/ Language: Русский / Genre:sf_history

Противостояние: Время в наших руках! [СИ]

Евгений Лысов

Эта тема избита десятки раз. Человек попадает в иное время. Человек как правило адски крут и умел. Человек учит предков уму-разуму и довольный таки всех побеждает. Исключение было на моей памяти одно - Буркатовский, с его "Завтра война". Вот только одна проблема - там попаданец нужен чисто для проформы. Что бы у Гитлера был повод дату поменять. Автор приложил море усилий, что бы все положительные стороны влияния хронодесантника аннулировать. Более-менее адекватно, воздействие попаданца на прошлое показал Конюшевский. Одна проблема - его Лисов, помимо того, что попаданец, еще и монстр-боевик. Отсюда - и несерьезное отношение к хорошей в общем-то книжке. Я хочу рассмотреть попадание в прошлое обычного человека. У него ровно те же знания, что есть у меня (я принципиально не пользуюсь справочной литературой по тем вопросам, которых не знаю. Единственная поблажка - я изредка заглядываю в "вики" для уточнения ИЗВЕСТНОЙ мне информации. В условиях стресса - герой все это вспомнит и сам.). У героя - все то же, что я сам ношу с собой каждый день. Не стоит ожидать от него химических формул гидразина и рецепта изготовления ИТЕРА в домашних условиях. И даже "калашников" переизобрести он клинически не сможет. Но... Сможет кое-что другое. И посмотрим, как это повлияет на всю историю с начала 40-х...

Евгений Лысов

Противостояние: Время в наших руках! [СИ]

Часть первая:

Расстановка фигур

Глава 1

Джинсы бегемотова размера. Это у нас будет раз. Поло - это два. Кроссовки (дорогие и хорошие) - это в активе за номером три.

Главное не паниковать. Есть еще барсетка. В ней "ствол" (интересно, это тянет на расстрельную статью?), документы, деньги, два коммуникатора. Они сейчас особенно актуальны, да...

Я стиснул зубы и постарался взять себя в руки. В принципе, ситуация не самая редкая. Сам читал о таких раз сто. Правда это была фантастика, конечно. Но...

Итак, что мы имеем на данный момент:

Срезал на машине путь к дому через лесной участок шоссе. Неожиданно яркий свет. Только и успел дать по тормозам. Итог - ни шоссе, ни света. Судя по небу - ранее утро, светает. Машина стоит в "трех соснах". Слава богу, ни царапинки, но выехать не представляется возможным. Коммуникаторы не фиксируют ни сотовой сети, ни спутниковых сигналов навигации.

В общем, есть от чего слегка занервничать. Масла в огонь подлили следы человеческой жизнедеятельности. Точнее обрывок газеты, который к ним прилагался.

Обрывок нес гордое имя "*авда" и остатки даты: "*ая, 1939 год. Четверг"

Ниже было что-то неразборчивое, да и врожденная брезгливость подавила малейший интерес к содержанию. Гораздо важнее и интереснее был тот факт, что "следы" были вполне свежими (и "благоухающими", так что долго рассматривать пейзаж я не стал) да и газета раритетом ну никак не смотрелась. Честно говоря - вариант, что кто-то решил употребить не по назначению антикварную газетку 70-ти летней давности я даже и не рассматривал. Старина Оккам не позволял.

Я вернулся в машину, откинул спинку сиденья и постарался расслабиться. В голову лезли Конюшевские с Буркатовскими.

Ясно было, что, судя по всему, я нарвался на неизвестную мне хроноаномалию. Предсказать, как поведет себя Парадокс я, честно говоря, сходу не могу. Все зависит от целого ряда факторов. В зависимости от рабочей теории я могу изменить все будущее, могу оказаться лишним фактором, могу вообще потерять память и самого себя. И даже не попасть в эту хронолакуну... Впрочем, это уже из области легкого маразма. Как минимум я - есть. Значит, причинно-следственные связи не нарушены.

Со временем мне конечно "повезло". Во всех смыслах.

С одной стороны это - великолепная фора, в условиях СССР позволяющая красиво "сыграть". С другой, я, являясь фактором нестабильности, автоматически меняю все, к чему прикоснусь. Иными словами любая моя предикция верна только до тех пор, пока я не повлиял информацией на то, что пытаюсь предсказать.

Коснулся, и все поплыло в неопределенность.

Хорошо, хоть не 37-й.

Я открыл глаза. Лес никуда не делся. Тяжело вздохнув, я взял барсетку и тихонечко выполз из машины.

В пробуждающемся подмосковном (почему-то я был уверен, что переброска была только во времени) лесу пели птицы. Какой-то зверь быстро протопал за спиной. Пахло влажной травой, слегка хвоей.

Судя по всему, человеческое жилье было относительно недалеко. Я прикинул направление на Москву, махнул рукой на автомобиль и бодро зашагал в город.

Глава 2

- Проходите, гражданин. Садитесь, - следователь пока был вежлив. В принципе, объяснения таковой вежливости лежали на поверхности. В барсетке находились устройства, которые было трудно скинуть со счетов. Тем более что как включить "даймонд", я успел показать товарищу милиционеру, которому собственно и сдался.

Молодой сотрудник впал в легкую прострацию, но бдительности при этом не потерял.

Таким образом, я был доставлен в околоток, а "шпионский прибор" был предъявлен начальству. Спустя еще минут 20 за дверями послышалось приближающееся пофыркивание, и в околоток прибыл собственно следователь. Они что-то перетерли с начальством местного отдела, после чего меня вполне вежливо препроводили в кабинет с двумя стульями и столом с лампой. На столе, помимо прочего, лежали оба моих КПК, органайзер с документами и разобранный "стример". Отдельно лежало несколько патронов и магазин. Остального содержимого барсетки не было, впрочем, скорее всего, пока, просто сочли нецелесообразным тащить ее всю.

- Добрый день. - я подошел к столу и приземлился на стул. Стул был деревянный, так что под моей массой протестующее заскрипел. Следователь посмотрел на меня удивленным взглядом.

- Скажете, а сколько вы весите?

- Я? Ну примерно килограмм 130. А что?

- Да нет, пока ничего: Что вы можете пояснить по поводу этих предметов? - следователь обвел рукой коллекцию на столе и выжидательно на меня уставился.

- Хм... Ну, даже и не знаю с чего начать. Давайте вы лучше будете меня спрашивать по каждому конкретному изделию?

Следователь испытующе посмотрел на меня, после чего взял в руки "стример" и попытался его собрать. Как ни странно, со второй попытки у него это даже получилось.

- Ну, например вот этот пистолет. - следователь оттянул затвор, поставив его на задержку. - В просвете ствола странная конструкция, которая приведет пистолет к взрыву, если попробовать из него стрелять чем-то твердым. Сами патроны заряжены резиновыми пулями. При этом, в случае попадания, пуля спокойно пробивает на вылет оба борта жестяного ведра и плотно застревает в деревянной стене, - Тут я потупился. Патроны "магнум" формально для "Стримера" запрещены не были, но то, что на "макарыче" подходило вплотную к границе разрешенного, на "Стримере" эту грань, в силу продуманности конструкции, оставляло очень далеко позади). - Что это за оружие такое?

- Это оружие самообороны, товарищ следователь. Не летальное... Не смертельное оружие. Сделано специально для ношения и применения гражданскими лицами.

- Это в какой, интересно стране? - Следователь добил магазин и загнал его в пистолет. - надписи на английском, в САСШ, вроде, оружие носят обычное...

- Товарищ следователь. Я отвечу на любые ваши вопросы, но с маленькой оговоркой. - следователь напрягся.

- Речь не идет ни о тайных обществах, ни о шпионаже, ни о заговорах. Просто некоторые ответы проходят по категории совсекретно. Информация, которая может быть доступна только членам политбюро. Да и то, не факт, что всем. Я не прошу вас верить мне на слово. Равно как и не прошу вас немедленно все бросить и связать меня с Лаврентием Павловичем лично. Я просто дам вам ответы на ваши вопросы. Настолько, насколько это не нарушает секретности. А вы уже сами решите, стоит ли передавать дело выше.

- Да уж решу. - следователь достал пачку "казбека" с гарцующим горцем, вынул сигарету, затянулся. От ядреного табачища меня аж скрутило. Неверно истолковав мою рожу, следователь придвинул сигареты и коробок спичек ко мне.

- Спасибо, я не курю. Итак - это пистолет, конечно, не американский. Это турецкое производство. К слову, я не имею ни малейшего понятия, разрешено у них нынче гражданское оружие или нет. В общем, давайте пока вопрос откуда этот пистолет, мы с вами отложим.

- Хорошо. - следователь сделал хорошую затяжку. - Тогда расскажите мне вот про это. На стол лег "даймонд".

- Это универсальное коммуникационное устройство.

- Рация? - заинтересовался следователь

- Нет, не рация. Точнее не только рация. Скорее, радиотелефон, плюс записная книжка, плюс граммофон, плюс карманный кинотеатр и кинокамера. Ну и фотоаппарат, до кучи.

Следователь впал в легкую прострацию. Так залихвацки ему, на его памяти еще не врали. Он колол разную контру. Он расследовал дело "красного маньяка", наводившего ужас на рабочих окраинах. Но то, что творилось перед ним сейчас...

- Слушай, Ярослав Владимирович, ты сейчас надо мной издеваешься???!!! - Следователь привстал, сжав руку в кулак. Я слегка откинулся на стуле.

- Я это могу показать, с вашего разрешения. К слову, я так понимаю, в мой паспорт вы уже заглянули.

- У тебя есть пять минут. Показывай. - "даймонд" скользнул ко мне по поверхности стола.

На первых аккордах "Частушки" великого Свиридова, у следователя вытянулось лицо. Инструментальная партия, пусть даже и через хреновый динамик коммуникатора, впечатляла. То, что ни чего общего с механическим извлечением звуков, по типу музыкальной шкатулки, тут не имелось, понял бы и самый очевидный профан.

Я остановил музыку и вызвал "камеру". В голову пришла забавная мысль.

- Товарищ следователь, простите, вы не могли бы сказать, как вас зовут? - надо ли говорить, что окошечко камеры было направленно на доблестного сотрудника органов.

- Лейтенант государственной безопасности Сомов. - несколько растерянно ответил, еще не пришедший в себя после импровизированного концерта Свиридова следователь.

- Спасибо товарищ лейтенант. Теперь, я вас прошу посмотреть вот сюда....

Лицо несчастного лейтенанта надо было видеть. Мужика натурально перекосило. Особенно когда он еще и услышал собственный голос со слегка офигевшими нотками: "Лейтенант государственной безопасности Сомов". Лейтенант настолько сомлел, что, видимо забыв, что я, вроде как, подследственный - пробормотал: "У меня, правда, настолько мерзкий голос?"

- Да нет, товарищ лейтенант. С голосом у вас все в порядке. Это психологический эффект, возникающий у большинства людей, слышащих свой голос в первый раз со стороны. Впрочем... Вам, кажется, еще нужно показать возможности записной книжки?

- Не нужно. Спасибо. - Лейтенант поднялся из-за стола и крикнул охрану.

Спустя десять минут я восседал в отдельной камере при все том же отделе, с кружкой горячего чая и несколькими пряниками и ждал дальнейшего развития событий. Собственно пряники меня добили. Оторвал от сердца кого-то из местных служивых, не иначе. Во "враги народа", по крайней мере, пока что меня еще не записали. Перед тем как сбежать, товарищ Сомов приказал мне проинструктировать его, как пользоваться комом, и в частности, как запускать "кино". Решив не мудрствовать лукаво, я заранее вывел на экран плеер, с загруженной записью нашего бравого лейтенанта, а заодно и добавил в список воспроизведения пару записей из личного архива ("Я и моя *банная кошка", как называет сей жанр искусства "Луркморье"). Объяснив, куда надо коснуться пальцем (данная концепция управления лейтенанта в очередной раз ввела в ступор), и строго-настрого запретив ему касаться обычных кнопок, я был отпущен в отведенную специально для меня камеру "с повышенным комфортом", в то время как лейтенант ускакал, надо полагать, куда-то в направлении Лубянки.

Глава 3

- Итак, вы прибыли из будущего, так? Вы хотите, что бы мы поверили в это? А почему бы нам не предположить, что вы просто шпион? Хороший, ("годный" - подумал я про себя) матерый шпион. Может быть даже из эмигрантов? Вас подготовили и забросили, с целью проведения дезинформации высшего руководства СССР. Для этого и сделали все эти подделки, документы... - Меркулов широким жестом обвел разложеные на длинном столе предметы из моей барсетки. На сей раз - полный комплект.

- Всеволод Николаевич, вы же сами в это не верите. Ну не способна пока ваша наука воспроизвести и десяти процентов того металлолома, который я натащил в ваше время. К слову, машину мою, надеюсь, уже нашли? Искренне рассчитываю, что ее двигатель вы воспроизвести сумеете. Правда будет еще куча проблем с высокооктановым топливом, смазкой... Черт, ну почему я так хреново учил органическую химию?

Вашей науке недоступны пока жидкокристаллические панели, с системой позиционирования касания (хотя технология достаточно проста - я изложил ее в одном из своих рапортов). Признайтесь, Капице уже показывали мои коммуникаторы? Давайте я попробую угадать: "Физические принципы, использованные в устройстве - не могут быть раскрыты и воспроизведены на данный момент". Я прав?

- Не правы. - Не то что бы Меркулов торжествовал, но определенное удовольствие ему мой облом доставил. - Петр Леонидович вашими устройствами не занимался. Не его профиль. А вот один из его сотрудников... Впрочем, не важно. И физические принципы у вас там задействованы вполне понятные. Другое дело - как воспроизвести... Зато разобрались с зарядкой вашего устройства. Теперь не садится во время экспериментов.

- Попробую догадаться: посмотрели, что и на какую клемму выдает аккумулятор и сделали ровно тоже самое?

- А вот на сей раз угадали. Кстати, устройство получилось даже... Э-э-э... носимым. Правда, аккумулятор сравнимой емкости оказался весом почти в килограмм.

В гостях у Лубянки я находился уже неделю. Надо заметить, что как ни странно - относились ко мне вполне адекватно. Понятно, что лобстерами не кормили, но и почки ежедневно не опускали. Отвели вполне комфортабельную одноместную камеру со всеми удобствами. Выдавали газеты. Нет, не для того, для чего вы подумали. Точнее и для этого тоже, но после прочтения. Кормили тоже вполне сносно. На уровне "Му-Му" или "Елок-палок". Хотя нет. В "Елках" кухня хуже.

Другой вопрос, что допросами натурально замучили. Это стало моей работой. Часов в десять утра меня выдергивали и направляли к следователям. Сомова я больше не видел. Первый раз на новом месте меня отправили к некоему Аксенову. Если я правильно понял, то чин у него был-таки даже майорский. Предположив, что тут уже можно говорить напрямую, я начал с того что представился, назвав в том числе и год рождения. Майор сомлел. Когда я начал рассказывать о том, что ехал на личной машине и меня сюда занесло, стало очевидно, что майору строжайше запретили давать мне по морде, а ему очень хочется. В общем, не поверил мне майор. Майора заменили. Вообще следователи в моем случае ни разу не повторялись. В конце концов, вчера я познакомился лично с замом Берия. Товарищем Меркуловым.

Странно, но нормальные отношения установились почти сразу. Судя по всему, Меркулов мучился зверским любопытством, в отношении того, что ему попало в руки. В сочетании с адекватностью и сдержанностью он оказался вполне приятным собеседником. А я уже даже начал переживать: неделя общения с "кровавой гэбней" и ни одного выбитого зуба. Я что-то делаю не так? Неужели Новодворская ошибалась?

- Всеволод Николаевич, а вы перепроверили ту фразу, которую я вам сказал вчера?

- "В реакции урана участвуют два с половиной нейтрона"? Да, я поспрашивал. Вы физик?

- Нет, просто в мое время в этой информации нет особой тайны. Вам пояснили, к чему это относится?

- Если я правильно понял, то в теории можно достичь высокого энерговыделения. Возможно, взрыва. Академик Хлопин долго пытался выяснить, откуда я взял эти цифры. Цепная реакция пока не достигнута.

- Все верно, Всеволод Николаевич. Если мне не изменяет память, и если в наших источниках ничего не переврали, то примерно через год, в наркомат обороны обратятся... М-м-м-м-м... Маслов и Шпинель, кажется. С проектом атомной бомбы.

Там будут, конечно, свои ошибки, но основные принципы у них вполне себе верны. Вот только их проект строится, ЕМНИП, на пушечной сборке критической массы урана-235. А куда продуктивнее имплозивная сборка плутония-239. Для шарообразного блока вещества, она составляет около 45кг для урана, и около 8 для плутония. Точнее, безусловно, надо замерять экспериментально. Впрочем - при имплозивной сборке мы можем использовать блоки с суммарной массой заметно ниже критической. Все дело в плотности. Собственно в атомной бомбе, основная сложность, как раз таки приходится на сборку. Просто соединить две половинки шара имеющего в сумму закритическую массы можно, но взрыва не выйдет.

- Ярослав Владимирович, а что такое ЕМНИП? - поинтересовался зам Берии...

Глава 4

- Ярослав Владимирович, я правильно понимаю, что вы советуете нам НЕ ФОРСИРОВАТЬ атомный проект? - Сказать, что Берия был удивлен значило не сказать ничего. - Вы сами указали в своих показаниях, что в 41-м году, при неизменности хронопотока (я подозреваю, что понял, что вы имели в виду) - начнется война СССР и Германии. Вы же указали что по ряду причин (и я надеюсь, что вы не забудете так же подробнее рассказать нам об этих причинах) - война оказалась для нас неприятным сюрпризом, который привел к существенным потерям в первом ее периоде. К слову, мне хотелось бы услышать что-то менее расплывчатое, чем эти ваши "существенные потери". И вот, вы предлагаете нам отказаться от форсирования проекта, который мог бы дать нам оружие, способное нейтрализовать немцев полностью! Почему?

- Лаврентий Павлович, речь же, не идет, об отказе от проекта. Я лишь настаиваю на том, чтобы ему не уделялось сверхприоритетное внимание. Честное слово, лучше доработать трансмиссию нового изделия ЛКЗ. А заодно обновить авиапарк: "ишаки" никуда не годятся. Ну да это вы и без меня знаете.

Поймите, война не выигрывается только атомной бомбой. Нет, мы можем перепугать немцев до полусмерти. Но одновременно мы перепугаем и весь остальной мир. И дружить они будут против нас. Всей развеселой компанией. И ничерта мы в ответ не сделаем. Потому что много бомб не понаделаешь. Нам, дай бог, хоть одну к 1941-му сваять, и это при максимально форсированном режиме. Скажем, в генеральной хронопоследовательности у нас на бомбу ушло порядка 5 лет. Даже больше, на самом деле, но я делаю скидку на то, что во время войны мы все же не могли бросать на бомбу столько ресурсов, сколько стало возможно после.

Сейчас у нас по бомбе есть три оптимальных направления. Мы должны планомерно двигать свою бомбу (я уже говорил, что в генеральной последовательности это было реализовано командой Юлия Харитона и Игоря Курчатова). Дайте "бомбистам" карт-бланш и пусть ваяют. Конструкцию центрифуг, кажется, уже можно поручать Шпинелю с Масловым.

Вторым направлением должна стать деза немцев. Самым красивым вариантом, лично я, считаю поддержание их убежденности в продуктивности тяжелой воды как замедлителя. Подумать только. Одна ошибочная запятая, и какие последствия! Ну и пусть мучаются. Нет, вода нам потом и самим понадобится. Но совсем для других целей.

И третье, самое главное, Лаврентий Павлович. Людей, которые будут в США задействованы в проекте "Манхэттен" мы просто обязаны нейтрализовать. В первую очередь Теллера, Кистяковского. В общем, всех, кто, так или иначе, ответственен за появление у янки атомной дубинки. Что характерно, этим мы спасем еще и несколько десятков тысяч японцев.

Лаврентий Павлович блеснул пенсне и налил себе немного "хванчкары". Посмотрел на меня и наполнил мой бокал. Я благодарно кивнул и, подождав хозяина пригубил сей грузинский нектар...

На прием к Лаврентию Павловичу я попал через день после того разговора с Меркуловым. Собственно сразу после данного разговора мне было предложено изложить на бумаге все, что я знаю об атомном оружии. Я набросал общие сведения по имплозивной сборке ядра, трудности этой самой сборки (включающие в себя создание взрывчатки, детонирующие достаточно быстро, что бы не успела пройти пассивная реакция и достаточно медленно, что бы не возник бризантный эффект, который бы просто помножил бомбу на ноль, вызвав вместо взрыва - тупое заражение местности), так же, я указал, что наиболее эффективным методом добычи урана - являются центрифуги, а плутония - в свою очередь синтез его из добытого на центрифугах урана. К этому всему - я приложил все тот же "даймонд", на котором загнал в плейлист небольшую коллекцию видеозаписей атомных испытаний. Даром что в силу "любви к искусству", в свое время озаботился тем, что бы в память коммуникатора их загнать.

Этого хватило. Да еще как хватило! Через день после того, как я передал Меркулову все это добро, мне было сообщено, что меня приглашают к Берия. По моему настоянию (оказалось, что мой рейтинг "VIP-заключенного" позволяет, и права слегка качать) мне были предоставлены услуги по стирке-глажке-помывке, так что к "кровавому палачу" и "любителю юных дев" я явился как на смотр. В выстиранных и выглаженных (Sic!) джинсах и в не менее тщательно выстиранном и накрахмаленном (Sic!!!) поло. На фоне этакого парада разношенные кроссовки смотрелись как-то не особенно уместно.

Берия встретил меня на удивление радушно и на даче. Оно и немудрено: где же еще находится в воскресенье (если, конечно, я правильно посчитал даты). Рядом с домом был накрыт стол. Присутствовал шашлык, вино, фрукты.

Всемогущий нарком лично провел меня к столу. Правда, прежде чем приступить к угощению мне устроили еще один сеанс допроса, пусть и в не совсем служебной атмосфере. Видимо, Берию здорово зацепили кадры взрывов (особенно проекта "Кастл Браво", как-никак 15 - 20 мегатонн!). И вот, когда Берия начал рассуждать о том, что необходимо срочно бросить все возможные силы на разработку и производство бомбы, я его и ошарашил своим замечанием, о том, что вообще-то, ВСЕ ВОЗМОЖНЫЕ силы, тратить на бомбу как-то не стоит...

Берия тянул вино и задумчиво поглядывал на меня. Я старался сохранять спокойствие. Скажу честно, какого-то страха я не испытывал. Нечего было бояться. Свое "будущее" происхождение я уже доказал, знания есть. Пригожусь.

К тому же, потрясающее вино навеивало, самое что ни на есть, эпикурейское настроение. Я и не представлял, какой дрянью нас поили в нашем времени, под видом элитных вин, пока не попробовал обычную грузинскую "хванчкару". Только вот обычная здесь, означала не разбавленная, не порошковая - в общем, такая, какая она и должна, вообще говоря, быть.

- Так, товарищ Данилов, насчет бомбы мы еще поговорим отдельно. А что там с изделием ЛКЗ?

Глава 5

Кабинет этот я видел десятки раз. На фотографиях, на портретах. Все та же дубовая обшивка, небольшой стол с книгами, бумагами, парой телефонов. Какой-то пюпитр для чтения... Ну, или шкатулка под углом.

Хозяин кабинета, когда мы вошли, что-то писал. Когда Поскребышев закрыл за нами дверь, Сталин поднял на нас взгляд. Секунд пять он внимательно нас рассматривал, затем его глаза остановились на лице Берии и мы услышали тихий, внятный и холодный голос:

- А-а-а... Лаврентий... Давно ты работаешь на британскую разведку?

Лаврентий Павлович позеленел. Я, признаться, тоже сбледнул с лица. Оно и немудрено, было от чего сбледнуть: На моих глазах, вся известная мне генеральная историческая последовательность шла под откос. Попутно, имея все шансы, увлечь за собой Берию, а заодно и меня, как бериевский проект....

...На даче у Берии я задержался. Видимо нарком счел, что нечего мне делать и дальше на лубянке, а охрану меня на даче обеспечить вполне возможно. Мне была поставлена задача приходить в себя и вспоминать все, что только может, на мой взгляд, пригодиться. Если что придет в голову - моментально писать на бумагу.

Собственно первый наш разговор, мы с наркомом завершили глубоко за полночь. Причем я, к своему стыду, слегка налакался и даже, вроде бы, порывался петь песни и рассказывать о героизме наших бойцов в годы Великой Отечественной. Берия то ли оказался крепче, то ли просто пил меньше (я бы не сказал), но явно продолжал внимательно меня слушать и мотать все сказанное на ус. Видимо, сталинский, за отсутствием столь нужного приспособления у себя.

Вообще в первый же день мы успели перелопатить очень многое. Для начала, уж не знаю почему, я вспомнил про концепт КВ-3. О нем и поговорили. Увы, инженерные знания мои были, мягко говоря, далеки от необходимого минимума, но вот указать на то, что даже у обычного КВ трансмиссия ломалась настолько часто, что почти половину машин мы потеряли без боя, я смог. А заодно и указать, что вторая половина, погибнув, унесла с собой чуть не по несколько десятков вражеских танков. А будь на машине НОРМАЛЬНАЯ пушка... В общем, как мне показалось, саму идею тяжелого танка "завоевания превосходства на поле боя", заточенного под тотальную аннигиляцию всего, что с гусеницами и ползает, я заронил. Указал на то, что литая, толстостенная башня может оказаться продуктивной, на то, что в будущем Грабин сделает на основе, кажется, танковой пушки Ф-39 калибра 85 мм, очень мощную и эффективную танковую Ф-42, каковую и будет неплохо воткнуть в новый КВ (разумеется, мотивировав Грабина на разработку этого орудия сейчас, а не в сороковых). Так же отметил, что возможно стоит попробовать раздобыть надежную трансмиссию для тяжелых танков за рубежом. Правда, тут меня обломали, отметив, что там с надежностью все не сильно лучше. Т-34 критиковать я побоялся, опасаясь, что в результате, этот танк, и без того, в начальной конфигурации почти целиком состоящий из недостатков просто не будет принят, и так и не разовьется никогда в знаменитый Т-34-85. Впрочем, на невысокую эффективность наших основных танковых орудий против поздних немцев, я, все же, указал...

На следующий день, вечером, Лаврентий Павлович приволок мне мой "даймонд" интегрированный в аккумулятор. Нет, я не шучу. Выглядело это именно так. Эбонитовый ящичек размером с пачку чая "Ахмад", только более плоский. В нем была сделана фигурная ниша. В эту нишу и был вставлен "даймонд". Вся конструкция закреплена двумя резиновыми кольцами, сверху и снизу от экрана. Я обалдел от такой ядреной смеси дизель- и киберпанка, но, тем не менее, система, как ни странно, вполне себе работала.

Берия попросил меня проинструктировать его о методах и приемах работы с аппаратом. Я показал. Как ни странно, "кровавый нарком" понял идею со второго раза, а первый снимок лицевой фотокамерой самостоятельно он смог сделать с третьей попытки. После этого "даймонд" был опять конфискован, и сам Берия ускакал. Потянулись дни моего "полузаточения". К слову, на следующий день после визита Лаврентия Павловича с "даймондом" ко мне привели какого-то престарелого еврея с длинной меркой. Я подумал, будет делать мне гроб, и внутренне напрягся. Оказалось - костюм. Бельем и домашней одеждой меня обеспечили еще на Лубянке, справедливо решив, что "попаданец" скорее всего не захватил с собой чемодан "сменки".

Спустя примерно полторы недели (и несколько килограммов исписанной моим отвратительным почерком бумаги) от момента моего прибытия на дачу за мной заехал лично Лаврентий Павлович. Хозяин вызывал нас обоих в Кремль....

...Сталин выдержал паузу где-то пол-минуты. К концу этой паузы, Берия, похоже, разучился дышать. Мне, тоже было чрезвычайно неуютно. Идея заявиться к "предкам" со своими "обширными знаниями" стала казаться очень, очень плохой.

В это время усатый гад прервал молчание. Он взял со стола трубку, откинулся на спинку своего полукресла, и начал набивать ее своей любимой "герцеговиной". А до нас долетело следующее обвинение:

- Ну ладно, я могу понять работу на англичан... Но меня-то, старика, почто отравил, изверг? Смерти дождаться не мог? - Берия выпрямился как от удара и вскинул глаза на Висарионыча

- Иосиф Виссарионович, я никогда... - тут Лаврентий осекся. Усы кремлевского хозяина предательски дрогнули и поползли вверх. Вокруг глаз тоже разбежались веселые морщинки. Спустя еще секунду вождь ржал, хохотал как умалишенный. Хватался за бока, за сердце, фыркал и продолжал ржать. Мы с Берией недоуменно переглянулись. На шум в дверь заглянул взволнованный Поскребышев, но увидев, что у Хозяина хорошее настроение, скрылся.

- Что, обосрались?! - с трудом прекращая смеяться, вопросил Коба. - Нет, ну ты, Лаврентий поводы еще имел, но ты то, "пришелец"! Иди сюда, потомок.

Я встряхнулся и на все еще не очень гнущихся ногах проковылял к столу. На столе, заключенный в тот самый "пюпитр", был установлен мой несчастный даймонд. Сам "пюпитр" был деревянным, с крышкой, сделанной в виде квадратной глицериновой линзы, как на телевизоре КВН. На грани этого "футляра" - торчало две здоровенных эбонитовых клавиши "Вверх" и "Вниз". Не отдавая себе отчета, я ткнул "вниз". Из-за границы экрана высунулась небольшая, похоже, проволочная лапка и ткнула экран "даймонда" в нижней зоне. Книжка, открытая на экране пролистнулась на следующую страничку. Я уронил челюсть на грудь.

В голове, со щелчком встали на свое место детали пазла. В том числе вспомнилось и наличие в открытую, в системной памяти, папочки "Books", и наличие в этой папочке - подпапочки "Stalin", и наличие в этой самой папочке двух Бушковских опусов цикла "Красный монарх". Одновременно я понял, что старика не зря уважали за недюжинный интеллект.

Коба, любовался тем, как меня плющит и, судя по всему, откровенно перся. Берия по нашим со Сталиным рожам, догадался, что все не так плохо и расстрел, похоже, отменяется, после чего тоже явно слегка расслабился...

- Что, "внучек", недооценил "дедов"? Думал мы настолько темные, что в твоей технике и не разберемся? - торжества, и ехидства в голосе Висарионыча хватило бы на десяток Наполеонов. - А ты, Лаврентий, благодари Никитку. Ты не только шпион. Ты еще и растлитель малолетних, оказывается! И не стыдно тебе? При жене, при ребенке! - Берия, видимо представил себе последствия попытки растлить малолетку при жене. Беднягу аж передернуло...

Глава 6

- Значит, говоришь, демократия, да? Собачьи парикмахерские и богачи на машинах в пару тысяч рабочих зарплат? - голос Сталина напоминал синтезированный на компьютере голос робота. Абсолютно лишенный эмоций. Человек, стоящий перед вождем не выдержал, и потерял сознание. По комнате поплыли крайне неприятные, физиологические запахи....

...Мы сидели за длинным столом. Честно говоря, даже будучи человеком не особо сентиментальным, я чувствовал трепет. Именно здесь решались судьбы нашей страны. Именно здесь сидели Яковлев и Грабин, Илюшин и Королев. Кто-то уже успел побывать, кому-то это еще предстоит....

Сталин оказался одновременно похож и не похож на свое описание. Да, невысокого роста. Выглядел он, тем не менее, пожалуй, моложе своих лет. Оспины были, но я бы не сказал, что они как-то бросались в глаза.

Главным же было то, что вокруг Сталина царила атмосфера ответственности. Это, на самом деле, очень сложно пояснить. Цари древности могли давить величием. Входит такой дядя и все начинают чувствовать себя под прессом его эго. Были тираны, которые давили страхом. При виде таких самые храбрые ныкались под стол и старались не отсвечивать.

Были и те, кто был овеян славой. При них простой человек чувствовал себя червем и проворно отползал в свою норку.

Сталин же действовал на людей несколько иначе. По сути, ты ощущал ту тяжесть ответственности за страну, которую этот невысокий, в общем-то, человек, взвалил на себя. Подобно Микуле Селяниновичу, который тащил в небогатой наплечной сумочке тяжесть доли пахарской, Иосиф Виссарионович пер на себе многомиллионную страну, с ее сотнями великих строек и заполярными лагерями. С ее счастливыми детьми и накопившими злобу и ненависть потомками жертв первых лет Республики. С ее многотысячными танковыми армадами и жертвами Халхин-Гола. В общем, он просто нес на своих плечах весь СССР. А посетителю как-то просто автоматически, вешалась на плечи доля этой тяжести.

Для человека слабого, не готового служить Родине, это была страшная ноша. И воспринимал он ее как "давящую атмосферу страха и ужаса". Для того, что был готов жизнь отдать ради своего народа это была, напротив, ноша радостная. Как тяжелая, но нужная работа. Отсюда видимо и текли разночтения того влияния, которое Сталин оказывал на посетителей.

... - Так что повертел я в руках этот твой чудо-аппарат, почитал то, что Лаврентий понаписал, да и решил сам разобраться в этом чуде техники. Пару раз попадал куда-то не туда. Один раз даже нашел одну из этих ваших "игрушек". Минут двадцать потерял: гонял шарики. Ну а потом нашел, наконец "Алл ридер". Ну, запустил я этого всечитателя, а там инструкция есть. Дальше уже проще было. Ты, Ярослав Владимирович, мне другое скажи - насколько соответствует действительности то, что написал о вашем времени Бушков?

- Да как вам сказать, Иосиф Виссарионович.... - Я, откровенно говоря, завис. Что мне было сказать им? Что они зря жили впроголодь в двадцатых? Зря сидели в ссылках? Что им предстоит выиграть страшнейшую в истории войну... И тоже зря? Потому что потом придут те, кто без боя уничтожит ровно столько же жизней, сколько и без того унесла война. Те, кто потеряет территорий Союза больше, чем было оккупировано Гитлером? Наверное, мысли эти отразились на моем лице. Сталин внимательно посмотрел мне в глаза.

- Ярослав, не раскисай. Бога нет, а значит, историю мы пишем сами. Ты попал сюда, мы уже знаем многое из того, что ждет нас впереди. А значит, сможем и "соломки подстелить". Нужно только понять, что и как делать. Итак?

- Ну что же... Как написал в своей книге Бушков - в 53-м вас предали. Хрущев с компанией отравил вас. Сто дней спустя - ими же были убиты и вы, Лаврентий Павлович (Берия напрягся и подался вперед, но вопрос сдержал), ваших родных, к счастью, не убили. Мурыжили долго. Это правда. Сына отстранили от науки. Правда, не навсегда. В общем, они остались живы. И вас так и не предали, как на них ни давили. Сын, как только стало возможно, написал отличную книгу про вас. Берия выдохнул и обмяк. Сталин, о котором обычно писали как о человеке эмоционально сухом, подошелк стулу Берии положил руку ему на плечо, похлопал успокаивающе.

- Нэ будэт этого, Лаврэнтий. Ужэ - нэ будэт! - От волнения, видимо, акцент, который до этого был, не слишком заметен прорезался особо сильно.

- Отсюда и началось падение страны. Хрущев со своей горе-бригадой умудрялся развалить все, до чего дотягивался. Убил сельское хозяйство, лишил колхозников приусадебных участков. Похерил дальнюю авиацию, тяжелое танкостроение. Хотя, все-таки ракеты вытянул. Правда, тоже с оговорками. У нас на вооружении единовременно стояло до 6 или 7 наименований ракет, с более-менее близкими ТТХ, насколько я помню. И полной несовместимостью по запчастям и производству. В условиях гнилой власти наверху начали выползать из-под всех камней гнилые люди и по всей остальной номенклатуре. От комсомольских вожаков, единственное достоинство которых была говорливость, и до первых секретарей. В общем, партия стала превращаться в новую аристократию. Причем не Петровскую, которая вся как один кровью и потом заслужила свои громкие титулы, а в николашкину, когда вырожденцы от вырожденцев пожинали плоды трудов и славы своих прадедов, а сами даже пальцем о палец не ударили. Когда пришел Брежнев, все вроде начало меняться к лучшему. В первой четверти своего правления, он оказался, пожалуй, реальной надеждой на выход из стагнации.... Мужика посадили на наркоту. В итоге вместо возрождения, десятилетие полнейшей стагнации, запомнившееся разве-что "сиськимасиськами"

- Что это? - поинтересовался Коба.

- Это "систематический" в исполнении обдолбанного до полной невменяемости Леонида Ильича. Там еще были "Письки-мясиськи", "кому сиськи" и "оптом сиськи".

- "Пессимистический" и "коммунистический" - проявил догадливость Сталин

- Зачем это было нужно? А чтобы не баловал и не мешал этой самой "новой аристократии". Они к тому времени уже успели войти во вкус и вовсю пользовались правом первой ночи. Чтобы народ не возмущался, и не сбросил новых господ, людям начали промывать мозги. Пошла пропаганда потреблядства.

- Хорошее слово! - отметил Сталин, нарезая круги по кабинету. Я, просек фишку уже давно, так что с первых телодвижений вождя в сторону забега, просто оседлал стул задом наперед и продолжал свой рассказ, комфортно устроившись рукам на спинке стула. Что интересно, вождь замечаний делать не стал, наоборот, как мне показалось, отнесся к происходящему с некоторой иронией. Видимо до меня так ни кто не делал, а мне, дикарю из будущего, простительно.

- Дальше - больше. Следующих двух партийных и государственных вождей сменили вообще за год, что ли. И к власти, наконец, пришел самый молодой из генсеков.

- Они что, мою должность в титул возвели? - поинтересовался Сталин.

- Ну да. Так вот, к власти привели Горбачева. Он и провел в интересах уже сложившейся элиты окончательную подготовку СССР к демонтажу государства.

- И что, у вас теперь творится?

- Огрызок страны. Без Украины, Казахстана, Белоруссии, о мелких республиках и речи нет. С Грузией была война. С Чечней - две. По итогам - чеченские бандиты катаются по всей стране, безнаказанно творя, что хотят. Чеченская молодежь ведет себя как на оккупированной территории. Мы выплачиваем ежемесячно Чечне на душу населения "пособия" более чем в десять раз больше, чем в среднем по стране. Или лучше назвать их репарациями? Глава республики, кстати, сын бывшего идеолога сепаратистов, который во второй конфликт занял прокремлевскую позицию. Формально, мы победили. Только это как-то не ощущается.

В ближнем Подмосковье все застроено дворцами, стоимость которых начинается от полумиллиона долларов. Ну, на ваши... двести тысяч примерно. Тоже немало. В стране, ветераны будущей нашей войны с Германией, живут на нищенскую пенсию, которой едва хватает старикам на их нехитрый быт. Причем хватать стало, только недавно. Еще в начале 2000-х - пенсия была ниже объективного прожиточного минимума.

При этом в стране воруется все, что только можно. Военный бюджет 2010 года растащили ровно наполовину. Спасибо что не весь. Исполать, так сказать.

При этом собачьи парикмахерские и "бутики от кутюр", где вещи пошитые китайцами на коленке продаются как выпущенные "французскими ателье" и за сотни и тысячи долларов.

При этом - машины стоимостью в десятки тысяч долларов НА ВАШИ деньги.

При этом - сто сортов колбасы, из которой нормальный человек может купить только три-четыре.

- Ярослав, так ты вроде тоже человек не бедный. У тебя, вон, иностранная машина, например.

- Кредиты, Иосиф Виссарионович. Плюс, одна из немногих востребованных инженерных специальностей. Системный инжиниринг, то есть работа с компьютерами и системами передачи данных. Тема для отдельного длинного разговора, кстати. К тому же, машина не первой свежести. Брал с рук. Правда, в хорошем состоянии. Средний инженер не в ИТ получает как правило, заметно меньше. Причем, чем сфера РЕАЛЬНО нужнее государству, тем хуже там с зарплатами... Возвращаясь к теме - разгул преступности всех мастей. Откуда собственно и пистолет. Причем, разрешены только "резинострелы"... Забота о здоровье преступников, не иначе.

Фактически, ситуация напоминает то, что творилось в Российской Империи, годах так в 1902 - 1904. Жирующее меньшинство, которое уже просто не знает куда тратить свои деньги, но вместо вложений в реальное дело, в промышленность и производство предпочитает тратить деньги на блядей в Куршавелях. И сводящее концы с концами большинство. Откровенного голода, слава богу, пока вроде нет. За 100 лет технологии производства питания и товаров первой необходимости сделали рывок вперед, так что кормиться пока получается, да и откровенно голыми на улице ни кто пока не ходит. Но и перспектив практически никаких. От рождения и до гроба - работа на чужого дядю и питанию плохой полусинтетической пищей. Из радостей - алкоголь и телешоу. О них, кстати, вообще стоит поговорить отдельно и в другой раз. - судя по всему, последние пару предложений Сталин слушал в пол-уха.

Вождь стоял у окна и смотрел куда-то вдаль. Возможно, мне показалось, но рассказанное мною ранило его. Постояв так несколько минут, вождь подошел к столу и снял трубку. Обвел потухшим взглядом меня и Берию.

- Значит, все началось с Хрущева... - постаревшим и каркающим голосом произнес он. - Поскребышев, пригласи ко мне Никитку. Причем срочно. Да. Мне не важно где и как его найдут. Даже с горшка снять и привести ко мне. Только пусть жопу подотрет.

Сталин поднял глаза на нас, взгляд был сфокусирован где-то в будущем.

- Выебу и высушу - пообещал кому-то неизвестному Вождь.

...Обосравшегося Хрущева уволокли молодцы из ведомства Берии. Сталин задумчиво попыхивал трубкой, мрачно прогуливаясь по кабинету. Берия выходивший дать своим ребятам последние напутствия, вернулся и занял свой стул. Следом запорхнула миловидная девчушка с подносом, на котором стояла бутылка с красным вином и три бокала. Хозяин лично разлил нам всем вино, но пить не торопился. Вместо этого он поднял бокал на уровень глаз, долго его рассматривал, а потом медленно произнес:

- Мы всэ сэгодна узналы много нового. Мы знаэм, что нас ждэт впэрэды нэ простоэ будушээ. Мы знаэм, что есть еще люди и силы, которыэ нэ хотят справэдлывосты.

Которыэ хотят снова ограбыть наш великый совэтскэй народ. Хотят снова стать господами.

Наше дело, товарищи, не допустить этого. Любой ценой.

Давайте выпьем за то, что бы советский союз - выжил и вытравил из своего народа всех этих воров и стяжателей. Преступников.

Все они - враги. А значит, все они должны быть вычищены.

Сталин пригубил бокал. Мы - следом за ним. Я не знаю что это было за вино, но точно знаю одно: если смогу заслужить поощрение от вождя, буду просить частично выдать его этой амброзией.

Покончив с бокалом, Сталин помолчал еще минуту глядя куда-то в стол. После этого он снова поднял взгляд на нас. На сей раз меня пробрало по полной. Это уже был не приколист-самоучка из начала нашей встречи и не потрясенный известием о крахе дела всей его жизни человек. Это был взгляд человека, который в полной мере осознавал свое право распоряжаться миллионами людей и всеми ресурсами огромной страны. Взгляд Императора.

- Лаврентий, организуй под Ярослава отдел в своем ведомстве. Его задача -просчитывать, где с точки зрения их будущего что-то нужно менять и вырабатывать свои рекомендации. Рекомендации рассматривать силами отдела. Привлекайте для анализа предложений ученых, инженеров. Если окажется рационально и возможно реализовать, будем действовать с оглядкой на опыт потомков. Да, вот еще: биографию парню организуешь. Ярослав, ты партийный?

- Никак нет, товарищ Сталин.

- А почему?

- Товарищ Сталин, вы бы этих современных горе-коммунистов видели... Я же вам рассказывал: вина как раз на КПСС-КПРФ и лежит.

- Понятно. Ну, теперь будешь партийным.

Да, и насчет Хрущева... Я думаю, он работал на Японию.

- НА ЯПОНИЮ????!!! - челюсти у нас с Лаврентием Палычем отвисли одновременно, правда, как у человека гражданского, у меня хватило наглости поинтересоваться, - А почему именно на Японию????

- Ну, на Германию-то работал Тухачевский! На англичан - ты, Лаврентий. Нехорошо как-то - неудобно. У немцев шпионы есть, у англичан есть, а у японцев - ни одного... - Усы вождя снова предательски поползли вверх. Похоже, что судьба капитализма в СССР была решена окончательно и обжалованию не подлежала...

Глава 7

Майская Москва... Как же ты красива! Прямые как стрелы и еще не заставленные машинами бульвары. Проспекты с высаженными вдоль них деревьями... Переулочки, в которых еще не навтыкали пластиковых окон и сплит-систем...

Впрочем, главной особенностью города было даже не это. Я, первых минут двадцать просто не мог понять - что же произошло с городом? Да, он меньше. Да, чище и не так загазован... Но атмосфера же другая совсем!

А потом просек. Причем меня это так проняло, что только и хватило выдержки доковылять до ближайшей (Не заплеванной! Не исписанной наскальной росписью! Не сломанной вдребезги!!!) скамейки. Я плюхнулся на нее и постарался уложить в голове то, что увидел.

Знаете, я не слишком удивился переносу. В конце концов, я прочитал о попаданцах столько, что впору считать меня экспертом. Я, так же, достаточно спокойно воспринял и Берию со Сталиным. Видимо в силу того, что давным-давно этих людей уважал.

Но сейчас я увидел то, что реально выбило меня из колеи и заставило снова и снова переосмысливать увиденное: люди на улицах Москвы УЛЫБАЛИСЬ.

Нет, это были не какие-то там злорадные ухмылки при виде того, кому хуже, чем улыбающемуся, это были не бездумные лыбы медиа-зомби, прочитавших в желтой газетенке очередной тупой анекдот.

Это были улыбки счастливых людей. Вот просто счастливых.

Улыбались девушки, идущие по улице по своим делам, улыбались мужчины в форме и в гражданской одежде. Смеялись дети, играя в свои немудреные детские игры. На улице играя, а не перед теликом на приставке.

Люди радовались жизни, солнцу, теплу... И еще чему-то.... Черт, да это неуловимое что-то даже меня зацепило! Я откинулся на спинку скамьи, подставил лицо солнцу и тоже начал улыбаться...

...После встречи с Хозяином колеса завертелись. Уже на следующий день я получил на руки пакет документов, а попутно и несколько машинописных листков с собственной немудреной биографией. Из нее следовало, что я, Ярослав Владимирович Данилов, родился в 1909-м году, в Москве, в 1917-м отец, старый член ВКП(б), погиб в боях с белыми, мать убили эсеры. Сам я, видите ли, скитался по городу, пока не попал в семью старого большевика Семиречкина, каковой меня и воспитал, на радость Партии, так сказать. В скобках особо отмечалось, что сей старый большевик был замечен в симпатиях к троцкизму. Дотянутся до него, правда, не вышло. Еще в 1920-м он вместе со всей семьей был отправлен налаживать советский строй на Украину, в какой-то колхоз под Харьковом. Там, собственно и был убит недобитыми махновцами в 1927 году. Вместе со всей семьей. Мне, правда, опять повезло. Я в это время был за границей: учился инженерному делу (в этом месте я застонал, представляя себе что случится, если кто-то из настоящих инженеров ко мне подкатит с умными терминами... Ох зря я не пояснил Берии со Сталиным, что системный инженер это совсем не то же самое, что и мужик с линейкой и отверткой! ). В общем, в СССР я вернулся в 1935-м, сперва был направлен в Туркменистан, налаживать там хлопковое производство, потом - переброшен в Грузию, на строительство какой-то пищепромной фабрики. Там был замечен Лаврентием Павловичем, который и приволок меня в Москву. Правда не как волкодава, а как научного консультанта-аналитика. С каковой должностью я и был определен в НКВД, в звании, аж лейтенант госбезопасности. Сей труд безвестного беллетриста мною был выучен и наизусть оттарабанен Лаврентию Павловичу. Кстати, тогда же я познакомился и с Серго Берия, впрочем это отдельная история. В общем убедившись, в том, что я смогу более-менее пояснить кто я и откуда, Берия перепоручил меня одному из своих ребят. Меня проводили в мою квартиру на улице Горького, после чего пояснили как пройти на работу и оставили в покое, сообщив что ждут аккурат через два дня.

Квартира оказалась трехкомнатной, со всеми удобствами. Обставлена она была без лишних понтов, но вполне себе со вкусом. Неброская, но удобная мебель, нормальная, новая сантехника, как ни странно даже вполне приемлемая "кухня". В общем, не знаю кто занимался обстановкой, но могу только сказать искреннее спасибо.

В шкафу в спальне уже висело три комплекта формы, некоторое количество гражданской одежды, подобранной, видимо, в соответствии с текущей модой. Опять же, как я понимаю без понтов, но, по крайней мере, с попаданием "в тренд".

На столе, на кухне, ровно по центру (линейкой они что ли вымеряли?) лежало кожаное портмоне. Под портмоне лежал распечатанный листок с моей зарплатой. Судя по всему, в кошельке лежала она же, выданная мне, так сказать, авансом.

Внутри кошелька я обнаружил отдельно десяток купюр по десять "червонцев" и отдельно целую их пачку. Пачка была обернута бумагой, в которой значилось, что это 10% от причитающейся мне компенсации за предоставленные в пользу государства научные приборы. Остальную сумму я могу получить на руки в зарплатной кассе.

В большой комнате - первое что мне бросилось в глаза, так это отогнутая крышкой сейфа картина. Сейф был стенной и по ходу - видимо весьма надежный. Стенки, по крайней мере - внушали. В самом сейфе лежала инструкция по смене кода. Убрав туда большую часть денег и закрыв сейф на год своего, так сказать, отбытия (вот хрен кто догадается ввести 2010) я прихватил с собой пару купюр и отправился дышать кислородом, а заодно и заново знакомится со своим уже дважды родным городом...

...От моих размышлений меня отвлек приятный голосок "Извините, здесь не занято?"

Рядом со скамейкой стояла девушка, лет 17 - 19. В руках сие юное создание держало книжку, на корешке которой угадывалась фамилия буревестника революции. Я подвинулся, девушка моментально приземлилась и, раскрыв книжку примерно посередине, начала увлеченно в нее вчитываться. Я поймал себя на мысли, о том что скучаю по супруге, шансы к ней вернутся, я оценивал как крайне невысокие. Впрочем, даже и в этом случае - не факт что она будет еще существовать. Коррекция времени, как это ни печально, фактически, обнуляет всех кто живет в старом варианте времени. От этих мыслей, солнечное настроение заметно спало.

Я встал и направился дальше по "прудам". Недалеко от самого пруда прикупил у мороженщицы эскимо...

В это время, впереди меня к двум подружкам, вооруженным точно таким же эскимо и идущим под ручку по бульвару, подрулила парочка разбитных ребят. Несколько минут они просто увивались вокруг девчонок явно пытаясь их чем-то подколоть, затем один из них ухватил правую подружку (повыше и блондинка) под локоть и попытался куда-то ее потащить, в то время как второй остановился перед невысокой рыженькой и начал ей что-то втирать. Блондинка взвизгнула. Я прибавил шагу, но все равно, не успел.

Как из-под земли, рядом с хулиганами вырос плечистый парень, лет 19-ти. На рубашке был приколот небольшой нагрудный знак. В руках парень держал поводок, заканчивающийся весьма недружелюбной немецкой овчаркой. Надо отметить, что по меркам нашего времени собачка была явным переростком. Хулиганы резко сбледнули с лица. Я к этому моменту уже оказался достаточно близко, что бы слышать разговор:

- Пройдемте в милицию, граждане.

-Эй, да ты чего, ну мы просто с девчонками познакомиться хотели! Мы же никого не обижали, правда, гражданки?

- Неправда! - Блондинка, фыркнув, отошла подальше от оболтусов. - Вы нас руками хватали и гадости говорили!

- Ну что? Сами слышали - гражданки говорят, обижали. Так что кончайте тут комедию ломать и пошли. Иначе сейчас собаку спущу! - парень со значком в виде звезды с кругом, проходящим по ее лучам, взялся за карабин поводка. Недружелюбная овчарка вздыбила шерсть и глухо заворчала.

Первый хулиган понуро опустил голову и, сложив руки за спиной, приготовился следовать в указанном направлении. А вот второй видимо решил погеройствовать. Как раз в этот момент - мимо проходил трамвай. Более мелкий дебошир сорвался с места и попытался прорваться к ограде зеленой зоны, а оттуда и к подножке. Тем не менее, маневр не вышел. Из-за границы поля зрения, исполинскими прыжками вылетел мраморный дог. Точнее догиня. Псина в секунду догнала бегуна, после чего одним рывком опрокинула его на траву. Следом за догиней, на сцене возникла и ее хозяйка. Невысокая, пышненькая блондинка. К этому моменту я уже подошел достаточно близко, что бы парень со значком обратил внимание и на меня.

- Вы чего-то хотели, товарищ?

- Ну мало ли, думал, может помощь какая понадобится.

- Не беспокойтесь, мы уже справились сами. Вот сейчас этих сдадим в милицию, пусть платят штраф за хулиганку. Нечего людям отдых портить.

На значке у парня по кругу шла надпись: "Управление государством дело рук трудящихся. "Бригадмил"".

Я припомнил книги Бориса Рябинина.

- Молодцы ребята, хорошее дело делаете.

- А то! Давили-давили врагов наши отцы - а не додавили. Мешают жить хорошим людям, мешают строить светлое будущее для всех! Эти-то еще ладно, оформим, штраф выпишем, на завод сообщим - пусть коллектив дураков воспитывает!

- А они потому и мешают, что для них такое будущее не светлое, - усмехнувшись, сказал я.

- Да уж - вздохнул парень, - интересно, мы доживем до этого будущего? Что бы все вокруг - и братья! Чтобы ни голода, ни войн. Чтобы люди все вместе, а?

- Доживем, я думаю - сказал я, глядя в честные и смелые глаза бригадмильца. А что я еще мог ему ответить?

- Меня Иван зовут. Я на ЗиСе работаю, - протянул мне руку "бригадмилец". Пока мы общались, к нам подошла его напарница с "пленным". Оба раздолбая, нахохлившись, стояли поблизости, но в разговор не лезли.

- Ярослав, лейтенант, - упоминать ГБ мне показалось несколько излишним. Собственно, я и про лейтенанта брякнул не подумав. А вот моему собеседнику явно понадобились уточнения.

- А где служите, пехота наверное? - с некоторым недоумением поинтересовался он. Неудивительно - моя комплекция с шириной танковых люков сочетается плохо.

- Госбезопасность - ответил я, чувствуя что намечающееся знакомство с новым человеком сейчас сорвется.

- Здорово! - расцвел мой визави. Я сам хотел в НКВД работать, - надо сказать, что реакция которую я ожидал при упоминании госбезопасности от Сергея, в полной мере была проявлена задержанными. При словах о госбезопасности эти гаврики резко сбледнули с лица и приобрели вид и вовсе похоронный. - Товарищ лейтенант. У меня тут задержанных двое... Мне бы их в милицию отвести... - парень явно замялся.

- А давайте-ка я с вами прогуляюсь! - решил я.

- Отлично! - расцвел Сергей. Он обернулся на девушку, хлопнул себя по лбу и наконец представил свою боевую подругу - А это Янка, моя напарница в сегодняшнем патруле...

Глава 8

Рассвет встретил меня на полигоне. Вообще июнь-июль пролетели совершенно незаметно - я болтался на ЛКЗ, где мешался под ногами у инженеров группы Ермолаева.

КВ, по моему настояни, форсировали и теперь, пока что без башни, машина училась ездить. Трансмиссии было отдано особое внимание. Дело в том, что КВ-1 разрабатывался изначально в своей чуть более бронированной и тяжело вооруженной модификации. Усиленное лобовое бронирование, спрямленная лобовая бронеплита делали и без того крайне медлительную машину еще более тормозной. Это было лишним поводом доработать до ума трансмиссию и найти резервы модификации двигателя. Ермолаевцы меня уже тихо ненавидели. Непонятный толстый лейтенант НКВД, который насоветовал усилить бронирование (против кого???? Те, кто есть, так и так даже изначально запланированное не поцарапают! Не из зениток же по танкам стрелять будут! И не гаубицами выцеливать!) насоздавал проблем по ходовой, ненадежной и без этих наворотов. А ведь еще не закончена разработка орудия под этот танк. По слухам вообще какого-то адского! Причем, грабинцы прислали предварительные спецификации на размещение этого вундер-ваффе, согласно которым башня получалась сравнительно неширокой, но весьма и весьма длинной. Дошло до того, что пока проект был в бумаге, рассматривали даже вариант "меркавообразной" компоновки. Т.е. развернуть танк двигателем вперед, водителя посадить рядом с движком, а башню подвинуть совсем к корме и сделать погон больше, с опускающейся в него казенной частью.

На выходе вытанцевалась вполне симпатичная машинка, рассмотрение которой было решено отложить "на попозже", пока же сосредоточились на более классическом, хоть и длиннобашенном КВ.

Потом катался в РНИИ, где наблюдал за первыми попытками сделать противотанковый гранатомет. Здесь, как ни странно, пригодились некоторые наработки Курчевского. Он конечно гад и вредитель, да и мне чуть не оторвали голову за одно упоминание чего-то безоткатного... Но помогла неисчерпаемая библиотека в "даймонде". В частности пара мемуаров наших ребят из Чечни. В которых, например, очень "лестно" отзывались о конструкторе РПГ-7, гранатами которого была взорвана далеко не одна "коробочка", зачастую, увы, не пустая.

Сталин прочитал указанные тексты, попыхтел трубкой, после чего объявил мне что я могу попробовать, но если результаты окажутся в духе Курчевского, то у меня появится шанс с ним познакомится. Лично. Намек я понял, но тем не менее высказался в том духе, что за результат отвечаю. Так что в РНИИ у меня был свой кровный интерес.

Главным конструктором был назначен Юрий Победоносцев, исходя из вполне справедливого предположения, о том, что в ракете главное - двигатель.

От меня были подкинуты идеи надкалиберного боеприпаса, и стабилизации вращением, за счет закручивающих сопел, как на РПГ-7. Собственно научный потенциал РНИИ оказался столь высок, что первые гранаты уже летали. Не слишком далеко (порядка 70 метров), и с инертными боеголовками, поскольку кумулятивный, а точнее, согласно номенклатуре, "бронепрожигающий", боеприпас пока только разрабатывался. Зато, по крайней мере, удалось добиться неплохой точности попадания. С дистанции в 50 метров, человек с нормальными рефлексами мог попасть в мишень размером с обычное окно жилого дома.

В Москву вернулся обалдевший от происходящего Королев. Сергей Павлович успел насмотреться на Колыму, но не успел ей пропитаться. Как ни как провел там всего пару месяцев и в не самый худший сезон. В общем, в какой-то мере отделался "легким испугом". Возвращенного из мест крайне отдаленных Королева представили пред светлы очи "Лаврентийпалыча". Человек в пенсне сперва зачитал Королеву лекцию на тему того что Королев конечно не прав, но Родина милосердна и по здравому размышлению дает ему еще один шанс, после чего всучил ему набросанную мною на коленке пакетную схему и попросил высказаться.

К моему огромному удивлению, Королев назвал это ересью и заявил, что если уж так надо в космос, то лучше "ракетного поезда" Циолковского еще ни кто и ничего не придумал. Тут уже челюсть отпала и у Берии, так как связка Королев-"Р-7"-пакеты упоминалась в моих книжках далеко не один раз.

В газетах, как-то мимоходом, проскочил некролог генерала Павлова. С траурной фотографии глядело такое хлебало, что я поразился, как его при рождении с перепугу не прибили. Впрочем минутой спустя, мой задерганный разум сообразил, что речь идет видимо о командующем западным фронтом, так что я посмотрел подробнее.

Выяснилось, что сей генерал за каким-то чертом поперся вместе с неким Климовских на личном автомобиле по военно-грузинской дороге куда-то в Закавказье. Не справился с управлением и.... В общем Родина скорбит о потере славных сыновей. Я подивился изобретательности Лаврентия Павловича и побежал по своим делам дальше.

С Туполевым даже дергаться не пришлось. Я-то сунулся было и за него просить. В результате получил отповедь, что смысла нет его трогать: он в ОКБ работает куда лучше и продуктивнее чем на свободе. И вообще - может и ГУЛАГ весь по домам распустить? Прибегают всякие попаданцы и не разобравшись в ситуации давай права качать.

И вообще, может товарищ Данилов, желает сам в ОКБ поработать.

Берия, что интересно, выговаривал все это мне мягко и даже иронично, но мне как-то резко расхотелось и дальше продолжать "правозащитную деятельность".

Единственное, я упомянул, что Бартини нормальный истребитель в группе Томашевича так и не соорудит, а вот бомбардировщики "вылизывать" у него получается хорошо. Это Берия принял к сведению, после чего меня послал подальше (в смысле работать, работать и еще раз работать), а сам поехал в Кремль...

Вообще, работоспособность в обществе была просто нереальная. Я не знаю, откуда что бралось. Скорее всего, люди просто верили, что надо еще немного поднапрячься и мы всей страной придем в Сказку. Может быть слегка наивную но... На моих глазах рождался новый мир. Новое человечество. Народ, который действительно не умел и не хотел врать, изворачиваться, "получать" а не "зарабатывать"... Единственный народ, который мог бы построить коммунизм. А главное, дух захватывало осознание того, что Хрущев уже не сможет все изгадить, лишить этих людей веры в будущее, веры в то, что все, что они делают - делается не зря.

Никитко, кстати, был еще жив. Обретался он каком-то особо охраняемом уголке Лубянки.

Как мне однажды рассказал Берия, по личной просьбе Сталина, он периодически лично навещал заключенного и зачитывал ему избранное из Бушкова и Мухина. Хрущев бросался на решетку, клялся и божился что ему бы в голову такое не пришло, а потом, согласно прослушке, ночь на пролет стонал по поводу своей горькой участи, и недоумевал откуда Сталин так точно все понял.

Такая откровенность Берии немного настораживала, но объяснялась, как мне кажется тем, что фактически, мы втроем с ним и Сталиным составили этакий микрозаговор. Мы - против предначертанной судьбы. Против миллионов погибших и сотен разоренных сел и городов.

К слову, ядерный проект тоже двигался. Близ Свердловска был заложен поселок и завод центрифугирования. Сами центрифуги еще только разрабатывались, прикидывали место, где и как строить первые ядерные объекты, а под выработку урана уже готовилось здание.

Все виднейшие головы в области ядерной физики были собранны на большой съезд, который должен был пройти в августе. Тогда же, планировалось - выделить главную группу. Впрочем, Курчатова с Харитоном уже пригласили в Кремль, где под строжайшим секретом продемонстрировали записи взрывов. Как и следовало ожидать, особенно ребят (именно ребят - они были моими ровесниками!) крайне впечатлил Кастл Браво, так что с "кинопоказа" вождя они выползли в состоянии грогги... Каковое в течении пятнадцати минут после просмотра (Сталин, в очередной раз проявив себя тонким психологом, прежде чем спрашивать их мнение и вообще как-то тормошить, удалился на полчасика, дав им переосмыслить увиденное) перешло в состояние кипучей гиперактивности. Оба были готовы немедленно с кирками в руках нестись выкапывать уран и чуть ли не пинцетом его обогащать, отделяя от инертных примесей. Формулы, разве что, не проецировались, из глаз на стол.

Эти двое настолько впали в маниакальное состояние, что с появлением Сталина сами на него набросились с, буквально, требованием дать им этот проект. Сталин похихикал в усы, выкурил трубку под аккомпанемент перебивающих друг друга сумасшедших ученных, после чего объявил, что их собственно ради создания этого оружия и пригласили. Я, в начале всей этой истории присутствовал в качестве "стенографиста", но после просмотра Сталин слегка приоткрыл карты, пояснив, что я, как раз тот лейтенант госбезопасности, который и раздобыл все эти сведения с риском для жизни (последнее, умудренный жизнью менгрел, добавил, очевидно, для красного словца, как говорится, не похвалишь - не продашь), и у меня можно получить дополнительные сведения, в тех пределах, в которых они не нарушат секретность.

В результате мы с ребятами отлично пообщались. Сперва насухую и с конспектированием каждого слова (причем они меня еще и здорово правили, в духе "не так все было, не может оно так работать", а между прочим, у меня башка не компьютер. Как запомнил, так запомнил, тоже разборчивые нашлись!), а под конец и под сталинский "сок", крепостью градусов 5 от силы. Забавно, но похоже Хозяину просто нравилось присутствовать при споре в его кабинете трех молодых специалистов (ладно, двух и одного насшибавшего вершки выскочки-попаданца. Зато я коммуникабельный!). Кончилось все тем, что Иосифу Виссарионовичу все же пришло в голову, что слушать наш треп хорошо, но иногда надо и поработать. Так что нас выгнали "на мороз". Мы еще с час прошатались по ночным улицам города, напоролись на патруль, после чего мне пришлось отмахиватся ксивой. Что самое удивительное, особого эффекта это не возымело. Нас таки взяли под белы рученьки и очень вежливо доставили в околоток. Видимо некоторый, пусть и незначительный перегар действие ксивы аннулировал. Уже в участке, по моему настоянию позвонили в комендатуру Кремля. Только после этого, убедившись что граждане Данилов, Курчатов и Харитон шли с аудиенции у Самого, милиция извинилась и нас отпустила.

Вообще, в делах внутриполитических, Хозяин стал во многом ориентироваться на Бушкова. Я по этому поводу, на очередной встрече высказался в том духе, что Бушков - товарищ достаточно ангажированный и местами необъективный. Ну и получил по носу.

Сталин, в присущей ему ехидно-издевательской манере уведомил меня, что до слабоумия ему как минимум еще 12 лет ("Почему 12?" поинтересовался я. "Потому что занести руку и не ударить я мог только от слабоумия" - отрезал Сам.), и отличить автора объективного от автора с эмоциями он еще пока в состоянии. Так что, в частности, он не нуждается в совете не давить Жукова (тут я от неожиданности икнул), так как абсолютный бездарь? так или иначе, но маршалом Победы не стал бы. А вот зазвездиться Жукову он уже не даст. Равно как и замарать себя воровством.

В итоге я почувствовал себя идиотом, Сталин в очередной раз получил море удовольствия, опять срезав "потомка", а еще я в очередной раз сильно пожалел о том, что не запрятал всего Бушкова куда-то совсем далеко.

Кстати, видимо под влиянием Мухинского "Кто убил Сталина и Берию", началось "жидогонство". Нет, ни кто и ни каких лагерей и иных ужасов не устраивал. Просто везде, где была возможность, от людей с еврейскими корнями старались или избавится, или убрать их с руководящих должностей. Понятно - не обошлось и без перегибов. Так, например, чуть не попал под раздачу Ландау. Тут уже вмещался сам Берия, настояв на том, что бы лабораторию ему все же оставили.

Пользуясь подписанным Самим "вездеходом" - я таки добрался и до Лысенко. Я то, честно говоря, хотел замолвить перед ним слово за вавиловские исследования. Что бы он помог его последователям... Слово за слово - мы разговорились...

И Трофим Денисович показал мне свои работы...

Сказать что я испытал жесточайший когнитивный диссонанс - значило не сказать ничего.

Можно сколько угодно обвинять его в лженаучности, в примитивизме, в темноте, но...

Ребята, я это видел! Я видел новые сорта пшеницы, полученные воздействием на их родителей, новые сорта яблок... А заодно и куда более серьезные эксперименты, меньшими из которых были козы с натуральным руном, выращенные в специально созданных условиях.

Не знаю. Если это шарлатанство, то что тогда наука?

...Тучи ходили хмуро, несмотря на начало августа - я озяб. На огневой заканчивали монтаж грабинской Ф-42 (пошедшей в серию под индексом ЗиС-6) 107 миллиметровки. Сталин, хорошо знакомый с орудиями этого калибра еще по гражданской, выслушав мнение Грабина, который обалдел от такого совпадения мыслей с вождем, принял решение делать КВ с ним. В конце-концов, это позволяло эффективно использовать накопленные для уже устаревавшего орудия 1910/30 боеприпасы. Да еще и использовать КВ в качестве САУ. Фугас калибром 107 мм на пехоту противника оказывал замечательное действие. На очереди стоял и Т-28, с орудием Ф-39 калибра 85 мм. Данная идея была признана неплохой, так что если он нормально отстреляется, то часть машин может быть переоборудована под это орудие. Я нервно поглядывал на часы, родные "ситизен" "эко-драйв", единственный оставшийся у меня артефакт с "Родины" (я нагло не стал пояснять что они тоже шедевр технологий, а внешне это были самые обычные стрелочные часы. Понятно, что "джей шок" впечатлил бы "предков" куда больше. ).

Наконец монтаж закончили и начались испытания. Увы, после третьего выстрела за мной прибежал посыльный, с вызовом из Кремля. По его словам, самолет уже ждал на ВПП...

Глава 9

...Этого не может быть, потому что этого быть не может. - Сталин по кабинету не ходил, а носился. - В том, что ты действительно прибыл из будущего, Ярослав, никто не сомневается. Доказательств слишком много и они слишком серьезные. Но! Получается что наше настоящее не является твоим прошлым.

- Товарищ Сталин?

- Да знаю я все что ты сейчас скажешь. Мы просчитывали, твое влияние не могло так изменить ситуацию. О тебе знают правду слишком мало людей. Твои контакты тщательно проверяются. Да, и твоя Яна тоже, хорошая девушка, кстати. Нет, кое у кого твоя персона вопросы вызывает, но фигурирует скорее версия твоего со мной родства. Фантастики с твоим именем не связано. Я верно излагаю, товарищ Берия?

Я оперся на длинный совещательный стол локтями, крепко охватив себя за виски... Разум лихорадочно перебирал варианты. Пока в голову ничего не приходило...

... В Кремль меня сразу не повезли. Сперва, прямо из Тушина мы поехали на Лубянку. Там меня уже ждал Берия.

- Присаживайтесь, Ярослав Игоревич. Есть важный разговор. - сказал нарком показывая на стул напротив.

Я настороженно сел.

- Вот, ознакомьтесь пожалуйста. - мне была вручена очередная машинописная бумага (принтер что ли изобрести?).

"Сообщаю вам, что сегодня, посол Отт встречался с министром Ёсуке. Разговор шел о подписании антисоветского альянса. Согласно сведениям полученным от *вымарано* и проверенными у *вымарано*, а так же косвенно подтверженными самим Ойгеном Оттом - подобные пакты заключены между Германией с одной стороны и блоком Франция-Польша с другой. Источник *вымарано* сообщает так же, что одним из условий пакта является нейтрализация Великобритании. Это необходимо для обеспечения безопасности операции против СССР. О возможном времени начала военных действий пока достоверной информацией не располагаю.

Рамзай."

Я потряс головой и перечитал содержание документа заново. Оно не изменилось. Потер глаза. Прочитал еще раз.

- Я тоже сперва не поверил. Решил что Рамзай свихнулся или работает на других хозяев. Но это так же противоречило бы генеральной хронопоследовательности (нарком первым перенял у меня терминологию). Причем ровно в той же степени что и эта шифровка.

- Да уж... Зорге жжет... Нипадецки и напалмом... Лаврентий Павлович, эта информация хоть как-то подтверждается?

- Уже... Мы чуть не лишились "Старшины", но данные подтвердились. Более того - в Германии начато развертывание войск. Готовится и польская армия. К слову, никаким "пактом Молотова-Рибентропа" пока тоже не пахнет. Товарищ Сталин ждет нас у себя, обсудить происходящее и выработать какое-то решение...

... - Что самое удивительное, товарищи, это то, что в остальном, да и до этого момента, книги и данные товарища Данилова полностью сходились. Исторические события, события этого лета - кое-какая совсекретная информация, которая была предана гласности во времена товарища Бушкова...

- Стоп! - заорал я так, что Сталин с Берией аж подпрыгнули.

-Товарищ Данилов, ви зачэм так дэлаете? - с некоторым раздражением пробормотал генсек. Впрочем, меня уже было не остановить.

- Причниа-следствие, причина-следствие. Вы гений, товарищ Сталин! И я тоже гений, потому что я решил этот ребус! Вы же сами говорите - все абсолютно сходится до буквально последних дней, верно? Но так не бывает. Что бы пошло расхождение - нужен какой-то фактор воздействия. Причина-следствие. Где-то ударила молния, значит там же прогремел гром.

Без фактора - главной последовательности просто не с чего меняться. Тем более меняться так глобально. А значит такой фактор есть. И этот фактор не внешний. Нам он не виден, а я сам даю слишком малую интерференцию на коротком промежутке времени. Это должен быть некий аналогичный агент искажения на том конце...

- Ты не единственный попаданец. - закончил мою мысль Сталин.

- Именно. Более того, есть один очень плохой вариант.

- Говорите, товарищ Данилов. - Сталин остановился и пыхнул трубкой. В руках у Берии сломался карандаш. Похоже нарком понял о каком плохом варианте говорю я.

- Вы знаете, товарищ Сталин, как именно я тут очутился. Это было неожиданностью для меня. Более того, в моем мире, хотя и не любят Россию, но и нацистов тоже пока еще не объявили ангелами. Это значит, что с высокой долей вероятности, любой попавший в прошлое, допустим в районе Германии человек, скорее всего не станет с ними сотрудничать и что-то советовать. Да и потом, что бы добиться возможности давать какие-то рекомендации надо идти на определенный риск, прикладывать определенные усилия. Специально этого, средний европеец делать не станет.

К тому же, такой военный союз это не самый очевидный ход. Хотя и сильный. Я боюсь, что я лишь побочный эффект основного хронопрыжка. И есть еще кто-то, кто и инициировал переброску. А заодно и захватил меня. Случайно, полагаю.

Причем самое поганое, что этот кто-то сделал это сознательно и с определенной целью. И он сочувствует нацистам.

В наступившей тишине даже топот лапок мухи, мог показатся грохотом. Сталин замер с трубкой в руке. Берия, с обломками карандаша. Из левого кулака с торчащим из него огрызком на колено идеально выглаженных брюк, бесшумно капала кровь.

Спустя почти минуту, Берия с сипением втянул воздух и медленно и раздельно произнес

- Вы сюда попали случайно. При этом у вас с собой были электронные носители данных, с четырьмя "гигабайтами" всевозможной СЛУЧАЙНОЙ информации. Из нее и ваших собственных, опять же случайных знаний мы уже смогли почерпнуть основу для атомного проекта, новые варианты развития оружия и многое другое.

Немецкий попаданец шел намеренно. Сколько этих ваших гигабайт данных приволок с собой он? И каких данных? Полный техпроцесс получения водородной бомбы? Эти лазеры-бластеры о которых пишут в вашей фантастике?

- Нэ паникуй, Лаврэнтый. - Вождь очухался от новости и взял ситуацию в свои руки. - Ты сам присылал мне доклад. Тот где твои технари сказали, что не могут воспроизвести более 70% узлов и агрегатов машины Ярослава. Не говоря уже даже о материалах.

Разрыв в технологиях велик. Даже если он им притащил техпроцессы с ноля - германцам придется строить всю цепочку заводов и фабрик.

- Именно, - влез я, - Это не говоря о том, что в ряде случаев у них просто может не хватить материалов. Те же пластмассы, например, почти целиком делаются из нефти. Да и обучить надо новым техпроцессам инженеров и ученных. Думаю, что даже если он притащил им ноут с десятком многотеррабайтных накопителей - в ближней перспективе нам светят технологии не позднее тех, что были доступны к началу 60-х годов. Все что круче, промышленность Германии не освоит раньше чем к середине 40-х. А войну следует ждать вот-вот, судя по сообщениям разведки.

- Война... Слишком рано конечно. Только-только мы начали все налаживать. В войсках после Тухачевского бардак. И еще попаданец этот, немецкий. - Сталин задумался. - У них попаданец и у нас попаданец. Их конечно лучше подготовленный, зато наш патриот и на стороне единственно правильной социальной системы.

А самое главное, мозги у вас обоих устроены примерно одинаково. Вы оба жители двадцать первого века. А значит вы можете предугадать ходы друг-друга. К тому же, тот попаданец скорее всего не знает о твоем, Ярослав, существовании. А вот мы о нем уже знаем.

Значит мы должны постараться его переиграть. Ярослав, как можно уничтожить его источник данных?

- Товарищ Сталин - вы же сами видели что из себя представляет наш хваленый хайтек. Одна граната, и данные можно будет восстановить только, разве что, активной молитвой пресвятой богородице.

- Не богохульствуй - одернул меня семинарист-недоучка. - Лаврентий, ты понимаешь что требуется от твоего ведомства? Любой ценой, слышишь? Любой - найди этого нациста-попаданца! В идеале убей его и уничтожь его данные. Как минимум, лиши его данных.

То, что он приволок с собой куда опаснее самого попаданца. Используй такие денежные средства, какие понадобится. Используй тех агентов которых надо. Главное, ликвидируй угрозу. Не дай бог немцы первыми сделают Бомбу.

Ярослав, думай. Думай что сделает эта сука следующим ходом!

Последняя просьба была уже лишней. Я с самого начала монолога шефа - "ушел в себя", стараясь проанализировать, просчитать - а что бы я сделал, окажись я там и будь я нацистом по убеждениям. Данных катастрофически не хватало, я никогда не увлекался нацизмом и всем с ним связанным. Но кое какие идеи все же были...

- А первым делом, товарищ Сталин он....

Глава 10

На летном поле близ монгольской границы тянулись ряды тяжелых бомбардировщиков. Экипажи делали последние проверки перед вылетом. На грузовиках под усиленным конвоем к самолетам подвозились "изделия". За процессом наблюдал лично Меркулов. Цилиндрические, лишенные стабилизаторов "бомбы" аккуратно, боясь повредить, размещали в бомбоотсеках туполевских тяжелых машин... Спустя несколько часов, эти подарки должны были навсегда вбить в самурайские головы идею о том, что связываться с Советским Союзом слишком дорогое удовольствие. Летчики в неуклюжих комбинезонах, напоминая беременных пингвинов, вразвалочку прогуливались рядом с машинами и мучились. Курить было строжайше запрещено. Головные машины уже вырулили на подготовленные специально для этой операции временные ВПП...

...Испытания, наконец-то законченного "КВ-М" (названного в итоговом варианте "ЛБ") произвели фурор. С одной стороны машина рождалась трудно. Огромные проблемы доставила трансмиссия, которая на первых образцах очень быстро выходила из строя. Тем не менее справились, насколько я знаю, переработав трансмиссию полностью с ноля, причем, по приказу ИВС по поводу этой трансмиссии было собран аж целый инженерный консилиум из ведущих специалистов всех наших машиностроительных заводов.

Еще одним отличием от исторического "КВ-1", у "ЛБ" был спрямленный нос. Лобовая бронеплита была размещена с большим углом наклона и без излома. Вместо щели водитель смотрел на мир через три перископа. Перископы были разнесены, так что вероятность выведения из строя сразу всех была не слишком велика.

Башня получилась довольно большой и просторной. Лоб у нее, особенно за счет маски - вышел запредельный. Что-то в районе 120 миллиметров. Орудием служила грабинская ЗиС-6. Лишних пулеметов на этот танк ставить не стали. Спаренный, курсовой - что еще надо. Командира порадовали размещенной ближе к корме башни командирской башенкой, с круговым перископным обзором. За счет высокого размещения, да и собственных размеров, она позволяла командиру обозревать поле боя с комфортом.

В общем танк вышел продуманный и интересный. С массой не слишком обгонявшей оригинальный "КВ", "ЛБ" получился даже более подвижным и существенно более мощным по вооружению.

Как бы то ни было - у высшего руководства и генералитета, машина вызвала полный восторг: Танк вышел на полигон и не торопясь покатил на приговоренный ДОТ. Установленная в доте, "сорокопятка" открыла встречный огонь. Никаких роботов, ни какого дистанционного управления. Все что происходило - происходило вживую. Впрочем, риск был равен нолю. После того, как сорокопятка расстреляла полсотни снарядов без какого-то видимого эффекта (последние были с расстояния в пару сотен метров максимум), из дота выползли упаренные просто вусмерть красноармейцы и бегом двинулись в сторону укрытия.

"ЛБ" неторопливо сдал назад еще на сотню метров, после чего навелся на ДОТ и выстрелил. От дота во все стороны полетели одни ошметки. Все же взрывчатки в снаряде 107-мм явно больше чем в 76. ЛБ крутнулся на месте, после чего шустро пополз в сторону стрельбища. С учетом его габаритов, скорость в 40 км/ч по сравнительно пересеченной "местности" полигона внушала.

Доработанная трансмиссия и подвеска делали ход танка крайне плавным. . Так, "ЛБ" доехав до огневых не останавливаясь пошел вдоль мишеней, ведя огонь на ходу. Попадал каждый выстрел. Почтенная публика принялась аплодировать.

По сути, это был уже готовый основной тяжелый танк.

Сохранив массу меньше 50 тонн (правда ненамного. Улучшения привели ее к 47-ми тоннам), танк, тем не менее, получился, заметно более подвижным, чем оригинал, из генеральной последовательности, главным образом за счет использованием доведенного двигателя В-2К-М, мощностью 600 лошадей

В общем, пока этот образец отжигал на полигоне, на трех заводах запускалось его серийное производство.

Следующими на очереди были изделия РНИИ. Изделие "колотушка" с первого же попадания превратила списанный "БТ" в пылающий факел. Отмечу, что к финальному релизу, сей ракетомет мутировал. В итоге стрелять он стал на 150 метров, причем масса надкалиберной боевой части ракеты даже возросла. Химики и двигателисты РНИИ просто творили чудеса.

Впрочем, все стало еще интереснее когда на сцену вышел боец в противогазе, с изделием "Колос". Данный ракетомет получился, по правде сказать довольно габаритным. Почти с бойца длинной и миллиметров двести толщиной. Объяснялось это просто - в нем, как в ТПК, хранилось пять запускаемых одновременно ракет. Ракеты шли веером, по расходящейся траектории. Над полигоном появился идущий на высоте метров в триста "ТБ", буксирующий за собой на длинном тросе здоровенный планер, выполняющий роль мишени. Его пилот выпрыгнул с парашютом за полкилометра до трибун и сейчас ждал эвакуаторов. Боец вскинул ракетомет. В воздух, окутав стрелка клубами дыма от выхлопа, устремились пять ракет, закручиваясь вокруг общей оси и расходясь. Две из них ударили в планер разнося его в щепки.

Последним пунктом в демонстрации разработок "из будущего" (официально проходящих под маркой "Особое Рационализаторское Конструкторское Бюро ?1") стала ЗСУ "БТ-23-2".

Перед трибуны выехало четыре танка "БТ". Вместо башен на них красовалась расширяющаяся по миделю корзинообразная конструкция. В ней размещалось два орудия ВЯ-23, с новым ДТК. Машины проехали несколько раз мимо трибун, вертя во все стороны башнями и то опуская стволы автоматических пушек ниже линии горизонта, то задирая их почти в зенит. Затем машины синхронно вышли на огневой рубеж и открыли огонь. От мишеней дождем полетели ошметки. Показ безусловно удался...

...Над застывшим в ожидании аэродромом взлетело две красных ракеты. Летчики торопливо полезли по машинам.

Спустя буквально десять минут, первая тройка бомбардировщиков ТБ-3, груженных под завязку новыми, совсекретными бомбами, снаряженными долгогорящей зажигательной смесью, встала в круг над летным полем, ожидая взлета остальных машин воздушной армады.

Флотилия тяжелых бомбардировщиков должна была мощным напалмовым ударом начать финальную наступательную операцию на Халхин-Голе.

Глава 11

Пока огромная страна готовилась к, уже очевидно, неизбежной войне, я пытался встроится в жизнь этого, пока еще чужого для меня времени. Прежде всего, угнетало отсутствие компьютера и даже телевизора. Безусловно, работа занимала очень много времени. Я невысыпался, зверски похудел (в следствии чего приобрел вид этакого зомби: вы себе представляете, каково это, за лето сбросить 30 килограмм!), зато успел побывать на большинстве мало-мальски заметных заводов.

Вообще расчет товарища Сталина оказался очень интересным: Да, я не был подготовленным прогрессором, как мой немецкий "коллега". Но! Я тем не менее пришел из того же будущего.

Фактически, действительно новые технологии появляются не так часто. Большинство из низ являются удачной компиляцией ранее существовавших. Просто имея на руках сотни и тысячи, ранее разработанных технологий, создатель чего-то нового оказывается перед миллионами возможных комбинаций. А к успехам ведет лишь их незначительный процент. Безусловно, наука, опыт и разум позволяют выделить какие-то магистральные направления. Но и тут бывают ошибки. Да и магистральных направлений совсем не мало. Примеров можно привести уйму. Взять тот же ручной гранатомет. Тот же Курчевский - ведь безоткатки, в конечном итоге, завоевали свое место под солнцем! Но сам Курчевский ошибся в выбранном маршруте. В результате - тысячи неработоспособных орудий, куча выброшенных на ветер денег, времени и его собственная судьба.

Мое преимущество было не в знаниях (откуда? Я системщик, а не оружейник или танковый инженер), не в огромной базе данных (с собой только два КПК с обширной но абсолютно случайной библиотекой) оно проявлялось в том, что я заранее знал КОНЕЧНЫЙ результат. А это позволяло найти наиболее оптимальный путь к нему.

Так что я носился по заводам, вроде как с какими-то левыми инспекциями, осматривал производство, болтал о нем с сопровождающими меня конструкторами и инженерами (сопровождение было предписано сверху), попутно (если конечно что-то знал) высказывая что-то в духе, "читал тут одно рацпредложение"... В общем просто слегка подталкивая людей к искомому результату.

Потенциал этих людей был огромен. За счет этого даже такого мизера хватало для того, что бы, на выходе получать сногсшибательные результаты.

Переговоры с Финляндией, как ни странно ,закончились успехом толком не начавшись. Впрочем, причина вскрылась достаточно быстро. Как стало известно от источников, приближенных к финскому истеблишменту, на это решение очень сильно повлияла Германия, которая требовала у финнов пойти на уступки СССР во всем.

Логика тут просматривалась: СССР, не участвуя в Зимней Войне, пропускал кучу проблем, которые в нашей реальности вскрылись в ходе боевых действий. Солдаты и командиры РККА так же оставались без столь необходимого в скором времени боевого опыта. В принципе, если бы у СССР не было своего попаданца, при таком развитии событий запросто мог не пойти в серию танк "КВ", к примеру. В общем расчет моего визави был верным. Если бы только не небольшой, но неприятный фактор в виде меня.

Халкин-голская идея Лаврентия Павловича узнавшего о напалме (что забавно - это они со Сталиным вычитали у Конюшевского из моей библиотечки) сработала на ура. Японцы были полностью деморализованы. Сопротивление нашим войскам оказывалось чисто символическим. А на вооружение по результатам испытания была поставлена "Огнесмесь длительного горения об. 1939 года.".

Понимая, что скорее всего, война может идти и на нашей территории НКВД была организована операция "Посевная". По всей европейской территории СССР создавались закладки с оружием, боеприпасами, медикаментами и обмундированием с консервами. Закладки были в целом не слишком большими. Но было их очень много, и были они тщательно задокументированны.

По моей рекомендации НКВД удалось завербовать Чейна. Помогли и деньги, и национальная солидарность с вербовщиком. Так что, все наработки по пенициллину - моментально оказывались в Москве, где над тематикой работал целый научный институт. Само собой, что уже к декабрю, мы, не только выделили чистый пенициллин, но и даже разработали методы его промышленного получения. Сам препарат (пока еще вырабатываемый в ограниченных количествах) поступил на тестирование в Московские больницы, где за первый же месяц применения получил славу панацеи. Незабытым оказался и бактериофаг. Впрочем, эти исследования велись скорее на перспективу.

А еще, под лозунгом "Даешь индустриализацию по всей стране!" - заводы неторопливо, но целенаправленно и деловито, эвакуировались, с запада страны на восток. К Уралу. Пресса писала о необходимости развития отдаленных регионов, Госплан рассчитывал переброску так, что бы это минимально отразилось на выпуске продукции, если данный завод так или иначе мог быть дублирован другими производствами страны. А западные города оставались без заводов, но с уверениями правительства о том, что на месте эвакуированных будут возведены еще более колоссальные предприятия. Действительно, оставленные цеха начинали перестраивать, населению (из тех, кто не уехал за заводом) создавались рабочие места на этих новых стройках...

...А в Европе тем временем случилась катастрофа...

Глава 12

...Начало было положено первого октября. В этот день, Уинстон Черчилль, герцог Мальборо, попал в тяжелейшую автомобильную аварию. На гибель опального политика, в истеблишменте Англии не обратили особого внимания, лордов куда больше волновал ставший открытым союз Германии, Польши и Франции.

А 10 октября на берега туманного Альбиона обрушился чудовищный удар объединенной Европы. Авиация Германии, Франции, Польши проутюжила побережье Па-де Кале, превращая Дувр в город-призрак. Битва за Британию началась.

Англичане, конечно, сопротивлялись, но довольно вяло. А Германия готовила свой главный сюрприз.

Операция Der WodanZorn - началась на рождество.

...Я представляю себе, как это было... Сперва сирена противовоздушной обороны. Жители Саутхемптона ругаясь на долбанных Джерри, направляются в бомбоубежища. Все, кому положено, занимают свои посты.... Но на сей раз все происходит иначе чем всегда...

Следом за волной обычных бомбардировщиков, на большой высоте идет группа немецких машин, как будто закрывающих кого-то своими фюзеляжами. Над исторической, центральной частью города они расходятся, а от самолета отделяется маленький предмет, который выпускает парашют и начинает медленно опускатся на город....

Проходит несколько десятков секунд, а затем свет, превосходящий все, виденное когда либо человечеством, заливает улицы Саутхемптона. Этот свет порождает чудовищные в своей резкости тени. Впрочем, ненадолго, ибо почти все, что может дать тень, в следующую секунду просто превращается в пар. А еще спустя пару секунд на то, что отсалось, накатывает ударная волна...

Весь мир облетели чудовищные кадры из города, впервые на земле испытавшего освобожденную силу атомного ядра.

Американцы от таких дел откровенно растерялись. Рузвельт попытался организовать помощь британцам, но времени не хватило. Второго января Великобритания сдалась. В Букингемском дворце, Георг VI - подписал акт о почетной капитуляции. Условия были выдвинуты вполне щадящие. Британия сохраняла суверенитет (хотя действия на международной арене должны были согласовываться с интересами европейского содружества), политическую систему и иные вольности. Взамен, англичане лишались прав на любые вооруженные силы, кроме полицейских. Все, что оставалось на момент капитуляции, изымалось победившей стороной. Кроме того, выпуск любой продукции военного или двойного назначения мог происходить только в рамках заказа евроальянса. Заказа, надо отметить, честного и вполне законно оплачиваемого. Таким образом, промышленность Великобритании так же оказалась на стороне Германии.

Шестого января в кремль был приглашен посол САСШ Штейнгардт. Спустя сутки он вылетел в САСШ.

Европа, по сути, полностью контролировалась Германией. После демонстрации силы в Саутхемптоне и громогласных визгов Геббельса насчет готовности Германии испепелить каждого, кто посмеет оказатся ее врагом, желающих оспаривать немецкое лидерство в Европе не оказалось. СССР, понимая, что следующим будет он, отчаянно готовился защищаться. Перенесенные с западных рубежей заводы выходили на полный рабочий режим.

В городах и районах, которые в теории могли оказаться под оккупацией, создавались партизанские ячейки. Понятно, что называлось и объяснялось это несколько иначе. Но фактически...

Двадцатого февраля в СССР прибыл с официальным визитом Франклин Делано Рузвельт. Наскоро пробежавшись по всем обязательным для официального визита мероприятиям, два, пожалуй, сильнейших политика середины двадцатого столетия заперлись в Кремле и совещались сутки на пролет. Будучи краем уха допущенным к происходящему (была разработана безумная легенда, что я единственный удавшийся НКВД эксперимент в области парапсихологии, медиум-предсказатель. Причем Рузвельт был заверен в том, что пока все мои прогнозы сбывались. Не то, что бы президент поверил, но в целом против моего присутствия в качестве эксперта не возражал), я видел как создавался новый альянс. Понимая, что мир на грани завоевания его нацистами, лидеры двух единственных держав, которые еще были способны что-то изменить шли на нереальные уступки друг другу.

С САСШ последовательно были заключены: пакт о ненападении, пакт о взаимопомощи, куча торговых соглашений, согласно которым САСШ нам поставляли все, что только можно и еще немного сверху, причем с оплатой "когда-то потом, после победы, если получится". В общем условия были куда выгоднее ленд-лиза. А кроме того, полное научно-техническое сотрудничество. Это стало самой большой и приятной неожиданностью. Надо отметить, что ведомство Берии не успело провести захват или ликвидацию членов ядерного проекта США. Так вышло, что у американской агентурной сети, на тот момент просто не хватило сил для оперативного проведения операции. А пока готовили операцию из Москвы - ситуация изменилась. В общем, с чистым сердцем операция была отменена. Москвой и Вашингтоном был организован совместный проект "Юпитер", включивший в себя ведущих ученных с обеих сторон...

Вообще конечно, в первые часы после получения известия о бомбардировке - мы все, и я и Сталин и Берия заработали немало седых волос. До хрипоты обсуждали, как могла Германия так быстро развернуть атомный проект. В Кремль был выдернут Курчатов.

Рисовали графики, считали наработку в день комплекса газовой диффузии... Получалось только одно, немцы ФИЗИЧЕСКИ НЕ МОГЛИ создать бомбы. Более того, им до создания, даже имея на руках все возможные выкладки оставалось минимум пара лет упорной работы.

Ответ, в общем-то лежал на поверхности: мой немецкий "коллега". Похоже, из будущего он привез не только знания, но и материальные ценности. Оставалось только понять, как много "изделий" он мог притащить в это время?

Глава 13

К апрелю надобность во мне стала катастрофически сокращаться. Куда больше ценных решений Сталин почерпнул из КПК. Использовал он его, надо сказать, нещадно. У Кобы оказалась зверская скорость чтения, которая на коммуникаторе еще и проапгрейдилась до каких-то нездоровых величин. Последнее время книжки он не читал, а натурально листал. Сидишь, бывает, на приеме, думаешь над поставленной задачей а от стола Иосифа Виссарионовича так и слышно: "клац-клац-клац-клац". Читает вождь.

В общем оказался я не у дел. Командировок мне не назначали. Самому путешествовать не запрещали, но высказались в том плане, что в Москве я нужнее, ибо могу пригодится.

От нефиг делать, я закупил чертежную доску, кипу ватмана, чертежные принадлежности и щенка кавказской овчарки. Последнее приобретение, разумеется, предполагалось использовать не в проектировочных целях.

Щен был сукой, как по полу, так и по характеру. Начал он свою жизнедеятельность в моем доме с того, что схарчил пресловутый ватман, написал мне в тапки, залез на кровать и заснул ровно на моей любимой подушке.

Я сразу понял что мы сойдемся.

Псине требовалось купить жратвы, мне - новые листы ватмана. Кроме того, неплохо было бы закупить и продуктов. Так что я собрался и отправился в поход по магазинам.

Вернулся я спустя три часа. На себе я пер десять килограмм говядины то ли второго то ли третьего сорта (не то что бы я экономил, предпосылок не было, но кормить собаку первым сортом, в то время, когда мясо даже третьего доступно еще не всем, я счел пижонством), дохрена гречки, моркови, картошки, а заодно и несколько листов ватмана.

Уже на подходе к подъезду, рулон ватмана зажатый под мышкой ветер бросил мне в лицо, я на секунду потерял обзор и... И впечатался в кого-то. Даже в похудевшем мне была сотня килограмм. Причем на сей раз не жира, а вполне себе "мышечной массы". Так что я-то на ногах устоял. А вот мой визави с мелодичным взвизгом сначала сделал "фьють" а потом громкое и выразительное "ХЛЮП". В этот момент рулон таки отлип от моего лица и я увидел симпатичную девушку в новеньком полупальто, которая огромными жалобными глазами смотрела на меня из большой и мокрой лужи. Судя по крайне выразительным зеркалам души, девушка собиралась отчаянно разреветься....

- А у нас в институте все только и говорят про этот пенициллин. Средство на ноги ставит даже совсем безнадежных. Вот, например, в лечебной части у нас один красноармеец был с сепсисом, так ведь вылечили! Ой какая у вас славная собачка!

Ксения отогрелась, напилась горячего чая и теперь удовлетворяла потребности собаки в пузочесании и шеятискании. Лейла, как я назвал псину, демонстрировала свое одобрение тяжелым пыхтением.

Пока девушки развлекались, я готовил обед собакину: отварил морковку, мелко порезал мясо, сварил на разбавленном мясном бульоне гречку и всыпал мясо и морковь туда.

Почуяв что настало время кормежки, Лейла косолапо помчалась набивать брюхо.

- А где-то я вас видел, Ксения. - задумчиво сказал я. - обычно у меня память на лица не очень, а ваше я почему-то запомнил... Ну да ладно. Вспомню еще. Может быть еще чаю?

- Ой спасибо, Ярослав Владимирович, но мне уже хватит. Извините. - Это небесное создание явно смущалось. Небесное создание, да... Рожденный ползать.... СТОП!

- А скажите мне, милый ребенок, не увлекались ли вы в мае этого года Горьким?

- Я не ребенок! Мне двадцать лет! И Горького я и сейчас люблю! - девушка надула губки.

Впрочем, спустя пару минут - победило женское любопытство.

- А почему вы спросили? И как вы про Горького догадались?

- А я вас видел в городе, в свой первый день, как я в Москву переехал. На чистых прудах, вы с томиком Горького составили мне компанию на скамейке, причем были так увлечены, что я аж диву дался! - говорить о том, что я запомнил ее в первую очередь на правах одного из первых впечатлений я благоразумно не стал.

Ксюша наморщила лобик, прикрыла глаза и постаралась вспомнить. Видимо что-то припомнила, потому что подняла глаза на меня и пробормотала

- Кажется припоминаю, но вы очень изменились!

- С мое побегаешь, и не так похудеешь. - отшутился я.

- Ярослав Владимирович, а вы кем работаете? - поинтересовалась Ксюша....

...На самом деле, когда я извлекал невольную купальщицу из ее, явно внесезонного, импровизированного бассейна, я даже не представлял, что делать дальше. Честное слово, мне и в голову не приходило, что можно совершенно незнакомую девушку отвести к себе домой, чистить одежду и отогреваться. Тем не менее, видимо мое подсознание приспособилось к местным житейским нормам куда лучше меня самого.

Девушка еще не успела прийти в себя от падения, а я уже сдернул с плеч пальто, закутал ее и предложил:

- Пойдемте ко мне! Я живу буквально в соседнем подъезде. Гарантирую горячий чай, горячий душ, и отмытое пальто.

К моему огромному удивлению, девушка тут же вцепилась в мою руку. Впрочем крепость хватки объяснялась по-моему еще и не по весеннему ледяным ветром. Приведенной барышне был выдан мой теплый махровый халат, полотенце и направление в ванную. Собака попробовала выдать еще и себя, но была мною отловлена и препровождена в спальню, дабы не мешалась. Явление Лейлы народу вызвало у народа фурор и восторженный визг, но, тем не менее, представительница народа была таки спроважена в ванную, а я отправился на кухню - делать чай.

Спустя полчаса - сияющая и согретая Ксения пила отличный чай (которым, к слову, поделился лично Лаврентий Палыч, решивший похвастаться, ему прислали этот чай из Грузии, с организованных под его началом плантаций.Хвастался он, кстати, на радостях: к нам перебежал ни кто иной как Эрвин Роммель, за голову которого Гитлер "почему-то" назначил некислую награду), а я застирывал в тазу ее пальто. Судя по всему, домой ее придется отправлять полностью в своем. Ну да и ладно.

Вернувшись на кухню, я налил себе чаю и, по привычке опершись на столешницу, рассмотрел свою гостью поближе.

Девушка был чуть ниже меня ростом, волосы у нее были цвета темного золота. Сейчас правда они были мокрыми и потому лежали не так, как когда мы только пришли. Но в нормальном своем состоянии, они лежали тяжелой золотой волной примерно до середины спины.

Ксения была обладательницей маленького, точеного носика, над которыми что называется "на пол лица" были распахнуты чуть ли не анимешные глазищи. На память пришел клип "леди Гада" с ее физиономией доработанной компьютером. Или она Гага? Ужас, уже забываю приметы времени. Глядишь скоро излечусь от "лурчанки" и заговорю на идеальном литературном русском. Ужасная перспектива: это же скучно!

В общем глазищи были что надо, и я был просто вынужден скользнуть взглядом ниже - пока не успел в эти ярко синие озера... Блин. Кажется все же провалился.

Ниже было все тоже весьма и весьма. Точенная фигурка, в сочетании с двумя весьма весомыми достоинствами, скорее уместными где-то на пляже в Акапулько - безотказное оружие для завоевания мужского сердца. В общем пришлось обливаться чаем, пока я не влюбился нафиг. Чай оказался горячим, так что у меня с одной стороны резко исчезли всевозможные матримониальные помыслы, а с другой - появился повод станцевать брачно-боевой танец старшего воина племени Мбонго.

Танец был встречен благосклонным хихиканьем, которое очень быстро сменилось на "простите пожалуйста, мне так стыдно!" и перевязыванием пострадавшей руки по всем правилам военно-медицинского искусства. Ну а дальше разговор плавно перетек в русло учебы в "сеченовке" (в данный момент первом медицинском институте).... А пока Ксюша щебетала - я прорабатывал планы наступления в операции "завоевание сердца прекрасной студентки". Хотелось водить ее за руку в кино и кормить от пуза мороженным. Парадоксально, но каких-то "физиологических" мыслей в голове в принципе даже не возникало. Нет, я ее воспринимал как женщину, женщину прекрасную и желанную (видимо все же влюбился), но все это было совершенно лишено какой бы то ни было грязи или пошлости... Черт, это почти невозможно объяснить моим современникам!

Для вас, кстати, и "голубой" - вовсе не цвет неба.

...Понимая что дольше тянуть не имеет смысла, я вздохнул и представился по форме. Как ни странно и эту странную девушку - вовсе не напугал тот факт, что она сидит в доме представителя "кровавой гэбни". Напротив, девушка окончательно расслабилась, видимо решив, что раз уж я сотрудник силовых ведомств, мой прямой долг ее защищать а не обижать.

Это надо было отпраздновать, так что я собрался и отправился на поиски хорошего торта, оставив девчонок играться друг с другом. Судя по деловитому пыхтению Лейлы и звонкому смеху Ксении, доносившимся в коридор, они обе не возражали.

Глава 14

А первого апреля в Москву официально прибыл Риббентроп. Министр иностранных дел нацистской германии "де-юре" и всего Евроальянса де-факто - настоял на встрече и разговоре лично со Сталиным. Встреча состоялась.

Диалог между Сталиным и Риббентропом, получился комичнейший и знаменательный. Если отбросить всю лишнюю, дипломатическую шелуху, то звучал он примерно так:

(Р)ибентроп: Господин Сталин, мы все, сцуко, мирные и пушистые. Так что давайте заключим с вами пакт о ненападении. А в рамках демонстрации нашего миролюбия, мы дарим вам балтийские лимитрофы. Чохом.

(С)талин: Ой как офигительно! Таки мы только за! Давайте заключим. Вот только лимитрофов нам ваших нафиг не надо. Оставьте себе. Мы и без подарков - за мир во всем мире! ("Ага, щазззз! Так вот мы все бросили и побежали свои границы двигать, терять силы и средства на установление контроля над нищими и нафиг нам не нужными прибалтами, которые потом всю дорогу в Союзе будут вонять и жаловатся на оккупацию. Щас прямо и побежим. Только шнурки погладим. На сапогах солдатских.")

Р: (растеряно) Но... Это же бывшие ваши территории! ("Как это так "нет"??!!! Что я Гитлеру скажу???? По нашему плану, вы должны были со свистом побежать занимать новые территории и переносить туда свою оборону!")

С: (сурово) Это территории не наши, а Российской Империи. Которая "тюрьма народов" и все такое прочее. А мы - мирные и добрые коммунисты. Нам чужого не надо! ("Вот хрен тебе во все рыло, а не передвижение "линии Сталина". И вообще после этих переговоров - я лучше вдоль всей линии еще пару тысяч тонн мин закопаю и пару сотен дотов наколбашу!").

Р: Э-э-э... Ну может все же возьмете, как-то неудобно получается. А мы поможем. Да они сами добровольно к вам попросятся ("и пусть только попробуют не попросится!!!!").

С: Простите, товарищ Риббентроп, вы где-то на дверях СССР видели вывеску "требуются дополнительные нахлебники"? У нас и своих хватает. Не хватало нам еще и этих буржуазных прихвостней себе на шею сажать. ("Сейчас мы их "оккупируем" и начнем на их территории строить исключительно военные объекты - роддома, больницы, заводы электроники и рыбной промылшености. А нам потом - "оккупанты". Нет уж.").

В таком, примерно, режиме, общение происходило несколько часов. Риббентроп всячески пытался выманить СССР из раковины, которую тот строил вокруг себя, а Сталин вежливо но с неособо и скрываемыми ехидством и иронией, Риббентропа отбривал.

Затронули и концентрацию евроальянсовских военных частей на наших западных границах:

С: Кстати, не подумайте только что мы что-то там подозреваем, но что это ваши войска так активно концентрируются на наших западных рубежах?

Р: А... А они там отдыхают после кровопролитных боев за Англию! У вас там, на западных границах такой климат! Такой климат!

С: Климат то да... Особенно на западной границе БССР. С ее болотами. Как-же - как-же... Целебное комаролечение, живительная влажность... Ну да ладно личный состав. А техника тоже отдыхает? Танки там всякие?

Р: Ну разумеется! Танк - это же почти живое существо!

Нет, что-то меня заносить стало. Конечно до такого маразма. Риббентроп не дошел. Но, если честно, был крайне близок. Позже, на совещании по поводу этих переговоров, Сталин не отказал себе в удовольствии зачитать избранное в лицах. С комментариями. Рыдало все политбюро.

Оторжавшись и посовещавшись постановили: Пакт о ненападении подписать. Лишние политические очки, при его нарушении со стороны Германии, нам не помешают. Кроме того, если бы мы отказались, это могло бы вскрыть нашу готовность воевать. А готовность была.

К сожалению, большая часть процессов подготовки к войне шла не на моих глазах. Кое о чем я мог судить по тем обрывам информации, которые до меня доносило начальство. Кое о чем слышал от знакомых (я подружился почти со всеми бригадмильцами нашего района, и всерьез подумывал и самому туда записаться. Останавливала только абсурдность бригадмильца с погонами лейтенанта ГБ.).

В армии шла жесточайшая долбежка. С середины февраля, к нам, тайно прибывали транспорты с "заказанными в САСШ товарами", которые на самом деле были полноценными армейскими подразделениями янки и бывших доминьонов. Войска союзников выгружались на берег без формы, в виде рабочих на погрузке. Это была целая сложнейшая операция, не безосновательно ставшая еще одним поводом для гордости Берии.

У нас - части союзников получали наше обмундирование, литерные номера (но при этом на общевойсковых бумагах проходили как обычные части), оформлялись как сибирское или уральское пополнение и размещались в глубине страны, где-то на богом забытых базах. Туда же сгонялись и наши части, кто был поближе. И всю эту сборную солянку гоняли до десятого пота. Народ обкатывали танками, расстреливали на полосе препятствий (трассерами и над головой, а не то, что вы подумали, Валерия Ильинична!), обучали тактике. Выпускники Вест-Пойнта набирались опыта, от наших младших офицеров, понюхавших пороха на Халкин-Голе, делясь, в свою очередь, с нашими - вест-пойнтовской аккуратностью и прилежанием в бумажной части военного дела. Наши бойцы учили янкесов и канадцев русской солдатской смекалке. На низовом уровне обходились и без толмачей. Язык, на котором это все происходило, уже через месяц, мог бы вызвать колоссальный интерес у любого филолога. Дичайшая смесь русского, английского, французского языков, плюс язык тела и мегатонны нашей обсцентной лексики. Что интересно, наши стали чаще "факать", чем обкладывать .уями, а вот янкесы перетащили к себе почти полный набор боцманской лексики и выдавали порой такие коленца, что и видавшие виды мореманы впадали в ступор.

По поводу тяжести подготовки, что удивительно, никто не ныл. Вообще, термоядерная (а собрав все данные, мы с Курчатовым и Теллером пришли к выводу что бомба была все же водородной, о чем и доложили руководству русско-американского военного альянса) бомбардировка - здорово прочистила мозги всем. Так, например, из всех доминионов, в наш альянс не вступила только Индия (если вообще считать ее доминионом, а не колонией). Понять их было можно. Хватало своих проблем внутри страны (к тому же раздутых дополнительно союзниками для "облегчения" жизни японцам.). Впрочем, не очень-то они были и нужны.

Наши стойко сносили тяжести военной службы, как и полагалось, согласно уставу. Янки и прочие - потому, что никто не хотел ядерных бомб на свои родные города. А единственной защитой могла стать только совместная победа.

Забавным фактом стало то, что руководить всей этой широчайшей подготовкой поставили Георгия Константиновича. Тут было важно умение добиватся результата силой и через силу, так что его способности пришлись более чем к месту.

В то время как сухопутные войска концентрировались внутри СССР, флот, напротив, консолидировался в Тихом океане. На Гавайях. Туда же были отправлены и все наши, советские, корыта, которые могли представлять хоть какой-то интерес. Таковых, кстати, даже набралось энное количество штук. Смешно конечно, но дело чести.

Крым и Кронштадт укрепляли. Ставили мощные береговые артустановки. Размещали гарнизоны оснащенные всем чем только можно. К слову, пригодились и танки "ЛБ-2" (те, которые выросли из "меркавоподобного" проекта, путем нездоровой его гигантизации), В свое время, в инициативном порядке было выпущено 10 этих машин. В порядке эксперимента на них была удлинена база, усиленно бронирование и установлена пушка-гаубица "А-19". По задумке инициаторов, это должно было быть что-то типа САУ, но с вращающейся башней. В наступлении этот ужас, конечно, не котировался (если только направить на Берлин и не забывать подвозить соляру - хрен его знает чем немцы будут ЭТО останавливать). Но вот в обороне сей механизм вполне себе рулил. Разбирать с корабля этого монстра пришлось бы пожалуй что огнем артиллерии главного калибра, и это при том, что в ответ тоже прилетали бы "подарочки"...

...А у нас с Ксюшкой во всю развивался роман. Единственное что меня точило, моя радость училась на военврача. Хирурга. А это значило, что после обучения ее, скорее всего, ждал фронт.

Вечера мы старались проводить в месте. Москва на глазах преображалась, избавляясь от снега и луж. Мы долгими часами гуляли и болтали. Ходили в театры, в кино. В Кремле обо мне похоже почти забыли, да и на работе я тоже особо не находил себе занятий.

Кое что я делал дома (благоразумно убирая наработки в сейф перед уходом - Лейла обязывала.). Впрочем все то, что я чертил, было крайне далеко от идеала. По сути, мне приходилось вспоминать абсолютные азы своего образования. И, тем не менее, работа двигалась. Последнее время, интерес к ней, стала проявлять даже Ксюша.

- Яр, а что такое ты все время чертишь? - поинтересовалось у меня мое сокровище усевшись на диван с кружкой горячего кофе в руках. Руки были озябшими после улицы. Вечером подморозило, так что Ксюшка одевшаяся по утренней погоде отморозила по дороге из института пальцы и нос.

Я высунулся из-за чертежной доски

- Трудно объяснить, солнышко. Это такой прибор... Принцип... Если честно, я даже не уверен что он будет работать.

- Что, совсекретно?

- Да нет, скорее наоборот - в данный момент никому не интересно. Не до него сейчас. Но мало ли...

Я оторвался от схемы простейшего логического процессора и подошел к любимой.

- Ксенька, а как ты смотришь на то, что бы сходить в ресторан?

...В "Праге" было как и в любую эпоху пафосно, вычурно, но вкусно. Впрочем, я приволок свою избранницу не ради жрачки. После того, как нам принесли шампанское и мы выпили, я протянул Ксюше маленькую коробочку... Думаю, что не стоит описывать подробно тот взрыв эмоций, который за этим последовал...

Глава 15

- Вот значит как.... И кто у нас может этим заняться? - Вождь пустил клуб дыма и посмотрел на Берию.

- Думаю, Лев Термен. Он как раз проходит по моему ведомству. Дадим ему под начало кого попросит. А Ярослава - консультантом. Это-то точно по его части.

Сталин свернул лежавшие перед ним логические схемы и передал их Берии...

...Простейший логический процессор. Архитектура фон Неймана. Все это - основа основ современной вычислительной техники. Все эти ваши "айфоны" и суперкомпьютеры из Топ-500 - все начинается здесь. Принцип двоичности, принцип программного управления, однородность и адресуемость памяти, все начинается с такой очевидной для нас мелочи. Вот только она очевидна именно для нас. Людей начала двадцать первого века. Общества победившего киберпанка. Там где находился я сейчас, это все было в новинку.

Законченные чертежи с комментариями были вручены Берии. Лаврентий Павлович, даром что инженер, хоть и недоучившийся, вник в тему очень быстро. Возможно, помог тот факт, что мой второй коммуникатор базировался в аналогичном пюпитре на его столе. Естественно, была запрошена аудиенция у Самого.

Сталин долго изучал мои заметки и чертежи. Пыхтел трубкой. Потом что-то прикидывал. А потом задал вопрос:

- И что это нам даст сейчас?

- Пока - немного. Возможность улучшить средства наведения в первую очередь. Арифметические устройства смогут вносить поправки в наведение крупнокалиберной и зенитной артиллерии. Радиолокация. Простейшие компьютеры позволят повысить избирательность сигнала, отрезать помехи...

Из Кремля на Лубянку, мы ехали в приподнятом настроении. Я настолько потерял голову, что даже предложил Берии посетить свадьбу. Берия, что характерно, согласился....

Тридцатого апреля, в Иране начались беспорядки под профашистскими лозунгами.

Это сделало возможным использование пунктов 5 и 6 договора между СССР и Ираном от 1921 года.

Первого мая, бронетанковые колонны советских войск, на легких танках "БТ" и "Т-26", а так же мотопехота на новых "БТР-38" и "БТР-39" (полученных путем переделки "БА-20М" с форсированным мотором и "БА-10" со снятой пушкой и башней и расширенным до десантного боевым отделением) перешли границу Ирана.

Со стороны Персидского Залива началась высадка войск САСШ, под прикрытием интернированной САСШ части кораблей "гранд флита". Союзник честно выполнял свое обязательство перед СССР.

Наши ребята из иностранного отдела НКВД честно выполнили свою работу.

Оккупация, надо сказать, прошла на удивление безболезненно. Спустя всего неделю, от начала вторжения Иран прекратил всяческое сопротивление и подписал капитуляцию. Тем более что мы подсластили пилюлю, указав что не намерены нарушать суверенитет Ирана более, чем это может понадобится для защиты рубежей страны. Шаг был абсолютно прозрачный с точки зрения внешней политики, так что Германия устроила целую волну воплей, на предмет того, что СССР ведет агрессивную политику и готовится к войне. СССР ответил кратким коммюнике, в котором сообщалось, что СССР лишь защищает свои интересы и готов вывести свои войска и вернуть власть законному правительству Ирана не более, чем через десять лет от текущего момента.

Еще раньше, за пару недель до описываемых событий, крупный десант канадско-австралийских сил был высажен в Ираке, в ответ на просьбу о помощи в обороне от европейских событий, со стороны эмира Фейсала. Десант быстрым маршем пробежался до Мосула, где и начал активно закапыватся в землю. Добрый эмир подогнал еще и свои войска, так что из выжженной земли Ирака только камни летели.

В экономике САСШ царил оружейный бум. Фирмы, фирмищи и даже мелкие фирмочки поднимали мегабаксы на оружейных заказах. При этом накрутка была очень небольшой (умница Рузвельт умудрился протолкнуть "Патриотический Акт", согласно которому, чистая маржа с оборонного товара не могла превышать какой-то, достаточно небольшой, процент от его себестоимости. Подробнее я не вникал) но объемы поставок были колоссальными.

Веселая история вышла с танками. В самом конце февраля, к нам пришел транспорт, с образцами американской военной техники. Там были отличные рации (которых Сталин заказал сразу огромнейшую партию, насколько я в курсе), пушки (которые у самих были ничего), пороха (а вот они, нашу продукцию несколько обгоняли по качеству), а самое главное, там был танк М2.

Нет, ребята и девчата. Я про этот танк слышал. Я вроде даже видел его когда-то в Кубинке. И наши генералы о нем слышали. Но ни кто из нас никогда раньше не видел ЭТО в действии.

В общем оторжаться мы смогли только минут через пять, после того как это нечто уползло с глаз долой. После демонстрации сей "вундервафли" мы сочли что просто обязаны отпоить представителей американского торгпредства водкой, и показать им что такое НОРМАЛЬНЫЕ танки.

В общем, на следующий день, янки были доставлены на полигон. Надо отметить, что, вопреки расхожим слухам, янки держались ого-го, так что слухи о том что пить "умеют только русские" оказались неподтвержденными. Скорее уж наоборот - это кое у кого из наших лихих генералов (не будем показывать пальцами) голова делала "бо-бо". Вообще, конечно, алкоголь - тот еще "повод для гордости". Я бы больше радовался, если бы наш народ вообще пить не умел, предпочитая водке воду.

Короче говоря - янки вывезли на полигон и показали им последовательно "А-34", "ЛБ" и "ЛБ-2".

"А-34" ребятам понравился очень. Правда когда после показа они полезли внутрь - мнение несколько испортилось. Выяснилось что в танке негде поставить шезлонг, а в башне не умещается бассейн и массажный кабинет.

"ЛБ" привел янки вообще в восторг. Отличное бронирование и серьезное вооружение, в сочетании с размерами, позволяющими играть внутри танка в бейсбол подкупали наших простых североамериканских братьев.

А вот "ЛБ-2" привел их в ступор. Янки долго пытались представить себе этого монстра на поле боя. Облазили его со всех сторон, ощупали каждый каток и чуть не каждую заклепку, после чего один из престарелых и умудренных сединами генералов спросил:

- А это, наверное, мобильный форт береговой обороны?

У меня, например, ответа на этот вопрос не нашлось.

В общем уезжали янкесы груженными полной рабочей документацией по всем трем танкам (Хитрый кремлевский грузин умудрился за эти чертежи янки чуть ли не раздеть. Достаточно будет сказать, что по условиям лицензии янки обязались производить танки сделанные в рамках лицензии по схеме 1:1 (один себе - один нам) вплоть до окончательного решения немецкого вопроса). Уже у себя они чертежи тщательно разобрали, изучили, каким-то хитрым образом творчески доработали и стали выпускать по лицензии два танка: М3 Russian и M4 Roosevelt (видимо, кому-то из генералов тоже был не чужд определенный подхалимаж)....

...По поводу развития вычислительной техники, Сам, вызвал нас на ближнюю дачу за день до моей свадьбы. Через посыльного, кстати, потребовал приперется с невестой. Дескать, желает посмотреть, кто мог задурить голову попаданцу из времени, в котором водятся ТАКИЕ девушки. Усатый гад намекал на коллекцию картинок, которые наверняка есть и в вашем компьютере.

Когда Сам приглашает, вопрос "ехать или не ехать", как вы понимаете, не стоит. Так что пришлось отлавливать мое сонышко и пилить в Кунцево....

...Вечер пролетел незаметно. Пили вино, общались, Сталин с удовольствием травил байки и ржал аки конь. Ксюша, похоже, ему очень приглянулась.

Меня же непонятно почему начала мучить смертная тоска.

Может быть это и помогло. В то время как остальные зажигали я начал осматриваться... Я не знаю, как его пропустила охрана. Невысокий человек, в маскировочном комбинезоне образца 21-го века, цифровой камуфляж, все дела, уже почти навел руку, в которой было зажато что-то массивное и явно смертельное.

Все, на что меня хватило, это прыгнуть через стол толкая и Сталина и подошедшую к нему Ксюшу, заодно выливая на брюки генсека пару литров отличного, молодого грузинского вина... Дальше был хлопок и ужасная боль. Уже теряя сознание, я увидел бегущих и стреляющих куда-то охранников и Сталина, накрывшего собой Ксению.

А затем мир свернулся в маленькую белую точку как на старинном телевизоре и погас.

Глава 16

- ErkommtzuBewußtsein...

- PatientistzuschwachMachenSieeineBeruhigungsspritze...

- Herr DoktorwarumKanzlererbrauchtedieserMann?

- Wirsolltennichtzuwissen.

- Wurhsbajwfwjzzzz......

- Доброе утро. - речь говорившего звучала несколько механистично, хотя и правильно. Это, если честно, резануло слух.

- Э-э-э... Я жив?

- Как видите да. - Я открыл глаза. Надо мной белел потолок. Повел глазами вправо и влево. Тело пока еще не хотело шевелиться.

- Вы есть герр Данилов, верно?

- Сами вы... Это самое. Да, я Данилов. Ярослав Владимирович. - я шевельнул правой рукой. Рука послушно взмыла в поле зрения. Вроде все на месте.

- Вы прибыли из РФ?

- Простите?

- Вы прибыли из страны с названием РФ?

- Э-э-э... Типа того. - в голове все еще "шумел прибой, деревья гнулись". Я попытался шевельнуть правой рукой. Услышал слабое пощелкивание и жужжание. Следом в полез зрения появилась... Лапа терминатора? Пятипальцевый роботизированный захват? Мать моя женщина!!!! Где моя рука?????

Я резко сел. Еще секунду назад, я, если честно, даже головой шевелить не мог. А тут такой выброс адреналина!

Судя по всему, я находился в какой-то достаточно престижной больничке. О том что это больница говорила хирургическая кровать, стойка для капельницы и общий внешний вид. О том, что это престижная больничка, говорили гобелены на стенах, картины и опять же, общий внешний вид. Включавший в себя, например, кожаный диван для посетителей.

На этом самом диване и восседал, сложив ногу на ногу, сухопарый и явно высокий эсэсовец лет тридцати с гаком. То, что это был эсэсовец, я не сомневался. Черный "хьюго-босовский" мундир и серебряная мертвая голова в петлице уже говорит о многом.

На плечи данного экземпляра "сверхчеловеков" был накинут белый халат. Небрежно так накинут. Для проформы.

Я осмотрел себя. Ну что я могу сказать...

Облачен я был в больничную пижаму. Под пижамой, процентов на 70 был я. Такой, какой я есть. А вот процентов тридцать меня, включая левую лопатку, руку и ребра, судя по всему, составлял металл. Было это что-то типа титана или алюминия. Ну или высококачественной стали. Хрен его знает. Что удивительно - рука таки двигалась, а в месте соединения стали и кожи, аугментация смотрелась не настолько чудовищно, что бы мне немедленно захотелось "убицца об стенку".

Я повертел "манипулятором", хмыкнул.... А в следующую секунду меня накрыло.

Я находился явно в немецкой больнице. У меня была явно не прокатывающая в 40-х годах замещающая аугментация (да, я и не такие умные слова знаю - киберпанк можно сказать мой профессиональный жанр, а вы как думали?).

Стараясь что бы мой голос не дрожал, я поднял глаза на эссмана и спросил:

- Какой сейчас год?

- О! Ви есть быстро соображать! Сейчас 1981 год. Так вам привычнее.

- А как привычнее вам?

- Браво! Ви еще не прийти в себя - а уже задаваете правильные вопросы! Очередное подтверждение превосходства нашей расы!

Ну что же - сейчас 37 год Нового Порядка.

- Так. А причем тут ваша раса? - В голове прояснялось. Еще бы, от таких-то новостей. Видимо наци победили. Видимо я как-то попал в "будущее" относительно "своего", "советского" времени. Видимо... Но почему я тогда совершенно не изменился??? Мне должно быть примерно 72 года!!!

- Нашей, мой оболваненный жидокоммунистами друг! Нашей!

Вы в курсе что у вас истинно арийский череп? Вы никогда не задумывались почему у вас настолько светлые волосы и голубые глаза? Вы не задумывались почему вы намного сильнее своих сверстников-славян? И наконец - только сын арийского народа, мог перенести длительную заморозку и пройти воскрешение!

Я, признаться, завис. Для начала я вспомнил своих абсолютно русских отца и мать. Затем, для разнообразия, дедов и бабок. Всплыла даже не менее русская прабабка. Она, вроде бы даже застала царский режим и успела и "похрустеть французской булкой" и повздыхать на тему "упоительных вечеров". Графиня Данилова - не хухры-мухры.

Немцев упомнить я, как ни пытался, не мог. Может, конечно, кто-то из предков и согрешил... Мда...

Ну а светлые волосы и глаза - это, извините, у нас вообще общесемейное. Что у бати в роду, что у матери!.

Впрочем, хрен с его нацистскими заморочками. Куда интереснее слова о заморозке.

- Интересные новости. Ладно. С моей генеалогией разберемся отдельно. А что значит заморозка?

- Ну, в тот момент, когда вы закрыть собой жида Сталина, не понимаю, правда, зачем, вы принять на себя попадание из нашего специального оружия. Есть такая разработка. Это есть маленькая ракетная установка. Вам повредить весь левый бок. Но вы быть жив. Вы были заморожен по методу Лидфорсса-Максимова.

Как ни странно, варварский технология не смог вас убить. Вы выжить в камере-холодильнике. И вот, когда мы исследовать процесс ревитализации, вы быть разморожен, оживлен и отремонтирован. Очередная победа великий немецкий наука!

Зиг Хайль!

Я покачал головой.

- Но почему вы вообще взялись за мою разморозку?

- Это был приказ самого рейхсканцлера! Сам герр Гитлер озаботился вашей судьбой!

Я слегка охренел от таких новостей, так что неосторожно поинтересовался: Как Гитлер?! Он разве не умер еще от старости?

На меня посмотрели как на врага народа. Я уж подумал что сейчас пристрелят, но эсэсовец видимо вспомнил что я "жертва жидовской пропаганды", так что меня надо не убивать, а жалеть и вправлять мозги.

- Слава Вотану нет. Он жив, и Вотан пока не прислал за ним своих валькирий. Впрочем, наш славный Рудольф Гитлер уже очень стар. Слава Фрейе, у фюрера есть наследник!

Вы скоро увидитесь. Пока же, мне поручено показать вам наш Новый Порядок и избавить вас от тумана, напущенного жидокомиссарами. Я плохо знаю кто вы, но рейхсканцлер сказал, что вы есть заслуживать большого уважения, хотя и были на стороне наших врагов. В конце-концов, рейх, милостив к побежденным. Ну а коль скоро вы одной расы с нами, сам наш долг вернуть вас в лоно великой немецкой семьи!

Говорил эссман крайне странно. То начинал сыпать немецкими оборотами в русской речи ("вы есть"), то коверкал слова, то выдавал целые предложения построенные мало того что безупречно, так еще и с использованием довольно архаичных лексем.

- Кстати, позвольте представится, хауптштурмфюррер СС, Рихард Фон Циммерман. Ваша одежда, Ярослав, в шкафу, поднимайтесь, я сейчас пришлю прислуга. Она есть вас накормить и помочь привести себя в порядок. Душ за этим гобеленом. Я вернусь через час и мы пойдем с вами на прогулка.

Глава 17

- На самом деле, мне очень нравятся русские. Да, это полуживотные. Но! Я же люблю свою овчарку. Больше того, я человек холостой, так что взял себе русскую наложницу, из числа своей прислуги. Ну, конечно я ее сперва стерелизовал...

Честно говоря, бравого служаку Циммермана очень хотелось прибить. Немец-перец-колбаса откровенно действовал мне на нервы. Впрочем, еще сильнее, мне на нервы действовал Новый Берлин....

...Экскурсия началась с того, что в комнату ко мне вошла пряча лицо девушка. Она молча поставила передо мною поднос сняла колпаки с тарелок, отошла к стене и встала наклонив голову и сложив руки. Естественно, что в таких условиях, кушать нормально я не смог. Поклевал пюре, отбивную, убрал все и начал выбираться из кровати. Как ни странно, моя железная рука мне особо не мешала. Немцы показали себя чудесниками биотехнологий.

Девушка все так же молча открыла передо мною дверь в ванную скрытую за гобеленом. Я не выдержал.

- Простите, вы говорите по русски?

Девушка вскинула на меня огромные испуганные глаза. В них стояли слезы.

- Простите господин. Мне запрещено говорить на моем собачьем языке. А языком господ я еще слишком плохо владею. - я поперхнулся.

- А зачем тебя вообще здесь держат?

- Я понравилась господину Рейнхарту, - просто ответила девушка. - он взял меня сюда для своего удовольствия. Простите, господин, что заговорила с вами. - внезапно испугалась девушка, - Не надо меня за это наказывать, пожалуйста.

Только тут я заметил у нее на шее ошейник из белого металла.

В душе я просто, молча, встал под поток ледяной воды и стоял так минут пять. Я не чувствовал температуры. Зато чувствовал острое желание "убить немца".

Когда я вышел из душа, Рихард меня уже ждал. Приготовленная мне одежда оказалась костюмом военного фасона, отдаленно напоминающим форму Рихарда. Как пояснил мне мой провожатый, это мундир ученного на службе Рейха. На нем обнаружились даже нашивки. Правда что они означают для меня оставалось тайной.

Мы прошли мимо поста на входе в здание, где меня проводили удивленным взглядом, так как я не ответил на "зиг" вахтера, и оказались на улице.

Стояла ранняя осень. В сером воздухе города, кружились одинокие листья. Видмо улица, на которую мы вышли, была совсем молодой. По крайней мере, высоких деревьев на ней не было, хотя засажена она была вдоль вся.

- Добро пожаловать в Новый Берлин, друг мой! - с интонациями конферансье объявил мне фон Циммерман. - Этот город - символ мощи нашей Империи! В последние дни своего существования, совето-американские силы - смогли таки повторить достижение нашего, арийского гения, и скинули урановую бомбу на несколько наших городов. В их числе оказался и Берлин. Старый Берлин. Там и тогда погиб и наш Первый Фюрер. В погребальном огне Атомного Пламени, вознесся он в Вальхаллу! Но оставил нам приемника, своего племянника, Второго Рейхсфюррера Рудольфа Гитлера. Великого вождя и достойного преемника! Под его руководством мы сокрушили последние островки сопротивления! Вот уже десять лет, как весь мир принадлежит великой Германии!

Мда, город впечатлял и подавлял. Огромные широкие и прямые как стрела проспекты, по которым неслись какие-то футуристические автомобили. Колоссальные здания, с вписанными в структуру и конструкцию скульптурами.

Готические шпили каких-то соборов или иных культовых сооружений.

И все это - МРАЧНОЕ. Наци как будто создали рационалистичный и урбанизированный филиал ада на земле.

Почти на каждом шагу попадались рабы. Отличить их было легко. Ошейник на шее был у каждого. Рихард все показывал и показывал какие-то здания, скульптуры, пояснял. А я смотрел вокруг и приходил в ужас. Вот, на моих глазах толстый бюргер влепил в стенку мальчонку-раба, который нес за ним груду коробок из магазина и умудрился уронить одну. Толстяк повернулся и что было силы пнул ребенка. Мальчик впечатался в стенку. Естественно, что разлетелись и остальные коробки. Толстяк подошел к ребенку, который плакал держась за плечо, которым влетел в препятствие и методично отвесил еще один пинок, целясь в живот. Мальчишка едва успел прикрыться коленкой. Впрочем, менее болезненным от того что пришелся в коленку а не в живот удар не стал. Мальчонка совсем упал на землю держась уже за ногу. Толстяк занес руку.

Ударить он не успел. Железные пальцы моего протеза раньше даже чем я успел об этом подумать сомкнулись на руке толстяка. Я с радостью обнаружил, что протез заметно сильнее моей родной руки. По крайней мере раньше, "рукопожатием" я кости ни кому не ломал.

Толстяк взвизгнул свиньей и резко развернулся. Увидев нос к носу офицера СС и некоего ученного Рейха, гражданский бюргер моментом заюлил.

Рихард, к моему удивлению, даже поддержал меня и прочитал толстяку целую лекцию. Насколько хватило моего школьного немецкого, речь шла о недопустимости порчи имущества, и более того, почти на грани ереси, Рихард заикнулся о том, что хотя рабы и животные, но тоже чувствуют боль, как собаки, к примеру. Поэтому, без особой нужды их нельзя наказывать. Толстяк изобразил, что он полностью проникся. Затем сам собрал большую часть накупленного (сколько смог унести в охапку одной рукой) и они вместе с русским (а то я не слышал как ребенок рыдал "мама, мамочка") парнишкой лет десяти, пошли дальше. Ребенок заметно хромал, а толстяк берег правую, явно сломанную мною, руку.

- Вы сильный и смелый человек, Яр, но вам стоит скрепить свое сердце и понять что это не ваш народ. Ваш народ - мы, истинные потомки древних ариев! Но право! Мне понравился ваш боевой дух и задор! Здесь рядом есть отличный ресторан, давайте зайдем в него!

Мы прошли еще полквартала и наткнулись на вход в помпезное заведение с идиотским, как мне показалось, названием "süße Bierkrug"

- ...Поймите, Яр - расы людей разные. Одни правят, другие подчиняются. Мы - высшая раса. Мы и только мы решаем кто лучше а кто хуже. Только в наших руках власть. Русские же дикий народ. Но мы их цивилизуем. Некоторые даже получают относительную свободу. У нас есть вполне приличные русские. Конечно им никогда не стать полноценными гражданами, но честным трудом они могут заслужить право на жизнь без ошейника.

Работа делает свободным, разве это не прекрасный лозунг?

- Прекрасный. Есть еще один: Каждому свое. - моя черная ирония была явно лишней и осталась незамеченной..

- Разумеется! Видите, вы прекрасно способны оценить мудрость нашего. Нашего с вами народа!

- Знаете, Рихард, скажу вам честно, мне очень хочется вас сейчас убить.

- Это все гормоны, Яр! Расслабьтесь, сейчас мы вас вылечим.

К столу в это время, как раз подошла официантка. У меня отвисла челюсть. Это тоже была славянка, судя по всему украинка. Длинные светло-русые волосы, зеленые глаза с поволокой, точенная фигурка. И ошейник. А так же - одежда в стиле "садо-мазо". Если это вообще можно было назвать одеждой.

- Was bitte Sie, meine Herren? - спросила рабыня-официантка

- Bring mir einen Krug Bier. Und mein Freund - einen Krug Bier und sich selbst. - ответил Рихард крепко хлопая официантку по обтянутой черной коже пятой точке.

- Wie du willst, mein Gebieter - томно улыбнулась девушка и удалилась.

- Что это было, Рихард? - я честно говоря понял часть их диалога, но все еще отказывался поверить.

- Как что?! Сейчас нам принесут пива, а вам - еще и немножко удовольствия. Надолго мы, увы, пока что застрять не сможем - нас черед два часа ждут. А вот часик отдохнуть мы вполне в состоянии. Как раз пара кружек пива и хорошо вышколенная девушка для удовольствий! Департампент занятости населения восточных территорий разработал целую программу по подгтовке соответствующего персонала. Дрессировке по этой программе поддаются и самые тупые и упертые из славянок. А на выходе получается вот такая прелесть,- Рихард кивнул на приближающуюся к нам официантку, несущую наше пиво и призывно покачивающую бедрами. Поставив пиво на стол, девушка уселась ко мне на колени, обвила шею руками и томно глядя мне в глаза прошептала

- Welche Freude möchte mein Meister jetzt zu bekommen?

Я почувствовал себя героем немецкой порнухи.

- Извини, милая, но так я точно ничего не хочу. Пробормотал я, аккуратно ссаживая с себя девушку. При первых звуках славянской речи девушка вздрогнула как от удара. Затем впилась глазами мне в лицо. А спустя секунду из глаз у нее покатились слезы.

Девушка поднялась, и покачнувшись, нетвердым шагом ушла куда-то в глубину помещения. Видимо приводить себя в порядок и готовится к новым клиентам.

- Знаете что, Рихард, - сказал я поднимаясь, - пойдем-ка на аудиенцию прямо сейчас. Не заходя больше ни куда. Если что, подожду в приемной.

Мы вышли на улицу. Был вечер, и низкое солнце создавало длинные тени. Город выглядел как застывшая Dance macabre. Ужасное место. И ужасный мир.

Где? В какой момент нами была допущена ошибка? Как мы могли проиграть войну и допустить такое? Сколько еще миллионов русских, украинских и белорусских девушек работают теперь проститутками в немецких кабаках? Скольких стерилизуют "заботливые" хозяева? Сколько славянских детей ежедневно избивают?

Замок "черного короля" - напоминал воплощенный в камне глюк Ганса Гигера. Чужие уже давно были на земле. И они даже не скрывались. Вот оно, их логово. А то, что эти чужие выглядели даже почти как люди... Ну что же, бывают и такие шутки природы....

...Зал, в котором мы находились, был накрыт огромным куполом зеленоватого, цвета пивной бутылки стекла. Впрочем - может быть, это было и не стекло. В зал меня впустили, как ни странно одного. Рихард остался за дверью.

В дальнем конце зала находился огромный трон. Сделанный, как мне показалось, из вулканического стекла, он скрывал в себе тщедушное старческое тельце и аппаратуру, которая поддерживала в этом тельце жизнь.

- Подойди ко мне, - голос звучал гулко и абсолютно безжизненно. А главное, он исходил от странной человекообразной фигуры, казалось, вросшей в трон, а вовсе не от старика восседающего на нем.

Я подошел и внимательно всмотрелся в эту фигуру.

Это был человек, лишенный руки нижней части туловища. Примерно от диафрагмы его туловище срасталось с троном сонмом труб и проводов. Лишенное растительности лицо ничего не выражало. К лысому черепу сверху подходил целый пучок кабелей и трубок, враставших в него. Одно из ушей ужасающего создания было накрыто медным колпаком, в котором угадывался динамик. Ко рту этого живого механизма был подведен микрофон.

Неожиданно для меня, это нечто распахнуло глаза. Абсолютно пустые, в которых не было ни единой эмоции.

- Ты любуешься на одно из моих любимых изобретений. Это мой синхропереводчик. Он когда-то как и ты ходил своими ногами, и обнимал руками своих выродков. У него был талант: он легко учил языки. Сейчас он знает их двенадцать.

Я вживил его в это кресло. Что бы он работал - я ввел электроды в его центры удовольствия. Когда он работает, он получает наслаждение. Ему уже ничего не надо. У него даже нет самосознания. Видишь - он повторяет все в точности как я говорю и синхронно со мной. Все что ты скажешь ему, он переведет мне. Я должен признать, у вас, славян, попадаются иногда светлые умы - как видишь, я неплохо умею это использовать. Тебе нравится мой мир? Конечно ты не видел еще всего. Озера на месте Москвы, выжженных пустынь Урала, крымских латифундий. Ты не видел и плантаций США, где работают искаженные радиацией мутанты, выращивая нам новые лекарственные средства. Этот мир принадлежит нам! Нам! Потомкам арийцев! Великой германской нации!

- Нет. Мне не нравится твой мир. Он омерзителен. - на меня нахлынуло спокойствие.

- Значит ты примешь смерть удовлетворенным. А может, я даже оставлю тебя жить. Кто знает, быть может уже через пару лет ты будешь с восторгом воспринимать все вокруг. Мне уже доложили о каждом твоем шаге. Представь, через три, четыре года ты зайдешь в это кафе и закажешь себе ту официантку. По праву власти нашей расы. А может быть, вправить тебе мозги насильно? Мы с тобой из одного времени. Ты помнишь как мою страну затравили жиды? Помнишь какому унижению подверглась Германия? А знаешь, как все начиналось? Как все стало здесь таким, каким ты это видишь сейчас? Посмотри - вот она. Первая бомба. Я воссоздал ее! Я сделал ее снова. И знаешь, на ней можно хоть сейчас нажать вон ту, красную кнопку. И все взорвется.

Правее трона действительно стоял постамент из того же, черного, вулканического стекла. На нем стояло странное устройство, больше всего напоминающее клубок сумасшедших осминогов. Из устройства был высунут небольшой кронштейн, оканчивавшийся пультом с единственной красной кнопкой.

- Иногда мне хочется нажать на нее. Я уже стар. Но потом я понимаю: без меня Империи придется тяжело. И все же я иногда завидую моему великому предку. Такого погребального костра как он я уже, наверное, не удостоюсь....

Перед моими глазами пронеслось все что я видел. Все что осталось у меня позади. А затем я сделал прыжок. И упал на землю.

Моя собственная, стальная рука, вцепилась мне в горло, круша трахею.

От трона слышался счастливый, заливистый смех сумасшедшего диктатора.

- Неужели ты думал, что у тебя правда что-то получится? Нет, я понимаю, ты должен был попробовать. А я должен был тебя спровоцировать. Я, кстати, играл честно. Это настоящая бомба.

Сделай еще шаг, брат, она действительно настоящая. Я ВИДЕЛ как он ее собирал! - голос изменился. Похоже - сейчас говорил сам переводчик. Впервые за много лет сказавший слово от себя. И столько боли было в этом голосе, что я вскинул себя от пола, и уже слыша хруст собственных позвонков, падая, ударил по кнопке кулаком своей живой руки. Круша плексигласовую защиту и вдавливая кнопку в основание.

...И был Свет...

...- Ярослав! Пожалуйста! Родной! Неужели ты пришел в себя! Только не уходи! Только не покидай меня! Я не могу тебя потерять! - Свет резал глаза. Какой-то шум беспокоил сознание, а я все не мог его уловить. Вроде бы кто-то причитал, кто-то хлопнул дверью. Резкая боль от укола в руке....

А затем мир скачком приобрел резкозть и я увидел женщину в белом халате с красным крестом которая вынимала шприц из моей ЖИВОЙ левой руки, и Ксюшку, которая рыдала у меня на груди. Женщина, кстати, как две капли воды походила на ту украинку из моего.. Сна? Видения? Пророчества?

- Ну-Ну, не плач дівчинка, виживе твій солдатів. З коми-то він вже вийшов! А назад ми з тобою його не пустимо. - добродушно сказала тетя-доктор потрепав Ксюшку по волосам.

Я окинул палату ясным взором, нашу обычную палату, с зеленым потолком, с запахом хлорки, с открытым окном из которого доносился живой московский шум и многоголосая наша речь, звонки трамваев и запах мокрой листвы. Остановил взгляд на лице моей невесты, пробормотал, потому что на большее пока не хватало сил "Я люблю тебя, мое солнышко" и заснул. На сей раз обычным, хорошим и крепким сном выздоравливающего человека!

Часть вторая:

Схватка началась.

Глава 1

- Положение на фронтах стабильное. Немцы сильно жали на белорусском направлении, но на линии Витебск-Могилев удалось перевести бои в позиционные. Туда же были подведены и свежие резервы. На Украине - мы остановили немцев на линии Коростень - Винница. Удар со стороны Румынии удалось парировать встречным ударом. Там мы практически не отошли от границы. На северо-западном фронте - войска противника стоят под Псковом. Тем не менее - город не взят. Сейчас он спешно превращается в мощный укрепрайон. Драться будем за каждую улицу, каждый дом. Немчура - кровью умоется. - Маршал Шапошников закашлялся в платок, тяжело, с хрипами. Сталин дернул щекой. Болезнь одного из своих лучших военачальников злила его собственным бессилием. Шапошникова очень ценил и хотя особо и не показывал этого - бесился, что не мог ничего противопоставить чахотке, которая грозила лишить страну этого сильнейшего стратега.

- Присядьте, Борис Михайлович - почти ласково произнес вождь. - Пусть нам пока товарищ Молотов, про международную политику расскажет.

Вячеслав Михайлович поднялся со своего места и начал доклад:

- Начну, пожалуй, с дальнего востока, хорошо, товарищи? Итак - после падения Англии и перегруппировки всех оставшихся от нее сил, а так же отступления англо-американских сил к Гаваям и эвакуации администрации из колоний, Япония приступила к поглощению высвободившихся ресурсов. Тем не менее, японцы не учли особенностей английского менталитета. Уходя - они постарались оставить после себя максимальную неразбериху.

Особенно хорошо им это удалось в Индии. Выданные мусульманам старые винтовки, в сочетании с несколькими провокациями, и при инспирации сотрудниками спецслужб британской администрации - оказались отличными спичками. Сейчас там пылает вся страна. Японцы туда сунулись, и теперь - головной боли у них куда больше чем им того хотелось бы. Индуисты режут мусульман, мусульмане индуистов и все вместе - японцев. Ну а японцы - пытаются навести в этом хаосе хоть какой-то порядок.

Юго-восточная Азия, тем не менее, японцами сейчас поглощается более безболезненно. Впрочем, как бы то ни было - на ближайшие года два, Японии, будет скорее всего не до войны. Им бы разобраться в своих новых колониях. Тем не менее - надо понимать, что после ассимиляции того, что они сейчас поглотили, наши восточные друзья усилятся на порядок. И будут представлять более чем серьезную угрозу. По крайней мере, ресурсного голода после поглощения колоний у них не ожидается.

На ближнем востоке - мы контролируем Иран и Ирак. Турция - пока занимает нейтральную позицию. Союзники развернули у них на южной границе дополнительные силы, так что, если турки решат попробовать вступить в европейскую войну - их может ждать немало разочарований. В Стамбуле идут напряженные переговоры - наша с американцами делегация убеждает турецкое правительство сохранить нейтралитет, немцы настаивают на вступлении в войну на стороне Евроальянса. Пока - турки больше склоняются к нейтралитету. Им он выгоден, хотя бы в силу экономических причин.

Финны - тоже нейтральны. Но у меня неделю назад была приватная встреча с господином Маннергеймом. Маршал уверяет что немцы оказывают очень серьезное дипломатическое давление и похоже собираются использовать Финляндию как плацдарм для наступления на СССР. Как ни странно, но в свете всех последних событий, сам маршал наш союзник. Правда, опасаюсь, что это может плохо кончится для маршала.

Попытки переговоров со странами латинской Америки об объявлении экономического эмбарго Евроальянсу - окончились, к сожалению, ничем. Сформированный три месяца назад "Южноамериканский торговый картель" - пояснил, что ему без разницы с кем торговать, лишь бы платили деньги. Так что если нам нужна сталь, или поставки говядины - они всегда с радостью готовы нам их доставить. На тех же кораблях, на которых повезут все тоже самое Евроальянсу.

- Товарищ Берия, а как там дела с проектом "Юпитер"? - Сталин принялся медленно и задумчиво набивать трубку.

- Первый этап центрифугирования завершен. Сейчас идет подготовка к запуску реактора. Если пойдет, как планировалось - то к весне 41-го можем получить первое изделие. Но тут есть интересная деталь. На последнем совещании - товарищи Курчатов, Теллер и Данилов высказались за то, что бы попробовать сразу реализовать изделие не в его базовой, а в расширенной конфигурации.

- Вы имеете в виду синтез? - блеснул эрудицией вождь.

- Так точно Иосиф Висарионович. У Теллера - идея уже была, знания Данилова и наработки Курчатова в сумме дали все необходимое. Научный состав утверждает, что сможет реализовать сверхизделие примерно к лету 41-го. Оценочная мощность - до одного миллиона тонн.

На протяжении всего этого разговора - члены политбюро сидели с каменными лицами. Надо отдать им должное - хотя большинство толком не поняло ничего, виду ни кто не подал. Индейцы, блин!

Самое смешное, что ни кто не догадался, что скромный лейтенант-стенографист - это и есть тот самый товарищ Данилов, который предложил использовать дейтерид лития - 6. Схему Теллера - Улама я помнил чисто прикидочно, но, слава богу, у нас под рукой был живой Теллер. Был ли Улам - я как бы не в курсе, поскольку к атомному проекту принадлежал чисто номинально и даже на уральском Объекте не был ни разу.

Вообще, осень выдалась та еще. Для начала - я очень долго провел в забытьи. Лапу мне, наши эскулапы собирали буквально по косточкам. Смешно, но на первом этапе и вовсе пришлось использовать аппарат Илизарова, схему которого я накидал еще в самом начале своей "попаданческой" карьеры. Вот такая вот зверская рекурсия.

В общем смех - смехом, но хотя рука и потихоньку восстанавливалась, пользоваться ею вовсю - мне еще только предстояло учится. Нет, все в принципе срослось как надо, и инвалидностью даже и не пахло. Просто мышцы заново учились сокращаться, сустав - двигаться. Короче говоря - рука оживала.

За время моего "отдыха" - война успела начаться и даже перейти в позиционный режим. Представляю, сколько кирпичей отложил мой немецкий "визави", видя, что история развивается ну совсем не по его расчетам. Тут, правда, был скрыт и подводный камень. Дело в том, что подобная "упругость" истории - была достаточно серьезным детектором второго попаданца. То есть меня. По моим оценкам - немец на данном этапе просто не мог не знать о моем существовании. Это вызывало соответствующие трудности. Так, предположив существование советского попаданца, немец должен был оценить степень моего влияния (искажения в хронопоследовательность вносили мы оба - оставалось только суметь понять процент искажений внесенных самостоятельно, после чего влияние визави становилось более чем очевидным). Анализ этих искажений - автоматически должен был привести его к мысли о том, что ему не повезло, и в прошлое загремел не бомж Навуходоносор с Курского вокзала, пропивший давно все мозги, а человек, как минимум имеющий среднее образование, мозги и умеющий этими самыми мозгами думать. А, и проспавший - не все уроки истории чохом.

Собственно, говоря честнее - мой вклад тянул даже на большее. Нет, не мой, конечно. Вклад той библиотеки, которую я, до того не задумываясь, вот уже несколько лет таскал в кармане. Вот они - чудеса высоких технологий и сверхминиатюризации.

К слову, опасаясь потери данных и выхода машинок из строя, Сталин начал специальный проект. К КПК было подпущено несколько особо доверенных и проверенных сотрудников ведомства Берии, званием не ниже майора ГБ. Этим ребятам, вменялось в обязанность посменно переносить содержимое КПК на вещественные носители. Для этого - специально приспособили под макросъемку фотоаппарат, а точнее, целый фотоагрегат, со штативом для КПК, централизованным питанием коммуникатора, горячей заменой пленки и кучей иных инноваций. Полученные снимки - отправлялись на микрофильмирование (надо сказать - тоже доработанное под проект), а оттуда в архив, где дополнительно перепечатывались на бумагу. В результате получалось три копии: собственно исходные фотографии, их бумажная "расшифровка" и микропленка. Видеозаписи - снимались на кинокамеру высокой четкости, причем пленка так же резервировалась три раза.

Когда я узнал о проекте, то, честно говоря прыснул. В ответ на резонный интерес Большого Босса "А что тут смешного" выдавил из себя "Проект "Принтер"". Смешно, но Сталин просиял и заявил, что название самое подходящее. Так что отныне в совсекретных бумагах наркомата Лаврентия Павловича - встречалось и столь экзотическое слово.

Впрочем - помимо принтера, так сказать, виртуального, Лев Термен, который к тому времени уже неплохо продвинулся в реализации проекта "Философ", умудрился соорудить и вполне нормальный. Началось все с того, что за чаем и в рамках обсуждения будущего ИТ-технологий (Я принялся рассуждать в рамках футурологических концепций "как оно будет", опираясь, разумеется, на реальные знания) - разговор зашел об устройствах вывода информации. Я, разумеется напирал на то, что главным станет дисплей. Термен - на то, что нет ничего лучше чем естественный язык общения. Больше того - он был убежден, что уже у машин второго поколения (то, что мы клепали сейчас, он уже отнес к первому) будет безусловно голосовой интерфейс, а третье поколение и вовсе будет общаться с пользователем в интуитивном режиме, с полной поддержкой теста Тьринга (каюсь - Высоцкого я не перепел, а вот определение "Искусственного Идиота" - таки позаимствовал. С другой стороны - так ему и надо, буржую!). В любом случае - надо было решать, как выводить информацию уже сейчас.

Термен даже разродился гениальной идеей вывода данных в виде МЕЛОДИИ из четко синтезируемых нот, но тут я упомянул принтеры.

Простейшие литерные его не заинтересовали, фотописные (как их был вынужден обозвать я) он отнес к несколько отдаленному будущему, а вот предложенную мною идею игольчатых матричных воспринял "на ура".

Неделю спустя - мне была продемонстрирована пишущая машинка с единственной печатающей головкой. Данная головка обладала матрицей в девять иголок и действительно могла печатать абсолютно любую литеру.

Самое поразительное в этой истории то, что устройство оказалось транспортабельным (массой всего килограмм в 20), да еще и полностью аналоговым. Я даже и не знал что мне по этому поводу сказать. Сам Лев Сергеевич же, взялся за дальнейшее развитие проекта, и уже через месяц после демонстрации первого печатающего устройства - предъявил на суд общественности печатную машинку работающую на продемонстрированном принципе, с шестью встроенными шрифтами (только не спрашивайте меня, как он это реализовал на аналоговом устройстве), да еще и массой всего килиграмм 15. При этом устройство не требовало усилий для печати, обладало нереальной "скорострельностью", не заедало и не жевало бумагу. В общем, руководство осталось крайне довольно, а Термен заработал очередную правительственную награду. Тем не менее, доводить свой "терменскрипт" (мужик явно не страдал скромностью) до полноценного серийного производства - он предоставил другим инженерам, сам же снова полностью сосредоточился на проекте "Философ".

К слову, "Алдан" строился. Война шла с меньшим надрывом чем в нашей истории, так что правительство могло себе позволить нормально финансировать наш проект, но тут надо учитывать, что таких дорогих проектов было несколько. "Алданом", кстати, я назвал машину в честь Стругацких. ПНвС - как-никак настольная книжка любого айтишника. Сталин узнав о предложенном мною названии, проглотил ПНвС за пару дней (тут надо понимать, что беллетристику он читал обычно от силы минут по 10 - 15 за раз, когда выдавалась незначительная передышка) , после чего мою идею одобрил, а меня обозвал переходным звеном между Выбегайло и Приваловым, пояснив - знаю много, но урывками. В принципе полезен, но КПД - не велик. Кисо, в моем лице, откровенно говоря, обиделось.

Пока я витал в своих мыслях - совещание подошло к концу. Как обычно - на улице уже рассветало.

Глава 2

- Товарищ! Что это за безобразие?! - постовой брезгливо, двумя пальцами держал на отлете свой плащ. На плаще шла короткая цепочка толстенных следов от огромных собачьих лап. Виновница данной локальной катастрофы по имени Лейла, в это время, припав к земле на самое пузо - ползла к пострадавшему от буйной собачьей радости милиционеру. Собственно, внешний наблюдатель мог бы предположить, что собачка ползет извинятся. Ага, как же. Вы много видели извиняющихся перед посторонними кавказюк? Я уже открыл рот, что бы предупредить жертву мохнатой блоховозки о новой опасности, но в этот момент меня назвали буржуем и хулиганом. Рот я мстительно закрыл.

Зюка в это время заняла таки стратегическое положение, виновато глянула на постового снизу вверх огромными тоскливыми глазами, и в тот момент, когда милиционер окончательно умилился - стеганула хвостом ему под коленки.

Плюх, в момент приземления милицейской задницы в лужу, заботливо превращенную собакой в грязевую ванну - вышел знатнейший.

Молодой постовой пошел пятнами. Рука начала опасно царапать кобуру. В этот момент, рыжий комок шерсти сделал шаг вперед и с характерными хлюпаньем лизнул постового прямо во всю площадь лица...

...С собакой, слава богу, утром вышла Ксюша. День по плану - выдался совершенно свободный. Ни совещаний, ни командировок. В общем - день лентяя. Сперва я постарался отлично выспаться. Это у меня получилось, хотя и с оговорками. Ближе к обеду - меня таки спихнули с кровати. Собакин, как выяснилось, решила что спать на полу ей не интересно, так что еще утром - она забралась в кровать, а дальше, потихоньку отвоевывала у спящего меня все больше и больше площади, пока не сложилась такая ситуация, что пся вытянулась на боку, разложив свои копыта на всю ширину кровати, а я оказался на самом-самом краю. Вот в этот то момент, собачке и приснилось что-то крайне интересное. Настолько, что она решила сбегать и посмотреть на это внимательнее. Ну и перебрала во сне ногами. Спихнув меня окончательно на пол.

Придя в себя - я первым делом восстановил порядок, с применением подручных средств. Посрамленный хвостатый противник ретировался в ванную комнату, где залег в ванну, откуда стал периодически тоскливо подвывать, намекая о том, что неплохо было бы сменить гнев на милость. Иногда, на пороге кабинета возникала черная вытянутая физиономия, но, видимо, это была моя персональная галлюцинация, так как при попытке повернутся и рассмотреть сие явление - физиономия с огромной скоростью пропадала, а из коридора доносилось неуклюжее топотание в сторону ванной.

В общем, я понял, что поспать мне не дадут, так что плюнул и пошел собираться на прогулку со "щеночком". Щеночку к этому времени исполнилось восемь месяцев, приобрел данный щеночек, габариты очень и очень матерой немецкой овчарки, и, останавливаться на достигнутом - явно не собирался.

Услышав волшебное слово - псина примчалась с ошейником в зубах. Поводок как таковой я использовал минимально, поскольку всегда был убежден, что лучший поводок - воля хозяина. Собственно - в данном случае это так же работало, за исключением редких случаев, связанных с "игрой детства в попе".

Увы, похоже именно сегодня был такой день. До прудов мы дошли достаточно спокойно, зато уже в на чистопрудном, собачка умудрилась залезть в пруд, вылезая обрызгать сзади продавщицу мороженного (которая от неожиданности запустила в жЫвотное эскимо, находившееся в руках у продавщицы в тот момент. Надо ли уточнять, что до земли - лакомство не долетело?), шугануть какого-то жирного кота, гревшегося на скамейке под пока еще теплым, но уже осенним солнышком, и всеми четырьмя лапищами залезть в огромную лужу, превратив ее в грязевую ванну.

А затем, псина увидела молодого постового.... И решила непременно его поприветствовать. Например - вставанием на плечи и лизанием в нос....

...В общем с прудов я уходил весь красный как варенный рак. Ситуацию я конечно разрулил, воспользовавшись ксивой, личным обаянием, лекцией на тему воспитания кавказских овчарок в городских условиях и готовностью оплатить штраф за хулиганку (не потребовалось). Собаку до дому - в наказание тащил на коротком поводке. Надо отдать Лейле должное. Такое - она отмочила первый раз на моей памяти.

Дома - я кое как отмыл это стихийное бедствие, приготовил ужин, так как супруга - задерживалась в клинике. Ребята из бригадмила забежали в районе 7 вечера и предложили подежурить вместе. Договорился что пересечемся на обратном пути от первой градской. Подежурим вместе с ребятами и с супругой, после того, как я ее встречу.

В общем - время понемногу дотикало до половины девятого вечера, так что, я прихватил собаку и неторопливо отправился к больнице.

Ксюшка с огромным энтузиазмом восприняла идею подежурить с бригадмильцами. Рандеву было назначено в ЦПКиО: последнее время там участились случаи хулиганки и грабежей, а в августе было даже два изнасилования. В принципе, война, хотя и была далеко и отнюдь не настолько напряженная как в моем времени - свою тень отбрасывала, и как и водится, всевозможная мерзость, начала потихому, по тараканьи лезть на свет.

Парк встретил нас ароматом влажной листвы, свежестью и чириканьем какой-то птички. Месяц освещал аккуратные аллеи, придавая окружающей природе загадочности и романтичности. Псю, я, разумеется, спустил еще при входе, и теперь радостная хвостатая бестия - носилась по парку млея от возможности не заморачиваться наличием посторонних. Ребята из бригадмила должны были подойти к колесу обозрения ближе к 11 вечера, так что вся романтика ночи - была в нашем с Ксюшкой распоряжении.

Увы, как в дурном романе, подобная обстановка не могла продлится долго без приключений.

Минут через 15 неспешной прогулки по аллеям парка, мы услышали хруст веток зеленого ограждения метрах в пяти сзади, а из за поворота впереди, нам на встречу выступило трое молодых людей спортивной комплекции.

Гопота, как оказалось - явление вневременное. Так, например, знаменитые в наше время кепки - обнаружились и на этих представителях хомо гопникус. Фасон конечно слегка другой, хотя...

- Куда идем паря? - развязно поинтересовался один из хулиганов, картинно сплевывая семки мне под ноги. В пасти блестнула золотая фикса. - закурить есть?

Во всех учебниках по психологии сказано, что при встрече с гопотой - надо ломать шаблоны. Подтверждаю. Нет, получилось это не осознано, конечно. Я в тот момент вообще не думал о психологии. Просто... Видимо на меня подействовало все. И атмосфера этого времени, и люди с которыми я общался все эти месяцы и, разумеется, тот дурацкий контраст, который это животное в облике человека, словно бы вытащенное из моей, темной эпохи, производило в сравнении с остальным миром этого времени.

Ксюша испугалась. А вот я... А я - заржал. Как ненормальный. Меня смешило буквально все. И идиотская кепка, и растоптанные ботинки, и фиксатая харя, медленно вытягивающаяся от удивления.

Вся гоп-компания впала в прострацию. Наверное так бы это и закончилось, они бы просто посторонились и дали нам пройти без приключений. Но во первых - я уже изменился в этом времени настолько, что просто не ушел бы просто так, а во вторых - подоспел кто-то из их компании, кто пропустил начало сцены, и, не будучи под эффектом сломанного шаблона, он первый и заорал - Бей фраера!

Стоявший передо мной гопник, очнулся от состояния грогги, в котором пребывал, и выкинул вперед руку с кастетом, я еле успел двинуть плечом, закрывая от удара лицо и шею. Свинчатка вошла в раненное плечо. Из глаз полетели искры, а я сам, согнувшись и схватившись за плечо, оступился и упал спиной на газон.

Гопота осмелела. Пара уродов схватили за рука Ксюшку, остальные бросились ко мне, кто занося кастеты, кто, явно примериваясь как бы ударить ногой. Я отчаянно пытался выдернуть из подмышечной кобуры свой "Токарев", понимая, что не успеваю.

И в эту секунду гопота встала как вкопанная.

Из за моей спиной послышались звуки, напомнившие мне лучшие образцы фильмов ужасов из моего времени.

Глухой, сухой, на одних верхних связках рык, плавно переходящий в сип. Кто не слышал - не поймет. Тут дело в психологии. Это не сдержанный глубокий рык взрослого "немца", которым он тебя предупреждает, что лучше тебе пойти другой дорогой. Это не безэмоциональный сигнал "еще шаг - умрешь", который подает РЧТ. Это был звук, в котором читалось что собака просто тупо собирается убивать пока хватит сил, и еще немного дольше. Хотя какая там собака. Нормальных дагестанских равнинных кавказцев выращивали с соблюдением традиции - вливания волчьей крови каждым пятым поколением. И вот сейчас за моей спиной стояла не какая-то домашная собака, а матерый волк, задыхающийся от маниакальной жажды крови.

Гопники дрогнули, а в следующий момент мимо меня пронеслось что-то огромное и рыжее, и над аллее разнесся крик нечеловеческой боли.

Первому - Лейла просто откусила запястье по самому суставу. Не полностью откусила. Кисть осталась болтатся на паре связок и одной артерии. Не будучи обученной по ЗКС - собака не стала фиксировать противника, а повинуясь могучим инстинктам сотен поколений рабочих собак-защитников, веками служивших сторожами и охранниками, оценила первого гопника как нейтрализованного и ринулась на второго, уже в развороте, поднимаясь на дыбы. Затем последовал толчок обеими лапами и всей массой в грудь, и укус в кадык. Вытянутая пасть "равнинного" кавказца, идеально подошла для откусывания адамова яблока. В этот момент - я уже выдернул пистолет и совместил мушку с грудью третьего гопника и вдавил спусковой крючок.

Шум схватки - перекрыл громкий хлопок выстрела, третий нападающий всплеснул руками перед грудью и опрокинулся навзничь, уже в полете хватаясь за грудину и царапая ее руками, как будто пытаясь выковырять из нее кусочек свинца. Еще двое гопников отпрянули от меня, и застыли в растерянности, плохо понимая куда им бежать и что делать. В это время, мы с Лейлой почти одновременно увидели, что один из державших Ксюшку выхватил нож и приставил к ее шее, прикрывшись ей от моего пистолета. Пока я пытался сообразить что делать в этот момент - Лейла прыгнула.

В последний момент, урод, успел довернуть руку с ножом, и принять собаку прямо на него. Наверное, будь на месте Лейлы немецкая овчарка, на этом все и кончилось бы. Нож он вогнал прямо в грудину. Но ключевое отличие кавказцев от остальных овчарок заключается в том, что хитов у этих собачек, раз эдак в несколько больше, чем у прочих.

Когда нож вошел Лейле под ребра, собака взвизгнула от боли, а в следующий момент, рывком вывернула нож, вместе с собой из руки бандита и вцепилась ему в плечо правой руки. Бандит взвыл, а собака, вздернула себя вверх через силу, и вцепилась в горло. И уже захлебываясь кровью врага и своей, теряя силы, повалилась не разжимая зубов на асфальт аллеи. Пока Лейла сражалась со своим последним врагом, я вышиб мозги второму державшему Ксюшу. Остальные - не дожидаясь дальнейшего развития событий бросились бежать. Впрочем - вечер явно был не их.

Из за зарослей, серыми тенями вымахнуло шесть вытянутых силуэтов. Впереди несся Ингус Ивана, подтявкивая от нетерпения. Судьбу остальных бандитов - видимо предстояло решать социалистическому суду. А с учетом военного времени...

А со стороны входа в парк, уже был слышан топот милицейских сапог, свист и мелькали огни фонарей. Подмога - прибыла.

Глава 3

"Газон" нещадно трясло на ухабах. Вступившая в свои права, осенняя распутица - убила дороги, превратив их в колеи. Я вцепился в ручку двери и теперь старательно пытался не изображать из себя каучуковый мячик.

Мой водитель, лейтенант госбезопасности Зорькин - был опасен для всего живого, включая мою начальственную задницу. Ну или ему меня заказали, и теперь, он пытался этот заказ выполнить, пусть даже и с риском для собственной жизни....

...Задержанных в парке хулиганов - препроводили в участок. Милиция собиралась шить им нападение на сотрудника госбезопасности, да еще и в военное время. По большому счету - всей гоп-компании светила или вышка, или такие сроки, что (с учетом отсутствия на политическом фронте Хрущева), на свободу им было суждено выйти глубокими стариками.

Лейлу осторожно перекатили на плащ-палатку и погрузив в кузов милицейского ЗиСа - и мы покатили в Первую Градскую. Ванька, Янка и Мишка - увязались за нами. В саму больницу их бы не пустили, но ребята собирались ждать нас возле входа и поддерживать морально. Патрулирование в парке - так и так было окончено: эти события подняли такой шум, что весь имевшийся в наличии криминальный элемент спешно ретировался. В данный момент - усиленные патрули милиции на всякий случай прочесывали парк, но в том, что улов будет нулевым я не сомневался. Стрельба, свист, гавканье четвероногих бригадмильцев - как-то не располагают к продолжению человеконенавистнической деятельности.

Пока мы неслись в больницу с умирающей собакой - еще один бригадмилец, Павел, по совместительству инструктор-кинолог из "Красной Звезды" - поехал на милицейской "эмке" за каким-то светилом ветеринарии, работавшем, в частности, и на питомник. Оставалось только надеяться, что врача, при виде "воронка" - не хватит удар. Впрочем - у меня все больше складывалось мнение, что влияние тех самых репрессий, на жизнь общества, было в нашем времени несколько преувеличено.

Пролетев по ленинскому два светофора на красный свет, мы плавно свернули к воротам больницы, и дождавшись их открытия - ломанулись в приемный отдел.

А вот в нем - нам пришлось выдержать небольшой бой. Дело в том, что вход в клинику нам заступила врачиха, которая чихать хотела на милицейские погоны и мое НКВДшное удостоверение. Это, мол, человеческая больница.

Выручила Ксюшка. Подошла к врачихе и завела с ней какой-то разговор в полголоса. Через минуту - врачиха начала ахать и охать, через две, после показа Ксюшкой синяка на предплечье, врачиха схватилась за голову и куда-то сбежала. Я только собирался приказать сгружать собаку, как из за угла вылетела каталка с двумя дюжими санитарами, подгоняемыми тетей-доктором.

Лейла была бережно и нежно сгружена этими богатырями от медицины на каталку, после чего вся тусовка, включая мою благоверную, усвистала, судя по всему, в операционную. Спустя еще минут 5 - туда же стали подтягиваться дополнительные силы. Врачи, медсестры, на ходу натягивающие халат.

Ребята оставили собак в кузове машины и присоединились ко мне. Псы - понимая момент, сидели в машине молча, тоже напряженно ожидая развития событий. Изредка поскуливал Ингус, взвизгивала догиня Фимка. Собаки чувствовали боль подруги, и переживали за нее.

Спустя еще минут десять - из операционной к нам выскочила медсестра.

Нужна была кровь. Ребята вызвались как один. Приволокли зверей, выбрали Фимку и мишкиного "немца" Рекса. Ребят с собаками отвели в операционную.

Еще минут десять спустя, приехал ветеринар. Не переодеваясь прошел в операционную, после чего выгнал оттуда Инку с ее догиней и позвал Пашку с Кайзером.

Инка хлюпала носом, догиня - вертелась у стула хозяйки, растерянно оттаптывая нам ноги и поскуливая. Время - тянулось как жевательная резинка. Через некоторое время - из операционной, покачиваясь, вывалились оба пса-донора и их хозяева. Кайзер подошел ко мне и тяжело вздохнув - уронил бородатую морду на мои колени. Я потрепал его по купированным ушам и глянул на ребят.

- Не хочу сглазить, но кажется вытянули твою хвостатую - сказал Пашка.

- Ты бы видел какой там медики кипеш вокруг подняли. Героическая собака, отбила нападение, съела четверых хулиганов - сестрички от твоей бестии млеют! - поддержал Павла Мишка....

Домой мы приехали только часам к девяти утра. А в час - мне надо было быть уже в Кремле. Принял душ, наскоро побрился, и заскочил по дороге в кафешку. Нет, если совещание грозило затянутся, голодом нас бы морить ни кто не стал. Но фишка в том, что приходить на совещание с пустым пузом и урчать им, заглушая слова вождя - это как-то не слишком хорошо, на мой скромный вкус, по крайней мере.

В пельменной, в которую меня принесли ноги - было тихо и уютно. Основная масса москвичей была на работе - война требовала сосредоточить все силы. В кафе сидела пара пожилых дедков, молодая девушка с ребенком лет пяти, и подтянутый человек в гражданке, явно привыкший носить форму. Причем - судя по лицу, парень был не из славян и вообще, скорее всего не с нашего континента.

Янки сосредоточенно пил пиво и курил сигарету. Судя по пепельнице перед ним - делал он это вдумчиво и уже довольно давно.

Я сел за тот же столик - было интересно попробовать пообщаться с американским парнем с передовой. Все же, одно дело знать, что они сражаются сейчас плечом к плечу с нашими ребятами, а другое - видеть одного из этих парней вживую.

К столику подошла девушка-официантка, получила от меня заказ и ускакала его исполнять.

Американец оторвался от кружки и в упор посмотрел на меня.

- Они их убили. Взяли, загнали в амбар и сожгли. - янки снова опустил нос в кружку.

- Кто? Кого?

- Джерри. Загнали всех в амбар. Всех кто живет в деревне. Женщины, дети.

Янки говорил на смеси русского и английского, но русские слова проговаривал довольно четко и с правильными ударениями. Правда как мог изгалялся над падежами, временами и согласованием.

- Я был в группе Мортона, рота Е, третьего батальона рейнджеров. Нас союзное командование бросило в разведку по западному направлению. Мы ушли в зону оккупации миль на 70. Ну да не важно. В общем на третий день мы вышли к небольшой деревушке... - глаза рейнджера остекленели. Видимо сказывалось и пиво, и испытанное потрясение и нужда выговорится - Там стояло три ганомага, и по всей деревне шастали джерри. Они сгоняли крестьян на окраину деревни. Я не знаю, что это было и почему - мы пришли поздно. Не застали начала. Но возле амбара уже крутилось с десяток джерри. Нас было всего шестеро, к тому же - один ранен. Да и мы не понимали что происходит. Джерри гнали баб (он произнес это слово по русски, с очень интересной, на удивление теплой интонацией), детей - всех в амбар. Потом они их заперли. Мы думали - будут разорять деревню, население согнали, что бы, не мешали. Но тут несколько джерри зажгли факелы и кинули в амбар. Наверное они его заранее чем-то полили. Вспыхнуло как спичка. Несколько наших ребят, Дэн, Джэк, Бэйзил, хотели бросится, спасать людей. Но у нас было много сведений. Нельзя было рисковать. Я сам хотел туда бежать, но заставил себя сидеть. Как они кричали... Боже мой, как они кричали... - рейнджер уронил голову на руки.

Девушка-официантка поставила перед рейнджером еще одну кружку.

Рейнджер поднял голову, посмотрел на меня невидяще и продолжил.

- Мы ушли оттуда. Мы должны были это сделать. А уже в лесу - встретились с отрядом сопротивления. Тогда мы решили. Трое идут с проводником к своим, а трое, вместе с основными силами сопротивления, атакуют немцев.

Дэн, Бэзил, Алекс - очень хотели остаться, они русские ребята. Хорошие, но немного горячие. Мортон решил что назад пойдет он, Бэзил, как самый молодой и Джэк. Я, Дэн и Алекс - остались. - янки сделал несколько глубоких глотков пива и надолго замолчал. Я воспользовавшись паузой пришел в себя и тряхнув головой - заставил себя занятся пельменями.

Спустя минут десять - он продолжил с того же места где остановился.

- Нам повезло. Они еще не успели уйти. Грабили деревню. Видимо она была достаточно богатой. Сопротивление было очень хорошо вооружено, даже странно где они это все оружие взяли. Они из противотанковых ружей - подбили ганомаги. И после этого мы взяли деревню. Джерри не выжил ни один. А потом мы пошли на пепелище.... - янки вскинул голову и вдруг, схватил меня за борты пиджака - знаешь, друг, мы пожалели, что не выжил ни один джерри! - он обессилено отпустил мой пиджак и рухнув обратно на стул уронил голову на руки.

Я осторожно поднялся из за стола, и расплатившись направился к выходу. Недалеко от кафе стоял постовой.

- Сержант - я продемонстрировал корочки - там в кафе сидит парень в гражданке, американец. Он сейчас хорошо выпил. Присмотри за ним, ладно? Он только что с фронта, и видел там много всякого. В общем боюсь может начать слегка бузить. Ты в этом случае - будь с ним по возможности помягче.

- Так точно товарищ капитан госбезопасности - подтянулся парнишка.

Я кивнул, и пошел дальше к Кремлю.

- Ну о том что они зверствуют - я уже знаю. Не новость. - вождь попыхтел трубкой, изображая из себя локомотив, сделал кружок по кабинету и продолжил - за это они еще ответят. Но вызвали мы тебя не поэтому.

Есть сведения, Ярослав, что на фронте стали мелькать всякие немецкие, как ты там это называл... "Вундервафли", да. Я думаю, что было бы неплохо тебе покрутится около передовой. Посмотришь что на самом деле есть нового, может возникнут какие-то идеи. Заодно приготовишь мне полный отчет обо всем что увидишь. Считай будешь моим порученцем.

Все документы уже подготовлены, на выходе заберешь их у Поскребышева.

Машина за тобой зайдет в час ночи. Отвезет в тушино, на аэродром. На месте - тебе уже готов сопровождающий и транспорт. - Сталин сел за стол и принялся за бумаги, давая понять что разговор окончен.

- Есть товарищ Сталин! - я щелкнул каблуками, и все еще недоумевая от странного задания вывалился из кабинета.

Сборы, дома, я поручил выспавшейся супруге, а сам отправился давить подушку.

Уже в дороге, в самолете - я ознакомился с документами и пришел в тихий ужас. Не знаю зачем, но ИВС вручил мне по сути те же права, которые в книжке Конюшевского были вручены его литератрным аналогом - аналогу моему. Проблема в том, что в отличии от Лисова - я даже близко не был "военным от мозга до костей", так что мучали меня сомнения что я смогу адекватно воспользоватся полученными полномочиями.

При этом - было непонятно чего от меня ожидает Сталин: то ли того, что я немедленно брошусь причинять добро, размахивая документами, то ли, что я их даже ни разу не достану. Подумав - я пришел к выводу, что оптимальная стратегия, состоит в том, что бы пользоваться ими максимально широко, но только в пределах поставленных вредным ИВС-ом задач. В частности - для сбора сведений и материальных "артефактов", связанных с немецкими вундервафлями.

Ну а на прифронтовом аэродроме - меня уже ждал Зорькин, со своим "газом-61"... И у меня, честно говоря, все заморочки о сталинских интригах вылетели из головы после первого же километра. Судя по всему - в настоящий момент, я ехал в одной машине с Папой Всех Шахид-Таксистов.

Надо добавить что Зорькин был просто хрестоматийным казаком, с характрными усищами, фихром и задорной физиономией, и, подозреваю, в данный момент представлял себя не меньше чем в кавалерийской атаке в составе конницы Буденного, или где там еще красные казаки себя показали?

...Честно говоря, меня так растрясло, что я даже не успел заметить тот момент, когда по колесам нашей машины ударило очередью, "газик" занесло, протащило юзом и впечатало кормой в дерево, а из канавы нам на встречу, пригнувшись скользнула размазанная фигура в камуфляжном халате, и с МП-40 в руках....

Глава 4

Из небытия я вынырнул рывком. Не было описываемого в книжках включения одних чувств за другими. Просто, секунду назад я видел перед собой человека с МП в руках, затем какой-то провал, а сейчас я вижу перед собой чье-то оскаленное лицо и чувствую отвратительный запах давно не чищенных зубов. А, и еще жуткую боль.

Это - привело меня в чувство окончательно. Боль была неилюзорной, и похоже, это был ожог. К слову - как обычно в критической ситуации, сознание ушло в этакий отстраненный режим. Потом, когда ситуация будет разрешена - будет и жесткая тахикардия, и слабость во всем теле и много иных, веселых последствий. Но конкретно в критический момент - "в багдаде все спокойно". Мысль о том, что "потома" может и не быть - в голове постаралась не задерживаться.

Нависшая надо мною харя рыгнула, и на неплохом русском, но со странным, шипящим акцентом поинтерсовалась:

- Ну что, краснопузый, очнулся, или еще щетинку подпалить?

- Поляк? - почему-то этот вопрос меня интересовал куда больше чем тот факт, что я, судя по всему, попал в плен.

- Поляк - ощерился диверсант. Судя по голосам неподалеку - он был не один. Правда ничего, что произошло между засадой и моим пробуждением я вспомнить не мог, так что о численности мог судить разве что по звукам. - что, краснопузый, страшно?

- И какого ответа ты ожидаешь? - не то что бы меня тянуло на геройство, просто вопрос был из разряда идиотских. Надо сказать, что мой визави тоже слегка подвис.

- Имя, фамилия, звание. Откуда и куда направлялся!

- Ярослав, капитан госбезопасности, с аэродрома на фронт - скрывать очевидные ответы смысла я не видел. Все это были вещи и без того понятные. Впрочем от небольшой шпильки я не удержался. - солнце встает на востоке, волга впадает в каспийское море. Вроде бы.

Ответ в виде очень чувствительного удара кулаком с кастетом по почке - ждать себя не заставил.

- Я сказал ФАМИЛИЯ!

- Уф... Да.. Данилов. Владимирович. - я решил не дожидаться нового тычка. Опаленный бок - саднил.

- Хорошо. Я смотрю на сей раз нам разговорчивый язык попался.

- А смысл нарываться? Вы меня так и так кончите, но в одном случае я помучаюсь, а во втором - все пройдет, надеюсь, быстро.

- Какой расчетливый попался! - Поляк даже хлопнул пару раз в ладоши. - ну давай тогда продолжим разговор. Как насчет аэродрома? Где? Что за авиация там была?

- Я, как бы, не летчик ни разу. Прилетел ночью, сел в автомобиль, проснулся только когда стрелять начали. Оймля.... - нож диверсанта прошелся по щеке, оставляя глубокую борозду. Судя по ощущениям - точил он этот нож задолго до войны, если вообще дошел до этого. Не схлопотать бы заражения крови.

- А вот врать мне не надо. Или память отшибло? Ну это мы быстро вылечим. Время у нас есть, инструменты тоже.

Перспективка вытанцовывалась довольно говеная, если честно. Очевидно, что от меня хотят получить максимум инфы. Добывать ее будут нещадно меня потроша. При этом - шансов выжить практически нету. Говорить и купить себе этим легкую смерть? А черт его знает какова окажется цена. В том смысле что даже упоминание количества самолетов на аэродроме - может оказаться критичным. Не мое. В смысле - я конечно избалованный разгвоздяй из начала двадцать первого века, но при этом я не конченый урод, что бы вот так вот сдавать все и вся.

Значит - будут потрошить. Тогда задача - сдохнуть раньше чем начну говорить... Ой бли-и-и-и-ин....

- Ладно, бог с ним, с аэродромом. Мы к нему еще вернемся, а пока - я сделаю вид что поверил в то что память тебе отшибло. А как насчет вопроса - откуда тебя командировали? И так, что бы думалось получше - я почувствовал как нож почти по рукоятку входит мне в ляжку. Было больно.

- А-а-а-а-а-а-а-а-а. Мать-мать-мать-перемать!!!!!

- Не интересно ругаешься. Давай с начала: откуда командирован. На размышление десять секунд.

- Из Смоленска-а-а-а-а-а!!!!! - кажется он решил отрезать мне фалангу на мизинце... Козел!

- У тебя говор мАсковский. Какой такой Смоленск? - ехидно ухмыльнулся диверсант.

- Обычный, где Ляху Качинскому - крышка пришла. Он вот тоже любил над русскими поглумится... Вот и прилетел в дерево посаженное лично Сталиным. На крови миллиарда убитых лично Берией взращенное!

Кажется моего визави, слегка, переклинило. По крайней мере - ножом мне никуда не ткнули и ничего отрезать не стали. Ну а меня понесло.

- Или ты думаешь, Ту-154 способен сесть в любом месте нашей необъятной независимо от погоды? Тоже любители поскорбеть о сотнях тысяч расстрелянных поляков!

- Э-э-э.... Ты что, двинулся что ли? - поляк посмотрел на меня слегка опасливо.

-Спартак! Чемпион! Спартак! Чемпион! Даешь микрософт иса файрвол в каждый микрософт офис 2007! Нет стеку протокола тисипи-айпи в голубиной почте! Используйте нет-биос! Только диэйчсипи облегчает труд хэлпдеска! Убейте асечку! Запретите скайп! А-а-а-а-а-а!!!!!!!! - нож ударил в икру левой ноги. Я моментально словил много-много удовольствия.

- Заканчивай с клоунадой!

- Хочу алегрию де солей! - уцепился я за мысль - супрастин спасает от але-гхррррррр....

...Человек с МП-40, перебежал к кустам. Зорькин попытался выкатится из "эмки", с ППШ - но был снят очередью из-за кромки леса.

У меня - десантирование вышло лучше. Плюхнувшись мордой в грязь, я ящеркой нырнул подальше от машины. Сзади раздалось хлюпанье - я перевернулся на спину и всадил четыре пули в появившийся из кустов силуэт в маскхалате. В этот момент - мимо пролетело что-то небольшое и отчаянно вертящееся. Я еще успел вжаться в землю, потому что подсознательно понял что это такое. А затем - в паре метров от меня что-то хлопнуло и меня срубило...

...На сей раз сознание возвращалось медленно. Я ощутил покачивание и понял что меня несут. Точнее - волокут. С трудом я приоткрыл глаза. Судя по всему меня волокли на лапнике диверсанты, решившие что бросать недопотрошенного капитана госбезопасности - по меньшей мере глупо и расточительно. Что их согнало - не знаю. Пока я пытался сообразить где я и что я - мы остановились.

Спустя еще пару секунд я увидел над собой лицо моего поляка:

- Готовься, краснопузый. Сейчас разобьем лагерь и будет у нас с тобой ра... - поляк не договорил. Трудно говорить, когда лобная кость отправляется в свободный полет. Откуда-то донеслось еще два или три приглушенных хлопка. В это время, тело моего визави, решило, что стоять ему без половины головы как-то не с руки, посему, оно сложилось сперва на колени, а затем, покачнувшись и на меня. Падая оно умудрилось задеть за опаленный бок. Боль снова прокатилась по мне волной, после чего на сознание опять рухнула отключка, защищая мои мозги от перегрузки...

Глава 5

Лютик снова сунулся ко мне. Симохин небрежно тюкнул коня по мягким губам открытой ладонью. Конь обиженно фыркнул и отправился искать счастья в другом месте. Симохин с виноватой улыбкой пояснил:

- Конь то хороший, сластена просто. А вы его еще и балуете, товарищ капитан. Еще тушеночки?

...Честно говоря - когда мой визави решил приземлить свою далеко не самую легкую тушку на мой раненный бок, я думал я сдохну. Естественно - сработало запредельное торможение, и я ушел глубоко в себя.

Возвращение в реальность, правда - порадовало. Я обнаружил, что нахожусь в госпитале при штабе, перевязанный и с восседающем рядом с кроватью ординарцем.

Собственно - мистическое появление Зорькина заставило меня прийти в чувство особенно оперативно. Собственно - на какую-то секунду, мне показалось, что это призрак, или я нахожусь где-то вне нашей грешной планетки. Впрочем, рука на перевязи - навела на мысль, что в раю скорее всего я не нахожусь, ибо перевязочные материалы там врятли в ходу.

Зорькин, увидев меня расплылся в улыбке, подскочил и принялся хлопотать. Уж не знаю откуда у парня столько расположения к какому-то московскому капитану, но за пять минут мне помогли сесть, поправили одеяло, приволокли кружку горячего и сказочно ароматного чая и рассказали что же все таки произошло.

Я отдал должное сообразительности Зорькина и удачному стечению обстоятельств. В литературе, такие события обычно называются просто и откровенно: "Рояль в кустах" весьма уважаемой литературной марки "Deus Ex Machina" .

С другой стороны - жаловаться на неизвестного автора моей судьбы не приходилось. Как минимум я был жив, вроде даже относительно здоров (хотя и слегка контужен безоболочечной гранатой). Отсутствие куска мизинца - огорчало конечно, но куда хуже было бы отсутствие чего либо другого.

Хотя печатать на клавиатуре будет уже не так удобно. Слепой десятипальцевый метод, да.

Меня слегка подколбасило. Видимо ножик у козлов был не стерильным. Уже проваливаясь в очередную порцию бессознанки, на границе сознания возникла мысль, что очень неплохо, что эти уроды большей частью живыми попали в руки кавалерийского разъезда тылового охранения. Сомневаюсь, что СМЕРШ станет с ними церемонится.

...Из госпиталя я выполз только через полторы недели. К счастью ничего критически серьезного не было, а все остальное вполне неплохо было нейтрализовано пенициллином. В целом же - раны зажили, культя фаланги - зарубцевалась, перчатку (а-ля Скайвокер) - Зорькин мне приволок.

В общем спустя полторы недели, после моего чудесного спасения, я раскланялся с гостеприимным госпиталем, и отправился в штаб. Решив, правда, сперва, навестить моих спасителей...

- И вот едем мы себе, а на нас выбегает Зорькин. В крови, рука кое-как перетянута, с автоматом. И орет благим матом, что тут диверсанты и они захватили красного командира. Ну мы понятно сперва все же разобрались, а как поняли что все это правда, так в седло и давай вас искать. Есть у нас один парень - с границы. Никитой зовут. Вот он - следопыт прирожденный. Его ребята в отряде так и зовут: "Большой змей". Он и заметил - и где они уходили, и где тебя первый раз пытали. Ну а дальше все просто - выслали вперед спешенную разведку, а сами шли за ними. Как разведка увидела, что диверсанты лагерем встали - завязали бой. Первым делом вашего поляка хлопнули, что бы он вас ненароком не убрал, а дальше мы со стороны поля в тот овраг наметом влетели. В общем, у нас двое раненных, у них - кто без руки, кто с глубокими ранами, но почти все живы. Мы их в шашки взяли. Кавалерия же!

Симохин лихо закрутил чапаевский ус.

- Ну, спасибо, ребята, что успели. Боюсь еще немного и он мне что похуже пальца отпилил бы. - искренне поблагодарил я конников еще раз.

- Да уж, жена бы не простила! - хохотнул кто-то из заднего ряда.

- Я имел в виду ухо, например! - с видом высокомерной брезгливости ответил я, вызвав еще один взрыв хохота. Разумеется, что я сохранял соответствующую мину не больше пары секунд, присоединившись к ребятам.

Вообще, должен отметить, что на войне - пусть даже так как я, лишь косвенно, эмоции - дистиллируются. Становятся искреннее что ли? Если смех - то смех. Если ненависть - то ненависть. Странное ощущение с непривычки. Как будто с тебя самого сползает все наносное, и становишься виден настоящий ты. Такой - какой есть. Со всеми своими достоинствами и недостатками...

Глава 6

...В штабе царил идеальный порядок и монументальность. Армия жестко держала оборону, переходить в наступление до поздней весны 1941-го насколько я был в курсе - не планировалось, о том что зима 40-го будет одной из аномальных - я уже куда надо сообщил и меры были приняты. Овцеводы Кавказа и Казахстана, полагаю, рыдали горючими слезами и проклинали меня как могли. Зато - все объединенные войска были укомплектованы унтами и прочими тулупами - чуть не в двукратном объеме. Пока все это добро еще было на складах, но к отправке уже полностью готово, и на фронт должно было поступить не позднее чем через месяц. Кстати, одним из членов госкомиссии по приемке - был янки, откуда-то из Калифорнии. Это надо было видеть. Особенно когда он натянул на себя всю амуницию и попробовал в этом ходить. Комментарии его я не привожу только из соображений самоцензуры. Впрочем, должен отметить, что после проверки промышленным холодильником (каюсь, моя идея) - мнение он свое изменил кардинально. Зато канадский представитель - от зимнего комплекта откровенно протащился. Впрочем - что-то я отвлекся.

Итак - армия готовилась к долговременной обороне на уже обжитой линии Витебск-Могилев. Вообще - в отличии от моей ветки истории, ситуация для СССР оказалась крайне неплохой. Первый удар - мы приняли "на щит". К сожалению, удар объединенной Европы оказался весьма силен. Ни о какой "малой крови и на чужой территории" и речи не было. Нам пришлось откатится на полторы - две сотни километров от границы. Разумеется, все это сопровождалось упорными боями. Задача была простая - измотать немцев. Не остановить полностью наступление (было очевидно, что цена была бы слишком высока), но заставить их выдохнутся. Заводы - как уже перенесенные на восток, так и еще остающиеся в европейской части страны, работали "на износ". Америка тоже не успевала строить свои быстросборные "Либерти" для отправки нам тысяч грузовиков, легковушек, танков и самолетов. Половина, если не больше, грандфлита - работала на обеспечение безопасности транспортировок. В общем, цель была одна - остановить, переждать зиму, во время которой и мы ни немцы будем не способны к серьезным боям, после чего - перейти в решительное контрнаступление.

В итоге - запал у немцев закончился, как я уже упоминал, через полторы сотни километров. Потери, конечно, обе стороны понесли огромные. Причем, если мы, заведомо, шли на отступление, а соответствующие планы были разработаны и доведены до сведения всех исполнителей своевременно (в отсутствии Павлова - "пакет для часа "Ч"" не остался валятся в сейфе а был таки вскрыт западным фронтом вовремя), то немцам приходилось мало того что наступать, так еще и делать это постоянно проламываясь через наши заставы и заслоны.

То, что немец выдыхается - командование поняло заведомо, так что на расчетных окончательных позициях были проведены фортификационные работы с привлечением масс гражданского населения. Надо сказать - особо отличился трудовой десант из средней Азии. Худющие и замызганные парни из Таджикистана - рыли как целый карьерный экскаватор, откапывая чуть не по километру полнопрофильных траншей с блиндажами за световой день. Проблемой правда была коммуникация и донесение до трудолюбивых таджиков собственно инженерной задумки, так что в итоге помимо запланированных продольных оборонительных линий для отступающих частей, в жизнь было претворено так же несколько линий идущих четко параллельно с вектором отступления-наступления. Отвечающий за подготовку западного сектора обороны генерал-лейтенант Карбышев во время инспекции впал в легкий ступор. Затем какое-то время, праведно, хотел оторвать хоботы, местным прорабам, впрочем, спустя некоторое время успокоился, и даже высказался в том смысле, что пусть будет. Обеспечит фланговый огонь. Вообще - поручение развертывания оборонительных линий Дмитрию Михайловичу оказалось отличной идеей. Инженер от мозга костей, Карбышев развернулся вовсю, демонстрируя сочетание сметки, образования и гениальных озарений. В итоге, когда немцы к концу августа добрались-таки на закорках наших войск до "Линии Карбышева" оказалось, что даже хваленная немецкая машина не может ничего сделать с многоуровневой системой обороны.

Сперва они попытались взять линию сходу. Кончилось плачевно. Авангард был методично помножен на ноль. Причем с минимальными потерями для оборонявшихся. Если мне не изменяет память - за время первого приступа на участке Заболотье - Татарск, не было вообще ни одного убитого среди оборонявшихся частей Союзников. Особую роль в этом сыграла артиллерия РВГК, для которой в ближнем тылу были подготовлены грамотно размещенные капониры, с хорошими путями сообщения между ними. Строго говоря - на фронте было не то что бы совсем много артиллерии (все же длинна фронта была весьма внушительной, так что "разрешение" получалось довольно "низким"), но при этом была обеспечена ее максимальная мобильность. Вообще - едва ли не основной задачей помимо, собственно, укреплений, Карбышев считал организацию логистики.

Таким образом - к моему прибытию в штаб, линия фронта не менялась вот уже три недели, Немцы крайний раз пытались ее прорвать почти неделю назад, и с тех пор только мелко гадили, устраивая артналеты. Сия беда обычно решалась укрытием личного состава в блиндажах, крытых щелях и прочих укреплениях (которые - завершившие отступление войска, заметно улучшили, укрепили, да и понаделали немало новых), а лечилась огнем все того же РВГК, по разведанным акустиками позициям. К тому же - мы имея некоторое преимущество в воздухе (да, технически самолеты немцев на 40-й год были получше, зато у нас их было тупо больше. Причем заметно больше), не гнушались отвечать авиаударами. Европейцы так старались не рисковать, поскольку насыщение союзных войск зенитными средствами - было более чем достойным. К тому же - в ближнем тылу было множество аэродромов, истребители с которых прибывали "на разборки" крайне оперативно. Причем при всем превосходстве "худого" над "ишаком", когда "ишаки" собираются в товарных количествах - тошно становится любому худому. Хотя бы в силу того, что удельный залп у "ишака" был чуть не в полтора раза больше чем у "мессера". А если добавить к этому, что фронт крайне активно насыщался современными истребителями, нашего и американского производства...

Итак - штаб встретил меня идеальным порядком и олимпийским спокойствием. На входе у меня бдительно проверили документы, после чего, пояснили, как найти высокое начальство. Собственно - штаб располагался в новом, четырехэтажном здании школы. Если верить выложенной кирпичами дате - сдано оно было в 39-м году. Печально, но поучится, детишки в ней, так, похоже, и не успели.

Кабинет Константина Константиновича Рокоссовского был на четвертом этаже. Насколько я понимаю - когда-то это был кабинет физики. В настоящий момент его неоспоримыми плюсами было то, что он находился в паре шагов от актового зала, и сам, помимо, собственно, класса, имел немаленькую подсобку, куда обычно, в мирное время, складывались учебные пособия. Сейчас - подсобка была использована в качестве, собственно, кабинета главкома, класс - в качестве малого зала для совещаний (столы составлены и накрыты некислых размеров склейкой, доска используется в качестве информационного планшета. Накурено - хоть топор вешай). Актовый зал - предположительно как главный зал для совещаний.

Общий для всех помещений закуток - был отгорожен. В нем, собственно, и разместился "архангел".

Пресловутый "архангел", в чине майора, меня тормознул, после чего поинтересовался какого лешего, ищет капитан в кабинете у командующего фронтом. Пусть даже сей капитан относится к госбезопасности. Судя по всему, в силу секретности - до майора факт моего существования не довели (Или, может быть просто забыли. Кто его знает), козырять корочками не хотелось, а пояснять, что я прибыл из Кремля, с приказом перейти в распоряжение Константина Константиновича, по вопросам "сумрачного германского гения", человеку, который был, как бы, не в курсе ситуации - мне не хотелось. Из неловкого положения меня выручил Сам, который в этот момент вышел из кабинета по каким-то своим вопросам. В Кремле - мы несколько раз встречались. Не то что бы как-то общались, но как порученца Сталина - он меня таки знал. К счастью у полководца оказалась хорошая память, так что он увидев меня здесь, в школе-штабе на окраине Орши - сразу пригласил в кабинет. Разговор вышел недолгим. Я кратко отрапортовал о своем прибытии, в двух словах изложил историю своего захвата и освобождения, после чего получил благодарность за проявленное мужество, и обещание передать "архангелу" приказ о полном содействии в моей миссии. Более того - выяснилось, что по моему профилю, как раз имело место событие в районе дислокации одной из пехотных дивизий "смешанного" состава. В частности - докладывалось о том, что в ходе проведения глубокой разведки, батальонным разведчикам удалось обнаружить новые странные танки фрицев. Я подивился памяти Константина Константиновича, умудряющегося запомнить достаточно заштатную сводку, после чего отправился искать Зорькина.

Глава 7

- Да не может быть! Вот именно такие, как на этом рисунке??? - я снял и протер очки. Изображение не поменялось. На рисунке красовалась гусеничная конструкция с фермой наверху. Излучатель? Самоходный радар?

- Точно так, товарищ капитан. Мы совсем близко подобраться не смогли, но издалека разглядели нормально.

Я снова посмотрел на тетрадный листок перед собой. Что-то мне вся эта конструкция до боли напоминала. Вот только что...

До разведки мы добрались без приключений. Впрочем, на случай неприятностей, нашу "эмку" сопровождал на некотором удалении грузовичок с бойцами из комендантского полка. Ребята делали вид что оказались тут совершенно случайно, да.

К сожалению, к моменту нашего прибытия, ребят на месте не оказалось. Командир разведчиков, пожилой уже белорус, с длинными, висячими седыми усами - рассказал, что его подопечные позавчера вернувшись из рейда сообщили о странных немецких гусеничных машинах. Немцы вокруг устроили натурально параноидальное охранение, так что совсем близко подобратся не получилось. Но видимо - это было что-то ценное. Ничем другим такую маниакальную одержимость безопасностью объяснить было нельзя.

Увы, подробностей кроме словесного описания техники не было, возвращение ребят ожидалось ближе к вечеру, так что я поблагодарил Степана Алексеевича и отправился осматривать позиции артдивизиона противотанкистов.

Дивизион располагался на южном фланге центрального участка "линии Карбышева". Поскольку время для его размещения было - организованно все было образцово. Каждому орудию был организован свой капонир с круговым обстрелом. Огневые позиции были хорошо замаскированы, со всех ракурсов. Для охранения были вырыты аккуратные окопы на передней линии.

Батарейцы оказались ребятами приветливыми, плюс Зорькин расторопно приволок откуда-то фляжку с чистым медицинским антибактериальным средством. Не то что бы это как то влияло на боеготовность (сколько там получается-то, на десяток здоровых мужиков), но к общению располагает. В общем наслушался я от ребят баек - выше крыши.

Пока сидели, болтали и курили (народу почему-то всякий раз так удивляется, видя, что я не курю. С чего бы вдруг? ) - и день подошел к концу.

А уже на следующее утро я обалдело пялился на нарисованный уставшим командиром разведчиков, только вернувшихся из очередной вылазки (с очень жирным, в прямом смысле слова, уловом), рисунок.

Итак, перед моими глазами красовалась странная решетчатая ферма на полугусеничном шасси. Кабина, низкая, забронированная - была вынесена вперед транспортного средства. Если конечно я правильно понимаю где перед где зад, и рисунок (надо отдать должное - очень чистый, выверенными линиями набросанный) - не содержит серьезных отступлений от правды.

Тупил я минут десять. Все это время, старлей-разведчик стоял рядом и ожидал распоряжений. Это будило какие-то смутные ассоциации. Стоит на вытяжку. Как космонавт на старте.... ТВОЮ МАТЬ!

Я схватил карандаш, и нервными штрихами накидал рядом с машиной силуэт. После чего вопросительно посмотрел на лейтенанта. Разведчик склонился над рисунком, вгляделся в него. Брови мучительно изогнулись, было видно что парень тщательнейшим образом просеивает свою память. Неожиданно, лицо его прояснилось. Он хлопнул себя по лбу и повернулся ко мне.

- Так точно, товарищ капитан! Были там такие хрени. Точнее - я одну видел, под покрывалом на платформе поезда. Так то не сообразил, а вы нарисовали - я прикинул, она и есть. Вот смотрите - он взял карандаш, и ловко заштриховал мой рисунок. Получился тент, под которым четко различались кили и нос. Я почувствовал как у меня встают дыбом волосы.

- Спасибо, лейтенант. Ты не представляешь как ты помог.

В блиндаж к комбату я влетел взмыленный. Сделал рекордную стометровку. Захлебываясь воздухом и понимая, что каждая секунда на счету я выдохнул "связь со штабом", но конец фразы утонул в противном, режущем слух вое с неба.

Мне даже не надо было выглядывать, что бы понять, что сейчас, над нашими головами, в сторону тыла шло, скорее всего, несколько десятков сигарообразных самолетов-снарядов, или, говоря более современным мне языком - крылатых ракет. Примитивных, тупых, но достаточно мощных, что бы нанести удар по тылам. Примитивных... Цель - не самое маленькое, но одиночное здание... Здесь где-то ошибка? Мозг лихорадочно искал ответ...

Бункер при звуках ракет замер.

Я встряхнул головой и в два шага преодолев расстояние до связиста, вырвал у него трубку, хрипевшую голосом кого-то из штабных.

- Внимание, говорит капитан госбезопасности Данилов. Я ПРИКАЗЫВАЮ - СРОЧНО ЭВАКУИРОВАТЬ ЗДАНИЕ ШТАБА. В вашу сторону идет волна новейших ударных самолетов противника. ПВО - не сможет сбить всех. Под мою личную ответственность. Полномочия может подтвердить сам товарищ Рокоссовский. Просто передайте ему мои слова. Только СРОЧНО! И пока будете передавать - выводите людей!

Я не знаю, что подействовало больше. Мой тон, вой, который был, как мне кажется, слышан в трубке полевого телефона. Может быть связист был предупрежден обо мне сверху или снизу (через "сортирный телефон"). В общем спорить со мной не стали. Сказали "Есть, товарищ капитан" и повесили трубку.

Я повернулся к хозяину штабной палатки. Комбат нервно грыз чубук длинной, запорожской трубки.

- Товарищ майор, немедленно приведите батальон в полную боевую готовность. В течении ближайшего часа, есть все основания ожидать атаки противника. Атаки массированной, рассчитанной на то, что мы в этот момент будем полностью обезглавлены. Простите! - в голове словно щелкнуло и я повернулся к связисту.

- Срочно сообщите в штаб командующего, да и циркулярно по всем подразделениям и прежде всего в СМЕРШ - в ближайшей окресности наших "нервых узлов" в настоящий момент почти наверняка находятся группы диверсантов с довольно громоздким радиооборудованием. Принять все возможные меры для их обнаружения и ликвидации! - я снова повернулся к майору. Комбат уже натурально сгрыз кусок чубука трубки. Я мимоходом отметил, что останемся живы - надо будет сделать подарок. Вон как человека довел.

- Товарищ майор. Кто я такой - вы знаете. Документы я представлял. Можете считать что сейчас я говорю от имени Веерховного. Нам в Москве - стало известно про возможность применения противником на этом участке фронта нового оружия. Вой который вы слышали - это именно оно. Это беспилотные самолеты-снаряды. Наше ПВО - объективно не способно с ними бороться эффективно. Оружие достаточно дорогое и капризное, что бы бить им по площадям. Как следствие - это будет мощный удар по всем нашим "мозгам", которые немцы за время "стояния", успели выявить.

Само собой, что это бесполезно, без последующего наземного удара. Надо воспользоваться хаосом в управлении противника.

- Ну что же, товарищ капитан. Разумно. - майор снял трубку с ближайшей от него полевой вертушки и взялся за рукоятку. В этот момент связист ошарашено повернулся к нам.

- Товарищи... Связь со ставкой командующего потеряна... - пробормотал он.

Глава 8

Рот был полон крови и песка. Судя по всему мне порвало морду лица об землю, когда я учился летать от недалекого разрыва фугаса. Тем не менее - руки-ноги работали, да и мозги более-менее соображали.

Я осторожно перевернулся набок и огляделся. Рядом, уткнувшись хоботов в небо стоялао развороченное почти прямым попаданием авиабомбы орудие "ЗиС-2".

В полуметре от меня - валялся чей-то башмак. Пикантности добавляла торчащая из него голенная кость в обрывках то ли обмотки то ли портянки (я в этом не разбираюсь, ибо пижонски пользовался всю дорогу носками). Как ни странно, но меня не вырвало.

Как то наплывом, накатил звук. Грохот стреляющих по немецким танкам орудий, из тех что выжили под бомбардировкой, урчание танковых движков и лязг траков. Разрывы танковых снарядов на наших позициях. Вопреки литературным шаблонам - криков умирающих и стонов раненых слышно не было. Видимо в современной, механизированной войне - голосу человека, на поле боя нету.

Позиции наши - оказались перемешаны с землей. Я решил дать себе еще пару минут на то, что бы очухатся, прикрыл глаза и попытался привести мысли в порядок...

К атаке мы подготовится успели. Вот только пришла она не оттуда, откуда ее ждали. Первыми, по нашим передовым частям, нанесли удар бомбардировщики. Немцы тщательно подготовились к нападению. Так, в частности, бомберы они подняли с аэродромов, находящихся почти на границе дальности. Фактически, отбомбившись по нашим позициям, самолеты уходили на свежие аэродромы, подготовленные для них буквально на задворках передней линии немецких войск.

Попутно с воздушным нападением, на нас обрушился и огневой шквал немецкой артиллерии.

Безусловно - бомбардировщики несли огромные потери. Насыщение наших частей ПВО - в разы превосходило аналогичные показатели привычной мне реальности. Но сочетание артналета, воздушного удара, и, самое главное, полного хаоса в управлении - привело к тяжелейшим последствиям. Ударом крылатых ракет - были уничтожены многие штабы подразделений, ставка командующего фронтом. Разумеется, о классической инерциальной системе - речи не шло. Ракеты шли по достаточно примитивному навигационному, чуть ли не часовому механизму, а уже выйдя в квадрат атаки, с точностью +/- километр - донаводились по отраженному радиолучу, который обеспечивали группы диверсантов. В итоге - точность ракет оказывалась достаточной, для уничтожения даже достаточно защищенных целей.

Общим итогом внезапной атаки - стало если и не разрущение, то серьезнейший ущерб, причиненный "Линии Карбышева". Наши войска понесли огромные потери, была нарушена связность подразделений, местами - потеряно командование.

Ну а следом за огненным шквалом - пошли танки и вражеская пехота.

Надо отдать должное героизму наших солдат. Даже потеряв связь, потеряв в некоторых местах до 70% личного состава, лишившись высшего командования, союзные войска - вели бой до последнего солдата, до последнего патрона и снаряда.

Русские, американские, английские солдаты из колоний и доминионов - как один, дрались с противником храбро и достойно.

Нельзя не отдать должное и врагам. Немцы с поляками тоже не праздновали труса. Бой был кровавый и страшный.

Огромным бонусом для наших сил, оказались поднятые по тревоге штурмовики. Наш связист успел запустить всю цепочку командных действий, так что многие наши самолеты успели подняться с аэродромов до того, как на них обрушился ракетный удар.

И тем не менее - "линия Карбышева", треща, начала ломаться.

Я не могу сейчас сказать, где была ошибка. Возможно - недооценка противника. Возможно - переоценка собственных сил. Возможно - ошибки и не было. В смысле - за исключением удара по нервным узлам, мы могли отбить все, что немцы могли бы нам противопоставить.

Факт то, что сведения о концентрации танков и артиллерии у нас были. Более того - готовилось сразу две операции по противодействию. Должен был состояться мощный бомбовый удар по позициям концентрации вражеских сил, а попутно - усиливалась противотанковая часть обороны. Как я уже говорил, перед зимними холодами, Рокоссовский хотел максимально истощить противника стоянием. И наличие авиации подразумевалось. Ближние аэродромы, которые немцы даже толком не маскировались были давно под плотным наблюдением. Собственно - наша атака должна была начаться сразу по факту прилета вражеских бомбардировщиков. Собственно - на эти аэродромы были ориентированы орудия РВГК, штурмовики. Даром что в зоне досягаемости.

Но, за счет внезапного удара - все планы пошли лесом.

Наш комбат успел раздать кучу приказов, и батальон перешел в полную боевую. Кое-кто - не успел. Кто-то - вообще не получил предупреждения вовремя.

В итоге, наш батальон потерь понес меньше чем ожидалось. Проутюжили нас конечно качественно. Кто бы спорил. Но, личный состав к этому моменту собранный и злой сидел по щелям и капонирам, и вылезать оттуда пока не закончится смертельный дождь, не собирался. Так что, трупы были, конечно. Но - не критическое количество.

А вот орудиям - повезло меньше. Многие пушки разбомбило в хлам. Досталось полевой связи - провод перерезало аж двумя воронками. В тыл был отправлен наряд связистов, восстанавливать контакты, а пока - мы оказались предоставлены сами себе. Нет, ну отправили в тыл помимо связиста - конного вестового.

Ну а затем - из леса выломились танки.

Бой был как мне показалось, какой-то сумбурный. Собственно - я сперва тупо мешался под ногами артиллеристов, затем, убило какого-то негра-подносчика, около одной из ЗиС-3, и я его заменил. Кидая 76 миллиметровые заряжающему - проникся. Они, заразы, оказались на редкость тяжелыми. Тем не менее - воевали, пока в щиток пушки не пришелся аккурат бронебойный. Как меня не убило нахрен - сам плохо понимаю. Нет, ну я был дальше всех, у снарядного ящика, в тот момент. Весь расчет аннигилировался моментально. Но и мимо меня куски чего-то (или кого-то - я не особо приглядывался) просвистели очень живописно.

Затем - бой распался на какие-то куски. Я помню что садил из пулемета по наступающей за танками цепи, причем постоянно оскальзывался на трупе пулеметчика. Потом кончилась лента в ящике, а заряжать новую я тупо не умел.

Потом - моментом - я закидываю снаряд в ЗиС-2. Причем наводчиком вроде как сам комбат. А может это меня и проглючило. Потому как в следующий момент у меня был полный рот песка и крови, а грабинскую зверобойку раскорячило так, что было очевидно, что если и был там кто живой на момент попадания, то после оного - живых уже остаться не могло. Ну и потом смущало то, что раскардаш был явно авиационного происхождения, а бомберы у немцев кончились на нашем участке фронта уже давно. Около часа назад. Почти вечность по меркам боя.

....Полежав еще минуту с закрытыми глазами, я, с сожалением отметил что вообще-то становится как-то прохладно, да и бой вокруг идет. Так что продолжать предаваться рефлексии - становится несколько затруднительно.

С этими мыслями я попытался встать. Как ни странно - это вполне у меня получилось. Видимо - пока еще серьезно ранить не успели.

У красноармейца неподалеку - я позаимствовал ППШ и подсумок с дисками. Красноармейцу он в любом случае был уже не нужен, по вполне очевидным, печальным причинам.

Вооружившись, и почувствовав себя чуть увереннее - я попытался разобраться в ситуации. Откровенно говоря - она была аховая. Танки немцев уже успели вмять гусеницами в грунт остатки передовых орудий, и сейчас методично выкашивали пушечным и пулеметным огнем наших ребят. Бойцы, в ответ вели огонь из ПТР и уцелевших орудий. На моих глазах "треха" заполыхала свечой, от удачного попадания из "сорокопятки", вытащенной ребятами непонятно откуда. В передовых окопах уже вовсю кипела рукопашка. На моих глазах здоровенный негр натурально порвал одного неудачно подвернувшегося фрица. В смысле схватил за руки и так рванул в стороны, что одна рука так и осталась у него трофеем. В мою сторону - полетели пули, и я понял, что продолжать изображать из себя сурриката в дозоре - не стоит. Нырнув в ближайшую сохранившуюся щель, я почти сразу обнаружил молоденького немца, с ножом в руке и совершенно дикими глазами. При виде меня - он даже не вскрикнул, а взмяукнул что-то нечленораздельное, и попер как танк на трехлинейку. Разумеется - был встречен очередью из пистолета-пулемета. Он еще даже успел очень обиженно на меня посмотреть, когда пули распороли ему живот, выпуская кишки.

На звуки стрельбы, в щель, из незаметного ранее отрога высунулась залитая чьей-то кровью озверелая морда, с огрызком сигары в зубах и "томми-ганом" в лапах. Сия иллюстрация звериного оскала американского милитаризма окинула меня взглядом, прочитала по чудом сохранившимся кубарям мое звание, после чего слегка подтянулась и обдав меня облаком алкогольного выхлопа с концентрацией заведомо превышающей допустимый для ОВ женевской конвенцией поинтересовалась: "Эр алок, комрад каммандиир, сэр?". Сарж американского происхождения, и, судя по всему, алабамского розлива, покосился на мой первый адресный "трофей", оценивающе прицокнул языком и отметил - "Гуд шот, каммандиир, сэр, джерри из инстант пи*дец!". Я, честно говоря, от такой лингвистики слегка прибалдел. Особенно мне понравилось как он выговаривает русское "командир", с американско-флотским прононсом. Жалко этого не слышали мои приятели-лингвисты из ЖЖ, с их вечными шутками на тему реального звания коммандера Спока.

От мыслей о прекрасном далеке (которое даже со всеми этими вашими Ме и Пу, в тот момент казалось мне сказочным и безоблачным - по крайней мере, в нем, меня не пытался убить каждый чертов джерри... В смысле ганс в радиусе пары километров) меня отвлек крайне неприятный свист. Я едва плюхнулся на пузо и прикрыл голову руками, после чего получил пару центнеров земли в виде дисперсного промороженного песочка за шиворот. В общем - было холодно, мерзко и печально. И гимнастерку, и без того за сегодня потасканную, мне испохабили, козлы.

Я сменил барабан, свистнул бравому саржу и пошел в сторону приближающегося шума рукопашной схватки. Там сейчас гибли мои предки, а значит - был вполне себе весомый повод мне не отсиживаться по безопасным капонирам.

Глава 9

Ночь выдалась холодной. Наверное это и привело меня в чувство. Я попытался сесть, и понял что это вне моих сил. Даже оторвать голову от земли оказалось сложнейшей задачей, во многом за счет волос, вмерзших, в мою же, судя по всему, блевотину.

Голова кружилась со страшной силой. Желудок сразу по пришествии меня в сознание - попытался найти что бы еще вывернуть наружу, но, по счастью, у него ничего не вышло.

Звуков я почти не слышал. Лицо было покрыто ледяной коркой. О происхождении оной я догадывался, но особо об этом старался не думать. Вообще - переход от городского айтишника покупающего себе четырехслойную туалетную бумагу, до грязного и заблеванного дятла с сотрясением, которому похрену все говны мира - был весьма разителен. В более подходящее время - я бы наверняка много пофилософствовал на эту тему. Вот только сейчас - мозги работать в этом направлении отказывались. Собственно - они и вовсе работать как надо отказывались. Координация - на ноле, зрение - плавает, слух - тоже не очень. "Пичаль-пичаль", блин. Видимо тот снаряд - был ну совсем излишним...

...В окопе, мы с сержантом появились очень вовремя. Как раз, что бы обеспечить решающее преимущество нашим ребятам. Особенно отличился дюжий украинец из разряда "в крынку нэ лызе". Парнишка орудовал дегтяревым с погнутым стволом, как дубинкой. Я помнится как то эту бандуру поднимал в руках. Проникся уважением к пулеметчикам. А этот - махал ей как веточкой ивовой. Немцы, надо сказать, от такого сами слегка прифигели, так что наши с саржем два ствола - поставили на них жирную точку.

Дальше мы все вместе очищали наши позиции от немчуры. А немчура и поляки - все не кончались. Помнится на меня выскочил какой-то отмороженный жолнеж с шашкой наголо. Я от такой наглости впал в легкую прострацию и вместо выстрела - засадили ему кирзой в грудину. Как ни странно - помогло. Видимо габариты сказались. Пшек улетел к стенке, а мгновением спустя был вколочен в нее васильковским пулеметом. В смысле - физически вколочен. А потом, все тот же Василек (это этого громилу так звали - представляете?) прикрыл меня от четырех немцев, приняв все что шло мне. А у меня, как назло - заклинило чертова Шпагина. Тут я впервые увидел как умеет "писать" ножом, невесть каким чудом попавший к артиллеристам американский рейнджер. Сарж перескочил через падающего Василька бешенным бультерьером и врубился в немцев.

Вообще когда оцениваешь почти любой бой задним числом понимаешь, что в нем море совершено бестолковых элементов. Моментов, когда можно, да и нужно было бы действовать ну СОВСЕМ иначе. Так, саржу было совершенно не нужно лезть в рукопашку. У него в томи, патроны далеко не закончились. Это стало ясно уже пару мгновений спустя. Да и вообще - рукопашка в бою возникает, как мне кажется, не столько потому что противники оказались без огнестрела по тем или иным причинам, сколько когда адреналин и взимная ненависть сражающихся пробивает какую-то запредельную планку.

Во всяком случае - я рукопашки видел куда больше, чем это можно было бы объяснить логически.

Окопы мы держали минут 20, потом к нам полетели гранаты, и пришлось отходить.

Я бежал последним - устал, непривык к таким режимам. И вообще - я НКВДшник! Где мои зеки, которых я охранять должен, согласно изысканиям либеральных историков! Фигли я на передовой то делаю???!!!!

Короче, во время этого самого отхода, какая-то скотина решила пострелять по подвижным целям из пушки. Не попали, конечно. Но мне хватило и просто близкого разрыва. Меня швырнуло в сторону бетонной стенки какого-то из наших фортификационных объектов, причем - строго головой. Я еще успел в полете отметить как удачно я лечу, после чего свет вспыхнул и померк.

...В принципе - я четко понимал что в таком состоянии встать у меня не выйдет. Шум боя - все еще был. Видимо - стороны не успокоились. Обидно, но насколько у меня хватало соображалки - шумело со стороны наших позиций второй линии обороны. Радовало, что линия Карбышева еще держалась. Не радовало то, что немцев еще не отбросили.

В любом случае, оставаться под чистым небом в конце осени 40-го года на ночь - было идеей крайне сомнительной. Следовало так или иначе - добраться до ближайшего нашего хоть каплю уцелевшего блиндажа. Там можно согреется и хоть немного разобратся в ситуации. Да и просто отлежатся - первое дело при сотрясении. Тем более что магнезии в местном сервисе явно предусмотрено не было, а стабилизировать состояние надо хоть как-то. Собравшись с силами, я рывком оторвал голову пожертвовав некоторым количеством волос. От усилия - меня снова заколбасило. Наверное я на несколько секунд опять потерял сознание, потому что голова оказалась на земле.

На сей раз я постарался встать на четвереньки более-менее аккуратно. Получилось.

Штормило, конечно, знатно. По полной программе штормило, что уж там. Тем не менее - со скоростью подыхающей улитки - я пополз к более-менее сохранившемуся (если мне конечно не показалось) блиндажу.

Правая рука-левая нога-правая нога-левая рука. Повторить. Простенькая программка, помогала мобилизовать организм. На большее - меня не хватало.

Возможно поэтому я пропустил момент, когда по мне мазнул луч чьего-то карманного фонаря. Затем послышалась команда "Хальт", на которую я отреагировал вполне естественным образом. В смысле хлопнулся на бок, выдернул из кобуры чудом сохранившийся "токарев" и попытался выстрелить на голос. Подбил Малую Медведицу. Зачем-то. Затем, как-то без перехода получил хороший удар по ребрам. Пистолет улетел куда-то... Куда-то туда. Хрен его знает.

Следующий удар был в голову, но я как то умудрился подставить плечо. Было очень больно. Затем над головой клацнул затвор карабина маузера, в лицо ударил поток света, в котором я увидел огромное нарезное жерло этой ручной пушки. Собственно - я еще даже успел подумать, что те, кто пишет что у нее калибр 7.92 нагло врут, и как минимум ставять запятую не туда....

Глава 10

Ад оказался не геенной огненной с котлами со смолой и стонами мучимых грешников.

Ад оказался местом, наполненным ледяным холодом и невероятным, высасывающим остатки сил голодом.

Грешники и безгрешные, все попавшие сюда - не кричали от мук. Сил не было кричать у большинства.

Охрана, как и положено демонам - вверенных ей, за людей не считала, механически выполняя свои функции.

В аду - не было времени. Я не мог сказать прошел день или год. Я лишь знал, что с момента, когда над моей головой раздался звонкий щелчок бойка по капсулу - я попал в это вневременье бесконечного холода и голода.

Сперва - я балансировал на грани сознания, большую часть не-времени, проводя в спасительном небытие. Но постепенно, молодой организм брал вверх и я стал выкарабкиваться. В нечеловеческих условиях "сортировочного" лагеря военнопленных - наверное главным фактором моего выживания, оказались простые русские и американские ребята, которые возложили на себя миссию выходить раненного "красного командира".

Распорядок дня - разнообразием не отличался. Лагерь располагался где-то в ближнем тылу немецких сил, судя по всему. По крайней мере, самолеты над нашими головами проходили сравнительно часто.

Лагерь был сортировочным - большинство заключенных не задерживалось. Мне в этом плане просто "повезло". Попал я в него в тяжелом состоянии. Винтовку в последнюю секунду отбил напарник немецкого санитара-похоронщика, но близким выстрелом меня окончательно вырубило. Плюс еще и обожгло пол морды. Куском ледяной земли - порвало ухо. В общем кросавчег вышел - хоть сейчас в паноптикум.

Почему немчура не отправила меня в лазарет - сам не понимаю, если честно. Возможно в силу того что откровенно угрожающих жизни ран не нашли, а контузия и прочие ЧМТ - делали меня в качестве языка бесполезным. В итоге - видимо решили предоставить дело случаю. Выкарабкаюсь - можно и допросить, нет - проблемы заключенных.

Я - выкарабкался.

И на следующий день, после того, как охрана заметила что я встал - ко мне приперся немецкий медик. Потыкал задумчиво заскорызлыми пальцами меня в бок и в ухо, поводил перед носом линейкой, и ушел.

А следующим утром - меня поволокли на допрос.

Комендантом оказался пожилой, обрюзгший немец, с на удивление неплохим русским. Его помощником - был молодой и бойкий поляк.

Меня втолкнули в небольшой бревенчатый дом, на самой окраине лагеря, за пределами внутреннего периметра ограждения.

В домике было очень тепло натоплено, горел яркий, электрический свет.

В "гостиной", хозяева лагеря меня и дожидались...

- Так вы считаете, что Германия проиграет эту войну? Урок Саутгемптона - прошел мимо вас?

- Ну, мы же с вами понимаем, что если бы у Германии было такое оружие более чем в одном экземпляре, вы бы проламывали оборону Карбышева им а не лобовой атакой.

- И тем не менее, вашу оборонительную линию - мы взломали. Наши войска полностью захватили Белоруссию. Ваши войска - массово бегут. Возможно, к Рождеству, мы будем любоваться на звезды не на рождественском дереве, а на вашем Кремле!

- Во первых - в это я не очень верю. Но, готов допустить , что продвинетесь вы достаточно далеко. Тем не менее - я уверен, что каждый километр, дается вам огромной кровью. Вы уверены что вам поляков хватит? - помошник коменданта зыркнул на меня так, что я понял, что на здоровье собственно герра коменданта мне теперь стоит молится.

Вообще, начался допрос абсолютно штатно. Спросили имя и звание, потребовали назвать род войск. Дальше - начались вопросы, на которые я, как военнопленный, отвечать был не обязан - имя командира, часть и так далее. Я в тепле натопленной избы - разомлел, мне стало так хорошо, что даже как-то пофигу на то, что будет дальше. В итоге - на все вопросы отвечал в лучших традициях американских фильмов: "Капитан РККА, Ярослав Данилов".

После второго или третьего такого ответа я чуть не словил в морду от поляка-помошника, которого остановил немец. Херр Фридрих фон Купферштейн, гаркнул "хальт", после чего, на русском (видимо и для меня) пояснил, что я только пришел в себя после травмы головы, и бить меня по ней - как-то не стоит. Дабы не лишится ценного источника информации по новой.

Далее господин комендант - предложил мне выпить, за мое чудесное спасение силами немецкой медицины и за скорейшее победоносное для европейцев окончание войны.

И очень удивился, услышав в ответ, что я совершенно не уверен в том, что их медицина имеет хоть какое-то отношение к моему выздоровлению, что я, при всем уважении, не склонен желать им победы, а главное - я крайне равнодушен к алкоголю, по крайней мере если это не марочное вино или, например, мартини дель роззо, каковых, полагаю, у господина коменданта под рукою нету.

Собственно - с этого момента диалог и завязался. Причем, к огромному огорчению безымянного польского визави - отнюдь не в форме допроса, да и вовсе не о военных делах.

В социуме есть определенные культурно-социальные маркеры. Так, например, странно было бы ожидать от ученика ПТУ, со слесарного курса, рассуждения о тонкостях букета "Шато Лятур, гранд", и я всегда смогу опознать собрата-компьютерщика по вскользь упомянутой "мамке", к которой плохо подходят новые "мозги".

Короче - это мемы, указывающие на принадлежность человека к тому или иному кругу. И, надо сказать, своим упоминанием дорого и изысканного алкоголя - я, похоже, слегка надорвал герру Фридриху шаблон, а заодно и четко сигнализировал, что явно не являюсь обычным выходцем из рабочих и крестьян, большинство из каковых, о том же "мартини" и не слышали даже.

Так что, сперва меня, довольно наивно и по детски, развели на обсуждение вкусовых тонкостей "мартини роззо", а убедившись, что с этим напитком я знаком, еще и проехались по красным винам. Ну а дальше - мне был предложен чай и начался разговор обо всем на свете. Чувствовалось, что герр комендант - отчаянно скучал. Настолько что его даже не особо смущал мой далеко не гигиеничный вид. Впрочем, немцы, надо сказать, избытком гигиены тоже не страдали.

Так что - получился крайне мозгосносящий диалог, между комендантом лагеря и одним из заключенных. Крышесносящий, в силу того, что заключенный (в силу окончательной потери нюха, из за тепла, горячей еды и общей наглости) занял позицию равного собеседника, а немец, в силу разрыва щаблона - этому не мешал.

Обсудили довоенные деликатесы (немец оказался аж цельным бароном, с династией времен Барбароссы, большим гурманом и любителем покушать), обсудили политику. Я, с огромным удивлением обнаружил, что условия содержания в лагере были производным не от жестокости коменданта (он вообще оказался человеком сравнительно мягким), а от его же, коменданта, пофигизма и буквоедского следования уставам и указам. Плюс - солидную нотку жести добавлял и его польский зам. Фридрих, признался, что лично ему - эта война не впилась ни во что. Вообще, должен отметить, что толерантность, продвигаемая в моем родном времени, видимо отразилась. Разговаривая с немцем (врагом, комендантом адского лагеря) - я не испытывал какого-то удушающего желания его немедленно попытатся убить, ненависти.... Передо мною сидел представитель вражеских сил, да. Но диалог это вести совсем не мешало. Вот такой вот выверт сознания.

В общем, постепенно дошли и до обсуждения немецких перспектив....

- Потери есть, не стану отрицать. Но они и у вас огромны. А за нами стоят передовые технологии нашей немецкой науки! И с каждым днем - мы становится сильнее, а вы слабеете!

- Знаете, герр Фридрих, но ведь и мы не стоим на месте. Ваши войска уже сталкивались с нашими новейшими танками, готов поспорить, что вам последствия не пришлись по вкусу?

- О! Ярослав, думаю, не будет большой тайной, если я вам скажу, что ваших танкистов в очень скором времени ждет период жестоких огорчений! - Фридрих возбужденно шевелил усами и отвисшими щеками, глаза азартно горели. Я постарался сосредоточится, почувствовав, что сейчас может проскочить что-то ценное.

- Да ладно, чем вы нас удивите? Длинноствольными орудиями на ваших панцирях 4? Что бы они могли хотя бы Т-34 расковыривать?

- О нет! Поверьте, скоро ваши танки будут гореть как спички. Наши инженеры подготовили противоядие против ваших "бронированных мамонтов". Новые самоходные противотанковые установки - не оставят вам шансов на поле боя! А ведь это только одна из наших новинок!

- Херр Купферштейн! - поляк не выдержал и вскочил со своего места. - To tylko więzień! Po co mu to wszystko mówić?

- Ich verstehe nicht, die polnische Spra...

Вой сирены мы услышали слишком поздно, потому что договорить слово "шпрахе" комендант не успел, лишившись половины головы за раз. Я вовремя успел бросится на пол, так что кусок печки пролетел надо мною, проломив стену. В проломе было видно что вечерний лагерь объят пламенем и охвачен суетой как муравейник. Воздух был наполнен воем сирены и гудением авиационных моторов. Не знаю кто и зачем нанес бомбовый удар по лагерю, но сейчас это было под руку.

Сзади раздался щелчок затвора. Я резко перекатился по полу, наткнувшись на труп коменданта спиной. Там, где я только что лежал - отлетело несколько щепок. Поляк напомнил о себе попыткой пристрелить меня из табельного "вальтера".

Под руку попался обломок кирпича от печки, даже не раздумывая я подхватил его и запустил в поляка. Как ни странно - попал. Кирпич угодил в плечо, сбивая прицел. Пуля просвистела у самого порванного уха. Второй рукой, я уже выдирал "люггер" коменданта. К моему счастью патрон оказался дослан, так что третий раз, выстрелить в меня, зам коменданта просто не успел.

Бомбардировка, кажется, закончилась, так что времени у меня был - мизер. Я подхватил из кобуры коменданта сменный магазин от "люггера", цапнул из корявок зама "вальтер", после чего ломанулся через проем. К моему счастью - бомбы смяли весь наш угол, сметя заборы и ограждения, вместе с охранниками и вышками.

Если честно - это "был побег на рывок". Без особой надежды, без перспектив, без продуманного плана - просто подвернулась возможность.

Бежал я в зиму, 40-го года. В остатках своей армейской формы.

Но - в тот момент, я был уверен, что это лучше, чем оставаться в лагере. К тому же - подстреленный зам коменданта жизнь не облегчал.

Так что - даже не оглядываясь, я проломился сквозь перепаханные обрывки забора и "растворился" в как нарочно разбушевавшейся метели.

Глава 11

Теплое одеяло, чистые простыни, забота и комфорт. Что еще надо, что бы очухаться?

Рядом на стуле - дремала любимая жена и даже, таки очухавшаяся собака.

Правда сон - не шел. В голове прокручивались события крайнего месяца. Болели покромсанные хирургами остатки уха...

Если честно - геройства с меня хватило на много лет вперед. Очухаюсь - первым делом на стол Сталину положу рапорт об увольнении с действительной службы. Если это технически возможно....

...Ту семью я убил. Выбора не было, да и это было правильно. Я в этом уверен.

Вышел я на этот стоящий на отшибе хутор - спустя часа три, после того, как покинул лагерь. К этому моменту - я задубел до полного одеревенения.

Сил хватило только забраться в овин, или как там это называется. Прижаться к ближайшей коровке и слегка отогревшись, доползти до копны и зарыться в нее. Утром я проснулся от ругани.

Ругань была на польском, я осторожно высунулся из сена и обнаружил что рядом стоят двое некислых габаритов детины, ожесточенно обсуждающих, кому сегодня убирать навоз. Детины отличались изрядной одинаковостью. А еще, как оказалось - они смотрят в мою сторону, а я - недостаточно хорошо себя чувствую, что бы быть достаточно незаметным.

В итоге - меня грубо вытащили из сена и поволокли в дом.

Ну а там...

Я честно пытался договорится. Просил о помощи и милосердии. В ответ получил ногой в живот, после чего услышал, как хозяин посылает одного из сыночков за веревкой, что бы "связать краснопузого покрепче, авось, еще одну коровку купим за награду".

Эти ребята были настолько самоуверенны, что даже не обыскали "беглеца". Возможно их успокоил выпавший "из меня" еще в хлеву "вальтер". Люггер, засунутый сзади за пояс - они так и не нашли. До того момента, пока я не выхватил его и не открыл огонь.

Это война. А они выбрали не ту сторону. Все шесть человек. Вот, пожалуй и все об этом.

С хутора я ушел только на следующие сутки. Понимаю что рисковал зверски, но отсыпался. Повезло. Видимо в суматохе - моя пропажа оказалась незаметной.

Перед уходом - отвязал всю скотину и открыл ей двери. Звери не виноваты в грехах своих хозяев.

В доме я нашел достаточно теплой одежды, продовольственные запасы. Больше того - протрахавшись больше часа - сумел даже запрячь одну лошадку в дровни.

Затем, по настенным часам определил стороны света, сел в дровни и порулил строго на восток. Ну, насколько это было возможно.

А к вечеру - ни разу не нарвавшись на патрули, я попался в руки партизанам.

Встреча с ними вышла особенно запоминающейся - дело в том, что в белых, зимних масхалатах, меня встретили.... НЕГРЫ. Как оказалось, добровольцы из США. Было их четверо из десяти человек группы.

Сперва было много недопонимания и попыток меня шлепнуть на месте, но предусмотрительно не снятая форма под тулупом - ситуацию слегка облегчила.

Так что - сперва я попал в отряд, а затем, после ближайшего сеанса связи с "большой землей", сработала "сторожевая метка" на моей карточке. В итоге - спустя пару дней, за мной прислали санитарный "У-2", на каковом я и отбыл в тыл.

Дальше был госпиталь, слезы жены, которая уже успела получить похоронку, визиты в госпиталь ИВС и ЛПБ, после которых у медперсонала случилась истерика....

И возвращение домой, за пару дней до нового, 1941-го года.

Года, которому было суждено изменить всю нашу историю...

Я посмотрел на жену, а Ксюшка проснувшись встретилась со мною глазами и вцепилась в мою руку. Я вздохнул поглубже и позволил себе наконец заснуть.

Глава 12

Колеса - в рост человека. Шесть мощных моторов, размещенных в крыле большого удлинения. Интересная фишка - моторы повернуты пропеллерами назад. Т.е. винты не тянущие а толкающие.

Фюзеляж огромный даже по моим меркам, а я между прочим из начала 21-го века. Нет, понятно, что это нифига не "джумбо" семь-четыре-семь. Но для середины 20-го века - машинка внушает.

Особенно же - внушает защитное вооружение. 12 огневых точек. Из них 6 автопушек ВЯ в дистанционных турелях, в спарках. Остальное - "браунинги", калибром 12,7.

Сплав русской и американской авиационных наук - внушал. От Туполевской шараги - выступали Бартини с Мясищевым. От американцев - объединенная группа "Боинга" и "Консолидэйтэда".

Мысль сделать сверхдальний стратегический бомбер с огромной нагрузкой и офигенным потолком - была выдвинута еще в первые дни формирования нашего с янки союза. Замечу - не мною выдвинута. Я - лишь предложил ради интереса попробовать объединить "лучших из лучших". Объединили. Наши яйцеголовые друзья, умудрились, сочинить летало, аналогов которому, я, в нашей истории толком и не найду... "Писмэкер", разве что... Но он появился заметно позднее... Хотя... Хотя, надо признать что похож. Весьма и весьма.

Ослу понятно, что в реальности, до своего будущего варианта, сей "Горный Орел", по ТТХ, несколько не дотягивал. И бомб он нес "всего" около 10 тонн, и дальность была в районе 6 - 7 тыков... Зато потолок - не подкачал. Забирался сей монстр, аж на 10 километров, откуда, мог нагло поплевывать на большую часть немецкой ПВО-шной мошкары.

Естественно, что то, что стояло сейчас перед нами - было лишь первым летным экземпляром. Правда, надо сказать, уже прошедшим одно из главных испытаний - перегонку своим ходом из САСШ, через дальний восток в ближнее Подмосковье, на аэродром Раменское. Разумеется с несколькими подскоками и не за один день.

Машина, конечно, внушала. Другой вопрос, что стоила она, разумеется, совершенно безбожно.

На такие деньги можно было спокойно построить пару, а то и тройку Б-17. Которые, кстати, действительно строились. И строились крайне активно. По задумке усатого вождя - германию ожидали тяжелые времена. Нет, Дрезден ни кто бомбить не собирался. Однако же устроить "гансам" каменный век с воздушной доставкой - было самым милым делом. Специально под эти нужды - спешно разрабатывались новые, "скалобойные" бомбы. Памятуя, что в нашей истории немцы любили размещать свои "свечные заводики" в альпийских горных пещерах - союзники готовились сии "дворцы горного короля" несколько испохабить.

Пока я размышлял на тему того, сколько вообще подобных, шестимоторных монстров мы можем наклепать - началась презентация. Нам было рассказано о том, какой это замечательный самолет, насколько он дальнобоен, мощен, а главное комфортабелен для экипажа (есть даже кубрик для сна и клозет с душем) и насколько необходимо его срочно ставить в производство в количествах сотен штук разом.

Сталин от такого напора аж закашлялся.

Тем не менее, победив собственные легкие богатырской затяжкой своей любимой "Герцеговины" (как он вообще может дымить этой отравой?!), вождь пошел осматривать аппарат лично. В принципе, зная любовь Сталина к авиации, и, в частности, к авиации вундервафельной, типа того же "Максима Горького", я был готов поспорить, что госзаказ будет. Правда не настолько большой, как хотелось бы разработчикам, но - машинка и правда внушала своими характеристиками. В конце - концов - нам скоро надо будет на чем-то возить Бомбы.

- А как оно называется?, - поинтересовался я у группки инженеров, ожидающих, пока генералитет во главе с Самим облазает все закоулки крылатого монстра. По дороге до инженеров - я цапнул один из выставленных по доброй американской традиции фужер с чем-то слабоалкогольным.

- Б-19 "Конкорд" оно называется - ответил мне на чистейшем русском представитель нашего ОКБ.

Мне стало стыдно. Нет, сперва мне стало так смешно, что пунш, или что это было, моментально оказался на рукаве инженера (А вы себе представьте винтовой "Конкорд"). А вот потом - мне стало очень стыдно. Вплоть до того, что даже уши запунцовели.

- Простите... Подавился... - выдавил я, спешно скрываясь в недрах самолета.

Январь 1941-го выдался относительно спокойным. Генерал мороз в этом году действовал без помощи майора Распутицы, но зато у самого генерала войска были даже помощнее чем в следующем. В Москве так и вовсе столбики термометров решили что они на Южном Континенте и прыгнули ниже 40-ка градусов холода.

На фронте с ноября наступило относительное затишье. Белорусь мы, увы, почти потеряли, но дальше особо и не отступали. Нет, закрепится на конкретном рубеже не удавалось - бои велись "с переменным успехом". То немцы нас давят и мы отходим на десяток километров, то мы, с подошедшим подкреплением (а поставки сухопутных войск, вооружения, автомобилей, грузовиков и всего-всего-всего со стороны янки ни на секунду не прекращались, с каждым днем только усиливаясь - к слову, янки уже успели разработать что-то типа "либерти" из нашей хронопоследовательности, так что, теперь, чуть ли не главной проблемой ограничивающей поставки была только нехватка конвойных кораблей. Союзный флот буквально растащили на охрану бесчисленных конвоев. Гансы - вешались.), переходили в наступление и отбивали немчуру километров на двадцать сразу.

Как я уже упоминал, зима выдалась крайне холодной, так что война шла лениво, если так вообще можно сказать о войне. По сути - все боевые действия сводились к тому, что мы пытались окопатся, а немцы с поляками, неся некислые потери - нам мешались. Техника в такие морозы - капризничала у всех. Оружие липло к пальцам... Но! Немцы на сей раз приперлись к нам в гости с заранее заготовленной теплой экипировкой. Антипопаданец удружил.

Рокоссовский выжил! Случилось маленькое чудо.

Во первых - мое предупреждение успело почти вовремя. По крайней мере, из штаба началась эвакуация. Командующий же - задержался буквально на минуту, забыв на столе портсигар, подаренный женой. И видимо это его и спасло.

Наведение по отраженному лучу, на технологиях середины 20-го века, имело ряд характерных ограничений. Так, в частности, оно не позволяло обеспечить достаточной точности поражения. Нет, попасть "в дом" - можно было легко. Но вот куда конкретно - решал уже случай. Здесь - он решил что Рокоссовский выживет.

Ракета угодила в угол школы. Строго противоположный ставке ГК фронта.

Взрыв нескольких сотен килограмм ВВ - разрушил почти все здание школы, но ее дальняя часть - уцелела. Видимо традиции уводить со стройплощадки от трети до половины стройматериалов, в сталинском СССР еще не прижились, так что прочности здания хватило.

По свидетельствам очевидцев - когда дым рассеялся, выжившим предстал целый и невредимый, но изрядно запыленный Константин Константинович, стоящий ровно на "обрезе" обрушившегося здания.

По тем же свидетельствам - Рокоссовский после этого очень спокойными, даже медленными движениями открыл портсигар, вытащил папиросу, очень глубоко затянулся, покрутил шеей, неопределенно что-то промычал, развернулся на каблуках и утопал в глубину кабинета, ждать пока хоть кто-то притащит лестницу.

После частичного (до уровня "перемещатся по городу самостоятельно") выздоровления - я вернулся к работе. Исследовательской, разумеется. Проект "Философ" - перешел к стадии предварительной реализации. Сказать точнее - Термен собирался в течении ближайших пары месяцев представить правительственной комиссии действенный вариант АЛУ, пригодного для развертывания на ДКП.

По плану Сталина - если ожидания от "философа" оправдаются, хотя бы, на 50% - устройство будет отправлено в серию, для оснащения всех стационарных зенитных расчетов Москвы и Ленинграда.

На Балтике - тоже шли бои. Охота на конвои в карманном море - оказалась малорезультативной, в силу использования южного пути подвоза, где позиции союзников были достаточно крепки, так что немецким подводным рейдерам приходилось действовать с удаленных баз и почти на пределе досягаемости, зато - балтийским кригсмарине, нашлась другая работа. Немцы начали войну за господство на Балтике. Зачем им это было надо - одному богу известно. Точнее - богу и генштабам. Я - не интересовался особо. Факт то, что в новейшую историю войны вошла, например, героическая артиллерийская дуэль орудий береговой обороны Кронштадта и немецких "карманных линкоров". Кстати, если бы не авиация - боюсь, что результат мог бы получится, совсем, плачевным, своих кораблей в акватории были - только торпедные катера.

1 января 1941 года, с объекта "Печка" отстроенного в западных предгорьях Урала в рамках проекта "Юпитер" - пришли очень хорошие новости. Объект вышел "на режим". Фактически - это был подарок стране от группы Курчатова-Опенгеймера.

Ну а вечером 3 января, я, в составе консультативной советской группы - вылетел в Вашингтон. В этот раз - я был прямо назначен личным порученцем ИВС.

Часть третья.

Новая эра

Глава 1

Над голой, выжженной солнцем, степью восточного Казахстана - дул слабый и сухой ветер. Несмотря на то, что лето еще не наступило - уже было невыносимо жарко. Я оглядел поле в бинокль, отчаянно завидуя в душе феньку или как минимум тушкану. Причем не мексиканскому а родному, казахстанскому. По крайней мере - эта живность приспособлена к местному климату куда лучше людей.

Далеко на границе видимости бинокля - можно было разглядеть небольшой, еще совсем свежий город. Отстроили его буквально несколько недель назад. Строили военные строители на совесть. Понятно, водопровод и прочие коммуникации не подводили, да и вместо фундамента использовали особо заглубленные сваи.

Город строили для того, что бы сегодня его разрушить. Надо сказать, что это не было расточительством Скорее - острейшей необходимостью. Мы должны были четко представлять эффективность нашего нового оружия.

За моей спиной - стояли сейчас оба главных лидера свободного мира. Пардон. Стоял только один. Второй, увы, сидел. В отсутствии "гадящей англичанки" и с учетом сильно отличающейся ветви истории - Сталин с Рузвельтом общались натурально как старые друзья. Нет, понятно что у них у каждого была своя линия, свои представления о будущем послевоенного мира... Но сегодня - это все было отложено на "потом".

Вот в данный момент - Бережков крайне удачно перевел американский анекдот про ковбоя и вождя. И Сосо и Делано - ржали как ненормальные. В общем-то и Валентин (зазнайка! 25 лет - а туда же, он видите ли Валентин Михайлович. Вон даже с Игорем мы на "ты", а уж куда более важная птица. Впрочем - мы и с Робертом не слишком расшаркиваемся. Мне вообще ученные ближе дипломатов. Вот и Вячеслав Михайлович меня тоже невзлюбил слегка... ) втихаря похихикивал.

Помянутый некстати Игорь Курчатов - как нарочно возник у правого плеча и отобрал бинокль. Я особо не сопротивлялся - в конце концов, я зритель, а вот у них с Робертом экзамен сегодня.

- Ну что, Яр, готов узреть "огонь прометеев"? Хотя да, ты у нас и раньше все это видел. Ну да одно дело в цифровой форме, а другое - своими глазами! - Игорь был одним из немногих людей посвященных в конечном итоге в тайну моего происхождения. Причем - как и положено истинному ученному, отнесся к этому с сугубо практической точки зрения. В смысле - начал подкалывать меня на эту тему при каждом удобном случае, не забывая, правда, вытягивать из меня научную и техническую информацию в товарных количествах.

- Готов, Игорь, а ты уверен, что у вас все получится?

- Обидеть хочешь?! - удивился Курчатов - Во первых это не первый подрыв. Просто до этого мы испытывали наземную сборку. А во вторых - мы все перепроверяли до последней запятой уже столько раз, что я даже и не знаю, что может пойти не так!

- Ну что, товарищи ученные, готовы показать нам ваш сюрприз? - ИВС подошел так тихо, что ни я, ни Игорь ничего не заметили. Вздрогнули, конечно, от неожиданности, да. Но собрались.

- Так точно, товарищ Сталин!

- Молодцы. Товарищ Данилов, а почему это вы не носите свою Звезду? Вас советский народ наградил, а вы?

- Товарищ Сталин... Иосиф Виссарионович, ну не заслужил я ее. Ну, где героизм-то? Мне очень приятно, лестно...

- Тебе, Ярослав, не должно быть "лестно". - в голосе вождя возник опасный отзвук металла - лести ни какой тут нет. Просто советский народ отметил твои заслуги. Одна из них - сегодня будет показана нам всем на этом полигоне. Наградной лист на тебя Рокоссовский составлял. Не на ровном месте составлял. Советское правительство этот наградной лист рассмотрело и сочло возможным одобрить. А ты тут нос воротишь.

Нехорошо это, товарищ Данилов. - я нервно сглотнул, после чего залез в нагрудный карман и с пылающей от стыда мордой прикрепил звезду героя на гимнастерку. Ощущение было - что на меня смотрят все присутствующие. По личным меркам - не заслужил я награды. Не за что.

- Вот так-то лучше! Носи эту награду. Если уж наградили - значит, есть за что. Не чувствуй себя Брежневым - иронично спустил пар главковерх.

Над полигоном раздалось заунывное завывание сирены. Вожди величаво (насколько позволяла коляска одного из них) - направились в бункер. Я решил судьбу не искушать и поспешил следом. Уже заходя, услышал над головой мощный, ровный рокот. Задрав голову увидел огромный "Конкорд", плавно набирающий высоту и идущий на цель.

А затем был Свет. Свет был настолько ярок, что породил собой Звук. А Звук оказался слишком громким для творений рук человеческих.

Я своими глазами видел то, что ранее наблюдал только в кинохронике. Прямо передо мною под чудовищным давлением ударной волны, стены домов сминались как будто сделанные из папиросной бумаги. Вспыхивало то, что гореть и вовсе не умеет. По воздуху несло остовы автомобилей, как перекати-поле прокатило старенький БТ-5.

Спустя несколько минут - ударная волна дошла и до нас. Несмотря на мощный бункер и расстояние - нас тряхануло, будь здоров. Рузвельта вместе с креслом чуть не впечатало в стол. ИВС был вынужден хвататься за поручни. Я, наученный московским метро, на ногах удержался нормально. Пылью знатно присыпало всех.

- Скажите, товарищ Курчатов, что мы вам плохого сделали? - вежливо поинтересовался Сталин, с ледяным спокойствием стряхивая с себя мелкодисперсный бетон.

- Э-э-э-э.... Товарищ Сталин, ну бункер же выдержал! Мощность изделия оказалась в расчетных пределах.

- Игорь Васильевич, успокойтесь. Партия и правительство - впечатлены вашим успехом! - Сталин явно был впечатлен - поздравляю вас! Все участники проекта - получат высокие правительственные награды.

Сталин взял Курчатова за плечи, заглянул в глаза:

- Спасибо вам, Игорь Васильевич! От всего русского народа, от всей партии - спасибо!

...Над горизонтом поднималось грибовидное облако. В малоподвижном воздухе степи - оно почти не рассеивалось.

Теперь, секрет атомного ядра принадлежал обеим сражающимся сторонам.

В мире началась Новая Эра.

Было лишь одно опасение - как бы эта "новая эра" не стала началом конца...

Рассказывая все время о событиях на западном фронте - я совершенно забыл о востоке. А там, надо сказать, ситуация была весьма и весьма интересной.

Прежде всего - это безусловно были наши отношения с Китаем.

Поскольку война на западе шла без того напряжения, которое существовало в моей реальности - у СССР оказалось достаточно сил, для более активной поддержки Китая. В то же время - Япония занятая перевариванием азиатских колоний Британии, уделять Китаю внимание в должной мере не могла. В итоге - КПК смогла перейти от партизанщины к полноценным боевым действиям. Сложившаяся ситуация - прекрасно истощала силы Японии, обеспечивая дополнительную безопасность нашим восточным рубежам. Впрочем, САСШ, уже готовили операцию "Лонгтейл", подразумевавшую нанесение удара по узлам сосредоточения флота Японии, и активную охоту на ее коммуникациях. Понятное дело, что в настоящий момент - Япония была занята своими проблемами, но по мере поглощения азиатских колоний, ее потенциал увеличивался, как-бы не по экспоненте. И году к 43-му - 44-му - мог стать серьезной проблемой для всего региона.

В общем, было решено попортить японцам крови неожиданным нападением. Впрочем, СССР, связанный обязательствами о нейтралитете, в данном случае участвовать в активных боевых действиях не мог. Выход из этой ситуации был найден неожиданно быстро. Поскольку подразумевались массовые бомбардировки промышленных объектов Японии, и штатам были необходимы аэродромы подскока - был заключен десятилетний договор аренды нескольких площадок на дальнем востоке. Срочно командированные туда специалисты из США - активно отстраивали там аэродромы первого класса, способные принимать даже "конкорды". Что самое смешное - делалось это под прикрытием наращивания пассажиро-сообщения между СССР и САСШ.

ВПК янки - получила совершенно раздутый заказ на те самые "конкорды" и теперь отчаянно пыталась его переварить. Машин заказали аж 300 штук. В реальности - ожидали, что до начала операции успеют наштамповать 150.

Надо заметить, что японцы тоже были далеко не идиотами и ведущиеся работы не заметить просто не могли. Другое дело, что не имея ни каких сведений о реальных ТТХ "конкордов" - начали готовится к воздушной войне против классических тяжелых бомбардировщиков. Так, под это дело появилась модель Ки-44-2, с измененным вооружением, оснащенная аж четырьмя пушками Type-99-2. Между прочим, сей зверек - мог бы представлять вполне серьезную опасность для боинговско-мясищевского детища, если бы не потолок в 7 000 метров, из-за переутяжеления. Кроме того, на высоте в 7 000 метров - машинка уже оказалась достаточно неустойчивой и неповоротливой, как сообщала разведка. К слову о разведке - Рамзай был арестован. Бедного Зорге взяли еще зимой, слив нам предварительно через него некоторое количество дезы. Похоже опять постарался мой визави.

Возвращаясь к Китаю - мы умудрились очень выгодно сдать китайцам залежи нашего бронетанкового хлама, из тех, что не были переоборудованы в ЗСУ. Туда же пошла и большая часть Т-28. Последние, на фоне японских горе-танкеток, смотрелись и вовсе читерскими "маусами". Если на нашем фронте у Т-28 почти не было шансов при встрече с современными немецкими образцами, то на востоке - мощность их орудий, к примеру, нередко оказывалась и вовсе избыточной! Зато - короткие огрызки 76 мм, были просто невероятной радостью для вражеской пехоты. Которая, в свою очередь, почти ничего не могла противопоставить многобашенному монстру. Нет, противотанковые ружья у самураев были. Но было их весьма немного, а главное, против лба Т-28 они оказывались бессильны. Японцы отыгрывались в воздухе, где господствовали почти безраздельно, поскольку авиации нам и самим не хватало, а списанный хлам, китайцам не помогал. Как ни крути, но "зиро" куда серьезнее чем И-16.

В любом случае, потери японцев были весьма внушительными, поддержка населением КПК с каждым днем все больше, отношения между ВКПБ и КПК - все более дружными, а у меня начал вытанцовыватся небольшой, но гениальный план по этому поводу.

В то время как восток оставался в относительной безопасности, запад лихорадочно готовился к середине апреля.

Союзное командование стягивало войска, для проведения операции "Подснежник".

Со стороны противника тоже шло какое-то нездоровое шевеление. Похоже, их вариант "подснежника" - тоже был в самом разгаре подготовки.

Как бы то ни было, наш должен был "расцвести" 15 мая.

На подмосковном аэродроме, под усиленной защитой войск НКВД - стояли в укутанных масксетями и прочими средствами защиты, "конкорд" и четыре модифицированных "лайтинга". Это был козырь на всякий случай. Ядерное оружие планировалось применять наработав делящихся материалов на десяток устройств как минимум, но в силу важности операции, было принято решение держать на случай необходимости под рукой - единственную оставшуюся экспериментальную бомбу. Если вдруг совсем приспичит.

Право решения о применении спецоружия - Сталин оставил исключительно себе.

Мир приготовился к чудовищной схватке, с которой человечество еще никогда не сталкивалось. Пожар ждал океан и острова на востоке, стальные лавины были готовы столкнутся на западе, сотни тысяч людей в штабах и на заводах вели свою, невидимую войну.

Календари, неумолимо отсчитывали время до самого страшного кровопролития в истории человечества.

Глава 2

Утро 15 мая - я встретил в Ставке. К этому моменту - я уже занимал полуофициальную должность советника главковерха по науке (это не помня элементарного закона ома наизусть - позорище!), так что мое присутствие везде, где простому майору госбезопасности быть в общем-то, не с чего - уже вопросов не вызывало. Мало ли, когда Верховному - понадобится совет по научным вопросам?

Ровно в 5 утра, начал выполнятся план "Подснежник". Прежде всего, поднятые незадолго до начала операции бомбардировщики, включая десяток готовых "конкордов" - направились к выявленным ранее штабам противника. Увы - задумка реализовалась лишь частично. На подлете - наших ребят встретили немцы. Причем не на поршневых "мессерах", которые значительной угрозы нашим "конкордам" не представляли, да и Б-17 особо сильно не пугали, а на реактивных машинах, в которых понимаюшим взглядом - легче легкого угадывался Me-262. За время зимней передышки, видимо, немецкая промышленность на месте не сидела, а построить вылизанный Me-262 имея на руках полную документацию - им явно оказалось по силам. Другое дело, что у летчиков явно были заметные пробелы в подготовке, но в целом, мощное вооружение и тяговооруженность новых машин - создала нам кучу проблем. Тем не менее - наши бомбардировщики проявили чудеса героизма. В итоге - боевая задача была выполнена. Ни один из экипажей - не попытался бросить бомбы "в молоко" и бежать. Потери были конечно крайне неприятными. Спасало только то, что новых истребителей явно было слишком мало, а классические мессера и фокеры - совсем уж серьезной опасности не представляли. Так, экипаж майора Семиренко - по итогам вылета записал себе аж 12 воздушных побед. Причем подтвержденных и фотокинопулеметами и экипажами других машин. И ладно бы майор летал на истребителе сопровождения! Так нет же - речь идет именно о "конкорде"!

Самолеты еще не успели вернутся, а на позиции гитлеровцев - обрушился стальной град снарядов нашей артиллерии. При этом, конфигурация огня была весьма любопытной. В зонах намеченных к прорыву - огненный шквал шел и за позициями противника и по позициям, отрезая пути отступления для личного состава. В залп были так же включены доработанные "катюши", с напалмовой огнесмесью в качестве боевого заряда.

Под прикрытием огневого шквала - в наступление перешли бронетанковые армии с десантом на броне. За тяжелыми танками - шли десятки и сотни бронетранспортеров набитых пехотой как банки со шпротами.

Ставка требовала скорости и натиска. Фронт - их продемонстрировал. Руководил операцией на западном фронте Жуков. В данном случае, по мнению Сталина - его личные качества, подходили как нельзя лучше. Рокоссовскому достался юг, причем по задумке ставки - там речь шла не столько о натиске, сколько о связывнии сил противника выматывающими боями. Задача перед Рокоссовским стояла одна - создать мясорубку, в которой на одну жизнь нашего бойца - приходилось как можно больше бойцов немеко-польско-французской группировки. Что бы еврофашисты не могли повернуть на запад ни одного бойца.

Из Ставки - координировал весь этот кордебалетом Василевский, отличившийся еще на стадии затыкания дыр после немецкого прорыва на линии Карбышева.

Шапошников - как начальник генштаба и великолепный снабженец, следил за тем, что бы вся машина наступления работала идеально, вовремя получая все что только нужно войскам.

На северо-западе, войска перешли в наступление в наиболее выгодной позиции. Дело в том, что конкретно на этом направлении - ни немецких ни польских частей практически не было. Стояли там преимущественно "колониальные" части, набранные из жителей лимитрофов плюс некоторое количество финских войск. Из эстонцев и прочих латышей, как оказалось на практике - вояки аховые, а гордые Воины Суоми, конечно все "рембо", но уж больно эндемичные. А поскольку леса, снега и прочих радостей "зимней войны", внезапно под рукой не оказалось, суровые финские ребята - продемонстрировали уровень воинского искусства - вполне соответствующий их напарникам из Прибалтики. К этому стоит, наверное, добавить, что и с тяжелым вооружением на этом направлении у противников все было плохо, так что даже наши не модифицированные "тридцатьчетверки" - вполне себе тянули на тяжелые танки прорыва.

Безусловно, европейцы эту подлянку от нас ожидали. Безусловно - готовились. Но в полной мере - отплеваться не смогли. Фронт не выдержал, дрогнул и покатился назад. К закату.

Впрочем - наступление не вышло слишком долгим. К обеду - противник был полностью выбит с ранее занимаемых позиций, причем с нанесением ему огромных потерь. Тем не менее - начали приходить сообщения о том, что все чаще встречается очень серьезное сопротивление. Начались заметные потери у нас. В первую очередь в бронетехнике.

К вечеру ситуация вполне прояснилась. Прежде всего - стало ясно что мы опередили с наступлением немцев буквально на один день. Военная разведка, осматривая трупы немчуры на отбитых территориях - обнаружила что всем раздали НЗ и дополнительный боезапас. На нескольких разбитых ЖД-станциях - обнаружилось немало покореженной бронетехники, уже разгруженной и стоящей в маршевых порядках. Там же - нашлись и ответы на вопрос о том, как немцы умудряются портить нам бронетехнику:

На захваченном вокзале, совершенно случайно обнаружилась совершенно целая САУ новой конструкции, с нереально длинноствольной "зениткой 88" в качестве орудия.

Как удалось выяснить у пленных, называлось это чудо враждебной мысли "кенингвульф", и представляло собой весьма грамотную танкобойку. Суть в том, что машинка вышла - копеечной.

Самыми дорогими частями "вульфа" - было собственно орудие аналогичное, видимо, Pak-43 из моей хронопоследовательности и отличная оптика к нему. В остальном - это была чуть ли не жестяная коробочка на гусеницах с дохлым движком.

А вот лобовая броня - была сделана совершенно нездоровой. Параноидальной, я бы сказал. Лобовая деталь, с прогрессивным наклоном - имела толщину аж в 120 миллиметров. В общем конструктивно это была этакая помесь "насхорна" из моего времени, с нашим русским Су-85Б. Причем в отличии от русской самоходки (это, напомню, не та, что на базе Т-34, а та, что на базе Су-76.) - бронерубки у немца можно сказать и не было. Точнее то, что было - прикрывало стоящего человека, в лучшем случае по пояс. В итоге - в бою, экипаж сидел на колене, что бы не торчать над рубкой и не ловить случайные осколки. Наводчик - был к тому же еще и водителем.

В целом - все в самоходке было подчинено снижению стоимости. Разумеется, что у самоходки были и свои недостатки. Вполне понятные из ее описания. Так, дальность прямого выстрела - оказывалась несколько снижена за счет ну совсем уж низкого размещения орудия. К тому же - выстрел сильно демаскировал САУ, за счет клубов пыли поднимаемых с земли. Впрочем - это был не самый существенный недостаток, с учетом ТТХ орудия. Проблема заключалась в том, что проклятущая зенитка, умудрялась доставать наши танки даже на тех дистанциях, на которых для нас - эта мерзость была неуязвима.

Справедливости ради отмечу, что лекарство наши танкачи нашли раньше чем до этого додумалась ставка. Более того - "спецсредство" разлетелось по войскам через слухи за неделю и к тому моменту как сверху спустили решение, большинство танковых экипажей использовали его уже не первый день.

Суть была в том, что в наступлении, танковые экипажи - периодически швыряли "в молоко" осколочные снаряды, с задержкой на подрыв в воздухе. Один танк, разумеется, погоды не делал, а вот в общем строю, просеивание подозрительных кустов на границе дальности прямого выстрела - нередко приносило желаемые результаты. Как я и сказал - бронирование у "кенингвульфа" было никакое, а крыши не было и вовсе...

Вторым неприятным сюрпризом на танковой арене - стала "Пума". По сути это был этакий "эрзац-тигр", только предельно упрощенный и технологичный, с заточкой под конвеерное производство (этот момент особенно напрягал). В войсках, и у нас и у них, этот агрегат чаще называли "ящиком" или "коробкой". Уж больно он был квадратно-прямоугольный. Вооружена пума была "ахт-ахтом". Вообще, похоже, немцы решили сделать это орудие единым для всех целей. Представляю как радовался этому Крупп. Данная шайтан-машина была тоже неприятным открытием, заметно снижающим ценность наших "тридцатьчетверок". А вот ЛБ - воевал с "пумой" вполне на равных. Точнее - даже превосходил ее по ТТХ. Грабинское орудие было заметно мощнее, а броня с прогрессивным углом наклона - лучше. Ну, у янки, понятно, тоже не заржавело. "Рузвельты" - примерно соответствовали ЛБ, а "Рашены" - даже превосходили 34-ки, например более крупным калибром орудия.

Кстати, в порядке эксперимента - в серию были пущены легкие танки на базе Т-50, правда не с "сорокопяткой", а со специально доработанной Грабиным под этот танк ЗиС-2. Вот эта машина - стала для немцев сущим наказанием. Имея вполне внишительное для легкого танка бронирование и великолепную подвижность - она, к тому же, играючи убивала в борта немецкие "коробки". В лоб, взять, правда, не могла, но за счет свой подвижности, занять для выстрела хороший ракурс особой проблемой не было. А если добавить сюда то, что в силу подвижности - попасть в Т-50 тоже было проблемой, ситуация, думаю, становится понятна. В итоге - "полтинники" очень быстро стали одним из любимейших танков в армии. Кроме того - под них спешно были разработаны ОФ-снаряды, что увеличило их универсальность применения.

Впрочем - вернемся к наступательной операции.

Из Ставки - я срулил домой только глубоко заполночь, когда нам рапортовали, что сходу был взят Смоленск. Немцы даже опомнится не успели. В развитии наступления - очень помог "револьверный" принцип, когда часть столкнувшаясь с противником и выбившая его с позиций, оставалась на этих позициях и переводила дух, а из за ее спины - вырывались свежие силы. Каковые переводили дух уже на следующей позиции. Таковых "волн" было, насколько я понимаю три или четыре, и это оказалось вполне эффективной тактикой.

Следующая неделя - знаменовалась одной победой наших войск за другой. В Москве - чуть не каждый день гремели салюты. "Философа" - допустили до госприемки. Испытания должны были быть проведены под Свердловском, куда я и вылетел с не пожелавшей расставаться со мною даже на минуту супругой и собакой, каковую просто не на кого было оставить.

А 25 мая - случилась катастрофа...

Глава 3

Должен сказать, что живписуя моменты большой политики, или собственные идиотские приключения (каковые мне и даром не сдались, надо сказать - какой дятел придумал, что приключения это интересно и здорово??????) - я совершенно забыл рассказать о том, что происходило внутри страны. Возможно, некоторое количество заклепкометрии - будет совсем нелишним.

Итак, мое появление и та информация которую я притащил в своем черепе (не так уж и много) и в коммуникаторах (дохрена) - не могла не оказать своего влияния на страну.

Помимо изменений масштабных - были и куда менее заметные.

Так, к примеру, в огромную серию пошел мой "мультитул". Простейшее и примитивное, в общем-то устройство, в виде складного инструмента, включающего в себя ножик, пассатижи, отвертку и еще немного всякой всячины - было доработано нашими инженерами под наши стандарты - и насытило армию по полной программе. Руководство - сочло инструмент настолько ценным и полезным, что к началу войны - он был как минимум у КАЖДОГО военнослужащего передовых частей. К весне 41 года - мульитулами оказались насыщены все сражающиеся части. Забавно, но у немцев он стал появляться только перед самым нашим насыщением. Видимо мой визави - приволок ядерную бомбу, но забыл такой маленький и нужный в хозяйстве девайс, так что гитлеровцам пришлось его спешно осваивать и начинать выпуск по трофейному образцу.

Вообще, солдаты устройство хвалили и высказывались даже в том духе, что непонятно как раньше жили без него.

Интересно сложилась судьба автоматического оружия. Во первых - Судаев успел перед самой войной закончить свой автомат. Получилось как - во время одного из допросов-бесед, зашла речь о вооружении РККА и его эффективности в ходе войны. Был упомянут и судаевский ППС. Причем - с комментарием, что машинка была лучшей из оружия войны. Этим заинтересовались и попросили набросать схему, если мне она известна. Понятно, что схема мне известна не была. Но что-то эдакое, про длинный ход затвора для снижения темпа, стрельбу с открытого затвора и так далее - я выдать "на-гора" смог. Как оказалось - все это было переправлено товарищу Судаеву. Судаев на тот момент с огнестрелом особо не возился, тем не менее заданием партии проникся, разломал десяток различных пистолетов-пулеметов, зарылся в книжки... Ну и выдал к лету 40-го года свой легендарный ППС-43. Ну, точнее 40. Да, в чем-то он был другим, в чем-то менее доработанный. Кое что - пришлось допиливать сразу. Но в серию пустили и быстро.

К слову об огнестреле - куда интереснее вышло с СВТ.

Дело в том, что я подчеркивал важность автоматического оружия, отмечая, правда, при этом - безрукость среднего призывника и неспособность его справится с более - менее серьезной винтовкой. Про СВТ рассказал что в принципе винтовка неплохая, но нуждается в напиллинге.

Как выяснилось - меня таки услышали. Итогом стала винтовка, которая даже не получила собственного конструктора. СВТ-38 была отправлена на испытания и доработку целым маститым консилиумом. Туда подвизался и Дегтярев и Симонов и, собственно Токарев.

Работали они месяц. Потом были испытания и еще месяц работы. Но на выходе - возникла целая система оружия под названием СОВА (система Оружия: Винтовка Автоматическая). Сказался мой рассказ о Калашникове и его семействе оружия, служащем верой и правдой вот уже почти 70 лет.

По итогам испытания были приняты на вооружение следующие модели:

ВАШ-40 - винтовка автоматическая штурмовая. Внешне - почти вылитый DSA-58OSW. Т.е укороченный FN-FAL, со складным как на АКС-74У прикладом (идею подкинул я) и поперечной, "пулеметной" рукояткой на цевье. Разумеется - с пистолетной рукояткой. Вообще - пистолетная рукоятка стала отличительной чертой всей этой системы стрелкового оружия

ВАП-40 - винтовка автоматическая пехотная. Внешне это - в чистом виде вышел FN-FAL. Я аж поразился вывертам истории. К слову - от АВС позаимствовали штык-сошку.

ЛРП-40 - легкий ручной пулемет. Почти та же ВАП-40, но с более тяжелым, ребристым стволом, полноценной сошкой, укладывающейся под цевье, и поперечной вертикальной рукояткой как на ВАШ-40. Весло получилось то еще, должен сказать. Но гораздо более мобильное и удобное чем тот же ДП. Первоначальный вариант имел питание только из рожкового магазина на 40 патронов, но уже через пару месяцев после принятия системы на вооружение - был разработан вариант с ленточным питанием из обычного цинкового короба на 100 или 250 патронов, в металлической, звенчатой ленте.

В целом - винтовка получилась не слишком тяжелая, существенно надежнее своего аналога из моего времени, и гораздо, гораздо более удобная. Очень приятным дополнением - стала очень высокая степень унификации деталей между различными представителями семейства вооружения. Порядка 80%.

По настоянию Сталина - автоматический огонь был доступен на каждой из винтовок.

В базе - ВАШ комплектовался удлиненным магазином на 40 патронов, идентичным тому, который использовался на ЛРП, с двухрядным, шахматным расположением патронов (создание этого "рожка" - было натуральным подвигом конструкторов, из за чертова ранта на 7.62х54R). ВАП-40 - комплектовался коробчатым магазином на 20 патронов. Так же - с шахматным расположением патронов.

Уже во время войны, Симонов представил комиссии винтовку СВС-40, так же опирающуюся на систему СОВА. Для своей снайперской винтовки, Симонов провел огромную конструкторскую работу, по снижению влияния отдачи, повышению удобства и безотказности. В итоге - совместимость в рамках СОВА слегка снизилась, но при этом - получилась, наверное, лучшая снайперская винтовка той войны. Недостаток у нее был только один - ну очень уж, просто до неприличия, длинный ствол. С другой стороны - запредельная эффективная дальность и возможность сделать несколько выстрелов подряд, не отвлекаясь на перезарядку - превращали снайпера в натуральный ужас своего участка фронта.

СВС - была оценена Ставкой по достоинству, так что производство началось незамедлительно. Разумеется, на насыщение фронта требовалось время, но на момент начала наступления - снайперов с СВС уже хватало. Впрочем - надо заметить, что в войсках, винтовка была назначена, по сути, наградной. Т.е. - получали ее снайперы с наивысшим боевым результатом, да еще и после прохождения отдельных снайперских курсов. На которых, помимо прочего - они обвыкались с обновкой. Тут надо заметить, что винтовка оказалась так же революционной для своего времени. Дело в том, что в ней было использовано еще одно мое предложение: "скелетный" анатомический приклад с пистолетной анатомической рукояткой, как на СВД, и накладные щечки для приклада. В общем - комфортабельное оружие.

Кстати, видимо политика выдачи оружия наиболее профессиональным снайперам - сказалась. Согласно отчетности - на момент начала операции "подснежник" - врагом еще не было захвачено ни одной СВС. А вот интенсивность роста личных счетов гордых владельцев СВС - после перевооружения резко возросла. Языки на эту тему высказывались, что в войсках еврофашистов ходят слухи о каких-то загадочных советских снайперах-чукчах, которые, дескать, у себя в сибири белок в глаз бьют, а тут - соответственно на фронте немцам жить не дают.

К слову, снайперы чукчи и эвенки в войсках были и в весьма достойных количествах. Правда вооружались все же трехлинейками а не СВС. При всем уважении к их сверхъестественной меткости (а она таки была сверхъестественной - известен случай когда герой советского союза, Василий Рытхэу - подстрелил в ходе дальнего рейда (это когда по зиме он пробрался далеко за линию фронта) не много не мало, а самого Германа Гота. Причем - он поразил его с дистанции около километра, сидя в ветвях сосны, через открытое окно едущей машины. Причем пуля вошла четко в основание переносицы.

Для полноты картины добавлю, что стрелял Рытхэу исключительно своими патронами, которые ему готовил его дед, старый чукотский шаман. Причем - материал пуль был точно не свинцом. Подобная неуставщина была разрешена после того, как только призванный Василий, на глазах у инструктора по стрелковке, чуть ли не от бедра, в темпе хорошего пулемета поразил с дистанции в 300 метров пять мишеней из пяти возможных из обычной штатной пехотной "трехлинейки". После чего, на очень плохом русском сообщил, что "пуля - говно однако. Мой старый дед пули льет, заговор говорит - они летят куда надо. А эти - на пол ногтя ушли! Говно пули однако!". В общем - бог его знает как они это проделывают, действительно им "Дух Оленя" помогает, или они просто чувствуют винтовку каждой клеткой тела - но результаты многие из северных охотников давали такие, что этих "русских индейцев", как их называли союзники - руководство расхватывало как горячие пирожки. К слову - "дедовы пули", показывали фантастику - только в руках у самого Василия. У наших русских ребят - как правило, результат статистику не нарушал. Почему? А вот не знаю.) - со сложной техникой особо не дружили.

Кстати, я не помню, упоминал ли я, но Кошкин - выжил. В смысле - он никогда и не заболевал. Пробега-то - не понадобилось. В самом начале войны - Михаил Ильич был командирован в США где делился с союзниками наработками в области "кристистроения", доделывал Т-34 и попутно продумывал новый танк.

Собственно - именно там ему и пришла в голову гениальная идея развернуть двигатель поперек МТО. Новые танки я еще в глаза не видел, но судя по всему - результат должен был получится весьма интересным. По слухам - готовилось что-то с торсионной подвеской, массой в районе 40 - 45 тонн со сферической башней и поперечным движком совместной русско-американской разработки. Как я понимаю - эту идею инспирировал ИВС, после прочтения моей библиотеки. Специально под этого монстра, Грабин сейчас ускоренно перепиливал Б-34 под условия танковой башни. С учетом опыта с 57, 76, 85 и 107 миллиметровками - сомнений что у него удастся хорошо и быстро - попросту не было.

Лоб на новой кошкинской машине ожидался за 100 миллиметров, рациональные углы наклона.... В общем я, честное слово, не очень понимаю, где именно Сталин (ну или Берия) позаимствовал идею Т-55. У меня в библиотеке, вроде как, этот танк не упоминался, да и я ни слова не говорил. Но то, что ожидалось что-то очень похожее - сомнений у меня не вызывало.

В воздухе - основная тяжесть боев легла на плечи Як-1 и И-185. Последний - довели в крайне оперативном порядке. Собственно - сам истребитель был готов уже давно. Проблема была в движке. Тут опять же "помогла заграница". Совместными усилиями удалось довести до ума М-71 Швецова. Насколько я понимаю - это стоило множества седых волос конструкторам, а после того, как на очередном прототипе И-185 чуть не угробился 3К - Сталин едва не прикрыл всю эту шарашкину контору. Отпаивал Вождя "соком" Берия. Я не знаю о чем они там шептались за закрытыми дверями, но факт то, что градус мизантропии после принятия вовнутрь некоторого количества "хванчкары" - заметно снизился. Срочно вызванным в Кремль Поликарпову и Швецову было сообщено что у них еще ровно одна попытка. Потому что "Три лучших летчкика-испытателя подряд - это явный перебор и вредительство".

В общем к тому моменту, как у Константина Константиновича зажила сломанная рука - на госы был выставлен доведенный до ума истребитель, с доведенным же мотором.

К слову - во многом, снижению степени мизантропии, было обязано тем результатам, которые были зафиксированы на И-185 до отказа движка.

Как бы то ни было, но очень скоро, время показало, что решение довести и принять самолет - было самым правильным. Истребитель оказался великолепен, а технологичность его - более чем достойна. Опираясь, во многом, на технологические линии своего предшественника, "ишачка" - И-185 смог сразу пойти широкой серией. Не мало помог и Яковлев, в частности, настояв на приоритетном выпуске 185-ки, получившей обозначение По-5. В итоге - ЛаГГ в серию так и не пошел, за ненадобностью. А вот По-5 и Як-1 - таки штамповались как горячие пирожки.

Важным отличием от моей линии было то, что все истребители изначально делались исключительно в пушечных модификациях. Т.е. пулеметы если и были - то скорее "прицельные". Тот же И-185, в серийной модификации получил аж четыре ШВАК а Як-1 - три ШВАК.

Антонов, с пинка Яковлева, которого в свою очередь, пнул Сталин - выродил таки в кратчайшие сроки свой Ан-2.

К слову о Яковлеве - бедняга увяз по уши в бумажной работе. Дело в том что Шахурина расстреляли еще в 1939-м. По обвинению в шпионаже и измене Родине, разумеется. Разумеется же - он дал признательные показания. В итоге, ИВС не придумал ничего лучше, чем назначить Яковлева - наркомом. Александр Сергеевич, разумеется, отбрыкивался как мог, но все уже было решено за него. В итоге - получилось как и было задумано. Вредный и придирчивый, но справедливый и перфекционистский характер Яковлева привел к тому, что планку качества продукции в авиации задрали запредельно высоко. Дошло даже до того, что перед самой войной Сталину пришлось делать внушение новоиспеченному наркому, на предмет того, что качество это отлично, но и о количестве забывать в погоне за качеством - как-то не стоит. А то истребители теперь конечно выглядят как на выставке, но, нам-то на них не только любоваться, но и воевать!

Возвращаясь к "кукурузнику" - машинка пошла в серию с движками от И-16, каковых у нас завалялось просто дохрена. В войну - легкая, дешевая, но весьма упорная и эффективная машинка, стала просто спасением во множестве ситуаций. После поступления к нам американских "виллисов" - ее так и прозвали: "Воздушный виллис".

В Казахстане - еще до начала войны успели развернуть производство лицензионных "Студебеккеров". На их же основе - пошли новые БТР-ы. Полугусеничные БТР-40 и БТР-Р с полным приводом на все три оси.

Про Т-50-57 - я кажется уже писал.

Что еще?

На базе моего "стримера" - был сделан компактный офицерский многозарядник. Причем под "вражеский" 9х19. Ценность этой идеи - конечно вызывала сомнения, но, тем не менее - в войска новое оружие поступало.

Закрытый отдел НАТИ - сумел почерпнуть много нового и полезного из моего несчастного "аутлендера". Многорычажная подвеска, например.

Кстати, когда обломался "Молотов-Риббентроп" - я думал выйдет задница из-за облома с поставками станков и прочего промоборудования. Дело в том, что в моей реальности - СССР сумел очень хитро развести Германию на поставки новейшей для страны техники и оборудования.

К счастью, выручили наши заокеанские партнеры. К тому же - хотя их оборудование и оказалось, возможно, несколько грубее немецкого, но зато - по сути это были технологические линии, предназначенные для вала, в отличии от немцев, которые даже свои танки собирали штучно.

Флот - СССР практически не развивал, отдав этот аспект - полностью на откуп США. Ну те и штамповали эсминцы сопровождения - как горячие пирожки.

В общем - СССР с каждым днем становился все сильнее...

А события, своим чередом - подошли к 25 мая...

Глава 4

...На самом деле, первые признаки проблемы - замаячили еще 23 мая. Если бы кто-то обратил внимание на кашляющих людей в метро.... Если бы не лихорадка наступления, охватившая все общество..

25 мая - ситуация взорвалась. В "скорую" стали поступать сперва десятки а потом и тысячи вызовов. Тревожные сигналы посыпались и с фронта. Кроме того - вспышки начались и во многих других городах страны. Особенно много было зафиксировано в Ленинграде, в Одессе, в Киеве, в Харькове...

К вечеру воскресенья - число умерших от странной, новой формы легочной чумы - по всему союзу составило более 30 000 человек. Количество зараженных - оценивалось как минимум в миллион. В стране - было введено особое положение.

Крупные города - опустели. Люди бежали от эпидемии. Бежали подальше от толп, в деревни. Человек-человеку, снова стал волком. Простые граждане боялись подойти к упавшему, боялись помочь друг-другу. Впрочем - присмирели даже криминальные элементы. Зачем тебе цацки, если ты, спустя пару дней, можешь выхаркать свои легкие.

В эти сумрачные дни - опять проявили себя комсомольцы и коммунисты. На заводах - был объявлен чрезвычайный режим. Все коммунисты и комсомольцы - добровольно остались в городах и на рабочих местах. Правительство ввело особый режим довольствия, включающий в себя расширенный продуктовый паек. Рабочих - перевели на казарменный режим. В казармах же "прописались" и дежурные врачи. Очень на руку оказался недавно открытый группой Ваксмана-Красильникова стрептомицин. Выяснилось что он активен в отношении возбудителей чумы, и данный, очевидно, модифицированный штамм - к нему даже более восприимчив чем обычный. Другое дело, что антибиотика было мало. Катастрофически мало...

Тем не менее - врачи делали все возможное и невозможное. Ксюшка рвалась тоже лично воевать с чумой, но, каюсь, моей порядочности, на нее не хватило. Наверное я и без того очень многое потерял с этой хронопереброской, и нести новые потери - совершенно не хотел. Так что - я воспользовался всем своим весом и сумел через Лаврентия Павловича добиться отправки обеих своих "девок" (и окольцованной и хвостатой) в Штаты. Ксюшу - в качестве лаборантки в группу Ваксмана, ну а Лейлу - охранять Ксюшку.

Сам - разумеется остался. К слову - подкинул идею использования парацетамола в интенсивной терапии больных. Точнее подтвердил уже существующую, информацией о том, что он активно применяется у нас.

Ситуация, конечно, стала близкой к критической.

Массовое бегство горожан в деревни - привело к тому что чума попала и туда. Это - не могло не сказаться на производстве продуктов питания. Деревенские чуть не начали отстрел беженцев (хотя почему чуть - случаи были и немало), но помогло вмешательство местных партработников. Была организована система карантинных "скородомов", куда помещались на неделю прибывшие беженцы. Если выявлялся очаг - судьба их была печальна. Жестокие времена - требовали жестоких мер. Зараженный "скородом" изолировался, и через двое суток после обнаружения заражения сжигался. Условно считалось, что живых в нем не оставалось. Возможности лечить зараженных в деревнях, как нетрудно понять, у страны - просто не было. Не хватало элементарных лекарств, врачей да и койкомест в фельдшерских пунктах.

Ставка, решением большинства голосов - была вывезена из Москвы.

1 июня 1941 года, с подмосковного аэродрома "Чкаловский" в небо ушло пять бомбардировщиков "Конкорд". Спустя еще два часа - со всех прифронтовых аэродромов страны поднялась воздушная армада, какой еще не видело небо.

Как гласило коммюнике, опубликованное в тот самый момент, когда от земли отрывался "костыль" последнего из бомбардировщиков:

"Руководство СССР и США, равно как и весь цивилизованный мир - потрясено чудовищным преступлением, совершенным нацистами. Бесчеловечное, зверское и подлое применение бактериального оружия, направленного прежде всего против гражданского населения - окончательно снимает маску со звериного лица еврофашизма. В сложившихся условиях, ответственность за произошедшее лежит на гражданах всех стран-агрессоров, допустивших приход к власти преступников.

В связи с этим, у союзного командования не остается иного выхода, кроме как применить все доступные средства поражения для нанесения удара возмездия.

Да поймут нас потомки и да поможет нам бог".

Коротко и по существу.

Впрочем - немцы получили послание раньше чем до них дошел меморандум. Послание дошло в тот момент, когда над куполом Рейхстага встало рукотворное солнце.

Бомба была только одна. И мы постарались применить ее наиболее эффективно.

Впрочем - это не означает что для остальных городов Европы все прошло безболезненно. Запасы химического оружия у СССР и США - были огромны. И все оно сейчас рухнуло на известные союзникам промышленные центры.

Нет, мы не бомбили жилые кварталы, там, где это было возможно. Мы не бросали бомб на госпиталя и детские сады.

Бомбы летели на производства, на заводы, на верфи, на ремонтные цеха.

Мы - выбивали квалифицированную рабочую силу. По каждому объекту работали вперемешку и фугасами и газами и напалмом. Три тысячи Б-17, три сотни ДБ-3 - воздушная армада оказалась крайне внушительной.

Помимо Берлина - сплошному бомбовому удару подверглись, так же, Париж и Варшава. И там и там - активно применялось газовое оружие.

А уже на следующий день - мы узнали, что приятным бонусом к нашему удару стала смерть Гитлера.

Геббельс, который выжил, фактически, чудом (в тот день - он срочно выехал на аэродром, что бы отправится в Париж. Там назревала серьезная буча под лозунгом "мы так не договаривались" - потери на фронте оказались крайне высоки, да еще и снабжение вакциной задерживалось, что могло привести к этакому бактериальному "дружественному огню") - бесновался в эфире. Он кричал про чудовищную антисанитарию, которую развели большевики с американцами и из-за которой, у нас и начались эпидемии всего чего попало. Кричал, что мы использовали повод для нанесения удара. Клялся, что месть Германии будет страшной. Попутно - совершенно бессвязно, обзывал нас безбожниками и утверждал что случившееся ни что иное, как божественная "моровая язва" из библии.

А в это время, в подвалах здания Эдварда Гувера, агенты ФБР проводили интенсивные допросы сдавшегося в руки сотрудников таможни чумного диверсанта из "Детей Фреи", резко осознавшего, что мучительно умирать ему не хочется. У диверсанта был изъят пластиковый инжектор с культурой бактерий (и передан в бактериологические лаборатории союзников. Главным образом - в лабораторию профессора Элиавы.).

Допросы велись под запись на пленку и магнитную ленту.

Удары альянса продолжались в конвейерном режиме. Люди, техника - работали на пределе возможностей. Мы теряли десятки бомбардировщиков и сотни пилотов, наши истребители сопровождения - гибли, отвлекая на себя, слава богу, немногочисленные реактивные самолеты противника.... И все же - летчики не просили пощады, аэродромные службы умудрялись падая от усталости - снаряжать машины новыми и новыми бомбами, начиненными как взрывчаткой, так и самыми страшными ядами, известными человечеству.

Войска наземные - закусили удила. У многих солдат, сейчас, в тылу, умирали в мучениях родные и близкие, а они не могли даже получить от них последнего письма.

Война стала не просто всеобщей. Война стала войной на истребление. Пленных уже не брали. Это понимали и войска противника, удерживаясь до последнего человека.

Впрочем - в условиях тотальной газовой войны это был вопрос весьма условный. Ни одно наше наступление не начиналось без предварительной артподготовки газовыми снарядами. Газовые погреба США - казались неисчерпаемыми.

Роли поменялись. Теперь - наступал Альянс. Европейцы честно пытались зацепится за каждый выступ, но с американским конвейером, русскими оружейными разработками, и массированным применением ОМП - это было почти невозможно.

Наличие у еврофашистов реактивной авиации - было нивелировано численным превосходством авиации союзников. Фактически - к середине июля, воздух безраздельно принадлежал союзной авиации. Видя, что Германия не отвечает на наши бомбежки атомным оружием - проснулась и Великобритания. 20 июля - на Острове началось массированное гражданское восстание. С лозунгом "Помни Саутхемптон" - английские фермеры вооруженные кто новеньким "энфилдом", а кто дедовским, англо-бурским монстром - ровненько и споро развешивали по столбам представителей оккупационных властей.

Чаша весов качнулась в другую сторону. Вот только в тылу СССР - бушевала чудовищная эпидемия, и несмотря на все принятые меры, окончательно ее подавить пока не удавалось.

Глава 5

В предыдущей главе - я забежал немного вперед. Да, к августу - мы перешли государственную границу с Польшей. Но сейчас - на дворе стояло самое начало июня, впереди еще были месяцы войны на своей территории, а позади - бушевала эпидемия чумы.

С начала эпидемии - я был прикомандирован непосредственно к ставке. Почти неделю бездействия я перенес, честно говоря, плохо. Хоть какой-то разрядкой стал вылет вместе с ЛПБ на Чкаловский.

Там нас встретил руководитель всей операцией "Исайя", подполковник Джеймс Дулиттл. Звание конечно не великое, но опыт этого человека, в моей реальности ответственного за знаменитую бомбардировку Японии с авианосцев - был огромен. Так что - объединенное командование не нашло кандидатуры лучше. Поздоровавшись, я тут же докопался до подполковника по поводу названия операции, поскольку из прочитанного в глубокой юности "ветхого завета" - запомнил только, что Исайя был каким-то там пророком.

Дулитл оказался мужиком суровым, меня вежливо но непреклонно отбрил, сославшись, что в свое время - я сам все узнаю.

На аэродроме мы подошли к стоящей уже на взлетных позициях группе "Конкордов". Экипаж главного из них, того, которому и предстояло волочь на себе "изделие", в парадной форме - стоял возле машины и наблюдал, как под наблюдением спецназа НКВД, ребята, большинство из которых я видел на Урале в "курчатовнике", с помощью подъемной тележки грузят тушу бомбы, проверяя каждый разъем.

На расстоянии трех сотен метров - был выставлен частый кордон из комендантской роты. Собственно - насколько я был в курсе, у роты был четкий приказ открывать огонь по любому, кто будет подходить не со строго определенной стороны. С каковой было установлено аж четыре ЛРП-40. При виде руководителя операции и лично наркома внутренних дел - летчики вытянулись по струнке. Одного я узнал сразу - это был Байдуков. Второго опознал только после того как он представился. Им оказался штурман Беляков. Третий на уже устоявшемся "русско-английском" отрекомендовался Клэром Ли Шеннолтом. Вторым пилотом бомбардировщика. Байдуков, как я понял - был командиром экипажа. Остальные ребята были калибром поменьше. Евгений Смолин, Сергей Шаманов, Лэсли О`Коннэл, Джереми Свифт, Радильбек Абдуллаев, Семен Шереметьев, Василий Сталин... ВАСИЛИЙ????? Я протер глаза. Васька, с которым мы к тому моменту уже давно установили, хоть и не дружеские (не умею я так отрываться, извините), но вполне приятельские отношения - пялился на меня и лыбился во все 32 зуба. Причем - судя по всему, в данном полете он выступал обычным бортстрелком, а не пилотом. Я скосил глаза на большого босса. Берия при виде лыбящегося воздушного хулигана - скривился как от зубной боли, но промолчал. Видя что Василий явно рвется пообщатся с приятелем (то есть со мной), а остальные летчики уже вполне настоялись, Берия скомандовал "вольно" и усвистал к "группе технического обеспечения", как скромно значился в документах десант из "курчатовника".

- Блин! Ну и что ты тут делаешь??? - поинтересовался я у рыжего обормота.

- Ну как... Узнал об операции... Очень долго упрашивал отца. Собственно - можно сказать, первый случай когда я что-то у него по настоящему просил. В конце-концов он сдался, с условием, что полечу я обычным бортстрелком. Он видимо надеялся что мне гордость не позволит. Нашел гордого, ага (почему все общающиеся со мною - так быстро набираются эрративов из 21-го века???). Это же - по сути вылет всей моей жизни! Да и вообще историческая операция! Я, кстати, и фотоаппарат прихватил - жди, Яр, будет возможность - будет тебе коллекция фотографий горящего нацистского логова!

- А не страшно? - полюбопытствовал я - это же может быть миссия в один конец. К тому же - не боишься, что кровь с рук будет капать всю оставшуюся жизнь? Ты то не представляешь себе, что вы везете, а я - знаю. И уверяю - обычная ФАБ-500 это даже не хлопушка, в сравнении... - ни каких попыток отговорить, разумеется. Я просто хотел понять что движет приятелем. Тем более, что ответственность и правда была огромной, хотя, на мой вкус, немцы заслужили и куда худшего.

Лицо Сталина-младшего затвердело, под кожей резко обозначились желваки

- Не зная я тебя уже не первый год - подумал бы что передо мною предатель. - процедил сын вождя. - после всего что было этими зверями сделано, их мало всех в порошок стереть. Я когда сюда ехал - видел как горел "скородом" в одном из колхозов, мимо которого мы проезжали. А оттуда вой стоял... Многоголосый. Мне одно жалко - за рычаг бомбосбрасывателя, дергать не мне а Белякову. Ну да ладно - я может его еще уговорю...

- Расслабься, дружище. Я просто спросил. Так, для себя.

- Яр, я конечно раздолбай местами, что и признаю совершенно честно, но не идиот же! Все вы вечно опасаетесь, что я слишком легко ко всему подхожу. Что ты, что отец... Что Лаврентий Палыч. Который, между прочим, отца отговаривал, что бы он меня не пустил.

Для меня этот полет - это все сразу. И возможность поучаствовать в отмщении за всех, кто сейчас умирает в госпиталях, и - возможность войти в историю. Не без этого.

"Внимание! Группа "Лот" - по машинам!" - прогремел голос из жестяного рупора висящего на столбе между нами и хозяйственными зданиями аэродрома.

Васька сгреб меня в охапку, обнял дружески, буркнул, "Ну, до встречи!", после чего нырнул в чрево громадного самолета.

Следующие несколько часов, прошли на КП тихо и относительно спокойно. Воздушная армада - шла на свои цели. По задумке Дулиттла - машины которым следовало лететь ближе - поднимались позже, с тем, что бы обрушить свои бомбы одновременно со всеми.

В час Х, а именно, в 5 ночи, по Москве - от самолета-наблюдателя, сопровождавшего основной носитель - нам пришел сигнал, что "изделие" сработало штатно.

Командный пункт воспринял эту новость - на удивление спокойно и выдержано. Только Гарольд повернулся к нам с Берия и поинтересовался:

- Вы желали знать почему Исайя, господа? - он снял трубку полевого телефона, прокрутил ее несколько раз, выслушал ту сторону, после чего коротко отрезал "Начали". Положив трубку - он протянул руку и включил супергетеродинный радиоприемник, стоящей в углу КП.

Пару минут радио просто хрипело, после чего прошел длинный тоновый сигнал.

А затем, раздался узнаваемый, хорошо поставленный голос Левитана, читающего с выражением и непередаваемой интонацией:

"Поднимите знамя на открытой горе, возвысьте голос; махните им рукою, чтобы шли в ворота властелинов.

Я дал повеление избранным Моим и призвал для совершения гнева Моего сильных Моих, торжествующих в величии Моем.

Большой шум на горах, как бы от многолюдного народа, мятежный шум царств и народов, собравшихся вместе: Господь Саваоф обозревает боевое войско.

Идут из отдаленной страны, от края неба, Господь и орудия гнева Его, чтобы сокрушить всю землю.

Рыдайте, ибо день Господа близок, идет как разрушительная сила от Всемогущего.

Оттого руки у всех опустились, и сердце у каждого человека растаяло.

Ужаснулись, судороги и боли схватили их; мучатся, как рождающая, с изумлением смотрят друг на друга, лица у них разгорелись.

Вот, приходит день Господа лютый, с гневом и пылающею яростью, чтобы сделать землю пустынею и истребить с нее грешников ее.

Звезды небесные и светила не дают от себя света; солнце меркнет при восходе своем, и луна не сияет светом своим.

Я накажу мир за зло, и нечестивых - за беззакония их, и положу конец высокоумию гордых, и уничижу надменность притеснителей;

сделаю то, что люди будут дороже чистого золота, и мужи - дороже золота Офирского.

Для сего потрясу небо, и земля сдвинется с места своего от ярости Господа Саваофа, в день пылающего гнева Его.

Тогда каждый, как преследуемая серна и как покинутые овцы, обратится к народу своему, и каждый побежит в свою землю.

Но кто попадется, будет пронзен, и кого схватят, тот падет от меча.

И младенцы их будут разбиты пред глазами их; домы их будут разграблены и жены их обесчещены.

Вот, Я подниму против них Мидян, которые не ценят серебра и не пристрастны к золоту.

Луки их сразят юношей и не пощадят плода чрева: глаз их не сжалится над детьми.

И Вавилон, краса царств, гордость Халдеев, будет ниспровержен Богом, как Содом и Гоморра,

не заселится никогда, и в роды родов не будет жителей в нем; не раскинет Аравитянин шатра своего, и пастухи со стадами не будут отдыхать там.

Но будут обитать в нем звери пустыни, и домы наполнятся филинами; и страусы поселятся, и косматые будут скакать там.

Шакалы будут выть в чертогах их, и гиены - в увеселительных домах.".

Кажется шокировало это всех. А следующий диктор, столь же хорошо поставленным голосом зачитал это же послание на немецком языке. А затем на французском. И на польском, конечно же.

Я не религиозен, и уж тем более - ни разу не христианин. Но, должен сказать, меня пробрало. Даже представлять себе не хочу, что же почувствовали в этот момент те немцы кто сразу после бомбардировки - услышали это послание.

По радио крутилось пророчество Исайи, а на промышленные районы немецких, польских и французских городов - летели тонны бомб, как будто иллюстрируя слова из пророчества:

Я накажу мир за зло, и нечестивых - за беззакония их, и положу конец высокоумию гордых, и уничижу надменность притеснителей;

сделаю то, что люди будут дороже чистого золота, и мужи - дороже золота Офирского.

Для сего потрясу небо, и земля сдвинется с места своего от ярости Господа Саваофа, в день пылающего гнева Его.

Глава 6 (Все главы связанные с бактериофагами - написана с большой помощью известного многим моим читателям, ЖЖ-пользователя phago_lov. Спасибо вам огромное, доктор!)

В Куйбышеве я успел провести меньше суток. Едва хватило привести себя в порядок, покушать да вздремнуть. А затем - меня отправили в следующую командировку.

В стране - все еще бушевала эпидемия. Антибиотиков попросту не хватало, да и даже если бы хватало - побочные эффекты от применения того же стрептомицина - зачастую могли сделать человека полным инвалидом. Осложнения на слух, на почки... В общем - антибиотики не даром названы "убийцей живого".

Слава богу, одними антибиотиками наш арсенал не ограничивался. Сталин, в общем-то как раз на подобный случай подготовил козырь в рукаве. Главным "по тарелочкам", был профессор Элиава, руководивший в Тбилиси, созданным там специально под него НИИ фаготерапии. Как вы уже поняли из названия, имя этого козыря было - фаги.

Итак, фаги. Вирусы бактерий. Маленькие и узкоспецифические диверсанты. "Золотые пули", на каждой из которых - нанесено имя строго одного возбудителя. Убивающие ("лизирующие") бактерии - практически без вреда для организма-хозяина...

Капризные твари, которых нужно подбирать под каждую вспышку индивидуально.

НИИ и без того было на особом положении. А в связи с особой ситуацией... В общем меня вызвали к Сталину. Разговор с Кобой вышел очень коротким. Мне по сути пояснили всю тяжесть ситуации, снабдили зубодробительными полномочиями, подтвержденными такими бумагами, что даже у меня волосы встали дыбом, после чего сообщили, что моя задача - нестись бешеным изюбрем в Тбилиси, где и быть непосредственным представителем Ставки при НИИ удовлетворяя все их возможные запросы раньше чем они возникнут и отрывая головы всем, кто будет хоть каплю работе НИИ мешать. Впрочем - мне так же было поручено пинать ученых так часто и много, как это только понадобится для скорейшего результата. "Ты парень умный, эрудированный, сообразительный - общий язык найдешь быстро".

В итоге, я не успел еще толком опомнится, как уже сидел в самолете, держащем курс на Москву. Там я должен был встретится с представителем института, помочь ему со сбором образцов и отправляться вместе с ним (и образцами) в Тбилиси.

Тушино встретило меня непривычной атмосферой запустения. Самолетов практически не было. Мой дуглас подкатил почти к зданию аэропорта. Еще в самолете я натянул комбинезон КВРХБЗ. Для полной герметизации - оставалось только накинуть и довернуть шлем с панорамным стеклом. Внутри - меня уже ждали. В точно таком же костюме КВРХБЗ скучал военврач третьего ранга. Пресловутым военврачом - оказался парень лет 30, с военной выправкой и хитрющей физиономией записного пройдохи. Сделав себе в уме пометочку "держать ухо востро" - я направился к нему.

- Здравия желаю, товарищ майор государственной безопасности! - медик заметив меня резко встал по стойке смирно. Честь правда отдавать не стал. В виду отсутствия головного убора.

- Вольно. И давай дальше без уставщины. Я не знаю сколько нам вместе работать, но наиболее плодотворной - работа будет если мы будет стараться меньше времени тратить на ритуалы. Ярослав - я протянул руку.

- Стас - рукопожатие у доктора оказалось самое что ни наесть медицинское. Хирургическое, я бы сказал. Тоже мне - скромный бактериолог.

На выходе из здания аэропорта нас дожидался ЗиС-16 радикально-белого цвета, с огромными красными крестами на бортах. Внутри автобуса - размещалась пачка разнокалиберных девиц, возрастом лет этак от 16 до 25. Девицы, что характерно - все как одна были симпатичными. Это видимо такая особенность медицины и медицинских вузов. Концентрация красоток - в ней традиционно выше чем в любой другой отрасли.

Девчата были в противочумниках, но с откинутыми масками. Половину автобуса занимал багаж с какой-то специализированной аппаратурой.

Сразу, как только мы вошли - двери автобуса закрылись, после чего приставленный ко мне "Вергилий" объявил:

- Все готовы? Тогда следующая остановка - коллектор "первомеда"!

- Боже мой! Как же тут пахнет!!!!! - вой девицы над моей смакушкой заставил меня вздрогнуть. В принципе - мы со Стасом находились в определенно выигрышном положении. Наши РХБЗ - обладали замкнутым циклом дыхания, так что миазмов мы не ощущали. Но именно по этой причине - ковыряться в дерьме было поручено именно нам. Как наиболее защищенным. Девушки же принимали снятые пробы и проделывали с ними какие-то хитрые манипуляции. Увы, костюмы высшей радиохимбиологической защиты - стоили "как танк", и посему были доступны далеко не всем.

В итоге, как я уже сказал - в дерьмо полезли мы со Стасом, дабы не рисковать здоровьем девушек. Их противочумники - вполне защищали от уже полученных проб, а вот капли могли и стать опасными. Впрочем - помимо капель, оставалась проблема запаха. И вот он то был чудовищен. Наверху, над нашими головами - стоял многоголосый девичий мат. Определенно, вчерашние студентки, представляли себе работы медика несколько иначе. Тем не менее - для выделения фагов нужен был фильтрат. Причем наиболее "вкусные" образцы - получались на госпитальном, простите, дерьме. Первый мед - занимался экспериментальной терапией больных антибиотиками, так что их общие отходы - и были нашим источником образцов фагов.

Вообще - это была отдельная трагедия. Правительству приходилось решать - чья жизнь нужнее. Мед принимал только VIP-пациентов, как сказали бы в мое время. Одним из пациентов, кстати, был ни кто иной, как Александр Яковлев. Слава богу - его состояние оказалось стабильным и терапия явно помогала. Более того - даже на больничной койке, он продолжал работать. В Ставку ушло его предложение о новом истребителе. Этаком "яке-буллпапе". Ну да это отдельная история.

После того как мы выбрались из коллектора - выгляделеи мы конечно жутко. Мало того - еще и представляли немалую опасность для окружающих. Слава богу - персонал меда уже приготовил все для обеззараживания. Второй задачей для нас - стал сбор легочного материала умерших....

Город вымер. Я шел по опустевшей улице, заваленной брошенными чемоданами, какими-то тележками, в луже в переулке - лежал плюшевый зверек, до боли напоминающий чебурашку.

А еще - вокруг лежали мертвые тела. Припекало, так что вокруг, наверное, царило страшное зловоние - не знаю, меня защищал КВРХБЗ с автономным кислородным аппаратом. Вспомнив о том, что мой запас кислорода ограничен - я глянул на манометр прикрепленный на предплечье левой руки. Воздуха в баллонах оставалось еще две трети, а в автобусе - лежало несколько "запасок"... Я автоматически попытался потереть лоб, ткнулся рукой в панорамное стекло шлема, чертыхнулся и побрел дальше...

Вообще, трупы убирались. Солдаты в противочумниках, баграми, сгребали уличных покойников и забрасывали в кузов самосвала ЯС-1. Сами бойцы передвигались перед труповозкой на ЗиС-5. Собранный урожай - свозился за город, где сбрасывался в огромные котлованы, послойно. С засыпанием негашеной известью каждого слоя. В общем уборка трупов была налажена. Другое дело, что погребальных команд - было не так много, и в некоторые места, пусть и небольшой, пока, Москвы - они наведывались несколько реже, чем, возможно, это было нужно делать.

С другой стороны - это сыграло нам на руку. Стасу, зачем-то, понадобились образцы не только свежих тканей (этого добра он себе настрогал в морге госпиталя), но и "лежалые". Так что - мы узнали в комендатуре куда давно не заглядывала труповозка и понеслись туда сами.

Привычную мне в моем времени Старообрядческую - было, конечно, не узнать. Ни эстакады ТТК, ни новых домов... Но страшнее всего было запустение.

Брошенная, покинутая жителями, вымершая Москва - была в сотни раз страшнее, чем если бы ее разбомбили. Это старая истина - оживший скелет менее страшен, чем привидение. Скелет города - всегда понятнее его призрака.

Пустынные улицы, залитые жарким и ярким июньским солнцем... Пыль, играющая в косых солнечных лучах... Мертвая тишина, нарушаемая лишь мерным хлопаньем распахнутого, да так и оставленного окна.... Брошенный чемодан... Детская игрушка... Велосипед. Обычный, довольно новый... Фотоаппарат с разбитым объективом. Кажется "лейка"...

Пейзаж был страшен именно своей обыденностью. Обычностью.

Внезапно, от дома, ко мне под ноги - метнулся маленький комок грязи. Метнулся и прижавшись к ноге задрожал всем телом. Я наклонился и подобрал ошалевшего от страха, голода и одиночества котенка.

- Что там у тебя? - Стас заглянул через плечо. - О! Подобранец! С собой хочешь взять?

- А это возможно? - удивился я.

- Нет преграды идиотам... Ой, простите, товарищ майор - сквозь стекло шлема была видна широченная улыбка доморощенного юмориста - обреем налысо, продезинфицируем. На всякий случай - пару дней на голодном пайке, мало ли кому он нос с голодухи успел отгрызть. Потом еще раз дезинфекция и все. Добро пожаловать в семью.

Я посмотрел на дрожащий у меня в руках комок. Котэ - посмотрел в ответ на меня. В желтых, манульих, глазах читалось столько всего, что решение я принял даже не раздумывая. К тому же - я всегда любил разлапистых зверей, а у этого лапищи были - не у каждой собаки такие встретишь....

....Спустя еще четыре часа, наш самолет оторвался от ВПП и взял курс на Тбилиси. В салоне сидел "гарем Артамонова", как прозвали женский выводок Стаса остроумные санитары "первомеда", собственно сам военврач третьего ранга Стас Артамонов, я - а еще совершенно лысый и стерильный котэ в плексигласовом прозрачном ящике с дырочками для вентиляции. На крышке какой-то шутник (и я даже догадываюсь какой) аккуратно вывел - "Собственность Эрвина Шредингера".

Глава 7

Полет обещал быть долгим. Все же - Тбилиси не ближний свет для Москвы. Девчонки завалились на тюках с оборудованием и сладко дремали, котэ - привыкал к своему новому, лысому состоянию и полеты. Выражалось это в том, что животина поджала под себя лапы вывалила язык чуть не на всю длину и часто и тяжело дышала.

Ну а Стас - решил прочитать мне небольшую лекцию:

- Понимаешь, Ярослав, по сути - мы пока в самом начале исследований. Собственно, фаги и открыты чуть больше двадцати лет назад... Что мы о них знаем сейчас?

Ну, бактериофаги (для краткости - просто фаги) - это вирусы, заражающие бактериальную клетку. Каждый конкретный фаг заражает только своего хозяина, у каждой бактерии всегда есть несколько фагов. Таким образом - речь идёт о в высшей степени специфичных, узкого спектра, антибактериальных агентах. Те самые волшебные "золотые пули", на каждой из которых - написано имя врага. Фаги имеют размеры менее 0.1 микрона, наиболее распространённая форма - голова, хвост - белковая трубчатая конструкция, крепление его к голове стабилизируется ионами кальция или магния. Хвосты могут быть ригидными или способными к сокращению (контрактильные).

Как происходит заражение фагом? А черт его знает. Точнее как... Он находит бактерию и цепляется к ней хвостом. А спустя весьма незначительное время - бактерия начинает натурально таять, выпуская сотни тысяч новых фагов. Тут надо понимать, что размер фагов настолько мал, что наблюдать их в микроскоп - крайне тяжело. В общем - не до подсчетов. Даже лучшие из лучших аппаратов, к слову, немецкие - позволяют вести лишь достаточно общие наблюдения. Кое что удалось понять только когда у нас появилось новейшее, экспериментальное устройство, перед самой войной у "Сименса" купили. "Электронный микроскоп". Это такая штука... Ну в общем... Работает он не в оптическом спектре... Черт, даже не знаю как не специалисту это пояснить...

Стас ненадолго замолчал. Я - выглянул в иллюминатор. В квадратном окне проплывали необъятные просторы нашей родины. Где-то на горизонте, в туманной дымке уже можно было различить сумрачные склоны кавказских гор.

Страна, раскинувшаяся под крылом нашего самолета - была прекрасна. Безграничная, населенная прекрасным, светлым народом, поднявшаяся от плуга - к секретам атомного ядра. Страна - которую сейчас хотели у нас отнять. Попутно истребив большую часть населения. Страна - в которой сейчас бушевала смертельная болезнь.

Доктор, достал массивный серебряный портсигар, вынул сигарету и вопросительно глянул на меня. Я покачал головой. Тогда Стас защелкнул свое ядохранилище, выбил об крышку "палочку здоровья", прикурил, с наслаждением затянулся, после чего продолжил:

- Мы знаем только одно - фаги одного вида атакуют только одну бактерию. В смысле - только однотипную. Выведи в чашке Петри культуру E.coli, найди ее фагов и зарази ее - она вымрет. Возьми каплю полученной жидкости и помести в любую другую культуру - она этого даже не заметит. А будучи помещенной к новой культуре кишечных палочек - моментально сожрет и свежую порцию. Тут правда надо учесть, что даже штамм - должен быть одинаковым. Будут твои палочки от другого штамма - и ничего им твой фаг не сделает.

Кроме того - фагов есть два основных типа. Есть - литические. Эти - жрут бацилл за милую душу. А есть - "умеренные". Которые бактерию атакуют... И ничего больше не происходит.

Для фаготерапии умеренные фаги не только бесполезны, но и вредны, поэтому в процессе селекции фагов для лечебных целей умеренные фаги отбрасываются и ни в коем случае не включаются в препарат. Умеренный фаг при определённых условиях может стать вирулентным (впрочем, как и наоборот), Черт его знает как он это делает. Вот захотелось ему. Главное - для терапевтических целей отбираются строго вирулентные фаги.

Фаг не может поменять хозяина, т.к. дла этого ему нужно полностью сменить рецепторный аппарат, а подобное не допускается даже теорией вероятности. Фаги не могут заражать клетки эукариотов (организмов, обладающих ядерной мембраной) - людей, животных, растений и грибов, т.к. все его механизмы жизнедеятельности заточены под прокариотические организмы (не обладающие ядерной мембраной) - это мы знаем точно. Так что - можно пускать этих ребят в свой организм абсолютно смело. Не сожрут....

Стас зевнул. За окном плавно опускалась ночь. Похоже - в Грузию мы должны прилететь затемно.

Я уже собирался ложится спать, как вдруг почувствовал, что пол самолета - уходит у меня из под ног. Я даже не успел испугаться, когда пол вдруг прыгнул обратно, дав мне по пяткам что есть силы.....

В общем, дедушка-Кавказ - решил встретить нас веселенькой свистопляской турбулентности, именуемой в народе "воздушными ямами", просто одно дело, когда ты влетаешь в них в комфортабельном кресле огромного лайнера типа "Джумбо" или Ил-86, и совсем другое - когда проделываешь то же самое, сидя на лавке внутри крошечного по моим меркам "Дугласа".

Таким образом, к моменту посадки на аэродроме города Тбилиси - я успел вдоволь налетаться по всему салону. Из самолета я выползал не выспавшимся, избитым скамейкой, да еще и полуоглохшим, ибо визг наших милых медицинских девочек, включился буквально с первой ямы, и не прекращался, чуть не до самой посадки.

Абсолютно алогичным на этом фоне - выглядело нападение наших краснокрестных амазонок на бедный экипаж "авиалайнера" и зацеловывание его (экипажа а не "Дугласа" ) до состояния полного обалдевания. Впрочем, а что еще ожидать от абсолютно спонтанных представительниц прекрасного пола?

Прямо на поле, к самолету подрулил такой же точно автобус как и в Москве. Трое дюжих медиков - сноровисто загрузили оборудование из самолета, девицы - погрузились своим ходом, ну а котэ - торжественно занес я. После этого - шайтан-машина взревела своим слабосильным мотором, и газанула так, что я чуть не потерял равновесие! Грузинские водители - не переставали удивлять. В это время - самолет уже облепили техники и прочая аэродромная обслуга. По прямому приказу ставки - самолет придавался нашей миссии и должен был быть готов взлететь по первому же приказу. Мало ли - куда потребовалось бы лететь за новыми образцами биоматериалов.

Впрочем - все полеты и все остальное, явно ожидало меня "завтра". Сегодня же - я наконец добрался до гостиницы, причем, с далеко не самым плохим номером. Там я, собственно, и отрубился.

Глава 8

- Петров, где этот фильтрат?! Что значит "девочек спроси"?! Я тебя сейчас спрошу! Так спрошу, что ты у меня на фронт, простым санитаром поедешь! Что значит "есть на фронт!"?! Я тебе такой фронт устрою! Марш работать!

Атмосфера НИИЧАВО ощущалась буквально с порога. Собственно, именно с порога я и услышал вышеописанные вопли.

Институт жил. Жил бурно, весело и с размахом. Пока я добирался до приемной (на территорию то я прошел без проблем, по своему вездеходу с личной подписью Самого) - меня три раза чуть не сбили какой-то тяжеленной аппаратурой, которую стайка молодых людей волокла в разные стороны, помогая себе негромкими матерками и покряхтываниями, пару раз пытались припахать, дважды - набрасывались с требованием немедленно пойти и убедится что теория верна/не верна. В общем было весело.

На самом деле, описывать две недели проведенные мною в НИИ - можно долго. Возможно, когда-то я возьмусь за перо и напишу целые мемуары посвященные этой теме. Назову, например: "Как я был вирусологом". Было весело, а местами и страшно. А уж когда меня с ног до головы залило зараженным посевом... В общем - на мне сходу фагов и откатали.

Как бы то ни было - итогом всех приключений стала ежедневная выработка бешенного количества фагов, являющихся "золотой пулей" для немецкой чумы. И хотя эпидемия пока продолжалась, зараза была побеждена.

Ксюшка написала из америки, рассказала, что их перевели в Нью-Йорк, спрашивала когда смогу приехать я.

На фронте, как я уже говорил ранее - ситуация полностью переломилась.

1 августа - вышли из войны Болгария, Венгрия, Чехословакия. Им хватило печального опыта Польши. Польша к этому моменту - непрерывно заливалась тоннами химикатов. От некогда плодородного края - осталось одно воспоминание, отравленное насквозь. Гражданское население - массово бежало из обреченной страны. Войска противника - отсутпали, будучи не в силах постоянно находится в непригодной для выживания атмосфере.

Евроальянс рушился.

На собранную в Москве конференцию, посвященную переустройству послевоенного мира - примчалась делегация из спешно освобождаемой Англии. Ребята решили слегка пошакалить. Были вежливо посланы. Новый мир - должен был делится между двумя победителями.

Сталин - всю неделю до саммита ходил довольный как кот дорвавшийся до сметаны, и мурлыкал себе под нос какую-то муть, из незнакомой мне оперетки. Похоже что он придумал какую-то особую идейку, каковую и планировал внедрить в голову Рузвельта. Зная о бешенном влиянии Кобы на американца, я в общем-то не сомневался - этот внедрит.

Как бы то ни было, саммит прошел. Судя по всему - прошел успешно. К 20 августа - мы вышли на границу Германии. Часть войск САСШ была к этому моменту выведена из СССР в неизвестном направлении. Формально, считалось, что на переформирование и частичную демобилизацию. На самом деле - готовилась операция "Авангард", подразумевавшая сплошной удар десанта, через Па-де-Кале.

А 21-го августа - Нью-Йорк перестал существовать.

Удар произошел в ночь, с 20 на 21 августа 1941 года. Как оказалось, немцы использовали свою знаменитую вундервафлю, А-10 "Америка". Не уверен что это был оригинальный проект Фон Брауна, скорее всего - доработка напильником со стороны моего визави. Как бы то ни было, но по САСШ был нанесен страшнейший удар. Кроме всего прочего - мощность оказалась сильно выше 100 килотонн. Похоже - у них производство зарядов сдвинулось с места.

Я узнал об этом от Сталина лично. Сидел в кремлевском буфете, пил чай. В это время подошел Иосиф Висарионович, на удивление фамильярно, даже как-то по семейному, положил руку на плечо. Сказал "Ты сиди, сиди...", пару раз пыхнул трубкой и спокойно но с сочуствием сообщил и об ударе и о том, что институт оказался почти в эпицентре. После чего приказал налить мне водки и тактично отошел.

Следующие события, я помню, признаться, не очень хорошо...

В общем на второй день после этого известия - я положил на стол Сталину рапорт, с просьбой направить меня в действующие войска. Тут мне ловить было больше нечего. Все что я мог и знал - я отдал стране. Все что я любил - сгорело в пламени ядерного взрыва.

Самоубийство - не было выходом, ибо было бы победой моих врагов. Единственным желанием у меня было сейчас добраться до как можно большего числа немцев и уничтожить их.

ИВС внимательно посмотрел на бумагу, заглянул мне в глаза, о чем-то подумал, а затем, к моему некоторому удивлению, молча размашисто подписал рапорт, даже не попытавшись меня отговорить....

...Генеральное наступление, началось с того, что на позиции противника обрушился в очередной раз стальной шквал. Наделанные в огромном количестве "Катюши" - стали форменным проклятьем немцев в течении всей этой короткой но ожесточенной войны.

В то время как наши бомбы и ракеты падали на пограничные укрепления противника на восточной границе, на западе - сотни тяжелых бомбардировщиков превращали в фарш укрепления на французском берегу.

А затем - в бой пошли люди....

Мы шли вперед и не знали, что в данный момент, с японских авианосцев взлетают самолеты, несущие свой груз в сторону Лос-Анжелеса. Япония - наконец, вступила в войну....

...Эта пуля - нашла меня в тот момент, когда я вместе со своими ребятами зачищал Герлиц. Глупая пуля, как чаще всего и бывает. Подлая.

Нет, это был не снайпер, не засевший в развалинах, практически стертого с лица земли города, гитлерюгендовиц.

Нет, просто из переулка выскочила молоденькая полька и крикнула что-то в духе "Сюда, пан офицер". Ну а когда я повернулся - ничтожно сумняшеся выстрелила мне прямо в лицо из позаимстованного где-то "вальтера" P-38... Я даже не успел почувствовать боли...

...Разбудило меня тихое бибиканье и шипение. Сквозь жалюзи - на одеяло падал полосками утренний свет. Справа от кровати плавно шипел аппарат искусственной вентиляции легких и рисовал жизненную кривую кардиомонитор. На столе рядом - стоял ноутбук, так и "заснувший" с открытой крышкой. Ну а за столом - спала, положив голову на руки, моя любимая и такая далекая, уже почти забытая супруга из моего родного времени... Видимо от моего движения - оторвался какой-то из сенсоров, так что палату моментально залила соловьиная трель встревоженной умной электроники...

- В общем палец нам пришлось ампутировать. Ухо тоже повреждено, вам еще повезло - не каждый после встречи лоб в лоб с пьяным дальнобойщиком на камазе отделывается такой фигней! - доктор Сорокин, кругленький и розовый как колобок, жизнерадостный дядька лет 30 не мог нарадоваться что спас очередного пациента. Современные технологии, частная клиника и сильно расширенная, добровольная медецинская страховка - способны в сумме вершить чудеса. Немало помог и профессор Афанасьев, отец моей благоверной и ведущий нейрохирург в "Бурденко". - Больше всего нас удивило то, что ваш организм несмотря на кому, внезапно решил здорово похудеть и подкачать мышцы. Профессор предположил что "дух правит телом" и видимо ваше сознание переживает какие-то загадочные приключения. Так что у нас теперь все отделение реанимации и нейрохирургии - ждет вашего отчета где вас носило! И не отнекивайтесь! Мы вам жизнь спасли, имеем же право знать - откуда мы вас вытащили!.

Доктор заливисто расхохотался, Анюта присоединилась к нему и даже я улыбнулся...

...А в душе - полыхал огонь, над Нью-Йорком вставал ядерный гриб, сжигающий мою любовь, и гибли люди... И через подвиг множества людей - рождался новый мир...

И я даже не решился бы сказать точно - какой из этих миров реальнее и ближе мне...

Как бы то ни было, но я решил выполнить просьбу доктора. Возможно - это нужно было и мне самому... Просто, что бы не забыть и не потерять то, что я пережил. Что бы не забыть кто я был и кем я стал.

На этом, наверное, следовало бы поставить точку. Но у меня все еще дрожат руки, так что, все время получается многоточие...

Глава 9

Я отложил законченную и распечатанную рукопись и посмотрел за окно. Темнело. На душе было тоскливо и скреблись кошки. Я посмотрел на монитор. На экране горела загадочная туманность "Орел", а точнее "Столпы творения" - безумно красивые газопылевые образования. Моргал кучей контактов желающих меня немедленно видеть "кип", ломилась от писем электронная почта...

А главное - все это было таким ненастоящим, глупым, ненужным никому... Что такое виртуальная дружба, для человека, который вытаскивал настоящего друга под огнем? Что такое "контра" для того, кто сам получал пули?

Нет, это не был какой-то особый "снобизм фронтовика". И у меня не было претензий к своим виртуальным друзьям. Эти ребята жили на всем шарике от Китая и до США, общались несмотря на расстояния, имели свои увлечения... У меня были претензии к этому миру, который загнал всю жизнь этих замечательных, умных и эрудированных людей - в Сеть. А ведь за пределами сети - большая часть из них превращалась в обычный "офисный планктон", без перспектив, без надежды, без будущего. Жизнь за клавиатурой от рождения и до гроба. Жизнь обычного клерка. Ничего не производящего, ничего не строящего и не создающего... Жизнь человека, которому звезды суждено видеть только на обоях рабочего стола.

Этот мир - был болен. Болен смертельно. Построенный вокруг бесконечного потребления, мир, в котором кровью стал товарно-денежный поток, мерилом достижений - толщина кошелька и вес брильянтового колье... Мир в котором правили не ученные и творцы, а мошенники и банкиры...

Знаете, в этот момент я понял, что этот мир даже страшнее чем однажды приснившийся мне мир победившего нацизма. По крайней мере в том мире - человечество, пусть и только в составе победивших, все еще тянулось к звездам.

В моем реальном мире - человечество зарылось рылом в кормушку. Похоронило себя заживо.

Я вспомнил свое рабочее место. Высокотехнологичный склеп, рядом с жужжащим на все лады храмом вычислительной техники. Вспомнил закутки менеджеров нашей компании. Крошечные клетушки из гипсокартона, в которых, отгородившись от всего мира, общаясь с ним только посредством мессенджеров, зарабатывает свои копейки, считая большим достижением поездку раз в год в Египет или Турцию, что бы там неделю не просыхать в местном баре под кондиционером.

Мы явно пошли куда-то не туда. И потеряли собственное будущее, превратившись из творцов - в тупую, планетарную саранчу. Не сами - нас сделали такими, обманув обещаниями хорошей жизни и сытого харча.

Я понял что меня охватывает какое-то странное состояние. Я - ненавидел этот мир всеми фибрами.

Из зала донесся дебиловатый смех телевизора. Жена смотрела то ли "Дом-2", то ли "Камеди-клаб".

Это был не настоящий мир. Не мой. Искусственный. Фальшивый как растворимая лапша и синтетический как приторная газировка. Мир в гомеостазе, существующий просто что бы существовать. Мир в котором не осталось места подвигу, славе, стремлению вперед. Мир в котором честь и совесть были ругательствами а умение обмануть, урвать, украсть - давало своему обладателю невероятную фору. Мир в котором ампутация совести была операцией не кастрирующей а аугментирующей.

Спокойным движением я открыл ящик стола и достал пистолет. Выщелкнул магазин.

В магазине, шахматным порядком, выстроилось 14 патронов. Мощных, усиленных.

Я защелкнул магазин и передернул затвор.

В голове было пусто. Точнее - там были только боль и ненависть. Я уже видел какими мы все должны были быть. Я знал каким мог бы быть весь наш мир... Пусть это было лишь моей галлюцинацией, фантазией в коматозном состоянии, но это был тот идеал к которому мы должны были стремится.

Я сам не заметил, как из моих глаз потекли слезы. Просто сузилось поле зрения и размылась рукоятка пистолета лежащего на моей ладони, по щекам потекла влага...

Мы должны были быть цивилизацией творцов. Мы должны были быть новыми Прометеями! Сильными, смелыми, гордыми и мужественными! Те кто сейчас горбатился за гроши на ограбившего их же и их отцов - никогда не должны были познать этого рабского ярма! Мы - не рабы! Рабы - немы!

Пелена перед глазами уже мешала видеть. Я попытался моргнуть. Не получилось.

Голова гудела как колокол. Все мое сознание, вся личность превратилась в ненависть. Я отрицал право на существование этого мира победившей мерзости и низости. Мира, в котором не осталось место Человеку....

И мир поддался. Я понял что насколько он чужд мне - настолько же и я чужд ему. Я услышал рев рвущейся реальности и почувствовал встречную ненависть и отвращение, с которым этот мир вышвырнул меня из себя... Последнее что я увидел - это взрывающийся монитор, и несущиеся на меня Столпы Творения из Туманности Орел...

А затем пришел свет.

Глава 10

- Товарищ командир! Ярослав Владимирович!!!! Очнитесь!!!!! - мне на лицо пролилось еще немного воды.

Я сосредоточился и моргнул, услышав над собой облегченный вздох сразу десятка человек моего отряда. Перед глазами все еще плыло, но кое как обведя взглядом обстановку я увидел что нахожусь в ощетинившемся стволами кольце бойцов, головой на коленях нашего санинструктора, который в данный момент поливает мне морду водой из фляги.

Моргнув еще пару раз, я попытался сесть. Как ни странно - это получилось.

- Однако крепкий шапка делают в Ленин-городе! - важно подняв палец сказал наш штатный снайпер Рытхэу - пулю от головы нашего командира мал-мала отвел.

Голова гудела как пустой чугунный казан, который таскал везде за собой Байжанов, готовивший в нем периодически (по мере обнаружения подходящего провианта) такой плов, что народ на запах сбегался аж с другого конца позиций.

Тем не менее - я попытался подняться. Как ни странно это получилось. Уже упомянутый Байжанов - подал мне каску. Каска была нового образца, причем технология производства металла для нее была, насколько я был в курсе, позаимствована из моего несчастного автомобиля.

Вообще, если честно, с восприятием реальности у меня были явные проблемы. Я ни как не мог понять на каком свете я нахожусь и где вообще присутствую. А главное - какой из миров реален - мой старый или мой новый? Меня глючило когда приснилось что я очнулся после аварии, или глючит сейчас, в то время, как в настоящем мире - я просто уехал крышей?

К реальности меня вернул невероятный запах дерьма.

Нет, не подумайте, на войне, вообще говоря, всегда пахнет ахово. К этому слегка приспосабливаешься, да и про гигиену забывать нельзя никогда, но увы - деваться от этого некуда. Физиология-с.

Тем не менее - тут запах резанул нос просто конкретно. Я чисто инстинктивно повернулся "по ветру" и тут же сблевал. Зато мозги от увиденного и унюханного - моментально встали на место.

В десятке метров от места где меня пытались пристрелить росло несколько сравнительно молодых березок.

Так вот - на двух из них, сейчас висели замечательные украшения. На одном - нога. На другом - еще дергающееся женское тело без ноги. Что характерно - тело я узнал.

Говорить я ничего не стал. Равно как вспоминать про законы войны и заниматся прочим морализаторством. Просто молча протянул руку за спину. Кто-то из ребят вложил мне трофейный "люгер". Я оттянул двумя пальцами затвор, убедился что патрон дослан в патронник, максимально твердым шагом подошел к еще живой полячке и поднеся ствол практически к основанию ее переносицы нажал на спуск.

Руку тут же обдало осколками кости вперемешку с мозгами. Меня снова замутило, правда не от кровавых подробностей, а от благоприобретенного сотрясения, похоже.

На ногах я продержался еще около часа. Потом мне совсем поплохело, так что пришлось спешно отправляться в тыл.

В госпитале на меня орали. Матом. Ознакомившись с моим личным делом, товарищ военврач первого ранга, невысокая тетушка с десятым размером бюста и мамонтовой талией смешала майора госбезопасности с пеплом и землей. Мне было высказано что я преступно отношусь к своему организму, издеваюсь над врачами, не имею права находится на передовой и вообще после трех травм головы подряд - мне в армии не место. Я слушал этот поток сознания где-то даже с удовольствием. Это было мое место. Это был мой народ. Это был мой мир. И тут уже было не важно где я нахожусь, в реальности или в собственном сознании - тут мне было лучше, несмотря ни на что. Сердце резали только мысли о своих девчонках, потерянных в США...

В любом случае - меня ближайшим попутным самолетом отправили в Москву. Лечится и окончательно комиссоваться.

В НИИ НХМ я провалялся аж две недели. Врачи опасались осложнения с моими мозгами. К счастью оказалось что по прочности я нахожусь где-то между трилобитом и тараканом. В смысле мозгов нету, так что отшибать нечего. Во всяком случае - меня хотя бы немного отпустило. Уже не было желания срочно нестись геройствовать до смерти. Возникла, правда, другая идея-фикс. Найти моего "визави" и разобраться с ним по полной программе. Предварительно, конечно, выжав из него все знания, которые только возможно.

Читать мне разрешили только через неделю моего "отпуска". Разумеется, я тут же зарылся в газеты.

Война с Японией шла с переменным успехом. Прежде всего, японцам чудом удалось высадить свои войска под ЛА. У американцев это вызвало шоковое состояние. Тем не менее - эти ребята особо не растерялись, отмобилизовав ополчение. Сам десант - быстро оказался отрезан от снабжения. Вообще операция у джапов вышла какая-то странная и совершенно непродуманная, авантюрная. На что надеялись?

Франция вступила в переговоры с Альянсом о капитуляции. Лягушатники торговались, но главным переговорщиком к ним отрядили Молотова, а это означало что шансов у них чуть меньше ноля. Молотов продавит безоговорочную без единого шанса на уклонение оппонентов.

Германия с Австрией и Италией еще пытались держатся, но это уже была агония. Так, австрийские войска, при виде наших, часто просто обезоруживали (если могли) своих "союзников" и выкидывали белый флаг. Их можно было понять - собственно австрийцы особо у нас на территории отметится не успели.

Самыми стойкими (видимо потому что в плен их особо не брали) были немцы и поляки. Польша вообще перестала существовать как страна - все крупнейшие города были нашими бомбардировками стерты в пыль и протравлены так, что там даже тараканов пожалуй не осталось. С немцами пока фокус не удавался. Мешалась их пусть и примитивная, но ракетная ПВО. Опять удружил мой визави. Нет, бомбардировки были и очень активные, просто эффективность оказалась заметно ниже чем в случае с Польшей.

Очень понравилась заметка Петрова о гитлеровских предсказателях. Евгений - едко проехался по увлечению Гитлера всевозможной мистической мутью и о том, во что это вылилось для Германии. Без Ильфа - не хватало конечно какой-то прилизанности текста, слегка отдавало Зощенко. Но в целом - было вполне годно.

К моменту моей выписки - как раз завершились переговоры с Францией. Французы согласились признать безоговорочную капитуляцию, интернировать и разоружить находящиеся на своей территории немецкие войска, сложить свое оружие и "покорно склонив голову - ждать решения своей судьбы от наций-победителей, долг которых - честно и справедливо измерить меру зла совершенного Республикой" - это между прочим цитата из капитуляции.

Впрочем - главным сюрпризом стало даже не это. Дело в том, что спустя три дня после подписания договора, в Германии свершился переворот.

Высший генералитет сместил верхушку НСДАП. Риббентроп - схвачен и посажен в застенки. Гимлер - схвачен. Геринг застрелился (позже стало ясно что ему позволили застрелится. Из вежливости - герой первой мировой, как ни крути). Войска "ваффен СС" - блокированы и разоружены Верхмахтом. Ну, или уничтожены - там где разоружить не вышло.

Германия активно выторговывала себе даже не капитуляцию. Помилование. После всего случившегося - мир простил бы альянсу и геноцид.

На тихоокеанском побережье США, точнее около него - шла чудовищная по своему напряжению война. Битва левиафанов. В связи с этим, высвободившиеся после капитуляции Европы войска - спешно перебрасывались на Дальний Восток.

В начале октября, на заранее заготовленные аэродромы, которые, напомню, находились под положением об экстерриториальности перелетела почти половина нашего совместного бомбардировочного флота. Причем за неделю до этого, СССР подписал договор о передаче США в аренду изрядного количества стоявших на балансе ВВС Б-17 и "Конкордов". Японцы по этому поводу не преминули выдать на-гора ноту протеста. Впрочем - все и всем было и без того ясно, так что нашим восточным соседям оставалось только поблагодарить нас за то, что мы, хотя бы, еще не вступили в войну лично.

А еще, в США внезапно начался процесс "государство против Моргана, Ротшильда, Рокфеллера". Банкиров, на основании собранных НКВД и ОСА материалов - обвиняли в финансировании и снабжении гитлеровского режима. По всем Штатам прошли марши протеста против засилья банкиров. В общем медленно но верно, штаты левели. Причем - прямо на глазах.

Глава 11

Шредингер, скотина! Разбудил меня в самый неподходящий момент. Я как раз вколачивал своему "визави" осиновый кол в глаз. Так нет же! Котэ, видите ли, кушать хотеть изволит! Эта наглая пушистая тварь запрыгнула мне на грудь, и принялась топтаться передними лапами, впуская и выпуская когти, которым и тигр позавидует. Как я мог забыть что котята имеют обыкновение расти, и делают это ну очень быстро?

Впрочем - как оказалось, разбудил меня кот не зря. Буквально через полчаса после того как кошак был накормлен, а я влил в себя кружку кофе и слопал кое-как приготовленную яичницу с ветчиной - с улицы послышался голос великого Левитана, в котором явственно читались нотки восторга:

"Внимание! Внимание! Работают все радиостанции Советского Союза! Говорит Москва! От советского Информбюро:

Сегодня, после длительных переговоров, новым правительством Германии подписана безоговорочная капитуляция! Все боевые действия на территории западной Европы завершены. Победа, товарищи!"

- Победааааааа!!!!!!!

- Победа!

- Уррраааа!!!!!!!

Улицы бурлили... Люди вернулись в город еще в августе, сразу после того, как фаги разошлись достаточно широко. Сейчас, об ужасах войны не напоминало уже ничего, еще за лето успели отремонтировать то, что обветшало, вставить выбитые окна, разумеется убрать все последствия эпидемии... В общем к ноябрю - город уже ничем не отличался от довоенного, в том числе и густонаселенностью. И вот сейчас - на улицы вышли, как мне казалось все.

Ликование было всенародным. Людей в форме - хватали, обнимали, расцеловывали, подбрасывали в воздух. Мне - какое-то время еще удавалось избегать лишнего внимания, но после очередного маневра уклонения от особо активных граждан, плащ распахнулся, явив мой, пусть и небольшой но внушительный иконостас. Со Звездой (поскольку шел я в Кремль - Звезду был вынужден надеть, Сам косо смотрел на попытки спихнуть награду). Глазастые москвичи меня моментально пропалили, после чего резко набросились на новую жертву. В течении нескольких минут меня тискали, расцеловывали и даже не сильно дали по ребрам, с комментарием что мол нечего шифроваться. В общем до Кремля, вместо запланированных 15 минут - я добирался цельный час. И то только потому, что половину дороги был инкогнито.

Как бы то ни было, но ликовала вся страна. Совпадение это или нет, но день победы пришелся на 7 ноября. Двойной праздник обычно скорее минусом смотрится (как же - минус один день, минус один повод) но это в моем бывшем, не к ночи будь помянутым, временем. Здесь - за выходными не гонялись, так что удвоение (а скорее возведение в куб) радости - было налицо. Насколько я был в курсе - готовился и военный парад, из частей выводимых с фронта. Причем - сразу после парада следовала демобилизация. Не прямо на площади, конечно.

Надо отметить, что Сталин победе был рад не полностью. Не в том смысле что кровавый тиран лишился возможности угробить еще пару десятков миллионов (а по предварительным подсчетам, причем с грифом СС и ТДСП - мы потеряли в общей сложности 5 миллионов убитыми (из них 3 - мирного населения, преимущественно Белоруссии) и порядка 3 миллионов погибшими от чумы. С итоговой суммой из моей ветви реальности, разумеется, даже не сравнить, но все одно - жалко каждую жизнь. ) советских людей, просто день победы в мае, нашему теплолюбивому вождю нравился куда больше чем осенью. Так что еще один зуб на немцев он таки затаил. Впрочем - ворчал он пару дней назад, а тут совпало с 7 ноября, так что, я предположил, что этот факт его может и утешил.

Вождь - встретил меня на удивление радушно и радостно. Вообще - атмосфера праздника царила и в Кремле. Даже вечно серьезный Берия - сегодня жмурился как Шредингер на теплом подоконнике.

Я доложил о ходе работ над "Философом" - машина уже вовсю выполняла тестовые программы, причем, судя по всему, быстродействием "Энниак" мы уделывали - товарищ Термен, как и положено настоящему дизельпанковскому чокнутому ученному таки соорудил вундервафлю. К слову - после кратковременной побывки "дома" - я снова заболел lm-спиком. В смысле начал употреблять интернет-слэнг без меры. А ведь, казалось, только-только избавился.

Выступили Яковлев с Люлькой. Они уже почти год работали над захваченным почти целым немецким реактивным истребителем. Вроде как теперь что-то начало вытанцовываться. По крайней мере - их крылатый ужас уже даже научился взлетать и садится. И даже летать по прямой на хорошей скорости. Оставалось решить проблему надежности и маневра, но это они обещали сделать вот-вот.

Грабин доложил о создании нового танкового орудия. Судя по всему это и была та самая "танковая Б-34". Обозвали ее Д-100Т, по калибру и еще каким-то соображениям. Более того - и танк под нее был готов, о нем доложил (а так же показал фильм и макет) сам Кошкин. К моему изумлению, на столе, перед участниками совещания, оказался самый натуральный Т-55. Нет, ну может детали отличались, но в целом... В данный момент - несколько пробных машин испытывались нашими военспецами на абердинском полигоне. По завершении цикла должны были быть переданы в войска, даром что обкатку было где проходить - японский десант, несмотря на ожесточенные бои, в океан пока спихнуть не удавалось. Хотя и успехов у него ни каких не наблюдалось. Ну разве что разорили Голливуд, вандалы.

Вообще, война с Японией выглядела интересно. С одной стороны - японцы действительно очень хорошо поживились на захваченной после англичан территории. С другой - переварить захваченное еще не успели. Сильно отвлекали силы и борьба в Китае и постоянные восстания в Индии. Так что в войну с США, Япония вступила имея огромный потенциал, но будучи к, собственно, войне - не особо готовой.

Тем не менее, японцы рискнули. Разумеется. Высадка десанта на территорию США была задумана больше как психологическая операция. Тем смешнее что она удалась.

Помимо этого - развернулась битва за тихоокеанские коммуникации. Перл-Харбор - японцы бомбить в этой реальности не стали. Да и флота там не было особо в этот раз. Зато за множество иных островов бои таки разгорелись. В принципе, судьба десанта на территории США была уже решена - со дня на день, должны были прибыть транспорты с союзными войсками (в этот раз наши щеголяли в американской форме, ну а на "русслише" говорили за этот год поголовно все). Если ополчение и национальная гвардия занимались преимущественно тем, что просто сдерживали японцев, стараясь не нести сколько-то серьезных потерь, то прошедшие ад континентальной войны бойцы Альянса - должны были именно неистовым натиском и штурмом снести лунатиков с лица американского континента.

Впрочем все это - уже не имело значения. Насколько я был осведомлен, особый литерный бронепоезд уже вышел из маленького городка Кыштым, на восточном склоне уральского хребта и направился в сторону тихоокеанского побережья нашей страны. А еще, я знал что в этом поезде ровно пять особо кондиционированных, защищенных и опечатанных вагонов. А на побережье, прямо сейчас проходят последние проверки пять новых "Конкордов Мк-2", с новыми двигателями повышенной высотности и прямоточными ускорителями. Война с Японией тоже подходила к концу.

К слову - к СССР японцы испытывали особо теплые чувства. В том смысле что ненависть, по крайней мере пока, до бомбардировки, была куда больше чем к США. Дело в том, что с точки зрения Империи - мы нарушали в данный момент все приличия. Хотя формально мы в войне не участвовали - мы предоставляли свои аэродромы, а с них, на голову японцев, с самолетов с наспех ПЕРЕКРАШЕННЫМИ (тупо в белый цвет) красными звездами - ежедневно убрушивались десятки и сотни тонн взрывчатки. Причем - попытка преследовать наглых бомбардировщиков оканчивалась ровно у нашей границы, где рассвирепевших японцев встречали советские истребители в количествах вызывающих истерику, с каковых вежливо интересовались - а не сломался ли у доблестных самураев компас? При этом, летчики-пограничники вежливо расступались перед бомбардировщиками Альянса, которые благополучно уходили на аэродром. Японцы матерились, иногда даже вступали в бой (что при таком соотношении сил - кончалось крайне плохо для японцев), но в целом это не приводило ни к чему. НИД они нам засыпали нотами и протестами до состояния про которое Молотов сказал "Хватит на то, что бы всю зиму топить камин". На все ноты ответ был неизменен: США наш союзники. Еще до войны - арендовали у нас аэродромы на принципе экстерриториальности. Контракт подписан на три года. Чем они там занимаются - нас не касается вообще ни как. Интернировать их бомбардировщики тоже не можем - садятся то они на своей территории. В общем извините, помочь можем только советом. Совет - капитулируйте. И как можно скорее. Сейчас США вместе с нами с Германией разберется и займется вами вплотную.

Японцы от этаких шедевров советской дипломатии из желтых становились зелеными, но при этом слать цидули не переставали. Т Тем не менее - войну сами нам не объявляли, ибо понимали, что на столько фронтов - просто порвутся.

Мы, в свою очередь, тоже не торопились начать войну. Сперва надо было закончить на западе. Как нетрудно догадаться, ни какого пакта 13 апреля 1941-го года заключено у нас с Японией не было, в отличии от моего хронопотока. Так что руки у нас были развязаны. Японцы это тоже понимали очень хорошо. Тем не менее - с безумием истинных инопланетян, войну они продолжали.

Совещание закончилось, конструкторов и ученных распустили, а вот меня попросили задержатся.

После того, как все участники совещания разошлись, мне, наконец сообщили, что под меня организован целый главк в НКВД. Составленный из отборных сыскарей и костоломов. Задача у меня была очень простая.

Мне следовало как можно скорее собираться и нестись, вместе со своими людьми в Берлин. Цель - перехватить все, что связано с моим "визави". В идеале - его голова. Живая. Задача минимум - вся возможная документация. Совсем здорово - если еще и вся вычислительная техника.

Сказать что я был этой задачей обрадован - значило не сказать ничего.

Я уже собирался нестись домой, собирать чемоданы, как Сталин хитро ухмыльнулся и предложил мне задержатся еще на пару минут.

Я озадаченно остановился, а Иосиф Виссарионович все так же ехидно ухмыляясь распахнул небольшую дверку в задней части своего кабинета.

А в следующую секунду мне на шею, вижжа от радости бросилась Ксюшка.

Живая Ксюшка!!!!!

Более того, еще секунду спустя - мы оба оказались на полу, поскольку Лейла, которая, тоже оказалась здесь - внезапно решила что поздороваться со мной хочет и она....

Выезд в Берлин, Сталин назначил на 13 ноября. А этой ночью мы все, разумеется не спали. Я сидел держа за руки свою любимую, смотрел ей в глаза, слушал ее рассказ об американских приключениях и о том как она оказалась без денег и документов с одной собакой, но зато совсем в стороне от взрыва, и как она добиралась в Вашингтон - а сам понимал как же я счастлив здесь. Пусть это даже мое безумное воображение, но тут я действительно был счастлив.

...А в это время, над пятью городами Японии поднялись уродливые поганки ядерных взрывов, а наши войска сосредоточенные на Сахалине - перешли в наступление на японскую половину острова.

Началась операция "Мир дому твоему".

Глава 12

Война закончилась 15 ноября 1941 года. Япония, на борту линкора "Вашингтон" подписала акт о безоговорочной капитуляции. По результатам - штатам отходили все принадлежавшие ранее японцам острова в Тихом океане, а так же колонии подобранные у Великобритании. Сама Япония ужималась до своего архипелага. СССР забирал себе весь Сахалин, всю гряду Курил, плюс Хоккайдо (последнее было моим личным пожеланием. Впрочем, долго уговаривать Сталина не пришлось.).

Кто-то, возможно, решит, что применение аж пяти ядерных зарядов по Японии было избыточной жестокостью. Тем не менее - это позволило сэкономить миллионы жизней. Жизней НАШИХ солдат. На чужих уже было плевать. К тому же - японцы никогда не нравились ни Сталину ни Рузвельту. Возможно, слегка подлил масла в огонь и я. Как бы то ни было, сразу после Мертвой Ночи (как это событие обозначила Япония) военные действия были прекращены, а выжившее японское руководство открыто обратилось к СССР и США с просьбой о пощаде. Самурайский дух это хорошо, конечно, но не когда тебе демонстрируют способность даже без потерь уничтожить твою цивилизацию. Да, в отличии от старой линии истории, наши бомбы летели не на жилые кварталы, а на порты и военные базы. Но мощь была продемонстрирована запредельная в любом случае. Согласно "Московской Конвенции", как прозвали пакет документов (половина а то и больше - с грифом "секретно") определивший дальнейшее развитие человечества после войны - колонии переданные США были реформированы и... отпущены "на волю". Британия лишилась своих заокеанских владений, но после нее их ни кто и не получил. Пока все эти Гонконги и прочие Малайзии пытались понять что им делать с нежданно свалившейся радостью, страны-победительницы взялись за ножницы и принялось кроить карту мира. Так, Европа оказалась нарезана на два протектората. Юг, почти в полном составе отошел к СССР (главным аргументом стали слова Молотова о том что США и без того не испытывает отсобых проблем с курортными зонами, чего только стоят Калифорния и Гавайские острова. Рузвельт со Сталиным поржали и предложение было закреплено. Мы же с Вячеславом Михайловичем втихаря подняли по бокалу "сока" из сталинских загашников. Идея отхапать себе юг Франции, Италию, Испанию и прочие житницы - принадлежала нам обоим и вынашивалась уже не первый месяц.

К слову - наконец-то, узкому кругу лиц, в который входил и ряд американцев, включая Теодора Рузвельта, было раскрыто мое происхождение. С оговорками, конечно. Была рзработана целая легенда, каковую меня заставили учить. Сдается мне, что повлиял на нее просмотренный Кобой на все том же "Даймонде" фильм "Терминатор".

Суть легенды, во всяком случае, была близка. Видите ли, в будущем, СССР бескровно победил в мировом состязании режимов. В итоге, к началу 21-го века, мы имели вполне себе коммунистический шарик. Естественно, что будучи настоящими коммунистами мы просто не могли не открыть тайну путешествий во времени. Однако, среди ученных оказался предатель из бывших фашистских недобитков. Он и организовал переброску сюда вражеского "засланца".

Для его нейтрализации и был послан я.

В общем с моей точки зрения - легенда отдавала некоторой одиозностью. Тем не менее, все кому надо - ее скушали и не подавились. Доказательств, к тому же - было приведено изрядно. Включая мой "Даймонд".

Сталину это дало дополнительный рычаг влияния. Мне - особое положение.

Теперь, когда карты были открыты, всю Германию носом рыло два десятка смешанных групп советско-американского осназа. Задача была простая - любой ценой и не стесняясь в средствах найти антипопаданца и технику. В первую очередь - технику.

К каждой команде были прикреплены ребята из группы Курчатов-Опенгеймера, которые так же были в курсе легенды и понимали что и кого им надо искать. За жизнь каждого секретоносителя осназовцы отвечали головой. Впрочем - я искренне не завидовал бы тому идиоту, который решил бы нарватся на такой поисковый отряд. Степень их оснащения была просто запредельной, плюс на связи они были чуть ли не перманентно. Чуть менее частым ситечком, и скорее усилиями спецслужб просеивали и Францию. Там не было необходимости носится с пулеметами, ибо население в отличии от немцев даже не думало партизанить и сидело на попе ровно, оказывая "оккупантам" максимальную поддержку по первому щелчку пальцев. Другое дело, что заказывая в тамошней забегаловке кофе с круассанами - следовало внимательно следить за процессом приготовления. Иначе, особо героический француз мог пойти на высший подвиг во имя свободы Франции - ПЛЮНУТЬ В ЧАШКУ!

В отличии от Франции, в Германии все еще стреляли. И хотя это были не регулярные войска, но на нервы это действовало. Впрочем - немцев можно было понять. Отношение к ним, после бактериологической атаки, было, мягко говоря, "очень добрым". Нет, безусловно, комиссары пытались донести до солдат тот факт, что вины самого населения нету. Но доходило это с трудом. Эксцессов хватало, в общем-то. Причем - злобствовали не только наши ребята, но и янки с восточного фронта. Как оказалось, эти ребята даже где-то сентиментальнее наших, а вот прощать умеют куда хуже чем русские. В итоге - статистически, немцев даже чаще кошмарили они.

СС, разумеется, была признана преступной организацией. Всех ее членов ждал суд. Амнистий, лазеек и прочего - не было. Южно-американский Кортель - был предупрежден заранее, что прием у себя беженцев из Европы, может крайне плохо отразится на независимости стран входящих в Кортель.

Процесс над банкирами, начатый в США, медленно но верно приближался к апогею. Вскрывались схемы финансирования нацизма, участие капиталов в раздувании Второй Мировой. Начали вскрыватся и вовсе неожиданные для меня моменты. В частности - существование некоего "сионистского заговора". Вот по последнему вопросу - даже не берусь судить насколько это было правдой. Материалы с этого момента засекретили даже от меня. Допуск был у крайне узкого круга лиц. Зато - по миру прокатилась волна ликвидаций.

В связи со всей этой банкирской историей - в штатах началась мощная реформа финансовой системы. В частности - была упразднена ФРС и страна вернулась к классическому государственному Центробанку.

Под давлением СССР, в США была принята поправка, допустившая помимо республиканцев и демократов, еще и существование коммунистической партии. На ближайщих же выборах - они смогли весьма прочно залезть в сенат.

У нас с Ксюшкой - родился сын. Лейла тут же взяла его "на карандаш". В итоге - у нас в течении года сменилось три няньки. Четвертая нашла со зверюгой общий язык.

В мире складывалась странная ситуация - мир получился "полуторополярным". В отличии от старой хронолинии, в новой, между СССР и США уже не было тех разногласий. Более того - не было ни кого, достаточно влиятельного, кто мог бы начать вбивать клин между нашими странами.

При этом - крупнейшие капиталы америки находились под судом, а к 1946-му году, по результатам расследования были национализированы и поглощены центробанком, на основании продавленного коммунистами закона о "неправедных капиталах". Что самое удивительное, во время голосования этот законопроект, с минимальными корректировками, поддержали республиканцы, которые, вообще говоря, обычно представляли как раз интересы крупного бизнеса. Другое дело, что закон оказался опасен в первую и единственную очередь, бизнесу банковскому и спекулятивному.

В 1949 году, в СССР произошел небольшой и почти бескровный переворот. Сталин, фактически, низвел одним росчерком пера, коммунитистическую партию до уровня общественной организации. Ну, где-то как общество рыболовов-любителей, например. На всю страну было слышно как трещат шаблоны.

Суть реформы была в том, что не отказываясь от идей коммунизма и даже наоборот, всячески их продвигая, СССР, тем не менее, избавлялся от "контролеров". Теперь, управление государством осуществлялось советом министров. Главой становился председатель совмина, в нашем случае - сам ИВС. А вот председателем партии он быть перестал. На это место, сделав напоследок очередную козу будущему, он ввел и посадил молодого, но уже бровястого, героического танкиста Брежнева.

В стране началось строительство, обсуждавшейся в начале 21-го века "делократии"....

Глава 13

Бункер впечатлял и подавлял. Последний секретный объект Третьего Рейха, его надежда на возрождение - теперь был в наших руках. Я задумчиво прошелся вдоль стола с развернутыми на нем полукружием четырьмя мониторами, подошел к серверной стойке. Сзади меня завозились, послышался глухой звук и вхлип. Судя по всему - мой визави, только что получил прикладом по ребрам.

Сервера привычно моргали зелеными глазками работающих дисковых массивов. Железо было вперемешку хулитовское и фуджиковское. Судя по всему - здесь были сосредоточены все знания притащенные уродом из будущего. И если меня не обманывали глаза счет шел на десятки террабайтов. Пусть даже половина серверов была резервными. Сделав еще несколько шагов в обратном направлении - я отодвинул кресло, аккуратно в него приземлился и коснулся мышки. Сзади раздался возмущенный визг:

- Don"t touch this, pathetic red barbarian!!! You can"t understand - what you"re looking at!

- Really? - очень удивился я, давя по трем заветным кнопкам. Шум сзади резко утих. Мои бойцы с благоговением наблюдали за общением начальства с выходящей за рамки понимания техникой.

- Password. Now! - скомандовал я.

- Fuck you, red fucking scum! - не слишком изобретательно ответствовал умник. Я повернулся и с любопытством посмотрел на героя. Мои ребятки замерли, ожидая моей реакции. Сам горе-умник с гордым видом студента-анархиста перед государем уставился на меня, видимо надеясь поиграть в гляделки. Я медленно моргнул и поднял глаза на дюжего мастер-сержанта из рейнджеров, удерживающего клиента в вертикальном положении.

-Sarge, I need a password from him. And know what? His condition isn"t important, just make sure that he"ll be alive. Do you understand me?

-Yes sir! - рявкнул сержант с нехорошей улыбочкой поворачиваясь к задежанному и медленно извлекая штык-нож.

- Hey! Just don"t forget to disinfect this knife, man! We don`t want our prisoner to die from the sepsis.

- Oh, yes sir! Васья, дроп ми энзи из твой мешок, плиз. - Один из осназовцев, стоящих на платформе ниже скинул рюкзак и вытащив оттуда небольшую флягу - с силой запустил ее в сержанта. Сарж вынул емкость из воздуха, зубами крутанул крышку и выплюнул ее второму конвоиру, который со смешком ее поймал. Затем сержант сунул нос в горлышко. На лице расплылось выражение райского блаженства. Должен заметить, его напарник тоже повел носом и сглотнул слюну. Сержант еще раз втянул воздух, выдохнул, сделал хороший глоток, после чего подставил нож и полил на него бесценную жидкость. Окружающие бойцы закатили глаза, что бы не видеть святотатства. Пленный позеленел, прекрасно понимая, что за этим последует. Я сложил руки на груди, положил ногу на ногу и откинувшись в кресле приготовился к зрелищу.

Должен сказать, - времени это заняло совсем немного. Буквально два длинных пореза и один мизинец спустя - я уже смог повернутся и вбить длинный, аж двадцатисимвольный пароль. Сзади доносились завывания уродца.

....Развернуть список программ... СУБД... Снова пароль...

..."Сарж, отрежь ему что либо ненужное - пусть заранее выпишет все пароли какие только есть в системе на бумажке!"...

...Ага, а тут у нас логическая бомба. Слава богу догадался проверить...

...О как интересно, а плоттер у нас тут есть? Есть? Замечательно!!! Все чертежи из этой записи в печать!!!...

Сзади было так тихо, что в какой-то момент мне показалось что я в зале один. Оказалось нет. Просто ребята впали в прострацию. Даже задержанный в настоящий момент не завывал а баюкая искалеченную руку пялился на меня с лютой ненавистью. Наконец он не выдержал:

- Так ты и есть тот самый случайный фактор? Это ты разрушил все что я тут творил? Ты уничтожил саму надежду человечества?! НЕНАВИЖУ!!!!!!! - вой оборвался так же как и начался. Задержанный как-то быстро успокоился. Затем он снова поднял глаза на меня. На сей раз это были не глаза психа. В льдисто-голубых глазах человека висящего на руках моих спецназовцев читалась пустота. Изменился и голос. Из истеричного и визгливовго он стал глубоким и гулким, но пугающим при этом четкостью, с которой произносилось каждое слово:

- Procedure Code Valhalla! Jotun Aufstieg in die Ewige Ash, rufen Melnir Hammer! Thor, schützen den Schatz von Odin!

После слов про "молот Мьельнир" я уже все понял. На то что бы выхватить пистолет у меня ушло около секунды, так что мой выстрел слился со словом "Один". И это явно было слишком поздно.

- Valhalla Grüße Sie, Konung! Für die Ethernal Götter! lassen Sie die Ragnarok -Anfang!

Sie haben 30 Minuten zur Flucht. Kernreaktor ist instabil, Untergrabung der Kernladungszahl in 30 Minuten.

Голос у системы оповещения оказался женским.

- Черт-черт-черт!!!!!!!!!! Мужики, хватаем эти железные шкафы и тащим их на выход. Дай бог успеем, хотя и не факт. Чертов говнюк!!!! - я развил бурную деятельность, уже понимая, что шансов нет. На полу, валялся, глядя остановившимся взглядом в каменный потолок человек который переиграл самую большую войну в мире. Переиграл не так, как хотел изначально, к счастью. А теперь - он переиграл еще и победителей в этой войне. Между двух потускневших льдистых глаз - зияла небольшая дырочка калибром 9 миллиметров. А я понял, что так и не спросил, как же его на самом деле зовут?

Глава 14

Разумеется мы не успели. Точнее - сами мы ноги унесли, так что нас не сожгло в пламени ядерного взрыва, да и радиации мы словили совсем не много. Фугас у них был довольно слабенький, к тому же.

А вот ЭМИ от ядерного фугаса я не учел. Нет, надо отдать должное ребятам из НИИ ВТ (созданного в рамках проекта "Философ" и к 50-му году, когда мы совершено случайно наткнулись на альпийское убежище моего визави - разросшегося до одного из крупнейших институтов минсредмаша. Крупнее был только "курчатовник", ну да оно и понятно.) - эти герои коммунистического труда, живущие по принципу "какой понедельник и в какую субботу, у нас вторник семь дней в неделю!" заявили что попытаются разобраться с трофеями и может даже хоть что-то оживят. Так что - стойку мы скинули им, в НИИ ВТ высадился целый десант "берклоидов", прямиком из солнечной Калифорнии и работа закипела.

К этому моменту, обе сверхдержавы вышли на особый тип соперничества - дело в том, что курс на строительство коммунизма взяли и в Вашингтоне. Назвали это правда не "коммунизмом" а социальным мутуализмом, что сути не меняло, но зато позволяло западным "хомячкам" принять новый расклад. Вообще - "операция преемник" у Рузвельта удалась на славу.

В общем теперь мы соперничали в том, кто быстрее добежит до финиша. При этом, в силу особого характера соперничества - мы еще и вовсю помогали друг-другу. В принципе - это считалось такой, дружеской шпилькой, вставить которую страны друг-другу случая не упускали.

Уровень и тип жизни - как ни странно начал очень сильно сближаться. Вплоть до принятия решения в СССР о программе малоэтажного строительства. Лоббировал это я, и чуть не поругался со Сталиным, который опасался развития менталитета "хозяйчиков" и падения всего в мещанство. Кое-как переубедил. Удивительно, но в этом вопросе меня поддержал Лаврентий Павлович. Особенно убойным оказался его аргумент насчет дач. После слов о том, что "мы с вами, Иосиф Виссарионович, тоже не в многоквартирнике живем, а в мещан пока не превратились" - Коба сдался.

В 51-м году, над миром раздалось первое "бип-бип" королевского спутника. Пускали ракету с мыса Канаверал. Решили что так проще - можно дать большую нагрузку, так что спутник умел не только бибикать, но и был нагружен научной аппаратурой на все свои полтонны.

В 1955-м, космический корабль Заря-Avrora с Гагариным (которого в программу включили выдернув из учебки) и Шеппардом - вышел на орбиту Земли. Наверху было решено, что раз уж они были первыми ТОГДА - значит им суждено стать первыми и СЕЙЧАС.

Стартовали опять таки с мыса. На запуск приехали и оба Сталина. И старший, председатель совета министров, и младший, Василий, сумевший завязать с алкоголем после той самой бомбардировки Берлина и ставший главным куратором международной космической программы. Яков, увы, погиб, почти в самом конце войны. Погиб геройски, за что и получил Звезду - защищал эвакуируемый под внезапной атакой немцев госпиталь. Личным примером вдохновлял бойцов, уничтожил более двух десятков гитлеровцев. Ну это все сухие слова из приказа. А на деле - по дурному оказался в прифронтовом госпитале (зацепило абсолютно шальным осколком, причем как бы даже не своим). Зацепило довольно серьезно. Одна нога - считай вообще не работала. Госпиталь был размещен в загородном имении какого-то то ли немецкого то ли польского (самая граница, причем к тому моменту оба государства, с нашей точки зрения уже не существовали, так что мы и не заморачивались) - "фон барона".

И надо же так было выйти, что отступавший отряд польско-немецких захватчиков, мало того, принадлежавших не к вермахту а к ваффен СС - напоролся на это самое имение.

Разумеется, завязался бой. Комендантская рота - оказалась очень быстро задавлена. Подмога, хотя сигнал и получила, но прибыть должна была не раньше чем через полчаса, осенняя распутица это дело такое. Авиация работать не могла - погода. А за полчаса - немцы вырезали бы госпиталь до последней медсестрички. И вот тут-то Яков себя и проявил. Поднялся сам и поднял за собой всех, кто вообще был способен держать оружие. Лично носился по позициям на одной ноге подбадривая, бойцов. Сам вел бой. В общем госпиталь (бывший когда-то усадьбой) превратился в неприступную крепость. В него отошли и остатки роты охранения. А уже когда со стороны тылов вкатывались наши ребята на "Рашенах" - немцы откуда-то выволокли наш, трофейный 120-ти миллиметровый полковой миномет. И первой же миной накрыли Якова. Специально бы целились - так бы не вышло. Понятно, что танки, с десантом на броне, немцев с поляками там же и закопали. Более того, Яков в том бою - стал нашей последней потерей, в смысле раненные еще были, а вот убитых ни одного. С другой стороны не удивительно, танков подошло аж два десятка. Сталин к произошедшему отнесся стоически и с нескрываемой гордостью. Сын погиб как настоящий герой.

Впрочем - это я отвлекся. А на тот момент - оба Сталина сидели в башне ЦУП вместе с текущим американским президентом, Джорджем Уайтменом. Чуть в стороне - стоял и я с семьей. Ксюшка после всех этих приключений от меня старалась ни на шаг не отставать. Старший сын - завороженно смотрел на огромный карандаш ракеты, младшие сын и дочурка сидели у нас на руках и пытались сообразить куда их вообще приперли. После старта - я планировал какое-то время пожить в Штатах. Недвижимость тут у нас была, как раз в Калифорнии. В свое время "За заслуги перед Человечеством" Рузвельт пожаловал неплохую и вполне современную (бетон-сталь-стекло) виллу "в двух шагах" от ЛА, да к тому же - назначил неплохой пансион. К тому же - пригласили в Беркли. Почитать лекции по ИТ. С Берией я согласовал, Сталин уже давно в этом смысле махнул на меня рукой, ехидно заметив что "своими "заслугами перед человечеством" я, так и быть, заслужил право пользоваться гостеприимством этого человечества". Надо добавить, что в отличии от моей линии времени ни какого "железного занавеса" тут и в помине не было. Так что американец вполне имел возможность посетить СССР а гражданин СССР - США. Денег это стоило неплохих, что есть - то есть. Но в принципе - ничего совсем уж неподъемного тут не было. Проблемы были с эмиграцией (в том числе и по той простой причине, что политическое убежище обеими странами не предоставлялось. Но и тут - ничего неразрешимого не было. Так что - фронтовики друг-друга навещали и довольно регулярно. Как ни как воевали миллионы людей из обеих стран. Воевали - в одних окопах, плечом к плечу. Перекрывать им границу в данном случае - было бы просто глупо.

На наших глазах, разошлись фермы, прозвучал обратный отсчет и весь стартовый стол оказался окутан пламенем. А затем, медленно и величественно, но с каждой долей секунды все быстрее - огромная ракета поднялась из этого огненного шторма и устремилась ввысь!

***

Я оторвался от монитора и посмотрел на часы, до приезда внуков - оставалось еще часа полтора. Всемирная сеть - бурлила обсуждениями миссии "Пионера". Половина блоггеров вопила что открытие НИИ Физических проблем им. Серго Берия - никогда не заработает, а все обоснования чистой воды математическая манипуляция. Другие кричали что Совет - никогда не выделил бы ресурсы на постройку экспериментального корабля, если бы не был уверен в результате.

Я улыбнулся. Что в моем родном времени, что здесь и сейчас - блоггеры не менялись. Улыбка приобрела несколько ехидные черты, я хищно растопырил пальцы и только собирался пробежаться по ним аккордом жестокого наброса, как сзади раздалось деликатное покашливание

- Тролишь молодежь? - поинтересовалась моя благоверная. - И не стыдно? Почти сто лет уже! Почтенный старец!

Из за все еще стройной спины моей супруги - высунулась бородатая морда Скульд. Увидев что все в порядке, черная терьерина убрала морду и зачапала на кухню, обедать.

- Сто лет - это фигня. С нашей геронтологией я очень рассчитываю дожить до 120. А там - может и бессмертие придумают!

- Бессмертие? А думаешь оно нужно? - Ксюшка... Ксения Ивановна, наверное уже давно пора величать ее так, вопросительно посмотрела мне в глаза.

Я окинул взглядом ее все еще стройную фигуру, лицо сохранившее молодость... За счет достижений современной геронтологии - мы с ней выглядели лет на 40 0 45. А ведь действительно пошел уже десятый десяток лет. В свое время - я употребил все свое влияние на развитие этой области науки. Вкладывал деньги и искал спонсоров (пока деньги еще был на Земле в ходу), убеждал руководство государств... От бессмертия, похоже мы были теперь в одном шаге. Вопрос был лишь один - а что на самом деле двигало мною... Ответ был. Но я не знал как его озвучить.

Не мог же я своей любимой сказать, что попросту боюсь смерти. Причем боюсь даже не того, что за Гранью не будет ничего...

Нет. Я боялся совсем другого.

Я боялся, что со смертью нахлынет чернота. А когда она схлынет - я увижу лицо врача-психиатора убирающего шприц с каким-нибудь "галопередолом" и лицо моей прежней жены глядящей из-за его плеча как в ней возвращают ее любимого мужа. Возвращают из царства его собственных галюцинаций в мир реального кошмара.

На секунду мне даже показалось, что я вижу сквозь свой собственный мир - белый потолок палаты и ее мягкие стены....

К счастью - это длилось какие-то десятые доли секунды и скорее всего - само по себе было галлюцинацией вызванной перенапряжением психики.

Из ступора - меня вывел горячий поцелуй моей единственной и неповторимой Ксюшки.

Ведь - до прихода внуков с правнуками, у нас оставалось еще целых полтора часа!

...А спустя еще два месяца, мы всей нашей большой семьей, сидели на трибунах космодрома имени Гагарина и Шеппарда, на мысе Канаверал и смотрели как к первому в мире прыжковому кораблю "Пионер" вылетает его экипаж во главе с командиром корабля, Иосифом Александровичем Даниловым. Вылетает, что бы проверить - сможет ли человечество шагнуть за пределы своей планеты? Сможет ли рукотворный прибор - пронзить пространство и время?

Сможет ли "Пионер" - прыгнуть к недавно открытой "суперземле", по всем параметрам находящейся в "Зоне Златовласки"....

*** ...Разумеется он прыгнул! Но это - уже совсем другая история.

И небольшой бонус: http://samlib.ru/editors/l/lysow_e/bonus1.shtml