/ Language: Русский / Genre:love_contemporary,

Соблазны На Берегу Озера

Энн Уинстон

Это — не просто любовные романы. Каждая из этих книг — путь в прекрасный мир, где явью станут САМЫЕ ТАЙНЫЕ ваши фантазии! Войдите в магический мир романтических приключений и обжигающего, безграничного наслаждения! Откройте для себя дверь в волшебное королевство пламенной страсти и пряной чувственности — и вы не сможете затворить ее никогда!

ru en Э. Г. Коновалова Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-07-22 OCR Angelbooks B623151C-C0BE-4836-ADA6-D197B9AD4655 1.0

Энн Мэри Уинстон

Соблазны на берегу озера

Карем Солем с благодарностью за веру в меня

Глава 1

Женщина прогуливалась у самой кромки озера, элегантно приподнимая подол развевающейся юбки, чтобы перешагнуть через кучи гравия и камней. Бо заметил ее днем раньше. Он услышал шуршание шин по подъездной дорожке, которая вела к двум соседним коттеджам — таким же, как и тот, который он снял, чтобы провести свой ежегодный отпуск на берегу озера в штате Мэн.

Поскольку туристический сезон сворачивается в августе, к сентябрю многие коттеджи заколачивают на зиму. Бо знал, что оба домика, к которым по дорожке ехала машина, были свободны.

Бо проявил любопытство и из-за деревьев понаблюдал за тем, как, остановившись у желтого коттеджа, женщина стала выгружать коробки и ящики и заносить их в дом. Она была одна, мужчин нигде не было видно, и по этой причине его интерес к женщине повысился еще на один или два пункта. Мужским взглядом он заметил, что она изящна и стройна, что у нее красивые шелковистые волосы цвета кукурузного початка; и в то же время на ней была бесцветная старомодная юбка, а волосы были собраны в скучный пучок на затылке.

Какая-то зажатая и подавленная, решил Бо. Вряд ли с ней можно будет хорошо провести время в наступающие холодные ночи, пока они находятся здесь вдали от цивилизации.

Затем на лодке приплыл Хэнк Пемброук, они посидели вдвоем за пивом, порассказывали друг другу небылицы о женщинах, которые у них бывали, поговорили о последнем урагане, который два часа бушевал над Каролиной. Мало-помалу стемнело, и Бо забыл о своей новой соседке.

В это утро Бо пребывал в хорошем настроении. Погода стояла великолепная, солнечная, день обещал быть теплым. Несколько дней назад Бо начал работать над деревянной скульптурой, предназначенной для зала суда в Вермонте. Работа продвигалась успешно. Он уже видел будущий образ в уме, и с каждым движением резца этот образ приобретал все более реальные очертания. Если ему повезет, если не покинет вдохновение, он сможет закончить работу к тому времени, когда должен будет покинуть Мэн, и заберет скульптуру с собой. Это избавит его от забот по упаковке и от беспокойства и тревог до того момента, когда он получит известие, что скульптура доставлена в целости и сохранности на другой конец…

Стоп! Бо едва не расплескал кофе, подавшись вперед на стуле, чтобы получше все разглядеть. У самой воды озера появилась женщина. Приподняв юбку, она осторожно попробовала ногой воду. Юбка была зажата между ногами, ткань обтягивала и обрисовывала изящные формы, ноги были обнажены выше колен.

Бо зачарованно наблюдал за тем, как женщина заходила все дальше в воду. Просвет между деревьями позволял ему хорошо ее видеть. В это утро волосы ее были распущены, и легкий бриз развевал их, словно золотистого цвета знамя. Ветер бросил их ей на лицо, женщина нетерпеливым жестом отвела их в сторону и сделала еще пару шагов вперед.

Она двигалась медленно, и Бо готов был спорить, что она босая. Скоро она поймет, что пара старых тапочек на резиновых подошвах могла бы защитить ступни от острых камней. Не говоря о том, что помогла бы сохранить равновесие.

Бо хмыкнул, когда его новая соседка поскользнулась на невидимом камне. Она отчаянно взмахнула руками, и низ юбки плюхнулся в воду, а золотистые волосы в этот момент взлетели над головой. Она едва не упала, и лишь в последний момент ей удалось удержаться на ногах. И, покачав сокрушенно головой, страшно недовольная собой, женщина стала осторожно выходить из воды.

Когда она выбралась на сухие камни, Бо удостоверился, что она и в самом деле босая. Пока он продолжал наблюдать за ней, женщина нагнулась, подобрала подол платья и стала его выжимать. Волосы ее упали вниз, и Бо почувствовал, как участился его пульс при этом зрелище: поблескивающие на солнце волосы так обольстительно переливались, пока женщина выжимала платье.

Бо был большой любитель длинных и красивых волос.

Впрочем, он тут же понял, что в не меньшей степени был любителем красивых женских ног. Очевидно, его соседка выжала сколько могла воды из нижней части юбки и, подняв юбку еще выше, решила продолжить выжимание. Материя туго обтянула изящную круглую попку, и взгляду Бо открылась наиболее интересная часть стройных ног выше колен. Вероятно, женщина полагала, что она одна, потому что обращалась с юбкой весьма свободно, задирая ее все выше и выше. Ах, малышка, подумал Бо, ну задери еще чуть-чуть, ну самую малость!

Однако женщина почему-то не стала задирать подол еще выше, оставив Бо в мучительном ожидании в тот момент, когда нижний край юбки проходил там, где бедра уже смыкались вместе, где скрывалось женское сокровище, которое способно разволновать даже больше, чем золотистые волосы на голове.

Бо заерзал на стуле, почувствовав приятное легкое возбуждение. Он совершал ежегодные поездки на побережье Мэна, как правило, для того, чтобы побыть в одиночестве, отдохнуть от постоянной рутины. Он редко интересовался здесь женщинами… если, конечно, не считать той малышки-официантки в баре, которая была… такой покладистой в прошлом году. Однако по большей части он не искал здесь представительниц прекрасного пола, что, наверное, шокировало бы кое-кого из его приятелей, большинство из которых были женаты и рассматривали жизнь как долгую, восхитительную оргию, состоящую из женщин и вечеринок.

Впрочем, правда заключалась в том, что он был свободен и мог заняться любовью тогда, когда хотел, где хотел и с кем хотел. То есть с той, которая привлекла его внимание и ответила ему тем же. И что за беда, если он был более разборчив и покорил меньше женщин, чем считали его друзья. Он не станет их разубеждать.

Бо резко поднялся со стула, отчего стул с грохотом опрокинулся. Новая соседка резко повернула голову, и Бо увидел, как поспешно она опустила юбку, продолжая оглядываться и пытаясь обнаружить источник шума.

Если бы он остался спокойно стоять, вряд ли бы она его увидела. Однако на него что-то нашло. Сложив трубочкой губы, он издал резкий, пронзительный свист, который напугал женщину еще сильнее. Она повернула голову в его сторону, и Бо весело помахал ей рукой.

Бо мог точно определить тот момент, когда женщина его увидела. И хотя она находилась на таком расстоянии, что нельзя было разглядеть во всех подробностях черты ее лица, он все же определил, что у нее большие глаза, которые уставились на него из-под золотистого облака волос. Они стали еще больше, когда она вдруг поняла, что он наблюдал за ней в течение всего времени, пока она входила в воду.

— Я рад, что у меня появилась приятная соседка! — крикнул он.

На какое-то время воцарилась тишина. Даже издали Бо видел, как негодующе вздымалась и опускалась ее грудь.

А затем она заговорила. Ее голос зазвучал чисто, как колокольчик, и был он холодным, как вода в ближайшем заливе.

— К несчастью, не могу сказать того же.

Бо рассмеялся, глядя, как она зашагала к своему коттеджу, как в сердцах хлопнула дверью с защитной сеткой — и сделала это настолько громко, что грохот долетел даже до его коттеджа.

На следующий вечер, снимая постиранное белье, Эмма вспомнила о мужчине из коттеджа, стоявшего неподалеку на холме. Среди белья находилась и юбка, которую она замочила в озере. У Эммы вспыхнули щеки, когда она представила себе, что мог видеть этот мужчина.

Ей не приходило в голову, что кто-то мог быть поблизости и наблюдать за ней. Она не слышала ни шума машины, ни радио, ни телевизора, когда сюда приехала, и полагала, что вокруг полное безлюдье. Хелви, редактор издательства, где были опубликованы шесть ее поваренных книг, предложила ей отдохнуть месяц в коттедже и при этом сказала, что побережье опустело после начала учебного года. Дом у озера к ее услугам! Перспектива была весьма заманчивой.

В этом вся проблема, подумала Эмма. Она настолько привыкла к одиночеству, что мечтала о нем. Дом, где она жила вместе с матерью до ее смерти, случившейся год назад, стоял на безлюдной дороге в тихом массачусетском графстве. Когда ей хотелось побыть среди людей, Эмма навещала семью брата или везла свои кулинарные изделия друзьям под Бостон, чтобы выслушать их отзывы. Большую же часть времени она проводила дома, особенно после того, как мать оказалась прикованной к постели.

Налетел внезапный порыв ветра, и на лицо упало несколько крупных капель дождя. Она не задумывалась о погоде в последние часы. Может, есть резон включить один из двух каналов телевизора, который, по словам Хелви, есть в коттедже, и послушать прогноз. Эмма быстро сняла все белье и побежала к домику; капли между тем превратились в ливень, а ветер набрал такую силу, что чуть не сбил ее с ног.

Она уселась перед камином, собираясь продолжить вязание пледа для соседки по дому, и включила телевизор.

«…центр тропического циклона располагается в двадцати милях к востоку от мыса Код. Большинство жителей Вайнярда эвакуированы, и лишь несколько наиболее стойких отдыхающих пожелали остаться на курорте». На картинке вид пляжа, заливаемого высокой белопенной волной, сменился погодной картой, и метеоролог продолжил свой рассказ.

Эмма не отрываясь смотрела на экран, и вдруг до нее дошло. Да ведь это ураган! И, судя по всему, он идет прямо на их побережье и будет здесь не позже ночи.

«…ожидается, что достигнет Портленда к полуночи. Всех жителей городов побережья просят добровольно эвакуироваться. В некоторых местностях осуществляется обязательная эвакуация. Друзья, эта буря — по имени Села — весьма скверная леди. Если она проявит себя не в полную силу, то пройдет в стороне от берега и заденет нас лишь краем. Но если она повернет к северо-западу, мы окажемся на пути ветра, скорость которого превышает сто миль в час. И поэтому всякий, кто…»

Телевизор вдруг мигнул и погас, как погас вообще свет во всем доме. Эмма ахнула и вскочила на ноги, но тут же устыдилась своего порыва. Пока никакого ущерба она не понесла. Слава Богу, что она заблаговременно развела огонь в камине, иначе сидела бы сейчас в полной темноте.

Она взяла с камина масляную лампу, которую, как объяснила Хелви, специально держали для подобных случаев. Богу известно, что она много лет уже не отдыхала. Провести целый месяц в этой тихой гавани — да ведь это верх счастья! На кухне Эмма сняла телефонную трубку и убедилась, что гудка нет. Все верно — так она и предполагала.

Нельзя сказать, что Эмма слишком встревожилась. Ну что страшного может случиться? Она уже попадала под ветры и ливни, которые несли ураганы, и хотя ее дом в Массачусетсе был не столь близок к побережью, не может быть, чтобы здесь было намного хуже.

Она взяла стакан с водой и направилась в комнату. И тут вдруг ощутила запах дыма и поняла, что причиной его является камин. Очевидно, напор ветра был так силен, что дым повалил в комнату.

Эмма не без сожаления загасила огонь. Сейчас на побережье по ночам было прохладно, хотя сентябрь еще не пересек своего экватора, и ей отнюдь не улыбалось вылезать из-под одеяла в ледяной комнате. Однако ничего не поделаешь. Остается надеяться, что завтра ветер стихнет и она снова сможет развести огонь. Часы показывали девять тридцать, и Эмма решила, что можно ложиться спать, а к тому времени, как она проснется, буря стихнет.

Эмма вытащила из шкафа еще одно одеяло, постелила постель и улеглась. Она запаслась любовными романами почитаемых ею авторов и читала почти два часа, пока не иссякло масло в лампе. Ей совсем не хотелось вылезать из теплого гнездышка, чтобы добавить в лампу масла.

Эмма с неохотой отметила в книге место, где она остановилась, отложила ее в сторону, погасила лампу и забилась под теплые одеяла. Поскольку занять ум было более нечем, она стала прислушиваться к завываниям ветра, и было непросто подавить растущую тревогу.

Это был один из тех моментов, когда она наиболее остро ощущала свое одиночество. Обычно Эмма не оплакивала упущенные возможности, не сожалела о сделанном выборе. Однако сегодня, когда свирепствовала буря и вой ветра становился порой невыносимым, ей подумалось, что было бы славно, если бы чьи-то сильные руки обвились вокруг ее плеч, успокоили и развеяли страхи.

Прошло довольно много времени, прежде чем она погрузилась в сон.

Трах-бах!

Ее вырвал из сна оглушительный удар грома, после чего последовал леденящий душу, разрывающий барабанные перепонки треск, какого она никогда в жизни не слышала. В то же мгновение она почувствовала, что куда-то летит, падает, переворачивается и приземляется животом вниз — ощущение, сравнимое с тем, которое она пережила на аттракционе «русские горки».

Нынешний аттракцион закончился быстрее, чем она успела что-либо понять, и ее швырнуло на кучу чего-то твердого, а вслед за этим пророкотал новый удар грома. Несколько мгновений она лежала не шевелясь. Потом пришло осознание того, что она лежит на спине в слегка наклонном положении.

Дул холодный порывистый ветер, ледяные, тугие капли хлестали по телу, и в считанные секунды она промокла до нитки.

Ошеломленная, она сделала попытку приподняться, но стукнулась лбом обо что-то твердое. Искры посыпались у нее из глаз, и она со стоном откинулась на спину. Вдруг она поняла, что находится не на кровати, и это повергло ее в панику. Эмма стала делать глубокие и медленные вдохи, призывая себя успокоиться и думать.

Что-то стряслось с коттеджем, он развалился, не выдержав напора ветра, это было ясно. Бедные Хелви и Джефф, они страшно огорчатся, что их дом пострадал. «Эмма, возьми себя в руки! О чем ты думаешь?!»

Было темно как в склепе — не видно ровным счетом ничего. Эмма осторожно подняла руку и ощупала то, что было над ней. Похоже, над головой у нее была какая-то балка. Хотя нет, это не балка. Судя по шершавой коре и по мокрым листьям, которые Эмма нащупала, это скорее всего сук дерева. Гладкая холодная штуковина позади нее — это, должно быть, часть кровати, а намотавшаяся на левое бедро мокрая материя — это скорее всего одеяло или какой-нибудь предмет из постельного белья.

Она продолжала исследовать пространство вокруг себя и с двух сторон наткнулась рукой на дерево и железо. С правой стороны никакой преграды, кажется, не было — именно оттуда хлестал дождь. А под ней было нечто мягкое, похожее на матрац, однако столь же мокрое и неприятное. Эмму охватил животный страх. Она находилась в ловушке!

Из ее груди вырвалось рыдание. Она подавила его и опять сделала глубокий вдох, чтобы справиться с паникой.

— Эй, леди! Где вы?

Голос прозвучал приглушенно, но это был явно мужской голос, и в нем ощущались нотки нетерпения и тревоги. Лучик света проник в ее новоявленную тюрьму, и это вывело ее из состояния шока.

— Леди! Ответьте, если можете.

— Помогите! Помогите мне, пожалуйста! Я здесь! — Она застучала кулачками по корявой поверхности дерева над головой.

— Где?

Луч света убежал куда-то прочь, и Эмма отчаянно закричала:

— Нет! Верните мне свет! Я здесь в ловушке!

— О'кей, успокойся, дорогуша. Я вызволю тебя оттуда.

Свет вернулся, сделался ярче и позволил ей оглядеться. Увиденное привело ее в такой ужас, что она вновь разразилась истерическими рыданиями.

То, что она принимала за сук дерева, оказалось массивным стволом. Разлапистые ветки окружали ее со всех сторон, а ствол находился в нескольких дюймах от ее носа. Сквозь листву на Эмму потоками лилась вода, в ее камеру-одиночку порывами налетал ветер. Позади она успела разглядеть большую металлическую кровать или то, что от нее осталось. Ствол дерева основательно расплющил кровать и застрял в перекладине изголовья, которое приобрело теперь V-образную форму.

Эмма услышала, что ее спаситель что-то говорит, а точнее, изрыгает поток ругательств, которые в другое время могли бы ее откровенно шокировать. Однако сейчас она в душе была вполне солидарна с его эмоциями.

— Я думаю, что смогу вытащить тебя, — сказал наконец мужчина. — Внизу достаточно больше отверстие.

— Сп-права от м-меня открытое пространство, — пробормотала она.

Возникла пауза.

— Я не могу туда пробраться, — сказал наконец мужчина. — Но я буду действовать очень осторожно, душа моя. Потерпи немного.

— О'кей. — Эти слова немного ее успокоили. Несколько мгновений спустя она почувствовала движение слева от себя, и мокрая масса материи медленно поползла вниз.

— Я вынужден буду на минуту выключить свет. — Мужчина говорил громко, чтобы она услышала его сквозь ветер и дождь. В его голосе звучала уверенность, и это действовало на Эмму успокаивающе.

— Хорошо.

Фонарь погас, хотя в отверстие, которое сотворил мужчина, просачивалось какое-то слабое подобие света.

— Я хочу убрать матрац, — проинформировал он Эмму. — Не шевелись. Не двигай ни единым мускулом. И кричи, если там у тебя что-то сдвинется.

Она повиновалась и лежала не шевелясь, пока ее спаситель расширял внизу отверстие. Зловещий треск над головой заставил ее посмотреть вверх — уж не валится ли на нее ствол дерева?

— Стой! — завопила она.

— Уже остановился. — Ладонью он обхватил ее щиколотку и легонько погладил, и Эмма была настолько благодарна ему за это, что почувствовала спазм в горле. — Думаю, что ты сможешь выбраться через эту дыру. Если станешь извиваться, а я буду тянуть тебя, то все получится. — Мужчина помолчал, затем снова заговорил: — Ты нигде не поранилась?

— Я… я думаю, что нет. — Особой боли она нигде не ощущала, если не считать жжения на лбу — это она набила шишку, стукнувшись о ствол дерева. — Я чувствую все свои пальцы на руках и ногах, и, кажется, кровь нигде не течет.

— Слава Богу. — Похоже, мужчина испытал искреннее облегчение, услышав ее слова. Затем Эмма почувствовала, как его рука шарит по ее ногам, касается икр и обхватывает за вторую щиколотку. В другой обстановке она, наверное, воспротивилась бы этому, но в настоящей ситуации все было в порядке вещей. — Готова? — спросил мужчина. — По моему сигналу попробуй сдвинуться ко мне, а я легонько потяну тебя.

По его сигналу Эмма начала медленно двигаться к мужчине, грубые ладони которого держали ее сначала за щиколотки, затем скользнули к икрам и коленям. Наконец, ухватив за бедра, он стал тихонько тянуть ее вниз. К ее удивлению, она оказалась над его плечами и почувствовала, что начинает скользить слишком быстро.

— Обхвати меня ногами за талию, — скомандовал мужчина. — Я не хочу, чтобы ты свалилась. Это сооружение выглядит не слишком надежным.

Эмма подавила в себе истерический смешок и выполнила его указание. А он тем временем продолжал вытаскивать ее из ловушки, поддерживая под ягодицы. Его тело, которое она ощущала внутренней стороной бедер, было теплым и твердым, и это придавало ей необъяснимую уверенность.

— Сейчас я постараюсь закрыть твою голову руками, чтобы ты ничего себе не повредила.

Эмма почувствовала, как напряглись мышцы его рук, которые он поднял кверху. Интересно, что за мужчина пришел ей на помощь? Может, это какой-нибудь местный спасатель? Судя по его мускулам, он не из тех, кто целый день просиживает за письменным столом.

Однако не успела она об этом подумать, как почувствовала, что окончательно освободилась из своего заточения. Он обнял ее за затылок, а она машинально обвила руками его плечи и уткнулась лицом ему в шею.

— С-спасибо, — проговорила она и тут же разрыдалась.

— Ну-ну, ты ведь теперь в безопасности, душа моя. Чего ж теперь плакать?

Впрочем, Эмма едва расслышала эти слова утешения. Она рыдала, прильнув всем телом к тому единственному, к чему можно было прильнуть в эту кошмарную ночь, — к груди своего спасителя. Он гладил ей спину, его пальцы массировали ей затылок, а когда ее рыдания стали затихать, сказал:

— Ты совсем замерзла. Как бы мне ни было приятно так стоять, но мы должны спрятаться от дождя.

Эмма не сразу поняла смысл сказанного. Лишь через какое-то время она поняла, в какой позе она находится. Она сидела на нем, обвив ногами его талию, а руками — шею, прижимаясь всем телом к его груди. Внутренней стороной бедер она ощущала грубую материю его брюк, но это было уже вторичным, а главным было удивительное, совершенно непривычное ощущение твердого мужского тела между ног. Эмме почему-то совсем не хотелось менять позу, она всхлипнула и тихонько вздохнула.

И тогда мужчина, резко повернувшись, так что у нее даже закружилась голова, переменил позу и уверенно взял ее на руки. Он шел, держа перед собой фонарик. Эмма чувствовала себя слишком потрясенной, чтобы беспокоиться о том, куда он несет ее под проливным дождем, сопровождаемым шквалистыми порывами ветра.

Глава 2

Женщина казалась безжизненной в его руках. Бо поднимался на холм, шагая настолько быстро, насколько позволяла темнота и колышущиеся на ветру мокрые ветви деревьев. До его коттеджа было всего несколько сот ярдов, но казалось, что на преодоление этого расстояния понадобятся часы.

Он снова возвращался мыслями к тому оглушительному удару грома, от которого содрогнулась его кровать. Поскольку вспышка молнии последовала незамедлительно, Бо понял, что она ударила где-то совсем близко. Он вскочил с постели и подошел к громадному застекленному окну, из которого видно было озеро и коттедж под холмом.

А затем еще одна яркая вспышка молнии прорезала тьму ночи, и он увидел огромное падающее дерево. С минуту он стоял как последний идиот, не веря своим глазам. А затем опрометью бросился вниз по лестнице, схватил у двери мощный фонарик и, думая и молясь о том, чтобы симпатичная блондинка, которую он поддразнил накануне, осталась жива, выбежал на улицу…

Бо стал подниматься по лестнице, перешагивая через ступени, распахнул дверь в комнату с такой силой, что она стукнулась о стену, затем захлопнул ее пинком ноги, подбежал к дивану и бросил фонарик на кофейный столик. Бо стоял, по-прежнему держа на руках свою ношу. Нужно сесть и с минуту отдохнуть, решил он.

Опустившись на подушки, Бо откинул голову назад, глотая ртом воздух. Сердце стучало так, словно он несколько часов занимался сексом.

Женщина прижималась к нему, и он ощущал мягкие холмики грудей, которые равномерно вздымались и опадали. Эта равномерность его успокоила, и он почувствовал облегчение и благодарность за то, что все так закончилось, — у него вдруг затряслись руки, когда он подумал о том, что могло бы произойти.

Женщина пошевелилась. Ее безжизненно свисавшая голова медленно приподнялась, пальцы соскользнули с его плеча, и рука бессильно упала ему на колени.

Он откашлялся.

— Леди?

— Спасибо, — выдохнула она.

— Пожалуйста. Как ты себя чувствуешь?

Она снова сделала выдох.

— О'кей… Я так думаю… — Она несколько секунд помолчала. — Что случилось с моим домом?

— Ураган Села. — Бо сделал паузу, но, похоже, она ждала дополнительной информации. — Должно быть, он подошел ближе, чем ожидали, и оказался сильнее. Центр его где-то в море, но нам хватило и половины его силы. На твой дом упало дерево.

Эмма невольно содрогнулась и снова ухватилась за его шею.

— Это был какой-то кошмар. Если бы ты не пришел… Если бы… — Она задохнулась, не в силах продолжить фразу.

— Ш-ш-ш. Ты теперь в безопасности. — Бо не представлял себе ничего более ужасного, чем женщина в слезах. Он наклонился и легонько поцеловал ее в висок, чтобы успокоить, затем посадил ее на диван. — Мне нужно посмотреть, нет ли у тебя ран и ушибов.

Бо встал и начал шарить на каминной палке, ища спички, и через несколько мгновений в камине весело заполыхал огонь. Бо взял фонарь и подошел к женщине. Поставив его на столик, он опустился перед ней на колени и взял ее за руку.

— Что ты делаешь? — Она спросила это без раздражения, просто из любопытства.

— Хочу удостовериться, что с тобой все в порядке.

— Со мной все в порядке. — Она сделала попытку приподняться и сесть. — Только я замерзла… Ой!

— Прости. — Бо взял другую руку, согнул в локте, повернул ладонью к себе и увидел ссадины и следы крови. — А это откуда?

Эмма покачала головой:

— Не имею понятия. Хотя погоди… Кажется, я знаю. Я испугалась, когда поняла, что нахожусь в ловушке, и стала стучать кулаками по дереву, пытаясь выбраться.

— И еще у тебя солидная шишка на лбу, — заметил он, поморщившись оттого, что шишка портила весьма миловидное лицо женщины. Его нельзя было назвать красивым в полном понимании этого слова, но, без сомнения, оно было привлекательным. Возможно, такую красоту кто-то в первый момент и не заметит, но только не он.

Бо считал себя знатоком прекрасного пола и сразу оценил правильность и неброскую красоту черт ее лица. Полумесяцы длинных черных ресниц, нежная кожа, небольшой прямой нос, разлет шелковистых бровей над большими темными глазами, которые могли быть карими или темно-серыми, а может быть, темно-синими при утреннем освещении. Рот у нее был… идеальным. Пухлая нижняя губа — рот создан для поцелуев. Да, женщина была определенно привлекательна.

По ее телу снова пробежала волна озноба, и Бо понял, что она все еще не сняла мокрую одежду.

— Тебе надо переодеться, — сказал он. — Что, если я отнесу тебя наверх?

— Нет! — решительно сказала она, затем сделала попытку смягчить тон: — Я лучше осталась бы здесь, если можно.

— Конечно, можно. Я принесу одеяла и свою сухую одежду, и мы останемся здесь до тех пор, пока не утихнет ветер. — Он направился к лестнице, но вдруг остановился и, обернувшись, сказал: — Меня зовут Бо Кантрелл. А тебя?

— Эмма. — Глаза у нее были закрыты, но затем она медленно их открыла и устремила взор на Бо. — Эмма Хэмейкер. Бо… это вы мне свистели?

Он хмыкнул, вспомнив, как она напрягалась, услышав свист.

— Да, это был я. Прости. Просто представилась такая удобная возможность.

— Мне никогда раньше не свистели.

Никогда раньше не свистели? Бо покачал головой и начал подниматься по лестнице, обдумывая сказанное Эммой. Должно быть, она просто шутит. Она могла пытаться скрыть свои чары под бесформенной старомодной одеждой, однако фигура у нее классная. Вряд ли он единственный мужчина, кто это оценил.

Ночь была долгой. Он принес Эмме сухую тенниску и, как истинный джентльмен, повернулся к ней спиной, пока она переодевалась, затем бросил ее мокрую одежду в раковину на кухне, хмыкнув при виде простых хлопковых трусиков и длинной, до пола, ночной рубашки, какие носили еще бабушки. Да, прелестная Эмма была и в самом деле закомплексована, как он изначально и предполагал. Эмма. Это имя как нельзя точнее подходило ей.

Он постелил ей сухое одеяло на диване и накрыл двумя сверху, затем сел на стул неподалеку и задремал. Проснувшись к утру с затекшей шеей и спиной, он потянулся, поднялся и подошел к дивану, чтобы посмотреть, как чувствует себя гостья.

— Привет. — Она проснулась и улыбнулась слабой улыбкой.

— Привет. — Бо встревоженно посмотрел на ее лицо, в котором не было ни кровинки. Даже губы казались пепельно-серыми. — Как себя чувствуешь?

— Х-хорошо. Только х-холодно немножко.

— Немножко? — Он фыркнул. — Этак можно сказать, что ночью немножко штормило. Ты здорово замерзла, насколько я понимаю.

Она кивнула и сокрушенно сказала:

— Наверное, это глупо звучит, но я не могу согреться под этими одеялами. А… а что ты делаешь?

— Согреваю тебя. — Он поднял ее вместе со всеми одеялами и направился к лестнице. — Слушай…

— Что я должна слушать?

Прижимая Эмму к себе, он чувствовал, как ее трясет от озноба, и это его напугало. Люди порой умирают от переохлаждения.

— Буря в основном стихла. Сейчас просто идет сильный, занудный дождь. Там ты будешь в полной безопасности, уверяю тебя. — Он поднялся с ней по лестнице в спальню и уложил ее на кровать. Одеяла там все еще были сбиты к ногам, после того как он вскочил с постели в середине ночи. — Ты хоть немного спала?

Эмма покачала головой:

— Почти нет. А что ты делаешь?

Он ответил не сразу, продолжая расстегивать брюки.

— Собираюсь лечь с тобой в постель. Так ты скорее согреешься.

— Но ты ведь не станешь раздеваться догола!

Он улыбнулся, разделся до плавок и залез в кровать. Когда она отстранилась, Бо сказал:

— Прости, дорогая, но ты должна освободиться от своих одеял. Они, наверное, все влажные.

Он не дал ей времени на споры, а просто сдернул с нее одеяла и бросил на пол, затем укрыл ее до подбородка тяжелыми стегаными одеялами. Однако от его взгляда не укрылось, как его тенниска задралась на Эмме до пояса, обнажив гладкую белоснежную кожу и бесконечно длинные ноги, которые способны заставить мужчину мечтать о том, как было бы здорово, если бы они обвились вокруг его бедер. Черт побери, у него началась эрекция. Так он может напугать эту маленькую глупышку. Было очевидно, что она совершенно не похожа на женщин, которых он затаскивал к себе в постель.

При одной этой мысли у него участился пульс. Бо вздохнул. Черт возьми! Протянув руку, он обнял ее за талию и резко притянул к себе. Она вскрикнула и повернулась на бок к нему спиной. Это Бо вполне устраивало.

Эмма взвизгнула, явственно почувствовав его возбужденную плоть, и снова попыталась вырваться, однако он положил широкую ладонь на ее нежный, плоский живот и вернул ее на место, превозмогая приступ острого желания, который на него накатил. Поскольку Эмма ерзала и вырывалась, его ладонь опустилась ниже, и мизинцем он ощутил начало шелковистых, пружинистых завитков и легкую припухлость лобка.

— Расслабься, — приказал он.

— Расслабиться? Как я могу расслабиться с тобой… когда ты… — Она замолчала, не закончив фразы.

— Твердый как скала? — подсказал он улыбаясь.

— Ты не джентльмен, — сказала она, все еще не оставляя попыток вырваться.

Эти случайно оброненные слова неожиданно задели его за живое.

— Мужчина, который дважды бросал женщин на пороге женитьбы, уже не джентльмен, — произнес он сквозь стиснутые зубы. — И потом, если ты не перестанешь тереться об меня, то ты и в самом деле можешь ощутить, насколько не по-джентльменски я могу обойтись с тобой.

Эмма тотчас же замерла, оцепенев словно заяц, обнаруженный охотничьими собаками.

Бо медленно подтянул ее к себе, положив ее голову себе под подбородок, и старался не обращать внимания на испытываемое возбуждение, когда ее ягодицы прижались к его животу и очаровательная ложбинка ее попки дала приют его твердой плоти.

— Не обращай внимания, — посоветовал он Эмме, адресуя его также и себе. — Это всего лишь физическая реакция. Просто я должен согреть тебя. В доме нет электричества, и нет возможности принять горячую ванну. Это единственный способ.

— Ты мог бы разжечь камин, ветер уже стихает.

— Потребуется слишком много времени, чтобы ты согрелась. Я сделаю это позже.

Воцарилась тишина. Эмма не шевелилась, если не считать того, что повыше подтянула одеяло. Бо почувствовал, как она расслабилась, как доверчиво и уютно прижалась к нему ее милая нежная попка. Его член разбух до предела и судорожно подергивался, и Бо боялся пошевелиться, опасаясь того, что может вдруг раздвинуть эти обольстительные ножки и войти в нее раньше, чем она осознает случившееся.

Нужно думать о чем-то другом. И он усилием воли стал думать о том, какой роскошный сук вишневого дерева он нашел на прошлой неделе. Ему очень хотелось обработать его, вишневое дерево само взывало к этому.

— Ты прав, — сказала Эмма. — Я понемногу согреваюсь.

«Я тоже, малышка, тоже».

— Я всегда прав, — самодовольно улыбнулся Бо.

Эмма вполоборота повернула к нему голову.

— Если ты всегда прав, зачем же ты бросил двух женщин?

Теперь настал его черед замолчать. После паузы он сказал:

— Ты что-нибудь слышала о таком понятии, как такт?

Эмма засмеялась, и Бо почувствовал, как под его ладонью запрыгал ее живот, а пальцами ощутил шелковистость завитков на лобке.

— Да, мне говорили, что это не относится к числу моих достоинств.

— Кто говорил? — проявил Бо любопытство.

— Ну, моя мама, например. И еще авторы из моего отдела.

— Ты писательница? И что же ты пишешь?

— Поваренные книги.

— Поваренные книги? — Что ж, это ей шло. — Ты приготовишь для меня что-нибудь впечатляющее завтра, если будешь хорошо себя чувствовать?

— Я могу готовить всегда, даже если чувствую себя так, словно меня переехала машина.

Бо хмыкнул, поняв, что к Эмме возвращается чувство юмора.

— Ты очень скромна.

— Ну, не знаю. — Она пожала плечами, и от этого плечо вылезло из-под тенниски и прижалось шелковистой кожей к его груди. — Совершенных людей нет. И потом, не думай, что я забыла о своем вопросе.

— О каком вопросе? — Бо уже сожалел, что заговорил на эту тему. Это было явной глупостью с его стороны.

— Зачем ты угробил двух женщин?

— Я вовсе их не гробил, — стал оправдываться Бо. — Они обе остаются моими приятельницами. Просто я понял, что женитьба — это совсем не для меня.

— И когда же ты это вдруг понял?

— В первый раз за два месяца до свадьбы, — признался Бо.

— А второй раз?

— Ты прямо настоящая пиявка.

— Спасибо.

Она некоторое время помолчала.

Он тоже помолчал.

Она кашлянула.

— Второй раз это случилось за день до свадьбы. — Ему до сих пор было тошно вспоминать об этом, хотя Элси и говорила, что простила его. Проклятие, разве она не вышла затем замуж за его лучшего друга?

— А почему ты так сделал?

Трудно было придумать более неприятную тему для разговора. Бо постоянно старался забыть о тех событиях и сейчас мысленно обругал себя последними словами за то, что заговорил об этом. Оправданием ему могло служить лишь то, что он устал и перенапрягся в эту штормовую ночь и что-то замкнулось в клеточках его головного мозга.

— Не знаю, — ответил он. — Просто было ощущение того, что все идет не так, как нужно.

— В каком смысле?

— Должно быть, это судьба. Я смотрел на них и не мог себе представить, что проживу с ними до старости, проведу с ними вместе лет этак пятьдесят, буду воспитывать детей и все такое.

— Но ты должен был…

— Эмма, — едва ли не прорычал Бо, — оставь эту тему!

Он почувствовал, как напряглось ее тело. Тем не менее она замолчала, а это было для него сейчас самое главное. Может, она решила на него надуться? Ничего, завтра она будет вне пределов его досягаемости, и все вернется к норме.

«Включая и тебя», — сказал он той части своего тела, которая продолжала ныть, соприкасаясь с нежной ложбинкой попки, прильнувшей к его животу.

Эмма не могла поверить, что ей удалось заснуть и поспать в сложившейся ситуации. Ее спаситель Бо Кантрелл лежал рядом на животе. Они оба меняли положение за те несколько часов, пока спали, и сейчас Эмма лежала на спине. Его тяжелая рука находилась у нее на талии, его голова уткнулась ей в шею. Она чувствовала, как его дыхание согревает ей кожу. Его нога покоилась на ее бедрах, и интимная часть его тела прижималась к ее бедру. Он не был сейчас возбужден, Эмма ощущала это бедром.

Эмма никогда раньше не лежала с мужчиной в обнимку и, вероятно, никогда не будет лежать впредь. Она уже давно приняла как данность, что не относится к тому типу женщин, которые способны пробудить в мужчине постоянную преданность и привязанность. Она не считала себя каким-то там пугалом, но и не питала особых иллюзий относительно своей внешности. «Заурядная» — именно такой считала ее мать.

Еще вчера Эмма не имела ничего против того, что она одинока. В это же утро, закутавшись в одеяло, когда дождь стучал в окна, а изо рта при дыхании поднималось белое туманное облачко, она вдруг… словом, она никогда раньше не задумывалась над тем, как это можно спать рядом с мужчиной.

Было приятно. Очень приятно. По крайней мере сон сам по себе доставлял удовольствие. И ей было тепло. Вчера вечером она думала, что никогда больше не согреется. Внезапно она вспомнила всю череду вчерашних событий, и все ее тихие блаженные мысли сразу испарились. Она резко села в кровати.

— Эй, что такое? — Бо перекатился на бок, поспешно защищая рукой уязвимое место от резких движений Эммы. — Господи, ну и холодина! — Он потянулся за одеялом, однако Эмма уже выскользнула из постели.

— Я должна бежать в свой коттедж, посмотреть, не пострадал ли компьютер. И все мое оборудование. И еще должна позвонить Хелви, если телефон заработал.

— Кто такая Хелви?

— Мой редактор. — Эмма схватила с ближайшего стула одеяло и обмоталась им, пока шла к двери. — Она и ее муж — владельцы этого коттеджа. Они будут страшно огорчены.

— Погоди минутку! — Бо вскочил с кровати и стал торопливо натягивать брюки, которые достал из шкафа. Эмме он бросил спортивные штаны и такую же рубашку. — У тебя даже элементарной сухой одежды нет. Ты вчера основательно стукнулась головой и чуть не замерзла до смерти. Имей в виду, я в месяц спасаю не более одного человека.

Она улыбнулась и направилась в ванную, чтобы облачиться в спортивный костюм. Бо оказался более джентльменом, чем она себе представляла. Эмма воспользовалась его туалетными принадлежностями, затем посмотрела на себя в зеркало и ахнула. На лбу у нее красовалась шишка багрового цвета величиной с гусиное яйцо, волосы были до такой степени взлохмачены, словно над ними поработал веничек для взбивания яичных белков. Никаких средств для приведения лица в порядок у Эммы под рукой не было, и она ограничилась тем, что умылась и осторожно его промокнула. Чтобы привести волосы в порядок, потребуется значительное время, поэтому она вышла из ванной и стала расчесывать их пальцами, когда Бо скрылся в ванной.

Вскоре дверь открылась, и он появился на пороге. Он еще не надел рубашку, и Эмма невольно устремила взгляд на скульптурные формы его торса. На теле у него не просматривалось ни грамма жира. Его соски напоминали тугие коричневые кружки на плотных подушечках блестящей плоти, покрытой легкой порослью кудрявых волос, которые спускались к плоскому животу и затем скрывались…

В левой руке он держал щетку для волос.

— Это сгодится?

Эмма вспыхнула — она почувствовала это — и быстро отвела глаза.

— Да, спасибо.

Бо бросил ей щетку, и в этот момент в холле зазвенел телефон. Они оба повернули головы в направлении звука. Бо натягивал рубашку и жестом обнаженной руки показал Эмме на холл:

— Ответь, пожалуйста. — Словно он привык ежедневно отдавать женщине приказания. Так или иначе, она вошла в холл и сняла трубку.

— Алло?

— Ах, простите! Должно быть, я набрала не тот номер, — раздался в трубке хрипловатый женский голос. — Я хотела дозвониться до Бо Кантрелла.

— Вы набрали правильный номер, — успокоила говорившую Эмма. — Он здесь.

Она протянула трубку и, пока Бо приближался к ней, впервые по-настоящему присмотрелась к нему при свете дня. У него были длинные черные волосы, сзади спускавшиеся ниже воротничка, темно-карие глаза, которые рассеянно ощупывали ее фигуру, пока он разговаривал по телефону. Встретившись с ней взглядом, он улыбнулся, и две глубокие ямочки появились у него на щеках. Он был красив, знал это, и Эмма готова была поспорить, что он всю жизнь использовал эту свою улыбку при общении с женщинами.

Продолжая разговаривать, Бо зашел в спальню и тут же вышел с парой шерстяных носков, которые протянул Эмме:

— Надень.

Плечи у него были широкие, хотя его нельзя было назвать крупным мужчиной, решила про себя Эмма, сидя на стуле и надевая носки. Вероятно, он был дюймов на пять выше, чем она, а ее рост составлял пять футов восемь дюймов. Она уже знала, что руки у него сильные и мускулистые, да и все тело твердое и крепкое. У Эммы вспыхнули щеки, когда она вспомнила, каким твердым он был вчера вечером.

Она не могла даже поверить, что спала практически голой с этим мужчиной! Ее мать, пусть земля ей будет пухом, наверняка пришла бы в ужас, если бы узнала об этом.

— Я чувствую себя прекрасно, Элси. Честное слово. Да, она тоже в полном порядке. Увидеть ее? Гм, не знаю. Как-нибудь. Я сейчас должен вернуться к ней. Передай привет Джону и спасибо за беспокойство.

Эмма поймала себя на том, что уже давно смотрит в упор на Бо. В глубине его темных глаз сверкнули веселые искорки. Положив трубку, он подошел к ней, взял ее руку, поднес ко рту, и она ощутила вначале теплое дыхание, коснувшееся ее кожи, а затем его поцелуй в ладонь. Рот у него был тугой и теплый, у Эммы участился пульс и перехватило в горле дыхание. Удивляясь тому, что простое прикосновение вызвало настоящую бурю ощущений у нее в животе, Эмма обратила внимание на то, что Бо был очень аккуратен и старался не задеть ее синяки и ссадины.

— Спасибо за спасение, — сказал он.

Эмма посмотрела на него вопросительно. Он показал рукой на телефон.

— Я бы целый час не смог отбиться от нее, если бы она не думала, что я должен вернуться к своей женщине. — Бо взял ее под локоть, помог ей встать и повел к лестнице. — Давай сначала позавтракаем, а уж потом будем осматривать останки.

— Это была твоя… гм… подружка? — Эмма позволила Бо провести ее по лестнице и остановилась, расчесывая щеткой волосы, пока он умело разводил огонь в очаге, невольно завидуя его уверенным действиям. Вчера она провозилась чуть ли не два часа, пока разожгла камин.

— Это одна из моих несостоявшихся жен. — В его голосе послышалось легкое раздражение. — Сейчас она замужем за одним из моих лучших друзей.

Эмма замерзла, пока они шли до кухни, и сейчас подошла поближе к весело пылающему огню. Одна из его бывших женщин. Ей нужно мудро помнить, что у него опыта общения с женщинами было гораздо больше, чем у любого другого мужчины, с которым она была знакома.

Каким бы привлекательным он ни казался.

Глава 3

На ленч у них был горячий суп и холодные сандвичи, которые удалось вызволить из ее коттеджа. После этого Бо настоял, чтобы Эмма приняла горячую ванну и отдохнула. Они забрали всю ее одежду, которая не пострадала, и Эмма сидела на первом этаже его коттеджа и сушила волосы, в то время как Бо от нечего делать прикреплял муху к удочке и любовался бликами предвечернего солнца на ее волосах.

На ней все еще была одежда Бо — на этот раз тенниска с короткими спортивными шортами. Она затянула их шнурком на талии, однако Бо тешил себя надеждой, что они когда-нибудь соскользнут и он увидит во всей красе роскошные длинные ноги, а если повезет, то и кое-что между бедер. Ей придется ждать еще по меньшей мере день или два, пока высохнут ее кошмарные юбки. Они сейчас висели на бельевой веревке позади коттеджа.

Эмма пришла в восторг, словно ребенок при виде конфет, когда они обнаружили, что кухня в целом не пострадала. В больших серых глазах ее сияла неподдельная радость, и Бо не без труда удержался, чтобы не заключить ее в объятия и не зацеловать. Вместо этого он с невозмутимым видом стал перетаскивать кухонное оборудование и ее компьютер в свой коттедж. Эмма позвонила подруге и сообщила о разразившейся катастрофе, заверила, что с ней все в полном порядке, рассыпалась в благодарностях своему соседу, то есть ему, и сказала, что отправится домой либо поздно вечером, либо на следующий день.

Бо прокашлялся.

— Так когда… гм… ты думаешь уезжать?

Эмма задумчиво смотрела на озеро, но, услышав вопрос, резко повернула голову в сторону Бо и вскочила на ноги.

— Ой, прости! Я скоро смогу двинуться. Я очень благодарна тебе за гостеприимство…

— Эмма, я вовсе не прошу тебя уезжать.

Нервно сжимая пальцы, она уставилась в пол.

— Все равно, я уже давно тут надоедаю…

— Я не против, если ты поселишься здесь. Места с избытком, и я смог бы общаться с тобой.

Она вскинула голову, в ее глазах отразилось удивление, если не шок, подобный тому, который он испытал сам. Черт возьми, что это вселилось в него? Он бросил взгляд на свою неоконченную скульптуру. Ему совсем не нужно, чтобы какая-нибудь женщина сводила его с ума, тем более старая дева с аппетитной круглой попкой и невинным взглядом, которой нужно слишком долго объяснять, некими удовольствиями может одарить ее собственное тело. Открывая рот, он хотел согласиться с ней, но почему-то пригласил остаться, и это приглашение она, конечно же, отвергнет.

Уголком глаза Бо видел ее лицо. Она все еще продолжала смотреть на него, как будто бы не вполне уверенная в том, что правильно все расслышала и поняла.

— Ты обещала приготовить мне сногсшибательную еду до отъезда. — Он смотрел на насадку, которую прилаживал к удочке, но видел, что Эмма все еще не отвела от него взгляда.

— Я в самом деле обещала? — спросила она.

Возникла недолгая пауза.

— Как твои руки? — Он помнил, что Эмма еще не приняла его приглашения, но с этим можно повременить. Бо отложил удочку, поднялся и подошел к Эмме. Ее глаза были широко открыты; темно-серого цвета, они напоминали гладь озера в облачный день. И хотя Эмма протянула Бо ладони для осмотра, он не мог оторвать взора от этих глаз.

— Руки у меня… заживают. — Она отвела взгляд и посмотрела через его плечо на воду, которую рябил легкий бриз.

Бо заставил себя оторвать взор от ее лица и осмотреть руки.

— Тебе еще придется помучиться, выполняя домашнюю работу, — заметил он, поморщившись. — Понадобится время, чтобы они зажили.

— Я знаю. — Эмма показала на свои волосы. — Даже это проблема.

Ее щетка лежала на перилах. Бо взял ее, а Эмму вынудил сесть на стул, надавив ей на плечо.

— Садись. Я умею обращаться с женскими волосами.

Она с укором посмотрела на него через плечо.

— Я не уверена, что этим следует хвалиться.

Бо засмеялся.

— Ты рассуждаешь словно чья-то незамужняя тетка.

— Я и есть незамужняя тетка, — отрезала она. — У меня две племянницы и племянник.

Волосы у нее были красивые, Бо взял их в руку и пропустил через ладонь, затем стал расчесывать щеткой по всей длине.

— Ты не очень-то похожа на незамужнюю тетку.

Эмма промолчала. Большинство женщин, которых он знал, наверняка стали бы флиртовать, напрашиваться на новые комплименты. Он не был уверен даже в том, что Эмма понимала, что его фраза была сказана ради комплимента.

Бо не стал нарушать молчание, пока занимался расчесыванием волос. Вот пусть они заблестят, тогда и возникнет вопрос, должен ли он продолжать их расчесывать. Эмма слегка пошевелилась на стуле, и это был некий признак того, что она отдает себе отчет в том, что между ними существует некое притяжение. Он продолжал расчесывать, снова и снова водя по волосам щеткой, чувствуя, как медленно твердеет и напрягается все его тело при мысли о том, что эти восхитительные волосы обвиваются вокруг него, когда он…

— Бо! — выдохнула Эмма.

— Да? — Он неожиданно бросил щетку ей на колени, чувствуя, что может довести себя до умопомрачения.

— Я думаю… мои волосы высохли. — Она слегка повернула голову, и он увидел, что она нервно облизывает губы. Не оставалось сомнений, что не только на него так подействовало причесывание.

Если она останется, он определенно знал, что соблазнит ее. Если она уйдет, то он очень опасался, что выследит, куда она ушла, и соблазнит ее там. Он никогда так не хотел женщину, как сейчас. Дьявольски неприятное ощущение.

И ему отнюдь не становилось лучше по мере того, как день все более клонился к вечеру. Эмма наблюдала за ним из-под ресниц, думая, что он не смотрит на нее, а когда Бо поймал ее за этим занятием, покраснела и поспешно отвела взгляд. Бо был уверен, что ей так же затруднительно сделать глубокий вдох, как и ему. Многие женщины могли бы опираться на свой чувственный опыт, но только не Эмма. Невинность была словно написана на ее лице, и Бо не мог понять, почему она сохранила ее до сих пор. Была ли она девственницей?

Эмма приготовила на обед куриные грудки в маринаде и тем самым подтвердила свои незаурядные кулинарные способности. Грудки были поданы с отварным картофелем, тушеной морковью и фантастически вкусными кукурузными оладьями, которые она приготовила, не сверяясь ни с какими рецептами. К тому же она зарекомендовала себя самым аккуратным поваром, мгновенно моя за собой использованные миски, тарелки и мутовки. Когда обед был готов, трудно было поверить, что вся эта еда была приготовлена в его кухне.

После обеда, когда Бо вышел послушать новости, она поднялась по лестнице наверх. Заинтересовавшись, он через несколько минут последовал за ней и обнаружил Эмму во второй спальне, где они раньше разместили кое-что из ее вещей.

Она укладывала вещи в чемодан.

— Что ты делаешь? — Ему не понравилось вдруг охватившее его чувство паники.

— Готовлюсь к отъезду. — Она оторвалась от открытого чемодана и посмотрела на него. — Спасибо за приглашение, но я действительно не хочу навязываться. Я уеду рано утром.

— Я бы не стал говорить о навязывании. Зачем тебе портить остаток своего отпуска? — Бо жестом показал в окно, из которого видно было озеро. — Я уже говорил тебе, что ты можешь совершить прогулку туда, насладиться его красотами, как это и планировала.

— Я собиралась побыть здесь месяц, — сказала Эмма. — Не могу же я…

— Никаких проблем, — перебил ее Бо. — Если ты будешь иногда готовить, то мы будем квиты.

Она улыбнулась, и Бо снова едва не отдался порыву и не поцеловал ее в пухлые чувственные губы.

— Квиты? Вряд ли. Ты спас мне жизнь. Даже если я буду готовить каждый раз, мы все равно не будем квиты.

— Право же, я не хочу, чтобы ты считала себя чем-то мне обязанной, — улыбнулся он. — Разрешаю тебе спать со мной, пока ты здесь. Может, это уравновесит чаши весов.

В красивых глазах ее отразилось нечто похожее на испуг, она попятилась от него.

— Очень забавно.

— Я могу считать это согласием? — Несмотря на ее реакцию, Бо понял, что она осмысливает его слова и представляет их вместе друг с другом, а это было как раз то, что ему нужно. Беда в том, что в его голове стал раскручиваться собственный сценарий, и его тело тут же напомнило ему, что он давно не имел женщины.

— Нет! — Она помахала пальцем, избегая, однако, встретиться с Бо взглядом. — Ты просто пытаешься меня смутить и ошеломить. Но ничего из этого не выйдет.

— Ну ладно. В таком случае ты можешь отправиться со мной половить рыбу. При одном условии.

— А что за условие? — с подозрением спросила Эмма, и Бо рассмеялся.

— Я ловлю, а ты чистишь.

— О! — Лицо ее просветлело. — С этим я справлюсь.

— Чудненько. — Он схватил ее за руку и потащил из спальни. — Пойдем к озеру, и я научу тебя, как ловить рыбу, когда стемнело.

Неделю спустя Бо увидел ее сидящей на большом валуне перед входом в пещеру пониже дома. Был хороший ясный день. На Бо нашло вдохновение, и он трудился так, что у него заболели руки от работы резцом. Он вдруг начал сомневаться, что успеет закончить скульптуру.

Эмма повернула голову и улыбнулась ему, услышав, как он по деревянной лестнице спускается к пляжу.

— Привет! Закончил рабочий день?

Бо кивнул.

— А ты?

— Тоже. Я на сегодня пригласила страхового агента и подрядчика в коттедж Хелви. Ремонт будет произведен в течение недели. И я снова вошла в свой график, потому что восстановила рецепт приготовления свиного рулета, над которым работала, когда случился ураган.

— Вот и хорошо. — Бо устроился рядом с ней. — Должно быть, мое присутствие тебя вдохновляет.

Она бросила на него строгий взгляд, а затем вдруг показала в сторону вдающегося в озеро мыса.

— Посмотри! Вон тот орел, которого мы видели вчера!

Бо проследил за ее взглядом и увидел сидящую на дереве громадную птицу, силуэт которой вырисовывался на фоне светлого неба. Когда Эмма снова повернула голову, ее длинная коса скользнула по плечу, и он схватил ее рукой.

— Почему ты всегда носишь косу или пучок?

Эмма пожала плечами и удивленно посмотрела на Бо, а ее волосы скользнули по его пальцам, словно приласкав их.

— Мне так удобнее — волосы не мешают.

Не спрашивая ее разрешения, Бо снял эластичную ленточку с конца косы и начал расчесывать волосы пальцами.

— А мне больше нравится вот так.

Она не ответила, а когда посмотрела на него, он увидел пробуждающуюся чувственность в ее глазах. Хорошо. Бо проявлял терпение несколько долгих дней и еще более долгих ночей, ожидая, когда она начнет выискивать поводы для того, чтобы проводить с ним больше времени, когда начнет требовать, чтобы он уделял ей больше внимания, как это всегда делали женщины… но не она.

Эмма отвергла его заигрывание, погрузившись в настороженное молчание. Он знал, что в следующий момент она либо переменит тему разговора, либо просто уйдет, дав ему со всей определенностью понять, что не подпадает под ого чары.

Он не понимал ее. Обычно женщины начинали липнуть к нему сразу, стоило лишь слегка их обласкать, и ему приходилось искать способ, как сохранить дистанцию. Но Эмма, похоже, была вполне довольна установившимися между ними отношениями. По всей видимости, ее нисколько не беспокоило, что он исчезал и отсутствовал большую часть дня, и она редко появлялась даже на веранде, исключая лишь случаи, когда у него звонил телефон. Половину того времени, когда он находился дома, она занималась приготовлением еды на кухне либо стучала на своем ноутбуке, что-то бормоча себе под нос — вероятно, новый кулинарный рецепт. Она даже не замечала его появления, если он не заговаривал с ней.

Бо нехотя вынужден был признать, что никто никогда не предлагал ему такого разнообразия блюд. Эмма использовала его как морскую свинку или подопытного кролика, проверяя на нем свои новые рецепты либо их комбинации. Не далее как вчера она приготовила для него три вида салата из омара и предложила определить наилучший. Однако ему не слишком нравилось, что она могла с удивительной легкостью исключать его из сферы своего внимания.

Проведя ладонью по волосам, выпущенным на свободу, Бо погладил ей затылок, затем его пальцы скользнули к основанию шеи. Он заметил, что тело ее тут же напряглось. Он продолжал гладить ее до тех пор, пока она не вздохнула, опустив при этом голову.

— Это так приятно, — сказала она.

Он почувствовал, что его тело готово ответить на прикосновение к теплому нежному телу сидящей рядом женщины, а он готов схватить ее и отнести в спальню. Однако Бо не хотел ввергать очаровательную Эмму в панику. Сейчас он был почти уверен, что она девственница.

Он осторожно, чтобы не вспугнуть ее, переменил положение, усевшись позади нее так, что его ноги оказались разведенными и он как бы обнимал ее своими коленями.

— Что ты делаешь? — Эмма взволнованно повернула голову, но он жестом указал в сторону озера, игнорируя такую сильнейшую приманку, как ее губы, которые находились всего в трех-четырех дюймах от его рта.

— Смотри! — проговорил он ей в ухо. — Гагары.

Он почувствовал, как Эмма затрепетала, но тем не менее она повернула голову, чтобы посмотреть на птиц. Бо улыбнулся сам себе. Пора Эмму приручать. Он полуобнял ее и спросил шепотом:

— Красиво, правда?

Дрожь пробежала по ее телу, и на сей раз Бо положил ладони на ее руки, которые она сцепила у себя на коленях.

— Очень красиво, — согласилась она.

Он намеренно не стал нарушать молчание, держа ее в своих объятиях и глядя на закат. Мало-помалу напряжение отпустило Эмму, и ее спина прижалась к его телу — вся, от милых ягодиц до закругленных плеч.

— Почему ты не замужем? — спросил он.

Она тут же снова напряглась, однако он сумел успокоить ее, и она снова застыла в его объятиях.

— Просто любопытно, — продолжил разговор Бо. — Тебя нельзя назвать непривлекательной или какой-нибудь там ведьмой.

Она засмеялась, чего он, собственно, и хотел. Затем вздохнула и после паузы сказала:

— У моей мамы был рассеянный склероз. По мере того как я подрастала, ей все труднее было ухаживать за собой. Мой брат старше меня, и к тому времени, когда матери стало совсем плохо, у него была семья. — Эмма помолчала, глубоко вздохнула и продолжила: — Как-то появился мужчина… но мама тогда очень нуждалась во мне. А он не хотел, чтобы я делила внимание между ним и мамой. — Она пожала плечами. — Он предлагал определить ее в дом призрения, чтобы я могла больше времени уделять ему, но я не соглашалась. Я знала, что маме осталось жить недолго, и не хотела, чтобы последние свои дни она провела среди чужих людей. Она умерла от воспаления легких на следующий год, и я рада, что была с ней рядом.

— А что с отцом?

— Он умер, когда я была совсем маленькой.

— Мои родители тоже умерли. — Бо пошевелился, сам не зная, зачем говорит об этом. Он обычно предпочитал не думать о прошлом — было больно вспоминать. — Погибли в автокатастрофе, когда мне было двадцать лет.

Эмма сочувственно вздохнула.

— Должно быть, тебе было очень трудно.

Бо пожал плечами:

— Не стану притворяться, что не было. И все-таки хорошо, что они ушли вместе. Они были очень привязаны друг к другу, и я не могу себе представить одного из них без другого.

— Это такая любовь, о которой рассказывают легенды, — сказала Эмма. — Приятно знать, что она и в самом деле существует.

— А ты испытывала такие чувства к парню, который хотел на тебе жениться?

Эмма на минуту задумалась.

— Нет, — сказала она наконец. — Не испытывала. — Она наполовину повернулась в его объятиях. — Может, я точно так же плохо выполняю свои обязательства, как и ты?

Бо едва не открыл рот, чтобы тут же запротестовать, но вовремя спохватился. С какой стати он должен оправдываться? Да и в конце концов, это было правдой. И вместо протеста он лишь кивнул.

Может быть, оно и лучше, чтобы она все сразу узнала. Когда они станут любовниками, он не будет дурить ей голову, рассказывая душещипательные истории о любви. Секс есть секс. И точка.

— А почему ты не женился? — спросила Эмма. — Ты говорил, что чувствовал — все идет не так, но не сказал почему.

— Моя первая невеста была моделью, — ответил Бо. — Интересная, эффектная, но вовсе не то, что мне хотелось иметь на всю жизнь. К сожалению, мы уже были помолвлены, когда я это осознал.

Интересно, зачем он ей это рассказал?

— И как она это восприняла?

— Поначалу не очень хорошо, — сухо сказал Бо. — Долгое время я чувствовал себя очень скверно.

— Однако не настолько скверно, чтобы не сделать то же самое вторично.

Он глубоко вздохнул и провел ладонью по атласной коже ее руки.

— Элси была готова выйти замуж и решила, что я женюсь. Я думал, что тоже готов к этому, но… Она издергала меня. Я должен был давать отчет о каждой минуте, проведенной без нее. Кто-то должен был удостоверить, где и с кем я был…

Бо внезапно поднялся на ноги и спрыгнул с валуна, затем, взяв Эмму под локти, спустил ее и поставил рядом.

— Почему бы нам не пообедать и не найти тему поинтереснее?

Эмма вылила из кастрюли жидкий шоколад поверх крема с орехами, тщательно выскребла кастрюлю и отставила в сторону. Открыв холодильник, поставила в него получившуюся массу. Выпрямившись, она увидела Бо, который вошел в кухню с веранды, служившей ему мастерской.

На нем были линялые голубые джинсы, которые плотно обтягивали длинные ноги — и не только их. Бросилась в глаза выпуклость пониже молнии, и Эмма не без усилий заставила себя не смотреть на это место.

Все эти дни, что жила под его крышей, Эмма старалась ему не мешать, не попадаться на пути, не разбрасывать свои вещи по дому. Для нее это не составляло труда. Она от природы была человеком аккуратным, и к тому же у нее всегда находилось занятие. И похоже, это срабатывало. Бо ни словом, ни взглядом не выразил, что жалеет о сделанном ей приглашении.

И Эмма была благодарна ему за это. После урагана она страшно огорчилась тем, что ее отдых должен закончиться, едва начавшись. Она так давно о нем мечтала… и приглашение Бо прозвучало так искренне. Она дала себе обещание, что будет образцовой гостьей. Но сколько было случаев, когда образцовая гостья влюблялась в своего хозяина!

Это вовсе не любовь, строго сказала она себе. Это всего лишь увлечение, и ничего больше. Конечно, Бо весьма эффектный мужчина и к тому же приятный в общении. А Эмма так мало общалась с представителями противоположного пола, что, пообщавшись более или менее длительное время с одним из них, вообразила, будто влюблена. Просто она уже годы не имела никаких отношений с мужчинами. Только и всего. И здесь не может быть сомнений.

Она понимала, что нет смысла иметь какие-то виды на Бо. Может, он сам того не знает, но Эмме было ясно, что он мечтает о такой же любви, какая была у его родителей. Иначе почему он дважды уклонялся от женитьбы? Он был слишком порядочный человек, чтобы без всяких причин поступать столь бессердечно, подумала Эмма, хотя и знала, что он расхохочется, если узнает, что она относит его к числу добропорядочных людей. Эмма невольно улыбнулась, подумав, как упорно он старался изобразить из себя эдакого крутого парня.

— Пахнет чем-то дьявольски вкусным, — сказал Бо, подходя к раковине, чтобы вымыть руки.

— Шоколадный крем с орехами. — Она одарила его подчеркнуто спокойной улыбкой и показала на кастрюлю. — Можешь лизнуть то, что осталось на стенках, пока я не вымыла.

Наблюдая, как Бо смывает опилки с густых темных волос на руках, Эмма беспокойно зашевелилась. Она почувствовала волнение, глядя, как вода омывает его мышцы, и, должно быть, в миллионный раз вспомнила свои ощущения, когда лежала с ним в постели голая и эти руки ее обнимали. Что она почувствует, если его манящие губы прижмутся к ее губам, она отдастся его объятию и прижмет голову к этому крепкому, загорелому телу, отдастся экстазу, которым — она это инстинктивно чувствовала — он ее одарит?

Эмма знала, что он с готовностью откликнется, если она заберется к нему в постель.

Бо то и дело дотрагивался до нее, обнимал за плечи, накрывал ее руку своей. Он взял за привычку в течение последней недели пристраиваться к ней на «ее» валуне, и она стала ждать этих трепетных мгновений, когда он садился сзади и обволакивал ее теплом своего большого тела.

Ну что бы ей быть посмелее, побезрассуднее, чтобы откинуться назад, прижаться к нему, повернуть голову и поискать его губы. Иногда она боялась, что он заметит, как чутко реагирует ее тело на его близость, боялась, что ее страстное желание передастся ему, но, похоже, он ничего не подозревал.

Конечно, она никогда не станет поощрять его к каким-либо действиям, даже если в самом деле с ее стороны имеет место безумное увлечение. Она давно смирилась со своим образом жизни, и хотя ей временами бывало одиноко, несчастливой она себя не чувствовала. Вот дальнейшее развитие отношений с Бо Кантреллом способно принести ей несчастье. Он разобьет ей сердце, сам того не сознавая.

Стоя у раковины, Бо взял из шкафа стакан, наполнил водой из охладителя и, поднеся к губам, не отрываясь выпил его до дна. Мышцы его крепкой шеи двигались, пока он, запрокинув голову, пил. Дыхание у Эммы участилось, она ощутила слабость в теле, ноги стали ватными.

— Эмма!

Она вскочила. Увидела, что он смотрит на нее. Лицо ее вспыхнуло от смущения, когда она поняла, что он наблюдает за ней уже бог знает сколько времени. Эмма отвела взгляд в сторону. Бо все еще смотрел на нее, затем улыбнулся и небрежно повесил себе на руку полотенце.

После этого он сделал к ней два шага и, оказавшись совсем рядом, спросил хрипловатым, низким голосом:

— Понравилось то, что увидела?

Эмма не ответила бы ему, даже если бы от этого зависела ее жизнь.

Бо вынул ложку из кастрюли, медленно поднес ко рту и облизал приставший к ней шоколад. Он блаженно закрыл глаза и издал стон наслаждения, а затем поднес ложку к ее губам.

— Попробуй.

Эмма послушно приоткрыла губы, и ложка оказалась во рту. Но если она и ощутила что-то, то это был вкус самого Бо, и она опустила ресницы, признавая интимность совершенного действия.

— Эмма, — услышала она тихий шепот, когда Бо убрал ложку. — Тебе не кажется, что нам пора перестать ходить вокруг да около?

— В-вокруг ч-чего? — заикаясь спросила она.

— Вокруг того факта, что мы хотим друг друга. Вокруг того, что, судя по твоим глазам, ты хочешь, чтобы я потрогал тебя здесь… — Протянув руку, он легонько прикоснулся к маковке ее груди. — И здесь. — Его палец скользнул вниз по животу, остановился на стыке бедер, и ее тело пронзило острое сладостное ощущение.

Ей отчаянно хотелось запустить ладони в его волосы и притянуть голову к себе, и было до смерти страшно, что Бо это знает.

Улыбка удовлетворения появилась на его лице. Эмма лишь на мгновение увидела белизну его крепких зубов, а затем его рот обрушился на нее, после чего она… после чего она уже ничего не могла вспомнить по порядку.

Когда теплые губы прижались к ее рту, она отдалась головокружительному ощущению, прижавшись к его телу и обвив руками его шею. Он весь состоял из твердых бугров, его тело под ее ладонью излучало жар. Он положил руки ей на бедра. Эмма поразилась тому, что Бо уже успел основательно возбудиться. Он приподнял ее так, что она оказалась на цыпочках, притянул к себе, и его возбужденная плоть, выпиравшая под джинсами, расположилась во впадинке между ее бедрами. Эмма чувствовала, как мужская плоть трепещет и бьется о ее ноющий лобок.

Его язык, поиграв с ее губами, раздвинул их и дерзко вторгся внутрь, требуя ответа. Эмма почувствовала, что беспомощно уступает ему, ее руки крепко сжали его затылок.

Бо оторвал свою руку от ее бедра, провел по животу и накрыл ладонью ее грудь. Его палец стал нежно ласкать сосок, и она ахнула, ощутив, как сладостные волны побежали по всему телу. Она задвигалась и стала тереться лобком о твердую мужскую плоть, Бо тихонько застонал.

— Ложись со мной, — прошептал он ей рот в рот.

«Ложись со мной». Эти слова словно разбудили Эмму. И хотя в ней продолжало бушевать пламя и какое-то удивительное безрассудство нашептывало ей, чтобы она отбросила все свои сомнения, она тем не менее напряглась и, покачав головой, отстранилась от его губ.

— Нет… Я… не могу.

Бо также напряженно застыл, хотя и продолжал крепко прижимать Эмму к себе.

— Это совсем нетрудно.

— Нет… Бо, перестань… Я не хочу этого.

Из его груди вырвался глубокий вздох.

— Эмма, ты этого хочешь. Ты тревожишься потому, что ты девственница?

На секунду она онемела.

— Откуда тебе это известно?

Его глаза смеялись, на губах застыла самоуверенная усмешка.

— Я лишь высказал догадку. Спасибо, что дала мне знать. — Но затем лицо его посерьезнело. — Малышка, нет причин для беспокойства. Я буду очень-очень осторожен, обещаю тебе.

— Дело не в этом. — Она высвободилась из его объятий — он не стал ее удерживать. — Я знаю, что ты чудесный… Ой, что я! — Она почувствовала, что ее щеки снова начинают пылать. — Я не такая, как другие, — сказала она. — Для меня это невозможно.

Бо снова вздохнул.

— Я почему-то знал, что ты это скажешь. — Протянув руку, он погладил ее по щеке и изучающе посмотрел в лицо. Затем опять тяжело вздохнул, покачал головой и двинулся из кухни. — Мне остается только мечтать о том, что ты измелишь свое решение.

Глава 4

Однако она своего решения не меняла.

Каждый вечер Эмма ложилась спать в комнате, которая находилась рядом с его спальней. И если она спала сном безгрешного младенца, то Бо ворочался и метался, у него ныло все тело, он проклинал всех женщин за их вздорность и капризность.

Почему женщины всегда пытаются все осложнить? Почему она считает, что для нее это невозможно? Все ведь очень даже просто — обычная схватка двух сексуальных партнеров, взаимное снятие зуда, который оба испытывают.

Ладно, допустим, что слово «схватка» не совсем подходит. Хотя бы потому, что он был абсолютно уверен: одна-единственная схватка с мисс Эммой Хэмейкер не зальет пожар, который начался у него с того момента, когда он увидел, как она, задрав юбку, обнажила свои точеные ноги почти до самой попки.

Нужно было выждать какое-то время. Господи, как он хотел ее! Он только и думал о том, как выглядят ее обольстительные груди, если их обнажить; как будут трепетать и твердеть соски под его пальцами; как она разведет стройные длинные ноги и его взору откроется обрамленная густыми волосами расщелина; как он медленно войдет в нее, как будет нежен и осторожен.

Бо чертыхался и метался на кровати, отшвыривая простыню, которая терлась о возбужденный член, и это грозило тем, что он мог потерять над собой контроль. Воздух в комнате был свежий, даже прохладный, но он был не в силах охладить разбушевавшееся мужское естество. Это было какое-то безумие. Бо оставалось только отправиться в бар, в любой бар, откуда он скорее всего выйдет с какой-нибудь готовой оказать ему услугу женщиной. Однако никакая другая женщина его не устроит.

Хотя почему не устроит? Разве он имел какие-то особые виды на Эмму? После второй своей помолвки он понял, что не создан для женитьбы. Обязательства, эмоциональная близость с единственной женщиной — это не для него.

И те чувства, которые сейчас бушевали в нем, объяснялись тем, что он испытывал чувственную страсть. А его нацеленность на Эмму объяснялась тем, что она бросила ему вызов.

Да, это был именно вызов.

И как только он покорит ее, узнает все тайны ее стройного, соблазнительного тела, она превратится всего лишь в еще одну женщину, которой он какое-то время обладал. И тогда их отношения перейдут в приятную и не очень близкую дружбу, как это было с другими женщинами.

Ничего особенного.

На следующее утро солнце уже успело хорошо прогреть воздух, когда Эмма покончила с тостом, который приготовила себе на завтрак. Она работала над новым рецептом почти до полудня, а затем пошла прогуляться к небольшой пещере на берегу озера.

День был великолепный, самый теплый с того времени, как Эмма сюда приехала, и она решила, что грешно в такую погоду сидеть в помещении. Наскоро перекусив и оставив в холодильнике сандвич для Бо, который все утро работал в мастерской на веранде, она зашла в свою комнату и облачилась в синий купальный костюм.

Надев сверху юбку, она снова направилась к пещере и села на одно из бревен, которые остались, видимо, после того, как приезжавшие сюда летом семьи разводили по вечерам костры. Разнежившись на солнце и осмелев, Эмма сняла юбку и легла на бревне. Однако волосы, собранные на затылке в пучок, ей мешали, и она вынула шпильки, позволив им свободно развеваться под порывами легкого бриза, после чего со вздохом удовлетворения снова расположилась на бревне.

Бревно было теплое и удобное. Эмма нежилась под лучами солнца, и у нее не было ни малейшего желания что-либо делать. Закрыв глаза, она предалась легкой дремоте и необременительным мыслям.

Была ли она когда-либо такой ленивой?

Нет, никогда. Ее отец умер вскоре после ее рождения, мать всегда была болезненной. Эмма росла в постоянной заботе о матери. У нее просто не было времени для того, чтобы предаваться лени.

Как приятно лежать под теплыми лучами солнца… Каждый человек должен иметь возможность на какое-то время расслабиться, отбросить всякие тревожные мысли и…

— Привет, Спящая Красавица!

Голос был низкий, мужчина говорил в нос, растягивая слова, в его выговоре не было той приятности, которая была свойственна южному акценту Бо. Эмма мгновенно открыла глаза и села так резко, что едва не свалилась с бревна.

К каменистому берегу приближалась лодка с двумя мужчинами. Один был коренастый и толстый, другой — худощавый, с покатыми плечами. Оба откровенно уставились на нее, и под их нахальными взглядами Эмма почувствовала себя голой — ее купальник не мог служить защитой от их похотливых взглядов.

— Чудесненький день, а? — сказал коренастый мужчина. У него были длинные жирные волосы, которые упали ему на глаза, когда он вылез из лодки и стал втаскивать ее на берег. Он тряхнул головой и отбросил волосы назад. Казалось бы, что в этом такого? Однако Эмма почувствовала вдруг к нему отвращение.

— Да, славный день, — согласилась она.

Эмма от природы не была склонна к грубости. Тем не менее она схватила юбку и, прикрывшись ею, попятилась к деревянным ступенькам, которые находились всего в нескольких ярдах, но было такое впечатление, что они вдруг отодвинулись на целые мили.

— И становится все лучше, — изрек все тот же мужчина. — Ты только посмотри, какие волосы! Меня зовут Рич, а это Джейми. Мы разбили лагерь на другом конце озера. Не хочешь прокатиться на лодке, красавица?

— Гм… нет. Нет, благодарю вас. — Она судорожно сглотнула. — У меня работа.

— Вот как. На мой взгляд, ты не слишком перегружена работой.

Мужчина, назвавшийся Ричем, протянул к ней руку. Он оказался совсем рядом с лестницей, и она понимала, что у нее нет другого способа уйти с пляжа. За ней находились скалы высотой не менее десяти футов и валуны по обе стороны пещеры. Может, если бы на ней были удобные прочные туфли, а не хлипкие сандалии, она попыталась бы убежать от них. Сейчас же инстинкт подсказывал, что нельзя поворачиваться к ним спиной, нельзя убегать. Она подозревала, что по крайней мере один из них бросится за ней и догонит.

— Простите, — сказала Эмма, снова отступая назад и уклоняясь от вытянутой руки с грязными ногтями. — У меня просто был небольшой перерыв. Мне в самом деле необходимо вернуться к работе.

Второй мужчина загоготал. Эмма увидела, что он пьет пиво. В середине лодки она заметила охладитель, и похоже, что оба уже выпили не по одной кружке.

— Она не хочет иметь с тобой дела, Ричи. Вот так-то.

Лицо толстяка помрачнело.

— Ее нужно убедить, — сказал он Джейми и скользнул взглядом по ее грудям, животу, бедрам и облизал губы.

— Сделай еще только шаг, и я буду рад убедить тебя убраться прочь с моего пляжа.

Суровый мужской голос, долетевший сверху, заставил всех повернуть головы в сторону лестницы. Эмма, должно быть, никогда в жизни не испытывала большего облегчения. Бо стоял наверху лестницы за спиной Рича, расставив ноги и опустив руки. И хотя он не шевелился, она чувствовала, что от него исходят волны мужской агрессии. В глазах его плясали опасные огоньки, и солоно пришлось бы тому, кто бросил бы ему вызов.

Рич застыл и мгновенно отдернул от Эммы руку.

Бо был без рубашки, и хотя Рич превосходил его весом, бугры мышц, ширина плеч и могучие руки Бо не давали возможности усомниться в его явном физическом превосходстве.

Бо соскочил со ступенек на пляж, и Рич, испуганно вытаращив глаза, попятился от него.

— Ну, ты… — пробормотал он. — Это твоя леди? Мы расположились по соседству. — И предусмотрительно продолжал двигаться к лодке.

Бо брезгливо скривил губы.

— Убирайся! Немедленно! И не возвращайся сюда, если не хочешь, чтобы я из твоей задницы сделал отбивную!

При других обстоятельствах Эмма, вероятно, посмеялась бы, видя, с какой поспешностью двое мужчин стали сталкивать лодку в воду и, буквально сбивая друг друга с ног, вскочили в нее. На мгновение, лодка опасно накренилась, но затем все-таки выровнялась, с умопомрачительной скоростью заработали весла, и очень скоро лодка оказалась чуть ли не на середине озера.

Бо подошел к Эмме поближе.

— С тобой все в порядке?

— Я… да, все в порядке. — Она еще не успела справиться со страхом, который, оказывается, сковал все ее тело. Она сделала глубокий, судорожный вдох. — Спасибо.

Ей захотелось, чтобы он обнял ее. Чтобы успокоил и утешил, пока она не перестанет дрожать всем телом.

Но Эмма увидела откровенную ярость в его глазах, после того как он скользнул взглядом по ее фигуре, и удержалась от того, чтобы броситься к нему.

— В следующий раз, когда вздумаешь прийти сюда полуголой, чтобы завлечь все мужское население округи, меня может не оказаться поблизости и я не смогу вызволить тебя, — раздраженным тоном сказал Бо.

— Я знаю. И очень сожалею… — Она вдруг оборвала свои извинения. — Как ты сказал? Завлечь все мужское население округи? — Она судорожно вздохнула. — С каких пор считается преступлением, если женщина хочет позагорать — полностью одетая — на частном пляже?

У Бо даже шея побагровела от ярости.

— Я не сказал, что это преступление, — зло возразил он. — Но совершенно ясно, что ты поступила не самым умным образом. — Он протянул руку и, прежде чем она сообразила, что он собирается сделать, вырвал юбку из ее рук, оставив стоять перед ним в купальнике и сандалиях. — Ты называешь это полностью одетой? Ха! Я бы хотел оказаться рядом, когда на тебе нет ничего, кроме нижнего белья.

Эмма была слишком шокирована, чтобы отвечать, уязвлена неожиданной враждебностью Бо в тот момент, когда она хотела броситься к нему в объятия и получить утешение. Конечно, ее можно считать наивной старой девой, но она знала, что ее купальный костюм был гораздо более строг, чем купальники большинства женщин. К глазам подступили слезы. Эмма открыла было рот, но решила ничего не говорить. Аккуратно обойдя Бо, она шагнула на лестницу.

Она уже наполовину одолела ее, когда сообразила, что юбка осталась в руках Бо. И что Бо, вероятно, разглядывает ее сзади. «Плевать, — сказала она себе, — я ему безразлична. И мне тоже все равно». Единственное, чего она хотела, — это быть подальше от этого грубияна.

— Куда ты идешь? — донеслось до нее с пляжа.

Эмма обернулась и раздраженно выкрикнула:

— Хочу полностью одеться! — И направилась по тропинке к дому.

Несколькими секундами позже она услышала его шаги по лестнице. Эмма бросила взгляд через плечо, увидела, как он перешагивает через две ступеньки, а затем начинает со скоростью спринтера бежать в ее сторону, и ею овладела паника. Может, это не самое умное — поворачиваться спиной к хищнику, тем не менее она поступила именно так и изо всех сил побежала к коттеджу.

Ей не хватило совсем чуточку. Когда она уже добежала до входной двери, его рука стукнула по двери, вырвав ручку, за которую Эмма успела ухватиться, и с грохотом захлопнула ее. Другой рукой Бо повернул Эмму к себе и, прежде чем она сообразила, что происходит, замкнул ее в своих объятиях и прижался своим жарким ртом к ее губам. Она стала извиваться и отталкивать его плечи, но с таким же успехом она могла бы отталкивать гранитную скалу. Когда Эмма сделала попытку выразить словесный протест, Бо воспользовался этим и погрузил язык между приоткрытых губ, настойчиво требуя ее соучастия, продолжая все более плотно прижимать ее к своему могучему телу. Ей удалось освободить свой рот, и она сделала глубокий, судорожный вдох.

Однако это не остановило Бо. Когда она отвернула голову, он стал целовать ее в подбородок и шею, оставляя влажную дорожку. Затем опустился ниже и принялся целовать выпуклость груди, затем добрался губами до соска и стал его сосать через тонкую ткань купальника. Эмма, ошеломленная, застонала.

— Бо! Прекрати! Ведь ты не хочешь этого! — Она пыталась оттащить его за волосы и в то же время испытывала потрясение от незнакомых ощущений, родившихся в ее теле.

— Хочешь пари? — Он поднял голову, чтобы посмотреть на нее, на его лице появилась сводящая с ума усмешка. Он прижался к ней бедрами, давая ей возможность почувствовать животом твердость восставшего мужского естества. — Теперь ты чувствуешь, что я не похож на мужчину, который не хочет этого?

Эмма пришла в такое возбуждение, что волна трепета пробежала по ее телу.

И вот Бо отпустил ее.

Она была настолько к этому не готова, что закачалась и едва не упала. Бо поспешил вновь поддержать ее за локти и сказал:

— Посмотри вниз.

Она повиновалась, слишком поздно сообразив, чего он хочет от нее. Его шорты оттопырились, Эмма устремила взгляд на это место, ткань шевелилась, как живая, а выпуклость на ее глазах становилась еще больше.

— Я устал томиться по тебе, — низким голосом сказал Бо. — Устал ходить вокруг да около, устал спать в одиночестве на той огромной постели, которую мог бы разделить с тобой. Помнишь, как хорошо нам было в ту первую ночь? Уютно и тепло.

— Я… — Она поколебалась и сказала шепотом: — Я помню. — Ей очень хотелось протянуть руку и накрыть ладонью эту дерзкую мужскую плоть. Ей до того хотелось это сделать, что у нее зачесалась ладонь. И она сделала шаг назад, лихорадочно пытаясь вспомнить все те причины, по которым она не должна вступать в интимные отношения с Бо.

— Не притворяйся, что не хочешь меня. — Он снова прижался всем телом к ее телу и крепко схватил ее за запястья. И затем стал жадно, но неторопливо целовать ее в губы.

Она знала, что пожалеет об этом, что должна этому воспротивиться. Для Бо она была всего лишь еще одна женщина из длинного ряда женщин, которые прошли через его жизнь. Всего лишь женщина, которую он попробует и некоторое время посмакует, прежде чем окончательно отодвинуть в сторону. Однако ее тело тосковало по прикосновениям мужчины, которого она любила, о котором мечтала в тишине и мраке ночей, когда лежала без сна в соседней комнате и гадала, думает ли он когда-либо о ней. Ее тело знало, что это может оказаться единственным разом в ее жизни, когда она сможет полностью, безоглядно ответить на страстный призыв мужчины.

Мало-помалу ее протест превращался в ласку, она перестала отталкивать Бо и прильнула к нему, а ее тело избавилось от напряженности и стало плавиться под жаром его тела. Она прижалась животом к пышущему жаром мужскому естеству, ее чувствительные соски вдавились в твердую, как скала, грудь.

А затем, когда Эмма полностью доверилась Бо и для нее в мире ничего не осталось, кроме его рта, его рук и его языка, который неистово требовал отклика, он приподнял ее за ягодицы и, оторвав от пола, понес в комнату. Она тихонько застонала, почувствовав, как его восставшая плоть нашла ложбинку между ее бедер и уютно в ней устроилась. Эмма почувствовала, с какой готовностью откликнулось и встрепенулось ее женское естество, и вцепилась пальцами в его густые волосы на затылке.

Бо поставил ее на ковер перед камином. Он не дал ей времени на раздумья или протесты. Он просто прижался ртом к ее рту в жарком чувственном поцелуе, глубоко погрузив язык. Руки Эммы медленно сползли с затылка на плечи, она ощутила ладонями его крепкое обнаженное тело.

Секундой позже Бо взял рукой ее ладонь и положил себе на грудь.

— Потрогай меня, Эмма, — пробормотал он.

Она не была вполне уверена, чего хочет, однако чувствовала, какой горячей была его кожа, и не могла отказать себе в том, чтобы провести пальцами по густой поросли волос на груди. Она провела пальцем по плоскому соску, и Бо со стоном втянул в себя воздух, заставив тем самым Эмму удивленно поднять на него глаза.

— Не удивляйся. Разве тебе самой не приятно это?

Эмма почувствовала, как вспыхнули ее щеки. Не будучи в силах выдержать его взгляд, она перевела глаза на его грудь и стала изучать форму и характер волос и теперь уже сознательно водить пальцем по его соскам.

— Ты мучительница, — хрипло пробормотал Бо.

Он пошевелил рукой, и Эмма почувствовала, как он сдернул с ее плеч бретельки купальника, стянул его через бедра вниз, и купальник упал к ее ногам. Затем Бо, взяв ее за руки, отступил на шаг, чтобы разглядеть то, что открылось его взору.

Она была потрясена. Возбуждена. Возбуждена и наэлектризована настолько, что казалось, стоит лишь к ней прикоснуться — и раздастся треск электрического разряда. Эмма сделала попытку броситься к Бо, спрятаться у него на груди от его взгляда, однако он удержал ее за плечи и, засмеявшись, сказал:

— Я хочу разглядеть тебя. Всю как есть, во всех деталях.

Эмма осталась стоять голая, а Бо пожирал ее наготу жадными, голодными глазами.

— Ты убиваешь меня, — произнес он хриплым, каким-то незнакомым голосом.

Он накрыл ладонями ее груди, и Эмма содрогнулась, испытав накат неведомого ощущения, которое родилось в области сосков и докатилось до низа живота. Внезапно Бо положил руки ей на талию и притянул к себе так, что она невольно выгнулась. Эмма, ахнув, ухватилась, чтобы не упасть, за его плечи.

Она ахнула снова и застонала, когда его губы сомкнулись вокруг ее напряженного соска. Он сосал горошину соска, а Эмма выгибалась все сильнее ему навстречу, ища еще большей близости, более энергичной ласки, более…

Когда ее колени подогнулись, он уложил ее на ковер, сдернул с себя шорты и плавки и расположился рядом. Его рука плотно легла на ноющий кучерявый холмик. Из ее горла вырвался легкий стон, она закусила губу, чтобы его заглушить, и увидела, что Бо улыбается.

Он снова нагнул голову, взял сосок в рот и принялся так энергично сосать, что Эмма вскрикнула. В то же самое время она почувствовала, как один его палец прокрался между сомкнутых бедер и отыскал горячие складки ее самого сокровенного места. Она беспокойно зашевелилась, Бо также зашевелился и, нависнув над ней, вставил колено между ее бедер, так что теперь она не могла их плотно сомкнуть. Его палец погружался все глубже между пылающих влажных складок.

— Ну, иди ко мне, малышка, — призвал Бо Эмму.

В этот миг весь ее мир состоял из гаммы ощущений. Она ощущала горячее дыхание маковкой своей груди, шелковистость мужской плоти, которая подрагивала и билась о ее бедро, тяжелое колено между своих ног и его руку, которая двигалась, гладила, исследовала ее ноющие интимные места.

Ладонь Бо основательно и по-хозяйски устроилась на кучерявом холмике между ног. Эмма широко раскрыла глаза, когда длинный палец Бо так внезапно, так дерзко двинулся в глубину расщелины. Бо смотрел ей в глаза, пока ее тело постепенно, шаг за шагом, уступало его домогательствам. Ей не хватало воздуха, она потеряла контроль над собой и плыла по волнам сладострастия в том направлении, куда ее вел Бо.

Ладонь Бо двигалась по ее лобку, в то время как палец описывал небольшие круги вокруг того места, в котором сконцентрировалась в этот момент вся ее женская суть. Ее тело превратилось в средоточие сладострастных ощущений, и она задрожала в объятиях Бо, ритмично выгибая спину навстречу движениям одного, но такого умелого, такого искусного пальца.

Бо извлек из нее палец и, не давая ей расслабиться, стал горячо, по-хозяйски целовать, одновременно раздвигая ей бедра. Возник мучительный момент ожидания — Эмма поняла, что Бо надевает презерватив, — а затем его тело соприкоснулось с ее телом.

Глаза у Эммы широко открылись после первой попытки мужской плоти войти в тесную расщелину. Она вцепилась пальцами в плечи Бо и вся напряглась, когда он толкнулся вперед, пытаясь расширить ее нежный, узкий вход, и она вскрикнула. Он заглушил ее крик поцелуем и в этот же момент преодолел барьер и погрузился в глубину ее лона.

Эмма застыла в испуге, почувствовав внутри себя нечто громадное и живое. Она заерзала под тяжестью его бедер, пытаясь найти более удобное положение, ею стала овладевать паника.

— Я не хочу причинить тебе боль, — пробормотал Бо. — Но я не могу, не могу… — Слова его замерли, он стиснул зубы и начал медленное движение внутри ее, постепенно входя все глубже и ускоряя движение. Затем сжал ей ягодицы руками и приподнял их, чтобы она могла принять его плоть на всю глубину. Эмма приглушенно вскрикнула, испытав внезапно еще более сильное ощущение. Природа подсказала ей решение, и она обвила свои длинные ноги вокруг его талии, приникнув к нему еще сильнее, хотя все внутри у нее пребывало в величайшем напряжении, и она не знала, сумеет ли выдержать еще хотя бы несколько секунд этой ошеломительной, все набирающей темп скачки.

Однако, несмотря на определенный дискомфорт, Эмма упивалась способностью своего тела испытывать столь сладострастные ощущения, а также возможностью отдать Бо самое себя. Наконец его тело напряглось, и он в течение нескольких финальных толчков излил из себя семя, после чего, опустошенный, тяжело опустился на Эмму и зарылся лицом в ее волосы.

Она обняла его и не отпускала до тех пор, пока Бо с тяжелым стоном не приподнялся над ней. Эмма невольно поморщилась, когда его еще не опавший член выскользнул из ее лона. Ей хотелось, чтобы это никогда не кончалось, чтобы сладостные моменты, во время которых они были одним целым, вернулись вновь. Бо лег рядом и заключил ее в объятия, гладя и убирая спутанные волосы с ее лица, и горечь расставания ее покинула.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — спросил он.

Она кивнула и слегка улыбнулась:

— Замечательно. — Невероятно, но она почувствовала, что краснеет, и уткнулась головой ему в грудь.

Бо засмеялся.

— Не надо теперь меня стесняться. — Он приподнял большим пальцем ее подбородок и внимательно посмотрел на нее. — Гм…

— Что означает «гм»? — Интересно, ее новое качество уже отразилось на лице? У нее было такое ощущение, что должно отразиться. Как если бы Бо поставил на ней свою печать, и она теперь до конца жизни будет нести эту отметину, заявляя всему миру, что она — его.

— Ты выглядишь… довольной, — решил он.

Эмма изучающе посмотрела на его лицо.

— Это плохо?

Он рассмеялся, обнял ее и перекатился таким образом, что она оказалась на нем.

— Только в том случае, если неподалеку окажется какой-нибудь незадачливый парень, который страшно захочет затащить тебя в постель.

Она фыркнула, ее волосы упали вниз, интимно накрыв их обоих.

— Вряд ли.

Выражение лица Бо изменилось, он внимательно посмотрел ей в глаза.

— Не могу определить, — сказал он, — сколько тебе все-таки лет?

— В марте исполнилось тридцать.

— А почему ты до сих пор была девственница?..

Она пожала плечами, приподнялась, опираясь на руки.

— Наверное, не возникало возможности изменить… гм… мое качество.

Бо покачал головой:

— Должно быть, мужчины в Массачусетсе просто слепы.

Пока Эмма переваривала его сделанный экспромтом комплимент, он сел и притянул ее к себе. Эмма невольно обвила его руками. Заметив это, Бо поднялся, взял с кровати одеяло и набросил ей на плечи, после чего расположился позади нее, как часто делал на «их» валуне у озера, обняв ее своими коленями.

Главное отличие на сей раз, подумала Эмма, подавляя смешок, заключается в том, что он совершенно голый. Она уютно угнездилась, ощущая прикосновение волосатых ног к своему телу.

Бо не понимал и вряд ли способен был понять, что это такое — быть обыкновенной. Вероятно, он знал, что женщины считают его неотразимым с того момента, когда он стал ходить. Эмма, наоборот, за много лет привыкла к тому, что она незаметна на фоне других. Бо мог заинтересоваться ею здесь, когда они оказались изолированы от мира, но если у нее достанет глупости последовать за ним туда, где у него сложился свой уклад жизни, он наверняка потеряет к ней интерес. Стоит ему бросить взгляд на каких-нибудь привлекательных женщин, которые будут роиться вокруг него, — и он забудет о ее существовании.

Тем не менее сейчас он целовал ее в шею, его рука скользнула под одеяло, чтобы побаюкать ей груди и нежно дотронуться до лобка. Она будет наслаждаться каждым таким моментом, каждым прикосновением, откладывать это в своей памяти до того времени, когда этот волшебный сон кончится и она проснется в постели одна.

Одна, как всегда.

Глава 5

Должно быть, уже в двадцатый раз за эти двадцать минут Бо бросал взгляд на дверь небольшой рождественской лавки в Бар-Харборе. Эмма вошла туда, а он остался прохаживаться на улице. Через застекленную витрину ему было хорошо видно, как она выбирала подарки среди деревянных Санта-Клаусов и кружевных ангелов.

Бо увидел, как Эмма наклонилась, чтобы рассмотреть что-то более внимательно, отчего волосы закрыли ее лицо. Она рассеянно отвела их в стороны и, лишь выпрямившись снова, отбросила за плечи. У Бо перехватило дыхание, и он ощутил знакомое приятное щекотание в чреслах. Боже, как ему нравились эти волосы!

Она распускала их, когда не была занята готовкой, после того как они сделались любовниками. С того момента он с трудом заставлял себя хотя бы часть дня заниматься работой, ему постоянно хотелось лишь одного — не выпускать ее из своих объятий.

Эмма очень быстро научилась ублажать его, и стоило ей совладать со своей застенчивостью, как она сделалась такой страстной любовницей, каких ему не приходилось встречать. Для него не составило труда узнать, что ей нравится, какие прикосновения возбуждают ее больше всего, какие ласки приводят к быстрому умопомрачительному оргазму и какие помогают продлить ее возбуждение до такой степени, что она вцепляется ему в плечи и начинает умолять дать ей желаемое. По улице прогремел грузовик, нарушив ход мыслей Бо. Внезапно он понял, что стоит на одной из главных улиц Бар-Харбора с восставшим членом, оттопыривающим брюки, и приказал себе думать о других вещах.

Однако новый поворот в мыслях заставил его помрачнеть. Вчера вечером звонил его старый приятель Джон. Он и Элси собрались навестить в Новой Шотландии родителей и хотели бы вместе пообедать в Бар-Харборе. Джон сообщил, что Элси умирает от желания познакомиться с последней любовью Бо, поскольку имела короткий разговор с ней по телефону. И дело вовсе не в том, что Бо не хотел их видеть. Неловкость, которая первоначально существовала между ним и его бывшей невестой, исчезла, когда она вышла замуж за Джона. Просто… просто, черт возьми, он не хотел ни с кем делиться Эммой. По крайней мере пока что.

— Прости, что я задержалась. — Эмма вышла из лавки, помахивая пакетом. — Я нашла великолепного Санта-Клауса, раскрашенного вручную. Он сделан из натуральной березы. — Подойдя к Бо, она вздохнула. — Я могла бы потратить в этой лавке целое состояние, но сколько рождественских украшений может понадобиться одинокой женщине?

Рождество. Бо точно знал, что подарит Эмме на праздник — бриллиантовые серьги. И она примерит их, когда на ней не будет надето ничего другого, со смаком подумал Бо, беря ее под руку, чтобы продолжить путь по улице. Но вполне возможно, что ее еще больше обрадует новый набор ножей, если он достаточно хорошо знает Эмму. Однажды Бо застал ее за изучением каталога ножевых изделий — она разглядывала их с огромным интересом. Именно тогда он и решил, что у нее будут эти ножи.

Но затем он вдруг опомнился. Рождество? Сейчас лишь сентябрь. Когда это было с ним, чтобы он хотел продолжать встречаться с женщиной целых четыре месяца? И вообще строить грандиозные планы на будущее?

Проклятие! Даже если когда-то и строил, то давно об этом забыл. Но почему-то он не мог представить свою жизнь без Эммы. Она изменила его жизнь, нарушила установленный распорядок. Теперь он не мог работать часами без перерыва. Он должен был прерываться, чтобы просто увидеть ее улыбку, которая всякий раз появлялась на ее миловидном лице, когда она видела его. В нем то и дело закипало желание, когда он наблюдал, как она расхаживает по кухне или читает на веранде. Это было какое-то сумасшествие, и казалось, что он должен ненавидеть подобное состояние. Если так будет продолжаться, то он очень скоро женится на ней.

Эта неожиданно пришедшая в голову мысль настолько ошеломила Бо, что он постарался тут же ее отбросить. Бо Кантрелл не создан для того, чтобы иметь постоянных женщин. Он уже получил урок. Раньше или позже он начинал паниковать и тяготиться связью. Ему не нужны постоянные стычки и скандалы.

Хотя общение с Эммой до сих пор его нисколько не тяготило. Даже совсем наоборот. Он ловил себя на том, что придумывал всяческие предлоги, чтобы прервать работу и пообщаться с ней. Бо обнаружил, что не может обходиться без нее несколько часов подряд, а вот к работе он слегка охладел.

Чтобы отвлечь себя от безрассудных мыслей, Бо сказал:

— Я очень сожалею по поводу сегодняшнего вечера. Джон мой друг с тринадцати лет. Я чувствую себя не вправе сказать ему, что не хочу его видеть.

Эмма посмотрела на Бо, ее лицо осветила доброжелательная улыбка.

— Я не возражаю. Да ты и сам был бы недоволен, если бы упустил шанс встретиться с ним и его женой. Ты, кажется, говорил, что они живут сейчас в Мичигане?

— Да. — Бо обнял Эмму за плечи. — Наверное, ты права. — Хотя он предпочел бы провести вечер перед камином, усадив Эмму на колени. А еще лучше — между ног. И чтобы при этом ни на одном из них не было ни единой нитки.

Вдали, под холмом, женщина в красном свитере и шортах цвета хаки энергично замахала рукой.

— Бо!

Он узнал Элси, а стоящий за ней высокий мужчина был, конечно же, Джон.

Когда Бо и Эмма приблизились к паре, он шагнул вперед, обнял Элси, приподняв ее от земли, а она с энтузиазмом поцеловала его в щеку. Отпустив Элси, Бо протянул руку Джону, который крепко, по-мужски пожал ее.

— Старик, раз тебя видеть! — проговорил его давний приятель.

— Взаимно. — Бо понимал, что улыбается как последний идиот. — Чертовски приятно увидеть вас обоих. Молодец, что позвонил. — Затем, отступив назад, подтолкнул вперед Эмму. — Это Эмма Хэмейкер. Джон и Элси Брейкс, — сказал он Эмме.

Эмма пожала обоим руки и со спокойной улыбкой произнесла:

— Рада познакомиться.

— Нет, это я рад. — Джон Брейкс продолжал удерживать ее руку, хотя Эмма уже была готова ее убрать. — Проклятие, старик, — добавил Джон, обращаясь к Бо, — где ты их находишь?

Эмма зарумянилась от смущения, чувствуя себя неловко под оценивающим взглядом. Элси дружелюбно фыркнула, и все сразу к ней присоединились.

— Не обижайтесь, — сказала Элси, — Джон всегда говорит то, что думает.

— Именно таким образом я заполучил тебя, разве нет? — улыбнулся ее муж.

Было видно, что они любят друг друга, и Эмма невольно отвела взгляд, когда они обменялись интимными улыбками, словно оказалась невольным свидетелем того, что не должна видеть.

— Эмме знакома эта история, — проинформировал их Бо. — Я хранил молчание, позволив Элси уйти, а Джон оказался достаточно умен, чтобы не упустить ее.

— Ну, что-то в этом духе, — подтвердила Элси.

Все засмеялись, а Эмма поразилась, как эта женщина может сносить сейчас все эти улыбки. Ведь когда-то она была обручена с Бо, разделяла его интересы и, может быть, в какой-то степени любила его, а он от нее ушел.

Эмма не могла представить себя на ее месте. Ее сердце начинало сладостно ныть всякий раз, когда Бо одаривал ее тем самым взглядом — взглядом, который без всяких слов говорил, что он хочет ее. Сколько еще раз она будет прижиматься к его груди, просыпаться от его дерзкого поцелуя, который он мог запечатлеть на любой части ее тела, видеть его искаженное страстью лицо в момент разрядки?

Всего шесть ночей. И это все.

Ее отпуск закончится через шесть дней, а вместе с ним закончится единственный и самый важный эпизод в ее жизни. До этого Эмма не знала, что такое любовь, и почти жалела о том, что встретилась с Бо, потому что по истечении шести дней и ночей она выйдет из этого состояния с сердцем, которое окажется разбитым на миллион частиц, и эти частицы невозможно будет склеить.

И все же, несмотря на печальную перспективу, Эмма была уверена, что не изменит свой взгляд на прошедший месяц. Бо научил ее понимать красоту человеческой близости, открыл радости, которые трудно даже представить, если их не испытать. И еще он, сам того не подозревая, научил ее искусству любви.

— …начинает холодать. Давайте зайдем и закажем что-нибудь. — Это сказала Элси, и Эмма слегка вздрогнула, когда Бо положил руку ей на талию и подтолкнул вперед.

— О чем ты задумалась? — спросил он, наклоняясь к ее уху, пока они стояли в ожидании метрдотеля. — А хочешь, я угадаю? — Его взгляд красноречиво сказал ей, что он думал о том, чем заняты ее мысли.

Эмма улыбнулась.

— Можешь угадывать сколько тебе угодно, но я говорить не стану. — «Потому что, — подумала она, — если я скажу, что думаю о любви, замужестве и совместной жизни, ты застонешь и зарыдаешь».

За обедом шла оживленная беседа, и Эмма узнала, что Джон и Элси имеют собственную фирму, занимающуюся импортом машин, что у них есть двухлетняя дочка и что мать Джона одолела их просьбами о том, чтобы побыть с внучкой.

— Поэтому мы отдаем ей Аманду на всю неделю, — сказала Элси. Голос ее слегка задрожал, и муж успокоительно положил руку ей на талию.

— Нам нужно иногда побыть наедине, — напомнил он. — Примерно через семь месяцев…

— Нас будет четверо, — закончили они фразу вместе.

Эмма почувствовала, как Бо на момент напрягся, прежде чем встать, и, протянув руку через стол, поздравил друзей. О чем он подумал? Может, он все еще любил Элси? Сожалел о том, что разрушил свое счастье? Или же просто-напросто был рад, что не «попался», как Джон?

Когда оживление, вызванное новостью, поутихло, Бо взял счет, который принесла официантка.

— Я оплачу счет. Сегодня я угощаю. Считайте это первым подарком ребенку, — сказал Бо. Джон стал было возражать, на что Бо лишь усмехнулся, и в этой усмешке Эмма уловила какую-то напряженность.

Когда мужчины подошли к стойке кассира, Элси схватила Эмму за руку.

— Мне надо пройти в дамскую комнату. Одно из проклятий беременности.

Эмма улыбнулась, в душе завидуя Элси. Она многое дала бы за подобное проклятие, если в конечном итоге все заканчивается тем, что ты будешь баюкать на руках малыша.

— Как долго ты и Бо отдыхали на озере? — спросила Элси, входя в кабину туалета.

— Почти месяц. — Эмма не стала объяснять, что они только здесь познакомились.

— Он замечательный человек. — Зашумела вода в унитазе, и Элси вышла из кабины. — Нет, ты не подумай чего-то такого, я его больше не люблю, но остаюсь при мнении, что он очень славный мужчина. Он умеет сделать так, что женщина начинает чувствовать себя женщиной. — Элси сверкнула глазами. — Зачем я тебе это говорю?

С минуту Эмма колебалась. Но вопрос, который вертелся у нее в голове весь вечер, требовал ответа.

— Ты никогда не жалела, что вы не поженились?

Элси посерьезнела, и Эмма поняла, что она не станет отделываться шутливым ответом.

— Жалела, — задумчиво сказала Элси. — После того как он заявил мне, что не может жениться на мне, я была очень подавлена. Во мне говорили в основном гордость и уязвленное самолюбие. Однако очень скоро я поняла, что он прав, что мы не подходим друг другу. — Она помолчала, затем в ее симпатичных голубых глазах снова появились огоньки. — Конечно, мне помогло преодолеть кризис то обстоятельство, что через неделю меня пригласил в ресторан Джон, а через месяц сделал мне предложение. Ну а потом я влюбилась в Джона и не могу себя представить замужем за Бо. Тут чувства совершенно не сравнимы. — Она еле заметно улыбнулась. — Я должна высказать Бо массу благодарностей. За то, что с его помощью нашла Джона, и за то, что он оказался умнее меня в отношении нашего брака.

Эмма улыбнулась и кивнула. Хотя в душе сочла Элси если не глупенькой, то недалекой. У всех, кто мог сделать выбор не в пользу Бо, явно чего-то не хватает.

Элси стала вытирать руки бумажным полотенцем, глядя на Эмму в зеркале.

— Ты первая женщина у Бо с того времени. Я не знаю, что чувствуешь ты, но он мне кажется… другим. Такое впечатление, что вы подходите друг другу, и он это понимает.

Эмма энергично затрясла головой:

— Нет, я так не думаю. Бо и я… мы не представляем чего-то постоянного.

— Ладно. — Элси открыла дверь и направилась к мужчинам, бросив Эмме через плечо: — Ты только не забудь пригласить Джона и меня на свадьбу.

Когда они возвращались из Бар-Харбора домой, Эмма положила голову на плечо Бо. Он усадил ее рядом, пристегнув ремнем и сказав при этом:

— Чтобы я мог урвать поцелуй, когда придется стоять перед красным светом.

Ей хотелось бы, чтобы Элси оказалась права в отношении свадьбы, но она успела узнать мужчину, который сидел с ней рядом. Он не относился к числу тех, кто привязывается к. одной женщине. И надо ловить счастливые моменты, пока они еще вместе.

Он разбудил ее утром поцелуями. Его язык коснулся маковки ее груди, губы сжали сосок, который тут же отреагировал на ласку, превратившись в тугой бутон. Эмма зашевелилась и потянулась к Бо.

Все так же молча он положил ладонь ей на лобок, раздвинул пальцами нежные атласные складки и стал осторожно входить в узкий, тесный грот. Даже спустя три недели у него было такое ощущение, что он имеет дело с девственницей, и он, сцепив зубы, удерживал себя от энергичных движений. Он хотел, чтобы Эмма испытывала такое же удовольствие, как и он. Для него в любовном акте едва ли не большая часть удовольствия заключалась в том, чтобы наблюдать за ее лицом, которое туманится страстью, за ее полуприкрытыми глазами, за тем, как она начинает отвечать на его толчки, как водит руками по его мускулистой спине. И лишь начиная ощущать первые волны ее оргазма, он давал себе волю и входил в ее лоно до конца. Почувствовав внутренние подергивания ее тугой вагины, которая словно выдаивала его набухшую плоть, он ускорял движения, за несколько энергичных глубоких толчков изливал горячее семя и замирал, обессиленный и бездыханный. Спустя минуту он скатился с Эммы и притянул ее к себе; она уютно прижалась к нему, рассеянно перебирая пальцами волосы на его груди.

— Я получила колоссальное удовольствие, — шепотом сказала она.

— Я тоже. Готова для второго раунда? — Бо прижался бедрами к ее бедрам, чтобы Эмма могла ощутить подергивание вновь ожившей мужской плоти.

— Я имела в виду не это, — сказала она, и он почувствовал в ее голосе затаенную тревогу. Бо посмотрел ей в глаза и увидел, что они подернуты грустью.

— Что стряслось, малышка? — Опершись на локти, он ладонями обхватил ее лицо и стал пальцами поглаживать волосы на ее висках.

— Ничего страшного. — Эмма попыталась улыбнуться, и Бо с тревогой увидел, что ее губы дрожат. — Если не считать того, что скоро я должна уехать.

— Уехать? Куда? — Бо ощутил холодок страха в животе. — У тебя еще пять дней отпуска остается, разве не так? Тебе пока никуда не нужно уезжать. — Он чувствовал, что запаниковал и что это видит Эмма, но ему наплевать. Бо поднялся с кровати и пересек комнату, чтобы взять со стула джинсы. — Ты не можешь уехать без предварительного разговора со мной.

— Без предварительного разговора с тобой? — недоверчиво переспросила Эмма и посмотрела на него так, что у него сжалось сердце. — Чего ради? Мы оба знаем, что это была временная связь. Ты делал все, чтобы я это поняла. — Она тоже встала, быстро набросила на себя теплый халат и точными движениями завязала пояс. — Мой отпуск кончается через пять дней, и я должна наметить план. У меня есть своя собственная жизнь, и я не намерена оставаться твоей сексуальной отдушиной. — И прежде чем он нашелся, что ответить, бросилась в ванную и громко захлопнула за собой дверь.

— Эмма! — Бо пытался повернуть ручку, но дверь оказалась запертой изнутри. Послышался шум душа. Он понимал, что Эмма сделала это нарочно, чтобы утопить все аргументы, которые у него могут найтись.

— Проклятие! — Он провел ладонью по волосам и опустился на пол, подперев спиной дверь ванной комнаты. Он должен убедить ее остаться с ним, отправиться с ним в Теннесси. Однако внутренний голос говорил ему: «Зачем? Чтобы ты имел удобную сексуальную отдушину?» Неужели она считает, что это все, чего он от нее хочет?

Ответ поразил его самого. Она была права. Он сделал все для того, чтобы она знала: это всего лишь непродолжительная связь.

Медленно поднявшись, Бо стал ходить возле ванной взад и вперед, совершая круги, отходя и возвращаясь вновь. Он чувствовал, как страх сжимает ему горло. Ничего подобного раньше он не испытывал. Даже когда он решил разорвать обе свои помолвки, его чувства носили рациональный характер, он испытал облегчение, ибо знал, что ему следует делать. Разве он не планировал бросить Эмму в конце месяца? Он собирался вернуться в Теннесси, вернуться к прежнему образу жизни вкупе с периодическими приятными связями сексуального плана, когда будет настроение.

Но подобное настроение больше никогда не придет. Как будто некая пелена спала с его глаз, и он увидел, что прежнее не вернется никогда. Он любит Эмму. Никогда раньше он не был способен на такую любовь. Он нуждался в ней, он хотел быть с ней всю оставшуюся жизнь.

Дверь ванной открылась, и Бо резко обернулся. Эмма стояла на пороге, в глазах ее читалась неуверенность. Он не слышал, как был выключен душ, как Эмма одевалась. Сейчас она была в платье, волосы небрежно собраны в пучок. Бо вдруг разозлился на себя — ведь именно он был причиной того, что она смотрела столь неуверенно.

— Малышка! — Он пересек комнату и попытался взять Эмму за руку, но она скрестила руки, как бы защищаясь и пытаясь его оттолкнуть.

— Не надо, Бо. — Она покачала головой. — Разве мы не можем закончить все достойно?

Закончить? Бо взорвался:

— Нет, черт возьми! Не можем. — Он крепко обхватил ее за талию и притянул к себе. — Мы ничего не заканчиваем. Позвони своей редакторше и скажи, что ты переезжаешь в Теннесси…

— Нет. — Эмма не пыталась вырваться из его объятий, однако она ушла в себя и смотрела не на него, а в пол. Она произнесла негромко, но четко: — Я должна ехать, Бо. Время, проведенное с тобой, было самым лучшим в моей жизни, но я должна ехать сейчас.

— Ты вовсе не должна уезжать, — сказал Бо сдавленным голосом, чувствуя, что у него вдруг пересохло в горле. — Ты сделала свой выбор — уехать. Это другое дело.

Эмма пожала плечами:

— Это не имеет значения.

— Но…

— Бо, — она подняла на него глаза, — я увидела выражение твоего лица вчера, когда Джон и Элси сообщили, что она беременна.

Он застыл, чувствуя, что сейчас, возможно, узнает, какую же ошибку совершил.

— И?..

— Это означает одно из двух. — Эмма изогнула губы в подобие улыбки, которая более напоминала гримасу. — Либо ты все еще любишь Элси и услышанная новость тебя уязвила, либо при мысли о том, что твой приятель попал в семейную кабалу, тебе стало его жаль.

Бо был ошеломлен. Он хотел что-то сказать, но промолчал. Как может она так думать после всего того, что они вместе пережили? После их совместных любовных игр — как может она думать, что он любит кого-то другого?

— Надеюсь, теперь тебе понятно, почему я должна уехать?

Горечь, которая ощущалась в ее голосе, смягчила ярость Бо.

— Почему?

Эмма снова от него отвернулась, и он почувствовал себя одним из крохотных муравьев, которые вдруг нахлынули на ее кухню.

— Потому что, — сказала она вдруг с дерзкой откровенностью, — для меня это не просто какая-то случайная временная связь. Для меня это слишком серьезно.

Бо почувствовал мгновенный приступ радости, которая пронзила все его существо. У него перехватило дыхание, он схватил Эмму за плечи и судорожно сжал их.

— Это слишком серьезно не только для тебя!

На мгновение в комнате воцарилась тишина. Эмма покачала головой, как бы не понимая.

— Что?

Видя ее смятение, он улыбнулся.

— Эмма, ты не уедешь в Массачусетс без меня. Сегодня мы определимся с тем, когда и как нам играть свадьбу. Сегодня мы решим, где будем жить, хочешь ли ты или не хочешь продолжать работать и сколько детей мы хотим иметь. Я всегда чувствовал, когда что-то было не так, и мне понадобилось время, чтобы определить, что теперь все в порядке. Когда Джон и Элси сообщили вчера о своем ребенке, я подумал, что не могу дождаться того дня, когда можно будет оповестить мир, что ты носишь в своем чреве моего ребенка. Я люблю тебя. Думаю, что ты тоже любишь меня, и хочу, чтобы мы поженились как можно скорее, как только у нас будет разрешение и мы найдем судью.

— Бо, я… — Она замолчала в растерянности. — Я…

— Ты просто скажи «да», — помог ей Бо.

С минуту она изучала его лицо, серые глаза ее встретились с его ожидающим взглядом.

— Да, — еле слышно прошептала она. И затем громко и прочувствованно повторила: — Да!

Бо испытал невероятное чувство облегчения — настолько сильное, что у него подогнулись колени. Он вынул из ее волос заколку, отбросил ее в сторону и погрузил руки в пышные волосы. А затем, благословляя мать-природу и ураган, который бросил Эмму к нему в объятия, поцелуем ознаменовал победу любви, которой ждал так долго.