/ Language: Русский / Genre:detective,

Маленький Плут И Няня

Эд Макбейн


Макбейн Эд

Маленький плут и няня

Эд МАКБЕЙН

Маленький плут и няня

Перевод с английского П.В.Рубцова

Анонс

С присущей ему точностью наблюдений автор исследует криминальную среду как специфический срез современного американского общества. Завязка романа "Маленький плут и няня" - похищение ребенка - позволяет ему заглянуть в мир нью-йоркской мафии.

Глава 1

БЕННИ НЭПКИНС

Эта пятница в августе выдалась просто чудесной - подобных летом в Нью-Йорке бывает не так уж много. Она напомнила Бенни Нэпкинсу о старых добрых временах в Чикаго. Дело было в шестидесятых, он тогда еще и не думал о том, чтобы перебраться в Нью-Йорк. Конечно, скучал он не по ночам в Чикаго, нет, благодарю покорно! Сказать по правде, ночи он вспоминал с содроганием - да и что приятного в том, чтобы мертвой хваткой цепляться за тросы, тянувшиеся к зданиям контор и офисов, иначе тебя, того гляди, размажет в лепешку прямо по Мичиган-авеню! Кому, к дьяволу, понравится такой ветрище?! Но он еще не забыл, да и вряд ли когда-нибудь забудет, летние деньки, когда человека так и тянет читать стихи, нежный ветерок, дующий с озера, бренчание гитар и шумные праздничные шествия.

Впрочем, что толку сейчас предаваться воспоминаниям? Прошлое осталось в прошлом. К чему с тоской вспоминать прошлое, когда прямо сейчас можно наслаждаться великолепием чудесного августовского дня, таять от счастья, глядя в голубые, как летнее небо, глаза Жанетт Кей, казавшиеся синими на фоне изумрудно-зеленой листвы деревьев?

Он любовался деревьями через ветровое стекло красного "фольксвагена". "Не думал, что увижу я, - давно забытые строки вдруг сами собой всплыли в его памяти, - столь дивное виденье". Вдавив в пол педаль газа, он машинально бросил взгляд на зеркальце заднего вида. Не тот это был день, чтобы портить его объяснением с каким-нибудь олухом из дорожной полиции. Только не сегодня, нет, сегодня он не мог позволить себе такую роскошь, как дать возможность какому-нибудь представителю закона нарушить его планы. "Не сегодня", - как заклинание повторил он.

Потому что сегодня позвонила Нэнни <Игра слов: Нэнни (англ. Nanny) женское имя, nanny - нянюшка.> и сказала, что стряслась беда.

- Что еще за беда? - спросил он.

- Настоящая беда, - ответила она.

- Да, да, понимаю, но в чем все-таки дело?

- Только не по телефону.

- Если не можешь объяснить по телефону, для чего тогда звонишь?

- Попросить, чтобы ты сейчас приехал сюда.

- Я еще в постели, - проворчал Бенни. - Между прочим, сейчас еще ночь.

- Сейчас половина десятого утра!

- Жанетт Кей еще спит. Бог свидетель, Нэнни, она спит в моей постели!

- Ну так что с того?

- А то, что не может же мужчина вот так, ни с того ни с сего вылезти из постели среди ночи и испариться, даже не сообщив своей возлюбленной, что уходит!

- Так разбуди ее и скажи, - резонно предложила Нэнни.

- Ну уж нет! Я хочу, чтобы она как следует выспалась.

- Тогда оставь ей записку.

- Жанетт Кей не станет ее читать.

- Почему?

- Она не любит читать.

- Оставь совсем коротенькую.

- Все равно не станет. Даже коротенькую.

В трубке повисло тяжелое молчание. И потом Нэнни на исключительно правильном английском, которым пользовалась только в тех редких случаях, когда желала напомнить своему собеседнику, что покинула Лондон всего лишь пару лет назад, вдруг произнесла:

- Уверена, мистер Гануччи, когда вернется, с немалым интересом услышит, что один из его наиболее близких друзей отказался помочь, когда его просила об этом няня его сына.

И вновь воцарилось молчание.

- Ладно, - проворчал Бенни, - сейчас приеду. Только оденусь.

- Да уж, пожалуйста, - ответила Нэнни и бросила трубку.

Сейчас на часах было уже десять сорок пять, а это означало, что час с четвертью назад Бенни вылез из теплой постели, швырнул на пол черную шелковую пижаму, побрился, залпом проглотил стакан грейпфрутового сока, за которым последовала чашка кофе, накинул легкий костюм из шерсти с синтетикой (дополнив его синими носками в тон, узким, в полоску галстуком, белой рубашкой и черными ботинками), рысью промчался пять кварталов, отделяющих его квартиру на Третьей авеню от Двадцать четвертой улицы, перебежал на другую сторону, где накануне оставил свой "фольксваген" в гараже Ральфа Римессы, того самого, с которым свел знакомство еще в Чикаго, в шестидесятых, и который в память о тех деньках брал с него в месяц лишь половину обычной платы, вывел машину и примчался сюда.

Куда, интересно? Всю дорогу он следил за указателями, стараясь понять, где же он. Впрочем, где бы он ни был, хоть бы и в Ларчмонте, все равно, приехал он на редкость быстро, особенно если учесть его габариты и немалый вес.

Хотя какие у него габариты?

На самом деле рост у него - пять футов восемь и три четверти дюйма. Бенни поморщился, вспомнив, как пытался уговорить упрямого клерка в бюро дорожной службы поставить в его водительских правах отметку "пять футов девять дюймов". Но клерк, очевидно, принадлежал к той мерзкой категории твердолобых тупых служак, которые решительно все делают по инструкции, так что, сколько Бенни его ни уговаривал, все было напрасно. По правде говоря, он до сих пор не в силах понять, почему ему так и не удалось убедить этого сладкоречивого клерка - ну, скажите на милость, разве какая-то четверть дюйма так уж важна, когда тебе суют в карман сорок новеньких зеленых? Но как бы там ни было, а в водительских правах осталось "пять футов восемь и три четверти дюйма", значит, так оно и есть, такой вот у него рост, не слишком и большой.

Конечно, много лет назад, когда он был еще сопливым мальчишкой, в том районе, где прошло его детство, пять футов восемь и три четверти дюйма и могли бы считаться приличным ростом, особенно если учесть, что вокруг жили только иммигранты из Неаполя, среди которых мало кто мог похвастаться особенно высоким ростом (кроме разве что Софи Лорен, а она, как подозревал Бенни, вряд ли бы обрадовалась, если бы ее причислили к этой группе населения). Но и ребенком он никогда не был особенно рослым.

Собственно говоря, только раз в жизни он мог отзываться о своих габаритах без иронии - это когда вдруг резко прибавил в весе, набрав сразу тридцать фунтов, но это было в те дни, когда то и дело приходилось угощаться в разных ресторанах. В те старые добрые времена друзья звали его Толстяк Бенни Нэпкинс.

Естественно, за спиной. Но длилось это недолго - только до того дня, когда он случайно услышал, как Энди Пизелли издевается над этим прозвищем. Вскоре с Энди произошел на редкость неприятный эпизод, после чего все друзья-приятели стали снова называть Бенни просто Бенни Нэпкинс, или даже Бен Нэпкинс, что ему нравилось больше.

Он ехал и улыбался. Солнце то и дело выглядывало из-за сплетенных над его головой ветвей деревьев, листья кидали дрожащую кружевную тень на ветровое стекло машины. Да, денек и вправду выдался чудесный, и сейчас Бенни был даже рад, что его разбудили и заставили вылезти из постели раньше, чем обычно.

В такой день, как сегодня, только полный идиот может чувствовать себя несчастным. Вспомнив до конца стишок, который с утра крутился у него в голове, он принялся перебирать в памяти все, что сегодня позволяло ему ощущать полное довольство собой. Причин для этого было немало - ему принадлежала чудесная квартирка на Двадцать четвертой улице, которую Жанетт Кей столь любезно соглашалась разделить с ним. А маленький загородный коттедж в Нью-Джерси, где он разводил кукурузу, такую сладкую, что даже при одном воспоминании о ней начинали ныть зубы? Был у него и прекрасный "фольксваген" 1968 года выпуска, который еще ни разу не доставил ему ни малейших хлопот, безмерно радуя Бенни тем, что всегда заводился с полоборота, даже зимой. Была у него и работа, не требовавшая долгих часов сидения в пыльной конторе и не отнимавшая так уж много времени, за которую к тому же совсем неплохо платили.

А сейчас он едет в Ларчмонт, на душе у него радостно, потому что день сегодня чудесный, а дорога в "Клены" - еще лучше.

Оставалось только придумать, как помочь Нэнни, но и это не проблема. Ему льстило, что из всех, с кем можно посоветоваться, она выбрала именно его, тем более что ему всегда нравилось ее слушать. Нэнни - истинная леди, леди до мозга костей, а голос ее, в котором все еще чувствовался мелодичный английский акцент, был нежным, как пение жаворонка.

- Маленький паршивец куда-то подевался, - сказала Нэнни.

Они устроились в гостиной возле большого мраморного камина. Гордость Гануччи - коллекция часов - украшала всю стену.

Часы стояли и на каминной полке, и по обе стороны камина (сейчас закрытого цветочными горшками). Все они безостановочно тикали, отсчитывая минуты и секунды, с треском швыряя их в комнату, будто искры от горящих поленьев. Было уже около одиннадцати. Няня сидела в строгом черном платье с крохотным белоснежным воротничком. Ее тонкие руки бессильно сложены на коленях. Страх, боль и растерянность искажали лицо.

- Давай начнем с самого начала, - предложил Бенни.

- Так это и есть начало!

- Да нет, скорее это похоже на конец. Когда ты обнаружила?..

- Ради Бога, извини, я так растерялась, просто голова идет кругом. Сама не знаю, что...

- Тихи, тихо, - успокаивающе сказал Бенни.

- Но ведь говорю же тебе - он пропал, а я чуть было с ума не сошла! Вот поэтому и позвонила тебе.

- Ну что ж, я, конечно, чрезвычайно ценю твое дове...

- ..А не кому-нибудь другому, властям, например, - продолжала Нэнни. Подумала, если я позвоню властям, мистер Гануччи уж непременно пронюхает, что стряслось.

- Ах вот как!

- Поэтому я и решила - позвоню кому-нибудь.., какой-нибудь мелкой сошке.

- Понятно.

- Вот поэтому-то я и вспомнила о тебе.., впопыхах подумала, что ты самый мелкий из всех.

В эту самую минуту все часы в комнате, словно сговорившись, принялись бить. Нэнни испуганно вздрогнула. Шипение и звон наполнили комнату, где до этого слышалось лишь громкое тиканье. Ровно одиннадцать. Прикинув, что пройдет немало времени, прежде чем это светопреставление подойдет к концу и они смогут вновь вернуться к разговору, Бенни воспользовался представившейся ему возможностью, чтобы хорошенько переварить то, что только что услышал. Да, с огорчением был вынужден признаться он, похоже, более мелкую сошку и впрямь трудно найти. Особенно если сравнивать с другими, а таких, надо честно признать, было большинство. (Одно из качеств, за которое Бенни особенно себя уважал, была его бескомпромиссная объективность.) Впрочем, мысль, что все вокруг считают его мелкой сошкой, не особенно его огорчала. Когда-то давно, в Чикаго, он был большим человеком, очень большим, а свое нынешнее незавидное положение, ничуть не унывая, привык считать прямым следствием ошибки, допущенной еще в 1966 году. Но кто из нас не ошибается, обычно спрашивал себя Бенни, скажите, кто?!

Бесчисленные часы ревели, как оглашенные, будто изголодавшиеся звери, требуя есть. Нэнни раздраженно заткнула тоненькими пальчиками уши и терпеливо ждала, когда же эта какофония подойдет к концу. Закончилось все так же внезапно, как и началось. Только что вокруг гремели иерихонские трубы, и вот в комнате воцарилась блаженная тишина, прерываемая лишь громким тиканьем.

- Проклятые часы! - всхлипнула Нэнни. - Как будто и без них мало неприятностей!

- Давай-ка лучше вернемся к твоим неприятностям, - предложил Бенни. Когда ты обнаружила, что он исчез?

- Утром, часов в восемь. Вошла в его спальню, а его нет.

- А обычно он в это время бывал еще в постели?

- В постели? Ты хочешь сказать, в восемь утра? Конечно, а как же?!

- Но этим утром его там не было.

- Да, не было. И до сих пор нет. Как, впрочем, и в самом доме. И около дома тоже. Я точно знаю, поскольку все уже обыскала.

- А может, он просто прячется? - предположил Бенни. - Или играет?..

- Не думаю.., вряд ли. Это на него не похоже. Ты его не знаешь - это весьма серьезный маленький негодник.

- А кстати, сколько ему? - поинтересовался Бенни.

- В прошлом месяце исполнилось десять.

- Понятно.

- Отец на день рождения подарил ему часы.

- Понятно...

- Своего рода дань уважения человеку, которым он восхищается.

- Понятно, - снова протянул Бенни, стараясь не выдать своего любопытства. - Я просто подумал, будь Льюис немного постарше, может, у него была бы подружка.., тогда он мог бы отправиться повидать ее, и все такое...

- Нет! - отрезала Нэнни.

- Да, понимаю.

- Нет! Льюис просто исчез. Просто исчез.., растворился в воздухе. Если мистеру Гануччи станет известно, что произошло...

- Тихи, тихо, - повторил Бенни. - В конце концов, Гануччи сейчас в Италии. Как он обо всем узнает? Да и потом, Льюис ведь в любую минуту может вернуться, верно? И все твои страхи останутся позади.

- Надеюсь! Этот маленький негодник просто сводит меня с ума!

- Знаешь, - решил успокоить ее Бенни, - мой брат однажды выкинул такую же штуку. Мы с ним тогда еще были мальчишками, жили в Чикаго. Так вот, он как-то исчез из дома на целый день! Анжело. Мой брат.

- И где же он был?

- Кто?

- Твой брат.

- Ах Анжело? Представь себе, сидел в гараже! Как тебе это нравится? Бенни звонко хлопнул себя по ляжкам и расхохотался. - В металлическом гараже, который стоял на нашем заднем дворе, представляешь? А когда вернулся домой... Господи, как же от него воняло!

- Так он все-таки вернулся?

- Господи Боже, ну конечно! И вот увидишь, маленький Льюис тоже вернется! Ты же знаешь, какие они, эти мальчишки, им бы только дурака валять!

- Может быть, только вот Льюис не такой. Он, знаешь ли, не любитель приключений, - неуверенно протянула Нэнни.

- Пусть так. Тогда, может быть, ему просто взбрело в голову пойти погулять или еще что... Да что ты с ума сходишь, в самом-то деле?! Может, он сейчас в лесу, наблюдает за муравьями.., или еще за кем-нибудь! Да Бог с тобой, Нэнни, ты что, мальчишек не знаешь, что ли?!

- Может быть, - с некоторой ноткой сомнения протянула Нэнни.

- Так что не волнуйся, все будет в порядке, вот увидишь.

Слушай, а можно от тебя позвонить?

- Да, конечно. Телефон в кабинете мистера Гануччи.

Она грациозно встала со стула и вышла из гостиной, Бенни за ней. Пройдя через холл, Нэнни толкнула тяжелую дверь, и та распахнулась. Кабинет был обставлен неброско, но со вкусом.

Бенни потянул носом. Этот запах он любил: пахло дорогой кожей и немного пылью - судя по всему, книгами здесь пользовались часто. Сквозь "фонарь" окна в дальнем конце комнаты в кабинет лился солнечный свет. Золотой луч, в котором кружились пылинки, осторожно касался кожаной поверхности письменного стола, растекаясь по нему ослепительной лужицей.

- Телефон на столе у мистера Гануччи, - проговорила Нэнни. - Если не возражаешь, я на секунду оставлю тебя одного.

Сейчас уже одиннадцать, в это время обычно приносят почту.

Она бесшумно прикрыла за собой дверь, и Бенни остался один. Заинтересовавшись библиотекой Гануччи, он приблизился к книжным шкафам, полностью занимавшим одну из стен кабинета, и с удивлением обнаружил, что все книги, стоявшие на полках, были в дорогих кожаных переплетах ручной выделки. Пожав плечами, он резко повернулся на каблуках и направился к письменному столу. Потом уселся в коричневое кресло на колесиках и довольно зажмурился - кожа приятно скрипнула под ним, когда он шевельнулся, устраиваясь поудобнее. Бенни снял трубку и быстро набрал хорошо знакомый ему номер в Манхэттене. Жанетт Кей взяла трубку только после третьего звонка.

- Алло? - услышал он ее голос.

- Это Бенни, - сказал он. - Наверное, я тебя разбудил. Ты спала?

- Нет, - пропела она, - Только-только встала.

- Записку мою нашла?

- Какую записку?

- Я оставил тебе записку на дверце холодильника.

- Нет, я ее не видела.

- А к холодильнику ты подходила?

- Сейчас как раз стою возле него, - фыркнула Жанетт Кей.

- Отлично. Так ты видишь мою записку?

- Да, конечно вижу. А что в ней?

- Я написал, что собираюсь уехать в Ларчмонт.

- Ах вот оно что! Ладно. А когда ты едешь?

- Я уже здесь.

- Где?

- В Ларчмонте.

- А-а-а.., а я решила, ты хочешь предупредить, что уезжаешь в Ларчмонт.

- Но ведь когда я писал тебе записку, я же еще только собирался уехать, верно? Я-то ведь еще был там, а не здесь!

- О! - откликнулась Жанетт, немного поколебалась, потом недовольным тоном произнесла:

- Вот поэтому-то я и ненавижу разные записки!

- Ладно, проехали. Так вот, я скоро вернусь, но сначала мне придется заскочить ненадолго в Гарлем, взять кое-какую работенку, так что дома буду во второй половине дня - О'кей! - откликнулась Жанетт. - Мы идем куда-нибудь?

- А тебе хотелось куда-нибудь пойти?

- Не знаю. А какой сегодня день?

- Среда.

- Среда.., но в среду же Беверли...

- Вовсе нет - в понедельник.

- И в среду тоже! Ой, Бен, только не спорь!

- Ладно, так что ты решила?

- Не знаю, - протянула она, - надо подумать. Да и потом, все равно покажут еще раз, верно?

- Ладно, я еще позвоню.

- Пока, - ответила она и повесила трубку. Бенни аккуратно положил трубку на рычаг, позволил себе еще несколько восхитительных минут понежиться в мягком кожаном кресле, затем решительно встал и направился к дверям кабинета. Он был уже в холле, когда вдруг заметил Нэнни - она как раз вошла в дом, держа в руках почту. Бенни вдруг заметил, как у нее дрожат руки.

- В чем дело? - резко спросил он.

Нэнни будто онемела. Молча протянула ему охапку писем и бумажек. Бенни подхватил всю эту кипу и быстро проглядел: счет из электрической компании, еще один - из Клуба едоков, и еще - от "Лорда и Тэйлора", открытка с яркой картинкой...

Он поспешно перевернул ее и прочел:

"Дорогая Нэнни!

Ну вот мы и приехали. Наконец-то мы на Капри. Можешь сама убедиться, как тут красиво! Пользуемся случаем немного поболтать на родном итальянском (ха-ха!), но скучаем по твоему изысканному английскому. Хорошенько приглядывай за маленьким Льюисом. В конце месяца увидимся.

Кармине и Стелла Гануччи".

Бенни недоумевающе пожал плечами. Открытка как открытка, все ясно и понятно. Если не считать обещания Гануччи вернуться в конце месяца (надо надеяться, к этому времени маленький негодяй все-таки вылезет из гаража, или где он там еще прячется!), Бенни никак не мог понять, что могло так потрясти Нэнни. А в том, что она была либо сильно напугана, либо расстроена, не было никаких сомнений. Бессильно прислонившись спиной к входной двери, девушка застыла, как изваяние, одна трясущаяся рука прижата ко рту, в темных глазах - ужас. Бенни бросил взгляд на последний оставшийся в руке конверт. Странное письмо, невольно подумал он. Такое редко найдешь в утренней почте ни марки, ни адреса, ничего. Вскрыв его, Бенни вытащил листок бумаги, осторожно развернул и увидел вырезанные и наклеенные на бумагу слова. Поморгав, он прочел:

"Ваш сын у нас в руках. Мы согласны вернуть его, если получим взамен 50 000 долларов. Приготовьте деньги как можно скорее! Скоро мы дадим вам знать".

- Боже ты мой! - ахнул Бенни.

Глава 2

ГАНУК

На боковой улочке, идущей в сторону от базарной площади в Неаполе, за столиком в компании двух мужчин, старавшихся объяснить ему подробности какой-то сложной финансовой махинации, сидел Кармине Гануччи. Одного из его собеседников звали Джузеппе Ладрунколо, другого - Массимо Труффаторе.

Ладрунколо на вид было лет шестьдесят пять, лицо его украшали длинные, закрученные вверх усы, похожие на велосипедный руль, которые он осторожно вытирал рукой после каждого глотка красного вина. На нем был костюм в полоску и белая рубашка без галстука. Труффаторе выглядел куда более элегантно. Ему было уже за сорок. Племянник Ладрунколо со стороны матери, он считал себя законодателем моды и самым шикарным мужчиной не только в Неаполе, но и во всей южной Италии. (В Сицилии ему, правда, бывать не доводилось.) Сейчас на нем был темно-коричневый костюм из акульей кожи, бледно-зеленая рубашка, желтый галстук, желтые носки с зелеными стрелками и коричневые с белым туфли. Как и у дяди, глаза у него были темно-карие, а волосы почти черные. Но, в отличие от Ладрунколо, Труффаторе был чисто выбрит, жесты его были скупыми и осторожными - поднося ко рту стакан с вином, он брал его лишь двумя пальцами.

- Не уверен, что все правильно понял, я имею в виду детали, - сказал Гануччи. Он был явно раздражен - вместо того чтобы забыть о делах и хорошенько отдохнуть, ему пришлось приехать в Неаполь. И если Ладрунколо и Труффаторе ему просто не нравились, то Неаполь он ненавидел всей душой. В Неаполе когда-то давно родился его отец, у которого в свое время хватило ума смыться оттуда, как только ему стукнуло четырнадцать. Ладрунколо и Труффаторе выдворили из Штатов за чересчур бурную деятельность. Правда, с тех пор немало воды утекло, но это не меняло того прискорбного факта, что обоим пришлось вернуться в Неаполь, когда в Италии было полным-полно чудесных мест. По мнению Гануччи, на такое способны только слабоумные идиоты. И, что самое неприятное, от них воняло.

- Все очень просто, - сказал Труффаторе.

- Да? Ну, тогда объясните, - проворчал Гануччи.

- В нашем распоряжении находятся десять тысяч шестьсот шестьдесят пять серебряных образков, - сказал Труффаторе. - Каждый весом примерно три восьмых унции.

- Великолепно, - проворчал Гануччи, - и что с того?

- С восхитительным изображением Девы Марии на каждом, в плаще, покрытом синей эмалью, - продолжал Труффаторе.

- Замечательно, - буркнул Гануччи.

- И мы бы хотели отправить все эти десять тысяч шестьсот шестьдесят пять серебряных образков морем в Нью-Йорк, в "Новелти энд сувенир компани", что на углу Бродвея и Сорок седьмой улицы.

- Так отправьте, - отрезал Гануччи. - Что такого криминального в том, чтобы отправить чертову бездну серебряных образков в магазин новинок?! Никаких сложностей, пошлина будет ничтожной, все легально! Какого дьявола вы тратите мое время?

- На самом деле эти медальоны золотые, - понизив голос до шепота, сказал Ладрунколо.

- Так вы же только что сказали, что они серебряные?!

- Только сверху. Под тонким слоем серебра внутри золото.

- Это дело другого рода, - проворчал Гануччи. - И сколько же в этом случае будут стоить эти ваши десять тысяч шестьсот шестьдесят пять медальонов?

- Курс золота на сегодняшний день тридцать пять долларов за унцию, ответил Труффаторе. - Само собой, это не совсем обычное золото, так что мы готовы скинуть немного.

- Само собой, - кивнул Гануччи. - И сколько же они будут стоить, эти ваши медальоны, с учетом вашей скидки?

- Ну, мы подсчитали, что четыре тысячи унций...

- И что?.. - нетерпеливо буркнул Гануччи.

- Сорок девять миллионов шестьсот тысяч лир - наше последнее слово.

- В долларах, - возразил Гануччи, - это мое последнее слово!

- Восемьдесят тысяч долларов.

- А откуда у вас это самое золото? - спросил Гануччи.

- Из Банко ди Наполи, хапнули всего месяц назад. Мы поехали туда забрать двенадцать тысяч наличными, да и прихватили его. - Труффаторе пожал плечами. - Когда брали из сейфа денежки, увидели прямо на полке десять золотых слитков, представляете? Ну, мы их и взяли, не оставлять же, в самом деле, такое добро?!

- А потом переплавили, - вставил Ладрунколо.

- И велели сделать эти самые образки, - продолжал Труффаторе. - А теперь их надо переправить в Нью-Йорк. Это вроде как оплата.

- Оплата? За что?

- За груз жемчужных белил, который нью-йоркская контора "Новелти энд сувенир" заказала для нас в Японии.

- Не много ли за жемчужные белила, а?

- Не много, если учесть, что внутри было три с половиной килограмма чистого героина, который мы планировали распродать мелкими партиями прямо здесь, после того как получим груз.

- И где же он теперь?

- Прибудет в Неаполь в следующую субботу. Пароходом из Токио.

- Ясно, - кивнул Гануччи. - Итак, если я вас правильно понял, суть этой сделки в том, что вы желаете переправить в Нью-Йорк большую партию серебряных медальонов, точнее, образков, с изображением Пречистой Девы Марии, внутри которых...

- С прелестным синим плащом, покрытым эмалью, не забудьте, - перебил Труффаторе - ..Внутри которых чистое золото на сумму восемьдесят тысяч долларов, переплавленное из похищенных вами же в Банко ди Наполи золотых слитков. Все это предназначено для оплаты груза жемчужных белил, который прибудет морем из Токио в следующую субботу. Внутри груза - три с половиной килограмма чистого героина. Все верно?

- Именно так, - кивнул Ладрунколо.

- А что вам от меня-то надо? - полюбопытствовал Гануччи.

- Мы бы хотели поручить это вам.

- Это как же?

- Дело в том, что у "Новелти энд сувенир компани" сейчас довольно-таки туго с деньгами, поэтому они не могут ждать, пока получат наши серебряные образки. Они согласны продать нам свой груз чуть дешевле, но только в обмен на наличные. Или грозятся реализовать его на месте, но уже без нас.

- И сколько они хотят?

- Шестьдесят две тысячи.

- Это ж куча денег! - воскликнул Гануччи.

- Само собой. Но за это мы отправим эти самые образки вам, а не в "Новелти энд сувенир компани"! Судите сами - вы вкладываете шестьдесят две тысячи наличными, а, когда образки прибудут в Нью-Йорк, получаете восемьдесят. Неплохо, верно? Получше, чем ссуда в банке!

- Нет, не пойдет, - отрезал Гануччи. - Сегодня у нас что, среда?

- Среда.

- А шестьдесят две тысячи вам нужны к субботе?

- Ну, такую сумму вам-то достать раз плюнуть!

- Раз плюнуть.., если бы я был в Нью-Йорке!

- Золото - на редкость удобная штука, - убеждал его Труффаторе. Реализовать его ничего не стоит - соскрести серебро, расплавить, и его у вас с руками оторвут! Хоть в Нью-Йорке, хоть где! И ни одна живая душа в мире никогда не вынюхает, откуда это золотишко!

- Это верно, - протянул Гануччи.

- К тому же вы на этом деле имеете восемнадцать тысяч чистыми.

- Тоже верно, - кивнул Гануччи. - Похоже, со сделкой все в порядке. Только вот деньги.., вот что меня смущает немного.

Учтите, парни, я ведь сюда приехал отдыхать, меня тут ни одна душа не знает.

- Подумаешь, большое дело! Аль Каноне вообще руководит делами из Алькатраса.

- Таких людей, как Аль Капоне, нынче осталось немного, - подтвердил Гануччи, почтительно закатив глаза.

- Это верно, но и о вас мы слышали немало добрых слов, - возразил Ладрунколо.

- Шестьдесят две тысячи долларов, - повторил Гануччи.

И скорбно покачал головой.

- Давайте взглянем на это дело с другой стороны, - предложил Труффаторе. Насколько я знаю, вы вложили большие деньги в шоу на Бродвее. Но ведь то, что мы предлагаем, куда безопаснее, чем все эти шоу.

- Да, я и вправду вложил кое-какие деньги в одно или даже два шоу, кивнул Гануччи, - но только из-за жены. Видите ли, моя жена Стелла была когда-то давно связана с этим бизнесом, ну вот.., думаю, она до сих пор неравнодушна к своим бывшим коллегам.

- Так что вы надумали? - напомнил о деле Труффаторе.

- М-м-м.., может быть, мне и удастся достать эти деньги к субботе.

- Отлично, значит...

- ..Если, конечно... - многозначительно повторил Гануччи.

Труффаторе с Ладрунколо переглянулись.

- Если что?.. - спросил Ладрунколо.

- Если договоримся о дополнительной скидке.

- На сколько?

- Помнится, вы упомянули, что, когда брали тот самый банк, прихватили с собой еще двенадцать тысяч наличными, верно?

Так вот, вычтите эту сумму из шестидесяти двух тысяч, и будем считать, что мы с вами договорились.

- Так этих денег давно уже нет!

- Вот как? Так когда же вы взяли банк?

- В прошлом месяце.

- А раз так, то денежки эти еще "горячие"! Времени-то ведь прошло не так уж много, - заявил Гануччи. - Ладно, джентльмены, будем считать, что договорились. Я к субботе достаю для вас пятьдесят тысяч долларов, а взамен получаю весь ваш груз образков с изображением Пречистой Девы Марии, если вы гарантируете, что он и в самом деле стоит восемьдесят тысяч.

Договорились? Только не перепутайте - вы мне за это поручились! Наверное, не стоит напоминать, что случится, если вдруг в Нью-Йорке выяснится, что эти образки чисто серебряные?

- На этот счет можете не волноваться - все чисто, без обмана.

- Так да или нет? - спросил Гануччи.

- Уж больно много вы хотите, - запротестовал Труффаторе.

- Да или нет? - повторил Гануччи. - Решайте.

- Договорились, - кивнул Ладрунколо.

- Договорились, - подтвердил Труффаторе.

***

Стелла Гануччи обожала солнце.

Скорее всего, думала она, это все потому, что много лет назад, когда она еще выступала в музыкальном шоу, ей строго-настрого запрещалось выходить на солнце. Это была высокая, с хорошей фигурой женщина, пяти футов девяти дюймов ростом, белокурая, с голубыми глазами. В старые добрые времена, когда она еще выступала на сцене, ей все время твердили одно и то же: люди платят такие бешеные деньги за то, чтобы, придя сюда, увидеть на сцене красивую женщину, а не вареного красного рака. Конечно, это было давно, тогда она еще выступала в Майами. Стелла спорила до хрипоты, доказывала, что может обсыпаться пудрой с головы до ног, даже пыталась это сделать. Но вынесенный ей приговор был предельно прост - никакого солнца!

Как-то раз, набравшись смелости, она все-таки улучила момент и спросила мистера Падрони, который заведовал клубом на Коллинз-авеню:

- Мистер Падрони, почему так бывает: ни солнца для солнца, ни звезд для звезды?

Но тот только вытаращил на нее глаза:

- О чем это ты толкуешь, черт возьми?! - И на этом дискуссия была окончена.

Положим, сама-то Стелла прекрасно понимала, о чем она спрашивает. Она еще не забыла, что на итальянском "Стелла" значит "звезда", ну а звезда, это ведь почти то же самое, что и солнце, верно? Поэтому ей и казалось чертовски несправедливым и гадким, что по каким-то дурацким правилам не может быть ни солнца для солнца, ни звезд для звезды - вот именно это она и имела в виду, когда задала свой вопрос.

Но все это было давно. Сейчас она нежилась в лучах послеполуденного солнца, уютно устроившись возле бассейна в отеле "Квисисана" на Капри, гадая про себя, почему люди никогда не понимали ее. Самой Стелле всегда казалось, что она объясняет все на редкость понятно. Ну конечно, не здесь, а дома, ведь она ни слова не говорила по-итальянски. То есть, конечно, не здесь, не в "Квисисане", поскольку здесь жили почти исключительно американцы. По-итальянски говорили только бои - мальчики, разносившие зонты на пляжи, да еще те, кто подносил к автобусам и такси багаж постояльцев.., ну и еще разве что портье. Но попробуй она заговорить с кем-нибудь из них, и Кармине оторвет ей голову! Он был страшно щепетилен в этом отношении.

Сам он всегда понимал свою жену. Вернее, почти всегда.

А вот Нэнни почти никогда не понимала, что Стелла имеет в виду. Точнее, просто никогда! И от этого вечно возникали какие-то сложности. Это непонимание между двумя женщинами возникло почти сразу же, и виновата, скорее всего, была Стелла, которая искренне не могла взять в толк, для чего ее восьмилетнему сыну гувернантка.

- Учить его разным вещам, - объяснил Кармине.

- Это каким же, интересно знать?

- Культуре.., манерам, наконец.

- Этому и я могу его научить.

- Можешь, конечно, - ответил Кармине. - Только как насчет английской культуры, а?

- Культура везде одинакова, - упрямо возразила Стелла.

- Она отличная гувернантка, - отозвался Кармине. - Давай попробуем, а там видно будет.

Нэнни поселилась у них два года назад, заняв комнату на втором этаже, раньше служившую кладовкой. Если выйти из ее комнаты и спуститься вниз, то вы попадете в так называемую фотолабораторию Кармине. Говоря по правде, Стелла не замечала, чтобы в Льюисе за эти два года произошли какие-то перемены.

На ее взгляд, культуры в нем не слишком прибавилось. Однако в глубине души ей пришлось признать, что Нэнни удалось придать их дому некий налет аристократизма, что, собственно, было и неудивительно, учитывая ее превосходные манеры и изысканный английский выговор. Но постоянное присутствие Нэнни оказалось для Стеллы настоящим испытанием - уже нельзя было позволить себе чертыхнуться, а порой так хотелось. В присутствии Нэнни об этом и подумать было страшно. И хотя Стелла никогда не считала себя сквернословкой (да Кармине бы ей голову оторвал!), но и ей случалось ловить себя на том, что с ее языка не раз срывалось ее любимое крепкое словечко. Но так бывало, лишь когда она была совершенно уверена, что никто ее не слышит. А теперь, когда Нэнни с утра до вечера сновала по дому, Стелла никогда не чувствовала себя в одиночестве.

Она и сейчас была не одна. Да и как можно было оставаться в одиночестве, лежа возле бассейна, да еще в таком отеле, как "Квисисана"? Впрочем, Стеллу это не волновало - ругаться она не собиралась.

- Ваш муж отправился в Неаполь вертолетом? - спросила Марсия Ливитт.

На Марсии было то самое бикини, которое она купила за неделю до этого в Сен-Тропезе. Изящная, хрупкая брюнетка с крошечной, упругой грудью.

- Да, вертолетом, - ответила Стелла.

- А ему нравится Неаполь? - продолжала Марсия.

- Не очень, - замялась Стелла.

- Я просто ненавижу Неаполь! - воскликнула Марсия.

- Не думаю, что Кармине вообще это волнует, - пожала плечами Стелла.

- Этот город я терпеть не могу! Во всем мире нет второго такого! добавила Марсия.

- Моему мужу он тоже не слишком нравится.

- Я его презираю, - захлебывалась Марсия. - Увидеть Неаполь и умереть! Вот это верно! Достаточно только приехать туда, чтобы тут же отдать концы!

- Мой муж...

- Меня просто тошнит от него! - воскликнула Марсия. - И что только ваш муж нашел в этом мерзком городишке?! Может, у него там дела?

- Нет, он уже удалился от дел, - ответила Стелла.

- О, неужели? А чем он занимался?

- Безалкогольными напитками, соками и так далее. Прежде у него была фабрика по производству безалкогольных напитков.

А сейчас он, так сказать, отошел от дел.

- О, правда? Как интересно! А что он выпускал, может, я знаю?

- Не думаю. Его продукция в основном отправлялась на Средний Запад.

- Наверное, кока-кола или что-то вроде этого?

- Нет.

- Пепси-кола?

- Нет.

- А куда именно на Среднем Западе?

- В основном в Чикаго.

- Я не так уж хорошо знаю Чикаго. - Марсия перекатилась на живот. Потом завела руки за спину, расстегнула застежку бюстгальтера и, испустив облегченный вздох, блаженно закрыла глаза. - Сама-то я из Лос-Анджелеса.

Стелла не ответила. Когда-то давно она была в Лос-Анджелесе на гастролях. Имя ее красовалось на афишах рядом с именем Сэнди Роулс, которая тогда жила с парнем по имени Дэн Бирайо.

В те старые добрые времена в Чикаго, когда Кармине занимался производством пива, Бирайо был его партнером. Насколько могла судить Стелла, они выпускали на редкость хорошее пиво, хотя никто от них ничего подобного не требовал. Но если и было на свете что-то, во что Кармине верил, как в Святую Троицу, так это именно качество. И не важно, каких расходов оно потребует, он всегда упрямо стоял на своем, следя, чтобы солод и хмель, которые закупались, были первосортными, даже если бы для этого пришлось доставлять их с другого конца света. Сэнди однажды похвасталась Стелле, что Дэн никогда не ляжет спать, не сунув под подушку пистолет. Когда Стелла, в свою очередь, рассказала об этом Кармине, с которым они еще не были тогда женаты, он коротко буркнул: "У парня отвратительные манеры", - что, кстати, было абсолютно верно. Все те годы, которые она была знакома с Кармине, ему и в голову никогда не приходило сунуть под подушку пистолет.

Нет, вспомнила, однажды было и такое. Но то особый случай. Это случилось сразу же после свадьбы его сестры, когда они боялись, что эти подонки из Бруклина подложат им свинью. А пистолет был совсем маленький, будто игрушечный, Кармине носил его в кобуре, прикрепленной к щиколотке, под брючиной. И попросту позабыл отстегнуть его, когда собрался спать. Так и улегся в постель с пистолетом на ноге. Правда, хихикнула Стелла, Кармине тогда здорово перебрал. Дело было на свадьбе Терезы, к тому же ему рассказали, что с теми парнями из Бруклина стряслась пренеприятная история кто-то швырнул бомбу в кондитерскую, куда они так любили заходить.

Ей так недоставало маленького Льюиса.

Вдруг, сама не зная, что было тому причиной - сладкий ли запах масла для загара от спины Марсии, приглушенный ли звук голосов, разморенных солнцем и жарой над поблескивающей поверхностью воды в бассейне, негромкое ли звяканье серебряных ложечек в баре или певучий итальянский, на котором болтали мальчики-бои, а может, всему виной был смутный рокот самолета над головой, - но только Стелле вдруг мучительно, до боли захотелось увидеть десятилетнего сына. Такого безумного отчаяния она не помнила с тех пор, когда впервые вышла на сцену старого театра Триборо, что на Сто двадцать пятой улице - тоненькая как тростинка шестнадцатилетняя девчушка, с чересчур пышной для своего возраста грудью. Лучи прожекторов выхватили из темноты ее изящную фигурку, и тут она вдруг заметила, что ее набедренная повязка почему-то не светится в темноте, как обещал ее менеджер, а значит, вдруг поняла она, в темноте никому не удастся полюбоваться ее стройными бедрами. Вскоре после этого Кармине навестил менеджера Стеллы в больнице, куда тот попал по досадной случайности - вывалился в темноте с балкона второго яруса. Кармине принес ему дюжину роз и пожелал скорейшего выздоровления.

Стелла и в самом деле скучала по сыну. Может быть, если она постарается, ей удастся уговорить Кармине поскорее вернуться домой?

Лучше всего прямо завтра.

Глава 3

ЛЮТЕР

Большую часть времени Лютер Паттерсон разговаривал сам с собой, причем во весь голос, но это лишь потому, что его жена Ида была на редкость тихой и кроткой женщиной. Тихой же она была потому, что никогда не могла понять, к кому он обращается: к ней, к Симону или к Левину. Восторг и благоговейное восхищение Лютера перед Симоном и Левином были безграничны, и поэтому большинство его монологов в действительности было адресовано одному из этих двух гигантов мысли. Добрую половину дня Лютер посвящал тому, что вел воображаемый диалог либо с одним, либо с другим, стараясь догадаться, как бы они отнеслись к ситуации, которая на этот раз стояла перед ним, Лютером.

Ни Симон, ни Левин не были популярными певцами. (Как-то раз, когда Лютер вдруг вообразил, что музыка и есть его истинное призвание, он даже решился написать Саймону и Гарфункелю. Правда, это уже совсем другая история.) Симон и Левин были двумя величайшими в Штатах критиками.

Больше всего на свете Лютер хотел стать похожим на одного из них. Стоило ему только вспомнить уникальное сочетание аристократической изысканности и едкой желчи, характерное для стиля обоих его идолов, как он тут же начинал чувствовать себя просто жалким неудачником на избранном поприще, при этом не испытывая ни тени зависти или обиды. Несколько месяцев назад он завел себе два альбома для наклеивания вырезок, один - для "Избранных трудов Джона Симона", а другой - для "Избранных трудов Мартина Левина". Он часами штудировал оба альбома, стараясь впитать в себя уникальные ценности, которые оба великих человека вкладывали в свои работы и которые, по его глубочайшему убеждению, означали не что иное, как истинную и несомненную гениальность. При случае он даже воображал, что Джон Симон и Мартин Левин на самом деле один человек. А почему бы и нет? Разве кому-нибудь удавалось видеть их вместе хотя бы на одном телевизионном шоу? И почему так идеально совпадают их обзоры и критические эссе, почему они так безумно похожи друг на друга - литературным стилем, насыщенностью, скрупулезно подобранными фактами, своей дотошностью, кропотливой и трудоемкой работой, которая угадывалась в каждом слове, эрудированностью, язвительностью, - в общем, всем, причем настолько, что казалось, будто они были творением одного и того же могучего ума?

- Признайся мне, Джон Симон, ты и вправду Мартин Левин? - воскликнул Лютер.

Ида, уверенная, что и на этот раз он обращается не к ней, предпочла промолчать.

- Думаю, нет, - ответил сам себе Лютер. - Это все равно что убеждать всех, будто Шекспир и Марло - один и тот же человек.

И почему только люди не могут смириться с тем, что два литературных гения не могут существовать одновременно, трудиться и откликаться на те же самые явления одинаково пылко и чувствительно, как если бы они были одним человеком? Я тебя спрашиваю, Мартин Левин.

Боже, если бы он только мог писать, как Левин, подумал Лютер. Вздохнув, он подошел к книжной полке, достал "Избранные труды Мартина Левина" и принялся проглядывать их в надежде подметить удачные штрихи, которые помогли бы ему самому в его критических работах. В глаза бросались выражения типа "удручающе скучные", "превратили его героя в одиозную фигуру, не сделав при этом интереснее" или "грандиозно, просто грандиозно". Или "сюжет романа тяжело ползет вперед, при этом оставаясь на том же крайне низком литературном уровне". Господи, многое бы он отдал, чтобы из-под его пера когда-нибудь появилось нечто подобное! В состоянии, близком к экстазу, Лютер потянулся к полке и вытащил второй альбом - "Избранные труды Джона Симона". Подобранные с таким же величайшим тщанием вырезки обещали блаженство, и не важно, на какую из них падал взгляд читателя, - наслаждение, которое испытываешь, соприкасаясь с гениальным творением мастера, было для него лучшей наградой. Откинув голову, Лютер принялся читать вслух:

- "И остерегайся мятежного духа, присущего юности; социальные и политические убеждения без убеждения в поэзии будут мало значить для мира, превратившись со временем всего лишь в чудовищную какофонию, свободно и равно оглупляющую все вокруг себя".

Слова эти гремели в гостиной Лютера, эхом отражаясь от высоких потолков и стен. "Свободно и равно оглупляющую все вокруг себя" - фраза, которую сам Лютер, не будь он столь современным человеком, с удовольствием бы использовал как своего рода девиз. "Свободно и равно оглупляющие все вокруг себя" - вывел бы он на стене буквами цвета небесной лазури, да еще, может быть, обвел все это красным.

В каком-то безумном приступе фамильярности Лютер вдруг возопил:

- Эй, Джонни, как тебе эта идея? - Не дождавшись ответа, он водрузил оба пухлых альбома снова на полку и отправился в кухню, где Ида готовила ленч. Приподняв крышку над горшком, который пыхтел на раскаленной плите, он зачерпнул половником и, устремив глаза в потолок, громко спросил:

- Джон Симон, а известно ли тебе, что я получил докторскую степень в Принстоне, понимаешь ты это, Джон? Да знаешь ли ты, что я закончил курс третьим? Эх, малыш Джон, выпить бы нам с тобой в один прекрасный день по рюмочке - после того как я все закончу, посидеть бы в рубке на моей яхте, обмениваясь легкими колкостями и остротами.., эх, как бы я этого хотел! Прикрыв крышкой горшок, он положил половник на край плиты и, будучи все-таки критиком, брюзгливо заметил:

- От супа воняет, - после чего вернулся в гостиную.

Если была на свете вещь, обладанием которой Лютер Паттерсон гордился превыше всего, то это, несомненно, его огромная библиотека. Одной из причин, по которой он решился снять эту громадную квартиру на десятом этаже на Вест-Энд-авеню (кроме низкой арендной платы, разумеется), послужило то, что гостиная в ней была длиной со средних размеров туннель, а стены от пола до потолка сплошь покрыты книжными полками, на которых размещались сотни и сотни книг, каждую из которых Лютер читал и смог по достоинству оценить. За эти книги ему не нужно было платить. Наоборот, ему платили за то, что он читал их, а потом высказывал свое мнение. Много читать он не любил, да и кто это любит? В этом отношении он испытывал жгучую зависть к своему коллеге, Джону Симону (Лютер осмеливался произносить слово "коллега" лишь мысленно, как если бы совершал святотатство, соизмеримое по своей чудовищности разве что с попыткой сравнить себя с Джорджем Бернардом Шоу). Но Симон не только читал книги.

В силу выбранной им профессии он также посещал театральные постановки и премьеры фильмов (разумеется, бесплатно), а потом с важностью высказывал свое просвещенное мнение.

Вот в этом-то и состояло несомненное преимущество его профессии, с удовольствием думал Лютер. То есть профессии Симона, а не его. Лютер писал критические эссе только на книги. Исключительно на книги. В никому не нужные журналы. Проклятые книги, мрачно размышлял он, все время книги!

А для него единственный способ бесплатно попасть на премьеру - это воспользоваться рассеянностью билетера и проскользнуть в темный зал, если, конечно, повезет и найдется свободное место. Он никогда не осмеливался на это рядом с Идой.

Ида не выносила никакой нечестности. И она, прямо скажем, была не в восторге, когда он похитил Льюиса Гануччи.

Вот сейчас, сидя в своей уставленной книгами гостиной, под высокими потолками, и глядя из окна на шумную Вест-Энд-авеню, Лютер сдвинул кончики пальцев, гадая, что же в эту минуту поделывает малыш Гануччи? Заперев сына удалившегося от дел фабриканта безалкогольных напитков в задней комнате, он успокоился. Вздумай мальчишка кричать, звать на помощь, все его вопли упрутся в глухую кирпичную стену примыкающего к его дому здания. После этого он ненадолго вышел из дома - взял свой "шевроле" выпуска 1963-го, быстренько смотался в Ларчмонт и опустил краткое письмо с инструкциями в почтовый ящик Кармине Гануччи. И когда плотный белый конверт с легким шорохом проскользнул внутрь, по всему его телу пробежала дрожь ликования. Конечно, не столь упоительного, как в те минуты, когда он составлял из обрезков это письмо, но почти такое же, как в прошлую ночь, когда, бесшумно прокравшись в дом миллионера, зажал мальчику рот и увез его к себе. Да, подумал он, ничего подобного он в жизни не испытывал.

- Это и вправду было восхитительно, Мартин, - громко произнес он. Поистине трогательно, если ты понимаешь, что я хочу сказать.

По правде сказать (и ему придется это признать, потому что если в его характере и была черта, достойная всяческого уважения, так это его неизменная объективность), самым волнующим моментом в его незабываемой авантюре были минуты, когда он, крадучись, пробирался по саду и дому Гануччи. Ему до сих пор еще не доводилось бывать в столь исключительно несуразном месте, как особняк Гануччи. Впрочем, презрительно хмыкнул он, чего еще ждать от человека, нажившего состояние на производстве сладкой или безвкусной водички, которую он гнал куда-то на Запад? Каждому, конечно, свое, но в этом занятии было что-то оскорбительное для чувств Лютера, и поэтому он нисколько не был удивлен, когда увидел особняк миллионера, словно какую-то пародию на барокко, уродливо раскорячившийся посреди зеленой лужайки...

- Как бы ты его назвал, Джон? - громко спросил Лютер. - "Зеленые Луга"?

Но самое удивительное было даже не это. Как ни странно, но уродливый старый дом с его нагловатой роскошью действовал на него завораживающе. Опьяняющее, будто звон золотых монет, богатство, просто-таки бившее в глаза, вдруг вскружило ему голову. И потом, уже после того, как все было кончено, то же самое головокружительное сознание значительности богатства молоточками стучало у него в висках, усиливаясь при мысли того, что часть его скоро будет принадлежать ему, Лютеру.

Вначале, перед тем, как он пробрался во двор, тенью скользя между стволами кленов, вытянувшихся в струнку, словно безмолвные часовые (неплохо, одобрительно подумал он, очень даже неплохо, Лютер), и оказался на лужайке прямо напротив архитектурного чудища Гануччи, он намеревался попросить за благополучное возвращение мальчика никак не меньше десяти тысяч. Но на обратном пути, не в силах избавиться от воспоминаний обо всех этих бесчисленных миллионах, нажитых - Господи, спаси и помилуй! - на каких-то дурацких безалкогольных напитках, когда истинно талантливый человек, вроде него хотя бы, бьется как рыба об лед, дабы заработать себе на жизнь, Лютер передумал. Именно тогда он решил поднять сумму выкупа до двадцати тысяч - в конце концов, разве недели скрупулезных исследований этого не стоят?! Но к тому времени, как он вернулся к себе на Вест-Энд-авеню, запах денег настолько вскружил ему голову, что пришлось не менее трех раз переделывать злосчастное письмо с требованием выкупа - сумма его все росла до тех пор, пока он не заставил себя остановиться на окончательном варианте - пятьдесят тысяч.

Такой подход к делу можно было, по меньшей мере, считать оригинальным. Первым делом он отправился поглядеть на особняк, выглядевший так, будто с самого начала был предназначен для семьи, у которой на роду написано стать жертвой ограбления. (Нет, "ограбление", пожалуй, чересчур сильное слово. По правде говоря, до сих пор оно даже никогда не приходило ему на ум, и сейчас Лютер с раздражением выбросил его из головы.

В конце концов, он же не собирался причинять какой-то вред мальчишке просто надеялся получить разумную плату за проделанную работу.) Он чисто случайно набрел на "Клены", с помощью карты Эссо начертив круг с радиусом в двадцать пять миль, центром которого был Нью-Йорк. К этому времени он уже успел основательно прочесать Нижний Вестчестер, а вслед за ним и Ричбелл. "Клены" показался ему вполне подходящим местом для реализации его планов. Кроме этого, осторожно наведенные им справки в магазинах и на заправках, в ресторанах и барах, в бутиках известных модельеров и в галантерейных лавках позволили ему удостовериться, что Кармине Гануччи один из самых богатых людей в этом небольшом городке и уважаемый член школьного совета. Но больше всего заинтересовал его тот факт, что у богатого Кармине Гануччи есть десятилетний сын по имени Льюис.

Ну а теперь оставалось еще одно дело (может, не столь срочное, но уж после ленча надо было непременно этим заняться - если, конечно, ему удастся заставить себя проглотить этот суп) - позвонить Гануччи в его особняк и поинтересоваться, приготовили ли они деньги, А после этого пообещать связаться с ними в самое ближайшее время и сообщить, куда и когда доставить требуемую сумму.

Настроение у него было отличное. В душе пели птицы.

- Думаю, по этому поводу стоит выпить. Джон, Мартин, а вы что скажете? - полюбопытствовал он. Подойдя к бару напротив книжного шкафа, Лютер смешал себе мартини покрепче. Если уж ему и не суждено стать столь блестящим критиком, как Левин и Симон, то уж удачливым похитителем он станет непременно.

И это обрадовало его еще больше.

Глава 4

КОРСИКАНСКИЕ БРАТЬЯ

Было уже почти три, когда Бенни оказался в нижней части города, на Сорок четвертой улице.

Он покинул "Клены" в полдень, потом поехал в Гарлем - надо было выполнить данное ему поручение. Это заняло куда больше времени, чем он рассчитывал, поскольку клиент требовал, чтобы он поставил пятьдесят центов на 311-й номер еще вчера. Как раз этот номер и выиграл, и это несмотря на то, что Бенни давно уже из верных источников знал - выиграет 307-й, а не 311-й. Впрочем, такая путаница была обычным делом, барышники и игроки вечно бубнят себе под нос "семь - одиннадцать", так что это уже никого не удивляет.

Само собой, выигрышный номер появился на табло всего через полчаса после заключения пари. Любой полицейский (которому в силу выбранной им профессии волей-неволей приходится быть подозрительным), обнаружив в чьем-то кармане корешки билетов числовой лотереи, мигом бы сделал вывод, что ты по самые уши завяз в этом деле. А ставку сделал Уолтер Энсиано - приятный пожилой джентльмен. Сейчас ему уже под семьдесят, и в лотерею он играл с незапамятных времен, чуть ли не с того самого дня, когда пятьдесят три года назад приехал в Штаты из родного Палермо. Ставки делались ежедневно, полдоллара пять дней в неделю. За все это время выиграл он всего лишь раз почти три сотни.

Бенни ужасно не хотелось терять постоянного клиента, да еще такого, как старый Уолтер Энсиано. Поэтому пришлось объяснить старику, что произошла какая-то ошибка - а почему бы и нет? Ведь это и слепому ясно! И верно, объяснил Бенни, благодаря устроенной проверке быстро выяснилось, что к чему: пропавшую бумажку, на которой его рукой были написаны номера 307 - 50, обнаружили у букмекера. Стало быть, старый Энсиано поставил на 307-й, а вовсе не на 311-й. Букмекер клялся и божился, что записал номер, как только оказался на улице, и что готов голову заложить: старик Энсиано назвал ему 307-й. Кому из них верить? Один твердил одно, другой - другое. Во всяком случае, сказал старику Бенни, при таких условиях они не смогут выплатить выигрыш. Однако, добавил он, поскольку он и его друзья - люди справедливые и относятся к мистеру Энсиано со всем уважением, то готовы всю следующую неделю принимать у него обычные ставки бесплатно. Немного поломавшись для вида, старик согласился. Впрочем, этому немало способствовали несколько стаканчиков виски, которым Бенни угостил его в местном баре. Умасливая старика Энсиано, он и задержался сегодня.

Страшно подумать даже, содрогнулся Бенни, что, пока он возился с упрямым стариком, малыш Льюис умирал от страха в руках каких-то негодяев! Шайка кровожадных бандитов, вот они кто! Похитить ребенка, чтобы потребовать выкуп! Да еще сына не кого-нибудь, а самого Кармине Гануччи! Не иначе как маньяки какие-то!

.Единственное, в чем он был полностью согласен с Нэнни, так это в том, что вся эта история ни в коем случае не должна дойти до ушей Гануччи.., упаси Боже! Иначе - и по спине Бенни поползли мурашки - страшно даже подумать, что может случиться! Конечно, погода нынче прекрасная, как раз для купания, да только вот с цементным блоком на шее долго не поплаваешь! А самым лучшим способом скрыть все это от Гануччи было бы устроить так, чтобы никто из тех, кто наверху, не пронюхал о случившемся с Льюисом. Только как это сделать? Может быть, поскорее выплатить этому негодяю пятьдесят тысяч кусков, которые он просит? Именно об этом Бенни и торопился поскорее потолковать с Корсиканскими братьями.

К тому времени как Бенни наконец разыскал их, Винни и Альфред только-только начали свой необыкновенный танец с куклами. Заметив Бенни, Альфред, тот из близнецов, что был моложе другого на целых четырнадцать часов, игриво подмигнул ему и только потом начал свой знаменитый монолог своего рода прелюдию к их танцу, шедевру хореографического мастерства.

- А теперь, леди и джентльмены, - объявил он, - хоть мне и известно, что все вы после тяжелого трудового дня торопитесь поскорее домой, где вас ждут близкие и родные, но, умоляю - уделите мне всего лишь минуту вашего драгоценного времени, и я покажу вам нечто совершенно замечательное, то единственное, что вам захочется немедленно унести домой, чтобы порадовать тех, кого вы любите. Вот тут, у моих ног, как вы видите - картонная коробка, а в ней - всего несколько кукол, но не просто кукол, а тех, которые умеют танцевать! И всего лишь по пятьдесят центов за штуку.., пятьдесят центов, господа! К тому же вы сейчас легко убедитесь сами, что эти замечательные куклы стоят в десять раз дороже! Никакой механики, леди и джентльмены, вы только взгляните на них - маленькие, изящные, в кармане уместятся! А сколько радости вашим близким, друзьям, соседям, всем и каждому, кто только будет иметь удовольствие увидеть это замечательное представление! Если бы я мог позволить себе отнять хотя бы еще минутку вашего драгоценного времени, то непременно достал бы из коробки одну из этих восхитительных танцующих кукол, чтобы показать, на что она способна!

Сцена, на которой обычно выступали Корсиканские братья, напоминала дорожку фута четыре в длину и три в ширину. Задним фоном чаще всего служил обычный задник сцены, задрапированный чем-то черным. Аудитория, состоявшая в основном из приехавших на лето курортников, любителей походить по магазинам да посидеть в кино (обычно являвшихся поглазеть на представление через несколько минут после того, как в дешевых киношках заканчивался последний сеанс, - по четвертаку за билет) и не превышавшая, как правило, двух дюжин зрителей, затаив дыхание, смотрела, как Альфред копается в коробке. Бенни, устроившись слева от толпы, не сводил с него глаз.

А справа, по другую сторону от тех, кто стоял прямо напротив стены, засунув руки в карманы, устроился Винни - гений, непревзойденный постановщик всего этого представления, но гений скромный, предпочитавший оставаться в тени, не мечтавший ни об аплодисментах, ни о том, чтобы его узнавали в толпе. Самому себе он отвел особую роль - молчаливого, никому не известного наблюдателя, все время, пока шло представление, остававшегося в тени и никем не узнанного. А напротив него соловьем разливался Альфред. У ног его стояла коробка с чудесными танцующими куклами, а Винни с его удивленным видом и руками в карманах легко можно было принять за одного из обычных зевак.

- Конечно, их легко принять за обычных кукол из папье-маше, - продолжал Альфред, - впрочем, как вы можете убедиться сами, головы у них сделаны из картона, руки и ноги - тоже, и все это обклеено тончайшей шелковой бумагой. Да ведь это обычные куклы, скажете вы, как же они могут танцевать?

И ошибетесь, потому что есть одна удивительная вещь, о которой вы даже не подозреваете. Да и как вам догадаться, каким загадочным образом вот эта самая куколка, в которой от макушки до пяток всего шестнадцать дюймов, может танцевать?! А ведь так оно и есть, и сейчас вы сами убедитесь в этом!

Более того - не только я, а все вы можете заставить ее танцевать, причем танцевать часами, без устали, и никаких тебе севших батареек, никаких запчастей, и все потому, что здесь нет никаких чудес механики! Да и откуда им взяться, спрашиваю я, когда все эти чудесные, удивительные куклы сделаны из бумаги и обыкновенного картона?! Ничто не сломается, ничто не выйдет из строя! Да, уважаемые леди и джентльмены, самая обыкновенная бумага и самый обыкновенный картон, но.., одна маленькая хитрость! Они обработаны так, что притягивают к себе электрический заряд прямо из воздуха, которым мы все дышим! Он накапливается, накапливается, стекает в их крошечные, изящные ножки и вот.., о чудо! Вы видите, они даже не могут стоять на месте, они притопывают от нетерпения, куклы готовы пуститься в пляс и танцевать, танцевать часами! Минутку терпения, уважаемые дамы и господа, сейчас я покажу вам, как они танцуют, но сначала позвольте объяснить, почему мы решили продавать их по столь смехотворно низкой цене. Тут все просто - ведь наши куклы из картона, сделать их почти ничего не стоит, ну а мы сами, что называется, люди скромные. Да и вообще, много ли нам надо - лишь бы доставить людям радость! А заряд, что заставляет их танцевать, и вовсе ничего не стоит, так что, сами видите, вам одна выгода. Не то что прежде, когда стоимость всех этих сложных механизмов тяжким бременем ложилась на плечи покупателей. Ну, а теперь позвольте мне показать наших замечательных кукол!

Альфред, ухватив двумя пальцами куклу за голову, наклонился вперед так, что ее болтающиеся картонные ножки почти коснулись земли. Наступила тишина. Подождав немного, он легонько потряс куклу, потом еще и еще раз.

- Собираю электрический заряд, - охотно объяснил он. - На этот раз он тряхнул куклу изо всех сил. - Один, два, три раза, каждый раз по-разному, все в зависимости от погоды, - сообщил он, - а встряхивать их необходимо, потому что только так они могут накопить количество энергии, достаточное, чтобы привести ее в действие. А теперь смотрите!

Пальцы его разжались, и он выпустил из рук голову куклы. Та закачалась, потом вдруг подпрыгнула, будто живая. Альфред незаметно отодвинулся в сторону, а кукла, никем не поддерживаемая, принялась скакать и вертеться, вскидывая вверх тоненькие ножки, словно радуясь той энергии, которую она, по словам Альфреда, получила прямо из воздуха. Толпа восторженно зашумела, и никто не заметил, - да и как было заметить, если вся задняя стенка задрапирована черным! - что к ручкам и ножкам картонной плясуньи были привязаны тонкие черные нитки, тянувшиеся туда, где со скучающим видом зеваки, заглянувшего полюбопытствовать, что тут происходит, стоял Винни. Нитки спускались прямехонько в его карман и были туго намотаны на указательный палец его правой руки. Винни незаметно дергал за веревочку, она в свою очередь дергала куклу за ножки, и та танцевала, как живая. А Альфред блестяще справился со своей долей работы - прежде чем поставить куклу на пол, незаметно зацепил нитки за крохотный крючок на затылке кукольной головы. Окинув взглядом зрителей, круглыми от изумления глазами таращившихся на сцену, Альфред подхватил куклу на руки.

- Ну, леди и джентльмены, кто купит первую? Их очень мало, напоминаю вам, господа, и всего только по пятьдесят центов за каждую. Так кто первый?

По толпе пролетел недоверчивый шепоток. Все переглядывались, пока наконец чей-то хриплый голос не спросил:

- А откуда нам знать, что все ваши куклы умеют танцевать, а, мистер? Может быть, это всего одна?..

- Все мои куклы умеют танцевать, - уверенным тоном заявил Альфред, просто потому, что их делают из специального материала, который позволяет накапливать находящуюся в воздухе энергию. Но если вы мне не верите, давайте сделаем так: пусть один из вас подойдет и сам достанет из этой коробки любую понравившуюся ему куклу! Пусть убедится собственными глазами, что в куклах нет ничего необычного. Все они одинаковые.., одинаково удивительные. Прошу вас, господа! Может быть, вы, мадам, окажете нам эту честь? - предложил он, поворачиваясь к пожилой женщине, сидевшей с важным видом министерской вдовы, и это отнюдь не означало, что на самом деле она не ушедшая на покой уличная проститутка. Впрочем, кто она, не играло никакой роли - Альфред видел ее в первый раз в жизни.

К тому же, утверждая, что все куклы похожи одна на другую, он говорил чистейшую правду. Старуха подошла и, покопавшись в коробке, извлекла еще одну куклу.

- А теперь, мадам, встряхните ее так же, как раньше делал я, - попросил Альфред.

Старуха слегка потрясла куклу.

- Еще раз и, умоляю вас, посильнее. Спасибо, мадам. А теперь вы, сэр, обратился он к тому мужчине, который позволил себе усомниться в его честности, - вы тоже должны встряхнуть куклу пару раз. Мадам, позвольте мне... - Взяв куклу из рук пожилой дамы, он поклоном передал ее мужчине. Тот с самым недоверчивым видом повертел ее перед глазами, несколько раз с силой встряхнул и вернул куклу Альфреду. Отвесив глубокий поклон, Альфред с самой очаровательной улыбкой обвел взглядом публику. - Ну, встряхнем еще пару раз для ровного счета, - хохотнул он и незаметно зацепил за крохотный крючок нити, концы которых прятались в кармане его брата Винни.

Поставив куклу на пол, Альфред демонстративно отошел в сторону, а та принялась подскакивать и кружиться, будто живая! Все скептики, а их в толпе было немало, оказались посрамлены! Конечно, здравый смысл подсказывал, что кукла из крашеного картона и бумаги, чем бы там ее ни обрабатывали, попросту не может танцевать, потому что это противоречит законам физики. Но она танцевала! К тому же и пожилая леди, и ворчливый скептик из толпы держали ее в руках! Каждый из них встряхнул куклу, потом передал ее Альфреду, который тоже всего лишь потряс ее - и вот она кружится и подпрыгивает перед их глазами! По толпе пролетел чуть слышный шелест, и в каждом вспотевшем от волнения кулаке, как по команде, появилась долларовая бумажка. Альфред засуетился, отсчитывая сдачу и передавая кукол из рук в руки, в то время как пальцы Винни продолжали шевелиться, а крохотная куколка на сцене к восторгу и удивлению всех продолжала неутомимо двигаться под музыку. Еще пара минут, и все до единой были бы распроданы, если бы Винни не издал пронзительный свист, давший знать брату, что на горизонте появились копы. Подхватив на руки куклу, Альфред небрежно бросил ее в коробку к еще не распроданным товаркам и вежливо поклонился.

- Благодарю вас, леди и джентльмены. Доброй ночи! - И растворился в толпе вслед за братом, который уже торопливо шагал прочь, незаметно бросив на землю спутанный моток хлопчатобумажных ниток - свое единственное орудие производства.

- Ну, парни, с каждом разом все лучше и лучше! - десять минут спустя заявил им Бенни, когда все трое оказались в небольшом кафе на углу Сорок четвертой улицы и Восьмой авеню. - Какое представление! Класс, да и только!

- Что ж, спасибо, - смутился Альфред и слегка кивнул.

- Спасибо, - словно эхо, повторил Винни.

- Замечательно! - восторгался Бенни. - Но что меня всегда поражало, так это то, что вам это каждый раз сходит с рук!

- То есть? - не понял Альфред.

- Ну, я хочу сказать, что никто из этих остолопов до сих пор не усек, что вы, так сказать, заодно!

- Да откуда им?.. - хмыкнул Альфред.

- Да ведь вы похожи, как две горошины!

- О-о-о! - протянул Альфред.

- Конечно, вы ведь близнецы.

- А-а, - вторил Винни.

- Настоящие близнецы, - пояснил Бенни.

- Видишь ли, - откашлялся Альфред, - все дело в том, что мы как-то никогда не думали о себе, как о близнецах.

- То есть?..

- Да, - кивнул Винни, - какие там близнецы - целых четырнадцать часов разницы!

- Тоже мне - близнецы! - фыркнул Альфред.

- Мы с ним просто необычное явление, - продолжал Винни, - а вовсе не близнецы.

- А я думал, близнецы, - протянул Бенни.

- Повитуха Милли тоже так нам сказала, - объяснил Винни. - Она-то была уверена, что все закончилось. И мамаша тоже так считала. Милли приняла меня, отдала матери, а потом отправилась в киношку. Это было вечером, часов в семь. Шел фильм "Где кончается асфальт" с Даной Эндрюс и Джиной Тирни.

- Классный фильм, - одобрительно кивнул Бенни.

- Точно. На прошлой неделе сам смотрел его по телику, - согласился Винни.

- И Жанетт Кей тоже.

- Как она поживает? - осведомился Винни.

- Чудесно, спасибо.

- Да, так вот. На следующее утро матушка снова послала за Милли и сказала, что чувствует себя как-то странно. "Что значит "странно"?" возмутилась Милли. Мамаша и говорит - дескать, чувствую, будто внутри, в животе, кто-то толкается.

Тут Милли живо поняла что к чему, и они решили состряпать malocchio. Знаешь, что такое malocchio?

- Дьявольский глаз? - предположил Бенни.

- Правильно, - кивнул Винни, - То есть Милли всего-то и сделала, что капнула немного масла в тарелку с водой. Если масло делится на кружочки и те останавливаются поблизости друг от друга, как глаза, стало быть, кто-то навел malocchio на мою мать. Так они и сделали. Только когда вслед за этим вдруг родился я, им стало понятно, почему ей казалось, что кто-то толкается у нее в животе.

- То есть никакого malocchio и в помине не было, - закончил Альфред.

- Верно. Да и масло к тому же просто разлилось по поверхности воды, словно большая желтая монетка: никаких глаз!

Тогда Милли и сказала матушке: "Знаешь, Фанни, дай-ка я тебя на всякий случай осмотрю". А этим случаем как раз и оказался Альф.

- Я, - осклабился Альфред.

- Своего рода феномен в медицине, - кивнул Винни.

- Так что никакие мы не близнецы, - покачал головой Альфред.

- Но почему вы так уверены, что вы не близнецы? - удивился Бенни.

- Ну, будь мы близнецы, кто бы звал нас Корсиканские братья, верно? А ведь нас так и зовут, так что какие ж мы близнецы?

- Но Корсиканские братья и в самом деле были близнецы!

- Верно, - согласился Винни, - а мы нет. Честно говоря, мы вообще не с Корсики. Никто из наших родственников там даже никогда не бывал, хочешь верь, хочешь - нет. Вся эта история - сплошная лажа.

- Вот и я так думаю, - подтвердил Альфред, - просто мамаша зачала дважды. Подумаешь!

- И возможно, оба раза от папаши, - хмыкнул Винни.

- Только с интервалом в четырнадцать часов, - добавил Альфред.

- Тогда все понятно, - хихикнул Винни.

- Скорее всего, так оно и было, - подытожил Альфред.

- Так что, сами видите, ничего такого особенно удивительного во всем этом нет. Людям приходится принимать нас такими, какие мы есть. В конце концов, когда речь идет о таких ярких и запоминающихся личностях, как мы с ним, разве может броситься в глаза какое-то незначительное сходство? И вообще, Бен, мы с ним совершенно разные люди.

- Ничуть не сомневаюсь.

- Хотя, конечно, во многом похожие.

- Но разные, - вмешался Альфред.

- Разные, но не очень, - запротестовал Винни.

- Конечно, не очень, и все-таки разные, - упрямо заявил Альфред.

- Вот, к примеру, - пояснил Винни, - я тут с тобой болтаю как ни в чем не бывало, а выведи меня на сцену - буду молчать, будто язык проглотил. Стесняюсь, понимаешь? Поэтому молоть языком приходится старине Альфу! Заметил, наверное?

- Заметил, - кивнул Бенни.

- А с другой стороны, - продолжал Винни, - я бы в жизни не смог начертить прямую линию, тогда как старина Альфред у нас просто талант!

- Вот и отлично. Именно поэтому-то я вас И искал.

- Зачем? - поинтересовался Альфред.

- Мне срочно нужны пятьдесят тысяч долларов.., фальшивых, разумеется.

- Ничего не выйдет, - замотал головой Альфред. - Я с этим покончил.

- В самом деле? - удивился Бенни. - Почему?

- Ну что ж, могу рассказать, если хочешь, - кивнул Альфред. - Первый заказ, который я получил, был на десятидолларовые банкноты. Да только тем парням, что решили сбыть их с рук, малость не повезло. Вот и придется им задарма целых десять лет гнуть спину, причем не где-то там, а в Синг-Синге! <Синг-Синг - известная тюрьма штата Нью-Йорк.>.

- Господи ты Боже мой! - сочувственно присвистнул Бенни. - А что же случилось?

- Я сделал одну маленькую ошибку, - смущенно признался Альфред. Видите ли, дело было так: у меня случилось сразу два заказа, поэтому приходилось одновременно работать с двумя клише - для пяти- и десятидолларовых купюр. Ну и запутался совсем - воткнул старика Линкольна на десятидолларовую!

- Что ж, все мы ошибаемся, - философски покачал головой Бенни.

- Во-во! Так и ребята мне сказали, когда я пошел их навестить!

- Жаль.., очень жаль это слышать. А я-то рассчитывал, что ты мне поможешь.

- У меня и инструмента-то не осталось, - пояснил Альфред, - уж сколько лет прошло, как я продал и пресс, и все остальное.

- И кому продал?

- Косому Ди Страбизме.

- Почему бы тебе не попытать счастья у него? - предложил Винни. - Держу пари, он с радостью поможет!

- Да.., возможно, - пробормотал Бенни. - Да, кстати, если вдруг ненароком услышите, что у кого-то есть на продажу фальшивая "капуста", притом недорого, дайте мне знать, идет?

- А позволь спросить, чего это ради ты вдруг заинтересовался таким товаром? - полюбопытствовал Винни. - Или это.., кхм... личное?

- Нет.., это связано с выкупом за ребенка. Его похитили, а теперь требуют деньги.

- А чей ребенок?

- Мальчишка Гануччи.

- Господи! - ахнул Альфред. - Какому идиоту взбрело такое в голову?!

***

- Слушайте меня внимательно, - прогнусавил в трубке чей-то голос.

- Да, - пробормотала Нэнни.

- Вы знаете, кто я?

- Нет, а кто?

- Я - тот самый, кто похитил мальчишку. С кем я говорю?

- Это Нэнни.., его гувернантка.

- Отлично. А теперь пригласите к телефону мистера Гануччи. И быстро!

- Мистера Гануччи сейчас нет дома.

- А где он?

- Его.., он уехал. Его нет в городе.

- А, старая уловка! - просипел голос. - И куда же он поехал?

- В Италию.

- В Италию? - повторил голос. - Вот как? А я, к вашему сведению, говорю на семи языках, так что даже не пытайтесь обвести меня вокруг пальца! Так где же он сейчас?

- На Капри.

- Чушь! Позовите его к телефону сию же минуту, или я избавлюсь от этого мальчишки!

- Нет, прошу вас! - взмолилась Нэнни, - Клянусь, он...

- У меня тут голодный доберман-пинчер, который перегрызет парню горло, стоит мне только приказать, да так быстро, что вы и опомниться не успеете! И все, что мне для этого нужно, это скомандовать "Фас!" Так что прекратите валять дурака и быстренько позовите мистера Гануччи.

- Но, говорю же вам - он в Италии!

- Мадам...

- Прошу вас, подождите! Мы как раз стараемся собрать деньги. Нужно только немножко времени.

- Кто это мы? - недовольно переспросил голос, - Вы что, позвонили в полицию?

- Нет, - в ужасе залепетала перепуганная Нэнни. - А вы?

- Я.., что?! Не звонил ли копам?! Да вы, мадам, никак, рехнулись!

- Простите, ради Бога, я...

- А теперь слушайте, только внимательно, - оборвал ее голос. - Даю вам время до завтра, до пяти вечера, чтобы приготовить эти деньги. В пять я вам позвоню и скажу, куда и когда их привезти. Понятно? Да.., и хотите маленький совет, мадам?

- Прошу вас, - заискивающе пробормотала Нэнни.

- Надеюсь, у вас хватит ума дать телеграмму вашему хозяину... где он там - на Капри? Посоветуйте ему вернуться, и поскорее!

Глава 5

КОСОЙ

- Кто там? - раздался за дверью чей-то голос.

- Это я, Бенни Нэпкинс.

- Секундочку, - проворчал голос.

Зазвенела цепочка, с легким шорохом приоткрылся дверной глазок, и Бенни представилась возможность полюбоваться одним из необыкновенных глаз Косого. Через мгновение глаз исчез и Бенни услышал, как в замке повернулся ключ. С лязганьем упала цепочка, и дверь распахнулась.

- Как дела, Бен? - спросил Косой.

- У нас большие проблемы, - поспешно пробормотал Бенни.

Он шагнул в прихожую. За его спиной раздался скрип и скрежет, потом снова загрохотала цепочка - это Косой торопился закрыть дверь. Чердак, на котором он жил, казалось, простирался в бесконечность. До недавних пор его занимал один скульптор, чьей страстью было копировать самые разные части человеческого тела, только делал он их не в натуральную величину, а куда больше. Собравшись съехать, скульптор решил оставить в квартире кое-что из своих самых ранних работ. И теперь прихожую загромождали чудовищных размеров носы самой разной формы - крючковатые, приплюснутые, прямые, плоские, как утиный клюв, изогнутые, сломанные, как у боксера, носы картошкой и кнопкой. Связки носов свешивались с потолка и гроздьями украшали стены, на пьедесталах тут и там красовались исполинские переносицы, а в пластиковых коробках на полу раздувались огромные ноздри. Пока они пробирались через завалы, у Бенни почему-то возникло странное и неприятное чувство, будто кто-то огромный дышит ему в шею. Он облегченно вздохнул, только когда они взобрались на самый верх. Здесь на металлическом столе, где Косой обычно резал клише, одиноко стоял его пресс. Напротив, в нише, образовавшейся в результате причудливого замысла архитектора, Косой поставил старый диван и колченогий столик. Посреди длинной полки на горячей плитке красовалась миска, вместо крышки накрытая чем-то, в чем Бенни с содроганием узнал еще один чудовищный нос.

- Это все, что осталось от того парня? - удивился Бенни. - Он что только носы и делал?

- Еще пупки, - с мрачным видом заявил Косой, - но их он забрал с собой, когда уехал, - и вдруг что-то вспомнил:

- Постой, один остался. В ванной висит.

- Господи помилуй, для чего они ему?!

- Понятия не имею. - Косой пожал плечами. - Может, надеялся в один прекрасный день сложить всю эту дребедень вместе, чтобы получился второй Колосс Родосский?!

Бенни с некоторым сомнением покосился в сторону огромного носа.

- Узнаешь его? - кивнул Косой, в сторону носа.

- Нет, - вздрогнул Бенни. - А чей он?

- Нюхалки. Знаешь его?

- Шутишь!

- Я серьезно. Явился раз сюда, да давай вынюхивать, что да как.., в общем, ты его знаешь. Уж такая у него привычка. А случилось это как раз перед тем, как тому парню пришло время съезжать и он носился как шальной, пакуя в коробки эти самые свои пупки. Взглянул он, значит, на Нюхалку, и его будто током шибануло. "Я обязан вылепить этот нос!" - заорал он. Ну вот, слово за слово, дал он, значит, Нюхалке пятерку, чтобы тот посидел на стуле с задранным кверху носом, - и Косой опять бросил задумчивый взгляд в сторону чудовищного органа обоняния, - так, значит, ты его сперва даже не признал?

- Еще бы.., такого-то размера, - пробормотал Бенни.

- Именно пропорции наполняют новым значением знакомые с детства предметы, - заявил Косой, все еще не в силах оторвать задумчивого взгляда от носа, - кофе хочешь?

- Чашечку выпью с удовольствием, - кивнул Бенни.

Подойдя к плитке, Косой поставил на нее чайник.

- У меня только растворимый. Ничего, ты не против?

- Ну что ты!

- Вот и славно. Так что тебя привело ко мне? - с интересом спросил Косой, облокачиваясь на колченогий столик.

- Мне нужно пятьдесят тысяч зеленых, - заявил Бенни.

- Большой заказ, - поцокал языком Косой. - А когда надо, скоро?

- Немедленно.

- Какими купюрами?

- Не важно. Не имеет значения. Но, думаю, лучше мелкими.

Обычно все они так и требуют.

- А кто клиент? - осведомился Косой.

- Честно говоря, я точно не знаю.

- Кто-то из наших друзей?

- М-м-м.., я бы так не сказал.

- Поскольку, если речь идет о ком-то из наших, я бы сделал скидку. В общем, ты понимаешь...

- А сколько ты обычно берешь за пятьдесят косых и к Тому же ,в мелких купюрах? - спросил Бенни.

- Одну десятую процента, - ответил Косой, - точнее, пятьдесят хрустов, - и замялся, - но это в зависимости от риска.

Если риск велик, то больше. - Он снова помолчал и вдруг спросил:

- А позволь поинтересоваться, для чего тебе вдруг понадобились деньги?

- Заплатить выкуп за похищенного ребенка.

- 0-хо-хо, - закряхтел Косой. - Это кого ж похитили, интересно знать?

- Сына Кармине Гануччи.

У Косого с хрустом отвалилась челюсть.

- Во-во, - многозначительно подмигнул Бенни.

- Сына Кармине?! - едва шевеля губами, пролепетал Косой.

- Точно.

- Господи, да какому ненормальному это понадобилось?! Он что, самоубийца?!

- Говоришь, ненормальному? - задумчиво произнес Бенни.

Вскочив с дивана, он принялся расхаживать из угла в угол. - Сам Гануччи сейчас в Италии, слава тебе Господи хоть за это! И если удастся вернуть мальчика прежде, чем он пронюхает об этом...

- Бенни, будь я проклят, если решусь вмешиваться во что-то, что имеет хоть самое отдаленное отношение к мальчишке Гануччи!

- Но ты уже вмешался! - жестко заявил Бенни.

- Вмешался? Я?! Это как?!

- Ты уже слышал, что я сказал. А мне сегодня утром позвонила Нэнни...

- Нэнни? Вот оно что! - протянул Косой.

- Да, Нэнни. Она рассказала мне, и вот как я попал в эту историю. А теперь пришел к тебе, и, следовательно, ты тоже теперь с нами заодно. И если, не дай Господи, что-то случится с сыном Гануччи...

- Господи помилуй! - возопил Косой, округлив свой вечно таращившийся в небеса глаз.

- ..тогда любой из тех, кто замешан в этом деле, горько пожалеет, что вообще услышал о нем. Можешь мне поверить.

- Я так уже жалею, - проворчал Косой.

- Точно. Да и я тоже, - подхватил Бенни, - но в этом и есть, так сказать, ирония судьбы.

- Это как же?

- Ну, это когда человек вроде тебя, который, кажется, никак с этим не связан, и вдруг на тебе - оказывается, увяз в этом деле по самое это самое! И если такое, упаси Господи, дойдет до кого-нибудь наверху...

- Боже упаси! - опять округлив глаз, взвизгнул Косой.

- Так что, сам понимаешь, надо поворачиваться да вернуть его парнишку домой. И молиться, чтобы все закончилось, пока сам папаша в отъезде. А иначе просто не знаю...

- Само собой, Бенни. Деньги будут ждать тебя завтра, в это самое время.

- Вот и хорошо. Задаток нужен?

- Только не от такого старого приятеля, как ты.

- Ага, - Бенни кивнул и уже светским тоном поинтересовался:

- А над чем ты последнее время работал?

- Делал долларовые купюры, - ответил Косой. - Возни с ними немного, но чтобы напечатать, уходит чертова бездна времени. А последнее мое творение видел, Бенни?

- Нет, не пришлось, - покачал головой Бенни. - А если честно, то и вообще ни одного не видел. Но с радостью бы посмотрел, если не возражаешь..

- Я как раз печатал, когда ты пришел, - кивнул Косой и направился к прессу. - Сейчас покажу. А потом будем пить кофе. - Осторожно, двумя пальцами он снял с валика еще влажную долларовую купюру. - Мокрая еще, досадливо поморщился он, - так что, гляди, осторожнее. - В глазах его сверкала гордость истинного творца, он протянул банкнот Бенни. - Только взгляни, - самодовольно усмехнулся он.

Бенни посмотрел на влажный банкнот. Выглядел он как настоящий. Поморгав, он снова взглянул на него, на этот раз внимательнее. И ему вдруг почему-то сразу расхотелось кофе. На Бенни будто снизошло прозрение, он понял, что вызволить у бандитов мальчишку Гануччи будет куда более сложно, чем он полагал вначале, рассчитывая просто привезти пятьдесят тысяч фальшивых банкнотов и забрать Льюиса. Он ведь почти ничего не знал об этих ненормальных. Ужас приковал его к месту, и Бенни застыл, тупо разглядывая на влажном еще банкноте портрет генерала Джорджа Вашингтона.

- Ну, и что ты о нем думаешь? - пыжась от гордости, спросил Косой.

- М-м-м... - промычал Бенни, - слушай, а тебе не; кажется, что он у тебя слегка того? Немного косит?..

- Честно? - изумился Косой и поднес к глазам банкнот. - А ну-ка, покажи...

Глава 6

НЮХАЛКА

Во вторник с утра пораньше Нэнни отправилась повидать Нюхалку Делаторе, питая в душе слабую надежду, что, может, юн слышал, кто похитил маленького Льюиса. Конечно, надежды на это было мало, поскольку похищение произошло совсем недавно и вряд ли кто успел уже рассказать об этом Нюхалке.

Но Нэнни, в жутком отчаянии, готова была ухватиться за любую соломинку. Звонок от Бенни Нэпкинса прошлым вечером развеял ее последние иллюзии насчет этого дела. Оказалось, что раздобыть в этом городе фальшивые купюры, да еще в таком количестве, вовсе не так просто, как они рассчитывали. Бенни сказал, что ему придется заняться другим делом, а с нее взял обещание немедленно дать ему знать, как только вымогатель позвонит и скажет, куда и когда доставить деньги. Она и понятия не имела, что это за другое дело, а Бенни ей не сказал.

Честно говоря, Нэнни уже потихоньку начинала жалеть, что вообще связалась с ним.

Вскоре она уже жалела и о том, что пошла к Нюхалке Делаторе. Разговаривать с подобным типом было делом нелегким. Да и потом ее не раз предупреждали - упаси Бог забыться и наговорить лишнего, рассказывая о чем-то такому человеку, как Нюхалка, если, конечно, она не хочет, чтобы все это в виде рапорта прямехонько попало на стол начальника полиции. Нэнни с самого начала твердо настроилась не говорить ему больше, чем необходимо.

Но она не учла, с кем имеет дело. Нюхалка, считавший благородное занятие добывания информации не только делом чести, но и призванием, решил вытянуть из Нэнни все, что та знала.

Итак, они вдвоем сидели на залитой солнцем скамейке в парке Плаза, рассеянно поглядывая на сплошной поток машин, двигавшийся через Ист-Ривер, и разговаривали. Если бы кто-нибудь мог подслушать их разговор, ему бы показалось, что эти двое, так сказать, ходят вокруг да около.

- Так объясни, Бога ради, для чего я тебе понадобился, - сказал Нюхалка.

- Хотела узнать, может, ты что-нибудь слышал, - ответила Нэнни.

- О чем? - удивился Нюхалка.

- Ну.., обо всем.

- М-да.., ну что ж, слышал кое-что кое о чем, - протянул Нюхалка, что было откровенным враньем, поскольку он вообще не понимал, о чем это она. Только не знаю, что именно тебя интересует.

- Я не могу сказать, что меня интересует, до тех пор, пока не узнаю, что ты знаешь, - несколько туманно объяснила Нэнни.

- Угу, - протянул Нюхалка. - Понятно. Но как мне знать, что именно ты хочешь знать, если я не знаю, что ты знаешь?

Нэнни уставилась вдаль, на реку, туда, где тяжело груженная угольная баржа натужно пыхтела от напряжения, выплевывая огромные клубы дыма прямо в нежно синеющее небо. Она вдруг вспомнила родную Темзу и с тоской подумала, какой ничем не омраченной, простой и бесхитростной была когда-то ее жизнь.

В те времена она жила в Мэйфере. Может быть, положение у нее было не столь блестящее, как теперь, в "Кленах", но тогда ей, по крайней мере, не приходилось иметь дело с такими типами, как Нюхалка.

- То, что меня интересует, - наконец после секундного колебания произнесла Нэнни, - касается одного преступления.

- Какого преступления? - насторожился Нюхалка.

- А о каких именно преступлениях тебе известно?

- А какие именно тебя интересуют?

- Любые, о которых ты что-нибудь знаешь.

- А я знаю о многих.

- О каких именно?

- Сначала скажи, какие тебя интересуют.

- Любые, о которых тебе хоть что-то известно.

- М-м-м, в конце концов, в этом городе совершается немало преступлений, - промямлил Нюхалка, - раз ты здесь, значит, тебе известно, что я как раз и есть тот самый человек, которому положено знать о каждом из них. Так что если ты имеешь в виду что-то конкретное, какое-то определенное преступление, о котором хочешь разузнать поподробнее, то скажи, что именно тебя интересует. А уж я покопаюсь в кладовой своей памяти и вытащу именно то, что надо. Так о каком преступлении идет речь?

- А почему бы тебе не покопаться в кладовой своей памяти вслух? предложила Нэнни. - И когда ты дойдешь до того, что мне надо, я так и скажу.

- Нэнни, ты такая милая девушка, настоящая леди, - процедил сквозь зубы Нюхалка, - но ты даром тратишь мое время.

Или мы с тобой придем к какому-то согла...

- Есть у тебя сведения о каком-то преступлении, которое было совершено совсем недавно, скажем, в течение последних двух дней?

- То есть вчера?

- Да, вчера или позавчера.

- Позавчера? То есть ты хочешь сказать, во вторник?

- Именно.

- То есть, если я правильно понял, тебя интересует преступление, совершенное во вторник?

- Да.

- Утром или вечером?

- Вечером.

- Очень хорошо, - удовлетворенно кивнул он, - это уже кое-что. Осталось еще немного сузить круг наших поисков, и мы у цели. Преступление серьезное или так себе, не очень?

- Серьезное.

- Серьезнее, чем, скажем, обычное нарушение?

- Да.

- Серьезнее, чем преступление категории А?

- Да.

- Стало быть, если я тебя правильно понял, речь идет о тяжком уголовном преступлении?

- Да.

- Очень хорошо, - кивнул Нюхалка. - Теперь мне бы хотелось, чтобы ты ясно поняла одну очень важную вещь: есть преступления и преступления. То, о котором идет речь, тяжкое или не очень?

- Тяжкое.

- Тогда ответь мне на такой вопрос: то, о чем мы говорим, карается лишением свободы на срок более двадцати лет или менее?

- Думаю, более.

- Понятно. Иначе говоря, мы можем смело исключить такие преступления, как вооруженное нападение, подлог и кража в особо крупных размерах. Если основываться на твоих словах, то все это тяжким уголовным преступлением не считается.

- Да.

- Стало быть, то, о чем идет речь, либо вооруженное ограбление, либо поджог, либо убийство, либо и то и другое вместе.

Или что-то вроде этого.

- Да.

- Так, пошли дальше. Преступление, о котором идет речь, относится к одной из перечисленных мной категорий?

- Нет.

- Ясно. Тогда в связи с этим позволь задать тебе один вопрос, попросил Нюхалка.

- Конечно.

- Ты ведь уже несколько лет служишь в доме мистера Гануччи. Почему бы тебе не обратиться прямо к нему, раз тебе так уж до смерти хочется разузнать об этом преступлении?

- Мистер Гануччи сейчас в Италии.

- Позвони ему, - предложил Нюхалка.

- Не хочу прерывать его отдых. Ему это не понравится.

- Ну и зря! Уверен, он был бы только рад помочь тебе докопаться...

- Не уверена, что он был бы так уж рад, - перебила его Нэнни.

Нюхалка впился изучающим взглядом в ее лицо. И вдруг глаза его подозрительно сузились.

- Похоже, это что-то такое, - прошипел он, - о чем мистеру Гануччи лучше вообще не знать? Я угадал?

- О чем это ты?

- Например, о преступлении, совершенном кем-то из его людей, особенно если этот человек из тех, с кем мистер Гануччи связан тесными деловыми отношениями.., да еще совершенном без его санкции, либо так, что ему об этом вообще ничего не было известно. Может, это что-то такое, что вызвало бы его крайнее раздражение, случись ему узнать о нем.

- Нет, - покачала головой Нэнни.

- Нет? Значит, я ошибся? - разочарованно протянул Нюхалка.

- Нет.

Стащив с головы шляпу, Нюхалка растерянно почесал в затылке.

- Черт, ну и задала ты мне задачку! - пробурчал он.

- Так, значит, ты ничего не слышал?

- Во всяком случае, ничего похожего на то, о чем мы сейчас с тобой говорили.

- Думаю, мы с тобой поняли друг друга, - сказала Нэнни.

- Придется поразнюхать, что к чему, - задумчиво сказал Нюхалка.

- Стало быть, пока говорить не о чем, - подытожила Нэнни.

- Пока да. Попытаюсь что-нибудь разузнать.

- Спасибо. - Нэнни встала. Одернув юбку, она повернулась к нему:

- До свидания, мистер Делаторе, - и быстрыми шагами направилась в сторону Первой авеню.

Провожая девушку задумчивым взглядом, Нюхалка чертыхнулся про себя, пытаясь понять, о чем они, собственно, говорили все это время.

Глава 7

ГАРБУГЛИ

Но уже к половине двенадцатого Нюхалка и думать забыл обо всей этой истории и о Нэнни в том числе. У него на уме были куда более важные дела. А более важными, чем какое-то гипотетическое преступление, были (соответственно): его бывшая жена Роксана (сучка паршивая), человек из Амарилло, штат Техас, работающий сейчас самым обычным зазывалой на Бродвее, и несусветные алименты, которые по-прежнему пыталась выманить у него бывшая жена - и это несмотря на то, что давным-давно жила с тем мерзким типом из Техаса, который не стеснялся курить собственноручно скрученные сигареты!

- Где же тут справедливость?! - возопил Нюхалка. - Мистер Гарбугли! Платить этой шлюхе, которая Бог знает сколько времени уже согревает постель другому?!

- Согласен, справедливостью тут и не пахнет. Но закон есть закон, возразил Вито Гарбугли.

Он был очень занятым человеком и ни за что на свете не согласился бы уделить какому-то Нюхалке хотя бы минуту своего драгоценного времени (да и кто бы согласился?!), если бы не звонок из полицейского управления. Звонил лейтенант Александер Боццарис, в прошлом не раз оказывавший ему разного рода услуги и попросивший сейчас оказать ответную услугу "одному из особо доверенных консультантов полицейского управления".

Поговорив с лейтенантом, Гарбугли прошел по коридору в соседнюю комнату, где был кабинет его партнера Аззекки, чтобы спросить, известен ли ему человек по имени Фрэнк Делаторе.

- Так это небось Нюхалка Делаторе! - воскликнул Аззекка. - А тебе зачем? - Естественно, пришлось во всех подробностях рассказать про звонок из полиции. Аззекка, выслушав до конца, возмущенно покачал головой:

- Крыса он, этот самый Делаторе!

Надо было отказаться, вот и все!

Ничего не оставалось, как напомнить взбеленившемуся Аззекке, что как-то раз Джо Дириджере, директор страховой компании, пожертвовал семь тысяч четыреста долларов на столь любимую Боццарисом благотворительность, за что тому пришлось отдать приказ выпустить на свободу всех, кого задержали во время ночного полицейского рейда. "Какая к черту услуга", - считал здравомыслящий Гарбугли, и Аззекке пришлось с ним согласиться. Ты - мне, я тебе, обычная коммерческая сделка! Слава Богу, вздохнул он, что этот Нюхалка, хоть и крыса, так по крайней мере не самая опасная. К этому выводу, правда, он пришел нескоро, предварительно убедившись, что их новый клиент не сказал ничего такого, что могло бы заинтересовать полицию.

Услышав, что его так напугало, Гарбугли равнодушно пожал плечами:

- Он пришел просто посоветоваться относительно алиментов для бывшей жены. Вот и все.

Да и потом, признался он, по сути дела все десять минут Нюхалка не переставая горько сетовал на легкомыслие бывшей супруги, положившей глаз на этого зазывалу, при этом заламывал руки да мученически заводил глаза, время от времени вскрикивая: "Разве это справедливо?! Мистер Гарбугли?!"

- Все то время, пока ваша бывшая супруга официально считается незамужней, - объяснил Гарбугли совсем сникшему Нюхалке, - она будет иметь право претендовать на алименты.

- Но она же живет с этим громилой-техасцем! - негодующе завопил Нюхалка.

- Да Бога ради! Хоть со всеми семью гномами разом! - пожал плечами Гарбугли. - Все равно вам придется платить.

- Платить я не буду, - заупрямился Нюхалка.

- В этом случае она пошлет вам вызов в суд, а потом вы попадете за решетку. И пока вы будете любоваться небом в крупную клетку, ваша бывшая женушка продолжит наслаждаться жизнью с этим парнем! Хотите услышать мой совет? Заплатите!

- Но это несправедливо! - возопил Нюхалка.

- Мой добрый друг, - вздохнул Гарбугли, - в наше печальное время в том мире, в котором, увы, мы с вами живем, существует много.., очень много несправедливостей! Но что делать?

Нам всем приходится нести свой тяжкий крест.

- Мистер Гарбугли... - вдруг начал Нюхалка.

- Да?..

И в эту минуту раздалась пронзительная трель, телефонного звонка.

- Простите, - пробормотал Гарбугли, поднимая трубку. - Вито Гарбугли слушает, - сказал он. - Что? О, конечно, я буду, Марио! - Бросив трубку, он вскочил со стула и проворно выбежал из-за стола. - Мой партнер. Простите, я на минутку. Сейчас вернусь, - пробормотал Гарбугли на ходу.

Дверь, отделявшая его кабинет от кабинета Аззекки, с шумом захлопнулась. Нюхалка тяжело вздохнул и поудобнее устроился в кожаном кресле, с тоской размышляя о том, сколь много несправедливостей в этом мире. Так прошло не меньше пяти минут. Он уже начал было подумывать, что Гарбугли и вовсе не намерен возвращаться - само собой, это стало бы еще одной несправедливостью, от которых не застрахован никто! Но тут дверь широко распахнулась, и длинноногое, очаровательное рыжеволосое создание в коротюсенькой кремовой юбке и зеленой блузке проскользнуло в кабинет, промаршировало прямо к письменному столу Гарбугли, уронило на него сложенный вчетверо желтый листок, кокетливо вильнуло кругленьким задом, улыбнулось оцепеневшему Нюхалке и направилось к двери. Хлопнула дверь, и в кабинете воцарилась тишина.

Нюхалка встал и подошел к окну. Там, далеко внизу, честные люди вроде него самого весело и беззаботно торопились по своим делам. Им не надо было портить себе кровь, платить алименты наглой шлюхе, которая не считает зазорным ложиться в постель с верзилой-техасцем, без конца дымящим собственноручно свернутыми сигаретами. Он вдруг хмыкнул. Подумать только семеро гномов! А у этого адвоката с чувством юмора все в порядке! Нюхалка покосился в сторону желтой бумажки, оставленной секретаршей на столе Гарбугли. Похоже на телеграмму, вдруг подумал он. И, движимый исключительно самым невинным любопытством, сунул в нее нос.

"Телеграмма

Вестерн Юнион

АЗЗГАР (Аззекка & Гарбугли)

Очень важно и срочно - немедленно переведите пятьдесят к субботе 21 августа уведомлением

Кармине Гануччи".

Ну конечно, горько усмехнулся Нюхалка, Гануччи даже на отдыхе рассылает телеграммы по всему свету, и его мальчики срываются с места как ошпаренные, тогда как горемыкам вроде меня приходится платить бешеные деньги женщине, которую я вряд ли еще увижу. Господи ты Боже мой, неужели я был женат на ней целых шестнадцать месяцев?! Он снова уселся в кожаное кресло. За окном монотонно и приглушенно жужжал кондиционер. Прождав еще немного, он неожиданно для себя задремал.

Когда запыхавшийся Гарбугли наконец вернулся в кабинет, то первое, что он услышал, был храп его клиента. На столе он обнаружил телеграмму от Гануччи. Быстро сунув ее в карман, он нетерпеливо потряс храпевшего Нюхалку за плечо и, дождавшись, пока тот проснется, спросил, хочет ли он обсудить с ним еще что-нибудь. Нюхалка не сразу пришел в себя. Вначале ему показалось, что он снова в Чикаго и ему снова пришлось пережить несколько самых страшных минут в своей жизни, когда его разбудили посреди ночи, чтобы спросить, почему у него такой большой рот. Он тогда еще возмутился: "У кого это большой рот?" И чей-то голос в темноте рявкнул: "У тебя!

У кого же еще!" - "Да пошел ты! С чего ты взял?" - ответил тогда Нюхалка. Поморгав, он наконец сообразил, где находится, уверил Гарбугли, что выяснил все, что хотел (умолчав, само собой, что не собирается платить ни цента дрянной шлюхе), еще раз с жаром поблагодарил адвоката за совет и откланялся.

Внизу, у столика, за которым восседала очаровательная рыжеволосая красотка, которой он уже имел счастье раз полюбоваться, он прикурил сигарету, подмигнул и вышел на улицу.

День обещал быть жарким.

Интересно, а как сейчас в Италии? - подумал он. Тоже, наверное, жарковато. А может, и нет. Что это за пятьдесят, которые Кармине Гануччи просит перевести, и почему это так важно и срочно? Пятьдесят чего? Ведь не долларов же, в самом деле? В этом он был абсолютно уверен. Да вся телеграмма небось обошлась ему раз в десять дороже. Особенно срочная, да еще из Италии. Может, имеется в виду пятьдесят тысяч? И почему тогда так важно, чтобы Кармине Гануччи получил эти пятьдесят тысяч именно к субботе? Это ведь чертова пропасть денег! В конце концов, пятьдесят кусков в канаве не валяются.

И к тому же.., и к тому же гувернантка, пользующаяся доверием Гануччи, тоже ведь не приходит к нему каждый день и не цепляется, как репей, выспрашивая про все тяжкие преступления, совершенные во вторник вечером.

Длинный нос Нюхалки, зашевелился, учуяв запах жареного.

.То же самое восхитительное чувство он испытывал в незабываемый день 14 февраля. Дело было в 1929 году в Чикаго. Он тогда едва удержался, чтобы не пуститься в пляс прямо на Уоллстрит. Да, тогда в воздухе тоже пахло жареным, еще как пахло!

Да и сейчас Нюхалка прекрасно знал, кто отдаст все на свете, лишь бы услышать об этом!

И если бы не финансовые затруднения, он непременно взял бы такси, чтобы добраться до Антуана.

***

А над его головой, в адвокатской конторе, Марио Аззекка и Вито Гарбугли пытались разобраться, что же все-таки происходит. Вернее, разобраться пытался один Аззекка, а Вито Гарбугли в основном слушал. Свидетельницей Аззекки была Мария Пупаттола, длинноногая, рыжеволосая секретарша, которая и принесла телеграмму в офис его партнера, чтобы просто оставить ее на столе. Мария испуганно приоткрыла рот, слегка ошеломленная градом вопросов, которыми забросал ее Аззекка. Ко всему прочему у бедняжки как раз были "критические дни".

- Так он спал, когда вы вошли? - спрашивал Аззекка.

- Угу.., а вообще я не помню, - заикаясь, ответила Мария>

- Так попробуйте вспомнить! - заорал он. - Так спал он или нет, когда вы вошли? Вот в этом самом кресле?!

- Ну, ну, советник, - примирительным тоном протянул Гарбугли.

- Я не помню, - промямлила Мария, отлично между тем помнившая, что Нюхалка не спал. Да и с чего бы она стала ему улыбаться?! У нее вовсе не было привычки улыбаться людям, которые спят!

- Глаза у него были закрыты?

- Может быть.

- Так были они закрыты или же открыты, черт вас возьми?!

- Иногда, - глубокомысленно изрекла Мария, - у кого-то глаза закрыты, а он вовсе и не спит.

- Так у него они были закрыты или открыты?!

- Похоже, закрыты, - промямлила она. Чистейшая ложь - еще как открыты, особенно когда он перехватил на лету посланную ему улыбку.

- Стало быть, вы уверены, что он спал?

- Может быть, и спал, - неуверенно ответила она, - ох, ей-богу, не знаю.

- Как вам кажется, Мария, он мог прочесть эту телеграмму?

- Ей-богу, не знаю, - пробормотала Мария, - да и с чего бы он стал ее читать?

- Да потому что вы оставили ее на столе прямо у него перед носом! А он был один в кабинете черт знает сколько времени!

- Тише, тише, советник, - пробормотал Гарбугли.

- Мог ли он прочесть ее? - недоумевающе протянула Мария. - Вы имеете в виду, если бы он спал?!

- Так он все-таки спал?! Или нет?!

- Он определенно спал, - пробормотала она - Так вы уверены в этом?

- Ну, я же вижу, спит человек или нет, верно? - Она вздернула брови.

- Спасибо, Мария, - сказал Гарбугли.

- Не за что, - ответила она, подарив ему такую же сияющую улыбку, как незадолго до этого Нюхалке, и отправилась к себе.

- Ну и что ты думаешь? - поинтересовался Гарбугли.

- Уверен, что девчонка врет, как нанятая. Будь я проклят, если он спал, и будь я трижды проклят, если Нюхалка не сунул в нее свой длинный нос, проворчал Аззекка.

- Во-во, - мрачно кивнул Гарбугли. - Слушай, может быть, позвонить Нонаке и попросить его проследить за нашим приятелем Делаторе?

- От Нонаки меня просто в дрожь бросает, - признался Аззекка. - Ладно, об этом после. Так что делать с деньгами, которые вдруг позарез понадобились Гануччи?

- Послать, - пожал плечами Гарбугли.

- Интересно, для чего ему вдруг понадобилось столько денег и при этом непременно к субботе?

- Не знаю, - вздохнул Гарбугли. - Но если уж он решился дать телеграмму с Капри, стало быть, дело срочнее срочного...

- Если это он послал телеграмму, - с некоторой долей сомнения в голосе протянул Аззекка.

- Подписано Кармине Гануччи, советник.

- Это же не его подпись, - махнул рукой Аззекка. - Просто листок бумаги, который мог послать кто угодно и подписаться "Кармине Гануччи". Господи, да я сам знаю полсотни таких, кто мог устроить такую штуку! Даже в полиции, черт возьми!

- Полиции Неаполя, ты имеешь в виду?

- А почему бы и нет?!

- Да потому что полиция Неаполя по-итальянски-то с трудом пишет, а уж по-английски!..

- Бог с ней, с полицией! Я просто хотел сказать, что все это запросто может оказаться обычной западней.

- Какой еще западней?

- А мне откуда знать? Знай я об этом заранее, уж, наверное, не полез бы в нее.

Гарбугли пожал плечами:

- Может, Гануччи просто решил сделать Стелле подарок... купить какую-то побрякушку?

- Стелле?! - поразился Аззекка.

- Ты ее недооцениваешь, а зря, - ответил Гарбугли. - Сиськи у нее что надо!

- Тут ты прав, - причмокнул Аззекка, - с удовольствием бы и сам за них подержался! Да только прежде бы подумал, стоят ли они по двадцать пять кусков за штуку!

- Ладно, думаю, в любом случае нам ничего не грозит, - пробормотал Гарбугли. - Предположим, мы переведем ему деньги, а телеграмму сохраним.., на всякий случай. Если что не так - вот она, можете полюбоваться сами, и подпись его имеется.

- Но, предположим, послал ее все-таки не он. Что тогда?

- А нам-то что? С нас взятки гладки.

- И все равно я бы сначала проверил.

- А время? Сегодня уже четверг, а он требует, чтобы деньги были у него не позже субботы. Послать ему телеграмму? Так сколько времени пройдет, пока она попадет к нему в руки? Да ему еще к тому же придется телеграфировать ответ. Да еще надо где-то найти эти деньги...

- С этим проблем нет - в сейфе в Даунтауне лежит куда больше, чем пятьдесят тысяч, только налом.

- Надо еще провести эту сумму через Поли Секундо.

- Да это в любом случае пришлось бы сделать.

- Так что ты предлагаешь?

- Думаю, стоит все-таки дать Гануччи телеграмму в "Квисисану", пусть подтвердит, что та телеграмма от него. Если это так, то все в порядке, а если он ее не посылал, так, черт возьми, он сам помчится сломя голову выяснять, что нам надо.

- Точно. Ну что ж, советник, давайте составлять телеграмму, - кивнул Гарбугли.

***

Пробираясь узкими улочками в Антаун, Лютер Паттерсон мысленно составлял новое послание Гануччи.

Вчера, разговаривая по телефону с гувернанткой Гануччи, которая произвела на него на редкость приятное впечатление (этот изысканный акцент, и такая выдержанная - настоящая леди), он пообещал, что сегодня около пяти вечера позвонит еще раз - сообщить, куда и когда доставить деньги. И вот теперь, усевшись наконец за свой письменный стол, притулившийся в углу заваленной книгами гостиной, он вставил лист бумаги в пишущую машинку и задумался. Если и был на свете человек, на которого он смог бы положиться в подобную минуту, так это лишь Джон Симон. А если в мире их двое, то вторым был Мартин Левин. Имея таких советчиков, человек не нуждается в ком-то еще. Лютер Паттерсон верил в них всем сердцем. И если случалось так, что Муза вдруг оставляла его, то один из этих титанов (а то и оба сразу) приходил ему на помощь.

Лютер бросил взгляд на электронные часы, стоявшие перед ним на столе. Слава Богу, что японцы наконец стали выпускать электронные часы, на которых вместо проклятых стрелок мерцали цифры - Лютер до сих пор чувствовал свою беспомощность перед обычными часами. Обычно он объяснял это тем, что в детстве часто намеренно путал время, чтобы позлить сестру. Когда они были совсем маленькими, Лютер мог из чистой вредности сказать, к примеру, что на часах без пятнадцати пять (ха-ха!), когда на самом деле было почти половина девятого, и все только лишь для того, чтобы позлить эту маленькую паршивку, которая почему-то никогда не путала время и с самого раннего детства прекрасно управлялась с висевшими в их комнате часами в виде огромного Микки Мауса. Бог знает почему, но плутовка никогда не ошибалась, и Лютера невероятно это бесило. С тех пор минуло немало лет, и былая детская ненависть к сестре давно исчезла. Правда, уверенно пользоваться часами Лютер так и не научился. Поэтому-то он был просто счастлив, когда наконец появились электронные, с такими привычными и понятными цифрами, мигающими на табло.

Он вздохнул и водрузил на нос очки, без которых уже не мог обходиться.

Время... 1.56.

- Джон, - громко произнес Лютер, - Мартин, нам с вами надо написать очень важное письмо.

Он еще пока не решил, каким образом доставит это второе письмо. Не исключено, что прислуга Гануччи уже сообщила в полицию и копы не спускают с дома глаз, хотя.., хотя та обаятельная девушка, которая сказала, что она гувернантка мальчика, клялась и божилась, что не делала этого. Само собой, он ей не верил. Но с другой стороны, пока что все было тихо: ни шума в газетах, ни объявлений по радио, ни телевизионных репортажей, которые неминуемо появились бы, если бы стало известно о похищении ребенка. А может, решил он, ему повезло и он настолько запугал эту безмозглую девчонку вместе с ее хозяином, этим почтенным торговцем безалкогольными напитками, что они и пикнуть боятся, поэтому предпочитают молчать. Да, скорее всего, сам Гануччи потребовал, чтобы все хранили тайну до тех пор, пока ему не вернут мальчика.

Но почему же тогда гувернантка продолжала твердить, что Гануччи в Италии? Или это все-таки правда? А вдруг они стараются тянуть время, вот и решили сказать, что его нет? Ладно, решил он, в конце концов, это уже не так важно. Лютер нисколько не сомневался, что, будь у него собственный сын и попади он в руки бандитов, которые отказываются вернуть его без выкупа, уж он бы вернулся домой откуда угодно, хоть с Северного полюса, не то что из какой-то Италии. Так что он нисколько не сомневался, что, даже если Гануччи и отдыхает где-то там на Капри, сейчас-то уж наверняка он примчался домой. Небось, злорадно размышлял Лютер, уже слазил в свою кубышку, собирает наличные, пятьдесят кусков. Одна мысль о том, какой переполох царит, наверное, в роскошном дворе удалившегося от дел миллионера, заставила его улыбнуться. И в то же время его охватила странная печаль. Вот уже почти четырнадцать лет, как он женат на Иде, и у них нет детей.., нет вообще никого, кроме старого пекинеса, которого они завели еще в 1969 году. И сейчас Ида тряслась над мальчишкой Гануччи, будто это ее собственный сын, требовала, чтобы на ночь ему оставляли свет, каждое утро пекла для него оладьи с черничным джемом (Лютер считал, что они совершенно несъедобные, и в рот их не брал, и поэтому был страшно удивлен, увидев, с каким аппетитом уплетает их Льюис), а кроме того, то и дело таскала молоко и пакетики снэков в заднюю комнату, где был заперт мальчишка. Отсутствие детей заставило Лютера вспомнить его любимое место в одном из эссе Джона Симона. Вот и сейчас он снял с полки альбом "Избранных трудов", привычно открыл его на странице, замусоленной от того, что ее бесконечно читали и перечитывали, и в который раз прочел так полюбившиеся ему строки:

"Рассказ или поэма, которым явно не хватает длины, должны выигрывать за счет другого - глубины, возвышенности.., следует делать основной упор на внутренние взаимоотношения, пользоваться такими приемами, как повторы и эзопов язык, использовать любой способ заполнить пространство между строчками.

Надо заставить повествование закручиваться вокруг себя - только так можно добиться необходимой содержательности".

Лютер украдкой смахнул со щеки непрошеную слезу.

Только так и можно работать! Даже если создаешь будущий шедевр, что может быть сложнее первоначального, чернового наброска? Ведь со временем именно ему суждено будет служить краеугольным камнем будущего великолепного творения! И кто лучше гениального Джона Симона понимал всю важность такой работы?

Воодушевленный тем, что он только что прочитал, уверенный, что ему самому никогда в жизни не удастся создать что-либо подобное, и тем не менее жаждущий хотя бы попробовать, Лютер вернул альбом на прежнее место и снова сел за стол. Он уже готов был приступить к сочинению второго угрожающего письма насчет выкупа, когда вдруг в его мозгу молнией сверкнула потрясающая идея. Ринувшись обратно к книжным полкам, он сгреб "Избранные труды" свои кумиров, любовно прижал их к животу и устремился к столу, прихватив по пути ножницы и клеящий карандаш.

***

Если и было в мире что-то более сложное, чем составить срочную телеграмму в Италию по двадцать шесть с половиной центов за слово, то ни Аззекка, ни Гарбугли об этом не имели ни малейшего понятия. Они проклинали все на свете - чтобы написать один лишь адрес, понадобилось целых пять слов!

- Сколько уже получилось слов? - спросил Гарбугли Аззекку, сражавшегося с пишущей машинкой. Тот со вздохом опустил руки на клавиши.

- Пять, - ответил он.

- Двадцать шесть с половиной центов за слово - да ведь это же форменный грабеж! - проворчал Гарбугли.

- Ладно, тогда давай писать покороче, - не стал спорить Аззекка. - Так даже лучше. Если это сам Гануччи послал телеграмму, то ему не слишком-то понравится, что мы с тобой швыряем деньги на ветер. И все только ради того, чтобы убедиться, что это он и есть.

- Правильно, советник, - кивнул Гарбугли.

- Послушай, как это звучит, - перебил его Аззекка. - "Посылали ли вы телеграмму? Аззекка - Гарбугли".

- Как-то немного безлично, тебе не кажется?

- Да. Зато кратко.

- Во-во! К тому же из нее непонятно, получили ли мы ее или нет. Может, Гануччи телеграфировал кому-то еще, сестре, например? И что тогда? Предположим, мы с тобой получим ответ: "Конечно посылал". Поди догадайся, какую именно он имеет в виду. Ведь это вовсе не будет означать, что ту прислал именно он!

- Да, я понимаю, что ты имеешь в виду, - кивнул Аззекка. - А как тебе это: "Посылали вы сюда телеграмму, которую мы получили?"

- Нет, лучше вот как: "Посылали ли вы нам сюда телеграмму?"

- Да, это короче, - обрадовался Аззекка, - а вот это: "Это телеграмма сюда - ваша?" Здорово, верно? Совсем коротко!

- Да, только для чего непременно повторять, что эта самая телеграмма сюда?

- Погоди минутку, - попросил Аззекка, - по-моему, я придумал, - и застучал по клавишам машинки.

Гарбугли, расстегнув пиджак, подставил солнцу Фи-Бета-Каппа ключ, который получил, еще когда учился в городском колледже. Как-то раз в этом самом кабинете Кармине Гануччи спросил его:

- Что это еще за чертовщина такая?

- Как же, это мой Фи-Бета ключ, - с немалой гордостью ответил он.

- Вот как? - только и сказал тогда Гануччи.

- Да, конечно.

- И что он означает? - поинтересовался шеф, на этот раз у Аззекки.

- Фи-Бета-Каппа.

- А это еще что такое?

- Общество. Попасть в него - большая честь.

- Итальянское, что ли?

Само собой, это случилось много лет назад, задолго до того, как в старом доме в Ларчмонте поселилась Нэнни для того, чтобы придать ему новый лоск. Теперь Гануччи уже, конечно, знал, что значит ключ Фи-Бета-Каппа. Совсем недавно он, словно в шутку, спросил Гарбугли, где ему удалось стянуть свой ключ, а в глазах его сверкала настоящая зависть - вне всякого сомнения, он многое бы отдал, лишь бы и у него был такой. Сложив пальцы на внушительном животе, Гарбугли с удовольствием любовался своим ключом, сверкавшим и переливавшимся в лучах солнца, заливавших золотом кабинет. За спиной слышался яростный стук клавиш - Аззекка печатал как одержимый. Так прошло секунд тридцать. Наконец стук резко оборвался. Аззекка шумно откинулся на спинку стула.

- Готово! - закричал он и выдернул листок из каретки.

- Ну-ка, ну-ка, посмотрим, - пробормотал Гарбугли.

Его партнер с гордым видом передал ему листок, на котором было напечатано следующее:

"Кармине Гануччи, отель "Квисисана", Капри, Италия Наша телеграмма ваша?

Аззекка, Тарбугли".

- Видишь, я даже додумался написать обе наши фамилии в одну, будто это одно слово, - гордо заявил Аззекка. - Сэкономил двадцать шесть с половиной центов! - Тут он осекся и посмотрел на партнера. Гарбугли пытливо перечитывал телеграмму. - Ну и что ты думаешь? - спросил Аззекка.

- Знаешь, давай-ка лучше позвоним ему по телефону, - предложил Гарбугли.

Глава 8

БОЦЦАРИС

Александер Боццарис не был проходимцем. Он был копом.

По его мнению, между этими понятиями существовала огромная разница. Только один-единственный раз в жизни ему случилось пострадать из-за того, что его приняли за другого, - когда он пытался изнасиловать собственную жену. Собственно говоря, это была шутка. Решив попугать ее, он раз вечером переоделся бродягой, неслышно прокрался в свой собственный дом (даже сейчас, вспомнив об этом, он порой улыбался) и набросился на собственную жену. Конечно, его тут же арестовали, а потом продержали почти три часа в полицейском участке Бронкса. И это несмотря на то, что он всем до единого показал свой полицейский значок, пригрозив при этом, что подаст на них жалобу, если его немедленно не освободят. Однако его жена поклялась, что никогда в жизни не видела этого ужасного человека, что он вломился к ней в спальню с криком "Изнасилование!", и это решило дело. Таким образом, им оставалось самим решать, кому верить: очаровательной молодой еврейке или какому-то ужасному извращенцу. И Боццарису пришлось сидеть под замком, пока в участке не появился капитан О'Рурк собственной персоной, знавший его в лицо. Он-то и подтвердил, что Боццарис действительно коп. Только тогда его неохотно отпустили на свободу.

Он как раз собирался взять трубку трезвонившего телефона, когда открылась дверь и в его кабинет вошел Нюхалка.

- Привет, Нюхалка, - буркнул он. Указав на стоявший возле стены стул с прямой спинкой, Боццарис потянулся к телефону. - Боццарис, - рявкнул он. Помолчав секунду, он проворчал:

- Ладно, погодите немного, сейчас возьму листок бумаги, - выдвинув верхний ящик письменного стола, он вытащил листок с надписью "Департамент полиции", придавил его поудобнее локтем, взял карандаш и буркнул в трубку:

- Слушаю!

Нюхалка уселся на стул, задумчиво уставился на свои ноги, скрестил их, полюбовался немного и вернул в прежнее положение. С тех пор как счастливая случайность позволила ему наткнуться на такую потрясающую новость, он мечтал только о том, как бы поскорее попасть в уборную. И сейчас с нетерпением дожидался, пока Боццарис закончит разговаривать по телефону.

- Хорошо, - произнес тот наконец. - Где? Да, понимаю, наш человек, тот, что в "Вестерн Юнион". Что? Ладно, ладно, просто прочитайте, что в этой телеграмме. Минутку, не так быстро, я записываю. Кому, вы говорите? Да, да, конечно! Я понял.

Давайте дальше.

Нюхалка закинул ногу на ногу.

- Правильно, - продолжал Боццарис. - С Капри, вот как?

И что там, в телеграмме?

Нюхалка скрестил ноги.

- "Очень важно и срочно, - повторил Боццарис, - немедленно переведите пятьдесят к субботе 21 августа уведомлением".

Нюхалка открыл было рот, быстро разнял ноги и невольно вытянулся вперед.

- А подпись? - спросил Боццарис.

- Кармине Гануччи, - быстро подсказал Нюхалка.

- Что? - удивленно переспросил Боццарис, не веря собственным ушам.

- Ничего, - буркнул тот и поспешно покинул кабинет.

- Эй, эй, погоди минутку! - завопил Боццарис вдогонку.

Поспешно буркнув в трубку: "Я перезвоню вам попозже!" - он выскочил из-за стола и устремился вслед за Нюхалкой. К счастью, тот не успел далеко уйти и Боццарису удалось перехватить его в комнате детективов, где его подчиненные, сочиняя рапорты, пыхтели каждый над своей пишущей машинкой.

Больше всего эта комната напоминала пустой картонный стаканчик из-под кофе. В 1919 году помещение полицейского управления решено было покрасить в цвет незрелого яблока.

С тех пор прошло немало лет, пару раз его перекрашивали, но зеленовато-бурый цвет стен оставался неизменным. И почему-то никому не приходило в голову, что под слоем въевшейся в него грязи этот цвет на редкость непривлекателен. Да и отпечатков самых разных пальцев на этих стенах было явно куда больше, чем в папках с делами, выпиравших во все стороны из шкафов с документами. Несколько кабинетов было обшито деревом. В других стены были металлическими, для контраста выкрашенными в темно-зеленый цвет. Стоит ли удивляться, что и письменные столы, за которыми сидели детективы, являли собой странное и причудливое сочетание исцарапанного дерева и облупившейся краски. Весь угол занимала огромная металлическая клетка для особо буйных задержанных, прекрасно гармонировавшая с общим унылым видом комнаты. К стене, примыкавшей к кабинету лейтенанта, была прикреплена доска, сплошь увешанная циркулярами, служебными записками и объявлениями; особое место между ними занимал красочный плакат, возвещавший начало ежегодного турнира по гольфу на первенство полицейского управления. Именно возле этой доски Боццарис и настиг Нюхалку. Крепко ухватив своего осведомителя за локоть, он заставил его остановиться.

- Что за спешка, парень? - проворчал он.

- Ну, - неуверенно протянул тот, - никакой спешки. Просто зашел, вот и все. Гляжу, а вы заняты по горло. Ну вот и ушел.

Что толку путаться под ногами?

- Я не занят, Нюхалка. Для тебя я всегда свободен, - ухмыльнувшись, возразил Боццарис. - Так рассказывай, для чего я тебе понадобился.

Искренность, звучавшая в его голосе, не была наигранной. Честно говоря, лейтенант Боццарис по-своему был даже привязан к Нюхалке, считая его чертовски полезным человеком, одним из лучших осведомителей, которыми могло похвастаться полицейское управление. К тому же уважение, которое он испытывал к этому человеку, имело довольно глубокие корни. Боццарис никогда не забывал, как в 1929 году в Чикаго именно Нюхалка додумался послать в полицейское управление открытку с поздравлением в День святого Валентина, а в ней, между прочим, сообщал нежно любимым представителям закона, что в гараже на Норт-Уэллс-стрит намечается крупная разборка. Он допустил только одну ошибку - кровавая перестрелка между гангстерами, о которой шла речь, произошла на Норт-Кларк. Но в конце концов, кто из нас не ошибается, верно? Так же, видимо, считали и чикагские копы. Желая вознаградить Нюхалку, немало удрученного тем, что допустил целых две ошибки, они решили устроить вечеринку с пивом, весь доход от которой должен был пойти на оплату больничных счетов их любимого осведомителя. К чекам единогласно решено было добавить парочку новеньких костылей.

Вскоре после этого Нюхалка и решил переехать в Нью-Йорк.

Нью-йоркским "мальчикам" было отлично известно, как Нюхалка в тот раз чуть-чуть было не попал в "яблочко", поэтому, дабы не повторять опыт чикагских парней, они считали бессмысленным связываться с подобным типом. И в первое время беседовали с ним исключительно о погоде. Да и позже старались держать рот на замке, если рядом сшивался Нюхалка. Теперь же, когда тот давний случай в Чикаго стал почти что легендой, большинство из них уже считали Нюхалку на редкость скучным парнем и по мере сил и возможностей вообще старались избегать его. В эти печальные дни если кто и поддерживал отношения с Нюхалкой, так только нью-йоркские копы, до сих пор еще восхищавшиеся невероятным чутьем этого субъекта. Они упрямо продолжали верить, что тогда, в Чикаго, парню просто не повезло, а потому щедро платили за любую информацию, никогда не брезговали поговорить с ним по душам, а порой даже выдавали что-то вроде премии за успешную работу - по сути дела, обычные взятки, но благодаря которым Нюхалка "все время оставался перед ними в долгу". И при этом еще был наверху блаженства, пребывая в постоянной уверенности, что раскапывает секреты, которым буквально нет цены, и абсолютно не замечая того, что ему давно уже никто не доверяет.

- Что-нибудь удалось разнюхать? - поинтересовался Боццарис.

- И немало, - подмигнул Нюхалка, отчаянно надеясь на то, что не все еще потеряно, пусть даже Боццарису каким-то непостижимым образом удалось проведать о бесценной телеграмме, посланной Гануччи.

- Тогда пошли ко мне в кабинет. Я прикажу, чтобы сварили кофе, предложил Боццарис. - Сэм! - рявкнул он, обращаясь к одному из коллег. - Две чашки кофе, лучше двойных!

- У нас кофе весь вышел, лейтенант! - рявкнул Сэм.

- Так наскреби где-нибудь, - посоветовал Боццарис, жестом приглашая Нюхалку в свой кабинет. - Присаживайся, - сказал он и радушно указал на удобное кресло, которое, по слухам, придерживал только для самого комиссара полиции, окружного прокурора или важных шишек из муниципалитета. Впрочем, увы, никому из них и в голову бы не пришло заглянуть к Боццарису.

Нюхалка принял его предложение с таким же достоинством, с каким некогда президент Никсон - специальную каску из рук строительных рабочих.

- Как тебе удалось пронюхать, кто послал телеграмму? - спросил наконец Боццарис, решив, что пора перейти к делу.

- М-м-м.., вы же знаете, у меня свои методы, - пробормотал Нюхалка.

- А для чего Кармине Гануччи понадобились эти деньги? - поинтересовался Боццарис.

- Как вам сказать.., во вторник вечером было совершено тяжкое преступление, - уклончиво ответил Нюхалка.

- Да? Ладно, пусть так, - согласился Боццарис. - Однако я не вижу особой связи между...

- Вы знакомы с той леди, что живет в "Кленах"?

- Ты имеешь в виду Стеллу Гануччи?

- Нет, - помотал головой Нюхалка.

- Эта Стелла Гануччи - пикантная штучка! - вздохнул Боццарис. - А какая грудь!

- Да, да, согласен. Но я имел в виду леди, которая живет там сейчас и заботится о мальчишке Гануччи.

- Я еще помню, как Стелла Гануччи выступала в Юнион-Сити, - продолжал Боццарис не в силах остановиться. - Я тогда был еще совсем мальчишкой! В те времена она была Стелла Стардест <Стардест (англ. stardust) - звездная пыль. Стелла в переводе с итальянского - звезда.>. Прожектор выхватывал из темноты только самый кончик каждой титьки.., ну, скажу я тебе, это было зрелище! До сих пор в пот кидает, как вспомню, как они сияли в темноте!

- Воображаю! Но я имел в виду леди, которую зовут Нэнни.

- Право, не помню, чтобы я имел удовольствие слышать о ней.

- Нэнни приходила ко мне этим утром. Хотела разузнать о каком-то тяжком преступлении, которое якобы было совершено во вторник вечером.

- И что ты ей сказал?

- Ничего. Но голову даю на отсечение, что телеграмма насчет денег напрямую связана с этим самым делом. Иначе зачем бы Гануччи такие деньги? Да еще срочно.

- Интересно, что за преступление она имела в виду? - задумался Боццарис.

- Пока не знаю, - отозвался Нюхалка, - но наверняка это что-то серьезное! Держу пари на что угодно!

- М-м-м... - пробурчал Боццарис и скрестил руки на груди.

Подумав немного, он откашлялся, прочистил горло, наклонился вперед, облокотившись о стол, и бросил вопросительный взгляд на своего собеседника. - Уверен, Нюхалка, ты знаешь, какая у меня репутация. Да это все здесь знают, не ты один. Я - боец, и, помяни мое слово, всем в участке это известно. Я был таким еще в незапамятные времена, когда до лейтенантских нашивок мне было как до Луны. Тогда я был еще простым патрульным, исшагавшим весь Стейтен-Айленд вдоль и поперек. И оставался им все эти годы, иначе шиш бы добрался из Стейтен-Айленда до этого кресла! Но даже сейчас, добившись всего, что хотел, могу сказать, что есть на свете одна вещь, которую я не терплю - это зло! Для меня зло - это нечто, совершенно противоположное добру. Это смерть, а я люблю жизнь. Скажи, Нюхалка, ты никогда не замечал, что слово "зло", если его прочитать задом наперед, означает "жить"? <Зло evil (англ.), жить - live (англ.).>.

- Да что вы? - удивился тот. - Вот никогда бы не подумал!

- А ты попробуй, - посоветовал Боццарис.

- Точно, - хмыкнул тот, - теперь-то я и сам вижу. Вот здорово!

- Да, так вот, - продолжал Боццарис, - но если есть на свете что-то такое, что я ненавижу еще больше, так это преднамеренное зло. Зло, которое человек творит собственными руками, при этом отлично понимая, что делает. Так вот, для меня Кармине Гануччи и такие, как он, и есть это самое преднамеренное зло.

Послушай, Нюхалка, сейчас я скажу тебе то, чего не говорил еще никому. В душе я всегда был бунтарем, черт бы меня подрал! И мне всегда казалось дьявольски несправедливым, что такие подонки, как Кармине Гануччи, которые творят одно только зло, гребут деньги лопатой. Да, да, они, брат, купаются в золоте, можешь мне поверить! А я, лейтенант полиции, у которого к тому же в подчинении целый участок.., знаешь, сколько я зарабатываю в год?! 19 781 доллар и 80 центов! Девятнадцать гребаных тысяч, Нюхалка, чтоб я сдох! Как ты считаешь, это справедливо?

- Думаю, это чертовски несправедливо, лейтенант, - совершенно искренне ответил тот. - Но с другой стороны, кто сказал, что в нашей жизни все всегда по справедливости? И все равно мы.., каждый из нас, лейтенант, должен смиренно нести этот чертов крест...

- Нюхалка, - перебил его Боццарис.

- Да, лейтенант?

- Послушай, ты что, забыл, что я терпеть не могу богохульства?

- Простите, - сконфуженно пробормотал тот.

- Богохульство, сквернословие и зло всегда идут рука об руку.

- Я, откровенно говоря, вообще редко чертыхаюсь, - потупил глаза Нюхалка.

- Вот и молодец, - похвалил его Боццарис, - давай и дальше так. Так ты понял, что я хотел тебе сказать?

- Нет.., не совсем, - с сомнением протянул Нюхалка.

- Как ты считаешь, почему этот человек из "Вестерн Юнион" связался со мной?

- Ну.., чтобы дать вам знать об этой телеграмме, что послал Гануччи. Разве нет?

- Да, верно, но почему именно мне? В конце концов, он один из наших лучших, самых доверенных осведомителей, вроде тебя, Нюхалка. Естественно, не такой уважаемый, как ты, но весьма и весьма достойный человек. А теперь подумай и скажи: почему он все-таки связался именно со мной, а не, скажем, с кем-нибудь из Особого отдела, к примеру?

- Ну и почему? - спросил Нюхалка.

- Да потому, что ему хорошо известно, что я поклялся до последнего вздоха вести непримиримую войну с силами зла, - объявил Боццарис.

- Ax, вот оно что! - протянул Нюхалка., - А Кармине Гануччи и есть живое олицетворение зла. Так что когда наш человек в "Вестерн Юнион" перехватил телеграмму, которую этот пособник дьявола послал своим поверенным, он и позвонил не кому-то, а мне! Он-то хорошо знает, что я сделаю! Я не эти парни из Особого отдела, которые настолько обленились, что день-деньской боятся оторвать свои жирные задницы от теплого кресла! Господи, прости мою душу грешную!

- Понятно, - пробормотал Нюхалка.

- Еще бы не понятно, - кивнул Боццарис. - А кроме того, ему хорошо известно, что за такую информацию я плачу двадцать пять долларов. Столько же - двадцать пять зеленых - получишь и ты, если, конечно, то, что ты разузнал, действительно важно.

- Да? - сразу же заинтересовался Нюхалка. - Правда? Вы готовы заплатить мне двадцать пять долларов? Вот здорово! А то у меня сейчас туго с наличностью.

- Был бы счастлив вручить тебе эти двадцать пять долларов прямо сейчас, - кивнул Боццарис. - Вся беда только в том, что ты мне не принес ничего нового, верно? То, с чем ты пришел, мне уже и так известно.

- Ну, не совсем так, - возразил Нюхалка. - Вернее, не все..

- А что, к примеру? - заинтересовался Боццарис.

- А то, что вы и понятия не имели ни о каком тяжком преступлении, которое было совершено вечером во вторник, верно? - подмигнул Нюхалка.

- А-Я?! Да знаешь, сколько тяжких преступлений было совершено только в этом самом районе? Четыреста десять! И о каждом из них мне известно.

- Да. Но вы не знаете, что как раз это тяжкое преступление может быть напрямую связано с...

- И что же это за преступление? - улыбнулся Боццарис. - Ты ведь понимаешь меня, Нюхалка, верно? Увы, пока что ничего конкретного ты не сказал.

- А что же именно вы хотите узнать? - уныло спросил Нюхалка. - За кем оно, верно?

- Знаешь, мне все эти тяжкие преступления уже просто как кость в горле, - пожаловался Боццарис, - я уже слышать о них не могу! Да тут шагу не шагнуть, чтобы не услышать о чем-то подобном! Думаю, не без гордости могу поклясться в том, что в моем районе совершается куда больше тяжких преступлений, чем в целом городе! Так что не рассказывай мне об этом! Я уже по горло сыт всей этой пакостью!

- Ладно, - покладисто сказал Нюхалка, - а что тогда вас интересует?

- Плоды, так сказать, сознательного зла, - ответил Боццарис. - Деньги. А больше всего на свете я бы сейчас хотел перехватить эти пятьдесят тысяч прямо под носом у Гануччи. Во всяком случае, пока они еще не добрались до Неаполя.

- Позвольте, лейтенант, - несмело вмешался Нюхалка, - я, конечно, человек необразованный, не то что вы.., что-то я не врубился, о чем это вы? Что там за плоды зла и все такое? Не знаю уж, что вы там подумали, но, держу пари, эти парни наверняка отправят в Неаполь чек.

- Осмелюсь с тобой не согласиться, - изысканно возразил Боццарис. Конечно, тебя извиняет твое, кхм.., невежество, но что ж поделать - ведь ты же не посвятил всю свою жизнь борьбе с тем злом, что таится в самом человеке. Не то что я. Ну да ладно! Так вот, весь мой опыт подсказывает мне, что никакого чека не будет - такие люди никогда не выписывают чеки! Никогда! Можешь считать, это у них основное правило.

- Да? Ну что ж, может, и так, - не стал спорить Нюхалка. - А может, за всем этим вовсе ничего не стоит - так, обычный перевод денег из одного банка в другой, из Нью-Йорка - в Неаполь. А что касается этого вашего организованного зла.., конечно, я не так уж много обо всем этом знаю, тут вы верно сказали.

Но в одном я совершенно уверен, лейтенант: других таких организованных парней, как Гануччи, надо еще поискать!

- Ладно, пусть так, - согласился Боццарис, - да только ты поищи среди них тех, кто любит оставлять такие следы! А уж записей о крупных суммах, которые по их приказу переводятся из одного района в другой, ты и вовсе не найдешь. А тут ведь из одной страны в другую! Тут, братец, прямая опасность, что парни из Интерпола мигом почуют запах жареного. И хвать тебя за жирную задницу! Помнишь, приятель, как все это вышло с Аль Капоне? То-то!

Сообразив, Нюхалка согласно кивнул головой.

- Наличные, - протянул Боццарис, - вот в чем сила организованной преступности! Звонкая монета, зеленые "хрусты" - вот чего у них хватает! Хочешь знать, о чем я думаю?

- О чем? - с интересом спросил Нюхалка.

- Держу пари, кому-то позарез понадобились денежки! И вот очень скоро надежный человек сядет в самолет, полетит в Неаполь и отдаст пятьдесят штук прямо в жирные лапы самого Кармине Гануччи. Вот что я думаю.

- Что ж.., вполне возможно, - подумав, согласился Нюхалка.

- И если тебе удастся разнюхать, когда и как будут отправлены эти самые пятьдесят штук, или кто повезет их в Италию, или еще что-нибудь интересное, за что работающему в поте лица лейтенанту полиции не жалко отвалить двадцать пять долларов, тогда приходи. К тому же денежки эти он платит из собственного кармана.

- Да?! А я и не знал!

- А об этом вообще мало кто знает, - усмехнулся Боццарис, - но это чистая правда. А кроме всего прочего, если тебе удастся раздобыть интересующие нас сведения, ты не только получишь деньги, Нюхалка, - тогда, думаю, мы с тобой будем в расчете. И я готов буду забыть об одной очень интересной записи, которая есть в твоем деле.

- Какой еще записи? - пересохшими губами прошамкал Нюхалка, и лицо его стало мертвенно-бледным.

***

В Италии был уже девятый час вечера, когда Кармине Гануччи позвали к телефону. Они со Стеллой и одним удалившимся от дел специалистом по ринопластике <Ринопластика - пластическая хирургия носа.> из Нью-Джерси ужинали у Фраглионе. Гануччи вызвали из-за стола как раз в тот момент, когда подали раков, что и привело его в немалое раздражение.

Взяв трубку, он недовольно буркнул: "Гануччи!" - и, услышав на другом конце голос Гарбугли, немедленно задохнулся от возмущения.

- В чем дело, Вито? - проревел он.

- Вы посылали телеграмму? - спросил Гарбугли.

- Да.

- Нам?

- Конечно вам, а кому же еще?!

- Так это так и есть? То, о чем вы просили в телеграмме?

- Все до последнего слова.

- И как вам это отправить?

- С надежным человеком. Как же еще?!

- И когда?

- Пусть вылетает самолетом до Рима, и не позднее завтрашнего вечера!

- А я было понял, будто вы хотите, чтобы мы переслали вам это в Неаполь!

- Да ведь нет же прямых рейсов из Нью-Йорка в Неаполь! - рявкнул Гануччи. - Твоему парню волей-неволей придется сделать пересадку в Риме. Ты слышишь? В Риме пересадка, так ему и скажи!

- Хорошо, хорошо, только не волнуйтесь.

- И не забудь, ладно? А то этот болван ни за что не догадается!

- Скажу, обязательно скажу, не волнуйтесь!

- Да, и дайте мне знать, когда он прилетит, хорошо? Тогда я устрою, чтобы в субботу его встретили.

- Хорошо. Тогда попозже я вам перезвоню и скажу, когда точно...

- Дай мне телеграмму, только после одиннадцати, чтобы по льготному тарифу, - велел Гануччи.

- Хорошо, так и сделаю.

- Как там малыш Льюис?

- Понятия не имею. Хотите, чтобы я позвонил вам домой и узнал, что и как?

- Нет, нет, это еще двадцать пять центов. Не знаешь, Нэнни получила нашу открытку?

- Ей-богу, не знаю. Если хотите, я могу позвонить...

- Я пишу ей почти каждый день, - проворчал Гануччи. -Знаешь, сколько стоит послать открытку авиапочтой? Сто пятнадцать лир, ничего себе, а? Ладно. У тебя еще что-нибудь?

- Нет, ничего.

- Тогда вешай трубку, нечего попусту тратить деньги, - буркнул Гануччи и бросил трубку на рычаг.

***

Стрелка часов, висевших на стене того отделения Первого национального городского банка, что на углу Лексингтон-авеню и Двадцать третьей улицы, как раз остановилась на 2.37, когда Бенни Нэпкинс исчерпал свой счет в этом банке. Вернее, почти исчерпал, поскольку там еще оставались шестнадцать долларов. А черный день для него настанет, решил Бенни, если Придурок сегодня вечером вдруг облажается. И не то чтобы он всерьез предполагал, что такое случится, нет. Просто ему уже не раз приходилось убеждаться, что людям свойственно делать ошибки. Поэтому Бенни решил оставить при себе достаточно денег на билет до Гонолулу - просто на случай, если что-то пойдет не так, как он хотел. Не складывай все яйца в одну корзину, подумал он и обратился к кассиру:

- Прошу вас, четыре тысячи по сотне и две - по доллару.

- Две тысячи - долларовыми купюрами? - уточнил кассир.

- Да. Именно так, - подтвердил Бенни.

Кассир принялся пересчитывать деньги.

Бенни, конечно, догадывался, что его план, скажем так, не совсем законный. Но с другой стороны, успокаивал он себя, разве это ему пришла в голову сумасшедшая мысль украсть мальчишку Гануччи?! Разве он просил Нэнни обратиться к нему за помощью? Зато он взялся за это грязное дело хладнокровно, как и подобает настоящему профессионалу. И вот сегодня в десять часов вечера, если все пойдет по плану, в его распоряжении окажется сумма, вполне достаточная для выкупа. А может быть, и немного больше.., в виде компенсации за труды. Предположим, в игре участвует Селия Месколата.., только она не узнает об этом до половины шестого.

А пока что он получил толстенькую пачку наличных - две тысячи долларовыми банкнотами и в придачу сорок по сотне, попросил у кассира резинку, чтобы перехватить всю пачку, свернул ее в некое подобие толстого рулона, туго обмотал резинкой, поблагодарил и вышел из банка.

Некоторое время он раздумывал, не стоит ли еще раз позвонить Придурку просто, чтобы убедиться, что тот до конца понял, в чем состоит его план. В конце концов. Придурок никогда не отличался острым умом. Да что уж тут говорить, когда он и свой-то номер телефона запомнил с большим трудом.

С другой стороны, вряд ли так уж умно лишний раз давить на человека, раз уж он согласился участвовать. Хороший наездник не станет погонять хлыстом доброго скакуна. И пусть Придурок в своей жизни не так уж много знал, но в одном он понимал толк - в воровстве.

До своей квартиры на Лексингтон-авеню Бенни решил пройтись пешком. Он сильно нервничал и даже под конец решился спросить Жанетт Кей, не настроена ли она... Выяснилось, что очень даже настроена, поэтому, когда к четырем часам они закончили, было как раз время начала сумерек.

А Нэнни с завистью рассматривала яркую красивую открытку. Перевернув ее, она прочла:

"Мисс Нэнни Пул,

"Клены"

Ларчмонт, Нью-Йорк, 10 538,

США

Дорогая Нэнни, здравствуй.

Мы все еще на Капри. Здесь так красиво! Мы все время фотографируемся, и я жду не дождусь, когда напечатаю снимки.

Как там малыш Льюис? Уверены, что он в полном порядке, тем более в таких заботливых руках, как твои! С наилучшими пожеланиями,

Кармине и Стелла Гануччи".

Нэнни еще раз пробежала глазами карточку, потом еще раз... сердце у нее заколотилось. Он ничего не написал по поводу возвращения домой, и это уже само по себе было здорово. А если... она быстро сверилась с расписанием поездки, которое Гануччи специально для нее оставил на письменном столе в своем кабинете - правильно, они со Стеллой собирались пробыть в Италии до воскресенья. Это 29 августа. Даст Бог, ничего не случится и им не понадобится срочно менять свои планы. Это немного успокоило ее, хотя ненадолго. Открытка пробыла в пути никак не менее четырех-пяти дней, а стало быть, Гануччи вполне мог бы уже стоять на крыльце и звонить в дверь, добравшись до дома одновременно с собственной корреспонденцией. Если, конечно, им придет охота вернуться неожиданно. Представив эту картину, Нэнни похолодела. Господи, а что, если у них изменятся планы, что, если им вдруг почему-то разонравится Италия или (Господи спаси и помилуй!) они вообще уже едут?! Колени у нее подкосились - будто наяву она увидела, как на пороге, загорелые и улыбающиеся, с чемоданами, стоят хозяева и зовут маленького Льюиса...

От одной этой мысли ей стало дурно.

А не позвонить ли снова Бенни Нэпкинсу? Войдя в кабинет хозяина, она плотно прикрыла за собой дверь, будто боясь, что ее подслушают (хотя дом стоял совершенно пустой), и подошла к письменному столу. Сняла трубку и набрала номер манхэттенской квартиры Бенни. Был уже вечер. Сквозь створчатые окна в комнату лился мягкий солнечный свет. В трубке долго слышались длинные гудки, но Бенни все не подходил. Это было не похоже на него. Потом вдруг что-то щелкнуло, и затем его недовольный голос прорычал:

- Какого дьявола! Кто это?!

Как невежливо, недовольно сморщилась Нэнни.

- Алло? Это Нэнни.

- О!.. - ворчливо протянул он. - О, здравствуй, Нэнни. Послушай, а ты не могла бы перезвонить попозже.., ну, скажем, минут через десять? А? Что? донесся до Нэнни его приглушенный голос, и у нее сложилось отчетливое впечатление, что он на минуту отвернулся от телефона. Потом его голос отчетливо произнес:

- Нет, лучше через четверть часа, ладно, Нэнни?

- Я очень беспокоюсь, - пробормотала Нэнни.

- Да, я понимаю. Но возьми себя в руки. Обещаю, все будет хорошо, заверил ее Бенни. - Слышишь, Нэнни? Волноваться не о чем. Послушай, Нэнни, давай созвонимся попозже, минут через десять - пятнадцать и спокойно все обсудим, хорошо?

- Я хотела обсудить все это прямо сейчас, - сказала Нэнни.

Наступило долгое молчание. Потом вдруг до нее снова донесся голос Бенни.

- В чем дело, Нэнни? - спросил он, и девушка удивилась глубокой усталости, которая звучала в его голосе.

- Тебе удалось что-нибудь сделать?

- Я договорился сегодня вечером поиграть в покер. Нет, не совсем так. Короче, мне удалось договориться с одной своей приятельницей, а уж она все устроит. Она как раз должна была мне перезвонить - сказать, получилось у нее или нет. Послушай, Нэнни, по-моему, мне пришла в голову неплохая мысль.

Давай ты перезвонишь мне.., скажем, в полшестого или даже в шесть, а? К тому времени я уже буду точно знать, играем мы сегодня или нет, а тогда...

- В покер, говоришь?

- Да, в покер.

- Господи, да как ты можешь даже думать о картах, когда случилось такое?! - всхлипнула Нэнни.

- Послушай, ты не права. Если все пойдет как надо, у меня на руках окажется пятьдесят тысяч, - возбужденно проговорил Бенни. - Знаешь, давай об этом потом. Это не телефонный разговор. Да и потом в наши дни никогда не знаешь, не подслушивает ли тебя кто.

- Может быть, ты позвонишь мне после игры?

- Хорошо. Обязательно позвоню. А этот ненормальный больше не пытался с тобой связаться?

- Пока нет. Помнишь, он сказал - в пять часов.

- Тогда ладно. Так я сам тебе позвоню, хорошо? Часов в пять, может, в шесть. Тогда и поговорим. Ты согласна, Нэнни?

- Да, чудесно, - ответила повеселевшая Нэнни.

- Ладно, - коротко буркнул он и повесил трубку.

Глава 9

АЗЗЕККА

Когда в пять пятнадцать раздалась пронзительная трель телефонного звонка, Нэнни ничуть не сомневалась, что звонит негодяй, похитивший Льюиса. Скорее всего, чтобы сообщить, как и когда передать выкуп. Ее изящная ручка мелко-мелко дрожала, когда она сняла трубку и поднесла ее к уху.

- Да, - прошелестела она.

- Нэнни? - Это был Бенни Нэпкинс. - Все устроилось. Ты слышишь? Все устроилось, говорю. Да, сегодня. Я тебе позвоню, когда игра закончится. Будем надеяться, что к тому времени у меня будут деньги.

- Понятно, - пробормотала Нэнни.

- Этот негодяй тебе звонил?

- Нет.

- Так и не позвонил?

- Нет.

- А в почтовый ящик ты не заглядывала? Может быть, он прислал инструкции в письме?

- Даже он не мог свалять такого дурака, - возразила Нэнни.

- Так он же маньяк! - воскликнул Бенни. - Чего ты от него хочешь?! Давай-ка сходи и загляни в ящик, а потом и перезвони мне, ладно?

- Ладно, - кивнула она и повесила трубку.

Как и предполагал Бенни, письмо от похитителя поджидало ее в почтовом ящике. Подобно первому, оно было составлено из аккуратно разрезанных на отдельные слова газетных статей, потом наклеенных на лист белой бумаги, какую обычно покупают машинистки. Нэнни, само собой, не знала, да и не могла знать, что все эти слова похититель Льюиса благоговейно вырезал из статей своих обожаемых кумиров. Сгущались сумерки. В слабом свете заходящего солнца Нэнни застыла возле почтового ящика и громко читала слово за словом, и они, как подхваченные ветром осенние листья, летели по дороге к "Кленам":

"Этот вид.., обмена.., представляет собой.., условно.., живую эклектику... (а также достаточно большие отрывки).., эрудитом...

Конспект.., является веселым и непритязательным, словно простенькая бутоньерка.., букетик полевых цветов.

Давайте сделаем это следующим образом: ..вы можете и дальше заниматься этой буффонадой.., или.., навлечь.., изощренное... ужасное несчастье.., сдержать стремление к насилию.., достаточное количество денег.., испытывать нехватку.., с.., доставкой...

Что нам требуется немедленно, так это.., хотя меня и приводит в содрогание необходимость даже упоминать об этом.., выгодная.., капитализация...

Или.., буду.., считать себя вправе терроризировать, лишать права выкупа или даже убить..."

Нэнни направилась к дому. Подняв трубку, она набрала номер Бенни.

- У меня в руках еще одно письмо от него, - сказала она.

- Да? И что там? - воскликнул Бенни.

- Понятия не имею, - растерянно ответила Нэнни.

***

Тем же самым вечером, часов в семь, один из детективов Боццариса задержал неизвестного человека. Этот тип показался подозрительным по нескольким причинам сразу. В первую очередь потому, что лицо его было совершенно незнакомым, а стало быть, парень вообще был не из их района. Вторая же причина состояла в том, что он, широко расставив ноги, стоял над распростертым на земле человеком и, больше того, обрабатывал его кулаками, занимаясь этим на самом виду - прямо на дорожке, ведущей к кафе, не более чем в двух кварталах от полицейского участка. Драчун, не переставая, твердил детективу, который его арестовал, что он, дескать, лишь защищался, но тот за свою жизнь успел повидать слишком много убийц, чтобы сейчас ошибаться. Он приволок его в участок, и только тут, при обыске, вдруг обнаружилось, что у незнакомца при себе огромная сумма - 10 000 долларов, причем наличными.

Незнакомец назвался Вильямом Шекспиром.

- И что, ты рассчитываешь, что я в это поверю? - хмыкнул Боццарис.

- Это мое имя, - на правильном английском, что уже само по себе выглядело достаточно подозрительно, подтвердил незнакомец.

- Вот как? И где же ты живешь, Вилли?

- В Даунтауне. На Мотт-стрит.

- Это с какой же стати?

- Мне нравятся китаяночки.

- Ладно, пусть так, - не стал спорить Боццарис. - Тогда объясни, что ты делал на территории моего участка? Если, конечно, не считать того, что чуть ли не насмерть забил этого несчастного. Кстати, беднягу пришлось отправить в больницу.

- Этот бедняга, как вы его называете, чуть было не прикончил меня, заявил Вилли, - а я лишь пытался спасти свою жизнь и свои сбережения.

- В моем районе среди бела дня еще никогда не убивали и не грабили, усмехнулся Боццарис.

- Значит, сегодня был бы первый случай, - возразил Вилли, - если бы мне не удалось этому помешать.

- В соответствии с одной теорией криминальных расследований, - сказал Боццарис, - тот, кто своими действиями подтолкнул другого к нарушению закона, является преступником в той же мере, как и тот, кто нарушил этот закон. Так считали в древней Иудее. Ты, наверное, знаешь об этом, если, конечно, читаешь на древнееврейском.

- Нет, - покачал головой Вилли.

- Жаль. Что ж, тогда поверь мне на слово. И если человек повсюду таскает с собой десять тысяч долларов, то он, можно сказать, напрашивается, чтобы его ограбили. Ты не согласен?

- Мне были нужны деньги, - ответил Вилли. - Именно для этого я и пришел сюда - чтобы снять сбережения со своего счета.

- Для какой цели тебе понадобились деньги? - полюбопытствовал Боццарис.

- Для личной.

- Это какой же?

В эту минуту кто-то осторожно постучал в дверь кабинета лейтенанта.

- Войдите, - крикнул Боццарис. На пороге появился детектив. Кивнув, он подошел к столу и положил какую-то бумагу. - Спасибо, Сэм, - сказал Боццарис и поднес ее к глазам. - Чем ты зарабатываешь на жизнь, Вилли? - спросил он.

- Выпускаю косточки для игры в маджонг. Эта игра и китайские девочки мне полюбились, еще когда я много лет назад был резидентом в Гонконге.

- Вилли, - сказал Боццарис, подняв на него глаза, - если верить вот этой бумаге, которую я держу в руках, ты самый известный игрок как в пятом, так и в девятом полицейском участке. Ну, так как? Можешь что-нибудь сказать по этому поводу?

- Ну что... - Тот пожал плечами. - Отпираться не стану.

Действительно, люблю иногда перекинуться в картишки. А что тут такого?

- Ничего. Да только вот тебя не раз уж арестовывали за букмекерство, за содержание карточного притона, за то, что ты принимал ставки на игру, а еще за жульничество с денежными ставками. Что скажешь?

- Да, иной раз бывало, - скромно признался Вилли.

- Много раз. Во всяком случае, так говорится в этой бумаге, и каждый раз за одно и то же. Одни обвинения, которые тебе предъявлялись, составляют весьма внушительный список.

Боюсь, у тебя могут быть неприятности, - Боццарис покачал головой, - а если учитывать, что все это происходило в последнее время, то ты вполне можешь загреметь за решетку.

- Этот человек собирался меня ограбить, - высокопарно заявил Вилли. Скорее всего, этот проходимец успел заметить пачку денег, когда я расплачивался по счету в кафетерии, и решил пойти за мной. В конце концов, разве это преступление - защищаться, когда на тебя нападают?

- Может быть, и так, - не стал спорить Боццарис, - но, думаю, в офисе окружного прокурора вряд ли кто-то сочтет преступлением сунуть в кутузку известного картежника и шулера, за которым тянется хвост длиной в целую милю! Особенно если патрульный доложит, что застукал его в тот момент, когда он зверски избивал беспомощного человека, который почти без сознания, избитый и окровавленный, лежал на дорожке возле кафе!

Попытка преднамеренного убийства, да еще второй степени - это тебе не шутка! А именно так, возможно, и будет звучать выдвинутое против тебя обвинение! Знаешь, сколько тебе светит?

Пять лет! И это если не учитывать предыдущих нарушений закона, которых у тебя хватает! Ведь у тебя уже три привода, Вилли, правильно? Так что на четвертый раз, парень, отвертеться не удастся. Быть тебе за решеткой, Вилли!

- Это просто смешно! - фыркнул тот. - Этот человек и в самом деле пытался украсть мои деньги!

- Ладно, пусть так. Тогда объясни, для чего тебе понадобилось иметь при себе такую сумму денег?

- Они были нужны моей сестре.

- Для чего?

- Моя сестра, которую зовут Мэри Шекспир и которая проживает в...

- Нас тут совершенно не интересует твое генеалогическое древо, буркнул Боццарис.

- Моя сестра собиралась отправиться в Сан-Франциско, чтобы подать там протест.

- Против чего?

- Условий, - объяснил Вилли, - которые, и вы сами это знаете, никуда не годятся. Подать протест стоит очень дорого.

Она обратилась ко мне за помощью, и я согласился отдать ей собственные сбережения.

- Это самое чистейшее собачье дерьмо, о котором я когда-либо слышал!

- Богом клянусь, это чистейшая правда!

- Ладно, пусть так. А теперь выкинь это из головы и объясни еще раз, для чего тебе понадобилось иметь при себе такую сумму. Для чего ты снял деньги со счета?

- Это не имеет никакой связи с карточной игрой, - заявил Вилли.

- С какой такой карточной игрой? - насторожился Боццарис.

- А вы обещаете мне забыть обо всех вздорных обвинениях, выдвинутых против меня в этой вашей бумажке, если я все расскажу? Не говоря уже о том досадном недоразумении, что случилось сегодня, тем более что на этот раз я сам стал жертвой бандитского нападения?

- Я не имею права брать на себя подобные серьезные обязательства, пожал плечами Боццарис.

- В таком случае и я не имею права брать на себя определенные обязательства и сообщить вам сведения о карточной игре.

- Какой карточной игре? - вскинулся Боццарис.

- Какой карточной игре? - передразнил его Вилли.

- О той самой, - буркнул Боццарис. - Сам небось знаешь о какой. Если информация, которую ты мне сообщишь, будет иметь какое-то значение, хотя лично я в этом сомневаюсь, может, мне и придет охота забыть о длинном хвосте преступлений, которые тянутся за тобой, словно шлейф кометы. А также о том, как сегодня ты избивал этого парня. Конечно, если бедняга не отдаст в больнице концы. Сам понимаешь, в этом случае, как ни печально, но тебе, Вилли, придется ответить за убийство.

- Ну а теперь мне можно идти? - спросил Вилли.

- Только если расскажешь мне о карточной игре, - сказал Боццарис.

- Что вы хотите знать?

- Когда?

- Сегодня вечером. Ровно в восемь часов.

- Где?

- У Селии Месколаты.

- Блэк-джек? <Блэк-джек - игра в очко.>.

- Нет. Покер.

- Какие ставки?

- Очень высокие.

- Сколько игроков?

- Шестеро.

- М-м-м... - задумчиво протянул Боццарис.

***

Откуда-то слышалась музыка.

Как обычно, они после обеда прогуливались по Виа Квисисана, потом остановились выпить по стаканчику на Пьязетта.

И теперь, распахнув настежь окна спальни, чтобы впустить свежий ночной ветерок, Стелла напрасно пыталась уснуть. Кто-то неподалеку терзал струны гитары, явно корчась в муках неразделенной любви. К тому же делу отнюдь не помогал оглушительный храп Кармине.

- Кармине? - шепотом позвала она.

- М-м-м?..

- Ты спишь?

- Да.

- Кармине!

- М-м-м?..

- Мне нужно с тобой поговорить.

- Говорю же тебе, я сплю!

- Кармине, у меня дурное предчувствие. Мне кажется, что-то случилось с Льюисом.

- Спи. Что с ним могло случиться?

- Откуда нам знать, что с ним ничего не произошло?

- Нэнни прекрасно известно, где мы и как нас найти. Если бы что-то случилось, она бы позвонила. Но ведь она не звонила, верно? Поэтому я уверен, что с ним все в порядке.

- И все же...

- Спи, Стелла!

- Ладно, Кармине. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, Стелла.

Стелла лежала и слушала, как в темноте рыдала гитара. Жаль, что она не знает ни слова по-итальянски. Тридцать лет назад, когда Кармине предложил ей выйти за него замуж, Стелла простодушно возразила:

- Но, Кармине, ведь я не знаю ни слова по-итальянски!

- Но какое это имеет значение? - удивился он. - Ведь мы же любим друг друга!

- Представь, что к тебе придут твои друзья. Они начнут говорить между собой по-итальянски, а что тогда делать мне?

- Я попрошу их говорить по-английски, - ответил Кармине.

- Да, конечно.., но захотят ли они?

- Непременно захотят, - твердо сказал он, выразительно подмигнув ей, и это окончательно убедило Стеллу. Кармине, который был старше ее на целых двадцать лет, уже тогда вызывал ее восхищение тем, что всегда твердо держал свое слово.

Так было и на этот раз. Когда бы его приятели, забывшись, ни переходили в ее присутствии на итальянский, он тут же останавливал их: "Говорите по-английски!" И вот вам результат - за все эти годы Стелла так и не выучила ни слова по-итальянски. И не то чтобы она так уж жалела об этом.., разве что в такую ночь, как эта, когда она отчаянно тосковала по дому, а в темноте звенела и плакала гитара и чей-то голос пел о том, чего она не могла понять.

- Кармине! - окликнула она.

- М-м-м...

- Кармине, я так хочу домой...

- Спи. Вернемся домой в конце месяца.

- Кармине, а ты разве не тоскуешь по дому?

- Нет.

- А по Льюису ты скучаешь?

- Да. Но не до такой степени.

- А тебе не хотелось бы оказаться дома?

- Разве что в темной комнате, - ворчливо ответил он.

Слушай, спи давай!

***

Марио Аззекка жил на Саттон-Плейс в меблированной квартире. В его доме было двое швейцаров - специально для того, чтобы никто не осмелился потревожить покой жильцов и чтобы ни один из этих жильцов не застрял случайно в лифте. Кроме швейцаров, в доме был еще и лифтер, а это означало, что все бастионы были под охраной в любой час дня и ночи.

Поли Секундо, имевший при себе пятьдесят тысяч (все хрустящими стодолларовыми бумажкам) и авиабилет в Неаполь с пересадкой в Риме, появился в квартире Аззекки двадцать минут девятого. Его приветствовал швейцар, предложивший подняться наверх.., да, да, сэр, лифт налево.., седьмой этаж, сэр, квартира 7Ж, как Жорж.

Марио Аззекка, сидя в гостиной, поджидал, когда заработает фонтан Делакорте. Обычно его включали каждый вечер, в половине девятого, и тогда из него вдруг на добрую сотню метров вырывалась вверх мощная струя воды, и так каждые несколько минут часов до десяти. Из гостиной Аззекки открывался великолепный вид через Ист-Ривер на южную оконечность острова Вест-Фэйр, где когда-то Делакорте воздвиг свой знаменитый фонтан, стоивший ему не меньше чем триста тысяч долларов. Ходили упорные слухи, что фонтан этот обходится еще в добрые двадцать пять тысяч каждый год. Но какое это имело значение, когда фонтан призван был радовать взоры и поражать воображение делегатов ООН. Впрочем, Марио Аззекка никогда бы с этим не согласился. Он искренне и непоколебимо верил, что фонтан был построен исключительно ради его удовольствия. И день за днем он с неослабевающим интересом мог сидеть у окна, наблюдая за феерическим зрелищем, никогда ему не надоедавшим. Это было даже интереснее, чем следить за непрерывным потоком машин, двигавшимся по мосту Куинсборо, что, впрочем, всегда ему нравилось. По правде говоря, появление Поли Секундо всего за несколько минут до того, как сверкающая в свете прожекторов водяная стрела взовьется в ночное небо, даже слегка вывело его из себя.

- Принес деньги? - брюзгливо спросил он.

- Да, принес, - ответил Поли. Поли до сих пор говорил с отчетливым итальянским акцентом, и почему-то это всегда безумно раздражало Аззекку. Будучи сам итальянцем, Аззекка ничего не имел против того, чтобы общаться со своими соплеменниками.., иногда. Но он всегда проводил отчетливую черту между этими жирными макаронниками и самим собой.., конечно, исключая те случаи, когда они занимали весьма важное положение в Организации. А Поли Секундо был очень важной шишкой. И если уж строго придерживаться законов иерархии (которые под южным солнцем всегда почему-то соблюдаются строже), то, вдруг пришло в голову Аззекке, не мешало бы ему быть чуть-чуть полюбезнее. Он сделал над собой усилие и немного смягчился.

- Прости, что доставили тебе все эти хлопоты, Поли, - улыбнулся он, но Гануччи сказал, что деньги понадобились ему прямо сейчас.

- Ерунда, - отмахнулся Поли, - а он не говорил почему?

- Нет.

Поли пожал плечами:

- Ладно, не важно. Раз ему нужны деньги, он их получит.

- Точно, - кивнул Аззекка, - так тому и быть. - Он поглядел на часы.

- В чем дело? - спросил Поли.

- Фонтан, - коротко объяснил Аззекка.

- О, - удивился Поли и, привстав, выглянул в окно. - Здорово, - кивнул он, впрочем, без особого интереса и отвернулся.

Сунув руку в жилетный карман, он вытащил пухлый белый конверт и бросил его на кофейный столик. Зазвенели стаканы. - Пятьдесят тысяч, - прогудел он, - сотенными. Сойдет?

- Отлично, - кивнул Аззекка.

Поли швырнул рядом буклет авиакомпании и конверт с билетами на самолет.

- Один на рейс Нью-Йорк - Рим, другой - из Рима до Неаполя, - объяснил он. - И обратно, само собой.

- Какая авиалиния? - полюбопытствовал Аззекка.

Поли удивленно вскинул брови.

- А какую бы ты хотел? - с иронией спросил он.

- Кого ты собираешься послать? - поинтересовался Аззекка.

- Уже сделано, - лаконично пояснил Поли.

- Что ты имеешь в виду?

- Билет. На нем должно было быть проставлено чье-то имя.

- И кто же это будет?

- Кто-нибудь помельче. Не особо ценный, так что если что пойдет не так, чтобы ни в коем случае не привел к нам, capisco? <Понимаешь? (ит.)>.

- Да, да, ты прав.

- Отдай ему билеты на самолет и деньги и скажи, что он летит завтра вечером, в десять часов, самолетом компании "Алиталия". В Неаполе его встретят. Это будет в субботу, в два часа. - Поли опять выглянул в окно. - И долго эта самая штука будет вот так плеваться? - удивленно спросил он.

- До десяти..

- Забавно, - хмыкнул он. - Будто кто-то лежит на воде и писает в воздух.

Аззекка собрал со стола буклет, билеты на самолет и конверт с деньгами. Потом, видно, что-то пришло ему в голову, потому-то он открыл конверт, вытащил оттуда билет и бросил взгляд на ту графу, где проставляют имя пассажира.

- Ах да, конечно, - кивнул он, - Бенни Нэпкинс.

Глава 10

ПРИДУРОК

В ту ночь Кармине Гануччи так уже больше и не уснул. Что-то не давало ему покоя. Чем больше он думал о дельце, что предложили ему Труффаторе и Ладрунколо, тем меньше оно ему нравилось. Их затея дурно пахла. Начать хотя бы с того, что, несмотря на все его ухищрения, выгода, которую он должен был получить, была смехотворно мала. Вложив здесь, на месте, пятьдесят тысяч долларов, он получит всего-навсего каких-то тридцать тысяч навара, и то только когда посеребренные образки попадут в Нью-Йорк. Если попадут, прибавил он. И если они и в самом деле золотые - под этим слоем серебра! Потому что если его обманули и никакого золота там нет, то, значит, ухнули его пятьдесят тысяч, ухнули с треском. И не только это - придется напоследок кое с кем расквитаться, а это значит опять дополнительные расходы, поскольку надо будет нанимать людей и, как следствие, доверить личное дело тем, кого он, в сущности, не знал. Но если все в порядке и образки и в самом деле золотые, лишь сверху покрытые тонким слоем серебра, то, даже попав в Нью-Йорк, они доставят ему немало хлопот. Придется их переплавить, а потом искать покупателя на золото. А где его искать, с досадой подумал он, ведь он, в конце концов, не ювелир, а обычный бизнесмен! А ведь если бы он просто дал эти пятьдесят тысяч взаймы, прибыль бы составила куда больше - процентов двадцать в неделю! И через месяц у него на руках оказалось бы сорок тысяч на десять тысяч больше, чем может принести ему эта сделка в Неаполе. Да и для него куда предпочтительнее было бы иметь дело с кем-то в Нью-Йорке, где все отлично знали, что случается с теми, кто отказывается заплатить или вдруг по рассеянности забывает вернуть должок. И если человек хоть немного дорожит своей головой, вряд ли он осмелится на такое.

А предположим, эти двое слабоумных макаронников, обезумев от жадности, нашпигуют жемчуг наркотиками и потащат его в Италию да попадутся.., куда приведут следы? Правильно - к Кармине Гануччи! Да еще повесят на него всех собак: дескать, кто несет ответственность за всю сделку? Он! Конечно он! Ведь если бы не его пятьдесят тысяч, она вообще бы не состоялась.

И он таким вот образом превратится в главаря международного синдиката, промышляющею контрабандой наркотиков! Замечательная перспектива, ничего не скажешь! Всю жизнь мечтал, мрачно хмыкнул он. А кстати, не будет ли грехом переплавлять образки с изображением Пречистой Девы Марии?

Да, вся эта затея дурно пахла.

- Кармине? - позвала Стелла.

- Что?

- Ты спишь?

- Нет.

- Тогда что ты делаешь?

- Думаю.

- Думаешь? - удивилась Стелла.

- Да. Утром надо будет послать еще одну телеграмму. Господи, - вздохнул он, - мне это обойдется Бог знает во сколько!

- А что за телеграмма? - спросила Стелла.

- Моим поверенным. Надо дать им знать, чтобы не суетились.

- Не суетились насчет чего? - удивилась Стелла.

- Насчет всего, - буркнул Гануччи. - Ах да, надо еще будет связаться с агентом по путешествиям.

- Зачем?

- Потому что меня уже тошнит от этого места. Потому что я хочу вернуться наконец домой и напечатать пленки, которые я тут отснял!

У Стеллы на мгновение перехватило дыхание и сердце заколотилось как бешеное. Проглотив вставший в горле комок, она тихонько спросила:

- Когда, Кармине?

- Завтра же, - буркнул муж.

***

Ночь была жаркой и душной.

Изнывая от зноя, на улицах толпились люди. Женщины в платьях без рукавов сидели на нижних ступеньках лестниц, лениво гадая, будет ли дождь. А на углу, у входа в пиццерию, кучка мужчин в рубашках с засученными до локтя рукавами по очереди выбрасывала пальцы, предоставляя судьбе возможность решить, кто станет победителем, а кто - побежденным, кому пить сегодня пиво, а кому - нет.

А дальше вверх по улице, на кухне в квартире Селии Месколаты, Бенни Нэпкинс, которому сегодня во весь рот улыбалась фортуна, молил Бога о том, чтобы Придурку не повезло и он закончил бы свои дни под колесами автобуса. Одна мысль, что он может выиграть у таких асов, как Селия или собравшиеся у нее на кухне мужчины, опьяняла его, как крепкое вино. Даже несмотря на то, что в самую последнюю минуту пришлось искать замену Вилли, который так и не появился (а уже один этот факт сам по себе мог расстроить всю игру, ведь Вилли повсюду знали как весьма искусного, даже тонкого игрока), остальные четверо мужчин и Селия вдобавок представляли собой такую команду, обыграть которую Бенни не смел и мечтать. Все они на покере собаку съели, но не это было главным. Объединяло их искреннее, почти религиозное восхищение и преклонение перед самой природой этой изысканной игры, а также то, что все они в любой момент готовы были рискнуть: выиграть или проиграть любую сумму, причем каждый из них проделал бы это с достоинством и благородством священника, собирающего милостыню для бедных.

Даже Селия, которой и пришла охота собрать у себя всю эту компанию и которая к этому моменту успела уже проиграть ничуть не меньше любого из сидевших за столом игроков, казалось, искренне наслаждалась царившим здесь накалом страстей, возбуждением, с которым выкрикивались ставки, покрасневшими от напряжения лицами мужчин, то и дело наполнявших трясущимися руками свои стаканы. Специальностью Селии всегда был блэк-джек, поэтому не далее как сегодня утром она с присущей ей откровенностью заявила Бенни, что, по ее личному мнению, в покере им ничего не светит. Заранее просчитав все возможные варианты (а это было в ее правилах - заранее просчитывать такие вещи, причем времени на это уходило немало, и это притом, что еще девочкой, когда она училась в школе Джулии Ричмэн, Селия была уверена, что на свете нет ничего противнее алгебры. Впрочем, надо признаться, алгебра ей никогда особенно не давалась), она хорошо знала, что решающие взятки при игре в блэкджек, как правило, у нее, поскольку сдававший вначале принимает ставки от остальных, которым в недалеком будущем предстоит проиграться до нитки, получает оговоренные заранее десять процентов и только потом делает ставку сам, так что уже не столь важно, проиграет ли он или нет. И Селия, произведя кропотливый подсчет, сообразила, что ставки (даже после выплаты итогов при ничьей) будут составлять порядка шести процентов в пользу сдававшего. А это было больше, чем ставки в любом банке. Именно поэтому-то она и предпочитала блэкджек.

В тех редких случаях, когда у нее на кухне собиралась компания для игры в покер, она умудрялась порой выручить и больше, и стороннему наблюдателю могло бы показаться, что играть в покер куда выгоднее, но это только на первый взгляд. Селия давно уже сообразила, что за то время, что длится одна партия в покер, в блэкджек можно сыграть и шесть раз. Нетрудно подсчитать (и Селия это сделала), что шесть раз по шесть процентов составят тридцать шесть, а это ведь больше чем десять, верно?

И Селия пришла к окончательному выводу, что блэкджек ей нравится больше.

Но Бенни Нэпкинсу удалось убедить ее, что на этот раз игра пойдет по-крупному. Что за интерес скидываться по пенни с носа?! К тому же он попросил, чтобы она подыскала еще пятерых, готовых поставить по десять тысяч каждый в старый добрый покер. Селия мгновенно подсчитала в уме, что шесть ставок по десять тысяч составят шестьдесят тысяч, стало быть, ее десять процентов (которые она получала как хозяйка) на этот раз округлятся до весьма и весьма аппетитной суммы в шесть тысяч. И даже если она решится сыграть сама (что, собственно, она и сделала) и при этом потеряет то, что поставила на кон (чего она, разумеется, делать не собиралась), то рискует при этом смехотворно малой суммой - какие-то четыре тысячи (свои-то шесть она получит все равно!). И это притом, что в случае удачи она может отхватить одним махом весь лакомый кусочек целиком. А пятьдесят тысяч очень лакомый кусочек, думала Селия. К тому же, быстро подсчитала она, это будет двенадцать с половиной процентов в ее пользу.., конечно, поменьше чем тридцать шесть, которые она стабильно получала при игре в блэкджек, но зато, само собой, больше чем стандартные десять процентов при обычном покере.

Бенни выигрывал и выигрывал. На часах едва перевалило за десять, а удача так и плыла ему в руки. Ставки были уже сделаны. Еще в самом начале, до того, как сдавать, каждый из игроков положил перед собой аккуратную пачку - десять тысяч долларов. (Само собой, никому и в голову не пришло пересчитывать, сколько в каждой пачке, но у Бенни был наметанный глаз. Украдкой окинув взглядом банкноты, он решил, что все остальные игроки, кроме него, понятно, поставили на кон чуть больше чем десять тысяч, добавив заранее оговоренную сумму - комиссионные Селии.) Неприметно улыбнувшись, он поднял голову как раз в тот момент, когда Рикко Локаре, занявший место так и не явившегося Вилли, взялся за колоду с картами. Прикинув на глаз громоздившуюся перед ним пухлую пачку ассигнаций самого разного достоинства, Бенни довольно прищелкнул языком, решив, что в ней сейчас никак не меньше тридцати тысяч. Соответственно, у других игроков пачечки денег таяли на глазах, как снежные сугробы в лучах апрельского солнца.

Было уже почти без трех минут десять, когда Рикко нагнулся к Селии, уговаривая ее сбросить туза.

"Господь всемогущий, - мысленно взмолился Бенни, надеясь на чудо, если ты есть на свете, если ты хоть чуть-чуть меня любишь, сделай так, чтобы этот проклятый Придурок сломал себе ногу!"

- Сто на туза! - объявила Селия.

- Принимаю, - кивнул Морри Голдстейн.

- Бенни, ты как?

- И сотню сверху, - лениво промурлыкал Бенни.

- Что там у тебя, дьявольщина, пара валетов в рукаве? - проворчала Селия, бросив недовольный взгляд на стол. Там лежал бубновый валет.

- Так и быть, ставлю три сотни, - ухмыльнулся Бенни.

До десяти оставалось всего две минуты.

- Две сотни, Энджи, - заявил Рикко.

- Объявляй.

- Ладно, уговорили, попробую-ка и я тоже попытать счастья, - сказал Рикко, но между бровей у него залегла тревожная морщинка. - Что скажешь, Ральф? - спросил он, повернувшись к тому, кто сидел слева.

- Какого дьявола?! - рявкнул тот, и, вытащив из своей пачки две сотенных, швырнул их на середину стола.

- Ладно, парни, играем, - кивнул Рикко и начал сдавать.

Он сдал Бенни третьего туза как раз в ту минуту, когда часы, висевшие на стене кухни Селии, с хрипом принялись отбивать десять. Бенни молитвенно прикрыл глаза и тут же открыл их снова, услышав, как хлопнула дверь. Долговязый костлявый тип с нейлоновым чулком, закрывавшим лицо (Господи, с тоской вздохнул Бенни, опять этот неизбежный чулок, и обязательно нейлоновый! Ну как им не надоест, честное слово?!), и в дурацкой белой шляпе, нахлобученной чуть не на самый нос, с тяжелым автоматическим пистолетом 45-го калибра замер на пороге.

- Не дергаться, - прохрипел он. Черное дуло пистолета угрожающе шевельнулось - точь-в-точь жерло пушки где-нибудь на берегах Гибралтара!

Все замерли. Стало тихо как в могиле. Впрочем, ничего удивительного все сидевшие за столом, кроме Селии, оказавшейся у противоположного конца, прекрасно отдавали себе отчет, что оружие в руке незнакомца направлено как раз на них.

А в таких условиях, и это всем известно, лучше не дергаться.

Долговязый незнакомец с чулком на голове проворно обошел стол и сгреб в кучу аккуратные пачечки денег, высившиеся перед каждым игроком, точнехонько пятьдесят две тысячи, поскольку, как выяснилось, по меньшей мере двое из игроков все же поступили как Бенни и принесли ровно десять тысяч, зажав полагавшиеся Селии комиссионные. Грабитель, лица которого так и не смогли различить, смахнул деньги в хозяйственную сумку с эмблемой магазина А&Р и неторопливо направился к двери, по-прежнему угрожающе поводя пистолетом из стороны в сторону.

Дверь с шумом захлопнулась за его спиной.

От злости и горечи Бенни чуть было не завыл.

***

Лейтенант Александер Боццарис неторопливо шел по улице.

Он направлялся к квартире Селии Месколаты, намереваясь накрыть собравшуюся там теплую компанию и хорошенько пощипать игроков, когда вдруг мельком заметил бегущего ему навстречу высокого костлявого мужчину. Боццарис растерянно заморгал - лицо мужчины обтягивал черный нейлоновый чулок, в руках он держал хозяйственную сумку, мотавшуюся на бегу из стороны в сторону. Лейтенант не поверил собственным глазам - из нее сыпались долларовые бумажки. И тогда он понял, что пора принимать меры.

- Стоять! - взревел он. - Полиция!

Глава 11

ДОМИНИК ПО ПРОЗВИЩУ ГУРУ

В тот вечер Доминик был одет в клетчатую рубаху, синие джинсы, коричневые хлопчатобумажные перчатки и черные спортивные ботинки на резиновой подошве - свою обычную униформу. В правой руке он сжимал черный кожаный портфель с орудиями своего ремесла: ручной дрелью и целым набором разных сверл, небольшим ломиком, "фомкой", отмычками всех размеров и видов, пробойником и болванками ключей, ножовкой, кусачками и вагой весьма хитрой конструкции - она разбиралась на три части и занимала совсем немного места. Через левое плечо был перекинут ремень, на котором болталась сумка вроде той, с которой ходят в прачечную, - она была битком набита всем тем, чем ему посчастливилось поживиться нынешней ночью. Обе сумки, понятное дело, весили немало, и Доминик заранее знал, какого труда ему будет стоить одолеть несколько пролетов узкой пожарной лестницы, взбегавшей под самую крышу по задней стене дома, да еще притом, что вместо ступеней на ней были тонкие железные прутья. Но, как философски думал он, каждая профессия имеет свои достоинства и свои недостатки.

Этот дом Доминик облюбовал после трех недель упорных поисков и тогда же решил, что нынешний вечер, четверг, подойдет ему как нельзя лучше. Все дело в том, что в четверг прислуга получала выходной, а это значило, что большинство жильцов будут вынуждены ужинать вне дома. Следовательно, продолжал рассуждать Доминик, квартиры их на какое-то время опустеют, и, возможно, надолго. А значит, их можно будет навестить, причем сделать это спокойно, без спешки и риска, что хозяин вернется домой в самый неподходящий момент, - Доминик, как всякий серьезный и обстоятельный человек и к тому же специалист своего дела, терпеть не мог, когда ему мешали.

Сейчас было чуть больше половины одиннадцатого. К этому времени он успел спокойно обчистить три квартиры и уже подумывал было на этом закончить и отправиться домой. Но поскольку вечер начался так удачно и он нисколько не устал, даже наоборот - чувствовал какой-то удивительный подъем сил (просто забавно, как легко воспрять духом, когда с самого начала все идет как по маслу!), в конце концов, поколебавшись, он решил заглянуть еще в одну квартиру, а уж потом с чистой совестью вернуться домой.

Квартира, на которой он остановил свой выбор, находилась на десятом этаже, с задней стороны здания, и пожарная лестница проходила прямо возле самого окна. Света в нем не было.

Судя по всему, кондиционера в квартире тоже не было, поскольку одна створка окна была приоткрыта. Доминик осуждающе пожал плечами. Разве так можно, подумал он. Наверняка какие-нибудь деревенские простофили, фыркнул он про себя, в городе без году неделя!

Взобравшись по пожарной лестнице к самому окну, он бесшумно проскользнул в комнату. Дверь, которая, судя по всему, вела в коридор, была плотно закрыта. Доминик прислушался - он никак не мог понять, есть кто-нибудь дома или же квартира пуста. Но все было спокойно: ни звука, ни шороха шагов, ни предательской полоски света под дверью, говорившей о том, что хозяева дома. Он немного расслабился и бесшумно двинулся вперед в своих мягких ботинках. Подойдя к двери, приложил ухо к замочной скважине и прислушался. Ни звука, все по-прежнему было тихо. Удовлетворенно вздохнув, Доминик вытащил из кармана крохотный фонарик, включил его и огляделся по сторонам.

Судя по всему, он попал в спальню, но, увы, не хозяйскую.

Доминик разочарованно покачал головой - узенькая постель возле самой стены, над ней какая-то олеография в жалкой, простенькой рамочке. Пустой номер, вздохнул он. Возле противоположной стены - гардероб, на самом верху простенький будильник. То же самое, уныло подумал он. Стул с прямой спинкой и жестким сиденьем, небольшой диванчик и возле него еще одна закрытая дверь, скорее всего, в чулан. Доминик осторожно приоткрыл ее и посветил внутрь. Три пустые металлические вешалки уныло покачивались посредине. "Здорово!" подумал он. На полке возле перекладины - сетка для ловли рыбы и серя мягкая мужская шляпа с продольной вмятиной. Прикрыв дверь, он было подумал, а не плюнуть ли на это дело. Но потом решил все-таки для очистки совести заглянуть в другие комнаты. Он уже был возле самой двери, как вдруг услышал в коридоре приглушенные голоса. Поспешно юркнув в чулан, Доминик успел бесшумно прикрыть за собой дверь и затих.

"Успел!" - с ликованием подумал он за мгновение до того, как в комнате вспыхнул свет.

- А почему мне нельзя дождаться и посмотреть Джонни Карсона? - услышал он тонкий мальчишеский голос.

- Потому, что уже пора спать, - ответила женщина.

- А мама всегда разрешает мне посидеть до двенадцати, - возразил мальчик.

- Быть этого не может! А потом, твоей мамы здесь нет.

- Но это правда, я клянусь!

"Мальчишка, вот проклятье", - чертыхнулся про себя Доминик.

- А можно мне стакан молока? - снова спросил мальчик.

- Ты только что выпил, - возразила женщина.

"Ну же, взмолился про себя Доминик, - отправь маленького паршивца в постель!"

- А теперь прочитай вечернюю молитву и залезай под одеяло! скомандовала женщина.

До слуха Доминика долетел какой-то неясный шорох - возможно, это мальчик залез на постель и стал коленками на ее край, чтобы помолиться. Проклятье, беспомощно вздохнул он, вот уж не повезло так не повезло, ничего не скажешь!

- Спать пора, - начал мальчик, - иду ко сну. Крепко глазки я сомкну. Боже, взгляд твоих очей над кроваткой будь моей!

Благослови, Господи, маму и папу.

Доминик передернул плечами. Что-то зашелестело, потом скрипнули пружины, будто мальчишка ворочался с боку на бок, устраиваясь поудобнее.

- А теперь спокойной ночи, - сказала женщина.

- Спокойной ночи, - откликнулся мальчик.

Шаги направились к двери.

- Ой, я забыл снять часы, - вдруг воскликнул мальчишка. - Терпеть не могу слушать, как они тикают! Заснуть не дают.

"Отлично, - одобрительно кивнул Доминик. - Снимай их, парень, и считай, что видишь их в последний раз!"

Женские шаги прошелестели мимо и замерли возле кровати.

Наступила тишина, потом раздался неясный шорох. Снова шаги: от кровати через всю комнату к гардеробу. Потом снова к двери.

- Спокойной ночи, Ида.

"Спокойной ночи", - прибавил про себя Доминик.

- Спокойной ночи, Льюис, - ответила женщина.

Щелкнул выключатель, и комната погрузилась в темноту. Чуть слышно хлопнула дверь, раздался еще один щелчок, и предательская полоска света под дверью тоже исчезла. Наступила тишина.

Затаившись в темноте, Доминик нетерпеливо ждал. А ведь мог быть уже дома, уныло подумал он, в постели, к тому же с Виргинией, вместо того чтобы корячиться тут в темном чулане, задыхаясь от пыли и чувствуя, как немеет шея, упиравшаяся в острый край полки. Однако, может, не все еще потеряно, и эти часики вознаградят его за все неудобства.

Он прождал еще с полчаса, затаившись в темноте, дожидаясь, пока мальчишка уснет. Потом, тихонько приоткрыл чуть слышно скрипнувшую дверь чулана и прислушался. С кровати до него донеслось ровное дыхание уснувшего малыша. Доминик пошире приоткрыл дверь, выждал еще минут пять и затем решил - пора. Прокравшись на цыпочках через всю комнату, он подобрался к гардеробу и провел рукой по его верхней крышке, на ощупь сгреб часы и не глядя схватил их. Через мгновение он уже перемахнул через подоконник в вязкую темноту за окном. Сумка по-прежнему свисала с плеча, туфли на резиновой подошве он зажал в руке. Похищенные часы мирно покоились в кармане синих джинсов. Он так и не посмотрел на них, пока, минут за десять до полуночи, не оказался наконец у себя дома.

Зевнув, Доминик снова сунул часы в карман и погрузился в сон.

Глава 12

ФРЕДДИ

Выбранного Марио Аззеккой посланца звали Фредди Коррьер. Как было заранее условлено, он появился в офисе на Саттон-Плейс в девять тридцать, получил от адвоката исчерпывающие инструкции и поспешно направился на Двадцать четвертую улицу, в квартиру, которую занимал Бенни Нэпкинс. Ни самого Бенни, ни Жанетт Кей дома не оказалось, поэтому Фредди вышел на улицу, дошел до угла, где был телефон-автомат, и оттуда позвонил Аззекке, спрашивая, что делать дальше. Адвокат велел дождаться Нэпкинса во что бы то ни стало, хоть бы пришлось проторчать у него под дверью до самого утра.

К половине первого Фредди подсчитал, что поднимался в квартиру Бенни раза четыре, не меньше. Бенни жил на четвертом этаже дома, в котором не было лифта. А одолеть пять лестничных пролетов вверх-вниз, к тому же проделать это пять раз за какие-нибудь два с половиной часа - с ума сойти можно! Такая гимнастика заставит кого угодно умирать от жажды. К счастью, неподалеку, на Двадцать пятой улице, был небольшой, но уютный бар, так что между утомительными визитами в пустую квартиру Бенни Фредди мог позволить себе немного отдохнуть в приятной атмосфере, а заодно пропустить стаканчик. Точнее, к половине первого он успел уговорить уже не один, а целых шесть стаканчиков превосходного виски, запив их бутылкой пива. Подумав, приказал принести вторую, дав себе слово снова наведаться к Бенни никак не позже часа - сразу же, как допьет ее.

И как раз в эту минуту в баре появилась Сара.

Фредди знал ее еще по тем временам, когда Сара работала на Бобби Меццано, в его заведении на Сорок пятой улице. Это была долговязая чернокожая девица с вечно взлохмаченной копной иссиня-черных волос, с ослепительно сверкавшими белыми как сахар зубами и весьма привлекательными упругими грудками. На ней было платье из шелкового трикотажа, облегавшее тело как перчатка, а под платьем, по причине летнего времени, а вернее, по неписаным законам ее профессии, не было ничего. Фредди заметил это с первого взгляда.

- Привет, Сара, - окликнул он, - каким это ветром тебя сюда занесло? Я хочу сказать, в эту часть города?

- Кто это? - спросила Сара, вглядываясь в сумрак бара возле стойки, где, нежно поглаживая бутылку с пивом, сидел Фредди.

- Я, - подмигнул он, - Фредди Коррьер.

- Фредди, - обрадовалась она, - привет! - И направилась к нему. Купишь девушке выпить?

- Конечно, - галантно кивнул Фредди и, повернувшись к бармену, щелкнул пальцами. - Что ты предпочитаешь?

- А я думала, что это мне следует задать тебе этот вопрос, - хихикнула Сара и громко расхохоталась.

- О.., конечно! - спохватился Фредди и тоже захохотал.

Правда, смысл ее шутки до него так и не дошел, но какого черта, подумал он. - Так что ты будешь пить? - спросил он.

- Вермут с бальзамом из черной смородины, - ответила Сара.

- Да? - удивился Фредди.

- Что будете пить? - спросил подошедший бармен.

- Вермут с бальзамом из черной смородины, - повторила Сара.

Бармен недовольно скривился, с сомнением посмотрел на нее, покачал головой, но, ничего не сказав, отошел.

- Надо же, вермут с бальзамом из черной смородины! - удивился Фредди. А я никогда не пробовал ничего подобного!

- Классная штука! Попробуй как-нибудь, сам увидишь, - посоветовала Сара. - Когда принесут, так и быть, дам тебе отхлебнуть глоточек. Согласен? Ма-аленький глоточек из моего бокала. - И она насмешливо подмигнула.

- Идет, - ответил Фредди и незаметно бросил взгляд на часы. - Так ты так и не сказала, каким ветром тебя сюда занесло. Я-то думал, что ты обычно промышляешь в Антуане.

- Чушь! - фыркнула Сара. - Где хочу, там и промышляю!

- Да? - переспросил Фредди.

- Да, - отрезала Сара.

- Один вермут с бальзамом из черной смородины, - прожурчал над ними бармен. Прошу прощения, бальзама из черной смородины не оказалось, так что это, видите ли, чистый вермут.

- А что это за чертовщина такая - бальзам из черной смородины? удивился Фредди.

- Это ликер, - объяснила Сара.

- Серьезно?

- Да, - подтвердил бармен, - только у нас его нет. - Он хмуро покосился в сторону Сары и вернулся в свой угол за стойку бара, чтобы снова уставиться в экран телевизора.

- Дьявольщина, - выругалась Сара, - сегодня все не слава Богу! - и подняла стакан, словно чокаясь. - Твое здоровье!

- Салют! - кивнул Фредди, щегольнув одним из двух известных ему итальянских слов. Еще одно, которое он знал, представляло на самом деле два, но он этого, к счастью, не знал. - А что еще сегодня не так? полюбопытствовал он.

- Да все, - буркнула хмурая Сара и сделала большой глоток.

Отодвинув в сторону стакан, она вытащила из пачки сигарету и поднесла ее к губам. - Договаривалась тут встретиться с одним типом еще в двенадцать. Жду его, жду, а этот ублюдок так и не появился.

- Вот как? - Фредди покачал головой.

- Вот так! Уж и комнату сняла, и все...

- Вот как? - повторил Фредди.

- Вот так, - вздохнула Сара.

- Странно! Вот уж никогда бы не подумал, - покачал он головой. - Такая красивая девушка!

- Вот и мне странно, - фыркнула Сара, выпустив изо рта струю дыма, и поднесла к губам бокал. - Стыд и позор, скажу я вам! К тому же и за комнату я заплатила вперед, и все такое...

- Вот как? - протянул Фредди и опять украдкой покосился на часы. Было без десяти час.

- Вот так! - передразнила Сара. - О Боже! - уныло вздохнула она и сделала большой глоток. - Что меня больше всего бесит, так это то, что проклятая комната пропадает. А за нее ведь заплачено!

- А где эта самая комната? - рассеянно спросил Фредди.

- На Двадцать первой.

- Вот как? - удивился он.

- Вот так.

- Так это ж неподалеку!

- Практически за углом, - сказала Сара и задумчиво положила ногу на ногу.

- Мне нужно занести кое-что на угол Двадцать четвертой и Третьей, сообщил Фредди, немного помявшись.

- Вот как?

- Да. Но после этого я буду свободен как ветер, - продолжал он. - Если мне придет охота провести с тобой часок, - помялся он, - сколько это будет стоить?

- Ну.., ты ведь понимаешь, я уже уплатила за комнату.

- Да, да, так сколько? Сколько ты за нее заплатила?

- Двенадцать долларов.

- Вот как?

- Вот так!

- А ты сколько стоишь?

- Я? Двадцать пять.

- Вот как?

- Вот так, - фыркнула Сара.

- Стало быть, все вместе тридцать восемь долларов? - уточнил Фредди.

- Тридцать семь, - поправила Сара.

- Двенадцать и двадцать пять... - повторил Фредди, поднял глаза к потолку и пошевелил губами. - Верно, тридцать семь.

Что ж, неплохо.

- Да уж, в самую точку попал. Многие девушки берут куда дороже.

- Вот как? - удивился Фредди.

- Вот так! - подмигнула Сара.

- Ладно. Послушай, может, прогуляемся вместе до Двадцать четвертой улицы, а? Проводишь меня, я занесу, что мне нужно, а потом отправимся к тебе? Идет?

- Звучит неплохо, - хмыкнула Сара.

- Значит, идет?

- Идет.

Фредди заплатил за выпивку, и они вместе направились на Двадцать четвертую улицу. Сара осталась ждать внизу, а он опять, кряхтя, преодолел пять лестничных пролетов до квартиры Бенни Нэпкинса. Дома по-прежнему никого не было. Тяжело дыша и отдуваясь, Фредди спустился вниз. Прислонившись к двери, Сара невозмутимо курила.

- Все? - поинтересовалась она. - Свободен?

- Нет. Никого нет дома, - пропыхтел он.

- Ну так что за беда? - удивилась она. - Попозже занесешь, верно?

- Ладно, - кивнул он. - Я ведь честно пытался, разве нет?

- Конечно, конечно. А теперь почему бы тебе не заняться мной?

- И верно! - обрадовался Фредди.

Взявшись за руки, они повернули за угол. Не прошло и десяти минут, как возле дома остановилось такси и Бенни Нэпкинс, открыв дверь, помог выбраться Жанетт Кей. Он подобрал ее возле Транс-Люкс на Восемьдесят пятой улице. Жанетт страшно спешила. По пятому каналу вот-вот должно было начаться ее любимое шоу с Барбарой Стенвик и Стерлингом Хейденом, и она ужасно боялась опоздать.

***

Придурок упрямо отказывался снять с головы чулок.

- Но ведь это же маска, - втолковывал ему лейтенант Боццарис, - а существует закон, по которому нельзя ходить по улице в маске.

- Это не маска, офицер. Это просто.., ну, одежда такая, что ли...

- Нет, что ты там ни говори, а все-таки это маска, - стоял на своем Боццарис.

- Это чулок, - доказывал ему Придурок.

- Чулок не носят на голове. Стало быть, это маска.

- Ага. А надень ты маску на ногу, вот и выйдет чулок, - заржал Придурок.

- Ладно, ладно, ты не больно умничай! - оборвал его Боццарис.

- Я знаю свои права, - высокопарно изрек Придурок. И это было сущей правдой. Конечно, умом он похвастаться не мог, и отлично это понимал, но зато его знания в области уголовного права были фундаментальными и всеобъемлющими.

- Пусть так, - не стал спорить Боццарис, но про себя все-таки решил, что зачитает ему права. Хватит с него постоянных жалоб арестованных уголовников, что детективы не позаботились зачитать им права. - В соответствии с решением Верховного суда по делу Миранды, - начал он, - мы должны ознакомить вас с вашими правами. Именно это я сейчас и собираюсь сделать.

- Правильно, - одобрительно кивнул Придурок.

- Во-первых, вы имеете полное право, если хотите, хранить молчание. Вы меня понимаете?

- Правильно, офицер. Именно это я и делаю!

- Стало быть, вы понимаете, что имеете право не отвечать на вопросы полицейского офицера?

- Ага. И не буду!

- А вы понимаете, что если надумаете отвечать, то...

- Все, что я скажу, может быть использовано против меня!

Ясное дело, конечно, понимаю!

- Я также должен поставить вас в известность, что вы имеете право до или во время допроса в полиции потребовать присутствия адвоката. Вы меня понимаете?

- Само собой! - кивнул Придурок. - А еще я знаю, что если потребую присутствия адвоката, но скажу, что у меня нет денег, чтобы ему заплатить, то мне назначат общественного защитника, который будет защищать меня бесплатно. И я смогу пользоваться его услугами до или во время допроса. Так?

- Так, - кивнул Боццарис.

- Стало быть, вы теперь знаете свои права? - уточнил Придурок.

- Да, - кивнул лейтенант.

- Так вы желаете пригласить адвоката? - спросил Придурок.

- Что? - поперхнулся Боццарис и растерянно заморгал. Глаза его сузились. - Послушай, - грозно предупредил он, - ты не больно-то умничай, понял? Последний такой умник, вроде тебя, которого мы взяли, сейчас парится в Томбсе <Томбс - городская тюрьма в Нью-Йорке.>, понял?

- Я хочу видеть адвоката, - заявил Придурок.

- У тебя есть кто-нибудь на примете? Ну, я хочу сказать, ты знаешь какого-то определенного адвоката?

- Да.

- И кого же?

- Марио Аззекку, - заявил Придурок, и Боццарис невольно шмыгнул носом. В затхлой атмосфере полицейского участка на него явственно повеяло запахом денег.

***

Когда в два часа ночи стоявший на ночном столике телефон пронзительно зазвонил, Аззекка вместе со своей женой Сибил лежал в постели. Еще не открыв глаза, он догадался: что-то случилось. Какая-то беда. Скорее всего, этот гаденыш, его дорогой сынок, который сейчас как раз учился в Гарварде, попался, когда курил марихуану. Маленький ублюдок!

- Алло, - прохрипел он.

- Это лейтенант Боццарис, - произнес мужской голос на другом конце трубки.

- Да?

- Нам с вами надо кое-что обсудить.

- Это в два-то часа ночи?! - возмутился Аззекка.

- Кто это? - сонным голосом спросила Сибил.

- Никто. Спи! - буркнул он. - Погодите, не вешайте трубку! - Я только перейду в кабинет. - Выбравшись из постели, он влез в халат, осторожно прикрыл за собой дверь спальни и по коридору направился туда, где Сибил Боже, благослови ее доброе сердце! - согласилась выделить в его полное распоряжение восьмиметровую комнатку (и это в их огромной двенадцатикомнатной квартире!). Взяв параллельную трубку, Аззекка с трудом подавил зевок и спросил:

- Что у вас, лейтенант? Что-то срочное?

- Деньги, - коротко буркнул Боццарис.

- О чем это вы говорите?!

- Я о том типе, при котором мы нашли около пятидесяти тысяч. Он сейчас у нас, - ответил Боццарис.

Телефонная трубка запрыгала в руках адвоката.

- И что же? - насколько мог невозмутимо, спросил он.

- По тем сведениям, которые в настоящее время находятся в нашем распоряжении, можно с некоторой долей уверенности предположить, что эти деньги предназначены для Кармине Тануччи, который в настоящее время пребывает на отдыхе в Неаполе, - вкрадчивым тоном пояснил Боццарис.

И Аззекка мгновенно похолодел - наверняка Фредди Коррьер, решил он. Скорее всего, этот тупой ублюдок каким-то образом попался, когда шел к Бенни Нэпкинсу!

- Вероятнее всего, - вежливо сказал он, - у вас, лейтенант, просто не совсем верная информация. - Он лихорадочно пытался сообразить - почему лейтенант сказал "около пятидесяти тысяч"? Почему "около", черт возьми? Что все это значит?! При Коррьере, в аккуратном белом конверте, для верности еще перетянутом резинкой, было ровнехонько пятьдесят тысяч, а кроме этого, еще и билет до Неаполя.

- Возможно, очень возможно, - не стал спорить Боццарис. - Признаться, у меня, ребята, нет ни малейшей охоты совать нос в ваши дела и ломать голову, чем вы там занимаетесь и как зарабатываете себе на хлеб с маслом, пока в том, что вы делаете, нет ничего криминального. Может быть, вы еще не забыли, как один из моих людей подобрал совершенно на первый взгляд никому не нужную коробку с фигурками. Они, как оказалось, не были связаны ни с каким преступлением, поэтому мы возвратили их законному владельцу, одному благонамеренному господину по имени Джозеф Дириджере, который, в свою очередь, движимый чувством искренней благодарности, пожертвовал семь тысяч четыреста долларов в специальный пенсионный фонд для отставных полицейских.

- Да, я помню, - признался Аззекка.

- Я так и думал, что вы вспомните, - обрадовался Боццарис. - Ну так вот, сейчас перед нами примерно такой же случай. У меня нет ни малейшей возможности узнать, что это за деньги. Я имею в виду эти пятьдесят тысяч наличными. Я знать не знаю, чистые они или нет, хорошие или плохие. Я вообще ничего о них не знаю, и у меня ни единого шанса это узнать.

Да и желания особого нет. По мне - так это обычные деньги, ни грязные, ни чистые, просто деньги, и все! - Боццарис выдержал паузу. - Скажем так, они как бы ничьи.

- И сколько? - спросил Аззекка.

- Столько же, сколько и в прошлый раз, - быстро ответил Боццарис.

- Слишком много!

- Ладно, ладно, не надо спорить с копом, к тому же уставшим до чертиков. Ваша взяла, пусть будет пять тысяч. Так сказать, для ровного счета.

- Немыслимо! - фыркнул Аззекка. - Это просто смешно!

- Ладно, будем торговаться, - вздохнул Боццарис. - Тридцать пять сотен.

- Две тысячи.

- Две с половиной?

- Две тысячи, - твердо повторил Аззекка, - и ни центом больше.

- Договорились, - вздохнул Боццарис. - Куда отправить вашего человека с деньгами?

- Вы имеете в виду Фредди?

- Так его зовут? Он молчал как рыба. Не сказал ни слова. Ах да, у него еще был какой-то дурацкий чулок на голове.

- Всегда знал, что он малость с приветом, - вздохнул Аззекка.

- Так что, послать его к вам, если, конечно, мы договорились?

- Хорошо. Только скажите ему, чтобы оставил пакет у швейцара.

- У швейцара? Стало быть, вы не хотите, чтобы он поднялся наверх?

- Если он попадется мне на глаза, я удушу его собственными руками, прямо здесь, в кабинете, - заявил Аззекка.

- Будем считать, что я этого не слышал, - сказал Боццарис, и до ушей Аззекки донесся приглушенный смешок. - Что ж, приятно было поговорить.

- И не забудьте про билет, - напомнил адвокат.

Но лейтенант уже повесил трубку.

***

Без двадцати три, когда Аззекка сидел на кухне, маленькими глоточками потягивая из стакана молоко, пронзительно зазвенел висевший на стене домофон. Адвокат подскочил к нему и нажал кнопку "Говорите".

- Да? - рявкнул он.

- Мистер Аззекка, это Хими, швейцар. У меня для вас конверт.

- Отправьте его наверх, - приказал Аззекка.

- Парень, который его принес, сказал, что очень важно, поэтому я не знал, стоит ли ждать до утра...

- Да, да, все правильно, - нетерпеливо буркнул адвокат, - принесите его.

- ..да вот будить вас посреди ночи тоже не хотелось. Так что принести его или как?..

- Будьте так любезны! - проворчал Аззекка.

Пять минут спустя раздался звонок в дверь, и мальчик-лифтер протянул адвокату сумку с эмблемой магазина А&Р. Поблагодарив его, Аззекка закрыл за ним дверь, аккуратно запер ее и направился в гостиную, по пути ломая себе голову, как деньги из конверта, перетянутого для сохранности резинкой, могли попасть в эту нелепую хозяйственную сумку? Перевернув сумку вверх дном, он вытряхнул ее содержимое на кофейный столик и растерянно заморгал. Новая загадка! Он точно помнил, что деньги в конверте были в сотенных купюрах. Откуда же теперь взялась вся эта кипа десяток, двадцаток, сотенных и даже долларовых бумажек?!

Вздохнув, он принялся пересчитывать деньги.

И только потом ему пришло в голову еще одно. Почему лейтенант Боццарис во время их долгой ночной беседы так ни словом и не обмолвился, что деньги, о которых он говорил, эти самые две тысячи, пойдут в специальный фонд для ушедших в отставку полицейских?

Пересчитав мятые бумажки, Аззекка снова задумался. Денег было ровнехонько пятьдесят тысяч.., та самая сумма, с которой в девять сорок пять Фредди Коррьер вышел из его кабинета.

Исчез только билет до Неаполя, о котором лейтенант и словом не обмолвился. Наверное, остался у Боццариса. И все. Зачем он ему? - ломал голову Аззекка. Может, собрался отправиться попутешествовать?

Аззекка недоумевающе пожал плечами.

Ладно, завтра он пошлет к Бенни Нэпкинсу кого-нибудь еще.

А к тому времени, подумал он, наверняка любезный лейтенант одумается и позвонит снова. Аззекка рыгнул, одним глотком допил оставшееся молоко и, все еще ломая голову над этой загадкой, отправился в постель.

Глава 13

БЛУМИНГДЕЙЛС

Когда в пятницу утром около десяти в дверь его квартиры позвонили, Бенни Нэпкинс еще спал сном праведника. Осторожно, стараясь не разбудить Жанетт Кей, он выбрался из постели и прошлепал по коридору к входной двери.

- Кто там? - шепотом спросил он.

- Фредди Коррьер.

Бенни осторожно приник к отверстию глазка и выглянул в коридор. И в самом деле это был Фредди Коррьер. Только сегодня он выглядел каким-то усталым, словно выжатый лимон.

Кожа туго обтянула заострившиеся скулы, под глазами обозначились мешки. И тем не менее это был Фредди Коррьер собственной персоной. Бенни отпер два хитроумных замка, отодвинул щеколду, снял дверную цепочку, которую всегда накидывал на ночь, и открыл дверь.

- Можно войти? - спросил Фредди.

- Да, конечно, проходи. Только тихо, не разбуди Жанетт Кей.

Она еще спит.

- Вот как? - по своей привычке переспросил Фредди.

- Да, - ответил Бенни.

- Предполагалось, что я доставлю это тебе вчера вечером, - буркнул Фредди. - Я приходил несколько раз, да только вот никого не было дома.

- Играл в карты, - объяснил Бенни, - а Жанетт Кей отправилась в кино.

- Вот как? - удивился Фредди. - И как, выиграл?

- М-да.., можно сказать и так, - поморщился Бенни. Из груди его вырвался тяжелый вздох.

- Понятно. Слушай, а как я вчера провел вечер! Рассказать - не поверишь! - Фредди закатил глаза, сгорая от желания поведать кому угодно, хоть бы и Нэпкинсу, о тех сногсшибательных штучках, которые они накануне проделывали на пару с Сарой.

- Знаешь, я тоже неплохо повеселился, - оборвал его Бенни, - только у меня, увы, сейчас нет ни минуты времени, чтобы обсудить это с тобой. Пора одеваться и бежать в Гарлем. У меня там срочное дело. Да и потом, чувствую, хлопот будет по горло.

Так что извини, как-нибудь в другой раз.

- Да, конечно, - закивал Фредди. - Обязательно!

- А что это такое? - полюбопытствовал Бенни, заметив в руках у Фредди пухлый белый конверт.

- Это для тебя. От Марио Аззекки, - объяснил Фредди. - Инструкции внутри.

- Ты их читал?

- Обижаешь! Разве я похож на человека, который украдкой читает чужие письма?!

- По-моему, нет, - успокоил его Бенни.

- Да и потом, разве я похож на человека, который умеет читать? - Фредди презрительно пожал плечами.

- Ну что ж, спасибо за труды, - кивнул Бенни. И извиняющимся тоном добавил:

- Я бы угостил тебя чашечкой кофе, но Жанетт Кей еще спит, а мне бы не хотелось ее будить.

- О, конечно, - с понимающим видом кивнул Фредди. - Ладно, ничего страшного. Как-нибудь в другой раз. Слушай, погоди минутку, я сейчас расскажу тебе, какую девушку я встретил вчера вечером! Ты не поверишь, я...

- В другой раз, ладно? - перебил его Бенни.

- Ладно, - кивнул Фредди и ушел.

Бенни тяжело вздохнул и вернулся на кухню. Положив на стол пухлый белый конверт, он мрачно и с опаской уставился на него, не решаясь посмотреть, что внутри. Бенни давно и непоколебимо верил в то, что любое задание, если оно исходит от Марио Аззекки, означает лишнюю головную боль, если не сказать хуже. Долив воды в кофейник, он поставил его на плиту, уселся за стол и снова устремил взгляд на злополучный конверт. Бенни до сих пор было немного странно, что Придурок после вчерашнего "ограбления" так и не дал о себе знать. Впрочем, удивляться особенно не приходилось, поскольку любой, знавший Придурка достаточно близко, ничуть бы не удивился, обнаружив, что тот вдруг отправился в Индию или куда-то еще просто подышать свежим воздухом.

Да уж, уныло размышлял Бенни, если и есть кто-то на этом свете, кому доверять просто глупо, так это такому пройдохе.

А уж коли у него, как у Придурка, крыша, что называется, с большим перекосом, так это глупость в квадрате. Скорее всего, Придурку в жизни не доводилось видеть таких денег. Можно представить, что творилось у него в голове, когда такие деньжищи упали, так сказать, с неба, и прямо к нему в руки!

Бенни застонал сквозь стиснутые зубы. Ему представилась ужасающая картина - Придурок, ошалев от счастья, раздевается догола, оставив на голове только свой дурацкий чулок, ложится на диван и с идиотским хохотом осыпает себя хрустящими долларовыми бумажками! А потом укладывает чемодан, спешит в аэропорт и улетает на недельку-другую в Индию.

"Господи, - подумал Бенни, - хотел бы я сейчас сидеть в самолете и лететь в Индию!"

Ну что за невезение, продолжал размышлять он. Еще вчера, только вчера он был почти на волосок от заветной цели! Он мог заработать чертову пропасть денег, причем совершенно легально, если бы.., если бы Придурок не был таким придурком, черт бы его побрал! Но, в конце концов, ведь именно он был тем самым ослом, который все это придумал, вспомнил Бенни. Весь этот дурацкий план - его, так что толку винить бедного дурачка за то, что он такой, какой есть? Ведь он только тупо следовал его, Бенни, приказам! Если, конечно, не считать того немаловажного факта, что бедняга, очевидно, под конец просто не смог совладать с соблазном и оставил все награбленные деньги себе. Ну что ж, кто из нас не грешен? Все делают ошибки. Как и сам он когда-то, еще в Чикаго, вспомнил Бенни и снова покосился на пухлый белый конверт, гадая, что еще за новую неприятность придумал для него чертов Аззекка, да еще в такой погожий денек, как сегодня.

Кофейник вскипел. Бенни достал из шкафа чашку и сахарницу и снова уселся за стол. Пухлый белый конверт будто притягивал его. Бенни то и дело бросал на него взгляд, будто опасаясь, что тот вдруг волшебным образом растворится в воздухе.

Но тот памятный случай, что произошел с ним в Чикаго, был не более чем обычной ошибкой, столь свойственной людям. Почему бы раз и навсегда не забыть об этом, будто бы ничего и не было? Налив кофе в чашку, Бенни снова обреченно уставился на конверт. Откуда, черт возьми, ему было знать, что человек, открывший итальянский ресторан "Домицио" был не кем иным, как родным братом самого Кармине Гануччи?!

Бедняга Бенни просто сделал то же, что делал всегда, как только в Чикаго открывался новый ресторан. Появившись на церемонии торжественного открытия, как бы случайно, мимоходом бросал пару слов о том, что кое-кто был бы крайне заинтересован, чтобы забирать из ресторана неизбежные отходы, а заодно и поставлять столовое белье. Но Домицио только буркнул:

"Пшел вон, идиот!" - и в следующую же ночь кое-кто из приятелей Бенни позаботился о том, чтобы мусорный бак со всякой гадостью, вдребезги расколотив великолепное зеркальное окно нового ресторана, оказался внутри, заляпав всякой дрянью роскошное убранство зала. И все было бы чудесно - это маленькое, хоть и досадное происшествие сослужило бы только добрую службу самому Домицио, поскольку коль скоро человека зовут Домицио Гануччи, то какого дьявола, в самом деле, называть себя Домицио Голсуорси?! Что за имя, черт возьми, да еще для хозяина итальянского ресторана?! Да еще такого шикарного! Он же ведь был членом семьи Гануччи - не больше, ни меньше! Нет, иногда Бенни просто отказывался понимать, о чем думают некоторые люди! "Что такое имя? - печально процитировал он про себя, - ведь роза, как ее ни назови, все ж сохранит свой дивный аромат!" <Шекспир У. "Ромео и Джульетта".> Бенни недоумевающе пожал плечами. Он попытался было представить себе, что было бы, если бы это незначительное происшествие обернулось для него по-иному, если бы на следующее утро его бездыханное тело вдруг выловили из Большого Чикагского канала, но так и не смог.

А в действительности Кармине Гануччи лично прилетел из Нью-Йорка только для того, чтобы сообщить: он, дескать, отлично все понимает, каждый может хоть раз в жизни ошибиться, но зеркальное окно обошлось его дорогому брату Домицио ни много ни мало в тысячу двести пятьдесят зеленых, каковую сумму Бенни и надлежит возместить ему из своего кармана. И посоветовал Бенни в будущем заняться чем-нибудь другим. Впрочем, он был так любезен, что предложил Бенни, когда тот окончательно поправится, перебраться из Чикаго в Нью-Йорк, где ему скоро понадобится свой человек для работы в Гарлеме. Если, конечно, Бенни это заинтересует, добавил Кармине. Конечно, много предложить он не может и, скорее всего, на новом месте Бенни будет зарабатывать меньше, чем здесь, но Бенни должен его понять - зеркальные витрины ведь не растут на деревьях, верно?

И хотя лично он всегда ценил хороший юмор, но такому неглупому человеку, как Бенни, не стоит объяснять, насколько глупо было дразнить родного брата самого Кармине Гануччи!

Бенни пришлось признать, что тут он прав.

Вежливо поблагодарив мистера Гануччи за столь щедрое и великодушное предложение, он заверил его, что будет счастлив перебраться в такой замечательный город, как Нью-Йорк, и принять предложенное ему место в столь милом районе, как Восточный Гарлем, - о такой удаче он, дескать, не смел и мечтать! - а потом вышел из дома, прошелся по Тридцать первой улице и долго стоял на берегу канала, глядя вниз. Затем громко, чтобы те, кому надо, могли его услышать, прочел вслух "Богородица, Дева, радуйся!" и ушел.

Да, все мы когда-то делаем ошибки, думал он, но, сколь это ни печально, приходится признать, что в последнее время он явно превысил допустимый предел. Почему, спрашивается, он не нашел в себе сил отказать Нэнни? Надо было прямо сказать - пусть подыщет кого-то другого, еще более незаметного, чем он, чтобы вернуть домой этого маленького негодника, мальчишку Гануччи. Он должен был сразу отказаться, и это было бы самое правильное. Но он этого не сделал. Больше того, совершил еще большую глупость - ввязался в эту дурацкую интригу с карточной игрой и, что уж совсем глупо, доверил самую ответственную роль Придурку, пройдохе и мошеннику, столь же глупому, сколь и изворотливому.

"Хотелось бы мне знать, где этот идиот сейчас", - мрачно подумал Бенни, и вновь бросил затравленный взгляд на лежащий перед ним пухлый белый конверт. Наверное, все-таки лучше открыть его, вздохнул он, и хотя бы посмотреть, что там.

По крайней мере, на банковском счете у него целых двести шестнадцать долларов, а этого хватит, чтобы исчезнуть на время.

Пусть не в Индию и не на Гавайи, а на худой случай в Скенектеди, но и это не так плохо, решил он. У Бенни в Скенектеди жила родная тетка.

Он отпил кофе, отставил в сторону чашку, со вздохом взял в руку конверт и стащил с него тугую резинку.

В конверте лежала целая пачка сотенных купюр - пятьдесят тысяч долларов.

И билет на самолет до Неаполя и обратно.

Кроме этого, была еще записка.

"Бенни Нэпкинсу.

Садитесь на самолет. Вылет в пятницу вечером в десять часов.

Отправляйтесь в Неаполь (не забудьте, что в Риме пересадка), в субботу вы должны передать содержимое этого конверта поверенному мистера Гануччи, который будет встречать вас в аэропорту.

Не провалите все дело!

Марио Аззекка".

Бенни еще раз медленно перечитал записку. Потом во второй раз пересчитал деньги. Снова посмотрел на билет. И тут ошеломляющая мысль молнией вспыхнула у него в мозгу - вот тут, перед ним, как раз те самые пятьдесят тысяч, которые хочет получить сумасшедший маньяк, похитивший мальчишку Гануччи! Они у него в руках! Одна беда - сам Гануччи тоже рассчитывает получить эти деньги, только в Неаполе.

Во второй раз за последние несколько часов Бенни захотелось поднять голову и истошно завыть от злобы и отчаяния.

***

Самым известным скупщиком краденого в этом благословенном городе был человек по имени Блумингдейлс (его имя звучало точь-в-точь как название знаменитого магазина, только что апострофа к нему не полагалось). Блумингдейлс (не магазин, конечно, а человек) снимал квартиру на 116-й улице в самом конце Лексингтон-авеню, и любой в этом городе сказал бы вам, что это самое оживленное место во всем районе. Народ стекался отовсюду, порой издалека, только чтобы полюбоваться бесчисленным множеством самых разных товаров, которыми были буквально завалены витрины магазина Блумингдейлса, размещавшегося прямо в его четырехкомнатной квартирке. Ходили упорные слухи, что однажды ему пришло в голову выставить на кухне украденный концертный рояль. Но Доминику по прозвищу Гуру ни разу в жизни не доводилось видеть настоящего, подлинного "Стейнвея", поэтому пришлось принять всю эту байку на веру.

Однако заваленные буквально до самого потолка крадеными товарами комнаты магазина Блумингдейлса произвели на Доминика неизгладимое впечатление, и он вознамерился сделать все, чтобы то, что он принес с собой, также заняло подобающее место на витрине.

Чего здесь только не было! Радиоприемники, телевизоры, тостеры, золотые часы, ручки с золотыми перьями и крохотные золотые карандашики, стереосистемы, зонтики, пальто всех цветов и размеров, шубы, светильники, золотые цепочки и кольца, музыкальные инструменты, шахматные доски, полное собрание сочинений Чарльза Диккенса в переплете из натуральной кожи искусной ручной работы, хрусталь, китайский фарфор, велосипеды и даже мотоцикл "Хонда" - все это и еще многое, многое другое можно было найти в тесном магазинчике Блумингдейлса в любой день недели, поскольку магазин работал без выходных.

Но тщетно стали бы вы искать там серебряные часы, кольца или цепочки Блумингдейлс не имел обыкновения держать у себя в магазине подобные безделушки, а вместо этого отдавал их в "Сильвер Фоке", хозяин которого, зная толк в серебре, мгновенно определял стоимость каждой вещицы. Для своих многочисленных клиентов он всегда старался раздобыть нечто оригинальное: серебряные соусники, ковши или столовые приборы. В общем, любые предметы роскоши, всех видов и фасонов, лишь бы они были из серебра. Все же остальное, от крохотного транзистора до гигантских размеров посудомоечной машины, от грошовой безделушки, за которую и пятерки жалко, до великолепного раритета, стоимость которого приближалась ко многим тысячам (вроде подлинного "Стейнвея", увидеть который Доминику так и не довелось), размещалось в четырех крохотных комнатушках этого охотника до выгодных сделок. Судя по всему, его не слишком пугало нарушение статьи 1306 Свода законов города Нью-Йорка, звучавшей примерно так: "Скупка, получение, укрывательство или хранение похищенных или добытых иным нечестным путем предметов собственности".

Более того, все без исключения воришки славного города Нью-Йорка - и карманники, и те, кто крал в крупных универмагах, медвежатники и домушники, налетчики и взломщики - все в один голос твердили, что считают за честь для себя иметь дело с таким человеком, как Блумингдейлс, поскольку тот всегда был с ними скрупулезно честен и, больше того, рассчитываясь, неизменно добавлял целый доллар сверх назначенной цены. Доминик тоже остался доволен оказанным ему приемом.

Все было бы просто здорово, если бы с некоторых пор Блумингдейлс не завел себе отвратительную привычку вечно ворчать по поводу экзотической внешности Доминика.

- И почему бы тебе не подстричься? - в очередной раз спросил Блумингдеилс. - Такой славный итальянский юноша, как ты...

- Мне моя прическа и так нравится, - заупрямился Доминик, - Выглядишь ты.., словно битник какой-то, - фыркнул Блумингдеилс.

- А вот многим девушкам такая прическа, как у меня, наоборот, нравится, - продолжал стоять на своем Доминик.

- У многих девушек просто с головой не все ладно, - набычился Блумингдеилс. - Постригся бы, сделал бы аккуратную прическу.., ну, вот как у меня хотя бы!

- А чем плоха моя прическа? - обиделся Доминик. - У тебя тоже неплохо, но моя мне нравится больше.

- Во-во! - хмыкнул Блумингдеилс. - "Я у мамы вместо швабры"! Если хочешь знать, то с этой копной ты вообще похож на вонючего педераста!

- Да?! А вот многие девушки, наоборот, считают, что я выгляжу на редкость мужественно, особенно с распущенными волосами.

- Многие девушки вообще готовы кипятком писать при одном только взгляде на всяких там вонючих лидеров, - гоготнул Блумингдеилс. - Ты ведь хороший домушник, парень, так почему бы тебе не соорудить себе приличную прическу?

- - Послушай, так ты хочешь взглянуть на то, что я принес, или как? Доминик наконец потерял терпение.

- Знаешь, кто носит такие прически, как у тебя? - не унимался Блумингдеилс.

- Ну кто?

- Малахольные чудики и тронутые гомики, вот кто! - фыркнул Блумингдеилс.

- Послушай, у меня тут навалом товара, и все - один к одному, - сказал Доминик и открыл вместительную сумку, которую с трудом втащил на третий этаж, где находился магазинчик Блумингдейлса.

И верно, он не соврал - сумка была полнехонька. Чего тут только не было: обручальное кольцо с огромным великолепным бриллиантом, радиоприемник с будильником, набор щеток и расчесок из панциря черепахи, короткое золотое колье, серебряный чайный прибор...

- Серебро я не беру, - возразил Блумингдеилс.

- Я подумал, что ты не откажешься выставить это в "Сильвер Фоке". Ты ведь обычно так и делаешь, разве нет?

- Да, обычно так и было. Но не сейчас. Мы с ним Поругались.

- Жаль, очень жаль, - покачал головой Доминик.

- М-м-м... - задумчиво промычал Блумингдеилс. - Он, если хочешь знать, назвал мою сестру паршивой шлюхой.

- Да? Зря это он. Она - шлюха что надо! - возмутился Доминик.

- Ха, а то я этого не знаю! Тогда зачем зря обижать человека?

- Что ж, мало ли что кому придет в голову? - философски сказал Доминик. - Может, он чуток сдвинулся?

- Да он давно уже спятил, если хочешь знать! - заявил Блумингдеилс. Ладно, как бы там ни было, серебро мне теперь ни к чему, и я его не возьму. Вот это, это и это отнесешь прямо к нему, понял?

- А за все остальное сколько дашь? - спросил Доминик.

Блумингдеилс открыл дверцу шкафчика (одной из немногих законно купленных вещиц в его магазине), выдвинул ящик, вытащил оттуда калькулятор, украденный в свое время в магазине "Голдсмит энд бразерс" и принялся быстро подсчитывать. Прикинул что-то в уме, потом окинул придирчивым взглядом груду вещиц на прилавке, задумчиво кивнул, еще подсчитал, снова задумался и только потом убрал калькулятор на место.

- Двести шесть долларов за все сразу, - сказал он и бросил на Доминика вопросительный взгляд. - Кроме обручального кольца. Его надо оценить отдельно. Рассмотрю получше, тогда скажу.

- Скажи хотя бы приблизительно, - попросил Доминик.

- Ну.., думаю, оно потянет сотни на две. Я дам тебе знать, хорошо?

- А я-то надеялся по меньшей мере на три, - разочарованно протянул Доминик.

- Может, и так, - не стал спорить Блумингдеилс. - Ну, так как? Понесешь остальное в "Сильвер Фоке" или нет?

- Может, попозже, - пожал плечами Доминик.

- Тогда передай, что я от души желаю ему попасть под колеса, и побыстрей! Ублюдок вонючий!

- Передам, - великодушно пообещал Доминик.

Сложив груду серебряных вещей обратно в сумку, закрыл ее и терпеливо ждал, пока Блумингдейлс отсчитал ему двести шесть долларов новенькими, хрустящими банкнотами. Блумингдейлс всегда имел обыкновение платить своим поставщикам только новенькими купюрами, что делало общение с ним необыкновенно приятным.

Спускаясь вниз по лестнице, Доминик вдруг спохватился, что забыл показать Блумингдейлсу часы, которые так и остались лежать в кармане его синих джинсов. Поколебавшись, он в конце концов махнул рукой и вышел на улицу.

***

В тот же день, в пятницу, в 12.35, во время, когда Доминик неторопливо удалялся по улице от магазинчика Блумингдейлса, возле дома, где жил Бенни Нэпкинс, появился еще один доверенный посланец. Взобравшись по лестнице на пятый этаж, он оказался на лестничной площадке, немного отдышался и постучал в дверь квартиры.

- Кто там? - спросил Бенни.

- Я, - буркнул посланный. - Артур Доппио.

- Чего тебе, Артур? - удивился Бенни.

- Надо кое-что тебе передать, - ответил тот.

- И что именно? - поинтересовался Бенни.

- Поручение от Марио Аззекки.

Бенни со вздохом приоткрыл дверной глазок, выглянул в коридор и увидел Артура Доппио, державшего в руках перетянутый тугой резинкой пухлый белый конверт.

- Секундочку, - пролепетал он. Со скрежетом открыл два хитроумных замка, отодвинул задвижку, снял дверную цепочку, которую обычно накидывал на ночь, и распахнул дверь.

- Разве ты не пригласишь меня войти? - удивился Артур.

- С удовольствием, - ответил Бенни, - только вот Жанетт Кей еще спит, и мне бы очень не хотелось ее будить, - эти слова еще не успели слететь с его губ, как Бенни овладело весьма странное и неприятное чувство - ему вдруг показалось, что все это с ним уже было, причем совсем недавно. Протянув руку, он принял от Артура пухлый белый конверт и даже зажмурился - тот тоже показался ему до противности знакомым.

- Ладно, тогда как-нибудь в другой раз, - миролюбиво согласился Артур, вежливо приподнял на прощанье шляпу и зашагал вниз по лестнице.

Бенни закрыл за ним дверь и по привычке запер ее на все замки. Ощущение, что он во второй раз играет всю ту же сцену, будто еще один дубль в кино, не исчезло, а, наоборот, стало только сильнее. По-моему, думал он, все это уже было. Мы так же стояли и смотрели друг на друга, говорили те же слова, только вот не помню, с кем и когда. Он отнес пухлый белый конверт на кухню, бросил его на стол и сам сел рядом, время от времени бросая на конверт неприязненный взгляд и гадая про себя, что за новую свинью задумал подложить ему Марио Аззекка. Наконец, тяжело вздохнув, он стянул с конверта тугую резинку, открыл его и вытряхнул его содержимое на стол.

В конверте было пятьдесят тысяч долларов.., самыми разными купюрами...

Кроме этого, в конверте еще лежал билет до Неаполя и обратно.

И письмо.

"Бенни Нэпкинсу.

Садитесь на самолет. Вылет в пятницу вечером в десять часов.

Отправляйтесь в Неаполь (не забудьте, что в Риме пересадка), в субботу вы должны передать содержимое этого конверта поверенному мистера Гануччи, который будет встречать вас в аэропорту.

Не провалите все дело!

Марио Аззекка".

Бенни, не веря собственным глазам, еще раз перечитал его.

Потом пересчитал деньги. И еще раз взглянул на билет.

Было ясно, что у кого-то окончательно съехала крыша.

Глава 14

СИЛЬВЕР ФОКС

Блестящие очки, в которых морозными искрами сверкали ослепительные блики рассыпанного повсюду серебра, повернулись к нему. Сильвер Фокс сидел за столом, на котором громоздились груды украденного, и внимательно слушал жалобные причитания Бенни. Было уже почти половина второго, а самолет в Рим должен был улететь в десять вечера.

- И что же мне теперь делать? - жалобно спросил Бенни.

Он примчался сюда посоветоваться с Сильвером Фоксом, поскольку считал его самым старым своим другом и самым доверенным советчиком.

- Вначале надо решить, чего тебе делать не следует, - предложил Сильвер Фоке. - Вот этим и нужно заняться в первую очередь.

- Ладно. Тогда что мне не следует делать? - спросил Бенни.

- Тебе нельзя отправлять назад второй конверт.

- Почему нельзя?

- Никто не любит, когда его тычут носом в собственные ошибки, назидательно сказал его собеседник.

- Но ведь это очень крупная ошибка, - возразил Бенни. - Целых пятьдесят тысяч, с ума сойти можно!

- Точно. И чем крупнее ошибка, тем меньше хочется, чтобы об этом напоминали.

- Наверное, ты прав, - задумчиво сказал Бенни.

- Помню, как-то раз, - продолжал Сильвер Фоке, - мой братец Сальваторе, что на итальянском значит "Спаситель наш , Иисус Христос", сделал одну роковую ошибку, подложив свинью не кому-то, а самому Поли Секундо, который в то самое время жил вместе с ним на Гринвич-авеню. И вот одна девушка, несмотря на то что была ирландкой, разболтала об этом Поли.

А Поли возьми да и намекни одному лейтенанту полиции по имени Александер Боццарис, с которым он был не разлей вода, что, дескать, мой братец Сальваторе пытался изнасиловать девчонку, хотя той не исполнилось еще и шестнадцати. Ну, понятное дело, его арестовали и сунули в Синг-Синг аж на десять лет!

А когда он вышел, то один тип по имени Алонзо с Восемьдесят шестой улицы сделал еще одну роковую ошибку - напомнил моему братцу Сальваторе о том, как девчонка когда-то над ним посмеялась. А братец мой в ответ оскорбился и всадил в него нож, да еще не один раз, а четыре, после чего и загремел в Синг-Синг по новой. А мораль здесь такова - никто не любит, когда ему напоминают о его же ошибках. Вот так-то, Бенни!

- Тогда что же мне прикажешь делать? - растерянно спросил Бенни.

- Знаешь, у меня такое чувство, что ты мне не рассказываешь всего, задумчиво произнес Сильвер Фоке. - А если я ошибаюсь.., что ж, тогда и говорить не о чем. Все и так ясно, как Божий день. Одну пачку - пятьдесят тысяч - отвезешь в Неаполь и отдашь Кармине Гануччи, а другую.., что ж, ты и сам знаешь, как ею распорядиться. Поверь мне, Марио Аззекка ни за что на свете никогда не осмелится признать, что допустил такую промашку. А стало быть, тебе ничего не грозит.

- А если ты ошибаешься, Сильвио? Что, если он явится ко мне и потребует назад свои деньги? Что тогда?

- Что? А ты что, язык проглотил? Или стал вдруг заикаться?

Не знаешь, что делают в таких случаях? Вытаращишь на него глаза и спросишь: "Какие деньги?! Вы прислали мне конверт с пятьюдесятью тысячами, я отвез их в Неаполь и передал человеку, который ждал меня в аэропорту. Потом прилетел обратно.

Так о каких деньгах вы говорите?" Гануччи! - вот что ты ему скажешь, понял? Но это в том случае, если он явится к тебе и станет требовать деньги назад. Только я сильно подозреваю, что он на это никогда не пойдет.

- Что ж, может, ты и прав, - нехотя признал Бенни.

- Никаких "может быть"! - Сильвер Фоке сдвинул очки на лоб и через стол бросил строгий взгляд на Бенни. - Что тебя мучает, Бенни? Ты что-то скрываешь от меня, да? Послушай, я твой друг, верно? А это значит, что мне ты можешь сказать абсолютно все.

- Не хочу впутывать тебя в это дело, Сильвио!

- Почему?

- Именно потому, что ты мой друг, а дело это темное.., не. дай Бог, у тебя будут неприятности.

- Что ж, для этого, по-моему, и существуют друзья - чтобы делить друг с другом и горе, и радость, - улыбнулся Сильвер Фоке. - Ладно, выкладывай, в чем дело. Так и быть, постараюсь тебе помочь.

- Нет, не стоит. Не хочу прибавлять тебе забот.

- Я ведь твой друг, - настаивал Сильвер Фоке. - И, что бы там ни было, сделаю все, чтобы тебе помочь.

- Нет, - Бенни покачал головой, - нет, не стоит.

- Рассказывай, рассказывай, - подбодрил его Сильвер Фоке. - Мне ты можешь доверять.

- Ну...

- Давай, говори.

- Ладно, - сдался Бенни. - Дело в том, что кто-то похитил сына Кармине Гануччи.

- Господи, для чего ты мне это сказал?! - И Сильвер Фоке как ужаленный взвился в воздух. - Хочешь втянуть меня в неприятности?! Черт возьми, ну какой же ты после этого друг?!

- И они требуют за него пятьдесят кусков. Только тогда вернут мальчишку, - неумолимо продолжал Бенни.

- Не говори, слышишь? Ничего мне не говори! - завопил Сильвер Фоке, заткнув пальцами уши.

- Сначала я думал купить фальшивые доллары и попробовать всучить им, но потом... - снаружи кто-то вдруг постучал.

- Слава Богу! - облегченно вздохнул Сильвер Фоке и ринулся в прихожую, чтобы открыть дверь.

Бенни, понурившись, остался сидеть у длинного стола, сплошь заваленного краденым серебром, рассеянно прислушиваясь к доносившемуся до него негромкому рокоту голосов. Он все еще сомневался, стоит ли так рисковать, как советовал Сильвио. Оставить себе пятьдесят тысяч долларов - дело опасное. Может, конечно, люди и вправду не любят, когда им напоминают о собственных ошибках, но уж коли кто-то сделал первую ошибку, а потом вдруг узнал, что другой.., ну вот как он хотя бы.., взял, да и сделал вторую, так этот первый, очень может быть, прознав об этом, решит все исправить. "И уж тогда мне не сдобровать", - похолодел Бенни, Правда, к чести Бенни надо сказать, ему и в голову не приходило присвоить эти деньги. Нет, не совсем так - такая мысль мелькнула, но он тут же отогнал ее прочь. Бенни вздохнул. Единственным достойным применением этих невесть откуда свалившихся пятидесяти тысяч было бы отдать их похитителям маленького сына Гануччи, и вот тогда, если все же Марио Аззекка придет к нему и спросит: "Эй, Бенни Нэпкинс, куда ты поде вал мои деньги?" - Бенни сможет с чистой совестью ответить:

"Я отдал их, чтобы выкупить сына мистера Гануччи", - и тому нечего будет возразить.

- Ты знаком с Домиником по прозвищу -Гуру? - раздался вдруг над его головой голос Сильвера Фокса.

Подняв голову, Бенни заметил молодого человека, стоявшего возле дверей в гостиную.

- Да, по-моему, мы встречались, - ответил он, - но раньше. Тогда, мне кажется, у вас еще не было ни бороды, ни длинных волос.

- Верно. Ну и как, правда, так лучше? - спросил Доминик, входя в комнату и обменявшись с Бенни рукопожатием.

- Они здорово отросли, - кивнул Бенни.

- Слишком уж отросли, - буркнул Сильвер Фоке, покачав неодобрительно головой. - Настоящий итальянский юноша.

- Вот и Блумингдейлсу они не нравятся, - сказал Доминик. - А кстати, добавил он, обернувшись к Сильверу Фоксу, - он просил тебе передать, что желает тебе попасть под колеса, и поскорее!

- Почему? - удивился Сильвер Фоке. - Потому что я назвал его сестрицу никуда не годной шлюхой? Так ведь это всем известно!

- Не знаю. Я просто передал, что он просил, - ответил Доминик.

- Что ты мне сегодня принес? - полюбопытствовал Сильвер Фоке. Заметив, что Доминик бросил недоверчивый взгляд в сторону Бенни, он успокаивающим жестом похлопал Доминика по плечу:

- Не волнуйся, Бенни - мой старый друг. Ему можно доверять.

Доминик смерил Бенни испытующим взглядом, потом, кивнув, вышел в прихожую.

- Так что же мне делать? - свистящим шепотом спросил Бенни.

- Ты насчет чего?

- Насчет мальчишки Гануччи.

- Я ничего не слышал и ничего не знаю. Особенно о том, что касается Гануччи.

- Но я просто сказал...

- Не знаю и знать не хочу, чей он там сын! Может, у него вообще никакого сына нет? Так что ничего мне не говори, идет?

В эту минуту в комнату снова вошел Доминик, держа в руках большую сумку, которую и водрузил на длинный деревянный стол.

- Тут полным-полно всяких славных вещиц, - сказал он и расстегнул "молнию". Сильвер Фоке вытащил лупу и принялся внимательно разглядывать то, что было в сумке.

- А ты когда-нибудь видел что-нибудь подобное? - спросил Доминик у Бенни.

- А что это? - поинтересовался тот.

- Наручные часы, - ответил Доминик, протянув их ему.

- Славные, - ответил Бенни, окинув их рассеянным взглядом.

- Интересно, чьи это фото внутри? - спросил Сильвер Фоке.

- Скорее всего, вице-президента, - предположил Доминик.

- Герберта Хамфри? Да ну? Вот уж нисколько не похож, - буркнул Сильвер Фоке.

Бенни уже собирался вернуть Доминику часы, когда вдруг, сам не зная почему, не иначе как по наитию свыше, перевернул их и взглянул на обратную сторону. Там было что-то написано. Прищурившись, он прочел:

"Льюису - С днем рождения! - Папа".

- Где ты взял эти часы?! - завопил Бенни.

***

В то самое утро Нюхалка ехал в Ларчмонт в голубом "плимуте", позаимствованном на время у старого приятеля Артура Доппио.

Он решил навестить гувернантку Гануччи. Ему было обещано целых двадцать пять долларов в том случае, если он вернется назад с информацией, еще неизвестной Боццарису, а Нюхалка был не такой человек, чтобы упустить двадцать пять зеленых, которые так и просились к нему в руки. Миновав усаженную огромными деревьями подъездную аллею, которая вела в "Клены", он припарковался возле овальной клумбы у великолепного подъезда дома, прошел под каменным портиком особняка, восхищенно оглядел ярко начищенную медную табличку с одним-единственным словом Гануччи, потом позвонил в дверь и принялся ждать.

Нэнни распахнула дверь с такой быстротой, будто давным-давно в нетерпении маялась в прихожей, ожидая только его сигнала, чтобы выбежать на крыльцо. Но стоило ей узнать Нюхалку, как лицо ее омрачилось.

- Да? - вяло спросила она.

- Привет, Нэнни, - поздоровался Нюхалка. - Послушай, кажется, я тут раскопал кое-что относительно того тяжкого преступления, которое случилось вечером во вторник. Помнишь, ты мне рассказывала?

- Вот как? - переспросила она.

- Да. Послушай, можно мне войти? Знаешь, не хотелось бы, чтобы нас подслушали. А тут у вас везде кусты...

- Входи, входи, - кивнула она и пропустила его в дом. Было уже около двух, часы в кабинете начали бить - бонг! бонг! И тут же воцарилась тишина. Нюхалка машинально бросил взгляд на свои наручные часы.

- На три минуты опаздывают, - заметил он и проследовал вслед за Нэнни в кабинет. - Неплохо Гануччи устроился, - одобрительно кивнул он, окинув комнату взглядом. - Я знаю, что тут фигурирует кругленькая сумма - пятьдесят тысяч долларов, - начал Нюхалка, имея в виду ту самую телеграмму, которую он умудрился стянуть со стола Аззекки. Выстрел был сделан наугад, но, заметив, как лицо Нэнни вдруг покрылось смертельной бледностью, он догадался, что попал в яблочко.

Нэнни схватилась за горло.

- Да, это так, - слабым, безжизненным голосом пролепетала она.

- Немедленно и безотлагательно отправьте пятьдесят тысяч до субботы, зловещим голосом процитировал Нюхалка текст телеграммы, гадая про себя, что за дьявольщина тут творится.

- Это и имелось в виду? Ну.., я хочу сказать, в последнем письме? спросила Нэнни.

- Точно, - кивнул Нюхалка.

Он вдруг сообразил, что сам видел только одно письмо (да и, сказать по правде, не письмо, а телеграмму). К тому же он не имел ни малейшего понятия, было ли это первое письмо, или второе, или вообще неизвестно какое по счету. Но, успев сообразить, что уже в какой-то степени завоевал доверие Нэнни, он решил продолжать в том же духе. Не исключено, вертелось в его голове, что, оставив девчонку в этом убеждении, он и выудит из нее ту информацию, в которой так отчаянно нуждался Боццарис. Да и потом во всей этой загадочной истории было что-то неотразимо волнующее.

Черт подери, с удовольствием подумал он, настоящая интрига!

- Но когда в субботу? - спохватилась Нэнни.

- А разве ты не знаешь?

- Нет, - призналась она. - В последнем письме я вообще ничего не поняла. И Бенни тоже. Я прочитала ему записку по телефону.

- Бенни?

- Да. Бенни Нэпкинсу.

- Ах да, конечно! Так, стало быть, он тоже в курсе?

- Да. Я позвонила ему сразу же, как только обнаружила, что он исчез.

- Понятно, - с глубокомысленным видом протянул Нюхалка, понятия не имея, о чем это она.

- А где ты видел это письмо? - полюбопытствовала Нэнни.

- На письменном столе в кабинете Марио Аззекки.

- Марио... Господи, о нет! - воскликнула она, в ужасе прикрыв ладонью рот. - Так, выходит, он тоже знает?!

- Еще бы! Конечно знает! Оно и было ему адресовано, - сказал Нюхалка.

- Адресовано Марио Аззекке?! Но почему?

- А что тут странного? Предположим, Гануччи срочно понадобились пятьдесят тысяч. Что он делает? Шлет весточку своему поверенному, чтобы тот выслал ему деньги. Вот и все.

- Гануччи?

- Конечно.

- Мистер Гануччи попросил Марио Аззекку выслать ему пятьдесят тысяч долларов?!

- Да, - ответил Нюхалка и недоумевающе пожал плечами.

На лице у Нэнни было такое выражение, будто она вот-вот лишится чувств. Девушка так резко отшатнулась, что чуть было не свалила книжную полку. Когда она нашла в себе силы вновь заговорить, голос ее был больше похож на шепот умирающей.

- Так он знает, - пролепетала она, широко раскрыв глаза.

- Знает.., о чем? - удивился Нюхалка.

- Обо всем, - ответила Нэнни. - Бог мой, так хозяину все известно! - Ее пальцы судорожно впились в руку Нюхалки. - Он нас убьет! Обоих убьет! И меня, и Бенни. - Она стиснула ему руку с такой силой, что Нюхалка скривился от боли. - Ты знаешь, где он сейчас? - крикнула она.

- Кто, Бенни? С Жанетт Кей, скорее всего. Он ведь живет с Жанетт Кей, разве не так?

- Да не Бенни! Мальчик!

- Но Бенни ведь.., что, Бенни живет с мальчиком?!

- Да нет! Я спрашиваю тебя - ты не знаешь, кто эти похитители? нетерпеливо оборвала она.

- Что?! - Нюхалка не верил собственным ушам.

- Похитители!

- Что? - растерянно повторил он.

Нэнни возвышалась над ним, и ему ничего не оставалось, как смотреть ей прямо в глаза.

- Нюхалка, говори прямо - ты знаешь, кто похитил сына мистера Гануччи? - спросила она.

Так вот оно что! - молнией промелькнуло у него в голове. Стало быть, вот что она имела в виду, когда говорила о каком-то тяжком преступлении! Что ж, черт возьми, так оно и есть! Ему хотелось немного подумать. Если он не ошибался, от всей этой истории явственно попахивало деньгами, причем большими деньгами. Что ему требовалось сейчас, так это время, чтобы спокойно подумать и решить, как воспользоваться тем, что ему известно.

Только вот, похоже, Нэнни меньше всего настроена была сидеть и терпеливо ждать, пока он размышляет. Пальцы ее сжимали его руку, как стальные клещи. С лихорадочно горящими глазами она встряхивала его за плечо и твердила как заведенная:

- Тебе-известно-кто-похитил-Льюиса?!

- Да, кивнул Нюхалка, а про себя подумал: "Какого черта?

Чем он рискует?"

"Телеграмма

Вестерн Юнион

АЗЗГАР (Аззекка & Гарбугли)

(145 Вест 45 стр.) НИ

Забудьте пятидесяти тысячах возвращаюсь домой

Гануччи".

- Шесть слов, - восхищенно присвистнул Гарбугли. - Шедевр, мать его!

- Это верно, только вот нам-то что теперь делать? - полюбопытствовал Аззекка.

- Позвоним Бенни Нэпкинсу и скажем, чтобы привез деньги назад.

- Правильно, - обрадованно крикнул Аззекка и без промедления ринулся к телефону. Он поспешно набрал номер Бенни, немного подождал, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, пока наконец на другом конце не откликнулся заспанный женский голос:

- Алло?

- Алло, кто это? - спросил Аззекка.

- Жанетт Кей. Кто говорит?

- Марио Аззекка.

- Доброе утро, мистер Аззекка. Как поживаете? - проворковала Жанетт Кей.

- Чудесно. Бенни дома?

- Нет. Он ушел.

- Куда ушел?

- Понятия не имею. Наверное, я спала. Проснулась, а его нет.

- Он не в аэропорт поехал, нет?

- Н-нет, не думаю. А для чего ему ехать в аэропорт?

- Передайте ему, чтобы позвонил мне сразу же, как придет!

Слышите - сразу же! Да, и скажите, пусть ни в коем случае не .летит в Неаполь!

- А что ему делать в Неаполе? - удивилась Жанетт Кей.

- Просто передайте ему, и все, - попросил Аззекка и бросил трубку. Его нет дома, - сообщил он Гарбугли. - Как ты думаешь: он не мог уже уехать в аэропорт?

- Это в три-то часа?! - фыркнул Гарбугли. - Ты забыл, что его самолет улетает только в десять?

- Ну, многие ведь любят приезжать в аэропорт заранее, - нерешительно протянул Аззекка. - Уверяют, что тогда не так волнуются.

- Слушай, а давай позвоним Нонаке. Пусть порыщет по городу.

- Нонаке? А почему именно ему?

- Ну.., просто на случай, если вдруг Бенни придет в голову сумасшедшая мысль оставить себе эти деньги.

- Ну, пусть даже так. Но Нонака...

- Для такого дела лучше не найти советчика, - убежденно сказал Гарбугли.

- От одного вида Нонаки меня бросает в дрожь, - признался Аззекка.

- Звони ему, - приказал Гарбугли.

Пожав плечами, Аззекка двинулся к телефону. Он подошел к столу, открыл телефонный справочник, полистал его в поисках нужного номера и снял трубку.

- Алло! - чуть слышно прошелестел в ответ голос на другом конце провода.

- Мне нужно поговорить с Нонакой, - объяснил Аззекка.

- А его нет дома, - прошептал тот же голос.

- Где же он?

- Не знаю.

- Послушайте, вы не можете говорить немного громче? - нетерпеливо буркнул раздраженный Аззекка.

- Могу, только, слава тебе Господи, в этом пока что нет никакой нужды, - донесся чуть слышный голос, и в трубке раздались короткие гудки.

- Его нет дома, - объяснил Аззекка, вешая трубку.

***

- Кто это? - спросил свою жену Лютер Паттерсон. Стоя у окна в большой спальне, он разглядывал что-то во дворе. Услышав голос мужа, Ида подошла и тоже бросила взгляд вниз. До земли оставалось еще десять этажей.

- Где? - спросила она.

- Вон там, - кивнул он. - Вон.., те трое, видишь, внизу? Ты не знаешь этих людей?

- Я вообще никого не вижу, - удивилась она.

- Смотри, вон там, возле столба, где телефонный провод. Их там трое: какой-то оборванец довольно сомнительного вида, потом бородач и китаец.

- Может, они из телефонной компании, - предположила Ида.

- Чушь, - фыркнул Лютер. - Ты когда-нибудь видела, чтобы в телефонной компании служили китаезы?

- А с чего ты вообще взял, что он китаец?

- Но ведь я его вижу, разве нет?

- На таком расстоянии?

- В очках я вижу прекрасно, - заявил Лютер. - Самый настоящий китаец! Ему неожиданно пришла одна мысль. - Что по этому поводу сказал Симон? Что-то он такое говорил.., что-то.., что-то такое именно о китайцах.., или Китае. Что-то говорил. - Забыв обо всем, он галопом ринулся в гостиную, схватил с полки "Избранные труды" и, лихорадочно перелистывая страницы, наткнулся наконец на статью, которую разыскивал. Обернувшись, Лютер громко прочитал вслух:

- "Его стиль по сути своей является китайским, компилируя лакированные экраны парадоксов поверх пагоды гипербол - пусть порой это сооружение и выглядит чересчур схематично, но яркий талант, живость и мастерское исполнение делают его неотразимым".

Лютер восхищенно покачал головой.

- Поразительно, - благоговейно выдохнул он, - просто поразительно! Советую вам ревниво оберегать свои лавры, мистер Апдайк, ваша слава под угрозой, ибо у вас есть соперник.

В комнату заглянула Ида. Обнаружив мужа, она уперла руки в бедра и с понимающим видом склонила набок голову.

- Ну, что по этому поводу говорит Симон? Он и в самом деле китаец?

- Он ничего не говорит, - ответил Лютер. - Но лично я китайца узнаю сразу!

Глава 15

НОНАКА

Тамаичи Нонака был японцем.

Стоя на заднем дворе между Бенни Нэпкинсом и Домиником по прозвищу Гуру, он украдкой поглядывал вверх, туда, на ярко освещенные солнцем окна последнего этажа.

- Трудно сказать, - задумчиво протянул Доминик. - Прошлой ночью я побывал поочередно в нескольких квартирах.

- Нас интересует только одна - та самая, где ты прихватил вот эти часы, - сказал Бенни.

- Да, да, конечно, я понимаю. Но ведь не так-то легко отличить одно окно от другого, да еще на таком расстоянии, верно?

То есть я хотел сказать, отсюда все окна выглядят одинаковыми.

Влезаешь в них, вылезаешь наружу, и все дела! По мне, так они все похожи одно на другое.

- Постарайся все-таки вспомнить, - с нажимом сказал Бенни. - Где-то внутри этого проклятого дома прячут сына Гануччи. Если нам удастся вычислить, где он, а потом освободить мальчишку, мы станем героями. А если нет...

- Послушайте, но меня-то это каким боком касается? - возмутился Доминик. - Мне до этого какое дело? У меня свой бизнес, в конце концов! Я никого не трогаю, в чужие дела не лезу, занимаюсь собственным делом, и нате вам, пожалуйста! Теперь оказываюсь замешанным в дело о похищении ребенка!

- И я тоже, - прибавил Нонака.

- Ты оказался замешанным, потому что в этом замешан я, - уточнил Бенни.

- Да? Вот уж никогда бы не подумал, - сказал Доминик.

- И я тоже, - прибавил Нонака.

- А кроме того, Гануччи снесет нам головы, если проведает, что мы знали дом, где прячут его сына, и прошляпили это дело только потому, что не удосужились выяснить нужную квартиру.

- Может, это было на восьмом этаже, - предположил Доминик, пожав плечами.

- "Может быть" - недостаточно, - изрек Бенни. - Так на восьмом этаже или нет? Вот будет потеха, если мы взломаем дверь квартиры и обнаружим внутри приятную даму, у которой к тому же муж - полицейский. Здорово, верно? Животики надорвешь!

- Эй, послушайте! - вдруг оживился Доминик. - А ведь там и вправду была дама! Я хочу сказать, в той квартире, где прячут мальчишку!

- Он ее как-нибудь называл?

- Точно. Только как? Ирис? Ирен? Как-то на "и".., черт, не помню...

- Ина? - спросил Бенни.

- Нет.

- Илка? - предположил Нонака.

- Нет.

- Ингрид?

- Нет.

- Ирма?

- Нет.

- Изабелл?

- Нет.

- Инесс?

- Нет, нет.

- Исидора?

- Черт, не знаю больше ни одного женского имени, чтобы начиналось на "и", - пропыхтел Бенни. - А ты узнаешь саму квартиру, если снова окажешься там?

- Может быть.

- То есть я хотел сказать, если ты снова вскарабкаешься вверх по пожарной лестнице, заглядывая по дороге в окна, может быть, какое-то из них покажется тебе знакомым?

- Может быть, - с сомнением в голосе протянул Доминик. - Только не рассчитывай, что я, как последний идиот, среди бела дня полезу по пожарной лестнице.

- Сколько сейчас времени? - спросил Бенни.

- Только что было три.

- М-да.., а стемнеет не раньше чем в восемь или даже в полдевятого, вздохнул Бенни.

- А куда торопиться? - невозмутимо спросил Доминик.

- То есть как это - "куда торопиться"?! А что, если они прикончат мальчишку?

- Нужно окончательно рехнуться, чтобы решиться на такое, - покачал головой Доминик.

- Я бы решился, - решив поддержать разговор, вмешался Нонака.

Само собой разумеется, слова его ни в коей мере не относились к сыну Гануччи. Впрочем, вполне возможно, если бы Гануччи вдруг пришла блажь потребовать от него именно этого, то Нонака, не минуты не колеблясь, выполнил бы приказ. Почему? - ужаснулись бы вы. А все было очень просто. Дело в том, что из-за такого пустяка, как грыжа, строгая медкомиссия не пустила Нонаку на фронт. Отгремела война, а Нонаке так и не пришлось сделать ни единого выстрела. И поэтому-то Кармине Гануччи в его глазах был всегда кем-то вроде одного из легендарных рыцарей - ведь он воевал! Он сражался на фронте, добивал фашистского зверя в его логове.

По правде говоря, сам Нонака вовсе не был таким уж кровожадным. И мысль о том, чтобы проломить кому-то голову, ничуть не соблазняла его - с куда большим удовольствием он занимался тем, что голыми руками разбивал в щепы любую дверь. Сердце его в таких случаях трепетало от радости и приятного волнения. Он был несказанно счастлив, когда отводил назад согнутую в локте руку, а потом вдруг резко выбрасывал ее вперед, как таран. Налитая грозной силой рука его врезалась в дверь, воздух разрывал короткий, яростный вопль "Йа-а-аях!" - и тяжелый кулак с треском впечатывался в хрупкое дерево, разбивая его в щепы. Как же он любил все это! И недовольно нахмурился, разочарованный тем, что придется еще какое-то время ждать, пока не стемнеет. Однако он не мог не понимать, что Бенни Нэпкинс совершенно прав - нельзя же, в самом деле, среди бела дня разносить в щепы дверь чужой квартиры, да еще притом, что не знаешь, что ждет тебя внутри.

Однажды, когда Нонака был еще совсем молодым человеком, он по приказу Гануччи отправился в Хиксвилл, на Лонг-Айленд.

Он помнил, как одним ударом кулака согнул и сломал алюминиевую решетку, прикрывавшую входную дверь, а потом с такой силой впечатал кулак в тяжелую деревянную дверь, что почти пробил ее насквозь. Влетев, как ядро, в дом, он по инерции достиг гостиной, уже предвкушая, как сейчас разнесет еще какую-нибудь дверь. Но единственное, что он увидел, ворвавшись в маленькую спальню в задней части дома, были три уже похолодевших трупа. Нонака оцепенел - у его ног скорчились трое незнакомых мужчин, головы их были прострелены, лица залиты кровью, а за окном уже раздавался пронзительный вой полицейских сирен. "Черт! - подумал Нонака. - Похоже, меня опередили! А сейчас, наверное, лучше убираться отсюда, да поживее!"

Позже выяснилось, что Гануччи элементарно все перепутал: послал Нонаку в Хиксвилл, а должен был в Суоссет. В результате получилось так, что то дельце, которым должен был заняться Нонака, сделали за него другие. А бездельник по имени Подлюка Оскар - весьма экзотическая личность! - улизнул на Ямайку, где и затаился. На то, чтобы разыскать его, ушел целый месяц. Люди Гануччи рыли носом землю и только через тридцать долгих дней и ночей непрерывных поисков пронюхали, где он залег, да к тому же еще и не один, а с девушкой по имени Алиса. Именно Нонаке и удалось настичь Оскара, который снимал квартирку в меблированном доме. С наслаждением высадив ударом кулака вначале входную дверь, а за ней и дверь ванной, Нонака ворвался внутрь и обнаружил Оскара, резвившегося в ванне вместе с Алисой. Вскоре стало известно, что Оскар, к несчастью, утонул.

- Что ты задумал, Бенни? - полюбопытствовал Доминик.

- Пойдемте куда-нибудь. Пропустим по стаканчику и подождем, пока стемнеет.

- Я бы с радостью промочил горло, - облизнулся Доминик.

- И я тоже, - прибавил Нонака.

***

Вылетев из Неаполя в 2.4.0 по местному времени, самолет, на борту которого был Кармине Гануччи, приземлился в лондонском аэропорту Хитроу в 5.05 вечера. Покинув его, мистер Гануччи проследовал к другому самолету, который должен был взлететь в 6.15 по местному времени. Из-за быстрой смены часовых поясов и выкрутасов солнца, которое то вставало, то садилось, он совсем запутался во времени. Поэтому, когда Гануччи мирно похрапывал в самолете, уже несколько часов летевшем над Атлантикой, Нюхалка только-только вернулся в город. И действительно, как было не запутаться? Самолет, в котором летел Гануччи, должен был приземлиться в аэропорту Кеннеди в 9.05 вечера - ровно через шесть часов после того, как Нюхалка, припарковав одолженную у Артура Доппио машину на Второй авеню, неторопливо прошествовал вверх по улице до того дома, где в компании двух кошек и говорящего скворца обитал сам Артур.

Птица неизменно приводила его в восхищение: явно обладавшая куда более обширным словарным запасом, чем ее собственный хозяин, она непрерывно верещала на итальянском, так что даже любители пива, нередко собиравшиеся, чтобы спокойно посидеть у Артура, испуганно вздрагивали, когда над головой раздавался ее пронзительный крик.

Нюхалка и знать не знал, что Кармине Гануччи в настоящее время мирно спит на борту самолета - иначе вряд ли бы решился на такое. Как бы там ни было, войдя в квартиру, он обнаружил Артура, который с увлечением учил скворца новому слову.

- А почему ты хочешь, чтобы он выучил именно его? - удивился Нюхалка.

- Просто я считаю, что это хорошее слово и птичке нужно его знать, твердо ответил Артур.

- А вот я его вообще никогда не слышал.

- Это я в словаре отыскал, - похвастался Артур.

- Никогда не слышал.

- Скажи, а ты сам-то когда-нибудь слышал о вермуте с черносмородиновым бальзамом? - спросил Артур.

- Никогда, - честно ответил Нюхалка. - Хотя я знаю многое.

- Это такой напиток. Вкусный, наверное. Знаешь, прошлой ночью Фредди Коррьер был с одной девчонкой, так вот она не желала пить ничего, кроме этого самого вермута с черносмородиновым бальзамом. Сказала, что вкуснее этого ничего не знает, представляешь? А Фредди потом рассказывал...

- Прости, не хотел тебя перебивать, - не вытерпел Нюхалка, - но времени в обрез. Как ты смотришь на то, чтобы немного подзаработать? К тому же делать почти ничего не придется.

- А что все-таки от меня потребуется? - полюбопытствовал Артур.

- Я же уже сказал - практически ничего. Неплохо звучит, верно?

- Звучит вроде и в самом деле заманчиво, - задумчиво произнес Артур.

- Все, что от тебя требуется, это сказать, что именно ты похитил мальчишку Гануччи.

- Да ты спятил! - возмутился Артур. - Знаешь, Нюхалка, я всегда любил тебя, как родного брата, но сейчас скажу тебе честно - ты рехнулся, раз предлагаешь мне такое! Выкини это из головы, понял? Лучше послушай, что прошлой ночью вытворяли Фредди и та девчонка. Так вот, он подцепил ее в баре и...

- Что я хочу, - снова перебил его Нюхалка, - так это немедленно отправиться к Нэнни и сказать, что ты и есть тот самый парень, который..

- А кто такая Нэнни?

- Гувернантка сына Гануччи.

- Ах да, вспомнил - та самая, что он выписал из Лондона!

Она англичанка, верно?

- Да.

- Так что ты говорил насчет нее?

- Мы скажем ей, что ты и есть тот самый псих, который похитил мальчишку Гануччи...

- Я не хочу...

- ..и что ты готов вернуть его домой в ту же минуту, как она выплатит тебе деньги. Ну как, звучит неплохо, верно?

- Ужасно! Нет, ты окончательно спятил! Если хочешь знать, я ни за какие деньги не согласился бы даже пальцем дотронуться до сыночка Гануччи! Слушай, Нюхалка, ты мне нравишься, но сейчас у тебя явно что-то не в порядке с головой, раз ты предлагаешь мне такое!

- Если боишься, можешь надеть маску, - великодушно предложил Нюхалка.

- Нет у меня никакой маски, - мрачно буркнул окончательно выведенный из себя Артур.

- Тогда натяни на голову черный чулок, лучше всего нейлоновый, посоветовал Нюхалка.

- И нейлоновых чулок тоже нет!

- Знаю, где можно раздобыть один, - обрадовался Нюхалка. - У Придурка полный шкаф этих самых чулок! И как раз нейлоновых!

- Вот тогда его и попроси!

- Не-1, - с досадой протянул Нюхалка, - слишком уж он тупой! А для такого тонкого дела нужен кто-то с мозгами.

- Я, что ли? - с подозрением в голосе переспросил Артур.

- Верно, - обрадовался Нюхалка.

- А сколько мы получим?

- Пятьдесят тысяч.

- Ух ты! - присвистнул Артур. - Какая прорва деньжищ!

- Точно, - подтвердил Нюхалка. - Стоит только руку протянуть, и они наши! Только надо где-то раздобыть нейлоновый чулок. Будешь разговаривать с Нэнни с чулком на голове. Скажешь ей, чтобы отдала тебе деньги, и пообещаешь немедленно вернуть мальчишку.

- Интересно, как я это сделаю? - полюбопытствовал Артур.

- Что именно?

- Да вот.., приведу мальчишку назад. Кстати, а где он на самом-то деле?

- Понятия не имею.

- Тогда как же я его верну? - искренне удивился Артур.

- Ну, нас с тобой это не касается. Это уж пускай у Нэнни голова болит.

- Да нет, уж извини, приятель, но, боюсь, стоит Гануччи пронюхать, что именно я выманил у Нэнни пятьдесят кусков за его сопляка, как голова заболит у меня! Шутишь, что ли?!

Пятьдесят косых!

- Да откуда ему узнать?! Никто об этом не узнает, уверяю тебя! А потом, разве ты забыл, что у тебя на голове будет черный нейлоновый чулок?

Артур, насупившись, несколько минут обдумывал его слова.

Было видно, что в душе его происходит нелегкая борьба.

- А почему бы и нег? - промямлил он наконец.

- Верно, - подхватил Нюхалка, - почему бы и нет?

Скворец разразился воплями.

***

Как странно! Можно, оказывается, видеть человека день за днем и не замечать его, хотя он рядом - стоит только руку протянуть. Вот как, к примеру, Марию Пупаттолу.

- Возьми бумагу, Мария, - велел Аззекка, - я продиктую тебе письмо.

- Да, мистер Аззекка, - кивнула она.

Она сидела на стуле напротив него по другую сторону письменного стола, длинные ноги изящно скрещены, темно-рыжие волосы отливают медью в лучах послеполуденного солнца, щедро заливавших кабинет. Как обычно, на ней была короткая юбочка, которую Мария изредка скромно натягивала на колени. Но порой, увлекшись, забывала о ней, позволяя Аззекке вволю налюбоваться стройными бедрами. Странно, подумалось ему, что до сих пор он почти не обращал внимания на эту девушку!

- Как давно ты работаешь здесь? - спросил Аззекка.

- Вы имеете в виду - с письмом? - удивилась Мария.

- Нет, я хотел спросить - вообще.

- Я работаю у вас почти семнадцать месяцев, мистер Аззекка, разве вы забыли?

- Нет, нет, что ты! Я хорошо помню, что с тех пор прошло уже больше года. Но не знал, что целых семнадцать месяцев.

- Да, - кивнула Мария, застенчиво одергивая юбку.

- Ты очень хорошенькая девушка, Мария.

- Ой, спасибо вам, мистер Аззекка! - вспыхнула она.

- Почему бы тебе не сесть ко мне на колени? - предложил он.

- Для чего, мистер Аззекка! - искренне удивилась она.

- Так тебе будет гораздо удобнее, чем на стуле, - объяснил он, - к тому же мне не придется повышать голос, когда я диктую тебе письмо.

- Мне и на стуле очень удобно, - уверила она, - а потом, я прекрасно вас слышу, мистер Аззекка.

- Разве я тебе не нравлюсь? - удивился он.

- Вы - замечательный хозяин, мистер Аззекка, - сказала она.

- Тогда почему ты не хочешь пересесть ко мне на колени?

- О.., не знаю, - протянула она и пожала плечами.

- Ты очаровательная девушка, Мария. Впрочем, я, кажется, это уже говорил?

- Да, мистер Аззекка. Вы сказали это всего пару минут назад.

- Странно, что я раньше как-то никогда этого не замечал. Не замечал до той самой минуты, когда вчера вечером ты солгала насчет телеграммы, которую якобы не видел Нюхалка.

- Я никогда не лгу, мистер Аззекка!

- Ты солгала, Мария. Больше того, ты солгала, когда речь шла об очень серьезных вещах. Я знавал людей, которых пристрелили только из-за того, что те обманывали своих хозяев, если речь шла о чем-то очень серьезном и важном.., как вчера, например.

- Ах.., но ведь я не обманывала! Мистер Делаторе крепко спал, когда я положила эту телеграмму к вам на стол. Богом клянусь, так оно и было!

- Не упоминай имени Божьего всуе, Мария, - сухо предупредил Аззекка.

- Что ж.., если это правда! - И она снова пожала плечами.

- Иди-ка, сядь ко мне на колени, Мария.

- Послушайте, может быть, вы лучше продиктуете мне письмо? - предложила девушка.

- Мария, мне нужно кое-что тебе сказать. А известно ли тебе, Мария, что вот уже двадцать семь лет, как я состою в законном браке с одной и той же женщиной?

- Нет. Я этого не знала, мистер Аззекка, - удивилась она.

- Да, так оно и есть. Целых двадцать семь лет! Подумать только двадцать семь лет прошло с тех пор, как я женился на этой ирландской девушке, Сибил. Моя жена - ирландка. Ее девичье имя Сибил Броган. А хочешь знать, что мой покойный отец - мир праху его! - сказал мне, когда узнал, что я собираюсь жениться на ирландской девушке?

- И что же он сказал, мистер Аззекка?

- Он спросил: "Ты хочешь жениться.., на ком?!"

- А что вы ответили, мистер Аззекка?

- Я ответил: "На ирландке".

- И что же он сказал?

- Ничего не сказал. Только сунул голову в духовку. - На губах Аззекки появилась усмешка. - Это шутка, Мария. Никуда он голову не совал. Тем более в духовку. Я просто решил пошутить.

- Ox, - вздохнула Мария.

- А на самом деле отец сказал: "Послушай, Марио, тебе пришел конец!"

- Господи, как ужасно! - содрогнулась Мария.

- Ужасно, - согласился Аззекка. - А хочешь, я скажу тебе еще кое-что?

- Что?

- Он оказался прав.

- Ой, мистер Аззекка! - воскликнула Мария.

- Да, Мария, мой старик оказался прав. Что верно, то верно, отец не ошибся, когда сказал, что мне пришел конец. Двадцать семь лет жизни с одной и той же женщиной, а что я получил взамен? Что, спрашиваю я? Кабинет, где и кошке было бы тесно, и это в двенадцатикомнатной квартире! Ты, наверное, мне не веришь, Мария?

- О, как это ужасно, мистер Аззекка, - сочувственно прошептала она.

- Ужасно? Ужасно?! Это просто кошмарно, вот что я тебе скажу! А ты знаешь, Мария, что я люблю больше всего не свете?

- Что, мистер Аззекка? , - Наблюдать за фонтаном Делакорте.

- О, прошу вас, мистер Аззекка, перестаньте, Я сейчас расплачусь.

- Я просто самый обычный человек, Мария, как все вокруг.

И, как любому человеку, мне нужно, чтобы меня любили. Разве каждый из нас не нуждается в любви, скажи, Мария! Скажи мне правду. Разве я не прав?

- О конечно, мистер Аззекка.

- Тогда будь хорошей девочкой - иди сюда и посиди у меня на коленях.

- - Не думаю, что мне стоит это делать, мистер Аззекка, - Стоит, стоит. Вот увидишь, стоит. Иди сюда, и давай попробуем.

- Нет, думаю, все-таки не стоит, - с сомнением в голосе сказала Мария и покачала головой. Закинув одну ногу на другую, она снова застенчиво одернула юбку. - Почему бы нам с вами не заняться письмом, мистер Аззекка? По-моему, это было бы самое разумное, разве нет?

- Кажется, я понимаю, о чем ты думаешь, Мария. Ты считаешь, что так делать не следует. Я угадал?

- Да, да, верно.

- Ты настоящая итальянка, славная, набожная католичка.

Наверное, ты ко всему прочему до сих пор еще девственница...

- Да, возможно...

- ..и поэтому ты считаешь, что не стоит связываться с мужчиной, который женат, да еще целых двадцать семь лет, к тому же на одной женщине и вдобавок ирландке. Вот, о чем ты думаешь, Мария. Ты считаешь, что не должна так поступать.

- Да, это так, мистер Аззекка.

- Но почему ты так уверена, что это будет не правильно, Мария?

- Просто не правильно, и все, - ответила Мария, пожав плечами.

- Ты ошибаешься, Мария, это будет восхитительно. Все так делают, поверь мне. Тысячи, миллионы одиноких людей в этом городе.., да что там - во всем мире как-то устраиваются, договариваются друг с другом, возникают связи.., потому что все нуждаются друг в друге, Мария. Люди не могут друг без друга, вот в чем дело. Да, кстати, ты когда-нибудь читала такую книгу - "Связи"?

- Боюсь, что нет, мистер Аззекка.

- Жаль.., чудесная книга, Мария. Она как раз и посвящена связям. Вот и я тоже хотел бы условиться о.., договориться с тобой, Мария.

- Ой.., спасибо большое, мистер Аззекка, но, думаю, может быть, мы все-таки лучше перейдем к вашему письму? Время уже позднее, знаете ли, а у меня еще куча дел. Продиктуйте мне письмо, хорошо?

- Послушай, Мария, я знаю людей, о которых ты бы никогда такого не подумала. И у всех у них есть связи. Честное слово, Мария.

- Да? - воскликнула Мария. Глаза ее загорелись любопытством. Она навострила уши и даже совсем позабыла про юбку.

- Ей-богу! Бенни Нэпкинс хотя бы. У него связь с Жанетт Кей Пецца.

- Ах, вы о нем! Это я знаю.

- А Поли Секундо имеет связь с одной немкой-стюардессой.

Она родом из Дюссельдорфа, работает на тамошней авиалинии.

- Из Дюссельдорфа! - недоверчиво протянула Мария.

- А бывшая жена Нюхалки Делакорте. - с одним крикуном из Амарилло, что в Техасе!

- Амарилло, Техас! - выдохнула Мария.

- Если хочешь знать, даже у самого Кармине Гануччи есть связь! понизив голос до таинственного шепота, произнес Аззекка.

- У самого Кармине Гануччи!

- Да, да, настоящая любовная связь! - прошептал Аззекка. - С очаровательной крошкой, которая на самом деле зарабатывает кучу денег, побольше, чем иная высококлассная шлюха! Вот так-то, Мария. Видишь, какие бывают связи! Я еще немало могу тебе порассказать о таких вещах.

- Ой, нет, не рассказывайте, мистер Аззекка. Я не хочу этого знать!

- Иди, Мария, посиди у меня на коленях.

- Ладно, мистер Аззекка. Хорошо, мистер Аззекка, я согласна. Только.., есть тут одна проблема...

- А что такое, Мария? Ты боишься?

- Нет.

- Или тебя смущает тот факт, что у тебя будет связь с мужчиной, который к тому же является твоим хозяином?

- О нет, это не так. На самом деле...

- Да Мария?

- Видите ли, я, так сказать, уже состою в связи... И как на грех этот мужчина в то же самое время является моим хозяином.

С Вито то есть... Надо же, какое совпадение, верно? С мистером Гарбугли. С вашим собственным партнером.

- Понятно, - протянул Аззекка.

- Да, - вздохнула Мария.

- Тогда вернемся к этому письму, - вздохнул Аззекка.

***

- Привет, Нэнни, - поздоровался Нюхалка.

- Слушаю.

- Это я, Нюхалка.

- Да, Нюхалка, здравствуй. Слушаю тебя.

- Помнишь, о чем мы с тобой вчера разговаривали? Так вот, я тут кое-что разнюхал.., потолковал кое с кем...

- Да.

- Так вот, этот парень согласился потолковать с тобой. Но только он говорит, что хочет остаться, так сказать, инкогнито.

- Идет, - согласилась Нэнни.

- Отлично. Да, и он хочет сегодня же получить деньги.

- Сегодня? А когда?

- Думаю, он собирается приехать в Ларчмонт, как только стемнеет. Ты легко его узнаешь - у него на голове будет черный нейлоновый чулок. А потом.., впрочем, сама увидишь. Парень постарается не привлекать к себе внимания.

- Понимаю. И когда же он будет в Ларчмонте?

- В восемь.., восемь тридцать, где-то так. Ты успеешь к этому времени достать деньги?

- Они у меня уже на руках, - ответила Нэнни.

- Чудесно. Тогда никаких проблем, - заверил ее Нюхалка.

- Думаю, что никаких, - согласилась Нэнни. - Буду с нетерпением ждать приезда твоего друга.

- Послушай, Нэнни, никакой он мне не друг и даже не приятель, возмутился Нюхалка. - И, прошу тебя, запомни это хорошенько. Если что-то подобное когда-нибудь дойдет до ушей самого Гануччи, я хочу быть уверен, чтобы все знали, - все, что я делаю, я делаю только лишь из уважения к нему. Если хочешь знать, я этого самого типа в жизни никогда не видел. А поскольку, как я уже сказал, на нем будет черный нейлоновый чулок поверх головы, то ни я, ни ты никогда не узнаем, кто этот парень на самом деле.

- Я поняла.

- И еще кое-что, Нэнни. Я не преследую выгоду. Все это я делаю, поверь, только из-за искренней любви и глубочайшего уважения, которое я питаю к этому необыкновенному человеку, Кармине Гануччи.

- Уверена, что в один прекрасный день мистер Гануччи сможет оценить такой великодушный поступок, - сказала Нэнни. - Как бы там ни было, большое тебе спасибо. Так, значит, сегодня вечером я жду твоего приятеля.

- Да, часов в восемь - полдевятого, - напомнил Гануччи.

- А с мальчиком все в порядке? - спохватилась Нэнни.

- Послушай, может, ты хочешь сама поговорить с ним? Этот парень сейчас как раз возле меня.

- Да, да, конечно. Передай ему трубку.

- Знаешь, у него и сейчас на голове этот дурацкий чулок, - сказал Нюхалка, - так что ты не удивляйся, если он будет говорить немного невнятно.

- Хорошо, хорошо, я поняла, - сказала Нэнни.

- Алло? - произнес чей-то незнакомый голос.

- Так вы и есть тот самый человек, с которым мы уже и прежде имели дело? - первым делом поспешила убедиться Нэнни.

- Точно, - подтвердил мужской голос.

- Насколько я поняла, вы готовы подъехать сюда часов В восемь, в половине девятого. Это так?

- Правильно.

- С мальчиком все в порядке?

- Да.

- После того как мы с вами покончим с нашими делами, он должен быть возвращен. Надеюсь, вы это понимаете? - Да.

- Это случится скоро?

- Да.

- Тогда, если я вас правильно поняла, вы согласны привезти мальчика с собой?

- Верно.

- Алло, Нэнни, - это снова был Нюхалка, - извини, но я никак не мог не слышать, что тут говорилось. Ты же сама понимаешь, что этот тип хочет обезопасить себя, не так ли? Поэтому мальчик пока побудет здесь, в этом самом месте, пока вы не договоритесь. А когда с делами будет покончено, его привезут. Понимаешь, так обычно и делается. Ради его собственной безопасности, так он говорит. Хотя, надо признать, тут я с тобой согласен: этот тип - настоящий мерзавец!

- Понимаю, - сдержанно отозвалась Нэнни.

- Вот и хорошо. Тогда пока, - буркнул Нюхалка и бросил трубку.

***

Нонака мало-помалу основательно опьянел. Впрочем, похоже, никто из сидевших за столом этого не замечал, постольку поскольку все они, как один, были еще пьянее Нонаки. Бар, где они сидели, носивший название "Усадьба", находился на углу Девяносто шестой улицы и Коламбус-авеню. Сидя возле огромной стеклянной витрины бара, через которую наискось было написано его название, Нонака вдруг несказанно удивился, прочитав его, как Абь-дасу, что вдруг показалось ему почти японским. Впрочем, он уже был в той стадии, когда все вокруг казалось ему японским. Даже сидевший напротив Бенни Нэпкинс выглядел вылитым японцем.

- В этом деле основная проблема - это вопрос, так сказать, этики. Этакая дилемма, - сказал Бенни. - По крайней мере, я так все это себе представляю.

- И как же ты это представляешь? - перебил его Доминик. - Послушайте, давайте-ка еще по одной, идет?

- Ладно, - охотно согласился Бенни. - Бармен! - крикнул он и помахал рукой.

- Японцы не могут выговорить букву "л". А вы об этом знаете? - спросил вдруг Нонака.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Дилемма, - объяснил Нонака, - ни один японец не выговорит слово "дилемма", потому что в нем есть "л".

- Да? - страшно удивился Бенни, - а я этого не знал!

- Что будете пить? - спросил подошедший бармен.

- То же самое, - ответил Бенни.

- Слушайте, парни, притормозите, не то как бы вас не развезло, дружески посоветовал бармен.

- Вот вам, пожалуйста, еще одно, - подмигнул Нонака, - "развезло", слышали? Ну, какой японец выговорит "развезло"?

Или там - "поплывете"?

- Во-во! - обрадовался бармен. - Сначала вас развезет, а потом и поплывете! Счастливого плавания! - И, повернувшись, пошел к себе за стойку.

- Нет, парни, вся проблема не в этой самой дилемме, а в том, что у моей вилки вдруг появился близнец, - хмыкнул Бенни. - Вот так штука двухвилочная дилемма! Нет, двухдилеммная вилка!

- Две вилки.., ну и что? - не понял Доминик.

- Не две вилки, а двойная вилка.., они близнецы, - пояснил Бенни. - Что тут непонятного? Близнецы! По пятьдесят тысяч за вилку! Близнецы они, вот в чем штука!

- "Долларов"! Вот и еще одно слово, - добавил Нонака.

- А вы знаете, сколько у меня при себе денег? - хвастливо спросил Бенни.

- И сколько? - полюбопытствовал Доминик.

- Целая сотня! Сто тысяч долларов, - напыжился Бенни.

- Долларов, - словно эхо, отозвался Нонака, слабо, покачав головой, ни за что не выговорить!

- Так это же целая куча денег! - удивился Доминик. - А вы, парни, знаете, сколько, самое большее, я за свою жизнь видел денег?

- И сколько? - с любопытством спросил Бенни.

- Одним банкнотом, я хотел сказать.

- Вот и еще одно слово...

- Так сколько?

- Тысячу, - объявил Доминик, - А, кстати, вы, ребята, можете сказать, кто нарисован на тысячном банкноте?

- Кто? - заинтересовался Бенни.

- Гровер Кливленд.

- "Кливленд", скажите на милость! - возмутился Нонака. - Ну кто такое выговорит?! Тоже мне язык, черт возьми! Одни сплошные "л"!

- Так знаете, кого обычно изображали на тысячедолларовой купюре?

- Нет, а кого?

- Александра Гамильтона...

- А вы, ребята, знаете, как японец скажет "Александр Гамильтон"? спросил Нонака.

- И как же?

- Арександр Гамирьтон, - глаза его сузились еще больше.

- И почему он так скажет? - удивился Доминик.

- Не знаю, - ответил Нонака, пожав плечами.

- Ну что ж, у каждого из нас есть свои проблемы, - заметил Доминик.

- Нет, вы только послушайте! - возмутился Нонака. - В этом языке кругом одни проклятые "л"!

Бенни покорно прислушался, но ничего особенного не заметил.

Кроме того, у него и собственных проблем хватало. Впрочем, сейчас перед ним стояла только одна, простая и в то же время сложная: что делать, если, обшарив все здание сверху донизу, они так и не обнаружат мальчишку?! Отдать ли тогда Нэнни одну из пачек, в которой было ровнехонько пятьдесят тысяч, а другую отвезти в Неаполь, как было ему поручено? Или оставить ее себе и к дьяволу Гануччи, к дьяволу всех!.. Всех, всех к дьяволу! Взять с собой одну только Жанетт Кей, отвезти ее в Гонолулу, валяться на горячем песке и сладко грезить, уткнувшись носом в ее упругие титьки! А проблема, в сущности, в том, что в жизни всегда хватает проблем, особенно когда у парня в кармане пятьдесят тысяч, которые, того и гляди, прожгут там дырку.

- Мальчик, - вдруг сказал он.

- Ты это сказал, - отозвался Доминик.

- И я тоже, - добавил Нонака.

Бармен принес им еще по одной. Теперь мужчины пили молча. Лениво поглядывая на улицу через зеркальное стекло в окне бара, Бенни видел, как из подземки высыпала толпа мужчин в деловых костюмах. Был ранний вечер, все они, как ему казалось, спешили домой, к любящим женам и детям, домой, где уже витали вкусные запахи горячего ужина. Они торопливо шагали домой, предвкушая, как проведут уик-энд, как весело им будет - особенно после долгих часов тяжелой работы в своих офисах, которых в Манхэттене полным полно. И на одно короткое мгновение Бенни вдруг отчаянно позавидовал этим людям, пожалев, что никогда не был таким, как они, - честным, добропорядочным гражданином.

***

В тот же самый вечер Лютер Паттерсон дождался семи часов, набрал номер "Кленов" и попросил позвать к телефону Кармине Гануччи.

- Мистера Гануччи сейчас нет дома, - сказала Нэнни. - Он еще не вернулся из Италии.

- А, вы опять решили рассказать мне ту же самую сказочку об Италии? хмыкнул Паттерсон.

- Кто это? - переспросила Нэнни.

- Похититель детей! - представился Лютер.

- Никакой вы не похититель! - возмутилась Нэнни.

- Это вы мне будете доказывать?! - обиделся в свою очередь Лютер. Мэм...

- Я разговаривала с настоящим похитителем всего лишь пару часов назад, - продолжала гнуть свое Нэнни.

- Интересно, как это вы могли разговаривать со мной всего пару часов назад, когда в это самое время я спокойно сидел себе...

- Всего два часа назад у меня появилась такая возможность.

"Если хотите знать, один из моих самых близких друзей разыскал похитителя и помог мне поговорить с ним по телефону. Больше того, мы даже договорились, где и когда встретимся. А вы.., впрочем, я понятия не имею, кто вы такой, сэр!

- Я?! Я кто такой?! - взорвался Лютер. - Между прочим, я и есть этот самый ваш похититель!

- Так я и поверила! - фыркнула Нэнни.

- Мэм, вас нагло обманывают! Этот человек.., он самый настоящий мошенник! Самозванец! Кто бы там ни уверял вас, что именно он и похитил вашего мальчика...

- Прощайте, сэр, - проворковала Нэнни и бросила трубку.

Лютер тупо уставился на умолкнувший телефон. Мысли вихрем кружились у него в голове. Наконец не на шутку разозлившись, он снова набрал тот же самый номер. На этот раз Лютеру пришлось подождать несколько минут, пока на том конце сняли трубку.

- "Клены", - послышался голос Нэнни.

- Мэм, я еще раз предупреждаю вас, что...

- Если вы не прекратите звонить по телефону и беспокоить меня, рассердилась Нэнни, - то мне придется сообщить о вашем поведении в полицию!

- Мэм, надо ли говорить, что вы ведете очень опасную игру!

В ваших руках - жизнь невинного ребенка.., В трубке раздался щелчок, а вслед за ним - долгие гудки.

Лютер медленно положил трубку на рычаг. Потом встал, вышел из-за стола и принялся расхаживать взад и вперед по комнате. Прошло немного времени. Подумав, Лютер подошел к телефону, поднял трубку, нерешительно посмотрел на нее несколько секунд и со вздохом вернул на прежнее место. Потом снова снял, подержал в руке и наконец с грохотом бросил трубку на рычаг. Он был в ярости.

- Какого дьявола?! - прорычал он. - Что происходит?!

- Ты что-то сказал? - донесся из кухни голос Иды.

- Приведи сюда мальчишку! - взревел Лютер.

Глава 16

МАЛЕНЬКИЙ ЛЬЮИС

Ткнув пальцев во вращающееся кресло, стоявшее рядом с давно не работавшим электрокамином, Лютер повелительно буркнул:

- Садись!

Льюис вскарабкался в кресло, уселся, послушно сложив руки на коленях, и обвел взглядом комнату. Лютер свирепо уставился на него из-за своего письменного стола. В дверях, вытирая фартуком мокрые руки, стояла Ида. Прошло несколько минут. Лютер все так же сверлил взглядом Льюиса. Было слышно, как за стеной, в кухне, тикали часы.

- У меня куда-то пропали часы, - сообщил Льюис.

- Забудь о часах, - велел Лютер. - Слушай меня внимательно - я хочу задать тебе несколько вопросов.

- Они лежали на шкафу, а сегодня их не было, - словно не слыша его, продолжал Льюис.

- Я, кажется, сказал, забудь о них! - прорычал Лютер. - Я хочу поговорить о твоем отце.

- А это он как раз и подарил мне часы, - ответил Льюис, - на день рождения.

- Мне плевать, что он там тебе подарил, - буркнул Лютер, - я хочу знать, где он сейчас.

- Кто?

- Твой отец!

- В Италии.

- Тогда, значит, это правда, - вздохнул Лютер и печально уставился в потолок. - Слышишь, Джон, это правда. Он действительно в Италии.

- А кто такой этот Джон? - озадаченно спросил Льюис, в свою очередь уставившись в потолок.

- Где именно - в Италии? - спросил Лютер.

- На Капри.

- Так это правда, - простонал Лютер, - Боже милостивый, это правда!

- У вас есть уборщица? - ошарашил его неожиданным вопросом Льюис.

- У нас есть.., кто?

- Я спрашиваю потому, что, может, это она стащила мои часы, - объяснил Льюис.

- Никто не брал эти чертовы часы! Ладно, Бог с ними! И кто там у вас за главного?

- Где?

- В Ларчмонте. У вас дома. Как его там? В "Кленах". Кто присматривает за тобой, пока отца нет дома?

- Нэнни.

- Она сможет узнать тебя по голосу?

- По голосу? Конечно. Само собой, она знает мой голос.

- Ладно. Тогда я хочу, чтобы ты позвонил ей и поговорил с ней по телефону.

- Для чего?

- Да просто потому, что иначе она мне не верит. Я хочу, чтобы ты сам поговорил с ней. Скажи, что ты жив, здоров и все отлично, только не забудь предупредить, чтобы живо собрала деньги и держала их наготове, понял? Скажи, что мы тут не в игрушки играем. Все запомнил?

- Какие деньги? - поинтересовался Льюис.

- Те самые, которые послужат гарантией, что ты вернешься домой целым и невредимым.

- А что будет, если ей не удастся достать деньги? - вдруг вмешалась Ида.

- Не беспокойся, она их достанет, - успокоил ее Лютер.

- Ответь мне, Лютер.

- Я, кажется, уже ответил.

- Ты ведь не собираешься причинить ему вред, правда?

- Я собираюсь раздобыть деньги, - ответил Лютер.

- Потому что, если ты тронешь его хоть пальцем...

- Прошу тебя, прекрати, Ида! Успокойся.

- Если ты осмелишься коснуться его.., если поднимешь на него руку...

- Тихо, тихо!

- Я тебя убью, - мягко предупредила Ида.

- Замечательно! - фыркнул Лютер. И снова устремил негодующий взгляд в потолок. - Самый подходящий разговор для любящей жены, верно, Мартин? Даже сердце замирает!

- Я не шучу, - предупредила Ида.

- Никто никого не собирается убивать, - сердито буркнул Лютер. - Мы...

- Мой отец вполне может, - вмешался Льюис. - У него полным-полно знакомых крутых парней.

- У твоего отца нет и не может быть таких знакомых, - возразил Лютер.

- А вот и нет! Есть!

- А вот и нет! - передразнил его Лютер. - Когда я был таким же маленьким, как и ты, я тоже считал, что у моего отца полным-полно знакомых крутых парней, но на самом деле ничего подобного, конечно, не было. Все эти парни просто-напросто собирались, чтобы пропустить с ним по стаканчику. А мне только казалось, что они крутые, и все потому, что я был мягким, чувствительным мальчиком...

- Нет, - убежденно перебил его Льюис, - эти парни и вправду крутые! Я сам их видел, - похвастался он.

- Все, хватит! Не собираюсь больше тратить время на то, чтобы противопоставлять глупые детские фантазии объективной реальности. Ты меня понял? - спросил Лютер.

- Нет.

- Сейчас я наберу твой домашний номер телефона...

- Они и вправду крутые. У них и пистолеты есть, и еще много чего такого.

- Кхм, - поперхнулся Лютер. - Значит, пистолеты, говоришь? И еще много чего? - Он встал и подошел к телефону. - Когда к телефону подойдет твоя няня, сразу же возьмешь трубку, понял? Я хочу, чтобы ты сам поговорил с ней.

Оскорбленный Льюис надулся и не соизволил даже ответить.

- Ты меня слышал?

Тот, с мрачным выражением лица, коротко кивнул.

- Хорошо, - буркнул Лютер и начал набирать номер.

- Их даже копы немного боятся, - вдруг сообщил Льюис.

- Кхм, - кашлянул Лютер и прижал трубку к уху, дожидаясь, пока его соединят с "Кленами".

- Когда они приходят к нам домой, - продолжал гнуть свое Льюис, - я хочу сказать, копы, вот как в прошлом году...

- Да, да, - раздраженно буркнул Лютер и нетерпеливо забарабанил пальцами по диску телефона.

- Все приятели моего отца тогда пришли, - не сдавался Льюис.

- - Угу, - буркнул Лютер, - и, разумеется, пистолеты тоже не забыли с собой прихватить!

- Разумеется! У них у всех пистолеты с собой, если хочешь знать! А если не веришь, можешь посмотреть в "Дейли ньюс".

Там об этом писали.

В трубке щелкнуло.

- "Клены", - откликнулась Нэнни на другом конце.

У Лютера отвалилась челюсть. Что-то промелькнуло у него в голове.., внезапное озарение. Он так выпучил глаза, что, если бы не толстые стекла очков, они непременно выпали бы на пол.

В горле у него пискнуло. Онемев от ужаса, он уставился на мальчика, спокойно сидевшего напротив, а в ушах похоронными колоколами звенел голос гувернантки - "Клены", "Клены"... И тут вдруг он вспомнил, почему название дома всегда казалось ему смутно знакомым. Бог ты мой, ошарашенно подумал Лютер, о Боже, Боже!..

- "Клены", - повторила Нэнни, будто нарочно, с дьявольской насмешкой в голосе растягивая слова. Перед глазами Лютера завертелись, будто змеи, черно-белые круги и, развернувшись, вытянулись в две строки, оказавшись двумя черными газетными заголовками. И Лютер вдруг окончательно вспомнил именно эти самые заголовки еще совсем недавно кричали со страниц всех газет. Первый из них, напечатанный жирным черным шрифтом, который почему-то всегда предпочитают городские таблоиды, вдруг вытянулся перед помутившимися глазами Лютера, словно живой:

"АРЕСТЫ В "КЛЕНАХ"

Второй заголовок, напечатанный тем более изысканным, косым шрифтом, которому отдают предпочтение утренние городские газеты, сообщал уже более подробно:

"ПРЕСТУПНЫЙ МИР УСТРАИВАЕТ КОНФЕРЕНЦИЮ.

ПОЛИЦЕЙСКАЯ ОБЛАВА"

Оба заголовка издевательски мерцали перед мысленным взором Лютера. Потом, подмигнув ему в последний раз, свились в тугую спираль и ледяным обручем сжали похолодевшее от ужаса сердце. В ушах у него по-прежнему гудел похоронный колокол.

"Клены", ну конечно! О Бог мой! Кармине Гануччи! Господи, спаси и помилуй!

- Боже милостивый! - очнувшись, простонал он в полный голос и швырнул трубку, будто она обожгла ему руки. С трудом добравшись до кресла, Лютер рухнул в него, в отчаянии обхватил руками гудевшую голову, безумными глазами уставился в потолок и заорал:

- А вы что, газет никогда не читаете, черт возьми?!

- Что такое? - перепугалась Ида. - В чем дело?!

- Надо немедленно отвезти его домой, и чем скорее, тем лучше! простонал Лютер. - Бог мой, ты хоть представляешь, чьего сына мы с тобой похитили?!

- Кармине Гануччи, - ответил за нее Льюис.

Глава 17

АРТУР

Как только самолет, качнув крыльями, оторвал колеса шасси от взлетной полосы аэропорта Хитроу, Кармине Гануччи, удовлетворенно вздохнув, перевел стрелки наручных часов на нью-йоркское время. Теперь они показывали 7.50 вечера, а это значило, что меньше чем через час их самолет приземлится в аэропорту Кеннеди. Кармине покосился на жену. Стелла, мирно посапывая, сладко спала в соседнем кресле. Вот и хорошо, удовлетворенно подумал он. Он всегда с нетерпением ждал, когда Стелла отправится спать. Это позволяло ему без помех предаваться размышлениям о своей любовнице.

Как ни странно, думая о себе, Гануччи представлял себе этакого Гэри Купера. Соответственно его возлюбленная представала перед его мысленным взором в виде Грейс Келли, И вовсе не потому, что в реальной жизни она и в самом деле была похожа на знаменитую актрису, хотя, по мнению Гануччи, у него самого было много общего с Гэри Купером, по крайней мере во взгляде (если бы он еще мог говорить точь-в-точь как Гэри Купер, но тут уж ничего не поделаешь!). Самое главное, считал он, такие встречи, как у него с его возлюбленной, бывают только в кино!

Прикрыв глаза, он как будто слышал шуршание страниц, когда оба листали сценарий, видел, как они по очереди поглядывают в напечатанный текст, прежде чем произнести очередную фразу:

Гэри: Простите, что беспокою вас, мисс, но что такая хорошенькая девушка, как вы, делает в подобном месте, да еще одна?

Грейс: А чем плохо это место?

Гэри: Место вполне приличное, но только не для такой девушки, как вы!

Грейс: А по-моему, здесь очень мило!

Гэри: Я тоже так думаю. Пожалуйста, не поймите меня превратно.., просто мне кажется, что у вас самая очаровательная мордашка, которую я когда-либо видел в этом городе. Нет, во всем мире!

Грейс: Тогда чем вы недовольны?

Гэри: Недоволен? Кто недоволен? Разве я говорю, что я недоволен? Наоборот, я всем доволен. Я самый довольный покупатель в мире.

Грейс: Только не говорите об этом мне. Скажите лучше мадам Гортензии.

Гэри: В этом-то все и дело!

Грейс: Боюсь, я чего-то не понимаю.

Гэри: Я сейчас думаю о более постоянном соглашении.

Грейс: Это и есть постоянное соглашение.

Гэри: Я думал, что, если вы оставите ее ради более постоянной договоренности...

Грейс: Если я оставлю ее, мадам Гортензия оторвет мне голову.

Гэри: А если вы не уйдете, то я сам оторву ей голову. Да и вашу в придачу.

Грейс: Я как-то никогда об этом не думала. И что за соглашение вы имеете в виду?

Гэри: Я подразумевал такое соглашение, в результате которого вы выйдете отсюда вместе со мной, чтобы уже никогда не возвращаться назад. И вам больше никогда не придется выслушивать от мадам Гортензии указания, как вам быть и что делать.

Все это буду делать я.

Грейс: Что-то я не вижу особой разницы.

Гэри: А разница в том, что я - Кармине Гануччи.

Грейс: Ах!

Кармине Гануччи почувствовал, как в нем волной поднимается знакомое возбуждение. Вызвав звонком стюардессу, он спросил, не сможет ли она принести ему Алка-Зельтцер. Стюардесса говорила с английским акцентом, который отнюдь не способствовал взаимопониманию. Она сочувственно осведомилась, не страдает ли он от головной боли.

***

А Бенни Нэпкинс между тем постепенно начинал думать, что если человек с детства не был приучен ходить босиком, то задача взобраться на крышу по пожарной лестнице, даже при дневном свете, может оказаться для него непосильной. Что же говорить о том, когда приходится заниматься подобным делом ночью, в полной темноте, да еще когда все без исключения предметы, как нарочно, наотрез отказываются стоять прямо? От Нонаки пользы было мало. Пока они с черепашьей скоростью карабкались вверх по узким железным прутьям пожарной лестницы, прикрепленной к задней части дома, Нонака беспечно распевал "Хорошенький зонтик и веер". Добравшись до третьего этажа, они решили передохнуть, но тут какая-то леди, высунув голову в окно, чуть не столкнулась лбом с Домиником по прозвищу Гуру.

- О! - изумленно выдохнула она.

- О! - в тон ей ответил Доминик и прибавил:

- Софтбол, леди! - после чего невозмутимо продолжал взбираться на четвертый этаж.

За его спиной Нонака, вознамерившись приветствовать даму изысканным поклоном, едва не сорвался с пожарной лестницы, но, с трудом удержав равновесие, снова принялся во весь голос горланить ту же песню. А Бенни все гадал, сколько людей по ночам падают в Нью-Йорке с пожарных лестниц - больше ли, чем, скажем, с мостов, или нет.

Доминик с интересом заглянул в следующее окно.

- Узнал? - пропыхтел снизу Бенни.

- Вперед, - скомандовал Доминик. - Назад!

- Кто это? - На них с удивлением воззрился незнакомый мужчина в пижаме.

- Газовая компания, - бодро отрапортовал Доминик.

- А что, утечка газа?

- Да, утечка, - не стал спорить Доминик.

- Доброго вам вечера, сэр! - раскланялся снизу Нонака.

- И вам, - совершенно сбитый с толку, отозвался мужчина.

Нонака снова запел.

- А где ваши удостоверения? - строго спросил мужчина у Бенни, когда тот, пыхтя, прополз мимо его окна, явно собираясь карабкаться дальше.

- Внизу, в машине, - через плечо бросил Бенни.

- А, все понятно, - кивнул тот и задернул шторы.

***

Нюхалка Делаторе был твердо уверен в одном: пятьдесят тысяч зеленых очень большие деньги. Впрочем, и все это знали.

Даже Артур Доппио в этом не сомневался. А еще Нюхалка надеялся, что если им повезет, то может быть.., очень может быть, Артуру и удастся уговорить Нэнни расстаться с этими деньгами в их пользу. А еще он до сих пор наизусть помнил пословицу, которую крестная мать, качая его на коленях, часто повторяла ему в детстве: "Prendi i soldi е corri", что по-английски звучало примерно как "Бери денежки и тикай". И если пятьдесят тысяч долларов в его представлении были сказочной суммой, о которой если и мечтать, так только во сне, то двадцать пять зеленых в твердой валюте, то есть новенькими, хрустящими купюрами, казались ему вполне достижимой реальностью.

Стало быть, все озабочены тем, как заработать деньги - вопрос только в том, какую сумму кто-то считает достаточной для того, чтобы быть счастливым. Его незабвенная крестная благодарила Бога, если у нее в кармане было пять долларов, а на столе - большое блюдо макарон. Если учитывать тот факт, что с тех лет прошло немало времени, а также помнить о неизбежной инфляции, то придется признать, что Нюхалка был абсолютно прав, считая двадцать пять долларов справедливым вознаграждением за секрет, который, впрочем, уже был известен всем и каждому в округе, включая и Бенни Нэпкинса. Именно по этой причине он и отправился на поиски лейтенанта Боццариса, который в свое время пообещал ему эту скромную сумму, если Нюхалка снабдит его какой-нибудь свежей и интересной информацией.

- Могу я вам помочь? - спросил один из подчиненных Боццариса, заметив Нюхалку, который прохаживался в коридоре полицейского участка.

- Мне бы повидаться с лейтенантом, - сказал Нюхалка, - надо кое-что сообщить.

- Что именно?

- У меня для него информация, - объяснил Нюхалка.

- Ах вот оно что! - догадался тот. - Так ты дятел! <Дятел - стукач, доносчик.>.

Нюхалка не потрудился ответить. Что ж, обиженно подумал он, оскорбляйте меня, оскорбляйте. А двадцать пять зеленых - это все же двадцать пять зеленых! Замкнувшись в высокомерном молчании, он терпеливо ждал, пока детектив разыщет лейтенанта Боццариса. Вдруг дверь кабинета широко распахнулась, и Боццарис собственной персоной, сияя улыбкой и радушно протягивая руку, вышел поприветствовать Нюхалку.

- Так-так, - пророкотал он, - вот так приятный сюрприз! - Обернувшись к детективу, стоявшему у него за спиной, он привычно рявкнул:

- Сэм! Две двойные порции кофе!

- У нас весь кофе вышел, лейтенант! - проревел тот в ответ.

- Вот, полюбуйся! - сокрушенно развел руками Боццарис. - В этом клоповнике даже кофе и того нет! Ну да ладно! Так что ты сегодня припас для меня, Нюхалка?

- Сведения об особо тяжком преступлении, - торжественно изрек Нюхалка.

В ту же секунду на столе у лейтенанта пронзительно заверещал телефон.

***

Добравшись до окна десятого этажа, когда они, можно сказать, были уже под самой крышей, Доминик вдруг присмотрелся и удовлетворенно кивнул:

- Вот она!

- Ты уверен? - спросил Бенни.

- Совершенно.

Трое мужчин, цепляясь за ступеньки, устроились под окном, жадно вглядываясь в окно. Темнота, казалось, сгустилась вокруг них, и все звуки вдруг обрели неведомую до сей поры четкость и стали куда слышнее, чем прежде. Ночь вдруг ожила - из полуоткрытого окна доносились звуки работающего телевизора, было слышно, как в туалете спускали воду, как где-то негромко смеялась женщина. Кто-то играл на фортепиано, а снизу, как из глубокого колодца, доносилось пронзительное стаккато громыхающих мимо переполненных автобусов и стремительно проносившихся автомашин. Нонака ностальгически полузакрыл глаза, вслушиваясь в звуки ночного города, и опять принялся мурлыкать ту же песенку.

Спустя несколько минут они толпой ввалились в квартиру.

Первым внутри оказался Доминик. Перевалившись через подоконник, он чуть было не сшиб стоявший возле окна торшер.

- Ш-ш-ш, - откуда-то сзади как змея зашипел Нонака.

- Ш-ш-ш, - вторил ему Бенни.

Подхватив Доминика подмышки, они поставили его на ноги, поправили торшер и долго стояли молча, ожидая, пока глаза немного привыкнут к темноте.

- Точно! - облегченно вздохнул Доминик. - Это та самая комната! Вон там кровать. А вон шкаф, с которого я и прихватил те часы!

- Тогда где же мальчишка? - прошептал Бенни.

- Понятия не имею, - тоже шепотом ответил ему Доминик.

Они застыли в темноте, прислушиваясь.

- Похоже, тут никого нет, - наконец прошептал Доминик.

- Откуда ты знаешь?

- Еще бы мне не знать, я ведь профессиональный домушник, ты что, забыл? Я точно знаю. Могу спорить на что угодно - квартира пуста. Тут нет ни одной живой души. Пошли, - скомандовал Доминик и щелкнул выключателем.

Бенни и Нонака, стараясь не дышать, проследовали за ним в коридор. Свет, лившийся сквозь приоткрытую дверь в спальню, выхватил из темноты ряд заключенных в рамочки абстрактных гравюр. Их было не меньше полудюжины, в основном выполненных в голубовато-зеленой гамме. Они неплохо сочетались с висевшей на стене картиной, изображавшей пожилую леди в тот момент, когда она набирала воду из колодца. Портрет был написан маслом. Возглавлявший процессию Доминик снова щелкнул выключателем. Висевшая под потолком люстра, кокетливо прятавшаяся за поддельным абажуром "от Тиффани", залила коридор изумрудно-янтарным сиянием. Лицо пожилой леди на портрете позеленело, словно в приступе морской болезни, а взгляд почему-то стал затравленным.

На противоположной от портрета стене, тоже в аккуратных рамках, висели фотографии четырех мужчин, которых Бенни Никогда не видел и о которых тем более ничего не слышал, В самом низу каждой рамочки красовались такие же аккуратные, как и сами рамки, медные таблички, по всей вероятности удостоверявшие личности джентльменов. Вблизи оказалось, что это и в самом деле так: на каждой табличке каллиграфическим почерком косой вязью были выведены их имена, вне всякого сомнения принадлежавшие весьма достойным и заслуживающим всяческого уважения личностям, - Гилберт Милстейн, Лестер Горан, Ричард Брикнер и Нат Фридленд. На стене над дверью в следующую комнату крест-накрест висела пара сарацинских мечей. Даже на почтительном расстоянии было заметно, что оба они остры как бритва. Доминик с видом дворцового факелоносца предупредительно щелкал выключателями, освещая им дорогу.

Пройдя под мечами, троица оказалась в следующей комнате.

Это была гостиная.., или библиотека, а скорее всего, и то и другое. Впрочем, они так и не поняли, куда попали. Их ошеломило количество книг - от пола до потолка тянулись бесконечные книжные полки. Они занимали всю стену, обегая комнату, и тянулись по противоположной стене до самого окна. У окна, отчаянно стараясь ухватить хотя бы кусочек дневного света, робко проникавшего сюда оттуда, где шумела Вест-Энд-авеню, притулился письменный стол. Доминик зажег стоявшую на столе лампу, и свет ее выхватил из темноты пару ножниц, клеящий карандаш, рулон белой, плотной, как ватман, бумаги, пишущую машинку и бесчисленное количество скрепок, поблескивающих повсюду среди неровных обрезков бумаги.

- Все верно. Должно быть, это и есть то самое место, - сказал Бенни, усаживаясь на вращающийся стул. - Наверное, вот здесь, за столом, он и мастерил эти свои письма.

- Сцена преступления, - пробурчал Доминик, кивнув головой, и удобно устроился в кресле напротив.

Нонака, угрюмо осклабившись, прислонился плечом к стене рядом с неработающим камином. Ужасная мысль сверлила его мозг - не будет ни взломанных замков, ни выбитых дверей. И от этого на душе было горько и тоскливо. Было такое чувство, будто его обманули.

- Чудеса! - фыркнул Доминик. - Из всех квартир, которые я обчистил на своем веку, эта первая, где я вот так рассиживаюсь! Обычно-то все по-другому: туда, сюда, хвать, что плохо лежит, и давай Бог ноги!

- Да уж, - задумчиво протянул Бенни. - Стало быть, остается только одно!

- Это что же? - подозрительно спросил Доминик.

- Лететь в Неаполь!

- Правильно, - согласился Доминик.

Бенни кивнул и сунул руку в карман пиджака.

- Доминик, - попросил он, - у меня есть для тебя важное поручение. Вот этот конверт отвезешь в Ларчмонт, в дом Гануччи, и отдашь Нэнни, но только в собственные руки! - Вытащив на свет Божий один из пухлых белых конвертов, он с тоскливым вздохом взвесил его на руке, вдруг вспомнив, что в нем все-таки пятьдесят тысяч, и сообразив, что своими руками отдает эти деньги тому, кто, по его собственному признанию, был самым настоящим вором! И вдруг ему стало стыдно. Какого черта! - подумал он. - Скажи Нэнни, пусть с Божьей помощью попытается все-таки освободить малыша из лап этого кровожадного маньяка, грустно сказал он.

- Аминь, - провозгласил Доминик.

Вся троица гуськом направилась к двери. Вдруг Нонака как-то весь подобрался, из груди его вырвался душераздирающий вопль "Храааааааааааах!" и кулак его, мелькнув в воздухе, будто пушечное ядро, с оглушительным треском впечатался в дверь возле самого замка. С треском полетели щепки. На лестнице какая-то заспанная женщина в бигуди изумленно вытаращила на них глаза, когда все трое молча продефилировали мимо.

- Что это было? - пролепетала она.

- Полиция нравов, - не останавливаясь, буркнул Доминик. - Плановая операция, мэм.

***

А в это самое время Лютер с мальчиком были уже в "Кленах".

Притаившись возле самого крыльца, они подняли головы к одному из окон первого этажа.

- Вот оно, - прошептал Льюис. - Там моя спальня.

- Ты уверен?

- Совершенно, - уверенно ответил мальчик.

- Ладно. Раз так, сейчас попробую подсадить тебя, - кивнул Лютер, - но вначале давай-ка снова вернемся к условиям нашего соглашения, идет? Ты ни единой живой душе не обмолвишься о том, где ты был в последние дни...

- Ладно, - согласился Льюис.

- ..и никогда не станешь рассказывать, у кого был, понял?

Ты нас не видел, мы тебя не видели, идет?

- О'кей, - не стал спорить Льюис. - Послушайте, я бы и так не стал этого делать. К тому же мы с Идой подружились. Она - мой друг, понимаете?

- А я? - задетый за живое, спросил Лютер.

- Вы?! - хмыкнул Льюис.

Покачав головой, он водрузил ногу на подставленные ладони Лютера, вскарабкался на подоконник и легко спрыгнул вниз.

***

Прижав к уху телефонную трубку, Боццарис то и дело повторял "угу". Он висел на телефоне с той самой минуты, как, обменявшись рукопожатием с Нюхалкой, провел его в свой кабинет.

Невольно, просто по старой привычке прислушиваясь к разговору, Нюхалка в конце концов решил, что, скорее всего, звонят из полицейской лаборатории. Наверное, так оно и было, поскольку, кроме бесконечных "угу", лейтенант задал только один-единственный вопрос: "А что насчет пятен спермы?" - и снова посыпались "угу". Наконец он кивнул:

- Ладно, - пробурчал Боццарис, - вы с этим еще поработайте, а завтра утром я загляну, тогда и поговорим, - и бросил трубку на рычаг. - Прости, что заставил тебя ждать, Нюхалка, - сказал он, - но дела есть дела, ты же понимаешь. Не город, а сплошная клоака. Все насквозь прогнило, все куплены снизу доверху. Вот и приходится крутиться. А преступления ведь не выбираешь, верно? - Лицо лейтенанта расплылось в широкой улыбке.

Поставив локти на стол, он сцепил пальцы в замок и удобно устроился, положив на них подбородок. - Ну вот, теперь я тебя слушаю, - объявил он. Так что это за тяжкое преступление, о котором ты собирался мне рассказать?

- А ваше предложение.., насчет двадцати пяти долларов? Оно пока что остается в силе? - поинтересовался осторожный Нюхалка.

- Конечно!

- Речь идет о похищении ребенка!

Боццарис широко открыл глаза и удивленно присвистнул.

- Да ну? И кого же похитили?

- Сынка Кармине Гануччи.

С губ Боццариса сорвался протяжный свист. Вот уже второй раз за последние несколько дней с ним случалось одно и то же: достаточно было только упомянуть это имя, как приятный запах новеньких, хрустящих долларов защекотал ноздри и ударил в голову. В горле вдруг отчаянно запершило, и лейтенант с трудом подавил в себе желание раскашляться. И не только потому, что похищение сына самого Гануччи уже само по себе было событием весьма и весьма значительным - лейтенант прекрасно знал, что в этом случае сумма выкупа должна была стать почти астрономической. Просто похищение с целью выкупа, Да еще ребенка, само по себе было величайшим злом. А лейтенант был глубочайшим образом убежден в том, что борьба с этим самым злом и есть его основная, более того - святая обязанность. Более того, такой же обязанностью он считал и необходимость завладеть деньгами, коль скоро они получены нечестным путем, ведь даже ребенок знает, что грязные деньги никогда не расходуются на добрые дела, а, стало быть, в будущем послужат лишь тому же злу.

Корни, вдруг пришло ему в голову. Обрубите корни, выдерните из земли, выбросите прочь, и только тогда погибнет могучее древо коррупции. Только после этого другое дерево, олицетворявшее в глазах Боццариса его любимое детище - специальный пенсионный фонд для ушедших в отставку полицейских, станет могучим и прекрасным. Только тогда оно сможет безбоязненно расправить свои ветви, протянуть их к щедрому летнему солнцу... и, может быть, начнет плодоносить куда раньше, чем все рассчитывали.

- Да, - кивнул Боццарис, - эти сведения стоят двадцати пяти долларов.

- Спасибо, - скромно потупился Нюхалка.

- Ты - хороший парень и классный работник, - продолжал Боццарис, выдвигая верхний ящик письменного стола.

- Спасибо, - повторил Нюхалка.

- Надеюсь, ты ничего не имеешь против долларовых купюр?

- Ничуть. Меня это вполне бы устроило. Большое спасибо, - кивнул Нюхалка.

- Дело в том, что за последний месяц мы по всему городу насобирали таких чертову бездну, - продолжал Боццарис. Закрыв ящик, он протянул Нюхалке пачку смятых долларовых бумажек.

- Спасибо, - расчувствовался Нюхалка.

Взяв всю пачку, он машинально принялся их пересчитывать, и вдруг что-то привлекло его внимание. Он бросил осторожный взгляд на один из банкнотов, растерянно поморгал, протер глаза и всмотрелся повнимательнее. Со смятого доллара на него насмешливо косил глазом генерал Джордж Вашингтон.

- Спасибо, - кисло сказал Нюхалка, с тоской подумав про себя, что зло никогда не вознаграждается.

***

А в гостиной "Кленов" Нэнни удивленно разглядывала мужчину с черным нейлоновым чулком на голове, гадая про себя, долго ли еще ей удастся удерживать его здесь. Она уже, вежливо извинившись и сославшись на какой-то наспех выдуманный предлог, четыре раза выходила, торопливо бегала на кухню и оттуда звонила Бенни Нэпкинсу. И каждый раз натыкалась на Жанетт Кей, которая, опять услышав в трубке голос Нэнни, злилась все сильнее. Нэнни не понимала, в чем дело. Она и не подозревала, что по телевизору идет очередная серия "Ночи в пятницу" и что ее звонки по какой-то нелепой случайности совпадают с самыми волнующими сценами.

А Артур Доппио в этом идиотском чулке на голове чувствовал себя на редкость мерзко. И лишь мысль о том, что ради пятидесяти тысяч долларов стоит немножко и помучиться, удерживала его на месте. Украдкой наблюдая за Нэнни, он в свою очередь гадал, когда же проклятая гувернантка наконец перестанет мельтешить перед глазами и перейдет к вопросу о деньгах. А та, вместо того чтобы заняться серьезным делом, только теребила его дурацкими расспросами о мальчишке, все пыталась выведать, где он сейчас, да то и дело куда-то выбегала.

- Простите, - немного смущенно в который раз пролепетала Нэнни и чуть ли не бегом выскочила из комнаты, хлопнув дверью.

Озадаченный Артур немного подумал и в конце концов пришел к выводу, что у девчонки, должно быть, расстроился желудок.

***

- Вы не могли бы ехать немного побыстрее? - недовольно буркнул Бенни, обращаясь к таксисту. - У меня самолет в десять. Я боюсь опоздать.

- У вас еще куча времени, - проворчал таксист.

- Но ведь регистрация, по-моему, начинается за час до посадки.

- Они всегда так говорят, - проворчал таксист. - Дерьмо собачье! Только и делают, что вешают людям лапшу на уши!

Какого дьявола вы там будете околачиваться целый час?! Кому это нужно, черт побери?!

- Я думал, мне, - ответил Бенни.

***

- Алло! - чуть слышно пролепетала Нэнни в телефонную трубку.

- Его пока еще нет, - недовольно бросила Жанетт Кей. Раздался резкий щелчок, и вслед за ним - длинные гудки. Жанетт бросила трубку.

Нэнни с тяжелым вздохом положила трубку на рычаг, потопталась на месте и нерешительно направилась в гостиную. Выйдя из кухни, она оказалась в коридоре. Чтобы попасть в гостиную, надо было миновать дверь в бывшую спальню Льюиса. Проходя мимо, Нэнни не могла удержаться, чтобы не заглянуть туда. Но то, что она увидела, приоткрыв дверь, заставило ее моментально врасти в пол. На миг Нэнни решила, что сошла с ума, уютно свернувшись калачиком на своей постели, Льюис безмятежно читал очередной комикс. Услышав шорох, мальчик поднял голову.

- Привет, Нэнни, - рассеянно сказал он.

***

Доминик вел машину крайне осторожно, все время напоминая себе, что сидит за рулем новехонького "фольксвагена" Бенни в первый раз. Кроме всего прочего, у него никогда не было водительских прав, и сейчас ему меньше всего хотелось бы свалять дурака и на глазах у какого-нибудь копа нарушить одно из бесчисленных правил дорожного движения. Поэтому, услышав за спиной пронзительный вой полицейской сирены, Доминик изрядно струхнул. На мгновение он даже решил: а вдруг Бенни случайно все забыл и обвинил его в краже машины? Но патрульный полицейский автомобиль с включенной мигалкой пронесся мимо, и очень скоро оглушительный вой его сирены стих вдали.

Доминик на мгновение задумался. Что патрульная машина с нью-йоркскими номерами делает здесь, в округе Вестчестер? Но очень скоро выкинул это из головы, правда почему-то сбросив скорость.

- Вы же понимаете, - роясь в чемодане, сказал таможенник, - что все это не более чем самая обычная процедура. Не правда ли, мистер Гануччи?

- Понимаю, - ответил тот.

- Мы часто практикуем выборочный досмотр граждан, которые возвращаются в страну.

- Понимаю, - откликнулся Гануччи.

- Отводим их в служебное помещение, просим раздеться донага и обыскиваем и их самих, и одежду - точь-в-точь как проделали с вами.

- Да, я понимаю, - кивнул Гануччи.

- Особенно если имеются подозрения, что кто-то из них везет с собой героин, или краденые драгоценности, или что-то в этом роде, - продолжал таможенник.

Гануччи раскашлялся.

***

- Вон! - взвизгнула Нэнни. - Немедленно убирайтесь! Он дома!

- Кто дома? - в ужасе переспросил ничего не понимающий Артур. - Гану к?

- Мальчик!

- Слава тебе Господи! - благочестиво воскликнул Артур.

- Вон! - И Нэнни повелительным жестом указала ему на дверь.

***

Выруливая на подъездную дорожку к особняку Гануччи, Боццарис был вынужден прижаться к обочине, пропуская голубой "плимут" - седан, который только что отъехал от дома. Быстро обернувшись, он бросил беглый взгляд назад, успев заметить силуэт мужчины за рулем.

- Послушай, это ведь нарушение? - спросил он сидевшего за рулем патрульной машины полицейского. Тот был еще совсем новичком, а потому почитал за великую честь возить самого лейтенанта.

- Какое именно нарушение вы имеете в виду, сэр? - почтительно спросил молодой полицейский.

- Водить машину, когда на голове - черный дамский чулок?

- Это что, вопрос на засыпку, сэр? - подозрительно осведомился молодой полицейский.

- Господи, и куда только катится мир и этот чертов город вместе с ним?! - в отчаянии скрипнул зубами Боциарис. Тяжело вздохнув, он покачал головой. - Уже разъезжают повсюду, нацепив чулок на голову, и ничего! Психи чертовы! Нет, думаю, это все-таки нарушение!

- Где прикажете остановить машину, сэр? - осведомился дисциплинированный полицейский.

- Черт! - снова выругался Боццарис. - Разумеется, перед дверью, процедил он сквозь зубы, - где же еще?!

Выбравшись из машины, он прошел по дорожке к крыльцу и позвонил. Дожидаясь, пока ему откроют, Боццарис задумчиво разглядывал прикрепленную возле двери медную дощечку с надписью "Гануччи", попутно с грустью рассуждая о том, как же все-таки несправедливо устроен мир, если такой прожженный мошенник и гангстер является владельцем великолепного особняка вроде "Кленов". А представители закона, вот как он, к примеру, ютятся в убогом домишке на две семьи где-то на задворках Бронкса.

- Кто там? - спросил из-за двери женский голос.

- Офицер полиции, - буркнул Боццарис. - Будьте так добры, отоприте дверь, мэм.

Дверь широко распахнулась, и на пороге появилась хорошенькая молодая женщина в строгом черном платье с приколотым к нему крохотным ослепительно белым фартучком и с любопытством взглянула на него.

- Что вам угодно?

- Детектив лейтенант Александер Боццарис, - представился офицер, небрежно помахав у нее перед носом своим значком. Тут он вспомнил, что на полицейском жаргоне это называется "блеснуть жестянкой", и с трудом подавил улыбку. - По имеющейся у нас достоверной информации, - начал он, - мы подозреваем, что на территории, принадлежащей мистеру Гануччи, недавно было совершено особо тяжкое преступление. Я прибыл сюда, чтобы провести расследование на месте.

- А что за преступление? - с любопытством спросила молодая женщина.

- Был похищен ребенок, - ответил лейтенант.

- Чепуха! - отрезала женщина.

- По имеющимся у нас достоверным данным, - возразил Боццарис, - во вторник вечером из этого дома был похищен сын мистера Гануччи. Вы позволите мне войти, мэм?

- Я гувернантка мальчика, - представилась молодая "женщина, - а сам он сейчас в постели, читает комиксы.

- Если это правда, - выдавил из себя ошеломленный Боццарис, - могу я увидеть предполагаемую жертву преступления?

- Следуйте за мной, - скомандовала гувернантка.

Боццарис проследовал за ней в дом. Мысли вихрем кружились у него в голове. Только взгляните на это, думал он, взгляните на плоды зла! Богатство, добытое нечестным путем, просто бросалось в глаза на каждом шагу. Нечестивое зрелище, подумал он.

- Льюис, - окликнула гувернантка, - познакомься - это лейтенант Боццарис. Детектив лейтенант Александер Боццарис.

- Добрый день. - отозвался воспитанный Льюис.

- Тебя кто-нибудь похищал? - спросил Боццарис.

- Нет, - покачал головой Льюис.

- Очень хорошо, - кивнул лейтенант, с грустью констатируя, что зло опять торжествует.

***

"Фольксваген" Доминика свернул на подъездную аллею, ведущую к "Кленам", когда мимо него пронеслась уже знакомая ему патрульная машина. Издалека заметив синюю мигалку, испуганный Доминик панически шарахнулся в сторону, так что его миниатюрный автомобильчик чуть было не съехал в кювет. Подавив в себе желание укрыться между высоких деревьев и подождать, пока копы проедут, Доминик с трудом заставил себя ехать вперед, поскольку ничуть не сомневался, что любому полицейскому покажется подозрительным, если он, словно затравленный кролик, метнется в рощу. Объехав овальную клумбу перед самым крыльцом, он заглушил мотор и вышел из машины. Уже остановившись возле дверей, Доминик выждал несколько минут, своим чутким ухом вора-домушника пытаясь уловить звуки сирены удалявшейся в сторону города патрульной машины. Наконец она стихла вдали. И только после этого, окончательно убедившись, что опасность миновала, Доминик позвонил в дверь.

- Кто там? - спросил женский голос.

- Доминик Дигрума, - это было его подлинное имя.

- Минутку, - попросила женщина. Щелкнул замок, и дверь открылась.

- Вы - Нэнни?

- Да. Нэнни - это я, - ответила женщина.

Доминик сунул руку в карман и вытащил пухлый белый конверт.

- Это просил передать вам Бенни Нэпкинс, - пробормотал он. - И еще.., он просил вам сказать, что молит Бога, чтобы он помог вам вызволить малыша из лап кровожадного маньяка.

- Спасибо, - улыбнулась Нэнни.

- Рад был помочь, - кивнул Доминик.

Нэнни закрыла дверь. Прижавшись к ней, она затаила дыхание.

Из-за двери доносились шаги Доминика. Она слышала, как под его ногами шуршал гравий, когда он торопливо шел по дорожке к автомобилю. Через некоторое время громко взревел мотор. Скрипнув тормозами, машина развернулась, зашуршали шины, и "фольксваген" унесся прочь. Звук работающего мотора становился все тише, пока наконец окончательно не стих вдали. Нэнни прождала еще несколько минут, чтобы быть полностью уверенной, что он уехал, и только тогда осмелилась заглянуть в конверт.

Глаза ее удивленно расширились. В конверте была толстая пачка денег никак не менее пятидесяти тысяч долларов.

Кроме денег, в конверте лежал еще билет на самолет до Неаполя и обратно.

Нэнни лукаво усмехнулась.

***

Бенни Нэпкинс уже собирался войти в терминал "Алиталии", даже не подозревая, что через несколько секунд ему суждено испытать величайшее потрясение в своей жизни. В мужчине, махавшем рукой в сторону такси, который у него на глазах только что быстрым шагом вышел из здания аэропорта, ему вдруг почудилось что-то страшно знакомое. За ним по пятам семенила женщина с невероятно пышным бюстом и в изящном, строгого покроя платье явно от известного модельера. Вслед за ними носильщик катил тележку, на которой громоздилось не менее дюжины объемистых чемоданов.

Человек этот как две капли воды был похож на Кармине Гануччи.

- Эгей! - завопил он вдруг, заметив остолбеневшего Бенни. - Эй ты, чучело!

Бенни, казалось, прирос к земле. Даже если это не были бы те же самые слова, которые в незабываемом 1966 году он услышал из уст разгневанного Гануччи, когда тот собственной персоной прилетел в Чикаго разобраться с ним, Бенни, после разгрома, учиненного в ресторане его брата, то уж голос этот не смог бы спутать ни с каким другим. В глазах у Бенни помутилось.

И снова, как много лет назад, перед его внутренним взором пронеслись ужасающие картины: его собственное изувеченное до неузнаваемости тело, которое сбрасывают с моста в канал. Страх охватил его с такой силой, что он понял только одно: Ганук дома!

Вероятно, он все-таки каким-то непонятным образом пронюхал о том, что случилось с его сыном!

Вспотев от ужаса, Бенни забормотал молитву святому Иакову и Пресвятой Богородице, молясь о том, чтобы Доминик, упаси Господи, без помех добрался до Ларчмонта и чтобы пятьдесят тысяч долларов наличными были благополучно вручены Нэнни.

С трудом выдавив на лице страдальческую улыбку и покачиваясь на подгибающихся ногах, он подошел к Гануччи, чтобы поздороваться.

- Добрый день! Здравствуйте, миссис Гануччи! Какая встреча! Какими судьбами? А я почему-то был уверен, что вы еще в Италии!

Сделав вид, что не замечает робко протянутую ему руку, Гануччи проворчал:

- А ты что здесь делаешь?

- Лечу в Неаполь, - пролепетал Бенни.

- За каким чертом, интересно знать?

Бенни понизил голос.

- Передать кое-что, - пробормотал он.

- Кому?

- Вам.

- Ну, вот он я, - нетерпеливо буркнул Гануччи. - Валяй, передавай.

Непослушными пальцами Бенни нащупал в кармане второй из переданных ему пухлых конвертов с деньгами, подумав про себя, что будет только справедливо, если пятьдесят тысяч долларов вернутся к их истинному хозяину.

- Спасибо, - проворчал Гануччи, - молодец! - Сунув конверт к себе в карман, он отвернулся от Бенни и оглушительно заорал:

- Такси! г-Машина возникла как из-под земли. Гануччи сунул голову в приоткрытое окно. - За город возите? - спросил он.

- Нет, - ответил таксист.

- Ну конечно возите, - кивнул Гануччи и открыл заднюю дверцу:

- Полезай, Стелла!

А в уже знакомой гостиной, в квартире на Вест-Энд-авеню Лютер налил себе выпить и уселся в любимое кресло за письменным столом. Ему было о чем подумать. Нет, ему чертовски о многом надо было подумать.., понять хотя бы для начала, кто разбил в щепки их дверь. Не мог же он, обезумев от желания поскорее доставить мальчишку в Ларчмонт, разнести ее сам?! Впрочем, Бог с ней, с дверью, устало решил он. Консьерж уже поднялся наверх, сокрушенно качая головой, осмотрел разбитую дверь и пообещал, что утром все будет в порядке.

А уже перед уходом посоветовал на ночь заклинивать дверь стулом никогда ведь не знаешь, что может случиться, да еще когда по ночам на улицы выползает всякое отребье, верно?

Лютер со вздохом глотнул из стакана.

Да, нелепо было бы отрицать, что это необыкновенное приключение так и останется без последствий. Нет, тут было о чем подумать. И Лютер решил, что постарается извлечь из случившегося полезный урок.

- Ты собираешься спать? - окликнула его с порога Ида.

- Да. Чуть погодя, - ответил он, только сейчас заметив, что на ней та самая черная нейлоновая сорочка, которую он лет шесть назад купил жене у "Констэбла".

- Только недолго, - попросила она и, прикрыв за собой дверь, направилась в спальню.

Лютер задумчиво уставился на стакан. Если кто и выиграл в результате этого нелепого происшествия, так только Ида. Он со вздохом покачал головой. Ничего подобного он никогда не видел. Вдруг проснувшийся в ней страстный материнский инстинкт поставил его в тупик. И теперь Лютеру было о чем поразмыслить на досуге. Впрочем, он уже сейчас понимал, что так просто все это не кончится. И даже в какой-то степени смирился с этим.

Оставалось понять, что ждало его впереди. Станет ли вскорости он сам отцом и, охваченный родительскими чувствами, будет так же страстно защищать этого пока еще не родившегося ребенка, как прежде - драгоценное детище своего разума, план похищения?

Даже сейчас Лютер верил в то, что держался замечательно от начала и до конца. Впрочем, он всегда гордился собственным хладнокровием и смелостью, умением с честью выйти из любой неприятности. И так бывало всегда; точно так же умело и ловко Лютер справился бы с чем угодно, не говоря уж о таком пустяковом деле, как сделать Иду матерью.

Отставив стакан, он встал и медленно направился к книжным полкам. Не глядя, привычным жестом протянул руку и нащупал знакомый тяжелый альбом "Избранные статьи и эссе" Мартина Левина. Раскрыв его, Лютер нетерпеливо перелистал несколько страниц, скользя глазами по строчкам. Наконец взгляд его наткнулся на давно знакомый абзац. Но только сейчас Лютер наконец понял глубинный смысл, заложенный в этих нескольких строках. Как верно, как точно они отображали то, что произошло с ним совсем недавно! И с какой замечательной прозорливостью предсказывали, что ждет его в ближайшем будущем!

"Загадочное обаяние, заложенное в каждом представителе сильного пола, чувствуется здесь особенно отчетливо. Мужество, хладнокровие, стремление пожертвовать собой, милосердие и сострадание, а также прочие добродетели, неизменно остающиеся в тени до тех пор, пока в них не возникнет нужда".

Закрыв книгу, он со вздохом поставил ее на полку и вернулся к столу. Помолчал немного, потом, подняв стакан, встал и, обратившись куда-то вверх, где пребывал его незримый собеседник, громко сказал:

- Тут нам всем есть чему поучиться, верно, Джон? Что скажешь, Мартин? Преступление не всегда бывает наказано.

Одним глотком опрокинув в себя содержимое стакана, он отправился в спальню, где его ждала Ида.

***

К тому времени как Бенни вернулся домой и на цыпочках прокрался в квартиру, Жанетт Кей уже спала. Украдкой бросив взгляд на спящую девушку, он бесшумно удалился на кухню сделать себе бутерброд. И застыл на месте. Жанетт Кей терпеть не могла оставлять записки. И все же превозмогла себя - на двери холодильника, прикрепленная к ней магнитной скрепкой в виде маргаритки, красовалась записка, написанная ее почерком. У Бенни появилось нехорошее предчувствие. Взяв ее в руки, он прочел:

"Дорогой Бенни,

Нэнни позвонила еще раз. Просила поблагодарить тебя за труды - мальчик, слава Богу, снова дома. Пожалуйста, не буди меня, поскольку я сейчас не в том настроении, чтобы общаться с такой задницей, как ты, которая не стесняется исчезать из дому на целый день.

С дружеским приветом,

Жанетт Кей".

Ладно, с облегчением вздохнул Бенни, по крайней мере, хоть тут все уладилось. Слава тебе Господи, мальчишка снова дома, а, стало быть, Гануччи не из-за чего сходить с ума. Только разве что из-за вторых пятидесяти грандов. Ладно, подумал Бенни, он подождет до утра, а там попробует разыскать Придурка. Мысль о том, что в эту самую минуту Придурок блаженствует где-то, нежась в мягкой постели посреди всей этой кучи денег, из которых шесть тысяч были его кровными, привела Бенни в ярость.

"Ну да ладно, - решил он, - у меня найдется что сказать этому ублюдку!" Только сначала он возьмет себя в руки, а потом спокойно объяснит этому недоноску, что, хотя мальчик вернулся и все, слава Богу, обошлось, "преступление есть преступление и зависит вовсе не от цепи случайных событий, а от дурных намерений отдельных личностей".

Сделав себе бутерброд, он с наслаждением проглотил его, а потом отправился в постель.

***

- Сюрприз! - гаркнул Кармине Гануччи.

- Сюрприз! - вслед за ним звонко пропела Стелла. - Мы дома, мы дома! А где же Льюис?

- У себя в спальне, мадам, - почтительно ответила Нэнни.

- Ох, просто дождаться не могу, когда увижу его! - прошептала Стелла. Торопливо сняв шляпу, она бросила ее на подзерхальник и помчалась бегом в задние комнаты, где была спальня Льюиса.

- Привет, Нэнни, - улыбнулся Гануччи.

- Здравствуйте, мистер Гануччи, - кивнула Нэнни.

- Знаешь, я немало поснимал, пока мы были в Италии, - похвастался он.

- Прекрасно, - улыбнулась она.

- Кармине, - послышался голос Стеллы. - Иди же, поздоровайся с сыном!

Гануччи вышел в коридор и поспешно зашагал туда, где была спальня Льюиса. Стелла, крепко обнимая сына, устроилась на краешке постели. На лице Гануччи расплылась широкая улыбка.

Парнишка, хоть и не был ни капельки похож на Гэри Гранта, с каждым днем все больше напоминал его самого.

- Ну, как ты тут жил без нас, Льюис? - спросил он и ласково взъерошил мальчику волосы. Затем в свою очередь сжал сына в объятиях и от избытка чувств расцеловал в обе щеки.

- Неплохо, папа, - улыбнулся тот. - Жалко, только часы потерял - Да наплевать - махнул рукой Гануччи. - Что за беда?

Другие купим.

- Ты скучал без нас? - перебила Стелла.

- Еще бы! - воскликнул Льюис.

- Да неужели? - лукаво улыбнулась Стелла.

- Ну вот мы и дома наконец, - сказал Гануччи, - и я чертовски этому рад! Стелла, а ну, угадай, чем мне сейчас хочется заняться?

- И чем же, Кармине?

- Проявить и напечатать то, что я снимал в Италии.

- Прямо сейчас?

- Прямо сейчас, дорогая, - поцеловав на прощанье мальчика, он шепнул ему на ухо:

- До завтра, малыш! - и с этими словами вышел из спальни. В коридоре возле кухни он чуть было не столкнулся с Нэнни, которая явно поджидала его. - Нэнни, - сказал он, - я хотел бы напечатать пленки, которые привез из Италии.

- Прямо сейчас? - спросила она - Прямо сейчас. Ты не могла бы пойти со мной в "темную комнату" и помочь мне немного?

- Что ж, с удовольствием, мистер Гануччи, - сказала она, - конечно.

Она последовала за ним, шагая неслышно, точь-в-точь также, как всегда ходил он сам По губам Нэнни скользнула усмешка при мысли о пятидесяти тысячах, надежно спрятанных на самом дне одного из ящиков в ее гардеробе. Лежал там и билет до Неаполя с пересадкой в Риме, который она без проблем смогла бы обменять на билет до Лондона, если жизнь в "Кленах", скажем, вдруг ей наскучит. Да и мадам Гортензия, подумала она лукаво, наверняка примет ее с распростертыми объятиями.

- Кармине! - окликнула его Стелла с верхней ступеньки лестницы - Так ты что же, собираешься заниматься пленками всю ночь?

- Нет, дорогая, - светил он, - напечатаю парочку, и все! Предупредительно распахнув дверь перед Нэнни, он галантно пропустил ее вперед и шагнул вслед за ней в темноту.