/ Language: Русский / Genre:love,

Янтарный Пляж

Элизабет Лоуэлл


Лоуэлл Элизабет

Янтарный пляж

Элизабет ЛОУЭЛЛ

Янтарный пляж

Глава 1

Онор Донован достаточно было бросить на этого человека один-единственный взгляд, чтобы понять: от него можно ждать чего угодно. А ей и без того уже хватало неприятностей, которые невозможно было решить с помощью "Донован интернэшнл".

- Если вы из полиции, закройте дверь с той стороны, - проговорила она. - Если репортер, идите к свиньям.

- Дверь я закрыл, только с этой стороны, а там, куда вы меня посылаете, уже побывал.

- Докажите.

Он начал расстегивать пуговицы на своей "вареной" джинсовой куртке.

- Ладно, ладно, - торопливо спохватилась Онор. - Журналист?

- Нет, инструктор по рыбной ловле.

- Специалист по пираньям?

- Послушайте, вы мисс Онор Донован, которая дала объявление о том, что приглашает человека, хорошо знакомого с северо-западной частью Тихого океана в целом и со спортивными катерами в частности?

Она вздохнула и внутренне смирилась с неизбежным. Этот крепкий мужчина с очень короткой бородкой, темной шевелюрой, светлыми глазами, рассеченной левой бровью и чистыми ногтями на руках заглянул в коттедж ее пропавшего брата отнюдь не случайно. И несмотря на свою внешность, вызывавшую в ней некое смутное беспокойство, похоже, был лучшим кандидатом из всех, что до сих пор переступали порог этого дома, приходя по объявлению.

Один из них оказался полицейским, выдававшим себя за рыбака. Другой лишь недавно переехал жить в Штаты и по-английски говорил так, что его невозможно было понять. Третий почему-то решил, что она должна непременно заинтересоваться его атлетическим сложением, которым он так гордился. Четвертый по-английски говорил хорошо, но Онор стало не по себе сразу же, как только они встретились глазами. Он смахивал на гадюку, выползающую из-под камня.

В последние же три дня желающих совсем не было. Онор отчаянно надеялась на то, что вот-вот появится Кайл со своей обычной кривой ухмылкой и чудесным образом объяснит ей, с чего это вдруг полицейские решили, что он украл янтаря на миллион долларов. "Поэтому-то он и исчез", - думала она, изо всех сил отбрыкиваясь от другой возможной причины отсутствия брата. Причины, которая не давала ей заснуть по ночам и из-за которой в дневное время к горлу то и дело подкатывал комок и на глаза наворачивались слезы...

Кайл жив. Жив, черт возьми!

- Мисс Донован?

Спохватившись, Оиор поняла, что человек все еще ждет от нее ответа на свой вопрос.

- Да, это я расклеила объявления по Анакортесу.

- А я-то думал, что на меня кто-то составил словесный портрет.

Она скосила глаза на его "портрет", и ей вдруг стало ясно, что почувствовала Красная Шапочка в тот момент, когда увидела "зубки" своей "бабушки".

- Простите?..

- Ваши требования в объявлении как будто с меня списаны, - пояснил он.

- У вас есть что мне показать?

- Водительские права? Разрешение на рыбный промысел? Справка о том, что я умею обращаться с морскими катерами? Или о том, что мне сделана прививка от столбняка?

- А от бешенства? - живо бросила Онор и тут же неловко замолчала. Она привыкла общаться со старшими братьями и порой забывалась. - Прошу прощения, мистер...

- Мэллори.

- Мистер Мэллори.

- Лучше зовите просто Джейком. Так короче.

- Хорошо, Джейк... Я имела в виду рекомендательные письма от людей, с которыми вам приходилось работать прежде.

- Послушайте, вы ведь мало что смыслите в рыбной ловле, не так ли?

- Верно, иначе я не приглашала бы инструктора.

Он усмехнулся.

Онор вновь вспомнилась бедная Красная Шапочка.

- Вам следует дополнительно поработать над вашей улыбочкой. Она какая-то неубедительная.

Он прикинулся огорченным, но тоже без большого успеха.

- Если вы работаете руками так же споро, как и языком, - сказал он, - я быстро сделаю из вас рыбака.

- Рыбачку.

- А это еще что за зверь?

- Это рыбак, только женского рода.

- Рыбак, только женского рода?

- Да. Итак, вам нужна работа?

- Значит, рыбак, только женского рода... - Он как будто покатал выражение на языке, смакуя его звучание. - Да, нужна. Вы у нас будете единственным "рыбаком, только женского рода" во всей округе.

На этот раз Джейк улыбнулся совсем иначе. Весело, мягко и еще... Онор вдруг вспомнила о том, что она не просто напуганная до полусмерти сестра исчезнувшего брата, но также и женщина. Опустив глаза на свои руки и кашлянув, она чуть смущенно проговорила:

- Когда начнем?

- У вас есть разрешение на промысел?

- Нет.

- В таком случае придется подождать. Жаль. Солнце светит, ветра нет, до прилива еще несколько часов, да и приливы здесь детские. Погода прекрасная. Для островов Сан-Хуан лучше не придумаешь.

- Что мы будем ловить?

- Что попадется. Ни на что особенное рассчитывать заранее, положим, не стоит. Чтобы потом не очень огорчаться.

- Это ваше жизненное кредо?

- В детстве я был другим.

Онор внимательно взглянула на него, чуть наклонив голову.

- Что вы так смотрите? - спросил он улыбаясь. - У меня уши на затылке?

- Просто пытаюсь представить вас ребенком.

- Забавно. Но думаю, вообразить вас маленькой девочкой несравнимо легче. Плавать умеете?

- Как рыба.

- Учитывая мою профессию, я на вашем месте поостерегся бы проводить такие параллели.

- Логично.

- Первое правило рыбака: не лезь в воду, если не умеешь плавать. К "рыбакам, только женского рода" это тоже относится.

Он вновь неожиданно улыбнулся, и она, сраженная этим и еще его необычным чувством юмора, невольно рассмеялась. Но тут же взяла себя в руки. За последние недели Онор провела слишком много бессонных ночей. Может быть, именно поэтому Джейку Мэллори удалось покорить ее всего за пару минут разговора. Конечно, на столь мужественную внешность, ласковую улыбку и ум она обратила бы внимание при любых обстоятельствах. Сейчас же, когда Онор пребывала в состоянии совершеннейшего расстройства и была полностью во власти эмоций, сопротивляться фатальной силе его обаяния не хватало сил.

"Фатальной... Это ж надо такое подумать! - тут же мысленно одернула себя Онор. - Если я сейчас зациклюсь на мыслях о фатальном, то залью слезами весь рабочий стол Кайла".

Моргнув, она выглянула в окно. Поросшие ельником пологие и скалистые склоны спускались к холодным сине-зеленым водам Пьюджет-Саунда. Янтарный пляж представлял собой полоску темного песка, окруженную бурыми скалами и заваленную выбеленными морской солью стволами деревьев. Белоснежный двадцатисеми-футовый моторный катер Кайла блестел на солнце, покачиваясь около плавучего дока, выстроенного братом собственноручно. Он назвал катер "Завтра", потому что у него постоянно не доходили до него руки.

"И возможно, уже никогда не дойдут", - со страхом подумала Онор.

Прокашлявшись и собравшись с мыслями, она проговорила:

- Первое правило, прекрасно.

- Когда планируете обзавестись разрешением?

- На рыбалку?

- Ага...

- Да в любое время. А где его можно получить?

- Там, где продаются рыболовные снасти.

- Снасти... - Онор вдруг представилась скользкая, покрытая слизью, отвратительно пахнущая живая рыбная масса... - Прямо жду не дождусь, когда мы с вами выйдем в море!

Джейк прищурился, и его серые глаза превратились в остренькие щелочки, сверкавшие из-под черных бровей. Он не знал, чего ему ждать от сестры Кайла Донована. Но вот уж с чем никак не был готов столкнуться, так это с Благородством*.

* Имя героини Опор переводится с англ. как "благородство". Здесь и далее примеч. пер.

- Не верю, - заметил он. - Где огонек в глазах?

- Если вы читаете газеты, то, вероятно, в курсе, что мне нелегко дался этот месяц.

- Конечно, потерять мужа... - начал Джейк, как будто он не знал, кем ей на самом деле приходится Кайл.

- Брата, - поправила она.

- Брата?

- И потом, почему вы говорите "потерять"? Как будто его уже нет в живых.

- Значит, брата, которого как будто уже нет в живых... То-то я не мог понять, что здесь делать полиции! А они просто ждут, когда он объявится.

- Простите...

Джейк лениво пожал плечами, но мозг его лихорадочно заработал. Что-что, а быстро соображать он умел. Это необходимо, если хочешь выжить в этом мире. И первая мысль, которая пришла ему в голову, была неутешительна: если эта леди в мешковатом черном спортивном костюме, с грустным чувственным ртом и упрямым подбородком действительно не заметила переодетого в штатское полицейского, который шатается сейчас на повороте дороги к коттеджу, значит, она либо глупа до невозможности, либо слишком невинна, чтобы принимать участие в той игре, которую ведет Кайл.

Или вел. Он исчез и, возможно, уже не числится среди живых.

- На почтовом ящике написано "Кайл Донован", - сказал он наконец. - Это он пропал?

Онор кивнула. В ее коротких каштановых волосах заиграли солнечные блики, а в янтарно-зеленых глазах блеснули слезы. Общий вид дополняла легкая дрожь в голосе, которую подметил Джейк. Он невольно покачал головой. Что ни говори, а она выглядела слишком беззащитной для сестры мошенника, вора и убийцы.

С другой стороны, жизнь научила Джейка одному правилу: никогда не суди о человеке по его внешности; только по делам. Онор Донован помогала Кайлу Доновану, и с этим приходилось считаться. И даже если бы она походила на девчонку-скаута, продающую пирожки, это не должно было обмануть Джейка. Дав объявление о том, что она приглашает инструктора по рыбной ловле, она включилась в международную охоту за сокровищами. И правило на этой охоте только одно: победитель берет себе все.

Джейк намеревался стать этим победителем.

- Когда будем осматривать судно, заодно расскажете мне обо всех своих проблемах, - предложил он.

- Это вовсе не обязательно. Я приглашала инструктора, а не исповедника.

- Одно другому не мешает, - отворачиваясь, заметил Джейк. - Хороший бармен тоже не просто нальет клиенту виски, но еще и поговорит с ним по душам.

- Может, лучше поговорим о вашей зарплате?

- Сто долларов в сутки.

- Это не разговор.

- Двести долларов.

- Хорошо, пусть будет сто.

- Продано. Идемте знакомиться с вашей посудиной.

В голове промелькнула мысль о том, что она сейчас, возможно, совершает ошибку. Тем не менее Онор поднялась из-за стола. При этом случайно задела рукой одну из маленьких картонных коробочек, из нее вывалился прозрачно-желтый камень...

Онор вся напряглась, однако не услышала ожидаемого звука падения о деревянный пол. Лишь смутно поймала боковым зрением молниеносный рывок Джейка.

- Боже мой, какой вы ловкий, - изумленно и растерянно проговорила она. - Спасибо. Янтарь бьется, как стекло.

- Это янтарь?

Джейк спросил просто так. Он и сам знал, что это янтарь. Камень был легкий и удивительно гладкий, почти шелковистый. Благодаря этому необычному свойству янтарь невозможно было спутать ни с каким другим минералом. Он поднял его в руке на свет, и тот стал переливаться под лучами солнца различными оттенками золотистого цвета. Если Джейк не ошибался (а он редко ошибался), то он держал в руках первосортный балтийский янтарь.

- Это камень из той партии, которую мы с сестрой только что получили, пояснила Онор. Джейк скосил на нее глаза.

- Вы торгуете янтарем?

- О нет, я всего лишь дизайнер. Мужчины из рода Донованов никогда не допускали женщин до порочного и богатого бизнеса, каковым является торговля неограненными камнями.

- А они молодцы, эти мужчины из рода Донованов.

- Как сказать.

- Если бы ваш брат ездил по делам в Диснейленд, вряд ли это закончилось бы так, как закончилось.

Онор сурово поджала губы.

В эту минуту раздался телефонный звонок. Облегченно вздохнув, она потянулась к аппарату рукой:

Если это опять из газеты, она с наслаждением швырнет трубку обратно. Да так, чтобы у писаки зазвенело в ушах.

- Дом Донованов.

- Привет, Онор. Как дела?

На том конце провода раздался знакомый голос самого старшего из братьев. Густой, нетерпеливый. Арчера было очень плохо слышно.

Янтарный пляж

- Откуда звонишь? С другой планеты? - спросила она.

- Из Петропавловска. Корякский автономный округ.

- Откуда?

- Ну, чтобы тебе было понятно, это на востоке России. Камчатка.

Сердце ее одновременно сковали надежда и страх. Изо всех сил вцепившись в трубку, Онор выдохнула:

- Ты нашел Кайла?

- Нет.

- Полиция тоже.

- Полиция? Ты все-таки позвонила им после того, как я наказывал тебе...

- Я никуда не звонила, - перебила его Онор. - На протяжении последних трех дней полицейские слетаются на коттедж Кайла, словно мухи. Что вообще происходит?

В трубке затрещало.

- Что им нужно? - спросил Арчер.

- Они ведут себя точь-в-точь как ты: на вопросы не отвечают, только сами задают.

- Какие вопросы?

- Кто я такая, что я здесь делаю, когда в последний раз виделась с Кайлом, когда в последний раз о нем что-нибудь слышала, не получала ли каких-нибудь посылок...

Джейк аккуратно положил кусок янтаря обратно в коробочку и поставил ее на стол.

- ...не знаю ли я случайно человека, у которого плохо залеченные зубы и на левой руке не хватает двух пальцев... - говорила Онор, словно повторяя заученный урок.

Джейку захотелось как следует выругаться, и он искренне пожалел о том, что не может себе этого позволить. Онор разговаривала по телефону, казалось, совершенно забыв о его присутствии. Он ловил каждое ее слово и через пару минут уже знал о Кайле, Онор и янтаре больше, чем надеялся узнать так скоро. И в то же время... недостаточно. "Или она неподражаемая актриса, ловко скрывающая, куда Кайл спрятал янтарь, или глупая наивная девочка, по ошибке втянутая в игру, в которой место только профессионалам".

Джейку оставалось надеяться на первое. Но вне зависимости от того, кем она была - набитой дурой или грешницей под стать своему брату, - Джейк понимал, что только через нее он сможет отыскать пропавший янтарь.

- ...точно ли я ничего не слышала от Кайла, - монотонно продолжала она говорить в трубку, - о том, когда он вновь объявится, и почему не связался со мной, когда прилетел в Сиэтл...

- Что? - вновь раздался голос Арчера. - Когда он прилетел в...

- Спроси полицейских, - перебила его Онор. - Это их идея, не моя. Я ничего не слышала об этом, но когда они разговаривали со мной, я поняла, что, похоже, его паспорт отмечался в таможенной службе Сиэтла, а значит...

Старший брат крепко выругался на пушту.

- Хоть я и не поняла ни слова, но совершенно с тобой согласна, заметила Онор, усмехнувшись. - Ты мне объясни, пожалуйста, что происходит?

- Ты уже заглядывала в его почтовый ящик?

Она переложила трубку в другую руку.

- Повторяю: что происходит?

- А запись на автоответчике прокручивала? - услышала она в ответ вместе с шумом помех.

Онор долго не отвечала, но Арчер, как всегда, "перемолчал" ее.

- В почтовый ящик заглянула, а запись прослушала еще вчера, что дальше? - наконец раздраженно отозвалась она.

- И?

- Ничего.

- Повтори процедуру сегодня.

- Может, ты мне все-таки объяснишь, в чем дело?

- В чем дело? Дело в твоем брате. Или ты уже забыла о его существовании? Я имею в виду Кайла с его улыбкой до ушей, странными глазами и...

- ...и с украденным янтарем, - добавила она резко.

- Что?

- Я говорю: с украденным янтарем. Ты меня понял?

- Я тебя понял. Жаль только, что не могу сейчас дотянуться до тебя руками. При чем здесь янтарь?

- Спроси у полиции.

- Они тебе ничего не объясняли? Сказали только, что он украл янтарь?

- Да.

- Обработанный или нет?

- Не уточняли. Что было в той партии товара, которая исчезла вместе с Кайлом?

- Кто тебе сказал, что вместе с ним исчезла какая-то партия товара?

- Полицейские.

Арчер рыкнул:

- Дьявол! И что, даже не покраснели?

- Только не надо на меня шуметь. Я ничего не знаю. Ты просил приехать меня сюда, запастись терпением и ждать. Объясни, в чем дело? Неужели это правда?

- Ты о чем?

- Что Кайл исчез вместе с крупной партией украденного балтийского янтаря?

- Понятия не имею. Это тебе сказали полицейские?

- Намекнули, - уточнила Онор. - Чуешь разницу?

- Нет.

- Она примерно такая же, как между допросом и предъявлением обвинения. Что с Лауи? Где он?

- Последний раз он давал о себе знать из Литвы.

- А Джастин?

- В Калининграде, - отозвался Арчер. - Фейт с тобой?

- Нет. Она возвращается из Японии через Гавайи.

- Слава Богу.

- Что ты хочешь сказать?

- Только то, что, когда вы, близняшки, сходитесь вместе, жди беды.

- То же самое можно сказать о Лауи и Джастине, - заметила Онор. - Умей видеть во всем хорошую сторону.

- Что-то не видать ее.

- У мамы вполне могла родиться и тройня девчонок. Ты только вообрази: Фейт, Онор и Чэстити*, а? Каково? Посмотрела бы я на тебя, если бы тебе пришлось нянчиться с сестричкой по имени Чэстити в эпоху сексуальной революции!

* Игра слов: faith (вера), honour (благородство), chastity (целомудрие).

Арчер рассмеялся.

- Спасибо.

- За что?

- За то, что развеселила меня.

Онор тоже улыбнулась, только печально.

- Арчер?

- Ну?

- Как ты думаешь, он еще жив?

Брат долго молчал, и в трубке слышался только дурацкий треск. Онор, затаив дыхание, ждала.

- По крайней мере до тех пор, пока я своими глазами не увижу его тело... - Арчер не договорил.

- Да... - выдохнула Онор. - Но Кайл не вор и не убийца!

Вновь молчание. По ее спине пробежал холодок.

- Арчер?

- В последнее время Кайл думал не головой, а другим местом.

- То есть?

- Попал в полную зависимость к одной маленькой обольстительнице.

- Ты хочешь сказать, что Кайл настолько возжелал эту женщину, что пошел ради нее на воровство?

Зажмурившись и затаив дыхание, Онор напряженно ждала ответа Арчера. Но брат долго молчал, и в трубке слышались шумы. Наконец он еще раз крепко выругался, и Онор готова была поклясться, что он запустил пятерню в свои темные волосы, ибо так делали все мужчины из рода Донованов, когда пребывали в состоянии крайнего расстройства.

- Мы не знаем, что произошло, - сказал он. - Против Кайла есть серьезные улики. Очень серьезные. Почти как...

И снова его голос потонул в помехах.

- Не слышу! - крикнула она. - Надеюсь, ты не согласен с тем, что полицейские говорят про Кайла?

- Насчет того, что он вор?

- И убийца!

- Что бы ни случилось на самом деле, я пока не готов опровергнуть собранные против него улики.

- Почему ты так говоришь?

- Долго объяснять. Поверь мне на слово.

- Но...

- Ты уже осматривала катер? - вдруг перебил Арчер.

- А что я там должна найти? Кайла? - едко поинтересовалась она.

- Ладно, отправляйся домой.

- Что? Но я только-только сюда приехала.

- А теперь уедешь.

- А как же "Завтра"?

- Держись от катера подальше. Даже будучи привязанным к доку, он тебе не по зубам. Собирай свои манатки, малыш, возвращайся домой и нарисуй какую-нибудь красивую безделушку для Фейт.

Онор терпеть не могла, когда ее так называли и когда ее держали за дурочку.

- Арчер, ты...

- Если до твоего отъезда к тебе вновь привяжутся полицейские, - перебил он ее, - напусти на них адвокатов из "Донован интернэшнл".

- А как вести себя с прессой? - спросила она.

- Никаких комментариев.

- Хорошо. Тем более что мне все равно ничего не известно.

- Вот видишь. А теперь собирай вещи и отчаливай.

- Но...

Арчер отключился. Чертыхнувшись, она тоже положила трубку. Что же, собираться и уезжать? Но какого черта он тут раскомандовался?

- Неприятности? - вдруг раздался в комнате чей-то голос.

Онор вздрогнула. Она совершенно позабыла о том, что не одна. Резко обернувшись, она увидела Джейка с местной газетой в руках. Она тут же вспомнила о статье, посвященной Кайлу и напечатанной в утреннем выпуске "Пэтриот". Интересно, он уже ознакомился с этой галиматьей, в которой правда густо перемешана с бредовыми инсинуациями?

- Семейные склоки, - ответила она. - Ну, вы знаете... С родными вместе жить нет никакой возможности, и в то же время они тебя от себя не отпускают.

Джейк неопределенно хмыкнул, что можно было расценить и как то, что он с ней согласен, но Онор не была уверена. "Будем считать, что он мне сочувствует".

Она нуждалась в этом. Хорошенькое положеньице! Старший брат молчит, словно воды в рот набрал. Полицейские считают, что Кайл негодяй и мошенник, а сам Кайл бесследно исчез... Что же она? Решила научиться ловить рыбу!

Хоть стреляйся.

- Так что? Идем смотреть катер? - спросил Джейк.

- Почему бы и нет? Одна радость осталась.

- Какое у вас, однако, приподнятое настроение.

- Ничего удивительного - мир прекрасен.

Он вопросительно повел черной бровью.

- Вы давали объявление или нет?

Она шумно вздохнула.

- Давала. Извините, я просто выбилась из сил.

- Чашка кофе должна вас взбодрить, - сказал он. - Камбуз на вашей посудине работает?

- Наверное.

- Наверное? - Он покачал головой. - Давно у вас этот катер?

- Нет. Мой брат... оставил его мне.

Объяснение показалось "притянутым за уши" даже ей самой. Она боялась малых судов пуще огня и ненавидела все, что было связано с рыбной ловлей. "Джейк это скоро поймет. И тогда спросит себя: а какого черта ей понадобилось учиться всему этому? Мазохизм... Может быть, он удовлетворится таким ответом?"

- Я... - Она судорожно сглотнула. - Не надо. Мне больно говорить об этом.

Джейк с интересом взглянул на нее. Какой бы невинной Онор ни выглядела, он чувствовал, что она многое скрывает.

Как, впрочем, и он.

- Вперед, - сказал Джейк. - Взойдем на борт вашей красавицы.

Глава 2

На юго-западе гряда облаков стелилась по горам полуострова Олимпик, словно пуховое одеяло. Над головой то и дело выглядывало яркое солнце. Вода в заливе походила на тонкое атласное покрывало, и лишь глубинные приливные течения чуть рябили ее спокойную поверхность.

Онор задержалась на скалистом утесе высотой всего в пятнадцать футов, откуда к пляжу сбегала гравийная дорожка. Воздух был чист, свеж и напоен еловым ароматом. Тишина действовала на ее расстроенные нервы успокаивающе. В душе воцарился покой, и Онор не хотелось нарушать его рыбалкой. С другой стороны, сколько можно сидеть дома сложа руки и изводя себя мыслями о Кайле? Собравшись с силами, она решительно стала спускаться к причалу.

Джейк не заметил ее колебаний. Он без задержки сбежал по тропинке вниз и ступил на корму "Завтра". Открыв небольшой щит, он повернул переключатель в положение "вкл" для обеих батарей. И только выпрямившись, понял, что находится на борту катера один. Джейк обернулся и увидел Онор. Она неуверенно мялась на причале и косилась на "Завтра", словно пугливая кошка на ванну с водой.

- Что с вами? - недоуменно спросил он.

- Он качается.

Джейк оглянулся вокруг. Носовые и кормовые швартовы были прочно привязаны к крепительным крюкам.

- Ну и что?

- Почему его так раскачивает?

Джейк опустил глаза. В борта катера лениво плескалась соленая рябь, и он действительно слегка покачивался на свежем ветерке.

- А что в этом такого? - удивился Джейк. - Скажите, Онор, вы когда-нибудь раньше выходили в море?

- Разумеется.

- Когда?

- В последний раз я переправлялась на пароме на остров Ванкувер.

- Это не считается. Паромы почти такие же тяжелые, как авианосцы.

- Именно это мне в них и нравится. Когда ты на пароме, земля не уходит из-под ног.

- Посмотрели бы вы, что бывает с ними на хорошем ветру.

Онор промолчала.

- Нет, я имею в виду, катались ли вы когда-нибудь на малых судах, вроде этого катера? - спросил он.

- Однажды. На лодке.

По ее лицу он понял, что воспоминание это тягостное.

- И что случилось?

- Лауи и Джастин, двое из моих четырех братьев, взяли меня с собой на рыбалку. Но поднялся сильный ветер, и лодка запрыгала на волнах, словно бык на родео. Мне пришлось лечь прямо на дно, заваленное рыбой, чтобы меня не смыло за борт.

- Сколько вам было лет?

- Тринадцать.

- И после этого вы уже не ходили с ними на рыбалку?

- Я что, похожа на мазохистку?

- Очень. Не сомневаюсь, что под этой мешковатой курткой на вас надета грубая власяница.

Она приподняла куртку, и под ней оказался зеленый, облегающий тело свитер.

- Хлопок, как видите. Самый обыкновенный, - сказала Онор. - А мой спортивный костюм вовсе не мешковатый, а очень удобный.

Джейк торопливо отвернулся в сторону, застигнутый врасплох выходкой Онор. Но он все же успел заметить, что у его работодательницы именно такое сложение, какое ему больше всего нравится в женщинах. Не костлявая, но и не толстая. Не большая, но и не маленькая. В самый раз. Везде.

Жаль, что она Донован. Джейк давно вышел из того возраста, в каком допустимо иметь дело с женщиной, которой не доверяешь. На его беду он уже и забыл, когда в последний раз его тянуло к кому-то с такой силой, с какой тянуло сейчас к Онор.

Но он понимал, что и помимо этого влечения у него есть немало уважительных причин, по которым следовало держаться поближе к ней. И Джейк твердо решил, что не отстанет от нее до тех пор, пока она не поможет ему отыскать Кайла и украденный янтарь.

Он вновь оглянулся на нее и улыбнулся.

- Удобный, говорите? Что ж, прекрасно! На тот случай если промокну, я знаю, где мне найти сухую удобную одежду.

- Как же! Скорее уж это я промокну до костей, чем вы.

- Стоя на берегу?

Она вздохнула и нерешительно посмотрела на него. Вот сейчас она взойдет на борт катера и вновь поднимет на него глаза. И будет вместе с ним раскачиваться. Мысленно вознеся небу краткую молитву, она сделала вперед широкий шаг и... зацепилась каблуком о какой-то неизвестно откуда взявшийся выступ планшира.

Джейк ловко подхватил ее и перенес на палубу. Заглянув в ее испуганные глаза, он улыбнулся и после некоторого колебания отпустил ее.

- Спасибо, - пробормотала Онор еле слышно.

- Всегда к вашим услугам. Между прочим, в городе есть одно местечко, где продают специальную обувь для рыбаков.

- Я рада за них.

- Советую посетить. Когда палуба намокнет, вы в своих туфлях будете скользить по ней, как по льду.

- Что? Но палуба не должна намокнуть! Для этого я вас собственно, и нанимала.

- Что поделать? Мы поплывем по воде, а вода, как вам известно, мокрая, и через борт неминуемо полетят брызги.

- В таком случае через борт, только в обратную сторону, полетят и ваши чаевые.

Джейк фыркнул, покачал головой и вдруг расхохотался во все горло. Онор Донован не повезло с родственничками, но сама она была просто прелесть. Эта мысль мгновенно его отрезвила. Влечение, направленное на младшую сестренку Кайла... это ему сейчас нужно меньше всего. Спору нет, к ней по наследству перешла изрядная доля врожденного обаяния всех Донованов, но это еще не повод для того, чтобы влюбляться. Уж не говоря о том, чтобы проникаться к ней доверием. Ибо Джейк нисколько не сомневался, что в самом конце этого скользкого пути его будут ждать ярость и разочарование, которые ему уже довелось испытать после того, как он пообщался с Кайлом. Что и говорить, Кайл оказался компанейским парнем, но вместе с тем и жуликом первостатейным, И компании Джейка он причинил такой ущерб, который та сможет возместить лишь спустя многие годы. Если вообще сможет.

Да, с Кайлом вышла осечка. Давно уже Джейк так жестоко не ошибался в людях. И он поклялся себе, что скорее рай и ад поменяются местами, чем он допустит подобную ошибку вторично.

К тому же Джейк знал, что второй осечки может просто не пережить.

- Ничего, обойдемся без чаевых, - сказал он. - Когда пойдете добывать разрешение на рыбный промысел, не забудьте приобрести там же специальную обувь, о, которой я вам говорил.

Онор устремила на него удивленный взгляд.

Джейк вымучил еще улыбку, напомнив себе, что сестра Кайла все-таки не дура и видит его насквозь. К его неудовольствию, да и к своему, между прочим, тоже. Вот и сейчас ей, похоже, не понравилось то, что она увидела в его глазах.

Впрочем, ничего удивительного. Многие смущаются, когда он так на них смотрит.

Джейк протянул ей руку.

- Но мне показалось, что вы не рассчитывали на чаевые... - проронила она.

- Ключи.

Молча сунув руку в широкий карман своей куртки, она достала то, что он просил. На связке было всего два ключа. Один смахивал на старомодную отмычку, а другой, покрупнее, похоже, предназначался для отпирания багажных замков.

- Я не знаю, как запускать мотор, - пробормотала она.

- Зато я знаю. Для этого вы меня и наняли.

Взяв отмычку, он отпер ею дверь, ведущую в рубку. Он повернул ручку, и дверь легко и бесшумно отворилась. Затененное стекло ее блеснуло на солнце.

- Почему бы вам пока не приземлиться на штурманское место? - предложил он.

- Хорошо. А где оно?

- Слева ... от штурвала, - пояснил Джейк. - Штурвал - это такая штука, которая смахивает на автомобильную "баранку", видите?

- Но точно такое же колесо сзади вас.

- Это кормовой румпель, а я вам говорю про рубку. Ну, заходите же.

Онор не двинулась с места.

- Мы договаривались, что вы научите меня водить катер. А чему я научусь, сидя здесь, пока вы будете суетиться снаружи?

- Вы серьезно?

- Вполне.

Джейк заглянул в ее золотисто-зеленые глаза и понял, что она не шутит. Несмотря на свое явно неприязненное отношение ко всему, что было связано с рыбной ловлей, - а это Джейк уже подметил, - она весьма твердо настроилась научиться управлять катером своего брата. В ту минуту Джейк испытал одновременно облегчение и разочарование. Последнее из-за того, что Онор вольно или невольно, но принимает участие в игре Кайла. А облегчение потому, что понял: она отнюдь не такая непосвященная, какой показалась во время телефонного разговора с Арчером.

- О'кей, - сказал он. - Готовы усвоить первый урок?

Онор утвердительно кивнула.

- Ступив на борт катера, вы начинаете плавание с того, что поднимаете капот и проверяете двигатель.

- Это то маленькое отделение с переключателем? - спросила она, кивая в сторону палубы.

- Нет, это большое отделение.

Он показал на квадратный горб, занимавший больше половины всего открытого пространства на корме катера.

- Но вы сначала открыли маленькое отделение, - возразила Онор. - А потом отперли рубку.

- Я просто не хотел толкаться с вами около открытого мотора.

- Не понимаю.

- Машинное отделение, как вы сами видите, занимает очень много места. Двоим там трудно разминуться. Крышка тяжелая. Она может вам отдавить ноги.

- А если мы ей скормим бутерброд с сыром, думаете, она нас пожалеет?

Джейк крепился изо всех сил, но все же не смог удержаться от улыбки. Она умела быть очаровашкой, как и Кайл, но женственность делала ее еще опаснее.

- Хорошо, стойте здесь, - сказал Джейк, отодвигая Онор в сторону и встав между ней и бортом. - Смотрите под ноги.

Нагнувшись, он зацепился кончиками пальцев за крышку машинного отделения и поднял ее. В корме катера тут же открылась огромная дыра, и они оказались на самом ее краю. К тому же поднятый вертикально капот напрочь отрезал путь к рубке.

Глянув вниз на сверкающий сложный механизм, Онор восхищенно присвистнула.

- Это и есть двигатель?

- Четыреста пятьдесят четыре кубических дюйма, - подтвердил Джейк. Если не экономить на бензине, работает, как вол.

- А если экономить?

- Тогда как сонная муха.

Он вынул градуированный датчик и показал ей.

- Это измеритель уровня масла? - спросила она.

- Именно. Морская вода в масле - это все равно как сахар в бензобаке. Вещь недопустимая. Поэтому первым делом перед отправлением вы проверяете, не просочилась ли вода, пока катер стоял на причале.

Он убрал датчик обратно, затем присел на корточки и стал внимательно осматривать всевозможные шланги, трубочки, зажимы и прочие детали механизма.

- Что вы ищете? - поинтересовалась она.

- Ваш брат довольно небрежно осуществлял уход за машинным отделением.

- Кайл порой бывает вспыльчив, но его никак нельзя упрекнуть в небрежности.

Джейк фыркнул и продолжил осмотр. Да, Кайл не производил впечатления небрежного человека. Но он также не походил и на мошенника, каковым в действительности оказался. Катер принадлежал Кайлу Доновану, а Джейк не доверял этому человеку ни на грош, поэтому не собирался выходить в море на его посудине без тщательной проверки.

- Что ж, в общем, все в порядке, - сказал он наконец, поднимаясь. Осторожнее, ноги! Крышка очень тяжелая, запросто оставит вас без пальцев.

Онор изо всех сил отклонилась назад. Джейк опустил крышку. На ней не было никакого замка, но в нем и не было нужды. Крышка надежно фиксировалась в горизонтальном положении благодаря своей массе.

- Что теперь? - спросила Опор.

- Вентилятор. Идите в рубку и садитесь слева от водительского места.

- От водительского? Но, по-моему, в море водителей не бывает. Только капитаны и шкиперы.

- Это как кому нравится. Лично я вожу катера и стараюсь не употреблять морские термины без крайней необходимости.

Онор вошла в рубку, протиснулась вдоль короткого узкого прохода и села, куда ей было сказано. В отличие от машины "баранка" располагалась справа. А лобовое окно, откуда открывался вид на нос судна, имело трехстекольную раму.

Через минуту в рубке появился Джейк и остановился позади Онор, закрыв собой узкий проход. От него пахло мылом, жаром и чем-то неуловимо мужским... Короткая черная бородка, чистая кожа, густые блестящие волосы, зачесанные назад, усы, подчеркивающие линию рта.

Ей вдруг захотелось провести кончиком пальца по его чуть вздернутой верхней губе, а потом по нижней... Мысль была настолько неожиданной, что Онор даже вздрогнула. В последний раз мужчина вызывал в ней столь живой интерес лишь в период полового созревания.

- Запускается вентилятор, - сообщил он. Она с трудом заставила себя перевести глаза на приборную доску, устроенную прямо перед штурвалом. На ней располагался ряд черных переключателей, и Джейк как раз указывал на один из них.

- Вот здесь запускается вентилятор... - эхом отозвалась Онор.

- Он вытягивает воздух из машинного отделения. Каждый раз дайте вентилятору поработать несколько минут и только после этого запускайте движок.

- Почему?

- Бензиновые испарения. Если их не удалить из машинного отделения и включить зажигание, вас подкинет взрывом до околоземной орбиты.

Ее глаза широко раскрылись.

- Неужели?

- Уверяю вас.

Он повернул переключатель. Где-то на корме, под тяжелым капотом, мерно загудел вентилятор.

Джейк откинул спинку капитанского сиденья на штурвал и протиснулся в узкий закуток, служивший камбузом. Пустив в раковине воду, он поискал глазами чайник и, не найдя его, удовлетворился кастрюлей. Налив в нее воды, поставил на огонь.

Вернувшись к приборной доске у штурвала, он стал включать оборудование, скользил изучающим взглядом по ожившим датчикам, прослушал прогноз погоды из Канады, до которой было всего двадцать миль. Включая тот или иной прибор, он кратко описывал Онор его назначение.

Она внимательно смотрела и слушала, стараясь не пропустить ни одной детали. В нормальной обстановке Онор ни за что не смогла бы отличить один датчик от другого, да и не стала бы утруждаться. Но с тех пор как исчез Кайл, в ее жизни все повернулось с ног на голову.

Она чувствовала, что "Завтра" - ее единственный, хоть и слабый, шанс помочь брату. И Онор твердо решила воспользоваться им на все сто процентов, наплевав на самоуверенное распоряжение Арчера, который посоветовал ей отправляться домой и рисовать там свои эскизы.

Как она могла уехать, если сердце подсказывало ей, что ключ к разгадке исчезновения Кайла лежит где-то на островах Сан-Хуан и только и ждет, чтобы она его отыскала? Именно поэтому-то Онор и развесила по всему городу объявление: "Ищу инструктора по рыбной ловле, хорошо знакомого с управлением спортивными катерами".

И вот она его нашла. Теперь оставалось лишь сосредоточиться на электронном оборудовании рубки и отогнать от себя пугающие странные желания, охватывавшие ее всякий раз, стоило только бросить взгляд на этого незнакомца с чистыми руками и чувственным ртом. А учитывая, что с некоторых пор она перестала встречаться с мужчинами - надоело, что они воспринимают секс как нечто само собой разумеющееся и естественное, вроде дыхания, - Онор думала, что ей это без труда удастся.

Но вышло все иначе.

"Может быть, он все-таки отойдет от меня чуть подальше?" - расстроенно думала она, вдыхая исходивший от него волнующий кофейно-сливочный запах.

- Штурманский плоттер*, - сказала она, пытаясь собраться с мыслями.

* Картосоставительский прибор.

- Что штурманский плоттер?

Нахмурившись, она вперилась неподвижным взглядом в небольшой монитор слева от штурвала. Компьютер был устроен на поворотном рычаге, какие бывают на стоматологических креслах, и его можно было двигать из стороны в сторону. В нижней части монитора располагалось несколько рядов кнопочек, снабженных непонятными надписями, а также цифровая клавиатура, ни в малой степени, однако, не походившая на те, что бывают у обычных компьютеров. Онор понятия не имела, что обозначают все эти кнопки. Вдобавок Кайл навесил сюда несколько периферийных устройств, которые все еще больше усложняли. Было ясно одно: брат заметно изменил первоначальную конфигурацию бортовой электроники.

Но если на этом компьютере он пользовался таким же паролем, как и на своем обычном, то Онор знала этот пароль. Оставалось лишь разобраться в том, как тут все работает. После этого она введет пароль, получит доступ к информации, запустит движок и устремится на помощь брату.

Все просто.

Онор не стала задерживаться на зияющих провалах в ее плане, ибо всю последнюю неделю только этим и занималась, без конца расхаживая взад-вперед по дому, но в результате так ничего и не добилась. Главное - не пытаться сразу делать сто дел, а браться за все по порядку.

И первым делом необходимо было разобраться в том, как действует на катере бортовая электроника.

- Как он работает? Я имею в виду плоттер? - спросила она.

- Надеюсь, что хорошо. В противном случае вы всегда сможете проложить курс дедовским способом.

- Что для этого потребуется?

- Компас, карандаш и линейка.

- Оставим пока этот способ и вернемся к плоттеру.

Джейк удивленно повел бровью. Онор высказала свое требование вежливо, но твердо. Интересно... Она терпеть не может катера и море, однако просит научить ее прокладывать курс.

Янтарь явно не дает леди покоя.

Если полицейские правы насчет того, что Кайл вернулся в Штаты, вполне возможно, что ключ к разгадке тайны пропавшего янтаря можно будет отыскать с помощью этого катера. Джейк мысленно поздравил себя, ибо это была для него самая хорошая новость с тех пор, как правительства Литвы и России решили, что Дж. Джейкоб Мэллори, равно как и любые другие представители его компании "Имерджинг рисорсис" будут отныне нежелательными гостями в их странах.

- Я привык к другой аппаратуре, - честно признался Джейк. - Так что для начала мне самому нужно будет со всем ознакомиться, а уж потом я смогу научить вас.

Тут Джейк немного покривил душой, но ничего, он не считал для себя зазорным чуть приврать одному из Донованов.

- Давайте учиться вместе, - предложила Онор, Джейк собирался вытрясти из компьютера нужную информацию, но без свидетелей.

- Если вы куда-то спешите, разбирайтесь сами, - ответил он.

- Каким образом?

- Прочтите инструкции.

- Но где их взять? Я до сих пор не нашла ни одной.

- В таком случае поступим по-моему.

- Черт!

Он невольно улыбнулся.

- Терпение - добродетель.

- Слышали! Равно как и целомудрие. Только мужчины не очень-то придерживаются этой добродетели.

- И женщины тоже.

- Что ж, мы в расчете. Это хорошо, правда?

Джейк внимательно вгляделся в ее лицо. Онор улыбалась, обнажив крепкие здоровые зубы. "Интересно, откуда она этого понабралась? Небось побегала в свое время по романтическим свиданиям. А чем эти свидания обычно заканчиваются - знаем".

- Неплохо, - согласился он. - Так, поехали дальше. Белая кнопка - это гудок. А вот два рычажка, видите? Один из них для подачи топлива, другой переключает передачи.

- А какой для чего?

- Черный для переключения, красный для бензина, Вентилятор уже можно остановить.

Чтобы дотянуться до приборной доски, Онор пришлось наклониться через проход, в котором стоял Джейк. Но рука ее замерла в воздухе. За исключением гудка все остальные переключатели были на одно лицо. Черные.

Она придвинулась еще ближе, пытаясь прочитать белые надписи под каждой из кнопок, одновременно ощущая исходящее от тела Джейка тепло, которое не сдерживалось даже его "вареной" джинсовой курткой. "Вареной", но не грязной. Одежда его была такой же чистой, как и его ногти. Интересно, а как у него под курткой?

"Не о том думаешь! - резко оборвала она себя. - Лучше представь себе дно лодки, заваленное рыбой! Сверление корневого канала зуба без наркоза!"

Она нажала на кнопку вентилятора, и тот замолк.

- На этом катере движок "вольво", - заметил Джейк. - Я с такими уже имел дело.

- Что вы хотите сказать?

Его большая рука легла на красный переключатель. Он стал неторопливо впрыскивать топливо.

- Они работают лучше, если с ними ласково обращаться. Как с девушкой.

- Это что, очередная соленая морская острота? - буркнула себе под нос Онор, надеясь, что Джейк ее не расслышал.

- Типа "широка в корме", да? Или "опасна, как шторм"? - невозмутимо проговорил он.

Она резко подняла на него глаза и невольно отпрянула, едва не столкнувшись с ним лбом. В его почти прозрачных серебристых глазах сверкали разноцветные огоньки - синие, зеленые, черные, - а длинные ресницы совершенно не вязались с обликом крепкого мужчины в джинсовой куртке и с мозолями на руках.

Они были удивительно красивы.

- Ничего не говорите! - улыбаясь сказал он. - Дайте-ка я сам попробую догадаться. Вам понравились мои глаза, не так ли?

Щеки Онор порозовели.

- Какой вы скромный, - усмехнулась она. - Скажите, все ваши клиентки в вас влюбляются?

- А вы как думаете?

- Я думаю, хорошо, что вы не рассчитываете на чаевые. А тонкости и такта в вас столько же, сколько в нейтронной бомбе.

Он весело улыбнулся, сунул ключ в зажигание и повернул. Движок ожил. Джейк снова стал подавать топливо и не отпускал руку с переключателя до тех пор, пока мотор не заурчал мерно и удовлетворенно.

- Пусть прогреется пару минут, - сказал он; - Это...

- Ничего не говорите, - перебила Онор. - Дайте-ка я сама попробую догадаться! Сейчас вы снова отпустите очередную шуточку, да? Что-нибудь насчет жара в моторе, но плавной езды?

- Нет, я хотел сказать, что если масла будет недостаточно, для двигателя это очень плохо.

- Что вы говорите! Да будет вам известно, что мы с Кайлом сами собирали картинги в детстве.

- В таком случае я сэкономлю время и не буду вас учить тому, как следить за уровнем масла.

- Да уж, сэкономьте.

- Вот-вот. Лучше займусь чем-нибудь более интересным.

- Электронным оборудованием.

- Нет, рыбной ловлей.

Онор вымучила улыбку.

- Где ваш брат хранил бумаги? - спросил Джейк.

- Какие?

- Паспорт на катер, регистрационное свидетельство, страховой полис, инструкции по эксплуатации и все такое.

- Сзади вас, во втором ящике.

Он повернулся и нагнулся. За капитанским сиденьем располагался крошечный камбуз с печкой. Но только сейчас Джейк обратил внимание на шкаф с четырьмя выдвижными ящиками. Проверив кастрюлю и увидев, что вода еще не вскипела, он наклонился к шкафу.

Во втором ящике лежали два конверта из непромокаемой бумаги. В первом находились документы, о которых он говорил, а во втором инструкции и учебники. Там рассказывалось про все, кроме того, как работает бортовая электроника.

- Вы не отвлекайтесь на кофе, я сама приготовлю, - сказала Онор.

Он рассеянно кивнул и сел за маленький столик. На какое-то время в рубке воцарилась тишина, если не считать тихого бульканья кастрюли и гула прогревающегося движка.

Онор протянула ему чашку.

- Спасибо, сказал он, не отрываясь от бумаг. Однако после первого же глотка поднял на нее удивленные глаза. - Как вы узнали, что я люблю со сливками и без сахара?

- От вас пахнет сливками. Вам повезло, потому что я тоже так пью кофе.

Она отвернулась и поставила пакет со сливками обратно в миниатюрный холодильник, устроенный под лавкой.

Джейк внимательно наблюдал за ней, гадая, кокетничает она или просто ответила на поставленный вопрос. Сказать было сложно, потому что он не видел ее глаз.

- А сахар... - Она выпрямилась, взяла со стола свою чашку и вновь села на штурманское кресло. - Если бы вы его любили, это отразилось бы на вашей внешности, чего я не наблюдаю.

Улыбнувшись одними губами, Джейк вернулся к бумагам. Через несколько минут он удовлетворенно вздохнул, сунул все обратно в конверт и кинул его в ящик.

- Итак? - спросила она.

- Все в порядке.

Он предпочел умолчать о том, что паспортов и инструкций по пользованию оказалось больше, чем единиц оборудования на "Завтра". В частности, в документах упоминались два добавочных подвесных движка. Один, с глушителем, постоянно крепился на корме и предназначался для использования во время рыбной ловли. Другой, похоже, был для "Зодиака", на который в конверте тоже имелись документы.

Кроме того, Джейк отыскал паспорт и товарный чек на приемник "СР8". Согласно последнему, устройство было куплено тринадцать дней назад.

Кайл же исчез месяц назад в Калининграде. Выходит, он объявился на краткое время на другом конце света и исчез снова. Второй добавочный движок и "Зодиак" он, похоже, прихватил с собой. Возможно, что и приемник "СР8" тоже.

Джейк напомнил себе о том, что вечером надо будет захватить приемник со своего катера.

- Скажите, у вашего брата были еще плавучие средства? - спросил он.

Онор непонимающе взглянула на него.

- Простите?

- Судно.

- Еще один катер?

- Нет, лодка. Ялик, на котором причаливают к берегу, когда нет пристани.

- Не знаю, а что, это важно?

- Нет, согласно правилам, установленным береговой службой, иметь ялик необязательно, если вы это имеете в виду.

Онор не знала, что она имела в виду, поэтому промолчала. Она вообще предпочитала поменьше молоть языком, находясь рядом с этим человеком, ибо чувствовала, что у нее из-за этого могут быть неприятности. По той же причине она старалась не давать волю разыгравшимся гормонам.

- А где он держит свои СС? - поинтересовался Джейк.

- Что-что? - вновь не поняла она.

- Спасательные средства.

- О... я не знаю.

Джейк только хмыкнул, как бы говоря: "Это меня не удивляет". Наклонившись, он открыл "бардачок" и стал рыться там, но не нашел того, что искал.

Да, техосмотр эта посудина явно не прошла бы.

Джейк подумал о техосмотре не случайно. Он сам добился бы его проведения, если не изобрел бы другого способа проникнуть на катер.

Онор пыталась заглядывать ему через плечо, но ей ничего не было видно. Джейк заслонял своей спиной весь вид. Крепыш.

- Ну что? - спросила она наконец. - Они там?

- Не-а. Здесь только одежда, удочки, сеть и вот эти две штуки.

- А может быть, они как раз и есть эти ваши СС?

- Едва ли. Они плавают как топор.

- Для чего же они тогда?

- Для рыбалки. - Не выпрямляясь, он отодвинулся от "бардачка" и стал поворачиваться в узком пространстве. - Уберите ногу.

У нее перехватило дыхание, когда он вдруг взялся рукой за ее ногу. Судорожно вздрогнув, она тут же убрала ее, как он просил.

Джейк промолчал, но ее реакция на это прикосновение не укрылась от него. Подметил он и дрожь, пробежавшую по всему ее телу, и вспорхнувшие ресницы, и широко раскрывшиеся глаза. "Если она и бегала на романтические свидания, то не очень часто, - решил он. - Меня не проведешь. Леди явно не привыкла к тому, чтобы ее трогали".

Жаль. Он чувствовал бы себя гораздо лучше, если бы она оказалась обольстительницей, которая меняет в будний день по мужчине и троих в субботнюю ночь. Тогда он не ощущал бы себя последним сукиным сыном. Это на тот случай, конечно, если он позволит себе ответить на тот чисто женский интерес к себе, который уже подметил в ее глазах.

Влечение к сестре мошенника, а возможно, и убийцы, было очень некстати, поэтому Джейк не отказал себе в удовольствии тихонько выругаться. Он переместился к лавке, под которой располагался встроенный холодильник и оставалось еще свободное пространство. На своем катере он именно там держал спасательные средства.

Джейку, конечно, ничего не стоило полезть под лавку сразу и обойти "бардачок" стороной, но уж больно ему захотелось коснуться стройной и теплой ножки своей работодательницы.

- Ага, вот, - сказал он, сунув руку под лавку. -- Теперь не надо опасаться проверки береговой службы. По крайней мере одно спасательное средство установленного образца имеется.

Онор взглянула на толстый ярко-оранжевый жилет, который он вытащил из-под лавки.

- Какой-то маскарад... - проговорила она.

- Не скажите. Хорошо заметен на темной воде с большого расстояния. Если вы вдруг бултыхнетесь за борт в этом жилете, то не потеряетесь. Здорово облегчает жизнь патологоанатомам.

- Патологоанатомам? Но я думала, эти жилеты помогают потерпевшим остаться в живых.

- Если хотите остаться в живых, держитесь от воды подальше. В любое время года она здесь такая студеная, что попавший в нее человек замерзает насмерть за полчаса, если не раньше.

Онор выглянула в окно рубки, за которым открывалось темно-зеленое покрывало бухты. Порывистый ветерок рябил атласную поверхность воды, но океан все равно выглядел не опаснее сахарной ваты.

И однако она хорошо знала, как быстро ветер может усилиться и поднять здоровенные волны. С ней уже случилось такое однажды, когда она была девчонкой. Джастину и Лауи удалось вовремя вернуть лодку на берег, но она все же натерпелась страху. С тех пор Онор больше не выходила в море на малых судах. И будь ее воля, все так и продолжалось бы впредь, но спасение Кайла стало для нее важнее собственных детских кошмаров.

Джейк запихнул спасательный жилет обратно под сиденье и заметил под ним еще два таких же, только устаревших моделей. На каждом имелся штамп, проставленный береговой службой, "Утверждено", четко выделявшийся на ярко-оранжевом фоне.

Выпрямившись, он медленно повернулся лицом к женщине, которая либо была одаренной актрисой, либо в самом деле заинтересовалась им как мужчиной. Джейк надеялся, что верно первое предположение и Онор под стать своему братцу - такая же самоуверенная и высокомерная, как и все представители их семейки.

Однако что-то подсказывало ему, что он обольщается насчет ее лицедейских способностей. Хорошо это было или плохо, он не знал. Но Джейка это обстоятельство волновало, наверное, еще больше, чем исходивший от Онор Донован свежий, слегка мятный аромат.

"Вспомни Кайла, - зверски стиснув зубы, мысленно приказал он себе. - Он тебе тоже поначалу понравился, а потом взял да и кинул. Что ж... если она поступит со мной так же, по крайней мере это будет приятнее".

- Ваш брат вел судовой журнал? - нетерпеливо спросил он.

- Да. Передайте мне мою сумочку, пожалуйста. Я тоже первым делом стала искать журнал, надеясь узнать из него, где Кайл... рыбачил.

Джейк глянул через плечо, куда она ему показывала рукой. Вдоль столика по обеим сторонам тянулись две лавки, на которых, наверное, могло бы уместиться четыре человека, при условии, что они были бы друзьями и не возражали бы против тесноты. Там можно было устроить и ночлег для двоих. При условии что они были бы очень-очень близкими друзьями. Или собирались бы стать таковыми.

- Это ваша сумочка? - спросил он, взяв со стола черный кожаный рюкзак.

- Да, я его так называю.

Он передал ей его.

- Ну и как? Отыскали?

- Что?

- Хорошие рыбные места.

- Э-э... нет.

- И поэтому решили нанять инструктора по рыбной ловле?

- Мм... да.

"Эх, подружка! Толком врать ты пока не научилась. Если, конечно, ты не первоклассная актриса, разыгрывающая из себя невинную сестричку проворовавшегося братца. - Джейк нетерпеливо передернул плечами. - Впрочем, это не важно. Важно, что я все никак не могу успокоиться, глядя на эту леди с кошачьими глазами, в мешковатом спортивном костюме, у которой неплохо варит котелок".

- Почему вы так странно на меня смотрите? - спросила Онор. - Никогда не видели дамских сумочек?

- Сколько угодно. Всевозможных форм и размеров. Однажды я своими собственными глазами видел, как женщина достала из своей дамской сумочки живого петуха и двух цыплят. Правда, она шла на рынок, так что я не особенно удивился.

- А свежие яйца она оттуда случайно не вынула?

- Разбитые считаются?

- Нет.

- В таком случае яиц не было.

Онор отдала про себя должное его находчивости, и ее губы чуть дрогнули в улыбке - мимолетной и оттого еще более красивой.

- А где был этот рынок? - спросила она. Джейк не собирался рассказывать ей про Калининград, так как знал, что это вызовет у нее дополнительные вопросы.

- Да так... в одном месте, - отмахнулся он. - Итак, это журнал?

- Да, но тут нет ничего интересного. Одни даты, графики потребления топлива, всякие технические записи и так далее и тому подобное.

Джейк взволновался. Он крепко надеялся на то, что Кайл был добросовестным капитаном и исправно вел надлежащие записи в судовом журнале. А если так, то с его помощью - плюс плоттер и остальная электроника - ему удастся узнать, где катер побывал в последнее время.

Джейк забрал журнал у Онор и пару минут сосредоточенно листал его. Потом поднял глаза и сказал:

- Не могу сказать с полной уверенностью, что катер готов к отплытию, до тех пор, пока основательно не изучу этот журнал. Не будем терять времени: я почитаю его, а вы пока сходите в город за разрешением на рыбную ловлю. И про обувь не забудьте, хорошо? Если поторопитесь, мы еще сегодня успеем покататься.

Онор нерешительно помялась, потом кивнула:

- О'кеи...

- Встречаемся здесь через полтора часа, - сказал Джейк, поднимаясь с капитанского кресла.

- Постойте, а как же катер?

Он недоуменно обернулся к ней.

- В каком смысле?

- Ну... он же работает.

Джейк выключил зажигание и кинул ключ Онор на колени.

- Это движок работал, только и всего, - терпеливо пояснил он. - Катер не кусается. Вы машину водите?

- Да.

- Это то же самое.

Онор захотелось спросить: "А ты, интересно, кусаешься?" Но она промолчала, потому что боялась, что

Джейк ответит утвердительно и тут же продемонстрирует свое умение.

Глава 3

Джейк повернул свой помятый грузовичок на пыльную тропинку, ведущую к его хижине. Окруженный темными, не пропускающими ветер елями маленький домик взгромоздился на утесе над самым Пьюджет-Саундом. Здесь Джейк отдыхал от нервотрепки, царившей в центральном офисе его компании в Сиэтле. Здесь была его тихая гавань. Никто не знал, что он тут бывает, и никто не мог ему сюда позвонить.

Именно поэтому он недовольно поморщился, увидев около дома чей-то "форд". Когда же из машины выбралась женщина в модном красном жакете и черной юбке и приветливо помахала ему рукой, он понял, что день непоправимо испорчен.

Эллен Лазарус служила ему вечным напоминанием о тех временах, когда Джейк верил, что мир можно спасти. Нынче перед ним стояли более скромные цели, он давно стал нормальным приземленным человеком.

Остановив грузовичок, он вылез и, привалившись спиной к дверце, замер, ожидая, когда Эллен сама к нему подойдет. Тогда и станет ясно, какая беда его ожидает.

- Что, даже не улыбнешься и не поздороваешься? - спросила она приближаясь.

Во взгляде Джейка, устремленном на нее, были одновременно и цинизм, и мужское восхищение. Эллен не требовалось надрываться в тренажерных залах, чтобы поддерживать форму. Красивое сложение досталось ей как дар Божий от рождения. Равно как и большие голубые глаза, густые черные волосы и сухой прагматизм. Натолкнувшись на ее взгляд, даже сам Макиавелли почувствовал бы себя жалким церковным служкой. Неудивительно поэтому, что, наевшись досыта шпионской романтики, она стала блестящим аналитиком разведки.

- Как ты меня нашла? - спросил Джейк, но тут же спохватился:

- Вопрос снимаю. Ребята, с которыми ты якшаешься, отыщут даже иголку в стоге сена. Зачем ты меня нашла?

- Мы сегодня в плохом настроении? День-то какой чудесный, ты только посмотри! - Она грациозно махнула рукой в сторону залитого солнцем леса. - А мне говорили, что здесь нескончаемые дожди.

Джейк фыркнул.

- Что это значит? - тут же спросила она. - Ты не хочешь вспомнить со мной старые добрые времена?

Разбитая бровь Джейка насмешливо изогнулась.

- Старые добрые времена? Этой теме я согласен уделить лишь три секунды. До свидания, Эллен. Не звони мне, я, может быть, сам позвоню. Все. Три секунды истекли.

Приветливая улыбка исчезла с ее лица, и на нем появилось жесткое выражение, какое бывает у людей, которых не так-то просто сдвинуть с места.

- Да ладно тебе, Джейк, - сказала она негромко. - Было здорово, ты не станешь этого отрицать.

- С каких это пор ты полюбила оглядываться через плечо на остывшие угли прошлого?

- Значит, общаться со мной не хочешь? Упрямишься?

- Здоровое упрямство помогает добиваться высоких целей.

Она махнула рукой.

- Я не спорю.

- Вот и отлично. До свидания. Мой привет Дяде можешь не передавать.

Джейк попытался обойти Эллен, чтобы попасть в дом, но она загородила дорогу и обратила на него невинный взгляд своих ангельских глаз, в которых отражалось голубое небо.

- Ты, наверное, держался бы полюбезнее, если бы вместо меня послали кого-нибудь другого? - спросила она.

- Нет.

- Но ты ведь еще даже не знаешь, что нам нужно.

- Мне лучше и не знать.

Налетел порыв ветра и загнул черный шелковый воротничок на блузке Эллен. Она машинально поправила его и окинула мысленным взором оставшиеся у нее варианты. Времени на это ушло немного. Вариантов было раз-два и обчелся, а соображала она быстро.

- Мне говорили: вы бывшие любовники и это должно сработать. А я предупреждала, что такой номер не пройдет, - спокойно проговорила она. - Ты столько лет не пытался со мной связаться. Впрочем, при чем здесь годы? Ты вообще не пытался со мной связаться, да? Я-то знаю: когда ты прощаешься это навсегда.

Джейк молча ждал, зная, что избавиться от нее будет не так-то просто. И в глубине души боялся, что избавиться от нее вообще не удастся. Сексоты, вне зависимости от того, на какую именно правительственную службу они работают, - как правило, не беспокоят рядовых граждан по пустякам.

"Значит, так прижало, что стало невтерпеж", подумал он.

- Я могла бы воззвать к твоему чувству патриотизма, - сказала Эллен. Он только усмехнулся.

- Да уж... - пробормотала она. - Обжегшиеся идеалисты - хуже всего. Как только с них слетают розовые очки, они наотрез отказываются работать дальше. - Мы уже говорили с тобой об этом. Она постучала ухоженным ногтем по своей маленькой кожаной сумочке и глянула через плечо Джейка на лес. В небе показался белоголовый орлан. Он летел, поворачивая из стороны в сторону маленькую белую голову. В поисках добычи. И хотя тень от его крыльев упала ей на лицо, Эллен не подняла головы.

- Хорошо, - решившись, сказала она. - Ты хочешь найти Кайла Донована. Мы тоже. Почему бы нам не помочь друг другу?

Лицо Джейка осталось бесстрастным. Едва увидев Эллен, когда она вылезала из своего "форда" перед его домом, он понял, что следует ожидать чего-нибудь в этом роде.

- Зачем?

- Что зачем?

- Зачем он вам понадобился?

- Ты знаешь. Он спер янтаря на миллион долларов.

Джейк знал, что пропавший янтарь дай бог потянет лишь на половину названной суммы. С другой стороны, если Донованы решили требовать со страховой компании миллион, его все равно никто не станет слушать. Донованы богаты, и у них повсюду влиятельные друзья, что, впрочем, фактически одно и то же.

- Хорошо, допустим, Кайл украл сколько-то там янтаря, - проговорил он. - Ну и что? Нынче воруют на десятки миллионов, и Дяде на это плевать, если только исправно платятся налоги.

- Кайл украл янтарь у иностранного государства.

- Ты это серьезно?

- Абсолютно.

- Послушай, спустись на землю. Ты разговариваешь со мной, а не с каким-нибудь зеленым политиком, у которого от тебя слюни текут. Для меня придется придумать более убедительное объяснение.

Эллен вновь задумалась и поняла, что выбирать ей больше не из чего. Осталось лишь сказать правду. Конечно, необязательно говорить все и хорошо бы подпустить тумана. Только не очень много, а то Джейк может и обидеться.

- Кайл связался с одной радикальной литовской группировкой, - сказала она. - Освободительное движение. Есть опасения, что янтарь предназначался для них. Для финансирования террористических акций.

Джейк и хотел бы ей не поверить, но увы...

- Идеализм, розовые очки и дурость, - добавила Эллен. - Вот их арсенал.

- Уж не о Мэрью ли ты говоришь? - спросил Джейк.

Эллен кивнула.

- Она внучка одного из колоритных персонажей Второй мировой. Дедушка сражался с немцами, русскими, советскими, а также со своими же соотечественниками, когда тем наконец захотелось мира.

Джейк с трудом удержался от того, чтобы не выругаться.

- Я говорил Кайлу, что от Мэрью можно ждать только неприятностей, но любовь слепа. Он видел себя в роли храброго благородного рыцаря в сверкающих латах.

- Не знаю, как насчет сверкающих лат, а вот храбрости ему и впрямь не занимать. Он убил литовца-водителя, забрался в грузовик с янтарем и умчался в ночь.

- Расскажи мне, что тебе известно.

- Сначала расскажи, что тебе известно, чтобы я потом не повторялась, усмехнулась Эллен.

- Где вы его потеряли?

- Он не принадлежал нам, так что мы его не теряли.

Джейк не знал, стоит ли ей верить, но почти тут же решил, что это не важно.

- Я проследил за тем, как Кайл выехал из Калининграда в Литву, а упустил его уже в России.

- Мы тоже.

- А если бы я сказал, что он отправился в Таллин? - саркастически поинтересовался Джейк.

- Я тут же позвонила бы куда следует. Ради результата мы стали бы искать его хоть в аду. Так что?

- Ты насчет Эстонии? Нет. Он направился на восток, а не на север. Я потерял его, когда он уже удалился от русско-литовской границы километров на триста. Мне не дали проследить за ним дальше. Сначала я натолкнулся лбом на бюрократическую стену, а потом повстречался с ребятами, которые совсем не смахивали на бюрократов, но зато были вооружены до зубов. После этого мне официально предложили покинуть страну и больше там не появляться.

- А неофициально?

- А неофициально были согласны предоставить небольшой кусочек русской земли - три фута на шесть футов - в вечное пользование.

Она покачала головой.

- Господи, что стало с пышным византийским гостеприимством?

- То же, что и с самой Византией.

- Значит, дней десять назад ты вернулся сюда зализывать раны, одновременно питая надежду на то, что удастся темной ночкой пошарить в коттедже Кайла? - спросила Эллен.

Джейк только молча пожал плечами.

- А потом ты наткнулся на одно из объявлений, которые были расклеены по всему Анакортесу и в которых некая О. Донован приглашала на работу инструктора по рыбной ловле?

- Какая ты догадливая.

- После этого ты нацепил на лицо свою фирменную улыбочку и пошел наниматься.

- Насчет улыбочки неверно, а в остальном ты права.

- Ты сказал ей, что занят поисками ее брата?

- Эта тема как-то не всплывала в разговоре.

- Мы так и думали, - удовлетворенно цокнув языком, сказала Эллен. Донованы, которые за границей, сумели намертво отгородиться ото всех, включая и тебя. И тогда ты решил пробраться к ним через черный ход, через младшую сестренку в Америке.

В ее тоне не слышалось осуждения. Напротив, казалось, она поздравляла его с удачей.

Джейк предпочел, чтобы она была шокирована. Но Эллен не относилась к слабонервным, которых спасают в этом мире розовые очки.

- Мы не будем стоять у тебя на дороге, - быстро сказала она. - Просто держи нас в курсе.

- Ты уже стоишь у меня на дороге.

- Привыкай, если не хочешь, чтобы я заглянула к твоей новой начальнице и не рассказала ей, какой ты на самом деле инструктор.

Джейк с минуту молча смотрел на Эллен, потом покачал головой.

- Ты это не сделаешь.

- Почему?

- Мне удалось пробраться внутрь клана Донованов, и я - ваш единственный шанс. Ты не дура и не станешь меня сдавать до тех пор, пока еще есть надежда как-то меня использовать.

Она вновь постучала ногтем по сумочке. На лес налетел порыв резкого ветра, потом еще. Кроны деревьев затрепетали. Джейку не нужно было поднимать головы, он и так знал, что на юго-западе медленно собираются облака. Возможно, еще до захода солнца польет дождь.

- Я говорила им, что с тобой будет трудно, - сказала Эллен.

Джейк молча ждал.

- Хорошо, - шумно выдохнула она. - Что ты хочешь знать?

- Отмечался ли Кайл в Штатах две недели назад?

- Его паспорт отмечался. Парень из таможни, с которым мы говорили, вспомнил, что лицо человека, предъявившего паспорт, вполне соответствовало наклеенной фотографии.

- Ну и что вы думаете?

- Бьюсь об заклад, это был не он. И фото не его.

Джейк прищурился.

- Прямо беда.

- Во всяком случае, для Кайла. Не исключено, что ему тоже предлагали кусочек русской земли в вечное пользование и он не успел отказаться. Но плохо ли это для нас? Неизвестно.

- А он...

- Теперь моя очередь спрашивать, дорогой, - перебила она. - Предлагал ли кто-нибудь из русских твоей конторе балтийский янтарь, скажем так, сомнительного происхождения? Я имею в виду не качество, а источник поступления.

- Обработанный или нет?

- Все равно.

- На янтарных разработках воруют. Это обычное дело. Причем воришки работают на то или иное правительство - я имею в виду российское или стран Балтии, - подчас они и есть само правительство.

- Добро пожаловать в бывший Советский Союз! - хмуро усмехнулась Эллен. - Психология все та же: где бардак, там и подзаработать можно.

- По поводу янтаря... Когда в стране такая тяжелая экономическая ситуация, когда нет даже собственной валюты, бартер среди граждан расцветает пышным цветом. Русские здорово насобачились в этом деле.

- Насобачились в бартере? - переспросила она, и по ее лицу скользнула тень улыбки. - Неплохо сказано. А из твоих людей имел кто-нибудь дело конкретно с русским янтарем?

- Так, по мелочи. Небольшие партии с российских комбинатов по переработке. Кое-что из предметов мебели, а также украшения, появившиеся в России в основном после Второй мировой в качестве завезенных трофеев. Наконец, неплохая копия углового столика из Янтарной комнаты.

Только человек, хорошо знавший Эллен, смог бы поймать в это мгновение ту едва уловимую перемену, которая произошла в ее лице. Джейк ее хорошо знал, поэтому от его внимания не укрылось, как она хищно скривила губы. Ему стало немного не по себе. Джейку приходилось слышать, что Янтарная комната найдена... но мало ли слухов ходило по свету об этом самом знаменитом сокровище, исчезнувшем из поля зрения человечества в дыму и пламени Второй мировой войны?

- Так столик оказался фальшивый? - спросила она.

- Во всяком случае, янтарь был настоящий и столик сработали на совесть. Впрочем, совершенно очевидно, что он никогда не являлся частью Янтарной комнаты.

- Откуда такая уверенность?

- Такая уж у меня работа.

- Нет, ты обоснуй.

Чуть поколебавшись, Джейк все же решил быть великодушным, посчитав, что ему так выгоднее.

- Заполучить большое количество балтийского янтаря можно лишь в том случае, - проговорил он, - если у тебя есть очень хорошие связи с властью или местной мафией. Мексиканский же или коста-риканский янтарь доступен любому, кто располагает деньгами, чтобы за него заплатить. Так вот мастер, делавший столик, вынужден был пользоваться именно янтарем из Нового Света.

- Ты умеешь безошибочно отличать сырье из Нового Света от сырья из Старого Света? Расскажи.

- Пусть тебе лучше расскажут ваши эксперты.

- Их здесь нет, а ты стоишь передо мной.

Джейк с тоской поднял глаза к небу. Над горами Олимпик продолжали сгущаться облака, но время еще было, и он видел, что шанс вывести "Завтра" в море до ухудшения погоды пока сохраняется.

- Балтийский янтарь называют также сукцинитом из-за высокого процента содержания в нем одноименной кислоты, - пояснил он. - Он уникален среди всех других видов янтаря. Собственно говоря, некоторые специалисты только его и считают настоящим янтарем.

- И что, весь балтийский янтарь уникален содержанием этой кислоты? Исключений нет? - спросила она.

- Есть, но они очень редки.

- Я слушаю.

Джейк сверился с часами. Он сейчас должен был копировать судовой журнал Кайла, а не торчать перед Домом и рассказывать Эллен то, что она могла узнать у любого торговца янтарем. Оставалось лишь уповать на то, что терпение впоследствии окупится с лихвой.

- Около десяти процентов балтийских янтарей не содержат сукцинитной кислоты, - ответил он, - но эти камни не использовались для украшения царского дворца.

- Почему?

- Слишком мягкие, ломкие и некрасивые. Такие камни шли на производство лака и лекарственных препаратов, наконец, их сжигали в кадилах. А янтарь, из которого сделали столик, был чист и лучился, словно жидкий солнечный свет. Первоклассный сорт из Нового Света. Но в Европе и России все же до сих пор предпочитают бастард.

- Бастард?

- Непрозрачный. Его еще называют масляным, костяным, жирным, облачным, полубастардом...

- Ясно, - нетерпеливо перебила Эллен. Она продолжала постукивать ухоженными ногтями по краю сумочки, стихающий ветер шевелил воротничок, но она не обращала внимания, анализируя то, что услышала.

- Значит, балтийский янтарь отличается от остальных видов только уровнем прозрачности и цвета? - наконец спросила она.

- Отнюдь нет. Названия, которые я тебе перечислил, это лишь начало списка. У прибалтийских народов существуют в языке сотни эпитетов, которыми они награждают различные сорта янтаря. И у каждого сорта есть свои страстные почитатели и коллекционеры. У каждого сорта своя история и легенда.

- Но цари торговали по всему миру, - проговорила Эллен. - Можно ли допустить, что в оформлении Янтарной комнаты частично использовался высококачественный небалтийский янтарь?

- Допустить можно все, что угодно.

- Но ты допускаешь?

- Нет. В Мексике и Пуэрто-Рико янтарь обнаружили совсем недавно. А создание Янтарной комнаты относится к прусским временам. И потом, зачем покупать камни черт-те где, если можно взять их у себя дома да по хорошей цене?

- То есть?

- Добыча балтийского янтаря являлась царской монополией.

- Боже мой, - пробормотала Эллен. - Значит, ты хочешь сказать, что вне зависимости от уровня прозрачности и цвета вся Янтарная комната сделана исключительно из янтаря, добытого в Пальмникене?

- Или на других прибалтийских месторождениях.

- Так-так - задумчиво проговорила она и нахмурилась. - А что...

- Моя очередь, - перебил Джейк. - У вас есть доказательства того, что Кайл втянул в свою аферу остальных Донованов?

- Это наша рабочая гипотеза. Ты можешь предложить что-нибудь лучше?

- Нет. Что это за чудак с гнилыми зубами, которого вынесло на берег Сан-Хуана?

- Бывший кэгэбэшник.

- Чем он занимался в последнее время?

- Людьми.

- Охотился за кем-то конкретно или просто зарабатывал себе убийствами на хлеб?

- Сначала какое-то время работал на одного московского мафиози, а потом был сам по себе.

- Зачем ему понадобился Кайл?

- Этот вопрос я оставлю без ответа.

- Почему? Не знаешь или не хочешь говорить?

- Какая тебе разница? В любом случае результат тот же: нет ответа.

- Вот она, славная бюрократия в действии! - проговорил Джейк. - Человек думает не своей башкой, а инструкциями и циркулярами. Ладно, что у вас есть на Мэрью?

- Верная дочь истерзанной и униженной прибалтийской республики. Проигравшие неудачники на протяжении многих столетий неизменно приветствовали войны, усобицы и кровопролития. Из них получаются хорошие мстители.

Джейк и сам это знал. Ему была лишь неизвестна степень патриотизма Мэрью.

- Насколько серьезны были ее планы насчет освобождения Литвы? - спросил он.

- Насколько нам удалось выяснить, дед крепко вправил ей мозги по этому вопросу. Она регулярно отмечалась на тайных сходках, о которых информаторы КГБ исправно ставили в известность своих русских боссов.

- Между тайной сходкой и подпольной организацией большая разница. У них было подполье?

- Какое там! Последний раз в Литве работало настоящее подполье во времена царя Гороха. А сейчас ребята лишь предаются воспоминаниям и кричат о том, как нехорошо обошлись с их дедами и прадедами.

- Лучше бы они кричали о необходимости создания собственной валюты, не основанной на рубле, - заметил Джейк.

- Это для них слишком сложно.

- А как насчет...

- Давай-ка вернемся к пропавшему янтарю, - перебила Эллен. - Тебе приходилось что-нибудь слышать о Янтарной комнате?

- Еще бы.

И снова Джейк подметил перемену в ее лице. Эллен вся превратилась в слух.

- Рассказывай, - попросила она.

- Не стану. Ты можешь простоять здесь хоть до ночи, но я не стану.

- Учти: простоишь вместе со мной.

В первое мгновение Джейк думал, что не сдержится. Но он тут же напомнил себе, что ему станет гораздо лете жить, если Эллен и ее друзья от него отвяжутся.

- Тебе приходилось что-нибудь слышать об Эрихе Кохе, бывшем нацисте из той области Германии, которая раньше называлась Восточной Пруссией? Спросил он.

- Дальше.

- Он утверждал, что Янтарная комната спрятана в Кенигсберге, который русские переименовали в Калининград. Всю жизнь бедняга провел за решеткой, но так и не открыл то место, где таился клад. Потом был еще доктор Альфред Реде, который говорил, что собственноручно запер янтарь в одном подвале. Тоже в Кенигсберге, но в другом месте. Разумеется, все это было еще до того, как город потрепала авиация союзников и туда вошли русские, которые, кстати говоря, разровняли место и отгрохали там совершенно новый город.

Выражение лица Эллен не изменилось. А Джейк продолжал тоном человека, который больше не верит сказкам:

- Один из тех, кто до сих пор ищет Янтарную комнату, говорит, что она была спрятана на пивном заводе в Калининграде.

- А ты что думаешь?

- Я считаю, что лезть с лопатами под развалины старого здания по меньшей мере небезопасно. Мины, оставшиеся с войны, затопленные подвалы, осыпающиеся стены и потолки, ну и прочие маленькие неприятности. Вредно для здоровья.

- Так?

- Есть еще одна теория, - продолжал Джейк. - Она гласит, что янтарь был переправлен в Штаты. Какой-то богатый коллекционер, пожелавший не раскрывать своего имени, отвалил за Янтарную комнату фантастическую сумму и укрыл сокровище в своем замке. Говорят еще, что ее могли увезти в Южную Америку речь шла об Уругвае и Аргентине - последние нацисты, которые бежали из рухнувшего в 1945-м Третьего рейха. Наконец, "Штази".

- Что "Штази"?

- Про них тоже стоит упомянуть. Сексоты из бывшей Восточной Германии потратили немало лет и миллионов на то, чтобы отыскать Янтарную комнату. Но, разумеется, безуспешно.

- Почему "разумеется"? Ты считаешь, что ее вообще никогда не найдут?

- Я считаю, что она прекратила свое существование в тот самый день, когда авиация союзников налетела на Кенигсберг. Знаешь, как горит янтарь? Это же смола! В древности он шел на факелы. Чудо-запах, много копоти и яркого света.

- Но Борис Ельцин говорил, что Янтарная комната спрятана где-то на территории бывшей Восточной Германии, - возразила Эллен.

- Ельцин много чего говорил. Например, что им за один год удастся создать свободную рыночную экономику на коммунистическом фундаменте, насквозь прогнившем от коррупции, воровства и саморазрушительных тенденций. Не сомневаюсь, что ему было бы приятно достать, как фокуснику из своего цилиндра, янтарного кролика и показать его своему недовольному народу, но вряд ли из этого что-то выйдет. Могу даже поспорить.

Джейк вновь услышал негромкую барабанную дробь ее ногтей по жесткой коже сумочки. Ветер подул сильнее, и вокруг них закачались кроны елей. Над лесом пролетали рваные облака, о скалы с таинственным шелестом бились накатывавшиеся волны.

Джейк вновь глянул на часы. Оказывается, прошло всего несколько минут. А ему показалось, целая вечность. С такими людьми, как Эллен, у него всегда так. Впрочем, не всегда... когда-то они знавали и другие времена, но с тех пор много воды утекло.

- Тебе не нужна Янтарная комната, - пристально глядя на него, изрекла Эллен.

- Ты сама сказала, что я давно снял розовые очки.

- Но если услышишь что-нибудь интересное, свяжешься со мной?

- У меня нет твоего номера.

- Зато у нас есть твой. Я буду поблизости.

Джейк и не пытался скрывать свое неудовольствие.

- Не утруждайся.

- Ничего, ничего, ты за меня не беспокойся.

- Черт, - буркнул он. - Ты что, всерьез веришь, что Кайл наткнулся на Янтарную комнату?

Она ответила не сразу.

- По крайней мере мы будем делать вид, что верим в это.

- Зачем?

- А затем, что в противном случае над нашими голыми задницами занесут циркулярную пилу. У тебя есть трое суток, прежде чем я сдам тебя Онор Донован. Моя визитка лежит около телефона. Если повезет или если ты проявишь находчивость, звякни. Ты поможешь нам, мы поможем тебе. Так что шевели мозгами, Джейк.

- До свидания, - бросил он, обходя ее.

- Я серьезно, Джейк.

- Я тоже.

Не успел он закрыть за собой дверь, как Эллен уже завела свою машину. Когда же он подошел к телефонному аппарату, "форд" уже растворился в облаке поднятой им пыли. Не глядя на циферблат, а уткнувшись в раскрытый судовой журнал, Джейк набрал известный ему номер.

- "Имерджинг рисорсис". Я могу вам чем-нибудь помочь? - раздался на том конце провода приятный голос.

- Можешь, Фред. Как там мой заместитель?

- Привет, Джейк. Она на связи с Калининградом.

- Черт, выбрала время!

- Наш человек, судя по всему, перепил вчера местной водки и только сейчас соизволил позвонить нам. О, подожди-ка! Она закончила разговор. Соединяю.

Сосредоточенно нахмурив лоб, Джейк медленно перелистывал страницы судового журнала. Через несколько секунд в трубке раздался голос Шарлотты Фицрой, вице-президента корпорации и старинной приятельницы Джейка.

- Привет, босс. Как успехи? - спросила она.

- Так себе. Власти с тобой уже говорили?

- Налетели как саранча. Я искренне пыталась им помочь...

Джейк фыркнул, продолжая смотреть журнал.

- ...но они не пожелали уточнить, что именно им хотелось бы знать, продолжала Шарлотта, - поэтому, увы, я немногое смогла им сообщить.

- Им нужна Янтарная комната.

- Она всем становится нужна, кто хоть раз про нее слышал.

- Точно. А в остальном как идут дела?

- Вообще или с Кайлом Донованом конкретно?

- И то и то.

- Дела идут ни шатко ни валко, впрочем, я собираюсь послать тебе на подпись кое-какие контракты. А в отношении Кайла ничего нового. Утопленников с хорошими зубами пока нет.

- Так уж и ничего нового? Чую, Шарлотта, ты на чем-то сидишь.

- На своей изящной попке.

- Ладно тебе. Вспомни, кто твой начальник.

- Я думала немного подождать, пока появится что-нибудь конкретное.

- Я не собираюсь ждать, выкладывай.

- Хорошо, один из наших людей в Калининграде советует нам обратить взоры на противоположный конец континента.

- То есть?

- На Камчатку.

Джейк на мгновение отвлекся от журнала.

- И что?

- Кайл туда несколько раз звонил. Насколько нам удалось узнать, это турбаза для любителей рыбной ловли. Владельцы русские. Некий Влад Кировский.

- Дальше.

- Собственно, это пока все. Они знают Кайла. Он и его братья бывали там несколько раз, рыбачили.

Джейк вновь вернулся к журналу.

- У нас есть кто-нибудь на Камчатке?

- Эд Берлс, но он не говорит по-русски.

- Перешли ему фотографию Кайла. И пусть найдет себе переводчика.

- Он геолог, а не частный детектив.

- Если мы не докажем, что "Имерджинг рисорсис" не имеет никакого отношения к пропавшему янтарю, он перестанет быть и геологом.

- Логично. Я так ему и передам.

- А Зак пусть походит по больницам и поликлиникам, поспрашивает.

- Где?

- На всем пути от Сиэтла до Анакортеса.

- Что, Кайл в Штатах? - удивленно спросила Шарлотта.

- Если верить Эллен Лазарус, здесь его паспорт.

- Ого! А она-то тут при чем?

- Ищет Янтарную комнату.

- Боже мой!

- Вот именно. Жизнь полна чудес.

- Говорила тебе, что ее не уничтожили. С тебя штука!

- Я же не сказал, что она ее нашла. Ищет.

- Ну это уже детали.

- Ничего себе!

- Она все еще у тебя?

- Нет.

- Что случилось?

- Предлагала сотрудничество.

- А ты?

Джейк глянул на визитку, лежавшую у телефонного аппарата. "Эллен Лазарус, консультант". Первые три цифры номера были: 800. По ним невозможно было определить местонахождение абонента.

- Вот думаю, - ответил он. - Как свиная отбивная может думать о том, чтобы стать начальником над голодным волком.

Шарлотта рассмеялась.

- Понимаю. Если можешь использовать ее к своей выгоде, используй. Только не забудь натянуть резиновые перчатки. Как ты думаешь. Кайл у них?

- Если бы это было так, она не появилась бы у меня.

- Ты думаешь, он все-таки добрался до Штатов?

- Не знаю. Но все ведут себя так, что можно подумать, будто янтарь добрался. А с Кайлом или без - уже второй вопрос. И дело не только в Эллен. Власти полагают, что мисс Донован под видом рыбалки хочет отправиться за янтарем.

- А ты что думаешь?

- Дядя, может, и прав. Полиция следит за коттеджем Кайла.

- Зачем?

- Затем, что есть такая возможность, - едко заметил Джейк. - И еще им смертельно хочется поспрашивать Кайла о том утопленнике с гнилыми зубами, которого выбросило на пляж.

- Ты нашел грузовик, который угнал Кайл?

- Пока нет, но это не так важно. Когда мы до него доберемся, он будет пуст.

- Какой ты оптимист!

- Просто Кайл не дурак. Наверняка у него был на подстраховке другой грузовичок, который не вызывал никаких подозрений.

- И он один перебросал туда весь груз?

- Янтарь легок, - машинально ответил Джейк, переворачивая очередную страницу.

- Чем ты там занимаешься?

- Читаю его судовой журнал.

- Ну и что?

- Любопытно кое-что сравнить.

- Например?

- Например, движок на его катере отработал больше, чем здесь помечено.

- Что это означает?

- Либо он перестал делать записи еще до того, как отправился в Калининград, либо по возвращении оттуда еще немного покатался, но не отметил это в журнале.

- Значит, он жив? - быстро спросила Шарлотта.

- Или был жив. Эллен сказала, что тот дружок с плохими зубами оказался русским боевиком. А они обычно выходят на охоту парами.

- Приятно слышать.

- Да. - Джейк захлопнул журнал. - Скоро встречаюсь с сестрой Кайла. Что-нибудь еще есть для меня?

- С его сестрой? Зачем?

- Я учу ее управлять катером Кайла.

На том конце провода повисла короткая пауза.

- Неплохо устроился.

- Не то слово. Если будешь наговаривать какие-нибудь сообщения на мой автоответчик, будь осторожна. Не исключено, что, кроме меня, с ними еще кто-нибудь ознакомится.

- Ясно. Как ты думаешь, мисс Донован известно, где спрятан янтарь?

- Не ей, так кому-нибудь другому из их семейки.

- И ты считаешь, что груз на Сан-Хуане?

- Я на это рассчитываю. Мне нужно добраться до груза и вернуть себе честное имя. Только так я смогу добиться, чтобы "Имерджинг рисорсис" вновь пустили в Россию.

- Что сестричка? Как выглядит?

Джейк промолчал.

- Ого! - отозвалась Шарлотта заинтересованно. - Неужели вся в Кайла?

- И к тому же женщина.

- Помни про Эллен.

- Онор - это тебе не Эллен.

- Кому ты говоришь? Эллен даже не знает такого слова.

Он усмехнулся.

- Ты не поняла. Онор - это ее имя. Так зовут мисс Донован.

Повесив трубку, Джейк включил ксерокс. Времени на копирование ушло немного. Кайл владел катером всего пятнадцать месяцев и к тому же уделял ему меньше внимания, чем тот заслуживал.

"Хорошее название он придумал своей посудине. Точное. Кайл многое не успел. Впрочем, не смей жалеть этого мерзавца. Его никто не отваживал от рыбалки, он сам не хотел".

Джейку невольно пришли на память те славные денечки, когда они общались, коротали долгие часы балтийской непогоды за пивом и рыбацкими разговорами. В холод и стужу на Балтийском море рыбалка была просто отличная.

Покончив с копированием, Джейк вооружился карандашом, картами Сан-Хуана и вновь засел за журнал. К тому времени, когда на руке у него зажужжал будильник, он понял одно: судовой журнал Кайла мало в чем ему помог.

Джейк так и не узнал, куда подевался Донован и с ним ли пропавший янтарь.

И чем больше он думал над этим, тем очевиднее становилось, что рассчитывать стоит только на Онор. Лишь она в состоянии привести его к грузу. И для того чтобы доказать свою собственную невиновность, ему придется попользоваться ею так же беззастенчиво, как Кайл пользовался другими людьми.

Джейк поморщился - Онор заслуживала лучшей участи. Впрочем, в последний месяц он, кажется, только и делал, что морщился.

Глава 4

- Красиво, как на открытке, правда? - проговорил он.

Онор вздрогнула от неожиданности, потом неуверенно покосилась в иллюминатор. Темно-зеленый пролив Розарио действительно выглядел волшебно. Жаль только, что он был настоящий. С той самой минуты, как катер отвалил от причала, ее не покидали нехорошие ощущения, и она очень остро чувствовала отсутствие твердой опоры под ногами.

- Открытки не прыгают перед глазами, как ненормальные, - пробормотала она, пробежав языком по пересохшим губам.

- Да бросьте вы! Сейчас штиль. Она вновь облизала губы, но на этот раз промолчала. От Джейка не укрылось ее состояние. И он понимал, в чем дело: боится. Что такое страх в глазах, Джейк знал хорошо. Жизнь научила разбираться в подобных вещах. Его работодательница была бледна, кусала губы, и ее не покидало напряжение. Все ясно как белый день.

"Все-таки Онор пересилила страх. Значит, у нее на это были веские причины. Что заставило ее пуститься в ненавистный ей океан? Любовь к брату или жадность, желание заполучить Янтарную комнату?"

Глянув на безмятежную морскую гладь, Джейк спросил себя: что станет с Онор, когда поднимется ветерок? Поначалу он планировал в первый их выход в море как следует проверить "Завтра", испытать все его возможности на воде, но теперь, глядя на бледную Онор, склонялся к другому варианту: спокойная ленивая рыбалка.

В связи с этим он вспомнил о гавани Тайной, в которой, согласно народной молве, рыбу можно чуть ли не руками из воды доставать.

При других обстоятельствах мысль о рыбалке вдохновила бы Джейка, но теперь... Он-то собирался выйти в открытое море, но у Онор такое лицо. "Если она совсем не выносит воды, я должен это выяснить сейчас, пока не добавились другие проблемы", - думал он.

Сменив курс на сорок пять градусов, он резко прибавил газ.

- Что вы делаете? - воскликнула Онор. Едва слова слетели с ее уст, как ей стало ясно, что она не сумела скрыть свой страх. Но Онор ничего не могла с собой поделать. Нервы были обнажены и натянуты до предела. Все говорило о том, что выход в море на катере брата явится для нее намного более серьезным испытанием, чем она предполагала. Ей было уже за тридцать, но воспоминания о детских переживаниях до сих пор не давали покоя.

- Я подумал о рыбалке, - мягко отозвался Джейк, - но...

- Вот и хорошо.

Он удивленно оглянулся на нее, опасаясь, что не правильно истолковал себе ее реакцию.

- Хорошо? - переспросил он.

- Да. По-моему, думать о рыбалке гораздо лучше, чем ловить рыбу.

Он покачал головой.

- Шутите?

- Ничуть.

- Бог ты мой...

На этот раз она не ответила и только вцепилась обеими руками в сиденье, словно боялась, что кто-то вышибет его из-под нее.

Джейк что-то буркнул себе под нос. Одно дело использовать Онор и совсем другое - мучить. Он не сможет на это пойти. В этом, кстати, крылась одна из причин, почему он ушел в свое время от Эллен. Ему было неловко наблюдать за тем, как она опутывает людей невидимыми нитями своей липкой паутины и те становятся похожими на беспомощных мух.

Приглушенно чертыхнувшись, он резко крутанул штурвал и стал разворачиваться в обратную сторону.

- Что вы делаете? - быстро спросила Онор.

- Возвращаюсь.

- Зачем? Что-то случилось? - испуганно и тоненько проговорила она.

- Да.

- Что?

- Вы.

Она обратила на него пылающий взгляд.

- В чем дело? - спросила Онор сквозь судорожно стиснутые зубы. - Со мной все нормально.

- В таком случае я Красная Шапочка.

- Нет, вы скорее Серый Волк!

Он улыбнулся одними губами и покачал головой. Несмотря на смертельную бледность, разлившуюся у нее по лицу, она еще сохранила чувство юмора.

- Разворачивайте катер, - сказала Онор. - Мы отправляемся на рыбалку.

Он продолжал вести "Завтра" к причалу, до которого оставалось минут пять ходу. Онор бросила на него изучающий взгляд.

- Я серьезно говорю, - повторила она. - Разворачивайте.

- Страх в небольших дозах хорош как защитная реакция, - ответил Джейк. - Человек, который опасается чего-то, всегда наготове. Но когда, кроме страха, в голове больше ничего не остается - это уже не дело. Страх тут играет отрицательную роль, мешая человеку осуществить задуманное.

- Мешает наловить много рыбы? - едко заметила Онор.

- Мешает выжить.

Онор вновь пристально вгляделась в него.

- Что вы можете знать о страхе и о выживании?

- Почти все, к сожалению, - ответил он, ясно давая понять своим тоном, что на этом разговор о нем лучше закончить.

Не тут-то было!

- А что с вами случилось? - живо спросила она.

- Да так, различные нежелательные эксцессы...

- Понимаю! О которых сообщают в шестичасовых новостях в рубрике "Преступления и происшествия"?

- Нет, к кабацким потасовкам репортеры интереса не проявляют.

- К кабацким потасовкам? А вы...

- Нет.

- Откуда вы знаете, что я хотела спросить?

- Я не знаю.

- Ясно. Не моего ума дело, да?

- Вот-вот. Слушайте, да отпустите вы сиденье! У вас так руки онемеют.

Она расцепила побелевшие от напряжения пальцы, и кровь стала возвращаться к рукам. Вздохнув и проглотив в горле комок, она нервно пробежала кончиком языка по пересохшим губам.

- Как вы узнали, что у меня онемели пальцы? - спросила она.

- Я тоже когда-то прошёл через это. Онор украдкой бросила на него быстрый взгляд. Казалось, он олицетворяет собой ледяное спокойствие. Левая рука его лежала на штурвале, а правая бегала по приборной доске, где рядами располагались многочисленные датчики, кнопки и переключатели. Поза его была расслабленной и излучала крепкую уверенность в себе. "В море он себя чувствует как дома", - решила она.

- Вы... боялись?! - воскликнула она. - Ущипните меня!

- Не искушайте.

- Я и не думала.

Он чуть удивленно оглянулся на нее и сбросил газ.

Катер резко осел в воде. Не ожидавшая этого Онор вынуждена была ухватиться рукой за переборку над головой. Через мгновение "Завтра" догнали волны и ударили в корму. Катер сильно покачнулся. Джейк если и заметил, то не обратил на качку ни малейшего внимания.

В отличие от Онор.

- Что вы делаете? - с отчаянием в голосе воскликнула она.

- Устанавливаю правила поведения в открытом море. Правило первое. Вы чертовски хороши собой и знаете это, поэтому перестаньте стрелять глазками и облизывать губки.

Глаза ее округлились.

- О чем это вы?..

- Правило второе, - перебил Джейк. - Приберегите свои уловки для других. Ясно, дорогая?

- По-моему, у вас что-то с головой, - раздраженно отозвалась Онор. Если я и облизываю губы, то это только от нервного напряжения. А глазками, как вы выражаетесь, я не стреляю. Ясно, дорогой?

Джейк натолкнулся на ее зло прищуренные глаза и залюбовался ими. Гнев пересилил в ней страх, и бледность отступила.

Губы его дрогнули в улыбке.

- Вот так вы мне больше нравитесь, - пробормотал он.

У Онор от изумления открылся рот.

- Эй! Может быть, мы спорим о разных вещах? Я что-то не понимаю.

- Не спорим, а кое-что обсуждаем.

Онор закрыла рот.

- Обсуждаем? - тихо переспросила она.

- Да, обсуждаем, как отвлечь вас от вашего страха. Все просто. Я перевел ваши мысли в другое русло, и щечки вновь порозовели.

Онор все еще не отошла от обиды и возмущения, но ей вдруг захотелось улыбнуться вместе с ним.

- Готовы? - вдруг спросил он.

- Что? Задушить вас? В любое время.

Он усмехнулся.

- Верю.

- Правильно.

Она прерывисто вздохнула и в следующую минуту с трудом удержалась от того, чтобы вновь не провести языком по пересохшим губам.

- Ну что, отлегло? - спросил он, оглянувшись.

Она, сама себе дивясь, утвердительно кивнула.

- Ваш метод груб, но эффективен.

Джейк вновь улыбнулся одними губами.

- В этом я весь. Сами же говорили, что во мне такта и обхождения, как в нейтронной бомбе.

- Я не хотела вас оскорбить.

- А я привык к тому, что мне такое говорят. Обаяние никогда не было моей сильной стороной. Я оставил его разного рода мошенникам.

"Типа твоего братца, Кайла Донована, - подумал он мрачно. - И вообще всей вашей семейки".

Джейк не собирался ни на минуту забывать об этих людях, которые неизменно хлопали дверью прямо перед носом у человека, если тот стоял на пути к правде. И она, между прочим, тоже Донован. Он должен всегда помнить об этом.

Развернувшись к ней спиной, он прибавил газу. Набирая скорость, катер приподнялся над водой и теперь летел, едва ее касаясь. Рука Джейка уверенно порхала от одного переключателя к другому. Он действительно чувствовал себя как дома.

Оглянувшись по сторонам, он увидел то, что в принципе ожидал увидеть, хотя в глубине души надеялся, что не увидит. Невдалеке от "Завтра" скорость набирали три других катера.

Первые два появились вскоре после того, как "Завтра" отвалил от причала. Третий был ярко-оранжевый "Зодиак", принадлежавший службе береговой охраны. Он шел на перехват их катера. Через некоторое время они сблизились, и один из четырех пассажиров "Зодиака" стал подавать сигналы Джейку, чтобы тот остановился.

- Вот тебе и порыбачили! - пробормотал он.

- А что, упустили время?

- Пока нет, но упустим - это как пить дать.

- Почему?

- Видите оранжевый "Зодиак"?

Поблизости было только одно оранжевое судно, так что сомнений не оставалось.

- Он больше похож на плот, чем на нормальный катер, - заметила Онор.

- "Зодиак" способен подходить к берегу, не оборудованному причалом, а на открытой воде в состоянии догнать любое судно, какое ему приглянется,

Джейк сбросил скорость, но не стал это делать резко, чтобы лишний раз не пугать Онор.

- А в чем дело? У нас что-то не так? - обеспокоенно спросила она.

- Надеюсь, что нет. Скорее всего мы с вами попали на "случайную" проверку береговых служб.

"Завтра" спокойно покачивался на воде, и оранжевый "Зодиак" быстро сближался с ним.

- Они что, проверяют каждый катер? - спросила Онор.

- Нет.

- Большинство из них?

- Нет.

- Каждый четвертый?

- Нет.

- Каждый десятый?

- Даже не каждый сотый.

- Тогда почему они остановили нас?

- Не знаю. Наверное, нам с вами просто повезло, - весело проговорил Джейк и улыбнулся. Онор улыбнулась в ответ.

- Нигде не спрятаться от этих полицейских, - сказала она. - Ни на суше, ни в открытом море. Что за жизнь?

- Да. А вы небось крепко испугались?

- Ага, пеленки пора менять.

От души рассмеявшись, Джейк вынул из ящика документы и пошел на корму встречать офицеров береговой охраны.

Они даже не потрудились спросить, когда в последний раз "Завтра" проходил у них проверку. Между тем, согласно бумагам, которые Джейк держал сейчас в руках, катер проверяли всего лишь несколько месяцев назад. Кайл тогда сделал это по собственной инициативе. И все прошло нормально, без сучка без задоринки. А по правилам проверка должна была производиться лишь раз в полгода, так что их остановили совершенно напрасно.

Один из офицеров уже перебрался с "Зодиака" на корму "Завтра" по перекидному трапу.

- Добрый день, - поприветствовал его Джейк. - Чем могу?

- Обычная проверка, сэр, - ответил молодой человек.

- Что ж, будем надеяться, что у нас сегодня еще останется время порыбачить. Катер уже проходил техосмотр в этом году, и ваши коллеги не нашли никаких нарушений. Вот у меня квитанция. Если не верите, свяжитесь с вашей конторой, там подтвердят.

Молодой человек замялся и оглянулся через плечо на перекидной трап, по которому на катер уже перебирался второй проверяющий.

Джейк тоже посмотрел туда. Приглушенно чертыхнувшись, он постарался изобразить на лице искреннюю улыбку.

- Привет, Билл, - крикнул он. - Это как же надо повздорить с начальством, чтобы тебя отрядили в дежурный патруль устраивать честным людям проверки?

Тот поморщился.

- Джейк? Какого черта ты здесь, делаешь? Этот катер зарегистрирован на Кайла Донована.

- Я учу его сестру управлять им.

- Да? Надеюсь, она не станет возражать против нашего присутствия. Мы ее надолго не задержим.

Джейк обернулся к рубке. Онор стояла на пороге.

- Что скажете? Не станете возражать?

- Можно подумать, мои возражения что-то изменят.

- Вы вправе потребовать от капитана Конроя, чтобы он сию же минуту покинул палубу и испарился.

- Это ваш совет?

Джейк пожал плечами.

- Мой совет: пригласить береговую охрану в гости к нам сейчас, чем рисковать нарваться на них в более неподходящее время. - Он оглянулся на Конроя. - Верно, кэп?

- Согласен.

Джейк прищурился.

- Да уж, подкинули тебе работенку.

- Бывает хуже. - Конрой кивнул своему молодому напарнику. - Приступай.

- Так точно, сэр! - звонко ответил тот и быстро направился к рубке.

- Покажите ему, что вентилятор у нас в порядке, - бросил Джейк Онор.

Она вошла в рубку первой и включила воздуходувку. Та пошумела с полминуты и умолкла.

- Новенький? - спросил Джейк, передавая Конрою документы на катер.

- Ага. Кому-то же нужно ставить их на ноги.

Пока он просматривал бумаги, двое оставшихся на "Зодиаке" сотрудников береговой охраны прилагали все усилия к тому, чтобы их посудину не относило от катера. Как Джейк и ожидал, все оказалось в полном порядке. Вскоре он получил бумаги назад.

- А что он там ищет? - спросила Онор, показываясь на пороге рубки.

- Он хочет, чтобы у нас все соответствовало установленным требованиям.

- То есть?

- Огнетушители, зарегистрированные спасательные средства, по жилету на брата, и бюрократические плакатики, на которых должно быть написано что-нибудь вроде: "Не бросай в воды славного Пьюджет-Саунда ничего, кроме рыболовных снастей".

- А я-то думала, зачем Кайл приклеил ту красную записку к печке!

- Не забудьте еще о черной записке, приклеенной к капоту с внутренней стороны. - Он повернулся к Конрою. - Хочешь взглянуть?

- Я-то ладно. Джимми еще ни разу не видел этих новых движков "вольво". Ему понравится.

- Всегда рада помочь молодым и начинающим, - с воодушевлением в голосе проговорила Онор.

Джейк фыркнул.

Конрой философски поморщился. Он правильно сказал: бывает и хуже.

Когда пришло время открывать капот, Онор заняла место перед зияющим провалом и вызвалась самолично провести увлекательную техническую экскурсию, объясняя молодому сотруднику береговой охраны тонкости строения двигателя, словно профессор, растолковывающий употребление деепричастий прошедшего времени в шекспировских сонетах. Особое внимание она заострила на измерителе уровня масла, прочных топливных шлангах и карбюраторе. Онор подробно объяснила принцип подачи топлива, выхода выхлопов, устройства фильтров, зажигания, водяного охлаждения и рассказала об общем уходе за всеми четырьмя сотнями пятьюдесятью четырьмя кубическими дюймами роскошного механизма.

Под конец глаза у Джимми возбужденно заблестели.

Когда же Онор собралась разобрать движок на составные части, чтобы сотрудники береговой охраны получили доступ к его внутреннему устройству и смогли там все проверить, вмешался Джейк, полагая, что это уже лишнее.

- Не сегодня, - сказал он мягко. - Если вы сейчас разложите эту красавицу на кусочки, нам точно не успеть на рыбалку.

В первое мгновение на лице Онор отразилось искреннее разочарование. Джейк готов был поклясться в этом.

- Значит, не стоит? - переспросила она, оглянувшись на Джимми и Конроя. - А там есть на что посмотреть.

Губы Конроя скривились в натужной полуулыбке.

- Владельцы всегда любят прихвастнуть.

- Нет, но паровые моторы и ядерные реакторы, разумеется, не в счет. Я говорю о старом добром двигателе внутреннего сгорания!

На сей раз Конрой расхохотался от души. Успокоившись, он дал знак Джимми возвращаться на "Зодиак". Тот поспешил к трапу.

- Благодарю за гостеприимство, мисс Донован, - сказал напоследок Конрой. - Вы навсегда изменили мое отношение к двигателям и моторам.

- Что, торопишься на другие суда? - спросил Джейк.

- Да в общем-то нет...

- Ну, чтобы тебе не скучать понапрасну... Вон видишь две посудины? Почему бы тебе и их не проверить? Или там ваши люди?

- Нет, насколько мне известно.

- Проверишь?

- Не сегодня.

- Завтра?

Конрой опять поморщился. Было видно, что он явно не в восторге от своей работы.

- Когда ты вернулся? - спросил он вместо ответа.

- Не так давно. А ты сегодня долго на службе?

- Не очень.

- Угощу тебя пивом.

Лицо Конроя разгладилось.

- Почему бы и нет? Как насчет "Соленого бревна", а? В восемнадцать ноль-ноль?

Джейк посмотрел на часы. Они показывали пять, или, как говорят военные, семнадцать ноль-ноль. "Покататься толком не успею, - подумал он. - Ну и плевать. Мне будет гораздо интереснее узнать, каким ветром его занесло в береговую охрану: местным, общенациональным или международным".

- По рукам, - сказал Джейк. - Приводи Джанет, если хочешь.

- Как-нибудь в другой раз, - буркнул Конрой. - Не хочу, чтобы она лезла в эти дела.

Его ответ встревожил Джейка, но тот все равно улыбнулся.

- Хорошо. Увидимся ровно в восемнадцать ноль-ноль.

Онор с завистью наблюдала за тем, с какой ловкостью и сноровкой Конрой перебежал по качающемуся перекидному трапу на "Зодиак".

- Как они управляют такой посудиной в неспокойную погоду? - спросила она.

- Очень осторожно.

Повернувшись, Джейк скрылся в рубке. А Онор еще с минуту постояла на корме, глядя на открытый утлый "Зодиак" одновременно с испугом и восхищением. У четырех его пассажиров не было ни рубки, ни каюты, где можно было бы укрыться от сильного ветра и грозы.

"Интересно, пахнет ли у них палуба рыбой?" - подумала она, поежилась и тоже ушла в рубку, плотно прикрыв за собой дверь. По сравнению с "Зодиаком" катер ее брата казался сейчас олицетворением надежности и безопасности.

Джейк уже занял свое место за штурвалом и наблюдал в окно за крутившимися неподалеку двумя катерами. Онор протиснулась в узком проходе и села на штурманское кресло. Оно было широким, и на нем при желании вполне разместились бы двое. А детей так и трое.

- Почему сотрудники береговой охраны ходят в оранжевом? - спросила она.

- По той же самой причине, по которой спасательные жилеты имеют этот цвет.

- Они боятся утонуть?

- Нет, просто такие правила. У них открытые посудины, а вода холодная. Должны же чем-то компенсироваться все эти неудобства.

- Облегчает жизнь патологоанатомам? Прелестно!

- В отличие от вас тренированный сотрудник береговой охраны может продержаться на воде несколько суток.

- Несколько суток? - поражение переспросила Онор. - К вопросу о пеленках...

Джейк рассмеялся и повернул ключ зажигания. Движок радостно взревел, глотая впрыскиваемое топливо. Скоро из-под капота донесся удовлетворенный сытый гул, и катер, быстро набирая скорость, легко понесся по спокойной темно-синей воде.

На губах Онор играла мечтательная улыбка. Сидя на своем месте, она прислушивалась к мерному гудению мощного двигателя. И хотя скорость была уже приличная, что-то подсказывало ей, что мотор работает не в полную силу. Четырехцилиндровый карбюратор загружался лишь наполовину. Два цилиндра простаивали, ожидая, когда задействуют и их.

- Мне кажется, звук будет еще приятнее, если добавить мощности, сказала она.

Джейк глянул в сторону Онор и наткнулся на ее улыбку. На мгновение ему вдруг представилось, как она сказала бы те же самые слова, но... в постели. Впрочем, он тут же спохватился и мысленно обозвал себя болваном. С Онор Донован его связывали исключительно деловые, корыстные отношения.

И однако, как он ни старался отвлечься на что-нибудь другое, в голове продолжали возникать видения одно другого волнительнее. Под конец он почувствовал, что ему стало тесно в штанах.

- Слушайте, - буркнул он. - Сейчас заработает на полную.

Катер рванулся вперед. Звук мотора изменился, стал гуще и в то же время выше. У Онор по спине пробежали мурашки, душа отправилась в полет. Она не выдержала и весело рассмеялась.

- Прелесть какая! - воскликнула она. - Куда тебе до нас, Бетховен, правда?

Джейк тоже улыбнулся. Улыбка его стала шире, когда он выглянул в окно. Три посудины, увязавшиеся за ними с самого начала, похоже, не без труда поддерживали такой темп. Он вновь глянул вперед, опасаясь налететь на плавучие бревна или еще на какие-нибудь нежелательные препятствия. Но поверхность воды впереди была идеально гладкой.

- Ну что ж, посмотрим, на что способна наша красавица, - негромко проговорил он.

Да, лучше это сделать сейчас, чем проверять потом, по ходу дела, когда их жизням, возможно, будет угрожать опасность. Но вслух про это Джейк говорить не стал. Ему было приятно смотреть на улыбающуюся Онор и не хотелось напоминать ей о том, что, помимо холодной темной воды и отвратительного запаха рыбы, на свете есть много других неприятных вещей.

Он вдруг неожиданно для себя подумал: "Но, может, она столь наивна, что просто не осознает опасности?"

Глупости! Быть такого не может!

Но ведь она не заметила, что за коттеджем Кайла установлена полицейская слежка... А дурой, которая не видит дальше своего носа, ее назвать нельзя.

Значит, остается только наивность.

Впервые он подумал о ней так, когда она разговаривала по телефону со старшим братом. Арчер захлопнул перед ней свою ракушку точно так же, как он это сделал раньше перед Джейком.

"Черт, если я хоть на мгновение поверю ее янтарно-зеленым глазам и допущу мысль о том, что она честная и чистая, я буду полным ослом! И вообще меня не должна интересовать ее честность. Главное, не забывать о том, что она - мой единственный шанс проникнуть за запертые двери "Донован интернэшнл". И плевать на то, какими средствами я добьюсь цели! А если не нравится - стисни зубы, но в сторону не сворачивай!"

"Завтра" несся по спокойной поверхности Пьюджет-Саунда словно перышко. От кормы буквой "V" отходили буруны, словно шлейф от летящего самолета. Один из преследовавших их катеров окончательно отстал. Другой пока держался в кильватере. Равно как и "Зодиак".

Джейк еще увеличил ход. Рокочущий движок разогнал катер до тридцати четырех узлов.

- Теперь я понимаю, почему Кайл среди всех братьев - мой любимчик, перекрывая шум мотора, крикнула Онор.

Джейк мельком оглянулся на нее. Она мечтательно улыбалась, сомкнув веки. Страх перед малыми судами и большой водой окончательно уступил место восторгу. Отлаженная мощная машина несла их вперед с умопомрачительной скоростью, и Онор в ту минуту не могла не радоваться жизни. Джейк улыбнулся вместе с ней.

Увеличив обороты до четырех тысяч, он попеременно смотрел то в лобовое стекло, то на приборную панель. Ничего не менялось, и только катер шел все быстрее, без труда преодолевая подводные течения и воронки, порожденные слабеющим приливом.

У "Завтра" еще имелся потенциал, поэтому он прибавил газу. Затем еще... Теперь катер едва касался воды килем, и движение его стало менее предсказуемым. Но Джейк не сбавлял темпа, твердо решив проверить, что может это судно, какой у него резерв и когда он иссякнет.

Все датчики на приборной панели вели себя нормально. Катер продолжал легко скользить по поверхности залива, совершенно не зарываясь носом в воду. Впереди него даже не было бурунов, что говорило прежде всего о высокой квалификации того, кто стоял у штурвала. Ну и, конечно, о прекрасной обтекаемости корпуса.

Спустя двадцать минут Джейк, полностью удовлетворившись своей проверкой и убедившись в том, что мотор на "Завтра" не имеет ярко выраженных слабых сторон, закончил огромный круг вокруг острова. Сбросив обороты до трех тысяч четырехсот, он глянул через плечо за спину.

Катер береговой службы маячил вдали оранжевой точкой. Но Джейк знал, что это добровольный выбор Конроя. При желании легкий "Зодиак" с его мощным движком без труда мог бы догнать "Завтра". Что же касается двух других преследователей, то первого давно уже не было в зоне видимости, а второй еле-еле тащился за ними, смешно подпрыгивая. То и дело он врезался носом в воду, поднимая вверх ослепительные брызги.

"Вот кому спасательный жилет сейчас не помешал бы", - подумал Джейк.

- Итак? - спросила Онор.

- Неплохое судно.

- Мм... Мне кажется, я начинаю понимать прелести рыбной ловли.

- Рыбной ловли? Мечтать не вредно. На такой скорости можно гоняться разве что за летающей рыбой.

- Тем лучше.

- Вы вообще любите рыбные блюда?

- Еще как!

- Я имею в виду свежую рыбу.

- А другой я и в рот не беру.

- Да, судя по вашему ответу, рыбаком женского рода вы еще не стали. Но у нас все впереди.

- Насчет этого не беспокойтесь, я уже умаслила своего поставщика рыбы. Он следит за тем, чтобы снабжать меня только самой свежей рыбой.

- Самая свежая рыба - это та, которую вы поймали своими собственными руками.

Онор бросила на него взгляд, исполненный сомнения.

- Лучше уж научите меня водить катер.

Улыбка, которой он одарил ее в следующее мгновение, заставила бы Красную Шапочку обратиться в бегство.

- О'кей. Но для начала усвойте первое правило: бензин всегда покупает хозяин.

- Вы что, хотите меня смутить?

Он скосил глаза на датчик на приборной доске, который показывал, что они израсходовали уже больше половины топливного запаса.

- Именно. Ну а пока имейте в виду, что при хорошей погоде самая оптимальная скорость для вашего катера при самом экономном расходе горючего составит около трех тысяч четырехсот оборотов в минуту. Кроме того, на этой скорости катер очень хорошо слушается штурвала. Учтите, что есть прямая зависимость между скоростью, балансировкой судна и...

Не прерывая лекции, Джейк повернул к причалу. Уже через несколько минут у Онор голова пошла кругом от всевозможных технических деталей, цифр и морских терминов. Джейк словно хотел лишний раз показать ей, как много он знает и как ничтожно мало известно ей.

"Он мог бы быть со мной и повежливей", - думала она, но одновременно сознавала, что ей, упрямой представительнице женской половины рода Донованов, нужен именно такой инструктор, как этот Дж. Джейкоб Мэллори. Чтобы помочь ей достичь главной цели - отыскать брата.

Глава 5

"Соленое бревно" было старой излюбленной забегаловкой для лесорубов, рыбаков и ловцов крабов из Анакортеса. Однако в последнее время доходы таверны неуклонно уменьшались по мере ухудшения дел у клиентуры.

Когда Джейк переступил порог заведения, на него тут же пахнуло застоявшейся насквозь прокуренной атмосферой. Посетители, как обычно, громко жаловались на бюрократов, не дававших нормальной жизни рыбакам, и на аборигенов, которые работали, повинуясь лишь своим племенным традициям, не обращая внимания ни на федеральные законы, ни на законы штата, и которые в последнее время совсем обнаглели. Все это Джейк уже слышал тысячу раз и кое с чем был в душе согласен.

Конрой ждал его за маленьким столиком в дальнем углу зала, выбрав местечко подальше от туалета. Во внеслужебное время он носил серые брюки и фланелевую рубаху неопределенного, как и барная стойка, цвета. Лицо его было усталым и раздраженным. Перед ним стояла кружка с пивом, к которому он даже не прикоснулся.

Проходя мимо бара, Джейк взял себе пива и направился к приятелю. Его появление в общем-то не привлекло к себе внимания, если не считать нескольких равнодушных взглядов, которыми всегда здесь окидывали людей по виду местных, но не относящихся к святому пьющему братству завсегдатаев "Соленого бревна".

- Я же говорил, что угощаю, - сказал Джейк, присаживаясь.

Оба сидели так, чтобы видеть не только друг друга, но и одновременно весь зал. Заведение было старенькое, обшарпанное, но при этом славилось своей взрывоопас-ной атмосферой. Жестокие драки были здесь обычным делом, и власти не вмешивались, если только дело не доходило до стрельбы и рыбацких финок.

Конрой поднял кружку и иронично взглянул на Джейка.

- Добрый вечер, приятель. Спасибо, но я привык покупать себе сам. Да, сложное у тебя положение... Такое впечатление, что тебя отнесло от берега на утлом ялике с дырявым днищем и повсюду тебе в лицо смотрят предупреждения о запрете на пользование малыми судами.

- Все могло быть хуже.

- То есть?

- Слава Богу, что пока мне в лицо смотрят одни лишь предупреждения.

- Что ты натворил? - вдруг спросил Конрой.

- Ничего.

- Как же! Мне было приказано не спускать с "Завтра" глаз.

- На катере, как ты знаешь, не я хозяин.

- Тогда мой тебе совет: держись от него подальше.

- Это официальное предупреждение?

- Нет. Это я тебе говорю по дружбе, памятуя о тех старых добрых временах, когда мы вместе ловили рыбку и ставили на уши окрестные кабаки.

- И вообще весь наш разговор неофициальный?

- Даю слово.

Джейк удовлетворенно кивнул, устроился на стуле поудобнее и пригубил пиво. В зале как раз поднялся спор насчет того, что хуже: аборигены со своими племенными замашками или бюрократы, которые считают, что рыбак вполне сможет прожить нормально, если они будут открывать промысловый сезон всего на несколько часов каждые три месяца.

- Твои начальники упоминали имя Кайла Донована? - тихо спросил Джейк.

- Только в связи с тем, что на него записан катер.

- А тебе намекали, что именно ты должен искать, когда поднимешься на борт "Завтра"?

- Нет, ничего конкретного. Может, они думают, что Донован перевозит контрабандой сигареты на север, или китайцев на юг, или, наконец, наркоту в обоих направлениях? А то и что-нибудь похуже. В Анакортесе развелось слишком много нераскрытых преступлений, а городок-то маленький...

- Преступлений? Значит, вот как это теперь называется в газетах?

- Сначала на пляже находят труп, уткнувшийся носом в песок. Потом исчезает без вести другой человек, а вместе с ним солидный запас янтаря. Это что, по-твоему? Меня интересуют только факты, а то, чем они обрамляются на газетных полосах, обыкновенная шелуха, на которую я не обращаю внимания.

Джейк усмехнулся:

- С годами ты становишься циничнее.

- Просто я участвовал в поисковых и спасательных операциях, которые потом газетчики так подавали в своих изданиях, что я их не узнал. Если хочешь выудить из наших газет фактуру, придется заделаться профессиональным дешифровщиком.

- Я всегда говорил, что ты не дурак, Конрой. По глазам вижу, что эта береговая охрана у тебя уже в печенках сидит. Переходи работать ко мне. Тут улыбка на губах Джейка поблекла. - Если, конечно, у меня еще останется свое дело.

- Держись подальше от "Завтра". Я не знаю, что натворил Кайл Донован, но само собой это точно не рассосется. С тех пор как утихла шумиха вокруг закрытия фанерной фабрики, он стал главной местной сенсацией.

- Да я бы с удовольствием на все плюнул. Но не могу.

- А ты смоги.

Джейк на минуту замолчал, прихлебывая пиво и размышляя над тем, говорить ему правду или нет. С одной стороны, риск, а с другой - такие союзники, как Конрой, на дороге не валяются. Наконец он решил открыться:

- Тот янтарь, который Кайл спер, был переведен из "Имерджинг рисорсис" в "Донован интернэшнл". Я утверждаю, что груз был отправлен и получен, а они говорят - нет. Ответственность за пропажу взвалили на мою компанию. И я должен схватить этих молодцов за руку, иначе моей конторе крышка. И мне самому тоже.

Конрой тихо присвистнул.

- Донованы разлетелись по всему миру и старательно не подпускают меня к себе на расстояние пушечного выстрела, - продолжал Джейк. - Меня уже вышвырнули из России и Прибалтики за то, что я задавал слишком много вопросов. Короче, я хочу добраться своими руками до горла Кайла Донована.

- Ты думаешь, он жив?

- Еще недавно я был уверен, что он мертв. Теперь же не знаю. Если честно, я тешу себя надеждой, что он жив. Мне очень хочется поболтать с ним по душам.

- Не тебе одному.

- Что, неужели он нарушил какие-то предписания службы береговой охраны? - сухо фыркнул Джейк.

Конрой нерешительно вертел в ладонях кружку с пивом, потом крякнул и проговорил:

- Если бы все было так просто... От всей этой истории за милю несет политикой, причем международной. Ты знаешь, что это такое: победителей не бывает, все в проигрыше.

104

Джейк поморщился и хлебнул еще пива.

- Продолжай.

- Ты уверен, что не можешь плюнуть на все это и просто повернуться и уйти?

- Мне некуда податься.

- Черт!

Конрой сделал глоток из своей кружки, достал сигарету и прикурил от старенькой "Зиппо".

- Я думал, ты бросил, - заметил Джейк.

- Четыре раза бросал, а потом сбился со счета.

- Никогда не покупай так называемых легких сигарет. Насколько я слышал, в них еще больше никотина, чем в обычных.

- Зачем же тогда их рекомендуют тем, кто хочет бросить?

- А чтобы они острее чувствовали, как исчезает их здоровье.

Конрой взглянул на свою сигарету с отвращением, но без удивления.

- Верю. - Он еще раз затянулся и выдохнул дым. - Если мои начальники узнают о нашем разговоре, мне действительно может потребоваться работа, которую ты мне предложил.

- А что, тебе уже и пивка нельзя попить со старым приятелем? С каких пор это стало преступлением?

- С той самой минуты, как я проверил регистрационные номера катеров, которые играли с тобой сегодня в догонялки.

В полутемном зале таверны глаза Джейка блеснули живым огнем.

- Дальше можешь не продолжать, я не настаиваю.

- Я просто пытаюсь уравнять свои шансы. Видишь ли, когда человек в штатском начинает отдавать приказы людям в форме, меня это нервирует.

- Политика.

Еще раз крякнув, Конрой стряхнул с сигареты пепел в замызганную пепельницу, стоявшую рядом.

- Один парнишка из Вашингтона дежурит круглосуточно в ожидании моих звонков. А я должен звонить ему каждый раз, как только ты меняешь курс.

Не спуская с Конроя внимательного взгляда, Джейк хлебнул из своей кружки еще и поморщился. Сторонний наблюдатель отнес бы эту гримасу на счет теплого пива, но в действительности дело было в другом -Джейку вновь припомнились давно снятые розовые очки и легендарная Янтарная комната. И на душе сразу стало тоскливо.

- Хоть бы удивленное лицо сделал, - буркнул Конрой.

- Зачем? Я не удивлен, но разозлен. И одновременно мне интересно. А этот штатский сказал тебе, на какую конкретно службу он работает?

- Нет. Он не назвал ни своего имени, ни звания, ни серийного номера и вообще ничего, кроме кодового названия всей операции, которое тебе все равно ничего не скажет. Вполне возможно, что они из военных. Между прочим, "Бэйлайнер", который гонялся сегодня за тобой, - тот, что с синим парусом, принадлежит одному каперангу из ВМФ и приписан к Уидби.

- А за штурвалом стоял сам хозяин?

- Нет, не думаю. Я заглянул в их рубку издалека, но шкипер показался мне слишком молодым для каперанга.

- Может, просто мы с тобой стареем.

Конрой выпустил колечко дыма.

- Всегда умеешь поднять другу настроение.

- Или эти штатские ребята просто взяли катер напрокат, - добавил Джейк, - вместе с хозяином, а?

Конрой вдруг резко вдавил окурок в пепельницу, словно злясь на себя за свою табачную слабость.

- А второй изрядно помятый "Бэйлайнер", который вел любитель, взят напрокат в нашей округе. Я еще не выяснил, у кого именно, но это нетрудно сделать.

- Не лезь в это дело. Завтра я подойду к нему поближе и, может быть, узнаю в лицо.

- Думаешь, он местный?

- Надеюсь, но заранее гарантировать не могу.

Конрой что-то буркнул себе под нос и уставился на свой потухший "бычок" одновременно раздраженно и с сожалением.

- Если тебе вдруг придется подняться на борт этого второго "Бэйлайнера", - негромко произнес Джейк, - будь осторожен. Труп с гнилыми зубами, который полиция обнаружила на пляже, в прежней жизни был русским киллером. А эти ребята обычно работают попарно.

- Хорошие у тебя знакомые.

- Просто мир изменился, и правила естественного отбора в природе ужесточились. Выживает сильнейший. Остальным ничего не светит.

Конрой покачал головой.

- Знаешь, меня сейчас больше всего интересует, кто вел третий катер.

Джейк выпрямился на стуле.

- Третий?

- "Олимпик" с радиолокатором, завешенным большим рыболовным сачком и с названием на борту "Приливная волна". Я охотно поверил бы, что это простой рыбак, привлеченный вашими гонками, но он приглядывал за тобой, равно как и за двумя другими катерами, в очень хороший бинокль.

- На кого записана эта "Приливная волна"?

- Только не падай со стула. Мой ответ тебе не понравится.

- Постараюсь.

- На одного русского иммигранта, который осел в наших местах пару лет назад. Некто Василий Веляковский. Я уже был как-то раз на его сейнере с проверкой и знаю хозяина в лицо. Так вот сегодня за штурвалом стоял не он.

- Ты был прав: мне это не нравится.

Конрой вытащил из пепельницы окурок, вновь прикурил и, затянувшись, состроил гримасу. Однако не выбросил.

- Такие дела, приятель...

- А кто стоял за штурвалом? Как он выглядел? - спросил Джейк.

- Мужчина примерно моего роста и телосложения, только волосы светлее. У него была заброшена удочка, но он так ни разу ее и не проверил.

- Значит, не рыбак. Дальше.

- В рубке, помимо него, был по крайней мере еще один. Но парнишка застенчиво прятался за перегородки, и мне не удалось его как следует рассмотреть. Тем более что я имел приказ не спускать с тебя глаз.

- Дальше.

- Парень вел катер уверенно, но без большого мастерства. Между прочим, он до сих пор не понял, как себя вести в узком входе в Пьюджет-Саунд.

- Спасибо, учту на будущее.

- Хочешь поиграть с ним? - усмехнувшись, спросил Конрой.

Джейк осклабился. От такой улыбочки людям обычно становится не по себе.

- А не заметил ли ты еще кого-нибудь, кто проявлял ко мне повышенный интерес?

- Только симпатичная девушка, хозяйка "Завтра". Она правда сестра Кайла Донована?

- Правда.

- А ей известны твои планы в отношении ее братца?

- Нет.

Конрой покачал головой.

- М-да, бывает... Но мне она показалась порядочной девушкой.

- Прибавь к этому упрямство.

- Ты ей нравишься.

Джейк глянул на свое пиво. Пена давно осела. На душе у него было так же кисло, как в этой кружке.

- Разонравлюсь, как только узнает, зачем я нанялся к ней в помощники.

- Верю. Она с характером?

- Не то слово.

- Это интересно.

- Не для меня.

Улыбнувшись, Конрой допил пиво, треснул кружкой об стол и швырнул в нее окурок. Тот зашипел.

- Если узнаю что-нибудь любопытное, - проговорил он, поднимаясь, звякну.

- Только не говори по моему телефону тех вещей, о которых не нужно знать твоему начальству, - предупредил Джейк.

Конрой обратил на него изумленный взгляд.

- Даже так?

- Если пока и нет, то скоро будет.

- Не слишком ли много проблем из-за янтаря стоимостью всего-то в миллион долларов?

- Полмиллиона с мелочью. По крайней мере именно такова была сумма моей сделки с представителем "Донован интернэшнл" Кайлом.

- Поместится ли вся эта партия на борту "Завтра"?

- Если втиснуть, а что?

- Я имею приказ осматривать катер раз в день или после каждого звонка этого штатского. Похоже, они рассчитывают на то, что "Завтра" вот-вот может кое-что принять на борт.

- Легенду.

- Что?

Джейк качнул головой.

- Кому-то наверху все не дает покоя одно пропавшее сокровище.

- А именно?

- Ты что-нибудь слышал про Янтарную комнату?

- Нет.

- Везунчик. Лучше и не слышать. Пока, Билл, и спасибо. Советую тебе; держись от всего этого подальше.

- Эй, а для чего же на свете друзья?

- Для того чтобы их беречь, - ответил Джейк. - Когда штатский начнет расспрашивать тебя о нашем разговоре, передай ему то, что он и так уже знает.

- То есть?

- Что мы старые приятели и ты - честный и правильный, не хочешь обманывать друга по приказу от каких-то штатских ребят. Поэтому решил встретиться со мной, мы попили пивка, и я открылся, что разыскиваю Кайла Донована. Пока безуспешно. Передай им, что я особенно ни на что не надеюсь, потому что думаю, что его уже нет в живых. Но мне просто больше нечем заняться. Ты выслушал меня и решил, что не хочешь иметь к этому никакого отношения. Поэтому попрощался и отвалил. Все.

- А что будет, если я скажу им, что ты такой же честный и правильный?

- Лучше не говори, И не жми мне руку на прощание.

Конрой глянул на свою кружку. Размокший окурок плавал в пепельной лужице на дне. Только Конрой упер в него взгляд, как окурок стал тонуть. Он вновь поднял глаза на Джейка.

- Мне хочется помочь тебе.

- Ты уже помог, - ответил Джейк. - Теперь помоги самому себе. Не приближайся ко мне до тех пор, пока все не образуется.

Конрой еще несколько мгновений помялся в нерешительности, потом молча развернулся и, не оглядываясь, вышел из бара.

Джейк заставил себя допить пиво и, выждав какое-то время, тоже встал и направился к выходу. Выйдя на улицу, он быстро завернул за угол и, наклонившись, стал делать вид, что возится с развязавшимся шнурком на ботинке.

И хотя он простоял так с минуту, из таверны вслед за ним никто не вышел.

Тем временем Онор, сидя одна в коттедже Кайла, корпела над толстенным учебником.

Потерев усталые глаза и тяжело вздохнув, она пожалела о том, что у нее в голове так мало места и никак не помещается вся эта книжная информация. Видимо, она просто отвыкла учиться. Последний раз ей приходилось так сидеть над книгами в университете, где она постигала генетику. Чертыхнувшись себе под нос, она вновь уткнулась в учебник. Джейк настоял на том, чтобы она ознакомилась с ним перед их завтрашним утренним выходом в море.

Летний туман окутал коттедж, но Онор не замечала этого. Она разбирала главу "Управление малыми судами", вторично перечитывая страницу, на которой рассказывалось о различных мерах предосторожности на воде. Как определить, не идешь ли ты встречным курсом с какой-нибудь другой посудиной? И кто кому должен уступать дорогу, согласно морским правилам?

- Только ради тебя, Кайл. Только ради тебя я это делаю, - проговорила она в пустоту. - Ради брата, который в свое время объяснял мне решение старой математической задачки про поезд, который отправлялся со станции в полдень со средней скоростью двадцать две мили в час, и спрашивалось, через сколько времени его можно догнать, если двигаться со скоростью тридцать девять миль в час?

Она вздохнула и потерла виски. Онор так толком ни разу и не выспалась в этом коттедже. Хотя, честно говоря, она перестала хорошо спать с того самого дня, когда ей исполнилось тридцать и она поняла, что все мужчины, с которыми она когда-либо встречалась, были слишком... тихие. С ними ей хронически не хватало шумной и веселой семейки Донованов, в которой она выросла.

Братья частенько доводили ее в детстве. Будучи крепче и сильнее ее, они свято верили в закон джунглей, где "прав тот, у кого больше прав". И однажды, после того как Онор в очередной раз проиграла своим братьям в какой-то семейной игре, она твердо поклялась себе, что никогда не будет иметь возле себя мужчину, который напоминал бы ей их широтой плеч и врожденной самоуверенностью.

И она сдержала клятву. Только в последнее время все чаще задавалась вопросом: а стоило ли?

Дважды она совершила ошибку, отдав предпочтение чисто выбритым, спокойным и сдержанным молодым людям. В первый раз братья напоили ее избранника до такой степени, что у того случилась "асфальтовая болезнь", а во второй раз в травле участвовал один Кайл. Он вконец затуркал ухажера Онор, и тот умчался без оглядки.

За это сестра решила спустить с Кайла шкуру, но он только смеялся, когда она наступала на него, вооружившись чугунной сковородкой. Когда же атакующий порыв спал, он сказал Онор то, что ей больше всего не хотелось про себя узнать: "...Ты раздавила бы эту медузу во время первой же вашей ссоры. Мой тебе совет: встречайся с ребятами покрепче. С теми, в ком можно пробудить зверя. Тебе самой понравится, вот увидишь. Хороший - еще не значит беспозвоночный. Я тебе серьезно говорю, сестричка. И когда ты наконец поймешь это сама?"

После этого Кайл сграбастал ее в объятия, закружил по комнате, объявил, что она самая лучшая сестра на всем белом свете, и затем попросил помочь ему настроить клапана на его "тандерберде"*.

* Мощный полуспортивный автомобиль.

Ярость, смех, слезы, любовь... Столько разных воспоминаний о Кайле. И только лишившись брата, она до конца осознала, как сильно к нему привязана.

"Впрочем, что это я? - тут же мысленно одернула себя Онор. - Кто сказал, что я его лишилась? Я найду Кайла, чего бы это ни стоило!"

Нахмурившись, она вновь вперила взор в раскрытый учебник. Распускать сопли и тосковать по детству, Кайлу, другим близким людям - пустая трата времени. Надо найти брата. А для этого придется обшарить острова Сан-Хуан вдоль и поперек. Придется научиться управлять катером. А для этого надо промучиться несколько часов, сидя над этим учебником...

Телефонный звонок ворвался в ее мысли. Она машинально сняла трубку.

- Арчер?

- Джейк.

- А, привет, Джейк...

- Где ваше приподнятое настроение? Онор улыбнулась и выпрямилась на стуле. Соревнование в остроумии с нанятым ею инструктором по рыбной ловле, как она уже убедилась, хорошо отвлекало ее от пугающих мыслей. Вот и сейчас, услышав его голос, она словно ожила, вышла из грустного, тоскливого оцепенения.

- С чего это оно вдруг станет у меня приподнятым? - с вызовом ответила она.

- Вы ужинали?

Онор глянула на часы. Они показывали начало восьмого. А она-то все не могла понять, отчего у нее урчит в животе. Ничего удивительного.

- У меня не было ни крошки во рту с самого обеда. Если, конечно, полбутерброда с сыром можно назвать обедом.

- Что скажете насчет крабов?

- О, я их обожаю! У меня дома оборудован специальный алтарь, возле которого я регулярно возношу молитвы верховному богу всех крабов и благодарю его за то, что он есть. Честно говоря, я сейчас готова убить любого за кусочек...

- Вам не придется этого делать, - перебил ее Джейк, - я уже убил всех, кого нужно. Итак, поужинаем. А потом я покажу вам рыболовное снаряжение, которое мы будем использовать.

- Зачем вы испортили мне аппетит?

- Ничего, это поправимо.

- У вас в самом деле есть свежие крабы? - недоверчиво спросила Онор.

- В самом деле. Целых два. По восемь дюймов от клешни до клешни. Выловлены сегодня утром вашим покорным слугой и положены на лед томиться до ужина.

- Вы были правы. Аппетит вернулся!

- В моей хижине или в вашем коттедже?

- А где ваша хижина?

- Около Десепшн-Пасс.

- А я думала, вы живете в Анакортесе.

- Сейчас уже нет. Но Сан-Хуан - не дом мне, а лишь убежище.

Онор колебалась с ответом. Все еще надеялась дождаться звонка от Кайла.

- Лучше у меня. Чтобы быть поближе к телефону...

- О'кей, я буду через полчаса. Как у вас с хлебом и салатом?

- Найдется.

- А вино?

- Есть.

- Вы уже открыли для себя, каким образом следует избегать возможных столкновений со встречными судами?

- Да. Лучший способ - не покидать суши.

- Садитесь: двойка. Перечитайте главу про "Опасную зону".

- Зачем читать о неприятном?

- Лучше сначала прочитать, чем потом испытать на своей шкуре. Ладно, увидимся через полчаса.

Улыбнувшись, Онор повесила трубку и живо поднялась из-за стола. В первую минуту ей пришло в голову наскоро принять душ и переодеться, но она передумала. С какой стати? Джейк не кавалер ей, а всего лишь инструктор. Правда, она никак не думала, что ей придется просиживать часы над нудным учебником. Но Онор понимала, что чем больше времени уделит теории, тем быстрее отыщет Кайла.

"При прочих равных сто долларов в день - слишком мало для Джейка. Судя по всему, он не станет торопиться делиться со мной своими знаниями, подумала она. - Ни днем ни ночью".

Последняя мысль возникла совершенно неожиданно и застала Онор врасплох. У нее даже пробежали мурашки по телу, и она тут же стала ругать себя за легкомыслие. Разве можно думать о мужчине, когда без вести пропал родной брат? Но самобичевание как-то не убеждало. Больше того: внутренний голос упрямо подсказывал, что ей как раз не помешает на что-нибудь отвлечься, чтобы не терзать себя страхами за судьбу Кайла. И

Джейк, несмотря на все свои острые углы - а может, и напротив, благодаря им, - как нельзя лучше подходил для этой роли.

- И все же ты крайне не вовремя вспомнила о том, что женщина, пробормотала вслух Онор. - Любовный роман тебе нужен сейчас так же, как рыбалка.

Сделав мысленно это сравнение, Онор невольно впервые подумала о рыбалке без отвращения...

Криво усмехнувшись самой себе, она заглянула на кухню, чтобы сунуть бутылку белого вина в холодильник, и тут же вновь вернулась к учебнику.

Зазвонил телефон.

- Черт, - буркнула она. -Я почти разобралась с этим параграфом, а теперь опять все вылетело из головы!

В ответ раздался еще звонок.

Не обращая на него внимания, она изо всех сил напрягала воображение, пытаясь представить себе полоску воды, называемую опасной зоной малых судов.

Телефон продолжал надрываться. Наконец Онор, не выдержав, схватила трубку.

- Да! - бросила она почти зло. Молчание.

- Слушаю?

Раздался щелчок, и абонент отключился. Онор недоуменно уставилась на телефонный аппарат. Ей стало не по себе, и она разозлилась на себя. Подумаешь! Ошиблись номером. Бывает. Особенно здесь, "на краю света", как выражался Кайл. В порядке вещей.

Но дело в том, что подобные звонки раздавались в коттедже брата регулярно один раз за вечер. А порой неизвестный звонил и дважды.

В связи с этим Онор вдруг припомнился - хоть она безуспешно пыталась отогнать от себя это воспоминание - один из тех, кто приходил к ней по объявлению наниматься на работу. Он появился без предварительного звонка, и Онор почему-то сразу обратила внимание на его глаза. Они были жадные и блестящие. Как у рептилии. С таким не хочется однажды повстречаться в темном переулке.

Высмеивая и обзывая себя набитой дурой, Онор тем не менее проверила парадную дверь и черный выход через кухню. Обе двери были заперты. Подумав, Онор занавесила окна.

- Представляю себе, как потешался бы надо мной Кайл, если видел бы меня сейчас. Испугалась темноты! Может, стоит заглянуть еще и под кровать? Так, на всякий случай. И в туалет, разумеется.

Насмешливые слова эхом отозвались в маленькой комнате, и у Онор перехватило дыхание. В доме стояла такая тишина, что слышно было, как капает роса с елей на крышу.

- Кайл, ну где твоя пушка двадцать второго калибра? Сейчас, когда она мне так нужна! - прошептала Онор.

Ответом ей была продолжающаяся капель. Она знала, что у брата есть оружие, так как видела документы на него. Однако, несмотря на учиненный в доме тщательный обыск, пистолет не нашелся. Онор искала и на катере. Там оказалось много всяких потайных местечек, но она не наткнулась ни на пистолет, ни на ключ к разгадке внезапного исчезновения брата.

- Куда он его дел? - вслух спросила Онор.

Ей вдруг вспомнилось напутствие, которым Арчер когда-то провожал ее и сестру в колледж: "В крайнем случае решительно все может стать оружием, но ничто не сравнится по своей спасительной силе с мозгами. Шевелите ими почаще."

Вдобавок Арчер обучил ее и Фейт кое-каким весьма жестоким приемам физического воздействия, приговаривая: "Это припасите на тот случай, если кавалер перестанет понимать человеческий язык. Но лучше, конечно, не доводите дело до крайности".

Интересно, а какой совет он давал Кайлу? Уж не тот же ли самый? И если так, то следовал ли ему брат?

- На миллион пропавшего янтаря, - опять вслух проговорила она. Найденный труп. Ненайденный брат. Вот уж действительно, лучше было не доводить дело до крайности!

Продолжая испытывать смутное беспокойство, Онор вновь проверила окна. И только сейчас впервые обратила внимание на блестящие и совсем не поцарапанные - очевидно, совершенно новые - щеколды. Заинтересовавшись этим, Онор вернулась к дверям. Старые потускневшие замки были оснащены новехонькими запорами.

"Это промышленные запоры, - удивилась Онор. - Такие выдержат и стенобитные орудия. Но почему же мне от этого еще тревожнее на душе?"

Она не могла понять, зачем Кайлу - крепкому да к тому же еще и вооруженному человеку - потребовалось так укреплять свой коттедж?

На миллион пропавшего янтаря.

Труп.

Пропавший брат.

- Где ты. Кайл? - прошептала она. - Почему не звонишь нам? Ты же знаешь, мы тебе в любом случае поможем. Да, мы частенько доводили друг друга до белого каления, но мы одна семья. В конце концов родственники для того и существуют, чтобы изводить друг друга!

И снова ответом ей была лишь капель по крыше. Впрочем, другого она и не ждала. Ей вдруг стало зябко, и она обняла себя за плечи и принялась бесцельно расхаживать по дому. Спальня, кухня-столовая, гостиная... кухня-столовая, спальня...

Когда звук собственных шагов стал действовать на нервы, Онор наконец пришла в голову мысль, которая по идее должна была прийти уже давно. Она взяла альбом, карандаш и тот кусок янтаря, который Джейк спас, когда камень сорвался со стола.

Вскоре она уже забыла про все свои страхи, тревоги и про стук редких капель по крыше коттеджа. Онор питала большую страсть к янтарю вообще и к этому образцу в частности. Далекое море за века безупречно отшлифовало кусок застывшей смолы величиной с кулак, и он представлялся сейчас Онор окном в прошлое и в будущее. Пытаясь заглянуть внутрь блестящего золотистого камня, она воображала себе его будущую форму, огранку, дизайн.

Вот точно так же она сидела, держа в руках этот камень, в своей квартире на Лагуна-бич в Калифорнии, когда ей позвонил Арчер и попросил, нет, приказал, приехать к Кайлу. Онор была потрясена и с трудом поверила своим ушам. Неужели всегда замкнутому и погруженному в себя старшему брату наконец-то потребовалась ее помощь? Не теряя времени, она собрала дорожную сумку, кинула туда вместе с одеждой последние полученные ею образцы янтаря и первым же рейсом вылетела из международного аэропорта Джона Уэйна в Сиэтл.

Потом было столько нервотрепки и разных переживаний, что до янтаря как-то руки не доходили. А ведь им с Фейт нужно было готовить выставку, которая должна была состояться в Лос-Анджелесе меньше чем через полтора месяца.

Большинство экспонатов были уже готовы к показу, но Онор еще не знала, что делать с этим куском балтийского янтаря, присланного Кайлом с последней партией.

Пристально вглядываясь в камень, Онор чувствовала, что в нем сокрыто нечто... замечательное, уникальное. Ощущение было настолько сильным, что сомнений не оставалось: это "что-то" есть. Но выявить его не удавалось.

Держа янтарь в левой руке, а карандаш в правой, она любовалась тем, как играют тени и блики вечернего солнца на его блестящей поверхности. Цвет камня каждое мгновение менялся, переливался всевозможными оттенками, и ей казалось, что еще немного и она разгадает его тайну. Вот сейчас...

В дверь неожиданно постучали, и Онор вздрогнула, едва не выронив камень. Мысли о возвышенной красоте тут же уступили место мыслям о новых крепких замках. Сердцебиение участилось. Сглотнув подступивший к горлу комок и пробежав языком по внезапно пересохшим губам, она не своим голосом спросила:

- Кто там?

Глава 6

- Джейк Мэллори.

Шумно выдохнув, Онор отложила янтарь и закрыла альбом. От осознания того, что пришел Джейк, на нее снизошло невольное чувство облегчения. Его мужественная - может быть, даже слишком мужественная - внешность вселяла в душу спокойствие, которое невозможно было описать словами. Все происходило на интуитивном, подсознательном уровне. Она точно знала, что он не станет звонить женщине и бросать трубку.

Быстро подойдя к двери, Онор открыла ее и жестом пригласила Джейка войти. На ее губах играла нарочито беспечная улыбка.

- Поставщик рыбы, который не ленится собственноручно разносить товар по домам клиентов! - воскликнула она. - Повезло мне!

- Погодите, вы еще не пробовали моих красавцев.

С этими словами Джейк запустил руку в бумажный пакет и вытащил оттуда одного из своих "красавцев", чтобы Онор могла им полюбоваться.

Она увидела огромного ржаво-красного краба. Точнее, Джейк держал в руке лишь полкраба.

- Что с ним случилось? - спросила она.

- То есть?

- Я привыкла видеть целых крабов, в панцире и с лапками, чтобы они могли поудобнее устроиться на блюде. А то, что вы держите, напоминает мне проигравшего в жестокой схватке на турнире по восточным единоборствам.

- Дело в том, что я выпотрошил его перед готовкой.

- Каким образом?

- Удалил всю начинку.

- Что-что?

- Ну, потроха. Я всегда так делаю. Ненавижу варить крабов живьем. Мы ведь курицу разделываем перед готовкой, а крабы чем хуже?

- М-да... Извините, что спросила.

- Не любите, когда вам дают кухонные советы?

- Терпеть не могу.

Джейк улыбнулся.

- Тарелки имеются?

- Сейчас.

- Куда мне убрать морской справочник? - спросил он.

Онор оглянулась на толстенный фолиант, закрывавший собой полстола.

- Да, скатерть он, пожалуй, не заменит.

- Полегче, полегче! Между прочим, эта книга не раз спасала мне жизнь. К тому же ваш стол можно ничем не накрывать. Посмотрите на эти царапины! Он что, побывал в зоне военных действий?

Онор скользнула взглядом по шрамам на лице Джейка. Один на брови, а другой на верхней губе, почти скрытый усами.

- Как и вы?

Джейк бросил на нее косой мимолетный взгляд. Интересно, звонил ли ей опять Арчер? А если звонил, то не стал ли расспрашивать о том, как выглядит нанятый "инструктор"?

Кайл всегда называл его Джеем, но это вряд ли собьет Арчера с толку, у него хватит ума догадаться, кого впустила к себе в дом его родная сестра.

Лучше бы, конечно, этого не случилось. Подольше бы продержаться. Хотя бы до тех пор, пока он не соберет достаточную информацию, чтобы восстановить свое доброе имя и рассчитаться с Кайлом. А для этого необходимо вести себя так, чтобы Онор ни о чем не догадывалась. Джейк подметил, что вызывает в ней чисто женский интерес, но не обманывался этим. Она выставит его за порог в ту же минуту, как только узнает, зачем он здесь на самом деле.

Джейк наблюдал за тем, как она сняла со стола толстый справочник и отнесла его на разделочный столик. Ему нравилась ее походка. Неторопливая, спокойная. Он вдруг вспомнил, как она приподняла свою спортивную куртку, под которой оказался облегающий зеленый свитер. Тогда ему захотелось обнять руками ее, талию. А когда взгляд его опустился чуть ниже, на ее джинсы, он понял, что возле Онор будет очень удобно пристроиться...

"Черт!" - мысленно оборвал он себя, почувствовав сильную эрекцию и быстро отвернувшись в сторону. Онор заставила его вновь почувствовать себя горячим юнцом. Но она Донован! Об этом нельзя забывать ни на секунду! Донованы всегда стоят заодно и готовы сразиться хоть с целым светом.

- Вот, - сказала она, передавая Джейку тарелки и приборы. - Положите на стол, а я пока займусь хлебом.

Джейк сделал, как ему было велено, одновременно продолжая исподтишка поглядывать на Онор. Брови его удивленно поползли вверх, когда он увидел, как она, смочив руки, протерла ими длинный французский батон.

- Вы что, возвели чистоплотность и брезгливость в ранг культа? заметил он.

Она оглянулась на него.

- Такое нечасто увидишь, - добавил Джейк, как бы оправдываясь.

- Когда он высохнет, то корочка станет более хрустящей, - пояснила Онор.

- В самом деле? Вот никогда бы не подумал.

Несмотря на такую его реакцию, Онор чувствовала, что Джейка удивить трудно. Он имел вид человека, обладающего недюжинным жизненным опытом. И дело даже не в шрамах и морщинках в углах глаз и рта. Между прочим, эти внешние признаки, казалось, должны были охлаждать ее пыл, но на деле они делали Джейка в ее глазах еще более привлекательным, не сравнимым ни с одним другим мужчиной.

- Надо будет чем-то ломать панцирь, - предупредил он, с сомнением косясь на разложенные вилки.

- Сейчас появятся две крабовые "открывашки", - объявила Онор, шаря рукой в одном из ящиков буфета. И добавила:

- Я надеюсь.

- Лично я могу обойтись. У этих крабов панцирь относительно мягкий, не то что у других, которых нужно разбивать молотком.

- Наверняка у Кайла найдется какой-нибудь инструмент. Он обожает крабов.

Выражение лица Джейка изменилось при упоминании имени ее брата, но он лишь проговорил:

- Я открою вино.

- Оно в холодильнике.

- Ну, конечно. Мокрый хлеб и ледяное вино. Все правильно.

- А вы всегда придерживаетесь принятых стандартов?

- Да, придерживаюсь.

Он вынул из холодильника бутылку и несколькими сильными тычками ладони в днище выбил пробку наполовину из горлышка, а потом зажал ее в кулаке и, крутанув, вынул.

В широко раскрытых глазах Онор мелькнул живой восторг.

- Поразительно! Вы, наверное, и пули ловите зубами?

- Нет, все больше стараюсь уворачиваться.

- А меня научите?

- Уворачиваться от пуль? - удивленно переспросил он.

- Господи, открывать бутылки без штопора! - воскликнула она.

- А зачем? Со штопором легче, я просто не знаю, где он у вас.

- У Кайла отвисла бы челюсть. У Арчера тоже. Наверное, даже и у Самого. Забавно бы смотрелось.

- А кто такой Сам?

- Папа, - сказала она, передавая Джейку стаканы.

- Большая у вас семейка.

- Да уж! - усмехнулась Онор. - Это еще мягко сказано. Пятеро здоровенных наглых мужиков. Нам с Фейт пришлось уехать, в противном случае мы передушили бы их ночью по одному.

Джейк только покачал головой. Он знал, что такое семейные ссоры. Ситуация, когда ты порой с трудом выносишь собственных родителей, братьев и сестер, - уж не говоря о какой-то любви, - была ему знакома. Но у Онор, несмотря на смысл ее слов, голос дрогнул от нежности, когда она заговорила о Донованах.

Джейка это не удивило. Уж он-то прекрасно знал, как Донованы умеют смыкать ряды, посылая при этом весь окружающий мир куда подальше. В такие минуты они напоминали ему волчью стаю.

И Дж. Джейкоб Мэллори, разливавший сейчас вино по стаканам, был невинной овечкой, отданной им на заклание.

- А мама? - спросил он. Он не упускал случая собрать о Донованах всю информацию, какую только мог добыть. Врагов надо знать хорошо.

Онор приняла от него стакан и подождала, пока он нальет себе.

- Мама - удивительный человек, - сказала она. -Она едва достает мне до плеча, но при этом всегда добивается своего и, между прочим, ухитряется делать это, не задевая мужского самолюбия.

- Неплохо.

- Я тоже пыталась, но у меня ничего не выходит. Мама олицетворяет собой верх беззаботности. Стоит только какому-нибудь упрямому самцу вырасти у нее на пути, как она чмокнет его в щечку, ласково похлопает по волосатой груди и пойдет себе дальше. - Онор пожала плечами. - Не знаю, как у нее это получается. Может, профессия располагает.

- Профессия?

- Она художник.

- Какой именно?

- Хороший.

Усмехнувшись, Джейк чокнулся с Онор и объявил:

- За то, чтобы вы поскорее научились ловить рыбу!

Онор поморщилась.

- За то, чтобы я поскорее научилась. Точка.

Он отпил и удивленно воскликнул:

- О, не знал, что в Австралии умеют делать хорошее вино!

- Кайл мне это уже говорил. И советовал избегать чистого "шардоне", отдавая предпочтение смешанным сортам вроде этого.

Из этих ее слов Джейк не почерпнул для себя ничего нового. Кайл исхитрялся находить неплохое вино даже в забегаловках Калининграда. Потом они возвращались в их так называемую гостиницу, вскрывали жестянки с отличной икрой, пачки затхлого сухого печенья и принимались обсуждать политику, религию, одиночество, а также мозговали насчет того, стоит ли заключать долгосрочные сделки с государством, конституция которого была еще моложе, чем недозрелое вино, которое они пили.

Давненько уже Джейк ни с кем не был так близок, как с Кайлом Донованом. Их можно было назвать друзьями. Жаль, что он оказался мошенником, вором и убийцей. Было бы лучше, окажись он просто болваном. Это Джейк еще понял бы. Он сам время от времени совершал глупости.

Но Кайла дураком назвать нельзя.

А следовательно, он мерзавец.

- Когда высохнет хлеб? - спросил Джейк.

- Скоро. С чем будете есть крабов?

- С аппетитом.

- Что, так проголодались?

- Не то слово.

- Так что? Лимон или морской салат?

- И то и другое. Соус я сделаю сам.

К тому времени как Онор выставила на стол салат, соус уже был готов. Они сели и принялись за еду. Атмосфера была неформальная. Да и как иначе, если тебе приходится то и дело слизывать с кончиков пальцев вкусный соус?

- Вы были правы насчет хлеба, - сказал Джейк спустя какое-то время, хрустя ароматной корочкой.

У Онор был набит рот, поэтому она только кивнула.

- Такого краба вы еще не ели, согласитесь? - продолжал он.

Она снова кивнула.

- В следующий раз я покажу вам, как их потрошат...

Онор резко покачала головой и чуть не подавилась. Рассмеявшись, Джейк разорвал своего краба надвое и, воспользовавшись меньшей клешней как вилкой, с удивительной ловкостью стал доставать белое сочное мясо. Через несколько мгновений он вынул все.

- Я думала, вы голодны, - проговорила Онор, наконец дожевав.

- И были правы.

- Тогда почему же не набрасываетесь на всю эту вкуснятину, что лежит на вашей тарелке?

Губы Джейка медленно расплылись в улыбке, и у Онор от нее пробежала по телу сладкая дрожь.

- Предвкушаю, - объяснил он. - А потом буду смаковать. Кусочек за кусочком. Так получаешь гораздо больше удовольствия.

- И гораздо меньше калорий. Кстати....

Он перехватил ее оценивающий взгляд, который она бросила на его тарелку.

- Забудьте об этом.

- О чем?

- О том, чтобы украсть моего краба.

- Тогда, может быть, вы сами со мной поделитесь?

Усмехнувшись, он подцепил вилкой кусочек, но тут рука его замерла в воздухе. Вот он, их фирменный шарм!

Им стоит только пальчиком поманить, и ты уже готов ради них в лепешку разбиться! Нет уж.

- Приберегите ваши глазки и неотразимое обаяние для других, а с меня хватит и ста долларов в сутки, - проговорил он и отправил сочный кусочек себе в рот.

Онор изумленно уставилась на него.

- Глазки?

Он хмыкнул и принялся медленно жевать.

Онор даже закрыла рот ладонью, чтобы не охнуть. Никто и никогда еще не смел обзывать ее обаятельной. Упрямой, вспыльчивой, несдержанной, умной да, но чтобы обаятельной...

Никогда!

- Спасибо, - пробормотала она.

Джейк тут же поднял на нее глаза. Однако спросить, за что именно удостоился благодарности, он не успел, так как раздался телефонный звонок.

Онор подскочила как ужаленная. Она поднялась настолько стремительно, что Джейк едва успел поймать готовый опрокинуться стул. Едва прозвучал второй звонок, как Онор сорвала с аппарата трубку.

- Арчер? - взволнованно спросила она. Молчание.

- Алло?

Молчание.

Она зло швырнула трубку обратно. Джейк прищурился. Только сейчас он начал понимать, что ее смеющиеся зеленые глаза и легкая улыбка - всего лишь маска., И она на мгновение слетела. Опор побледнела, губы ее чуть подрагивали от ярости, или от испуга. Руки она судорожно сцепила в замок, чтобы те не тряслись.

"Это страх, а не ярость, - решил Джейк. - Что-то ее здорово напугало, нашу обаятельную мисс, Донован".

Ему захотелось как-то успокоить ее, утешить, но он незамедлительно погасили себе это желание.

"Лучше вспомни, зачем ты здесь появился. Убийство, грабеж, предательство и... Кайл Донован".

- Неприятности? - спросил он.

- Может, это полиция? - напряженным голосом отозвалась Онор.

- Что полиция?

- Звонят и бросают трубку.

Джейка это сообщение несколько взволновало. Неужели, кроме него и полицейских, кто-то еще проявляет интерес к этому дому?

- И при этом шумно дышат?

- Нет. Просто молчат, но от этой тишины волосы встают дыбом.

Он подтолкнул ногой ее стул. Она села. Аппетит пропал, но от вина Онор не отказалась. Поднеся стакан ко рту, она сделала глоток, потом другой.

- Может, звонила женщина? - сказал Джейк.

- С чего вы взяли?

- Ведь это коттедж вашего брата, не так ли?

- Да.

- Вашего пропавшего брата? - уточнил Джейк, строя из себя человека, который вообще лишь недавно узнал о существовании Кайла Донована.

Онор кивнула.

- В таком случае объяснение может лежать на поверхности, - сказал он. Видите ли, мужчина с внешностью Кайла неизбежно становится дамским сердцеедом. И не исключено, что это звонила воздыхательница, для которой было неприятным потрясением услышать, что к телефону подходите вы, то есть другая женщина.

- Я не считаю Кайла сексапильным.

- Естественно, потому что вы близкие родственники. Вы смотрите друг на друга иначе.

"Вот и Кайл такого же мнения о тебе, как и ты о нем", - кисло подумал Джейк.

Кайл рассказывал ему о своих остроумных и неглупеньких сестричках-близняшках, но ни словом не обмолвился о том, что у Онор такое соблазнительное тело и что она умеет так смотреть на мужчин, что у тех немедленно возникает эрекция.

- Кстати, откуда вам известно, как выглядит мой брат? - спросила она.

Джейк замешкался с ответом ровно настолько, чтобы успеть обозвать себя болваном. Он обязан был предусмотреть подобный поворот в разговоре заранее! Лишь спустя несколько секунд он, на свое счастье, вспомнил о местной газете, опубликовавшей фотографию Кайла Донована.

- Я листаю здешнюю прессу, - сказал он. - Там был снимок.

- Плохой. Они взяли фото с паспорта.

Она была права, но признание этого ничего ему не давало.

- Родственники, - резковато отозвался он, - не способны видеть друг в друге то, что в них видят окружающие.

Онор вымученно улыбнулась. Ему стало ясно, что его версия насчет ревнивой воздыхательницы не принята.

- И часто вам названивают? - спросил он после паузы.

- Какое-то время сильно досаждали репортеры, но под конец поняли, что я не буду с ними разговаривать, и отстали.

- Я имею в виду звонки вроде этого.

- Пять-шесть раз.

- В день? - удивленно проговорил Джейк.

- Нет, конечно. За последнюю неделю.

- Вот и хвали после этого нашу телефонную сеть.

- Может, вы и правы, - без большого убеждения в голосе отозвалась она.

Джейк видел, что она прячет за своей аккуратной улыбкой охвативший ее страх, и вновь испытал желание искренне утешить ее, подбодрить. Будь проклято их врожденное обаяние!

- О чем вы думаете? - спросил он просто так.

- О том мужчине, который только что звонил. Это уже второй такой звонок за вечер.

- Но раз в трубке молчание, с чего вы взяли, что это мужчина и притом один и тот же?

Очищая своего краба, Онор одновременно лихорадочно соображала, как ей уйти от прямого ответа. Но так ничего и не придумала. "Что бы я ни сказала, он решит, что я ненормальная".

- Онор?

Вздохнув и оставив ногу краба в покое, она подняла на него глаза.

- Вы, как и всякий мужчина, наверное, любите подсмеиваться, когда вам говорят о вполне надежных, хотя и нелинейных способах получения информации? - проговорила она.

Он не сразу понял, на что она намекает. Но затем вспомнил знаменитое "чутье" Кайла.

"Благодаря ему мне всегда везет в картах. Этот дар перешел ко мне от матери, у которой в роду были друиды", - утверждал он.

- Нелинейные способы получения информации - повторил он. - Это, надо полагать, что-то вроде женской интуиции?

- Я предпочитаю называть это предчувствиями. В предчувствия мужчины тоже верят.

- О'кей. У вас появилось предчувствие, что сегодня вечером вам дважды звонил один и тот же человек и молчал в трубку. Что еще можете сказать?

- Вы будете смеяться.

- Необязательно. Тем более что пока этого не произошло.

Она усмехнулась. Если бы Джейк уже не знал, что она родная сестра Кайла, то в ту минуту безошибочно определил бы это. Подобные кривые ухмылки были торговой маркой всех Донованов и являлись составной частью их шарма.

- Мне кажется, это один из тех, кто приходил ко мне по объявлению, призналась Онор. - До сих пор мурашки по коже, как только вспомню о нем.

- Он вам что-нибудь сделал?

Хотя тон Джейка был все тем же, у нее перехватило дыхание. В ту минуту она готова была поклясться, что он разозлился.

- Нет, - прошептала Онор. - Я даже не впускала его в дом.

- Почему?

- Все дело в его глазах:

- Она содрогнулась. - Рядом с ним и змея покажется другом человека.

- Большинство змей не враги нам.

- Вы с Фейт - два сапога пара. Вот и она тоже говорит, что бояться следует лишь тех змей, которые "о двух ногах".

- Выпейте еще, - посоветовал он, наполняя ее стакан. -Я же вижу, как у вас натянуты нервы. Вы сама не своя.

Она несколько раз пригубила, затем сделала хороший полноценный глоток. Вздохнула, откинулась на спинку стула и вновь с интересом уставилась на свою тарелку.

- А помимо глаз? спросил Джейк. - Вам еще что-нибудь в нем запомнилось?

Она как раз подносила ко рту вилку с кусочком краба, но рука замерла в воздухе. Онор задумалась.

- Смуглый, - сказала она. - Ему лет за тридцать, темные волосы, среднего роста, среднего телосложения и вообще у него все среднее... за исключением, пожалуй, голоса. Он говорил с каким-то странным акцентом.

- Европейским?

- Возможно, но это было точно не французское, не итальянское и не немецкое произношение.

- Откуда вы знаете?

- Мы с Фейт много работаем с европейцами и научились разбираться.

- В Анакортес недавно приехало несколько русских, - медленно проговорил Джейк. - В основном сезонные рабочие. Есть также финны и хорваты, но их семьи перебрались сюда так давно, что с акцентом по-английски говорит только старшее поколение.

- Для человека, живущего в Сиэтле, вы неплохо знаете Анакортес.

- Я здесь вырос.

- О! Так вот откуда вы знаете капитана с оранжевой лодки?

- Конрой. Ладно, оставим его. Как был одет этот ваш посетитель?

- Вы знаете, довольно характерно. Темная ветровка и брюки, как от тренировочного костюма. Кожаная куртка, по-моему дешевая. И старые кроссовки. Наконец, бейсболка, у которой был такой вид, будто она побывала в преисподней.

В связи с этим описанием Джейку тут же припомнился человек, с которым он неоднократно встречался на другом конце света. И хотя он говорил себе, что это практически невозможно, перед глазами все стоял Дмитрий Павлов. Маленькие черные глазки и стандартный бандитский "прикид", пользующийся большой популярностью у русских бандитов: спортивный костюм и кожаная куртка. Такой наряд может считаться модным лишь в той стране, где западные товары появились совсем недавно.

А проблема с Дмитрием была одна: отсутствие денег на билет до Штатов. Порой у него не наскребалось даже на водку. С другой стороны, на слухи о нахождении Янтарной комнаты могли слететься еще и не такие персонажи со всего света. И что такое несколько сотен долларов на авиабилет в сравнении со стоимостью легендарных сокровищ бывшей русской императрицы?

- У него на руках все пальцы? - спросил Джейк.

Онор поморщилась. Ей тут же припомнились аналогичные вопросы полиции по поводу выловленного ими утопленника.

- Я не считала, - ответила она наконец. - Но по крайней мере в глаза ничего такого не бросилось.

- Когда вы его увидели в первый раз?

- Четыре дня назад.

- А в последний?

- Спустя десять секунд после первого. Я сказала ему, что вакансия уже занята, и закрыла дверь перед его носом.

- Ему это не понравилось?

Онор пожала плечами.

- Я не интересовалась. Но, во всяком случае, он не стал поднимать шум и ломиться в дом.

- И с тех пор вы его не видели?

- Нет, слава Богу.

- Что ж, зацепок немного, но я похожу по местным забегаловкам, поспрашиваю.

- Не стоит, - быстро сказала она.

- Боитесь за меня?

Она как-то неестественно рассмеялась.

- Да нет, просто терпеть не могу, когда из-за меня у других людей неприятности.

- Со мной все будет нормально.

- Следует ли вас, понимать так, что в местных забегаловках вы свой человек? - спросила она. Ей было интересно узнать, что за человек Джейк. И хоть он, похоже, не любил распространяться о себе, она пыталась использовать каждый шанс.

- Я давно уже перестал шататься по забегаловкам, - ответил он, - Но это как езда на велосипеде. Раз научившись крутить педали, уже никогда не ткнешься носом в землю.

- Я и не предполагала, что инструктора ходят по таким местам.

- Дело не в профессии, а в самом этом захолустном городишке. Тут мало других заведений, куда можно сходить.

К Онор тем временем вернулся аппетит, и она принялась за краба.

- Чем занимался ваш отец?

- Всем понемногу. - Джейк глотнул вина. - Что там лежит рядом с моим морским справочником? Уж не альбом ли для рисования?

Онор вздохнула, поняв, что тема Джейка Мэллори опять закрыта. Жаль.

- Хорошо, давайте поговорим о векторах и углах пересечения, - сказала она. - Это моя любимая тема, и я готова обсуждать ее до изнеможения.

Он усмехнулся.

- А потом начинаете рисовать?

- Это часть моей работы. Я имею дело с полудрагоценными камнями.

- Изобретаете ювелирные украшения?

- Не только. Создаю вещи, способные радовать глаз человека и греть его душу. Братья называют наши с сестрой творения "безделушками".

Джейк вновь улыбнулся.

- Вы смогли бы изобразить того вашего гостя?

- Запросто.

Она отклонилась на стуле назад и взяла альбом. Карандаш лежал чуть дальше, и она потянулась за ним. Стул вдруг закачался на двух задних ножках и едва не опрокинулся.

С удивительной скоростью Джейк вскочил из-за стола и подхватил Онор.

- Ваша мама никогда не говорила, что нельзя раскачиваться на стуле? проговорил он, передавая ей карандаш.

- Постоянно говорила.

- А вы пропускали это мимо ушей.

- Как все дети, - отозвалась Онор. - Ладно, только чур не подглядывать. Я не могу сосредоточиться, когда мне смотрят через плечо.

Чуть поколебавшись, Джейк вернулся на свое место, где его поджидал недоеденный краб.

Онор склонилась над чистым листом бумаги и сосредоточенно нахмурилась. Ей нетрудно было вспомнить, как выглядел тот человек с змеиными глазами. И хотя она видела его, можно сказать, лишь мельком, облик его прочно врезался ей в память. До сих пор становилось сильно не по себе, когда она вспоминала его.

А после первого же звонка этот человек стал являться к ней и в снах. Она стала ловить себя на том, что в последние дни часто просыпается среди ночи, резко садясь на постели с округлившимися от страха глазами, и замирает на несколько мгновений, прислушиваясь к малейшим звукам в доме, в лесу и на море.

Наконец карандаш быстро забегал по бумаге, и мысленный образ стал воплощаться в зрительный. Вначале Онор наметила контуры лица, затем позу, детали одежды, выражение. Едва начав, она уже не прерывалась ни на мгновение. Она рисовала медленно, лишь когда приходилось переносить на бумагу образ, целиком родившийся в ее воображении и не имевший аналогов в реальной жизни. Сейчас же она рисовала по памяти. Человек со змеиными глазами существовал в действительности, и это больше всего ее огорчало.

Через пару минут Онор отодвинула от себя портрет на расстояние вытянутой руки и, чуть наклонив голову, внимательно вгляделась в него.

- Уже? - спросил Джейк.

- Не совсем.

Несколькими быстрыми штришками она четче обозначила брови, линию рта, добавила теней и только после этого передала рисунок Джейку. Тот изумленно присвистнул, выражая тем самым свое восхищение ее дарованием. Онор тут же вспомнилось, что Кайл реагировал на ее рисунки точно так же.

- Да вы просто художница! - проговорил Джейк. Он сразу узнал Дмитрия Павлова. Онор была права: змеиные глаза.

- Это всего лишь рисунок, а не произведение искусства.

- Кто вам сказал?

- Люди, которым платят за то, чтобы они видели разницу между первым и вторым.

Это объяснение его, похоже, не убедило. Глядя на рисунок, Джейк думал о том, каким образом человек, который работал на него в Литве, оказался в Штатах и зачем ему понадобилось предлагать Онор свои услуги в качестве инструктора по рыбной ловле?

Об искреннем желании помочь молодой женщине не могло быть и речи. Джейк всегда подозревал, что этот проходимец работает на два фронта. Но это было раньше. А теперь сколько у него хозяев? Трое, четверо или еще больше? Политика в России и Прибалтике - кровавый спорт, замешенный на зависти. В соревновании принять участие, может каждый, и вступительный взнос не требуется. Но выхода из игры не существует.

- Он был один? - спросил Джейк, щелкнув пальцем по рисунку.

- Во всяком случае, я видела только его.

- А машина? Какой-нибудь грузовичок?

- Не знаю. Едва я открыла дверь и увидела его на пороге, как у меня появилось желание поскорее избавиться от него. И по сторонам я не смотрела.

- Понимаю. Вы правы, парнишка обладает зловещей внешностью.

И не только внешностью. Павлов не отличался большим умом, но имел первоклассные связи, которым просто цены нет в обществе, где добро и зло перемешаны друг с другом и невозможно отделить их друг от друга, где все между собой на ножах и человек человеку волк. Услугами Павлова пользовались одновременно и "Донован интернэшнл" и "Имерджинг рисорсис".

"Кто же платит ему теперь?"

Он аккуратно сложил рисунок вчетверо и спрятал в карман, хотя личность изображенного на нем человека уже не представляла для него тайны и необходимость ходить с расспросами по забегаловкам отпала.

- Вы запираете свой катер на ночь? - спросил вдруг Джейк.

- Нет, я не боюсь воров.

- Вам кажется, что в таком захолустье их нет?

- Нет, просто я сняла роторный колпачок с распределителя, а без него движок не заведется.

Джейк удивленно повел бровью. Он-то хотел предложить ей услуги охранника и спать на катере. Заодно осваивая его электронику без свидетелей.

Спрятать большую партию янтаря можно несколькими способами. Но легче и лучше всего притопить ее в море и пометить место электронным маячком. На воде следов не остается, и янтарю от нее ничего не сделается. Джейк уже выяснил, что вместе с Кайлом пропал также его "Зодиак", костюм для погружения под воду и переносной приемник "СР5". А места здесь такие, что надежно спрятать можно все что угодно. От Джейка требовалось только потихоньку выудить из бортового компьютера электронную карту с пометкой, где лежит клад.

- Значит, вы вывели мотор из строя? - переспросил он. - Может, и электронные приборы принесли домой?

- Я об этом не подумала. А они разве не привинчены намертво?

- Нет.

Онор нахмурилась.

- И что, по-вашему, это так просто: каждый раз снимать аппаратуру, а потом ее заново ставить?

- Непросто. Ваш брат накупил столько всякого добра, что непросто.

- Тогда пусть он и заботится о своих приобретениях. А к чему вы все это говорите?

- Почему бы мне временно не переехать на ваш катер? Ведь любой может пробраться на него в ночную пору и свинтить электронного оборудования на несколько тысяч долларов.

- Вы думаете, кто-то охотится за бортовым компьютером брата?

"Черт возьми, а ты не дура, - подумал Джейк. - Впрочем, неудивительно. Вы, Донованы, все неплохо соображаете".

- Нет, просто компьютер - вещь дорогая. Что стоит унести его и продать?

- Но я заперла катер.

Джейк задумался. После всех заумных лекций, которые он обрушил на нее сегодня, - плюс толстый морской справочник, - Онор должна сообразить, что в одночасье ей ничему не научиться. И если она собралась в поход за янтарем, то ей нужен надежный инструктор.

Или по крайней мере знающий.

- Вы читали газеты? - проговорил он. - Меня вовсе не удивит, если теперь все любители приключений, мечтающие заполучить янтарь, пустятся на поиски вашего брата. И запертая рубка со стеклянной дверью на катере вряд ли их остановит.

Онор невольно огляделась по сторонам. Новые запоры на дверях и щеколды на окнах указывали на то, что ей многое еще неизвестно о Кайле и пропавшем янтаре. А Арчер... На все ее вопросы отвечает молчанием.

- Может быть, лучше мне спать на катере? - неуверенно предложила она.

Джейк понял, что ее отнюдь не прельщает эта идея.

- Зачем драматизировать? - сказал он. - Я против воды ничего не имею, а вы ее терпеть не можете.

Онор состроила гримасу, но оспаривать утверждение не стала.

- Вас это действительно не затруднит?

- Нисколько. Пока я схожу домой за шмотками, вы, пожалуйста, верните в распределитель роторный колпачок. Я переезжаю сегодня же.

- А если ночью на катер полезет грабитель?

- Я подниму крик.

Онор фыркнула.

- Зря смеетесь, это помогает. Или вы предпочитаете носить в сумочке газовый баллончик и пистолет?

- Пистолет - нет, а о газовом баллончике одно время подумывала. Но, правда, этим все и закончилось.

- А кричать-то хоть умеете?

- Девять баллов по шкале Рихтера. Фейт орет громче, но и я не жалуюсь. Арчер говорит, что от моего крика у людей лопаются барабанные перепонки в радиусе пятидесяти ярдов.

Джейк улыбнулся.

- Вас всерьез тревожат эти загадочные звонки?

- Всерьез. Но я почувствую себя несколько спокойнее, если буду знать, что на мой возможный призыв о помощи есть кому отозваться, - призналась она. - Если вдруг придется от кого-нибудь спасаться.

- Значит, вы совершенно не волнуетесь, что вам, возможно, придется спасаться от меня?

- Если бы волновалась, не наняла бы вас.

- Мои глаза не похожи на змеиные?

Онор чокнулась с ним.

- Никогда не видела змеи с серыми глазами. На ваше счастье.

"Это точно, - подумал Джейк. - Тут мне повезло, ничего не скажешь".

Онор была умна, но, увы, ей недоставало звериного чутья. И она не была похожа на человека, который уже однажды обжегся, доверившись тому, кому не следовало доверяться.

- Выпьем за удачу, - сказал он, поднимая стакан. Она ему очень потребуется, если он планирует выйти из этой заварухи целым и невредимым. И между прочим, Онор удача тоже не помешает. Вне зависимости от того, подозревает она об этом или нет.

Глава 7

За окнами было еще темно, когда в спальне включилось сигнальное устройство, вмонтированное в будильник. Поначалу звук был тихим и мелодичным, но он постепенно нарастал и под конец перерос в душераздирающую какофонию. Такое бывает порой, когда у кошек начинается брачный период. Завод был рассчитан на пятнадцать минут. Первые четырнадцать с половиной Онор крепко спала. И просыпаться ей совершенно не хотелось.

Она со стоном зарылась головой в подушку и натянула повыше одеяло. Но ужасный звук неумолимо продолжал ввинчиваться в мозг. Игнорировать его не было никакой возможности. Онор в очередной раз прокляла изобретательность Кайла и его техническую смекалку, благодаря которой ему удалось каким-то образом впихнуть эту дьявольскую сигнализацию в корпус обычного будильника, работающего на батарейках.

- Ну хорошо, хорошо, встаю!!!

Однако проклятый будильник, стоявший в противоположном конце комнаты, продолжал надрываться до тех пор, пока она не поднялась с постели и не выключила его.

- По крайней мере приятно сознавать, что Кайл не алкоголик, проговорила она вслух, протирая заспанные глаза. - Человек, хорошо знакомый с состоянием утреннего похмелья, никогда не сотворит ничего подобного.

В следующее мгновение в дверь дома раздался громкий стук.

- Онор! Все в порядке?

Она еще плохо знала Джейка, но зато хорошо помнила своих братьев и поняла, что, если сейчас не открыть, он выломает дверь. Бросившись в прихожую, она торопливо отодвинула засов и повернула ручку.

Джейк стоял на крыльце, освещенный лампочкой, опираясь рукой о притолоку и, кажется, что-то зажимая в кулаке. Другая рука его была отведена в замахе, и не откройся сейчас дверь, он треснул бы по ней вторично.

- Господи, еще не рассвело! - крикнула она. - Какого черта вы ломитесь в мою дверь?

- С вами все в порядке?

- Это я скажу после того, как проснусь. Итак, зачем вы здесь? Что-то случилось или у вас просто есть дурная привычка поднимать людей с постели ни свет ни заря?

Джейк оперся о притолоку.

- Что стряслось? - спросил он.

Голос его послышался словно издалека. Онор еще не окончательно стряхнула с себя сладкую пелену сна, но в следующее мгновение, приглядевшись к утреннему гостю, она таки проснулась. Одна щека Джейка была вся в креме для бритья, на волосатой широкой груди на черном шелковом шнурке болтался янтарный медальон, а ниже... ниже были синие шорты-трусы, скрывавшие непроизвольную утреннюю эрекцию.

- Боже мой! - воскликнула она поражение. - Вы всегда являетесь к знакомым по утрам не одевшись?

- Только в тех случаях, когда приходится срываться на их безумный призыв о помощи.

- Но я... о Господи! Неужели и на катере было слышно?

- На катере? Я не удивлюсь, если через полчаса сюда прибудет спасательная эскадра с военно-морской базы Уидби!

Онор со стоном закрыла лицо рукой.

- Это Кайл виноват.

- Что? Он здесь? - быстро спросил Джейк, пытаясь заглянуть ей через плечо.

- Нет... это его будильник.

- Будильник?

Она кивнула.

- У нас с Кайлом есть одна схожая черта: мы не относимся к "жаворонкам".

- И?

- И он вмонтировал в будильник оригинальное сигнальное устройство и подарил мне на день рождения.

Джейк зажмурился, пытаясь успокоиться и прийти в себя. Когда несколькими минутами раньше до него донеслись эти душераздирающие, леденящие кровь вопли, он едва не обезумел.

- Подарил на день рождения... Удивительно, как он выжил после того, как вы его поблагодарили за такой подарок.

- Сама удивляюсь. Извините, что я вас разбудила...,

- Я уже проснулся и хотел побриться. Ладно... Послушайте, вы еще не закончили мной любоваться? Может быть, вам хочется сунуть мне за резинку трусов пару банкнот?

У Онор от изумления и возмущения отвисла челюсть. Но в следующее мгновение зрачки ее угрожают сузились и она оглушительно хлопнула дверью прямо перед его носом.

Джейк медленно и шумно выдохнул, повернулся и опустил наконец руку, на которую опирался. В ней был зажат пистолет. Он едва успел спрятать его, когда Онор открыла дверь. Сексапильной мисс Донован еще не пришло время узнать, зачем ее инструктору по рыбной ловле понадобилось огнестрельное оружие.

Слава Богу, что она так разозлилась. Джейк нарочно добился того, чтобы она захлопнула перед его носом дверь. Иначе пришлось бы оставить пистолет в желобке для стока воды над крыльцом и забрать позже, а потом целый час оттирать ржавчину.

Уж не говоря о том, что еще несколько секунд любования этими большими янтарно-зелеными глазами, и он просто выпрыгнул бы из своих штанов.

- Спокойно, - буркнул он сам себе, быстро возвращаясь к катеру.

Но беда была в том, что Джейк и не думал успокаиваться. Он увидел то, что хотел увидеть - копну спутанных каштановых волос, припухшие со сна нежные губы и футболку, облегавшую стройное тело настолько соблазнительно, что подавить желание запустить под нее руку было очень непросто.

- Нет, мне это сейчас меньше всего нужно.

"Но как хочется, черт возьми!"

- Черт, черт, черт!

Он шел, спотыкаясь и отчаянно ругая холодные острые камни под ногами, которые и не заметил, когда мчался от дока к коттеджу. Идти было трудно, но Джейк радовался этому, так как неровная дорога помогла ему отвлечься от плотских желаний.

По дороге он решил не бриться. Во-первых, за месяц борода стала мягкой и от нее уже не зудела кожа. Во-вторых, надвигалась зима. В-третьих, он точно знал, что женщины терпеть не могут бородатых мужчин. Им нравятся чисто выбритые пляжные мальчики или, на худой конец, кавалеры с модной "трехдневной" щетиной.

Продолжая спотыкаться и чертыхаться, он шел к катеру и думал о том, что теперь те, кто наблюдал за домом, знают, что хозяйка проснулась.

"А мне сейчас, наверное, звонит Эллен".

Джейк усмехнулся.

Онор привела себя в порядок, оделась и пошла к причалу. Было еще темно. На "Завтра" горели все бортовые огни, тихо, словно утренний лес, шелестел мотор, и рыболовное снаряжение пребывало в "полной боевой готовности". Рядом с дверью рубки на штативах крепились удочки, а на крыше был установлен аппарат, который Джейк назвал "пусковой установкой". Она выстреливала большой черной сетью. Из белого пластмассового ведра высовывались всевозможные крючки, а в самом ведре медленно оттаивала мороженая наживка.

- И ради всего этого я поднялась с рассветом, - пробормотала Онор.

С обреченным видом она поднялась на блестящую от росы палубу и открыла дверь рубки. На нее тут же пахнуло ароматом горячего кофе. Джейк сидел за штурвалом, держа в руках большую чашку.

- Я вас простила, - с ходу сказала Онор и протянула руку к чашке.

- За что? - удивленно обернулся он.

- За все. Только дайте мне кофе.

- Собственно, эта чашка и так ваша. С сахаром и сливками.

- Господи, давайте же скорее!

Он передал ей чашку. Поначалу она пила осторожно, чтобы не обжечься. После первых глотков по всему ее телу прошла сладкая дрожь, она почувствовала, как внутри нее распространяется горячее тепло, и разомлела.

- Как спали? - спросил Джейк. - Я имею в виду, до того как подал голос ваш будильник.

- А что можно сказать по моему виду?

- Плохо спали.

Онор фыркнула:

- Все рыбаки безбожные лгуны.

- Рыбаки любят приукрашивать. Да и то лишь те вещи, которые имеют для них значение.

- Рыбалку?

- Да. Звонки еще были?

Она покачала головой, перестала осторожничать и стала пить обжигающе горячий кофе большими глотками.

- Боже, вы готовите отменный кофе! Удивительно, как это ваша жена до сих пор не приковала вас к кухонной плите, предварительно сняв с вас обувь и носки, чтобы вы не могли сбежать?

- Даже в таком положении я не смогу забеременеть.

- У каждого свои недостатки. Но кофе действительно хорош! - Она осушила чашку и улыбнулась Джейку. - Неужели нам придется сегодня отправиться на рыбалку?

- Придется. Но за комплимент все равно спасибо. Особенно хорошо получилось про обувь и носки.

Онор рассмеялась и стряхнула с себя остатки плохого утреннего настроения. Встречать рассвет в обществе Джейка ей понравилось.

- Мир? - коротко бросил он.

Она пожала плечами.

- Да, тем более что я уже проснулась.

- Я тоже, - сказал он и вновь повернулся к плоттеру, над которым сидел до появления Онор. - Прошу прощения за то, что неловко сострил насчет того, что вы на меня пялитесь.

- Прошу прощения за то, что пялилась, - смущенно отозвалась Онор. Просто я не привыкла видеть по утрам полуголых мужчин.

- А как же женская эмансипация?

- А как же СПИД, я уж молчу про другие малоприятные вещи? - отозвалась она, протянув руку к кофейнику, стоявшему на плите, - Обет безбрачия вновь входит в моду.

- Какая скука.

- Секс тоже скука. - Онор зевнула. - Хотите?

Голова Джейка резко взметнулась. Увидев, как она наливает себе еще кофе он шумно выдохнул и решил про себя, что это даже хорошо, что она предложила ему всего лишь кофе, а не секс.

- Да, спасибо.

Она подлила в чашку сливок и передала ему.

- Невольно создается впечатление, что вы привыкли для кого-то делать по утрам кофе, - заметил Джейк.

- Для Фейт. Она любит с сахаром и сливками. И заедает кофе какой-то дрянью с корицей. - Она поежилась. - Тоже мне завтрак...

- Кстати о завтраке. Вы что-нибудь съели перед выходом?

- Только будильник.

Джейк вновь оглянулся на нее.

Она рассмеялась.

- Посмотрели бы вы сейчас на свое лицо.

- С удовольствием посмотрел бы, жаль, зеркала нет. Просто представил себе, как вы зазвените завтра утром.

- По крайней мере завтра мы так рано подниматься не будем.

- Еще как будем. Хотите заесть свой будильник омлетом?

Онор обратила на него восхищенный взгляд.

- Вы умеете готовить?

- Я что, похож на дистрофика?

- Но есть же рестораны...

- Это у нас-то? Вы в них бывали? Я бывал. Может быть, как раз поэтому и пришлось научиться готовить.

Ей захотелось как-нибудь поделикатнее спросить о его семейной жизни, но, так ничего и не придумав, она задала вопрос прямо:

- Вы когда-нибудь были женаты?

- Да, а вы замужем?

- Нет. До сих пор не удалось найти смельчака, который ужился бы с Донованами. А вы долго жили со своей женой?

- А может быть, я и сейчас с ней живу.

У Онор от изумления открылся рот.

- Успокойтесь, я женился двенадцать лет назад, и мой брак не протянул и года, - улыбнувшись, сказал он. - Я служил в ВМФ, а она была девушкой, привыкшей ходить по вечеринкам, и терпеть не могла оставаться одна. Детей нет, а значит, нет и сожалений. Еще вопросы будут?

Онор поджала губы.

- Извините, мне просто было интересно. Я, видимо, еще не до конца проснулась. По утрам мне всегда не хватает такта.

Он машинально поправил выбившийся локон ее волос.

- Да уж ладно, я и сам человек прямой. У вас тоже нет детей?

- Я же говорила, что не была замужем.

- Как будто для того, чтобы забеременеть, нужно непременно быть замужем! Если вы действительно так думаете, вам следует почитать кое-какие книжки. - Покачав головой, он отвернулся. - А вы, кстати, умеете готовить?

- Еще бы! Хотите, разобью яйца для омлета?

Джейк вновь стал было оборачиваться, но понял, что она опять его подначивает. Фыркнув, он отошел к плите. Вот и Кайл был точно такой же. Любил поддразнить, подшутить, посмеяться. Золотой парень!

- Интересно, что бы вы сделали, если бы я сказал, что хочу? - спросил он.

- Я бы разбила.

- Так и думал.

Пока он занимался омлетом, Онор смотрела на показания приборов.

- Что это у вас на мониторе? - спросила она.

- Я нашел кое-какие трассы.

- Куда они ведут?

- Подальше от островов.

- Рыбные места?

- Похоже.

Она сделала нетерпеливый жест.

- Послушайте, рыбалка может подождать. Я хочу сначала научиться управлять катером.

- Одно другому не помешает.

Онор поморщилась.

- Ладно. Тогда вперед.

- Сначала позавтракайте. На сытый желудок соображать всегда легче.

На самом деле Джейк нарочно медлил, чтобы у "Олимпика" было время вновь пристроиться им в хвост. Сегодня он намеревался выяснить, кто находится на его борту. "Когда не знаешь, с кем играешь, всегда беспокойно на душе".

Вылив яичную смесь на сковородку, он стал добавлять ингредиенты.

- Скажите, Кайл когда-нибудь говорил вам о нырянии с аквалангом? небрежно спросил Джейк, не глядя в сторону Онор.

- Здесь?

- Да.

- Н-нет... Для этой цели он несколько лет назад ездил в Австралию. Тогда Арчер выяснял, годится ли "Брум" на роль нашего поставщика жемчуга.

- Нет-нет, я имею в виду именно здесь.

- Да нет, никогда не говорил. И потом мне кажется, что на островах Сан-Хуан особенно не поныряешь.

- Если сравнивать с тропиками, то да. Здесь холодная вода и тяжелые условия. Подводные течения изменчивы, порой опасны.

- Вы ныряли?

Он пожал плечами.

- Самую малость. А где лежит его костюм для погружения под воду? В коттедже?

- Нет.

- Вы уверены?

- Я перевернула там все вверх дном в поисках его пистолета, но костюма с аквалангом не видела.

- А пистолет нашли?

- Нет, - ответила она и тут же добавила:

- Но тот человек, которого выбросило море на пляж, не был застрелен.

Джейк не стал вслух комментировать ход ее мыслей. Но ему отрадно было сознавать, что Онор тоже не считает своего братца ангелом.

- А вот такое устройство вам случайно не попадалось на глаза? -спросил он.

Онор взглянула на маленькую коробочку, которую он выложил на стол.

- Что это? - спросила она.

- Приемник "СР8".

- Что-что?

- Пеленгатор. Приемник сигнала, который сообщает, где находится электронный маячок. Действует на расстоянии от нескольких ярдов до нескольких сотен футов в зависимости от силы подающегося сигнала.

Удивленно приподняв брови, она еще раз внимательно осмотрела маленький аппарат.

- Нет, ничего подобного я раньше не видела.

Джейк так и думал. Он подозревал, что приемник "СР8" Кайл забрал с собой. По какой-то причине он решил воспользоваться вместо своего катера утлым "Зодиаком". Отыскать что-то в море очень сложно.

Приемник "СР8" заметно облегчает задачу, хотя и с ним непросто.

- Где еще Кайл мог хранить свой водолазный костюм? - спросил он.

- Во всяком случае, не в машине. Я обыскала ее первым делом.

Джейк вернулся к омлету, не хотел показаться Онор излишне назойливым в расспросах относительно местонахождения тех вещей, которые пропали вместе с Кайлом. Вместе с тем Джейк обязан был узнать, куда они подевались. Возможно, это ключ к разгадке.

- На окраине города есть склады, площадь которых сдается частным лицам. Вы не знаете случайно, может, там есть кабинка и у Кайла? спросил он, ловко перевернув омлет лопаточкой.

- Если и есть, то это никак не отмечено в его чековой книжке. Послушайте, какой прелестный аромат исходит от вашего омлета! Чем это вы его заправили?

- Имбирь, сладкий лук и сыр, - машинально ответил Джейк. Значит, Онор в поисках сведений о пропавшем брате заглядывала в его чековую книжку. Прекрасно. Выходит, несмотря на все свое пристрастие к "нелинейным" способам получения информации, она не пренебрегает и вполне традиционными. - И что же интересного вы обнаружили в его чековой книжке? Какие-нибудь странные поступления или, наоборот, снятия средств за последнее время?

- Небольшие, если вы это имеете в виду.

- Это самое.

- За последнее время он отослал чек лишь поставщику вин в Калифорнию. Правда, в этом нет ничего странного. Кайл любит хорошие вина. Только не элитные. Их он терпеть не может.

- Элитные? Это какие же?

- Ну вы знаете, те, которые следует откупоривать лишь серебряным штопором строго установленной пробы, наливать в хрустальные бокалы-баккара и подолгу смаковать. А в это время кто-то еще вовсю расхваливает вам на ухо все достоинства букета, одновременно замечая, что вам, профану, все равно этого не понять.

Улыбнувшись, Джейк попробовал омлет и решил, что тот должен "потомиться" еще пару минут.

- А как насчет его почтового ящика?

- Мусор. Рекламные объявления. Счета за коммунальные услуги.

- Счет за телефон?

Онор перестала улыбаться.

- Да, и это тоже.

Джейк терпеливо ждал, надеясь, что ему не придется вытягивать из нее информацию клещами, как в полиции на допросе. С одной стороны, Онор в любую минуту могла поинтересоваться, чего ради он вдруг начал задавать ей столько вопросов? С другой стороны, сам Джейк считал, что он задает их слишком мало.

- С тех пор как Кайл уехал в Калининград, международных переговоров не было, - наконец сказала Онор. - По крайней мере счета на них еще не поступали.

Джейку захотелось заметить, что мертвые, как правило, никуда не звонят. Равно как и люди, которые находятся в бегах и которых разыскивает полиция за кражу янтаря. Но он сдержался.

Переложив омлет на тарелку, он подвинул ее к Онор.

- Ешьте, пока я буду отвязывать катер. Прилив в этмх местах очень нетерпелив.

- А вы?

- При определенных обстоятельствах я способен проявлять чудеса терпения.

Он улыбнулся.

- Я имела в виду омлет. Вы сами есть не будете?

- Я уже поел.

Джейк вышел из рубки, прикрыв за собой дверь, чтобы Онор не продуло холодным ветром, поднявшимся вместе с рассветом. Бортовые огни "Завтра" на фоне светлеющего неба уже не казались яркими. Джейк отвязал швартовы и встал за кормовым штурвалом. Отведя катер от дока и положив его на заданный курс, он вернулся в рубку на капитанское кресло.

- Мы одни на воде? - спросила Онор.

- Пока да.

- Интересно, объявится сегодня капитан Конрой или нет? А если объявится, станет ли опять подниматься к нам на борт?

- Меня это не удивит.

- Меня тоже.

Джейк быстро оглянулся на нее, пытаясь понять, к чему она это сказала. Онор облизывала пластмассовую вилку. На тарелке не осталось ни крошки. Заметив кончик ее юркого язычка, он быстро отвернулся. Но было уже поздно: ему вновь стало тесно в штанах. Мысленно хорошенько выругав себя, он упер неподвижный взгляд в лобовое стекло.

- Просто прелесть, - сказала она. Джейк хмыкнул.

- Нет, я серьезно. Замечательный омлет.

- Весь фокус в начинке.

- Вы точно не женаты?

- Абсолютно точно. Такая вещь, как жена, из головы вылететь не может.

Она вновь облизала вилку и вздохнула.

- Это всего лишь вилка, а не леденец, - буркнул Джейк.

- Что?

- У вас есть с собой бинокль?

- Да. - Она опустила руку в свой кожаный рюкзачок и вынула оттуда маленький бинокль, похожий на театральный. - Вот.

Он презрительно хмыкнул.

- Лучше возьмите мой. Сейчас еще темно, и видимость неважная. Проверьте катер, который подходит к нам справа.

- С "порта"? - уточнила Онор. -Видите, я научилась разбираться в морской терминологии.

- Плохо научились. С "порта" значит слева.

- А, правильно! Правая сторона - это "старборд", - улыбнувшись, поправилась Онор., - Верно?!

Джейк не сразу ответил, неподвижно глядя в лобовое стекло.

- Верно.

- Какая у вас замедленная реакция.

После этих слов ему вдруг захотелось положить ее руку себе на штаны, чтобы она поняла, какая у него реакция. Но тут он увидел чьи-то бортовые огни с другого борта.

- Гляньте, что это? - показав рукой, попросил он.

- Что я должна увидеть?

- Название, регистрационный номер, модель судна и вообще все, что только сможете.

- Давайте я встану у штурвала, а вы смотрите. Вам лучше знать, что вы ищете!

Она сказала это без упрека и без всякой задней мысли. Хотя на ее месте Джейк давно уже поинтересовался бы, отчего это инструктор по рыбной ловле вдруг так озаботился другими судами, выходящими из залива? Возможно, что ей тоже хочется знать, кто их преследует. И по той же причине, что и ему.

- Здесь сплавной лес, - сказал он.

Глаза Онор широко раскрылись. Она стала вглядываться в темную воду прямо по курсу.

- Так вот почему мы плетемся со скоростью всего восемь узлов!

- Только идиот будет мчаться в темноте в этих местах.

- Да-да, конечно. Хорошо, смотрите вперед, а я буду смотреть по сторонам. - Она взяла бинокль Джейка и, поднеся окуляры к глазам, стала вертеть колесико фокусировки. - Точно не скажу, но имя катера, кажется, "Бэйтаймер".

- "Бэйлайнер". Это марка судна, вроде "форда" или "хонды". Сколько человек на борту?

- Не вижу.

- Хорошо, теперь гляньте на тот, что приближается со "старборда".

- То есть э-э... справа?

- Справа.

Она улыбнулась.

- Так, так... Ну, этот меньше первого. Пока все.

- Может, второй "Бэйлайнер"?

- Что?

- Вчера их было два. Другие есть?

- Смотрю.

Джейк стал медленно наращивать скорость. Занимавшийся рассвет окрасил воду в темно-розовые переменчивые тона.

- О, на горизонте показалась яркая оранжевая точка, - сообщила Онор. Это, должно быть, Конрой.

- Возможно. Еще что?

- Мм, точно сказать не могу, но мне кажется, что слева... то есть с "порта" появилось еще одно судно.

Джейк повернул голову в указанном направлении.

- Не вижу огней.

- Я тоже. Но на фоне неба обозначилась тень, похожая на катер.

- Следите за ней.

Джейк вырубил бортовые огни "Завтра" и, переменив галс, стал править налево.

- Когда сблизимся настолько, что можно будет разглядеть людей на борту, дайте мне знать, - сказал он.

- А вдруг они увидят нас раньше?

- Гляньте себе за спину.

Она так и сделала. В темноте ничего нельзя было разобрать.

- Вы заходите к ним с подсолнечной стороны. Ловко.

- Спасибо.

- Мы ищем кого-то конкретно?

- Вашего визитера со змеиными глазами.

Онор тут же приникла к окулярам и стала вглядываться вдаль. Спустя несколько минут она приглушенно ойкнула и подалась вперед.

- Что? - нетерпеливо спросил Джейк.

- Я его потеряла. Куда он провалился?

- Садитесь в штурманское кресло. Быстро!

Исполнив приказание, она одновременно с восхищением и опаской взглянула на Джейка.

- Какой командирский голос! Вы случайно не служили сержантом-инструктором по строевой подготовке?

- На флоте нет строевой подготовки. Держитесь, сейчас покатаемся.

Глава 8

Шум работающего мотора усилился, стал более гус-тым, насыщенным. Джейк резко прибавил газу, катер приподнялся на крыльях и быстро заскользил по темно-красной воде. Прилив и ветер между тем усилились. Каждые несколько секунд от носа катера в разные стороны отлетали высокие брызги.

- Видите? - спросил Джейк.

- Да нет же!

- А кильватерную струю?

- Мы сами столько брызг поднимаем, что ни черта не видно!

Он еще увеличил скорость.

- А как же сплавной лес? - сквозь стиснутые зубы спросила Онор.

- Плевать, мне хочется взглянуть на нашего робкого обожателя.

В следующее мгновение катер, выскочивший на гребень волны, подхватил сильный порыв ветра и тут же бросил вниз. Джейк резко убрал газ, чтобы смягчить посадку. Онор вскрикнула и вцепилась в край приборной доски. Между тем Джейк, выждав необходимую паузу, вновь добавил оборотов. Брызги перелетели нос катера и обрушились на лобовое стекло. Джейк включил "дворники" и подстроил балансировку судна. Катер стало меньше качать.

Когда они вышли из-за острова, море стало еще более неспокойным. Катер бросало то вверх то вниз, но Джейк не снижал скорости.

- Они отстают! - сказала Онор.

- Это их проблемы. Четвертый появился?

- Нет.

- Смотрите лучше! Для чего я дал вам бинокль?

Она взяла бинокль одной рукой, а другой продолжала держаться за край приборной доски. Но удержать бинокль около лица было очень трудно, он отчаянно прыгал в руке. Спустя пару минут она отложила его и вновь вцепилась обеими руками в панель.

- Ну что? - спросил Джейк.

- Ничего.

- Я же сказал: смотрите!

- Как бы не так! Если мы будем нестись на такой скорости, скоро из меня выпрыгнет весь ваш восхитительный омлет!

- О Боже! Надо было предупреждать, что вы страдаете морской болезнью.

- Я не страдала до тех пор, пока вы не взвинтили обороты и... - Она судорожно сглотнула подступивший к горлу комок. - Слушайте, давайте сменим тему.

Джейк оглянулся на радар. Впереди море было пусто. "Черт! Шустрый гад попался!"

- Как там наши провожатые?

- Остался один "Зодиак", других не видно.

- А, черт, ладно! - Джейк сбавил скорость, прекратив погоню. - Не будем больше мучить беднягу Билла.

- Он крупный мужчина и еще всех нас похоронит, - отозвалась Онор таким тоном, который ясно давал понять, что она нисколько не сочувствует сотрудникам береговой охраны, не пользовавшимся большой популярностью у частных владельцев катеров. - К тому же его никто не просил за нами увязываться.

- Он подчиняется приказам.

- Как всякий примерный служака.

- Право же, Конрой не так уж плох, дорогая.

Ей захотелось сказать ему, что ее зовут Онор, а не "дорогая", но она поняла, что его тон был скорее дружелюбным, чем снисходительным. И все же...

- Ты в этом уверен, дорогой? - мягко спросила она.

Джейк метнул на нее быстрый удивленный взгляд, а потом расплылся в такой ленивой улыбке, что Онор на мгновение убоялась: а не переборщила ли она?

- Дорогой? - переспросил он, усмехнувшись.

- А вы предпочли бы, чтобы я запустила в вас масленкой?

Он расхохотался.

- Масленкой! Боже мой! Воображаю, каково быть вашим братом! Вы их, наверное, любили доводить, а?

- Старалась изо всех сил, а когда уставала, меня подменяла Фейт.

В голосе ее вновь послышалась грустная нежность, и улыбка мгновенно исчезла с лица Джейка. Он вдруг подумал, как близка она к ним и как далека от него.

- Что, решили отказаться от погони? - спросила она.

- Да.

Она выжидающе молчала, но он так ничего и не добавил.

- Что теперь?

- Заправка.

Джейк резко сбавил ход, и под конец они поплелись со скоростью прогулочной лодки.

- Ступайте на нос и приготовьтесь бросить швартовы, когда мы подойдем к заправочному доку, - распорядился он.

Онор захотелось спросить, на каком основании он вдруг начал командовать на ее катере, но сдержалась, едва бросив на Джейка взгляд. Выражение его лица перестало быть мягким и дружелюбным. Она вышла из рубки и, держась за планшир, стала осторожно пробираться на нос. Впрочем, швартоваться было вовсе не обязательно, так как "Завтра" и так подошел к заправочному доку впритык, словно хорошо выдрессированный пес.

Обслуживала их совсем юная девушка с огромной копной волос. Она быстро привязала носовой трос к причалу и перешла на корму.

Онор торопливо последовала за ней, перекинула второй трос и с завистью наблюдала, как ловко девчушка привязывает его к крюку. После этого она стала подтягивать к борту катера топливный шланг. Из рубки показался Джейк.

- Привет, Кайл, - крикнула девушка, - давно не ви... Ой, вы не Кайл! Извините.

Она скользнула растерянным взглядом по борту судна. Все правильно: "Завтра".

- Ничего, ничего, - улыбнувшись, отозвался Джейк. -А Кайл, похоже, частенько к вам заглядывает?

- Дважды в неделю, за бензином и сжатым воздухом. Точнее, заглядывал, с легким вздохом добавила она. - Что-то не видно его в последнее время. В отпуске, что ли?

- Да вроде, - ответил Джейк и предупредительно взглянул на Онор. Если девчонка не читает газет, незачем ее огорчать известием о пропаже человека.

- Хороший катер, - сказала она, окинув взглядом "Завтра".

- Это точно. -Джейк стал откручивать хромированный диск, служивший крышкой топливного бака. - Слежу за ним в отсутствие хозяина. Вот решил подстраховаться и наполнить баки. Кайл не сказал мне, какой у "Завтра" расход топлива...

Девочка улыбнулась и тряхнула головой, отчего ее вьющиеся локоны разметались по плечам. Было видно, что Джейк явно произвел на нее впечатление.

Онор, наблюдая за сценой с кислой ухмылкой, подумала о том, что в пренебрежении к газетам есть и свои плюсы: "Девочка, очевидно, не знает, что такая прическа давно вышла из моды. Впрочем, это не важно. С ее фигурой она не пропадет".

Девушка передала Джейку конец шланга, и тот ловко сунул его в отверстие топливного бака. Когда установка подачи топлива заработала, в воздухе тут же распространился запах бензиновых испарений.

- Высокая скорость требует большого расхода горючки, - заметила девушка. - Кайл, судя по всему, любит погонять. Всего за пару-тройку дней сжигает несколько сотен галлонов. Должно быть, он богат.

- Да так, от зарплаты до зарплаты, - отозвался Джейк. - Когда он был здесь в последний раз?

- Э-э... около двух недель назад.

Онор приглушенно охнула, но Джейк даже не повернул головы.

- Правда, он тогда не заправлял "Завтра", - продолжала девушка. Наполнил лишь бак у своего "Зодиака" и заправил сжатым воздухом баллоны для акваланга.

- Бак у "Зодиака"? - переспросила Онор.

- Ну да, для подвесного мотора, - объяснил Джейк.

Онор по-прежнему не понимала, что происходит, зато Джейк, похоже, ничему не удивлялся.

- А зачем ему понадобилось заправлять баллоны для акваланга? поинтересовалась Онор у девушки. - Тут и коралловых-то рифов нет, насколько мне известно.

- Народ ныряет в основном за местным королевским крабом. Или с гарпунным ружьем охотятся за треской. А еще морских ежей достают для японцев. Они их едят. - Девчушка вновь тряхнула головой. - Наконец, ныряют, чтобы хоть на время отвязаться от своих старух. Он, кстати, женат?

- Кто, Кайл? - переспросила Онор.

- Да.

- Нет.

Девчонка широко улыбнулась и убежала по своим делам.

- Вы думаете, она и в самом деле видела Кайла две недели назад? - тихо спросила Онор.

- Зачем ей врать?

- Но...

Джейк не стал ее прерывать, предоставив ей право самостоятельно оценить все малоприятные грани полученного известия. Джейк не хотел, чтобы его пристрелили как гонца, принесшего плохие вести.

- Почему же он нам не позвонил? - растерянно проговорила Онор.

- Вы его лучше знаете. Поэтому я переадресую вопрос вам. Почему он не позвонил?

Ответом ему было подавленное молчание. Он оглянулся на датчик, показывающий уровень топлива, рассеянно прислушиваясь к шелесту бензина в шланге.

- Что-то не так, - наконец проговорила Онор.

Джейк посмотрел на нее как на слабоумную.

- Да неужели?

- Нет, я серьезно. Одно дело женская интуиция, которая подсказывала мне, что Кайл на Сан-Хуане, и совсем другое - слова этой девочки, которая говорит, что видела его здесь две недели назад. Почему он нам не позвонил? Он же не мог не понимать, что мы волнуемся. И любим его, несмотря ни на что.

В голосе ее сквозили искренняя обида и такая боль, что у Джейка на мгновение защемило сердце. Но все же Онор так и не озвучила самое очевидное, хотя и болезненное объяснение всему: Кайл избегал своих родных, потому что ему было что скрывать.

Например, совершенное убийство или украденный янтарь.

Джейк вынул шланг из бака левого борта и сунул его в бак правого. Прохладный соленый ветерок шевелил его коротко остриженные волосы. Под высокими облаками синело прозрачное небо. Безграничная видимость. Прекрасный день для поиска сокровищ, затопленных под водой при помощи старого якоря.

"А может быть, он решил поиграть в пиратов и сделал так, чтобы клад охранял труп врага? Может быть, именно так и нашел свой конец тот русский без одного пальца на руке? Или сам Кайл стал этим "сторожем", похоронив вместе с собой все свои тайны?"

- О чем вы думаете? - вдруг спросила Онор.

- Лучше вам не знать.

- Я сама знаю, что мне лучше, а что нет, - повысив голос, возразила она. - Думаете, мне не хочется разобраться в случившемся?

Джейк неожиданно протянул ей руку. На ее лице отразилось удивление, но она все же подала ему свою. Притянув Онор к себе, он шепнул ей на ухо:

- Поговорим позже, а пока что ветерок доносит все наши слова до маленьких ушек этой очаровательной девочки.

Онор прерывисто вздохнула и на минутку уткнулась лицом в его плечо.

- Джейк... - прошептала она.

- Что?

- Мне страшно.

- Наконец-то.

- Не за себя, за Кайла.

- На вашем месте я боялся бы за себя.

- Я не могу поверить, что он что-то... украл. Но уж лучше поверить в это, чем в то, что его нет в живых.

Джейк глубоко вздохнул. Онор проявила слабость и может не простить ему этого. Однако если он сейчас будет предельно осторожен, то, возможно, через нее доберется наконец до правды, так тщательно оберегаемой всеми членами клана Донованов. А значит, доберется и до Кайла. И до янтаря. И узнает все про убииство и про предательство.

Только бы Онор не разоблачила его до того, как он успеет все провернуть.

От этой мысли Джейку стало нехорошо. Он надеялся на то, что Эллен продержится пару дней, как обе-щала, но твердо рассчитывать на это не приходилось.

Джейк знал, что, когда босс прижмет ее, она сдаст его не задумываясь.

Заправив второй бак, он включил вентилятор, а Онор тем временем пошла расплачиваться. Когда она вернулась, на лице ее была написана растерянность.

Онор так посмотрела на сверкающий, борт "Завтра", словно видела катер впервые.

- Однако цены, - проговорила она.

- За высокую скорость и ветерок в ушах приходится платить, а вы как думали? Я, конечно, могу сбить ход, и мы поплетемся, как парусная лодка, если хотите. И тогда через пару-тройку часов, если позволит прилив и течение, благополучно доберемся до дома.

- Через пару-тройку часов?! - вскричала Онор. - А с какой скоростью идут парусные лодки?

- Все зависит от ветра, массы, паруса и обтекаемости корпуса. Но если движок работает на бензине, а не на дровах, от шести до восьми узлов он выжать сможет.

- А с какой скоростью мы шли сюда?

- Со средней крейсерской.

- То есть? Сколько миль в час?

- Примерно тридцать пять. Но опять же все зависит от прилива и течений. Если задействовать двигатель на полную мощность, мы полетим стрелой, но соответственно и расход топлива будет выше.

- Слава Богу, у меня есть серьезный резерв на кредитной карточке.

- Воистину слава Богу, - проговорил Джейк, оглянувшись на плоттер и вспомнив о тех маршрутах, которые нашел утром. -Нам стоит побывать во многих местах. Впрочем, может быть, Кайл называл вам какие-то конкретные облюбованные им места?

- Всякий раз, когда речь заходила о рыбалке, я переводила разговор на другую тему.

Джейк сейчас говорил не о рыбалке, но ставить об этом в известность Онор не собирался. Если она знает какие-то места, где можно найти следы Кайла и янтаря, то твердо держит их при себе.

Он боялся, что Онор еще не скоро поймет, что без него ей не освоить управление катером в сжатые сроки. И действительно, она вела себя так, словно ей некуда было спешить.

А у Джейка был срок до послезавтра. Сдерживая нетерпение, он стал отчаливать от заправочного дока. Ни один из преследователей не рискнул сблизиться с ними в этот отрезок времени, особенно "Олимпик", но когда "Завтра" вновь вышел в открытое море и взял обратный курс на острова Сан-Хуан, на горизонте с трех сторон мгновенно показались три маленькие точки.

"Олимпика" среди них Джейк не увидел. К тому же преследователи держались на почтительном расстоянии и разглядеть, кто на борту, было невозможно.

- Интересно, мы можем от них оторваться? - спросила Онор.

- Возможно, но зачем попусту сжигать бензин? До места клева еще далеко.

- Клева?

- Ну, это тот участок моря, где рыба лучше всего клюет на наживку. Мы ведь с вами собрались на рыбалку, не забывайте.

- Черт с ней, с этой рыбалкой! Я хочу научиться управлять катером и разобраться в бортовой электронике.

Джейку вновь стоило трудов сдержаться. Значит, она по-прежнему считает, что с нее хватит нескольких практических уроков? Размечталась! Ну что ж, прекрасно! Придется ее немного приземлить. Для начала пусть займется завязыванием морских узлов.

- Отлично! Я не против. Достаньте, пожалуйста, вон там два каната.

Онор достала красный кусок и более тонкий синий. На лице ее было написано недоумение.

- Зачем они? Эти веревки...

- На борту судна эти веревки называются канатами. Они предназначены для завязывания узлов. Начнем с носового.

- С чего?

- Я покажу вам самый простой узел, который знает любой моряк. Вот смотрите.

Джейк отпустил штурвал и взял в руки синий канат. Катер продолжал уверенно идти заданным курсом. Онор стала внимательно следить за руками Джейка. Он взял канат за концы, затем очень быстро проделал ряд каких-то движений, и на веревке, канате, появился мудреный узел.

- А теперь вы, - сказал он.

- Ага! Скорее я пройду по воде аки посуху.

- Берите канат и вяжите.

- Но...

- Никаких "но", - перебил он, вновь возвращаясь к штурвалу. - Вы выражали желание научиться управлять судном? Вот и учитесь. Завязывание морских узлов - это самое легкое, азбука. А пока будете колдовать над канатом, я расскажу вам об основах управления малым судном, вроде вашего катера. Таким образом, когда вы наконец подойдете к штурвалу, то будете уже представлять, что к чему.

Онор упрямо сжала губы и, взяв в руки синий канат, попыталась повторить на нем сделанный Джейком узел. Первая попытка окончилась неудачей. Вторая тоже. И третья.

Тем временем Джейк читал ей лекцию, делая сравнительный анализ моторного катера с парусной лодкой. Потом перешел к описанию того, как слушается судно штурвала в различных ситуациях и как влияют на его маневренность скорость, балансировка, газ, волны, ветер, течения, а также наиболее часто встречающиеся сочетания всех этих компонентов.

Узел, который Онор пыталась затянуть на канате, продолжал распадаться. Она сжимала губы все сильнее. На щеках играл злой румянец.

- Ладно, - сказал наконец Джейк. - Попробуем другой.

Взяв у нее из рук синий канат, он распустил на ней свое первое творение и тут же завязал новый узел. Вернув канат Онор, он отошел к штурвалу.

- Когда собираетесь причаливать, - продолжал он, - держите в уме такие вещи, как направление ветра, течение, и то, как катер слушается руля. Тормозов, как на машине, здесь нет, поэтому, если скорость высока, поверните переключатель на "нейтралку", чуть выждите и дайте задний ход. Но учитывайте при этом, что, если не держать штурвал, катер изменит курс и вы врежетесь в причал.

- Стоп! - громко, с отчаянием в голосе воскликнула Онор. - Не тараторьте! Я ничего не понимаю! И потом это сложно для первого раза!

- Вы смеетесь? Это же азы.

- Хорошо, значит, я тупая.

Джейк прекрасно понимал, что это не так и что виноват он, а не она. Но что поделать, если Эллен дала ему так мало времени?

- Вы не тупая, - сказал он. -Вы упрямая. Но и я такой же. Будем выяснять, у кого из нас это качество развито сильнее?

Онор выругалась по-французски.

- Попробуйте этот узел. И не успокаивайтесь до тех пор, пока у вас не получится. А я пока расскажу вам, как балансировать судно в различных обстоятельствах. Итак, представим, что вы идете на высокой скорости по неспокойной воде...

Онор продолжала мучиться с канатом, стараясь одновременно следить за лекцией Джейка. В результате терпела крах и там и там.

Вдобавок ее охватил страх. А вдруг она не сможет помочь Кайлу? В последний раз она чувствовала себя так много лет назад, когда братья пытались научить ее играть в футбол.

Узел распался в девятнадцатый раз. Джейк заметил это, но лекции не прервал.

- Подождите, подождите, что это за термин? "Чин"? - перебила она его. Я вообще впервые слышу это слово!

- Чин - это линия пересечения борта и днища вашего судна. Если угол между ним и поверхностью воды правильный, качки будет меньше.

- О...

И это было только начало. С каждой новой минутой Онор все явственнее понимала, что морское судно имеет мало общего с велосипедом и научиться управлять им гораздо сложнее.

Джейк все подмечал, но продолжал говорить. Она наняла его для того, чтобы он научил ее управлять катером. О помощи в поисках пропавшего брата и янтаря не было ни слова. Прекрасно, пусть учится, если думает, что она такая умная. Провалиться ему на этом самом месте, если он не заставит ее смириться с мыслью, что за двое суток шкипера из нее не выйдет!

И тогда у нее не останется другого выбора, кроме как открыться ему и попросить помощи. Джейк надеялся, что это произойдет скоро. Он видел, как она борется с отвращением, слушая его лекции о рыбалке и навигации. Но все же слушает. В другой ситуации ее упрямство показалось бы ему забавным. Но мысль о том, что за Кайлом и пропавшим янтарем, помимо него, охотятся и другие люди, неглупые и изобретательные, отнюдь не радовала.

"Теряем время, - думал он. - И все из-за ее упрямства!"

- Вы не правильно делаете, - в третий уже раз сказал он ей.

- Но я пытаюсь скопировать ваш узел.

- В самом деле? Тогда почему же он не держится?

- Почем я знаю? Это вы у нас специалист!

- Вот-вот, не забывайте об этом.

Онор на время бросила свои бесплодные попытки и с тоской уставилась на канат.

- Может быть, вы научите меня чему-нибудь более полезному?

- Например?

- Как управлять катером.

- А завязывание узлов, по-вашему, бесполезно? Катер необходимо уметь привязывать к причалу, чтобы его не унесло в море.

- Господи, и почему Кайл не купил гребную лодку? - воскликнула Онор. Грести умеют даже дети.

- Между прочим, гребную лодку тоже надо привязывать, - бросил Джейк. Он окинул глазами горизонт. Преследователи шли далеко, и рассмотреть их по-прежнему не представлялось возможным. - Пробуйте, пробуйте.

Онор в очередной раз подступилась к узлу, и каково же было ее удивление, когда тот вдруг не распался.

- Получилось!

Джейк оглянулся, но ответил не сразу.

- Конечно, получилось. Это был самый простой узел, но я все равно вас поздравляю, дорогая.

Дорогая.

Онор обратила на него горящий взгляд и уже хотела сказать, что она думает о мужчинах, которые излишне фамильярны с малознакомыми женщинами, но тут что-то привлекло ее внимание за кормой.

Джейк проследил за направлением ее взгляда. К ним быстро приближался ярко-оранжевый "Зодиак".

- О нет! - воскликнула Онор.

- Что такое?

- Неужели им больше нечего делать?

- Выходит, так.

- А если я не пущу их на борт?

- Давайте не будем устраивать сцен. Возможно, позже нам еще потребуется их помощь.

- Сомневаюсь.

Джейк перевел взгляд с "Зодиака" на Онор. Глаза ее горели гневом и нетерпением.

- Вы неглупая девушка, - проговорил он. - Почему бы не делать ставку на ваш ум, а не на упрямство?

- Вы прямо как Арчер! Он тоже любит мне выговаривать снисходительным тоном!

- Да плевать я хотел на вашего брата! И на всю вашу семейку! Вы так часто поминаете ваших родственников, что мне это уже вот где сидит! - не сдержавшись, резко отозвался Джейк.

- Вы уволены!

Он тут же отошел от штурвала и направился на корму. Онор бросилась из рубки вслед за ним. "Завтра" по-прежнему шел заданным курсом, мягко покачиваясь на волнах.

- Что вы себе позволяете? Куда это вы собрались? - крикнула Онор вдогонку.

- Надоело мне возиться с вами, мисс Донован. - Он кивнул на кормовой руль. - Хотели научиться управлять катером? Вот и прекрасно, заступайте на вахту.

Онор перевела глаза на румпель. Что там ни говори, а внешне он мало чем отличался от автомобильной "баранки". С узлами и навигацией у нее вышли сложности, но уж крутить руль она умела. И потом в словах Джейка прозвучал явный вызов, который она, как уважающий себя человек, просто не могла не принять.

Онор уверенно заняла место за кормовым штурвалом. Однако уже через минуту поняла, что руль на катере действует не совсем так, как руль в машине. А еще через минуту стало ясно, что руль на катере действует совсем не так, как руль в машине. Она вцепилась в штурвал и замерла как изваяние, боясь пошевелиться, ибо не знала, как поведет себя судно в следующее мгновение.

В результате до этого прямая кильватерная струя "Завтра" быстро превратилась в ломаную кривую. Катер заходил по воде мудреными зигзагами.

- Уберите газ, - приказал Джейк. - А то ребята на "Зодиаке" еще подумают, что вы решили от них удрать.

Приглушенно чертыхнувшись, она ухватилась за рычаг газа и потянула на себя. Катер затормозил настолько резко, что Онор бросило грудью на штурвал.

Джейк покачнулся, но на ногах устоял. Уже зная, что сейчас будет, он расставил ноги и чуть согнул их в коленях для большего равновесия. Кильватерная волна догнала "Завтра" и обрушилась на корму.

Онор дико вскрикнула и повисла на колесе штурвала, чтобы не упасть.

- Наше счастье, что мы находимся на борту спортивного катера, - бросил ей в спину Джейк. - Будь это "Зодиак", мы сейчас уже купались бы. Переведите скорость на "нейтралку".

Охваченная страхом, Онор взялась за рычаг переключения передач и мягко потянула на себя. Тот не сдвинулся с места. Она надавила сильнее. Рычаг подался, но по звуку мотора было ясно, что он еще работает на передаче. Тогда Онор дернула рычаг. Тот проскочил "нейтралку" и едва не перевел катер на задний ход.

"Завтра" продолжал скользить по воде.

- Мимо, - прокомментировал Джейк. - Ничего, бывает. Попробуйте еще разок. Нет, не так. Переведите рычаг опять в верхнее положение до конца, а потом опустите до "нейтралки".

На этот раз у Онор получилось, и катер остановился. Она стала крутить штурвал, но ничего не произошло.

- Что случилось? - обеспокоенно спросила она. - Я не могу развернуть катер!

- Вы на нейтральной передаче.

- Это я знаю и без вас! Почему катер не слушается руля?

- Штурвал действует, только когда судно на ходу. Я вам рассказывал об этом пять минут назад. Забыли?

Онор лишь недоуменно посмотрела на него.

- В настоящий момент мы с вами находимся на очень дорогой куче плавучего...

- Но...

- Чем быстрее ход, - перебил он, - тем лучше катер слушается штурвала. Ну, вспомнили?

Онор вспомнила. Только сейчас те слова, которые несколько минут назад были для нее лишь пустым звуком, обрели значение.

- Ясно, - сказала она.

Катер сильно раскачало на неспокойной воде, и Онор почувствовала себя поросенком на льду. Ей стали не по себе, и в желудке шевельнулось что-то нехорошее.

- Мне это не нравится, - сказала она и, переключив передачу, резко прибавила газ.

Катер дернулся вперед, но Онор начисто позабыла вывернуть штурвал, на который налетела минутой раньше, и в результате "Завтра" стал резко разворачиваться.

- Куда?! - заорал Джейк.

Не надеясь на ее сообразительность, он в два прыжка оказался возле руля и резко отвернул его. Он сделал это очень вовремя. Еще мгновение, и они "поцеловали" бы кормой "Зодиака" береговой охраны. С лодки в их сторону понеслись ругательства.

Джейк быстро убрал газ и вновь остановил катер.

- Все нормально? - крикнул он тем, кто был в оранжевой лодке.

Ответ был не особенно вежлив.

- Просим прощения! - крикнул Джейк. - Онор пыталась освоиться у штурвала, только и всего. Теперь вы можете взойти на борт.

На этот раз первым на их корму ступил Конрой. И сделал это очень быстро.

- Еще одна такая выходка, и я конфискую судно, - предупредил он, смерив Джейка яростным взглядом.

В следующую секунду Онор заслонила своего инструктора, встав между ним и Конроем. Она еще не оправилась от полученного потрясения, но среагировала на опасность в фирменном для всех Донованов стиле: лучшая защита нападение.

- Морскими шкиперами не рождаются, - ледяным тоном произнесла она. Вчера вы уже устраивали нам проверку и ничего не нашли. А если вам хочется проверить нас еще раз, то делайте скидку на мою неопытность. Я не знала, что у меня так выйдет, и, если честно, до сих пор не понимаю, что, собственно произошло!

- А произошла то, что вы едва не протаранили нас, леди!

- Да, но я не могу взять в толк, как так вышло!

Конрой перевел глаза с раздраженно-бледного лица Онор на Джейка. Тот утвердительно кивнул.

- Она дилетантка и сего дня впервые в жизни встала к штурвалу, проговорил он. - Свободный дрейф и качка стали действовать ей на нервы, и она решила вновь запустить мотор.

- А руль не отвернула? - повысив голос, спросил Конрой.

- Не отвернула.

- Черт! - Однако на этот раз в его тоне было уже больше понимания, чем злости. Он вновь обернулся к Онор. - Мне нужно еще раз взглянуть на документы, мэм. Сделайте одолжение, покажите. А у штурвала пусть пока постоит Джейк, если не возражаете. Когда мы закончим и отойдем от вас ярдов на сто, тогда можете продолжать обучение.

- Что же конкретно вам не понравилось вчера в наших документах? спросила Онор.

Конрой колебался с ответом. Она махнула рукой.

- Ладно, все равно. Смотрите, только побыстрее. Предупреждаю: сегодня мне хочется поужинать семгой.

Джейк подождал, пока Конрой скроется в рубке, а потом удивленно переспросил:

- Семгой? Но мне кажется, вы меня уволили.

- Когда я нервничаю, то всегда болтаю лишнее. Извините, я погорячилась.

- Я готов все забыть и обеспечить вас на ужин семгой, но уже на других условиях.

- На каких же, интересно?

- Вас тошнит от моих уроков. Рыбная ловля и управление морским катером нужны вам как собаке пятая нога. Скажите честно, чего вы хотите, мисс Донован?

Онор внимательно взглянула на Джейка, буравившего ее глазами, будто лазером, и поняла, что уйти ей от ответа не удастся. Хуже того: Онор вдруг стало отчетливо ясно, что одной ей брата не найти, ибо за короткий срок просто невозможно освоить управление такой сложной штукой, как "Завтра".

У нее был выбор. Она могла последовать совету Арчера и, уехав отсюда, заняться своими "безделушками", а дело спасения Кайла спихнуть на мужскую половину семьи Донованов. Или же она могла привлечь, Джейка к тому, чтобы он помог ей в ее поисках. А Джейку Онор интуитивно доверяла. Наконец, она его хотела.

- Я... - начала она, но осеклась, ибо в эту минуту из рубки показался Конрой.

- Все в порядке? - равнодушно спросил Джейк.

- Да, прошу прощения за беспокойство, так же равнодушно отозвался Конрой.

- До завтра, - сухо попрощался Джейк.

Конрой пожал плечами.

- Возможно.

- А если я пошлю ракету, ты окажешься рядом? - спросил Джейк.

На лице капитана вместо раздражения на мгновение появился интерес.

- Попробуй послать и увидишь, как быстро мы прибудем.

- Но на чьей вы будете стороне? - язвительно спросила Онор.

- На стороне добра, естественно.

Джейк подождал, пока Конрой пересядет обратно на свой "Зодиак" и тот отвалит от их борта, потом повернулся к Онор.

- Итак? - спросил он. - Что вы ищете? Пропавший янтарь?

- Кайла. Только Кайла, и ничего больше.

Джейк с трудом сдержался. "Только Кайла, и ничего больше". Вот такая песня... Значит, Онор еще не настолько ему доверяет, чтобы открыть перед ним все тайны семьи Донованов.

- Хорошо, - спокойно проговорил он. - В сумерках я оторвусь от наших провожатых и возьму на борт вашего брата. На каком он острове?

Онор посмотрела на него как на сумасшедшего.

- Откуда мне знать? Или вы думаете, он разматывал за собой ариаднину нить?

- Не надо мне этой демагогии! Где ваш брат, я вас спрашиваю?

- А я вам отвечаю: не знаю!

Лишь с большим трудом ему удалось подавить в себе желание хорошенько выматериться по-русски. Прекрасный язык для того, чтобы на нем ругаться. Да и ситуация на редкость подходящая.

Но вместе с тем Джейк ей поверил.

Ни он, ни она не знали, где Кайл в пропавший янтарь. И этот факт Джейк вынужден был признать.

- О'кей, - проговорил он спокойно. - Но что вам вообще известно? Что поможет нам его отыскать?

Онор облегченно вздохнула. Он сказал: "нам". Еще пять минут назад она четко поняла для себя, что на самостоятельное освоение всех тонкостей вождения "Завтра" уйдет как минимум несколько недель и за все это время она ни на шаг не приблизится к пропавшему брату. От осознания этого неприятный холодок пробежал у нее по спине. Но Джейк сказал: "нам".

Онор чувствовала, что Кайлу требуется помощь. Она была уверена в этом. И лишь не знала до сих пор, как эту помощь ему подать. С Джейком ей будет гораздо легче.

- Значит, вы поможете мне в его поисках? - спросила она.

- Я настаиваю на этом, - усмехнувшись, подтвердил Джейк.

- Я, разумеется, оплачу вам потраченное на меня время. Как за уроки по управлению катером и рыбной ловле.

- Одно другому не мешает.

- То есть?

- Я буду продолжать давать вам уроки и одновременно помогу найти Кайла.

- Но мне не нужны уроки!

- Хорошо, Бог с ней с рыбалкой, но управлять катером я вас все-таки научу.

- Зачем?

- Чтобы вы не растерялись, если я вдруг свалюсь за борт и утону. Договорились?

Онор прерывисто вздохнула и протянула ему руку.

- Договорились.

Его рукопожатие было мягким и теплым, но одновременно очень мужским. Как и улыбка.

- Поздравляю, дорогая. Вы только что наняли на работу инструктора по рыбной ловле и малой навигации. Во второй раз.

Глава 9

Теперь место у штурвала вновь занял Джейк. Онор не стала спорить, но и молчать тоже не могла.

- Куда мы направляемся?

- В одно место, которое называется Тайной гаванью.

Это название произвело на нее впечатление и пробудило любопытство.

- Зачем? - спросила она. - Вы думаете, Кайл там?

- Вряд ли.

- Тогда зачем мы туда идем?

- Половить рыбку.

- Что?! - вскричала она, не веря своим ушам. Он чуть осклабился.

- Но вы же хотели сегодня на ужин семгу или нет?

- Я могу купить ее в магазине.

- В магазине - это не то, поверьте мне.

- Как будто у меня есть выбор, - пробормотала она.

Джейк крепко держал руками колесо штурвала, думая про себя: "Плевать мне на то, веришь ты мне или нет!"

Он сожалел о том, что не смог весело и остроумно ответить на ее реплику. И чувствовал лишь, что у него у самого выбор небогат.

- Мы идем в Тайную затем, чтобы попытаться познакомиться поближе с нашими преследователями. Рыболовная трасса там представляет собой протяженный овал, - проговорил он. - А поскольку Тайная гавань помечена также в плоттере Кайла, мы заодно тщательно осмотрим линию берега. А вдруг отыщутся какие-нибудь следы его "Зодиака", акваланга или якоря?

- Но если мы ничего не найдем?

- Значит, отправимся в другое место, помеченное в его маршрутах. А потом в следующее. И так далее.

Онор хотела что-то сказать, но передумала и только пожала плечами.

Джейк был почти уверен в том, что Кайл нарочно запутал в плоттере свои маршруты, дабы скрыть что-то важное от постороннего глаза. И не знал только, высказать ли это соображение Онор. Не исключено, что и всю эту сложную электронику он навесил в катере нарочно, для отвода глаз. Кайл еще и не на такие штуки способен.

За день Джейк решил посетить как можно больше мест из тех, что были указаны в плоттере, а ночь посвятить его тщательному изучению. Без свидетелей. Времени у него впереди по крайней мере еще сутки, прежде чем Эллен заложит его Онор. Причем сутки в том случае, если Эллен сдержит свое слово...

"А надеяться на нее, - подумал он, криво усмехнувшись, - все равно что садиться задницей на горячую сковородку".

- Сначала отметимся в ближайших помеченных точках, - сказал он, - чтобы не тратить попусту время и горючку на мотания туда-сюда.

"Завтра" шел на хорошей скорости, скользя по сине-зеленой глади залива. За кормой кипела пенная кильватерная струя. Преследователи ориентировались по ней и не отставали. Онор время от времени оборачивалась, чтобы удостовериться в их присутствии. Джейк же смотрел только вперед. Прямо перед его глазами располагался экран радиолокатора. Сверяясь с ним, он пытался засечь четвертый катер, очень хотелось взглянуть на тех ребят поближе.

- Да не вертите вы головой, - сказал он Онор через несколько минут. Шею сломаете. Все прекрасно видно на мониторе.

- Это вам все прекрасно видно, а я плохо разбираюсь в бортовой электронике, и для меня эти значки ничего не значат.

- Тогда слушайте. Сейчас монитор показывает все в радиусе четверти мили. Соответственно каждый из трех секторов покрывает порядка тысячи ста футов. Вот эта резаная линия слева - остров. Яркая точка - указатель фарватера. Вот грузовое судно, идущее к берегу за дровами для японцев. А вот эти три горошины сзади нас - наши добрые друзья. По правому борту от нас паром, но его пока не видно на экране, потому что он еще не вошел в зону видимости.

Онор стала переводить глаза от экрана на залив и вскоре поняла, что радиолокатор отражает окружающую действительность весьма точно. Конечно, для того чтобы свободно читать значки на экране, нужно было приноровиться.

- А это что? - вдруг спросила она. От точки, которую Джейк назвал грузовым судном, отделилась на экране вторая.

- Другое судно попало в тень грузового, но теперь радар его засек. - Он оторвался от экрана и стал внимательно вглядываться в ту сторону. - Это сейнер. Видите?

Онор выглянула в боковой иллюминатор и разглядела потрепанное торговое судно, отходящее от грузового. Ржавчина на корпусе рыболовной шхуны походила на запущенную гангрену на коже. Да и грузовое судно выглядело не лучше, все в ржавых "кровоподтеках". Судя по названию, оно было японским, а шхуна русская.

- А что, американских судов мы здесь не увидим? - спросила она.

- Между прочим, в эту самую минуту вы находитесь на борту как раз американского судна.

- Я имею в виду торговые суда.

- Есть несколько, но в Анакортес сейчас в основном заходят иностранные.

Глядя на грузовое судно, Онор старалась не думать о том, что плывет сейчас на катере по заливу в поисках того, чего, возможно, лучше и не знать.

Но не думать об этом она не могла. Тревога за Кайла не давала покоя. Впрочем, Онор знала, что слезами делу не поможешь, и поэтому внешне сохраняла спокойствие.

Она принялась наблюдать за тенями других катеров, которые светились на экране радиолокатора мерцающими зелеными точками. Как только "Завтра" пересек главный фарватер и стал от него удаляться, количество больших судов резко сократилось, зато возросло число малых.

"Регата какая-то", - подумала Онор.

- Я и не знала, что в этих местах столько сумасшедших, - проговорила она, махнув рукой в ту сторону, где по воде скользили, словно белые жучки, многочисленные катера.

- Сумасшедших? Это вы о ком? А, понятно. Просто Сан-Хуан - мекка прогулочных судов. Особенно в летнюю пору.

- Значит, Кайл...

- Погодите пока с Кайлом. Сейчас я сбавлю ход и заброшу удочки.

- Давайте же скорее! Я сгораю от нетерпения! - воскликнула Онор и усмехнулась. - Ну как вам мой боевой настрой?

- Ничего.

Джейк стал медленно и плавно сбрасывать обороты. Он не хотел лишний раз нервировать Онор. Да, обстоятельства вынуждали его использовать ее в корыстных целях, но это еще не значило, что он должен ее мучить. Невелико оправдание, но ничем другим Джейк свою совесть успокоить не мог. Кильватерная волна, догнав их, мягко ткнулась в корму.

Онор наблюдала за ним, пока он готовил рыболовные снасти. Одновременно Джейк кратко объяснял ей назначение различных приспособлений для рыбной ловли, будь то штативы для удочек, блесна, маячки или что-то еще. Онор, щадя свое душевное равновесие, в одно ухо впускала, а в другое выпускала. Покончив с первым знакомством, Джейк провел сравнительный анализ ловли на живую и искусственную наживку. Потом рассказал о том, с какой скоростью должен двигаться катер в тех или иных условиях траления рыбы.

Если Джейк рассчитывал на то, что его лекция захватит ее, то он здорово ошибался. Онор разве что не зевала в открытую. Когда же он после довольно продолжительной паузы в своем рассказе, - девушка уже облегченно вздохнула, - вдруг решил его продолжить, она вскинула руки, давая тем самым понять, что сдается.

- Хватит! Все, что вы хотели мне доказать, вы уже доказали.

Он удивленно взглянул на нее.

- Не понимаю...

- Не понимаете? Теперь мне ясно, что рыбалка гораздо сложнее, чем я о ней раньше думала.

- А что вы о ней раньше думали?

- Что нужно всего лишь насадить восьмидюймового червяка на дюймовый крючок и зашвырнуть его на длинной леске подальше в море.

- Я говорил все это время, пытаясь отвлечь вас.

- От чего?

- Мне показалось, что вы нервничаете, - объяснил он.

- Из-за чего?

- Из-за пустяков.

Скрывая улыбку, Джейк нагнулся и стал запускать подвесной мотор, специально предназначенный для работы во время лова. Судя по всему, Онор не заметила того, что ветер стал быстро свежеть. Но Джейк не хотел ее расстраивать. За катер он не беспокоился - "Завтра" мог выдержать приличный шторм, - но Онор еще не привыкла к открытому морю, я приходилось делать на это скидку.

Выбрав для катера оптимальную скорость, Джейк проверил установленные на штативах удочки и вернулся в рубку. Заняв место за штурвалом, он переключил монитор компьютера с режима просмотра карты на режим эхолота и пристроил "Завтра" в кильватер к другим рыболовным судам.

Два преследовавших их "Бэйлайнера" по-прежнему держались на почтительном расстоянии. "Завтра" шел за каким-то "Олимпиком". Но эта посудина не имела никакого отношения к четвертому неуловимому катеру. Рыболовная сеть на ней была поблекшего синего цвета, а за штурвалом стоял старик, годившийся Джейку в дедушки. Такой не станет играть в пятнашки при заходе солнца.

- Станьте у руля и следите за тем, чтобы мы шли точно за "Олимпиком", сказал он.

- А вы что будете делать?

- Смотреть в бинокль.

- Я тоже могу смотреть в бинокль.

- Мне хорошо известна здешняя береговая линия, а вы ее видите впервые в жизни.

Онор перешла к штурвалу. Вскоре ей пришлось убедиться, что с подвесным мотором и на малой скорости катер слушается руля с трудом. И управлять им было не легче, чем пытаться удержать борова на собачьем поводке.

Пока она приноравливалась, Джейк вооружился биноклем и принялся обозревать линию берега. Ничего странного он не увидел: у самого входа в гавань какое-то небольшое поселение да несколько рыбных ферм вдоль пляжа. У причалов покачивалось на воде немало яликов, но ни один из них не был "Зодиаком", документы на который Джейк нашел на катере вместе с остальными бумагами. Не обнаружил он также ни брошенного на песке акваланга, ни старого якоря в прибрежных скалах. Вообще ничего, что могло бы вызвать интерес.

Видя, что Онор более или менее справляется с возложенной на нее задачей, Джейк перевел окуляры на преследователей. "Завтра" как раз проходил по сгибу большого овала, и расстояние между ним и "Бэйлайнерами" сократилось до тридцати - сорока ярдов.

Джейк усмехнулся. От этой его усмешки Онор стало не по себе.

- Что? - спросила Онор.

- Что "что"?

- Вы их видите? - нетерпеливо бросила она.

- Да.

- Ну и?

- Идиоты. Даже не потрудились закинуть удочки.

- И это, по-вашему, надежный показатель их умственного развития? Забавно, - фыркнула Онор.

Он не ответил. В ту самую минуту Джейк разглядел одного своего "друга", с которым был хорошо знаком по Литве. Тот пытался корчить из себя рыбака. Несколько запоздало осознав, что его разглядывают в бинокль с проходящего невдалеке катера, Дмитрий Павлов торопливо отвернулся.

- Змеиные Глаза, - сказал Джейк.

- Что? Дайте посмотреть!

- Крутите "баранку". Никуда он от вас не денется. А я пока хочу взглянуть на второй "Бэйлайнер".

Онор стала смотреть туда, куда Джейк направил окуляры бинокля. С такого расстояния она не могла узнать в лицо человека, который вел первый "Бэйлайнер" и которого Джейк назвал Змеиными Глазами. Однако она обратила внимание на то, что катер сильно качает.

- Почему его трясет больше чем нас? - спросила она.

- Потому что у него хуже обтекаемость корпуса и балансировка. И потом у него скверный мореход.

- Какая разница, если... а, впрочем, ладно, не имеет значения. Только не возобновляйте своих лекций. На сегодня с меня достаточно.

- Вы уверены? - улыбнулся Джейк. Она хмуро покосилась на его улыбку и почувствовала, как у нее мгновенно участился пульс. Да, когда ее инструктор по рыбной ловле начинал улыбаться, Онор была беззащитна.

- Еще как, - ответила она не своим голосом и тут же прокашлялась. - А второй? Кого-нибудь узнаете?

- Двое мужчин. Одна женщина. Две удочки.

- Почему только две?

- Очевидно, у них всего две лицензии.

- Значит, одна удочка принадлежит мужчине, а вторая женщине?

- Скорее одна удочка принадлежит мужчине, а вторая другому мужчине. Большинство рыбаков...

- Мужского пола? - сухо бросила Онор.

- Да.

О том, что женщиной была Эллен Лазарус, он умолчал. Мужчину, стоявшего за штурвалом, он не знал. Чисто выбритый, с короткой стрижкой и военной выправкой. Но Конрой прав: он слишком молод, чтобы быть капитаном первого ранга.

Джейк не сомневался в том, что этот паренек с военно-морской базы в Уидби, привлеченный Эллен к охоте за пропавшим янтарем. Но кто бы он ни был, молодой человек знал, как ловить рыбу. В отличие от первого "Бэйлайнера" на этом катере были раскинуты все необходимые рыболовные снасти. Каждая удочка была снабжена маячком, который зазывал рыбу к наживке.

"Наверное, в свободное от службы время он любит рыбалку", - подумал Джейк.

Но сейчас молодой человек был на работе и даже не следил, клюет ли у него. Вместо этого он внимательно рассматривал в бинокль "Завтра".

Приветственно помахав ему рукой, Джейк опустил свои окуляры. Ими тут же завладела Онор, перестроила фокусировку и вперилась взором в первый "Бэйлайнер".

- Вы уверены, что это именно он? - спросила она. - Из-за этой дурацкой бейсболки я не могу рассмотреть его лицо.

- Уверен.

Она захотела возразить, что не так уж мастерски сделала словесный портрет, и потом на таком расстоянии трудно рассмотреть черты лица человека наверняка, но удержалась и лишь пристальнее вгляделась в того, кто управлял первым из преследовавших их двух катеров. Одежда на нем была дешевая и сидела мешком, о головном уборе и говорить нечего. Да, в общем, весьма малопривлекательный внешний вид и красные руки навевали воспоминания о человеке, который пришел по объявлению.

- Так, - проговорила она и перевела взгляд на второй катер.

- Кого-нибудь узнаете? - спросил Джейк.

- Нет. Но дама оделась, по-моему, неподходяще для рыбалки. Красивый жакет. Такой оттенок красного в здешних местах непросто найти.

Джейк усмехнулся. Он отчетливо представлял себе, как Эллен совершенно неожиданно сняли со всех текущих заданий и немедленно перебросили в Анакортес, приказав соблазнить Дж. Джекоба Мэллори. Не дав даже времени собрать вещи. И попрощаться с родными. Формула проста: билет на самолет и отбытие к новому месту назначения.

Раньше ему самому такая жизнь нравилась, но теперь он не скучал по ней.

Оглянувшись через плечо, Джейк увидел, что у них до сих пор не клюет. Его это, однако, не удивило. Остальные суда также не таскали своих сетей из воды. Он перевел глаза на монитор. Тот отражал лишь пустое дно.

- Почему ни у кого не клюет? - спросила Онор.

- До отлива еще полчаса.

- Мне это ни о чем не говорит.

- Здесь принято считать, что девяносто пять процентов всей рыбы ловится в первые десять минут отлива или в первые десять минут прилива.

- Тогда на что они надеются сейчас?

- На оставшиеся пять процентов.

- Да, я была права, когда сказала, что они сумасшедшие.

- Не переживайте за них. Знайте, что рыбалка - это во многом оправдание для бездельников.

Онор он не убедил и не успокоил.

Джейк вновь переключил экран в режим отображения карты и стал изучать маршрут Тайной гавани, составленный и заложенный в память компьютера Кайлом. Он был помечен несколькими крестиками. Наверное, места лова.

- Что это? - спросила Онор.

- Карта гавани. Вот это Кипарисовый остров, а по другую сторону фарватера остров Гимес.

Она наклонилась вперед, чтобы было лучше видно.

- А что это за овальная пунктирная линия?

- Наверное, тот курс, который Кайл предпочитал всем остальным во время рыбалки.

- А крестики?

- Места лова, я полагаю.

- Но вы не уверены?

- Не уверен, потому и решил заглянуть сюда.

- Как это нам поможет разыскать Кайла?

Джейк медлил с ответом. Даже он, не привыкший лезть за словом в карман, не сразу нашелся, как ему увильнуть от вопроса. К тому же он считал, что чем раньше Онор смирится с тем, что ее брат вор, тем меньше будет переживать, когда узнает, ради чего на самом деле он, Джейк, с ней познакомился.

Джейку очень не хотелось, чтобы между ним и лживым, бесчестным братцем Онор был поставлен знак равенства.

- Послушайте, вы согласны с тем, что ваш брат и партия янтаря исчезли одновременно? - мягко проговорил он.

Онор на мгновение зажмурилась, но тут же открыв глаза, натолкнулась на ровный, спокойный взгляд Джейка.

- Да, но это еще не значит, что он вор.

Даже месячная борода не смогла бы скрыть того, как яростно у Джейка сжались губы. Он оглянулся на яркий красно-синий экран. Пустое дно. Девяносто футов глубины. Ни одной рыбины. Все по-прежнему. Включая и упрямую веру Онор в Кайла.

- Вы хорошая сестра, но закрываете глаза на очевидное, - сказал он. Существуют факты, с которыми нельзя не считаться. А ваше упорство не приблизит вас к брату ни на дюйм.

- Вы считаете, что Кайл украл янтарь?

Джейк отвел глаза от экрана.

- А вы разве можете чем-то другим объяснить его исчезновение?

Онор открыла рот, но так ничего и не сказала, а лишь судорожно сглотнула.

- Ну?

- Я постоянно думаю над этим...

Джейк терпеливо ждал, чуть приподняв брови.

- Я... просто я... - Она так и не смогла договорить.

- Ладно, - махнул он рукой. - Никто не заставляет вас отказываться от своей веры в брата. Только не думайте, что вместе с вами в него будет свято верить весь остальной мир.

- Человек, перевозивший партию янтаря, был убит, - напряженным голосом проговорила Онор. - Скажите, вот вы бы поверили, если бы вам сказали, что ваш брат вор и убийца?

- Я не настолько близок со своими сводными братьями и кузенами, чтобы оценивать их поступки необъективно. Так что при таких фактах пришлось бы поверить.

Джейк оглянулся на удочки. Ничего. Он вновь посмотрел на Онор.

- Как бы там ни было, - спокойно проговорил он, - я считаю, что Кайл находится там же, где и янтарь, а янтарь там же, где Кайл. В полиции и еще кое-где думают точно так же. Вы по крайней мере отдаете себе в этом отчет?

Она утвердительно кивнула.

Джейк шумно выдохнул и принялся лихорадочно сортировать в уме всю информацию о Кайле, которую он получил из различных источников: из газет, в Калининграде, от Эллен и от Конроя. Главное - не проговориться.

- О'кей, - проговорил он наконец. - О чем, собственно, идет речь?

- О мужчине ростом шесть футов и два дюйма, - отозвалась Онор без улыбки.

- Я имею в виду пропавший янтарь. На сколько он потянул бы?

- Не знаю. Многое зависит от качества. В газете упоминалась сумма в миллион долларов. А насколько мне известно, на такие деньги можно купить очень много обычного янтаря.

- Миллион долларов? Вы хотите сказать, что "Донован интернэшнл" потребовал от своей страховой компании именно такую сумму?

- Мы ничего ни от кого не требовали, так как даже не получали янтарь.

"Ага, как же!"

Джейк стиснул зубы и с трудом сдержался, чтобы не высказать вслух все, что он по этому поводу думает. Ему стало ясно, что мужчины из клана Донованов по какой-то причине многое утаивают от своей любимой сестренки.

- Что это был за янтарь? - спросил он. - Необработанный или...

- Не знаю точно, но думаю, что и то и другое, - нахмурившись, ответила она.

Джейк взволновался. Онор была первым человеком, который упомянул о том, что в партии имелся не только необработанный янтарь. И если не принимать близко к сердцу болтовню Эллен насчет Янтарной комнаты... А Джейк не хотел принимать ее близко к сердцу. Он еще надеялся на то, что Эллен погналась за тем, чего нет.

Не хватало еще, чтобы на его голову обрушились неприятности, связанные с пропажей Янтарной комнаты. Финансирование кучки мятежников - это одно дело. Глупо, но не так страшно. Участие в похищении национального достояния и ценнейшего памятника культуры чужого государства - совсем другое.

Войны вспыхивали на планете и по гораздо более скромным причинам.

- А обработанный янтарь в каком виде? - небрежно спросил Джейк.

- То есть?

- Во-первых, старый или новый? Во-вторых, что это: кубки, статуэтки, шкатулки, четки, столы, мозаика, ювелирные украшения?

- Янтарь очень старый. Неолит. Кайл начал коллекционировать предметы, относящиеся к эпохе каменного века, еще в то время, когда торговал жадеитом для Арчера. А однажды увидел миниатюрные статуэтки и подвески из полупрозрачного янтаря. Он называл его бастардом.

Джейк хорошо понимал, о чем она говорит. Тут они с Кайлом, бесспорно, сходились. Их обоих приводили в восхищение произведения искусства, созданные из окаменевшей смолы людьми, жившими тысячи лет назад. Янтарная же комната относилась к сравнительно недавнему прошлому.

Джейк снова вздохнул. Пусть Эллен гоняется за бесплотным облачком, а ему предоставит возможность поохотиться за сокровищем вполне осязаемым и реальным: партией первоклассного янтаря из Калининграда. Джейк знал, как выглядит этот янтарь до последнего камушка, так как он сам паковал груз. Интересно, как много известно об этом Донованам?

- Кайл начал собирать резные поделки из древнего янтаря и посылать их с другими партиями в "Донован интернэшнл", - продолжала Онор. - Поэтому я и решила, что они вполне могли оказаться и в исчезнувшем грузе.

- Значит, обработанные камни в пропавшей партии были из его собственной коллекции? - переспросил Джейк.

- Да, насколько мне известно. Но он имел дела и с другим коллекционером.

Джейк напрягся.

- С кем?

- Кайл называл его Джеем и симпатизировал ему. Не раз говорил, что это именно тот человек, с которым мне следовало бы встречаться, вместо того чтобы тратить время на... - Она не договорила.

Джейк вопросительно взглянул на нее.

- Братья не одобряли моих кавалеров. Они постоянно твердили, что мой ухажер должен быть наглым и упрямым и не идти у меня на поводу. - Онор вздохнула и добавила:

- И при этом неглупым, волевым, верным и... временами неотразимым.

- Но только временами, - сухо заметил Джейк.

- По крайней мере таковы были их рекомендации.

- Значит, до сих пор вы встречались только с нерешительными, бесхребетными, глупыми и слабовольными молодыми людьми?

- Я с глупыми никогда не встречалась!

- О'кей, значит, с умными, но бесхребетными и слабовольными.

- Они не были слабовольными!

- Тогда бесхребетными и нерешительными.

- Вежливыми.

- Бесхребетными.

- Сдаюсь! - засмеялась она. - Вы правы, но я никогда не признавалась в этом ни братьям, ни самой себе.

- Что-то подсказывает мне, что они и так все сами видели.

- Да, возможно. Но пусть этот Джей остается в своем Калининграде и продолжает собирать янтарь. С меня хватит моих братьев.

- Почему вы думаете, что он так уж плох? - буркнул Джейк.

- Я не думаю, а знаю. Мне совершенно ясно, что человек, который поколотил Кайла, не может быть романтическим рыцарем.

- Они что, подрались между собой? - удивленно спросил Джейк. Он никак не думал, что Кайл будет трепать об этом, как некоторые любят рассказывать, сколько они выпили или как им удалось охмурить официантку из бара. Джейк считал, что Кайл не относится к категории праздных болтунов.

- Да. Закончилось все тем, что Кайл сел задницей в пивную лужу. Точнее, Джей его туда посадил. Но Кайл его очень уважает. И говорит о нем так, как будто Джей родной брат Господа Бога или еще один Донован, что для него, впрочем, одно и то же.

Джейк не знал, что и сказать. Судя по всему, Кайл облапошил свою семью точно так же, как он облапошил его. Они верят в то, что он симпатизирует и испытывает уважение к человеку, которого предал.

Джейку бы радоваться - все же не он один обманут Кайлом, - но он нахмурился, вдруг представив себе, что станет с Онор, если она узнает, каким ее братец был в действительности и насколько его сущность не вязалась с внешним обликом. Ему и самому-то было тяжело сделать это открытие, каково же будет ей...

- Хорошо, - сказал он. - Что еще известно о пропавшем янтаре и вашем брате?

- Немногое. Около полутора месяцев назад он позвонил и сказал, что я могу начинать рисовать эскизы красивых безделушек. Таких, которые захотели бы приобрести музеи и коллекционеры. Сказал, что только что услышал об очень больших кусках первосортного янтаря, размер которых позволяет говорить не о сережках или мелкой инкрустации, а о настольных статуэтках.

Джейк с трудом скрыл изумление. Он слышал об этом впервые. Впрочем, Кайл много чего держал при себе. "Я понял это слишком поздно!"

- Такой янтарь дорог.

- Еще бы. Большие куски попадаются очень редко. Когда Кайл только начал работать в Калининграде, я попросила его привезти мне кусок размером с мускусную дыню... Знаете, он так смеялся, что едва не выронил телефонную трубку. А потом сказал, что с таким же успехом я могла бы попросить его достать алмаз в десять карат.

- М-да, - только и смог ответить Джейк. Его и самого подмывало сейчас рассмеяться, но он кусал губы и напряженно смотрел на монитор. Ни одной рыбки. Пустое ровное дно. Ни одного подозрительного бугорка. Прокашлявшись, Джейк вновь повернулся к Онор.

- Таким образом будем считать, что мы ищем груз, который больше человека, но меньше, скажем, комнаты в коттедже Кайла.

- Почему вы так решили?

Джейк был готов к этому вопросу.

- Я рассуждаю логически. Он не стал бы везти сюда янтарь, если бы не был уверен в том, что сможет надежно спрятать его.

- Но как он его довез?

- Хороший вопрос. Обязательно спрошу у него.

- Но сначала мы должны его найти.

- Это я и пытаюсь сделать.

- Но у меня такое впечатление, что вы увлечены рыбалкой. Правда, увы, пока и здесь вас не с чем поздравить. Слава Богу, я захватила на всякий случай цыпленка.

- Я принесу вино.

Онор улыбнулась и пожалела о том, что еще слишком мало знает Джейка. Иначе чмокнула бы его в щеку над бородой. Она была рада провести вечер с ним. Уж лучше, чем сидеть дома одной в тревоге и ожидании телефонного звонка, который мог принести только плохие или очень плохие известия. Не говоря о том, что мог позвонить и тот человек с глазами змеи и опять молчать на том конце провода.

- Что вы ищете? - спросила она, глянув ему через плечо на голубой экран. Онор спросила лишь для того, чтобы отвлечься от неприятных мыслей.

Вдохнув ее аромат, Джейк попытался скрыть внезапную дрожь, пробежавшую по всему его телу. Он невольно представил, как было бы приятно, если бы этот выбившийся из ее прически локон коснулся его обнаженной кожи. А потом там же его коснулись бы ее губы...

- Джейк? Что вы надеетесь узреть там?

- Я... - Он тупо уставился на экран, не зная, как сказать, что пытается отыскать на дне залива труп ее брата, охраняющий груз с янтарем, притопленный старым якорем.

- Итак?

- Рыбу, - выдохнул он. - Я ищу рыбу, только и всего.

- Но экран пуст.

- Вижу.

Джейк ввел команду, и картинка на экране поменялась на карту. Пытаясь разглядеть ее получше, Онор еще наклонилась вперед, и теперь Джейка касался уже не только один ее локон. Он торопливо вызвал меню и щелкнул - на экране появилась другая карта.

- Стойте у руля, а я пока смотаю удочки, - хрипло проговорил он, выбираясь из узкого прохода.

Разминуться они никак не могли, поэтому ему пришлось протискиваться мимо нее к двери рубки. И Джейк заметил, как у нее перехватило дыхание и разомкнулись губы, когда тела их соприкоснулись. Он же отреагировал на это так, как реагируют все нормальные молодые мужчины.

"Ну что ж, и на том спасибо, - думал он, криво усмехаясь, пока вытаскивал удочки. - Кайла я пока не нашел, зато со здоровьем все в порядке".

- Что теперь? - спросила Онор, когда он вернулся в рубку.

- Теперь посмотрим, у кого в баках больше горючки: у нас или у наших друзей.

Глава 10

За следующие десять часов они посетили пятнадцать "рыбных" мест, отмеченных в судовом журнале Кайла. А Джейку, судя по всему, предстояло встретить закат с тем же, с чем он встречал рассвет: с кучей вопросов, на которые не было ответов, и неотвязной эрекцией. И настроение ему эта мысль, понятно, не повышала. К шестнадцатой точке он погнал катер на предельной скорости, злорадно представляя, как будет сейчас надрываться "Бэйлайнер" с военно-морской базы. Змеиные Глаза гонки не выдержал. Несколькими часами ранее он отвернул на заправку и с тех пор не появлялся. Второй "Бэйлайнер" тоже исчез из виду на какое-то время, - очевидно, тоже пополнял баки, - но потом вновь увязался за "Завтра". Джейка это не удивило. Если у тебя есть "прямая линия" с береговой службой, ты сможешь отыскать в заливе даже щепку на воде.

Онор между тем изнывала от безделья, и это в скором времени грозило обернуться для Джейка новой головной болью. К счастью, его вовремя осенило обучить ее азам рыбной ловли. Начали с того, как следует забрасывать удочку с наживкой и вытягивать ее с пойманной рыбой. Последний маневр не вызвал у Онор интереса в отличие от первого. У нее от природы был превосходный глазомер, и она забрасывала удочку метко и расчетливо.

Когда же Джейк наконец сбавил скорость и винт катера перестал месить несчастную воду, Онор, словно очнувшись, огляделась по сторонам. Горизонт со всех сторон был пуст.

- Что теперь? - спросила она.

- Кайл был здесь. И если дата указана верно, - а проверить это я не могу, - значит, он побывал тут уже после возвращения из Калининграда, но не пожелал отметить свой визит в судовом журнале.

- А при чем здесь дата? То есть... я и не знала, что бортовой компьютер фиксирует даты.

Она много чего не знает про бортовой компьютер. И будет лучше, если все так впредь и останется. Хорош он будет, если расскажет ей, как пользоваться всей этой электроникой! Не хватало, чтобы она отправилась на самостоятельные поиски, как только Эллен сдаст его. Онор уже однажды порулила. Хватит с нее.

- Одни программы регистрируют, другие нет. Разобраться трудно. Кайл потрудился над своим бортовым компьютером примерно так же, как над вашим будильником. Пока я понял только одну вещь: этот плоттер не похож на те, с которыми я до сих пор имел дело.

Джейк, конечно, покривил душой, но не очень сильно. Он не считал для себя зазорным использовать в своих отношениях с Онор Донован именно такую тактику. В конце концов, ее родной братец поступил с ним еще хуже. Исчез вместе с янтарем, а его, Джейка, обвинили в воровстве.

Он вышел на палубу и, равнодушно скользнув взглядом по удочкам, осмотрелся по сторонам. Возиться с рыболовными снастями ему не хотелось.

Но иного мнения, похоже, придерживалась Онор. Она прошла мимо него и решительно сняла со штатива одну из удочек. Кончик ее прогнулся под тяжестью наживки. Поначалу ее это смущало, но когда Джейк объяснил, что наживки бывают от четверти унции* до шестнадцати унций весом, она быстро приноровилась. Вот и сейчас, весело улыбнувшись ему, она приготовилась закинуть удочку.

* Унция равняется 28,35 г.

- Куда метим? - спросил он.

- А вон видите бревно плывет?

Ухватив основание удочки обеими руками, она отвела их себе за правое плечо и затем резко выбросила вперед, одновременно скинув замок с катушки. Наживка блеснула на солнце и полетела вперед, разматывая за собой леску.

Приземлилась она в воду у самого бревна, до которого было по меньшей мере пятьдесят футов.

Джейк покачал головой. Это же надо: иметь такой талант к забрасыванию наживки и совершенно не интересоваться тем, клюнет ли на нее что-нибудь. И действительно, конечный результат Онор был не нужен.

- Почему вы качаете головой? Я же довольно удачно закинула. - Спросила она.

- Довольно удачно? Да вы закинули так, как не закинули бы девять местных рыбаков из десятки.

Онор принялась энергично сматывать катушку.

- Правда?

- Да. Но тащите еще неаккуратно. Над этим надо поработать.

Онор только отмахнулась.

Джейк вновь подумал о том, чтобы еще разок закинуть удочки и сеть, но тут же отказался от этой мысли. Все равно они здесь не станут задерживаться, так как в этом районе Кайл пометил лишь одно "рыбное" место.

- Сеть трогать не будем, - сообщил Джейк.

- Не возражаю.

- Заканчивайте. Сейчас пойдем к тому месту, которое помечено у Кайла на карте.

- Я еще пошвыряю, не обращайте внимания.

- Но на скорости вы ничего не поймаете.

- И прекрасно.

Джейк сдался и вернулся в рубку. Над "рыбным" местом он прошел дважды, внимательно вглядываясь в

Экран монитора, но ничего не увидел, кроме гладкого морского дна.

- Сматывайте удочки, - крикнул он Онор. - Уходим.

На этот раз она не стала упрямиться. Вернув удочку в штатив, она вошла в рубку.

- Как вы думаете, наши преследователи окончательно отстали? - спросила она, обозревая пустую бухту.

- Нет. По крайней мере Конрой. Он вот-вот появится.

- Зачем же мы мчались сюда на такой бешеной скорости?

- Чем менее предсказуемо мы станем себя вести, тем труднее им будет за нами охотиться.

- Брр, - поежилась Онор. - Вы так говорите, как будто мы для них добыча.

- Дичь, как говорят в супермаркетах домохозяйки, - произнес Джейк, усмехнувшись. - И вы такая же.

- Вы еще Фейт не видели.

Улыбка на лице Джейка поблекла. Он надеялся, что и не увидит, а если все-таки придется еще столкнуться с кем-нибудь из Донованов, вряд ли это будет приятная встреча.

Поднеся к лицу бинокль, он стал изучать береговую линию. Времени на это у него много не ушло. Островок был не только мал, но и необитаем. И если бы не крохотная еловая рощица, его вообще можно было бы принять за голую скалу, торчащую из воды.

- Что? - спросила Онор.

- Ничего.

Вновь повернувшись к компьютеру, он стал вводить какие-то команды. Картинка на экране поменялась, потом еще раз.

Онор пока плохо разбиралась в этом, но ей было ясно, что Джейк ищет какую-то определенную карту. Что именно появилось на экране, она сказать не могла. Это мог быть обратный маршрут до Анакортеса или просто дно океана. Весь экран представлял собой синее пространство, испещренное пунктирными линиями, разбегавшимися в разные стороны.

После очередного изменения картинки она глянула Джейку через плечо, но ей по-прежнему ничего не было понятно. Она наклонилась вперед, чтобы разглядеть лучше, и невольно коснулась подбородком его плеча. Ей тут же вспомнилось его явление к ней на рассвете... Тогда, едва он бросил взгляд на низ ее футболки, как у него мгновенно натянулись шорты...

"Послушайте, вы уже закончили мной любоваться? Может быть, вам хочется сунуть мне за резинку трусов пару банкнот?"

Внутри нее шевельнулись возмущение, растерянность и еще что-то... Онор быстро отступила на шаг назад и попыталась переключиться на что-то другое, но перед глазами стояло его мускулистое тело...

Наконец он решил проверить последнее на сегодня "рыбное" место из тех, что были помечены в журнале Кайла. Оно лежало несколько в стороне от привычных судоходных и рыболовных маршрутов. Дорога вела к небольшому архипелагу карликовых островков, рифов и скал, которые были настолько малы, что даже не попали на карту, и ориентироваться приходилось по бакенам с маячками.

Джейку не особенно-то хотелось лезть в эту глухую дыру на ночь глядя. Но времени на отработку других маршрутов не оставалось. И перспектива возвращения домой во тьме кромешной ему не улыбалась.

Джейк перенастроил радиолокатор на охват большего радиуса. На востоке в самом углу экрана замигала какая-то точка. "Зодиак", конечно. Джейк бросил косой взгляд на Онор. Та только что голову не спрятала в ведре с наживкой, лишь бы не встречаться с его голодными глазами.

Он понимал, что она сейчас чувствует. И чем больше он смотрел на нее, тем сильнее ему нравилось то, что он видел. Джейк стал всерьез опасаться за себя. Как бы ему не выкинуть какую-нибудь глупость.

Он мысленно крепко выругался и обозвал себя последним ослом. Глянул на экран. Ничего. Переключился в режим карты. Сверился с часами, потом с небом. Времени на то, чтобы сделать что-нибудь полезное, не хватало. Это на глупость всегда хватает и еще остается.

С другой стороны, почему бы не заняться рыбалкой? По-человечески, а не так, как они делали в течение всего дня: закидывали удочки и сеть, не обращая внимания ни на время, ни на прилив.

- Интересно, короли все еще правят на Фалкон Клифе? - вслух проговорил он.

- Короли? - переспросила Онор удивленно. - Это вы о каких-то монархах?

- Нет, это я о морском звере весом до шестидесяти пяти фунтов.

- Вы имеете в виду какую-то рыбу?

- Да. В этих местах ее зовут королем.

- Вы хотите сейчас заняться рыбной ловлей?

- Точно.

- Черт!

- Бог с вами, - отозвался Джейк, прибавляя оборотов. - Неужели вы не рады?

- Я просто счастлива! О, скорее бы добраться до этого Фалкон Клифа, я прямо сгораю от нетерпения!

- Не верю. Но ничего, вам еще предоставится немало шансов потренироваться.

"Завтра" поменял курс и сблизился с "Зодиаком". Джейк приветственно помахал рукой, когда ялик проходил мимо. Конрой не ответил на этот жест, но и останавливать их не стал. Очевидно, эта дурацкая игра надоела ему не меньше чем Джейку.

Онор вздохнула, глядя, как закипают буруны под носом катера, и стараясь не думать сейчас о Кайле, холодном море, пропавшем янтаре и убитом человеке.

- Хотите поделиться со мной? - вдруг спросил Джейк.

- Чем?

- Тем, что вам испортило настроение.

- Нет, спасибо. Давайте лучше поговорим о чем-нибудь другом.

- О'кей. Вы одна живете?

Она удивленно воззрилась на него.

- Но вы же сами предложили поговорить о чем-нибудь другом...

- Вы правы, - сухо бросила Онор, - У нас с Фейт квартира, но дома, как правило, только кто-то один.

- Чем занимается ваша сестра?

- Превращает мои эскизы в потрясающие произведения искусства. Пока она это делает, я езжу по стране и приглядываюсь на выставках к камешкам. Когда же сижу дома и рисую, на выставки ездит Фейт.

- Так вот откуда тот янтарь, что я видел у вас на столе в коттедже.

- Нет, это Кайл нам прислал.

Джейк инстинктивно вцепился руками в штурвал, но вслух ничего не сказал.

- Если братьям попадается что-то интересное, они посылают нам, добавила Онор. - Даже Сам время от времени способен нас чем-нибудь порадовать. Он тоже собирает.

- Можно сказать, что вы работаете с вашим отцом и братьями в одной связке?

- Что вы! Мы всего лишь женщины, - фыркнула Онор. - Кто нас примет в их мужской клуб, вы смеетесь?

Несмотря на язвительность ее тона, было видно, что она, в сущности, не сердится. Онор и Фейт научились Ценить то, что они родились женщинами. Порой им это помогало спасаться от тирании Дональда Донована. Арчер в своем стремлении освободиться от отцовского влияния сражался за самостоятельность с таким ожесточением, что это стало чем-то вроде семейной легенды. Лауи и Джастин в критические минуты объединяли свои усилия против старика и на том "выезжали". Кайлу, как самому младшему, до сих пор порой приходилось терпеть от отца. Ему было тяжелее, чем остальным, так как время от времени на него наседали и старшие братья.

- "Донован интернэшнл"... - растягивая слова, медленно проговорил Джейк. Он глянул на экран радиолокатора. В радиусе его действия вновь показались три точки. Очевидно, Змеиные Глаза отыскался. - Где-то я слышал это название...

Как он и рассчитывал, Онор заглотила наживку.

- На Уолл-стрит, наверное, - отозвалась она. - Папина компания занимается поиском месторождений, добычей и торговыми операциями с металлами и редкими минералами.

- Неплохо. Ваши братья никогда не останутся безработными.

- Наоборот, очень плохо. Они хотят непременно командовать.

- У каждого свои недостатки.

- Да. И, видимо, поэтому они в обход старика основали свою собственную компанию - "Донован джемстоунс энд минералс".

Джейк улыбнулся, хотя его распирало настолько сильное физическое желание, направленное на Онор, что, признаться, далась ему та улыбка не без труда.

- Значит, сыновья решили составить старику конкуренцию?

Онор поморщилась.

- Вот-вот. Надо было видеть, что с ним случилось, когда он узнал, что они его обскакали.

- Он лишил бедняг наследства?

Онор обратила на него пораженный взгляд,

- Нет, конечно, вы что?! Папа упрям и крут, но не жесток. Примерно с год он внимательно наблюдал за деятельностью "Донован джемстоунс", а когда понял, что ребята не загнутся без него, предложил им выгодное сотрудничество.

- И они согласились?

- Вроде того. Они работают на папу на контрактной основе, но никак не скажешь, что "Донован интернэшнл" - их единственный или самый лучший клиент.

- Ловко, - проговорил Джейк.

Впрочем, он не был удивлен. Все Донованы, с которыми ему до сих пор приходилось встречаться, производили на него впечатление очень умных и упорных людей.

- Наверное. Но забавно наблюдать, как в Дни благодарения или на Рождество папа, сидя за праздничным столом, вслух возносит молитву за то, чтобы отбившиеся от стада агнцы вернулись, не то их догонит старый волк и тогда бедняжкам несдобровать.

Джейк представил на минутку братьев Донованов в роли "агнцев" и, не удержавшись, расхохотался.

- А у вас праздники так же проходят? - поинтересовалась Онор.

- Как "так же"?

- Ну, в семейных баталиях.

- Нет.

- И вам не одиноко?

- Знаете, что мои родственники говорят о свободе?

- Нет.

- Когда человек говорит, что он свободен, - значит, ему нечего терять.

Джейк сменил курс, обогнул маленький островок, промчался по узкому проливу и сбавил ход у основания высокого утеса. Он переключил изображение на мониторе, и на этот раз экран засветился не только синим цветом.

Онор не стала спрашивать, куда их занесло. Даже с картой ей трудно было ориентироваться на островах Сан-Хуан. Многие из них - те, что поменьше, представляли собой неотличимые друг от друга скалы, выступающие из воды. Онор весь день пыталась, сверяясь с картой, следить за перемещениями "Завтра", однако заканчивались все эти попытки одним: головной болью.

- Наконец-то! - воскликнул Джейк. - Есть!

Онор наклонилась вперед, чтобы было лучше видно. Весь экран был исчерчен желтыми черточками. Однако, прежде чем она успела задать свои вопросы, Джейк уже выбежал из рубки. Она последовала вслед за ним на корму и молча смотрела, как он запускает подвесной мотор и готовит рыболовные снасти. Онор нравились его быстрые, экономные движения и перемещения по палубе.

Джейк решил, что Онор хочет еще поучиться рыбалке.

- Надоело мне возиться сегодня с дохлой селедкой, - объявил он и, наклонившись над белым пластмассовым ведерком с наживкой, вынул из него что-то странное. - Знаете, что это такое?

- Насколько мне видно, это два небольших крючка. Невероятно. И это наживка? Не хотела бы увидеть ее в действии.

Однако в ее голосе не было сарказма. Ей нравилось наблюдать за тем, как суетится на корме веселый Джейк. Онор чувствовала, что в эти минуты он радуется жизни. Это проявлялось во всем: в его голосе, в блеске глаз, в упругой походке. Джейк был страстным любителем рыбалки.

"Что ж, - напомнила она себе, - у каждого свои недостатки. Я тоже не ангел".

- Крючки соединены с хитроумной наживкой, прозванной в народе "Мучитель". Вот сейчас я согну ее так, чтобы она походила на селедку. А теперь цепляем "Мучителя" к леске и...

- Хватит! - крикнула Онор.

- Почему?

- Я не собираюсь учиться всем этим премудростям! Мы с вами договорились ограничиться уроками по управлению катером.

- Но я не думал, что вы это серьезно...

- И ошибались!

- О'кей.

Вот так просто.

Джейк вернулся к рыболовным снастям и через минуту уже начал что-то тихонько насвистывать. Чистый мелодичный звук напомнил Онор трель соловья, празднующего восход луны. Странно было слышать это от столь сурового человека, как ее инструктор.

Но тут Онор решила, что в Джейке есть, пожалуй, еще одна примечательная черта. Будь на его месте сейчас ее братья, они не отстали бы от нее так просто и открыли бы жаркую дискуссию по поводу того, как много она теряет, отказываясь принять участие в рыбалке. Джейк же не только не стал возражать против ее решения, но как будто даже не обиделся.

Закинув удочки, он занял место за кормовым рулем. Катер потащился вперед с черепашьей скоростью. Джейк, прищурившись на ярком заходящем солнце, осмотрелся по сторонам. "Зодиак" пристроился к ним на расстоянии примерно в сотню футов и шел параллельным курсом. "Бэйлайнер" с Эллен на борту маячил вдали, а третьего катера нигде не было видно. Очевидно, Змеиные Глаза решил вернуться домой или просто потерялся по пути.

Не обращая внимания на преследователей, Джейк вперил внимательный взгляд в поплавки, покачивающиеся на спокойной воде.

- Что вы делаете? - спросила Онор.

- Ловлю рыбу.

- Прелестно! Это все равно что сидеть перед холстом и ждать, когда просохнет краска. Только гораздо скучнее.

- Вы измените свое мнение, как только у нас клюнет семга.

- Мечтать не вредно.

Джейк лишь покачал головой и стал вглядываться в линию берега. Места были девственные, нетронутые. Ни домика, ни хижины, только скалы да утесы, ели да светлое небо с высоким облачным слоем, через который время от времени проглядывали солнечные лучи, ласкающие камни и воду. Над их головами парил белоголовый орлан, отбрасывая тень на покачивающийся внизу катер. Впервые за несколько недель на Джейка снизошло ощущение мира и покоя.

Взглянув на смягчившиеся черты его лица, Онор окончательно смутилась, ибо испытала вдруг сильное желание улыбнуться и открыть ему свои объятия.

"Хватит на него пялиться, - предупредила она себя. - Займись-ка лучше делом. Все равно каким. Только бы не думать о Джейке Мэллори".

Но едва она выбросила из головы мысли о Джейке, на их место тут же пришли мысли о Кайле, пропавшем янтаре и смерти. И Онор стало настолько не по себе, что захотелось утешиться в объятиях Джейка...

"Черт! Как я себя ненавижу!"

Вернувшись в рубку, она достала из своего рюкзачка альбом, карандаш и попыталась настроиться на ускользающий от нее образ.

Не получилось.

Тогда она достала еще и коробочку, вынула из нее янтарь и стала в него пристально вглядываться.

Вдохновение не приходило.

Онор поднесла янтарь ближе к окну и начала медленно поворачивать его в руке. Но сколько она ни смотрела на него, искра божия не загоралась. Может быть, если подставить его лучам вечернего солнца, это как-то поможет?

Сунув кусок янтаря в карман спортивной куртки и захватив альбом и карандаш, она вышла из рубки. Устроилась на капоте двигателя, повернувшись спиной к корме. Не вынимая из кармана янтарь, она стала быстро водить карандашом по бумаге.

Джейк стоял за кормовым штурвалом и через открытую дверцу рубки всматривался в экран монитора.

Он продолжал что-то весело насвистывать. И хотя в его свисте не было какой-то строго определенной мелодии, Онор он нравился - стимулировал и одновременно успокаивал. Сделав один набросок, она перевернула страницу и начала другой, потом третий...

Вдруг свист прекратился, и она, кожей почувствовав, что Джейк смотрит на нее, обернулась.

- Простите, - сказал он. - Не хотел вас отвлекать.

- Ничего, ничего. Ваш свист помогал мне сосредоточиться, поэтому когда он прекратился, у меня сразу замер карандаш.

"Это у них явно наследственное, - подумал Джейк. - Кайлу тоже нравился мой свист".

- Над чем вы работаете? - спросил он. - Или спрашивать неприлично? Все равно как заглядывать через плечо?

Она улыбнулась.

- Зачем же заглядывать? Я могу сама вам показать.

Онор развернула открытый альбом к нему.

- Это тот самый камень, который я видел у вас в коттедже, не так ли? сказал он. - Он еще едва не грохнулся со стола на пол?

- И как это вы узнали?

- Вы хороший художник.

- Я дизайнер.

- Только не запускайте в меня масленкой.

Она заглянула ему в глаза, отливавшие на вечернем солнце золотистым блеском.

- Большинство людей не смогло бы отличить один образец от другого, заметила она. - Тем более по рисунку.

- Согласен.

- Как же у вас так ловко вышло?

Джейк пожал плечами. Ему жаль было нарушать воцарившийся в душе мир и покой очередными увертками.

- Я с детства интересуюсь янтарем.

- В самом деле? И поэтому задавали мне так много вопросов относительно той партии, которую Кайл якобы украл?

Джейк утвердительно кивнул, мысленно хорошенько себя выругав. "Соображает девочка". Он понимал, что чем меньше сейчас скажет, тем лучше. Вместе с тем Джейк уже устал вечно думать над каждым своим словом, чтобы не выдать себя. В противном случае у них с Эллен до сих пор был бы один начальник.

- Чем же вас так заинтересовал янтарь в детстве? - спросила Онор.

- Мне было жаль застрявших в нем несчастных древних мушек и жучков. Что это вы рисуете?

Она поняла, что дальнейшие расспросы ни к чему не приведут, поэтому осталось лишь ответить на его вопрос:

- Я создаю почти готовый образ, который затем Фейт воплощает в камне.

- Почему почти готовый?

Онор оглянулась на свой рисунок.

- Потому что он все никак не получается у меня полным и до конца реалистичным. Скорее, некое общее представление. - Нахмурившись, она призналась:

- И вообще мне кажется, я допустила ошибку. Да, ничего не выходит...

- Что вы имеете в виду?

Не ответив, она запустила руку в карман куртки и вынула оттуда кусок янтаря, который засверкал под лучами солнца на ее ладони всеми цветами радуги.

Джейк тихо присвистнул. Только сейчас он понял истинную цену и красоту этого образца. Он был почти прозрачен, если не считать легкой дымки, состоявшей из застывших микроскопических пузырьков. С одной стороны он был отполирован, с другой - обрезан и отливал золотом. Горел на свету.

- Пылающий камень, - проговорил Джейк.

- Что?

- В этом основное достоинство янтаря. Его называют пылающим камнем. Можно? - Он протянул руку. - Тогда я толком и не разглядел его.

- Конечно, но вы не найдете в нем несчастных мушек и жучков.

Джейк промолчал и только поднял янтарь на руке, подставив его лучам заходящего солнца.

У Онор вдруг перехватило дыхание и появилось ощущение, что она только сейчас впервые увидела образец. Сияние его удивительно гармонировало с коротко остриженными волосами Джейка и его бородкой, а застывшие пузырьки с глазами. В ту минуту янтарь показался ей олицетворением человеческой души, открывшейся на всю глубину.

- Не шевелитесь! - вскричала она. Джейк замер на месте. Онор открыла новый лист и стала торопливо рисовать, бросая быстрые взгляды на янтарь, лежавший у Джейка на ладони. Тень от него падала ему на руку.

Вдруг он заметил боковым зрением, как дернулся один из поплавков.

- Онор, там...

- Подождите! Я никогда раньше не видела его таким красивым.

Поплавок заерзал по воде из стороны в сторону.

- Онор...

Она только замотала головой, не отрываясь от альбома.

Леска натянулась, и поплавок сильно повело.

- Черт! - буркнул Джейк. - Похоже, на ужин нам сегодня придется ограничиться пиццей.

- Стойте, стойте! Ага, вот! Почти готово! - Она подняла голову. - Что вы сказали? Пицца? Фи! Я предпочла бы семгу, а вы?

- Я тоже.

Наклонившись, он быстро сунул кусок янтаря в карман и, ухватившись за конец удочки, сделал ловкую подсечку. Резкий рывок сказал ему о том, что рыбина прочно села на крючок.

- Вам и карты в руки, - сказал он вдруг, передал удочку Онор и забрал у нее альбом. - Тяните наш ужин, а я постою у руля.

- Но я не умею!.. Я... - Удочка бешено "заходила" в ее руках и стала рваться. - Боже! Джейк, вы действительно кого-то поймали!

- Еще бы, тяните.

Глава 11

На дворе уже совсем стемнело, когда Джейк запер катер и отправился в свою хижину, чтобы прослушать записанные на автоответчике сообщения. Из "Имерджинг рисорсис" не было ничего нового, зато звонила Эллен и выражала неудовольствие по поводу того, что им сегодня пришлось изрядно погоняться за "Завтра".

- Ничего, ничего, - усмехнулся Джейк. - Если не хватает сил держаться в волчьей стае, сиди в собачьей будке.

Захватив бутылку вина, он отправился к Онор. На повороте к ее подъездной аллее в глаза ему бросилась припаркованная к обочине незнакомая машина. Полиция.

Онор вышла на крыльцо, едва заслышав, как около дома остановился его грузовичок.

- Все в порядке? - спросил Джейк, вылезая.

- Во всяком случае, все готово.

Джейк сделал удивленное лицо.

- К чему?

- К ужину, к чему же еще? Я умираю с голоду?

Джейк тоже умирал с голоду, но этот голод имел к семге лишь косвенное отношение. Ему хотелось слопать Онор Донован. Обнаженную. В постели.

Усмехнувшись, он захватил бутылку "шардоне" и направился к жаровне, установленной на треноге во дворе.

Через пару минут семга уже была разложена на шашлычной решетке, а Онор восторженно заглядывала Джейку через плечо.

- Ну вот, действительно нельзя сказать, что мы зря потеряли день, сказала она, глотая слюнки. - Сочувствую, что вам самому ничего не удалось поймать.

Джейк улыбнулся, вспомнив тот детский неистовый восторг, который испытала Онор, вытащив на палубу "Завтра" пойманную рыбу. Она вся светилась, как рождественская елка. Давно он так не веселился, и вообще давненько ему не было так хорошо на душе.

- Ничего, не переживайте, - отозвался он, закрывая решетку специальной крышкой. - На мой век еще хватит.

Онор несколько смущенно взглянула на него и последовала за ним в дом. Как спокойно он отреагировал на ее попытку доказать ему, что она превзошла его в рыбалке...

- Вы уверены? - спросила она, закрывая за ними дверь.

- Абсолютно, - отозвался Джейк и легонько дернул выбившийся из ее прически локон. - В любом случае я выпустил бы свою добычу на волю.

- Почему?

Рыбина, которую поймали вы, потянет на четырнадцать фунтов. Вы наделаете из нее кучу сандвичей, паштета, омлетов и салатов, а когда все это съедите, то больше смотреть на семгу не захотите.

- Ха! Это вы напрасно. Я всегда рада свежей рыбе. Приемлю и копченую, если она хороша.

- В таком случае в следующий раз поохотимся за крупной.

- За крупной? А эта как же?

- Средняя. Поймал и тут же съел. Если же вас потянуло на копчененькую, ловить надо гигантов весом свыше двадцати пяти фунтов. А еще лучше - свыше тридцати. К сожалению, таковых на островах Сан-Хуан осталось уже немного.

- Тридцать фунтов! - Глаза ее округлились. - Боже правый! Кажется, мне пора начать тренироваться со штангой. Я и эту-то вытащила с грехом пополам.

- Не скромничайте. У вас все очень неплохо вышло.

- Да? Вы правда так считаете? Тогда что же вы так на меня орали?

- Я не орал.

- Ха! Я думала, капитан Конрой свалится за борт своего "Зодиака", так он смеялся!

- Это оттого, наверное, что ему еще никогда не приходилось видеть человека, у которого в одной руке бьется сеть, а в другой обезумевшая женщина.

- Про удочку не забудьте.

- Ее я зажал зубами. Такое не забудешь, - буркнул Джейк.

...Вытянув свою добычу, Онор в порыве чувств чмокнула Джейка в щеку. И он вернул бы ей поцелуй, не будь у него во рту этой чертовой удочки. А может, это и к лучшему. Джейк не мог поручиться за то, что смог бы удержать себя в руках, если бы поцеловал ее. И хорошо, что удочка была в зубах. И слава Богу. Так он себя успокаивал. Другое дело, что от этих утешений не становилось легче - он по-прежнему мечтал увидеть Онор в том виде, в каком она вышла к нему на рассвете на крыльцо. Он начинал мечтать дальше, давая волю своему богатому воображению...

- Эй! - вдруг проговорила Онор, помахав рукой у него перед лицом.

- Что?

- Витаете в облаках?

На какую-то долю секунды ему захотелось признаться, что он только что мысленно задрал ее футболку и, исследуя кончиком языка мягкие заросли внизу ее живота, коснулся самого нежного женского места.

"Черт! Черт! Черт!"

- Нет, просто думал, - ответил Джейк.

- Об ужине?

- М... да, об ужине.

- Мокрый хлеб и салат под рыбу?

- Неплохо.

- Вы, должно быть, очень голодны.

- Не то слово, - ответил он, отступая от нее на шаг. "Какой же я пень!"

- Почему бы нам в таком случае не заморить червячка, скажем, крекерами с сыром? - осторожно предложила Онор. - Иначе мы с вами, боюсь, подеремся из-за лишнего куска семги. Вы так хмуритесь...

Джейк хмурился, потому что отлично знал, что крекеры и сыр не утолят его голод и даже не притупят его. Впрочем, это лучше, чем вообще ничего.

Жуя сыр и запивая его пивом, он смотрел, как Онор готовит гарнир к рыбе.

- Не будете возражать, если я пока порисую? - вдруг спросила она, отходя от разделочного стола. - Все не могу забыть тот удивительный ракурс.

- Валяйте, я хоть и гость, но заранее знал, что вы не захотите меня развлекать.

Она смущенно оглянулась на него и пошла за альбомом. В этот момент зазвонил телефон. Джейк думал, что она со всех ног бросится к трубке, но этого не случилось. Онор принесла альбом, медленно подошла к аппарату и так же медленно сняла трубку.

- Слушаю, - сказала она.

- Увольте мистера Мэллори, иначе вашему брату будет плохо.

- Что? Кто это? Где...

На том конце провода послышались частые гудки. Онор возмущенно уставилась на трубку и с чувством швырнула ее на аппарат.

- Будь ты проклят!

- Кто это?

- Не знаю. Но не Змеиные Глаза. Этот мерзавец не дал мне и слова вставить...

Джейк запер входную дверь и подошел к Онор. Они была бледна, и только глаза горели гневом.

- Откуда вы знаете, что это не Змеиные Глаза? - спросил Джейк.

- Интуиция. Предчувствие. Называйте как хотите.

- А точнее?

- Знаю и все! Я поняла это еще до того, как он раскрыл рот. Змеиные Глаза молчит по-другому. И потом произношение...

- Вы распознали акцент?

- По крайней мере не французский, - нахмурив лоб, задумчиво проговорила Онор. - И не совсем немецкий. И не испанский. И не британский.

- Что значит "не совсем немецкий"?

- Н-не знаю, так показалось.

Джейк не стал на нее больше давить. Не было нужды. Он ставил сто против одного, что звонивший был из России либо из стран Балтии.

- Что он сказал?

Онор прерывисто вздохнула и подняла на Джейка растерянные глаза.

- Он сказал: "Увольте мистера Мэллори, иначе вашему брату будет плохо".

Джейк прищурился.

- "Разделяй и властвуй".

- Что?

- Старая тактика, до сих пор не имеющая себе равных. Кто-то хочет оставить вас в изоляции.

Она выглянула в окно. Солнце давно зашло, океан почернел, и заглядывать в его темную глубину ей было страшно.

- Кайл... - прошептала Онор. - Боже, что же мне делать?

В ее голосе послышалась такая неприкрытая боль, что у Джейка защемило сердце. Захотелось прижать ее к груди, утешить... Но он знал, что, если сделает это, она почувствует себя вдвойне обманутой потом, когда узнает про него всю правду.

Внутренний голос подсказывал ему, что лучше и безопаснее будет привести ей чисто логические доводы в пользу того, чтобы она не увольняла его. Джейк все еще выстраивал их в голове, когда вдруг неожиданно для самого себя протянул ей руку.

- Иди сюда, - тихо проговорил он. Онор пришла в его объятия так, словно для нее это было привычным делом. И Джейк, мысленно ругая Кайла самыми последними словами, прижал ее к себе.

- Что мне делать? - вновь спросила Онор.

- То, что тебе подскажет сердце.

- А как же Кайл?

- Кайл не дурак и сам о себе прекрасно побеспокоится. Лучше подумай о себе.

- Ты мне постоянно это твердишь.

- В надежде, что ты наконец прислушаешься к моему совету.

Она грустно улыбнулась.

- Поговори со мной, Джейк. Мне это сейчас нужно...

Он обнял ее крепче.

- Я могу уйти, а могу и остаться, Онор. Выбирать тебе.

- Я не хочу ничего выбирать. - Она прижалась к нему всем телом, словно ей вдруг стало очень холодно. - Как ты думаешь, эти люди, которые звонили... Кайл у них?

- Нет.

- Почему?

- Если бы он был у них, им было бы незачем дергать тебя.

Она прерывисто вздохнула.

- Я тоже так потом подумала. Что с их стороны. это скорее блеф, чем реальная угроза.

Джейк коснулся губами ее волос, но так легко, чтобы она этого не почувствовала. Голова его кружилась от теплого аромата.

- Потом? А о чем ты подумала в первую минуту, - спросил он.

- В первую минуту я обрадовалась тому, что не одна. Я уже начинаю ненавидеть телефон.

- Я куплю тебе автоответчик.

- У меня есть, но я не включаю его, когда нахожусь дома. Все еще надеюсь на звонок от Кайла.

На это Джейк ничего не сказал, ибо знал, что ни один из возможных его ответов не придется ей по душе. Поэтому он просто гладил ее по голове и ждал, когда она придет в себя. Наконец Онор сама отстранилась от него.

- Спасибо, - смущенно прошептала она. - Я не хотела... Честное слово.

- Что? Я не понял.

- Ну... плакаться тебе в жилетку.

Он оттянул на груди фланелевую рубашку.

- О чем ты? Она суха, как пустыня.

Онор рассмеялась, но ее смех почти сразу оборвался. Прерывисто вздохнув, она повернулась в сторону кухни.

- Как насчет вина...

- Я проверю, как там наша рыба, и потом принесу вино.

В этот момент вновь раздался телефонный звонок. Онор вздрогнула. Покосившись на нее, Джейк сам направился было к аппарату, но Онор вовремя ухватила его за руку.

- Нет, - быстро сказала она. - Я сама. - Она решительно сняла трубку. Да?

Весь напружинившись, Джейк пристально вглядывался в выражение ее лица.

- Извините, - проговорила Онор, - но его сейчас нет в городе. Оставьте, пожалуйста, свое сообщение... - Она замолчала, потом нахмурилась. - В самом деле? А можно подержать еще какое-то время? Ах, он уже заплатил? Отлично, в таком случае я заберу, как только смогу. Спасибо.

- Кто это был? - спросил Джейк, едва Онор повесила трубку.

- Какая-то женщина из издательства "Уотермарк букс". Кайл заказывал у них кое-что...

- Когда?

- Она не сказала. Вообще-то довольно странно.

- Что именно?

- Я не знала, что брат интересуется русским искусством.

Джейк тоже не знал, но не стал признаваться, предчувствуя, что это вызовет у нее нежелательные вопросы.

- Что-то современное? - равнодушно спросил он.

- Нет. Она сказала, что эта книга - каталог произведений искусства, находившихся в русских дворцах до революции. Кайл заказывал каталог конкретно по Царскому Селу, но в издательстве не нашлось.

Джейк насторожился. До вторжения нацистов в Россию Янтарная комната находилась именно в Царском Селе. Во рту появилась горечь, и он понял, что сейчас ему не помешает стаканчик вина.

- Я откупорю бутылку, - сказал он и ушел на кухню.

Онор проводила его глазами. Она почувствовала, что с ним что-то произошло, но не могла понять, что именно.

- А еще говорят, что женщины слишком переменчивы в своем настроении, пробормотала она.

Если он и услышал ее, то вида не показал. Даже не обернулся. Откупорив вино и плеснув ей в стакан, он ушел на двор проверить рыбу.

Онор не пошла за ним, она сама находилась на грани срыва. Поэтому посчитала за лучшее взять альбом, вынуть из коробочки янтарь и на какое-то время забыться в рисовании.

Спустя пару минут она заметила Джейка, который стоял рядом и смотрел на нее.

- Сделайте мне одолжение, - попросила Онор. - Возьмите этот камень и расположите его между мной и сильным источником света.

Джейк включил настольную лампу и поднял кусок янтаря на ладони. Онор чуть склонила голову набок и вновь стала рисовать.

Джейк глядел на нее и изо всех сил пытался не замечать золотинок в ее волосах, ее нежных губ, способных соблазнить даже святого отшельника, старался не думать о том, как было бы хорошо, если бы она запустила свои тонкие пальцы ему в брюки, и если бы потом ее губы сомкнулись вокруг его... Но лучше всего, если бы она приглашающе раздвинула ноги и дала ему войти в себя на всю глубину...

Фантазии закончились тем, что ему вновь стало тесно в брюках. Слава Богу, что Онор не поднимала глаз от своего эскиза.

- Вы меня пугаете... - вдруг проговорила она.

- Боитесь, что я выроню янтарь и он разобьется?

- Нет. Просто рядом с вами я чувствую себя Красной Шапочкой. У вас такие голодные глаза. Как ты думаешь, бабушка, рыба уже готова?

- Я разве похож на вашу бабушку?

- Ну, - сказала она, не поднимая головы, - по крайней мере у вас у обоих аккуратные усики.

Джейк качнул головой и улыбнулся, несмотря на мучившую его почти болезненную эрекцию. Вернув ей янтарь, он вновь вышел во двор проверить рыбу.

Когда он скрылся из виду, Онор тяжело перевела дух и вперила взор в то место, где он только что стоял. Она нисколько не удивилась бы, если бы увидела сейчас, как от пола поднимается дымок. Или от стула, на котором сидела. Он так на нее смотрел...

"Нет, нет, роман с Джейком мне не нужен! Все эти сложности ни к чему", - мысленно предупредила она себя.

Онор знала, что на роман у нее не хватит эмоциональных сил, а без них что? Голый секс, от которого больше неприятностей, чем удовольствия. По крайней мере для женщины. Мужчины смотрят на это как-то проще. Тихо, мирно, сделал дело, и можно включить телевизор и настроиться на спортивный канал.

Нетерпеливым движением Онор отложила альбом и закрыла его. Но из головы по-прежнему не выходил тот удивительный ракурс, который она нашла в куске янтаря благодаря Джейку. Казалось, он требовал, чтобы его использовали, дали развитие в рисунке.

Увы, Онор не знала, как это сделать. Ей было лишь ясно то, что привычные, не раз испытанные подходы и приемы для этого камня не годятся.

Когда в комнату вернулся Джейк, неся рыбу на большом блюде, Онор все еще сидела, вперившись в кусок янтаря. Рядом стоял ее стакан. К вину она даже не прикоснулась.

- Значит, плохое настроение не только у меня, как я погляжу? проговорил Джейк, ставя рыбу на стол. - Может, вам еще раз позвонили, пока я отлучался?

Онор, вздрогнув, очнулась, гадая, сколько времени она провела в оцепенении. С ней и раньше такое случалось, когда она работала. В такие минуты весь мир будто пропадал.

- Н-нет, я просто размышляю, как отразить на бумаге эту неповторимую грань в янтаре. Если, скажем, попытаться выполнить плоский рельеф... - Она прервалась, резко покачала головой и поднялась со стула. - Нет, ничего не выйдет, совершенно ясно.

- А что скажете насчет инталии?

Онор потянулась к своему стакану, но рука ее замерла на полпути. Инталия - противоположность камеи.

- Но я никогда не пыталась глубоко резать... - смущенно проговорила она.

- Почему? Не нравится?

- Дело не в этом. - Она отставила свой стакан и подошла к холодильнику. - Я обычно имею дело с небольшими образцами или с такими непрозрачными, что сквозь них инталия не просматривалась бы. Наконец порой камень настолько тверд, что его очень трудно резать глубоко. И вообще я никогда не пользовалась этой техникой, а следовательно, ни разу не думала применить ее к янтарю.

Онор стала готовить гарнир, но взгляд у нее был отсутствующий, что подсказало Джейку, что она продолжает напряженно думать над его предложением.

- Инталия была очень популярна в семнадцатом-восемнадцатом столетиях, сказал он. - И именно применительно к янтарю. Порой под резные работы подкладывали золотую фольгу. И когда смотришь на обработанный таким способом янтарь сверху, то есть фактически сквозь него, - впечатление сильнейшее!

- Но как полировать резную поверхность перед наложением фольги?

- Тем же самым мудреным инструментом, каким вы ее резали.

Он наклонился, чтобы налить себе вина, и случайно коснулся рукой ее локтя. Она вздрогнула.

- Прошу прощения, - сказал Джейк. Он не добавил, что, даже будучи погруженной в мысли о янтаре, она, неизвестно отчего, была вся словно оголенный нерв. - Я, кажется, испугал вас?

- Да нет, ничего. Просто у меня такое состояние. Что бы я ни делала, во мне подспудно постоянно присутствует тревога за Кайла, - призналась она.

- Понимаю. А теперь садитесь и ешьте. Или, может быть, вы настолько нервничаете, что вам кусок в горло не полезет?

- Полезет, полезет, - усмехнувшись, возразила она. - Боюсь, я не отношусь к той категории женщин, которые худеют от переживаний. Скорее наоборот.

- И прекрасно. Несколько лишних фунтов вас нисколько не испортили бы.

- Типун вам на язык.

- Лучше семгу, чем типун.

Онор послышалось, что Джейк сделал мимолетную паузу перед тем, как сказал "семгу", но, возможно, ей это только показалось.

"Оставь надежду..." - сказала она себе, перекладывая на тарелку восхитительный розовый ломоть. Ей было совершенно ясно, что Джейк и не собирается использовать физическое влечение, которое появилось между ними. Целый день они провели вдали ото всех на катере, и он ни разу не приблизился к ней, уж не говоря о том, чтобы коснуться. Почему? Мысли о его возможной мужской несостоятельности Онор отмела сразу, так как сама видела его эрекцию. Просто он, видимо, не хочет ее.

Или придерживается насчет секса того же мнения, что и она: половой акт настолько же романтичен, насколько и чистка сортира.

Тьфу ты!

Джейк заметил, что Онор медлит с едой.

- Аппетита нет?

Вместо ответа она отправила в рот кусочек семги. Сосредоточенно прожевала и в следующее мгновение восторженно раскрыла глаза.

- Ну как? - спросил он.

- Оргазматические ощущения.

Он фыркнул.

- Неужели настолько вкусно?

- Даже вкуснее.

- Ничего нет вкуснее оргазма.

Поскольку "оргазм" был для Онор всего лишь словом, пустым звуком, она решила не спорить. Подцепив вилкой еще кусочек рыбы, она положила его в рот и, закрыв глаза, принялась смаковать. В гробовом молчании съела две порции рыбы с гарниром, затем откинулась на спинку стула и удовлетворенно вздохнула.

- Вы вполне могли бы открыть собственный ресторанчик, - заметила она, скрывая зевок.

- Но гарнир-то ваш. Признайтесь, вы готовили его по какому-то фамильному рецепту Донованов? Лично я гарнир обычно покупаю, но это совсем не то.

- Да нет, это результат многолетней практики, только и всего. Мой вклад в развитие земной цивилизации, если хотите. За неимением лучшего, как говорится, предлагаю человечеству свой гарнир.

- Жаль, что за гарниры не выдают Нобелевские премии.

- Жаль, что Санта-Клаус приходит к нам только зимой.

- Кстати, о Санта-Клаусе...

- Увольте, - перебила Онор. - Честное слово, валюсь с ног и уже ничего не соображаю. И будет вам нахваливать мой гарнир, который все равно трудно поставить рядом с вашей рыбой. - Она вновь прикрыла рот рукой, чтобы скрыть зевок.

Джейк поднялся из-за стола и стал убирать посуду.

- Ничего, ничего, не беспокойтесь, я сама, - сказала Онор, уже открыто зевая.

- Вы до мойки ее не донесете, рухнете.

- Что вы предлагаете?

- Идите спать. В Европе уже наступило завтра, а значит, совсем скоро эта неприятность случится и с нами.

- Господи, и никакого спасения!

Он рассмеялся и, проходя мимо, потрепал ее по голове, как ребенка.

- Не забудьте почистить на ночь зубы.

У Онор появилось дикое желание догнать его и укусить. Посильнее. Но вместо этого она улыбнулась ему и пообещала:

- О, конечно! Как можно не почистить?

Затаив дыхание, Джейк проводил ее взглядом до ванной, которая примыкала к спальне. Мгновение назад ему показалось, что Онор сейчас вонзит свои маленькие зубки в его руку. И закончилось бы это все ближним боем... Тем самым, в котором не бывает проигравших.

Но она не укусила его.

Чертыхнувшись себе под нос, Джейк стал мыть тарелки с таким остервенением, словно хотел раскрошить их.

Через несколько минут дверь ванной комнаты открылась. Краем глаза он поймал зеленое пятно ее тонкого, облегающего тело свитера. Онор перешла из ванной в спальню, но дверь за собой прикрыла неплотно.

Джейк торопливо закончил все дела с посудой и пулей вылетел из коттеджа. Входная дверь захлопнулась за ним, щелкнул автоматический замок. Этот холодный металлический звук резанул ему по сердцу. Джейк быстро зашагал по гравийной дорожке к причалу, поздравляя себя с тем, какой он благородный, великодушный и безмозглый осел - опять сознательно сделал выбор в пользу того, чтобы провести ночь одному в сырой холодной постели.

Глава 12

За окном было еще темно, когда Онор проснулась. И разбудил ее отнюдь не сумасшедший будильник, а нехорошее, зловещее предчувствие, шевельнувшееся в груди.

Из гостиной до нее отчетливо доносился странный шорох. Казалось, кто-то проворачивает ключ в замке входной двери. Сердцебиение резко участилось. Может, это Кайл? Наконец-то вернулся домой? А если нет?

"Так или иначе я забыла задвинуть засов, когда ложилась", - вспомнила Онор.

Шорох не прекращался. По коже пробежали мурашки. Внутренний голос подсказывал ей, что это не брат... От страха к горлу подступила дурнота.

Онор не знала, как поступить. То ли натянуть одеяло на голову и замереть, то ли поднять крик на весь дом. Она не сделала ни того ни другого. Стараясь не производить шума, поднялась с постели и на цыпочках подкралась к двери, которая была чуть приоткрыта. Когда Онор наклонилась, из щели на ее лицо пахнуло свежим ветерком.

Входная дверь была распахнута настежь. Гостиную заливал тусклый лунный свет. Но даже при таком скудном освещении Онор сумела различить чей-то силуэт. Человек двигался по комнате, держа в руке фонарик. Узкий луч света скользил по письменному столу Кайла. Потом неизвестный нагнулся и стал открывать ящики стола. Онор различила только темную куртку, перчатки на руках и лыжную маску с прорезями для глаз.

На нее одновременно нахлынули страх и ярость.

Закружилась голова, в висках оглушительно застучала кровь.

"Господи, это грабитель! И он уже забрался в дом?" Онор бесшумно отошла от двери и приблизилась к окну. Новая щеколда не скрипнула, когда она открыла ее, зато отчаянно завизжала старая деревянная рама...

Боязнь быть застигнутой грабителем в спальне подхлестнула ее. Онор резко подняла раму вверх и, не обращая внимания на москитную сетку, вылезла наружу. В темноте она не очень удачно приземлилась, но сумела удержаться на ногах и бросилась бежать к причалу.

Онор была охвачена таким ужасом, что даже не слышала своих собственных отчаянных криков, призывавших Джейка на помощь. Поэтому она едва не налетела на него, когда он показался на тропинке, ведущей от причала. Не заметила она и того, что он был в чем мать родила.

- Что случилось?!

- Т-там какой-то человек! Он пробрался в дом! Он...

- Он вооружен? - нетерпеливо перебил ее Джейк.

- Я т-только видела у него фонарик...

- Запрись на катере и не показывай носа, пока я не вернусь.

- Но...

Она опоздала: Джейк уже бросился к дому. В отличие от нее он не воспользовался освещенной луной тропинкой, а старался держаться тени. Добежав до дома, он увидел распахнутую входную дверь. По крыльцу были разбросаны какие-то бумаги. В уши давила неестественная тишина.

Пригнувшись, Джейк переступил порог и тут же развернулся на девяносто градусов, выставив в полумрак гостиной дуло пистолета.

Даже при таком плохом освещении сразу бросалось в глаза разорение, царившее в комнате. Сомнений в том, что в доме побывал посторонний, не было. Теперь оставалось только выяснить, успел ли он сбежать, когда Онор подняла крик, или все еще прячется где-то здесь. "Если он не дурак, то уже далеко отсюда, - решил Джейк, но тут же себя одернул:

- А если дурак?.."

Осторожно и тихо ступая, он добрался до двери, ведущей в спальню. Она была приоткрыта. Толкнув ее ногой так, чтобы она ударилась о стенку (или в нос тому, кто мог за ней прятаться), он мгновенно отскочил назад, выставив перед собой на вытянутых руках пистолет и весь превратившись в слух. Но он не услышал ничего, кроме собственного шумного дыхания.

В следующее мгновение снаружи донесся характерный звук запускаемого автомобильного двигателя.

"Это он, наверное..." пронеслась в голове Джейка мысль.

Приглушенно чертыхнувшись, он схватил с пола тяжелую книгу и запустил ею в спальню. Как только она упала, он влетел в комнату и мгновенно развернулся кругом, держа перед собой наготове пистолет.

Спальня была пуста.

Джейк медленно обошел весь дом, заглядывая во все мыслимые и немыслимые уголки, где мог бы спрятаться ночной грабитель. Потом он решил исследовать окрестности вокруг коттеджа и почти уже закончил осмотр, когда вдруг со стороны тропинки раздались чьи-то тихие шаги.

Джейк юркнул в тень и затаился, почти не дыша. Он был на девяносто семь процентов уверен в том, кто это. Но в таких ситуациях всегда остаются три процента, пренебрежение которыми может стоить жизни. Через несколько мгновений на тропинке показался темный силуэт, и Джейк бесшумно метнулся сбоку наперехват.

Онор уже открыла было рот, чтобы вскрикнуть, но чья-то сильная рука накрыла ей лицо. Она постаралась укусить обидчика, но тот слишком сильно прижал свою руку к ее губам. Онор ударила бы его ногой, но он прижал ее к себе так, что она не могла пошевелиться. Она вырвалась и убежала бы, но ноги ее перестали касаться земли.

- Черт возьми, я предупреждал тебя, чтобы ты не показывала носа с катера! - хрипло шепнул на ухо Джейк.

- Ммм!..

- Это извинение? - усмехнулся он, убирая свою руку.

- Послушайте, вы что себе вообще позво...

Он вновь закрыл ей рот.

- А теперь послушай! Я думал, что это твой ночной гость, и мне неизвестно, вооружен он или нет. Ты должна мне быть благодарна за то, что я не отношусь к тому типу слабонервных, которые сначала стреляют, а потом спрашивают фамилию. Я мог убить тебя, черт возьми! Ты хоть понимаешь это?!

Онор перестала вырываться - поняла.

- Отлично, - буркнул Джейк.

Вновь убрав свою руку от ее лица, он опустил ее на землю. В этот момент она увидела его пистолет и едва не задохнулась.

- Не волнуйся, он на предохранителе, - быстро сказал он. Он поставил пистолет на предохранитель в ту самую секунду, когда ее грудь коснулась его руки, а упругая попка уперлась ему в бедро. Но Джейк благоразумно не стал говорить ей об этом.

- Я... я... простите, - прошептала Онор. - Было так тихо, что я испугалась за вас...

- Ничего, пострадали только мои ноги.

- Что? - вскричала она и тут же опустилась перед ним на колени. - Где? Я не вижу крови.

Теперь уже у Джейка перехватило дыхание. Поверни она голову хоть на дюйм в сторону и непременно уткнулась бы лицом в то место, которое у него сейчас стало наиболее чувствительным. Джейку показалось, что у него сердце выскочит из груди.

- Джейк! Где же... Ой! - подняв голову, проговорила она.

- В том-то и дело! Но пусть это вас не беспокоит.

- Он тоже на предохранителе?

Джейк, не удержавшись, фыркнул и отступил на шаг назад.

- Идите в дом, гляньте, может, что-то пропало.

- Мне кажется, нет...

- А я говорю, что если вам не хочется лечь сейчас спиной в дорожную пыль, лучше идите в дом.

Онор тут же поднялась.

- Простите. Просто я так растерялась.

- Я тоже.

- Вы?! Растерялись?!

- Послушайте, сгиньте! Иначе я сейчас стану похож на индийского йога, который привык гулять по утрам по раскаленным углям!

Онор не сразу поняла, что он имел в виду. Но когда он побежал по тропинке обратно к катеру, она обратила внимание на то, что он без обуви. Кровь до сих пор бешено стучала у нее в висках. На ней была только рубашка Джейка, которую она нашла на катере, и под нее проникал свежий ночной ветерок.

Ладони были холодные как лед. Она еле сумела запереть за собой входную дверь, а когда обернулась лицом к комнате, то мгновенно пожалела о том, что это сделала. В гостиной все было перевернуто вверх дном.

Только теперь Онор до конца осознала, что, когда проснулась, грабитель уже какое-то время находился в доме и шарил в гостиной. А ведь дверь в спальню была не заперта на ключ и даже приоткрыта... Какой ужас!

Значит, пока она спала, он бродил где-то совсем рядом... Онор стало дурно. Обхватив руками живот, она судорожно сглотнула подкативший к горлу комок.

- По-моему, это моя рубашка, - вдруг раздался за ее спиной голос Джейка.

Вздрогнув, она резко обернулась. У нее задрожали коленки.

- Онор! Черт возьми, что с тобой?

Она открыла рот, чтобы ответить ему, но не смогла, продолжая бороться с дурнотой и головокружением.

- Спокойно, милая, - быстро оценив ситуацию, сказал Джейк. - Он тебе что-нибудь сделал?

Она отрицательно покачала головой.

- Ты просто отходишь от шока, - облегченно, вздохнув, проговорил Джейк. - Не волнуйся, это, скоро пройдет. Ощущения, конечно, неприятные, я понимаю. - Он задвинул на двери засов и вновь обернулся к ней. - Глубоко вдыхай через нос и выпускай через сжатые зубы. Дурнота отступит.

Онор последовала его совету, и после нескольких попыток у нее все получилось. Джейк между тем обошел дом, плотно запирая двери и окна. Когда он вернулся к Онор, она все еще мелко подрагивала всем телом.

- Да ты расцепи зубы, теперь уже можно, - сказал он, улыбнувшись.

Она расцепила, и те застучали. Поминутно оглядываясь на нее, Джейк опустился на корточки перед небольшим камином и развел огонь.

- Иди сюда, - сказал он, когда языки пламени уже пожрали растопку и принялись лизать дрова, - Согреешься.

- Н-не могу...

Джейк опять оглянулся на нее. У Онор так сильно дрожали коленки, что было непонятно, как она еще стоит не падая. Выпрямившись, он пододвинул к камину старый диванчик, кинул на него принесенное из спальни одеяло и подошел к Онор.

- Только не бойся, - мягко проговорил он, - я перенесу тебя.

Несмотря на предупреждение, она вздрогнула, когда он поднял ее на руки.

- Все хорошо, - сказал Джейк. - Я не сделаю тебе больно. Ты быстро согреешься.

Она прерывисто задышала, но не стала вырываться и положила голову ему на голое плечо. Джейк кожей ощутил ее холодную как лед щеку. Когда он стал опускать ее на диван, она закинула руки ему на шею и не отпустила. Чуть поколебавшись, он присел на диван вместе с ней.

Джейк не мог накрыть ее одеялом, так как она все цеплялась за его шею и, похоже, не собиралась отпускать. Онор была вся белая как полотно. В сухих глазах застыло дикое выражение. Дрожь до сих пор не прошла. Джейк прижал ее к себе и кое-как накрыл ее и себя одеялом.

- Панический ужас - удивительная штука, - проговорил он. - Особенно когда это состояние для тебя непривычно. Захлестывает человека с головой, как мощная приливная волна.

Онор что-то тихонько прошептала, и Джейк расценил это как согласие со своим утверждением.

- Когда на людей накатывает такой страх, - продолжал Джейк, - он парализует их, и они замирают на месте, будучи не в силах пошевелиться. В такие моменты одни не способны ни поднять крик, ни убежать, даже если им угрожает смертельная опасность. Другие же, напротив, начинают так орать, что смело дадут приличную фору твоему будильнику.

Губы Онор чуть дрогнули - она попыталась улыбнуться. У нее из этого мало что вышло, но саму попытку Джейк оценил по достоинству. Онор уже меньше дрожала, кожа ее перестала быть холодной как лед, но она по-прежнему не отпускала его.

- Так или иначе, - продолжал он, - кричишь ли ты или замер на месте как вкопанный, пытаешься ли спрятаться или убежать - выбор всегда бессознательный. Голова ничего не соображает, и все спасительные решения принимаются автоматически. Когда же кризис минует, только тогда на тебя наваливается тяжкое осознание случившегося. Стоишь на месте и дрожишь. Или расхаживаешь из стороны в сторону и дрожишь. Или, наконец, тебя рвет, выворачивает наизнанку и... ты дрожишь.

- От... откуда, - не своим голосом, заикаясь, проговорила Онор и торопливо пробежала кончиком языка по пересохшим губам, - откуда ты знаешь?

- Просто мне это все хорошо знакомо. Тепло в рубашке?

- В к-какой рубашке?

- В моей.

- А г-где она? - спросила Онор, потеревшись щекой о его голую грудь.

- На тебе.

Онор как-то странно всхлипнула и вдруг расхохоталась, В словах Джейка не было ничего смешного, но она уже не могла остановиться. Крепясь изо всех сил, она переставала смеяться на несколько мгновений и пыталась объяснить ему, извиниться... Но даже не успевала произнести вслух его имя, потому что ее опять прорывало.

- Все нормально, - сказал Джейк. - Отведи душу. Выпусти пар. Смех по крайней мере самый безопасный способ.

Он притянул ее к себе и прижал к своей груди, терпеливо ожидая, когда у нее кончится припадок. Наконец она остановилась, дыхание ее выровнялось, и дрожь прошла. Онор глубоко втянула носом воздух и выпустила его с такой силой, что по волосам на груди Джейка прогулялся ветерок.

Это подействовало на него страшно возбуждающе. Но вместе с эрекцией в нем проснулся и голос совести. Он знал, что опасность и страх действуют на некоторых людей возбуждающе. Видимо, Онор относилась к числу таковых. И он будет последним мерзавцем и бесчувственным эгоистом, если воспользуется теперешним ее состоянием.

А он хотел воспользоваться. Прямо беда. К опасностям Джейк давно привык, но один лишь поворот головы в сторону Онор Донован уже вызывал в нем сильнейшее желание, и к этому Джейк привыкнуть еще не мог.

Он осторожно поменял позу, стараясь несколько отодвинуться от Онор, но она потянулась вслед за ним, и выглядело это с ее стороны совершенно естественно.

Тогда Джейк послал свою совесть ко всем чертям, сказав себе, что Онор достаточно взрослая, чтобы самостоятельно решать, когда, где и как заводить себе любовника. И если ее выбор пал на него и она не собирается откладывать дело в долгий ящик, что ж... Джейк был готов.

Он обнял ее крепче.

- Так лучше? - спросил он хрипло.

- Да, только... - Онор вновь прерывисто вздохнула. - Господи, что со мной? Я чувствую себя полной дурой!

- Ничего, просто с этим состоянием надо свыкнуться.

- С чем свыкнуться? С тем, что я чувствую себя полной дурой?

- И с этим тоже.

Она тихонько рассмеялась, и на этот раз смех не был истерическим.

- Что, об этом тебе тоже рассказали в здешних забегаловках? - спросила она.

- И там, в частности. Есть железное правило: первое столкновение человека с опасностью всегда проходит для него наиболее тяжело.

- А потом уже не обращаешь на опасности внимания?

- Потом ты относишься к ним уже по-другому, так как исчезает "прелесть новизны". Ты по-прежнему реагируешь, но уже не так сильно. Хочешь вина? Может, бренди? Это должно успокоить твои нервы.

- Но за вином надо идти, а я не хочу, чтобы мы двигались. Мне так тепло...

Джейк к тому времени тоже уже согрелся, и это еще мягко сказано. Ему нравилось, что Онор лежала, прижавшись лицом к его голой груди, и дыхание ее легким ветерком касалось его кожи. А то, что они прижимались друг к другу бедрами, было ему по душе еще больше. Конечно, Джейк предпочел бы, если бы он был сейчас совсем голый. Но у него хватило ума вернуться на катер за джинсами. А если хорошо попросить Онор, то, возможно, она отдаст ему и рубашку. А потом и свою футболку...

- Джейк?

- Да?

- Т-тот... тот человек... Когда я проснулась, он уже был в доме. Он мог...

- Постарайся не думать об этом, - прервал ее Джейк.

- А ты тогда постарайся не дышать, - резко ответила она.

- О'кей.

Он наклонился к ней, к ее лицу. Джейк рассчитывал быть нежным, вежливым и терпеливым, вести себя, как мужчина, впервые целующий женщину, которую он хочет соблазнить, но... возбуждение было так велико, - ведь оно накапливалось с той самой минуты, когда он впервые увидел Онор, - что он не справился с собой. Потерял голову, стоило ему только коснуться ее губ.

Поцелуй из легкого быстро перерос в страстный, обжигающий. Онор не сопротивлялась мужчине, в объятия которого легла сама. Напротив, она вдруг поняли, что ей сейчас больше всего нужно именно это: объятия Джейка, его нагота, его жадный язык, проникший в ее рот через разомкнутые мягкие губы, его сильные руки, прижимавшие ее к себе и гладящие ее вверх-вниз от плеч до бедер и обратно.

И она ответила на его поцелуй с той же страстью. Она притянула его к себе и обняла так крепко, что непременно сгорела бы со стыда, если бы взглянула на себя со стороны. К счастью, Онор сейчас была не способна оценивать свои поступки, она полностью отдалась чувствам, принуждающим ее растаять в объятиях Джейка.

Когда он наконец оторвался от ее губ, она лежала"" спине и прерывисто, шумно дышала. Бедра их тесно соприкасались. Жаркая, сексуальная, неуемная, она пылко прижималась к нему...

Засунув руку в карман, Джейк стал лихорадочно искать презерватив. Одновременно он приказывал себе не торопиться, дать Онор время на возможное отступление. Впрочем, Джейку не хотелось, чтобы это произошло. Он даже не был уверен, что у него хватит сил смириться с этим. Желание захватило его целиком.

И в тот момент, когда внутренняя борьба в нем достигла своей кульминационной точки, Онор вдруг выгнулась навстречу ему. Джейк окончательно потерял голову. Быстро надев презерватив, он развел ей ноги в стороны и, глухо простонав, погрузился в сладкую нежную глубину.

Она была узкая, упругая, и на мгновение Джейк испугался за свой рассудок: ему показалось, что если он не продвинется в нее глубже, то сойдет с ума.

Онор тоже тихонько застонала и постаралась принять более удобную для себя позу. Секс никогда не приносил ей удовольствия. Кстати, именно поэтому Онор за всю свою жизнь была близка с мужчиной лишь считанное число раз.

- Джейк?

- Спокойно, милая. Дыши глубже.

- Я не могу. Ты не оставил во мне свободного места.

- Ошибаешься. - Он нежно куснул ее нижнюю губу. На мгновение у нее захватило дух, но его язык тут же мягко пробежал по ее губам, и она прерывисто вздохнула. - Вот видишь?

Онор не поняла, что она должна была увидеть. Знала только, что не могла дышать ровно, ощущая его внутри себя. Но странно, ощущения не были неприятным. С Джейком все было не так, как с другими в прошлом. Его движения внутри нее усиливали возбуждение, а вовсе не ощущения дискомфорта и разочарования, которые прежде всегда выливались в желание поскорее закончить половой акт и отвязаться от партнера.

- Теперь хорошо, - прошептала она.

- "Хорошо" - не то слово.

Джейк опустил руку между их телами и начал нежно ласкать пальцами ее нежную плоть. Спустя мгновения дыхание Онор вновь сбилось и стало шумным. Она вся затрепетала под ним, поминутно облизывая пересохшие губы. Тогда он поймал кончиками пальцев возбужденный клитор и стал мягко сжимать его. Онор задышала еще более прерывисто и шумно.

- Сомкни ноги вокруг меня, - хрипло приказал Джейк.

- Но...

Онор не договорила, ибо по всему ее телу прокатилась волна непередаваемых по остроте ощущений. Она подалась бедрами ему навстречу, желая принять его в себя еще глубже, насколько возможно и невозможно.

Джейк боролся с подступавшей кульминацией сколько мог, приказывая себе замедлить ритм, подождать, пока и она будет готова, но он уже не контролировал себя, и спустя несколько секунд все его тело потряс сильнейший оргазм, и он застонал сквозь судорожно стиснутые зубы.

Онор крепко прижимала его к себе. Судороги, охватившие его, передались и ей, и накопившееся в ней лихорадочное возбуждение отыскало выход наружу, будто забрезжил лучик света в конце темного туннеля. Ощущения были совершенно новые, незнакомые и приятные, дополняющие ту радость, которую она испытывала от осознания того, что обнимает мужчину, который успокоился внутри нее. Все его крепкое тело расслабилось, дыхание постепенно выровнялось, и он навалился на нее всей своей тяжестью.

Сама не зная зачем, Онор вдруг повернула голову, лизнула соленую кожу его голого плеча и затем нежно куснула ее. В ответ по его телу прокатилась мелкая дрожь, и в мускулах вновь появилось напряжение. Наклонившись к ее шее, он тоже легонько укусил ее.

Приятные ощущения волнами прокатились и по ней. Она будто вышла из состояния удовлетворенного оцепенения, и ею вновь овладела страсть. Когда же Джейк поцеловал ее, Онор охватил жар. Она выгнулась дугой И тихонько застонала. Вдохнув аромат ее жаркой, благоуханной кожи, Джейк возбудился и вновь пристроился у нее между ног. Каждое его движение отдавалось в ее голове взрывом непередаваемых ощущений, которые нарастали с каждой секундой, не давая ей ровно дышать.

- Джейк? - слабо прошептала она, не слыша собственного голоса.

- Я знаю. Все будет нормально,

С этими словами он приподнялся и потянулся к своим джинсам.

- Нет, - вскрикнула она и, боясь, что он передумал, ухватила его за руку.

- Ты хочешь на этот раз сама надеть его?

Онор не знала, чего она хочет, и далеко не сразу поняла, что Джейк имел в виду. А потом взяла в руки маленькую упаковку, разорвала ее и глянула на него сквозь полупрозрачный презерватив. Охваченная неистовым любопытством, вдруг проснувшимся в ней по отношению к мужчине, она осторожно провела кончиком пальца по всей его длине. Плоть его была горячая, твердая и гладкая.

- Как янтарь, прошептала Онор. - Пылающий камень.

Дыхание Джейка резко участилось от ее нежных прикосновений и слов.

- Пока ты молод, ты способен быстро восстанавливаться. Это плюс. Но у тебя часто не хватает терпения. Это минус.

- То есть? - не поднимая на него глаз, спросила Онор. Она вдруг поймала себя на мысли, что ей нравится ласкать его. Даже больше, чем просто нравится.

- Я знаю, что не удовлетворил тебя, - сказал он. - Надо было подождать, а я...

Онор подняла голову.

- Ты что? Я никогда раньше не получала такого удовольствия от секса.

Джейк удивленно уставился на нее, пытаясь хоть на несколько мгновений унять гулко бившуюся в висках кровь. Он понял, что снова хочет ее так же сильно, как и несколько минут назад. Даже сильнее.

- Знаешь, - проговорил он тихо, наклоняясь к ней, - теперь я не стану торопиться и покажу все, на что способен. Вот увидишь. Только сначала...

Онор взглянула на него.

- Что?

- Ладно, лучше не надо...

- Нет, надо, надо! Скажи, что мне сделать?

Онор улыбнулась, и Джейк вновь окончательно потерял голову.

Элизабет Лоуэлл

- Надень его.

Опустив глаза, она стала медленно натягивать тонкий презерватив. Онор не слишком ловко это делала, но Джейк не торопил ее. Просто смотрел, и, казалось, взгляд его прожигал ее насквозь. Закончив, Онор взглянула на него.

- А теперь?

- А теперь я сделаю то, о чем мечтал с той самой минуты, когда твой ненормальный будильник не дал мне по-человечески побриться.

Он положил ладони на ее бедра и не убирал их до тех пор, пока они не раскрылись под его нежной лаской. Онор шумно прерывисто вздохнула, когда в следующую секунду Джейк наклонился и припал к ней там губами так, словно ее лоно было неким экзотическим десертом.

- Джейк, о, Джейк...

- Не волнуйся, - шепнул он. - Тебе понравится. На это она ничего не успела ответить, так как уже через несколько мгновений ее захлестнула гигантская волна ощущений и ею впервые в жизни овладело полноценное возбуждение. Еще минута, и она со стоном попросила Джейка прервать сладкую муку, ибо уже ни за что не ручалась. Рассмеявшись, он вошел в нее своими тонкими пальцами. Неистовое желание ослепило ее. Она потеряла дар речи, способность думать о чем-либо, двигаться и могла только чувствовать. Онор достигла состояния экстаза и возвестила бы об этом криком, но у нее не хватало дыхания.

Джейк вошел в нее тогда, когда она была уже на грани. И вознес ее еще выше, к новым пикам неземного наслаждения. Онор и не подозревала, что может переживать столь сильные ощущения.

Впрочем, то же самое относилось и к Джейку. Слова страсти и любви, срывавшиеся с его уст вместе со стонами, довершили Дело. И перед взрывной разрядкой Джейк только успел подумать о том, что он полный идиот: так много взял и так много дал женщине, которая возненавидит его, узнав о том, кто он на самом деле.

Спустя несколько часов Джейк с трудом подавил в себе желание разбить будильник Онор о стенку. Отчаянно ругаясь по-русски и по-английски, он схватил адское устройство, утихомирил его ударом кулака и вновь лег в постель.

Пробормотав что-то в полудреме, Онор пододвинулась к нему. Он обнял ее одной рукой и глянул в окно. Рассветом и не пахло.

- Проснись, дорогая, - шепнул он, легонько укусив ее за мочку уха. Пора вставать и отправляться на рыбалку.

Теплая рука скользнула вниз по его груди и животу и накрыла предмет его мужской гордости. Он непроизвольно ойкнул, а она тихонько рассмеялась.

- На рыбалку? - весело переспросила Онор. - - По-моему, на этой удочке уже клюет. Интересно, что мы поймаем?

Он с шумом втянул в себя воздух.

- Онор...

Она опять засмеялась, испытывая чисто женское любопытство и чисто женскую радость.

- Дорогая, - прошептал он, - учти: если будешь продолжать в том же духе, нам придется провести день так же, как мы провели ночь.

- Ох уж мне мужские обещания!

Джейк, сдерживаясь из последних сил, взял ее руку, поднес к лицу и поцеловал.

- По-моему, это не очень хорошая мысль.

- Почему? - удивилась она.

Он опустил свою руку на ее нежное горячее лоно.

- У тебя все болит после вчерашнего, вот почему. - Он осторожно провел кончиками пальцев по припухшей плоти. - Я прав?

Тело ее ожило от его прикосновений. Воспоминания о том, что произошло между ними ночью, пробудили в ней новое желание.

- И да и нет. Мне немножко больно, но это делу не помеха.

Джейк заставил себя убрать руку с того места, к которому его влекло с непреодолимой силой.

- Я дам тебе время на поправку.

- Сколько?

- Несколько дней.

В лице Онор отразилось такое разочарование, что ему одновременно захотелось и пожалеть ее, и наброситься на нее.

- Это слишком долго! - сказала она.

- Я не хочу делать тебе больно, - отозвался Джейк. - Могу подождать.

- Но мне-то как быть?! Я всю жизнь ждала, и мне надоело!

Рассмеявшись, он потрепал ее по спутавшимся за ночь волосам.

- Значит, я тебе еще не надоел?

- Что?! Я не понимаю, о чем ты...

- Но ты же сама говорила, что секс - это скука?

- Господи, неужели я так говорила?

- Говорила.

- Будем считать, что ты исключение, которое лишь подтверждает правило. - Улыбнувшись, она добавила:

- Иди же ко мне и докажи свою исключительность.

Наклонившись к ее губам, Джейк подумал про себя, что, пожалуй, сможет доставить ей наслаждение с помощью одних ласк и поцелуев, при условии, что не поскупится ни на первое, ни на второе.

И Онор уже чувствовала, что кульминация рядом, когда вдруг раздался телефонный звонок. Она нетерпеливо махнула рукой, показывая, что не станет снимать трубку, но телефон продолжал звонить. Тогда Джейк поцеловал ее еще раз и, с трудом оторвавшись, сказал:

- Я ведь предупреждал тебя насчет автоответчика.

- Когда мне было его включать? Ты ни на минуту не отпускал меня из постели. И наоборот.

Джейк рассмеялся и наградил ее за это долгим и страстным поцелуем.

А телефон тем временем все надрывался.

- Сними трубку, - сказал Джейк. - А потом мы продолжим с того, на чем остановились.

Онор метнула раздраженный взгляд в сторону звонившего аппарата и резко сорвала трубку.

- Вам известно, черт возьми, который сейчас час? - крикнула она.

- Известно! - ответил на том конце провода разгневанный Арчер. - Какого дьявола ты все еще там?! Я ведь приказал тебе убираться домой! О чем ты вообще думаешь?!

Онор взглянула на Джейка, который удобно, устроился у нее между ног.

- Я могу сказать, Арчер, о чем я сейчас думаю, но, боюсь, тебе это не понравится.

Джейк весь напружинился.

- Это ты верно сказала! - рявкнул старший брат. - Собирай свои шмотки и проваливай! Только это мне может понравиться!

- Нет, Арчер, я остаюсь.

- Онор, я тебе серьезно говорю; уезжай, и немедленно?

- Отдавай свои команды кому-нибудь другому. Я здесь, а ты там, и ничего ты мне не сделаешь.

- Я взываю к твоему разуму...

- Пока что ты только ругаешься и строишь из себя большого начальника, перебила его Онор. - А если хочешь воззвать к моему разуму, скажи что-нибудь разумное. Я слушаю.

На том конце воцарилась долгая зловещая пауза, после чего Арчер как следует выругался.

- Спасибо, только я другое имела в виду, братишка. Или это все, на что ты сейчас способен? Может быть, завернешь что-нибудь еще покрепче? Как насчет французского воровского арго?

- Онор, я серьезно...

- Очень жаль, что у тебя сегодня хромает чувство юмора, но я ничем не могу тебе помочь. Видишь, как я с тобой вежливо разговариваю? А ты со мной как?

Джейк подавил смешок, уткнувшись лицом в ее голое бедро. Но... лучше бы он этого не делал. Возбуждение вновь дало о себе знать, да еще как...

Онор на мгновение зажмурилась и сквозь стиснутые зубы втянула в себя воздух. Джейк принялся дразнить ее своим языком, и ей стало трудно дышать, не то что говорить.

- Хорошо, - буркнул Арчер, - не хотел тебя пугать, но ты мне не оставила выбора. До меня дошли слухи, что за Кайлом и украденным янтарем пустились в погоню очень неприятные ребята.

- Ты думаешь, они уже добрались до Кайла? - вновь вспомнив про все свои тревоги, быстро спросила Онор.

Джейк прервал любовную игру, наткнувшись на страх, вспыхнувший в ее глазах, и почувствовав, как она вся напряглась. Однако на этот раз не от желания.

- Не знаю, - раздраженно бросил Арчер. - Мне лишь известно, что они идут по следу.

- Не понимаю, зачем так волноваться из-за одной-единственной партии янтаря, как будто он последний на всем белом свете?

- Все не так просто...

- Я слушаю.

- У меня сейчас нет времени, чтобы читать тебе лекцию о том, что такое война кланов, неизменно разгорающаяся на развалинах империй. Но верь мне на слово: до тех пор, пока ты у Кайла, тебе угрожает опасность. Уезжай.

- Я верю тебе, но...

- Никаких "но", черт возьми! - перебил Арчер. - Как только здесь будет нормальная погода, я прилечу первым же рейсом.

- Зачем так торопиться? Ты считаешь, что Кайл в Штатах?

- Я считаю, что кому-то нужно находиться у него дома.

- Но я уже нахожусь здесь!

- Проклятие, я кому все только что рассказывал? Стенке? Ты хочешь, чтобы у тебя над головой свистели пули? Я уже сказал, что ребята, которые охотятся за Кайлом, воспитаны не очень хорошо и церемониться не станут.

- Я об этом уже догадалась. Когда звонят и бросают трубку, а потом гоняются за тобой по островам с утра до вечера - это признак плохого воспитания.

- Гоняются по островам?! - поражение переспросил Арчер. - Ты что, выходила в море на "Завтра"?!

- Да, я думаю, что Кайл...

- Ты спятила!!!

- Мы с тобой одной крови, так что ты такой же.

- Ты понятия не имеешь о том, как управлять катером! - заорал Арчер. Как ты посмела, черт возьми?! Как...

- Я наняла инструктора, - громко перебила его Онор.

- Какого к черту инструктора?!

- Который учит людей крутить штурвал.

Джейк попытался сохранить внешнее спокойствие. Ему это не вполне удалось. Впрочем, Онор, слава Богу, ничего не заметила. Она сама была сейчас как натянутая пружина.

- Ты спрашивала у него рекомендательные письма? - спросил Арчер.

- Да, - уверенным голосом ответила Онор. Она действительно спрашивала. Другое дело, что он ей так ничего и не показал... - Джейк очень опытен. Он хорошо разбирается в спортивных катерах и сейчас успешно осваивает бортовую электронику. Вот только вчера иды прошли с ним по нескольким маршрутам, которые выли указаны у Кайла в плоттере.

- Ты что, действительно...

- Ищу Кайла? Да, я его ищу. И хотя я твоя сестра, это еще не значит, что я совсем полоумная.

- Онор. Прошу тебя, прислушайся к голосу разума. Это все очень опасно. Не ввязывайся в это дело сама и не ввязывай других людей.

- Джейк вполне способен за себя постоять, - ответила Онор. Про себя она подумала, что Джейк в случае чего, наверное, постоит и за нее, но вслух говорить не стала, опасаясь, что Арчеру это не очень понравится.

- У него вообще есть фамилия?

- Зачем тебе? Хочешь натравить на него детективов из "Донован интернэшнл"? - весело спросила она.

- Фамилия! - требовательно повторил Арчер.

- Мэллори.

На том конце провода повисла пауза. Онор насторожилась. Хорошо зная всех мужчин из рода Донованов, она понимала, что это молчание следует воспринимать как своего рода затишье перед бурей.

- Росту в нем примерно шесть футов и два дюйма, у него борцовская походка, светлые глаза и темные волосы, а также шрамы на брови и на губе? тихо спросил Арчер.

Онор показалось, что пол уходит у нее из-под ног.

Она не знала, что такое "борцовская походка", но все остальное сходилось.

- Да, - прошептала она.

- Д