/ Language: Русский / Genre:love_contemporary, / Series: Обольщение

До Края Земли

Элизабет Лоуэлл

Трэвис Дэнверс, миллионер с лицом н телом античного бога и душой бесстрашного искателя приключений, был мужчиной, опасным для женщин. Но судьба посмеялась над ним – послала ему встречу с Кэт Кохран, имеющей все основания не доверять роду мужскому. И теперь Трэвис, впервые в жизни пылая подлинной страстью, снова и снова пытается любой ценой завоевать любовь и доверие Кэт и доказать, что может сделать ее счастливой, а сделать это будет непросто…

1998 ru en А. Анисимов Black Jack FB Tools 2004-09-10 OCR AngelBooks 84747ACA-DF2B-4FA6-8286-262CE04C659E 1.0 Лоуэлл Э. До края земли АСТ М. 2000 5-237-04821-8 Elizabeth Lowell To the end of earth 1998

Элизабет ЛОУЭЛЛ

ДО КРАЯ ЗЕМЛИ

Пусть у моей любимой будет свой Эван.

Пролог

Она была прекрасна – изящная, чувственная, реагирующая на легчайшее прикосновение.

Она таила в себе опасность для того, кто попытается управлять ею. Чтобы сделать это, ему надо обладать кошачьими рефлексами. Малейшая неосторожность приведет…

Услышав телефонный звонок, Трэвис Дэнверс оторвал от экрана компьютера сине-зеленые глаза, рассеянно погладил свою короткую светло-каштановую бородку и сильно тряхнул головой, пытаясь вернуться в реальное время и пространство от постоянно меняющейся картины взаимодействия ветра и воды с парусами и корпусом яхты.

Через открытое окно в комнату доносился шелест океанских волн, приводивший Трэвиса в чувство гораздо быстрее, чем человеческая речь. Смог, постоянно висевший над Южной Калифорнией, разносился ветром по всему побережью вплоть до острова Каталины. Окрестные земли представали в бросовом великолепии позднего лета. Внизу искрился волнующийся голубой океан.

Он должен быть там, в море, ощущать под ногами палубу “Повелительницы ветров”, наблюдать, как наполняются ее паруса, как она поворачивается по курсу.

Телефон продолжал звонить.

Трэвис злобно посмотрел на надоедливый аппарат. Он вообще ненавидел все телефоны на свете, а уж этот – особенно сильно.

Этот аппарат был розовым.

“Черт возьми, о чем думала моя кузина, проводя косметический ремонт в этом доме, – о пасхальных яйцах или о детской?”

Телефон зазвонил в восьмой раз. Трэвис затаил дыхание, подумав, что лучше плюнуть на аппарат и снова окунуться в виртуальный мир компьютера, где он проверял свои новые идеи, пытаясь выяснить, могут ли паруса яхты улавливать малейшее дуновение ветра. Телефон снова зазвонил. В девятый раз. Выругавшись, Трэвис сохранил последние изменения в программе, схватил большой рукой дурацкую розовую трубку и прорычал в нее свое обычное телефонное приветствие:

– Ну!

– Клянусь Богом, Дэнверс, тебе нужно поучиться хорошим манерам.

Раздражение Трэвиса улетучилось, едва он узнал Родни Харрингтона, одного из тех, какому, он относился благосклонно.

– А почему я должен учиться телефонному этикету? – Трэвис выпрямился и зевнул. – Только тебе известен номер телефона моей кузины.

Харрингтон радостно хмыкнул.

– Значит, ты действительно в Лагуне-Бич, и мой звонок не переадресован в Тьерра-дель-Фьюго или в какое-нибудь другое потаенное местечко?

– Да, к тому же здесь есть розовый телефон и вся обстановка тоже розовая.

– Извини, не понял.

– Моя кузина снова поменяла интерьер дома после моего последнего визита. Розовое. Розовое. Опять розовое. Все розовое.

– Тебя окружает все розовое?

– В основном да, но есть еще и сиреневое.

– Гм. Хотелось бы взглянуть. Весьма пикантно, что человек твоей комплекции расположился отдыхать на розовой вилле…

– Так навести меня. Я отведу тебе комнату для гостей – единственную, где кровать застелена полосатым покрывалом.

Харрингтон усмехнулся.

– Значит, ты скоро и корпус “Повелительницы ветров” перекрасишь в цвет фуксии?

– И ты позвонил мне только для того, чтобы узнать, буду ли я перекрашивать мою яхту?

– Если честно, да.

–Тогда до свидания.

– Я хотел убедиться, что “Повелительница ветров” приведена в порядок и готова к дебюту.

Трэвис с недоумением посмотрел на розовую трубку.

– Харрингтон, с тобой все в порядке?

– Да, конечно, все в розовом цвете.

– Ужасный каламбур. Надеюсь, ты и в самом деле здоров.

Трэвис расправил плечи, пытаясь избавиться от напряжения после многочасового сидения за компьютером. Его длинное, поджарое тело было создано для физической работы. Если бы Трэвис при его росте не плавал подолгу по утрам, то не смог бы выдержать длительной неподвижности за своим необычным компьютером.

– Что ты сказал о дебюте моей яхты? Ты ведь знаешь, “Повелительница ветров” еще почти не видела моря.

– Вспомни о моей идее насчет яркой, эффектной книги, рекламирующей тебя, твою яхту и твои разработки.

– От твоих слов у меня свербит не в горле, а гораздо ниже, – усмехнулся Трэвис.

– Встань и пройдись по комнате, – посоветовал Харрингтон. – Бог создает таких, как ты, для активной жизни, а не для сидения за компьютером. Я нашел отличного фотографа.

– Если это еще одна твоя…

– Кохран! – перебил его Харрингтон, – Не понимаю, почему я не подумал о ней сразу. Она…

– Ты уже думал о ней, – отрезал Трэвис, – и я запретил тебе это делать.

– Почему же?

– Потому что она женщина.

– Это свидетельствует лишь о твоих предрассудках, мальчик.

– Спасибо.

– Клянусь Богом, Дэнверс, от тебя действительно может засвербеть в заднице.

Трэвис взглянул в окно на каменистую линию берега и бесконечный простор Тихого океана. Он знал, что поступает безрассудно, отвергая под разными предлогами всех фотографов-мужчин, предложенных Харрингтоном. Однако ему не хотелось, чтобы посторонние вертелись под ногами на “Повелительнице ветров” и подсматривали из-за плеча, когда он занимается разработкой конструкции парусов и корпуса яхты на своем компьютере.

Но Трэвис был слишком многим обязан Харрингтону, а тот уже давно мечтал выпустить такую книгу.

– Ты сейчас в Лагуне, – продолжал Харрингтон. – Кохран тоже живет в Лагуне. Ты проведешь там еще несколько недель. Твое судно находится на Мысе Дана. У Кохран есть автомобиль, и она знакома с яхтами, как с моторными, так и с парусными.

Трэвис мысленно застонал, ибо знал, что когда-нибудь ему придется уступить другу. Но сегодня… Может, потянуть еще немного, пока не будет сшита и установлена новая конструкция парусов, которую предстоит испытать в море…

– Род, ты решил…

– Не перебивай, это невежливо. Издатель почти согласился и готов заплатить фотографу хороший аванс.

– А мне? – осведомился Трэвис.

– Тебе? Да ты так же богат, как и я, а возможно, еще и богаче, если последовал моему совету насчет фондовой биржи.

– Кстати, я давно собирался спросить тебя о…

– Лучше не спрашивай. Сегодня мы говорим про книгу о тебе и о твоих впечатляющих проектах. На гонорар не рассчитывай. Ты должен только, не замечая фотографа, заниматься своей обычной работой.

– Ну ладно, – сдался Трэвис. – Назначь мне встречу с этим фотографом на конец недели, а там посмотрим. Ничего тебе не обещаю.

– На следующий четверг. Ты и Кохран прекрасно поладите друг с другом.

– Что ты имеешь в виду? – насторожился Трэвис.

– Ничего. Кохран, как и ты, настолько поглощена работой, что забывает о таких земных делах, как сон и необходимость отвечать на телефонные звонки. Кстати, учти, что Кохран – мой друг.

– Любовница?

– Нет, – засмеялся Харрингтон. – Ей не нравится противоположный пол. Это у вас тоже общая черта.

– Но мне нравится противоположный пол! – возмутился Трэвис.

– Тебе нравится секс, а это не одно и то же.

– А тебе не нравится? – съязвил Трэвис.

– Я люблю женщин. Секс, конечно, часть любви, но еще не все. Женщины смотрят на мир совсем иначе, чем мы, и это очаровательно. Всякий раз, когда я думаю, что постиг женщин, они преподносят мне сюрпризы.

– Предпочитаю конструировать яхты и плавать на них.

– Если ты действительно в это веришь, то у тебя весьма интимные отношения с твоей яхтой, – сострил Харрингтон.

– Яхты тебя не бросают. Что ты в них заложишь, то и получишь.

– Но после Тины прошло уже много времени.

Трэвис сильно сжал трубку. Тина дала ему жестокий урок, заставив понять, что мировоззрение мужчин и женщин совершенно различно. Лишь через несколько лет он смирился с ее чудовищным предательством. Конечно, прошлое не изменить, но Трэвис решил проявлять чертовскую осторожность, чтобы такое никогда не повторилось.

Он упростил свои отношения с женщинами до взаимовыгодных деловых контрактов. Никаких сильных чувств и никаких сожалений между заключившими договор взрослыми людьми.

– Тина была самой большой моей ошибкой, – признался Трэвис. – К несчастью, самую высокую цену платит невиновный. Но разве ты станешь утверждать, что такого бессердечного, глупого парня, как я, ничему не научил преподанный урок?

– Извини, я не собирался о ней вспоминать.

– Не извиняйся. Я не стал бы говорить о своей бывшей жене, если бы мог что-то исправить.

Трэвис и в самом деле редко говорил о своей коварной бывшей жене. Четыре раза он беседовал о ней со своим адвокатом, а в пятый раз – с Харрингтоном за бутылкой старого виски. Пока корпус “Повелительницы ветров” рассекал темно-синюю гладь моря, они запивали горькие уроки прошлого под солнечным светом нескончаемого дня антарктического лета.

– Сколько времени займет этот книжный проект? – спросил Трэвис.

– Все зависит от того, сколько времени ты предоставишь фотографу, надеюсь, это не слишком обременит тебя.

– Она хорошенькая?

– Кохран – профессионал. Ее трудоспособности позавидовал бы каждый.

– Следовательно, она не хороша собой.

– Она – фотограф, а не твоя будущая любовница. Почему тебя волнует ее внешность?

Трэвис рассмеялся.

– Просто любопытно. Готов поспорить, что она спрашивала тебя обо мне.

– Нет. Кохран спросила только, когда нужно фотографировать, сколько это займет времени и каков аванс. Она, как и ты, не тратит времени попусту. У нее на иждивении еще трое.

–Дети от неудачного брака?

– Да, но в этом браке не повезло ее матери, а не Кохран, которая платит за обучение близнецов на медицинском факультете и до января охраняет дорогую, ранимую мамочку от этого жестокого человека.

– А что случится в январе?

– Ее мать выйдет замуж за одного из моих друзей.

– Богатого?

– Более или менее.

– Нашла простофилю, готового содержать ее? – позлорадствовал Трэвис.

– Этот способный малый, адвокат по налогам, боготворит землю, по которой она ходит. Мать Кохран относится к нему благосклонно и помогает устраивать первоклассные благотворительные обеды в его юридической фирме. Я бы сказал, что это довольно удачная пара.

– Ты познакомил их?

– Старый грешок, – усмехнулся Харрингтон. – Но тут мне повезло.

Трэвис снова насторожился, Харрингтон находил особое удовольствие, сводя людей или разводя их.

– Что касается фотографа, – проговорил Трэвис, – я не подпишу ничего, пока не увижу ее работу.

– Разумеется.

– Но мне не нужен набор цветных открыток.

– Конечно, нет.

– Или дилетантских.

– Не думай об этом, – прервал его Харрингтон и дал отбой.

Трэвис повернулся к экрану компьютера и взглянул на свой последний чертеж паруса.

Парус был хорош, но еще не совсем. Может, если расширить угол здесь и сделать две длинные, закругленные складки вот там…

По мере того как проходили часы, на экране монитора менялся чертеж, и эти изменения отражались в изумрудных глазах Трэвиса. Он полностью погрузился в зависимости сил и давления ветра, исследуя бесчисленные варианты их сочетаний, возможных в море.

Три последующих дня Трэвис ни разу не вспоминал о своей бывшей жене, фотографе и книге, над которой ему не хотелось работать. На рассвете он плавал до изнеможения, а потом предавался изучению бесконечной, изменчивой и текучей красоты океана и ветра, конструированию корпуса и парусов, воплощению в корабле ощущения свободы.

Свобода прежде всего.

Свобода от прошлого, которое Трэвис не мог изменить и о котором не мог перестать сожалеть.

Глава 1

Кэтрин Кохран, захваченная красотой океана и заходящего солнца, даже не заметила, как начался прилив и вода стала потихоньку подползать к ней. Во второй половине дня она пробралась на каменистую косу под своим домом, установила фотоаппарат на треногу и начала ждать момента, когда вспыхнет огнем безмятежная поверхность моря.

Кэтрин не учла того, что прилив в этих местах начинается одновременно с заходом солнца. С каждой плавно скользящей волной опасность приближалась на целый дюйм. Но каждая новая волна приближала и то, что Кэтрин старалась запечатлеть уже несколько недель.

Сегодня все складывалось отлично. Море искрилось в лучах солнца, как бриллианты. Благодаря упорству Кэт долгожданный момент должен был наконец наступить.

Зазубренная линия камней позади нее выступала из воды, постепенно становясь выше и шире, потом превращалась в косу, окруженную плещущимися волнами. А впереди неровный язычок земли рассыпался на отдельные скалы, покрытые скользкими зелеными водорослями и толстыми бородами мидий.

Сейчас эти скалы и приковали к себе внимание Кэт. Изумительное сочетание раковин и морских водорослей, гладких волн и косого солнечного света заворожило ее, и она не заметила, что начинается прилив. Кэт неотрывно смотрела на скалы, возвышающиеся на половине пути между землей и морем. Конечно, Кэт поступила смело, выбрав такую позицию для фотосъемки, но не безрассудно. Во время отлива вершина косы, где она расположилась, оставалась сухой и была недосягаема для волн, кроме самых высоких.

Камни позади и впереди Кэт в основном находились под водой. Их суровые очертания вырисовывались только во время сильных отливов. Едва равновесие между морем и луной нарушится, острые скалы снова погрузятся в объятия океанской пучины. Тогда картина, которую Кэт так упорно старалась запечатлеть на пленке, станет снова недоступной.

Пока вечернее море наступало на внешние скалы, Кэт считала секунды между ритмичными набегами волн. Ощутив полную гармоничность сочетания света и волн, она вздохнула, дождалась, когда набегающая волна лизнет скалу, и включила моторчик фотоаппарата.

Сквозь шестисотмиллиметровый объектив Кэт хорошо видела, как волна, ударив в скалу, взорвалась кремовыми брызгами и фонтаны радужных пузырей облепили поверхность черного камня.

Этот момент ей и хотелось запечатлеть – мимолетную встречу волны и скалы, о которую разбились мириады волн. Скала почти исчезла под радужными пузырями, а потом опять осталась один на один с морем.

Эта картина символизировала не поражение, а равенство волны и скалы. Без волны скала не узнала бы силу своего ответа. Без скалы волна тихо поползла бы по берегу, лишившись возможности совершить свой эффектный фейерверк.

Кэт потеряла счет волнам, щелчкам фотоаппарата, кадрам пленки в компактном корпусе “Никона”. У нее свело ноги из-за неудобной позы. Но она не обращала на это внимания, сосредоточенно вглядываясь в меняющиеся образы и фиксируя их на пленке.

Кэт охватило возбуждение. Лучшие из ее фотографий приковывали взгляды, заставляя зрителя остановиться и переосмыслить действительность. Она понимала, что только что сделанные снимки, сочетающие яркий свет и полную тень, буйство стихии и меняющуюся перспективу, будут лучшими из лучших. Такое сочетание можно получить только с использованием длиннофокусного объектива.

Внезапно волна дотянулась до того места, где сидела Кэт, и холодные искрящиеся брызги обдали ее. Это бы ничего, но морская вода угрожала ее фотооборудованию!

Кэт подняла голову, прищурилась и в первый раз за весь вечер посмотрела на мир, отстранившись от объектива своей камеры. Оглянувшись назад и бросив взгляд на берег, она поняла, что слишком задержалась на скалистом пятачке.

Теперь расстояние в десять метров до суши может стать непреодолимым!

Тропа, соединяющая островок с берегом, исчезла. Путь сюда, нелегкий даже во время отлива, сейчас представлял собой кипящее варево прибоя и пены возле скользких черных скал. Чтобы удержаться на ногах и не упасть под ударами мощных волн, Кэт пришлось бы цепляться за скалы зубами, поскольку в руках у нее было дорогое фотооборудование.

Волна, вспенившись рядом с Кэт, с шипением скатилась вниз. В отраженном зареве умирающего солнца мокрый камень походил на древнюю скульптуру из чеканного золота.

Но сейчас Кэт было не до изысков. Трезво оценив ситуацию, она поняла, что совершила ошибку.

– Проклятие!

Даже со свободными руками ей едва ли удастся добраться до берега. Но в руках будет оборудованием стоимостью в несколько тысяч долларов, и его необходимо перенести, ибо оно позволяет ей зарабатывать на жизнь.

Не тратя времени попусту, Кэт прикинула, глубоко ли над камнями, по которым обычно она выбиралась с этого островка. Даже в промежутках между волнами уровень воды был значительно выше ее колен. Если же набежит метровая волна, непременно случится беда.

Но Кэт оставалось одно – выбираться на берег, причем как можно скорее. Промедление только усугубит ситуацию, а вода поднимется еще выше. Очевидно, надо забыть о дороге по предательски опасным камням и, держа фотооборудование над головой, идти вброд по диагонали к песчаному берегу. Кэт всей душой надеялась, что ее не собьет с ног обманчиво легкая волна.

Она не искала посторонней помощи: слишком долго ей приходилось обходиться собственными силами.

Проверив застежки сумки, Кэт убедилась, что они не откроются и фотоаппараты не выпадут в воду.

Самым ценным из всего оборудования Кэт был автоматический объектив с переменным фокусным расстоянием. Слишком длинный и тяжелый, он, словно винтовка, устанавливался на опору, прижимавшуюся к плечу фотографа. Большая неразъемная часть объектива в сумку не помещалась.

Поняв, что добираться до берега придется дважды, Кэт поставила на камни сумку с фотоаппаратами и, держа длинный объектив над головой, начала осторожно спускаться со скалы.

Она не заметила, что направлявшийся к берегу долговязый мужчина пытается привлечь ее внимание.

Сердито покачивая головой, Трэвис Дэнверс старался докричаться до длинноногой дамы с рыжевато-каштановыми волосами, заплетенными в косу. Он видел, что у этой глухой или сумасшедшей нет ни единого шанса добраться до берега, не искупавшись: волны собьют ее с ног. Трэвис побежал к берегу, размышляя, соответствует ли ум этой женщины длине ее ног.

Кэт без особого труда удержалась на ногах, когда накатила первая волна, потому что все еще держалась за скалу, а вода доходила ей только до талии. Разогревшуюся на солнце Кэт обдало холодом и прижало к скале с такой силой, что у нее перехватило дыхание. Обрезанные выше колен джинсы и верхняя часть купальника, составлявшие всю одежду Кэт, почти не защищали ее от острых выступов скалы.

– Ну ладно, отправлюсь так, – сказала она себе. – Я плавала и тогда, когда на мне было ещё меньше одежды.

Опасаясь большой волны и наблюдая за морем, а не за берегом, Кэт спустилась вниз по неровной поверхности скалы. Чтобы добраться до песчаной отмели, ведущей к берегу, ей предстояло пересечь узкую впадину, а потом каменную гряду поменьше. Волны накатывали так быстро, что Кэт успевала сделать лишь несколько шажков в паузах между ними.

Следующая волна подхватила ее и швырнула назад к скале. Кэт отчаянно старалась сохранить равновесие на скользкой, неровной каменистой поверхности. Кипящий прибой сорвал одну из ее парусиновых туфель, и она почувствовала жгучую боль в ступне, скользнув по острым раковинам. Кэт оступилась, взмахнула руками и закричала, испугавшись, что потеряет свой уникальный объектив.

Но когда Кэт почти накрыла волна, что-то заставило ее выпрямиться. В тот же момент кто-то словно потянул объектив из ее пальцев. Кэт вцепилась в него, стараясь удержать дорогую и крайне необходимую ей вещь.

– Стой спокойно, дикая кошечка, я не собираюсь тебя грабить.

Низкий протяжный голос понравился Кэт, но ее особенно поразило радостное изумление в изумрудных, как море, глазах незнакомца. Легко выдержав сильный удар прибоя, он пленительно улыбнулся.

– Ну вот, хорошо, что вы не лишены здравого смысла, – сказал Трэвис. – Поворачивайтесь.

– Что?!

Что-то нетерпеливо пробормотав, он повернул Кэт лицом к скале.

– Вверх, – распорядился Трэвис.

– Но…

Почувствовав, как большая рука незнакомца прикоснулась к ее ягодицам, Кэт задохнулась от возмущения, но тут ее вытолкнуло из воды, как пробку.

– Подай мне сумку с фотоаппаратами, – велел Трэвис.

Кэт пристально посмотрела на мужчину, державшего ее объектив высоко над водой. Он был в обрезанных джинсах и сине-зеленой футболке.

Мокрая футболка облегала его сильное тело. Короткие густые светло-каштановые волосы, выгоревшие на солнце, были аккуратно подстрижены. Усы и бородка подчеркивали его мужественность.

Незнакомец почему-то выглядел как отшельник. Он не блистал красотой. Его выразительное лицо было суровым и слишком характерным. Если бы этот человек не улыбнулся Кэт, она, наверное, отнеслась бы к нему очень настороженно.

– Учтите, что сейчас в ваших руках моя жизнь, – предупредила Кэт незнакомца, передавая ему сумку с камерами.

Трэвис внимательно оглядел Кэт. Хотя она поступила опрометчиво, рискуя из-за нескольких снимков, но определенно не глупа. В серых глазах светился недюжинный ум; четкие линии рта свидетельствовали о волевом характере.

– Я буду осторожен, – Он сделал шаг к берегу. – Оставайтесь здесь, пока я не вернусь за вами. Волны гораздо сильнее, чем кажутся на первый взгляд.

– И я тоже.

Очередная волна разбилась о скалу, и слова Кэт поглотил шипящий звук прибоя. Она наблюдала, как нежданный спаситель направляется к берегу, держа ее фотооборудование над головой.

Как художник, Кэт восхищалась его движениями.

Он великолепно сохранял, равновесие, проявляя при этом необычную силу и ловкость. Она жалела, что не может сейчас запечатлеть незнакомца. Его движения отличались естественной грацией, манящей к себе, словно набегающие на скалы волны.

Внезапно Кэт осознала, что наблюдает за незнакомцем так, будто никогда не видела мужчин, и, как послушный ребенок, ждет его возвращения. Мысль о том, что ее заворожила грация чужого мужчины, раздражала и забавляла Кэт.

Но раздражение победило. Зачем ждать, когда ее спасут. Прошло уже семь лет с тех пор, как она в последний раз слышала приказ от мужчины. Кэт не подчинилась тогда, не подчинится и сейчас.

Но если требования ее бывшего мужа были унизительными, то распоряжение незнакомца просто продиктовано здравым смыслом.

Кэт отогнала неприятные воспоминания о прошлом. Разумно это или нет, но она не станет ждать, когда придет отважный рыцарь и спасет ее. Жизнь давно научила Кэт, что спасаться нужно самой.

Она снова начала спускаться по скользкой скале, но волна с неудержимой силой потащила ее за собой.

“А он прав, – подумала Кат. – Волны значительно сильнее, чем кажутся на первый взгляд”.

Она осторожно спустилась в прохладное море, совсем не похожее на тропическую лагуну. Вместо двадцати шести – двадцати восьми градусов температура воды здесь была всего около двадцати. Однако Кэт не замерзла, первый шок от холодной, воды быстро прошел и только добавил ей бодрости. Она привыкла к глубокому и холодному океану у побережья Южной Калифорнии и обычно плавала в спокойных водах около Мыса Дана. Это давало ощущение свободы, когда жизнь совсем заедала ее.

“Скорей бы январь, – подумала Кэт. – Тогда я смогу наконец перевести дух и немного расслабиться”.

Но ей не дожить до января, если она не доберется до берега.

Кэт отходила от скалы буквально по сантиметру, маленькими шажками, чтобы ее не сбило с ног вздымающимся прибоем. Она перемещалась в воде, не отрывая полностью ног от дна и стараясь встречать набегающие волны боком.

Оказавшись там, где волны уже не могли захлестнуть ее и швырнуть на камни, она немного успокоилась. Прибой все еще мог сбить ее с ног, но мысль о том, что ей придется окунуться в воду с головой, уже не пугала Кэт. Не отрывая глаз от набегающих волн, она бочком направилась к небольшой песчаной полоске берега. При каждом шаге правая ступня болела, напоминая ей о потерянной туфле.

– Господь не одобрил бы ваш поступок.

Голос раздался позади Кэт, и в следующую секунду незнакомец подхватил ее и поднял над волнами. Кэт замерла, почувствовав необычную силу мужских рук и приятное тепло его тела. Ее голые ноги касались шелковистой кожи незнакомца. Ни разу в жизни она не испытывала подобного чувства и не понимала, нравится ей оно или нет.

Однако, как профессионал, Кэт сразу же обратила внимание на игру света на скулах мужчины, на контраст между его курчавой бородкой и резными губами, на изменчивый цвет и глубину его глаз.

Ей вдруг показалось, будто она знает этого человека, хотя Кэт могла бы поклясться, что никогда не встречала его. Незнакомец из тех мужчин, которых женщины не забывают.

И все-таки она доверилась ему. Интуиция, подсказавшая Кэт отдать фотоаппараты, заставила ее расслабиться и принять помощь этого человека с суровым лицом.

– Я хорошо плаваю, – сообщила она. При этих словах ею завладели неприятные воспоминания: невероятная злость, заставившая Кэт прыгнуть в воду с яхты своего бывшего мужа, заплыв длиною в две мили в полуночном океане и единственный сигнальный огонек роскошной яхты. Да, она была очень хорошей пловчихой. Кэт почувствовала на себе умный и оценивающий взгляд мужчины.

– Уверен, характер у вас под стать вашим волосам, – протяжно проговорил он.

Кэт слегка улыбнулась. Густые рыжевато-каштановые волосы более всего соответствовали ее представлению о красоте. Все прочее в себе она не слишком высоко ставила. У нее есть все, что положено иметь женщине. Все части ее тела функционируют нормально.

Ну, скажем, почти все.

Была одна вещь, о которой ей не хотелось вспоминать.

– Неужели нельзя думать о чем-то веселом? – тихо спросил мужчина.

Этот вопрос неприятно удивил Кэт. Ее глаза округлились, а их серая глубина затуманилась. Затем темные ресницы закрылись, отгораживая ее внутренний мир от незнакомца, слишком проницательного и способного нарушить покой.

– Но мои мысли нельзя назвать и печальными, – пробормотала Кэт.

– Однако очень близки к этому, не так ли?

– Да.

Кэт с облегчением увидела, что до берега осталось совсем немного, и скоро она избавится от своего незваного спасителя.

– Вы всегда уступаете в споре? – осведомился незнакомец.

– Так поступают взрослые.

– Это называется сдаваться.

Разозлившись, Кэт выскользнула из рук мужчины, встала на ноги и рванулась по мелководью за своим фотооборудованием, которое незнакомец поставил на землю значительно выше верхнего уровня прилива.

Каждый шаг вызывал нестерпимое жжение в правой ступне. Казалось, она наступает на рой пчел. Но, не обращая внимания на боль, Кэт перебросила сумку с камерами через плечо, просунула руку сквозь ремень большого объектива и повернула к своему дому.

Сделав два размашистых шага, Трэвис невозмутимо встал перед Кэт, отрезав ей путь к отступлению.

Он вовсе не собирался упускать такую очаровательную, хотя и обидчивую женщину. Поэтому, не раздумывая, Трэвис преградил ей путь. Отметив, что в дополнение к длинным ногам она наделена прагматизмом, он задал себе вопрос: что можно испытать, став ее любовником?

Впрочем, Трэвис сомневался, что способен это выяснить, он давно потерял навыки общения. После развода он неожиданно для себя обнаружил, что алмазный браслет куда больше располагает женщин к улыбкам и сексуальным намекам, чем комплименты.

“Жаль, что эта женщина не фотограф Харрингтона, – уныло подумал Трэвис. – Тогда мне не пришлось бы прилагать старания, чтобы сблизиться с ней”.

Ведь Харрингтон говорил, что у Кохран неброская внешность. А у этой есть на что посмотреть. Конечно, она не красавица и не похожа на куклу Барби или разукрашенную прилизанную Плэймет. Но Трэвиса очаровали ее плавные линии, манера поведения и показная независимость.

– Неужели вы всегда приземляетесь на ноги, как котенок? – спросил он.

Кэт сделала шаг в сторону, пытаясь обойти мужчину.

– Спасибо, что не замочили мои фотоаппараты.

– Меня зовут Трэвис.

– Спасибо, что не замочили мои фотоаппараты, Трэвис.

Спаситель снова вырос перед ней. Кэт остановилась, поправила ремень сумки и поморщилась, когда ее острый край ударил ее по правой ноге.

– Разве вы не должны хотя бы представиться? – осведомился Трэвис.

– Конечно, должна, – спокойно согласилась Кэт.

Трэвис улыбнулся.

– У кошечки есть коготки, но она ни разу не замурлыкала для меня. Вот и вся ее благодарность.

– Напротив, я так благодарна вам, что даже не пошлю вас ко всем чертям.

Трэвис снова поднял ее на руки.

– Опустите меня, – холодно потребовала Кэт.

– Но у вас кровоточит нога.

– Это подает сигналы мое сердце.

– В следующий раз, если захотите подать сигнал, купите открытку, – заметил Трэвис. – Это безопаснее.

– Открытки недостаточно выразительны.

Трэвис посмотрел на Кэт так, словно впервые увидел ее.

– Я начинаю думать, что у вас не только симпатичное личико.

– А я сомневаюсь, что вы чистите зубы, если говорите такие гадости.

– Приходите и понаблюдайте. Я даже позволю вам выдавить зубную пасту.

– Вы просто невозможны. – Кэт улыбнулась несмотря на раздражение.

– Да, в самом деле, у меня очень покладистый характер.

Кэт осадила бы любого другого мужчину, одним-единственным холодным взглядом, но Трэвис вел себя слишком вызывающе, чтобы воспринимать его серьезно. Очевидно, он тоже не ждал от женщины ничего особенного, а только хотел немного повеселиться, и Кэт подыграла ему, легко уступив соблазну засмеяться, хотя уже не помнила, когда в последний раз смеялась от души.

Трэвис удивился, увидев, как изменилось от смеха ее лицо. Серые глаза незнакомки излучали такое же необыкновенное тепло, как и ее рыжевато-каштановые волосы.

– Скажите, как вас зовут, – тихо попросил Трэвис.

Заметив, как в Трэвисе просыпается желание, Кэт подумала, что зря так несерьезно восприняла этого человека. Задрожав от какого-то странного чувства, она решила, что всему виной мокрая одежда.

– Меня зовут Кэт, – сказала она; потом быстро добавила: – Кэтрин.

– Друзья называют вас Кэтрин?

– Нет.

– Кэти?

– Да.

– А мужчины, – уточнил Трэвис, – называют вас Кэт?

Его сине-зеленые глаза выражали сейчас откровенный цинизм. Отметив это с горьким сожалением, Кэт слегка улыбнулась.

– Шутки кончились, Трэвис. Отпустите меня.

– Как ваши мужчины называют вас… Кэт?

Она приподняла темно-каштановые брови и уставилась на Трэвиса холодным, немигающим взглядом.

Трэвис опустил Кэт на землю так, что она скользнула вдоль его длинного тела.

Кэт понимала, что борьба с ним – напрасная трата энергии. К тому же в результате борьбы она еще ближе познакомилась бы с его притягательной мужской силой.

Наконец Трэвис убрал свою руку.

Кэт поправила тяжелую сумку с фотоаппаратами и уставилась на Трэвиса глазами профессионального фотографа.

Да, он, безусловно, был бы хорошим объектом. Свет заходящего солнца золотил его волосы. Глаза мужчины, изменив цвет, стали теперь изумрудными и глубокими, как море. Мокрая одежда подчеркивала мускулистость плеч и бедер.

Кэт смутно осознала, что Трэвис значительно крепче, чем кажется на первый взгляд. Он напоминал дерево с идеальными пропорциями, и необходимо было приблизиться к нему, чтобы оценить его по-настоящему.

“Несимпатичный мужчина, – решила Кэт, – но все же что-то в нем есть…”

Сколько бы она ни смотрела на Трэвиса, ей открывались бы все новые и новые его черты. Он был сложным человеком и взрослым мужчиной.

А Кэт привыкла иметь дело с мальчиками.

– Только я называю себя Кэт. У меня нет никаких мужчин. И, – холодно добавила она, – я не ищу их. Но я действительно благодарна вам, Трэвис.

– Да? – с удивлением и беспокойством спросил он, потому что эта женщина явно пренебрегала его обществом.

Кэт догадалась, что этот мужчина, как и она, сожалеет о расставании.

– Да, за фотоаппараты, – пояснила Кэт, – за то, что рассмешили меня.

– Неужели я прав в том, что вас редко посещают веселые мысли?

Кэт молча повернулась и направилась прочь от этого особенного и неотразимого человека.

Трэвис наблюдал, как гордо удаляется слегка прихрамывающая Кэт со своим тяжелым фотооборудованием.

Не требовалось особой проницательности, чтобы понять: она не обернется.

Глава 2

Стараясь не хромать, Кэт пересекла узкую полоску песка, разделяющую океан и высокие зубчатые утесы. От домов до самого берега по крутому склону, будто щупальца, спускались лестницы. Утес был сильно изъеден дождями и морем, и между домами пролегали глубокие овраги.

Чтобы навестить соседей, Кэт поднималась на уровень улицы и шла по тротуару или спускалась на берег и взбиралась по лестнице прямо к их дому. Такое расположение домов было обычным в городах Южной Калифорнии, похожих на Лагуну-Бич. Здесь прибрежная земля стоила так дорого, что продавалась буквально по сантиметрам.

Наступив на камень, Кэт прикусила губу.

– Кэт!

Не слыша, как подошел Трэвис, она замерла от неожиданности.

– Позвольте помочь вам?

Он произнес это очень тихо, но Кэт ощутила на своей обнаженной спине его дыхание, ласковее, как прикосновение солнечного луча.

Не дождавшись ответа, Трэвис снова поднял Кэт на руки.

Кэт убеждала себя, что лучше не возражать, поскольку у нее очень болит нога. Семь лет назад, нырнув в полночь в море, она рассталась со всякими иллюзиями, но сейчас ей казалось, будто на помощь пришел старый друг.

– Благодарю вас, – тихо проговорил Трэвис. Кэт кивнула и расслабилась, ощутив надежность мужской силы. Как хорошо, что не надо идти, когда кровоточит нога.

– Это мне нужно благодарить вас, – заметила она.

– Возможно, но ведь вы принимаете помощь не от всех.

Эти слова озадачили и насторожили Кэт. Она не привыкла к откровенности с посторонними людьми.

– Как вы догадались? – холодно спросила Кэт.

– Я наблюдал за вами, когда вы были на скале. Весь остальной мир для вас просто не существовал.

– Ничего удивительного. Концентрация – части профессии фотографа.

Трэвис улыбнулся.

– Когда волна захлестнула вам ноги, вы поняли, что попали в беду, но не оглядывались вокруг в поисках помощи.

– Для чего? Ведь я была одна.

– Вы вели себя так, как будто находились на Марсе, и даже не обратили на меня внимания, когда я закричал вам.

– Прибой заглушал все звуки.

Трэвис покачал головой.

– Чтобы спуститься со скалы, вам потребовалось около трех секунд. Вы не рыдали, не ломали руки, а увидев свой шанс, попытались использовать его. Такая независимость необычна даже для мужчины, а уж тем более для женщины. Ее формирует только одиночество.

– И у вас тоже? – с вызовом спросила Кэт.

– Да, и у меня. – Трэвис крепче прижал к себе Кэт. – Котенок, я… – Он замолчал, почувствовав, как она напряглась. – Тебе не нравится, когда тебя называют котенком?

– Мне никогда это не нравилось, мальчик Трэви.

– И что же случилось с последним мужчиной, который назвал тебя котенком?

– Последний мальчик, который назвал меня котенком, понял, что ошибается.

Кэт улыбнулась, хотя на нее нахлынули болезненные воспоминания. Билли недолго называл ее котенком. За этого красивого, вздорного и слишком богатого мальчика Кэт вышла замуж до того, как научилась разбираться в мужчинах.

– Опять неприятные мысли, – заметил Трэвис.

– Кажется, у тебя очень развито шестое чувство.

– Извини.

– За что? Нельзя же обвинять тебя за мои воспоминания.

– Ты их приобрела, тебе с ними и жить.

Кэт стала привыкать к его проницательности.

– Ты читал мою почту или занимаешься колдовством?

– Хотел бы я быть колдуном, ласкающим рыжеволосую пуму.

– Говорят, у колдунов зеленые глаза, у тебя тоже иногда бывают зелеными.

– Но не так уж часто. На самом деле я пират.

– Пират… – Кэт задумчиво посмотрела на профиль Трэвиса, на его поблескивающую в затухающем свете бороду, на ослепительно белые зубы под высокомерным носом. Непреклонное лицо совершенного мужчины, идеально подходящего для пиратства.

– Готова поверить в это. Южный пират.

– Южный? – Трэвис начал подниматься по правой лестнице. – А как ты догадалась?

– По имени и по привлекательному протяжному говору. Восточный Техас?

– Точно.

Кэт заметила, что он пошел не по той лестнице.

– Моя лестница слева.

– А моя – нет.

– Так ты живешь здесь? – удивилась она.

– Некоторое время.

– Присматриваешь за домом?

– Отчасти.

И тут Кэт вспомнила про мужчину, который последние восемь дней на рассвете нырял в волны и уплывал из бухточки. Его тело было гладким и сильным, как у дельфина.

– Я не узнала тебя в этой одежде.

Кэт вспомнила его черные плавки.

Трэвис вопросительно посмотрел на нее.

– Я видела твои морские путешествия; на рассвете, – объяснила Кэт улыбаясь.

Ее улыбка обнажила блестящие белые зубы. С трудом оторвав взгляд ото рта Кэт, Трэвис посмотрел на многоуровневый дом из красного дерева и стекла, до которого оставался один лестничный пролет, и тут же все понял.

– И я не узнал тебя в этой одежде, – усмехнулся он.

Трэвис окинул взглядом ее толстую косу, мокрый лифчик, очерчивающий очень соблазнительные груди, и обрезанные джинсы, подчеркивающие плавную округлость бедер. Потом заметил, что соски Кэт туго натягивают ткань.

– Полуобнаженная ты еще красивее, – добавил он. Кэт испугалась, не порвался ли купальник, но тут же догадалась, что именно привлекло внимание Трэвиса.

– Я смущаю тебя? – спросил Трэвис.

– Не знаю.

– Неужели ты всегда говоришь правду, честная маленькая кошечка?

– Всегда, – заявила Кэт, размышляя о том, чем очаровал ее этот мужчина. – Мне почему-то кажется, будто мы уже встречались.

Выгоревшие на солнце брови Трэвиса взметнулись вверх.

– Ты разобрал меня по косточкам.

– Мне знакомо это чувство.

Трэвис наклонился к ней и коснулся губами ее лба. Короткая бородка Трэвиса пахла солнцем, солью и мужчиной. Кэт закрыла глаза, так же легко принимая его ласку, как он дарил ее.

– Последние три дня я видел тебя на рассвете. Ты как тень пробиралась вниз по лестнице, скрываясь, за своим оборудованием. А мешковатые джинсы и рубашка, наверное, нужны для маскировки, чтобы отгонять надоедливых мужчин?

– Просто на рассвете холодно.

– Не холодно, если спишь в подходящей кровати.

– Я всегда сплю в подходящей кровати, – ответила она, – в своей собственной.

Трэвис поднимался по лестнице удивительно легко. Кэт оценила его силу не только чисто по-женски. Карьера и гордость заставляли ее тренировать свою гибкость и выносливость, хотя в двадцать девять это трудновато.

Кэт предполагала, что Трэвис лет на пять старше ее, а она уважала всех, кто сохранял форму после тридцати. Несколько ее знакомых задыхались, поднимаясь по лестнице с берега, но она не видела никого, кроме этого энергичного человека, кто спустился бы к воде, проплавал целый час, а потом легко поднялся к дому.

Кэт с удовольствием поняла, что ей нравится даже его имя.

– Похоже, у тебя сейчас хорошие воспоминания. Или по крайней мере… – Трэвис преодолел последнюю ступеньку и ступил на деревянный настил-палубу, – неплохие.

– Это новые воспоминания, ради них стоило порезать ногу. В самом деле…

Перед Кэт открылся великолепный вид – солнце почти опустилось в мерцающее пурпурное море. Весь мир окрасился пылающим золотом с багровым оттенком. Ни облака, ни смог не нарушали прозрачной линии горизонта.

А потом Кэт увидела плывущее навстречу ветру парусное судно. Казалось, оно, как большая птица, вот-вот пронзит раскаленный глаз солнца.

– Опусти меня, – потребовала Кэт, поглощенная образом, сформировавшимся у нее в сознании.

Она не заметила ни удивленного взгляда Трэвиса, ни его неудовольствия, быстро сменившегося недоумением. Почувствовав дощатый настил под ногами, Кэт забыла про свою мокрую одежду, про саднящую ступню и даже про человека, наблюдавшего за ней.

Она метнулась к сумке с фотоаппаратами, нащупала пустой аппарат и высокоскоростную цветную пленку. Зарядив фотоаппарат, Кэт присоединила его к автоматическому объективу с переменным фокусным расстоянием и навела на яхту.

Не прошло и минуты, как она сделала первый снимок. Кэт работала быстро и точно – сказывались годы практики. Длинный объектив был чувствителен, хорошо отбалансирован на своей опоре и удобен в обращении.

Тем не менее он казался необыкновенно тяжелым после утомительного дня. Кэт мысленно проклинала свой напряженный график работы в течение последних двенадцати месяцев. Чувствуя полное истощение, она мечтала обрести прежние силы.

Но сейчас Кэт полностью сосредоточилась на судне и процессе фотосъемки, заставляя утомленное тело, подчиняться своим командам.

Яхта рассекала пылающий солнечный след. На фоне заходящего солнца зачаровывала правильность ее линий; судно казалось произведением искусства, а не обычным транспортным средством. Каждый плавный изгиб корпуса воспевал скорость, порыв и терпение, мощность и безмолвие, находящиеся в постоянном равновесии на краю мироздания.

Последний кадр пленки прожужжал в фотоаппарате, и моторчик умолк.

Кэт быстро взглянула на солнце и яхту. У нее не осталось времени, чтобы перезарядить пленку, да и света уже не хватало. Печально опустив фотоаппарат, она наблюдала за изящной яхтой в сгущающихся сумерках.

Лишь когда судно растворилось в темноте, Кэт заметила, что боль в ступне усилилась, а руки дрожат от усталости.

– Все, оно исчезло, – сказала Кэт.

Трэвис видел ее глаза, светящиеся от напряжения, слышал голос, тихий и меланхоличный, как опускающаяся на землю ночь.

– О Боже, – прошептала она, – как замечательно плавать на таком судне по всему миру! Эта дуга – олицетворение красоты.

Трэвис разозлился.

“И она такая же, как все женщины, а ведь могла бы получить от меня все и без подобных хитростей”.

Рядом кричала чайка, разрушив магические чары, завладевшие воображением Кэт. Она посмотрела на Трэвиса. Он держался отчужденно.

– Разве ты не видел? – спросила она. – Ничего красивее этой яхты невозможно создать! Когда-нибудь я сделаю фотографию, достойную этого судна. А потом разобью свои фотоаппараты.

Трэвис молчал, разочарованный открытием, что Кэт во всем похожа на других женщин. Это причинило ему боль. Привело в ярость.

“Снова одурачен, – горько сказал себе Трэвис. – А я только-только поздравил себя с тем, что нашел женщину, которая заинтересовалась мной, как человеком, ничего не зная о размере моего банковского счета. Мне нужно лучше разбираться в женщинах”.

– Трэвис?

Он молчал.

Кэт снова посмотрела на него, удивляясь, почему вдруг Трэвис стал таким чужим и суровым. Вспомнив свои недавние слова, она впервые за несколько лет покраснела и смущенно засмеялась.

– Извини, – тихо сказала Кэт. – Далеко не всех так чарует образ свободы и игра света и тени.

Трэвис по-прежнему молчал. “Но я же едва знаю ее. Почему же меня так волнует эта очередная лживая охотница за золотом?”

Кэт слегка улыбнулась, пытаясь разгадать выражение его лица.

– Но вообще-то я не сумасшедшая. Такое со мной случается не часто, я просто никогда не видела такой совершенной красоты.

Выражение глаз Трэвиса напоминало глубокие сумерки – в них были тайна, темнота и еще что-то мрачное, чему она не знала названия.

– Трэвис? – прошептала Кэт.

Он крепко, до боли сжал ее руку.

– Какую игру ты придумала? – резко спросил он. Ничего не понимающая Кэт заметила, что от него нисходит такой же холод, как от ветра, поднимающегося со стороны потемневшего моря. Надежное мужское тепло исчезло, словно его никогда и не было. И тут Кэт почувствовала страшную усталость. Она едва стояла на ногах. “Нет, – подумала она. – Я не могу сейчас уставать, пока не могу. Осталось потерпеть еще четыре, месяца”.

В январе Кэт наконец позволит себе заползти в кровать и, натянув одеяло, проспит целый год. А до этого она должна делать то, что делает. Одна работа сменялась другой, более тяжелой. Ей придется вытерпеть это, ибо выбора нет. На долю Кэт однажды уже выпали мучительные испытания. Теперь надо работать до седьмого пота, чтобы снова не попасть в беду.

В этот раз Кэт могла рассчитывать только на себя.

– Я не играю ни в какую игру, – возразила она, – и слишком устала для игр. Я просто увидела нечто невероятное, и мне захотелось с кем-нибудь этим поделиться. Вот и все.

Трэвис не сказал ни слова.

Кэт вдруг поняла, что его лицо выражает презрение.

– Я ошиблась. – Она попыталась отойти от него. Но большая мужская рука удержала ее.

– Назови мою фамилию, – потребовал Трэвис.

– Я не знаю ее.

– Догадайся.

– Я уже сказала, что слишком устала для игр. – Кэт снова дернула руку, но Трэвис сжимал ее железной хваткой. Она, прищурившись, посмотрела на него.

– Смит? – предположила Кэт. – Нет? Может, Джонсон? Или Джонс? – Затем резко рванула свою руку, но Трэвис не выпустил ее.

– Смит, Джонсон и Джонс – три самые распространенные фамилии в англоязычных семьях, – заявила она. – Если я ошиблась, то гадать дальше бесполезно.

Трэвис заметил ее злость. Он и сам испытывал что-то похожее на ярость животного, которое жаждет воды, а когда наконец находит ее, обнаруживает, что она отравлена.

Кэт снова задрожала. Вечернее тепло уже растаяло в ночи так же, как и краски дня.

– Наверное, ты не знаешь и названия судна, – холодно заметил Трэвис.

– Мой объектив, конечно, очень мощный, но даже он не позволяет прочитать название на расстоянии полумили против солнца.

Трэвис пристально смотрел ей в глаза. Он страстно хотел поверить Кэт, но боялся снова ошибиться. Цена такой ошибки казалась ему непомерно высокой.

Нельзя же так рисковать только потому, что неверно истолковал намерения женщины!

Серые глаза Кэт холодно наблюдали за Трэвисом. Постепенно его лицо смягчилось, и тиски на ее запястье разжались. Кончики пальцев Трэвиса теперь перемещались по коже Кэт, как крылья бабочки, Кэт затрепетала от этих нежных прикосновений. Ей показалось, что ни один мужчина никогда по-настоящему не ласкал ее.

– Если бы это судно было твоим, – тихо сказал Трэвис, – то как бы ты назвала его?

– “Свобода”.

– Неужели твой мир – тюрьма, Кэт?

– Не всегда, но следующие несколько месяцев, наверное, будут тяжелыми для меня.

Трэвис вытащил ключ из мокрого кармана своих шорт и отпер дверь белого дома.

– Расскажешь мне об этом, пока я займусь твоей ногой.

Не ожидая ответа, Трэвис подхватил фотооборудование и жестом пригласил Кэт войти.

Она колебалась только мгновение. Его перемены настроения, конечно, внушали беспокойство, но, в сущности, они ничуть не хуже ее безрассудной увлеченности фотографией и не страшнее лепета о свободе и олицетворении красоты.

Войдя, Кэт почувствовала больной ногой холод неглазурованной керамической плитки в прихожей.

Когда они с Трэвисом оказались в роскошном холле, под ногами заскрипел песок. Кэт посмотрела на свои испачканные в песке ноги, потом перевела взгляд на бледно-розовый ковер, лежащий за белой мраморной плиткой.

– Мы испортим твой ковер, – сказала она.

– Возможно. Но Линда заверила меня, что мне не удастся причинить дому больший ущерб, чем это уже сделали гости на ее вечеринках. В лучшем случае удастся это повторить.

Кэт сразу заметила обилие розового цвета, но на ее взгляд, все в доме выглядело безупречно.

–Ты уверен?

– Конечно. Ты не бывала на вечеринках у моей кузины?

– Нет, я живу по соседству только шесть месяцев, но про вечеринки… гм… мм… твоей кузины в Лагуне ходят легенды.

– Представляю себе. Но поскольку моя кузина уже шесть месяцев в Лондоне, сейчас здесь, по-видимому, довольно тихо.

Трэвис заметил, что Кэт насмешливо улыбнулась при его упоминании о кузине, но ничего не сказал.

Кэт осматривала гостиную со стеклянными стенами, роскошными коврами, современными хрустальными скульптурами, зеркалами и великолепными розовыми замшевыми диванами.

Поняв, что Трэвис наблюдает за ней, она спросила:

– Ты опять подумал о ковре?

– К черту ковер. Линда и в самом деле моя кузина, дочь сестры моей матери.

– Предположим, что так. Ведь тебе незачем обманывать меня, как и мне тебя.

– Неужели ты думаешь, что мужчины и женщины никогда не обманывают друг друга?

– Мужчины не обманывают.

Трэвис улыбнулся.

– Полагаю, твое представление о мужчинах мало изменилось с возрастом.

– Совсем не изменилось. – Кэт посмотрела на свою ногу. – Может, принесешь сюда какой-нибудь дезинфицирующий раствор? Моя кровь не украсит этот розовый ковер.

– Нет проблем.

Трэвис отодвинул в сторону фотооборудование, подхватил Кэт на руки и понес через комнату.

Стеклянные двери плавно открылись, представив взору внутренний садик. Среди зелени и скрытых светильников стояла горячая ванна. Над ней поднимался пар.

Кэт ждала, что Трэвис предложит ей снять мокрую и перепачканную в песке одежду.

– У тебя, наверное, есть и определенное представление о настоящей женщине? – Он опустил Кэт на широкий край ванны.

Поскольку она предполагала услышать совсем другое, этот вопрос неожиданно всколыхнул в ней тяжелые воспоминания.

Билли весьма низко оценивал ее женственность. А потом он очень разочаровался в Кэт и решил основать свою династию.

– Нет, никакого особенного представления. Женщина должна быть честной, сердечной, умной, терпеливой, то есть обладать обычными качествами.

– Обычными? – Светло-каштановые брови Трэвиса взлетели вверх. – Обычные качества – это размер бюста, талии и бедер.

– Которые, – добавила она, – неизменно отражают ай-кью <Коэффициент умственного развития> мальчика, проводящего эти измерения.

Трэвис улыбнулся.

– Неужели ты такая умная маленькая кошечка?

– Возможно, но это сейчас называют пережитком.

Трэвис снял свою мокрую футболку и отбросил в сторону. Волосы на его груди блестели от влаги. Кэт решила, что сейчас он снимет шорты, но Трэвис не сделал этого. Он просто скользнул в ванну и потянул женщину за собой, так и не намекнув, что им будет вольготнее без одежды.

Окунувшись в теплую воду, Кэт застонала от удовольствия.

– Оказывается, я ужасно замерзла, – призналась она.

– Так значит, этот необычный синеватый тон у тебя на губах вовсе не губная помада?

Улыбнувшись, Кэт откинула косу, опустилась на скамеечку, которая огибала ванну изнутри, и положила голову на край ванны. Закрыв глаза, она дала вожделенный отдых телу, онемевшему от напряжения и усталости. Все это накапливалось с тех пор, как близнецам отказали в субсидиях, кредитах или стипендиях, позволивших бы им учиться в медицинском институте.

Кэт все это уладила, хотя дорогая мамочка постоянно опустошала ее банковский счет. От такой напряженной работы недолго и сойти в могилу.

“Мне надо продержаться до января. Я продержалась уже четыре года, значит, выдержу еще четырнадцать недель и четыре дня”.

Кэт повторила про себя эти слова и свои обещания. В январе она сократит нагрузку вполовину и снова начнет следить за собой. А до того времени жизнь казалась Кэт тюрьмой, дверь которой она закрыла собственными руками.

– Расскажи мне о своей тюрьме, Кэт.

Глава 3

– Ты волшебник, – промолвила Кэт, утопая в пене.

– Я? – удивился Трэвис.

– Да, ты читаешь мысли, а это явный признак волшебства.

Трэвис улыбнулся.

– Это совсем нетрудно. Едва мы обсудили тему тюрьмы, как ты откинулась на край ванны, будто условно освобожденный человек.

В этот момент Кэт была очень привлекательна. Она самозабвенно наслаждалась теплом, чистотой и своими ощущениями. Трэвис мечтал узнать, как эта женщина реагирует на прикосновения мужских губ к ее телу, но он ничего не сказал об этом.

Имя Кэт весьма подходило ей. Если бы Трэвис попытался взять ее силой, она исцарапала бы его как кошка.

– Тюрьма, – повторила она, вздохнув. – Неудивительно, что ты показался мне таким знакомым.

– Собрат по несчастью? – Искренняя улыбка Трэвиса излучала поразительное тепло.

– Мы одинаково думаем. – Кэт снова закрыла глаза. – Поэтому ты и кажешься мне знакомым.

Трэвис испытывал жгучее искушение познакомиться с ней поближе, но опасался коготков. Кроме того, он с удовольствием наблюдал, как ее покидало напряжение. Трэвис почти не сомневался, что недоверчивая Кэт подпускает к себе очень немногих. Вот только почему?

– Расскажи мне о своей тюрьме, – тихо попросил Трэвис.

– Ничего особенного. – Кэт подавила зевоту. – Я работаю для себя. Это значит, что когда у меня есть время, то нет денег, а если есть деньги, нет времени.

Глаза Трэвиса сузились при упоминании о деньгах, и он вперил в Кэт напряженный взгляд хищника. Она не обратила на это внимания. Теплая ванна доставляла ей неизъяснимое наслаждение.

– Неужели деньги так важны для тебя? – Трэвис холодно и проницательно взглянул на Кэт. Она молчала, не желая портить удовольствие, переполнявшее ее. Но поговорить все-таки очень хотелось, ведь Кэт не с кем было поболтать, кроме ближайшей соседки Шэрон, но та сейчас занята своими крошками – близнецами и семилетним, не по годам умным сыном.

– Кэт?

Она вздохнула.

– У меня есть брат и сестра – близнецы. Они завершают медицинское образование и поэтому не могут много работать, а того, что у них есть, хватает только на карманные расходы.

– Ты оплачиваешь их обучение в институте?

– Да, до января.

– А субсидии и кредиты?

– Ох, с этим у нас тоже проблемы, – ответила Кэт, зевая. – Но знаешь, сколько сейчас стоит обучение в институте?

Мысль о детях погасила последний лучик света в глазах Трэвиса, оставив в них только горечь.

– Нет, – тихо сказал он, – не знаю.

– Тысячи, тысячи и тысячи долларов. Боже, я даже не могла в это поверить. – Кэт медленно рисовала на воде круги кончиком пальца. – А тут еще моя дорогая, немного чокнутая мамочка. Она никогда не подписывала ни одного чека до смерти отца. Но потом подписала слишком много чеков, причем в основном по пустякам, пока не закончились все деньги.

Трэвис внимательно посмотрел на Кэт, но увидел лишь преданную любовь и терпимость к матери, пусть даже самой плохой.

– Значит, близнецы и мать, да? – удивился он, почему это звучит так знакомо. Но ведь все несчастные истории похожи одна на другую.

– Да. Если не считать моего дома. Я не в состоянии ежемесячно платить за аренду, пока в январе не внесу последнюю плату за обучение близнецов.

– А не утонешь?

– Нет, я хорошо плаваю. – Она погрузилась еще глубже в ласкающую теплую ванну. – Я влюбилась в свой дом шесть лет назад. А полгода назад его выставили на продажу. Если я не успею купить его до января, он будет продан, а мне останется лишь тосковать о нем.

– Ты взяла кредит?

– Шутишь? Я работаю только на себя, и банки ненавидят меня.

– Как же ты получила деньги? Ограбила один из ненавидящих тебя банков?

– Нет, я просто увеличила свой рабочий день с двенадцати до шестнадцати часов.

Трэвис рассмеялся.

– Если тебе не хватает семи дней в неделю, попробуй работать по ночам, так что ли?

– Я так и делаю.

– Работаешь по ночам?

– Конечно.

– Неужели деньги так важны для тебя?

На этот раз Кэт заметила его саркастический тон, открыла глаза и увидела, что губы Трэвиса вытянулись в тонкую полоску, а на лице запечатлелись раздражение и досада.

– Тебе бы нож в зубы, и ты был бы точь-в-точь Синей Бородой.

– Ты не ответила на мой вопрос.

– На какой?

– Насчет денег.

Кэт посмотрела на него так, будто он проявил такую же непрактичность, как и ее мамочка.

– Конечно, деньги имеют значение.

– Не для всех.

– Деньги не важны только для тех, у кого они уже есть.

– Возможно. Но, наверное, есть люди, вполне счастливые и без денег.

– Им не надо оплачивать мои счета.

– И тебя, конечно, очень обрадовало бы, если бы какой-нибудь хороший старый мальчик оплатил твои счета.

Кровь закипела в жилах у Кэт, когда она заметила легкое пренебрежение в голосе Трэвиса.

– Не беспокойся, мальчик Трэвис: я не собираюсь просить у тебя в долг.

С этими словами она выскочила из ванной. Повинуясь стремительному и внезапному порыву, Кэт вбежала в дом, подхватила свое фотооборудование и открыла дверь на лестницу, ведущую к берегу.

Но не успела она сдвинуться с места, как сильные руки захлопнули дверь у нее перед носом и сильные руки преградили ей путь.

Кэт чувствовала сзади горячее дыхание Трэвиса.

– Открой дверь, – потребовала она.

– Ты дрожишь, возвращайся в ванну.

– На улице теплее.

– Кэт, не надо.

– Выпусти меня!

Трэвис видел, что она дрожит от возмущения. Даже если у нее нет гроша за душой, сейчас она не возьмет у него ни цента.

– Я не хотел тебя оскорбить, – тихо сказал он. – Но таков закон жизни.

– Только не моей! Я сама зарабатываю себе на пропитание.

Кэт разозлилась не на шутку, и это свидетельствовало о том, что Трэвис затронул очень болезненный вопрос. Он от души желал верить в то, что она не собиралась выпрашивать у него денег. Трэвис ощущал внутреннюю потребность верить ей.

До этого момента он и не представлял, что деньги стали для него тюрьмой, в которой ему весьма неуютно.

– Я не привык иметь дело с такими женщинами, как ты.

–Уверена, что ты вообще не привык к женщинам. С твоими манерами женщин арендуют на четверть часа. А теперь, Трэвис, открой дверь.

Кэт ожидала всего что угодно, но только не ироничного смеха. От этого смеха она снова затрепетала, ибо в нем были нежность и теплота.

– Ты всегда царапаешь до крови своими коготками? – полюбопытствовал Трэвис.

Кэт поморщилась от боли в ноге. В горячей воде рана очистилась, но еще не до конца. Несмотря на сильную усталость, Кэт решила осуществить то, что задумала.

– Игра кончилась, Трэвис, независимо от того, во что ты играл.

– Я не…

– Несомненно, играл, – резко оборвала его Кэт. – Ты нашел кошечку и клетку, а потом начал заталкивать острые иголки сквозь прутья, желая понаблюдать, как кошка будет царапаться и плакать. Это позволяет тебе ощутить свою силу, а кошка… – Она пожала плечами. – Черт возьми, а кого волнует, каково кошке? Это же просто животное, а ты – человек.

Кэт увидела, как Трэвис сжал кулаки. Под его загорелой кожей перекатывались мышцы.

Не двигаясь, она ждала, когда Трэвис отпустит ее.

– Не бойся, – сказал он. – Я не причиню тебе вреда.

– Знаю.

– Откуда? – Трэвис посмотрел на свои кулаки.

– Я догадалась об этом так же, как и о том, что тебе можно доверить мои фотоаппараты. Почему-то мы пугающе хорошо знаем друг друга, а из-за этого воспринимаем бестактное высказывание гораздо… болезненнее.

– Кошка в клетке, – прошептал Трэвис. – Хотел бы я знать, кто оставил у тебя такие шрамы.

– Поверь, знакомство с ним не доставило бы тебе удовольствия. Он несимпатичный мальчик.

Постепенно кулаки Трэвиса разжались, и он длинно выругался.

Впервые Кэт обратила внимание на тонкие шрамы покрывающие пальцы Трэвиса. Одни из них были совсем свежими, а другие появились так давно, что стали почти незаметны на загорелой коже. Интересно, какая работа оставила такие паучьи метки и что за особа нанесла ему невидимые, но куда более глубокие раны.

– Неужели, он был таким плохим? – спросил Трэвис.

– Мой бывший муж?

– Тот мальчик, который засадил тебя в клетку и мучил?

– Думаю, немногим хуже той самки, что перессорила тебя с половиной человечества.

– Полагаешь, это сделала женщина?

– Самка, – уточнила Кэт. – Уверена в этом. К сожалению, мало кто умеет доброжелательно и внимательно относиться к противоположному полу.

– И ты?

– Конечно.

– Когда же начнешь учиться этому?

Кэт ничего не ответила, и постепенно стала успокаиваться. Плечи ее опустились: она больше не могла бороться с Трэвисом и со своими воспоминаниями.

Опустив сумку с фотоаппаратами на пол, Кэт прислонилась лбом к закрытой двери и только тогда заметила, что стоит в большой луже розовой воды.

Трэвис, тоже заметив это, снова подхватил Кэт на руки.

– Но…

– Успокойся, – оборвал ее Трэвис. – Я только перебинтую тебе ногу. Если захочешь после этого уйти, не буду задерживать.

На этот раз Трэвис усадил ее в ванной комнате, окрашенной в тона лаванды, лимона и фуксии. Его загорелая широкая спина выглядела настолько неуместно среди всего этого пастельного великолепия, что Кэт не сдержала улыбки.

Но когда Трэвис коснулся ее ноги, улыбка исчезла.

– Болит? – мягко спросил он.

Кэт стиснула зубы.

– Придется потерпеть. Нужно очистить рану от песка. Может, сделаешь это сама?

Кэт согнула правую ногу в колене и осмотрела ступню. На ней оказалось несколько порезов, к счастью, неглубоких, иначе пришлось бы зашивать. Однако обработать их самой Кэт не удалось бы. Она разогнула ногу, предоставив возможность Трэвису заняться ею.

Налив в таз теплой воды и дезинфицирующего раствора, он опустил туда ногу Кэт, вышел из ванной и вскоре вернулся с темно-синим халатом в руках. Накинув его на плечи Кэт, он сел на пол и взял в руки ее порезанную ногу.

Стараясь не причинять боли, Трэвис очистил порезы Кэт, наложил мазь и забинтовал ступню. Покончив с этим, он начал легко массировать икроножную мышцу.

Кэт наблюдала за ним. Его сильные и уверенные пальцы быстро сняли мучительную судорогу. Глядя на Трэвиса, Кэт забыла о боли в ноге. Его каштановые волосы блестели от влаги. Длинные пальцы работали ловко и быстро.

Кэт очень хотелось сфотографировать Трэвиса, запечатлеть его подвижные черты и грубоватую силу. Он казался ей таким же неотразимым, как и большая яхта.

– О чем ты думаешь? – тихо спросил Трэвис.

– Мне хочется сфотографировать тебя.

Трэвис рассмеялся.

–Ты всегда будешь удивлять меня?

– Если бы не твои предрассудки, я бы не удивила тебя.

– Ладно, я избавлюсь от всех моих предрассудков, связанных с женщинами. А ты, Кэт, откажешься от своих?

– Мои предрассудки касаются только мальчиков. Я никогда не была знакома с настоящим мужчиной.

“Кроме тебя, – подумала Кэт. – Но на самом ли деле ты такой, каким мне представляешься? Мужчина, а не мальчик?”

– Можно, я буду называть тебя Кэт?

– Разве ты называешь меня иначе?

Трэвис потерся своей бородкой о ее голень. Кожа Кэт, гладкая и упругая, пахла солью и чем-то душистым, без чего нельзя вообразить настоящую женщину. Ему страстно хотелось прильнуть к ее губам и попробовать их на вкус, но он видел, что Кат насторожена.

– Да наверное, я называл тебя Кэт. – Трэвис осторожно отпустил ее ногу. – Значит, нам будет гораздо легче осуществить планы, связанные с ужином.

– Какие планы?

– Я приглашаю тебя поужинать.

– Спасибо. – Кэт осмотрела аккуратную повязку. – Но едва ли с моей ногой можно выйти вечером в город.

– Тогда я принесу что-нибудь сюда. Что ты хочешь?

– Салат, булочки и свежую меч-рыбу.

Трэвис восторженно присвистнул, взглянув при этом на ее обнаженную шею.

– А где в Лагуне готовят рыбные блюда?

– В ресторане “У Кэт”, но я всегда требую, чтобы клиенты ели вместе с шеф-поваром.

– А может, я приготовлю? – предложил Трэвис.

– Ты же здесь совсем недавно и наверняка еще не успел освоиться на кухне своей кузины.

Трэвис не возражал. На кухне у Линды было столько звонков и свистков, словно здесь располагалось пожарное депо. Взглянув один раз на гору нержавеющей посуды, черное матовое стекло и розовые кухонные приспособления, он начал обследовать местные рестораны.

– Где здесь можно найти самую лучшую меч-рыбу?

– На рынке морских продуктов в гавани у Мыса Дана. Довольно дорого, но…

– Хорошее всегда дорого, – заметил Трэвис. – И всегда стоит того. Может, пойдешь со мной и поможешь мне выбрать рыбу, а потом посмотришь, как я ее приготовлю?

Кэт встретила взгляд зелено-голубых глаз и поняла, о чем думает Трэвис.

Она думала о том же.

“Я, должно быть, схожу с ума, но если это безумие, то я согласна сойти с ума”.

– Я люблю готовить сама, – сказала Кэт вслух. Она повернулась и посмотрела на дверь, опасаясь, как бы притягательные глаза Трэвиса не заставили совершить какую-нибудь глупость, например, проверить, привлекателен ли он в постели.

Подумав о своей сексуальной агрессивности, Кэт испугалась. Бывший муж грубо разъяснил ей, что агрессивные женщины не возбуждают мужчин.

– Мне еще кое-что нужно сделать перед ужином, – быстро добавила она. – Приходи с рыбой часа через два.

– Через час.

Убедившись, что Трэвису тоже не хочется расставаться с ней, Кэт вздохнула от облегчения. Как там ни было, ее чувство небезответно.

– Через полтора, – отрезала Кэт. Открывая дверь, Трэвис провел пальцами по шее и ключице Кэт, но, скользнув к восхитительным округлостям, подчеркнутым ее мокрым купальником, сказал:

– Беги, пока можешь, Кэт. С каждой минутой пирату все меньше хочется тебя отпускать.

Глава 4

Даже после того как Кэт закрыла за собой дверь своего дома, ей все еще казалось, что Трэвис наблюдает за ней, а в его глазах горит неукротимое желание.

“Слишком быстро, – говорила себе Кэт, – ну просто невероятно быстро. Я никогда не спешила с незнакомыми мужчинами и слишком стара, чтобы начинать это сейчас. И кроме того, я немного поумнела. Разве не так?”

Кэт быстро приняла душ, надела брюки и темно-зеленую блузу, спустилась на первый этаж в свой кабинет и включила автоответчик.

Знакомый голос вызвал у нее улыбку. Кэт всегда радовалась, получая весточку от Родни Харрингтона.

– Привет, “Огонь и лед”. Надеюсь, вы с этим знаменитым поэтом-осьминогом уже сработались.

Кат поморщилась. Блэйк Эшкрофт, одержимый идеей освоения новых горизонтов страсти, ей совсем не нравился. Но книги Блэйка раскупались хорошо, и он хотел снабдить фотографии в своем новом творении собственными надписями.

– Помнишь, в прошлом году я говорил тебе о книге Дэнверса? Сегодня издатель подписал договор. Я окончательно утрясу кое-какие моменты с Дэнверсом и потом снова позвоню тебе. Чао.

Кэт попыталась вспомнить, что говорил об этой книге Харрингтон. Она обсуждала со своим заботливым ангелом слишком много проектов, а кроме того, плохо запоминала имена. Ей удалось припомнить лишь то, что Харрингтон давал какому-то человеку забавные прозвища: “Ветреный Дэнверс” или “Дэнверс погибель женщин” – в зависимости от обстоятельств. Этот человек строил суда или что-то вроде этого.

Кэт размышляла, возможно ли доходчиво представить на фотографиях умение строить суда. Впрочем раз уж Харрингтон нашел для нее работу, она что-нибудь придумает.

Другие звонки оказались обычной рутиной: надо забрать готовые слайды; починили фотоаппарат; кто-то продает алюминиевые конструкции; галерея интересовалась, когда Кэт пришлет свои работы; банк сообщал, что ошибки нет, ее дела действительно плохи.

Она удалила сообщения и просмотрела почту, сортируя все на три кучки: “Оплатить”; “Выставить счет” “Ерунда”. Кучка “Выставить счет” оказалась тоскливо малой. Если “Энергетикс Инкорпорейтед” не оплатит ее чек в течение нескольких недель, денежные дела еще ухудшатся.

Может, позвонить Харрингтону и спросить, нет ли у него какой-нибудь еще работы, кроме книги Дэнверса. Нет, не стоит. Она слишком устала, хотя деньги действительно нужны.

“"Энергетикс" скоро заплатит мне. Господи! Ведь прошло уже шесть месяцев! Они же признали, что я хорошо выполнила свою работу; и обещали заплатить гонорар, а также проценты за просрочку платежа”.

Покончив с почтой, Кэт обнаружила кучку небольших футляров с пленками в корзине. В каждом футляре было тридцать шесть цветных слайдов; их предстояло поместить в рамки, снабдить указателем, задублировать, а потом отослать в фотобанки, представляющие ее.

Обычно Кэт стремилась придать своим работам законченный вид, но сегодня мысль о работе со слайдами совсем не привлекала ее. Кэт хотелось одного – скорее увидеть Трэвиса.

“Интересно, как его фамилия и почему он так уверен, что я знаю ее?”

Кэт взглянула на часы. Время тащилось, как квадратное колесо. До прихода Трэвиса оставалось двадцать две минуты.

– Если бы я согласилась на его первое предложение – на один час, – пробормотала она, направляясь в кухню, – тогда до прихода Трэвиса осталось бы всего две минуты.

Но не успела Кэт дойти до кухни, как раздался стук в дверь. Обрадовавшись, что Трэвис проявляет такое же нетерпение, как и она, и не скрывает этого, Кэт устремилась к двери.

– Доставка рыбы? – спросила она улыбаясь.

Взглянув на Трэвиса, Кэт замерла. Ни один мужчина никогда не казался ей таким привлекательным как он. Трэвис недавно принял душ, надел темно-синюю футболку и белые пляжные брюки. Его светло-каштановые волосы блестели, как натуральный шелк.

Кэт не могла оторвать взгляда от глаз Трэвиса, сияющих, как драгоценные камни. Ей хотелось коснуться его бороды и погладить бугры мускулов под футболкой.

Но еще больше Кэт хотелось схватить фотоаппарат и запечатлеть Трэвиса как символ чувственности.

– Неужели ты и в самом деле согласна готовить? – Трэвис заметил странное и сосредоточенное выражение ее лица.

– Что? Ах, да. Я же сказала тебе, что люблю готовить.

– Думаю, мы будем отличной парой.

Кэт удивленно подняла брови.

– Просто я очень люблю есть, – пояснил Трэвис, передавая ей два куска меч-рыбы, завернутых в белую бумагу.

Взяв у Трэвиса рыбу, она снова обратила внимание на тонкие шрамы, покрывавшие его длинные загорелые пальцы, и испытала искушение спросить, откуда они у него.

Но, вспомнив о своих невидимых шрамах, удержалась, не желая проявлять неделикатность и причинять Трэвису боль. Он, наверняка, много выстрадал, если так остерегается женщин.

– Присядь где-нибудь, – сказала она. – Я сейчас вернусь.

Из окна в конце кухни открывался вид на море. Широкий подоконник был усыпан местными ракушками. Трэвис, перебирая их, наблюдал за Кэт. Она между тем, осмотрев чугунную печурку на улице, вернулась в кухню.

Ее волосы, освещенные светильниками, блестели. Темно-зеленую блузу она заправила в светлые брюки свободного покроя. Округлые бедра изящно и чисто по-женски покачивались при ходьбе.

Несмотря на больную стопу, Кэт двигалась очень грациозно. Она достала из холодильника свежие овощи, вымыла их и начала нарезать.

– Не помочь ли тебе? – спросил Трэвис.

– Ты слишком много носил меня сегодня на руках, – пошутила Кэт.

– Это мне нравится.

Она понимала, что не нужно откликаться на порыв Трэвиса, но стремилась именно к этому.

Хотя Кэт провела с ним очень короткое время, он заполнил пустоту в ее душе, о которой она не подозревала. К тому же Кэт постоянно казалось, что Трэвис знает ее лучше, чем она сама. Кэт улыбнулась и покачала головой:

– Трэвис, ты…

– Невозможен? – предположил он.

– Неподражаем.

Кэт орудовала ножом с небрежной ловкостью. Белые кусочки грибов аккуратно ложились один к другому. Быстрым движением она собрала их и бросила к миску. Грибы упали поверх мелко нарезанного зеленого лука, полупрозрачных кружков редиса и моркови.

Выжав в овощи лимон, Кэт добавила столовую ложку оливкового масла, чеснок и базилик и поставила миску в холодильник.

– Похоже, что ты готовишь это блюдо уже не первый раз, – заметил Трэвис.

– Я готовила его, пока путешествовала от Виргинских островов до Мыса Дана.

– И часто ты путешествуешь с Виргинских островов в Южную Калифорнию?

– Один раз.

– Кажется, это путешествие не доставило тебе удовольствия. Тебя укачивает?

– Нет.

Кэт удалила сердцевину из листьев салата и промыла их под холодной водой. Трэвис ждал, надеясь, что она расскажет ему подробнее об этой истории. Кэт рассказала бы Трэвису, почему это путешествие не доставило ей удовольствия, если бы не старалась забыть о прошлом.

– Я люблю океан, – сказала она, – но в то время был не лучший период в моей жизни.

Поняв, что Кэт больше ничего не добавит, Трэвис сказал:

– Хорошо, что ты не страдаешь морской болезнью. Я возьму тебя в плавание.

– Вместе с домом кузины тебе досталось и судно?

Кэт сунула салат в холодильник.

– Нет, это я приплыл на судне.

Кэт молча раскатывала и нарезала кружочками тесто.

– А тебе не интересно, какое у меня судно?

– Конечно, интересно. Какое же?

– Яхта.

– Прекрасно, угли готовы. Сейчас я полью оливковым маслом рыбу, и скоро сядем за стол.

Трэвис удивился, что Кэт ничуть не воодушевило предложение отправиться с ним на яхте.

– Ты действительно любишь путешествовать по морю?

– Я люблю океан, – ответила Кэт, – но никогда не плавала под парусом. Так что, если ты из тех одержимых, которые готовы часами рассказывать о шлюпках, катамаранах, кливерах и прочих разновидностях судов, во мне ты не найдешь благодарного слушателя.

Трэвис уныло улыбнулся.

– Я много лет назад понял, что у меня исключительная любовь к ветру, парусам и воде.

– Как и у меня к фотографии. Я могу часами подбирать освещение и текстуру объекта, форму, контрастность, тень и… Не откроешь мне дверь?

Трэвис открыл дверь и проводил Кэт на дощатый настил-палубу позади дома. Она склонилась над чугунной печуркой.

– Но все же я готова послушать, что ты расскажешь о ветре и обо всех прочих твоих увлечениях.

Кэт вернулась в кухню и начала накрывать на стол. Трэвис взял у нее столовое серебро и тарелки.

– Я помогу тебе.

– Спасибо. Салфетки сверни вот так, раковинкой.

Трэвис посмотрел на салфетки и ухмыльнулся.

– А я думал, что никто, кроме меня, так не накрывает на стол.

– Моя мамочка приложила все силы, чтобы научить меня хорошим манерам. – Кэт пожала плечами. – Это продолжалось до тех пор, пока я не поняла, что для жизни не нужны все эти условности.

Трэвис подошел к окну, набрал горсть ракушек лежащих на подоконнике и выпустил их из руки тоненькой струйкой.

– Джейсону тоже нравятся эти ракушки, – заметила Кэт.

– Джейсону? – насторожился Трэвис. – A кто это?

– Мой сосед. Эти ракушки принадлежат ему.

Трэвис не понимал, зачем Джейсон насыпал столько ракушек и почему Кэт хранит их.

– Он думает, что они тебе нравятся? – спросил он

– Однажды Джейсон увидел, как я фотографирую раковину, и поэтому подарил мне всю свою коллекцию.

– Очень великодушно.

Кэт тихо засмеялась.

– Нет, это был просто предлог, чтобы зайти ко мне. Он очень умный, у него чудесные голубые глаза и великолепная речь. Так говорит его мать, и я с ней согласна.

Искренняя симпатия Кэт к Джейсону встревожила Трэвиса. Он как-то не подумал, что по соседству у нее есть друг, да еще такой, при воспоминании о котором в глазах вспыхивает радость.

– Мне казалось, ты не любишь мальчиков.

– Для семилетних я делаю исключение, тем более что новорожденные близнецы занимают все время его мамочки до последней секунды. Он завтракает у меня всякий раз, когда ему удается ускользнуть.

– Неужели Джейсону семь? – повеселел Трэвис.

– Он очень смышленый для своего возраста.

Трэвис наблюдал, как Кэт поставила салат на небольшой столик, перевернула рыбу в чугунной печурке и вынула печенье.

– Рыба готова? – с надеждой спросил Трэвис.

– Ты голоден?

– Я же говорил, что люблю поесть.

Трэвис действительно поужинал с большим аппетитом. Взяв печенье, он улыбнулся.

– Да, ты и в самом деле замечательно готовишь; странно, однако, почему ты весишь так мало?

– Есть в одиночестве не слишком приятное занятие.

– А соседский ребенок?

– Джейсону позволено приходить только завтракать со мной. Так распорядилась его мамочка. Шэрон угрожает, что если он не перестанет мешать мне, то она наденет на него ошейник и посадит на поводок. Но мальчику так одиноко.

– Так тебя не раздражает, когда соседский ребенок вертится под ногами? – Трэвис вытер стол губкой. – А я думал, ты очень занята.

– Джейсон дает мне повод расслабиться.

– Неужели ты так занята погоней за деньгами, что тебе нужен повод расслабиться?

Кэт молча оперлась на посудомоечную машину. Усталость от постоянного недосыпания и непрерывной работы снова охватила ее. Еще целых четыре месяца!

Январь.

Кэт подумала о том, что успеет сделать все за эти сто с небольшим дней и как-нибудь переживет этот период. Нужно только принимать каждый день таким, какой он есть. Один за другим.

Она глубоко вздохнула.

– В твоих словах есть доля истины.

Кэт сразу почувствовала, что разочаровала Трэвиса.

– Но почему это так волнует тебя? – спросила она.

– Деньги слишком ничтожны, чтобы тратить на них время.

– Разве из этого правила нет никаких исключений?

– Ни одного, – неумолимо отрезал Трэвис. Слезы вдруг подступили к глазам Кэт. Она не плакала целых семь лет, однако сейчас усталость доконала ее.

Овладев собой, она посмотрела на Трэвиса.

– Ты закончил?

– Мыть тарелки?

– Нет. Выражать недовольство моим образом жизни.

– Кэт…

– Теперь моя очередь. Не знаю, с какой женщиной ты меня сравниваешь, но чертовски устала от бестактности. Возможны лишь два варианта, Трэвис. Ты принимаешь меня такой, какая я есть, или уходишь.

Он скрестил руки на груди.

– А если я скажу тебе, что богат? Ты все равно заставишь меня уйти?

– Но почему мальчикам всегда кажется, что деньги оправдывают все?

– Потому что это им постоянно говорят девочки, научившиеся отличать монету в пять центов от десятицентовой.

– У тебя не осталось выбора. Уходи.

– А если я очень богат?

Впрочем, Трэвис давно знал ответ – богатый всегда прав. А еще богатство позволяет чувствовать себя таким же конвертируемым и безымянным, как стодолларовая купюра. Одна купюра неотличима от другой, пока ясно видны нули.

– Если ты очень богат, это объясняет все, кроме моей тупости. Я думала, что быстро учусь, но, оказывается, кое-что необходимо пройти дважды.

– Ты потеряла меня.

– Так всегда и бывает. – Кэт пожала плечами. – Что-то выигрываешь, что-то теряешь, а что-то никогда не получаешь. Если ты богат, то третий случай про нас.

– Ты не подумала.

В голосе Трэвиса слышалось нетерпение и что-то еще. Возможно, настойчивость и неуверенность. Эта женщина не может вот так отвернуться от него.

Но Кэт отвернулась.

– Неужели не ясно, что пора сказать прощай?

– Ты не веришь, что я богат? – Он считал, что женщины никогда не отворачиваются от настоящих богачей, но теперь догадался, в чем дело.

– Мальчик Трэви, да если бы ты сорил алмазами, это все равно не поразило бы меня.

– Сомневаюсь. Такие женщины, как ты, не…

– Ты ничего не знаешь о таких женщинах, как я, – с горечью оборвала его Кэт.

– Не уверен.

– А я уверена.

Кэт хотела на этом остановиться, но злость и ощущение предательства заставили ее высказаться.

– Я уже однажды ночью проплыла пару миль в открытом море, чтобы убежать от таких денег, какие тебе, наверное, и не снились. Господи, сохрани меня от богатых мальчиков!

В кухне воцарилась тишина. Посмотрев на спину дрожащей Кэт, Трэвис понял, что совершил ошибку. Она сказала правду о своих отношениях с богатыми мужчинами. Кэт презирала их.

Задумавшись, Трэвис прошел через кухню к окну, где поблескивали ракушки, и начал медленно просеивать их сквозь пальцы.

– Кто он? – спросил наконец Трэвис. Кэт молчала, уставившись на угли, тлеющие в чугунной печурке.

– Кэт?

Обернувшись, она холодно посмотрела на Трэвиса, но не сказала ни слова.

Трэвис направился к ней.

Если бы она пригляделась к его походке, то поняла бы, почему он показался ей таким знакомым. Трэвис ходил, как человек, проводящий много времени в море. Так же ходили и покойный отец Кэт, и ее муж, которого она сначала принимала за мужчину.

Билли был самой большой ошибкой в ее жизни.

– Кто он? – мягко повторил Трэвис. – Он соблазнил тебя и бросил? Поэтому ты и ненавидишь богатых мужчин?

Кэт вспомнила события семилетней давности, хотя очень хотела бы забыть все, особенно последний вечер, когда яхта мужа стала на якорь у островов Виргинии. Кэт и Билли находились на судне с компанией его друзей. Как обычно, муж был угрюм и сильно пьян.

Кэт тошнило от запаха рома и ананасов. Билли кричал на нее и размахивал результатами анализов, свидетельствующими о том, что хотя в его сперме немного сперматозоидов, но вполне достаточно для зачатия.

Это твоя вина, что у меня нет сыновей. Ты не годишься для траханья, а здесь прежде всего важно траханье.

Это все твоя вина. Твоя! Ты плохая жена, ничего не умеешь в кровати и к тому же бесплодна. Что же в тебе хорошего, котенок? А как ты собираешься зарабатывать себе на пропитание? Ты не убежишь домой к мамочке, потому что она сама недавно разорилась, а ты ведь никогда не ходила в школу.

Все, на что ты годишься, – это рожать детей, и вот вдруг оказывается, что ты не можешь даже этого. Ты бесплодна, ты просто никчемна сучка!

Ты не можешь заработать себе на пропитание. Мне надо было бы выкинуть тебя за борт.

– Кэт? – Трэвис помассировал ее поникшие плечи и напряженную шею и посмотрел в серые глаза, которых застыла боль воспоминаний.

Кэт, не сразу вернувшись из прошлого, почти не реагировала на его прикосновения, но внезапно ocoзнав, что происходит, отшатнулась.

– Кэт? Что с тобой?

Кэт не могла сказать ему, что охвачена жгучим желанием и желает именно его. Она не знала сейчас, какие эмоции вызвал бы у нее Трэвис в январе, когда, как надеялась Кэт, большая часть проблем разрешится. Нет, в январе она не позволила бы себе так опрометчиво сблизиться с Трэвисом. С человеком, казавшимся таким сильным и способным любить.

Но так повелось испокон веку – мужское обаяние заманивает женщин в ловушку.

Билли, тоже сильный и внушительный, не был способен любить даже до того, как узнал, что Кэт не станет матерью его детей. Мальчики любят только себя.

Она закрыла глаза.

“Сколько еще я должна выстрадать, прежде чем усвою этот простой урок? Почему я так безвольна и хочу верить, что Трэвис совсем другой? Что он мужчина, а не мальчик”.

– Кэт, скажи что-нибудь.

– Ты все еще здесь?

Но ей не удалось скрыть дрожь, вызванную прикосновением Трэвиса.

Он наклонил голову. Кэт ощутила щекой тепло его дыхания, жесткую щетку усов, а потом его губы прильнули к ее губам.

Этот поцелуй, нежный, приятный и безопасный, ничего не требовал, а давал все. Кэт постепенно заполняло его тепло, и наконец она выдохнула имя Трэвиса. Ее никогда так не целовали. Кэт никогда и не снилось, что подобная нежность может исходить от мужчины.

Подняв голову, Трэвис увидел слезы на ее ресницах. Он слизнул их языком, потом наклонился и снова поцеловал Кэт.

– Почему ты целуешь меня? – Она задрожала в его объятиях. – Я сейчас слишком слаба, чтобы снова терять.

– Ты ничего не потеряешь. Я не обижу тебя. – Трэвис взял в ладони лицо Кэт, но, заметив ее смятение и страх, отвел глаза. – Не смотри на меня как кошка, угодившая лапой в капкан. Поверь мне.

– Но ведь ты не веришь мне!

– Мне было двадцать, когда я женился на Тине, а ей – восемнадцать. Она была беременна и утверждала, что очень любит меня. Я тоже думал, что люблю ее, и хотел ребенка, которого она носила. Через две недели после нашей свадьбы она сделала аборт.

Кэт вздрогнула, но Трэвис, охваченный мучительными воспоминаниями, не заметил этого.

– Она сказала мне, что у нее случился выкидыш. Я поверил ей и только потом узнал правду. Слава Богу, что второй младенец, от которого она избавилась, был уже не моим. Я откупился от нее миллионом долларов. Если за деньги можно избавиться от такого создания, то их, конечно, лучше иметь. – Трэвис снова внимательно посмотрел на Кэт, а потом с горечью попросил: – Расскажи о твоем бывшем муже. Ты все еще любишь его?

Кэт молчала, потрясенная жестоким предательством Тины.

Кэт обвиняла его в недоверчивости, а он поведал ей самое сокровенное о себе, известное, конечно, немногим близким ему людям. Теперь же он ждал признания от нее.

Она долго и пристально смотрела на Трэвиса, размышляя, можно ли положиться на интуицию и довериться ему. Ведь уроки, полученные в прошлом, чуть не погубили ее. А вдруг Кэт ошибется в Трэвисе, и он окажется больше мальчиком, чем мужчиной? Тогда, поверив ему, она совершит еще одну большую ошибку и потеряет больше, чем вернула себе ночным заплывом. Кэт потеряет себя.

Закрыв глаза, она попыталась отгородиться от Трэвиса, стоявшего так близко. Может, не видя его, она не воспарит и не утонет в этих неотразимых глазах – глазах, которые предлагали ей чувственное освобождение и свободу большого черного судна, несущегося на край света?

– Я вышла замуж за Билли в девятнадцать лет, – начала через силу Кэт. – Мой отец только что умер, а матери приходилось заботиться о младших детях-близнецах. Я же мечтала о любви и думала, что Билли любит меня.

Кэт понимала, что не сможет подробно рассказать о случившемся. Во всяком случае, сейчас, а возможно, и никогда.

– Я очень ошиблась, – продолжала она. – Деньги испортили Билли. Он не видел различия между женщиной и проституткой.

Кэт сознавала, что должна рассказать Трэвису больше, но это было слишком мучительно. Целых семь, лет она пыталась забыть оскорбительные слова Билли, узнавшего, что Кэт бесплодна.

Я проучу тебя, сучка, хитрая проститутка. Ни один мужчина не захочет, чтобы мать его сыновей прошла через такое, но ты никогда не станешь мамочкой, поэтому, черт возьми, какое это теперь имеет значение…

– Нет, я не люблю его, – тихо сказала Кэт, – и даже почти не жалею о нем.

Трэвис поцеловал ее, прижал к себе, и от этого обоим стало спокойнее. Ее руки обвились вокруг его талии. Эта близость ничего не требовала от них, но много давала им. Объятия растопили холод в их душах, и боль, пережитая каждым из них, начала утихать.

Трэвис приподнял лицо Кэт, посмотрел ей в глаза, провел кончиком пальца по щеке и вышел из кухни в темную ночь.

Потрясенная, Кэт не задержала его. Как и Tрэвис, она хотела разобраться, где кончается ее прежнее “я” и начинается новое. Постичь это в одно мгновение они не могли. К такому повороту событий ни Кэт, ни Трэвис не были готовы.

Глава 5

Рассвет окрасил море в пурпурный цвет. Кэт стояла у окна на кухне с чашкой чая в руке и внимательно смотрела на морской простор, раскинувшийся за утесами, окружавшими небольшую бухточку. Заметив, что сильный смуглый мужчина разрезает сверкающую воду, она поставила чашку, схватила фотоаппарат и выбежала на дощатый настил-палубу.

Через длиннофокусный объектив Кэт видела Трэвиса так, будто он находился в другом конце комнаты. Но даже с автофокусом было очень трудно удерживать его в поле зрения. Мощная линза позволяла выхватить лишь небольшой срез картины. Кэт приходилось сохранять полную неподвижность, чтобы не дрогнул объектив.

Обычно для Кэт это не составляло особого труда, но сегодня утром ее сердце так трепыхалось, что в конце концов она установила фотоаппарат на треногу и прильнула к объективу с наслаждением скупца, перечитывающего золото.

Наблюдая за Трэвисом, Кэт почти верила, что все произошло на самом деле: этот мужчина целовал и обнимал ее, а потом спокойно ушел. Восхищенная мерцающими, пленительными красками рассвета, она была готова поверить во все что угодно. Кэт казалось, что она знала Трэвиса всю жизнь, хотя познакомилась с ним только накануне.

В доме зазвонил телефон, но Кэт проигнорировала звонок, положившись на автоответчик.

Через объектив она неотрывно следила за Трэвисом и быстро щелкала затвором. Кэт снимала со скоростью ударов своего сердца, стараясь запечатлеть мужчину и необыкновенное мгновение. Несмотря на убеждение в том, что запечатлеть это почти невозможно, она все же пыталась. Кэт хотела воплотить образ Трэвиса таким, каким он ей и представлялся: полумрак раннего рассвета, сила, загадочность и очарование, сравнимое с очарованием сияющего моря.

Телефон прозвонил в седьмой раз. Очевидно, автоответчик забастовал.

Кэт, неохотно оторвавшись от созерцания, побежала в дом. Только Родни Харрингтон, ее заботливый ангел из Нью-Йорка, мог позвонить ей в это время и звонить до тех пор, пока не добьется своего. Это на его яхте она занималась стряпней по пути с Виргинских островов до Калифорнии. Кроме того, Родни, агент Кэт, настойчиво убеждал ее начать карьеру фотографа в то время, когда она потеряла всякую уверенность в себе, а тем более чувство самоуважения.

– Привет, – запыхавшись, сказала Кэт.

– Доброе утро, Кохран. На этот раз я разбудил тебя?

– В этот год такого не случится, ангел. Разве что в январе. Я просто снимала с палубы позади дома.

Харрингтон вздохнул.

– Клянусь Богом, ты слишком усердно работаешь.

– Скажи мне что-нибудь такое, чего я не знаю.

– Ты сексуальна.

Кэт рассмеялась. Лишь один Харрингтон из всех ее знакомых позволял себе говорить такие вещи или думать о них, но при этом никогда не нарушал границ, установленных ею для мужчин после неудачного замужества.

– Ладно, – продолжал Харрингтон, – ты просила сказать что-нибудь такое, чего ты не знаешь. Что у вас случилось с Эшкрофтом?

Кэт обрадовалась, что заботливый ангел не видит выражения ее лица. Предполагалось, что популярная книга поэта будет большого формата, великолепного качества, с первоклассными цветными иллюстрациями и очень дорогой – короче говоря, мечтой фотографа. Кэт была благодарна Харрингтону за такой заказ.

Но она не хотела, чтобы Эшкрофт так настойчиво лез к ней под юбку.

– Он позвонил тебе? – спросила Кэт.

– А он собирался?

– В последний раз я сказала Эшкрофту, чтобы он держал руки в своих карманах, а не в моих. На это он ответил, что если я не перестану ломаться, то он найдет другого фотографа.

– Ах, вот что, – вздохнул Харрингтон. – Да, он упоминал об этом.

– И?

Кэт нетерпеливо ждала ответа. Она нуждалась в работе и деньгах, чтобы содержать мать и платить за обучение близнецов, но не желала терпеть приставаний.

– Я сказал ему, что у тебя герпес, – обронил Харрингтон.

Кэт закатилась от смеха.

– Не уверен, что это тебе здорово поможет. Эшкрофт сказал, что у него тоже герпес.

– Премного благодарна, ангел.

– Готова услышать хорошие новости?

– Да.

– Ти Эйч Дэнверс, – значительно произнес Харрингтон.

– Ну и?

– Помнишь, мы говорили про книгу о Ти Эйч Дэнверсе, конструкторе яхт, проектирующем замечательные корпуса? Суда с такими корпусами выигрывают все гонки, причем с таким отрывом, что прочие участники поговаривают о введении совершенно новой категории в гонках: для яхт конструкции Дэнверса.

– Это хорошо?

– Это просто невероятно. Он совершил революцию в ходовых качествах яхт. Клянусь Богом, он гений и самый немыслимый затворник после Говарда Хьюза. Но все же Дэнверс – мой друг. Я уже несколько лет гоняюсь за ним, уговаривая выпустить книгу, но он никогда не засиживается на одном месте больше нескольких недель. Сейчас Дэнверс на твоем побережье. Он обнаружил там нечто интересное и изменил свои планы, поэтому останется дольше, а потом, наверное, отправится…

– Подожди-ка. Несколько недель? Ты считаешь, что за это время я успею сделать иллюстрации для целой книги?

– Конечно, ты же хороший фотограф, Кохран, просто замечательный.

– Ангел, ты заговорил, как моя мамочка. Но у меня работы по горло, а следующие несколько месяцев будут для меня настоящим адом.

– Я знаю, что ты занята. Черт возьми, но ведь это я нашел большинство заказов для тебя! А заказ для Дэнверса слишком хорош, чтобы от него отказываться. Ты обязана выполнить его.

– Ну и что же я должна делать?

– Отснять фотографии для книги “Прикосновение Дэнверса”.

– Продолжай.

– Книга будет посвящена разработке корпусов и парусов яхт, в частности гоночных корпусов Дэнверса, так считает он сам, но на самом деле это только часть книги. Я хочу, чтобы она рассказала еще и о нем. Пусть все поймут, что Дэнверс – одаренный и разносторонний художник. Пусть, прочитав книгу и посмотрев на твои фотографии, поймут, что значит конструировать яхты Дэнверса и плавать на них.

– Клянусь Богом, это займет не больше нескольких дней.

Харрингтон засмеялся.

– Но и деньги неплохие. Пятнадцать тысяч аванса плюс оплата всех расходов, пятнадцать тысяч после того, как фотографии будут приняты, и еще пятнадцать тысяч, если твоя работа окажется действительно хорошей.

Такие большие деньги позволят оплатить обучение близнецов в институте, успокоить кредиторов еще на шесть месяцев, внести арендную плату, и у нее еще что-то останется на бутылочку вина про запас.

Конечно, не удастся купить цифровую камеру за сорок тысяч долларов, но хватит на задаток за приличный компьютер. А благодаря компьютеру она войдет в двадцать первый век и выживет с помощью электроники, не потеряв профессию фотографа.

– Что-то ты замолчала.

– Я думаю.

– Думай вслух.

– Я сейчас заканчиваю с иллюстрациями к книге Эшкрофта. Он еще не видел ни одной из них, но они получились хорошо. Да, эта выставка, которую ты устраиваешь в Лос-Анджелесе в конце ноября, немного напрягает меня. Я подобрала только три из тех тридцати фотографий, которые им нужны, и почти совсем не занималась печатью, глянцеванием и рамками.

Кэт поморщилась, подумав о деньгах, потраченных на снимки со слайдов, на их увеличение и изготовление рамок. Для галереи высшего разряда все должно быть на соответствующем уровне. Она бы отложила выставку до марта, но такие галереи, как “Свифт и сыновья”, предлагают художнику принять участие в выставке только один раз.

– Занимайся рамками в темное время суток, когда уже нельзя фотографировать, – посоветовал Харрингтон. – Если будет очень тяжело, найду того, кто это сделает за тебя. Возможно, сделаю сам.

– Гм…

– Хорошо, я понял. Но если не справишься, пожалеешь, что не поручила эту работу кому-нибудь другому.

– Чувствуется, что ты родился на Среднем Западе.

– Деньги, заработанные на соевых бобах, так же хороши, как и любые другие, если не лучше. Возьмем, например, “Энергетикс”.

– Неужели они уже отослали мой чек?

– Извини, Кохран. Я провел последние девять рабочих дней в их отделе учета, и все время они говорили мне: “Ваш чек отправлен по почте”.

Кэт тихо выругалась. Она потратила шесть недель на выполнение заказа от “Энергетикс”, прошла все круги ада и покорила все вершины, делая иллюстрации для огромного роскошного альбома об энергетических системах двадцать первого века. Фирме понравилась эта работа, руководство постоянно расхваливало ее Харрингтону, но до сих пор не заплатило ни цента из причитающихся ей пятидесяти тысяч долларов.

Они даже не возместили Кэт трех тысяч долларов за аренду вертолета, не говоря уже о нескольких тысячах, истраченных на покупку и проявку пленки.

– Почему я должна оплачивать мои счета вовремя, а все прочие считают это необязательным?

– Думаю, им просто везет.

– А скоро ли мне заплатят за книгу Дэнверса?

– Как только подпишешь контракт.

– Значит, это займет от трех до шести месяцев.

– На этот раз, Кохран, не займет, потому что издатель – мой друг.

– Мне было бы спокойнее, если бы твоим другом был бухгалтер.

– Бухгалтеры не имеют друзей. Через три недели после того, как ты поставишь свою подпись, получишь деньги. Клянусь Богом.

Кэт задумалась. Если бы она получила деньги от “Энергетикс”, то отложила бы заказ Дэнверса. А сейчас этот заказ – единственное спасение от банкротства.

– Ладно, я возьмусь за это, – сурово сказала она.

– Завтра же договорюсь о вашей встрече с Дэнверсом и позвоню тебе.

– Он тоже слюнявый осьминог?

– Не волнуйся, его интересуют яхты, а не юбки. Если же он хочет женщину, то просто покупает ее на некоторое время.

– Самку.

– Кого?

– Вы покупаете самок, а не женщин.

– Как бы ты их ни называла, они выстраиваются в очередь за “Ветреным Дэнверсом”, “Дэнверсом – погибелью женщин”.

– У всех свои вкусы.

– Я скоро свяжусь с тобой, “Огонь и лед”. Оставь автоответчик включенным, хорошо?

Кэт проверила, включен ли автоответчик, и выбежала на деревянную палубу.

Однако Трэвиса уже не было видно. А ждать, когда он вернется с утреннего заплыва, она не могла.

Работа над книгой Дэнверса не оставит времени даже на сон.

Чтобы не опоздать к врачу, Кэт завела будильник, сунула его в сумку с фотоаппаратами и отправилась на берег.

Но Кэт все же опоздала. Войдя к врачу, она поняла, что нервничает. Кэт боялась, что анализы, сданные ею две недели назад, покажут, что бесплодность и нерегулярность месячных вызваны чем-то невообразимым.

–Доктор Стоун примет вас в своем кабинете, – сказала сестра.

Кэт быстро прошла по знакомому ей уже восемь месяцев узкому коридору.

– Садитесь, Кэтрин. – Доктор Стоун, добродушная женщина лет пятидесяти, улыбнулась. – Все ваши анализы отрицательные, а это хорошая новость для вас и плохая для меня.

– Плохая? Но почему?

– Не вижу причины нарушений вашего менструального цикла.

Кэт глубоко вздохнула:

– Слава Богу. Но чем же вызвана такая задержка?

– У вас все еще не началось? – Доктор Стоун внимательно посмотрела на пациентку.

– Началось через два дня после того, как я сдала анализы, – улыбнулась Кэт. – Наверное, от испуга.

– У вас нерегулярный цикл. Шесть недель, три недели, семь недель, шестнадцать дней… и так все время. Кровотечение обильное?

– По-разному.

– Судороги бывают?

– Иногда, но ничего серьезного, что помешало бы мне работать.

– Судя по результатам анализов, у вас все в порядке. А как вы себя чувствуете?

– Уставшей.

– Принимаете витамины и железо, которые я прописала?

– Свято. Порой я думаю, что только они и держат меня на плаву.

Доктор Стоун откинулась на спинку стула.

– Расскажите мне о своем дневном распорядке, Кэтрин.

– Встаю, работаю, ложусь спать.

– Расскажите подробнее о своем типовом дне.

– Встаю за час до рассвета, делаю зарядку, принимаю душ, завтракаю и выхожу из дому. У поэта, для которого я работаю, есть стихотворение о розовоперстом рассвете.

– Как у Гомера.

– У Гомера получилось лучше, но тем не менее я фотографирую по заказу Эшкрофта несколько часов, потом несколько часов занимаюсь текущими делами – бухгалтерией, письмами, выставлением счетов и другой подобной работой. Потом монтирую, размножаю и учитываю слайды, пока солнце не начнет клониться к закату. Или выхожу из дому и спорю с проявщиком, который испортил цвета на моих фотографиях, или с оформителем, который не может обрезать фотографии под прямым углом для рамки, или с бухгалтерами, которые не выписывают чеки на оплату моей работы.

– Я думала, этим занимается ваш агент.

– Только теми заказами, которые он находит для меня. Со всеми прочими мелочами я разбираюсь сама. На чем я остановилась?

– На спорах.

– Правильно. После трех я снова выхожу на улицу и снимаю, пока не стемнеет. Иногда снимаю и ночью, но это довольно редко. Вечерами я занимаюсь в основном кабинетной работой. Регистрирую и сортирую слайды, потом ложусь спать.

– И сколько вы спите?

– Часов пять, а то и меньше.

Седые брови доктора Стоун удивленно поднялись.

– Вы что, из тех, кому достаточно для отдыха нескольких часов?

– Нет, из тех, кто урывает по ночам лишь несколько часов отдыха.

Доктор заглянула в историю болезни.

– А в выходные дни?

– Что в выходные?

– Вы отдыхаете от работы?

– Нет, если только я не путешествую. Мне удается иногда отдохнуть полдня, если задерживается вылет или не появляется вовремя директор выставки. Вот такие дела.

Доктор Стоун покачала головой.

– Семидневная рабочая неделя?

– В том-то и беда. Когда работаешь, постоянно не хватает времени.

Доктор быстро перелистала историю болезни.

– У вас ничего не изменилось со времени первого посещения? Не появилась возможность забеременеть.

Кэт хотела бы, чтобы этот вопрос ей никогда задавали.

– Нет, не появилась.

– Кэти, я совсем не удивлюсь, если вы расскажете, что спали с мужчиной и то ли по небрежности, то ли по случайности забеременели.

Кэт промолчала.

– Я помогу вам только в том случае, если вы готовы сотрудничать со мной, – заметила доктор Стоун. – А без этого я буду лишь писать закорючки в вашей истории болезни и ничего более.

Кэт опустила глаза.

– Я не могу забеременеть.

– Что?

– Я бесплодна.

Доктор Стоун подалась вперед.

– Расскажите все с самого начала, пожалуйста.

– Я была замужем три года и никогда не предохранялась. Мой муж был способен к зачатию, значит, бесплодна я.

– А тогда ваш цикл был таким же нерегулярным?

– Нет.

Доктор Стоун нахмурилась.

– Не вижу, почему бы вам не забеременеть. У вас просто нет причин для бесплодия. Вы уверены, что это не связано с вашим мужем?

Кэт вспомнила Билли, размахивающего заключением лаборатории: “Способен к оплодотворению”.

– Уверена.

– А что показали ваши анализы?

– Я не сдавала анализов. К чему напрасные хлопоты?

– Бесплодие во многих случаях излечимо.

– Но неудачный брак неизлечим. Даже если бы я была плодовита, как лягушка, мне не удалось бы забеременеть. Для этого нужен мужчина, а у меня его нет.

Доктор Стоун закрыла историю болезни и внимательно посмотрела на свою упорную пациентку.

– Причина нарушения вашего цикла и ваших темных кругов под глазами одна и та же – перенапряжение. Отдохните, Кэти. Поспите в выходные дни, немного погуляйте, хорошо кушайте, восстановите свои резервы.

– В январе я так и сделаю, а до того времени придется потерпеть.

– А что случится в январе?

– Наступит легкая жизнь. По крайней мере она станет гораздо легче. Последний платеж за обучен близнецов в медицинском институте будет внесен, мамочка благополучно выйдет замуж. Я должна вырваться отсюда и съездить к ней.

– Кажется, вы собирались резко изменить свою жизнь.

– Я изменю ее, но мне нравится моя работа.

– Постарайтесь полюбить мужчину, это потребует от вас меньших усилий.

Перед Кэт предстал образ Трэвиса. Не прошло дня с момента их знакомства, а она уже не могла выбросить его из головы!

– Ладно. Я сейчас выпишу вам другой рецепт. Надеюсь, это лекарство вернет румянец вашим щекам. Сестра в течение недели будет колоть вам витамин В и брать анализы крови. Начнем сегодня же. Если ваш гемоглобин к концу процедур не повысится, я назначу вам уколы железа. – Доктор Стоун лукаво улыбнулась. – А мои пациентки говорят, что они очень болезненные.

– Ненавижу уколы. – Кэт поднялась.

– Кэти?

Она посмотрела на врача.

– Хорошо, что пока вы не можете забеременеть, – сказала доктор Стоун. – Вы сейчас в неподходящей форме для этого.

– Вы решили обнадежить меня? – дерзко спросила Кэт.

Доктор покачала головой.

– Побольше спите. Ешьте регулярно и хорошо, а я осмотрю вас на следующей неделе.

Глава 6

Ближе к вечеру Кэт встретила Блэйка Эшкрофта на берегу у подножия скалы, поблизости от своего дома, но довольно далеко от центра городка. За спиной Эшкрофта пенился прибой, разбиваясь в ярком и насыщенном свете предзакатного солнца. Вместо того чтобы заняться съемкой, Кэт переключилась на надутого поэта.

– Эшкрофт, – начала она, – я снимаю здесь каждый день на закате уже три недели. Почему вы думаете, что сегодняшние снимки вам понравятся больше других?

– Кэти, детка, в любое удобное для тебя время сфотографируй интерьер моей мастерской. А до тех пор снимай скалы на рассвете, на закате – когда угодно.

Кэт посмотрела на белокурого, синеглазого кобеля, и ей отчаянно захотелось испортить смазливое лицо Эшкрофта. Ему фотографии этой скалы нужны не больше, чем любые другие, сделанные для него за недели. Он просто надеялся соблазнить ее.

Кэт повернулась спиной к поэту и еще раз оценила скалы. Эти изъеденные эрозией камни привлекали взор, но Эшкрофту они совершенно не нужны. И все же эта картина – величественная и захватывающая – безмолвно требовала, чтобы ее оценили и показали всем.

Кэт сбросила с плеч широкие ремни своих сумок и непроизвольно вздохнула от облегчения. С каждым разом казалось, что эти сумки становятся все тяжелее. Осматривая скалу, она рассеянно потерла свои саднящие плечи.

Сегодня Кэт начала работать на рассвете, потом отправилась к доктору Стоун, а затем занималась делами вплоть до настоящего момента. В полдень перекусить не удалось. Кэт в это время висела на телефоне, пытаясь выяснить, почему фотолаборатория выставила ей двойной счет. Дальше дела стали меняться от плохого к худшему, и вот наконец она встретила Эшкрофта.

Кэт хотела, чтобы этот белокурый гад схватил одну из своих многочисленных поклонниц, заполз с ней под камень и наслаждался бы там до бесчувствия. Ведь у Эшкрофта нет никакой причины добиваться единственной женщины к западу от Миссисипи, которой не нравится его поэзия. А ей сейчас нужно быть дома и готовить ужин.

Будь она дома, ей, наверное, удалось бы увидеть Трэвиса и полюбоваться им дольше, чем утром. Кэт снова сосредоточилась на скале и сдвинулась несколько градусов вправо, меняя перспективу обзора. Отсюда в сочном золотом свете камень казался черным бархатом. Растения, цепляющиеся за скалу напоминали золотые скульптуры и излучали что-то таинственное. Сам воздух, казалось, был наполнен алмазной пылью.

Не отрывая взгляда от скалы, Кэт отступила назад и потянулась за сумкой с фотоаппаратами, но ее рука уперлась в бедро Эшкрофта. Не успела она отпрянуть, как Блэйк схватил ее ладонь и прижал к своей промежности.

Кэт вскрикнула от отвращения и попыталась освободиться, но не смогла: Эшкрофт был выше и сильнее.

– Крошка Кэти, – Эшкрофт улыбнулся, – я долго терпел твои милые соблазнительные игры, а теперь трахну тебя, хочешь ты этого или нет. Уверен, мне это понравится.

Кэт поняла, что поэт не шутит. Он вполне способен изнасиловать ее и заявить, что это она его соблазнила.

Кэт быстро осмотрелась, но никого не заметила. Они с Эшкрофтом стояли в глубокой расщелине между отполированными водой гладкими скалами. По одной из скал спускалась лестница, но снизу Кэт видела только ее середину. На этом участке лестницы тоже никого не было. Страх сменился жгучей яростью. Кэт быстро наклонилась и схватила полную горсть песка. Но она не успела швырнуть песком в лицо улыбающемуся поэту. Между валунами, скрывающими нижнюю часть лестницы, показался Трэвис. Еще минута, и он стиснул руку Эшкрофта так, что тот взвыл от боли.

– Мне надо с ним познакомиться? – осведомился Трэвис.

– Нет, – ответила Кэт. – Я и сама предпочла бы не знать его.

– Что ж, это можно уладить.

В прищуренных глазах Трэвиса кипела ярость.

– Можно, Кэт? – спросил он.

– Отпусти его. Теперь он будет вести себя прилично, поскольку убедился, что я не играю с ним и если говорю “нет”, значит, так оно и есть.

Трэвис отпустил Эшкрофта.

– Кто он такой?

– Блэйк Эшкрофт – “восходящая звезда” американской поэзии, – ответила она. – А по-моему, испорченный маленький мальчик. Я делаю иллюстрации к его последней книге.

– Ты делала иллюстрации, похотливая сука, – рявкнул Эшкрофт и вздрогнул, заметив выражение лица Трэвиса.

– Делаю, – возразила Кэт. – Если не веришь, спроси у Харрингтона. Но предупреждаю, если ты попытаешься избавиться от меня таким способом, я подам на тебя в суд и за нарушение контракта, и за попытку изнасилования.

Трэвис изумленно посмотрел на Кэт. Странно, почему Харрингтон сказал, что у Кохран неброская внешность. Ведь Родни не упомянул о ее длинных ногах, соблазнительной груди и об огненных, как осень, волосах.

– Никто тебе не поверит, – бросил Эшкрофт, потирая запястье. – Женщины только и мечтают расстегнуть мне ширинку.

– Но у меня есть свидетель, – заметила Кэт.

Эшкрофт посмотрел на высокого босого мужчину в обрезанных джинсах и выцветшей синей футболке.

– Переросший бродяга с берега, – презрительно процедил он. – Неужели кто-то поверит его словам? Все кончено, крошка Кэти. Финиш, капут, конец.

Трэвис наклонился к Эшкрофту и что-то тихо сказал ему. Побледнев как полотно, поэт недоверчиво уставился на Трэвиса и только шевелил губами. Трэвис ни на миг не отрывал своего холодного взгляда от Эшкрофта.

– Ладно, – глухо пробормотал поэт, злобно посмотрев на Кэт. – Продолжай заниматься этой проклятой книгой, но сделай великолепные иллюстрации или я… – Он посмотрел на Трэвиса. – Почему черт возьми, ты сразу не сказала мне, что твой любовник такой знаменитый и ревнивый маньяк? Я бы не прикоснулся к тебе!

Глаза Кэт округлились.

– Трэвис, это ты знаменитый и ревнивый, и мой любовник?

Легкая улыбка вернула Трэвису привлекательность.

Сейчас его глаза походили на блестящие голубовато-зеленые драгоценные камни.

Кэт уставилась на Трэвиса, забыв обо всем. Волна желания пробежала по ее телу, наполняя его теплом. Трэвис, словно угадав мысли Кэт, нежно коснулся ее щеки.

– Я ревную тебя ко всему, даже к солнечному свету. Особенно к солнечному свету, ласкающему твою гладкую кожу. – Кончик пальца Трэвиса медленно скользнул по ее передним зубам.

Кэт вздрогнула от интимности этого жеста и слегка прикусила его палец, будто прося продлить эту дразнящую ласку.

Теперь лицо Трэвиса дышало чувственностью, и это необычайно возбуждало Кэт.

– Вот дерьмо! – бросил Эшкрофт. – Да она и не собиралась снимать. До завтра, крошка Кэти. В то же время и на том же месте. Мне все равно, кто твой любовник, но ты сфотографируешь эту скалу так, как я хочу, или контракт будет аннулирован.

– Она придет, – сказал Трэвис, не отрывая взгляда от дымчато-серых глаз Кэт. – И я тоже.

Эшкрофт ушел.

Через несколько мгновений Кэт, вздрогнув, очнулась и отпустила палец Трэвиса. Но тот не убрал его, и тогда она с кошачьей осторожностью прикоснулась к нему языком.

Внезапно осознав то, что делает, Кэт покраснела до кончиков своих рыжевато-каштановых волос и быстро отвернулась.

– Кэт?

Она опустила голову, стыдясь взглянуть на Трэвиса. Билли говорил ей, что мужчины думают о женщинах, интересующихся сексом. Таких женщин он считал проститутками и потаскушками.

– Извини, – прошептала Кэт.

Но чувственное прикосновение ее языка ничуть не смутило Трэвиса, его испугало, что она стыдится этого.

– О чем ты? Извиняешься за этого ублюдка Эшкрофта?

Кэт покачала головой.

– За что же?

– За себя – за то, что я сделала. С твоим пальцем.

Трэвис взял в ладони лицо Кэт.

– Посмотри на меня, Кэт, – тихо попросил он. У нее перехватило дыхание, когда она увидела желание в глазах Трэвиса.

Трэвис наклонился и проговорил в губы Кэт:

– Ни о чем не сожалей и не думай, когда тебе захочется что-то сделать.

Поцелуй начался так же нежно, как и рассвет, струйкой тепла. Потом кончик языка Трэвиса начал ласкать губы Кэт, проникая в уголки ее рта. Но, едва она вздохнула, как язык скользнул в ее рот. Дожив почти до тридцати лет, Кэт впервые познала настоящий, нежный поцелуй.

Слегка отстранившись, Трэвис заметил, что Кэт дрожит от возбуждения. Впрочем, он тоже дрожал.

– Трэвис?.. – выдохнула она.

Он поцеловал жилку на шее Кэт и услышал, как стучит ее сердце. Трэвис начал ласкать эту жилку кончиком языка, а потом потерся о нее зубами.

Кэт снова прошептала его имя. Она уже принадлежала ему, тая и растекаясь в его объятиях, как теплый мед. Трэвис не решался отпустить ее.

Наконец он приподнял голову и увидел ошеломленные, затуманенные серые глаза. Искушение опустить Кэт на песок и слиться с ней было таким сильным, что Трэвис не мог думать ни о чем другом.

– У меня такое ощущение, будто я посадил тебя к себе на плечи и плыву на закат солнца, – пробормотал он. – Но я слишком стар, чтобы заниматься любовью с женщиной, которая не знает моего полного имени.

Кэт с трудом перевела дыхание. Она поняла, что Трэвис страстно желает ее. Кэт тоже всей душой мечтала соединиться с ним.

Но все же в отличие от Эшкрофта Трэвис был мужчиной и хотел убедиться, что Кэт разделяет его желание.

Эта мысль согревала Кэт.

– Но и ты тоже не знаешь моего полного имени, – заметила она.

– Ты упомянула о некоем Харрингтоне.

Кэт кивнула.

– Не тот ли это Родни “клянусь Богом” Харрингтон – талантливый агент, лучший на свете друг и отъявленный хитрец?

Кэт улыбнулась точности описания.

– Да, это он. Но Харрингтон никогда не упоминал о тебе.

– Он никогда никого не называет по имени. Только по фамилии, или по прозвищу, как Эшкрофта – “Наследный принц слащавости”.

– Ты знаешь Харрингтона, и очень хорошо. Он не со всеми делится своими прозвищами.

– Такими, например, как “Огонь и лед” Кохран?

Кэт вздохнула. Это прозвище Харрингтон придумал для нее в ту ночь у островов Виргинии, когда она поднялась по трапу на его морскую яхту и голая вошла в кают-компанию, кипя от злости и отплевываясь.

– Кто же ты? – спросила Кэт.

– Он когда-нибудь упоминал о человеке по прозвищу “Ветреный”?

– Это ты?

Трэвис потерся губами о губы женщины.

– Ти Эйч Дэнверс, – проговорил он, – к вашим услугам.

Пораженная, Кэт решила, что ослышалась. Но поняв, что не ошиблась, отступила от Трэвиса.

– Ты Дэнверс?

– Неужели с моим именем связана какая-то проблема? – встревожился Трэвис.

– И давно ли ты знаешь мое полное имя? – сердито спросила Кэт.

– Около трех минут. Когда ты назвала Харрингтона, я догадался, что тебя зовут Кохран. Ведь невозможно, чтобы в Лагуне-Бич жили несколько женщин-фотографов, имеющих агента Родни Харрингтона.

Кэт внимательно посмотрела на Трэвиса своими спокойными серыми глазами, размышляя, стоит ли верить его словам. Значит, он сам только что узнал, кто она такая.

– Я не люблю совпадений, – пробормотала она, – но знаю, что они неизбежны.

– Мне самому совпадения не очень нравятся.

Кэт подняла голову. Губы Трэвиса были сурово сжаты под светло-каштановыми усами. Его глаза цвета морской волны снова выражали такое отчуждение, как будто он никогда раньше не видел ее.

– Харрингтон сообщил тебе, что я не обещаю ничего, пока не посмотрю, какова ты в деле? – осведомился Трэвис.

– Неужели, по-твоему, я сразу знала, кто ты такой?

Он пожал плечами.

– Ну что ж, мистер Ти Эйч Дэнверс, можете расслабиться. Я не из тех женщин, которые выстраиваются в очередь, чтобы за деньги провести с тобой время. Если не веришь, спроси Харрингтона. Он скажет тебе, что я никогда не смешиваю мужчин и бизнес.

– Он уже сказал. Только поэтому я и согласился взять фотографа-женщину. Единственный критерий отбора – профессионализм.

– Точно?

Трэвис улыбнулся.

– Абсолютно. Потом я увидел, как эта женщина, словно кошка, балансировала над волнами на скал. Она снимала так, будто для нее не существует ни завтрашнего дня, ни приливов и отливов. Каково же мне было узнать, что прекрасная рыжеволосая идиотка, спасенная мной, и есть та самая Кохран Харрингтона?

– Три твоих утверждения из пяти неверны, – заявила Кэт. – У меня действительно рыжие волосы и имя Кохран. – Она подняла два пальца. – Но я не красавица, не идиотка и уж точно не принадлежу Харрингтону.

– Он очень любит тебя.

– Я тоже люблю Харрингтона и весьма обязана ему, хотя мне нечем его отблагодарить.

– Почему бы не воспользоваться обычным способом?

– Секс? – спросила Кэт.

– Да.

Кэт поморщилась.

– Простая деловая операция: расплатиться за всё одним-единственным стоном? Нет, спасибо, мальчик Трэви, этого не будет никогда. Завтра я позвоню Харрингтону и скажу, чтобы нашел для тебя другого фотографа.

– Пока не надо.

– Пока не надо? Чего же ты ждешь? Когда я пошлю тебя к черту? Прекрасно, я так и сделаю. Иди…

Трэвис прильнул к губам Кэт, заглушив ее слова

Она не успела воспротивиться этому поцелую. Кэт чувствовала аромат его дыхания, а тепло проникало до самых глубин… восторг душил и пугал ее.

Испытанное ею наслаждение смущало Кэт. Всякий раз, когда Трэвис прикасался к ней, она сознавала сколько радостей прошло мимо нее. Однако она ответила ему не потому, что долго воздерживалась, и не в порыве мимолетного увлечения. Кэт ответила только потому, что это был Трэвис, неповторимый и уникальный, и ее, Кэт, поразила его исключительность.

И она очень боялась, что Трэвис знает об этом.

– Хватит!

– Такая вспыльчивая маленькая кошечка, – сказал Трэвис прямо ей в губы. – Ты сердишься потому, что я не пообещал тебе работу?

– Нет.

– Тогда почему?

Кэт высвободилась из его объятий. Он отпустил ее так неохотно, что даже это превратилось в ласку.

– Я сержусь потому, что никогда не смешиваю мужчин и бизнес. И вдруг я занялась именно этим.

Трэвис улыбнулся.

– Я придерживаюсь того же правила, но ведь ты знаешь, что мужчины хотят секса, а женщины – денег. Так почему бы им не получить то, что они хотят? Простая деловая операция.

– Ты говоришь о мальчиках и самках, а не о мужчинах и женщинах.

– Ты грезишь, Кэт, проснись, мы же в реальном мире. А в реальном мире есть и реальные награды.

Кэт отпрянула.

– Я не проститутка.

– А разве я назвал тебя так? – Трэвис вздохнул, задумчиво посмотрел на Кэт и печально проговорил: – Я не наивный и не эгоистичный человек поэтому вовсе не надеюсь, что женщина станет моей любовницей и ничего не получит взамен.

– Она получит то же самое, что и ты.

– Этого недостаточно для женщины. Деловая операция – совсем другое, тогда обе стороны знают точно, чего от нее ждать. Никаких обвинений и неприятных сюрпризов.

Кэт поморщилась.

– Что бы ты ни думала, – продолжал Трэвис, – это не проституция. Я развлекался не с проститутками, хотя и содержал этих женщин какое-то время.

Кэт посмотрела на него долгим взглядом.

– Неужели твоя жена так глубоко оскорбила тебя?

– Она завершила мое образование.

– И заставила считать всех женщин проститутками.

– Нет. Я просто понял, что больше никогда смогу доверять, а тем более жениться на женщине, у которой меньше денег, чем у меня. А я очень богат, Кэт, невероятно богат. Чувствуя влечение к женщине, я строю наши отношения на деловой основе. Откровенно говоря, это случается не так часто. Я слишком стар, чтобы отдаться страсти.

Невыносимая печаль и жалость охватили Кэт. Она поняла что очень легко могла бы влюбиться в Трэвиса Дэнверса и как это было бы глупо. Избегая встречаться с ним взглядом, Кэт пробормотала:

– Извини.

– Но ты не сделала ничего такого, за что стоило бы извиняться. – Трэвиса удивил ее печальный голос. – Кэт? В чем дело?

– Ты богат.

Трэвис молчал, не понимая, почему слово “богат” в устах Кэт звучит как проклятие. Он попытался прижать ее к себе и успокоить, но она отпрянула от него, наклонилась и взяла свое фотооборудование.

– Ты сам позвонишь Харрингтону или это сделать мне?

– Зачем звонить Харрингтону?

– Чтобы попросить его найти другого фотографа.

– Неужели ты так и уйдешь? – спросил Трэвис упавшим голосом. – Только потому, что я не пообещал тебе работы, не взглянув предварительно на фотографии моей яхты?

– Конечно, нет. Безусловно, ты вправе решать, подходят тебе мои фотографии или нет.

– Тогда почему ты отказываешься?

– Это же так просто, богатый мальчик. У тебя нет права выворачивать мой мир наизнанку, менять мои правила, заставлять меня чувствовать… – Кэт внезапно замолчала. – Я никогда не смешиваю мужчин и бизнес.

– А я не просто мужчина, я – Трэвис. И постараюсь сделать так, чтобы работа со мной больше походила на удовольствие, чем на бизнес.

От взгляда Кэт его обдало холодом.

– Кэт, но я же не Блэйк Эшкрофт. Я не стану превращать твою жизнь в ад из-за того, что ты хочешь спать со мной. А кроме того, – примирительно добавил Трэвис, – можешь ли ты позволить себе отказаться от работы?

Он знал, что ей были нужны деньги, Кэт сама рассказала ему все. Дурочка.

– Если я соглашусь взяться за книгу, мне будет платить издатель, а не ты. Простая деловая операция, мистер Ти Эйч Дэнверс, прошу оценивать это правильно. Ничего личного и тем более ничего интимного.

– И никакой надежды… на интимные отношения?

– У каждого из нас свои правила. Ты не вступаешь в отношения с женщиной, пока не покупаешь ее, а я не продаюсь. По-моему, все ясно.

– Ты так же хочешь близости, как и я, – безжалостно сказал Трэвис.

Кэт посмотрела в его блестящие голубовато-зеленые глаза и увидела в них свое отражение. Она видела, как Трэвис смотрит на ее волосы, губы, на вздымающуюся под хлопковым пуловером грудь с напрягшимися сосками и на округлые бедра, обтянутые шортами.

Его желание было почти осязаемо, как и ее реакция на это.

– Нет, – отрезала она. – Это не сработает.

Однако страсть, звучавшая в голосе Кэт, опровергала ее слова.

– Чушь! – воскликнул Трэвис.

Он просунул руки под ремни сумок с фотооборудованием и снял их с плеч Кэт.

– Трэвис, я не собираюсь…

– Мы поспорим об этом за ужином. Сегодня я угощаю, считай, что у нас с тобой будет деловая встреча.

И он направился к дому Кэт с тяжелыми сумками. Кэт забежала вперед и остановилась.

– У нас будет именно деловая встреча.

– Деловая встреча, ну и что?

– Хорошо.

– Все, как ты скажешь, дорогая Кэт, пусть даже деловая встреча.

И слишком поздно Кэт вспомнила, что за дела ведет Трэвис со своими женщинами.

Глава 7

Хотя ресторан был итальянским, спагетти в нем не подавали. Рамы изящных затемненных окон, окрашенные в блестящий зеленый цвет, напоминали весенний лес. Узор на толстом ковре, вытканный ярко-красными, кремовыми и темно-зелеными нитями, хорошо сочетался с цветом оконных рам. На застеленных льняными красными скатертями столах стояли вазы со свежими цветами, блестели китайская фарфоровая посуда и начищенное серебро, сверкали хрустальные бокалы. И повсюду царил умиротворяющий дух роскоши.

Кэт, даже не заглянув в меню, поняла, что это дорогой ресторан, очень дорогой.

– Нет, – сказала она Трэвису.

– Тебе не нравится итальянская кухня?

– Мне не нравится цена.

– Извини, но сейчас уже поздно что-то менять. Я даже слышу, как урчит у тебя в животе. Когда ты обедала?

– Я не обедала.

– Кэт, будь благоразумной, тебе надо поесть.

Она глубоко вздохнула.

Как раз этого и не следует делать. От запаха пищи закружилась голова. Кэт завтракала давно, слишком давно.

“Побольше спите, Кэти. Ешьте регулярно и хорошо. Я жду вас на следующей неделе”, – вспомнила она слова доктора Стоун. Много спать ей не удавалось, но хорошо питаться Кэт могла.

– Я же позволил тебе приготовить вчера вечером ужин, хотя и не хотел этого, – заметил Трэвис.

– Взгляни на меня. На мне брюки, блузка и сандалии. Да меня даже и не обслужат в таком заведении.

– Поспорим?

К ним с профессиональной улыбкой подошла старшая официантка в длинном черном платье с жемчугом и в туфлях на высоких каблуках. Однако небрежно одетые клиенты, видимо, ничуть не смущали ее.

– Вас двое? – спросила она.

Трэвис взглянул на Кэт.

Соблазнительные ароматы кушаний сломили ее волю. Она не помнила, когда в последний раз ела вкусную пищу, приготовленную кем-то другим.

– Хорошо. – Кэт вздохнула. – Только один раз. Просто сейчас я слишком усталая и голодная, чтобы обсуждать с тобой ресторанные цены.

Трэвис слегка улыбнулся, заметив, как Кэт вдохнула воздух, насыщенный запахами чеснока и орегана, жареного цыпленка и молодого барашка. Даже у Трэвиса слюнки потекли, хотя он сытно пообедал.

Взяв Кэт за руку, Трэвис направился за официанткой к заказанному им отдельному кабинету, но сел за стол не напротив Кэт, а рядом с ней.

– Ладно, скажи мне, – попросила Кэт, удобно устроившись, – чем занимается конструктор яхт?

– Конструирует яхты. – Он раскрыл меню. – Если любишь гребешки, уверяю тебя, что нигде в Южной Калифорнии их не готовят лучше, чем здесь.

– Я люблю гребешки.

– Хорошо. А что ты не любишь?

– Веджимайт.

– Что?

– Так в Австралии называют арахисовое масло. Противная вещь.

Трэвис поморщился.

– Теперь я вспомнил. Один член моего экипажа родом из Австралии. Он говорил, что уехал из страны только для того, чтобы никогда не слышать о веджимайте.

– А сколько человек у тебя на судне?

– Ровно столько, чтобы справиться с работой.

Кэт вздохнула.

– Ты мне не помогаешь.

– О чем ты? – спросил Трэвис, не отрывая глаз от меню.

– Как же мне распланировать съемки, если ты не скажешь, что тебе нужно?

– Сейчас мне нужно поесть, а фотографировать меня будешь потом.

– Не вводи меня в искушение, это же деловой ужин, помнишь?

– Я не занимаюсь делами на пустой желудок и тебе тоже не советую. Это иногда приводит к неправильным решениям.

– По-моему, ты намерен превратить наш ужин в свидание.

– Я не хочу говорить ни о чем существенном, пока ты не поешь.

Воцарилась неловкая тишина, но Кэт не стала возражать Трэвису, хотя понимала, что все ее планы рухнули. Когда подали кушанья, она уделила им внимание, которого они заслуживали.

Пообедав, Кэт призналась себе, что Трэвис был прав. На голодный желудок нельзя ни о чем детально и разумно рассуждать, особенно о пище. Она пригубила вино.

Вкус шардоне был подобен солнечному свету. Закрыв глаза, Кэт наслаждалась его терпким, насыщенным букетом. Уже много лет Кэт не пила такого волшебного вина.

– Ты все еще сердишься? – тихо спросил Трэвис. Кэт посмотрела в его темные глаза, в которых отражалось пламя свечи, и, улыбнувшись, покачала головой.

– Послушай, – сказал он. – Я выбрал этот ресторан вовсе не для того, чтобы купить тебя. Такое мне и в голову не пришло. Если бы я… – Трэвис пожал плечами. – Я пригласил бы тебя в другое место. В этот вечер мне совсем не хотелось бы ссориться с тобой.

– Понимаю. К тому же ты был прав, кормят здесь замечательно. – Кэт посмотрела на оставшийся на тарелке гребешок. – Я доела бы это, не будь так сыта.

– Неужели так вкусно?

– Если не веришь, попробуй сам.

Кэт подцепила вилкой пышный гребешок и вложила его в рот Трэвису.

Слишком поздно подумав об интимности этого жеста, она нахмурилась. Из-за того что Трэвис казался ей таким близким человеком, Кэт приходилось постоянно напоминать себе, что они знакомы всего один день. Зная о нем очень немного, она убедила себя не увлекаться им.

Богатые мужчины не умеют любить. Поэтому Трэвис рано или поздно обманет ее. А ведь отец всегда говорил ей: “Будь проклят тот, кто обманул меня, но если меня обманули дважды, пусть буду проклят я”.

Трэвис языком слизнул остатки соуса с нижней губы.

– Гм… Поразительно. Ты очень хорошо справилась с этим. У тебя есть дети?

Вилка Кэт звякнула о фарфоровую тарелку. Она пригубила вино.

– Нет. У меня нет детей. – Она печально посмотрела на Трэвиса.

Трэвис велел себе быть осторожнее, поняв, что его вопрос был неприятен Кэт.

Перед тем как вернуть ей бокал, Трэвис подлил в него вина.

– Десерт? – спросил он, когда она отставила вино. Кэт кивнула.

Официант материализовался, как дух из пламени свечи.

– Коньяку, – заказал Трэвис, – и что-нибудь шоколадное.

Официант вернулся с хрустальным бокалом, наполненным коньяком, и аппетитным шоколадным муссом. Трэвис пригубил коньяк, кивнул и принялся за десерт, воздушный и в меру сладкий.

– Очень хорошо, – сказал он. Официант улыбнулся и исчез. Трэвис зачерпнул мусс серебряной ложкой и поднес ее к губам Кэт.

– Открывай.

После секундного колебания она открыла рот. Они сидели бок о бок, но Трэвис не умел кормить с ложечки, и капелька мусса упала на подбородок Кэт.

– Проклятие! – пробормотал Трэвис. Он наклонился над Кэт и слизнул мусс, потом повернул кончиком пальца ее подбородок к себе, что бы убедиться, не осталось ли там пятнышка.

– Как видишь, я совсем не умею кормить с ложечки.

– Поэтому ты, наверное, и заказал отдельный кабинет.

Трэвис улыбнулся, зачерпнул еще ложечку мусса и поднес ко рту Кэт. Она понимала, что должна отказаться, но не сделала этого. Ожидание в голубовато-зеленых глазах Трэвиса было для нее слаще десерта.

– Откуда ты знаешь, что шоколад – моя слабость? – спросила Кэт.

Трэвис поднес ложку к ее губам.

– Потому что я сам неравнодушен к нему.

Он от души радовался, что ей так понравился десерт. Внезапно Трэвис нахмурился.

– В чем дело? – спросила Кэт. – На этот у тебя получилось замечательно, ничего не упало.

– В том-то и дело. У меня нет повода слизнуть мусс с твоего подбородка. Может, повезет в следующий раз.

Трэвис взял руку Кэт и поцеловал ее ладонь. С мягкой нежностью его зубы сомкнулись над подушечкой кожи у основания большого пальца. От такой старомодной ласки у нее перехватило дыхание. Улыбнувшись, он потерся бородой о ладонь Кэт. Трэвис знавал нескольких женщин, столь же чувствительных, как Кэт, но одна из них не волновала его так сильно.

Через мгновение Кэт быстро и решительно убрала свою руку.

– Последний кусочек. – Трэвис поднес ей полную ложку мусса.

– Я уже съела свою порцию.

Трэвис явно огорчился, видимо, решив, что она отказывается от чего-то большего, чем мусс.

Кэт жалела, что Трэвис так восприимчив и что общение с ним делает ее такой уязвимой. Однако она не сокрушалась о том, что провела этот вечер с ним. Даже зная о том, что может сгореть, приблизившись к огню, Кэт с наслаждением ощущала трепет жизни.

Трэвис молча зажал в ладонях бокал с коньяком и, нагрев его, подал Кэт.

Она покачала головой.

– Мне очень захочется спать, если я это выпью.

– Ну и засыпай, я доставлю тебя домой. – Трэвис посмотрел ей в глаза. – Ничего опасного в этом нет, я же не Эшкрофт.

Кэт подумала, что именно поэтому ей и следует остерегаться Трэвиса, но как противостоять этой нежной близости, связывающей их все теснее с каждой минутой?

Пьянящий аромат коньяка ударил в ноздри Кэт, когда Трэвис поднес бокал к ее губам. Она чуть склонила голову, чтобы отведать янтарной жидкости из хрустального бокала, согретого теплом Трэвиса.

Трэвис пристально следил, как Кэт маленькими глотками пьет коньяк. Этот пристальный взгляд при других обстоятельствах, безусловно, смутил бы её, но сейчас она сама внимательно наблюдала за своим будущим партнером. Они оба были охвачены жгучим любопытством и испытывали взаимное чувственное и духовное влечение, молча признавая право другого на уникальность.

Только когда Трэвис усадил Кэт на переднее сиденье своего серого “мерседеса”, она поняла, как ей хочется спать. Фары на встречной полосе шоссе набегали ослепляющей, гипнотической серебряной рекой. Впереди рубиновыми огнями блестели задние фонари машин. Тихое урчание автомобиля странным образом успокаивало.

После спиртного Кэт расслабилась, откинулась на сиденье и заснула, тем самым выразив доверие к Трэвису.

Он взглянул на Кэт и улыбнулся, понимая, что это свидетельствует не только о доверии. Стремление к независимости не позволяло этой женщине с готовностью принимать подарки, особенно от мужчины.

Уличные фонари и лунный свет бросали блики на ее лицо, отчего оно быстро и загадочно менялось, становясь то веселым, то печальным. Трэвис то и дело поглядывал на Кэт.

“А может, я только сейчас осознал то, что было всегда? – спросил он себя. – Кэт, я и ночь, мир в наших душах и огромные возможности вокруг”.

Однако в этом мире тоже ощущалась тревога. Трэвис сознавал, что от сексуального напряжения можно избавиться, только поддавшись на молчаливый призыв Кэт.

Ни одна женщина не вызывала в нем такого страстного желания, и он впервые после Тины позволил себе вступить в равноправные отношения с женщиной.

Тине были нужны деньги Трэвиса, а не его ребенок. Тина убила их ребенка.

Если он когда-нибудь женится, то только на богатой, очень богатой. Тогда ей будет нужен его ребенок, а не деньги.

Желая Кэт и наслаждаясь ее обществом, Трэвис понимал, что она очень нуждается в его деньгах, а значит, ей нельзя доверять. Пора наивности для Трэвиса закончилась, как только он убедился в непорядочности жены. Он не имел права рисковать еще раз.

Даже ради Кэт.

Он снизил скорость и задумчиво посмотрел на спящую женщину, так неудержимо влекущую его.

“Но она не смешивает мужчин и деньги, а я хочу платить за удовольствия. Кому-то из нас придется поступиться своими принципами, Кэт. И это буду не я”.

Трэвис свернул к своему дому, но потом передумал, зная, что Кэт возмутится, проснувшись в его кровати. Выйдет так, словно Трэвис купил ее, пригласив на ужин, казавшийся ей слишком дорогим, а для него значил не больше, чем бутерброд с арахисовым маслом.

Он остановился перед домом Кэт, достал ключ из ее кошелька, открыл входную дверь, включил свет и начал искать спальню. Трэвис открыл первую дверь рядом с кухней и увидел узкую кровать, старое дубовое кресло-качалку и покосившийся комод. Стеганое одеяло и толстый шерстяной ковер походили по цвету на восходящее солнце.

Предположив, что это спальня для гостей, он закрыл дверь. Только обойдя все комнаты, где не было ни одно кровати, он пришел к выводу, что первая и есть спальня Кэт.

Вернувшись туда, Трэвис долго стоял и смотрел на кровать. Потом, не удержавшись, откинул хрустящую простыню и почувствовал тонкий аромат духов Кэт. Этот аромат, как хороший коньяк, кружил голову. Он нежно погладил подушку, мечтая, чтобы Кэт была здесь и призывно смотрела на него.

Вдруг Трэвис вспомнил, что она спит у него в машине. Интересно, скоро ли она поймет, что ничего не в силах изменить? Кэт ведь тоже хочет его. “Осторожная, независимая Кэт. Я должен завоевать ее до того, как она проснется, и уплыть с ней под парусом на край света”, – подумал Трэвис.

– В другой раз, Кэт, – сказал он. – В ближайшее время, но не сегодня. Ты еще не готова.

И он сам был не готов. Им следовало договориться о деталях. Для Трэвиса столь деликатные переговоры не составляли труда, однако он опасался, что Кэт к этому не привыкла.

Трэвис вернулся к машине, взял на руки спящую Кэт и закрыл дверцу. Положив голову ему на плечи она что-то сонно пробормотала.

– Все хорошо, – тихо сказал он. – Спи, я привез тебя домой.

Кэт приоткрыла глаза, увидела знакомую улыбку, мечтательно улыбнулась, что-то прошептала и снова погрузилась в сон.

Трэвис внес Кэт в спальню, опустил на кровать, снял с нее черные сандалии и нежно погладил едва заметные следы от ремешков на сводах стоп. Потом он вынул серебряную заколку, удерживающую аккуратный пучок волос на затылке.

Освобожденные пряди мягко, как будто рассвет, скользнули в его руки.

Трэвис зарылся лицом в шелковистые волосы и глубоко вздохнул, понимая, что должен укрыть Кэт и уйти.

Но он не уходил.

Трэвис начал расстегивать синюю блузку, заманчиво облегающую грудь Кэт. Полы распахнулись, он посмотрел на нежное тело Кэт и обрадовался, что она не видит, как у него дрожат руки.

– Что же ты со мной делаешь? – прошептал Трэвис. – Я дрожу, будто ты моя первая женщина.

Осторожно, чтобы не задеть ранку на стопе, он стянул с нее брюки. Но когда на Кэт остались кружевные бюстгальтер и трусики, Трэвис заколебался.

– Тебе ведь это не понравится, верно? – очень тихо проговорил он. – Колючая, независимая Кэт, я знаю, что должен оставить тебя одну. Но… не могу.

С привычной аккуратностью человека, проводящего много времени в море, Трэвис сложил свою одежду и одежду Кэт на кресло-качалку, лег на узкую кровать и заключил женщину в объятия. Она чуть-чуть подвинулась.

– Трэвис?.. – пробормотала Кэт.

– Ш-ш-ш. – Трэвис погладил ее волосы. – Спи, Кэт, все в порядке, ты уже дома.

Она вздохнула и успокоилась в его теплых объятиях. Дрожь желания и какого-то более сильного, неведомого ему чувства пробежала по его телу. Он прильнул губами к волосам женщины, сбитый с толку охватившими его эмоциями.

Односпальная кровать свидетельствовала о том, что Кэт привыкла спать одна. И тем не менее она с улыбкой заснула в его объятиях, как если бы они были любовниками.

Все в этой женщине убеждало Трэвиса, что им будет очень хорошо вместе. Кэт подходила всех отношениях, кроме одного.

Однако это единственное обстоятельство имело большое значение.

“Черт возьми, Кэт, ну почему я не встретил тебя до того, как Тина преподнесла мне урок по поводу женщин и денег?”

Кэт, как ребенок, прижималась к Трэвису. Ее пальцы перебирали волосы на его груди. Дыхание Кэт обдало Трэвиса теплом.

Его мучил не только сексуальный голод. Ему так же сильно хотелось завладеть миром Кэт, как и телом.

Доверие Кэт терзало Трэвиса, безжалостно бередило раны, оставленные прежней жизнью.

“Что мне делать с тобой, Кэт? Ты заставляешь меня поверить в… это же слишком много. А цена ошибки слишком высока. Это одно из немногого, чего я не могу себе позволить”.

Трэвис долго лежал в темноте, обнимая Кэт и размышляя. Как бы ни подходить к проблеме, ничто не менялось.

Он богат.

Она небогата.

Это означает, что им следует быстро условиться об оплате их романа. Если Кэт откажется оценить стоимость их отношений, тогда Трэвис сделает то же, что и раньше, когда ограниченность суши и человеческой природы лишала его свободы: он взойдет на борт своей яхты и уплывет на край земли.

Чистая, безграничная красота моря возродит его, как это уже не раз бывало в прошлом.

Но, вдохнув аромат Кэт, Трэвис понял, что ни земля, ни океан не заменят ему этой женщины.

Глава 8

Над океаном золотистыми, кремовыми и сиреневыми бликами мерцал рассвет. Его лучи наполнили спальню Кэт волшебным светом. Внутренний голос ей подсказывал, что пора вставать.

Нехотя пошевелившись, она обнаружила, что ее голова покоится на чем-то теплом и жестком. Под щекой медленно и размеренно билось чье-то сердце!

Еще не вполне проснувшись, Кэт догадалась, что лежит на груди мужчины и дышит в такт с ним. Ее рука покоилась на его груди.

Трэвис! Даже не открывая глаз, она знала, кто лежит рядом с ней в такой интимной позе. Кэт смутно помнила, как Трэвис принес ее и уложил в кровать. Только он и мог преодолеть воздвигнутые ею преграды. Кэт не хотела просыпаться и начинать рабочий день. Обычно на рассвете ей всегда было холодно, а сейчас от Трэвиса ходило восхитительное тепло. Она сонно потерлась щекой о его грудь и сильнее прижалась к нему.

Сердце Трэвиса учащенно забилось, а руки обхватили талию Кэт. Он проснулся.

В этот момент Кэт поняла, что Трэвис раздет донага, а она – нет.

– Не сердись, – прошептал он.

Большая ладонь медленно поглаживала волосы Кэт. Это ласковое прикосновение ничего от нее не требовало.

– Если бы ты совсем раздел меня, – заметила она, – то я бы разозлилась.

– Знаю.

– Откуда?

– Просто знаю.

– Как мне… – Кэт умолкла, так и не спросив, как защититься от мужчины, который так хорошо понимает ее.

– Хм?.. – промычал Трэвис.

– Почему ты так догадлив?

– Это только с тобой, и то не всегда. Ведь порой ты преподносишь мне невероятные сюрпризы.

Кэт вздохнула и снова расслабилась в объятиях Трэвиса, позволив себе насладиться его ласковыми прикосновениями к ее волосам.

– Можно мне внести предложение? – спросил он, пробежавшись кончиками пальцев по ее спине.

Кэт затрепетала от этой ласки, а Трэвис затаил дыхание, смущенный тем, что она так остро отреагировала на его прикосновение.

Он прав, им будет хорошо вдвоем, очень хорошо.

– Предложение? – сонно переспросила Кэт.

– Маленькое.

Она подняла голову и посмотрела на него. Чарующие тени рассвета лежали на его лице. Глаза Трэвис стали темно-зелеными, почти черными, а в их глубинах таились ум и смех. Под густыми усами губы сложились в пиратскую улыбку.

– Не говори ничего, – попросила Кэт. – Я хочу сама догадаться.

– Хорошо, вот тебе вторая подсказка.

Рука Трэвиса заскользила по ее волосам. Кэт вздохнула и прижалась к нему.

– Ты догадалась?

– Да. Мне нужно работать.

– Надо мной.

– Тебе работать не нужно. – Кэт приподнялась на локтях. – Ты все увидишь вместе со мной.

Трэвис взял ее лицо в ладони.

– Я просто половинка целого, которая ищет другую половинку. – Он нежно притянул Кэт к себе и коснулся ее губ. – Мы очень хорошо соединимся, две половинки наконец станут целым.

– Но…

Губы Трэвиса не дали ей закончить. Он испугался, что она откажет ему.

– Не говори ничего, – попросил Трэвис. – Просто поцелуй меня. Единственный поцелуй, только один. Ты же знаешь, что можешь доверять мне. Скажи, что веришь мне, дорогая Кэт, докажи это. Только один поцелуй для пирата, который хорошо ведет себя. Он хотел украсть тебя и уплыть с тобой на край света, но вместо этого доставил тебя домой.

Мягкая убедительность его слов сокрушила Кэт. Ни один мужчина никогда так сильно не желал ее. Она не могла противиться его желанию, точно так же, как предотвратить рассвет. Кэт медленно склонила голову, пока ее губы не прильнули к нему в нежном поцелуе.

Пальцы Трэвиса слегка напряглись на ее щеках. Просто поцелуй.

Единственный поцелуй. Доверившись Трэвису, Кэт чуть приоткрыла губы. Он страстно напрягся в ответном порыве. Почувствовав его безудержную страсть, она впервые осознала в себе женскую силу. Это ощущение, новое и пьянящее, хмелем ударило ей в голову.

Билли требовал, чтобы она не двигалась, пока он не кончит, поскольку женщины, получающие удовольствие от секса, не достойны быть матерями. Помогают мужчинам проститутки, а наслаждаются сексом только потаскушки.

Кэт не составляло труда подчиняться Билли – он был плохим любовником. Единственными удовольствиями, полученными ею от секса, были поспешные, тайные и неуклюжие ласки в средней школе.

Пока Трэвис вел себя не так надоедливо, как Билли, и не так неуклюже, как мальчик из средней школы. Кэт ничего не ждала от Трэвиса после короткой прелюдии. Мать-природа обделила женщин в области секса, где мужчины проявляют быстроту и настойчивость.

Кэт радовалась тому, что, проснувшись, почувствовала, как стучит сердце Трэвиса у нее под щекой и как его тепло согревает ее. Она в эту ночь спала лучше, чем когда-либо за последние несколько лет. Если цена этого спокойствия и дружеских отношений – несколько быстрых, неприятных минут под ним, Кэт согласна. Ведь она уже давно, сразу после смерти отца, поняла, что жизнь не дает ничего бесплатно.

Даже слегка касаясь губами губ Трэвиса, она ждала, что нежный поцелуй вот-вот закончится более активными действиями. Но Трэвис не выказывал признаков нетерпения, не спешил перейти к сексу.

Удивляясь ситуации, в которую ей не приходилось попадать после школьной скамьи, Кэт еще крепче прижалась к Трэвису губами.

Его длинные пальцы, покоясь на волосах Кэт, ободряли ее, но не удерживали, убеждали продолжить поцелуй, но ни к чему не принуждали. Порывисто вздохнув, она дерзко обвела языком контур губ Трэвиса – точно так же, как это однажды сделал он.

Но осознав непристойность своих действий, Кэт замерла. Три года семейной жизни с Билли научили ее, что мужчины питают неприязнь ко всем ласкам, кроме быстрого секса. А поцелуи только мешают этому сексу.

Она попыталась поднять голову и прервать поцелуй, но не смогла. Руки Трэвиса по-прежнему нежно и твердо удерживали ее, а их губы все еще соприкасались.

– Трэвис?

– Да?

– Что, если?..

– Я соглашусь на все, о чем ты попросишь, но не раньше, чем закончится поцелуй. Я пробую тебя на вкус, Кэт. Неужели это так много – всего один поцелуй?

– Ты не возражаешь? – удивилась Кэт.

– Против чего?

– Вот против этого.

– Возражаю? Нет, черт возьми, мне это нравится!

– А это?

Кэт облизнула его губы. Эти страстные и легкие прикосновения мучительно возбуждали Трэвиса. Ему хотелось раздвинуть бедра Кэт и добраться до ее горячей и влажной плоти.

Но он знал, что это слишком опрометчиво, ибо Кэт пуглива, как девушка с первым мужчиной.

– Мне нравится, – повторил Трэвис, – очень нравится.

Его пальцы поглаживали спину Кэт, перемещаясь постепенно вниз. Она не замечала, что руки Трэвиса дрожат. Исследуя языком его рот, Кэт была слишком поглощена этим занятием, и ничто не могло отвлечь ее. Она и не подозревала, как чувствителен ее язык!

– А это? – прошептала Кэт. – Как тебе нравится это?

Ее язык прижался к нижней губе Трэвиса, потом коснулся передних зубов, повторяя его недавние ласки. Желание раствориться в нем боролось в ней с усвоенными представлениями о мужчинах и сексе.

Кэт не решалась погрузить язык в рот Трэвиса, опасаясь, как бы медленное, возбуждающее исследование не закончилось поспешным и нетерпеливым сексом.

– Давай, – прошептал Трэвис, – попробуй меня точно так же, как и я хочу попробовать тебя.

Теплота его голоса возбуждала Кэт, как и язык Трэвиса, ласкающий ее. Дрожа от наслаждения, она снова прильнула к его губам. Трэвис радостно встретил ее губы. Наступая и отступая, он завлекал Кэт все настойчивее.

Забыв вскоре об осторожности, она и не заметила, как легла на спину. Трэвис так самозабвенно целовал ее, что жестокие уроки Билли напрочь вылетели из головы Кэт.

От этого поцелуя в ней наконец пробудилась женщина. Только теперь она поняла, какое удовольствие доставляют сексуальные игры с любимым мужчиной. Что-то невнятно пробормотав, Кэт всецело отдалась горячему и страстному поцелую.

Однако поцелуи уже не удовлетворяли ее. Ноги Кэт переплелись с ногами Трэвиса, она прижалась к нему всем телом, пытаясь полностью раствориться в нем.

Трэвис просунул руки под спину Кэт, не прерывая поцелуя, перевернулся на спину и прижал ее к себе.

Но и этого Кэт было недостаточно. С тихим стоном, она подалась навстречу Трэвису, возбуждая его своими движениями. Желание разгорелось в ней с неодолимой силой.

– Ближе! – шептала Кэт. – Ближе!

Трэвис раздвинул ей ноги и обвил их своими ногами испытывая жгучее искушение снять кружевные трусики Кэт и проникнуть в нее поглубже. Но он подавил желание немедленно овладеть ею.

Трэвис не занимался сексом без презерватива с тех пор, как Тина сделала аборт и убила его ребенка. Он не собирался обходиться без него и сейчас, хотя Кэт чрезвычайно возбудила его.

Заметив нерешительность и безудержную чувственность Кэт, Трэвис решил, что у нее не было случайных связей. Если это так, то в ящике прикроватного столика, несомненно, нет упаковки с презервативами.

Кэт почти не обращала внимания на руки Трэвиса, скользящие по ее телу. А между тем кружевное белье исчезло, и теперь Кэт лежала нагая, как и он. Это ничуть не смутило ее, напротив, она хотела быть еще ближе к Трэвису, касаться его кожи, раствориться в нем, избавиться от своей прежней холодности.

Наконец, прервав свой страстный поцелуй, Трэвис приподнял голову Кэт и увидел ее затуманенные страстью глаза и покрасневшие губы.

– Ты уверена? – спросил он.

Потрясенная, задыхающаяся, Кэт дрожала всем телом, не понимая почему он остановился.

– Я никогда так не желала этого, – призналась она.

Страсть Трэвиса прорвалась наружу. Тело его напряглось, и он на мгновение утратил самообладание. И тут Кэт поняла, что значит для него ее признание. Трэвис начал жадно целовать ее, проникая языком в рот в неудержимом порыве и доставляя ей удовольствие тем единственным способом, какой он мог сейчас позволить себе.

Потом Трэвис снова прервал поцелуй и попытался взять себя в руки.

– Я и не надеялся на такой ответ, – пробормотал он, – а просто хотел узнать, предохраняешься ты от беременности.

Кэт замерла. Черт возьми, она хорошо, слишком хорошо защищена от беременности!

Тихо застонав, Кэт отвернулась от него. Ей не хотелось видеть, как изменится выражение лица Трэвиса, когда он узнает правду. Для Кэт была невыносима мысль, что он охладеет к ней.

Но Трэвис снова привлек ее к себе. Твердая плоть его, горячая и набухшая от возбуждения, снова прикоснулась к телу Кэт.

– Кэт, не сердись на своего глупого пирата, я не могу не спросить об этом.

Она с облегчением вздохнула, все еще не решаясь взглянуть на Трэвиса.

– Я не сержусь.

Его губы мягко коснулись ее плеча.

– Кэт?

Она закрыла глаза.

– Я не забеременею.

Эти слова прозвучали так печально, что не оставалось сомнений: Кэт сказала правду. Она не забеременеет,

Встревоженный ее тоном и тем, что она избегает его взгляда, Трэвис попросил:

– Посмотри на меня. Ты уверена, что не забеременеешь?

Кэт разозлилась. Он имел право задать этот вопрос, но только один раз.

– Слишком уверена, но это не имеет никакого значения.

Трэвис приподнял брови.

– Еще как имеет, я уже однажды попал в ловушку из-за ребенка, и для меня этого более чем достаточно.

– Не переживайте, мистер Ти Эйч Дэнверс, – раздраженно сказала она. – Мне не удастся устроить вам ловушку.

– Что ты имеешь в виду?

– Я бесплодна!

С этими словами Кэт попыталась высвободиться из объятий Трэвиса. Ей хотелось вскочить с кровати и выбежать из комнаты…

Но Трэвис, почувствовав ее напряжение, догадался о том, что она задумала. Он снова повалил ее на спину и навалился сверху.

– Не так быстро, Кэт. Сначала объясни мне, почему ты бесплодна.

Кэт рванулась, но Трэвис удержал ее. Однако она не испугалась, уверенная в том, что он не станет насиловать ее.

– Что значит почему? Почему я бесплодна? Ты что, не веришь мне? Тебе нужна справка от гинеколога?

– Перестань, пожалуйста, перестань. – Он наклонился и нежно поцеловал Кэт, слишком поздно осознав, сколько боли причинил ей. – Я верю тебе.

Она дернулась от его поцелуя.

– А теперь, если твое любопытство удовлетворено, убирайся к черту из моей кровати.

– Попытайся меня понять. – Трэвис склонился над ней. – После развода я поклялся, что больше никогда не поймаюсь на ребенка, и стал настоящим бойскаутом, всегда готовым ко всему. – Он невесело засмеялся. – И я следовал своей клятве. Очутись ты в моей кровати, такого никогда бы не случилось. Но, увидев твою односпальную кровать, я понял, что Харрингтон прав: ты действительно “Огонь и лед”. Я просто не смог оставить тебя и захотел согреться твоим огнем.

– Прекрати! – Кэт задрожала от злости, испугавшись, что Трэвис опять возбудит ее своим взглядом, прикосновением, словом.

– Почему? – прошептал он, и его бедра соприкоснулись с ее бедрами. Она напряглась.

– Нет!

Трэвис заставил Кэт посмотреть на него.

– Почему?

– Я не могу радоваться своему изъяну.

– Это не изъян, – твердо возразил Трэвис.

– Это зависит от точки зрения, верно? Билли хотел наследников, а ты хочешь получить ночь любви.

Трэвис коснулся ее волос слегка дрожащими пальцами.

– А ты, Кэт, чего хочешь ты?

Она молчала.

Трэвис посмотрел на Кэт и испугался, что потерял все и теперь ни один из них не использует свой шанс. Ее бледное лицо, окаймленное облаком рыжевато-каштановых волос, выражало только холод. Потемневшие глаза Кэт смотрели сквозь него.

– Я не в силах изменить прошлое. – Трэвис сочувственно наблюдал за Кэт. – Но я готов помочь тебе избежать шторма. Если же шторм все-таки разразится, я буду рядом. Позволь мне любить тебя, Кэт.

Как теплый, ласковый ветер, его губы прикоснулись к щеке Кэт, к плечу, груди. Ее гнев иссяк, и нежное тепло рук Трэвиса заставило Кэт вновь испытать страсть.

Напряжение постепенно оставило Кэт, она что-то пробормотала дрожащим голосом, наверное, его имя. Трэвис больше не удерживал ее, в этом уже не было необходимости. Кэт удерживало удовольствие, которое он дарил ей.

Он долго ласкал языком грудь Кэт, а потом накрыл сосок своими теплыми и влажными губами. Кэт затрепетала от страсти.

Когда Трэвис начал покусывать ее затвердевший сосок, она выгнулась дугой и впилась ногтями в его плечи.

Трэвис медленно приподнял голову и посмотрел на нее.

– Нет! – воскликнула Кэт, прерывисто дыша, и притянула к себе его голову. – Не останавливайся, пожалуйста, это так восхитительно!

– Нам еще слишком рано останавливаться. Мы только начали.

С любой другой женщиной Трэвис давно уже закончил бы прелюдию. Но Кэт, совсем особенная, то слишком осторожная, то слишком доступная и неизменно загадочная, иногда походила на него, как его собственное дыхание.

– Трэвис, я… – Кэт умолкла, когда он начал ласкать ее груди пальцем и языком, что доставляло ей неслыханное удовольствие.

– Знаю, – сказал Трэвис в ответ на ее бессвязные слова. – Мы доберемся и до этого. Дай шторму немного разыграться, а мне кое-что выяснить.

– Что?

– Будет ли нам хорошо вдвоем.

– Я не… я имею в виду…

Кэт, тая от наслаждения, отказалась от попыток что-то объяснить.

Она отвечала на его ласки страстно, проникая языком в рот Трэвиса и стараясь завладеть им. Руки Кэт скользнули вниз по его спине, впились в напряженные ягодицы. Она искала возбужденную плоть Трэвиса, а найдя, обхватила ее руками.

Он затаил дыхание, а потом застонал. Этот стон предупреждал о том, что Трэвис на грани оргазма.

Кэт, слишком поздно вспомнив уроки бывшего мужа, отдернула руки.

– Извини меня.

– За что? – Голос Трэвиса дрожал от наслаждения, а его руки изучали ее тело.

–Я знаю, что мужчинам не нравятся агрессивные женщины, но забыла об этом, извини.

– Ты говоришь об этом жалком ублюдке, твоем бывшем муже?

Кэт кивнула.

– Билли дурак, – сказал Трэвис. – Ты страстная, но не агрессивная женщина. Такая может испугать мальчика, но чертовски возбуждает мужчину.

Сказав это, он вернул руки Кэт к своей возбужденной плоти. Ее прикосновение было для него и раем и адом. Но прежде всего это прикосновение было штормом, закружившим их. И этот шторм усиливался, приближаясь к своему окончанию.

– Я не боюсь тебя, – сказал Трэвис. – Я хочу, чтобы женщина прикасалась к моему телу повсюду и делала это так, как ей хочется.

Кэт пристально посмотрела на него, желая спросить, что это значит, но промолчала.

Трэвис сверкнул своими голубовато-зелеными глазами.

– Это значит, что ты можешь прикасаться к любой части моего тела. И я точно так же буду прикасаться к любой части твоего тела и делать это так, как мне нравится.

Кэт дрожала, ощущая мужскую плоть в своих руках, и припала губами к шее Трэвиса.

Трэвис вскрикнул от удовольствия и желания, чувствуя, как Кэт прижимается к нему. Ему страстно хотелось войти в нее и получить наслаждение. Сексуальность женщины электризовала воздух, как молния. Руки Кэт возбуждали его плоть, лаская ее дразнящими движениями.

– Вот так. – Трэвис засмеялся с тихим ликованием. – Попробуй меня, Кэт, посмотри, как тверда моя плоть. – Сказав это, он скользнул рукой меж ее бедер и раздвинул их. Его длинный палец проник в ее влажное тепло. – И как мягка твоя.

Кэт вскрикнула от удивительного ощущения, пронзившего ее тело. Она попыталась произнести имя Трэвиса и спросить его, что он делает с ней, но издала лишь глухой стон. Трэвис скользил по мягким, гладким складкам ее кожи, пока не нашел самую чувствительную точку. Потом поглаживал и дразнил эту точку, пока Кэт не закричала.

– Трэвис? – спросила Кэт, доведенная почти до экстаза. – Что…

Она замолчала, когда наслаждение снова пронзило её. Штормовая волна неудержимо взметнулась, увлекая Кэт за собой к неизвестному берегу.

Выгнув тело дугой, Кэт закрыла глаза и отдалась во власть шторма и Трэвиса. Шторм все усиливался, и Кэт уже не могла выдерживать его. Она вскрикнула от невероятного, почти болезненного наслаждения.

Трэвис сдвинул бедра и погрузился в нее. Мощное движение тесно соединило их тела. Молния пронзила Кэт своим палящим огнем. Вцепившись в Трэвиса, она с неистовством повторяла его ритмичные движения. Захваченные ими же созданным штормом, они хотели, чтобы он поглотил их. И это скоро произошло.

Кэт почти испугалась, но Трэвис обнимал и укрывал ее. Шторм разрушил привычный мир Кэт, и она вступила в другой. И Трэвис был его частью.

Глава 9

Кэт проснулась от солнечного света, золотыми потоками струящегося по ее постели. Она потянулась по-кошачьи медлительно и улыбнулась своим воспоминаниям, еще более прекрасным, чем солнечный свет.

Открыв глаза, Кэт увидела Трэвиса, красивого золотистого и теплого, как ее воспоминания. Заметив, что она проснулась, Трэвис ободряюще улыбнулся ей. Уверенно протянув руку, он провел кончиком пальца от ее носа до колен и обратно и вдруг обратил внимание на темные круги под глазами Кэт.

– Ты, наверное, не выспалась?

Кэт зевнула.

– А кто в этом виноват? – Она поймала зубами кончик его пальца.

– Я, конечно, готов взять на себя ответственность за сегодняшнее утро. Но почему ты вообще недосыпаешь?

– Работа.

– А не мужчины? – пошутил Трэвис, уверенный, что Кэт не принимала участия в раскрепощенной сексуальной жизни Лагуны.

– Моя кровать пришлась по вкусу только одному мужчине.

– Вот это я и хотел обсудить.

– Отсутствие мужчин?

– Твою кровать. – Трэвис взглядом погладил Кэт. – Я очень обрадовался, поняв, что ты спишь одна, но…

Он уперся головой в стену, вытянулся и выразительно покачал ступнями ног, выступающими за край кровати.

– А почему бы нам не опробовать мою кровать?

– Для сна?

– И для этого тоже.

Попытавшись лечь на спину, Трэвис полностью вытеснил Кэт, но, быстро обняв ее, предотвратил падение.

– Ты в моей власти, – заметил Трэвис. Кэт обвила его руками.

– Ты прав. Я в твоей власти.

– Повтори это еще раз.

– Что?

– Потрись об меня, как голодная кошка.

Радуясь, что Трэвису приятна ее чувственность, Кэт снова прильнула к нему. Ощущая его всем своим обнаженным телом, она испытывала такое наслаждение, будто смаковала самое лучшее вино.

Трэвис, рассмеявшись, приподнялся над Кэт, затем медленно опустился на нее сверху, пригвоздив к кровати.

– Я хотел пригласить тебя пообедать, – он прижался лицом к ее груди, – но думаю, что просто съем вместо обеда тебя.

– Пообедать? – испугалась Кэт. – А который час?

Трэвис посмотрел на солнце, опытным взглядом моряка определяя время по расположению светила над горизонтом.

– Скоро полдень. А что?

– Не может быть!

– Не может, так не может. – Трэвис слегка покусывал ее набухший сосок. – Но обед – лучшая мысль, родившаяся у меня.

– Трэвис?

– М-м-м…

– Неужели и правда скоро полдень?

– Конечно.

У Кэт перехватило дыхание, когда Трэвис начал посасывать ее грудь.

– Трэвис, в девять я должна была попасть в одно место.

Он нехотя оторвался от упругого соска Кэт.

– Все в порядке. В восемь звонила мать Джейсона и просила передать тебе, что у мальчика простуда. Я сказал, что ты перенесешь все, что вы с ним запланировали, на другое время.

Кэт изумленно посмотрела на Трэвиса, она даже не слышала телефона.

– Разве ты не согласна это перенести?

Кэт, нахмурившись, перечислила все запланированное.

– Я зарезервировала утро четверга для встречи Ти Эйч Дэнверсом. – Она рассеянно улыбнулась Трэвису. – А рассвет и закат принадлежат Эшкрофту.

– Черта с два! Рассвет принадлежал мне.

– Но я еще должна щелкнуть Джейсона для “Лагуна риэлтерс”.

Трэвис посмотрел на Кэт с выражением терпеливого любопытства.

– Ну, это уже переходит всякие границы – стрелять в ребенка.

– Щелкнуть на пленку, а не из винтовки. Для рекламной кампании “Лагуна – прекрасное место для детей”, – добавила она. – Самое хорошее освещение для фотосъемки – раннее утро и вечер, на закате. Конечно, если нет сильного шторма с рваными облаками и ветром. – Она нахмурилась и посмотрела в окно.

– Никакой надежды, – заметил Трэвис. – Ясная погода и спокойное море до скончания века, аминь. Или до ближайших выходных.

– Тогда, боюсь, это значит – Джейсон на рассвете и Эшкрофт вечером.

– А Ти Эйч Дэнверс?

– Я приму его при первой возможности.

– Неужели? Мне нравится, когда ты набрасываешься на меня, охваченная страстью и нетерпением. – Одна из его рук скользнула вверх между бедрами Кэт.

– Но сейчас не время, – быстро проговорила она. – Трэвис, я… ох!

Дыхание Кэт стало прерывистым, когда Трэвис кончиками пальцев начал перебирать волосы у нее между ног, приближаясь к мягкой, горячей точке.

– Хотя бы пообещай посмотреть мою яхту.

– Я не могу… думать, когда ты…

Кэт вздрогнула, когда его палец глубоко погрузился в нее. Улыбаясь, Трэвис повторил это плавное ласкающее движение несколько раз, потом тихо сказал:

– Не раздумывай, Кэт. Просто скажи: “Да, пойду с тобой посмотреть твою яхту”.

– Да, я… о-о-о… сделаю… все, что ты…

Тихо застонав, она забыла обо всем. Влажными кончиками пальцев Трэвис нежно пощипывал чувствительный бугорок плоти. Кэт уже не пыталась ни думать, ни говорить.

– Полагаю, мне больше понравится твой вариант, – Трэвис улыбнулся ее страстному отклику на это прикосновение.

Однако он задохнулся, когда рука Кэт скользнула между его ног и любовно заключила в ладонь его плоть, а ноготки Кэт прошлись по ней… Его пронзило выносимое удовольствие. Кэт возвращала ему все маленькие хитрости, которым он научил ее прошлой ночью.

– Кэт, – напряженно пробормотал Трэвис, – если ты собираешься выбраться сегодня из постели, то кто-то из нас должен помнить об этом.

– Дай мне знать, когда наступит моя очередь, но в любом случае виноват будешь ты.

– В чем? – Он закрыл глаза, наслаждаясь прикосновениями Кэт. Его охватило такое возбуждение, как будто прошли месяцы, а не часы с тех пор, как он в последний раз прикасался к женщине.

– В этом. Если бы ты не сказал мне, что тебе нравятся такие прикосновения, я лежала бы в постели, как надувная кукла, а ты был бы…

– Скучен, как Люцифер в церкви, – смеясь, закончил Трэвис. Он поймал руку Кэт и нетерпеливо опустил ее ладонь к своей набухшей плоти.

– Мне нравится ощущать упругость твоего тела, – прошептала Кэт.

Трэвис подумал, что они с Кэт подходят друг другу даже больше, чем он надеялся. Она не проявляла ни робости, ни застенчивости, а только потрясающую чувственность.

– Почему такая сексуальная женщина до сих пор свободна, это выше моего понимания. – Трэвис покачал головой. – Но я чертовски тебе благодарен.

– А я тебе, – ответила Кэт, лаская его. – Хоть у меня и не большой опыт в этих делах, но те мужчины, которых я встречала, не вызвали никакого желания прикоснуться к ним. А вот ты… ты… – Она закрыла глаза, ощущая силу страсти Трэвиса. – Ты вызываешь у меня такое желание.

– И чего ты хочешь? – тихо спросил Трэвис.

– Я хочу завернуться в тебя, как в теплый нежный бархат, – прошептала Кэт. – Чувствовать, как ты реагируешь на мои прикосновения. Слиться с тобой так, чтобы не знать, где твое тело, а где – мое. Я хочу… – Она рассмеялась и покачала головой. – Не могу этого объяснить.

– И не надо ничего объяснять. Мои желания сходны с твоими, и так же новы для меня, как и для тебя.

Глаза Кэт распахнулись, в них вспыхнули удивление и страсть. Трэвис перевернулся, увлекая ее за собой.

Он глубоко погрузился в нее, после чего они разговаривали уже без слов. В комнате слышались лишь негромкие возгласы Кэт и Трэвиса. Их тела сплелись в едином порыве.

Добравшись до пика наслаждения, они сжали друг друга в крепких объятиях, а потом слились в одно целое.

* * *

Расположившись в автомобиле, Кэт наблюдала, как Трэвис ведет “мерседес” к гавани Мыса Дана.

Они все-таки выбрались из дома, но после двух. В тот солнечный и безоблачный день Трэвис решил непременно познакомить Кэт со своей яхтой. С яхтой, которую она будет снимать, если ему понравится ее работа.

Кэт помнила, что никакого соглашения не будет, пока Трэвис не увидит ее фотографий. Что ж, в этом нет ничего удивительного. Прошлой ночью и сегодня утром она поняла, что Трэвис – страстный человек, а страстные люди очень серьезно относятся к своей работе. Поменяйся они ролями, Кэт поступила бы точно так же.

– Что-то тебя совсем не слышно. – Трэвис оторвал взгляд от дороги. – Засыпаешь?

– Еще нет. Просто задумалась.

– О чем?

– Да так, о том о сем.

– Это очень важно, – улыбнулся Трэвис. Кэт зевнула.

– Нет. Ты угадал, я действительно засыпаю.

Трэвис перестроился в другой ряд и пропустил огромный дом на колесах, который был бы более уместен на многополосной междугородной автомагистрали, чем на тесных улицах Лагуны.

Кэт с удовольствием отметила, что Трэвис уверенно управляет автомобилем. Когда он переключал передачу, солнечный свет пробегал подобно золотой воде по светло-каштановым волоскам на его руке. Когда его рука возвращалась от рычага переключения передач к рулю, мышцы перекатывались под загорелой кожей. Его пальцы плотно обхватывали кожаный ободок руля.

Она вспомнила, какое невероятное наслаждение доставлял ей Трэвис своими ласками. Внезапно сильное желание охватило Кэт, заставив задрожать. Ей захотелось прикоснуться к его плоти, а потом во брать ее в себя.

– Если не перестанешь так смотреть на меня, – сказал Трэвис, – я сверну на обочину и сделаю с тобой такое, что нас обоих арестуют.

Но его протяжный голос ничуть не охладил Кэт. Она с трудом отвела взгляд от опытных рук Трэвиса, от его губ, улыбающихся под светло-каштановыми усами, и вспомнила, что испытывала, когда его борода скользила вниз по ее коже, вспомнила восхитительные, нежные и немного покалывающие прикосновения к шее, груди, животу… На что же это похоже чувствовать его… повсюду.

С тихим стоном Кэт закрыла глаза.

– Как ты думаешь, что я собираюсь сделать с тобой?

– Я сверну на обочину, и мы выясним.

– Сомневаюсь, что это подходящая мысль.

– Ты просто трусливая курица.

– Ко-ко-ко. Я не смогу внести залог.

– Я внесу.

– Нас посадят в отдельные камеры.

– Вот черт! Я и не подумал об этом. Тогда перестань смотреть на меня, как кошка на сметану. Мне совсем не хочется провести ночь в одиночестве.

Когда Трэвис притормозил, сворачивая с шоссе Пасифик-Коаст, “мерседес” тихо заурчал. Урчание усилилось, когда автомобиль устремился вдоль извилистой дороги, ведущей к гавани Мыса Дана. По правую сторону от дороги, на утесе, виднелся развалившийся отель. Слева у причалов борт о борт стояли прогулочные яхты и бесчисленные лодки – целый лес белых мачт, над которым кружились и кричали чайки.

– Закрой глаза, – сказал Трэвис. Кэт испуганно посмотрела на него.

– Обещаю, что нас не арестуют, – добавил он улыбаясь.

– А-а-а, – разочарованно протянула она.

Притормозив, он провел подушечкой большого пальца по ее губам.

– Не открывай, пока я не скажу.

– Есть, капитан. Все, что скажете, капитан.

– Не искушай меня.

Кэт облизнула губы.

Автомобиль сделал еще несколько поворотов и затормозил на автостоянке возле утеса, названного в честь Ричарда Генри Дана.

– Оставайся на месте, – сказал Трэвис, – и не открывай глаза.

Улыбаясь от приятного предвкушения, он вышел из автомобиля и открыл дверцу для Кэт.

– Вести или нести тебя, малышка? – прошептал Трэвис. – Выбирай.

От ощущения его близости у Кэт перехватило дыхание.

– Веди, – ответила она. – Хотя я вовсе не малышка. Во мне все-таки метр семьдесят.

Трэвис подхватил Кэт на руки, прижал к груди и понес, как и в тот раз, когда она поранила ногу.

– Пусти, я пойду сама! – смеясь, воскликнула она.

– Только не сейчас. И не угрожай пирату, любимая. Моя месть будет… вот такой.

Трэвис надолго прильнул к губам Кэт, а потом отпустил ее. Он слышал, как учащенно бьется сердце Кэт.

– Запомни, с закрытыми глазами.

– Но так трудно идти.

– Я помогу. – Он взял Кэт под руку, поддерживая и ободряя ее. – Сначала мы пройдем через стоянку, а потом – через пристань. Готова?

– Пристань? А твоя яхта разве стоит не вместе с другими?

– Никаких вопросов.

– Но я просто…

Трэвис заставил Кэт замолчать, проведя пальцем по ее губам. Она вздохнула, поцеловала его палец и пошла с ним через автостоянку. Он предупреждал ее обо всех препятствиях, встречающихся им по пути.

– Большой автомобиль слева от тебя, и еще один выезжает задним ходом… Подожди… Так, хорошо. Три шага налево, теперь направо. Хорошо. Здесь обочина, затем наклонный спуск, ведущий к пристани… Паренек на скейте с доской для серфинга под мышкой и… А, черт с ним!

Не обращая внимания на возражения Кэт, Трэвис снова подхватил ее на руки и зашагал вдоль причала. В конце пристани он поставил Кэт на ноги и положил ее ладони на перила ограждения:

– А теперь открой глаза. Она называется “Повелительница ветров”.

Кэт открыла глаза, посмотрела на бухту и замерла. В стороне от других судов одиноко покачивалась на якоре большая черная птица. Эта была та самая яхта, которую Кэт видела позавчера.

Хотя темно-бордовые паруса были убраны, судно производило потрясающее впечатление. Мощные мачты и такелаж изящно вырисовывались на фоне безоблачного неба. На грациозном корпусе из черного дерева плясали блики отраженного света. Неподвижно застывшая яхта казалась живым воплощением поразительной фантазии конструктора.

Кэт посмотрела на Трэвиса так, будто видела его впервые. В сущности, так оно и было. Она не знала и Ти Эйч Дэнверса – конструктора и создателя самого прекрасного корабля, когда-либо, бороздившего моря Земли.

– Это волшебный сон! – воскликнула Кэт. – Сначала ты, теперь этот корабль. Не буди меня, Трэвис, подожди немного.

Она вновь посмотрела на водную гладь и неподвижную яхту, потом на Трэвиса, словно боясь, как бы судно и его создатель не исчезли.

“Повелительница ветров”.

– Неудивительно, что ты решил взглянуть на мою работу, прежде чем дать согласие на мои услуги.

– Я не имел в виду…

Кэт приложила палец к его губам.

– Правильно. Способность создавать прекрасное – то, что я по-настоящему уважаю. Я не хочу умалять твое творение робкими и осторожными изображениями. Редкое везение – встретить такого художника, как ты, Ти Эйч Дэнверс!

Трэвис бережно и нежно заключил Кэт в объятия, будто она была восходом солнца после ночи длиной в целую жизнь.

– Спасибо, – сказал он.

– За то, что я не настаиваю на заключении договора со мной?

– Нет. За то, что ты увидела “Повелительницу ветров” так, как вижу я. – Трэвис криво улыбнулся, – Впервые увидев мою яхту, многие говорят: “О, какое необычное судно”, – а затем отворачиваются, так как на самом деле оно им совсем не нравится.

– Ты требуешь от них невозможного. Не всем дано видеть, что красота неистова, а не нежна, что она наделена силой, способной вывернуть наизнанку душу, заставить снова задуматься о мире и твоем месте в нем. Твоя “Повелительница ветров” пугает людей.

– Но только не тебя. Ты, как и я, дикое создание попавшее в ловушку цивилизованного мира, – и он взял лицо Кэт в ладони. – Поедем со мной, – предложил Трэвис. – Авалон. Энсенада. Или еще дальше – Гавайи, Папеэте. Сейшелы, Тасмания или Китайское море. В любое место на этом свете, где дует ветер, а он дует везде, Кэт. Едем со мной!

Предложение Трэвиса потрясло Кэт, как удар молнии. Она вспомнила запах, вкус и звуки моря; одинокий корабль, плывущий посреди огромного пространства под безмолвными звездами. Ни о ком не нужно заботиться, нет никаких обязательств. Свобода!

Можно снимать необыкновенные виды, не думая об их коммерческой привлекательности.

Не нужно беспокоиться о чеке на крупную сумму и обо всех других чеках на более мелкие суммы.

Можно почувствовать себя женщиной со своим мужчиной.

Быть свободной, как большая черная птица, скользящая над морем в лучах заходящего солнца. Свобода!

Но на самом-то деле никакой свободы пока не было. Кэт поняла это еще с тех пор, как прыгнула в воду с яхты своего бывшего мужа. Она не имела права бросить близнецов, образование которых зависело от нее, и оставить свою мать, совершенно не приспособленную к жизни.

– Я не могу, – с горечью сказала Кэт. Лицо Трэвиса омрачилось. Он отвернулся от Кэт

– Трэвис?

Он взглянул на нее, и Кэт увидела, что Трэвис едва сдерживает злость.

– Извини. – Он протянул ей руку. – Я и не подозревал, что так хочу уплыть с тобой, пока ты не сказала “нет”. Не говори мне “нет”. Если не можешь сказать “да”, не говори ничего. Хотя бы сейчас.

– В январе, – сказала она. – К январю я расплачусь со всеми своими главными долгами и поплыву с тобой на край земли.

Выражение лица Трэвиса сразу изменилось, и Кэт заподозрила неладное.

– К тому времени ты уйдешь, да? – прошептал она.

Трэвис попытался обнять Кэт, но она отстранилась с печальной, понимающей улыбкой, которая была хуже, чем слезы и гнев.

Потом Кэт перевела взгляд на черную яхту, потому что не могла смотреть на Трэвиса. Казалось, земля уходит у нее из-под ног.

– Я хотела бы подняться на борт “Повелительницы ветров”, – осторожно сказала она. – Отсюда трудно судить о ракурсах. Нельзя ли проплыть вокруг корабля на лодке?

Он долго молчал, но Кэт чувствовала, что Трэвис хотел бы заключить ее в объятия – богатый, безжалостный разбойник, не привыкший к отказам.

А она, независимая кошка, привыкла гулять сама по себе.

– Ты действительно хочешь этого? – спросил наконец Трэвис.

Кэт посмотрела ему в глаза, твердо решив не уступать.

– Все будет так, как предполагалось. Я не могу уехать до января, а ты к этому времени будешь в плавании. Желание не такая роковая вещь, чтобы его нельзя было подавить.

– Но…

– Думаю, тебе этого не понять.

– Почему?

– Ты богат и всегда делал все, что хотел. Ты просто забыл, что для большинства людей слова “желать” и “иметь” редко означают одно и то же.

– Ты слишком поверхностно судишь обо мне.

– Я знаю, что значит богатство.

Глаза его выразили удивление.

– Я родилась в богатой семье и вышла замуж за человека еще более богатого. Тогда я, кстати, узнала, что на свете есть вещи, которые нельзя купить за деньги.

– Например?

– Чувство собственного достоинства, и это, надеюсь, ты сознаешь. Ведь если бы оно приходило вместе с деньгами, ты никогда не построил бы свою яхту.

Трэвис посмотрел поверх головы Кэт на “Повелительницу ветров”. К носу направлялся человек, чтобы проверить якорный канат.

Внезапно Трэвис закрыл ладонями уши Кэт и громко свистнул. Резкий, пронзительный звук пронесся над водой, как вой сирены.

Мужчина на “Повелительнице ветров” заслонил глаза от солнца и, посмотрев на берег, свистнул в ответ. Трэвис, махнув рукой, свистнул два раза коротко и один раз длинно. Матрос свистнул один раз, махнул рукой и скрылся за мачтой. Кэт вопросительно взглянула на Трэвиса.

– Через несколько минут Диего причалит к пристани на “Зодиаке”, – объяснил Трэвис, после чего вернулся к прерванному разговору: – В том, что касается меня, конструирования яхты и чувства собственного достоинства, ты права. Я родился богатым, как и ты, и тоже сбежал от этого богатства.

– Сбежал?

Он печально улыбнулся.

– В шестнадцать лет я покинул дом и стал работать на международных грузовых судах. Это сильно отличалось от того, к чему я привык. Мужчины, женщины, драки.

–Драки? – удивилась Кэт.

– Да. Я быстро повзрослел. В то время я понял одну вещь – как сильно мне недоставало настоящего плавания, ветра, парусов и моря. Я не мог существовать без всего этого и решил вернуться к той жизни, которую готовил мне отец, считавший яхты игрушками.

– Ты старший сын?

– Я единственный ребенок в семье. Отец ждал, когда я стану взрослым и возьму на себя семейные дела. Пойдя на это, я мог бы приобрести парусник. Черт возьми, сотню парусников… тысячу! Но мысль о том, чтобы стать членом правления шестнадцати корпораций и войти в состав тридцати специальных комитетов, не вызвала у меня энтузиазма. Я не хотел сорить деньгами и управлять людьми. Меня влекло одно – сила тяги легкого парусного судна при хорошем ветре. Итак, у меня не было парусника, но я считал бы себя полным идиотом, если бы ради него отказался от своей свободы. Поэтому я решил построить корабль собственными руками.

– Построить корабль?

– Да. Я пошел в ученики к одному англичанину-судостроителю, крупному суровому старику, знающему о кораблях и о море больше, чем обо всем прочем, особенно о людях. Его внучка потом стала моей женой.

В тот день, когда я построил свою первую яхту, умер мой отец. Я не думал, что это известие причинит мне такую невыносимую боль. Когда-то у меня была детская мечта – проплыть в одиночку на своей яхте через Атлантический океан, пришвартоваться причала и сказать: “Видишь, ты не единственный человек в мире, способный сделать что-то особенное. Для меня это важнее, чем имя и деньги”. Но отец умер и не мог больше услышать меня, а я уже давно вырос.

Я продал свою яхту и прилетел домой, поскольку теперь уже понимал, что не имею права бросить семью, когда она нуждается во мне. Тина – внучка старика – прилетела следом за мной. Позже я догадался, что ей нужны были лишь мои деньги. Как только я покинул Англию, она узнала, что я – сын и наследник Томаса Дэнверса, и решила, чего бы это ни стоило, выйти за меня замуж. – Трэвис пожал плечами. – Через некоторое время ей удалось это сделать.

Кэт подавила желание утешить его, понимая, ему нужно выговориться.

– Я решил занять место отца и сделал это вовремя. Семейное состояние удвоилось под моим руководством, потом удвоилось еще раз. Но я все же мечтал о море и о большой черной яхте. Если я не мог позволить себе этого, на кой черт мне были нужны деньги? Тогда я нашел надежных людей, обучил их управлять компаниями. Потом построил свой корабль и ушел в открытое море. А что за история была с деньгами у тебя, Кэт? Почему тебя так пугает, что я богат?

Кэт закрыла глаза. От Трэвиса исходило тепло: она ощущала это всем своим телом. От ее же воспоминаний застывало все у нее внутри, этот холод проникал до самого сердца.

Она не хотела рассказывать о жестоком прошлом, но понимала, что обязана это сделать. Для себя. И для Трэвиса.

Глава 10

– Ты спрашиваешь, что случилось с деньгами у меня? – Кэт мрачно улыбнулась. – Я могу назвать это одним словом: Билли.

Трэвис угадывал за ее словами давнюю злость и обиду.

– Когда я оставила Билли, он входил в сотню самых богатых людей мира. Богатый! – Кэт презрительно поморщилась. – Он был настолько богат, что сводил счеты с людьми вместо того, чтобы заниматься балансовыми отчетами.

– Что он сделал тебе?

– Мы не стали идеальной парой столетия. Мне был нужен надежный муж, а Билли хотел иметь несколько сыновей, чтобы чувствовать себя настоящим мужчиной.

– А что, у него было множество сыновей на стороне? – язвительно спросил Трэвис.

– Нет. Но в то время я этого не знала. Во всяком случае, пока я была женой Билли, вопрос о сыновьях возникал постоянно. А узнав, что у нас нет детей из-за меня, он… – У Кэт перехватило дыхание. – Он рассвирепел. Поскольку я не могла иметь детей, Билли стал спрашивать у меня, как я собираюсь зарабатывать себе на пропитание. Образования я не имела, моя мать растратила все свои деньги, а я была бесплодной. Какую пользу от меня мог получить этот мужчина?

Веки Трэвиса дрогнули. Теперь он понял, почему Кэт так болезненно реагировала на вопросы, связанные с ее независимостью… и с бесплодием.

– Он хлестал меня по лицу этой медицинской справкой. “Ты бесплодна! Не можешь заработать себе на пропитание. Бесплодна. Ни к черту не годишься!”

Трэвис крепко прижал к себе Кэт, окутывая своим теплом.

– Хуже всего, что я верила ему. Когда он… – Голос ее сорвался.

– Не говори больше ничего. – Трэвис обнимал Кэт так, как будто хотел защитить ее от всех напастей, а прежде всего от воспоминаний.

– Я хочу рассказать тебе все, я должна это сделать. Я никогда не говорила никому, что случилось на самом деле, даже Харрингтону, но тебе должна рассказать. Тогда ты поймешь, почему я не могу вложить руку в твою ладонь и выйти с тобой в открытое море на неделю или на месяц. – Кэт прильнула к Трэвису. Его тепло позволяло ей смело встретиться с прошлым. – Так вот, с самого начала наш брак оказался неудачным. Я даже не возражала, чтоб Билли имел других женщин. Секс с ним был мне неприятен, поэтому я не ревновала.

– Тебе повезло, что он не подхватил никакой заразы.

– Он пользовался презервативами, когда трахался на стороне. Но делал Билли это, конечно, не ради моей безопасности и даже не ради собственной, а только ради сына, которого мне предстояло зачать. Он не хотел наградить свою династию неизлечимой болезнью.

Трэвис знавал людей, подобных Билли, не понимающих, что за половую распущенность рано или поздно приходится расплачиваться, независимо от того, сколько презервативов ты надеваешь.

– В ту ночь, когда он узнал, что я бесплодна, Билли привел на яхту свою последнюю проститутку. Я в это время уже спала. Когда я проснулась, он засунул ее ко мне в постель.

Трэвис вздрогнул.

– Я попыталась встать с кровати, но Билли сорвал с меня ночную рубашку и сказал, что раз я умерла как жена, то должна заработать себе на пропитание проституцией.

– Кэт, не надо, – тихо попросил Трэвис. – Теперь я все понимаю. Прости.

Но она продолжала:

– Я попыталась убежать, но Билли начал бить меня по лицу, крича, что сегодня вечером научит меня, как нужно трахаться. Когда я усвою его урок, он возьмет меня с собой и познакомит со своими собутыльниками на яхте, стоявшей на якоре по соседству с нашей. Билли сказал, что мечтает увидеть, как они будут трахать меня в разных позах. Я точно не помню, что случилось потом. Возможно, я спятила. Каким-то образом мне под руку попался стеклянный экран от фонаря “молнии”, и я ударила им Билли изо всех сил по лицу.

– Надеюсь, ты убила сукина сына.

– Увы, мне не повезло. Повсюду были стекло и кровь, а эта пьяная потаскушка умирала со смеху, пока Билли ругался и бил меня ногами.

Трэвис погладил Кэт по голове, пытаясь вызволить ее из прошлого.

– Так или иначе, я ускользнула от Билли. Рядом с нами стояли другие яхты, принадлежавшие его друзьям. В темноте я увидела свет какого-то судна, стоящего на якоре вдали от берега. Не имея возможности спустить шлюпку, я бросилась через леер в воду и поплыла к этой яхте.

– Неужели Билли был так пьян, что не спустил шлюпку и не поплыл за тобой?

– Нет, он искал меня не в том месте. Билли думал, что я поплыву к берегу, и просчитался. Я поплыла прямо в непроглядную тьму, считая, что только так спасусь от него.

Трэвис еще крепче обнял ее. Кэт прижалась к его груди.

– Судно, к которому я направилась, оказалось огромной крейсерской яхтой с множеством огней. Яхта была далеко, очень далеко. Я думала, что утону раньше, чем доберусь до нее. Но не утонула, я ведь неплохо плаваю. – Кэт улыбнулась. – Я никогда не забуду выражение лица Родни, когда он впервые увидел меня.

– Родни Харрингтона? – удивился Трэвис.

– Да, это было его судно. Бедный парень как раз развлекал даму, когда я, нагая, вся в синяках, поднялась по штормтрапу.

Трэвиса душила холодная ярость.

Я думала, что утону.

Он обнимал Кэт, как в первую ночь, медленно покачивая и без слов успокаивая ее.

– Меня всегда интересовало, как Родни объяснил своей даме мое появление.

– Вероятно, ему и не пришлось ничего объяснять. Женщины безраздельно преданы Родни.

– Это все из-за его глаз. Он смотрит на них как одинокий плюшевый мишка, забытый ребенок на улице.

– Не верь этим печальным карим глазам, – усмехнулся Трэвис. – Родни Харрингтон так же практичен, как и все прочие.

– Но он еще и очень добрый. Родни держался так невозмутимо, будто незнакомые голые женщины поднимались по его штормтрапу пять раз за ночь. Он завернул меня в одеяло и накормил горячим супом. Узнав что со мной произошло, он приказал своей команде сниматься с якоря и плыть в Калифорнию.

– Удивляюсь, что он не нашел Билли и не вытряхнул из него душу.

– Я попросила его не делать этого. Мне хотелось одного – очутиться подальше от Билли. – Кэт глубоко вздохнула. – Дама Харрингтона оказалась очень симпатичной и примерно моей комплекции. Я носила ее одежду. За время нашего плавания она даже научила меня готовить. Когда мы зашли в Акапулько, я продала свое обручальное кольцо и заплатила мексиканским властям за оформление развода. Вернувшись на яхту, я отрабатывала дорогу до Калифорнии в качестве кока.

– И, полагаю, неплохого, если судить по ужину, которым ты угостила меня. – Трэвис нежно поцеловал ее волосы.

– Поначалу у меня получалось неважно, но я многому научилась за эту поездку. Иногда пассажиры давали мне “полароид” и просили снять их, показывая, как это делается. Так я научилась фотографировать: видя, как на небольшом куске картона из ничего возникает изображение, я приходила в восторг. Я поняла, что открыла для себя нечто удивительное.

– Фотографию?

– Да, – Кэт пристально посмотрела на Трэвиса, желая, чтобы он понял. – Дать фотоаппарат мне в руки было все равно, что отпустить рыбу в воду. Стряпая, я продолжала зарабатывать себе на пропитание, пока не смогла купить собственный фотоаппарат. Потом отрабатывала долг, и наконец Харрингтон попросил разрешения представлять меня.

– Так вот как он стал твоим агентом. Мне давно хотелось узнать об этом.

– Если я что-то делаю, то делаю это хорошо. И хотя не могу рожать детей, ни один мужчина не посмеет сказать, что я не зарабатываю себе на пропитание как фотограф.

С моря до них долетел странный звук – что-то вроде бензопилы. Через гавань по водной поверхности скользил “Зодиак”. Когда надувная лодка достиг пристани, двигатель замолчал.

– Ты не оставила фамилию Билли?

– Нет, у меня ничего не осталось от него. Ни фамилии, ни кольца, ни гроша из его проклятых денег. Ничего, кроме нескольких синяков.

– Как его фамилия? – мрачно осведомился Трэвис.

– Нельсон. А почему ты спрашиваешь?

– Я плаваю повсюду и когда-нибудь встречу его. Обещаю тебе.

Услышав эти слова, Кэт смутилась, растерялась и… почувствовала себя в безопасности.

– Пойдем, – сказал Трэвис своим обычным ном. – Диего ждет нас.

Он помог ей спуститься по трапу к воде и усадил в лодку.

– Это Диего. – Трэвис указал на плотного темноволосого человека на корме. – Диего, познакомься Кэтрин Кохран. Если будешь вести себя хорошо, она, может быть, позволит тебе называть ее Кэти.

Кэт улыбнулась и протянула руку. Диего галантно поцеловал ее.

– Я всегда веду себя хорошо, тем более с красивыми женщинами, – Диего улыбнулся. – А вы очень красивы, сеньорита.

– Спасибо, Диего. Глядя на вас, я вижу множество разбитых сердец.

Диего, просияв, взглянул на Трэвиса и кивнул. Трэвис положил руку на талию Кэт жестом собственника, что не укрылось от Диего.

– Ты видишь разбитые сердца, – Трэвис коснулся губами каштановых волос Кэт, – потому что Диего – мастер разбивать сердца. Внимательно прислушавшись, ты различишь и женский плач.

Кэт подняла глаза на Трэвиса.

– Они ведь плачут не по твоей вине, правда? Слезы означают надежду, а когда ты уходишь, то не оставляешь после себя ничего, даже надежды на возвращение. Нет надежды – нет слез.

Трэвис так опечалился, что Кэт попыталась превратить все это в шутку.

– Хотите, открою вам свой секрет? Твой прадед, может, и был пиратом, Трэвис, но я происхожу из старинного рода шотландских ведьм и обладаю вторым и третьим зрением. – Она подмигнула Диего. – Так что ведите себя хорошо, парни, или я превращу вас жаб и приготовлю на обед.

Диего ослепительно улыбнулся.

– Я же пообещал, сеньорита, что с вами буду вести себя исключительно примерно. – И он повернулся к двигателю.

– Подожди, – сказал Трэвис.

Рука Диего замерла на кнопке стартера.

Кэт удивленно посмотрела на Трэвиса.

– Твои фотоаппараты, – напомнил он.

– Что? – растерялась Кэт.

– Твои фотоаппараты заперты в багажнике моей машины, да?

– Надеюсь, с ними ничего не случится?

– Кэт, ты не хочешь сфотографировать моё судно? Разве мы здесь не для этого?

– Если это доставит тебе удовольствие, то я, конечно, возьму фотоаппараты, но все равно выбросим снимки, которые сделаю сегодня.

– Почему?

Кэт посмотрела на стройное и мощное судно.

– Скорее всего “Повелительницу ветров” не взять на абордаж. Поэтому мне нужно время, чтобы привыкнуть к ней, к ее линиям и безмолвию. Понимаю, что это звучит, как бред сумасшедшей, но… –. Она пожала плечами. – Но так я обычно работаю.

– Вместо принуждения используешь обольщение? – повеселел Трэвис.

– Я никогда об этом не думала, но, наверное, ты прав.

Трэвис провел пальцем по бровям Кэт.

– Я выполню все, что прикажешь, моя шотландская ведьма. Диего, отвези нас на яхту.

Диего завел двигатель.

Устроившись на скамеечке, Кэт сосредоточилась на черном силуэте, приближавшемся с каждой секундой. Судно было еще красивее, чем казалось издали. Ощущения мощности, прочности и изящности были почти завораживающими.

“Как же мне запечатлеть все это на пленку?” – подумала Кэт.

Она поднялась на борт, почти не слыша, как Трэвис сообщает размеры и характеристики “Повелительницы ветров”. Кэт растерялась, увидев сияние полированной меди и свежей краски, темный такелаж и черные мачты, выпуклые паруса, скатанные вдоль гиков. По традиции яхтам давали женские имена, но впечатляющая мощь “Повелительницы ветров” напомнила Кэт о том, кто шел рядом с ней.

– …морских саженей, – закончил Трэвис.

– М-м-м.

Кэт не хотелось отвлекаться. Пораженная изысканностью и плавностью выгнутых линий лееров, она задумалась, какой объектив позволит лучше всего запечатлеть это.

Трэвис приподнял подбородок Кэт и заставил её посмотреть на себя.

– Ты слышала хоть что-нибудь из того, что я сказал?

– Конечно. Две мачты, оснащенные парусами тридцать метров длиной по ватерлинии.

Трэвис улыбнулся и покачал головой.

– Сорок метров? – спросила Кэт.

– Уже ближе, но не в десятку. Хорошо, что тебе не надо швартовать мою яхту к пристани.

Кэт смутилась.

– Ты прав. Я обдумывала… образы. Ведь незачем воспроизводить точные размеры “Повелительницы ветров”, ее днища или скорость яхты с полным парусным оснащением при ветре в сорок узлов. Так к чему же запоминать все это?

– А что же ты собираешься снимать?

Человеческую душу.

Но Кэт понимала, что этого не следует произносить вслух. Она уже наговорила Трэвису более чем достаточно глупостей.

– Увидишь.

Трэвис повел ее вниз, кратко рассказывая о конструкции яхты и ее внутренних размерах.

Но Кэт по-прежнему не слушала его. Она проводила пальцами по твердой древесине редких сортов, инкрустированной и отполированной перед тем, как из нее сделали стол или дверную раму.

Ти Эйч Дэнверс разрабатывал и строил в промышленном масштабе корпуса гоночных яхт. Их отливали, формировали и шлифовали в точном соответствии с его компьютерными разработками… Однако в каюте капитана были традиционные дерево и медь наилучшего качества. На его огромной койке лежали тонкие льняные простыни. Антикварное зеркало напоминало ограненный алмаз, а светильник под потолком представлял собой высеченный из горного хрусталя шар.

Кэт оглядела каюту глазами профессионального фотографа, стараясь ничего не упустить. Знакомясь с судном, она поняла, что нет никакого противоречия между металлическими мачтами и богатой отделкой помещения. И то и другое – наивысшая точка развития давних традиций; и то и другое чувственно по своей сути; и то и другое скорее мощное, чем кроткое, в своей красоте. Да и кто сказал, что инженер не может быть еще и пиратом?

Улыбаясь, Кэт залюбовалась игрой света, проходящего через выпуклый хрусталь.

– Теперь поговорим о кошке, слизавшей всю сметану… – Трэвис положил руку на голову Кэт и погрузил пальцы в ее волосы, свободно падающие на спину. – Ну-ка поделись со мной.

Не успела Кэт ответить, как почувствовала, что его длинные сильные пальцы массируют кожу на ее голове. Тепло растеклось по телу Кэт, когда Трэвис страстно обнял ее и прильнул к ней губами.

– Возвращайся на палубу, – отстранившись, проговорил Трэвис.

– Зачем? – изумилась Кэт.

– Если ты не сделаешь этого, то я сорву с тебя одежду и буду целовать, пока ты не взмолишься о пощаде. Ладно, черт с ним. – Он нащупал открытую дверь позади себя. – Главное – не потерять голову и заглушить твои крики.

Но тут раздался голос Диего:

– Капитан? Вы все еще внизу?

Трэвис тихо выругался и встал в дверном проеме, закрывая от Диего покрасневшую Кэт.

– Что там такое? – спросил капитан.

– Какой-то чиновник спрашивает, долго ли мы будем здесь стоять.

– Это важно?

– Для меня нет, – ухмыльнулся Диего. – Думаю, этот человек хочет, чтобы ему показали “Повелительницу ветров”.

– Так покажи ему.

– Когда?

– О Господи, дай мне терпения! Сейчас, Диего. Покажи ему судно прямо сейчас!

– Есть, капитан.

Диего направился к лестнице, но Трэвис успел заметить понимающую улыбку своего первого помощника.

– Вот что ты делаешь со мной, мисс Кохран, милая Кэт, шотландская ведьма. И прежде всего женщина, иди на палубу, я последую за тобой, как только приведу себя в порядок.

Кэт, глядя на Трэвиса, желала одного: почувствовать его обнаженным в своих объятиях. Глубоко вздохнув, она проскользнула мимо капитана, стараясь не дотронуться до него.

Кэт не была уверена, что она ограничится единственным прикосновением.

Глава 11

Кэт вышла из автомобиля и посмотрела на Трэвиса.

– Ты уверен, что не хочешь зайти?

– Абсолютно, поскольку не ручаюсь за себя. Диего чуть было не увидел кое-что по-настоящему интересное на судне.

– Но Диего здесь нет.

– Зато у тебя под глазами большие черные круги.

– Это следствие свободного предпринимательства.

– У нас еще чуть больше трех часов до встречи с Эшкрофтом, – напомнил Трэвис. – Поспи пару часов и…

– Одна? – перебила его Кэт.

– Если я зайду, то не смогу просто так наблюдать, как ты спишь.

– Обещаешь? – Кэт улыбнулась.

Трэвис засмеялся. Желание закипало в нем всякий раз, когда он представлял, как проникает в бархатистую теплоту этой женщины. А думал об этом он очень часто, совсем как подросток, только что открывший для себя секс.

– Подремли, Кэт. Сегодня я не дам тебе заснуть до полуночи. Через два часа заеду за тобой, и мы вместе пообедаем. А до тех пор мне надо кое-что сделать на яхте.

Она постояла возле дома, пока звук мотора не растворился в мерном, мощном гуле прибоя, потом вздохнула и открыла дверь.

Кэт понимала, что Трэвис прав. Она смертельно устала. Но, несмотря на привычную усталость, пошла не в спальню, а вниз.

Если она поспешит, то выгадает час или два на работу со слайдами, а потом еще немного вздремнет перед обедом.

“Сегодня я не дам тебе заснуть до полуночи”.

Тепло медленно растеклось по телу Кэт, когда она вспомнила выражение его глаз.

Улыбаясь, она спустилась в свою мастерскую на нижнем этаже, нажала кнопку воспроизведения на автоответчике и, слушая запись, начала раскладывать слайды на столике с подсветкой. Поступило только одно важное сообщение – Эшкрофт отменил сегодня съемки на закате.

– Хорошо, – пробормотала Кэт, склоняясь над столом. – Мы с Трэвисом мирно поужинаем, и нам не придется спешить на встречу с белобрысой жабой.

Минут через десять она услышала стук в дверь, выходящую на лестницу, спускающуюся к морю. Запасной вход в дом был на втором этаже, в кухне рядом со спальней.

– Кэти, – окликнул ее детский голос. – Ты дома?

– Да, дверь открыта.

Через мгновение показалась голова мальчика.

– Здравствуй. – Он ослепительно улыбнулся.

– Привет! А твоя мама знает, что ты здесь?

– Э… э…

Оживленные голубые глаза смотрели на Кэт из-под бахромы густых темно-рыжих ресниц. Рыжие волосы падали на лоб мальчика. Его губы казались необыкновенно розовыми по сравнению с загорелой кожей. Этот очаровательный ребенок был не по возрасту взрослым и смышленым.

Увидев Джейсона, Кэт поняла, что ей придется отложить работу. Она не имела ничего против этого, поскольку любила Джейсона как сына. Мальчик отвечал ей безраздельной преданностью, и это примиряло Кэт с мыслью, что у нее не будет детей.

Она протянула руки к Джейсону. Мальчик радостно подбежал к ней и, крепко обняв, серьезно посмотрел в глаза.

– Близнецы орали, мама пыталась перепеленать их обоих разом, папа пришел домой поздно, я пролил свой сок и…

– Ты ускользнул через черный ход, – закончила за него Кэт.

Джейсон смущенно кивнул.

– Все в порядке, тигр. У всех бывают такие дни, как у тебя сегодня.

Кэт взъерошила его волосы, вернулась к столу и взяла телефонную трубку. Шэрон сегодня утром говорила, что Джейсон болен.

– Ты хорошо себя чувствуешь? – Кэт пристально взглянула на мальчика.

– Конечно.

– У тебя нет температуры?

– Нет, – отмахнулся Джейсон. – Температура бывает только у маленьких детей.

– Чепуха.

– На постном масле?

Кэт засмеялась. “Чепуха на постном масле” было любимым выражением Джейсона. Она нагнулась и прикоснулась щекой к его лбу. Лоб Джейсона был не горячим, да и сам он не выглядел больным.

– Ладно, посмотрим, что скажет твоя мать.

Кэт набрала номер.

– Шэрон? Это Кэти.

– О Господи. Джейсон?

– Все в порядке. До отбоя?

– Ты сможешь? – тревожно спросила Шэрон.

– Вполне.

Улыбаясь, Кэт положила трубку. Они обменялись с Шэpoн таким количеством звонков по поводу Джейсона, что свели эти разговоры к собственному шифру.

Мальчик, восторженно вскрикнув, чуть не заплясал.

– Пойдем искать раковины, Кэти, а? Пойдем?

– Я подумаю об этом. – Кэт поспешно сложила и убрала слайды. Белая пластиковая поверхность стола подсвечивала слайд снизу. Это не только облегчало процесс работы, но позволяло значительно лучше сохранить их чувствительную цветную эмульсию, чем при просмотре через обычный проектор.

Когда-нибудь ей не придется заботиться о таких вещах. Она будет делать и хранить свои снимки с помощью электроники. Но этот вид современной технической свободы стоил больших денег.

– Ну как? Мы идем за раковинами? – Джейсон взглянул на Кэт своими огромными голубыми глазами.

– Сначала сделаем несколько снимков, как договаривались, ладно? – Кэт улыбнулась ему. – Очень мило, что мама одела тебя в красную футболку, чистые джинсы и красные кеды.

Мальчик гордо улыбнулся.

– Это не мама – я сам. Я вспомнил, как ты говорила, что красный цвет очень подходит для фото.

– Лучше всех других. – Кэт обняла Джейсона. – Ты тоже очень фотогеничен и молодчина, что умудрился запомнить это.

Джейсон прижался к ней.

– Куда мы отправимся на этот раз?

– В парк “Голубая птица”, потом ненадолго зайдем на главный пляж и вернемся сюда за раковинами.

– Ура! Раковины!

Кэт улыбнулась. По крайней мере она не потеряет с Эшкрофтом без всякого толку еще один закат.

Тут она вспомнила, что надо предупредить Трэвиса.

– Но сначала я должна позвонить. – Кэт набрала номер кузины Трэвиса. Но на другом конце линии никто не брал трубку, даже автоответчик молчал.

– Придется сделать это по старинке, – пробормотала Кэт.

Джейсон между тем разглядывал штативы и осветительное оборудование, но ни к чему не прикасался, хорошо зная, как строга на этот счет его взрослая подруга.

Кэт написала записку Трэвису, сунула ее в конверт и печатными буквами подписала имя получателя. Закрывая входную дверь за собой и Джейсоном, она оставила конверт в двери. Заехав за ней перед ужином, он заметит записку.

Джейсон с беспокойством посмотрел на нее.

– Это для кого?

– Для Трэвиса.

– А кто это?

– Мой друг. Возможно, мы встретимся с ним попозже. Тебе он понравится.

– Не понравится.

Эти два слова вместили в себя целое море одиночества и ревности. Вспомнив свои чувства в то время, когда новорожденные близнецы отняли у нее материнское внимание, Кэт опустилась на корточки перед Джейсоном.

– Да, – согласилась она. – Наверное, тебе не понравится Трэвис. Почти никто не любит пиратов.

– Он пират? – заинтересовался Джейсон. – Самый настоящий пират?

–Да.

– Откуда ты знаешь?

– Он плавает на черном корабле. – Кэт поднялась.

– Самый настоящий пират! – радостно крикнул Джейсон. – И я встречусь с ним! Вот здорово! Маленькие близнецы его не увидят!

– Разумеется. Только большие дети могут играть с пиратами.

– Ура! – Джейсон перестал выписывать круги и посмотрел на Кэт с надеждой в глазах. – Твой пират крадет детей? Совсем маленьких детей, например, младенцев?

–Гм-м-м. – Кэт подавила смех. – Не думаю, но мы спросим его. Пойдем, тигр. Мы упускаем солнечный свет.

Держась за руки, Джейсон с Кэт направились к ее автомобилю. Мальчик не выпускал руку женщины, даже когда она нагнулась, чтобы поднять тяжелую пляжную дверь. Он просто нырнул под дверь, когда та пошла вверх.

– Мне нужно пристегиваться ремнем? – спросил Джейсон.

– Если хочешь поехать со мной.

Мальчик вздохнул и позволил пристегнуть себя, Кэт застегнула свой ремень и спустилась на “тойоте” по крутой горке на улицу.

Пробираясь на машине сквозь поток по-летнему оживленного движения, она обдумывала свой первый снимок для рекламной кампании “Прекрасное место, чтобы растить детей”. Джейсон в это время мечтал вслух о том, что было бы очень здорово соединить в одном месте великолепную игровую площадку, “Диснейленд”, “Волшебную гору” и “Морской мир”. Туда попадали бы только хорошие дети, и самое главное, чтобы туда не пускали никого моложе семи…

Когда Кэт привезла Джейсона назад, к берегу под своим домом, солнце уже опустилось. Ветер Святой Анны дул в течение всего дня и принес с собой на берег Лагуны, где все лето бушевали тропические штормы, сухое тепло пустыни Мойяви. Он сменил знойный ветер Эль-Ниньо, приносящий сильные штормы и огромные волны.

Когда с “настоящей” фотографией было покончено, Джейсон разделся и в одних джинсах шнырял, как маленькая пантера, между оставшимися после прилива лужами, зачерпывая нагретую солнцем воду.

Кэт снимала теперь только для собственного удовольствия, пытаясь запечатлеть живость и ум, любопытство и смех Джейсона, восхищавшегося запахами звуками и всеми впечатлениями окружающего мира. Она забыла об усталости, о том, что обещала Трэвису подремать перед обедом, – обо всем. Фотоаппарат сейчас был для нее единственной реальностью, мистическим окном, позволявшим увидеть Вселенную в улыбке ребенка.

Джейсон приносил Кэт раковину за раковиной, складывая их горкой к ее ногам, но эти раковины были всего лишь жалкими дарами в сравнении с его сияющей улыбкой. Она снимала, пока яркий свет не померк. Потом убрала фотоаппараты, подняла счастливого рыжего мальчика на руки и обняла его.

– Что за замечательный бойскаут! – сказала Кэт. – Ты заработал гамбургер, жаркое и молочный коктейль.

– И молочный коктейль? – Джейсон обхватил ее шею загорелыми руками. – Шоколадный?

– А разве бывает другой?

Кэт переместила мальчика, потому что у нее очень болели спина и плечи, но это не помогло. Она опустила Джейсона на песок.

– Если ты потяжелеешь хоть на сто граммов, мне понадобится подъемный кран, чтобы поднять тебя.

– Это потому, что мне уже семь лет, – гордо ответил Джейсон. – А мама говорит, что я все еще маленький.

Присев на корточки, Кэт пригладила рыжие вихры и заглянула в задумчивую глубину его голубых глаз: ему нравилось считать себя взрослым, но он все еще оставался маминым ребенком. Впрочем, появление близнецов заставило его повзрослеть.

Кэт понимала: Джейсон хочет вырасти, но с болью сознает, что он уже не ребенок. Она испытывала то же самое в его возрасте и по той же причине. Кэт полюбила брата и сестру, но далеко не сразу, а лишь через несколько лет.

– Вот что я скажу тебе. – Она поцеловала Джейсона. – Ты – маленький мужчина для своей мамы и маленький мальчик для меня. Идет?

– Идет. – Мальчик серьезно взглянул на нее. – Твой пират похож на шоколадный молочный коктейль?

Кэт удивилась. Она привыкла к неожиданным поворотам в разговорах с Джейсоном, но этот был самым необычным из всех.

– Мой пират?

– Он похож на пирата. – Джейсон пристально смотрел поверх ее плеча. – У тебя действительно есть черный корабль?

– Этот мальчик узнает пирата, когда увидит его, – раздался низкий голос позади Кэт. Она быстро обернулась.

– Трэвис! – восторженно воскликнула Кэт. Ей казалось, что она уже очень давно не видела его. – Ты любишь шоколадные молочные коктейли?

Он присел на корточки рядом с ней.

– Люблю. – Трэвис протянул руку Джейсону. – Меня зовут Трэвис. А ты тот мальчик, который подарил Кэт такие классные раковины?

– Да. – Джейсон пожал руку, как маленький мужчина большому. Это одобрила бы его мать. – Кэти слишком занята, ей некогда искать раковины, поэтому я делаю это для нее.

– Жаль, что никто не может спать за нее. – Трэвис искоса посмотрел на Кэт. – По-моему, ты собиралась вздремнуть.

– Эшкрофт отменил съемки, пришел Джейсон, было удачное освещение. – Она улыбнулась и пожала плечами. – Ну не подремала, зато сделала кучу хороших снимков.

Трэвис заметил нетерпение Джейсона.

– Я не ослышался – здесь говорили про ужин?

Кэт сконфуженно улыбнулась, надеясь, что Трэвис согласится поужинать в обществе одинокого мальчика.

– Я угощаю Джейсона за то, что он работает моделью, – объяснила она.

– Гм-м, – задумался Трэвис. – Значит, он ужинает с нами?

Кэт умоляюще коснулась его руки.

– Всегда найдется место для третьего.

– Место найдется только для Джейсона. Я позвоню в ресторан и изменю предварительный заказ.

– Просто отмени его, – быстро сказала Кэт, вспомнив, во что обошелся вчерашний ужин. – Любимая тошниловка Джейсона всего в нескольких кварталах отсюда.

Трэвис поморщился, но, посмотрев на мальчика, уступил.

– Надеюсь, там не так плохо, как ты говоришь.

– Не так. – Кэт улыбнулась. – Еще хуже.

* * *

Обнаженная, расслабленная, прогретая до самых костей, Кэт сидела в ванне, погрузившись в воду по подбородок и пытаясь не заснуть. Стиснув зубы, она подавила зевок, но это не обмануло Трэвиса.

– Шэрон была очень благодарна тебе, что ты на вечер сняла Джейсона с ее шеи, – заметил он.

– У нее и без него хлопот полон рот. Близняшки – огромная нагрузка, а тут еще и муж быстро продвигается по служебной лестнице в своей бухгалтерской фирме, поэтому вынужден работать по восемьдесят часов в неделю. Продвижение по службе, а за ним переезд, конечно, они всегда находятся в неопределенном положении. Шэрон просто сходит с ума. Разве им до Джейсона! Он был основательно избалованным единственным ребенком, а потом – бах! У него появляются целых два кричащих конкурента.

– Ты часто берешь Джейсона под свое крылышко?

– Да. Он замечательный ребенок, яркий, энергичный и озорной. Я бы хотела… – Голос Кэт прервался, и она так и не высказала мучительную правду. Ей хотелось бы иметь ребенка, такого, как Джейсон. – Во всяком случае, ему и мне хорошо вместе.

– Я видел, с каким неудовольствием он делил тебя.

– Джейсон примирился с этим, когда ты купил ему добавочную порцию жаркого. Не многие мальчишки могут похвастать тем, что знакомы с самым настоящим пиратом.

Трэвис рассмеялся.

– А он хитер. Когда мы ходили в туалет, он спрашивал меня, похищаю ли я младенцев.

– Он имеет в виду своих конкурентов – близнецов.

– Я догадался. Это так же очевидно, как и то, что ты засыпаешь.

– Я просто расслабилась.

– Это так называется?

Сильными пальцами Трэвис начал растирать ее плечи и спину, успокаивая боль в мышцах, напряженных от сумки с фотоаппаратами и многочасового сидения в неудобных положениях. Кэт покорно расслабилась и снова зевнула.

– Тебе пора спать, – сказал Трэвис.

– Но еще нет и девяти.

– Ну и что? Ты же зеваешь.

– Я зеваю каждый вечер.

– Попытайся поспать.

– Я сплю. С полуночи до пяти. Или до четырех. По-разному.

– И это все? – От удивления Трэвис перестал работать руками.

Кэт в ответ лишь подавила зевок.

– Если бы ты сейчас не была со мной, то чем бы занималась?

– Редактированием слайдов. Дублированием слайдов. Рассылкой слайдов в фотобанки. Писала бы письма и требовала оплаты. Подбирала бы рамки для выставки в Лос-Анджелесе. – Кэт выпрямилась. – Мне необходимо подобрать оставшуюся часть фотографий для галереи “Свифт и сыновья”. Я должна была отослать их еще вчера.

– И ты все это намерена делать сегодня вечером, после долгого дня, начавшегося на рассвете?

– Угу. Но я не обязана начинать это сию же минуту. Сделаю попозже.

Трэвис никогда не встречал никого, настолько помешанного на своей работе. И на деньгах.

Кэт еще ни разу не намекнула Трэвису, что его деньги были бы для нее желанной помощью.

Трэвис с горечью подумал, что каждую минуту ждет, что Кэт попросит у него денег. То, что она не просила, заставляло его осторожно надеяться.

“Не будь идиотом, – злобно сказал он себе. – В конце концов она попросит денег. Они всегда так делают. И если Кэт слишком застенчива, то я сам подниму этот вопрос. Нужно прекратить эту ерунду насчет того, что нам просто нравится быть вместе”

Трэвис с удовольствием помог бы Кэт деньгами. Она, несомненно, нуждалась в передышке больше, чем любая из женщин, с которыми он встречался. Но Трэвису не нравилось делать вид, будто в основу их отношений положена не обычная сделка взрослых людей, а что-то другое.

Ему очень тяжко достался урок, полученный от жены. Он чувствовал, что его использовали.

– Когда же у тебя выходные дни? – спросил наконец Трэвис.

– У меня таких дней не бывает.

– Никаких уик-эндов?

– Нет, такова цена свободного предпринимательства.

– Ты всегда работаешь с таким упорством?

Кэт покачала головой.

– Нет, тебе просто не повезло, ты встретил меня во время денежного кризиса. – Она запоздало вспомнила о том, что при Трэвисе нельзя упоминать про свои финансовые затруднения. – Но это моя проблема, – быстро добавила Кэт и потянулась за полотенцем.

– И моя тоже, если она не позволяет тебе приблизиться ко мне.

– Так проучи “Энергетикс”, – усмехнулась Кэт. – Они должны мне пятьдесят тысяч.

– Это приличная сумма, – удивился Трэвис.

– Да, если разобраться, то я довольно неплохо зарабатываю себе на пропитание.

Этот отголосок жестокости Билли напомнил Трэвису о том, что движет Кэт. Однако он все еще не был убежден, что прошлое – достаточно серьезная причина, чтобы платить за настоящее такую цену. Ведь у Кэт ни на что, кроме работы, не хватало времени.

– Чувство собственного достоинства – весьма слабое утешение, – заметил Трэвис. – Мне понадобились годы, чтобы понять это. Посмотрим, умнее ли ты, чем я.

Сказав это, Трэвис обнял Кэт и приник к ее губам, требуя, чтобы она начала сопротивляться. Но Кэт уже не могла отказать ему, когда язык Трэвиса начал изучать ее губы, а во рту чувствовалась сладость его дыхания. Она позволила себе слиться с ним. Дрожь пробежала по телу Трэвиса, когда он почувствовал, как твердеют соски Кэт, прикасаясь к его телу.

– Кэт, волшебница, поплывем со мной, всего лишь на два дня, до острова Каталины и назад. Удели два дня мне, себе, нам!

Кэт замерла, всей душой желая быть рядом с Трэвисом. Она понимала, что очень скоро он поднимется на свой корабль и уплывет на край земли. “Ветреный Дэнверс” никогда не проводит на берегу больше нескольких недель…

– Когда? – спросила Кэт.

– Завтра.

– Я не могу, – прошептала Кэт. – Не могу.

Трэвис и не предполагал, что она поедет с ним раньше, чем будет оговорена цена. Но его рассердило то, что Кэт продолжала делать вид, будто совсем не думает о деньгах.

– Не можешь или не хочешь? Ты измеряешь чувство собственного достоинства количеством заработанных денег. Что ж, не буду тебе мешать. – Он схватил полотенце.

Кэт смотрела на него блестящими глазами, стараясь скрыть усталость, разочарование и слезы.

– Это неправда. – Голос ее сорвался. Трэвис молча вылез из ванны и начал вытираться. Он не смотрел на Кэт, но она не могла отвести от него взгляда. Трэвис был самым красивым и самым сильным мужчиной в ее жизни… и она, несомненно, потеряет его.

– Почему? – спросила Кэт. – Почему я не встретила тебя в январе, когда мы, наверное, обрели бы возможность любить друг друга? – Поняв, в чем призналась, она разозлилась и отвернулась от Трэвиса, боясь заплакать.

Кэт не плакала уже семь лет и не желала плакать сейчас, особенно перед еще одним богатым ублюдком.

Трэвис догадывался, что Кэт еще не избавилась от иллюзий, хотя впоследствии им, возможно, удалось бы заключить денежное соглашение.

Сегодня, тоже не готовый к этому, он не мог спокойно смотреть, как Кэт уходит от него.

– Кэт, – тихо сказал Трэвис– Ты так устала, что просто разваливаешься на части, давай я помогу тебе одеться.

Она зажала ладонями уши, не желая слышать голоса Трэвиса, смягчающего ее злость, не желая чувствовать его участие, от которого хотелось броситься к нему в объятия.

– Нет, о Господи, нет! Только не это и не сейчас!

– Что не это? Кэт, в чем дело?

Она сердито взглянула на Трэвиса и, задрожав, попыталась овладеть собой.

– Проклятие! Своей работой ты загоняешь себя в гроб! Неужели непонятно?

Трэвис обнял Кэт и почувствовал, как она напряжена. Он ругал себя за то, что слишком энергично и слишком рано начал давить на нее. Она же не так искушена в любовных играх, как те женщины, к которым он привык.

А Трэвис проявлял большее нетерпение, чем когда-либо прежде.

– Ну ладно. Скажи мне, что беспокоит тебя, дорогая, – Его голос успокаивал, а его тело согревало ее холодную кожу. – Если тебе во что бы то ни стало хочется поговорить о деньгах, я не рассержусь. – Трэвис нежно поцеловал ее веки. – Скажи мне, крошка Кэт. Позволь помочь тебе.

– Нет! – Она отвернула лицо, хотя при этом резко вцепилась в Трэвиса, желая его и боясь влюбиться. Это Кэт считала недопустимым.

Богатый мужчина. Мужчина, не знающий, как нужно любить.

– Я не хочу любить тебя, – холодно сказала она.

В ее словах звучало такое отчаяние, что Трэвис сразу перестал думать о деньгах, женщинах и бизнесе.

Он знал, что, не оговорив правил их взаимоотношений, впоследствии еще не раз пожалеет об этом. Но сейчас, нарушая все свои незыблемые принципы, Трэвис приподнял лицо Кэт и начал целовать ее. Это продолжалось до тех пор, пока ее тело не стало теплым и податливым. Его руки скользнули к ее груди. Почувствовав, что она снова напряглась, Трэвис остановился.

– Кэт?..

Она задрожала, сознавая, что поймана в ловушку, и не видя выхода из нее. Но может, Кэт не хотела убегать?

А впрочем, какое это имеет значение? Она не может влюбиться в Трэвиса сильнее, чем уже любит его.

– Да, – прошептала она. – Да.

Трэвис поднял ее на руки и отнес в свою спальню. Кэт все еще дрожала, когда Трэвис забрался в постель. Он обнимал Кэт, пока не почувствовал, как ее кожа снова становится теплой.

Наконец она порывисто вздохнула и расслабилась, прижавшись к нему. Трэвис еще раз отметил темные круги под ее глазами, бледность, проступающую сквозь загар, худобу.

Он очень хотел ее, но подумал о том, как Кэт устала. Отдых ей нужен больше, чем ему секс.

– Спи, Кэт. – Трэвис легко коснулся ее губами. – Ты совсем вымоталась.

Ее руки обвились вокруг его талии. Она целовала соски Трэвиса, дразня их до тех пор, пока они не превратились в маленькие твердые кнопочки. Хотя Кэт ощущала бедром возбужденную и готовую для любви плоть Трэвиса, он не приласкал ее.

– Трэвис?

– Ты слишком устала, – упрямо сказал он. – Тебе не доставят удовольствия занятия любовью.

– Испытай меня.

Кэт растирала его грудь, пока ее руки не стали такими же горячими, как у Трэвиса. Она вновь подразнила его соски, пупок…

Трэвис задрожал.

– При одном условии.

– Назови его.

– Останься со мной на ночь. Не работай больше на себя.

Увидев, как нахмурилась Кэт, он понял, что его догадка верна: она собиралась заняться работой, как только доберется до дома.

– Договорились? – спросил он, осторожно сжав ее грудь.

– Это не по правилам, – сказала, затрепетав, Кэт.

– Подай на меня жалобу.

Трэвис склонился к ней, щекоча щекой ложбинку между грудей. Руки Кэт скользнули к его бедрам.

Трэвис перехватил их.

– Если уж ты начала трогать меня повсюду своими горячими маленькими ручонками, я отношусь к этому как к безусловному “да”.

– Да, – выдохнула Кэт, закрывая глаза.

– Теперь второе условие, – сказал он.

– Это нечестно, – простонала Кэт. – Ты говорил только об одном.

Трэвис засмеялся и, скользнув губами вниз телу, крепко сжал бедра Кэт.

– Трэвис?..

– Возможно, это шокирует тебя, моя рыжеволосая шотландская колдунья, но я мечтал об этом еще с тех пор, когда нес тебя сюда на руках со скалы. И будь я проклят, если соглашусь ждать дольше.

Затаив дыхание; Кэт смотрела, как он целует ее бедра и живот, покусывает кожу вдоль краев темно-рыжего треугольника и осторожно трется носом о густые волосы. Потом его рот приоткрылся, и тепло пронизало Кэт. Прерывисто вздохнув от удивления и наслаждения, она открылась для его интимного поцелуя.

Трэвис вознаградил Кэт такой страстной и жадной лаской, что она громко вскрикнула. Его губы, язык и зубы медленно ласкали ее.

Когда Кэт подумала, что больше не сможет этого вынести, Трэвис мощным рывком вошел в нее. И ни один из них уже не мог понять – кто дает и кто берет, поскольку и дающего, и берущего невозможно было выделить в шторме наслаждения, поглотившем их переплетенные тела.

* * *

Кэт проснулась в постели Трэвиса. Свет нового прекрасного дня наполнил комнату.

Она была одна.

– Трэвис?

Никто не ответил ей.

Встревожившись, Кэт села и поискала глазами часы. Она нашла их, но Трэвис, как будто догадавшись, что первым делом ей захочется узнать время, приклеил записку на циферблат часов.

Ушел в плавание.

Хотел взять тебя с собой.

Глава 12

“Повелительница ветров” летела, как большая океанская птица, обгоняя южный шторм. Обычно команда наслаждалась возможностью проверить яхту при свежем и сильном ветре, но многое изменилось за минувшие пять дней.

Ничто не радовало капитана – ни новые конструкции парусов, ни ветер, ни удачный такелаж, разработанный им для плавания под парусами. Трэвис мерил шагами палубу, как тигр в клетке, рыча на каждого, кто неосторожно попадался ему на глаза.

– Мы обгоним оставшуюся область тропического шторма раньше, чем дойдем до Лагуны, – сказал Диего.

Трэвис фыркнул.

– Новые паруса показали себя хорошо, – заметил Диего. – Только очень прочная и сделанная на совесть яхта способна выдержать такой сильный ветер.

Трэвис опять фыркнул.

– Вам не кажется, что команда быстро научилась работать с новым такелажем? – спросил Диего.

Трэвис фыркнул в третий раз.

– Ваша речь, мой капитан, оставляет желать лучшего.

Трэвис еле удержался, чтобы не фыркнуть снова. Наполненные ветром паруса подрагивали и стонали над головой. Нос судна с шипением разрезал волны. Наклон палубы и скрип такелажа свидетельствовали о том, что яхта справляется с задачей и уверенно бороздит неподвластную времени поверхность моря. Именно для этого ее и построили. Капитану абсолютно не к чему было придраться.

Тихо выругавшись, Трэвис пригладил разметавшиеся от ветра волосы и посмотрел в темные глаза своего первого помощника.

– Ребята поработали очень хорошо, – вяло пробормотал он.

– Они хотели бы услышать это от вас.

– Я что – капитан команды болельщиков?

Диего поморщился.

– Ладно, черт с ним, – проворчал Трэвис. – Я скажу им это вечером в кают-компании.

– Спасибо.

Трэвис почувствовал себя неловко.

– Не нужно меня благодарить, ребята и в самом деле неплохо поработали.

– Они бы не посмели работать хуже, поскольку считают, что наш капитан на взводе.

Губы Трэвиса растянулись в улыбке.

– Это плохо?

– С одной стороны, плохо, а с другой – хорошо. Мы проделали двухнедельный объем работы меньше, чем за пять дней и теперь возвращаемся в гавань, где нас ждут красивые женщины. Никто не выражает недовольства по этому поводу!

– Неужели прошло всего пять дней?

– Чуть меньше.

– А мне кажется, что больше пяти недель.

– Если в следующий раз вы возьмете с собой вашу рыжеволосую красавицу, время пробежит быстрее. Похоже, Юрген выигрывает пари.

– Что за пари?

– Кое-кто попытался угадать, что вывело вас равновесия и что способно вернуть вас в обычную колею.

– Размечтались!

– Вы меня поражаете, капитан, просто поражаете. У вас же на редкость спокойный характер. – Диего насмешливо улыбнулся. – Ребята гордятся, что плавают под командой такого капитана. Матросы бывают недовольны только в том случае, когда их самоотверженный труд не оценивается.

– Я знаю, что они чувствуют. – Трэвис подумал о Кэт, отказавшейся провести с ним несколько дней в море. Выходит так, что дни, которые они провели вместе на берегу, не значили… ничего.

И снова злость охватила его – такая же, как всякий раз, когда он думал о том, насколько сильно любит Кэт. Ее ответное чувство к нему было, по-видимому, гораздо слабее.

“Кэт, волшебница, поплывем со мной, всего лишь на два дня, до острова Каталины и назад. Удели два дня мне, себе, нам”, – вспомнил Трэвис свои слова.

Он никогда не предполагал, что способен упрашивать женщину составить ему компанию. Но все же умолял Кэт, а сейчас завершал свое плавание в одиночестве. Это крайне удручало его.

В следующий раз он не обратит внимания на отговорки Кэт, а сделает то, что следовало сделать еще пять дней назад. Обусловит их отношения самым надежным, предсказуемым и удобным способом – деньгами. И все сразу станет ясно и просто.

Трэвис задумался о том, какова же цена Кэт. Но не все ли равно? За деньги можно купить все.

* * *

Доктор Стоун внимательно просмотрела результаты последних анализов крови Кэт и вздохнула.

– У вас слишком низкий гемоглобин. Вы, конечно, выносливая женщина, но до сих пор не усвоили простой истины: всего вам сделать не дано.

Кэт поморщилась.

– Я не сумасшедшая и знаю, что не могу сделать всего.

– Боюсь, вы не реализуете свое знание на практике.

Кэт смутилась. Все пять дней, пока не было Трэвиса, она работала до изнеможения: ночами подбирала снимки для своей выставки в галерее “Свифт и сыновья”, сортировала слайды, пока глаза не начинали слезиться от усталости. Только тогда она ложилась спать. Но если сон не приходил, вставала и начинала заниматься нескончаемой бухгалтерией своего бизнеса.

Когда же наступал рассвет, Кэт смотрела из окна на океан и вспоминала… Она старалась не спрашивать себя, чем Трэвис отличается от других мужчин и почему так тоскует о нем даже ее тело. Смех Трэвиса преследовал ее бессонными ночами.

И с каждым новым рассветом Кэт снова и снова задавала себе мучительный вопрос: “Неужели он уплыл только потому, что не любит меня так же сильно, как я люблю его?”

Кэт повезло лишь в том, что Блэйк Эшкрофт оставил попытки затащить ее в постель. Кэт по-прежнему снимала для него солнечные закаты, но теперь они делала это одна. Сегодня вечером Эшкрофт собирался ненадолго зайти к ней и просмотреть отобранные для его книги слайды.

Ничего хорошего от этого визита Кэт не ждала. Хотя и сомневалась, что Эшкрофт снова начнет приставать. Этот поэт все-таки прагматик, поэтому должен был хорошо усвоить урок конструктора яхт.

Тем не менее Кэт очень хотелось, чтобы Эшкрофт просматривал слайды один, хотя и имел право требовать присутствия Кэт.

– Кэти! – доктор Стоун удивленно взглянула на пациентку.

– Да?

– Я спросила вас, принимаете ли вы новые витамины.

– Да.

– Но они не заменяют полноценного питания.

– Знаю.

– А сколько раз в день вы едите?

– У меня не хватает времени готовить.

– В Лагуне много хороших ресторанов.

– Это слишком дорого для меня.

– Нет времени готовить и нет денег, чтобы питаться вне дома. Тогда объясните, что же вы едите.

– Если утром ко мне приходит Джейсон, он готовит завтрак.

– И что же Джейсон готовит для вас?

– Какао и бутерброд с арахисовым маслом.

Доктор рассмеялась и покачала головой.

– Ну что ж, значит, ваш организм хорошо усваивает углеводы и жиры. Но вы могли бы научить Джейсона делать омлет.

– Я пыталась, но омлет так подгорел, что я с трудом проветрила дом. Кроме того, я привыкла к арахисовому маслу.

– А что вы едите на обед и ужин?

– Суп. Яйца. Сыр и печенье.

– Фрукты? Овощи?

– Я покупаю все, что мне понравится, когда добираюсь до магазина.

– Пожалуйста, следите за своим питанием с сегодняшнего дня и до следующего приема через неделю.

Кэт вздохнула. Чем сильнее она уставала, тем меньше ела. А чем меньше ела, тем сильнее и сильнее уставала.

Доктор Стоун вызвала медсестру и попросила сделать Кэт уколы витамина В и железа. Через сколько минут Кэт покинула кабинет, потирая бедро. Доктор оказалась права – уколы железа весьма болезненны.

По пути домой Кэт остановилась у фотоателье и забрала последнюю партию проявленной пленки. Большая часть слайдов на этой пленке были дубликатами тех, что находились в ее картотеке. Она уже давно не рассылала оригиналы своих слайдов по всей стране в различные фотоагентства. Обычно они отказывались принимать дубликаты, но для нее делали исключение.

Кэт положила картонный ящик, заполненный коробочками со слайдами, в машину и уныло подумала, что ей предстоит сортировать, подписывать, систематизировать и рассылать все это в различные агентства. Эта часть фотобизнеса ей совсем не нравилась, но реклама была очень важна для ее профессиональной карьеры.

Заезжая в гараж, Кэт услышала телефонный звонок и сразу, вспомнила, что, уходя, не включила автоответчик. Она быстро вошла в дом.

– Алло, – запыхавшись, проговорила она.

– Ты опять забыла включить автоответчик, Кохран!

Разочарование, охватившее ее, сменилось отчаянием. Она призналась себе, что мечтала услышать голос Трэвиса.

Однако, овладев собой, Кэт бодро отозвалась:

– Привет, Харрингтон! Хочешь снова стать моим ангелом-хранителем? – Только он обладал даром находить ей высокооплачиваемую работу.

– Стараюсь. Мне было бы куда легче, если бы удавалось беседовать с тобой время от времени. Клянусь Богом, я подарю тебе пейджер на Рождество или еще раньше. Сообщаю: в “Энергетикс” перестали отвечать на мои звонки. Говорят, они переживают финансовый кризис.

Кэт чуть не взвыла. Этот чек необходим ей как воздух!

– Но они не имеют права так поступать!

– Я сообщил им то же самое в заказном письме, упомянув о фининспекторах, адвокатах, о подаче исков по контрактам в суд и о других неприятных вещах.

Кэт тяжело вздохнула. У нее не было ни времени, ни денег для участия в судебном процессе.

– Неужели все так плохо? – спросила она.

– Позволь мне подать иск, Кохран. Я устал от этих скупых ослов.

Кэт, беспредельно доверявшая Родни Харрингтону, поняла: если он говорит, что необходимо предъявить иск, значит, придется раздобыть денег, чтобы заплатить адвокатам.

– Сколько тебе нужно и когда? – спросила Кэт.

– Сколько чего?

– Денег. Ведь все это обойдется весьма недешево.

– Сейчас пока ничего не нужно. Но если дело примет серьезный оборот, то потребуется от трех до пяти тысяч долларов.

– От трех до пяти!

– Считай это инвестицией. Уверен, мы вытрясем все эти деньги до цента из их толстой шкуры и даже больше – за нанесенный нам ущерб. Но надеюсь, до этого не дойдет. Обычно проклятые воротилы выкладывают денежки, когда напускаешь на них адвоката, особенно если при этом ты держишь их за яйца. А именно за них мы и держим “Энергетикс”.

– Так нажмем, – глухо сказала Кэт. – Мне нужны эти деньги. Предпоследняя оплата за обучение близнецов уже близко. И моя мамочка…

Она запнулась, не желая осуждать самую дорогую и самую непрактичную женщину на свете. Миссис Кохран до сих пор считала чеки мистической формой денег, не имеющей никакого отношения к долларам и здравому смыслу.

– Ладно, ты же знаешь мою мамочку, – промолвила наконец. Кэт.

– Красивая дама, – отозвался Харрингтон. – Настоящая леди, сохранившая верность старым традициям. Она так никогда ничего и не узнает про балансовый отчет, если только тот не подойдет и не представится.

– Январь, – произнесла Кэт свое кодовое слово, означавшее для нее свободу.

– Я выпью за это.

Кэт улыбнулась. Только Харрингтон понимал, в каком она трудном положении. И именно он познакомил мамочку с тем, кто станет ее мужем. Это было самым главным, что Харрингтон сделал для Кэт.

– У меня есть и хорошие новости, – сказал Харрингтон. – Во всяком случае, они могут стать хорошими.

– Ну?

– Помнишь, я недавно звонил тебе по поводу парня, который организовал кампанию по пропаганде ласкающих взор красот?

– Нет. Что-нибудь стоящее?

– Он заплатит пятнадцать тысяч долларов за каждый снимок, который использует в своей рекламной кампании. Из всех снимков будут отобраны пять самых лучших.

– А что ему надо – берег, цветы, холмы, женщины?

– Ему нужно что-нибудь привлекательное, Кохран. Все, что у тебя есть из тех снимков, которые хорошо подходят для дурацких поздравительных или почтовых открыток. Ему нужны такие фотографии, чтобы люди говорили: “О-о-о, ну разве это не прелестно?” Конечно, это не твой стиль, но у тебя же наверняка припрятано несколько небольших миленьких слайдов в твоих коробочках.

– Да, у меня куча коробок со слайдами, – согласилась Кэт. – Но на красоты сейчас большой спрос, они нравятся фотобанкам и прочим. Как и поэзия Эшкрофта.

Харрингтон рассмеялся.

– Как ведет себя осьминог? Вариант с герпесом сработал?

– Нет. Он попытался использовать силу. Но все кончилось хорошо, Родни. Поблизости случайно оказался Трэвис. Он отрубил большую часть рук Эйкрофта, а оставшиеся завязал узлом.

– Трэвис? Ти Эйч Дэнверс?

– Он самый. В нем есть рыцарство и сила, чтобы совершать благородные поступки. С тех пор как Эшкрофт встретил Трэвиса, он ведет себя очень хорошо.

– Рыцарство? – удивился Харрингтон. – Кохран, мы говорим о Ти Эйч Дэнверсе, конструкторе яхт? Рост примерно метр девяносто, странный цвет глаз, суровое лицо и нрав злой, как у цепного пса?

– Суровое лицо? – усомнилась Кэт, не подозревая, как смягчился ее голос, когда она вспомнила Трэвиса. – Злой нрав? Должно быть, мы говорим о разных мужчинах.

– Кэти!

Кэт поразило, что Харрингтон назвал ее по имени. Прежде это было только один раз, когда он узнал, что во время кораблекрушения погиб его брат, и Кэт успокаивала его.

– Ты слушаешь? – тихо спросил он.

– Да.

– Я не задумываясь отдал бы свою жизнь за Трэвиса и не пожалел бы об этом. То же самое он сделал бы для меня. Трэвис – неповторимый и яркий человек. И настоящий друг, с которым можно распить бутылку, встретить опасность или поговорить темной ночью по душам… Но, Кэти… Этот человек – просто погибель для женщин.

– О чем ты? – Кэт догадывалась, что скажет ей Харрингтон.

– Как только женщины влюбляются в него, Трэвис поднимает паруса и уходит в море. Нечто похожее, думаю, произошло у него и с бывшей женой.

– Да, он рассказывал мне.

– Рассказывал? – изумился Харрингтон. – Тогда ты – единственный человек, не считая Тины, который знает об этом. Трэвис никогда не говорил мне ничего, кроме того, что разведен. А, черт возьми, ты уже взрослая женщина. Но будь осторожна. Дэнверс как большая штормовая волна на острове Оаху – она чертовски прекрасна, пока не настигнет тебя. Я слишком дорожу тобой, и мне неохота собирать тебя по кусочкам после того, как волна отхлынет в море.

– Понимаю, но я хорошо плаваю, ангел, помнишь? И все же спасибо тебе. Я тоже очень дорожу тобой, – весело добавила Кэт.

– Пришли открыточки и включи автоответчик. И еще, Кохран…

– Да?

– Береги себя.

Харрингтон положил трубку, а Кэт молча уставилась на телефон.

“Как только женщины влюбляются в него, Трэвис поднимает паруса и уходит в море”.

Может, это и есть ответ на самый мучительный вопрос, беспокоивший ее на рассвете. Да, Кэт не сомневалась, что увлеклась Трэвисом, как волной прибоя. Теперь эта волна будет крутить и швырять ее, пока от Кэт не останется ничего, кроме морской пены.

Но почему-то Кэт казалось, что Трэвис качается на гребне волны вместе с ней.

…Она закрыла глаза, досадуя, что так отчаянно скучает по Трэвису. Это совершенно бесполезно. Богатые мужчины не видят никого, кроме себя. Очевидно, придется усвоить это.

И все же большая черная яхта Трэвиса вставала перед мысленным взором Кэт, прекрасная, как и воспоминание о прикосновении этого мужчины. Она не верила, что человек, создающий такую неистовую красоту, может хоть чем-то напоминать ее бывшего мужа.

Кэт подошла к своему столу и достала коробки с надписями: “Оплатить”; “Выставить счет”; “Ерунда”. Потом начала складывать цифры с помощью калькулятора. Она проработала несколько часов, подписывая чеки, откладывая некоторые счета в сторону и пытаясь свести баланс расходов с доходами.

Но как бы Кэт ни манипулировала цифрами, она все равно оказывалась в убытке.

Потерев затекшую шею, Кэт всерьез задумалась: не заняться ли групповыми портретами, съемками рукопожатий улыбающихся политиков, рекламными брошюрами и всем прочим, что помогло бы наскрести сумму, достаточную для выживания.

Испытывая отвращение к тому, что задумала, Кэт понимала: выбора нет. Ей необходимо продержаться, пока она не получит чек от “Энергетикс” или аванс от Дэнверса.

Но сейчас и то и другое было неосуществимо. Кэт решительно набрала номер.

– Привет, Дэйв. Это Кэтрин Кохран. Ты все еще завален свадьбами, праздниками, групповыми портретами и другой подобной работой?

Глава 13

Кэт встала и потянулась. Все счета теперь лежали в своих ящичках. За утро она сделала эту работу, выполнила несколько пустяковых заказов от компании Дэйва “Воспоминания жизни” и сходила к врачу. Теперь у нее болело бедро после уколов железа.

Кэт устала, страшно устала, но не обращала на это внимания, слишком хорошо усвоив, что цена свободы – изнурительная работа.

Рано или поздно чеки всегда приходили.

Вздохнув, Кэт села за пишущую машинку, придвинула к себе ящичек с надписью “Мои должники” и принялась за письма с напоминаниями о долгах. Такие письма она писала раз в две недели. После этого ей нужно было позвонить в фирму, занимающуюся печатью цветных изображений со слайдов, и узнать, готова ли первая партия фотографий для выставки в Лос-Анджелесе.

Если все готово, она заберет эти фотографии, предварительно проверив их качество. Если качество ей не понравится, придется потратить время на споры относительно правильной передачи цвета. Если же фотографии окажутся хорошими, она расплатится за них своей кредитной карточкой при условии, что счет не превысит оставшейся там суммы.

Потом придется отнести эти фотографии к оформителям и потратить еще больше времени и денег, подбирая подходящие сочетания подложек и рамок.

Подсознательно она надеялась, что фотографии еще не готовы, но вместе с тем понимала, что обязана успеть привести все в надлежащий вид для выставки “Свифт и сыновья”. Поэтому гораздо лучше, если фотографии уже отпечатаны.

Кэт с тоской подумала, что хорошо бы немного вздремнуть. Чтобы прилечь, нужно только снять ящички со слайдами с низенького диванчика и освободить для себя место. Тогда она лежала бы под открытыми окнами и слушала шум прибоя.

Сегодня он был очень сильным, почти завораживающим. Южный шторм обрушился на полуостров Нижняя Калифорния, тропические облака и трехметровые волны достигали и побережья Лагуны-Бич.

Но все-таки Кэт устояла перед искушением растянуться на диване. Она и так с трудом засыпала вечером, даже если не дремала днем.

Кроме того, работа отвлекала ее от мыслей о “Дэнверсе – погибели женщин”.

Бросив еще один взгляд на диван, Кэт потянулась за листком бумаги, вставила его в пишущую машинку и начала печатать еще одно письмо очередному “уважаемому господину”, который до сих пор не удосужился заплатить ей.

Только в пять часов она вспомнила об обеде. Зная, что доктор Стоун неодобрительно относится к арахисовому маслу и печенью, Кэт поднялась в кухню. Заглянув в холодильник, она решила сделать омлет с сыром, но съела его без всякого аппетита.

Наводя порядок в кухне, Кэт старалась не прислушиваться, звонит ли телефон. В паузах между мощными ударами прибоя стояла полная тишина. Сегодня мерный гул прибоя не успокаивал ее. Она напряженно ждала телефонного звонка и боялась визита надутого поэта.

– Мне нужно хорошенько прогреться в ванне, – сказала себе Кэт, чтобы нарушить зловещую тишину, не внушавшую ей беспокойства до появления Трэвиса. – Ванна для меня – лекарство, а не пустая трата времени. Необходимо или принять, расслабляющую ванну, или выпить стакан вина. А может, сделать и то и другое. Пожалуй, сделаю и то и другое.

Да, чтобы успешно справиться с “Наследным принцем слащавости”, нужно быть в лучшей форме, чем сейчас. И уж конечно, нельзя прислушиваться к телефону и вытягивать шею в надежде увидеть “Повелительницу ветров”, летящую по вечернему морю.

– Но прежде чем я заставлю себя отказаться от этого, я перестану дышать, – горько заметила Кэт.

Шум воды в ванной заглушал грохот прибоя. Кэт наслаждением погрузилась в воду. Потом долго сушила волосы, спадавшие каштановыми волнами на спину. Внезапно она отложила расческу, взглянула в зеркало и увидела свое бледное лицо.

– Я похожа на бродячую кошку, подобранную на улице.

Она быстро закрутила волосы в узел на макушке и закрепила их черным деревянным гребнем. Надев все черное – белье, брюки и водолазку, Кэт снова взглянула в зеркало и с мрачным удовлетворением кивнула. Никто не назовет ее наряд привлекательным, даже самовлюбленный Эшкрофт.

В дверь трижды позвонили. Приехал “Наследный принц слащавости”. Кэт быстро надела черные туфли и пошла открывать.

– Кто-то умер? – спросил он.

– Судя по твоему вопросу, тебе нравятся женщины в розовых оборках.

Эшкрофт последовал за Кэт вниз по винтовой лестнице. Она щелкнула выключателями, и единственным источником света в комнате осталась подсветка стола.

– А где мальчик-любовник? – Эшкрофт осмотрелся.

– В морозилке вместе с другими продуктами, у меня просто нет времени его съесть.

Поэт вздрогнул.

– Не понимаю твоих шуток.

– С этим нет никаких проблем. Пока ты держишь руки далеко от меня, тебе не угрожает закончить жизнь рядом с мясным фаршем.

Эшкрофт пожал плечами.

– Ты много потеряешь, крошка.

– Я переживу это. Вот.

Кэт передала ему фотографическое увеличительное стекло в виде усеченного конуса высотой около десяти сантиметров. Его нижнее основание было шире окуляра с увеличительной линзой.

– Что это такое? – спросил Эшкрофт.

– С помощью этой штуки просматривают слайды.

– А как насчет экрана и диапроектора?

– Свет проектора выделяет слишком много тепла и от него блекнут краски эмульсии. Фотография, напечатанная с такого слайда, будет размытой.

Эшкрофт с сомнением посмотрел на увеличительное стекло.

– Где здесь верх?

– Смотри.

Кэт вытащила из ящичка слайд и положила на яркую белую поверхность, взяла увеличительное устройство и поставила его широким концом на пластмассу, накрыв пленку.

– Смотри вот сюда. Если тебе понравится, положи слайд в правый лоток, если нет, то в левый.

– Все же думаю, что с проектором это легче и быстрее.

– Твоя книга, тебе и выбирать. Сейчас установлю проектор и подготовлю несколько слайдов.

– Хорошо, хорошо. Пока я воспользуюсь твоим способом. – Эшкрофт, наклонившись над столом, заметил, что Кэт направилась к выходу, – Ты куда?

– Приготовить чашечку чая.

– Приготовь и для меня.

– Только тебе придется пить чай наверху. Я никогда не ставлю пищу и напитки на этот стол.

– Тогда не надо.

С чувством облегчения Кэт закрыла дверь и поспешила на кухню. Налив себе чашку чая, она вышла на свой настил-палубу. Один конец палубы был закреплен на скале, а другой выдавался над крутым склоном утеса. В десяти метрах под настилом буйствовал и ревел прибой, разбиваясь о невидимые в темноте скалы.

В углу внутреннего дворика начиналась бетонная лестница, спускающаяся к берегу. Во время редких штормов, приходивших с юга, ее ступеньки заливали огромные волны. Но лестница строилась в расчете именно на такие штормы, по ее обеим сторонам тянулись металлические перила толщиной в руку.

В трех метрах от берега эти перила, выгнутые и скрученные, напоминали о том, что океан не только прекрасен, но и могуч.

Сейчас уже успокоившееся море заливал таинственный лунный свет. Кэт с тоской посмотрела на ступеньки, ведущие к берегу. По тихим звукам прибоя она поняла, что волны ушли вместе с отливом. В это время берег, широкий и пустынный, особенно манит тех, кто хочет ощутить мягкий поцелуй пены.

Кэт сняла туфли, закатала брюки до колен и спустилась к морю. Мокрый песок был плотным и темным. Под ступнями Кэт проступала вода, но через несколько секунд песок снова впитывал влагу.

Остановившись у самой кромки воды, Кэт уставилась туманным взглядом в ночь и вспомнила, как замечательно плыть по серебристой лунной дорожке, ведь Трэвис сейчас где-то там, в море, и его сильные руки сжимают штурвал огромного черного судна.

“Думает ли он обо мне, глядя на волны?”

Рядом вздыхало море, дул легкий прохладный ветерок, но Кэт почти ничего не замечала. Кэт так мечтала увидеть Трэвиса, что, сели бы пошел кислотный дождь, она не заметила бы и его. Слишком сильной была боль потери.

Завороженная лунным светом и ночью, Кэт размышляла о Трэвисе, но внезапно почувствовала, что замерзла.

Она быстро поднялась по ступенькам.

– Где ты была, черт возьми? – набросился на нее Эшкрофт, как только она поднялась на палубу. – Я тебя обыскался.

– Здесь.

Кэт сполоснула ноги под водопроводным кран и, взглянув на раздраженного поэта, догадалась, что слайды ему не понравились. А ведь она надеялась получить от него деньги после того, как он одобрит ее работу.

– Ты закончил? – спросила Кэт.

– Я видел достаточно. Мне они не понравились.

Кэт вошла в дом. Поэт последовал за ней. Открыв дверь мастерской, Кэт поняла, что ее постигла беда.

В лотке, куда Эшкрофт должен был складывать понравившиеся ему снимки, лежало всего два слайда. Два из двухсот, сделанных ею по контракту! А вот в лотке для отвергнутых слайдов их было много. Однако большинство коробочек он даже не открыл.

Кэт не особенно расстроило и удивило то, что поэту не понравились ее снимки. Ведь и ей не нравилась его поэзия.

К несчастью, она нуждалась в деньгах. Как настоящий профессионал, Кэт могла бы сделать то, что нужно Эшкрофту, если бы он объяснил ей, чего хочет.

– Послушай, – быстро начал Эшкрофт. – Все это не имеет никакого отношения к тому, что было несколько дней назад. Здесь нет ничего личного. Черт возьми, даже если бы ты переспала со мной, мне все равно не понравились бы эти изображения!

Кэт, внимательно наблюдая за ним, заметила, что он смущен и расстроен. Поэт не врал. Ему действительно не понравилась ее работа.

– Детка, я говорю правду: это не имеет ничего общего с сексом!

– Верю.

Кэт отвернулась от Эшкрофта к столу и наклонилась над увеличительным устройством, начав с двух слайдов, одобренных Эшкрофтом.

На первом был запечатлен вид разбивающейся волны сбоку. Голубовато-зеленые оттенки постепенно сменялись кремовой пеной. Если сильно не придираться освещение нормальное. Изображение сделало все ясным с первого взгляда.

Картина, запечатленная на этом технически безупречном слайде, была, впрочем, довольно поверхностной. Про такие картинки обычно говорят: “Прелест-но!”.

На втором слайде Джейсон строил зубчатый замок из песка. Он улыбался, его щеки и губы разрумянились, голубые глаза светились, а рыжие волосы разметал ветер. Джейсон, милый и прелестный, казался идеальным ребенком.

Этот слайд, также безупречный с технической точки зрения, с прекрасным светом, фокусом и композицией, однако, не приковывал к себе внимания. Взглянув на него раз, не хотелось возвращаться. Картине недоставало сложности.

Другой снимок Джейсона нравился Кэт гораздо больше. На этом снимке мальчик стоял у кромки моря, держа перед собой сложенные лодочкой ладошки, и наблюдал, как вода сквозь пальцы стекает в море. Вид у него был сосредоточенный. Боковое освещение подчеркивало круглые щечки, в глазах светился незаурядный ум. На этом кадре Кэт запечатлела момент, предвещающий превращение ребенка в мужчину.

Этот снимок приковывал взгляд, его стоило внимательно рассмотреть, но он не был “прелест-ным”.

Кэт перешла к пяти снимкам, случайно взятым ею из тех, что отверг Эшкрофт. На первом слайде крупным планом была запечатлена ракушка, лежащая на гладком, отутюженном волнами песке и освещаемая заходящим солнцем. Тонкая ниточка морской пены блестела на снимке неровной извилистой диагональю. Она проходила по сырому песку над ракушкой, как прозрачный отблеск откатившейся волны. Спиральное тело старой и невзрачной раковины носило следы непрестанного воздействия волн и приобрело матовый молочный цвет вместо былого блестящего радужного.

Чистота линии пены и красок, чувственность в контрасте поверхностей, ощущение времени, завершенность и умиротворенность взволновали Кэт. Этот снимок тоже не был “прелест-ным”. Такая раковина никогда не закончит свой путь в туристическом магазине среди ярких пластмассовых рыбок и пляжных принадлежностей.

На третьем слайде Кэт запечатлела момент, когда на скалу обрушивается волна. Этот снимок она сделала перед закатом, на фоне расплавленного неба, и специально недодержала. Поэтому волна и брызги приобрели цвет жидкого золота, а скала вырастала из моря черным драконом. На этом снимке таинственность и сила, огонь и мрак, темнота и свет подчеркивали и дополняли друг друга.

Нет, и это совсем не “прелест-но”.

Из-за этой картины Кэт чуть не лишилась фотооборудования. И конечно, лишилась бы всего, если бы высокий незнакомец не снял ее со спины дракона и не отнес на берег.

“Трэвис, – горько подумала она. – Всегда Трэвис – я не могу вздохнуть, чтобы не вспомнить о нем, и куда бы ни посмотрела, повсюду он. Все напоминает о нем”.

Она обернулась к Эшкрофту, похожему сейчас на снятое молоко.

– Думаю, я догадалась, почему тебе не понравились слайды, но хотелось бы услышать это от тебя. Тогда исключится возможность ошибки.

Эшкрофт пожал плечами.

– Не знаю, как объяснить это, крошка. Твои картины такие же холодные и пустые, как и ты сама.

* * *

Кэт стояла у стола, освещенная снизу. Она неподвижно смотрела на отвергнутые Эшкрофтом слайды, разложенные колонками на столе с подсветкой. От долгого напряжения в глазах у нее замелькали тени.

Крошечные цветные квадратики блестели, как драгоценные камни… голубые и зеленые, черные как смоль и кремовые.

Она уже не находила в своих слайдах ни привлекательности, ни красоты.

“Твои картины такие же холодные и пустые, как и ты сама”.

Теперь не приходилось гадать, почему Трэвис ушел в море, оставив ее одну. Очевидно, она неспособна доставить ему такое удовольствие, которое он подарил ей.

Холодная и пустая.

Жар страсти не распространялся за пределы ее тела. Холодная.

Золотая тень умиротворяющего наслаждения сверкала только в ее мечтах и душе. Пустая.

Кэт сжала кулаки, стараясь не заплакать от сознания собственной никчемности. Она даже не почувствовала, как ее ногти впились в ладони. Женщина не испытывала ничего, кроме горького понимания своей пустоты.

Но что-то подсказало ей, что она не одна в комнате. Кэт уловила за спиной чье-то осторожное дыхание.

“Будь ты проклят, Эшкрофт, – с ненавистью подумала она. – Что еще ты мне можешь сказать?”

Несмотря на раздражение, Кэт попыталась угадать, зачем вернулся поэт. Перед уходом он согласился, чтобы Кэт попытала счастья еще раз. Если Эшкрофт вернулся, значит, изменил свое решение. Боже, а ведь ей позарез нужны его деньги!

Тихо вздохнув, она повернулась и увидела Трэвиса, одетого во все черное, как и она сама. Он почти сливался с тускло освещенной комнатой.

– Трэвис!

Кэт едва узнала свой голос, такой же холодный чужой и далекий, как ореол вокруг луны. Этот голос предназначался для Эшкрофта, а не для Трэвиса, но она больше ничего не сказала, потому что лишилась сил. Слишком много произошло неприятных событий, и Кэт боялась даже верить в то, что Трэвис вернулся. А на сколько? На ночь? На час? На минуту?

Впрочем, это не имело значения. Ведь жизнь довольно длинная, а Трэвис не хотел соединять с ней свою жизнь.

– Я стучал, но никто не ответил, – сказал Трэвис. – Дверь была открыта, и я вошёл. – Он внимательно посмотрел на Кэт. – Что случилось?

Кэт закрыла глаза. Она снова слышала его голос, видела Трэвиса совсем рядом с собой, могла дотронуться до него, но при этом он был слишком далеко…

Холодная и пустая.

– Кэт? – нежно начал он. Трэвис постоянно представлял себе, как вернется в Лагуну, но никак не думал увидеть такое отчужденное, хрупкое и измученное создание. – Ты очень бледна, с тобой все в порядке?

– Сегодня у меня был длинный день, только всего, – беззаботно ответила Кэт.

Трэвис стоял здесь, в комнате, как будто ничего не произошло и не было этих кошмарных пяти дней.

– Просто длинный день, – повторила Кэт. Еще один в длинной череде. А каждый следующий становится все длиннее и длиннее.

Она с трудом отвела взгляд от глаз Трэвиса, голубовато-зеленых, страстных и загадочных, как ночное море. Кэт начала аккуратно собирать разложенные на столе колонки слайдов, не понравившихся Эшкрофту.

Трэвис инстинктивно протянул к Кэт руку, но потом опустил ее. Он злился на Кэт и переживал за нее. Она отказалась уплыть с ним, и сейчас Трэвис все еще не понимал, зачем снова вернулся к ней. Он знал лишь одно – у него нет другого выбора.

Это открытие беспокоило его и приводило в бешенство. Но ничто не могло убить желание Трэвиса снова увидеть Кэт. Поэтому он и вернулся к ней, поступив так, как никогда не поступал ни с одной другой женщиной.

А Кэт и с места не двинулась навстречу ему. Она ведет себя так, словно не видела его пять минут, а не целых пять дней.

Трэвис все пять дней гадал, сильно ли скучает по нему Кэт, и теперь наконец узнал это. Но то, что он увидел, не понравилось ему еще больше.

– Как твое путешествие? – спросила Кэт.

– Одинокое.

Это безжалостное слово прозвучало как пощечина. Руки у Кэт задрожали, и слайды рассыпались.

– Черт возьми! – вспылила она. – Но ты же сам бросил меня!

Трэвис пересек комнату и положил руки ей на плечи. Крепкие руки. Теплые. Знакомые; Кэт не могла унять дрожь.

– Посмотри на меня, – попросил Трэвис. Она опустила голову и неподвижно застыла. Трэвис растерялся, не понимая, почему она сердится. Ведь Кэт сама пренебрегла его просьбами, будто они – и он тоже – ничего для нее не значили. И все же, несмотря на это, разочарование и злость, кипевшие в душе Трэвиса, постепенно стихали. Аромат Кэт был таким же теплым и знакомым для него, как и рассвет, ее обаяние пленяло и очаровывало его.

В этот момент Трэвис с ненавистью подумал, что это Кэт сделала его беззащитным и ранимым. Но через мгновение он нежно прикоснулся к ней.

– Я скучал по тебе, очень сильно скучал.

– Ты уехал и скучал по своей воле.

– Я хотел, чтобы ты поехала со мной.

Кэт с трудом заставила себя посмотреть в его голубовато-зеленые глаза, сверкающие, как драгоценные камни. В них кипела злость.

– Ты не так уж хотел этого, иначе подождал бы меня. – Кэт освободилась из рук Трэвиса и снова повернулась к столу. – Но благодарю за приглашение. – Она машинально собирала слайды. – По крайней мере оно позволило мне почувствовать себя еще не совсем пропащей девкой.

Услышав тяжелый вздох Трэвиса, Кэт почти пожалела о своих словах. Почти.

Но они все-таки были правдой.

– Ты ведешь себя так, будто тебя бросили, – горько заметил Трэвис.

– А разве нет?

– Но мне пришлось уехать!

– Прекрасно. Но почему, уезжая, ты поступил так жестоко? – Кэт собирала слайды трясущимися руками.

– Жестоко? Я не…

– Разве не жестоко оставить меня одну в твоей кровати? Мне было очень тяжело идти одной к себе домой, когда все напоминало о тебе. Я прочувствовала каждый шаг той дорожки, по которой ты ушел. Ты так легко оставил меня, совершенно не задумываясь о том, каких невероятных усилий стоило мне отказаться от твоего предложения.

– Стоило тебе? Тебе?

Трэвис порывисто повернул Кэт лицом к себе. Слайды выпали у нее из рук и стали, порхая, опускаться на пол, как пестрые бабочки. Она вскрикнула и потянулась к ним, но руки Трэвиса крепко держали ее.

– Мои слайды!

– К черту слайды!

– Но они не задублированы! Если слайды испортится, мне нечем заменить их.

Но вспомнив слова Эшкрофта – “холодные и пустые”, Кэт почти повисла на руках Трэвиса.

– Хотя это теперь не имеет значения, Эшкрофту не подошли эти слайды, они такие же холодные и пустые, как и я.

Она посмотрела на Трэвиса ясным взглядом серебристых глаз.

– Ведь ты поэтому и уехал, не так ли? Я не стою того, чтобы со мной оставаться.

Потрясенный ее словами, Трэвис потерял дар речи. Он провел кончиками пальцев по лицу Кэт так, будто не мог поверить ее словам. Она почти не реагировала на его прикосновение. Тени под ее глазами стали глубже, глаза были холодны, как зима. Она казалась и хрупкой, и необычайно сильной – настоящая ведьма, застигнутая в момент слабости.

– Мы поговорим после того, как соберем и сложим слайды, – сказал Трэвис. – Сейчас нам с тобой не хватает здравого смысла.

Он начал собирать слайды, чувствуя, что Кэт наблюдает за ним, совершенно озадаченная.

– Куда класть слайды? – спросил он.

– На стол с подсветкой.

Кэт подняла упавшие слайды, разложила их на столе и тут увидела, что Трэвис рассматривает те, что отверг Эшкрофт. В отличие от поэта он сам догадался, как пользоваться увеличительным устройством.

Кэт хотелось выхватить у Трэвиса слайды и спрятать, хотя она привыкла к критике, всегда сопровождающей деятельность профессионального фотографа. Она знала, что вкусы влияют на оценку художественного и технического исполнения снимка.

Но едва Кэт увидела, что Трэвис рассматривает слайды, ей захотелось заползти в темный угол и надеть шапку-невидимку.

Если Трэвису не понравится ее работа, то прости-прощай профессиональная гордость. “Повелительница ветров” часть его души, но и эти слайды не менее дороги ей. И если они покажутся ему холодными и пустыми… Не отрывая взгляда от подсвеченного стола, Трэвис взял руку Кэт и потерся об нее бородой. Он не выпускал ее руки, передвигая увеличительное устройство со слайда на слайд и внимательно рассматривая их.

В этот момент для Трэвиса исчезло все, кроме слайдов, запечатлевших такие умные, сложные и страстные картины, как и сама женщина, стоящая рядом с ним….

Выпрямившись, он посмотрел на Кэт так, как будто видел ее первый раз. Точно так же и она взирала на него, когда впервые узнала, что это он сконструировал судно, плывущее навстречу солнцу. Трэвис поцеловал ладонь Кэт.

– Замечательные снимки!

Она с облегчением вздохнула.

– А Эшкрофт заявил, что они такие же холодные и пустые, как и я.

– Художественный вкус Эшкрофта оставляет желать лучшего.

– Но он – босс, и мне предстоит заново отснять для него кучу фотографий – скучных, поверхностных и “прелест-ных”.

– “Прелестные” картиночки для “прелестных” мальчиков, не так ли?

Кэт кивнула и заглянула в глаза Трэвису.

– Я очень рада, что на тебя слайды произвели другое впечатление.

– Ты видишь необычный мир, – тихо сказал он. – Там обнажена сама суть вещей. Цвет раскрывает и помогает понять ее. Твои картины так же продуманны, изящны и сильны, как и хороший корпус гоночной яхты.

Трэвис коснулся одного из слайдов. Кэт сделала этот снимок в тот день, когда познакомилась с Трэвисом.

– Неудивительно, что мне пришлось стаскивать тебя оттуда. – Трэвис улыбнулся. – Если бы я увидел дракона и золото, скрытых в камнях и брызгах, то тоже забыл бы о приливе. – Он поцеловал ей руку. – Спасибо тебе за то, что поделилась со мной своим миром, Кэт. Он такой же, как и ты, – чистый и яркий, излучает жизнь даже в самых темных своих сторонах.

Кэт, заливаясь слезами, обвила руками шею Трэвиса и крепко прижалась к нему. Она скучала о нем даже больше, чем предполагала, и только сейчас поняла это. Она скучала о нем с самого рождения.

Трэвис, медленно покачивая, обнимал Кэт. Он целовал ее виски, веки и ресницы и повторял ее имя. Тепло, которое он дарил Кэт, сторицей возвращалось к нему, облегчая ощущение пустоты, так давно не покидавшее его.

За пять пустых дней Трэвис кое-что понял. На этот раз он не позволит желанию возобладать над разумом и поставит их отношения на практичную основу. У него есть деньги, а ей они очень нужны. Они с Кэт созданы друг для друга. Он должен убедить ее назвать свою цену. Как только она согласится, не будет больше ни пустых дней, ни тоскливых ночей. Все станет понятным, надежным, предсказуемым и безопасным.

И все же, когда Трэвис подумал о необходимости узнать ее цену, ему стало не по себе. Часть души, которая, как он считал, умерла вместе с его не родившимся ребенком, не хотела навешивать на Кэт ярлык с ценой.

И это испугало Трэвиса.

“Мы скоро уладим этот вопрос, – поклялся он себе. – Сегодня же вечером”.

Глава 14

Трэвис выключил подсветку стола и притянул к себе Кэт.

– Собери самое необходимое для однодневной поездки, – сказал он, медленно целуя ее в губы. – Сегодня вечером мы отправимся на “Повелительницу ветров”. И не спорь со мной, колдунья. Я теперь твой босс, как и Эшкрофт.

Кэт испуганно посмотрела на него.

– Что ты имеешь в виду?

– Все очень просто – теперь ты делаешь иллюстрации для моей книги и не вздумай возражать. Так что бери свои фотоаппараты и все, что тебе нужно. – Трэвис прикоснулся к губам Кэт. – Принеси свою теплоту и огонь. Без тебя так ужасно холодно!

Кэт быстро собрала все необходимое в маленькую сумку. А вот с фотооборудованием пришлось повозиться, да и занимало оно много места.

Трэвис покачал головой, увидев Кэт с пятью громоздкими сумками на плечах и в руках.

– Да-а, твоим фотооборудованием можно заполнить целый грузовик. Давай я заберу у тебя все это. Удивительно, как ты выдерживаешь такой груз.

– Я готова нанять носильщика. Не хочешь подработать?

Трэвис быстро поднял ее на руки.

– Нести надо не меня, – засмеялась Кэт, – а фотоаппараты.

– Ты понесешь фотоаппараты, а я – тебя.

И Трэвис направился к двери.

– Подожди! – воскликнула Кэт. – Я забыла включить автоответчик. Харрингтон будет…

– Включай. Он постоянно ворчит, что со мной невозможно связаться. Так что выполняй его просьбы, пока я не увезу тебя на край земли, где нет никаких телефонов.

Мысль о свободе, Трэвисе и море вдохновила Кэт, но она вздохнула и пошла включать автоответчик. Такие мечты хороши для детей, а она давно уже не ребенок.

Взяв сумки с фотооборудованием, Трэвис вышел из дому вслед за Кэт, подождал, пока она закроет входную дверь, и направился по дорожке к лестнице, ведущей на улицу.

– Может, возьмем мою машину? – спросила Кэт.

– Все уместится и в моей.

– В багажнике моего автомобиля есть дополнительное оборудование, которым я обычно не пользуюсь, но оно может понадобиться. Это рефлекторы и треноги, светильники, рабочая одежда, туристические ботинки и другие мелочи.

Кэт засмеялась, увидев изумленное лицо Трэвиса.

– А еще я храню там свою волшебную метлу. Ты догадался об этом?

– Да, я все время думаю, где же ты ее прячешь. – Трэвис поднял тяжелую дверь гаража. – Выезжай, я закрою за тобой.

С легкостью, не оставлявшей сомнений в солидной практике, Кэт выехала на маленькой “тойоте” из гаража на улицу. Трэвис опустил дверь, защелкнул навесной замок и широкими шагами пошел к машине, освещаемый лунным светом.

Глядя на Трэвиса, Кэт думала о том, как бы запечатлеть на пленку его природную грацию и незаурядный ум. Какое для этого нужно освещение – боковое или нижнее?

– Просыпайся! – Трэвис открыл для нее двери и положил вещи на заднее сиденье.

– Я не сплю, – рассеянно ответила Кэт, мысленно сопоставляя различные ракурсы и освещение.

– Докажи.

– Я размышляла, как тебя снимать – в боковом свете или при освещении снизу. Хотя, возможно, следует сделать крупный план.

Подождав, пока Кэт вырулит на прибрежное шоссе и повернет к Мысу Дана, Трэвис сказал:

– Я не думал, что придется пробыть в море так долго. Такелаж “Повелительницы ветров” совсем новый – не только канаты, но и паруса тоже. Я сейчас экспериментирую с тканью, изготовленной по самой современной технологии. Мне надо знать, как реагирует такелаж на силу ветра и волн. Это заняло больше времени, чем я предполагал, но еще остались проблемы, над которыми нужно поработать.

Кэт кивнула и сосредоточилась на дороге. Ей не хотелось говорить о тех томительных днях, когда она со страхом думала, что Трэвис не вернется на Мыс Дана.

– Меня удивило, – добавил он, – что прошло всего пять дней. Мне они показались пятью неделями. Я чертовски скучал по тебе.

Кэт молчала.

– Все еще сердишься? – спросил Трэвис.

Кэт понимала, что если не ответит ему, то вскоре снова проснется одна.

– Предположим, я занималась бы с тобой любовью так, как если бы никак не могла насладиться тобой. А потом ушла бы, оставив тебя спящим. Ты же, проснувшись, нашел бы записку: “Уплыла пофотографировать в океан. Хотела, чтобы ты отправился со мной”. А потом я не показывалась бы пять дней. – Кэт, быстро взглянула на него. – Или пять недель.

– Кэт…

– Ведь твои эксперименты могли продолжаться и пять недель, не так ли?

– Да.

– Да? – изумленно повторила Кэт. – Ты живешь по своим правилам в своем собственном мире. Я живу точно так же. Но что бы ты почувствовал, проснувшись один в моей кровати? Что?

Кэт плавно затормозила перед светофором. Трэвис коснулся ее подбородка.

– Я бы ужасно разозлился. Если бы у меня не было корабля, чтобы отправиться за тобой, я бы купил его и бросился в погоню.

– В этом и состоит различие между нами, Трэвис. Ты привык покупать то, что тебе захочется, а я привыкла обходиться без этого. Но в одном мы все-таки похожи. Я ужасно разозлилась.

Загорелся зеленый свет, и Кэт нажала на газ. Трэвис едва сдерживал нетерпение. Он не хотел обсуждать этот эпизод, желая уладить их ближайшее будущее. Они должны достичь взаимопонимания и не причинять друг другу боль. Их отношения следует ввести в разумные рамки, пожалуй, даже составить расписание встреч, если Кэт согласится на это. Расписание позволит каждому из них спланировать свою работу. Все, что им нужно, так это побольше честности и поменьше игр.

Но Трэвис сознавал, что если он сейчас начнет обсуждать вопросы времени, работы, денег и любви, то его выбросят на обочину дороги. В данный момент Кэт не в состоянии логично мыслить. Она все еще сердится, что Трэвис оставил ее одну в своей кровати.

– Мне было необходимо испытать модернизированный такелаж, – повторил он, – и я не мог сделать это в гавани.

– Понимаю, но мне не нравится, как ты ушел.

– Если бы ты не спала, я бы не ушел, – признался он.

– Что-то не верится.

– Почему?

– Не думаю, что действую на тебя так же, как ты на меня.

– Если бы я действовал на тебя так, как ты на меня, то ты не позволила бы мне отправиться в море одному.

– Это не подлежит обсуждению, – сердито заметила Кэт. – Я должна работать, чтобы выжить, и у меня более скромные возможности, чем у тебя. Но даже если бы они были такими же, я не оставила бы тебя в полной неопределенности на несколько дней, предоставив тебе размышлять, увидишь ты меня когда-нибудь снова или нет.

– И ты так подумала?

– А что еще я могла подумать, мистер “Ветреный Дэнверс”? Или сегодня вечером я встречаюсь с мистером “Дэнверсом – погибелью женщин”?

– Проклятый Харрингтон, – прорычал Трэвис, наконец поняв, почему Кэт так сомневается в нем. – Что он наговорил обо мне?

– Ничего такого, о чем бы я уже не знала.

– Например?

– Например, сказал, что я играю с огнем. Я сначала подумала, что смогу просто наслаждаться пламенем.

– А что ты думаешь сейчас? Что ты пытаешься мне объяснить? Ведь я не умею читать мысли, Кэт

– А сейчас меня мучает один вопрос – быстро ли я сгорю.

Трэвис глубоко вздохнул и, немного успокоившись, дотронулся до щеки Кэт. Ему не с чего было успокаиваться – ведь они еще не уладили отношений, – все-таки он чувствовал себя лучше. Трэвис только хотел знать наверняка, что она скучала по нему.

– Странно, что ты сказала об этом. Я так же думаю об огне и о тебе, и сам не знал, вернусь ли к тебе.

– Почему же ты вернулся?

– А почему ты сейчас со мной?

– Потому что это лучше неопределенности.

– Да, – просто согласился Трэвис, – гораздо лучше.

Они молча подъехали к гавани, время от времени прикасаясь друг к другу. Эти прикосновения были легкими, осязаемыми подтверждениями того удовольствия, которое давало им общение друг с другом.

Кэт въехала на почти пустую стоянку на Мысе Дана, заглушила двигатель и отыскала глазами судно Трэвиса, стоящее на лунной дорожке. Неудержимая сила “Повелительницы ветров”, изящной и непокорной рисовалась в черных линиях корпуса на фоне звездного неба.

– Я отдала бы свою душу за частицу ее силы, элегантности и дикой красоты, – сказала Кэт.

– Да.

Трэвис смотрел на Кэт, а не на свое судно и обдумывал пять длинных дней, во время которых он понял, что одного моря ему уже мало.

“Мы должны решить этот вопрос, – снова подумал он, – сегодня же вечером”.

Кэт взглянула на Трэвиса. В этот момент он походил на свое судно – такой же неукротимый и сильный – и смотрел на нее так, будто хотел проникнуть в самую душу.

– Не могу поверить, что когда-то даже и не мечтал о тебе, – удивленно проговорил Трэвис.

Он быстро и крепко поцеловал ее в губы, казалось, желая убедиться в том, что Кэт существует на самом деле. Ее приоткрытые губы были мягкими, зовущими и требовательными. Они целовались так самозабвенно, словно это давало им все, что они хотели друг от друга и от самих себя.

Но поцелуя было уже недостаточно. Потребность близости переросла в желание, и теперь только их тела могли выразить то, что невозможно выразить словами. Только слившись в единое целое, они утолили бы внутренний голод.

– Трэвис, – невнятно прошептала Кэт.

– Я знаю, – выдохнул он в ее губы. – Неподходящее время и неподходящее место.

Стараясь не смотреть на Кэт, Трэвис вышел из машины и вытащил с заднего сиденья фотооборудование. Кэт закрыла машину дрожащими руками и сунула ключи в карман брюк.

Трэвис перекинул ремни сумок с фотоаппаратами через плечо, поднял оставшиеся сумки, а пальцами свободной руки провел по щеке Кэт.

– Лучше бы ты не прикасался ко мне слишком часто и не испытывал такого удовольствия от этих прикосновений, – вздохнула Кэт. – Это возбуждает во мне желание получить… все.

Трэвис повел ее к пристани, где был привязан “Зодиак”.

– Так это ты научила меня получать удовольствие от прикосновении, – тихо сказал он.

– Я? – удивилась Кэт, – Но у тебя такой богатый опыт!

– Удовольствие и опыт – разные вещи. Этому меня научила именно ты, Кэт. – А потом очень тихо, так, что она едва расслышала, Трэвис прошептал: – И я очень надеюсь, что не пожалею об этом уроке.

Кэт понимала его опасения, ибо испытывала их и сама. Если она ошибется в Трэвисе, если он окажется хуже, чем кажется… Ей уже не оплатить цену такой ошибки.

Они молча погрузили в “Зодиак” фотооборудование, и Трэвис завел навесной мотор, прорезавший тишину гавани. Как бы в ответ на рев мотора на корме “Повелительницы ветров” зажегся фонарь. Шторка фонаря опустилась раз, потом дважды, закрывая свет, затем снова поднялась, фонарь дал длинную вспышку света и погас.

– Диего хочет поговорить со мной. Интересно, какое это дело не может подождать до утра, – проворчал Трэвис. – Завтра я выслушал бы его с большим удовольствием.

Он помог Кэт подняться на палубу судна, передал ей фотооборудование и показал на лестницу, ведущую вниз:

– Подожди меня в моей каюте. Чего бы ни хотел Диего, это не займет у меня много времени.

Кэт проследила, как он размашистыми шагами направился к человеку, стоящему у штурвала “Повелительницы ветров”. Когда Трэвис тихо заговорил с Диего, она пошла вниз.

– Неужели не мог подождать? – спросил Трэвис. Диего поморщился. Увидев, как Кэт поднимается на судно, он надеялся, что настроение капитана улучшилось. Но этого, кажется, не произошло.

– Скоенфилд, – сказал Диего. – Помните его?

– Парень, который считал, что может плавать на чем угодно и где угодно?

– Да.

– И что с ним?

– Он сел на мель.

– На моем судне?

Диего понимал, что сейчас лучше не подвергать критике ревность капитана к яхтам его конструкции независимо от того, кто владеет судном.

– Да, на одном из судов серии “Дельта”.

– Он сел на мель на яхте, которую я ему продал? – спросил Трэвис.

Первый помощник кивнул.

– Дурак, – бросил капитан.

Диего не стал уточнять, кто дурак – Скоенфилд, посадивший судно на мель, или Трэвис, продавший яхту одной из самых последних своих разработок посредственному моряку.

– Он был пьян? – снова спросил Трэвис.

– Очевидно, да, хотя об этом ничего не было сказано.

Трэвис крякнул.

– Это могло бы подождать и до утра.

– Сообщение относительно яхты – да, но все остальное – нет.

– Произошло что-то еще?

– Страховая компания желает выяснить, вышел ли корпус из строя или его еще можно спасти. Австралийский эксперт бегло осмотрел корпус ниже ватерлинии и…

– Австралийский? А где Скоенфилд сел на мель?

– На безымянном кусочке Большого Барьерного рифа, полагаю, где-то недалеко от Брисбена.

– Черт возьми!

– Они возместят вам все затраты.

– Конечно, возместят. И раз уж они занимаются этим, может, предоставят мне неделю, чтобы компенсировать то, что я потеряю?

– Я спрошу у них.

– Спроси, но не сейчас. Позвони им завтра.

– Капитан, но они с нетерпением ждут вашего ответа. Яхта же не в сухом доке, а на мели в лагуне.

– …и шторм нагрянет туда прежде, чем я успею что-то сделать, страховая компания получит ответ. Корпус яхты придет в негодность. – С этими словами Трэвис направился в капитанскую каюту.

Раздраженный инцидентом со Скоенфилдом, Трэвис понимал, что этот идиот предоставил отличный повод для разговора с Кэт о времени, о деньгах и об их отношениях.

Однако, как только Трэвис закрыл за собой дверь каюты, его намерение провести деловые переговоры испарилось. Кэт спала в его кровати, натянув простыню по самый нос.

– Кэт, – прошептал Трэвис, растерявшись от бури чувств, охвативших его. – Что я собирался с тобой сделать?

Он медленно подошел к кровати. Шелковистые каштановые волосы разметались по простыне и бледным щекам.

Он нежно отвел локон с ее лба и нахмурился, заметив, как исхудала Кэт. Она слишком хрупкая, чтобы выдержать охватившую ее страсть.

– Почему ты так грустно смотришь на меня? – спросила Кэт.

– Ты похудела. Слишком усердно работаешь.

– Это временное явление. – Она зевнула и потерлась щекой о руку Трэвиса. – Только до января, когда все основные счета будут оплачены.

Трэвис помрачнел еще больше. В январе закончится ее финансовый кризис. По крайней мере так говорит Кэт.

Но он не знал, где будет в январе, и не хотел ждать так долго.

– Не жди января. Скажи, сколько тебе нужно.

Кэт прокляла себя за то, что спросонок упомянула о деньгах. Каждый раз, когда возникала эта тема, они с Трэвисом ссорились. Сегодня вечером надо избежать этого, чтобы удержать Трэвиса и снова испытать радость и умиротворение в его объятиях.

– Что хотел Диего? – спросила она.

– Я продал одну из моих яхт дураку, а он сел на мель где-то около восточного побережья Австралии. Страховая компания просит меня оценить возможность спасти судно.

Откинув простыню, он лег рядом с Кэт и крепко обнял ее.

– Когда ты туда собираешься? – спросила Кэт. Он расстегнул серебряную заколку, удерживающую ее волосы, и они заструились по рукам Трэвиса, как теплые и нежные лучи заходящего солнца.

– Мы, – поправил он. – Мы собираемся.

И не успела Кэт возразить, как язык Трэвиса проник к ней в рот.

Кэт тоже хотела Трэвиса. Они успеют поговорить позже, когда страсть уже не будет терзать их с такой силой, заставляя произносить слишком опрометчивые слова.

Руки Кэт скользнули под его черный свитер и, пробежав по ребрам, очутились на груди Трэвиса. Ее пальцы нежно путались в светло-каштановых курчавых волосах. Когда Кэт провела ногтями по плоским соскам Трэвиса, дрожь пробежала по его телу. Интуитивно она вернула свои пальцы на это чувствительное место, стремясь подарить любимому человеку такое же удовольствие, какое он дарил ей.

– Поедем со мной, Кэт, стань моей женщиной, – глухо пробормотал Трэвис, прижимая Кэт к себе и стараясь убедить ее не только словами, но и жаром своего тела. – Я знаю, у тебя нет времени отправиться в Австралию на яхте, поэтому мы полетим.

– Но…

– Ненадолго – только взглянуть, можно ли спасти корпус яхты, – быстро добавил он. – Когда я это сделаю, мы поныряем у Большого Барьерного рифа в алмазных водах, где водятся рыбы, сверкающие ярче, чем драгоценности. Мы будем любить друг друга и спать на солнце, а потом снова заниматься любовью под луной. Поедем со мной!

Когда тепло и страсть Трэвиса обрушились на Кэт, как штормовая волна, он почувствовал, что она уступает соблазну. Поняв, что Кэт отправится с ним в Австралию, он испытал невероятное облегчение.

Но через секунду это чувство прошло. Нежная теплая улыбка Кэт исчезла, ее сменило решительное выражение. Трэвис догадался, что она отказывает ему, как раз в тот момент, когда он проник в нее.

– Мне очень жаль. – Кэт отвернулась, чтобы не видеть страсти в глазах своего любовника и надеясь скрыть свою страсть от него. – Но я не могу поехать с тобой.

– Почему?

– Я должна работать.

– Но это всего лишь деньги, а их у меня много.

– Мне не нужны твои деньги, как ты не понимаешь этого?

– Но ведь ты работаешь ради денег.

– Я люблю свою работу!

– Неужели тебе нравится любая работа? И всегда ли она тебя устраивает? Ты действительно готов снимать всякую ерунду для Эшкрофта?

– Нет, но…

– Тебе нужны деньги, – закончил Трэвис. – С этим нет никаких проблем. Сколько тебе нужно?

Кэт закрыла глаза и покачала головой:

– Ты ничего не понял, дело совсем не в деньгах!

– О муки адовы! – воскликнул он. – Ладно, будь по-твоему. Но если дело не в деньгах, что же удерживает тебя?

– Меня интересует, в качестве кого я туда еду?

– Так вот в чем дело! – раздраженно воскликнул Трэвис.

– В чем? – удивилась Кэт.

– Я сказал тебе правду в тот день, когда мы встретились, – начал Трэвис, пытаясь сохранить хладнокровие. Бешенство овладело им, когда он понял, что все-таки ошибся в этой женщине. – Я никогда не женюсь на той, которая беднее меня. Жаль, что ты не поверила моим словам. Но это вовсе не означает, что мы не можем… – Трэвис замолчал, когда Кэт, отпрянув от него, переместилась подальше. Она побледнела, но глаза ее метали молнии.

– Разве я что-то говорила о браке?

– Да, но подожди, Кэт, послушай. Нам очень хорошо вместе. Как бы ни называлось это чувство, я перестал с ним бороться. Я хочу подарить тебе – хочу разделить с тобой – умиротворение, наслаждение, удовольствие, страсть. А когда наше время закончится, обещаю: тебе не придется прыгать в море и уплывать от меня.

Кэт закрыла глаза.

Когда наше время закончится. Он даже не сказал если, а только когда. Она и не знала, каким ужасным может стать одно-единственное слово.

А хуже всего то, что ей все равно хотелось отправиться с Трэвисом, даже если эта поездка продлится всего две недели, два часа, минуту.

– Нет, – решительно сказала она. – Я не могу, слишком много мне нужно сделать: книгу Эшкрофта, твою книгу, несколько небольших работ, которые я нашла сама, подготовиться к выставке в Лос-Анджелесе.

Трэвис почувствовал, что Кэт уходит. Это привело его в ярость. Они же так сильно хотят друг друга, их чувства бурлят, как море во время шторма, и вот она плюет на все, в том числе и на него тоже.

– Господи! – прорычал он. – Неужели ты не слышала? Я знаю, как тебе нужны деньги! Я с радостью заплачу тебе за то время, которое ты проведешь со мной.

– Что?!

– Это твой первый разумный вопрос. – Трэвис сделал вид, что неправильно понял Кэт. – Пять тысяч долларов за пятидневную поездку в Австралию. Все затраты, естественно, оплачиваются отдельно, включая и одежду, если пожелаешь.

Потрясенная, Кэт молчала. От этого безжалостного, прагматичного голоса и холодного, оценивающего взгляда ее страсть иссякла.

– Нет, этого мало, – сказал Трэвис, будто Кэт отказалась от его предложения, – для такого фотографа, как ты. Десять тысяч долларов. Что скажешь? Десять тысяч долларов за пять дней.

С трудом сдерживаясь, Кэт встала с кровати.

– Если ты перестанешь покупать женщин, то заметишь, что не всех женщин можно купить, – проговорила она дрожащим голосом.

– Двадцать тысяч.

Кэт отступила назад и внимательно посмотрела на Трэвиса. Он, конечно же, не сомневался, что купит ее, как только назовет подходящую цену.

– Сорок…

– Нет.

– Шестьдесят. Это решит все твои проблемы, Кэт. Ты заплатишь за обучение близнецов, дашь денег матери и оставишь порядочную сумму на свой дом. Черт возьми, к этому я добавлю цифровую фотоаппаратуру и компьютер. Пять дней – шестьдесят тысяч. По рукам?

Кэт рывком открыла дверь каюты.

– Бегство не приведет ни к чему хорошему, – решительно заявил Трэвис. – Я устал от игр и неопределенности и не позволю тебе уйти, пока мы не придем к соглашению о том, сколько тебе нужно.

– Денег?

– Чего же еще?

Кэт не сдержала ярости:

– Я хочу, чтобы тебя кто-нибудь трахнул!

– Это отличная идея, дорогая!

– Ну и трахай себя сам, Ти Эйч Дэнверс, если, конечно, тебя устроит цена.

Кэт захлопнула за собой дверь, взбежала по лестнице и промчалась вдоль палубы. На мгновение она застыла на корме “Повелительницы ветров” в мерцащем лунном свете, а потом бросилась вниз.

Вода была прохладной, но ярость притупила все чувства Кэт. Она быстро доплыла до лестницы, ведущей от пристани к автомобильной стоянке.

Вода ручьями стекала с ее одежды. Дрожа от холода и злости, Кэт поднялась по лестнице и побежала к своей машине. К счастью, она положила ключи в карман брюк, а не в кошелек, оставшийся на “Повелительнице ветров”. Открывая дверцу автомобиля, Кэт услышала рычание мотора “Зодиака”.

– Слишком поздно, тупоголовый ублюдок, – проговорила она, стуча зубами. – Я уже убежала. Купи себе какую-нибудь другую женщину.

Кэт выехала со стоянки на дорогу к гавани и нажала на газ прежде, чем “Зодиак” причалил к пристани, и, увидев Трэвиса, бросила на него удовлетворенный взгляд.

Потом дорога повернула, и он исчез из виду.

Только въехав в свой гараж, она вдруг вспомнила, что в припадке неистовой ярости оставила на судне кое-что поважнее кошелька.

На борту “Повелительницы ветров” остались ее фотоаппараты.

Глава 15

Кэт вышла из состояния оцепенения, похожего скорее на транс, чем на обычный сон. Солнце проникло в комнату и наполнило ее светом. Кэт машинально посмотрела на море.

Темная фигура рассекала мерцающие волны и плыла вперед, оставляя за собой темный след на воде. Наблюдая за этой фигурой, Кэт боролась со своими чувствами.

“Думает ли обо мне Трэвис? Он все еще сердится? Догадывается ли Трэвис, что я слежу за тем, как он плывет навстречу рассвету? Как нам теперь встретиться? Пройдет много времени, прежде чем я забуду его цинизм, недостойный настоящего мужчины – мужчины, которого я смогла бы полюбить. Мужчины, который смог бы полюбить меня”.

Кэт отбросила мятые простыни и вскочила с кровати.

Задрожав, потерла руки, вспоминая вчерашний вечер. Она так замерзла, что даже горячая ванна не согрела ее. Целых три часа Кэт не могла уснуть; старалась успокоиться и забыть обо всем.

Но даже сон не принес облегчения. Отрывочные сновидения вытаскивали ее на грань пробуждения, но в самый последний момент снова бросали вниз в тревожную темноту.

Ей снились сломанные фотоаппараты, разбитые объективы, покоробленные и порванные слайды, и на фоне всего этого маячила призрачная фигура Трэвиса. Он улыбался, дотрагиваясь до Кэт, и она загоралась.

Кэт быстро и решительно оделась. Хватит с нее снов, она не желала оказаться у них в плену еще и днем. Любые другие мысли лучше этих кошмаров.

Теперь ей следовало придумать, как забрать свои фотоаппараты с “Повелительницы ветров”. Поскольку Трэвис добрался домой, несмотря на то что она оставила его без машины, ей не придется встречаться с ним на судне, когда приедет за своим фотооборудованием.

Однако никакой радости оттого, что ей не придется снова встретиться с Трэвисом, она не испытывала. Кэт чувствовала себя совершенно обессиленной, уставшей, сбитой с толку и измученной. Выброс адреналина, заставивший ее вскочить с кровати, уже иссяк. Теперь надо снова разозлиться, чтобы войти в форму.

Еле передвигая ноги, Кэт направилась в кухню, надеясь, что чашечка чая вернет ей силы. Открыв дверь, она первым делом увидела мигающий сигнал автоответчика. У Кэт промелькнула надежда, что это звонит Трэвис, желая извиниться перед ней, но она сразу отбросила эту мысль.

Слишком уж он разозлился вчера. А кроме того, Трэвис считает, что не совершил ничего такого, за что следовало бы извиняться. Он предложил сделку, только и всего.

Кэт нажала кнопку воспроизведения и услышала голос Диего. Она сникла, сильно сомневаясь, что ее обрадуют слова первого помощника Трэвиса.

– Капитан Дэнверс поручил сообщить вам, что вы можете забрать ваше фотооборудование сегодня утром в девять часов на борту “Повелительницы ветров”. Если это вам неудобно, пожалуйста, позвоните по следующему номеру и назначьте время.

Удрученная и опустошенная, Кэт уставилась в окно. Она даже не запомнила номера телефона, продиктованного Диего. Кэт убеждала себя, что заберет фотооборудование без лишних волнений, поскольку Трэвис постарается избежать встречи с ней. Но почему же ей так больно?

Кэт уже не видела плывущего Трэвиса. Он стал тенью, затерявшейся среди других теней на фоне яркого рассвета.

Она попыталась избавиться от боли и недовольства, разрывавших ей душу. Сейчас самое лучшее освещение, позволяющее фотографировать “прелест-ные” картинки для “прелест-ного” и недалекого поэта.

Но фотоаппараты, как и сердце Кэт, остались вне пределов досягаемости, на изящном черном судне, принадлежавшем пирату, который не понимал, что такое любовь, и признавал только власть денег.

* * *

Трэвис ходил взад и вперед по палубе “Повелительницы ветров” под лучами жаркого солнца. Солнце никак не хотело покинуть неровную полоску земли и заползти выше в безоблачное небо Южной Калифорнии. Время шло так медленно, как будто было цепями приковано к палубе. Но какие бы цепи его ни удерживали, назначенный час все равно наступит.

Взглянув на длину отбрасываемой предметами тени, Трэвис понял, что Кэт скоро приедет за своими проклятыми фотоаппаратами. Они значили для нее гораздо больше, чем все остальное в жизни, не говоря уж о Трэвисе Дэнверсе. Он намеревался встретить Кэт на палубе, но не мог положиться ни на себя, ни на нее. Трэвис не забыл быстрый и грациозный прыжок с кормы судна.

Это воспоминание все еще приводило его в бешенство. Ведь он не дотронулся до нее и пальцем, а она все же сбежала, нырнув с леера. Кэт сбежала, будто Трэвис был ничуть не лучше ее бывшего мужа-пьяницы. Но тот человек бил ее, и она вышла за него замуж совсем юной и неопытной.

“Черт возьми, она вела себя так, словно я отхлестал ее плеткой. А между тем я всего лишь предложил ей денег, чтобы она не загоняла себя в гроб своей работой. Этих денег было бы достаточно, чтобы она немного насладилась жизнью вместе со мной”.

Конечно, ему не удалось завуалировать свое предложение и перехитрить Кэт. Впрочем, с ней этот номер вряд ли прошел бы. Каждый раз, когда Трэвис заговаривал с Кэт о том, сколько нужно денег, чтобы в ее жизни освободилось время и для него, она либо становилась глухой, либо злилась.

Он всю ночь пытался понять, почему Кэт так непреклонно отказывается от денег, если не собирается выходить замуж. Даже сейчас, злой и расстроенный, Трэвис сомневался, что эта женщина задумала выйти за него замуж. Вот разве что она великолепная актриса. Когда он высказал подозрение, что Кэт хочет надеть на палец обручальное кольцо, ее изумление было таким же искренним, как и возмущение, с которым она вылетела из каюты.

“Ну и трахай себя сам, Ти Эйч Дэнверс, если, конечно, тебя устроит цена!”

Его мысли всю бессонную ночь крутились вокруг опасной, но заманчивой перспективы. А что, если Кэт не актриса? Вдруг ей действительно доставляет удовольствие находиться рядом с ним?

Тревожный колючий холодок зашевелился в груди Трэвиса. Вчерашний вечер не внес в их отношения ничего нового, и теперь он понимал, как сильно ему хотелось поверить словам Кэт. Осознание силы этого, желания так потрясло его, что Трэвис уже не мог положиться на свой здравый смысл. Он не знал, притворяется ли Кэт, а его безудержно влекло к ней.

“Она сказала, что не хочет выходить замуж. Да черт возьми, она утверждала это. Почему бы тогда не поступить так, как хочет она? Никаких условий, никаких обещаний и никакой оплаты. Будем просто наслаждаться друг другом и принимать дни такими, какие они есть, до тех пор, пока все не закончится. А тогда я подниму паруса и уплыву в другое место, в другое время, к другой…”

Но впервые в жизни Трэвис не смог представить себе другую женщину в своей кровати. Его охватили раздражение и смутная тревога, почти граничившая со страхом. Но не успел Трэвис разобраться, какое из этих чувств преобладает, послышался рев мотора “Зодиака”, направляющегося к судну.

Скоро Кэт появится здесь. Будет смешно, если она увидит, что он, как влюбленный подросток, слоняется возле трапа.

* * *

Диего, ограничившись приветствием, не завел разговора со своей пассажиркой. Кэт была благодарна ему за это, поскольку с трудом держала себя в руках. Она не смогла бы сейчас вести непринужденную беседу. Кэт очень боялась встретить на судне Трэвиса, тем более что чувствовала себя измученной и совершенно разбитой.

“Трэвиса там не будет, – заверила она себя. – Но даже если и будет, он не помешает мне. Трэвис хочет купить женщину, а я не продаюсь”.

И все же Кэт задрожала, поднявшись на судно. Она знала, что выглядит так же невзрачно, как и ее выцветшие джинсовые шорты и синяя рабочая рубашка.

– Пожалуйста, сюда, – сказал Диего. – Ваше фотооборудование в капитанской каюте.

Замирая, Кэт последовала за Диего. Все пять сумок с фотооборудованием стояли на кровати. Рядом с ними на подушке лежали ручка и несколько листков бумаги с угловым штампом, и это свидетельствовало о том, что все написано рукой Ти Эйч Дэнверса.

– Пожалуйста, прочтите и распишитесь, – сказал Диего.

Кэт просмотрела листы, оказавшиеся подробной описью содержимого каждой сумки. Здесь были указаны даже серийные номера фотоаппаратов. Она не понимала, зачем Трэвис сделал это, пока не прочитала последней страницы. Там она увидела текст, написанный аккуратными печатными буквами.

“Я, Кэтрин Кохран, подтверждаю, что вышеназванное оборудование возвращено мне в том же состоянии, в котором я оставила его на борту “Повелительницы ветров”. Обязуюсь никогда в будущем не утверждать обратного и не пытаться получить компенсацию от Ти Эйч Дэнверса ни за один предмет из вышеперечисленных”.

Следующий абзац был явным перебором со стороны Трэвиса. Кэт почувствовала себя так, как если бы ей дали пощечину.

“Я, Диего Матео Рафаэль де Лоренцо Веласкес подтверждаю, что мисс Кохран лично проверила состояние вышепоименованного оборудования в моем присутствии”.

Кэт, прищурившись, посмотрела на Диего. Ее серые глаза пылали от злости.

– Неужели он считает, что я, будто какая-то потаскушка, намерена обчистить его карманы?

– Извините, я пытался отговорить его от этого, но… – Диего пожал плечами. – Вы просто не представляете себе нашего капитана в ярости.

Заметив, как побледнела Кэт, Диего тихо выругался по-испански.

– Простите, – тихо проговорил он, – но я не могу отдать вам оборудование, пока вы все не проверите и не подпишете эту бумагу. Мне сказали, что оборудование очень ценное и для вас дороже всего на свете. Это ваша жизнь, да?

Кэт посмотрела на бумаги, озаглавленные: “ФОТОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОРУДОВАНИЕ КЭТРИН КОХРАН”.

Она в ярости схватила первую сумку и начала проверять ее содержимое. В движениях Кэт чувствовалась необыкновенная сноровка, достигаемая только большим опытом работы. Закончив с первой сумкой, она закрыла ее, поставила возле двери и взялась за вторую, потом за третью.

Пока Кэт осматривала сумки, гнев ее утих. Ведь эти фотоаппараты были ее старыми и надежными друзьями, волшебными окнами в мир.

И Трэвис прав, фотооборудование очень дорогое. Оно стоит не меньше пятидесяти тысяч долларов.

В этот момент в каюту вошел Трэвис. Он сделал знак рукой Диего, и тот удалился.

– Знаешь, – начал Трэвис, – если тебе так нужны деньги, то ты всегда можешь продать кое-что из оборудования. У тебя его хватит на трех фотографов.

Кэт подготовилась к появлению Трэвиса, но его легкомысленное предложение застало ее врасплох. Она не могла продать свою жизнь.

А он ничего не понял и никогда не поймет. Богатые мужчины любят только самих себя.

Пытаясь подавить раздражение, Кэт установила последний объектив в его гнездо, закрыла пятую сумку и отставила ее. Она так и не обернулась к Трэвису, не доверяя себе и не зная, что сделает, если посмотрит ему в лицо, – закричит или заплачет, как загнанное в угол животное.

Трэвис остановился в дюйме от нее, наклонился над кроватью и взял еще не подписанные бумаги.

И, несмотря на злость и обиду, Кэт захотелось коснуться руки Трэвиса, почувствовать его тепло и силу. Ощутив свою слабость, она испугалась.

– Я не продаю ни моих фотоаппаратов, ни моих детей.

До нее дошел смысл сказанного. Она горько вздохнула и посмотрела на Трэвиса полными слез глазами

– А что, разве это не так? – Голос ее дрожал. – Я страстная, бедная и бесплодная женщина. Поэтому меня так удобно купить на несколько ночей. Со мной ни о чем не нужно заботиться, а уж тем более любить меня.

Трэвис вздрогнул, увидев боль в ее глазах. Он тут же заметил, что Кэт бросила взгляд на дверь, и понял: она хочет убежать. Кэт направилась к двери.

– Если ты снова прыгнешь в воду, я выброшу твои чертовы фотоаппараты вслед за тобой.

Посмотрев на него, Кэт поняла, что он поступит именно так, как сказал. Трэвис буквально дрожал от злости, но все же не сделал ни шага к ней.

– Бумаги, – сказала Кэт, потупившись. – Я еще не подписала их. – Она протянула руку, не отводя взгляда от сумок с фотооборудованием, стоящих перед дверью. – Я подпишу, заберу сумки и уйду.

Жесткие пальцы сомкнулись на подбородке Кэт, Трэвис повернул ее лицо к себе.

– Вчера вечером ты не пожелала остаться у меня в каюте, тебя не прельстили ни деньги, ни любовь, а сегодня покорно ждешь из-за кучи металла и стекла. Что же ты за женщина, черт возьми?

Кэт побледнела от ярости.

– Усталая, разбитая и поставленная в безвыходное положение. Я бросила здесь все свое фотооборудование, потому что ты попытался купить то, что мне самой хотелось подарить тебе за несколько нежных слов и прикосновений, за твое тепло в холодную полночь…

Кэт замолчала, презирая себя за то, что не может сдержать жгучих слез.

Трэвису передалась ее боль. Он глубоко сострадал Кэт. К тому же она сказала то, что Трэвис всегда мечтал услышать от женщины. Ее любовь и желание не имели никакого отношения к деньгам… и Кэт говорила об этом с печалью и обидой в глазах вместо нежности и призыва.

– Будь ты проклят, – сказала она. – Отдай мои сумки и отпусти меня.

– Кэт, не делай этого.

Она вздрогнула при звуке его голоса, причинявшего ей мучительную боль.

– Не уходи.

Трэвис заключил Кэт в объятия и прижал к себе, боясь, что она снова убежит от него и никогда не вернется.

– Прости меня, – говорил он, целуя глаза Кэт, ее щеки и волосы. – Я не понял тебя. Я не верил раньше, что на свете есть женщина, которая не продается. Теперь я верю тебе. Помоги мне Бог, я верю тебе. Не оставляй меня, моя дорогая Кэт. Останься со мной… ты мое единственное тепло в холодную полночь.

Обида прошла, когда Трэвис дрожащим голосом начал повторять ее слова и рассказывать о своих желаниях, полностью совпадавших с ее желаниями. И сразу же на нее навалилась чудовищная усталость; она не могла стоять на ногах, а уж тем более сопротивляться ему. Тяжело вздохнув, Кэт уступила непреодолимой силе и покорилась Трэвису, как высокой морской волне, неудержимо несущей к неизвестному, прекрасному берегу.

Он поднял ее на руки, опустил на кровать и лег рядом.

– Обними меня, – попросил Трэвис, обвив Кэт руками, – просто обними меня на минутку. А потом я отпущу тебя, если ты захочешь уйти. Но пожалуйста, не уходи, Кэт, ты нужна мне.

И Кэт почувствовала, как задрожал Трэвис, когда она обняла его. Она понимала, что он так же увлечен ею, как и она им. Эта мысль опьянила ее. Пламя пробежало по телу Кэт, освобождая ее от холода и страшной пустоты вчерашнего вечера. Приподняв голову, Кэт увидела, что Трэвис выжидательно смотрит на нее. Тихо вздохнув, она прижалась к его губам, пробуя на вкус их тепло и свежесть. Кэт вложила в этот поцелуй всю свою душу. Слегка отстранившись, она посмотрела на него в полумраке каюты… Светло-каштановые волосы блестели, лицо напряглось от желания и предвкушения удовольствия.

Трэвис снял с нее блузку и бюстгальтер. От первого же прикосновения соски Кэт набухли. Трэвис, застонав, начал ласкать их.

Волны наслаждения пробегали по телу Кэт, все сильнее захлестывая ее. Забыв обо всем, она изогнулась навстречу ему.

Трэвис внезапно лег на нее сверху и, оторвав от нее губы, переместил их на грудь Кэт. Его зубы сомкнулись вокруг затвердевшего соска, и Трэвис начал жадно ласкать его своим горячим и требовательным ртом.

Всепоглощающее желание охватило Кэт, она, едва дыша, извивалась под Трэвисом. Руки Кэт сползли вниз, к его плавкам. Ей хотелось почувствовать силу, страсть и возбуждение Трэвиса. Кэт нравилось ласкать руками и доставлять ему удовольствие, ощущая тепло и напряжение его плоти.

Когда пальцы Кэт скользнули под плавки Трэвиса, он напрягся, как натянутый лук. На несколько секунд он замер, упоенный этой восхитительной лаской.

Трэвис скользнул рукой между бедер Кэт и раздвинул ее ноги. Влажное тепло коснулось кончиков его пальцев. Страсть Кэт завораживала Трэвиса, знойный аромат женщины кружил ему голову, заставляя чувствовать необыкновенный прилив сил.

Она желала его так же сильно, как и он ее.

– Больше я не хочу слышать разговоров о бегстве, – пробормотал Трэвис.

Тонкие пальцы с требовательной нежностью гладили и изучали тело Кэт. Волны наслаждения обрушились на женщину, сокрушая и пронзая ее.

Улыбнувшись, Трэвис приник ртом к сокровенному месту Кэт, желая попробовать на вкус свою любимую. Хотя его обуревала страсть, он полностью владел собой.

– Больше не убегай от меня, – попросил Трэвис. Его губы с хищной нежностью сомкнулись на заветном месте, заставив ее затрепетать. Он подпитывал Кэт своими ласками, делая любовные игры все более яркими и неистовыми. Наконец она вскрикнула и содрогнулась всем телом.

Только после этого Трэвис переместился вверх, и его бедра очутились между бедер Кэт. Он обхватил одной рукой шею женщины, погрузив пальцы в ее роскошные волосы. Его движения были требовательными и безудержными, а в голубовато-зеленых глазах пылала страсть. Другой рукой Трэвис ласкал трепетную, сладостную плоть Кэт, его пальцы глубоко проникали в нее, отступали и возвращались назад. Она застонала и выгнулась дугой навстречу его прикосновениям. Трэвис улыбнулся.

– Ты моя, дорогая Кэт. Ты моя, и я только-только начал прикасаться к твоему телу…

Кэт видела желание в глазах любимого и чувствовала, как его возбужденная плоть упирается ей в живот. Этот огонь сжигал ее, и она все еще дрожала от наслаждения, подаренного ей Трэвисом.

Прошептав его имя, Кэт вскрикнула и прижалась к нему. Она хотела подарить любимому такое же счастье, какое испытала сама.

Приподняв голову, Трэвис увидел округлившиеся глаза Кэт. В них горело пламя безудержной страсти. Она снова прошептала его имя.

– Да, моя дорогая? Чего ты хочешь? Скажи мне, и я подарю тебе это. Все что угодно.

– Я хочу… – Она затрепетала.

– Чего ты хочешь, маленькая кошечка?

– Трэвис, – начала было Кэт, но ее голос сразу же перешел в стон. – Я хочу только…

– Только – что? – Горящими голубовато-зелеными глазами Трэвис смотрел, как Кэт млеет от удовольствия.

– Я… – Она нетерпеливо прикоснулась к плоти Трэвиса. – Ты как-то сказал, что я могу прикасаться к твоему телу везде, где захочу, и так, как захочу… Это действительно так?

– Да.

– Я никогда не ласкала тебя так, как ты меня. – Кэт чуть смутилась. – Мне никогда не хотелось прикоснуться к мужчине так, как я хочу прикоснуться к тебе. Разреши мне дотронуться до тебя, пожалуйста.

– Все что угодно.

Кэт согнула пальцы и стала медленно передвигать ладони вниз по его груди, животу и бедрам. Она заставила Трэвиса ощутить нежность своих прикосновений, а затем подняла глаза и увидела, что он смотрит на нее пылающим взором.

Эта женщина казалась ему невероятно прекрасной; волосы, как язычки пламени, лизали ее обнаженную грудь, губы пылали, разгоряченное тело дрожало от наслаждения.

С невнятным звуком Кэт скользнула ниже, пока ее волосы не окунулись в шелковистое, курчавое облако волос Трэвиса. Сначала неуверенно, а потом все более и более смело она исследовала его тело, прикасаясь щеками и губами к гладкой мускулатуре его живота, наслаждаясь теплом кожи, упругими мышцами и светло-каштановыми волосами. Эти волосы, тонкие и упругие, они были мягче тех, что росли на бедрах и икрах Трэвиса.

Кэт упивалась мужским телом, его силой и мощью. Когда ее язык наконец нерешительно прикоснулся к возбужденной плоти Трэвиса, Кэт сразу почувствовала, как он напрягся.

Глухой стон сорвался с губ Трэвиса, а его бедра непроизвольно подались навстречу движениям Кэт, свидетельствуя о том, какую остроту ощущений дарует ему эта интимная ласка.

Неудержимое желание охватило Кэт. Она поняла, что наслаждение, которое испытывает любимый человек во время любовной игры, возбуждает сильнее любых ласк. Вскрикнув от удовольствия, Кэт наклонилась к его разгоряченной плоти. В этот момент она забыла обо всем, даже о себе, наслаждаясь возможностью любить Трэвиса так, как она никогда не любила ни одного мужчину.

– Кэт!..

Через несколько мгновений он стал пленником ее языка и зубов. Но вдруг все изменилось, и Кэт очутилась в крепких объятиях Трэвиса. Он смотрел на нее горячими голубовато-зелеными глазами и таинственно улыбался.

– Колдунья! – Трэвис раздвинул колени женщины. – Надеюсь, ты все еще хочешь получить предмет своего вожделения? Теперь я подарю его тебе полностью.

Кэт страстно прогнулась навстречу ему, догадываясь, что ее страсть заставит затрепетать любимого.

Застонав, он вошел в нее и начал ритмично и неистово двигаться. С каждым его движением Кэт возбуждалась все больше и больше. Весь мир разрывался и раскалывался, взлетая и падая в блестящую черноту, где сверкали яркие разноцветные круги.

С хриплым стоном Трэвис вошел в Кэт еще глубже. Его глаза блестели от неистового желания.

Прошло много времени, прежде чем утихли последние волны страсти и тела влюбленных расслабились в изнеможении. Обретя способность дышать, Трэвис с трудом оторвался от Кэт. Она слабо запротестовала, не желая отпускать его от себя. Трэвис обнял ее.

– Я никогда не терял контроля над собой, даже в детстве. Это случилось со мной впервые, – взволнованно признался он, пристально посмотрев в затуманенные серые глаза Кэт. – Тебе не было больно?

– Больно? – Кэт поцеловала Трэвиса. Ощущение, что он все еще в ней, доставляло Кэт невероятное наслаждение.

– Проклятие! – С вновь пробудившимся желанием Трэвис приник к губам Кэт. Когда он приподнял голову, его дыхание было уже неровным. – Если ты будешь так отвечать на мои вопросы, у тебя возникнет проблема – мне захочется начать все сначала.

– Неужели ты так ненасытен? – спросила Кэт.

– Вообще-то нет. Это внове для меня, Кэт. Все, что ты даешь мне, ново для меня. Я хочу заниматься любовью с тобой до тех пор, пока забуду, кто ты и кто я. – Пальцы Трэвиса нежно перебирали волосы Кэт, хотя он двигался внутри нее, – Я хочу заполнить тебя до такой степени, чтобы ты почувствовала пустоту, когда меня там не будет. Я хочу тебя.

– Да. – Кэт приподнялась навстречу ему. – Да, я…

Мерцающая волна страсти подхватила и закружила влюбленных, и наконец они полностью растворились друг в друге. Кэт и Трэвис оказались в сияющем мире, где не существовало ничего, кроме наслаждения. Они дарили друг другу это наслаждение, принимали и изучали его, пока у них оставались силы. А потом они могли только дышать, да и то с трудом.

Глава 16

В течение следующих трех недель Трэвис больше не вспоминал ни об Австралии, ни о других экзотических и далеких местах. И все же Кэт опасалась, что он вот-вот поднимет парус и покинет ее. От страха потерять Трэвиса Кэт казалось, будто земля медленно уходит у нее из-под ног, и она боялась снова ощутить в душе зияющую пустоту.

– Неужели тебе все еще мало фотографий – и моих и моего компьютера? – Трэвис настороженно взглянул на Кэт. – Почему бы нам не отдохнуть на пляже?

Хотя обычно они проводили ночи в его огромной, кровати, где их обдувал влажный ветерок кондиционера, сегодня утром Кэт походила на тень. Роскошные каштановые волосы подчеркивали ее бледность.

Трэвис заставлял Кэт есть в определенное время, однако она все равно похудела на несколько фунтов. Это насторожило Трэвиса: он понял, что Кэт на пределе своих физических возможностей.

Тревога не покидала его. Он надеялся сделать жизнь Кэт проще и легче, но вместо этого еще более усложнил ее. Теперь ей приходилось выкраивать время для еды, сна, развлечений, любви и работы.

Кэт следовало спать гораздо больше, чем Трэвису. Однако когда он просыпался, желая, как обычно, поплавать на рассвете, ее уже не было рядом. Трэвис смотрел в окно и видел в предрассветной темноте, что в окнах соседнего дома горит свет. Вернувшись после купания и приготовив завтрак, он шел к Кэт и отрывал ее от стола с подсветкой, от печатания писем с напоминаниями о долгах или от ее архивов. Обычно он готовил обильный завтрак и строго следил за тем, чтобы Кэт хорошо ела – убеждал, упрашивал и даже кормил ее с ложечки.

Трэвис едва удерживался от того, чтобы предложить ей денег, но все же не делал этого. Украдкой он ходил в супермаркет и забивал холодильник и шкафы Кэт продуктами, пока она фотографировала знаменитых промышленников и детские улыбки для мамочек… Только это Трэвис и придумал, чтобы как-то помочь ей. Хотя Кэт ничего не говорила о делах, он не сомневался, что чек на крупную сумму от “Энергетикс” еще не пришел, а это означало, что ей приходилось искать другие источники дохода.

Работа и только работа. Небольшие приработки позволяли только продержаться на плаву до тех пор, пока ей снова не улыбнется удача.

Кэт так ни разу и не попросила Трэвиса помочь ей оплатить счета. Конечно, закончив работу над его книгой, она получит приличную сумму, но Кэт уделяла книге слишком много времени, отрывая его от сна и отдыха.

– Кэт? – Трэвис провел ладонью по ее щеке. – Очнись.

Она вздрогнула и, стараясь отделаться от дурных предчувствий, улыбнулась. Какое счастье, что сейчас Трэвис рядом с ней и до него можно дотронуться! Так зачем же думать о том, что он уедет, а у нее останется только непосильная работа?

– Я задумалась о фотографиях, – сказала Кэт. – У тебя есть какие-нибудь чертежи, которые можно опубликовать? Что-нибудь уже запатентованное?

– Я храню свои старые чертежи на жестком диске. – Трэвис указал на ящик с дисками, стоявший возле компьютера. – Что тебе нужно?

– Мне нужны чертежи на бумаге, ведь байты на диске не сфотографируешь.

Трэвис улыбнулся.

– У меня есть принтер.

– И он печатает чертежи?

Трэвис кивнул.

– Хорошо, – сказала Кэт. – Найди мне простой, изящный и загадочный чертеж, доступный простому смертному.

– Клянусь Богом, Кохран, тебе трудно угодить!

– Ты снова разговаривал с Харрингтоном.

– Он суетится, как наседка.

– Почему?

– Харрингтон никак не может понять, уплыву ли я отсюда прежде, чем будет готова книга, или нет. Но он слишком осторожен, чтобы спросить об этом напрямик.

– Харрингтон не будет собой, если утратит осторожность.

– Тебе неинтересно, что я ему сказал?

Кэт не хотелось знать, когда ей суждено потерять любимого, поэтому она, сделав вид, будто что-то ищет в сумке, беззаботно отозвалась:

– Интересно. Что же ты сказал Харрингтону?

– Я сказал, что никуда не поеду, пока не смогу уговорить упрямую рыжеволосую колдунью уплыть мной на край земли.

Кэт затрепетала.

“Только бы это оказалось правдой. Только Трэвис подождал меня до января”.

– Ладно, моряк, – быстро проговорила она, – тогда тебе придется еще долго стоять в порту.

Кэт искала способ протянуть работу над книгой по крайней мере до января, но не говорила об этом. Она решила просто брать день за днем, ночь ночью.

– Теперь у тебя появится возможность по-настоящему поработать над книгой, – заметил Трэвис.

– Поработать?

– Да. Собирай свое оборудование. Мы поставим парус, и ты будешь фотографировать для книги, пока твой фотоаппарат не сломается.

От предвкушения отправиться в плавание у Кэт подкосились ноги.

– К сожалению, есть одна небольшая проблема.

– Только одна? Собирайся и считай, что твоя проблема решена.

– Но ты же не знаешь, в чем она состоит.

– Верь своему пирату.

– Даже пират не может проявить пленку в море.

– Проявишь пленки, когда пристанем к берегу.

– К сожалению, это тоже не выход, потому что очень опасно связываться с иностранными специалистами. Я рискую потерять большую часть снимков.

– Ну хорошо. Мы перешлем пленки сюда почтой.

– Почта ползет со скоростью улитки, и я не буду знать, какие пленки дошли, какие пропали, а мне нужно иметь под рукой все относящееся к книге.

Трэвис едва сдержал злость и волнение.

– А что скажешь насчет цифрового фотоаппарата? Ты сможешь предварительно просмотреть каждый снимок, записать фотографии на компьютер, запустить одну из моих программ и делать с картинками все что захочешь. Не нравится контрастность? Измени ее. Не нужны облака? Удали их. Не понравился фокус? Установи нужный. Замечательно, добро пожаловать в чудесный мир фотографии двадцать первого века.

– Когда мне повезет, я с удовольствием приобщусь к этому миру. Цифровик стоит в начале списка моих первоочередных покупок.

– А если я куплю цифровой фотоаппарат?

Во внезапно наступившей тишине отчетливо слышался шум прибоя. На какое-то время померк свет, но потом небо снова прояснилось. Штормы Мексики не оставляли в покое Южную Калифорнию вот уже несколько недель.

– Я не знала, что ты занимаешься фотографией. – Кэт осторожно улыбнулась, но ее серые глаза оставались холодными.

– Это одно из многих моих увлечений. – Трэвис провел рукой по волосам и отвернулся, опасаясь снова сказать что-то лишнее. – Пойдем.

– Куда?

– Пообедаем.

– Но мы только что завтракали.

– Это было уже несколько часов назад.

Кэт не стала возражать. Если она скажет, что слишком устала, Трэвис обязательно найдет способ пораньше уложить ее спать. Конечно, она с удовольствием отоспалась бы всласть, но не могла позволить себе этого.

Хорошо и то, что Трэвис перестал говорить о покупке потрясающе дорогого цифрового фотоаппарата. И им на этот раз не пришлось спорить о деньгах. Это уже определенно прогресс.

“Январь, – подумала Кэт с опаской и надеждой. – Мы подождем до января. А тогда я протяну Трэвису руку, и мы отправимся в плавание”.

Но вслух она сказала:

– Как насчет салата из креветок и горячих булочек?

– Этого мне хватит только на один зуб, я хотел бы пообедать.

– Нельзя ли узнать твое меню?

– Блинчики с мясом и горячие лепешки с сыром, луком и бобами, причем все должны подать сразу.

– Смерть желудку!

– Желудку нужна пища, – парировал Трэвис. – Пойдем. Джейсон рассказывал мне о волшебном мексиканском ресторанчике, куда его водил отец перед тем, как снова улететь на Восток.

– Джейсон улетел? – испугалась Кэт.

– Нет, его отец. Но у тебя уже появились первые признаки.

– А-а?

– Недоедания: твои мыслительные способности отмирают.

– Какая чушь.

– Ох-ох. Отсутствие юмора – уже следующая стадия, приближается голодная смерть. Нам лучше поспешить.

Засмеявшись, Кэт обняла Трэвиса. Она успеет компенсировать время, потерянное на обед, встав завтра раньше, чем обычно. Или не ляжет совсем.

* * *

Трэвиса разбудил телефонный звонок. Как всегда, он лежал один на большой постели, откинув вычурные кружевные простыни. Голова его покоилась на розовой атласной подушке. Недовольно вздохнув, Трэвис посмотрел на часы.

Три часа утра. “Три! Когда же ушла Кэт?”

Телефон продолжал звонить.

“Кто может названивать в такой ранний час?” Трэвис схватил розовую трубку.

– Ну?

– Ax, это ты, мой дорогой мальчик, – отозвался Харрингтон.

– Черт возьми, что ты хочешь сообщить мне в такой час?

– Ты один?

– Да.

– Это все объясняет. Ты зол, потому что “Огонь и лед” пресытилась твоим пиратским обаянием и оставила тебя.

Трэвис улыбнулся и зевнул.

– Кэт сейчас в доме по соседству, пытается удовлетворить невероятный аппетит галереи. Представляешь, сначала “Свифт и сыновья” запросили шестнадцать фотографий, она отослала им эти снимки, а потом они увеличили количество до двадцати двух. Поэтому Кэт лезет из кожи вон, готовя недостающие снимки. Думаю, они потребуют сорок шесть фотографий и исключительное право на…

– Эй, Дэнверс, ты хоть помнишь, кто я такой? – прервал его Харрингтон. – Я агент фотографа, о котором идет речь.

– Агентишка. Да ты убиваешь ее!

– Такая выставка, как эта, – переломный момент в карьере художника. Они переместили ее фотографии из бокового коридора на второй уровень главного зала и предоставили не одну комнату, а целых три. Она добилась своего, Трэвис, и это не случайность.

– Потом они пришлют кого-нибудь сюда, чтобы помочь ей продумать экспозицию выставки.

– Разве ты нанимаешь людей, чтобы они помогали тебе компоновать новые конструкции?

– Конечно, нет. Черт возьми, я все делаю сам. Ладно, заканчиваем, я хочу спать.

– Где Кохран?

– А где же ей быть, по-твоему?

– Сейчас еще слишком темно для съемок, поэтому я надеялся застать вас обоих, хм-м-м, дома.

– Что тебя заставило разбудить меня?

– Просто интересно, как идут дела.

– Дела идут прекрасно.

– Все по графику?

Вместо того чтобы ответить, Трэвис задумчиво почесал бороду.

Харрингтону явно что-то нужно. И Трэвис догадывался, что именно.

– Более или менее, – ответил он. – Светает все раньше, а ночи все короче. Тропический шторм, пришедший из Мексики, медленно стихает. Горячий ветер Эль-Ниньо, теплое море и высокие волны осчастливили многих серфингистов этим летом. Температура…

– Очень не хочется прерывать твой рассказ о погоде, но мне еще нужно сказать нечто важное.

– Валяй говори. Наверное, я должен сообщить Кэт, чтобы она тебе позвонила?

– Значит, вы все еще разговариваете?

– С тобой? – невинно спросил Трэвис.

– Клянусь Богом, Дэнверс, ты сведешь с ума кого угодно! У тебя с Кэт дела идут хорошо или нет?

Трэвис мрачно улыбнулся.

– Я думал, что ты серьезно занимаешься этим вопросом.

– Я – да, но почему ты не занимаешься им?

– Дела идут просто прекрасно.

– Что это значит?

– Это же твой вопрос, а не мой. А что значит хорошо?

– Но если дела у вас идут так прекрасно, – холодно заметил Харрингтон, – то почему она так усердно работает?

– Деньги.

– Значит, плати ей больше. Видит Бог, ты можешь себе это позволить.

– Она не хочет брать ни единого пенни.

– Что? Тогда как же она еще держится? “Энергетикc” не заплатила ей, а этот сладкоречивый поэт решил вечно выбирать картинки – извиняюсь, образы души – для своей книги. Подходит время платить за обучение, а дорогая мамочка Кэт расходует деньги на приданое!

Трэвис промолчал.

– Ни пенни? – спросил Харрингтон.

– Ни одного.

– Ты уже не придерживаешься своего правила в отношениях с женщинами?

– Я отказался от него, когда Кэт отказалась от своего – не смешивать бизнес и удовольствие.

– Отказался? Клянусь Богом, это удивительно. От чего вы еще собираетесь отказаться?

– Это наше дело, – спокойно сказал Трэвис. – Мы уже взрослые люди и отвечаем за свои поступки, поэтому наши отношения пусть останутся между нами.

– А как насчет будущего?

Трэвис не любил думать о будущем, а тем более говорить о нем.

– Что насчет будущего?

– Кэт не похожа на других твоих женщин.

– Знаю.

– Ну и что ты собираешься делать?

– Не дави на меня, Харрингтон.

– Перестану, когда ответишь на мой вопрос.

– Я не готов на него ответить.

* * *

Уже перевалило за полдень, когда Трэвис и Кэт вышли из каюты на “Повелительнице ветров”.

– Я знал, что ты успеешь вздремнуть. – Он провел кончиком пальца по ее щеке.

– Вздремнуть? Ты o том, чем мы с тобой занимались?

– Конечно.

Трэвис посмотрел на гавань и мрачно улыбнулся. “Зодиак” был привязан к пристани. Вся команда находилась на берегу, получив указание не возвращаться до вечера. Трэвису не нравилось прибегать к ухищрениям, чтобы остаться наедине с любимой женщиной, но он решил поступить именно так.

И как подросток, старался убедить себя в том, что завтра никогда не наступит.

Чтобы подольше бывать с Кэт, Трэвис стал ее помощником. Вместе с ней он отправлялся фотографировать. Трэвис не только носил тяжелые сумки Кэт, но и предугадывал все ее желания. Она не успевала попросить его, как он подавал ей нужное оборудование.

В первый раз, когда это произошло, Кэт пристально посмотрела на него и прошептала:

– Как бы я жила без тебя?

На что Трэвис быстро и горячо ответил:

– Так же, как и я без тебя, – жил бы потихоньку, не подозревая о том, как много потерял в этой жизни.

Он не знал, долго ли сможет уклоняться от выполнения своих профессиональных обязанностей. Море звало его, а страсть заставляла быть рядом с Кэт. Трэвис понимал только то, что ничего не хочет решать. Главное, чтобы не наступало последнее завтра.

– А где команда? – спросила Кэт, заметив, что судно опустело.

– Уехала на берег, – лаконично ответил Трэвис.

– А как же мы?

– Если возникнут срочные дела, отправимся вплавь.

Кэт зевнула, ощущая изнеможение после занятий любовью с Трэвисом и долгого восхитительного сна.

– Вплавь? Да я пойду ко дну, как кирпич. Похоже, ты решил не отпускать меня.

Трэвис приподнял ее подбородок.

– Запомни, колдунья, теперь ты моя.

– Неужели ты и в самом деле пират? – прошептала она.

– С тобой – да.

– Не двигайся, – сказала Кэт и бросилась в каюту.

– Куда ты?

– Не сходи с места!

Сбежав вниз, она схватила две сумки с фотоаппаратами и побежала на палубу. Капитан наблюдал за ней ленивым чувственным взглядом своих блестящих глаз. Кэт, вытащив фотоаппарат с небольшим объективом, отступила на несколько шагов. Трэвис решил последовать за ней.

– Нет, – сказала она. – Стой где стоишь, ты отлично смотришься.