/ / Language: Русский / Genre:love_contemporary, / Series: Страсть

Незабудка

Элизабет Лоуэлл

Распадается популярный семейный эстрадный дуэт. Джек трагически гибнет в горах. Но как эта случилось, Алана не может вспомнить. Она отправляется на место гибели мужа и неожиданно встречает свою первую любовь…

1996 ru en Black Jack FB Tools 2004-10-17 OCR: Iren, вычитка Натальи П. 05A4E213-73AB-446E-8DCF-00A7C2C24DBD 1.0 Лоуэлл Э. Незабудка АСТ М. 1996 5-7020-1012-4 Elizabeth Lowell Forget me not 1996

Элизабет ЛОУЭЛЛ

НЕЗАБУДКА

Моей сестре Сюзанне Миллз —тихой гавани во время многочисленных штормов

1

Когда раздался телефонный звонок, до рассвета было еще далеко, но Алана уже давно проснулась. После возвращения с Разбитой Горы она спала очень мало и всегда беспокойно.

Отбросив скомканные простыни, Алана потянулась к телефону. Было слишком рано для телефонного звонка кого-нибудь из знакомых с Западного побережья. По-видимому, звонил ее брат из штата Вайоминг, чтобы узнать, как у нее дела и помнит ли она, что случилось на Разбитой Горе.

— Слушаю. — Она сняла трубку, стараясь придать голосу твердость.

— Сестричка, это ты?

— Привет, Боб. Как Мери?

— Считает оставшиеся до февраля деньки. — Боб усмехнулся. — Если она и дальше будет набирать вес такими темпами, я просто поселю ее в конюшне вместе с ожидающими потомства кобылами.

Алана улыбнулась, представив милую белокурую женщину в душном стойле, где Боб держит призовых лошадей.

— Смотри, чтобы тебя не услышала Мери, — предупредила Алана.

— Так это именно ее идея, — парировал Боб и, выдержав паузу, произнес: — Послушай, сестричка…

Рука Аланы, сжимавшая трубку, напряглась. Она хорошо знала этот жалобный, умоляющий тон, каким обычно маленькие дети просят о чем-то старших.

Ему явно было от нее что-то нужно.

— Когда ты возвращаешься домой? — напрямую задал вопрос Боб.

Сердце Аланы учащенно забилось. Она не знала, как признаться брату, что ее пугает сама мысль о возвращении на ранчо, над которым возвышается окутанная холодом и темнотой Разбитая Гора.

До своей последней поездки туда она любила ранчо, любила горные вершины, тишину и облака, мягко клубящиеся над окрестностями. Все здесь напоминало о Рафаэле Уинтере: и нежная гладь озер, и благоухание близлежащих рощиц, восходы и закаты солнца, полыхавшие ярким заревом, и дуновения ветерка, похожие на удивительные звуки губной гармошки Рафа. Алана очень любила природу, и любовь ее была велика оттого, что и они с Рафом являлись частью этой природы, возлюбленными, которых благословили небо и горы, озаренные солнцем, вечные и прекрасные.

Сейчас же эти горы вселяли ужас.

А воспоминания о Рафе были ломкой, хрупкой оболочкой, под которой ей хотелось спрятаться в надежде прогнать ужас и темноту, выползавшие из бездны этих шести страшных дней.

— Я не… — начала было Алана.

Но брат перебил ее, не дожидаясь отказа.

— Я уже разговаривал с твоим импресарио, — бодро начал Боб. — Он сообщил, что ты отменила все концерты и не хочешь даже просмотреть песни, которые он тебе прислал.

— Да, но…

Но Боб не слушал.

— Поэтому не надо рассказывать мне, как ты занята. Если ты по-прежнему пишешь песни, то можешь прекрасно делать это и здесь. С большим успехом, чем где-либо. Все лучшее создано тобой именно здесь.

С явным усилием Алана расслабила пальцы, сжимавшие трубку. Никаких других отговорок у нее не было, поэтому она просто молчала.

— Сестричка? Ты очень нужна мне здесь.

— Боб, я не думаю… — начала Алана. Но голос предательски дрогнул.

— Только не отказывайся, — быстро произнес он. — Ведь ты даже не знаешь, что мне от тебя нужно.

«А ты не знаешь, что нужно мне, — раздраженно подумала Алана. — Тебе никогда даже в голову не приходило спросить, не нуждаюсь ли я в чем-то!»

Но это были лишь мысли — губы безмолвствовали. Молчаливый крик о помощи. Крик, болью отозвавшийся в сердце.

Того, в чем она действительно нуждалась, Боб никак не мог ей предоставить. Ей нужны были душевное тепло, и вновь обретенная уверенность, и крепкая мужская сила, подобная надежному мосту через бездну. Ей требовалось вспомнить, что же с ней произошло, и вновь научиться противостоять невзгодам. Она жаждала ощущения любви, а не ужаса. Ей нужна была светлая мечта, чтобы избавиться от ночных кошмаров.

Ей нужен был Рафаэль Уинтер.

Но Раф был только мечтой. А кошмары — реальностью.

Глубоко вздохнув, Алана заставила себя вернуться к действительности, в мир, в котором она жила. Одна, надеясь только на себя. Ей не раз приходилось это делать, когда на нее обрушивались ночные кошмары. Глубокий вдох и решимость добиться большего, и плевать, сколь незначительным казалось то малое, что она имела.

— Что тебе нужно? — тихо спросила Алана. — Ты же знаешь, что на ранчо всегда были трудности с деньгами, — быстро ответил Боб. — Неплодородная земля, что и говорить. Поэтому нам с Мери и пришла в голову мысль провернуть первоклассную операцию. Высокогорная экспедиция для людей с тугими кошельками.

Алана неопределенно хмыкнула в трубку.

— Мы уже все распланировали, все продумали, все разложили по полочкам, — затараторил брат. — Двое первых наших клиентов — отличные путешественники, о чем свидетельствует их послужной список. Казалось, все складывалось удачно, и вдруг…

— Что вдруг? — успела задать вопрос Алана.

— Мери забеременела, — был ответ. — Нет, мы оба, конечно, счастливы, два года у нас ничего не получалось, но…

— Что но?

— Доктор Джин возражает против поездки верхом.

— Проблема только в этом?

— О Боже, конечно. Именно Мери должна была быть нашим поваром и одновременно развлекать гостей. На нее ложилась обязанность улаживать возможные конфликты. Ты понимаешь, о чем я, сестричка? — Да, понимаю.

Это была та роль, что выпала в семье на долю Аланы с тех пор, как ей исполнилось тринадцать и умерла ее мать, оставив трех мальчишек, убитого горем мужа и дочь, которой пришлось очень быстро повзрослеть. Именно тогда Алана научилась извлекать из тайников души и улыбку, и нежность, и заботу, в которых так нуждались окружающие. Она собрала воедино распавшуюся было семью, поскольку ей самой нужны были семейный очаг, звонкий смех и душевное тепло.

— Это будет больше похоже на отдых, чем на работу, — уговаривал Боб.

Она слышала умоляющие нотки, но не они насторожили ее, а прорывающееся в его голосе беспокойство.

— Представь себе: пешие и верховые прогулки, рыбалка — все, что мы любим с детства. Сестричка, ты будешь довольна, я точно знаю. Настоящий отпуск.

Алана чуть не задохнулась от леденящего ужаса. Отпуск, подумала она с содроганием. Отпуск в горах, где она чуть не погибла. В горах, которые до сих пор являются к ней в ночных кошмарах.

О Боже, и такой отпуск предлагает мне мой младший брат!

— Сестричка, — продолжал уговаривать Боб, — я ни за что не обратился бы к тебе, будь у меня другой выход. Но мне некого больше просить. Поездка подготовлена, и ребята уже здесь. Ну, пожалуйста.

Неожиданно перед глазами возникла яркая картина… Поздняя осень, узкая тропинка, обвивающая Разбитую Гору, хромая лошадь и седло, которое весит больше самой лошади. Она ведет лошадь, еле передвигающую ноги под тяжестью седла. Вокруг молчаливое величие предгрозовых бурлящих облаков. С пятнадцати лет знала она об опасности быть застигнутой грозой на открытом участке горы.

Внезапно небо располосовала, молния, она ударила так близко от Аланы, что та почувствовала запах обожженной скалы. Гром, казалось, оповестил о конце света. Лошадь пронзительно заржала, встала на дыбы, вырвала поводья из рук. Охвативший бедное животное ужас заставил забыть о хромоте. Лошадь понеслась вниз по горному склону, оставив Алану одну.

Она стояла испуганная, оглушенная раскатами грома, одурманенная запахом обожженного камня. Потом услышала, что кто-то зовет ее по имени.

По отвесному склону к ней спускался Раф, управляя вырывающейся обезумевшей лошадью с той силой и грациозностью, что всегда были предметом особого восхищения Аланы. Он поднял ее и посадил перед собой, пришпорил коня, и они понеслись вниз, озаряемые вспышками молнии.

Укрывшись в густой зелени ели, она пережидала грозу, набросив на плечи его пиджак и наблюдая за ним глазами женщины-ребенка, с каждым вздохом все больше превращаясь из ребенка в женщину.

На Разбитой Горе узнала Алана первый страх, затем любовь и, наконец, ужас.

Интересно, не придется ли ей испытать на Разбитой Горе новые сильные ощущения, которые избавят ее от ночных кошмаров?

Такая возможность замерцала перед ней, как рассвет, пробивающийся сквозь ночную мглу, изменяя все вокруг.

— Сестричка? Ответь что-нибудь.

Алана испугалась, услышав свой глубокий вздох и спокойный ответ:

— Конечно, я помогу тебе.

Она не слышала ни крика победы, ни заверений Боба, что он не расскажет никому из клиентов, что она и есть та знаменитая певица Джилли, ни слов благодарности, что просто выручила его. Она не слышала ничего, кроме отголоска своего страшного решения вернуться снова на Разбитую Гору.

Будто почувствовав, насколько хрупким было ее согласие, брат заговорил еще быстрее:

— Я заказал билет на самолет до Соленого Озера, оттуда на местный рейс прямо до нашего аэропорта. У тебя есть карандаш?

Алана с удивлением смотрела на аппарат. Сам факт того, что Боб позаботился обо всех мелочах ее поездки, был просто ошеломляющим. Нельзя сказать, что брат был невнимательным человеком, он заботился о Мери и даже покровительствовал ей. К Алане же относился, как дети обычно относятся к родителям или взрослым.

— Сестренка, — терпеливо повторил Боб, — у тебя есть карандаш? Он убьет меня, если я упущу этот шанс.

— Он? — переспросила Алана, роясь в ящике стола в поисках карандаша. — Кто убьет тебя? Повисла мертвая тишина. Затем Боб неестественно хихикнул.

— Посредник, который организовал поездку, — был ответ. — Кто же еще? Готова?

— Не гони лошадей, — проворчала Алана. Женщина нашла карандаш, взяла квитанцию на выдачу кредитной карточки, перевернула ее и записала номера рейсов и время вылета.

— Но это же сегодня! — пыталась протестовать она.

— Говорю же, ты нам очень нужна.

— Не слишком ты любезен, братец.

— Зато затея великолепна, — невнятно пробормотал Боб.

— Что?

— Ничего. Только, умоляю, не опаздывай на самолет, иначе моя голова полежит с плеч.

— Боб… — начала Алана.

— Спасибо, сестричка, — поспешно поблагодарил он, перебив ее. — Ты не пожалеешь. Если кому и удастся победить, то только ему.

— Ему?

У Аланы было такое чувство, что она пропустила часть беседы, причем самую важную.

— Кому ему? — снова спросила она.

— Черт меня дери! — сквозь зубы выругался Боб.

— Посреднику — организатору поездки? — гадала Алана.

— Да, да, посреднику. Хотя он — нечто большее, — безразлично ответил Боб. — До встречи, сестричка. Пока.

Алана даже не успела ответить. Разговор прервался. Она стояла и смотрела на трубку, которую продолжала сжимать в руке. Почему же она все-таки согласилась на поездку, сама мысль о которой наводит на нее ужас?

Было просто глупо позволить сладостным воспоминаниям о Рафе Уинтере опять завлечь ее в топкое болото ночных кошмаров. Она даже не знала, в Вайоминге ли сейчас Раф. Раньше работа стояла у Рафа на первом месте. Время пребывания на ранчо у Уинтеров было строго ограничено, так что встречались они не часто. Но этого оказалось достаточно. Алана научилась любить Рафа и смирилась с его отъездами. Она ждала, что в один прекрасный день он женится на ней, и тогда ей не придется бредить о нем по ночам. А потом Раф умер. Точнее — об этом известил Пентагон. …В трубке раздались протяжные гудки, напоминающие, что пора положить ее на рычаг. Она так и сделала и пристально посмотрела на телефон.

Он был ярко-красным, как цветы на испанской изразцовой плитке, которой была отделана кухня. Красный, как цветы, что растут высоко в горах.

Красный, как кровь.

— Разве я видела Джека мертвым на Разбитой Горе? — прошептала Алана. — Или мой разум отказывается помнить об этом?

Вздрогнув, она быстро отошла от ярко-красного телефона.

Потерла руки, чтобы избавиться от озноба, который преследовал ее со времени последнего путешествия на Разбитую Гору. Быстро прошла в ванную. Там натянула джинсы и старую хлопчатобумажную блузку. По привычке тщательно застегнула блузку на все пуговицы, спрятав изящную золотую цепочку, давным-давно подаренную Рафом.

Кончики пальцев, как обычно, задержались на крошечной части цепочки — эмблеме бесконечности.

Вечная, бесконечная любовь.

Радужная мечта.

Реальность была иной — шесть выпавших из памяти дней и ночные кошмары, которым хотелось положить конец.

Медленно Алана прошла на кухню. Трясущимися руками включила кофеварку, поджарила два яйца и намазала маслом ломтик хлеба. Усилием воли заставила себя поесть, выпить чашку кофе и убрать за собой — в общем, сделать обычные человеческие дела.

Она грустно разглядывала растрепанную стопку бумаг на кухонном столе. Ей бы следовало просмотреть песни, что прислал импресарио. Новые песни для сольного исполнения оставшимся в живых певцом дуэта Джек-и-Джилли.

Неплохо было бы заняться и нотами, но она не будет этого делать. Она просто не в состоянии петь.

Это была самая горькая потеря, самая непереносимая боль. До Разбитой Горы она могла дарить людям песни, нести радость любви, избавлять от одиночества и отчаяния.

Алана черпала силы в любви к человеку, которого считала погибшим, воплощая свою любовь в песне. Пение было единственной отрадой, смыслом жизни после страшного известия о смерти Рафа.

Джек Ривз не любил ее, и она всегда знала об этом. Не любила его и Алана. Это был деловой брак, простой и честный. Джек любил славу, а Джилли — пение. Но Джек мертв, и Джилли может петь только во сне. Во сне она пела под аккомпанемент губной гармошки Рафа, а не в сопровождении безупречного тенора Джека. Пробудившись, музыки она уже не слышала. У нее не было боязни сцены. Даже сейчас ей не страшно было показаться одной перед публикой. Не пугали ее и жестокие стишки, приходящие на ум поклонникам при ее появлении.

Джек-и-Джилли

В горы забралися,

Чтобы водки вылакать ведро.

Вниз свалившись,

Джек разбился насмерть,

Джилли тронулась умом.

С подобной «поэзией» приходилось Алане сталкиваться и раньше, сотни раз читала она эти вирши напечатанными, слышала, как ей шептали их вслед. Но это ее не пугало. Она страшно боялась другого — разжать губы и почувствовать, что песня не звучит, что горло сковано льдом безысходности, как будто песни уже не живут у нее в душе и никогда больше там не поселятся. Ничего, кроме ужаса и тишины смерти.

Алана огляделась вокруг, едва узнавая обстановку. Хотя она прожила в этой квартире, которую снимала у Орегона, уже три недели, все здесь казалось чужим и незнакомым. Явью были лишь ночные видения о Разбитой Горе.

Кроме этого — пустота.

Алана стремительно подошла к стеклянной стене, сквозь которую просматривался внутренний дворик. Она стояла около стекла, стараясь встряхнуться от ночных кошмаров, страха и ошибок, и главное — от прошлого, которое давило на нее, не позволяя понять произошедшее и взглянуть на мир новыми глазами.

— И все же я вспомню однажды, что случилось со мной, — вслух прошептала Алана. — Вспомню, обязательно вспомню.

2

Шумно вздохнув, Алана отсутствующим взглядом обвела комнату, в которую медленно заползала утренняя заря, по стенам заскользили нежно-розовые, золотистые, пурпурные тени. Первые прозрачные лучи сентябрьского солнца были похожи на чудо, дарованное природой после бесконечной ночной мглы.

Алана поймала себя на том, что опять рассматривает в стекле свое отражение, как это уже не раз случалось с ней после событий на Разбитой Горе. Она пыталась найти внешние признаки шести-дневного провала памяти. Но тщетно. Внешне женщина совсем не изменилась. Выглядела так же, как и до похода в горы вместе с мужем, певцом Джеком Ривзом — самой большой ее ошибкой в жизни.

Пение само по себе не было ошибкой. А вот брак расчету — был. Джек всегда стремился к большему, Алана довольствовалась малым. Он хотел примирения. Она же хотела скорее покончить с этим браком. С такими намерениями начали они восхождение на Разбитую Гору.

Назад вернулся только один из них.

На теле Аланы (а в женщине было пять футов и пять дюймов росту) не осталось никаких видимых следов произошедшей трагедии. Лодыжка зажила и болела лишь к перемене погоды. Кровоподтеки, ссадины, синяки прошли. Не было ни шрамов, ни рубцов. Больше не приходилось истязать себя диетами, чтобы сохранить облик стройной девушки, так привлекающий публику. После Разбитой Горы аппетит пропал.

Никаких внешних изменений.

Алана немного наклонилась, пристально рассматривая свое полупрозрачное отражение в стеклянной стене. Все было прежнее. Длинные стройные ноги, с детства исходившие вдоль и поперек высокогорья в Вайоминге. Грудь, талия, бедра средних размеров. Золотисто-бронзовая кожа. Ничего необычного. Абсолютно ничего.

— Безусловно, что-то должно измениться во внешности, — твердила Алана своему отражению. — Нельзя потерять партнера, лишиться воспоминаний о шести днях, сомневаться в собственном здравомыслии и не найти никаких внешних перемен.

Но их не было.

Огромные темные глаза и особый изгиб линии рта рождали ощущение таинственной внутренней улыбки. Волосы, по-прежнему черные и блестящие, были заплетены в две толстые косы, ниспадающие до талии.

Долго и внимательно рассматривала Алана свои косы, впервые осознав, что они чем-то… мешают ей.

В сущности, ей никогда не нравились длинные волосы, но ей пришлось смириться с этим, как и со сценическим именем Джилли — двумя необходимыми атрибутами образа девушки-подростка, столь обожаемого публикой. Образа под стать голосу, ясному, чистому, прозрачному, как горный ручей.

Внезапно перед ней вновь возникли сумбурные видения ночных кошмаров.

…Низвергающиеся вниз потоки воды, холод, темнота, неясные очертания гор, лед и мгла, облака над головой, молнии, пронзающие небо, оглушительный гром…

А потом наступает страх. И сильный холод. Только холод и сковывающий движения страх. И полная беспомощность…

Она пытается бежать, но ноги, будто налитые свиниом, глубоко увязают в земле. Каждый шаг кажется вечностью. Она знает, что надо двигаться быстрее, а то пропадешь. Она знает, что должна бежать, но не может.

…Она ранена, истекает кровью, пронзительно кричит в ночи. Бежит, спотыкается, падает и, поднявшись, несется дальше и падает опять…

— Немедленно прекрати, — резко приказала себе Алана, увидев отражение ужаса в освещенном зарей стекле и скользящей по стене темной тени.

Она несколько раз глубоко вздохнула, стараясь успокоиться и мысленно убеждая себя, что нельзя воспринимать ночные кошмары как реальность. Действительность иная.

Ночные видения, появившиеся под влиянием гибели Джека во время грозы в горах, — это плод ее воспаленного воображения, следствие того, что она сама была в двух шагах от смерти, когда скатилась вниз и чудом осталась в живых, израненная и покалеченная.

Доктор Джин беседовал с Аланой, и она поверила ему, как с детства привыкла верить его убеди-тельному голосу и мягкой улыбке. Он сказал, что у нее потеря памяти, случай, хотя и необычный, но не безнадежный. Это естественная реакция организма. Нужно время, чтобы восстановить память, тогда Алана вспомнит подробности гибели своего мужа и собственные мучения, выпавшие на ее долю на Разбитой Горе.

А если память не вернется к ней?

Ничего страшного, уверял доктор. Алана молода. Здорова. Выход есть — ей следует начать новую жизнь.

Алана скривила губы в горькой усмешке, вспомнив разговор с доктором. Ему легко так говорить. Не его разум превращает шесть выпавших из памяти дней в бесконечные ночные кошмары.

Нельзя сказать, чтобы женщина сильно страдала из-за гибели мужа. Они с Джеком были абсолютно разными людьми, связанными воедино лишь узами абсолютной музыкальной гармонии. Этого было достаточно для карьеры певцов, но не обеспечивало счастливого брака. И все же временами Алана не могла отделаться от чувства, что, веди она себя раньше по-другому, Джек, возможно, тоже изменился бы. Если бы она прилагала больше усилий или, напротив, не так бы усердствовала. Если бы она проявляла слабость или не была бы такой сильной. Если бы она больше заботилась о Джеке или меньше жалела его.

Возможно, это помогло бы им обоим. Но Алана знала, что пришедшая на ум мысль — лживая. Она могла бы полюбить Джека только в том случае, если бы никогда не повстречала, не полюбила, а потом и не потеряла Рафа Уинтера. Рафа, с его удивительным смехом, его страстью, его нежными, ласковыми руками.

В Рафа она влюбилась в пятнадцать лет, обручилась с ним в девятнадцать, познала тайны любви, когда ей исполнилось двадцать. Рафаэль, темноволосый, с сияющими янтарными глазами, наблюдал за переменами, происходящими с ней при его прикосновениях. Ее пальцы выглядели особенно нежными рядом с его мужественным лицом, стальными мышцами и мускулистыми руками. Его сила всегда удивляла ее так же, как и его стремительность; ей никогда не было с ним страшно. Раф мог обнимать ее подавлять ее мягкость своей силой, но она не испытывала чувства страха, напротив, страстное желание быть ближе к нему, обняться еще сильнее, отдать всю себя Рафу и получить его взамен. Только с Рафом было ей удивительно хорошо. Спустя четыре года Пентагон известил Алану, что Рафаэль Уинтер погиб. Ей сообщили только это. Ни где погиб ее жених. Ни как погиб. Ни при каких обстоятельствах. Только сухая констатация факта его смерти.

Это известие практически сломало Алану. Никогда больше не услышит она в ночи нежных звуков его губной гармошки. Никогда больше не будет ее голос сливаться с серебряным звучанием этого инструмента, становящегося волшебным в руках Рафа. С Рафом пела она ради удовольствия и не знала большего счастья, чем любовь к нему: тела и души слиты воедино, удивительная гармония, все остальное мелкое, незначительное, даже песни.

После смерти Рафа Алана чувствовала себя опустошенной. Все ей стало безразлично. Даже жизнь. Когда часы и минуты жизни без Рафа нагромождались друг на друга, лавиной увлекая ее за собой в темноту, ода интуитивно потянулась к песне. Пение было ее единственным спасением, возможностью сохранить потерянную любовь.

Пение означало для нее Джека Ривза, человека, с которым она выступала в маленьких кафе, на ярмарках, в закусочных. Для Джека пение было скорее бизнесом, чем удовольствием. Он хладнокровно проанализировал ранимость Аланы, ее отчаяние и безысходность, а потом спокойно сказал, что петь дуэтом они будут только при условии, если она выйдет за него замуж и покинет горные вершины ради вершин славы.

Алана была категорически против брака, ей нужен был лишь один мужчина, тот, что уже мертв.

Часы жизни без Рафа исчислялись сотнями, тысячами… и она согласилась стать женой Джека, поскольку надо было найти свое место в жизни, иначе она бы просто сошла с ума. Раф умер. У нее не осталось ничего, кроме карьеры певицы, а Джек дразнил ее этой перспективой, еще пока был жив Рафаэль.

И Алана покинула высокогорные вершины Вайоминга в надежде, что на другом конце света ей не будет мерещиться Раф в каждом ночном звуке, при каждом восходе луны и она не станет принимать тепло солнечных лучей за тепло его тела.

Она вышла замуж за Джека, хотя это едва ли можно было назвать замужеством. В жизни с Джеком Ривзом была лишь пустота. Алана пыталась заполнить ее песнями.

Год спустя ей сообщили, что Рафаэль Уинтер жив. И сообщил об этом не Раф. Он ни разу не позвонил ей, не написал ни строчки, никаким образом не дал о себе знать женщине, которой однажды признался в любви.

Теперь Джек мертв, погиб четыре недели назад в дикой местности, которую не любил. Алана была с ним рядом на Разбитой Горе, когда он погиб. Но она этого не помнила. Эти шесть дней отделяли ее от жизни глухой стеной.

А за стеной бурлил, бесновался страх, пытаясь вырваться наружу.

Алана закрыла глаза, не в состоянии видеть темноту отчаяния в собственном отражении в стекле. Раф умер, а потом воскрес. Джек был мертв, мертв навсегда.

Ее любовь к Рафу — бессмертна.

Негромко вскрикнув, Алана закрыла глаза, избавляясь от своего отражения в стекле.

— Все, достаточно, — резко приказала она себе. — Хватит жить прошлым. Прекрати изводить себя. Есть вещи, которые ты не можешь изменить.

Она открыла глаза, столкнувшись лицом к лицу с совершенно другим отражением, которое еще не рассеял свет утренней зари, льющийся из противоположного окна. Она была похожа на горную серну, на мгновение замершую перед стремительным прыжком. Карие глаза, темные, широко раскрытые, смотрели настороженно.

Черная коса скользнула на плечо и закачалась перед стеклом, когда Алана наклонилась вперед. Она перебросила через плечо и другую косу. Это был непроизвольный жест: как только косы оказывались за спиной, она тотчас перебрасывала их на грудь. В случае, если бы ей пришлось неожиданно бежать, косы не болтались бы за спиной, как два черных жгута — идеальное средство, чтобы схватить ее, поднять в воздух и удержать, как в капкане…

Алана заглушила в себе готовый вырваться наружу крик. Быстро прошла на кухню. Теперь отражение смотрело на нее из окна над раковиной.

Не отводя от него глаз, стала шарить в ящике стола. Пальцы нащупали рукоятку длинного ножа для разделки мяса. Ярко сверкнуло остро отточенное лезвие.

Она поднимала нож все выше, пока тупая сторона лезвия не оказалась на уровне шеи, под подбородком. Спокойно, не торопясь, она начала перерезать левую косу. Тяжелые волосы беззвучно упали на пол. Не колеблясь, проделала то же самое с правой косой. Закончив, Алана встряхнула головой. Волосы разлетелись в стороны. Естественные крупные локоны, только что туго стянутые в тяжелые косы, будто вырвались из плена. Темные блестящие завитки волос нежно обрамляли ее лицо. Мечтательные карие глаза загадочно сияли. Внезапно женщина осознала, что натворила. Она смотрела на длинные черные косы на полу, на стальной нож в руке, на отражение в окне, не похожее больше на Джилли. Нож упал на пол с металлическим лязгом.

Алана пристально рассматривала себя и хотела понять, не сошла ли она окончательно с ума.

Она бросилась из кухни в спальню. Там вытащила кое-какие вещи из шкафа, сняла часть одежды с вешалок и торопливо начала все упаковывать. Большая часть ее гардероба все еще была в Лос-Анджелесе, часть — на ранчо, специально оставленная там для отпуска, который Алана планировала провести с братом и Мери.

После побега из госпиталя Алана была слишком напугана, чтобы возвращаться за вещами на ранчо. Она просто сбежала в Портленд, в котором никогда не жила, надеясь избавиться от ночных кошмаров.

Но из этого ничего не вышло.

Пока Алана упаковывала вещи, она продолжала смотреть на телефон. Ей хотелось позвонить Бобу и сказать, что она передумала, и тут же повесить трубку, чтобы не слышать его возражений.

Но, подходя к телефону, она каждый раз вспоминала о Рафаэле Уинтере, стремясь тем самым уравновесить ужас ночных кошмаров, вырваться из плена шести страшных дней. Раф был для нее как талисман.

Именно на Разбитой Горе испытала Алана и величайшее удовольствие, и величайший ужас, которые, возможно, просто уничтожат друг друга, уступив ей дорогу к новой жизни. Спокойной, уравновешенной.

Где не будет воспоминаний о мужчине, которого любила, и о нелюбимом муже. Воспоминаний о возлюбленном, который умер, а затем вернулся, и о муже, который погиб и никогда уже не вернется.

Где не будет воспоминаний о Рафе, являющемся к ней во сне.

О Джеке, который преследовал ее в ночных кошмарах.

Когда Алана все-таки сняла телефонную трубку, она позвонила в ближайший салон и договорилась, чтобы ей уложили волосы. Обычные заботы успокоили ее. К тому времени как Алана добралась до самолета, она чувствовала себя увереннее. Вечером она окажется дома. Если ночные кошмары опять будут ее преследовать, то пусть лучше это происходит в родных стенах, где прошло детство, а не в чужих холодных холлах временного жилища.

Она успокаивала себя этой мыслью, пока добиралась до Соленого Озера, а там пересаживалась в самолет до Вайоминга. Когда стюардесса предложила газету, Алана машинально взяла ее. Она пробежала глазами страницу, и вдруг взгляд остановился на заголовке в разделе развлечений: «Последняя песня Джек-и-Джилли». Хотя внутри все похолодело даже при взгляде на заголовок, Алана знала, что статью она прочтет. Она читала все, написанное о гибели Джека, даже досужие вымыслы бульварной прессы. И эту статью она просто не может обойти стороной.

Прошел уже почти месяц со дня смерти Джека. Месяц с тех пор, как у Аланы появился провал в памяти. Она все еще надеялась, что кто-то где-то знает больше о гибели Джека, что какое-то слово или фраза в статье смогут привести в действие дремлющие механизмы ее памяти и события тех шести дней вырвутся наружу, избавив ее от ночных кошмаров.

Или, напротив, подвергнут более жестоким страданиям.

Такая возможность таилась в извилистых лабиринтах ее разума. Доктор Джин предполагал, что она испытала ужасы, неподвластные ее воображению даже в ночных видениях.

Потерю памяти можно рассматривать с разных точек зрения. Божий дар. Естественный рефлекс. Следствие пережитого кошмара. Все соткано воедино и ничего конкретного. Но страх она испытывала постоянно, пугаясь собственной тени, особенно в преддверии ночи.

Возможно, доктор Джин и прав. Может, ей лучше и не вспоминать о произошедшем.

Алана торопливо отогнала неприятную мысль. Ничего не может быть хуже состояния, когда не веришь в собственные разум, мужество и здравомыслие.

С тех пор как умерла мать, Алана всегда была мужественной, единственной в семье, кто знал, что нужно делать, и делала это.

А потом умер Раф, и Алана просто сломалась.

Музыка стала единственным утешением после смерти Рафа. В музыке воплощались светлые мечты о человеческом тепле, о безудержном веселом смехе и о великой любви, о которой можно только петь, потому что слова бессильны.

Благодаря песне пережила Алана даже смерть возлюбленного. Она нашла в себе силы, чтобы действовать. Это она доказала своим прошлым. Любыми путями докажет опять. Она переживет горе.

Любой ценой. Алана взяла газету, сложила ее удобнее и начала читать.

В первой части статьи давался обзор только что выпущенного альбома Джек-и-Джилли. Дальше шло простое перечисление фактов о гибели Джека. Месяц назад Джек и Джилли Ривз отправились в путешествие верхом по отдаленным районам Вайоминга. В пути их застал снежный буран. Они пытались спастись, но удалось это лишь Джилли. Джек погиб при падении. С сильно вывихнутой лодыжкой Джилли каким-то чудом сумела спуститься с горы, она добралась до рыбацких хижин и уже оттуда по радио попросила о помощи.

Тем не менее, она сама была в двух шагах от смерти. Моральная травма была настолько сильна, что она потеряла память и ничего не помнит о том, как ползла навстречу своему спасению. Врачи констатировали истерическую потерю памяти, вызванную смертью мужа от несчастного случая. Ше-

риф Митчел был согласен с такими выводами, поскольку вскрытие показало, что причиной смерти Джека было несовместимое с жизнью повреждение шейных позвонков в результате падения.

Несчастный случай…

Ничего нового. Ничего неожиданного. Ничего, что могло бы восполнить ужасный пробел, оставленный в памяти Аланы о тех шести днях. Тем не менее, она перечитала статью еще раз, пытаясь найти ключ от запертой кладовой своей памяти.

Но тщетно. Она не удивилась и не разочаровалась.

При заходе самолета на посадку Алана сидела и нервно перебирала пальцами волосы. Голова казалась чужой, легкой, не обремененной больше тугими черными косами. Мастеру удалось превратить остатки отрезанных ножом волос в аккуратную нежную шапочку, которая обрамляла, но не скрывала полностью лицо с правильными чертами. Результат оказался поразительным — переливающееся полночное серебро нежно оттеняло интеллигентное лицо, отмеченное печатью трагедии и кошмара.

Маленький частный самолет с легким толчком коснулся взлетно-посадочной полосы. Сначала пошли к выходу несколько сидевших перед Аланой рыбаков, любителей форели, рассказывавших бесконечные байки о прежних уловах и заключавших пари насчет первой, самой крупной, рыбы на предстоящей рыбалке.

Алана неохотно поднялась и медленно пошла по узкому проходу между рядами. Когда она сошла с трапа самолета, багаж ее уже был выгружен и аккуратно поставлен у нижней ступени лестницы. Она подняла легкий чемодан и повернула к невысокому зданию — единственному строению на многие мили вокруг.

За ее спиной послышались звуки удаляющегося самолета. Он двигался к началу взлетно-посадочной полосы, быстро увеличивая число оборотов и набирая скорость, готовясь к прыжку в прозрачное высокое небо.

Она добралась до строения, когда самолет издал резкий, оглушительный звук. Поставила багаж и обернулась, чтобы посмотреть, как убирают шасси. Самолет резко взмывал вверх — мощная серебристая птица, в свободном полете. Женщина слушала постепенно затихающие звуки рокочущего двигателя и наблюдала, как самолет превращался в маленькую серебряную точку, двигающуюся между величественными вершинами Горы Извилистой Реки и Горы Зеленой Реки.

На мгновение Алана закрыла глаза и запрокинула голову. Ее лицо ласкали удивительно теплые лучи сентябрьского солнца Вайоминга. Воздух был наполнен запахом земли и ароматом полыни. Не той низкорослой, чахлой, растущей в пустынном юго-западном районе, а высокогорной полыни с толстыми бледно-лиловыми стеблями, кусты которой выше человеческого роста, а нежные ветви сплетают ажурную паутину на фоне высокого неба.

Свежий ветер подул с гранитных высот, принося с собой сладостный многообещающий запах сине-голубых рек, лениво извивающихся меж скалистых берегов, аромат вечнозеленых деревьев, кажущихся лесными исполинами при лунном свете, крики койотов, вечный зов которых стар как мир.

Она дома.

Алана глубоко вздохнула, испытывая наслаждение и страх. Услышав приближающийся шум шагов, она быстро обернулась и сердце застучало сильнее. После событий на Разбитой Горе ее охватывал ужас, если кто-то невидимый приближался к ней.

По направлению к Алане шел мужчина. Вырисовывался лишь темный его силуэт, поскольку солнце было у него за спиной.

По мере приближения мужчина обретал четкие очертания. Он был на семь дюймов выше Аланы, с легким широким шагом человека, который провел большую часть жизни в пеших походах и в седле. Одет в выгоревшие джинсы и бледно-голубую, небесного цвета рубашку, ботинки выдавали любителя верховой езды. Густые темно-каштановые волосы мужчины выглядывали из-под черной шляпы «стетсон». Глаза имели цвет виски, под шелковистой полоской усов прямая линия губ.

Тихо вскрикнув, Алана закрыла глаза. Сердце бешено колотилось, ноги стали словно ватные. Она сошла ума, начались галлюцинации. Буря, холод, ужас, падение…

— Алана, — позвал он.

Голос был нежный, глубокий, наполненный удивительной лаской.

— Рафаэль? — Она шумно вздохнула, боясь открыть глаза, разрываясь между надеждой и видениями. — О, Раф, неужели это ты?

* * *

Раф осторожно поддержал Алану под локоть. Только тогда она поняла что стоит покачиваясь. Тепло и сила его рук, как молнией, пронзили ее тело. На мгновение женщина оперлась на Рафа.

Затем, осознав, что до нее дотрагиваются, она отпрянула в сторону. После Разбитой Горы ее пугали любые прикосновения.

— Это действительно я, Алана, — произнес Раф, внимательно наблюдая за ней.

— Рафаэль… — У Аланы перехватило дыхание, чувства захлестнули ее.

Она протянула руки, желая прикоснуться к его лицу. Однако усилием воли, болью отозвавшимся в сердце, Алана погасила огонь противоречивых эмоций, которые буквально разрывали ее на части.

Бежать к нему. Бежать от него, даже от одного его присутствия. Разрешить обнять себя. Не позволить ему даже прикоснуться.

Любить его. Нет, не давать волю чувствам. Ее спасение в полном безразличии к нему.

Вспомнить, какие чувства испытываешь, будучи любимой. Забыть, забыть все. Потеря памяти — единственный бальзам для израненной души.

— Почему ты здесь? — прерывающимся голосом спросила Алана.

— Я приехал, чтобы отвезти тебя домой.

Его слова странным образом подействовали на Алану. Слабо вскрикнув, она закрыла глаза и внутренне напряглась, пытаясь взять себя в руки. Ее приезд в Вайоминг был большой ошибкой. Она мечтала о любви, чтобы сгладить ужасы ночных видений. А сейчас Раф оказался не мечтой, а реальностью. Так же, как и кошмар. Алана предпринимала отчаянные попытки сдержать свои чувства. Она не переставала задавать себе вопрос, что же все-таки случилось в эти шесть дней, в наследство от которых достался лишь жуткий страх. Больше всего ее волновало, удастся ли вырваться из плена ночных видений, сможет ли она опять смеяться и петь… или у нее не хватит сил на борьбу, она сдастся, и черная пелена беспамятства окутает ее разум. Всю ее.

Раф пристально наблюдал за Аланой. Когда он заговорил, голос его звучал обыденно, успокаивающе, абсолютно естественно.

— Нам пора ехать, — сказал он. — Надо добраться до ранчо, пока не началась гроза.

Он нагнулся, чтобы взять чемодан из ее ослабевших рук. С грациозностью снежного барса распрямился и пошел к джипу, припаркованному в нескольких сотнях футов отсюда.

Алана молча наблюдала за ним, ее руки замерли у высокого воротничка шелковой блузки цвета бургундского вина. Она глубоко вздохнула, все еще ощущая тепло его прикосновения, когда Раф поддержал ее. Ничего более. Просто поддержка. Помощь. Ей нечего бояться.

Или она ошибается?

В оцепенении, с неистово бьющимся сердцем, широко раскрыв глаза, смотрела Алана, как Раф возвращается к ней. Косые лучи послеполуденного солнца ярко освещали его мужественное лицо с сияющими янтарными глазами. Когда он обернулся, рубашка натянулась на плечах, подчеркивая силу и привлекательность фигуры. Джинсы плотно облегали сильные мускулистые ноги и были похожи на голубую тень, следующую за ним по пятам.

Алана закрыла глаза, но Раф не исчезал. Он занял прочное место в ее воображении. И, оставайся у нее хоть немного сил для новых эмоций, она была бы потрясена. Но сил не было.

Она была застигнута врасплох в то мгновение, когда он повернулся к ней: светлые золотистые глаза цвета виски сияют, лицо озарено мягкой улыбкой.

Это был Раф. Именно он. Каким она не помнила его даже в мечтах.

Раф боролся с желанием подойти к Алане, встать рядом с ней. Но не двинулся с места. Он пристально смотрел на нее, взгляд его был нежным и успокаивающим, как колыбельная песня.

— Все в порядке, Алана. — Голос ласковый, как и взгляд. — Я приехал, чтобы отвезти тебя домой.

Слова эхом отдались в памяти. Чувства лавиной нахлынули на нее. Холод, ветер, снег, страх и крики, царапающие горло. Боль и ужас, затем…

— Все в порядке, цветочек. Я приехал, чтобы отвезти тебя домой.

Она и раньше слышала подобные слова и много других волшебных слов — видения и мечта слились воедино.

Сама того не замечая, Алана стояла, заметно покачиваясь и тихо постанывая, затянутая в водоворот надежды и ужаса, мечты и видений.

— Что? — спросила Алана, затаив дыхание. Сердце бешено колотилось в груди, голос звучал требовательно. — Что ты сказал?

Раф наблюдал за ней с пристальным, почти осязаемым вниманием.

— Я сказал, что приехал, чтобы отвезти тебя домой.

Он ждал, но Алана просто смотрела на него широко открытыми темными глазами. Выражение его лица изменилось, став опять ласковым и нежным.

— Боб пригрозил, что пустит мою кожу на барабан, если я не привезу тебя до того, как Мери ляжет спать. А она, — добавил Раф, усмехнувшись, — засыпает между кофе и десертом. Нам лучше поторопиться.

Алана смотрела на Рафа с изумлением, почти безумно.

— Нет, не эти слова ты произнес раньше. — Ее голос прозвучал натянуто, как будто рукой сдавили горло. Глаза смотрели невидяще, уставившись в одну точку.

— Раньше? — удивился Раф. Его голос был напряжен и тверд, золотистые глаза вдруг сверкнули, как жемчужины. — Когда раньше, Алана?

…Темнота, кромешная мгла, вокруг нее темный лед, ледник тащит ее вниз, она вскрикивает, пытается бежать, но не может, она замерзла, ей очень холодно…

Алана вздрогнула и пошатнулась. Лицо выглядело побледневшил истощенным жуткими кошмарами, которые мучают ее чаще и чаще, подкарауливая даже днем и отнимая оставшиеся крохи здравого ума и покоя.

Раф быстро подошел к ней, поддержал под локоть. Она почувствовала силу и тепло его рук и потянулась к этому теплу. Но страх охватил ее, и она изо всех сил вырвалась

Только потом Алана поняла, что в этом не было необходимости. Раф не пытался удержать ее.

— Я… — Алана смотрела на Рафа дикими темными глазами, — я не… Я…

Она беспомощно протянула к Рафу руки, обдумывая, как объяснить ему, что хочет подойти, но боится его прикосновений, и, помимо прочего, чувствует, что память ускользает от нее.

— Ты устала, — спокойно произнес Раф, как будто движения Аланы были так же естественны, как и неяркие послеполуденные лучи солнца. — Перелет был долгим. Поехали. Боб и Мери ждут тебя, как ждут малыши рождественского утра.

Раф повернулся, поднял чемодан и пошел к джипу. Прежде чем он добрался до машины, на пути возник мужчина. Подойдя ближе, Алана узнала доктора Джина. Он улыбнулся и протянул ей руки. Она замешкалась, испугавшись, что кто-то будет держать ее, пусть даже и человек, который помог ей появиться на свет, лечил ее от всех детских болезней и безудержно рыдал у смертного одра ее матери. Доктор Джин был таким же членом семьи, как ее отец и братья.

Усилием воли, заставившим ее вздрогнуть, Алана разрешила доктору Джину крепко и быстро обнять её. Доктор вопросительно взглянул на Рафа поверх ее головы. Раф незаметным движением отрицательно покачал головой.

— Как хорошо, что ты вернулась, — сказал доктор Джин. — Уже и не прихрамываешь. Ты выглядишь, милая форелька, как всегда, прекрасно.

— А вы совсем не умеете обманывать, — заметила Алана. Но слегка улыбнулась, услышав ласкательное имя, которым называли ее в детстве. И тут же отступила на шаг в сторону. Ее поспешность выглядела невежливо, но она ничего не могла с собой поделать. Это были худшие последствия ночных приступов — она не могла сдерживать себя.

— Единственно прекрасное, что у меня есть, это голос, — добавила Алана.

— Боли не ощущаешь? — упорно продолжал доктор. — Как аппетит?

— Болей нет, — спокойно ответила она, игнорируя вопрос об аппетите. — Я уже не пользуюсь эластичным бинтом.

Алана замерла, со страхом ожидая неминуемого вопроса о памяти. Ей не хотелось говорить на эту тему в присутствии Рафа.

Она вообще не хотела говорить о памяти.

— Ты постриглась, — заметил доктор Джин. Алана резко подняла руки, ощупывая короткие шелковистые завитки — все, что осталось от ее длинных, до талии, волос.

— Да. — Но, видя, что доктор ожидает от нее более подробного ответа, добавила: — Сегодня. Я постриглась сегодня.

— Зачем? — последовал вопрос. Хотя вопрос прозвучал грубовато, голос доктора был мягким.

— Мне… — замешкалась Алана. — Мне… Мне так захотелось.

— Понятно. А почему? — не унимался доктор.

Выцветшие голубые глаза доктора бдительно посматривали из-под копны седых волос и изрезанного морщинами лба.

— Косы… сковывали меня, — пыталась объяснить Алана. Ее голос был сдержанным, взгляд отсутствующим и испуганным.

— Сковывали? Каким образом? — удивился доктор Джин.

— Они… цеплялись за все. — Алана сделала непроизвольное движение руками, будто отгораживаясь от удара. — Я…

В горле запершило. И она не произнесла больше ни слова.

— Алана устала, — тихо, но очень уверенно сказал Раф, придя ей на выручку. — Я собираюсь отвезти ее домой. Сейчас же. Извините нас, доктор Джин.

Раф и доктор Джин обменялись долгими взглядами. Доктор вздохнул.

— Ну, хорошо, — немного обиженно произнес он. — Передай Бобу, я постараюсь выкроить несколько свободных деньков, чтобы отправиться на рыбалку

— Отлично. Для вас всегда найдется свободная хижина в лагере на Разбитой Горе.

— Даже сейчас?

— Особенно сейчас, — язвительно ответил Раф. — Мы можем оспаривать средства, но цель у нас одна.

Алана переводила взгляд с одного на другого.

— Цель?

— Небольшая рыболовная экспедиция в высокогорье, — пояснил Раф, оборачиваясь к ней. — Наш милый доктор предпочитает ловить на червяка. Я же собираюсь придумать собственную приманку.

Доктор Джин слегка улыбнулся.

— Держу пари, я поймаю больше форели, чем ты, Уинтер.

— А я только одну форель. Но особенную.

Алана с удивлением наблюдала за взрывом эмоций у мужчин, потом решила, что она слишком обостренно все воспринимает. После событий на Разбитой Горе она пугалась даже собственной тени и видела опасность во всем.

Доктор Джин повернулся к Алане.

— Если тебе что-нибудь понадобится, милая форелька, я примчусь к тебе.

— Спасибо.

— Ты знаешь, о чем я, — добавил доктор.

— Да, знаю, — тихо согласилась Алана. Он кивнул, вернулся к своему «блейзеру» и уехал, подняв облако пыли.

Раф помог Алане сесть в джип, потом забрался сам. Она украдкой наблюдала за ним, сопоставляя воспоминания с реальностью.

Раф, который находился сейчас рядом с Аланой, был старше, более сдержан, чем тот, другой, из воспоминаний. Когда он не улыбался, лицо выглядело массивным, будто вытесанным из камня. Движения по-прежнему оставались грациозными, что всегда восхищало Алану. Голос был нежен, а руки… прекрасны. Странно было применить это слово к сильным мозолистым мужским рукам, но лучшего определения она не могла подобрать. Не все сильные натренированные руки производили на Алану такое впечатление. Иногда при виде подобных рук ее охватывал ужас.

— Сегодня нам повезло, — отметил Раф, искусно управляя машиной на каменистой дороге, куда они выехали с автостоянки.

— Повезло? — удивилась Алана, почувствовав в голосе нотки беспокойства и ненавидя их.

— Нет дождя. Последние несколько дней лило как из ведра.

Алана пыталась избавиться от озноба, охватившего ее при мысли о молнии и громе, о горах и скользких темных ледяных глыбах.

— Да, — поддержала Алана низким голосом, — я рада, что нет бури.

— Раньше ты любила грозы, — тихо произнес Раф.

Алана замерла, вспоминая сентябрьский полдень, когда гроза застала их во время прогулки верхом. Они добрались до рыбацких хижин, насквозь промокшие и запыхавшиеся. Раф стянул с нее мокрую куртку, затем блузку, его руки дрожали, когда он прикасался к ней.

Закрыв глаза, Алана хотела забыться. Мысль о том, что Раф может к ней так прикасаться, заставила ее томиться от желания: тут же безумие, страх, мечта и ночные кошмары сплелись в единый клубок, она не могла ни понять, ни объяснить своего состояния.

Если Раф и вспомнил ту сентябрьскую грозу, когда он снимал с Аланы одежду, ласкал ее, а вокруг только потрескивал огонь и стояла тишина, нарушаемая их прерывистым дыханием, то эти воспоминания никак не отразились ни на его лице, ни в словах.

— На прошлой неделе был крепкий мороз на высоте пять тысяч футов, — продолжал Раф. — Листья осины свернулись от холода. Сейчас они напоминают солнечные блики, танцующие на ветру.

Он бросил быстрый взгляд на Алану, увидев на ее лице признаки внутренней борьбы.

— Тебе по-прежнему нравятся осины, не так ли? — спросил Раф.

Алана молча кивнула, не доверяя своему голосу. Горные осины с белоснежной корой и дрожащими серебристыми листочками были ее любимыми деревьями. Опавшие листья осины показались ей желтыми и прозрачными, как… солнечные блики, танцуюшие на ветру.

Боковым зрением женщина заметила, что Раф наблюдает за ней своими внимательными золотистыми глазами.

— Мне по-прежнему нравятся осины, — промолвила Алана.

Она старалась говорить нормальным спокойным голосом, благодарная Рафу за спасительную тему. Для нее существует только настоящее. Прошлое слишком обременительно. О будущем она не думает. Живет одним днем. Часом. Минутой. Больше вынести не может.

— Даже зимой, — добавила Алана громким шепотом, — когда ветки черные, а стволы похожи на призраков, завязших в снегу.

Раф вел машину по узкой горной дорожке, вьющейся серпантином. На мгновение он бросил взгляд на возвышающийся слева величественный гранитный хребет Горы Извилистой Реки.

— Еще немного, и высокогорье покроется настоящим снегом, — произнес он. — Первый морозец уже уничтожил насекомых. Потом опять потеплело. Форель должна быть чертовски голодной. А это означает удачную рыбалку для наших пижонов, гостей, — мгновенно поправился он, думая про себя: «Никому не нравится, когда его называют пижоном».

— Наших пижонов? — медленно проговорила Алана, глядя на Рафа темно-карими, казавшимися почти черными глазами.

Косые лучи солнца проникали сквозь тент автомобиля, усиливая загар на лице Рафа, рыжевато-каштановый оттенок его усов и окрашивая глаза в удивительный золотистый цвет. Неожиданно улыбка тронула его губы, хотя по выражению лица было ясно, что он смеялся над собой. На ее вопрос он ответил вопросом:

— Разве Боб не упоминал обо мне?

— Нет, — сказала Алана дрогнувшим голосом. — Ты — полная неожиданность для меня.

Раф изменился в лице.

Выражение боли промелькнуло так быстро, что она решила, будто просто ошиблась. Она опять становилась слишком чувствительной, бурно на все реагирующей. У женщины возникло желание дотронуться до Рафа, чтобы избавить его от боли, которую, ей показалось, она причинила, не желая того.

Мысль о том, чтобы дотронуться до Рафа, не испугала Алану. В отличие от прикосновения к ней. На мгновение она задумалась о причине, но единственное, что пришло на ум… ничего. Пустота.

Как и в эти шесть страшных дней.

— Похоже, нам придется нелегко, — мягко произнес Раф.

В его голосе были одновременно покорность и что-то, похожее на гнев.

Прежде чем заговорила Алана, Раф опередил ее.

— Боб и я — компаньоны.

— Компаньоны в чем? — удивилась Алана.

— В организации экспедиции для пижонов, гостей. Коттеджи и водоемы находятся на территории Западной Ленивицы. На моей земле. Лошади и снаряжение принадлежат Бобу. Он ковбой, я проводник, а ты повар. Если вдруг появится доктор Джин, — добавил Раф, криво усмехнувшись, — он будет главным добытчиком червяков для рыбалки.

Ошеломленная, Алана не знала, что ответить. Она пойдет на Разбитую Гору с Рафаэлем Уинтером. Мечта и видения слились воедино, обрушились на нее, словно поток ледяной воды.

Она сидела неподвижно, озаряемая солнечным светом и отблесками проносящегося мимо пейзажа, и старалась собрать воедино разрозненные мысли.

«Неудивительно, что Боб ничего не сказал мне о Рафаэле Уинтере, — невесело думала Алана. — Знай я, что у Боба есть компаньон, я бы ни за что не поверила, что он в безвыходном положении.

Особенно если бы знала, что компаньоном является Рафаэль Уинтер».

Приезд сюда — это все, что Алана могла сделать, дабы пережить недавнее прошлое, потерю памяти, несчастный случай и смерть. Бобу следовало бы знать, что ей не вынести настоящего, в котором существует Раф.

Год назад Боб сообщил ей, что Раф жив. Затем брат отвез ее письмо к Рафу на ранчо. И вернулся назад с нераспечатанным письмом. «Погиб» — было написано разборчивым почерком Рафа на лицевой стороне конверта. Боб был свидетелем ее боли, гнева, отчаяния. А теперь просит ее пойти на Разбитую Гору с Рафаэлем Уинтером, чтобы снова столкнуться лицом к лицу со вчерашней любовью и потерей. И сегодняшними ночными кошмарами.

Алана вздрогнула и попыталась вообще ни о чем не думать.

— Алана, — обратился к ней Раф. Каким-то образом она почувствовала, что он собирается говорить о прошлом — о смерти, о воскрешении из мертвых, о ней и Джеке, о конверте с надписью «Погиб», сделанной уверенной мужской рукой. Она бы не вынесла этого разговора.

У нее просто не хватает сил. На прошлое. Ни на что, кроме сегодняшних мгновений.

— Боб и Том Сойер очень похожи друг на друга, — быстро произнесла Алана неестественным и одновременно решительным голосом. — Ни одного из них не допросишься покрасить забор. Будешь просить де тех пор, пока в итоге сам не займешься покраской.

Раф колебался, с видимой неохотой отказываясь от желания что-то сказать. Но напряженное бледное лицо Аланы и ее растерянный взгляд переубедили его.

— Да, — медленно проговорил Раф. — Боб может очаровать любого.

Облегченно вздохнув, Алана откинулась на спинку сиденья.

— Единственное существо, которое смогло расквитаться с Бобом, это курица, которую он вымазал джемом, а затем держал перед носом у восьми гончих псов, — рассказывала Алана. — Курица своим клювом долбила руки Боба до тех пор, пока смертельно не устала и не могла уже поднять голову.

Смех Рафа был щедрым, как и косые солнечные лучи, озарявшие все вокруг. Алана непроизвольно обернулась к нему, тронутая его чувством юмора, силой, смехом — всем, чем были пропитаны ее мечты, как высокогорье пропитано ароматом вечнозеленых деревьев.

— Так вот, оказывается, откуда у Боба эти шрамы на руках, — произнес Раф, продолжая посмеиваться. — А он говорил мне, что это от ветрянки.

Лицо Аланы озарилось широкой улыбкой, впервые за долгое время.

— Так оно отчасти и есть.

Она посмотрела на Рафа сквозь густые темные ресницы и заметила его пристальный взгляд, который он быстро отвел. На секунду сердце остановилось, потом сильно застучало в груди. Он наблюдал за ней.

Ей было интересно, не сравнивает ли и Рафаэль, как и она, прошлое и настоящее. Может, и на него нахлынули воспоминания?

— Как это Бобу удалось уговорить тебя покрасить его забор? — быстро спросила Алана с тайным желанием услышать глубокий, спокойный, уверенный, как и его смех, голос Рафа.

— Очень легко. У меня с детства страсть к рыбной ловле. Большую часть времени я провожу в высокогорье, ловлю форель.

— Неплодородная земля, — проворчала Алана. — Дела на ранчо идут неважно.

— У меня положение легче, чем у Боба, — пожал он плечами. — Мне не надо выкупать ранчо у двух братьев.

Алана подумала о Дейве и Сэме, двух других своих братьях. Сэм работал в крупном акционерном обществе с разветвленной сетью филиалов по всему миру. Дейв — программист-компьютерщик в Техасе. Никто из них не собирался возвращаться на ранчо, за исключением редких наездов в гости. Из всех четырех детей Бурдеттов только ей и Бобу нравилась жизнь на ранчо.

Не любил эту жизнь и Джек Ривз, хотя и родился на ранчо. Ему легко было расстаться с Вайомингом, поскольку он всегда скучал по городским улицам и аплодирующей публике.

— Джек ненавидел Вайоминг.

Алана с удивлением услышала эхом отозвавшиеся в салоне машины слова и поняла, что говорят слишком громко.

— Он погиб, — добавила она.

— Я знаю.

Алана удивленно посмотрела на Рафа.

— Откуда?

Но потом поняла, что, конечно же, Раф знал. Возможно, ему рассказал Боб, ведь они компаньоны. О чем еще он мог поведать Рафу? Знает ли он о ее амнезии? Известно ли ему о ночных видениях, которые преследуют ее и днем, приводимые в движение словом, запахом или яркостью света? Подозревает ли он, что она просто боится сойти с ума?

Знает ли Раф, что она цепляется за свои воспоминания и мечты о нем, как будто это может помочь ей выбраться из трясины засасывающего ужаса?

Будто почувствовав напряженность Аланы, Раф тихо добавил:

— Очень мило с твоей стороны помочь Бобу. Это особенно нелегко вскоре после… смерти твоего… мужа.

При слове «муж» губы Рафа сердито искривились, и Алана поняла, что ее замужество не доставило никакого удовольствия Рафу.

Кроме того, он всегда недолюбливал Джека. Еще до «гибели» Рафа Джек все время уговаривал Алану побыстрее уехать из Вайоминга и добиться успеха там, где блеск прожекторов ярче сияния россыпи звезд на западном небосклоне.

— Боб не рассказывал тебе, как погиб Джек? — спросила Алана, ее голос был натянут как струна, пальцы сцеплены на коленях.

— Нет.

Голос Рафа звучал твердо и уверенно. Алана с облегчением вздохнула. По всей вероятности, Боб поведал Рафу лишь голые факты: Джек недавно погиб. И ни слова о потере памяти и о ночных кошмарах.

Она обрадовалась, услышав, что Боб кое-что рассказал Рафу. По крайней мере, это может объяснить некоторые странности в ее поведении. Джек погиб. Недавно. Она теперь вдова.

А во время сна она была просто испуганным ребенком.

Джип запрыгал по усыпанной гравием дороге. Позади оставались мили пути по земле, заросшей сочной полынью и разделенной надвое далекой рекой, казавшейся тонкой серебряной ниточкой. Все застыло в неподвижности, кроме джипа и взбудораженных звуком автомобиля зайцев.

Не было ни забора, никакого другого знака, обозначающего начало территории ранчо «Разбитая Гора». Как и большинство западных фермеров, дед Аланы, ее отец, а теперь и брат оставляли территорию ранчо, где только можно, неогороженной. Забором обносилось только место, где содержали молодняк. Стада же свободно паслись повсюду.

Алана осмотрела окрестности, пытаясь найти следы пасущейся у подножия Разбитой Горы скотины.

— Разве Боб еще не пригнал скот с высокогорных пастбищ? — спросила Алана.

— Большую часть уже пригнал. Сейчас он пасется на средних пастбищах до конца сентября. Боб продержит его там как можно дольше.

— Молодец.

Чем дольше скот будет находиться на высокогорных и средних пастбищах, тем меньше окажется затрат у брата на приобретение кормов на зиму. И каждый раз это был определенный риск. Если фермер оставляет стадо на высокогорье слишком надолго, то зимняя непогода может отсечь его и скот останется запертым там и будет обречен на голодную смерть. Если же слишком рано пригнать скот на равнину, расходы на закупку сена на зиму могут разорить фермера.

— Трава выглядит сочной, — произнесла Алана. Ей хотелось продолжить беседу на нейтральную тему о фермерских заботах, поскольку она боялась затянувшейся паузы, которую Раф может использовать, чтобы вернуться к разговору о недавнем прошлом, о гибели Джека. Или, что еще хуже, о событиях далекого прошлого. О смерти Рафа и воскрешении из мертвых, о бюрократической ошибке, которая стоила Алане… всего.

— Держу пари, клевер еще цветет, — продолжила Алана. — Сено должно быть хорошим.

Раф согласно кивнул.

Темные глаза Аланы отмечали все особенности расстилавшейся вокруг территории: состав почвы на земляных срезах, наличие или отсутствие воды в оврагах, дымчатое бледно-фиолетовое сияние спутанных зарослей полыни — признака дикой природы, все, что говорило опытному глазу, насколько бережно обращаются с землей, лелеют ли ее или выжимают все соки.

Между тем Алана думала, что Раф не заметит, как внимательно рассматривает его профиль, его блестящие волосы и чувственные губы, строгую линию носа и скул. У него был слишком мужественный и внушительный вид, чтобы назвать его красивым. Он был скорее неотразим: человек, созданный для гор, человек необыкновенной силы и выносливости, тайны и молчания, внезапного смеха, похожего на журчание горной реки, лениво несущей под солнцем свои воды.

— Я очень отличаюсь от твоих воспоминаний? — тихо спросил Раф.

Алана с шумом втянула воздух.

— Нет, — сказала она. — Временами я даже не могу отделить воспоминания от мечты. Видеть тебя опять, быть близко к тебе, иметь возможность коснуться тебя… живого.

Алана отвела взгляд в сторону, не в состоянии встретиться глазами с Рафом. Она уже пожалела о своей искренности и в то же время осознала, что выбора у нее не было. Она и так достаточно намучилась, отделяя истину от ночных видений. И не имела сил, чтобы изворачиваться и лгать.

Когда автомобиль огибал небольшой горный выступ, Алана немного наклонилась вперед, стараясь лучше разглядеть сгущающиеся сумерки. Перед ней открывалась длинная узкая долина. Несколько вечно-зеленых деревьев росли на вытянутых невысоких хребтах, где земля поднималась к небу. Возвышенности переходили в предгорья и заканчивались остроконечными, покрытыми льдом вершинами.

Но не первозданная красота горных вершин привлекала внимание женщины. Ее взгляд был устремлен на долину. Скот там не пасся.

Алана откинулась назад с явными признаками облегчения.

— Молодец, братишка, — прошептала она.

— Боб очень хороший фермер, — тихо произнес Раф. — На ранчо нет ни дюйма выщипанной земли.

— Да, вижу. Я этого и боялась. — Руки Аланы нервно зашевелились. — Рынок крупного скота сейчас беден, цены на корм высоки, а Бобу еще надо выплачивать деньги Сэму и Дейву. Я опасалась, что он рискнет и разведет скота больше, чем может прокормить земля.

С едва заметным напряжением, хорошо знакомым ей, Раф искоса посмотрел на Алану.

— С каких пор жители Западного побережья следят за ценами на корм и состоянием фермерских земель в Вайоминге? — спросил он.

— Они не следят. Слежу я. — Выражение ее лица изменилось. — Люди в городах полагают, что говядина растет прямо в магазинах в целлофановой упаковке, как опята на поваленном дереве.

Раф опять засмеялся, тихо и нежно. Алана смотрела на мужчину, ощущая притягательную силу его смеха и наблюдая, как под светлым воротником его рубашки зашевелились мышцы гладкой шеи.

Как и в аэропорту, она опять почувствовала мимолетное тепло его тела, упругость мышц под своими пальцами, пока не отдернула руку. Он — сильный. Это видно и по его движениям, и по смеху, и по правильным мужественным чертам лица. Он — сильный, а она слабая.

Смутно Алана понимала, что ее должен пугать контраст их внешнего вида. Тем не менее, когда Раф смеялся, ее охватывало желание перебраться поближе к нему, устроившись поуютнее рядом, как около костра, ярко полыхающего посреди ледяного урагана.

Мысль сесть ближе к Рафу восхитила и одновременно напугала Алану. Восхищение было объяснимо: Раф являлся единственным мужчиной, которого она когда-либо любила. И не имела никаких причин бояться его.

И все же она боялась.

Раф был мужчиной, а она пугалась мужчин.

Этот страх сбивал с толку. Никогда в жизни, даже во время яростных споров с Джеком, Алана не испытывала чувства страха.

«Неужели я боюсь Рафа только потому, что он сильный?» — спрашивала себя Алана.

Она еще раз вернулась к этой мысли, анализируя свои ощущения, как делала это в течение тех недель, когда очнулась в госпитале, потеряв мужа и шесть дней жизни.

«Не может быть, чтобы простая физическая сила так пугала меня», — решила Алана. В Джеке было шесть футов и пять дюймов росту, он был широкоплечим мужчиной, с полной шеей и толстыми ногами. Тем не менее, Джек никогда не использовал свою силу, казалось, даже не замечал ее. Он делал только то, что было необходимо, ничего более.Природа наделила его приятным тенором, и он воспринимал это обыденно, так же, как и свои габариты, и не любил работать над голосом, как не любил и физический труд.

Именно Алана настаивала на бесконечных репетициях, искала в каждой песне правильное сочетание слов и мелодии, что придавало песне истинно лирическое звучание. Джек терпеливо выносил ее «фанатизм», относился к нему с таким же добродушным безразличием, как и к хорошим мотелям, и к необходимости проводить в дороге триста пятьдесят два дня в году. А потом к Джек-и-Джилли пришел успех. После этого ее муж репетировал каждую новую песню ровно столько, сколько требовалось, чтобы выучить слова и мелодию. Все остальное было заботой Джилли.

Год назад Алана ушла от Джека и приехала на ранчо «Разбитая Гора», чтобы обдумать свою жизнь и печальную ошибку с замужеством. Как только слухи о том, что они расстались, просочились в прессу, записи были приостановлены, продажа концертных билетов прекращена. Импресарио позвонил Алане и со спокойным цинизмом предложил ей продолжать создавать видимость счастливой семейной пары. Слава быстротечна. Безвестность вечна.

В тот полдень Боб вернулся из поездки на высокогорье и проболтался, что встретил Рафа Уинтера, Алана написала письмо Рафу, а позже увидела его отказ, выразившийся одним-единственным жестоким словом «погиб».

Она плакала до тех пор, пока не исчезли все ощущения… а потом вернулась в Лос-Анджелес, чтобы предстать перед публикой в качестве второй половины «прекрасной провинциальной пары».

Так продолжалось до тех пор, пока шесть недель назад Алана не сказала Джеку, что с обманом покончено. «Прекрасная провинциальная пара» стала для нее невыносимой обузой. Джек умолял ее обдумать все еще раз, предложил совершить совместную поездку в любимые горы, чтобы там принять взаимоприемлемое решение.

— Ты скучала по ранчо? — тихо спросил Раф. Алане показалось, что вопрос прозвучал издалека, вытаскивая ее из прошлого, другой разновидности ночных кошмаров, затягивающих в бездну. Она схватилась за вопрос, отгораживаясь им от воспоминаний.

— Я сильно скучала по ранчо… больше, чем могла себе представить.

Это было правдой. У нее появилось ощущение, что она потеряла зрение. Ей недоставало зелено вато-серебристого шелеста осин, она видела вокруг только пыльные пальмы. Искала глазами первозданную голубизну высокогорных озер, разбросанных среди высеченных из камня древних горных отрогов, но находила лишь бесконечный железный поток машин. Ей хотелось взглянуть на сочную зелень диких лесов, но попадались лишь небольшие островки травы, зажатые со всех сторон раскаленными бетонными зданиями.

Единственным, что спасало Алану, было пение. Работа над песней. Попробовать ее, прочувство-вать ее, видеть, как песня растет и меняется, пока не станет частью Аланы, а она сама — частью этой песни.

Джек никогда не понимал этого. Ему нравились лишь овации, и работал он достаточно усердно только для того, чтобы добиться их. Алане нравилось петь, и она готова была работать до изнеможения, пока не сливалась с песней воедино.

— Если ты так скучала по ранчо, почему же ты уехала после гибели Джека?

Алана осознала, что слышала вопрос раньше. Раф задавал его, по крайней мере, дважды, но она не отвечала, занятая своими мыслями.

— Джек погиб здесь, — прошептала она. — На Разбитой Горе.

Она посмотрела направо, где возвышающийся хребет Горы Извилистой Реки казался высеченным из гранита на фоне вечернего неба. Клубящиеся в вышине облака окрашивались в золотистый цвет, изгибались ярко-синей дугой, превращаясь затем в огромный шар. Сумерки постепенно сменялись ночью.

— У тебя должны быть неприятные воспоминания, — тихо произнес Раф.

— Думаю, что да.

Алана услышала неопределенность собственных слов и страх в голосе. Она подняла глаза и заметила, что Раф наблюдает за ней.

Но он отвернулся и ничего не произнес, не задал ни одного вопроса.

Он все ближе и ближе подвозил ее к царству снега и льда, где Джек погиб, а Джилли потеряла память.

4

Было уже темно, когда Раф свернул на участок дороги, что вел к дому на ранчо «Разбитая Гора». Осенняя луна уже взошла, огромная, плоская, похожая на привидение, устроившееся на краю земли. Облака бурлили, наскакивая друг на друга, опутанные лунным светом и тайной, они обращали и луну в тайну.

Гор не было видно, но Алана чувствовала, как массивной черной стеной встают они на пути. Горы успокаивали и одновременно пугали ее. Воспоминания детства и недавний страх сплелись в единый клубок и вызвали приступ головокружения, как при качании на качелях.

Алана знала, что она была на ранчо четыре недели назад.

Знала, что они с Джеком поехали верхом в горы.

Знала, что Джек погиб.

Знала… и не знала.

Алана очнулась в госпитале; израненная, обмороженная, вся в синяках и кровоподтеках, со страшными болями. И испугалась. Любая тень, любой звук заставляли сердце учащенно биться.

Потребовалось огромное усилие, чтобы позволить доктору Джину осмотреть ее. Он пытался объяснить необъяснимое обычными словами, успокаивал Алану, что ее страх — нормальная реакция человека, никогда ранее не испытывавшего чувства физической опасности, не говоря уже о смерти. Со временем ее разум и тело приспособятся к ощущению опасности, близости смерти в повседневной жизни. Тогда она опять будет спокойна. До тех пор доктор Джин может выписать лекарства, которые помогут ей.

Алана отказалась от успокоительных средств. Ей приходилось встречать немало певцов, которые не могут жить без таблеток. Для нее же химические препараты не являлись решением вопроса.

Хотя было заманчиво, особенно на первых порах.

Близость доктора Джина лишала Алану присутствия духа, слезы, казалось, висели на кончиках ресниц. Даже Боб, ее родной брат, видел, как вздрагивала она от малейшего прикосновения, от любого жеста проявления его любви к ней. Он был одновременно очень обижен и сильно переживал за нее, его карие глаза были подернуты дымкой противоречивых чувств.

На третье утро, после того как Алана пришла в себя, она тихо выбралась из госпиталя, села в самолет и улетела в Портленд. Она не дожидалась, пока шериф Митчел спустится с гор с телом Джека. Она не перестала размышлять, обдумывать, анализировать. Она просто сбежала от черного провала в памяти.

Портленд был достаточно большим городом, чтобв Алана смогла там затеряться, но все же не настолько чтобы не напоминать ей о Лос-Анджелесе, о ее жизни с Джеком. В Портленде тоже были горы, но только вдали.

Однако страх убежал вместе с Аланой. Хотя никогда прежде не боялась она ни полетов, ни высоты, ее вдруг обуял сильный страх, как только самолет оторвался от земли.

Земля уходит из-под ног, ее тело, абсолютно невесомое, извивается, она летит вниз, падает, темнота разверзается, чтобы принять ее в свои объятия. После этого она оторвана от жизни, как листочек, осины оторван от ветки и беспомощно кружится над пустотой…

— Все в порядке, Алана. Ты в безопасности. Все в порядке. Я приехал, чтобы отвезти тебя домой.

Смутно Алана осознавала, что Раф припарковал джип у обочины дороги. Она слышала его успокаивающий шепот, ощущала тепло его руки на своих судорожно сжатых в кулаки пальцах, ощущала нежное поглаживание по волосам. Чувствовала, как дрожь сотрясает ее тело, ощущала боль от того, что стиснутые зубы тщетно пытались удержать крик.

Раф продолжал говорить тихо, повторяя слова по нескольку раз. Они, подобно солнечному свету, согревали Алану, разгоняли темноту, державшую ее в своих объятиях.

Внезапно женщина повернула голову, прижавшись щекой к сильной ладони Рафа. Но стоило ему чуть шевельнуть рукой, как она резко отпрянула.

— Я… — Алана внезапно остановилась, глубоко вздохнула. — Извини, пожалуйста. Что-то… — Ее руки пришли в движение. — Иногда я… после Джека…

Алана закрыла глаза. Она не могла описать Рафу свое состояние, не хватало слов.

— Встретиться со смертью всегда тяжело, — спокойно произнес он. — Чем больше ты замыкаешься в себе, тем тяжелее для тебя.

Рука Рафа нежно гладила ее волосы, прикосновения были мягкими, как и слова, как само его присутствие.

Спустя несколько секунд Алана глубоко вздохнула ощутив, что щупальца страха, опутавшие ее, ослабли, кошмары исчезли. Она повернула голову и взглянула на Рафа глазами, в которых не чернел больше ужас.

— Спасибо, — сказала она просто. В ответ его рука, только что гладившая волосы женщины, прикоснулась к ее щеке.

Он опять завел свой джип и медленно поехал по узкой, посыпанной гравием дорожке, что вела к фамильному дому Бурдеттов. Земля под автомобилем неуловимо перекатывалась, будто собирая силы для внезапного скачка к горным вершинам.

Дом стоял на том участке земли, который можно описать как высокогорье. За фермерскими постройками простиралась бесконечная территория, окаймленная черными вершинами с бриллиантовыми коронами звезд.

Постепенно, по мере приближения к ферме, квадраты желтого света выползали из темноты, будто соревнуясь со звездами, и в конце концов затмили яркость их. Темные изгороди располагались параллельно дороге, обозначив загон и пастбища, где щипали траву кобылы, ожидавшие потомства, и быки-производители, передвигающиеся с тяжеловесной грацией. Вымощенная камнем дорога изгибалась петлей перед домом и сворачивала к конюшням.

Лишь только Раф затормозил недалеко от пешеходной дорожки, ведущей к дому, как тут же распахнулась парадная дверь, выплеснув во двор, как беззвучное радостное приветствие, широкий прямоугольник золотистого света. Три собаки серебристого окраса с лаем и тявканьем спрыгнули с крыльца и заплясали на покрытой росой траве, будто та сплошь состояла из острых сосулек, на которых невозможно стоять.

Раф выбрался из автомобиля и, добродушно ворча, ласково потрепал собак, пока они не успокоились, выплеснув наружу избыток приветственных чувств. Собаки замерли, уставившись на него своими ясными глазами, они осторожно касались холодными носами его рук, терпеливо дожидались, пока он хоть разок не почешет каждой из них за ухом. При лунном свете их шерсть блестела, как жидкое серебро, переливаясь и изменяясь при каждом движении мускулистых туловищ.

Алана выскользнула из джипа с легкой улыбкой на лице. В ушах все еще звенел приветственный собачий лай. Она тихо стояла, ощущая на своих волосах дыхание прохладного ветерка, и наблюдала за собаками.

Одна из них резко подняла голову, обнюхивая Алану. Потом жалобно заскулила и встав на задние лапы, начала радостно ее царапать. Алана машинально наклонилась, чтобы поздороваться с милой псиной, потрепала уши, легонько похлопала по мускулистому туловищу, с удовольствием ощутила теплую шершавость языка на своих руках.

— Ты прелесть, — произнесла Алана, восхищаясь гибкостью и силой животного.

Собака понюхала ее руку, потом карман ее черных брюк, затем опять руку.

— Чего ты хочешь? — спросила Алана, голос ясно прозвучал в безмолвной тишине.

— Вамп просит печенье, которым ты угощала его в последний свой приезд, — объяснил Боб, выходя на крыльцо. В его голосе присутствовали смех и какая-то покорность. Алана беспомощно посмотрела на него.

— Печенье? — повторила она.

Потом взглянула на собаку. Животное наблюдало за ней, переступая с лапы на лапу, явно ожидая чего-то вкусненького.

— Да, печенье, — произнес Боб, подходя к Алане и протягивая ей одну штуку. — Я предполагал, что ты забыла… извини, я имел в виду, у тебя наверняка не будет с собой печенья, поэтому и захватил.

— Вамп? — удивилась Алана.

Она взяла печенье и посмотрела на бледный квадратик так, как будто никогда раньше не видела такого. Потом протянула его собаке.

Собака взяла лакомый кусочек очень осторожно, изящным движением хорошо натренированной для охоты на птиц гончей.

— Вампир, — произнес Боб, нежно похлопывая вьющуюся у ног Аланы собаку. — Ты знаешь, хоть у нее и острые зубы, но берет еду ласково, как щенок.

Ему было достаточно взглянуть на лицо женщины, чтобы понять, что она не знает предысторию собачьей клички. Но Боб был абсолютно уверен, что уже рассказывал ей эту историю.

— О, черт, — тихо выругался Боб. Потом он сжал Алану в объятиях и заговорил тихо, чтобы было слышно только ей.

— Извини, сестричка. Мне трудно уследить за всеми мелочами, о которых ты забыла.

Алана на секунду напряглась, когда руки брата обхватили ее. Затем она силой заставила себя расслабиться. Она знала, что должна преодолеть неосознанный страх, возникающий при малейшем прикосновении. Причина страха кроется в ее видениях, страх — порождение разума, который не может смириться с реальностью. Если она отпрянет в сторону, это очень обидит Боба, а она уже допустила подобную оплошность, находясь в госпитале.

Она нерешительно, но достаточно крепко обняла брата и быстро опустила руки.

Боб тревожно взглянул на нее, но не произнес ни слова.

Пока не увидел ее волосы.

— Боже мой, что ты сделала со своими волосами? — вскрикнул Боб.

— Я постриглась.

Алана тряхнула головой, и лунный свет запустил тонкие прозрачные пальцы в темные крупные локоны ее волос.

— Зачем? — удивился Боб.

— Мне это показалось хорошей идеей.

— Но у тебя же всегда были длинные волосы. — Его голос прозвучал удивительно жалобно для мужчины ростом выше шести с половиной футов и почти двадцати трех лет от роду.

— Все меняется, братишка, — решительно ответила она.

— Но только не ты, сестричка, — произнес Боб с уверенностью. — Ты как горы. Никогда не меняешься.

Алана стояла неподвижно, не зная, что ответить. В этот момент она впервые осознала, что практически заменила Бобу мать, именно у нее он привык искать укрытия от жизненных невзгод. Каким-то образом удалось ей передать брату любовь и заботу, которой недоставало ей самой после смерти матери. И смерти Рафа, который потом воскрес из мертвых. Но воскрес слишком поздно.

«Как сейчас. Слишком поздно, — подумала она. — Смогу ли я объяснить Бобу, что нет уже тихой гавани, кругом — только бушующий шторм?»

— Ты забываешь кое о чем, Боб — произнес Раф голосом спокойным, но с командными нотками.

— Что? О, да. Черт! Я говорил тебе, Уинтер, я не…

— Сестры такие же женщины, — резко оборвал его Раф. — Некоторые сестры даже красивые женщины.

Янтарные глаза Рафа ярко сверкнули, когда он бросил взгляд на Алану. Его улыбка озарилась светом, льющимся из окон дома.

Боб поднял голову и посмотрел на Алану, как на незнакомку.

— Дело вкуса, думаю, — произнес он невозмутимо. — Она похожа на щепку. Неужели в Портленде недостаточна еды?

Раф незаметно переводил взгляд с изящного изгиба ее шеи на выступающие бугорки груди, на узкую талию, на четкую линию бедер, на длинные стройные ноги.

— Бурдетт, — произнес Раф, — ты как слепой котенок.

Алана вспыхнула под откровенно одобрительным взглядом Рафа. Но она улыбалась. Она привыкла, когда ей говорили, что у нее удивительный голос. Во всем остальном она не чувствовала себя особенно привлекательной. Кроме случаев, когда была с Рафом и он, улыбаясь, рассматривал ее так же, как сейчас.

— Надеюсь, Раф все объяснил тебе, маленький братец, — произнесла Алана, радуясь, что слова льются легко, поддразнивающе. Затем улыбнулась Рафу. — Держу пари, ты скачешь на белой лошади и тоже избавляешь девушек от страданий.

Выражение лица Рафа изменилось, напряглось, он смотрел на Алану, словно желая, чтобы она сделала… что-нибудь.

Взгляд был настолько мимолетным, что Алана решила, что ей почудилось.

— Ошибаешься, сестричка, — торжествующе сказал Боб, вытаскивая ее чемодан из багажника джипа. — Лошадь, на которой ездит Раф, пятниста, как и его прошлое.

Она переводила взгляд с одного на другого, не понимая, что брат имеет в виду.

Чем же занимался Раф и до, и после того, как его объявили погибшим в Центральной Америке?

— Боб, тебе не мешает немного укоротить язык, — спокойно заметил Раф со сдержанной улыбкой.

Боб поморщился.

— Опять проговорился. Прости. Мне трудно забыть, или, — он бросил извиняющийся взгляд на Алану, — помнить обо всем.

Она вздохнула.

— Ты не мог хранить секреты даже в рождественские праздники, не правда ли?

— Это точно, — весело согласился Боб. — Ни одного. Не успею услышать, как тут же спешу обо всем рассказать.

Раф издал звук, напоминающий нечто среднее между отвращением и умилением.

— Иногда я не могу поверить, что ты брат Сэма, — сухо произнес он.

Алана поспешно взглянула на Рафа. Что-то в его голосе подсказывало, что он видел Сэма совсем недавно, а не в те далекие времена, когда ее брат издали идеализировал старшего по возрасту Рафа.

— Ты видел Сэма? Я имею в виду, недавно? — задала вопрос Алана.

Чтобы Боб опять не проговорился, Раф бросил на него уничтожающий взгляд.

— Мы встречались в Центральной Америке, — прозвучал ответ. — Когда Сэм бурил скважины. В последнее время я его не видел,

Губы Аланы дрогнули.

— Я тоже его давно не видела, — вздохнула ода. — Несколько лет. В последний раз, когда он приезжал в Штаты, я выступала с концертами во Флориде.

— Мой брат как привидение, — пошутил Боб. — То ты видишь его, то нет.

— Что? — переспросила Алана.

— Так, ерунда, — был ответ.

Слова Рафа были удачно заглушены голосом Мери, которая выкрикивала угрозы мужу, позволившему ей проспать приезд Аланы домой.

— Милая моя, — всполошился Боб, бросил чемодан Аланы и устремился к крыльцу. — Будь осторожна.

Собаки с веселым лаем помчались за Бобом. Алана не могла удержаться от смеха, увидев, как Боб подхватил жену на руки и зашагал с ней по траве, ежесекундно покрикивая на собак. Мери хохотала, уткнувшись лицом в шею Боба, визжала и старалась увернуться от прыгающих собак с высунутыми языками.

Раф улыбался, подбоченясь и слегка наклонив голову. Он повернулся к Алане и протянул ей руку.

— Добро пожаловать на шикарное ранчо «Разбитая Гора», — произнес он. — Вас ожидают тишина и покой. По крайней мере, именно так напечатано в рекламной брошюре.

— Придется тебе обеспечить такие условия, — пробормотала Алана.

Улыбаясь, она на мгновение задержала свою руку в руке Рафа, ощутив тепло и мягкость его ладони при легком пожатии. Прикосновение было приятно им обоим, но одновременно внушало ей страх.

Не дожидаясь, пока Алана отдернет руку, Раф сам выпустил ее и поднял багаж. Женщина быстро прошла вперед, приподняла висевшую на двери сетку от насекомых, впуская в дом Рафа и Боба, который все еще держал на руках хихикающую Мери.

Собаки остановились у порога и умоляюще смотрели янтарными, полными надежд глазами.

Алана взглянула на Боба.

— Нет, — твердо сказал тот, — никаких животных в доме.

— Даже Вампу нельзя? — упрашивала Алана.

— Сестричка, — ответил Боб раздраженным тоном, — я говорил тебе в прошлый раз, что не хочу испытывать судьбу, вдруг Мери споткнется…

Боб резко остановился, слишком поздно осознав, что Алана ничего не помнит о своем последнем пребывании на ранчо.

— Извини, — сухо произнесла Алана, закрывая дверь. — Я забыла.

— И я тоже. Опять. О, черт. — Боб провел рукой по черным густым волосам: этот жест брат и сестра унаследовали от отца.

— Алана, — мягко сказала Мери, ее милое личико напряглось, стоило ей взглянуть на свою невестку — Боб не хотел обидеть тебя.

— Я знаю. — Алана закрыла глаза и разжала пальцы.

— Куда отнести твой чемодан? — раздался в тишине вопрос Рафа.

Голос его звучал обыденно, как будто он не замечал, какие невидимые страсти разгораются вокруг Аланы. Но она знала, что это не так. С каждой минутой рядом с Рафом она все больше убеждалась, что ему о ней известно многое.

— Алана спит в спальне на втором этаже в правом крыле дома, — проговорила Мери, извиваясь в руках Боба. — Поставь же меня на пол, медведь. С моими ногами все в порядке.

— Не беспокойся, — ответил Раф. — Я знаю, где находится комната. Тебе не надо лишний раз подниматься по лестнице.

— Тебе тоже. — Мери закатила голубые глаза и с насмешливым отчаянием рвала на себе длинные белокурые волосы. — Боже милостивый, почему это выпало на мою долю? Почему не могу отделаться от человека, который думает, что беременность — это экзотический вид перелома ноги?

Раф криво улыбнулся, наблюдая, как маленькая изящная женщина вяло пытается выбраться из огромных рук Боба.

— Лови момент, Мери — усмехнулся Раф. — Настанет такое время, когда надо будет стирать пеленки, и Боб откроет экзотический вид перелома руки.

— Клевета, — пробормотал Боб, прижавшись лицом к щеке Мери. — Не верь ни единому слову.

— Верь, верь, — поддержала Рафа Алана. — Каждый раз, когда предстояла грязная домашняя работа, Боб куда-то исчезал.

— Эй, это нечестно, — обиделся Боб.

— Нечестно или неверно? — переспросила Алана.

— Просто я был совсем маленьким, когда эта плотоядная курица наполовину съела мои руки.

— Ветрянка, — констатировал Раф с верхней ступени лестницы, готовый исчезнуть в коридоре на втором этаже. — Помнишь?

Боб тяжело вздохнул.

— Он хуже Сэма, когда надо отследить маленькие биографические неточности. Память у него, как стальной капкан. Совсем невесело.

Алана подумала про себя, что неплохо бы иметь память, которая ничего не забывает, все прочно удерживает в голове. Если бы она знала, что произошло в эти шесть дней, кошмары бы исчезли. Или, наоборот, ожили и отнимали бы у нее день эа днем.

Возможно, доктор Джин прав. Она наверняка не была готова пережить случившееся, по крайней мере отдельные, страшные по своей сути детали. Высота, и лед, и падение…

— Сестричка, ты выглядишь усталой, — заметил Боб.

С величайшей осторожностью он поставил Мери на пол, с любовью и обожанием посмотрев, как она зевнула, пожелала всем спокойной ночи и вернулась в спальню на первом этаже. Затем повернулся к Алане. — Хочешь пойти отдохнуть? — спросил он. Боб подождал немного, ответа не последовало.

— Сестричка?

Вздрогнув, Алана очнулась от собственных мыслей. Рукой она сжимала шею, как будто сдерживала готовый вырваться наружу крик.

— Сестричка? Что с тобой? Ты вспоминаешь?

Алана усилием воли заставила себя не вздрогнуть, когда тяжелая рука Боба легли ей на плечо.

— Нет, — ответила она, ощутив резкость в голосе, но будучи не в состоянии смягчить его. — Я пытаюсь, но ничего не получается.

— Где остановилась твоя память? — нерешительно спросил Боб.

— Калифорния. Я собираю вещи перед поездкой сюда.

— С какого момента память восстанавливается?

— Когда я очнулась в госпитале.

— Шесть дней.

— Хорошо считаешь, братец, — язвительно заметила Алана. — Извини. Мне… нелегко. Я не знаю, почему я все забыла, и я… боюсь.

Боб неуклюже похлопал Алану по плечу, не зная, как успокоить старшую сестру, которая сама всегда успокаивала его.

— Я люблю тебя, сестричка.

Слезы блеснули у Аланы на глазах. Она посмотрела на столь знакомое лицо. Знакомое и одновременно чужое. Сейчас перед ней стоял мужчина, а в ее воспоминаниях Боб все еще оставался мальчишкой.

— Спасибо, — прошептала Алана. — Я тоже тебя люблю.

Боб застенчиво улыбнулся и слегка сжал ее плечо. Лицо его нахмурилось, когда он почувствовал хрупкость ее тела под своей тяжелой рукой.

— Ты почти такая же маленькая, как и Мери, — удивленно констатировал Боб.

Алана чуть не рассмеялась. — Я на три дюйма выше.

Боб пропустил мимо ушей напоминание о дюймах. — Я не то имел в виду, — заметил он. — Я привык думать о тебе, как о… большой. Понимаешь? Физически.

— А я всегда думаю о тебе, как о маленьком. Видишь, нам обоим нужно, изменить свое мнение.

— Да, думаю, ты права. — Боб запустил свои толстые пальцы в волосы. — Я стал о многом задумываться с тех пор, как забеременела Мери. Звучит удивительно. — Боб усмехнулся. —Скорее фантастически.

Алана улыбнулась, несмотря на трясущиеся губы.

— Ты станешь хорошим отцом. Боб. Так же, как стал хорошим фермером.

Темно-карие бездонные глаза Боба от удивления слегка расширились.

— Ты действительно так думаешь, сестричка? Насчет хорошего фермера?

— Ты прекрасно обращаешься с землей. Это сразу видно. Раф того же мнения, — добавила Алана. Боб улыбнулся от наслаждения.

— Вы оба столь высокого мнения? Это очень много для меня значит. Я знаю, как ты любишь ранчо. А Раф вообще рожден для фермерской жизни. Он просто творит чудеса со своей Западной Ленивицей. Там практически все разваливалось с тех пор, как его отца хватил последний удар.

— Как долго Раф живет на ранчо «Западная Ленивица»?

Боб почувствовал себя неуютно, по-видимому вспомнив то время, когда Алана приехала погостить на ранчо и он поведал ей, что Рафаэль Уинтер жив.

— Боб? — настаивала Алана.

— Пару лет, — произнес он.

— Все это время? — прошептала Алана. В былые времена, когда она познакомилась с Рафом, полюбила его и затем обручилась, он часто отправлялся по работе в длительные поездки в самые неожиданные места.

— Он привык много путешествовать, — добавила она.

— Да. Около четырех лет назад… с ним произошел несчастный случаи в каком-то захолустном местечке. А затем умер его отец. С тех пор Раф живет у себя на ранчо. Клянусь, это только на пользу. Так будет продолжаться, пока что-нибудь не стрясется за границей, или с Сэмом опять не случится беда, и ему не понадобится Раф, чтобы вытащить его из истории.

— Сэм? Беда? Какая? И чем ему помог Раф?

Боб неловко засмеялся.

— Сестричка, Раф будет…

— Принеси Сэму зубную щетку, — раздался с лестницы голос Рафа.

Алана посмотрела наверх. Раф стоял, прислонившись к стене, руки в карманах, рубашка плотно обтягивала мускулистые плечи. При всей естественности его позы Алана почувствовала, что Раф на что-то очень сердится.

Боб выдохнул ругательство и тут же извинился.

— Я предупреждал тебя, Раф, — сказал он. — У меня, черт возьми, не получается…

— Бурдетт, — голос Рафа звучал властно. — Замолчи. Не можешь сдержаться, говори о погоде.

На секунду повисла напряженная тишина. Алана переводила взгляд с Боба на Рафа и обратно. Хотя ее брат был на пять дюймов выше и на пятьдесят фунтов тяжелее Рафа, тот отнюдь не выглядел испуганным перспективой шумной ссоры.

— Надвигается гроза, — наконец произнес Боб. — Если к полуночи гром прогремит в высокогорье, у нас дождь начнется где-то на рассвете. Хотя к восходу солнца должно проясниться. Дыхание холодного фронта, что движется через скалы. Если тебя интересует мое мнение, я считаю, нам надо разбудить спящих наверху пижонов и отправиться к твоему охотничьему домику на рассвете или как только прекратится дождь.

— Не очень-то умная мысль, — отчетливо произнес Раф. — Или ты думаешь, что сможешь удержаться в седле на протяжении всего пути к охотничьему домику в районе Пяти Озер?

— Разве ты не знаешь, что я первоклассный наездник? — произнес Боб, широко и снисходительно улыбаясь.

— Который переболел ветрянкой, — подколол его Раф, тоже улыбнувшись.

— Твоя взяла, — одобрил Боб. — Смотри удержи эту мысль до утра. А я постараюсь прикусить свой чертов язык. Но ненадолго.

— Могу тебе в этом помочь.

— Спасибо, не стоит, Уинтер. Не забудь. Я чертовски в этом уверен. Спокойной ночи.

Помимо юмора, в голосе Боба проскальзывали нотки тревоги.

Алана слышала их, и ей было интересно, почувствовал ли это Раф.

И еще она удивилась, почему ее брат, обычно такой тактичный в отношениях с людьми, сейчас злился на Рафаэля Уинтера.

5

Лишь только Боб исчез, Раф покачал головой и сквозь зубы произнес что-то резкое. Но, когда он повернулся к Алане, на его лице опять играла улыбка.

— Как ты только все это выдержала? — спросил он. — Сэм и Боб вместе. О Боже! Еще и Дейв. С ума можно сойти.

— Что имел в виду Боб, когда говорил о твоем «пятнистом» прошлом? — задала вопрос Алана.

— Большие трудовые победы. — Раф был немногословен. — Много поездок. Помнишь?

— А что насчет Сэма, попавшего в беду?

— У него уже все в порядке.

— Но проблемы были? — настаивала Алана.

— У каждого время от времени возникают проблемы.

Алана недовольно хмыкнула.

— А мне разрешается спросить о пижонах?

Раф прищурился.

— Безусловно, — прозвучало в ответ. — Спрашивай сколько душе угодно.

— А получу ли я ответ на свои вопросы?

— Я все время вспоминаю, как ты управлялась со своими братьями, — улыбнулся Раф. — Ну и упрямцы же они.

— Я предпочитаю думать об этом, как об уже решенном вопросе.

— Хорошая все-таки вещь — решение всех проблем.

Алана взглянула на Рафа: необыкновенно приветливое выражение интеллигентного лица, проницательные золотистые глаза с искорками смеха, четкая линия губ под полоской усов.

То, что она увидела, заставило забыть об оставшихся без ответа вопросах. Раф снял шляпу, и взору предстало все разнообразие оттенков его густых волос. Блестящие волосы были темно-каштановыми с удивительным золотистым оттенком. На подбородке ни малейшего намека на бороду — это означало, что он наверняка побрился, перед тем как ехать за ней в аэропорт.

Из-под расстегнутого воротничка его рубашки выглядывали курчавые волосы, более темные, чем усы. Алана перевела взгляд на лоб: густые каштановые волосы были гладко зачесаны назад.

«Это воспоминания или мечта? — спрашивала себя Алана. — Или действительно волосы Рафа однажды напомнили мне мех норки, когда я перебирала их пальцами?»

— О чем ты думаешь? — спросил он.

Вопрос прозвучал обыденно, как будто Раф узнавал, который час.

Алана непроизвольно откликнулась на дружеский тон, ответив раньше, чем осознала, о чем он спросил и к чему может привести ее ответ.

— Твои волосы, — сказала она, — выглядят как норка зимой…

— Хочешь убедиться?

— В чем?

— Напоминают ли они на ощупь норку. — Раф говорил так, как будто для Аланы это было вполне естественное действие.

— Не волнуйся, — мягко добавил он. — Я сам не буду до тебя дотрагиваться. Я знаю, ты не хочешь, чтобы до тебя дотрагивались.

Его низкий голос звучал успокаивающе, так же, как это было в джипе, когда кошмары неожиданно овладели Аланой.

— Подойди ближе и прикоснись ко мне, — произнес он. — Обещаю, что не сделаю ни одного движения. Со мной ты в безопасности, Алана. Всегда. Я приехал, чтобы отвезти тебя домой.

Она смотрела на его янтарные глаза, нежную улыбку, чувствовала, как его голос, лаская, успокаивает ее. Его руки были по-прежнему засунуты в карманы, но тело расслаблено. Эта поза говорила Алане: он понял ее страх, что к ней могут прикоснуться, держать ее. Сдерживать.

— Как ты догадался об этом? — спросила Алана прерывающимся голосом.

— Что ты не хочешь, чтобы до тебя дотрагивались?

— Да.

— При каждом моем прикосновении ты застываешь. Это красноречивее любых слов.

Алану захлестнули чувства, глубоко спрятанные за внешним спокойствием Рафа.

«Он вернул мое письмо нераспечатанным, — напряженно думала Алана. — А мечтает ли он обо мне так же, как я о нем? Причиняет ли ему моя холодность столько же боли и страданий, что испытала я, когда получила назад нераспечатанное письмо?» Печаль воспоминаний болью отозвалась в ее сердце. «Все это в прошлом, — резко убеждала она себя. — Я живу в настоящем. Сегодня он проявляет ко мне только доброту. А сейчас я причиняю ему боль».

Алана хотела дотронуться до Рафа, успокоив тем самым их обоих, но мысль о том, что он может обнять ее в ответ, заставила тело напрячься, подготовиться к борьбе или бегству.

— Это не относится лично к тебе. — Голос ее прозвучал неестественно.

— Ты уверена, я не допустил никакой оплошности? — Алана посмотрела на Рафа. Взгляд его был чист, как горный ручей. Сверкание золота и топаза перемещалось в его глазах с преобладанием янтарного оттенка, лучами исходящего из середины черного зрачка. Он наблюдал за ней с непривычной напряженностью.

— Уверена, — ответила она, расслабленно вздохнув. — Абсолютно уверена.

— Тогда в чем же дело? — мягко задал вопрос Раф.

— Я… я не знаю. С тех пор как погиб Джек, мне почему-то не нравится, когда меня трогают.

— А трогательные люди тебе нравятся?

— Я…

Алана остановилась, выражение удивления мелькнуло на лице, черные брови сдвинулись.

— Я об этом как-то не думала, — проговорила она

Раф ждал, не сводя с нее глаз.

И Алана смотрела на Рафа, впитывая его уверенность и сдержанность; на шее у него пульсировала тонкая жилка, мышцы перекатывались на вздымавшейся в плавном ритме дыхания груди, он терпеливо ждал.

Алана медленно подняла руку. Он немного наклонился вперед, чтобы ей было легче дотянуться до головы. Ее пальцы слегка дотронулись до его волос, замерли в нерешительности и быстро отступили.

— Ну, как? — с улыбкой спросил Раф, выпрямляясь. — Не пора ли меня убить, чтобы снять шкуру на модное манто.

Алана беззвучно рассмеялась.

— Я не поняла, — ответила она. — Все произошло очень быстро.

— Попробуй еще, — предложил Раф спокойно.

Алана поднялась на несколько ступенек выше, встала рядом с Рафом. На этот раз ее рука замешкалась: волосы медленно струились сквозь чувствительные пальцы. С улыбкой, застенчивой и одновременно озаренной воспоминаниями, она опустила руку.

— Так лучше, — произнес Раф. — Но тебе следует брать уроки у скорняка-профессионала. — Она вопросительно хмыкнула.

— Профессионалы ощупывают шкурку ладонями и подушечками пальцев, — объяснил Раф.

Взгляд его скользнул с губ на блестящие черные волосы Аланы.

— И они слегка дуют на мех, — добавил он, — нежно прижимают его к губам, нюхают его, пробуют, затем мягко проводят мехом по самым чувствительным участкам кожи.

У Аланы перехватило дыхание. Трепетная дрожь пробежала по телу при мысли, что до нее может нежно дотронуться… Рафаэль Уинтер. — Они действительно так делают? — спросила она. — Я не знаю, — с улыбкой сознался Раф нежным как бархат, голосом. — Но поступил бы именно так будь я скорняком, а твои волосы меховой шкуркой.

Хотя Раф не сделал ни одного движения, Алана почувствовала, будто заключена в его объятия, даже ощутила чувственное тепло, охватившее ее тело.

Внезапно яркие воспоминания о временах, когда они занимались любовью, как молнией пронзили ее тело. Она приложила столько усилий, пытаясь забыть прошлое, но воспоминания, страстные и свежие, вернулись к ней в первозданном виде.

Или, возможно, ее воспоминания о нежных прикосновениях Рафа были простым проявлением жажды страсти и мечты, сплетенных воедино и затмивших реальность. Другой вид потери памяти, более безболезненный, но такой же опасный для настоящего.

Тем не менее, Алана коснулась Рафа, и он показался ей даже лучше, чем в воспоминаниях.

Раф улыбнулся, как будто точно знал, какие чувства охватили Алану. Прежде чем она успела отступить, он отодвинулся от стены и, не касаясь Аланы, пропустил ее на узкую лестницу. Затем заговорил, и в его голосе больше не проскальзывали дразнящие, охрипшие, сокровенные нотки.

— Надо немного поспать, — посоветовал Раф. — Мы с Бобом не шутили, когда говорили, что отправляемся в путь на рассвете. Если тебе что-либо понадобится, я в соседней комнате. Стучи смело. Не бойся. Гости еще живут по вирджинскому времени. Спят как младенцы, хоть из пушек пали.

Она внимательно смотрела, как Раф удаляется в гостиную.

— И еще, Алана… — Раф повернулся к ней, лицо наполовину освещено, в глазах сияют золотистые капельки вечернего дождя.

— О чем ты? — спросила она.

— Не бойся. Что бы ни случилось, я здесь. — Раф исчез в гостиной, прежде чем она успела ответить.

Медленно поднималась она по лестнице в свою комнату, надеясь в любой момент услышать за спиной его шаги. Но лишь тишина сопровождала Алану в спальню.

Усталость бессонных ночей в сочетании со знакомыми с детства звуками ранчо сделали свое дело: Алана крепко заснула. Она спала безмятежно до тех пор, пока небо не затянули грозовые облака; они роились, сгущались, наслаивались друг на друга, молнии сшивали их воедино, а гром разрывал в клочья.

Потом ее сон стал беспокойным, она крутила головой из стороны в сторону, руки и ноги непроизвольно подергивались, горло сковало невысказанными словами.

Еду рядом с Джеком, о чем-то спорим. Он рассержен, и облака тоже сердито клубятся над головой, горы принимают угрожающие размеры,-оглушительно гремит гром.

Ели, пихты, осины склоняются до земли под резкими порывами ветра. Ветер срывает листья, кружит их в неистовом танце, блестящими пригоршнями бросает в зияющую бездну, лошади испуганы.

Я кричу, но никто не слышит моего крика… я — один из сверкающих листочков, с головокружительной быстротой падающих вниз, все ниже, ниже…

Алана проснулась в холочном поту, сердце бешено колотится в груди, дыхание прерывисто. Она посмотрела на часы. Без двадцати четыре. Вставать еще рано, даже если они отправляются в путь на рассвете.

Молнии ярко осветили комнату, на мгновение разогнав темноту, вслед за ними обрушился страшный грохот.

Алана вдруг ощутила себя в западне.

Она выскользнула из кровати, рывком открыла дверь и выбежала в холл. Стремительно сбежала с лестницы, выскочила на крыльцо. Раскаленные добела молнии сверкали над землей, на какую-то долю секунды вырываясь из непроглядной тьмы.

Испуганная, сбитая с толку, с застрявшим в горле криком, Алана обернулась к входной двери.

Из дома вышел мужчина и направился к ней.

Сначала Алана подумала, что это Раф, потом поняла, что мужчина был значительно выше. Но ато был и не Боб. Совеем другая походка.

Опять блеснула молния, ярко осветив приближающегося человека: светлые волосы, длинные бакенбарды, прямой нос, узкие губы и темно-синие глаза, казавшиеся почти черными.

Джек. Прошлое и настоящее, кошмары и реальность слились в единый ужас. Беспомощная, испуганная, оглушенная громом и собственным криком, Алана карабкалась назад, неистово размахивая руками, бежала, цепляясь за что-то, падала, а вокруг только лед и молнии, гром, темнота и крики.

Падаю.

Я падаю…

На сей раз Алана различила крики, вырвавшиеся из ее груди. Но не имя Джека выкрикивала она, увлекаемая в бездну.

Она звала Рафа.

Входная дверь широко распахнулась, громко стукнув о стенку. Внезапно Джек исчез между двумя вспышками молний. Содрогаясь всем телом, стараясь сдержаться, Алана внушала себе, что Джек может быть только плодом ее воображения, ожившим кошмаром, от которых она скоро избавится.

Затем она увидела Джека, лежавшего на крыльце, Раф верхом на нем, рука Рафа как стальными клещами сжимает горло Джека. Алану охватила паника, мороз пробежал по коже, она остолбенела. Джек был намного крупнее Рафа, даже больше Боба, и очень жестокий в борьбе.

Затем оцепенение прошло, растворилось в темноте и вспышках молний, как только она поняла, что Раф контролирует ситуацию. Именно Джек был внизу и должен был оставаться в таком положении, пока Раф не отпустит его.

На крыльцо выскочил Боб, держа в одной руке электрический фонарь, в другой — охотничье ружье. Он увидел Рафа и человека, которого тот подмял под себя.

— В чем дело, черт возьми? — воскликнул Боб. Затем он увидел Алану, которая стояла, прислонившись спиной к перилам крыльца, с искаженным от ужаса лицом, с сомкнутыми на шее руками.

— Сестренка? О Боже!

Боб кинулся к ней, протянув руки навстречу. Алана вскрикнула.

Одним сильным рывком Раф поднялся на ноги. Встал между братом и сестрой.

— Не прикасайся к ней, — решительно произнес он.

— Но… — начал было Боб.

Опять ярко вспыхнула молния. Она осветила лицо Рафа, строгое и крайне взбешенное. Боб молча отступил.

Раф обернулся с той же силой, что подняла его с крыльца. Он смотрел на Алану глазами, горевшими от гнева и сожаления. Ему до боли хотелось обнять и держать ее, чувствовать, как она расслабляется у него в руках, как тело женщины повторяет очертания его тела, поскольку она приняла его объятия.

Но он знал, что это только мечта, а ее преследуют кошмары. Разбитая Гора разрушает их будущее с той же неотвратимостью, что однажды сотворила его «смерть».

— Все в порядке, мой цветочек, — тихо произнес Раф. — Я никому не разрешу дотронуться до тебя. Даже себе.

Алана усиленно закивала головой, услышав, как слово «цветочек» эхом отдалось у нее в душе. Ласковое обращение из далекого прошлого, еще до того, как Раф погиб, а затем воскрес, оставив ее в полном неведении.

Цветочек. Имя из светлой мечты. Имя из страшных видений. — Боб, — произнес Раф, не оборачиваясь. — Возьми Стэна и убирайтесь к черту подальше ет Алаяы. Сейчас же.

У Боба не было ни малейшего желания спорить: резкий, как удар хлыста, голос, поза готового к драке человека, собранные в клубок на обнаженной спине мышцы, вид готовой сорваться с привязи силы. Боб молча наклонился, приподнял и поставил на ноги Стэна и потащил его в гостиную.

Затянутая сеткой от насекомых дверь хлопнула за ними с негромким стуком, похожим на отдаленный раскат грома.

Отблески далекой молнии осветили лицо Рафа, жесткость и тоска отражались на нем.

Алана прикрыла глаза, совсем не желая, чтобы он уходил.

Мужчина стоял перед ней, освещенный зигзагообразной молнией, подтянутый и одновременно сильный, в одних только джинсах, и вуаль печали покрывала его лицо.

Непроизвольно Алана качнулась в его сторону — она нуждалась в покое, который не мог обеспечить ей растревоженный мозг.

Раф видел, как дрожало от холода и страха ее стройное тело, его собственные кошмары становились реальностью. Ему очень хотелось заключить ее в свои объятия, но он знал, что она опять закричит и в страхе отпрянет в сторону.

В конце концов Раф не удержался, и протянул Алане свою руку. Это был жест, который ни о чем не просил, но предлагал все.

— Обопрись на меня, цветочек, — мягко предложил он. — Если ты хочешь.

Слабо вскрикнув, Алана двумя руками с большим напряжением обхватила его руку. Не шевелясь, Раф лишь слегка сжал ее пальцы. Вздрогнув, она вздохнула, в который раз пытаясь овладеть собой.

— Я думала… — Ее голос прерывался от волнения. Она наклонилась, прижалась лбом к тыльной стороне ладони Рафа. Его рука была теплая, как сама жизнь, наполняющая ее тело, успокаивающая душу. Она сглотнула и произнесла, не поднимая головы:

— Я думала, это Д-Джек.

Рука Рафа неподвижно повисла над склоненной головой Аланы, как будто он собирался погладить ее. Затем резко опустил руку, сжав пальцы в кулак.

Он боялся прикоснуться к ней, напугать ее и порвать ту ниточку доверия, что связывала их сейчас.

— Стэн — один из клиентов, — тихо произнес Раф, еле сдерживая под напускной мягкостью голоса готовые вырваться наружу чувства. — Стэн крупный, как и Джек. И светловолосый.

Алана вздрогнула, но ничего не сказала. — Если бы я только знал, что ты впервые увидишь Стэна в темноте, при свете молний, во время грозы, как на Разбитой Горе… — Раф не закончил. — Прости меня, цветочек. Прости за многое.

Последние слова он произнес настолько тихо, что Алана сомневалась, слышала ли она их вообще. Еще некоторое время женщина не выпускала руку Рафа, впитывая силу и тепло его тела, освобождаясь от видений, постепенно исчезающих, как замирающий вдали гром.

Потом она медленно подняла голову. Сделала несколько глубоких вдохов, наполняя легкие кислородом, которого не хватало ее телу, настолько парализованному страхом, что она забыла о дыхании. Постепенно дрожь унялась, лишь изредка Алана вздрагивала, ио уже скорее от холода, чем от страха.

Только сейчас она осознала, что на ней лишь тонкая шелковая ночная сорочка, прилипшая к телу под струйками ледяного дождя. Ярко-оранжевое одеяние превратилось в почти черное там, куда попала вода, и стало одного цвета с ее глазами, смотревшими снизу на Рафа.

Алана вздрогнула опять, на секунду Раф дотронулся теплой рукой до ее щеки. С такой изысканной нежностью провел пальцами по черной дужке ее бровей, что она забыла испугаться. Слезы блестели у нее в глазах, казавшихся теперь еще крупнее. Внезапно слезы хлынули из глаз, теплые, как рука Рафа.

С мечтательной неторопливостью Алана повернула лицо, пока ее губы не остановились на его ладони. Когда она говорила, ее дыхание было еще одной лаской, струящейся по его коже.

— Спасибо тебе за понимание, — прошептала Алана.

Тело Рафа заметно напряглось, поскольку ему пришлось подавить возникшее было желание обнять Алану, приблизить ее губы к своим, опять ощутить их тепло, почувствовать, как она отвечает на его ласки. Но Раф знал: сделай он так, женщина тут же убежит, испугавшись.

Осознание этого острым ножом полоснуло по сердцу.

Алана медленно отпустила его руку. На секунду он задержал свою ладонь на ее щеке.

— Я чувствую себя ужасно глупо, — произнесла Алана, закрыв глаза. — Что подумает обо мне этот бедняга?

— Стэн сам настоящий осел, раз он потащился за тобой в грозу, напугав до полусмерти, — ответил Раф. Голос его опять стал резким, как удар хлыста. — Пусть радуется, что я не разорвал его на части.

Алана издала протестующий звук.

— Это моя вина, не его, — сказала она. — Мне надо будет извиниться.

— Ничего подобного. Стэн извинится перед тобой при дневном свете, когда ты спокойно сможешь разглядеть его. И в дальнейшем будет держаться подальше от тебя.

Слова Рафа были ясные и тяжелые, как ледниковый лед. Алана поняла, что он был в ярости, но сердился не на нее. Его взбесил Стэн, который испугал ее.

Потом она поняла, что он сердился и на себя, поскольку не смог уберечь ее от испуга.

— Ты не виноват, — прошептала Алана.

— Виноват, черт возьми.

Прежде чем она успела ответить, Раф заговорил опять:

— Ты дрожишь. Ты готова вернуться назад в дом?

Алана колебалась. Ее пугала сама мысль увидеть человека, разительно похожего на Джека. Но выбора не было. Она не хочет провести остаток жизни в плену собственных страхов.

Она подбоченилась, глубоко вздохнула и подняла голову.

— Да, я готова, — сказала Алана.

— Только не переживай. — Голос Рафа звучал мягко, несмотря на тщательно сдерживаемый гнев. — Я пойду и скажу Бобу, что тебе не следует сейчас встречаться со Стэном.

— Не надо. Мне пора уже прекратить быть такой, черт возьми… впечатлительной.

— Тебе совсем недавно пришлось так много пережить. Гораздо больше, чем человек может выдержать. Не будь так строга к себе. Успокойся. Дай себе шанс выздороветь.

Алана покачала головой.

Она не выздоравливала. Кошмары еще сильнее опутывали ее, являясь к ней не только во сне, но и наяву.

— Жизнь продолжается, Раф. Избитая фраза, но она как ни одна другая наиболее правдива. Я должна все преодолеть. Я должна оставить в прошлом эти шесть дней. Я должна.

На секунду Раф закрыл глаза, не в состоянии вынести ни боли Аланы, ни ее мужества.

— Ты похожа на цветок, — прошептал он. — Нежный и выносливый, растущий в самых недоступных местах. — Он открыл глаза и протянул ей руку.

— Ты разрешишь помочь тебе? — спросил Раф. После секундного колебания Алана вложила свою руку в его ладонь. Тепло руки мужчины было похоже на огонь, и она ощутила, насколько холодным было ее собственное тело.

— Спасибо, — ответил Раф просто. Затем он открыл дверь и проводил Алану в гостиную, где ее ожидали ночные кошмары.

6

Боб и Стэн сидели в гостиной, беседовали о грозах, о высокогорной форели. Оба смотрели то вверх, то по сторонам, явно не желая навязывать Алане свое общество, если она нуждалась в уединении.

Раф снял со стоявшей около двери вешалки фланелевую рубашку, накинул Алане на плечи и повернулся к мужчинам.

Внезапно Стэн встал.

Алана быстро вздохнула и отступила назад, пока не уперлась спиной в грудь Рафу. Глядя поверх ее головы, он неприветливо улыбнулся светловолосому мускулистому великану, который был ростом с Боба.

— Позвольте познакомить вас. Алана Ривз, Стэн Уилсон, — произнес Раф. — Стэн, надеюсь, ты поймешь, если Алана не захочет пожать тебе руку. Ты очень похож на ее недавно погибшего мужа.

Раф и Стэн довольно долго оценивающе смотрели друг на друга.

Стэн кивнул, и этот легкий наклон головы можно было принять за извинение. Затем он слегка повернулся и посмотрел на Алану.

При виде его ярко-кобальтовых глаз Алана вскрикнула. Вылитый Джек. Просто вылитый Джек. Лишь ощущение Рафа за своей спиной не позволило Алане вновь провалиться в бездну страшных видений.

— Простите меня, миссис Ривз, — сказал Стэн. — Честное слово, я совсем не хотел напугать вас.

Чувство облегчения шевельнулось внутри. Голос был другой, абсолютно непохожий, более низкий, пронизанный неуловимыми нотками жителя юго-западных районов.

— Пожалуйста, называйте меня Алана, — произнесла она. — И я прошу прощения за…

— Тебе не за что извиняться, — прервал Алану Раф. — Теперь, когда Стэн уже в курсе дела, я уверен, он больше не застанет тебя врасплох.

Голос Рафа звучал спокойно и твердо, не допуская никаких возражений. Глаза были прищурены, он наблюдал за Стэном со вниманием пумы, подкрадывающейся к оленю.

И снова Стэн не решился что-либо ответить. Лишь слегка кивнул, хотя его лицо приняло такое же выражение, как и лицо Рафа.

Алана переводила взгляд с одного на другого, затем посмотрела на брата, который, видимо, очень волновался за судьбу возлагаемых на ранчо надежд. Если Стэн Уилсон плохо проведет отпуск на ранчо «Разбитая Гора», вряд ли он рекомендует это место состоятельным клиентам.

Но Боб отнюдь не выглядел расстроенным. Он больше походил на человека, заключившего пари с самим собой и выигравшего его.

Когда он понял, что сестра наблюдает за ним, то улыбнулся.

— Ну и возвращение домой, сестренка, — заметил Боб, покачивая головой.

— Да, — прошептала Алана, — ты прав.

Зевнув, Боб посмотрел на наручные часы, с которыми никогда не расставался.

— Итак, мало проку будет от меня, если я опять лягу спать, — произнес Боб, потягиваясь. — Пойду лучше займусь снаряжением. Стэн, ты говорил, что хочешь увидеть настоящего ковбоя за работой. Идем?

Слабый вызов, прозвучавший в голосе Боба, заставил клиента улыбнуться.

Алана быстро отвела глаза в сторону. Его улыбка опять напомнила Джека, такая же обворожи-тельная и немного мальчишеская. Стэн был очень симпатичным мужчиной… и при каждом взгляде на него Алана чувствовала, как по телу пробегают мурашки.

Это было неразумно и нечестно по отношению к этому человеку, но, к сожалению, Алана не могла управлять своими ощущениями.

— Я буду рад помочь тебе, — протянул Стэн, — а то ты, малыш, не справишься.

Боб удивленно взглянул на него, затем громко расхохотался. Он хлопнул Стэна по плечу и повел его на кухню. Голос Боба стал стихать, как только двое огромных мужчин вышли из комнаты.

— Мери оставила нам немного теплого кофе. Он нам пригодится. И у меня есть куртка, думаю, тебе, малыш, подойдет.

Прислушиваясь к их разговору, Алана поняла, что Стэн нравится ее брату. Это сильно отличалось от его отношения к Джеку. Брат не любил его. Никто из их семьи не любил Джека.

Алана слышала, как смех Стэна, такой же очаровательный, как и его улыбка, перебрался в гостиную. Но в отличие от улыбки его смех не напоминал ей Джека. Тот смеялся крайне редко, а уж над собой никогда.

Тем не менее, она была рада, что Стэн вышел из комнаты. Слишком волнительно увидеть даже мельком тень Джека, подкрадывающегося к ней сзади. Она вздохнула с облегчением, когда услышала, что хлопнула кухонная дверь, известившая, что мужчины направились к конюшне.

— Все в порядке? —спросил Раф, ощущая глубокое дыхание Аланы, поскольку спиной она по-прежнему прижималась к его груди.

Алана кивнула.

— Он… он приятный парень, не так ли?

Раф что-то невразумительно проворчал в ответ.

— Бобу он нравится, — продолжила Алана.

— Они очень похожи друг на друга, — сухо произнес Раф. — Мускулы и импульсы в равных количествах и одинаковых местах

— Между ушами? — предположила Алана.

— Иногда, — вздохнул Раф. — Иногда.

Алана немного отодвинулась. Движение напомнило ей, что она стоит вплотную к Рафу, практически опираясь на него. Однако прикосновение не волновало ее. Он не дотрагивался до нее. Это она касалась Рафа.

Отличие было неуловимым и одновременно успокаивающим. Тепло обнаженной груди Рафа проникало через фланелевую рубашку и влажную шелковую ночную сорочку, тепло естественное, как тлеющие угольки золы в камине гостиной.

На мгновение Алане захотелось обернуться и зарыться в это тепло, прогнать прочь холод, который окутывал ее с того самого дня, как ей сообщили, что Раф погиб. Она опять дрожала, но не от холода. — Тебе надо попытаться еще немного поспать, — произнес Раф. — Ты живешь еще по времени Западного побережья.

Он стоял так близко к Алане, что она чувствовала, как колышется при разговоре его грудь, ощущала неуловимое движение мышц, когда он слегка наклонился к ней, чувствовала его дыхание над своим ухом. Женщина закрыла глаза, смакуя осязаемую близость, которая от нее ничего не требовала.

— Здесь с тобой я чувствую себя в безопасности, — сказала она просто.

Алана почувствовала быстрое прерывистое дыхание Рафа и только тогда осознала, что сказала. Тело ее напряглось: если Раф вдруг откликнется на ее непреднамеренное предложение и обнимет ее, винить в этом придется только саму себя.

Самое худшее заключалось в том, что одна половина ее души очень хотела, чтобы он заключил ее в свои объятия.

Другая же половина была охвачена паникой при одной только мысли, что кто-то ее обнимет.

Внезапная мысль осенила ее: не держался ли за нее Джек, когда они падали вниз? Может быть, поэтому она цепенеет при прикосновении любого мужчины?

«Неужели мой разум увязывает ощущение чьих-то объятий с падением, ужасом и смертью?» — молча задала себе вопрос Алана.

Она напряглась, внимательно прислушиваясь к себе: ей очень хотелось, чтобы внутренний голос подсказал правильный ответ, хотелось сорвать завесу с этих шести страшных дней и заглянуть в недавнее прошлое хоть на несколько минут. Ответ, если это был ответ, не заставил себя ждать:

она покрылась холодным потом, появилось чувство тошноты, сердце бешено заколотилось.

— Что с тобой? — спросил Раф, почувствовав изменения в Алане. Затем с печалью в голосе произнес: — Неужели тебе так страшно быть рядом со мной?

— Нет, не в этом дело. Я просто думала о Джеке.

Она не могла увидеть, как изменилось его лицо: гнев и горечь поражения отразились на нем. Но, когда он заговорил, голос звучал спокойно.

— Ты любила его?

Алана закрыла глаза.

— Нет, — безразлично ответила она. — Я его не любила.

— Почему же ты вышла за него замуж так скоро? Не прошло и двух месяцев после… — Раф оборвал себя на полуслове.

— Мне сообщили, что ты погиб, — дрогнувшим голосом произнесла Алана. — Музыка — это единственное, что у меня оставалось. А это означало Джека и его голос, который заставлял плакать даже ангелов.

— Извини, — прошептал Раф, отступая назад. — И не имел права спрашивать.

Голос его звучал спокойно, отчужденно, и Алана спиной ощутила холод, пришедший на смену теплу. Она обернулась назад, гнев охватил ее при мысли о возвращенном письме, собственноручная пометка Рафа на конверте означала, что ему нечего сказать ей, что он не хочет даже попрощаться.

— Да, это так, — сухо произнесла Алана. — Ты не имеешь права. Ты даже не вскрыл мое письмо.

— Ты была женой другого человека. — Голос Рафа был непроницаем, как и его взгляд; под темными усами гневная узкая полоска плотно сжатых губ.

— Я никогда не принадлежала Джеку. В том смысле, что подразумеваешь ты.

— Ты была его женой. Или это ничего для тебя не значило?

— Нет, почему же — резко ответила Алана. — Это означало, что ты умер.

Неожиданно по щекам у нее потекли слезы. Она резко отвернулась. Ей очень хотелось побыть одной, не разрываться между прошлым, которое она не в состоянии изменить, и настоящим, которое пытается уничтожить ее.

— Алана, пожалуйста, не отворачивайся. — Голос Рафа звучал мягко и просяще. Ее имя в его устах было похоже на нежную музыку. Она знала, даже не оборачиваясь, что он протянул к ней руку, жестом умоляя дать ему то, что она дать не могла.

Доверие. Заботу. Тепло. Страсть. Любовь. Чувства, в которых она и сама нуждалась, но в которые больше не верила.

Эти чувства были неоднократно у нее украдены. Она пережила смерть матери. Пережила смерть возлюбленного. Пережила смерть мужа.

Сейчас Алана пыталась пережить новый вид смерти: утраченную веру в собственные силы, в разум, в музыку. Сейчас она стремилась не задаваться вопросом, а стоит ли это делать, если страх, потери и смерть бесконечны.

— Извини, пожалуйста, цветочек. Мне не стоило ворошить прошлое. Слишком мало времени прошло. Ты еще не оправилась после событий на Разбитой Горе.

Раф, не останавливаясь, приближался к Алане, пока не ощутил прохладу накинутой на ее плечи грубой фланелевой рубашки, в которую уперся грудью. Она почувствовала движение его руки, задержала дыхание, замерла в ожидании прикосновения, еще не будучи уверена, что сделает: убежит, вскрикнет или останется спокойно стоять.

Слишком мучительно не знать, не быть способной доверять кому-либо, и в первую очередь себе.

— Нет, — хрипло произнесла Алана, отступив в сторону. — Я больше не выдержу. Оставь меня одну, Раф.

— Причина в письме? Этого ты мне не можешь простить? — печально спросил Раф.

— Нет. Это хуже, чем письмо, хотя было очень тяжело потерять тебя во второй раз… — Ее голос замер.

— Если не письмо, то что же? — мягко и поспешно задал он вопрос. — Что я сделал? О чем ты вспоминаешь?

Сначала Алана решила, что она ничего не будет ему объяснять. Но слова выплеснулись стремительным бурлящим потоком.

— После тебя я не могла вынести прикосновения никакого другого мужчины. О Боже, как же Джек ненавидел тебя! Ты погубил меня для любого другого мужчины.

Раф изменился в лице, гнев и нетерпение исчезли, осталось только желание. Он потянулся к Алане и не мог не протестовать, когда она отклонилась в сторону.

— Алана. Не надо. Пожалуйста.

Она обернулась и взглянула на Рафа безумными темными глазами, оттененными мрачными кругами отчаяния.

— Джек расквитался со мной, — прошептала Алана. — Он уничтожил меня вообще для любого мужчины. Даже для тебя!

Она повернулась и побежала вверх по лестнице, не останавливаясь, даже когда Раф окликнул ее по имени охрипшим от волнения голосом. Крик из мечты и ночных видений.

Она заперла за собой дверь спальни и наблюдала в окно, как разгорался рассвет, раскрашивая и оживляя черную землю. Она наблюдала, как изменялся мир, заново рождаясь из ночной пустоты.

Когда на небосклоне погасла последняя звезда раздался голос Боба.

— Сестренка? Проснулась?

Алана почувствовала, что дрожит; ее тело было ледяным, покрытым гусиной кожей. Все мышцы болели от напряжения, которое не покидало ее после Разбитой Горы. Она встречала новый день так же, как и все предыдущие.

На душе неспокойно. Этот день принесет немалые муки — быть рядом с единственным мужчиной, которого она любила. Быть рядом и все же очень, очень далеко от него.

Мечта и ночные кошмары и ничего между ними: ни спасения, ни тихой гавани при бесконечном, яростном шторме.

— Алана?

— Да, — устало откликнулась она. — Я проснулась.

— Что-то невесело звучит, — поддразнивал Боб. Алана плотнее закуталась во фланелевую рубашку, открыла дверь, подобие улыбки мелькнуло на ее лице.

— Доброе утро, братец, — приветствовала она, благодарная, что голос не выдал ее состояния. — Уже пора идти готовить завтрак?

— Нет, сегодня утром Мери оказывает нам честь. Я пришел, чтобы взять твои вещи.

Алана жестом указала на маленькую дорожную сумку, стоявшую на кровати.

— Забери это, — попросила она.

— И это все?

— Это же поездка верхом, не так ли? Думаю, деревьям все равно, во что я одета, — пожала плечами Алана.

— Да, ты права.

Боб искоса посмотрел на сестру, чуть позже заботливо спросил:

— Ты уверена, что готова к поездке?

— А какое это имеет отношение к моему состоянию? — язвительно отозвалась Алана. — Готова, не готова, жизнь-то продолжается. — Она улыбнулась, пытаясь сгладить колкость своих слов, но по реакции брата поняла, что не очень в этом преуспела. — Все в порядке, Боб. Не беспокойся. Все прекрасно. Просто прекрасно.

Секунду поколебавшись, он кивнул.

— Как говорит доктор Джин, Бурдетты выживут. А ты, сестренка, самая несгибаемая из всех Бурдеттов. Ты научила нас всех, как пережить смерть мамы.

Алане на глаза навернулись слезы.

— Ты не возражаешь, если я обниму тебя? — спросила она.

Боб сначала удивился, затем обрадовался. Помня о грубоватых наставлениях Рафа, он держал руки по швам, когда Алана крепко обнимала его.

— Ты сильнее, чем кажешься, — похлопал Боб сестру по худому плечу.

Она странно рассмеялась и покачала головой.

— Надеюсь, что это так, мой милый братец. Надеюсь.

— Ты… ты вспоминаешь что-нибудь сейчас, когда ты дома? — спросил Боб в порыве чувств. Затем спохватился. — Черт, куда меня опять занесло? Раф пригвоздит меня к позорному столбу, если узнает об этом.

При упоминании о Рафе Алана напряглась.

— Это не его дело, что происходит между мной и моим братом.

Боб усмехнулся.

— Не обольщайся, сестренка. Он очень решительный человек. Если захочет — перевоспитает даже осла.

Она внимательно посмотрела на брата.

— Ты ведь не обижаешься на Рафа? — спросила Алана.

Боб удивленно посмотрел на нее сверху. Его карие глаза, похожие на глаза сестры, сощурились, пока он справлялся с нахлынувшими эмоциями.

— Раф обыкновенный мужчина. Я отнюдь не чураюсь учиться у него, — произнес Боб с улыбкой. — Но этот сукин сын чертовски ревнив. Я думал, он четвертует Стэна и скормит его койотам.

Алана опустила веки и взглянула на события предыдущей ночи глазами Боба. Получалась совершенно иная картина. — Ревнив? — переспросила она. Боб щелкнул пальцами и помахал руками неред ее лицом.

— Сестренка, проснись. Стэн не возражал бы… э… утешить тебя. И Раф хорошо объяснил ему, что… — Спохватившись, Боб прикусил язык. Его предусмотрительность лишь пошла на пользу.

— Раф заботится о тебе, — продолжил он. — Но Стэн крупнее, сильнее и гораздо интереснее Рафа. Ничего удивительного, что тот ревнует.

— Стэн крупнее, — согласилась Алана, — но ведь именно он лежал поверженный на ступеньках крыльца. Но привлекает не только внешняя красота: белокурые волосы, стальные мускулы и широкая улыбка. Привлекает гораздо большее.

Боб ухмыльнулся. — Это означает, что ты простила Рафа за то, что он не вскрыл твое письмо?

Алана изменилась в лице, на нем явно обозначились гope и печаль. Боб выругался:

— Черт возьми! Сестричка, извини. Никогда, наверное, не научусь держать рот на замке.

— Научишься, будь уверен, — раздался в дверях голос Рафа, — даже если мне придется вбивать знания в твою бестолковую голову двадцатифунтовой кувалдой.

Алана обернулась и увидела Рафа, опиравшегося о дверной косяк: густые каштановые с золотистым оттенком волосы, упрямый и в то же время удивительно чувственный рот, каменное лицо, за исключением золотистых глаз, горящих от сдерживаемых чувств.

Отдаленно мелькнула мысль: как Боб мог подумать, что Стэн интереснее, чем необыкновенно мужественный Раф?

Затем Алана задумалась, что именно из их разговора Раф подслушал.

— Доброе утро, Раф, — приветствовал Боб с веселой ухмылкой.

Он повернулся и схватил с кровати дорожную сумку Аланы, игнорируя их обоих.

Раф взглянул на Алану. Она все еще была одета во фланелевую рубашку с орнаментом красновато-коричневого, оранжевого и шоколадного оттенков. Длинные полы доходили почти до колен, а манжеты рукавов прикрывали пальцы, что делало ее очень маленькой и хрупкой. Только в лице и движениях просматривалась женственная сила, сотканная из изящества и выносливости.

Дикий цветок с бледными щеками и блуждающим взглядом внимательно следящим за ним.

Звук расстегиваемой Бобом «молнии» на дорожной сумке Аланы прозвучал в тишине слишком отчетливо. Несколько секунд он рылся в сумке, ворча себе что-то под нос, потом подошел к стенному шкафу, где она оставила одежду в свой последний неудачный приезд.

Боб смерил оценивающим взглядом содержимое шкафа, затем начал стаскивать с вешалок яркие блузки и брюки. Он колебался, выбирая между алым платьем и темно-синим, отделанным люрексом вечерним нарядом.

— Какое из них больше подходит для поездки? — задал вопрос Боб, оглядываясь через плечо на Алану.

Вздрогнув, Алана отвела взгляд от Рафа. Она увидела стоящего перед стенным шкафом Боба, державшего в руках что-то цветное и шелковистое. В его огромных ладонях платья выглядели необычайно женственно, даже несколько интимно, как французское нижнее белье.

— Что ты делаешь? — удивилась Алана.

— Упаковываю вещи моей взрослой сестры, — терпеливо объяснил Боб. — Твой привлекательный вид во фланелевой рубашке Рафа — не совсем то, что я имел в виду, когда говорил клиентам, что мы одеваемся к обеду. Это же первоклассная экспедиция, ты помнишь?

Алана посмотрела вниз на просторную фланелевую рубашку, свисающую мягкими фалдами, как легкое одеяло. Рубашка Рафа. Это смутило ее. Она считала, что надела рубашку Боба.

— Сестренка? Ответь же.

— О, да, лучше упакуй темно-синее.

Боб начал складывать вечерний наряд с еще большей тщательностью, чем выбирал его.

Алана пыталась возразить, но потом просто махнула рукой. Что Боб проделывал с нежнейшим шелком, просто не поддается описанию. И, когда он вернулся к шкафу за другой одеждой, потом еще раз и еще, она не выдержала.

— Сколько времени мы проведем на Разбитой Горе? — спросила Алана.

— Сколько понадобится, — коротко ответил Боб, продолжая укладывать яркую одежду.

— Сколько понадобится для чего?

— Для выяснения, что…

Раф резко оборвал Боба на полуслове.

— Столько, сколько будет нужно, чтобы убедить пижонов, что Разбитая Гора — хорошее место для отдыха и сюда стоит присылать клиентов. Я прав, Бурдетт?

Боб заскрежетал зубами.

— Прав, — ответил он, усердно сворачивая одежду. — Я очень рассчитываю на твое, сестренка, кулинарное мастерство, чтобы расположить их к себе.

— Но… — начала было Алана.

— Никаких «но», — неожиданно произнес Боб. Его темные глаза смотрели на Алану каким-то новым взглядом, полным обожания и зрелости.

— Сестренка, ты нанялась на работу на продолжительное время. Свыкнись с этой мыслью. Никакой спешки на сей раз, что бы ни случилось. Мы этого не допустим. Я прав, Раф?

— Прав, — произнес Раф, прищурившись. — Ты делаешь первые успехи, Бурдетт.

— А кувалды что-то не видно, — развел руками Боб, широко улыбаясь.

Раф посмотрел на Алану и заметил ее расстроенный взгляд.

— Переоденься, пожалуйста, — произнес он, выходя в коридор. — Завтрак остывает.

Боб, застегнув дорожную сумку, направился к двери. Ошеломленная Алана осталась в комнате одна.

— Сестричка, поторопись. Как говорил отец, нельзя заставлять горы ждать.

Фраза из далекого детства заставила испытать приятное ощущение от прошлого. Алана вспомнила свою первую поездку на Разбитую Гору. Ей было тогда девять лет, и ее переполняло чувство гордости от того, что они вдвоем с отцом отправились в горы на рыбалку. Это было прекрасное время, заполненное пламенем костров и бесконечными беседами под безмолвную симфонию красок мерцающих высоко над головой звезд.

В последний раз, когда они с Джеком поехали в горы, все было совсем иначе.

Шесть дней выпали из памяти.

Шесть пустых дней, отравляющих воспоминания о прошлом, отравляющих каждый день и само ее существование. Разбитая Гора нависает над ней с жестокой настойчивостью в ожидании чего-то.

«Чего? — подумала Алана. — И моей смерти тоже?»

Нельзя заставлять горы ждать.

Вздрогнув, она отогнала подобные мысли, быстро переоделась и спустилась вниз. Еда не прельщала ее. Она прошла мимо столовой, откуда раздавался смех и незнакомые голоса Стэна и женщины, с которой Алана еще не встречалась. Она не была настроена увидеться с Джанис Симпсон прямо сейчас.

Алана на цыпочках пробралась к входной двери и свернула к конюшне, где в терпеливом ожидании стояли верховые лошади.

Их было пять, выстроившихся в одну линию у стойки. Великолепный красавец-жеребец, две пары симпатичных гнедых с переливающейся коричневой шкурой, а еще черная как вороново крыло кобыла и огромный, серый в яблоках мерин.

Алана подошла к вороной кобыле, задержалась на минутку, позволив бархатной морде ткнуться ей в плечо и обнюхать. После того как лошадь благосклонно отнеслась к присутствию Аланы и успокоилась, Алана провела рукой по ее мускулистым ногам, подняла каждое копыто и внимательно осмотрела подковы: не застрял ли там камешек, не выпал ли из какой подковы гвоздь.

— Отлично, Сид, — одобрила Алана, закончив осмотр последнего копыта и выпрямляясь. — Ты готова к этому долгому восхождению и скользкому опасному откосу в конце пути?

Сид фыркнула. Проверяя подпругу и длину стремени, Алана что-то ласково нашептывала и не услышала приближения Рафа.

— Хорошая лошадь, — заметил он ровным голосом.

Алана осмотрела уздечку, немного отступила назад, чтобы полюбоваться вороной красавицей.

— Сид — прелесть, но самое чудесное в ней то, как она скачет, — сказала Алана. — Она играючи преодолевает эти горные тропы.

— Сид? — сдержанно спросил Раф.

— Уменьшительное от Обсидиан, — пояснила Алана, занимаясь уздечкой. — Знаешь, блестящее черное вулканическое стекло.

— Я знаю, — ответил он. — Ты говоришь, у нее хороший аллюр?

— Да, — произнесла Алана рассеянно, ее внимание было больше сосредоточено на ослабевших ремнях удил, чем на разговоре. — Ехать на ней верхом — все равно что оседлать легкий теплый ветерок. Просто радость. Ни один волосок не шелохнется на ее блестящем теле.

— И она не остерегается крутых откосов? — продолжал сдержанно Раф, с трудом контролируя охватившие его чувства.

— Нет. Хотя Серый не любит их, — заметила Алана, вытаскивая челку Сид из-под кожаных ремней, чтобы они не причиняли животному боль.

— Серый? — переспросил Раф.

— Конь Джека, — спокойно ответила Алана, жестом указав на крупного серого в яблоках мерина. — Он…

Алана зажмурилась. Ее руки вдруг затряслись. Она обернулась к Рафу.

— Он заартачился, — быстро произнесла она. — Серый упирался. А потом Джек… Джек…

Она закрыла глаза, пытаясь оживить воспоминания. Единственное, что она ощутила, это громкое биение собственного сердца. Возглас страдания вырвался из ее груди.

— Все исчезло! — крикнула она. — Я ничего не могу вспомнить.

— Но кое-что ты уже вспомнила, — успокоил Раф, пристально глядя на Алану своими золотистыми глазами. — И это только начало.

— Конь Джека заартачился. Шесть секунд из этих шести дней. — Алана так крепко сжала кулаки, что ногти впились в ладони. — Шесть паршивых секунд.

— Это не все, что ты вспомнила.

— Что ты имеешь в виду?

— Сид. Ты пришла сюда сегодня и без всякого колебания выбрала именно эту лошадь,

— Конечно. Я же всегда ездила… — Алана замолчала, выражение испуга мелькнуло на лице. — Я не могу вспомнить, когда я впервые села верхом на Сид.

— Боб купил ее два месяца назад. Но ей не давали кличку, пока вы с Джеком сюда не приехали. Ты назвала ее, Алана. А затем ты поехала на ней на Разбитую Гору.

7

Первая половина восьмичасовой поездки к рыбацким хижинам на ранчо Уинтеров не была утомительной. Тропа вилась среди вечнозеленых деревьев и вдоль маленькой, ласково перекатывающей гальку речушки, которая вбирала в себя воды множества озерцев, расположенных высоко в горах. Воздух был насыщен светом и благоуханием.

Успокаивающий, неуловимо прерывистый цокот копыт проникал в самые отдаленные уголки памяти Аланы, и под мантией сплошной забывчивости вспыхивали крошечные огоньки слабых воспоминаний.

Незначительные детали.

Обычные приметы.

Солнечные лучи острыми лезвиями золота и мерцанием трепещущих зеленых иголок пронизывают сосновые ветки. Цоканье подкованных копыт о камни. Светлая прозрачность ручья с отражающимися в нем тенями. Скрип седла под тяжестью человеческого тела. Слабый отблеск белокурых волос у нее за плечом, когда серый конь Джека вплотную подошел к Сиду.

«Нет, не Джека, — машинально поправила себя Алана. — Конь Стэна. Джек мертв, и небо над Разбитой Горой ясное. Ни облаков, ни грома, ни ледяного урагана, готового содрать с меня кожу и превратить прогулку в предательскую шутку».

Сейчас ярко светило солнце, нежно лаская Алану лучами, согревая ее. Ей было жарко. Руки не коченели от холода, становясь ни на что не годными. В горле не саднило от постоянных криков.

Она и сейчас еле сдерживалась, чтобы не вскрикнуть.

Алана медленно сглотнула и ослабила пальцы, сжимавшие поводья. Она вытерла лоб, покрытый, несмотря на жаркий день, холодной испариной.

Она не замечала ни озабоченных взглядов Боба, ни плотно сжатых губ Рафа. Когда Раф пригласил ее рано утром позавтракать, она отказалась, ей хотелось немного расслабиться, иметь несколько минут отдыха перед тем, как предстать лицом к лицу с беспощадными вершинами Разбитой Горы.

Она спешилась и машинально ослабила поводья. Тело онемело, но маленькая прогулка пешком легко могла исправить положение.

Джанис, однако, не была столь выносливой. Она громко стонала, прислонившись к терпеливой лошади. Подошел Раф и предложил ей руку. Она оперлась на него и сделала несколько болезненных шагов. Алана видела, как ярко блестели на солнце ее каштановые волосы, и слышала жалобный смех женщины, поддерживаемый низкими звуками веселого смеха Рафа.

Оба они медленно прогуливались по противоположной стороне тропы вдоль стоявших в линию лошадей, постепенно приближаясь к Алане, невидимой из-за Сид, на которую она опиралась.

Зависть шевельнулась в душе Аланы, когда она увидела Джанис с Рафом. Быть способной так легко относиться к мужскому прикосновению. Смеяться. Ощущать так близко силу и тепло его тела и не бояться. Помнить обо всем.

Осознавала ли Джанис, какая она счастливая? И была ли необходимость так липнуть к Рафу, плотно прижимаясь грудью к его руке?

Алана закрыла глаза в надежде отделаться от немилосердных мыслей. По всей видимости, Джанис не привыкла к верховой езде. Ноги у нее должны быть как разваренные макароны. Тем не менее, ни разу за четыре часа пути она не пожаловалась.

Боб требовал ехать быстрым шагом, желая добраться до охотничьего домика у Пяти Озер до послеполуденной грозы. Езда по горным тропам нелегко давалась и двум пижонам, которые также не привыкли к верховым прогулкам и разреженному горному воздуху. А дышать становилось труднее, поскольку тропа постепенно подбиралась к самой верхней границе лесов.

Но никто не возражал против быстрой езды. Даже Стэн, у которого были все причины сердиться.

Стэн, на которого сначала грубо накричали, а потом напали без предупреждения, просто валился с ног от усталости и задыхался под тяжелой рукой Рафа. Кровь прилила к лицу Аланы, стоило ей вспомнить события прошлой ночи. Она прижалась лицом к мягкой коже седла, чтобы немного охладить пылающие щеки. Стэн подошел к Джанис с другой стороны и поддержал ее под локоть. Она улыбнулась ему, жалобным голосом пролепетала что-то в знак благодарности. Ее улыбка была живой, располагающей, чудесно, оттеняющей ясные голубые глаза. Стэн улыбнулся в ответ с явным одобрением.

— Я отдаю тебя в умелые руки Стэна, — произнес Раф, отходя в сторону. — Но не забредайте слишком далеко. Мы должны вернуться на тропу через полчаса.

Светловолосый великан взглянул на луг, откуда в разные стороны расползались лесные тропы.

— На какую из них? — спросил Стэн.

— На эту.

Раф указал на неровный выступ Разбитой Горы, вдалеке нависший над лугом.

Джанис охнула и закатила глаза.

— Только ради тебя, Раф Уинтер, — проворчала она — влезу я опять на эту чертову лошадь и поеду по этой безумной тропе.

Алана подняла голову и с неожиданным чувством сильного любопытства взглянула поверх Сид. Слова Джанис, легкость общения с Рафом, все в их поведении явно указывало на то, что они знают друг друга давно. Стэн тоже, по-видимому, был хорошо знаком с Рафом, он больше походил на старого приятеля, чем на нового клиента ранчо «Разбитая Гора».

Когда Джанис и Стэн заковыляли по тропинке вниз, Раф улыбнулся им вслед со смешанным чувством любви и умиления. Алана внимательно следила за его улыбкой и за ним самим, поняв, что Раф хорошо знает и Стэна, и Джанис.

Особенно Джанис.

Будто почувствовав внимательный взгляд Аланы, Раф поднял глаза и увидел ее черные волосы, слившиеся с блестящей шкурой Сид. Если бы не глаза и волосы, Алану совсем не было бы видно из-за лошади.

— Ты знаешь их, — произнесла Алана, когда заметила взгляд его золотистых глаз. Слова прозвучали обличающе.

Раф довольно долго молчал, потом пожал плечами.

— Мне приходилось много путешествовать. Они оба были моими любимыми посредниками. — Он поспешно улыбнулся, забавляясь собственной шуткой. — Так или иначе, мы провернули немало полезных дел.

— Она очень привлекательная. — Если не в голосе, то во взгляде Аланы застыл немой вопрос.

Раф посмотрел на удалявшуюся вниз по тропе Джанис, которая тяжело опиралась на Стэна.

— Да, пожалуй, это так. — Его голос прозвучал безразлично. Вдруг он резко обернулся, буравя Алану своими золотистыми глазами. — Как, впрочем, и Стэн.

— Только не для меня.

— Потому что он напоминает тебе Джека?

Алана хотела было солгать, но потом решила, что это слишком обременительно. Ей и так с трудом удавалось отделить мечту от ночных видений. Если она начнет лгать еще и себе, и Рафу, то будет просто невозможно отделить зерна реальности от плевел амнезии и вымысла.

— Стэн не кажется мне привлекательным, потому что он не ты.

Раф широко раздувал ноздри, глубоко втягивая воздух. Прежде чем он смог заговорить, Алана опередила его. Голос ее был спокойным и не дрожал.

— Но это не значит, что ты привлекателен для меня, а другие мужчины нет, — произнесла она низким голосом. — Просто уже слишком поздно.

— Нет.

Больше Раф ничего не ответил. Этого и не требовалось. Каждая линия его сильного тела отвергала слова Аланы.

Она медленно покачала головой, солнечные брызги рассыпались по ее темным волосам и ярко засверкали.

— Я больше не выдержу, Раф, — пожаловалась женщина, и нотки отчаяния проскользнули в ее голосе. — Я не вынесу ни тебя, ни прошлого, ни настоящего, что было и чего не было. Трудно пережить даже день, не говоря уже о ночи…

Алана прерывисто дышала, стараясь овладеть собой. С каждым часом, с каждой минутой ей становилось все невыносимее, поскольку разум с каждым мигом, с каждым шагом на пути к Разбитой Горе пронзительно кричал, что она приближается к смерти.

К своей смерти.

Это было неразумно. И она знала об этом. Но знания не устраняли страх.

— Видеть тебя, вспоминать о былом и знать, что это никогда не повторится, — в порыве произнесла Алана.

Дыхание ее стало неровным, она готова была разрыдаться. Алана сомкнула веки, не желая выпускать наружу желание, страх, беспомощность, теснящиеся у нее в груди.

— Я больше не могу! — воскликнула она.

— Нет, — возразил Раф мягко, но настойчиво. — Однажды я уже потерял тебя. Я не хочу потерять тебя еще раз. Если ты сама не захочешь этого.

Нечто среднее между смехом и рыданиями вырвалось из груди Аланы.

— Ради всего святого, я никогда не хотела никого другого, — заверила она. — Мне и в прошлом не хватало тебя. И сейчас не хватает. А ты даже не можешь прикоснуться ко мне.

— Не прошло еще и месяца, — разумно заметил Раф. — Нужно время, чтобы исцелиться.

— Я начинаю ненавидеть себя, — сказала Алана. Голос у нее был осипший. Ей с трудом удавалось говорить спокойно о панике, бушевавшей в душе. Она была затянута в страшный водоворот эмоций. Вырваться оттуда у нее не хватало сил.

— Я ужасная трусиха, — прошептала она. — Прикрываюсь потерей памяти.

— Это неправда!

Алана бросила полный желания взгляд на Рафа — недосягаемую мечту.

— Нет, правда, — произнесла она, — мне не следовало возвращаться. С каждым шагом мне стано-

вится все хуже и хуже.

Лицо Рафа исказилось от боли, это заставило Алану задержать дыхание. — Тебе было лучше в Портленде? — спросил он бесцветным голосом.

Алана медленно покачала головой.

— Нет. Стоило мне заснуть, как меня тут же начинали преследовать кошмары, с каждым разом все сильнее и страшнее. Мне приходилось просыпаться и вести борьбу с самой собой. И ненавидеть себя. Вот почему я здесь. Я думала…

Раф терпеливо ждал, но Алана не произнесла больше ни слова. Тогда он спросил:

— Что ты думала?

Она глубоко, прерывисто вздохнула, потом еще раз.

— Я думала найти здесь то, что помогло бы мне вернуть силы. То, что…

Ее голос дрогнул, но она продолжала, с усилием заставляя себя рассказать Рафу о том, о чем никому не говорила.

— …что позволило бы мне опять петь, — прошептала она.

Раф задумался, правильно ли он понял ее. Ее голос звучал так тихо, губы шевелились почти беззвучно.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Раф.

— Я не пою после событий на Разбитой Горе. Не могу. Каждый раз пытаюсь, но в горле стоит ком.

Взгляд Аланы был полон отчаяния: понимал ли Раф, как много значит для нее пение.

— Пение — это все, что у меня осталось после твоей гибели, — сказала она. — И сейчас я не могу петь. Не могу взять ни одной ноты. Ничего не могу. Сейчас ты живой, а я не выношу, чтобы до меня дотрагивались. И я не могу петь.

Раф прикрыл глаза. Он вспомнил прозрачную чистоту ее голоса, парящего в вышине вместе с нежными переливами его губной гармошки. Лицо ее сияло от счастья, музыки и любви, когда она пела ему.

Ему хотелось успокоить Алану, защитить ее, любить ее, вернуть ей песню и смех — все то, что прошлое безжалостно отняло у них. Но все, что он делал, лишь причиняло ей боль, внушало страх.

Она не могла петь.

Он не может обнять ее.

Раф зло выругался про себя. Когда он открыл глаза, взгляд его был ясный и холодный, только где-то в глубине затаилась невысказанная боль.

— Я отвезу тебя назад, в долину, Алана. И оставлю там одну, если это то, чего тебе хочется. Я не могу причинять тебе новые страдания.

— Раф, — произнесла Алана, задержав дыхание и касаясь дрожащими пальцами его щеки. — Ты ни в чем не виноват.

— Я виноват во всем, — резко ответил он. — Я настоял на том, чтобы Боб заманил тебя сюда. И вот ты здесь, и, что бы я ни делал, это лишь причиняет тебе боль.

— Это неправда, — возразила Алана. Осознавать, что она заставила Рафа страдать, было выше ее сил. Она никогда не желала этого, даже в самые худшие времена, после того как ее письмо вернулось нераспечатанным.

— Неправда? — спросил Раф.

Он, прищурившись, смотрел на нее своими янтарными глазами. Было видно, что он злится на самого себя: чувственный изгиб его губ вытянулся в жесткую прямую линию.

— Да, неправда, — прошептала она. Но слов было недостаточно, чтобы убедить Рафа. По мрачному выражению его лица Алана поняла, что он ей не верит. Если бы она смогла спеть ему о своих чувствах, он бы ей поверил, но петь она не могла.

Нерешительно подняла она руку к его лицу, которое улыбалось ей, смеялось и любило, — в ее воспоминаниях, в ее мечтах. Он всегда оставался песней в ее душе, даже в худшие времена.

Особенно тогда, когда на нее лавиной обрушивались душившие ее ночные видения. Раф так много дал ей: реальность, мечту и надежду. Без сомнения, кое-что из этого она могла вернуть ему сейчас, когда в его глазах застыли боль и гнев на самого себя.

Пальцы Аланы осторожно забирались под поля его шляпы «стетсон», пока та не очутилась на самом затылке и незамеченной не соскользнула на землю. Растопыренные пальцы успокаивающе проникли в теплую густоту его волос.

— Ты похож на норку зимой, Рафаэль, — шептала она, придавая его имени плавное испанское звучание, создавая песню любви из трех слогов. — Ра-фа-эль… Ра-фа-эль. Ты даже лучше, чем в моих мечтах, хотя мои мечты о тебе прекрасны. Они — единственное, благодаря чему я не сошла с ума после Разбитой Горы.

Алана почувствовала, как легкая дрожь охватила Рафа, как сдавленно выдохнул он ее имя. В какое-то мгновение она испугалась, что он дотронется до нее и разрушит очарование. Вместо этого он медленно, как большой кот, потерся головой о ее руку. Закрыл глаза и сосредоточился на ощущении нежности ее ладоней в своих волосах.

Его чувственная сила привела Алану в состояние незнакомой слабости: пламя желания лизало ее пальцы, охватывало ее тело, испепеляющее желание пылало глубоко внутри.

Густые темные ресницы Рафа дрожали, когда он пристально смотрел на Алану, в янтарных глубинах его глаз бушевала страсть.

— Я мечтал о тебе, — прошептал он. — Об этом.

Алана ничего не произнесла в ответ, просто не могла. Пальцы тщательно перебирали его волосы, как будто пытаясь найти в его густой шевелюре что-то давно потерянное; ее не покидала надежда однажды вернуть утраченное.

Шаги возвращающихся с прогулки Джанис и Стэна напомнили Алане, что они с Рафом не одни. Но даже тогда она не могла заставить себя отказаться от приятного ощущения свежести его струящихся волос.

Голос Боба вывел ее из этого состояния.

— Внимание, через двадцать минут в путь, — кричал он, стоя около навьюченных лошадей. — Кто не позавтракал, будет жалеть об этом.

Медленно, неохотно выпустила Алана из рук шелковистые пряди волос. Прежде чем ее рука упала вниз, кончики пальцев на секунду задержались, чтобы пригладить колючую ниточку его усов; прикосновение ласковое, как солнечный блик.

Он слегка покачал головой, его губы скользнули по нежным подушечкам ее пальцев. Алана опустила руку, Раф быстро наклонился, поднял свою шляпу и легким движением водворил ее на место.

— Боб прав насчет еды, — произнес он слегка охрипшим голосом. — Ты не завтракала.

Алана покачала головой, хотя это был не вопрос.

— Я забыла взять завтрак, — сказала она.

— Мери наготовила еды человек на двадцать и упаковала все в мой седельный вьюк. — И, улыбнувшись, добавил с заговорщицким видом: — Давай позавтракаем вдвоем, Алана. Даже цветы должны чем-то питаться.

За поддразниванием скрывалась реальная забота. Алана очень похудела, такой он ее никогда не видел. Слишком худая, слишком измотанная, похожая на загнанное во время охоты животное.

— Ростбиф, яблоки, домашний хлеб, шоколадное печенье, — перечислял он.

У Аланы потекли слюнки. Она облизала губы, в первый раз за долгое время ощутив голод.

— Уговорил, — выдохнула она.

Они с Рафом завтракали в тени сосны, ветви которой нежно шелестели при дуновениях легкого ветерка. Они сидели на походном ящики бок о бок, почти касаясь друг друга. Мятный чай, который Мери заварила для Рафа, был необыкновенно вкусным на свежем горном воздухе.

Алана ела с аппетитом, впервые за многие недели наслаждаясь едой. Раф, улыбаясь, наблюдал за ней. Это тоже было частью его мечтаний. Алана, горы и он.

Когда все вокруг дышало смертью и предательством, он мечтал о ней.

— Седлать коней! — крикнул Боб. Рука Аланы замерла на полпути к бумажному кульку с домашним печеньем. Раф поднял кулек и вручил его ей.

— Возьми с собой, — улыбнулся он.

— Можно? Я не хочу, чтобы ты голодал из-за того, что я, глупая, забыла свой завтрак.

— Здесь есть еще печенье, — заверил Раф, указывая на стоящий около ноги вьюк. — И яблоки тоже. Он залез в кожаную сумку и вытащил оттуда два яблока.

— Вот, пожалуйста, — сказал он. — Одно для тебя и одно для Сид.

Раф встал и одной рукой помог подняться Алане, отпустив ее прежде, чем она успела бы испугаться.

— Я лучше помогу Джанис, — проговорил он. — Она, похоже, неважно себя чувствует.

Алана слегка поморщилась, сгибая ноги.

— Не она одна, — проворчала Алана. — Хотя, если учесть, что такая тяжелая поездка была у меня год назад, я практически не устала.

Затем Алана услышала эхо собственных слов. Выражение лица изменилось, оно опять напряглось.

— Это не так, да? — глухо спросила она. — Не год назад. Не прошло и месяца. Почему я не могу вспомнить?

— Алана, — настойчиво произнес Раф. Он склонился над ней так низко, что мог видеть пульсирующую на шее жилку, ощутить мятный аромат ее дыхания. Он старался не касаться ее, чтобы случайно не обнять и не спугнуть мечтания, на смену которым опять придут ночные кошмары.

— Алана, не надо. Самобичевание не поможет исцелению.

Она сделала несколько глубоких вдохов. Открыла глаза, очень темные, но отнюдь не безумные Сдержанно кивнула, затем повернулась и пошла к своей лошади, зажав пакет с печеньем в одной руке и два забытых яблока в другой.

Остальная часть поездки превратилась для Аланы в оживший кошмар. Началось это в районе первого из пяти озер, получивших название «Отче наш», поскольку они растягивались вереницей, как бусинки на четках, сверкая кругами голубой воды, соединяясь между собой серебряными водопадами.

Первое — нижнее — озеро лежало на высоте шести тысяч футов, а верхнее — на высоте более восьми тысяч. По берегам нижних озер сосны спускались к самой воде, и темно-зеленые их макушки ярко отражались в нежной глади озера, ласково омывающего серебристо-серые валуны. Первое озеро было необыкновенно красиво, в нем отражалась голубизна высокого, безграничного неба, безоблачного и спокойного.

Едва взглянув вокруг, Алана почувствовала, как в душе зашевелился страх и крадучись начал подбираться к кладовым ее памяти. Она услышала раскаты грома в безоблачном небе, увидела яркие вспышки молний в золотистых лучах солнечного света, стала различать голос Джека там, где не было никого, кроме воронов, каркающих высоко над головой.

Постепенно, сама того не осознавая, Алана начала натягивать поводья, пока Сид не забеспокои-лась, вскидывая черную лоснящуюся голову. Нервозность Аланы все больше передавалась лошади. Хлопья белой пены появились на стальных удилах. Сид перешла с широкого легкого шага на семенящие шажки. Пот градом катился с ее боков, несмотря на прохладу осеннего утра. Алана продолжала натягивать поводья, пока в конце концов Сид не остановилась. Но и тогда Алана не разжала пальцы. Лошадь несколько раз помотала головой, стараясь освободиться от удил.

— Алана.

Голос Рафа звучал мягко, спокойно, несмотря на жесткость выражения его лица при виде ее отсутствующего взгляда. Он наклонился вперед и медленно потянул за поводья, высвобождая их из негнущихся пальцев женщины. Постепенно тонкие кожаные ремни ослабли, положив конец безжалостному давлению на удила.

— Все в порядке, мой цветочек, — шептал раф. — Я приехал, чтобы отвезти тебя домой.

Алана прищурилась и осмотрелась вокруг. Глаза выдавали происходящую в ней борьбу реальности с видениями.

— Рафаэль…

— Я здесь.

Алана вздохнула и разжала сведенные судорогой пальцы, еще несколько секунд назад крепко вцепившиеся в поводья, словно в спасительный канат, что мог вытянуть ее из водоворота кошмаров. Она пыталась заговорить, но не смогла. Попыталась второй раз, в горле больше не стоял комок, мешавший произнести имя погибшего мужа.

— Джек и я ехали по этой тропе.

Под тенью полей шляпы прищуренные глаза Рафа казались сверкающими полосками топаза. Он знал, что тропа, на которой они стояли, была лишь одной из трех, которые вели к охотничьему домику в районе Пяти Озер. Если Алана узнала именно эту тропу, возможно, она вспомнит еще какие-то детали шести забытых дней.

— Ты уверена, — произнес Раф, в голосе которого не звучали вопросительные нотки. Она сдержанно кивнула.

— Первый ураган начался здесь.

— Первый?

— Мне кажется, их было несколько. Или же один долгий ураган.

Она решительно нахмурила брови, пытаясь добраться до воспоминаний, которые исчезали, стоило лишь коснуться их.

— Я не помню! — Затем, гораздо спокойнее, произнесла: — Я не помню.

Алана прикрыла глаза, скрывая тени, которые преследовали ее.

Когда женщина в конце концов опять открыла глаза, она жила только настоящим. Раф и две лошади терпеливо ожидали рядом. Больше никого не было видно.

— Где остальные? — спросила она.

— За следующим хребтом. Я сказал, что мы их догоним чуть позже, если ты будешь хорошо себя чувствовать.

Алана отрешенно удивилась, что два клиента так заботятся о ней. Женщине со странностями в поведении. Истеричной.

Сумасшедшей.

Слово звенело у нее в голове, будто внутренний гром заглушал разумные слова, которые она пыталась вспомнить, зацепиться за них.

— Я сумасшедшая? — вслух спросила Алана, не осознавая, что она говорит. — А имеет ли это какое-либо значение? Если здравомыслие — кошмар, можно ли обрести спокойствие в сумасшествии? Или это еще больший кошмар?

Она внезапно содрогнулась.

— Ты не сумасшедшая, — раздался спокойный, сердитый и печальный голос Рафа. — Ты слышишь меня, Алана? Ты не сумасшедшая. Ты была ранена и сильно напугана. Ты видела, как погиб твой муж, и сама была на волосок от смерти. Ты вне себя от выпавших на твою долю испытаний. После Разбитой Горы ты практически ничего не ешь и не спишь.

Алана во все глаза смотрела на Рафа, ощущая, как его слова, подобно солнечным бликам, согревают ее душу.

— Ты не сумасшедшая, — повторил он. — Ты просто на грани срыва, ходишь по острию ножа, пытаясь уберечь разум от галлюцинаций и сохранить действительность в тайниках памяти до тех пор, пока не решишься встретиться с реальностью один на один, ибо иного выхода просто нет.

Алана внимательно слушала и ощущала уверенность в голосе Рафа, поражаясь тому, насколько точные слова нашел он, чтобы описать ее физическое и душевное состояние.

— Откуда ты все это знаешь? — с горечью в голосе спросила она.

— Такое случается с людьми, если жизнь преподает им суровый урок.

Алана медленно покачала головой.

— Только не с сильными людьми, как ты, например. Хотя я всегда думала, что и я сильная натура.

Раф рассмеялся. Смех его был грубым, почти жестоким.

— Любой человек может сломаться, Алана. Любой. Я знаю. В Центральной Америке я много раз наблюдал подобное.

— Раф, — прошептала она.

— Они сообщили, что я погиб. Долгое время я и сам верил. Это было подобно смерти, только хуже. Такому состоянию не было видно конца. А потом опять повторилось уже здесь.

Алана испытующе посмотрела ему в глаза и обнаружила в нем чувства, которых раньше никогда не замечала. Неистовство, ненависть и ярость, причем настолько сильные, что, казалось, они переполняют его душу.

— Что… что случилось в Центральной Америке? — спросила она.

Выражение лица Рафа изменилось: он будто поспешно захлопнул перед ней двери, не подпуская к своей тайне. Напряжение спало, и он заговорил медленно, с неохотой. Такая манера разговора поведала Алане больше, чем сами слова.

— Я никогда никому не рассказывал. Но тебе расскажу. Расскажу на Разбитой Горе, если… — Раф поспешно взглянул на нее и опять забеспокоился, — если ты не захочешь вернуться назад. Я отвезу тебя назад, Алана. Если ты этого захочешь. Ты хочешь этого?

— Я хочу опять доверять себе, своему разуму и памяти, своим чувствам, — в порыве призналась Алана. — Я снова хочу стать самой собой. И я хочу…

Раф ждал. Сдерживаемое страстное желание до неузнаваемости изменило его лицо: четче обозначились скулы, ярче пролегли тени под глазами.

— Чего ты хочешь? — мягко спросил он.

— Тебя, — просто ответила Алана. — Я никогда не чувствовала себя естественнее, чем в те минуты, что проводила с тобой.

Даже говоря об этом, она покачивала головой, не веря в реальность своего желания.

Раф протянул руку ладонью вверх, не касаясь Аланы, но прося, чтобы она дотронулась до него. Она с осторожностью приняла эту просьбу.

— Я твой, цветочек, — выдохнул он. — Твой с тех пор, как увидел тебя на той опасной тропе с хромой лошадью. Вокруг сверкали молнии. Ты была тогда храброй. А сейчас ты еще смелее.

— Я не чувствую себя смелой.

— Ты вернулась на Разбитую Гору. Ты откровенна с самой собой и со мной. Если это не мужество, тогда я не знаю, что можно назвать мужеством.

Голос Рафа был глубоким и уверенным, убежденность звучала в каждом слове, отражалась в янтарной прозрачности его глаз, с одобрением наблюдавших за Аланой.

Слегка дрожащими пальцами Алана смахнула слезы, звездочками усыпавшие пушистые ресницы. Слезинки яркими алмазами сверкали на подушечках ее пальцев, когда она пыталась улыбнуться Рафу.

— Спасибо, — поблагодарила Алана.

— За правду? — грустно улыбнулся Раф. — У меня еще много правды для тебя. Но не сейчас.

— Что ты имеешь в виду?

— Моя правда не поможет тебе сейчас. А мне, этого очень хочется. Помочь тебе и себе. Мы исцелим друг друга, и прошлое останется там, где ему и положено. В прошлом. Воспоминания, но не видения.

Раф протянул ей вторую руку.

Алана вложила в нее свою ладонь, почувствовав, как пульсирует вена при соприкосновении, увидев, как слезинки соскользнули с кончиков пальцев на его гладкую загоревшую кожу. Он безошибочно отыскал пульсирующие точки на ее запястьях, слегка нажал на них пальцами, наслаждаясь ощущением полноты струящейся жизни.

— Ты готова к горам? — мягко спросил он.

Алана медленно убрала ладони, позволив ему ласковым движением погладить ее от запястий до кончиков пальцев.

— Я готова, — прошептала она.

8

Оставшуюся часть пути, там, где позволяла тропа, они ехали рядом, бок о бок. В узких местах Раф пропускал Алану вперед. Когда обрывки видений сгущались вокруг нее, она оглядывалась назад, чтобы удостовериться, что за ней едет именно Раф, а не Джек.

Отдельные картины видений и воспоминаний охватывали ее неожиданно, непоследовательно, причиняя боль, поскольку она не знала точно, что именно подкрадывается — реальные воспоминания или фальшивые кошмары. Когда ей слышался разгневанный голос Джека, она не знала, звучит ли он из далекого или совсем недавнего прошлого, а может, его слова лишь порождение ее собственных мыслей, попытка заполнить пробелы шести страшных дней.

Временами у женщины не возникало никаких сомнений. Шум ветра, шелест желтых осиновых листьев, готовая вырваться наружу песня…

Это было реальностью. Это она уже раньше слышала, видела и чувствовала, а вспомнила только сейчас. Они с Джеком отдыхали на берегу второго озера, вон там, у подножия отполированного ледниками валуна. Они пили кофе, каждый из своего личного походного ящика, и наблюдали, как резвится форель на бирюзовых отмелях.

Потом опять подул ветер: будто чья-то огромная рука мрачно водила по водной глади озера, искажая четкие отражения в воде. Ветер принес с собой запах горных вершин и зарождающегося там урагана.

Джек наблюдал, как яростно бурлят облака над горными хребтами. Он улыбнулся. И сказал…

Что же он сказал? — старалась вспомнить Алана. Что-то, кажется, насчет местности. Что-то… Да, вот что он сказал: «Я всегда знал, что эта местность хороша для чего-то. Только никогда не знал, для чего именно». И затем громко рассмеялся.

Алана сильно дрожала и мысленно набросила на плечи воображаемую куртку. Сид слегка оступилась, вернув Алану в настоящее.

Она ослабила поводья, предоставив лошади немного свободы. Оглянулась через плечо: Раф был недалеко, верхом на красавце-жеребце, в надвинутой на лоб шляпе, будто спасался от неугомонного ветра. Алана чувствовала его быстрый многозначительный взгляд, его беспокойство о ней. Она слегка помахала ему рукой, как бы уверяя, что с ней все в порядке.

Всплывали другие обрывки воспоминаний: цокот копыт за спиной, шум завывающего между горными вершинами ветра, дождь со снегом. Спор…

Они с Джеком о чем-то спорили. Буран. И рыбацкий лагерь. Она хотела остаться в лагере «У Пяти Озер», пока не стихнет ураган. Джек отказался, хотя пять лагерных хижин были пусты и выглядели так, будто сюда годами не ступала нога человека.

В конце концов, верх одержал Джек, но лишь потому, что Алане было невыносимо больно смотреть на пустые глазницы хижины — немой свидетельницы ее огромнейшего счастья. Домик был пуст, двери слегка приоткрыты, на крыльце куча опавших сосновых иголок и случайного мусора.

Куда бы она ни посмотрела, везде ей мерещилась тень Рафа. Каждый вздох напоминал о таинстве первой любви. Именно здесь, на чердаке главного дома, под звуки бури, бушевавшей вокруг, испытала она радость физической близости с Рафом. Но тогда она не боялась. Она была дрожащим осиновым листочком, а Раф — горным ветром, ласкавшим ее.

Сид фыркнула и бросилась в сторону, когда обходила выступ горного склона. И вновь Алана вернулась из прошлого. У выступа ожидал Боб верхом на крупной гнедой лошади — своей любимице.

— Все в порядке? — спросил он.

Взгляд его темных глаз блуждал по лицу сестры, отыскивая и находя признаки напряженности.

— Да, — сдержанно кивнула Алана.

— По тебе этого не скажешь, — напрямик заявил Боб, что мог позволить себе лишь брат.

— Я вспоминаю кое-что. Незначительные детали.

— Великолепно!

— Ты думаешь? — быстро переспросила она. Затем добавила: — Извини. Конечно, великолепно.

— Ты рассказала Рафу о своих воспоминаниях?

Прежде чем Алана успела ответить. Боб заговорил опять. От возбуждения и торжества слова хлынули из него потоком.

— Он был прав! — воскликнул Боб, восхищение слышалось в каждом слове. — Он сказал, ты вспомнишь, раз ты уже однажды была здесь и знаешь, что здесь безопасно. Ни один доктор не разрешил бы ему поехать в Портленд, потому что…

— Бурдетт…

Резкий, как удар хлыста, голос Рафа остановил словесный поток Боба.

Боб взглянул удивленно, затем испуганно.

— О Боже, на сей раз я действительно проговорился. Будь проклят мой длинный язык.

Раф, прищурившись, посмотрел на Боба, затем произнес целую речь об умении держать язык за зубами.

Алана переводила вопросительный взгляд с Рафа на Боба. Раф знал, что на все вопросы ему придется отвечать. Но сейчас она еще не была готова услышать его ответы. Поэтому он тщательно отсеивал правду и полуправду.

— Я ведь рассказывал тебе, что мне пришлось прибегнуть к помощи нескольких людей, чтобы вытащить тебя сюда, — произнес Раф.

Алана неуверенно кивнула.

— Когда выяснилось, что Мери не может быть шеф-поваром и экскурсоводом, я подумал о тебе, — продолжал Раф. — Это была прекрасная возможность заманить тебя назад, домой: твое место здесь.

Затем Раф перевел взгляд на Боба и спросил спокойным, безразличным голосом:

— Ведь так все и было, Бурдетт?

— Раф старался изо всех сил, — с облегчением выдохнул Боб. — Сестричка, ты же не сумасшедшая, не так ли? Я имею в виду, что ты вернулась домой? Мы хотели сделать как лучше.

Алана вздохнула, как всегда, застигнутая врасплох своими нежными чувствами к брату, не умевшему хранить тайны.

— Нет, милый братец, я не сумасшедшая. Наверное, — добавила она, криво улыбнувшись, — я даже не помешанная.

Боб шумно вздохнул.

— Алана, ради Бога, скажи, что навело тебя на мысль, что ты сошла с ума?

— А как бы ты назвал случай, когда человек в панике сбегает от шести выпавших из памяти дней?

— Я бы назвал это шоком, — деликатно вмешался в разговор Раф. — Рефлексом выживания. Одним словом, здравомыслием.

Он перевел взгляд с Аланы на Боба.

— Надо быстрее добраться до лагеря, — сказал он. — Может начаться ураган.

В голосе звучала настойчивость, не терпящая возражений. Он не хотел, чтобы буря застала Алану на открытом месте. Не сейчас. Она выбита из колеи, немного испугана, слишком устала. Очень хрупкая.

Сейчас ей нужен отдых, а не возрождение кошмаров и видений. Достаточно и того, что она начала вспоминать. Более чем достаточно. Раф не хотел, чтобы прошлое нахлынуло на нее и оборвало ту ниточку доверия, что связывала их.

Он не хотел, чтобы она вспомнила слишком многое, слишком скоро. Если это случится, он опять потеряет ее. Только на этот раз безвозвратно, навсегда, без надежды на возвращение.

«Только не вспоминай все, мой цветочек, — молча молил Раф. — Только не сейчас. Дай нам время опять полюбить друг друга».

— В путь, Бурдетт, — вслух произнес Раф. — Буря не заставит себя ждать.

После полученной команды Боб быстро поскакал к лагерю. Раф надеялся, что быстрая езда сосредоточит Алану на настоящем, не позволит вернуться кошмарам, отблеск которых часто мелькал в ее глазах.

Даже после того, как они добрались до лагеря, Раф продолжал внимательно следить за Аланой, занятой приготовлением ужина. Он не замечал никаких внешних признаков того, что разыгравшаяся снаружи буря беспокоит ее.

После ужина Боб и Стэн ушли в хижину Джанис сыграть партию в покер и поболтать. Алана не пошла. Она старалась проводить как можно меньше времени рядом со Стэном.

Раф тоже отказался от предложения поиграть в карты, сославшись на то, что ему нужно заготовить наживку для завтрашней рыбалки. Он не был уверен, что Боб поверил ему. И не сомневался, что ему не удалось одурачить Стэна. Откровенный взгляд великана ясно давал понять, что тот знает о желании Рафа остаться наедине с Аланой.

Когда Алана заканчивала сервировку стола для утреннего завтрака, вернулся Раф, который ходил отключать на ночь генератор. Он скинул желтый, искрящийся от дождя плащ. К тому времени гроза еще не вошла в силу: с неба беспорядочно падали крупные капли дождя, слышно было отдаленное ворчание грома, отдельные зигзаги молний пронзали вечернее небо.

Алана отрегулировала фитиль кухонной лампы, теперь он горел ясным устойчивым пламенем. Раф повесил свой плащ на крючок за дверью.

— Надеюсь, пижоны не имеют ничего против керосиновых ламп, — заметила Алана.

— Пока они видят карты, все в порядке. Кроме того, это заставит их лечь спать в подходящее время. Форель просыпается рано. Если хочешь поймать ее, нужно тоже встать пораньше.

Глаза цвета виски отметили следы усталости на ее лице.

— Тебе пора отдохнуть, — посоветовал Раф.

— Еще даже не стемнело, — протестовала Алана, несмотря на одолевавшую ее усталость.

Ей не хотелось оставаться одной. Особенно сейчас. Наедине с громом и молниями, разгуливающими среди горных вершин.

— Полностью стемнеет только часам к десяти, — резонно заметил Раф. — Это слишком поздно для тебя, если ты собираешься встать в пять, чтобы приготовить завтрак. Вот что я тебе предлагаю: я займусь завтра завтраком. А ты отоспишься.

— Нет, — поспешно возразила Алана. — У тебя тоже вид невыспавшегося человека. Кроме того, я приехала сюда, чтобы готовить, и именно этим собираюсь заниматься. Если очень уж устану, то вздремну завтра после обеда

Казалось, Раф собирался что-то возразить. Потом глубоко вздохнул.

— Тебе не будет мешать свет, если я здесь немного поработаю? — спросил он.

Алана бросила взгляд на спальню на втором этаже. Спальня — это отдельный рассказ. Одна ее «стена» представляла собой гладкие перила, не позволяющие выбравшемуся из кровати человеку упасть вниз, в гостиную на первом этаже. Можно было бы задернуть шторы на этой «стене», но тем самым лишить себя удовольствия обогреваться теплым воздухом, поднимающимся из камина. Хотя стояла только первая неделя сентября, по ночам на высоте шесть тысяч триста футов чувствовалось дыхание зимы

— Ты мне не помешаешь, — ответила Алана. — Я теперь всегда сплю с включенной лампой.

Раф сделал очередную паузу. Он снова ничего не сказал, просто посмотрел на Алану глазами, которые все замечали и все принимали, даже ее страх. Зная, что он не покинет ее и не осудит за неразумность поведение, Алана чувствовала себя увереннее, не страдала так сильно от собственных нелогичных чувств.

— Иди спать, Алана. Если тебе что-либо понадобится, я — в спальне на первом этаже. Здесь же будет и Боб, если он как круглый идиот не засидится за картами до утра. — Повернувшись к столовой, он добавил: — Можно принять ванну, здесь много горячей воды.

Мысль о ванне, полной горячей воды, заставила Алану закрыть глаза и застонать от удовольствия.

— Горячая ванна. О, Боже, вот это мысль! Не стоит обходиться без обычных удобств, — выразительно произнесла Алана.

Раф, улыбнувшись, повернулся к ней. Он стоял, облокотившись на дверь, ведущую из гостиной в столовую.

— По рассказам моего отца я знаю, что мама и бабушка тоже обожали ванну, — заметил Раф.

— А ты?

— Я не из тех, кого можно вывести из душевного равновесия отсутствием горячей воды, — протянул Раф. — Единственное, что раздражает меня, этот чертовски шумный генератор. Что касается остального, здесь мой дом. Понадобилось много лет и боли, чтобы осознать это, однако игра стоила свеч.

Раф медленно обвел взглядом дом, любуясь яркими покрывалами в индейском стиле, медными лампами, замшевой мебелью и камином, настолько большим, что в нем можно было стоять. Роскошь в сочетании с простотой. Генератор вырабатывает электричество для холодильника, водяного насоса, освещения. Кухонная плита, которая нагревает воду в доме, отапливается дровами.

Единственное, чего не хватает, это телефонной связи. Отец позаботился об этом и установил коротковолновый передатчик и трансляционный усилитель на соседнем горном хребте. Хотя, по традиции, радио использовали только в случае крайней необходимости.

Алана тихо наблюдала за Рафом, который испытывал удовольствие от окружающей обстановки; она полностью разделяла его чувства. Она полюбила охотничий домик «Западной Ленивицы» и хижины с первого взгляда. Это случилось, когда они с Рафом поехали кататься верхом во время грозы и заблудились. Насквозь промокшие, с веселым хохотом подъезжали они к хижинам.

Алана и Раф безусловно замерзли бы, но стремительные потоки бурлящей в них страсти превратили холод в посмешище. Они разожгли огонь в камине, чтобы высушить одежду. Затем Раф отвел ее наверх и преподал урок иного огня — сжигающего огня любви и красоты физической близости мужчины и женщины.

Алана прищурилась, возвращаясь в настоящее, захватив с собой из прошлого часть мерцающего тепла. Она видела, как Раф рассматривает ее жаждущими золотистыми глазами, будто догадываясь, о чем она думает.

Или, возможно, он тоже вспоминал ту грозу, и чердак, и женщину, пылающую в его руках во время физической близости.

— Я выложил твои вещи в ванной комнате, — сказал Раф.

— Спасибо, — поблагодарила Алана охрипшим голосом.

Раф кивнул и ушел, оставив ее одну. Ванна расслабила женщину, сняла болезненные ощущения тела и напряженность мыслей. Когда она натянула на себя длинную хлопчатобумажную ночную сорочку и пошла наверх в спальню, Рафа нигде не было видно.

В камине ярко пылал огонь, гарантируя, что она не замерзнет на пути из ванной в спальню. Даже постель была нагрета. До металлического обогревателя нельзя было дотронуться: когда она открыла крышку, внутри все еще мерцали угольки из камина. Покрывало откинуто, приглашая ее забраться в постель и крепко заснуть.

— Рафаэль, — нежно произнесла Алана, хотя знала, что он не услышит. — О, Раф, почему наше время уже прошло?

Ответа не последовало, только сама постель была ответом, мостиком из прошлого в настоящее, обещанием тепла и безопасности.

Вздохнув, Алана сбросила халат, юркнула в кровать и натянула одеяло до самого подбородка, уютно устроившись в заботливо подготовленном для нее гнездышке. Сон не заставил себя ждать.

Так же, как и сновидения.

По мере усиления бури сны переплетались с кошмарами, которые снова обрушились на нее под оглушительные раскаты грома и яростное завывание ветра среди горных кряжей.

Нахмурившееся озеро подступило совсем близко… горный пейзаж неуловимо меняется, как и растревоженная ветром водная гладь. Усмехается отполированный водой и ветрами валун, похожий на сгорбленного великана.

Джек хохочет, и смех его холоднее ветра.

Ураган неистовствует, в злой усмешке обнажает ослепительно белые ледяные зубы, набрасывается на водную гладь, скалы, деревья. Потоки льющейся с неба воды образовали еще одно озеро, в котором отражаются зловещие тени обступивших его деревьев.

Джек протягивает к ней руки, губы шепчут о страстном желании, в глазах — дыхание смерти. Джек хватает ее, несмотря на яростное сопротивление, и вдруг она ощущает боль. Боль, ужас и крики рвут мир на части…

Алана проснулась в холодном поту, сердце бешено колотится в груди. Дыхание тяжелое, поверхностное. Она узнала третье озеро в ночных кошмарах, но не то красивое озеро, что окутано ужасом.

Джек тоже был другим, абсолютно неузнаваемым, в нем безнадежно перемешались страсть и смерть. Новые видения, страшная смесь сегодняшних воспоминаний и… чего еще?

«Правды? Воображения? — задавала себе Алана бесконечные вопросы. — Джек хотел владеть мною, да, но только как второй половиной союза Джек-и-Джилли. Я не нужна ему как женщина.

Даже если бы желание у него было, это ровным счетом ничего бы не значило. Я не хотела его. Я никогда не хотела никакого другого мужчины, кроме того, которого любила и которого уже не могла иметь — Рафаэля Уинтера. Джеку это не нравилось. Но, в конце концов, ему пришлось смириться, после того как я сказала, что уйду от него, если он еще раз позволит себе дотронуться до меня.

Не об этом ли спорили мы на Разбитой Горе?» Дрожа, Алана обхватила себя руками, пытаясь вновь сосредоточиться на реальных событиях. Это было так давно, что, казалось, события столпились на противоположной стороне шестидневного провала памяти, казавшегося ей вечностью. Как давно это было и каким несерьезным казалось. Джек погиб, она осталась в живых, если это можно назвать жизнью. Она не может петь, не выносит, когда до нее дотрагиваются, не может любить. Но она жива. Жив и Рафаэль Уинтер.

Молния тихо ворвалась в комнату, разбросав по стенам седые и белые тени, настолько яркие, что Алана зажмурилась. Гром прогремел протяжно, словно извещая о своем отступлении за горный склон.

Глубоко вздохнув, Алана опять легла, пытаясь заснуть. Хотя голова и коснулась подушки, она поняла, что это бесполезно. Слишком высока концентрация адреналина в крови, слишком мучительны последствия ночных видений, чтобы можно было сразу же заснуть.

Она встала, едва ощущая холод… Темно-зеленая ночная сорочка доходила ей до лодыжки. Мягкая на ощупь ткань приятно облегала тело и ярко поблескивала. Алана подошла к краю лестницы. Крошечные серебристые пуговицы, нашитые на сорочке от горловины до талии, при приглушенном свете, льющемся из гостиной, искрились, как капельки дождя.

Внизу, закопавшись в разноцветные лоскутки, разбросанные перед ним на столе, тихо работал Раф. Он сидел к ней спиной, поэтому не было отчетливо видно, чем он занимается.

Алана долго стояла в нерешительности, опасаясь новой вспышки молнии. Затем быстро спустилась вниз. Часы на каминной полке показывали начало двенадцатого.

Хотя она готова была поклясться, что подошла бесшумно, Раф знал, что она рядом.

— Возьми стул, что стоит у камина, — произнес он, не отрываясь от маленьких тисков, укрепленных на столе.

Алана подвинула стул и села, стараясь не загораживать Рафу свет керосинового фонаря. Внимание его было сосредоточено на крошечном крючке, зажатом в тисках. Молча, осторожно привязывал он тонкой нитью разноцветные кусочки перьев к острию крючка.

При мягком теплом свете глаза Рафа казались почти золотыми, ресницы и волосы — черными. Очки в роговой оправе были сдвинуты на кончик носа, увеличивая предметы, необходимые для работы. В ловких длинных пальцах он держал специальный пинцет и крошечный, не больше булавочной головки, тюбик с клеем. Еще раз намотав нитку на острие крючка, Раф сделал маленькую петлю, осторожно завязал узелок и обрезал нить.

— Существует два способа ловли рыбы на мушку, — рассказывал он, ловко подхватив пинцетом блестящее черное перышко. — Один заключается в том, чтобы привлечь форель каким-то незнакомым ей предметом, блестящим, но не пугающим. Как этот, например.

Раф открыл маленькую металлическую коробочку. Внутри ровными рядами лежали мушки, их острые крючки были спрятаны под кусочками овечьей шерсти, выстилавшей дно. Мушка, которую выбрал Раф, была размером с большой палец. Необыкновенно яркая, она представляла собой причудливое сочетание лоскутков голубого, желтого и розового цветов, вершиной мастерства были изящные серебристые полоски, напоминавшие кружевные крылышки.

— Боб просто молится на эту «красотку», — усмехнулся Раф, аккуратно убирая мушку в коробку. — Я же пользовался ею лишь пару раз, когда рыбалка была настолько отвратительна, что я испробовал все средства, кроме одного-единственного.

— Какого?

— Динамита, — сухо произнес Раф. — Ловля на «красотку» жестока, но это больше похоже на спортивное увлечение, чем на эффект ударной волны.

— И хорошо получается? — спросила Алана, любуясь игрой света на волосках тыльной стороны его руки.

— Только у Боба, — криво усмехнулся Раф. — Когда я пытался ловить на «красотку», хихиканье рыб раздавалось по всему каньону.

Алана улыбнулась и почти забыла отскочить в сторону, когда опять полоснула молния, усыпав комнату белоснежными блестками. Низкий, спокойный голос Рафа смягчал напряженность ночи.

— А какой другой способ ловли на мушку? — спросила она.

— Который настолько точно имитирует естественные условия, что форель не замечает подвоха, — объяснил Раф,

Его голос звучал обыденно и в то же время успокаивающе, как будто он почувствовал страх, заставивший ее выскочить из постели и спуститься к его рабочему столу. Он отложил в сторону только что изготовленную мушку и взял крючок, к которому уже была привязана коричневая нитка.

— Обычно в это время года в живых остаются лишь крупные темные насекомые, — объяснил Раф. — Большинство мелких букашек погибли от того первого морозца, который позолотил и осины. Поскольку сейчас мало осенних мух, я решил сделать несколько штук сегодня ночью.

Во время рассказа его пальцы осторожно искали что-то среди коробочек. На столе лежали перышки, крошечные блестящие кусочки меха, нейлон, фольга, цветные нитки разной толщины. Похоже, что он искал нужную вещь не только глазами, но и пальцами, искусно определяя на ощупь неуловимую разницу используемых материалов.

В его движениях не было и намека на суетливость и нервозность. Если выбранная нитка оказывалась неподатливой или скользкой и ни за что не хотела наматываться на острие крючка, Раф не выказывал ни малейшего нетерпения. Он спокойно возвращал все на свои места и начинал сначала; пальцы уверенные, лицо спокойное, губы не напряжены.

Глазами чернее ночи следила Алана за каждым движением Рафа. Он закатал до локтя рукава темно-синей фланелевой рубашки. Темные волоски мерцали и переливались золотистым блеском. Мышцы напрягались и ослабевали, слегка перекатываясь под кожей при каждом осторожном движении. Бархатные вены, просвечивающие сквозь кожу, настойчиво приглашали ее пальцы прощупать разветвленную сеточку жизни.

— Если хочешь выманить форель из глубины реки или озера, важно точно сымитировать настоящее насекомое, — продолжал объяснять Раф, привязывая крошечный кусочек ярко-красного перышка к основанию крючка.

— Почему? — поинтересовалась Алана.

— На глубине, где прячется форель, очень тихо, безопасно, вода там темно-синего цвета. Но просто жить в безопасности еще не достаточно для живых существ. Им этого мало. Им хочется ощутить прикосновение солнца. По крайней мере, — добавил мужчина с улыбкой, — особенным из них.

Алана долго внимательно смотрела на Рафа, чувствуя, как его слова разгоняют скопившийся страх, проникают глубоко в душу, подают надежду на нечто светлое, что подвластно только песне, которую она не может спеть.

— Моя задача состоит в том, чтобы выманить особенную форель из безопасных стерильных глубин, — сказал Раф. — Если я хочу добиться цели, должен знать, что происходит вокруг этой рыбки. Если еще летают серовато-коричневые майские мухи, то, конечно, эта рыбешка проигнорирует моего черного комара, неважно, насколько прекрасно он сделан и как крепко привязан.

Он искусно намотал на острие крючка блестящий черный волосок.

— Видишь ли, — мягко добавил Раф, — моя особенная форель отнюдь не глупа. Это своеобразная рыбка, сильная и осторожная. И, кроме того, она жаждет солнца.

Крошечные кусочки различных материалов переливались всеми цветами радуги. Невесомые разноцветные перышки казались особенно хрупкими в его руках, но все его движения были настолько осторожными, что он не повредил ни одного волоска.

Отделив от перышка крошечный кусочек, нужный для изготовления мушки, Раф нежно разгладил пальцами оставшуюся часть, опять превращая перышко в изящную дугу. Разноцветные волоски извивались и льнули к кончикам пальцев, как бы благодаря за понимание их утонченности и красоты.

Алана закрыла глаза и вновь очутилась во власти воспоминании, радуясь им, как радуется цветок солнцу. Раф впервые так ласкал ее, его сила и страсть уравновешивались пониманием ее невинности.

И она отвечала на его ласки, сладостно извиваясь, цепляясь за кончики его пальцев, в то время как его губы осыпали поцелуями ее грудь; имя его звучало в ее устах, как песня любви. И он откликнулся на этот зов. Утонченная красота его ласковых рук заставила ее забыть обо всем на свете. Она не испытывала ничего, кроме сладостного восторга, бросавшего ее в дрожь, когда она пела его имя.

Словно нежной молнией пронзил он ее тело, добравшись до самых глубин. И она поняла, что значит умереть и заново родиться в объятиях мужчины, которого любишь.

Испытать необыкновенно нежные прикосновения снова…

Алану охватила дрожь: зародившись глубоко внутри, она слабой рябью пробежала по телу, легким румянцем выплеснулась на щеки.

Мельком взглянув на Алану, Раф отметил и слабый румянец, и часто пульсирующую жилку на шее, прямо над изумрудным вырезом ночной сорочки. На мгновение его пальцы напряглись, глаза вспыхнули дымчатым янтарным огнем.

Усилием воли он заставил себя вновь сосредоточиться на работе, зная, что время еще не пришло. Он должен набраться терпения, иначе вспугнет ее и загонит опять в унылую безопасность, отдалив от воспоминаний, от жизни.

От него.

Ее дыхание, неровное, прерывистое, по звуку напоминало потрескивание фитиля под стеклянным колпаком керосиновой лампы. Алана открыла глаза и посмотрела на Рафа, испытывая желание прикоснуться к нему, ощутить его волосы и кожу, так же осторожно дотронуться до него, как он осторожно ощупывал материалы, из которых изготавливал мушки.

Если она это сделает, он обязательно в ответ прикоснется к ней, и она испугается. А потом будет презирать себя за этот страх.

— Отец никогда не ловил на мушку, — произнесла Алана охрипшим голосом, пытаясь нащупать безопасную тему для разговора. — Только на червяка или на блесну. И еще спиннингом. Вот на чем я выросла.

— Многие предпочитают таким способом ловить рыбу, — ответил Раф.

Голос звучал спокойно, безразлично, ничего от нее не требуя.

— Но ведь ты-то по-другому?

Раф слегка улыбнулся, привязывая следующий кро щечный кусочек перышка к темно-коричневому тельцу мушки.

— Я отдаю предпочтение особенной рыбешке, осторожной и неуловимой, которая прячется глубоко в потайных местах, известных лишь ей одной, — объяснил Раф. — Чтобы выманить такую форель из глубины на солнце, требуются все мое мастерство, терпение и уважение.

Он покрутил перышко в пальцах, под разным углом подставляя его к источнику света и любуясь восхитительной игрой цвета.

— А не легче ли ловить форель на глубине и не пытаться выманить ее на поверхность? — задала вопрос Алана, внимательно поглядывая на Рафа.

— Легче, да. Но то, что легко достается, мало ценится. — Раф взглянул на Алану поверх темных очков. Его глаза были золотистого оттенка и пылали, словно огонь в керосиновой лампе. — Форели должно недоставать рыбака, — продолжал Раф. — В противном случае это всего лишь упражнение в добывании пищи. Я хочу изготовить приманку настолько совершенную, что лишь особенная форель поднимется к ней из глубины.

— И погибнет, — заметила Алана почти грубым голосом.

— Нет, — мягко возразил Раф. — На моих крючках нет зазубрин

Алана широко раскрыла глаза. Она взглянула на крючки, разложенные на столе, на готовые мушки и едва начатые. Каждый крючок представлял собой искусно изготовленную гладкую дугу без единой зазубрины, которая бы рвала мясо. Она посмотрела прямо в янтарные глаза Рафа и почувствовала, что дыхание остановилось в груди.

— Ты хочешь научиться ловить на мушку? — задал вопрос Раф.

В ожидании ответа он осторожно покрутил в лучах падающего от лампы света золотистое перышко фазана, заставляя его переливаться всеми цветами радуги.

— У меня руки — крюки, — запротестовала Алана.

Раф нежно рассмеялся и покачал головой.

— Только не у тебя.

Она вытянула руки, будто стараясь убедить его в своей неуклюжести. Он медленно провел перышком от запястий к ладоням, затем к кончикам пальцев, касаясь ее кожи с нежностью дыхания. Кончики ее пальцев слегка задрожали в ответ.

— Руки у тебя прекрасные, — сказал Раф. — Изящные, с длинными пальцами и очень, очень чувствительные.

У Аланы перехватило дыхание, стоило ей увидеть выражение лица Рафа. Она поняла, что он вспо минает ее ласки, чувственный контраст ее рук и сильного мужского тела, страсть и удовольствие, что дарила она ему.

— Тебе это понравится, — продолжал Раф мягко. — Я тебе обещаю.

— Я… да, — быстро согласилась Алана, прежде чем мысли потекли по другому руслу и страх опять охватил ее. — После завтрака?

— После завтрака.

Раф переключил внимание на крючок, зажатый в тисках. Он вытащил крючок и осторожно погрузил острый конец в кусочек шерсти, выстилавшей дно коробочки.

— Ты сможешь сейчас заснуть? — спросил он. — Или ты хочешь, чтобы я немного посидел около твоей кровати?

Затем поднял глаза, стараясь поймать и удержать ее взгляд.

— Я не дотронусь до тебя, пока ты сама об этом не попросишь, — пообещал Раф. — И я совсем не жду этой просьбы.

— Я знаю, — тихо ответила Алана. Она на самом деле доверяла Рафу. Осознание этого ярким лучом мелькнуло в темных глубинах ее мозга, заполненных страхом и потерей памяти.

— Ты согласишься побыть со мной? — прошептала Алана. — Всего несколько минут? Я знаю, это звучит по-детски.

— Тогда мы оба дети, — с легкостью произнес Раф, оборвав ее на полуслове, — потому что я предпочитаю посидеть около тебя, а не оставаться одному.

Алана провела кончиками пальцев по его усам.

— Спасибо, — выдохнула она.

Прикосновение было настолько легким, что казалось нереальным, но она почувствовала его всем телом.

И он тоже. Его глаза приобрели рыжевато-карий оттенок, отблески пляшущего пламени отражались в них.

— Моя прелесть, — выдохнул Раф. Затем он отвел взгляд, чтобы Алана не увидела его страстного желания.

— Поднимайся наверх, пока ты не замерзла, — предложил он. — Я сейчас здесь все уберу.

— Можно, я могу?

— Нет. Это займет не больше минуты.

Поколебавшись, Алана повернулась спиной, а Раф начал ловко рассортировывать материалы по коробочкам и складывать их на поднос.

Когда она уже не смотрела на него, Раф поднял глаза, не обращая внимания на блестящие кусочки материала в руках. Молча, не отрываясь, наблюдал он, как поднимается она по узкой лестнице на чердак.

Падающий от лампы свет отражался в черных блестящих волосах Аланы, как отражаются звезды в подернутой ветром глади полуночного озера. Нежная струящаяся ткань зеленой ночной сорочки обрисовывала женственные изгибы ее тела, то обнажая, то скрывая их. Ее босые ноги под колышущимися складками одежды казались маленькими, изящными, удивительно уязвимыми.

Молча Раф беспощадно проклинал Джека Ривза.

9

Алана открыла дверцу чугунной плиты, используя прихват, который вышивала еще бабушка Рафа. В oгненном чреве ярко горели дрова, сложенные аккуратной стопочкой, оранжевые языки пламени, будто живые вырывались наружу и лизали толстую сковороду, стоящую на плите.

— Пока все хорошо, — бормотала Алана. Она закрыла дверцу, установила заслонку, окунула пальцы в блюдечко с водой, потом стряхнула воду с пальцев на сковороду. Крохотные белые капельки воды зашипели, заплясали на горячей черной поверхности

— Отлично

Кухня была залита золотистым светом керосиновой лампы, до рассвета оставалось еще не менее получаса. Охотничий домик насквозь пропитался ароматом бекона и кофе, заманчивый запах добрался и до других хижин, подстегивая их обитателей побыстрее выбраться из постели.

С улицы, прямо напротив кухонной двери, доносились ясные четкие звуки — это Раф колол дрова для плиты. Звуки внушали удивительное спокойствие; они обещали тепло и напоминали, что Раф находится где-то поблизости.

Какие-то отдельные музыкальные ритмы слабо зазвучали у Аланы в голове, прокладывая себе путь вниз, к голосовым связкам. Она почти неслышно что-то замурлыкала себе под нос, практически не осознавая, что делает. Это был слишком слабый намек на звук, скорее надежда на песню, чем сама песня.

Взяв кувшин, наполненный тестом для блинов, Алана стала наливать на сковороду кремовые кружочки. Когда пузырьки лопались и тесто веселой струйкой уже не скатывалось в дырочки, она аккуратно переворачивала каждый блин. Вскоре на плите, чтобы не остывали, возвышались несколько горок блинов рядом с толстыми аппетитными кусочками бекона, уже приготовленными и отставленными в сторону.

Она налила еще теста на сковороду и почувствовала, что сзади кто-то подходит к ней.

— Пока мне больше не надо дров, Раф, — произнесла Алана, оборачиваясь и отставляя кувшин в сторону. — Пока я… о!

Стэн, а не Раф, подошел сзади к Алане. Алана машинально сделала шаг назад, забыв о горячей плите.

— Осторожнее! — Стэн непроизвольно бросился к ней, стараясь уберечь ее от ожогов.

Алана отклонилась назад, тыльной стороной ладони дотронулась до раскаленной плиты. Вскрикнула от боли, отпрянула в сторону, пытаясь ценой новых ожогов избежать прикосновений Стэна. Желая помочь, он опять бросился к ней.

— Не прикасайся к ней.

Голос Рафа звучал настолько холодно и взбешенно, что Алана едва узнала его.

Стэн, напротив, узнал его голос сразу. Он тотчас отступил назад. Едва голубые глаза Стэна оценили ужас, отразившийся на лице Аланы, он сделал еще несколько шагов назад, уступив места столько, сколько ей требовалось.

— Ты думаешь, черт возьми, что делаешь? — спросил Раф.

Голос ровный, низкий, в нем слышалось еле сдерживаемое бешенство. Дрова, которые он принес для плиты, упали в ящик с сильным грохотом, напомнившим выстрел в напряженной тишине.

Хотя Раф не сделал ни единого движения в сторону Стэна, блондин пятился назад весь путь к двери между столовой и кухней, прежде чем заговорил вновь.

— Виноват, — бормотал он. — Мы с Бобом подумали, что Алане, возможно, требуется помощь… в чем-либо.

— Вы с Бобом? О Господи, — прорычал Раф. — Самый идиотский дуэт, какой только можно встретить.

Стэн вспыхнул.

— Послушай, Уинтер…

— Иди скажи Бобу, если Алане потребуется помощь, которую вы имеете в виду, я первый ее предложу. Дошло?

Стэн поджал губы, но коротко кивнул, как бы соглашаясь с приказом Рафа.

— Ты проскочил мимо, — зловеще прошипел Раф. — Ты меня понял?

И опять Стэн коротко кивнул. Раф повернулся к нему спиной и направился к Алане.

— Дай я осмотрю ожог, — нежно произнес Раф. Перемена в голосе была поразительной. Голос звучал мягко, ласково, успокаивающе, казалось невероятным, что он принадлежал тому же самому человеку, который только что в пух и прах разнес Стэна.

— Все в порядке, цветочек, — шептал Раф. — Я не причиню тебе боль.

Глубоко и прерывисто дыша, Алана протянула Рафу обожженную руку.

В том месте, где кожа коснулась плиты, появились две красные полоски, при виде которых Рафа охватил приступ сильнейшего гнева, будто молния пронзила его насквозь. Повернувшись на пятках, он подошел к холодильнику и вытащил оттуда пригоршню льда. Он смочил кухонное полотенце, завернул в него лед и протянул его Алане.

— Приложи к месту ожога, — ласково произнес он. — Это снимет боль.

В оцепенении, Алана сделала все, что велел Раф. Через несколько секунд боль стихла.

— Спасибо, — сказала она, вздыхая. — Похоже, я постоянно благодарю тебя.

Раф взял из рук Аланы лопаточку и соскреб со сковороды подгоревший блин.

— Забавно, — пробормотал Раф, — а я, похоже, постоянно причиняю тебе боль.

— Ты не виноват. Так же, как, впрочем, и Стэн. Все произошло по моей собственной глупости, — произнесла Алана,

— Дерьмо, — сдавленно прошипел Раф. Резкими, злыми движениями он соскребал со сковороды почерневший блин.

— Если бы не я, тебя бы здесь не было, — заметил Раф, — как, впрочем, и Стэна.

От удивления Алана не нашлась, что ответить. Раф с отвращением швырнул лопатку и обернулся к Алане. Глаза его были почти черными от переполнявших эмоций.

— Прощаешь меня? — просто спросил он.

— Тебя не за что прощать.

— Молю Бога, чтобы это было правдой. — Раф резко повернулся к плите и начал смазывать маслом сковороду.

— Я закончу приготовление завтрака, — произнес он.

— Но…

— Сядь и держи лед на ожогах. Ты обожглась не очень сильно, но стоит тебе снять лед, как тут же возникнет боль.

Алана сидела на кухонной табуретке и любовалась мастерством Рафа. Он готовил так же, как выполнял и любую другую работу: уверенными, четкими, неторопливыми движениями, без суеты. Горка блинов увеличивалась.

К тому времени, когда все уселись в столовой, блинов было столько, что хватило бы накормить вдвое больше собравшихся за столом. По крайней мере так казалось, пока не приступили к еде. Высокогорье и свежий воздух сделали свое дело: аппетит удвоился.

Даже Алана съела достаточно много и начала уже охать. По молчаливому указанию Рафа Боб занялся мытьем посуды. Стэн и Джанис вызвались помочь ему. Раф доставал рыболовные принадлежности, а Алана упаковывала завтраки.

На небе еще не погасли последние звезды, когда Раф повел двух пижонов к месту ловли, по дороге давая советы, какая приманка наиболее эффективна, какие приемы стоит использовать при ловле в прозрачно чистой воде.

Только лишь Боб собрался последовать за Рафом и Аланой вверх по тропе, как Раф пристально посмотрел на него.

— Я обещал Алане научить ее ловить рыбу на мушку, — произнес Раф. — Для этого нам абсолютно не нужны зрители.

— Я не буду смеяться. — Некое подобие улыбки отразилось на лице Боба. — Много.

— Тебе вообще не придется смеяться, — спокойно возразил Раф, — поскольку тебя просто не будет рядом.

Боб метнул взгляд на сестру, но та покачала головой. Пожав плечами, он смирился с тем, что не пойдет ловить рыбу вместе со старшей сестрой.

— А, ладно, — согласился Боб. — Ведь я обещал показать Стэну, как пользоваться «красоткой». Держу пари, наш улов будет богаче.

— Безусловно, — кивнула Алана. — Раф пользуется крючками без зазубрин. Если захочется полакомиться форелью, все надежды возлагаем на тебя, братец.

— Без зазубрин? — поспешно переспросил Боб. — И как давно?

— С тех пор, как начал бриться.

— Глупейший способ ловить рыбу, — усмехнулся Боб, отворачиваясь. — Можно умереть с голоду.

— Рыбалка — это нечто большее, чем просто способ набить утробу, — заметил Раф.

— Зависит от того, насколько ты голоден, не так ли? — бросил через плечо Боб, спускаясь вниз по тропе.

— Смотря какой голод ты испытываешь, — спокойно парировал Раф. И, обернувшись к Алане, спросил: — Готова?

— Я…

— Я покажу тебе отличное местечко для рыбалки. Просторно, при резком взмахе удочке абсолютно не за что зацепиться.

— Ты полагаешь, я смогу хорошо забросить удочку? — криво усмехнулась Алана.

Нежный смех Рафа слился с журчанием горного ручейка, протекающего вдоль тропы.

Хотя солнце еще не высветило горные отроги, предрассветное прохладное сияние уже озарило землю, тропинка переливалась разноцветными красками, валуны, казалось, были окутаны серебристыми бархатными мантиями. В глубоких спокойных заводях, где не бурлила вода, форели поднимались к самой поверхности, оставляя на водной глади светлые расходящиеся круги.

Молча, не нарушая покоя и безмятежности, царящих вокруг, Раф провел Алану к узкому выступу отполированного ледником гранитного утеса, который разделял озеро на две неравные части. Как только она ступила на каменный порожек, Раф тронул ее за плечо и указал на озеро.

К воде грациозно приближалась самка с двумя молодыми оленями. Пока олени пили, самка стояла на страже. А за ними под нежными предрассветными лучами окрашивался в розовый цвет гранит Разбитой Горы. Небо было удивительно прозрачное, казалось, первые лучи солнца разбудят волшебный хрустальный колокольчик и раздастся удивительный мелодичный перезвон.

Олени удалились, нарушив очарование тишины. Алана глубоко вздохнула.

Раф задержал на ней взгляд, затем начал собирать удочку.

— Ты когда-нибудь прежде пользовалась удочкой для ловли на мушку? — спросил он.

— Нет.

Алана внимательно смотрела, как на ее глазах длинная гибкая удочка приобретала форму.

— Мне всегда было интересно, как действует такая удочка, — заметила Алана. — Со спиннингом все ясно — вес приманки разматывает леску на катушке. Но смешно говорить о весе этой крохотной мушки.

— На такой удочке значение приобретает вес самой лески, — пояснил Раф. — Безусловно, и направляющее устройство удочки, и сама приманка, взятые в отдельности, весят немного. Но по-другому и невозможно. В противном случае они хлопнутся в воду с таким всплеском, что распугают достойную улова рыбу.

Ровным сложным узелком он привязал почти невесомую мушку к тонкому прозрачному кончику удилища. Затем отмотал толстую леску с катушки, демонстрируя Алане вес этой лески.

— Если правильно держать удочку, леска подтянет мушку и плавно посадит ее на воду, как будто у этой мушки действительно есть крылья, — объяснял Раф. — Самое главное, максимально похоже воспроизвести действительность. Кончик удочки прозрачный и достаточно длинный, чтобы рыба не могла заподозрить неладное и связать воедино тяжелую леску, плавающую на воде, и аппетитное насекомое, присевшее на водную поверхность в пятнадцати футах от нее.

Алана посмотрела на темную толстую леску для ловли на мушку.

— Ну, если ты так говоришь, — с сомнением произнесла она.

— Видишь ту рыбу, которая поднялась к поверхности у двухчасовой отметки? — спросил Раф.

Она посмотрела поверх руки Рафа, очертившего в воздухе огромный круг. Рыба находилась приблизительно на расстоянии пятидесяти футов.

— Да, я вижу ее.

— А теперь смотри.

Правой рукой Раф держал удочку за толстый конец в том месте, где прикрепляется катушка. Левой рукой отматывал леску с катушки. И одновременно правой рукой начал водить удочкой вперед-назад, описывая плавную сильную кривую.

Согласно законам кинетики гибкая удочка, подобно кнуту, податливо гнулась, с помощью направляющего устройства отматывая с катушки леску. При каждом уверенном движении руки Рафа леска соскальзывала с кончика удилища, она становилась все длиннее и длиннее, пока не описала плавную кривую на фоне светлеющего неба.

Молчаливо, спокойно, властно Раф уравновешивал силы лески и удочки, сопротивление и синхронность, притяжение и свободный полет до тех пор, пока между небом и землей не зависла удивительно длинная дуга. Затем он резко выпрямил дугу перед собой, превратив леску в длинную прямую с мушкой на конце.

Очень осторожно мушка опустилась на воду, точно по центру расходящихся кругов, оставленных высунувшейся наверх форелью. После ее приземления лишь легкая рябь проскользнула по поверхности воды. Казалось, мушка присела на воду чтобы передохнуть на окрашенной рассветом зеркальной глади озера.

Затем закружился серебристый водоворот, вода забурлила — форель схватила наживку. Конец удилища скрылся под водой, как только Раф начал левой рукой тащить на себя леску. Гибкая удочка танцевала, извивалась, вздрагивала в его руках; серебристый хвост форели был похож на восклицательный знак, вспыхнувший в предрассветном тумане.

Леска скользила в руках у Рафа, форель со всей силой тащила ее вниз. Но чувствительные пальцы Рафа медленно, аккуратно вытягивали леску из воды, пока в конце концов форель, накрепко привязанная к Рафу невидимой длиной направляющего устройства, не закружилась рядом с гранитным выступом, описывая на водной глади маленькие круги.

Как только первые лучи солнца вспыхнули над озером, форель опять запрыгала, забилась на удочке, ее гладкие бока переливались всеми цветами радуги, это разноцветье и дало рыбе ее название.

В благоговейной тишине Раф и Алана любовались этой красотой. Рафу ничего не стоило отцепить сачок, закрепленный у пояса, подвести рыбешку к зеленым ячейкам сетки и вытащить ее из воды. Но вместо этого он слегка хлопнул себя по запястью, освободив тем самым крючок, проткнувший хрящик во рту у рыбы.

Наступило мгновение удивительной тишины, затем вода забурлила, закружилась в водовороте — форель быстро исчезла в глубине.

— Видишь, как это легко? — произнес Раф, глядя на Алану сверкающими, словно рассвет, глазами. — Теперь твоя очередь.

Алана, казалось, уже в сотый раз снимает леску с толстой катушки, ставит руку удобнее, чтобы леска легче скользила вдоль удочки, начинает движения вперед-назад, чтобы леска через направляющее устройство взмыла над головой.

При каждом движении удочки она медленно разматывается, постепенно образуя четкую, плавную дугу необходимый атрибут ловли рыбы на мушку

Вдруг плавная линия дуги превратилась в бесформенную груду — крючок зацепился за каменный выступ позади Аланы.

— Движение вперед было слишком затянуто, не так ли? — пробормотала Алана. — Энергия, которая должна была удерживать леску, ушла на разматывание.

— Но ты уже отмотала почти половину лески, — заметил Раф, голосом и улыбкой подбадривая Алану.

— Но до этого я сломала о камни три крючка, подцепила на крючок сначала саму себя, потом и тебя, когда заводила руку назад, при движении вперед хлестнула леской по воде так, что вздыбилась пена, умудрилась навязать жуткие узлы на леске. В общем, сделала, кажется, все, только что не удушила себя этой леской.

Алана покачала головой, расстроенная и в то же время печально улыбающаяся. Раф был невероятно терпелив. Неважно, как часто запутывалась леска или безнадежно провисало на удочке направляющее устройство. Раф ни разу не засмеялся, не разозлился. Он был неизменно вежлив, успокаивал и подбадривал Алану. Он подхваливал ее, рассказывал забавные истории, вспоминая грандиозные клубки лески, которую он перепортил, пока научился ловить рыбу на мушку

— Алана, — нежно произнес Раф, привлекая ее внимание. — У тебя получается гораздо лучше, чем у меня в первый раз, когда я держал в руках восемь футов гибкой удочки и пятьдесят футов лески

Алана поморщилась

— Не верю. Я чувствую себя чертовски неуклюжей.

— Это не так. Ты грациозна, как та олениха.

— Возмутительная лесть, — улыбнулась она, — лишь навяжет новые узелки на твоей леске. — Алана опять взялась, за удочку.

— Ничего не получается.

Не совсем так. Образовался достаточно впечатляющий клубок. Раф распутывал леску с невероятным терпением, которое проявлял уже в течение часа.

В очередной раз протягивая Алане удочку, он на секунду замешкался.

— Если это не помешает тебе, — тихо произнес Раф, — я могу встать сзади, держать тебя за запястье, чтобы ты смогла ощутить согласованность движений. Вот в чем секрет. Нужна соразмер-ность движений. Никакой силы не требуется. Ловля на мушку — по существу, лишь ловкий прием, а не сила бицепсов.

Алана прикусила нижнюю губу, поглядывая на обманчиво простые с виду удочку и катушку.

— Хорошо, — согласилась она. — Давай испытаем твой способ. Мой не принес значительных результатов.

Раф встал позади Аланы. Их разделяло меньше дюйма, чтобы он мог дотянуться через нее до направляющего устройства. Несколько секунд он стоял не шелохнувшись, позволяя Алане привыкнуть к его присутствию за спиной.

— Пока все в порядке? — невзначай спросил он

— Да… Мне легче от того, что ты понимаешь меня, мои ощущения, — призналась Алана низким голосом.

Она глубоко вздохнула. Ощутила смешанные запахи горного воздуха, солнечного света и Рафа. Его тепло трепетной дрожью пробежало по ее телу. Она почувствовала на шее его дыхание, ощутила неуловимые движения груди при каждом вздохе, легкое прикосновение его фланелевой рубашки.

— Готова? — спросил Раф.

Алана молча кивнула, не доверяя голосу. Затаившееся дыхание не имело ничего общего с чувством страха при прикосновениях к ней.

— Бери удочку, — скомандовал Раф. Она подняла удочку.

— Я намерен обхватить рукуй твое запястье вместе с удочкой, — произнес Раф. — Хорошо?

Она глубоко вздохнула.

— Хорошо.

Он поднял руку, положил ее на руку Аланы и обхватил удочку

Контраст его загорелой кожи на фоне руки Аланы был поразителен. Он напомнил Рафу, насколько нежна и бледна ее кожа там, где ее не коснулись солнечные лучи; Раф вспомнил удивительную бархатистость кожи, отвечающей на его нежные ласки.

Он на секунду закрыл глаза, не думая ни о чем.

— Пока все в порядке? — спросил он. Голос охрипший, но он ничего не мог с ним поделать, лишь старался сдержать нарастающую боль и разгорающееся в нем желание.

— Да.

Алана буквально выдохнула ответ. Ее пленили тепло и сила пальцев Рафа, обхвативших ее руку. Ей хотелось наклонить голову и губами коснуться его пальцев. От одной мысли, что она может дотронуться губами до его кожи, ее бросило в жар.

Раф тихо вздохнул, надеясь, что Алана ничего не подозревает о том, насколько опасна ее близость его тщательно оберегаемому самообладанию.

— Теперь запоминай, — начал объяснять Раф. — Удочка должна описывать дугу между десяткой и двойкой на воображаемых часах. Вот где требуется наибольшая сила и равновесие. Стоит тебе слегка переусердствовать, неминуема неприятность. Готова?

Алана кивнула.

Раф плавно водил ее рукой вместе с удочкой, вырисовывая короткую дугу между десяткой и двойкой, при этом тихо считал:

— Один, два, три, четыре. Теперь вперед, два, три, четыре. И назад, два, три, четыре.

Легко, плавно заданный ритм передался от Рафа Алане, затем удочке. Алана почувствовала силу энергии, накапливающейся по всей длине удочки, ощутила, как движется леска через направляющее устройство, склоняя кончик удочки к началу дуги. Затем раздался негромкий свист лески, взлетевшей через плечо Аланы вверх и немного назад, после чего удочка плавно пошла вперед, энергия сконцентрировалась на самом ее кончике, леска снова магически взметнулась; за спиной раздавался тихий голос Рафа, отсчитывающего движения. Леска пульсировала по всей длине удочки.

Алана почувствовала ритм движений и забыла обо всем на свете. Только голос Рафа, тепло его руки и леска, взметнувшаяся красивой изогнутой дугой над серебристой гладью озера.

Все двигалось в этом спокойном, неизменном и одновременно волнующем ритме; плавные движения лески были сродни беззвучной песне: казалось, в тиши звучали стихи, написанные изогнутыми кривыми над сверкающей гладью озера.

— А сейчас, — говорил Риф, отведя удочку вперед и остановив ее точно около десятки, — пускай.

Леска с тихим свистом прогнулась длинной грациозной дугой, изящно вытянувшись над озером. Сама леска, направляющее устройство и мушка как бы слились с водной гладью. Лишь рябь тронула водную поверхность в том месте, куда Алана опустила удочку Алана медленно, глубоко вздохнула, очарованная красотой распрямляющейся лески, единым порывом энергии и ритма, удивительным единством приманки, лески и серебристой воды.

— Это… невозможно, — тихо произнесла она. — Спасибо тебе, Раф.

— За что?

— За твое терпение. За обучение и за твое в нем участие.

Раф почувствовал, как при каждом вздохе шевелилось ее тело. Он хотел обхватить Алану руками, сжать в объятиях. Хотел ощутить, как их тела сливаются воедино, поскольку она приняла его объятия.

И, наконец, он страстно желал провести кончиком языка по бархатным волосам, вдохнуть солнечный свет и женственный аромат ее тела, нежно сжать зубами ее кожу, как бы проверяя ее упругость.

Раф безжалостно подавил пробудившееся в нем желание, которое с каждым ударом сердца все больше сковывало его тело, разжигало в нем пламя страсти.

— Учить тебя — удовольствие, — тихо произнес он. — А сейчас надо немного передохнуть. Ты истратила много сил, о существовании которых даже не подозревала. Почему бы нам не погреться на солнышке и не расслабиться? Вон там, чуть подальше, над озером, есть прекрасная полянка, заросшая травой и цветами.

— Звучит заманчиво, — согласилась Алана. Женщина распрямила плечи и слегка поводила ими. Она не слышала, как Раф осторожно втянул в себя воздух, когда, разгибаясь, случайно задела его.

— А разве не входит в твои обязанности помогать и пижонам? — спросила Алана.

— Думаю, они могут отличить один конец удочки от другого.

Раф взял из рук Аланы удочку, отцепил крючок и смотал леску. Затем начал быстро разбирать удочку быстрые, четкие, слаженные движения лишний раз доказывали, что он хорошо знает свое дело.

Она внимательно смотрела на его ловкие пальцы, на нити сухожилий, выглядывающие из-под закатанных рукавов темно-синей фланелевой рубашки.

— Пижоны совсем не такие, каких я ожидала увидеть, — произнесла Алана.

Раф неожиданно поднял глаза. Янтарный взгляд буквально пробуравил ее.

— Что ты имеешь в виду? — тихо спросил он. Напряженность голоса противоречила нежности тона.

— Во-первых, внешний вид Стэна, — заметила Алана, пожав плечами. — Мне очень нелегко постоянно лицезреть призрак Джека. Бедняга Стэн. Он, должно быть, думает, что я немного чокнутая.

— Ничего, переживет, — без всякого сочувствия произнес Раф.

— Да, конечно. Но все равно я неловко себя чувствую. — Алана вздохнула. — Они с Джанис удивительные гости. Ни на что не жалуются. Даже не рассчитывают на большое к ним внимание. Они забавны, милы и удивительно подходят друг другу.

Раф неопределенно хмыкнул в ответ.

— Найдется немного людей, которые смогут за один день преодолеть путь на Разбитую Гору, на следующий день подняться ни свет ни заря и отправиться на охоту или, точнее, на рыбалку, — сухо произнесла Алана.

Раф пожал плечами.

— И неважно, насколько непредсказуемы мои действия, — добавила Алана, — оба реагируют на все спокойно. Даже Стэн вел себя так, будто он был виноват, когда я с громкими криками неслась от него сломя голову.

Раф выдохнул что-то резкое в ответ. Алана внезапно рассмеялась.

— Полагаю, что гости так же необычны, как и сама экспедиция.

— Выигрыш в лотерею, — выразительно заметил Раф.

Быстрыми движениями Раф засунул удочку в упаковочный чехол.

— Факт, что эти славные ребята — твои друзья, имеет большее отношение к делу, чем выигрыш в лотерею, — парировала Алана. Раф прищурился, его глаза стали похожи на узкие полоски топаза.

— На что ты намекаешь?

— Я знаю, что ты делаешь, Раф.

— Ну и что, по-твоему? — нежно спросил он,

— Ты помогаешь Бобу начать хорошее дело. — Раф ничего не произнес в ответ.

— Ты знаешь, как много требуется ему денег, чтобы рассчитаться с Сэмом и Дейвом, — упорно продолжала Алана. — И ты знаешь, что Боб не хочет погубить землю, чтобы извлечь сиюминутную выгоду. Вот ты и кликнул клич друзьям, которые смогли бы помочь Бобу в организации высокогорных экспедиций.

Раф что-то невнятно проворчал.

— Не волнуйся, — поспешно добавила Алана, на секунду коснувшись рукой Рафа, — я ничего не расскажу Бобу. Я просто хотела, чтобы ты знал, как высоко ценю я твою помощь брату. Он, конечно, болтун, совсем не умеет держать язык за зубами, но он хороший парень, и я его люблю.

Раф облегченно вздохнул: слишком долго стоял он, затаив дыхание. Затем печально улыбнулся и начал быстро упаковывать остатки рыболовного снаряжения.

Но он промолчал относительно ее выводов о Бобе.

В полном молчании шли Алана с Рафом вдоль кромки озера, окаймленного седыми валунами и усеянными шишками елями. В этом году весна и лето поздно пришли в высокогорье. В защищенных от ветра местах все еще цвели цветы, радуя глаз многообразием красок на фоне унылой серости гранитных скал. Нежные цепкие, излучающие саму жизнь, яркие россыпи цветов оживляли суровые величественные скалы и застывшее голубое небо.

В самом начале третьего озера бурлящий водопад широким потоком низвергался с гладкой скалы вниз, на отмели. Водопад питался водами из второго, расположенного выше в цепи озера. Само оно было скрыто за скалистым выступом Разбитой Горы.

Водопад походил на белоснежную сверкающую ленту, спускающуюся вниз по гранитному склону серией головокружительных прыжков. Солнце прошло уже половину пути к полудню, оно щедро озаряло прозрачными теплыми лучами огромную чашу, наполненную водами третьего озера.

Раф остановился в небольшой ложбине в ста футах от водопада. Темные, казавшиеся почти черными, вечнозеленые деревья надежно защищали от ветра. Топазовые осины ярко сверкали в лучах солнечного света и тихо шелестели листочками при малейших дуновениях ветерка; казалось, деревья ожили и часто неглубоко дышали.

Раф вытащил из рюкзака водонепроницаемый брезент. С одной стороны он был серебристого цвета, с другой — густого темно-синего; в зависимости от необходимости брезент мог притягивать или отражать солнечные лучи. Раф постелил брезент темной, светопоглощающей стороной кверху, зная, что земля, несмотря на солнце, достаточно холодная. В расстеленном состоянии брезент представлял собой манящую поверхность, где двое могли поесть и выспаться с удобствами.

— Ты голодна? — спросил Раф, помогая Алане снять с плеч рюкзак.

Алана уже готова была ответить отрицательно, как вдруг ее желудок прорычал свой собственный ответ.

Улыбаясь, Раф пошел к своему рюкзаку. Быстро извлек оттуда несколько яблок, сваренные вкрутую яйца и изюм в шоколаде.

Желудок Аланы настойчиво урчал. Она выглядела огорченной.

— Это все свежий воздух, — заверил ее Раф, пряча улыбку.

— Если я буду прислушиваться к требованиям собственного желудка, не влезу ни в один свой наряд, — проворчала Алана.

— Купишь другие, — предложил он, открывая термос с холодным чаем. — Десять лишних фунтов тебе не повредят.

— Ты так думаешь? — с сомнением произнесла Алана.

— Я это точно знаю.

— Но мой костюмер все время твердит мне, что я должна сбросить вес.

— Твой костюмер, подобно рождественскому гусю, набит всякой чепухой.

Раф разделил еду на двоих. Алана блаженно улыбнулась.

— В таком случае я съем еще горсточку изюма.

— А как же я? —жалобным голосом спросил Раф, а в глазах прыгали веселые чертики.

— Ты, — она отвела взгляд в сторону, — можешь съесть мое яйцо.

Раф громко расхохотался и подвинул ближе к Алане свою горстку изюма в шоколаде. Крутое яйцо осталось лежать около нее. Но, когда Алана потянулась за новой горстью сладостей, он осторожно прикрыл их ладонью.

— Нет, не дам, — улыбнулся он, — до тех пор, пока не съешь яйцо и яблоко.

— Эксплуататор.

— Считай, как хочешь, — ответил Раф. Он с хрустом впился зубами в яблоко. Они ели не торопясь, с наслаждением, на свежем воздухе все казалось необыкновенно вкусным и аппетитным. Когда Алана съела последнюю изюминку, она вздохнула и блаженно потянулась. Щедрые раскаты водопада надежно ограждали ее от звуков внешнего мира. Ни единый звук не проникал сюда, лишь изредка раздавался голос Рафа, рассказывающего о ловле рыбы на мушку и о фермерской жизни. Шелковистые лучи высокогорного солнца нежно ласкали ее.

— Почему бы тебе немного не вздремнуть? — наконец предложил Раф. Алана подавила зевок.

— По-моему, грешно спать до полудня,

— В таком случае; будем считать, что ты согрешила. — Раф криво улыбнулся. — Давай, цветочек, ложись. Ты слишком мало спала прошлой ночью, да я в предыдущие тоже.

Он расстегнул фланелевую рубашку, под которой была надета темно-синяя тенниска. Несколькими быстрыми движениями он соорудил из толстой фланелевой рубашки подушку.

— Вот, пожалуйста, —произнес Раф. — Возьми ее. Она мне не нужна.

Алана пыталась возразить, но в горле вдруг пересохло, и она не смогла произнести ни слова.

Даже в ее мечтах Раф не выглядел столь ошеломляюще мужественным. Тенниска скорее подчеркивала, а не скрывала его стальные мускулы. При каждом движении, при каждом вздохе загорелая кожа натягивалась на теле, скрытая мощь которого поражала и восхищала Алану.

Ее вдруг охватило желание дотронуться до Рафа, проследить каждую жилку, каждый бугорок на его теле, опять познать волнующую мужскую сущность.

Она закрыла глаза, но Раф не исчезал, она по-прежнему видела его: солнечные лучи скользили по его коже, ласкали, ярким пламенем отражались в его глазах и будоражили ее кровь.

— Алана? — Голос Рафа звучал заботливо.

— Ты прав, — дрогнувшим голосом произнесла она. — Я уже давно не высыпаюсь.

Раф смотрел, как она вытянулась на брезенте, ее щека лежала на рубашке, из которой он сделал подушку. Он бы с большим удовольствием положил ее голову на колени, но боялся предложить, опасаясь, что прямая спокойная линия губ вдруг исказится от напряжения и страха.

И все же в какое-то мгновение, когда Алана взглянула на Рафа так, будто видела впервые, в нем шевельнулась надежда…

— Лучше? — спросил он, наблюдая, как ее тело расслабилось и она ровно, глубоко задышала.

— Да.

— Тогда спи, мой цветочек. Я здесь, рядом. — Алана вздохнула и почувствовала, как проваливается в глубокий сон, где ее больше не поджидают кошмары.

10

Когда Алана проснулась, солнце уже миновало полуденную отметку. Сонно повернувшись на другой бок, она вдруг осознала, что находится в одиночестве.

— Раф?

Никто не ответил.

Женщина села и огляделась вокруг. Сквозь листву вечнозеленых деревьев и осин она увидела Рафа, ярко выделяющегося на фоне голубой воды. Он нашел еще один каменный уступ, который спускался прямо к озеру, и стоял на краю гранитного утеса.

В руках у него была удочка, леска описывала изящную дугу на фоне ясного неба.

Какое-то время Алана наблюдала за Рафом, очарованная его мужской привлекательностью и мгновением, когда леска беззвучно пошла вниз, чтобы лечь на неподвижную водную поверхность.

К сожалению, Алана не могла видеть, как леска коснулась водной глади, — ей мешали деревья.

Она встала и направилась к берегу, потом поняла, что как только Раф увидит ее, то наверняка прекратит ловить рыбу и начнет опять обучать ее. Она была к этому не готова, слишком расслабилась, слишком успокоилась и даже разленилась, чтобы браться за какое-либо дело, требующее сосредоточенности.

Единственное, чего ей действительно хотелось, это спокойно сидеть и наблюдать за Рафом и стремительным полетом лески на фоне высокого неба.

Алана посмотрела назад, вниз, вдоль берега озера, где они с Рафом были до этого. Но не обнаружила такого места, откуда могла бы наблюдать за ним.

Она перевела взгляд влево, к водопаду, белой массой низвергавшемуся вниз по скалам, потемневшим от воды. Раф стоял спиной к водопаду, лицо его было обращено к озеру и рыбацким хижинам. Такое местоположение обеспечивало ему пространство в сотню футов перед удочкой и такое же позади, без каких-либо препятствий, что могли помешать полету лески.

И он умело использовал каждый дюйм этого двухсотфутового пространства.

Приподнявшись на цыпочки, Алана внимательно наблюдала за Рафом сквозь изогнутые ветром ветви ели, с замиранием сердца следила, как постоянно увеличивается описываемая леской дуга, как бесшумно она растягивается, словно по мановению волшебной палочки. Движения рук Рафа были строго скоординированы: левой рукой он отматывал с катушки леску, буквально подбрасывая ее вверх через направляющее приспособление, в то время как его правая рука двигалась ритмично, направляя энергию по всей длине удочки.

— Как это у тебя получается? — произнесла вслух Алана, зная, что Раф не слышит ее. — Ты ведь не волшебник, не так ли?

Она сделала еще несколько шагов влево, но все равно не могла четко разглядеть, какие именно движения делает Раф, чтобы леска так легко вытянулась в струнку. Сердито ворча, Алана продолжила поиски удобного места для наблюдения за Рафом. Берег становился все более и более неровным.

Алана прыгала с камня на камень, избегая заболоченных участков, заросших густой травой и маленькими нежными цветочками, пока наконец водопад непреодолимой преградой не встал на ее пути. Она обернулась и посмотрела на Рафа, который находился сейчас приблизительно в шестидесяти ярдах от нее.

К сожалению, она все равно не могла увидеть, какие именно движения он делает руками. И идти дальше она тоже не могла, поскольку впереди уже низвергался водопад. Ей оставалось либо вернуться назад, либо подняться вверх по усеянному валунами склону.

Негромко выругавшись, Алана взглянула на нагромождение камней по обеим сторонам пенистого потока. Ей не придется забираться слишком высоко над водопадом, чтобы наконец разглядеть все, что требуется. Надо влезть немного повыше, только чтобы взглянуть Рафу через плечо. Если не приближаться к воде, подъем будет нетрудным. Кроме того, она с детства исходила горы вдоль и поперек, карабкалась по обрывистым берегам горных рек, взбиралась на горные кручи.

Алана повернулась и начала подниматься по заросшим лишайником валунам. В двадцати футах от нее с оглушительным грохотом пенился и бурлил окутанный легким туманом и прохладой водопад. Она избегала скользких выступов, стараясь наступать лишь на сухие камни.

На какие-то мгновения женщина затаила дыхание, с каждым шагом отвоевывая у гор по два фута высоты. Она настойчиво карабкалась вверх, рискованно балансировала, пока наконец не встала на гранитный выступ, который едва насчитывал в ширину восемнадцать дюймов.

Алана остановилась: перед ней возвышалась гладкая скалистая стена, и не за что было ухватиться рукой.

— Так уже лучше, но все-таки достаточно далеко.

Алана хотела оглянуться, но земля вдруг стала уходить у нее из-под ног. Внезапный непреодо-лимый страх высоты парализовал Алану.

В двадцати футах от нее неистово низвергается вниз по горному склону бурлящий пенистый водопад, белизна и грохот вокруг, и ветер швыряет в лицо брызги воды, похожие на ледяной дождь. Грохот и лед — мир перевернулся, она осталась одна, беспомощная, в странном водовороте, в кромешной мгле.

Алана прижалась к шершавой поверхности гранита и закрыла глаза, пытаясь отделить кошмарные воспоминания от действительности.

Но ее не покидало ощущение, будто она падает вниз. Гул низвергающейся воды напоминал раскаты грома. Приносимая ветром ледяная пыль, казалось, превратилась в колючие ледяные иголки. Она громко вскрикнула, когда воспоминания, кошмары и действительность слились воедино.

…Холод.

О, Боже, как холодно, ужасно холодно, холодно на протяжении всего пути. Джек с искаженным от гнева лицом. Он ругается, пытается схватить ев, наносит ей удары, а вокруг неистовствует ураган, деревья склоняются до земли и под порывами сильного ветра ломаются, как хрупкое стекло.

Как сломалась и она. Она недостаточно сильная. Ветер разнесет ее на кусочки и разбросает их по холодным скалам.

Убегает.

Карабкается.

Дыхание острой болью отдается в боку. Горло горит огнем от непрерывного крика; ураган преследует ее, хватает, отбрасывает назад, и скалы, будто кулаками, безжалостно наносят ей удары, избивают до синяков, а она кричит, царапается, борется.

Она сметена, уничтожена, подброшена вверх, беспомощная, без опоры под ногами, и она падает с громким криком, и Раф зовет ее по имени:

— Ты спасена, мой цветочек. Я пришел, чтобы отвести тебя домой…

Отдаленно Алана осознает, что она уже слышала эти слова, голос Рафа доносится до нее снова и снова, отсекая пласты кошмаров, оставляя лишь действительность.

— Ты спасена, мой цветочек. Я пришел, чтобы отвести тебя домой.

Дрожа как осиновый листочек Алана прижимается к холодной скале. Она ощущает присутствие Рафа за спиной, слышит его голос, чувствует тепло его тела. Раф стоит между ней и водяным потоком на самом краю скалистого выступа.

— Р-Раф… — Голос Аланы дрожит. Это единственное слово, которое она смогла произнести.

— Я здесь, мой цветочек. Ты спасена, — тихо шепчет он, слова и тон его голоса успокаивают ее. — Ты спасена.

Алана глубоко вздохнула, вздох больше походил на рыдание.

— Раф? Я так и-испугалась. — Она не могла видеть, как потемнели его глаза, стало сердитым лицо, что никак не вязалось с тоном голоса.

— Я знаю, — сказал он. — Ты пережила неприятные минуты здесь, в окрестностях озер, даже если этого и не помнишь. Или, — спросил Раф, — ты вспомнила?

Алана покачала головой.

— Тогда почему ты испугалась? — расспрашивал Раф. — Потому что я стою слишком близко к тебе? Ты боишься меня?

Она опять покачала головой.

— Нет.

Голос был слабый, но звучал уверенно. Она испугалась не Рафа.

На мгновение Раф закрыл глаза. Смешанные чувства отразились на его лице. А когда снова посмотрел на нее, плотно сжатые губы уже улыбались, а глаза опять приветливо сияли.

— Что же испугало тебя? — задал он вопрос. — Ты можешь мне сказать?

— Высота, — ответила Алана дрогнувшим голосом. — Теперь я боюсь высоты, хотя раньше со мной такого не было, до тех пор, пока не упал Джек и, думаю, вместе с ним упала и я.

Слова наскакивали друг на друга, подобно потокам воды в водопаде. Алана шумно вздохнула.

— Раф, как хорошо я себя чувствовала несколько минут назад, когда проснулась. Все утро я не думала ни о Джеке, ни о Разбитой Горе, ни о выпавших из памяти днях. С самого завтрака я не думала ни о чем другом, только о ловле на мушку, солнечном свете и о тебе, таком терпеливом и нежном со мной.

— Я рад, что тебе понравилось утро, — произнес Раф низким осипшим голосом. — В течение нескольких лет и мне ничто не доставляло такого удовольствия.

— Ты это серьезно? Даже несмотря на то, что я испортила леску и распугала всю рыбу?

Он слегка коснулся губами ее плеча, ласка была настолько легкой, что Алана ее не почувствовала.

— Я накуплю сотни миль лески, — с улыбкой произнес Раф. — И позволю тебе завязывать узелки через каждый дюйм.

Алана глубоко вздохнула, потом еще и еще раз. Она достаточно осмелела, чтобы открыть глаза.

Почти осмелела.

— Не давай никаких опрометчивых обещаний, — дрогнувшим голосом произнесла она, пытаясь пошутить, хотя голос ее не соответствовал словам. — Я заставлю тебя исполнить все твои обещания.

— Цветочек, — прошептал Раф, касаясь щекой ее блестящих волос, — отважный и прекрасный. Я разберу Разбитую Гору на отдельные камни, если это поможет тебе вернуться ко мне с улыбкой на устах.

Слова подействовали как тепло, разгорающееся в центре сковавшего Алану ледяного ужаса. Страх постепенно таял, к ней возвращались силы.

Она открыла глаза. Грубая гранитная масса была в нескольких дюймах от ее лица. И довольно близко, но не касаясь ее, руки Рафа. Ладони прижаты к скале, ноги широко расставлены, как бы подпирая ее сзади; он стоит на самом кончике каменного выступа, своим телом ограждая ее от опасности упасть вниз.

Алана медленно накрыла своей ладонью его. Тепло руки Рафа было поразительным.

— Но я отнюдь не смелая, — заметила она, гневаясь на саму себя.

Раф резко и неожиданно рассмеялся.

— Смелость — это не квадратные челюсти и крепкая голова, — уточнил он. — Смелость — оставаться лицом к лицу со страхом каждую секунду, не зная даже, удастся ли пережить ее, и опасаясь, что следующая секунда будет еще страшнее.

Алана перестала дышать. У нее создалось впечатление, что Раф забрался в кладовые ее разума, прочитал ее мысли, облек в слова ее чувства, которые она до конца не понимала.

— И самое худшее из всего — что ты сильная, — продолжал Раф. — Тебе столько пришлось пережить, другой бы на твоем месте сломался, сошел с ума, но ты переживаешь день за днем, несмотря на свое плохое состояние. А тебе ведь действительно плохо, не так ли?

Алана молча кивнула, не в силах произнести хотя бы слово.

А Раф продолжал говорить ей и самому себе.

— Некоторые из этих дней бесконечны, а ночи… ночи… ужасны.

Алана так сильно схватилась за руку Рафа, что на коже остались следы от ее ногтей.

— Откуда ты все это знаешь? — прошептала она.

— Я сам прошел через это, Алана. Как и ты, испытал все ужасы ада.

Она выдохнула его имя, и слезинки соскользнули с ресниц, покатились по щекам — она плакала по нему и по себе.

Его губы слегка коснулись ее шеи. Она бы не ощутила этого прикосновения, не будь так чувствительна к нему, к его физическому присутствию. Раф был подобен костру, горящему между ней и леденящей темнотой, охватывающей женщину в ночных кошмарах.

Алана наклонила голову, и ее губы коснулись тыльной стороны ладони Рафа. Она нежно целовала ее и не отпрянула в сторону, даже когда он повернул руку и провел по ее щеке.

Раф медленно наклонился, он не мог выдержать слез Аланы.

Он шептал ее имя, а губы касались ресниц, собирая серебристые капельки. Он ожидал, что она оцепенеет от его ласки, от сознания того, что зажата в западне: с одной стороны — его сила, с другой — гранитное лицо горы.

Женщина подставила щеку его губам, слегка наклонившись вперед с сияющими от перепол-нивших чувств глазами. Он целовал ее в самый уголок рта, осторожно слизывая, скопившиеся там слезинки, пока лицо не стало сухим.

— Ты готова спускаться вниз? — нежно спросил Раф.

Алана прерывисто вздохнула, затем из-под руки Рафа взглянула на скалы, беспорядочно громоздившиеся внизу.

Все закружилось. Она закрыла глаза и тяжело повисла на нем.

Раф увидел, как Алана побледнела, прежде чем почувствовал, что ее ногти впились ему в руку, а ноги задрожали. Он быстро наклонился вперед, телом прижав Алану к скале, чтобы она не свалилась вниз.

— Не бойся, — мягко, но настойчиво произнес Раф. — Я не собираюсь держать тебя, я не причиню тебе боль.

Алана на секунду напряглась, затем вздохнула и кивнула головой, говорить она не могла.

Когда Алана благосклонно отнеслась наконец к его присутствию и уверениям, чувство облегчения неожиданно охватило Рафа: он вдруг стал таким же слабым, как и она.

С расслабленностью пришло и страстное желание, преследовавшее Рафа с тех пор, как он вернулся и обнаружил, что женщина, которую он любит, стала женой другого человека… Желание и ярость, подобно кислоте, уничтожали Рафа каждый раз, когда ему на глаза попадались фотографии Аланы и Джека, «прекрасной провинциальной пары» с озаренными счастьем улыбающимися лицами на обложках миллионов альбомов.

Раф безжалостно подавил возникшее было желание и разъедающее чувство ярости. Он старался не обращать внимания на нежное тепло прильнувшего к нему тела, когда прижал ее к холодному граниту.

— Я поддержу, пока у тебя не перестанет кружиться голова. — Его голос звучал ровно, спокойно. — Скажи мне, когда сможешь опять спокойно стоять.

С закрытыми глазами Алана наслаждалась звуками его низкого голоса, теплом тела, его успокаивающими словами и терпением. Если он не осуждает ее за глупую выходку, за этот страх, то и она не будет ругать себя за это.

— Алана? — позвал Раф, но он не мог спокойно смотреть на ее лицо. Беспокойство заставило его голос звучать резко, почти грубо.

— Все в порядке, — отозвалась Алана. И когда она заговорила, то поняла, что действительно уже все в порядке. Когда исчезло чувство отвращения к самой себе, когда она перестала бояться собственного страха, она могла разумно реагировать на все происходящее.

Сила Рафа и его близость вызвали в Алане ощущения, какие и должны были вызвать: Раф скорее защищал, а не угрожал ей. Она вздохнула и почувствовала, как уменьшается дрожь в коленях.

— Ты не напугал меня, Рафаэль. Я просто смотрела со скалы вниз.

Он шумно вздохнул.

— Не очень-то хорошая затея, моя дорогая.

Алана слегка улыбнулась, но улыбка быстро исчезла.

— Я поняла это слишком поздно, — произнесла она. — А сейчас, может быть, ты подскажешь, как мне спускаться вниз с этого проклятого выступа с закрытыми глазами.

— Грациозно, спокойно и быстро, — прошептал Раф, слегка касаясь губами ее шеи, не заботясь о том, чувствует ли она его ласку. — Как все, что ты делаешь.

— В том числе и завязываю узлы на твоей леске, — парировала Алана.

Ее голос звучал почти спокойно, но глаза были плотно закрыты.

— И особенно, как ты завязываешь узлы на леске. — Раф ласково рассмеялся в ее волосы. — Готова?

— Вязать узлы? По-моему, я просто рождена для этого. Мне даже не требуется практика. Прекрасная путаница с первой попытки.

Затем Алана глубоко вздохнула.

— Раф, — нежно произнесла она, — я действительно не хочу открывать глаза.

— А как же ты намерена восхищаться великолепнейшими узлами, которые ты вяжешь?

— По системе Брайля [1], — кратко ответила она.

— Хорошо, Брайль так Брайль. — Раф на секунду задумался. — Чтобы система сработала, мне придется быть рядом с тобой, Алана. Иногда я буду брать твою ногу и ставить ее на нужное место, буду держать тебя или даже подниму.

— Нет.

Затем она заговорила быстро, отчаянно, с желанием быть уверенной, что Раф поймет, насколько это возможно.

— Не поднимай меня, Раф. Пожалуйста. Это самое ужасное в моих видениях — мое тело высоко поднято, а затем падает, падает, и Джек… О Боже, — в ужасе проговорила она. — Джек. Он упал в темноту, на скалы, а вокруг грохочет вода, и он погиб и…

Крик застрял у Аланы в горле, она широко раскрыла глаза — темные, безумные, охваченные ужасом и воспоминаниями, которые, подобно ночным видениям, то затухали, то вспыхивали с новой силой.

Рафу очень хотелось поддержать ее, но он был почти уверен, что это лишь усилит ужас, который, он чувствовал, бурлил под ее словами, все сильнее затягивая в водоворот кошмаров.

— Успокойся, мой цветочек, — прошептал Раф. — Я не буду поднимать тебя. Со мной ты в безопасности.

Алана медленно сосредоточила внимание на его сильных руках, упиравшихся по обеим сторонам от нее в скалу, вздох отчаяния вырвался из груди.

— Раф, каждый раз я все ближе подбираюсь к воспоминаниям. И каждый раз мне очень страшно. Это когда-нибудь кончится?

— Конечно. — В голосе Рафа звучали странно смешанные нотки уверенности и разделенной боли. — Все закончится. Ты переживешь это. Как цветок переживает холод и темноту, уверенный, что скоро опять наступит лето.

Его губы коснулись ее шеи.

— Ты сильная, Алана. Очень сильная. Я знаю, ты мне сейчас не веришь, но это действительно так. Если ты не погибла раньше, то выживешь и сейчас. Верь мне. Я точно знаю. Я сам прошел через это. Помнишь?

Алана прислонилась лбом к руке Рафа, пытаясь восстановить дыхание. Через несколько минут ей это удалось.

И лишь потом раздался тихий голос Рафа.

— А сейчас мы будем спускаться вниз. Ты должна помочь мне, Алана.

— К-как?

— Ты должна довериться мне, — просто ответил он. — Если ты этого не сделаешь, ты запаникуешь, и мне придется ударить тебя и тащить вниз. Я не хочу этого, Алана, хотя я мог бы поступить так, даже не оставив синяков на твоем теле. Хотя твой разум…

Алана вздрогнула, не заметив, как пристально наблюдает за ней Раф.

— Получить удар и чувствовать, как тебя тащат с горы вниз, — самая страшная часть твоих видений, не так ли? — тихо спросил Раф

Слова потрясли ее. Она избита, ее тащат вниз? Видела ли она это в ночных кошмарах?

Медленно, едва осознавая происходящее, Алана покачала головой.

— Нет, этого нет в моих видениях. В моих видениях меня что-то поднимает, затем бросает, и я падаю, падаю, а вокруг лед, темнота и смерть.

Голос Рафа спокоен, но глаза горят от гнева, стоит ему лишь подумать об Алане, испытывающей страшную боль, испуганной, выкрикивающей его имя.

Но голос не выдает охвативших его чувств.

— Итак, ты не запаникуешь, если мне придется держать тебя? — как бы между прочим спросил он.

— Не знаю, — отрешенно ответила Алана. — Полагаю, нам предстоит пройти трудный путь, не так ли?

— Думаю, ты права.

Когда Алана почувствовала, что Раф отодвинулся, и ощутила дыхание холодного ветра на своей спине, согретой теплом его тела, ей захотелось громко протестовать. Несколько мгновений женщина стояла не шелохнувшись, глаза ее были закрыты, руки прижаты к холодной скале.

— Приблизительно футом ниже и немного левее от тебя лежит плоский камень, — раздался голос Рафа.

Он внимательно смотрел, как Алана медленно спустила одну ногу и мысочком ботинка ощупывала вокруг, пытаясь найти описанную им поверхность.

— Еще на дюйм ниже, — подсказал он. — Вот так. Отлично.

Ноги широко расставлены, руки вытянуты вперед, но не касаются Аланы. — Раф следил за ее успехами.

— Теперь правая нога, — произнес он. — Опускай вниз, еще несколько дюймов. Вот так. Чувствуешь?

Ответом Аланы был долгий вздох облегчения, едва она почувствовала: скала приняла ее. Она подумала о том, чтобы опять открыть глаза, но боялась, что страх вновь парализует ее.

Раф скоординировал ее следующий шаг, затем еще один, его руки нависли над Аланой, но не касались ее. Он беспрерывно что-то говорил, подбадривая ее.

Алана медленно преодолела самую крутую часть спуска.

— Так, теперь левая нога, — продолжал Раф. — Это сложный шаг. Два камня рядом. Тебе нужен тот, что слева. Нет, не этот, др… Алана.

Камень перевернулся у нее под ногой, она потеряла равновесие. Раф схватил ее, сильно сжал, но лишь на несколько секунд. Затем осторожно поставил на ноги.

Она громко вскрикнула, почувствовав, что камень выскользнул у нее из-под ноги, когда Раф схватил ее за плечи. Только сильно побледнела и руки заметно тряслись, пока она искала опору среди огромных валунов. Потом дрожь сотрясала все тело.

Раф почувствовал, что ее опять преследуют кошмары. Он нежно повернул ее лицо к себе. Его руки по-прежнему лежали у Аланы на плечах, он хотел скорее дать ей почувствовать связь с внешним миром, чем просто поддержать ее.

— Алана, открой глаза. Посмотри на меня. Не на зеро, не на скалы, только на меня Медленно разомкнулись ее темные ресницы.

Раф стоял в нескольких дюймах от Аланы, его глаза были прищурены, взгляд пристальный. Усы каштановой полоской выделялись на фоне бронзы и золота его лица. На шее сильно пульсировала жилка — живое доказательство бьющейся под загоревшей кожей жизни.

— Сейчас день, а не ночь, — ласково убеждал ее Раф. — Тепло, не холодно. Джек мертв. Ты жива. Со мной ты в безопасности.

Алана молча кивнула. Затем вздохнула и оперлась на него.

Раф очень хотел обнять Алану, прижать ее к себе и убаюкивать до тех пор, пока оба они не сольются воедино и на смену страху не придет успокоение.

Но, подобно Алане, Раф опасался обнять ее, чтобы не вызвать очередной испуг.

— Мне жаль, что ты испугалась, — шептал он, касаясь щекой ее волос.

— Я не… я не испугалась. Правда, не испугалась. — Алана еще раз глубоко вздохнула. — Я знала, стоит мне позвать тебя, ты не дашь мне упасть.

Но Раф знал, что Алана не звала его. В этот раз не звала.

Если она полагала, что сделала это, значит, она все еще находится между прошлым и настоящим, является заложницей страха. Но она верит ему, верит, что он не даст ей упасть.

Это, по крайней мере, соответствует действительности.

Несколько секунд спустя Алана выпрямилась и самостоятельно встала на ноги.

— Давай закончим спуск, — произнесла она бесцветным голосом.

— А ты не собираешься закрыть глаза?

— Думаю, не стоит. Склон уже не очень крутой, не так ли?

— Пожалуй, ты права. Если ты хочешь осмотреться вокруг, сделай это сейчас, пока я стою достаточно близко и успею подхватить тебя, если вдруг закружится голова.

Слабая улыбка коснулась ее губ.

— Я ничего не вижу за тобой.

Он немного развернулся, чтобы она смогла разглядеть загроможденный валунами склон позади него. Повернув голову, Раф внимательно следил за ее лицом, готовый подхватить Алану в случае нового приступа головокружения.

Ничто не отразилось на лице Аланы, она лишь слегка поджала губы. Но Раф по-прежнему был рядом с ней, когда она сделала первые несколько шагов. Взглянув на него, женщина попыталась улыбнуться. — Со мной уже все в порядке, — произнесла она.

Раф согласно кивнул, но оставался в пределах досягаемости.

Вдвоем они проделали путь вниз по склону. Остановились, когда перед ними заплескалось озеро.

Охваченная чувством торжества, Алана обернулась и посмотрела на склон. Она покачала головой, поняв, что склон, казавшийся сверху таким крутым и страшным, снизу выглядел иначе.

— У страха глаза велики, — тихо заметил Раф.

Алана внимательно посмотрела на мужчину, стоявшего рядом с ней. Своим пониманием происходящего у нее в душе, принятием ее страхов он, похоже, развязал сковывающие ее путы так же уверенно, как развязывал узелки на запутанной ею леске. Она положила ладонь на его щеку, наслаждаясь теплом и мужской грубоватостью его кожи.

— Рафаэль, — шептала она, обращая его имя в музыку. — Ты вселяешь в меня надежду, что в один прекрасный день я снова смогу петь.

Раф слегка повернул голову, чтобы поцеловать изящную ладонь, покоящуюся на его щеке. Он шептал ее имя прямо в ладошку и улыбался, когда ее пальцы нежно ласкали его губы. Вторая рука Аланы, истосковавшаяся по теплу, медленно подбиралась к его голове, чтобы зарыться пальцами в мягкую гущу его волос.

Раф так же медленно, как и Алана, наклонял голову вниз, пока не коснулся губами ее губ. Поцелуй был настолько нежным, что невозможно было определить то мгновение, когда он начался.

Алана не отвернулась, не отпрянула в сторону, ощутив нежную ласку его губ. Напротив, она снова и снова шептала имя Рафа, охваченная лавиной чувств, возникших при его нежных прикосновениях. Губы его легкими движениями скользили от одного уголка ее рта к другому, пальцы сильнее впивались ему в волосы, с молчаливой требовательностью притягивая голову.

Кончик языка Рафа осторожно скользил по нижней губе Аланы, затем очертил контур ее рта. Алана вздохнула, ее пальцы перебрались к нему на шею, на плечи, затем прошлись по спине. Губы податливо разомкнулись.

Когда Алана языком коснулась его губ, а после ровной нити его зубов, у Рафа заклокотало в груди. Он вытянул по швам сжатые в кулаки руки, опасаясь поддаться желанию схватить ее, обнять, прижать к себе, почувствовать, как становится податливым и ее тело, как сливается оно воедино с его телом.

Раф нерешительно коснулся теплого мягкого языка Аланы своим языком. Но и тогда она не отпрянула. Поцелуй становился все глубже, пока водопадом оглушительного стона не выплеснулся наружу звук взыгравшей крови Рафа.

Раф слышал, как страстно и нежно шептала Алана его имя — мелодию из его мечты. Легкими, как дыхание, движениями его пальцы отважились коснуться ее лица, нежного изгиба шеи, пробежать по тонким, женственно-сильным рукам. Алана не проявляла никаких признаков испуга, и ладони Рафа нежными поглаживаниями спустились с ее плеч к ладоням, затем вернулись наверх.

Алана медленно придвинулась ближе к нему: бушующая в нем страсть передалась и ей. Раф слегка переместился поближе к ней, необыкновенно нежно обнял ее — сладостная тяжесть желания охватила обоих.

Алана забыла о прошлом, о ночных видениях, забыла обо всем на свете, кроме вкуса его губ и шершавой бархатистости его языка. Она была охвачена разожженным страстью огнем, жаркое пламя растопило ее — Алана податливо прильнула к Рафу, вверяя себя его силе.

Раф заключил ее в объятия, руки женщины обвились вокруг него, страсть и жар его тела передались Алане. Ответным движением она придвинулась еще ближе, встала на цыпочки, стараясь слиться с ним воедино, стать частью Рафа.

Затем начала волнообразные, извивающиеся движения, лаская Рафа своим телом.

С яростным стоном Раф сильнее обнял Алану. Руки напряглись, скользнули вниз к ее бедрам, прижав Алану к себе, он слегка приподнял ее — этого было достаточно, чтобы Алана на секунду оторвалась от земли.

С этого мгновения на смену страсти пришла паника.

11

Раф осознал, что произошло, лишь когда Алана попыталась вырваться из его объятий. Проклиная себя, он выпустил ее.

— Извини.

Оба заговорили быстро, в один голос, одними словами, охваченные одинаковыми чувствами.

— Это не твоя вина.

Слова их опять слились, каждый из них торопился успокоить другого.

Алана собралась сказать еще что-то, но Раф осторожно коснулся пальцами ее губ.

— Нет, — произнес он хриплым голосом. — Это не твоя вина. Мне не следовало обнимать тебя. Я думал, что могу контролировать свои действия. Но я совершенно забыл, насколько ты сладостна и неистова. Забыл даже в самых сокровенных мечтах.

Алана опустила темные ресницы. И наклонила голову вниз, чтобы Раф не мог видеть выражение лица, пока к ней не вернется самообладание. Когда она опять взглянула на него, страха в темной глубине ее глаз уже не было, лишь извинения и отблески страсти.

— Ты действительно мечтал обо мне, Рафаэль? — спросила Алана, музыка и чувства сделали ее голос таким же красивым, как и глаза.

— Да, — тихо ответил он. — Это единственное, что помогло мне сохранить здравомыслие в этом аду.

В голосе Рафа Алана уловила искренность и боль. Она внимательно посмотрела на него.

— Что произошло? — спросила она.

Раф колебался.

— Не очень приятная история. Я не уверен, что тебе захочется узнать об этом.

— Если ты можешь воздержаться и не рассказывать мне, я могу воздержаться и не слушать.

Раф все еще колебался. Алана взяла его за руку, слегка сжала ее пальцами и повела Рафа за собой вдоль берега озера.

— Не переживай, — успокаивала она. — Мы позавтракаем, а затем погреемся на солнышке и будем считать листья на осинах. Помнишь?

Глаза Рафа посветлели. Легкая улыбка тронула его губы.

— Я помню, — подтвердил он. — Первый, кто моргнет, должен начинать все сначала.

— Предварительно уплатив штраф.

— Конечно, — охрипшим голосом произнес он. — Эту часть игры я помню очень хорошо.

Искоса взглянув в сверкающие янтарные глаза Рафа, Алана поняла, что он действительно ничего не забыл. Поднося к губам ее руку, он слегка сжал пальцы, ласково пощекотав усами чувствительные подушечки. Затем нежно захватил зубами мягкую кожу у основания большого пальца.

— За что это? — спросила Алана, затаив дыхание.

— Я моргнул, — сознался Раф. — Разве ты не заметила?

— Нет. Я, видно, сама моргнула в это время.

— Ты задолжала мне.

— Но ведь мы даже не начали считать листья, — пыталась возразить Алана.

— Если ты хочешь возложить на меня соблюдение всех технических тонкостей, боюсь, мы сможем открыть счет лишь после завтрака.

Алана, улыбаясь, вела его к лощине, где они оставили свои рюкзаки. Пока Раф собирал рыболовные принадлежности, брошенные в спешке, едва он услышал крики Аланы, она вытаскивала из сумки бутерброды и фрукты.

Они завтракали не торопясь, давая возможность солнечным лучам и тишине уничтожить остатки ночных кошмаров. Когда Раф закончил есть, он вытянулся на спине, подложив руки под голову. Рубашка вылезла из-под пояса, обнажив узкую полоску кожи темно-медового оттенка. Из-под низко спущенных джинсов выглядывала тонкая линия темно-каштановых волос, казавшихся почти черными. Там, где рубашка все еще прикрывала тело, она напоминала тень: гладкая, скользящая, повторяющая все его движения, из настолько мягкого хлопка, что на ощупь показался Алане нежнее бархата, когда она около озера обнимала Рафа.

— Семь тысяч шестьсот девяносто два, — произнес Раф.

— Что?

— Семь тысяч шестьсот девяносто два.

— Ты не мог пересчитать такое количество листьев, ни разу не моргнув, — возмутилась Алана.

Раф улыбнулся. Последние несколько минут он больше смотрел на Алану, чем на осиновые листочки, но она не замечала его взгляда, поскольку внимательно рассматривала каждый кусочек его тела, не обращая внимания на глаза.

Ее улыбка свидетельствовала о том, что она одобряет увиденное.

— А если я назову две тысячи, ты поверишь? — невинно спросил Раф.

Алана так энергично покачала головой, что шелковистые темные волосы разлетелись в стороны.

— А двести? — торговался Раф.

— Нет.

— Пятьдесят?

— Ладно…

— Решено, — спокойно подытожил Раф. — Уже пять — ноль.

— Да, но когда наступит моя очередь?

— Ты думаешь, это что-нибудь изменит?

Алана вздохнула и пристально посмотрела на осины, но единственное, что она видела перед собой, был образ Рафа, проникший и в разум, и в саму душу. Она моргнула, чтобы избавиться от видения, затем громко охнула, осознав, что единственное движение век стоило ей выигрыша.

— Пятнадцать, — с отвращением произнесла она. Раф улыбнулся и снова обратил взор на осиновые листочки, колышущиеся на ветру. Когда пальцы Аланы коснулись его щеки, он на секунду прервал счет, затем возобновил его. Стоило ее пальцам скользнуть вверх по руке, он замедлил счет. Но вот кончики пальцев нащупали упругие вены, синеющие под кожей, и медленно заскользили вверх и вниз по чувствительной внутренней стороне его руки, и Раф полностью прекратил счет.

— Ты мошенничаешь, мой цветочек, — хриплым голосом проговорил он.

— Я наконец вспомнила.

— Что ты вспомнила?

— Как мне удавалось победить в этой игре.

— Забавно, — усмехнулся Раф. — Я помню, что выигрывали оба. Каждый раз.

— Я хочу… — Голос Аланы дрогнул. — Хочу, чтобы это повторилось. Я не хочу, чтобы ты исчез, как в прошлый раз.

Она шумно вздохнула, затем задала вопрос, который тысячу раз задавала себе с тех пор, как узнала, что Раф жив.

— Что случилось, Раф? Чем я заслужила твое молчание?

Он не отвечал слишком долго, и Алана испугалась, что он вообще откажется отвечать.

— Ты имеешь в виду письмо, которое я тебе вернул? — наконец спросил он.

— Да, и не только это. Почему ты позволил мне поверить, что ты погиб? Другие знали, что ты жив, не знала только я. Я выяснила это лишь год назад.

— Я думал, ты счастлива, в браке.

Алана внимательно изучала выражение лица Рафа, глаза ее потемнели, вспомнив огромную боль и незначительные крохи счастья.

— Как ты мог в это поверить? — воскликнула она. — Я любила тебя. И думала, что ты любишь меня.

— Я любил.

— И как ты мог поверить в мою любовь к Джеку? — Губы Рафа вытянулись в зловещую линию.

— Это часто происходит с солдатами. Синдром «Милого Джона». Один уходит на войну, а другой остается, чтобы утешить оставшуюся в одиночестве девушку.

— Я не из таких, — прошептала Алана. — Я вышла замуж за Джека лишь потому, что пение — единственное, что мне оставалось после известия о твоей смерти. Это был деловой союз.

— Алана…

— Он ни разу не коснулся меня. — Она говорила глядя мимо Рафа. — Я бы ему не позволила. Я бы не вынесла ничьих прикосновений, кроме твоих.

Раф закрыл глаза. Когда опять открыл их, его взгляд был твердым, сосредоточенным на прошлом, на том прошлом, которое чуть не уничтожило его.

— Я не знал, — произнес он. — Единственное, что мне было известно, это то, что через шесть недель после моей «смерти» женщина, которая однажды призналась мне в любви, стала половиной «прекрасной провинциальной пары». Куда бы я ни повернулся, всюду видел дуэт Джек-и-Джилли, чудесных американских влюбленных, поющих друг другу песни, песни любви, настолько прекрасные, что они заставляют плакать Разбитую Гору.

— Рафаэль… — Голос Аланы дрогнул.

— Дай мне закончить, — твердо произнес Раф. — Возможно, я никогда больше не заговорю об этом. Кто знает, может, скоро забуду обо всем, о каждой секунде.

— Как это сделала я? — спросила Алана потускневшим голосом, в котором уже не слышалось музыки. — Этим ты не исправишь положения. Поверь мне, Раф. Забыть обо всем, как это случилось со мной, мучительно больно. Я не могу себе представить ничего более ужасного, чем мои ночные кошмары.

Раф закрыл глаза и шумно, глубоко вздохнул.

— Я знаю, — согласился он. — Я получил суровый урок: ни забывчивость, ни безразличие не уничтожают того, от чего хочешь избавиться. Я собираюсь рассказать тебе о том, что хранится в картотеке Пентагона и в памяти тех немногих, кто уцелел. О том, что никогда не происходило, — официально.

Алана не произнесла ни слова, она боялась шевельнуться, напряглась в ожидании низкого голоса Рафа.

— Я говорил тебе, что был в армии, — произнес он. — Да, действительно был, только в специальных войсках. Я проходил подготовку в войсках по борьбе с повстанцами, особенное внимание уделялось сельским районам. — Он хмуро улыбнулся. — Действительно сельским районам. О Боже, как я научился ненавидеть джунгли.

После молчания, затянувшегося на несколько мгновений, Алана слегка дотронулась пальцами до руки Рафа.

— Что случилось? — нежным голосом спросила она.

— Четыре года назад я как раз решил, что лучше бороться с убытками в Вайоминге на пару с моим туповатым отцом, чем нести убытки в джунглях Центральной Америки. Мне оставалось служить совсем немного.

Алана ждала, охваченная воспоминаниями. Когда, Раф сделал ей предложение, он сказал, что им часто придется разлучаться в течение двух последующих лет. Затем он выйдет в отставку, вернется и женится на ней

— Перед тем как мне уехать из Вайоминга в последний раз, несколько наших людей попали в плен вместе с командиром местного партизанского отряда, — продолжал Раф. — Не было никакой возможности вызволить их из плена обычными дипломатическими средствами, поскольку официально они не числились на службе в этом районе. Согласно документам, они проходили службу в Чили или Индокитае, где угодно, только не в Центральной Америке.

Алана слушала не шелохнувшись.

— Мы не могли бросить их на произвол судьбы, — продолжал Раф, — хотя хорошо знали, что никому из них не выдержать в плену долго. Кроме того, нам очень нужен был командир партизан-ского отряда. Моей группе было предложено добровольно вызваться на проведение спасательной операции.

Алана закрыла глаза, зная, что последует за этим.

— И ты вызвался добровольцем, — произнесла она еле слышно.

— Я знал людей, которые были захвачены в плен. Один из них был моим другом. Кроме того, — заметил Раф как бы невзначай, — я всегда добросовестно выполняю дело, за которое берусь. Возглавь я операцию, у нас появилось бы больше шансов на успех.

Она глубоко вздохнула и кивнула. В первый раз дали о себе знать отголоски тех страшных страданий, что ей пришлось испытать четыре года назад.

— Я понимаю, — тихо произнесла она.

— Ты действительно понимаешь? — переспросил Раф. Впервые он посмотрел Алане в глаза. — Ты действительно понимаешь, почему мне пришлось покинуть тебя? — спросил он. — Почему я добровольно покинул тебя?

— Ты бы не смог спокойно жить, если бы сам остался в живых, а другие погибли, — просто сказала Алана, нежно поглаживая кончиками пальцев его упрямо сжатые губы. — Вот такой ты человек. Ты никогда не купишь спокойствие ценой чужой жизни.

Раф поцеловал палец, который подбирался к его усам.

— Многие женщины не поняли бы.

— Многим женщинам неведом такой мужчина.

— Не обманывай себя, — резко произнес Раф. — Я отнюдь не герой. До сих пор я громко вскрикиваю, когда на работу выходит бригада с резиновыми брандспойтами.

Алана широко открыла потемневшие вдруг глаза, когда до нее дошел смысл сказанного. Она нежно коснулась пальцами его лица, стирая слезы гнева, появившиеся при воспоминаниях о прошлом.

— Ты человек чести, Рафаэль. Об этом каждый может мечтать.

Раф хранил молчание достаточно долго, не отвечая ей ни взглядом, ни словом. Затем глубоко вздохнул.

— Я рад, что ты такого мнения, Алана. Были такие случаи, что я не думал о себе. Люди погибали. Я был их командиром. Отвечал за их жизни.

— Они были солдатами. Добровольцами. Как ты

— И я вел их в это пекло.

Пальцы Аланы разглаживали скорбные морщины, обрамляющие его рот.

— Можно ли было поступить по-другому? — мягко спросила она.

— Нет. — Его голос звучал горько. — И я знал, что поведу их в ад, куда дорога, как известно, вымощена благими намерениями. Чем благороднее намерения, тем труднее идти.

— И на протяжении всего этого пути в преисподнюю ты знаешь, что поступить по-другому невозможно и, окажись ты опять в таком положении, предпринял бы те же шаги, благородные шаги… и опять увлек бы за собой в пекло тех же самых людей.

— Это и есть, — свирепо заметил он, — мое определение ада на земле.

В горле у Аланы теснились слова. Но она их не произносила, ни одного, чувствуя, что единственными словами, которые сейчас могли помочь Рафу, были его собственные. Женщина нежно ласкала его, пальцами разглаживая кожу, ничего не требуя взамен, лишь напоминая, что она рядом, слушает, разделяет, по мере возможности, его боль.

— Я очень много думал об этой операции, — спустя некоторое время произнес Раф. — Но я никогда никому ничего не рассказывал, с тех пор как вернулся.

— Ты не мог.

— Но я хранил молчание отнюдь не из-за предписаний соблюдать тайну. Просто не встретил человека, который, я думаю, смог бы понять, что значит жить в постоянном страхе, бояться и бороться, чтобы ничем не выдать своего страха, встречать каждый рассвет, зная, что сегодня не будет лучше, а зачастую даже хуже.

Алана коснулась запястья Рафа, почувствовав, как бьется под эластичной кожей пульс жизни.

— Немногим известно, что значит отбывать неопределенный срок наказания в аду, — продолжал Раф. — Ждать и слушать крики подвергающихся пытке осужденных, ждать и слушать, осознавая, что скоро и ты сам будешь кричать.

Алана издала сдавленный стон и сильно побледнела. После недолгого колебания она продолжала поглаживать Рафа, успокаивать его, как могла, пока он заново переживал кошмары, которые ей трудно было себе представить, но легко понять.

Мужчина, которого она любила, был захвачен в плен и подвергался жесточайшим пыткам.

«Какие бы воспоминания ни скрывались в моих кошмарах, — молча убеждала себя Алана, — у Рафа они гораздо страшнее. Воспоминания и кошмары схожи между собой. И все же он выжил. Он здесь — вопреки насилию прошлого. Он терпелив со мной, несмотря на мою слабость, нежен, несмотря на жестокость, с которой ему пришлось столкнуться».

Пока Раф продолжал говорить — низкий голос звучал напряженно. Алана взяла его руку и прижала к своей щеке, как будто это простое движение могло снять боль и горечь прошлого, и его и ее собственного тоже.

— Я пошел в джунгли один, — вел он дальше свой рассказ, — приблизительно на три дня раньше других. Нужно было кому-нибудь пробраться в тюрьму и быстро разведать, какое количество наших людей остались в живых и сколько из них могут передвигаться самостоятельно. Задача была слишком опасной, чтобы просить кого-либо вызваться добровольцем.

Раф смотрел мимо Аланы, взгляд рассеян, он вспоминал. Но его пальцы слабо шевелились у Аланы на щеке, словно в подтверждение, что само ее присутствие, как ничто иное, помогает ему.

— В тюрьму я пробрался без всяких проблем, — вспоминал Раф. — Проволочные заграждения и незначительная охрана были по внешней границе. Они рассчитывали на джунгли и на закрепившуюся за тюрьмой репутацию адской бездны, что заставляло людей держаться подальше от этого места.

Пальцы Рафа напряженно замерли на щеке Аланы.

— Это была самая настоящая адская бездна, — продолжал свой рассказ Раф. — То, что я там увидел, пробудило во мне желание уничтожить всех охранников, всех государственных чиновников, всех, до кого дотянулись бы руки. А потом я захотел сжечь эту тюрьму, и чтобы горела она таким жарким пламенем, которое растопило бы землю аж до самой середины.

Раф закрыл глаза, чтобы Алана не увидела то, что пришлось увидеть ему. Люди закованы в цепи и подвергаются пыткам, им наносят увечья и медленно убивают лишь для развлечения охранников, которые слишком жестоки, чтобы называться людьми, и слишком старательны в своей жестокости, чтобы называться животными. Скалящие зубы дьяволы, которые правят зеленым адом.

— Я добыл все нужные сведения и выбрался оттуда, — вспоминал Раф. — На следующий день я повел туда своих людей.

Он открыл глаза. Они были ясные и холодные, как топаз, глаза незнакомца.

— Как только мы вывели тех, за кем пришли, я вернулся назад в эту тюрьму. Трое из моих бойцов, вопреки моему приказу, пошли вместе со мной. Они видели, в каком крыле тюремного здания пытают людей. Мы вчетвером освободили всех узников, а затем взорвали это здание ко всем чертям, которые его и породили.

Алана прижала к губам руку Рафа, пытаясь успокоить его и себя.

— Один из четверки оказался ранен. Двое других понесли его в месторасположение нашей группы, а я остался, чтобы прикрыть их отход. После взрыва некоторые из караульных остались в живых. Я сдерживал их, пока не заклинило автомат. Они схватили меня, выстрелили в упор и бросили умирать, но я был в сознании. Сразу же после выстрела я слышал, как взлетал вертолет.

Алана издала какой-то сдавленный звук.

— Я выжил. Я мало что помню об этом. Какие-то партизаны прятали меня, лечили. Затем вернулись правительственные войска. Я был слишком слаб, чтобы убежать.

Алана кусала губы, стараясь сдержать бесполезные слова протеста, теснящиеся в груди.

Раф продолжал говорить тихо и безжалостно, избавляясь от жестоких воспоминаний прошлого.

— Они посадили меня в другую тюрьму, похожую на ту, что я взорвал ко всем чертям. Я знал, что надежды на спасение не осталось. Мои бойцы видели, как меня расстреливали. Они наверняка уверены, что я погиб. Кроме того, никто не будет рисковать жизнями двадцати человек, чтобы спасти жизнь одного-единственного, если, конечно, этот один не очень важная персона. Я таковым не был.

Испытывая желание говорить и одновременно опасаясь прервать поток его слов, Алана что-то тихо бормотала прямо в ладонь и сдерживала себя, чтобы не закричать. Она снова и снова поглаживала его руки и плечи, как будто желая убедиться, что он действительно живой и что она с ним.

— Я провел много времени в этой тюрьме, — продолжал Раф. — Не знаю, почему я не умер. Многие умирали и были рады этому. — Он обернулся и посмотрел на Алану.

— Это не совсем верно, — произнес он. — Я знаю, почему я выжил. У меня было для чего жить. Ты. Я мечтал о тебе, о том, как буду играть на губной гармошке, а ты петь; о том, как буду ласкать тебя, заниматься с тобой любовью, как услышу твой смех, как увижу и почувствую в каждом прикосновении, в каждой улыбке твою любовь ко мне.

— Рафаэль, — прошептала она, не в состоянии вымолвить больше ни слова.

— Мечты помогли мне не сойти с ума. Осознание того, что ты ждешь меня, любишь меня так же сильно, как и я тебя, дало мне силы убежать из тюрьмы. Я жил в джунглях, как зверь, пока мне не удалось пробраться в другую страну.

Алана наклонилась, чтобы поцеловать Рафа, не пряча слез.

— А затем, — произнес Раф ровным голосом, — я вернулся домой и узнал, что женщина, которую я так любил и ради которой выжил, не любила меня настолько, чтобы дождаться моего возвращения.

— Это неправда! — воскликнула Алана с болью в голосе.

— Сейчас я это знаю. Тогда не знал. Все, что я имел, это информация из газет. Джек-и-Джилли. Счастливый брак. Идеальная любовь. Никто не рассказал мне иного.

— Никто не знал, — гневно возразила Алана. — Даже никто из моих близких. Мы с Джеком очень старались держать в секрете правду о нашем браке.

— Вы преуспели.

Раф пристально посмотрел на Алану, увидел, что его боль и несчастье отразились в темных глазах и на бледном лице женщины. Он коснулся кончиками пальцев ее плотно сжатых губ, стараясь снять с них напряжение.

— Я ушел из армии, как только подошло время, — рассказывал Раф. — Отец мой уже умер. Я вернулся на ранчо. Мне было невыносимо горько, не радовало ничто, даже солнце, встающее над Разбитой Горой. И я не выдержал: год назад перепоручил ранчо своим адвокатам и переселился в рыбацкий лагерь на Разбитой Горе. Один.

Алана закрыла глаза, пытаясь сдержать слезы.

— Если бы я только знала, что ты жив… — прошептала она.

— Я и сам не был уверен, что жив, — произнес Раф. — По-настоящему жив. Большую часть времени я по-прежнему проводил в аду. Никто по эту сторону горы не знал, что я не погиб. Кроме Сэма, но он никому не рассказал бы.

— Сэм? — испуганно переспросила Алана.

— Он был на учениях в Панаме. Экспедиция другого рода — мирная. Однажды, незадолго до того, как я ушел из армии, нам пришлось вместе поработать. Он очень хороший парень, ему бы только быть попрактичнее. Это все, что я могу сказать о Сэме Бурдетте.

Алана попыталась возразить, но поняла, что ничего не добьется. Раф может поделиться с ней своими собственными секретами, но секретов ее брата он никогда не выдаст. Она понимающе взглянула на Рафа темными, как ночь, как ночные видения, глазами.

— Когда ты решил открыться? — спросила она.

— Я не принимал такого решения. Это произошло случайно.

Раф медленно покачал головой, вспоминая свою ярость, горечь жизни и женщину, которая вышла замуж за другого спустя шесть недель после того, как ее жениха объявили погибшим.

— Однажды высоко в горах я случайно столкнулся с Бобом, — продолжал он. — Твой брат ловил рыбу на эту безумную мушку, которую он так обожает. И он тут же помчался к тебе в долину.

Пальцы Аланы бессознательно вцепились в руку Рафа, когда она вспомнила, как Боб ворвался в дом с известиями о Рафе Уинтере — человеке, вернувшемся с того света… похожем на саму смерть. Несчастный, ожесточенный, с глазами холоднее февральского рассвета.

Раф. Живой.

А Алана замужем за человеком, которого не любит.

— День спустя, — произнес Раф, наблюдая за Аланой, — Боб привез мне письмо. Я узнал твой почерк на конверте. Долго-долго смотрел на него.

— Почему ты не… — начала было Алана.

— Я не знал, что не смогу открыть свое собственное письмо «Милый Джон», — резко перебил Раф. — Я не мог заставить себя прочитать слова, описывающие твое счастливое замужество, удачную карьеру, прекрасного мужа, нежного любовника. Я не мог читать приговор, вынесенный моей мечте твоей собственной рукой, мечте, которая сохранила мне жизнь, когда меня мучили такие боли, что сама смерть казалась верхом блаженства.

Алана покачала головой. Слезы лились из-под ее плотно сомкнутых век. Сдавленно вскрикнув, приникла она головой к груди Рафа и обняла его так сильно, что заболели руки. Ей была непереносима мысль о том, что любимого пытали, а он мечтал о ней и выжил только потому, что любил ее.

А затем вернулся домой, чтобы узнать о ее замужестве.

— Что было в письме? — спросил Раф. Его голос прозвучал настолько тихо, что едва был слышен из-за всхлипываний Аланы.

— Правда, — хрипло произнесла она. — Я собиралась оставить Джека. Став свободной, я думала опять написать тебе, если бы ты захотел этого.

— Но ты не ушла от Джека.

— Нет. — Она гневно выдохнула. — Когда я потеряла тебя во второй раз, то подумала, что все уже не имеет значения. Я вернулась к Джеку.

Его веки дрожали. Это было единственным проявлением боли, охватившей Рафа при мысли, что он отослал Алану назад к Джеку Ривзу.

— Но, когда я узнала, что ты жив, — продолжала Алана, — я не могла больше оставаться с мужем. Даже ради спасения карьеры. Мы жили врозь, но тщательно это скрывали. — Она медленно покачала головой, вспоминая прошлое.

— Но раздельного проживания было недостаточно, — прошептала она. — Ты не хотел меня, даже не позаботился о том, чтобы сообщить мне, что жив, но я все-таки должна была избавиться от поддельного брака. Я слишком долго жила во лжи. Когда ты был мертв, ложь не имела для меня никакого значения. Все было безразлично, кроме пения. Вот как я выжила, Раф. Я пела памяти человека, которого любила, не Джеку. Никогда не пела ему.

— И затем, — горько произнес Раф, — я вынес тебе на конверте смертный приговор и вернул письмо.

— Что?

Раф гневно выругался.

Алана была охвачена дрожью, она не понимала, почему Раф так сердит на самого себя.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Алана дрожащим голосом, стоило ей взглянуть в прищуренные глаза Рафа. — Почему ты называешь этот конверт моим смертным приговором?

— Он вернул тебя к Джеку Ривзу.

— Что…

— Ответ в твоих ночных кошмарах, — обрубил Раф ее вопрос.

Она внимательно смотрела в его глаза, искала в них ответ, но видела лишь себя, отраженную в прозрачной янтарности этих глаз.

— Откуда ты знаешь? — удивилась она.

— Это тоже есть в твоих видениях. — Раф поднял руки и нежно прижал их к ее лицу.

— Есть еще кое-что в этих шести днях, мой цветочек, — пробормотал он, ласково целуя Алану в губы. — Мгновение, когда ты увидела меня, узнала меня, повернулась ко мне.

Он опять поцеловал ее, на сей раз сильнее.

— Раф…

— Нет, — мягко возразил он. — Я рассказал тебе больше, чем хотели доктора. Но я подумал, это может помочь тебе узнать, что нечто другое, не только ужас, скрывается в этих шести выпавших из памяти днях.

12

Надолго повисла тишина, слышен был лишь стремительный звук далекого водопада.

Выражение лица Рафа ясно давало понять Алане, что вопросы бессмысленны. У него был такой же отсутствующий взгляд, с каким он рассказывал о том, как вел своих бойцов в пекло.

Но ее злило, что Раф что-то знал о шести страшных днях и не говорил ей об этом.

— Почему? — наконец спросила Алана. Ее голос прозвучал резко. — Почему ты не поможешь мне?

— Ты не знала, что Джек мертв. Люди сказали тебе, что он погиб. Это принесло тебе пользу?

Алана внимательно смотрела в топазовые глаза Рафа.

— Но… — начала она.

— Но ничего, — бесцветным голосом перебил он ее. — Разве известие о том, что Джек погиб, помогло тебе что-либо вспомнить?

Алана сжала кулаки.

— Нет, — ответила она.

— А пробуждение в госпитале раненной, истекающей кровью подсказало, откуда у тебя все эти увечья?

Тишина. Затем послышалось ее сдавленное:

— Нет.

— А чтение заметок о смерти Джека в каждой газете помогло тебе?

— Как ты узнал об этом? — прошептала она.

— Ты в чем-то очень похожа на меня, — просто ответил Раф.

— Но, если бы ты рассказал мне все, что знаешь сам, это помогло бы мне отделить реальность от кошмаров.

— Доктора придерживаются другого мнения. Они опасаются, что я могу рассказать тебе нечто такое, о чем ты не хочешь знать.

— Что?

— Я могу рассказать тебе, что твои ночные видения — это частички правды.

Скала, лед, ветер, что-то приподнимает ее, бросает ее в темноту, падает, она падает, а горы ждут ее внизу, ждут, чтобы изувечить ее: ненависть сжигает ее…

Алана негромко вскрикнула и сильно побледнела. Она обхватила себя руками, почувствовав, как зашевелился внутри холод кошмаров, как ужас и правда сковывают ее. Она закрыла глаза, словно желая отгородиться от видений.

Затем задумалась: а что, если эти воспоминания, от которых она отгораживается, реальность, которая преследует ее сквозь видения, правда, которая говорит ей: «Вспомни меня».

Раф потянулся к Алане, ему хотелось крепко обнять ее, успокоить.

Но лишь только его руки коснулись ее, как у Аланы тут же перехватило дыхание, и она отпрянула в сторону.

Раф мгновенно отдернул руку, но самообладание досталось ему нелегко: на скулах заходили желваки. Он взглянул на бледное лицо женщины, темные ресницы, на губы, имеющие идеальные очертания для улыбки, но вытянутые сейчас страхом в узкую полоску, на учащенно бьющуюся на шее жилку.

С беззвучными проклятиями Раф закрыл глаза. Доктора правы. Рассказы ей не помогут.

Даже могут причинить вред.

Сначала Раф боялся, что Алана вспомнит все слишком быстро, до того, как ему представится возможность заново завоевать ее любовь. Сейчас он боялся, что она не сможет вспомнить все достаточно скоро и лишь потеряет веру в себя, будет разрываться на части.

И все же Раф не мог вернуть ей память, как бы ему этого ни хотелось. Горечь понимания этого лишь углубляла морщины, обрамляющие губы, делала их более суровыми.

— Если бы мой рассказ обо всем, что я знаю про эти шесть дней, помог бы тебе не застывать при моих прикосновениях, я бы прокричал правду с вершины Разбитой Горы, — сказал Раф. Голос его звучал грубовато от сдерживаемых эмоций.

Алана не произнесла ни слова.

— О Боже, разве ты не знаешь, что я сделал бы все возможное, лишь бы опять обнять тебя? — прошептал Раф. — Я так хочу тебя. Я хочу обнимать тебя, успокаивать, любить тебя… но я не могу. Все, что я могу, это причинять тебе все новую и новую боль.

Раф сжал руки в кулаки. Быстрым движением перевернулся на живот, спиной к Алане.

— Все напоминает мне на сей раз Центральную Америку, — резко произнес он, — только все гораздо хуже. Я веду в ад тебя, с каждым часом осознавая, что иного пути нет, и одновременно ненавидя себя.

Он коротко жестоко рассмеялся.

— О Господи, — резко произнес Раф, — я не виню тебя за то, что ты вздрагиваешь при каждом моем прикосновении.

Именно неприкрытая боль в его голосе вытащила Алану из глубины кошмаров. Она понимала, что значит быть сбитой с толку и беспомощной, ненавидеть себя, чувствовать, как любые твои действия лишь ухудшают положение.

Алане было больно до слез при мысли о том, какие чувства испытывает из-за нее Раф, но плакать она не могла. Лишь только вчера Раф так много дал ей: смех и покровительство, терпение и общение, нежную страсть, и, самое главное, он понял и принял то, что происходит с ней.

Она может ругать себя за проявленную слабость, может сердиться и испытывать отвращение лишь к себе… но не к Рафу.

Когда она готова была возненавидеть себя, он рассказал ей о силе и слабости, о выживании, пытках и о втором дыхании, которое есть у каждого человека. Он рассказал о своем пребывании в аду — этим он помог ей выбраться из дебрей самоотвращения.

Раф вселил в нее надежду, когда у нее не осталось ничего, кроме кошмаров.

И в благодарность за это она отскакивает в сторону, стоит ему лишь коснуться ее.

— Рафаэль, —проговорила Алана, дотронувшись до его руки.

Он не ответил.

Она встала на колени. Склонилась над Рафом, рука нежно перебиралась по густому шелку волос вниз к застывшей в напряжении шее. Она повторяла его имя снова и снова: тихая молитва, похожая на песню. Рука Аланы спустилась ниже, пытаясь расслабить напряженные мышцы на плечах и спине. Темный хлопок его тенниски на ощупь напоминал ей теплый бархат. Пальцы ощущали под ним упругое тело. Ей было очень хорошо с Рафом, его тепло, спокойствие и сила передавались Алане.

Вздохнув, она наклонилась ниже, пока не коснулась губами его темно-каштановых волос. Шея Рафа была теплой и упругой, загоревшая кожа туго натянута, соблазняя Алану дотронуться до нее языком и ощутить каждую неуловимую шероховатость ее поверхности.

Она целовала его нежно, медленно, прежде чем поддалась искушению и коснулась кожи кончиком языка. Она чувствовала привкус соли, тепла, вкус мужчины, ощутила колючесть кожи там, где растет борода, и удивительную мягкость сзади на шее.

Алана осторожно прикусила зубами шею Рафа, ощутив эластичность спрятанных под кожей мышц. Он медленно водил головой и плечами, подставляя ей свое тело, заставляя ее руку скользить вдоль спины.

Ей нравился вкус Рафа, с ним ей было очень хорошо. Алана хотела еще и еще дотрагиваться до него, смаковать каждое свое прикосновение. Пальцы вцепились в собранные в пучок мышцы, в то время как зубы подвергали испытанию мужскую силу его плеч.

Раф выгнулся дугой под ее прикосновениями, подобно жаждущему ласки коту.

Естественность его реакции пробудила чувство сильнейшего желания и в Алане, желания, которое мог вызвать в ней только Раф. Ей хотелось лечь рядом с ним, повторить своим телом очертания его тела, почувствовать, как передается ей его страсть, подобно тому, как ее страсть охватывает и его.

И все же, несмотря на то, что она была охвачена пламенем испепеляющего желания, Алана знала: как только руки Рафа сомкнутся над ней, она застынет. И этим сильно ранит его. А затем снова будет ненавидеть себя.

— О, Раф… — Ее голос споткнулся на его имени. — Что нам делать?

— То, чем мы сейчас занимаемся, воспринимается прекрасно.

— Но я боюсь опять застыть. — Ее голос дрожал от страха, кроме того, она начинала злиться на себя.

— Разве тебя пугают прикосновения ко мне? — спросил Раф.

Алана издала странный звук, который вполне можно было принять за смех.

— Прикосновения к тебе похожи на пение, Рафаэль. Даже лучше. — Она услышала, как участилось его дыхание, ощутила легкую дрожь, охватившую его тело.

— Тогда трогай меня, сколько душе угодно, — просто сказал он.

— Но это нечестно по отношению к тебе.

Спина Рафа шевельнулась под ее рукой, как бы приглашая Алану и дальше исследовать его тело: это движение красноречивее любых слов подсказывало ей, что мужчине приятны ее прикосновения.

— Помнишь, когда тебе было девятнадцать? — спросил он.

Ее рука на секунду замерла, затем скользнула вверх по спине Рафа, подобралась к волосам. Пальцы жадно нащупывали под кожей тепло его тела.

— Да, — прошептала она. — Я помню.

— Тогда ты не возражала.

— Я не понимала, что творила с тобой. Действительно не понимала. Девственницы могут быть очень жестокими.

— Разве я жаловался? — спросил Раф, смех и воспоминания смешались в голосе.

— Нет, — нежно ответила она.

— Разве я просил большего, чем ты хотела мне дать?

— Нет. Никогда, Рафаэль.

— Я и впредь никогда не буду.

Легкими движениями Раф перевернулся на спину и взглянул на нее глазами прозрачнее янтаря, сверкающими от чувств и желания.

— Ты мне веришь? — спросил он.

— Да.

— Тогда дотронься до меня.

— Даже если я не смогу… — Голос Аланы дрогнул.

— Да, — поспешно, чуть ли не грубо произнес Раф. — Неважно, многого или малого ты хочешь.

Всего. Или каких-то крох. Я так долго мечтал о тебе. Дотронься до меня, мой цветочек.

Ее руки нерешительно поднялись, чтобы ладонями коснуться лица Рафа. Губы слегка задели его губы, а пальцы снова стали исследовать шелковистую густоту его каштановых волос. Их дыхание слилось воедино, и она опять познала жар и вкус его губ.

Из груди вырвался гортанный звук наслаждения, едва она ощутила языком вкус Рафа.

Пробудившись, нахлынули забытые чувства. Поцелуй превратился в бесконечное сладостное слияние, они полностью отдались друг другу, каждый ощущал лишь партнера.

Наконец Алана подняла голову и страстно посмотрела на Рафа.

— В первый раз, когда ты меня так поцеловал, — прошептала Алана, — я думала, что упаду в обморок. Боюсь, могу упасть в обморок и сейчас. Ты выбиваешь почву из-под ног.

— Тебе страшно? — тихо спросил Раф, не сводя с Аланы дымчатых янтарных глаз.

Она медленно улыбнулась и покачала головой.

— Когда ты рядом, я не боюсь упасть, — ответила Алана. — Рядом с тобой я невесома, как жар поднимающийся над огнем.

Она наклонила голову и снова поцеловала Рафа, смакуя каждое мгновение поцелуя, каждое движение языка, тепло и наслаждение соединенных в поцелуе губ.

Ее руки спускались с его волос, нежно лаская его едва заметными движениями пальцев. Одна рука обвила шею чуть ниже уха, ладонь ощутила движение и игру мышц, когда Раф опять прильнул к ее губам. Другая рука скользнула вниз по его руке, чтобы тут же вернуться, и пальцы вновь почувствовали тепло его кожи под коротким рукавом тенниски.

Она гладила Рафа, изнывая от наслаждения, чувствуя, как извивается его тело при ее прикосновениях. Рука перебиралась выше, пока ладонь не коснулась плеча под мягкой тканью тенниски. Раф выгнулся, подобно коту, навстречу ее ласке, давая понять, насколько приятно ему ощущать тепло ее руки на своей обнаженной коже.

Когда губы Аланы высвободились и она начала покусывать его усы, шею и, наконец, очень осторожно ухо, из груди Рафа вырвался долгий гортанный звук. В ответ Алана провела губами по контуру его уха, затем медленными пробными движениями языка начала ласкать его, дыхание Рафа участилось.

— Я помню, как я дрожала, когда ты впервые так ласкал меня, — прошептала Алана, обдавая Рафа теплым дыханием. — Ты помнишь?

— Да, — хрипло ответил он. — Руки твои полностью покрылись гусиной кожей.

— Как сейчас твои.

— Как сейчас мои.

Алана языком дотронулась до его шеи, потом осторожно захватила зубами его кожу. Раф шевельнул головой, понуждая Алану крепче прижаться к нему, сильнее укусить. Зубы вонзились в его плоть, и в сплетении мышц под своими губами ощутила она мужскую силу.

Так ласкал ее Раф, когда гроза загнала их в охотничий домик на Разбитой Горе. Его покусывания не причиняли боли, лишь заставляли испытывать наслаждение и расслабляли ее.

С тихим стоном ласкала Алана шею Рафа, его плечи, затем зубами сжала тенниску. Руки перебирались по груди вниз к теплой полоске кожи, где рубашка выбилась из-под джинсов.

Когда пальцы коснулись его обнаженной кожи, Раф прерывисто задышал. Тело немного переместилось, шевельнул руками.

Алана замерла в ожидании объятий.

— Все в порядке, — нежно произнес Раф. — Видишь? Никаких рук.

Это было правдой. Раф шевельнулся, но только для того, чтобы положить руки себе под голову, крепко сцепил пальцы, лишив себя возможности поддаться искушению дотронуться до Аланы в то время как она ласкала его.

Алана улыбнулась, ее тело расслабилось.

— Это означает, что я по-прежнему могу тpoгать тебя? — спросила она.

Он улыбнулся, лишь слегка разжав губы, чтобв показать кончик языка, зажатый между зубами.

— О чем ты думаешь? — спросил он низким голосом.

Алана окинула одобрительным взглядом густую шапку волос и крепкое мускулистое тело.

— Мне кажется чудом, — произнесла Алана, — что я держала руки подальше от тебя в те времена, когда мне не было еще двадцати.

— Теперь я думаю, что я один из тех, кто заслужил медаль.

— Возможно, ты прав, — согласилась Алана, ее глаза блестели от воспоминаний о грозе и о чердаке в охотничьем домике. — Я не знала, чего я лишаюсь. Ты знал.

— Не до конца, — мягко возразил Раф. — Ты была необыкновенна: сладкая и диковатая, щедрая, как лето. Ты отдалась мне с такой страстью, что заставила осознать: никогда прежде, до тебя, я не занимался любовью с женщиной. Не занимался с такой страстью. И с тех пор не занимаюсь.

— Рафаэль, — нежно произнесла Алана. Наслаждение, боль и сожаление слились в одном слове,

— Я ни о чем не прошу тебя, — сказал он. — Знаю, ты не готова снова отдаться мне. Но это не означает, что я забыл, как это было между нами… и как это будет опять. Но только не сейчас, не сию минуту, — добавил Раф. — Сожаление и уверенность соседствовали в его низком голосе. — Я не жду этого сейчac. Мне достаточно, что ты трогаешь меня, что ты эдесь, со мной, что ты жива.

Алана почувствовала тепло его тела под своими пальцами, нащупала соблазнительную шелковистую линию курчавых волосков, спускающихся от пупка вниз, ощутила его резкие, непроизвольные телодвижения, когда ее пальцы забрались под мягкую ткань тенниски. Она провела кончиками пальцев по многочисленным мышцам его туловища от талии до ребер.

Закрыв глаза и улыбаясь, Алана позволила своим рукам вкусить силу Рафа, его спокойствие, почувствовать под ладонью изменяющиеся, неповторимые особенности его тела. Чрезвычайно чуткие пальцы перебирали жесткие волосы на его груди, впитывая их шелковистость, упругость и жар всего его тела. Раф смотрел на нее, сгорая от желания. Не переставая о чем-то думать, Алана нетерпеливо дернула его за тенниску, недовольная, что ткань мешает ей ласкать Рафа. Прежде чем она осознала, что делает, тенниска была высоко задрана и собрана в комок у него под мышками.

— Извини, — резко произнесла Алана, не открывая глаз. — Я не подумала.

— А я подумал, — голос Рафа звучал нежно, ласкающе.

— Что ты подумал? — шепотом спросила она. — Что я дразню тебя?

— Открой глаза, и я скажу тебе. — Его голос, нежный, уговаривающий, полный неуловимой ласки, вызвал в Алане дрожь.

Она медленно открыла глаза. Увидела свои руки у Рафа на груди: черные волоски обвивали ее изящные пальцы. Руки чувственно изогнулись, ногти впились в кожу.

— О чем ты думаешь? — спросила она, в слабом чувственном ритме нежно пощипывая ногтями его тело.

— Я вспомнил, как мы впервые занимались любовью. Когда я расстегнул рубашку, ты посмотрела на меня так, будто никогда до этого не видела мужчину, но я отлично знал, что у тебя трое братьев. И сейчас, — мягко добавил Раф, — ты снова так же смотришь на меня.

— Разве? — удивилась Алана, едва выдохнув вопрос.

— Ты хочешь снять с меня рубашку? — Раф, охваченный сильным желанием, внимательно смотрел на Алану.

— Да.

Алана наклонилась и губами коснулась его рта, наслаждаясь осязанием Рафа, стойким и приятным, отвечая на жар его тела своим собственным жаром. Она почувствовала, как растягиваются в улыбке его губы, затем его язык поддразнивающе заскользил по ее губам, пока она не улыбнулась в ответ.

— Чего же ты тогда ждешь? — спросил Раф. — Снимай с меня рубашку.

Говоря, он разжал пальцы и вытянул руки над головой.

Пальцы Аланы забирались вверх по его телу, стаскивая тенниску с груди, головы, рук, пока наконец та не отлетела в сторону. Она затаила дыхание, наконец глубоко вздохнула, почувствовав, что руки могут свободно двигаться от кончиков пальцев Рафа до талии. Его вздох был больше похож на стон, когда он вновь переплел пальцы над головой.

Алана секунду колебалась. Затем тело Рафа под ее руками начало волнообразно извиваться, призывая коснуться его. Она шептала его имя, когда склонялась над ним и целовала, испытывая при этом сильнейшее желание ощутить прикосновения его языка к своему. Ладони медленно скользили по груди, лаская его, наслаждаясь им. Она нежно поскребла ногтями по соскам и почувствовала, как дрожь пробежала по его телу. Кончики пальцев кругообразными движениями поглаживали их, затем сильно сжали маленькие твердые бугорки. Его язык чувственно двигался у нее во рту, лишив ее дыхания, пока наконец у нее не закружилась голова.

Прерывисто дыша, Алана слегка переместила тело и губами исследовала контур сильных плеч Рафа, пробуя их на вкус, покусывая их и целуя, потом ее губы скользнули вниз и нащупали упругие соски, раздразненные ее пальцами. Зубы осторожно сомкнулись. Она почувствовала его напряжение, почувствовала, как извивается его тело, как затвердели под ладонями могучие мышцы его рук.

Замелькали воспоминания, бросившие ее в жар.

— Забавно, — шептала Алана, потеревшись щекой о грудь Рафа, — но до грозы и чердака в охотничьем домике я никогда не думала о тебе как о человеке, действительно обладающем большой физической силой.

Раф улыбнулся, хотя его пальцы были настолько сильно переплетены между собой, что это причиняло ему боль.

— Думала, что я хлюпик? — спросил он. Голос прозвучал нежно и в то же время немного грубовато, насмешливо и был преисполнен сильного желания.

— Хлюпик?

Алана расхохоталась, уткнувшись Рафу в бок, затем повернула голову и начала медленными движениями поглаживать щекой и руками его тело.

— Нет, — ответила она. — Но рост отца достигал шести с половиной футов, да и все мои братья были выше шести футов уже в двенадцатилетнем возрасте. Когда Бобу исполнилось четырнадцать, рост его составлял шесть футов шесть дюймов, а вес двести двадцать фунтов.

— Что же привлекло тебя в таком коротышке, как я? — спросил Раф.

Вопрос перерос в стон, когда твердый кончик языка Аланы начал поддразнивающе щекотать его пупок.

— Прежде всего, твои глаза, — прозвучало в ответ. Звук голоса расплывался, поскольку она ласкала загоревшую кожу на животе у Рафа. — Как у пумы, цвета настоящего янтаря и чуточку диковатые.

— И это вызывало желание приручить меня?

— Нет. Это вызывало желание стать диковатой с тобой.

Раф сильно сжимал руки, пока пальцы его не онемели. Он пытался говорить, но руки Аланы спустились с талии к упругим мышцам его бедер. Он не мог думать ни о чем, кроме ее прикосновений и неистовой боли сильнейшего желания, клокочущего в непосредственной близости от ее рук.

— Но тогда я не знала об этом, — продолжала Алана, поглаживая многочисленные мышцы, которые извивались и играли под ее пальцами. — По крайней мере, не до конца. Я только чувствовала приятную легкую дрожь где-то глубоко внутри, стоило тебе по особенному взглянуть на меня.

— Как именно? — Раф старался, чтобы его голос звучал ровно, несмотря на бушующие в крови волны сильнейшего желания. Пальцы настолько сильно были сцеплены, что кости, казалось, срослись между собой.

— Как ты смотрел на меня, когда снял мокрую блузку и повесил ее сушиться у камина, — ответила Алана.

Дыхание теплым потоком обдало обнаженную кожу Рафа чуть выше талии.

— Как ты смотрел на меня, когда снимал насквозь промокший кружевной бюстгальтер, — шептала она. — А затем ласкал меня до тех пор, пока я не могла уже сдерживаться. Ты помнишь?

— О Боже, да. — Раф закрыл глаза, вспоминая. — Ты была босиком. Джинсы, черные от дождя, плотно облегали тебя, подчеркивая совершенство этих красивых ног и бедер… Ты помнишь, как у меня тряслись руки, когда я снимал с тебя блузку?

— Да, — прошептала она, пальцы на мгновение сжали его ногу. — Я тоже была охвачена дрожью.

— Ты замерзла.

— Разве? —удивилась она. Голос ее был почти лишен дыхания, поскольку она опять ласкала пупок Рафа, нежно покусывая его.

— Меня бросало в жар при каждом твоем прикосновении, — шептала Алана. — Твои руки казались необыкновенно теплыми на моей коже.

— У меня и в мыслях не было раздевать тебя, по крайней мере, сначала. Но потом я не мог уже остановиться. Ты была настолько прекрасна в одежде, сотканной из отблесков огня в камине. Я не в силах был оторвать от тебя глаз, не мог прекратить ласкать тебя.

— Мне не хотелось, чтобы ты останавливался. Я чувствовала себя самой изысканной женщиной, когда-либо появлявшейся на свет, когда ты смотрел на меня, целовал, ласкал. А твое тело пленило меня.

Алана языком прочертила полоску на коже Рафа как раз над его джинсами. Рука поглаживала бедро мужчины, наслаждаясь его силой. И вспоминая.

— Когда я, наконец, коснулась тебя, — продолжала она, — каждая твоя клеточка напряглась, каждая мышца отчетливо выделялась на твоем теле. Ты был подобен теплой стали. И сейчас ты мне ее напоминаешь.

— Алана.

Слово вырвалось непроизвольно, реакция выскользнула из-под контроля, едва он почувствовал прикосновение ее руки.

— Тогда я обнаружила, какой ты сильный, — шептала Алана, — ты высоко поднял меня, затем медленно-медленно опускал вниз, вдоль своего тела. Такого сильного и все же нежного. Глаза горной кошки, а руки поэта.

Губы Аланы ласкали кожу Рафа, в то время как пальцы расстегивали джинсы, разыскивая его среди складок одежды, обнаружив его. Дыхание стало прерывистым.

— И все остальное у тебя настолько мужское, — хрипло произнесла Алана.

Она потерлась щекой о живот Рафа, затем приблизила губы к его коже и быстро горячо поцеловала.

— Алана, — произнес Раф охрипшим голосом, в то время как его тело непроизвольно чувственно двигалось под ее рукой. — Я не смогу долго выдержать этого.

— И не надо, — просто ответила она. Она провела пальцами по стальным мускулам его руки, почувствовав, как пелена страсти и сдержанности окутывает его тело.

— Ты так много дал мне, — шептала она. — Позволь и мне дать тебе хоть что-то в ответ. Это не то многое, чего хочет каждый из нас, но это все, чем я сейчас располагаю.

Раф на мгновение закрыл глаза, зная, что если он взглянет на Алану, то не сможет уже держать над головой сцепленные между собой руки.

Рука возобновила разрушительные чувственные движения плоти о плоть. Огонь разгорался в крови Рафа, огонь, сконцентрированный под рукой Аланы, а тело его могло лишь извиваться в сладкой агонии при ее прикосновениях. Он громко стонал, дыхание со свистом вырывалось сквозь плотно стиснутые зубы.

— О Боже… не надо, — хрипло произнес он.

— Рафаэль, — шептала Алана. — Я не могу сейчас отдаться тебе, но ты можешь сделать это. Пожалуйста, подари мне себя. Дай мне почувствовать, что я способна доставить тебе удовольствие. Мне нужно знать это.

Ее голос звучал хрипло и настойчиво, она терлась щекой о его горячую грудь.

Раф открыл глаза: янтарь был готов вспыхнуть.

— Посмотри на меня, — прошептал он. Алана подняла голову. Он увидел молчаливую просьбу в темных глазах, едва шевельнувшись под ее рукой, ощутил охватившее ее пламя страстного желания, понял, что она абсолютно честна с ним. Он медленно разжал пальцы, но шевельнул лишь одной рукой, только чтобы протянуть ее Алане. Ее губы прижались к ладони, рука нежно приближала губы к его губам. То, что началось с простого соприкосновения губ, с каждым ударом сердца углублялось, пока не превратилось в поцелуи всепоглощающего желания и чувственности. А затем он отдался ей так легко и щедро, как это сделала она четыре года назад в охотничьем домике, согретом пламенем камина и любовью.

13

Алана вытащила из духовки дышащий, ароматный яблочный пирог, используя непомерно большие прихваты для горячего, которые казались ей на ощупь такими же мягкими, как и тенниска Рафа. Она улыбнулась про себя, когда перекладывала на деревянное блюдо второй пирог, чтобы остудить его. Впервые за долгое время женщина была спокойна. Мелодичные напевы с лирическими стихами продолжали звучать у нее в голове, но не сложились пока в песни.

— Что за удивительный аромат? — заглянула в дверь Джанис.

— Пирог, — пояснила Алана, обернувшись и улыбаясь через плечо высокой стройной женщине.

— Чудо, — заметила Джанис. Алана улыбнулась.

— Собственно говоря, это просто сушеные яблоки, сахар и пряности.

— В такой глуши на такой плите эти пироги просто чудо, — заверила Джанис. Она смотрела на Алану голубыми глазами, которые ничего не упускали из виду. — Могу чем-нибудь помочь?

— Я со всем справляюсь, но, тем не менее, спасибо.

Джанис улыбнулась.

— Это, должно быть, чудесное ощущение.

— Что?

— Когда только все успеваешь.

Алана на мгновение сильно удивилась. Затем медленно кивнула головой.

Это было действительно так. С тех пор как она очнулась в госпитале, она постоянно ощущала, что не может контролировать ситуацию, как будто была жертвой, а не главным действующим лицом. Страх разъел чувство собственного достоинства и уверенность в себе.

Но сегодня она способна разговаривать и смеяться вместе с Рафом. Сегодня она сделала первые шаги по преодолению страха высоты. Сегодня она поняла, что Раф относится к ней с уважением и заботится о ней, несмотря на потерю памяти и неразумные страхи.

Раф принял ее такой, какая она есть, — далекой от совершенства, а затем отдался ей вместо требований отдаться ему.

— Да, — тихо согласилась Алана. — Это невероятно приятное ощущение.

Джанис прищурила глаза, на мгновение бросив на Алану внимательный взгляд, который та не заметила.

— Я рада, — произнесла Джанис с несомненным чувством удовлетворения в голосе.

Алана быстро взглянула на нее, впервые увидев сходство с другой женщиной.

— Раф рассказывал тебе о моем муже, не так ли? — спросила Алана.

Джанис медлила с ответом, а ее проницательные глаза оценивали отраженные на лице Аланы чувства.

— Не сердись на него, — наконец произнесла Джанис. — Раф просто хотел быть уверенным, чтобы ни я, ни Стэн случайно не причинили тебе вреда.

Нахмурившись, Алана вытерла руки об ослепительно белый фартук, который был на ней.

— Нечестно просить вас ходить по острию ножа, поэтому я и расстраиваюсь, — заметила Алана. — Это поездка для вашего удовольствия, а не для моего.

Джанис улыбнулась.

— Не волнуйся, мы прекрасно проводим время. Темные глаза Аланы недоверчиво смотрели на нее.

— Да, да, — усмехнулась Алана. — Несомненно… пока я не закричу при виде Стэна или не уведу от вас вашего проводника.

— Стэн — большой ребенок, — сухо заметила Джанис. — А что касается Рафа, то он показал нам прекрасное место, и мы наловили необходимый минимум. Кроме того, он чистит нам форель, а ты балуешь нас горячими яблочными пирогами. О чем еще можно просить?

Алана рассмеялась и покачала головой, сдаваясь.

— Вы оба удивительные клиенты, — произнесла Алана. — Если бы и другие клиенты были хотя бы наполовину настолько непривередливы, как вы, Боб наверняка подумал бы, что он умер и попал на небеса. Большинство клиентов не могут найти обратную дорогу в долину без посторонней помощи и чувствительных подталкивании в спину.

Из соседней комнаты раздался звук быстро открываемых, затем закрываемых створок шкафа.

— Эй, сестричка, — позвал Боб из столовой, — куда я сунул прошлой ночью тарелки, которые вымыл?

Джанис и Алана обменялись взглядами, затем прыснули со смеху. Боб сунул голову на кухню.

— Что здесь смешного? — спросил он.

— Тебе не понять, — ответила Алана. — Но все в порядке. Во всяком случае, я люблю тебя.

Она поднялась на цыпочки и быстро поцеловала Боба в щеку.

Виду него сначала был удивленный, а затем он очень обрадовался. В ответ Боб начал было крепко обнимать Алану, но, вспомнив, остановился. Он с неожиданной нежностью похлопал ее по плечу и дотронулся до кончика носа указательным пальцем.

— Ты выглядишь лучше, сестричка. Раф был прав — тебе нужно было побыть дома.

Затем Боб покачал головой и улыбнулся, бросив на Алану немного расстроенный взгляд. Он все никак не мог привыкнуть видеть в сестре современную женщину, а не женщину, заменившую ему мать.

— В чем дело? — спросила Алана.

— Каким образом ты умудрилась стать такой маленькой? — разочарованно протянул Боб.

— Просто ты вырос. — Он улыбнулся.

— Пожалуй, ты права. А почему ты не идешь переодеваться? Давай я дочищу картошку и накрою на стол.

Алана моргнула, удивленная таким предложением. Затем моргнула еще несколько раз, стараясь сдержать навернувшиеся слезы. Боб заботился о ней так же, как обычно заботился о Мери.

— Спасибо, — поблагодарила Алана охрипшим голосом. — Я не возражаю.

Она быстро приняла душ, затем забралась на второй этаж, завернувшись в безразмерный велюровый халат Боба, который обнаружила на крючке в ванной комнате на первом этаже. Она стояла перед шкафом и пыталась выбрать подходящий наряд из вороха одежды, упакованной для нее Бобом.

После довольно долгого колебания она остановилась на слаксах из тяжелого шелка густого шоколадного цвета. Блузка, которую она выбрала, была огненно-красного цвета с длинными рукавами, нежная ткань блузки, а также застежки резко контрастировали со строгим покроем.

Алана машинально начала застегивать блузку на все пуговицы, скрыв таким образом цепочку, которую постоянно носила. Вдруг она остановилась, осознав, что ей не надо больше прятать подарок Рафа по случаю их помолвки. Уже нестрашно, если ее вдруг спросят о необычном узоре на ожерелье.

Джек мертв. Ей не нужно больше скрывать тот факт, что половина «прекрасной провинциальной пары» носит в соблазнительном углублении на шее подарок другого мужчины.

Алана поправила расстегнутый воротничок. Изящный символ бесконечности дрожал и поблескивал при малейшем движении головы. Она дотронулась кончиком пальца до эмблемы и почувствовала первые симптомы спокойствия, обосновавшегося где-то глубоко внутри, ощутила, что сделан следующий шаг на пути к выздоровлению. Впервые с тех пор, как очнулась в госпитале, она поверила, что не только перенесет все лишения, но и сможет вновь полюбить. Даже если ее ночные видения и окажутся правдой.

— Алана? — Голос Рафа раздался с нижней ступени крутой лестницы. — Ты готова?

— Почти, — прошептала она слишком тихо, чтобы ее мог услышать Раф. — Почти.

Она поспешила вниз, впервые после шести страшных дней испытывая настоящий голод. Высокогорный воздух оказал волшебное влияние на ее аппетит.

То же можно было сказать и о других. Даже после обеда, состоявшего из форели, картофеля, зеленой фасоли и печенья, каждый нашел местечко и для яблочного пирога.

Раф резал яблочный пирог на ломтики и под аккомпанемент добродушных жалоб, кому из присутствующих достался больший кусок, раскладывал пирог по тарелкам. Боб и Стэн несколько раз обменивались порциями, пока наконец Раф не сдался и не поставил между ними тарелку с последним куском.

Раф, улыбаясь, смотрел, как Алана дожевала последний кусочек щедро отрезанной им для нее порции пирога. Когда она откинула голову и вздохнула, как бы подавая знак, что слишком сыта, чтобы двинуться с места, Раф заметил, как блеснуло золото брелока у основания шеи.

Мозолистым пальцем он провел по всей длине цепочки и по изящной эмблеме.

— Ты все еще носишь ее, — нежно произнес он.

— Я никогда и не снимала ее с тех пор, как ты мне ее подарил.

Глаза Рафа стали рыжевато-карими в лучах послеполуденного света, льющегося из окна, и смотрели пристально.

— Даже после того, как я вернул твое письмо? — спросил он, внимательно всматриваясь в нее.

— Да. Это все, что у меня от тебя оставалось.

Подушечкой пальца Раф нежно погладил шею Аланы.

— Жаль, что мы не одни, — прошептал он. — Мне бы очень хотелось поцеловать тебя. Много раз. В разные места. А тебе этого хочется, цветочек?

Лицо Аланы вспыхнуло. Она смущенно улыбнулась.

— Да, — прошептала она. — Мне хочется.

Затем Алана бросила взгляд через стол и заметила, что Стэн внимательно наблюдает за ней темно-синими, кажущимися почти черными глазами. Его светлые волосы переливаются в лучах солнечного света, проникающего сквозь окошко охотничьего дома и падающего на могучие плечи. Женщина быстро отвела взгляд, будучи все еще не в состоянии смириться с удивительным внешним сходством Стэна с Джеком Ривзом.

Когда Стэн спросил Рафа об особом виде засушенной мушки, Алана повернулась к Джанис и задала ей первый пришедший в голову вопрос.

— И все же ты не похожа на связанного с путешествиями агента, каким я его себе представляла. Как ты выбрала себе эту профессию?

Наступила внезапная тишина, затем случайный разговор между женщинами возобновился.

Алана быстро взглянула на Рафа, желая понять, не допустила ли она какой-либо оплошности.

Раф, явно увлеченный беседой со Стэном, умышленно не замечал ее взгляда.

— Извини, — обратилась Алана к Джанис, — Я задала неверный вопрос?

Джанис криво улыбнулась, скосив глаза на Рафа.

— Я бы сказала, что ты задала как раз правильный вопрос, — произнесла она.

Раф резко поднял глаза, но ничего не сказал.

— Я была психиатром, —объясняла Джанис. — После десяти лет работы сломалась. Слишком много проблем. И так мало решений.

Голос звучал непринужденно, но глаза были сощурены: воспоминания все еще были достаточно свежи и причиняли ей боль.

Алана думала о том, что произошло с Рафом, с ней, с Джеком. Так много проблем. И так мало решений.

— Так я стала особенным агентом, связанным с путешествиями, — продолжала Джанис. — Я подбирала людей для совместного времяпровождения, которое принесло бы им максимальную пользу.

— Решение проблем, — заметила Алана.

— Да.

Алане хотелось задать еще вопросы. Ей вдруг стало интересно больше узнать о прошлом Джанис, о затруднениях, которые вынудили ее сменить профессию.

И о Рафе, который давно знал Джанис.

— Тебе хочется услышать о том, что произошло? — спросила Джанис.

— Если ты не возражаешь, — ответила Алана.

Джанис и Раф быстро обменялись взглядами. Он слегка поднял брови, затем пожал плечами.. Джанис вновь обернулась к Алане.

— Я работала на правительство, как и Раф, — рассказывала Джанис.

Хотя она говорила тихо, при первых же словах разговор между Стэном и Рафом смолк.

Стэн сурово посмотрел на Джанис, затем вопросительно на Рафа. Раф проигнорировал его взгляд. Стэн, казалось, собрался заговорить, когда Раф жестом прервал его.

— У мужчин и женщин, которым приходится работать в невыносимых условиях, — спокойно объясняла Джанис, — часто возникают проблемы с самими собой. Если что-то срывается и люди погибают или если ничего не случается, а люди все равно погибают, ответственное лицо должно жить с камнем на сердце.

Алана взглянула на Рафа. Глаза были непроницаемы, в них ничего нельзя было прочесть.

— Ключевые слова — «ответственное лицо», — Пояснила Джанис. — Это умнейшие люди, которым не безразлична судьба мира. Они актеры, а не зрители. Они управляют и собой, и жизнью.

Джанис криво усмехнулась и сделала маленький глоток кофе.

— По крайней мере, — тихо добавила она, — думают, что управляют. Затем все превращается из конфетки в говно, и они остаются в полном недоумении, что же все-таки нанесло предательский удар. Моя работа заключалась в том, чтобы объяснять им, что их раздавила, расплющила действительность.

Стэн издал звук, напоминающий нечто среднее между протестом и смехом. Когда Джанис взглянула на него, он подмигнул ей. Женщина наградила его нежной и чувственной улыбкой.

Алана ощутила почти неуловимые нити любви и уважения, связывающие двух людей.

— Встречались разные люди, — продолжала Джанис, вновь повернувшись к Алане, — но те, с которыми я имела дело, обычно делились на три категории. К первой принадлежали те, которые не могли смириться с непредсказуемой беспощадной действительностью и просто увядали, живя особняком.

Алана опустила глаза на маленький кусочек пирога, оставленный на тарелке, и подумала о том, что она была одной из тех, кто не мог смириться.

— Ко второй категории относились люди, которые выжили ценой подавления собственных ощущений несоразмерности, путаницы и страха. Эти люди выполняли именно то, чему были обучены, и делали это великолепно.

Алана взглянула на Рафа, который внимательно наблюдал за ней. На мгновение он коснулся кончиком пальца золотого знака, который Алана носила на шее. — Третья категория, — продолжала свой рассказ Джанис, — состояла из людей с очень бедным воображением, но великой верой в инструкции, благодаря чему они обладали той неподкупной ясностью, что вселяет в некоторых людей религия.

— Это, должно быть, славно, — заметила Алана.

— Не знаю, — откликнулся Раф. Джанис подняла чашечку с кофе, вздохнула и опять опустила ее, так и не попробовав темную жидкость.

— Люди первой категории, не желающие смиряться, не слишком долго остаются главными действующими лицами, — резко произнесла Джанис. — Люди третьей группы, те, которые строго следуют инструкциям, действуют весьма неумело в быстро меняющихся полевых условиях. Мы заботились о том, чтобы обеспечить им офисные условия, как только представлялась возможность.

— А вторая категория? — Алана задала вопрос Джанис, но не сводила глаз с Рафа.

— Люди, относящиеся ко второй категории, выполняли основную работу, — ответила женщина. — Именно они, оставшиеся в живых, любой ценой доводили до конца порученное дело.

Морщины вокруг рта Рафа углубились.

— К сожалению, — произнесла Джанис, быстро взглянув на Рафа, — рано или поздно оставшиеся в живых платили слишком высокую психическую цену, когда сталкивались лицом к лицу с беспорядочностью действительности и осознанием того, что Супермен существует лишь в мультфильмах.

Алана дотронулась до уголка рта Рафа так же осторожно, как он коснулся ее цепочки. Он повернул голову и нежно поцеловал кончик ее пальца.

— Настоящие мужчины проливают кровь и совершают ошибки, — тихо продолжала Джанис. — И если однажды, когда кризис уже миновал, оставшиеся в живых не могут справиться с ощущением собственной слабости, не могут смириться с тем, что любой на его или ее месте поступил бы лучше… да, тогда они начинают ненавидеть себя. Если они не могут примириться с фактом, что тоже способны испытать чувство страха, что могут быть ранены, даже сломлены и все равно оставаться чудесными, смелыми, полезными людьми, они готовы разорвать себя на части.

Рука Аланы задрожала. Раф поймал ее, поцеловал ладонь, затем выпустил ее руку.

— .Моя работа заключалась в том, чтобы помочь оставшимся в живых смириться с их собственными недостатками, с их человечностью. Мое предназначение состояло в том, чтобы помочь им признать самих себя. — Джанис пристально смотрела куда-то вдаль, через стол: картины прошлого воскресали перед глазами. — Потому что, если они не могли смириться с собственной человечностью, я теряла их. Я… теряла… их.

Джанис сжала руку в кулак и тихо постукивала по столу при каждом произносимом слове.

Алана непроизвольно накрыла своей ладонью руку Джанис.

— Это не твоя вина, — быстро возразила Алана. — Ты не могла раскрыть их души и заставить этих людей поверить в собственное достоинство. Все, что ты могла делать, это заботиться о них, и ты это делала.

Джанис долго смотрела на Алану. Затем печально улыбнулась.

— Но, если ты любишь их и теряешь, — произнесла Джанис, — это причиняет невыносимую боль. Спустя некоторое время таких людей стало слишком много, и я ушла с работы.

Алана бросила быстрый взгляд на Рафа, желая узнать, не был ли он для Джанис в числе «тех многих».

— Ты делала все возможное, — тихо убеждал Раф, — даже более того.

— Так же, как и ты. — Голубые глаза Джанис смерили его взглядом. — Ты считаешь, что этого было достаточно?

— Нет, — ответил он, выдержав ее взгляд. — Но я учусь жить с этим чувством. В конце концов.

Джанис долго смотрела на Рафа, наконец нежно улыбнулась.

— Хорошо, Раф Уинтер, — заметила она. — Очень хорошо. Это трудная штука, не так ли? Повернувшись, она посмотрела на Алану.

— На долю самых сильных, — тихо произнесла Джанис, — выпадают самые суровые испытания. Им приходится пройти долгий путь, прежде чем они смогут противостоять человеческим недостаткам. Но и потом во всем обвиняют себя. Они достигают определенного положения с трудом, в постоянной борьбе с собой. Некоторые выдерживают подобные испытания. Многим не удается.

Алана задумчиво посмотрела на Рафа. Мысль о том, насколько близко была она к тому, чтобы навсегда потерять его, как ножом полоснула по сердцу.

— Для сильных личностей, — продолжала Джанис, — это тот случай, когда чем скорее они смирятся с собственными недостатками, тем лучше для них. Слишком мало способов одержать победу над самим собой, и огромное количество опаснейших возможностей проиграть в этой борьбе.

Воцарилась тишина. Затем Джанис поставила на стол чашечку с кофе и оживленно подытожила:

— Достаточно о прошлом. Итак, кто собирается поймать сегодня самую большую рыбу?

— Я, — одновременно откликнулись Боб и Стэн.

Оба великана переглянулись, усмехнулись и начали заключать пари.

Раф и Джанис обменялись понимающими взглядами.

После того как Боб и гости ушли, Алана встала и начала убирать со стола. Раф поспешно взял тарелки из ее рук.

— Ты выглядишь слишком изысканно, чтобы носить грязную посуду, — произнес он. — Пойди сядь на кухне и поговори со мной.

Алана недоверчиво взглянула на Рафа. На нем были черные шерстяные брюки и черная рубашка, сшитая из такой тонкой шерсти, что была похожа на шелковую. Мягкая ткань облегала его мужественный торс.

— Ты тоже выглядишь очень элегантно, — заметила она.

Женщина коснулась темной ткани в том месте, где рубашка слегка натянулась на груди у Рафа. Ее рука почувствовала тепло его тела. Алане захотелось потереться об него, свернуться рядом в клубочек, подобно кошке, греющейся у огня. Затем у нее появилось желание просто держаться за Рафа, успокоить его, избавить в силу своих возможностей от мрачных мыслей о прошлом.

Алана не сомневалась, что Раф был одним из тех сильных людей, о которых рассказывала Джанис. Одним из тех, кто пережил труднейшее время, примиряясь с собственными недостатками.

— О чем ты думаешь? — спросил Раф густым, бархатным голосом.

— Что ты один из сильнейших людей.

— Так же, как и ты.

Эта мысль очень удивила Алану. Она не ощущала себя сильной личностью. Напротив, считала себя слабым, никчемным, глупым человеком, который прячется от самой себя и от действительности, прикрываясь потерей памяти и неразумными страхами.

Прежде чем она успела возразить, Раф заговорил. Голос его звучал тихо и убедительно.

— Ты сильная, Алана. Ты была ребенком, но все же сумела сплотить семью после смерти матери. Когда ты думала, что я погиб, ты увидела в карьере певицы единственный шанс душевно не сломаться, и ты воспользовалась им. А когда настал еще один переломный момент, ты боролась за жизнь. Боролась так храбро и сильно, как никто другой.

— Тогда почему же я испытываю страх? — прошептала Алана.

— Потому что этого недостаточно, — мрачно произнес Раф. — Ты раздавлена осознанием того, что удивительной женщины, так же, как и Супермена, в природе не существует.

— Я и не считала себя удивительной женщиной.

— Разве? Кто был самым сильным из Бурдеттов, к кому приходили те, у кого разбивались мечты и умирали любимые куклы? Твой отец? Ничего подобного. Прошли годы после смерти твоей матери, прежде чем он стал чего-то стоить. Что касается Джека…

Губы Аланы тронула печальная горькая усмешка.

— Джек был потребителем, — продолжал Раф сдавленным голосом. — Если бы не твое усердие, твой ум, твоя удивительная способность раскладывать песню на части, а затем по-новому, ярко компоновать ее, Джек так бы и остался еще одним тенором, поющим в пивных.

— У него был прекрасный голос.

— Только с тобой, Алана. Он это прекрасно знал. Он использовал твой талант, чтобы добиться для самого себя лучшей жизни. И действовал так, как будто Господь Бог дал ему на это право.

Алана закрыла глаза, услышав собственные непрошеные мысли, сорвавшиеся с языка Рафа.

— Я тоже использовала его, — прошептала она. — Я использовала его, чтобы выжить после того, как получила известие о твоей гибели.

— Разве ты требовала заключения брака? — Алана покачала головой.

— Я только хотела петь.

— Об этом мне рассказал Боб. Он вспоминал, как Джек преследовал тебя, пока в конце концов не заявил, что, если ты не выйдешь за него замуж, он не будет петь с тобой.

— Да, — прошептала Алана, голос ее дрожал.

— Джек точно знал, что ему нужно, и знал, как добиться этого. Когда речь заходила о его собственных удобствах, он был эгоистичен, как никто другой.

— Но он не хотел меня ни как жену, ни как женщину.

Раф грубо расхохотался.

— Неверно, Алана. Ты не хотела его. Он мог владеть твоим певческим дарованием, но не мог владеть тобой. Легкая дорожка к славе была гораздо важнее для Джека, чем секс, потому он и принял твои условия.

— Я и не хотела, чтобы он хотел меня, — произнесла Алана. Голос был напряжен, глаза слегка прикрыты, воспоминания и кошмары возвращались. Ее охватила дрожь, несмотря на тепло в доме, поскольку она опять ощутила полуденный холод перед грозой, услышала отдельные слова… Джек ругается, тянется к ней.

— Я думаю… — Голос Аланы дрогнул, затем прозвучал с такой нетерпимостью, что стал похож на голос незнакомки. — Я думаю, что на Разбитой Горе Джек хотел овладеть мной. Думаю, из-за этого мы подрались.

С парадного крыльца раздался смех Стэна, когда они с Бобом отпихивали друг друга плечами и каждый пытался первым пролезть в дверь.

Алана встревоженно качнулась. Открыла глаза, потемневшие от воспоминаний и ночных кошмаров.

— Нет, — прошептала она. — О Боже, нет.

14

Алана не слышала, как зазвенели тарелки, которые Раф поставил на стол, не слышала, как он затем встал рядом с ней, готовый подхватить ее, если она упадет в обморок.

Раф боялся, что с ней может произойти именно это. Ее кожа была бледной и прозрачной, как тонкий фарфор. Зрачки сильно расширены.

— Джек смеялся, — прошептала Алана. Веки Рафа вздрагивали. Он сдерживал готовые вырваться наружу слова. Нет, не сейчас. Действительность слишком жестока. А Алана выглядит такой хрупкой.

— Вода в озере была леденяще холодной, и Джек смеялся надо мной, — произнесла она. — Вся моя одежда, мой спальный мешок, я сама… промокли, было так холодно. Он сказал, что я могу спать в его спальном мешке. Но за определенную плату. Он сказал, что с удовольствием согреет меня.

Раф с шумом втянул воздух.

Алана ничего не замечала, ничего не слышала, кроме прошлого, которое преследовало ее.

— Сначала я ему не поверила, — ошеломленно произнесла она. — Затем я попыталась ускакать от него. Он схватил меня за косы, выдернул из седла и ударил ногой Сид, после чего та понеслась вниз по тропе. Он… он ударил меня. Мне некуда было спрятаться. Он намотал косы на руку, удерживая меня, и снова бил.

Выражение лица Рафа изменилось: охваченное ненавистью, искаженное беспощадной яростью, оно превратилось в лицо человека, однажды прошедшего, подобно ангелу мести, сквозь дебри ада.

Алана ничего не видела. Ее широко открытые глаза были ослеплены прошлым, которое она прятала от самой себя, однако не слишком удачно.

Не в полной мере.

— Затем Джек связал меня и бросил на скалистый выступ около озера, — продолжала Алана. — Он сказал, что мы не спустимся вниз до тех пор, пока я не изменю своего решения. «Когда мы спустимся вниз с этой чертовой горы, ты будешь служить мне, подобно охотничьей собаке». Он все смеялся и смеялся.

Раф коснулся Аланы дрожащими руками. Ярость, любовь, беспощадность, соединившись вместе, разрывали его душу. Он не мог дотронуться до нее.

— Но Джек не хотел меня, — произнесла Алана глухим голосом. — Он просто хотел… сломать меня. Должно быть, из ненависти.

Алана медленно закрыла глаза. Издала странный звук и прикрыла рот рукой.

— Было очень холодно. Озеро, скала, ночь. Холод.

Слова звучали приглушенно, но Раф услышал их. Они обрушились на него, подобно ударам.

Беспомощная.

Про себя Раф проклинал то обстоятельство, что Джек Ривз умер быстро и безболезненно: сотня футов темноты, затем смертельный удар о гранит.

Алана глубоко, прерывисто вздохнула. Когда она открыла глаза, взгляд ее был сосредоточен уже на настоящем. Она забралась дрожащими пальцами в волосы. Теперь они короткие и их нельзя использовать как оружие против нее.

— Вот почему я отрезала свои косы, — произнесла Алана. Облегчение и боль были в ее голосе. — Я не сошла с ума после всего случившегося.

— Нет. — Голос Рафа звучал нежно и одновременно немного резко: он старался сдержать охватившие его чувства. — Ты не сумасшедшая.

— Ты уверен? — спросила она, пытаясь улыбнуться. — А я хочу попросить тебя об одной безумной вещи.

— О чем угодно. О чем угодно на свете.

— Проведи пальцами по моим волосам. Сними ощущение прикосновения рук Джека.

Раф поднял руки к голове Аланы, готовый вновь опустить их при первом же признаке ее страха. Он ласково проник пальцами в ее мягкие короткие волосы.

Медленно закрыв глаза, Алана сконцентрировалась на ощущении сильных пальцев Рафа, пробирающихся сквозь волосы. Она наклонила голову, прижалась к его ладоням, усиливая эффект его ласк.

Ее охватил озноб наслаждения.

— Еще, — шептала она.

Пальцы Рафа, забравшись глубже в полночный шелк ее волос, ласково массировали голову.

— Да, — выдохнула она.

Алана шевельнула головой, усиливая ощущение близости, пока наконец тепло его рук не обволокло ее, унося прочь воспоминания и согревая.

Когда она открыла глаза, лицо Рафа было совсем близко. Он также сосредоточился на сокровенности мгновения, и таким же огромным было его наслаждение. На четверть дюйма он приблизил к Алане свои губы, ожидая малейшего признака страха, который мог вернуться, осознай она, что зажата между его руками и губами.

Ответом женщины были улыбка и вздох, когда она разомкнула губы, как бы приглашая Рафа. Он поцеловал ее очень осторожно, не желая вспугнуть. Ее руки обвились вокруг его талии, держались за него.

— С тобой так хорошо, — шептала Алана Рафу в лицо. — Так тепло, так приятно. И ты хочешь меня. Не сломать меня, а нежно любить.

Она медленно поцеловала его, вкусив жар его губ, крепко прижалась к нему, принимая форму его тела, впитывая его, как цветок впитывает солнечные лучи.

— Так тепло, — шептала она.

Раф почувствовал, как прижалась к нему грудь Аланы, как ее руки крепче обняли его. Сильнейшее желание охватило мужчину, неистовое пламя огня бушевало в нем.

— Очень тепло, — согласился он, улыбаясь и покусывая самый уголок ее рта.

Одна рука Рафа соскользнула с ее волос вниз, на плечо, затем коснулась бедра. Вместо того чтобы отпрянуть, Алана лишь придвинулась ближе. У Рафа перехватило горло от аромата и свежести ее тела.

Он медленно отвел руку от манящего соблазна ее груди. Правая рука легкими касательными движениями пробежала по спине Аланы, наслаждаясь упругостью ее тела. Левая задержалась в волосах, затем погладила шею. И наконец он медленно положил левую руку к ней на спину и смог спокойно обнять Алану.

— Я не пугаю тебя, не так ли? — хрипло спросил Раф.

Алана покачала головой и сильнее прильнула к нему.

— Я люблю тепло твоего тела, Рафаэль. Когда я рядом с тобой, вот как сейчас, я не могу даже представить себе, что опять может быть холодно.

С грохотом распахнулась входная дверь.

— Эй, сестричка, куда я сунул… о-опс, извините!

Раф взглянул поверх черной шапки ее волос. Стэн, который шел следом за Бобом, одарил Рафа долгим загадочным взглядом.

— Что-нибудь потеряли? — невинно спросил Раф, продолжая обнимать Алану.

— Мою сеть, — откликнулся Боб. — Она была при мне, когда я отправился обедать, а сейчас нигде не могу ее найти.

— Когда твоя сеть попалась мне на глаза в последний раз, — заметил Раф, — она висела на двери черного хода.

— Благодарю.

Боб быстро обошел вокруг обеденного стола и направился к двери черного хода. Когда он понял, что Стэн не сопровождает его, бросил ему через плечо:

— Давай живее, Стэн. Ты что, не можешь придумать уважительную причину, когда видишь такое?

Осознав, что Боб не один, Алана мгновенно напряглась и повернулась лицом к гостиной.

Стэн приближался к ней.

Она поспешно отпрянула в сторону, но продолжала крепко держать Рафа за руки, как будто он был той преградой, что отделяла ее от затяжного смертельного падения.

— Стэн, — позвал Раф.

Его голос был тихим, но в нем прозвучали командные нотки. Стэн остановился в ожидании.

— Форель поднимается на поверхность, — произнес Раф. — Почему не используете того темного мотылька, которого я для вас сделал? Того, на которого мы оба согласились.

— Ты уверен, что он может справиться с задачей? — насмешливо спросил Стэн. — Тебе надо быть по-настоящему осторожным с форелью. Если она исчезнет, в следующий раз будет гораздо труднее заманить ее.

— То, что сделал я, прекрасно вписывается в обстановку, — заметил Раф, осторожно подбирая каждое слово. — Это и еще терпение помогут справиться с задачей. Спроси Джанис.

Стэн выдержал паузу, затем кивнул.

— Я сделаю это, Уинтер. Я сделаю именно это. — Без лишних слов Стэн быстро прошел мимо Рафа и Аланы. Несколько секунд спустя громко хлопнула дверь черного хода.

— Как слоны в посудной лавке, — проворчал Раф, прижавшись щекой к волосам Аланы.

Женщина слегка шевельнулась в его объятиях. Он тут же ослабил руки. Она подвинулась ближе, поцеловала его и отступила назад.

— Я собираюсь переодеться, затем вымыть посуду, — сказала Алана. — А тебе следует облачиться в рыболовное одеяние и помочь Стэну выиграть пари у Боба.

— Я бы лучше остался здесь. С тобой.

— Со мной все в порядке, Раф. На самом деле Стэн испугал меня. Внешне он, черт возьми, сильно напоминает мне Джека.

— Ты опасаешься, что Стэн может подхватить тебя и бросить в озеро? — спокойно, непринужденно спросил Раф.

Она несколько мгновений стояла неподвижно, прежде чем медленно покачала головой.

— Нет. Я не думаю…

Ее голос замер, глаза потемнели. Больше она не произнесла ни слова.

— Что с тобой? — заботливо спросил Раф.

— Я не думаю, что это было самым худшим из всего происшедшего, — в оцепенении произнесла она.

— Алана, — прошептал Раф. Она отступила на шаг назад.

— Мне надо подумать, — возразила Алана, — но, когда ты рядом, единственное, о чем я могу думать, это насколько хорошо тебе со мной, как терпелив ты ко мне, как сильно я хочу вернуть назад четыре прошедших года и опять прикоснуться к любви. Прикоснуться к тебе.

Она медленно глубоко вздохнула.

— Я присоединюсь к вам после захода солнца, когда будет уже слишком темно для рыбной ловли.

— Но впереди еще два часа, — запротестовал Раф. — Кроме того, ты не будешь знать, где мы со Стэном находимся.

— Здесь звук хорошо разносится. И у Стэна такой голос, который далеко слышен. Я разыщу вас.

— Мы будем ловить рыбу чуть ниже водопада, — объяснил Раф. — Если ты не появишься до захода солнца, я опутаю Стэна его собственной сетью и отправлюсь на твои поиски. — Затем нежно добавил: — Я хотел порыбачить с тобой сегодня вечером.

— О нет, — возразила Алана, покачав головой. — У меня до сих пор раздается в ушах жалобное посвистывание твоей лески.

Лицо Рафа осветилось улыбкой, смягчившей резкие черты.

— Но, — добавила Алана, быстро пробежав кончиками пальцев по его усам, — мне бы хотелось понаблюдать, как ты ловишь рыбу. Ты доставляешь мне удовольствие, Рафаэль Уинтер. Радуешь меня до глубины души.

Затем Алана повернулась и выскользнула из рук Рафа. Жаждущими глазами наблюдал он, как пересекла она гостиную, направляясь к лестнице на второй атаж. Его кожа приятно горела в тех местах, где ее коснулась Алана, он по-прежнему ощущал аромат ее тела и до боли хотел ее.

Раф резко повернулся и пошел в спальню, расположенную на первом этаже. Он быстро облачился в одежду для рыбной ловли. Затем тихо выбрался из домика, зная, что, стоит ему опять увидеть Алану, и он не сможет уйти.

Алана переоделась в джинсы и свитер и закончила уборку кухни задолго до заката. Мысль работала так же быстро, как и руки. Она прокручивала в памяти, что она помнила и чего не помнила из тех шести дней.

В памяти всплывали отдельные детали поездки вместе с Джеком вверх по тропе. Затем первая ночь…

«Не в первую ли ночь мы с Джеком подрались?» — молча спрашивала себя Алана.

Нахмурившись, она укладывала в печь дрова, чтобы утром разжечь их.

Три дня в госпитале, из которых она помнит только один. Остается еще три дня. Нет, два.

«Один день мы, должно быть, провели в пути, добираясь до Вайоминга, а ночь — в доме на ранчо, — думала Алана. — Итак, это произошло скорее всего, во время первой ночевки у озера на Разбитой Горе: Джек сбросил меня, мою одежду и мой спальный мешок в воду».

Тело Аланы напряглось, едва она вспомнила, что за этим последовало. Джек безжалостно избивал ее, когда она попыталась убежать. Эту ночь она провела, свернувшись калачиком на обломке гранита, ее била дрожь.

«Вот почему мне всегда так холодно во время видений, — поняла Алана. — Воспоминания и видения слились воедино».

Она медленно глубоко вздохнула, немного успокоившись. Не все ее страхи лишены смысла.

«Но тогда почему на меня наводят ужас звуки бури?» — спрашивала себя Алана.

Ветра в ту ночь не было. Не было ни грозы, ни молний, ни сотрясающих землю раскатов грома. В этом Алана была абсолютно уверена. Если бы в ту ночь была буря со снегом, подобная той, что преследует ее в кошмарах, она не дожила бы до утра, брошенная на произвол судьбы.

Тем не менее, ветер, гром, лед были яркой ужасающей частью ее ночных кошмаров.

— Наверное, буря разыгралась во вторую ночь на Разбитой Горе, — шептала Алана, для собственного утешения нуждаясь в чем-то большем, чем тишина охотничьего домика. — В ту ночь, когда я упала. В ту ночь, когда погиб Джек.

— Почему Джек развязал меня? Неужели я сдалась и пошла к нему?

Звук ее собственных вопросов заставил Алану содрогнуться. Она не была уверена, что хочет знать, не продала ли она чувство собственного достоинства за сухой спальный мешок и равнодушную близость с Джеком. Проституция, одним словом.

Алана ждала, прислушиваясь к собственному безмолвию и к тому, как реагирует тело на подобные мысли.

Никаких изменений. Никаких вновь возникающих кошмаров. Никакого страха. Никакого ощущения связи с затаившейся действительностью.

— Хорошо, — сдержанно произнесла Алана. — Возможно, это нечто другое. Не перебрал ли Джек, чтобы успокоиться? Может, он развязал меня, изнасиловал, избил?

Опять Алана ждала, затаив дыхание, предчувствуя возвращение ночных кошмаров, если пробудившиеся мысли уже вплотную приблизились к истине.

И вновь никакой реакции.

Когда Алана вспомнила побои Джека, внутри у нее все перевернулось, дыхание стало поверхностным.

Когда она думала о подчинении ему, то чувствовала… ничего, никаких ощущений. Когда думала о том, что ее изнасиловали, чувствовала… вновь никаких ощущений. Ни страха, ни желания закричать, ни тошноты в горле, ни озноба, ни учащенного сердцебиения. Ни одного из физиологических сигналов, которые бы предупреждали ее из прошлого, что она приближается к истине.

Если только ей вообще удастся добраться до истины.

Алана рывком сняла с себя фартук и отправилась на поиски Рафа, не в состоянии больше вынести ни вопросов, ни ответов, ни страха, ни тишины.

Тропинка, что вела к озеру, заросла травой, на которой выделялись примятые полосы, свидетельствующие о том, что здесь прошли по крайней мере двое. Алана шла быстро, едва замечая несущиеся по небу малиновые облака. Не видела она и горных склонов цвета темного аметиста, увенчанных светящимися громадами камней, не замечала ароматного полумрака раскинувшегося вокруг леса.

Тропинка приближалась к озеру под углом, огибая то место, что превращалось ранним летом в болото, а осенью — в заросший труднопроходимый луг. Извиваясь между деревьями, уступая дорогу лишь случайным лужицам воды, тропинка до самого последнего дюйма прижималась к лесу.

Алана услышала Рафа и Стэна до того, как увидела их. По крайней мере, она различала голос Стэна, который перекрывал рокочущий грохот водопада. Она могла лишь предположить, что он разговаривает с Рафом.

Затем голос Стэна стал доноситься, отчетливо, и Алана убедилась в правильности предположений. Он действительно беседовал с Рафом.

— Нет, ты для разнообразия послушай меня, капитан Уинтер, сэр, — язвительно произнес Стзн. — У меня мерзкое предчувствие в такого рода ситуациях. Меня обучали за версту чуять запах жареного.

Наступила пауза, но все, что ответил Раф, затерялось в грохоте водопада. Алана приостановилась, затем продолжила путь к озеру, ели и осины удачно скрывали ее от посторонних глаз.

— Давай прокрутим картину прошлого еще раз ради установления истины, — настаивал Стэн. — Существует женщина, о которой ты мечтаешь в течение многих лет. Жена другого человека. Это, бесспорно, сильно угнетает тебя. Итак, женщина, которая так нужна тебе, и мужчина, которого ты ненавидишь, предпринимают небольшую увеселительную поездку в рыбацкий лагерь.

Алана застыла на месте, внезапно охваченная ощущением холода.

Она не хотела больше ничего слушать, но не могла двинуться с места.

— Ты ждешь поблизости, используешь представившуюся возможность и швыряешь беднягу Джека с ближайшего утеса, — продолжал Стэн. — А затем идешь и забираешь добычу.

— …ослиные бредни психо… — Голос Рафа перекрывался хриплым ворчанием водопада. Голос Стэна звучал отчетливо, как гром.

— Но она не привыкла к такого рода обращению, — продолжал Стэн. — Она убегает прочь. Проводит ночь на открытом воздухе, замерзшая, брошенная на произвол судьбы. Затем просто отгораживается от всего, забывается.

— …позволь судить об этом людям, с которыми…

— Из-за ее потери памяти тебе пришлось столкнуться с настоящей проблемой, — гнул свою линию Стэн, не обращая внимания на то, что его прерывают. — Если она вспомнит, уже не будет иметь значения, чьим другом является шериф. Ты попал как кур в ощип.

Алана перевела дыхание и продолжила свой путь вниз по тропе. Она брела, подобно лунатику, спотыкаясь, отталкиваясь руками от шершавых стволов деревьев, которые, казалось, упрямо вырастали прямо у нее под ногами, будто сдерживая ее.

— …вранье… — Голос Рафа то замирал за грохотом водопада, то вспыхивал с новой силой.

— Я не закончил, — прервал Стэн, в вечерней тишине его четкий голос звучал как медный колокол. — Ты можешь спастись, лишь женившись на ней. Не будет же она болтать лишнее о собственном муже.

— О Боже, ты, видно, начитался дешевых романов.

— Конечно. Из всего рассказанного Бобом я сделал вывод, что милый старина Джек не такая уж большая потеря для человечества, поэтому не похоже, чтобы Алана год носила траур по этому сукину сыну. Кроме того, вполне очевидно, что ты нравишься ей.

— А ты заметил, — язвительно откликнулся Раф,

— Тем не менее, существует небольшая проблема. Если она вспомнит до твоей женитьбы на ней, ты по уши вляпаешься в дерьмо.

— Тогда зачем я помогаю… Алана наклонилась вперед, изо всех сил стараясь расслышать слова Рафа. Но не могла. В отличие от Стэна голос Рафа, когда он сердился, становился мягче и звучал приглушенно. Раф был в ярости.

— Ты действительно помогаешь ей вспомнить? — поинтересовался Стэн. — Тогда почему, черт возьми, ты держишь меня на привязи?

— …Джанис.

— Джанис ради тебя, Уинтер, горы свернет, и ты, черт побери, хорошо об этом знаешь.

— Я бы… то же самое о…

Алана вышла из-под сени деревьев и зашагала по валунам и бревнам, которые отделяли ее от озера. Каждый шаг приближал ее к мужчинам.

Приближал к их разговору.

— Мне предписано лишний раз не проявлять инициативу и действовать строго по разработанному плану, — обрубил Стэн.

— Вполне естественно. Твоя горячность может испортить все дело.

— Может испортить, а может и помочь. Ты же охотишься за чертовски милой женщиной, Уинтер. Но я не уверен, что она хочет попасться в расставленные сети. Думаю, будет лучше, если она вспомнит первой. Лишь в этом случае ее выбор будет иметь какое-то значение. Это для нее верный шанс уцелеть.

— Ты изложил точку зрения Джанис? — поинтересовался Раф.

Алана была на расстоянии менее пятидесяти футов, достаточно близко, чтобы отчетливо слышать Рафа. Они со Стэном стояли лицом друг к другу. Если мужчины и заметили легкое движение чуть в стороне от них, то не подали виду.

— Я не уверен, что Джанис может непредвзято оценить ситуацию, в которую ты попал, — произнес Стэн.

Алана остановилась, сдерживаемая ясно различимой болью в голосе Стэна.

— Между мной и Джанис ничего нет, — заверил Раф. — И никогда ничего не было.

Стэн колебался, потом сделал странный жест, повернув кисти рук ладонями вверх, как будто готовился принять или удержать что-то.

— Мне бы хотелось в это верить. Действительно хотелось бы.

— Верь, — сказал Раф.

— О, черт, сейчас это ровным счетом ничего не значит, да и не будет иметь никакого значения. Я только не хочу, чтобы Алана попала в ловушку лишь по той простой причине, что Джанис позволила эмоциям одержать верх и сорвать задуманное дело.

— Но этого же не произошло.

— Если все полетит вверх тормашками, — продолжал Стэн, — я не хочу, чтобы Джанис считала себя виновной. Она уже имела печальный опыт в твоем случае. Но и это не столь важно. Не сейчас по крайней мере. Все повторяется, как в старые не лучшие времена. Смысл приобретает лишь поставленная задача.

— А перспектива неудачи лишь подстегивает к действию.

— У тебя в запасе еще два дня, — ровным голосом произнес Стэн. — Если к тому времени твой вариант не сработает, я попробую свой.

Когда заговорил Раф, его голос, резкий, словно удары хлыста, заставил Стэна вздрогнуть: едва сдерживаемая ярость клокотала в душе у Рафа, рвалась наружу.

— Если ты сделаешь что-либо, что причинит боль Алане, — проговорил Раф, — с Разбитой Горы ты спустишься тем же путем, что и Джек Ривз: в зеленом пластиковом мешке. Ты меня понял, капрал?

— Я уже больше не капрал. А ты не капитан.

Стэн обернулся.

В какое-то мгновение Алана подумала, что он заметил ее, поскольку она находилась как раз в поле его зрения.

Внезапно Стэн сделал резкий выпад в сторону Рафа. При первом же намеке на движение тот быстро принял боевую стойку: ноги слегка согнуты, руки, немного разведенные в стороны, находятся на уровне груди. Он в ожидании, когда Стэн сделает следующее движение.

— Ты быстр, как всегда, — заметил Стэн, нечто близкое к восхищению прозвучало в голосе.

Стэн вновь сделал быстрый резкий выпад, вытянул вперед огромные руки. Раф вступил в атаку: плавно увернувшись, он позволил Стэну проскользнуть мимо, затем, практически не дотрагиваясь до него, сомкнул у Стэна на запястье свою руку.

Неторопливо и изящно Раф вывернул Стэну руку и завел ее ему за спину, надавливая до тех пор, пока нападавший не упал на колени. В сумерках светлые волосы Стэна неярко поблескивали, переливались, Раф склонился над ним: на лице маска холодной ярости.

— Нет!

Раф моментально повернул голову на крик Аланы. Увидев ее испуганный, затравленный взгляд, он отпустил Стэна и бросился к ней.

— Алана! — воскликнул Раф. Алана увернулась и побежала назад, к лесу. Раф устремился за ней, затем понял, что, если он будет преследовать ее, лишь сильнее напугает. С беззвучным рычанием от обернулся к Стэну, который не сделал ни единого движения, чтобы встать на ноги.

— Ты знал, что она рядом, не так ли? — требовательно воскликнул он.

Стэн кивнул и мрачно улыбнулся.

— Я видел ее краем глаза, — согласился он. — Вот почему я напал на тебя. Думаешь, дружище, это кое-что ей напомнило?

— Вставай.

Голос Рафа звучал тихо и беспощадно.

— Неужели ты можешь разорвать меня на куски? — спросил Стэн, странно улыбаясь. — Выхода нет, Уинтер. Я видел, на что ты способен, когда сходишь с ума. Думаю, этот танец мне лучше пересидеть в стороне.

— А я думаю, — заметил Раф, старательно, с расстановкой произнося каждое слово, демонстрируя, чего стоит его самообладание, — если ты сейчас же не исчезнешь с глаз моих, я за себя не ручаюсь.

15

Ветер извивался, струился вокруг охотничьего домика, принося с собой отзвуки смеха. После смеха послышались бессмысленнее слова, вновь ветер, еще смех.

Алана вся искрутилась в постели, в который раз закуталась в одеяла. Ей очень хотелось, чтобы игре в покер уделялось гораздо меньше внимания и энтузиазма.

Интересно, присоединился ли Раф к беззаботным карточным игрокам. Ей вспомнилось, как разъярился он на Стэна, и она сомневалась, что Рафаэль тоже находится в последней хижине, смеется, берет карты из колоды.

Обвинения, брошенные Стэном, не давали ей покоя, будоражили мысли. Алана хотела отвергнуть их сразу, полностью, но они оставались, находя слабину в ее решимости, незначительные сомнения, которые, словно щупальцами, опутали ее душу.

С того момента, как женщина увидела Рафа в аэропорту, она была уверена, что он все еще любит ее. И это было не глубокомысленное заключение, а природное чутье, отчетливое, немного наивное, но очень-очень сильное. Но уверенность в том, что он любит ее, была беспочвенна, скорее даже нелепа.

Он верил, что она удачно вышла замуж через шесть недель после того, как было объявлено о его «смерти». Год назад вернул нераспечатанным ее письмо. До вчерашнего дня не произошло ничего, что заставило бы его поверить в иное. До вчерашнего дня Раф должен был ненавидеть ее. «Тогда зачем он давил на Боба, чтобы заманить меня домой? — молча задавала себе вопрос Алана. — Почему Раф был настолько внимательным, настолько понимающим с того момента, как встретил меня в аэропорту?»

Ответа не было, слышалось лишь завывание ветра над горами, над лесом, над рыбацкой хижиной.

«Неужели что-то случилось на Разбитой Горе? — не переставала размышлять Алана. — Нечто, что я не могу вспомнить, нечто, что заставило Рафа поверить, будто мой брак с Джеком с самого начала был безнадежным обманом?»

Ветер сотрясал хижину, словно огромный невидимый кот резвился на улице.

Озноб охватил Алану. Она натянула одеяло и опять завертелась в постели, пытаясь обрести покой, который потеряла после событий на Разбитой Горе.

Но, куда бы она ни повернулась, она по-прежнему слышала голос Стэна, его обвинения. Они вселяли ужас.

«Неужели правда настолько жестока? — молчаливо кричала Алана. — Неужели Раф преследовал меня, только чтобы спасти себя? Была ли смерть Джека случайной? Не поэтому ли Раф отказывается рассказать мне, что произошло на Разбитой Горе?»

Волны озноба сотрясали тело женщины, кожа покрылась мурашками. Она лежала неподвижно, свернувшись клубочком, и дрожала, несмотря на нагроможденные сверху одеяла.

Алана знала, что Раф способен на смертельно опасное неистовство. Он был обучен этому, делал это профессионально, жил с этим большую часть своей жизни. Но она не могла поверить, что мужчина способен на подобное лицемерие: хладнокровно запланировать убийство Джека, затем соблазнить ее и жениться на ней, чтобы заручиться ее молчанием. Это не похоже на Рафа, которого она знала и любила. На Рафа, которого все еще любит. Если бы Стэн обвинил Джека в столь порочных поступках, Алана почувствовала бы отвращение… но она поверила бы.

Джек был удивительно эгоистичным человеком. Способным на сладкую ложь и холодную жестокость, на все, что могло бы перевернуть мир ради его удобства и выгоды. Он был способен на хладнокровное убийство. У нее возникли неприятные ощущения в желудке. Тело покрылось холодным потом. Внезапно она почувствовала, что не может больше лежать на влажных, липких простынях под грудой тяжелых одеял. Ей требовались живое тепло и соседство мерцающего огня.

Она села на кровати и потянулась за одеждой. Единственной вещью, оказавшейся под рукой, был тяжелый темно-синий халат, который она позаимствовала в ванной комнате на первом этаже. Она нетерпеливо натянула его на себя: рукава спускались до середины пальцев. Полы были настолько длинны, что доходили до пола.

Пробираясь ощупью вдоль стены, Алана ступила вниз, в чернильную темноту лестницы. Гостиная была пуста, свет в ней не горел. Зола в камине холодная и бледная, как луна.

Раф сегодня вечером в доме вообще не появлялся. Алана не видела его и не разговаривала с ним с тех пор, как убежала от него в лес. После того как улеглась ее паника, она ждала Рафа около тропы.

Он не пришел.

Наконец, когда луна в тусклом великолепии поднялась над Разбитой Горой, Алана сдалась и пошла в дом, дрожа от холода и одиночества.

Она чиркнула спичкой о каминный камень. При свете мерцающего огонька взглянула в ящик для дров. Там лежала горстка лучин для растопки и несколько небольших поленьев. Недостаточно, даже чтобы разжечь хороший огонь в камине, не говоря уже о том, чтобы согреть ее.

Негромко выругавшись, Алана захлопнула крышку ящика. Повернулась, чтобы идти наверх, назад, в постель, и вдруг застыла.

Неуловимый звук доносился сквозь стены, далекий плач, что принес с собой легкий горный ветерок.

Незнакомая приятная музыка с легким оттенком горечи заставила Алану застыть на месте, ей хотелось еще и еще слушать эту мелодию. Она задержала дыхание, напряженно вслушиваясь в доносящиеся звуки, ее охватило сильное волнение. Музыка нежно обволакивала ее, дразнила слух, подбиралась к кладовым ее памяти, извивалась в ночи, подобно рыболовной леске, с изяществом и красотой, устремляющейся вперед, словно по мановению волшебной палочки, при каждом всплеске энергии, при каждом ритмичном движении.

Алана вслепую двигалась по дому к входной двери, завороженная неуловимыми звуками. Она отворила дверь, тихо прикрыла ее за собой и затаила дыхание, прислушиваясь и оглядываясь вокруг.

Слышен был смех, принесенный ветром, виднелись яркие квадратики света, падающего из окна последней хижины. На занавешенном окне вырисовывались темные силуэты, видны были безмолвные движения рук, слышен смех. Но музыки не было.

Ни транзистор, ни магнитофон не могли издавать столь чарующие звуки, которые проникали в душу Аланы, минуя любые преграды на пути, обращались к ней на языке более древнем и убедительном, чем слова.

Она не обнаружила и другого источника звука. Из трех хижин, что стояли к востоку от охотничьего домика, только одна освещалась и взрывалась смехом, стоило игрокам проиграть или одержать маленькую победу. Две другие хижины были пусты и темны, как сама ночь. Даже темнее, поскольку в хижинах не было ни луны, ни звезд, которые освещали бы их изнутри.

Ветер бродил вокруг, щекотал Алане шею, дразнил слух полузабытой, полувоображаемой мелодией. Она медленно повернулась лицом к западу.

Четвертая хижина стояла в нескольких сотнях футов в стороне; окутанная темнотой и лесом, она практически не являлась частью рыбацкого лагеря. В окнах не светился приветливый огонек, не слышны были переливы смеха, не доносились звуки людских голосов. И вновь зазвучала музыка: она завораживала, околдовывала, увлекала за собой, и не было сил противостоять чарующему звучанию.

Еще несколько мгновений Алана стояла, вслушиваясь в волшебные звуки, сердце ее гулко билось, его удары, казалось, заглушали легкое шуршание ветра, наполненного прекрасной мелодией.

В задумчивости шагнула она с крыльца на заросшую травой тропинку, что вела к четвертой хижине. Сосновые иголки и острые камни впивались в ее босые ноги, но она, казалось, не замечала их. Незначительные покалывания не имели никакого значения: она узнала источник волшебных звуков. Раф.

Раф и его губная гармошка: печальные аккорды, оплакивающие любовь и утрату.

Это была ее собственная песня, она пробивалась сквозь ночную мглу, наталкивалась на темную глухую стену отчаяния; это была музыка, переполненная чувством. Однажды они пели эту песню вместе с Рафом. Смотрели друг другу в глаза и рассказывали грустную историю о смерти, о разбитых мечтах. И улыбались, уверенные в силе и вечности своей любви.

Я слышала пение жаворонка на утренней заре.

Встревоженный голос птицы звенел в предрассветной мгле.

Не знала я в эти минуты, что ты покинул меня.

Исчезли прежние чувства. Любовь ушла во вчера.

Я слышала пение жаворонка, трели неслись над землей.

Смелая птица бесстрашно в беседу вступала со мной.

Возможно, ты завтра расскажешь, что все-таки произошло,

Почему так встревожен жаворонок. Любовь не должна и не может

Стать нашим вчерашним днем. Я слышала пение жаворонка

На утренней заре. Как жаль, что я обозналась:

Отчаянно смелая птица песню дарила не мне.

Мелодия, которую Алана однажды подобрала на гитаре, сейчас вернулась к ней нежными аккордами губной гармошки Рафа. Слова, написанные ею, болью отозвались в душе, на глаза навернулись слезы.

Длинные полы велюрового халата путались под ногами, мешали идти. Она приподняла подол и побежала к хижине, не ощущая ни каменистой тропы, ни текущих по лицу слез, вызванных ее музыкой.

Рафом.

Хижина одиноко стояла на небольшом, расчищенном от леса участке земли. Не видно было ни мерцания горящей свечи, ни желтого сияния керосиновых ламп, ничего, кроме лунного света, льющегося сквозь окна хижины в безмолвном серебристом великолепии. Печальные созвучия доносились с поляны, тени отчаяния сплетали тусклое сияние лунного света.

Плавно, словно выдох, песня сменялась безмолвием. Последние чарующие аккорды были подхвачены порывом холодного ветра.

Алана стояла на краю поляны, прикованная к месту дивным звучанием, испытывая боль от установившейся тишины. В темноте виднелось лишь ее лицо, бледным пятном выделялось оно над темной тканью халата, а вокруг скользили черные тени, вечнозеленые деревья сгибались под порывами ветра, протягивали к ней свои руки.

Она стояла тихо, ощущая дыхание холодного ветра, чувствуя, как текут по щекам слезы. Затем печальные аккорды зазвучали вновь, и прежняя скорбь слышалась в этих звуках.

Я слышала пение жаворонка…

Алана не могла больше стоять одна в унылом лесу, под порывами холодного ветра, и слушать печальную песню, написанную ею и исполняемую единственные человеком, которого она когда-либо любила.

Медленно пошла она по поляне, не видя ничего кроме слез и лунного света, слыша лишь песню и печаль. Беззвучно, подобно привидению, поднялась она, окутанная темнотой, по ступенькам лестницы. Входная дверь была открыта: внутри не было ни тепла, ни света, чтобы держать их взаперти.

В хижине была лишь одна комната. Раф лежал, вытянувшись, на кровати, которая в дневное время складывалась как кушетка. Видны были лишь его лицо и руки — чуть более светлые тени на фоне ночной мглы, царившей в хижине.

Молча, без всяких колебаний, Алана пересекла комнату. Она не знала, почувствовал ли Раф ее присутствие. Он не сделал ни единого движения навстречу ей, ни жеста, ни слова, ни молчания. Он просто слился с губной гармошкой, мелодия струилась из нее, аккорды отчаяния сотрясали тело.

Алана опустилась на колени около кровати, пытаясь разглядеть лицо Рафа, его глаза. Но могла видеть лишь слабое сияние лунного света: в глазах стояли слезы, печальные аккорды разбередили душу.

Встревоженный голос птицы звенел в предрассветной мгле.

С каждым знакомым созвучием, с каждым встревоженным аккордом Алана чувствовала, как отступает прошлое, исчезают кошмары, остается лишь песня; наконец она полностью оказалась во власти музыки, страхи исчезли.

Слегка покачиваясь в такт, тело ее растворилось в музыке, мысли уступили место чувствам, таким же осторожным и неуловимым, как форель, мерцающая в глубине речной заводи. Она не знала, сколько раз песня заканчивалась и начиналась вновь, звуки струились, извивались, проникали в самые сокровенные уголки ее души, выныривали на поверхность, взывали к ней, выманивали из темных глубин памяти.

Алана знала только, что в какой-то момент она начала петь. Сначала ее песня была без слов: робкое сочетание голоса с нежными аккордами губной гармошки, гармоничное созвучие инструмента и певца. Они были связаны тоненькой мелодичной ниточкой, то один из них, то другой касался ее, но ниточка не обрывалась, напротив, она лишь крепче держала их, и каждый чувствовал уверенность от присутствия другого.

И затем голос Анны, как смелый жаворонок, взмыл ввысь. Он парил в вышине, менял направление на невидимых воздушных потоках, сам охваченный чувствами, он превращал их в благозвучную песню: красота настолько откровенная, настолько безупречная, что дрожь благоговейного трепета охватила Рафа. На мгновение вего губная гармошка смолкла. Затем он полностью, как и Алана, отдался музыке, неотступно следуя за сверкающей чистотой ее голоса, взмывая ввысь вместе с ним, разделяя ее восторженный полет прочь из темноты, ее прикосновения к солнцу. И наконец от песни не осталось ничего, кроме последнего звука, мерцающего во мгле, скользящего в лучах лунного света и нежном шепоте ветра.

Алана обхватила голову рукой и беззвучно заплакала. Раф нежно медленно гладил ее волосы, пока ее губы не уткнулись ему в ладонь и он не почувствовал, как слезинки скользнули между пальцами. Осторожными движениями он положил Алану на кровать рядом с собой, шепотом повторяя ее имя, почувствовал, как задрожало ее тело, стоило ей приблизиться к нему. Руки ее были холодными, когда она дотронулась до его лица, ее вновь охватила дрожь.

Раф немного подвинулся и смог высвободить спальный мешок, на котором лежал. Он расстегнул молнию и закутал Алану в мягкие складки. Когда он начал выбираться из кровати, она запротестовала и приподнялась. Он поцеловал ее холодные руки.

— Лежи спокойно, — произнес он. — Я зажгу огонь.

Но сначала мужчина закрыл дверь хижины, отсекая дорогу ветру. Он быстро двигался в темноте, не смущаясь отсутствием света.

Послышалось негромкое шуршание бумаги и шелест лучины для растопки, затем раздался глухой звук укладываемых в камин заранее заготовленных дров. Ярко вспыхнула в темноте спичка.

Алана сощурилась, задержала дыхание, ее вновь охватила дрожь. Лицо Рафа было похоже на грубую маску, выполненную из чистого золота, глаза напоминали раскаленные топазы, сверкающие под густой шапкой темных волос. Долгое время он и огонь наблюдали друг за другом, два существа, сотворенные из жара и всемогущего света.

С безмолвием и грациозностью пламени Раф повернулся к Алане, почувствовав, что она наблюдает за ним. Немного постоял, затем двинулся к ней, выражение лица было скрыто тенью.

Кровать скрипнула под тяжестью его тела, он сел и взглянул на ее лицо, освещенное отблесками пляшущих языков пламени. Глаза темные и одновременно сверкающие, на щеках румянец, губы изогнуты в некоем подобии улыбки. Прозрачными полосками света извиваются, струятся по ее волосам отблески пламени.

— Ты даже прекраснее, чем твоя песня, — прошептал Раф.

Кончик его пальца очертил контур ее губ, затем перебрался на изящную руку, что покоилась сверху на спальном мешке. Он взял ее и нежно потер между ладонями.

— Ты замерзла, — заметил Раф. — Сколько времени ты была на улице?

Алана попыталась вспомнить, как долго стояла она на опушке, но единственное, что казалось ей сейчас реальным, было тепло Рафа, проникающее в нее при каждом прикосновении.

— Я не знаю, — ответила она.

Раф молча тер ее руку, пока она не перестала казаться холодной на ощупь. Когда его пальцы перебрались к плечам, он неожиданно натолкнулся на тяжелую ткань халата, что был на ней. Он удивленно хмыкнул, затем рассмеялся.

— Так вот куда он исчез, — проронил Раф.

— Что?

— Мой банный халат.

— Твой? — удивленно воскликнула Алана. — Я думала, что это Боба. Рукава свисают до середины пальцев, подол волочится по земле и…

— …я сам такой щуплеиький коротышка, — закончил Раф, улыбаясь.

— Рафаэль Уинтер, — обратилась к нему Алана с раздражением и смехом в голосе, — ты ростом более шести футов и должен весить по крайней мере сто семьдесят фунтов.

— Ближе к ста восьмидесяти. — Удивившись, Алана оценивающе окинула взглядом ширину его плеч, вырисовывающихся в отблесках огня.

— Это вряд ли можно назвать параметрами щупленького коротышки, — заметила она.

— В том-то и дело. Ты единственная, кто продолжает считать, что моя одежда принадлежит Бобу,

Раф слегка шевельнулся, кровать под ним скрипнула. Алана затаила дыхание, почувствовав, что он придвинулся ближе.

— Ты сама такая маленькая, — произнес он. — Держу пари, ты испачкала весь подол. Если, конечно, ты не носишь шлепанцы на высоких каблуках.

— Нет. Дважды нет.

Раф взглянул на Алану. Отблески огня заиграли, мерцая, на его усах, когда губы тронула улыбка.

— Дважды? — переспросил он.

— Во мне пять с половиной футов. Совсем не маленькая. И я босиком.

— Босиком?

Вся веселость разом исчезла из его голоса. Раф перебрался на другой конец кровати и стянул с Аланы спальный мешок, чтобы осмотреть ее ноги.

— Тропинка отсюда до охотничьего домика усеяна стеклами, — произнес он. — Не говоря уже об острых камнях и корнях деревьев.

Он тихо выругался, когда увидел тонкие темные следы крови на ногах Аланы.

— Ты порезалась, — решительно произнес он. Алана пошевелила пальцами. Затем спрятала ноги под теплый спальный мешок. — Небольшие царапины, вот и все, — отмахнулась она.

Раф встал, подошел к плите, потрогал чайник, не остыла ли в нем вода. Он собирался сварить кофе, но, когда обнаружил на кухонной полке губную гармошку, забыл обо всем.

Хотя огонь в плите давно погас, вода все еще была теплой. Он налил, немного воды в таз, взял из раковины кусочек мыла и стал искать какую-нибудь чистую тряпочку. Когда нашел, вернулся к Алане.

— Давай сюда свои ноги, — сказал он.

— С ними все в порядке.

Раф отогнул уголок спального мешка, поймал одну ногу и стал обмывать ссадины теплой водой. Он сидел на краю кровати сбоку от Аланы, ее лодыжка лежала у него на бедре.

— Раф, — протестовала Алана, слегка извиваясь.

— Что? Я делаю тебе больно?

— Нет, — тихо ответила она.

— Щекотно?

Алана покачала головой, наблюдая, как Раф моет ей ноги и осторожно ополаскивает их. Затем, нежно касаясь ее, он внимательно осмотрел порезы, чтобы удостовериться, что смыл всю грязь.

— Больно? — спросил он.

— Нет.

— К сожалению, в этой хижине нет никакого антисептика.

— Мне он не нужен.

— Нет, нужен, — решительно возразил Раф. — Доктор Джин обратил особое внимание на то, насколько ты истощена; прекрасная возможность для любой случайной инфекции.

— Доктор Джин не прав.

Раф что-то проворчал, затем хитро улыбнулся.

— Беру свои слова назад, — усмехнулся он. — У меня есть здесь немного кое-какого антисептика.

Алана наблюдала, как Раф отнес тряпку, мыло, таз назад в крошечную угловую кухоньку. Он открыл буфет и вытащил бутылку виски. Опустился на колено перед кроватью, взял в руки ее ногу.

— Держу пари, будет щипать, — вздохнула Алана.

— Боюсь, ты права. Зато уж в следующий раз, когда ты отправишься на прогулку, ни за что не забудешь надеть обувь, эх ты, новичок.

Кончиком, пальца Раф обработал виски первый порез. Алана резко втянула в себя воздух. Он подул на ссадину, слегка смягчив пощипывание. Затем начал обрабатывать виски следующую царапину, поспешно подул на ранку. В пламени огня его глаза и виски светились золотистым блеском.

Когда Алана со свистом выдохнула воздух после обработки последней раны, пальцы Рафа сжали ее ногу.

— Почему я все время причиняю тебе боль? — спросил он. Боль прозвучала и в голосе, превратив его в стон. Он склонил голову ниже, пока не поцеловал нежный изгиб ее ноги. Губы задержались на коже, как бы молчаливо извиняясь за причиненную боль, хотя она была вызвана необходимостью.

Одна рука убаюкивала ногу, согревая ее, в то время как другая гладила нежную кожу от кончиков пальцев до изящного изгиба лодыжки. Он ласкал ее страстно и очень-очень осторожно, руки и губы скользили по поверхности, смакуя пьянящую смесь виски и нежной кожи.

— Рафаэль… — чуть не плакала Алана.

Под его ладонью пальцы непроизвольно подрагивали и чувственно изгибались: так реагировала она на его прикосновения.

Тело Рафа напряглось: он вел беспощадную непродолжительную борьбу за способность управлять собой, своими чувствами и действиями, с едва заметной дрожью сопротивления руки подчинялись голосу разума.

Он поспешно накрыл ноги Аланы спальным мешком, подоткнул его.

— Раф…

Не отвечая, он встал и пошел к камину. Быстрыми порывистыми движениями подбросил в огонь дров, языки пламени вырвались наружу, в ночную мглу, со звуком, напоминающим завывание ветра.

Только после этого он отвернулся от яростных прыжков пламени, посмотрел Алане в лицо.

— Достаточно тепло? — бесцветным голосом спросил он.

— Нет.

Она слегка дрожала, глядя на Рафа темными глазами, в которых застыло удивление, почему он такой суровый, такой сердитый.

Тремя большими шагами он пересек комнату, схватил кушетку и с легкостью, поразившей Алану, подвинул ее ближе к огню. Из-за того, что он был нежен с ней, она совсем забыла, насколько сильный он на самом деле. Раф отвернулся от Аланы и смотрел на пылающий огонь горящими от желания глазами.

— Как сейчас? — спросил он. — Лучше?

— Не так тепло, как от твоих рук, — тихо произнесла Алана, — и уж совсем не так тепло, как от твоих губ.

Раф резко обернулся: как будто она ударила его.

— Прекрати! — Голос прозвучал грубо. Алана широко раскрыла глаза. Затем опустила ресницы, пряча смущение и боль. Но ничто не могло скрыть изменений, происшедших с губами: кроткая улыбка сменилась тонкой жесткой линией, счастье улетучилось от одного единственного слова.

Раф видел и знал, что он еще раз ранил Алану. Он выругался про себя с жестокостью, которая бы потрясла Алану, услышь она его слова.

— Извини, — произнесла она. — Я подумала… — Голос дрогнул. Она сделала беспомощное движение, затем выскользнула из-под спального мешка и встала, плотно закутавшись в халат. Его халат.

— Я подумала, ты хочешь меня, — произнесла она.

— Вот в этом-то и проблема. Я так сильно хочу тебя, что для меня невыносимо даже просто смотреть на тебя, так хочу, что не доверяю самому себе: я не смогу принять твои ласки, а затем отпустить тебя. Я хочу тебя… слишком сильно.

Жесты, которыми Раф сопровождал свою речь, были такими же резкими, как и его голос.

— Тысячи раз мечтал я о том, как буду держать тебя в руках, — продолжал он, — как буду любить тебя, дотрагиваться до тебя, вдыхать твой запах, а затем погружаться в твою нежность, ощущая в самой глубине твоего тела, что и ты любишь меня, пока не исчезнет все вокруг, реально существующими будем лишь ты и я, а затем сольемся воедино и останется одна реальность. Мы.

Алана выдохнула звук, который мог быть лишь именем Рафа. Его слова обрушились на нее потоком сильнейшего всепоглощающего желания, она едва могла дышать.