Language: Русский / Genre:home_sex,

Великая Мать Любви

Эдуард Лимонов



Лимонов Эдуард

Великая мать любви

Эдуард Вениаминович Лимонов

ВЕЛИКАЯ МАТЬ ЛЮБВИ...

"И они еще жалуются, хотят лучшей жизни... Еда валяется у них под ногами..." Я присел и пошарил в ящике рукой. Выудил из месива холодных листьев и корней пару лимонов. Шкура лишь одного была тронута пятнами. Второй был свеж, как будто, спелый, свалился в ящик с лимонного дерева. "Выбрасывать такие полноценные фрукты! Однако верно и то, что брезгливый парижский потребитель не купит лимон с пятнышком на коже... Цивилизация избаловала их..."

Меня она еще не успела избаловать. Посему я смело запустил руку в ящик с отходами салата и в холодном свете уличного фонаря выбрал лучшие листья. Декабрьский ветер поддувал под китайский ватник. От перебирания мокрых отбросов руки заледенели. Мне хотелось найти капусту, но капусты сегодня не было. Выбросили десяток картошин - вполне приличных. Я нашел толстокожее большое яблоко, забракованное неизвестно за какие скрытые дефекты, прихватил как мог много пустых ящиков, засунув маленькие в большие, и отправился chez moi*. На пересечении рю Рамбуто с рю Архивов, в лицо мне больно швырнуло снежной крупой. Был декабрь 1980 года, деньги привезенные из Америки, давно растаяли, и я гордо существовал на литературные доходы. Сравнивая свою жизнь в Париже с "бедствованиями" в этом же города Миллера и Хемингуэя, я находил их существование благополучным. Они ведь посещали кафе и рестораны! Однако мне недоставало жалости к себе, чтобы отчаяться. К тому же у меня был за плечами опыт куда более голодной жизни в Москве и Нью-Йорке. *к себе

Поднимаясь по лестнице с ящиками, я встретил жившую на самом последнем этаже, под крышей бледную девушку с массой каштановых волос, всегда убранных по-разному, в этот вечер они выливались на плечи. Я дал себе последнее слово, что в следующий раз во что бы то ни стало заговорю с ней. Кроме финансовой проблемы, появилась голая, во всем ее бесстыдстве, проблема секса. Была еще проблема отопления жилища, и множество карликовых проблем, вроде приобретения ленты для пишущей машины и бумаги, но самыми наглыми требовали заботы о себе желудок и секс.

Я сгрузил ящики у двери, меж старых шкафов и прошел в голову студии-трамвая, к окнам. Открыл окно, и, опершись на решетку, выглянул в улицу. Далеко внизу, на углу Рамбуто и Архивов, в витрине магазина "Mille feuilles"**, ярко освещенная, лежала моя первая книга. Декабрьский ветер царапал мне физиономию, студеный и сухой, но я постоял некоторое время таким образом, глядя на мою первую книгу. Никто не мог видеть меня, окна домов напротив были прочно задрае

** "Тысяча листьев"

ны на ночь, однако, когда истеричная нервность гордеца пробежала по моему лицу, покалывая кожу, и оно, (я был уверен) сделалось маниакально-горделивым, я предпочел закрыть окно. Позволив себе до этого презрительно окинуть взглядом город, то есть доступный мне открыточный срез пересечения Рамбуто и Архивов, с часами, кафе и магазином "Mille feuilles" и пробормотать "Еt таintеmеnt, а поus dеuх! "*. Знаменитую фразу Растиньяка я выучил после фразы "Jе t'арреl Еdouаrd"**.

* - А сейчас, кто кого!

** - Меня зовут Эдуард.

Поставив варить собранную на Рамбуто картошку, я сделал салат-ассорти, в него вошли лимон и яблоко. Ужин получился вполне приличный. Я знавал куда худшие времена. У меня оставалось несколько тысяч франков в банке, но нужно было беречь их, студия стоила 1300 франков в месяц. Никаких денежных поступлений в будущем не предвиделось.

В ту зиму я презирал род людской, как никогда, ни до, ни после не презирал его. Мне удалось издать книгу, кончающуюся словами: "Я ебал вас всех, ебаные в рот суки! Идите вы все на хуй!" Книга появилась в магазинах 23 ноября. Ожидались статьи в "Ле Монд", в "Экспрессе", и в" Ле Матэн". Каждое утро я выбегал покупать прессу, но статей о моей книге в названных изданиях не обнаруживал. Затянув китайский ватник плотнее ремешком, я возвращался в студию и, суровый, садился писать новую книгу. Вечера я проводил за чтением... что может читать борющийся с бедностью и обществом писатель? "Песни Мальдорора"! Я привез "Песни Мальдорора" в переводе на английский, из Соединенных Штатов. Уцененный "Пингвин-классик" пэйпер-бэк стоил меньше доллара. Очевидно, американцам Лотреамон был неинтересен. Ночами я ходил по рю Франк-Буржуа к пляс дэ Вож.

Владелица квартиры, бодрая старушка (мадемуазель Но!) запретила мне разжигать камин, но я жег его каждый вечер. Ящики прогорали моментально, но если мне удавалось найти старую мебель или строительные доски, в студии делалось тепло. Я приобрел китайскую пилу за 21 франк, и не пользовался electrochoffage*** вовсе. По совету Исидора Дюкаса два часа в день я уделял физическим упражнениям - тренировал себя в Мальдороры.

*** электрообогреватель

Самой характерной особенностью моей тогдашней жизни было то, что за исключением эпизодических рандеву со служащими издательства "Рамзэй" я прекратил общение с людьми. Сентябрь, октябрь, ноябрь я провел в стерильном одиночестве. Мое существование всегда отличалось судорожным экстремизмом. Я принадлежу к категории людей, которые вдруг меняют жизнь в борделе на жизнь монастыр

скую. Нормальной, сбалансированной сексуальной или социальной жизни у меня никогда не было. Однако на сей раз я, кажется, зашел слишком далеко... Не имея рядом близких людей я сосредоточил все свое внимание на девочке "с шевелюрой". Третьего декабря я заметил, что беседую сам с собой, в голос по-английски. Я дискутировал, раздвоившись, проблему "этих девочек", то есть проституток. Моя предыдущая по времени позиция, что проституция такая же профессия, как и другие профессии, подверглась моим же нападкам. Я впал в нелогичную мистику и бормотал что-то об удушающем запахе шевелюры девочки сверху. Очнувшись от дискуссии, я обнаружил себя (нас, раздваивался я и раньше, это не был мой первый опыт раздваивания) сидящим у хрупкой двери студии, в потоке холодного воздуха из-под двери и прислушивающегося к шагам на лестнице. Какая связь между девочкой с шевелюрой и проституцией? Дело в том, что я подозревал девочку сверху в проституции. Основанием послужило необычное расписание жизни ее. В то время как все обитатели последнего этажа - chambre de bonnes* сотрясали лестницу по утрам, она сходила по лестнице не ранее одиннадцати дня. Я справедливо полагал, что ни одна работа или учеба в мире не начинается в полдень. Подозрение усугублялось ее чрезмерно напудренным бледным личиком с жирно окрашенными губами. На личике этом, по правде говоря, не было написано вульгарности, как правило гордо носимой жрицами любви на рю Сент-Дени, но это меня не смущало. Бодлеристый, из "Цветов зла", городской чахлый порок намалеван на этом личике - решил я. Четвертого декабря я сумел увидеть ее в дверную щель и последовал за ней. Она быстро пошла по Рамбуто, миновала центр Помпиду и достигла бульвара Себастополь. Я победоносно уже напевал "Все хорошо прекрасная маркиза...", предполагая, что сейчас она пересечет бульвар, дабы стать на своем углу рю Сент-Дени, но она отправилась по бульвару вверх. Минут десять я шагал за нею, не выпуская из виду ее узкую, худенькую спину в дублёной, в талию шубейке до пят, как вдруг она вошла в дверь высокого дома. Не имея возможности вбежать в дом тотчас вслед за нею, я выждал некоторое время, и тем, неопытный детектив, загубил всю слежку. В списке жильцов дома числилось более десяти этажей и с десяток организаций. Иди знай, куда и к кому она отправилась. Делать любовь, или печатать на машине. Подозрительнее всех показалось мне "Польское товарищество либеральных профессий! на шестом этаже направо, но я не сумел соединить эти два подозрения. Если "моя девочка" отправилась в польское товарищество, то каким образом это сообщается с ее предполагаемым

проституированием? На типичную большую наглую блондинку - так я себе представлял полек - моя девочка не была похожа. .

* "Комнаты для служанок", - обыкновенно помещаются на самом верхнем этаже под крышей.