спуская глаз с кирпичных развалин. Я был в полном одиночестве. Так, наверное, ощущал бы себя оказавшийся на Луне человек. Отряхиваясь, я заметил, что карман пальто оторвался и исчез вместе с бумажником. Прополз я всего ярдов сто, но в этих руинах были миллионы крошечных ямок и щелей, куда бы мог провалиться бумажник.

Я подождал ещё немного и стал возвращаться. Я даже не мог припомнить маршрут своего ползучего бегства. С таким же успехом можно было искать иголку в стоге сена. Но нужно было найти деньги, и мне ничего не оставалось как искать и надеяться, что мои студенты-гангстеры не захотят вернуться. Я наклонялся и поднимал кирпичи, при этом каждый мускул моего тела стонал. Так я прошел футов пятьдесят, как меня остановил голос:

- Эй, что вы там делаете?

По улице шел молоденький полицейский, держа наготове дубинку. Я бы не смог от него убежать, даже если бы очень захотел. Я быстро перемахнул через гору мусора и оказался на улице. Тут я заметил, что один ботинок у меня взрезан, точно консервная банка.

У полицейского было мальчишеское лицо, чистенькое и сияющее, как и его форма. Он был невысок, хорошо скроен и на вид я бы ему дал двадцать один год. Сегодня мне везло на юнцов. Он оглядел меня издали, не решаясь приблизиться.

- Вы зашли на закрытую территорию. Вы знаете, что посторонним вход сюда запрещен?

- Я знаю, что потерял бумажник с деньгами, когда путешествовал по этим буеракам. Послушайте, два каких-то мальца привели меня сюда, угрожая оружием. Потом нас кто-то обстрелял из обреза. Потом подъехала машина, и из неё в нас тоже стали стрелять. Я бросился на землю и приполз сюда... - Мой голос увял. Мне самому эти бессвязные объяснения не внушали доверия.

Полицейский одарил меня добродушной ухмылкой.

- Да вы, видать, всю ночь гудели. С кем это вы поцапались - небось, с самим Кинг-Конгом?

Я приблизился к нему и дыхнул.

- Запах алкоголя чувствуется?

Он слегка ткнул меня дубинкой в живот.

- Ближе не надо.

- Так вы чувствуете запах перегара?

- Нет. А что произошло с этими... вооруженными людьми?

- Не знаю. Возможно, один из них ранен или даже убит.

- Давайте посмотрим.

Я полез было по кирпичному косогору, но он меня остановил.

- Лучше обойдем по улице.

Пока мы шли, он спросил:

- Эта была попытка вооруженного ограбления? Сколько человек участвовало в перестрелке?

- Четверо. Но это не было попыткой ограбления.

- А почему они в вас стреляли?

- Понятия не имею. Вон там на улице меня остановили двое парней, попросили прикурить. С виду студенты - не старше вас. Потом они стали угрожать мне оружием и привели сюда. Тут и началась пальба.

Полицейский бросил взгляд на развалины вокруг и крепче вцепился в дубинку.

- А вы вполне здоровы, мистер?

- Послушайте, вы полагаете, я лазал по этим кирпичам ради поддержания физической формы? Я рассказал все, как было. Да тут же разразилась маленькая война! Неужели вы не слышали выстрелов?

Мы дошли до места сражения - но тут не оказалось ни пятен крови, ни тела, ни даже пустых гильз. Юнец взглянул мне в глаза.

- Я свернул сюда из-за вон того угла минуты три назад. Выстрелов я не слышал. У вас есть документы?

- Я же сказал: я потерял бумажник. Видите, карман оторвался! Не думаете же вы, что я сам себя так изукрасил хохмы ради?

- Не кричите. Вы где живете?

- А... Я приехал сюда утром, посмотреть...

- Тут смотреть не на что. Чем вы занимаетесь?

- Я торговец креветками из Тампы.

- Мда. Вид у вас тот еще, но на бродягу вы не похожи. Давайте сходим в отделение, я вызову врача...

- Зачем врача? Я не псих! Я вам сказал правду. Было сделано по меньшей мере шесть выстрелов, пули застряли тут где-то в кирпичах. Найдите их...

Он печально покачал головой, оглядывая развалины. Я понял, насколько глупо прозвучало мое предложение. В таком хаосе невозможно было найти ни одну пулю, даже если все они засели в останках кирпичных стен.

- Там дальше есть прорабская, - задумчиво проговорил полицейский. Оттуда бы к нам сразу прибежали и заявили о выстрелах..

Но прорабская стояла в добрых четырех кварталах отсюда и там выстрелы вряд ли могли быть слышны. К тому же в это время все были на обеде.

- Офицер, хотите верьте, хотите нет, но я говорю вам чистую правду. Позвольте я вернусь к себе в отель и переоденусь.

- Я вас не задерживаю. Вы себя хорошо чувствуете?

- Да! - я взглянул на часы. Стекло было разбито, но механизм работал. Кислы уже, должно быть, вернулся. Я убил ровно час!

Полицейский вынул записную книжку.

- Дайте я запишу ваше имя и адрес, а также содержимое бумажника. И сколько там было денег. Если его найдут, я вам сообщу.

- В бумажнике было шестьсот долларов. Никто его не вернет. Я опаздываю на деловую встречу. Счастливо вам оставаться! - и с этими словами я зашагал к дому Кислы. Заворачивая за угол, я взглянул через плечо: полицейский стоял там, где я его оставил, и свирепо помахивал дубинкой. На секунду я засомневался, не слишком ли он юн для полицейского. Проходя мимо витрины универмага, я бросил взгляд на свое отражение. Лицо и рубашка были в грязи, пальто порвано. Вид у меня был такой, точно на меня низринулся гнев Господень.

Я зашел в крохотный бар и спросил у жирного бармена, где туалет. Он кивнул на узкую дверь и хмыкнул:

- Играл в прятки с грузовиком?

- Я упал в открытый водосток там за углом. - Закрывая за собой дверь сортира, я услышал его глубокомысленный совет:

- Подай на них в суд!

Туалет был размером не больше гроба, но я помыл руки и лицо и смахнул грязь с пальто и брюк. Вид у меня все равно был кошмарный: на роже синяки, все руки исцарапаны. Пригладив волосы ладонью, я нащупал на темени кровь. Когда я вышел из сортира, бармен заметил:

- Вам явно надо пропустить рюмашку. Чего изволите?

- Это точно. Давайте-ка ржаного виски... Погодите! - Я похлопал себя по карманам. У меня не было ни цента. - А черт, ничего не выйдет - я потерял там свой бумажник. Впрочем, может, если хотите, могу расплатиться слегка помятыми часами.

Бармен взглянул на мои часы без стекла и отрицательно помотал головой. За стойкой сидел единственный посетитель - щуплый парень в окровавленном мясницком халате и соломенной шляпе - и попивал пиво. Не глядя на меня, он пробормотал:

- Я заплачу за его рюмашку, Джим. Если джентльмену и впрямь надо выпить, то было бы бесчеловечно отказать ему в этом удовольствии.

Я поблагодарил его. Он подмигнул мне и продолжал.

- Сочувствую! Я и сам, бывает, по два дня в запое. Ничего, вот отстроят тут квартал заново, все мы, здешние торговцы, разбогатеем. А сейчас они в счет будущих барышей так взвинтили ренту, что ужас да и только! А ведь что творят - дома снесли, а новые фундаменты ещё и не думали ставить...

Я опрокинул стопку ржаного и, уходя, ещё раз поблагодарил мясника. Времени на пустопорожний треп у меня не было. Виски чуда не сотворил - все тело по-прежнему болело, - но по крайней мере мозги мне прочистило. Теперь я понял: Роуз ничего не придумала. И ещё я твердо знал, что непременно разберусь с этим делом во что бы то ни стало, и кое-кому сильно не поздоровиться за все те побои, которым я сегодня подвергся.

Дошагав до пятиэтажки Кислы, я поднялся по лестнице и позвонил в дверь. Беззубый жокей в грязной водолазке встретил меня широкой улыбкой, которая тут же исчезла, едва он заметил мою растерзанную одежду.

- Кислы здесь? - спросил я.

Он кивнул и, указав на одну из дубовых дверей в глубине коридора, шепнул:

- Иди туда!

Видимо, в старые добрые времена, эта была гостиная. Я распахнул двустворчатую дверь и - оказался в самой настоящей гостиной. Там сидели два здоровенных гостя. Оба как по команде пружинисто вскочили на ноги и один из них сверкнул полицейским значком.

- Мы детективы. Хотим поговорить с вами.

- О чем?

- Зададим пару вопросов. Волноваться не надо. Пройдемте с нами! - Один из них взял меня повыше локтя, другой пошел впереди. По ухваткам это были полицейские, но все-таки меня мучило сомнение, что это все какая-то лажа. Уж больно все гладко выходило - не успел прийти, как меня уже повязали. Жокей отворил им дверь, и мы спустились по ступенькам к машине без всяких опознавательных знаков. Я остановился и стряхнул руку, держащую меня за локоть.

- Это куда же мы поедем?

- В участок.

- Я прежде всего хочу позвонить своему адвокату. Дайте-ка я взгляну на ваш значок!

- Вам не стоит так волноваться. Мы всего лишь хотим задать вам несколько вопросов. Для вашей же пользы...

- Покажите документы!

Парень, что держал меня за локоть, заметил:

- Не надо устраивать сцен! - и показал мне удостоверение в кожаной корочке. Тут я понял, что показалось мне подозрительным: удостоверение было меньше обычного. Я схватил его за руку и прочитал на жетоне, что он частный сыскарь.

Я оттолкнул его на напарника и, резко выгнувшись назад и подпрыгнув, врезал им обеими ногами по рожам. Это был старый приемчик, но только мы обыкновенно метили сопернику в плечо или в грудь, а он, ожидая удара, уворачивался. Теперь же мой правый ботинок ударил одного сыскаря в висок я почувствовал его уже коленкой. Зато у другого оказались неплохие рефлексы: ему удалось подставить локоть под мой левый ботинок.. Он отпрянул и, развернувшись, дал стрекача. Его напарник повалился на тротуар бездыханный.

Эту сцену я наблюдал, все ещё находясь в воздухе. На ковре борец обычно приземляется на плечи и перекувыркивается вперед на спину. Мне борцовский ковер никогда не казался очень уж мягким, но в сравнении с асфальтовым тротуаром он мог бы сойти за перину. Я грохнулся на задницу с такой силой, что из меня буквально дух вышел вон, а больная голова завертелась, точно пьяная ракета.

Я не сразу поднялся. Сознания я не потерял, а просто лежал в приятном ступоре. На другой стороне улицы начала собираться толпа. Я смотрел на людей и они были где-то далеко-далеко. Я сел и ладонями обхватил себя за щеки в надежде остановить головокружение. Детектив, которого я подбил ботинком, по-прежнему валялся без движения. Тут ко мне вернулось нормальное зрение, толпа стремительно приблизилась, и я рассмотрел, что народу собралось прилично. Я услышал топот ног и чей-то встревоженный голос громко произнес: "Что случилось?" Голос показался мне знакомым.

Я поднял голову и увидел перед собой лицо юнца-полицейского.

- Вы все никак не уйдете с моей территории. Что произошло на этот раз?

- Вот этот хмырь и его дружок выдавали себя за полицейских и пытались силой усадить меня вон в ту машину. Оказалось, что они частные детективы и я ехать с ними отказался.

- Вас ударили ножом - у вас вся шея в крови, - заметил полицейский, присев рядом с неподвижным сыщиком. - Надеюсь, этот жив. Чем вы его ударили?

- Ногой.

- Перестаньте шутить и расскажите все, как было.

- Я рассказываю. Послушайте: Я пришел в этот дом повидаться с одним человеком. Какой-то странный старик в грязном свитере на ломаном английском языке сказал, что нужный мне человек вернется через час. Когда я пошел погулять, ко мне подвалили два бандита и стали тыкать в меня пистолетами все это произошло в районе новостройки. Я уже вам рассказывал. После того, как мы с вами расстались, я вернулся в этот дом - там меня уже ждали эти двое. Когда я узнал, что это два частных сыщика, я отказался ехать с ними.

- Куда они хотели вас повезти? Что им было нужно?

- Понятия не имею!

Молоденький полицейский вздохнул.

- Вечно с вами что-то случается. - Он достал записную книжку. Все-таки дайте я запишу ваше имя и адрес.

Я назвался Мики Андерсоном и продиктовал вымышленный адрес в Тампе. Подъехала патрульная машина, из неё вышли два полицейских и вступили с юнцом в долгую дискуссию. Частный сыщик наконец пришел в себя и сел. На ухе у него виднелась кровь. Я ухитрился встать и грозно двинулся к своему обидчику. Но юнец хватил меня за руку.

- Не устраивайте новую потасовку, Андерсон!

- Мне и самому это надоело. Я уже слишком стар для таких кульбитов. Я просто хочу спросить у него, как мне все это понимать.

Патрульный полицейский помог тому подняться, а мой юнец пояснил:

- Его отведут в отделение и вызовут врача. Вам тоже надо бы к врачу. У вас кровоточит шея.

Я провел ладонью по шее и уставился на кровь.

- Я в полном порядке. Это из шишки на голове. Меня вчера вечером ударили.

- Да вы просто притягиваете к себе опасности! Чем вы занимаетесь?

- Креветками.

- Это нападение как-то связано с вашим бизнесом?

- Нет. Я уже устал повторять вам, что ничего не понимаю. Я здесь в отпуске. Куда они его ведут?

- В участок. Если вы хорошо себя чувствуете, давайте вместе пойдем к тому старику и поговорим с ним. Потом поедем в участок.

- Замечательно.

Как только мы позвонили, дверь тут же открыл старик-жокей и заявил:

- Офицер, я очень рад, что вы приехали. Этот человек мне уже порядком надоел! - Теперь у него во рту сверкали два ряда ровных зубов и говорил он по-английски с явным британским выговором.

Полицейский недоуменно уставился на меня.

- Вы искали этого человека?

- Нет. С ним я дважды разговаривал. И он попросил меня прийти через час.

- Но вы же мне сказали, что он едва говорит по-английски.

- Тогда у него во рту не было ни одного зуба.

Коротышка вскинул голову.

- Что за чушь! Офицер, я не желаю выслушивать оскорбления в своем собственном доме! От этого незнакомца просто нет спасения!

- Кто вызвал этих двух образин, которые ждали меня в комнате? выпалил я.

- Я не имею ни малейшего представления, о чем это вы! У меня тут приличное заведение, я сдаю комнаты внаем и терпеть не могу, когда тут ходят и вынюхивают!

- Начнем с самого начала, - рассудительно сказал юнец-полицейский. Этот человек приходил к вам час назад?

- Да, приходил. Похоже, у него тяжелое похмелье. Он спрашивал меня про моего бывшего жильца. Я пытался ему объяснить, что мистер Кислы тут больше не живет. А потом он опять вернулся, явно после распития спиртных напитков, и стал нести какой-то пьяный бред. Он вновь стал спрашивать про мистера Кислы, но я ему в очередной раз объяснил, что мистер Кислы тут больше не проживает, и захлопнул дверь перед его носом. Потом я услышал на улице шум драки, выглянул в окно и увидел, что он и ещё какой-то парень лежат на земле.

- Мистер Андерсон утверждает, что мужчина, которого вы видели на тротуаре, вместе с напарником дожидались его в вашем доме.

Жокей откинул голову назад и зашелся хохотом, обнажив тридцать два жемчужных зуба.

- Да вы только посмотрите на этого пьянчугу!

- Где Вилли Кислы? - свирепо рявкнул я.

- Бедный мистер Кислы умер несколько месяцев назад. Он попал под машину недалеко отсюда. В тот вечер шел сильный дождь. Я должен заметить, что мистер Кислы тоже был большой любитель спиртного!

- А чем он занимался? - не унимался я.

Жокей заморгал.

- А мне какое дело! Я только и просил своих жильцов вовремя платить за квартиру и не вмешиваться в мои дела. А я не вмешивался в их дела.

Полицейский записал его имя и адрес. Когда мы оказались вдвоем, я заявил:

- Этот старый мошенник врет на каждом слове!

- Может быть. В вашу пользу пока что говорят только два факта. Когда я встретил вас в районе новостройки, вы не были пьяны. И у старика действительно вставные зубы. Отделение полиции находится отсюда всего в трех кварталах. Вы сможете дойти?

- Разумеется.

Я стер кровь с шеи платком и, выбросив его в мусорный бак, поднял воротник пальто.

- А что у вас были за дела с Кислы?

- Никаких дел. Одна моя знакомая упоминала про него. Оказавшись проездом в Нью-Йорке, я нашел его имя в телефонной книге и поехал к нему узнать, где теперь эта девушка.

- Почему вы не позвонили ему?

- Э, перестаньте! Кто же станет задавать такие вопросы по телефону! Но если он мертв, почему же он до сих фигурирует в телефонном справочнике? Во всяком случае, я бы хотел проверить, точно ли он умер.

- Раз несчастный случай произошел на моем участке, это легко выяснить. Что же до телефонного справочника, то его же не каждую неделю печатают, а раз в год. С вами раньше случались какие-то неприятности, мистер Андерсон?

- Раньше? А разве сейчас у меня неприятности?

- Ну, вы меня поняли. Я имею в виду приводы в полицию.

- Нет!

Он вздохнул.

- Ваши показания настолько неправдоподобны, что я готов вам поверить. Да и вы что-то не похожи на большого выдумщика.

- Спасибо, офицер, - саркастически заметил я. - Как только мы поговорим с этим частным сыщиком, тут, я думаю, все и выяснится. Уж я-то мечтаю в этом разобраться.

- Понимаю. В последний час с вами произошло два происшествия одно хуже другого. Кстати, у вас, я смотрю, ухо расплющено. Вы были профессиональным боксером?

- Любителем. Много лет назад.

В отделении юнец оставил меня у дежурного лейтенанта. Он начал было объяснять суть дела, но лейтенант, мрачного вида дядька лет сорока пяти в отглаженной белой рубашке и черном галстуке, оборвал его на полуслове.

- Мне уже все известно, сержант.

Юнец ушел, а лейтенант с минуту изучал меня тяжелым судейским взглядом и наконец произнес:

- Сегодня вам повезло - против вас не выдвинуто никаких обвинений.

- Против меня?

- Вас можно было бы привлечь за нападение и антиобщественное поведение.

- Лейтенант, мне кажется, что вы все вывернули наизнанку! Нападение было совершено на меня - а точнее, меня пытались похитить. А где частный детектив? Я могу поговорить с ним хотя бы через решетку камеры?

- Вы можете поговорить с ним где угодно, но только не здесь. Поскольку он не выдвинул против вас никаких обвинений, мы сочли возможным его отпустить, - лениво проговорил лейтенант.

- Вы хотите сказать, что не задержали его?

Он кивнул.

- У вас нездоровый вид. Хотите, я вызову скорую помощь?

- Черт побери! Да мне необходимо поговорить с этим парнем! - заорал я, отказываясь верить своим ушам. - Как его имя, где он живет?

Лейтенант посерьезнел.

- Так, сейчас припомню... Джек... Джо... Я мельком посмотрел его удостоверение, понимаете, у меня куча дел...

- Стоп. Если я вас правильно понял, вы даже не составили протокол о происшествии?

- А вы что думаете, регистрационная книга полицейского отделения - это альбом автографов? Мистер, сюда поступил избитый парень. Вопреки моим настоятельным советам, он отказался предъявить вам обвинение, отказался от медицинской помощи. Мне не было нужды оформлять его!

- Так почему же вы не подождали хотя бы до моего прихода! На меня же было совершено нападение!

Лейтенант усмехнулся по-приятельски.

- А знаете, он вот заявил, что это вы его ударили первый - и без всякого на то повода с его стороны. Судя по тому, где у него была ссадина, я решил, что вы тоща! Ребята, что привели его сюда, сказали, что вы были вроде как пьяны. Я предложил пострадавшему предъявить вам обвинение, но он отказался. У меня не было оснований задерживать его.

- Да какого...

- Не надо орать. Тут вам не рюмочная! Вы, видно, большой скандалист, но мы здесь каждый день утихомириваем алкашей покруче вас. Позвольте взглянуть на ваши документы.

- Я потерял бумажник.

Он криво ухмыльнулся.

- Он мне уже рассказывал об этом... перед последним инцидентом с его участием, - раздался за моей спиной голос.

Я развернулся. Как это я не услышал шагов юнца-полицейского? Он доложил лейтенанту о том, как нашел меня на стройплощадке, о перестрелке. И о том, как нашел меня лежащим на тротуаре перед домом Кислы, и передал наш разговор со стариком-жокеем.

- Я звонил в городское управление, сэр, - продолжал юнец. - Вилли Кислы действительно был сбит на улице грузовиком в ноябре. Грузовик скрылся. А на этого человека у них ничего нет.

Лейтенант помотал головой.

- Такой брехни мне ещё не приходилось слышать! Закатайте рукава рубашки и поднимите штанины!

- Что?

- Делайте, что вам сказано!

Я продемонстрировал ему руки и ноги.

- Для наркаша у вас слишком здоровый вид, - пробурчал лейтенант. - Мой вам совет - идите домой и выспитесь хорошенько. А если будете настаивать на своем, я отправлю вас в психушку на обследование.

Я раскрыл рот, намереваясь что-то сказать, но раздумал. Я понял, что не только теряю здесь время, но что меня окружают недоброжелатели. Самое разумное было вернуться на Корк-авеню и побеседовать по душам со стариком-жокеем. Лейтенант, должно быть, умел читать мысли на расстоянии.

- Я пойду вам навстречу - отпущу вас. Но как только вы выйдете на улицу, поторопитесь уйти с нашего участка. Если вы тут ещё кого-нибудь побеспокоите, я на вас надену смирительную рубашку!

Я задумался на несколько секунд. К нам подошли несколько полицейских. Я чувствовал себя в западне. Пожав плечами, я двинулся к выходу. Весь мой гнев вдруг улетучился и сменился смертельной усталостью. Мне хотелось одного - поскорее вырваться из этой мышеловки, оказаться на яхте, с Роуз, и поскорее вернуться к Анселю на наш остров. Там самой важной проблемой был вечный вопрос, что делать - то ли загорать на пляже, то ли заняться подводной охотой. А может быть, я просто сошел с ума. Или все, кто меня окружал.

Выйдя из полицейского отделения, я стал думать, куда пойти. В кармане у меня не было ни цента. У меня даже не осталось окурка сигары. Я бы мог позвонить Роуз, но для телефонного звонка надо было иметь десятицентовую монетку. Но даже если бы мне удалось позвонить, Роуз пришлось бы ехать в Нью-Йорк спасать меня. А если переслать деньги телеграфом - то куда? Можно было послать ей телеграмму наложенным платежом, а потом сидеть и ждать её денежного перевода в офисе "Вестерн Юнион" - да только получу ли я перевод без документов? К тому же телеграмма могла вывести их на Роуз и на яхту. Мне нельзя было так рисковать.

В это время Роуз, наверное, уже начала беспокоиться, а может быть, даже отправились искать меня - и тут уж мы точно потеряем друг друга. Но как же мне покрыть эти чертовы сто миль - или сколько там - до Эсбюри-Парка? Кто согласиться взять на дороге такого оборванца, как я?

Из дверей отделения вышла колонна полицейских - они встали на тротуаре по стойке смирно. Сержант отпустил их по постам. Им на смену пришла новая колонна. Шла смена патрульных. Постояв немного и поглазев на чинный ритуал, я поспешил прочь. Во всем городе у меня не было никого знакомого, а мне надо было занять у кого-то денег, чтобы добраться до Роуз. Стоп - один приятель здесь у меня имелся!

Хэл Андерсон говорил, что живет в Нью-Йорке. Если он не в плаванье, я бы мог взять взаймы у него. Я вошел в аптеку и стал листать телефонную книгу. В Манхаттене я обнаружил трех Хэлов Андерсонов, двух - в Бронксе, ещё четырех в Бруклине и Квинсе. Я стал рыться в памяти, но не вспомнил названия компании, где работал Хэл. Но даже если бы я и вспомнил, вряд ли они дали бы мне его домашний адрес. Когда я спросил у аптекаря листок бумаги и карандаш, он окинул меня подозрительным взглядом и буркнул, что очень занят. Ох как я его понимал! Одного взгляда в зеркало было достаточно, чтобы ужаснуться собственной внешности.

Я отправился искать другой магазин. Войду в их телефон-автомат, думал я, и вырву из справочника нужную мне страницу. Какой-то коротко стриженный сопляк в старенькой куртяшке шел через улицу к своей запаркованной машине. Он махнул мне и зашагал в мою сторону. Я не сразу узнал в нем своего юнца-полицейского.

- Вам бы лучше держаться отсюда подальше, мистер Андерсон, - заметил он с усмешкой. Наш лейтенант, когда в плохом настроении, - сущий цербер. Он задаст вам жару, если вы его разозлите.

- Слушайте, почему он отпустил того парня и даже не записал его имя и адрес?

- Вообще-то это странно. Он должен был дождаться моего прихода. Но я на всякий случай кое-что себе записал.

- Вам известно его имя?

- Нет. Но я записал, что подозреваемый в нападении "неизвестный" был отпущен. Возможно, лейтенант был занят, да и вы встаньте на его место - в ваши показания трудно поверить!

- Ерунда! Он же отпустил его, даже не выслушав меня!

Юнец пожал плечами.

- Строго между нами - это удостоверение, по-видимому, выдано одним очень крупным учреждением. Мне бы не надо вам это говорить, но как передал наш радиоузел, тот частный сыщик работает на большую нефтяную компанию. Очень солидную!

- Нефть? Какое отношение нефть имеет к этому делу?

- Хотел бы я знать. Дело в том, что наш лейтенант не может диктовать большому начальству. А я не могу диктовать лейтенанту. Может, он слишком поспешил с этим частным сыщиком, но не более того. Нам же тоже приходится подчиняться закону.

- Только не надо о законе! За минувшие сутки меня избили, в меня стреляли, меня оклеветали, причем в основном все это проделали ребята с золотыми значками!

- Уж не знаю, во что вы замешаны, мистер Андерсон, но один совет я вам дам. Не околачивайтесь здесь, а не то с вами опять будут выяснять отношения ребята с золотыми значками.

- С меня хватит. Слушайте, вместе с бумажником я потерял и мелочь. У меня нет ни цента - я не могу даже на метро сесть. Вы можете дать мне доллар? Напишите мне ваш адрес и имя, и клянусь - завтра я вышлю вам пять. Или возьмите эти часы. Я разбил стекло там в кирпичах, но они ходят.

Полицейский стал шарить по карманам.

- Доллар? Вы видно путешествуете с шиком. Жетон на метро стоит пятнадцать центов. Вот вам тридцать - за эти деньги вы можете объехать весь город. И можете не возвращать. С вами не соскучишься. Давайте, двигайте отсюда!

Я взял четвертачок и пятачок. Он пошел к своей машине, остановился и крикнул:

- Могу довезти вас до центра!

- Спасибо, но мне надо сперва позвонить. Я ещё не решил, куда ехать. Узнаю, может, кто из знакомых найдется. - Я понимал, что несу полную чушь, но я уже никому не доверял.

- Ну и чудак, - ухмыльнулся он и сел за руль.

В какое-то мгновенье я чуть было не предложить ему сделку - за пятьдесят, а то и сотню "зеленых" довезти меня до Эсбюри. Но так рисковать я не мог.

Я прошел несколько кварталов, заскочил в кондитерскую и, зайдя в телефон-автомат, снова отыскал в книге всех Хэролдов Андерсонов. У меня было три шанса из девяти попасть в точку. Один к трем - ставка была весьма невыгодная. Кажется, Хэл что-то говорил о собственном доме, но насколько я представлял себе Манхаттен, там стояли все сплошь небоскребы. И я решил попытать счастья в Бронксе и Бруклине. Когда я попросил разменять мои двадцать пять и пять, мне показалось, что толстая тетка за прилавком готова вызвать полицию. Но нет, она молча дала мне три десятицентовика.

Я стал набирать номер первого Хэла Андерсона в Бронксе, стараясь крутить диск спокойно, чтобы не ошибиться. Мне ответил мужчина, который заявил, что не имеет отношения к чартерным рейсам, и повесил трубку. Потом я набрал номер бруклинского Хэла Андерсона. Там не отвечали. Я пережил несколько ужасных мгновений, дожидаясь, когда монетоприемник скинет мою неиспользованную монетку. Я позвонил второму бруклинскому Андерсону и, когда задал вопрос о чартерных рейсах, женский голос с мягким иностранным акцентом ответил: "Oui". Я догадался, что это жена-француженка Хэла и возликовал.

- Я Мики Уэйлен. Приятель Хэла из Флориды. У нас была яхта.

Наступило молчание, и я похолодел. А вдруг Хэл никогда не говорил про меня жене?

- А, да. Он часто про вас рассказывает.

- Хэл дома?

- Нет. Он вернется только на следующей неделе. Жаль, он бы с вами с удовольствием повидался.

- Миссис Андерсон, я в некотором роде попал в беду. Я понимаю, что вам это покажется неправдоподобным, но я упал и потерял бумажник. Мне и нужно-то всего несколько долларов, а я в Нью-Йорке никого не знаю кроме Хэла - и вас. Мне больше не к кому обратиться.

- Ну... - она опять надолго замолчала. - А как называлась ваша с ним яхта?

- "Морская принцесса". Хэл рассказывал вам, что мы встретились на Гаити пару месяцев назад?

- Да. Сколько вам нужно, мистер Уэйлен?

- Несколько долларов. Утром я приехал в Нью-Йорк, а тут приключилась эта петрушка с бумажником. Я могу к вам сейчас подъехать?

- Конечно. Вы...

В наш разговор встряла телефонистка и попросила бросить ещё пятачок.

- У вас машина? - спросила жена Хэла.

- Нет!

- Вы где?

- На Манхаттене.

- Тогда садитесь на метро - линия Д - и доезжайте до...

Телефонистка опять потребовала пятак.

- Я скоро буду, миссис Андерсон, мне придется до вас дойти пешком. Ждите!

Я повесил трубку и на последний десятицентовик позвонил отсутствовавшему Андерсону - на тот случай, если за мной следили, мне надо было блокировать предыдущий звонок. Я уже стал таким же нервным, как Роуз. Андерсона все ещё не было дома. Итак, у меня оставалось целых десять центов, а поездка в метро стоила пятнадцать.

Выйдя из будки, я вытер пот со лба и спросил у толстой тетки за прилавком, в какой стороне Бруклин.

Она ответила:

- Пройдете два квартала и свернете направо. Там метро. Сядьте в сторону центра и потом спросите кондуктора, где...

- Я пойду пешком. Так куда? - Я понимал, что наболтал лишнего. Если за мной следят, эта толстуха расскажет им про Бруклин - впрочем, Бруклин большой.

Она покачала головой, и все её подбородки пустились в перепляс.

- Вы комик! До Бруклина отсюда десять, а то и двадцать миль. А уж до Кони-Айленда и все пятьдесят! Поезжайте на метро!

- Я бы с радостью, но мне придется идти пешком! - Я показал ей монетку. - Я попал в аварию, потерял все деньги. Вот все, что у меня есть. Так куда мне идти?

- Через два квартала свернете направо, к станции метро, - ответила она, кладя на прилавок пятачок. - Вот возьмите. И прошу вас, никакого вина!

- Спасибо. Я не пьяница. Не смотрите на меня... Я вышлю вам письмом, как только...

Подбородки снова заплясали.

- Не беспокойтесь, я не прошу вас возвращать. Что такое сегодня пятак? На цент уже ничего не купишь. На пятачок почти ничего. У меня когда-то тут был большой выбор конфет - кулек на пятачок. А скоро и на десять центов ничего не купишь, а потом и на четвертак... Все это очень плохо. Страшно! Идите на метро - и чтоб ни капли шнапса!

У двери я повернулся к ней и произнес:

- Мадам, за сегодняшний день я неоднократно убеждался в никчемности рода человеческого. Вы - приятное исключение. Желаю вам всего наилучшего! и с этими словами я отвесил ей поклон.

Шагая к метро, я раздумывал, не свихнулся ли - я уже начал изъясняться как профессиональный попрошайка. Это я-то, который накануне вечером раздавал всем кому ни попадя десятки.

Оказавшись на платформе, я спросил у смотрителя, в какую сторону Бруклин. На что он ответил:

- Бруклин большой. Куда именно вам надо попасть?

- Просто в Бруклин, - отрезал я, подозрительно косясь на него.

- Тогда садитесь в любой экспресс, - ответил он, с омерзением оглядев мою одежду.

Я зашел в полупустой вагон и тут только понял, какой у меня клоунский вид. Девчонка напротив прыснула в руку. Когда я сидел, из-под оторванного лоскута штанины виднелась моя голая нога. Мой порванный ботинок тоже был на виду. Я накрыл штанину полой пальто, но и на ней зияла дыра. Я встал и подошел к налепленной на стене карте Бруклина - найти улицу, где жил Андерсон. В своей жизни я повидал много карт морских маршрутов, но такого лабиринта, каким оказалась карта Бруклина, мне ещё не доводилось видеть. Наконец я нашел авеню, пересекавшую нужную мне улицу, и понял, на какой станции метро мне сходить.

Чем ближе к центру, тем больше народу набивалось в вагон. Меня мучил вопрос, "ведут" меня или нет: мне не хотелось приводить "хвост" к Хэлу. Тут я вспомнил рассказ Роуз о том, как она спасалась от слежки - выскакивая из первого вагона метро и дожидаясь, не выйдет ли за ней кто-то из дальнего вагона.

Ехать мне было ещё очень далеко, так что я пошел по поезду к головному вагону. Чтобы моя окровавленная шея не привлекала ничьего внимания, я поднял воротник. Дойдя до первого вагона, я вышел из двери и стал смотреть вдоль поезда. Толпы людей входили и выходили. На платформе была сущая толчея. Но через несколько остановок все изменилось - платформы опустели. Я вышел и стал ждать. Из пятого вагона показалась симпатичная девушка. Еще дальше - старик. Я сделал вид, что возвращаюсь обратно в вагон, но они продолжали спокойно идти к выходу. Я вскочил в вагон, когда двери уже закрывались.

Я проделывал этот фокус на каждой станции и скоро уже был почти уверен, что хвоста за мной нет. Поезд нырнул в туннель. Через четыре остановки мне надо было выходить. Я проделал свой обманный трюк. Мне показалось, что какой-то парень высунул голову из соседнего вагона. Когда двери начали закрываться, я сделал вид, что прыгаю обратно. Голова парня исчезла. Я смог разглядеть только его коричневую шляпу и, когда его вагон прогрохотал мимо меня, я снова увидел эту шляпу - за ленточку было лихо заткнуто красное перышко. Или мне это только показалось...

Поднявшись на улицу, я оказался в районе, очень смахивающем на маленький городок на Юге - тянущиеся вереницы частных домов и несколько магазинов, обсаженные деревьями улицы. Боясь задать лишний вопрос, я стал петлять по улицам, пока не нашел нужную мне авеню. Я двинулся по ней. И то правда - Бруклин оказался большим. Через полчаса я все ещё шагал, ноги мои болели и все тело ныло. Мой правый ботинок держался на честном слове. Я остановился у мусорного бака и стал там рыться, пока не нашел шнурок. Я обвязал ботинок шнурком и, подняв голову, увидел толстую бабку, которая смотрела на меня в упор и укоризненно цыкала. Шнурок сделал свое дело. Я прошагал ещё полчаса, останавливаясь у витрин, чтобы заглянуть себе за спину, и сворачивая в тихие переулки. Слежки я не заметил. Но за мной легко было следить и издалека: здоровяк в драном пальто отлично просматривается на местности.

Когда я миновал станцию метро, было уже почти шесть. Смеркалось. Я понял, что лучше было бы все же спросить дорогу - я бы сэкономил кучу времени и сил. Мимо меня то и дело проносились автобусы - и они ничуть не способствовали улучшению моего настроения. Я гробил себя из-за каких-то пятнадцати центов. Даже в дни своей беспутной юности я не был так нищ!

Наконец я добрался до улицы Хэла. Я пошел по ней, глядя на таблички домов. Я был в квартале от цели. Чтобы окончательно запутать своих воображаемых преследователей, я возвратился на авеню и свернул на соседнюю улицу. И тут мне стало плохо. Я увидел, что за мной увязался здоровенный парень - с красным перышком на шляпе! Я остановился поглазеть на витрину бакалейной лавки, он прошел мимо и - остановился у витрины следующего магазина! Я обошел его и оглянулся. Ну точно - он меня выслеживал...

Дойдя до угла, я остановился и сделал вид, будто что-то ищу в кармане. Ясное дело, не мог же он тоже встать на этом углу. Парень в шляпе свернул в тихий переулок и когда мы проходили мимо жилой многоэтажки, он вдруг нырнул в служебный вход. Я прыгнул туда же следом за ним, решив, что уж на этот раз разберусь с гадом!

Мы шли по узкому бетонному коридору, тускло освещенному единственной лампочкой., Как только я нагнал его, он резко обернулся и тут же рухнул под ударом моего тяжелого кулака. Он упал на колени, а потом вперед, на лицо, и его шляпа с ярким перышком укатилась в сторону. Я обыскал его. Ствола при нем не было. Я достал бумажник. Там лежали три доллара и какие-то удостоверения. Судя по одному из них, он был членом какой-то благотворительной организации. Другое аттестовало его как истопника. В третьем и последнем он значился как домосмотритель. На мгновение все это меня озадачило, потом я с ужасом прочитал адрес. Выбежав на тротуар, я посмотрел на номер дома - тот же самый, что и на его удостоверении...

Если бы у меня не был порван ботинок, я бы сделал спринтерский рывок. Я быстро пошел по направлению к улице Хэла. В моей голове крутились несколько мыслей. Парень оправится. Я оставил бумажник рядом с ним, так что за грабеж меня не арестуют. Но неужели я сходил с ума? Я послал в нокаут ни в чем не повинного сторожа, только потому, что у него на шляпе торчало красное перо!

Боже, если бы меня кто-то увидел, если бы тут поблизости оказались полицейские, они бы поволокли меня в отделение и я бы угодил за решетку. И поделом. Кто бы мне поверил? Я бы и сам не поверил! Чего же удивляться, что Роуз снедал ужас: подозрительность и страх может подействовать на нервную систему посильнее всякого наркотика.

Вряд ли этот домосмотритель меня разглядел. Вряд ли он сможет меня опознать - так что мне ничто не угрожает. Но если меня повяжут... И зачем я только подбил Роуз приехать в Штаты? Какая несусветная глупость!

8.

Хэл обитал в новеньком симпатичном особнячке - кирпич и брус - с большими венецианскими окнами и был как две капли воды похож на соседские дома. На улице было безлюдно, я постарался незаметно прокрасться к дому и взбежал по ступенькам на крыльцо. Тут только я увидел, что в доме живут две семьи. Я позвонил в звонок под табличкой АНДЕРСОН, но за дверью стояла мертвая тишина.

На тихую улочку с авеню свернул мужчина. Я нажал на пупочку звонка. Ни звука. Надо было побыстрее сматывать удочки. Я ткнул ладонью в дверь. Она оказалась не заперта. Войдя в крошечную прихожую, я оказался перед двумя дверями, благоразумно толкнул дверь, перед которой лежал коврик с большой буквой А. Взобравшись по крутой лестнице на второй этаж, я оказался ещё перед одной дверью. Постучал. Мне ответил детский голосок:

- Господи ты Боже мой, мама, ты же знаешь, что открыто!

Открыв дверь, я увидел маленькую девочку-длинноножку лет пяти. Она была голенькая и стояла посреди большой обшарпанной гостиной. На стенам было развешено множество картин, в углу стоял большой книжный шкаф, рядом с ним - швейная машина и пишущая машинка на столике. В другом углу старое кресло топорщило вверх ножки - его заново обтягивали парусиной. Старая обивка была частично снята и под ней обнаружился скелет из стальных прутьев и пружин. На полу стояла банка с клеем. Комната была просторная, с низким потолком и казалась обшарпанной только по причине обшарпанности вполне современной мебели, видимо, понесшей урон от этой пятилетней малышки. Я решил, что при виде меня девчушка завопит, однако она спокойно спросила:

- Это тебя мама ждет? - При этом она скорчила ехидную-преехидную рожицу.

- Надо думать, меня. А где мама?

- Глаза закрой!

- Зачем это?

- Господи ты Боже мой, неужели тебе не известно, что мальчишкам нельзя смотреть на голых девочек! Я собираюсь принять ванну. А ты закрой глаза.

Зажмурившись, я спросил:

- Так где мама, малышка?

- Вот я тебя и поймал! - резко произнес под моим правым плечом высокий голос. Я так и подпрыгнул, а сердце ушло в пятки. Резко развернувшись, я увидел мальчишку лет семи с игрушечным автоматом в руке. Я слабо улыбнулся. Он был так похож на Хэла, что мне даже стало не по себе.

- Что, напугал, а? - спросил Хэл-младший.

- Да уж. А где...

- Пожалуйста, закрой глаза, я иду в ванную! - попросила девочка.

Я отвернулся от неё и воззрился на мальчишку, а тот выпустил в меня очередь искр.

- Ты не закрыл глаза! - укоризненно заверещала девочка.

Зажмурившись , я сказал:

- Слушай, кончай болтать и давай-ка отправляйся быстро в ванную! - и чуть приоткрыл глаза.

- Ты же не папа. Чего это я буду тебя слушаться? - возмутилась девочка.

- Шла бы ты в ванну, Бесси, а то сейчас мама вернется! - строго прикрикнул на неё мальчик.

- Да пошел ты, Франсуа! Мама же тебя предупреждала чтобы ты не целился из этого автомата в...

- Слушай, называй меня Фрэнком! - Мальчик шагнул к сестре и выпустил в неё очередь. Она завопила и бросилась в ванную. У меня голова гудела от этого бедлама. Мальчик вернулся и одарил меня панибратской ухмылкой - мол, знай наших.

- Девчонки такие зануды. Эх, вот бы мне такую же суровую физию, как у тебя. Ты мне принес гостинцев, Мики?

- Я вам обоим пришлю гостинцы - по почте. А откуда ты знаешь, как меня зовут?

- Да папка о тебе много рассказывал. У него есть твоя фотка, когда ты был боксером. Послушай, а разве можно по почте прислать большую вещь? Ну, там, велик или санки? У нас тут на днях снег шел, и я сказал...

На лестнице за дверью послышались торопливые шаги. Мы обернулись и тут в комнату вбежала маленькая женщина. Молодая, с серьезным, немного полным лицом, огромными лучистыми глазами и коротко стриженными каштановыми волосами. На ней были старенькие джинсы в потеках краски и синий свитер. Присмотревшись к ней, я заметил, что она довольно-таки крепенькая.

Выставив вперед маленькую ручку, она произнесла:

- А вы, должно быть, Мики. Я Колетт.

Я пожал руку, и она что-то пробормотала по-французски, кажется, что она уж и не надеялась меня увидеть, а потом добавила по-английски:

- Почему вы так задержались? Я думала, вы заблудились. Я даже спустилась вниз посмотреть, работает ли звонок. Не работает. Мне пришлось сказать об этом хозяину. А я уж подумала, что вам никто не открыл и вы ушли. - Все это она выпалила на одном дыхании.

- Хозяин дома - мистер Джонни. Он живет под нами на первом этаже, сообщил мальчик. - У него есть настоящий пистолет. Он сержант полиции.

Колетт по-французски сказала мальчику, что в разговор взрослых встревают только невоспитанные дети и что ему пора готовиться к ванной.

- Э, да можешь ты говорить по-американски, мам! - отрезал мальчуган и выбежал из комнаты.

- Очень рад познакомиться с вами, миссис... Колетт, - изрек я на своем гаитянском французском. Понимая, что долго мне тут ошиваться не стоит, я все же бы обрадован столь радушной встрече.

- Я буду звать вас Мики, потому что я про вас много слышала. Где-то у нас есть ваши с Хэлом фотографии. И всякий раз, когда по телевизору показывают этот ужасный бокс, Хэл вспоминает про вас. Вы прямо-таки его кумир!

- Вот это приятно слышать! - ответил я с идиотской улыбкой. Когда она перешла на английский, я оставил свой варварский французский. То, что я для Хэла кумир, было для меня новостью. - Мне бы не хотелось... Я очень спешу, так что...

Тут её глаза взгляд подметил мой рваный башмак и порванное пальто.

- Что с вами стряслось? - спросила она спокойно.

Именно это спокойствие и помогло мне её вычислить: Колетт была из тех хлопотливых сердобольных малышек, которые все умеют и все всегда успевают. И если встречаешься с такой хлопотуньей раз в месяц - или какой там график был у Хэла - это не так уж плохо.

- Легче сказать, что со мной не стряслось. С того момента, как я приехал сегодня утром в Нью-Йорк, я попал в целую серию передряг. Я, знаете ли, тот магнит, который притягивает к себе все несчастья. Но я не стану утруждать себя и вас рассказами об этих несчастьях, а не то вы сочтете меня отъявленным лгуном. Самое главное мое несчастье - то, то я потерял бумажник, где лежали все мои деньги. Вы можете одолжить мне хотя бы десять долларов? Через пару дней я верну их вам почтовым переводом.

- Конечно. Раздевайтесь. Отдохните. Я приготовлю вам поесть.

- Это просто замечательно. Но я ужасно тороплюсь. Мне надо немедленно позвонить. Так что если бы вы могли дать мне денег...

- Позвоните от нас, - и она махнула рукой на телефон.

- Нет, лучше не стоит.

- Ах вот оно что! - и в её глазах вспыхнул неподдельный интерес, точно я был загадкой, которую ей предстояло решить.

- Нет-нет, не подумайте, тут нет ничего предосудительного. Беда в том, что я и сам пока не понимаю, что происходит. Так что если вы одолжите мне денег, я снова буду на коне.

- Но вы же не можете уйти в таком виде. Посмотрите на свои ботинки. Похоже, вы носите обувь того же размера, что и Хэл. Ну хотя бы примерьте его ботинки!

Дверь в ванную отворилась и из-за неё выглянула девочка в розовом халатике.

- Иди смотри телевизор у себя в комнате и не мешай нам! - сказала Колетт. - И скажи то же самое Франсуа. Оставайтесь оба в комнате!

Девочка безмолвно кивнула и важно прошествовала в глубь квартиры.

- Пожалуйста, извините меня за этот беспорядок. Мои картины и дети отнимают столько времени - я даже не успеваю прибираться в доме!

- Так эти картины на стене - ваши?

- Ну да! Нравится?

- Очень!

- У нас такой хаос! Мы чиним кресла.

- Я и не знал, что у Хэла такие золотые руки! - пробормотал я, идя за ней в спальню.

- Э, он только мастер языком трепать! - засмеялась она. - Это я все делаю. Так много работы. А тут ещё сын и дочь. Скоро нам понадобится отдельная комната для девочки. А арендная плата за квартиры знаете какая! Но если мы переедем на новое место, может быть, у меня наконец появится своя студия. Садитесь на кровать и примерьте!

Спальня была обставлена современной мебелью с острыми углами, грозившими проткнуть мне бок. Я сел на низкий пуфик и распахнул плащ.

Наверное, у нас обоих на лицах возникло одинаковое выражение изумления. Она уставилась на мою окровавленную шею, а я на висящую над кроватью фотографию в рамочке: несколько юношей и девушек с автоматами в руках. Крепко сжимающая автомат девчушка с двумя косичками была никто иная, как Колетт.

Она выронила из рук башмаки Хэла, которые только что достала из стенного шкафа, и бросилась ко мне.

- Да вы ранены!

- Упал и ушиб голову, - ответил я, не отрывая взгляда от фотографии. Это что, боевое оружие?

- Вам надо... - Она осеклась и проследила направление моего взгляда. А, да, во время войны я была с "маки" - это подпольное движение сопротивления во Франции. Снимайте пальто и рубашку.

- Да не беспокойтесь. Это просто кровоподтек.

- Глупости! Я обработаю рану. Я кстати преподаю основы первой помощи в вечерней школе. Раздевайтесь!

Повинуясь ей, я стянул с себя одежду и остался в одних штанах.

- А вы такой же крепыш, как мой муж, - сказала она. - Погодите, я уведу мальчишку из ванной. Вы точно не хотите обратиться к врачу?

- Не хочу.

- Тогда подождите.

Она выбежала из спальни, а я встал и подошел к фотографии поближе. Да, ребята не позировали перед объективом ради понта, так что сомнений не было: ребятки держали в руках свое личное оружие.

Колетт позвала меня, я вышел и столкнулся с мальчиком в синем халате. Он спросил:

- Тебе тоже приходится каждый вечер принимать ванну?

Я подмигнул ему, а он продолжал:

- Можешь поиграть с моей атомной подводной лодкой, если хочешь.

Колетт заставила меня нагнуться над ванной, умело промыла рану на голове и даже умудрилась выбрить пораненное место. Потом я воссел на унитаз, а она сняла с меня ботинки и носки и заклеила пластырем вздувшиеся мозоли на пальцах. Мне стало неловко.

Пока я мылся, Колетт принесла в ванную ботинки, носки, старую автомобильную куртку, плотную рубашку и штаны. Все подошло, и, одевшись, я почувствовал себя превосходно - впервые за многие часы. Вдобавок ко всему я даже наскоро побрился лезвием Хэла.

Когда я вышел из ванной, Колетт захлопала в ладоши.

- Ну, теперь вы точно заново родились! Выпейте бренди, а я пока приготовлю ужин.

- Мне надо идти - и позвонить! - завел я свою шарманку, отпивая бренди. Бренди оказался крепким и с отличным букетом.

- Да, забыла совсем. Вот деньги. Этого хватит? - Она вытащила из кармана джинсов четыре пятерки.

- Вполне. Я вышлю деньги и одежду как только...

- Да не надо об этом беспокоиться. Вы точно не попали в беду? Вы можете остаться у нас, пока Хэл не вернется - я посплю на кушетке в гостиной.

Бренди вернул меня к жизни.

- Нет. Спасибо за все. Я не в беде. Просто, я изо всех сил, точно голодный кот, рыскал в поисках банки сметаны, а нашел только чашку кислого молока... - Теперь меня больше всего радовали эти двадцать долларов в кармане. Теперь путь к Роуз был открыт. Я вволю наигрался в детектива и теперь, оказывается, даже мог шутить на эту тему.

- Comment?

- Так, шутка, непонятная непосвященным. Я пытался найти одного дядю. Он немец. Фамилия Кислы - вроде как кислая капуста. Но оказалось, что его давно нет в живых. Вообще та ещё история - просто детектив. В этой истории фигурирует некая азиатка по имени Ми-Люси-а...

- Девушка?

- Ну да, из какой-то бывшей британской колонии. По-видимому, горячая штучка: её называют просто Ми-Люси и потом с придыханием произносят "а"!

- Можете произнести её имя по буквам?

- Да что вы, Колетт! Я с трудом запомнил это имя. А что?

- А этот ваш мертвец, как его звали? - в её голосе послышались нотки тревоги.

- Все мои беды начались с того мгновения, когда я заикнулся про Вилли Кислого. Точнее Кислы. Почему это вас так заинтересовало?

- Он ваш приятель?

- Я его в жизни ни разу не видел. Я только хотел узнать у него что-нибудь про человека по фамилии Фодор... - Черт побери, меня так развезло, что я опять, в который уже раз, не мог вовремя прикусить свой дурацкий язык. Я бросил на Колетт подозрительный взгляд.

- Мики, вы разве не знаете, что такое... Милуса?

- Да это девица какая-то, которая... - тут я похолодел. - Так вы её знаете? - У меня сжалось сердце. Ну выберусь ли я когда-нибудь из этой чертовой мышеловки, куда меня занесла нелегкая?

Она кивнула. Ее огромные глаза сверкали.

- Милуса - это не девушка, а деревушка в Алжире. Там было совершено чудовищное преступление.

- Деревушка? Какое преступление?

- Массовое убийство. Все жители деревни - мужчины, женщины и дети били изрублены на куски. Мики, как же вы оказались замешаны в такое дело?

- Почему замешан? Я до сей минуты даже не знал, что это деревня. И хотел бы поскорее об этом забыть. Слушайте, мне очень не хочется обрывать наш разговор на этой ноте, но мне действительно пора. Тут поблизости есть телефон-автомат?

- Как выйдете из дома, сверните налево. На углу увидите лавку "газеты-журналы". От нас не хотите позвонить?

Я покачал головой.

- Еще раз спасибо за все.

- Вот что, Мики. Позвоните и возвращайтесь. Я должна вас покормить. Я хорошо готовлю. И дам вам в дорогу бутербродов.

- Я не могу...

- А я настаиваю! Я буду страшно обижена, если вы не оцените мою стряпню. Лишние полчасика погоды не сделают. Да это и невежливо...

- Ладно, пойду позвоню, а там видно будет. - Я двинулся к выходу, а Колетт схватила какую-то старую шляпу и сунула мне в руку.

- Вот, наденьте, прикройте рану. И обязательно возвращайтесь. Не только поужинать. Я должна с вами обсудить кое-что важное. Дело касается Хэла.

- Ладно, вернусь, - пообещал я, изучая свое отражение в зеркале у входной двери. В обносках Хэла я был похож на стопроцентного американца. Вот только ростом выбивался из стандарта.

На улице уже стемнело, и я успокоился - но лишь до той секунды, пока не понял, что тьма может служить отличным прикрытием и для моих возможных преследователей. Сообщил ли в полицию тот бедняга-домосмотритель о нападении на него в подвале? Наверняка уж. Так что полиция сейчас, возможно, прочесывает всю округу. Но меня настолько вдохновляла мысль о предстоящем разговоре с Роуз, что я и думать больше ни о чем не мог. Даже о поразительном известии, что Ми-Люси-а - или Милуса - это городишко в Северной Африке. Впрочем, как и все прочие события этой адской круговерти, в которую я попал, это ровным счетом ничего не проясняло. Да и Колетт могла ошибаться.

Я для начала хорошенько осмотрел газетную лавчонку через витрину, потом вошел и купил две сигары, чтобы разменять пятерку. Набрав номер судоремонтной мастерской в Эсбюри, я с нетерпением стал ждать, когда Роуз возьмет трубку. Прошла целая вечность. Я ощутил уколы ледяных иголочек тревоги. Но лед мгновенно растаял от знакомого голоса Роуз:

- Мики?

- Да! Дорогая, я в большом городе, еду к тебе.

- Ох, Мики! Я уж не знала, что и думать! Ты же давным-давно должен был быть здесь! Что-то случилось? - Ее голос звучал напряженно. Наверное, помехи на линии. А может, она просто приложилась к бутылке.

- Нет, все нормально. Тут правда произошел один инцидент.

- Ты ранен?

- Нет же, милая! Я потерял бумажник. Вот мне и пришлось тут исхитриться и раздобыть денег, чтобы хотя бы позвонить тебе. Но теперь все устроилось и я через пару минут выезжаю. Как там дела у тебя?

- Все тихо, только за тебя беспокоюсь. Прошу тебя, Мики, поторопись. Родной мой, я хочу, чтобы ты был рядом. Я без тебя просто подыхаю!

- Сиди и никуда не уходи. И смотри, поменьше обнимай бутылек! Пока что нам все ещё грозит опасность! - Говоря это, я зарделся как помидор - от прилива чувств. Я почему-то стал про себя твердить, что пусть Хэлу и досталась такая проворная и даже героическая малышка, но Колетт до моей Роуз было как до Луны!

Повторив свою просьбу никуда носа не казать с "Морской принцессы" и держать ухо востро, я повесил трубку. Я начал уже было набирать номер автобусной станции, как вдруг заметил перед телефонной будкой плотненького коротышку. Он сверлил меня взглядом. Меня опять охватило острое чувство страха, но тут я заметил, что он без галстука. Похоже, коротышка просто выскочил из дома позвонить.

Потом я вспомнил и домосмотрителя, которого огрел по башке в подвале. В тот раз мне повезло, но если я ещё кого-нибудь огрею по башке в этом квартале, мне точно не поздоровится. И тут я решил блефануть. Набрав номер автобусной станции, я повесил трубку и высунул голову из будки.

- Вам надо позвонить?

- Да уж надо! - визгливо завопил он. - Мне надо сделать десяток важных звонков, но моя доченька, видите ли, весь вечер висит на телефоне! Это же неслыханно, чтобы нельзя было воспользоваться собственным телефоном!

Я вышел из будки.

- Звоните. Я подожду.

- Мне надо сделать несколько звонков. Я только один раз позвоню, а потом вы...

- Ладно, ладно, я не спешу.

Закурив сигару, я подошел к полке с телефонными справочниками и стал листать их в поисках карты штата Нью-Джерси. Карты не оказалось. Когда коротышка освободил будку, я снова набрал номер автобусной станции и узнал, что последний автобус на Эсбюри ушел полчаса назад. Клерк оказался разговорчивым и посоветовал мне сесть на поезд до Ньюарка, а там пересесть на другой поезд или автобус до Ред-Бэнка. Такси от Ред-Бэнка, по его словам, обошлось бы мне всего в несколько долларов. Позвонив на вокзал, я выяснил, что до ближайшего поезда на Ньюарк у меня было в запасе полтора часа, а потом поезда будут ходить через каждые тридцать минут.

Я присел и задумался. Денег для этого путешествия мне хватало, так что было бы лучше - и для меня, и для Колетт - если бы я не стал к ней возвращаться. Правда, она готовила для меня еду и, черт его знает, что она надеялась услышать от меня про Хэла. Мне не хотелось оказаться неблагодарной свиньей, но время для политесов было неподходящее. С другой стороны, у меня ещё оставалось полно времени, а сидеть у неё в доме было лучше, чем болтаться на улицах.

Я подумал купить для её детей коробку конфет - но это очень уж смахивало бы на то, как если бы карточный шулер занял у тебя деньги, чтобы сыграть с тобой же в очко. Я медленно зашагал к дому Андерсона, то и дело оглядываясь по сторонам - не следят ли за мной. Я чувствовал себя как альпинист-любитель, который заблудился в тумане у вершины Монблана.

Колетт поставила пластинку с новомодной рок-туфтой и сказала, что ужин сейчас будет готов. Я исследовал кресло, которое она ремонтировала, и подивился её плотницкому мастерству. Она позвала меня в кухню, заставленную новенькими электробытовыми приборами, и предложила простой бутерброд с сыром. и кофе. Она приготовила для меня пакет с бутербродами, что было даже очень кстати - с этим пакетом я буду вылитый рабочий ночной смены. Я съел бутерброд, выпил кофе и уже собрался было встать, как она налила мне вторую чашку.

- Вы позвонили? Все в порядке?

- Да. Поверьте, я обязательно вышлю вам деньги.

- Мики, не уходите. Еще минуту!

- Колетт, я не большой любитель трепать языком. Уж не знаю, что вы хотите выведать у меня про Хэла, но я ничего не знаю...

- Я просто так вам сказала - чтобы вы вернулись. Мики, вы должны подождать ещё немного. Это очень важно. С вами хочет поговорить один человек. Он скоро приедет.

- Кто-то едет сюда? Да как...

- Я сама позвонила Жаку. Вы должны поговорить с ним о Милусе. Можете ему доверять.

- Ну что вы за лихая девица! - прошипел я, стараясь не повышать голос: мысль о проживающем на первом этаже полицейском не давала мне покоя. - Я никому не доверяю! В последние двенадцать часов в меня стреляли, мне угрожали, били и чего только ни делали! Теперь моя твердая жизненная позиция - ни во что не вмешиваться! Вы сообщили ему мое имя?

- Да, кажется, я сказала, что вас зовут Мики. Но вы можете ему доверять, как и мне. Вы должны нам доверять!

Тут я буквально кожей ощутил нависшую над нами с Роуз опасность: они знали мое имя и название моей яхты - теперь нам крышка! Я двинулся в гостиную. Колетт повисла у меня н плече.

- Я же поверила вам! - яростно заявила она. - Когда вы пришли ко мне в дом, я же на стала спрашивать, какое преступление вы совершили, и не стала опасаться, что пострадаю из-за вас! Вы лучший друг Хэла, и я не причиню вам вреда!

Я молча посмотрел на неё и пробормотал:

- Вы не понимаете... Самое лучшее, что я могу сделать для вас и ваших детей - это поскорее унести ноги...

- Мики, похоже, это вы ничего не понимаете. Я не знаю, притворяетесь вы или действительно не в курсе происходящих событий. Жак - хороший человек, он умный, он сотрудник французского консульства. Он поможет вам.

- Да чем он может мне помочь? Колетт, будьте благоразумны, дайте мне уйти!

- Нет. Видите ли, мне кое-что известно. О Вилли Кислы. И чуть больше о Милусе. Мики, возможно, вы владеете документами, имеющими для нас чрезвычайную важность!

- Кто это "мы"?

- Люди доброй воли. Правда о Милусе очень важна для нас.

- Что важно? Я что-то не пойму...

- Дождитесь Жака, он расскажет вам куда больше, чем я. Мики, вы не должны бояться ни Жака, ни меня. Поверьте!

- Черт побери, да с чего вы взяли, что я боюсь! - рявкнул я и стал лихорадочно соображать, что мог рассказать ей Хэл из того, что я по глупости наболтал ему про Роуз тогда на Гаити. И ещё в моей несчастной больной голове крутились две мысли. Первое - ведь я искал "Кислого" для того, чтобы узнать у него, в какую передрягу оказалась замешана Роуз. И вот на тебе, именно сейчас, попав в западню Колетт, я мог наконец получить всю интересующую меня информацию. Второе - и это очень тревожило меня - я понимал, что если сейчас сбегу, Колетт выложит своему приятелю Жаку мое настоящее имя. И тогда уж он точно ухватится за ниточку, которая приведет его к моей яхте и к нашему острову... И прощай наше последнее прибежище!

Колетт стояла передо мной, загораживая входную дверь.

- Ну конечно, я вам доверяю, почему бы нет, - проговорил я. - Но я настаиваю на одном: ни при каких обстоятельствах вы не должны называть ни Жаку и никому другому мое настоящее имя. У меня на то есть свои причины. Договорились?

- Договорились. Как скажете, Мики. Я не желаю вам зла!

- Но вы можете навлечь на меня беду, сами того не сознавая! Вот как сейчас - почему вы пригласили Жака, даже не спросив моего согласия?

Она отвела взгляд.

- Я просто не допускаю мысли, что вы по другую сторону баррикады!

- А кто на этой стороне?

- Люди доброй воли. Цивилизованная часть человечества.

Я всегда был не шибко силен разгадывать загадки.

- Я ничего не знаю об этой баррикаде, но давайте условимся о двух вещах: вы ни под каким видом не называете моего настоящего имени, а я подожду ровно десять минут, пока не приедет ваш...

Тут с улицы раздался стук в дверь. Колетт стремительно сбежала вниз по лестнице и вернулась в компании крепкого, средних лет мужчины в строгом костюме. Когда он снял черную шляпу и черное пальто с бархатной оторочкой, его лицо показалось мне знакомым. Колетт быстро лопотала по-французски, а он пристально смотрел на меня, слегка дуя на кончики пальцев. Голова у него была совсем седая, а вокруг глаз змеились усталые морщинки. И тем не менее у меня возникло впечатление, что он не намного старше меня, а может быть, даже моложе. Он несколько раз кивнул и стал медленно потирать тонкие руки. Когда-то я знавал одного парня - у него были точно такие же тонкие, но очень сильные руки, которые виртуозно обращались с ножом. Он сел на кушетку в гостиной, указал на кресло и сказал с резким - возможно, притворным британским акцентом:

- Давайте поговорим, месье Мики.

Услышав этот акцент, я тут же вспомнил старика в водолазке. Жак буравил меня взглядом, я тоже не спускал с него глаз. И почти сразу понял, где уже видел это лицо: в компании юных французских партизан на фотографии в спальне Колетт - правда, в ту пору он не был седым. И судя по его позе на той фотографии, он был у тех юнцов командиром.

- Ладно. Я вас слушаю.

Он ответил усталой улыбкой.

- Как угодно, месье Мики... А дальше?

- Маус! - выпалил я не раздумывая.

- Ага, месье Маус, - продолжал он серьезно. - Очень хорошо. Месье Мики Маус - человек с большим чувством юмора, который обожает забавлять своих собеседников. Но шутки в сторону. Не будем зря терять время, к тому же, как я понимаю, вы спешите. Поэтому не соблаговолите ли сообщить мне, зачем вы искали покойного месье Кислы?

- Я его не искал. Я искал одну девицу, с которой когда-то познакомился. Она упоминала при мне какого-то "Кислого". Как я рассказывал Колетт, мне было легко запомнить эту немецкую фамилию по очень простой ассоциации: немец Кислы - кислая капуста. Я потратил массу времени, чтобы отыскать того Кислы, который, вероятно, мог бы указать мне местопребывание той девицы... Или этой самой Ми-Люси, которая могла бы мне помочь. Я-то думал, что это азиатская секс-бомбочка. А Колетт вот говорит, что это название населенного пункта. Что-то я ничего не понимаю. Все так запутано!

- Верно. Трудно поверить, что в наше время можно найти столь наивного человека - вроде вас. Но вернемся к женщине, которую вы искали - зачем она вам?

- Кстати о наивности. А что, по-вашему, может хотеть мужик от симпатичной телки? В прошлом году мы провели с ней в Канаде упоительную неделю! Я хотел, как говорится, пропустить по второй - вот и стал её здесь искать.

- Ее зовут Роуз, а её мужа Йозеф Фодор?

- Ее зовут Мэри и мы не обсуждали её мужа.

Он взмахнул тонкими руками, точно отмахивался от назойливой мухи, и мне показалось, что под пиджаком у него обрисовалась кобура.

- Это высокая красивая женщина, с отличной фигурой и...ммм... эффектными формами? Актриса?

- Это высокая блондинка, симпатичная. Но давайте ближе к делу. О чем идет речь?

- Вообще-то по большом счету тут речь идет о добре и зле, месье Маус. Летом 1957 года, когда в Алжире была в полном разгаре гражданская война между французской регулярной армией и алжирскими повстанцами, мир содрогнулся, узнав, что в одной горной деревне было безжалостно уничтожено все население. Деревня называлась Милуса. Более трехсот человек - в том числе и грудные дети - были буквально вырезаны. Им всем вспороли горло, а тела изрубили на куски. Париж объявил, что ответственность за это злодеяние несут бойцы Фронта национального освобождения, потому что, по слухам, жители Милусы поддерживали более умеренное Алжирское национальное движение. Учтите, я рассказываю только о том, о чем тогда писали газеты, а не о том, что в действительности там произошло.

- Понятно, - отозвался я, недоумевая, какое отношение Роуз могла иметь к этому происшествию. Она не француженка, не арабка. Если бы она была в Африке - хотя бы на гастролях - она бы мне об этом, конечно же, рассказала.

- Руководители Фронта заявили, что Милусу стерли с лица земли французские солдаты в форме ФНО и что это было сделано с целью запугать алжирских крестьян, которые оказывали ФНО поддержку. Но до сего дня истина так и не установлена.

- Но какая тут связь со мной или с девушкой, которую я искал?

Жак поднял тонкий палец вверх.

- Месье, позвольте мне для начала кратко обрисовать вам политическую ситуацию в Европе середины 50-х годов. В то время по континенту кочевало множество лиц без гражданства. Бывшие нацисты и жертвы нацизма вперемешку находились в "реабилитационных" лагерях. Было множество перемещенных лиц беженцев из оккупированных стран. Среди них наряду с достойными людьми попадались и авантюристы и жулики. Их всех объединяло одно: они были голодны и озлоблены. Многие из них записались во французский иностранный легион и отправились воевать в Индокитае, в Алжире. Благодаря озлобленности они стали отличными солдатами - отважными и безжалостными. Многие из них погибли. Теперь нам стало известно, что подразделение легионеров - каратели - находились в районе Милусы, хотя это ещё ничего не доказывает. Это просто факт. В том подразделении были Вилли Кислы, бывший танкист африканского корпуса Роммеля, Йозеф Фодор, бывший офицер венгерской армии, голландец-вор по имени Гутсрэт, турок Сюбек, итальянец Массина, египетский бандит Листер. Были там и другие, но нам известны только эти имена. Алжирцы обвинили это подразделение в милусской бойне. Но доказать этого так и не удалось. К тому же потом выяснилось что в то время в том же районе находилось ещё несколько подразделений ФНО. Я хочу изложить вам все известные нам факты. Вскоре после уничтожения Милусы карательные операции легионеров прекратились, и все перечисленные мной члены карательной группы были уволены из легиона. Можно предположить, что эти ребята, возможно, хорошо нагрели себе руки. В "малых войнах" всегда крутятся очень большие деньги. Как бы там ни было, они быстренько разбрелись по всему миру - кто-то отправился на Ближний Восток, кто-то в Европу и в Африку. А всего за два года все они погибли. Вряд ли это простое совпадение.

- Погибли или были убиты? - переспросил я.

Жак криво усмехнулся.

- Двоих убили в пьяных потасовках. Фодор явно стал жертвой заказного убийства. Кислы погиб под колесами грузовика - возможно, это был просто несчастный случай. Турок умер в Афинах - он якобы по ошибке выпил яд. Сюбек получил нож в спину в лондонском борделе. Однако ясно, что все эти люди были в бегах. Они постоянно меняли свое местожительство...

- В бегах - от кого? - перебил я Жака.

- Доказательств нет никаких. Одни предположения. Вероятно, к их смертям приложили руку агенты ФНО, возможно, другие арабские группировки. Следует также учесть, что и французское правительство не было заинтересовано в том, чтобы эти люди заговорили. Подчеркиваю, месье Маус, это только мои предположения. Но такова общая картина: совершено ужасное преступление, шестеро возможных его участников пускаются в бега и вскоре все они умирают. Некоторое время назад прошел слух о том, будто бы Фодор написал целую исповедь, нечто вроде дневника. Но теперь нам стало известно, что это доподлинный факт. Однако его дневник так и не был обнаружен. Возможно, в нем вся правда о Милусе, впрочем, с таким же успехом содержание этого дневника может оказаться сплошным вымыслом, чистой воды ложью. Или там вообще речь идет не об Алжире. Говорят, Кислы заключил с Фодором сделку - предложил за этот дневник пятьдесят тысяч долларов. У меня нет сведений относительно того, как ему удалось собрать такую гигантскую сумму и на кого он работал. С другой стороны, возможно, Фодор его просто шантажировал. Но мы точно знаем, что Кислы передал Фодору деньги, а Фодор его обманул и сбежал вместе с дневником. Мы считаем, что именно это и послужило причиной убийства Фодора. Мы также знаем, что Фодор женился на американской кафе-шантанной актриске. Так вот, его жена, его дневник и деньги исчезли. В прошлом году мы решили, что жена - вдова - Фодора вместе с дневником погибла в море во время шторма и прекратили поиски - но с сегодняшнего дня они возобновились.

- Почему?

- Как нам стало известно из ряда независимых источников, кое у кого в Европе и здесь в Штатах внезапно вновь пробудился интерес к этому дневнику. Нам также стало известно, что вчера вечером Роуз Фодор видели в обществе крупного мужчины. Вот вас, к примеру, можно назвать крупным, месье Маус...

- Пожалуй. Но то же самое можно сказать и о двадцати тысячах мужчин, которые бродят сейчас по Бродвею. Что-то я не врубаюсь... Почему это вдруг кое-кто в Европе и в Америке заинтересовался этим дневником?

- Я же говорю вам, дневник может произвести эффект разорвавшейся бомбы. Или оказаться мыльным пузырем. Масса людей пытаются найти Роуз в надежде, что она выведет их на дневник!

- Я честное слово, по-прежнему мало что понимаю, но скажите мне на милость, вы - тоже из тех людей, которые ищут... как ее... Роуз?

- Да.

- А что, вы считаете, это она убила своего мужа?

- Да нет же! Смерть Фодора никого не интересует. Мы ищем его дневник. Разумеется, мы не уверены, что дневник у нее, но она явно знает о нем больше чем кто-либо. Так что, месье Маус, если уж говорить начистоту, я убежден, что эта ваша знакомая Мэри и есть Роуз Фодор. Никто кроме неё не знает о Кислы и Милусе.

- Погодите, судя по вашим словам, об этом знают сотни людей!

Жак снисходительно улыбнулся.

- Пожалуй. Я сформулирую свою мысль иначе: она единственная американка, кто знает об этом. Так звучит убедительнее?

- Возможно, - буркнул я. Теперь мне не терпелось выжать из него все. Мы провели вместе только одну неделю. И в основном - в постели. Но она мне показалась какой-то... перепуганной.

- У неё были деньги?

- Трудно сказать. Мы не шиковали, и я за все платил из своего кармана.

- А она не объясняла, отчего она "перепугана"?

- Она рассказала мне совершенно фантастическую историю о том, как за ней охотилась полиция и целая свора частных сыщиков. Я по правде сказать, не особенно ей поверил, счел пьяной болтовней. То есть ведь полиция не станет преследовать тебя просто так - только в том случае, если ты нарушил закон. А Мэри не была похожа на преступницу.

Жак предложил нам с Колетт сигареты, сам закурил и продолжал:

- Вполне вероятно, что ей сильно досаждали правоохранительные органы многих стран....

- Но вы же только что сказали, что никого не интересует убийство её мужа. А вся эта история с полицейскими, которые якобы бегут за тобой по пятам... такое происходит только в плохом кино, - удивленно произнес я, все ещё изображая наивного придурка.

Жак вежливо рассмеялся.

- Месье Маус, вы так простодушно верите в справедливость "закона"! Но ведь существует и неофициальный закон. Вот вам простой пример: нет такого закона, который бы требовал обеспечить большую безопасность жилищу богатого человека, чем хибаре бедняка. А ведь известно, что даже без специального распоряжения патрульный будет особо внимательно присматривать за роскошным особняком и даже наведается туда несколько раз за день, чтобы узнать, все ли в порядке. Другой пример: полицейский вряд ли оштрафует известного политического деятеля. Хотя ни в какой инструкции на этот счет нет никаких оговорок. Короче говоря, все это примеры неофициального закона - и в той или иной степени этого неофициального закона придерживаются правоохранительные органы всего мира - на всех уровнях. Можно предположить, что государственные службы осуществляли такие неофициальные шаги... в отношении жены Фодора...

- Погодите, хотя я не уверен, что Мэри - та самая, кого вы ищете, я вот сейчас припоминаю: она много чего рассказывала мне об этих преследованиях и как-то сказала, что один федеральный агент угрожал ей пистолетом. Конечно, это все плод её фантазии, но все-таки странно, что она об этом сказала.

- Друг мой, возможно, это не плод её фантазии, как вы выразились, а то самое проявление неофициального закона. Полагаю, Колетт успела вам сообщить, что я чиновник французского правительства, но в данный момент я действую как сугубо неофициальное лицо.

- А федеральный агент?

Жак поднял руку, призывая меня к терпению.

- Приведу ещё простой пример. Вы - федеральный агент, а я, допустим, высокопоставленное должностное лицо посольства дружественного государства. Мы встречаемся с вами на банкете. В ходе нашей беседы я даю вам понять, что мое правительство интересуется некоей Роуз Фодор. И все. Вполне безобидное дело. К тому же я мог бы подчеркнуть, что речь идет о сугубо внутреннем деле моей страны. Видите: никаких официальных просьб или запросов. Ничего на бумаге. Если вы занимаете в полицейской иерархии достаточно высокий пост, вы спустите ниже по инстанциям неофициальную просьбу разыскать Роуз Фодор. Ваши низшие чины займутся поисками женщины, даже не ведая, зачем и кому это надо.

- Вот что, мистер Жак. Только не обижайтесь. Я могу представить, как вы - или ещё кто-то вроде вас - просите начальника городской полиции оказать вам такую услугу. Но мне как-то не верится, чтобы крупный вашингтонский функционер после случайной беседы с иностранцем на дипломатическом приеме негласно объявил какую-то блондинку в общенациональный розыск.

- Напротив, подобный розыск могла бы санкционировать как раз очень крупная фигура - человек, имеющий доступ в высшие дипломатические круги. Кроме того, я же не сказал, что был объявлен общенациональный розыск. Нет, простая проверка, имеющая целью установить местонахождение Роуз Фодор.

- Простая проверка? С пистолетом наперевес?

- В пистолет я не верю, - спокойно возразил Жак. - Разве что её хотели просто попугать. И не забудьте: высокопоставленный посольский работник мог войти в контакт с обыкновенным представителем правоохранительных органов. Он мог даже посулить этому полицейскому некое вознаграждение за поимку Роуз Фодор. А может быть, этот полицейский рьяно взялся за дело в надежде получить повышение по службе. Уверяю вас: точно такая же история могла бы произойти в моей стране, если бы американский дипломат смог уговорить французского жандарма. И учтите: полицейский скорее всего не думал бы, что нарушает служебный долг. Наоборот, он считал бы, что борется за правое дело.

Я покачал головой и пробормотал с невинным изумлением:

- Это как-то не укладывается в голове.

- Не сомневаюсь. Уверяю вас, что и наш предполагаемый полицейский чин отнесся бы к этому предложению точно так же. Будучи неискушенным в таких делах, он бы - как и вы - даже не задался бы вопросом, зачем кому-то понадобилась Роуз Фодор, потому что в его представлении правительство всегда поступает "правильно". Но к несчастью, "правильно" и "неправильно", "хорошо" и "плохо" - это только бессодержательные слова. Но я отвлекся. Да, я разыскиваю миссис Фодор, хотя и без пистолета. Но можете не сомневаться, что наряду со мной её также ищут агенты ФНО и других арабских группировок, а в этих группах наверняка есть фанатики, которые не остановятся ни перед чем. А ещё прибавьте сюда целые легионы частных сыщиков, нанятых на деньги крупных нефтяных компаний.

Я был потрясен: Жак знал свое дело, прочитав мне краткую, но исчерпывающую лекцию на интересующую меня тему.

- Вот те на! Ну и клубок! А нефтяные компании тут при чем?

Колетт откинула назад голову и сквозь зубы произнесла что-то по-французски, по-видимому, ругательство. Жак жестом призвал её к спокойствию.

- Мой дорогой месье Маус, вы, похоже, живете в пещере. Вы что, газет не читаете? Вы разве не знаете, что в Сахаре недавно обнаружены залежи нефти, по запасам превосходящие нефтяные месторождения Среднего Востока? Так что тут все понятно. Давайте представим следующее: частный агент сообщает полиции, что работает на некую крупную нефтяную компанию - и можете не сомневаться: местная полиция даже без соответствующих инструкций сверху, с удовольствием начнет сотрудничать с этим частным детективом.

- Может быть, - проговорил я, еле сдерживаясь от крика: "Да ты как в воду глядишь, парень!"

Жак снова снисходительно усмехнулся.

- Поиски Роуз Фодор постепенно стали событием международного масштаба! Этот дневник будет представлять интерес до тех пор, пока в Алжире сохраняется политическая нестабильность, а процесс национального примирения там займет многие годы. Как я уже вам сказал, поиски Роуз почти что прекратились - но со вчерашнего дня они возобновились вновь..

Я кивнул и продолжать гнуть свое.

- Кстати, о дневнике: выходит, вы считаете, что ту деревню уничтожили французские солдаты и что теперь французские власти пытаются спрятать концы в воду?

- Жак не знает этого, - встряла в разговор Колетт.

Он покачал головой.

- Верно. У нас нет точных улик относительно того, кто совершил это массовое убийство. Когда вы говорите "французские", или "английские", или "американские" - это ведь само по себе ничего не значит. Это все равно что сказать "небо голубое" - а это не так, потому что небо постоянно изменяет свой оттенок. Демократические правительства точно так же являют собой целый спектр различных политических оттенков. Так что во имя "благого дела" какие-то политики могут совершать чудовищные вещи, которые вовсе не предусмотрены официальной политикой государства. Мы живем в сложное время и, как ни парадоксально, с возрастанием роли оружия пропорционально возрастает и роль личности. Простой пилот, сидящий за штурвалом бомбардировщика с атомной бомбой, способен хохмы ради начать мировую войну. Вы знаете, что кровавые события в Будапеште развернулись из-за того, что пьяный русский танкист нажал на гашетку? А война в Корее началась из-за того, что какой-то перепуганный солдат дал очередь из пулемета? Это страшно, но правда - любой офицер на ракетной базе может запалить мировой пожар! Военные мыслят одинаково везде и всюду. они не могут признать своей ошибки и считают, что им следует либо все отрицать, либо похоронить правду любой ценой. Очень может быть, что Кислы, Фодор и иже с ними учинили бойню в Милусе по пьянке. По собственной инициативе. Хотя на мой взгляд, это слишком простое объяснение.

- Как это понимать?

- А так, что если они и впрямь были там, то совершили это злодейство по приказу старшего офицера. Причем надо понимать, что офицер, отдавший варварский приказ, по своей сути, возможно, никакой не зверь. Вполне вероятно, что он был просто хорошим солдатом, патриотом, который считал, то действует во благо своей родины. Не улыбайтесь, сэр, вспомните свою собственную историю: индейцев убивали и жгли не только злодеи. Многие вполне порядочные люди, отцы и мужья, полагали, что они забирают - точнее сказать, отнимают - у индейцев земли во имя будущего процветания Америки. И многие индейские вожди были далеко не кровожадными дикарями - нападая на караваны переселенцев, убивая и грабя их, они были убеждены, что действуют на благо своего племени. Так что в нашем сложном мире нет четкого деления на черное и белое. Все зависит от точки зрения. И то, что один человек считает грязным убийством, другой воспринимает как подвиг. Ну что, картина для вас прояснилась или стала ещё более туманной?

- Я в некотором недоумении. Возможно, оттого, что мне трудно поверить в этот международный детектив...А вы-то как считаете: жителей Ми-Люси перебили алжирские повстанцы?

- У нас на этот счет масса сомнений, но нет улик, вот почему нам так важно заполучить дневник. Позвольте уточнить. Я придерживаюсь либеральных воззрений в политике. Я уважаю любую точку зрения. Теперь представим себе следующее: я офицер французской армии, меня послали в "горячую точку" в Алжир. Невзирая на полученный приказ, я попытаюсь по своей инициативе, негласно, вникнуть в суть национального конфликта и, возможно, искать пути к компромиссу. Я буду это делать не ради власти и славы, а просто из лучших побуждений. При благоприятном исходе дела, я смог спасти множество жизней. Но возможно, я совершаю громадную ошибку. И если мой партнер по переговорам с ФНО - жестокий фанатик, мои действия могут привести к гибели сотен моих солдат. Зайдем теперь с другой стороны. Я отъявленный реакционер. Я француз, который родился и вырос в Алжире. Я ненавижу арабов. С моей точки зрения, арабы несут угрозу моей любимой Франции, поэтому в моих глазах алжирские повстанцы - это кучка бандитов и негодяев. И, движимый святой ненавистью к ним, я могу отдать приказ уничтожить алжирскую деревню. В истории полно примеров зверских преступлений, совершаемых людьми из патриотических чувств. Нет сомнения, что среди мясников в нацистских концлагерях было немало тех, кто считал, что их грязная работа необходима для процветания родной Германии. Так что доверяться чужим доводам - занятие рискованное.

Я пососал сигару - она затухла. Раскурив её вновь, я спросил:

- Но как же Кислы и Фодор попали в Штаты?

- Может быть, въехали по туристической визе, а может быть, нелегально перешли границу. А может быть, они были секретными агентами.

- Это как понимать? - изумился я. - Вы что же, обвиняете дядю Сэма в грязных делишках?

На губах у Жака появилась усталая улыбка.

- Я вовсе не собираюсь оскорблять вашу страну. Если угодно, я глубоко уважаю Соединенные Штаты. Я имею в виду вот что: если предположить что эти люди участвовали в бойне и если они совершили это с ведома армейского командования, то их могли просто обменять. Услуга за услугу. В наше время по всем миру то тут, то там вспыхивают грязные войны, в которые втянуты сверхдержавы. Вам известно, что ЦРУ имеет возможность ежегодно оформлять въезд в США ста иностранцам в обход всех квот и визовых формальностей? Та же система и во Франции. Так что если я, предположим, высокий армейский чин, прошу американское правительство оказать мне некую услугу и впустить в страну трех человек, никто не станет задавать никаких вопросов. В обмен на это французское правительство разрешит въехать во Францию нескольким американцам. И опять же никто ни о чем не станет спрашивать. Короче говоря, Вашингтон даже не знает об алжирском прошлом Кислы и Фодора и не интересуется этим вопросом. Но все это лишь мои догадки.

- А если предположить, что вы нашли дневник и там говорится, что в массовом убийстве повинны французы. Что вы сделаете с этим дневником? задавая этот вопрос, я хотел увидеть его реакцию.

- Что бы ни утверждалось в дневнике, это не имеет значения. Там должны фигурировать доказательства того, что в преступлении замешана французская сторона. Если же такие доказательства там есть, то уверяю вас, что мы, либералы, воспользуемся этим дневником для того, чтобы изгнать профашистские элементы из нашего правительства. Мы будем настаивать на наказании виновных. Разумеется, если дневник окажется в руках наших политических противников, они его тут же уничтожат.

- А если он попадет к алжирцам?

Жак пожал плечами.

- Месье Маус, алжирцы, как и французы - да и все нации - состоят из самых разных политических групп. Тут все будет зависеть от содержания дневника и от того, к кому именно он попадет. Поймите, нет хороших и плохих стран. Что касается нас, то мы, умеренные либералы, не преследуем никаких эгоистических интересов. Мое убеждение: какими бы помыслами, низменными или высокими, ни руководствовались исполнители этого бойни, они совершили страшное преступление. И виновные - будь то французы, или алжирцы, или марсиане - должны понести заслуженное наказание. Чтобы в будущем подобные преступления были невозможны.

- Так, ладно. Но почему вокруг этого дневника поднялась такая свистопляска? Ведь столько лет прошло! Кому теперь какое дело?

Жак печально посмотрел на меня:

- Надеюсь, вы не настолько циничны, месье Маус! И не настолько неразумны, чтобы не понять, какой резонанс может иметь подобное разоблачение. Уничтожение деревеньки Лидице для окончательного поражения нацистов имело не меньшее значение, чем бомбардировки Германии авиацией союзников. Мировое общественное мнение - сильнейшее оружие. Вот почему этот дневник представляет такую важность.

- Но почему же за ним охотятся нефтяные компании? Они же не занимаются политикой.

Жак взмахнул сигаретой.

- Тут как раз все понятно. Они заинтересованы в нефтяных концессиях в Сахаре, поэтому сейчас они могут заигрывать сразу со всеми, чтобы в итоге оказаться заодно с победителем. Для них дневник может оказаться инструментом шантажа. Даже де Голль...

Слушая его, я еле сдерживал улыбку. Бедная Роуз. Бедный я. На какой же пороховой бочке мы с ней сидели все это время. Мы были точно котенок с консервной банкой на хвосте, который пытается бегством спастись от страшного грохота. А ведь как все просто: надо было просто скинуть где-нибудь бумаги Фодора - и дело с концом.

Взглянув на часы, я встал, прервав Жака на полуслове:

- Ладно, если мне доведется увидеться с этой Мэри, и если она окажется Роуз, и если этот дневник у нее, я постараюсь...

Он расхохотался мне в лицо.

- Месье Маус, не обижайтесь, но, откровенно говоря, мне представляется, что вы лжец! Я думаю, вам отлично известно, где Роуз. Вот моя визитная карточка. Прошу вас...

- Мне наплевать, что вы думаете! - грубо заметил я. - Я не знаю, где она.

Он иронически отвесил мне поклон.

- Тогда скажем так. Сохраните мою карточку. Если этот дневник когда-нибудь попадет вам в руки... Надеюсь, я смог убедить вас в том, насколько он важен для человечества. Прошу лишь об одном: если он попадет вам в руки - вышлите его мне. Я француз, но в первую очередь цивилизованный человек в самом высоком смысле этого слова. Если в этом дневнике содержатся хоть какие-то доказательства, клянусь, я сделаю все, чтобы справедливость восторжествовала...

- Не надо громких слов. Я уже устал вам повторять: мне неизвестно, где Роуз и где дневник!

- Мы же говорим: если вы её увидите, - вмешалась Колетт. - уговорите её передать этот дневник нам. Мики, вы обязаны это сделать!

Жак выпустил колечко дыма, а потом струйку дыма через колечко. Ловко это у него получилось.

- Тут есть ещё один нюанс. Я оцениваю этот дневник в десять тысяч долларов.

- А почему так мало? - не удержался я.

Он вскочил на ноги.

- Ага! Значит, дневник у вас и вам за него предлагали больше!

- Спокойно! Я ничего не знаю о дневнике. Вы же сами сказали, что Кислы когда-то давал за него пятьдесят "кусков". Я просто пошутил.

Жак снова поклонился.

- Ну, раз я прошу вас верить мне, то и мне придется поверить вам. Честно говоря, у нас не так-то много свободных средств - мы не можем предложить больше десяти тысяч. Не забывайте: дневник может оказаться пустышкой!

Я спрятал его визитку в карман.

- Да я же ничего вам не собираюсь продавать. То есть мне просто нечего продавать. Но обещаю, если судьба сведет меня с женщиной, которую вы называете Роуз, я отдам ей вашу карточку. - Говоря это, я подумал: Жак и Колетт мечтают спасти мир. Но я тоже мечтаю о том же самом - я мечтаю спасти наш с Роуз укромный маленький мир на острове. А для этого мне надо было хранить в тайне ото всех его существование. - Впрочем, как говорят карточные шулеры, это все только если бы да кабы...

Наступило молчание. Я взял пакет с едой и подошел к двери.

- Спасибо за все, Колетт. Деньги пришлю через пару дней. - Я помахал Жаку.

- У меня внизу машина, - сказал он. - Хотите, я вас подвезу?

- Нет, спасибо. - Я открыл дверь.

- Не забудьте про меня, месье Маус, - тихо заметил Жак. - И скажите Роуз, пусть она по крайней мере придет ко мне просто поговорить. Кстати, что она за человек, эта ваша Мэри, которая на самом деле Роуз?

Спускаясь по лестнице вниз, я ответил:

- Самая обыкновенная девушка, которая старается никому не быть в тягость.

9.

У дома стоял черный кадиллак. За рулем сидел хмурого вида парень в костюме. Номера были явно дипломатические. Водитель бросил на меня скучающий взгляд. Телохранители во всех уголках мира выглядят абсолютно одинаково. В первый момент я даже подумал, а не попросить ли месье Жака подбросить меня куда-нибудь в центр - по крайней мере, в его лимузине я был бы в полной безопасности.

Я прошел по ночной улице несколько кварталов, потом свернул на авеню. Похоже, за мной не следили. Чтобы запутать моих воображаемых преследователей, я сел в автобус и миновал нужную мне станцию метро. Сойдя с автобуса, я зашел под козырек большого магазина и стал наблюдать за улицей. Вокруг не были ни души. Увидев проехавшую мимо патрульную машину, я решил убраться отсюда - не хватало мне только наткнуться на того домосмотрителя.

Платформа была пустынна. Я сел в первый вагон. На каждой остановке я выскакивал из двери и в последнюю секунду впрыгивал обратно. Теперь, будучи в курсе всего - если, конечно, Жак не навешал мне лапши на уши - я уже ни о чем не беспокоился. Мне хотелось лишь поскорее добраться до "Морской принцессы". Я сел на диванчик и тут из-за открытой двери вагона раздался голос:

- Ты в своем уме, приятель?

Я обернулся и увидел ухмыляющееся лицо машиниста, высунувшегося из своей кабины. Возможно, мне это привиделось, но я вдруг узнал в нем того самого баскетболиста, который, ткнув мне под ребра ствол, привел меня на развалины. На следующей остановке я вышел и дождался другого поезда. На Тридцать четвертой улице я сделал пересадку на экспресс до Ньюарка.

Темная сырая станция производила впечатление мрачного склепа, где всего можно было ожидать - даже выстрела в спину. Я стоял на платформе один. Мне стало не по себе, и, выбравшись на улицу, я отправился на железнодорожный вокзал неподалеку. Там мне сказали, что все поезда, следующие отсюда на Запад, делают остановку в Ньюарке.

Меня это устраивало - в вокзальной суматохе я мог с легкостью затеряться в толпе и никто бы никогда не узнал бы, на какой поезд я сел. В справочной на втором этаже мне сказали, что я могу купить билет в поезде, который отправлялся через восемь минут. Я спустился на первый этаж и нашел там укромный угол возле выхода на перрон. До отправления моего поезда оставалось пять минут.

Прислонившись к стене, я украдкой оглядывался по сторонам. Наверное, со стороны меня можно было принять за рабочего ночной смены. Мимо прошагал парень, сгибаясь под тяжестью огромной пачки утренних газет. И вдруг он метнул эту здоровенную, килограммов в сорок, пачку в меня. Я получил ощутимый удар в грудь. Кое-как удержавшись на ногах и придя в себя от неожиданного нападения, я увидел прямо перед собой угрюмую рожу того самого хмыря, который удрал после того, как я послал в нокаут его напарника у дома Кислы на Корк-авеню. В правой руке он держал тонкую дубинку.

- Не заставляй меня применять силу, умник. Без глупостей, - прошипел он.

Я понял, что его напарник околачивается где-то поблизости и появится с минуты на минуту.

- Вам, ребята, ещё не надоело? - вяло поинтересовался я.

- Без глупостей! - повторил тот, помахивая дубинкой.

- Я не нуждаюсь в массаже, - попробовал пошутить я, и тут услышал приближающиеся шаги. Я повернул голову на звук шагов, но никого не увидел. - К тому же у меня нет выбора. Вот и твой приятель.

Его голова и моя левая дернулись одновременно. Я влепил кулаком в его тяжелую челюсть и тут же ощутил, как онемели костяшки пальцев. Он медленно сел на пол и откинулся назад. Выбив у него из руки дубинку, я заметил краем глаза синие брюки вдалеке. Полицейский! Склонившись над бездыханным сыщиком, я сделал вид, что ощупываю его голову. Левой же я быстро обшарил его карманы и нащупал кожаное портмоне с жетоном. Полицейский перешел на бег.

Я выпрямился, запихнув дубинку в рукав автомобильной куртки.

- Очень рад вас видеть, офицер, - радушно обратился я к подбежавшему. - Частный детектив! - и с этими словами я продемонстрировал ему чужое удостоверение. - Работаю на "Трансглобал-ойл". Вы конечно, слышали о нас крупнейший в мире нефтедобывающий концерн.

- "Транглобал-ойл"? - неуверенно повторил тот, возвращая мне удостоверение. - Да, кажется, да. - Он слегка пнул ботинком лежащего. - У вас с ним проблемы?

- Не то что бы. Я за ним гоняюсь уже три недели. Руководителю нашего вашингтонского филиала необходимо встретиться с ним и потолковать. Что-то насчет карт нефтяных месторождений. Я не очень в курсе, да только этот парень совсем чокнутый... Послушайте, неофициально, конечно, я могу попросить вас приглядеть тут за ним, пока я схожу позвонить в Вашингтон. Мое начальство будет вам очень обязано...

- Лады. Он ранен?

- Нет, мне пришлось его слегка обездвижить. Я сейчас вернусь. Если он начнет вякать, не обращайте внимания. - Я выбежал из своего укрытия, взлетел по лестнице на второй этаж, помчался к дальней лестнице, снова спустился вниз и успел вскочить в вагон за считанные секунды до отправления поезда. Я мог собой гордиться. Как лихо я придумал название нефтяной компании и как ловко использовал на практике урок Жака о "неофициальном" сотрудничестве полиции и частных сыскных фирм. Я купил билет и через несколько минут вышел в Ньюарке. На автовокзале мне пришлось полчаса ждать последнего автобуса на Ред-Бэнк. В телефонном справочнике я нашел адрес детективного агентства. на которое работал тот бедняга, и записал его на обратной стороне визитки Жака. Сев в автобус, я был уверен, что хвоста за мной нет.

В первом часу ночи я сошел на станции в Ред-Бэнке. У меня оставалось ещё десять долларов. Я поймал такси и, доехав до ближайшего бара, выпил там кружку пива и оставшиеся до Эсбюри пять миль прошел пехом. На дороге мне встретилось только несколько машин. Ночь была ясная, дул свежий соленый ветер с океана, который виднелся во тьме. Душа моя ликовала. Впрочем, меня не покидало ощущение, что я спасся слишком уж легко и что они продолжают играть со мной в кошки-мышки. Наступила решающая фаза их охоты. Может быть, я веду их прямехонько к Роуз и к яхте? Не дойдя до дока, я обогнул квартал, то и дело забираясь в тень и поджидая свой "хвост". Я не видел никого, но неприятное предчувствие не уходило. Подождав минут пятнадцать перед финишной прямой, я пробежал последние сто ярдов до ворот и пулей понесся по территории дока.

"Морская принцесса" была прекрасна как никогда. Я взбежал на борт, юркнул в кокпит и прислушался. Из каюты показалась голова Роуз - на её лице расплылась довольная улыбка. Она бросилась мне на шею, но я оттолкнул её и прошептал:

- Достань карабин - побыстрее!

Она нырнула в каюту. Док был объят тишиной. Даже свет в сторожке не горел. Вернулась Роуз с ружьем.

- Мики, ты...

- Ты рассчиталась с ребятами?

- Да. Милый, что случи...

- Мы выходим немедленно. Иди на корму, приготовься отдать швартовы.

- Мики, ты себе представить даже не можешь, как я рада тебя видеть!

- Потом расскажешь! Иди на корму! - рявкнул я, засовывая ключ зажигания в прорезь.

Оба мотора завелись с первой попытки. Роуз справилась с концами и прыгнула на палубу. Через несколько секунд мы неслись мимо буйков вдоль волнореза. "Морская принцесса" пустилась в пляс на океанских волнах.

- Милый, ты не ранен? - спросила Роуз. - Что все-таки случилось?

- Постой у руля, пока я буду ставить паруса. Держи этот курс! - Яхта шла строго на восток, в направлении Европы.

Когда "Морская принцесса" понеслась под порывами ветра на всех парусах, я вырубил движки и сменил её у штурвала. Я взглянул в черное небо, ожидая заметить в звездном небе движущиеся огоньки самолета. Вдалеке у берега я увидел огни какой-то посудины, но ей было за нами не угнаться. Роуз опять стала допытываться, что со мной приключилось, но я строго её прикрикнул на нее. Я все ещё боялся даже поцеловать её - боялся, что произойдет что-то непредвиденное.

- Ты не представляешь себе, как мне было страшно сидеть на этой чертовой яхте одной! - закричала она.

- Потом, милая, - спокойно ответил я. Вслушиваясь в свист ветра в парусах и в ленивый плеск волн, я напрягал слух, пытаясь различить в шуме океана далекое урчание мотора.

Выругавшись, Роуз отправилась в каюту. Я попросил её не включать свет. Я стоял за штурвалом и с каждой минутой чувствовал себя лучше. Океан был моим огородом, яхта - моим домом. Запустив руку в карман куртки в поисках сигары, я нащупал дубинку и портмоне с удостоверением частного сыщика и со смешком выбросил то и другое за борт.

Спустя час, когда берег вдали слился с тьмой ночи и океана, я занайтовал штурвал и спустился вниз. Роуз лежала на своей койке, и я ощутил в воздухе пары виски. Когда я тронул её за лицо, она ударила мою руку. Тогда я рывком поднял её и обнял. Целуя её пылающее лицо, я прошептал:

- Ну, теперь можем поговорить. Все кончилось, малышка. Теперь все будет хорошо.

Она со вздохом поцеловала меня, обвив мою шею.

- Мики, ты так меня напугал! Ты был такой злой, чужой. Я думала, ты злишься на меня за то, что... с тобой случилось в Нью-Йорке. Нам больше не надо возвращаться в Штаты.

- Мы правильно сделали, приехав в Штаты. Теперь все прояснилось. Мы... Э, полегче там, милая, у меня череп раскроен!

- А, так ты все-таки ранен!

- Нет, я в порядке, хотя чем меня только не били! Потому-то я и хотел поскорее выйти в океан! Пойдем-ка на палубу, потолкуем.

Она попыталась прижать меня к койке, жарко шепча:

- Там холодно, милый, и с каких это пор ты стал таким говорливым?

- Малышка, мы удалились от берега всего на десять миль, и скоро тут продыху не будет от ночных кораблей. После всего того, что мне пришлось пережить, я не то что не собираюсь плавать вслепую в открытом море, а улицу готов переходить только на зеленый...

Мы сели в кокпите у штурвала и, только когда на востоке заалела яркая полоска восхода, я подошел к финалу своей повести. Я умолк.

- Но как же эти юнцы узнали про тебя? - спросила Роуз удивленно.

- Подозреваю, что они заодно с арабами. И у них, наверное, был подсадной в доме у Кислого. Может, комнату снимал в том доме. А может, тот старикан с вставными зубами играл за обе команды и одновременно вызвал тех юнцов и нефтяных сыщиков. Может, они сказали старикану: если кто придет спрашивать про Кислого, мол, зови нас быстро! А стоило мне проболтаться про Ми-Люси, все и забегали.

- Ну вот, раз тебя выследили на железнодорожном вокзале, значит за тобой следили от самого дома этой Колетт! А ты не верил, что за мной охотилась целая армия сыщиков!

- Да никакая не армия! Всего несколько агентов. Когда я от них ушел, они сделали самое простое: выставили своих людей на вокзалах, автостанциях и в аэропортах. Но теперь это уже неважно.

Роуз покачала головой.

- Сама не понимаю, зачем я хранила эти бумаги... этот дневник... вместе с деньгами.

- Даже если бы ты знала, что это такое, и уничтожила дневник, никакой разницы не было бы. Они бы считали, что дневник по-прежнему у тебя и продолжали бы охоту. Так что даже без него мы бы не чувствовали себя в безопасности.

- Одного я не могу понять. Тот федерал хотел меня пристрелить. И те, в машин, пытались меня задавить. Но ведь если бы меня убили, как бы они добыли этот дневник? Зачем им было меня убивать?

- Роуз, все, что с тобой случилось - это отчасти реальность, отчасти плод твоей фантазии. Они никогда...

- Боже, ну как ты можешь говорить про мою фантазию после всего, что сам пережил?

- Да именно после всего я могу твердо сказать, что отчасти это мне все привиделось. Ну да, я видел, как тот хмырь в Атлантик-Сити полез за пистолетом, но ведь он его не достал, не снял с предохранителя. Он скорее всего просто хотел тебя попугать. А у страха глаза велики. Помнишь, я рассказывал тебе, как оглушил несчастного домосмотрителя в подвале только потому, что у него на шляпе торчало дурацкое перо? Если бы у меня была с собой пушка, я бы, наверное, его ухлопал. Когда спасаешь свою шкуру, любой малейший звук или мелькнувшая тень принимает в разгоряченном мозгу исполинские масштабы, и все воображаемые опасности становятся для нас вполне реальными. И вот ещё что: Жак сказал, что сыщики могли и не знать, зачем тебя ищут. Теперь тебе предстоит принять ещё одно решение, и тогда уж все действительно закончится.

- Какое?

- Что делать с дневником. Ведь это та самая пороховая бочка, на которой мы все это время сидели.

- Ну, решение тут очень простое, - ответила Роуз. - Пойду выброшу его в море.

Я притянул её за руку к себе на колени.

- Это делу не поможет. Они же будут считать, что дневник у нас. От него надо не просто избавиться, надо это сделать так, чтобы все заинтересованные стороны об этом узнали. Тогда за нами перестанут охотиться.

- Ну и что ты предлагаешь - дать объявление в газете, что мы его выбросили?

- Нет, мы его продадим! Жак предложил мне за него десять "кусков". А если ты обратишься в детективное агентство, которое работает на нефтяной концерн - у меня есть их адрес - ты получишь у них пятьдесят, а то и сто! После этого мы сможем вздохнуть спокойно. Тебе надо только решить, кому его продать.

- А ты не хочешь мне помочь?

- Бумаги твои.

- Перестань! Из-за них ты тоже получил свою порцию несчастий! Как голова, не болит?

- Вот как я это себе представляю: через час я сменю курс на юг, через день-два мы бросим якорь в Норфолке. Я могу самолетом отправиться в Чикаго или Вашингтон, связаться с детективами и продать дневник.

- Но тебя же убьют!

- Нет, мы же собираемся передать им то, что они так долго искали. Но это самое простое. Главное теперь решить, сколько запросить...

Роуз долго молчала. Из-за горизонта показалось солнце.

- Море такое красивое... И спокойное. После того шторма у мыса Код я уж думала, что с меня хватит морских прогулок. Брось якорь, пойдем поспим.

- Мы ещё очень близко от берега. Пойди сама поспи немного, а я постою за штурвалом. Потом поменяемся.

Я дал ей возможность проспать до десяти. Она сменила меня у штурвала, и я тоже немного вздремнул. Солнце было в зените, когда мы устроили себе на палубе ранний обед, набросившись на еду точно оголодавшие псы.

Роуз поинтересовалась, когда мы зайдем в порт.

- Завтра утром будем в Норфолке. А что?

- Да я все думала об этом дневнике. И о нашем острове. Когда вся эта петрушка с дневником закончится, я бы не отказалась переехать жить в большой город, но в Штаты возвращаться не хочу. На островах жизнь дешевая, а денег нам с тобой хватит до конца дней. Нам не надо их никому возвращать. Но вот что касается продажи... Эти деньги будут пахнуть кровью. Ты сказал, что Колетт и тот француз - добропорядочные люди. Мы все в глубине души добропорядочные. Даже ты - иначе ты бы не подобрал меня тогда на острове... Я думаю, что если в той деревне погибло триста человек, то мы должны сделать что-то благородное в память о них...

- А именно?

- Ну, чтобы поймали и наказали виновных.

- Роуз, ты что же, тоже собираешься вступить в ряды мстителей?

Она отрицательно покачала головой.

- Нет. Просто если мы продадим дневник нефтяной компании, ещё неизвестно, как они им воспользуются. А как связаться с алжирцами, мы не знаем. Этот твой Жак, может быть, ловкий пройдоха, но приходится ему верить. В общем, я думаю, надо послать дневник Жаку.

- Отлично, но в этом случае мы лишим себя девяноста тысяч! Таких денег нам в жизни не получить!

- Мики, мне не нужны деньги. Ни цента! Если Жак - провокатор, то эти его десять тысяч будут приманкой. Если же он, как ты говоришь, добропорядочный, то брать с него деньги стыдно. Нам эти десять тысяч счастья не принесут. Уж если мы намереваемся избавиться от одной пороховой бочки, зачем садиться на другую. Как ты считаешь?

- Согласен. Но только учти, что ты сама отказалась от ста тысяч!

- В ближайшем порту ты отправишь ему этот дневник заказным письмом с вымышленным обратным адресом. И попроси его публично объявить, что дневник у него - даже если там полная чушь. Как ты думаешь, что написал Йозеф?

- Может, правду. Может, брехню. Кто знает...

- К счастью, нам этого не суждено узнать. Я уже чувствую такое облегчение! - воскликнула Роуз, целуя меня.

- А мне-то как тяжело без ста тысяч! - пробурчал я.

- Ах, так вот зачем ты заставил меня решать! Чтобы потом припомнить мне это, когда у нас не останется ни гроша!

Я притянул её к себе.

- Это отличная идея! Когда нам будет лет по семьдесят и я с трудом смогу раздобыть кокосовый орех на ужин, я тебе это обязательно припомню.

- Мики, серьезно, ты согласен отослать его Жаку?

- Конечно.

- Правда?

- Роуз, я готов подписаться под любым твоим решением.

- Ну тогда так тому и быть. Я рада, что ты со мной заодно, - сказала Роуз.

Обхватив её одной рукой, а другой держась за штурвал, я размышлял над её словами. Что ж, с такой женой, которая не хуже голливудской дивы, с такой яхтой, как "Морская принцесса", можно без сожаления отказаться от ста тысяч долларов... Вероятно.